home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



ЭПИЛОГ

Трудно избежать будущего.

1 июня

Дарэл Даханавар

Всю ночь шел дождь. Вода лилась с неба сплошным по-током. Она смывала туман, обрывки плюща и мусор, прокладывала себе дорогу между развалинами мутными ручьями, бурлила и пузырилась. Где-то далеко урчал гром, и сверкали молнии.

Ветер, врывающийся в открытые окна зала Совета в Северной резиденции, был наполнен одуряющим ароматом цветущей черемухи, молодых тополиных листьев и озона, напоминающего о магии возрожденного лугата. Запах смерти, витающий над Столицей, постепенно растворялся в нем.

Мы все собрались за большим овальным столом. Я сидел рядом с Фелицией, глядя на родственников. Паула заняла место подле Антониса и время от времени обменивалась быстрыми взглядами с Иноканоаном. Легамент, по-прежнему окруженный облаком мысленных фантасмагорий, улыбался ей сквозь дым своей сигары. Рамон, излучающий мощную ауру чужой магии, негромко говорил что-то своему первому помощнику, и тот сосредоточенно кивал в ответ на его слова. Иован молча рассматривал всех по очереди желтыми волчьими глазами, думая о своем. Якоб с легкой улыбкой наблюдал за языками пламени, вьющимися над светильниками, и в его зрачках отражался красноватый огонь.

Миклош сидел, положив руки на серебряную рукоять трости, опустив на них подбородок, и смотрел сквозь всех присутствующих.

Виттория находилась не во главе стола, как подобает ревенанту, а чуть с краю, показывая, что пока не претендует на роль Судьи, но уже имеет право присутствовать на Совете. Против этого никто из кровных братьев больше не возражал.

Кристоф появился в самую последнюю минуту, когда все уже были в сборе. Кадаверциан очищали город. Теперь, когда брешь между мирами была закрыта, колдуны смогли без проблем изгонять потусторонние сущности туда, откуда они пришли. И те исчезали — все эти твари с непроизносимыми названиями, голодные, агрессивные, быстрые и неповоротливые.

Часть закрытой зоны была разрушена, некоторые кварталы остались практически не поврежденными. Несколько станций метро провалилось, на поверхности образовались огромные черные дыры. Верхушки всех небоскребов оказались срезаны, словно ножом — в небо торчали перекрученные куски арматуры. Но теперь по Столице хотя бы можно было ходить, не боясь, что из подворотни на тебя набросится голодная тварь из мира кадаверциан.

Кристоф прошел вдоль стола, обдав всех собравшихся запахом дождя, аниса, мокрого камня и далекой смерти. Сел рядом со мной и сказал в ответ на вопросительные взгляды:

— Еще пара дней, и мы закончим. Проверим еще раз, и, если все в порядке, можно будет возвращаться в город.

Некромантов осталось только четверо. Вивиан ушел. Погиб — так считал Кристоф.

Я вспомнил, как сразу, едва только трещина между мирами оказалась запечатана, Велед открыл для меня из пещер путь наверх, и я поспешил к кадаверциану, обходя каменеющих существ, похожих на мокриц. Они пытались дотянуться до меня, но гибли одно за другим, рассыпаясь мелким щебнем. Крис смотрел на круглую дымящуюся воронку. Капли дождя падали на черную землю и выбивали из нее струйки пыли.

— Ну, вот и все, — произнес он, и в его голосе я не услышал ни радости, ни удовлетворения.

Я знал, о чем он должен думать сейчас. Умер последний его ученик. Как ни пытался колдун сохранить ему жизнь, ничего не вышло. Этот год для молодого кадаверциана стал всего лишь небольшой отсрочкой.

— Он не погиб. Я видел все, что произошло, глазами Ви-виана. Он жив. Просто перешел на другую сторону. В ваш мир.

— Просто перешел? — переспросил Крис с невеселой усмешкой.

— Это был его выбор. К тому же он снова стал собой. Ему никогда не нравилось новое тело.

— Оно нравилось мне, — сказал колдун и провел обеими руками по лицу, стирая капли дождя.

— Ты дал ему лишний год жизни. Не так уж мало. И знаешь, там ему гораздо спокойнее, чем здесь.

— Ценю твою попытку утешить меня, — хмуро произнес Крис и впервые за разговор посмотрел мне в глаза. — Ладно, идем. Нам еще предстоит разгребать весь этот муравейник.

От воспоминаний меня отвлек голос Рамона, прозвучавший, по мнению всех присутствующих, с неуместным оптимизмом:

— Ну что ж, дамы и господа, позвольте поздравить вас с новой Вампирической эпидемией.

— Она пока не началась, — заметила Фелиция, — И не начнется. Мы изменим сознание людей, они ничего не будут помнить и знать о нас. А если вдруг кто-то что-нибудь вспомнит, его будут считать фантазером или сумасшедшим.

— Но мы не можем быть полностью уверенными в этом, — так же бодро сообщил господин де Кобреро. — Нам не нужны новые слухи, догадки и версии о том, что произошло в Столице и кто в этом виноват. Если люди узнают о существовании вампиров и о том, какой вред те могут им нанести, то нас ожидает несколько сотен лет скрытной, уединенной жизни.

— И кого стоит за это поблагодарить? — осведомился Миклош, взглянув в мою сторону.

Я хотел ответить что-нибудь резкое, но Фелиция успокаивающим жестом опустила прохладную ладонь на мой крепко сжатый кулак, и я промолчал.

— Думаю, самым разумным для нас будет покинуть город, — произнес Антонис, и Паула утвердительно наклонила голову, мысленно соглашаясь с ним.

Фэри хотелось побыстрее уехать. Она, как и многие, желала побыстрее забыть об ужасах, с которыми столкнулась в Столице. И в ее воображении все чаще возникали сверкающие всеми огнями Елисейские Поля, Триумфальная арка, а также Гемран как приятное и необходимое дополнение этой счастливой картины. Я невольно улыбнулся, встретившись взглядом с девушкой, и она, поняв, что я прочитал ее мысли, улыбнулась в ответ.

— А может, стоит вырезать всех людей, кто гостил здесь? — хищно оскалился Миклош.

Иноканоан усмехнулся, глядя на свою сигару.

— Мы окажем на людей необходимое воздействие, — с достоинством отозвалась мормоликая, проигнорировав предложение Бальзы, — И дадим нужную информацию для прессы.

— Да-да, — подхватил Бальза, — Взрыв газа или массовый побег крокодилов из зоопарка, которые уничтожили население города.

— Я считаю неразумным оставаться здесь и подвергать риску свою безопасность, — заметил Рамон.

И большинство кровных братьев были с ним согласны.

Миклош мечтал оказаться подальше от города, в котором ему пришлось так часто подвергать опасности свою жизнь. К тому же он не доверял ментальным способностям даханавар, готовых стереть память людям. Но самое главное — у Бальзы возникли идеи по восстановлению клана, чрезвычайно вдохновляющие его.

Рамон хотел продолжить обучение новых учеников, и ему стало необходимо для тренировок места побольше — например, несколько островов в Тихом океане.

Виттория собиралась вернуться к матери и уже несколько минут думала, как бы ей хотелось пригласить Лориана поехать с собой.

Якоб размышлял о том, что спасение собственного клана принадлежит исключительно ему. Объединившись с врагами, он избавил асиман от Атума и теперь знал, что появится в убежище, где они скрываются, как герой.

— Сначала Прага, теперь мы теряем Столицу. И опять по вине кадаверциан, — саркастически заявил нахттотер, отвлекая меня от чтения мыслей кровных братьев. — Пожалуй, я не буду говорить им, куда собираюсь уезжать, чтобы они не отправились следом и не загубили мне еще один город.

— Не волнуйся, — отозвался Кристоф, — мы останемся здесь. На какое-то время, — уточнил он в ответ на взгляд Фелиции, — Пока не будем уверены, что Столица полностью чиста.

— Мы переведем часть своих средств на восстановление города, — сказал Рамон.

— Неслыханная щедрость, — едва слышно пробормотал Якоб, а господин де Кобреро продолжил, не обращая на него внимания:

— Теперь со всеми финансовыми вопросами прошу обращаться к новому главе клана негоциантов — Паулю Вьесчи.

Довольный повышением, бывший помощник Рамона чуть приподнялся, кланяясь всем присутствующим, и снова занял свое место.

— Это следует понимать так, что ты отходишь от финансовых дел? — осведомился Миклош.

— Не хочу сидеть на двух стульях сразу. Теперь у меня новый клан, — не без удовольствия отозвался де Кобреро. — Так что будет честнее передать управление прежним тому, кто этого вполне заслуживает.

— Разумно, — заметил Иноканоан, заставляя дым от сигары ползти по столу наподобие змеи, — И очень знакомо, — добавил он тише.

Но я не смог понять, что он хотел этим сказать. Мысли лигаментиа снова затуманились и перепутались.

— Уезжайте, куда хотите, — сказал Иован, — мы остаемся. Лес всегда был надежной защитой для нас от людей и от всех остальных.

Это заявление никто не стал оспаривать.

— А вы куда собираетесь, господин Якоб? — невинным тоном поинтересовался Бальза, поворачиваясь к ученику магистра.

— Не думаю, что нам по пути, господин Миклош, — ответил тот, а сам подумал про убежище асиман в Северной Африке, где должен был скрыться Амир с оставшимися уче-никами.

«Как предсказуемо, — мысленно обратился ко мне Крис-тоф, — перемирие заканчивается. Как только мы покинем этот зал, снова станем врагами. Асиман против кадаверциан. Даханавар против нахтцеррет».

«Лигаментиа забудет обо всем произошедшем через пару часов, — ответил я ему безмолвно, — А нософорос, невидимый и неслышимый для остальных, станет наблюдать за нами, словно за неразумными детьми».

«Пожалуй, я пока не буду возвращать Крест Основателя в Прагу, — усмехнулся он про себя, — Пусть побудет здесь. Он отпугивает не только потусторонние сущности, но и некоторых особо агрессивных братьев».

— Хорошо, господа, — произнесла Фелиция, обрывая наш беззвучный разговор, — Мне остается лишь поблагодарить вас всех за помощь и участие в нашем нелегком и опасном деле. Надеюсь, мы скоро встретимся.

Ее надежды разделяли не все. А кое-кто, наоборот, мечтал вообще никогда не встречаться с родственниками.

Лориан ждал окончания Совета в вестибюле, сидя на скамье напротив двери. Увидев меня первым выходящим из зала, тут же поднялся и подошел:

— Ну, что?

— Решено покинуть Столицу.

Он нахмурился, глядя на меня исподлобья:

— Значит, вы уезжаете?

— Не все. Останутся кадаверциан, вриколакос в своем лесу и я.

Лицо мальчишки прояснилось, я почувствовал его радость и одновременно легкое недоумение от этой новости.

— Ну, с некромантами все понятно, Крис говорил мне, что он должен задержаться в городе. А ты почему решил остаться?

— Буду присматривать за тобой. На всякий случай. Кстати, ты уверен, что не хочешь тоже уехать? Даханавар по-прежнему готовы предоставить тебе защиту и убежище.

Лориан решительно помотал головой.

— Нет, спасибо. Не хочу никуда уезжать. Родителям нужно восстановить документы, и непонятно, что у них будет с работой. Наш дом разрушен, но Кристоф предложил мне вместе с родными пока пожить у него в особняке.

— Отличная идея, — улыбнулся я в ответ, радуясь про себя предусмотрительности кадаверциана.

Родителям Лориана теперь действительно была нужна поддержка некроманта. Да и самому мальчишке тоже не помешает защита мастера Смерти. Ни мне, ни Крису не хотелось, чтобы его убил кто-нибудь из кровных братьев вроде Миклоша или Амира, решивших, что чем раньше Лориан умрет, тем будет лучше для всех.

Дверь зала Совета открылась, вышла Виттория, и маль-чишка, кивнув мне, устремился к ней навстречу. Судя по отголоскам их ощущений, им было хорошо вместе…

Через несколько дней кадаверциан сняли Границу, окружающую пострадавшую часть города. Сообщение с остальным миром было восстановлено. Люди смогли уйти из Северной резиденции.

Я стоял на верхней галерее и смотрел вниз, наблюдая за последними, покидающими замок. Рядом со мной опирался о перила Лориан.

Не было ни прощальных речей, ни торжественного приема по поводу окончания затворничества. Каждый мечтал как можно скорее покинуть город и заняться более приятными и безопасными делами, чем изгнание Основателя и пережидание осады.

Фэри и вьесчи ушли еще вчера.

Присутствия Иноканоана в замке тоже не ощущалось.

Вриколакос, насколько я знал, благополучно добрались до своего леса и постарались скрыться в самых глухих дебрях. Звериный облик всегда помогал им надежно прятаться.

Якоб в компании ученика, больше не чувствуя себя никому и ничем обязанным, исчез не прощаясь.

Рамон с воспитанниками уехал рано вечером. Я пронаблюдал сцену прощания Виттории с братом, но ни он, ни она не выглядели расстроенными, дав слово друг другу скоро увидеться. Сама ревенант вместе с телохранителем отправилась к матери. Девушка обещала Лориану, что позвонит, чтобы договориться о новой встрече.

И теперь я следил за отъездом тхорнисхов. Миклош, по привычке шпыняя Рэйлен, несущую объемный саквояж, направлялся к широко распахнутой двери. В машине перед входом его уже ждала Норико с телохранителем. Бальза остановился у выхода, оглянулся на меня, хотел что-то сказать, но передумал и молча вышел.

— Как думаешь, куда они отправятся? — спросил меня Лориан.

— Куда-нибудь на север. Где много блондинок и мало солнца, — ответил я рассеянно, чувствуя приближение Фе-лиции.

Она появилась из бокового коридора в сопровождении Криса и направилась ко мне. Колдун задержался в отдалении и кивком подозвал Лориана. Тот понимающе улыбнулся и подощел к нему.

— Доброй ночи, Дарэл, — сказала мормоликая, глядя на меня с привычным ласковым вниманием.

— Доброй ночи, леди. — Я наклонился и поцеловал ее руку.

— Ты уверен, что хочешь остаться? — тихо спросила она.

— Да, уверен. Это не займет слишком много времени. Всего лишь одну человеческую жизнь, — Я мельком взглянул на Лориана и снова посмотрел на Фелицию.

— Будь осторожен, — вновь попросила она.

— Конечно.

Мормоликая коснулась моего лба, отводя волосы, улыбнулась, а потом вдруг приподнялась на цыпочки и поцеловала меня в щеку, чего никогда не делала раньше. Кивнула Лориану и Крису. Развернулась и пошла прочь, оставив со мной легкую ауру тепла и нежности от своих мыслей. Глядя на ее силуэт в тонком хитоне, я позвал мысленно:

«Фел».

Она обернулась, улыбнулась мне еще раз на прощание.

Легко сбежала вниз по лестнице и исчезла за тяжелой дверью в теплой летней ночи.

Чувствуя себя без причины счастливым, я подошел к Крису с Лорианом и сказал, глядя на их слишком задумчивые лица:

— А было бы забавно, если бы сейчас из-за угла появился Иноканоан и заявил, что все, что произошло с нами в последний год — всего лишь иллюзия. Он заморочил нам голову за то, что мы зашли на его территорию. Маленькая месть. Представляете?

Оба моих друга — человек и вампир — посмотрели на меня с одинаковым недоумением, словно на ненормального.

— Извини, Дарэл, — усмехнулся Лориан, — но в жизни так не бывает.

— В нашей жизни так не бывает, — уточнил Крис и тут же велел: — Ладно, идем. Если кто-то планировал переселиться в мой дом до рассвета, советую поторопиться.

На этой оптимистичной ноте кадаверциан повернулся и стал спускаться вниз по лестнице. Лориан беспечно пожал плечами и отправился за некромантом. Несколько мгновений я смотрел им вслед, пытаясь почувствовать в душе подростка тень Основателя, но так ничего и не смог ощутить. Человеческая сущность оказалась сильнее потустороннего существа, едва не убившего меня да и всех остальных кровных братьев.

Еще раз окинув мысленным взглядом пустые залы Северной резиденции, я пошел следом за своими друзьями, чувствуя необъяснимую уверенность, что больше никогда не вернусь сюда.


Глава 31 ЭПИЦЕНТР | Новые боги | Примечания