home | login | register | DMCA | contacts | help | donate |      

A B C D E F G H I J K L M N O P Q R S T U V W X Y Z
А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф Х Ц Ч Ш Щ Э Ю Я


my bookshelf | genres | recommend | rating of books | rating of authors | reviews | new | форум | collections | читалки | авторам | add

реклама - advertisement



Глава 10

ТЕЛОХРАНИТЕЛЬ

Среди моих недругов нет ни единого глупца.[12]

10 мая

Утро начиналось спокойно и мирно, как и все предыдущие дни. Из окна столовой было видно, что тучи над фьордом наконец разошлись, и с отвесных скал хлынули белые водопады, встречающиеся в гладкой воде с собственными отражениями. Значит, озера наверху плоскогорий наполнились водой до краев — тонкие ручейки, текущие из них, превратились в бурные потоки.

Прибрежные кусты зазеленели ярче, в светлом небе зарозовели тонкие полоски легких облаков. Ричард видел, что Диана с удовольствием посматривает в окно, и глубокая, скорбная морщина на ее лбу разгладилась. С ясной погодой к ней вернулось ощущение покоя и защищенности.

Они завтракали в маленькой столовой, и, как обычно в последнее время, Виттория на предельной скорости поглощала омлете бутербродами, явно не замечая, что ест. Взгляд ее был отсутствующим.

— Витта, не торопись, пожалуйста, — сказала Диана, — у тебя не отберут тарелку.

— Да, мама, — ответила та машинально, пытаясь выполнять магические упражнения, не отрываясь от повседневных занятий.

— После еды ты могла бы выйти на улицу, — продолжила ее мать, начивая девушке сока. — Пройтись возле дома. Если будешь больше гулять, сможешь быстрее засыпать. Ты засиживаешься до глубокой ночи. Поэтому поздно встаешь.

— Конечно, мама, — с тем же отсутствующим видом отозвалась Виттория.

— Ты слышишь, что я тебе говорю?

— Слышу, — тусклым голосом произнесла девушка, и тут же в ее глазах заблестело внезапное озарение. — Ричард, как ты думаешь, если я блокирую силу кадаверциан, это подействует на их зомби? Они перестанут функционировать?

Ноздри Дианы гневно затрепетали, она уже совсем было собралась одернуть дочь, вновь заговорившую на запретную прежде тему, но сдержалась. Помнила об обещании, данном Ричарду, — не мешать ему воспитывать ревенанта.

— Вряд ли, — отозвался телохранитель, — Ты должна успеть блокировать магию кадаверциан до того, как они призовут слуг.

— А если некроманты появятся вместе с ними? Например, с бетайласами, — Она отодвинула тарелку и уставилась на собеседника пронзительным, требовательным взглядом.

— Тогда стреляй в голову, — неторопливо откладывая вилку с ножом, ответил Ричард.

— Кому?

— Лучше бетайласам. Кадаверциан могут обидеться.

Виттория рассмеялась было, но, увидев холодное лицо

Дианы, тут же прекратила неуместное веселье и вскочила.

— Спасибо, мам, все было очень вкусно, — скороговоркой выпалила она, прошла на кухню и сунула свою тарелку в мойку. — Я пойду, поработаю.

И быстро удалилась, а через пару минут наверху, в мансарде, забормотал телевизор.

Диана помолчала, водя пальцем по краю чашки, глядя мимо Ричарда в окно, за которым розовел бесконечно долгий день, потом произнесла задумчиво:

— Ты начал учить ее стрелять.

Это был не вопрос. Хлопки выстрелов из подвала, где Ричард устроил небольшой тир, доносились до верхних комнат.

— Да. И у нее очень хорошо получается. Врожденная меткость.

— Может быть, ты прав, — сказала женщина, вновь продолжая давно начатый разговор, — Их всегда тянуло к другому миру. Ее и Валентина. Разве я могу дать Витгории все то, в чем она нуждается?

— Пока ревенант молод, общество вампиров кажется ему гораздо привлекательнее человеческого, — ответил телохранитель мягко. — С возрастом это проходит. Они начинают ценить людей.

— Виттория стала гораздо спокойнее, — продолжила Диана, и ее слова звучали так, словно она сама старается убедить себя в реальной пользе от обучения дочери. — Во всяком случае, перестала огрызаться на каждое замечание. Но… — Она замялась, явно не зная как выразить новое опасение. — Я боюсь, что рано или поздно нам придется возвращаться в Столицу.

— Я стараюсь подготовить Витторию к тому, что ее ожидает.

Женщина кивнула, встала из-за стола и начала собирать посуду. Ричард тоже поднялся, чтоб помочь ей, но Диана отрицательно покачала головой. И телохранитель оставил ее одну.

С некоторых пор жизнь в убежище сделалась гораздо менее скучной для Виттории и Ричарда. У обоих стало не так много свободного времени.

Девушка, получив цель, теперь тренировалась каждую минуту, а в перерывах жадно смотрела новости по маленькому портативному телевизору с выносной антенной, который привез Ричард.

Виттория устроила свой «кабинет» в крошечной комнатке мансарды, и, чтобы попасть туда, надо было подниматься по узкой скрипучей лестнице. Сейчас уже снизу Ричард услышал приглушенное бормотание диктора новостного канала.

— Виттория, можно к тебе? — спросил телохранитель.

— Да, — послышалось в ответ отрывистое.

Она сидела на полу перед экраном. Рядом стояла тарелка с печеньем и чашка с кофе. Виттория старательно выполняла инструкции телохранителя — не забывая подкрепляться после ментальных тренировок.

— Что-нибудь интересное? — Ричард опустился рядом с ней.

— Ничего. — Девушка машинально потянула себя за прядку, выбившуюся из короткой косы, — Хотя я, наверное, еще просто не умею связывать причину и следствие. За многими этими взрывами, крушениями и похищениями как-то стоят вампиры или Основатель. Но я не могу понять, как именно…

Виттория взглянула на Ричарда и произнесла с сожалением:

— Мне так не хватает информации. Если бы Валентин не позвонил тогда, я бы даже не узнала, что он стал лугатом.

— Ты действительно гордишься им?

Она сделала звук телевизора потише и посмотрела в окно.

— Раньше мне было немного не по себе от того, что реве- нант — я. Он так хотел этого. Но теперь, став тем, кем он стал, больше не чувствует себя ущербным. И, кажется, начал лучше относиться ко мне. Когда мы разговаривали, брат так искренне беспокоился о нас с мамой…

Ричард не стал говорить ей о том, что теперь, став вампиром, Валентин скорее всего понял, что будет жить бесконечно долго, а Виттория и его мать умрут рано или поздно. Лишь теперь, навсегда изменившись, он начал ценить своих близких…

— Он — киндрэт, ты — будущий Судья. Думаю, он должен осознавать ценность подобной сестры для своего нового мира и для себя самого.

Виттория кивнула, принимая это объяснение, и продолжила:

— Иногда мне жаль маму, она действительно не понимает, что мы с ним никогда не были людьми по-настоящему.

— Она понимает очень многое, просто не обо всем говорит тебе. Ты никогда не задумывалась о том, что может чувствовать женщина из нормальной достойной семьи, выйдя замуж за мужчину из такой же нормальной семьи, а потом, после нескольких лет жизни, узнав, что он не человек?

— Задумывалась. — Виттория внимательно посмотрела на Ричарда взглядом, не свойственным ей раньше. — Но у тебя ведь тоже могла быть нормальная жизнь.

— Вряд ли, — ответил он равнодушно, потому что тоже уже много раз думал об этом, — Знаешь, из кого получаются лучшие телохранители для ревенантов?

Виттория, все еще занятая собственными размышлениями, отрицательно помотала головой.

— Из потенциальных нахтцеррет. Я был сильнее и выносливее своих сверстников, более ловкий и сообразительный, умел отключаться от боли. Быстрее всех бегал, лучше всех плавал. Умел выполнять приказы, но и сам, когда нужно, проявлял инициативу, а Золотые Осы всегда нуждались в хороших солдатах.

Ему снова удалось удивить ее. Девушка взглянула на телохранителя с изумлением:

— Хорошо, что они тебя не обратили. Скажи, а как выбирают людей в ваш… орден… ну тех, кто знает о существовании вампиров и боролся с ними в прошлом?

Было видно, что ее очень интересует тема «хранителей».

— Эти знания передаются по наследству. Все входящие в организацию связаны родством и с детства знают свое предназначение в жизни — защищать ревенанта.

— Но если они все так преданы мне, почему никто из них до сих пор не приехал, чтобы познакомиться со мной? — спросила, помолчав, Виттория. — Они не доверяют мне до конца? Считают, что я слишком молода? Неопытна? На меня мог оказать влияние кто-то из вампиров?

— Если тебе понадобится помощь, они будут здесь. А насчет влияния… ты сама говорила про симпатию, которую испытывала к Дарэлу и которой не могла сопротивляться.

Девушка сначала смутилась, потом помрачнела.

— Дарэл спас меня. Основатель убил моего отца, чувствуя, что он опасен для него. А меня не успел. Может, посчитал пока слишком маленькой и беспомощной. И телепат помог мне спастись… сделал так, чтобы я была вынуждена покинуть Столицу.

Ричард понял, что она много размышляла об этом и нашла, как можно оправдать даханавара.

Аналитическая передача вдруг оборвалась. Зазвучал тревожный голос диктора: «Мы прерываемся на экстренный выпуск…»

Виттория приподнялась и быстро повернула регулятор громкости. На экране появилось изображение улицы Столицы с высотными домами. По обочинам дороги стояли люди. Все смотрели куда-то вверх. Камера поднялась за направлением взглядов, и Ричард увидел черную тень, кружащую на фоне бледного неба.

Затем ракурс камеры сместился ниже, и в кадре показалось лицо репортера новостного канала Столицы. «Сегодня на улицах города замечены странные существа, — говорил он. — Внешне они похожи на птеродактилей и, по словам многочисленных свидетелей, появились в небе неожиданно, возникнув как будто из пустоты…»

Камера сместилась в сторону, показывая, как одно из существ грациозно спикировало на крышу огромного казино, и разноцветные огни осветили черную тушу с длинной шеей, оскаленной мордой и широкими кожистыми крыльями. Она сидела, зыркая по сторонам маленькими поблескивающими глазами, потом вдруг разинула пасть и издала долгий заунывный вой.

Зеваки на тротуаре шарахнулись в стороны, зажимая уши руками. Побелевший репортер осекся, непроизвольно повернулся в сторону твари. А та распахнула крылья и ринулась вниз, на толпу. Камера задрожала, успев снять стремительно приближающийся силуэт, огромную распахнутую пасть, послышались душераздирающие крики. Картинка Дернулась, в смазанных линиях можно было различить фигуры разбегающихся, черную тень, падающую на них… Затем камера ударилась о землю и, спустя мгновение, погасла. Черный экран сменился растерянным лицом диктора, а Виттория медленно повернулась к Ричарду.

— Это ведь был Тёмный Охотник, да? — произнесла она хрипло и не глядя крутанула ручку, выключая звук. — Кадаверцианский Тёмный Охотник. Что он делает здесь, в нашем мире?

— Не знаю, — честно ответил Ричард.

Девушка застыла в одной позе, покусывая нижнюю губу, а затем заявила решительно:

— Мне нужно позвонить им. Узнать, что происходит. Дай телефон, пожалуйста.

— Виттория, — медленно произнес телохранитель, не спеша выполнять ее просьбу, — ты ведь понимаешь, что если позвонишь кому-то отсюда, то наше пребывание в этом убежище будет раскрыто. И нам придется покинуть его.

— Я хочу поговорить с Фелицией, — перебила его девушка, — ей-то мы можем доверять.

— Если ее телефон прослушивается и разговор перехватят, наше местоположение легко вычислить. Как только ты поговоришь с кем-нибудь из Столицы, нам придется тут же покинуть этот дом.

— Я понимаю, — быстро ответила девушка. Вновь посмотрела на телевизор, по которому теперь шел рекламный блок, и сказала твердо: — Я должна знать, что случилось. В Столице Валентин… Лориан, — Последнее имя она произнесла после некоторой заминки, но не отвела требовательного взгляда от телохранителя. — И если кланам нужна моя помощь, мы все равно не можем оставаться здесь.

— Хорошо, — ответил Ричард после секундного размышления, — Ты позвонишь, но сначала дашь мне час для того, чтобы я успел все подготовить к нашему уходу.

Виттории хотелось действовать сразу, без ожидания, но она понимала все приведенные доводы.

— Ладно. Я тоже буду собираться. Но если у тебя получится быстрее… — Девушка не договорила и, вскочив, побежала вниз по лестнице.

Следующие шестьдесят минут Ричард потратил на быстрые сборы. Недоумевающая Диана не могла понять, отчего такая спешка. Почему дом, который она уже привыкла считать надежным убежищем, вдруг перестал быть таким.

— Поверь мне, так надо, — отвечал на каждый ее вопрос телохранитель, прекрасно понимая, что это вызывает у женщины лишь раздражение.

Нечто подобное она частенько слышала от своего му- жа-ревенанта, и сейчас была вынуждена мириться с такими же отговорками.

— Я расскажу тебе, но не сейчас, извини, — вновь и вновь мягко пресекал ее расспросы Ричард. — Нам нужно торопиться.

Диана пока еще ничего не знала о том, что происходит в Столице, и Ричард не хотел пугать ее раньше времени.

Телохранитель спустился в подвал и отодвинул одну из стенных панелей. За ней находился прибор, собранный еще Филиппом. Плоская коробка с проводами, уходящими в стену, и рядом прозрачных кнопок с цифрами на крышке. Ричард набрал нужную комбинацию и стал ждать.

Как и должно было произойти, ответ пришел примерно через пять минут — несколько цифр загорелись в условленной последовательности. Сигнал, посланный им, дошел до адресата, находящегося на другой стороне фьорда.

Затем он собрал все необходимые вещи, краем уха прислушиваясь к отрывистым переговорам Виттории с Дианой.

— Нет, мама, я не представляю, куда мы едем. Ричард не говорил. Ты не видела мой комбинезон?

— В прихожей под вешалкой. Но ты знаешь, что произошло?

— Пока ничего. Не волнуйся.

По истечении часа Ричард поднялся вместе с Витторией наверх, прикрыл дверь, молча вытащил из кармана сотовый, который всегда носил с собой. Набрал нужный номер и нажал на кнопку вызова. Виттория протянула руку, чтобы взять мобильный, но он отрицательно покачал головой. Ему нужно было убедиться, что ответит именно тот абонент.

Трубку не снимали довольно долго. Девушка, стоящая рядом, начала нервничать:

— Может быть, стоит позвонить кому-то другому?

Он снова отрицательно качнул головой, услышав легкий шелест в трубке, а затем певучий женский голос:

— Слушаю вас.

— Доброй ночи, — произнес он давно известное приветствие вампиров и спросил, прекрасно зная, впрочем, что она ответит: — С кем я говорю?

— Если вы набрали этот номер, то должны знать, с кем говорите, — ответила женщина с легкой улыбкой, а затем поинтересовалась, в свою очередь, хотя ответ ей также не требовался: — Вы, насколько я понимаю, телохранитель ре- венанта? Я помню ваш голос… С девочкой все в порядке?

— Да, — сказал Ричард, не обращая внимания на Витто- рию, с помощью беззвучных вопросов пытавшуюся выяснить, о чем идет речь.

Он тоже узнал ее. Это была именно та, с кем они хотели побеседовать. Первая леди даханавар.

— Виттория хочет задать вам несколько вопросов.

— Она уже видела новости? — с едва заметной печалью произнесла женщина.

Ричард взглянул на юную ревенанта и передал ей трубку.

— Фелиция, что происходит?! — воскликнула девушка. — Что творится в Столице?! Что вы сделали?.. Не вы? А кто тогда? Основатель?… — Виттория осеклась, с легкой растерянностью посмотрела на телохранителя, слушая объяснения мормоликаи, — Да… я понимаю. — Голос ее окреп, и она заговорила уверенно: — Конечно, я приеду.

Услышав последнюю фразу, Ричард решительно потянулся за телефоном:

— Разреши… Фелиция, для чего вам нужно присутствие ревенанта?

Женщина помолчала, видимо обдумывая, имеет ли она право говорить об этом со смертным, но, помня о том, что он не простой смертный, произнесла:

— Она должна помочь нам изгнать Основателя. Иначе тот разрушит весь привычный людям мир. Вы видели, что происходит в Столице. Это только начало. Скажите, где вы находитесь, и мы заберем вас.

— Нет, — перебил телохранитель. — Сначала вы скажите, насколько Виттории угрожает Основатель, и где находится он? Как я понимаю, сейчас никто из кровных братьев не может противостоять ему.

В трубке молчали какую-то долю секунды, затем произнесли безо всякого выражения:

— В данный момент он не представляет для вас угрозы. Основатель слишком занят, и кадаверциан контролируют его.

— Но вы не можете быть уверены в том, насколько долго продлится этот контроль, — сказал Ричард, глядя на Витторию.

— Хорошо. Я слушаю ваше предложение.

— Кого нам ждать?

— Я перезвоню вам, — ответила она. — Сообщу, кто приедет за девочкой.

— Нет, — снова возразил Ричард, — Я сам вам перезвоню.

Он нажал на кнопку отбоя. Выключил телефон. А затем под изумленным взглядом девушки открыл заднюю панель аппарата. Блок питания и сломанная сим-карта полетели в мусорное ведро. Следом за ними последовал мобильный.

Виттория выпрямилась, глядя на Ричарда с легкой тревогой:

— И как ты собираешься перезванивать?

— С другого номера. Не хочу, чтобы нас вычислили в дороге по этой карте. Теперь остается только надеяться, что Фелицию не прослушивали, но лучше подготовиться к самому худшему.

Девушка кивнула и поспешила вниз. Ричард пошел следом.

Виттория вошла в гостиную так стремительно, что едва не перевернула столик с цветами. Посмотрела на встревоженную Диану и сказала серьезно:

— Мама, мы уезжаем. Меня ждут в Столице.

— Что значит «ждут»? — с легкой растерянностью спросила та, — Кто?

— Я только что получила сообщение от Фелиции. Им нужен ревенант. Нужна я. Для проведения одного ритуала. Очень важного. Я недавно смотрела телевизор…

Очевидно, она хотела объяснить какие-то подробности, но ее мать резко поднялась из кресла и отрезала:

— Ты никуда не поедешь.

— Мама! — с яростью воскликнула девушка.

— И речи быть не может.

— Я должна вернуться! Я хочу вернуться!

— Я сказала — нет.

Виттория поняла, что криком делу не поможешь, и постаралась говорить спокойно, вспомнив о дипломатии.

— Прошу тебя, пойми. Дело не в моих желаниях, это мой долг. Я должна быть с ними сейчас.

Она стремительно подошла к матери, крепко взяла ее за руки.

— Я знаю, как ты беспокоишься обо мне. И я очень благодарна тебе за это. Но ты не сможешь остановить меня. И моих друзей тоже. Они все равно приедут за мной и увезут.

Глаза Дианы наполнились слезами, но она произнесла твердо:

— Они не сумеют проникнуть сюда. Ричард, ты говорил, что территория надежно защищена…

— Это не остановит их слуг-наемников. Но дело даже не в этом. Прошу, сядь, мы объясним тебе, что происходит.

Его спокойный, уверенный голос заставил женщину подчиниться. Она опустилась на диван и, даже слушая его рассказ о невероятных, нереальных, страшных событиях, старалась сохранять самообладание.

— Диана, ты же понимаешь, Витторию надо привезти в Столицу, иначе там все погибнут, — сказал телохранитель.

— Жизнь дочери для меня важнее города, — отозвалась женщина твердо, и с этим было трудно спорить.

Ричард чувствовал то же самое, и так же думали те, кого он называл «хранителями». Однако, кроме этого, все они понимали, что гибелью одного города ничего не ограничится.

— Знаю, — кивнул он, — И для меня жизнь ревенанта дороже Столицы. Но это не остановится. Рано или поздно волна докатится сюда. Нигде на Земле не будет места, где можно укрыться. И еще, вспомни, Диана, там твой сын. Даже с его… новыми способностями, он не сможет выжить.

Это был последний решающий довод. Диана повернулась к дочери и произнесла тихо:

— Ты можешь погибнуть.

— Меня будут охранять.

— Тогда я поеду с тобой, — решительно заявила женщина. — Одну я тебя не отпущу.

Виттория, обреченно вздохнув, посмотрела на Ричарда.

— Ты не можешь ехать, Диана, — сказал он мягко, приходя на помощь девушке, — Ей ничего не грозит. В отличие от тебя. Ведь она — ревенант, а ты человек. К тому же я буду сопровождать ее и прослежу, чтобы ничего не случилось.

— Это невозможно… — Она закрыла лицо руками, растерянная и почти отчаявшаяся.

— Тебя заберут и перевезут в безопасное место. Ты останешься там под охраной. И как только все закончится, мы вернемся к тебе.

— Я не могу сидеть где-то под охраной, когда моя дочь рискует жизнью! — Диана вскинула голову, глядя на Ричарда почти с ненавистью.

— Мама, я обязана рисковать! — воскликнула Виттория, садясь рядом с ней. — А тебе совершенно нечего делать среди вампиров. Я могу рассчитывать на помощь Ричарда, но защищать еще и тебя он не сможет.

Ее мать промолчала, но взгляд женщины, наполненный болью, говорил лучше всяких слов. Дочь был права. Теперь Диана стала для нее обузой.

— Хорошо, — отрывисто сказала она Ричарду, — делай, как считаешь нужным.

Женщина поднялась и молча вышла из комнаты. Соглашение было достигнуто, но ни телохранитель, ни юная ревенант, добившаяся своего, не чувствовали себя победителями.

— Знаешь, я ощущаю себя так, словно собираюсь на свой первый Совет, — призналась Виттория Ричарду. — Послушай, у отца случайно не было никакого упражнения для того, чтобы не испытывать сильных чувств? Он всегда был таким невозмутимым, логичным, сдержанным…

— Нет, не было, — с улыбкой ответил телохранитель. — Таким он стал, только когда повзрослел. В юности Филипп был похож на тебя — такой же эмоциональный, резкий в суждениях, склонный к авантюрам, любопытный…

— Трудно представить, — пробормотала Виттория, — Сегодня я растянула сеть на весь дом и участок до самого причала. Думаешь, этого будет достаточно… завтра?

— Главное, чтобы ты не сомневалась в себе. — Ричард поднялся, заметив темную точку, приближающуюся с дальней стороны фьорда.

— Там люди, — сказала девушка, проследив за его взглядом, ее глаза стали совсем черными из-за расширившихся зрачков. — Только люди, я не чувствую никого из киндрэт.

— Это за нами, — произнес телохранитель, наблюдая, как стремительно увеличивается в размерах катер.

Приехавших было пятеро — четверо мужчин и женщина. Троих телохранитель знал, и с тех пор, как видел последний раз, все они заметно постарели. Впрочем, он сам тоже не молодел. Оставшиеся двое были совсем зелеными юнцами, лет по двадцать пять, с которыми Ричард не был знаком.

Гости казались похожими друг на друга, особенно их объединяло схожее выражение на лицах — сосредоточенное, целеустремленное, немного замкнутое. «Печать знания», так называл его Ричард, и сам отмеченный таким же клеймом.

Мужчины были одеты просто — в штормовые куртки, непромокаемые брюки и высокие сапоги. Женщина нарядилась так, словно приехала на праздник. Поверх длинной синей шерстяной юбки — белоснежный передник, украшенный васильковыми узорами, под такой же синей жилеткой с серебряными застежками — богато вышитая льняная рубашка. Дополнялся костюм большой брошью и широким серебряным поясом с инкрустацией и подвесками.

Ричард подумал, что на фоне холодного фьорда и серых морщинистых скал этот наряд очень радует глаз.

Телохранитель пожал руки мужчинам, женщина обняла его, и он поцеловал ее в морщинистую щеку.

— Ну, как ты? — спросила она, улыбаясь молодой, задорной улыбкой.

— В порядке, — ответил Ричард. — Улла, Эсбен, Арвид, рад снова видеть вас. Уже знаете новости?

Они мрачно кивнули.

— Когда это докатится сюда? — осведомился Эсбен.

— Никогда, если мы доставим ревенанта в Столицу, — уверенно ответил телохранитель и спросил, — Где Бьерг?

— Остался дома, очень недовольный, — Гостья снова улыбнулась, видимо вспоминая негодование сына, — Хотел ехать с нами, увидеть… ревенанта, — женщина посмотрела на дом, где в окне маячил тонкий силуэт Виттории, — но кто-то должен был остаться наблюдать за фьордом. А это Ларе и Мортен.

— Рад познакомиться, — отозвался Ричард.

Мужчины стояли рядом молча, но телохранитель видел, они также довольны видеть его. Филипп говорил когда-то в шутку, что одни норвежцы произошли от горных троллей, а другие — от лесных. Лесные были стройными, высокими, с мягкими льняными волосами, длинными носами и светлыми лучистыми глазами. Горные же — приземистыми, коренастыми, с густыми темно-русыми лохматыми гривами, круглыми чуть вздернутыми носами, большими ртами и прозрачно-голубы ми глазами в глубоких лучиках морщинок. Доброжелательные, если их не беспокоят чужаки, но безудержные в ярости.

Мужчины казались потомками горных. Женщина походила на дочь лесных.

Ричард оглянулся на дом, кивнул, зная, что за ним внимательно наблюдают, и спустя минуту мать с дочерью вышли на крыльцо.

— Виттория, Диана, — сказал телохранитель, когда они подошли к причалу, — позвольте познакомить вас. Это Улла, Арвид, Эсбен, Ларе и Мортен. Наши друзья. I Каждый из норвежцев подошел к девушке и пожал руку сначала ей, потом ее матери. А Улла, не сдержавшись, погладила юную Корвинус по щеке, посмотрела на Ричарда и сказала по-норвежски:

— Такая молоденькая, — В глазах женщины мелькнули печаль и жалость к девушке, вовлеченной в столь опасную для нее игру.

— Что она говорит? — спросила Виттория Ричарда, немного смущенная этой неожиданной лаской.

— Ты очень молода, — повторила Улла, переходя на английский. — Моложе моего внука.

Девушка улыбнулась:

— Возраст — это единственный недостаток, который исправляется со временем.

Женщина перевела взгляд на телохранителя, одобрительно кивнула и решила:

— Похожа на своего отца. А подрастет, станет похожа еще больше. — Она снова посмотрела на девушку и сказала сурово: — Никто из нас не хотел, чтобы ты покидала этот надежный дом до тех пор, пока не вырастешь и не наберешься опыта. Ты единственный ревенант, оставшийся в живых. Но мы не можем поступить по-другому.

— Я понимаю, — ответила Виттория, слегка удивленная этими словами, звучащими как оправдание.

— Ты важнее, чем город, — продолжила женщина, — И если бы не угроза уничтожения всего мира, мы бы никогда не стали рисковать твоей жизнью.

Девушка молча кивнула, не зная, что ответить на это.

— Мы поедем с вами, — сердечно улыбаясь, сказала Улла, поворачиваясь к Диане. — Я и Эсбен. Остальные — с вашей дочерью. Не волнуйтесь. Они справятся.

Виттория обняла мать, та крепко прижала ее к себе, говоря торопливо:

— Осторожнее, пожалуйста. И как-нибудь сообщите мне, как только доберетесь до Столицы. Ричард…

— Да. Конечно. — Телохранитель сжал узкую холодную ладонь, — Диана, не беспокойся, я сумею защитить ее.

Диана, выпустив дочь, неожиданно обняла его, поцеловала в щеку и прошептала:

— Себя ты тоже береги.

Он кивнул молча, чувствуя непривычное стеснение в груди, помог Виттории забраться в катер и лишь после этого взглянул на женщину. Она стояла на краю причала, сжимая у горла воротник, и переводила взгляд с его лица на лицо дочери.

Когда катер отчалил и, взревев моторами, помчался прочь от убежища, Диана подняла руку в безмолвном жесте прощания.

Виттория оглянулась и наблюдала, как мать вместе с Улой садится в лодку, которую выгнал из водного гаража убежища Эсбен. Моторка шла некоторое время за катером, а затем свернула в другой пролив и скоро превратилась в точку, едва различимую на фоне берега. Тогда девушка прислонилась плечом к плечу Ричарда, сидящего рядом на скамье, и стала смотреть вперед, на скалы, медленно выплывающие из синеватой дымки.

Небо отражалось во фьорде, белые шапки снега на вершинах повторяли цвет облаков. Реальность казалась опрокинутой. Прекрасная, холодная земля застыла в молчании.

Когда-то очень давно здесь прополз ледник, пропахав глубокие извилистые трещины. Они наполнились водой и превратились в длинные проливы — одни более узкие, другие широкие. С серо-зеленых скал вниз смотрели окаменевшие тролли — злобные, равнодушные, задумчивые. Кто-то из горного народа все еще стоял на самом краю, явно пытаясь скатить камень на проходящий мимо катер, другой прятался за горой валунов, третий просто сидел, свесив ноги с обрыва…

На пологих склонах время от времени появлялись постройки. Целые поселки или одиночные домики. Виттория каждый раз провожала взглядом эти островки цивилизации, а потом задумывалась надолго, хмурясь и покусывая нижнюю губу. Размышляла о том, в каком из этих домов могут жить люди, знающие о существовании вампиров и сражающиеся с ними. Или пыталась представить, что творится В Столице.

Но плавное, стремительно движение успокаивало, а прохладные величественные пейзажи умиротворяли. Глядя на них, не хотелось думать ни об интригах, ни о мировых заговорах, ни о существах, вырвавшихся в этот мир. Все это начинало казаться бессмысленной суетой или глупой выдумкой.

Виттория смотрела на проплывающие мимо отвесные склоны, и печаль на ее лице сменялась мрачной решимостью.

Арвид стоял за штурвалом, не обращая внимания на ледяной ветер, треплющий его темные с проседью волосы. Ларе и Мортен сидели на задней скамье и о чем-то тихо переговаривались.

— Знаешь, — сказала Виттория, как будто озвучивая мысли Ричарда, — а я была здесь счастлива.

— Я тоже, — ответил он.

— Долго нам еще плыть?

— Выйдем вон там.

Девушка посмотрела в сторону, куда он показывал, и разглядела одинокий дом, почти сливающийся со скалой. Тонкий водопад сбегал по глубокому желобу, промытому в скале, и взбивал в пену воду фьорда у своего подножия.

Арвид направил катер к маленькой пристани. Сначала Ричарду показалось, что их встречают, но человеческая фигура, мелькнувшая на берегу, исчезла, как только они оказались достаточно близко.

Норвежец заглушил мотор, и катер, проплыв по инерции пару метров, мягко коснулся причала. Ричард вышел первым. Окинул взглядом скалу, дом, кажущийся пустым, прислушался, но не увидел и не услышал ничего подозрительного. Только негромко бормотал водопад, и посвистывала мухоловка в кустах. Однако неприятное ощущение, что за ним наблюдают, вернулось, хотя на этот раз невидимый взгляд не был враждебным.

Телохранитель подал руку Виттории и помог ей сойти. Следом за девушкой на причал выбрались ее спутники.

— Все нормально, — тихо сообщил Ларе напряженно оглядывающемуся Ричарду, — Рогер обещал подготовить машину. Но предупредил, что сам выходить не будет. Не хочет, чтобы девочка видела его. Она ведь общается с вампирами, а ему ни к чему, чтобы она запоминала всех нас.

— Что он сказал? — тут же спросила Виттория, чувствуя, что речь идет о ней.

— Машина ждет, — коротко ответил телохранитель и, взяв девушку под локоть, повел вверх по дороге.

Они прошли мимо дома, напоминающего маленькую каменную крепость. На небольшой полянке возле него росло несколько старых яблонь. Похоже, они уже давно не цвели и не плодоносили. Гладкие черные скалы, возвышающиеся над ними, бросали на деревья густую тень.

За деревьями, на дороге, ведущей в гору, стоял черный джип. Мортен уверенно направился к нему, собираясь сесть за руль, но Ричард жестом остановил его. Подошел сам, открыл багажник, заглянул, внимательно исследовал содержимое лежащей там сумки, закрыл. Осмотрел сиденья, осторожно провел рукой под приборной панелью.

— Что ты делаешь? — осведомился Арвид не слишком любезным тоном. — Думаешь, мы собираемся взорвать ревенанта?

— Я ничего не думаю, — ответил телохранитель, вытащив из кармана небольшой фонарь и посветив под капот, — просто проверяю. На всякий случай.

— Подозреваешь всех? — буркнул норвежец. — Ты слишком долго знался с вампирами.

— Именно так, — согласился Ричард, поднимаясь с колен и дружелюбно глядя на человека, — И общение с ними испортило меня. Сделало таким недоверчивым.

Ларе смешливо фыркнул и отвернулся, а Виттория нахмурилась.

— Можно садиться, — сказал ей Ричард.

— Ты действительно не доверяешь им? — тихо спросила девушка, усаживаясь рядом с ним на заднее сиденье.

— Я верю, что они делают все возможное для того, чтобы помочь тебе, — ответил он, вытягивая ремень безопасности, — Но знаю, что каждый из них может ошибиться. I — Например, подложить бомбу под эту машину? — скептически поинтересовалась Виттория, пристегиваясь, — И погибнуть самим? Не слишком ли ты все усложняешь?

— Может быть, — уклончиво отозвался Ричард. — Но я Привык доверять только ревенанту.

Девушка улыбнулась и стала смотреть в окно на проплывающие мимо склоны гор.

Телохранитель достал телефон и по памяти набрал номер Фелиции. В этот раз она ответила сразу.

— Итак, кого нам ждать? — спросил Ричард.

— Некромант и двое нахтцеррет. Грэг Кадаверциан, Миклош и Рэйлен Тхорнисх.

— Нахтцеррет? — переспросил Ричард с глубоким сомнением.

— Все очень сильные маги. И один из них везет с собой самый мощный из существующих артефакт для противостояния Основателю. Если не справятся они, то никто не справится. — Столь терпеливо разговаривать с человеком и объяснять ему мотивацию своих поступков могли только представители клана Леди. — Не беспокойтесь на этот счет, Ричард, мы полностью в них уверены. Основатель вам по-прежнему пока не угрожает, и кадаверциан следят за ним.

— Я бы предпочел, чтобы среди встречающих были даха- навар, — сказал Ричард.

— Я и Стэфания нужны здесь, — ответила она.

Последняя фраза заставила телохранителя спросить:

— Как там вообще?

— Делаем все возможное, чтобы минимализировать последствия происходящего.

— Хорошо. Мы ждем вас в тоннелях у старой королевской дороги.

Фелиция, еще раз подтвердив договоренность, попрощалась, и Ричард, сломав телефон, выбросил его на обочину.

Следующий час они ползли по серпантину гор. Вниз — вверх, крутой поворот, длинный тоннель, освещенный оранжевыми лампами, снова вниз, и тут же резкий подъем. Серые морщинистые склоны, заросшие густыми еловыми лесами, выглядели хмуро и неприветливо. Несколько раз начинал накрапывать дождь, дорога стала мокрой, и Мортен, сидящий за рулем, сбросил скорость. Ровный рокот мотора время от времени заглушал рев водопадов, летящих в пропасти белыми струями пены.

Виттория припала к стеклу и подолгу смотрела на проплывающие мимо картины. Иногда у нее вырывались восторженные восклицания и удивленные вздохи при виде особо величественного пейзажа.

А молодые люди с любопытством поглядывали на девушку. В отличие от Арвида, знавшего Филиппа, эти двое впервые видели ревенанта так близко. И теперь так же, как когда-то Ричард, пытались понять, чем она отличается от человека.

— Это старая дорога, — сказал Ларе, сидящий по другую сторону от Виттории. — Мы называем ее тропой троллей.

Девушка внимательно посмотрела на него, и Ричард заметил, как парень отвернулся, не выдержав ее взгляд. То же самое было с ее отцом. Часто люди не могли смотреть ему в глаза.

— Скажи, Ларе, а ты давно знаешь о существовании вам- пирского мира? — спросила Виттория, не заметив смущения человека.

Впрочем, тот уже взял себя в руки, делая вид, что ничего особенного не произошло.

— С детства, — небрежно ответил норвежец.

— И как тебе живется, зная, что они существуют? — продолжила расспросы девушка, глядя на Ларса с неменьшим интересом.

— Проще, чем тебе или Ричарду, — улыбнулся он, — Я не должен встречаться с ними.

— А ты смог бы убить кого-то из них, если придется?

— Это делали мои предки, значит, смогу и я, — уверенно ответил человек.

Виттория кивнула задумчиво. Похоже, слова Ларса напомнили ей высказывания Ричарда о необходимости научиться тому, что умел ее отец.

Ты не боишься того, что может случиться? — про- рЧолжила допытываться она. I — То, что сейчас творится, это не последняя из проблем с вампирами, — отозвался собеседник. — Знаешь, мы так себя постоянно настраиваем — трудности с кровососами всегда будут, и наша задача, как и в прошлом, постараться их преодолеть. С помощью ревенанта, конечно. — Он улыбнулся девушке, на этот раз выдержав ее пристальный взгляд, — То есть все, что происходит, очень серьезно, но мы не планируем, как ты, может быть, решила, умереть все до единого, чтобы спасти один-единственный город. Даже если что и случится конкретно с нами — останутся другие.

— Ты можешь рассказать мне что-нибудь о таких, как ты? — попросила Виттория, с жадным любопытством глядя на молодого человека. — Их… вас много?

Он помолчал, поймав взгляд Арвида, оглянувшегося с переднего сиденья, и сказал, не вдаваясь в подробности:

— Достаточно. Мы что-то вроде туза в рукаве у ревенанта. Если станет совсем туго, он может его вытащить.

— Как произошло во время Вампирической эпидемии? — спросила девушка.

— Ну, да. Только мы не можем решить всех проблем. Даже вместе с Корвинусами.

— Никто не может решить всех проблем, — отозвалась она.

— Я против, чтобы ты ехала в Столицу, — произнес Ларе мрачно, глядя в окно на проплывающие мимо склоны гор.

— Да. Улла говорила мне.

Парень покачал головой, словно не понимая, как она может так равнодушно отзываться об этом.

— Ты не осознаешь до конца, — произнес он резковато, — Вампиры из-за своего высокомерия и самонадеянности опять устроили проблемы для всех, а ревенант снова должен их решать.

— А что, они когда-нибудь могли сами договориться? — вмешался в разговор Мортен, не отрывая взгляда от дороги, — без помощи кого-то из Корвинусов? Они даже Судьей его выбрали. Но самое подлое, что они уничтожили всех ре- венантов, оставив только одну семью. И добились ее полного доверия.

— Конечно, вампиры бы не позволили существовать такой угрозе, — поддержал его Ларе. — Поэтому убили всех лишних и оставили только того, кто был наиболее к ним лоялен.

Ричард молчал, слушая разговор. Эти молодые люди считали, что ревенанты — это нечто, принадлежащее людям. Сила, сама собой появившаяся в противовес вампирам.

Телохранителю Корвинуса была известна другая информация.

Филипп как-то рассказал ему, что по древним источникам, хранящимся в тайне от всех, кроме старейшин дахана- вар и семьи Корвинусов, ревенанты были созданы при помощи самих вампиров. Вернее, клана Леди, который всегда очень тесно работал с людьми. Лишь ему удавалось создавать из смертных настоящих гемофагов, передавая им часть своей магии вместе с кровью. Получая эту силу, люди сохраняли все свои человеческие особенности: иммунитет к солнечному свету, способность есть обычную пищу, и самое главное — возможность заводить детей.

Дети гемофагов, те самые дампиры, о которых среди людей всегда ходило столько легенд, и стали предками настоящих ревенантов. Но Ричард не собирался ничего говорить об этом.

Разговор постепенно затих, и следующий час они ехали молча. Утомленная монотонными подъемами и спусками, девушка начала дремать, прислонившись боком к телохранителю, потом опустила голову ему на плечо и уснула. Он подвинулся так, чтобы ей было удобнее, обнял за плечи и подумал неожиданно, что она могла бы быть его дочерью. Эта мысль не вызвала ни огорчения, ни сожаления. Просто констатация факта.

Снова пошел дождь. Они задержались ненадолго на маленькой заправке, чтобы поесть в закусочной. Все посетители не отрываясь смотрели новости.

Последний репортаж из Столицы демонстрировал панику, пробки на дорогах, асфальт, как будто разодранный чьи- ми-то гигантскими когтями, раскуроченные машины. Близкое зарево пожара…. Три черные крылатые тени, пикировали на людей и жадно хватали их. В обзор камеры попали военные на танках. Одно из орудий выстрелило, но снаряд пролетел сквозь странных существ и попал в жилые Дома. Красное облако взрыва осветило улицу… Посетители реагировали на увиденное по-разному. Двое Подростков были уверены, что это реклама нового фильма Ужасов и живо интересовались, когда премьера. Пожилая Дама с маниакальным блеском в глазах уверяла всех, будто они присутствуют на начале Апокалипсиса, а кем посланы эти существа, даже и объяснять не надо. Широкоплечий дальнобойщик с наколками от запястий до локтей мрачно внимал ей. Молодая пара скептически фыркала, уверенная, что ничего подобного не бывает и быть не может, а существа, наверное, просто сбежали из зоопарка.

Спутники Ричарда мрачно переглянулись и вылезли из-за стола. Расплатившись по счету, телохранитель потянул за собой Витторию, широко распахнутыми глазами смотрящую на экран.

Они вновь сели в машину и отправились дальше.


Глава 9 НЕМНОГО ПОКОЯ ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ | Новые боги | Глава 11 ДОСАДНАЯ НЕИЗБЕЖНОСТЬ