home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 12

ВЕРА И ВЕРНОСТЬ

Я терпеть не могу драматических сцен и признаю их только на театральных подмостках.[14]

10 мая

Хранья проснулась после очередного кошмара.

Ей снова снилось, что она человек. Простая, слабая, беспомощная женщина. Голодная нищенка на грязных улицах Котора. Жалкая тварь, которую может пнуть любой. Вечно голодная. И чтобы насытиться, ей нужно набивать живот грубой человеческой едой.

Нахттотерин передернуло от отвращения. Она думала, что давно забыла ощущения человека, но они вернулись к ней с пугающей достоверностью. Словно она была смертной еще вчера.

Девушка протянула руку, чтобы коснуться Альгерта, но его не было поблизости. Постель рядом оказалась пустой и холодной. Она выбралась из-под одеяла, подняла мужской халат, валяющийся на ковре, и пошла искать помощника.

Асиман оказались весьма милы и гостеприимны. Под давлениемАтума, естественно. Если бы не он, тхорнисхов и на порог бы не пустили. Но стоило ему лишь сказать пару предельно вежливых слов, как в резиденции Амира тут же нашлось несколько пустующих комнат, любезно предоставленных гостям. Они были не слишком роскошны, но вполне приемлемы для жизни.

— Тебе не долго осталось терпеть, — сказал Атум, с легкой улыбкой глядя, как Хранья осматривает свою багрово-черную комнату с небольшой кроватью и маленьким столиком у стены. — Скоро у тебя будет новый дом.

— Я привыкла к лишениям, — правдиво ответила она. — И времени у меня достаточно. Я умею ждать.

— Полезные привычки, — отозвался Основатель рассеянно, вновь погружаясь в свои мысли.

Привлекательное лицо Дарэла застыло, становясь отрешенным и пустым.

— Надеюсь, нам обоим не придется ждать слишком долго, — наконец произнес он, почти не шевеля губами, и вышел из комнаты, вновь спеша к своей пленнице.

Хранья понимала, что он имел в виду не только время, которое тратилось на поиски ревенанта. У него были собственные трудности, связанные с Кэтрин…

Нахтготерин плотнее запахнула халат, направляясь к двери в конце узкого коридорчика. Хотя это и было жилище огненного клана, здесь становилось довольно холодно. Быть может, из-за магии, разлитой на нижнем этаже, где находилась пленная кадаверциан. Не спасали ни мягкие ковры с густым ворсом, постеленные на полы, ни жаровни, наполненные раскаленными углями и стоящие на каждом углу.

Хранья невольно передернула плечами и поспешила открыть дверь, ведущую в маленькую гостиную.

Как она и думала, Альгерт находился там. Он сидел в низком кресле, ножки которого утопали в ворсе ковра, и читал книгу. Желтый светильник над его головой бросал теплый свет на сероватые страницы. Вся остальная комната тонула в уютном полумраке.

— Альгерт, почему ты здесь?

— Читаю, — отозвался он, не отрываясь от своего занятия.

— Сейчас?

Помощник отложил книгу и посмотрел на нее:

— Ну хорошо, давай поговорим.

Неприятно удивленная его сухим тоном, Хранья забралась с ногами в соседнее кресло и плотнее укуталась в халат.

— Значит, он требует, чтобы мы убили ревенанта? — произнес Альгерт, внимательно глядя на Хранью, словно пытаясь оценить ее заново. И ей очень не понравился этот взгляд.

— Просит об услуге, — ответила она с легким удивлением, не ожидая, что помощник заговорит именно об этом.

— И это не вызывает у тебя никаких чувств?

— Я не понимаю, о чем ты.

— А ты постарайся, — Он закрыл книгу, отложил в сторону и вновь пристально уставился на девушку, — Чего мы добились, Хранья? Мы лишились дома, друзей и даже собственной гордости.

Хранья хотела возразить с негодованием, но он жестом велел ей молчать, требуя, чтобы его не перебивали.

— Ты упрекала Миклоша в том, что он искажает истинное знание Нахтцеррет. Но мы теперь даже не нахтцеррет. Мы превратились в цепных псов Основателя. Нет, даже хуже, в трусливых болонок, тявкающих из-за угла на своих врагов и прячущихся за креслом хозяина. Ты этого хотела? Мы этого добивались?

В его голосе звучали неподдельная горечь и разочарование. А Хранье совсем не нравилось видеть своего верного друга разочарованным и, более того, сомневающимся в ней.

— Альгерт, ты несправедлив, — ответила она с достоинством и невозмутимостью, которой не ощущала на самом деле, — Нам нужно немного времени, чтобы собраться с силами, прийти в себя…

Но он не желал слушать ее. В его глазах появилось новое выражение, весьма далекое от поклонения и абсолютной веры, к которому нахттотерин так привыкла.

— Ты ослеплена жадностью, — произнес помощник почти равнодушно, словно всего лишь озвучивая факт, ставший ему давно известным.

Девушка оскорбленно выпрямилась в кресле, но Альгерт предпочел не заметить ее негодования.

— Тебе нужна власть, и ты надеешься получить ее с помощью Основателя.

— Я не могу остановиться, — ответила она, поборов неприятное чувство, вызванное его неожиданной откровенностью. — Только не теперь. Мы очень близки к успеху. Мы убьем ревенанта, если он этого хочет. У нас нет выбора.

— Хорошо, тогда ответь мне, — Помощник подался вперед, ближе к ней, и девушка увидела, что в его глазах загорелся лихорадочный огонь, сделавший заурядное лицо почти красивым, — Когда мы придем, ревенант будет защищаться. Заблокирует нашу магию. И мне будет интересно посмотреть, как Хранья, обвиняющая Миклоша в жестокости, станет убивать беззащитную девчонку собственными руками.

— Она далеко не так беззащитна, как тебе кажется, — уверенно ответила нахттотерин. — Я говорила с Атумом. Он показал мне один эпизод из прошлого Вольфгера. Ревенан- тов всегда защищали даханавар. Я даже предположить не могла, что они настолько крепко связаны.

Девушка помассировала внезапно занывшие виски и моргнула, пытаясь избавиться от неприятного ощущения, вызванного вмешательством Основателя в ее разум и яркими картинами, впечатавшимися в память.

— Клан Леди всегда стремился к тому, чтобы руководить всеми нами, — продолжила она, жалея, что не обладает способностями Атума передавать столь реальные образы. — А ревенант, якобы неподкупный Судья, способный разрешить любой конфликт и принять верное решение, на самом деле всегда был марионеткой Фелиции. Даханавар постоянно пытались навязать всем кланам свою волю, — Хранья вновь испытала яркую вспышку негодования, вспоминая ошибку мэтра кадаверциан, — Даже Вольфгер пошел на поводу у даханаварской леди. Он должен был убить Корвину- са, но не смог этого сделать, слишком страстно она просила некроманта пощадить ее протеже. Пойми, Альгерт, — продолжила она пылко, — ревенанты стали надежной уздой, сдерживающей нас всех. Мы покорно подчинялись им, не зная, кто стоит за ними. Думаю, меня не должно огорчать устранение небольшого препятствия в лице Виттории. Я не хочу возвращения нового Судьи. А ты сам?! Подумай.

Впрочем, Хранья уже знала, что ответит помощник. Его не впечатлил рассказ, ему было все равно, чего хочет Атум.

— Я думаю, что Основатель ведет свою игру, — сказал он тихо. — А ты, как слепой мотылек, летишь за ним, не понимая, куда он тянет тебя.

— Альгерт, что ты хочешь услышать от меня? Чего добиваешься? Что ты предлагаешь?

Он наклонился, нашарил среди теплых складок халата ее ладонь, стиснул до боли.

— Уедем. Пока еще не поздно. В любое место, куда ты захочешь.

— У нас нет денег. Миклош заблокировал все мои счета.

— Когда тебя останавливало отсутствие денег?

— Альгерт, я не могу…

— Ты не хочешь.

— Да! Не хочу. И я не понимаю, к чему этот разговор.

Он выпустил ее руку, откинулся на спинку кресла, по его лицу скользнула тень, состарив сразу на пару десятков лет. Огонь, сверкающий в зрачках, потух.

— Я всего лишь разглядел наконец вторую сторону твоей натуры.

— И что ты сделаешь теперь? — с вызовом спросила Хранья, — Бросишь меня?

Предположить, что он может сделать это, было нелепо, но теперь она была готова ко всему.

— Нет, — сухо отозвался собеседник. — Я дал слово быть с тобой. И пойду до конца.

Он снова потянулся за книгой, давая понять, что разговор окончен. Нахттотерин молча поднялась из кресла и вышла из комнаты. Она вновь получила то, что хотела, но отчего-то не чувствовала удовлетворения.

Да, ей нравился Атум. Были близки его решительность и желание во что бы то ни стало добиться цели. И цель его также оказалась понятна Хранье. Он хотел выжить. Так же, как и она. И убивал ради этого, жертвуя мелкими фигурами вроде асиман или даханавар. А теперь был готов избавиться и от ревенанта.

«Альгерт не понимает, — думала нахттотерин, забираясь обратно в постель. — Я не могу больше бежать. Мне все равно, что станет с девчонкой. Если она отделяет меня от спокойной жизни и уверенности в будущем, я готова перешагнуть через нее».

Хранья поглубже забилась под одеяло и с горечью подумала о том, что ее друзья никогда не понимали, как много она для них делает. И самое главное — дает им цель. То, без чего невозможно жить, не превращаясь в забитых, жалких животных. Сами они лишь следовали за своей госпожой, зная, что она все сделает правильно.

— Я делаю что могу, — прошептала Хранья, глядя в темноту. — Никто из вас не нашел выхода, не придумал, как спастись самому. Вы все всегда ждали решения от меня. Значит, вам придется выполнять мои приказы и дальше. Но отступать я больше не стану.

Она снова вспомнила недавний разговор с Основателем.

Теперь он вообще не выходил из своей комнаты на нижнем этаже убежища асиман, и, когда Хранья зашла туда, ей стало не по себе от того, что она увидела.

При входе в комнату взгляд сразу натыкался на красные ручейки крови, растекающиеся на полу, и их источник — белое женское тело, распластавшееся на каменных плитах в центре круга, также нарисованного алым. Чего бы ни добивался Основатель от бэньши, она не могла или не желала ему этого дать.

Иногда Хранья и сама приветствовала некоторую жесткость в отношениях, но сейчас, глядя на Кэтрин, ей стало не по себе. «Не хотела бы я оказаться на ее месте», — думала нахттотерин, осторожно вдыхая терпкий запах кадаверциан- ской крови.

Основатель ничего не ответил на эту мысль, хотя явно Услышал ее.

— Ревенант вот-вот объявится, — уверенно сказал Атум, вытирая платком руки, испачканные кровью Кэтрин.

— Ты уверен? — настороженно спросила девушка.

— Скоро произойдут события, узнав о которых она не сможет не прореагировать.

— Какие события? — Хранья аккуратно обошла красную лужу и присела на край стула.

— Тебя это не должно волновать, — легкомысленно отозвался он, швыряя испачканный платок в угол, — С помощью магии кадаверциан я запущу в Столицу несколько их слуг. И они устроят в центре небольшую панику. Узнав об этом, Виттория непременно захочет узнать, что происходит в ее городе, и постарается связаться с кем-нибудь из кровных братьев. Ваша задача — отслеживать все звонки. В первую очередь тех, кому девчонка доверяет.

Он с видимым удовольствием предвкушал скорейшее устранение очередного препятствия, но вдруг замолчал и с легким неудовольствием посмотрел на молчащую Хра- нью:

— У тебя есть какие-то сомнения?

— Атум, — осторожно сказала девушка, — я хотела снова спросить, тебе действительно так мешает ревенант?

— Боишься рушить многовековые устои вампирской политики? — спросил он насмешливо.

— Я слишком долго жила вдали от этих многовековых устоев. Мне все равно, что с ними будет, — честно ответила Хранья, — просто интересно.

Он не ответил, как всегда, игнорируя вопрос, вызванный всего лишь банальным любопытством.

— И еще, — продолжила нахттотерин, ободренная его спокойной реакцией на ее сомнения, — ты говорил, что не можешь призывать слуг некромантов.

— Все меняется, — улыбнулся он и продолжил уже серьезно: — Как только узнаешь, где скрывается девчонка, сразу поедете за ней. Если потребуется, Амир обещал дать свой самолет, а также своих учеников… Я бы с удовольствием поехал вместе с тобой, но, ты видишь, мое присутствие требуется здесь. — Атум показал на Кэтрин, неподвижно лежащую на полу, — К сожалению, непрерывное присутствие.

— Я сделаю все, как ты сказал, — произнесла Хранья, отводя взгляд от девушки, — но мы могли бы справиться и вдвоем с Альгертом.

— Лучше подстраховаться, — задумчиво ответил Атум. — Не хочу, чтобы все сорвалось из-за какой-нибудь мелочи.

— Я справлюсь, — ответила Хранья, глядя в серо-голубые глаза Дарэла, за которыми мелькала опасная тень чужого существа, — Не беспокойся.

— Вот и хорошо. — Он вдруг улыбнулся, обнял ее за талию, привлек к себе и поцеловал.

Крепко, властно, почти болезненно. Его поцелуй обжег рот Храньи, и она поняла, что Атум совсем недавно пил кровь Кэтрин — ядовитую, как кровь некоторых кадаверциан. Девушка инстинктивно дернулась, пытаясь вырваться. Основатель тут же выпустил ее и рассмеялся, глядя, как она поспешно вытирает губы рукавом платья.

— Извини, Хранья, все время забываю о специфике ваших кланов.

Она бледно улыбнулась в ответ. А он вдруг поклонился самым изысканным образом, взял ее руку.

— Удачи, нахттотерин…

Воспоминания девушки оборвались. Дверь распахнулась, и в комнату стремительно вошел Альгерт.

— Мы нашли ее! — заявил он с порога.

Хранья резко встала.

— Где?!

— Люди асиман перехватили телефонный звонок. Ревенант говорила с Фелицией. Девочка будет ждать, что за ней приедет кто-нибудь из вампиров, чтобы доставить в Столицу. И, если мы поторопимся, успеем раньше них…

— Срочно сообщи всем. Вылетаем, как только стемнеет. И напомни Амиру, что он обещал помощь. Нет, я сама ему «кажу.

Нахтотерин торопливо оделась и выбежала из комнаты.

В коридорах убежища асиман было пусто и тихо. И лишь подходя к кабинету магистра, Хранья неожиданно услышала доносящийся из-за двери спор, ведущийся на повышенных тонах. р — Вы не можете так поступить! Это несправедливо! — Девушка узнала голос Кайла, — Вы не можете его бросить и уехать вот так просто!

Нахттотерин, уже собиравшаяся постучать, замерла и нахмурилась, прислушиваясь.

— Это твой учитель бросил нас, — жестко ответил Амир. — Почему сейчас его нет с нами?

— Где бы он ни был и что бы ни делал, я знаю, это на благо клана, — продолжал возмущаться молодой асиман. — Я уверен в нем.

— Ты не можешь этого знать.

— Вы можете делать, что хотите, но я не оставлю его в одиночку в Столице перед лицом грядущих событий!

— Хорошо. Твое дело, — равнодушно сказал магистр.

Дверь распахнулась, перекошенный от ярости Кайл выскочил в коридор, едва не сбив девушку с ног, и помчался прочь, бормоча под нос ругательства и угрозы.

Неприятно удивленная Хранья быстро вошла в кабинет.

— Господин Амир, я не ослышалась, вы собираетесь уезжать?

Магистр, одетый в обычный деловой костюм вместо пурпурной мантии главы клана, складывал документы в кейс, лежащий открытым на столе.

— Да, госпожа Хранья, — ответил асиман, не скрывая раздражения, — вы не ослышались. Теперь этот дом в вашем полном распоряжении.

— Но вы обещали мне помощь! — воскликнула нахттотерин, начиная терять терпение, — Мне нужны самолет и поддержка ваших магов прямо сейчас.

— Я помню свои обещания, — резко возразил Амир, не отрываясь от своего занятия, — и не отказываюсь от них. Самолет готов к вылету. Мои ученики ждут. Надеюсь, троих вам хватит?

Хранья в немом изумлении передернула плечами, наблюдая за ним.

— Что-то еще? — сухо осведомился асиман, не глядя на нее.

— Но как вы можете бежать, когда нужны Атуму? Он сочтет это предательством.

— Уверяю вас, — ответил магистр, просматривая один из документов. — Именно сейчас ему нет до нас никакого дела.

— Неужели вькгте боитесь?

Магистр оглянулся на нее и неожиданно усмехнулся.

— Госпожа Хранья, знаете, почему вы не стали главой клана Нахтцеррет? Вернее, стали, но не смогли сохранить ни власть, ни резиденцию… У вас нет интуиции. Вы не чувствуете, когда нужно нападать, в какой момент и от кого защищаться, а в какой — следует скрыться.

Он убрал последние бумаги, защелкнул замки дипломата, снял его со стола и продолжил, не обращая внимания на злой взгляд девушки.

— Поэтому позвольте дать вам совет — последуйте моему примеру. Уезжайте сейчас. Бросьте все.

Хранья только покачала головой, удивляясь подобному решению.

— Вы думаете, Атум не найдет вас? Не будет преследовать?

— Повторяю, в данный момент он очень занят, а что будет потом… Я предпочитаю решать проблемы по мере их появления. Всего хорошего, нахттотерин. — Он слегка поклонился девушке и направился к выходу, — Желаю вам успешно справиться с возложенной на вас миссией.

Магистр вышел из кабинета, и Хранья слышала, как он зовет кого-то из своих старших учеников, требуя поторопиться.

Они вылетели вечером. Солнце давно опустилось за горизонт, и небо казалось залитым густыми чернилами, в которых тонули редкие звезды.

Хранье, сидящей у иллюминатора, вспомнилась старинная легенда о том, что небосвод создан древними богами из черепа великана, павшего в битве с ними. А звезды и солнце — это раны, полученные им во время боя, и сквозь них струится вечный свет запредельного мира…

Нахттотерин видела плечи и темно-русый затылок человека-пилота. Он уверенно вел маленький самолет на северо-запад, к месту укрытия ревенанта. Если Альгерт не ошибся, девушку должны были перевезти туда сегодня.

Помощник, сидящий рядом, по-прежнему молчал. Хранья все сильнее чувствовала его ледяную отстраненность и начинала злиться. Быть может, Атум иногда вел себя непредсказуемо или даже грубо, но с ним можно было не притворяться. А Хранья вдруг поняла, что ей до смерти наскучило изображать добродетельную особу. Слишком многое она потеряла, чтобы продолжать играть роль несчастной жертвы.

«Как жаль, что Основатель не появился раньше, — думала девушка, глядя на звезду, плывущую вслед за самолетом. — До нашего открытого противостояния с Миклошем. До Котора».

— Через десять минут пойдем на посадку, — послышался по внутренней связи голос пилота. — Приготовьтесь.

— Пристегнись, — сказал Альгерт.

Приземление было больше похоже на падение. Самолет несся вниз, подрагивая всем металлическим телом. Горизонт завалился набок, перечеркивая небо, затем выровнялся, и земля серой громадой помчалась навстречу. Мелькнули белые пятна озер, извилистая ниточка реки, замигали светящиеся фонари и окошки какого-то поселка, похожие на рой светлячков. Затем Хранья увидела узкую посадочную полосу, обрамленную желтыми огоньками. Шасси самолета коснулись бетона, он подпрыгнул пару раз и наконец покатил по земле, постепенно снижая скорость.


Глава 11 ДОСАДНАЯ НЕИЗБЕЖНОСТЬ | Новые боги | Глава 13 РЕВЕНАНТ