home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 30

ТРОПА ОБОРОТНЕЙ

Все мы готовы верить в других, по той простой причине, что боимся за себя. В основе оптимизма лежит чистейший страх.

31 мая

Лес казался мертвым. Молчали птицы, ушли звери. Змеи затаились в норах, попрятались ящерицы. Даже рыбы в озерах, казалось, зарылись в донный ил. И только вриколакос серыми, бесшумными тенями проносились по старым тропам.

Единственными звуками были шуршание прошлогодней листвы под их лапами и гул ветра в вершинах деревьев.

Под елями нежно зеленел ковер кислицы. Ее белые, мелкие цветочки поднимались над листьями, похожими на клевер, и издавали тонкий свежий аромат. Туго свернутые стрелы ландышей раздвигали сухой сор, покрывающий землю, готовые выпустить скрывающиеся внутри белые колокольчики. Растения не чувствовали гнетущего облака смерти, ползущего от Столицы.

Рогнеда стояла на вершине валуна. Древний камень был отколот с одного края и поблескивал ниточками слюды, тя-нущимися по гладкому граниту, с другой стороны — густо оброс мхом и травой. Неподвижная фигура волчицы казалась продолжением камня.

Она смотрела в сторону города, втягивая чуткими ноздрями его запах — мертвый и душный. Граница, которую установили некроманты, опоясывала и часть леса. Она ощущалась Рогнедой как глухая стена тумана, она пахла гнилым болотом и анисом — запахом, всегда окутывающим кадаверциан.

Оборотни непрерывно патрулировали территорию рядом с границей, но пока твари, служащие кадаверциан, не могли пробиться. Хотя вриколакос не обольщались, зная, что рано или поздно туман рассеется. Им придется уходить, вот только никто не знал, как далеко.

Словен, оставшийся в городе, каждый вечер сообщал о том, что там творится. Но постепенно его голос звучал все тише и тише. Стена глушила его, и воспитанник не мог тратить силы на то, чтобы преодолевать это препятствие.

Рогнеда замерла, чутко прислушиваясь к лесу, оставшемуся за границей. Оттуда доносились жуткие чужие голоса: рыдания, переходящие в зловещий хохот, бесконечный заунывный вой, крики о помощи, сменяющиеся невнятными ругательствами, рычание, от которого шерсть на загривке волчицы поднималась дыбом, а верхняя губа приподнималась, обнажая клыки.

За стеной тумана проносились быстрые черные силуэты. Иногда казалось, что они пытаются прорваться сквозь пре-граду, но застревают в сером киселе и нехотя отползают обратно. Граница все еще держала их.

Рогнеда отвернулась от мертвого города и стала спуска-



Молодой оборотень оглянулся на них через плечо и одним прыжком вновь скрылся в кустах.

Переглянувшись, Иован и Рогнеда бросились за ним, на ходу меняя облик. Три зверя неслись вдоль стены тумана, то приближаясь к ней, то теряя из вида.

Через несколько минут к ним присоединилась белая тень. Велед, длинным прыжком перемахнувший через поваленное дерево, побежал рядом с Иованом, но серый волк огрызнулся на него, и тот тут же отстал, держась позади.

Ельник закончился, земля под лапами стала суше. На песчаных пригорках золотыми колоннами поднимались ровные стволы сосен. Между ними свободно гулял ветер, покачивая вершины. Белый мох был взрыт еще прошлой осенью кабанами, искавшими сладкие корни, и теперь везде виднелись проплешины голой земли.

Из-за деревьев выскочила молодая серая волчица, гибкая и грациозная. Приблизилась к Веледу, тот на ходу ткнул ее носом в шею. Она пробежала рядом с ним несколько шагов и отстала, вновь теряясь в чаще.

Холм пошел под уклон, впереди появилась поляна, заросшая багульником. Узкие листочки лесного розмарина отливали серебром в сумраке ночи. Дурманящий запах, ви-сящий в воздухе, заслонял собой едкую вонь, расплывающуюся над землей.

В центре поляны лежала бесформенная неподвижная тварь маслянисто-черного цвета. Другая лениво трепыхалась на краю, задевая короткими крыльями за низкие сосенки. Ее шея была прижата к земле зеленой рогатиной, которую держал высокий черноволосый мужчина. Некромант. Рядом с ним стояла женщина с пышными короткими каштановыми волосами, на ее пальцах медленно гасли изумрудные искры. Флора. То, что раньше было Флорой Даханавар, а теперь оживленное некромантами и телепатом, с чужой сущностью внутри. Еще одно безумное создание мастеров Смерти.

Поляну окружало кольцо оборотней — серые тени непрерывно двигались, глухо ворча и скаля клыки. Рогнеда понимала, что они готовы броситься не только на враждебных тварей, но и на непрошеных гостей. И лишь присутствие Словена останавливало их — молодой ощетинившийся волк стоял перед кадаверцианами, защищая некромантов.

Рогнеда почувствовала мгновенное бешенство, в котором ей захотелось кинуться на щенка, притащившего в лес смерть, и как следует оттрепать его. Но она сдержалась, принимая человеческий облик и шагнув навстречу незваным пришельцам.

Тварь на земле затихла. Кристоф выпрямился, рогатина из его рук исчезла. Он спокойно посмотрел на оборотней, хотя Рогнеда чувствовала в нем напряжение. Ночной ветерок овевал кадаверциан и возвращался к оборотням, принося с собой все ту же невыносимую для них вонь заклинаний и мертвых тварей, поливающих гнилой кровью землю.

— Зачем ты их привел? — прорычал Иован, надвигаясь на Словена.

— Отец, я… так было надо… я все объясню… — бормотал тот, отступая и как будто даже став ниже ростом.

— Доброй ночи, Иован, — прозвучал рядом знакомый голос, и Рогнеда увидела Дарэла.

Как всегда, безмятежно улыбающийся, уравновешенный и дружелюбный, он шел по колено в серебристом багульнике, не обращая внимания на разъяренных оборотней.

— Это я попросил Словена привести нас всех сюда. Он открыл одну из секретных троп, чтобы провести в ваш лес.

— Я приглашал тебя, — ответил Иован, отворачиваясь от воспитанника. — Но не их.

Он снова сверкнул глазами в сторону неподвижных некромантов.

— Мне очень жаль, что я злоупотребил твоим гостеприимством, — с искренним сожалением сказал Дарэл. — Но дело очень серьезное. И лучше тебе выслушать меня.

Велед, обходящий дохлых существ по кругу и внимательно принюхивающийся к ним, издал странный звук, напоминающий человеческое хихиканье. Телепат удивленно обернулся. Белый волк сел и уставился на даханавара, растянув пасть и насмешливо высунув язык.

— В чем дело? — резко спросил Иован, не обращая внимания на выходки брата.

Дарэл отвернулся от дикого родственника вриколакосов, все еще озадаченно хмурясь, но тут же тряхнул головой, видимо отключаясь от его мыслей, и снова взглянул на главу клана.

— Граница, которую создали кадаверциан, скоро рухнет. То, что вы должны были почувствовать совсем недавно — предпоследняя волна. Следующая сметет преграду. И все твари, поселившиеся в Столице, хлынут сюда.

Вздох, пронесшийся по ряду оборотней, сменился напряженной тишиной. Теперь все они не отрываясь смотрели на телепата.

— Мы знаем, что стена не вечна, — произнесла Рогнеда, — Ведь ты пришел не для того, чтобы сказать только это?

— Да, — улыбнулся даханавар, и в его взгляде, устремленном на нее, промелькнуло тщательно скрытое восхищение. — У меня есть предложение… вернее, просьба.

— Нам нужно добраться до эпицентра, — впервые за разговор открыл рот кадаверциан. — Это воронка, щель, откуда изливается поток нашего мира вместе со всеми существами и эманациями смерти. Мы не можем добраться до него по городу. Это слишком опасно, практически невозможно. Поэтому мы вынуждены просить вашей помощи.

Ни Иован, ни Рогнеда не успели ничего ответить. Велед вновь издал звук, напоминающий скрипучий смех, и стал меняться. Тяжело, медленно, мучительно. Некроманты и даханавар в легком ошеломлении смотрели, как его выкручивает от боли. Они привыкли, что вриколакос преображаются мгновенно, и зрелище изломанного звериного тела, превращающегося в человеческое, вызывало у них неприязнь.

Наконец, брат Иована выпрямился, с трудом переводя дыхание.

— Забавно, — произнес он хрипло, весело глядя на гостей. — Все это очень забавно. Значит, вы хотите, чтобы мы открыли вам дорогу прямо к источнику заразы. Я правильно понял?

— Да, — кратко ответил Кристоф.

Рогнеда выразительно взглянула на Иована, и тот утвер-дительно наклонил голову, понимая ее без слов.

— И кто пойдет по нашим тропам? — спросил он пока еще спокойно. — Все некроманты?

— Нет. Только мы двое. Я и мой ученик, — сказал Крис. — Остальные будут действовать за пределами запретной зоны.

— Если бы я мог, то сам открыл им дорогу и провел их, — тихо произнес Словен, — Но это очень сложный путь, мне не справиться.

— Конечно, тебе не справиться, — ухмыльнулся Велед. — Отсюда, до центра города, через запретную стену…

— Мы можем рассчитывать на вашу помощь? — спросил некромант, переводя взгляд с Иована на Рогнеду.

— Если вы закроете этот разрыв между мирами, — произнесла женщина, проницательно глядя на него, — ваши твари останутся в городе?

— Останутся, — Кристоф наклонил голову, словно отдавая дань ее проницательности. — Но мы постепенно уничтожим их.

— Вы будете убивать собственных слуг? — спросила она с недоверием.

— Только тех, кого не сможем увести в их пространство.

Иован повернулся спиной к некромантам и даханавару,

вплотную подошел к жене, пристально глядя в ее глаза.

— Знаю, что ты скажешь: «У нас нет выбора».

— Это очень рискованно, — тихо ответила она, — У некромантов может ничего не получиться, а мы навлечем на всех нас еще большую опасность.

— Но у нас нет выбора, — усмехнулся он.

— Мы можем полагаться только на их слова, — продолжила женщина. — А чего стоят слова некромантов сейчас, ты и сам знаешь.

Иован открыл было рот, собираясь в третий раз произнести ту же фразу, о которую разбивались все ее доводы, но промолчал, насмешливо сверкая глазами, и повернулся к кадаверциан.

— Зачем некромантам менять мир, где они получили огромную власть?

Дарэл улыбнулся, ему явно было что сказать по этому поводу, но промолчал, давая возможность высказаться Кристофу.

— Нам так же дорог этот мир, как и вам, — произнес тот. — Но, если для того, чтобы управлять им, нам придется умертвить его, это не наш путь. Мертвое — всего лишь ступень перехода от одной жизни в другую. Так было всегда. И так должно быть. Мы не станем разрушать устоявшийся порядок.

— Занятное рассуждение, — вновь встрял в разговор Велед, с неожиданной благосклонностью глядя на некромантов. — Я бы сам открыл для них дорогу, брат.

Иован сумрачно посмотрел на него, и Рогнеда поняла, о чем думает муж. Дикие родичи оборотней обладали большей силой, чем их более цивилизованные братья и сестры. Так что помощь Веледа пригодилась бы им.

— Сколько у нас времени? — спросил глава оборотней.

— Предположительно только эта ночь, — сказал Дарэл, взглянув на часы.

— Идем, — велел Иован, кивнув телепату. Глянул на остальных вриколакосов, и те один за другим стали исчезать за деревьями.

Рогнеда пошла впереди по едва заметной тропе, петляющей между сосен. Некромантам и Дарэлу оставалось только последовать за ней.

В образе волков лесные братья преодолели бы это расстояние за несколько минут. Но гости не успели бы за ними. А сажать себе на спину кадаверциан не согласился бы ни один вриколакос.

Оставив за спиной звенящий от ветра светлый бор, они стали спускаться в низину. Городским жителям пришлось продираться сквозь густой ельник, который легко пропускал хозяев леса, словно приподнимая колючие, зеленые лапы.

— Не отставайте, — бросила через плечо Рогнеда, скользнув взглядом по напряженному лицу Флоры. Когда-то она знала эту женщину и даже была с ней дружна. Но теперь следом за ней шло существо, казалось, поднявшееся. из могилы.

Волчица заворчала было в глубине души, но Рогнеда усилием воли заставила ее замолчать.

Впереди показалось деревянное сооружение — настил на столбах под крышей с двумя скатами — кормушка для лосей. В особо суровые зимы звери приходили сюда. На ней все еще лежало немного прошлогоднего сена.

Ели здесь росли широко и привольно. Между ними из зеленоватого мха поднимались высокие ровные свечи можжевельника. Рогнеда любила его запах, и сейчас, проходя мимо, слегка задела рукой колючий куст.

— Далеко нам еще? — прозвучал за спиной тихий женский голос, когда-то принадлежавший Флоре.

Волчица молча указала прямо перед собой.

В сторожке, стоящей посреди небольшой поляны, давно никто не жил. Потемневший от времени сруб издали казался продолжением леса. На его крыше выросло несколько рябинок. Сквозь доски крыльца торчали пучки травы.

Рогнеда остановилась. Подождала, пока остальные догонят ее.

— Уходить будем отсюда, — сказал Иован. — Мы откроем путь. Половину дороги проведем. Дальше пойдете сами.

Крис молча кивнул, он не мог требовать большего. Дарэл что-то сказал Словену мысленно, и тот невесело улыбнулся, потом нахмурился и уставился в землю.

— Как только выйдете, мы закроем путь, — продолжил глава оборотней, — Чтобы ваши твари не рванули по нему сюда. Мы их не удержим.

— Хорошо, — кратко ответил колдун. — Спасибо за по-мощь.

— Я пойду с ними, — сказал Дарэл, — если все получится, вы узнаете об этом первыми. Если нет — тоже.

Велед поймал взгляд Иована, утвердительно наклонил голову, огляделся. Отошел на несколько шагов, опустился на корточки и провел по земле линию. Что-то бормоча себе под нос, замкнул ее концы. Рогнеда, прислушавшись, поняла, что это древнее заклятие от злых духов.

Оборотень принялся осторожно выгребать из круга мох и сухие иглы и, как только тот очистился, запустил пальцы в землю, словно пытаясь нащупать крышку невидимого люка. Помедлил, с усилием потянул на себя… Песок, посыпавшийся из его руки, лунно засветился и сплелся в нечто напоминающее короткую веревку. Затем сияние разлилось по всему кольцу. Земля в нем растаяла, словно кусок снега, открывая ход.

Это была не черная дыра, от которой тянуло сыростью и холодом. Вниз спускалась ровная широкая лестница из белого камня, очень напоминающего мрамор, освещенная теплым светом. Некроманты выразительно переглянулись, видимо, не ожидали ничего подобного.

— Я проведу их, — сказал Велед, выпрямляясь и отряхивая руки от земли, — Прослежу, чтобы путь закрылся как надо.

— Уверен? — хмуро произнес Иован, — Можешь не вернуться.

Его брат помолчал, посмотрел на Рогнеду, задумчиво провел ладонью по льняным волосам и ответил нехотя:

— Я тебя подвел. Ошибся. Превратил в того, кем ты стал. Ты ненавидел меня все это время. Теперь я хочу сделать так, чтобы ты… вы оба жили спокойно. Не надо вам рисковать. Слишком много дел останется незавершенными, если кто-то из вас погибнет.

— А если погибнешь ты? — спросила Рогнеда.

— Ты сама говорила, — усмехнулся он, — я живу в стае. А ты — в семье. Мои родичи выберут нового вожака, молодого и сильного. А твои очень долго будут переживать потерю, она их ослабит. Так что говорить не о чем.

Велед посмотрел на некромантов и телепата, терпеливо ждущих, когда оборотни закончат беседовать.

— Дорога, по которой поведу, — древний путь. Мы называем его «тропа Форлака», и не ходили по ней уже очень давно. Наши обычные тропы короткие, эта длинная и извилистая. Когда увидите, поймете почему. Если готовы — идем.

— Ты говорил, дорога опасна, — заметил Дарэл.

— Для тебя нет, — равнодушно отозвался оборотень. — Для меня — возможно.

— И в чем опасность? — продолжал допытываться телепат.

— На ней живет дух Волка, — нехотя признался Велед. — Но ты все равно этого не поймешь. Так что, идем? Или будем болтать до утра?

— Идем, — сказал Кристоф.

Брат Иована еще раз взглянул на родичей и стал спускаться первым. Глава клана поднял руку, молча прощаясь с ним, Рогнеда опустилась на колени рядом с тайным ходом и смотрела, как брат ее мужа и его спутники один за другим исчезают под землей.


Глава 29 ТАЙНА ВОЛЬФГЕРА | Новые боги | Глава 31 ЭПИЦЕНТР