home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 20

ЛЮДИ И НЕЛЮДИ

Боги моей страны очень любят кровь. Два раза в год мы приносим им в жертву юношей и девушек… Но, видно, им мало, потому что они очень сурово обходятся с нами.

13 мая

По улице ползали некроморфы.

Дона вбежала в подъезд и тут же почувствовала, как из левой квартиры потянуло знакомым запахом смерти. Но ей было нужно в правую, а там, кажется, пока все было спокойно.

Вилисса вздохнула с величайшим облегчением, открыла замок своим ключом. Попыталась войти, но дверь с той стороны оказалась загорожена чем-то тяжелым. Девушка не стала разбираться, что именно преградило ей путь, и просто толкнула изо всей силы. Послышался глухой удар, затем звон, нечто тяжелое рухнуло на пол, освобождая дорогу.

Дона успела заметить, что лампочка в прихожей перегорела, на паркете видны разводы грязи. Вешалка вспучилась уродливым горбом из-за курток и пальто, навешанных одно на другое, на полу высились завалы всевозможного хлама, начиная от лыжных ботинок и заканчивая старыми коробками с неизвестным содержимым.

Вилисса шагнула вперед и вдруг увидела мгновенную вспышку, услышала грохот, чей-то вопль, ее грудь обожгло, в плоть врезалось нечто тяжелое, маленькое, жгучее. Коже стало горячо и мокро. «Пуля, — подумала она с запоздалым удивлением. — В меня стреляют».

— Игорь?.. — произнесла она, уловив в своем голосе отголосок того же недоумения.

И тут же услышала в ответ испуганный крик:

— Дона! Дона!! Не стреляй! Не стреляй, я сказал!

Глухое ругательство, тупой стук, снова вскрик. Один человек бросился ей навстречу. Другой торопливо захлопывал дверь и пытался поставить на место рухнувший буфет. Девушка прислонилась к стене и тут же увидела совсем близко испуганное, бледное лицо своего постоянного донора, почувствовала на себе его руки.

— Она ранена! Кретин, я же говорил не стрелять! Дона! Сейчас, подожди…

Человек подхватил вилиссу на руки, не замечая, что она не собирается ни умирать, ни падать в обморок и не испытывает ничего, кроме легкого дискомфорта от кусочка металла, застрявшего между ребрами.

— Сюда. Клади ее на диван, — послышался голос другого мужчины, спокойный и деловой. Видимо, того самого меткого стрелка.

— Не включай свет! — взвизгнула какая-то девушка, пока еще невидимая Доне.

— Она вся в крови! — Трясущимися руками Игорь попытался расстегнуть на ней блузку, но вилисса мягко отстранила его и села.

— Все в порядке, — произнесла она успокаивающе. — Со мной все хорошо. Не волнуйтесь.

Окно в комнате тоже было загорожено чем-то из мебели. На журнальном столике, закапанном воском, горела свеча, и в ее свете Дона наконец увидела всех. Заплаканная и до смерти испуганная блондинка сидела на полу. Еще одна девушка — худая шатенка, нервно кусая губы, вцепилась в рукав молодого мужчины с глубокими свежими царапинами на лице. Он все еще сжимал пистолет и смотрел на вилиссу с легким недоумением. Видимо, до сих пор не мог понять, как она оказалась в этом доме.

Игорь по-прежнему склонялся над Доной и явно не верил, что у человека с пулей в груди может быть все хорошо. У него были зеленые глаза и темные волосы. Единственное сходство…

— Послушай, тебе нельзя вставать. Это болевой шок. Тебе надо…

Она протянула руку и нежно погладила его по щеке.

— Не волнуйся. Я в полном порядке.

Вилисса расстегнула блузку, поднесла руку к ране и с облегчением почувствовала, как пуля наконец выходит из ее тела. Поймала на ладонь окровавленный кусочек металла и отбросила его в сторону. Рана затянулась на глазах у изумленных людей.

— Вот и все. Нет никаких причин для беспокойства.

— Как ты это сделала? — Игорь хотел коснуться ее затянувшейся кожи, но так и не решился.

Его друг отцепил от себя руки своей девушки, наклонился, подобрал пулю и повертел ее в пальцах.

— Ты что, экстрасенс? — резко спросил он и добавил ругательство, которое Дона пропустила мимо ушей.

Она перевела взгляд на ошарашенного донора.

— Прости, что все так получилось…

— О чем это она?! — взвизгнула вдруг блондинка и завопила без всякого перехода: — Игорь, кто это такая?! Почему у нее ключи от твоей квартиры?! Почему она так запросто вламывается сюда?!

— Маш, заткнись! — рявкнул на нее мужчина с пистолетом, — Самое время сейчас выяснять, с кем он путался.

— Сам заткнись! — Девушка вскочила, дрожа от яростного негодования. — У тебя что, есть кто-то, кроме меня?! — накинулась она на растерянного Игоря. — И ты молчал?! А вы все знали и ничего не сказали?! Ну, с меня хватит! Я ухожу!

— Куда ты пойдешь?! — с раздражением воскликнула вторая девушка, хватая подругу, действительно направившуюся к двери, за руку и толкая ее в кресло. — Ты что, с ума сошла?! Что ты несешь?! Опомнись! Влад, хоть ты ей скажи! Куда ты собралась?! Там же полно этих… тварей! — Голос ее сорвался, и она тихо всхлипнула.

— Они называются некроморфы, — негромко сказала Дона, наблюдающая за неожиданным, но в принципе закономерным проявлением человеческой истерики — реакции на происходящее вокруг безумие.

— Кто? — тупо переспросил Влад.

— Некроморфы, — терпеливо повторила вилисса. — Нечто вроде стихийных духов. В отличие от всех остальных они не опасны… не так опасны, но могут очень напугать.

— Каких духов?!..Не опасны?!..Какие еще «остальные»?! — заговорили люди одновременно.

— Так, помолчите все! — заявил Влад и требовательно уставился на Дону. — А теперь по порядку. Ты знаешь, что происходит? Откуда эти твари?

Конечно, разумнее было оглушить их всех заклинанием, увести с собой на невидимом аркане и ничего не объяснять, даханавар, по всей видимости, так и поступали. Но в отличие от них вилисса никогда не могла похвастаться умением психологического воздействия на группу людей. Если бы Игорь оказался один, все было бы гораздо проще. Однако она могла позволить себе потратить время на объяснения, не боясь хаоса, творящегося на улице.

Дона перебрала несколько вариантов ответа и остановилась на самом приближенном к правде, хотя и он, по ее мнению, должен был прозвучать для людей достаточно бредово.

— Эти существа из… мира, параллельного этому… Кое-кто провел неудачный опыт по переходу из одной реальности в другую, и они вырвались в наше пространство.

Реакция на ее слова была неоднозначной.

— Говорил я вам, — мрачно заявил Влад, обводя взглядом своих скептически настороженных друзей, — Я точно где-то читал о таких научных разработках. Помнишь, Оль? Вот и доэкспериментировались.

— Бред какой! — воскликнула Мария, — И где ты мог читать о такой чуши?! В «Оракуле»?

— Да какая разница, откуда взялись эти твари, — подхватила ее подруга, нервно оглядываясь на окно, — Главное, что нам теперь делать?!

— И что это за параллельная реальность? — не обращая внимания на девушек, продолжил выспрашивать Влад. Он оказался очень любознательным человеком.

— Если этот мир можно назвать пространством жизни. Тот — принадлежит смерти. И все существа из него некротического происхождения.

— Значит, ты одна из тех, кто работал с этим измерением, — Друг Игоря не спрашивал, а утверждал.

— Нет. Я одна из тех, кто был против работы с ним, — честно ответила вилисса.

— Ну, ясно, — заметил мужчина, по-видимому считая, что прекрасно смыслит в ситуациях подобного рода. — Но вы можете разобраться со всей этой… — он запнулся, видимо собираясь вставить нецензурное словцо, но сдержался из уважения к Доне, — ерундой?

— Мы пытаемся, — кивнула она, — Я пришла для того, чтобы увезти всех вас в безопасное место.

Вилисса посмотрела на Игоря, но он по-прежнему сидел в дальнем углу дивана, хмуро глядя на нее, и молчал.

— В какое безопасное место?! — воскликнула Мария, — Да на улицу вообще нельзя выходить! Вы же слышали, что говорили по радио. Всем оставаться в домах и ждать помощи.

— Я умею управлять некротическими сущностями. И я могу вывести вас отсюда, — ответила Дона.

— Все правильно, — заявил Влад, явно довольный возможностью действовать, — Я говорил, надо выбираться отсюда, а не сидеть и ждать неизвестно чего.

— Все это чушь! — вскрикнула Мария, решительно усаживаясь в кресло, — Никуда я не пойду. Это сумасшествие — выходить на улицу!

Похоже, слово «улица» завораживало ее, и она не могла не повторять его.

— Я согласен, — неожиданно сказал Игорь, — Я тоже считаю, что отсюда уходить нельзя. У нас есть запас еды, вода. Отсидимся.

Дона резко поднялась с дивана, сверху вниз глядя на внезапно напрягшегося парня.

— Вы не сможете спрятаться здесь. Ваши соседи уже мертвы, а скоро «падалыцики» доберутся и до вас!

— Да пусть эти идиоты остаются, — начал было говорить Влад, но в этот миг буфет, загораживающий вход, задрожал.

Блондинка завизжала. Влад, нервно сглатывая, навел пистолет на дверь, и Дона увидела, как по щеке человека покатилась капля пота. Ольга вскочила, стараясь держаться поближе к нему, и снова ухватилась за его рукав. Игорь поднял из-за дивана обломок металлической трубы.

Буфет еще раз вздрогнул, а затем из-под него в комнату потекли густые струи тумана. Он свивался кольцами, тянул вперед тонкие белесые щупальца, словно пытаясь найти дорогу в полутемной прихожей. И прежде чем люди успели хоть что-то сделать, Дона шагнула вперед.

С ее пальцев сорвалось легкое зеленое облачко и мягко ударило по туману. Он обиженно зашипел и мгновенно втянулся обратно на лестничную площадку. А спустя миг буфет второй раз за вечер грохнулся на пол, и в комнату полезла мягкая туша гигантского слизня.

Девушки закричали, мимо головы Доны пронеслась пуля, врезалась в тварь, но, не причинив вреда, просто утонула в ее теле. Вилисса не глядя швырнула на людей зеленую дымку, закрывая их своей магией, и крикнула существу:

— Здесь нет еды! Уходи! Уходи прочь!

Каждый свой приказ она сопровождала ударом изумрудного хлыста, заставляющим слизня с недовольным шипением отползать назад, пока не выгнала его на площадку. Захлопнула дверь и повернулась к испуганным, ошарашенным людям, следящим за каждым ее жестом.

— Это самый безобидный падалыцик! Но, кроме него, есть твари-охотники, с которыми нельзя ни справиться, ни договориться! Их тысячи.

Вилисса повела рукой, заставляя исчезнуть свое оружие, и сказала уже спокойнее:

— Так вы идете со мной или нет?

Общее молчание и неуверенное переглядывание можно было принять за согласие.

Дона вышла первой. Слизень уполз. Дверь квартиры, расположенной напротив, была широко распахнута, и оттуда, из темноты, раздавались чавкающие и хлюпающие звуки, тянуло трупным смрадом. Видимо, падалыцик нашел себе ужин.

Ольга зажала рот ладонью и сдавленно всхлипнула. Влад крепко взял ее за плечо и повел следом за вилиссой на улицу. Игорь тащил за собой Машу, ноги которой дрожали от страха, и она то и дело затравленно оглядывалась по сторонам.

— Машина напротив подъезда, — негромко сказала Дона, крепко сжимая рукоять своего хлыста. — Быстро садитесь, не обращайте ни на что внимания и ничего не бойтесь. Пока вы со мной, вас никто не тронет.

Люди молча выслушали распоряжения, не сводя глаз с ее магического оружия. И вилисса с легким сожалением подумала, что Игорь больше не смотрит на нее с прежним влюбленным восхищением. В его глазах были опасение и настороженность.

— Все ясно? Тогда вперед.

Улицу освещали редкие фонари. В первые мгновения Доне показалось, что мир не сильно изменился. Но потом она заметила на тротуаре поток тумана, похожий на медленную реку. Небо все сильнее затягивало бледной дымкой, какой никогда прежде не было в Столице. В окнах дома напротив метались черные, безобразные тени, стали слышны крики, отдаленный вой сирен, визг тормозов. Вдали колыхалось зарево пожара. А темная тень, сидящая на верхушке детской горки, напоминала гарпию из книжки со страшными сказками.

— Все только начинается, — прошептала Дона, испытав болезненное сожаление и тоску по прежнему миру.

Она отстраненно заметила, что Игорь с девушками занял заднее сиденье, в то время как Влад — место водителя. Мистрис хотела открыть свою дверь, как вдруг увидела человеческий силуэт, неспешно направляющийся к ней.

Дона всмотрелась, машинально поднимая свое оружие, почувствовала холодную некротическую сущность под мертвой плотью и услышала знакомый голос:

— Собираетесь развоплотить меня, вилисса?

— Босхет?! — Девушка с радостным удивлением узнала бетайласа, приближающегося к ней. — Это ты?! Отличное тело! Где ты его раздобыл?

— Сейчас везде полно трупов. Можно выбрать самое лучшее. — Бетайлас широко улыбнулся, взял в свою ледяную ладонь ее руку, по-прежнему сжимаюшую хлыст, не обращая внимания на оружие, поднес к губам и крепко поцеловал. Он тоже был рад ее видеть.

— Как ты здесь оказался?

— Подумал, что вам будет нужна моя помощь.

— Большое спасибо, но… неужели вы с нами, теперь, когда… — Она хотела сказать «получили свободу», но не договорила.

Босхет покачал головой, настороженно глянул в сторону соседнего дома и сказал:

— Садитесь в машину. Сейчас не время ходить по улицам. Даже такой, как вы.

Дона улыбнулась его заботе и не стала спорить.

— А ну-ка, приятель, давай назад, — буркнул дух-убийца, распахнув дверь со стороны водителя. — Я сам поведу.

Влад не стал спорить, пересаживаясь. Босхет занял место за рулем, а Дона устроилась рядом.

Бетайлас оглянулся на людей, теснящихся сзади, понимающе улыбнулся и буркнул:

— Едой запасаетесь?

Вилисса промолчала, он понял, что она не собирается обсуждать предназначение смертных, и спросил деловым тоном:

— Куда едем?

— В Северную резиденцию. Кристоф считает, это самое безопасное сейчас место.

Она повернулась к Игорю, держащему на коленях свою блондинку Машу, и сказала, положив руку на плечо бетайласа:

— Это наш друг. Его зовут Босхет.

Донор не ответил на ее улыбку и вообще ничем не показал, что эта информация имеет для него хоть какое-то значение.

— Тоже из ваших? — осведомился Влад.

— Из наших, — отозвался дух-убийца, осторожно выводя машину со двора.

Машина ползла по улице. Вилисса не торопила Босхета. Теперь было опасно спешить.

Бетайлас включил радио. И Дона тут же услышала голос Констанс, что было невероятно.

— Мы просим вас сохранять спокойствие и выполнять элементарные меры безопасности. Не выходите на улицу. Не приближайтесь к окнам. Не зажигайте свет. Не пытайтесь самостоятельно выбраться из города. Вам будет оказана помощь…

— Мир окончательно свихнулся, — буркнул Босхет. — Странно, почему это раньше наши предусмотрительные мормоликаи не посоветовали людям строить бомбоубежища и запасаться продовольствием.

— Ты же помнишь, им самим было не до того, — рассеянно отозвалась Дона. — Их клан был почти уничтожен.

— О чем вы говорите? — резко спросил Игорь, — Вы что, давно знали, что это может произойти?

Бетайлас на миг отвлекся от дороги, чтобы посмотреть на Дону. Она повернула голову и встретилась с его мертвым, хищным взглядом.

Быть может, каждый из некромантов в глубине души хотел этого Хаоса? Быть может, Основатель действительно вложил в каждого из них желание обладать реальной властью? А теперь кадаверциан получили ее и готовы разделить со своими верными слугами?

От необходимости отвечать на тревожные вопросы Дону избавило нечто, появившееся впереди. Прямо посреди дороги стояло огромное дерево… Громадный белесый ствол загораживал собой проезд, во все стороны растянулись голые ветви. Они проходили сквозь стены домов и как будто пульсировали. Между ними кружили какие-то твари, похожие на стервятников.

Босхет поспешно свернул в переулок, огибая странное растение или существо, и, когда машина вылетела на прямое шоссе, все невольно вздохнули с облегчением.

Подруга Игоря вдруг завсхлипывала, а потом разразилась безудержными рыданиями, из которых Дона поняла, что ее родные — родители и сестра — остались на даче.

— Я не знаю, что с ними, не смогла дозвониться. Я понимаю, что вы все беспокоитесь о своих. — Она посмотрела на спутников затравленным взглядом. — Но поселок совсем близко… если бы можно было заехать…

Девушка с отчаянной мольбой уставилась на вилиссу и прошептала:

— Дона, пожалуйста… вы же можете…

Босхет покосился на мистрис, и та коротко кивнула. Бетайлас пожал плечами. Ольга вдруг сказала обреченно:

— Мои родители в другом городе, а вот брат — на противоположном конце Столицы…

— Мы постараемся вывезти как можно больше людей, — ответила вилисса, глядя на дорогу, — но не можем помочь всем.

— Надо повернуть вон туда, — поспешно сказала Маша, показывая на развилку. Она боялась, что Дона может передумать и отказаться от спасения ее родных.

Босхет еще раз взглянул на вилиссу, дождался ее утвердительного кивка и свернул на узкую колею, ведущую в небольшую рощицу, за которой виднелись крыши домиков.

На первый взгляд здесь все было в порядке. Но Дона увидела тонкие полупрозрачные нити, поднимающиеся над поселком. Они плавно изгибались, переплетались и покачивались.

— Что это? — тихо спросил Игорь.

— Пакость еще та, — с отвращением отозвался Босхет вместо Доны, которая так же, как и люди, впервые видела подобное. — От них лучше держаться подальше, а то…

— А то что? — вызывающе переспросил Влад.

— Сожрет, — грозно заявил бетайлас, тут же заговорщицки подмигнул вилиссе и уточнил едва слышно: — Вообще-то ничего они не сделают, но выглядят отвратно…

Машина медленно приближалась к поселку, и только теперь Дона разглядела, что белесые нити состоят из сотен глаз, сплетенных один с другим. Они вращались в разные стороны, их зрачки сужались и расширялись, мертвые взгляды жадно рыскали по сторонам.

Дона услышала испуганные возгласы девушек, тихую ругань Влада и какой-то невнятный вопрос Игоря.

— Какой дом? — спросила она Машу.

— Что? — тупо переспросила та, с ужасом глядя в окно машины.

— Где живут твои родители?

— Близко. Вон за теми деревьями дом.

— Босхет, останови здесь, — приказала Дона, отстегивая ремень безопасности. — Останься с людьми.

— Вилисса, я бы не…

— Останься.

— Ну, как скажете, — отозвался он лениво и заглушил мотор, остановив автомобиль в тени высоких тополей.

— Я пойду с тобой, — внезапно заявил Влад.

— Ты что?! — Ольга снова попыталась схватить его за руку — Ты куда?! Зачем?!

— Это опасно! — сказала Дона, даже не пытаясь понять, что движет человеком — мужество или безрассудство.

— Тем более, — Он сунул в карман запасную обойму и оглянулся на Игоря, — Ты идешь?

Тот отрицательно мотнул головой, похоже, не желая строить из себя героя.

— Да пусть сходит, — отозвался Босхет, обшаривая «бардачок» явно в поисках чего-нибудь съедобного. — Может, на что и сгодится.

Дух-убийца многозначительно посмотрел на Дону, но та, вылезая из машины, сделала вид, что не заметила этого.

На улице висела мертвая тишина. Она окутывала черные дома, деревья и горящие через один фонари, словно душное ватное одеяло. Не лаяли собаки, не слышалось гула машин, даже ветер не шумел.

Дона бесшумно спустилась на узкую дорожку, тянущуюся вдоль забора, и осторожно направилась вперед, поглядывая на белесые вереницы глаз, трепещущих на фоне темно-синего неба. Влад шел следом. Девушка слышала его тяжелое дыхание и чувствовала быстрый стук сердца.

Человек крепко сжимал пистолет, уже понимая, что вряд ли простое оружие сможет защитить его, но с ним чувствовал себя увереннее.

— Что это за вонь? — услышала Дона его приглушенный голос.

— Я ничего не ощущаю.

— Что-то… вроде нашатыря. — Он запнулся и резко повернулся, дуло пистолета дернулось вверх, в сторону белого облака, лениво стекающего с ветки тополя. Оно ползло по стволу, издавая слабый стрекот, словно кузнечик.

Вилисса крепко взяла человека за руку и, едва тот перевел на нее взгляд, отрицательно покачала головой.

— Не отходи от меня, — сказала девушка тихо, — и не стреляй, пока я не скажу.

— Понял, — пробормотал он.

Дона толкнула калитку и проскользнула во двор. Настороженный и собранный Влад следовал на ней по пятам.

Вилисса увидела зеленый газон, несколько клумб с только начавшими пробиваться из-под влажной земли нарциссами, пластиковый стул, валяющийся на боку, пустую собачью будку. За приоткрытой дверью гаража виднелась машина.

— Отлично, — едва слышно прошептал Влад, — будет, на чем уехать.

Вилисса ничего не ответила, потому что не ощущала уверенности в том, что здесь остался кто-то живой. Хотя пока не чувствовала и присутствия смерти.

Она направилась к одноэтажному дому, стоящему в глубине двора. В его окнах не было света. И казалось, напряженная, зловещая тишина струится из них на улицу. Но прямой угрозы Дона не видела. Девушка быстро поднялась на крыльцо, потянула за ручку, и незапертая дверь открылась.

Вилисса вошла внутрь. В отличие от человека, она не нуждалась в дополнительном освещении, и, пока он топтался в прихожей, привыкая к темноте, быстро обошла все комнаты.

— Пусто, — сказала она Владу, медленно двинувшемуся ей навстречу.

— Погоди. У них тут подвал был. Там, наверное, сидят, — Касаясь рукой стены, чтобы не потерять направление, он пошел вперед по коридору. Выругался вполголоса, споткнувшись обо что-то. — Ни черта не видно! И электричество включать нельзя.

На маленькой кухне было светлее — в окно бил луч от уличного фонаря. Влад наклонился над квадратным люком в полу, собираясь его поднять, но вилисса остановила его.

— Не торопись. Откроешь по моей команде. Я спущусь одна. Если они там и живы — позову.

— То есть ты думаешь, они уже… все? — нахмурившись, спросил ее спутник.

— Я пока не знаю, — ответила Дона и кивнула ему.

Влад рывком поднял крышку. Внизу мерцал слабый источник света, скупо озаряя несколько ступеней и кусок каменного пола.

Человек крикнул, заглянув в подвал:

— Эй! Есть там кто живой? Спасатели прибыли!

Вилисса быстро взглянула на него, но не стала отчитывать за самодеятельность. К тому же его призывы были бессмысленными, она уже поняла это.

— Жди здесь, — повторила девушка и стала спускаться.

Внизу оказалось сухо, чисто, и можно было стоять, выпрямившись в полный рост, почти не задевая головой за потолок. Вдоль стен тянулись деревянные полки, на которых ровными рядами стояли банки с домашними заготовками. Отдельно были уложены какие-то механические детали, инструменты… Видимо, иногда это помещение использовали как мастерскую.

Пахло опилками, горячим воском, чуть-чуть машинным маслом, и очень сильно старой кровью.

Люди тоже были здесь. Все трое. Они ровно лежали на каменном полу, сложив руки на груди и глядя в потолок.

Словно кто-то позаботился о том, чтобы после смерти покойники выглядели пристойно.

Дона подошла ближе и в первый миг не поняла, что с ними не так. И только потом увидела, что у людей нет глаз.

Вилисса отшатнулась, чувствуя одновременно жалость, отвращение и злость на того, кто сделал со смертными такое.

За ее спиной вдруг послышался тихий возглас, сдавленное ругательство. Девушка резко обернулась, едва не столкнувшись с Владом, который не смог сдержать любопытства и, несмотря на приказ, спустился следом за ней.

— Уходи отсюда! Быстро! — воскликнула она, толкнув человека к выходу.

Но не успела. Из тени, лежащей на полу, поднялась зыбкая фигура в черном балахоне. Движение удлинившейся руки призрака было неуловимо даже для взгляда мистрис. Один легкий взмах — и Влад рухнул на пол, зажимая рану на груди. Существо замахнулось вновь, но на этот раз плеть Доны хлестнула его по запястью, развеяв черную кисть в дым.

Призрак повернулся к девушке, и она с содроганием увидела под его капюшоном глаза… десяток разноцветных, мертвых глаз неотрывно смотрели на нее.

— Не тронь человека! — произнесла вилисса сквозь зубы, вновь поднимая хлыст, — Он мой!

Существо замерло, потом вдруг отступило — отплыло на шаг, поклонилось, как показалось Доне с величайшей насмешливостью, и растаяло.

Девушка убрала оружие и бросилась к истекающему кровью Владу. Потащила к лестнице, выволокла наверх, захлопнула крышку люка и уложила человека на пол. Разорвала на нем рубашку. Порез был глубоким, и плоть по его краям уже начала чернеть и съеживаться.

— Ну? Что? — прошептал он побелевшими губами.

— Плохо, — ответила вилисса, наклоняясь ниже. — В ране заражение.

Влад попытался приподняться и снова завалился на бок.

— Лежи спокойно, — велела ему девушка, — я попытаюсь что-нибудь сделать.

Она вскочила, с грохотом выдвинула несколько ящиков на кухне, нашла нужный. Вынула столовый нож, проверила остроту заточки и вернулась к человеку. Положила руку на его лоб, успокаивая.

— Не бойся. Больно почти не будет.

— Что ты хочешь..? — забормотал он, но Дона уже вонзила нож ему в грудь, отсекая мертвеющую ткань.

Влад застыл, ожидая новой боли, но не почувствовал ее.

— Извини, что не отключила тебя полностью, — сказала девушка, продолжая операцию, — но после ты мог бы вообще не проснуться. Дыши ровно.

— Пытаюсь, — произнес он с трудом, не спуская с нее взгляда. — Ты мне… главное… ничего лишнего… не отрежь.

Дона тихо рассмеялась, прокусила запястье и стала щедро поливать своей кровью чистую рану, шепча заклинание.

— Ну, вот, — сказала она спустя некоторое время, — теперь нужно немного подождать, пока порез затянется.

Влад снова попытался приподняться, но вилисса уложила его на прежнее место, наблюдая за быстрой регенерацией человеческой плоти, подстегнутой ее магией.

— Как себя чувствуешь? — спросила она спустя минуту.

— Нормально, — ответил он, пристально глядя на девушку. — Только ребра печет.

— Это сейчас пройдет.

Человек не ответил. Он медленно протянул руку, коснулся лица девушки и, когда Дона не отстранилась, мягко, почти нежно дотронулся до ее губ, осторожно приподнял уголок верхней. Увидел один из клыков, шумно выдохнул, отвел руку и спросил совсем не то, чего она ожидала:

— Что это была за тварь в капюшоне?

— Песочный человек, — ответила Дона. — Читал о нем у Гофмана?

— У кого? — рассеянно переспросил он.

— Эрнст Теодор Амадей Гофман. Немецкий романтик. У него есть новелла, которая так и называется — «Песочный человек». В ней говорится о существе, которое собирает человеческие глаза… как эта тварь.

— И зачем ему глаза? — Влад сел и принялся рассматривать белую полоску длинного шрама на своей груди.

— Наверное, у него нет своих.

Человек коснулся кожи, покрытой коркой засохшей крови, перевел взгляд на вилиссу.

— Наверное, нет смысла спрашивать, как ты это сделала?

— Я бы объяснила, — мягко ответила она, — но ты, наверное, не разбираешься в биохимии?

Он кивнул, поднялся. Ухватился за стол, пережидая короткое головокружение, и спросил, не поднимая глаз:

— Игорь знает? Про тебя? Кто ты такая на самом деле…

— И кто я такая, по-твоему? — с неподдельным интересом спросила Дона, поддерживая человека.

Тот не отстранился, хотя должен был, если действительно понял.

Влад с легким раздражением посмотрел на нее:

— Да уж дураку ясно кто. В темноте видишь отлично, сильнее любого человека, клыки есть, пули тебя не берут… к тому же красивая слишком. Все признаки вампира. Так что? Игорь знает?

— Нет.

— Так я и думал, — И он первым пошел к выходу…

За то время, что они были в доме, на улице все изменилось. С неба, медленно кружась, падали легкие белые хлопья. Бесшумные, невесомые…

— Снег, — отстранение заметил человек.

— Это не снег, — сказала Дона. — Это пепел.

Дорогу до машины они прошли молча. Лишь один раз Влад оглянулся на черные дома, засыпаемые пеплом, на плети из глаз, колышущиеся в небе, и сказал:

— Нашел бы того, кто это устроил… — не договорил и выразительно сплюнул себе под ноги.

Вилисса промолчала.

Едва увидев спутников, Ольга выскочила из машины и повисла на шее у Влада, засыпая его неизбежными вопросами.

В ответ на умоляющий взгляд Маши Дона лишь покачала головой, и девушка тут же залилась слезами, уткнувшись в плечо Игоря. Тот посмотрел на вилиссу с прежним отстраненным выражением и отвернулся.

— Так я и думал. — Босхет выплюнул в окно скорлупу от фисташек, пакетик с которыми, видимо, нашел в «бардачке». — Зря время провели. Эй, вы там! — крикнул он Ольге с Владом. — Садитесь, поехали. Может, успеем до начала настоящей метели.


Глава 19 ВТОРАЯ ЖИЗНЬ | Новые боги | Глава 21 В ОСАДЕ