home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 17

ВОЗВРАЩЕНИЕ В СТОЛИЦУ

Люди меня интересуют больше чем их принципы, а интереснее всего люди без принципов.[19]

11 мая

Молчали скрипки, молчали виолончели, не было слышно фаготов и литавр. Тишину можно было бы назвать оглушающей, если бы Миклош мог выкинуть из головы раздражающий гул двигателей.

Нахтготер даже испугался, что мелодии никогда не вернутся и он на всю оставшуюся жизнь обречен существовать в этой бездарной тишине. Затем понял, что это всего лишь усталость и нервы. Шутка ли, два перелета за одну ночь, да еще такое количество событий!

Поначалу, когда машины неслись к маленькому аэропорту по скользкой после кратковременного дождя дороге, господин Бальза не думал ни о чем. Смотрел на проносящийся за окном северный лесной пейзаж, прижавшись лбом к холодному стеклу. В голове царила полнейшая пустота, словно это он умер, а не Хранья.

В маленьком провинциальном аэропорту, с короткой полосой, кое-как разместившейся возле сопок и началом изумрудного фьорда, уже все было готово к отлету. Самолет начал выруливать на взлет, как только они оказались в салоне. Времени на то, чтобы вернуться до рассвета, оставалось крайне мало. Они успевали, но буквально впритык.

— Нахттотер, вам что-нибудь нужно? — спросила Рэй- лен, коуда он рухнул в кресло, надежно пристегнув себя ремнями.

— Крови, — буркнул Бальза.

Улыбчивая стюардесса, любезничающая в этот момент с Грэгом, вздрогнула и побледнела, но сегодня у Миклоша было отвращение к блондинкам. А когда самолет разбежался, оторвался от земли и почти тут же завалился на правое крыло, облетая покрытую ельником сопку так, что земля за иллюминатором, куда на свою беду покосился господин Бальза, пронеслась на пугающе-близком расстоянии — о еде он и думать забыл.

Он со злостью опустил шторку и на всякий случай закрыл глаза, но невесомость в животе и не думала никуда исчезать. Она перекатывалась внутри тхорнисха, стоило лишь пилотам совершить очередной маневр.

Этот взлет был таким же ужасным, как и тот, когда они вылетали из Столицы, а о грядущей посадке он и думать не хотел. Ждать от нее хоть чего-то хорошего не стоило.

Миклош пришел в себя, только когда самолет, набрав высоту, лег на обратный курс, и лишь после этого начал думать о Хранье. Он не испытывал особой радости от ее смерти, хотя был полностью удовлетворен случившимся. Опасная змея, способная цапнуть тебя за руку в самый неподходящий для этого момент, уничтожена. И кем! Подумать только — человеком! Какой позор! Прожить столько сотен лет и сдохнуть такой бесславной смертью. Право, стальной стул, к которому она его приковала, после этого смотрится не насмешкой, а настоящим королевским троном. Впрочем, убиваться и рыдать о ее смерти он точно не будет. Его сестры давно уже нет, а быть может, никогда и не было рядом с ним. И все-таки очень здорово, что все так удачно сложилось и она умерла не от его рук.

Миклош повернул голову в сторону телохранителя этой сопливой девицы. Хороший экземпляр, право, жаль, что он не хочет стать Золотой Осой. Из него бы получился отличный боец, без всякого сомнения. Печально, что обратить его не получится даже силой, иначе девчонка… как ее там… Виттория, кажется… поднимет визг, а у него и так от постоянного рева двигателей и полета началась мигрень.

Телохранитель почувствовал взгляд тхорнисха, посмотрел на Миклоша, и тот, дружелюбно улыбнувшись, сказал:

— За мной услуга, человек.

— Она вряд ли мне понадобится.

— Кто знает. Однажды мастера Смерти тоже отказывались от моих услуг. Но жизнь подготовила им сюрприз и распорядилась иначе.

Он насмехался, и Грэг, оторвавшись от негромкого разговора с ревенантом, спросил:

— Теперь ты будешь этим гордиться до смерти?

— Верно. У меня слишком мало добрых поступков, чтобы я о них никому не рассказывал, — плотоядно оскалился нахттотер. — Вообще, скажу по секрету, человек, ты здорово смог меня удивить. Пуля в башку… Очень-очень неприятная штука. После такого нам надо много времени, чтобы прийти в себя. Но вот ножики — от них не скроешься. Старая работа, четырнадцатый век, если не ошибаюсь. Они вредны для здоровья, что приспешники моей любезной сестрицы и продемонстрировали. Так что браво.

Телохранитель лишь кивнул и отвернулся, показывая, что нет смысла продолжать беседу.

Миклошу понравилось, что он не купился на лесть. Было сразу видно, что этот человек не обольщается на его счет, да и вообще относится к кровным братьям без особого пиетета, зная, на что они способны. Такие Бальзе нравились гораздо больше, чем те идиоты, которые романтизировали его соплеменников.

Вот уж где дураки! Знавал господин Бальза мечтающих, чтобы он впился им в горло. И нахгготера никогда не надо было просить дважды. Он не терпел глупцов и самоубийц.

В голову тхорнисха пришла блестящая идея. Этот телохранитель в пещерах был не один, с ним находились и другие люди, не дрогнувшие перед собачонками сестрицы и выродками Амира. Страна, в которой он побывал, явно содержит неплохие людские резервы. Рано или поздно туда следует вернуться и поискать достойных представителей для клана Нахтцеррет.

— Сколько осталось? — спросил он у Рэйлен, сидевшей напротив.

Девушка взглянула на часы на толстом каучуковом ремне:

— Около часа до посадки, нахттотер.

— Рассвет только через два часа, — негромко сказал Грэг. — Мы успеем.

Миклош дернул плечом. Лайнер летел навстречу солнцу, а совсем недавно господин Бальза едва не лицезрел его на крыше. Самолет, по его мнению, находился несколько выше любой из крыш, и еще неизвестно, долетит ли он до Столицы или грохнется в чьем-нибудь огороде.

Ревенант села напротив телохранителя, забравшись в кресло с ногами. Она выглядела уставшей, господин Бальза чувствовал ее страх, но и решительность тоже. Что же, последняя ей очень понадобится в свете происходящих событий.

Миклош отстегнул ремни, собираясь сходить в кабину и пригрозить пилотам сожрать их печенки, если паршивый самолет не полетит быстрее.

— Думаете, нам пойдет на пользу, если экипаж станет нервничать? Командиру еще надо благополучно совершить посадку, — негромко произнесла Виттория.

— Считаешь, что можешь давать мне советы? — изумился тхорнисх.

— Я Судья, — напомнила та ему.

— Возможно. Если вырастешь и поумнеешь.

— Вырасту. И поумнею, — твердо сказала она.

— Если Основатель позволит, — буркнул Миклош, вновь пристегиваясь, — Сейчас на наших глазах вершится будущее мира, ревенант. И возможно, оно станет печально коротким. Человечество сгниет, а мы изжаримся на солнце, позволив Основателю создать нечто новое. Впрочем, возможно, мы все будем жить долго и счастливо, а некоторые не умрут в один день. В воздухе я становлюсь форменным Фаталистом.

Он не стал спорить, учить ее жизни и заниматься остальной чепухой. К чему? Быть может, они грянутся оземь через пять минут или же с Большим кругом ничего не получится, и тратить свою жизнь на каких-то юных принцесс, считающих, что они могут советовать мудрому главе клана Золотых Ос? Вот уж спасибо большое! Только с детской глупостью ему и осталось сражаться.

— Сообщили, что мы возвращаемся? — спросил Миклош у Грэга.

— Нет. Не желаю, чтобы Основатель ждал нас. Никто в Северной резиденции не знает.

Тхорнисх одобрительно кивнул. Разумно. Право, стоило ли рисковать жизнью, летая туда и обратно, возрадоваться после смерти Медузы, чтобы закончить день встречей с измененным телепатом? Конечно, возможно, тот шутки ради поблагодарит их за то, что ему доставили девицу на блюдечке, но вряд ли они проживут достаточно долго, чтобы оценить его благодарность.

Смерть кадаверциан никак не шла у Миклоша из головы. Этим действием Основатель доказал лишь одно — щадить он никого не намерен, да и союзников у него нет. Лишь слуги, иначе он бы так не распылялся асиманами. Говорят, в последнее время поголовье пироманов порядком сократилось и пора заносить их в Красную книгу.

Миклош рассмеялся собственной шутке, за что заработал недоверчивый взгляд от ревенанта и вопросительный от Рэйлен. Правда, ничего смешного не было. Если так пойдет и дальше, то вполне возможно, их всех придется занести в эту чертову книженцию.

Пилот объявил о том, что начинается снижение. Бальза поднял шторку на иллюминаторе — исключительно для того, чтобы увидеть свой город с высоты. Самолет прошел над пригородами, особняками и коттеджами, пересек тонкую ниточку Кольцевой, пролетел над казавшимися отсюда миниатюрными небоскребами центра Столицы.

Миклош отметил, что, если забыть о том, где находишься, в какой-то мере даже не лишено некоторой степени очарования, когда город, раскрашенный теплыми оранжевыми огнями, проносится под тобой. Вполне возможно, что летать — это не так уж и плохо. Можно будет наведаться в Лютецию или Рим. Он там чертовски долго не был…

Внезапно самолет резко накренился, выполняя вираж, взвыл двигателями в унисон с господином Бальзой, вцепившимся в рукоятки кресла и вот-вот готовым их оторвать, и начал набирать высоту.

— Какого дьявола?! — рявкнул Миклош и тут же сам ответил на свой вопрос, мельком глянув в иллюминатор.

Огромный, пузатый аэробус, словно пьяный, покачиваясь с крыла на крыло, шел параллельным с ними курсом, также пытаясь уйти вверх. Вокруг него кружились какие-то серые тени — твари, похожие одновременно на грифов и змей, огромные и на первый взгляд неопасные. Внезапно они всем скопом рухнули на лайнер — тот, вздрогнув, взорвался, распустившись огненным цветком, и крупные горящие обломки полетели на спящий город.

— Что происходит?!

— Духи! — рявкнул Грэг. — Существа из нашего мира! И их гораздо больше, чем я думал!

— Одно у нас на крыле! — крикнула Рэйлен.

Глаза кадаверциана полыхнули зеленым огнем, и серую тень точно ветром сдуло.

— Скажи пилотам, чтобы садились! Пусть идут на второй круг! Нам нужно сесть именно в Столице! — распорядился мастер Смерти.

— Все будет хорошо, не бойся, — уверенно сказал телохранитель бледной подопечной, бросаясь в сторону кабины.

— Сможешь что-то сделать? — Миклош старался сохранять спокойствие и не лезть на потолок из-за внезапного приступа клаустрофобии.

Взорвавшийся самолет он уже раньше видел. В своем сне.

— Уже делаю, — спокойно сказал Грэг. — Я смогу отогнать их от нас на какое-то время. Они еще слабы, но лучше бы нам оказаться на земле.

— Значит, не я один так думаю, — проворчал господин Бальза.

Они делали круг над Столицей, летя низко-низко над каким-то лесным массивом, затем над озером и индустриальным районом. В небе творилось черт знает что, духи вились в воздухе, словно червяки в гнилом мясе. Они пытались добраться до окруженного зелеными искрами самолета, но каждый раз разлетались в стороны, словно испуганное воронье.

Самолет снизился настолько, что все замелькало перед глазами Бальзы, а затем шасси коснулось полосы. Только после этого Миклош решился выдохнуть. Он хотел выпрыгнуть из проклятой консервной банки, не дожидаясь остановки, но счел, что это не клипу главе клана, и лишь потому остался на месте, дав себе слово, что никогда больше, ни при каких обстоятельствах, не полетит спасать никаких девчонок.


Глава 16 СОН БЭНЫИИ | Новые боги | Глава 18 БОЛЬШОЙ КРУГ