home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 19

ВТОРАЯ ЖИЗНЬ

Никто не богат настолько, чтобы выкупить собственное прошлое.

11 мая

Дарэл Даханавар.

Я стоял на мосту.

Темная река сливалась с черным небом на горизонте. Мостовая блестела в свете круглого фонаря, похожего на луну. Прохладный осенний ветер приносил запах влаги от воды и пряных листьев из парка.

Мне показалось, что с минуты на минуту я увижу впереди Лориана, опирающегося на перила и смотрящего на воду… подойду к нему, заговорю и снова увижу солнечные лучи в его воспоминаниях…

— Привет, Дарэл, — прозвучал вдруг рядом знакомый, чуть хрипловатый голос.

Я обернулся, заметил человеческую фигуру, неторопливо появляющуюся из темноты. Но еще до того, как смог разглядеть, узнал его, почувствовал. Фэриартос. Гемран Вэнс. Отчего-то его присутствие на этом мосту, продуваемом осенним ветром, показалось мне абсолютно лишним.

— Что ты здесь делаешь?

— Решил подождать тебя. На всякий случай. Вдруг ты забудешь, что нужно вернуться.

Он дружелюбно улыбался, старался говорить слегка небрежно, но я чувствовал в нем затаенную тревогу, легкое беспокойство.

— Вернуться куда?

— Туда, где тебя ждут, — ответил Гемран чрезвычайно серьезно. — Не все, конечно. Но кое-кому ты очень нужен. И будет обидно, если для тебя все закончится так банально.

Он подошел ближе, и теперь я отчетливо видел его лицо. Утомленное, с темными кругами вокруг глаз. На его волосах блестели кристаллы инея, а дыхание вырывалось облачками пара изо рта.

— Так что, пока еще есть время — уходи отсюда.

В первое мгновение я не мог понять, о чем он говорит, а потом вдруг ощутил пустоту. Вокруг меня ничего не было. А река, мост, фонари, осенний ветер — всего лишь иллюзия… И я сам тоже иллюзия…

Я снова взглянул на Гемрана и прочел в его мыслях ответ на свои еще не высказанные вопросы.

— Я мертв?

— Нет, — Он посмотрел на реку и передернул плечами от холода. — Но тебе нужно поторопиться, пока Она не почувствовала тебя и не поглотила.

— Она?

— Витдикта.

Я вспомнил черный вихрь, гигантскую воронку, витки которой были исчерчены молниями, но ее тут же заслонил образ прекрасной женщины с топазовыми глазами.

— Флора здесь?

— Нет. — Гемран улыбнулся понимающе и печально, — У каждого из умерших свой… мир. Ты не сможешь найти ее. И если хочешь вернуться, не думай о мертвых. Просто вспомни о своих друзьях. О тех, кто тебе дорог.

Я вдруг понял, о чем он говорит. Прочитал в его мыслях, где искать выход из этой обманчиво материальной реальности.

Подумал о Крисе, Фелиции… и голоса мертвых перестали звучать в моей голове столь пленительно. Замолчали. Оборвались.

Река, мост, фонари вдруг скрылись за густыми клубами серого дыма. Я сделал шаг назад и провалился в пустоту…

Падение было долгим. В полной темноте и тишине.

Потом послышался первый звук — негромкие ритмичные удары, и я понял, что это бьется мое сердце, услышал шум своего дыхания. А затем меня оглушили чужие чувства. Отчаяние, надежда, яростное желание пробудить меня к жизни, страх и нежелание верить в то, что я мертв.

Я открыл глаза. Увидел высокий потолок с тяжелыми ребрами контрфорсов, узкие окна, прорезанные в куполе..- потом их заслонило бледное встревоженное лицо. На высокий лоб падали растрепанные пепельные волосы. Щеку перечеркивала черная полоса копоти, от закушенной нижней губы дорожка крови тянулась к подбородку. И сверкающие глаза цвета Эгейского моря тревожно смотрели на меня.

Фелиция стояла на коленях рядом со мной, излучая страх и надежду. Никогда прежде я не ощущал ее эмоции так ярко… Это ее руки обнимали меня, и ее отчаянные мысли пробуждали к жизни. Вокруг был кто-то еще… многие, но пока я ощущал лишь мормоликаю.

— Я больше не слышу его, — удалось прошептать мне, глядя в эти бездонные глаза.

В ответ меня обожгло величайшей радостью. Леди опустила голову, и я услышал ее глубокий вздох.

— Он ушел… его больше нет. Теперь ты свободен.

Я понял, о чем она говорит. Все было как во время Вит- дикты. Тогда тьму изгоняли из Лориана. Теперь на его месте был я.

Мое тело, разум и чувства снова принадлежали мне. Целиком и полностью. Я попытался подняться, и с помощью Фелиции это удалось, хотя тело подчинялось мне пока с трудом, а перед глазами все еще мелькали образы чуждого мира, в который смотрел перед изгнанием Основатель.

Однако их быстро затмила реальность. Я увидел кровь на полу и стенах, черные полосы гари, лужи воды, в которых расплывалась все та же кровь… и взгляды. Жгучие, разъедающие взгляды, наполненные ненавистью, яростью, болью, желанием мести. Все они казались одинаковыми, также как и чувства, отражающиеся в них.

Ладонь Фелиции жгла мое предплечье. Она думала, что ее братья и сестры не уверены в моей подлинности.

— Основатель мертв, — произнесла мормоликая, обращаясь ко всем сразу. — Его больше нет. Можете мне поверить, я…

— Они знают об этом, — тихо ответил я. — Но слишком боялись его и теперь готовы отомстить за это мне…

В ответ леди еще сильнее сжала мою руку, излучая ледяную решимость защищать меня от всех тех, с кем только что уничтожила Атума.

А я увидел приближающегося Кристофа. С длинных волос моего друга стекали красные капли, глаза на белом, осунувшемся от усталости лице светились яркой магической зеленью. Окровавленная ладонь все еще сжимала древко боевого топора. Повернувшись спиной к остальным кровным братьям, колдун остановился напротив меня, и только сейчас я понял, как он рад моему возвращению.

— Спасибо, Крис, — произнес я.

Он улыбнулся устало и повернулся к остальным, недвусмысленно показывая, что не допустит расправы над телепатом, ставшим причиной возрождения Основателя.

А потом ко мне бросился ЛорианГ~-

— Я знал, что ты жив, — сказал он глухо и тут же вскинул голову, настороженно оборачиваясь к стоящим вокруг.

— Мне жаль, что тебе пришлось пережить все это… — услышал я вдруг фразу, произнесенную волшебным, неземным голосом.

Я повернулся в сторону говорившего и встретился взглядом с удивительным существом. Выше меня на голову, облаченное в длинное струящееся одеяние, оно было окружено переливчатым сиреневым сиянием. Огромные глаза, единственное, что было видно на его лице, прикрытом тканью, казалось, прожигают меня насквозь.

Нософорос медленно приблизился, глядя сверху со спокойным интересом. Я не мог почувствовать ни его мыслей, ни ощущений, только смотрел, как плавает лиловый туман вокруг его овальных зрачков.

Лориан невольно поежился, глядя на удивительное создание. Фелиция крепче сжала мою руку. Я молчал, понимая — ему не нужны объяснения или оправдания.

— Искренне сожалею. Но это был единственный способ заточить Основателя, — произнес Хранитель.

— Единственный способ? — переспросил Кристоф, почти с неприязнью глядя на нософороса, — Так ты знал, что все произойдет именно так?

— Не все, — мягко ответил тот, переводя на кадаверциа- на сияющий взгляд. — Но многое. Мы смогли наконец избавиться от постоянной угрозы, стоящей за нашей спиной, и тебе, — нософорос посмотрел на Фелицию, — больше не придется убивать своих телепатов. А мне — быть сторожем духа Основателя.

Он плавно повернулся и направился к выходу из зала, в этот раз отчего-то не воспользовавшись своей магией. И в то же время я почувствовал, как страх, ненависть и ожесточение уходят из моих родственников. Словно нософорос несколькими словами разрушил плотину, сдерживавшую все эти чувства, и они стремительным потоком хлынули из братьев и сестер, оставив лишь усталость и боль.

Мой взгляд наткнулся на Иноканоана. Он сидел на каменных плитах один, рядом не было Соломеи.

Залитый кровью Рамон держал на руках бесчувственную юную ученицу. Заплаканная Виттория обнимала раненого брата, едва стоящего на ногах. Белый до синевы Миклош впился клыками в запястье Норико. Рэйлен пыталась разрезать ножом голенище своего кожаного сапога и кусала губы от боли.

Словен осторожно вынимал стекло из глубоких порезов на лице Паулы, а по щекам девушки катились слезы, смешиваясь с кровью. Антонис прислонился к стене, прижимая ладонь к переломанным ребрам. Констанс сидела на полу рядом с мертвой Стэфанией и держала ее за руку. Дона опустилась на колени рядом с Вивианом. Грэг устало опирался на древко своего боевого молота. Себастьян равнодушно смотрел, как затягиваются порезы на его руках. Рядом на полу сидел Якоб, и его опаленное лицо было похоже на уродливую маску.

Физическая боль, боль от утрат близких, ярость, усталость, снова боль и яркие, запутанные чувства Фелиции рядом… Она была рада, что я выжил, и горевала о гибели подруги. Леди снова пришлось выбирать, кем она готова пожертвовать, и она снова выбрала меня.

Я крепко сжал ее ладонь, без слов передавая свою благодарность и сожаление.

— А все-таки надо было его прикончить, — послышался голос Миклоша.

Нахттотер, задумчиво глядя на меня, вытирал рот платком.

— Я рад, что ты вернулся, — тихо сказал Лориан, делая вид, что не слышит слов Бальзы.

Я усмехнулся и привычным жестом растрепал волосы мальчишки. Удивительно, но я не чувствовал в его душе присутствия Основателя. Как будто тот полностью растворился в человеке. Впрочем, быть может, так и должно быть?

Я не успел найти ответ на этот вопрос, потому что спустя секунду на моей шее повисла Виттория. Я не знал, почему она в таком восторге от моего возрождения, ведь я был причиной всех ее бед… вернее, не я, Основатель, но теперь мне долго не избавиться от вины за его поступки.

Однако яркое расположение нового ревенанта было заглушено острым неприятием Себастьяна. Он не смотрел на меня, он вообще не хотел меня больше видеть. Никогда. Я чувствовал глубочайшее сожаление гемофага, что меня не убили раньше. До прихода Основателя, до того как погибнут друзья и ученики Фелиции. И я знал, что бесполезно говорить с ним, бесполезно пытаться объяснить хоть что-то…

— Не думаю, что теперь кто-нибудь захочет ударить тебя в спину, — негромко сказал Кристоф, вытирая рукавом кровь со лба, благодарно кивнул приблизившемуся к нам Вивиану, взял из его рук тяжелый крест, убрал в карман.

Молодой некромант дружески улыбнулся мне, и я с невольным удовольствием смотрел в его красивое лицо, доставшееся ученику колдуна от Флоры.

— Ну что, господа, — прозвучал довольный голос Рамона Вьесчи-Лугата, — если уж мы все собрались в одном месте в одно время, не провести ли нам по старой памяти внеочередной Совет?

Якоб, глядя на свои медленно регенерирующие ладони, вполголоса сообщил, что он думает обо всех прежних и будущих Советах вместе взятых.

Паула, опустившись на колени рядом с Иноканоаном, что-то тихо говорила ему, но глава лигамениа смотрел только в пустоту перед собой и мысленно звал Соломею.

К Кристофу подошла Дона. Колдун обнял ее и не выпускал очень долго.

Я обернулся к Фелиции, на миг почувствовав несоответствие образа даханаварской леди и ощущений, которые она испытывала. Ледяная бездна, которую я всегда видел в ее душе, наполнялась отблесками тепла и света. Я хотел сказать, что приятно видеть в ней не прежнюю рациональную главу клана, лишенную эмоций, а яркую, живую женщину, но опять не успел…

Потому что почувствовал… серое облако над городом. Волны жалящих ос, которых выплескивало невидимое гнездо. Я стиснул руку Фелиции, она удивленно посмотрела на меня.

— Ты чувствуешь это? — Я уже сам понял бессмысленность вопроса, конечно, она не могла ничего ощутить.

— Я чувствую, — неожиданно отозвался Кристоф, напряженно прислушиваясь к чему-то.

И все кадаверциан, словно притянутые магнитом, повернулись в сторону окон.

— Вторая волна, — прошептала Дона в полной тишине.

— В чем дело? — резко спросил Рамон.

— Мы наслаждаемся последними мгновениями старого мира, — сказал Миклош без обычного высокомерного превосходства, — Извините, что не удалось сообщить эту новость всем вам пораньше.

— Мы надеялись, что, когда будет уничтожен Основатель, приоткрытая грань между мирами сомкнётся, — пояснила Фелиция и взглянула на Кристофа.

— Грэг, Вивиан, Дона, Франциск, мы должны срочно выехать в город, — приказал Кристоф. — Надо поставить Границу, чтобы духи не проникли слишком далеко от эпицентра.

— Что значит, «поставить границу»? — требовательно произнес Миклош, — Дайте сначала уехать нам всем, а потом делайте, что хотите.

Но кадаверциан уже шли к выходу.

— Великолепно, — произнес нахтготер, глядя на дверь, закрывшуюся за колдунами, — надеюсь, мне привезут пару Уцелевших блондинок.

Ко мне подошел Иован, глянул светящимися волчьими глазами.

— Иован, — с легким беспокойство произнесла Фелиция, — вы уходите? Не стоит этого делать сейчас, вы очень рискуете…

— Ничего, — ответил вриколакос уверенно, — мы бегаем быстрее.

Он взглянул на Словена, с надеждой смотревшего на отца, и приказал:

— Ты останешься здесь.

Тот послушно кивнул, но вид у него стал довольно унылый.

— Может, все-таки убьем Дарэла? — без особой надежды на поддержку предложил Бальза, — Лично мне бы это принесло некоторое облегчение.

Предложение нахтготера не встретило одобрения. Я слышал мысли кровных братьев — все они были заняты лишь поисками собственного спасения.


Глава 18 БОЛЬШОЙ КРУГ | Новые боги | Глава 20 ЛЮДИ И НЕЛЮДИ