home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 22

ГОРОД ПРИЗРАКОВ

Когда мы виним себя, мы знаем, что никто другой винить нас уже не вправе.

Люди, подверженные филантропическим идеям, не имеют представления о человеколюбии. Это главное, что отличает их от всех других смертных

14 мая

Дарэл Даханавар

Перед широким крыльцом Северной резиденции стояло несколько машин, оставленных главами кланов. На земле серебрилась тонкая корочка льда. Деревья раскачивали ветвями под порывами холодного ветра. Их черные тени тревожно метались по стенам. В высоких кованых клетках, стоящих с двух сторон от ворот, билось пламя, освещая все вокруг зловещим багрянцем.

Над городом, лежащим вдали, дрожало марево пожаров. Горело в нескольких местах. Зарево подсвечивало небо красным, а столбы черного дыма ползли низкими грозовыми тучами…

Лориан с легкой растерянностью посмотрел в ту сторону, но тут же велел себе прекратить паниковать.

Бетайлас шумно принюхался, тряхнул головой и подошел к внедорожнику, принадлежавшему кому-то из нахтцеррет. Бесцеремонно взял за плечо подростка, сунувшегося было на переднее сиденье, и отправил его назад, сел за руль, подождал, пока я займу свое место, и машина неожиданно плавно покатила к выезду с обширной территории.

— Ты стал как-то слишком осторожно водить, — заметил подросток, опираясь на спинку моего кресла.

— Пока не стоит привлекать к себе внимание. — Босхет закрыл свое окно и, нажав кнопку на приборной доске, заблокировал все двери.

Лориан хотел спросить, к чему эта предосторожность, но передумал. Лишь настороженно глядел по сторонам. Высокие дубы вдоль дороги казались ему зловещими, мрачными, скрывающими за толстыми стволами опасность. Свет фар выхватывал из сумрака корявые ветви, тянущиеся к машине. Черная лента шоссе неторопливо разматывалась под колесами…

Я почувствовал, что зона действия Креста Основателя закончилась. Как будто растаяла некая едва уловимая дымка, окутывающая землю. Ощущение некротической сущности, исходящее от Босхета, обострилось, и мне пришлось приложить некоторое усилие, чтобы отключиться от него. Сам дух-убийца встряхнулся, видимо чувствуя себя более свободно, и пояснил мне:

В отличие от многих я могу жить под его силой, да и Другие бетайласы тоже. Но все же приятнее находиться подальше. Дорога пошла под уклон. Мы переехали через узкую речушку, и мне почудилось какое-то движение в воде. Хотя я не почувствовал ничего подозрительного. Впрочем, пространство вокруг теперь было наполнено действительно чуждыми ощущениями. В какой-то миг мне трудно стало осознавать, что мир изменился настолько, и я больше никогда не смогу чувствовать его прежним. Можно было обмануть себя, убедив в том, что на самом деле причина во мне, и это я стал другим после тесного общения с Атумом. Но притворяться даже для собственного успокоения не имело смысла.

— Дарэл, а у тебя не осталось способностей Основателя? — осторожно спросил Лориан.

— Нет, — ответил я, — исчезли вместе с ним. А у тебя они случайно не появились?

Он отрицательно покачал головой и усмехнулся невесело, снова отворачиваясь к окну.

С чистого неба повалил снег. Тяжелые хлопья медленно падали на землю. В свете фар они кружили и танцевали, не касаясь друг друга. Босхет включил «дворники». Те заскребли по стеклу, размазывая снежинки и оставляя после каждой длинный кровавый след.

Лориан сжал зубы, крепче впиваясь пальцами в мое кресло. Бетайлас принюхался, пробормотал что-то и еще немного сбавил скорость. Теперь джип полз, мягко покачиваясь на неровностях дороги, окруженный белой метелью.

— Дарэл, а ты мог бы позвать Кристофа, спросить у него, как дела? — тихо попросил подросток.

— Уже пытался. Но он не отзывается, или я его не слышу.

— Конечно, не слышишь, — ехидно рассмеялся Босхет, — «Волчий глаз», слыхал о таком? Это артефакт врико- лакос — защита от телепатического воздействия. Мэтр вживил его себе в руку, чтобы защищаться от Основателя. От тебя то есть.

— Спасибо, что пояснил, — сухо отозвался я, думая о том, сколько еще мне придется сталкиваться с последствиями пребывания Атума в этом мире.

«Снег» закончился так же внезапно, как и начался, а над машиной пронеслась стремительная черная тень. Лориан невольно пригнулся, а меня на мгновение окатило ледяным, парализующим ужасом. Неведомое существо, растворившееся в темноте, излучало сильнейший страх. Впитанный из тысяч испуганных людей, он стлался за ним невидимым плотным плащом.

— Кто это был? — спросил я Босхета, заметив, как хрипло звучит мой голос.

— Загонщик, — ответил тот, мельком взглянув вверх, словно мог увидеть сквозь крышу темную тень, — Бесплотный дух вроде меня.

— И его тоже можно в кого-то вселить? — глухо спросил Лориан.

— Можно, — отозвался бетайлас, поглядывая по сторонам, — Только для этого нужно тело побольше человеческого. Кадаверциан в древности создавали некротических химер из тел животных и людей. Они как раз подходили для таких духов. Ну, ты должен помнить, — Он посмотрел на меня и снова уставился на дорогу.

В моей памяти действительно мелькнул образ страшноватой твари, но я не стал задерживаться на нем, чувствуя, как увеличивается тревога Лориана. И прежде чем она успела перерасти в панику, спросил:

— Босхет, скажи, в своем мире вы общаетесь друг с другом?

— Думаешь, мы садимся в кружок вместе с Тёмными Охотниками и некрофагами для того, чтобы обсудить, как обстоят дела в мироздании? — Он коротко рассмеялся и покачал головой, удивляясь моей наивности, — Нет, конечно. Нам не о чем говорить. А многим и нечем.

Он снова насмешливо фыркнул, представляя подобную беседу. А я вспомнил, о чем давно хотел его спросить:

— Послушай, Босхет, почему ты спас Миклоша? Ведь Кристоф велел тебе всего лишь наблюдать.

Бетайлас смерил меня взглядом так, словно сомневался в моих умственных способностях, и ответил таким тоном, как будто я спрашиваю его об элементарных, всем известных вещах:

— Потому что мы похожи. Он такой же убийца, как и я.

Ему доставляет удовольствие убивать, и мне приятно это. Всегда радовало, что в вашем мире есть хоть кто-то способный испытывать настоящие, правильные чувства.

Узкая дорога закончилась, вливаясь в шоссе, ведущее в Столицу. Фонари, стоящие по обеим его сторонам, освещали машины, несущиеся прочь из города. Люди все еще пытались бежать.

— Зря они это делают, — пробормотал Босхет, поворачивая руль. — Далеко не уедут.

Я почти физически ощущал страх, текущий по шоссе. Страх, который слепил и лишал разума.

Лориан вздрогнул, когда один из автомобилей на полной скорости врезался в бок другого. Послышался звук сильного удара, визг тормозов, испуганные вопли. На дорогу хлынули разбитые стекла. Нервные гудки остальных машин, пытающихся объехать неожиданное препятствие…

Подросток поспешно обернулся, пытаясь лучше увидеть, что происходит, но мы уже отъехали на достаточное расстояние, чтобы он мог разглядеть хоть что-то.

Я почувствовал еще одного Загонщика, пролетевшего над шоссе, и постарался не обращать на него внимания, д

Босхет невнятно выругался, ударил ладонью по гудку и резко повернул руль.

По встречной полосе, слепя фарами, мчался «ауди». Его водитель, наплевав на все правила, пытался как можно скорее покинуть город.

— Все равно далеко не уедут, — равнодушно повторил бетайлас.

— Почему? — глухо спросил Лориан.

— Кадаверциан установили вокруг эпицентра большое кольцо, — с удовольствием стал объяснять дух-убийца. — Пробиться сквозь него невозможно. Оно охватывает часть Столицы и пригорода. Кто не успел, больше отсюда убраться не сможет. И сюда никто не проникнет. Ни по земле, ни по воздуху.

Мальчишка шумно вздохнул, его страх стал почти ощутимым, но, пытаясь справиться с ним, он спросил:

— А как оно выглядит?

— Полоса тумана, — ответил Босхет, погладывая в боковое зеркало. — Это как бы часть нашего мира. Двигаешься сквозь него, но все равно остаешься на месте.

Подросток пробормотал что-то неразборчивое и снова уставился в окно.

А я начал осознавать, что мной все больше овладевает болезненное любопытство. Мне хотелось видеть, как изменился город.

Когда мы наконец въехали на улицы Столицы, они оказались пусты. Точнее, здесь не было людей, но я видел и ощущал голодные мелькающие тени, отдаленный гул. Кое-где улицы перегораживали наспех собранные баррикады из перевернутых киосков и машин, и нам приходилось объезжать их, плутая по дворам. Из окон домов, мимо которых мы проезжали, лениво выползали красные языки пожара. В одном из дворов дорога была залита водой, текущей из поврежденного водопровода.

Здесь и там виднелись разбитые, покореженные автомобили, лежащие на боку или крыше, в лужах бензина, вытекшего из баков, в ореолах разбитых стекол, сверкающих под светом фонарей. Словно кто-то безумный играл с человеческой техникой.

«Дарэл, где ты?» — внезапно услышал я тревожный голос Фелиции.

«В городе».

«Один?!»

«Со мной Босхет и Лориан».

Она помолчала, на расстоянии окатив меня чувством беспокойства, а затем сказала всего лишь:

— «Будь осторожен».

— С кем ты говорил? — тут же спросил мальчишка, хорошо замечавший на моем лице признаки телепатического общения.

— Фелиция беспокоится, — ответил я, прекрасно зная, что ему хотелось бы услышать что-нибудь о Кристофе.

Он молча кивнул и снова повернулся к окну, вглядываясь в проплывающие мимо дома. Практически все они были темными. Кое-где светилась пара окон, но за ними я Не ощущал ничего живого. Вокруг редких фонарей, пытавшихся освещать пустые улицы, вились стайки насекомых, явно не принадлежащих этому миру. Они были похожи на больших разноцветных жуков с длинными лапами и огромными фосфоресцирующими глазами.

Мы проехали еще немного и снова были вынуждены искать объезд. Несколько фонарей оказались повалены, а на асфальте лежали вырванные провода, рассыпающие искры.

— Я вот что подумал, — неживым голосом произнес Лориан, — если теперь во мне дух Основателя, а он неуничтожим, значит, я не могу погибнуть от несчастного случая?

— Давай не будем это проверять, — искренне посоветовал я, оглядываясь на потрескивающие и шипящие змеи проводов.

Подросток хотел сказать еще что-то, но тут на машину прыгнуло нечто бесформенное. К заднему стеклу прижалась слюнявая морда то ли жабы, то ли тритона с оскаленными зубами. Босхет нажал на газ, и джип рванул вперед. Из подъезда, мимо которого мы проезжали, выскочило еще одно такое же существо и гигантскими скачками понеслось следом за внедорожником. А через полминуты к ним присоединилось третье.

— Кто это?! — воскликнул Лориан.

— Прыгающие твари, которые-чуют мясо и хотят его сожрать, — сквозь зубы отозвался бетайлас.

— Герконы, — произнес я название, выплывшее из воспоминаний Вольфгера. — Примитивные охотники-падаль- щики.

Босхет злобно буркнул что-то и крутанул руль, джип задел бампером за покореженную машину, почти перегородившую дорогу.

Еще некоторое время он пытался оторваться от тварей, петляя по дворам, но потом это занятие, видимо, надоело ему.

— Достали, — пробормотал дух-убийца, резко останавливаясь.

Открыл свою дверь, высунулся наружу и схватил существо, прыгнувшее к нему, за шкирку. Встряхнул и, прошипев что-то на языке, явно не принадлежащем ни к одному из человеческих, отшвырнул геркона прочь, прямо на перевернутые мусорные баки. Захлопнул дверь и снова нажал на педаль газа. Тварь, рухнувшая с грохотом и визгом, неуклюже поднялась, издавая громкий обиженный вой, и поплелась прочь. Следом за ней удалились сородичи.

— Узнали более крупного хищника, — самодовольно прокомментировал Босхет.

Лориан, замерший на заднем сиденье, обернулся, глядя на герконов, резво помчавшихся куда-то в сторону.

— Здесь сверни, — велел я бетайласу, чувствуя впереди, между новыми высотными домами, какое-то черное шевеление, которое совсем мне не понравилось, — Объедем.

— Ладно, — покладисто отозвался дух-убийца.

Мы выехали на длинную аллею, покрытую зеленым пухом первой листвы, и машина закачалась на неровностях дороги. Асфальт на ней был поднят, как будто взрыт.

— Уже недолго осталось, — сказал подросток, и я почувствовал его нетерпение.

Машина еще какое-то время петляла по дворам, а затем остановилась возле дома Лориана… возле того места, где он должен был стоять. От многоэтажного здания остался глубокий, чуть дымящийся котлован. Соседние постройки с выбитыми окнами казались покореженными, наклонившимися над воронкой, готовыми рассыпаться. Деревья возле них тянули вверх почерневшие, обугленные ветви.

Сзади послышался негромкий щелчок открывающейся двери. Не обращая внимания на предостерегающее восклицание Босхета, Лориан выбрался из машины и побрел к провалу, оставшемуся на месте его дома.

Я догнал его у самой кромки. Он стоял и смотрел вниз. Дно котлована было устлано битыми кирпичами, перекрученной арматурой и кусками стекла. Но все это не валялось в беспорядке, а казалось аккуратно сложенным одно к другому. Словно кто-то старательно выполнил сложную, хотя и грубую мозаику. Здесь не было видно ни одного следа крови. И прохладный воздух тоже не пах ею. Здесь вообще не было никаких запахов, кроме влажности тумана, ползущего По улице.

— Кто это сделал? — едва слышно произнес Лориан, — Кто мог сотворить такое?

В полной тишине его шепот прозвучал неожиданно громко и очень тревожно.

— Не знаю, — честно ответил я.

Память Вольфгера молчала. Никого живого в округе я не чувствовал. И из потусторонних сущностей тоже — только Босхета, посматривающего по сторонам с интересом исследователя.

— Твои родные могут быть живы, — рассудительно заметил бетайлас. — Не надо паниковать раньше времени.

Но Лориан не паниковал. Он был в отчаянии.

— Может быть, мэтр успел заехать за ними до того, как здесь все обрушилось? — предположил дух-убийца, но Лориан дернул плечом, не желая слушать, как ему казалось, пустые утешения.

— Они мне мешали, — сказал он глухим голосом, — Я хотел быть свободным. Делать, что хочу. Ни перед кем не отчитываться. И вот теперь я свободен.

Я чувствовал его отчаяние, которое с каждой минутой становилось все сильнее. Он с горечью думал о том, что почти не бывал дома, с готовностью пользуясь помощью вампиров, легко замутняющих сознание родным, чтобы те не мешали ему жить своей опасной, но очень интересной жизнью. Редко звонил, отделываясь ничего не значащими формальными фразами, и получал возможность не думать о них до следующего телефонного звонка. А теперь звонить было некому. И я, стоя рядом, переживал вместе с ним его горе.

Босхет, молчавший из вежливости, вдруг с шумом втянул в себя воздух, принюхиваясь, вскинул голову и крикнул:

— В машину! Живо!

Я схватил Лориана за руку и потащил к джипу, уже сам чувствуя приближение чего-то очень быстрого и очень голодного.

Он сполз с соседнего здания. Бесконечно длинное змеиное тело сотней тонких лапок крепко цеплялось за каменные стены и перетекало с уступа на уступ. Узкая голова, на которой щелью чернел рот, вертелась во все стороны. По черной лоснящейся шкуре расплывались белесые пятна, похожие на следы плесени.

Лориан, оцепеневший на заднем сиденье, не отводя глаз, смотрел, как тварь соскользнула на землю и, деловито шурша по битым кирпичам, устремилась к машине.

— Схигия, — прошипел сквозь зубы Босхет, нажимая на педаль газа.

Машина нырнула в переулок, вылетела на проспект и понеслась по дороге, все увеличивая скорость. Но тварь не отставала, с удивительной прытью она скользила по стенам домов, перепрыгивая с одного здания на другое.

— Зараза, — пробормотал Босхет, когда та оказалась совсем близко, едва не задевая за крышу джипа.

— Ты можешь ее остановить? — спросил я без особой надежды на положительный ответ.

— Если бы остался без тела, смог бы задержать, — ответил он и неожиданно ухмыльнулся, — но есть план получше.

— Какой? — сдавленно спросил Лориан.

В его запутанных чувствах паника заглушила отголоски только что пережитого горя. А чрезмерно развитое воображение вовсю рисовало последствия встречи с этой тварью.

— Эта дрянь боится Охотников, — буркнул Босхет, оглядываясь на упорного преследователя, — но мне что-то неохота встречаться с кем-нибудь из них.

Машина завернула еще раз, на полной скорости едва сумев вписаться в поворот.

— Надо найти то, что может его отпугнуть, — сказал мне Босхет, — По ощущениям оно холодное, липкое, тонкое, вытянутое вверх.

Я закрыл глаза и снял свою мысленную защиту от города, наполненного тенями. Тут же со всех сторон на меня хлынула тьма. Колючая, злобная, режущая и засасывающая. В ней мелькали редкие теплые огоньки живых сущностей, и не так даче ко тускло тлел одинокий зеленый огонек.

— Неподалеку кто-то из кадаверциан, — сказал я, как мне показалось очень тихо, но Босхет прекрасно все слышал.

— Хочешь позвать на помощь? — недовольно спросил бетайлас. — Я и сам могу вас защитить.

В голове Дориана, напряженно следящего за тварью, мелькнула невнятная и не слишком оптимистичная мысль, связанная с помощью духа-убийцы, а я, преодолевая сопротивление города, наполненного жалящей темнотой, потянулся к зеленому огоньку. Похоже, это был ученик Кристофа.

«Вивиан, слышишь меня»?

Ответ пришел с некоторым опозданием, словно прорываясь сквозь вязкую злобу преследующего нас существа.

«Дарэл?»

«Мы в городе. Нужна помощь».

«Где ты находишься?»

Я едва успел назвать район и улицу, по которой мы ехали, как меня отвлек сдавленный вскрик Дориана. Существо, упорно ползущее за нами, ощущалось совсем близко. Его единственным желанием было поглотить любую жизнь, оказавшуюся рядом, и сейчас тварь пребывала в глубочайшем недоумении оттого, что никак не могла поймать желанную добычу.

То, о чем мне говорил бетайлас, наконец нашлось. Оно лениво переползало с места на место в небольшом сквере, зажатом между нескольких домов.

— Вперед, налево и снова прямо, — сказал я, открывая глаза.

— Я чувствую так же, — довольно кивнул Босхет и тут же нажал на тормоз.

Меня бросило вперед, ремень безопасности врезался в грудь. Лориан вцепился в спинку моего кресла. Прямо перед самым лобовым стеклом распахнулась пасть твари, свалившейся на дорогу со стены. Я увидел ее совсем близко, наполненную не зубами, а тупыми пластинами и острыми, мелко подрагивающими шипами.

Босхет невнятно выругался, резко дал задний ход, все увеличивая скорость. Но твари явно надоело играть в догонялки, и она, издавая скрипучие звуки, напоминающие скрежет железа по стеклу, рванулась к машине, вытянув верхнюю половину туловища. Передние лапы царапнули по бамперу…

— Все нормально! — крикнул бетайлас, пытаясь заглушить вопли существа. — Уже близко!

Мы вылетели на открытое пространство — небольшую площадь с неработающим фонтаном в центре. Босхет снова крутанул руль, машину развернуло, тварь пролетела вперед по инерции. Сшибла суставчатым хвостом каменную чашу, завалилась на бок, перебирая многочисленными лапами, попыталась перевернуться, но не смогла сдвинуться с места. И только сейчас я заметил, что почти всю площадь покрывает густая серая масса.

Существо барахталось в ней, пытаясь выбраться, но лишь прилипало сильнее. И в его воплях стали слышны жалобные нотки.

— Отлично, — довольно сказал Босхет, пытаясь развернуть машину и одновременно не вляпаться в тот же самый кисель. — Я же говорил, что сам справлюсь.

Липкая жижа, растекшаяся по асфальту, колыхалась и пузырилась, наползая на отчаянно бьющуюся добычу.

— Что это? — спросил Лориан со смесью ужаса и отвращения в голосе. — Оно живое?

— Это как посмотреть, — с готовностью отозвался Босхет, всегда с увлечением беседующий на темы одушевленных и неодушевленных существ, — Оно двигается и нуждается в пище так же, как и я. Значит, живое, но с другой стороны…

Рассмотреть вопрос с иного ракурса ему не удалось. На площадь вылетел черный джип с помятой дверью. Затормозил, едва не попав в полосу клейкой массы, объехал неожиданное препятствие и остановился возле нас.

Из него выскочил Вивиан с растрепанными волосами и перекошенным от ярости лицом.

— Ну, сейчас начнется, — пробормотал бетайлас, отстегивая ремень безопасности и вылезая наружу. — Доброй ночи, Вивиан, — самым любезным тоном сказал он, — можно было не торопиться. Как видите, мы сами справились.

Тот мельком взглянул на тварь, все еще барахтающуюся в «клее», и снова свирепо уставился на бетайласа.

— Зачем ты потащил их в город?

— Вообще-то они сами просили, — попытался оправдаться Босхет, но молодой некромант вдруг произнес несколько шипящих слов, показавшихся мне смутно знакомыми.

Удивительно, оказывается, воспитанник Кристофа уже овладел древней речью, на которой предпочитали общаться потусторонние некротические сущности!

Дух-убийца злобно оскалился и резко ответил на том же языке. На кончиках пальцев кадаверциана вспыхнули зеленые искорки.

— О чем они говорят? — тихо спросил меня Лориан.

— О чем конкретно, пока не знаю. Но общий смысл уловить несложно.

Я вылез из машины, хотя не торопился подходить к некроманту и его слуге. Вивиан холодно взглянул на меня и снова обратился к Босхету. Я прекрасно понимал их речь, стоило только внимательнее вслушаться.

«Ты не можешь подвергать опасности моих друзей».

«Вообще-то это вы не можете, — обманчиво дружелюбно произнес бетайлас и уточнил с неприятной улыбкой, — мне больше приказывать. Я согласился помочь. Но это не значит, что я буду и дальше ходить за вами на коротком поводке».

«Я не держу тебя. И никто не держит, — ответил Вивиан. — Но если ты все же решишь остаться с нами, постарайся выполнять некоторые правила».

Он вытащил из-за пояса уже знакомый мне нож с черным клинком и, не обращая внимания на то, как напрягся Босхет, глядя на оружие, подошел к твари, с шипением бьющейся в плену. Липкая жижа растекалась, освобождая дорогу некроманту.

Вивиан размахнулся и вонзил клинок в основание черепа схигии. Та дернулась, затихла, и клейкая масса затянула ее, покрыла с головой, превращая в бесформенный комок. В прохладном воздухе потек сильный запах аниса.

Молодой некромант выпрямился и, перешагивая через липкие островки на асфальте, подошел к нам.

— Больше никогда не выезжай в город без сопровождения кадаверциан, — сказал он мне сухо, вытирая о свитер лезвие, испачканное слизью.

— Зачем ты убил ее? — спросил я с неожиданным для себя самого любопытством.

— Чтобы вопли не привлекали других падалыциков. — Он убрал нож, хмуро взглянул на недовольного Босхета, а я прочитал его истинные чувства.

Вивиану нравился этот новый мир. Совсем недавно он был учеником могущественного колдуна, неофитом, подмастерьем, мальчишкой, обязанным почтительно молчать в присутствии мудрых глав кланов. Теперь же эти самые старейшины вынуждены просить его помощи, потому что не могут самостоятельно даже выйти из дома. Он получил именно то, о чем мечтали многие из моих братьев и сестер. Власть.

— Ты уверен, что справишься? — спросил я очень тихо, отвечая на его тайные мысли.

Босхет, переминающийся с ноги на ногу неподалеку, вытянул шею, не расслышав, о чем мы говорим.

Вивиан нахмурился, но промолчал. Посмотрел в сторону ближайшего дома, возле которого начали собираться смутные, но явно агрессивные тени, привлеченные нашим присутствием. Я почувствовал легкое дуновение магии со стороны кадаверциана, и тут же существа на той стороне улицы исчезли. Вивиан снова взглянул на меня, и я прочитал в его чувствах уверенность в себе и во всех своих действиях. Он не сомневался, что справится с ответственностью, внезапно свалившейся на него.

— Больше не выезжай в город без сопровождения, — повторил молодой некромант.

— Это я их попросил, — сказал Лориан, появившийся рядом, и с надеждой посмотрел на ученика колдуна. — Я хотел знать, что с моими родителями. Ты не знаешь, Кристоф не говорил, смог он вытащить их оттуда?

Подросток оглянулся на дорогу, по которой мы недавно приехали. Суровое лицо Вивиана чуть смягчилось.

— Извини, не знаю. Я не видел Криса уже несколько часов.

Мальчишка молча кивнул и отвернулся.

— Я провожу вас в Северную резиденцию, — сказал некромант тоном, не терпящим возражений. — Босхет, ты с нами?

Бетайлас скривился и, помедлив секунду, сел за руль нашей машины. Он ценил внезапно обретенную свободу, но находиться в обществе кровных братьев было для него гораздо важнее, чем вернуться в город.

Вивиан вернулся в свой джип, и спустя минуту мы уже ехали к единственному безопасному месту Столицы.

Даже издалека Северная резиденция была похожа на потревоженный улей. Мне казалось, что она гудит и сотрясается от основания до крыши. Пожалуй, впервые я ощущал столько разных сущностей, собранных в одном месте, — вампиры, люди, некротические создания, дружественные некромантам… Все это бурлило, искрилось самыми яркими эмоциями и переливалось всевозможными чувствами.

Вивиан проводил нас до границы, а затем развернул машину и снова уехал в сторону города выполнять прерванную миссию.

При въезде на территорию, охраняемую от духов Крестом Основателя, я увидел три черных тени, вынырнувших на дорогу из-за деревьев и перегородивших нам путь. Со стороны они выглядели как обычные люди — крепкие мужчины в военной форме, с оружием. Но под человеческими личинами чувствовались холодные сущности бетайласов.

Босхет опустил стекло со стороны водителя и недовольно спросил одного из них:

— В чем дело, Вилх?

— Приказ мэтра, — хрипло отозвался тот. — Патрулируем территорию. На всякий случай.

Он заглянул в машину, взгляд его тускло светящихся глаз скользнул по моему лицу, задержался на Лориане, затем дух-убийца удовлетворенно кивнул и посторонился.

— Все в порядке, можете ехать.

— Багажник проверить не забудь, — пробормотал Босхет, поднимая стекло. — А то вдруг мы туда Тёмного Охотника запихнули.

Из серого ночного сумрака неторопливо выплыл замок. Все окна в нем светились. Ближайшая территория также была освещена. Фонари на деревьях бросали ровные круги света на дорогу. На крыльце виднелось несколько темных фигур. Судя по моим ощущениям, тоже бетайласы.

Босхет остановил машину. Мы выбрались из салона и поднялись по лестнице. На меня снова нахлынули многочисленные эманации кровных братьев, скрывающихся здесь. И, чтобы не утонуть в хаотических чувствах и мыслях, я привычно отключил свои «сенсоры».

Первым нам встретился Арчи, бегущий вниз по ступеням. Я схватил его за рукав:

— Кристоф вернулся?

— Да. Он с Фелицией. В зеленом зале, — торопливо отозвался мой собрат, пытаясь освободиться и продолжить путь.

— И где это?

— Прямо по коридору, потом налево, — выпалил тот.

— Арчи, а ты не знаешь… — начал было Лориан, но чрезвычайно занятый даханавар лишь махнул рукой и поспешил дальше.

По дороге к залу нам на каждом шагу попадались мои родственники. В отличие от всех остальных кланов им было чем заняться. Любимая игрушка даханавар — люди — оказались совсем рядом, и ничто не мешало полностью наслаждаться общением с ними. Но на меня практически все братья и сестры смотрели с легким неодобрением или холодностью. Я продолжал оставаться для них изгоем, а после появления Основателя еще и источником постоянных неприятных воспоминаний.

Лориан, несмотря на свое беспокойство о родителях, уловил отголосок моего плохого настроения. Хотел как-то подбодрить, но не смог придумать, что утешительного мне можно сказать.

Подходя к залу, я услышал из-за приоткрытой двери раздраженный голос кадаверциана:

— Фелиция, мне некогда заниматься этой ерундой! Единственное, что меня заботит, как загнать обратно всех некроморфов.

— Крис, но ты не знаешь, когда это произойдет, — настойчиво, хотя и мягко возражала мормоликая, — Поэтому мы должны создать людям, оказавшимся здесь, хоть ка кие-то минимальные условия для выживания. Так что если тебе не сложно, посмотри, пожалуйста, этот список.

Я толкнул дверь, и мы вошли. Арчи слегка преувелич] назвав зал зеленым. Такого цвета здесь были только малахитовые подсвечники, стоящие на длинном дубовом столе, потертая обивка двух кресел у стены. Сквозь узкие окн прорезанные под самым потолком, виднелись кусочки ноч ного, темно-синего весеннего неба.

Фелиция и Кристоф расположились в торце стола. Кол дун держал в руках лист бумаги и хмуро изучал написанное на нем. Леди, увидев нас, улыбнулась приветливо, попроси ла жестом подождать и снова повернулась к кадаверциану

Несколько горящих свечей озаряли мормоликаю теплым сиянием и бросали глубокие тени на сосредоточенную, суровую физиономию некроманта. Лориан напряженно смотрел на Криса, но терпеливо ждал, когда тот освободится, чтобы задать беспокоящие вопросы.

— Спальные мешки… сухое топливо… газовые горел ки, — начал перечислять некромант вслух необходимые мормоликае вещи, — и походное снаряжение в количестве десяти пунктов, — Это все?

— Нет, вот список медикаментов и продуктов.

Кристоф взял из ее рук еще две бумаги и сказал, бегло просмотрев их:

— Чтобы доставить сюда все это, мне понадобится по меньшей мере два грузовика и бригада грузчиков.

Фелиция улыбнулась, и ее голос зазвучал еще более п никновенно:

— Я хотела предложить тебе несколько человек, которые помогут собрать и привезти все необходимые вещи. К верциан могли бы обеспечить им охрану, а люди будут ч ствовать себя полезными, не нашими заложниками и ко мом, а достойными соратниками.

— Великолепно, — буркнул кадаверциан, явно не в дящий в предложении леди ничего хорошего, — Кроме вс го прочего, мне придется заниматься развлечением смерЯ ных и поднимать их моральный дух.

— Людей можно понять, — сказала Фелиция, прист но глядя на колдуна. — Их мир рухнул за несколько дней. Многие потеряли близких. Все они лишились домов. И у них почти нет надежды. Им нечем заняться, кроме как думать о том, что произошло, и искать виновных… А мы не можем все время держать людей под магическим воздействием. И внушать, что они сыты, согреты, а их родственники живы.

В ответ на эти слова Кристоф сложил листы бумаги и сунул во внутренний карман плаща.

— Ладно. Я займусь этим завтра. Сегодня отправляться в город уже поздно. Но если с ними возникнут какие-то осложнения…

— Проблем не будет. Я попрошу поехать с тобой ко- го-нибудь из даханавар. На случай, если придется разрешать конфликты.

— Я тоже съезжу с вами, — сказал я, и колдун впервые за весь разговор посмотрел на меня.

Его зеленые глаза казались странно пустыми, словно ка- даверциан был сосредоточен на какой-то одной-единствен- ной мысли, но я не мог прочитать ее. Затем он перевел взгляд на Лориана, нервничающего все больше, прекрасно понял причину его беспокойства и чуть улыбнулся:

— Я привез твоих родителей. Правда, не обладаю талантами даханавар вести беседы с людьми, так что тебе самому придется объяснять им, что происходит.

Я почувствовал, как тяжесть, лежавшая на душе у Лориана, исчезла. Он ощутил почти головокружение от величайшей радости.

— Крис! Спасибо!! Я так беспокоился.

— Не стоит благодарности, — учтиво отозвался колдун, — По меньшей мере невежливо было не выполнить твою просьбу после всего, что ты сделал для нас.

— Я пойду. — Мальчишка уже был готов бежать, забыв обо всем, — Где они?

— Я провожу тебя, — сказала Фелиция, легко коснулась его плеча и повела из зала, но у самого выхода оглянулась на меня и только потом закрыла за собой дверь.

— Крис?.. — произнес я негромко и выразительно.

— Что? — резко спросил он, поворачиваясь ко мне, готовый вступить в долгий и утомительный спор.

— Я теперь, конечно, не могу читать твои мысли — спасибо «Волчьему глазу». Но меня в отличие от Основателя ты не сможешь обмануть, я тебя слишком хорошо знаю. Что ты скрываешь?

Кристоф несколько мгновений смотрел мне в глаза, явно желая оборвать этот разговор, но затем, смиряясь с моим любопытством, ответил, присаживаясь на край стола:

— Я не смог вернуть его родителей. Когда я приехал, они уже были мертвы.

— Тогда кого ты привез?

— Стигониты, — сухо отозвался колдун, уже зная мою реакцию на эту новость. — Я видел фотографии. Вспомнил кое-какие рассказы Лориана… И не надо на меня так смотреть. По-твоему, я мог сказать парню, который согласился вселить в себя потустороннюю сущность ради всех нас, что его отец и мать убиты, потому что я был слишком занят, чтобы вспомнить о них сразу и заниматься их спасением?

— Но он все равно узнает.

— Не узнает, — устало ответил Кристоф, проводя ладонью по лбу, зажмуривая и снова открывая утомленные глаза, — Отличить невозможно. Оба они будут бодры, дружелюбны и станут жить долго и счастливо. До тех пор, пока это будет необходимо.

Мне оставалось лишь потрясенно качать головой.

— То, что ты сделал, безусловно, очень гуманно, но как-то… бесчеловечно.

Он усмехнулся в ответ:

— Ты себе представить не можешь, сколько еще бесчеловечного мне придется совершить в ближайшее время.

— Неужели? А можно поподробнее?

Кадаверциан не ответил, прислушиваясь. И я тоже уловил цепочку волнения, пробежавшую по нижнему этажу, а затем почувствовал приближение некроманта и еще кого-то, беспокойного и очень голодного.

Спустя пару минут дверь распахнулась, и в зал вошел Франциск, тянувший за собой на коротком поводке тварь, похожую на собаку. У нее было длинное приземистое тело грязно-бурого цвета, короткий хвост, напоминающий обрубок, мощные широко расставленные лапы и тяжелая широколобая голова. «Пес» скалил длинные клыки и ворчал низким утробным голосом, царапая пол когтями.

— Это самое лучшее, что удалось создать из доступного материала, — произнес старик, повернул ко мне незрячее лицо и вежливо склонил голову: — Доброй ночи, Дарэл.

— Доброй ночи, — ответил я, вновь удивившись его способности чувствовать, кто находится рядом, и перевел взгляд на существо. — Что это?

— Можешь сам придумать название породы. Некробу- льтерьер, к примеру, — Не опасаясь страшных клыков, Крис взял «пса» за морду и повернул его голову, оценивая зубы, — Неплохо. Возьмем этого за образец.

Кадаверциан выпустил некротическую собаку, и та с угрожающим рычанием рванулась ко мне, натянув поводок. Встала на задние лапы, едва не удушаясь на ошейнике. Франциск дернул пса обратно и снова потащил за собой.

— Зачем тебе эти твари? — спросил я, глядя, как кадаверциан быстро записывает какие-то свои размышления на обратной стороне листа со списком, выданным ему Фелицией.

— Они хорошие охранники. Смогут находиться на территории, защищаемой Крестом. И солнечный свет им не страшен.

— Разве недостаточно бетайласов?

— Думаю, скоро может стать недостаточно, — ответил он, не поднимая головы. — Слухи распространяются быстро. Люди узнают, что единственное безопасное место находится у Северной резиденции. Выжившие бросятся сюда, но мы не сможем принять всех… Если, конечно, будут выжившие, — добавил он, поразмыслив.

— То есть ты собираешься травить их собаками?

Крис посмотрел на меня с досадой.

— Я собираюсь сделать все возможное для нашей защиты. Я хочу спать спокойно. Не опасаясь того, что днем кто-нибудь из особо отчаявшихся выбьет дверь в моем доме, — Он снова убрал в карман листок с длинной цепочкой сложной формулы, — Ты слышал, что говорила Фелиция? Очень скоро люди начнут задумываться о том, кто виноват во всем произошедшем. И я с ней абсолютно согласен. Сам знаешь, выводы, которые они сделают, будут явно не в нашу пользу. Так что я хочу, чтобы у нас были надежные сторожа. Ладно, надо ехать, — резко оборвал он разговор, — Завтра ты с нами? — Да.

Он кивнул и направился к выходу. Но не успел открыть дверь, замер, взявшись за ручку, и прислушался к чему-то. Я почувствовал новый всплеск, долетевший со стороны города. Мне показалось, что здание дрогнуло, а огоньки свечей мягко качнулись.

— Очередная волна, — сказал Кристоф безо всякого трагизма, просто констатируя факт.

— Какая по счету? — спросил я, выходя следом за ним в коридор.

— Пятая. Осталось четыре.

— Осталось до чего?

— До того, как здесь появятся все существа из мира кадаверциан.

— А что, сейчас мы наблюдаем не весь комплект ваш тварей?

— Нет, — усмехнулся он.

Я подавил не слишком приятное ощущение, вызванное его словами.

— Да. Отыщи Вивиана, Дар. Если он еще не вернулся из города, пусть едет обратно. Доо рассвета успеет.

Я мысленно потянулся к ученику колдуна и позвал его:

«Вив, это Дарэл…» — но не успел озвучить до конца пожелание кадаверциана.

«Надеюсь, ты не в центре?» — долетел до меня его ответный вопрос.

«Нет. Кристоф хочет, чтобы ты возвращался. Ты нужен здесь».

«Уже еду».

— Скоро будет, — произнес я вслух.

Крис кивнул.


Глава 21 В ОСАДЕ | Новые боги | Глава 23 УЧЕНИЦА