home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 27

СИЛА ВРАГА

Стоит человеку выделиться из массы других, как у него появляются враги.

21 мая

Они нравились детям и подросткам. Особенно детям и подросткам. Фелиция всегда знала об этом и сейчас наблюдала за тем, как ее ученики общаются с людьми. Никогда раньше семье даханавар не предоставлялась возможность настолько сильного влияния на смертных и настолько открытого.

Дети помладше были в восторге от Себастьяна. Светловолосый широкоплечий гигант с добродушной, открытой улыбкой позволял им висеть на себе, усаживаться на колени и отвечал на множество вопросов. Те, кто постарше, собирались вокруг Ютгы, которая могла часами рассказывать самые невероятные истории и придумывать занимательные игры.

Юные девушки млели от Николаса. Юноши ловили взгляд Констанс. Красивые, веселые, заботливые, вежли-вые и молодые даханавар помогали им забыть о том, что творится в городе, о погибших родственниках, разрушен-ных домах, потерянном имуществе.

Фелиции тоже было о ком сожалеть. Стэфания, верная подруга, которая была рядом на протяжении многих столетий, присоединилась к призракам, окружающим мормоли- каю, и теперь часто леди мысленно разговаривала с ней и даже порой радовалась, что Дарэла нет рядом и он не может услышать ее молчаливые беседы с погибшей.

«Все мы — гамельнские крысоловы, — думала Фелиция, замечая, как дети и молодые люди радостно вспыхивают, когда видят рядом кого-то из своих новых друзей, как стремятся поговорить с ними, получить улыбку, несколько слов одобрения, просто прикоснуться, — Мы сами сделали их такими», — размышляла мормоликая, наблюдая, как одна из девушек беседует с Бертом, и ее хорошенькое личико светится восторгом и обожанием. А ведь она видела его всего несколько раз в жизни.

Но, естественно, не все люди были спокойны. Фелиция спиной чувствовала недовольные взгляды. Они не становились враждебными лишь потому, что даханавар постоянно мягко глушили это недовольство. Хотя мормоликая уже говорила Кристофу: невозможно постоянно внушать голодному, будто он сыт, а замерзающему, что согрет. Лучше всего было бы уже сейчас отделять молодежь от старших, уводить детей и воспитывать из них верных друзей и надежных доноров, как уже было когда-то во времена ее юности. Но что тогда делать с остальными?

Вчера она вместе с Констанс зашла в один из залов рано вечером после короткого дневного сна и увидела невероятную картину. Люди испуганно жались к стенам. Плакали маленькие дети. В центре помещения стоял Босхет с пистолетом в руке, а у его ног лежал скорчившийся человек с окровавленной головой. Еще трое отступили на некоторое расстояние от духа-убийцы и с опаской смотрели на него.

— Что случилось? — холодно поинтересовалась мормоликая.

— Кое-кто недоволен своим питанием, жилищными условиями и отсутствием джакузи. Я предложил разнообразить рацион свежим мясом, — бетайлас показал пистолетом на человека, держащегося за голову, — но они отказались. Так что инцидент исчерпан.

Он наткнулся на взгляд Фелиции, сверкающий от бе-шенства, и не торопясь сунул пистолет обратно за пояс.

— Убирайся отсюда немедленно, — сказала леди Босхе- ту, и тот, пожав плечами, отошел к выходу из зала, присло-нился спиной к косяку, угрожающе посматривая на людей.

Оценивал обстановку, подозревая, что на мормоликаю мо-гут напасть.

Констанс присела рядом с раненым, отвела его руки от головы, осматривая.

— Ничего серьезного. Поднимайтесь, вас нужно перевязать.

Это было еще одно потрясение для людей. Как оказа-лось, вампиры не бросаются на человека, лишь почувство-вав запах крови, не впадают в безумство и не готовы разо-рвать любого, оказавшегося на дороге. Спокойствие было восстановлено, напряженная ситуация разрядилась сама собой.

— Отходняк, — глубокомысленно заявил Фелиции Бос- хет, дожидающийся ее у дверей зала. — За ночь вы накачиваете их своей силой, как наркотиками, а днем приходит отрезвление.

— Никогда больше не смей поднимать на них руку, — резко сказала мормоликая, обрывая его самодовольную болтовню. — Иначе они будут бояться и ненавидеть нас.

— Вы, конечно, очень умны, Леди, образованны и толе- рантны, — скучающим тоном произнес бетайлас, — но вы, похоже, просто не понимаете, что иногда надо применять силу. Многие это уважают. Да, они будут бояться, но зато у вас больше не возникнет проблем. Кроме того, они и так ненавидят всех вас.

Никогда раньше Фелиция даже не могла подумать, что будет стоять и разговаривать со слугой кадаверциан, как с равным.

— Я знаю, когда и как нужно применять силу, Босхет. Но у нас могут возникнуть проблемы с теми людьми, кто готов доверять нам, кому мы нравимся.

— Поэтому приглашайте меня или кого-нибудь еще из бетайласов для разрешения конфликтов, — с улыбкой, полной превосходства, предложил он, — Мне это доставит удовольствие, а вы не будете пачкать руки.

— Благодарю за помощь, — отозвалась Фелиция холод-но. — Не смею тебя больше задерживать.

Он ухмыльнулся, отвесил ей ироничный поклон и уда-лился.

Практически весь нижний этаж был отведен для челове-ческих «гостей». В залах можно было более-менее удобно экить. Полы застелили спальными мешками, поставили несколько больших палаток для раненых и выздоравливающих, пару углов отгородили импровизированными ширмами.

В одном из смежных помещений организовали что-то вроде столовой. Рамон, уподобившись Посейдону, пробил в каменном полу дыру, через которую вывел подземный родник, и теперь в глубоком желобе постоянно была питье-вая вода. Для этого он воспользовался деревянной палкой, подобранной в парке, и бриллиантовой заколкой Фелиции, фокус, несложный для лугата, вызвал волну восторга у молодежи.

Якоб Асиман, получивший своего ученика после очередной поездки кадаверциан в город живым и относительно здоровым, в порыве вдохновения обещал подумать над созданием синтетической пищи. Но не сейчас, а в ближайшем будущем, когда некромантам окончательно опротивят поездки за продуктами, или когда запас продовольствия закончится в магазинах. А пока обеспечил людей источником тепла в виде нескольких жаровен, на которых не гасли раскаленные угли.

Фелиция спросила его, что слышно про Амира, и радужное настроение Якоба несколько подпортилось. «Ничего, — хмуро ответил он. — Они успели скрыться до того, как началось все это». — «Думаю, теперь весь оставшийся клан асиман — на территории Северной Африки в старом убежище, — заметила мормоликая. — Ты жалеешь, что остался?» Якоб поморщился: «Фелиция, не надо применять на мне ваши психологические приемы. Поберегите их для людей. Что сделано, то сделано». С этими словами он развернулся и ушел прочь.

Леди вновь вернулась мыслями к людям.

Они были самые разные — молодые, зрелые, небольшое количество пожилых. Незаметные, яркие, худые, полные, мускулистые, усталые, бодрые, озлобленные, равнодуш-ные. Глядя на них, мормоликая невольно сравнивала это поколение с людьми из ее прежнего мира. Те быди другими — сильными, смелыми, верными, открытыми, быть может, чуть более наивными. У ее соотечественников были широко расставленные глаза, светлые, часто кудрявые во-лосы, прямые переносицы.

Сейчас в залах она видела в человеческих чертах отголоски многих рас, смешанных самым причудливым образом. На широких плоских лицах — светлые славянские глаза и пухлые губы. Смуглая кожа, высокие скулы, золотистые или совсем темные волосы. И еще для людей из своего прежнего мира она была прекрасной богиней, а для этих стала жестокой тюремщицей.

Никто из пленников не мог самостоятельно попасть в город, и причины этого были понятны, но их не пускали и в сам замок, ограничивая свободу лишь несколькими смеж-ными залами. Здесь не было окон, а единственную дверь большую часть времени держали на замке, и возле нее круглосуточно дежурили бетайласы.

На неизбежные вопросы людей даханавар отвечали, что это делается для их же безопасности. Но на самом деле никто из кровных братьев не хотел очнуться однажды днем в комнате с распахнутыми окнами или получить плохо оструганный кол в сердце.

Запасы крови, хранящиеся в Северной резиденции, под-ходили к концу. И пополнить их будет невозможно.

«Лучше бы асиман придумывали не лекарство от солнца, а создавали синтетическую кровь», — подумала леди отстра- ненно. У нее был Себастьян, гемофаг, который мог есть человеческую пищу и делиться с ней своей кровью так же, как она делилась с ним своей. Но как быть остальным даханавар, многие из которых нуждались в свежей пище практически каждый вечер?

Сколько времени продлится это заключение людей и самих вампиров? А человеческим организмам нужен солнечный свет, свежий воздух, свежая пища, движение, иначе при периодическом изъятии крови они начнут болеть и умирать. Личные доноры глав кланов тоже не продержатся долго: ни один из них не сможет поддерживать жизнь своего господина в одиночку, только на собственной крови.

Фелиция вновь окинула взглядом зал, уже зная, что об-щение и этим вечером пройдет по давно отработанному сценарию. Прежде всего к ней подойдет кто-нибудь из де-вушек с застенчивым вопросом о том, когда появится Ник, Берт, Артур или кто-нибудь еще из молодых даханавар. За-тем срочно понадобится решать хозяйственные вопросы с немолодыми женщинами, взявшими на себя роль общих старших сестер и матерей. Затем мормоликая вновь поймает недоброжелательный взгляд одного из мужчин, которые, во-первых, не могут смириться с тем, что она — женщина — диктует им, что делать, во-вторых, желают начать активные действия по уничтожению неведомого противника, а в-тре- тьих, чувствуют себя очень неуверенно в новом мире и от этого становятся еще более агрессивными. Лучше всех беседовать с ними получалось у Дарэла, а еще, как ни странно, у Босхета.

Бетайлас запанибратски клал руку на плечо одному из недовольных и на доступном человеку языке объяснял, что ему нужно или, вернее, не нужно делать: паниковать, требовать вернуть оружие, немедленно начинать исправлять положение в городе, а также призывать всех вампиров прекратить пить кровь.

Последнее оказалось еще одной причиной для яростно-го гнева. После того как поутихло смятение первых дней, люди более-менее освоились на новом месте, у них стали возникать претензии. Благодарность, которую они испы-тывали к спасителям, превратилась едва ли не в ненависть.

— Вы спасли нас только для того, чтобы питаться нами, — зло выговаривал Фелиции два дня назад один из спасенных при молчаливой поддержке остальных. — Вам нужна только наша кровь.

Себастьян, находившийся в отдалении, вопросительно посмотрел на нее поверх голов собравшихся, но она взглядом велела ему не вмешиваться.

— Нам нужна ваша кровь, — невозмутимо согласилась леди, стоящая в кольце хмурых людей, — а вам нужна наша защита. Я понимаю, трудно смириться с нашим существованием. Но, чтобы выжить, нам всем необходимо помогать друг другу.

— Мы ничего вам не должны! — яростно выкрикнул кто-то за спиной мормоликаи.

Его поддержали невнятным, но угрожающе-одобрительным ропотом, несколько человек приблизились. И не нужно быть телепатом, чтобы угадать их желания. Маленькая женщина, почти на две головы ниже многих мужчин, окружающих ее плотной толпой, кажется хрупкой и беззащитной. Не человек. Внешне этого незаметно, но каждый из них знает, что она чужое, враждебное существо. Опасное. И на него очень хочется выплеснуть страх, ненависть и отчаяние. Она кажется слабее, их больше…

Фелиция незаметно вздохнула, уже зная, что может по-следовать дальше. Если бы они могли, убили бы ее, утолив жажду мести, почувствовали мгновенное удовлетворение, а затем, испугавшись содеянного, забились бы по углам, ожидая расплаты. А быть может, попытались сопротивляться, устроив маленькую революцию в надежде сместить хозяев замка, и погибли бы все.

Второй вариант — сейчас она применит свою силу, и они отойдут от нее, оглушенные, успокоенные, даже счастливые, и забудут о своем недовольстве до следующего дня.

И третий…

— Эй, она-то вам что сделала?! — расталкивая толпу, к Фелиции подошел высокий светловолосый мужчина.

Его пыталась удержать за рукав встревоженная миловидная девушка, но он бесцеремонно сбросил с себя ее руку и встал рядом с гречанкой.

Внимание толпы тут же переключилось на него.

— А тебе какое дело?!

— Защищать ее будешь?

— Понравилось, как она у тебя кровь пила?

— Ничего она мне не делала, — хмуро отозвался он. — Кроме того, что вытащила из дома, где меня чуть не сожра-ли эти твари. Вам всем вроде тоже помогли?

Его звали Влад, как вспомнила мормоликая. И, конечно, спасла его не она, а кто-то из кадаверциан.

— Им жрать нечего, вот они нас и вытащили, — буркнул мужчина с перевязанной ногой, опирающийся на палку.

— Нам тоже будет нечего жрать, если они не будут возить нам еду из города.

— Вот из-за таких, как ты, мы тут и сидим, — неопреде-ленно произнес кто-то из толпы.

— Я тут при чем?! — огрызнулся Влад.

— Бегали все за ними, угождали. И сейчас в ногах у них ползаете.

Это утверждение сопровождалось одобрительным ропотом. Недовольство вампирами переключилось на недовольство некоторыми людьми.

— Хватит, — произнесла Фелиция ледяным тоном, все-гда очень хорошо остужающим горячие головы и нездоровые страсти. Он подействовал и сейчас. — Это пустой спор. Мы все знаем, что, если не будем взаимовыгодно поддерживать друг друга, не выживем, так что давайте не будем тратить время на бессмысленную вражду.

Люди стали расходиться, недовольно ворча, а через не-сколько минут, когда Леди окинула взглядом зал, вновь уловила неприятное ощущение, усилившееся за последние несколько дней. Уныние и апатия. Внезапная вспышка аг-рессии закончилась полным опустошением. Они сидели, стояли, лежали, меланхолично переговариваясь, или про-сто молчали. Им было нечем заняться, они покорно глотали энергию, щедро вливаемую в них даханавар, и ее требовалось все больше. У них не было цели и не было будущего.

Не у всех, конечно.

— Извини, — услышала Фелиция, оглянулась и увидела, что вступившийся за нее все еще стоит рядом, — Мне бы поговорить с тобой…

— Ты напрасно вмешался, пытаясь защитить меня, Влад, — сказала мормоликая, а он пожал плечами, нахму-рился:

— Не думаю… — Человек замолчал, с одной стороны собираясь предупредить ее об опасности, а с другой — не желая выглядеть в собственных глазах предателем своего вида.

Фелиция улыбнулась в ответ.

— Я знаю, что среди вас много недовольных, — мягко произнесла она, — но тебя не должно это беспокоить. Я смогу постоять за себя. Ты хотел меня о чем-то спросить?



— Да. — Он несколько нервничал, но в его темно-зеле-ных глазах виднелась решимость.

— Чего же ты хочешь? — спросила Леди, с интересом глядя на него.

Он сделал еще один шаг, сводя расстояние между ними до минимума. Фелиция ярко почувствовала его теплый че-ловеческий запах, но не отстранилась, глядя на Влада снизу вверх.

— Я… мы с моей девушкой хотим выбраться отсюда, — сказал он очень тихо.

Влад быстро оглянулся, и мормоликая вновь увидела его подругу, стоящую у стены неподалеку. Она делала вид, будто ее не касается этот разговор, но выглядела очень недовольной, хмурой и встревоженной.

— Я не совсем поняла…

— Мы хотим стать такими же, как вы, — резко выпалил Влад, требовательно уставился на гречанку и тут же попытался объяснить более понятно: — Ну, не как ты или Дарэл. Я был в городе с Кристофом, общался с Доной. Послушал разговоры. И понял, что тянуть дальше нельзя. Я больше не хочу сидеть здесь и ждать неизвестно чего.

Фелиция машинально коснулась виска кончиками паль-цев, испытывая некоторое замешательство от этой неожи-данной и невнятно изложенной просьбы.

— Ты хочешь стать кадаверцианом?

— Это было бы неплохо, — отозвался он с вполне понят-ным энтузиазмом, оглядываясь на свою девушку и желая подбодрить ее, но та отвернулась, что, впрочем, не огорчило парня. — Я так посмотрел, они очень сильные. И не берут к себе кого попало. У них в семье осталось очень мало людей… то есть не людей… вампиров. Но вообще и тхорнисхи тоже мне нравятся, у них все даже проще, чем у некромантов. Я видел Миклоша в городе.

Было ясно, что это не спонтанное решение. Он тщательно все обдумал и спланировал.

— Теперь я понимаю, почему ты пытался вступиться за меня. В надежде на ответную услугу?

Он покраснел и с негодованием уставился на нее.

— Ты что, думаешь, никто ничего не делает просто так?

— Увы, — улыбнулась Фелиция, — я слишком хорошо знаю человеческую природу. Нами всегда движет жажда выгоды, а в чем эта выгода будет выражаться, решает каж-дый для себя сам — удовлетворение любопытства, ожидание ответной любезности, похвалы или восхищения, материального вознаграждения или собственного морального успокоения. Тебе нужна моя помощь, мне твоя. И в этом нет ничего ужасного.

Влад задумался. На его лбу пролегла глубокая продольная складка.

— За кого ты просишь? — спросила мормоликая, возвращая человека к основной теме разговора. — Только за себя или за свою подругу тоже?

— За нас обоих, — твердо ответил он.

— Я не уверена в том, что твоя девушка хочет того же, чего и ты.

Влад отвел взгляд в сторону. Предположение Фелиции оказалось верным.

— Я ее уговорю. Или, когда сам стану вампиром, просто заберу с собой. Мне же будет нужна кровь. Да и ей будет лучше со мной.

Фелиция еще раз внимательно посмотрела на человека, с поразительной легкостью распоряжающегося своей и чужой жизнью. А тот решил, что она сомневается, достоин ли он войти в семью вампиров.

— Думаешь, что я не подойду вам?

— Мы принимаем не всех, у человека должны быть особые задатки, способности.

— И как это узнать?

— Информация об этом содержится в твоей крови. Это своеобразный информационный код. Если правильно рас-шифровать его, можно точно сказать, какому клану ты при-годишься больше. Такие, как я, даханавар, всегда определяли это без ошибок.

Фелиция помнила времена, когда к ее учителю обраща-лись главы других кланов, если у них возникали сомнения в том, стоит ли принимать в семью кого-то из людей. И он Действительно всегда давал им правильные советы.

Леди мельком взглянула по сторонам, заметив несколь-ко любопытных взглядов направленных на нее — женщи-ну-вампира, доброжелательно разговаривающую с человеком, о чем-то горячо просящем ее.

— Кто-нибудь еще, кроме твоей девушки, знает, с какой именно просьбой ты обратился ко мне?

— Ну… — он задумался, честно пытаясь вспомнить, мы вообще, конечно, все говорили об этом. Кое-кто не слишком умный считал, что вы хотите всех, кто попал к вам, превратить в вампиров. Кто-то боится, что будете убивать ради крови по одному, и ждут каждую ночь, когда придут за! ними.

— Мы не убиваем ради еды, — снова сказала Фелиция. Эту фразу ей приходилось повторить вслух, наверное, не менее сотни раз, но по-прежнему оставались те, кто не верил.

— Да, я знаю, но, в общем… — Он пожал плечами, демонстрируя полное неведение относительно осведомлен-. ности о своих планах других людей.

— Ясно, — коротко ответила мормоликая, — Идем со мной, Влад. Я покажу тебя кое-кому.

— — Что, прямо сейчас?

— Да, пока он в хорошем настроении.

Несколько человек проводили их взглядами. Влада — сочувственными, решив, что женщина-вампир выбрала его для своего раннего ужина, Фелицию — привычно настороженными.

Босхет, по-прежнему стоящий у двери, многозначительЩ но улыбнулся и посторонился, пропуская человека и леди даханавар из зала. Именно присутствие духа-убийцы натолШ кнуло мормоликаю на одну мысль. Однажды, довольно дав-1 но, она беседовала с Рогнедой и спрашивала ее о том, как вриколакос могут подавлять свою звериную агрессивность, ведь изначально все оборотни, насколько знала мормоли-Я кая, были дикими и кровожадными.

«Среди людей есть много диких зверей, — улыбаясь, от-1 ветила волчица, — таких мы не берем в стаю. Наши дети должны быть уравновешены, мудры, любознательны, но не жестоки изначально».

Фелиция поняла, что фактически старшие вриколакос сознательно создают рассудительных и хладнокровных оборотней. Ведут жесткий отбор, не принимая к себе легко возбудимых, неуравновешенных людей. Это было разумно. Слушая Рогнеду, леди подумала тогда, что неплохо бы провести подобную работу по улучшению некоторых кланов — попытаться сделать их менее агрессивными, нетерпимыми. И теперь, после стольких лет, ей впервые выпадает подобная возможность. Вернее, призрачный шанс.

Поднимаясь по лестнице рядом с задумчивым Владом, Фелиция как бы ненароком взяла его за предплечье, чуть сжала, мысленно перекачивая в человека спокойствие, уверенность, стремление к справедливости. Он не почувствовал ее легкого воздействия, думая о своем.

Кадаверциан прошлого создавали стигонитов — верных марионеток, неотличимых от людей, и ловко подсовывали их в качестве любовников или любовниц влиятельным смертным, а иногда даже кровным братьям, получая при этом надежный источник информации. Нечто подобное могли делать и даханавар. Не гемофагов, а просто смерт-ных, интуитивно симпатизирующих клану Леди.

«Стэфания не одобрила бы меня, — думала Фелиция, ведя человека к залам, расположенным в восточном кры-ле, — Она предпочитала прямые методы».

Возле апартаментов нахтцеррет их сразу же остановил один из телохранителей главы клана.

— Я бы хотела поговорить с Миклошем, — сказала Фели-ция, предупреждая неизбежный вопрос о цели визита.

— Подождите, — ответил ученик Бальзы, смерив взгля-дом ее спутника, и скрылся за массивной дверью, на кото-рую было наложено несколько мощных охранных заклинаний.

— Значит, тхорнисхи, — сказал Влад, и в его голосе прозвучало заметное удовлетворение.

— Да, — ответила Фелиция, уже представляя реакцию главы клана на свое появление в компании с человеком.

Мормоликая не собиралась оставлять среди Золотых Ос ни верного осведомителя, ни серьезно реализовывать дол-госрочный план по «улучшению породы нахтцеррет», но Идея ввести в их семью адекватного человека показалась ей привлекательной. Тем более он действительно был склоне именно к этому клану.

«Миклошу нужны солдаты, если этот человек покажется ему пригодным, он обратит его, — думала леди, — Нахтцер- рет получат достойного ученика, а даханавар — того, кто интуитивно будет хорошо настроен к ним. И если когда-нибудь у Влада будут воспитанники, он передаст им свою симпатию к семье даханавар».

Конечно, она понимала, что это произойдет не раньше, чем через несколько сотен лет, а может быть, не случится вообще никогда. Могли погибнуть все живущие в Северной резиденции или только этот конкретный человек, или он вообще никогда не станет учеником Миклоша. Всего лишь призрачный шанс, но ради него стоило попробовать.

Дверь открылась, и леди пригласили войти.

В небольшой комнате пахло масляной краской. С потол-ка на длинной цепи свисала люстра со множеством горящих свечей и освещала круглый стол с аккуратной стопкой книг, два кресла, стоящие рядом с погасшим камином, и мольберт, повернутый так, чтобы изображение на холсте не было видно.

Нахттотер полулежал на диване в расстегнутой рубашке, с головой обмотанной полотенцем, но гладко выбритый и вполне довольный жизнью. Как и предполагала мормоликая, поездка в город оказалась опасной, но, видимо, это было именно то, что необходимо Бальзе.

Трудно было понять — расстроен ли он на самом деле из-за смерти сестры или ему все равно. Он поднялся на-встречу гостям, с интересом рассматривая человека. Тот коротко поздоровался и, уже зная, что представляет из себя глава Золотых Ос, не удивился, не получив ответа на свое приветствие.

— Добрый ночи, Миклош, — вежливо сказала Фели-ция. — Извини, что побеспокоила тебя.

— Не извиняйся, — отозвался он насмешливо, — похоже, у всех уже вошло в привычку тревожить меня по любому пустяку. Что еще случилось? Основатель возродился? Мне снова придется ехать и добывать то, что спасет от него весь мир?

— Это Влад, — представила леди человека. — Я только что беседовала с ним, и он выразил желание попасть в силь-ный клан.

Миклош прищурился, глядя на нее и явно пытаясь по-нять, какую игру она ведет.

— И ты привела его ко мне? С какой это стати, Фелиция, ты печешься об интересах моей семьи?

— Это я ее попросил, — вмешался в разговор Влад.

— Молодой человек обратился ко мне с просьбой, — не-возмутимо подтвердила мормоликая, — Я сочла возможным выполнить ее.

— И ты не отговорила его от этого решения? — спросил Бальза саркастически. — Не предоставила место в своем клане? Ты приводишь ко мне кандидата на роль ночного рыцаря, хотя должна была рассказать ему, какие мы звери и безжалостные убийцы. Есть в этом что-то нелогичное, не находишь?

— Я знала, что ты будешь против, — улыбаясь, ответила мормоликая, — просто хотела дать человеку возможность услышать это от тебя. Извини, что отняла твое время…

— Ладно, подожди, — Нахттотер хмыкнул и вновь повер-нулся к человеку, — Где-то я тебя уже видел.

— Мы ездили в город вместе, — напомнил тот, — с када- верциан.

— Ну да, — задумчиво произнес Миклош, и его глаза, продолжающие внимательно рассматривать гостя, стали совсем светлыми, как будто полиняли.

Бальза был занят какой-то собственной ментальной проверкой человека. Фелиция знала, что он не может по-чувствовать отголоски ее влияния на Влада, но нахттотер вдруг покачал головой в ответ на свои мысли.

— Хорошо, я внял твоей просьбе. Теперь можешь идти.

— Так вы возьмете меня в клан? — спросил Влад, стараясь не показать свою надежду на его положительный ответ.

— Я подумаю, — неопределенно отозвался Миклош и усмехнулся, взглянув на мормоликаю.

— …Ладно, — произнес человек, когда они отошли на не-сколько шагов от комнат Бальзы, — я хотя бы попробовал.

Видимо, это можно было считать попыткой утеши себя.

— Если Миклош не согласится, остается еще Крис- тоф, — продолжил размышлять вслух Влад, — а если и он откажет…

— Ты можешь не становиться вампиром, — сказала Фе-лиция, придержав человека за руку. — Есть еще один способ изменить свой статус — стать личным донором одного из нас.

— Я не хочу быть донором! — ответил он резко, но тут же сбавил тон. — То есть, если ничего не получится, я лучше останусь тем, кто я есть.

— И будешь донором, — повторила мормоликая, — как все эти люди со временем, если ситуация достаточно долго не изменится в лучшую сторону. Но, предположим, ты станешь одним из нас. Ты же понимаешь, что тогда тебе придется пить кровь твоих собратьев. Приходить в тот самый зал, где ты жил, выбирать себе жертву. Видеть ненавидящие, испуганные взгляды. Для всех ты станешь предателем. Тебя это не смущает?

Влад помрачнел, шагая по длинному коридору, ведущему от жилья тхорнисхов к круглому холлу, не принадлежащему никому.

— Я думал об этом. Нет, не смущает, — ответил он наконец с твердой уверенностью в голосе. — В конце концов, это моя жизнь. И я никого не предаю. Люди не так уже сильно отличаются от вампиров.

— Ты бежишь от трудностей, — заметила мормоликая.

— Хотите сказать, что я трус?! — Человек резко остановился и свирепо уставился на Фелицию, — Я сам вызвался ехать в город, хотя это было опасно. Я сам пошел с Доной, когда она пыталась спасти родителей Марии…

— Да, ты соглашаешься на авантюры, — признала мор-моликая, с интересом глядя в лицо, потемневшее от гнева на несправедливое, как ему казалось, обвинение, — На за-хватывающие приключения, которые дают тебе почувствовать себя героем. Но ты не готов справляться с бытовыми тяжестями. Они тяготят тебя.

Влад неожиданно усмехнулся, успокаиваясь.

— Знаешь что, Фелиция? Теперь я точно знаю, что уме- юТ делать даханавар — влезать людям в душу. Да, ты права. Мне противно сидеть в одной комнате взаперти с кучей народа, слышать постоянное нытье, мыться в ледяном ручейке по очереди с женщинами, есть одни и те же консервы… Л я не хочу быть кормом.

— Никто не хочет быть кормом, — улыбнулась она в от- вет _ Но полагаю, скорее всего Миклош обратит тебя. Ты произносишь практически его слова.


Глава 26 ROYAL FLASH | Новые боги | Глава 28 ХОЛОД ВЕЧНОСТИ