Book: Единственный (СИ)



Эвелина Пиженко.


Единственный


Роман.


…Он не достал для неё ни одной звезды.

Он не построил ей мост, не возвёл дворец...


Глава 1.


- Мама, не смей этого делать, слышишь?! – молодая женщина лет тридцати, среднего роста, с золотисто-русыми волосами, рассыпавшимися по плечам, тщетно пыталась схватить за руку свою мать.


Скорбно сдвинув брови на моложавом, всё ещё красивом лице, та металась по комнате в поисках то ли одежды, то ли сумочки – в нахлынувшем на неё отчаянии она никак не могла сообразить, что является предметом её поисков… По виду женщины можно было предположить, что ей просто необходимо сейчас куда-то бежать... бежать, несмотря на протесты дочери. Её можно было бы посчитать крайне взволнованной, но печать настоящего горя, отразившаяся на лице, никак не соответствовала даже очень крайнему волнению.


- Я должна!.. – резким жестом руки отметая все возможные предостережения, пятидесятидвухлетняя женщина выбежала в прихожую и схватила с вешалки воздушный бледно-розовый шарф, - Я должна, Эля, понимаешь?.. я просто обязана это видеть!..

- Мама… - выйдя следом, Элина мягко попыталась забрать шарфик из рук матери, - тебе не нужно туда идти… Слышишь?.. Не-нуж-но!

- Нет, ты меня не понимаешь!.. – та резко обернулась к дочери, - Я хочу посмотреть ему в глаза!.. Нет!.. Пусть он посмотрит мне в глаза!.. Пусть он посмотрит, и скажет!..

- Ну, что он тебе скажет?.. – молодая женщина устало смотрела на мать, - Ничего хорошего он тебе сейчас не скажет…

- Нет… пусть он скажет… - подбородок задрожал, и давно просившиеся слёзы градом покатились из уголка подкрашенных чёрным карандашом век по слегка нарумяненным щекам, - Пусть он скажет, за что он так со мной?..

- Мамочка… - сама едва сдерживая слёзы, дочь крепко обняла мать, - Ну, успокойся… Не рви сердце… Ну, мамочка…

- Тридцать пять лет… - уткнувшись дочери в плечо, женщина зашлась в рыданиях, - перечеркнуть все наши тридцать пять лет… ради какой-то…

- Мамочка… - шмыгая носом, Элина гладила мать по голове, - Не надо…

- А я не представляю!.. –неожиданно отстранившись, та лихорадочно ловила взгляд дочери, - Эля, я не представляю, как он сейчас объяснит всё нашим друзьям?! Он же не мог не пригласить на свой юбилей наших старых друзей!.. И Аркадий с Инной… и Егор со Светланой… А Володя?! Вот придут они сейчас в ресторан… И – что?! Что он им скажет?! Как он будет представлять эту... эту потаскушку… Ну, как?! Да они сразу развернутся и уйдут!.. Эля, как ты думаешь:?! Уйдут ведь?!

- Не знаю, мам… - Элина медленно покачала головой, - не знаю… Единственное, что я знаю, это то, что тебе не нужно сейчас туда идти.


Кое-как уговорив мать вернуться в комнату, Элина усадила ту на диван и заботливо укрыла мягким, пушистым пледом. Порыв угас, и женщину начал трясти мелкий нервный озноб. Выйдя на кухню, Элина открыла боковой навесной шкафчик, где хранились лекарства и, выбрав нужный пузырёк, накапала в чистый стакан двадцать капель валокордина. Разбавив капли водой, вернулась к матери и заставила выпить.


- Знаешь, я вот сейчас подумала… - подняв на дочь покрасневшие от слёз глаза, мать заговорила уже более спокойным голосом, - Он ведь не ушёл бы!.. папа бы не ушёл… Это всё она!..

- Какая теперь разница? – присев на корточки, Элина положила руки на колени матери – локти приятно утонули в мягком, шелковистом ворсе пледа, - Ты, главное, успокойся…

- Нет-нет!.. – кивая в подтверждение своих слов, женщина смотрела куда-то вперёд, - Это – она!.. Она ему сказала, что его юбилей и её день рождения они должны отмечать вместе, в этом проклятом ресторане… Я уверена, что так и было! Она настояла, а он… он всегда был слишком уступчивым… Иначе бы он не ушёл. Да!.. Это – она. И он ушёл только поэтому!.. Но он потом всё переосмыслит… да-да… Он переосмыслит, и поймёт…

- Мама… - Элина провела рукой по крашеным в тёмно-каштановый цвет волосам матери, - Не нужно придумывать сценариев… Я хочу, чтоб ты знала… Я – с тобой. И Антошка с тобой… И Игорь…

- Да уж… - женщина в ответ горько усмехнулась и прикрыла глаза, - Даже твой Игорь, и тот…


Понимая, в каком состоянии сейчас находится её мать, Элина не стала ничего говорить в ответ на явный намёк. Ирина Германовна не любила своего зятя, и не скрывала этого никогда, вызывая у дочери волны протеста, но сейчас молодая женщина только крепче сжала материнскую ладонь.

Неделю назад, накануне своего пятидесятипятилетия, отец Элины, Сергей Николаевич Вересень ушёл от жены. Его уход был не просто неожиданным – он буквально шокировал всех, кто знал и его, и его супругу. Их брак, длившийся вот уже тридцать пять лет, считался счастливым, и совершенно справедливо. Поженившись ещё будучи студентами медицинского института, супруги прожили жизнь в искренней любви и согласии. Их старший сын Виктор вместе с семьёй жил сейчас в Москве, а дочь Элина осталась в родном городе, рядом с родителями.

Сергей Николаевич давно ушёл из медицины как таковой, но, занимаясь собственным бизнесом, имел к ней далеко не косвенное отношение – его фирма занималась поставками медицинского оборудования. Ирина Германовна же осталась верна своей профессии, и всю жизнь проработала врачом-терапевтом, а затем и заведующей отделением районной больницы их родного Дубровска.

Супруги Вересень были довольно известной в городе парой – их часто приглашали на городские мероприятия, у них было много друзей и знакомых среди бизнесменов, а так же местной городской элиты, поэтому новость, разлетевшаяся по стопятидесятитысячному городу со скоростью звука, не миновала ничьих ушей. Связь Сергея Николаевича с более молодой женщиной, которую он тщательно скрывал в последние полгода, стала предметом обсуждения во всех городских кругах.

Женщина, в которую влюбился Сергей Николаевич, была моложе его на целых девятнадцать лет. Близко они познакомились ровно год назад – на дне его рождения. Ольга – так звали новую хозяйку недавно выкупленного ею ресторана, в котором проходило мероприятие, принимала активное участие в подготовке торжества: Элина знала её и раньше, и сама предложила отцу именно этот ресторан, как один из лучших. Знакомство с Ольгой не было близким, оно было, скорее, деловым: будучи методистом городского Дворца молодёжи, Элина кроме основной работы занималась организацией праздничных мероприятий, и была на связи со всеми администраторами и владельцами ресторанов и ночных клубов. Узнав, какого уровня будут гости на предстоящем банкете, новоиспечённая хозяйка «Золотого руна» лично следила за тем, как идёт убранство зала, а затем осталась, чтобы поздравить подъехавшего к назначенному часу именинника. Несмотря на знакомство с дочерью, Ольга до этого всего несколько раз видела её отца, и знала его имя лишь потому, что оно было в их городе на слуху.

Известный в городе бизнесмен совершенно не выглядел на свои пятьдесят четыре года: выше среднего роста, худощавый, с густой шевелюрой почти не тронутых сединой волос, он так посмотрел на неё своим проницательным карим взглядом, что в первое мгновение женщина даже растерялась. Довольно привлекательной внешности, с изящной, почти девичьей фигуркой, Ольга не имела недостатка в мужском внимании, но нынешний именинник сразу же запал ей в душу.

В следующий раз они встретились совершенно случайно: Сергею Николаевичу срочно понадобилось приехать в налоговую инспекцию лично, и, взяв в терминале талон на приём, он в ожидании своей очереди присел на стул в холле.

«Добрый день!..» - радостно-удивлённо раздалось откуда-то сбоку.

«Добрый…» - повернувшись, он сразу же узнал в сероглазой соседке молодую хозяйку «Золотого руна». Он боялся признаться в этом сам себе, но с момента их встречи Ольга то и дело всплывала в его памяти… Такое было с ним впервые, ведь за все годы семейной жизни он ни разу не опорочил звание верного мужа и отца… Женившись когда-то на своей Иришке по взаимной и огромной любви, он пронёс эту любовь через все годы… После тридцати четырёх лет их брака Сергей Николаевич мог бы с гордостью сказать, что ни разу не посмотрел в сторону других, даже более очаровательных представительниц прекрасного пола… И – вдруг…

Из здания налоговой инспекции они ушли тогда вместе, и с тех пор Вересень потерял покой. Он гнал от себя все мысли об Ольге, пытаясь с головой уйти и работу, и в семейные дела… но у него ничего не получалось. Вторая по счёту в его жизни любовь никак не отпускала… Она оказалась сильнее всех моральных и семейных устоев, и через несколько дней после их неожиданной встречи Сергей по какому-то пустяковому, на ходу придуманному поводу, приехал в Ольгин ресторан…

Настоящими любовниками они стали не сразу… Несмотря на видимое количество бывших поклонников, Ольга оказалась совсем не «лёгкой» добычей, и Сергею Николаевичу пришлось какое-то время доказывать ей серьёзность своих чувств, одновременно сохраняя лицо порядочного семьянина за дверью своей квартиры… Сама обуреваемая взаимным влечением, молодая женщина, наконец, сдалась… Чем дольше была её «оборона», тем сильнее оказался взрыв их обоюдной страсти… взрыв, напрочь разрушивший всё, что было до этой встречи, начисто стёрший из памяти все прошлые радости…

Вопреки всему, страсть оказалась, отнюдь, не кратковременной – под разлившейся лавой обнажилось настоящее чувство, в простонародье именуемое «поздняя любовь», и Сергей Николаевич понял, что прежняя жизнь закончилась для него навсегда…

Решение уйти от жены он принял незадолго до своего очередного, пятьдесят пятого дня рождения, которое по дате лишь на один день не совпадало с днём рождения Ольги…

Услышав его признание, Ирина Германовна в первый момент подумала, что супруг её разыгрывает… Она даже подумать не могла, что такое возможно!.. Всегда заботливый и внимательный, Сергей совершенно не давал ей повода усомниться в своей верности… Она совершенно не почувствовала тех перемен, которые,оказывается, происходили с ним в последнее время… Он, как и раньше, вовремя приходил домой, они проводили вместе выходные, ну, разве за исключением тех дней, когда он отдыхал со своими старыми друзьями, в чисто мужской компании…

Или… или это была уже не мужская компания?..

Ирина вдруг вспомнила, как пару месяцев назад им на городской телефон позвонил старинный приятель Сергея – Аркадий, и сказал, что не может до того дозвониться – мобильник друга был всё время вне зоны доступа…

«Аркаша, ну, ты что, забыл?! – со смехом ответила тогда ему Ирина Германовна, - Вы же ещё на прошлой неделе договорились поехать на озёра, на рыбалку… забыл ведь?!»

«Ну, да… - как-то растерянно произнёс Аркадий в трубку, - Забыл, наверное… Неужели склероз?..»

«Так езжай немедленно!.. – всё так же весело скомандовала Ирина, - Он тебя ждёт, наверное!.. А телефон там не ловит, всё правильно…»


…Ей бы тогда ещё по тону Аркадия догадаться, что тот ни сном ни духом не знает о рыбалке, на которую уехал Сергей… Но ведь она даже предположить не могла, что…

…«На рыбалку» в последнее время супруг уезжал довольно часто. Горько усмехнувшись, Ирина Германовна вспомнила, как внимательно слушала свою собственную мать, когда та предупреждала её много лет назад о «критическом» мужском возрасте.

«С тридцати пяти и лет до сорока – почти все начинают гулять! – учила дочь пожилая женщина, - Так что как только ему тридцать пять стукнет, начинай следить! И за ним, и за собой!»

«Пронесло… и в тридцать пять, и в сорок… Кто бы мог подумать, что у него этот «критический возраст» наступит только после пятидесяти… Дети взрослые… внуки уже большие… Кто бы мог подумать?!»


***


…Услышав сейчас из уст матери имя своего мужа, Элина не стала, как обычно, спорить. Ирина Германовна не любила зятя, и на это у неё были свои, материнские причины. Сама же Элина буквально жила Игорем, растворившись в нём до последней капельки… Вся её жизнь была подчинена ему, но она совершенно не испытывала по этому поводу никаких неудобств – ей, действительно, было легко и приятно жить его интересами, разделять его вкусы, подчиняться его желаниям…

«Да шёл бы он у меня лесом!.. - часто говорила её школьная подруга Марина, когда Элина отказывалась от «девичьих» посиделок вместе с ней и их третьей закадычной подружкой Людмилой, спеша домой к любимому мужу, - Приучила ты его!.. Только что на цепи не сидишь!..»

«Пойду, - виновато улыбалась Элина, - у меня все кастрюли пустые, и Антоху от родителей забрать нужно».

«Сам не дойдёт твой Антоха? – Марина делала удивлённые глаза, - Двенадцать лет парню! Ты что, мать?! Совсем своих мужиков разбаловала! У меня бы они строем ходили!»

«Это ты любишь, чтобы – строем, - улыбалась Элина, - а я так не умею, да и не хочу. Я хочу, чтобы они меня домой не со страхом ждали – к чему я прицеплюсь, а с любовью…»

«С ложками они тебя ждут, да с открытыми ртами, - Маринка, как обычно, перебивала подругу, - чтобы пришла, да в рот чего-нибудь положила, да ещё и пожевала за них!»

«Ну, и что… А мне нравится».


Людмила обычно молчала во время таких разговоров, лишь загадочно улыбаясь уголком губ. Не в пример своим подругам, молодая женщина меняла мужчин довольно часто – не реже одного раза в год. Её страстные хвалебные монологи об очередном избраннике, которые она произносила при встрече со своими школьными подругами, как правило, звучали в первые два-три месяца, пока очередной «принц» строил свои с ней отношения по всем правилам «конфетно-букетного» периода. Но вскоре текст монологов менялся – он становился менее оптимистичным, и через какое-то время превращался в довольно грубую прокурорскую речь, в конце концов заканчивающуюся одним и тем же вердиктом: «Козёл. Такой же, как и все».


Своих подружек Элина любила искренне, заранее прощая им и довольно резкие выражения насчёт её семейной жизни, которые девчонки время от времени произносили ей в глаза, и обсуждения за спиной, которых она не слышала, но догадывалась, зная характеры Маринки и Людки. По сравнению с ней, Элиной, обе считали себя успешными в семейных делах: одна потому, что сумела взять под каблук своего супруга, а вторая – потому, что безжалостно умела прощаться с теми, кто не соответствовал её представлениям об идеальном мужчине.


Сама же Элина не могла похвастаться такими качествами… Мягкая от природы, она, на первый взгляд могла показаться обречённо-покорной, совершенно «бесхребетной», как называл её иногда муж. Ей, и в самом деле, были чужды любые проявления агрессии, что могло бы служить надёжным залогом покоя в её семье. Чего нельзя было сказать о самом Игоре. Довольно вспыльчивый, во многом деспотичный, он был готов на ссору в любое время дня и ночи, и Элине стоило огромных трудов сохранять в семье этот самый покой, при чём, далеко не всегда. Правда, муж обладал исключительной отходчивостью – если его вина была очевидна, а оправдания ничтожны. Буквально через полчаса после совершенно несправедливых обвинений, сказанных в запале в адрес жены он, успокоившись, как ни в чём не бывало шёл к ней и, обхватив сзади руками, наклонялся и целовал её то в висок, то в шею, абсолютно искренне считая, что этого достаточно для примирения.


«Что тут мой толстячок делает?.. – мурлыкал он Элине в ухо, глядя, как она раскатывает тесто, - Чебуречки?.. Это я люблю-у-у-у…»


Зная его характер, она с облегчением вздыхала и незаметно смахивала со щеки последнюю слезинку. Теперь можно было жить спокойно – очередная, «дежурная» истерика прошла, и на ближайшую неделю в их семье ожидались мир и покой.

Такие приступы непонятной агрессии случались с Игорем время от времени, с регулярностью в семь – десять дней. В первые годы их семейной жизни Элина не могла понять, в чём её вина, и изо всех сил старалась угодить мужу, но, несмотря на её старания, он неизменно находил поводы для очередной ссоры – будь то не пришитая пуговица, о которой Элина даже не знала, или просто веник, который она «не так» поставила в туалете. Эти надуманные Игорем ссоры носили характер самых настоящих взрывов – всё происходило почти моментально, сопровождалось ругательствами и оскорблениями… Любой её ответ воспринимался им как угроза, и вызывал новую вспышку гнева, ещё более сильную, поэтому она старалась молча сносить все несправедливые слова, не показывая слёз – её слёзы были для него как красная тряпка для быка, и только усугубляли ситуацию. Его выходки страшно выматывали, и она не раз подумывала о разводе, но… мысль о том, что она расстанется с ним навсегда, была ещё страшнее, чем его истерики.


…Вне истерик Игорь был вполне нормальным молодым мужчиной. Элина не могла понять – как в нём могут уживаться два совершенно разных человека? Один – умный, порядочный, искренне любящий и её, и их двенадцатилетнего сына, много читающий, интересующийся историей и музыкой, никогда не проходящий мимо бездомного животного, чтобы не дать тому заранее припасённый кусок хлеба… Он – такой близкий и родной, вдруг в одночасье превращался в какое-то страшное чудовище, изрыгающее проклятья и оскорбления на её голову…




«Это проклятье… Похоже, что материнское, - гадалка, к которой Элина обратилась несколько лет назад по рекомендации коллеги по работе, поставила неутешительный «диагноз», - его мать проклинала?»

«Да… - вспомнив о давнем разговоре с мужем, кивнула Элина, - Он как-то говорил, что в детстве мать бросила ему сгоряча «Будь ты проклят»… Но он говорил, что она не со зла… язык у неё был такой…»

«А неважно, со зла или нет… - усмехнулась женщина, - Материнское слово силу имеет необыкновенную. И от смерти может спасти… и проклясть навеки».

«Помогите!.. – взмолилась тогда Элина, - Пожалуйста… Ведь он не только меня… Он и себя изводит!»

«Не-е-е-т… - увидев фото молодого, красивого парня, женщина категорично махнула рукой, - Я ему не помогу. И никто не поможет… Только сама мать…»

«Почему?!»

«Материнское проклятье. Его ни свечкой не снять, ни водой не смыть. Только сама мать может вымолить у Бога прощение за свои слова».

«Его матери уже нет в живых… - опустив голову, прошептала тогда Элина, - Она умерла…»

«Тем хуже для него. Он же и спиться может… и заболеть неизлечимо… Да что угодно произойдёт».

«А я?.. Может, я смогу отмолить его?..»

«Сможешь, если в душе не останется обиды. Обида есть на мужа?»

«Есть, конечно… - Элина согласно кивнула головой, - Но ведь я его люблю… Мне его жалко…»

«Жалость тут не поможет. Простить надо… А у тебя обида не остывает, он же как дрова в топку тебе её подкидывает… тебе его не отмолить».


Слова гадалки оказались пророческими – Вскоре Игорь, действительно, запил, и в течение пары лет превратился в настоящего алкоголика. Это произошло так стремительно, что Элина не успела опомниться… К регулярным истерикам прибавились ещё и пьяные скандалы – в хмельном состоянии муж был особенно агрессивен, и единственное, что удерживало Элину от развода, была всё та же жалость… а ещё – страх перемен… Она настолько была привязана к своему дому, что не могла уйти даже к родителям.

Однажды, всё же решившись сбежать от пьяного мужа, она ночью заявилась к ним домой, но так и не смогла уснуть – их огромная квартира, теперь показалась ей чужой… И даже её собственная комната была теперь лишь временным пристанищем – представив, что она вернётся сюда навсегда, Элина впала в уныние.

Нет… её нестерпимо тянуло д о м о й… Домой – к с е б е… Даже несмотря на то, что там – пьяный и дурной супруг… А ещё – сын…


«Я папку одного не оставлю», - упрямо твердил тогда десятилетний Антошка на её уговоры уйти к бабушке с дедушкой. Несмотря ни на что, он очень любил отца, и всегда защищал его перед ними. Элина так и ушла к ним тогда – одна… со щемящим сердцем…

«Я же говорила!.. – причитала Ирина Германовна, глядя на зарёванное лицо дочери, - Я чувствовала!.. Почему ты скрывала, что он пьёт?!»

«Не вздумай возвращаться! – хмурый отец восседал на кухонной табуретке, наблюдая, как Элина дрожащими руками наливает себе чай, - Если вернёшься, больше сюда не показывайся… Тут у меня не гостиница. Или – насовсем, или назад, к этому подонку! А Антошку я завтра сам заберу…»


…Она ушла рано утром, когда отец с матерью ещё спали. Встретив её дома, Игорь угрюмо смотрел вниз, на свои тапки.


«Элька… прости меня… Последний раз… Больше в рот не возьму…»

«Игорь… - она с отчаянием смотрела на него, - Тебе только двадцать восемь… а ты уже алкоголик…»

«Я не алкоголик. Я смогу бросить пить…»


Эти слова она слышала от него ещё почти целый год… каждое обещание бросить пить неизменно заканчивалось новым запоем. Он потерял работу технолога на мебельной фабрике, где трудился вот уже восемь лет – всё по той же причине, и Элине приходилось одной тянуть их нелёгкий во всех отношениях семейный воз.


Она больше не жаловалась родителям, раз и навсегда осознав, что оставить мужа совершенно не в её силах, и на все расспросы отвечала неизменно: «Всё нормально».


Настоящей отдушиной для неё оставалась собственная работа – Элина была человеком творческим, и по-настоящему забывала о своих проблемах, оказываясь в водовороте праздников, мероприятий, а так же банкетов и застолий, после которых возвращаться домой было уже не так страшно… Да и истеричные припадки у Игоря со временем почти сошли на нет: полностью заменив их пьяным угаром, он с удовольствием принял в свою компанию собственную жену. Их семейные хмельные «посиделки» проходили теперь довольно мирно – на удивление, супруг больше не цеплялся к Элине, абсолютно довольный её новым статусом своего собутыльника…


…К счастью, опомнилась она довольно быстро… Проснувшись однажды с жуткого похмелья, Элина по привычке заглянула в комнату сына: свернувшись калачиком, Антошка спал на своей кровати, поверх покрывала, даже не раздевшись. Коробка из-под планшета, подаренного накануне дедом, валялась возле кровати, а сам планшет лежал рядом с ребёнком, вместе с наполовину съеденным яблоком…

Безудержная жалость к сыну, навалившаяся на неё, отозвалась потоком слёз и резкой болью под левой лопаткой… В глазах потемнело, и, рухнув на пол, Элина очнулась только спустя какое-то время.

…Открыв глаза, она с удивлением наблюдала, как один за другим над ней проносятся светильники… и только почувствовав, как её тело подрагивает и накреняется, поняла, что её куда-то везут на каталке.


Вернувшись спустя месяц домой из кардиологического отделения, она застала жуткую картину: видимо, не прекращая пить всё это время, Игорь вынес из дома все ценные вещи, включая телефон и компьютер. Несмотря на то, что родители, забравшие к себе Антона, рассказывали ей, чем занимается её супруг, Элина тогда испытала настоящее потрясение.


«Элечка, я тебя никуда не отпущу! – мать загородила своим телом дверь их с отцом квартиры, куда Элина приехала вечером, чтобы забрать сына, - С твоим диагнозом тебе нельзя возвращаться к этому уроду!.. Плевать на всё – на квартиру, и на вещи… Жизнь дороже!»


Она и сама так подумала сначала… Она уже была готова остаться у родителей, которые, не стесняясь в выражениях, крыли зятя, припоминая ему все его пороки… Ирина Германовна даже позвала Маринку с Людкой на домашний «суд», чтобы те окончательно убедили свою подругу в необходимости развода… Элина согласно кивала головой, приговаривая: «Я знаю… знаю…»

Но, удивительное дело: чем больше ругали Игоря её подруги, тем сильнее ей хотелось – туда… к нему… Почему-то она вспоминала его таким, каким он был раньше, ещё до пристрастия к алкоголю… Истерики?.. Да ерунда… Это всё не он – не настоящий… У них были не только ссоры по его инициативе… У них было и хорошие дни…

…Элина вспоминала, как впервые увидела его в девятом классе – «новенький» был на голову выше всех их мальчишек, а ещё он был таким красивым… В их школе ещё никогда не было таких парней… Все девчонки тут же влюбились в новенького девятиклассника… Но он почему-то выбрал именно её – Эльку, совсем не красавицу… Нет, она, конечно, всегда была миловидной, а ещё очень стройной… Но до настоящей красавицы явно не дотягивала… Во всяком случае, ей самой всегда казалось именно так. И – вдруг!.. Она долго не могла поверить своему счастью… Хотя Игорь почти сразу стал проявлять свой совершенно не лёгкий характер… Многие девчонки тогда быстро отступились от него… и даже не стали делать ей «тёмную», хотя и грозились некоторые…

Нет, Игорь её всегда любил. Она знала это точно. Он любил её так, как умел… И узнав, что она беременна, он не бросил её… Едва отплясав на выпускном, они отправились в ЗАГС. Родители, которым будущий зять никогда не нравился, тогда не стали противиться, видимо, по старой привычке рассудив, что пусть «ребёнок родится в полной семье», а уж там – как Бог даст…


Им столько пришлось вынести… И даже эта её внезапная сердечная болезнь – сейчас она показалась Элине знаком судьбы. Да, она должна сама бросить всё возрастающее пристрастие к алкоголю… Бросить, чтобы вытащить из этой ямы и Игоря…


«Элька… спаси меня… - как будто прочитав её мысли он позвонил тем же вечером, от соседки, - Спаси…»


«И чем ты его спасать будешь?! – убедившись, что все возражения бесполезны, мать обречённо смотрела, как дочь одевается в прихожей, - Бутылку купишь?!»

«Нет, - покачала головой Элина, - он не об этом просил…»

«Да как же, - усмехнулась Ирина Германовна, - а о чём ещё?! Не смей ходить!»

«Я пошла, - закрывая за собой дверь, бросила Элина, - пусть Антошка пока побудет у вас».


…Она не ошиблась – Игорь просил о другой помощи. О настоящей…


«Элька, если ты меня сейчас бросишь, я под поезд лягу… Помоги…»


…Поездка в одну из московских клиник оказалась удачной – после процедур, на которые Игорь согласился с огромным желанием бросить пить, прошло уже около года, и молодой мужчина совершенно забыл об алкоголе. Диплом технолога мебельного производства Элина положила в дальний угол – увидев зятя в совершенно «новом цвете», выправившегося, с осмысленным и по-прежнему умным взглядом, Сергей Николаевич, хоть и нехотя, но поддался на уговоры дочери – спустя два месяца испытательного срока Игоря окончательно утвердили в должности менеджера фирмы Вересеня.

Казалось, что новая жизнь совершенно изменила молодого мужчину: бросив алкоголь, он с головой ушёл в новую работу, всё свободное время проводя с сыном и женой. Даже его истерические припадки почти прекратились, уступив место более безобидному ворчанию, на которое Элина почти не обращала внимания. После стольких лет настоящих страданий она не могла нарадоваться теперешней своей жизни… Видимо, ошиблась гадалка… И нет никакого проклятия. У них с Игорем всё хорошо… И вообще – всё просто замечательно!

Вот, если бы не отец…


Глава 2.


Когда Сергей Николаевич приглашал на свой юбилей Элину, он не надеялся, что дочь придёт поздравить «заблудшего» отца, но он совершенно не ожидал, что никто из его прежних близких и настоящих друзей тоже не появится на торжестве. Явились все – и партнёры по бизнесу, и сотрудники его фирмы, но тех, кого он хотел бы искренне видеть рядом с собой в этот знаменательный день, не было. Глядя на пустые стулья за накрытыми столами, юбиляр старался не подавать виду, и отчаянно шутил с Ольгой и остальными гостями.


- Серёжа, ты только не расстраивайся, - от неё не укрылось его истинное состояние, и женщина решила немного подбодрить любимого мужчину, - если честно, то я предполагала, что всё будет именно так.

- Всё в порядке, - он снова изобразил на лице улыбку, - главное, что ты со мной.

- А ты – со мной…


Глядя в его по-молодому искрящиеся карие глаза, Ольга слегка сжала мужскую руку обеими ладонями. Улыбнувшись в ответ, ненадолго прислонилась лбом к его щеке, затем отстранилась и потянула к столу.

Она была даже рада, что никто из друзей и родных Сергея не явился сегодня в ресторан. Их близкие отношения с Вересенем длились уже около полугода, и, искренне влюблённая в него, Ольга давно ожидала, что он предложит ей руку и сердце. Покоривший её своими манерами и неотразимой даже в его возрасте внешностью, Сергей не создавал впечатления великовозрастного ловеласа. Двойная жизнь оказалась для него непосильным бременем, и после мучительных для него месяцев тайных встреч, он во всём признался Ирине, после чего сразу же предложил молодой любовнице стать его женой, и это предложение Ольга приняла без колебаний.


«И ты сразу согласилась? – её лучшая подруга удивлённо дышала в телефонную трубку, - Хотя, если забыть о возрасте, то партия вполне приличная…»

«Возраст здесь совершенно ни при чём, - улыбнулась тогда Ольга, - я, действительно, встретила настоящего мужчину».

«Ну… может, не надо было торопиться… - теперь в голосе подруги слышались едва уловимые нотки ревности, - Походил бы пока в любовниках…»

«Таких мужиков нельзя держать в любовниках… Таких – только в мужья».


Она предвидела, какой скандал разразится в семье Сергея, который всю жизнь пользовался репутацией отличного семьянина, она предполагала неприятие его близкого окружения. Умная и тонкая по натуре, Ольга не строила иллюзий по поводу будущих отношений с детьми своего избранника… Она сама несколько раз напомнила ему, чтобы он пригласил на свой юбилей и Элину, и Виктора, хотя в душе надеялась, что они не придут.

Надежды оправдались… Никто из близких не явился на торжество. Но теперь, глядя, как он изо всех сил бодрится, Ольга чувствовала, как сердце сжимается в твёрдый комок… Сама она нарочно не пригласила никого «из своих», за исключением всё той же лучшей подруги и её гражданского мужа, решив, что всех остальных близких и друзей позовёт на их с Сергеем свадьбу. А пока – рано…


Сам же Сергей Николаевич, несмотря на этот праздничный и торжественный день, чувствовал жуткие угрызения совести, и на следующее утро позвонил дочери.


- Эля, вы с Игорем могли бы и прийти.

- Я не могла бросить маму. Так что… прими мои запоздалые поздравления, - довольно сухо ответила Элина.

- Спасибо… спасибо и за это. Витька, тот даже не позвонил.

- Витя собирался приехать… Но, когда всё узнал, отменил поездку.

- Я всё понимаю… - нахмурившись, Сергей Николаевич незаметно вздохнул, - Но… я надеюсь, что мы будем видеться и с тобой, и с Антоном.

- Я… я не знаю… - несмотря на сухой тон, Элина чувствовала, что не сможет отказать отцу в общении. Несмотря ни на что, вычеркнуть его из своей жизни было выше её сил, ведь это был её любимый папа…

«Самый лучший папа на свете», - так думала она не только в детстве. Все самые радостные воспоминания в её жизни так или иначе были связаны с отцом: и детские игры, и покупки новых игрушек, и поездки к морю… и даже её собственная свадьба, на которой отец, несмотря на то, что был очень недоволен будущим зятем, сделал им с Игорем неожиданный подарок – ключи от двухкомнатной квартиры… Да, он не любил Игоря, и всегда подчёркивал своё к нему отношение… Но именно он спустя несколько лет помог обменять эту квартиру на более просторную… Элина никогда не жаловалась своим родителям на жизнь, и почти никогда у них ничего не просила, но она всегда знала, что в любое время может рассчитывать на их помощь. Вот и с деньгами на лечение Игоря помог отец… и с новой работой для него…

Да, обида на него за мать велика… Но она, Элина, всё равно не может забыть всего, что он сделал для неё и её семьи.


- Эля, что бы не произошло у нас с матерью, я хочу, чтобы ты знала… И ты, и Витя, навсегда останетесь для меня детьми.

- Мы уже не дети, - усмехнулась Элина, - можешь за нас не беспокоиться.

- Я хочу тебе сказать… здесь, в этом городе, у меня теперь нет роднее никого, чем ты и Антон.

- Мне хотелось бы тебе верить…

- Это правда, - Сергей Николаевич заговорил более твёрдо, - И ты, и Антошка – самые родные мне люди… Я прошу тебя только об одном: не пропадай… Да, я плохо поступил с мамой…

- Ты поступил не просто плохо…

- Я знаю, что ты хочешь сказать. Но я сейчас не об этом. Я прошу… Эля… не лишай меня общения ни с собой, ни с Антошкой… Я должен знать, что у вас происходит…

- О том, что у нас происходит, ты можешь спросить у Игоря. Надеюсь, ты его не уволишь? – говоря эти слова, Элина почувствовала, как глаза наполняются слезами. Снова стало ужасно обидно…

- Я не хочу ничего спрашивать у Игоря. Я хочу всё слышать от тебя и от внука. А, насчёт уволить… Ну, зачем ты так?


Элина предполагала, что рано или поздно отец ей позвонит, и всё равно растерялась, услышав в трубке его голос. Окончив разговор, она ещё какое-то время приходила в себя.


- С кем ты тут с утра?.. – выйдя на кухню, Игорь, ещё сонный, потянулся за сигаретой.

- Отец звонил, - наливая ему кофе, угрюмо ответила Элина.

- Понятно… - кивнул супруг, - Может, всё же нужно было его поздравить вчера?

- Поехать в ресторан? – обернувшись к нему, усмехнулась Элина, - Ты что?..

- Ну, не знаю… - Игорь пожал плечами, - Всё равно, нехорошо как-то.

- А он?.. – скрестив руки на груди, Элина в упор посмотрела на мужа, - Он сам – как поступил?! Мама в себя не может прийти. Если честно, я не знаю, что мне делать… Я боюсь оставлять её одну. Она всё время плачет…

- Позови её к нам, - затушив сигарету в пепельнице, Игорь устроился за столом, - пусть поживёт, пока успокоится…

- Я звала, она не идёт. Просит к себе Антона.

- Нет. Антона я к ней не пущу, - нахмурившись, муж покачал головой, - после этих посещений он вообще становится неуправляемым. Пусть тёща приезжает к нам, если захочет, но этот оболтус останется дома.

- Зря ты так… - как можно мягче возразила Элина, - Ну, какой он оболтус? Хороший ребёнок… учится хорошо, послушный…

- Да вы из него тряпку какую-то растите! Если бы не я…



- Ну, ладно, ладно… - чувствуя, что ещё чуть-чуть, и супруг «заведётся», Элина согласно закивала головой, - Позову маму к нам ещё раз.


Несмотря на разногласия в вопросах воспитания сына, возникающие время от времени, Элина искренне считала, что в их с Игорем отношениях наступил, наконец, счастливый период. Муж никогда не был щедрым на ласковые слова, но она была рада уже тому, что он всё реже повышает на неё голос, и сама, как могла, гасила все вспышки его гнева.


- Что будем делать сегодня? – она подошла сзади к мужу и, наклонившись, обхватила его руками, прижалась щекой к щеке, - Куда-нибудь пойдём?

- У тебя что, никаких мероприятий? – недоверчиво усмехнулся тот, - Быть не может. У тебя каждое воскресенье что-нибудь где-нибудь происходит…

- Может, - рассмеялась Элина, - так вышло. А в июле меня вообще выгоняют в отпуск, на две недели, в принудительном порядке.

- Это за какие заслуги?

- В июле обычно мало мероприятий, вот и выгоняют. Так что могу поехать куда-нибудь на острова…

- Слушай, Элька… - как будто вспомнив о чём-то, Игорь повернул к ней голову, - Вчера такую инфу увидел… В июле «Пёплы» приезжают, дадут всего два концерта, в Питере и в Москве…

- Предлагаешь попытаться попасть на их концерт?.. – зная пристрастие мужа к року, Элина сразу уловила суть.

- Почему бы и нет? Посмотри в интернете, как там с билетами, можно ли ещё купить?

- Ладно… - она согласно кивнула, - А ты? У тебя-то нет отпуска.

- Спрошу тестя… Может, даст тоже недельку… Хотя, могла бы и сама за любимого мужа попросить…

- А кто тебе сказал, что ты – любимый? – Элина игриво закусила нижнюю губу.

- А разве – нет? – потянув за руку, он усадил её к себе на колени – мужская ладонь недвусмысленно скользнула по женской ножке вверх и скрылась под короткой полой шёлкового пеньюара.

- Нет, конечно… - хитро улыбаясь, она обхватила его руками за шею и приблизила лицо к его лицу – глаза в глаза, - Ты ещё на что-то надеялся?..


…Элина очень любила вот такие их воскресные утра. Её работа не позволяла расслабляться, и даже выходные дни часто бывали загружены праздничными мероприятиями, и тем ценнее и приятнее были вот такие свободные дни. Они всегда проводили вместе свободное время – у Игоря был всего один близкий друг, который обычно сам приходил к ним домой – Элина была радушной хозяйкой, и с удовольствием принимала участие в их разговорах – как и Игорь, Кирилл профессионально занимался музыкой и играл на гитаре в одном из городских коллективов. Сам Игорь увлекался гитарой ещё в школе, но потом его увлечение сошло на нет, и вот теперь Элина не могла нарадоваться, что, благодаря Кириллу, муж снова вспомнил об инструменте. Кроме того, Игорь неплохо разбирался в автомобилях, смотрел все передачи о них, и Элина была его постоянным собеседником в разговорах на автомобильные темы. Она с радостью поддерживала все его интересы, которыми он жил. Ещё с детства Игорь много читал исторической литературы, и, подперев ладонью подбородок, Элина слушала его рассказы… слушала и смотрела на него… смотрела, не уставая любоваться… И этот, чуть удлинённый овал лица… и эти, цвета тёмной морской волны глаза… и эти красиво очерченные губы, и этот чуть приподнятый кверху нос абсолютно правильной формы… все эти черты были настолько любимы, что Элина и представить себе не могла, что возможна другая жизнь – без этого родного лица, без этих мягких, чуть волнистых на самых кончиках, русых волос, без этого бархатистого голоса… Игорь был частью её самой… неотъемлемой частью, сродни сердцу, вырви которое, и жизнь – закончится…


Сама же она лишь изредка встречалась со своими школьными подругами, всё реже делясь с ними семейными проблемами – ей почему-то казалось, что и то, и другое воспринимается и Маринкой, и Людкой слишком эмоционально, и служит поводом для обсуждения ещё долго после её, Элины, ухода. Что касается повседневных забот, то она всегда искренне считала, что хвастать ей особо нечем, и на фоне «генеральских» речей Марины и «восторженных» монологов Людмилы её собственные будничные рассказы об обсуждениях вместе с мужем музыкальных новинок или технических характеристик автомобилей теряют всякий смысл.


- Вы чего, ещё дрыхнете?.. – заспанное лицо Антона заглянуло в дверь их спальни, - Ну, вы даёте…


- А если бы не успели?.. – лёжа в объятиях мужа, укоризненно-весело прошептала Элина, как только дверь за сыном закрылась, - Я же говорила, что он сейчас проснётся…

- Успели же… - поцеловав её, Игорь ещё крепче прижал к себе разгорячённое женское тело под одеялом, и закрыл глаза, - А, вообще, можно и поспать…


***


Ирина Германовна с трудом согласилась пожить у дочери какое-то время. Ей тяжело было оставаться в своей огромной квартире, где всё напоминало об их совсем недавнем семейном счастье с Сергеем, и, в то же самое время, ещё тяжелее было эту самую квартиру покинуть. Она в душе очень обиделась на зятя, который не разрешил Антону переехать к бабушке, и, скрепя сердце, отправилась к ним сама.


- Игорь ничего не говорит об отце? – улучив момент, когда зятя не было дома, Ирина Германовна после некоторых колебаний завела разговор с дочерью.

- Ну, так… - уклончиво ответила Элина, краем глаза наблюдая за выражением лица матери, - Говорит, но чисто по работе.

- По работе… - Ирина повторила это дрогнувшим голосом, - Ну, да… работа…

- Мама… - Элина присела рядом с матерью и обняла ту за плечи, - Игорь же не виноват, что так случилось. А работа есть работа, личные отношения тут ни при чём.

- Был бы сын… - скорбно сдвинув брови, женщина смотрела вперёд каким-то отрешённым взглядом, - Сын бы не остался в его фирме… Вот Витя – тот бы сразу ушёл… А зять… он и есть – зять… нечего взять…

- Мама, ну, куда ему идти? Где он ещё найдёт такую должность? Игорь там на очень хорошем счету, зарплата высокая…

- Вот-вот… - мать торопливо кивнула, - Зарплата, положение… Деньги – выше личных отношений, выше благородства и справедливости…

- К чему этот пафос, мама?! Эти деньги он приносит нам с Антошкой. Мы только жить начали, ты сама видишь!

- Пафос… - Ирина Германовна горько усмехнулась, - Вот что значит – отрезанный ломоть… Мужа защищаешь… А у матери – пафос! Ты хоть сама слышишь, что говоришь? «Жить начали». Вам по тридцать одному скоро исполнится, а вы только жить начали?! А кто в этом виноват, не Игорёк твой?!

- Ну, вот, приехали… - Элина резко поднялась с дивана, - Мам, ну, зачем ты всё собираешь?! Я понимаю, что тебе сейчас тяжело, но зачем всё вспоминать?!

- Затем, чтобы ты не повторила моих ошибок!.. – вскочив вслед за дочерью, Ирина быстро прошла к окну, - Жизнь пролетит, и не заметишь… Останешься, как я…

- Разве у тебя были ошибки? – Элина удивлённо посмотрела на мать, - Вы с папой – идеальная пара… Были…

- Я тоже так думала… А, видишь, как вышло… Он слишком податливый… Вот и не смог удержаться от соблазна. Конечно… - женщина язвительно усмехнулась, - Молодая, ничем не обременённая… Не то, что я…

- Ты тоже молодая, - смягчив голос, Элина снова подошла и обняла мать, - и тоже не обременённая.

- Нет, Элечка… - уже совсем тихо ответила Ирина Германовна, - Уже не молодая. И обременённая… Знаешь, сколько мне вменили обязанностей? Хоть до ночи из больницы не уходи. Хотя… с другой стороны, и – хорошо. Забываюсь…

- Мам… - Элина немного помолчала, как будто собираясь с духом, - А, если папа вернётся… Ты его простишь?

- Он не вернётся…

- Ну, откуда ты знаешь? – Элина попыталась заглянуть матери в глаза, - Другие ведь возвращаются!

- Я не хотела говорить… - Ирина отстранилась от дочери и, пройдя назад к дивану, устало опустилась на мягкое сиденье, - Он подал на развод… Позавчера пришла повестка….

- Он что… - услышав новость, Элина вновь почувствовала, как в груди закипает волна возмущения, - Он что, совсем сдурел?! Ну, я сейчас… сейчас я ему позвоню…

- Не надо!.. – глядя, как дочь мечется по комнате в поисках телефона, Ирина Германовна, попыталась её остановить, - Элечка!.. Не надо…

- Как – не надо?! – та возмущённо остановилась напротив, - Я всё ему скажу!.. Совсем с ума сошёл!.. Ну, ушёл… ладно… всё бывает… Но – на развод-то зачем подавать?!

- Вот и я… - мать вытерла ладонью слезу со щеки, - Я так же… Вроде уже осознала, что Серёжа ушёл… даже начала смиряться… А когда повестку увидела – снова всё оборвалось… Стало так больно… В тысячу раз больнее, чем тогда, когда он мне всё рассказал…


Глядя, как мучается мать, Элина мучилась сама… Она искала и не находила слов утешения, всё больше и больше склоняясь к мысли, что их, этих самых слов, просто нет. Мысли об отце сейчас заставляли её метаться из крайности в крайность… Ей было тяжело даже представить, что она вычеркнет навсегда его из своей жизни, она готова была простить его и принять всё так, как есть, лишь бы не потерять его навсегда… и, в то же самое время, боль, обида, неприятие его поступка вызывали у неё чуть ли не физическую боль, спустя какое-то время трансформирующуюся в полное опустошение и желание забыть о человеке, которого она называла своим отцом.


Кое-как взяв себя в руки, Элина посмотрела на часы – скоро должны были прийти муж и сын. Ей совсем не хотелось продолжать в их присутствии тяжёлый разговор.


- Что же он наделал… - не обратив на это внимания, Ирина Германовна уронила лицо в ладони, - Что же он наделал…

- Успокойся, мама… - чувствуя, что истерика затягивается не ко времени перед самым приходом Игоря, Элина попыталась уговорить мать, - Нужно жить дальше.

- Я не знаю, как жить… Он всё пустил под откос, всё разрушил… Он убил меня… понимаешь?.. Убил…

- Мам… ну, хватит… Жизнь на этом не закончилась, - выйдя в кухню, молодая женщина достала из холодильника красную в белый горошек кастрюлю.

- На следующей неделе юбилей у Корецких… - Ирина Германовна проследовала за дочерью, - Мы приглашены оба… Вчера звонил сам Василий, он просил прийти меня, несмотря ни на что… Но я уверена, что Серёжа тоже придёт.

- Может, тебе не ходить? – Элина с тревогой посмотрела на мать, скорбно присевшую у стола.

- Не ходить?.. – женщина вдруг гордо распрямилась, - Показать ему свою слабость?.. Показать ей свою слабость?! Чтобы потом меня все жалели?!

- Не знаю… - Элина с сомнением покачала головой, - Тебе будет тяжело…

- Тяжело… - кивнула в ответ Ирина, - Но не пойти ещё тяжелее. Он будет думать, что я испугалась этой встречи.

- Пусть думает. Ты уверена, что выдержишь?.. Он же придёт не один.

- Я должна… Я обязана выдержать… но… - слёзы вновь покатились по щекам, - Я не знаю… я не знаю, к а к…


***


Услышав, как в двери поворачивается ключ, Элина радостно выпорхнула в прихожую. В этот раз она с особым удовольствием приняла появление у них в гостях Кирилла – тот пришёл вместе с Игорем. Элине всё труднее было слушать жалобы матери, на которые она не находила должных утешений – повторять одно и то же было сложно и утомительно, тем более, Ирине Германовне легче не становилось. В будние дни было ещё терпимо – мать возвращалась с работы позже всех, и немного стеснялась зятя, но вот в выходные, не зная, куда себя деть, женщина впадала в привычное уже уныние. Она несколько раз пыталась вернуться к себе домой, но снова возвращалась к Элине – в пустой квартире одиночество наваливалось на неё с новой силой.

Зная характер мужа, Элина уже с некоторой опаской посматривала на него, ожидая очередных ссор – сказать открыто, что присутствие тёщи ему начинает надоедать, Игорь бы не смог, но накапливающийся негатив мог в любую секунду вылиться в очередные придирки к жене или сыну. Поэтому визиты Кирилла, благодаря которым супруг отвлекался от тёщиных проблем, Элина воспринимала с благодарностью.


- Послушай, Эля… - глядя, как дочь в очередной раз наливает в чашки кофе, чтобы отнести его мужчинам, Ирина Германовна строго поджала губы, - Почему ты позволяешь так собой понукать?!

- В смысле?.. – Элина непонимающе уставилась на мать.

- Да ты как служанка весь вечер с этими чашками носишься!..

- Ну, и что, мальчишки весь вечер кофе пьют… Я всегда так ношу.

- Они что, не могут прийти на кухню и спокойно выпить кофе?! – с видом строгой учительницы, допрашивала Ирина Германовна, - Обязательно нужно гонять тебя?!

- Мама, меня никто не гоняет, - аккуратно обойдя мать, Элина обернулась в дверях, - я сама, понимаешь?! Са-ма!


- Я всё равно не понимаю, - дождавшись, когда дочь снова вернётся на кухню за своей чашкой, женщина решила продолжить начатый разговор, - почему нельзя прийти сюда и выпить кофе?!

- Потому, что они пьют его весь вечер, - как маленькому ребёнку, объясняла Элина, - через каждые полчаса… Они заняты, понимаешь? И им некогда ходить туда-сюда!

- Скажите, пожалуйста! – мать нервно хлопнула себя по бёдрам, - Бренчать на гитарах – это, по-твоему, заняты?! Мужикам по тридцать лет, а они такой ерундой занимаются!

- Мам, какая тебе разница, чем они занимаются?

- Знаешь, я удивляюсь тебе… - перегородив собой дверной проём, Ирина подбоченилась, - Ведь ты выросла в интеллигентной семье… Ты должна была перенять все наши привычки… Ты хоть раз видела, чтобы твой отец вот так приводил домой друзей, и чтобы я им вот так прислуживала?!

- Я не прислуживаю, - понимая, что сейчас ей мать не обойти, Элина обречённо остановилась напротив, - мама, я не прислуживаю. Я тоже – с ними, и у нас сейчас важное дело.

- Какое у тебя может быть общее дело с ними?! Ну, ладно, Игорь… - мать отчаянно махнула рукой, - Но этот Кирилл… Эля, на твоём месте я бы отвадила его от дома!

- Почему?! Они давно дружат с Игорем, ещё со школы.

- Я помню! – в голосе Ирины послышался неприкрытый сарказм, - Два алкаша!

- Кирилл не пьёт уже три года. Они поддерживают друг друга, понимаешь?! У них общие интересы!

- Да какие интересы?! Кто такой Кирилл?!

- Мама, он – музыкант. И очень интересный человек… ты зайди, послушай их разговоры! Твой внук сидит с раскрытым ртом… Ему, ребёнку, интересно! Они не шляются нигде, не пьют, не колются, они – нормальные люди!

- Э-ля!.. – по слогам произнесла Ирина имя дочери, - Мне ли тебе объяснять, что музыканты – низшая каста! Обслуживающий персонал!..

- Знаешь, если так рассуждать, то я тоже – обслуживающий персонал, - Элина не на шутку рассердилась на мать, - я же работник культуры, и как раз работаю с такими вот музыкантами и прочими творческими людьми!

- А я тебе говорила! – чтобы её не услышал зять, Ирина перешла на громкий шёпот, - Я тебе говорила, что твой культпросвет – это чепуха на постном масле!

- Ну, тогда и ты – обслуживающий персонал! Ты же обслуживаешь больных…

- Врач – благородная профессия!.. У меня – сотни благодарных пациентов!

- Не спорю. Но нет неблагородных профессий. Пропусти меня, пожалуйста, - нахмурившись, Элина попыталась пройти, но мать так и не не сдвинулась с места, - мама, давай, потом договорим. Меня ребята ждут.

- Так и пробегаешь всю жизнь с чашками и тарелками!

- Ну, и пусть!.. Это – моя жизнь!.. Не лезь в неё, пожалуйста!

- Ах, вот как… - Ирина Германовна исподлобья посмотрела на дочь, - Значит, я лезу в твою жизнь… Ну, что ж… Спасибо за поддержку!


Наблюдая, как мать собирает свои вещи, Элина боролась с желанием отобрать у неё сумку, увести в кухню и, напоив чаем, уложить спать.


- Мам… - наконец, не выдержав, она уже в прихожей схватила ту за руку, - Ну, прости меня… Не уходи, пожалуйста!.. Мамочка…

- Я пойду, - вырвав руку, Ирина Германовна повернулась к большому зеркалу и начала поправлять причёску, - я и так у вас зажилась.

- Мам… ну, перестань… мы просто все перенервничали… Прости меня…

- Я не обижаюсь… - женщина демонстративно оглядела своё отражение, затем, повернувшись к Элине, пристально посмотрела той в глаза, - Мне, действительно, пора. Ты поймёшь! Вот, когда твой Игорь поступит с тобой точно так же…

- Мама… ты что, мне желаешь, чтобы…

- Нет, - мать перебила Элину на полуслове, - я не желаю! Просто хочу, чтобы ты помнила… Твой отец меня уважал! Я никогда ему не прислуживала, но даже это не уберегло меня от его подлого поступка. А твой Игорь… Ты для него – всего лишь домашняя утварь, служанка. Какое уважение может быть к служанке?! Когда он поступит с тобой точно так же, а он обязательно поступит!.. ты вспомнишь мои слова. Но будет поздно!


***


- Элька… - заглянув в кухню, Игорь удивлённо уставился на шмыгающую носом жену, - Ты куда пропала?!

- Сейчас… - вытерев слёзы, та встала из-за стола, - Иду.

- Чего ревёшь?.. Что-то случилось?

- Мы поссорились с мамой. Она ушла…

- Как – ушла? Куда?

- К себе домой. Совсем.

- Так сильно поссорились?

- Я её обидела…


Глава 3.


Несмотря на свои пятьдесят два года, Ирина Германовна выглядела очень молодо – на вид ей можно было дать не больше сорока – сорока двух лет. Выше среднего роста, худощавая, с идеально уложенной причёской, с едва заметным, но выгодно подчёркивающим глаза и губы макияжем, она и ходила моложаво – легко, стремительно, высоко подняв голову. Красота всё ещё оставалась естественной, и Ирина очень гордилась, что её лица до сих пор не касался скальпель пластического хирурга. Она всегда с удовольствием смотрелась в зеркало, в душе сочувствуя своим сверстницам, которые уже и не обращали внимания на новые морщины.


…Сегодня же, придя на работу, она закрыла за собой дверь и неожиданно остановилась у большого настенного зеркала в углу кабинета. Утреннее летнее солнце весело освещало помещение, и в свете его лучей женщина как будто впервые вглядывалась в своё отражение. Она смотрела и с ужасом осознавала, что всё… всё, чем она гордилась, буквально исчезает под этими проклятыми лучами… исчезает, предательски обнажая и эту мелкую сеточку вокруг глаз, и неровную кожу совсем не юношеского цвета… и отсутствие блеска в явно потускневшем голубом взгляде… и ярко выделяющиеся складки на шее – верный признак далеко не среднего возраста…


- Ну, здравствуй, моя дорогая! – вихрем ворвавшись в кабинет, темноволосая, с ярко накрашенными узкими губами на продолговатом лице женщина лет сорока пяти, в белом, приталенном халате, с ходу заключила Ирину Германовну в объятия, - Здравствуй!..

- Ой, Машенька! – та с готовностью обняла в ответ гостью, - С приездом!..

- Я всё знаю! – как будто упреждая вопрос, гостья отстранилась и посмотрела Ирине в глаза, - И, хочу, чтобы и ты знала: я на твоей стороне!

- Спасибо, Маша… - Ирина Германовна тяжело вздохнула, - Если честно, мне так тебя не хватало… Даже поделиться было не с кем…

- Могу представить, - усаживаясь в мягкое кресло, Мария с пониманием кивнула головой, - если честно, когда мне Варвара Петровна позвонила и рассказала, первым желанием было бросить этот чёртов отпуск, и лететь сюда, к тебе на помощь!

- Ну, что ты… - Ирина махнула рукой, - Это было совершенно ни к чему… А Варвара… Вот ведь какие сплетницы… Представляешь?! Делали вид, будто ничего не знают!.. А сами за спиной…

- Ирочка, ну, ты же знаешь наш серпентарий! – Мария деланно-участливо нахмурила брови, - Я так за тебя там переживала, ты представить не можешь!.. Только и думала о тебе… Мне даже Бражников сказал – ты, говорит, телом здесь, а душой где-то в другом месте!

- Спасибо тебе, Машенька… - Ирина скорбно качнула головой, - Ты – единственная, с кем я могу быть откровенной…

- Ну, а он-то что, Сергей… Что он говорит?.. – Мария смотрела с нескрываемым интересом.

- Ничего… - усмехнулась Ирина Германовна, - Я с ним больше не виделась. Даже не знаю, как он свой юбилей справил… Корецкие вот меня пригласили… И его тоже… Как думаешь, идти или нет?..

- Однозначно: идти! Он должен увидеть, что у тебя всё хорошо!

- Да, но… Я не представляю, как увижу его с этой… - Ирина закрыла руками лицо, - Не представляю…

- Тебе нужно быть с кем-то вдвоём… Подумай, кто там ещё будет?

- Я думала… - теперь хозяйка кабинета подперла подбородок рукой, - Но никого подходящего…

- Слушай… А Элина?.. Возьми с собой дочь, думаю, Корецкий будет только рад, они все к ней неровно дышат…

- Она не пойдёт!.. – нервно махнув рукой, Ирина Германовна нахмурилась, - Это такой тяжёлый случай…

- Неужели Элина не захочет поддержать тебя, что ты, Ирочка?! – Мария вытаращилась на подругу, - Хочешь, я сама с ней поговорю?

- Это бесполезно. Там всем командует Игорь, а она у него как служанка…

- Ну, характер у него, мягко говоря, не очень… Наслышана… но тут-то дело особое!

- Что ты, Маша… Спасибо, что позволил мне у них пожить всё это время… - Ирина Германовна многозначительно усмехнулась уголком губ.

- Это хорошо. Тебе сейчас одной оставаться нельзя!

- Уже осталась. Вчера ушла от них… Не могу больше смотреть, как живёт моя дочь. Знаешь, Маша, я сейчас как будто по-другому посмотрела на всю эту ситуацию… Наверное, я плохая мать.

- Что ты, что ты!.. – Мария возмущённо замахала руками, - Что ты такое говоришь?! Это ты-то плохая мать?! Да и ей… сколько уже лет?!

- Не нужно было позволять ей выходить замуж за этого морального урода. Пусть бы родила Антошу, сами бы воспитали. А мы пошли у неё на поводу…

- Да… - Мария кивнула, - Может, и не нужно. Да разве мы им указ?

- В том и дело. Мы им не указ, а теперь душа разрывается… Он же натуральный психопат, как был, так и остался! Но она как привороженная… Как только мы с Серёжей не уговаривали… и кнутом, и пряником… Так и не оторвали её!..

- Это называется – любовь, - с осуждением в голосе произнесла Мария.

- Да разве это любовь?! Маша, какая может быть любовь, если ночью, зимой, в одних тапках убегать из дому?! Если слёзы лить годами, какая это любовь?!

- Ты говорила, он больше не пьёт?

- Пока не пьёт… - недовольно поджав губы, Ирина Германовна уставилась в окно, - А я уже и не рада…

- Почему, Ирочка?.. – Мария с удивлением смотрела на подругу, - Если не пьёт, это уже другое дело…

- Да какое там дело… Кроме рожи смазливой ничего и нет. Я уже грешным делом думала, вот пил бы, она бы точно его уже бросила! А так – сидит с ним как на цепи… Ни к нам толком не ходит, не ездят никуда… Всё с ним да с ним. Работа и дом, дом и работа.

- Та это хорошо, - уже веселее ответила Мария, - муж и жена – одна сатана.

- Понимаешь, он – дурак! – говоря о дочери и зяте, Ирина Германовна, казалось, совершенно забыла о собственных горестях, - Дома всякой ерундой занимается, только не делами! То на гитаре бренчит, то музыку на всю громкость включит… Телевизор посмотреть невозможно, включают лишь то, что Игорёк любит… То друга притащит, а Эля перед ними как служанка – то кофе подай, то ещё что-нибудь… Нет, у нас с Серёжей тоже есть… были… друзья, и они приходили к нам… Но я никогда и никому не прислуживала!.. мы собирались на кухне, Серёжа сам всех угощал… Нет, я понимаю, если бы просто сварить кофе и налить в чашки… Но она таскает их к ним в комнату, весь вечер… Она бежит на каждый звонок, на каждый вызов!.. Он никогда не поднимет задницу с дивана, чтобы открыть дверь!.. Она готовит только то, что любит он… А он… он даже в тарелку себе супу налить не может, да что там… он даже холодильник не откроет, будет ждать, пока она не придёт, и не накормит! А как он с ней разговаривает?! Ну, что это за обращение – «толстяк»?! Это обращение к жене?!

- Толстяк?! – Мария удивлённо округлила небольшие карие глазки на узком лице.

- Ага… - Ирина усмехнулась, - Это при её-то шестидесяти килограммах… Маша, ты не представляешь, чего я насмотрелась и наслушалась за эти дни, что жила у них! От него только и слышно: сходи, посмотри, принеси, отнеси, подай, позвони… А эта дурочка… и несёт, и подаёт, и звонит, и открывает… Ой, не могу…Лучше бы я оставалась дома… Честное слово!

- Ирочка… - Мария снова сочувственно сдвинула брови, - На тебя столько навалилось… Тебе просто необходимо развеяться, сменить обстановку!

- Да, - кивнула Ирина, - у меня скоро отпуск… кстати, ты будешь меня замещать, ты в курсе?

- В курсе, главный уже приказ подписал, - Мария с готовностью кивнула, - отдыхай спокойно! Поезжай куда-нибудь, и не одна, а с Элиной!

- Да разве этот урод её отпустит?!


***


Мучаясь угрызениями совести, Элина звонила матери и весь вечер после их ссоры, и на следующее утро, а после работы поехала к ней домой. Она ужасно жалела, что не сдержалась и нагрубила вчера, и, когда Ирина Германовна открыла дверь, тут же повисла у неё на шее. Она без конца просила прощения, в душе ругая себя, что не подумала купить продуктов – после долгого отсутствия холодильник Ирины Германовны был полупустым.

Растрогавшись, та наплакалась вместе с дочерью и отправила её в магазин. Когда, приготовив ужин и накормив мать, Элина вернулась к себе домой, был уже поздний вечер.


- Я пришла… - заранее догадываясь, что Игорь злится за её позднее возвращение, Элина изобразила на лице веселье, - Кто дома?..

- Мам, ты где была? – Антон удивлённо выглянул из своей комнаты, - Почему так поздно?

- У бабушки, - она не менее удивлённо застыла перед сыном, - разве папа не сказал? Я же ему звонила.

- Нет, - мальчик пожал плечами, - я спросил, он ответил, что понятия не имеет.

- Сейчас разберёмся… - предчувствуя скандал, Элина толкнула дверь спальни, - Привет!


Не обращая на неё никакого внимания, супруг сосредоточенно сидел за компьютером. Он даже не повернул в её сторону головы.


- При-вет! – подойдя к нему, она обхватила его одной рукой и привычно прижалась щекой к его щеке.

- Отвали, - Игорь с силой мотнул головой.

- Что случилось? – присев напротив, Элина подперла щеку ладошкой, - Почему ты не сказал Антохе, где я?

- А я что, знаю, где ты? – он, наконец-то, бросил на неё взгляд исподлобья.

- Я тебе звонила, ты что, забыл? Я была у мамы!

- Мне плевать, где ты была, - он снова уткнулся в монитор.

- Ну, понятно, - она уже сама поняла, что разговора не получится.


Ситуация была знакомая до боли… Её задержки на работе и занятые выходные дни Игорь хоть с трудом, но терпел, понимая, что рабочий график от жены не зависит. Но любые её опоздания домой в свободное время воспринимались им довольно враждебно и сопровождались неизменным бойкотом: Игорь мог не разговаривать с Элиной по два-три дня, пока сам не «отходил» сердцем. Все её попытки наладить отношения натыкались на стену его молчания, и, зная эту черту его нелёгкого характера, она всегда после работы лишь ненадолго забегала в магазины, чтобы быстро купить самое необходимое и тут же мчаться домой, нигде не задерживаясь. Сегодняшняя же ситуация казалась ей вполне оправданной, и она в глубине души надеялась, что «пронесёт»… Но, к сожалению, не пронесло.


Игорь не разговаривал с ней два дня, и настроения это не добавляло. Ко всему прочему, она не знала, как сказать мужу, что Ирина Германовна хочет, чтобы она, Элина, вместе с ней появилась на юбилее у Корецких. Сам факт того, что Элина пойдёт с матерью на это мероприятие, не был чем-то противоестественным: их связывало старое семейное знакомство. Кроме того, Василий Корецкий был одногруппником Сергея Николаевича по институту, а теперь работал в горздравотделе, и, если Ирина Германовна могла отказаться от посещения юбилея как знакомая, то, как заведующая отделением районной больницы, права на отказ почти не имела. Всё это выглядело бы совершенно безобидно, если бы не ещё один факт: сын Корецких, Вадим, был давно не равнодушен к Элине… Об этом знали все в их окружении, даже супруга самого Вадима, но, самое главное, об этом знал и Игорь.


Дождавшись, когда супруг окончательно успокоится, она не без внутреннего содрогания завела с ним волнующий её разговор.


- Тебе-то зачем туда идти? – Игорь недовольно нахмурился, - насколько я понимаю, там будет чисто медицинская тусовка…

- Мы пойдём туда вместе с тобой, - несмотря на протест матери, Элина предупредила её, что без Игоря не пойдёт на этот юбилей, и Ирине Германовне пришлось согласиться скрепя сердце.

- Я по таким мероприятиям не хожу, ты знаешь, - муж угрюмо курил на балконе, и Элине пришлось выйти к нему.

- Ну, давай сходим… - она обняла его за пояс, - Ну, пожалуйста…

- С какого боку мы туда придём? – он усмехнулся, - Это твои родители им чуть ли не родня, а я при каких делах?

- Мама боится идти туда одна. Отец придёт обязательно, маме сказали, что Корецкие – единственные из друзей, кто всё-таки пришли на его юбилей. Он обязательно там будет, и не один… Представь, как тяжело будет маме?

- Пусть не ходит, - Игорь пожал плечами, - если тяжело, то и нечего там делать.

- Она хочет пойти… Понимаешь, ей нужно показать, что она в порядке… Но она боится… Понимаешь?

- Не понимаю, - обняв за плечи, супруг внимательно посмотрел в её карие глаза, - ты же знаешь, что у меня не настолько утончённая натура… Я такие нюансы не воспринимаю. По мне – боится, значит, пусть не ходит. Хочет идти – пусть идёт… Мы-то с тобой при чём?

- Игорь…

- Элька… - он не дал ей договорить, - Я туда не-пой-ду! Усекла?

- Усекла… - она грустно опустила глаза, - И что теперь делать? Она же – моя мама…

- Ну, иди с ней без меня… - нервно развернувшись, Игорь быстро прошёл в квартиру и с размаху уселся на диван, - Иди…

- Игорь… - она тоже прошла и села рядом, - Ну, я уже пообещала маме…

- Пообещала, значит – иди.


Зная, что кроется за этим выпрошенным согласием, Элина не испытала облегчения. Даже пойдя на такую очевидную уступку, в душе Игорь затаил обиду, и Элина могла предполагать, что по возвращении из гостей её не ждёт ничего хорошего.

Однако, несмотря на это, в назначенный день она приехала вместе с Ириной Германовной в ресторан, в котором должен был состояться банкет по случаю юбилея Василия Корецкого.


***


Огромный зал ресторана был полностью арендован юбиляром, и количество гостей полностью оправдывало заставленную накрытыми столами площадь. Оглядываясь по сторонам, Элина навскидку прикинула масштаб мероприятия – по всему выходило, что число приглашённых приближалось к ста.

Она сразу заметила отца – он сидел в другом конце зала рядом с Ольгой. Покосившись на мать, Элина с тревогой отметила внезапную бледность Ирины Германовны, и поэтому, наскоро поздравив юбиляра, поторопилась усадить ту за предназначенное им место.


- Элина Сергеевна… - Вадим Корецкий, тридцатитрёхлетний брюнет с ярко-голубыми глазами, улыбаясь, смотрел на неё в упор с другой стороны их стола, - Вы, как всегда, просто неотразимы!

- Привет, Вадик, - она не поддержала его напыщенного тона и поздоровалась по-приятельски, - Как дела?

- Всё шикарно! – взяв в руку полную рюмку, он кивнул Элине и опрокинул в себя алкоголь, - За тебя!

- Ты не рано начинаешь? – рассмеялась Элина, - Ещё ни одного тоста не сказали…

- Я что, не сын юбиляра? – подцепив дольку лимона, Вадим отправил её в рот, - Мне можно всё!

- Ты один? А где Лиза? – имея в виду его супругу, спросила Элина.

- Сейчас подойдёт, - он неопределённо махнул рукой куда-то в сторону, - брата своего с родственниками знакомит.

- Брата?..

- Угу, - мужчина, не морщась, жевал лимон, - брат её сюда переехал, отец ему должность устроил…

- Какую? – она спросила это скорее из вежливости, чем из любопытства.

- Заведующего кардиологией.

- Поликлиники?!

- Стационара. Скажи, круто?

- Прям вот так сразу – из новеньких в заведующие? – зная способности Вадима приврать на ходу, Элина недоверчиво усмехнулась.

- Связи – великое дело! – Вадим откинулся на спинку стула, - А ты… почему одна? Где твой драгоценный супруг?

- Я не одна, - Элина пожала плечами, - я с мамой. А Игорь дома.


Упомянув мать, она обернулась в её сторону – Ирина Германовна негромко беседовала со своей соседкой справа, которая оказалась её давней знакомой. Элина вздохнула с нескрываемым облегчением – ей не придётся весь вечер держать маму за руку…


- А, вот, кстати, познакомься… - внезапно голос Вадима утонул в визге микрофона, который настраивали музыканты, и Элина смогла услышать только окончание фразы, - брат моей жены Елизаветы…


…В первый момент ей показалось, что это Игорь явился на торжество: тот же овал лица… те же глаза, черты… Даже волосы такого же русого цвета!.. Мужчина, усевшийся рядом с младшим Корецким был удивительно похож на её собственного мужа… похож настолько, что Элина почувствовала, как её накрывает горячая волна… Только приглядевшись внимательнее, она заметила, что гость немного старше – на вид ему было около тридцати пяти лет, и, судя по всему, он был чуть ниже ростом.

Кивнув новому знакомому, Элина подумала, что так и не расслышала его имени, но переспрашивать не стала – собственно, какое ей до него дело? Она вообще чувствовала себя не очень уютно здесь, напротив Вадима, постоянно ловя на себе неприязненный взгляд его жены Лизы. Сам Вадим был отчаянным ловеласом, и, зная о его пристрастиях, Лиза в каждой женщине видела его потенциальную партнёршу по постельным делам. К тому же, она знала о симпатии Вадима к Элине, и это только обостряло её ревность.


Прочитав все «дежурные» поздравления, тамада наконец-то произнёс первый тост, и все дружно заработали вилками и ножами, и Элина с чистой совестью уткнулась глазами в свою тарелку.


- Кстати, Эля у нас – работник культуры, - совершенно не обращая внимания на жену, Вадим решил рассказать её брату об Элине, - имеет отношение к гастролям, корпоративам и прочим развлечениям, так что, если будет интерес к какой-нибудь «заезженной» звезде, обращайся к ней, она устроит билеты в первый ряд!

- Первый ряд отпадает, - улыбнулся Лизин брат, и Элина отметила про себя, что даже его голос похож на голос Игоря, - перепонки лопнут. А вот на пятнадцатый я согласен!

- Вообще-то я билетами не занимаюсь, - Элина подняла на мужчин насмешливый взгляд, - но…

- Но, если что, поможет! – жестикулируя вилкой, Вадим договорил за неё и налил себе очередную порцию алкоголя.


Невольно бросив взгляд на своих визави, Элина подумала, что Лиза совсем не похожа на своего брата – в отличие от него, женщина была светловолосой, с немного грубоватыми, похожими на мужские, чертами бледного лица. Судя по манерам, их отличия были не только внешними: брат производил впечатление спокойного, уравновешенного человека, чего нельзя было сказать о его сестре, которая, выпив лишнюю рюмку, могла устроить и публичный скандал. Элина и сама не раз была свидетельницей таких сцен, поэтому всегда старалась держаться с Вадимом на расстоянии, во избежание излишней ревности его супруги.


- А разрешите пригласить вас на танец? – музыка заиграла в очередной раз, и брат Елизаветы обратился к Элине.

- К сожалению, я не танцую, - едва улыбнувшись, она покачала головой.

- Как?.. Совсем?.. – мужчина, казалось, был очень удивлён её отказом.

- Совсем.

- Эля у нас никогда и ни с кем не танцует, - оторвавшись от закуски, снова подал голос Вадим, - она мужу верность бережёт.

- Серьёзно?.. – брат решил поддержать шутку.

- Берегу, - снова кивнула Элина, - это правда.


Даже не глядя в упор, она не могла не заметить, что новый знакомый, имени которого она так и не узнала, то и дело бросает на неё пристальные взгляды. Не любительница повышенного мужского внимания к своей персоне, Элина ужасно смущалась, и поэтому была даже рада, когда одна из гостий пригласила брата Лизы на белый танец.


***


Начало июля ознаменовалось сильной жарой, и гости то и дело спешили покинуть душный зал, чтобы вдохнуть ночного свежего воздуха на широком, освещённом шарообразными плафонами крыльце ресторана.

Почувствовав, что от духоты вот-вот потемнеет в глазах, Элина тоже решила выйти ненадолго на улицу. Прислонившись к поддерживающей козырёк колонне, она с наслаждением подставила разгорячённое лицо под слабую струю тёплого ветерка. Ей уже порядком надоел и этот банкет, и полупьяные гости, и она подумывала, как уговорить мать, которая после пары бокалов вина даже немного развеселилась, покинуть ресторан. Понимая, что и это веселье, и шикарное вечернее платье, и искусный макияж предназначались лишь для одной цели – показать бывшему мужу, что она «в порядке», Элина грустно наблюдала за Ириной Германовной, танцующей с мужчинами недалеко от стола, где сидели Сергей и Ольга.

К отцу она не подошла ни разу, хотя испытывала желание хотя бы поздороваться с ним. Она несколько раз порывалась встать и сделать шаг, но мысли о том, как воспримет мать её поступок, каждый раз останавливали порыв. Выйдя на крыльцо, она втайне надеялась, что отец тоже захочет освежиться, и тогда они смогут хоть немного поговорить…


- Добрый вечер, - знакомый женский голос отвлёк её от этих мыслей. Повернув голову, Элина с неприятным для себя чувством узнала Ольгу.

- Добрый… - довольно сухо ответила она, совершенно не желая продолжать разговор.

- Элина, мне кажется, нам нужно поговорить… - Ольга говорила негромко, как будто опасаясь, что их кто-то услышит.

- О чём? – усмехнувшись, Элина бросила на женщину быстрый взгляд.

- Я понимаю, что ты сейчас чувствуешь ко мне… - начала было Ольга, но Элина её перебила:

- Я к тебе не чувствую абсолютно ничего.

- Эля… Я, действительно, люблю твоего отца…

- Моя мама его тоже любит.

- И он любит меня, - сделав вид, что не расслышала последнюю фразу, произнесла Ольга. Мы с тобой обе – взрослые девочки, и ты должна понимать…

- Послушай, Оля… - Элина повернулась всем корпусом к своей собеседнице, - Вот скажи мне, как взрослой, неужели, действительно, можно полюбить человека, старше себя чуть ли не вдвое?!

- Серёжа старше меня ровно на девятнадцать лет.

- Какая разница?.. ты мне только скажи… Неужели – можно?! Тебе – тридцать шесть… у тебя всегда было полно мужчин… И из них ты выбрала моего отца?!

- А чем твой отец хуже остальных мужчин?

- Не передёргивай!.. Ты поняла, что я имею в виду… Зачем он тебе?!

- Я же сказала… Я его люблю. И поэтому хочу, чтобы ты с ним помирилась… Эля, он страдает.

- Он сам это выбрал… - несмотря на свои слова, Элина говорила не совсем уверенно. Что-то в тоне Ольги заставляло верить ей… верить безоговорочно.

- Ты любишь Игоря? – неожиданный вопрос застал Элину врасплох.

- При чём тут это? – она не сразу нашлась, что ответить.

- Я знаю, что ты его очень любишь. А теперь представь, что ты – это я, а Игорь – это твой отец.

- Оля… - двери в очередной раз открылись, и, покосившись на шумную компанию, буквально вывалившуюся покурить, Элина совсем понизила голос, - Ты что… хочешь, чтобы я сейчас бросилась к тебе на шею?.. Ты хоть представляешь, как нам сейчас тяжело?! Даже мне, хоть я не ребёнок, и у меня своя семья и свои заботы… Но родители – они как что-то целое и неделимое…

- Я понимаю тебя… - Ольга слегка прикоснулась к руке Элины, - Эля…

- Что ты понимаешь?.. Даже то, что я знаю тебя давно… от этого ещё тяжелее… Лучше бы я тебя не знала!..

- Ну, прости меня… Элечка… - Ольга сильнее сжала её ладонь, - Прости, и… не бросай Серёжу… Я хочу, чтобы он был до конца счастливым.


В душе понимая, что ей сейчас нечего возразить этой красивой, уверенной в себе женщине, которая, судя по всему, искренне любила её отца, Элина молча уставилась куда-то в темноту.


- Эля?! – голос Ирины Германовны прозвучал в ночной тишине, как гром среди ясного неба, - Эля!.. Что ты делаешь здесь с этой… Что ты с ней тут делаешь?!

- Мама, - тут же бросившись к матери, Элина обняла её за плечи, - я просто дышу воздухом.

- Эля… - мать смотрела на неё полными слёз глазами, - Ты с ней – разговаривала?!

- Да, мама, разговаривала… - слегка подталкивая женщину к двери, Элина попыталась увести её в помещение, но Ирина Германовна почти не сдвинулась с места.

- О чём?! – не сводя с дочери глаз, она говорила чуть дрожащим голосом, - О чём ты могла говорить с этой… с этой дрянью?!

- Я тебе дома всё расскажу, - не оставляя попыток увести мать, Элина бросила взгляд на Ольгу: заложив руки за спину, та стояла, опершись о колонну, и глядя себе под ноги.

- Нет… подожди… - оттерев дочь рукой, оскорблённая женщина сделала шаг в сторону своей соперницы, - Раз уж встретились… Я кое-что ей скажу…

- Мама, не надо! – не обращая внимания на внезапно притихшую рядом компанию, Элина изо всех сил тянула мать назад, но та вырвала у неё свою руку.

- Ты… - остановившись напротив Ольги, Ирина Германовна уставилась на ту немигающим взглядом, - Ты… ты увела у меня мужа… Ты его окрутила!.. Но ты не думай… У тебя ничего не получится!.. Серёжа не будет жить с тобой, вот попомнишь моё слово!.. Тебе всё отольётся!.. Всё!.. Всё!..


- Папа!.. – увидев отца, выходящего из ресторана в поисках Ольги, Элина тут же кинулась к нему за помощью, - Папа, уведи её! Уведи немедленно!..

- Кого?.. – он непонимающе посмотрел на дочь, но, переведя взгляд в сторону, понял всё сам, - Оля!.. Ирина!..

- Что прибежал?! – увидев бывшего супруга, Ирина Германовна тут же набросилась на него, - Испугался за свою любовницу?!

- Что вы тут делаете?.. – стараясь встать между женщинами, Сергей Николаевич переводил взгляд с одной на другую, - Ирина, я прошу тебя, успокойся!..

- Мерзавец!.. – разом нахлынувшие обиды выплеснулись в звонкую пощёчину, которую Ирина влепила бывшему супругу, - Подлец!..


Оплеухи, которыми наконец-то награждала брошенная жена своего неверного мужа, сыпались одна за другой, но ни сам Сергей, ни стоявшая рядом Ольга даже не шелохнулись, видимо, оба понимая, что обиженной женщине просто необходимо выплеснуть свою боль…

На всякий случай отойдя подальше, невольные свидетели этой сцены молча, с интересом наблюдали за развитием событий, и, судя по всему, возвращаться в ресторан не собирались. Судорожно раскрыв кластер, Элина выхватила из него мобильный телефон.


- Игорь!.. Игорь!.. – набрав номер мужа, она буквально кричала в трубку, - Приезжай скорее!.. Забери нас!..


Когда подъехавшая через полчаса «Шкода» Игоря остановилась на стоянке недалеко от входа в ресторан, две женские фигуры тут же вышли из тени от колонны и направились в сторону автомобиля.


Поддерживая обессилевшую от недавней истерики мать, Элина сама еле передвигала ноги на высоких шпильках.


- Ну?.. – засунув руки в карманы брюк, Игорь удивлённо смотрел на жену и тёщу, - Чего случилось?

- Я дома тебе расскажу, - усаживая дрожащую в мелком ознобе мать на заднее сиденье, Элина обернулась к нему, - сейчас нужно маму отвезти… у неё истерика.

- Куда?..

- К ней. Я только её отведу, дам успокоительного и уложу… ты подождёшь?! – глядя на мужа, который от увиденной картины забыл о том, что был на неё сердит, Элина про себя с облегчением вздохнула.

- Подожду… - он снова оглянулся на тёщу, - Только успокоительное тут не поможет…

- Почему?..

- Ей сейчас водки грамм двести… И всё будет нормалёк.

- Сколько?! – Элина недоверчиво посмотрела на мужа, - Двести?!

- Вообще-то… нет… - он оглянулся ещё раз, - Двести – перебор… Двести пятьдесят!


Глава 4.


Предложение Ирины Германовны составить ей компанию в поездке на морской курорт обернулось для Элины чередой уже подзабытых скандалов. Игорь и слышать не хотел о том, чтобы жена и сын на целых десять дней оставили его одного.


- Мы, кажется, с тобой собирались в Москву, на концерт, - засунув, по обыкновению, руки в карманы брюк, супруг исподлобья смотрел на Элину, - или я что-то путаю?

- Не путаешь, - она говорила как можно мягче, - но маме удачно выпала путёвка, там, у них, в поликлинике. Семейная, за полцены, как раз на троих, и как раз на этот период. Игорь, грех не воспользоваться.

- Вот пусть тёща и воспользуется, какая разница? Выкупит на одну себя, и делов-то…

- Она и так сейчас одна, ей тяжело… Игорь, ну, давай, мы на какой-нибудь другой концерт съездим, у меня ещё в октябре будет отпуск, целый месяц!

- А, давай, ты в октябре и полетишь с мамой на море? – довольно ехидно усмехнулся Игорь, - А сейчас поедем на концерт, тем более, что билеты уже куплены.

- Билеты можно сдать… И ты, если бы не вредничал, мог бы поехать с нами. Мы купили бы и тебе путёвку в тот же пансионат, пусть и за полную цену.

- В отпуск с тёщей? Спасибо! А жить, насколько я понимаю, в отдельном от тебя номере?

- Да какая тебе разница?! Мы едем туда ненадолго!

- Слушай, я вообще не понимаю, какой смысл лететь на море на неделю?! – из-за непривычного упрямства жены Игорь серьёзно «завёлся», - Ты даже акклиматизироваться не успеешь! Я даже тебе по дням распишу, как всё будет: в первый день ты обгоришь, на второй будешь валяться с температурой, на третий, четвёртый и пятый будешь принимать кефирные ванны, а потом будешь выглядеть, как сосиска с содранным целлофаном…

- Ну, во-первых, не на неделю, а на десять дней! – Элина уже заранее предполагала, чем закончится этот разговор, и вот теперь искренне разозлилась на себя, а, заодно, и на мужа, - А, во-вторых, не считай меня за круглую дуру!..

- Хорошо, ты не круглая дура, ты квадратная.

- Игорь, ты что, хочешь поссориться? – про себя она уже не раз пожалела, что сразу не отказала матери в её просьбе, но решила идти до конца, - Во-первых, я ещё никуда не лечу, а, во-вторых, откуда ты можешь знать, как там будет? Мы с тобой за все двенадцать лет только один-единственный раз были на море! Игорь, вслушайся в мои слова: один единственный раз!.. Если кому сказать – не поверят! Спасибо, что родители Антона с собой постоянно брали…

- Ах, вот оно что… - многозначительно усмехнувшись, Игорь бросил на жену ещё один выразительный взгляд, - Ну, конечно… Я же самый никудышный на свете муж и отец! Понятно…

- Что тебе понятно?!

- Всё понятно, - резко развернувшись, он вышел из гостиной в прихожую.

- Ну, Игорь, - готовая расплакаться, она поспешила за ним, - ну, что ты опять из мухи слона раздуваешь?! Ну, хорошо, если ты против, я не полечу ни на какое море… Поедем в Москву, на концерт…

- Мне одолжения не нужны, - торопливо обув туфли, он оглянулся на Элину, - вали на своё море, раз тебе мама дороже…

- Ну, зачем ты… - она не успела закончить фразу: её оборвал звук хлопнувшей двери.


Расстроенная, она ещё какое-то время ходила из угла в угол, пока, не посмотрев на часы, не вспомнила о сыне.


- Антон, ты где?.. – набрав его номер, Элина смахнула со щеки слезинку.

- Я с папой… - по шумному дыханию ребёнка можно было догадаться, что он быстро куда-то идёт, - Мы на пустыре, Шарика и Кузю кормим.

- Откуда ты узнал, что папа там?

- А я не узнал… - Антон кому-то хихикнул в сторону, - Мы возле подъезда встретились… Потом купили батон и немного колбасы, и вместе пошли сюда…

- Понятно… - Элина с облегчением отключила телефон.


«Собачий папа» - так в шутку звал Игоря его друг Кирилл, и в его словах была немалая доля истины: сочувствие к животным, особенно бездомным, всегда было его отличительной чертой. Куда бы он не торопился, но при встрече с каким-нибудь голодным псом обязательно находил для того угощение. Стоило Игорю остановиться в каком-нибудь дворе или присесть на скамейку, как тут же откуда-нибудь возникал либо кот, либо собака, которые начинали ластиться к нему, ходить кругами, задирая хвосты и заглядывая в глаза. Животные как будто чувствовали его душу, и шли к нему, искренне выражая свои самые радостные эмоции.

Два пса неизвестной породы, живущие на расположенном неподалёку пустыре, вот уже несколько лет подряд считали Игоря своим хозяином. Антон назвал собак Кузя и Шарик, и часто ходил вместе с отцом кормить своих подопечных. Сами подопечные обожали и Антошку с Игорем, и саму Элину, которую тоже признавали членом «своей» семьи с большим собачьим удовольствием.


Узнав, что после ссоры с ней муж пошёл кормить собак, Элина почувствовала, как от души отлегло. Она ещё не совсем привыкла к его трезвому образу жизни, и каждый раз, когда у них случались размолвки, втайне боялась, что Игорь со злости возьмётся за старое.

…Нет, конечно, зря она пошла у матери на поводу… Её семейное счастье такое хрупкое… Его надо оберегать день и ночь, не жалея сил, а она собственноручно подвергает его опасности… Но, с другой стороны, её мама, самый родной и любящий на свете человек, именно сейчас так нуждается в её поддержке!

Игорь… он, конечно, эгоист… Но, даже поссорившись с ним, Элина ловила себя на мысли, что и сама с гораздо большим удовольствием поехала бы на концерт легендарной рок-группы, чем на это чёртово море… тем более, что с билетами срасталось как нельзя более удачно.

«Лучше бы их не было вообще, этих билетов… Ни на поезд, ни на концерт… ни на самолёт… и путёвок – тоже… Да и самого отпуска – лучше бы не было!»


Не зная, на что решиться окончательно, Элина все дни металась между двух огней.

Ирина Германовна нешуточно давила на дочь, приводя все возможные аргументы в пользу отдыха на курорте, самым главным из которых было её, Ирины, одиночество.

Причиной же упрямства Игоря служило не только желание побывать на концерте рок-идолов. При всех его недостатках привязанность к жене носила чуть ли не патологический характер: Элина тоже была частью его существа… частью неотъемлемой и жизненно необходимой. Как руки или ноги… глаза, уши… Без которых жизнь, в принципе, возможна, но мучительно невыносима.


***


- Мама… - после ночи разрывающих душу раздумий Элина позвонила матери на мобильный телефон, - Я не знаю, смогу ли поехать с тобой на море…

- Почему?! – Ирина Германовна недовольно нахмурилась – они только на днях разговаривали с дочерью на эту тему, и Элина была готова составить ей компанию.

- Ну… я говорила тебе… Мы с Игорем ещё раньше собирались поехать в Москву на несколько дней. Приезжает знаменитая рок-группа, и не побывать на их концерте… в общем, мы едем с ним и Антоном на концерт. Я уже купила билеты через интернет…

- Эля!.. – в голосе матери слышались и изумление, и возмущение одновременно, - Ты в своём уме?! Я завтра выкупаю билеты на самолёт! Ты представляешь, что такое в разгар сезона достать билеты на самолёт?!

- Мам, ну… - Элина замялась, не зная, чем ещё оправдать своё решение, - Ну, не получается… Если бы на пару дней позже, я бы успела и туда, и туда… Вернее, я и так успеваю, но тогда у меня между поездом и самолётом всего три часа… А, вдруг, какие накладки?..

- Эля, ты о чём – вообще?! Ты говоришь о каком-то концерте, ради которого ты готова отказаться от десяти дней на море?! Ты о сыне подумала?!

- Антошка тоже хочет на концерт.

- Вы там все с ума посходили?! Но я знаю, откуда ветер дует… Это твой чокнутый Игорёк! Это только ему может прийти в голову такая ненормальная идея!

- Он не чокнутый. Просто мы любим эту группу, и всегда мечтали попасть на их концерт. Сейчас всё срастается, и их приезд, и отпуск, и всё остальное…

- Да, - с обидой в голосе ответила Ирина Германовна, - срастается всё, кроме меня! Ну, что ж… Езжайте… Я уже привыкла к одиночеству…

- Мама… - Элине вдруг стало до боли жалко мать – она представила её на берегу моря – одну, в печали…

- Эля… - как будто почувствовав это, Ирина вдруг сменила тон на умоляющий, - Подумай сама, тебе дали всего две недели на отдых… И ты, вместо того, чтобы подумать о своём здоровье, об Антошкином здоровье, просто так, с дурного плеча готова променять морской воздух на душную, прокуренную аудиторию, с тысячами полупьяных, потных, орущих людей?!

- Мама, ты слишком обобщённо представляешь себе обстановку на таком концерте, - Элина улыбнулась, - вернее, ты её совсем не представляешь. Это – особая атмосфера…

- Я не знаю, какая там атмосфера, - перебила её Ирина Германовна, - но я абсолютно уверена, что она отличается от морского воздуха. У вас ребёнок всё лето в душном городе! У тебя, как у матери, сердце не сжимается?!


Ответа на этот аргумент у Элины не было. Она честно спрашивала сына, чего ему хочется больше – поехать с ней и Игорем на концерт или с бабушкой на море. Сын честно ответил, что ему хочется и на концерт, и на море, но, если придётся выбирать, то он выберет концерт…

Вариант, при котором Элина с Игорем отправлялись в Москву, а Антон с Ириной Германовной – на море, не устроил ни Игоря, ни Антона, ни саму Ирину – её основной, тайной целью была Элина, которую, как она считала, нужно было «вытащить» на юг во что бы то ни стало…


…Решающим фактором стал разговор с Марией Владимировной – близкой подругой и коллегой Ирины по работе, которая позвонила Элине в тот же вечер.


- Элечка, - после обычных в таких случаях приветствий начала Мария вкрадчивым голосом, - я хотела с тобой поговорить… Не знаю, правильно ли я поступаю, но Ира не знает о моём тебе звонке, и ты ей не говори, хорошо?

- Хорошо, - Элина удивлённо приготовилась слушать.

- Дело в том, что Ирочка сейчас в таком состоянии, что лишний раз напоминать ей… ну, ты меня понимаешь, да?

- Пока не очень, - честно призналась Элина, - что-то случилось?

- Нет-нет! Но я очень хочу тебя попросить, чтобы ты поехала с ней на юг. Смена обстановки, конечно, отвлечёт, но ты же знаешь её, она будет всё время одна, будет снова вспоминать и плакать… Ей нельзя сейчас оставаться одной, даже там. Элечка, это же мама, ну, кто сейчас о ней позаботится? Ты же дочка…


Она и сама уже склонялась к мысли, что, если уедет с Игорем в Москву, потом будет мучиться вдвойне от того, что бросила мать в трудную минуту.


- Игорь, я по другому не смогу… Тем более, что это я во всём виновата. Это я устроила папин юбилей в ресторане Ольги, и никогда себе этого не прощу…


…Совершенно неожиданно ситуацию разрешил Кирилл: отпросившись на работе, он выразил полную готовность ехать в Москву вместе с Игорем, и Элина с огромным душевным облегчением собирала в дорогу и себя, и мужа, одновременно улаживая проблему с билетами – сдав свой, она упросила кассира продать билет Кириллу на это место, чтобы они с Игорем остались в одном купе. Сам Игорь, хоть и был недоволен тем, что Элина поступила по-своему, всё же успокоился и был даже рад, что лучший друг составит ему компанию.

Самым недовольным остался Антон: в свои двенадцать лет парень был настоящим рок-меломаном, при чём, слушать любимые группы отца он стал совершенно самостоятельно, чем Игорь гордился и часто разговаривал с ним на музыкальные темы. Антон в душе надеялся, что поедет вместе с родителями на рок-представление, и, узнав, что вместо этого летит с матерью и бабушкой на курорт, искренне огорчился.


***


…Десять дней на морском побережье в шикарном номере пансионата пролетели как один день. В детстве Элина каждый год отдыхала на море вместе с родителями, но за последние двенадцать лет замужества она оказалась здесь всего лишь во второй раз.

Она как будто окунулась в совершенно другую жизнь – полную солнечного света, плеска волн, свежего морского воздуха… Казалось, все прошлые печали остались за этой бесконечной кромкой горизонта… Она впервые за много лет ощутила невероятную душевную свободу, избавившись от постоянного напряжения, которое не покидало её дома. Находясь вдали от мужа, Элина как будто сбросила с себя какие-то невероятно тяжёлые цепи, сковывающие её до этих пор. Ей казалось, что она даже смотрит сейчас по-другому: широко раскрыв свои красивые карие глаза…

Глядя на себя в зеркало по утрам, она как будто впервые оценивала себя как женщину… Игорь почти никогда не делал ей комплиментов, а ласковые слова заменял шутливыми прозвищами, на которые она не обижалась, а принимала с присущим ей юмором… Но вот теперь, глядя на своё отражение, она впервые не понимала, почему муж зовёт её «толстяком»? Стройная, как будто вылитая из формы фигурка – пожалуй, единственное в её внешности, что нравилось ей самой. Да, она никогда не считала себя красавицей, хотя комплименты в свой адрес слышала довольно часто. Правда, в её чертах нет ничего такого, что могло бы испортить женственный образ – губы не полные и не узкие, «бантиком», как говорил ей в детстве папа… Нос – скорее, носик, небольшой, аккуратный и задорно вздёрнутый вверх… чуть выдающийся вперёд подбородок и большие карие, в длинных ресницах, глаза…

«Толстяк»… А вот любимой он не назвал её ни разу – ни за годы школьной дружбы, ни за годы семейной жизни.

«Так не любят, Элечка…» - она вспомнила эти слова матери, сказанные после того, когда она однажды оказалась свидетелем их семейной ссоры. Выйдя из себя, Игорь тогда не постеснялся тёщи…

Элине хотелось рыдать от обиды, но она только молча вытерла слёзы и постаралась замять инцидент. Мама не должна знать, как ей живётся… Она не гнала её, Элину, замуж. И её не должны касаться никакие проблемы дочери…

…Тем более, что, кроме этих проблем есть и радостные минуты…

И мама не права… Игорь всегда любил её… Просто у него такой язык – он совершенно не контролирует себя, когда разозлён или обижен. Он может наговорить чего угодно, но потом… Потом он сам мучается… она, Элина, знает об этом наверняка. Он не умеет мириться и просить прощения вслух, но он просит его про себя – она видит это по выражению его глаз… Видит, и прощает…

Да, он кажется грубым, угрюмым, эгоистичным… Наверное, всё это присутствует в нём, но… но она чувствует его душу – внутри он совсем не такой, как снаружи! Он не говорит ласковых слов, но его руки – они удивительные… За одно его прикосновение можно простить все его недостатки… Его руки снимают усталость… Стоит ему провести ладонью по больному месту – и боль исчезает! Правда, он не любит проявлять эти свои способности, но они у него есть…

Его руки – такие ласковые, что, даже обидевшись, она не вырывается, когда он заключает её в объятия… Она знает, что в душе он жалеет о многом, и своей лаской пытается загладить вину… и это ему всегда удаётся. В такие минуты он обращается с ней удивительно бережно, и она знает точно: так могут обращаться только искренне любящие мужчины.


…Она думала так все эти годы… думала и знала, что абсолютно права, но сейчас… сейчас, вдали от мужа, Элина как будто впервые поняла, какую душевную усталость носила она в себе всё это время. Её душа сейчас показалась ей чайным ситечком – пропустив целебную влагу, оно было забито спитыми листьями, спрессованными в твёрдый комок…

Ей ужасно захотелось опрокинуть это ситечко, вычистить, выбить, промыть проточной водой… Ей даже показалось, что она уже сделала это – и этот удивительно красивый город, утопающий в цветах и зелени, и это солнце, и это море, которому нет конца, очистили душу от ненужного шлака, открыв её для новой жизни.

…Впервые за много лет Элина не торопясь ходила по магазинам вместе с матерью и сыном. Она уже и забыла, что можно спокойно перебирать вещи на плечиках, не боясь, что сейчас тебя начнут нервно торопить и подстёгивать… что можно весело переговариваться с мамой и не фильтровать каждое слово в страхе, что мама скажет что-нибудь не то в адрес зятя – даже безобидные шутки о себе Игорь воспринимал с обидой, которую вымещал, естественно, на жене. И, совершенно впервые за свои «взрослые» годы, Элина почувствовала заботу – мать, как будто в благодарность, опекала её, как маленькую девочку, и дочь с давно забытым блаженством принимала эту материнскую опеку.

Она, привыкшая заботиться о своих домочадцах, теперь буквально наслаждалась ролью опекаемой: она не вскакивала на стук в дверь их номера, не бежала искать зазвонивший телефон, и даже ни разу не взяла в руки утюг – всё это Ирина Германовна с лёгкостью взяла на себя, так что уже через пару дней их пребывания в пансионате Элина совершенно не жалела, что согласилась на эту поездку.


Она ехала сюда, чтобы поддержать мать, но, в результате, сама получила её поддержку и участие…


…Грусть начала заползать в душу за день до отлёта домой. С Игорем Элина созванивалась каждый день – и когда он был в Москве, и после его возвращения. Он с удовольствием рассказывал жене все подробности поездки и делился впечатлениями, в шутку дразня её тем, что она «много потеряла». Элина искренне радовалась вместе с ним и искренне же огорчалась, что сама не смогла присутствовать на таком легендарном событии. О себе же она рассказывала мало, отделываясь лишь общими фразами, больше говоря об Антоне и совершенно умалчивая об Ирине Германовне, заранее предполагая, что рассказ о тёще зятю совершенно не интересен.

Даже упиваясь отдыхом, Элина с каждым днём всё больше и больше чувствовала, как скучает по мужу, и, в то же самое время, она понимала, что сказка, неожиданно свалившаяся на неё, вот-вот закончится… Да, она вернётся к любимому мужу… а ещё – к той жизни, от которой только начала отвыкать.


***


- Ждал тебя… думал постоянно… - ещё в прихожей, не дав ей даже разуться, Игорь крепко прижал к себе Элину.

Едва успев скинуть кроссовки, Антошка убежал в свою комнату к компьютеру, и, воспользовавшись этим, молодой мужчина лихорадочно целовал лицо жены, руками блуждая по соблазнительному телу.


- Я тоже соскучилась… - улыбаясь, она тонула в его ласках и сама подставляла лицо под поцелуи.


…Как она и предполагала, готового ужина не было. Все дни, пока он жил один, Игорь готовил себе нехитрую еду, но, как только наступил день возвращения Элины, справедливо рассудил, что его поварская миссия на кухне окончена, и теперь можно с чистой совестью передать полномочия жене.


Элина не обижалась – она слишком хорошо знала своего мужа, чтобы ожидать от него чего-то другого. Нацеловавшись с ним в прихожей, она, не переодеваясь, отправилась к плите и холодильнику. Соскучившийся супруг не отходил от неё ни на шаг, и, обхватив её сзади руками, топал вместе с ней по кухне – от стола к плите, от плиты к столу…


- Ты хоть ел что-нибудь без меня? – Элина весело запрокинула к нему голову.

- Ну, так… - Игорь неопределённо пожал плечами, - Яичницу жарил… колбасу… А ещё меня тёща номер два подкармливала…

- Что?! – Элина изумлённо вытаращилась на мужа, - Кто тебя подкармливал?!

- Ольга Вячеславовна, - он многозначительно прицокнул языком, - новая супруга Сергея Николаевича.

- И… и как же она тебя подкармливала? – Элина нахмурилась, - Ты не говорил по телефону.

- Да я не стал говорить, вдруг тёща номер один услышит… А подкармливала… - он вдруг рассмеялся, - Подкармливала, как настоящая тёща, пирожками!

- Сама, что ли, приносила? – Элина недоверчиво прищурилась, - И куда, в офис, или… или – сюда?..

- Ни то и ни другое. Она не приносила, она передавала, с твоим отцом. Я, как из Москвы приехал, на следующий день на работу вышел, хоть можно было ещё два дня гулять.

- Ну, и гулял бы…

- Да ну, - Игорь махнул рукой, - чего я, как дурак, один дома, ни тебя, ни Антохи… Я и вышел на работу пораньше. Тесть – чего ты, мол, отдохни ещё, всё такое… А я ему возьми, да брякни: дома всё равно холодильник пустой, а тут хоть чаю попью… Я-то в шутку, а он, видимо, всерьёз принял. Наверное, дома ей рассказал, ну, и на следующий день привёз мне пакет пирожков.

- Пирожки-то, наверное, в ресторане пекли, - Элина усмехнулась, - ты хоть не отравился?

- Не похожи на ресторанные, - супруг пожал плечами, - вкусные были…

- Ну, раз так… - Элина старалась спрятать улыбку, но получалось это у неё плохо, - Раз так, то мне можно с чебуреками не заморачиваься?.. Тёща номер два напечёт?..

- Ну, уж нет… - он снова обхватил её руками, - Чебуреки мне есть кому напечь…


Накрыв на стол, Элина позвала сына ужинать, но, заглянув в кухню, мальчик не спешил присоединиться к родителям.


- Пап, а ты Кузю с Шариком сегодня ещё не кормил?

- Кормил, кормил… - Игорь отодвинул стул и кивнул на него сыну, - Давай, садись скорее.

- Точно кормил?! - не успокаивался Антон.

- Я что, по-твоему, врун? – Игорь нахмурился, - Сейчас получишь у меня…

- Антоша, ты же знаешь, что папа сам не сядет кушать, пока собак не накормит, - Элина укоризненно посмотрела на сына, - забыл, что ли?

- Кто его знает, вдруг он без нас тут от рук отбился? – состроив серьёзную мину, мальчик уселся за стол.

- Знаешь, что мой прадед рассказывал? – вопреки опасениям Элины, Игорь не рассердился на Антона, а лишь хитро улыбнулся.

- Что? – ребёнок поднял на него удивлённый взгляд.

- Если за столом кое-кто много болтал, то его, знаешь, как воспитывали?

- Как?.. – такие же, как у отца, цвета тёмной морской волны глаза смотрели немигающе.

- Ложкой по лбу!


…Засыпая в объятиях мужа со счастливой улыбкой на губах, Элина думала, что счастье – это так просто… Неужели Игорь сам не понимает этого?.. Ведь такие счастливые вечера бывают у них совсем не редко… И, неужели так необходимо убивать это счастье надуманными обидами, ненужными спорами и разногласиями, амбициями и плохим настроением?.. Стоило ли им две недели назад так ссориться, решая, кому и куда поехать?.. Всё равно вышло так, как должно было выйти…

И эта недолгая разлука – она пошла только на пользу… Они оба так соскучились друг по другу…

Неужели завтра всё снова будет по-прежнему?.. Она совершенно этого не хочет…


***


- Эля, привет! – заведующая костюмерной, Елена, радостно поздоровалась с Элиной, когда та, после отпуска, появилась в стенах своего Дворца культуры, - Сразу видно, человек приехал с моря!

- Привет, Лен, - Элина махнула той рукой, - как тут у нас? Жертв и разрушений нет?

- Разрушений нет, а вот жертвы… - костюмерша сделала многозначительное лицо, - Жертвы – есть.

- Что-то случилось? – Элина тревожно нахмурилась.

- Пал Семёныч уволился, вот так… - Елена оглянулась и, не увидев никого поблизости, продолжила громким шёпотом, - Допекли всё-таки…

- Не может быть… - ошарашенная новостью, Элина встала как вкопанная – Павел Семёнович был заместителем директора и её непосредственным начальником, с которым у неё сложились замечательные отношения.

- А все в шоке, - глядя на неё, Елена кивнула головой, - бросил заявление и ушёл, уже неделю как.

- А как же теперь… Кто вместо него?.. – Элина никак не могла поверить услышанному.

- Прислали… Директор сказал, что никого из своих ставить не будет, вот и прислали…

- Да кого прислали-то?

- Женщина, молодая. Не знаю, где он её взял, но… такая штучка, скажу я тебе… тяжело вам придётся.

- Посмотрим… - кивнув костюмерше, Элина прошла в свой кабинет.

Известие об увольнении заместителя директора было настолько неожиданным, что она никак не могла настроиться на работу.


- Добрый день! – прозвучало в двери кабинета незадолго до обеденного перерыва.


Подняв голову от стола, Элина с удивлением увидела женщину невысокого роста, с копной волнистых от природы, почти чёрных волос, и пронзительными светлыми глазами. Узкие, маленькие губы под довольно большим, мясистым носом, были накрашены ярко-розовым блеском, что только подчёркивало отсутствие других признаков макияжа. Женщина была среднего телосложения, и на вид ей было около сорока лет.


- Здравствуйте, - кивнув, Элина вопросительно уставилась на вошедшую.

- А с вами я ещё не знакома, - голос у женщины был высокий, почти писклявый, - вы у нас – кто?

- Я?! – внезапно до Элины дошло, что это и есть новый заместитель директора, о котором говорила Елена, - Я – методист, Мазаева Элина Сергеевна…

- Понятно. А я – Гринчук Дарья Андреевна, ваша новая начальница. Вы не могли бы зайти ко мне в кабинет?


…Разговаривая с Гринчук в её кабинете, Элина не могла отделаться от странного чувства… Женщина смотрела так пронзительно, как будто насквозь просматривая собеседника, но этот взгляд не был ни наглым, ни насмешливым… Нет, этот взгляд был каким-то холодным и одновременно сканирующим, как будто считывающим информацию. Элина смотрела на неё, как завороженная, впервые столкнувшись с такими странными глазами. Познакомившись и рассказав о себе и своих обязанностях, она покинула кабинет Дарьи Андреевны в некотором смятении.


- Ну, что, познакомилась с начальницей? – Елена встретилась с ней на лестнице.

- Да, познакомилась, - кивнула Элина, - всё нормально.

- Она тебя ещё петь не заставляла?

- Нет, - рассмеялась Элина, - а что?

- Да она тут всех заставляет петь, даже охранников, хочет молодёжный хор создать, до тридцати лет.

- А мне уже скоро тридцать один, - Элина весело махнула рукой, - не подхожу.

- Ой, наврала! До тридцати пяти!

- Ну, пусть создаёт, - пожала плечами Элина, - хор – дело хорошее, недаром на букву «х». Только ей-то уже больше, чем тридцать пять… Во всяком случае, мне так показалось.

- Показалось, - с готовностью кивнула Елена, - это она так выглядит, а на самом деле ей двадцать девять лет, во как!

- Сколько?! – Элина недоверчиво посмотрела на костюмершу, - Двадцать девять?! Да ладно…

- Двадцать девять, кадровичка подтвердила.

- А выглядит на все сорок…


Вернувшись с обеденного перерыва, Элина занялась своей обычной работой. Предстояла череда городских мероприятий, и она то и дело созванивалась с предприятиями, коллективами и отдельными артистами, связанными с тем или иным праздником.


- Элина Сергеевна, вы мне не дадите ключ от вашего кабинета, буквально на минуточку? – Дарья Андреевна возникла на пороге.

- Да, конечно… А зачем?

- Представляете, где-то потеряла свой ключ. Теперь не знаю, как войти в кабинет… Может, ваш подойдёт?

- Ну, попробуйте… - Элина подала ключ женщине, - У вахтёра должны быть дубликаты…

- Я уже спрашивала, - Гринчук раздражённо махнула рукой, - от моего кабинета дубликатов нет, оказывается, прежний хозяин потерял и ключи, и все дубликаты, а сделать новые не удосужился!

- Странно… - Элина подумала, что Павел Семёнович был человеком обязательным, и на него совершенно было не похоже, чтобы он не позаботился о запасном ключе.


- Не подходит… - вернувшись через несколько минут, Дарья положила ключ на стол Элины, - Придётся ломать замок.


Занятая своими делами, Элина уже забыла и о потерянном ключе, и о сломанном замке, и о новой начальнице, но та в очередной раз появилась у неё на пороге.


- У меня сегодня голова кругом, - пожаловалась с ходу Гринчук, - это какой-то кошмар.

- Ещё что-то случилось? – Элина оторвалась от папки с планом работ.

- Девочки купили другой замок, а поставить некому. Все уже разошлись, охранник не может уйти с поста, и мужчин больше нет…

- Да, уже все разошлись… - бросив взгляд на часы, Элина подумала, что пора собираться домой – рабочий день подошёл к концу, и Игорь должен вот-вот подъехать за ней на машине, - Придётся оставить до завтра.

- Как – завтра? – Дарья Андреевна смотрела на неё своим пронзительным взглядом, - А кабинет? Я не могу оставить открытым кабинет…

- Да вы не бойтесь, ничего не случится, - Элина постаралась успокоить начальницу, - бывало, что и я оставляла… Ничего…

- Ой, не знаю… - озабоченно вздохнув, Гринчук направилась к выходу, - пойду, поищу кого-нибудь…


Проводив её взглядом, Элина снова уставилась в монитор компьютера. Знакомство с новой «замшей» оставило в душе непонятный осадок. Она не могла объяснить это чувство, но оно было сродни дискомфорту.


- Слушай, поднимись ко мне, - попросила Элина мужа, когда тот позвонил и сказал, что ждёт её на стоянке.


- Что случилось? – поднявшись на второй этаж, он с удивлением обнаружил жену в коридоре возле чужого кабинета, - Ты чего тут делаешь?

- Ты можешь поставить новый замок? – она кивнула ему на открытую дверь, - У нас новое начальство и новый замок. А поставить некому…

- Что, совсем некому? – он нехотя заглянул в помещение.

- Совсем… А мне очень нужно кое-что доделать по работе… Давай, ты будешь ставить замок, а я буду дорабатывать свою работу…

- Слушай, ну, ты такая простая… Оно мне надо?..

- Оно надо моему начальству, - она шутливо подняла вверх указательный палец, - А, если серьёзно, то, правда, некому поставить, и кабинет нельзя оставлять, тут документация.

- А где само начальство? – пройдя в кабинет Дарьи, Игорь взял в руки лежавший на столе новый дверной замок, - Ты точно уверена, что это нужно сделать? Мне по шее потом не дадут?

- Я уверена, что нам скажут спасибо, - усмехнулась Элина, - а начальство… Где-то здесь, вот и телефон на столе лежит.

- А делать чем?.. – по всему было видно, что Игорь не в восторге от просьбы жены, - Отвёртки, пассатижи…

- Вот, - Элина показала на приготовленные на другом столе инструменты, - всё готово, только рук рабочих нет.


Убедившись, что муж, хоть и без охоты, но принялся за работу, Элина вернулась к себе в кабинет. Она не просто так попросила Игоря помочь с замком – ей было необходимо задержаться, чтобы доделать срочные дела, но, зная характер супруга, она могла предполагать, что лишние полчаса в её ожидании на стоянке, в конце концов, приведут его в бешенство, и всё закончится очередным скандалом… Просьба помочь врезать новый замок решала эту проблему естественным путём – Игорь был занят, а она успевала набить нужный текст.


- Элина Сергеевна, спасибо вам огромное! – Дарья Андреевна радостно заглянула в кабинет Элины, - Там какой-то парень врезает замок… это же вы его нашли?

- Да, нашла, - усмехнулась Элина, закрывая компьютер, - ничего, что без вашего ведома? Просто кабинет был открыт, а вас не было. Но вы не беспокойтесь, мастер надёжный, сделает на совесть и ничего не украдёт, я его знаю…

- Я была в малом зрительном зале… а… а кто это?.. – начальница смотрела на Элину как-то загадочно, слегка улыбаясь, - Такой парень красивый… Я его здесь раньше не видела…

- Да так… - Элина почему-то развеселилась, - знакомый… А, если конкретнее, то – муж.


Глава 5.


Если развод с мужем Ирина Германовна пережила тяжело, то его бракосочетание с новой избранницей стало для неё настоящим потрясением. Несмотря на то, что она заранее знала об этом событии, оно оказалось для неё сравнимым со смертью близкого человека.

Элина тщательно скрывала от матери дату свадьбы отца и Ольги, но, как оказалось, совершенно напрасно: неизвестно от кого, но та узнала и число, и время. Элина переживала за мать так сильно, что её тревога передалась даже Игорю, и он сам предложил позвать Ирину Германовну в этот день в гости.


- Ну, что вы, ребята… - на самом деле обрадовавшись приглашению, Ирина Германовна старалась не подавать виду, - , Я уже в порядке.


Глядя, как дрожат её руки, а глаза то и дело наполняются слезами, Элина поспешно накрыла стол для ужина и, оторвав сына и мужа от телевизора и компьютера, утащила всех в кухню.


- Ирина Германовна… - Игорь довольно бодро обратился к тёще, - А, может, вам коньячку? Элька сейчас сбегает, купит…

- Коньячку?.. – Ирина горько усмехнулась, - Ты предлагаешь выпить за чужое счастье?

- Я предлагаю выпить за мир и дружбу! – Игорь перевёл взгляд на Элину, - Ну, чего ты сидишь? Говорил же, что нужно купить…

- Мам, может, правда, немного коньячку? – та вопросительно посмотрела на мать, - Я сейчас схожу.

- Вы что, издеваетесь?! – Ирина укоризненно нахмурилась, - Впрочем… ладно… Не обижайтесь… Мне, действительно, очень тяжело.


Отказавшись от коньяка, она, тем не менее, немного успокоилась в обществе семьи дочери, и даже слегка улыбалась шуткам зятя, на которые тот был сегодня необыкновенно щедр. Сама же Элина, несмотря на невесёлый повод, собравший их сегодня вместе, была чуть ли не счастлива, наблюдая за мужем: она и не ожидала от него такой поддержки в адрес не очень любимой тёщи.

Совсем уже взрослый, двенадцатилетний Антон понимающе поглядывал и на родителей, и на бабушку, стараясь не задавать лишних вопросов.


- Ба, а, хочешь познакомиться с нормальными ребятами? – старательно спрятав улыбку, внук после ужина подсел к Ирине Германовне.

- С ке-е-ем?! – она удивлённо обернулась к нему.

- Ну, они такие… хорошие… Правда, живут на улице, питаются чем попало… я вот им каждый день чего-нибудь ношу съедобного…

- Господи, Антоша… - в голосе бабушки появились тревожные нотки, - что это за друзья у тебя такие?!

- И зовут их необычно… - продолжая игру, внук скорчил серьёзную гримасу, - Одного – Кузя, а другого – Шарик.

- О, Господи… - догадавшись, что внук имеет в виду собак, бабушка облегчённо вздохнула, - Шутник…

- Ну, правда, ба, - мальчик обнял Ирину за плечи, - идём, познакомлю! А то ты их даже ни разу не видела!

- Зато слышала! – женщина махнула рукой, - И сколько раз говорила, что не нужно возиться с бездомными собаками! Они могут быть заразными, или, ещё хуже – бешеными!

- Да они не бешеные, - Элина улыбнулась матери, - хорошие собачки, Игорь с Антошкой их уже года три подкармливают.

- Вы ещё их домой приведите… - продолжила Ирина ворчливым тоном, - Хорошо, хоть кота сейчас нет, а то одной шерсти сколько было…

- Мам… - Элина показала матери глазами на сына, - Не надо…


Любимец семьи, кот по имени Пушок, пропавший несколько недель назад, был причиной искренних слёз и Антона, и самой Элины, и даже Игоря, который просто обожал хвостатого члена семьи, и до сих пор вглядывался на улице в каждого встречного кота – не Пушок ли?


- Ладно… - Ирина досадливо поморщилась, - Молчу…

- Ирина Германовна, - Игорь выглянул из спальни, - хотите посмотреть мои московские фотографии? Я там с такими звёздами стою…

- Пойдём, мам… - Элина, улыбаясь, потянула мать за руку, - Пойдём…


Несмотря на отсутствие охоты разглядывать фото зятя, сделанные на недавнем концерте легендарной группы «Deep purple» в Москве, Ирина Германовна терпеливо наблюдала, как тот перелистывает фотоальбом в ноутбуке.

Небольшой концерт, который устроили для неё Игорь и Антон, наперебой, по очереди играя на гитаре, она прослушала со снисходительной улыбкой, едва удерживаясь, чтобы не сделать замечание им обоим: импровизированное «представление» проходило на большой двуспальной кровати Элины и Игоря. Забравшись на неё с ногами, и внук, и зять по очереди брали в руки инструмент, при чём, помогая сыну держать аккорды, Игорь то и дело менял позы и совершенно не заботился о дорогом покрывале, собирающемся то в гармошку, то в бабочку. Когда Элина, вернувшись из кухни с чашками кофе, тоже забралась к ним, Ирина Германовна осуждающе поджала губы, но мужественно промолчала.

Игра зятя ей была совершенно неинтересна, но, глядя на внука, она с сожалением покачивала головой в такт музыке.


- Говорила же, отдайте ребёнка в музыкальную школу! – Ирина Германовна не удержалась, чтобы не упрекнуть Элину, когда стихли последние аккорды, - У него абсолютный слух, и Верочка предлагала сразу в её класс…

- Он сам не захотел, - потрепав сына по русой макушке, Игорь слез с кровати и поставил гитару в угол, - хотя я ему сто раз предлагал.

- Зачем мне музыкалка? - Антон пожал плечами, - Ты меня сам научишь.

- Научу, научу… - усмехнувшись, Игорь вышел из спальни.

- Чтобы учить, нужно самому уметь, - Ирина бросила вслед зятю недовольный взгляд, - а твой папа в своё время музыкальное училище бросил.

- Ну, что теперь вспоминать, - Элина снова примиряюще улыбнулась, - Игорь не собирался стать музыкантом. А на гитаре он и так играет не хуже профессионала.

- Кстати, - Ирина Германовна всё же решила сделать замечание, - чего вы на покрывале все топчетесь?! Вам гостиной мало?! Это спальня, а не кухня и не музыкальный салон.

- А мы любим, - Антошка весело несколько раз подпрыгнул на матрасе, - мы часто здесь втроём валяемся… телик смотрим…

- Мам, тебе что, не понравилось, как Игорь играет? – Элина решила сменить тему разговора, - Между прочим, он сам сочинил несколько песен.

- И чем он только у тебя не занимается! – мать насмешливо посмотрела на дочь, - На все руки от скуки, а толку-то…

- Ба, а я? – перевернувшись на живот, Антон оперся подбородком о ладони, - Как я играю?

- Антоша, - лицо бабушки стало серьёзным, - я могла бы тебя похвалить, так, для галочки… но я не привыкла обманывать, даже любимого внука.

- Тебе не понравилось?! – любимый внук удивлённо приподнял брови.

- Чтобы назвать игру игрой, нужно учиться, при чём, профессионально! А то, что показали вы с папой… Прости, но игрой назвать я это не могу.

- А дедушке понравилось… - сжав пальцами щёки, ребёнок выпятил вперёд губы.

- Дедушке?.. – услышав это слово, Ирина Германовна на мгновение замерла, потом медленно повернулась к дочери, - Он что… приходил к вам?! Когда?..

- Мам… - испытывая неловкость от того, что визит отца, который он нанёс ей на прошлой неделе, не удалось сохранить в тайне от матери, Элина смущённо опустила глаза, - Да… папа приходил…

- И ты… вы его пустили?!

- А что мы должны были сделать? – дочь растерянно развела руками, - Конечно.

- И…что… - стоя вполоборота, Ирина Германовна обиженно улыбалась уголками губ, - Он был… с этой?..

- Он был один, - подойдя к матери, Элина приобняла ту за плечи, - мама, он, правда, был один. Ему срочно понадобился Игорь, и папа заехал за ним.

- Он так ему срочно понадобился, что Антон успел сыграть на гитаре?.. Эля… Не ври мне, пожалуйста. В конце концов, кто я такая, чтобы запрещать вам общаться с ними и даже ходить в гости…

- Мы не общаемся с н и м и… - Элина нарочно сделала ударение на последнем слове, - Мама… папа, действительно, приехал за Игорем. А Антошка сразу выбежал к нему с гитарой…

- Эля, мне абсолютно всё равно!.. – сделав упреждающий жест, Ирина Германовна решительно направилась в прихожую.

- Мама!.. – Элина кинулась следом, - Ты куда?!

- А мы чай сегодня будем пить?.. – выглянув из кухни, Игорь удивлённо уставился на жену и тёщу, - Вы куда собрались?

- Я – домой, - при виде зятя, Ирина Германовна приняла скорбный вид, - спасибо вам за ужин… завтра мне рано вставать.


…Элина ещё с минуту смотрела на захлопнувшуюся за матерью дверь. Она совершенно не ожидала, что всё закончится очередной ссорой – на этот раз с матерью. В последнее время она стала ощущать острую нехватку общения с отцом, и была очень рада его неожиданному визиту неделю назад. В глубине души она его простила, и ловила себя на мысли, что даже не против встретиться с ним у себя дома – не наспех, как в прошлый раз, а вдоволь наговориться по душам…

Теперь же, увидев, как болезненно реагирует мать на их встречу, Элина совершенно не знала, как вести себя с отцом. Общаться с ним в тайне от матери? Но они взрослые люди… Скрыть встречу один раз – одно дело… но скрываться постоянно не для неё… Ведь, несмотря ни на что, они оба – её родители, любимые и дорогие.


- Что случилось-то? – увидев, как она прячет глаза и подозрительно шмыгает носом, Игорь нахмурился, - Чего тёща убежала?

- Антошка проговорился, что папа приходил…

- Ну, и что?

- Она обиделась.

- А что нужно было сделать? Не открывать ему дверь?

- Я не знаю… - смахнув со щеки слезинку, Элина вернулась в кухню, - Я вообще теперь не знаю, как мне быть. Мне и маму жалко… И папу я люблю…

- Маму твою никто не обижал. Не заморачивайся.

- Игорь… Ей всё ещё очень тяжело, понимаешь?! Я не знаю, что мне делать.

- Хорошо… - заложив руки в карманы брюк, муж остановился напротив, - А что делать мне? Тесть с тёщей разбежались, это – их проблема… Я не против, пусть Ирина Германовна приходит к нам, хоть каждый день… Но, если она каждый раз будет доводить тебя до слёз…

- Она не доводила…

- А кто доводил?.. Я?!

- А что, не доводишь?! – Элина совсем не хотела ссориться с мужем, но упрёк вырвался сам собой.

- Я не понял… - Игорь упёрся руками в бока, - Я что-то сделал не так?..

- Всё нормально… - она быстрым шагом прошла мимо него и, войдя в спальню, буквально накинулась на сына, который лежал на их кровати и смотрел телевизор, - Антон!.. Слезь сейчас же в покрывала!..

- Мам… - ребёнок удивлённо повернул к ней голову, - Ты чего?..

- Что за дурацкая привычка – валяться на покрывале?!

- Так мы всегда валяемся, - Антон нехотя подчинился матери, - ты же всегда разрешала.

- Вот именно, вы валяетесь! А стирать – кому?!


…Она не узнавала сама себя. Казалось, что копившийся годами заряд, наконец, разорвался, разлетаясь на тысячи мелких осколков, превратившихся в слова обид и упрёков. Такое было с ней впервые…

Схватив край покрывала, Элина резким движением сорвала его с кровати и, бросив на пол, ногами нервно сбила в кучу.


- Чтобы я тебя больше на этой кровати не видела! – она рукой показала сыну на свою кровать, - И вообще – чтобы никого здесь я не видела! Есть диваны, есть кресла, вот там и сидите!

- Ну, ладно… - не ожидавший такой реакции от матери, Антон испуганно смотрел на неё.

- И гитару… - не обращая на него внимания, Элина не могла остановиться, - Гитару убирайте на место! Почему я каждый раз должна о неё спотыкаться?! А руки?.. ты руки мыл после собак?!

- Я давно их помыл… - опустив голову, мальчик направился к двери, - Ещё до ужина…


Потянувшись за гитарой, Элина уже взялась за гриф, но неожиданно чуть не отлетела куда-то назад – стремительно войдя в спальню, Игорь схватил её за руку и с силой рванул на себя.


- Ты чего?! – испугавшись, она оглянулась на мужа.

- Ничего, - процедил он сквозь зубы, - обороты сбавь.


Судя по его виду, разозлился он не шуточно, и Элина, враз обмякнув, тут же почувствовала, как внутри прокатилась холодная волна… Высвободив руку, она невольно потёрла место, которое только что сжимали пальцы мужа. Он, устраивающий скандалы и истерики на пустом месте, совершенно не терпел ни её слёз, ни её гнева, ни её обид. На любые негативные эмоции Элины в их семье было негласное табу, и, зная это, теперь она могла предполагать, что размолвка затянется не на один день.

Она ужасно жалела, что не сдержалась и накричала на сына и хотела уже пойти к нему, но Игорь перегородил ей дорогу.


- В общем так, - он говорил негромко, но отчётливо произнося каждое слово, - ещё одна подобная выходка… и твоей мамы здесь больше никогда не будет. Понятно?

- При чём тут мама? – она говорила, не глядя на него, - Игорь…

- При чём тут мама?.. – прищурившись, переспросил он, - А при том, что она своими закидонами дёргает тебя… А ты потом дёргаешь ребёнка…

- Она ни при чём…

- Я всё сказал, - он уже собрался отойти, но, как будто вспомнив что-то, снова пристально посмотрел на жену, - и ещё. Наорёшь ещё раз на Антона, пеняй на себя.


…Когда Элина вышла, наконец, из спальни, она едва успела добраться до ванной и закрыться там – слёзы, нахлынувшие от обиды, всё ещё стояли в глазах, сдерживаемые усилием воли... Но теперь, когда дверь за ней закрылась, они буквально рухнули горячим потоком на лицо… Был ужасно обидно и от упрёков матери… и от несправедливых слов мужа… и от собственного срыва на ни в чём не повинного Антошку…

Беззвучно рыдая под шум льющейся воды, она ощущала какое-то щемящее сиротство и беззащитность…

Наконец, успокоившись и умывшись, она тихонько открыла дверь и проскользнула в комнату сына. Свернувшись калачиком, тот лежал в своей постели и казался спящим.


- Сыночек… - обняв ребёнка, Элина снова почувствовала, как глаза наполняются горячей влагой, - Прости меня… Ладно?.. Я зря на тебя накричала… Прости?..

- Мама… Мамочка… - он как будто ждал, и тут же обернувшись к матери, обхватил её руками за шею, - Не плачь… Я совсем не обижаюсь!..


Возвращаясь от Антона, она с удивлением увидела, как Игорь устраивается спать на угловом диване в гостиной.


- Ты чего тут лёг? – она заранее знала, что в ответ он лишь нагрубит, но всё равно спросила.

- Твоё какое дело? – резко повернувшись к стенке, он натянул одеяло почти на голову.

- Ладно, Игорь… - больше из желания смягчить обстановку, чем из чувства вины перед ним, Элина присела на край дивана, - Не сердись… Я, действительно, сорвалась. Просто нервы не выдержали.

- А ты больше маму слушай, - он говорил глухо, куда-то в подушку, - ещё не так сорвёшься.

- Идём спать… - она положила руку ему на плечо, - Ну, идём…

- Я и так уже сплю. Отстань.

- Идём… Ляжешь нормально…

- Я и так лежу нормально. На своей кровати спи сама. Ноги моей теперь там не будет.


***


На работу Ирина Германовна пришла за час до начала рабочего дня. Поликлиника была уже открыта, но почти никого из персонала ещё не было, и она спокойно прошла в свой кабинет. Она любила приходит вот так – заранее… Ей нравилось посидеть в абсолютной тишине, без докучливых звонков и надоедливых посетителей, без вызовов к главврачу и приёма «своих» больных…

Со дня, когда Сергей Николаевич ушёл из семьи, прошли уже три месяца, но боль никак не утихала. Прийти в себя не помог даже отпуск. После десятидневного отдыха на море она ещё целый месяц провела в Москве, в семье своего старшего сына Виктора, и, вернувшись, надеялась сразу включиться в работу. Это ей удалось, но вот душевные муки не оставляли её ни на минуту.


- Ирочка, доброе утро! – Мария, коллега и подруга, как всегда, заглянула в кабинет, - Боже!.. Ты почему такая бледная?!


Скрывать что-либо от любопытной Марии было совершенно бесполезно, и Ирина Германовна, отчаянно махнув рукой, рассказала той обо всём – и о женитьбе Сергея, и о вчерашнем вечере у Элины, и о бессонной ночи…


- Ну, что ты, Ира… - выслушав подругу, Мария укоризненно покачала головой, - Разве можно так себя истязать?!

- Не получается, Машенька… - Ирина печально вздохнула, - Я сама думала, ну, что может быть страшнее… Что ж, ушёл… Теперь нужно жить по-новому…

- Ну, правильно! – подруга с готовностью кивнула, - Именно – по-новому!

- А не получается. Оказывается, у брошенной жены горе – поэтапное… Сначала – известие о том, что разлюбил… Потом – сам уход… Потом – развод… Потом – его женитьба… Расслабляться не даёт, понимаешь?! – Ирина попыталась изобразить подобие смеха, но вместо этого едва не расплакалась.

- Это ты такая! Надо наплевать на все эти этапы, и учиться жить по-новому! – Мария бодро стукнула по столу ладонью, - Тем более, что ты не одна. У тебя дочь рядом, внук!

- Ой, Маша… - Ирина Германовна с отчаянием махнула рукой, - Это ещё одна боль!.. И даже не знаю, какая из них больнее!

- Что-то случилось? – Мария изобразила сочувствие на своём лице.

- Случилось, и уже давно… Знаешь, есть такая поговорка – лучше с умным потерять, чем с дураком найти… Это – про мою Элину.

- Что, зять что-то учудил?

- Не учудил… Да только мне не легче. Живёт моя дочь, как рабыня… Прыгает вокруг него… прыгает… А живут!.. – Ирина снова махнула рукой, - Маша… всё, что у них есть, всё куплено на наши с Сергеем деньги!.. И квартира, и то, что в квартире… Только раньше Серёжа деньги давал, а теперь… Я со своей зарплаты много ли ей помогу?!

- Так они же оба работают… - поправив под собой белый шёлковый халат, Мария поудобнее устроилась на стуле.

- Ой, у меня на него надежды – никакой! Сколько живут, от него помощи – как от козла молока… То в армии служил, то учился, то без работы сидел, то пил… Маша, эта эпопея бесконечна! И сейчас я на него не очень-то надеюсь!

- Да… - Мария задумчиво покачала головой, - Угораздило же Элинку… Такая девочка была, неужели не могла себе получше парня найти?!

- Да куда уж лучше, - Ирина едко усмехнулась, - самого лучшего и отхватила! Только в нём и достоинств – морда красивая, да рост под два метра… Вот и все достоинства. Влюбилась, как дурочка… И живёт теперь, как дурочка… В рот ему заглядывает… Знаешь, иногда я думаю, а жаль, что он негуляший… Лучше бы загулял, да бросил её, вот честное слово!

- И то правда, - Мария охотно закивала, - поплакала бы, да успокоилась, нашла бы хорошего человека!

- Так ведь не гуляет… - Ирина Германовна с сожалением развела руками.

- Потому, что знает, что такой жены ему не найти! – подхватила Мария.

- Дуры такой ему не найти, вот это – точно!


***


…Затянувшаяся осень окончательно выстудила город – не укрытый обычным в это время снежным покровом, он, казалось, был насквозь пронизан студёной влагой, вызывающей мелкую дрожь по утрам и лихорадочный озноб по вечерам. Непривычные для конца ноября ледяные дожди то и дело загоняли бегущих от холода прохожих в двери магазинов, а стойко поджидающие на остановках автобусы и маршрутные такси потенциальные пассажиры с завистью провожали взглядами проезжающих мимо в салонах легковых автомобилей горожан.


Со времени их последней серьёзной ссоры с Игорем прошло уже несколько недель, но, несмотря на примирение, Элина в глубине души чувствовала уже позабытые ощущения тревоги и чего-то неизбежного. Мать и муж затаили друг на друга непонятную для неё обиду, и она мучилась от того, что самые любимые люди заставляют её душу делиться надвое. Теперь общаться с матерью Элина предпочитала тогда, когда поблизости не было Игоря, всё реже и реже приезжая к ней в гости. Если с самой Ириной Германовной она и раньше мало разговаривала о муже, то теперь вообще не упоминала о нём в разговорах. Это было странно, ведь Ирина и Игорь не ссорились, но в глубине души Элина чувствовала, что чёрная кошка, пробежавшая между ними, на самом деле даже не кошка, а целая пантера.


Игорь каждый день привозил её на работу на машине, а вечером забирал домой, если она не задерживалась дольше обычного – в этом случае, ей приходилось вызывать такси.


- Элина, ты сегодня домой – как? – Дарья Андреевна почти сразу начала называть её на ты, чего нельзя было сказать о самой Элине.

- На такси, - начинались активные подготовки к новогодним праздникам, и Элина частенько оставалась на работе допоздна.

- А почему твой муж не приезжает за тобой? – в голосе Дарьи послышалось участие – Элина так и не разобрала, искреннее или нет.

- Он уже дома, - без особого желания ответила Элина, - я не люблю его беспокоить.

- Мужа?! – откровенно изумилась Гринчук, - Беспокоить?!

- Да, а что?

- Да так… Странно как-то… Мой бы сам примчался, и спрашивать бы не пришлось…

- Так почему тогда не примчится? – улыбнулась в ответ Элина.

- Он же в Никольске пока живёт… Это я сюда перебралась, а он там остался…

- Почему?

- У него там очень хорошая работа. Здесь такой точно не найти…

- Зачем же вы сюда решили переехать?

- А здесь мне предложили очень хорошую работу, - Дарья многозначительно обвела рукой кабинет, - грех было отказываться… Так и живём, на два дома.

- Понятно… - Элине оставалось допечатать одну страницу текста, и она снова уткнулась в монитор.

- Ну, раз ваш муж не приедет, то я составлю вам компанию на такси.

- Хорошо, - Элина пожала плечами, - поедем вместе.


Гринчук уже не в первый раз заводила разговор об Игоре, и Элина про себя усмехалась, догадываясь, какой интерес на самом деле у её начальницы к её мужу. Сама она его никогда и ни к кому не ревновала – во-первых, из-за особенностей своего совершенно не ревнивого характера, а, во-вторых, из-за отсутствия даже малейшего повода для ревности – при своей видной внешности, Игорь был вовсе не падким на посторонних женщин, и слыл однолюбом.


- Ты ещё долго? – его звонок раздался неожиданно, когда она уже собиралась заканчивать работу.

- Нет, сейчас закрываю компьютер, и всё…

- Такси не вызывай, я приеду.


Решив, что неловко будет оставлять начальницу после того, как они собирались вместе уехать на такси, Элина предупредила ту, что Игорь увезёт их обеих. Уже одетая, она дожидалась Дарью в коридоре, когда Игорь поднялся на их этаж.


- Ну, где ты?.. – увидев жену, он недовольно нахмурился, - Я уже минут десять, как подъехал.

- У меня телефон сел, а Дарья Андреевна никак компьютер не может выключить, - Элина кивнула на кабинет Гринчук.


Как будто услышав, та выглянула в коридор:


- Представляешь, вообще не реагирует! Ни на мышку, ни на клавиатуру… Завис, и всё!

- Может, посмотришь? – предчувствуя, что супруг вот-вот взорвётся, Элина всё же не могла оставить Дарью наедине с зависшим компьютером.

- Что там у вас?.. – нахмурившись, Игорь нехотя переступил порог кабинета.

- Вот… - Гринчук головой кивнула на монитор с застывшим на нём текстом, - Завис намертво…


Повозившись несколько минут в одежде, Игорь скинул куртку и прочно уселся за компьютерный стол. Решив, что стоять в одежде жарко, Элина вернулась к себе и тоже разделась. Не зная, чем себя занять в ожидании, пока муж разберётся с поломкой, она какое-то время раздумывала – остаться здесь или пойти в кабинет к начальнице, но та сама разрешила её сомнения.


- Слушай, - войдя в открывшуюся дверь, Дарья радостно смотрела на Элину, - какой у тебя муж молодец… И замки врезать умеет, и компьютеры чинит…

- Да он много чего умеет, - улыбнулась Элина, - и замки врезать, и компьютеры чинить, и бытовую технику ремонтировать, и автомобили…

- Серьёзно?! – светлые глаза немигающе уставились на Элину, - А кто он по профессии?

- О, у него много профессий… - та не оставляла загадочной улыбки, - и водитель, и автомеханик, и технолог мебельного производства, и программист…

- Ничего себе!- Дарья восхищённо покрутила головой, - Прямо уникум!

- Да, только ни одного высшего… Так получилось. А мастер он, и правда, очень хороший. Мы никогда ничего не сдавали в ремонт – Игорь чинит абсолютно всё сам.

- Хорошо иметь такого мужа…

- Хорошо… Правда, сначала нужно выслушать всё, что он думает о моих золотых ручках, - Элина весело рассмеялась, - но это недолго, всего минут сто двадцать… Но потом стиральная машина или утюг обязательно заработают!


Ждать, пока Игорь переустановит программу, пришлось довольно долго. Удовлетворяя любопытство своей начальницы, Элина ловила себя на мысли, что та буквально вытягивает из неё нужную информацию, задавая наводящие вопросы, но решила не заморачиваться, и довольно весело рассказывала и об Игоре, и о себе…


- Антош, ты как? – решив позвонить сыну, пока Дарья обдумывала очередной вопрос, Элина набрала номер Антона.

- Нормально, - ответил мальчик, - а вы скоро?

- Уже скоро. Ставь чайник, - отключившись, Элина всё ещё улыбалась.

- У вас такой большой сын? – Дарья снова сканировала её своим взглядом, - Умеет обращаться с газовой плитой?

- Конечно, большой. В январе будет тринадцать лет.

- Сколько?! – Гринчук казалась искренне изумлённой, - Тринадцать?! А сколько тогда тебе?!

- Почти тридцать один. Так вышло… - она снова улыбалась… Она почему-то сегодня весь вечер улыбалась…

- С ума сойти… Такой большой…

- А у вас есть дети?.. – Элина знала от других, что у Дарьи есть дочь, и она осталась с отцом, но из вежливости решила задать вопрос.

- Да, у меня дочка… Ей пять лет, она сейчас с мужем и его матерью.

- Наверное, скоро вы будете все вместе?..

- Пока не знаю… - Гринчук задумчиво смотрела себе под ноги, - Скорее всего, нет…


…Добравшись, наконец, домой, Элина сразу бросилась к плите и холодильнику. Накормив своих мужчин, помыла посуду и с огромным удовольствием набрала ванну. Погрузившись в ароматную пену, блаженно закрыла глаза…

Действительно… почему все знакомые считают, что ей не повезло с мужем?! Да, он бывает груб… легко вспыхивает из-за любой мелочи… долго отходит от «праведного гнева»… Но отходит ведь!.. А мастер он, и правда, отличный! За что не возьмётся – обязательно сделает на совесть, пусть и с ругательствами! Вот и отец его хвалит – исполняя обязанности программиста на его фирме, Игорь уже не раз принимал участие в ремонте медицинского оборудования – как говорят, «по интуиции», буквально чувствуя технику… хотя никто и никогда его этому не учил. Он вообще всё делает по интуиции…

А ещё… ещё он любит её, Элину. Любит, она это знает точно, иначе не смогла бы жить с ним ни одного дня…


- А чего это ты меня не зовёшь?.. – как будто услышав её мысли, муж появился в двери ванной.

- Я знала, что ты сам придёшь… - игриво закусив губу, она улыбалась ему, - Антошка спит?

- Спит… - моментально раздевшись, Игорь осторожно погрузился в горячую воду, - А я не сплю…

- Иди ко мне… - она уже чувствовала его губы и руки на своём теле…


***


- Завтра, надеюсь, ты домой вовремя? – уже засыпая в постели, вспомнил Игорь, - Кирилл придёт… мне тебя некогда будет ждать.

- Если у начальства ничего не сломается… - тихо рассмеялась Элина.

- Что-то у твоего начальства часто всё ломается, - проворчал супруг.

- Особенно, когда ты приезжаешь…

- Почему?.. – уже совсем сонно переспросил он.

- Не знаю… - Элина продолжала улыбаться, уткнувшись ему куда-то в шею, - Но, по-моему, она в тебя влюбилась…

- Кто?.. Эта тётенька?..

- Эта тётенька… эта тётенька младше меня…

- А… так она – малолетка?..

- Ну, в общем, да…

- Нет уж… - он ещё крепче прижал к себе жену, - Мне старушки больше нравятся… такие, вот как ты…


Глава 6.


Весь следующий день Элина была загружена работой, так, что даже не пошла на обед. Наскоро перекусив купленными в буфете бутербродами с кофе, она снова вернулась в свой кабинет. Вспомнив, что забыла скачать на компьютер фотографии народных коллективов, сделанные ею на днях, достала телефон и сбросила все новые кадры через блютуз: открыв их на мониторе, удивлённо округлила глаза…

Рядом с изображениями тётушек в узорных нарядах, взявшись неизвестно откуда, красовалось фото, которого она не делала, да и не смогла бы сделать самостоятельно. Подумав, что хорошо, что она сейчас одна в кабинете, Элина внимательно разглядывала растянувшуюся почти на весь монитор довольно пикантную картинку: уткнувшись в плечо мужу и обняв его одной рукой, она сладко спала на своей кровати… Сам Игорь тоже спал, лёжа на спине и повернув к ней голову. Скорее всего, «тайный» фотограф подловил момент утром, и утро это было воскресным, так как в спальне было уже довольно светло.

Вглядываясь в фотографию, Элина удивлённо отметила непривычную безмятежность на своём лице…

«Неужели я так сплю?..»


- Антошка!.. – с трудом оторвавшись от монитора, она набрала номер сына, - Ты уже дома?

- Да, - судя по голосу, тот что-то жевал, - только пришёл.

- Это – твоя работа? – сдерживая улыбку, она попыталась изобразить строгость.

- Где?

- У меня в телефоне.

- Не-е-ет… - Антон весело рассмеялся в трубку, - А что там у тебя в телефоне?

- А тут один поросёнок сфоткал нас с папой… И он у меня сегодня получит!

- Кто получит, папа?..

- Получит поросёнок! Так ему и передай!


Ещё раз взглянув на фото, Элина всё же рассмеялась. Кроме Антошки сделать этот «коварный» снимок было некому. Видимо, проснувшись раньше всех, тот заглянул к ним в спальню… Элина всегда клала свой телефон рядом – на тумбочку, вот этот поросёнок и решил похулиганить, сфотографировав спящих родителей.


…Она едва успела закрыть файл, когда дверь в кабинет неожиданно отворилась.


- Ты не очень занята? – Надежда, её ровесница и коллега, по совместительству ведущая всех концертов и представлений, заглянула в помещение. Судя по загадочному виду, дело, с которым она пришла, носило любопытный характер.

- Занята, но пока тайм-аут, - Элина кивнула на соседний стул, - заходи.


Надежда не была близкой подругой Элины, но отношения, которые сложились у молодых женщин за годы работы в одном коллективе, были больше, чем просто приятельскими. Надя всегда была в курсе всех событий их огромного храма культуры, а так же в курсе личной жизни множества его работников, и всегда с удовольствием делилась с Элиной всеми новостями. Никогда не интересовавшаяся никакими сплетнями, Элина выслушивала Надежду с лёгкой улыбкой, не очень доверяя тому, о чём та рассказывала со знанием дела, без лишних предисловий, перечисляя только факты, которые, по её мнению, могли заинтересовать собеседника.


- Слушай… - усевшись напротив, гостья положила локти на стол, - Тут твоим Мазаевым кое-кто очень сильно интересуется.

- И кто же? – уже догадываясь, кого имеет в виду Надя, Элина скрестила руки на груди.

- Догадайся с трёх раз.

- Сдаюсь без боя.

- Слушай, так неинтересно… - гостья изобразила весёлую обиду, - Ну, угадай…

- Дарья?.. – Элине было некогда поддерживать игру, и она решила назвать имя.

- Угу, - Надежда с готовностью кивнула, - всё утро, прикинь?!

- И что она у тебя выспрашивала?

- Начала издалека, - приятельница охотно продолжила рассказ, - мол, вчера комп завис, а у Элины муж программу переустановил… потом так невзначай – а кто он, а где работает, ой, какая Элечка счастливая, наверное…

- Ну, понятно, - Элина кивнула, - в общем, всё так и было. Пришлось часа два с половиной тут сидеть.

- А сегодня она под таким впечатлением… - Надежда завела голубые глаза куда-то под потолок, - И так зайдёт, и этак…

- Ну, что ж, хоть кто-то мне позавидует.

- Да говорю же… Тут не зависть… Вернее, не просто зависть, а зависть с интересом. Впрочем… - Надежда опустила подбородок и, выпятив нижнюю губу, поправила крупные бусы бирюзового цвета над открытым лифом такого же бирюзового стильного платья, - впрочем, тебе переживать не за что… Не с её внешностью мужиков уводить.

- Внешность, как внешность… - говоря эти слова, Элина покривила душой – природная некрасивость Дарьи, действительно, бросалась в глаза, и не заметить этот факт было невозможно.

- Да ладно тебе… - приглушив голос, Надя усмехнулась, - Ну, мы-то нормальные девочки… можем и пооткровенничать… Поставь тебя и её рядом – вопросы есть?..

- Мы сейчас с тобой разговариваем так, будто всерьёз воспринимаем ситуацию, - рассмеялась Элина, - а всего-то делов, что она спросила об Игоре.

- Да ну тебя… - Надежда весело махнула рукой, - С тобой даже не посплетничать!

- Надька, ну, ладно бы, Игорь тут работал… Он появляется раз в год, и то по случаю. Если забирает меня, то ждёт на стоянке. О чём тут говорить? И, вообще… - она шутливо хлопнула ладонью о стол, - Хватит сплетничать про моего мужа!

- Ну, смотри… - Надежда кокетливо повела бровью, - Я тебе всю информацию скинула! А ты уже решай, следить за своим Мазаевым, или нет!

- Прямо сегодня и начну.


Проводив Надежду, Элина ещё долго улыбалась про себя. Ей даже понравилась такая ситуация – впервые за всё время своего замужества она видела себя в выигрышной позиции – кто-то, пусть и её начальница, пусть, и не зная всей подноготной, но позавидовал её семейному счастью.

В конце концов, решив, что тема для размышлений исчерпана, она снова углубилась в сценарии новогодних мероприятий. Внезапно показавшееся в конце рабочего дня в дверях лицо всё той же Надежды, снова отвлекло её от работы.


- Ну, что я говорила? – заговорщицким тоном произнесла гостья, - Я, как всегда, была права!

- Что опять случилось? – Элина нехотя оторвалась от монитора.

- Дарья продолжает сбор инфы о твоём Игорьке!

- Пусть приходит ко мне, я выложу ей всё, и даже без пыток.

- Галка Селезнёва сказала, что она и у неё выпытывала… Но не напрямую, а так, исподтишка… Начала с новогоднего корпоратива, мол, нужно уже сейчас думать, готовиться, потом, мол, совсем некогда будет… Что надо заранее число гостей обозначить, мол, кто один придёт, кто с супругом…

- Где корпоратив, и где мой Игорь, - усмехнувшись, Элина поднялась и, подойдя к столу в углу кабинета, нажала на клавишу электрического чайника, - надеюсь, Галка сказала ей, что он по корпорам и раньше не ходил, а уж теперь и подавно.

- Так во-о-о-т! – Надя охотно кивнула, - Она начала выспрашивать, кто обычно остаётся на пьянку… Ну, и про тебя как бы между прочим… А Галка ей и говорит – Элина Сергеевна почти никогда не участвует… А Дарья – ах, да как же так, мы же один коллектив… всё такое… Ну, Галка и выдала всё, как есть… Ты же её знаешь, она окольными путями ходить не привыкла, режет правду-матку в лоб.

- И что же она врезала?.. – чуть улыбаясь уголками губ, Элина вопросительно уставилась на Надежду.

- То и врезала… Мол, супруг у Элины Сергеевны очень ревнивый, и не пускает… раньше злоупотреблял, и она сама не ходила… А теперь, говорит, он совсем не пьёт, и она тем более не остаётся, да и сама не употребляет… - последние слова Надежда произнесла в шутливом тоне, произнося слова по слогам.

- Ну, понятно…

- Ой, Эля, только ты меня не выдавай, ладно? – Надя тревожно заглянула Элине в глаза, - И на Галку не обижайся, тем более, что она ничего плохого не сказала!

- Да я не обижаюсь. Просто самой удивительно, как моя скромная до сих пор персона стала кому-то интересной.

- Ой, вот только без скромностей! – вытянув вперёд ладонь, Надежда уставилась на свою собеседницу, - Ты у нас персона ещё какая интересная! Забыла, как на прошлом фестивале народного творчества твои дедульки вокруг тебя отплясывали?! А Бандурин из министерства культуры?.. А этот, звездун-то новый… Покрышкин?.. Всё после концерта меня о тебе спрашивал, наверное, увезти с собой хотел!

- Если только до своего номера, - Элина весело рассмеялась, - нет уж, не надо мне твоих «звездунов», я своих дедулечек с балалайками и свистульками люблю, и верность им храню!.. И даже на самого министра не променяю!

- Ну, и зря! Связи в минкульте никогда не помешают, вот как Дарье нашей… Ты же в курсе, как она к нам попала?

- Абсолютно нет, - пожав плечами, Элина бросила взгляд на часы – до конца рабочего дня оставалось не так много времени, а она ещё не дописала сценарий предстоящего фестиваля фольклорных коллективов.

- Так она – родная племянница нашего мэра, ты что, не знала?

- Нет…

- Да! И муж у неё там, в Никольске, директор какого-то крутого местного предприятия…

- Ничего себе… - Элина недоверчиво покрутила головой, - Чего ж она так за собой не следит?..

- Следит, и ещё как… Видала, как одевается?..

- Видала. Как серая мышка.

- Эля, сколько раз тебя учить… Смотри на уши и на пальцы! Серьги видела? А кольцо?.. А платья?.. Это же писк!.. это же стиль такой, понимаешь?.. Он серый, невзрачный, но…

- Но очень стильный, - снова рассмеялась Элина, - где нам понять, дурам провинциальным?.. Нам бы, что покрасивше да поярче, да чтоб ромашки по всей хвигуре!.. Да губки накрасить, да реснички подвести…

- Вот поэтому на нас мужики-то и смотрят! – подхватила Надежда, - И выглядим на все свои двадцать один! А не как некоторые…

- Ну, да… - Элина задумчиво посмотрела на гостью, - Если честно, то Дарье даже кольцо с брюликами не поможет, и даже самое стильное платье… Младше меня, а на вид – натурально сорок лет! Только что без морщин…

- Вот такую я тебя люблю! – Надя радостно развела руками, - Элина Сергеевна, вот такая ты – просто прелесть! И посмеялись, и посплетничали, и всё у нас, как у порядочных девочек, скажи?!


***


Когда Элина доработала, наконец, свой злополучный сценарий, часы показывали без четверти семнадцать. Она с облегчением вздохнула: задерживаться сегодня не придётся, и через двадцать минут она сядет в салон автомобиля, и супруг увезёт её домой.

Перед тем, как закрыть компьютер, она снова открыла утреннее фото. Довольно откровенное для того, чтобы показывать его посторонним, оно подлежало немедленному удалению ещё с первой минуты, как было обнаружено среди других снимков, но Элина почему-то никак не решалась это сделать. Вот и сейчас… щёлкнув правой мышкой, она какое-то время смотрела на кнопку «удалить», но потом снова передумала.


- Элиночка… - Дарья Сергеевна, собственной персоной, стояла в дверях её кабинета, - Ради Бога, пойдём со мной хоть ты!

- Куда?.. – удивлённо уставившись на начальницу, Элина машинально схватилась рукой за мышку, чтобы закрыть файл.

- В малый зал… Сегодня повесили новую генеральную кулису, я всех зову оценить, а все заняты… Идём, ну, пожалуйста!

- За мной сейчас муж приедет… - стрелки на настенных часах неумолимо оставляли ей лишь пять минут, и Элина виновато развела руками.

- Буквально три минутки! А муж подождёт, куда он денется!


Нехотя поднявшись, Элина быстрым шагом вышла из кабинета вслед за Дарьей.


«И что такого стильного в этом платье?.. - краем глаза наблюдая, как землисто-серого цвета ткань на ходу не совсем выгодно принимает формы тела начальницы, Элина усмехнулась про себя, - А, может, мама права, и я совершенно отстала от моды?..»


Она и, действительно, отстала от моды… Вот и мама сетует, что она, Элина, совершенно не следит за последними новинками. Ну, конечно, ведь мама – такая модница, и всегда была ею, не в пример своей дочери, которая, по большому счёту, равнодушна к нарядам. Ей бы что попроще… не в смысле – примитивнее, а именно проще в плане фасона: приталенное и расклешённое… Вот такое она просто обожает, и смотрится в таких платьицах, как кукла, в самом хорошем смысле! Да… ей бы что попроще… А ещё – подешевле… Все самые дорогие вещи в её гардеробе куплены матерью, но им уже по нескольку лет… С возрастом Элина перестала принимать от матери дорогие подарки – ей было неловко оттого, что она, уже вполне взрослая женщина, не может позволить себе дорогое вечернее платье или новую шубку… Игорь, действительно, всегда немного зарабатывал, и мама в этом плане опять же права: армия, учёба, годы алкогольной зависимости… Всё это не лучшим образом сказывалось на их семейном бюджете, и, если бы не родители…

А теперь, после ухода отца и вовсе нечего ждать помощи. Да и хватит, в конце концов, её ждать! Они – взрослые люди, сами родители уже большого ребёнка…

Игорь… с его стороны ждать нечего: его мать скончалась три года назад, оставив сыну небольшую квартиру, в которой теперь жил его отчим. Но с отчимом муж почти не общался, а его старшая сестра осталась в прежнем городе, откуда они с матерью приехали сюда пятнадцать лет назад. С сестрой он тоже не поддерживал отношений, и единственными близкими людьми для него были лишь жена и сын.

…Когда, год назад, отец взял Игоря к себе на работу, Элина, наконец, вздохнула свободно… И, если первые несколько месяцев ушли на латание старых дыр, то теперь можно было подумать о чём-то серьёзном. Например, о ремонте в квартире. Или – новом пуховичке. Хоть она и не модница, но четвёртый сезон в одном и том же пуховике – это уже дурной тон. Тем более, что он уже не такой тёплый, как раньше. Конечно, родители могли, и были не против помочь, но после новой квартиры, купленной с помощью отца, Элина больше не принимала от них никаких подарков. Совесть нужно иметь, тем более, что Антон и так на полном бабушкином довольствии… Нет, пора самим заботиться о себе.


- Да, Игорёш… - услышав сигнал мобильного телефона, Элина на ходу нажала на клавишу ответа.

- Я уже на стоянке.

- Так быстро?..

- Да, я тут в поликлинику документы отвозил, раньше освободился. Ты идёшь?

- Да… - она ещё прибавила шаг, - Сейчас, я в другом крыле… Минут пять подождёшь?

- Давай, только в темпе…


…Положив телефон в карман, Элина нервно наблюдала, как, окликнув концертмейстера, довольно болтливую сорокалетнюю даму, Дарья завела с той совершенно неуместный сейчас разговор. Пройдя мимо них в малый зал, Элина ещё минут десять нетерпеливо ожидала свою начальницу, пока снова не услышала телефонный звонок.


- Слушай, неужели так долго одеться и выйти?! – судя по тону, муж был уже порядочно взведён.

- Я ещё не оделась.

- Ах, ты ещё не оделась?! Я же просил тебя, сегодня без задержек!

- Меня задержали… - она уже без облегчения увидела в дверях Гринчук, - Тут новую генеральную кулису повесили…

- И – что?! Мне какое дело до твоей новой кулисы?!

- Ну, меня попросили посмотреть…

- В общем, так, - Игорь чеканил слова, - две минуты тебе на сборы. Я больше ждать не буду, ко мне сейчас Кирилл придёт.

- Хорошо… - побоявшись, что его крик в трубке услышит и Дарья, Элина поспешно отключилась.


- А вот и я! – не в пример ей, Дарья Андреевна была в прекрасном расположении духа, - Представляешь, никто не хочет петь в хоре! Кстати… а ты почему не участвуешь?

- Я не поющая. Дарья Андреевна, я посмотрела, мне очень понравились кулисы… Я пойду, хорошо? – Элина виновато улыбнулась.

- Что значит – не поющая? Элечка, мы все – работники культуры, и должны в обязательном порядке участвовать во всех проектах, в самых первых рядах!

- Но я, и, правда, не пою.

- Не верю… - Дарья слегка прищурилась, - Мне кажется, у тебя должно быть очень миленькое сопрано.

- Может быть… Я подумаю… Просто сейчас мне нужно бежать…

- Элина, у нас с тобой ненормированный рабочий день… - Элина так и не поняла, шутит Дарья или нет – та произнесла эти слова каким-то странным тоном, будто ставя перед вновь открывшимся фактом, - И поэтому мы вынуждены часто задерживаться.

- Я задерживаюсь, - Элина уже повернулась, чтобы идти, но Дарья схватила её за руку, - Дарья Андреевна, что?..

- Я, всё-таки, очень хочу, чтобы ты пришла к нам в хор. Я – сторонник того, что все наши сотрудники должны и петь, и танцевать, и играть на музыкальных инструментах.

- Я подумаю…


…Когда она, наконец-то, добралась до своего крыла и буквально влетела в кабинет, часы показывали уже двадцать минут шестого. Предчувствуя, в каком состоянии находится муж, Элина едва не запуталась в рукавах пальто и, наскоро застегнувшись, схватилась за дверную ручку.


- Ну, ты что, вообще охренела?! – чуть не сбив её с ног, Игорь ворвался в кабинет, - Ты что, из меня дурака делаешь?!

- Всё, я уже оделась… - стараясь говорить как можно тише, Элина быстро шагнула в коридор, - Всё, идём…

- Что тут можно было делать целых полчаса?! – взведённый, он совершенно не стеснялся своего повышенного тона, - Ты что, полчаса одно пальто надевала?!

- Я же тебе сказала, что была в другом крыле… - она старалась как можно быстрее повернуть ключ в замке, - Меня Дарья Андреевна попросила…

- Да мне пофигу и твоя Дарья Андреевна, и ты вместе с ней, понятно?! – не дожидаясь её, Игорь размашисто двинулся к выходу, - Ведь просил же, как человека!.. Соберись вовремя!.. Так нет же, она всё равно, как корова, вразвалку…


Понимая, что спорить и что-то говорить в своё оправдание бесполезно, Элина торопливо засеменила вслед за мужем. Такие сцены были для неё не в диковинку, но привыкнуть к ним за столько лет она так и не смогла… Ей столько раз в своей жизни приходилось краснеть за его поведение, и хорошо, что сейчас не было свидетелей: небольшой коридор, в котором находился её кабинет, в это время пустовал – все действующие сейчас студии были расположены в другом крыле здания.


- Ты домой?.. – дверь начальницы отворилась именно в тот момент, когда Элина поравнялась с её кабинетом.

- Да, домой, - торопливо ответила Элина, стараясь побыстрее прошмыгнуть на выход, - до свиданья!

- Подожди меня! – повернув ключ в замке, Дарья бросила его в карман и устремилась вслед за Элиной, - Я тоже ухожу…


Догадавшись, что начальница слышала всё, что говорил ей Игорь, из-за двери своего кабинета, Элина испытала очередной шок: во-первых, от того, что та стала свидетельницей их скандала, а, во-вторых, от того, что муж нелицеприятно отозвался о Дарье, пусть и просто к слову.

Молча спустившись по лестнице, Элина сдала ключ от кабинета вахтёру и, из вежливости дождавшись Гринчук, молча вышла вместе с ней на крыльцо. Поискав глазами на освещённой стоянке автомобиль мужа, нехотя достала телефон.


- Игорь, ты где?..

- В Караганде.

- Ты что, уже уехал?..

- Пошла ты…


Всю дорогу в такси, пока они ехали до дома Дарьи, та весело щебетала о чём-то, но у Элины не было ни сил, ни настроения отвечать, и, дождавшись, пока за начальницей захлопнется дверь, она с облегчением назвала водителю свой адрес – их с Игорем дом был на той же улице, но через три квартала.


…Кириллу в этот раз она обрадовалась как никогда: Игорь не разговаривал с ней весь вечер, а на все вопросы отвечал коротко, изображая праведный гнев, но присутствие друга отвлекало его от мрачного настроения. Как обычно, уйдя в ванную и открыв кран, Элина наревелась вволю.

Ужин прошёл в абсолютном молчании.


- Мам, вы что, поссорились? – обняв её за плечи, Антошка наблюдал, как она моет посуду.

- Нет, - вымученно улыбнулась Элина, - всё нормально. Не переживай.

- Я не могу не переживать, - совсем серьёзно ответил мальчик, - вы же мои родители.


***


За все их годы жизни с Игорем Элина наизусть выучила сценарии ссор и скандалов, поэтому заранее знала, что произойдёт на следующий день.


- Привет… - войдя утром в кухню, муж бросил на неё чуть виноватый взгляд и потянулся за сигаретой.

- Привет, - не оборачиваясь от плиты, она сдержанно кивнула ему в ответ.


Покурив в открытую фрамугу, Игорь подошёл к жене.


- Чайник горячий? – он спрашивал это из желания завести хоть какой-нибудь разговор, зная наверняка, что чайник только что вскипел.

- Горячий, - ответив всё так же сдержанно, Элина налила в чашку кофе и поставила на стол, - пей, сейчас бутерброд сделаю.


…Не успев повернуться, она почувствовала, как оказалась заключённой в его объятия. Наклонившись, он целовал её то в висок, то в шею, то в плечо… потом, повернул к себе… прикоснулся к губам… гладя её пушистые волосы, прижал к себе…


- Ну, не обижайся…

- И как мне сегодня идти на работу? – она подняла на него полные слёз глаза, - Она же вчера всё слышала, как ты её нафик послал…

- Ничего она не слышала.

- А я?.. Ну, вот, за что ты на меня вчера наорал?!

- А чего ты так долго возилась?.. – он продолжал гладить её по голове, как маленького ребёнка, - Знаешь ведь, что меня Кирюха ждал…

- Бросил меня… уехал… знаешь, как мне обидно?.. – уткнувшись ему в грудь, Элина шмыгала носом.

- А мне не обидно?..


…Вопреки её опасениям, день на работе прошёл вполне мирно. Дарья, казалось, действительно, не слышала слов Игоря, и Элина окончательно успокоилась. Вечером, приехав с ним домой, она ушла готовить ужин, а муж и сын отправились на пустырь кормить собак.


- Мама?! – открыв дверь на неожиданный звонок, Элина радостно отступила в прихожую, - Ты откуда?!

- Я без звонка, уж простите… - переступив порог, Ирина Германовна поставила на пол большой пакет и, сняв короткую шубку из голубой норки, прошла в квартиру дочери.

- Мамуль, проходи, я сейчас, - метнувшись в кухню, Элина тут же вернулась в гостиную, - ужин готовлю, так что ты как раз вовремя!

- А где Игорь с Антоном? – заглянув в комнату внука, Ирина удивлённо посмотрела на дочь.

- Они пошли Кузю с Шариком кормить, - улыбаясь, Элина присела напротив матери, - мамуля, я так рада, что ты пришла!

- Я знала, что ты будешь отказываться, поэтому всё сделала сама, - решительно раскрыв пакет, Ирина Германовна достала из него что-то пушистое, мягкое, кремового цвета, - вот! Меряй, и не вздумай отказаться!

- Что это?.. – дочь удивлённо смотрела, как, разворачиваясь в материнских руках, изделие превращается в изящную мутоновую шубку.

- Это – шуба, - встряхнув изделие, Ирина Германовна держала его на весу, - надевай!..


Отнекивалась Элина недолго, лишь до тех пор, пока не увидела в зеркале своё отражение.


- С размером угадала! – мать довольно смотрела на дочь, - Не зря купила!

- Мам… у меня сейчас нет денег, - Элина со вздохом сняла обновку, - нравится безумно… Но… мы Антошке планшет купили и новую гитару Игорю…

- А я с тебя их не требую прямо сейчас! Потихоньку отдашь, – Ирина Германовна открыла шкаф и, найдя свободные плечики, повесила на них шубу, - это мне Маша подсказала, чтобы я купила и принесла тебе. Ты не решишься сама, а твой Игорь и вовсе не догадается, что жене нужна новая шуба, гитара ведь важнее!

- В общем-то, я бы и в старой ещё зиму отходила, - не решившись возразить, Элина смущённо пожала плечами.

- Это которую зиму по счёту?

- Седьмую… - рассмеялась дочь, - Спасибо, мамочка!

- Чек в кармане, там срок возврата указан, если что, но, я надеюсь, что он тебе не понадобится.


Элина не знала – радоваться или нет обновке. С одной стороны, денег мать не потребует, и будет ждать столько, сколько нужно… Но, с другой стороны, эта покупка сделана на её сбережения… А они у неё не так уж и велики… И, вообще, мама осталась одна, а она, Элина, живёт с мужем, который, действительно, должен проявлять о ней заботу.

…Забота… Она подумала, что по отношению к её мужу это слово как-то не работает…


- А у нас новости… - ввалившись вместе с отцом в квартиру, Антон смотрел на Элину с какой-то хитринкой в глазах.

- Что за новости?.. – она удивлённо переводила глаза с сына на мужа, - Ну, говорите уже!

- Тут не говорить, тут показывать надо… - философски произнёс мальчик и, засунув руку за пазуху, совершенно неожиданно вытащил оттуда крошечного котёнка. Видимо, пригревшись, тот спал, и теперь сонно приоткрыл один глаз.

- Господи… - Элина жалостливо наморщила лоб, - Какой худой… а грязный!.. Где вы его взяли?!

- На пустыре, - Игорь пальцем провёл у котёнка между ушей, - сидел и дрожал… Видимо, кто-то выкинул.

- Так, давайте его в кухню, - Элина ещё раз посмотрела на маленький грязный комочек, - сначала накормим, а потом уже посмотрим, что это за зверь.

- Вообще-то их было двое… - Антошка как-то странно замялся, поглядывая на отца, - Они дрожали и плакали…

- Двое котят?! – переспросила Элина, - А второй?.. Вы что, его там оставили?..

- Вообще-то, нет… - виновато улыбаясь, Игорь тоже сунул руку за пазуху – оказавшись снаружи, точно такой же полосатый малыш зажмурился при ярком свете и тоненько запищал.

- Кто у вас тут пищит?! – Ирина Германовна тревожно выглянула из гостиной, - Господи… Этого только не хватало!..

- Ба, во-первый, здравствуй! – весело поздоровался с бабушкой внук.

- Здравствуй, Атоша… - кивнув ребёнку, женщина нехотя подняла взгляд на зятя, - добрый вечер, Игорь.

- Здрасьте, - буркнув в ответ на её сухое приветствие, тот снова поднёс к лицу котёнка и кивнул в сторону Элины, - знакомься, это – ваша новая мама…

- А это… - Антошка глазами озорно показал на Ирину Германовну, - это – ваша новая бабушка!


Глава 7.


Поздний декабрьский вечер можно было по праву назвать не синим, а синим в белый горошек: падающие с неба снежные хлопья были не просто крупными, они были поистине гигантскими, и заполняли собой всё пространство. Да что там пространство… Элине казалось, что они заполнили собой весь космос, вплоть до соседних галактик.

Оседая пушистым ворсом на пешеходных дорожках, они тут же приминались подошвами спешащих в этот поздний час в свои уютные квартиры прохожих, а на проезжей части превращались в Бог знает какой по счёту слой ослепительно белого дорожного покрытия.


Прошлый визит матери, нанесённый по случаю покупки новой шубки для дочери, закончился громкой ссорой Ирины Германовны с зятем, так, что Элина была почти уверена, что визит этот был, действительно, последним.

Увидев принесённых с улицы котят, Ирина не смогла удержаться от замечания, граничащего с громким возмущением. Она совершенно справедливо, с её точки зрения, выговорила зятю, что, вместо того, чтобы таскать сына по пустырям, тот мог водить Антона в бассейн или в какую-нибудь спортивную секцию.

«Кто ему не даёт, пусть ходит, - огрызнулся Игорь, - у Эльки вон, сколько всяких студий в ДК, предлагали и не раз. Но, если он не хочет, я его что, пинками должен туда загонять?»

«Не хочу я ни в какие студии, - оторвавшись от котят, Антон оглянулся на бабушку, - меня папа дома учит на гитаре играть. Только не говори снова, что я – бурьян».

«И что вы теперь будете делать с этими котами?! - глядя на два серых дрожащих от страха пушистых комочка, Ирина поджала губы, - Наверняка они больные…»

«Ба, там же мороз! – Антошка смотрел на неё с возмущением, - Их же выкинули!.. Понимаешь?! Их предали!..»

«Ну, кто их предал?.. – устало-снисходительно усмехнулась Ирина Германовна, - Антоша, а, если завтра ты увидишь там целую стаю бездомных котов, ты что, всех потащишь к себе домой?!»

«Молодец, Антоха, - присев на корточки, Игорь по очереди гладил обоих котят, припавших к миске с молоком, - ты всё правильно сделал».

«А вот ты – неправильно! – не выдержав, тёща повернулась к зятю, - Игорь, я понимаю, что детей нужно учить состраданию, но только не за счёт времени и здоровья своих близких!»

«В смысле? - Игорь бросил на неё взгляд исподлобья, - Это чьему здоровью я угрожаю?»

«А убирать за ними кто будет? – не сдавалась Ирина Германовна, - Ты, что ли? Опять всё на Элины плечи!»


Попытки Элины погасить разгорающуюся ссору к успеху не привели: закусив удила, самые близкие и дорогие для неё люди разругались вдрызг. Услышав тёщины упрёки, Игорь не стал переходить на личности, но разозлился не на шутку. Громко топая, он ходил из комнаты в комнату, нервно приговаривая, что «конечно, он же самый никудышный муж и отец, и кто он такой, чтобы иметь своё мнение, и что теперь ему на всё и на всех наплевать, и он умывает от всего руки».

«От чего тебе руки-то мыть?.. – с сарказмом в голосе отозвалась Ирина Германовна, демонстративно одеваясь в прихожей, - Ты ими много ли сделал?!»

«А что, мало?! – возникнув в дверях, Игорь скрестил на груди руки, - Мало я сделал?!»

«Да что ты сделал-то?! – тёща скорбно сдвинула брови, - Ни сына воспитать, ни семью обеспечить, ни по дому помочь! Собак да кошек жалеешь, а о жене хоть раз позаботился?! Ты хоть раз подумал, в чём она ходит, как отдыхает?!»

«Ах, вот как?.. – не имея должных аргументов, зять поджал красивые губы, - Ну, так поищите себе другого зятя, раз так!»

«Не в моей воле, к великому сожалению!» - произнесла тёща и громко хлопнула дверью.


…Вспоминая сейчас этот вечер, Элина грустно глядела в окно на летящие хлопья. Конечно, идея примирить всех и вся – утопическая, но она совершенно не умеет жить под гнётом постоянного выбора – чью сторону принять, кому указать на его ошибки…

Мама – она и есть мама, и этим всё сказано… Маму всегда нестерпимо жалко, тем более, что она хочет, чтобы её дочь была счастлива, и во многом права… Во многом, если не во всём.

Игорь… Его она любит. Любит вопреки всему, прощает и принимает таким, как есть. Да, он часто обижает её совершенно незаслуженно, но потом сам мучается от этого… Он мало занимается с сыном, если иметь в виду какие-то конкретные занятия, но Антон постоянно крутится рядом с отцом, слушает его суждения, открыв рот, перенимает все его привычки, в том числе и те, которые так раздражают Ирину Германовну…

Если до развода с мужем Ирина Германовна заботилась о дочери и внуке параллельно с заботой о своей собственной семье, то теперь, оставшись одна, она полностью погрузилась в их жизнь, всё больше открывая для себя негативные стороны семейного уклада Элины и Игоря.

…Да, мама говорит всё правильно… но, в то же самое время, она разрушает мирок, который Элина и Игорь выстроили для себя за эти почти тринадцать лет… Возможно, он не похож на другие мирки, но им в нём так хорошо… Хорошо, несмотря ни на что… вопреки всему – хорошо…

…Она, Элина, совершенно не умеет жить в обстановке окружающей её войны… При чём, воюющие стороны избирают тактику совершенно разную… Если Ирина Германовна подчёркивает свою заботу о дочери и внуке, тем самым «переманивая» их на свою сторону, то Игорь и не думает менять своё поведение… Впрочем, она от него этого и не ждёт. Но тем более ей неловко перед матерью… Они теперь реже видятся, больше перезваниваются, и то, когда Элина на работе.

…Она боится признаться в этом самой себе, но каждый такой телефонный разговор отзывается в душе болью… В том числе и физической…


- Эля, вы что-то решили со своими котами? – как будто услышав её мысли, Ирина Германовна набрала номер дочери, - Или ты опять идёшь у него на поводу?

- Да, мама, я дала объявление в газету, - соврала Элина, - может, кто-нибудь и заберёт.

- В какую газету?

- В городскую рекламную.

- Ну, хорошо, - с облегчением вдохнула мать, - я ещё у своих в больнице поспрашиваю, вдруг возьмут.


От того, что ей пришлось сказать неправду, настроение упало ещё больше. На самом деле, Элина была готова пристроить хотя бы одного котёнка, но Игорь был против. Он с такой искренней радостью принял появление новых пушистых членов семьи, что ни о каких «добрых руках» не могло быть и речи. Заранее зная, что её попытки отдать котят будут встречены им враждебно, Элина и не думала их предпринимать.

Не успела она отключиться от разговора с матерью, как позвонил сам Игорь. По его тону она сразу поняла, что что-то произошло.

- Элька, меня не жди, - муж начал без предисловий, - я в гараже, машину на эвакуаторе притащили.

- Что случилось?.. – чувствуя, как моментально пересыхают губы, Элина растерянно опустилась на стул, - Игорь, с тобой всё в порядке?!

- Со мной – да, с машиной – нет.

- Ты попал в аварию?!

- Нет. Движок накрылся. Так что, бери такси…


«Ну, вот… Этого ещё не хватало…»


Их «Октавия», которую отдал им отец Элины, имела приличный пробег, и Игорь, который с трепетом относился к автомобилям, постепенно менял изношенные детали, но денег не хватало, и он уже не раз намекал, что лучше машину продать, а купить новую, в кредит. Впрочем, он не настаивал, и Элине до сих пор удавалось отшучиваться, но теперь она подумала, что Игорь обязательно вернётся к этой теме.


- Элиночка… - Дарья, собственной персоной, заглянула в кабинет, - У меня огромная просьба… Вы меня не подбросите домой?.. За тобой же сейчас заедут?

- Не заедут, - Элина повернула к ней голову, - у нас машина сломалась, Игорь только что позвонил.

- Жалко… - Дарья изобразила на лице озабоченность, - Ну, тогда поедем на такси.

- Да, только я сначала забегу в зоомагазин, мне нужно витаминки купить для котят.

- Вы завели себе котёнка?!

- Сразу двоих, - улыбнулась Элина, - Игорь с Антошкой притащили. Представляете, кто-то выбросил на мороз двоих котят… Теперь вот не знаю, что с ними делать…

- Как что… Отдать кому-нибудь…

- Если честно, я бы одного отдала. Но муж против…

- Ну, если честно… - Дарья загадочно улыбнулась уголком губ, - Если честно, то я взяла бы у тебя котёнка. У меня новая квартира, такая огромная, а я в ней одна.

- Взяли бы?! – удивилась Элина, - Серьёзно?!

- Вполне! И прямо сегодня!

- Боюсь, Игорь будет не в восторге… Нет, не против вас… Просто он всегда так привязывается к животным…

- А мы ему скажем… - Дарья прошла к столу и уселась напротив Элины всё с той же загадочной улыбкой, - мы ему скажем, что мне очень срочно понадобился котёнок… И именно такой масти! Можешь даже не переживать и валить всё на меня! Мы скажем, что я, как начальница, напросилась к тебе в гости, а ты, как подчинённая, не смогла отказать! Ну, как?! А уж я умею разговаривать с мужчинами, сама убедишься!


Решив, что такой вариант вполне приемлем, и, в случае чего, всегда можно будет справиться о питомце, Элина согласно кивнула головой, но предложила перенести этот визит на завтра – учитывая поломку автомобиля, супруг сегодня был не в лучшем настроении.


***


Как и предполагала Элина, все разговоры в этот вечер были только об автомобиле. Озвучив сумму предполагаемого ремонта, Игорь настороженно смотрел на жену.


- Так дорого… - Элина поёжилась, - И что нам теперь делать?..

- Есть вариант. Я могу попросить эту сумму на работе, а потом они просто будут вычитать из моей зарплаты. Месяца за три-четыре рассчитаемся.

- Ну, хорошо… Тогда мы будем жить только на мои деньги… Но я должна рассчитаться за шубу.

- Тёща не подождёт? – мрачным тоном спросил муж, - Ей что, срочно понадобились деньги?

- Пока нет… Но могут понадобиться, да и я обещала. Я рассчитывала как раз за эти три месяца рассчитаться.

- Ну, понятно, - громко отодвинув стул, Игорь встал из-за стола, - значит, будем ходить пешком.

- Ну, что ты обижаешься? – Элина мыла посуду, но бросила тарелки и подошла к нему, обняла сзади, прижалась щекой к спине, - Игорь…

- Я не обижаюсь, - стоя у окна, он смотрел на вечерние огни, - просто сама посчитай, сколько мы теперь будем тратить на такси.

- Я могу ездить на маршрутке, - она попыталась повернуть его лицом к себе, - и Антошка…

- А маршрутки у нас что, бесплатные? – он скептически усмехнулся, - К тому же, маршрутка не подходит к нашему подъезду, а, учитывая микрорайон на окраине города, мне не хотелось бы, чтобы ты каждый вечер ходила через этот парк.

- А ты меня встречай… - Элина кокетливо закусила губу, - Будет очень романтично…

- Эля, это всё очень хорошо, конечно, - высвободившись из её объятий, он снова вернулся к столу, - но, в любом случае, нам что-то нужно думать. Остаться без машины в наше время, это нереально.

- Моя мама как-то живёт без машины…

- И что теперь?! – повысил голос Игорь, - Мало ли, как живёт твоя мама?! Почему я должен равняться на твою маму?!

- Ты не должен равняться на мою маму, - она уже пожалела, что упомянула Ирину Германовну и перешла на примирительный тон, - просто я хотела сказать…

- Просто ты хотела сказать, что мы должны твоей маме за твою шубу, а папе – за квартиру, за эту старую машину, и вообще – за всё на свете!..

- Ну, перестань…

- Да я уже перестал, - он снова вскочил со стула и стремительно вышел из кухни.


Вздохнув, Элина снова принялась за посуду. Нет, как бы там ни было, а в этот раз Игорь во многом прав. Действительно, остаться без машины совершенно некомфортно… Хотя, при чём тут комфорт? Автомобиль для них на самом деле не роскошь, а средство передвижения, тем более, что Игорь не собирается выкручиваться за чужой счёт. Он собирается сделать ремонт на свои собственные средства, и его зарплата позволяет ему сделать это, пусть и в рассрочку.

Шуба… Мама, конечно, подождёт… Хотя она, Элина, с трудом представляет, как будет объяснять той свои финансовые проблемы. Она просто уверена, что, услышав про ремонт машины, Ирина Германовна будет крайне возмущена… Упрёки в адрес зятя будут обеспечены не на одну неделю, припомнятся все его прошлые грехи, заодно и будущие.


- Ну, не обижайся… - скользнув к мужу под одеяло, Элина прижалась к нему всем телом, - Ну, Игорь…

- Я не обижаюсь, - лёжа к ней спиной, пробормотал он, делая вид, что дремлет.

- Давай лучше подумаем, как нам правильнее поступить…

- Что тут думать… Будем жить… ходить пешком… Лет через десять накопим на новую машину…

- Ладно тебе… Я серьёзно. Может, кредит возьмём? Платить меньше придётся.

- Зато дольше.

- Вообще-то, ты прав… А папа согласится дать тебе такую сумму авансом?

- Не знаю. И вообще… тема закрыта. Давай спать.


***


Весь следующий день Элина провела в раздумьях. Зная мужа, она не сомневалась, что, в конце концов, он поступит по-своему, и уже прикидывала, какие финансовые проблемы ожидают её семью в ближайшие месяцы. Стоимость нового двигателя, плюс услуги СТО выливались в сумму, ещё большую, чем предполагалось ранее. Её зарплаты хватало на оплату коммунальных услуг и очень скромное питание, но это лишь теоретически, а на практике расходы всегда оказывались больше предполагаемых чуть ли не в два раза.


- Ну, что, всё, как договорились? – ближе к концу рабочего дня Дарья пришла к Элине в кабинет, - Я уже купила корм и игрушечную мышку!

- Да, конечно, - улыбнулась Элина, - правда, я вчера так и не поговорила с Игорем… Да и сегодня… Он, скорее всего, будет в плохом настроении, так что вы не обращайте внимания, хорошо?

- А мы ему поднимем настроение, - Дарья многозначительно приподняла брови, - кстати, у вас что-то случилось? Или он так переживает за машину?

- Да, переживает. Посчитали, во сколько выльется ремонт, ужаснулись. У нас нет таких свободных денег, и придётся, скорее всего, залезать в долги…

- А почему вы не хотите купить новую машину? – удивилась Дарья, - Мой муж так и делает. Поездит пару лет, и – в продажу… Потом покупает новую. А так вы только и будете работать на запчасти.

- Да мы бы рады… - Элина смущённо улыбнулась, - Но у нас нет таких денег. А в кредит залезать не хочется… Хотя, думаю, Игорь бы согласился.

- Кредит?.. – Дарья с сомнением покачала головой, - Кредит дело хорошее, конечно… Но уж больно много переплачивать придётся.

- Ну, вот… - рассмеялась Элина, - как-то так и получается.


…Визит гостьи оказался для Игоря неожиданным. Довольно сухо поздоровавшись, он ушел в спальню вместе с Антоном, но, согрев чай, Элина позвала обоих к столу. Объяснив причину появления в их квартире своей начальницы, она пытливо поглядывала то на мужа, то на сына. Судя по их лицам, новость о том, что придётся расстаться с одним из любимцев, совсем не пришлась им по душе. Однако, по мере того, как Дарья, заполучив в руки полосатого Барсика, рассыпалась в ласковых словах и прозвищах, выражение лица Игоря начало меняться.


- Вы не бойтесь, я никогда не обижу, - высокий голос Дарьи буквально журчал, как ручеёк, - будет жить, как барин… Если что, буду с вами советоваться…

- Мам, ну, им так хорошо вдвоём… - Антон с мольбой смотрел на мать, потом перевёл взгляд на отца, - Ну, пап… Мурзику же скучно будет…

- Я не знаю… - Игорь нахмурился, - С одной стороны, жалко… А с другой – у мамы, и правда, забот полно, ещё и мы с тобой добавляем.

- Да он у меня будет, как король… да?! – Дарья тискала и целовала котёнка в полосатую мордочку, - Скажи, Барсик?!

- Ну, вот… - усмехнулся Игорь, глядя на Элину, - Остальные бы проблемы так решить.

- А что за проблемы? – Дарья участливо посмотрела на Игоря, потом на Элину, - Может, я смогу помочь?

- Да нет, что вы, - рассмеялась Элина, - вы нам ничем не поможете. Справимся как-нибудь.

- Кстати… - Дарья откинулась на спинку стула, - Хватит уже называть меня на вы! Мы теперь, вроде, как родственники…

- Ну, да, - в ответ рассмеялась Элина, - практически кумовья!


Глядя сегодня на Дарью, она весь вечер была в приятном удивлении – в домашней обстановке Гринчук казалась совершенно другой, не такой, как на работе. Она звонко и весело хохотала, и не казалась Элине такой уж некрасивой. Как бы невзначай направив разговор в нужное автомобильное русло, Дарья больше обращалась к Игорю и обнаружила довольно неплохие познания в достоинствах иномарок. Элина даже не заметила, как её супруг из мрачного превратился в просто серьёзного, увлёкшись общением с гостьей.


- Нет, ребята, вам, однозначно, нужно покупать новую машину, - гостья хлопнула ладонями по столу, - это я вам как знаток говорю.

- Я и сам знаток… И кто бы против… - Игорь бросил взгляд на жену, - Но у нас ещё куча неразрешённых проблем. Разрешим, тогда, возможно…

- И долго вы их будете разрешать?

- Месяца три.

- Через три месяца могут подорожать машины, могут подорожать кредиты… - Дарья перечисляла, загибая пальцы, - А вот сейчас самый подходящий момент, перед новым годом. В салонах распродажи, скидки и прочие приятные мелочи!

- Да, но там требуют первоначальный взнос, - Элина развела руками, - а у нас…

- А у нас шуба в шкафу, ещё не оплаченная… - Игорь многозначительно кивнул головой в сторону спальни.

- Шуба?! – округлив глаза, Дарья уставилась на Элину, - Новая?! А почему она до сих пор в шкафу?! Ты же её не надевала?..

- Не-а, - поставив чашку на стол, Элина помотала головой, - ни разу.

- А ну, давай, показывай!.. – Дарья весело потормошила её за руку, - Давай-давай!..

- Ну, давай!.. – выдохнула Элина, пряча довольную улыбку.


…Выйдя из спальни в новой мутоновой шубке, она остановилась посреди гостиной.


- Ну, вот… - Элина смущённо развела руки в стороны, - Как-то так…

- Обалдеть… - Дарья смотрела на неё чуть ли не завороженно, - Слушай, у тебя такая фигурка… А ну, повернись!.. Обалдеть…

- Да какая там фигурка… Я же не купальник меряю…

- Не скажи-и-и… - гостья повернулась к Игорю, который наблюдал всю эту картину, облокотившись о дверной наличник, - Игорь… ну хоть вы скажите… Она же у вас – просто красавица!

- Сам выбирал… - тот пожал плечами, - Я не про шубу…

- Да понятно, что не про шубу… - Дарья излучала натуральный восторг, чем озадачила Элину, - Игорь, у вас очень хороший вкус… Я про Элину!

- Да я понял… - тот снова усмехнулся, - Хоть вы ей скажите, чтобы она эту шубу носила. А то, пока мы за неё рассчитаемся, она из моды выйдет.

- Не выйдет… - Дарья многозначительно посмотрела на Элину, - Пока ничего не буду обещать… Но, почти уверена, что смогу вам помочь. Завтра всё скажу, о-кей?


…Вызвав гостье такси, Элина проводила её вместе с Барсиком до подъезда. Постояв на крыльце ещё с минуту, поднялась к себе на этаж. Антошка уже улёгся спать в расстроенных по Барсику чувствах, и она, чтобы как-то успокоить сына, ещё какое-то время сидела рядом с ним и уговаривала не расстраиваться. Громко вздохнув, мальчик повернулся к стене и закрыл глаза. Поцеловав его в русую макушку, она поправила на нём одеяло и вышла в гостиную.


- Иди сюда… - потянув за руку, Игорь усадил её рядом с собой на диван, - В общем, так… как-нибудь перебьёмся без машины. Сначала рассчитаемся за твою шубу.

- Да ладно… - положив голову ему на плечо, она закрыла глаза, - Я же знаю, что ты без машины как без рук. Покупай свой двигатель, а с мамой я договорюсь. Конечно, она подождёт…

- Нет, я решил. Как-нибудь перебьёмся без машины.

- Слышал, что Дарья сказала? Обещала как-то помочь.

- Как она поможет?.. – Игорь устало помассировал глаза, - Так, ляпнула, по-моему.

- Да нет, не так. Я немного изучила её по работе. Любит эффекты… Но, если что-то обещает, то обязательно делает.

- Ерунда всё. Кстати, забыл сказать… Меня в командировку посылают.

- Когда?.. – растерянно спросила Элина.

- В понедельник.

- А куда?.. И на сколько?..

- В Москву, на неделю.

- А почему тебя?

- Потому, что так решил Сергей Николаевич. Воронцов на больничном, а больше он никому не доверяет…

- Папа так и сказал?

- Так и сказал. Вернусь тридцатого декабря, так что к новому году успеваю.

- Ну, что ж… - она вздохнула, - Работа есть работа… Кстати, а почему ты Дарью на вы называл? Она же сама предложила на ты перейти.

- Да какая разница?.. Как назвал, так назвал. Я на этот счёт не заморачиваюсь. И вообще… - он недвусмысленно скользнул рукой по её телу, - Пошли спать…

- А не рано?.. – она лукаво улыбнулась, - Время совсем детское.

- Зато у меня намерения совсем не детские…


***


Новогодние праздники приближались неумолимо, и весь следующий день Элина провела в сплошной беготне по этажам, студиям, и в непрерывных телефонных разговорах. Она совсем забыла о вчерашнем разговоре с Дарьей, и, когда та встретилась ей в коридоре незадолго до конца рабочего дня, хотела просто прошмыгнуть мимо, лишь кивнув головой.


- Эля, - Дарья впервые обратилась к ней именно так, и, резко остановившись, Элина повернулась к неё всем корпусом, - у меня к тебе серьёзное дело. Вернее, к вам с твоим мужем.

- Дарья Андреевна, я сейчас слетаю в малый зал, хорошо? – Элина виновато улыбнулась, - Это не насчёт Барсика? Кстати, как он?

- Замечательно! – Дарья буквально расплылась в улыбке, - Просто замечательно! Я всё расскажу, когда ты придёшь! Жду!


Сбегав в малый зал, Элина по пути заглянула ещё в несколько студийных помещений, и лишь потом оказалась у двери кабинета Гринчук.


- Дарья Андреевна, - она заглянула в покрытые тёмным лаком двери, - вызывали?

- Во-первых, мы договорились на ты и по имени, - Дарья жестом пригласила Элину войти, - а, во-вторых, не вызывала, а пригласила. И по очень приятному делу!

- Я слушаю, - усевшись напротив, Элина уставилась на Гринчук.

- Я решила сначала поговорить с тобой, - вкрадчивым тоном начала Дарья, - но дело касается твоей семьи.

- Что-то случилось?

- Случилось, - Дарья улыбнулась уголками губ, - вам с мужем нужен автомобиль, потому, что старый не на ходу.

- И – что?.. – опустив глаза, Элина изучала клавиатуру открытого ноутбука.

- У меня к тебе есть предложение. Ты не против, если твой муж будет в свободное от основной работы время подрабатывать у нас программистом?

- У нас?.. – Элина удивлённо подняла глаза, - Но у нас же договор с фирмой и постоянный приходящий программист.

- Не таких проблем, которые бы я не могла решить, - Дарья повернула к себе ноутбук, и, найдя нужный файл, развернула его к Элине, - смотри!

- Что это? – чуть нахмурив брови, Элина вчитывалась в текст договора об оказании услуг, - Договор…

- Да, договор, - кивнула Гринчук, - сейчас я вбиваю в него данные Игоря, и с завтрашнего дня он – наш внештатный программист.

- Да, но… Он не сможет приезжать в рабочее время… - Элина растерянно пожала плечами, - Он может только после работы или в выходной…

- Элечка… - Дарья снисходительно улыбнулась, - Это неважно, всё в наших руках! Бывает, что и фирма не сразу присылает программиста, если он очень занят. А вам с Игорем сейчас лишних двадцать – двадцать пять тысяч в месяц совсем не помешают… Не помешают ведь?

- Да нет, конечно… - Элина никак не могла прийти в себя от неожиданного предложения, - Н-но… это нужно с ним говорить… Деньги, конечно, не лишние, но он бывает очень загружен…

- А он согласится, - Дарья уверенно кивнула головой, - у него будет для этого мощный стимул.

- Стимул?.. Какой?..

- Новая машина. Мы всё устроим так, что и волки будут сыты, и овцы целы!

- Как это?..

- Он сказал, что нужны деньги на первоначальный взнос? Так вот, деньги ему будут, вся нужная сумма. А лишним заработком он постепенно рассчитается. Да, это не легко, но зато основная зарплата не пострадает, тем более, что у него будет кредит, да и шубка твоя не дёшево стоит…

- Он уезжает в командировку в понедельник. Приедет только тридцатого…

- Значит, у нас в запасе всего четыре дня на то, чтобы оформить кредит. Ну, как тебе моё предложение? – Дарья смотрела на Элину каким-то победным взглядом.

- Я не знаю… Нужно спрашивать Игоря…

- Я думаю, что он согласится!


Глава 8.


- Доброе утро, Сергей Николаевич, - стремительно войдя в кабинет тестя, Игорь ответил на рукопожатие.

- Доброе… - тот жестом указал на стул, - Присаживайся.

- Все документы готовы, - Игорь положил перед собой увесистую папку, - могу лететь.

- Хорошо, - тесть удовлетворённо кивнул, - только там ничего, пожалуйста, не забудь из того, что я тебе говорил.

- Не забуду.

- Да знаю я, - усмехнувшись, Вересень махнул рукой, - у тебя сейчас голова другим забита.

- У меня? – удивлённо переспросил Игорь, - Чем это?

- Тем, что в гараже стоит. Кстати, а чего ты сегодня пешком? Я тут с утра все глаза в окно проглядел, хотел посмотреть на вашего нового коня, а коня и нет.

- Так вчера только пригнали из салона, - пряча довольную улыбку, Игорь пожал плечами, - я ещё толком не разобрался, как-то всё неожиданно получилось…

- А чего там разбираться? – рассмеялся Сергей, - Жми на газ, и все дела!

- Потом. Приеду, тогда уже…

- Как там Эля, Антон?

- Нормально.

- Ну, что ж, нормально, так нормально… - не дождавшись более подробного ответа, Вересень слегка нахмурился и забарабанил пальцами по столу, - Ладно… Езжай домой, собирайся. Удачи тебе.


Проводив зятя, Сергей Николаевич ещё какое-то время сидел, задумчиво глядя в окно. К Игорю у него было двойственное чувство. С одной стороны, парень сильно изменился за последний год – работал на совесть, завязал с алкоголем. Но, с другой стороны, осадок, остававшийся от его прошлой жизни, так и не растворился в душе Сергея – несмотря на новоявленные достоинства, в его глазах Игорь тянул не больше, чем на «троечку», как муж и отец.


- Привет! – Ольга, как всегда, яркая и стильная, заглянула в кабинет мужа.

- Привет! – радостно расплылся в улыбке Вересень, - Почему ты не позвонила, что зайдёшь? Я мог бы сейчас уехать.

- А я проезжала мимо, смотрю – на стоянке твоя машина, - женщина уверенно прошла в помещение и присела в кресло у стола, - захотела тебя увидеть… Что-то случилось?

- С чего ты взяла?

- Да ты какой-то озабоченный. Только не говори, что всё в порядке. Я тебя чувствую.

- В общем, всё в порядке, - глядя ей в глаза с нескрываемой любовью, он положил локти на стол и чуть подался вперёд, - Игорь только что был… Уезжает сегодня в командировку.

- И – что? – Ольга в ответ смотрела на него удивлённо, - Тебя что-то тревожит?

- Если честно, то – да, - опустив взгляд, Вересень снова нахмурился, - какой-то он, всё же, несерьёзный. Никак не тянет на главу семьи.

- Почему? Нормальный парень…

- Это со стороны, если не знать всех нюансов. Элина с ним не живёт, а мучается. Понимаешь… - поднявшись Сергей Николаевич завёл руки за спину и подошёл к окну, - Он всю жизнь приносил в дом только проблемы. Эгоист… любит, чтобы всё было только по его, никогда не считается с мнением Элины… Не привык заботиться, не привык думать о семье… Про несколько лет беспробудного пьянства я вообще молчу… Мы хотели, чтобы она с ним развелась, но она его очень любит.

- А он? – подставив ладонь под подбородок, Ольга наблюдала за мужем, - Он её любит?

- Знаешь, Оля… Мужская любовь должна подкрепляться делами. А Игорь… он живёт, по сути, только для себя. Вот вчера… Купил машину…

- Разве это плохо? – улыбнулась Ольга, - Что же ему, всю жизнь на твоей старой было ездить? Человек начал новую жизнь, он должен почувствовать разницу…

- Это не плохо, - Вересень повернулся к ней лицом, - но жить-то надо по своим возможностям. А он выбрал чуть ли не самый крутой автомобиль в салоне. Понимаешь, они только жить начали по-человечески, а у него бзик за бзиком. То гитару себе купил за две тысячи долларов, то в Москву на какой-то концерт поехал, кучу денег увёз… С гаражом то же самое – я ему свой старый предлагал, так он не захотел, далеко ездить, видите ли, купил недалеко от дома, а деньги какие потратил?! Теперь эта машина… Пять лет в кредитной кабале, за бешеные проценты, а ведь мог взять бюджетный вариант, попроще, и не такую навороченную. Да, где уж там, ему подавай максимальной комплектации!.. Теперь вот будет только на кредит работать… А Элинка – опять всё на себе тянуть да на нас надеяться.

- Серёжа… - Ольга бросила на мужа лукавый взгляд, - А ты сейчас говоришь искренне?

- То есть? – он уставился на неё непонимающе, - Конечно.

- А мне кажется… - она поднялась и, подойдя к нему, положила руки на плечи, - Мне кажется, что ты немножко завидуешь Игорю…

- Я?! – в его возгласе слышалось и удивление, и какое-то совершенно детские возмущение, - Завидую?! Чему?!

- Его новому автомобилю… - закусив губу, она лукаво улыбалась, так, что Сергей тоже рассмеялся в ответ.

- Олюшка… - слегка прижав к себе, он поцеловал её в щёку, - Неужели ты могла подумать, что я способен позавидовать чужой брендовой железяке, пусть и дорогой, когда у меня под окном целый «мерин» копытом бьёт? Тем более, что его новая машина принадлежит и моей дочери.

- Я так и знала, что я ошиблась!


***


Все события последних четырёх дней произошли так стремительно, что Элина до сих пор не могла привыкнуть к тому, что теперь у них с Игорем новая машина, новая «подруга семьи», новые долги, в том числе и миллионный кредит.


«Игорь, я тебе сейчас скажу, что предлагает нам Дарья, но сразу хочу предупредить, что я – против».


И почему она не умеет его обманывать?.. Даже в таких мелочах… Ну, промолчала бы, и дело с концом, так нет же, нужно всё ему рассказать, иначе на душе будет неподъёмная тяжесть…

Сначала Игорь сам был против помощи какой-то там Дарьи, и Элина почти успокоилась. Он даже набрался смелости и, позвонив тестю, попросил деньги на первоначальный взнос за новый автомобиль в счёт будущих зарплат. О том, что он говорил накануне, Игорь как будто забыл, но Элина не обиделась и даже не удивилась – на него это было так похоже… Сделать красивый жест – отказаться от покупки двигателя, чтобы рассчитаться за её шубу, а наутро, как ни в чём не бывало, завести разговор о новой машине, для него это – обычное дело. Элина давно привыкла к таким метаморфозам, и никогда не строила иллюзий по поводу поступков мужа.

В общем-то, тесть ему не отказал, но предупредил, что дома таких денег не держит, и сможет снять их со своего счёта только после новогодних «каникул».

«Ну, вот, дотянули, - пнув по дороге ногой стул, Игорь нервно выскочил из кухни, - говорил же, нужно раньше было обо всём думать!»

«Когда раньше? – подняв стул, Элина торопливо вышла следом, - Мы только вчера с тобой начали этот разговор!»

«Да ты всегда найдёшь себе оправдание!» - махнув на неё рукой, муж со всего размаху уселся на диван и защёлкал кнопками пульта от телевизора.

«Я-то при чём?!» - понимая, что он просто срывает на ней злость, Элина осторожно присела рядом.

«Да ты всегда ни при чём! Как святая овечка…»

«Ну, подумаешь, каких-то две недели… - она, тем не менее, старалась сохранять спокойствие, - Через две недели папа снимет деньги, и пойдём оформлять кредит».

«Ну, конечно! – Игорь яростно давил на кнопки пульта, не задерживаясь ни на одной программе, - Тебе-то что!.. Подумаешь, кончится акция, и машины снова подорожают… Не тебе же потом долги отрабатывать!»


Обидевшись, она тихонько проплакала весь вечер, стараясь не попадаться ему на глаза.


«Ты какая-то сегодня невесёлая, - на следующий день заметила Гринчук, встретившись с ней в коридоре, - что-то случилось?»

«С машиной ничего не получается, - Элина не стала скрывать причину своего плохого настроения, - нужны деньги на первоначальный взнос, отец даёт их Игорю, но только после нового года. А Игорь боится, что тогда все предновогодние акции закончатся, и машины снова подорожают».

«Но я же предлагала… - Дарья смотрела на неё так укоризненно, будто на нашалившего ребёнка, - Я же говорила, что могу вам помочь! У меня есть такая возможность, а твой Игорь просто будет отрабатывать по вечерам и выходным… Вот и всё! В чём проблема, Элечка?!»

«Ой, я не знаю… - тяжело вздохнув, Элина махнула рукой, - Это так неловко… Мы с тобой едва знакомы, а сумма не маленькая…»

«Эля, - взяв Элину за руку, Дарья пристально смотрела ей в глаза, будто гипнотизируя, - я никогда не бросаю слов на ветер. Если я говорю, что могу помочь, это значит, что я могу помочь. Я немного узнала тебя, я немного узнала твоего мужа, но даже этого «немного» мне вполне хватило, чтобы всё понять… Я вам помогу, может, и вы мне когда-нибудь поможете. А, чтобы вы не чувствовали неловкость, можете написать мне расписку, вот и всё!»

«Это – да… - Элина и сама уже задумалась о том, как выгоднее поступить, - Расписка само собой… А потом… Потом мы просто возьмём эти деньги у папы, и отдадим тебе… Так ведь можно?..»

«Да как вам будет удобнее! – Дарья рассыпалась звонким смехом, - Элечка, звони немедленно мужу, а то он там, наверное, весь извёлся!..»

«Если честно, мы вчера так поссорились… - Элина не удержалась от откровения, - Я уже не знаю, на какой козе к нему подъезжать».

«Не на козе! – сыпала смехом Гринчук, - Подъедешь на новой иномарке!»


Поехать в салон прямо сейчас предложила сама Дарья, и Элина не стала отнекиваться. Позвонив отцу, она попросила того отпустить Игоря после обеда с работы. На вопрос – зачем, честно ответила, что они едут в автосалон, но попросила мужу пока об этом не говорить.


«Ну, чего? – накинув куртку, довольно хмурый Игорь вышел к ней из здания фирмы, - Чего ты меня с работы выдернула?»

«Это я тебя выдернула! – Дарья эффектно распахнула перед ним двери такси, - Поэтому ворчать можешь на меня!»


«Ну, и чего мы тут забыли?.. – выйдя из такси у самого большого в городе автосалона, Игорь нервно поджал губы, - Чего ты меня сюда привезла?»

«Игорь… - Дарья хитро прищурила свои светлые глаза, - Эля привезла тебя сюда по делу. Мне нужна твоя консультация. Я хочу купить машину, но не знаю, какую. Помоги выбрать, только – как для себя, самую лучшую…»


Глядя на Дарью, Элина уже в который раз поражалась её умению применять все допустимые и недопустимые эффекты. Она молча ходила за ней и Игорем по автосалону и наблюдала, как муж, несмотря на плохое настроение, тем не менее, добросовестно даёт Дарье вполне обоснованные советы по выбору автомобиля. Отказавшись от помощи консультанта, они дважды обошли весь салон, но Элина сразу заметила, как Игорь то и дело поглядывает на тёмно-синюю «Мазду». Она знала, что сам он давно хотел именно такую машину.


«Если совсем честно, то другим я не советчик… - вернувшись к своей «мечте», Игорь заглянул в салон автомобиля, - Но, если бы пришлось выбирать для себя, то я взял бы вот этот кроссовер».

«Вот этот? – загадочно улыбаясь, Дарья кивнула на автомобиль, - Именно этот?..»

«Ну, да… - Игорь пожал плечами, - Но это я, а ты для себя сама решай, что тебе больше по душе».

«Ну-у-у… В общем-то, машина у меня уже есть… - она бросила на мужчину быстрый взгляд, - Там, в Никольске…»

«Тогда зачем тебе вторая?»

«А это, собственно, не мне… Это – вам с Элиной… У тебя паспорт и права с собой?»


…Они ещё долго в два голоса убеждали Игоря, что не стоит ждать, пока тесть снимет деньги, а нужно брать автомобиль уже сегодня, до конца рабочего дня… В душе Элина сомневалась, стоит ли покупать такую дорогую, почти в полтора миллиона, машину… Но всё равно мужественно пресекла все его «дежурные» возражения, про себя «зажмурившись»: будь что будет! Они как-нибудь справятся, зато теперь Игорь успокоится, и будет добрым и ласковым – это она знала наверняка.


Кредит ему одобрили сразу, на оформление ушло около ещё около часа.

«Даша, тебе расписку сейчас написать?» - после того, как Дарья перевела со своей карты необходимую для первоначального взноса сумму, спросила Элина.

«Да можешь вообще не писать! – та сделала широкий жест рукой, - Я вам и так верю!»


Элина всё же написала ей расписку – от своего имени, так как Игорь в это время был занят с менеджером. Как бы нехотя взяв листок, Гринчук небрежно бросила его в сумочку.

Из автосалона они выехали, когда на улице было уже достаточно темно. Элина из вежливости пыталась зазвать Дарью в гости, чтобы как-то отметить это событие, но та попросила лишь подбросить её домой, сославшись на то, что «Барсик уже заждался».


«Ну, вы даёте, девочки… - вечером, загнав новый автомобиль в гараж, Игорь впервые за сегодняшний день посмотрел на жену с нескрываемым восхищением, - Я и не знаю, как вас благодарить…»

«Меня не нужно, - Элина улыбнулась, - Дарью благодари. Это была её идея…»


Домой они возвращались пешком, весело смеясь и придумывая, как сделать сюрприз Антону, который ещё не знал о покупке. Узнав о том, что в гараже стоит новый автомобиль, мальчик от восторга повис на отцовской шее.


«Ты ещё на ручки залезь! - рассмеялся Игорь, - С мамку уже вымахал, скоро меня догонишь!»

«Пап, а ты меня будешь учить ездить? – Антон смотрел на него во все глазищи, - А то дедушка обещал, но ему теперь не до нас».

«Я ещё твой дневник посмотрю, - Игорь деланно нахмурил брови, - только учти, что у меня машина не такая крутая, как у дедушки. Так что…»

«Па, ну, она всё равно нормальная… Да?!»

«Ну, да… - отец потрепал сына по волосам, - Нормальная… А, если быть точнее, то – классная!»


…Попрощавшись с утра с мужем, улетающим в командировку, Элина приехала на работу в смятённых чувствах. К обычной в таких случаях, естественной радости прибавились тревога и чувство дискомфорта от того, что они теперь должны деньги её начальнице. Хоть та буквально навязала им эту сумму, Элина не знала теперь, как себя вести с Дарьей. Рассыпаться в бесконечной благодарности?.. Это утомительно и для неё, и для самой Дарьи, тем более, что та, похоже, делала это от души… Вон как радовалась вчера вместе с ними, всю обратную дорогу шутила, хохотала…

Деньги они ей скоро отдадут… Но вот отблагодарить всё же надо! Решив, что купит Дарье подарок, Элина решила ненадолго забежать к Надежде, но, не найдя её в кабинете, пошла в другое крыло. Услышав из приоткрытых дверей гримёрной громкий смех, решила заглянуть и туда.


- Элька, Элька!.. – Надя, в костюме лошади, с ржущей маской на голове, - махала рукой из-за вешалов, - Иди сюда! Мы ещё тебя не наряжали!..

- Ой, девчонки, - глядя на буквально катающихся по полу от смеха коллег, Элина тоже рассмеялась, - я сегодня и без маски могу кого-нибудь изобразить! Бабу Ягу, например!

- Не… - Надежда покачала лошадиной «головой», - Баба Яга у нас теперь штатная, ты на эту должность даже не рассчитывай!

- Это кто? – пробравшись к ней за вешала, весело переспросила Элина.

- Да кто… - вполголоса произнесла та, метнув взгляд на остальных примеряющих маскарадные костюмы работников культуры, - Подруга твоя новая…

- Подруга?.. – усмехнувшись, Элина тоже оглянулась по сторонам, - А кто у меня новая подруга?

- Да Гринчук же…

- Ну, она как бы не подруга… - Элина пожала плечами, - мы просто общаемся.

- Угу… - снимая костюм, Надежда скептически усмехнулась, - Уже весь дворец гудит, что она тебя назначила на должность главной подруги.

- Слушай, Надь… - проигнорировав последнюю реплику, Элина потянула ту за руку, - Пойдём, мне твой совет нужен.


В кабинете Надежды она уселась на широкий мягкий диван и откинулась на спинку. Щёлкнув клавишей электрического чайника, Надя устроилась напротив за столом и подняла на Элину любопытный взгляд.


- Ну, давай, спрашивай свой совет.

- Мне нужно сделать подарок, в общем, отблагодарить человека… Но, чтобы было памятно и не зашкаливало по цене.

- А кому? Мужику или женщине?

- Женщине. Что бы ты сама подарила?

- Н-ну… Глядя, что за женщина. Если такая, как моя мама, например, то ей и флакона туалетной воды хватит, чтобы она всю жизнь вспоминала… Ну, а если какая-нибудь жена министра…

- Да какая жена министра, - рассмеялась Элина, - обыкновенная женщина. В смысле – нормальная…

- А лет ей сколько?

- Где-то тридцать. Такая же, как мы с тобой.

- Ты не Гринчук ли подарок собралась дарить?! – осенённая «догадкой», Надежда вытаращила на Элину изумлённые глаза.

- Да нет… - та отвела взгляд в сторону, - Ну, не отвлекайся… Давай, советуй.

- Насколько я понимаю, набор пены для ванны отпадает?

- Отпадает.

- Тогда… Можно украшение какое-нибудь, эксклюзивное. Только не золото, конечно.

- Украшение?.. Слушай, а это идея…

- Правда, они тоже не дешёвые… Но это уже от тебя зависит – покупать или нет. В пределах штуки баксов потянешь?

- Нет, наверное.

- Слу-у-у-шай!.. – как будто вспомнив о чём-то, Надя хлопнула себя по бёдрам, - Я тебя выручу! У меня дома лежит набор, абсолютно новый, финифть… Серьги, подвеска и браслет, обалденной красоты! И даже с биркой. Я тебе его могу продать по старой цене.

- А ты?.. Почему его не носишь?

- У меня с ним связаны плохие воспоминания, - Надя махнула рукой куда-то в сторону, - бывший муж когда-то купил два одинаковых набора – своей любовнице и мне… Я свой так и не надела после того, как на ней точно такой же увидела. Даже выкинуть хотела… А потом жалко стало. Засунула подальше и забыла про него, спасибо, ты напомнила! А набор – классный! Сейчас вся эта фигня подорожала, так что бирочку срываешь и даришь, как эксклюзив!

- Спасибо тебе… - Элина поднялась и прошла к «чайному столику», налила в две чашки кипяток и насыпала растворимый кофе, - Хотя… я ещё подумаю…

- Да не думай! – отмахнулась Надя, - Я с тебя и денег не возьму, так отдам! Ты только скажи, это точно не для Гринчук?

- Нет, - покачала головой Элина. В душе она уже отказалась от мысли подарить той купленный у Надежды набор – увидев его на Дарье, та сразу бы догадалась обо всём, и замучила Элину вопросами – за какое такое доброе дело та получила подарок…


Она бы и сама никому не сказала, но вчера, перед тем, как проститься, Дарья попросила не распространяться о том, что помогла им с деньгами.


- Ну, тогда ладно… - кивнула Надежда, - А то, если ей, то хочу тебя предупредить, что эту дамочку финифтью не удивишь. Это она за своим лицом следить не умеет, а вот вещички любит сверхдорогие, если ты ещё не заметила.

- Интересно, откуда у неё такие деньги… - задумчиво, как бы про себя, произнесла Элина, - Побрякушки на ней и правда, сверхдорогие. Даже у моей мамы таких нет, хотя она ужасная любительница драгоценностей.

- Так я говорила… - несмотря на то, что в кабинете они были вдвоём, Надежда перешла на громкий шёпот, - У неё муж очень богатый! Директор чего-то там такого, сверхприбыльного… Зарплата ого-го какая! У них там, в Никольске, говорят, целый особняк, и тут она себе квартирку прикупила нехилую… Там она в отделе культуры сидела, а у нас, говорят, вакансий не было, так её сюда и пристроил дядя мэр, с перспективой стать директором. Ты же в курсе, что Леонтьева в марте уходит? Думаю, что Гринчук поставят.

- Может быть… - Элина задумчиво кивнула, - Но всё равно странно… Зачем она уехала из Никольска? Ей можно вообще не работать, раз так.

- Я точно не знаю… - Надя покосилась на дверь, - Но краем уха слышала, что у них с мужем не всё ладно… А вот что и как – точно не скажу. Но, скорее всего, из-за её наклонностей.

- Каких это наклонностей?!

- Ну… мужичков она больно любит, - Надежда многозначительно улыбнулась, - больше допустимого любит…

- Кто?! Дарья?! – Элина тоже улыбнулась – недоверчиво, и тоже покосилась на дверь, - Да ладно тебе, Надюшка, кто мужиков любит, тот так не выглядит. Она практически не пользуется макияжем… И, волосы… такое впечатление, что стрижётся дома…

- Не хочешь, не верь. За что купила, за то продаю. Только, если ты всё же решила с ней задружить, бдительность не теряй. Особа коварная…

- Ладно, постараюсь, - пошутила Элина. От того, что ей пришлось участвовать в обсуждении недостатков Дарьи, она испытывала чувство вины – ведь та помогла им с Игорем.

- Тогда я за тебя спокойна. Пойду личность гримировать к вечернему представлению.


***


Оставшись на несколько дней одна, Элина скучала по мужу, но, в то же самое время, испытывала огромное удовольствие от полученной в его отсутствие «свободы передвижения». Она каждый вечер заезжала к матери, с которой в последнее время виделась совсем не часто. Не преминув привычно высказаться в адрес «непутёвого» зятя, Ирина Германовна, тем не менее, постаралась проявить заботу о дочери и внуке, и приготовила им новогодние подарки.


- Мамуль, приезжай сегодня к нам в ДК, - за два дня до приезда мужа Элина позвонила Ирине, - вечером будет новогодний концерт, очень неплохая солянка…

- Элечка, ты же знаешь, что я не люблю вашего грохота, к тому же, Антоша уже у меня, так что за него не переживай!


Элина была даже рада, что внук заночует у бабушки – Игорь всегда был против таких ночёвок, и вот теперь, пользуясь его отсутствием, Ирина Германовна получила возможность вдоволь наобщаться с любимым внуком. Сама же Элина решила задержаться после работы, чтобы посмотреть концерт, в котором участвовали известные городские коллективы и вокалисты.


- Привет, ты дома? – Игорь позвонил, когда она уже направлялась за кулисы.

- Нет, я ещё на работе.

- А чего ты там так поздно делаешь?! – тон мужа сразу превратился в недовольный, - А Антон, что, дома один?

- Он не один, и не дома, - уже предчувствуя реакцию супруга, Элина старалась говорить как можно бодрее.

- А где он?

- Он у мамы. А я осталась посмотреть концерт.

- А, ну, понятно…

- Что – понятно?! – Элина слегка повысила тон, - Он соскучился по бабушке, что тут такого?!

- Да ничего. А тебе не надоел этот ваш балаган за целый день?! Что там за концерт?!

- Городской. Солянка… Кирилл тоже будет выступать. Передать ему привет?

- Как хочешь, - Игорь говорил довольно сердито, - а домой – когда заявишься?! Ночью?!

- Нас развезут сегодня на служебном автобусе, - Элина решила не упоминать о намечающемся после концерта банкете, - Игорь, сегодня весь коллектив здесь, ну, почему я-то не могу остаться?!

- Почему не можешь… Ты можешь остаться. Ты уже осталась.


Отключившись в расстроенных чувствах, Элина оглянулась: за разговором она и не заметила идущую позади неё Дарью. Ей стало неловко от того, что та стала свидетельницей их с Игорем эмоционального разговора.


- Я тоже решила остаться на концерт, - сделав вид, что она ничего не слышала, Гринчук с улыбкой догнала Элину, - идём за кулисы?

- Идём… - вздохнула та, - Через десять минут начало.


За кулисами было уже достаточно народу – почти все сотрудники Дворца культуры предпочитали смотреть концерты именно из-за кулис, сидя на специально поставленных там скамейках.

Кроме сотрудников там уже находились и артисты, чьи номера шли в числе первых и, увидев среди музыкантов Кирилла, Элина подкралась к нему сзади на цыпочках и закрыла руками глаза.


- Люся? Нюся? Маша? Даша?.. – улыбаясь, скороговоркой выпалил Кирилл.

- Глаша! – рассмеялась Элина, - Привет!

- Привет! – Кирилл радостно обернулся, - Элька, а я только что о тебе подумал…

- Что подумал? Придёт эта коза на концерт или нет? – Элина кивнула остальным знакомым музыкантам, - Привет, ребята!

- Игорь давно звонил? – поправив ремень от гитары на плече, спросил Кирилл.

- Только что. Я сказала, что ты выступаешь.

- Как он? Я что-то так и не звонил ему, закрутился совсем…

- Нормально, послезавтра уже прилетит.

- Ну, ладно, ещё раз позвонит, привет ему передавай.

- Обязательно… - концерт начался, и из-за громкой музыки Элине пришлось придвинуться к Кириллу почти вплотную, - Вы каким номером идёте?

- Пятым, - наклонившись к её уху, ответил он, - а потом ещё девятнадцатым. Если хочешь, дождусь тебя и подвезу, я на машине!

- Слушай, хочу! – она охотно кивнула, - Нас должны развезти на служебном автобусе, но только после банкета, а я не хочу оставаться на банкет…


Поговорив с Кириллом, она присела на скамейку рядом с Дарьей.


- Что за мальчуган? – лукаво улыбнулась та, кивнув на Кирилла, - Знакомый музыкант? Я его ещё не видела.

- Это Кирилл, друг Игоря, - ответила Элина, - мы знакомы со школы, он к нам постоянно приходит… Они с Игорем играют на гитарах, но Игоря на сцену калачом не заманишь, а Кирюха в этом отношении – молодец, пошёл играть в группу.

- Он так на тебя смотрел… - Дарья не оставляла многозначительного тона, - Я наблюдала…

- Кто, Кирюха?! – от услышанного Элина чуть не расхохоталась в голос, - Да мы как родственники!

- А он женат? – Дарья не спускала глаз с молодого человека, который вместе со своими товарищами уже готовился выйти на сцену.

- Официально – нет, но у него есть девушка. Они живут вместе, только она сейчас уехала. Кстати, если не будешь оставаться на банкет, он и тебя подвезёт.

- А ты что, поедешь с ним?

- Да, я не хочу на банкет.

- А почему? Сын дома один?..

- Нет, Антошка у моей мамы ночует, а я не люблю банкеты. Поедешь с нами? Кирилл тебя по дороге домой подкинет, потом меня отвезёт.

- В принципе… - Дарья на несколько секунд задумалась, потом перевела взгляд на Элину, - Банкет закончится не раньше полуночи, а я что-то так устала… Так что, если не помешаю, то поеду с вами…

Глава 9.


После сумасшедших пред- и посленовогодних дней вторая половина января казалась Элине настоящим отпуском. Пользуясь небольшой передышкой перед подготовкой к весенним фестивалям и другим культурным мероприятиям, а так же тем, что теперь Игорь несколько вечеров в неделю проводил на новой «подработке», она приводила в порядок квартиру, уже в который раз отметая мысли о новом ремонте, который буквально «просился» в их жилище.

Ремонт, конечно, был необходим, но, учитывая новые немалые расходы, уже в который раз отодвигался на неопределённый срок.

Несмотря на финансовые ограничения, подарок Дарье она всё же купила. После долгих раздумий и осторожных разговоров с матерью, она остановила свой выбор на шикарном пятирядном колье из натурального жемчуга, которое обошлось ей в приличную сумму, безжалостно вырванную из семейного бюджета. Она и сама бы не отказалась от такого украшения, но чувство долга перед Дарьей перевесило все остальные чувства и эмоции.


«Ну, как, нормальный подарок?» - показав колье Игорю, она пытливо изучала его реакцию.

«Наверно, - тот неопределённо пожал плечами, - я в этой фигне не разбираюсь. Тебе виднее».


В «этой фигне» Элина разбиралась неплохо, благодаря Ирине Германовне, отчаянной любительнице ювелирных украшений… Ещё раз вздохнув, она убрала подарок в коробочку, решив, что уместнее всего будет подарить его Гринчук на восьмое марта. И нечего вздыхать! У неё самой немало всяких «побрякушек» – мать и отец надарили в своё время. Самое главное, что у них с Игорем всё хорошо. Вопреки скептическим прогнозам Ирины Германовны, он работает на двух работах, и они уже отдали его первую зарплату, полученную в ДК, Дарье. Пусть не на много, но долг уменьшился.

К тестю Игорь решил пока не обращаться. Глядя на то, как он добросовестно выполняет обязанности программиста, Элина не настаивала на том, чтобы, взяв деньги у отца, отдать их Дарье. Она понимала, что Игорю в кои-то веки захотелось показать её родителям свою финансовую независимость и выглядеть вполне самостоятельным. Вот и сама Дарья сказала то же самое…


«Эля, мне эти деньги сейчас абсолютно не нужны, а твоему Игорю будет лучше не лезть в долги к тестю. Мужчины любят выглядеть самодостаточными, и не стоит отказывать им в этой небольшой прихоти».


Элина с ней согласилась. В конце концов, к отцу обратиться никогда не поздно, а Игорь будет чувствовать большую ответственность, зная, что должен не своему тестю, а совершенно постороннему человеку.


Приезжая теперь за Элиной, он отвозил её домой и возвращался во Дворец культуры. Если в первое время его услуги требовались раз или два в неделю, то уже к концу января подработка находилась почти каждый день. Возвращался он обычно около восьми или девяти вечера и, поужинав, ложился спать. Исключение составляли лишь выходные дни, когда он весь день проводил с Элиной и Антоном, но у самой Элины часто бывали различные мероприятия, поэтому виделись они теперь в основном рано утром и поздно вечером.

На работе Дарья неустанно нахваливала Игоря. Элине она казалась вполне искренней…


- Эля… - в начале февраля Гринчук зашла в кабинет Элины, - У меня к вам с Игорем огромная просьба.

- Да, конечно… - Элина отвернулась от монитора, - Я слушаю.

- Я уже окончательно устроилась в своей новой квартире, и хочется как-то отметить… Ну, в общем, я приглашаю вас на новоселье!

- Ой, я не знаю… - Элина растерянно пожала плечами, - Игорь же сейчас так занят…

- Эля… - присев напротив, Дарья пронзала её своим взглядом, - Всё в наших руках! Мы с тобой всемогущие женщины, и несколько свободных вечеров для твоего мужа – абсолютно реальная мечта!

- Хорошо, я спрошу его…

- Спрошу?! – Дарья звонко расхохоталась, - Эля… Жена мужа не должна спрашивать! Она должна ставить его перед фактом!

- Ой, это не про моего мужа, - улыбнулась Элина, - моего мужа перед фактом не поставишь, у него на каждый факт – свой железный аргумент.

- Это ты его сама разбаловала.

- Нет, просто он такой человек.

- Это не так, - Дарья убедительно покачала головой, - он ничем не отличается от других людей, просто пользуется твоей бесхарактерностью.

- К сожалению, это так… - усмехнувшись не совсем весело, Элина снова уставилась в монитор, - Игорь не такой, как большинство. Его надо знать.

- А я тебе говорю, что это ты его совершенно не знаешь, - загадочно улыбалась Гринчук.

- Я?! Мы знакомы уже шестнадцать лет, и женаты – тринадцать… Уж кому его знать, как не мне.

- А я ещё раз говорю, что ты совершенно не знаешь своего мужа. Впрочем, мы отвлеклись. Я зову вас в гости, в субботу вечером. Сразу хочу сказать, что, кроме вас не будет никого. Так вышло, что на сегодняшний день вы – мои самые близкие люди.

- Я, конечно, только за… Но Игоря всё равно нужно спросить.

- За это не беспокойся. Его я приглашу сама. Согласится, как миленький…


В душе сетуя на то, что придётся разоряться ещё на один подарок, Элина, тем не менее, была рада, что появился лишний повод отправить Антона к бабушке. В этот раз Игорь не возражал, поскольку возражения были неуместны.

Оказавшись в квартире Дарьи, Элина с интересом разглядывала двухуровненые апартаменты немалой площади. Её собственные родители были далеко не бедными людьми, но всегда жили в обычной квартире, в которой теперь осталась Ирина Германовна. И даже их с Игорем «трёшка» новомодной планировки не шла ни в какое сравнение с элитным жильём Дарьи.

Между тем, хозяйка была как никогда радушна, и её радушие казалось Элине вполне искренним. Правда, её несколько удивила сервировка стола… Учитывая все нюансы, Элина ожидала увидеть на нём какие-нибудь экзотические блюда, но, вопреки всем ожиданиям, угощение напоминало, скорее, меню деревенской свадьбы: холодец, жареная курица, отбивные, «шуба» и ещё множество совершенно банальных блюд. Всё это показалось ей чрезвычайно странным, но, решив, что это не так уж и важно, она с удовольствием поужинала. По её просьбе стол был безалкогольным, но и без вина Дарья была сегодня в таком ударе, что без конца сыпала шутками, заливалась звонким смехом и даже пыталась утащить танцевать Элину.

Она без конца разглядывала и восхищалась подаренным гостями стильным светильником, так, что Игорь, полностью раскрепостившись, унёс его в соседнюю комнату, чтобы тот «не давил на психику хозяйке» - по его собственному выражению.

Вечер прошёл довольно весело, и, глядя, как Дарья искренне хлебосольничает, Элина про себя вот уже в который раз усомнилась словам Надежды. Да никакая она не коварная… Просто человек со сложным характером. Поэтому её и недолюбливают в коллективе… Но ей, Элине, не привыкать общаться со сложными людьми. Она нашла общий язык со своей начальницей, и, кто бы что не говорил, Дарья – нормальная девчонка… хоть это слово ей совершенно и не подходит.

Правда, странно, что муж Дарьи с дочерью не приехали на новоселье… Но, мало ли что… И не её, Элины, это дело.


***


Ответное приглашение, прозвучавшее из уст Элины в середине февраля, имело под собой не менее весомое обоснование: день рождения Игоря. Зная, что, кроме Кирилла и его гражданской жены Светланы к ним не придёт никто, Элина решила пригласить и Дарью. Приглашение та приняла с готовностью, и в назначенный час звонила в двери их квартиры.

Второй раз после новоселья Элина видела свою начальницу с уложенными в причёску волосами и с нанесённым на лицо лёгким макияжем. Вела себя Дарья более сдержанно, чем на собственном торжестве, видимо, стесняясь присутствия Кирилла и его девушки. Когда по просьбе женщин Игорь взял в руки гитару, Элина бросила на Дарью случайный взгляд. Какая-то тревожная волна прокалилась внутри… Дарья смотрела на Игоря так пристально, как будто хотела поглотить его своим взглядом… Элине пришло в голову, что так не смотрят на посторонних людей… Так смотрят только на л ю б и м ы х людей…

Впрочем, она быстро отмела эту мысль. Чушь. Зачем ей, Дарье, у которой такой крутой муж, её Игорь?.. Да и он – совсем не ловелас. Она, Элина, с трудом может представить его расточающим комплименты и «подбивающим клинья» к какой-нибудь представительнице прекрасного пола. Вот что-что, а это совсем на него не похоже. Он скорее может нагрубить.


…В этот раз именинник был настроен намного романтичнее, чем обычно, и после импровизированного концерта даже потанцевал – и со Светой, и с Дарьей, и с ней, Элиной. Будучи мужу лишь по плечо, Элина весело дурачилась, подставляя себе стул, чтобы казаться выше. Нечаянно соскользнув ногой с сиденья, она едва не упала, но, подхваченная супругом, тут же оказалась в его объятиях. Антон, который сегодня остался дома, сидел вместе со всеми за столом и весело смеялся шуткам родителей…


Поздно вечером, проводив Кирилла и Свету, Элина вернулась к столу.


- Даша, ты посиди немного, я грязные тарелки унесу, заодно чайник подогрею… - собрав со стола посуду, Элина вдруг ласково улыбнулась, глядя на мужа, - Давно у нас с тобой не было так весело!

- Эля, ты не беспокойся… - Дарья, напротив, почему-то выглядела грустной, даже подавленной, - Я тоже уже ухожу… Спасибо вам ребята, вечер был чудесный!


Уговоры остаться хотя бы на чай, не помогли – гостья упрямо собиралась домой.


- Так Игорь отвезёт! – глядя, как Дарья пытается набрать номер такси, Элина обернулась к мужу, - Отвезёшь ведь?

- Отвезу, конечно, какой вопрос, - пожав плечами, тот пошёл одеваться.


…Февральский промозглый ветер задувал так сильно, что его свист был слышен даже в салоне автомобиля. Подъехав к дому Дарьи, Игорь плавно притормозил, но пассажирка не торопилась выходить. Она задумчиво смотрела куда-то вперёд, откинувшись на спинку сиденья. Решив её не торопить, Игорь потушил фары.


- А ты совсем не такой, как о тебе говорят… - неожиданно нарушила молчание Дарья.

- И что же обо мне говорят? – чуть улыбнувшись уголками губ, он повернул к ней голову.

- Много чего…

- Ну, например?

- Что ты – эгоист… Что грубый, вспыльчивый…

- Наверное, я такой и есть.

- Нет… - она произнесла это тихо, всё так же глядя вперёд, - Ты совсем не такой.

- Ну, и какой же я?

- Тебя никто не хочет понимать… - она продолжала, не ответив на его вопрос, - Людям легче судить поверхностно… А в душу заглянуть в голову не приходит…

- Да я как-то уже привык, что меня никто не понимает.

- Знаешь… - в полутёмном салоне, под едва слышное урчание работающего двигателя, её голос звучал негромко, и, вместе с тем, проникновенно, - Я больше месяца наблюдала за тобой. Как ты приходишь, как раздеваешься, как садишься к компьютерному столу… Я многое про тебя поняла.

- Разве можно что-то понять по тому, как человек сидит за столом? – он удивлённо улыбнулся.

- Можно. Я понимаю человека с первого взгляда… - она, наконец-то, посмотрела на него.


Встретившись глазами с Дарьей, Игорь поймал себя на мысли, что это говорит не сама женщина, а её душа… Её голос звучал одновременно и печально, и ласково, а некрасивое лицо в полутьме казалось одухотворённым…

…Если бы только не этот её взгляд… Холодно-пронзительный, светло-голубой, он никак не вязался ни с этим проникновенным голосом, ни с этой печальной полуулыбкой…

И, всё-таки… что-то было в ней такое, что не исчезало бесследно, а оставалось в памяти, западало в душу…


- Тебе пора… - она произнесла эти слова полушёпотом и, прикоснувшись к его кисти, чуть сжала её своей ладонью, - У тебя тёплые руки… Это тоже о многом говорит.

- Пока живой, тёплые, - пошутил Игорь.

- Нет… - снова прошептала Дарья, - Бывает, что человек живой, и рука горячая… а возьмёшься – холод…

- Не знаю. Никогда не замечал.

- Это не каждому дано.

- А тебе?.. Дано?

- Мне многое дано. Я людей вижу за версту. А о тебе поняла всё сразу, как только увидела в первый раз. Ты – намного лучше, чем другие. Впрочем… тебе, действительно, пора. Тебя ведь ждут…

- Да, - Игорь слегка кивнул, - Дома меня всегда ждут.

- Ну, пока… - быстро убрав свою ладонь с его кисти, Дарья стремительно открыла дверь и выскочила из машины, - Ещё раз с днём рождения, и… И спасибо за этот вечер.

- Да не за что, - пожав плечами, бросил Игорь ей вслед, - пока.


…Услышав, как в замке поворачивается ключ, Элина тут же выбежала в прихожую.


- Ты чего так долго? – несмотря на улыбку, тревога так и сквозила в её взгляде.

- На заправку ездил, - снимая куртку, соврал Игорь, - а то завтра, как всегда, пока кое-кто на работу соберётся, времени не хватит.

- Это кто – «кое-кто»? – она игриво рассмеялась, обхватив его шею руками, - Что за намёки?!

- Это не намёки, - ненадолго прижав к себе, он поцеловал её в губы, - это констатация фактов. Кстати, о времени… теперь его будет ещё меньше.

- Почему?

- Тесть сказал, что, если я не хочу брать у него деньги, то он на них купит движок на «Октавию» и оплатит ремонт, но просит, чтобы я сам проследил за всеми манипуляциями и держал руку на пульсе СТО.

- А он не говорил, что собирается с ней делать? – Элина бросила пытливый взгляд на мужа.

- А ты по какому поводу интересуешься? – усмехнувшись, Игорь шагнул из прихожей в гостиную, - Надеешься, что он оставит её нам?

- Н-нууу… - она шутливо закатила глаза, - Может быть…

- Это ты с ним сама договаривайся. Моё дело до ума старую машину довести. Я ею не распоряжаюсь, ездил по доверенности… Тебе-то она зачем?

- А я, может, тоже хочу на права сдать… - пряча улыбку, она уселась рядом с ним на диван, - А то все девчонки за рулём, одна я всё время пешкодралом…

- Твоя начальница тоже ходит пешком, и ничего.

- У неё в Никольске есть машина, сама говорила.

- Эля, какой руль?! Ты пешком ходить не умеешь, спотыкаешься через шаг, какой тебе руль?!

- Почему это я не умею ходить пешком?.. – Элина обиженно опустила глаза, - Ну, и не умею… Тем более, нужно учиться ездить.

- Элька, всё, - Игорь резко поднялся, - тема закрыта. Пьём чай, и идём спать.


***


К удивлению Элины, на следующий день Дарья не заглянула к ней в кабинет ни утром, ни в обед, ни после обеда. Переживая, что та могла на что-нибудь обидеться, она сама решила зайти к Гринчук к концу рабочего дня.


- Привет, - вопреки опасениям, та приняла Элину довольно радушно, - ты где-то сегодня пропала…

- Я?! – Элина искренне удивилась, ведь обычно не она, а сама Дарья приходила к ней поболтать, - Я не пропадала, я весь день составляла сценарий смотра народных коллективов. Это тебя не было видно. Ты ни на что не обиделась?

- Что ты, Элечка… - Дарья подняла на неё пронзительный взгляд, - На что мне обижаться? Встретили, как королеву, проводили, как королеву… Накормили, напоили…

- Ну, вот насчёт напоили… У нас теперь все праздники проходят в безалкогольном режиме, - Элина виновато развела руками, - Так сложилось… Игорь не пьёт, а я не хочу, чтобы даже запах алкоголя присутствовал…

- Всё нормально! – Дарья сделала успокаивающий жест, - И без алкоголя было очень весело.

- Понимаешь… алкоголизм – страшная болезнь, и от него невозможно вылечиться. Его можно только приглушить, но стоит выпить рюмку, и всё снова вернётся. Я очень этого боюсь, поэтому и сама больше не употребляю, ни глотка. Раз Игорю нельзя, то и мне не нужно.

- Ерунда это всё, про болезнь, - нахмурившись, Дарья опустила взгляд, - это просто распущенность и отсутствие силы воли.

- Нет, - Элина убеждённо покачала головой, - сила воли тут ни при чём. Это – зависимость, и я нахлебалась этого сполна, поэтому знаю, о чём говорю.

- Ничего ты не знаешь. Распущенность это, и более ничего. Любой нормальный мужик может бросить пить на раз-два. Просто не хочет.


Что-то в тоне Гринчук настораживало Элину. Несмотря на уверения в том, что «всё нормально», в её голосе сквозила какая-то явная обида. Элина чувствовала, что и рассуждения об алкоголизме – ничто иное, как попытка «завести» её, но никак не могла понять, в чём провинилась перед начальницей.


«…Не обида… - обожгла внезапно осенившая её догадка, - Это – не обида… Это – ревность!»


Сам факт того, что Игорь нравился Дарье, не был для Элины открытием, но до сих пор она воспринимала его как побочный эффект его внешних данных, и ничего более серьёзного. Судя по разговорам её школьных подруг, тем тоже часто нравились чужие мужчины, без претензий на взаимность… Она наивно думала, что и у Дарьи чисто созерцательный интерес… В конце концов, у неё – своя семья, пусть и в другом городе. Элина часто признавалась самой себе, что ей даже нравится её теперешняя роль – роль «владелицы» объекта созерцания…

Видимо, она ошибалась.

Не справившись с внезапно накатившим желанием «проверить» свои догадки, она слегка нахмурила брови и приняла озабоченный вид.


- А мы вчера опять поссорились, - наблюдая за Гринчук краем глаза, Элина тяжело вздохнула, - и, как всегда, из-за пустяка…

- Что случилось? – Дарья тут же подняла на неё взгляд, - Вроде, всё было хорошо…

- Я хочу поступить на курсы по вождению, а Игорь против. При чём, категорически. Говорит, что я по земле-то ходить не умею, какие мне могут быть колёса.

- Он просто переживает за тебя… - вкрадчиво произнесла Дарья, - Потому, что любит.

- Не знаю, - Элина покачала головой, - он сложный человек, и совсем не умеет выражать свои чувства.

- А мне он показался другим. Он очень сильно тебя любит…


Последние слова Дарья произнесла совсем не искренне, это было хорошо заметно Элине. Ей показалось, что в глазах собеседницы блеснули слёзы.

Или – не показалось?..

Дарья не просто так избегает её сегодня…


- А, хочешь, я с ним поговорю? – Гринчук снова подняла на Элину взгляд: он был по-прежнему, пронзительно холодным, но, в то же самое время, каким-то вымученным, - Прямо сегодня, когда он придёт.

- Да не нужно, - Элина махнула рукой, - если Игорь сказал нет, значит, нет… Его очень трудно переубедить. Не стоит пробовать.

- Ты плохо знаешь меня, - улыбнувшись краешком губ, произнесла Дарья с долей хвастовства в голосе, - была у меня подруга в Никольске, так вот её муж – абсолютный дурак. Ничего ей не разрешал, ни косметикой пользоваться, ни танцевать, ни одеваться красиво… До тех пор, пока я его не перевоспитала.

- И как же ты его перевоспитала? – рассмеялась Элина, - Только не говори, что молоточком для отбивных.

- Почти, - та кивнула в ответ, - гантелей. Как-то подруга губы накрасила, а он схватил грязное полотенце, и хотел стереть помаду.

- И – что? – Элина всё ещё улыбалась, но слушала с нескрываемым интересом.

- На его беду, у них в гостях была я! – закинув ногу на ногу, Дарья горделиво подняла подбородок, - Схватила гантель, и предупредила, что, если ещё одна жалоба от подруги, его мозги останутся на зеркале в прихожей…

- Да ладно… - откровенное враньё было налицо, и Элина недоверчиво усмехнулась, - И он так сразу испугался?

- Испугался! – уверенно кивнув, Дарья повысила голос, - Зря не веришь! Я никогда в жизни не вру!

- Да нет, я верю, но… Если бы кто-то так сказал моему Игорю, то неизвестно, чьи мозги оказались бы на зеркале.

- Это потому, что ты такая! – судя по нарастающему возбуждению, Гринчук была крайне раздражена, и Элина лишний раз убедилась в своих догадках.

- А какая я? – она постаралась спросить это как можно непринуждённее.

- Ты не обижайся, но, если честно, то ты перед мужем стелешься, как тряпка! А мужчины любят, когда их воспитывают!

- Значит, у меня нет таких способностей, - заглушив в себе порыв ответить на явное оскорбление, Элина про себя удивлась резкой перемене настроения Дарьи, - не умею я мужчин перевоспитывать.

- А я многих так перевоспитала!

- И никто не дал сдачи? – Элина спросила это из любопытства посмотреть на реакцию собеседницы.

- Пробовали! – глаза женщины были полны какого-то непонятного Элине гнева, - Но мне давать сдачи очень чревато. Мне в детстве цыганка нагадала, что тот, кто причинит мне хоть малейшую боль, очень поплатится, возможно, даже жизнью.

- Знаешь… Я слышала о таких людях, - Элина заговорила совершенно серьёзно, - за которых, якобы, мстят какие-то высшие силы. Но это не дар, а наказание. Это не от Бога, а от дьявола.

- Нет, от Бога! – тоном, не терпящим возражений, произнесла Дарья, - Я спрашивала священника, и он сказал, что это – Божий дар, и что за каждую мою слезинку Бог будет карать!

- Но это невозможно. Все когда-нибудь плачут… Получается, даже если ты будешь не права, за твои слёзы последует наказание?!

- А вот так мне написано по судьбе.


От гневного взгляда Дарьи, которым она наградила Элину, и чуть ли не зловещего тона, каким она произнесла последние слова, Элина невольно вздрогнула. Тон и реакция Гринчук были похожи на истерику, только тщательно замаскированную под справедливый гнев…

Решив больше не накалять обстановку, Элина сослалась на незаконченную работу и ушла в свой кабинет.


Теперь она не сомневалась: Дарья откровенно ревновала к ней Игоря… Это было обозначено всеми её поступками и словами.

Но, с другой стороны, раз она так болезненно реагирует сейчас на Элину, то и сама прекрасно понимает, что Игорь для неё – несбыточная мечта.

И ей, Элине, переживать не стоит. Во всяком случае, пока – не стоит.

А Дарья… В конце концов, она перебесится и успокоится…


***


После работы, усевшись к мужу в автомобиль, Элина решила озвучить мысль, которая преследовала её после разговора с Гринчук.


- Игорь, давай, всё же, возьмём у папы деньги и рассчитаемся с Дарьей. Меня очень гнетёт этот долг, правда.

- Ну, привет, - усмехнувшись, он бросил на жену короткий взгляд, - Сергей Николаевич сегодня уже перегнал оплату за новый движок, обещали через неделю привезти.

- Он же не потратил на него всю сумму, давай, возьмём, сколько осталось от обещанного…

- Слушай, у меня совесть всё-таки есть. Он и так, по-моему, оставит старую машину нам после ремонта. У меня язык не повернётся сейчас просить деньги. Что ты паникуешь? Мы же всё обсудили, кажется…

- Мне не очень нравится зависимость от Дарьи.

- Раньше нравилась…

- И раньше не нравилась. Просто я не говорила.

- Всё, Элька, назад дороги нет. Не переживай, рассчитаемся.


Она не стала продолжать разговор. Игоря всегда было трудно переубеждать, и каждый подобный спор мог в любую минуту вылиться в крупную ссору.


- Ты иди домой, - притормозив возле их дома, Игорь кивнул жене, - я подниматься не буду, сразу поеду в ДК.

- Может, хоть чаю попьём? – выбравшись из машины, она снова заглянула в открытую дверь, - А потом поедешь.

- Нет, - покачал он головой, - раньше уеду, раньше вернусь. Всё, закрывай дверь, салон выстудишь.


Приехав во Дворец культуры, он поднялся на второй этаж и заглянул в дверь Гринчук.


- Привет! Я что-то задание на сегодня так и не понял… Где и что зависло?

- Привет, - увидев его, Дарья улыбнулась, - может, сначала – чаю?

- В принципе, можно, - войдя в кабинет, Игорь снял куртку и присел у стола, - только кофе.

- Тогда и я – кофе! – она радостно суетилась, доставая чашки и вазу с конфетами, - Представляешь, даже на обед сегодня не ходила, всё какие-то проблемы решала.

- Да я сам редко обедаю, если честно. Привык только ужинать, - Игорь улыбнулся и придвинул к себе чашку с кофе, - даже в выходной, если Элька не заставит пообедать, могу до самого вечера не есть.

- У тебя заботливая жена, - Дарья произнесла эти слова как-то многозначительно, едва улыбаясь краешком губ.

- Да не жалуюсь. А, вообще, конечно, это вредно. Так что советую обеды не пропускать.

- Это твоей жене с её фигурой можно не пропускать обеды… А мне, увы, приходится держать себя в форме…

- Да ладно… - Игорь невольно окинул женщину взглядом: довольно короткое платье и чёрные прозрачные колготки скрашивали видимые недостатки; впрочем, телосложение Дарьи можно было назвать если не стройным, то вполне сносным.

- Кстати… - она довольно изящно развернула конфету и положила её рядом с чашкой, на блестящий фантик, - Я купила себе новый системник. Программное обеспечение базовое, а хотелось бы установить ворд, фотошоп и другие примочки… Поможешь?

- Да без проблем, - Игорь пожал плечами, - скажешь, когда заехать.

- Неловко просить… Был бы ноутбук, я принесла бы его сюда… Но системник ведь не понесёшь…

- Да чего там неловко… ты же нам помогла, давай, хоть я чем-нибудь помогу.


…Беседуя с Дарьей, Игорь не мог избавиться от странного чувства… Оно появилось у него ещё вчера, когда он подвозил её домой. Чувство это было сродни магнитному притяжению – так ему показалось… Сегодня же, оказавшись с ней наедине, он понял, что не ошибался. Нет, он не собирался заводить с ней какие-либо отношения… Дарья была даже не в его мужском вкусе… Но, вместе с тем, его тянуло к ней как магнитом.

Он слушал себя и не переставал удивляться… За все годы жизни с Элиной такое случилось с ним в первый раз… Игорь даже подумал, что к Эльке он никогда не испытывал такого чувства…

Оно, это чувство, не было основано на инстинктах. Оно шло из глубины его души, и не носило взрывного характера, скорее, было спокойным, но совершенно непреодолимым. И этот её высокий голос, и звонкий, рассыпчатый смех, и этот ни на кого не похожий взгляд – всё это буквально завораживало, заставляло подчиняться её воле…

Воля. Да, воля у этой маленькой женщины, несомненно, есть. Элька… она – податливая, уступчивая, слишком мягкотелая… Дарья же была из тех, кто не сдавался просто так… с кем нужно было побороться… И борьба эта была, несомненно, интересна, даже если ей не суждено было закончиться победой.


Думая так, Игорь одновременно слушал журчащий голос Дарьи. Ему вдруг показалось, что рассказывая о себе, она тоже думает совершенно о другом…


- Ничего себе… - случайно бросив взгляд на часы, он как будто очнулся от сна, - Девять часов… А я ещё к работе не приступал.

- А у тебя сегодня нет работы… - чуть наклонив голову, Дарья улыбнулась.

- Нет?.. – удивлённо переспросил он, - А зачем тогда меня вызывали?

- Это я тебя вызвала. А зачем… Ты ещё не догадываешься?..


…В общем-то, он догадался уже давно, но всё ещё не был уверен в своей догадке…


- У тебя красивое платье… - не зная, что ответить, он сказал первое, что пришло ему в голову.

- Это всё, что ты хочешь мне сказать?.. – она, не мигая, пронзала его насквозь своим взглядом.

- Я пока не знаю… - несмотря ни на что, он не был пока готов к этому разговору, - Я…

- Тогда я скажу… - перебив на полуслове, Дарья накрыла его кисть своей ладонью – так же, как вчера, в машине, - Я скажу тебе сама… Хотя… хотя, ты и сам всё понял…


Глава 10.


Когда Игорь вернулся домой, часы показывали одиннадцать вечера. Ещё поднимаясь по лестнице, он представлял, что скажет ему Элина. Впрочем, её реакция на его позднее возвращение была вполне предсказуема… А вот что скажет он?..

В принципе, он перед ней ни в чём не виноват. Между ним и Дарьей не произошло ничего из ряда вон выходящего… Долгий разговор – не измена…

Но на душе было не просто неспокойно… Он ловил себя на мысли, что, если сегодня он не ответил Дарье взаимностью, это не значит, что в следующий раз он сможет себя сдержать.

А, если быть совсем откровенным, то он знает наверняка, что не будет сопротивляться своим чувствам. А они, эти чувства – есть… И сегодня он понял это окончательно.


- Где ты был? – Элина, вся бледная от переживаний, стояла в прихожей

- У вас, во дворце, - закрыв дверь, Игорь устало снял куртку и ботинки, - чего ты не спишь?

- Как ты думаешь, я могу спать?.. – она говорила вполголоса, не отрывая от него полного тревоги взгляда, - Почему ты не ответил на мой звонок?

- Это ты у своей начальницы спроси, - он старательно изобразил ворчливый тон, - запустила какой-то вирус в компьютер, что еле вылечил.

- А почему трубку не брал?

- Потому, что не слышал. Ты меня допрашивать будешь, или покормишь всё-таки? – громко топая, он прошёл в кухню, - С этой второй работой мне уже и спать некогда, скоро до утра начну там зависать.

- А почему ты не слышал телефон? – поставив на плиту сковороду с ужином, Элина повернулась к мужу.

- Слушай, ты меня уже достала! – он со злостью отшвырнул стул, на который хотел присесть, - Что у вас, у баб, за натура такая поганая?! Видит, что мужик с ног валится, так нет же, надо ему весь мозг вынести!

- Ладно, садись, ешь… - уже жалея, что завела этот разговор, Элина сбавила тон, - Слышишь?

- Жри теперь сама! – он стремительно вышел из кухни и направился в ванную.

- Игорь!..

- Да пошла ты!..


Стоя под душем, он яростно намылил мочалку, но потом, со злостью бросив её на дно ванны, сам уселся рядом и, положив локти на подогнутые колени, уронил на них голову.

Понимая, что ни за что обидел Элину, Игорь пытался справиться с нарастающим чувством вины.

Хорошо, наверное, тем, кто умеет виниться… Ему это не дано от природы. Ну, не умеет он извиняться, «рассыпаться в любезностях», по его же собственному выражению… И, чем больше ждут от него покаяния, тем сильнее его неприятие того, перед кем надо бы покаяться… И… тем сильнее злость на самого себя…

Ну, не может он, не умеет просить прощения!.. В душе готов тысячу раз сказать «прости»… А вот вслух – никогда.

И, всё таки, зря он так сейчас сорвался на Эльку. Как ни крути, она – права… И телефон он слышал… просто не стал брать трубку. Потому, что знал, что сказать ей нечего. Потому что врать не хотелось, а сказать правду было просто невозможно. Не скажешь, ведь, на самом деле, что нет сил сейчас расстаться с этой необыкновенной женщиной… Что ему хочется и хочется слушать её проникновенный голос, её речи – о нём… И что таких речей он не слышал ни от кого и никогда… Он привык, что его считают за психа, за эгоиста… Он сам привык считать себя и психом, и эгоистом.

То, что говорила о нём Дарья, Игорь слышал впервые. Впервые кто-то сказал ему, что он – добрый, заботливый, умный, ответственный…

«Я почувствовала тебя сразу…» - эти слова Дарья повторяла вновь и вновь. Её голос звучал так проникновенно, что он даже не смог возразить – по привычке.

«Ты совсем не такой, каким тебя видят другие…»


Она – единственный на свете человек, кто понял его с одного взгляда…

Элина… Да, она любит его… Но он никогда не слышал от неё таких слов. И не услышит, потому, что она живёт с ним по инерции, не меняя мнения и не пытаясь взглянуть на него с другой стороны… Потому, что она сама – инертный человек. Добрая, уступчивая… Но ради неё ему никогда не хотелось совершить ни одного настоящего поступка.

Да, именно так. Он только что понял это… Раньше он и сам смеялся над этими словами. Ну, какие поступки?! Ерунда какая-то… А теперь… теперь всё изменилось. Он чувствует, что ему, действительно, хочется что-то сделать… он толком не знает – что, но – хочется!.. Это так необычно!.. Душа как будто раскрылась, она рвётся куда-то… Рвётся неумолимо.

Впрочем, он знает, куда рвётся его душа… Это накатило так внезапно, что он пока не может привыкнуть к своему новому состоянию. Нет, с Элькой, натурально, такого никогда не было.

Но обидел он её зря…


- Спишь?.. – улёгшись рядом на спину, он провёл рукой по её телу.

- Нет… - судя по всхлипам, она плакала в подушку.

- Не обижайся…

- Я не обижаюсь.

- Зря я на тебя сорвался. Честно, сильно устал… А телефон не слышал, потому, что звук сам по себе отключился, на моём это бывает.

- Ужинать будешь? Там ещё не остыло.

- Уже расхотелось. Ты спи…


***


Концерт, посвящённый Дню защитника Отечества, должен был состояться накануне праздника, двадцать второго февраля, и, позвонив Игорю, Элина с содроганием в душе предупредила, что вынуждена остаться после работы на представление – её подруга Надежда, бессменная ведущая, внезапно заболела, и Дарья обратилась к Элине с просьбой заменить ту на сцене.


- Элиночка, больше просить некого, учитывая внезапность изменившихся обстоятельств.

- А почему раньше не сказали? – Элина была совсем не в восторге от просьбы, но отказать не могла, поскольку и раньше заменяла штатных ведущих, - Я же совсем не готова.

- Ну, что ты, - Дарья изобразила на лице восхищение, - парикмахерская на первом этаже, мы всё оплатим, а платьев в костюмерной полным полно. Мы же профессионалы!


Нехотя кивнув, Элина тут же набрала номер Игоря.


- Да, хорошо… - вопреки её опасениям, он согласился как-то необычно легко, - Во сколько примерно вернёшься?

- Программа очень большая, часа на два с половиной. Не раньше десяти, я думаю.

- Ну, ладно… - ей показалось, что он говорит как-то неуверенно, - А Антон? Дома будет или у тёщи?

- Вообще-то, он просится ко мне.

- Ну, пусть идёт…

- А ты? Не придёшь? Концерт неплохой, и Кирилл опять будет…

- Не знаю, Эля… - Игорь слегка замялся, - Я ещё на работе, ждём машину с оборудованием, неизвестно, когда придёт.

- Если сможешь, приходи!


Её немного успокоило то, что Игорь задерживался на основной своей работе. После того, как он на днях пришёл слишком поздно с подработки, в душе Элины поселилась тревога. Хотя муж объяснил свою задержку, что-то в его поведении настораживало. Он сорвался тогда на неё совершенно беспочвенно, за безобидный, по сути, вопрос. После этого он ещё дважды приезжал в ДК по вечерам, но, даже возвращаясь в обычное время, выглядел каким-то странным: и взволнованным, и растерянным одновременно. Наблюдая за Дарьей, Элина не находила в той каких-либо перемен, и слегка успокоилась.


Сидя в кресле парикмахерского салона, расположенного в их Дворце культуры, она размышляла о том, с какой лёгкостью муж согласился на то, что она задержится на концерте. Обычно такие вещи он воспринимал в штыки, а тут…

Антон, который приехал к ней в назначенный час, немного поднял настроение, и, усадив его за кулисами, Элина торопливо изучала сценарий.


- Ну, что, Элина Сергеевна, не подкачаем? – Александр, второй ведущий и вечный напарник заболевшей Надежды, улыбнулся перед тем, как выйти на сцену.

- Не подкачаем! – ещё раз оглянувшись на сына, Элина кивнула ему и нажала на кнопку пульта, соединяющего сцену с аппаратной звукорежиссёров, - Мальчики, фанфары пошли!..


Работа на сцене полностью отвлекла её ото всех мыслей и проблем, но, дождавшись небольшого антракта, Элина попыталась набрать номер Игоря. Он так и не приехал к ней, и она решила, что он всё ещё у себя на работе.

Слушая длинные гудки, она всё ждала, что он вот-вот снимет трубку… Но звонок так и остался без ответа.

Она ещё раз попыталась позвонить ему уже после концерта, но результат был точно таким же – Игорь молчал.


Ей ничего не оставалось, как, собравшись, вызвать такси.


- А папа что, нас не заберёт? – Антон удивлённо смотрел на мать, - Ма, почему мы на такси?

- Он не отвечает… - чувствуя, как в груди что-то сжимается, Элина назвала таксисту их адрес.


- Может, он спит? – предположил мальчик.

- Может и спит… - ответив машинально, Элина набрала номер отца, - Папа, добрый вечер… А ты не в курсе, Игорь всё ещё на работе?

- А что ему там делать в такое время? – удивление Сергея Николаевича было абсолютно искренним.

- А… Он говорил про какое-то оборудование…

- Оборудование?..

- Ну, да, машина должна подойти с оборудованием… Или я не так поняла?..

- Ты не так поняла, - отец по-доброму усмехнулся, - оборудование придёт двадцать шестого, а сегодня его только готовят к отправке. Ты что, Игоря потеряла?

- Да нет… - встревожившись ещё больше от услышанного, Элина с трудом придумывала на ходу оправдание своему звонку, - Просто я сегодня вела концерт, и, видимо, в спешке не так его поняла. Звоню ему, а он не отвечает. Наверное, спит… А я вспомнила про оборудование, и решила тебе позвонить… Извини, папуль… Это у меня в голове всё перемешалось.


Закончив разговор, Элина уставилась в боковое стекло: они уже ехали по своей улице. Внезапно осенившая догадка буквально обожгла всё внутри…


- Притормозите вот здесь, пожалуйста, буквально на пару минут… - обратившись к водителю, она обернулась к сыну, - Антош, посиди в машине, я сейчас…

- Ты куда?! – тот изумлённо смотрел ей в след.


…До дома, где жила Дарья, от проезжей части было около ста метров, и Элина преодолела их буквально за пару минут. Подбежав к подъезду, растерянно оглянулась вокруг…

…Их новую «Мазду» она увидела не сразу – в длинном ряду припаркованных во дворе автомобилей их машина особо не выделялась в слабом свете ночных фонарей. Только пробежавшись вдоль всех авто, она остановилась у своего…

К обжигающей волне в груди добавилась жуткая физическая боль. Ей показалось, что огромные клещи сдавили грудную клетку.

Значит, Игорь – здесь… И как она сразу не догадалась?.. Ведь Гринчук не осталась на концерт. Она и Игорь – у неё дома. А то, что он не берёт трубку, только подтверждает самые худшие догадки.

Вспомнив, что в такси её ждёт сын, Элина с огромным трудом справилась с порывом подняться в квартиру Дарьи. На деревянных ногах она вернулась к ожидавшему её на обочине такси.


- Мам, ты куда бегала?! – Антон так и смотрел изумлённо своими глазищами цвета морской волны.

- Да мне показалось, что увидела папину машину… - отчасти соврала она сыну, - Ошиблась.


Дома, раздевшись, она согрела Антону ужин, но сама за стол так и не села: кусок не лез в горло. Дождавшись, пока мальчик уйдёт к себе, Элина немного дала волю своим эмоциям, молча вышагивая из прихожей в кухню и обратно – так, чтобы не было слышно Антону. Ей хотелось разрыдаться: громко, в голос, но она молчала, только судорожно вздыхая и закрывая щёки ладонями.


Она не знала, как вести себя, когда Игорь вернётся. Если бы он предупредил, что по какой-то надобности заедет к Дарье, она бы не стала так волноваться… Но он соврал ей про машину с оборудованием… не ответил ни на один её звонок… В конце концов, он не забрал их с Антоном с концерта, и им пришлось ночью ехать на такси...

Нет, всё это очень серьёзно… Но – как?! Почему?! Неужели он – мог?..


А, вдруг, она зря себя накручивает?.. Вот сейчас он придёт и рассеет все её сомнения. Да мало ли что бывает в жизни?!


…Ей показалось, что прошла целая вечность, пока ключ повернулся в замке.


- Где ты был?.. – она стояла в прихожей, прямо напротив двери.

- На работе, - он даже не позаботился об искренности тона.

- Это неправда. Ты мне наврал…

- Ну, хорошо, - сняв ботинки, Игорь устало распрямился, - я был не на работе.

- А где? – она пытливо всматривалась ему в глаза.

- Я устанавливал программы на компьютер одному человеку.

- Кому?

- Ты его не знаешь.

- А, если, знаю? Не ври, Игорь. Я видела твою машину у дома Дарьи.

- Ты что, следила за мной?

- Да, следила. Если это можно назвать слежкой.

- Зачем тогда весь этот допрос?

- Ты… - она схватила его за рукава рубашки , - Ты изменил мне?.. Да?.. Ну, что же ты молчишь?! Да?..

- Нет… - он устало повёл головой и попытался сбросить её руки, - Я тебе не изменил.

- Не обманывай… Пожалуйста…

- Эля, я не обманываю. Если честно, я жутко устал.

- Ты что… не понимаешь?! – она не выдержала, и слёзы градом покатились по лицу, - Что я должна думать?! Не отвечаешь на звонки… машина в её дворе… Наврал про оборудование… Игорь, скажи правду… Это будет лучше всего!

- Ну, хорошо… хорошо… я скажу тебе правду… - в конце концов убрав её руки, он тяжело двинулся в кухню, - Хотя я жутко хочу есть и спать.

- Она тебя, что, не накормила?.. – с горечью усмехнулась Элина.

- Послушай… - повернувшись к ней, муж смотрел на неё, каким-то измученным взглядом, - Я туда не ужинать ходил. Твоя Дарья купила системный блок. И попросила закачать разные проги.

- Она что, сама не умеет? – снова усмехнулась Элина – теперь недоверчиво, - Я, например, сама себе всё закачиваю, даже тебя не прошу!

- Угу… - Игорь скептически улыбнулся уголком губ, - Закачиваешь-то ты сама, а систему потом восстанавливать мне приходится… Или нет?

- Ты сейчас не о том говоришь! - не выдержав, Элина с размаху стукнула ладонью о стол, - Почему ты оказался у неё?! Почему ты мне не сказал?! Почему ты мне наврал?!

- Слишком много «почему»… - помрачнев, он поднял на жену тяжёлый, исподлобья, взгляд, - Потому, что знал заранее, что ты устроишь истерику! Потому, что знал, что у тебя концерт, и не стал портить тебе настроение, ведь ты бы вся извелась, как же… поехал человеку доброе дело делать!..

- Не ври!.. – Элина сорвалась на крик, - Откуда ты знал, что у меня концерт?! Я только вечером тебе сказала!..

- Потому, что мне сказала Дарья! Ещё днём! – он тоже повысил голос, - Ты не знала, а я знал, просто некогда было тебе звонить!..

- Тогда почему ты опять не отвечал на звонки?!

- Да потому, что знал, как ты всё это воспримешь!.. ты же не можешь без истерик!.. Я смотрю, у тебя что-то с психикой происходит, или, скажешь – нет?!


Вся в слезах, она ушла в ванную. Если бы он просто предупредил её… сказал бы сразу всё, как есть… Ну, разве бы она сейчас кричала на весь дом?! Разве дело в том, у кого и сколько он был?! Наверное, он не врёт, и, действительно, занимался компьютером Дарьи… Но дело-то в том, что он её обманул…


- Хватит ныть… - заглянув в ванную, супруг глядел на неё зло и холодно, - Дай мне поесть, и я пойду спать.


Покорно поднявшись, она прошла на кухню и включила плиту. Накатила жуткая усталость, будто кто-то выжал её всю, выкрутил по последней капельки жизненных сил…


Если он не будет разговаривать с ней и завтра, и послезавтра, значит – не врёт, и считает себя правым.

Если же утром подойдёт как ни в чём не бывало… Значит – виноват…


«Пусть лучше не разговаривает… хоть целый месяц… хоть год…»


***


Проснувшись утром и выйдя на кухню, Элина застала там мужа – тот, против обыкновения, сам разогрел чайник и уже пил кофе.


- Привет… - она бросила на него осторожный взгляд, - Чего меня не разбудил?

- Чего тебя будить… - он ответил довольно мрачно, - Спи.

- Сейчас… - она открыла холодильник и стала накрывать на стол.

- Не хочу, - бросил Игорь, - можешь не заморачиваться.

- Ну, чего ты на меня обижаешься?.. – присев напротив, она пыталась поймать его взгляд, - Поставь себя на моё место.

- А ты себя на моё поставь, - он посмотрел на неё исподлобья, - я пашу на двух работах, не пью, не таскаюсь нигде… Прихожу домой, а мне вместо покоя – такие вот разборки, да ещё на праздник.

- Ну, не обижайся… - Элина поднялась и шагнула из кухни, - Я сейчас…


Вернувшись через минуту, положила перед мужем стянутый праздничной лентой свёрток.


- Это тебе…

- Мне ничего не нужно, - он отодвинул свёрток в сторону и, поднявшись, вышел в гостиную.

- Ну, ты хоть посмотри… - робко улыбаясь, Элина вышла следом, - Я знаю, что ты хотел новую видеокамеру… Но дорогую купить пока не получается, а дешёвую брать не стоит… Я купила тебе джемпер. Он очень красивый…

- Я сказал, что мне ничего не нужно.

- А я выбирала… - чувствуя, как глаза вновь наполняются слезами, Элина оставила свёрток рядом с мужем и снова ушла на кухню.


Игорь давно говорил про видеокамеру – старая, которую когда-то подарили им родители Элины, уже выходила свой срок, и они ею почти не пользовались, снимая видео либо на телефон, либо на фотоаппарат. Но Игорь всё время сетовал, что качество снимаемого материала оставляет желать лучшего, и что сейчас обязательно иметь под рукой хорошую видеокамеру.


Решив, что этот подарок ей сейчас не потянуть, Элина купила ему новомодный джемпер, и очень хотела, чтобы Игорь его примерил. Но он даже не посмотрел…


Радуясь уже тому, что он сидит дома, перед телевизором, она накормила завтраком сына и принялась готовить праздничный обед. За то, что она вчера вела концерт, сегодня её освободили от участия в других мероприятиях, и весь день она предполагала провести дома со своими мужчинами.


Она никого не ждала, и прозвучавший после обеда звонок застал её врасплох – решив испечь пирог, Элина возилась на кухне с тестом. Быстро сполоснув руки водой, она выскочила в прихожую.


- Добрый день! Не ждала? – Дарья, благоухающая дорогим парфюмом, радостно стояла на пороге.

- Привет… - несколько растерявшись, Элина посторонилась, жестом пригласив гостью войти, - Проходи!

- У меня к вам сразу два дела! – судя по сияющему виду, настроение у Гринчук было превосходное.

- Два дела? – наблюдая, как та снимает пальто, - рассмеялась Элина, - Интересно…

- Одно – к тебе… - пригладив перед зеркалом волосы, Дарья обернулась к Элине, - А другое – к твоему дражайшему супругу.

- Проходи в гостиную… - несмотря на нахлынувшие эмоции, Элина играла роль радушной хозяйки, - Я как раз собиралась накрывать стол.

- Помочь? – гостья с готовностью шагнула вперёд, - А то я смотрю, ты вся в заботах…

- Нет, я сама, - увидев выходящего из спальни мужа, Элина кивнула ему на Дарью, - у нас гости…

- Добрый день… - поздоровался тот на удивление сухо.

- Добрый день! – Дарья, напротив, не меняла радостного тона, - Очень надеюсь, что в вашей семье все дни будут добрыми!


Решив, что пирог подождёт, Элина убрала тесто и позвала к столу Антона. Он неё не укрылось, что Игорь старательно отводит от гостьи глаза. Гостья же, напротив, казалась радостно возбуждённой.


- Сначала я скажу, с чем пожаловала… - не выпуская из рук стакан с безалкогольный коктейлем, Дарья посмотрела на Элину, - Первое дело у меня к тебе, Эля. Я пришла извиниться за вчерашнее.

- За что именно? – Элина бросила на неё короткий взгляд.

- За то, что заставила тебя поволноваться… - Дарья многозначительно улыбнулась, - Я уверена, что ты вчера сильно переволновалась за своего мужа. Но он ни в чём не виноват, и ругать нужно только меня!

- А я его не ругала, - пожала плечами Элина, - за что мне его ругать?

- Если честно, то на твоём месте я бы его даже поколотила!.. – рассыпавшись звонким смехом, Гринчук перевела взгляд на Игоря, - Но ты мудрая женщина, и следов побоев на нём я не вижу!

- Попробовала бы она… - процедил сквозь зубы Игорь, обращаясь неизвестно к кому.


От его тона Элину бросило в жар. Реплика мужа была совсем не шутливой, а вполне серьёзной, и прозвучала как явная угроза. Опустив глаза, Элина уже в который раз почувствовала, как они наполняются слезами.


- А ты лучше помолчи! – всё так же, веселясь, Дарья повернулась к Игорю, - а то получишь от меня, и не посмотрю, что я у тебя в гостях!

- С вами только так и надо… А то совсем обнаглели… - произнёс он совершенно другим тоном – похожим на шутливое ворчанье, болью отозвавшимся в груди Элины.


Дарья настолько откровенно демонстрировала своё превосходство и умение манипулировать Игорем, что у Элины уже не раз возникало желание сказать в ответ какую-нибудь грубость, но она изо всех сил сохраняла спокойствие.


- Я купила себе новый системник… - Дарья снова обратила на неё своё внимание, - И попросила Игоря довести его до ума, я ведь сама совершенно не разбираюсь во всех этих программах. Хотела после праздников, но мне срочно понадобился фотошоп… И я вчера позвонила твоему мужу, без твоего ведома. Просто у меня не было времени на разговоры, и нужно было знать наверняка, согласится он или нет. А он согласился… Хотя сначала хотел ехать к тебе, на концерт. Я ему про концерт сразу сказала… В общем, ты не хуже меня знаешь, что такое предпраздничные дни, поэтому не мне тебе объяснять, как можно закрутиться! Я вчера могла тебе тысячу раз позвонить и сказать, что Игорь занимается моим компьютером. Но я сама уходила к соседке, и мы так с ней заболтались, что я совсем забыла! Представляешь?!

- Представляю, - Элина сдержанно кивнула, - но у нас всё нормально.

- А, когда я вернулась от соседки, Игорь спал у меня в кресле… Потому, что было уже поздно. Он ждал, когда я вернусь, но не мог меня позвать, потому, что я не взяла с собой мобильник, а он не знал, к какой именно соседке я ушла!


Закончив свою речь рассыпчатым смехом, Дарья снова взяла в руки коктейль.


- Извиняться не за что, - Элина через силу улыбнулась, - у нас всё хорошо. Я, конечно, немного переживала, но Игорь вернулся и всё рассказал.

- Ну, вот, у меня камень свалился с души! – Дарья изобразила вздох облегчения, - Значит, можно приступать ко второму делу!


Она внезапно встала из-за стола и, выйдя в прихожую, тут же вернулась с пакетом.


- Игорь и Антон! – встав напротив них, Гринчук приняла торжественный вид, - Я хочу поздравить вас с праздником и подарить вам по скромному подарку…

- Какие ещё подарки?! – Игорь недовольно нахмурился, - Что ты ещё выдумываешь?..

- Подарки самые обыкновенные… - достав из пакета небольшую плоскую коробочку, Дарья протянула её Антону, - Это тебе, Антоша!

- Спаси-и-и-бо… - глядя на новый планшет, мальчик удивлённо вскинул брови, - Ничего себе!..

- А это – тебе… - каким-то приглушённым голосом произнесла гостья, протягивая подарок Игорю, - Для памяти… И на память.

- Что это?.. – тот с не меньшим удивлением уставился на свою коробку, - Это – камера?!

- Камера… - довольно кивнула Дарья, - Я подумала, что такая вещь в доме всегда пригодится.

- Нет… - отчаянно замотав головой, Игорь поднял на неё глаза, - Такой дорогой подарок я принять не могу…

- Может быть, не нравится?.. – теперь Дарья изображала растерянность, - Честное слово, ребята, я хотела как лучше…

- Нравится, и даже очень… Но это чересчур дорого, - Игорь, тем не менее, открыл упаковку и вытащил аппарат, - Ладно бы день рождения… А то – просто день защитника…

- Я подумала, что тебе будет приятно… Ведь столько событий может быть впереди… Может, ещё дочку будете на неё снимать!

- Вот это – вряд ли, - Элина, которая молчала всё это время, подала голос.

- Почему?! – Дарья пронзила её своим взглядом, - Вам ещё не поздно…

- Даша, спасибо, конечно… - по всему было видно, что Игорь испытывает крайнюю неловкость, - и мне совершенно не хочется обижать тебя отказом… Но, всё же, это слишком шикарно для меня.

- А я думаю… - Дарья снова загадочно улыбнулась, - Я думаю, что уже в скором времени этот подарок не будет казаться тебе таким шикарным.

- Почему?

- Потому… - она перевела взгляд с него на Элину, - Потому, что в скором времени Элину Сергеевну, возможно, ожидает повышение в должности!

- Меня? – Элина недоверчиво улыбнулась, - И это вряд ли.

- А вот и не вряд ли… Пока ничего не буду обещать… Но, возможно, скоро мой пост освободится… А ты, Эля, самая подходящая кандидатура на должность заместителя директора.

- А ты куда?

- Пока секрет…


…Игорь снова поехал провожать Дарью, но на этот раз Элина проводила их спокойно. Не может человек играть настолько искренне, чтобы ни у кого не вызвать подозрения во лжи! Видимо, не обманывают – ни она, ни Игорь…

Да и предложение о повышении говорит только о том, что Дарья не собирается устранять её, Элину, как соперницу… Ну, нравится ей Игорь, что ж тут поделаешь… Её проблемы.

А она, Элина, может спать спокойно.


Глава 11.


Остановившись у дома Дарьи, Игорь тут же потушил фары и выключил загоревшийся в салоне свет. Он знал, что женщина не сразу покинет автомобиль. Впрочем, знать он не мог, он мог лишь догадываться.

Дарья волновала его всё больше и больше, и, находясь рядом с ней, он чувствовал теперь не просто притяжение… Нет, это было не притяжение, а непреодолимое влечение, природы которого не мог бы разгадать ни один эстет. Впрочем, какая разница, что за природа заставляет раскрываться душу при виде этой, на первый взгляд, откровенно непривлекательной маленькой женщины… Что значит внешняя красота по сравнению с какой-то чудовищно влекущей силой, исходящей от неё?

Глядя на Дарью, Игорь совершенно не замечал ни этих узких губ, ни большого, нависшего над верхней губой, мясистого носа, ни тёмной кожи, в просторечье называемой «кирзовый сапог»… Все её черты представлялись ему сейчас без разделения на «красивые» и «некрасивые» части тела, и вызывали всё нарастающее желание этим телом обладать.


Он был готов сделать первый шаг, однако, судя по вчерашнему вечеру, проведённому им в её квартире, женщина затеяла некую игру… Она провела его в спальню, где показала новый системный блок и, усадив за монитор, куда-то надолго отлучилась.

Устанавливая ей программу за программой, Игорь ловил себя на мысли, что только и ждёт её возвращения. Вид полуразобранной кровати невольно усиливал это ожидание. Вернулась Дарья лишь через полтора часа и, присев рядом, какое-то время внимательно наблюдала за его работой.

Взгляд мужчины то и дело соскальзывал с монитора на её открытые до середины бедра ноги – переодевшись в лёгкий короткий халатик, Дарья совершенно не заботилась о раскрывающихся полах, так, что в один прекрасный момент мужская рука неожиданно легла ей на колено…


«Ты, наверное, перепутал с мышкой…» - она целомудренно переложила его кисть на компьютерную мышь.


…Если бы Игорь посмотрел в этот момент на её лицо, то сразу бы понял, каких усилий стоил ей этот жест. Поджав и без того узкие губы, Дарья дышала глубоко, почти беззвучно, высоко вздымая слишком большую для её роста и комплекции грудь…

Возможно, она ждала от него более решительных действий. но он послушно заводил мышью, продолжая свою работу… Нет, к таким играм он явно не привык… и совершенно не умеет играть роль страстного мачо… Даже несмотря на желание оказаться сейчас в одной постели с её хозяйкой, поведение животного, бросающего свою добычу вот на это мягкое ложе – не его стиль… Да, он бывает грубым в повседневной жизни, но в интимных отношениях грубости совершенно не приемлет.

Даже сейчас. Даже с этой желанной женщиной…


…Вторую попытку он всё-таки предпринял, когда все программы были установлены.


«Ну, что, идём на кухню? – улыбаясь, Дарья поднялась со стула, - Работника положено хорошо накормить…»


Ничего не ответив, он обхватил её руками за бёдра и потянул к себе. Сопротивляться она не стала и, усевшись к нему на колени, обняла за шею, подчиняясь его рукам и губам… Понимая, что не дотерпит до кровати, он начал раздевать её тут же, и уже был готов усадить на стол…


«Нет… - тяжело выдохнула она, высвобождаясь из его рук, - Нет…»

«Почему?» - всё ещё стараясь прижать к себе её тело, Игорь, тем не менее, ослабил хватку.

«У тебя – жена…» - она сказала это совсем не искренне, впрочем, он и так понял, что это лишь какая-то отговорка.

«И вся причина?» - тяжело дыша, усмехнулся он.

«А этого мало?..» - встав с его колен, она поправила чуть растрепавшиеся волосы.

«Для меня – мало», - опешив от её неожиданно изменившегося настроя, он почувствовал неловкость.

«А для меня – слишком много».

«Ну, тогда я пошёл…» - резко поднявшись, он попытался шагнуть к двери, но она неожиданно схватила его за руку:

«Подожди!.. Поужинай со мной…»

«Если честно, не хочется…» - теперь Игорь казался хмурым.

«Ну, пожалуйста…» - в её холодных глазах промелькнула какая-то мольба.

«Если только кофе».


На кухне Дарья, не переставая, что-то говорила ему, но Игорь слушал в пол уха. Ему было почему-то жутко неловко. В это было трудно поверить, но до сих пор Элина оставалась для него первой и единственной женщиной… Он никогда и ни в чём не слышал от неё отказа, и все мужские разговоры о «больной голове», то и дело звучащие на работе, слушал с недоверчивой улыбкой… Нет, у него всё и всегда было по взаимности… и по первому желанию… И, если совсем честно, то он не умеет брать такие крепости, как Дарья… даже несмотря на непреодолимое желание.


Вместе с тем, ему совершенно не хотелось уходить от неё, и она, как будто чувствуя это, всё говорила и говорила, подливая ему кофе – чашку за чашкой…

Да что там кофе… Он ощущал, как смятение переполняет душу, рискуя перелиться через края…


…Сейчас же, вновь остановившись у её дома, Игорь в тайне надеялся, что Дарья снова пригласит его к себе. Но она задумчиво молчала, откинувшись на спинку пассажирского кресла. Не зная, что сказать, он тоже молча смотрел в лобовое стекло.


- Ты вчера обиделся? – нарушила она, наконец, молчание.

- За что? – он так и сидел неподвижно, не повернув к ней головы.

- Ты сам знаешь, за что.

- Я не обиделся… но, если честно, то ничего не понял.

- Какой ты непонятливый… Мог бы и сам догадаться.

- Пытался, но…

- Ещё и недогадливый… - Дарья вздохнула и слегка опустила голову, - Как будто первый день женат.

- Понятно, - негромко, одними губами произнёс он, - могла бы ещё вчера сказать.

- Неужели ты расстроился?

- Странный у нас разговор получается.

- Ты, наверное, рассердился, что я сегодня пришла к вам?.. – её голос неожиданно дрогнул, Игорю даже показалось, что женщина вот-вот расплачется.

- Если честно… Я был ужасно рад, что ты пришла… - повернувшись к ней, он взял её за плечи и притянул к себе, - Ты представить не можешь, как я хотел тебя увидеть… всё боялся, что Элька заметит…

- Я тебя люблю… - не выдержав, Дарья обхватила его шею руками и начала целовать, - Люблю… люблю…

- Кажется, я – тоже… - внезапно отстранившись, он попытался заглянуть ей в глаза, - Я хочу подняться к тебе…

- Сегодня – нет… - с горечью в голосе ответила женщина.

- Мне всё равно… - буквально припав губами к её уху, прошептал Игорь, - Идём…

- Нет… - печально покачав головой, Дарья взялась свободной рукой за ручку двери, - Тебе и так вчера, наверное, попало…

- Мне плевать… - распаляясь всё больше, он целовал её лицо.

- Но тебе попало? – перейдя с полушёпота на голос, она вдруг отодвинулась от него,- Мне показалось, что у вас был скандал…

- Ну, так… - Игорь неопределённо пожал плечами, - Элька поорала, конечно… Потом успокоилась.

- Я так и знала… - Дарья деланно-скорбно сдвинула брови, - Это я во всём виновата…

- Ни в чём ты не виновата. Как знала, приехала, всё объяснила… да ещё с такими подарками…

- Объяснила, как смогла… - она бросила на него недвусмысленный взгляд, - Правда, всё было не совсем так…

- А куда ты уходила?.. – с нотками ревности в голосе спросил Игорь, - Ты так и не сказала, где была на самом деле.

- Как ты думаешь, куда я могу пойти в домашнем халате и тапочках?! – женщина рассыпалась звонким смехом, - Конечно, к соседке! Соседка – реальная, и в этом я ничуть не соврала!

- Так соседка или сосед?.. – снова притянув её к себе, Игорь чуть приглушил голос.

- А что, ты ревнуешь?.. – несмотря на игривый тон, глаза Дарья оставались пронзительно-холодными, но мужчине показалось, что в них зажглись искорки… искорки любви – к нему.

- Ревную… - включившись в игру, он старательно прятал улыбку, - И очень сильно ревную…

- Если совсем честно… - опустив глаза, она вдруг посерьёзнела, - то меня никогда и ни к кому не нужно ревновать.

- Даже к мужу?..

- А к мужу – тем более… Ты же видишь, что его здесь нет…


Домой Игорь вернулся через час, но Элина, помня вчерашний скандал, не стала ни о чём спрашивать, тем более, что муж сам всё объяснил.


- Только не ори, ладно?.. – упреждающе выставив вперёд ладони, Игорь начал с порога, - Я ни к кому не заходил, никуда не заезжал… Я довёз Дарью, и мы просто болтали на улице. Нас видела куча народу. Ну, правда, Эля… Просто болтали. Ты же её сама знаешь – как начнёт говорить, не остановишь!

- Это – да… - вздохнув, Элина закрыла за ним дверь, - Это я знаю.

- Ну, вот… - раздевшись, Игорь прошёл в гостиную, - А ты что, стол уже убрала?

- Да… Мурзик без конца запрыгивал, я и убрала всё. Что, снова накрыть?

- Да можно, в принципе, - муж весело потёр руки, - что-то аппетит на ночь разыгрался…


***


Элина проснулась посреди ночи в холодном поту. Сон, привидевшийся ей, был настолько явным, что она ещё долго не могла прийти в себя и сидела на постели, обняв руками подогнутые колени. Она не помнила всех подробностей, но последние слова из этого сна так и стояли у неё в ушах.


«Да, я люблю её! Люблю!» - кричал ей Игорь. Он не называл имени женщины, но Элина и так поняла, кого он имел в виду. Это было так реально, что, очнувшись, она подумала, что слышала эти слова наяву.


- Ты чего не спишь? – сонно пробормотал муж, поворачиваясь на другой бок.

- Так… кошмар приснился… - Элина снова улеглась и прижалась к спине Игоря, - Но я уже сплю…

- Жарко… - он неожиданно отодвинулся от неё на самый край кровати, - Я лучше так… угу?..


Ничего не ответив, она замерла в темноте… Такого ещё никогда не было. Они никогда не спали вот так – отодвинувшись друг от друга. Пусть – спина к спине, но только рядом… Даже после ссор Игорь спросонья хватал её в охапку и снова засыпал, уткнувшись ей в затылок или в макушку… Утром они снова могли не разговаривать, но ночь всегда проводили в обнимку – все годы их супружества.

Снова уснуть ей удалось лишь под утро.


…Собираясь на работу, Элина заглянула в ящик тумбочки, где обычно хранила свою бижутерию. До восьмого марта оставались три дня, и Элина подумала, что нужно красиво упаковать подарок, который она приготовила для Дарьи. Она уже в который раз мысленно похвалила себя за то, что купила то самое пятирядное колье. После всех подарков, какими осыпала Гринчук членов её семьи, никак нельзя было ударить в грязь лицом – хотя бы из благодарности.

К своему удивлению, колье в тумбочке Элина не обнаружила.


- Игорь! – выйдя на кухню, она тревожно окликнула мужа, - Колье пропало…

- Какое колье?.. – ей показалось, что муж нарочно спрятал глаза.

- Жемчужное… Которое я для Дарьи купила… Оно в тумбочке лежало, а теперь его там нет…

- Может, ты его не в тумбочку клала?

- В тумбочку. Ещё позавчера там видела… - Элина растерянно повернулась к двери, - Пойду ещё пороюсь…

- Подожди, - Игорь вдруг решительно посмотрел на неё, - не ищи.

- Ты что, знаешь, где оно? – Элина удивлённо приподняла брови.

- Знаю.

- И где же?..

- Я взял.

- Зачем?!

- Я его подарил… Дарье подарил.

- Когда?!

- Вчера вечером.

- Как?.. Подожди… - Элина подошла к нему, пристально глядя в глаза, - Ты подарил его сам?! Без меня?!

- Ну, какая разница?! Подарил, и подарил! Ты же его для этого и покупала, кажется?

- Игорь!.. – Элина смотрела на него непонимающе, - Но мы же хотели…

- Эля, мы хотели сделать подарок? Хотели! Вот и сделали… Вернее, я сделал…

- Но мне-то почему не сказал?! Я бы сейчас весь дом перерыла!

- Слушай, Эля… - он снова отвёл глаза, - Ну, какая разница, кто подарил?! Ты, я, или мы вместе…

- Ну ладно… - упавшим голосом произнесла Элина, - Подарил, что теперь… Надеюсь, что не только от своего имени?

- Нет, конечно, - нахмурившись, Игорь направился в гостиную, - давай, собирайся скорее, мне сегодня некогда тебя ждать.


Всю дорогу до работы Элина молча смотрела в лобовое стекло. Странный поступок мужа её удивил, если не сказать больше. Она прекрасно понимала, что это был порыв с его стороны, и вызван он был, отнюдь, не желанием избавить её, Элину, от лишней заботы…


Предпраздничные мероприятия проходили одно за другим, и ей только к концу вечера удалось встретиться с Дарьей.


- Тебе понравился подарок? – она спросила это с искренним волнением, - А то я так переживала…

- Подарок?! – переспросила Дарья с не менее искренним удивлением, - Какой?..

- Колье… - Элина растерянно хлопала длинными ресницами, - Ну, то, что Игорь тебе от нас подарил…

- А… д-да… конечно, очень понравилось… - по всему было видно, что вопрос Элины застал начальницу врасплох, - Большое спасибо…

- Даша, что-то не так?..

- Наоборот!.. – Дарья привычно изобразила веселье, - Всё просто замечательно! И подарок замечательный, и вы – такие классные!

- Честно, понравилось?.. – Элина вздохнула с облегчением, - Понимаешь, я покупала, совершенно не зная твоего вкуса, всё переживала…

- Оч-чень понравилось!


Надежда ещё не поправилась, и Элине снова пришлось вести праздничные мероприятия, так что домой она в эти дни попадала лишь ближе к ночи. Отправляя Антона к бабушке, она боялась, что Игорь будет, как всегда, против, но к её приятному изумлению, тот согласился безо всяких прений.

Сам Игорь все эти вечера тоже проводил в ДК, чтобы, по его собственному выражению, не ездить дважды за женой в те дни, когда у него здесь нет подработки.


- Привет… - дождавшись, пока Элина уйдёт на сцену, он привычно шагнул в кабинет Дарьи и закрыл дверь изнутри на ключ.

- Привет… - сидя с каменным лицом у компьютера, та даже не повернула к нему головы.


Они встречались практически каждый день, но дальше поцелуев дело пока не заходило – Дарья каждый раз находила какие-то отговорки, чтобы не вступать с ним в близость, чем сильно озадачивала влюблённого в неё мужчину. Иногда Игорю казалось, что она просто его дразнит, иногда он ловил себя на мысли, что она обманывает его, и не питает никаких чувств на самом деле… Так или иначе, его влечение только росло, принимая поистине гигантские формы.

Каждый раз, оставаясь с ней наедине, он надеялся, что желаемое, наконец, сбудется… вот сегодня – точно… Только ради этого он вчера утром стащил у Эльки приготовленное колье, чтобы самому подарить его Дарье… Зная, что жена возмутится его поступком, он, тем не менее, не смог удержаться от порыва… Вчера им помешал директор, который заставил Дарью выполнять какую-то срочную работу… Но на сегодняшний вечер Игорь возлагал особые надежды…

Он еле дождался, пока Элина уйдёт на сцену… Зная наверняка, что до конца концерта она не появится, он тут же направился к Гринчук.


- Что случилось? – увидев выражение её лица, он в первый момент опешил – оно было не просто каменным… Оно было злобно-каменным. Он в первый раз увидел Дарью такой.

- А ты не догадываешься? – она подняла на него тяжёлый взгляд.

- Нет… - он искренне пожал плечами.

- Забери! - от неожиданности он не успел поймать жемчужное колье, которое Дарья швырнула ему прямо в лицо.

- Не понял… - поджав губы, Игорь тут же нахмурился – к таким поступкам он не был привычен, и, поступи так Элина, неизвестно, чем бы всё закончилось.

- А что тут понимать?.. – Дарья буравила его глазами, - Я-то, дура, думала, что это ты купил… А это, оказывается, твоя Элька покупала…

- А я, кажется, и не говорил, что это я лично покупал… - несмотря на тон, Игорь немного растерялся, услышав о причине гнева Дарьи, - Да, покупала Эля… Я не думал, что для тебя это имеет какое-то значение. Мы хотели отблагодарить…

- Вы… - она презрительно скривила губы, - А я думала, что это – ты!

- Я не знал, что для тебя это так важно…

- Слушай… - она говорила, чеканя слова, - Неужели, ты, действительно, такой деревянный, как о тебе говорят?!

- Хорошо, прости… - он произнёс эти слова нехотя, сквозь зубы, - Я хотел сделать тебе подарок. Элька хотела, чтобы мы подарили его вместе… А я взял его без спроса, утром мы даже поругались…

- Мне это всё неинтересно… - с довольными нотками в голосе произнесла Дарья, - Про то, как вы ругаетесь… как потом миритесь…

- Ничего мы не миримся… Как кошка с собакой в последнее время. Как ты думаешь, почему? – он всё же поднял колье и положил ей на стол.

- Мне плевать, почему…

- Тебе что, на себя наплевать?.. Между прочим, я даже не думал, что подарю Эльке… Мне это даже в голову не приходило…

- Мне наплевать на твою Элю… - схватив колье, Дарья изо всех сил рванула соединяющую бусы леску – белые, перламутровые жемчужинки со стуком запрыгали по полу, - Мне плевать на тебя!.. Мне плевать на вас обоих!..


Глядя, как она рвёт ряд за рядом, Игорь едва сдерживался, чтобы тоже не разбить какой-нибудь предмет. Таких истерик ему ещё никто и никогда не закатывал.


Громко хлопнув дверью, он выскочил в коридор. Путь до сцены проделал, еле сдерживаясь, чтобы не пнуть попадающиеся на пути колонны. Пролетев за кулисы, он у всех на глазах рванул стоящую к нему спиной Элину за руку.


- Ты что?! – она испуганно оглянулась, - Что случилось?!

- И нахрена ты сказала ей, что это ты купила колье?! – оттащив её в сторону от группы артистов, приготовившихся к выходу, Игорь смотрел на жену с нескрываемой злостью.

- А разве его купила не я?.. – очередной номер должен был вот-вот закончиться, и она растерянно оглянулась в сторону сцены.

- Ты это сделала нарочно?.. да?! – Элине показалось, что сейчас муж был готов её ударить.

- Я только спросила, понравилось ей, или нет…

- Ну, ты и дрянь…


…Она так и не смогла объявить следующий номер – слёзы градом катились по щекам, смывая и тушь, и тональный крем… чёрными каплями оставаясь на серебристом платье…


Домой Элина в этот вечер добиралась на такси.


***


Собравшись утром на работу, Игорь молча и на этот раз терпеливо ждал, пока оденется Элина. Все попытки заговорить с ней, вопреки обыкновению, не увенчались успехом. Она так и не проронила ни слова, и он тоже, в конце концов, замолчал.

После вчерашнего срыва чувство вины перед ней только усилилось. Понимая, что окончательно перегнул палку, Игорь не знал, как быть. Конечно, виноват он сам, не надо было тащиться с этим чёртовым колье к Дарье…

Но и сама Дарья… Он и предположить не мог, что она так воспримет этот подарок, узнав, что покупал его не он… Подумаешь… Элька и этому была бы рада. Хотя… Дарья намекала, что он совсем не знает своей жены, и что Элина, на самом деле – не настолько проста, как может показаться… Интересно, что она имела в виду?.. Её ангельское терпение? А, действительно, терпение ли это?.. Вот Дарья – не понравилось что-то, р-раз – и жемчуг в клочья!.. Сразу понятно, что в ярости. А Элина?.. Другая бы на её месте вчера разозлилась бы не на шутку… А эта – в слёзы… А что за этими слезами кроется?.. И не разберёшь…


Он уже был у себя на фирме, когда раздался звонок.


- Привет… - голос Дарьи звучал печально и виновато.

- Привет, - довольно сдержанно ответил Игорь.

- Я вот чего звоню… Тебе деньги дошли?..

- Какие деньги?

- Я там попросила, чтобы тебе авансом перечислили сумму… У тебя же сейчас нет лишних, так ведь?

- Мне хватит.

- Ты должен сделать подарок жене… - Игорь удивился тону, каким Дарья говорила о подарке Элине – он был абсолютно участливым.

- Как-нибудь сделаю.

- Ты меня прости за вчерашнее… - она заговорила проникновенно, - Прости… Я виновата, что не сдержалась… Но это только потому, что я тебя очень люблю…


…У тестя Игорь отпрашивался совершенно искренне, ссылаясь на необходимость купить подарок Элине.


- А тёще?.. – Сергей Николаевич бросил на зятя взгляд искоса, - Ирине Германовне собираешься что-нибудь подарить?

- Да, конечно… - с готовностью кивнул Игорь, про себя чертыхнувшись – про тёщу он как раз и не подумал, - Я вот по этому поводу хотел с вами посоветоваться… Что ей подарить-то?

- Это лучше спроси у Элинки… - тесть деланно нахмурился, - Может, тебе аванс выписать?

- Нет, справлюсь…


…С Дарьей они договорились встретиться у ювелирного магазина – та настаивала, чтобы Игорь купил жене какое-нибудь украшение. Она, действительно, позаботилась о деньгах – аванса, поступившего на его карточку, должно было хватить с лихвой на подарки и жене, и тёще.


- Смотри, какой браслетик… - Дарья внимательно изучала содержимое витрин, - Прелесть!..

- Если честно, я в этом вообще полный ноль, - радостный от того, что помирился с Дарьей, Игорь равнодушно смотрел на выложенные в ряд золотые браслеты.

- Придётся заняться твоим образованием… - Дарья произнесла эти слова многозначительно, улыбаясь уголками губ, - А вот ещё… смотри, какая оригинальная змейка… Такой бы и я надела…


Довольный вдвойне и от того, что не пришлось ходить по множеству магазинов, и от примирения с любимой женщиной, Игорь возвращался на работу с тремя подарками… Сделав вид, что поддался на уговоры своей спутницы, он купил два золотых браслета – оба, якобы, для Элины. В третьем пакетике лежала брошь для Ирины Германовны – её тоже посоветовала купить всё та же Дарья.


***


- Эля, - заговорщицки глядя на Элину, Гринчук махнула рукой, зазывая ту в свой кабинет, - зайди!..

- Здравствуй, - бледная после вчерашнего скандала, Элина нехотя вошла в помещение.

- Что с тобой?! – Дарья участливо смотрела на неё, - Ты заболела?!

- Нет, всё нормально…

- Эля… - кивнув на стул, Дарья тоже присела напротив, - Я хочу с тобой поговорить…

- Да, я слушаю…

- Ты на меня не сердись, хорошо?..

- Я не сержусь, - Элина пожала плечами, - за что?

- Ты, может быть, ревнуешь меня к Игорю, но я тебе клянусь, что совершенно равнодушна к нему!..

- Я ничего не думаю.

- Эля!.. Чем хочешь поклянусь! У меня есть муж, и нет повода увлекаться другими мужчинами! Просто вы мне стали как родные, ну, поверь…

- Даша, я верю… - после вчерашней выходки Игоря Элине было тяжело смотреть на Дарью – она понимала, что муж не просто так сорвал на ней злость.

- Он мне помогает, а я – ему. Мы просто друзья. А тебя он очень любит!.. Чтобы ты поверила, я сейчас раскрою одну тайну… Но ты меня не выдавай, хорошо?

- Хорошо… - Элина устало кивнула головой.

- В общем, только что мы с ним ездили в ювелирку. Не удивляйся! Игорь купил тебе потрясающие подарки!

- Мне?! – она, действительно, удивилась, это было на него так не похоже…

- Тебе! Я ездила с ним, как консультант. Он купил тебе два шикарных браслета…

- Зачем мне два браслета?..

- Это я ему посоветовала. Они разных стилей, один в виде змейки, а второй в виде чешуи… Под разные наряды. А ещё он купил подарок твоей маме…

- Это вообще – нонсенс… - усмехнулась Элина, - но всё равно… Спасибо за приятные новости.


Придя к себе, она выпила таблетку от головной боли – вечером предстояло вести очередное представление, а голова буквально раскалывалась.

Разговор с Дарьей не шёл из памяти… Несмотря на все заверения в искренности своих чувств, Дарья не просто так сказала ей о подарках, купленных Игорем… Странно… Хотя, судя по тому, как он вчера буквально озверел, она сделала ему выволочку…

Ещё ночью, не в силах уснуть, Элина всё думала о причинах ярости мужа… Скорее всего, Дарья решила, что получила подарок от него лично… Видимо, Игорь не соизволил уточнить, что это – их общий с Элиной подарок.

Выходит, Элина нехотя выдала его со всеми потрохами… А Дарья… Если она предъявила к нему свои претензии, значит, между ними всё же что-то есть?..

И теперь она пытается отплатить Элине той же монетой?.. «Призналась», что Игорь купил ей подарки по её, Дарьи, рекомендации?..

Ну, тогда она совсем дура… Элина никогда не опустится до того, чтобы выяснять отношения с мужем по поводу того, кто посоветовал ему купить ей аж целых два браслета!

Глупо…


- Я вчера был не прав… - Игорь приехал буквально перед концертом, - Извини…


…Она не знала, что поразило её больше – это его извини, или золотой изящный браслетик в длинной бархатной коробочке, которую муж протянул ей чуть ли не с порога. Любуясь подарком, она даже не вспомнила сразу, что Дарья говорила о двух браслетах…


- Спасибо… - быстро заморгав, чтобы сдержать слёзы, прошептала Элина.

- Нравится?..

- Нравится…


…Уткнувшись ему в грудь, она всё же разревелась… Он, действительно, не баловал её подарками. Дарили, в основном, родители и подруги…


- Ну, не реви… - обняв, он гладил её по голове, - Элька… не реви…


Обновку она надела сразу…


…О втором, ещё не подаренном браслете она вспомнила уже ночью, когда они вместе с Игорем приехали домой. За кулисами во время концерта его не было, но Элина не стала допрашивать, куда он исчезал на целых два часа. Скорее всего, «лечил» очередное «железо», а то, что она не знала об этом заранее, вполне объяснимо: она сама не разговаривала с ним почти до вечера.

И о втором браслете в виде змейки она его тоже не стала спрашивать… Видимо, чувствуя свою вину, он хочет «растянуть удовольствие», и подарить его в самый праздник…


Она, конечно, обошлась бы и без этого «лишнего» подарка, но… раз так, то она будет его терпеливо ждать, делая вид, что ни о чём не знает…


Глава 12.


Второго браслета от мужа Элина так и не дождалась. Он не подарил его ни накануне праздника, ни в сам праздник. Отправив с необычной лёгкостью жену и сына в гости к тёще, он «поручил» от его имени поздравить ту с женским днём и вручить подарок, а сам, сославшись на какую-то проблему на работе, уехал. Элина не стала проверять его и перезванивать отцу – муж выглядел, действительно, озабоченным, и, похоже, её не обманывал. Сразу от матери она уехала в свой ДК, на очередной праздничный концерт, и вернулась лишь вечером. Она звонила Игорю, но он сказал, что всё ещё занят на фирме.

Впрочем, Сергей Николаевич сам подтвердил его слова, позвонив дочери, чтобы поздравить её с праздником.


«Элинка, ты прости меня, что оторвал твоего супруга от праздничного стола… Но у нас тут небольшое ЧП».


Вернулся Игорь поздно, уставший и, поужинав, улёгся у телевизора. Элина была рада просто тому, что он – дома. Уйдя на кухню, она по очереди обзванивала и Надежду, и Маринку с Людкой, рассказывая, как провела сегодняшний день. Взглянув на часы, подумала, что уже слишком заболталась, и, отключившись от разговора, решила вернуться в спальню.

Ещё на подходе к комнате ей показалось, что Игорь с кем-то негромко разговаривает. Слов не было слышно, но по приглушённому тону можно было догадаться, что разговор приватный.

Увидев её на пороге, муж немедленно отложил телефон.


- Ты хоть бы попрощался… - она решила пошутить.

- С кем?

- Я не знаю, с кем ты разговаривал.

- Ни с кем я не разговаривал… - уставившись в телевизор, Игорь по привычке защёлкал кнопками пульта.

- Ну, значит, мне показалось…

- Хотел Кириллу позвонить, но он трубу не берёт.


Судя по неуверенному тону, Игорь говорил неправду, но Элине не хотелось портить праздничное настроение. Устроившись рядом с мужем, она ласково прижалась к нему и закрыла глаза. Антон остался ночевать у бабушки, и обычно в такой ситуации они, по словам самого Игоря, «резвились на всю катушку». Супруг первым начинал любовную игру… но сегодня он лежал молча, как будто не обращая на неё внимания. Решив взять инициативу в свои руки, она приподнялась и поцеловала его несколько раз в губы. Торопливо ответив на последний поцелуй, он снова уложил её рядом. Его лицо показалось Элине напряжённым.

Непривычную холодность супруга она заметила уже давно, но в душе уговаривала себя, что это – результат усталости. Он, действительно, очень уставал в последнее время на двух работах.


- Элька, не обижайся… сегодня я практически труп… - будто услышав, Игорь подтвердил её мысли.


- А твой браслетик очень понравился девчонкам… - решив не настаивать на любовной игре, Элина уютно свернулась клубочком у него под боком.

- Какой браслетик?.. – ей показалось, что в его голосе промелькнул испуг.

- Тот, что ты мне подарил… который с чешуйками… - Элина многозначительно произнесла последнее слово. Она до последнего ждала второго подарка, и сейчас подумала, что муж про него просто забыл.

- А…- как будто вспомнив о подаренном украшении, он облегчённо вздохнул, - Рад, что угодил…

- Угодил… - жмурясь, как котёнок, Элина улыбнулась, - И мне угодил… и маме…

- Замечательно…


…Прислушиваясь к ровному дыханию мужа, Элина поняла, что он уснул. Тихонько встав, она взяла его телефон и открыла меню – последний исходящий звонок…

Это был номер Дарьи. Игорь проговорил с ней сорок две минуты… Он не успел стереть его из памяти.


…Присев рядом с мужем на кровать, Элина долго смотрела, как он спит… У неё не было к нему ненависти, даже обыкновенной и оправданной в подобной ситуации злости – тоже не было. Сейчас Игорь казался ей особенно любимым – как никогда раньше… любимым и родным – до боли… до этой тупой, снова накатившей боли в груди…


***


Второй браслет в виде змейки Элина увидела на руке своей начальницы. Та появилась в нём сразу после праздничных дней, открыто демонстрируя украшение, и ничуть не смущаясь Элины. Она как будто забыла, что сама поведала той «секрет» о двух подарках…

В первый момент Элину обожгло – как будто кипятком. Она сразу поняла, что Дарья нарочно вызвала её к себе в кабинет по совершенно пустяковому поводу. Исподтишка ловя её взгляд, Элина старалась вовсе не смотреть на этот злополучный браслет, чтобы не выдать своих истинных чувств. Вернувшись к себе в кабинет, она долго сидела за столом, уронив лицо в ладони. Дело было не в самом браслете… Ей совершенно не жалко было этой золотой безделушки… Но сам факт того, что муж подарил его Дарье втайне от неё, Элины, говорил о многом…

Если не обо всём.

Поступок же Дарьи она вообще не могла оценить «по достоинству»… Выдать такой «секрет», заранее зная, что Игорь подарит второй браслет не жене, а – ей, а потом демонстративно надеть его напоказ… Это была не просто дерзость… Это был высший пилотаж дерзости.

Объяснений могло быть только два… Либо Гринчук «наивно» не знала о намерениях Игоря… Либо знала, и нарочно разыграла весь этот спектакль… Элина больше склонялась ко второму варианту.


Дарья уже не в первый раз открыто провоцировала её на скандал. Но для чего?.. Чтобы показать своё превосходство?.. Но она же клялась, что не питает к Игорю никаких чувств… Значит, врала?

А он?.. Тоже – врёт?.. Он теперь почти каждый вечер проводит на второй работе… Элина всё чаще задумывалась, а есть ли она, эта работа?.. Конечно, в их огромном ДК десятки компьютеров… Но так ли часто они ломаются, что услуги программиста требуются каждый день?..

Она не может его проконтролировать – ведь Игорь сам увозит её домой, а потом возвращается во дворец… Она никогда не остаётся с ним – у неё дома повседневные дела, сын, в конце концов, те же Кузя и Шарик, забота о которых теперь полностью легла на её и Антошкины плечи…


А Игорь… он изменился за эти два месяца… Он часто отводит глаза… он всё чаще отворачивается по ночам… Иногда ей кажется, что он становится чужим…

Совсем чужим.


***


- Эля… - войдя в кабинет, Надя осторожно присела напротив Элины, - Ты только не волнуйся…

- Что-то случилось? – Элина подняла на ту тревожный взгляд.

- У меня для тебя не очень хорошие новости. Но ты постарайся не принимать всё близко к сердцу.

- Надь, не томи…

- В общем… Разведка донесла, что наша Дарья не сама сюда приехала…

- В каком смысле – не сама?

- Её муж культурно попросил. Вот она и обратилась к дяде-мэру…

- Попросил? – усмехнулась Элина, - Хорошо же он её попросил, что и квартиру новую купила, и денег на дорогу дал, видимо, миллион…

- Я не знаю подробностей… - Надежда говорила негромко, будто боясь, что их кто-нибудь услышит, - Но он её с кем-то застукал. Говорят, что она имеет долю в его бизнесе, хотя сама в нём ничего не понимает. В общем, дама она практически свободная, с жилплощадью, доходами и не очень скромными повадками.

- А почему эта новость – плохая для меня? – Элина старалась не смотреть в лицо Надежде, - Это для неё плохая новость, а я-то тут при чём?

- Эля… - Надя положила ладонь ей на руку, - Мы с тобой уже лет десять бок о бок… совсем взрослые девочки, скажи? И играть в «горячо-холодно» нам ни к чему.

- Надь, ты что… - Элина всё же подняла на неё глаза, - Ты имеешь в виду моего Игоря?

- Да, Эля.

- Ты что-нибудь знаешь конкретно? – в ожидании ответа она невольно замерла; во рту моментально пересохло, ужасно захотелось сделать глоток холодной воды, но Элина осталась сидеть на месте.

- Конкретно не знаю. Но весь коллектив только и гудит об отношениях Дарьи и твоего Игоря.

- И о чём же гудит коллектив?..

- О том, что у нас появился новый внештатный сотрудник, работающий каждый вечер на благо нашего коллектива… который представляет в своём единственном лице Гринчук Дарья Андреевна.

- А факты?..

- Эля… Какие факты, если она уезжает вместе с ним? А здесь они чаще всего сидят в её кабинете, запершись на ключ?..

- А теперь послушай меня, - Элина строго взглянула на подругу, - у Дарьи есть квартира, в которой она живёт одна. И зачем ей закрываться с Игорем здесь, в кабинете, если они могут спокойно поехать к ней? Вы меня сначала спросите, как я живу со своим мужем?! Надя, у нас нет с ним проблем! Если бы он, на самом деле, встречался с Дарьей, неужели бы я не заметила?! У нас всё хорошо!

- Ну, раз хорошо… - Надежда скептически усмехнулась, - Тогда слава Богу. Тогда я не по адресу…

- Надь, ну, чего ты обижаешься?! Ну, сплетни!.. Натурально – сплетни! Давно никого не обсуждали, а тут – пожалуйста! Какой повод!

- Хорошо, пусть будут сплетни, - поднявшись, Надя собралась уходить, - только я сегодня в бухгалтерии случайно услышала, как Анна Вадимовна высказывала главбуху насчёт зарплаты твоего Игоря.

- А что у него с зарплатой? – Элина пожала плечами, - Сколько заработает, столько и получает.

- Да как же! – Надежда раздражённо хлопнула себя по бёдрам, - А ты в курсе, что у прежнего программиста больше пятнашки в месяц не выходило? А у Игоря – чуть ли не в два раза больше!

- Надь, ну, это не ко мне и не к нему. Сколько закрывают, столько и получает.

- Вот именно – закрывают! Гринчук – лишнюю выполненную работу, а главбух – глаза… Потому, что все боятся её связей, даже Леонтьев. Ты же в курсе, что она идёт на его место? Ещё месяц, и она – директор!

- Что, и в этом мы с Игорем виноваты? – Элина бросила взгляд исподлобья, - Надь, я вообще не в курсе, что ему закрывают, он эти деньги сразу переводит, за машину рассчитывается.

- Вот и выходит, Эля, что ты вообще не в курсе, - Надежда взялась за ручку двери, - лишние деньги это, конечно, хорошо. Но мужа ты можешь потерять. Это я тебе безо всяких сплетен говорю. Кстати… - она уже выходила, но обернулась в дверях, - Говорят, что Игорь чаще всего здесь появляется лишь на полчаса. А потом уезжает… Либо один, либо с… сама знаешь, с кем. Засекай время.


***


…Игорь никогда не думал, что ему будет так тяжело врать… Одно дело – прийти домой пьяным и утверждать, что не пил и не брал деньги из кошелька жены… Тем более, что всё это – в прошлом. Но он даже представить не мог, насколько сложно обманывать жену, встречаясь с другой женщиной.

Прошёл уже целый месяца с тех пор, как их отношения с Дарьей перешли рубеж, разделяющий просто общение и общение, основанное на взаимной страсти… Теперь он и дня не мог прожить без того, чтобы не увидеть эту женщину, не подержать её в своих объятиях…

Чувства к Дарье совершенно вытеснили из его души любовь к Элине. Да и была ли это любовь? Он никак не мог понять, как жил до этого времени без этих светло-голубых глаз, без этого журчащего тонким ручейком голоса, без этих дорогих ему черт… И, пусть говорят, что она коварна и изворотлива… Он видит её совершенно другой – умной, весёлой, взрывной! Эта женщина не даст заскучать! С ней постоянно нужно быть настороже, и это возбуждает мужское воображение… А внешность… вопреки всему, она для него – самая красивая женщина на свете!

Кажется, что Дарья не живёт – она без конца пишет сценарий собственной жизни, вовлекая в него и других героев, отводя им роли, которые выбирает для них сама – такая маленькая, но такая сильная по духу женщина… Она не идёт ни в какое сравнение с Элиной – той проще принять обстоятельства, согласиться, примириться, подстроиться…

Нет, Дарья совершенно не такая! Она никогда не смирится с тем, что идёт вразрез с её собственными планами! Она просчитает на тысячу ходов вперёд, но повернёт ситуацию в свою пользу! С такой женщиной не просто интересно! Она – как аптечка, где есть лекарство от любой болезни… Она знает, как выйти из самой неразрешимой ситуации, и придёт на помощь в любую минуту!

…Да… наверное, он хотел бы быть с ней всю оставшуюся жизнь… Но у неё есть обстоятельства, по которым она пока не может связать свою судьбу с кем-либо…

Она говорит, что муж слишком её любит, и он болен, поэтому она пока не может открыться ему в чувствах к другому мужчине. Это может его убить… Поэтому они с Игорем могут пока только встречаться… Но она знает, что скоро всё изменится, и тогда...


…Да, он хотел бы соединить с ней свою судьбу… Он – не донжуан, и отношения на стороне совсем не для него. Он понял это месяц назад, когда они с Дарьей стали настоящими любовниками. Еле оторвавшись от неё, он брёл домой, как в тюрьму. Чувство вины вперемешку с диким желанием вернуться туда, откуда он только что ушёл, было поистине мучительным. Он с тоской представлял, что скажет сейчас ему Элина… Он предчувствовал упрёки и слёзы, на которые ему совершенно нечего было ответить.

Блаженное чувство от того, что только что произошло между ним и Дарьей, полностью омрачалось предстоящим объяснением с женой. Она ведь сразу всё поймёт… И все его бывшие уверения в том, что между ним и Дашей нет никаких отношений, разобьются в пыль…

…Дарья… она дразнила… изводила его целых два месяца… Она признавалась ему в любви, но не подпускала к себе близко… Она смотрела на него таким взглядом, что в душе всё переворачивалось… но отстранялась, как только он был готов сорвать с неё одежду… Она измучила его совсем, но он покорно ждал… злился, хлопал дверью, не отвечал на её звонки… и снова – ждал…

В конце концов, она не выдержала сама. Такой ярости, с которой она накинулась на него, он совершенно не ожидал! Это была не женщина, а ненасытная тигрица… За несколько часов она вымотала его так, что он едва не уснул в её постели…


«Мне кажется, нам нужно поговорить…» - первое, что сказала Элина, когда он, наконец, вернулся домой за полночь.

«Эля, я жутко устал…» - испугавшись, что жена разглядит на нём следы страстных объятий и поцелуев Дарьи, Игорь сразу прошёл в ванную. Он никогда не закрывался, но в этот раз повернул ручку и защёлкнул замок.

Он, действительно, никогда не испытывал такой страсти… Пожалуй, Дарья не была искусной любовницей. Но она была настолько неистовой, что заражала этим неистовством и его самого.


…Продолжать разговор тем вечером Элина не стала. Утром, выйдя в кухню, Игорь застал её у окна. Стоя к нему спиной, жена молча смотрела на улицу.


«Игорь, скажи мне правду… - не поворачиваясь, Элина нарушила молчание, - Ты её любишь?»


Он не знал, что отвечать. Обманывать не было смысла… Она давно обо всём догадалась сама: и по его поздним возвращениям, и по холодности, и по отстранённому взгляду. Да и ему было тяжело носить в себе свою тайну… Это было удивительно, но Игорю почему-то хотелось рассказать обо всём именно ей – Элине… Он уже несколько раз порывался признаться ей в своих чувствах к Дарье, но вовремя останавливался.

Теперь, наверное, пришло время.


«Я не умею любить, ты это прекрасно знаешь, - он прислонился к стене и опустил глаза, - и никогда и никого не любил…»

«И меня?»

«Эля, не нужно… Тяжело мне всё это…»

«А её?.. Только не обманывай…» - Элина произнесла эти слова дрогнувшим голосом.

«Тебя я как раз и не хочу больше обманывать. Я не умею любить. Но… Дарья мне очень нравится. Я не знаю, любовь это, или что-то другое… В общем, я тебе всё сказал».

«Ты ведь пошутил?.. – Элина медленно повернулась к нему, - Скажи, что ты пошутил… Да?..»

«Я не пошутил. Мне очень тяжело тебя обманывать…»

«Но ты ведь пошутил?!» – столько боли в её глазах он не видел никогда раньше.


Приблизившись, она положила ему руки на плечи и всё пыталась поймать взгляд. Не в силах посмотреть ей в глаза, он отчаянно водил головой из стороны в сторону…


«Эля, я мог бы тебе сейчас соврать… Но я не могу…»

«Это – неправда! – подняв на мужа полные слёз глаза, Элина отчаянно трясла его за плечи, - Ты не можешь её любить! Она – злая!.. Хитрая, страшная… Игорь, это невозможно!»

«Эля… - он пытался оторвать от себя её руки, - Пожалуйста… не надо… Мне тяжело…»

«А мне?!»

«И тебе тяжело… Успокойся. Я не знаю, как будет дальше, но пока уходить от тебя я не собираюсь…»

«А как мне теперь жить?! Жить и ждать – уйдёшь ты, или нет?! Это жестоко!..»

«Я ничего не могу с собой поделать».


Он что-то ещё говорил… Он и не помнил, что именно… Кажется, уверял, что, несмотря на чувства, между ним и Дарьей нет никаких отношений…


«Я ей не нужен… Пойми это… И успокойся…»


…Кажется, она всё же поверила… Во всяком случае, с тех пор старалась не заводить с ним разговоров на эту тему. Но, иногда посмотрев на неё случайно, Игорь замечал в глазах жены боль и отчаяние.


…Он и на самом деле не мог понять, нужен он Дарье, или нет… После первых страстных свиданий она неожиданно начала менять тактику: могла не разговаривать с ним, демонстрируя выдуманную обиду, вынуждая просить прощения за несуществующую вину… А после, закрывшись в кабинете, срывать с него рубашку, так, что пуговицы разлетались в разные стороны… Ему приходилось постоянно врать Элине, почему на очередной рубашке пуговицы вырваны с мясом.


«Слушай, я только успокоил Эльку, что между нами ничего нет… - одеваясь в очередной раз, Игорь скептически осматривал полу, - Что теперь говорить, где пуговицы потерял?»

«Ты что, её боишься? – глядя на него, Дарья победно улыбалась, - А, вдруг, я нарочно это делаю? Пусть и она поревнует…»

«Она и так ревнует. А у тебя совсем нет причин ревновать».

«Ну, уж не знаю… Либо у неё железные нервы, либо ты мне врёшь, что ты больше с ней не спишь…»

«Между нами давно ничего нет… - произнося эти слова, Игорь почему-то отвёл глаза, - А нервы у неё железные потому, что я стараюсь не давать ей повода к сценам ревности».

«И каким же это образом?.. – Дарья недоверчиво покосилась на мужчину, - Показываешь высший пилотаж в постели?»

«Перестань… - он нахмурился, - Мне совсем не нужны эти скандалы. Я и так скоро буду спать на ходу».

«Ну, конечно… - Дарья обиженно поджала губы, - И всё из-за меня… Я тебя совсем заездила…»

«Глупости не говори… - окончательно одевшись, Игорь уселся на диван, - Эльке нужно отдать должное… Она ревнует, конечно… Но старается этого не показывать».

«Хитрит твоя Элька… - усмехнувшись, Дарья присела рядом, - Прикидывается, а у самой что-то на уме…»

«Она меня жалеет. Если честно, то по отношению к ней я – свинья…»

«Ничего она тебя не жалеет, и не любит. Если бы любила, то такие бы сцены закатывала!.. А вот я… - Дарья снова потянулась к мужчине, недвусмысленно провела рукой по его телу, - Я ужасно тебя ревную… Я думать не могу о том, что ты спишь с ней в одной постели… Я видеть её не могу… Я бы разорвала её в клочья!..»

«Мне уже пора…» - он попытался высвободиться из её рук, но женщина не отступала: забравшись к нему на колени, она начала страстно целовать его лицо, всем своим телом побуждая к новому действию…

«Даш, мне, правда, пора…» - чувствуя, что не сможет отказать ей, Игорь произнёс эти слова обречённо.


«Я и теперь не хочу отпускать тебя… - через какое-то время, расслабленно приникнув к нему, Дарья рукой блуждала по его телу, - Не хочу отпускать к ней…»

«Посмотри у меня на шее… - Игорь повернул к ней голову, - Наверное, засос остался?»

«Остался… - она довольно улыбалась, - Пусть твоя Элинушка поревнует...»

«Мне такие концерты вообще-то ни к чему… - поднявшись, Игорь снова стал одеваться, - Не забывай, что я у тестя работаю… И терять эту работу мне никак нельзя, иначе кредит не потяну».

«А ты не забывай, чья я племянница… - Дарья многозначительно посмотрела на него с дивана, - Пока ты со мной, тебе все дороги открыты».


***


Сцен ревности Элина, действительно, почти не устраивала… Она сама не понимала толком – верила она словам Игоря о том, что между ним и Дарьей нет любовных отношений, или просто хотела верить в это…

Теперь он не скрывал, что постоянно общается с её начальницей, и что та загружает его работой в ДК всё больше – ради их с Элиной блага, ведь им так нужны деньги, чтобы отдавать долг и выплачивать кредит… Она терпеливо слушала его хвалебные речи в адрес всё той же Дарьи… Игорь вполне искренне считал, что та помогает им из самых лучших побуждений.

Об отношении мужа к Дарье Элина могла судить по его трепетным разговорам… Она горько удивлялась про себя, что Игорь выбрал в качестве слушательницы именно её, Элину. Но, с другой стороны, радовалась, что он находит в ней «подружку», а, значит, всё ещё испытывает какие-то чувства… Он так убедительно говорит о том, что не нужен самой Дарье… что ей, Элине, даже становится его жалко – чисто по женски… ведь она сама теперь знает, что такое неразделённая любовь… И, раз уж судьба свела их – троих, то, значит, так было нужно.


…После его признания она долго не могла прийти в себя. Одно дело – догадываться… Совсем другое – услышать это от самого любимого на свете человека. После первой волны нахлынувшего горя Элина немного успокоилась… В конце концов, Игорь сказал, что не собирается её бросать. А, значит, есть шанс, что у них всё наладится. Ведь после того, как он почти два месяца не притрагивался к ней и пальцем, муж снова стал обращать на неё внимание, как на женщину.

Претензии к Дарье?.. Какие могут быть к ней претензии, если по словам того же Игоря, она не испытывает к нему никаких серьёзных чувств… Напротив, сейчас она озабочена болезнью собственного мужа… Правда, Элине не совсем понятно, почему Дарья не забирает свою дочь… Но это и не её дело. По большому счёту, эта женщина во многом помогла их семье, и даже обещает ей, Элине, повышение по службе. Правда, обещает она его уже второй месяц, но, ведь и директор ДК ещё не ушёл со своей должности…

Жизнь – штука сложная, и в ней случаются всякие истории, в том числе и такие.


…Если бы только не эти участившиеся боли за ключицей… Они случаются теперь всё чаще и чаще… Но она редко говорит о них Игорю – больше из страха, что он подумает, что она давит на жалость… А ему самому сейчас тяжело. Она это видит…

А боли… Наверное, это от духоты – конец весны и начало лета выдались в этом году необыкновенно жаркими.


***


- Эля!.. Что с тобой?! – голос Надежды был похож на звук, исходящий из металлической бочки… Он был глухим и протяжным, как эхо…


Очнувшись, Элина с удивлением обнаружила возле себя женщину в салатовом медицинском костюме в окружении нескольких сотрудниц ДК, в том числе и Надежды.


- Что-то мне ваше сердечко совсем не нравится… - врач скорой помощи вынула из ушей стетоскоп и взяла Элину за запястье, - И пульс неровный… Будем госпитализировать.


Сил на то, чтобы отказаться, у Элины не было, и она покорно улеглась на каталку. Попросив Надежду позвонить матери, она подумала об Игоре… Ему она позвонит из отделения… Может, ничего страшного, и её отпустят домой.


- Эля!.. – Ирина Германовна ворвалась в приёмный покой, когда дежурная оформляла Элину, - Как ты себя чувствуешь?! Что произошло?!

- Ничего страшного… - Элина слабо улыбнулась матери, - Сознание потеряла, девчонки скорую вызвали.

- А врач? – Ирина оглянулась на дежурную, - Врач уже приходил?

- Дежурный приходил, - кивнула девушка, оторвавшись от истории болезни, - направил в кардиологию.

- Можно мне телефон? – Ирина Германовна протянула руку к аппарату и, набрав номер, взволнованно произнесла: - Здравствуйте! Это Вересень… Мне бы Сергея Алексеевича… Здравствуй, Серёжа… Это Ирина Германовна. Сейчас к тебе в отделение поступит моя дочь… Я бы хотела, чтобы ты её вёл. Серёжа, пожалуйста, у меня вся надежда на тебя.


…Элина долго уговаривала мать, что вполне может дойти пешком до лифта, но Ирина Германовна снова заставила её лечь на каталку.


- Эля, это сердце. С твоим диагнозом не шутят, - Ирина Германовна строго смотрела на дочь, - Я позвонила Рябинину, он будет тебя лечить. Это очень хороший кардиолог, работает у нас недавно, но все наши в поликлинике обращаются теперь только к нему. И не возражай, и не вздумай проситься домой! Вещи я привезу вечером.


…Лёжа в ожидании доктора в одноместной, оборудованной по последнему слову медицины палате, Элина устало прикрыла глаза.

Может, оно и к лучшему… Приступы боли и удушья повторялись в последнее время всё чаше, но она упорно не обращалась в больницу. Если бы не сегодняшний обморок, она бы терпела до последнего.

Если быть совсем откровенной, то она жутко устала… Душевная боль, ревность, отчаяние, тревога – вот теперешнее её состояние… Все её мысли – только об Игоре… Ей кажется, что только теперь она до конца понимает, что он значит для неё… Все их ссоры, обиды кажутся сейчас такими пустяками… Да что там… Она совсем не помнит никаких обид… Кажется, она впервые в жизни понимает, как сильно любит своего мужа… Она и раньше понимала это, но сейчас это чувство только обострилось… От того и сильнее боль… От того и сильнее ревность…

…Ей даже не с кем поделиться… Матери не расскажешь – они с отцом до сих пор не в курсе, что происходит в семье их дочери… Даже Антошка не в курсе – Элина старается при нём не заводить с Игорем разговоров о Дарье и не устраивать скандалов… И со школьными подругами делиться ей совсем не хочется – кроме «мы так и знали!» от них ожидать нечего… Только Надежда знает кое-что, но после разговоров с ней Элину начинает трясти мелкий озноб… Надя не верит в искренность Игоря, и Элине всё тяжелее и тяжелее вступать с ней в споры…


- Добрый день, Элина Сергеевна!.. – услышав мужской голос, она вздрогнула и открыла глаза.


В первый момент ей показалось, что это Игорь сейчас вошёл в палату, надев зачем-то медицинский костюм… Врач, назвавший её по имени, был удивительно похож на её мужа… Ну, конечно! Это же тот самый брат жены Вадика Корецкого, которого она видела на юбилее его отца…


- Добрый день… - растерянно поправив блузку на груди, Элина попыталась привстать.

- Лежите, - сделав жест рукой, доктор присел возле неё на кровати, - меня зовут Сергей Алексеевич, и я буду вас лечить.


…Ну, конечно, она не могла вспомнить его имя! Она его просто не расслышала – тогда, из-за визжащего микрофона… Она и запомнила его лишь потому, что он был похож на Игоря, как две капли воды, ну, разве чуть ниже ростом и лет на пять постарше.


- Вы меня не помните? – Сергей улыбался ей по-дружески, - Мы сидели за одним столом…

- Я помню.

- Вот и замечательно! А теперь рассказывайте, что произошло…


Глава 13.


- Серёжа, ну, что?! – увидев Рябинина, выходящего из палаты Элины, Ирина Германовна кинулась к нему навстречу, - Что с Элей?

- Сейчас ей сделают «эхо», возьмут анализы, но хочу сразу успокоить… - чуть склонив голову, Сергей вложил руки в карманы медицинского костюма и посмотрел на женщину, - Думаю, что ничего особо серьёзного нет. На фоне её диагноза состояние удовлетворительное. Беременность, насколько я понял, исключается…

- Да, это исключается… - Ирина согласно кивнула головой, - Рожать ей нельзя категорически, поэтому сразу после родов я настояла на перевязке…

- Да, она мне так и сказала… Скорее всего, она потеряла сознание из-за духоты, но!.. – Рябинин поднял вверх указательный палец, - Я рекомендую пройти полное обследование.

- Серёжа… - для убедительности своих слов женщина взяла доктора за локоть, - Я тебя очень прошу… нет, я тебя просто умоляю!.. Подержи её тут подольше! Она же просто валится с ног от усталости! Работа – сумасшедшая! Шум, музыка, постоянное движение, бесконечные мероприятия… Эля – совершенно безотказный человек, на ней всю жизнь кто-нибудь ездит! Да ещё плюс домашняя работа, сын, муж – как маленькое дитя…

- Не беспокойтесь, Ирина Германовна, - улыбнулся Сергей, - подержим, сколько нужно. Курс лечения я сейчас назначу, а там видно будет.

- Серёжа, если что, палату я оплачу…

- Ну, что вы… Вип-палаты у нас бесплатные, во всяком случае – для своих.

- Спасибо… - Ирина благодарно кивнула, - Только не выписывай её раньше времени. Она будет проситься, я её знаю, но ты не иди у неё на поводу!

- Не переживайте! – рассмеялся Рябинин, - От меня не сбежит!


***


Игорь приехал к ней сразу, как только Элина сообщила ему о том, что её положили в больницу. Она всё надеялась, что её отпустят, но Рябинин был неумолим и назначил ей двухнедельный курс лечения.


- Как ты?! – стремительно войдя в палату, Игорь опустился на корточки возле её кровати. Судя по выражению лица, он был по-настоящему встревожен.

- Да я нормально, - она виновато улыбнулась, - можно бы и домой… Но меня не отпускают.

- Ты лечись… - муж теребил в руках её ладонь, - Не переживай за нас, мы как-нибудь… Главное, чтобы ты поправилась.

- Ну, что ты на полу сидишь… - она пригладила его русые волосы, - Садись ко мне…

- Ерунда… - не спуская с неё всё того же тревожного взгляда, Игорь уселся рядом, - Тебе уже лучше?

- Лучше… - растроганная его появлением и заботой, она не выдержала и, присев на постели, прижалась к нему, - Я уже думала, что совсем тебе не нужна…

- Ну, как не нужна?.. - обняв одной рукой, другой он гладил жену по волосам, - Ты же мне родная…

- Поцелуй меня?.. – чуть отстранившись, Элина смотрела на него с мольбой в глазах.

- Ну, что?.. Успокоилась? – быстро чмокнув её в губы, он улыбнулся, - Ну, чего ты?..

- Я так боюсь тебя потерять…

- Глупенькая… я же здесь, с тобой…


«Родная… - глядя, как за ним закрывается дверь, Элина горько усмехнулась про себя, - но не любимая… Хотя, хорошо, что всё ещё родная…»


***


Вернувшись из больницы на работу, Игорь почувствовал внезапно накатившую усталость. Тяжёлое, будто налитое свинцом, тело ужасно тянуло куда-то вниз, к земле. Он не мог представить, как доработать до вечера, а потом ещё ехать на подработку. Собственно, работы в ДК на сегодня почти не было, так, завис один из ноутбуков, но это было не срочно – Дарья так и сказала, когда позвонила ему в обед.


«Дело не срочное… - она выдержала многозначительную паузу, - Но… требует твоего обязательного присутствия…»


Он прекрасно понимал, что кроется за этими словами. Дарья намекала на их встречу. Теперь же, учитывая то, что Элина оказалась в больнице, можно было не сомневаться, что встреча эта состоится дома у любовницы. В другое время он был бы совсем не против… Но сегодня он абсолютно не в форме…


…Он и сам не заметил, как отношения с этой женщиной переросли из романтических в чисто сексуальные. На первый взгляд, взаимные чувства только крепли… Его по-прежнему безудержно тянуло к Дарье, и Игорь воспринимал её, как близкого, любимого человека, с которым должно быть тепло и комфортно, с которым можно проводить время не только в постели, а, например, за компьютером, просматривая ролики любимых групп… или пересказывая исторические события… или просто валяясь на кровати перед телевизором – так, как он привык в своей «прошлой» жизни.

Но оказалось, что Дарья не любит рок, не увлекается историей, а смотреть по телевизору предпочитает откровенную электронную попсу, которую поют гламурные мальчики, и которую он, Игорь, органически не переваривает.

Впрочем, их встречи до сих пор носили кратковременный характер, и ограничивались интимными отношениями. Расслабившись, он был не против поговорить на какие-нибудь волнующие его темы, но, благодаря сексуальному аппетиту Дарьи, всё снова сводилось к постели. Игорь начинал ловить себя на мысли, что женщина чуть ли не по капле выпивает его жизненные силы… Если не в кровати, то – в непременно следующем за неудовлетворёнными желаниями скандале.


…Закатывать скандалы Дарья умела не хуже его самого. Это были не просто скандалы – это были истерики, ловко срежиссированные ею и воплощённые в жизнь. Каждый раз, когда их свидания оказывались короче, чем хотелось бы любовнице, Игорь не знал, каких претензий ждать от неё на следующий день. Она могла обвинить его в том, что он, якобы, не снимает трубку, хотя на его телефоне не было ни одного пропущенного звонка. Не привыкший ни перед кем оправдываться, он психовал, хлопал дверью и уходил, уже на самом деле не отвечая на её вызовы… Чем сильнее доставала его Дарья, тем страстнее и ненасытнее она была после их примирения… Он чувствовал, что силы, отпущенные ему, заканчиваются, но поделать с собой ничего не мог – его всё равно тянуло к этой женщине…

Тянуло несмотря ни на что, и вопреки всему.


- Что – сегодня? – он всё же приехал после работы в ДК и, зайдя в кабинет Гринчук, устало опустился в кресло, - Даш, извини, я быстро посмотрю и поеду.

- Куда? – она пронзила его своим обычным взглядом.

- Домой. Я с ног валюсь.

- Домой или в больницу? – она насмешливо скривила губы, - Игорь, ты меня не обманывай… Я всегда чувствую, когда меня обманывают.

- Надо бы в больницу, - он тяжело вздохнул и прикрыл глаза, - но нет сил. Выжат, как лимон.

- Не нужно было приезжать. Я же говорила, что ноутбук подождёт. Тем более, это – мой ноутбук.

- Давай, посмотрю… - он тяжело поднялся и подошёл к столу, - Что с ним?

- Завис, - она уступила ему место за столом, - что там с Элиной?

- Да вроде ничего серьёзного… - нахмурившись, он уставился в монитор, - Говорит, от духоты плохо стало.

- А я сразу говорила! – довольно кивнув, Дарья скрестила на груди руки, - Ничего серьёзного у неё нет…

- Ты – как рентген… - усмехнулся Игорь, - Видишь всё насквозь.

- Во всяком случае, у неё нет и быть не может ничего серьёзного. Мне вообще показалось, что она просто прикинулась…

- Зачем?.. – Игорь удивлённо поднял на неё глаза.

- А ты что, сам не понимаешь? Чтобы на жалость тебе надавить.

- На Эльку это не похоже. Тем более, у неё на самом деле порок сердца.

- Порок?! – Дарья громко расхохоталась, - Нет у неё никакого порока! Вон, по лестницам бегает, здоровая, как лошадь!

- Нет, серьёзно… Он у неё с детства, просто проявляться стал не так давно.

- Зря ты её защищаешь… - в голосе Гринчук прозвучали нотки ревности, - А, может, не зря?..

- То есть? – Игорь снова бросил на неё взгляд.

- Может, обморок вовсе не от сердечной болезни?.. – Дарья смотрела на него сверху вниз, чуть прищурившись.

- От чего ещё? – он пожал плечами.

- Например, от беременности?..

- Нет, - покачав головой, он снова посмотрел на монитор, - у нас больше не может быть детей. Ей рожать вообще было нельзя, даже Антона…

- Вот ты и проговорился… - она произнесла эти слова как-то зловеще, одновременно улыбаясь уголками губ.

- О чём я проговорился? – откинувшись на спинку стула, Игорь шумно выдохнул, - Знаешь, мне сегодня и вправду, не до разборок и не до ссор.

- Ты сказал – «у нас»…

- Ну, и что? У нас с ней больше не может быть детей… у меня с ней… у неё… Какая разница?

- Разница в том, что ты сказал, что у вас не может быть детей только из-за её болезни… А не потому, что ты с ней больше не спишь!.. – последние слова Дарья произнесла громко, чеканя каждое слово.

- По-моему, я, действительно, зря приехал… - поднявшись, Игорь хотел уйти, но она в последний момент догнала его у двери.

- Подожди… - схватив его за плечи, она пыталась поймать его взгляд, - Ну, подожди…

- Знаешь, как мне надоели все эти разборки! – поджав губы, он устало смотрел на неё сверху вниз, - Тем более, на ровном месте!

- Просто я тебя очень люблю… - она заговорила тихим, тонким, почти детским голоском, - Игорь!..

- Я не представляю себе такой любви, когда каждый день выносят мозг… - скинув её руки, он упрямо рванул на себя дверную ручку.

- Игорь!.. Игорь!.. – выскочив в коридор, она бросилась за ним следом, - Ну, подожди!..

- Ну, что?! – он тяжело развернулся к ней всем корпусом.

- Не уходи… - не боясь, что кто-то из сотрудников может сейчас войти в это крыло, Дарья подбежала к нему и обхватила руками шею, - Игорь… не уходи!.. не уходи!..


Нехотя вернувшись в кабинет, он со всего размаху уселся на диван. Опустившись перед ним на колени, Дарья гладила ладонями его плечи, руки, грудь…


- Даш, ну, зачем все эти истерики?.. – он провёл рукой по её волнистым волосам, - Неужели тебе самой так нравится?..

- Я с ума схожу… - она смотрела на него чуть ли не с мольбой, - Я никого так не любила, как тебя… Я никогда ни за кем не бегала… А за тобой готова бежать куда угодно… Прости меня… прости…

- Ну, всё… - приподняв, он усадил её к себе на колени, - Всё…

- Люблю… - она неистово целовала его губы, глаза, щёки, - Люблю…


…Телефон звонил несколько раз, но у Игоря не было сил дотянуться до него. Дарья уговорила поехать к ней и остаться до утра, и, как он и предполагал, не просто измучила, а истерзала его всего…


- Чёрт… - всё же добравшись до телефона, он снова откинулся на подушку и открыл входящие звонки, - Элька звонила несколько раз…

- Ничего страшного… - накинув халат, Дарья поднялась с постели, - Скажешь, что уснул и звонков не слышал.

- Она теперь спать не будет…

- Зря ты за неё переживаешь. Она так и будет тебя шантажировать своим здоровьем.

- Я перед ней виноват. И вообще… двойная жизнь – не для меня…

- Может, хватит жить двойной жизнью?.. – Дарья снова присела на кровать, - Я больше не могу без тебя… ты нужен мне… каждую минуту… Каждую секунду… Мне кажется, я ждала тебя всю жизнь…

- Что ты предлагаешь?

- Переезжай ко мне…

- А твой муж?

- Мне плевать на мужа…

- Я сразу потеряю работу. Тесть меня уволит… А что я могу предложить тебе? Квартиры нет… вернее, есть, но в ней живёт отчим. Работы не будет… за машину ещё не рассчитался…

- Дурачок… - она улыбалась и смотрела на него, не мигая, - Квартира?.. Этой тебе мало?.. Работа?.. Будет, какая хочешь!.. За твою машину я могу рассчитаться хоть завтра…

- А Элька?.. Я не могу ей сказать, что ухожу, пока она в больнице.

- Хорошо, скажешь, когда её выпишут.

- Ну, и как она потом будет работать вместе с тобой?

- Обыкновенно… Мало так работают?

- Подожди… - он сел и потёр ладонями лицо, - Так нельзя…

- Ты ищешь причину, чтобы остаться с ней?.. – из-под прищуренных век глаза Дарьи смотрели не просто пронзительно, а злобно-пронзительно.


Игорь, уже в который раз, поразился способности Дарьи резко менять настроение.


- Нет. Но я не хочу, чтобы они с Антоном остались у разбитого корыта.

- Устроится твоя Элина… - Дарья поджала губы, - Родители не из бедных, будет ей и работа, и мужа нового сосватают…

- Элька меня любит.

- А ты уверен? – женщина ехидно усмехнулась, - В тихом омуте черти водятся…


…Впервые проснувшись в квартире Дарьи, Игорь в первый момент подумал, что теперь скажет Элине, но, вспомнив, что жена в больнице, немного успокоился.


- Я впервые проснулась вместе с тобой… - наклонившись над ним, Дарья тронула губами его губы, - Я – самая счастливая на земле…


Наскоро ответив ей поцелуем, он встал и, схватив телефон, закрылся в ванной.


- Я звонила тебе, ты не брал трубку… - как-то обречённо проговорила Элина, когда он набрал её номер.

- Элька, честное слово… вырубился вчера… Ничего не слышал, вот только сейчас проснулся.


Ему кое-как удалось убедить её в том, что вчера он проспал все её звонки. Облегчённо вздохнув, открыл воду и встал под душ.


- Завезёшь меня на работу?.. – перед тем, как выйти из дома, Дарья обняла его в прихожей.

- Да, конечно… - представив себе, как будут пялиться на них сотрудники дворца культуры, он, отнюдь, не испытывал радости.


…Он намеревался высадить Дарью и ехать на свою фирму, но женщина, похоже, не собиралась с ним расставаться и теперь.


- Зайди на минутку ко мне… - тоном, не терпящим возражений, произнесла она, когда Игорь притормозил на стоянке.

- Зачем? – он вопросительно посмотрел на неё, - Я уже опаздываю.

- Зайди – увидишь…

- Даша, я – опаздываю… Я пока ещё работаю там.

- А я говорю – зайди.


…Ему показалось, что вся улица обернулась, когда, выйдя вместе с Дарьей из его машины, они шли рядом до самого крыльца… Поднимаясь с ней на второй этаж, Игорь смутился ещё больше – рабочий день должен был вот-вот начаться, и сотрудники дворца культуры то и дело попадались им навстречу.

Догадываясь, что весь коллектив в курсе болезни и пребывания Элины в больнице, Игорь был уверен, что без сплетен теперь не обойдётся, и поэтому в кабинет Дарьи вошёл мрачнее тучи.


- Ты это нарочно сделала? – он поднял на неё тяжёлый взгляд.

- Что?.. – она изобразила полное непонимание.

- Вот этот спектакль…

- Какой спектакль?! Игорь, ты о чём?

- Зачем ты меня сюда притащила? Чтобы все видели, что мы приехали вместе?! Чтобы позвонили Эльке?

- Даже в мыслях не было… - она снова, как и вчера, заговорила детским голоском, - Я хотела как раз поехать сегодня к ней, вместе с тобой…

- Ты что, не понимаешь?! – Игорь едва не сорвался на крик, - Как это будет выглядеть, если мы заявимся с тобой к ней в больницу?!

- А что здесь такого? – Дарья прищурила взгляд, - Ты – муж, я – коллега…

- Что она подумает?! Она же знает всё!

- Что она знает?..

- О моём отношении к тебе. Мало того, что сейчас на нас все ваши «культурщики» пялились, мы ещё и в больницу заявимся вдвоём?!

- Ты этого боишься?.. Или тебе просто хочется остаться с ней наедине?!

- Я не хочу, чтобы ей стало хуже!..


…Бросив ему в спину недовольный взгляд, Дарья подошла к окну. Проследив, как Игорь садится в машину и выезжает со стоянки, вернулась к столу и, открыв один из ящиков, достала небольшой ключ. Выйдя в коридор, проследовала к кабинету Элины и, открыв дверь, присела у компьютера. Вчера, после того, как Элину увезла скорая, Дарья сама закрывала её компьютер. Перед тем, как завершить работу, она из любопытства открыла папку с фотографиями, подписанную, как «Мои любимые». Одна из фотографий привлекла её внимание, но просмотреть её она так и не успела – кто-то вошёл в кабинет, и Дарье пришлось выключить компьютер.

Сейчас же, вспомнив об этом, она решила довести начатое до конца. Забота Игоря о заболевшей жене вызывала в её душе жгучую ревность, и заглушить эту ревность могло только какое-то действие… Она ещё не знала – какое… Но в том, что внимание Игоря к жене будет отомщено, можно было не сомневаться.


…Фотография, действительно, оказалась довольно интересной, даже пикантной – кто-то снял спящих Игоря и Элину… Оба были до пояса укрыты одеялом, но, чем больше всматривалась в фото Дарья, тем ревнивее становился её взгляд. Элина была в тёмно-бордовом пеньюаре, но не она сейчас занимала воображение Гринчук… Новый приступ ревности ещё больше подкреплялся тем, что Игорь был без футболки, с открытым торсом…

Предварительно скачав фотографию на флэшку, Дарья удалила изображение на компьютере, затем закрыла программу и вышла из кабинета.


***


Элина находилась в больнице уже вторую неделю. Если в первое время Игорь приезжал к ней ежедневно, то теперь появлялся в палате жены всё реже. Каждое такое посещение стоило ему очередной истерики Дарьи. При чём, теперь любовница не выражала признаки ревности в открытую, а придумывала всё новые причины для того, чтобы, говоря её собственным языком, «достать до печёнок» любимого мужчину.

Вымотанный её истериками, а заодно сексуальной ненасытностью, Игорь чувствовал, что находится на грани нервного срыва. Дарья принуждала его играть по своим правилам… Истерики следовали одна за другой – за визит к Элине, за отказ остаться на ночь, просто за то, что не позвонил именно тогда, когда она ждала его звонка…

Элина истерик не устраивала, но, глядя в её полные боли глаза, Игорь чувствовал жуткие угрызения совести… Ловя себя на мысли, что ему легче подчиниться прихотям Дарьи, чем видеть этот взгляд, он всё реже навещал жену, ссылаясь на «жуткую усталость» и нехватку времени.


- Игорь, зайди ко мне… - судя по мрачному лицу тестя, тот был не в духе.

- Что, Сергей Николаевич? – от тяжёлого предчувствия у Игоря уже на пороге ёкнуло сердце.

- Сядь, - поджав губы, тот кивнул на стул, - не догадываешься, зачем я тебя позвал?

- Нет, - стараясь смотреть Вересеню в глаза, Игорь покачал головой.

- Тут до меня дошли слухи… - тесть снова окинул его тяжёлым взглядом, - что ты там себе кого-то завёл на стороне…

- Кого? – зять изобразил удивление.

- Мне не интересно – кого… Если решил от Элинки уйти, так уходи. Не мучай. А, если решил просто поразвлечься, то знай, за свою дочь я любого порву. Даже отца моего внука.

- Сергей Николаевич… - Игорь почувствовал, как щёки начинают пылать огнём, - Вы бы меньше сплетни слушали.

- Меня не интересуют твои оправдания и объяснения… - Вересень говорил негромко, низким голосом, но Игорю казалось, что каждое его слово бьёт изнутри, как молот по наковальне, - Мужик должен быть честным, в первую очередь, перед самим собой. Ты меня понял?

- Понял… Это сплетни.

- Я всё тебе сказал. Можешь идти.


Вечером, наспех навестив Элину, Игорь от неё сразу отправился домой. Разговор с тестем оказался для него настолько неожиданным, что он вдруг почувствовал острую необходимость побыть одному. Дарья звонила несколько раз, но он упорно не брал трубку. Лёжа в спальне на кровати, он с закрытыми глазами прокручивал в голове события последних месяцев.


…Дарья… она ворвалась в его жизнь, изменив её уклад до неузнаваемости… Она разрушила всё, что было раньше, своим появлением, но, если в первое время он чувствовал себя окрылённым, то теперь уже не раз ловил себя на мысли, что крылья эти слишком тяжелы… они больно бьют при взлёте… И, чем выше полёт, тем труднее даётся управление…


Конечно, он понимает Дарью – она слишком ревнива, и, неизвестно, как бы чувствовал себя он сам, если бы её муж был здесь – рядом с ней… Наверное, тоже бы сходил с ума…

И Дарья, конечно, права – пора что-то решать… Жить так, как сейчас, невыносимо всем – и ей самой, и ему, и Элине…

Но, с другой стороны, он совершенно не может представить себя мужем Дарьи… Любовником – да… а вот мужем…

Раньше ему казалось, что он готов проводить с ней все дни и ночи… А теперь… Теперь он не может дать однозначный ответ ни на один вопрос.


- Привет… - открывая дверь на звонок, он почему-то не ожидал увидеть у себя Дарью, - А я звоню, звоню… Ты что, не рад?..


***


- Эля!.. – Ирина Германовна, как всегда, стремительно вошла в палату дочери, - Это что, правда?!

- Что? – та подняла на мать полные печали глаза.

- Что твой Игорь загулял, это – правда?! Почему ты не рассказала мне сразу?!

- Мама, я сама разберусь в своей семье…

- Ты – сама… - мать хлопнула себя ладонями по бёдрам, - Конечно! Ты разберёшься сама!.. А я потом буду бегать к тебе в больницу!

- Не будешь ты бегать ко мне в больницу… - Элина отвела глаза, - И, вообще… У меня всё хорошо.

- Да уже весь город гудит! Эля, ты что, себя под забором нашла?! Ну, ладно, твой отец, я до сих пор о нём плачу, но он стоит того! А твой Игорь?! Он против папы – ничтожество! Он твоего мизинца не стоит!.. Так отплатить за всё, что ты с ним вынесла?!

- Мам… - Элина взяла мать за руку, - Пожалуйста, не надо… Мне и правда очень тяжело…

- Давно это у него?

- С зимы…

- А кто – она?

- Ты её не знаешь.

- Мне сказали, что это заместитель директора вашего дворца культуры?

- Да… - Элина тяжело вздохнула.

- Почему ты до сих пор молчала?!

- Ты могла мне чем-то помочь? Мамочка… Он полюбил другую женщину… Здесь все бессильны…

- Полюбил – пусть катится на все четыре стороны! – Ирина Германовна сделала размашистый жест рукой, - Вот – Бог, вот – порог! Сегодня же я поеду к вам и выпровожу его вон!

- Не вздумай, - опустив взгляд, Элина покачала головой, - я разберусь сама.

- Мы от чего тебя лечим?! – мать всплеснула руками, - Ты никогда не поправишься, пока не устранишь причину всех твоих болезней, а причина – одна. Твой муж.


Пообещав матери, что сама поговорит с Игорем, Элина легла на кровать и уткнулась в подушку. Она думала, что выплакала уже все слёзы, но они появлялись и появлялись откуда-то каждый день… Несмотря на заверения Игоря, что между ним и Дарьей ничего нет, теперь она была уверена в том, что муж её обманывал всё это время.


Сны, похожие на видения, преследовали теперь её каждую ночь. В них она видела, как Игорь целует Дарью, слышала, как он признаётся той в любви… Элина видела эти картины не только во сне, а даже наяву – стоило лишь ей закрыть глаза, и образ Гринчук в объятиях её мужа тут же возникал в воображении. Эти видения изводили её, истязали, так, что во время очередного обхода её лечащий врач Сергей Алексеевич слушал её сердце так долго, что Элине вдруг стало неловко… Она и так каждый раз стеснялась раздеваться при нём, и, как только он отнимал стетоскоп от её груди, торопливо ныряла в свою домашнюю тунику.

«Вы лекарства все принимаете? - Рябинин внимательно смотрел на свою пациентку, - В унитаз не бросаете?»

«Нет», - покачала головой Элина.

«Странно…»


Она не стала переспрашивать, что – странно, и так догадываясь, что имел в виду доктор. От душевной боли лекарства ещё не придумали…

«Я оставляю вас ещё на пару недель, - после очередного обследования Сергей смотрел на неё озабоченно, - только не отказывайтесь».


Отказываться Элина не стала, и в тот же день позвонила Надежде с просьбой прийти как можно скорее.


- Ну, как ты, мать? – шурша пакетами с гостинцами, Надя переступила порог палаты, - Сколько бываю у тебя, столько и любуюсь твоими апартаментами!

- Мне нужно с тобой поговорить, - собравшись с духом, Элина указала гостье на мягкое кресло в углу, - только ты меня не обманывай, хорошо?


…Услышав вопрос подруги, Надежда ненадолго задумалась. У неё самой давно чесался язык рассказать Эльке всё, что она знала про отношения Игоря и Гринчук… Но, опасаясь за её здоровье, пока держала этот самый язык за крепко стиснутыми зубами. Теперь же, видя, что сама Элина созрела для разговора, решила больше ничего не утаивать.


- Я так и знала… - проглотив очередную порцию слёз, тихо произнесла Элина, - Представляешь, я всё это вижу и во сне, и наяву… Я даже слышу всё, что он ей говорит…

- Ты слишком его любишь… Нельзя так любить.

- Ты даже представить не можешь, как мне больно… Я всё думала, ну, влюбился… может, пройдёт… И она… уверяла меня, что он ей безразличен…

- Да она ни слова без вранья не скажет! – Надежда отчаянно махнула рукой, - Уж мы-то её изучили!

- Надь… - Элина подняла на ту глаза, - Как больно…

- Элечка… - Надя сочувственно смотрела на подругу, - Ты только держись! Знай, что мы все – за тебя!

- Он сейчас почти не приходит ко мне… Только разговаривает по телефону… А я теперь точно знаю, что он – у неё…

- Знаешь, я сама поверить до сих пор не могу, - Надежда развела руками, - как можно влюбиться в такую страхолюдину?! Ну, бывают бабы некрасивые, но обаятельные там… добрые, женственные… Но это же – чучело огородное! Разве можно сравнить с тобой?!

- Я даже не представляю, как я выйду на работу?.. У нас же кабинеты по соседству…

- Уже не по соседству, - Надя с сожалением вздохнула.

- Почему?!

- Потому, что с завтрашнего дня Гринчук приступает к обязанностям директора…


…Игорю она тоже позвонила сама. Услышав её просьбу приехать, он был в отделении уже через полчаса. Увидев, как он входит в палату, Элина мужественно кивнула ему в знак приветствия. Усевшись рядом, Игорь удивлённо смотрел на жену.


- Нам нужно поговорить… - она целый день произносила про себя эту фразу, и всё равно голос предательски дрогнул в самый неподходящий момент.

- О чём? – судя по блуждающему взгляду, он сам уже догадался, о чём будет разговор.

- Я всё знаю…


Отпираться он не стал, только молча уставился на носки своих туфель.


- Игорь… - слова давались ей с трудом… казалось, что это не она сейчас говорит, а какой-то другой, совершенно не знакомый ей человек, - Я не осуждаю тебя… Сердцу не прикажешь, и с этим ничего не поделать… Но я так больше не могу…

- Что ты предлагаешь? – всё так же глядя вниз, произнёс муж.

- Меня оставляют здесь ещё на две недели… Ты… реши всё для себя… Думаю, времени на это хватит…


Глава 14.


- Послушай, Серёжа, мне кажется, тебе нужно успокоиться, - выслушав мужа, Ольга подошла к нему сзади и слегка сжала его плечи ладонями, - я понимаю твой гнев… И, всё-таки…

- Да я тоже всё понимаю… - накрыв рукой её ладошку, он озабоченно нахмурился, - Но и ты меня пойми… Элина – дочка… И. если уж совсем откровенно, то она – моя вечная боль и мука. А всё из-за Игоря…

- Она его любит.

- В том-то и дело, что любит. А я её люблю… И вечно иду на поводу, хотя надо было ещё тогда, давно, положить конец их отношениям.

- И ничего бы ты не добился, - Ольга присела напротив и ласково улыбнулась, - она всё равно бы тебя не послушала.

- Да знаю я… - Вересень с отчаянием махнул рукой, - Если честно, я готов был уволить его прямо сразу, как только узнал, что он ей изменяет, но не сделал этого исключительно ради Эли и Антошки.

- И правильно сделал, что не уволил. Ничего нельзя делать сгоряча.

- Эх, Олюшка… - Сергей Николаевич усмехнулся, - Мудрая ты у меня, не по годам. За это и люблю.

- Знаешь, Серёжа… Мне кажется, мы с тобой не имеем права осуждать Игоря.

- А я не осуждаю. Вот морду бы ему набил с превеликим удовольствием! А насчёт права… Я – живой человек, и сам прошёл через это, но я тебя полюбил по-настоящему, и честно рассказал об этом Ирине. И, как бы там ни было, я не думаю, что был плохим мужем и отцом.

- Ты – замечательный муж и отец, - снова улыбнулась ему Ольга.

- А Игорь… - не выдержав, Вересень слегка стукнул по столу кулаком, - Ещё три года назад на него ни одна баба бы не посмотрела! Сколько Элинка с ним вытерпела! Нас знакомые не понимали – такая семья, а дочь не можем устроить… А что мы могли сделать, если она с ним, как с малым ребёнком нянчилась! В самые тяжёлые годы не бросила! И чем он отплатил?! Оперился, выправился, на какую работу устроился… И, пожалуйста – жена надоела! Да, если бы я его не знал! Он ведь раньше её ни на шаг не отпускал, и сам не отходил, когда всё плохо было… А теперь?

- Так и бывает, - Ольга согласно кивнула, - это классика, Серёжа. Многие так – пока плохо, сидят в четырёх стенах… Как чуть-чуть голова приподнялась – вон из гнезда.

- Надеюсь, ты не про меня? – Сергей Николаевич шутливо нахмурился.

- Ты же знаешь, что нет. А с Игорем пока не горячись. Пусть сначала Элина всё решит…


***


Несмотря на то, что она сама дала ему две недели на размышление, вечер того же дня и все последующие за ним вечера Элина провела в мучительном ожидании. Ей без конца представлялось, как Игорь делает свой выбор. Каждый раз, когда он приезжал к ней в больницу, она со страхом заглядывала ему в глаза, пытаясь понять, что у него на душе. Ей ужасно хотелось услышать от него окончательный ответ… но, судя по его молчанию, ответа на её вопрос у него так и не было. Элина не могла не заметить, как неловко чувствует себя муж в её обществе. Понимая, что с его стороны это лишь «дежурные» посещения, она, тем не менее, в глубине души надеялась, что ледяная оболочка, в которую теперь было облачено его сердце, всё же начнёт таять…

После разговора с тестем Игорь стал приезжать к ней почти каждый день, но совсем ненадолго. Она начинала ждать его уже с обеда, хотя знала, что приехать он сможет только ближе к вечеру. Она ждала… тайно надеялась… и каждый раз натыкалась на холодную стену отчуждения.

Однажды, дождавшись мужа, Элина подошла к двери и заперла её изнутри на ключ…


- Что ты делаешь? – Игорь внимательно следил за её действиями.

- Но ведь ты пока ещё мой муж… - привстав на цыпочки, она обняла его и попыталась наклонить к себе, чтобы поцеловать, - Я так тоскую по тебе…

- Эля, не надо… - он отвернул от неё лицо, - Ну, пожалуйста… Тебе сейчас нельзя…

- Что – нельзя?.. – она снова смотрела на него глазами, полными боли и слёз, - Мне плакать нельзя… расстраиваться нельзя… Мне так хочется хоть чему-нибудь порадоваться!..

- Радуйся, кто тебе не даёт? – Игорь раздражённо оторвал от себя её руки, - А мне сейчас ни до чего… Понимаешь?! Ни до чего и ни до кого!

- Я так по тебе тоскую… Я так хочу, чтобы ты меня обнял… Я совсем забыла твои руки…

- Боже, как я устал… - резко развернувшись, он отошёл к окну, - Мне уже жить не хочется… Всем от меня что-то надо… Все хотят мной манипулировать, пользоваться… Всем я что-то должен…

- Так реши что-то для себя… - глядя на его спину, Элина почувствовала, как внутри нарастает новая волна боли, - Реши!.. Или… или ты уже решил?..

- Ничего я не решил! – повернувшись, он смотрел на неё как-то измученно, - У меня нет сил ничего решать!..

- Ты всё равно должен решить, с кем ты останешься… - опустив голову, очень тихо произнесла Элина, - Тебе самому станет легче.

- А я не хочу ни с кем оставаться, понимаешь?! – Игорь еле сдерживал себя, чтобы не перейти на крик, - Я уже вообще ничего не хочу! И никого не хочу!.. Я хочу, чтобы меня все оставили в покое!..


…Удивительно, но после его ухода Элина вдруг немного успокоилась. Судя по истерике, которую закатил Игорь у неё в палате, уходить от неё он не собирался. Элина откровенно признавалась сама себе в том, что больше всего на свете боится услышать от мужа: «Я ухожу». Теперь же, в глубине души она почувствовала, что Игорь так и не сделал никакого выбора… Более того, слова Элины поставили его в тупик.

…Да, видимо, уходить он не собирался… Но это не значит, что его сердце снова будет принадлежать ей одной… И от этого ничуть не легче.


***


Ежедневные капельницы, уколы и таблетки, несомненно, поддержали её здоровье, но, к сожалению, не смогли залечить саднящую душевную рану. До окончания курса лечения оставалось несколько дней, и Элина мыслями была уже дома. Она сама не знала, чего стоил ей этот месяц… Душа рвалась домой… к мужу и сыну… Но каждый раз, думая о них, она горько усмехалась про себя. Антон всё это время жил у бабушки, к неудовольствию той забрав с собой своего любимца Мурзика. С отцом мальчик почти не виделся, да и сам Игорь появлялся дома только ближе к ночи.

…Если только вообще появлялся… Каждый вечер, пытаясь уснуть, Элина мучительно думала, где сейчас на самом деле её муж – в своей квартире или в спальне Дарьи… Хоть он открыто и не признался ей в любовных отношениях с Гринчук, но она теперь не сомневалась, что эти отношения – есть.

На следующее утро после их последнего разговора с Игорем Элина снова почувствовала себя плохо, и, померив ей давление, дежурная медсестра тут же уложила её в кровать.


- У вас подскочило давление, - девушка тревожно смотрела на вип-пациентку, - не поднимайтесь, сейчас позову Сергея Алексеевича.


Подниматься она и не собиралась – голова кружилась так сильно, что Элина чувствовала это даже с закрытыми глазами. Она виновато ожидала приходя Рябинина. За то время, пока она находилась на лечении, доктор без конца проявлял к ней особое внимание, граничащее с искренней заботой. Кроме обязательного ежедневного обхода, Сергей Алексеевич неизменно навещал её в течение всего рабочего дня, а, когда дежурил по отделению, то и вечером. Полностью уйдя в свои переживания, Элина не могла по достоинству оценить его отношение к своей персоне, но теперь, подумав о нём, почувствовала крайнюю неловкость. Сергей Алексеевич, действительно, замечательный кардиолог, и старается уделять ей повышенное внимание – видимо, следуя просьбам Ирины Германовны, но сути дела это не меняет… Как бы там ни было, благодаря подавленному настроению пациентки, все его труды идут насмарку.


- Что случилось? – Рябинин быстрым шагом вошёл в палату и, присев рядом с Элиной, привычно взял её за запястье.

- Голова кружится… - следя за ним, она медленно переводила глаза, - Простите меня, Сергей Алексеевич…

- За что? – послушав пульс, он вставил в уши стетоскоп, - пижаму расстегните, я вас послушаю.

- Не нужно, - она слабо покачала головой, - выпишите меня домой… Я вам только все показатели порчу…

- Ещё чего… - деланно нахмурившись, он терпеливо ждал, пока она соизволит расстегнуть пижаму, - Я надеюсь с вашей помощью поднять все показатели.

- Каким образом? – едва улыбнувшись, она всё же взялась рукой за верхнюю пуговицу.

- А вот назначу конкурс красоты «Мисс кардиология»… И попробуйте только не взять первое место!

- Тогда уж лучше «Мисс палата номер два»… Здесь первое место в любом случае – моё.

- У вас, оказывается, отличное чувство юмора, - он на минуту замолчал, водя датчиком по её груди, потом вынул дужки из ушей, - так что, Элина Сергеевна, вся надежда у меня на вас!


Лично проследив, как медсестра сделает ей уколы, Рябинин снова присел возле своей пациентки. После введённых лекарств Элине захотелось спать, и она невольно прикрыла веки.


- Сейчас вы поспите… - голос Сергея Алексеевича звучал успокаивающе, как будто издалека, - А, пока будете спать, будете выздоравливать… У вас очень красивое имя. С таким именем нужно жить долго…


Он ещё что-то говорил, но его слова становились всё отдалённее, путаясь в её затухающем сознании… Последнее, что почувствовала Элина, было лёгкое прикосновение его руки к её ладони.


…Проснувшись уже во второй половине дня, Элина чувствовала сильную слабость, но медсестра успокоила её, что это – результат действия лекарств, и что вскоре всё пройдёт.


- Мам, привет! – улыбающееся лицо сына заглянуло в дверь, - Ты нас не ждала?

- Тебя я всегда жду больше всех, - Элина радостно протянула руки, - иди скорей… Я так по тебе соскучилась!

- И я! – обняв мать, мальчик поцеловал её в щёку и уселся рядом, - Когда тебя уже выпишут?

- Скоро… - Элина ласково провела ладонью по его щеке, - Ты приехал с бабушкой?

- С папой. Он там, за дверью, с твоим врачом разговаривает.


Элина искренне удивилась тому, что Игорь приехал к ней сегодня, да ещё забрав у тёщи Антона. Но больше всего поразило то, что он беседовал с её лечащим врачом. Это было так на него не похоже…


…Она всё поняла по его лицу, когда он, наконец, вошёл в палату. Видимо, испытывая очередные угрызения совести после вчерашней сцены, муж нарочно приехал не один. И, судя по его словам, Рябинин сам проявил инициативу и остановил его в коридоре.


- Как ты себя чувствуешь? – сдержанно поздоровавшись, Игорь присел на стул, - Твой врач сказал, что тебе стало хуже.

- Нет, - она покачала головой, - просто давление подскочило. Но его уже сбили, всё в порядке.

- Я тебе тут кое-что привёз, - старательно отводя глаза, муж поставил пакет с гостинцами на тумбочку, - Антоха покупал, он, оказывается, лучше знает, что тебе можно.

- Лучше всех знает бабушка, - рассмеялся мальчик.


Судя по его довольному виду, он был очень рад, что, наконец-то, встретился с обоими родителями, и без конца переводил взгляды с отца на мать.


- Игорь… - Элина окликнула мужа, когда они с сыном уже собирались уходить, - Я кое-что хочу тебе сказать.


Кивнув Антону, чтобы тот подождал в коридоре, муж снова подошёл к её кровати.


- Я вчера долго думала… Я могу не возвращаться домой. Если тебе так тяжело находиться рядом со мной, я уеду к маме.

- Ну, зачем ты снова начинаешь… - нахмурившись, Игорь поджал губы, - К чему всё это?!

- Я серьёзно. И тебе тяжело, и мне тяжело… Зачем отравлять жизнь друг другу?

- Эля… - Игорь устало вздохнул, - Единственное, что отравляет жизнь мне, это вот такие разговоры. Поверь, я не хочу, чтобы ты болела, я не хочу, чтобы ты плакала… Я совсем не хочу делать тебе больно.

- Но я…

- Подожди… - вытянув вперёд ладонь, он перебил её, - Дай, я скажу. Я знаю, что тебе трудно. Ты, вроде, и разговариваешь, и улыбаешься, и заботишься обо мне… А в глазах – этот вечный немой укор… Я понимаю тебя, но… Это невыносимая пытка – чувствовать себя виноватым… Ты не представляешь, что это такое. Ты заболела, а мне жить не хочется, я чувствую себя последней сволочью…

- А я знаю это. Поэтому и хочу уйти. Тебе идти некуда, а мне – есть…

- Я совсем не хочу, чтобы ты куда-то уходила. Это честно. Только… давай закроем эту тему, хорошо? Давай, попробуем просто жить, не предъявляя друг к другу никаких претензий…

- А что будет дальше?..

- Я не хочу тебя обманывать, - отойдя к окну, он вглядывался в пейзаж больничного двора, - Я не знаю, как будет. Но я не хочу, чтобы ты уходила.


…Она вчера, действительно, долго думала обо всём, что произошло в последнее время. Давление подскочило не зря… Говоря Игорю о том, что она готова уйти, Элина немного лукавила. На самом деле, она даже представить не могла, что сможет покинуть свой дом… И теперь, после того, как Игорь уже в который раз не сказал ничего определённого, в глубине души поселилась маленькая надежда…

Антон… Увидев сегодня сына, она вдруг поняла, что не имеет права больше тонуть в своём горе. Она должна жить – в любом случае. Жить ради своего ребёнка.


«Ну вот… отблеск света в конце тоннеля». Правда, неизвестно, какой длины этот тоннель. Но ей всё равно нужно его пройти… что бы ни было в конце, нужно идти вперёд.


…Она уже собиралась встать и выключить свет, когда дверь в палату неожиданно открылась.


- Добрый вечер, Элина Сергеевна, - Рябинин, с чересчур серьёзным выражением лица, стоял на пороге.

- Добрый вечер, Сергей Алексеевич, - Элина торопливо приподнялась и зачем-то натянула на грудь одеяло.

- Я на минутку, узнать, как вы себя чувствуете. А то Ирина Германовна с утра спросит с меня по всей строгости закона.

- Я уже ей отчиталась, - улыбнулась Элина. Всё хорошо, голова больше не кружится, только слабость небольшая.

- Дайте руку, - присев рядом, он протянул ей свою ладонь.


Подав руку, Элина бросила на доктора быстрый взгляд. Рябинин сосредоточенно прослушивал её пульс, но ей почему-то показалось, что думает он совершенно о другом. Она уже в который раз невольно сравнила его с Игорем. Поразительное сходство Сергея с её мужем заметили даже медицинские сёстры, и не раз говорили об этом самой Элине.

От слишком болтливой санитарки, убирающей её палату, она узнала, что Рябинин разведён, и один приехал в их город, и что в него влюблена чуть ли не вся женская часть медперсонала, включая замужних «докториц» и «сестричек».


«Обаятельный мужчинка, - старательно протирая пол, санитарка делилась своими впечатлениями, - тридцать шесть лет, романа пока ни с кем не завёл, но две кандидатуры уже есть».

«И кто же? – улыбаясь, спросила Элина, - Из нашего отделения?»

«Из нашего – старшая сестра, Анастасия Николаевна… А вторая – Елена Максимовна, врач из терапии, да вы её видели, она часто сюда теперь забегает, так хвостом и крутит…»

«Никого я не вижу, - усмехнулась Элина, - мне и выходить-то некуда, душ и туалет в палате, еду приносят…»

«Это да… это да… - охотно кивала женщина, - Вы, наверное, из администрации?»

«Нет, у меня мама зав.отделением в поликлинике. В общем, я тут… как бы это сказать… по знакомству».


Занятая собственными проблемами, Элина и не думала присматриваться к своему лечащему врачу… Она была настолько поглощена своей бедой, что совершенно не придавала значения ни частым визитам к ней Сергея Алексеевича, ни его упорному желанию задержать её в отделении подольше…


- Ну, вот… - послушав пульс, Рябинин удовлетворённо кивнул, - Пульс в норме, давление тоже… Отдыхайте спокойно.

- Если честно, я днём выспалась, - Элина смущённо улыбнулась, - теперь боюсь, что не усну.

- Ну… если не уснёте… загляну к вам ещё… - он как будто невзначай скользнул ладонью по её руке, - Если вы не против.

- Да нет, конечно, - она пожала плечами, - заглядывайте.


…Уснуть так и не удавалось. Мысли с новой силой крутились в голове… До выписки оставались считанные дни. Семья, работа – всё это было сейчас так зыбко… Она абсолютно не знала, к чему вернётся, выйдя из больницы. Несмотря на то, что тыл в виде родительской помощи был ей всегда обеспечен, неопределённость с Игорем очень страшила. Она не собиралась ни с кем бороться, она не была готова что-то менять… В глубине души Элина чувствовала, что впереди её ждёт противостояние, для которого нужны новые силы, но где их брать, она совершенно не знала…


…Услышав, как открывается дверь палаты, Элина сделала вид, что спит. Сквозь прищуренные веки ей было видно, как Сергей тихо подошёл к её кровати, затем немного постоял и так же тихо вышел, осторожно прикрыв за собой дверь.


***


За несколько дней до выписки Элины Игорь забрал домой Антона от Ирины Германовны. За этот месяц он соскучился по сыну, да и в пустую квартиру приходить было всё тяжелее и тяжелее. Элины тоже не хватало – несмотря ни на что… Её душевное тепло и любовь к нему были абсолютно ненавязчивы, она никогда и ничего не требовала взамен, не ставила условий… Он не раз ловил себя на мысли, что, даже увлечённый Дарьей, нуждался в том, чтобы Элина всегда была где-то рядом… Как бы там ни было, но, даже утратив супружеские чувства, без жены он ощущал себя как-то сиротливо. С Дарьей такого не было. Да, его неудержимо тянуло к ней… но, в отличие от Эльки, эта женщина не была частью его самого.


С каждым днём в нем крепла уверенность в том, что он не сможет окончательно связать свою жизнь с Дарьей… и, в то же самое время, не представлял без неё этой самой жизни. Страсть немного улеглась, и теперь ему хотелось не только сексуальных утех, а чего-то намного большего – душевного и духовного единения, но с Дарьей эти чувства никак не складывались. Измученный её желаниями и капризами, Игорь приезжал теперь в ДК лишь тогда, когда там, действительно, была для него работа, тем самым сводя общение с любовницей к минимуму.


Результатом её мести за такое «самоволие» стала последняя зарплата: вставив карточку в банкомат, Игорь с удивлением разглядывал сумму, вдвое меньше обычной.


«В этот раз не получилось провести тебе побольше, - Дарья изобразила участие и сожаление на лице, - Волынцева решила ввести хронометраж. Ты же теперь не каждый день приезжаешь… Вот она тебе и заплатила вдвое меньше».


Усмехнувшись про себя, Игорь промолчал. Он знал, что его зарплата – результат стараний Дарьи, и что, на самом деле, никакого хронометража нет, а есть акт о выполненных работах. Явная месть от женщины, которую он считал близкой, оставила на душе глубокую царапину.

Дело было не в деньгах… Он подумал, что Элька никогда в жизни бы так не сделала, даже из обиды.

Забрав Антона, он получил новую отговорку от затяжных свиданий… И, хотя сыну уже исполнилось тринадцать лет, и он был вполне самостоятельным, Игорь несколько дней добросовестно возвращался домой раньше обычного.


- Сегодня тебя тоже не ждать? – закинув ногу на ногу, Дарья набрала его номер.

- Эльку выписали, сейчас поеду забирать, ты же знаешь, - Игорь сидел уже в салоне своего автомобиля, - если работы нет, то, наверное, не приеду… Нужно по магазинам её повозить, дома шаром покати… Мы с Антохой и так неделю на колбасе сидели…

- Ну, понятно… - поджав губы, Дарья прищурила глаза, - Что ж… Тогда счастливого пути.

- Даш, чего ты обижаешься? – предчувствуя очередной скандал, Игорь попытался разрядить обстановку, - Ты же понимаешь, что я сегодня её не брошу…

- Конечно-конечно… - она выдержала небольшую паузу, - Пока!


Вечером, пока Элина разбирала сумки с продуктами, он заперся в ванной и сам набрал номер Дарьи. Ожидание истерики с её стороны не давало покоя, и Игорь решил предпринять попытку предотвратить скандал.


- Привет… - он говорил приглушённым голосом, чтобы не было слышно за дверью, - Как ты?..

- Да никак… - она старательно изображала озабоченный тон, - Кран сорвало на кухне, стою вот с полотенцем, пытаюсь воду сдержать…

- А сантехника вызвать?

- Вызывала… - в трубке, действительно, послышался шум льющейся воды, - Трубку не берёт, наверное, пьяный… А другого телефона у меня нет.

- Вот чёрт… - он почесал макушку, - Ну, потерпи немного… Сейчас я что-нибудь придумаю…


…Он никогда ещё так не радовался визиту тёщи – не увидевшись с дочерью днём, та, скрепя сердце, решила нанести вечерний визит.


- Эля, меня на работу срочно вызывают… - зная наверняка, что сейчас Элина не станет допытываться, на какую именно работу ему понадобилось ехать на ночь глядя, Игорь наспех попрощался с Ириной Германовной и уже через три минуты садился в машину.


- Ну, что тут у тебя? – сходу бросил он открывшей ему дверь Дарье, - У меня времени в обрез.

- У меня? – она загадочно смотрела на него своим пронзительным взглядом, - У меня всё хорошо… А сейчас будет ещё лучше…


…Закрыв глаза, Игорь мучительно думал о том, что скажет сейчас Элине. «Вызов на работу» затянулся чуть ли не до полночи, и он чувствовал себя последней свиньёй по отношению к жене. Её целый месяц не было дома, и, выписавшись из больницы, она сразу впряглась в домашние заботы… А он, вместо того, чтобы хотя бы побыть рядом, примчался по первому зову к любовнице.


- Ты как будто жалеешь, что приехал… - лёжа возле него на кровати, Дарья усмехнулась.

- Что я ей сейчас скажу?.. – подложив под голову локоть, теперь он изучал потолок, - Я думал, у тебя, правда, кран сорвало…

- У меня голову сорвало… - повернувшись, женщина положила ему голову на грудь, - Я как представила, что ты ляжешь с ней спать… Я чуть с ума не сошла…

- Ну, и что мне теперь говорить? – не обращая на неё внимания, Игорь мрачно нахмурился.

- Я всё равно тебя не отдам… Ей я тебя не отдам, слышишь?! – вскочив, Дарья проколола его взглядом, - Ты – только мой! Ей не достанется ни капельки тебя!..

- Да от меня уже и так ни капельки не осталось…


…Поднимаясь по лестнице, Игорь уже предчувствовал слёзы и упрёки жены, но, войдя в квартиру, с удивлением обнаружил, что его никто не ждёт. Свет горел только в прихожей, и он, пройдя на цыпочках по ковру, осторожно заглянул в комнату сына – видимо, слушая музыку, Антон так и уснул в наушниках.

Закрыв дверь, Игорь так же, тихо ступая, прошёл в спальню.


…Сидя с ногами в кресле у самого окна, Элина смотрела на ночные огни города. Спать она, видимо, так и не ложилась.

Глядя на неё, сиротливо подложившую локоть под щеку, Игорь почувствовал прилив непривычной жалости. Он прекрасно понимал, что жена обо всём догадалась, и от этого было невыносимо тошно… Не зная, что сказать в своё оправдание, он присел на кровать и сцепил пальцы рук.


- Ты только не ругайся, ладно?.. – придав голосу как можно более непринуждённый тон, негромко произнёс Игорь, - Я всё честно расскажу. Дарья позвонила и сказала, что кран сорвало… Я не стал говорить при тёще… Я не мог ей отказать, пойми меня… Пока за инструментами в гараж съездил, пока то, да сё…

- Починил? – Элина, наконец, нарушила молчание.

- Кран? – зачем-то переспросил Игорь, - Да, починил. Ты не переживай… Я больше не буду так надолго уходить… Честное слово…


…Дождавшись, пока он уснёт, Элина тихонько встала и взяла со спинки стула его одежду. И джинсы, и рубашка были абсолютно сухими…

…Бросив их на дно ванной, она открыла воду… Дождавшись, пока одежда мужа намокнет полностью, закрыла кран и, усевшись прямо на кафельный пол, уронила лицо в ладони…


***


- Господи, ну, наконец-то! – при виде Элины, Дарья театрально всплеснула руками, - Как чувствуешь себя?! Я же тут со своей новой должностью совсем закрутилась, даже некогда было к тебе приехать… ты уж меня извини, Элечка!

- Всё нормально, - сдержанно улыбаясь Гринчук, Элина достала из сумочки ключ от своего кабинета, - мне там тоже было не до посетителей. Процедуры, капельницы, уколы…

- Ой, ты меня вчера прости, что выдернула Игоря… - теперь Дарья изображала искреннее раскаяние, - Не знаю, как получилось, но сломала кран, представляешь?! Вода хлещет, и сантехник трубку не берёт! Мне больше некого было попросить, Элечка, ты уж прости!

- Ну, что вы, Дарья Андреевна, - повернув ключ в замке, Элина обернулась, - я рада, что Игорь вам помог. Правда, пришлось одежду сушить.

- Зачем?

- Ну, он же кран вам чинил, пришёл мокрый с ног до головы… Но вы не переживайте! Всё уже высохло!


Глава 15.


- Серёженька, больше ничего не нужно, я и так тебе ужасно благодарна! Только на рынок! Остальное доставят…


Не отрываясь от телефона, Ирина Германовна кивнула заглянувшей в её кабинет Марии Владимировне. Войдя в помещение, та изумлённо уставилась на подругу.


- Ира… С кем ты сейчас разговаривала?! Неужели… неужели – с Сергеем?!

- Здравствуй, Машенька, - наконец, поздоровавшись с гостьей, Ирина жестом пригласила её присесть, - С Сергеем. А, вернее, с Серёжей Рябининым.

- Как я сразу не догадалась… - Мария разочарованно поджала губы, - Я уж было подумала…

- Нет, Маша… - Ирина вздохнула, - То, о чём ты подумала, уже не вернётся никогда.

- Ну, и Бог с ним! – гостья с готовностью махнула рукой, - Жизнь не стоит на месте!

- Ещё как не стоит… Вот уже и пятьдесят три через неделю… - Ирина Германовна невесело усмехнулась, потом подняла на подругу глаза, - Но я решила последовать твоему совету! Хватит лить слёзы, жизнь одна, и будем брать от неё всё, что нам ещё доступно.

- А я про что! День рождения – это святое! Помощь в подготовке нужна?

- Помощь нужна, - кивнула Ирина, - я решила отмечать на даче, ты права насчёт ресторана… Это и дорого, и не так вкусно. Сама всё приготовлю, Эля поможет… Да вот Серёжа вызвался продукты с рынка привезти.

- Ты и его приглашаешь?

- Конечно. Он так помог мне с Элей… И палату самую лучшую выделил, и внимание проявлял, практически от её не отходил… Ну, и, потом, он же родственник Корецких, я даже из вежливости не могла его не пригласить.

- Ну, а сама Эля как?

- Да никак… - нахмурившись, Ирина Германовна слегка постукивала карандашом по поверхности стола, - Рябинин говорит, что ничего страшного пока нет, но динамика неважная. В общем, в каком состоянии она поступила, в таком он её и выписал.

- А почему так? Он же очень грамотный специалист, сама говоришь, что не отходил от Элины.

- Не то слово, что не отходил. Он чуть лоб не расшиб, пока её вёл… День-два всё хорошо, потом – нарушение ритма… Приведёт в норму, какое-то время всё нормально, потом – опять та же картина. А перед самой выпиской у неё – гипертонический криз… Никогда такого не было, тем более, на фоне таких сильных препаратов. Он её и сейчас выписывать не хотел, но я-то знаю, в чём причина того, что она до конца не пришла в себя…

- Зять?.. – Мария понимающе кивнула.

- Да, Игорь… Маша, как можно лечить сердце, если оно постоянно не на месте? Ты бы её видела! Осунулась, вся – сплошной комок боли…

- Вот же сволочь… - Мария укоризненно покачала головой, - Когда она его пьянки да выходки терпела – нужна была… А теперь можно и гульнуть с чистой совестью.

- Да ещё с кем… - Ирина скорбно свела брови, - Ты бы видела эту женщину! Против Эли – баба яга, честное слово!

- Ну, а она-то что?! – положив локти на стол, Мария подалась вперёд из любопытства, - Что-нибудь решает, или – так, пустила на самотёк?

- Понятия не имею! Ничего не говорит, я знаю лишь то, что мне люди рассказывают. А она мне на эту тему и говорить запрещает… Представляешь?! Вот уже две недели, как вышла на работу, а я ничего не знаю! Ты представляешь – в одном коллективе! Это же как соль на рану, ежедневно, бесконечно…

- Уходить ей надо, - Мария с готовностью кивнула, - и от мужа, и с работы.

- Я предлагала… И слышать не хочет. Говорит, разберусь сама.


***


Элина с радостью поддержала желание матери отметить свой пятьдесят третий день рождения в кругу давних друзей. Она предлагала ей провести торжество в ресторане, но будущая именинница отказалась наотрез – с ресторанами у неё теперь были связаны самые плохие воспоминания. Последняя неделя июля обещала быть жаркой и сухой, и поэтому праздник было решено провести на даче.

Элина была рада занять себя подготовкой, которая хоть как-то отвлекала её от семейных проблем. Она лишь для видимости спросила Игоря, сможет ли он помочь с убранством дачи и доставкой продуктов, заранее зная, что он откажет. Впрочем, ему и, действительно, было некогда. Он по-прежнему работал на двух работах, правда, обязанности программиста в ДК исполнял теперь реже. Вернее, с обязанностями всё было, как и раньше, но к самой Дарье он приезжал теперь не каждый день. Игорь выплатил ей лишь половину суммы, которую она одалживала ему при покупке машины, и, если на первых порах долг таял, как снег по весне, то теперь гасить его стало тяжелее. Из-за нечастых теперь свиданий Дарья урезала ему зарплату, в надежде, что он снова каждый день будет падать к её ногам. Но коса нашла на камень – не выразив по этому поводу видимых эмоций, Игорь «закусил удила», и чаще появляться, отнюдь, не стал. Напротив, их общение в последнюю пару недель проходило в большинстве случаев в платоническом «режиме». Появляясь в ДК, он приходил в её новый кабинет директора, и после обычных приветствий усаживался на диван, заводя разговор о чём-нибудь отвлечённом.

Дарье теперь стоило больших трудов «расшевеливать» своего любовника. В глубине души она чувствовала, что интерес к ней, как к женщине, у Игоря постепенно угасает, уступая место чисто приятельским отношениям. Каждый раз, как только ей удавалось затащить его в постель, она чувствовала себя униженной, но совсем отказаться от него не могла, и сдаваться не собиралась. Она теперь не напрашивалась в подруги к Элине, при встрече с которой ощущала жгучую ревность, а старалась так или иначе демонстрировать своё превосходство. Убедившись, что Элина не собирается ни завидовать её новой должности директора, ни устраивать сцен ревности, Гринчук в очередной раз решила сменить тактику.

Она несколько раз по дружески зазывала Элину на чай, сетуя на то, что та теперь называет её по имени и отчеству. Если раньше Игорь уверял Дарью, что между ним и Элиной больше нет никаких отношений, то теперь он старательно уходил от таких тем, либо отмалчиваясь, либо переводя разговор в другое русло. Приглашая к себе Элину, Гринчук всякими наводящими вопросами пыталась выудить у той интересующую её информацию, но, быстро раскусив истинные цели «подруги», Элина тоже держала язык за зубами.


- Эля, к чему этот цирк?! – Дарья нарочито-сердито посмотрела на Элину, когда та незадолго до окончания рабочего дня вошла к ней в кабинет, - Мы общались, мы дружили, мы ходили друг к другу в гости, вместе справляли дни рождения, а сейчас ты устраиваешь какое-то представление!

- Какое представление? – Элине было тяжело находиться рядом со своей соперницей, но она мужественно подняла на ту взгляд.

- Да с этим отчеством. И зачем ты мне теперь выкаешь?

- Ты – директор, я – подчинённый… - Элина пожала плечами, - Соблюдаю субординацию.

- Я, ведь, к тебе со всей душой, с добром… Что произошло?

- Ничего нового. Всё, как и раньше…

- Значит, мне показалось… - недовольно поджав губы, Гринчук, тем не менее, кивнула Элине на стул, - Чай будешь?

- Нет, я только что пила. И, вообще, через десять минут мне нужно идти.

- Успеешь! – Дарья выглянула в приёмную, - Вера, сделай нам два чая…

- Нет, мне, правда, нужно идти. У мамы день рождения, и она попросила меня помочь закупить продукты. Меня будут ждать.

- Кто будет ждать, Игорь? – как можно непринуждённее спросила Дарья, - У него, кажется сегодня есть работа… Впрочем, её можно отложить на завтра.

- Нет, не стоит. За мной заедет мамин знакомый.


Распрощавшись с Дарьей, Элина торопливо покинула её кабинет. Она была рада уже тому, что теперь их двери не находились по соседству – приёмная директора дворца культуры располагалась на первом этаже.


…Муж уже давно с непривычной лёгкостью отпускал её и к матери, и по магазинам, поэтому Элина не сказала ему, что сразу после работы отправится на рынок, тем более, что поездка намечалась недолгой, да и сам Игорь должен был ехать на подработку. Он не участвовал в подготовке тёщиного торжества, и, даже если бы и был свободен в этот вечер, Элина всё равно не стала бы обращаться к нему за помощью.

Всё, что было связано с решением её проблем, и раньше вызывало у мужа раздражение, а с тех пор, как он охладел к ней, и вовсе воспринималось им как непосильная ноша. Он, конечно, мог согласиться, но Элина точно знала, что поездка на рынок за продуктами для нелюбимой тёщи обязательно закончилась бы обвинениями в её, Элины, нерасторопности, медлительности, наплевательском отношении к его уставшей от всех и вся персоне, и, как следствие, её собственными слезами…

Поэтому, спросив один раз и получив отрицательный ответ, сегодня о посещении рынка она даже не заикнулась, благо, сама Ирина Германовна решила проблему с транспортом.


Пройдя на стоянку, Элина привычно окинула ряд автомобилей – машины мужа ещё не было.


- Элина Сергеевна!.. – знакомый голос раздался откуда-то сбоку, и молодая женщина оглянулась.

- Ой, здрасьте, Сергей Алексеевич… - узнав своего лечащего врача, она смущённо улыбнулась и шагнула к его машине, - Вы уже приехали…

- Я приехал ещё десять минут назад, - доктор тоже улыбался, держась за открытую дверцу автомобиля, - Ирина Германовна сказала, что вы работаете до семнадцати…

- Да, но вы могли позвонить, и я ушла бы чуть пораньше. Неловко, что мы вас обременяем…

- Ну, что вы… - рассмеявшись, Рябинин распахнул перед ней дверь, - Прошу!

- Надо бы, конечно, с утра, но утром все заняты, - устроившись на пассажирском месте, Элина потянула на себя ремень безопасности, - но вы не беспокойтесь, я очень быстро всё куплю.

- А я и не беспокоюсь, - Сергей повернул ключ зажигания, - и, кстати, можете не торопиться… Меня всё равно никто не ждёт.

- Зато меня ждут, - усмехнулась Элина, - сын, кот и две собаки.

- А муж?

- Муж… - смутившись от невольной паузы, Элина опустила глаза, - Муж… он на работе. Иначе бы я поехала с ним…

- Как вы себя чувствуете? – он понял, что ей не хочется говорить о муже, поэтому решил переменить тему.

- Отлично. А всё благодаря вам.

- Я рад, - он вдруг посерьёзнел, - но хочу сказать… Вам необходимо постоянное наблюдение.

- У меня всё так плохо?

- Нет, не плохо. Но лишь на фоне вашего диагноза. А диагноз требует внимания.

- Спасибо, я учту…

- Я немного изучил вас за этот месяц, пока вы находились на моём попечении, - Сергей снова улыбнулся, - и почему-то уверен, что этим «я учту» всё и ограничится.

- Вообще-то вы правы, - Элина рассмеялась ему в ответ, - не люблю больницы.

- Никто не любит… - притормозив на светофоре, Рябинин достал из нагрудного кармана рубашки визитку и протянул ей, - Вот, хотел вам ещё в день выписки отдать, но меня тогда срочно вызвали к больному… Здесь мои телефоны. У меня свой кабинет в медицинском центре, я принимаю там трижды в неделю. В начале августа позвоните, и запишитесь на первый приём, а потом я сам буду назначать дату и время. Кстати… денег с собой не берите.

- Почему? – она удивлённо подняла на него глаза, - Это же платный кабинет.

- Для вас – бесплатный.

- Спасибо… - положив визитку в сумочку, Элина благодарно кивнула, - Я позвоню.


…Она, действительно, купила всё необходимое очень быстро, чем искренне удивила Сергея. Переходя от прилавка к прилавку, он только успевал принимать пакеты, набитые продуктами.


- Впервые вижу, чтобы женщина так быстро выходила из магазина…

- Это не магазин, - наблюдая, как он складывает в багажник покупки, Элина то и дело отводила от лица развевающиеся на тёплом июльском ветерке светло-каштановые пряди, - это – рынок.

- Это не имеет значения. Я даже не знаю, поражён я вами… или восхищён…

- Не смешите меня… - ей показалось, что она впервые за последние месяцы смеётся вот так – непринуждённо и весело, - Просто, если честно, я не любительница шляться по магазинам. И всегда точно знаю, что мне нужно купить.

- Не верю… - Сергей шутливо нахмурился, - Таких женщин в природе просто не бывает.

- Значит, я редкий экземпляр…


***


…Приехав во дворец культуры, Игорь привычно прошёл в кабинет директора. Он давно уже не испытывал смущения от того, что приезжает не столько на работу, сколько на свидания к Дарье. Сразу, как только он начал исполнять обязанности программиста, Гринчук потребовала от сотрудников, чтобы все заявки на ремонт компьютеров они приносили ей лично, и сама передавала ему все сведения – в каком отделе «накрылось» очередное «железо». Поэтому к его визитам привыкли все. Их связь с Дарьей уже не была предметом горячего обсуждения шёпотом, за закрытыми дверьми – во многом благодаря неслыханной выдержке Элины, которая не устроила по этому поводу ни единого скандала. Напротив, она вела себя так, как будто никакой связи у её мужа и Гринчук не было вовсе.


- Привет, - войдя в кабинет Дарьи, Игорь с размаху уселся в мягкое кресло, - Ну, и жара… Если сегодня ничего серьёзного, то я поеду домой. Ладно?

- Ничего серьёзного… - Дарья встала и, достав из встроенного холодильника бутылку с водой, налила в стакан и протянула его Игорю, - Выпей…

- Я сегодня ещё и кондиционер ремонтировал, - отпив несколько глотков, он поставил стакан на стол, - отказал, тот, что в моём кабинете на фирме.

- Ты мастер на все руки, - едва улыбнувшись, Дарья бросила на него пронзительный светлый взгляд, - хочешь, поедем ко мне?..

- Мне бы в душ, а потом в кровать… - Игорь откинулся на спинку и вытянул вперёд ноги, - Домой поеду… Элька уже ушла, наверное?

- Элька не ушла… - произнесла Гринчук язвительным тоном, - А уехала.

- На такси, что ли? – он говорил устало, не открывая глаз.

- Нет, не на такси… С каким-то молодым, интересным мужчиной…

- Тесть, что ли? – Игорь недовольно поморщился, - Когда он успел-то?

- Ну, если твой тесть так молодо выглядит, может, и тесть… - Дарья загадочно прищурилась, - Машину не разглядела в окно, чёрная иномарка какая-то…

- Странно… - он открыл глаза и нахмурился, - А ты откуда знаешь?

- В окно видела. Уехали с полчаса назад. Сначала мило любезничали, потом сели в машину, и…


Первым его порывом было позвонить жене на сотовый, но потом, вспомнив, как Дарья истерит после каждого его звонка Элине, сделанного в её присутствии, Игорь передумал. Элина никогда ни с кем не ездила, кроме него самого, или отца, разве что несколько раз её подвозил Кирилл, но Дарья бы его узнала, да и машина у Кирилла была не чёрного, а серебристого цвета.


- Ну, что, ко мне? – присев рядом с ним на валик, Дарья провела рукой по его волосам, - Я по тебе уже соскучилась…


Не обращая на её внимания, мужчина резко подался вперёд и, положив локти на расставленные колени, сцепил пальцы рук.


- Ты что, меня не слышишь? – Дарья провела ладонью по его спине, затем, обхватив сзади руками, прижалась щекой к голове, - У меня кондиционер дома работает…

- Нет… - он задумчиво покачал головой, - Сегодня – нет…

- Почему?

- Я же говорю – устал. И тесть отпуск не даёт, как назло…

- А что ты будешь делать в отпуске? – она насмешливо скривила узкие губы, - На диване лежать?

- Да хоть на диване… - он сидел всё так же, нахмурившись, и, заглянув ему в лицо, женщина невольно задержалась на нём взглядом.

- С женой под боком… да?..

- Слушай, зачем эти провокационные вопросы… - он устало потёр пальцами веки, - Пойду, пожалуй…

- Ну, останься… - вскочив, Дарья пробежала к двери и заперла её изнутри на ключ, затем вернулась к Игорю, - Мы с тобой так давно не виделись…

- Полтора дня… - усмехнулся Игорь, - Я позавчера систему твоей секретарше переустанавливал.

- И сразу уехал… - она обиженно улыбнулась уголком губ, - Знаешь, у меня к тебе появились кое-какие вопросы…

- Так… - хлопнув себя ладонями по коленям, он встал с кресла, - Давай, быстро спрашивай, и я поехал.

- Что происходит? – Дарья снова отошла к двери и, заложив руки за спину, загородила вход.

- А конкретнее можешь спросить? – предчувствуя ссору, он отвернулся к окну.

- Мне всё чаще кажется, что ты меня игнорируешь.

- Игнорирую?! – он возмущённо обернулся.

- Да. Игнорируешь.

- Это вот то, что я сейчас вместо того, чтобы поехать домой, сделал крюк сюда, вот это – игнорирую?!

- Ты меня игнорируешь! – она смотрела на него исподлобья, - Если я тебе надоела, то так и скажи!

- Мне эти скандалы на пустом месте надоели, - Игорь решительно шагнул к ней и попытался отодвинуть от двери, - открой замок… я поеду домой.

- Я никогда не думала, что ты – такой…

- Да, я такой, - он снова предпринял попытку её отодвинуть, но она стояла, как вкопанная, - я грубый и неотёсанный. Не заставляй меня применять силу.

- Игорь… - Дарья попыталась его обнять, - Неужели ты не видишь, как я тебя люблю?

- Я уже устал от такой любви, понимаешь?! Все меня любят, а мне жить не хочется! Я уже ничего не хочу, понимаешь?! Ни денег, ни машин, ни-че-го!

- Ты не можешь просто так – взять меня, и бросить! – она безуспешно ловила его взгляд, - Тебя никто и никогда не любил, и не будет любить так, как я!..

- Послушай, Даша… - наконец, взглянув в глаза, Игорь взял её за плечи, - Я тебя не бросаю… но сейчас мне нужно домой! Срочно – домой, понимаешь?!

- Что, ревность заела?.. – она исподлобья пронзала его, как спицами, своим взглядом, - А я тебе говорила, что в тихом омуте черти водятся!

- При чём тут ревность?! – поджав губы, он смотрел на неё тяжело, даже враждебно, - Я тебе что, мальчик?! Дверь открой!..


Медленно достав ключ из кармана, она швырнула его Игорю под ноги.


…Открыв, наконец, дверь, он стремительно вышел из кабинета.

В нагретом вечерним солнцем салоне было невыносимо душно, но он даже не стал включать кондиционер, а, повернув ключ в замке зажигания, тут же тронул с места.

Обычно машину Игорь водил крайне бережно, плавно, без рывков, но сейчас он как будто забыл о своих привычках. Нервно тормозя на каждом светофоре, а затем срываясь с места, он чувствовал, как в душе закипает какая-то непонятная, совершенно непривычная для него волна…

Взбежав по ступенькам на свой этаж, он долго не мог попасть ключом в замочную скважину, так, что, услышав его потуги, Элина сама открыла ему дверь.


- Ну, и где ты была? – поджимая губы, муж смотрел на неё сердито.

- Когда? – она вернулась буквально за десять минут до него, и сама ещё не успела переодеться.

- Только что. Куда ты ездила, и с кем?

- Я ездила на рынок, - она пожала плечами, - ты, наверное, забыл, я же тебе говорила, что мама будет справлять день рождения на даче, и что нужно закупить продукты.

- Ты не говорила, что нужно закупить продукты, тем более, что за ними поедешь именно ты!

- Я говорила… - она устало повернулась и вышла в кухню, - Просто ты забыл. Я не стала тебя больше просить, потому, что знаю – тебе некогда ездить по рынкам.

- Ну, и с кем же ты ездила? – пройдя следом за ней, муж прислонился к дверному наличнику, - Если не секрет.

- У меня нет от тебя секретов, - Элина продолжала разбирать сумку с продуктами, - мама попросила своего знакомого, чтобы он отвёз меня на рынок. Ты его, кстати, знаешь. Это врач, который меня лечил, Сергей Алексеевич.

- А я так и не понял, - Игорь встал напротив неё и заложил руки в карманы джинсов, - почему нельзя было сказать мне? Что за секреты за моей спиной?

- Это у меня-то секреты?.. – Элина невесело усмехнулась, - По-моему, ты меня с собой перепутал.

- Ну, конечно, я же такой… - резко отодвинув ногой стоящий у него на пути стул, муж громко протопал к окну, - Я же вообще ни на что не годный…

- Я так не сказала, - Элина закрыла холодильник и, включив плиту, обернулась к мужу, - если бы мама знала, что ты согласишься, она попросила бы именно тебя.


…Ночью она проснулась от жарких объятий Игоря… Если все его супружеские порывы в последнее время происходили в основном спросонья, то сейчас, по его неторопливым поцелуям она поняла, что он вовсе не спал…


***


Субботний день, на который было запланировано торжество, выдался, действительно, сухим и знойным. Гостей у Ирины Германовны собралось не очень много, порядка пятнадцати человек, которых она уютно разместила за накрытым столом в огромной, увитой плющом летней беседке.

Элина, которую Ирина Германовна освободила от готовки, взяла на себя роль тамады. Игорь, чей порыв она расценила как ревность, ехать к тёще отказался. Он снова два вечера подряд задерживался допоздна, и Элина не знала, действительно ли он был на работе, или проводил время у Дарьи. Ей показалось, что после той, бурно проведённой ночи муж снова стал прежним… но, вернувшись следующим вечером злым и уставшим, он рассеял все её иллюзии…

Видимо, зря она теплила надежды… Говорят, что так бывает – осыпая ласками одну женщину, мужчина думает совершенно о другой…

Он снова занят по горло… у него снова отстранённый взгляд…


На дачу к матери Элина поехала вдвоём с Антоном. Сославшись на необходимость присутствия при получении нового оборудования, Игорь ещё с утра уехал на фирму. Ей показалось, что он с облегчением отправил её и сына в гости к тёще… И, конечно, она не будет звонить отцу и проверять – где сейчас её супруг, потому, что отец и так зол на зятя, и грозится уволить его при первом же подозрении в измене ей, Элине…


…Если бы отец только знал… сколько раз он был обязан вышвырнуть ко всем чертям этого самого зятя!..


- Сергей Алексеевич! – Мария Владимировна, в летнем, довольно озорного покроя, хлопчатобумажном костюме, кокетливо поправила соломенную шляпку, - Сфотографируйте меня на фоне вот этой чудесной ели!

- Без проблем! – улыбаясь своей обаятельной улыбкой, Рябинин навёл на неё объектив фотоаппарата, - Скажите «пи-ри-ми-дон!»

- Ой, рассмешил, Серёжка! – стоя неподалёку, Ирина Германовна громко расхохоталась, - А теперь – нас с Элей…

- С удовольствием… - он как-то по-особому тепло посмотрел на Элину, обнявшую мать за плечи, - Улыбаемся… Готово!

- И меня с Антошкой… - непривычно весёлая, Элина махнула сыну рукой, - Антон, иди фотографироваться!

- Господи, Эля… - глядя на дочь и внука, Ирина Германовна всплеснула руками, - Он уже немного выше тебя!..

- Потому, что я в папу! – заученно произнёс внук, потом повернулся к матери и негромко произнёс, - Мам, а мне папа недавно звонил.

- Да? – она удивлённо посмотрела на сына, - и что сказал?

- Ничего не сказал. Спросил только, кто у бабушки в гостях.

- А ты что ответил?

- Ответил, что Корецкие, тётя Маша, Вадик с Лизой, Архиповы, Семён Витальевич, потом этот… ну, твой доктор…

- А он?

- А он сказал: «Понятно».

- Он не говорил, где он сам?

- Нет, только сказал, что ещё не дома.

- Понятно… - со вздохом повторила Элина.


Посмотрев на часы, она почувствовала, как холодок, растаявший под летними жаркими лучами, снова заползает в её едва согревшееся сердце… Шестой час вечера… А уехал Игорь из дома в девять утра. Можно даже не сомневаться, что он сейчас у Дарьи.


…Как хочется что-то изменить… Она страшно устала жить в этой вечной и непреходящей тревоге… ревности… печали… Ей хочется просто жить… Веселиться, общаться с другими людьми, шутить, улыбаться…

Но она не может. Эта боль – она так прочно завладела всем её существом, что стала его неотъемлемой частью… Она не даёт расслабиться, не даёт вздохнуть полной грудью, не даёт забыться…


- У тебя такой большой сын… - она не услышала, как Рябинин подошёл к ней сзади, - Ничего, что я на ты?..

- Нормально, - глядя себе под ноги, Элина грустно улыбнулась, - да, Антон уже взрослый. Так уж у меня получилось…

- А почему его отец… ну, то есть, твой муж… не приехал? – Сергей присел рядом с ней на траву, - Прошу прощения, если вопрос не в тему.

- Да нет… - она подняла голову и прищурилась на солнце, - Всё в тему. Они не ладят с мамой. И это ни для кого не секрет.

- Случай классический, - Рябинин пожал плечами, - так что, всё в порядке.

- В этом смысле – да…

- А у тебя замечательно получается роль тамады. Правда, глаза…

- Что – глаза?..

- Ты смеёшься, а они всё равно печальные.

- Это потому, что они карие. Карий взгляд всегда печальный.

- Никогда не задумывался… Но у тебя очень красивые глаза.

- Знаешь… - сдерживая улыбку, Элина ненадолго закусила губу, - Ты сейчас говоришь… а мне всё время кажется, что ты – снова мой доктор, и заговариваешь мне зубы, чтобы заставить съесть горькую таблетку… или сделать болючий укол!..


Рассмеявшись, он бросил на неё какой-то по-мальчишески озорной взгляд, и Элине вдруг показалось, что она знакома с этим человеком уже много лет.


…В то же самое время, разговаривая с Сергеем, Элина не могла отвязаться от мысли, что это Игорь сидит сейчас рядом с ней… Лицо, голос… они были так похожи… Вот только интонации и манера разговора были другими…


«Если бы Игорь мог разговаривать так спокойно… дружелюбно… ласково…»


…Вечер, опустившийся на дачный посёлок, был ещё прозрачно-голубым, совсем юным, едва оттеняемым зажжёнными фонарями… Включив музыку, вся компания, во главе с Вадиком Корецким, старательно выделывала танцевальные па на выложенной плиткой площадке перед крыльцом двухэтажного дома. Жена Вадика, Лиза, кажется, была очень довольна, что её брат Сергей отвлёк Элину – предмет тайных воздыханий Корецкого-младшего, чего нельзя было сказать про самого Вадика. Заметив интерес Рябинина к Элине, тот весь вечер бросал на них едкие взгляды и усердно налегал на спиртное.


- Кстати, танцы – очень мощная психотерапия, и, как следствие, лекарство от стресса, - поднявшись на ноги, Сергей протянул Элине руку, - поэтому, как твой лечащий врач, прописываю тебе танец лично со мной!


- Мама, папа приехал! – радостно окликнув Элину, Антон бегом рванул к воротам.


…Не успев даже положить руки на плечи своего партнёра, Элина вздрогнула от возгласа сына и, повернувшись в сторону ворот, застыла с широко распахнутыми глазами.


- Здрасьте, - поздоровавшись со всеми по обыкновению хмуро, Игорь, тем не менее, подошёл к тёще и протянул той букет цветов, - Поздравляю, Ирина Германовна…

- Проходи, Игорь… - растерявшись от неожиданности, та сделала рукой широкий жест, - Что ж ты так поздно?.. И Эля не сказала, что ты приедешь…

- Я не надолго, - кивнув тёще, он искоса посмотрел на Сергея, потом перевёл взгляд на Элину, - вообще-то, я за тобой.


Глава 16.


Несмотря на своё мрачное настроение, Игорь всё же согласился ненадолго присесть за тёщин праздничный стол. Искренне удивлённая неожиданным визитом зятя, Ирина Германовна снова «загнала» развеселившихся гостей в беседку – ради нового гостя.


- Игорёк, ну, это форменное безобразие! – состроив недовольное лицо, Мария обратилась к Игорю, - Ты, как красное солнышко! Вечно игнорируешь нашу компанию! Эля, вон, весь день только на калитку и смотрела!

- Он на работе был… Да, Игорь? – поставив перед ним чистую тарелку, тёща бросила на зятя многозначительный взгляд.

- Да, - тот вынужденно кивнул, - на работе.

- Коньячку?.. – Вадик Корецкий уставился своим насмешливым взглядом на новоприбывшего, - Или водочки?

- Минералочки… - Игорь ещё больше нахмурился и взял в руки стакан с минеральной водой.


Наблюдая за этой картиной, Элина внутренне сжалась. В окружении её матери Игоря недолюбливали, и, если одни, из вежливости, всё же сохраняли дружелюбный тон, то другие откровенно демонстрировали неприязнь, изредка замаскированную под иронию. С Вадиком у Игоря уже не раз происходили словесные стычки, при чём, инициатором ссор был, отнюдь, не Мазаев.

Она с непривычным для неё нетерпением дожидалась, пока муж поужинает.


- Ну, что, поедем? – негромко спросила Элина, когда его тарелка, наконец, опустела.

- Элечка, не тащи Игоря так рано из-за стола! – укоризненно посмотрела на неё Мария Владимировна, - Муж только что с работы, голодный, пусть получше поест!

- Спасибо, - буркнул Игорь, - уже не голодный.

- Может, он уже где-нибудь поел… - заметно подвыпивший Корецкий-младший не удержался от язвительного намёка

- Так, прикуси язык, - Лиза толкнула мужа локтем в бок, потом довольно мило улыбнулась Игорю, - он шутит!

- Ясный перец – шучу! – пользуясь случаем, Вадик снова потянулся за бутылкой, - Хотя, в каждой шутке есть доля истины. Согласитесь, что заботливый муж всегда постарается избавить жену от лишней работы… например, где-нибудь поужинать перед тем, как вернуться домой… или даже с кем-нибудь поспать…


Довольный своей шуткой, Вадик разразился смехом, и Элина невольно бросила взгляд на сидевшего напротив неё Рябинина. Ей почему-то стало особенно неловко от того, что именно он может стать свидетелем назревающего скандала.


- А я не заботливый муж, - положив вилку, Игорь поднял на «шутника» тяжёлый взгляд, - и с юмором у меня проблемы.

- Ой, а вы заметили, как Игорь похож на Сергея Алексеевича?! – решив разрядить обстановку, Мария Владимировна всплеснула руками и перевела удивлённый взгляд с Мазаева на Рябинина, - Просто поразительно сходство! И как я раньше не замечала?!

- Это потому, что они за одним столом до этого не сидели, - отец Вадима, Василий, поддержал отвлекающий манёвр, - действительно, похож.

- Я сам на себя похож… - опустив взгляд, сдержанно проговорил Игорь. Судя по всему, он был не в восторге от сравнения, и Элина снова позвала его домой.


- Ма, я не хочу домой… - Антон, который что-то увлечённо рассказывал одиннадцатилетней Вике – дочери Лизы и Вадима, услышав о том, что нужно собираться, окликнул Элину, - Можно, я у бабушки сегодня останусь? Ещё фейерверк не запускали!

- Это у папы спрашивай, - та покосилась на мужа, - если разрешит, то оставайся.

- Пусть остаётся, - пожав плечами, Игорь бросил взгляд на сына, - только завтра с утра – домой.

- А ты Кузю с Шариком уже кормил? – мальчик вспомнил о своих подопечных, когда родители уже направлялись к калитке.

- Нет, конечно, - оглянувшись, усмехнулся отец, - тебя ждал.


Часть гостей уехала следом за Элиной и Игорем, и, оставшись в тесном кругу самых близких друзей, Ирина Германовна предложила продолжить начатое перед этим чаепитие.

- Пойду, подогрею самовар, - взглянув на съеденный наполовину торт, она встала из-за стола.

- Давайте, я вам помогу, - Рябинин с готовностью протянул руки к остывшему самовару.

- Помоги, Серёжа, - охотно кивнула хозяйка, - а то мою помощницу, как всегда, раньше времени увезли.

- Игорь, конечно, не прав. Он хоть сегодня мог подольше побыть, всё же Эля в гостях не у кого-нибудь, а у родной матери, - ворчливо отозвалась Мария.

- Или вообще не приезжать, - Вадим скривил узкие губы, - когда его нет, я почему-то чувствую себя комфортнее.

- Ты замолчишь или нет? – Лиза сердито сдвинула брови на бледном лице, затем кивнула в сторону Антона, который снова что-то показывал Вике в планшете, - Ты хоть бы при его сыне помолчал!

- А что я такого сказал? – муж нетрезво пожал плечами, - Это все знают, так что секрета нет…

- Все знают, на кого ты пялишься каждый раз, - бросив взгляд на дверь дома, за которой скрылись Ирина и Рябинин, Лиза перешла на громкий шёпот, больше похожий на шипение, - так бы и заехала по твоей роже!

- А я что?.. – Вадим снова потянулся за рюмкой, - Сижу смирно… с замужними женщинами приватных бесед не веду…

- Если ты намекаешь на Сергея, то Элина для него не просто замужняя женщина, а пациентка! – услышав намёк на брата, Лиза рассердилась ещё больше, - И, вообще, он, в отличие от тебя, не женат!

- Интересно, а Игорёк об этом знает?

- О чём?

- О том, что Серёга не женат. А они и вправду похожи… Можно и перепутать… в темноте…


***


Всю дорогу до города Элина молчала. Ей было неловко от того, что она ушла с праздника раньше всех. Всё же она была дочерью именинницы, и считала своим долгом помочь матери с уборкой и посудой. В другой раз она бы так и сделала, но сегодняшнее неожиданное появление Игоря смутило её и, отнюдь, не обрадовало.

Элина точно знала, что приезжать муж не собирался, иначе он позвонил бы ей заранее. Но он приехал без звонка, и, судя по мрачному настроению, не из желания сделать ей сюрприз. От неё не укрылись косые взгляды, которые супруг то и дело бросал на Рябинина, а откровенные намёки Корецкого-младшего только усугубляли её тревогу. Самым лучшим в этой ситуации было как можно скорее покинуть компанию, что она и сделала, и теперь невольно мучилась угрызениями совести.

Элина изредка бросала взгляд на мужа – поджав губы, тот сосредоточенно вёл машину и почти до самого города не проронил ни звука. Ситуацию, в которой застал её супруг, когда приехал на дачу к тёще, никак нельзя было назвать пикантной, разве что с огромной натяжкой. Рябинин пригласил Элину на танец – вполне обычный для праздничного вечера поступок, но, лишь бросив на мужа один-единственный взгляд, она почувствовала привычный холодок в груди. То, что Игорь остался поужинать, не говорило абсолютно ни о чём – впечатление от невинных полуобъятий жены и её доктора читалось на его и без того хмуром лице.

Зная, что открыто он не скажет ничего, Элина заранее приготовилась к обычным придиркам по какому-нибудь пустяковому поводу – в лучшем случае.


- Тебя куда-нибудь завезти? – въехав в черту города, муж, наконец, нарушил молчание.

- Нет, - Элина пожала плечами, - мне никуда не нужно.

- Может, в магазин?

- Нет.

- Ну, может, тебе что-то нужно купить?

- Нет.

- Хлеба, например?

- На сегодня хватит, а завтра куплю свежего… - про себя удивляясь неожиданному интересу Игоря к её проблемам, Элина даже не знала что делать – отказываться дальше, или придумать какую-нибудь покупку, лишь бы удовлетворить явное желание Игоря проявить о ней внезапную заботу.

- Может, у тебя что-то закончилось… - супруг говорил довольно сдержанно, но настойчиво, - Может, что-то срочно нужно… Подумай, пока я машину не поставил.

- У меня закончились мои любимые духи… - она слегка улыбнулась, - Но ты мне не поможешь…

- Почему? Скажи, куда ехать… Магазины ещё не все закрылись.

- Мои духи не купить в магазине. Они эксклюзивные, я их выписываю.

- Ну, как хочешь, - снова поджав губы, Игорь завернул на стоянку возле их дома.


Поднявшись в квартиру, Элина сразу прошла в ванную. Странное поведение Игоря не шло из головы. Оно явно походило на ревность… но было ли оно ревностью на самом деле?

Он был не из тех, от чьей ревности можно было получать удовольствие. Если его, действительно, задела картина, увиденная на даче, то можно было считать, что череда нервотрёпок жене обеспечена. Теперь имя доктора Рябинина дома лучше не упоминать вообще, а про визиты к нему – забыть.

Впрочем, что это она… Размечталась… Возможно, это вовсе не ревность, а просто плохое настроение. Тогда, что означает его порыв поехать за покупками?..

…А вот это может быть результатом его собственной вины. Впрочем, сути дела это не меняет. Он давно уже живёт своей, далёкой от неё, Элины, жизнью.


Когда Элина вышла из ванной, муж уже вернулся из гаража. После беспокойного дня она почувствовала сильную усталость и, войдя в спальню, с наслаждением улеглась на прохладную постель.

Она уже начала дремать, когда услышала, как Игорь присел рядом на кровать.


- Может, ты объяснишь, что с тобой происходит? – положив на расставленные колени локти, муж сцепил пальцы и подался вперёд.

- Со мной?.. – открыв глаза, она непонимающе уставилась на него, - А что со мной происходит?

- Вот это я и хотел узнать у тебя. Ты в последнее время очень странная.

- Я – странная? – Элина подложила под голову локоть и слегка нахмурилась, - В чём это проявляется?

- Не знаю… - муж нервно поджал губы, - Но после больницы ты какая-то другая.

- Очень интересно. А подробнее?

- Что – подробнее?! Ты всё время молчишь, уходишь в себя… Каждое слово из тебя нужно тянуть клещами! Да, ты всё делаешь, как и раньше… не споришь, не ссоришься, стараешься угодить… Но я же не слепой! Ты – другая!

- Я такая же, как и раньше. И, если честно, мне даже странно, что ты обратил на меня внимание.

- Вот только не надо… - муж повернул к неё лицо, - Вот только не надо, ладно? Ты всё прекрасно понимаешь!

- У тебя что, неприятности?

- Нет у меня неприятностей, нет! – он повысил голос, - Для меня самая большая неприятность – это твоё громкое молчание! То слёзы льёт… То молчит!..

- А тебе чего больше хочется?

- Мне хочется прийти домой, и чтобы на меня никто не давил! А ты давишь!..

- Мне что, уйти?.. – почувствовав привычную резь в глазах, Элина приподнялась на постели, - Зачем ты меня мучаешь?! Игорь?! Если тебе что-то не понравилось, скажи об этом прямо! Зачем устраивать такие сцены?!

- Я – сцены?! – вскочив, он нервно заходил по комнате, - Ничего себе… Я ещё и сцены устраиваю…

- А что ты делаешь?! – она всё же не смогла сдержать слёз, - Если я тебя раздражаю, скажи, я уйду!

- Мне не нужны твои такие вот жесты!.. – для пущей убедительности Игорь жестикулировал руками, - И мне не нужно, чтобы потом говорили, что я такая сволочь, что довёл тебя до слёз!

- А мне смеяться почему-то совсем не хочется! – она тоже встала и подошла к окну, вытирая мокрое лицо ладонью.

- Ну, конечно… - Игорь усмехнулся, - Я же такой гад, что только до слёз и могу довести… Не то, что некоторые…

- Какие – некоторые?.. – она уже догадалась, кого имеет в виду муж, - Ты о чём – вообще?!

- Такие… - он снова уселся на кровать, - С которыми весело… Видел сегодня…

- Что ты видел?!

- Всё, что надо. Стоят в обнимку… - муж с обидой скривил уголок губ, - Как голубки…

- Никто в обнимку не стоял. Все танцевали, и меня пригласили, что здесь такого?!

- Да ничего. Всё нормально.

- Я звала тебя, ты сам не поехал со мной.

- Не помню такого.

- А ты ничего не помнишь. Ни как просила продукты привезти, ни как на дачу звала.

- Ну, ясное дело… Это же я… Другие зато ничего не забывают.


***


…В начале августа Ирина Германовна напомнила дочери, что Рябинин ждёт её на приёме в своём кабинете. Пообещав записаться, Элина не знала, как поступить. Муж, вроде бы, успокоился и больше не напоминал ей о «случае на даче», но сама она была настолько морально уставшей, что совершенно не хотела провоцировать его на возможную ревность. Более того, она не находила в себе сил заниматься своим здоровьем. На фоне семейных трудностей проблема больного сердца ушла на задний план. Если раньше она страдала от того, что Игорь полюбил другую женщину, то сейчас к этому чувству прибавилась уверенность, что с ним происходят какие-то новые перемены. Он по-прежнему подрабатывал вечерами в ДК, но домой возвращался раньше обычного. Обострённое ситуацией женское чутьё подсказывало Элине, что отношения мужа с Дарьей принимают какую-то новую форму, но, отнюдь, не прекращаются. Это мучило не меньше, Игорь находился в постоянном напряжении, и это напряжение передавалось и ей.

Игорь всё реже отсутствовал дома вне работы, но теперь Элина слышала их телефонные разговоры – муж открыто общался с Гринчук по вечерам и в выходные дни. На первый взгляд, «ничего такого» в этих беседах не было – они болтали по-приятельски, обсуждая разные новости, и Элина даже была рада, что свидания с «любимой женщиной» супруг заменил на такое, довольно безобидное, общение.

Однако, на их с Игорем отношениях это почти не отразилось. Его внимание к жене, как и прежде, носило переменный характер – после вспышек страсти наступали приступы ничем не обоснованных обид, придирок, даже злости. Душевные силы таяли на глазах, и Элине ловила себя на мысли, что ей сейчас тяжелее, чем в начале романа мужа с Дарьей.

Сама Дарья тоже теперь вела себя как-то странно. Она то зазывала Элину в кабинет и, угощая кофе, заводила откровенные разговоры на семейные темы, то выдумывала ей лишние обязанности, а затем сердито распекала за нерасторопность. Помня о том, что они ещё не рассчитались с Гринчук, Элина на открытый конфликт не шла, но ей всё больше казалось, что Дарья добивается именно этого.


…Чувствуя, как душевная усталость перерастает в физическую, Элина уже давно подумывала о помощи психотерапевта, и, записавшись на приём, приехала в один из медицинских центров.


- Я не знаю с чего начать… - усевшись в кресло, она не отводила взгляда от своих сцепленных пальцев.

- С самого начала… - женщина лет сорока, с собранными на затылке чёрными волосами, внимательно смотрела на пациентку.

- Я устала жить… мне ничего не хочется…

- Вы ещё отлично выглядите, - врач смерила Элину взглядом, - ко мне знаете, какие дамы иногда приходят? Даже умыться нет сил… До такой степени подавленные. А вы ещё молодец – и макияж, и маникюр…


Рассказывая о своей проблеме, Элина ужасно боялась, что упустит что-то главное, не сумеет объяснить причину своего визита.


- Поведение вашего мужа совершенно типично для мужчин, воспитанных деспотичной матерью. Кем были его родители?

- Отец – юрист, но он живёт в другом городе, - вытерев слёзы, Элина тяжело вздохнула, - он давно ушёл из семьи, Игорь его почти не помнит. Сам он с матерью приехал сюда почти семнадцать лет назад. Мы учились в одном классе… Как-то сразу полюбили друг друга. А свекровь… Она была не столько деспотичной, сколько истеричной и капризной женщиной. Её старшая дочь осталась на родине, не поехала с ней сюда. А Игорь… Он много рассказывал о своём детстве. Мне было это странно слышать, но он открыто говорил, что не любит свою мать. Она устраивала истерики по любому поводу, и мужу, и детям. Он говорил, что помнит, как она закатила ему, пятилетнему ребёнку, вполне взрослый скандал за то, что он не хотел надевать костюмчик, который ему не нравился. То есть, она не объяснила, не уступила… Она поступила с ним, как со взрослым, ненавидимым ею человеком. Она кричала, швыряла вещи, проклинала сына, воздевала к небу руки… Изо всех её слов ему запомнилось «Будь ты проклят». Сейчас, после смерти матери, он не говорит о ней с обидой, но, когда она была жива, он часто вспоминал эти её слова. Она намеренно заставляла его делать именно то, что было ему не по душе. Он хотел заниматься спортом – она отдала его в школу танцев. Он совершенно не хотел танцевать, но она давила на него, устраивала сцены… Потом согласилась забрать его из танцев, но с условием, что он поступил в музыкальное училище. Он просился на гитару, но она его отправила на класс баяна… В общем, всё его детство и юность – бесконечная душевная травма. Потом, переехав сюда, мать сошлась с мужчиной, который так и не нашёл с Игорем общего языка. Отчим пил, но был очень работящим, и свекровь с ним жила. Я думаю, что он и терпел её выходки только потому, что был постоянно пьяным. Сразу после школы мы с Игорем поженились, и стали жить в своей квартире. Я видела, как он с трудом привыкал к тому, что на него никто не давит, не вынуждает на какие-то действия… Мне всегда его было очень жалко. Но… сам он очень похож на свою мать. Жизнь с ним порой невыносима. Я даже привыкла, что на него никто не посягает, и вдруг…


- Поведение вашего мужа – ничто иное, как прочно сформировавшееся чувство вины перед вами. В глубине души он прекрасно понимает, что доставляет вам боль своим поведением, но он не способен принимать вас такой, какая вы есть. Ведь в его глазах вы – лучше, чем он сам. Вы его прощаете, но он не прощает вам собственных ошибок. Все его проблемы заложены в его детстве. Мальчики в таких семьях, как правило, ломаются. Девочки – напротив, вырастают сильными натурами. Что касается увлечения вашего мужа, то оно не имеет будущего. Его увлечение – всего лишь отзыв на хитрый манёвр. Видимо, любовнице удалось найти для него такие слова, которых он не слышал даже от вас.

- Я бы и рада ему сказать эти слова… - Элина горько усмехнулась, - Но после его выходок язык не поворачивается.

- Это понятно, - врач охотно кивнула, - ей легче в этом плане, он ещё в душу ей не наплевал. Она лишь видит красивую оболочку, красивого мужчину, по виду – однолюба, не бабника… непьющего, и делает удачную попытку обратить на себя его внимание. Она не видела его пьяных выходок, не слышала оскорблений, не прошла с ним все круги ада, как вы… Она лишь видит результат ваших усилий, а то, что усилия ваши – в этом можете не сомневаться.

- Помогите мне? – Элина с надеждой смотрела на собеседницу, - Он стал меньше с ней встречаться, но зато теперь без конца разговаривает по телефону. Я чувствую, что он отдаляется от неё, но он и не приближается ко мне… Я не могу закатывать ему скандалы. Во-первых, просто не умею, а, во-вторых, это бесполезно. После ссор он только озлобляется, я становлюсь для него врагом. Но у меня больше нет сил… Я с трудом хожу на работу, я забыла, когда смеялась в последний раз. Иногда по утрам мне даже не хочется расчёсываться…

- Это естественное состояние для депрессии. Я сейчас выпишу вам таблеточки… - достав бланк рецепта, женщина потянулась за ручкой, - Попьёте десять дней. Но предупреждаю, что вам очень будет хотеться спать…

- А как с мужем?.. – Элина растерянно наблюдала, как врач выписывает рецепт, - Он ведь не только меня мучает. Он и сам мучается, я вижу…

- Попьёте таблеточки, успокоитесь… Сами почувствуете перемены. И муж почувствует… Только… - женщина бросила на гостью проницательный взгляд, - Только решите для себя… а нужен ли вам такой муж.


***


Визит к психотерапевту облегчения не принёс. Выписанные таблетки Элина выкупила, но принимать пока не стала. Она не могла представить, как будет работать в полусонном состоянии, и решила отложить их приём на предстоящий двухнедельный отпуск. Это лето она провела в городе, ловя себя на мысли, что ей совершенно никуда не хочется выезжать. Единственным желанием было затаиться в тёмной комнате и, зарывшись в подушки, надолго уснуть. Ей было даже тяжело уделять внимание сыну, и, услышав просьбу матери отпустить с ней Антона на море, Элина с облегчением согласилась.

Игорь тоже теперь не возражал против тесного общения бабушки и внука, правда, не по причине внезапно вспыхнувшей любви к тёще, а из чувства вины перед сыном.

Узнав о том, что до конца августа любовник остаётся в квартире вдвоём с женой, Дарья почувствовала приступ ревности, но не подала виду. В воскресенье, за пару часов до того, как Игорь должен был отвезти Ирину Германовну и Антона в аэропорт, она внезапно вызвала его на работу, сославшись на срочность. Когда, после неудачных попыток отложить визит, он всё же ненадолго приехал во дворец культуры, она показала ему свой ноутбук, в котором, якобы, не открывалась какая-то программа.


- Я не хотела тебя беспокоить, - Дарья говорила извиняющимся тоном, - но это просто катастрофа…

- Никакой катастрофы я не вижу… - Игорь уверенно двигал мышкой по коврику, - Всё у тебя открывается…

- Странно… - Дарья изобразила искреннее удивление, - Не открывалось же!

- Ну, вот же… закрывается… - Игорь нажал на крестик и вышел из программы, потом, подождав с минуту, снова нажал на ярлык, - и открывается…

- Слу-у-у-шаа-а-ай… - Дарья обхватила его руками со спины, - Ты – волшебник! Ты меня спас!

- Да всё у тебя было нормально… - Игорь нервно посмотрела на часы, - Так, мне пора…

- Ну, посиди ещё минутку… - обойдя мужчину, Дарья уселась к нему на колени, - Я соскучилась…

- Даш, я не могу, - он попытался встать, но она обвила руками его шею и поцеловала, - Даш… Самолёт не будет ждать…

- Подождёт…


…Одеваясь, он буквально проклинал себя за то, что вообще приехал сегодня к Дарье. Чувствовал же, что никакой поломки нет, и что она нарочно выдернула его из дома именно тогда, когда он нужен был своей семье. Элина уже дважды набирала его номер, но ответить в тот момент он, по понятным причинам, не мог… Пора было уже выезжать в аэропорт, а он ещё не вернулся домой. Чувство вины за опоздание усугублялось сегодняшней изменой… В последнее время ему всё тяжелее было смотреть в глаза жене после любовных свиданий, тем более, что сами свидания превратились теперь для него в настоящую обузу.

В последние две недели между ним и Дарьей ничего не было, и Игорь почувствовал некое нравственное облегчение…

И вот – опять…


- Чёрт… - глядя на себя в зеркало, он торопливо пытался соскрести ногтем след от помады Дарьи, будто случайно оставленный ею на рукаве светлой футболки, - Ну, и что я теперь скажу?!

- Раньше ты не боялся…

- Я не боюсь. Но меня Элька ждёт… Надо Антона забрать, потом ещё за тёщей ехать. А времени уже нет.

- Скажешь, что машина заглохла, - Дарья исподлобья наблюдала за Игорем, едва улыбаясь уголками губ, - такси вызовут.

- Ты что, с ума сошла? – он бросил на неё возмущённый взгляд через зеркало, - Какое такси?! Мне сына нужно проводить!

- Ты жалеешь, что приехал?

- Даш, мне некогда думать, жалею я или нет… Открой, пожалуйста, дверь, мне ехать надо. Может, ещё успею.

- Ты же видишь, она больше тебе не звонит… Значит, вызвала такси.

- Где ключ? – он пробежался глазами по кабинету, - Куда ты положила ключ?

- Вот он, - Дарья достала из кармана ключ и протянула Игорю, - я понимаю… Семья дороже…


Буквально выхватив ключ из её рук, он открыл дверь и, не попрощавшись, выскочил из кабинета.


- Эля… - уже в машине он набрал номер жены, - Вы ещё дома?.. Сейчас буду… Меня гаишники тормознули, не мог ответить… Да, всё нормально… Сейчас буду.


В аэропорт они успели, едва приехав к концу регистрации. Стараясь не смотреть в сторону тёщи, которая недовольно поджимала губы, Игорь заодно отводил взгляд от Элины. Жена старалась не комментировать его опоздание, но Игорь чувствовал, что она догадывается о его истинных причинах.


Вечером Дарья позвонила сама.


- Ну, что, всё в порядке? – вложив в голос как можно больше озабоченности, спросила она, - Сына проводил?

- Да, успел, - услышав её голос, Игорь невольно нахмурился.

- Мне показалось, что ты жалеешь, о том, что сегодня было… - услышав его молчание на том конце, Дарья тоже на какое-то время замолчала, - Что ты молчишь?..

- Я спал… ещё не проснулся толком.

- Понятно. Ну, что ж… тогда спокойной ночи… вам.

- И тебе тоже.

- Да, кстати… Ты не мог бы в этом месяце отдать мне сразу две суммы? Срочно деньги понадобились…

- Да, хорошо…

- Спасибо… - Дарья заговорила своим проникновенным голоском, - Ты только не подумай, что я нарочно… У меня, правда, большие проблемы…


Отключившись от разговора, Игорь устало прикрыл глаза. Его зарплата программиста в ДК теперь была вдвое меньше, чем раньше, и, отдавая ежемесячную сумму долга Дарье, теперь он был вынужден добавлять деньги, которые получал на фирме тестя. Двойная же оплата, о которой попросила его Дарья, наносила серьёзный финансовый удар по их с Элиной бюджету, и не оставляла шансов оплатить ежемесячный взнос по кредиту.


- Что-то случилось? – войдя в спальню, Элина тревожно посмотрела на мужа, - Игорь…

- Ничего не случилось, - глядя в потолок, произнёс он одними губами, - всё нормально.


***


- Смотри, какое я платье купила, - с утра вызвав к себе Элину по какому-то незначительному поводу, Дарья радостно встретила ту на пороге своего кабинета, - как тебе?

- Ну, так, ничего… - не без боли в душе Элина окинула взглядом фигуру соперницы в облегающем бежевом наряде, - Удачный фасон и цвет.

- Я его как увидела, успокоиться не могла, пока не купила! – вертясь перед зеркалом, Дарья звонко щебетала, - А, раз купила, то как не надеть?!

- Обязательно нужно надеть! – Элина иронично улыбнулась краешком губ, - Тем более, что скоро лето закончится.

- Ой!.. – внезапно схватившись за голову, Гринчук пошатнулась, - Голова…

- Что случилось? – Элина невольно сделала шаг вперёд, - Присядь…

- Голова закружилась… - всё так же, приложив к голове руку, Дарья присела на кресло и закрыла глаза.

- У тебя как с давлением?

- Нормально… - Гринчук сделала глубокий вдох и шумно выдохнула, - Фу-у-у-у…

- Прошло?

- Да, всё в порядке… Сама не знаю, что такое. Третье утро подряд…

- Может, воды?

- Лучше кофе… - поднявшись, Дарья осторожно прошла к двери и, приоткрыв, позвала своего секретаря, - Вера, принеси, пожалуйста, два кофе. Один без сахара… Меня от сладкого почему-то тошнит…


Глава 17.


В глубине души Элина подозревала, что и головокружение, и намёк на тошноту – ничто иное, как заранее срежиссированная Дарьей демонстрация своей предполагаемой беременности. Немного изучив свою соперницу, Элина склонялась к мысли, что этот спектакль Гринчук разыграла перед ней не просто так, а с целью внести смятение в её и без того израненную душу. Но, несмотря на все призывы здравого смысла, в этот раз Элина справиться с собой так и не смогла.

Уже выходя от директрисы, она почувствовала, как её начинает трясти нервный озноб. Вернувшись в свой кабинет, Элина честно пыталась заняться работой, но безрезультатно: все её мысли то и дело возвращались к утренней сцене. Прокручивая в голове увиденное, она всё больше убеждалась в том, что Гринчук, действительно, беременна, и что её ребёнок может быть только от Игоря… Эта мысль захлестнула настолько, что Элина не могла думать больше ни о чём. Она даже не пыталась анализировать ситуацию – играла Дарья, или у неё, действительно, закружилась голова…

Других причин головокружения соперницы она просто не видела.

Сама мысль о том, что какая-то другая, посторонняя женщина может носить под сердцем ребёнка Игоря, оказалась настолько невыносимой, что Элина еле дождалась вечера. Она даже представить не могла, что ей будет настолько больно… Раньше ей казалось, что боль от измены – самая страшная, но сейчас понимала, насколько она ошибалась. Ребёнок Игоря в утробе Дарьи оказался для неё гораздо страшнее. Такой болезненной, сжигающей всё внутри ревности Элина не чувствовала ещё никогда.


Она не уехала сразу домой, а, выйдя на стоянку, решила дождаться мужа. Вглядываясь в подъезжающие автомобили, она тщетно пыталась унять непроходящую дрожь, и, увидев машину Игоря, тут же кинулась к ней.

…Ревность, неведомой ей раньше силы, острым лезвием полоснула по сердцу… Она как будто другими глазами увидела своего мужа. Он – которого она так любила, который был не частью, а всей её жизнью… Он!.. он может ей больше не принадлежать. Он может стать чужим…

И причина этому – ребёнок… Его ребёнок… но от другой женщины…

Она думала, что ей больно, когда узнала, что он любит другую… Она думала, что больнее уже не бывает.

Оказалось – бывает.


- Элька… - увидев изменившееся лицо жены, Игорь встревожился не на шутку, - Что случилось?!

- Ты ведь уже знаешь?! - она смотрела ему в глаза с неподдельным отчаянием, - Да?!

- Что – знаю?! – выйдя из машины, он шагнул к ней навстречу, - Что случилось?!

- Зачем ты меня мучил столько времени?! Ну, зачем?! – Элина почувствовала, что её «понесло», кажется, впервые в жизни, но справиться с собой не смогла.

- Ты можешь нормально объяснить?! – муж тоже повысил голос, - У тебя, что, с психикой не всё в порядке?!

- Идём к ней! – сходу вцепившись в его руку, Элина потянула её на себя, - Идём!..

- Куда идём, зачем?!

- К ней! Я хочу, чтобы вы всё сказали мне сами… Я так больше не могу, понимаешь?! Не могу!..


Ничего не понимая, он без конца вырывал у неё свою руку и пытался выяснить причину истерики, но Элину будто зациклило. Она упрямо тянула его в сторону входа, повторяя: «Я хочу услышать это от вас двоих!»


Элина говорила громко, её трясло, и, заметив, что эта сцена начинает привлекать внимание прохожих, Игорь схватил жену в охапку и буквально втолкнул в машину. Уронив лицо в ладони, Элина больше не кричала и не плакала, но и объяснить ничего не могла. Усевшись на водительское место, он какое-то время сидел с каменным лицом, затем нарушил молчание.


- Ты можешь спокойно сказать, что произошло?! – судя по ходящим желвакам, Игорь окончательно потерял терпение и был готов вот-вот взорваться.

- Это я… я!.. я хочу, чтобы вы мне сказали, что произошло!.. Но не так, исподтишка… подло… А в глаза! Пойдём к ней, я хочу, чтобы вы оба мне всё сказали!..


Элина никак не могла успокоиться, но муж как будто перестал обращать на неё внимание. Он молча повернул ключ в замке зажигания и резко тронулся с места.


…Выехав на загородную дорогу, Игорь свернул на первом лесном повороте и, проехав вглубь несколько десятков метров, резко затормозил. Выйдя из машины, распахнул пассажирскую дверь.

Элина не могла не заметить его состояния. Будучи сама «на взводе», она чувствовала, как от мужа исходит такой знакомый каменный холод…

Она хорошо знала этот холод, когда муж не просто злился, а, по его собственным словам, «накалялся до предела», но сейчас ей было всё равно, что он с ней сделает…

…Буквально вытащив из салона, он схватил жену за плечи и с силой тряхнул.


- Если ты сейчас не скажешь мне по-человечески, что произошло, я тебя здесь брошу, а сам уеду, поняла?!

- Брось!.. – Элина подняла на него полные слёз глаза, - А, ещё лучше, убей! Убей, только не мучай!.. За что вы меня мучаете?! За что?!

- Последний раз спрашиваю, что случилось?.. – сжав губы, Игорь смотрел на неё зло и холодно.

- За что вы так со мной?! – ей показалось, что все её обиды и горести разом хлынули наружу, трансформировавшись в одну-единственную фразу, - За что?! За что?!

…Схватив мужа за рубашку, она слабо пыталась его трясти, повторяя и повторяя эти слова… Вкладывая в них все свои мысли, Элина не могла понять, почему муж её не слышит, а лишь всё сильнее сжимает губы…


- Вы что, меня обе доконать решили?.. – он произнёс это как-то зловеще, и, с силой оттолкнув от себя жену, распахнул дверцу машины, - Всё… с меня хватит…


…Глядя сквозь слёзы вслед отъезжающему автомобилю, Элина по инерции сделала несколько шагов вперёд, потом опустилась на траву и уткнулась лицом в колени.


***


Выбравшись с лесной дороги на шоссе, Игорь проехал ещё с пол километра, затем, свернув на обочину, остановился. Уронив голову на руль, сидел довольно долго, пока окончательно не пришёл в себя.

Он совершенно не ожидал истерики от Элины. Тем более, сейчас, когда в его отношениях с Дарьей, судя по всему, наступил переломный момент. Общаться с ней становилось всё тяжелее, общих интересов, как выяснилось, они не имели, а влечение к ней, как к женщине, практически угасло, уступив место чувству долга за её финансовую помощь… Напряжение в их отношениях шло, скорее, от Дарьи, которой было мало телефонного общения и коротких приятельских встреч по работе. Он не мог не чувствовать её постоянных уколов и укусов исподтишка, и был к ним внутренне готов… Он очень устал, и от двойной жизни, и от того, что никак не может положить конец этим отношениям.

Он жутко устал, и морально, и физически… Но, если он был готов к любым ссорам и интригам со стороны Дарьи, то сегодняшняя выходка Элины совсем не укладывалась в голове… Более того, она привела его в бешенство.

Игорь ненавидел чужие истерики. Он досыта насмотрелся на них в детстве, когда мать за малейшее непослушание, а то и просто так, начинала кричать, биться в судорогах, хватаясь за сердце и обвиняя во всех своих бедах его и его родного отца. На самом деле никаких бед не было, они существовали в воображении капризной неврастенички, которой удовлетворение собственных интересов всегда было намного важнее, чем покой и мир в её семье. Игорь помнил, как пытался успокаивать мать, он просил у неё прощения за несуществующие провинности, взамен получая новые упрёки… Когда он подрос, то понял, что лекарство от этих припадков одно: абсолютное игнорирование или грубость. И то, и другое срабатывало на сто процентов – видя, что никто не кидается её утешать, мать ещё какое-то время скорбно воздевала к небу руки, затем окончательно замолкала… С грубостью было и того легче: вызверившись однажды на родительницу, Игорь с удовлетворением ощутил вкус некоей победы, так как женщина не просто тогда успокоилась, а довольно долгое время вовсе не заводила привычных скандалов.


…С Элькой ему было, по сути, легко. Она никогда не устраивала даже мелких ссор, но, помня о своём детстве, Игорь применял свой опыт при малейшем намёке на её слёзы или какое-либо недовольство.


…Нервы понемногу успокоились, и, глядя, как тёмно-фиолетовая туча затягивает добрую половину вечернего неба, Игорь снова завёл машину и, развернувшись, поехал в обратном направлении.


Притормозив на том же месте, где час назад он бросил Элину, Игорь растерянно оглядывался в поисках жены.


- Элька!.. – скользнув глазами по кустам, он шагнул с дороги в лес.


Сумерки сгущались, и мужчина тщетно пытался разглядеть тёмно-зелёное платье жены на фоне вечерних деревьев.


- Эля!..


...Сначала ему казалось, что она где-то рядом, просто не хочет отзываться. Без конца оглядываясь, Игорь бродил вдоль дороги, заходя недалеко в лес и возвращаясь к машине. Он не мог понять, сколько прошло времени с тех пор, как он вернулся за Элиной – пять минут, десять… полчаса…

Он только чувствовал, как с каждой минутой тревога всё больше заползает в душу…


- Эля, ну, хватит… Выходи!.. – вернувшись к машине, Игорь завёл двигатель – включившиеся фары рассеяли сгустившуюся темноту.

Подумав, что она могла уйти и заблудиться, он несколько раз протяжно просигналил. Накатившая после тревоги злость снова уступила место – теперь отчаянию. Прошло уже сорок минут с тех пор, как он вернулся, но жена так и не объявилась. Звонить было бесполезно – её сумка и телефон остались в машине.

Затянувшая небо туча разразилась-таки дождём, и, не зная, что делать, Игорь снова уселся в салон. Лесополоса, в которой потерялась Элина, имела вид небольшого полукруглого острова, отделённого от основного лесного массива окружной дорогой, вдоль которой был расположен небольшой дачный посёлок, и которая, как радуга, упиралась в шоссе в двух точках. Даже заблудившись, человек рано или поздно должен был выйти на дорогу… Но и здесь могло случиться всё, что угодно, тем более, начался ливень, и неумолимо надвигалась ночь.


…Решив проехать по всей лесной дороге, Игорь то и дело включал сигнал, в надежде, что Элина его услышит и сможет, наконец, выбраться из чащи. Он уже миновал и дачный посёлок, и следующий участок дороги, снова попав на шоссе. Останавливаясь время от времени, он выходил из автомобиля и сквозь шум дождя звал жену, в душе проклиная себя за то, что в сердцах оставил её одну в лесу…

Он не думал, что она куда-то уйдёт… Он и сам уехал совсем недалеко, лишь для того, чтобы прийти в себя и дать ей время остыть. Он даже предположить не мог, как всё обернётся…


Выехав на шоссе из другой точки, Игорь собирался снова проехать тем же путём, в надежде, что Элина где-нибудь вышла на дорогу, а, заодно, поспрашивать в дачном посёлке – вдруг, она попросилась к кому-нибудь… Несколько раз звонили телефоны: и его, и Элины, но он не брал трубку… Казалось, впервые в жизни им овладел настоящий страх – страх, что с ней что-то случилось… И, пусть прошло не так уж много времени, и шансы выбраться у неё были, но… этот страх был так велик… он был сродни настоящей панике…


…Женскую фигурку, бредущую по шоссе, он заметил издалека, после встречного автомобиля вновь переключившись на дальний свет. Сильнее надавив на педаль, Игорь в считанные секунды догнал женщину и, объехав, притормозил у обочины.

Мокрая до нитки, Элина шла в темноте, и в первый момент даже не поверила, что это он бежит сейчас навстречу в свете задних фонарей.


- Элька… - обхватив жену руками, Игорь изо всех сил прижал её к себе, - Живая…

- Я заблудилась… - уткнувшись ему в грудь, она дрожала всем телом от холода, - Ты же уехал…


…Дома, набрав горячую ванну, он уложил в неё жену и сам уселся рядом на табурет. Пробыв под дождём около трёх часов, Элина продрогла настолько, что даже теперь, лёжа в горячей пенистой воде, никак не могла согреться. Игорь ни о чём пока не спрашивал, но по его лицу она поняла, что он очень сильно встревожен.


- Прости меня… - поймав в воде его ладонь, она виновато смотрела на мужа, - Я не хотела тебя пугать… Я только зашла немного в лес… Я совсем не умею ориентироваться…

- Это я виноват. Дурак, оставил тебя… Да я и отъехал недалеко, думал, что ты выйдешь следом на трассу… Я искал тебя, звал…

- Было темно… а потом начался дождь, я стояла под деревом… я не слышала тебя…

- А потом я поехал вокруг, думал, может, ты вышла в другом месте… Я проезжал немного, выходил, и снова звал тебя… Я заходил в лес, кричал…

- Я сильно замёрзла… решила, что нужно идти, ведь там везде должна быть дорога… Я шла очень долго, потом услышала шум машин…

- Я проехал вокруг, хотел вернуться в посёлок и идти в каждый дом, спрашивать о тебе…

- Я вышла прямо на шоссе… я не знала, в какую сторону идти… но потом зашла за поворот, и увидела вдали огни… Знаешь, мне ещё никогда не было так страшно…

- Мне тоже.


…Позже, укутанная как ребёнок в тёплое одеяло, не в силах бороться с наступающим жаром, Элина смотрела на мужа из-под полузакрытых век. Он, действительно, выглядел виноватым… Но, после пережитого сегодня, она не чувствовала к нему ни малейшей обиды.


- Ты ведь нас не бросишь?..

- Почему я должен вас бросить? – притушив свет, Игорь лежал рядом и смотрел телевизор.

- Не бросай нас… - голос жены показался ему глухим, как будто она говорила во сне.

- С чего ты взяла… - повернувшись к ней, Игорь замер на полуслове: её глаза блестели как-то неестественно.

- Антошка ведь тоже твой ребёнок… ты же нас не бросишь?..

- Почему – тоже? – привстав, он положил руку ей на лоб, - О, да у тебя температура… Я так и знал…

- Подожди… - она перехватила его руку горячей, как огонь, ладошкой, - Ты не ответил…

- Я ответил, - Игорь пригладил другой рукой её волосы, - почему я должен вас бросать? Что за глупые мысли?

- Ты не ответил… ты спросил… Но ведь он тоже твой…

- Эля, - муж смотрел на неё непривычно-терпеливо, - почему – тоже? Может, ты мне хоть сейчас что-то объяснишь?

- Разве ты не знаешь?.. Дарья беременна…

- А я тут при чём?.. – Игорь невольно нахмурился, - Почему я должен об этом знать?..

- Её тошнит… и голова кружится… я сама видела… - неожиданно разволновавшись, Элина попыталась сесть в постели, но смогла только привстать на локте, - Я только хотела, чтобы вы мне всё сказали… оба сказали… мне очень тяжело… Игорь… тяжело…


Почувствовав ломоту во всём теле, она снова опустилась на подушку. Муж принёс термометр, и, пока она его держала, молча выслушивал её болезненное бормотание. Она говорила сбивчиво, лихорадочно, её речь напоминала бред больного в бессознательном состоянии…


- Ого… - взглянув на градусник, он нахмурился ещё больше, - тридцать девять и восемь… А что у нас есть от температуры?


Даже отводя взгляд, Игорь чувствовал немой вопрос, застывший в нездорово блестящих глазах жены. Ему хотелось, чтобы она побыстрее уснула после принятых лекарств, но, даже проваливаясь в болезненный сон, Элина всё равно то и дело приоткрывала тяжёлые веки, чтобы посмотреть на него…


- Ты теперь нас бросишь?.. да?.. – как-то обречённо прошептала она перед тем, как окончательно впасть в забытье.


***


Утром Игорь позвонил тестю и, сославшись на болезнь Элины, попросил отгул. Искренне удивившись, где дочь могла так сильно простыть, Вересень дал добро, заодно спросив, нужно ли чем-нибудь помочь. Успокоив его тем, что ничего не нужно, и что он уже вызвал врача, Игорь впервые со вчерашнего вечера решил заглянуть в пропущенные звонки.

Судя по тому, что Дарья звонила ему шесть раз, и, учитывая, что он так и не явился к ней вечером, очередные «разборки» были обеспечены.


Лёгкая на помин, Гринчук позвонила буквально через десять минут.


- Ты в курсе, что ты меня подставил? – без предисловий выдала она возмущённым тоном.

- Чем? – Игорь не был расположен к подобной беседе прямо с утра, поэтому ответил довольно сдержанно.

- У нас сегодня презентация новой театральной студии, а все материалы были забиты в компьютер, который ты вчера так и не отремонтировал! Что прикажешь мне делать?! Сейчас из администрации подъедут, из управления культуры… а у меня вообще ничего нет! Ни-че-го!

- Послушай, Даша… - закрывшись в ванной, Игорь открыл воду, - У меня были форс-мажорные обстоятельства.

- Ты мог хотя бы сказать, а ты даже трубку не брал! Я звонила Элине, но и она не отвечала! – Гринчук недвусмысленно усмехнулась на том конце, - Неужели такая страсть обуяла?..

- Элька сильно заболела, - он приглушил голос, - я потом всё объясню. Извини, сейчас врач должен прийти…

- Я надеюсь, что вечером ты появишься?

- Да, вечером я появлюсь… - нехотя пообещал он, - Всё, пока.


***


Проснувшись, Элина болезненно вспоминала события вчерашнего вечера и половины ночи. Даже во сне она всё ещё плутала по лесу… Она понимала, что её сон был больным, но он был так похож на явь… В нём она снова шла и шла в темноте, натыкаясь на пни и валежник, пробираясь сквозь густые ветви… Но, если наяву ей казалось, что она ищет дорогу, то во сне она точно знала, что пытается убежать от самой себя… А, вернее, от того жуткого чувства, вспыхнувшего в её душе на одно-единственное мгновение… Оно так напугало, что ей захотелось скрыться в густой тёмной чаще… скрыться, чтобы не дать выхода этому страшному порыву…


…Впервые в жизни Элина ощутила ненависть… Она ощутила её всего лишь на мгновение… Это была вспышка – едва возникнув, ненависть тут же погасла, но Элина навсегда запомнила её…

…Страшнее всего было то, что эту ненависть она испытала не к мужу… даже не к Дарье…

Она испытала её к ребёнку… и это было ужасно. Она не могла понять, как такое могло произойти с ней… Ведь она никогда и никому не желала зла… Она вообще не знала до сих пор, что такое ненависть. Самое большее, на что была способна её собственная душа, это – ревность и обида…

А ненависть… Да ещё к кому – к ни в чём не повинному ребёнку… Она не могла понять, как в ней могло зародиться это чувство – пусть даже на долю секунды…

Несмотря на болезненное состояние, ей вдруг стало страшно.


Она обрадовалась, когда Игорь сказал, что отпросился на работе, и что целый день проведёт дома, с ней… и ради неё…

…А ещё она вспоминала его вчерашние слова, которые едва расслышала сквозь наступающее забытье:


«Элька… Дурочка… Ну, что ты себе навыдумывала?! Да мало ли кого и с чего тошнит?.. А, главное, при чём здесь я?!»


…Действительно… Какая же она дурочка… Накрутила и себя, и его… Ушла, заблудилась… А он всю ночь не отходил от неё, кутал, как маленького ребёнка, менял компрессы, щупал лоб… она помнит его руки…


От высокой температуры Элина весь день была в полузабытьи. Муж что-то делал на кухне – кажется, впервые в жизни она слышала, как он гремит посудой. Она даже несколько раз порывалась встать, чтобы приготовить что-нибудь для него самой, но он тут же укладывал её в постель. Она снова забывалась болезненным сном…


- Эля… - ближе к вечеру Игорь присел рядом и тронул её за плечо, - Мне нужно съездить к вам, в ДК. Там что-то срочное…

- Ты надолго?..

- Нет. Пока поспишь, я уже вернусь.


***


Уже подходя к кабинету Дарьи, Игорь услышал телефонный звонок.


- Пап, привет! – Антон, который обычно общался с Элиной, позвонил в этот раз отцу, - А мама почему-то трубку не берёт…

- Привет… - Игорь замедлил шаг, - Мама спит, она заболела.

- Чем заболела?..

- Простыла. Как вы?

- Мы – нормально! Купаемся!


Наскоро закончив разговор с сыном, Игорь вспомнил вчерашние слова жены.

«Он тоже твой ребёнок…»


Неужели то, что сказала Элина – правда?.. Этого ещё не хватало. Хотя, странно, почему Дарья поделилась с Элиной, а ему не сказала ни слова?..


- Привет, - переступив порог кабинета, он кивнул Дарье.

- Привет… - сидя за столом, она смотрела на него чуть исподлобья, насквозь пронзая своим обычным взглядом, - Как жена?

- Лежит. Температура, - присев напротив, Игорь положил на стол локти, - я вчера никак не мог приехать, извини. Знаю, что подвёл, но… так вышло.

- Зачем ты врёшь? – она насмешливо скривила губы, - Ты приезжал. Я видела вас в окно.

- Какая разница? Приехать не смог, или зайти…

- У вас что-то произошло? – в глазах Дарьи мелькнул неподдельный интерес, - Сегодня весь коллектив обсуждает ваш скандал…

- Не было никакого скандала, - опустив глаза, Игорь нахмурился, - с чего они взяли…

- Люди не слепые… - усмехнувшись, Дарья тоже чуть опустила голову, - Так что всё-таки у вас произошло?

- Я же говорю, ничего.

- Значит, всё в порядке… любовь… мир и согласие… да?

- Давай, лучше, о работе. На сегодня что-нибудь есть?

- На сегодня ничего нет.

- А зачем тогда я приезжал?

- Я думала, ты приезжаешь не только из-за работы…

- Мне ещё в аптеку нужно успеть…

- Ты не ответил.

- Даш… - он устало потёр лицо ладонями, - Если честно, я сейчас не в силах ответить ни на один вопрос. Давай, потом?

- Ну, хорошо… - она неожиданно легко согласилась, - Подвезёшь меня?


Игорю показалось, что Дарья ждёт от него каких-то слов… Он чувствовал её напряжение, оно читалось в её глазах и слышалось в голосе.


- Зайди ко мне на минутку… - она не торопилась выходить из машины, когда они подъехали к её дому.

- Я не успею в аптеку.

- Успеешь, - Дарья как-то отстранённо смотрела в лобовое стекло, - Зайди. Это ненадолго.


Решив не усугублять и без того накалённую обстановку, он всё же согласился подняться к ней в квартиру.


- Поужинаешь со мной?.. – она, как ни в чём не бывало, направилась на кухню, - Если честно, есть хочу…

- Нет… - заложив руки в карманы джинсов, он прошёл за ней следом, - Давай сразу к делу…

- К делу?.. – она загадочно улыбнулась, - Можно и к делу…

- Ты что-то хотела спросить?

- А я думала, это ты что-то хотел спросить…

- Нет.

- Значит, показалось…

- Тогда я пошёл.

- Игорь, подожди!.. – в этом оклике было столько внезапного отчаяния, что он невольно остановился в прихожей, - Подожди…


Выскочив за ним следом, Дарья приблизилась и подняла на него взгляд. Игорю показалось, что в нём блеснула непривычная для этой женщины мольба.


- Ну, что? – устало вздохнув, он чуть наклонил голову, - К чему эти игры, Даш? Если тебе есть, что мне сказать, то говори.

- Ты меня больше не любишь? – похоже, что волнение Дарьи было искренним – от глубокого дыхания её большая грудь высоко вздымалась, глаза искали взгляд любовника, - Скажи мне это прямо сейчас…

- Вы, действительно, сговорились… - нервно поджав губы, он снова повернулся к двери и взялся за ручку, - Знаешь… я не из тех, кто занимается любовной болтологией. Я ненавижу все эти муси-пуси… Я уже говорил об этом.

- Я не прошу говорить про любовь. Я прошу ответить… Ты меня больше не любишь?

- Даша… Какая разница, как сказать?! Это всё равно будет одно и то же!

- У тебя что-то случилось?.. – теперь в её голосе было столько участия, что он снова повернулся к ней, - Что-то с Элей?

- Она заболела, но это не страшно.

- Я же вижу, что тебя что-то мучает… если это связано со мной, то давай поговорим и расставим все точки… Я всё понимаю… Идём…


Она потянула его за руку, и, неожиданно для себя подчинившись её воле, он прошёл вслед за ней в гостиную.

«Наверное, действительно, пора расставить все точки».


- Я понимаю, что тебе трудно сказать эти слова… - она начала говорить первой, - И, наверное, мне будет ещё трудней их услышать. Но, ты не бойся. Скажи, как есть…


Дарья говорила так негромко и проникновенно, что её слова буквально западали в душу… Она не стала зажигать свет, лишь включила небольшой ночник, и в этой полутьме её голос звучал завораживающе…


- Я не знаю, что ты хочешь от меня услышать, но… - начал было Игорь, но она присела рядом и, положив ему на руку ладонь, не дала договорить.

- Молчи… - она низко опустила голову, как будто скрывая слёзы, - Я знаю, что тебе тяжело признаться… поэтому не говори ничего. Я поняла всё сама.

- Послушай… - он снова хотел что-то сказать, но вдруг почувствовал, как знакомая томительная волна прокатилась вдоль тела…

- Я всё равно буду тебя любить… - повернувшись, Дарья взяла в руки его лицо, - Всегда…


…В этот раз он себя уже не проклинал, обречённо принимая ситуацию. Он совсем не хотел с ней секса… Но, видимо, так просто им не расстаться.


- Ты можешь считать себя свободным… - завязав халат, Дарья встала с постели и подошла к окну, - И за меня тоже можешь не переживать. Дорогу я тебе переходить не собираюсь… И, вообще. Теперь у меня есть, для чего и для кого жить.

- Что ты имеешь в виду? – Игорь, наконец, подал голос.

- А ты не догадываешься?

- Я не догадливый. И не люблю намёков.

- У меня будет ребёнок.

- Ты уверена?

- Да, уверена, - она продолжала всё тем же проникновенным тоном, - сначала я хотела сделать аборт… вот поэтому просила тебя отдать больше денег…

- Разве аборты так дорого стоят? – он недоверчиво усмехнулся.

- Нет, но… курс реабилитации… - было видно, что вопрос Игоря застал её врасплох, и она на ходу придумывает оправдание, - В общем, это неважно… Я передумала, и деньги мне пока не нужны, ты можешь не волноваться… и жить спокойно. Я сама хочу этого ребёнка…

- И что я должен теперь делать?..

- Ничего… Я вообще не хотела тебе говорить… но потом подумала, что ты имеешь право знать.


…Когда он вернулся домой, был уже поздний вечер. Элина не спала – свернувшись калачиком, она лежала в темноте и даже не повернула головы, когда он виновато вошёл в спальню.


- Ты извини, я не думал, что получится так долго… Ноут не запускался, хотел уже домой его взять…

- Я там ужин приготовила… - глядя в одну точку, она так и лежала, не шевелясь, - Иди… поешь…

- Зачем ты вставала? – он присел рядом с ней на корточки и взял в руки горячую ладонь, - Я бы сам…

- Тебя долго не было… а мне уже лучше…


Глава 18.


Такого поворота дела Игорь не ожидал вовсе. О нежелательной беременности партнёрши он задумывался в последний раз, ещё будучи старшеклассником, но неудачно – на выпускной бал Элина шла, уже зная, что ждёт ребёнка. После рождения Антона тёща, в страхе за больное сердце дочери, позаботилась, чтобы та больше никогда не смогла забеременеть, и эта проблема отпала сама собой.

Он не изменял Элине – все эти годы… До тех пор, пока в его жизнь не вошла Дарья. Она казалась ему такой мудрой… такой предусмотрительной… Она не делала ни единого шага, заранее не просчитав все варианты последствий, у неё всегда было готовое решение для всех проблемных ситуаций. Он даже не думал, что она допустит беременность… Он был в этом так уверен.


Теперь он совершенно не знал, что ему делать. С одной стороны, Дарья не предъявляла к нему никаких претензий. Напротив, она сказала, что это лишь её собственное решение, и что он – свободен. Но, в то же самое время, он понимал, что его настоящей свободе навсегда приходит конец. Вряд ли он когда-нибудь сможет выбросить из головы мысль, что где-то растёт его сын или дочь. Как бы там ни было, но он не такой чёрствый и бездушный человек, каким его считают многие.


…Если быть совсем честным, то ещё вчера он мечтал о том дне, когда окончательно сможет порвать с Дарьей. Эта связь, действительно, утомила, и морально, и физически, за несколько месяцев из страсти превратившись в мучительную обязанность. Всё шло к окончательному разрыву. Да, он ещё не до конца с ней рассчитался, и теперь, когда его вторую зарплату урезали, отдавать долги стало труднее… Но можно было что-то придумать… в конце концов, попросить денег у тестя…

Но неожиданно изменившаяся ситуация поставила в тупик. Оказаться должником женщины, которая носит его ребёнка?.. Ежемесячно приносить ей занятые на машину деньги, зная, что, по сути, он теперь обязан помогать ей материально?.. Помогать, а не отдавать долг!

…Принести ей все оставшиеся деньги – ему очень хотелось бы поступить именно так, но… он считал, при чём, совершенно искренне, что в этом поступке изначально будет заложен некий смысл, роняющий его в собственных глазах, если он просто отдаст долг и попрощается с Дарьей навсегда.


«Дурацкая ситуация».


…Даже если допустить мысль, что он разом рассчитается с Дарьей, то как он должен себя вести потом?


…Он не знает, как это должно происходить… Он не представляет, как должен себя вести мужчина в том случае, если брак с матерью его ребёнка невозможен… Он никогда не оказывался в таком положении, тем более, не принимал никаких решений. В случае с Элиной за них всё решили родители, ему даже не прошлось просить её руки, он лишь согласно кивнул, когда, вместо привычной истерики, его собственная мать выразила мнение, что он должен жениться, не преминув при этом намекнуть на то, что она приносит в жертву морали собственного сына… Сам Игорь против женитьбы ничего не имел, Элька прочно заняла место в его душе, даже безо всяких обязательств и обещаний с его стороны и ожиданий – с её. За все годы их так называемой «первой любви», отнюдь не платонической, они ни разу не признались в этой самой любви друг другу. То ли от того, что не находили этих слов, то ли от того, что оба чувствовали предназначенность своих отношений самой судьбой – а, раз так, то к чему все эти лишние слова? Они и так были всё время вместе, расставаясь лишь на ночь.

Всё тогда произошло как-то буднично, включая и свадьбу, тем более, что и родители Элины не были в восторге от зятя.


В отношениях с Дарьей Игорь тоже не отличался оригинальностью. В первое время, пока страсть бушевала в его сердце, он мечтал о том, чтобы связать с ней свою дальнейшую жизнь… Но мечта так и оставалась мечтой. Сначала Дарья ссылалась на какие-то обстоятельства, скорее, чтобы самой оправдать его нерешительность. Потом, поняв, что больше не может делить его с законной супругой, она начала откровенно предлагать переехать к ней, но Игорь раз за разом находил новые отговорки и оправдания своему бездействию – болезнь Элины, его материальная неустроенность… То, что так ясно и просто представлялось ему в мечтах, в реальной жизни пугало неизвестностью, ответственностью, а, самое главное, необходимостью принятия решений.

К этому он был абсолютно не готов. Он привык, что все решения принимает кто-то, находящийся рядом. В детстве это была мать: пусть её воля шла наперекор его желаниям, но, будучи совсем маленьким, он не мог оказывать сопротивления, а, повзрослев, осознал, что, подчиниться легче, чем добиться чего-то самому. Позже это была Элина, и с ней всё стало ещё проще… Жена всегда шла у него на поводу, заранее зная, чего хочется мужу, и муж, «в благодарность» за это, снисходительно предоставлял ей «право» решать все семейные проблемы на «своё усмотрение», не забывая при этом, что вся ответственность за последствия ложится лишь на её хрупкие плечи.


…Теперь же всё было намного серьёзнее и круче. Беременность любовницы оказалась его, и только его личным грузом, ни переложить, ни даже поделиться которым с Элиной было нельзя.


…Сделать вид, что он ни при чём, и самоустраниться?.. Это было бы лучше всего, но хватит ли у него на это моральных сил?


…Есть ещё вариант, благородный по сути: элементарно навещать мать своего будущего ребёнка. Но ему совершенно этого не хочется, и, потом, Дарья замужем… Будет ли она жить со своим мужем, или останется одна? И узнает ли её муж, кто на самом деле – отец? Судя по всему, срок ещё маленький, и Дарья, с её изворотливым умом сможет придумать, как уверить его в отцовстве. Никто не запрещает ей съездить к нему в соседний город и банально переспать…

Хорошо, если она выберет именно этот вариант. А, если – нет? Что тогда делать ему, Игорю?

А как с Элькой? Он не сможет хранить всё в тайне от неё… Он никогда не имел от неё никаких тайн, за исключением своей истинной связи с Дарьей… Удивительно, но, похоже, Элька до сих пор верила в их платонические отношения. Недаром, она так остро отреагировала на предполагаемую беременность Дарьи.

Пока ему удалось разуверить жену в своей причастности к этому событию. Она снова повеселела и, поправившись, спокойно вышла на работу.


Но он-то теперь совсем потерял покой… а делать вид, что у него всё хорошо, он совершенно не умеет. Этот груз слишком тяжёл для того, чтобы нести его одному.


- Привет… - он занимался с ноутбуком режиссёра, когда дверь неожиданно открылась, и в проёме появилась Дарья.

- Привет… - увидев её, Игорь почувствовал, как внутри прокатилась неприятная волна.


С момента её признания прошло около двух недель, и они виделись урывками, по нескольку минут, когда он приезжал в ДК. Теперь Игорь старался не оставаться с ней подолгу наедине, вместе с тем чувствуя в душе угрызения совести. Угрызения эти носили непреходящий характер, поскольку он совершенно не был готов и не хотел каким-то образом исправлять ситуацию.


- Не помешаю? – едва улыбаясь уголком губ, Дарья изображала неподдельную грусть на некрасивом лице.

- Нет, конечно… - он пожал плечами, - Что за глупости?

- Ты совсем меня избегаешь…

- Почему? – деланно удивился Игорь.

- Зря, - Дарья присела напротив него, - я не кусаюсь… Или ты уже забыл?

- Да нет, не забыл… - поджав губы, он снова уставился в монитор, - Как ты?

- Отлично! – улыбка из грустной стала деланно-бодрой, - Ухожу в отпуск!

- Куда-нибудь поедешь?

- Нет, но завтра приезжает Миша.

- Муж?

- Да… - Дарья бросила молниеносный пытливый взгляд на Игоря, - У нас с ним назрел очень серьёзный разговор.

- Понятно…

- Ты даже не хочешь узнать – о чём?

- Какое я имею право вмешиваться в ваши семейные дела? – он снова пожал плечами, - Назрел, значит, назрел.

- Я не знаю, как мне быть… - Дарья сделала вид, что не расслышала последней реплики, - Если честно, впервые стою на таком распутье.

- На каком? – Игорь тоже бросил на неё быстрый взгляд.

- Я тебе рассказывала, что мы с ним на грани развода.

- И – что?

- Он хочет помириться.


Видимо, ожидая нового вопроса, Дарья замолчала. Молчание длилось уже больше минуты, но Игорь так и не проронил ни слова. Она внимательно наблюдала за выражением его лица, устремлённого на монитор, но кроме озабоченности поломкой, на нём ничего не было написано.


- Тебе совсем не интересно, какое я приму решение? – Дарья не выдержала молчания.

- Даш… - оторвавшись, наконец, от компьютера, Игорь положил перед собой локти и взглянул на женщину, - Какое бы ты не приняла решение, я уверен, что оно будет самым правильным.

- Ответ настоящего мужчины? – она невесело усмехнулась, - Впрочем, я тебя хорошо узнала за это время, и другого не ожидала.

- Зачем тогда спрашивала?

- Неужели ты не понимаешь?!

- Послушай… я уже не раз говорил, что я непонятливый, грубый, эгоист… и всё остальное.

- Неправда! – Игорю показалось, что Дарья воскликнула сквозь навернувшиеся слёзы, - Неправда! Ты просто прячешься за своим имиджем! Так легче!

- Подожди… - как будто защищаясь от её напора, он выставил вперёд правую ладонь, - Ты сама сказала, что не имеешь ко мне никаких претензий, и что твоё решение – лишь твоё решение. К чему сейчас эта сцена?

- Это не сцена, - чуть наклонив голову, Дарья буквально пронзала его взглядом, - я никогда не была более откровенной, чем сейчас! Я никогда не говорила тебе… Я думала, что смогу расстаться с тобой…

- Не надо продолжать…

- Я не могу!..


Внезапно вскочив со стула, она кинулась к нему и опустилась рядом на колени…


- Даш, ну, зачем?.. Мне всё равно нечего тебе ответить… - он попытался встать, но она вцепилась снизу в его руки.

- Я думала, что смогу… Я никогда и не перед кем не унижалась! Я никогда и никому не говорила таких слов!.. Ты даже не представляешь, что значит для меня сейчас это признание!.. Игорь!..

- Я не стою этих слов и признаний, и ты сама это прекрасно знаешь.

- Мне плевать, чего ты стоишь, и чего не стоишь! Для меня ты – самый лучший! Я не могу без тебя!.. Ты нужен мне! Нужен!.. Я никогда в жизни никого так не любила! Ты – первый…

- Я, действительно, такой, как про меня говорят. Я чёрствый, высокомерный, самовлюблённый…

- Нет!.. – она отчаянно замотала головой, - Нет!..

- Спроси у Эльки, - он мрачно насупился, - она знает лучше других.

- Да ничего не знает твоя Элька!.. Она прожила с тобой столько лет, и совсем тебя не знает! Ты думаешь, что она тебя любит?!


Заметив, как в глазах Дарьи промелькнул зловещий огонёк, Игорь внутренне напрягся. Он уже видел однажды этот самый огонёк… В тот раз она говорила об одном ненавидимом ею человеке, который вскоре попал в нехорошую историю. Игорь хорошо помнил тот случай и странное совпадение.

Сжав и без того узкие губы, Дарья резко поднялась и отошла к противоположной стене.


- Ты думаешь, она тебя любит?! – сложив руки на груди, женщина не сводила с него колючего взгляда, - Ошибаешься!

- Что ты хочешь сказать?

- Она тебя не любит. Ты сам когда-нибудь убедишься в этом.

- Я и сам никого не люблю… - опустив глаза, Игорь угрюмо смотрела на свои сцепленные пальцы, - Поэтому и не жду ни от кого любви.

- Я никогда не думала, что со мной произойдёт такое… - голос Дарьи стал вдруг тише и тоньше, к нему прибавилась лёгкая хрипотца, - Я выходила замуж за Мишку, но я его не любила… совсем не любила. Я даже не взяла его фамилию… Можешь мне не верить, но… у нас ничего не было до свадьбы, и после свадьбы мы не спали целый год.

- Совсем, что ли?.. – Игорь недоверчиво усмехнулся.

- Это было моё условие. Он меня любил, я его – нет. Я могла ставить условия.

- Зачем ты тогда вообще за него выходила?

- Он очень настойчиво предлагал. Я знала его уже давно, мы из одного города. Он старше меня на десять лет. Он хороший человек, намного лучше меня. Я надеялась, что смогу его полюбить, но… так и не полюбила. А тебя… - опустив руки, Дарья снова медленно подошла к Игорю, - Тебя я полюбила сразу, как только увидела… Потом я много слышала о тебе всего нелицеприятного… Но мне было всё равно. Мне и сейчас – всё равно.

- Даша… - начал было Игорь, но она перебила его:

- Так что же мне сказать Мише?..

- Я не знаю…


***


Элина испытала настоящее облегчение, когда Гринчук ушла в двухнедельный отпуск. Осознание того, что этой женщины нет сейчас в здании дворца культуры, по-настоящему окрыляло. Ей ещё никогда так не хотелось идти на работу, как в эти последние сентябрьские дни.

Но больше всего радовало известие о том, что к Дарье приехал муж, который так и жил до сих пор в соседнем городе вместе с их дочерью.

Впервые за много месяцев Элина абсолютно спокойно ожидала по вечерам Игоря. Она впервые была уверена на все сто процентов, что он занимается лишь ремонтом компьютеров, а не встречается с Гринчук.

Сам же Игорь таким спокойствием, отнюдь, не отличался. С ним снова что-то происходило – Элина не могла этого не заметить. Дома он больше молчал, на её вопросы отвечал односложно, а, если она настойчиво спрашивала о том, что случилось, чаще всего отвечал грубостью.


- Привет, - Надежда, как всегда утром, заглянула к Элине в кабинет, - готовишься к фестивалю?

- Угу, - глядя в монитор, Элина жестом пригласила подругу войти, - прикинь, дату перенесли…

- Я в курсе, - присев напротив, Надежда кивнула, - а почему? Не сказали?

- Слушай, такого свинства ещё никогда не было… - Элина перевела на Надю возмущённый взгляд, - Говорят, что из-за дня рождения мэра! Ему именно в этот день понадобился наш большой зал! Как будто в малом нельзя было всё провести. У меня от возмущения просто слов нет!..

- Действительно, свинство!

- Представляешь, люди готовились к определённому числу, а в результате сейчас нужно перелопатить все октябрьские мероприятия, чтобы безболезненно воткнуть этот фест. Лучше всего пятнадцатое подходит, но у меня «Зореньки» в этот день должны уехать в область, они на регионалку заявлены, я теперь и не знаю, как быть… Там – конкурс, здесь – фестиваль… С этим новым мэром уже не первое недоразумение такого масштаба! Хотя, не такой он уже и новый…

- Не говори, - Надежда охотно кивнула головой, - да и в городе все говорят, как пришёл он полтора года назад, так и началась всякая фигня. Говорят, в администрации сплошные интриги, все друг на друга кляузы строчат, а всё из-за него. Недаром он нашей Дарье дядя родной… Яблоко от яблоньки…

- Да уж… - Элина многозначительно усмехнулась, - Знаю… проходила…

- Кстати… - Надежда бросила на неё настороженный взгляд, - Ты ещё не в курсе?..

- В курсе чего?

- Ну, в общем… - подруга на секунду замялась, потом решительно подняла взгляд на Элину, - Только ты не волнуйся, ладно?

- Что случилось? – чувствуя, как моментально пересыхают губы, спросила та.

- Говорят, что Дарья в декрет собралась.

- Ну, и что… - пожав плечами, Элина отвела глаза, - Я-то почему должна волноваться? Она замужем, что тут такого? Наверное, и муж поэтому приехал…

- Эля… - Надя снова выдержала небольшую паузу, - Муж к ней приехал впервые за всё это время… И, кстати, он давно уже уехал назад.

- Откуда ты знаешь?

- У меня подруга живёт с ней в одном доме.

- Может, она к нему до этого ездила… - не сдавалась Элина, - Тут езды полчаса, она могла к нему хоть каждый вечер ездить, что тут такого?

- Ну, может, и ездила… - неожиданно легко согласилась Надежда, - Действительно, чего это я…

- А откуда ты узнала, что она в декрет собралась?

- Так все уже в курсе. Она позавчера звонила в бухгалтерию и спрашивала у Татьяны, как сейчас декретные начисляются, и как ей выгоднее использовать остаток отпуска.

- Может, она не для себя спрашивала.

- Может, и не для себя, - Надежда пожала плечами, - только вчера Ирка Самарина видела её с твоим Игорем возле детского магазина… Ну, который «Малышок». Говорит, с покупками.

- С Игорем?! – Элине показалось, что она почувствовала, как с лица схлынула кровь, - Во сколько?..

- Точно не знаю, но где-то в обед.


После разговора с Надеждой Элина еле сдержала себя, чтобы сразу не позвонить мужу. От услышанной новости внутри всё клокотало, ни о какой работе уже не могло быть и речи. Она то и дело мысленно возвращалась к последней ссоре с Игорем, когда он так убедительно говорил, что не имеет отношения к тогда ещё предполагаемой беременности Гринчук.

Элина даже представить не могла, что он способен так врать.


«А, может, он и не врал?.. В конце концов, Дарья замужем… и вообще – взрослая женщина… могла залететь от кого угодно… А с ним они могли просто встретиться у магазина. Хотя… Игорю там совершенно было нечего делать…»


Она еле дождалась вечера. В ожидании мужа, который должен был забрать её с работы, Элина вдруг подумала, что с тех пор, как Дарья вышла в отпуск, Игорь намного реже приезжал вечерами в их ДК…


- Что случилось? – он сразу заметил выражение лица жены, когда та садилась в машину, - Неприятности?

- Где ты был сегодня в обед? – она нарочно не смотрела на него, еле сдерживая себя, чтобы не заорать.

- Как обычно… А что? – в голосе Игоря слышался откровенный вызов.

- Ты что, помогал ей выбирать ползунки?! Ты же говорил, что ты ни при чём!..

- Ты что, видела своими глазами, что я выбирал?!

- Игорь, город – та же деревня… Всегда найдутся свидетели. Ты так и не ответил…

- Сбавь тон… - он резко тронул с места, - В чём ты меня упрекаешь?!

- А тебе не кажется странным, что ты, женатый человек, везёшь в детский магазин постороннюю тебе женщину?!

- Ты хочешь меня достать?.. – упрямо поджав губы, Игорь резко дал по тормозам на перекрёстке, - Я тебя сколько раз просил, не доставать меня, когда я за рулём!

- Я тебя и так никогда не достаю! То ты за рулём, то у тебя тяжёлый день, то плохое настроение!..

- Я сейчас разгонюсь… - голос мужа прозвучал зловеще, так, что Элина привычно сжалась, - И вмажусь вон в ту стену… Ты этого хочешь?!


…До самого дома Элина не проронила больше ни звука. Она знала, что в таком состоянии мужа лучше не трогать вообще… Глотая слёзы, она смотрела в лобовое стекло и ощущала, как голова наливается свинцовой тяжестью…


Дома Антон удивлённо смотрел на родителей, которые, раздевшись, молча разошлись по разным комнатам – Элина сразу направилась в кухню, а Игорь – в спальню.


- Игорь… - после ужина Элина вошла вслед за мужем в их комнату, - Может, ты мне всё-таки объяснишь? Ну, хорошо… возможно, я и не права… Мне сказали, что ты вместе с ней был у детского магазина… ты ничего мне не говорил, что поедешь в ту сторону, что я должна была подумать?.. Пойми меня… я устала… вот уже восемь месяцев, как я живу с этим грузом… мне тяжело от этой неопределённости… я пыталась тебя понять и принять всё, как есть… я верила тебе…

- Ну, и что изменилось? – он говорил нервно, исподлобья глядя на жену, - Из-за чего ты устроила сегодняшнюю истерику?!

- Ты что, не понимаешь? Мне сказали, что ты был с Дарьей в детском магазине! А она беременна! Что я могу подумать?!

- Ну, и что, что беременна? Она просто попросила подвезти её, вот и всё! Почему я тебе не сказал? Во-первых, не успел! А, во-вторых, заранее знал, как ты это воспримешь!

- Ей что, больше некого было попросить?

- Откуда я знаю?! – муж, громко топая, ходил взад-вперёд по комнате, - И, вообще, что за допрос?!

- Игорь… - бросившись наперерез, Элина попыталась схватить его за руку, - Это не допрос… Но я же вижу, как ты измучился! Если тебя что-то гнетёт, скажи мне обо всём!.. Так будет лучше, пойми!.. Ты говоришь, что всё нормально, а сам звереешь от любого моего вопроса!.. Пойми, я тоже не железная, и я тоже могу сорваться! Согласись, что это – не жизнь!

- Что ты предлагаешь?! – от его взгляда веяло холодом, и Элина физически почувствовала мороз на коже.

- Я предлагаю поговорить.

- Меня достали все эти разговоры!

- Но мы ещё ни разу не говорили с тобой серьёзно!.. Я устала, понимаешь?! Устала!..

- А я не устал?! Да я жить устал, скорее бы сдохнуть!..


Вздрогнув от стука двери, Элина в бессилии опустилась на кровать. Разговор ни к чему не привёл, кроме обычного скандала. Продолжать начатую тему не было никакого смысла. Она прямо в одежде легла поверх покрывала и, свернувшись калачиком, закрыла глаза.


…Стоя у открытой фрамуги, Игорь нервно курил на кухне. Он снова совершенно ни за что обидел Элину. Конечно, он не собирался доводить её до слёз, но её вопросы, на которые у него не было ни одного ответа, вывели из себя. И, действительно, что он мог ей сказать? Что, несмотря на все попытки окончательно разорвать отношения с Дарьей, он так и не смог отвернуться от женщины, ждущей от него ребёнка? Как будто чувствуя это, Дарья уже в который раз за эти дни ненавязчиво заставляла его принимать участие в своей судьбе – звонила с просьбой помочь завезти домой тяжёлые сумки, или, как сегодня, подвезти в детский магазин…

Игорю ужасно хотелось отказаться, но он так и не смог сказать ей нет. Единственное, что ему удалось – не пойти с ней вместе в магазин, и остаться в машине. Страх того, что кто-то из знакомых увидит их вместе с Дарьей именно здесь, оказался не напрасным – кто-то же доложил Эльке все подробности…


«Смотри, какая прелесть!.. – уже сидя в машине, Дарья раскрыла один из пакетов и достала оттуда несколько разноцветных распашонок, - Обожаю детские вещи!»


Усмехнувшись, он равнодушно скользнул взглядом по крошечной одежде. Если кого и пытаться растрогать таким способом, то только не его. Он никогда не был сентиментальным, и вообще, все эти штучки вызывают в нём только раздражение. Он ненавидит, когда кто-то давит на него, даже таким вот изящным способом…


- Ладно, не обижайся… - после долгих колебаний, он вошёл в спальню и уселся рядом с женой, - Достало всё… Должны мы ей, как я мог отказать?

- Ей что, больше некого было попросить отвезти её в магазин? Она же знала, что у тебя обеденный перерыв, и что тебе нужно поесть, отдохнуть…

- Ну, вот, знала… Это ты так никогда бы не сделала…

- К ней же, кажется, муж приехал?

- Он приезжал, но… давно уехал… - нахмурившись, Игорь вспомнил о том, как, по словам Дарьи, закончился визит её супруга.


«Я всё сказала Мише, - на следующий день она сама позвонила Игорю, - он уехал. Он поставил условие – развод или дочь… Я сказала, что жить с ним всё равно не буду… Но для тебя это ничего не значит. Ты, как и прежде, свободен».


- Игорь… - присев на кровати, Элина смотрела на него в полутьме с мольбой в блестящих глазах, - Скажи мне… вот именно сейчас… скажи мне правду… У тебя с ней… у вас… действительно, ничего не было?

- Да не было, не было…

- Правда?!

- Правда…

- Знаешь, а, ведь, я ей с самого начала не очень верила… - Элина пыталась поймать взгляд мужа, - Она, наверное, просто меня хочет подразнить, да?.. Ты же ей нравишься? Да?..

- Эля, я не знаю…

- Подожди… - Элина положила ему руки на плечи, - Мне кажется, что она давно уже тебе не нравится, ведь, правда?.. Ну, не хочешь, не говори!.. Но мне так кажется… А Дарья… она ревнует тебя ко мне, так ведь?.. И просто провоцирует!.. И, я не удивлюсь, что она вовсе не беременна, а просто дразнит нас обоих! Меня – чтобы я закатывала тебе скандалы… Тебя – чтобы ты ревновал…

- Может, ты и права… - его рука скользнула по её бедру – вверх, - Иди ко мне…

- А я даже могу это проверить… - падая вместе с ним на подушки, Элина обхватила мужа руками за шею, - У меня знакомая в женской работает… Я узнаю, стоит Дарья на учёте по беременности, или нет!

- Не надо, не узнавай… - он целовал её губы, шею, плечи, - Элька…

- Почему?..

- Да она говорила, что прописана ещё по старому адресу, и ей нужно ехать в свой город… Да ну её… Иди сюда…


***


…Звонок в дверь прозвучал совершенно неожиданно, когда следующим, субботним утром Элина с Игорем пили на кухне кофе.


- Антошка ключи забыл, что ли? – Элина быстро прошла в прихожую и посмотрела в глазок, - Нет… не Антошка…

- Доброе утро, - мужчина солидной наружности смотрел на неё серьёзно, и даже строго, - скажите, Игорь Мазаев здесь живёт?

- Здесь… - невольно отступив назад, Элина оглянулась в сторону кухни, - Игорь, это к тебе!

- Ко мне? – тот удивлённо выглянул в дверной проём, - Сейчас выйду…

- Да можешь не выходить… - мужчина решительно переступил порог, - Я и сам не гордый… зайду.

- А вы – кто?.. – Элина не сводила с гостя изумлённого взгляда.

- Сейчас… - гость кивнул ей, и, стремительно шагнув в сторону Игоря, сходу ударил того кулаком в челюсть, - Ну, что, догадался, кто я? Или ещё представиться?


Глава 19.


Удар незнакомца был внезапным, но, видимо, за те доли секунды, пока он приближался к Игорю, тот сумел сгруппироваться. Попытка увернуться от кулака гостя увенчалась успехом лишь отчасти – удар пришёлся в цель, но оказался смазанным. Зато ответный порыв хозяина квартиры был более точен: не удержав равновесия, гость отлетел назад, к входной двери.

Вжавшись в стену, Элина в первый момент зажмурилась от страха. Она знала, как умеет драться Игорь. Его реакция была мгновенна, а удары полны не столько силы, сколько ярости, которая охватывала его, лишь только он замечал малейшую физическую угрозу.

Элина помнила, как много лет назад, первого сентября, мальчишки из их девятого класса вызвали «новенького» Мазаева на задворки школы. Она вместе с другими девчонками с волнением наблюдала за разворачивающимися событиями из окна второго этажа. Глядя, как новенький яростно отбивается от четверых пацанов, посылая точные, резкие удары в их физиономии, она тогда тоже зажмурилась…

«Ты что, псих?» - чуть позже, трогая разбитое веко, один из нападавших уважительно смотрел на «жертву» уцелевшим глазом.

«Я не псих, - «жертва» угрюмо отряхивала брюки, - Я – Игорь».


- Что вы делаете?! – в следующий момент, открыв глаза, Элина бросилась к незнакомцу.

- Да уйди ты… - оттолкнув её, Игорь снова шагнул к тому навстречу, - Так кто ты, говоришь?

- Значит, не догадался… Только ради этой женщины… - держась за разбитую скулу, мужчина пальцем другой руки тряс в сторону Элины, - Если бы не она, я бы…

- Ты – кто? – Игорь стоял напротив, всё ещё сжимая кулаки и испепеляя гостя взглядом.

- Я – Михаил Волобуев… - тяжело дыша, тот расстегнул длинное пальто, - Теперь догадался?

- Н-нет! – сквозь сжатые зубы процедил Игорь, - Я не догадливый!

- Всё ты понял… Поэтому слушай меня… - мужчина был невысокого роста, поэтому ему приходилось смотреть снизу вверх, что придавало сцене некую комичность, - Если ты мужик, то будь мужиком до конца! Любишь – живи с ней. Если нет – отвали на всю оставшуюся жизнь, и не морочь голову! Что ты её преследуешь?! Что ты ей житья не даёшь?! Так только конченные пи…ры поступают!..


Неожиданно мужчина разразился чередой отборного мата, который совершенно не вязался с его солидным видом.


- Сам ты пи…р, понял?! – Игорь хотел шагнуть вперёд, но тут же нехотя остановился, - Ты у меня дома, я сейчас тебе башку размозжу, и буду прав!

- Ладно… - гость тоже сжал кулаки, - Тогда пошли, выйдем… поговорим, как мужик с мужиком!


Глядя на слегка полноватого, абсолютно лысого, в дорогом пальто гостя, Элина, наконец, догадалась, что перед ней никто иной, как муж Гринчук, но никак не могла взять в толк, какие претензии у него могут быть к Игорю.


- Послушайте!.. – она решительно обратилась к нему, но Игорь не дал ей договорить.

- Эля, уйди! – он мрачно кивнул на дверь, и она нехотя подчинилась.


…Из кухни ей было слышно, как после короткого диалога муж одевается и вместе с Волобуевым выходит из квартиры. Сердце замерло… В ожидании возвращения Игоря она не находила себе места. Несколько раз порываясь одеться и бежать следом, она снова и снова заставляла себя оставаться дома.


«Хорошо, что Антон в школе…»


Действительно, не хватало ещё, чтобы сын оказался свидетелем безобразной утренней картины.


Накапав себе несколько капель успокоительного, Элина залпом выпила лекарство и буквально припала к окну, выходящему на внутренний двор, через который проходила дорога на пустырь. Она предполагала, что разговор мужчин, скорее всего, мог состояться у автомобильной стоянки, но их там почему-то не было видно. Немного придя в себя, она пыталась анализировать слова Михаила… из них следовало, что, либо сам Михаил не был в курсе истинных отношений между его женой и Игорем… либо она, Элина, не знала всей правды.…


Услышав звук поворачивающегося ключа в замке, она выскочила в прихожую и застыла, глядя на мужа широко распахнутыми глазами. Левая скула его слегка покраснела – это был след от первого удара Волобуева, но других признаков драки на лице не было.


«Больше не дрались…» - она с облегчением вздохнула.


Раздевшись, муж молча прошёл мимо неё в квартиру. Элина испуганно проводила его взглядом: лицо Игоря было напряжённым, как будто он испытывал гнёт и тревогу одновременно.


- Что-то ещё случилось?.. – ей уже было неинтересно, почему приходил Волобуев, она поняла, что сейчас узнает какую-то неприятную, а, может, и страшную для себя весть.


…Игорь молчал долго. Он то сидел на диване с низко опущенной головой, то выходил на лоджию… Он как будто не замечал жену, или делал вид, что не замечал… Наблюдая за ним со стороны, она замирала при каждом его движении, не решаясь больше спрашивать о причинах произошедшей с ним перемены, и, вместе с тем, всё больше догадываясь о том, чего так боялась узнать.


- Ну, что ты молчишь?.. – наконец, не выдержав, она тихонько присела рядом и, глядя куда-то вниз, положила на колени сцепленные кисти, - Говори всё… только правду…

- Эля… - он смотрел вперёд отрешённым взглядом, - Я должен тебе кое-что сказать…


…Услышав его признание, Элина почувствовала, как, унявшаяся было, свинцовая тяжесть снова наполняет голову. В ушах зазвенело, потемнело в глазах…


«Я больше не могу тебя обманывать. Дарья… ну, в общем… она беременна от меня…»


Даже придя в себя, она всё ещё слышала эти его слова…


- Где у тебя лекарство?! Элечка… Слышишь меня?! – стоя на коленях рядом с диваном, на котором она лежала, муж

дрожащей рукой приглаживал её волосы, - Где лекарство?!


- Ничего не надо… - прошептав это одними губами, Элина попыталась встать, но он тут же снова уложил её на подушку.

- Лежи… - в его глазах стоял неподдельный испуг, - Не вставай, скажи только, что нужно сделать?.. Что тебе дать?

- Уйди от меня…


…Слёзы душили, хотелось вскочить и ударить его… но Элина только крепче стиснула подушку и отвернулась к стене.


Он что-то говорил… Она не разбирала слов… Кажется, он говорил, что не хотел, чтобы она узнала… что боялся за её здоровье… Но теперь обстоятельства повернулись таким образом, что скрывать уже нет смысла… Она всё равно узнает… поэтому он решил признаться сам.


- За что… за что… - Элина говорила глухо, в подушку, - Я же просила… я же умоляла тебя всё рассказать… за что ты так со мной?!

- Я не хотел… Эля… я не хотел этого…

- Зачем вы мучили меня столько времени?! Зачем?!

- Я не хотел тебя мучить…

- Я же тебе верила... Ты хоть понимаешь, что ты наделал?! Как теперь с этим жить?!

- Нормально будем жить… - схватив в охапку, Игорь прижал к себе жену, - Всё нормально будет… Слышишь?! Всё будет хорошо!..

- Уйди от меня… - она слабо пыталась оттолкнуть его от себя, - Уйди… пожалуйста, уйди!..


Она не могла успокоиться, но, обессилев от пережитого, вскоре затихла. Вернувшись из школы, Антон тревожно смотрел на мать, которая не сумела подняться, чтобы встретить и накормить сына.

От вызова скорой помощи Элина отказалась наотрез, поэтому перепуганный Игорь был вынужден позвонить тёще и попросить ту приехать.


- Что случилось? – взглянув на больную дочь, Ирина Германовна перевела строгий взгляд на зятя, - Что с Элей?!

- Мама, не кричи… - Элине было очень плохо, и не хотелось никого видеть, но она попыталась привстать на постели, - У меня кружится голова… и очень болит…

- Ты сегодня нервничала? – мать достала из сумки тонометр и присела рядом, - Эля, только не обманывай.

- Нет… - прикрыв глаза, Элина слабо покачала головой, - Мне просто стало плохо.

- У тебя высокое давление… - Ирина Германовна тревожно нахмурилась и, открыв упаковку с таблетками, протянула одну дочери, - Положи под язык… Ты лекарства сейчас какие принимаешь?


- Никакие… - говорить тоже не хотелось, и Элина снова прикрыла глаза.

- Но почему?! Ты так и не обращалась к Рябинину?

- Нет…

- Что за безответственность, Эля?! Ведь он за тебя больше переживал, чем ты сама! Он же предупреждал!.. Сейчас я ему позвоню…


Несмотря на протесты Элины, Ирина решительно набрала номер Рябинина и долго советовалась с ним по поводу состояния дочери и необходимых лекарств.


- Он сейчас приедет сам, - отложив телефон, она взяла дочь за руку, - ты только не волнуйся, ладно? Всё будет хорошо…

- Зачем он приедет, мама?! – Элина вымученно смотрела на мать, - Мне уже лучше…

- Не обманывай. Тебе всё равно нужно было на приём к кардиологу.

- Я потом сама запишусь…

- Знаю я это твоё потом. Всё. Лежи… Сейчас приедет Серёжа, он лучше знает, чем тебя лечить.

- Ты и сама знаешь, чем меня лечить…

- Я не кардиолог. Я – терапевт.

- У меня ещё не убрано… И. вообще… неловко…

- Он предложил это сам.


…Ей, действительно, не хотелось никого видеть. Даже приступ гипертонии она восприняла как некое спасение – можно было без угрызений совести отвернуться к спинке дивана и, уткнувшись в мягкую подушку, закрыть глаза и впасть в спасительное забытье… Особенно не хотелось видеть мужа – встречаясь с ним невольным взглядом, Элина чувствовала физическую боль в груди. Она столько времени жила в диком напряжении, питая себя слабыми надеждами, что между Игорем и Дарьей нет никаких близких отношений… и что муж принадлежит только ей одной, даже несмотря на его чувства к этой женщине… Вчера она впервые за много месяцев почувствовала, как это самое напряжение понемногу исчезает… Игорь показался ей совсем прежним…

И, вдруг – очередной удар.


Мысль о том, что вот этими самыми ладонями он обнимал… ласкал чужое женское тело… вот этими губами целовал чужие женские губы – так, как умеет целовать только он один… эта мысль была настолько невыносимой, что ей захотелось уснуть и не проснуться…


Она совершенно равнодушно встретила появление у себя дома доктора Рябинина. Ей было безразлично, что она уже во второй раз предстаёт перед ним в таком неприглядном виде. Она даже не почувствовала неловкости перед тем, как раздеться – кроме привычного ослушивания, Сергей был намерен тут же снять электрокардиограмму её сердца.


- Антоша, Игорь, идём в кухню, - Ирина Германовна кивнула внуку и зятю на дверь, - нам тут делать нечего…

- Почему это? – Игорь мрачно наблюдал за манипуляциями Рябинина, который пока измерял давление Элине.

- Потому, что это неэтично. Врач и больной должны быть наедине, без посторонних.

- Я что, посторонний? – всё же направляясь в сторону кухни, буркнул Игорь.

- В данном случае – да, - отрезала тёща.


Оставшись с Рябининым наедине, Элина попыталась отказаться от ЭКГ, но он упрямо включил портативный электрокардиограф и повернулся к ней.


- Сергей Алексеевич… - она подняла на него полный непонятной ему боли взгляд, - Давайте, я завтра приеду к вам сама… Честное слово, я приеду…

- Лучше сейчас, - решив, что она стесняется снять халат, он нарочно отвёл глаза, - я могу попросить Ирину Германовну…


На его предложение сделать ЭКГ дочери самой, Ирина ответила отказом, сославшись на то, что ему она доверяет абсолютно во всём больше, чем себе. Нехотя подчинившись натиску матери и Рябинина, Элина разделась до пояса и, укрывшись халатом, снова легла на диван. Ей ужасно хотелось, чтобы всё это поскорее закончилось…


- Я бы рекомендовал госпитализацию, - внимательно просмотрев длинную ленту с графической записью работы сердца, Сергей нахмурился.

- Я не поеду в больницу, - Элина слегка покачала головой, - сделайте мне какие-нибудь уколы, и всё.


Уговорить её им не удалось, к великой радости Игоря, который всё это время ревниво наблюдал за тёщей и доктором, окружившим Элину полной медицинской заботой. Пообещав, что и сегодня, и завтра он не отойдёт от неё ни на шаг, и будет следить, чтобы она принимала все лекарства, он с нескрываемым облегчением закрыл дверь за гостями.


В глубине души он был благодарен Элине, что она не рассказала ни матери, ни Антону об истинной причине сегодняшнего приступа. Чувствуя себя виноватым, он теперь сомневался, правильно ли сделал, что признался ей во всём. После визита мужа Дарьи он откровенно испугался… Он не показал виду, и был готов даже к новой драке с Михаилом, но их «мужской» разговор оставил в душе не привычное раздражение, а самый настоящий страх…


«Ты – м…дак, понял? - выйдя на улицу, Волобуев тут же, у подъезда, «наехал» на Игоря, - Ты – не мужик!»

«Чего тебе от меня надо?! – Игорь то сжимал, то разжимал кулаки, в упор глядя на соперника, - Я тебя знать не знаю!..»

«Узнаешь… - в голосе Михаила появились зловещие нотки, - Я прощать никого не умею…»

«И что будет?..»

«Увидишь…»

«Ты всё сказал?! – Игорь нервно поджал губы, - Если да, то вали по-хорошему!»

«Я всё знаю… И то, что она беременна от тебя - тоже! Что, струсил?!»

«Да пошёл ты…» - схватив за грудки Михаила, Игорь хотел его оттолкнуть, но тот тоже вцепился в полы его куртки.


Неизвестно, чем закончилась бы их возня, но из припаркованного неподалёку внедорожника вышли двое мужчин крепкой наружности. Они быстрым шагом приблизились к дерущимся, но разнимать никого не пришлось – увидев «друзей» Волобуева, Игорь невольно опустил руки – он сразу оценил неравенство сил. К тому же, их могли увидеть соседи, по случаю выходного дня в своём большинстве находившиеся дома.


«Я мог бы даже не светиться здесь, мои ребята разобрались бы с тобой сами!..» - видимо, по той же самой причине, Михаил тоже отступил назад, кивнув на своих телохранителей.

«Так чего тогда сам-то? – Игорь неожиданно усмехнулся, - Пусть они бы и разбирались…»

«Разберутся… - бросив взгляд исподлобья, Волобуев тоже вдруг осклабился, - Знаешь такую месть – око за око?»

«Ну, и?..»

«Ну, и ничего… У тебя тоже есть жена… Смотри, как бы и её не увели…»

«Я никого не уводил!»

«Такие, как ты, не уводят! Такие, как ты, могут только напакостить исподтишка…»

«Да пошёл ты!..»


Возвращаясь домой, он чувствовал, как на него наваливается жуткая усталость от всего, что происходило в его жизни в последнее время. Он устал от обмана, он устал обманывать сам… Он вдруг подумал, что, если признается во всём Эльке, то ему станет легче. Во всяком случае, он уже не будет теперь бояться каждого звонка… каждого разговора… Ведь до неё всё равно дойдут все сплетни… А они – есть, он в этом уверен… Дарья его просто так не отпустит, и сам он не сможет совсем отдалиться от неё… когда её беременность станет заметной, пересудов не избежать! Она не собирается мириться с мужем, все сразу поймут, что ребёнок не от него, Михаила…

Рано или поздно Элина всё узнает… Она уже сегодня могла понять, что Волобуев приходил не просто так.


Вот сейчас он вернётся домой, и она обязательно спросит… И ему придётся в очередной раз соврать…

…Но врать он уже не в силах.


…Закрыв за собой дверь, Игорь тихо прошёл в гостиную. Элина лежала, отвернувшись к стене. Присев рядом, он заботливо поправил на ней лёгкое покрывало.


- Ты хочешь чего-нибудь?

- Нет.

- Может, поешь?

- Нет.

- Если не можешь встать, я тебя отнесу…

- Завтра я уйду от тебя.

- Куда ты уйдёшь?

- Это моё дело… Ты теперь думай о других.

- О ком? – наклонившись над женой, он привычно пригладил её волосы, - Мне не о ком думать, кроме вас с Антоном…

- Не ври… - не поворачиваясь, Элина усмехнулась, - Ты давно уже сделал выбор.

- Эля… это не мой выбор. Я виноват перед тобой… сильно виноват. Но я не собирался делать никакого выбора…

- Я никогда не спрашивала, любишь ли ты меня… Мне всегда было важнее любить самой. Я думала, что моей любви хватит на двоих… Но я ошиблась.

- Мне никто не нужен…

- Ты всегда говорил, что не умеешь любить… Но теперь я знаю, что это не так… ты умеешь любить. Я видела…

- Я не люблю её.

- Неправда.

- Правда. Я не знаю, как всё получилось… Мужчине сложно себя контролировать…

- Замолчи!.. – Элина закрыла лицо ладонями, - Замолчи!.. мне тяжело это слышать, неужели ты не понимаешь?!

- Я только хотел сказать, что… это не моё решение… и… я больше не могу тебя обманывать.


***


Если бы не болезненное состояние, Элина в тот же день была готова уехать к матери. Но слабость и головокружение не проходили, и она оставалась дома, охваченная непривычной заботой мужа. Ирина Германовна, которая приехала на следующее утро, чтобы сделать дочери необходимые уколы, сказала, что договорилась с дежурным врачом о больничном листе, и что Элине в понедельник на работу идти не нужно.

Элина совершенно не представляла, как сейчас сможет встретиться с Дарьей, у которой уже закончился отпуск, поэтому была искренне рада больничному.

Душевная боль не утихала, но уже к вечеру воскресенья немного отлегло от сердца – настолько, что она смогла задать Игорю мучивший её вопрос.


- Что ты решил? – она не посмотрела на него, когда он присел рядом.

- А что я должен решить? – он пожал плечами.

- Как ты будешь жить дальше.

- Как жил, так и буду… Эля… - он взял её ладошку обеими руками, - Я сильно виноват перед тобой… но сейчас у меня кроме тебя никого нет… Я тогда запутался… но потом всё прошло…

- А как же ребёнок?.. – она невесело усмехнулась уголком губ, - Ведь он когда-нибудь родится.

- Я не знаю… У меня, правда, нет никаких чувств к Дарье… моя семья – это ты и Антон… Элька… - он неожиданно уронил голову на руки, - я совсем потерялся… мне и кроме вас никто не нужен… но и не последняя же я скотина!..

- Ты не последняя скотина… - медленно поднявшись, Элина ногами нащупала пушистые тапочки, - И поэтому ты не можешь бросить своего ребёнка… Тебе нужно жениться на Дарье.

- Эля, прекрати…

- А я серьёзно. Антошка уже большой, он умный, хороший мальчик. Мы с ним не пропадём.

- Да подожди ты! – он поймал её за руку, когда Элина хотела выйти из спальни, - К чему эти разговоры, Эля?! Ты прекрасно знаешь, что я от вас никуда не уйду!

- Значит, уйдём мы.


…Дальнейший разговор ни к чему не привёл – Элина упрямо повторяла, что он, как честный человек, не может бросить своего ребёнка, и должен остаться с Дарьей. Понимая, что в жене говорит обида, и она откровенно лукавит, Игорь решил не мучить ни себя, ни её, а дать время успокоиться им обоим.

Однако утром в понедельник Элина сама завела незаконченный накануне разговор. Ей было уже заметно лучше, и она встала рано, чтобы проводить в школу сына. Увидев, что муж тоже собирается на работу, она достала телефон и набрала номер отца.


- Папа, - она нарочно вышла в прихожую, где муж уже надевал куртку, - можно, Игорь опоздает на час? Мне срочно нужно лекарство, кроме него некого послать в аптеку…

- Зачем?.. – Игорь смотрел на неё вопросительно.

- Я хочу с тобой поговорить… - Элина повернулась в дверях, - Идём в гостиную.


Она чувствовала, что прошедшая ночь почти полностью растворила обиду… Она и раньше не умела долго обижаться или сердиться, иногда ругая себя за такую мягкотелость, но ничего не могла поделать со своим характером… Даже боль, которая, казалось, теперь навечно поселилась в её душе, не смогла удержать эту обиду… Элина с чувством обречённости понимала, что не может справиться с любовью к Игорю… и что эта любовь сильнее и боли, и всех обид на свете, и нет такой силы, которая смогла бы победить эту самую любовь.


- Знаешь, мне даже стало легче от того, что я всё узнала… - присев в гостиной в кресло, она подняла на мужа печальный взгляд, - Жить в неизвестности очень страшно. Ты ведь тоже сейчас мучаешься…

- Мне, конечно, тяжело, но… - начал было Игорь, но она его перебила:

- Ты не бойся, я не собираюсь сейчас начинать новые разборки. Просто… я вижу, как тебе плохо… я хочу тебе сказать, что… если всё именно так, как ты говоришь, то ты ни в чём перед ней не виноват… Не казни себя. Она не маленькая девочка… И это было только её решение – оставить ребёнка… Я считаю, что эта проблема – только её. А ты сам для себя решай, с кем быть, и как себя вести.

- С кем я ещё могу быть, кроме тебя?.. – он низко опустил голову, - Придурок… наделал делов…


…После разговора с женой Игорь почувствовал невероятное облегчение… Он знал, что она, в конце концов, простит… Элька не могла не простить… и, пусть они ещё не помирились, но она уже почти «отошла»… Она всегда невероятно быстро отходила душой, и с ней не надо было ломать голову, чем задобрить, чем загладить свою вину… Он, конечно, виноват… Но она всё правильно сказала – в случае с Дарьей он ни при чём! Она сама решила родить его ребёнка, даже не спросив его мнения… И Элька права: это только её проблема!


Вечером, сославшись всё на ту же аптеку, он ушёл с работы чуть пораньше. Поставив машину в стороне, пешком прошёл с полквартала до дворца культуры и, поднявшись по мраморным ступенькам, открыл дверь вестибюля. Рабочий день подходил к концу, и все сотрудники ещё были на месте, но Игоря это не волновало. Он сам потом расскажет Элине о сегодняшнем визите к Дарье. Потому, что это будет его последний визит. Он не может уйти, не расставив все точки над и.


- Приве-е-е-т… - увидев его в дверях своего кабинета, Дарья расплылась в приветливой улыбке, - Вот так неожиданность!

- Привет, - он поздоровался довольно сухо, - нужно поговорить.

- Ну, давай, поговорим, - всё так же улыбаясь, она прошла к двери и закрыла её изнутри на ключ.

- Ко мне приходил твой муж, - Игорь начал без предисловий.

- Кто?! – она казалась искренне удивлённой, - Кто к тебе приходил?!

- Миша Волобуев, - Игорь иронично усмехнулся, - и сказал, что я тебя преследую.

- Серьёзно?! – Дарья нахмурилась, - А когда он приходил?

- Утром в субботу. Я думал, ты в курсе.

- Нет… И что… что он ещё сказал?

- Сказал, что ты ему на меня пожаловалась… Пообещал отомстить око за око.

- Это как?

- Насколько я понял, он имел в виду Эльку. Учти, если с ней что-то случится…

- Ой, насмешил!.. – Дарья рассыпалась звонким смехом, - Слушай, ну, он даёт!.. Око за око!.. Да он мышеловку ставить всегда боялся – вдруг мышку убьёт?

- Не смешно.

- Игорь… - она улыбалась укоризненно, глядя ему в глаза, - Если бы я его не знала… Он никогда и никого не обидел, сказал сгоряча, вот и всё… Не бери в голову!

- А с чего он взял, что я тебя преследую?

- Это он от обиды, - Дарья резко посерьёзнела, - он меня, действительно, очень любит… Никак не может поверить, что я больше ему не принадлежу.

- Ты что, ему всё рассказала?

- Да, а что? У меня от него никогда не было секретов. Он знает обо мне абсолютно всё, и даже больше, хоть мы уже и не живём вместе. Это ты всегда боялся рассказать жене правду…

- Элька всё знает. И про ребёнка – тоже.

- Что?! – Дарья удивлённо уставилась на него, - Ты всё-таки ей рассказал?!

- Да. Не хочу, чтобы она узнала всё от других.

- И… что… как она отреагировала?..

- Неважно. Это только наши с ней отношения.

- То есть… я правильно поняла, что она даже не выгнала тебя из дома?..

- Тебе бы этого хотелось?

- Нет, что ты… - Дарья задумчиво постукивала короткими пальцами по столу, - Всё-таки у неё железные нервы… Кстати, что с ней? Мне сказали, что она снова заболела.

- Да, заболела.

- Что-то часто она стала болеть.

- В общем-то, я пришёл не затем, чтобы обсуждать здоровье моей жены, - Игорь нервно поджал губы.

- Не за этим? А зачем?

- Я хочу расторгнуть договор. Устал работать на двух работах.

- Понимаю… ты не хочешь больше встречаться со мной…

- Тебе ответить честно, или лучше промолчать?

- Лучше честно.

- Да, я больше не хочу встречаться с тобой. Я не способен жить на две семьи. Благородный рыцарь из меня не получился… Но я тебе этого и не обещал.

- Бежишь? – Дарья ехидно усмехнулась, - Как крыса с тонущего корабля? Впрочем, это твоё право.

- Думай как хочешь. Мы взрослые люди, и оба прекрасно понимали, на что шли. Впрочем, если будет нужна помощь, то можешь на меня рассчитывать.


…Домой в этот вечер он спешил, как никогда. Перескакивая через две ступеньки, буквально взлетел на свой этаж и, отперев дверь, торопливо разделся и тут же прошёл в спальню.


- Ну, как ты? – присев рядом на кровати, он провёл ладонью по щеке жены.

- Нормально… - увидев мужа, Элина вдруг часто заморгала, пытаясь сдержать невесть откуда взявшиеся слёзы, - Ты сегодня так рано…

- Я теперь всегда буду приходить рано… - Игорь наклонился к ней и, обняв, зарылся лицом в рассыпавшиеся по подушке пушистые волосы, - И всё у нас с тобой будет хорошо… слышишь, Элька?.. Хо-ро-шо!


Глава 20.


Готовясь выйти на работу после очередной болезни, Элина чувствовала себя как солдат, которого забрасывают на передовую. Всю эту неделю, пока она находилась дома, она честно старалась привыкнуть ко всем переменам, произошедшим в их с Игорем жизни. Судя по его поведению, он успокоился, почувствовал некое облегчение после того, как признался во всём жене, чего нельзя было сказать о ней самой.

Оказалось, что понять и простить гораздо легче, чем принять то, что пришло в их семью вместе с изменой мужа. И, если в самые первые дни, пока он, как-то по-детски, не отходил от неё ни на шаг, она радовалась его полному, как ей тогда показалось, возвращению к ней, то с каждым последующим днём эта радость понемногу уходила, вытесняемая тревогой и новыми сомнениями. Элина представить себе не могла, как будет складываться их жизнь, когда ребёнок Игоря и Дарьи появится на свет.

Ведь он захочет… он обязательно захочет увидеть своего сына или дочь… что он почувствует в тот момент?.. Вдруг отцовские чувства вновь оживят в нём любовь к этой женщине?

Элина теперь не сомневалась, что это была настоящая любовь со стороны Игоря. Она вспоминала все эти месяцы, воспринимая его поведение по-новому – и его взволнованность… и его готовность бежать к любовнице по первому зову… и его уважительные разговоры о Дарье, как об очень умной женщине. Ей всё время казалось, что с Дарьей Игорь вёл себя совсем не так, как с ней, Элиной. Она мучительно представляла себе, как он терпел все её капризы, потому, что это были капризы по-настоящему любимой женщины… он не срывался на неё, не грубил, не вёл себя по-хамски… Нет, он был терпелив и ласков.

Думая так с горечью, она была уверена, что чувства Игоря к ней не идут ни в какое сравнение с его чувствами к Дарье, даже сейчас, когда он, казалось, сделал свой окончательный выбор.


Мучаясь сомнениями, Элина не узнавала саму себя. Она всегда считала себя абсолютно не ревнивой, и спокойно переносила общение мужа с другими женщинами. Она верила ему даже тогда, когда он приходил поздно с работы, хотя знала наверняка, что Дарья в это время была рядом с ним… ей хватало одного его слова, чтобы отпустить все сомнения… А теперь, когда всё, казалось бы, позади, эта самая ревность потихоньку сжигала её изнутри, как будто беря реванш за все прошлые дни.


Никаких разговоров с мужем относительно Гринчук Элина не заводила, делая вид, что ничего не произошло, но в душе мучительно представляла себе тот день, когда он узнает о появлении на свет своего ребёнка.


…Ведь она сама больше никогда не сможет родить ему сына или дочь. Надо отдать должное Игорю, все эти годы он ни разу не высказал сожаления по этому поводу. Собственно, он никогда открыто не страдал от отсутствия других детей, кроме Антона.

Но Антон уже взрослый, совсем скоро ему исполнится четырнадцать лет… Похожий и на отца, и на мать, парень растёт смазливым, и девчонки уже вовсю заглядываются на красавчика Антона Мазаева, как когда-то заглядывались на Игоря его одноклассницы. Пока парень, как и его отец – домосед, и прогулкам со сверстниками предпочитает компьютер и времяпровождение с родителями, которые не утруждают его домашними нагрузками и не достают родительским традиционным нытьём.

Но придёт такой день, когда и он захочет пойти на первое свидание…


Не потянет ли тогда Игоря на размышления о смысле жизни? Будь у них ещё ребёнок, была бы новая забота.

Но им этого не дано. Вернее, Игорю не дано этого с ней, с Элиной… А вот с другой женщиной – ещё как дано…


Что её ждёт в будущем? Она никогда не задумывалась над этим… Несмотря на свою внешность, муж слыл однолюбом, и отлучался из дома только на работу или по каким-нибудь крайне важным делам, если их не удавалось переложить на плечи жены.

Но, ведь, случилось же?.. увлёкся другой женщиной… более того – теперь у него будет на стороне ребёнок.


- Скажи мне… только честно… - вечером, накануне выхода на работу после больничного, Элина решилась задать мучивший её вопрос, - ты хотел бы иметь ещё детей?..


…Она ожидал от него любой реакции – что-то вроде «отстань», или красивого ухода от щекотливой темы… Она была готова даже к ссоре – Игорь мог воспринять вопрос как провокационный, и «встать на дыбы».


Но, к её удивлению, он долго смотрел куда-то впереди себя задумчивым взглядом, так, что Элина почувствовала, как её удивление сменяется тревогой…


- Хотел бы, конечно… - нарушив, наконец, молчание, Игорь шумно вздохнул.

- Ты никогда не говорил… - Элина, не отрываясь, следила за выражением его лица.

- Зачем? Если это невозможно… и тебя лишний раз расстраивать.

- Я сейчас так жалею…

- Разве от тебя что-то зависело? – он невесело усмехнулся, - Всё решила тёща. Хотя, если разобраться, то, какое она имела право?

- Она хотела как лучше… - Элина попыталась оправдать мать, - Просто она боялась за мою жизнь.

- Всё равно она не имела права… и врачи твои тоже не имели права… с одного её слова так поступить… Хотя… - он махнул рукой, - Что теперь об этом?


Глядя на то, как муж нервно поджимает губы, Элина почувствовала острое желание разреветься – Игорь впервые в жизни говорил на эту тему… и говорил он с откровенным недовольством и обидой. Она даже услышала в его тоне скрытое обвинение в свой адрес – так ей показалось…


- Знаешь, сейчас можно всё восстановить… - едва справляясь со слезами, она заговорила торопливо, пытаясь поймать его взгляд, - Делается пластика труб, и беременность становится возможной… Это, конечно, не дёшево, но ведь возможно…

- Да теперь-то уж чего… - нахмурившись, Игорь опустил глаза, - Поезд ушёл. Да и тебе с твоим сердцем нельзя…

- Знаешь, я думала иногда… Если бы я могла забеременеть, я бы всё равно родила ещё хотя бы одного ребёнка. Не такой и страшный у меня диагноз… Рожают ведь… мама просто перестраховалась. А я… Что я могла тогда? Мне восемнадцати ещё не исполнилось… Как и тебе, между прочим. Сами ещё дети…

- Так то – восемнадцать. А сейчас – тридцать один. Ещё чуть-чуть, и тридцать два. Так что, успокойся, Эля… Будем жить, как жили… как-нибудь…


…Это его «как-нибудь» почему-то полоснуло по самому сердцу… И то, что он даже не захотел обсудить тему второго ребёнка – с ней, занозой засело где-то внутри…


«Ну, конечно… Зачем ему ещё один ребёнок со мной, если у него и так скоро будет – от Дарьи…»


Поздно вечером, дождавшись, пока муж и сын уснут, она тихонько вышла в прихожую, к большому, до пола, зеркалу.

Разглядывая своё отражение, Элина поворачивалась то левым боком, то правым, осматривала себя со спины… Нет, конечно, фигура у неё красивая – в этом не сомневалась даже она сама. Ничего лишнего – талия до сих пор тонкая, небольшая грудь сохранила девичью форму – не надень бюстгальтера, никто и не заметит… Ноги… их ногами-то жаль называть – только «ножки»… абсолютно ровные, не худые, не тонкие, а идеальные по форме, с маленькими ступнями… Не стыдно юбку надевать – любой, даже самой малой длины… Даже Игорь когда-то признался, что ему, в первую очередь, понравилась её фигура, особенно некоторые её части… а, уж потом, всё остальное. Да и мать всегда говорила, что «у Эли очень женственный образ, как у всех женщин в роду Серёжи». Под женственностью Ирина Германовна имела в виду рост дочери – по сравнению с высокой, сухощавой матерью, Элина, со своими ста шестьюдесятью двумя сантиметрами всегда выглядела более аппетитно для мужского глаза.


Разметав по округлым плечам пушистые, светло-русые волосы, она ещё долго всматривалась в своё лицо, с досадой для себя отмечая печать болезненности и пережитого стресса. Она, конечно, не писаная красавица… Но эпитет «хорошенькая» сопровождает её всю жизнь, тем более, что она всегда старается следить за собой, и не выходит из дома хотя бы без лёгкого макияжа.


…А завтра ей предстоит настоящее испытание… Завтра она увидит Дарью… теперь уже в новом для себя качестве – качестве матери ребёнка, зачатого от её, Элины, мужа…

Она не должна показать всех чувств, которые обуревают её по этому поводу.

Подумав так, Элина вспомнила свою мать – год назад та говорила те же слова… Но Ирине Германовне было тяжелее – она уже потеряла мужа, и, тем не менее, не побоялась снова встретиться с ним и его новой избранницей на юбилее Василия Корецкого.

Так чего бояться? Ведь Игорь остался с ней. И, похоже, он не скучает по Дарье…

Но почему тогда на сердце так тяжело?

Ей придётся и дальше работать вместе с Гринчук, пока та не уйдёт в декретный отпуск. Видеть, как растёт её живот… живот, в котором – плоть от плоти Игоря… Хватит ли у неё выдержки?..


Должно хватить. В конце концов, это – её работа. И Игорь – её, и только её мужчина.


…Вернувшись в спальню, она юркнула под одеяло, и, прижавшись к такой родной спине мужа, закрыла глаза…


***


Утром на работу Элина собиралась с особой тщательностью. Более яркий, чем обычно, макияж должен был скрыть все признаки неуверенности и всё ещё неважного самочувствия, а короткая, в складку, юбочка – подчеркнуть все достоинства женского облика. Вместо тёплого пуховика она надела сегодня куртку – нечего скрывать красивые ноги, обтянутые телесного цвета колготками, тем более, что октябрь в этом году обещал быть необычно тёплым.

Ещё сидя в машине, она с удовлетворением поймала заинтересованный взгляд мужа – притормозив у дворца культуры, тот недвусмысленно проехался ладонью по её бедру вверх, далеко под юбку.


- А я думал, что это чулки… - слегка сжав женскую ногу, он чуть улыбнулся краешком губ.

- Было бы потеплее, надела бы чулки, - Элина игриво закусила губу, - а что?

- Да так, ничего… Хоть на работу тебя не отпускай…

- А придётся… - выйдя из машины, она нарочно повернулась на одной ноге – так, чтобы юбка раскрылась зонтиком, как можно шире и выше, - Пока!


О вчерашнем разговоре она старалась не вспоминать. Войдя в свой кабинет, разделась и включила компьютер. Предстояло снова погрузиться в кипучую деятельность, из которой она уже в который раз подряд выпадала в последнее время. Позвонив Надежде, Элина узнала, что та сейчас находится в большом зрительном зале, и направилась туда, по дороге приветливо здороваясь с сотрудниками.

Назавтра должен был приехать известный поп-исполнитель, и Надя присутствовала при подготовке сцены к предстоящему концерту.


- Слушай, все на меня смотрят, как на привидение, - поздоровавшись с подругой, Элина недоумённо развела руками, - такое впечатление, что меня не ожидали увидеть в живых!

- Ну, в общем, где-то так и есть, - Надежда согласно кивнула, - и тебе предстоит узнать о себе много всяких новостей.

- Мне?! – Элина вытаращила глаза, - О себе?! А что случилось?

- Да ничего нового, в общем-то. Я тебе бы и говорить не стала, но ведь всё равно кто-нибудь ляпнет невзначай.

- Надя… - Элина настойчиво дёрнула ту за рукав, - А ну, рассказывай. Надеюсь, меня не уволили?

- Нет, - Надежда всё же рассмеялась, - не уволили. Но все думают, что ты теперь уволишься сама. Догадываешься – почему?

- Из-за Гринчук?

- А из-за кого же? Я, конечно, не верю во все эти сплетни, но…

- Если ты по поводу её беременности, то можешь говорить мне всё в лоб, - Элина старательно изобразила веселье, - я в курсе всех событий.

- Ну, в общем, все усиленно муссируют тему отцовства. И сходятся в одном-единственном мнении, что она рожает от твоего Мазаева… Ты уж прости, но сама сказала, что ты в курсе.

- Да, в курсе… - неожиданно изменившись в лице, Элина отвернулась от подруги, - И… что… все считают, что я теперь должна уйти с работы?

- Не то, чтобы считают… Просто предположения строят. Послушай, Эля… - Надежда тоже сменила тон и заговорила тихо, - Это я тебе лишь для того говорю, чтобы ты была готова. Тут ведь такой кипиш подняли, когда твой Мазаев расторг договор…

- Почему?

- Потому, что новая бухгалтерша не захотела ему последнюю зарплату начислять. У неё сломался системник. Она вызвала твоего Мазаева, он приехал, естественно, вечером. Но ремонтировать не стал, оказывается, он приезжал увольняться. Это было, как только ты заболела… Бухгалтерша утром обнаружила, что системник как был нерабочим, так и остался, и пошла орать, что это не дело, что программист приезжает не по первому требованию, а только по вечерам, якобы ей срочно нужно было что-то там вывести, и, если бы он приехал не вечером, а днём, то успел бы всё наладить… Ей культурно объяснили, что у нас программист может приходить только после основной своей работы, а она – пошла на принцип. Начала пересчитывать все ноуты, системники, мониторы, принтеры… в общем, сказала, что ему и так весь год платили ни за что, якобы, ДК не нуждался в его услугах на ту сумму, которую ему выплатили за это время. Проще говоря, пригрозила проверкой. Ну, тут и наши взъерепенились, начали орать, что им такой программист не нужен, которого ждать нужно, что им удобнее, как раньше – по первому зову… В общем, всколыхнулось болото. А он тебе не говорил?

- Нет… Он больше туда и не ездил.

- Она вообще заявила, что он тут неизвестно чем занимался, потому, что, якобы, не могла оргтехника так часто ломаться.

- Не знаю, Надь… - Элина растерянно пожала плечами, - Я же с ним не присутствовала… Тут у нас около ста аудиторий, в каждой по компу, ноуту, а то и по два… Ему ещё и свои личные ноутбуки приносили на ремонт, все наши девчонки, он сам говорил… Он и звукорежам что-то там устанавливал, постоянно антивирусы менял… Если он мне врал, то и я – вру… А программы?..

- Эля, за что купила, за то продаю… Но скандал был. Правда, Дарья как-то утихомирила бухгалтершу, уже не знаю, как… Та потом заткнулась. Но это неважно… ты мне скажи лучше, чего это Мазаев решил уволиться?

- А ты попробуй девять месяцев с девяти утра до девяти вечера повкалывай. А то и до двенадцати ночи.

- Понятно… - Надежда снова кивнула, - И правильно сделал. А то тут уже невесть что болтают. И что она от него рожать собралась, и что её муж приезжал на разборки…

- Господи… Это-то откуда знают? – Элина усмехнулась, - Ну, и город…

- Эля… Дубровск – большая деревня… А что, неужели, правда?

- Правда… - Элина не стала отнекиваться, - Приезжал, и домой к нам приходил. Только говорил что-то странное… Будто Игорь Дарью сам преследует. А это не так.

- Так, наверное, она ему и сказала, себя обелить хотела.

- Я тоже так подумала…

- Слушай, Элька… - Надежда осторожно взглянула на свою собеседницу, - Ты, и правда, не собираешься увольняться?

- Нет… - Элина упрямо сдвинула брови, - Не собираюсь. Почему это должна сделать я, а не она, например?

- Ну, и правильно. Это она в твою семью залезла, а не ты. Вот пусть и катится, если что.


…Вечером следующего дня Элина, в числе прочих сотрудников, осталась после работы, чтобы посмотреть концерт известного, «звёздного» поп-исполнителя. Она ещё с утра предупредила Игоря, заодно пригласив и его, но он, как всегда отказался.


- Приезжай, Кирилл тоже будет выступать, их группа идёт на разогрев, - Элина всё же пыталась уговорить мужа, - посмотришь хоть на живую звезду.

- Да не поеду я, - Игорь недовольно хмыкнул в трубку, - я этих звездунов на дух не переношу. Попса – она и в Африке попса. Кирилла увидишь – привет передавай.


С Кириллом Игорь виделся теперь очень редко – по причине его занятости на двух работах, к тому же, узнав о том, что у Игоря роман с директором ДК, в котором работает Элина, Кирилл как-то попытался «вправить мозги» другу, но безуспешно. Услышав слова Кирилла о том, что он нехорошо поступает с Элиной, Игорь ответил, что всё – сплетни, и что, вообще, его личная жизнь – только его дело. После этого между друзьями как будто пробежала чёрная кошка. Они не были в ссоре, но и их тесной дружбе пришёл конец. Они лишь изредка перезванивались, а Кирилл, встречаясь с Элиной, передавал Игорю приветы.


До концерта оставался час времени, и Элина ещё была в своём кабинете, когда дверь неожиданно открылась.


- Привет! – Кирилл, одетый в концертный костюм, стоял в дверном проёме.

- О, Кирюха, привет! – радостно улыбнулась в ответ ему Элина, - Проходи!

- Я на минутку, - парень переступил через порог, - у тебя нитки с иголкой, случайно, нет?

- У меня случайно есть всё! – рассмеялась Элина, - А что случилось?

- Да вот… - повернувшись спиной, Кирилл отвёл правую руку вбок – рукав белой рубашки был оторван по шву на самом видном месте, - Рукав оторвался… Светка позже подъедет, да у неё всё равно ниток с собой нет.

- Снимай… - порывшись в ящике стола, Элина достала катушку белых ниток с воткнутой в неё иглой, - Пришью, что с тобой поделаешь…

- Как Игорь? – расстегнув пуговицы, Кирилл снял рубашку и протянул её Элине, - Как вы там – вообще?

- Потихоньку, - пожав плечами, она отмотала нитку и начала вдевать её в иголку, - звала Игоря на концерт, но он не захотел…

- А сами-то как? – Кирилл явно что-то хотел спросить, но, по всей видимости, стеснялся, - Всё нормально?

- Всё нормально, - кивнула Элина, - ты-то чего не заходишь?

- Времени не хватает, - тот ответил уклончиво, опустив взгляд, - то работаю, то на репетиции хожу, то со Светкой гуляю да по больницам её вожу…

- А что с ней? – Элина удивлённо подняла на Кирилла глаза, - Заболела?

- Ну, если беременность можно назвать болезнью… - тот смущённо улыбнулся, - Тогда – да, заболела.

- Да ты что?! Света беременна?!

- Угу.

- И какой срок?!

- Пять месяцев уже.

- Ничего себе!.. – Элина радостно улыбнулась, - Поздравляю!..

- Спасибо…

- Давно пора!

- Я тоже так подумал… У вас-то Антоха уже вон какой – жених! А я всё бездетный…

- Да уж, жених, - Элина снова рассмеялась, - ещё чуть-чуть, и бабушкой меня сделает!

- Это ты-то бабушка?.. – Кирилл весело окинул Элину взглядом с ног до головы, - Ты ещё – девушка!

- Слушай, а, ведь, никто не верит, что Антон – наш сын! Кто нас не знает – не верят, и всё! Думают, что он мой или Игоря брат!


Разговаривая с Кириллом, который сидел напротив в одних брюках, с голым торсом, Элина неожиданно развеселилась. Она давно уже не видела старого приятеля, и была искренне рада встрече. Она громко хохотала над какой-то его шуткой, когда дверь снова неожиданно открылась.


- Привет… - стоя на пороге, Игорь хмуро смотрел на зашивающую чужую мужскую рубашку жену, - Не помешаю?

- О, здорово, - Кирилл радостно протянул руку другу, - а Элька сказала, что ты не придёшь!

- А я взял, и пришёл, - мрачно пошутил Игорь, - не вовремя, да?

- Как раз вовремя, - Элина изо всех сил старалась оставаться весёлой, но вид супруга заставлял её внутренне сжаться, - у меня чайник горячий, давайте, кофе попьём? До концерта ещё время есть.


Получив зашитую рубашку, Кирилл вскоре ушёл на сцену, где его ждали участники группы. Оставшись вдвоём с Игорем, Элина невольно косилась на мужа, который мрачно сидел у стола, постукивая по нему пальцами.


- Что с тобой? – присев напротив, она положила локти на стол и уставилась на супруга.

- Да так… ничего… - не глядя на неё, тот поджимал красивые губы, - решил вот заехать… без предупреждения.

- На концерт? Или просто ко мне? – несмотря на тревогу, Элина улыбнулась, - Игорь…

- Просто заехать. Подумал, вдруг, тебе приятно будет…

- А мне приятно.

- Что-то я не заметил. По-моему, наоборот, только настроение вам испортил.

- Кому это – вам?..

- Вам.


Глядя на него, такого любимого, Элина вдруг почувствовала неудержимое влечение… Ей почему-то именно сейчас пришло в голову, что Игорь мог вот так же встречаться с Дарьей здесь… в этом кабинете… но эта мысль вызвала сейчас в ней не ревность, а, напротив, желание оказаться на месте другой женщины…

…Моментально заперев дверь на ключ, она тут же вернулась к мужу и уселась на его колени.


- И что бы это значило?.. – он смотрел на неё исподлобья, но уже не с обидой, а многозначительно.

- Помнишь, ты говорил, что со своей женой интереснее всего в чужом сарае?.. – обвив его шею руками, она горячо прошептала ему на ухо, - Помнишь?..

- Помню… - его руки уже вовсю гуляли по её телу под одеждой.

- Считай, что это – чужой сарай…


…На концерт они в этот вечер так и не попали.


- Если честно, не ожидал… - одевшись, Игорь с восхищением смотрел на жену.

- Тебе что, не понравилось? – повернувшись к нему от зеркала, она лукаво улыбнулась.

- Ещё как понравилось… ты мне ещё с утра понравилась… всё думал, для кого ты эту юбку второй день надеваешь…

- Ты ещё не понял – для кого?.. – подойдя к мужу, Элина прижалась к его груди.

- Понял… - сомкнув руки у неё за спиной, он поцеловал её в макушку, - Только ты на концерт опоздала…

- Да ну его… - Элина подняла счастливые глаза, - Мы лучше с тобой домой поедем… Да?

- Да…


***


Расторгнув договор и больше не появляясь во дворце культуры, Игорь испытывал одновременно и облегчение, и угрызения совести. Облегчение – от того, что теперь не надо идти против себя, против своей воли, тем более, что он отдал Дарье последний долг. Угрызения совести – от того, что в глубине души засело подленькое чувство, что он – беглец. Он банально сбежал от проблемы… И, хотя, он не был инициатором этой самой проблемы, но мысль о том, что женщина, которая носит его ребёнка, осталась, по сути, одна, не давала покоя. Ему совершенно не хотелось к ней… но и вычеркнуть из памяти он её теперь не мог.

Игорь до последнего надеялся, что Дарья помирится со своим мужем, но тот больше не объявлялся, да и Игорь теперь не владел никакой информацией. Спрашивать у Элины было нельзя, а самому звонить Дарье совершенно не хотелось.

В то же самое время он всё чаще и чаще ловил себя на мысли, что ему интересно – кто родится, мальчик или девочка… Но он даже не знал точного срока её беременности, лишь приблизительно – выходило, что около трёх месяцев.


…Звонок от неё раздался в начале ноября.


- Игорь… - её голос был на удивление искренним – так ему показалось, - Мне нужна твоя помощь… обратиться больше не к кому.

- Ну, хорошо… А что нужно сделать?

- Мне нужно съездить в Никольск. В субботу… Но так, чтобы меня там видело как можно меньше народу.

- И что я должен сделать?

- Мне нужно, чтобы ты отвёз меня там до поликлиники, немного подождал, а потом сразу – обратно… Дело в том, что, если я поеду автобусом, а там ещё и маршрутками, то сразу доложат Мишке. Никольск маленький, все друг друга знают… А я не хочу, чтобы он знал, что я приезжала. Это очень важно. Если у тебя не получится, я не обижусь…

- Да нет, почему… - не в силах отказать, Игорь лихорадочно соображал, как устроить эту неожиданную поездку, - Получится… только…

- Я оплачу дорогу.

- При чём тут это… Я думаю, что там у меня на работе… Главное, чтобы новое оборудование в этот день не поступало. Я же всегда присутствую при приёмке.

- Ну, если не можешь, тогда извини…

- Даша, при чём тут – не можешь? Я могу… - тон его стал менее уверенным, но Игорь уже понимал, что отказаться он не сможет, - Я смогу. Давай, завтра я тебе перезвоню, и мы всё уточним. Хорошо?


Положив трубку, он в смятении присел за рабочий стол. Дарья звонила днём, во время обеда, заранее зная, что разговору никто не сможет помешать. Пообещав отвезти её в Никольск, теперь он мучительно придумывал, что скажет Элине. Она только-только успокоилась после всего… И, к тому же, ей совсем нельзя волноваться – каждое волнение выливается в очередной приступ… Если быть совсем откровенным, его это напрягает. Теперь он чувствует себя виноватым во всём – в своей измене, в её болезни, в том, что, по сути, бросил Дарью…

Его гнетёт это постоянное чувство вины. Он не знает, что с ним делать… Теперь ещё и эта поездка. Не поедешь – будешь виноват перед Дарьей. Поедешь – перед Элиной…


А, самое противное, что снова придётся врать. Прикинув расстояние от Дубровска до Никольска, он примерно рассчитал время поездки – выходило, что на всё про всё ему потребуется минимум пару часов – с учётом того, что Дарья посетит больницу. Она сказала, что ей нужно забрать оттуда карточку, чтобы встать на учёт здесь, в Дубровске.


«Два часа – не так уж и много… Лишь бы тесть на работу не вызвал…»


- Эля, - в пятницу вечером Игорь обратился к жене, - я завтра должен на пару часов уехать.

- Куда?

- Отчим просил телевизор привезти из магазина.

- Дядь Петя?! – Элина удивлённо уставилась на мужа, - Телевизор?!

- Угу… - Игорь нарочно отвёл глаза, - Дочь хочет ему телевизор купить, говорит, старый накрылся медным тазом…

- Ладно… - Элина растерянно пожала плечами, - Поезжай… А где ты его видел?

- Я вчера к нему заезжал… Только тебе сказать забыл.


Глава 21.


Игорь уже третий час ожидал Дарью возле поликлиники в Никольске. Пообещав пробыть там не более двадцати минут, она как будто растворилась в трёхэтажном кирпичном здании. Он несколько раз набирал её номер, но она тут же сбрасывала звонок. Потеряв терпение, он сам решил найти её и, оставив автомобиль, взошёл на крыльцо. Пройдя по коридору левого крыла первого этажа, где была расположена женская консультация, он направился в правое крыло, затем на второй и третий этажи, но Дарьи нигде не было видно. Спрашивать у ждущих своей очереди пациентов было неловко, ему и так казалось, что все смотрят на него, как будто знают, что он здесь втайне от жены.

Он был в нервном напряжении уже к концу второго часа ожидания, а теперь и вовсе «накалился до предела». Не зная, что делать, он вышел из поликлиники и, пройдя на стоянку, буквально застыл: Дарья, как ни в чём не бывало, ожидала его у закрытого автомобиля.


- Извини, заставила тебя долго ждать… - она виновато улыбнулась, - Но меня врач не отпускала… Послала на анализы, на УЗИ… Я думала, всё быстро, а получилось…

- Ты не могла позвонить?! – Игорь не сдержал раздражения и повысил тон, - Я, как дурак, три часа тут стою, не знаю, что мне делать!

- Я хотела, но меня то в один кабинет, то в другой… не успевала… И ответить не успевала…

- Я дома сказал, что через два часа буду, а теперь что, опять оправдываться?!

- Вот уж не думала, что ты её боишься… - Дарья стрельнула на него колючим взглядом, - Ты никогда не был похож на труса.

- При чём тут… - чувствуя, как внутри всё закипает, Игорь нервно поджал губы, - Просто достало всё.

- Больше я тебя не потревожу.

- Вот только не начинай, а?.. Потревожу… не потревожу… Я тебе сказал, что можешь рассчитывать на мою помощь. Просто по-дурацки как-то всё выходит… Дома ничего не скажи – та сразу за сердце хватается… тут…

- А тут – я… Да? – отвернувшись, Дарья смотрела в боковое стекло, - Я, действительно, больше тебя не потревожу. Прости.

- Ладно… ты тоже извини… Не сдержался.


Плавно тронувшись с места, он осторожно выезжал со стоянки, когда зазвонил телефон.


- Да! – притормозив, Игорь нервно ответил на звонок, - Примерно через час… Я сказал… буду через час!..

- Алло!.. – неожиданно выхватив свой телефон из сумочки, Дарья поднесла его к уху, - Подожди, я не слышу… Что?.. Громче!.. Вот зараза… связь плохая…


Поспешно нажав на отбой, Игорь недовольно покосился на свою спутницу – надо же было так совпасть: ей позвонили именно тогда, когда он разговаривал с Элиной. Наверняка она услышала голос Дарьи… В то же самое время он удивлённо подумал, что не слышал звонка на её телефон. Впрочем, может, он у неё стоит на вибрации…


- Ну, что, карточку забрала? – глядя на дорогу, нехотя поинтересовался он .

- Представляешь, нет! – повернувшись к нему, Дарья всплеснула руками, - Врач сказала, что на руки они карту не дадут, а вышлют по почте в Дубровск, когда там затребуют!

- Странные правила, - хмыкнул Игорь, - впервые такое слышу, чтобы карточку по почте…

- Я и сама удивилась… Зато смотри… - Дарья достала из пакета большой конверт, затем вынула оттуда негатив размером с тетрадный лист, - Видишь?..

- Что это? – бросив беглый взгляд на снимок, он снова уставился на дорогу.

- Это?.. – она многозначительно улыбнулась, - Это – фотография ребёнка, неужели не догадался? Ну, УЗИ!..

- Понятно… - нахмурившись, кивнул Игорь, - И кто?.. Не сказали?

- Пока нет… - Дарья произнесла эти слова как-то по-особому, тихо, ласково.

- И когда скажут?..

- Надеюсь, в следующий раз…


…Подъезжая к дому, он был внутренне готов к «разборкам», и поэтому заранее настраивал себя враждебно. В конце концов, ему надоело быть яблоком раздора, он устал от всех и от всего!.. Одной понадобилось ехать в другой город, и, зная, что он не откажет, она нарочно попросила именно его, да ещё и пробыла там дольше, чем он рассчитывал! Другая сейчас прицепится с расспросами – где был, почему так долго, начнётся обычное бабское нытьё… а что он скажет?! Что возил свою бывшую любовницу на приём в женскую консультацию?! Да ещё в соседний город?!

Как всё достало…


- Это ты?.. – Элина выглянула в прихожую, когда он закрыл за собой входную дверь.

- Да, это я! – в его голосе звучал нескрываемый вызов, - Что, не видно?!

- Видно… - она сразу как-то осеклась, и снова ушла в кухню.

- Пожрать есть что-нибудь? – войдя следом, муж нарочно громко хлопал крышками от кастрюль.

- Пожрать нету. А покушать – есть, - чувствуя его состояние, она открыла дверцу микроволновки и взяла в руки небольшую сковороду, - сейчас разогрею.

- А что у тебя? – он приподнял крышку, - Я так и думал… Кроме котлет – ничего?

- Голубцы есть, Антошка просил на ужин, - Элина пожала плечами, - но ты их не любишь, я и не предлагаю…

- Ну, конечно! – Игорь со злостью бросил назад крышку, - Я же не люблю!.. Зачем готовить то, что я люблю?! Правда?!

- Я и так готовлю всегда только то, что любишь ты, - она старалась говорить спокойно, чтобы не вызывать ещё большего раздражения с его стороны, - а это – твои любимые котлетки…

- А кроме них ты что-нибудь готовить умеешь?! – он выхватил сковороду у неё из рук и с силой опустил её назад на конфорку – Элина вздрогнула от громкого звука.

- Что с тобой?.. – она смотрела на него глазами, полными слёз, - Тебе не стыдно так говорить?!

- Мне?! – он вытаращился на неё, - Мне – стыдно?! У тебя ещё язык поворачивается?!

- Да, тебе! – Элина больше не могла сохранять спокойствие, - Ты прекрасно знаешь, что я готовлю только то, что любишь ты, в любое время дня и ночи! Ты захотел жареной картошки в час ночи, я тут же кидаюсь её жарить!.. ты захотел в десять вечера чего-нибудь вкусненького, и я бегу в ночной магазин!.. я всю жизнь только и делаю, что угождаю!.. угождаю!.. А ты приходишь неизвестно откуда, и начинаешь на меня кричать!

- Ты смотри, какая благодетельница!.. – она давно не видела его таким – злым и чужим, - Не надо мне больше угождать! Будешь угождать кому-нибудь другому!..

- Ты хоть понимаешь, что ты сейчас делаешь?.. – Элина смотрела на мужа сквозь слёзы, с какой-то мольбой, - Что ты говоришь, Игорь?! За что ты меня сейчас обижаешь?!

- Смотри ты, какая невинная овечка!.. Видел, как рубашку чужую зашивала!.. Как мне пуговицу пришить – так, зачем?! Так и буду ходить, как оборванец… Зато кому-то – в любое время дня и ночи, да?!

- Что ты несёшь?! Когда это ты ходил, как оборванец?!

- Да пошла ты!.. – снова схватив сковороду за ручку, Игорь в сердцах швырнул её на пол, - Жри сама свои котлеты!..


Громко протопав в коридор, он обулся и, схватив с вешалки куртку, выскочил из квартиры.

Уже сидя в машине, попытался успокоиться, но безуспешно – внезапно накатившая ярость, вылившаяся на голову ни в чём не повинной жены, никак не проходила. Включив двигатель, он выкурил подряд три сигареты, но так и не пришёл в себя окончательно. Руки дрожали, внутри всё колотилось, рассудок был в явном помутнении. Приступа подобной истерии с ним никогда ещё не было – все предыдущие нервные срывы казались пустячными по сравнению с сегодняшним. Он сам не мог определить для себя, что послужило таким мощным раздражителем – долгое, напряжённое ожидание Дарьи, её психологический манёвр с негативом зародыша, его собственная вина перед Элиной, или что-то ещё.

Он не знал, как теперь возвращаться домой. Его неправота была настолько явной, что банальным «прости» вряд ли можно было обойтись.


- Пап, ты чего тут сидишь? – Антон заглянул в пассажирскую дверь совершенно неожиданно, - Куда-то едешь?

- Да так… - уклончиво ответил Игорь, - Сижу просто.

- У нас дома всё нормально?

- Нормально. Ты где был?

- У дедушки, - сын уселся рядом с отцом и захлопнул дверь, - да я бы ещё побыл, но мама позвонила, сказала, чтобы я срочно ехал домой.

- Когда? – Игорь повернулся к Антону, - Когда она тебе позвонила?

- Минут двадцать назад… Мне дед такси вызвал, я приехал… Что случилось-то?

- Всё нормально, - Игорь выключил двигатель, - идём домой.


Поднявшись вместе с сыном в квартиру, Игорь застал Элину в прихожей – та была одета и держала в руке пакет и сумочку.


- Антоша, - не глядя на мужа, она сразу обратилась к сыну, - мы с тобой сейчас едем к бабушке.

- Зачем? – тот удивлённо уставился на мать.

- Я потом тебе всё расскажу. Иди, возьми школьную сумку, учебники…

- Мам, что случилось?! – парень не мог взять в толк, что произошло дома во время его отсутствия.

- Что за цирк ты тут устраиваешь? – загородив собой дверь, Игорь сложил на груди руки, - Куда собралась?

- К маме… - Элина снова посмотрела на Антона, - Антоша, иди, собирайся…

- Никуда я не пойду! – тот возмущённо уставился на мать, - Я дома хочу быть!

- Тогда я уйду одна, - она сделала шаг вперёд, но муж не собирался пропускать её к двери, - Игорь, выпусти меня…

- Хорошо… - он сбавил тон, - Идём, поговорим…


После сегодняшней ужасной сцены Элина была твёрдо настроена уехать к матери, но, не желая, чтобы сын стал свидетелем продолжения скандала, она нехотя вернулась в спальню. Войдя следом, Игорь плотно закрыл за собой дверь.


- К чему весь этот цирк? – он встал напротив неё, заложив руки в карманы брюк, - Что ты пацана дёргаешь?

- Игорь… - она подняла на него полные боли глаза, - Ты только делаешь вид, что ничего не понимаешь?..

- Да, я ничего не понимаю.

- Ты просто издеваешься надо мной… Ты устроил скандал на пустом месте, и хорошо, что Антона не было дома… А теперь ты проявляешь о нём заботу?

- Ну, хорошо, хорошо… - он произнёс это нехотя, - Я – сволочь, скотина… опять довёл тебя до слёз… Из-за каких-то котлет, да?

- При чём тут котлеты… Ты сам просил их нажарить.

- Значит, забыл.

- Ты ведь ездил не за телевизором отчиму… - Элина горько усмехнулась, - Я слышала голос… Её голос… Ты был с ней?

- Ну, хорошо… - он устало присел на кровать и нервно сцепил пальцы, - Я просто не хотел тебе говорить… Да, я возил Дарью в Никольск.

- Зачем? – от его признания моментально пересохло во рту, и Элина невольно сглотнула.

- Она попросила. Ей нужно было в поликлинику, забрать карточку, чтобы здесь встать на учёт. Я не хотел тебя расстраивать, поэтому соврал про телевизор.

- Ей было не с кем поехать кроме тебя?!

- Она сказала, что не может автобусом… Я, действительно, не мог отказать. Я думал, всё будет быстро… А её не было больше двух часов, - Игорь снова с вызовом посмотрел на жену, - Что?.. Мне нужно было бросить всё и уехать?..

- Два часа забирала карту? – Элина снова усмехнулась, - У неё был талончик?

- Откуда я знаю?! Она пришла, сказала, что её заставили сделать УЗИ, а карту на руки не отдали… обещали прислать по почте.

- УЗИ?.. – Элина удивлённо приподняла брови, - Вот так просто – взяли и сделали УЗИ?!

- Откуда я знаю?! – Игорь нервно пожал плечами, - Я что, ходил с ней?!

- Да УЗИ просто так не делают, с бухты-барахты! К нему готовиться нужно, минимум за два часа полтора литра воды выпить, и в туалет не ходить! Зачем ты мне врёшь?! А карту – по почте, это вообще смех! Ты хоть бы придумал что-то правдоподобное!

- Я ничего не придумал. Она даже снимок показала…

- Снимок?.. – Элина на секунду застыла, потом медленно подошла к окну, - Ну, и что там, на снимке?..

- Я его не разглядывал.

- Знаешь… - она повернулась к мужу после недолгого молчания, - Я сейчас поняла… я, действительно, больше не могу так жить… Считай меня кем хочешь… Но я так больше не могу…

- Хорошо. Я завтра уйду.

- Тебе некуда идти. Хотя… - она невесело усмехнулась и опустила глаза, - Я забыла…

- Что ты забыла?.. – он снова смотрел на неё со злостью, - Ну, говори, что замолчала?!

- Я забыла, что тебе есть, куда идти.

- Как меня всё достало… - Игорь с силой стукнул кулаком по спинке кровати, - Как достало…


…По дороге к матери Элина даже не сдерживала слёз. Они катились и катились из глаз, беспрерывно, она едва успевала вытирать их тонкой перчаткой.

Нет… зря она думала, что жизнь снова войдёт в колею… И даже не измена мужа тому виной. Она его простила… Она знала это наверняка… Она могла стать прежней, она чувствовала это…

Но он прежним не станет никогда… И, даже пусть он не любит больше эту женщину… он навсегда будет связан с ней этим ребёнком… Да, он хочет этого ребёнка… В этом Элина теперь не сомневалась. Муж просто хочет ребёнка!

Она никогда не задумывалась над этим… Они просто жили, и всё… Ей казалось, что Игоря всё устраивает, даже несмотря на его склонность к ссорам… Она никогда не предполагала, что в нём живут нереализованные отцрвские чувства…

Действительно, Антон появился на свет, когда им не исполнилось ещё и восемнадцати… Их расписывали по справке из женской консультации… Когда Антону исполнилось три месяца, Игоря призвали в армию. Он не помнит его маленьким, он не видел, как рос его сын, как учился ходить… Его чувства к Антону больше похожи на братские.

Теперь она поняла… Игорь хочет быть отцом… Настоящим – с первых дней… Ведь говорят же, что родительские чувства зависят от возраста… И семнадцатилетний папа не ощущает и сотой доли того отцовства, которое приходит после тридцати…

Конечно, Игорь любит Антона. Но, появись в их семье ещё один малыш, любовь к нему оказалась бы намного сильнее…

Элина никогда не сможет родить ему ребёнка. А он теперь никогда не забудет о ребёнке Дарьи… Не забудет, не откажется… Будь на месте Игоря другой мужчина, Элина посчитала бы это за благородство…

Но он – её муж. И, как бы она не боролась с ревностью, та в любом случае одерживает верх…

Она не может быть такой благородной… И делить его ни с кем не будет… У неё просто нет на это сил…


…Выскочив из такси, она стремительно вошла в подъезд и нажала кнопку вызова лифта.


- Эля, что случилось?! – увидев дочь, Ирина Германовна испуганно схватилась рукой за сердце.

- Мама… - кажется, впервые в жизни Элине захотелось всё рассказать матери, и она с порога кинулась той на шею, - Мама… я больше так не могу…


- Почему ты раньше мне всё не рассказала? – укутав дочь пушистым пледом, Ирина сидела рядом на диване, скорбно сдвинув брови, - Зачем ты всё носила в себе?.. Эля… Вот откуда все твои болезни…

- Я ведь тоже могла родить ему ещё ребёнка… - Элина подняла на мать полный боли взгляд, - Зачем вы тогда всё решили за меня?! Зачем?!

- Эля, ты не о том сейчас думаешь, - Ирина Германовна взяла со столика чашку со свежезаваренным чаем и протянула его Элине, - вот, попей… успокойся… Ты пришла, и теперь всё будет хорошо…

- У меня никогда не будет хорошо… - дочь печально покачала головой, - Мне так на роду написано…

- Глупости. Что тебе на роду написано?! Что ты должна страдать от психопата мужа?! От его заскоков, да увлечений?! Эля… Папа бросил меня… вот это была, действительно, потеря! Но я как-то пережила, хотя, не скрою, мне до сих пор ещё очень тяжело. А тебе и терять-то нечего! Что ты потеряешь?! Роль служанки?.. Его вечные упрёки и скандалы?..

- Мама… - казалось, что Элина не слушала мать, а думала о чём-то своём, - У тебя есть знакомые в Никольской поликлинике?..

- Близких знакомых нет… так, по работе иногда кое с кем приходится держать связь, а что?

- Ты можешь узнать, стоит она там на учёте по беременности, или нет?..

- Эля!.. – Ирина взяла дочь за руку, - О чём ты?! Да пусть она хоть стоит, хоть не стоит, тебя теперь это не должно волновать! Ещё не хватало шпионить, и ради кого?!

- Понимаешь… Он сказал, что она так долго пробыла там, потому, что ей делали УЗИ, при чём, срочно… Но так ведь не бывает… А карточка?! Мне кажется, кто-то из них врёт… Или Игорь… Или – она.

- Так, - Ирина Германовна решительно забрала чашку из рук дочери, - забудь! Нам сейчас совершенно неинтересно, кто из них врёт! Это тебе как толчок, понимаешь?.. Ты нашла сегодня силы приехать ко мне, значит, ты готова изменить свою судьбу! Пока он там, я тебя к нему больше не отпущу!

- Я и сама не хочу сейчас его видеть… Только Антошка…

- Антону я позвоню, он приедет. А ты настраивайся на хорошее! Твой кошмар должен на этом закончиться!


Приехавший уже вечером Антон не торопился раздеваться, а, пройдя в гостиную, остановился напротив матери.


- Мам… Папа сказал, чтобы я тебя домой привёз… Вот, деньги дал на такси… - сын вытащил из кармана пятисотрублёвую купюру.

- Эля… - тревожно глядя как дочь молча глотает слёзы, Ирина Германовна присела с ней рядом и положила руку на плечо, - Даже не вздумай!.. Это он сейчас зовёт, а завтра всё будет по-старому! Ты сделала первый шаг… Не смей отступать!

- Мам… поехали домой?.. – не обращая внимания на бабушку, Антон не сводил глаз с Элины.

- Нет, Антош… я не поеду… - казалось, что она выдавила эти слова через силу, - И ты оставайся.

- Я – домой… - сын спрятал деньги и, вздохнув, направился в прихожую, - Папка там один… я его не брошу.


***


В понедельник утром Элина приехала на работу раньше обычного. Игорь звонил ей в воскресенье несколько раз, но на все его уговоры вернуться она отвечала отказом. В глубине души Элина знала, что, если бы он сам приехал за ней, она бы не удержалась, и вернулась домой… Но, видимо, не желая встречаться с тёщей, муж так и не приехал. Обе ночи, проведённые у матери, она проплакала, забываясь сном лишь под действием успокоительных капель. Больше всего Элина тревожилась о сыне – она привыкла сама заботиться о своих мужчинах, и всегда ужасно переживала, если приходилось оставлять их одних. Она звала его к себе, но Антон упрямо оставался дома, с отцом.


«Ничего, проголодается, приедет!» - успокаивала её Ирина Германовна.


Придя в свой кабинет, она старательно настраивалась на работу, но получалось это плохо. В душе она понимала, что так жить дальше нельзя, и нужно поставить какую-то точку… Она не может принять факт отцовства Игоря… даже несмотря на свой добрый и отходчивый характер – не может, и всё! Ей даже страшно подумать, что эта зависимость – на всю жизнь! Она всю жизнь будет жить с этой мучительной мыслью…

Нет, мама права. Нужно что-то решать.

…Но он так и не приехал за ней… Да… несмотря ни на что, она втайне надеялась… ждала… А он просто подослал Антона. Звонки?.. Они не считаются… Звонок – это не поступок…

И, всё же, хорошо, что Антон остался дома. Она наверняка знает, что Игорь никуда не отлучался… Будь Антошка с ней, она бы мучилась от неизвестности – вдруг, Игорь снова поехал к Дарье?


Дарья… Сегодня они наверняка увидятся. Как не хочется… Тяжело… Странно, но сейчас ей тяжелее, чем тогда, когда Игорь был увлечён этой женщиной… Тогда Элина чувствовала себя соперницей… и эта схватка была ещё не закончена, она надеялась на победу.

А теперь… Теперь она чувствует себя проигравшей. Несмотря ни на что – проигравшей…


…Увидев директрису в коридоре дворца культуры, Элина не смогла сдержать эмоций… Она почувствовала резкую боль в районе ключицы и охватывающую всё тело мелкую дрожь…


- Даша! – она совсем не хотела окликать Гринчук, но имя вырвалось само собой, - Я хочу с тобой поговорить!

- Идём! – увидев Элину, Дарья, казалось, пришла в замешательство, но быстро справилась с собой и кивнула той в сторону приёмной.


- Я всё знаю о ваших отношениях с Игорем! – Элина начала без предисловий, как только за ними закрылась дверь кабинета, - И о том, что ты, якобы, ждёшь от него ребёнка – тоже!

- Присаживайся, - кивнув на стул, Дарья метнула на Элину пронзительно-колючий взгляд.

- Нет. Я не буду присаживаться. Я только хочу сказать, что я всё знаю.

- И что из этого следует? – Дарья выглядела невозмутимой, что слегка сбило с толку её собеседницу.

- Из этого следует, что я тебе не верю.

- Во что ты не веришь? Разве я тебя в чём-то убеждала?

- Зачем ты врёшь Игорю? Ты хочешь удержать его любой ценой? Так я его не привязывала к себе! Забирай, и живи, если можешь! Я для вас не препятствие! А, если не можешь… - Элина выдержала многозначительную паузу, - если не можешь, имей смелость признаться в этом, хотя бы самой себе…

- Что ты хочешь? – Дарья чуть прищурила глаза.

- Я хочу, чтобы ты перестала его преследовать и шантажировать своей ложной беременностью! Учти, что для меня нет проблем узнать, беременна ты, или нет! Не забывай, что у меня есть такая возможность. И манёвр с внезапным выкидышем у тебя тоже не пройдёт! Я всё сказала.


Резко развернувшись, Элина стремительно вышла из кабинета. Взгляд Дарьи, полный ненависти, ещё с минуту буравил входную дверь. Наконец, отведя глаза, она достала телефон и нажала на клавишу вызова.


- Привет… Мне нужно срочно с тобой поговорить.


***


Получив звонок от Дарьи, Игорь долго колебался – ехать к ней на встречу, или нет. Ссылаясь на важность и неотложность дела, та просила прийти не куда-нибудь, а именно во дворец культуры. Судя по её тону и голосу, случилось что-то из ряда вон выходящее, и отказываться, действительно, было нельзя.

К тому же, у него была причина увидеть Элину, которая к назначенному Дарьей часу ещё должна была быть на работе.

Уехав из дома после ссоры, она так и не вернулась, ни в субботу, ни в воскресенье. Он несколько раз звонил ей, даже посылал Антона, но жена отказывалась и разговаривать, и возвращаться. Понимая, что она во всём права, Игорь решил взять тайм-аут, чтобы дать ей время успокоиться. Он даже не знал, какие слова должен говорить при встрече…

Попросить прощения – если бы дело могло закончиться только этим… Но он должен что-то ей пообещать… Не встречаться никогда с Дарьей? Но он не уверен, что такой ситуации больше не возникнет. И, вообще. Он устал. Устал от всей этой нелепой ситуации… Всё сложно – и с бывшей любовницей, и с женой… Даже на работе он чувствует себя некомфортно – тесть общается с ним чуть ли не сквозь зубы… видимо, слухи дошли и до него.

Да, он виноват. И он не знает, как должен поступать в будущем… Ему хочется, чтобы всё снова вернулось на свои места! Чтобы Дарья сама исчезла из его жизни… а Элина навсегда забыла о том, что случилось… И чтобы всё это произошло само собой, как по мановению волшебной палочки, ведь сам он не в силах ничего изменить.


- Что случилось? – войдя в кабинет Гринчук, Игорь вопросительно уставился на Дарью.

- Сейчас узнаешь… - скользнув по нему мрачным, тяжёлым взглядом, она взяла телефон, - Элина… зайди ко мне.


…Войдя в кабинет директрисы и увидев там мужа, Элина вздрогнула от неожиданности. В самый первый момент у неё в голове мелькнула мысль, что Игорь и Дарья хотят сообщить ей какую-то новость… Но потом, приглядевшись, поняла, что муж не менее растерян, чем она сама.


- Ну, что, господа актёры… - Дарья по очереди пронзала злобным взглядом то Игоря, то Элину, - Пришло время раскрыть карты?.. Вы думали, что я настолько глупа, что не разгадаю вашу игру?..

- Какую игру?.. – Элина до сих пор не отошла от утреннего разговора с Дарьей, и была готова к любой пакости с её стороны.

- Я долго вам верила… Особенно тебе… - Дарья метнула взгляд в сторону Игоря, - Я верила всем твоим словам… я помню всё, что ты говорил… я помню всё, что ты говорил о ней… - она кивнула головой на Элину, - Я жалела тебя, думала, что ты и правда такой несчастный, у такой жены, которая ни постирать, ни поесть приготовить… ни прибраться… и в постели – полное бревно! Ты говорил, что только со мной понял, что такое – настоящая женщина… И я тебе верила… Я устроила тебя на эту работу, я добилась того, что ты получал в три раза больше, чем другие на твоём месте… Я пообещала тебе, что твоя жена займёт место заместителя…

- Слушай, что ты гонишь?! – Игорь смотрел на неё непонимающе, - Когда я тебе такое говорил?!

- Скажешь – нет?! – в её возгласе было столько напора и возмущения, что со стороны она казалась искренней, - Я давала тебе деньги без процентов… А ты просто пользовался мной!


- Мне кажется, я здесь лишняя… - не в силах больше слушать откровения бывшей любовницы мужа, Элина резко повернулась и сделала шаг к двери.

- Эля, подожди… - Игорь на ходу схватил её за руку, - Мы сейчас уйдём вместе… я не собираюсь слушать этот бред.

- Да, Эля, подожди!.. – Гринчук повторила эти слова как-то многозначительно, - У меня есть кое-что и для тебя!

- Что? – Элина нехотя задержалась.

- Одна фотография… - Дарья взяла в руку мышку и, глядя в монитор, сделала несколько движений, - Тут ко мне одно фото попало, совершенно случайно… тебя не было, ты, как всегда, отлёживалась на больничном, нужные файлы были в твоём компьютере, девочки не успевали… даже мне пришлось поучаствовать… Вот.


Развернув монитор в сторону своих гостей, Дарья подняла на них насмешливый взгляд.


- Что это?.. – напряжённо вглядываясь в фотографию, растянутую во весь экран, Игорь изменился в лице, - Кто это?..

- Это – твоя жена… - Дарья небрежно ткнула пальцем в монитор, - А это – насколько я понимаю, твой товарищ… Кирилл.

- Что за ерунда?! – Элина невольно сделала шаг вперёд, - Это же подделка… фотошоп!

- Я так понимаю, этот фотошоп случился, когда твой муж уезжал в командировку, в декабре прошлого года… - Дарья не сводила с Элины победного взгляда, - Ты с этим самым Кириллом уехала тогда с концерта на его машине… а сын был у бабушки, если я не ошибаюсь?.. Хотя, возможно, это был не первый и не последний раз…

- Игорь, это – фотошоп… - Элина растерянно смотрела на мужа, - Это фото было с тобой!.. Это… это Антон нас сфотографировал… спроси у него…

- С этим я ещё разберусь… - судя по резко побледневшему лицу и ходящим желвакам, Игорь испытал настоящее потрясение, увидев фото своей жены в постели с лучшим другом. Судя по попавшему в кадр интерьеру, это была их с Элиной спальня, и их супружеская постель…


- Ну, что, господа артисты, - снова повернув к себе монитор, Дарья скрестила на груди руки, - кто из нас… или – вас?.. Кто из вас кого переиграл?

- Ты – мерзкая!.. – Элина бросилась к столу, чтобы снова увидеть изображение, но Дарья кнопкой выключила компьютер, - Тебе от самой себя не страшно?!

- Если ты сделаешь ещё шаг, я тебя уволю!

- Да я сама уволюсь! Как можно работать с такой гадиной?!


Резко развернувшись, Элина выбежала из кабинета.


- Откуда у тебя это фото? – Игорь в упор смотрел на Дарью.

- Из компьютера твоей жены. Было в папке с другими фотографиями. Я его увидела случайно, когда готовила за неё презентацию.

- Ты, директор, готовила презентацию?!

- Я ещё не была директором… - открыв шкаф, Дарья достала оттуда пальто, - Это фото у меня уже давно.

- Открой ноутбук, - не дожидаясь её ответа, он сам бросился к столу.

- Не смей трогать мой ноутбук! – уронив на пол пальто, она кинулась следом, как разъярённая тигрица и вцепилась ему в руки.

- Я скачаю его себе на флэшку… - Игорь попытался её оттолкнуть, - Отдай!

- Только попробуй взять! – она неожиданно вцепилась зубами в его руку.

- Ты что, дура?! – сморщившись от боли, он невольно отступил назад, - Бешеная!..

- Да, бешеная… и ты это знаешь, - она довольно улыбнулась, - ноутбук я тебе не дам.

- Значит, это – фотошоп.

- Не знаю… Во всяком случае, не я его делала…

- Почему же ты раньше его не показала? – потирая укушенное место, он недоверчиво усмехнулся.

- Не хотела тебя расстраивать… раньше времени. Кстати… это фото было в компьютере твоей жены. Спроси у неё, если она его ещё не удалила…


Глава 22.


Вернувшись в кабинет, Элина ещё какое-то время сидела, уронив лицо в ладони. Она ожидала какой угодно пакости от Гринчук, но даже не могла подумать, что та воспользуется фотографией, о которой кроме самой Элины и Антошки никто не знал – она так и не показала её ни мужу, ни кому-нибудь их своих коллег. Если честно, она попросту забыла о ней.

Немного придя в себя, она открыла свой компьютер. В папке, где до этого хранилось фото, его не оказалось. Она перерыла все остальные изображения, но снимок бесследно исчез.


…Она всё ещё искала злополучную фотографию, когда в дверях показался Игорь. Увидев мужа, Элина невольно вздрогнула и внутренне сжалась.


- Ну, и что это было за фото? – судя по всё ещё бледному лицу и нервно сжатым губам, муж был возбуждён, но изо всех сил сдерживал свои эмоции.

- Я сама ничего не понимаю… - она растерянно смотрела на него снизу вверх, - это было фото с тобой... Я не знаю, кто там подставил Кирилла…

- Со мной? Откуда?.. – он недоверчиво усмехнулся, - Почему я его никогда не видел?

- Нас Антошка сфотографировал… давно… Мы с тобой спали, а он зашёл и щёлкнул… Я сама обнаружила не сразу, только через несколько дней.

- Хорошо, допустим. И как оно попало к Дарье?

- Я не знаю… скорее всего, она скачала его из моего компьютера… других вариантов нет…

- Допустим… а зачем ты его перенесла на рабочий компьютер?

- Я нарочно не переносила. Я скинула туда все новые фотки народных коллективов, вот и всё… а, когда стала смотреть, то увидела и эту. Я не храню на телефоне фотографии, я их всегда удаляю, поэтому, когда появляются новые, я их скачиваю одновременно…


Несмотря на обиду, Элина чувствовала себя растерянно и неловко. Даже понимая всю нелепость обвинения, ей хотелось оправдаться, и она терпеливо отвечала на все вопросы Игоря.


- Ну, хорошо… допустим… - присев напротив, он смотрел на неё взглядом следователя, - Найди-ка мне это фото…

- Я искала… - она пожала плечами, - Но его больше нет. Видимо, кто скачал, тот и удалил.

- Как-то всё странно.

- Игорь, неужели ты веришь?! Это же шито белыми нитками! Ты что, считаешь, что я могла – с Кириллом?! Это же смешно!

- Мне – нет. Кстати, а что это за история, когда ты вместе с ним уезжала с концерта?

- Это было в декабре, - Элина говорила терпеливо, как маленькому ребёнку, - ты был в командировке, а у нас был предновогодний концерт! Я же говорила тебе, не помнишь?!

- Не помню… - эти слова он процедил сквозь зубы, - И что дальше?

- После концерта должен был состояться банкет, но я не захотела оставаться, и уехала домой, а Кирилл просто меня подвёз! Я, кстати, ехала не одна, с нами была Дарья, он сначала её подвёз, потом – меня.

- Ну, а потом?

- А потом я пошла домой, а он уехал. К чему этот допрос?

- Да как-то всё вскрывается в один момент… - холодно и подозрительно глядя на жену, Игорь нервно забарабанил пальцами по столу, - И фото… и подвёз… и рубашечку зашивала… Кстати, а где был в ту ночь Антон?

- У бабушки, - от его взгляда у Элины похолодело в груди, - Игорь, ты прекрасно знаешь, что у меня с Кириллом никогда ничего не было, кроме дружеских отношений, и быть не может! Это она всё подстроила, больше некому. Посмотри у неё на эту фотографию, ты же сразу поймёшь, что это фотошоп! Она поэтому её недолго показывала, и сразу выключила ноутбук! Неужели ты не понимаешь?! К тому же, кто мог снять меня с Кириллом?! Ты хоть об этом подумал?! Ты у него спроси!

- Ничего и ни у кого я спрашивать не буду!


Со злостью опустив на стол сжатый кулак, Игорь стремительно встал и вышел из кабинета, громко хлопнув дверью.


Какое-то время Элина сидела неподвижно, втайне надеясь, что муж вернётся, затем, как будто о чём-то вспомнив, достала лист бумаги и взяла ручку…

Написав заявление об увольнении, она несколько минут размышляла, как отдать его на подпись Гринчук, но потом решительно поднялась и направилась к двери. Она подумала, что, если Дарья всё ещё не ушла домой, то лучше сделать это прямо сейчас, не оставляя на завтра неприятную миссию.

Дверь в приёмную была открыта, и Элина храбро шагнула через порог.


…Игорь сидел напротив Гринчук, и, судя по всему, между ними происходил серьёзный разговор. Увидев во второй раз за сегодняшний вечер мужа в кабинете Дарьи, Элина в первый момент хотела повернуть назад, но потом, пересилив себя, прошла по ковровой дорожке к столу директрисы. Бросив той на стол листок с заявлением, на негнущихся ногах торопливо вышла вон.

В душе снова всё перевернулось… Она думала, что Игорь в сердцах уехал домой, а он, оказывается, вернулся к этой мерзкой женщине! И, видимо, сейчас выясняет у той все обстоятельства относительно этого гадкого фото… фото, которое сфабриковала именно она – в этом не может быть никаких сомнений!


…Приехав к матери, она переоделась и, даже не поужинав, забралась в постель. Здесь, в родительском доме, она могла себе это позволить…


- Элечка, что с тобой? – увидев её, Ирина Германовна тревожно нахмурилась, - тебе плохо?

- Я уволилась с работы…


Она больше ничего не скрывала от матери. Рассказав той обо всём, что произошло сегодня, Элина почувствовала некоторое облегчение. Тяжело носить в себе свою боль, тем более, что боль эта бесконечна…


- Ну, и правильно! – присев рядом, мать пригладила её волосы, - Хватит себя истязать! Посиди пока дома, приди в себя… А работу потом найдёшь, мы вместе подумаем…

- Я поживу у тебя?.. – взяв материнскую ладонь, Элина прижала её к своей щеке, - Мам…

- Ну, о чём ты, Эля?! Я и сама тебя никуда не отпущу! А с квартирой мы решим! Я все связи свои подниму, но я его оттуда выкину, вот увидишь!

- Не надо… - Элина грустно покачала головой, - Не надо его выкидывать… я всё равно там не смогу жить… одна – не смогу…


***


Увидев фотографию жены и Кирилла, Игорь не очень поверил в реальность изображения, но картинка зацепила самые сокровенные уголки души. Ревность вперемешку со знакомой уже яростью накатила не сразу, но за короткое время овладела всем его существом, мешая здравому смыслу опровергнуть все сомнения.

Чувствуя, как внутри всё клокочет и кипит, он был не в состоянии ответить на самые простые вопросы – например, кто мог сфотографировать Элину в постели с Кириллом? Ведь Элина говорила, что в оригинале фото было с ним, с Игорем, сделанное в шутку их собственным сыном… Но Антон никак не мог сфотографировать свою мать с любовником. И, если уж на то пошло, Антон всегда сможет это подтвердить.

Но, в таком случае, кто сделал фотошоп? Если Дарья, то откуда у неё фото спящего Кирилла? А ведь на снимке, действительно, спящие Кирилл и Элина – он лежит на спине, а она рядом, обнимая его одной рукой… В том, что это торс Кирилла, а не его собственный, можно не сомневаться – это он сразу заметил и по форме плеч, и по наколке на левом предплечье… И, если «приделать» одну голову легче, то с торсом намного сложнее – тут случайным снимком не обойдёшься, а у Дарьи никак не может быть фотографии полураздетого Кирилла…


Впрочем, сейчас Игорь не мог выстроить все мысли, теснящиеся в воспалённом мозгу, в один ряд. Он еле сдержался в кабинете Элины, чтобы не разбить что-нибудь, или не ударить её саму… Эта фотография во весь монитор так и стояла у него перед глазами, заслоняя собой всё остальное. Он нарочно заставил себя уйти от неё, чтобы не сорваться окончательно.

Сначала он хотел идти на улицу, к машине, но ноги сами повернули в небольшой коридорчик на первом этаже, где располагалась приёмная…


- Я знала, что ты вернёшься… - Дарья победно смотрела на него из глубины кабинета.

- Покажи мне ещё раз эту фотографию.

- Я её удалила.

- Не ври.

- Ищи у жены… - она насмешливо скривила губы, - Что, задело? А я говорила… в тихом омуте…

- Послушай, Даша… - с грохотом отодвинув стул, он уселся напротив и положил на стол локти, - Я мог бы у тебя сейчас элементарно отобрать ноут, но я пока прошу…

- А зачем тебе фотография? – Дарья явно получала удовольствие от его бессилия, - Тебе жена, наверное, сказала, что это фотошоп? Значит, фотошоп…

- Я хочу убедиться, что это фотошоп.

- А, если убедишься, то – что? Я его не делала… ты сам помнишь, как учил меня азам, и как у меня ничего не получалось…

- Кто тогда? – он догадался, что она к чему-то клонит, и пристально уставился ей в глаза, - Если что-то знаешь, то говори!

- Откуда я могу знать? Сам мозги включай…

- Не включаются!

- Ну, тогда спрашивай у жены! Извини, мне пора…


…Их разговор прервало появление Элины. После её ухода Дарья с нескрываемым удовольствием прочитала оставленное заявление и снова победно посмотрела на Игоря:


- Вот тебе ещё один повод для размышления…

- Что это? – он кивнул на лист бумаги.

- Заявление об уходе. Элина Сергеевна решила покинуть наш дружный коллектив… Видимо, боится потерять имидж верной, несчастной жены.


…Вернувшись домой, Игорь после некоторых колебаний заглянул в комнату сына. Антон так и не последовал за матерью, а оставался дома, к её огромной печали и тревоге. Он сразу рассказал отцу о той злополучной фотографии, которую сделал несколько месяцев назад.


- А мама тебе её так и не показывала? – не зная настоящих причин, по которым отец интересуется этим снимком, Антон лукаво улыбался.

- Не показывала. Сказала только…

- Так пусть покажет!

- Она её уже удалила. Да ладно, неважно…

- Могу показать… - Антон потянулся за своим планшетом, - Правда, это другая фота… но в том же ракурсе… и в то же самое время…

- Ты что, и на планшет снял?.. – Отец недоверчиво следил за движениями его пальцев, - Зачем?

- Ну, просто… вы же мои родители… любимые, при чём… - порывшись в меню, Антон протянул Игорю планшет, - Вот смотри…


…Фотография, сделанная Антоном на свой планшет, была точь-в-точь, как та, что показывала Дарья, только на месте Кирилла на ней был сам Игорь – в той же позе, с закрытыми глазами, до пояса укрытый одеялом… И Элина… голова – на одной с ним подушке, рука – на его груди… Без сомнений, оба фото были сделаны в одно и то же время, с одного и того же ракурса… Вот только одно из них было откровенно сфабриковано.

Теперь Игорь не сомневался в этом. Но кто это мог сделать, кроме Дарьи? По всему выходило, что – никто… Или – сама Элина…

Но зачем?


- И давно ты нас так фотографируешь? – Игорь бросил на сына внимательный взгляд.

- Один раз только… - Антон пожал плечами, - Там же ничего плохого нет! Просто я зашёл к вам, а вы дрыхнете…

- Не дрыхнем, а спим… И, вообще, не надо так больше делать.

- Ну, ладно, не буду… там же никакой эротики…

- Чего?! – отец строго сдвинул брови, - Мал ещё про эротику рассуждать!

- Да ладно тебе, пап… я уже не маленький…

- Тем более… Сейчас подзатыльник получишь, как взрослый!

- Да ты только грозишься… - Антон невольно рассмеялся.

- Вот посмеёшься у меня…

- Ты маму думаешь назад забирать? – сын ловко переменил тему, - Мне колбаса уже надоела.

- Думаешь…


Поздно вечером, не удержавшись, Игорь набрал номер Дарьи. Гудки шли долго, но она не брала трубку. Это было непривычно – обычно она тут же отвечала на его вызов. Он уже хотел отключиться, когда, наконец, услышал её голос.


- Скажи, только честно… - он начал разговор без предисловий, - Зачем ты сделала этот фотошоп?

- Честно?.. – она говорила на удивление серьёзно, - Это сделала не я. Я только скачала фото себе.

- Почему ты не показала его раньше?

- Тоже честно?

- Да.

- Не хотела, чтобы меня обвинили в том, что я нарочно разрушила вашу семью. Я хотела, чтобы ты сделал свой выбор не на эмоциях, а на чувствах…

- Кто тогда мог это сделать?.. Я точно знаю, что это фотошоп.

- А тебя это так интересует? – Дарья усмехнулась на том конце, - Если ты так уверен, что это фотошоп, то какая разница, кто его сделал?

- Скажи мне только, это – ты?

- Послушай, - разозлившись, Дарья печатала слова, - если бы я была последней дурой, то, возможно, я бы так и поступила! Потому, что только дура не подумает, что всегда можно предъявить оригинал для сравнения! Я что, по-твоему, такая дура, что взяла фото из компа твоей Элины, присобачила вместо тебя твоего друга и показала тебе?!

- Кто-то удалил оригинал из её компьютера.

- Ну, и что?! Может, у неё есть копии в домашнем компе, на флэшке, на диске, ещё на чём-нибудь?! Я думала, ты меня хоть немного узнал за это время… Я что, по-твоему, похожа на идиотку?! Хорошо, раз я – идиотка, может, скажешь мне, откуда у меня фото Кирилла?! Да ещё полуголого?!

- Ну, хорошо… - примирительно произнёс Игорь, - Кто тогда?.. Кирилл?..

- Этого я не знаю… может, кто-то воспроизвёл свои фантазии… И, вообще… зря я тебе эту фотографию показала.

- Да, нет… не зря…


***


…Хмурый взгляд тестя не предвещал ничего хорошего, и, войдя в его кабинет, Игорь замер в ожидании тяжёлого разговора. Кивнув ему на стул, Сергей Николаевич отодвинул в сторону открытый ноутбук.


- Ну, рассказывай, зятёк.

- Что именно? – Игорь тоже мрачно насупился.

- Почему Эля ушла? Мне вчера Антон сказал, что она уже несколько дней живёт у матери.

- Не знаю. Я её не выгонял…

- Ещё бы ты выгнал… Что случилось?

- Спросите у неё, я бы тоже хотел знать, что случилось.

- Спрошу, спрошу… Только сначала хотел услышать и твою версию.

- Мы поругались, она ушла.

- И вся версия?

- Вся.

- А что за история с её директором? Я слышал, она в положении, при чём, от тебя?

- Ну, и город… - Игорь покрутил головой, - Сплошные сплетни…

- Хватит! – Вересень со всей силы стукнул по столу кулаком, - Ты меня можешь обмануть, Элю можешь обмануть, но себя не обманешь никогда! Я тебе уже говорил – будь мужиком! Умей признавать ошибки!

- Я могу идти?

- Нет! – кулак второй раз опустился на стол, - Сядь!

- Что-то ещё? – Игорь, тем не менее, снова опустился на стул.

- Ты не ответил. Это правда?!

- Ну… правда… - после недолгого молчания ответил зять.

- Ну, и что думаешь делать? – тесть смотрел на него испепеляющим взглядом.

- А что я теперь могу сделать? – несмотря на реакцию Сергея, Игорь не оставлял вызывающего тона.

- Эля поэтому ушла?

- Нет, не поэтому.

- А почему?

- Я же говорю – у неё спросите.


***


Приезд Виктора, брата Элины, оказался совершенно неожиданным – тот заявился в дом матери утром в субботу, без предупреждения. Тридцатичетырёхлетний мужчина выглядел бодрым, загорелым и довольным жизнью.

После обычных в таких случаях объятий и поцелуев радостная Ирина Германовна отправилась на кухню готовить праздничный завтрак.


- Мамуль, давай, я… - Элина забрала из рук матери кастрюлю, - Целую неделю ничего не готовила, так и отвыкну…

- А чего это ты не готовила? – Виктор шутливо ткнул пальцем в бок сестру, - Никак Игорь варить научился?

- А с Игорем покончено! – Ирина Германовна довольно кивнула головой, - И, в этот раз, надеюсь, окончательно!


Оставшись на кухне одна, Элина невольно прислушивалась к разговору матери и брата в гостиной. Ирина жаловалась сыну на зятя, жалела её, Элину, и рисовала перспективы её новой жизни. Слушая мать, Элина, отнюдь не радовалась ни обещанной ею новой работе, ни поездкам по заграничным курортам, ни новому, удачному замужеству в качестве награды за все перенесённые страдания.


- Ничего себе… - донёсся до Элины голос Виктора, - Этого следовало ожидать! Давно надо было от него уходить, не знаю, чего она столько лет терпела…


Приехавший к обеду Антон немного поднял настроение, но на его очередные уговоры вернуться Элина ответила очередным отказом.


- А мне теперь что делать? – насупившись, сын носком ноги водил по бабушкиному ковру, - Я не хочу уходить из дома… И без тебя мне плохо…

- Сынок… - присев рядом, Элина обняла его за плечи, - Мы потом всё решим, и с квартирой, и вообще… Ты будешь со мной, и сейчас тоже – переезжай пока к бабушке…

- Я хочу быть с вами обоими… - Антон поднял на мать грустный взгляд, - Неужели вы не понимаете?

- Антоша, так бывает…

- Ну, и пусть бывает. Пусть у других бывает… но не у меня. Я не знаю, что у вас там произошло… но разве мы так плохо жили?..

- Я не знаю… Но я решила. Мы с папой больше не будем вместе.

- Ну, раз так… - Антон по-отцовски упрямо поджал губы, - Я тоже решил. Мне другого отца не надо.


…Приезд Виктора оживил обстановку, и в этот вечер в доме Ирины Германовны звучал давно забытый весёлый смех. На её вопрос, намерен ли он увидеться с отцом, сын ответил довольно уклончиво. Было похоже, что он не против навестить Сергея Николаевича, но, в то же самое время, всё ещё боится обидеть мать этим визитом.

Звонок в дверь прозвучал около шести часов вечера. Заглянув в глазок, Элина накинула на себя куртку и, щёлкнув замком, вышла на лестничную площадку.


- Привет, - заложив руки в карманы куртки, Игорь стоял перед ней, источая запах мужского парфюма.

- Привет, - прикрыв за собой дверь, она ответила негромко, как будто боясь привлечь внимание.

- Что, даже в квартиру не пустишь?

- Заходи… - Элина нехотя распахнула дверь и посторонилась.


Накатившие при виде мужа чувства были противоречивыми… Да, она скучала… И, в то же самое время чувствовала, что внутри неё произошёл надрыв… и назад дороги нет и быть не может.


- Поговорить нужно, - Игорь смотрел на неё хмуро, было видно, что он пришёл не просить прощения…

- Только здесь, - Элина кивнула в сторону кухни, - домой я не поеду.

- Здесь, так здесь.

- Раздевайся, проходи…

- К нам кто-то пришёл? – Ирина Германовна выглянула из гостиной, - Надо же… какие гости…

- Здрасьте, - зять поздоровался нехотя, сквозь зубы.

- Здорово… - Виктор тоже вышел в прихожую и так же нехотя протянул Игорю руку.


Ответив на рукопожатие, тот тут же прошёл следом за Элиной в кухню.


- Ужинать будешь? – она почувствовала, как предательская дрожь охватывает всё тело, и нарочно отвернулась, чтобы Игорь не увидел, как совершенно не прошенная слезинка катится по щеке.

- Нет… - закрыв дверь, он прошёл к окну и, повернувшись лицом к жене, скрестил на груди руки, - У меня к тебе вопрос.

- Спрашивай… - Элина старательно отводила взгляд, чтобы окончательно не разреветься от его глаз… от его голоса… по которым она так соскучилась за эти дни.

- Скажи мне… только честно… У тебя что-нибудь было с Кириллом? Ну, может, когда-нибудь, случайно… только честно…

- Ты что, с ума сошёл?.. – она всё же подняла на него глаза, - Ты о чём?!

- Так да или нет? – он не сводил с неё пытливого взгляда, - Скажи, не бойся… я ничего тебе не сделаю… просто я хочу знать… Было или нет?

- У меня никогда и ничего не было с Кириллом… И ты это прекрасно знаешь!

- Тогда откуда у тебя в компьютере появилось то фото? Нет, подожди… - увидев, что она хочет что-то возразить, Игорь выставил вперёд правую ладонь, - Подожди… я знаю, что это Антон нас с тобой сфотографировал… Но откуда взялся этот фотошоп?

- Понятия не имею. Спрашивай у Гринчук.

- Я спрашивал. Она сказала, что скачала его у тебя, уже в таком виде…

- Ну, если ты ей так безоговорочно веришь… то зачем тогда спрашиваешь меня?..

- Я никому не верю. Просто стало интересно… - он усмехнулся и чуть прищурил глаза, - Столько странных совпадений… Оказывается, вы вместе уезжали ночью… и рубашку ты ему так заботливо зашивала… и фотография эта…

- Перестань, Игорь. Ты сам знаешь, что это подделка, и кроме Дарьи этого не мог сделать никто.

- Почему же никто? Ты могла?

- Я?! – Элина изумлённо округлила глаза, - Я-то зачем?!

- Ну, как… воплотила свои фантазии, например…

- Ты что, решил меня добить?.. – Элина смотрела на мужа и не могла осознать, что он способен сказать такую ересь, а, что ещё страшнее – подумать так, - Скажи, что это была шутка, и я постараюсь в это поверить.

- Это была не шутка. И ты мне не ответила на вопрос…

- Это тебе Дарья озвучила такую версию?..

- Неважно. Я просто хочу знать, было у вас что-нибудь с Кириллом, или нет.

- У тебя не всё в порядке с головой…

- У меня всё в порядке! – он громко выкрикнул эти слова, не сдержав своих эмоций, - Это вы всегда считали меня за дурака, за идиота!

- Замолчи…


…Зря она подумала, что он пришёл мириться. Не нужно было тешить себя даже маленькой надеждой… Ведь она всё для себя решила.


- Что тут за шум? – заглянув в кухню на крик зятя, Ирина Германовна уставилась на дочь, - Эля, ты плачешь?!

- Нет… - отвернувшись, та смахнула с лица очередную порцию слёз, - Мама, всё нормально.


- Нет, не нормально! – широко распахнув дверь, мать решительно шагнула к Игорю, - Ты и тут её достал?! Когда это кончится?! Когда ты только отцепишься от неё?! Что ты пришёл, опять до слёз доводить?! Опять скорую будем вызывать, да?!

- Мама, не надо, мы разберёмся…

- Это я сейчас разберусь… - войдя в кухню следом за матерью, Виктор остановился напротив гостя, - Игорь, послушай… Будь, в конце концов, мужиком! Имей мужество…

- Это ты, что ли, мужик?.. – глядя на брата жены, Игорь сжимал и разжимал кулаки, - Я не с тобой пришёл разговаривать, понял?..

- А я с тобой и говорить не буду, сейчас вышвырну к чертям собачьим, и всё… - Виктор размашисто показал на дверь, - Уходи по-хорошему! Хватит над сестрой издеваться, понял?!


Оба мужчины были высокого роста и примерно одинакового телосложения, и Элина, в страхе, что сейчас произойдёт что-то из ряда вон выходящее, попыталась встать между ними.


- Эля, уйди!.. – Ирина Германовна схватила дочь за руку и потащила к двери, - Уйди!.. Ещё этого не хватало!..

- Уйди по-хорошему, - глядя на зятя, настойчиво повторил Виктор, - Игорь, будь мужиком!..

- Игорь! – тёща тоже перевела на взгляд на гостя, - Уходи… прошу тебя… не доводи до греха!..


Видимо, решив, что, действительно, лучше уйти, Игорь нехотя покинул кухню, задев по пути плечом Виктора, но тот лишь молча проводил его тяжёлым взглядом.


От звука хлопнувшей двери Элина вздрогнула, как от выстрела…


«Теперь точно – всё…»


***


- Ну, наконец-то… - Сергей Алексеевич расплылся в обаятельной улыбке при виде долгожданной пациентки, - Глазам своим не верю!

- Да ладно, - Элина грустно улыбнулась, - я же была записана…

- Всё равно не верю, - Рябинин не оставлял шутливого тона, - и не поверю, пока не дашь свою руку.

- Держите… - она протянула руку, - Только давление в норме, я сегодня уже измеряла.

- Сейчас проверим… - он надел ей на предплечье манжету, - Кстати, мы, вроде, были на ты?

- Дома – да… Но сейчас я на приёме…

- Не вижу разницы… - он на минуту замолчал, следя за показаниями тонометра, затем с хрустом расстегнул манжету, - И давление совсем не в норме.

- Это моя норма, - Элина тоже не сводила глаз со стрелочки прибора, - так что…

- Кто тебе сказал? – почему-то Рябинин был сегодня особенно радостный, - Нет индивидуальной нормы, есть общепринятая!

- Да, но с моим диагнозом…

- А всё в наших руках! – он как будто случайно чуть сжал её ладонь, - Вернее, в моих! Вот слушайся меня, следуй всем рекомендациям… и всё будет просто замечательно!

- Так просто? – Элина снова улыбнулась.

- Кстати, почему опять глаза грустные?.. Так дело не пойдёт!..


Элине показалось, что радость Сергея вызвана её появлением… Он сегодня был необычно оживлён и разговорчив…

А ещё он как-то по-особенному смотрел на неё… хотя, возможно, ей всё это показалось…

С того дня, как она ушла от Игоря прошло всего две недели, и сердечная рана никак не зарастала. Она чувствовала, что выросшая между ней и мужем стена совершенно непреодолима… Но, в то же самое время не могла избавиться от мыслей о нём…

Он предал её… он её, действительно, предал… но не своей изменой, и даже не ребёнком на стороне… Он предал её уже потом… Это произошло в тот день, когда он не вступился за неё перед Дарьей, а, напротив, поверил в ту грязь, которой та облила её, Элину. А он – поверил… Это было ясно из их последнего разговора…


- Эля!.. – голос доктора вернул её из внезапно нахлынувших воспоминаний, - Тебе нехорошо?..

- Нет, нормально…

- Пользуясь случаем… - Сергей достал из ящика стола небольшую открытку и вручил её Элине, - Вот.

- Что это?..

- Э