home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 24

СМЕРТЬ НА РЕЙДЕ

Поверить я способен во что угодно, и тем охотнее, чем оно невероятнее.[23]

15 мая

Дарэл Даханавар

В вестибюле нас уже ждали несколько человек. Среди них я увидел Берта — собрат с необычным для него дружелюбием и обстоятельностью проводил инструктаж. Лориа- на среди людей не было. Мальчишка, довольный возвращением «родителей», в благодарность пытался предложить Кристофу свою помощь, но колдун вежливо отказался, и подросток в сопровождении Виттории удалился.

Присоединиться к отправляющимся в город мы не успели. Я почувствовал приближение колючего огня, оглянулся и увидел асимана. Обычно высокомерный и невозмутимый? Якоб выглядел напряженным и встревоженным. Даже его роскошная алая мантия казалась потускневшей и потрепанной. Он недовольно взглянул в мою сторону, повернулся ко мне спиной и сказал кадаверциану:

— Кристоф, я хотел бы поговорить с тобой.

— Говори, — невозмутимо отозвался колдун.

Якоб снова покосился на меня. Его напрягало мое присутствие. Он не хотел разговаривать о своих проблемах при мне, более того — просить, хотя я уже понял, в чем причина его беспокойства.

— Если возможно, наедине, — сказал он, понизив голос.

— Извини, у меня нет времени на то, чтобы устраивать аудиенции, — холодно заметил кадаверциан, — Говори сейчас или жди, пока я вернусь.

Асиман с трудом, но проглотил это пренебрежение:

— Мой ученик… Кайл в городе. Ему нужна помощь.

— Неужели? — довольно равнодушно отозвался Крис.

— Магистр вместе с выжившими учениками покинул Столицу еще до того, как началось все это. — Якоб повел подбородком, словно ворот мантии душил его. — А Кайл остался здесь.

— Редкая самоотверженность, — все так же безучастно сказал кадаверциан, но я видел в его глазах нечто напоминающее злорадство.

— Я говорил с ним, — продолжил асиман, и в его памяти мелькнули тягостные воспоминания, вызванные криком о помощи, — Он не может самостоятельно добраться сюда. Он в беде и не продержится долго, — Якоб запнулся и снова заговорил, переламывая свое самолюбие и неприязнь к кадаверциану: — Прошу тебя, помоги. Я не останусь в долгу.

— И что ты можешь мне предложить?

— Все, что угодно, — тут же отозвался Якоб. — Любые заклинания огня, любые артефакты, любая информация, любая помощь тебе, твоим ученикам или друзьям…

Он говорил правду и был действительно готов на многое. Кристоф задумался. Я видел, что он всерьез размышляет над этим предложением, а не просто тянет время, чтобы наладить ся беспомощностью давнего недоброжелателя. А я подумал о том, согласился ли бы я помочь ему после всего того, что сделали асиман. Гибель Флоры, к которой они приложили руку, обращение Лориана, покушение на Виви- ана, из-за чего ученик Кристофа лишился своего тела, нападение на мой клан. Конечно, у всех этих событий была и своя обратная сторона. По крайней мере к двум из них был причастен Основатель.

— Если сомневаешься в моей искренности, попроси телепата прочитать мои мысли, — снова заговорил Якоб, обеспокоенный долгим молчанием колдуна, — Я не откажусь от своего слова.

— Не знаю, что думает по этому поводу Кристоф. Но, по-моему, будет правильно, если твой ученик погибнет, — заметил я, — Приятно знать, что справедливость в мире все же существует.

Асиман побагровел. Казалось, ярость, захлестывающая его сейчас, выплеснется на ступени лестницы огненной волной. Стоящие внизу подняли головы, глядя на сцену, разыгрывающуюся перед ними. Берт, забыв о людях, с интересом ожидал, чем закончится наш разговор.

— Похоже, у тебя нет друзей, которые пришли бы тебе на помощь. Приходится обращаться к врагам. Жалкая участь.

Якоб промолчал, сильнейшим усилием воли подавив бешенство. Он был готов выслушивать и игнорировать мои оскорбления, лишь бы колдун согласился помочь его ученику.

— Где он находится? — обратился мастер Смерти к асиману.

— В высотном здании на Садовой, — поспешно ответил тот.

— Я подумаю, что можно сделать.

Якоб молча наклонил голову. Он не был уверен в том, что Кристоф действительно поможет его ученику. Но ему ничего не оставалось, кроме как надеяться.

Оставив асимана наедине с его сомнениями и проблемами, мы спустились вниз. Люди невольно расступились пе- Ред кадаверцианом, глядя на него с недоверием и легкой опаской. Среди них я узнал Влада, того самого парня, которого привезла Дона, и дружески кивнул ему. Он криво улыбнулся в ответ.

— Я поеду с вами, — сказал мне Берт, глядя в сторону. — Фелиция считает, что тебе может понадобиться помощь.

— А я подумал, ты сам вызвался, решив оказать добровольную поддержку.

Он молча скривился, не разделяя моего дружелюбия, и отошел к людям.

— Еще раз напоминаю, делаем все аккуратно, спокойно и быстро, — снова обратился к ним мой собрат, — Первая группа едет со мной. Вторая — с Дарэлом. Это Кристоф и… — Берт обернулся к входящему в замок ученику колдуна, — Вивиан. Они будут обеспечивать вашу безопасность. Так что повторяю снова, ни с кем ничего не случится.

Лица людей стали более спокойными и сосредоточенными. Кадаверциан больше не казались им пугающе зловещими.

Кристоф, который, по словам даханавара, должен был обеспечивать охрану горстке людей, молча обменялся выразительным взглядом с Вивианом и первым вышел из замка.

Машины медленно ехали по дороге.

Я сидел за рулем первой. Кристоф занял место рядом. В окно, открытое с его стороны, влетал прохладный ветерок, но я не мог оценить аромат весны, его забивал запах аниса — неотъемлемого атрибута кадаверцианской магии. Он перебивал даже запах гари, временами приползающий от домов. На кончиках пальцев кадаверциана непрерывно тлел зеленый огонек, а я ощущал, как он буквально продирается сквозь темную пелену, окружающую нас.

Больше не пытаясь почувствовать город, я старательно отгораживался от его эманаций. Дико было думать, что многие мои человеческие друзья, знакомые и приятели мертвы. И даже если семье кадаверциан удастся все исправить, для меня никогда уже этот мир не станет прежним.

Вивиан и Берт с остальными людьми ехали следом за нами, и оттуда текла, задевая меня, вторая волна некротической магии.

Шоссе было забито машинами — брошенными, сгоревшими, покореженными. В некоторых все еще сидели пассажиры- Проезжая мимо одного из таких автомобилей, я увидел серые тонкие тени, вьющиеся вокруг трупов.

Многие существа, не видимые мной и нашими человеческими спутниками, предпочитали вообще не приближаться к некромантам. Тени других мелькали неподалеку. И среди них появлялись вполне человеческие силуэты, принадлежащие явно нечеловеческим сущностям. Со времени моего последнего недавнего пребывания в городе здесь прибавилось новых жителей.

На паре придорожных столбов я увидел плети ядовито-зеленого плюща, пока еще робко карабкающегося наверх. Кое-где дорогу заслоняли густые полосы тумана, и сквозь него не мог пробиться свет фар.

Пассажиры, находящиеся рядом со мной в просторном салоне машины, молчали. Я чувствовал напряженную собранность и настороженность людей. Стараниями Влада они уже знали, что происходит в Столице. Естественно, не все, только в общих чертах, деликатно обрисованных До- ной. Но и этого им хватало.

За недолгую дорогу от Северной резиденции до города я успел познакомиться с ними и теперь знал краткую историю каждого. Романа вместе с женой и пятилетней дочерью привез Грэг, подобрал на дороге, пересадив из разбитой машины в свой джип, и доставил в безопасное место. Антон, персональный донор Констанс, был вывезен одним из первых, узнал наконец о том, что представляет собой девушка, с которой он общается, и теперь испытывал мучительные Угрызения совести за свое преимущество перед остальными людьми и мечтал оказаться полезным. Влад случайно очутился в нужном месте в нужное время…

Словно почувствовав, что я думаю о нем, парень громко кашлянул и сказал, выражая общее мнение:

— Дарэл, нам бы оружие.

— Бесполезно, — пробормотал Кристоф, занятый какими-то своими мыслями.

— Оно вам не поможет, — пояснил я, поворачиваясь к людям, — Оно не действует на этих… существ.

— Видели, — угрюмо отозвался Роман, светловолосый мужчина с недавно зажившим шрамом на щеке. — Но с ружьем было бы спокойнее.

— Это точно, — подхватил Антон.

«Не стоит, конечно, вытаскивать этого идиота асима- на…» — задумчиво произнес Кристоф мысленно, отвлекая меня от беседы с людьми.

«А ты принял решение, что будешь заниматься этим?»

«Отправлю Вивиана, — кивнул колдун, — А он пусть сам смотрит, получится у него спасти щенка-пиромана или нет».

Я усмехнулся и обратился к ученику кадаверциана:

«Вив, как насчет спасательной экспедиции?»

«А что, у меня есть выбор?» — довольно нелюбезно отозвался он.

Воспитанник некроманта был сильно не в духе. И для того имелись причины. За несколько минут до того, как мы сели в машины, из Северной резиденции вышел злой, осатаневший от безделья Миклош и заявил непререкаемым тоном:

— Я еду с вами.

Рейлен, прихрамывая, спешила следом за тхорнисхом и пыталась взывать к его здравомыслию:

— Нахттотер, там опасно! Вы не должны так рисковать!

— Опасно станет здесь, если я просижу в этой дыре хотя бы еще час, — рявкнул он.

— Тогда и я поеду с вами, — ответила девушка упрямо.

— Места как раз закончились, — отрезал Бальза.

Вивиан промолчал, хотя в его чувствах не появилось особого восторга по поводу путешествия в компании Микло- ша. Берт выразился более определенно:

— Я резко против. Люди и тхорнисх не совместимы. Я не собираюсь всю дорогу тратить свои силы на то, чтобы успокаивать смертных лишь потому, что кое-кто будет изливать на них потоки презрения.

Кристоф и Вив многозначительно переглянулись, но разумно не желали участвовать в дальнейшем развитии конфликта. Я доброжелательно велел Берту угомониться, потому что Бальза начал излучать уже прямо-таки материальную ненависть. Нахттотер забрался в машину Вивиана, приказал Рейлен отстать и заняться лечением раны, полученной во время изгнания Основателя, а мы наконец отправились в город.

И теперь ученик кадаверциана должен был всю дорогу наблюдать за проявлениями презрительного высокомерия тхорнисха и здорового скептицизма даханавара.

«Крис предлагает тебе заняться спасением асимана», — продолжил я общение с угрюмым молодым некромантом.

Он помолчал, но спустя мгновение пришел уверенный ответ:

«Ладно, это лучше, чем мотаться по супермаркетам».

Я думал точно так же, однако все же по супермаркетам, по выражению Вивиана, нам всем «помотаться» пришлось.

Первый магазин, куда мы ехали, оказался разгромлен. Выбиты витрины, вырваны двери, вывеска, когда-то светившаяся разноцветными огнями, висела на обрывках проводов. У входа стояли, вернее, лежали несколько расплющенных машин. Создавалось впечатление, будто они попали под пресс, или кто-то наступил на них, вдавив в стоянку так, что асфальт пошел трещинами.

В соседних высотных домах все окна также были разбиты и смотрели вниз черными пустыми провалами.

В квадратных кусочках земли, оставленных в полотне тротуара, рядом с супермаркетом росли два дерева. На их ветвях с молодыми зелеными листочками висели какие-то странные темные гирлянды, и к аромату свежей зелени примешивался запах гнили и старой крови. Присмотревшись, я понял, что кто-то постарался «украсить» их в соответствии со своими представлениями о красоте, развесив внутренности какого-то животного.

— Пойду взгляну, что там, — произнес Кристоф, открывая дверь и выбираясь на улицу.

— Мы пока ждем, — сказал я людям, напряженно следящим за некромантом, и мысленно передал то же самое Ви- виану.

Ученик колдуна отозвался какой-то неопределенной, но утвердительной мыслью. Щ

Кристоф скрылся в магазине. Спустя несколько минут® почувствовал всплеск кадаверцианской магии, а еще через пару — мастер Смерти вернулся. Спокойно занял свое место и велел:

— Едем дальше.

От его одежды и волос исходил едкий, оглушающий запах непонятного происхождения. Людей дружно передернуло от отвращения, один из них поспешил открыть окно и высунуться на улицу. Влад, стараясь дышать ртом, спросил:

— Что там?

— Ничего из того, что могло бы оказаться нам полезным, — отозвался Крис, стряхивая с рукава какую-то мелкую крупу, похожую на стеклянный песок.

Машины тронулись с места и поползли дальше.

— Ну а все-таки, что там было? — настойчиво повторил Влад, выразительно глядя в затылок некроманта.

Кадаверциан помолчал, потом вытащил что-то из кармана, повернулся к человеку и велел:

— Дай руку.

Тот усмехнулся, хотя испытывал чувство опасения, протянул открытую ладонь, Крис разжал над ней кулак, высыпав горсть каких-то белых зерен, едва слышно постукивающих друг о друга. Остальные с любопытством подались вперед, а Влад наконец разглядел подарок. Первым его желанием было вышвырнуть это в открытое окно, но он, сделав над собой большое внутреннее усилие, с наигранным безразличием принялся рассматривать лежащих на ладони оцепеневших существ, похожих на личинки майского жука, скрещенные с крабом.

— Вот это и было, — сказал Кристоф, приятно удивленный спокойной реакцией человека, — Только живое.

— И что, они все сожрали? — хладнокровно осведомился Роман.

— В основном использовали для строительства гнезда, — ответил некромант, забирая у Влада замершие существа и вновь ссыпая их в карман.

— Зачем они тебе? — спросил я, поворачивая на соседнюю улицу, чтобы объехать груду битых кирпичей, оставшуюся от развалившегося дома.

— Оживлю и исследую, — ответил кадаверциан с предвкушающей улыбкой, — У них потрясающая способность к регенерации и симбиозу с другими сущностями…

Некромант прервался, потому что Влад, заинтересованный рассказом, подался вперед и, навалившись на спинку его кресла, жадно прислушивался.

— Ты говори, — подбодрил он замолчавшего мастера Смерти, — И что там у них за гнездо?

Я улыбнулся и снова обратил все внимание на дорогу, предоставив Крису самому решать, давать человеку разъяснения или проигнорировать подобную неуместную любознательность. А Влад получил тычок в бок от одного из своих попутчиков, призывающего вести себя осмотрительнее с некромантом, и неохотно вернулся на свое место.

«Слушай, Крис, так что ты говорил насчет четырех волн?» — спросил я мысленно, сбрасывая скорость, хотя уже получал от кадаверциана ответ на этот вопрос. Но какое-то неопределенное предчувствие заставляло меня вновь думать об этом.

Я ожидал, что он уйдет от ответа, но мастер Смерти ответил так же беззвучно:

«Всего волн появления существ из нашего мира будет девять. Как только нахлынет последняя, мы больше ничего не сможем сделать. Граница, поставленная кадаверциан, рухнет, и наступит глобальный апокалипсис».

Он помолчал, что-то пристально рассматривая за окном, а затем продолжил:

«Чтобы остановить все это, нам нужно добраться до эпицентра».

«Ты знаешь, как это сделать?»

«Предполагаю», — уклончиво отозвался он.

Дальше я не стал расспрашивать, потому что из-за угла показался следующий супермаркет. Он выглядел относительно целым, зато стены домов вокруг были затянуты какой-то зеленоватой плесенью…

Вторая машина остановилась рядом с нашей.

— Я проверю, — сказал Вивиан, высовываясь из окна.

Ему не терпелось сделать что-нибудь полезное самому, и Кристоф не стал лишать его инициативы.

Ученик проворно выскочил на дорогу, быстро направился к трехэтажному зданию, а спустя пару минут уже выглянул из дверей и махнул рукой, приглашая входить.

Первым на улицу выбрался Миклош. Огляделся с хищным любопытством, «сканируя» пространство на свой лад, довольно ухмыльнулся и быстро пошел к магазину. Следом за ним вышли Берт и сопровождающие его люди. Мой собрат выглядел ошарашенным и встревоженным. Он прекрасно знал, куда едет и что может увидеть в Столице, но не предполагал, что город, который привык считать своим, окажется настолько чужим и враждебным.

— Не думал, что все настолько плохо, — озвучил родственник свои мысли, и впервые за долгое время в его чувствах ко мне не было агрессии.

Однако, заметив встревоженные взгляды людей, Берт тут же взял себя в руки и, вновь излучая спокойную уверенность, повел их внутрь магазина. Я отправился следом.

Кристоф на несколько мгновений задержался в дверях, осматривая улицу, а затем тоже вошел в торговый зал.

Стеллажи с товарами лежали здесь друг на друге, словно упавшие костяшки домино. По полу разливались разноцветные липкие пятна — пролитый и подсохший сок. Везде валялись коробки, банки и пакеты с нарядными этикетками. От обесточенного холодильника с мясом потягивало знакомым сладковатым запахом. Все лампы под потолком были разбиты. Тусклый свет лился с улицы сквозь стеклянные двери.

Из-за поваленных полок вынырнул Вивиан, нагруженный десятком мощных налобных фонарей, и стал раздавать их людям, одновременно сообщая Кристофу:

— Здесь все чисто. Второй и третий этаж вообще не тронуты. На складе есть пара грузовиков. Один точно на ходу. Мы сможем загрузить их.

— Отлично, — рассеянно отозвался кадаверциан, глядя, как люди под руководством Берта расходятся по супермаркету. Длинные белые лучи света заметались по стенам, выхватывая из темноты коробки и банки с продуктами, искрясь на стекле витрин, — Спасибо за помощь, Вив, дальше мы справимся одни. Найди асимана.

— Я поеду с тобой, — сказал я Вивиану. — Помогу его обнаружить.

Он молча кивнул, и мы направились к выходу.

Молодой некромант сел за руль своего джипа. Я устроился рядом. Машина неторопливо ползла по улице, объезжая раскуроченные автомобили и мусорные баки, вытащенные каким-то шутником прямо на проезжую часть.

Вивиан поглядывал по сторонам, и я смутно чувствовал волну его силы, сферой окружающей машину. За ней в черноте копошилось что-то полуматериальное, жадно следящее за нами, но пока не решающееся приблизиться.

Я уже давно заметил, что большую часть времени Вив старается молчать. Он так и не смог смириться с новым голосом Флоры. Однако мысленно кадаверциан по-прежнему «говорил» своим реальным мужским голосом. Поэтому со мной — единственным, кто имел возможность слышать его настоящего, — он общался гораздо свободнее, чем с остальными. И гораздо более длинными предложениями. Чем я и старался воспользоваться.

— Что ты делаешь в городе? — спросил я кадаверциа- на. — Вы все время пропадаете здесь, считается, что ищете способ избавиться от потусторонних сущностей. А что происходит на самом деле?

Вивиан отвлекся от дороги и посмотрел на меня тяжелым взглядом. Пронизывающим и одновременно пустым. И вновь лицо Флоры исказила чужая мимика, сделав его совершенно неузнаваемым.

«С тех пор, как я впервые побывал в мире некромантов, меня стало постоянно тянуть вернуться туда, — мысленно сказал он наконец, отвернувшись от меня, — Думаю, со всеми остальными кадаверциан происходило то же самое. А теперь этот мир здесь. Мы постоянно чувствуем его, он зовет нас. Он опасный. Но нам комфортно в нем».

— Понимаю, — ответил я, ощутив его легкое неудовольствие от моих вопросов и глядя на черные здания, проплывающие мимо. — Я чувствую нечто подобное после того, как был заперт в сознании Основателя. Мне теперь тоже постоянно не хватает собственных ощущений, мыслей, желаний. Это как голод, который очень трудно утолить.

Вивиан внимательно взглянул на меня второй раз, и я понял, что кадаверциану приятно наше единомыслие. Я очень четко передал его личные ощущения.

«Новые боги, — произнес он тихо и с огромным удовлетворением, — Крис говорил, что Основатель называл так некромантов. Сейчас мы единственные, кто может защититься…кому принадлежит этот мир».

— Да уж, все остальные в нем теперь оказались даже как-то не к месту, — отозвался я, и ученик колдуна усмехнулся, думая, что я иронизирую.

Вокруг одного из домов кружили легкие существа, похожие на обрывки полиэтилена. Они влетали в разбитые окна и вылетали обратно. Собирались в стаю, а потом снова рассыпались на отдельные полупрозрачные клочья. Неведомые твари застыли, когда машина проехала мимо, однако напасть не решились и вновь продолжили свой странный танец вокруг здания.

«Крис сказал, что асимана нужно искать в районе Садовой. Там полно высоток. Ты можешь указать точнее?»

— Могу, — пробормотал я, не спеша погружаться в эманации города, ставшие продолжением мира кадаверциан.

«Тебе стало тяжело пользоваться телепатией?» — с проницательностью, которая, как мне казалось, раньше была ему несвойственна, спросил некромант.

— Да, так что я предпочитаю ее не использовать без крайней необходимости.

Я закрыл глаза и прислушался. На этот раз город был наполнен болью. Человеческой и не совсем… Она оглушила меня и дезориентировала. Я не мог понять, откуда она движется. Казалось, что со всех сторон.

Пришлось постараться, чтобы отключиться от нее. Я снова погрузился в тишину, созданную самим собой, а потом вынырнул, пытаясь уловить лишь одну-единственную точку во всем городе — огонь асимана.

«Кайл, слышишь меня? Это Дарэл».

Ответа не было, но я почувствовал страх, отчаяние и снова боль, яркую, обжигающую вспышку. Страх перед неведомыми тварями из потустороннего мира уступил место другому. Ученик Якоба боялся меня, вернее, того существа, которое раньше было мной. Основатель постарался запугать асиман так, что даже мое имя теперь вызывало у некоторых пироманов панику, ненависть и отвращение.

«Со мной кадаверциан, — продолжил я мысленно, — мы вытащим тебя».

И снова никакой реакции в ответ. Только новая вспышка огня.

«Он там еще жив?» — сухо поинтересовался Вивиан.

Голос некроманта долетел до меня сквозь внезапно усилившийся гул пламени и нечеловеческие вопли.

— Жив. Он в новой башне на проспекте. Какой-то офис. Третий этаж. Но, похоже, ему приходится туго.

Я вновь вернулся в реальный мир и посмотрел в окно. Мы петляли по узким, грязным переулкам между старых домов. А над ними возвышалось нечто, что я сначала принял за дерево. Огромное, заслоняющее собой полнеба, с ветвями, раскинутыми в две стороны, и, лишь присмотревшись, понял, что это крест. Тот самый, кадаверцианский. Он выглядел как будто слегка размытым, сквозь него поблескивали звезды, и виднелись легкие облака.

«Как все меняется, — задумчиво произнес Вивиан, заметив, на что я смотрю. — Каждый день появляется все больше нового».

— Так вы можете это остановить или нет? У вас есть какой-то план?

Он даже не пытался закрыть от меня свои чувства, прекрасно зная, что я прочитаю их.

«Ты отправился со мной только для того, чтобы спросить об этом? Ведь мысли Кристофа для тебя теперь закрыты».

Машина проехала сквозь зеленую дымку, висящую междудомами, и та оставила на капоте тонкие нити, похожие на паутину.

— Да, мне хотелось бы знать правду.

Вивиан помолчал, мысли вихрем пронеслись в его голове. В них мелькали смутные образы невероятных существ, руины города и обрывки заклинаний.

«Мы не можем просто взять и закрыть разрыв, — признался он наконец, — То самое место, откуда изливается мир кадаверциан вместе со всеми существами».

— Не можете или не хотите? — спросил я вкрадчиво, глядя на его профиль, подсвеченный огоньками на приборной доске.

«Не можем и не хотим. Вернее, пока не можем, но не потому, что не хотим… — Он рассмеялся невесело над этой запутанной фразой и попытался объяснить: — Ты наверняка уже почувствовал. Никто не желает отказываться от полученного могущества. А сейчас мы — единственные, кто может управлять этим миром. Думаешь, легко отвернуться от подобной власти?»

— Думаю, нелегко, — отозвался я, чувствуя, как магическая волна, исходящая от Вивиана, усиливается и бьет по темному пятну на тротуаре, которое мгновенно исчезло с приглушенным шипением. — И все же, может оказаться так, что воспользоваться своим могуществом вам не придется. Просто некому будет его демонстрировать. Ты ведь помнишь, что произошло с Прагой — в итоге в ней погибли все кровные братья, кто не успел бежать. Вы хотя бы знаете, как сейчас можно устранить последствия пребывания Основателя в этом мире?

«Рассчитываем, что догадываемся, — ответил он честно и без видимой причины резко остановил машину на одном из перекрестков. Подождал, к чему-то прислушиваясь. А затем как ни в чем не бывало поехал дальше, — Кадаверциан могут перемещаться по всей закрытой части города, но это не так просто, как кажется на первый взгляд. А рядом с эпицентром становится еще труднее. Реально тяжело. Мы даже не можем понять, что там творится — туда не пройти напрямую, нужен какой-то обходной путь. — Вивиан вновь быстро взглянул на меня, словно пытаясь понять, способен ли я оценить серьезность его слов. — Думаешь, Кристоф отправил меня спасать пиромана исключительно из благородства?»

— Надеюсь, что нет.

«Существа… существо, которое его поймало, может знать ответы на наши вопросы. И если захочет, поговорит со мной, расскажет, что происходит в эпицентре».

— Откуда Крису известно, кто напал на Кайла?

«Мы чувствуем и способны контролировать практически всех тварей в городе», — со сдержанным удовлетворением сказал он.

Вивиан внезапно нажал на тормоза, подался вперед, глядя на дорогу, и я увидел, как из открытого люка выплескивается непрерывный поток похожих на белесых змей существ и они ползут к другому люку, исчезая в нем. Спрашивать, что это, не хотелось. К тому же я вдруг услышал громкое шипение пламени совсем рядом и панический крик Кайла. Он отчаянно звал на помощь, уже не разбираясь, кто эту помощь окажет, пусть даже сам Основатель.

— У него начались серьезные проблемы, — сказал я Ви- виану.

Кадаверциан молча свернул на нужную улицу, и мы увидели огонь, вырывающийся из окон третьего этажа делового центра. Лохматые алые столбы с ревом рвались из здания и падали на землю разноцветными искрами, освещая черные тени, носящиеся вокруг.

«Ого, — равнодушно произнес Вивиан, аккуратно подъезжая к входу, — я не думал, что он настолько силен».

— Скоро выдохнется, — ответил я, пытаясь почувствовать, сколько силы осталось у Кайла.

Двери здания были распахнуты, просторный мраморный вестибюль засыпан листами бумаги, словно площадь опавшими листьями. Они плавали и в чаше небольшого фонтана, стоящего в центре.

Мы с Вивом быстро пошли вперед к лифтам по этой шуршащей бумаге, и я мельком заметил, что мои ботинки оставляют на ней красные следы.

Все стекло в будке охраны было залито кровью изнутри, турникет закрыт. Я следом за кадаверцианом перепрыгнул через него.

Двери одного из лифтов оказались открыты и застопорены ногой лежащего в кабине человека. Я разглядел потрепанный ботинок и порванную штанину, все остальное скрывала темнота. Створки второго оказались распахнуты настежь, и в пустом провале шахты сиротливо болтались оборванные тросы.

Вивиан кивком указал на лестницу. Огонь асимана, который я чувствовал все это время, неожиданно погас. Но Кайл был еще жив.

Ступени, также облицованные мрамором, покрывали мелкие трещины, на стенах виднелись глубокие вмятины, словно кто-то от души поколотил по камню чем-то тяжелым. В спертом воздухе чувствовался совершенно лишний здесь запах сырой рыбы.

Едва я коснулся перил, как они изогнулись, превращаясь в нечто осклизлое, словно бревно, гниющее в воде. Вивиан тут же ударил по нему своей магией, но оно еще долго колыхалось, покрываясь сине-зелеными пятнами, и утроб- но шипело.

Со второго этажа послышались громкие разъяренные вопли, и я с большим трудом мог себе представить, кто сумел бы издавать подобные звуки.

Некромант замер на мгновение, прислушиваясь, и быстрее пошел наверх. За стеклянными дверями, отделяющими рабочие помещения от лестницы, виднелись столы, офисные перегородки, стойки администраторов. Мерцали серебром ничего не говорящие мне названия фирм. В одном из таких помещений я увидел несколько человек, стоящих в расслабленных позах вокруг стола и беседующих как ни в чем не бывало. Но, судя по моим ощущениям, это были не люди.

«Только ни во что не вмешивайся», — велел мне Вивиан и решительно подошел к двери.

— Это бетайласы? — быстро спросил я.

«Нет», — ответил он, потянул дверь на себя и вошел в офис.

Уверенный, спокойный, целеустремленный. Я последовал за ним, мельком отметив, что это помещение не пострадало ни от огня, ни от каких-либо других разрушений. Казалось, сотрудники покинули его совсем недавно, отправившись после долгого рабочего дня по домам. Темнели экраны выключенных компьютеров, с фотографий, стоящих на столах, улыбались родственники офисных менеджеров, топорщились ручками и карандашами подставки для канцелярских принадлежностей.

Вивиан остановился, не доходя до группы людей, и только теперь я увидел, что на столе перед ними лежит асиман в обгоревшей одежде, белый от потери крови, с глубокими порезами на руках. Мне сразу вспомнилась старая скандинавская история о троллях, поймавших лесоруба и решавших, как лучше приготовить его на обед. Правда, в той сказке человек выглядел гораздо бодрее.

— Прошу прощения, — чрезвычайно вежливо произнес Вивиан.

Люди медленно повернулись к нам. Шесть мужчин, одна женщина. Трое были в деловых костюмах, один в домашней одежде, еще двое — в куртках. Человеческие лица, искаженные нечеловеческими сущностями. Светящиеся глаза, тонкие бледные рты… Несмотря на разные черты, все они казались слепками с одного-единственного лица. Я не позволил себе почувствовать эмоции и желания этих существ, заглушив любопытство.

Они выжидательно смотрели на некроманта, а он сделал еще один шаг вперед и сказал:

— Мне нужно это тело. — Кадаверциан указал на полумертвого асимана. — В обмен могу предложить тебе кое-что другое.

— Он сильный, — произнес один из мужчин гулким безжизненным голосом, — самый сильный из всех, кого я находил.

— Он не подойдет для тебя, — мягко произнес Вивиан и повторил: — Я дам другое. То, в котором тебе будет комфортнее.

Меня удивило, как вежливо и уважительно разговаривает он с нежитью. С каким искренним интересом к его проблемам и желанием помочь.

Существа помолчали не двигаясь, не глядя друг на друга, как будто даже не услышав слов ученика Кристофа, видимо, размышляли.

«Это одна сущность», — произнес некромант, мысленно обращаясь ко мне, словно опасаясь, что, если я не буду обладать всей информацией, совершу какой-нибудь опрометчивый поступок.

«Я понял. У него одно сознание, но разделенное на несколько тел», — ответил я, вглядываясь в застывшие лица.

«Да, потому что оно не вмещается в одно тело», — кивнул Вивиан.

«И ты уверен, что сможешь создать для него достойное вместилище?»

«Уверен. И он знает об этом, чувствует во мне некроманта».

— Что ты хочешь взамен? — спросила женщина таким же жутким голосом, прерывая наш мысленный диалог.

— Я не могу попасть на территорию эпицентра, — быстро, ответил кадаверциан и пояснил: — в то место, откуда ты пришел. Расскажи, что там происходит.

— Расскажу, — прогудело существо в ответ, глядя на меня сверкающими глазами, — как только смогу собрать свою память воедино.

— Отлично! — воскликнул некромант, — Буду очень тебе признателен.

Это можно было считать окончанием сделки. Я подошел к столу, один из «менеджеров» отодвинулся, давая мне пройти, и я почувствовал запах, исходящий от него. Странный, нечеловеческий, необычный, чуть горьковатый и как будто вяжущий. Не неприятный. Сразу представилась сухая кожура какого-то экзотического фрукта.

Я снял со стола бесчувственного асимана, отнес в угол, сгрузил на пол. Те, кто когда-то были людьми, не обращали на меня внимания, видимо, я казался им… вернее, ему, еще одним ходящим, разговаривающим телом, которое невозможно использовать. Внимание сущности было приковано к Вивиану. Группа используемых тел медленно окружила его, и фигура некроманта скрылась за их спинами.

«Не вмешивайся», — услышал я еще раз предостерегающий голос ученика Кристофа и почувствовал первый всплеск кадаверцианской магии.

А потом тела людей стали меняться. Они плавились, как воск, мгновенно перестраивались, словно фрагменты мозаики, застывали, приобретая самые невероятные формы, чтобы через несколько мгновений снова начать преобразовываться. Вивиан стоял в центре не шевелясь, глядя прямо перед собой остановившимся взглядом, и на его лбу выступала испарина. То, что он делал, отнимало у него огромное количество энергии.

Я смотрел на то, как человеческие тела начали сливаться в одно, и не мог отвести взгляд, хотя в какой-то миг зрелище стало отвратительным. В изменяющейся биомассе мне виделся то циклоп, поводящий по сторонам мутным глазом, то оскаленная морда гиены, то неподвижное лицо древнего ацтекского божка с застывшей свирепой улыбкой. Это было похоже на отражения мыслей некроманта, подбирающего для потустороннего существа наиболее подходящее обличье.

Наконец нужная форма была выбрана. На полу лежало, нервно поводя мокрыми боками, нечто напоминающее грифона с тремя парами лап, длинным бескрылым телом и мощным хвостом.

Странно было осознавать, что это создано из человеческих тел.

«Грифон» поднялся, постоял некоторое время напротив кадаверциана. Голова с огромным клювом потянулась вперед, почти коснулась лица Вивиана, прошипела что-то невнятное… Затем тварь оглянулась на меня, стремительно метнулась прочь, выбила окно и вместе с дождем осколков исчезла в темноте.

Вивиан вытер рукавом свитера взмокший лоб и устало взглянул в мою сторону.

— Он не ответил на твой вопрос, — сказал я.

«Ответил. Как умел. Просто ты его не понял. Идем, расскажу по дороге».

Я наклонился, взвалил асимана на плечо и вместе с некромантом вышел из офиса.


Глава 23 УЧЕНИЦА | Новые боги | Глава 25 УТРАЧЕННЫЕ ИЛЛЮЗИИ