Book: Кочевница



Посвящается

трём сёстрам-кочевницам

Марии, Лидии и Анне,

которые всегда там,

где в них более всего нуждаются.

  

  

  Три встречи

Это случилось поздней ночью. Дар, полученный от предков, обрёл реальные формы и проявил себя столь неожиданно, что поверг носительницу его в недоумение. Неведомое прежде желание, не приказ, но совет, данный кем-то внутри неё, побудил подойти к окну. Шторы, словно живые, раздвинулись перед нею, окно отворилось, и лёгкие наполнились ночным незнакомым воздухом. Это не был воздух города, вдыхаемый с детства. То был воздух, напоённый магическим ароматом странствий...

Не без опасения наполнив им грудь, она ощутила слабое головокружение. И тут же тело обрело лёгкость, а следом - невесомость. Казалось, душа покидает его и устремляется ввысь к звёздам в бескрайнее пространство вселенной. Страх охватил мгновенно и мгновенно покинул. Восторг, ранее неизвестный душе, проник во всё её естество. Она сбросила бремя бесконечных забот, позабыла то, что непрестанно тяготило душу, воспарила, наслаждаясь свободой и ощущением полёта. Она не видела под собой ни земли, ни домов, ни деревьев. Будто в одно мгновение очутилась во вселенной. Все члены не находили опоры и не нуждались в ней. И она совсем не боялась этого. Она знала, что опасности нет, что это - не смерть. Это жизнь, о которой она даже не могла мечтать. Это освобождение.

  Мысли покинули голову и вернулись, лишь, когда тело упокоилось, оказавшись на земле, в осеннем кружевном лесу, на ароматной жёлтой листве, в море прохлады и свежести грядущей зимы. Кругом не было ни души, но и это не испугало. Тот советчик, что поселился теперь в мозгу, утверждал, что бояться не следует, что всё идёт так, как дóлжно.

  Оглядев себя с ног до головы, она обнаружила необычные одежды на своём теле, которые напоминали средневековое платье британской крестьянки. Трудно вспомнить, какая одежда была на ней дома, но в своём новом платье она чувствовала себя вполне уютно.

  Однако было холодно и сыро. Это заставило двигаться.

  'Да это сон... Этот лес я уже видела... Во сне. Голубое небо, жёлтые листья и я, вся в белом, лечу над лесом, меж ветвей, над ворохом опавшей листвы. Страшно... Я не умею летать. Ноги поднимаются выше головы, и тело переворачивается в воздухе. Я не могу снова принять удобное положение. Надо как бы уйти в себя, начать сон заново, чтобы выйти из отвратительно пугающего кульбита...'

  ...Стоп. То был действительно сон. А теперь всё очень реально. Похоже на прогулку по лесу. Подозрительно тихо вокруг. Да это же осень, и птицы давно уняли свой щебет.

  Ноги вынесли на дорогу, не широкую: только, чтобы разминуться двум всадникам. Странно, что именно это: мысль о всадниках пришла ей в голову.

  До неё донёсся глухой стук о плотную землю. И, как сквозной порыв воздуха, как первая волна прорвавшейся плотины, как рывок сердца в груди брошенного с высоты тела, на неё обрушился гигантский ужас на вороном коне, сверкающий тёмным металлом своих доспехов и оружия! Все движения лошади и её всадника были тяжелы и замедленны. Казалось, что мощь и сила не позволяют им быть стремительными. Воздух стал густым и плотным, звуки увязли в нём. Стук копыт, скрежет железа, лошадиный сап и ещё какой-то странный, будто колокольный, гул вползли в уши, заполонили череп, пытаясь разорвать его изнутри...

  Ей хотелось вспомнить его лицо. Было ли оно открыто или спрятано под забралом? А было ли вообще что-нибудь под забралом? Она снова лежала на земле лицом вниз, головой по направлению движения всадника. Рот, забитый дорожной пылью и опавшей листвой, болел. Привкус крови вызывал тошноту и головокружение. В ушах глухо, и далёкий, едва слышный свист на одной не реально высокой ноте. Ладони тоже болели. Она рассмотрела свои руки. От ухоженных ручек старой девы, с идеальным маникюром и лаком не осталось и следа. Руки не узнать. Может и лицо, и тело уже не те, что она видела последний раз в зеркале дома? Эти чужие руки стали шарить по лицу, стараясь нащупать знакомые черты, забираться под новые одежды... Нет, это была она. Только волосы длинные под чепцом, лицо без макияжа, кожа на щеках грубая и обветренная.

  Она решила, что положение её тела - знак, и идти следует за ужасом на вороном коне. А то, что первым в этом мире ей повстречался ужас - воплощение зла, тоже знак?

  Ступая по ковру из опавших листьев, она чувствовала, как хрустальная чаша осеннего воздуха наполняется тончайшим фимиамом, исходящим от этой листвы - последним свидетельством увядающей красоты засыпающего леса. Боль и тяжесть в голове стали проходить. Вместе с этим вернулась способность мыслить. Память стала извлекать из глубин сознания то, что никогда не было нужно прежде, но что теперь, возможно, принесёт пользу.

  Почему-то именно сейчас в памяти ясно нарисовалась картина далёкого детства. Лето. Она играет во дворе деревенского дома с мячом. Дедушка, которого она едва помнила, сухонький, седой и бородатый, в круглых роговых очках улыбается беззубым ртом. Ей и невдомёк, что игра немного необычна, даже странна. Она никогда раньше не вспоминала этот случай, а вот теперь... Мячик резво скачет вокруг колодца, а она сидит у ног дедушки и только подбрасывает ручки вверх, словно ударяя ими по мячу. Тогда она думала, что это нормально: так играть. Дедушка обнял её, поцеловал в лоб и сказал: 'Теперь я могу умереть спокойно'. И умер, очень скоро умер. В свою последнюю ночь он позвал к себе её. Вокруг стояли и сидели родители, тётки и дядьки, взрослые братья и сёстры. Все маленькие спали. А он, на миг придя в себя из предсмертной агонии, попросил разбудить её, на ощупь взял за руку и умер... Даже не взглянув на неё.

  Как же её зовут? Здесь память никак не хотела приоткрывать завесу. Нет, она помнила имя, которым называлась всегда, но здесь... Здесь у неё другое имя. И она знала это наверняка. В голове лишь вертелись два, кажется, английских слова, перевести которые учёной даме никак не удавалось. Когда-то штурмом взятый английский в объёме кандидатского минимума не давал достаточных знаний. Woman Nomad. Женщина?.. Женщина?.. Кочевница! Точно. Кочевница. Это Кочевница. Почему Кочевница? Таких имён не бывает.

  Если понадобится, придётся назваться каким-нибудь простым именем. Мария, например. Такое имя есть в любом языке и существовало во все времена.

  Понадобилось скоро. По той же дороге, охватив её всё тем же ужасом, проскакал ещё один всадник. Он был как близнец похож на предыдущего, но оказался более любопытен, чем первый.

  Он с трудом, как в замедленной съёмке, поворотил свой безликий шлем, отбросив её этим движением наземь, и притормозил коня. Её руки и ноги, всё тело сковал ледяной ужас, и только у самого горла бился обжигающий связки плотный комок - единственный признак жизни в умирающем от страха теле. Откуда-то из-под небес, разрезая плотную массу сгустившегося воздуха, спустился, больно ударяя по вискам, громкий нечеловеческий голос:

  ― Ты кто? - Всадник говорил не по-русски, но она поняла его, будто всю жизнь только и слышала его язык. Странно, что ещё несколько минут назад она не могла вспомнить 'Кочевница'. Наверное, страх извлекает из нашего подсознания залежи, о наличии которых человек даже не подозревает.

  Чудесным образом овладев неизвестным языком, она никак не могла овладеть речью. Ни губы, ни язык, ни сам голос не слушались её, картинка плыла перед взором, опрокидывалась, ещё плотнее прижимая к земле. 'Лучше закрыть глаза, уйти в себя, начать сон заново, чтобы выйти из...'

  ― Кто ты?! - повысил голос всадник.

  ― Мария, - сказал едва слышно какой-то дрожащий, незнакомый голос. Он говорил помимо её воли, он тоже боялся, но говорил. А она ждала, что будет дальше, какое наказание последует за провинность, которую никто не совершал: ни она, ни её голос.

  Однако ничего не последовало. Конь тяжело прогнулся под своей ношей, переступил с ноги на ногу и, медленно набирая ход, унёс всадника в гущу внезапно опустившегося на дорогу тумана. И всадник, и его конь растворились в нём, оставив за собой растерянно и оторопело сидящую на дороге крестьянку. В её ушах снова был слышен нестерпимый свист на одной не реально высокой ноте. И снова она не могла вспомнить, было ли что-нибудь под забралом. Она ведь даже ни разу не взглянула ему в лицо...

  Больше испытывать судьбу не хотелось. Она свернула в сторону, поднялась по склону вверх и углубилась в лес. Боясь заблудиться, продолжала идти туда, куда унёсся всадник, не упуская из поля зрения дорогу, которую всё труднее было различить сквозь ветви терновника и молоко тумана. Она не чувствовала боли от царапин, что оставляли на ней колючие заросли, и только глаза слезились, всматриваясь в прогалину у подножья склона. Она не хотела отдаляться от дороги и затеряться в незнакомом лесу, где, возможно, водятся дикие звери, и где она может остаться навсегда, так и не узнав, зачем этой ночью кто-то внутри неё посоветовал подойти к окну и совершить столь необычное чудесное путешествие во времени и в пространстве.

  Не прошло и получаса, как знакомый страх охватил её. Она инстинктивно прижалась к земле, затаилась в ворохе опавшей листвы, боясь издать звук, который выдаст её. И в этот раз уже не уйти от наказания. Фантастическое сплетение подавляющих сознание звуков в густом как кисель воздухе надвигалось на неё. Всадник уже рядом. Она даже перестала дышать. Но проклятое любопытство, которого она не знала прежде, раздирало, и она приподняла голову... 'Что там?.. За забралом...' Их взгляды встретились. Такой же, как и прежде, всадник сидел на огромном вороном коне, в нетерпении перебирающем тяжёлыми копытами. Голова всадника была повёрнута к тем самым кустам, где она нашла своё ненадёжное укрытие. В пустых глазницах за забралом казалось, горел огонь. Он испепелял её на расстоянии. Лёд, сковывающий всякий раз, когда она встречала всадника, стал плавиться, щёки загорелись, огонь обжёг глаза, слёзы затуманили взор. Не понимая, что делает, и надо ли делать это, она вскочила на ноги и что есть мочи пустилась бежать вглубь леса.

  Остановилась лишь спустя полчаса.

  Раньше она позволяла себе иногда ускорить шаг, опаздывая на подошедший к остановке трамвай. И чувствовала при этом дискомфорт из-за учащённого дыхания и сердцебиения, появившейся на лбу испарины. Теперь её сердце казалось, что бьётся в каждом кончике пальцев, в висках, на макушке, дыхание вот-вот прекратится, грудь разрывает от нестерпимой боли, а пот ручьями стекает по спине, лицу, ногам. Она присела на землю, потеряла сознание и мешком свалилась под развесистым дубом, который заботливо осыпал её своей облетающей листвой всю последовавшую за описанными событиями ночь.

  

  

  Женщина 34-х лет, не замужем

  

  

  Без сомнения, мистика и перенесение в другую эпоху, встреча с фантастическими существами - всё это само по себе чудесно, но участие во всех этих событиях столь неприметной и, казалось бы, обычной женщины делает их ещё невероятнее.

  Какими чернилами, и в какой книге написаны судьбы человеческие? Не вызывало ни малейшего сомнения: её судьба написана корявым почерком на полях, с ошибками и сокращениями. Сам факт её рождения казался грубейшей ошибкой. Стоит ли производить на свет никчёмное, уродливое, беспринципное существо, теряющее свои дни в вечной борьбе с собственной ленью и сетовании на неблагосклонность фортуны?

  Вся её жизнь походила на тихий спуск по реке без вёсел и припасов. Признаться, она стойко сносила все невзгоды и лишения, но иногда, так редко, что этого не замечала даже она, не то, что окружающие, её жалкая сущность вступала в схватку с бытием, что только отбирало остатки сил и терпения. Порой казалось, что спуск по реке жизни подходит к концу - слабое здоровье подрывало жизненные силы. Порой самой хотелось покончить с жизнью раз и навсегда, но не весть, откуда взявшаяся религиозность останавливала, останавливал страх перед смертным грехом.

  Дожив до 34-х лет, не имея семьи, одинокая и слабая, она влачила жалкое существование на преподавательские гроши, стеснялась пускать в своё жилище людей: стыдилась его убожества и неопрятности.

  Каждый свой день она начинала новую жизнь, обещая делать утреннюю гимнастику, сесть на диету, не давать спуску обидчикам, вовремя готовиться к занятиям в институте, где трудилась уже ни один год. Но работу свою она не любила, с трудом запоминала фамилии студентов и сторонилась некоторых коллег, замечая в них ограниченность новоиспечённой интеллигенции, косность ума и недостаток образования. Но всё по той же причине неожиданной религиозности стремилась унять гордыню, что получалось коряво.

  Она почти всегда ощущала себя океанической рыбой, способной ориентироваться в необъятных солёных просторах, но кем-то пойманной и посаженной в аквариум, обитатели которого могли совершать только одно интеллектуальное действие - находить кормушку и обводить вокруг пальца своих собратьев, стараясь урвать кусок покрупнее. Здесь она была ущербной и неповоротливой, глупой и ленивой, и потому никогда не могла ощутить вкус жизни как осуждённая на пожизненное заключение.

  Люди, которые любили её, давно покинули этот мир. И их могилы она лишь иногда посещала. Однако никак не могла соединить в своём сознании поросшие травой, холмики, холодные надгробные камни где-то в поле за городом и тёплые мягкие тела своих родителей, добрые глаза и голоса, которые не переставали звучать в её ушах уже много лет, тогда как на губы, издававшие их, давно наложена печать смерти. Некоторые осуждали её, называли неблагодарной дочерью. А она скучала и всё ждала, что когда-нибудь откроется дверь, и мама с папой, нагруженные чемоданами и сумками, шумно, как обычно после долгой разлуки с единственной дочерью, заполнят собой всё пространство её тесной квартирки. Знать бы, когда это случится, навести дома порядок... Стыдно, что так не опрятно в нём и не уютно.

  Мужчины ею не интересовались. Уж больно неинтересная: ни лица, ни фигуры... Ещё в детстве опыт Золушки помогал строить планы на будущее, но со временем была найдена ниша старой девы и благоустроена по мере сил. А любовь стала чем-то вроде параллельного мира, куда временно поселялись то случайные попутчики, то коллеги по работе, то умопомрачительные голливудские красавцы.

  Что всегда ей помогало, так это сны. Надо сказать, что вся её жизнь была разделена на жизнь во сне и дневное существование. Ночью её посещали такие фантазии, что умей она воплотить их в каких-нибудь художественных образах, давно бы сделала карьеру писателя или художника, режиссёра или... ещё, не весть кого. Но Господь не дал такого дара, зато дар жить во сне невероятной чужой жизнью был в избытке.

  ...Она помнит вкус почти сырого мяса убитого кем-то оленя, чьи рога причудливой гигантской тенью отражались на стене пещеры, освещённой костром. Вокруг него, источая зловоние, сгорбились такие же, как она, сытые первобытные люди. Уже более десятилетия её по природе добрую душу бередит жуткое воспоминание о стадном кровожадном чувстве, которое охватило её в толпе орущих людей, наслаждающихся бойней гладиаторов. Их горящие очи до дикого восторга упивались тем, как арена покрывалась грязью из песка, крови и искромсанных тел. Были в её снах и средневековые замки, и незамысловатые жилища американских индейцев времён открытия Америки, и гитлеровские застенки...

  Но самыми запоминающимися, меняющими всё её бытие, были сны, где вполне реалистичные события переплетались с фантастическими образами. Её телесная сущность приобретала чудесные формы, растворяясь в воздухе и проистекая водой, проходя сквозь стены и проникая в земные глубины; деревья оживали, вещи обретали душу, а каждый человек становился либо воплощением зла, либо - добродетели: люди снимали маски, показывая своё истинное лицо. После таких снов она бывала выбита из колеи, не в силах вернуться в обычный мир.

  В одном из таких ночных видений ей явился герой, надолго поселившийся в сердце. Он спас её от ужасающего пленения в вечном мраке. Несколько лет после своего чудесного освобождения она сверяла каждый свой шаг с ним, домысливая, как бы оценил его он - её герой.

  ...Тёмные узкие коридоры правильной формы, стены, потолки и полы из шершавого серого камня, кое-где - тусклый свет, не имеющий источника: просто свечение в воздухе... Коридоры изгибаются, сотни перекрёстков и ходов. Она бежит, не зная пути и подгоняемая страхом. Откуда-то издалека надвигается шёпот тысячи голосов и звук от тысяч шлёпающих по каменному полу босых мокрых лап. Она не знает, кто источник этих звуков, но убегает от них. И вдруг, когда звук почти настигает, чья-то сильная рука выхватывает её из серого тоннеля, увлекает в сторону, и она оказывается в тесном пространстве рядом с большим, тёплым и совсем не страшным человеком. Она не видит его - вокруг непроглядная темнота, но чувствует его глубокое дыхание.



  Огромная шлёпающая и шепчущая на неведомом языке толпа пробегает мимо. Можно перевести дух. Она устала. Так хочется лечь или хотя бы присесть. Но места очень мало. Он разворачивает её к себе спиной и крепко прижимает к груди. Она может расслабить тело, повиснуть на его руках и отдохнуть.

  Прошло немного времени, и тишина снова нарушилась мерзким шёпотом. Только теперь шептали несколько голосов, и шлёпало по камням немного мокрых гадких лап. Они шли медленно, но уверенно приближались к её укрытию. Совсем рядом звуки стихли, и она ощутила, как через пальцы рук и ног, через живот, грудь, уши, глаза, через рот в её тело стала проникать мокрая мерзкая прохлада. Она обволакивала, растворяла в себе, вытаскивала её через щели в каменной стене. Ещё немного и она растает, вытечет из его объятий.

  ― Про-о-о-оч, твари! - заорал он, и всё их укрытие наполнилось шёпотом, всплесками и шлепками, как огромные капли дождя ударяются о крыльцо. - Они боятся громких звуков и света, - сказал он.

  Её тело вмиг приобрело привычную форму и упругость. Они выскочили из укрытия, и он снова сильной рукой увлёк её за собой. А она всё оглядывалась назад, всматривалась в мерцающую непонятным светом темноту, пытаясь различить дверь в стене или щель. Не было ни того, ни другого. Была просто стена, сквозь которую она вот уже второй раз прошла, даже не ощутив никакого сопротивления.

  Похоже, он знал дорогу. Он вёл её за собой, ускоряя шаг. Вдруг перед ними открылось огромное пространство. Они оказались на улице тёмного города, все дома которого - высоченные коробки из серого камня с прямоугольными дырами вместо окон. На улице нет деревьев и людей, нет лавочек и фонарных столбов. Только какой-то тусклый свет, не имеющий источника, сверху и отовсюду. Нет неба: чёрное слегка подсвеченное пространство над головой. И гробовая тишина.

  Она проснулась и так и не смогла вспомнить, каким он был, её спаситель. Но долго ощущала на своём теле его крепкие объятия, помнила его глубокое спокойное дыхание, воздух вокруг него, пахнущий свежим ветром. Когда жизнь становилась невыносимой, и в погоне за земными благами она снова оказывалась в хвосте, память возвращала в тёмные коридоры сновидения, из которых она была выхвачена его сильной рукой и спасена. Это придавало силы. Ей казалось, что она не одна, что он всегда рядом. Можно заснуть и снова встретиться с ним.

  В такие дни она была на грани сумасшествия. Реальность перемешивалась со сном, она теряла связь с миром и больше всего боялась обнаружить перед окружающими эту путаницу. Она была довольно общительным человеком и даже вполне благополучным, по мнению других. Явить перед всеми свою ненормальность - было бы ужасно. Люди сочли бы её чудачкой. Клеймо чудачества она бы не снесла.

  Когда-то во времена студенчества она всего однажды призналась своей подруге в том, что чувствует не так, как другие. Молодость, добродушие и порядочность той девушки спасли её. А может, и она сама была не такой как все? Может, поэтому рассказать о себе захотелось именно ей?

  ― Я очень люблю слушать ветер, - сказала она своей подруге, спускаясь по тропинке в овраг.

  ― Как это?

  ― Вот сейчас: остановись, не двигайся. Что ты слышишь?

  ― Птицы, сверчки, пчёлы, шелест травы. Что ещё?

  ― Нет. Я слышу ветер. Это особый язык. Его нельзя описать по-человечески. Это не шелест, не свист, не шорох, даже не дуновение... Я, вроде как, не совсем слышу, а просто... знаю, о чём он говорит. О странствиях. Он прекрасный рассказчик. Я могу слушать его часами.

  ― А ты прекрасный фантазёр. Я тебя готова слушать часами.

  Милая девушка. Где она сейчас? Как сложилась её жизнь? Сельская школа, муж-пьяница, пара детишек, которых надо пристроить в этом мире. А может всё не так уж и плохо? Может сельская школа, муж-пьяница и пара детишек - плохо не для всех?

  По-настоящему плохого в её жизни было не очень много. Рано ушли из жизни родители, не встретила спутника жизни, слабое здоровье... И всё. В остальном был порядок. Есть работа, крыша над головой, есть, с кем поболтать, когда надоест молчать. Есть даже уважение коллег и положительная оценка некоторых профессиональных достижений. И всё же, жизнь...

  Жизнь всё туже затягивала петлю на шее. Она уже несколько лет не слушала ветер, никогда больше не пробовала играть мячом, не прикасаясь к нему руками. И только сны, подобно наркотикам, уносили её в мир грёз и фантазий. И всё чаще не хотелось просыпаться.

  Мария из Оттела

  

  

  'Теперь я точно умру от воспаления лёгких', - была первая мысль, когда морозное осеннее утро пробудило её ото сна под развесистым уже почти облетевшим дубом в живописном, сказочном лесу. Все её члены могли чувствовать лишь холод, а кончики пальцев ног и рук - даже боль от холода. Выбравшись из-под вороха листвы, она принялась приседать и подпрыгивать. Тут же упала. Ноги и руки не слушались. 'Наверное, отморозила'. Повторяя попытку за попыткой, она вернула себе способность ходить и пошла. Очень быстро. Медленно не получалось, холод пробирал до костей, от холода дрожали даже внутренности...

  Но скоро походка стала увереннее, дыхание свободнее, удалось унять внутреннее дрожание, на лбу появилась испарина. 'Когда вчера я убегала, закатное солнце светило мне в глаза. Всадник ускакал на север, мне - туда же'.

  Солнце всё выше поднималось над горизонтом, светило сквозь оголившиеся ветви, наполняя необъяснимой радостью её душу. Холод, уже вполне ощутимый голод, абсолютная неизвестность - нет причин для веселья. Но незнакомый вкус приключений вызывал небывалый аппетит, и, чтобы утолить этот голод, следовало идти, не взирая на неизвестность и очевидную опасность происходящего.

  На дорогу она больше не выходила: вполне достаточно было трёх вчерашних встреч... Пробираясь сквозь заросли кустарника и подлеска и совсем не чувствуя боли от царапин, не могла не констатировать тот факт, что каким-то чудом стала гораздо выносливее и неприхотливее. Ни ночь в осеннем лесу, ни отсутствие пищи, ни второй день на ногах, в холоде и дискомфорте - ничто почти не беспокоило её. Хотелось лишь побыстрее определённости и ответов на вопросы: почему и зачем я здесь? Ответы можно получить только среди людей.

  Скорее, скорее туда, где люди!.. Не те чудовища, которые вчера навели ужас на её и без того помутившийся разум, а обычные люди. Должны же быть здесь какие-нибудь смертные существа? На каком бы языке они ни говорили, какой бы образ жизни ни вели, она сможет притвориться такой же. Выбирать не приходится. Что-то подсказывало, что вернуться назад, в тепло и привычный уют её дома, доведётся ещё не скоро.

  Солнце стояло уже высоко над головой, и усталость давала о себе знать, когда она почувствовала запах дыма и чего-то съестного. Остановившись и прислушавшись, она пыталась различить голоса сидящих вокруг костра людей. Ведь что ещё, кроме расположившихся на привал путников, могло стать причиной расползающегося по лесу аромата? Голосов слышно не было. Только тишина и лёгкое потрескивание сухой древесины - вот то, что можно услышать в засыпающем предзимнем лесу. Неужели пожар?

  И снова страх охватил её. Только теперь это не был животный страх смерти. Стоит ли бояться смерти? Да и есть ли она - смерть? Преодолевая все законы естества, она изменила свой облик и одежду, оказалась здесь - в этом лесу, через который запросто скачут на своих гигантских вороных мистические чудовища... Время ли заботить себя бренностью жизни? Главное - узнать, почему это случилось с ней, и зачем судьба забросила её в этот таинственный мир. Никогда не удовлетворить любопытства - вот чего она боялась теперь больше всего.

  Она ускорила шаг в надежде на то, что конец этому лесу всё же будет. Главное не сбиваться с курса - идти строго на север. Солнце уже клонилось к горизонту, когда ноги вынесли её к источнику вкусного аромата с дымком. Это был не костёр и не пылающий лес. Это было селение: большое и бесформенное, раскинувшееся перед нею, вышедшей из леса и остановившейся на высоком холме. Подножие холма и всё пространство, до самого горизонта было усыпано каменными и деревянными строениями, серыми и унылыми. Дорожки между ними бежали беспорядочно и извилисто, как струйки воды неглубокого ручья пробираются между валунами, омывая каждый камень.

  В этот момент ей снова стало не по себе. Что она скажет первому встретившемуся на пути? На каком языке будет говорить? Как объяснит причину своего путешествия? Мысли пролетали в голове с невероятной скоростью, она уже строила планы и сочиняла ответы, придумывала и изменяла придуманное. Но ещё быстрее одновременно с этим она неслась вниз с вершины холма. Вот уже стали различимы в лучах заходящего солнца силуэты людей, таких же уныло-серых, как и их жилища.

  Безудержный поток мыслей в голове закружился водоворотом вокруг одной: 'Как я смогла унюхать дым из очагов этих строений, когда была так далеко от них'? Она шла полдня на его запах, преодолев огромное расстояние. Человек не может обладать таким обонянием. И в тот момент, когда было найдено единственное кажущееся реальным объяснение: она, скорее всего, кружила вокруг деревни, потеряв ориентацию, - перед нею выросла фигура одетой не по сезону, потной и широкой дамы со зловонными помоями в ведре, которые пролетели мимо, едва не обдав с ног до головы.

  Хорошая примета: с полным...

  Дама вошла в большой двухэтажный дом через маленькую покосившуюся дверцу сбоку. И это показалось чудом, ибо дверца была, по меньшей мере, на половину меньше, чем сама дама. В другую дверь: повыше и поровнее, вошли двое мужчин угрюмых, в тёмных одеждах и с тёмными лицами. Потом выскочил рыжий коренастый парнишка, закутался в плащ и побежал по улице.

  Сердце колотилось как перед кабинетом экзаменатора, руки похолодели, и голова полностью освободилась от мыслей. Скрипнула дверь, брякнул колокольчик, и она оказалась в сильно натопленном, душном, освещённом свечами помещении с земляным полом, невысокими потолками, где было людно, но не очень шумно. Тёмная мужская масса кое-где разбавлена женскими фигурками в довольно ярких нарядах. За стойкой - высокий мужчина с золотыми волосами. Никто, кроме него, не обратил внимания на гостью. Его пронзительно-синие глаза осматривали фигуру, которая вся с ног до головы в сухой листве и веточках. Выбившиеся из-под чепца волосы, размазанная по исцарапанному лицу грязь. Только теперь под вопрошающим взглядом хозяина заведения она поняла, как должно быть подозрительно выглядит путешествующая особа без багажа и в столь боевом обличии.

  - Что желает мадам? - на удивление приветливо прозвучали первые слова на неизвестном, но понятном языке. Язык был похож на английский, но казался более простым. Всё произносилось протяжнее и мелодичнее.

  - Если можно, воды.

  Синие глаза метнулись в сторону загремевшего посудой дверного проёма слева и снова уставились на совершенно растерявшуюся и поникшую гостью. Руки человека за стойкой, казалось, независимо от него быстро зачерпнули ковшом воду из ведра и налили её в глиняную чашу, чуть расплескав по столешнице.

  Увидев блеск влаги, она почувствовала такую жажду, как будто не пила целую вечность. Осушив чашу, она поняла, что, возможно, это единственное, что бесплатно можно получить в этом месте. А где взять деньги, чтобы расплатиться за еду и ночлег - это самый важный вопрос, ответ на который надо найти сейчас.

  - Мадам путешествует? - Глаза по-прежнему пытались увидеть то, что скрывала гостья, а руки хлопотали, переставляя и протирая самые разнообразные предметы. О назначении некоторых трудно было даже догадаться.

  - Да...

  И тут её понесло. Она услышала за одним из столов название какого-то населённого пункта: Оттела. Кто знает, далеко ли он, и что за люди в нём живут? Но выбирать не приходится.

  - Я иду из Оттела. В лесу на меня напали разбойники, всё отобрали... Мой спутник погиб. Мне с трудом удалось уйти. Не будете ли вы так добры, позволить мне переночевать и... - И дальше её язык решительно отказался просить еду. А есть очень хотелось. Она сглотнула слюну, предательски раскрывшую эту охоту.

  - Я так понимаю, что вам нечем заплатить за ночлег. Это плохо. Мне жаль, мадам, но принимать бродяг - не в моих правилах. - Это говорил не человек с золотыми волосами, а та полная дама, что минуту назад выливала помои в канаву. Она хлопотала вокруг стола с грудой грязной посуды, объедков и лужами тёмной жидкости, за которым, наверное, только что была окончена трапеза.

  - Не ворчи, Нэнси. Мадам попала в беду, и разве не долг каждого порядочного человека помогать ближнему. - Синие глаза теперь любовно осматривали обширное тело Нэнси и пытались заглянуть ей в лицо.

  Надо сказать, что это лицо было довольно симпатичным: розовые щёки без единой морщины; большие глаза, яркие и очень выразительные; алые губы. А в свете огня, который полыхал в очаге, грива пышных волос отливала медным блеском, делая голову толстухи настоящей находкой для художника.

  - Вам ещё повезло, мадам. - Теперь синие глаза почти так же благожелательно смотрели на гостью. - Чума гонит людей с насиженных мест. Это на руку негодяям, что наживаются на их горе. Как, вы сказали, ваше имя?

  - Мария, сэр.

  - Вот я и говорю, мадам Мария из Оттела, вам повезло, что удалось уйти далеко от чумы, скрыться от разбойников и попасть на наш постоялый двор. Ни я, ни мой отец, ни мой дед никогда не оставляли путника без приюта, особенно в такие лихие времена... А Нэнси... Не обращайте на неё внимание. Она добрая женщина - моя Нэнси. Сегодня у неё не очень хороший день, вот она и сердится.

  - Можно подумать, у тебя этот день был хорошим. Займись лучше делом. - Нэнси подтолкнула мужа к очагу, где в котелке кипело какое-то варево. - А вы,... мадам, - 'мадам' прозвучало, мягко сказать, снисходительно, - если не можете заплатить за ночлег и еду, то идите на кухню и помогите Оливии мыть посуду.

  Пусть так. Пусть мыть посуду, но зато сегодня ей дадут поесть, и она будет спать не в лесу.

  ...Этой ночью ей впервые пришлось разделить соломенное ложе с Оливией в тёмном и вонючем, но тёплом хлеву, рядом с хозяйскими коровами, овцами и лошадьми.

  Перед сном она немного поболтала с простоватой, всегда улыбающейся малышкой Оливией. Питер и Нэнси - хозяева этого постоялого двора - самого знаменитого в округе. Здесь многие путешествующие с севера на юг и с юга на север находят приют. У них двое сыновей: старшему - Роланду шестнадцать, и он - копия мать; а младший Сэмюель вот уже десять лет прикован к инвалидному креслу. Малыш так и не научился ходить, родился слабым и болезненным, но душа у мальчика ангельская. Он никому не причинял неудобства: целыми днями сидел в своей комнате или на заднем дворе, что-то мастерил из дерева, веток и соломы. Иногда старший брат вывозил Сэма на берег реки, что живо спускалась с холма за Хайхиллом - так называлась деревня, и огибала его с востока.

  И ещё, перейдя на таинственный шёпот, Оливия поведала Марии, что вот уже несколько дней по лесу, наводя ужас на жителей Хайхилла и ближайших хуторов, носятся таинственные слуги Тёмного Лорда Берингрифа, живущего на Севере. Один из них заживо испепелил женщину из соседнего Лоухилла, только взглянув на неё. Да, наверное, люди врут.

  Уже почти уснувшая Мария, слушающая доносящуюся издалека трогательную историю об ангелочке Сэмюеле, вдруг перестала дышать: жар, вмиг охвативший её во время встречи с третьим всадником вчера в лесу, теперь грозил перекинуться на солому, которая служила пастелью, и сжечь всё деревянное строение. Мария резко села, огляделась вокруг: в глазах полыхал огонь, слёзы едва успевали тушить языки этого фантастического пламени. Но она скоро поняла, что огня нет. Он живёт лишь в её воображении.

  - Кто этот Берингриф? И почему...?

  Оливия спала как ребёнок, разбросав руки и ноги и едва слышно дыша. Столько вопросов останется до утра без ответов. Сон как рукой сняло, и Мария углубилась в размышления. Стоит ли проявлять любопытство, тем самым выказывая свою полную неосведомлённость и вызывая подозрение у окружающих? Завтра с восходом солнца она отправится дальше на север и узнает всё сама... И вот уже снова: голубое небо, жёлтые листья и она, вся в белом, летит над лесом, меж ветвей, над ворохом опавшей листвы. Страшно... Она не умеет летать. Ноги поднимаются выше головы, и её тело переворачивается в воздухе. Она не может снова принять удобное положение. Надо как бы уйти в себя, начать сон заново, чтобы выйти из отвратительно пугающего кульбита...

  

  Новая помощница

  

  

  Наступило утро и переменило все планы, что были столь явственными накануне. Похолодало, лужи подмёрзли, и выпал первый снежок. Зима словно ветхую изодранную белую тряпку бросила на обнажённую землю. И теперь сквозь неё проглядывала беззащитная нагота. У Марии тёплой одежды не было, а отправляться на север, в горы, что даже летом красовались в белоснежных шапках, было просто глупо. Да и вообще срываться куда-либо в столь неприветливое время года слишком рискованно. Придется сделать привал и осмотреться в Хайхилле. Это может быть вполне резонно: Хайхилл - место, куда сходились многие пути. Здесь встречается самый разношерстный народ, что позволит узнать о стране, в которой она оказалась столь необычным способом, как можно больше.



  Проведение благоволило ей. В незамысловатом хозяйстве Питера и Нэнси нужна была помощница. Оливия - старательная и трудоспособная девушка, но хозяйке давно хотелось сбросить бремя тяжёлой работы и почувствовать себя настоящей управительницей: помыкать прислугой, командовать и только спрашивать с исполнителей. Это оказалось на руку Марии. Её поселили вместе с Оливией в хлеву, дали кое-какую тёплую одежду и даже обувь, кормили два раза в день и гарантировали сносное существование, по меньшей мере, до весны.

  ― Правда, что в Оттеле много домов пустует, а северная часть сгорела дотла? - спросил Питер Марию, когда в заведении остался один только местный пьяница Томас Уховёрт, который получил своё прозвище оттого, что в свою бытность нормальным человеком держал сапожную мастерскую и всякому провинившемуся подмастерью умел ловко надирать уши.

  ― Да. Это правда, - встрепенулась Мария.

  ― Говорят, это слуги Берингрифа испепелили половину Оттела. Ты видела их?

  ― Всадников на вороных конях?

  ― Да.

  ― Видела.

  ― Говорят, человек не в силах выдержать их взгляд. Воспламеняется, что хворост.

  ― Да, это правда, - соврала Мария. Она ведь смотрела в глаза всаднику в лесу, и с ней ничего не случилось. Да, огонь застилал взор, но не сжёг, не испепелил, как считали многие. Видно, людям нравится придумывать небылицы и смаковать их всякий раз в разговоре.

  ― Странно, что ты со своим спутником направилась к нам на север. Все добрые люди бегут из наших мест, подальше от Тёмного Лорда. Остаются те, кому некуда идти или жаль расставаться с нажитым, как нам с Нэнси. С тех пор, как Лорд Берингриф решил начать новую войну с южанами, мир перевернулся. Люди живут одним днём и потому много грешат, не думают о том, что за всё придётся держать ответ...

  Синие глаза Питера задумчиво смотрели в огонь, а волосы переливались золотом в языках пламени. Он был хорошим человеком и думал о грехопадении других, как о собственных неприятностях.

  ― Сэр Питер, Сэм просил меня прийти и рассказать ему сказку на ночь. Можно?

  ― Ступай. И если Нэнси будет сердиться на тебя, скажи, это я велел рассказывать ему истории перед сном.

  Сэм был действительно милым ребёнком. Он казался не на своём месте в этом сером Хайхилле. Его улыбка была способна расцветить самую унылую комнату. Он не был обузой своим родным: почти со всем научился управляться сам. Поэтому на него мало обращали внимание. И когда кто-нибудь заговаривал с ним, то мальчишка проявлял необыкновенную словоохотливость. Только с ним Мария чувствовала себя свободно, только от него не ждала подвоха или каверзного вопроса. Сэм многое разъяснил Марии, даже ни разу не спросив, почему ей не известно то, что знает весь Север и Юг.

  Мария рассказывала Сэмюелю самые разнообразные истории и сказки, которых знала несчётное множество, начиная от сказки о Маленьком Муке и заканчивая историями о Дневном и Ночном Дозоре. Конечно, всё приходилось адаптировать к мировосприятию слушателя, но Марии доставляло истинное удовольствие, как процесс сочинительства, так и то, какими ангельскими глазами смотрел Сэм на свою рассказчицу и искренне ронял слезу, тронутый бедами, обидами и неудачами героев. Нэнси ревновала сына к Марии, убеждала Питера, что 'эти бредни плохо влияют на мальчишку. Он итак не от мира сего, а теперь и вовсе свихнулся'. Но Питеру нравились истории Марии. Он и сам бы с превеликим удовольствием слушал новую служанку, но положение хозяина и отца семейства не позволяли ему делать этого.

  ― Это тебе. - Сэм протянул Марии соломенную куклу с длинными 'волосами' и угольками-глазами. - Похожа не тебя, правда?

  ― Спасибо. Это уже третья 'я' в моей коллекции.

  ― Когда у тебя будут дети, то им будет, с чем играть.

  ― Я уже слишком стара, чтобы рожать детей.

  ― Да, мама родила меня слишком поздно, поэтому я такой слабый.

  ― Если человек лишён чего-либо, то имеет что-то другое в избытке. Вот ты талантлив и добр. Это неоспоримые достоинства. Ты не рад этому?

  ― Когда я чувствую и знаю то, чего не чувствуют и не знают другие, я почти счастлив. Другим не дано любить птичку на ветке или кошку, свернувшуюся на коленях. Они даже не осознают свою ущербность. Но, когда я вижу, как бегут к реке мальчишки и девчонки, сверкая пятками, мне хочется повернуть время вспять, чтобы не родиться на вечную муку быть прикованным к этому креслу, комнате и проклятому окну.

  Марии часто бывало не по себе с этим маленьким старичком, который действительно чувствовал и знал то, чего не чувствуют и не знают другие.

  Когда Мария закончила историю о Ромео и Джульетте, Сэмюель спросил:

  ― А твоё сердце свободно? Или в нём живёт любовь?

  ― Спокойной ночи, Сэм, - ответила Мэри. Потом добавила:

  ― В моём сердце теперь поселился голубоглазый мальчик. И, похоже, довольно основательно.

  Сэм был очень доволен, когда Мария признавалась ему в любви. И не потому, что любви мальчику не хватало: его боготворил отец, нежно и почему-то тайно любила мать, за него готов был пойти на что угодно брат. Просто у Марии и Сэма была тайна, секрет, которые так нравятся детям. И этот секрет - почти взрослая любовь.

  

  

  Случай у реки

  

  

  Так много, как этой зимой, она не работала никогда. Это был физический труд. Всегда невероятно ленивая, когда дело касалось наведения порядка, стирки, готовки, уборки, теперь она день ото дня выносила мусор, чистила посуду, мела и мыла, даже ухаживала за скотиной. Доить корову в прошлой жизни - так она определила для себя своё прошлое - было дело нереальное, просто фантастическое. Теперь она делала это лучше всех остальных. Коровы отдавали ей молоко гораздо охотнее, чем другим. Нэнси даже назвала её ведьмой. 'Только ведьма может высосать из животного всё его содержимое', - говорила хозяйка. Хорошо ещё, что коровы не чахли, а наоборот - были здоровы и крепки. Дурная слава ведьмы ей сослужила бы плохую службу.

  Ещё три раза этой зимой ей довелось встретить слуг Тёмного Лорда. Они не останавливались в Хайхилле, но Мария видела их на холме у леса, из которого пришла в тот осенний день после чудесного путешествия в Страну Северных и Южных Народов. Всадник обычно сидел на своём коне и не двигался, будто изваяние. Только грива и хвост его лошади развевались на ветру. Марии казалось, что он поджидает её, следит. Когда она выходила на улицу по делам или просто, чтобы глотнуть свежего воздуха, всадник ещё мгновение-другое оставался на месте, потом начинал движение в объезд Хайхилла, в горы, где, по словам людей, был вырублен прямо в камнях неприступный замок Лорда Берингрифа.

  Его нельзя было отличить от окружающих унылых, безжизненно голых скал. Никто не сумел бы найти вход в него. Только вблизи замка человек переставал чувствовать себя живым, казалось, что душа покидает тело и смерть поглощает вечным оцепенением. Верно, люди и это выдумали. Ведь на самом деле никто этого замка не видел, в горы не поднимался и не возвращался оттуда. И почему люди так любят страшные сказки?

  Долгими тёмными зимними вечерами Мария тоже поддавалась унынию, которое поглотило многих в Хайхилле. Люди страшились будущего. Над Северными горами всю зиму стояло кроваво-красное зарево. Старики говорили, что много столетий назад их прадеды видели такое зарево. Тогда, как и теперь, силы зла вознамерились нарушить равновесие в Стране Северных и Южных Народов. И тогда люди стали умирать от неизвестных болезней, в лесу появились разбойники и ещё какие-то существа, всадники на вороных конях сжигали целые деревни вместе с жителями. Всё это истребляло род человеческий. Казалось, что два шахматных игрока решили разыграть последнюю партию. И не важно, что с шахматного поля уносят фигуру за фигурой. Пусть останется только одна, но это будет фигура победителя. В прошлый раз никто не победил, проиграли люди - сотни тысяч жителей Севера и Юга. Достаточно сказать, что Хайхилл был когда-то большим городом-крепостью - чуть ли не столицей Севера. Теперь - это не очень большое селение, в котором живут угрюмые, много пьющие люди.

  Но ничто не смогло остановить ход времени. Как и столетия назад, наступила весна, и природа вопреки всепоглощающему страху и унынию пробуждалась ото сна. Даже на пепелищах стала пробиваться сочная крапива и нежные росточки Иван-чая. В Хайхилле рождались дети. Нэнси ко всем своим достоинствам была повитухой. Без неё не обходилось ни одно появление на свет в Хайхилле, или Лоухилле, или других ближайших хуторах. Она принимала в свои крепкие руки младенцев и ворчала: 'Только настоящие глупцы плодятся в такие времена. Поставщики живой плоти пожирателям рода человеческого'.

  Милый Сэмюель, которого казалось зимний холод убьет окончательно, будто воспрянул душой и телом. Его бледные впалые щёки вдруг порозовели, ручки окрепли, волосы заблестели как лучи весеннего солнца. Мальчик стал совсем походить на своего отца - золотоволосого красавца с синими пронзительными глазами. Мария с Роландом почти каждый день вывозили Сэма к реке. Там он чувствовал себя особенно хорошо: слушал брачные трели птиц, мастерил дудочки и наигрывал на них эти птичьи песнопения. Мария не переставала дивиться многочисленным талантам Сэма. Если бы мальчику было дано ходить, он наверняка был бы ещё и первоклассным танцором.

  День выдался просто по-летнему тёплым. Уже давно никто не приносил в Хайхилл дурных вестей, люди заставляли себя не смотреть в сторону Северных гор и не видеть того, что кровавое зарево сгущается и сползает с гор, пытаясь соперничать с яростным весенним солнцем. Роланд отнёс Сэма к реке, устроил его кресло на высоком берегу, хорошо прогреваемом солнцем, и отправился помогать отцу, который вот уже несколько дней чинил крыши, подправлял ступеньки и двери во всём доме и надворных постройках.

  Мария с Оливией готовили еду, а Нэнси целые сутки была в Лоухилле. Там молодая женщина-первородка никак не могла разрешиться от бремени.

  У Марии всё валилось из рук. Она плохо спала ночью, а это было странно. С тех пор, как она поселилась в хлеву своих хозяев, сон одолевал нестерпимо её каждый вечер. Обилие физической работы не давало думать и страдать бессонницей. Но этой ночью она не могла уснуть. Тревога овладела сознанием. Всю ночь видения посещали её сон, похожий на бред. Утром она почувствовала опустошение и слабость, осознание тщетности всех поисков и попыток выяснить причину происходящего с ней. Кроме того, страх, волнение за что-то очень дорогое и важное, но уязвимое и беззащитное, что можно потерять в одночасье, терзал душу.

  Склонившись над огромным котлом с отвратительно вида, но довольно приятно пахнущим, варевом, Мария забылась тревожной дремотой. В голове образовалась пустота, исчезли звуки и куда-то унеслись мысли. Только сердца стук - всё реже и реже. Она тонет, идёт ко дну, падает внутрь себя. Потом - толчок, удар обо что-то на самом дне и стремительно - вверх, как на батуте. Широко открытыми глазами она чётко видит золотую головку в котле, беспомощно барахтающееся тельце, худенькие ручки, простёртые к ней. Первое, что захотелось сделать - запустить руку в кипяток и вынуть фигурку из котла. Бред какой-то. Она просто вздремнула. Это дурной сон!

  Но тело уже не подчинялось её сознанию. Оно с несвойственной ему проворностью неслось к реке, падало, вставало, не чувствуя боли от разбитой в кровь коленки. Сэм ещё на берегу, но он кричит, зовёт на помощь. Она не успевает: впереди ещё изгородь, канава и много-много поросшего свежей травой берега реки! Тело становится невесомым и стремительным. Она не заметила ни изгороди, ни канавы, ни травы под ногами... Маленькое сердечко под тёплой курточкой бьётся уже на её груди, стул на колёсиках - творение проворных рук Питера - летит вниз, разбивается о камень и, поднимая брызги, с шумом спускается на воду, как корабль замысловато фантастической формы.

  Камень, которым Роланд закрепил кресло на склоне, оказался слишком маленьким. Колесо постепенно преодолело неловкое препятствие, и Сэм догадался, что пора прощаться с жизнью, которую он так любил и которой тяготился. Откуда на берегу взялась Мария, мальчик так и не понял, но был по-настоящему счастлив оказаться не в широко разлившихся водах реки, а в тёплых и ласковых руках своей взрослой подруги.

  

  

  Замок Берингрифа

  

  

  Среди серых скал и алых облаков на сотни километров царило безмолвие. Сюда не залетали птицы и не поднимались звери. Здесь жизнь кончалась, и мёртвое царство камня пугало своим величием и незыблемостью. Никто, никто из смертных не в силах был дышать ледяным воздухом, заполняющим каждое ущелье и пещеру.

  Надо всеми, покрытыми снегом, вершинами поднималась чёрная, сверкающая багрянцем скала. Снизу её не было видно среди кроваво-красных облаков. Их цвет насыщался багровым сиянием, исходящим от скалы. Казалось, что огонь пытается вырваться изнутри, раскаляя камень до красноты. Но внутренний огонь не давал жара, он обжигал леденящим ужасом и величием.

  Внутри чёрного колосса была жизнь - тёмная жизнь самой тёмной души, окружившей себя слугами, готовыми по первому приказу испепелять и превращать в прах всё живое вокруг. Тёмный Лорд Берингриф - последний из величайшего колдовского рода северных магов, сумевших подчинить себе силы зла всех четырёх стихий. Алчность, всесилие и безнаказанность позволили Берингрифу уже много лет сеять боль и смерть на Севере и Юге. Чем больше горя и слёз изливалось на земли Северных и Южных Народов, тем крепче становился оплот зла. И не было уязвимого места в его несокрушимости, не было силы, способной противостоять колдовской армии Тёмного Лорда.

  В огромном зале без окон и дверей с потолками, которых, казалось, и вовсе не было, так высоки и темны они были, на троне из чёрного с алыми прожилками камня восседал Лорд Берингриф. Его чёрные одежды спускались шлейфом с каменных ступеней к самым ногам огромного существа в тёмных металлических доспехах. Голос Тёмного Лорда, спокойный и насыщенный, эхом отзывался вокруг. Слова он произносил чётко и правильно. Так говорят те, кто умеет показать своё величие и никогда не прокалывается на какой-нибудь глупости. Каждая фраза была взвешена и перепроверена, прежде чем быть услышанной и затеряться в трещинах каменных стен.

  ― Какие новости принесли твои сыновья, Хэбиткилл?

  ― Она спасла от смерти мальчишку - сына Питера из Хайхилла, мой господин. - Голос слуги звучал как раскаты грома и мог повергнуть в ужас любого, слышащего его, но только не Берингрифа, чей взгляд на великана, смиренно опустившего голову и не смеющего поднимать глаза на хозяина, делал из огромного существа пресмыкающуюся тварь.

  О, что это был за взгляд! Чёрные, как могильная тьма, глаза и кроваво-красные зрачки смотрели внутрь тебя, пробирались в самые потаённые извилины мозга. Веки никогда не дрожали, выражение лица не выказывало ни интереса, ни озабоченности, ни беспокойства. Оно было каменным. Только губы имели право шевелиться на этом тёмном лице, кое-где изрезанном морщинами. Берингриф казался мудрым и опасным в своей беспредельной мудрости.

  ― Она по-прежнему претворяется простолюдинкой?

  ― Да, мой господин.

  ― Я не мог ошибиться. Это она. Неужели никто не заметил доказательств? Твои сыновья разучились видеть, когда смотрят.

  ― Они принесли добрую весть, мой господин. - Лицо Хэбиткилла было спрятано за забралом, но в голосе великана одновременно был испуг и довольство.

  ― Почему же эта весть до сих пор не дошла до меня?

  ― Простите, мой господин, - с трудом изогнувшись, произнёс слуга. - Мой старший сын видел, как Кочевница перенеслась, чтобы успеть спасти мальчишку. Она сделала это довольно ловко, мой господин.

  ― Значит это она. Не собирается ли она в дорогу? Кочевница не сможет так долго сидеть на одном месте. Узнай, Хэбиткилл.

  ― Да, мой господин. Не желает ли мой господин сам взглянуть на неё.

  ― Нет.

  Берингриф встал. Он был строен, а по росту, пожалуй, не уступал своему слуге-великану. Спустившись по ступеням, он подошёл к центру зала, где на постаменте располагалась чаша. Сквозь лепестки каменного цветка на пол медленно сползали алые клубы дыма. Они были ледяными и замерзали, касаясь пола. Внутри чаши горел холодный огонь. Впереди идущего Тёмного Лорда исчезал лёд на каменном полу. Его шаги звучали отовсюду. Он подошёл к чаше, но не заглянул в неё. Только протянул руку, будто хотел погреть её над огнём. Языки пламени как верные псы стали лизать ладонь хозяина.

  Постояв так с полминуты, Берингриф резко обернулся и безмолвно жестом приказал слуге удалиться, а сам вернулся на свой трон. Его ярко чёрные очи слегка потускнели, и лицо уже не было каменным. Откуда-то из воздуха прямо перед господином появился огромный лохматый волк. Его шерсть искрилась, а глаза сверкали. Берингриф запрокинув голову назад, опустил веки, а волк, приняв позу сфинкса, окаменел.

  

  История с домовыми

  

  

  Вот уже несколько дней всё семейство Питера, Мария и Оливия без устали трудились на огороде за домом: рыхлили землю, разбивали грядки, сеяли овощи. Хозяин управлялся с лошадьми. Хозяйка, как обычно, давала указания, Оливия металась взад-вперёд, стараясь выполнить её поручения, а Роланд подшучивал над девушкой: то, копировал подобострастие, с каким Оливия выслушивала назидания Нэнси, то, вдруг срываясь с места, семенил вслед за малышкой Оливией, отправленной хозяйкой в дом за чем-либо. У Роланда здорово всё получалось: он как девушка изображал изящество и лёгкую неуклюжесть. При этом Оливия походила на уточку, а Роланд - на жеребца, который притворяется уточкой. Заливистый смех Сэмюеля разносился по всей округе, и сердце радовалось всеобщему оживлению и усердию.

  Мария трудилась до онемения в мышцах. И к вечеру, приводя себя в порядок, она едва могла двигаться. Оливия, которой, похоже, всё было нипочем, болтала без умолка, припоминая все сказанные Роландом слова, все его ужимки. Не делилась девушка со своей подружкой только тем, как вдруг забилось её сердечко, когда лукавые зелёные глаза Роланда скользнули по обнажившемуся во время работы девичьему плечу, как загорелись щёки от нечаянного прикосновения Роланда к её руке. Засыпая, Мария думала о том, сможет ли завтра снова встать с петухами, снова хлопотать по хозяйству и снова идти на огород, которому не было края. Но наступало утро, и силы вновь, как по мановению волшебной палочки, возвращались к ней. Она уже не удивлялась физической крепости своего тела, но по привычке порой продолжала охать и вздыхать, чем здорово донимала Нэнси.

  В заведении у Питера посетителей заметно поубавилось. Даже пьяницы и бездельники на время прервали свои возлияния и занялись делом: короткое северное лето не давало людям опомниться, а огород и лес были единственными источниками пищи в Хайхилле.

  Когда все грядки на хозяйском огороде сочно и маслянисто зачернелись перекопанной землёй, каждый уголок хозяйского дома и постоялого двора был расчищен, а котлы и миски сияли как зеркала в королевском дворце, всеми овладела лень.

  ...Питер курил трубку, поглаживал кота и щурился на солнышко, сидя на свежевыструганном крыльце и о чём-то вполголоса размеренно беседуя с младшим сыном. Сэмюель по большей части слушал и безуспешно пытался нанизать на соломинку выпускаемые отцом колечки дыма. Откуда-то со стороны реки доносился неутомимый басок Роланда и безудержный, звенящий колокольчиком хохот Оливии. Нэнси отправилась в лес за какими-то травами и корешками, которые следовало собирать по весне, и о целебных свойствах которых знала только она одна. Мария же наслаждалась бездельем. И как это Нэнси забыла дать ей поручение? Не иначе, как весеннее ласковое солнышко добралось и до её глубоко лежащего сердца?

  День клонился к вечеру. Уже давно не слыхать голосов у реки, а Питер сгрёб в охапку маленькую фигурку Сэма и исчез с ним в дверном проёме.

  Когда много физической работы, голова отдыхает. Сегодня мысли о скором путешествии на север в манящую неизвестность чёрных гор и алых облаков не покидали Марию. Она уже давно стала готовиться в дорогу: сшила котомку и всегда держала наготове запасное чистое бельё, понемногу откладывала сухари со стола, раздобыла пустую фляжку, чтобы заполнить её питьевой водой, верёвки, нож, кусок плотной ткани и много прочих вещей, которые могут понадобиться в пути. Казалось, что ходить в походы она начала раньше, чем говорить, так грамотно подбиралось ею снаряжение. Оливия что-то замечала, но сделать анализ и тем более выводы было выше её умственных способностей. И это хорошо: объяснять что-либо кому-либо совсем не хотелось. Гадая в очередной раз о том, есть ли тропинки в Северных горах, она услышала за спиной знакомый голос Питера:

  ― На чердаке есть комната, заваленная всяким хламом. Нэнси не любит наводить там порядок. А прибраться надо. Оливию с собой не бери: от девчонки сейчас больше хлопот, чем толку. И, пожалуйста, Мэри, сделай это сейчас.

  ― Что за срочность? Может завтра с утра?

  ― Не поленись, Мария, комната может понадобиться.

  ― Ну, ладно, - без особого энтузиазма Мария отправилась на чердак. Она сейчас посмотрит, что там. А уж убирать будет завтра, встанет пораньше и - за дело. Питер ничего не заметит.

  Чердак был очень большим, но этого не чувствовалось: какие-то сундуки, ящики, тюки с тряпьём, старая мебель загромождали всё пространство. Посередине стоял стол. На нём подсвечники и свечи. Вокруг стола - несколько стульев, как будто только вчера кто-то сидел здесь, жёг свечи и, возможно, трапезничал. Да здесь работы на целый месяц! Впервые Питер дал ей столь непосильное задание. Питер, наверное, прочитал её мысли. Он поднялся вслед за Марией на чердак, подошёл к ней и сказал:

  ― Не горюй. Растащи всё по углам, освободи место по центру, подмети и вымой полы, собери паутину. - Питер стал спускаться по лестнице вниз. Потом вдруг остановился, переступил с ноги на ногу. - Да, и ещё... - Он был явно смущён.

  'Чего уж там, говори. Хуже не будет, хуже уж некуда', - подумала Мария.

  ― Принеси сюда пастель и ужин... на четверых.

  Мария ожидала всего: перестирать и перештопать тряпьё из тюков, вынести и сжечь обломки старой мебели, отскоблить от копоти бревенчатые перекладины под потолком, но приготовить чердак для гостей! Этого Мария точно не ожидала.

  ― Но, сэр Питер, у нас полно свободных комнат. Зачем кого-то поселять здесь, среди этого хлама и грязи.

  ― Мария, я не спрашиваю у тебя совета. Просто сделай, что я попросил - и всё! - Мария впервые услышала в голосе хозяина металл. Это было приказание, которое действительно не следовало обсуждать. На лице Питера была решительность, граничащая с фанатизмом.

  Ладно, за пару часов можно справиться. Жаль только, что привлечь Оливию не разрешено.

  ...Когда последнее одеяло было постелено на сундук под маленьким чердачным окошком, Мария огляделась вокруг. Чердак преобразился. Стараясь загладить вину перед хозяином за непослушание, Мария здорово потрудилась. Комната стала вполне жилой и даже уютной. На столе уже горели свечи и мягко освещали чердак, делая его дальние уголки таинственными и пугающими. Огонь имеет необыкновенную способность освещать: тайное делать явным, и в то же время превращать самые обычные предметы в загадочные субстанции. Мария замерла, глядя на пламя свечи. Вдруг снизу раздался громкий голос Нэнси, вопрошающий, что произошло бы в этом доме, если б она ушла не на полдня, а, предположим, на неделю. Гостям пришлось бы самим разносить пиво и готовить закуску, убирать со столов и, чего доброго, мыть посуду.

  Мария испугано ещё раз огляделась по сторонам, пытаясь вырвать из темноты хоть какое-то подобие очертаний известных предметов, задула свечи и стремглав понеслась вниз по лестнице. Внизу её ждала подбоченившаяся Нэнси. Её волосы напоминали шевелящиеся локоны Медузы Горгоны.

  ― Что ты там делала - наверху?

  ― Убирала на чердаке. Сэр Питер...

  ― Сэр Питер, сэр Питер... У сэра Питера снова блаж. И зачем ему нужен этот чердак?! И его папаша вечно заставлял меня стелить на сундуках и таскать туда еду. И этот... Сумасшедшие! Домовых он подкармливает! Хороши домовые: жрут не хуже Макса Живоглота!

  Мария ещё долго слышала про безумного свёкра Нэнси, про блаженного Питера, про то, что Питер сделал дурачком Сэмюеля, что всё в доме держится на ней и её единственном нормальном сыне Роланде. Честно говоря, история с домовыми была действительно какой-то глуповатой, и Мария никак не могла поверить в то, что умный и рассудительный Питер, при всей своей тщательно скрываемой романтичности, мог привечать у себя на чердаке домовых. Уж очень это походило на сказку для доверчивой Нэнси.

  Между тем Питер напомнил Марии об ужине на четыре персоны, а когда Мария испуганно кивнула в сторону продолжающей ворчать Нэнси, сказал:

  ― Не обращай на неё внимание. Сделай, о чём я тебя прошу. И долго там не задерживайся.

  Мария была материалисткой, но домовых боялась с детства, хотя и никогда их не видела. И вообще, глупость какая-то: бояться того, чего не существует! Однако когда она с полным подносом снеди поднималась к двери на чердак и увидела в щелях дверного проёма свет, её руки похолодели, во рту пересохло, язык прилип к нёбу. Она хорошо помнила, как задула свечи и в кромешной темноте неслась наугад по лестнице вниз навстречу недовольной хозяйке. За дверью явно кто-то был. Но кто? Не домовые же в конце то концов! Первое, что пришло на ум - сказать обо всём Питеру. Но, вспомнив, как сердит был хозяин на неё сегодня из-за этого самого чердака, она передумала. Будь, что будет!

  И снова, испытывая отчаяние от безысходности, как ни раз бывало с ней в последнее время, она легонько толкнула локтем дверь на чердак. В комнате были люди. У стола стояли две высокие и очень красивые девушки. На них - длинные светлые плащи с капюшонами. За столом сидел, склонив голову над огромной книгой, щуплый молодой человек с взъерошенными непослушными волосами. Он что-то тщетно пытался разглядеть в своей книге, подвигая её всё ближе светлому пятну вокруг свечи. Девушек явно это забавляло. Они хихикали и перешёптывались друг с другом, глядя, как он старается. В комнате ещё кто-то был, сидел так далеко от стола, что разглядеть его было просто невозможно. Но его присутствие ощущалось кожей. Он занимал пространство, и пространства поэтому становилось меньше; он выказывал своё присутствие каким-то едва уловимым ароматом свежего ветра; и ещё казалось, что он внимательно за всем наблюдает - видит всё снаружи и изнутри. Марии очень хотелось разглядеть четвёртого, но она боялась встретиться с ним взглядом.

  Когда Мария вошла в комнату, все обернулись на неё и замолчали, старались не шевелиться и стали походить на изваяния. Мария осторожно вошла на чердак, подошла к столу и начала выставлять тарелки с мясом и овощами, большими кусками пирога, кружки с пивом. Пока Мария хлопотала вокруг стола, никто в комнате не проронил ни слова, а она боялась повернуться спиной к сидящему в темноте человеку: ощущение проникновения вглубь её сознания оттуда из темноты не покидало её. Лишь однажды она различила едва заметное шевеление всех окаменевших фигур. Чтобы не цеплять рукавами еду на тарелках, Мария закатала рукава, и все в комнате безмолвно подались вперёд, как бы желая рассмотреть получше, что приготовили им на ужин. Мария испугалась и отпрянула от стола. Потом взяла себя в руки и закончила работу. Уже через минуту она снова неслась вниз по тёмной лестнице, не разбирая дороги.

  Стараясь забыть гостей, что теперь наслаждаются плодами её труда на чердаке, Мария принялась мыть посуду и убирать на кухне.

  ― Всё угождаешь ему. Отволокла-таки на чердак еду. Вроде и не девчонка, а дура дурой. Ну, видела домовых? - Это Нэнси продолжала развлекать себя мерно льющейся бранью.

  ― Видела, - коротко ответила Мария.

  ― Да у тебя тоже не всё в порядке с головой.

  ― Нет. Всё в порядке. На чердаке есть... Нет, не домовые, конечно. Там люди.

  ― Да ты точно сдурела от безделья. Шатаешься целый день, спишь на ходу: вот и мерещится всякое. Никто там никогда не бывал, в этой комнате. Все наши постояльцы предпочитают условия получше.

  Мария смотрела Нэнси прямо в глаза, и весь вид служанки говорил, что она не врёт - в комнате на чердаке действительно есть люди. Нэнси колебалась секунду, потом подобрала юбки и проворно, будто и не носила на себе пуд веса, стала преодолевать ступеньку за ступенькой по пути к чердаку. Но уже спустя минуту нечеловеческий вопль огласил всей округе, что хамка и бездельница не уйдёт от наказания, что она - Нэнси пригрела гадюку на груди, и что сегодня эту гадюку Нэнси раздавит как червяка.

  'Люди на чердаке видно в сговоре с Питером, морочат голову Нэнси. Они, конечно же, чем-то не по душе благочестивой Нэнси, вот и дурачат её. Хотя на Питера это не похоже. Он умеет заставить жену подчиняться. Нэнси может скандалить, ворчать. Но никогда ещё не ослушалась мужа строптивая жена', - с этими мыслями Мария пулей вылетела за дверь, ведущую на задний двор, пробралась в хлев и затаилась в укромном уголке. Вообще-то, вряд ли Нэнси станет её искать, но лезть на рожон было бы глупо.

  

  Метка

  

  

  Уютно устроившись за ворохом прошлогоднего сена, Мария даже была рада избавиться от вечерних работ и немного поразмыслить о случившимся. Что за гости теперь отдыхают на чердаке? Почему они спрятались от Нэнси? И почему хозяин так требователен и твёрд стал в ожидании этих гостей? И ещё. Очень красивые девушки и их плащи. Такие ткани не носят здешние модницы и не причёсываются так. Книга у парня... Странно, но только теперь она осознала, что за все месяцы своей жизни в Хайхилле она ни разу не видела ни одной книги - книги для чтения. Правда у Питера была какая-то толстая тетрадь, куда он записывал расходы и разные напоминалки по ведению хозяйства, но книг для чтения Мария здесь ни у кого не видела.

  Почему люди на чердаке замерли при её появлении? Почему ничего не говорили друг другу при ней? И этот человек на сундуке под чердачным окошком... Сидит в тени, но всё держит под контролем. Никто не обращался к нему и даже не смотрел в его сторону, но каждый в комнате был подчинён его тайной силе.

  Она выбралась из своего укрытия и, тихо ступая, вышла на улицу. Чердачное окошко едва заметно светилось тусклым желтоватым светом. С улицы можно было подумать, что это круглолицее очертание полной луны отражается в мутном замазанном стекле. Весь воздух был напоён тайной и очарованием. На небе россыпями драгоценных созвездий сверкал млечный путь. Сегодня впервые за много долгих и безликих дней и ночей Мария огляделась по сторонам. Это весна пробудила её от зимнего небытия. Весна и новые персонажи сказочной пьесы, участницей которой поневоле или по какому-то заранее расписанному сценарию стала женщина 34-х лет, не замужем...

  Мария твёрдо решила завтра двинуться в путь. Надо ли говорить кому-либо о своих планах? Надо ли спрашивать разрешение? Ведь она не невольница. Кров, пища и одежда давно отработаны. Спасибо, что приютили, не дали погибнуть, но у неё есть свои дела, посвящать в которые никого не обязана. В конце концов, для чего-то же она вышла из Оттела со своим спутником и отправилась на Север. Это все знают и не станут донимать расспросами. Да и вообще: можно уйти тайно, никого не поставив в известность. Только Сэм... Почему-то жалко расставаться с мальчишкой. Она по-матерински привязалась к нему, и ей будет не хватать его трогательных и разумных, совсем недетских речей.

  Сердце защемило. Она пробралась в дом через задний ход, тихо поднялась по лестнице в комнату Сэмюеля и без стука вошла. Комната была полна народу. На кровати - мальчик. У его ног сидит великан Питер. Обе красавицы и взъерошенный парень - у изголовья. Он был на голову ниже своих спутниц. И поодаль ото всех на другом конце небольшой комнаты у стола - тот самый таинственный человек. Теперь Мария могла его хорошо рассмотреть. Он был не старше остальных гостей. Очень хорош собой. Тёмные волосы непослушно падали на глаза, а взгляд умный и спокойный, совсем не пугал, но видел по-прежнему насквозь. Мария оторопела, отступила назад к двери и попыталась бежать.

  ― Ты чего испугалась, Мэри? Сэм давно ждёт тебя, чтобы послушать сказку. Что ты натворила, чем так разозлила мою Нэнси?

  'Странно. Говорит, будто в комнате кроме него и сына никого нет. Это что - игра такая? И со мной решил поиграть, как с Нэнси? Только ничего игрушечного тут нет'. Необычные люди, необычные события и необычно серьёзный, очень взрослый десятилетний мальчишка буравит её необычно синими очами.

  ― Я убирала на чердаке, а Нэнси этим очень недовольна. Ну, вы знаете... - почему-то начала оправдываться Мария. - А что это за игра с домовыми-невидимками?

  ― Какими невидимками?

  ― Ну, этими, что сейчас здесь? Я сказала мадам, что они на чердаке, она поднялась и стала обвинять меня во лжи: будто нет там никого, на чердаке...

  Все в комнате переглянулись. Одна из девушек хотела что-то сказать, а парень, что сидел за столом, остановил её рукой. Питер продолжал:

  ― Не понимаю, о чём ты Мэри?

  ― Послушайте, не надо делать из меня дуру. Я, конечно, может и не очень умна для жизни в вашем сказочном Хайхилле, но галлюцинациями никогда не страдала... - сказала и сама запнулась: 'Галлюцинации - это как раз таки про меня. Ладно - хватит. Эти люди здесь есть и - 'точка'. - Что они молчат, как в рот воды набрали и стоят изваяниями? Сэмюель, малыш, ты тоже их не видишь? Почему твой отец морочит мне голову? Вы - молодая леди, вы ведь только что хотели что-то сказать, а тот господин у стола остановил вас. Говорите, я буду очень рада снова услышать ваш голос. С тех пор, как вы подтрунивали на чердаке над молодым человеком с книжкой, я ни услышала от вас ни единого звука.

  ― Этого не может быть, Мария. Ты не должна их видеть.

  ― Почему же, сэр Питер?

  ― Их не видят простые люди.

  ― Домовых?

  ― Это не домовые. Они чародеи и могут казаться невидимыми, а видят их лишь те, кому они позволяют видеть.

  ― Значит мне позволяют, - она не поверила тому, что сама сказала и вообще, вся ситуация казалась глупейшей. Чародеи, домовые. Может этот у стола - Гарри Поттер? А что? Похож, только без очков и без шрама на лбу...

  ― Нет, тебе никто ничего не позволял, - низким грудным голосом сказала девушка со светлыми блестящими волосами. Они были собраны и заплетены в косу, уложенную вокруг головы и украшенную жемчужинками. - А что это у тебя на руке? Испачкалась? - Она подошла и указательным пальцем приподняла широкий рукав старой замазанной золой рубахи Марии, обнажив предплечье. На внутренней стороне руки было родимое пятно. Самое обычное, которое может и бросалось в глаза людям, впервые видевшим Марию, но она сама его никогда не замечала. Привыкла. Пятнышко размытое и светлое в виде большой рыбины - лосося, что ли.

  ― Нет. Не испачкалась. Это родимое пятно. Оно у меня с детства. А что?

  ― И что, у всех в вашем роду были такие пятна?

  ― Нет.

  ― Откуда ты пришла в Хайхилл? - тихий, но отчётливый, какой-то льющийся в уши сладкой музыкой прозвучал голос за её спиной. Она обернулась, и ноги подкосились. Он стоял уже совсем рядом. Глаза смотрели в самую душу.

  ― Я... я не знаю, я... - комната медленно закружилась вокруг неё, стена за кроватью, изрисованная Сэмюелем, опрокинулась...

  

  

  Огненные Врата

  

  

  Толи гипнотическая сила голоса, принадлежащего молодому красавцу, толи нагромождение всех этих нереальных событий, толи страх перед тем, что предстояло раскрыть свои тайны присутствующим в комнате, только сознание покинуло Марию и вернулось к ней лишь спустя несколько минут. Она не сразу стала выказывать признаки жизни, решила послушать, о чём говорят в комнате.

  Она лежала на кровати рядом с Сэмом, и мальчик гладил её по голове.

  ― Не переживай, Сэмюель. Это обычный обморок, - успокаивал сына Питер.

  ― Или удачно сыгранная роль, - услышала Мария голос второй девушки.

  ― Не похоже. Очень натурально, - это говорил молодой человек с книжкой. Рассудительный, но немного неуверенный тон. - В любом случае, Орландо, её нельзя оставлять без присмотра. Если Питер оказался так невнимателен, то это вовсе не значит, что ищейки Берингрифа не увидят метку.

  ― Согласен. - Это говорил молодой человек, который произвёл на Марию самое большое впечатление.

  ― Появление Кочевницы - верный признак грядущих перемен. Только на чью сторону она станет?

  ― Папа, она не может стать на сторону тёмных сил. Я знаю!

  ― Мне тоже хочется так думать, но в истории наших народов были разные случаи...

  ― Тише, она очнулась, - Орландо первым заметил возвращение Марии.

  ...Дальше был долгий разговор, полный недоверия со стороны Питера и его гостей. Только Сэм был абсолютно уверен в правдивости рассказа Марии. А Мария и не собиралась лгать или утаивать что-либо. Сейчас было совсем не время покрывать тайной историю её путешествия. Она была даже рада, что может наконец-то совершенно откровенно всё рассказать. Надоело притворяться и строить из себя простолюдинку. Она не думала, что ей поверят сразу: уж очень неправдоподобными были события текущего года. Мария и сама не верила в реальность происходящего. Только если слушающие её люди - чародеи, может действительно все эти чудеса - реальность?

  Рассказывая о своих злоключениях, Мария внимательно наблюдала за слушателями. Красавицу с косой звали Елена. Она была очень умна, только всё время и зачастую незаслуженно ставила в неловкое положение парня с книгой - Эдуарда. Он говорил правильными, полными предложениями и объяснял все свои суждения, как учитель в классе. Особенно недоверчивой по отношению к Марии была вторая девушка - Элизабет с огромными глазами-вишнями и шикарными каштановыми локонами. Её язычок - острое шило. Марии было обидно ощущать себя без вины виноватой, но она понимала, что горячность доказательств сейчас будет ей не на руку. Меньше других говорил Орландо, но слушали и слушались его все, даже Питер, чьё мнение Марии всегда казалось истиной в последней инстанции.

  Многое в разговоре окружающих было непонятно. Удивляться не приходилось. Хочется или нет признавать исключительность обстоятельств, но они имели место, и надо мириться с чародеями и чудесами. Изо всего Мария поняла следующее: она - Кочевница из древнего рода кочующих волшебников. Об этом говорила метка на предплечье - лосось - кочующая рыба. У волшебников-кочевников всегда есть такие метки: лососи, птицы, раскрывшие крылья, морды лошадей. Кочевники могут перемещаться во времени и пространстве, могут путешествовать по всем сущим мирам. Ими всегда движет потребность оказываться вовремя и в нужном месте: там, где необходимо их вмешательство.

  После всего, что пережила Мария, она была готова даже к превращению сидящих у кровати Сэма чародеев в крыс, сусликов или иных зверюшек, но осознать свою сверхъестественную колдовскую сущность было выше её сил. Этого просто не могло быть. Это ошибка, случайность. Подумаешь - лосось на предплечье. Древний род кочующих волшебников. Она едва сдержала себя от смеха, представив маму - строгую училку в очках с линзами, а в руках у неё волшебная палочка или жезл. Стоит она у доски и тычет этой самой палочкой в физическую карту Евразии, и Евразия оживает: горы растут на глазах, реки текут, травка зеленеет... Ученики в шоке, а мама злорадно скалит зубы и говорит: 'Теперь, Сидоров, ты навечно запомнишь крайнюю северную точку Евразии'. Сюжет для 'Ералаша'.

  Мария хихикнула, и все обернулись к ней. Неловкую паузу прервал Орландо:

  ― Мы больше не можем задерживаться. Завтра луна пойдёт на убыль, и придётся ждать следующего полнолуния. Ты, Мария, пойдёшь с нами.

  О чём говорил парень, Мария не поняла. Он резко изменил тему, но все, похоже, совсем не удивились. Какая разница, куда и с кем теперь идти? Завтра её всё равно здесь бы уже не было. Питер да и молодые люди пока не вызывали опасения. 'Если они считают, что моё место рядом с ними, надо идти'. Тем более что выбора у неё не было. Вряд ли слабая женщина смогла бы противостоять такому количеству молодых и по всему видать сильных людей.

  Питер зачем-то натягивал чулки на безжизненные ножки Сэмюеля, девушки поправляли одежды, Эдуард собирал в свою сумку какие-то вещицы со стола. Мария чувствовала себя лишней в этой компании: ей нечего было поправлять и собирать в дорогу. Она просто стояла у двери и ожидала остальных. Её взгляд блуждал по комнате. Очень хотелось взглянуть на Орландо: что делает он. Не получалось. Сделав усилие, Мария обернулась, их глаза встретились. Он наверняка знал, что всё, о чём поведала своим новым знакомым Кочевница, было правдой. Он видел это, он смотрел внутрь неё.

  ...Светлой лунной ночью на задний двор самого большого дома в Хайхилле вышла группа людей: трое мужчин и три женщины. Один из мужчин - самый высокий держал на руках худенького, но довольно большого ребёнка. Все двигались бесшумно, как тени. Ничто не нарушало звуковой гармонии сельской ночи. Только редкий собачий лай, квохтанье сонных кур на насесте да сказочные соловьиные трели в ивовых зарослях над рекой.

  Туда, в соловьиный рай, держали свой путь люди. Они сели в лодки на берегу и беззвучно орудуя шестами, переправились на другой берег. Его хорошо освещало ночное светило: тёмные, кое-где поросшие скудным, еще не до конца распустившимся кустарником, камни омывались водами реки. Подняться на берег не было никакой возможности. Мария знала, что там, где река делает крутой поворот на север, берег довольно пологий и по узкой тропинке можно выбраться наверх и оказаться на обширном плато у самого подножия Северных гор. Но её спутники и не собирались туда. Они, казалось, бесцельно плыли по течению реки, рассматривая освещённые луной камни.

  Сэм мирно спал на руках у отца, убаюканный лёгким покачиванием лодки и свежим весенним воздухом. Зачем было брать в ночное путешествие ребёнка? Мария не задавала вопросов, а остальных, похоже, это ничуть не интересовало. Тем временем на соседней лодке Мария заметила едва уловимое движение. Питер встал и, одной рукой поддерживая спящего мальчика, а другой ловко орудуя шестом, остановил лодку, причалил к берегу. На каменной довольно ровной стене можно было разглядеть металлическое кольцо наподобие того, что вешают на входную дверь.

  Эдуард, который первым заметил кольцо, протянул к нему руку и стукнул металлом о камень. Стена загудела и в каменном берегу образовалась расщелина, в которую и направили свои лодки путники. По-прежнему все молчали, а Марии хотелось говорить и говорить, спрашивать и спрашивать. Что это за пещера? Как это камни смогли расступиться? Какая сила заставила их сделать это? Сэм проснулся и уже сидел рядом с Марией, прижавшись к ней дрожащим от холода тельцем. Мария шёпотом, почти без голоса, одними губами спросила у мальчика:

  ― Ты не знаешь, куда это мы направляемся?

  ― К Огненным Вратам.

  ― Что это?

  ― Увидишь.

  ― Чш-ш-ш-ш, - Питер приложил к губам палец.

  Вскоре света совсем не стало. Кругом непроглядная тьма и тишина: только редкие всплески воды и стук собственного сердца. Мария немного подалась вперёд, стараясь увидеть хоть что-нибудь. Может эти чародеи, а вместе с ними и Питер уже исчезли куда-нибудь, испарились. И она одна в этой страшной пещере, посреди тёмной воды, в которой водятся чудовищные рыбы и не весть какие твари... Глупости, здесь Сэм, сопит и зевает. Ах!.. Что это с ней? Будто пелена спала с глаз. Она прекрасно видела в темноте. Как когда-то во сне кругом был тусклый свет, не имеющий источника: просто свечение в воздухе...

  ― Видишь? А ты не верила в свою магическую природу. В темноте могут видеть только маги. Питер и Сэм ничего не видят, а ты можешь, - сказала Елена. Она управляла соседней лодкой, а Эдуард сидел напротив и вглядывался в темноту. Казалось, что на глазах у него повязка. Он был маленьким и неуместным на фоне красавицы с царственной осанкой.

  ― Почему-то раньше я этого за собой не замечала.

  ― Раньше ты не знала о себе ничего. Если человек не знает, что от природы ему дано говорить, то и не заговорит. Хорошо, что об этом знают его родители.

  ― Но почему мои родители...

  ― Перестань болтать, Мэри. Лучше помоги найти факел. - Питер беспомощно шарил ладонями под ногами. Мария увидела на дне лодки факелы, подняла их и передала Питеру. Он взял один, зажал его коленями и стал высекать огонь из камня.

  Вскоре один факел был отдан Эдуарду, а другой держал Сэмюель и был счастлив, как только может быть счастлив ребёнок, держащий факел. Пещера становилась всё шире и шире. Теперь путники находились под Северными горами, может даже в самом сердце Северных гор. Наконец лодки очутились в широком тёмном озере, на дальнем берегу которого возвышались великолепные из чёрного металла ворота. В рельефе ворот угадывались очертания огромных людей. И когда путники почти причалили к берегу, Мария сумела разглядеть этих людей. То были всадники, которых много месяцев назад она встретила в лесу и которые всю зиму наблюдали за ней. Исполины стояли в полный рост, а рядом - их кони, взятые под уздцы. Человеку не под силу выковать такие ворота: высотой с девятиэтажный дом. Кто сумел изготовить их? 'Огненные Врата', - вспомнила Мария и прошептала одними губами: 'Огненные Врата...'.

  Питер помог Марии покинуть лодку, вынес на берег и усадил Сэма, остальные вышли и закрепили свои лодки. Девушки расположились возле Сэмюеля. Эдуард и Питер тоже никуда не торопились. Мария подсела к остальным. Было жутко рядом с Огненными Вратами. И почему они огненные? Здесь холодно и сыро как в могиле. Только Орландо подошёл к самим воротам, он рассматривал их сантиметр за сантиметром, будто искал изъяны или трещины. Все ждали.

  Он обернулся и... Произошло всё довольно быстро. Он был там, у ворот, но в мгновение ока оказался рядом, приблизился, как земля приближается к падающему со скалы человеку. Словно мощным магнитом его притянуло к людям, сидящим у воды. Однако ни на кого это перемещение ни произвело впечатления. И Мария решила не выказывать своего удивления.

  ― Ещё раз, Эд. Для чего мы сюда пришли?

  ― Чтобы проверить, не нашёл ли Берингриф лазейку и не проник ли в кузницу другим путём, минуя Огненные Врата.

  ― Что даёт нам основание подозревать его в этом?

  ― Армия Берингрифа заметно возросла с тех пор, как твой отец сумел запечатать Огненные Врата в былую смуту. Но есть подозрение, что файрбонинги научились плодиться и без кузницы.

  ― Что нас может ожидать там, за Огненными Вратами, если Тёмный Лорд всё же сумел проникнуть внутрь?

  ― Смерть... Скорее всего.

  Воцарилась тишина. Лица присутствующих были сосредоточены.

  ― Ну, брось ты, Эд, - спустя некоторое время, подбадривая себя и всех, снисходительно произнесла Елена. - Разве может так просто погибнуть наследник великого Флориана, сопровождаемый своим верным и храбрым товарищем - Эдуардом Наимудрейшим. Нет, мы ещё повоюем. Кроме того, ты забыл - с нами Кочевница...

  ― Я ничего не понимаю! - наконец не выдержала Мария.

  

  Ключ

  

  

  ― Или делаешь вид, что не понимаешь. Правда? - отозвалась Элизабет.

  ― Потом, Лизи, - пресёк назревающий спор Орландо. - Теперь надо поторапливаться. Берингриф не должен заметить нашего присутствия. Питер, на постоялом дворе всё спокойно?

  Казалось, что Питер сейчас по мобильнику свяжется с Нэнси и спросит, не приходил ли Берингриф или его слуги. Но телефона у Питера не было. И как он сможет узнать, что происходит на постоялом дворе? Но Питер, помедлив несколько секунд, ответил:

  ― Всё в порядке, господин. - Питер очень часто называл Орландо господином, и Мария решила для себя, что тоже будет так называть его, если понадобится, конечно.

  Потом, спустя несколько недель жизни с магами и чародеями, Мария узнала, что почти каждый: не только волшебник, но и человек, может иметь тесную связь с каким-либо другим живым существом - кошкой, собакой или даже курицей, видеть его глазами, слышать его ушами, ощущать всё, что ощущает это животное. Для этого надо научиться перевоплощаться в своего собрата, найти самый короткий путь к нему, временно переселять свой дух в животного. Сразу ни у кого не получается, даже маститому колдуну нелегко. Надо вырастить своего питомца, любить и холить его, начать переживать его беды как свои. И только потом существо пустит тебя в свой мир, позволит пользоваться своими органами чувств, своим телом и даже сознанием, если оно есть, конечно.

  Такую же связь можно установить и с другим человеком, даже со многими. Однако с людьми проще договориться об услуге, но сложнее поддерживать связь. Человеческие взаимоотношения гораздо многограннее. Сегодняшний друг завтра может стать твоим врагом и подвести в самый неподходящий момент или обмануть твой слух, зрение и прочие ощущения.

  У Питера был кот - обычный трёхшерстный котяра: ленивый и прожорливый. Больше всего он любил греться на солнышке или у очага, а ещё выпрашивать еду. Питер часто кормил его прямо из рук. Даже Нэнси уважала мужниного любимца, заставляла Оливию всегда наполнять кошачью миску супом и никогда не прогонять его из кухни. 'Этот здоровяк в своей прошлой жизни точно был важным господином. Каково это, господину стать простым котом, которого пинает всякий, кому не лень?' - жалела кота хозяйка.

  Сообщив всем, что на постоялом дворе спят, и никто не обнаружил его отсутствия, отсутствия Сэма и даже Марии, Питер подхватил как пушинку своего сына, и все направились к воротам.

  У ног одного из исполинов-всадников на Вратах была изображена змея - огромная гадина, обернувшаяся вокруг камня. Казалось, что она живая и спит с открытыми глазами. Все смотрели на змею и, почему-то, на Сэмюеля. Мария жадно ловила каждый взгляд, движение своих спутников. Ей не терпелось узнать, что откроется за Огненными Вратами.

  Слабая бледная ручка Сэма потянулась к змее. Марии захотелось остановить мальчишку: 'Не трогай! Это опасно!', - такой живой и реальной казалась мерзкая спящая тварь. Но никто не собирался остановить Сэма, все затаили дыхание и отступили на шаг назад. Только Питер по-прежнему стоял возле самых ворот с мальчиком на руках. Сэмюель коснулся чёрного темени змеи.

  Она, нарушая все законы природы, приподняла голову и медленно стала разворачивать кольца своего жирного тела. Скрежет металла, гул и громовые раскаты где-то под самым сводом пещеры оглушили, заставили съёжиться, ощутить себя беспомощным кроликом перед гигантским удавом. Металл, казалось, начал дышать. Изнутри неведомая сила стала надувать его, мелкие трещинки побежали от змеиного темени во все стороны. Ещё мгновение - и ворота взорвутся! Но этого не произошло. В трещинах виднелась алая, как кровь, огненная магма...

  Кони на Вратах встали на дыбы, заржали, угрожая обрушить всю пещеру на тайных гостей; хозяева коней, придерживая их за уздцы, приклонили колени перед Сэмом и его отцом. В этом положении картинка замерла. Развернувшаяся и приподнявшая выше всадников свою голову змея, вставшие на дыбы кони и приклонившие колена всадники. В следующие минуты всё прекратилось: тишина воцарилась в пещере. После того шума, который только что наполнял пространство внутри горы, тишина оглушила. Огненные раны на Вратах зарубцевались в одно мгновение, только едкий дым лез в горло и мешал смотреть. Мария ничком лежала на земле, поджав ноги и обхватив голову руками. Она огляделась по сторонам.

  Орландо закрывал своим телом Элизабет, та надрывно кашляла. Эд, испуганно озираясь, крепко прижимал к груди белоснежную жемчужную головку Елены. Странно было видеть величие неприступной красавицы, всецело доверившееся нескладной сущности этого парнишки. Широко раскрытые глазищи Сэма, наполненные слезами от дыма, восторженно сияли. Только его не испугало происходящее. Питер с гордостью держал своего малыша и широко улыбаясь, казалось, говорил: 'Смотрите: это он - мой сын! Это он наделал столько шума'.

  Вдруг Огненные Врата медленно со скрежетом стали открываться: просто разъезжаться в стороны, обнаруживая узкий проход внутрь. Там не было ни огня, ни дыма, ни громовых ударов сказочного молота о чудесную наковальню - ничего, что, по мнению Марии, должно быть в кузнице.

  

  

  Кузница Тёмного Лорда

  

  

  Чем дальше Мария и её спутники углублялись внутрь кузницы, тем спокойнее чувствовала себя Мария. Ровным счётом ничего не происходило: шершавые каменистые стены, которые уходили вверх до самой бесконечности, всё тот же тусклый свет, не имеющий источника: просто свечение в воздухе, всё те же молчаливые спутники. Только теперь они держались за руки. Орландо вёл за собой Элизабет, а Эдуард - Елену. И Елена стала как-то ниже ростом, слабее и беззащитнее.

  Теперь Мария поняла, почему следовало взять с собой Сэмюеля. Он - Ключ, Ключ от ворот в кузницу Берингрифа. Только, почему он - ребёнок? Ни Питер, ни Эдуард или Елена, а именно малыш Сэм. Какой страшной опасности в этом магическом мире подвергают детей! Чудовищно.

  Вдруг в довольно узком каменном тоннеле Мария ощутила себя одинокой и бесполезной - совсем как когда-то в прошлой жизни. Зачем всё-таки она здесь? Какая-то Кочевница. Кому она нужна? Этим двум парочкам впереди, похоже, вполне хватает друг друга. Питер как знамя своего рода несёт малыша и больше ничего не видит вокруг. Даже Сэму она теперь совсем безразлична. А что, если отстать, вернуться обратно? И не важно, что будет с ней потом: погибнет или доберётся до Хайхилла. Всё равно. Ей не привыкать: жила же она никчёмным растением раньше, будет жить и теперь. И почему она решила, что здесь ей надо выполнить какую-то миссию? Чушь...

  Вдруг все остановились, и Мария наткнулась на идущую впереди Элизабет. Та пренебрежительно фыркнула и посторонилась. Мария попыталась выглянуть из-за плеча Орландо. Впереди ничего не было. Питер и Эд вопрошающе смотрели на Орландо, тот - переглядывался с Еленой.

  ― Что-то шумит, - сболтнула Мария.

  ― Ты тоже слышишь? - спросила Елена.

  ― Да.

  ― И ты до сих пор не веришь, что ты - Кочевница?

  ― Я...

  ― Помолчите. Надо выбрать направление, - сказала Элизабет.

  Действительно, тоннель разделялся на три рукава. Мария чётко слышала, что шумит справа, но не решилась поделиться своими наблюдениями.

  ― Сюда, - Орландо повернул вправо.

  Похоже, что Питер ничего не слышал. Но почему Эд делал вид, что тоже не слышит, Мария не понимала? И ещё: он всё время держит в руках факел. Не видит, что ли? И тут Марию осенило. Да он не волшебник, он просто человек! В лодке, когда исчез лунный свет, он был как слепой котёнок. В этом мире всё так переплетено. Колдуны и люди. А может он наполовину волшебник? Он ведь тоже прикидывался невидимым на чердаке и в спальне Сэма.

  Идти пришлось довольно долго. ...И скучно. Шум усилился. Теперь его слышали и люди. Сэмюель, и так долго для десятилетнего мальчишки молчавший на руках у отца, донимал всех вопросами. Эдуард разъяснял ему всё как любознательному ученику. Елена немного освоилась и снова начала подтрунивать над Эдом. Мария ловила каждое слово.

  Оказывается, здесь в кузнице куётся небывалая магическая сила Берингрифа. Его предки вечно владели ею, пока в прошлую смуту кто-то не запечатал Огненные Врата, лишив Тёмного Лорда силы. Прадед Питера был назначен Хранителем Ключа, и каждый младший мужского пола в роду Питера становился Хранителем. Вот почему малютка Сэм вынужден нести столь опасное и ответственное бремя. Ключ от ворот - ладонь мальчика. И это великая тайна. Знают её избранные, и Берингриф не в их числе. Многое отдал бы Тёмный Лорд, чтобы найти ключи от Огненных Врат.

  'Вот засада, - подумала Мария. - Теперь и я посвящена в тайну Ключа. И что мне с этим делать? Теперь эта компания не выпустит меня из рук. Но могу ли я сама им всецело довериться?.. Их волнует сила Берингрифа, чума, пожары... А кого беспокоит моя судьба?'

  Воздух давно приобрёл запах гари и ядовитых испарений, но дышать пока удавалось. Шум стал таким, что приходилось повышать голос или даже кричать. Отчётливо слышался скрежет железа, шипение и какое-то мощное уханье, напоминающее звук машины, забивающей сваи, только усиленный в несколько раз. Что там - впереди? Может это ад на земле? Только нечеловеческих криков грешников не было слышно.

  Могла ли Мария представить, какая жуткая и мистическая картина откроется её взору через несколько минут? Впереди - алое свечение, временами недра с рёвом изрыгают столб безудержно рвущейся к вершине горы плазмы. Движением руки Орландо приказал всем прижаться к стене. Стали продвигаться медленно и боком. Все молчали, хотя вряд ли кто-нибудь мог услышать их голоса в таком грохоте. Факелы давно были погашены. Питер с головой укутал своего сына в плащ, и только любопытные и испуганные глаза сверкали в складках грубой ткани.

  Вскоре тоннель закончился. Люди были совсем близки к краю пропасти. Когда огненный столб устремлялся ввысь, прижимались к земле. Огонь увлекал за собой со дна огромные камни. Странно, но от этого огня не было жара, иначе все давно изжарились бы заживо. Орландо велел спутникам вернуться назад, взял с собой Эдуарда, и они, защищая головы плащами, перебежками между камнепадами, продвигались вперёд. У самого края пропасти, найдя укрытие за огромным камнем, выброшенным чудовищной силой из жерла кратера, молодые люди стали всматриваться в происходящее внизу. Они разговаривали, но голосов не было слышно. Эд размахивал руками и что-то пытался объяснить Орландо. Орландо так близко подошёл к краю пропасти, что у Марии перехватило дух. Она, наверное, закричала, но этого никто не услышал.

  Мэри так была поглощена зрелищем, что не сразу почувствовала, что кто-то трясёт её за плечо. Это Питер. Его лицо перекосило от страха. На руках не было Сэма, и Мария поняла - случилось непоправимое: мальчик в беде! Но она ошибалась: метрах в пяти от неё золотистым огоньком отливала пушистая головка Сэмюеля. С ним всё в порядке. Тогда что? Питер надрывно орал ей в ухо:

   ― Всадник Берингрифа на реке! Он обнаружил расщелину! Наверняка Тёмному Лорду уже известно, что кто-то покусился на Огненные Врата!

  ― Откуда ты знаешь?!

  ― Глупая женщина! Надо возвращаться, иначе все погибнем!

  Какая сила руководила Марией в тот момент, но только ноги сами понесли её к краю пропасти. Она бежала как по полю боя, где свистят пули, каждая из которых норовит попасть тебе в голову или сердце. Пуль не было, но то там то здесь падали камни, и она прикрывала голову руками. Очутившись рядом с Орландо и Эдуардом, Мария не сразу заговорила. Её глаза помимо воли устремились вглубь кратера.

  Внутри в огромном каменном котле бурлили алая как кровь жижа. Из неё выползали и лезли на стены, лязгая латами, всадники - близнецы тех, которые уже были знакомы Марии. Тысячи, сотни тысяч всадников! Прямо из стен котла, из чёрного камня сами собой появлялись их вороные гигантские кони. Всадники садились на своих коней... И... снова падали в огненное месиво, поднимая столб искрящейся огненной магмы. Их кони крошились, и камни - осколки коней увлекались столбом огня ввысь. Так рождалось и снова погибало огненное войско Тёмного Лорда. Ужас охватил всё естество слабой женщины. Что она делает здесь - в этом аду? Бежать, бежать, не разбирая дороги! Пусть погибнуть, только не здесь! Нет. Надо просто крепко зажмуриться. Это наверняка сон. Надо как бы уйти в себя, начать сон заново, чтобы выйти из...

  ― Сумасшедшая, что ты здесь делаешь?! - услышала она голос, кричащий прямо в ухо. Она ничего не могла ответить. Её лицо, наверное, было глупым и одновременно смешным, выказывая животный отвратительный страх. - Да не бойся ты, они не опасны. Берингриф не смог открыть ворота.

  ― Зато теперь сможет! - проорала Мэри. - Питер сказал, что всадники увидели расщелину на берегу и всё сообщили Берингрифу. Он... или они скоро будут здесь.

  Орландо больше ничего не говорил.

  Эд уже мчался прочь от края пропасти, бежал так быстро, как бегают только бегуны на короткие дистанции. Схватив за руку Елену, он скрылся из виду. Орландо вырвал Марию из укрытия как опытный хирург зуб из насиженного места, увлёк её за собой. Элизабет нигде не было. Во всяком случае, Мария её не заметила. По пути Орландо подхватил Сэма. Тот беспомощно повис у него на руке.

  ― Пробирайся к Вратам! Если Врата будут закрыты, жди - либо мы, либо смерть придёт за тобо-о-о-й!!! - крикнул Орландо на ходу Питеру.

  В следующее мгновенье всё понеслось с невероятной скоростью мимо и сквозь Марию. В ушах свистело, звенело и визжало. Тело сплющивалось и вытягивалось. Где-то кричал Сэмюель. Сэмюель или она сама. Всё говорило о том, что теперь Мария в иной реальности, а может уже и за пределами неё. Только что-то, и она не могла пока понять - что, продолжало удерживать её в этой жизни. Это рука! Орландо держит её за руку: крепко, будто приклеился.

  ...Мягкое столкновение с упругим слоем уплотнившегося воздуха, какая-то слабость: просто бессилие и усталость во всех членах. Она сидит на берегу озера в пещере перед воротами. Сэм плачет и зовёт отца, девушки успокаивают мальчика и обещают, что они встретятся с Питером дома. Сэмюеля невозможно обмануть.

  Она подползла к ним на четвереньках и, едва шевеля пересохшими губами, сказала:

  ― Если ты сейчас не закроешь ворота, погибнут все. Сделай это, и у твоего отца будет шанс.

  Сэм перестал плакать. Все замолчали и ждали. Но ждать было некогда. Орландо взял мальчика на руки и пошёл к Вратам...

  Огненные Врата удалось закрыть.

  Одна маленькая беспомощная детская ручка и огромная чудовищная смертельная сила. В этой ладошке как в заточении заключена и запечатана мощь древнего колдовского рода Тёмного Лорда. Великая мудрость или беспредельная глупость устроила это заточение. Время покажет, кто выйдет победителем в шахматной партии, разыгрываемой силами зла и силами, удерживающими этот мистический мир в зыбком, но таком необходимом равновесии.

  

  'Тайна должна быть раскрыта!'

  

  

  Питера удалось освободить из ловушки в ту же ночь. До следующего полнолуния он бы не дожил, а кольцо на скалистом берегу реки являлось только полной луне.

  Для рождённых огнём всадников Берингрифа вода была серьёзным препятствием. И все, кроме Орландо и Сэмюеля, успели выбраться наружу. Питер, выбиваясь из последних сил, вернулся к воротам и затаился за ними в ожидании помощи.

  Когда Мария и её спутники выходили на берег у Хайхилла, глухой стук о плотную землю коснулся их ушей. Мимо них проскакали гигантские всадники на вороных конях, сверкающие тёмным металлом своих доспехов и оружия. Целая дюжина! Воздух вокруг стал густым и плотным, звуки увязли в нём. Стук копыт, скрежет железа, лошадиный сап и ещё какой-то странный, будто колокольный, гул вползли в уши, заполонили череп, пытаясь разорвать его изнутри... Только теперь всадники не заметили Марию. Ни Марию, ни кого-либо ещё. И девушки, и Эд были невидимы для этих чудовищ. Мария тоже была невидима. Как говорила Елена, теперь она знает о себе многое и поэтому может видеть в темноте, быстро перемещаться на большие расстояния и становиться незаметной.

  Магия помогла и Орландо скрыть от огненных чудовищ себя, мальчугана и лодку. Постояв у закрытого входа в лоно, породившее их, файрбонинги обшарили испепеляющими очами всю пещеру, но, не обнаружив видимой жизни, вернулись к реке.

  Сэм опять открыл Врата, освободив Питера, запечатал их вновь и едва живой упокоился на руках отца...

  

  ...Лорд Берингриф, чьё лицо стало ещё темнее, а в глазах ещё ярче горели алые искры леденящего пламени, смотрел в чашу - каменный цветок, сквозь лепестки которого, огибая красивые руки тёмного человека, на пол медленно сползали алые клубы дыма. Они были ледяными и замерзали, касаясь, пола. Внутри чаши сквозь языки холодного пламени возникали и исчезали образы.

  Вот полная рыжеволосая женщина растирает в ступке какую-то сухую кору. Вот удивительно похожий на неё парень склонился над бледным худеньким личиком больного мальчугана, утонувшего в пуховой перине. Вот невысокая ширококостая крестьянка хлопочет у его кровати. Когда она остаётся одна, то становится на колени и, обращаясь к кому-то невидимому в углу комнаты, беззвучно шевелит губами и поминутно пальцами правой руки, собранными в щепоть, касается своего лба, живота и плеч.

  Надо было видеть её лицо, скуластое и обветренное, но такое горестное и умоляющее, что только слепой мог бы не внять его разрывающей сердце скорби. По бледным щекам текли слёзы, губы дрожали, и всё чаще и чаще взлетала рука, осеняющая неведомым Берингрифу знаком поникшее тело женщины. Но в чёрных как уголь глазах, огромных и пронзительных, была надежда. И никакая сила не могла лишить их надежды.

  ...Берингриф размышлял. Лохматый волк сидел у трона хозяина. Гробовая тишина царила в огромном зале. Кто сумел открыть Огненные Врата? Кто владеет Ключом? Тёмный Лорд был уверен, что проникнуть внутрь кузницы теперь не суждено никому. Пришлось производить воинов другим способом. Это было трудно и долго. Да и получались всадники не такими сильными и безжалостными, как рождённые огнём.

  Причастна ли к проникновению в кузницу Кочевница? Не похоже. День за днём она проводит на постоялом дворе в Хайхилле. И что удерживает её там? Невыносимее всего для Кочевницы сидеть на месте. Значит, есть причина столь долгого её пребывания в доме Питера. Неужели привязанность к мальчишке?

  'Эта женщина давно готова стать матерью, ей только следует найти подходящего отца своему ребёнку...' - так думал Тёмный Лорд, вновь вглядываясь в туманную гладь на дне каменного цветка.

  Мария прижала губы к горячему виску Сэма... Ледяное пламя из чаши почти коснулось виска Берингрифа, каменное лицо дрогнуло, внутри вспыхнул огонь, и по горячей спине господина покатилась капелька холодного пота.

  Лорд Берингриф никогда не звал к себе слуг. Они сами знали, когда хозяин хотел видеть их. Вот и сейчас из вдруг определившейся ниши в стене вошёл, наполнив зал гулом и дурным запахом ядовитых огненных испарений, великан Хэбиткилл. Полыхающие алым огнём глазницы боялись смотреть прямо на господина.

  ― Ты узнал, кто входил в кузницу моих предков?

  ― Нет, мой господин.

  ― Что помешало тебе?

  ― Вода, мой господин. Вода в этой реке и в озере пещеры особенно губительна для вашего войска, мой господин.

  Тёмный Лорд всегда тяготился непрозорливостью ума своих слуг. Они были верны и иногда догадливы, но советоваться с кем-либо из них не имело смысла. Берингриф привык советоваться только с собой и ещё со всевидящим оком своей колдовской чаши, что являло своему владельцу разное: и бесполезное, и важное, и известное всем и каждому, и тайное. 'Сейчас ты мне покажешь место, где хранится Ключ от Врат. Только это место и более ничего. Яви мне его!' - руки Берингрифа вцепились в края каменного цветка как хищные лапы грифона, каменное лицо приблизилось к мутноватой глади на дне чаши. ...Тесная комната постоялого двора, белоснежная пастель, на ней мальчик, рядом Мария и Питер...

  ― Сейчас я должен подумать и принять решение. Но пусть твои сыновья будут наготове. Им придется обыскать весь Хайхилл. Ключ от Огненных Врат здесь. И он рядом с Кочевницей, скорее всего на постоялом дворе. Тайна должна быть раскрыта!

  

  Болезнь Сэмюеля

  

  

  Целую неделю после предпринятой вылазки в кузницу Берингрифа Сэмюель полыхал адским огнём. Мальчик метался в пастели, бредил. Сквозь мертвенную бледность лица проступал лихорадочный румянец. Слабый организм ребёнка с трудом справлялся с тем неизгладимым впечатлением, что произвела на него опасность близкой смерти: его, его отца и его друзей. И ещё выбор, который следовало сделать там, у Огненных Врат - выбор между жизнью и смертью самого близкого и родного человека и всех, всех, кто зависел от него и его решения.

  Нэнси сутками что-то химичила на кухне, таскалась в лес в поисках какой-то целебной травы, смешивала и растирала, заваривала и отпаривала. У котла с ароматным или зловонным варевом она выглядела как вошедшая в транс, обезумевшая ведьма. Мать отчаянно старалась вернуть к жизни внезапно без видимой причины захворавшего сына. Однажды ночью, когда силы покинули её, сидя одна в жарко натопленной кухне, Нэнси запрокинула голову, картинно обхватила её руками и проревела как-то глухо, сдавленно, но отчаянно: 'Прости-и-и-и ме-е-е-еня, мой мальчик! Это я, я-а-а-а во всём виновата! Я плохо заботилась о тебе, я всегда упрекала тебя, что ты не такой, как все-е-е-е!' Нэнси завывала и плакала, и била кулаками в грудь, раскачиваясь рыхлым вспотевшим телом в разные стороны. Она упала на пол и долго ещё всхлипывала и причитала, последними словами ругая себя - непутёвую мать.

  Мария стояла на пороге и не знала, что делать. Что следует говорить человеку, когда успокаивать не имеет смысла? Что может говорить глупая служанка сильной и неприступной хозяйке, когда та сама признаётся в своей неправоте и бессилии? 'Стоп. Разве я глупая служанка? У меня высшее образование, кандидатская степень. Что, разве не приходилось мне давать советы подругам, коллегам, студентам'?.. - подумала Мария. А Нэнси, как больная собака, скулила и растерянно моргала, глядя на непрошенную гостью - нежеланную свидетельницу её раскаяния.

  Мария опустилась на пол рядом с возвышающейся горой повергнутой в одночасье твердыни и нежно обняла её за плечи, прижалась грудью к её спине, а щекой - к затылку. Женщины плакали, не скрывая слёз, от бессилия перед злым недугом, поразившим столь дорогого и любимого обеими человечка.

  В эту ночь Нэнси совершенно неожиданно призналась Марии в тайне, тщательно скрываемой ото всех. Даже от Питера, даже... от самой себя. Она гнала мысли о том, что как многие 'глупые квочки' - так часто называла Нэнси пользуемых баб на сносях, тоже не сумела этой всевоскрешающей весной остаться в стороне от наполняющих душу чувств. Нэнси ждала ребёнка. Ждала его, как ни ждала ни первенца, ни малютку Сэма. Она надеялась, что на этот раз будет дочь, и даже придумала ей имя. Всякий раз, когда в голову приходили мысли о младенце, Нэнси принималась ругать и корить себя: слишком уж лихие времена, чтобы начинать жизнь. Теперь же, когда в комнате наверху маленький Сэмюель терял последние силы, Нэнси казалась себе предательницей, поставившей ради этой новой жизни на карту всё, даже любовь к младшему сыну.

  Питер, в свою очередь, обвинял в произошедшем только себя. Он ходил чернее тучи, опустив плечи, и, всегда сияющие внутренним светом глаза, потухли и выражали безысходность и отчаяние. Сначала его можно было найти только в комнате Сэма, сидящим у ног больного и с надеждой всматривающимся в лицо мальчика. Потом Питер стал избегать всех, уходил на задний двор, но ничего там не мастерил: не строгал, не сколачивал. Он прятался и напивался до полной потери сознания.

  Постоялым двором и питейным заведением теперь управлял Роланд, а Оливия очень проворно хозяйничала на кухне. Да и вообще у неё всё здорово получалось. Марии даже казалось, что всё это время малышка Оливия только прикидывалась дурочкой. А на самом деле была ладной и досужей хозяюшкой.

  Гости, что так вероломно вмешались в спокойную жизнь семейства Питера, по-прежнему оставались на чердаке. Они всё время о чём-то спорили, не спали ночами, наверное, колдовали. Жить в других комнатах они, оказывается, не могли. Там им грозило быть обнаруженными Лордом Берингрифом. У него есть чаша, на дне которой колдун видел всех и каждого, а чердак постоялого двора был защищен от чар могущественного Тёмного Лорда. Мария ежедневно носила в комнату на чердаке еду, но, - странное дело, мусора и отходов там никогда не обнаруживала. На столе всегда оставались абсолютно чистые тарелки, даже ещё более чистые, чем когда Оливия укладывала на них еду, сетуя совсем как Нэнси на чудачество сэра Питера, подкармливающего каких-то домовых.

  'После тяжёлой и продолжительной болезни'... - почему-то приходит на ум стандартная СМИшная фраза, нет, не скончался, Сэм не скончался. Справедливость восторжествовала. Сэмюель пошёл на поправку. Помогли ли снадобья матери, молитвы Марии или чары волшебников на чердаке, - оказывается, они там тоже что-то пытались сделать для Сэма, только организм мальчика поборол болезнь и стал постепенно возвращаться к норме. Правда и без того слишком взрослый для своих лет Сэмюель теперь, казалось, просто стал старше лет на десять: смотрел серьёзно и очень мало говорил, а когда Мария рассказывала ему сказки на ночь, вдруг начинал совсем о другом, будто и не слышал произнесённых ею только что слов.

  ― Там, откуда ты пришла, у тебя остался кто-нибудь?

  ― Кто?

  ― Ну, муж, дети, например?

  ― Нет.

  ― Почему?

  ― Что, почему?

  ― Почему у тебя нет мужа и детей?

  ― Не знаю, не сложилось. А что?

  ― Наверное, кочевница не должна иметь семью. Её родные будут несчастливы, если она покинет их, отправляясь в путешествие.

  ― Ну и как же тогда, по-твоему, будет продолжаться род кочующих волшебников?

  ― Правда. Ты права. Тебе нужно обязательно родить ребёнка, иначе прервётся род.

  Надо же, дитя додумалось до такой простой истины. В прошлой жизни у неё не осталось ни одного родственника, с каким бы она поддерживала отношения. Дальние какие-то. Может среди них есть кто-то, помеченный знаком кочующего мага?

  ― А твои родители тоже были кочевниками?

  ― Нет... Не знаю, наверное, нет.

  ― Тогда кто научил тебя всему?

  ― Чему, Сэм? Я ведь ничего не умею.

  ― Как же? А тогда у реки, как ты очутилась рядом со мной? Помнишь?

  Правда, а она и забыла о том странном перемещении и о предчувствии, что заставило её мчаться к реке, где ждал помощи оставшийся наедине со своим недугом Сэм.

  ― Помню, но меня никто этому не учил. Это произошло как-то само собой, помимо воли.

  ― Всё равно, кто-то в твоём роду должен быть кочевником.

  ― Должен. Я даже, кажется, знаю, кто.

  ― Ну?

  ― Мой дед по маминой линии. Наверное, он...

  ― А почему ты так думаешь?

  ― Однажды...

  В комнату вошёл Питер. Он жалостливо и как-то виновато посмотрел на Сэма:

  ― Мария, тебя зовут в комнату на чердаке. Как ты, сынок? - от Питера неприятно пахло спиртным.

  ― Нормально. Ты же обещал больше не пить.

  ― Хорошо, милый. Просто сразу покончить с этим нелегко. Но я обязательно... Я скоро... Вот увидишь. Главное теперь, чтобы ты больше не хворал. А я справлюсь. Обещаю.

  

  

  'Ты не сможешь оставаться в стороне'

  

  

  За всё то время, что прошло с их героического похода в кузницу Берингрифа, чародеи с чердака ни разу не приглашали Марию к себе. Она сама к ним заходила, чтобы принести еду и забрать чистую посуду. Они были приветливы с нею, но не говорили ни о чём,.. таком. Только спрашивали о здоровье Сэмюеля. И когда Мария сообщала, что пока нет ничего утешительного, сразу начинали спорить.

  ― Я же говорю тебе, это просто слабость, вызванная сильным потрясением, - нападала Елена на Эдуарда.

  ― Не может быть! Открытие Огненных Врат не должно пройти бесследно для человека. Вот, читай: 'Любая дверь, на которую наложена печать заклятия, не может быть открыта безнаказанно. Всякий, снимающий печать, берёт на себя ответственность за нарушение заклятия'.

  ― А кто-то берёт на себя вообще слишком много. Во-первых, Врата открывал не Сэм, а мы. А Сэм - только ключ. Во-вторых, даже если всё, что ты там нарыл в книге своего папочки - правда, не нам придумывать, как спасти мальчишку от наказания.

  ― Нет никакого наказания. Всё должно быть очень просто. Кочевник был мудрым магом и добрым человеком. Он не стал бы подвергать опасности ребёнка. Мы чего-то не знаем, поэтому не предусмотрели такого исхода с Сэмом, - как всегда подвёл черту Орландо.

  ― И что же теперь? Мальчишка ведь может умереть. Жалко... И кто будет Ключом? Роланд что ли? - подала растерянный голос Элизабет.

  ― Все будет хорошо, Лизи, - успокоил девушку Орландо. - Эд, посмотри в астрологии. Может дело в расположении звёзд в полнолуние? Под каким созвездием рождён Сэмюель?

  Мария не сразу поняла, что вопрос обращён к ней.

  ― Под созвездием рыбы, кажется.

  ― Узнай точно.

  ― Лизи, нам пора за жабьей икрой, - сказала Елена и помешала светящееся содержимое своего котелка.

  Елена, как и Нэнси, что-то всё время варила в котелке, который был закреплён на штуке, напоминающей керогаз. И для своего варева использовала всякую дрянь - жабью икру, змеиную кожу, птичий помёт. Мария, ещё когда убирала впервые на чердаке, нашла старый шкаф со шкатулками и мешочками, заполненными травами, дурно и приятно пахнущими порошками, склянками с разноцветными мутными и прозрачными жидкостями. Тогда она решила, что это снадобья Нэнси, которые уже не нужны, но выбросить жалко. Оказывается, запасы принадлежали вовсе не хозяйке дома, а Елене Прекрасной, что бывала здесь редко, но просила Питера держать наготове весь свой алхимический материал.

  Правда Елена ещё ни разу не заставляла Марию поить своим лекарством больного. Однозначно, Мария не стала бы давать это Сэму. То, что предлагала Нэнси, напоминало обычное траволечение, альтернативу которому найти в Хайхилле не представлялось возможным, и Мария искренне надеялась на опыт и материнское чутьё Нэнси. Но давать ребёнку птичий помёт? Ни за что!

  В этот раз Марию ждали на чердаке. Все сидели вокруг стола, освещённого свечами и заставленного чистой посудой. Она бросилась собирать тарелки, но Елена плавно отстранила Марию от посуды и заставила присесть на пустой стул.

  ― Мальчик, кажется, пошёл на поправку. Ты хорошо за ним ухаживала.

  ― Ну и что?

  ― Ты не доверяешь нам?

  ― При чём здесь это?

  ― Притом, что тебе придётся научиться доверять. Так же как и нам придётся научиться доверять тебе. - Елена взглянула на Элизабет, а та отвернулась в сторону.

  ― Это почему?

  ― Ты ведь понимаешь, что мы не можем здесь находиться долго. У каждого из нас есть свои дела, обязанности, которые ждут исполнения. Но теперь, когда ты знаешь, что находишься здесь неспроста, и тебе известно нечто тайное...

  ― Ты не сможешь оставаться в стороне, - Орландо решил взять нить разговора в свои руки. - Допустим, ты не совсем понимаешь своей роли в событиях последних месяцев. Но, надеюсь, не станешь отрицать, что спасла жизнь Сэмюелю, помогла ему решиться запечатать родного отца за Огненными Вратами, предотвратив непоправимое.

  ― Мария, - несмело вступил в разговор Эдуард, - кочевники - очень сильные маги. Магическая сила любого кочующего волшебника сравнима лишь с силами самых древних и великих колдовских родов. Возможно, ты действительно не чувствуешь в себе магии. Но это так, поверь!

  ― Тебе придётся решить, к чему ты приложишь свои способности: станешь ли ты помогать нам или Берингрифу, - Элизабет говорила твёрдо и, не мигая, смотрела на Марию.

  ― Кому? Берингрифу?! - возмутилась Мария. Она как спасительный круг выхватила из темноты взгляд Орландо, потом смутилась, стала переводить глаза то на Эдуарда, то на Елену. Во взгляде последней было, как всегда, что-то мудрое и доброе. А Эд растерялся и был здорово смущён. Мария посмотрела на свои руки, сцепленные под столом, и, как иногда бывало в прошлой жизни, когда кто-то окончательно выводил её из себя, впилась колючими чёрными очами в красивое лицо Элизабет. - Хорошо, я подумаю. Можно идти, господин? - спросила разрешения у Орландо и встала из-за стола.

  ― Господин?.. - впервые Мария увидела улыбку на лице Орландо. Он широко улыбался, обнажив великолепные белоснежные зубы, откинулся на спинку стула, и лицо его оказалось в тени, но она продолжала видеть блестящие глаза и сверкающие, почти люминесцирующие зубы.

  Элизабет поджала губы, а Елена и Эдуард добродушно засмеялись. Обстановка была разряжена. Елена снова усадила Марию за стол, встала, подошла к ней сзади, наклонилась и положила руки на плечи. Красивое лицо Елены оказалось совсем рядом с Марией:

  ― Знаешь, тебе придётся пойти с нами. Мы научим тебя тому, что умеем. А Орландо не обязательно называть господином. Может очень скоро этот наследник великого Флориана сам станет называть тебя госпожой. Кочевники меняют ход истории целых стран и народов. Мне почему-то кажется, что ты всё-таки с нами... И ещё. Так странно: ты ведь старше на лет на десять, наверное. А я почти не чувствую разницы в возрасте...

  ― Это потому, что маги долго живут. Лет через двести никто не заметит вашей разницы в возрасте, - Эдуард продолжал смеяться, показывая рукой в сторону Марии и Елены и переводя её то на одну, то на другую даму.

  ― Дурак, - по-детски обиделась Елена и села на место.

  ― Нет, - улыбнулась Мария, - это потому, что я здесь новичок. А вы - маститые волшебники. Вот если бы вы оказались моими студентами, уверяю - разница в возрасте была бы гораздо ощутимее.

  ― Какими студентами? - поинтересовалась Лизи.

  ― Ладно, проехали.

  ― Что значит - проехали?

  

  Проводы

  

  

  Постепенно Мария стала проникаться каким-то подсознательным доверием к Елене и ощущать материнскую нежность к Эдуарду.

  В отношении второй парочки всё было гораздо сложнее. Орландо был особенным человеком: сильным, умным, проницательным. Не уважать такого парня было невозможно. Однако он действительно лет на десять моложе Марии, и она ощущала от этого неловкость. Кроме того, постоянные нападки и недоверие со стороны Элизабет выводили Марию из себя. Ей было порой даже жалко девушку: она так переживала и искренне сомневалась в порядочности Марии. Но Мария ведь была уверена в себе! Или нет?..

  Всё было бы очень просто, если бы сюжет развивался как в одной из сказок для Сэмюеля. Но вокруг была не сказка. Хотя иногда Мария сомневалась в этом. Вокруг была жизнь, и на кону была жизнь. Она - Мария - хоть и из рода кочующих волшебников, - всего лишь женщина. А от неё ждут каких-то глобальных решений. Всем и невдомёк, что самыми глобальными решениями до сих пор были лишь решения, что надеть завтра на работу: белую или кремовую блузку. Одним словом, может и права была Лизи, когда не доверяла Марии. Нет, Мария не собиралась заниматься тёмной магией или открывать Берингрифу Тайну Ключа, но она могла ошибиться или проявить слабость, трусость, в конце концов...

  Орландо относился к Марии очень хорошо и часто заступался за неё перед своей девушкой, но Марии почему-то хотелось от него чего-то большего. Вот Елене или Эдуарду он доверял абсолютно, в Элизабет был влюблён, и этим всё сказано, а Марию воспринимал как-то несерьёзно. Точно. Как маленькую.

  ...В дорогу собрались очень быстро. Куда все направлялись, Мария пока не знала. Какая разница? Лишь бы скорее что-нибудь изменить! Непосвящённым сообщили, что Мария решила вернуться в Оттел. Нэнси на удивление многим была раздосадована этим решением. Она даже начала искать из местных холостяков подходящего жениха для Марии, решив, что именно недостаток мужского внимания гонит молодую женщину в дорогу. Оливия настолько была поглощена чувствами, вспыхнувшими к Роланду, что уже через минуту после сообщения о возвращении Марии в Оттел, благополучно обо всём забыла.

  Питер был озабочен подготовкой к достойным проводам опасных гостей. Если раньше он здорово гордился своим предназначением и предназначением своих отпрысков, то теперь был разочарован и напуган этим бременем. С выпивкой, как и была уверена Мария, Питер завязал, стал ещё больше проводить времени с женой и сыновьями. Похоже, то, что скрывала от мужа Нэнси, теперь стало ему известно. Чувства Питера явно были противоречивы. С одной стороны мужчина не мог не радоваться продолжению своего рода, но с другой стороны, если родится мальчик...

  Мария последние дни перед путешествием проводила с Сэмом. Этому никто не препятствовал, даже Нэнси. Она взяла в новые работницы соседскую девушку и теперь куражилась над нею. Ох, и досталось же девчонке! Тем более что, о чудо, малышка Оливия начала давать отпор хозяйке. И это было великолепно. Мария просто наслаждалась, когда, осуществляя лёгкие словесные упражнения, старая и молодая хозяйки, старались привлечь на свою сторону мужчин, которые вполне разумно придерживались нейтралитета.

  Сэмюель искренне был огорчён близким расставанием с Марией. И, хотя Мария утверждала, что вернётся в Хайхилл любой ценой, мальчик смотрел на неё такими глазами, будто её уже нет рядом с ним. Самым ужасным было то, что Сэм горевал не только оттого, что ему будет плохо в разлуке с полюбившейся подругой. Гораздо больше мальчика беспокоило, какие испытания ожидают Марию в пути и на далёком Юге. Он сам сказал об этом, чем удивил и восхитил её. Ну что за человечек? Откуда эта мудрость взялась в его золотой головке? Сможет ли она когда-нибудь постичь тайну человеческого величия, что не в силе и устрашении подобных себе, а в великодушии и жертвенности деяний?

  Выход был назначен на утро третьего лунного дня. Целый месяц провели молодые чародеи в доме Питера из Хайхилла. Утро было прекрасным. Всю ночь шёл дождь, и умытая природа ласково улыбалась всем, кто вышел проститься с Марией. Конечно, ни каждому было известно, что рядом с Марией в великолепных сияющих одеждах - четверо прекрасных молодых волшебников. Они давно простились с Питером и Сэмом, а теперь терпеливо ждали, пока каждый обнимет и скажет тёплые слова Марии. Так или иначе, женщина стала близка всем в семье Питера.

  Оливия всё время всхлипывала и висла на подруге как солдатка, провожающая мужа на войну, а Роланд говорил:

  ― Хватит тебе, дурёха. Отпусти её.

  ― Ничего, сынок, пусть поплачет. Слезами, говорят, дурь выходит, - отрезала Нэнси.

  Оливия заревела и, устыдясь, спряталась за спину жениха.

  Нэнси крепко обняла Марию и благословила как родную дочь. Питер закашлялся и тоже прижал к себе великую Кочевницу, которая служила в его доме и присматривала за его сыном - хранителем Ключа от Огненных Врат.

  Мария же присела на коленки перед Сэмом, взяла из его рук очередную соломенную куклу, потом стала целовать его ручки и щёчки, прижимать его худенькие плечики к своей груди. Мальчик улыбался и обнимал Марию.

  ― Постарайся не болеть, моё солнышко... Хорошо?

  ― Постараюсь.

  Мария встала, обвела всех взглядом. ...И тех, кто стоял неподалёку и не подавал признаков жизни. Елена приподняла брови и почему-то испуганно смотрела на Марию.

  ― Спасибо, сэр Питер. Нэнси... До встречи.

  Она резко повернулась и быстро стала подниматься вверх по тропинке, ведущей в лес. Она не стала ждать своих спутников. Одолев подъём, Мария оглянулась и помахала рукой стоящим внизу людям.

  

  Начало пути

  

  

  Стоит ли говорить, что волшебники оказались в лесу гораздо раньше Марии. Но она сделала вид, что не замечает их. Ведь может же маг не позволять другим видеть себя? Значит, может в исключительных случаях не позволить другим быть видимыми. Сейчас Мария вообще не хотела кого-либо лицезреть, в том числе и тех, кто, утирая слёзы, махал ей вслед. Ей до безумия хотелось вернуться обратно, нет, ни в Хайхилл, а домой, где её никто не ждал, где телевизор и Интернет, где Фотошоп и тетрадка со стихами. И чтобы никто не звонил по телефону. Пусть время повернётся вспять. Интересно, а могут кочевники не по внутреннему глупому совету делать что-либо, а сами осознанно действовать - по уму, а не сердцу?

  Широко шагая, перекинув через плечо котомку с уже известным набором вещей, Мария шла, не разбирая дороги. Опомнилась не скоро и осмотрелась по сторонам. Она была уверена, что давно одна бредёт по лесу.

  Всё оказалось совсем не так. Она не брела, а просто неслась как ракета, сметая всё на своём пути. Ветки хлестали по лицу и изодрали его в кровь. Крепкая юбка Нэнси, которую спешно подгоняли вчера по фигуре Марии, превратилась в тряпку. И в лесу Мария была не одна. Её спутники были здесь же, смотрели на неё дикими глазами и, едва дыша, утирали пот с раскрасневшихся лиц.

  ― Ну, и сколько будет продолжаться эта гонка? Может пора сделать привал? Вечер скоро, - захлёбываясь произнесла Элизабет.

  ― Вечер?

  ― Да, мадам. Вы нас загнали.

  ― Не знаю...

  ― Что - не знаю? А куда идёшь-то хоть, знаешь?

  ― Нет.

  ― Как и предполагалось, с курса мы не сбились, даже совсем не отклонились от него. - Эдуард достал из своей сумки какое-то подобие карты и компаса и внимательно их изучал, поглядывая на небо, деревья вокруг, что-то сверяя и бормоча себе под нос.

  ― Скоро начнётся Форест Феори. Там и заночуем. Под наблюдением лесных фей нам ничего не грозит, - сказал Орландо, и никто не стал возражать, все продолжили путь.

  ― С ума сойти! Это сколько же мы отмахали за день? - удивилась Лизи.

  Орландо, улыбаясь, обнял её за плечи, что-то шепнул на ушко и нежно поцеловал. Элизабет засмеялась и тоже в полголоса стала что-то говорить возлюбленному. Так в обнимку они и прошли остаток пути, отстав ото всех и рискуя заблудиться в лесу. Елена снисходительно улыбалась и закатывала глаза, посматривая на Эдуарда. Тот тоже усмехался. Чтобы не чувствовать себя абсолютно лишней на этом празднике жизни, Мария решила начать разговор:

  ― Послушай, Эд, вот ты не маг, а тоже можешь делать всякие штуки. Как это?

  ― Очень просто. Магам их способности даны от рождения, надо только научиться ими управлять. А люди научаются колдовать с помощью магических знаний, их передают из поколения в поколение, записывают в магические книги, а потом применяют на практике. Я занимаюсь магией чуть ли не с рождения. В моей семье все занимались магией. Вот эту книгу, - парень потряс своей внушительной котомкой, - начал составлять ещё прадед моего прадеда, представляешь? В ней - всё. Такие секреты и заклинания, какие не известны даже Орландо. Ещё сэр Флориан обращался к моим предкам за советом. Теперь вот я с Орландо. Ну... мы вместе. Понимаешь?

  ― Эдуард Наимудрейший, - с насмешкой картинно произнесла Елена. Правда, на этом весь её сарказм закончился. Она просто захлёбывалась воздухом и то приподнимала свои юбки, чтобы не запутаться в них, то поправляла выбившиеся из косы локоны.

  Эдуард тоже едва поспевал за Марией, запыхался и не мог долго говорить, а Марии было интересно. Она сбавила шаг и снова начала расспросы:

  ― Но если все мы можем перемещаться в пространстве без особого труда и очень быстро, что бы нам не махануть сразу через всю страну на этот ваш Юг?

  ― В Рив.

  ― Куда?

  ― В Рив. Мы идём в Рив. Это столица Юга. Там полно чародеев и простых людей, которые занимаются магией, астрологией, магическими науками. Там здорово. Тебе понравится... А насчёт 'перемещаться без особого труда' - это ты не права. Любое магическое действие отбирает много сил и у человека, и у мага. Поэтому приходится выбирать. Да и перемещение на слишком большое расстояние практически невозможно. Максимум километров сто - сто десять. Ничего, с тобой мы быстро доберёмся.

  ― Не поняла.

  ― Что не поняла?

  ― При чём здесь я?

  ― Кочевница никогда не сбивается с пути, умеет задать нужный ритм движения. И, вообще, рядом с Кочевницей у всякого прибавляются силы, ну... быстрее все двигаются и не устают. Понимаешь?

  ― Здорово. А ты уверен?

  ― В чём?

  ― Что, это действительно так?

  ― Абсолютно.

  Некоторое время Мария переваривала сказанное. Но вопросы множились в её голове в геометрической прогрессии:

  ― А почему мы всё-таки идём пешком? Можно же ехать. На лошадях, например.

  ― Не здесь. Берингриф контролирует всю округу, и всадники всегда более заметны, чем пешие. Возьмём лошадей в Оттеле. Как ты думаешь, Орландо? - по привычке решил посоветоваться с приятелем Эд.

  Так и не услышав ответа, немного помолчав, Мария остановилась и сказала:

  ― Это несправедливо.

  ― Что несправедливо?

  ― Кому-то дана магия от рождения, а кто-то должен всю жизнь что-то изучать, тренироваться.

  ― Тренировки, кстати, и потомственным магам очень полезны. Только я не в обиде. Это не интересно: протянул руку и сорвал ветку, не прикасаясь к ней. - Эдуард в точности повторил, как сказал: протянул руку, и ветка сама хрустнула и упала. - А ты попробуй ощутить это каждой клеточкой... - Он замедлил шаг и совсем остановился. - Протягиваешь руку и буквально ощущаешь, как она удлиняется, проистекает из твоего тела. - Глазам изумлённой Марии явился плавно увеличивающийся фантом - облако наподобие длинного безобразного щупальца. - Потом нащупываешь нужный предмет. Вот веточка, колючая, тонкая, хрупкая. - Щупальце трогало ветку, гладило её. - Ну и: хрясь! Дело сделано. - Фантом вернулся в тело Эда, а ветка оказалась в его руке. Он протянул веточку Марии. Та взяла и брезгливо отбросила, как змею. Сама отпрянула и спрятала руки за спину.

  ― Циркач, - укоризненно произнесла Елена. Орландо с Элизабет, успевшие догнать впереди идущих, аплодировали, изображая восторг, а Эд раскланивался на все стороны как артист:

  ― Я года два учился это делать, а у тебя сразу получится - попробуй.

  ― Как-нибудь в другой раз...

  

  

  Форест Феори

  

  

  Очень скоро путники оказались в лесу, который все называли Форест Феори - лес фей. Он мало, чем отличался от обычного леса. Разве что чуть постарше и погуще, а так - обыкновенный лиственный лес.

  Елена рассказала, что в этом лесу живут лесные феи - магические существа, очень похожие на людей. Только... Когда Елена начала рассказывать о феях, молодые люди не переставали перебрасываться шутками, подтрунивали над своими подружками, надо сказать, не без причины. А вообще с этими чародеями было не скучно, даже забавно. Столько нового узнавала Мария. И молодой задор, какая-то особенная жизнерадостность передавались ей самой. Она действительно почти не чувствовала разницы в возрасте и подальше прятала мысль о том, что, наверное смешна и неуместна в своей инфантильности перед молодыми волшебниками.

  Лесные феи бывают только женского пола. Они обладают мощной магической силой - чаруют, заморачивают, одурманивают, заводят в чащу на смерть, если человек со злом пришёл в лес. Любовь феи - райское наслаждение, никто из мужчин не устоит перед лесной красавицей. Стать возлюбленным феи и сладко, и страшно. Особенно страшно, если мужчина уже любит кого-то. Он забывает любимую и верен всю жизнь только своей новой возлюбленной. Хуже всего то, что жить с феей в лесу человек не может, поэтому остаётся жить дома, иногда даже с женой, но до конца дней чахнет и тоскует по лесной фее. И феи даже рожают детей от мужчин, только девочек - таких же лесных чаровниц, как и они сами.

  Для Орландо и Эдуарда лесные феи были почти не опасны. Этот лесной народ давно дружил с добропорядочными жителями южной столицы. В былую смуту многие леса пострадали от пожаров, без разбору чинимых файрбонингами. А сэр Флориан укротил огненную прыть всадников Берингрифа и спас от гибели заповедные леса. Надолго воцарилось спокойствие в зелёных кущах Страны Северных и Южных Народов: не так много слуг Тёмного Лорда шастало по лесам, и они не надолго выползали из своего надёжного убежища - Северных гор. Правда, последнее время участились пожары в Оттеле, Ремене и Раволсе. Горели не только поселения, но и близлежащие лесные массивы. И это только сплотило лесных жителей и южан против бандитов Лорда Берингрифа.

  Устраиваясь на ночлег, договорились, что мужчины будут по очереди не спать всю ночь. Это снова было обыграно шуточками о лесных красавицах. Потом Елена совершенно серьёзно сказала, что шутки о лесных феях в Форест Феори совершенно неуместны. Здесь всюду могут быть уши, а дежурить будут все, не только мужчины. И это было довольно здраво. Мария согласилась со всем сказанным, как и Лизи.

  Первым не спал Орландо. Он не спал, и Мария тоже. Не то, чтобы условия были неудобными: твёрдая земля, прохладный воздух, насекомые, а просто стеснялась она спать, когда такой красавец сидит неподалёку и посматривает на тебя своими глазищами. Только усталость всё же взяла своё, сон подкрался незаметно и овладел всецело. Мария спала и видела сначала маму, потом институт и своих студентов, потом Сэма... Бедный малыш... Кто ему расскажет сказку на ночь? Питер? Он тоже знает сказки. Вот Сэм больной, в пастели. У него жар: горят ручки и ножки, полыхают щёки. И пастель, и половицы, и всё в комнате горит адским огнём. И Питер! Нет, у Питера не температура, на нём одежда горит, волосы! Его уже не видно: только огненные очертания большого пылающего человека. 'Питер! Пите-е-ер!

  Пите-е-е-е-ер!'

  Пожар? Лес горит? Нет. Темно, и лёгкое свечение вокруг. Она сидит, а перед ней на коленях - Орландо:

  ― Что случилось?

  ― Питер сгорел.

  ― Как сгорел?

  ― Просто воспламенился и сгорел. Он умер, его больше нет!

  ― Ну что ты говоришь? Это дурной сон. Питера здесь нет, и пожара тоже. Успокойся. Спи. Ты и так долго не могла уснуть, только задремала. Просто тебе тяжело было прощаться со всеми там в Хайхилле. Правда? - он вынул из её рук соломенную куклу и положил в сумку, что заменяла Марии подушку.

  ― Да.

  ― Это пройдёт. Кроме того, мы наверняка когда-нибудь туда вернёмся. Сэм подрастет, будет рад тебе.

  ― Не будет. Он вообще теперь никогда не бывает рад. Жестоко с ним поступили. Правда?

  ― Наверное... Только иначе нельзя... Только такая беззаветная и безгрешная любовь и преданность, что живёт в сердце ребёнка, может сдерживать зло, стремящееся расползтись как проказа по всему миру.

  ― Вот так?

  ― Да, так.

  ― А как же Питер?

  ― С ним всё в порядке. Воркует со своей толстухой Нэнси в тёплой постельке. А мы тут на земле мёрзнем.

  Он снял свой плащ и укрыл им Марию. Может это наркоз, только Мария заснула сразу же, как только вдохнула в себя аромат его походной одежды...

  ...Она проснулась от холода и какой-то возни всюду. Уже светало. Кругом ничего и никого не было, кроме леса и спящих волшебников. Только у дерева сидел Эд. Мария поняла, что ребята всё-таки сделали, что задумали - не стали будить девушек, пожалели, сами просидели всю ночь настороже. Он смотрел в небо широко открытыми глазами. На небе ни звёздочки. Что он там видит? А может, он умер? Убит? Мария видела в кино, как человека убивают, и он каменеет с открытыми глазами. Толкни, и труп упадёт...

  ― Э-эд...

  ― Что?

  ― Ты ничего не слышишь?

  ― А что я должен слышать?

  ― Возня какая-то и рычание, что ли?

  ― Странно. Я ничего не слышу. Но тебе виднее. На всякий случай разбужу Орландо.

  Орландо тоже слышал возню. Он встал в полный рост и почему-то показался выше, чем обычно, окинул взглядом округу. Как молния рассёк его острый взор всё, что попалось на пути.

  ― Доброе утро, дамы. Придержите своих махайродов, они могут испугать моих спутниц.

  ― С кем? С кем он разговаривает? - все уже проснулись и растерянно осматривались по сторонам.

  Из кустов, сбивая утреннюю росу, медленно и мягко ступая гигантскими когтистыми лапами, вышли косматые бурые чудовища ростом с лошадей. Их было, по меньшей мере, пятеро или шестеро. Они окружали людей с тихим рыком, похожим на урчание. Из огромных слегка приоткрытых пастей до самой земли опускались жёлтые клыки. 'Да это же саблезубые тигры - махайроды', - вспомнила Мария. Она читала о таких и даже видела окаменелые останки не очень большой особи в зоологическом музее. Она тогда и подумать не могла, что найдёт свой конец в пасти этого чудовища.

  Почему никто не убегает? Пора перемещаться! Но все встали крỳгом, лицом наружу и сосредоточенно всматриваются в просветы между деревьями, сквозь которые уже скользили первые солнечные лучи.

  Вдруг словно из воздуха над уродливыми зверюгами появились парящие над землёй, казалось, сотканные из тончайшей шёлковой материи, существа. Это были потрясающей красоты и изящества женщины. Только сейчас Мария заметила, что все махайроды держатся ими на поводках. Было похоже, что это звери ведут за собой воздушных красавиц, а не наоборот. Как будто бледно салатовые шарфики привязаны к ошейникам лохматых чудовищ. Бледно салатовыми были шелковистые струящиеся одежды лесных фей, рельефно облачающие их кукольные фигурки. И прекрасные восточного типа лица женщин, и миниатюрные ручки, едва придерживающие поводки, и даже изящные босые ступни, приоткрытые чуть выше щиколотки, не касающиеся земли, были бледными, отливали едва уловимым перламутром. Но самым невероятным в их облике были волосы. Длинные слегка волнистые пряди цвета древесной коры не падали на худенькие плечи, а парили, как и носители этих волос, против всех законов гравитации, в воздухе. Лесные феи плыли в воздушной толще как в толще воды, очаровывали красотой и загадочностью, излучали покой и умиротворение. Мария на время даже забыла об их грозных стражах, что продолжали выжидающе урчать, слегка позёвывая и демонстрируя мощь саблезубого оружия.

  ― Лесные сёстры счастливы приютить тебя - сын Флориана и твоих спутников в своём зелёном доме. - По мнению Марии именно так должна была звучать речь сладкоголосых сирен.

  ― Благодарю тебя, прекрасная Виола. - Орландо с такой галантностью приклонил колено перед обратившейся к нему феей, что дал бы сто очков вперёд самому отпетому ловеласу. И что за человек этот Орландо? Он не переставал удивлять Марию каждым своим поступком. Никогда нельзя было сказать наверняка, что собирается сделать или произнести он. И если Эдуарда, Елену или Элизабет можно было просчитать на много ходов вперёд, то Орландо был непредсказуем всегда. Сколько ещё граней своего ума и сердца откроет ей этот потомок великого Флориана?

  ― Как невероятно похож ты на своего отца. Тот же профиль и те же повадки, жесты, даже походка.

  ― Надеюсь, из перечисленного тобой ничто не раздражает тебя, сестра.

  ― Ха! Ха-ха-ха! - зазвенело над поляной. - Раздражает... Сестра... Ха-ха-ха-ха! Нам нужно поговорить, милый Орландо. И пусть никто из претендующих на него женщин не опасается, - это было обращено к стоящим рядом с Орландо дамам. - Вам придётся делить его только между собой. Моё сердце уже давно не свободно.

  Виола подала невесомую руку Орландо. Он ловко вскочил на загривок махайрода, и они углубились в лес, сопровождаемые величественным эскортом из прекрасных фей и чудовищных зверей.

  Остальные в растерянности оставались на месте. Долго молчали. Наконец Эд набрался смелости и произнёс:

  ― Для беспокойства нет повода. Во всяком случае, пока.

  ― Интересно, о чём они там говорят? Как ты думаешь, Елена? - с тревогой в голосе произнесла Лизи. Елена только пожала плечами. Элизабет с какой-то детской наивной надеждой взглянула на Марию.

  ― Может феи хотят заключить союз с южанами, чтобы снова противостоять файрбонингам? - слова Марии прозвучали довольно убедительно. Даже Эд согласился, что это предположение самое здравое. В самом то деле, не совращать же его утащила эта сестра Виола?

  Вскоре Орландо вернулся на поляну. Вид у него был потрясённый. Элизабет пыталась заглянуть любимому в глаза и прочитать, не охладело ли к ней сердце милого, не поселилась ли в нём лесная чаровница - Виола. Опасения Элизабет были напрасны. Сегодня Виола не пленяла молодца сладкими любовными речами. Сегодня другие заботы наполнили помыслы красавиц: этой ночью слуги Берингрифа сожгли постоялый двор в Хайхилле и на многие сотни километров лес вокруг селения.

  

  Тайна не раскрыта

  

  

  Этим вечером впервые за много вечеров в комнате Сэмюеля не появилась уставшая и, как всегда, опрятная к вечеру Мария. Он вспоминал её тихий голос и добрые глаза, вспоминал волосы какого-то необычного для здешних мест цвета. Цвет этот назывался русый, и многие женщины в тех краях, откуда пришла Мария, имели такие же русые косы. Она собирала их на затылке, и выбивающиеся пряди изящно спадали на скулы, шею и плечи.

  Сэм думал о том, как уходила Мария. Она не хотела покидать Хайхилл, но больше не могла сидеть на месте. Освещая стену у кровати огоньком свечи, мальчик рисовал грубоватые, но такие милые черты Мэри.

  Внизу ещё слышались пьяные голоса, на улице надрывно лаяла, а потом завыла собака. И ничто: ни грозный окрик Нэнси, ни палка Роланда, загнавшая её в будку, не могли унять взбесившуюся псину.

  Вдруг дверь в комнату распахнулась, на пороге стоял Питер. Вид у него был испуганный и растерянный. Он стал собирать, бегая по комнате, какие-то вещи. Потом остановился, словно час пробил, и торопиться уже некуда, и тихонько опустился на краешек кровати.

  ― Что?

  ― Они здесь.

  ― Кто?

  ― Всадники.

  ― Где - здесь? В нашем лесу?

  ― Нет, сынок. В нашем доме.

  ― Не может быть. Они ни разу не...

  ― Послушай, Сэм. Я не знаю, что заставило их прийти сюда. Но Берингриф теперь знает наверняка, что Огненные Врата открывались. Он станет искать Ключ. Ради всего святого, ты не должен ни при каких обстоятельствах раскрывать Тайну Ключа. Даже если...

  Сэмюель только теперь заметил, что во всём доме и на улице воцарилась гробовая тишина. Потом он ощутил знакомое: воздух вокруг стал густым и плотным, звуки увязли в нём.

  ― Надо спуститься вниз. Мы не сумеем скрыться от слуг Тёмного Лорда, - сказал Питер. В его словах слышалась безысходность.

  ― Нет, папа. Окно...

  ― Они сожгут дом. Внизу Нэнси и Рол. Мы постараемся их обмануть. Кочевник учил, что файрбонинги глупы, без Берингрифа они - ничто. Тёмного Лорда с ними нет, поэтому...

  ― А если он связан с кем-нибудь из всадников, как ты связан с котом?

  ― Почему молчит Нэнси? Она не может молчать. Наша мама ведь никогда не молчит. Что с ней?! - Питер бросился вниз.

  Там, в душном зале для посетителей были они. Если бы глаза Питера не искали знакомые фигуры жены и сына, то заметить их на фоне двух чудовищных металлических гигантов было бы невозможно. Нэнси, поверженная наземь, сидела, неестественно широко расставив ноги. Прижавшись к её груди, как беспомощный младенец дрожал всем телом Роланд. В его глазах стояли слёзы, а Нэнси беззвучно шевелила губами и тихохонько охала, как подбитая меткой стрелой охотника птица. Что, что должен сделать мужчина, чтобы защитить от вероломства дом и семью? Если бы сюда ворвались люди: разбойники или грабители, Питер знал бы, как поступить. Да и вряд ли кто-то осмелился бы потревожить покой его - Питера семьи. Его уважали и побаивались в округе. Он был могучим и сильным человеком.

  Сейчас, как жалкая букашка, он силился выдавить из себя хоть слово. Он знал, что один только взгляд файрбонинга уничтожит его и испепелит весь дом.

  ― Что желают господа? - удалось промямлить дежурную фразу.

  ― Великий Лорд Берингриф шлёт тебе привет, Питер из Хайхилла, и спрашивает, не прячешь ли ты в своём доме то, что принадлежит хозяину?

  ― Нет. Здесь только то, что принадлежит мне.

  ― А знаешь ли ты, презренный человечишка, что всё на сотни тысяч миль вокруг принадлежит древнему роду хозяина?

  ― Да. Наверное.

  ― Нам нужна комната твоего младшего сына, он сам и твоя служанка - Мэри.

  ― Сын. Какой сын? А Мария, Мария... Она ушла.

  ― Куда?!! - голос Хэбиткилла взорвал воздух вокруг. Посыпалась штукатурка. Нэнси забилась в безмолвной конвульсии, закатила глаза и потеряла сознание. Рол плакал навзрыд и всё крепче прижимался к недвижимому телу матери.

  ― Послушайте, послушайте, господа. Она, она вернулась в Оттел. Она оттуда родом. Из Оттела. Она вернулась домой. Если вы пришли за ней, то опоздали.

  ― Конечно. Кочевница очень быстро путешествует.

  ― Ну да, она крепкая женщина... - Питер пробирался к Нэнси. Любимая Нэнси - вот, что сейчас беспокоило его больше всего.

  ― Если она унесла Ключ, то можешь прощаться со своей коровой и этим слюнтяем. Я не люблю проигрывать. Где сосунок?!

  ― Он давно спит. Он не может ходить. От рождения. Калека.

  ― Пусть его и тебя это больше не беспокоит. Я избавлю его от мучений. С кого начать, Питер? Какие дрова будут гореть жарче? Люблю растягивать удовольствие: сначала я прикончу трусишку. Мне надоели его мерзкие сопли. Потом я растоплю жир твоей беременной коровы. Что Питер, я не ошибся? Баба на сносях? Ну а на десерт - любимчик твой и твоей... служанки. Подумать только, Питер, ты заставил мыть горшки саму Кочевницу! За какие твои достоинства она так покорилась тебе. Может, и её ты обрюхател? Ха. Ха-ха-ха. Сынок, прикончи парня!

  Другое чудовище, не произнесшее ни слова, со скрежетом поворотило голову в сторону Нэнси и Роланда. Рол заметался, как раненый зверь. Бросился ползком за стойку. Всадник направил горящие очи туда, где прятался Рол. Питер рванул с места и стал на пути у убийцы. В секунду вспыхнула одежда и волосы, холодное, но смертельное пламя охватило всё его тело. Огонь закрутился в воздухе и исчез... Облако пепла медленно опускалось на земляной пол.

  ― Папа-а-а-а-а! - пронзительный детский крик заставил Нэнси очнуться. Она не знала, что секунду назад стала вдовой. Но потерять детей не могла. Из последних сил женщина встала и направилась к Сэмюелю, который замер в дверном проёме с открытым ртом, сидя прямо на полу, неловко подвернув под себя непослушные ноги. Роланд опередил мать. Парень схватил брата под мышки, запрокинул на плечо, вцепился в гриву растрёпанных материнских волос и вытащил всех на улицу. У забора, едва дыша, стояла Оливия в одной рубашке.

  ― Где отец? - спросила Нэнси.

  ― Мама, он велел бежать!

  ― Где?!

  ― Уже в лесу.

  Нэнси, Оливия и Роланд, который крепко прижимал к себе брата, неслись в сторону леса. Потрясённые необычным исходом убийства, всадники не сразу оправились. Им понадобилось время, чтобы принять решение, в ярости спалить постоялый двор и броситься в погоню. Всю ночь их жуткие кони, раздувая ноздри и истирая копытами головешки сожженного леса, носились в поисках беглецов. Хэбиткилл и его сынок уничтожили весь лес в округе, испепелили уйму зверья и птиц, но так и не нашли вдову и её детей. Нэнси очень хорошо знала лес и смогла найти укрытие в старой землянке, где, по словам её прабабки - знаменитой в округе знахарки, когда-то жил отшельником пришлый старец. Здесь ей поведали страшную правду о Питере, и ещё много долгих и безликих дней жена оплакивала мужа, чей прах развеял ветер, а душа отправилась в долгое и одинокое странствие.

  

  

  Предсказания

  

  

  Три дня и три ночи провели путешественники в Форест Феори. Лес был огромным, и преодолеть его за более короткий срок даже с Кочевницей было невозможно. Всю дорогу их сопровождали и охраняли три лесные феи со своими махайродами. Они никогда не приближались к волшебникам, но всегда были начеку. Если кто-то отставал или уходил далеко от лагеря, то неминуемо натыкался на одну из красавиц, парящую над кустами меж древесных ветвей, и её саблезубого спутника. Это ничуть не тяготило, а, наоборот, придавало уверенности и делало путешествие по Форест Феори абсолютно безопасным.

  Жуткие события в Хайхилле страшно повлияли на Кочевницу. Она замкнулась в себе, совсем не замечала своих спутников, почти ничего не ела и не пила, спала неспокойно и совсем перестала следить за собой. Как заводная Мэри просыпалась на заре, собирала вещи, не дожидаясь, пока остальные встанут, и отправлялась в путь. Только поздним вечером она в абсолютном изнеможении падала там, где её покидали силы, отворачивалась ото всех и долго лежала с закрытыми глазами. Молодые люди устраивались на ночлег рядом, готовили пищу, в полголоса обсуждали происходящее и укладывались спать.

  Одежда Марии была запачкана и истрёпана, волосы напоминали огромное птичье гнездо, обувь давно износилась, а лицо и руки перепачкались грязью. Было видно, что каждую ночь она умывается слезами. По утрам свежие размазанные подтёки предательски выдавали безутешную скорбь, поселившуюся в сердце женщины.

  Она так давно не имела своей семьи и сильно привязалась к людям, приютившим её. При мысли о Сэме, Нэнси или Питере, с которым простилась навсегда, в её душе начиналась буря. Если бы люди могли видеть то, что чувствовала Мария, то перед ними поднялась бы чёрная волна высотой до самого неба, закрыла бы солнце и небосвод, обрушилась бы на весь мир и сровняла бы его с землёй. И исчезли бы миры и цивилизации. Их существование теперь не имело смысла. Потому что маленькая планета, так весело катящаяся по своей орбите, столкнулась с гигантской кометой и прекратила своё существование.

  Когда Мария хоронила своих родителей, ей хотелось спрятаться от горя в уголок: затаиться, раствориться, исчезнуть. Теперь ей нужен меч, чтобы изрубить в куски этот мир, нужен страшный голос, чтобы оглушить его, нужно море слёз, чтобы утопить всё сущее на земле.

  В тот же день, который начался страшной вестью, чародеи смогли узнать все жуткие подробности. В лесу возле Хайхилла уже несколько лет жила горлица - воспитанница Елены. Глазами той птахи Елена увидела всё, что происходило в лесу: и пожар, и погоню, и новое пристанище несчастного семейства... Не видела Елена только страшной кончины Питера, но слышала, как причитала Нэнси и вторила ей Оливия, как оправдывался и не находил себе оправдания Роланд, как молчал и только молчал Сэмюель...

  Когда путешественники покидали Форест Феори, их лагерь снова посетила фея Виола. Она пожелала всем счастливого пути и уединилась с Орландо в лесной чаще. Вернувшись, он долго шушукался с друзьями, стараясь не разбудить только что уснувшую Кочевницу.

  Она не спала, забылась лишь на мгновенье и очнулась вновь. Сон совсем не приходил к ней. Сегодня скорбь покидала её. Внутри же ожил маленький отвратительный дятел. Он стучал в грудь, в диафрагму, в горло. От него пусто становилось внутри, как в дупле. Она лежала и говорила с ним: 'Что ты стучишь? Почему не скажешь, что тебе нужно? Возьми это, и уходи... Я иду с этими людьми покорная судьбе. Зачем? Во мне нуждаются там, в землянке, в лесу. А я не хочу возвращаться. Я предала их. Я хочу быть с ним... Не стучи, просто перестань биться, и я умру'.

  ― Надо идти. - Она отбросила покрывало и встала на ноги. Она начала ходить вокруг удивлённых волшебников и говорить, не глядя на них: - Послушайте. В обход Форест Феори тайно пробираются файрбонинги. Они ищут меня и Ключ. Сегодня ночью они настигнут нас. Мы потеряли бдительность в этом лесу. Первым убьют Орландо... - как одержимая, она запихивала покрывало в сумку. - Это дар предсказания. У меня дар предсказания. Он всегда был, даже в прошлой жизни. Я не понимала. Если знать, что может случиться, то сумеешь избежать этого...

  ― Да. Кочевники могут обладать даром предсказания. В моей книге написано, что...

  ― Понимаешь? - она схватила за грудки опешившего Эда. - Я сумела спасти Сэма у реки... Я узнала как-то, что он утонет... Нам надо было вернуться в Хайхилл, когда в моём сне горел Питер. А сейчас надо уходить из леса туда, где нет деревьев, - она обращалась уже ко всем. - От взгляда файрбонинга воспламеняется только человек? Надо оберегать Эдуарда. У вас есть оружие?

  ― Да, - прокашлявшись, за всех ответил Эд.

  ― Где оно?

  ― Не беспокойся, оно наготове.

  ― А где возьму оружие я?

  ― Оно тебе не понадобится, - сказал Орландо.

  ― Ты по-прежнему мне не веришь? Это же так очевидно... Я знаю! Я знаю, что скоро они будут здесь.

  ― Ты не сумеешь пользоваться этим оружием. Надо учиться.

  ― Поторопитесь.

  Уже через несколько мгновений все пятеро были далеко от Форест Феори.

  В эту ночь всадники действительно осмелились войти в зачарованный лес. Их встретили феи. Они заманили чудовищ в болото и утопили в вонючей болотной жиже.

  

  

  Жизнь продолжается

  

  

  Мария пошла на поправку.

  Придаваться скорби, злости или отчаянию невозможно всегда. Чувства, закаляя душу, сменяют друг друга. Они подобно пейзажу за окном бегущего поезда, заставляют человека переводить взгляд с одного предмета на другой.

  Каким пейзажем наслаждается теперь сердце Марии, неведомо было даже ей. Управлять своими чувствами она ещё не научилась, но знала наверняка, сколько бы потрясений ни уготовила судьба, она научится отвечать ей взаимностью.

  ...Всё чаще на пути стали встречаться селения. Юг был гораздо гуще заселён, чем Север. И если раньше приходилось идти неделю, ни встретив ни одного человека, то теперь, при желании, можно было останавливаться каждую ночь на новом постоялом дворе. Кроме того, среди обычных людей всё чаще встречались маги и чародеи. Мария никак не могла научиться узнавать их. Но её спутники знали наверняка, маг перед ними или обычный человек. Безошибочно определяли и тех людей, что как Эд изучают магию с самого детства и умеют колдовать не хуже любого чародея. Елена рассказала Марии, что волшебники живут не только на Юге. Их много повсюду. Но белые маги вынуждены скрываться от власти и насилия Берингрифа, а те, кто используют в своей магии запрещённые приёмы, способны причинить вред магической силой - давно служат Тёмному Лорду: живя среди людей, вынюхивают и высматривают для своего хозяина всё, что сгодится в его тёмных делах. Поэтому на Севере маги в диковинку, и некоторые не верят в их существование вообще.

  Иногда путники позволяли себе ночевать не под открытым небом, даже если в селении была чума. Здесь, вдали от Северных гор, Берингриф не мог причинить им большого вреда. Но Елена беспрестанно накладывала чары на всё, что могло раскрыть тайну их путешествия: колдовала прежде, чем войти в комнату, заговаривала двери и окна, людей и животных, проверяла еду и питьё, одежду и любой предмет, попадающий в руки чародеям. Ей всегда помогал Эдуард. У него были ответы на все вопросы, а у Елены - чутьё и огромная магическая сила.

  Она научилась готовить в своём котелке зелье, которое потом давали заболевшим чумой, и те шли на поправку уже на следующий день. Ведь чума, которая ходила из города в город, была не просто смертельной болезнью. И исцелить больных могла такая же сильная магия, что породила страшную эпидемию. Удивительно, но для лечебного питья использовалась только болотная вода и целая дюжина ядовитых трав, собранных в Форест Феори. Мария была уверена, что человек, отведавший зелье, умрёт, но люди выздоравливали. Елена раздавала рецепты местным аптекарям и знахарям, которые по большей части были колдунами и ведьмами.

  Марию долго удивляло то, что несмотря ни на какие неудобства и неустроенность пешего путешествия, чародеи оставались свежи и опрятны. Она ни разу не видела, чтобы девушки стирали свою одежду или бельё, мыли тело и волосы, но были ухожены и прекрасны. Их одежда и обувь не изнашивались. От мужчин никогда не пахло дурно.

  Довольно давно, когда горе от случившегося в Хайхилле, только начало прятаться за другими чувствами, Марию здорово озаботил её внешний вид. Дело в том, что при всей своей лени и нерасторопности, она никогда не жалела времени и сил на себя: её туалеты были идеальны - чистая и модная одежда, аксессуары, дорогая обувь, безупречный макияж и ухоженность с ног до головы. Живя в Хайхилле, Мария научилась пользоваться тем малым, что было дозволено прислуге, чтобы поддерживать себя в порядке. Но в дороге...

  Однажды, наклонившись над ровной и чистой гладью лесного озера, она просто ужаснулась: две стоящие рядом красавицы в безупречных нарядах и с идеальными причёсками и чумазое чучело в одежде, потерявшей цвет и форму. Элизабет хихикала и нашёптывала подружке, Мария была уверена, что-то по поводу её - Марии непотребного облика.

  Мэри залилась краской. Какая-то девчонка перемывает кости ей! Вот стерва. Мария разделась и плескалась так долго в холодном озере, что даже кости, казалось, заледенели, и суставы ломило как от лютого мороза. Но на берегу её поджидали всё те же вонючие тряпки и застиранная до дыр, посеревшая смена белья.

  ― Не могу понять, Мэри, зачем ты делаешь всё это? - сквозь травинку в зубах спросила Элизабет, присев на берегу рядом с причёсывающей влажные волосы Марией.

  ― Что - это?

  ― Ну, купаешься и стираешь. Таскаешь это тряпьё.

  ― Не поняла. А что ты предлагаешь?

  ― Я же говорю тебе, она ничего не знает. Она просто не может знать, Лизи, - вмешалась в разговор Елена.

  ― Опять какие-то колдовские штучки?

  ― Ну да. А тебе они разве не известны?

  ― Нет... Вообще-то я давно всё поняла. Вы никогда не моетесь, а всегда чистые, и платья, как только что из магазина. Это магия?

  ― Конечно. Мы бы давно тебе рассказали, но ты такая была... Просто. Ну, понимаешь?

  ― Проехали.

  ― Опять 'проехали'. Куда проехали?

  ― Лизи, я потом тебе расскажу. Это не интересно, лучше колись, как это вам удаётся быть такими цыпочками в этом диком лесу?

  ― Колись?

  Злость на девчонку как рукой сняло. Мария улыбалась и качала головой:

  ― Ты бесподобна, Лизи. Похоже, сегодня мне не судьба расколоть тебя, - это было так здорово, донимать Элизабет непонятными для неё речевыми оборотами.

  Елена от души хохотала, а Лизи, приоткрыв алые губки, глазела на Марию как на чудо:

  ― Не судьба расколоть...

  Зная от студентов не менее сотни таких словечек, Мария еще долго веселила девчонок, то, объясняя истинное значение слов, то, сочиняя на ходу что-либо более или менее понятное для них.

  Потом девушки до поздней ночи просвещали Марию. Оказывается, чтобы быть чистой и опрятной, привести себя в порядок снаружи и даже изнутри, обновить одежду и обувь, и всё, что соприкасается с твоим телом, достаточно провести магический обряд очищения. К нему прибегают тогда, когда условия не позволяют поступить иначе. Правда многие используют его всегда, ежедневно и по несколько раз на день. Но это не приветствуется в мире магов. По законам магического общества жизнь мага должна как можно меньше отличаться от жизни простого человека. Но обряд очищения - не преступление, за него не наказывают. Человек, использующий обряд очищения, всегда отличается от других: его одежда никогда не меняет свой вид, не изнашивается, а кожа идеально чистая и свежая. Так всегда можно отличить колдуна от простого человека. Но если надо скрыть себя, раствориться среди людей, волшебник перестаёт пользоваться магией и становится похожим на людей: его одежда пачкается и изнашивается, волосы в течение дня довольно быстро теряют свой блеск, а лицо - утреннюю свежесть.

  В тот вечер Мария впервые воспользовалась обрядом очищения и почти ощутила себя счастливой. Как когда-то в прошлой жизни была счастлива только оттого, что после пары часов в душе и перед зеркалом выходила на улицу и чувствовала себя королевой.

  

  

  Оттел

  

  

  Через несколько недель после выхода путников из обители лесных фей, дорога привела чародеев в Оттел - место, которое по наитию избрала своей родиной Кочевница. Она ждала встречи с этим городом и почему-то волновалась. Именно страшный пожар в Оттеле, так далеко находящемся от Северных гор, заставил Орландо и его друзей отправиться к Огненным Вратам. В ту ночь, когда всеуничтожающим огнём полыхала северная часть города, люди видели на улицах целое войско безумных слуг Тёмного Лорда. Всадники наслаждались огнём и торжествовали, будто вернулись времена, когда их страсть убивать подкреплялась вседозволенностью и безнаказанностью, безграничным всесилием их хозяина.

  Было решено остановиться в Оттеле на несколько дней: осмотреться, узнать последние новости, пополнить свои запасы, купить лошадей и, в конце концов, просто отдохнуть. Кочевница, всё время подгоняющая молодых людей в пути, на этот раз совсем не сопротивлялась остановке. Ей очень хотелось узнать город получше. Кроме того, если они пересядут на лошадей, то двигаться будут гораздо быстрее и наверстают упущенное время. Странное дело, но Марию ничуть не пугала перспектива оседлать коня, хотя раньше подойти к лошади стоило большого усилия. Они - лошади, такие огромные и глазастые, в прошлой жизни вызывали страх. Теперь Мария была уверена, что сумеет сесть на коня. Теперь, казалось, ей всё по плечу.

  Оттел, по словам Эдуарда, был многолюдным городом ремесленников. Здесь изготавливалась самая красивая на Юге одежда, добротная обувь, оружие и посуда. В Оттеле строили дома из белого камня в два и три этажа, был проложен первый на Юге водопровод. В городе всегда было мало нищих, каждому находилась работа в мастерских и заводах. В Оттеле был свой театр, где лицедействовали весьма талантливо: давали представления и даже пьесы.

  Однако Марии город не показался таким благополучным, как описывал Эд. Не скоро, видно, оправятся горожане от постигшей их прошлой осенью, беды. Многие потеряли своих родных и близких. Пожар не пощадил никого, да и чума как косой косила и грешников, и праведников, и детей, и стариков.

  Первым делом Елена и Эдуард отправились по городским аптекарям и знахарям, чтобы поделиться секретом, придуманного ими зелья. Их не было целый день.

  Выходить на улицу Марии Орландо запретил: слишком странной могла показаться она горожанам. Во-первых, нужна другая одежда. Платье Марии было лишено лоска и изящества одеяний южанок. А, во-вторых, та непосредственность и любознательность, с которыми столь зрелая дама воспринимала всё вокруг, несомненно, обращали на себя внимание. Мария могла попасть в переделку.

  Сам Орландо тоже отправился куда-то, поцеловав на прощание Лизи и сообщив, что вернётся к ужину. Мария и Элизабет, не очень зная, чем займут себя в течение дня, сидели у открытого окна и глазели на оживлённую торговую улицу, на которой удобно расположился огромный постоялый двор Кривого Билла. Этот Билл имел довольно колоритную внешность: лысину без едино признака растительности, огромный крючковатый нос и всего один глаз. Другой видимо давно был потерян, и вместо него красовалась повязка, наподобие пиратской. И хромал Билл, как будто одна нога у него была деревянная. Он мало говорил, но понимал, похоже, всё с полуслова. И совсем не улыбался.

  Волшебники заняли две комнаты. Они располагались рядом и имели общую стенку. Комната для дам была симпатичная: кровати с балдахинами, зеркала, о существовании которых Мария почти позабыла. Орландо и Эдуард поселились в комнате поменьше, и устроена она была не так комфортно. Зато в ней был большой стол посередине, а над ним - огромные канделябры со свечами.

  Улица за окном жила своей жизнью. Торговцы зазывали в лавки, сновали посыльные, прогуливались и с интересом рассматривали витрины покупатели. Кто-то торговал прямо на улице сладостями, какими-то дешёвыми украшениями и мелкой посудой. Чуть подальше от окна, из которого рассматривали улицу Мария и Лизи, устроились бродячие артисты. Там собралась толпа, все шумели: смеялись и криками приветствовали кого-то, кого не рассмотреть было из окна. Одна и та же мысль одновременно осенила Марию и Элизабет - сходить туда и посмотреть. Что тут опасного? Они тихонько выйдут на улицу, в толпе никто не обратит внимания на одежду Мэри. Они не будут ни с кем заговаривать и задавать вопросов, только посмотрят представление и вернутся обратно.

  Это было глупо и по-детски. И Мария всё понимала, но просидеть в четырёх стенах весь день было выше её сил.

  Элизабет взглянула на себя в зеркало, осталась довольна, накинула капюшон и выскочила за дверь. Мария в зеркало не смотрела, но чепец поправила привычным движением и последовала за девчонкой. Снизу и изнутри улица была совсем другой. Удивляло обилие большого и прозрачного стекла. В Хайхилле окошки маленькие и стёкла мутные. А здесь - просто цивилизация. Интересно, как и где производят эти люди такое стекло? Особенно удивляли цветные витражи. Мария не могла идти быстро, всё тормозила у каждой витрины. Лизи надоело поторапливать спутницу, она взяла Мэри под руку, потащила насильно и всё время недовольно цокала языком.

  Улица становилась шире, толпа гуще, и, наконец, они вышли на довольно просторную площадь, где и устроили выступление артисты. Надо сказать, что это было настоящее сюжетное представление, чем-то напоминающее театр кабуки. Артисты в красочных костюмах и масках эмоционально выкрикивали заученные фразы и двигались как-то нелепо. Но зрителям нравилось. Они хохотали и громко аплодировали, и многие слова были просто не слышны. Но, похоже, все и так знали роли наизусть, и восторгались не новизной услышанного, а просто сознанием своей причастности к развлечению. Лизи снисходительно улыбалась и посматривала на Марию, которой тоже было почти не интересно. Не дождавшись конца истории, дамы собрались в обратный путь, и какое-то безотчётное ощущение праздника поселилось внутри них.

  ― Это примитивно. Развлечение для толпы. Но в детстве мне нравилось, - сказала Лизи.

  ― Ничего. Забавно.

  ― Только бы Орландо не узнал, что мы выходили. Он терпеть не может, когда я не слушаюсь его.

  ― Он просто беспокоится о тебе. Это нормально.

  ― Не знаю. Вот Елена может командовать Эдом, как хочет. А я не умею.

  ― Дело не в тебе. Это Орландо такой, что никому не позволит помыкать собою.

  ― А ты ведь уже не молодая. У тебя, наверно, и муж есть... - Лизи запнулась, увидев в толпе мужчину с ребёнком на руках. У малыша совсем не было лица. Вместо него - багровая уродливая маска и мутные глазные яблоки.

  Мария съёжилась и закрыла глаза, потом схватила за руку Элизабет и твёрдой походкой направилась на постоялый двор. В один миг улетучился праздник.

  

  Рушник

  

  

  Напрасно Мария и Элизабет пытались утаить свою вылазку на городскую площадь от Орландо. Он знал обо всём ещё до того, как вернулся домой. Был сердит и долго что-то вычитывал Лизи, взяв её нежно под локоток и отведя в сторону. Мария чувствовала себя виноватой. Она ведь уже не ребёнок, а тоже поддалась соблазну. И зачем? Всё равно ничего особенного они не увидели. Только этот ребёнок с обожженным лицом. Он так и стоял перед глазами - жуткое свидетельство одного из многочисленных преступлений Тёмного Лорда.

  Елена и Эдуард вернулись счастливые и вдохновлённые. Их зелье имело небывалый успех. Каждый восторгался талантами молодых волшебников, и у Елены просто выросли крылья за спиной. Она планировала, как усовершенствует своё зелье, обсуждала с Эдом, что можно взять вместо трав из Форест Феори или как снарядить экспедицию в этот чудесный лес. Орландо был уверен, что фея Виола будет не против помочь молодой ведьме лечить людей и волшебников, поражённых страшным недугом.

  Однако сам Орландо принёс дурные вести и был здорово раздосадован, рассказывая всем, что кто-то из Рива - какой-то влиятельный чародей устроил распродажу воды с защитными чарами, которая якобы укроет любого от испепеляющего взгляда файрбонинга. Люди верили и покупали воду бочками и фляжками, а стоила она баснословно дорого. Несчастные отдавали последние гроши за слабую надежду на спасение, а шарлатаны наживались, да ещё и надевали на себя личину героизма - мол, смотрите как смелы мы: государственный магический совет запрещает раздавать спасительную жидкость, прикрываясь законами, требующими от магов жить, как обычные люди, без чудес, а мы, рискуя, спасаем вам жизни.

  ― Знать бы кто этот влиятельный чародей? И куда смотрит служба контроля? Люди снова перестанут нам доверять, - закончил свой рассказ Орландо. Оказывается, много столетий назад маги жили обособленно и скрывали свой мир от людей, но первая страшная война - великое противостояние сил зла и белой магии заставила магов выйти из тени: слишком много людей было вовлечено в бойню. Теперь люди почти привыкли к чудесному миру ведьм и колдунов, научились пользоваться благами их чудесных деяний. Семьи людей давно перестали бояться родства с волшебниками, а колдуны - пренебрегать простыми людьми.

  ― Кто ведёт официальное расследование? - спросил Эд.

  ― Пока никто. Проверяют, снабжена ли на самом деле вода защитными чарами. Только я видел эту воду. Ерунда... Кому-то просто выгодно затягивать следствие. Вода бесполезная, заметно невооружённым глазом.

  ― Здóрово. Коррупция в эшелонах магической власти, - прошептала себе под нос Мария.

  ― Что?

  ― Говорю, что это плохо. Плохо, когда виновные избегают наказания.

  Орландо понял, что сказано было не совсем это, но не стал уточнять:

  ― Вы, кажется, сегодня, милые дамы, не скучали без нас.

  ― Орландо, - умоляющим голосом пропела Элизабет.

  ― Завтра у вас будет возможность прогуляться по Оттелу, вернее по тому, что от него осталось. Северная часть города сожжена дотла. На улицах полно бездомных и калек... Ну, ладно. Марии надо купить одежду. Да и остальным, наверное, хочется обновить гардероб. А мы с Эдом займёмся лошадьми. Ты какую кобылку предпочитаешь, Мария?

  Мария опешила. Какую? Обычную: с копытами и хвостом. Может кочевницы ездят на каких-то особенных лошадях?

  ― Я не знаю, - Мария решила не строить из себя знатока. - Я никогда не ездила на лошадях. И вообще, может у меня ничего не получится.

  ― Что не получится?

  ― Управляться с лошадью.

  ― Ты шутишь? - засмеялась Елена. - У тебя и не получится? - Похоже, Мария снова всех здорово насмешила. Ну и ладно. Посмотрим.

  На следующий день Мария в сопровождении двух красавиц отправилась за покупками. Раньше она обожала шопинги. Теперь опасалась. Как здесь всё это делают? Что следует выбирать? Можно ли примерить? Однако всё оказалось на редкость просто. Просто здорово! Почти никаких различий. И, самое главное, совсем не приходилось ограничивать себя в средствах. Оказывается, спутницы Марии были очень состоятельны и подбирали своей новой подруге только дорогую одежду. Они купили кое-что и себе. А свои старые платья оставили в магазине. Их потом продадут, только подешевле. Тряпьё Марии выбросили, и теперь Кочевница ощущала себя птицей, летящее над улицами Оттела. Хотелось расправить крылья и взмыть к небесам. На Марии было из добротной тонкой ткани бирюзовое платье с глубоким вырезом и узкими рукавами, светлый, как у девушек, дорожный плащ с капюшоном и металлической застёжкой в форме трилистника, а на ногах - изящные, но очень удобные ботиночки из светлой кожи. Елена с Элизабет перешёптывались друг с другом, Елена улыбалась, а Лизи кривила губки.

  Обновлённые и счастливые они возвращались домой. День прошёл незаметно, и уже лучи заходящего солнца позолотили крыши домов. Мария немного привыкла к новой одежде и шла по улице, не запоминая дороги, вслед за двумя подружками, которых совсем не утомил проведённый в городе день. Вообще-то Мария давно перестала задумываться над тем, куда идти и почему именно туда. Она поняла, что ноги Кочевницы всегда ведут в нужном направлении, даже если путь совсем новый. Это было удобно и приятно - иметь внутри маленький безотказный компас. Наверное, она всё-таки выглядела волшебницей, потому что ей уступали дорогу и приветливо улыбались все продавцы. Она теперь могла узнавать в толпе подобных себе. Волшебники были и среди торгующих. И торговали они по большей части чем-то необычным: музыкальными шкатулками, играющими любую музыку на заказ, зеркалами, в которых человек отражался по желанию то маленьким ребёнком, то седовласым старцем, книгами, которые не надо было читать. Только раскрой и наслаждайся историей из уст невидимого рассказчика. А страницы сами переворачиваются и показывают оживающие картинки. Мария была в восторге, но виду не подавала, чтобы не вызывать недоумений у окружающих.

  Она не заметила, как отстала от девушек. Это не беда. Она сама найдёт дорогу на постоялый двор. У невысокого, по всему видать очень старого, но довольно крепкого домика приютилась маленькая лавчонка. Над входом - надпись: 'Здесь давно ждут тебя'. Интересно, чем могут торговать в магазине с такой вывеской? Надо зайти, даже если там торгуют запчастями для автомобилей. Какие глупости порой приходят в голову? А вообще-то Марию могло смутить только посещение сексшопа... Внутри было очень просторно, а снаружи магазинчик казался просто собачьей конурой. Когда Мария увидела за прилавком ведьму, то поняла, что это магические фокусы.

  Продавщица стала предлагать Марии всякие чудесные вещички, а потом сказала:

  ― Волшебницы сюда редко заходят. Нам ведь ни к чему эти штуки. Ну, почти ни к чему. Вы нездешняя?

  ― Да. А как вы догадались?

  ― Я знаю всех магов в Оттеле.

  ― Я просто гуляю по городу.

  ― Одна?

  'Странный допрос', - встревожилась Мария.

  ― Извините моё любопытство. Сегодня так мало покупателей. И, вообще, теперь мало кого интересует мой товар. Люди озабочены вещами посерьёзней. Возьмёте что-нибудь? Возьмите на память, бесплатно...

  ― Ну что вы? У вас итак торговля идёт не бойко...

  ― Ничего. Пусть у вас останется добрая память о ведьме Сисилии из Оттела.

  Мария поддалась уговорам и принялась снова рассматривать бесчисленные полки и стеллажи. Это забавляло. Сисилия как экскурсовод, водила по своим экспозициям гостью и хотела ей угодить. В магазинчике были не только новые вещи, которые хозяйка показала Марии, когда та только что вошла. Здесь были и старинные предметы, имеющие магическую силу, или принадлежавшие когда-то знаменитым хозяевам: кольца, браслеты и ожерелья, многочисленные амулеты. Мария ничего не хотела выбирать, а просто смотреть и слушать, трогать вещицы, выяснять, как они работают. Больше всего Марию заинтересовал набор мелков для рисования, которые запросто могли приобретать нужный художнику цвет и никогда не истирались. Мария остановила свой выбор на них. Сисилия хлопотливо укладывала мелки в фанерную коробку с изображением дракона, когда Мария вдруг заметила вещь, которая никак не вписывалась в это нагромождение магических предметов.

  На стене висела голова огромного кабана, а на шее поверженного животного был повязан длинный, вышитый крестиком рушник из домотканого полотна и украшенный рукодельным кружевом. Самый настоящий украинский рушник! Такие вышивала мама и бабушка: они были мастерицы. Таких было несчётное множество в доме родителей и в её собственном доме. Сердце забилось мелко-мелко, как попавшая в силки птичка. Почему в этом зачарованном мире оказался украинский рушник? Чьи руки вышивали его?

  ― Мадам Сисилия... - Хозяйки рядом не оказалось. Мария подошла к кабаньей морде и протянула руку. Кабаньи глазки вдруг ожили и внимательно стали следить за всеми движениями Марии. - Ой... Ты чего меня пугаешь, чучело?

  ― Этого вепря прикончил сам Лорд Аврелий. Жуткая образина. До сих пор не угомонится.

  ― Нет, не он. Эта вещь - у него на шее, откуда она?

  ― А. Это? Не знаю. Это давно здесь. Я не знаю, кто его принёс. Я ведь здесь хозяйничала не всегда. До меня магазин принадлежал мадам Алиеноре...

  ― Мадам Сисилия, а можно я его возьму?

  ― Шарф этот, что ли?

  ― Ну да, шарф.

  ― Конечно, мадам, - Сисилия забралась на высокий стул, потрепала кабана за мохнатую щёку и сняла с него рушник. - Зачем он вам, если не секрет? - Сисилия расправила ткань, встряхнула несколько раз. Поднялась пыль, и вепрь смачно чихнул. Мария не знала, что отвечать. Повисла пауза... Вдруг стул, на котором балансировала Сисилия, скрипнул, просел, и его ножки поехали в сторону. Ошарашенная мадам Сисилия приземлилась в руки Марии. Кочевница взяла рушник, поблагодарив и распрощавшись, вышла из магазина.

  Мария шла по улице, сжимая в руках коробку и боясь развернуть вещь, что ошарашила её минуту назад и теперь как-то по особенному ощущалась под плащом. Грела, что ли?

  Дойдя до следующего переулка, она столкнулась с Еленой и Лизи. Девушки наперебой отчитывали её, трясли и пытались выяснить, куда она пропала. Мария оправдывалась и объясняла, что сама не заметила, как потерялась. Она хотела рассказать о магазине, оглянулась назад, а вместо вывески 'Здесь давно ждут тебя' красовалось 'Очаровательные безделушки мадам Сисилии'. 'Заколдованные надписи', - подумала Мария.

  Скоро дамы уже довольно мило беседовали, обсуждая покупки и предвкушая близость встречи с Эдом и Орландо, близость ужина и отдыха.

  Они ворвались в комнату мужчин как сквозной свежий ветер. Стали демонстрировать свои наряды, рассказывать о том, что видели в городе, очень шумели и не давали своим кавалерам сказать ни слова. Мария остановилась за дверью и пошла в свою комнату. Она достала рушник и разложила его на кровати. Замысловатый узор, слегка выцветшие нити и очень тонкая работа. Мария опустилась на колени перед кроватью и как заворожённая любовалась орнаментом. Память унесла её в далёкое детство: кожаный диван с салфетками на подлокотниках, ходики на стене, пожелтевшие фотографии под стеклом и рушники повсюду - вокруг фотографий, икон, у рукомойника, среди выглаженного белья на столе.

  За стеной суетились, сновали туда-сюда, хлопнула дверь: это принесли ужин. Мария стала рассматривать себя в зеркале, провела обряд очищения, поправила причёску. Есть не хотелось, но она знала, что скоро за ней придут. На пороге появилась Елена. Она сияла.

  ― Ты ещё долго будешь здесь возиться? Про то, что ты потерялась, мы не говорили. Так что, не подведи.

  ― Ладно.

  Мария вошла в комнату как была - в плаще. Молодые люди довольно улыбались, глядя на неё. Но когда Кочевница сняла плащ, обнажив великолепное декольте, Эдуард икнул, как-то подался вперёд, приподнявшись со стула и ухватившись за край столешницы. Елена разразилась безудержным смехом:

  ― Эд, держи себя в руках.

  Орландо смеясь потянул за руку Элизабет, усадил её к себе на колени и сказал:

  ― Удачное платьице вы подобрали.

  На следующее утро Мэри вышла к завтраку, прикрыв грудь небесно-голубым шарфом из прозрачного лёгкого шёлка, что, вопреки намерениям Кочевницы, делало её великолепную грудь тайной и потому ещё более соблазнительной.

  

  

  Ещё одно открытие

  

  

  В путь решено было отправиться после завтрака: выйти на окраину города, взять купленных у какого-то горожанина лошадей - он поджидал их за городом, и - в дорогу. Завтракали легко и на скорую руку. Кривой Билл обычно сам приносил еду наследнику великого Флориана и его друзьям. От него волшебники не скрывались: видно какие-то общие дела связывали Орландо с хозяином постоялого двора.

  После завтрака Мэри отправилась в свою комнату, чтобы собрать кое-какие вещи, и снова принялась рассматривать рушник. Никто не стал мешать ей. Она - Кочевница, и совать свой нос в её дела было бы непростительной наглостью. Уважение к кочевым волшебникам воспитывали у магов с детства.

  В комнату тихо постучались. Мария разрешила войти. Вошёл Кривой Билл, неловко улыбнулся только губами и оглядел комнату одним глазом. Мария молчала. Подтягивая больную ногу, он проковылял к окну и задёрнул шторы, потом остановился посредине комнаты и стал произносить заклятие неприступности. Комната завращалась вокруг Билла, заскрипели половицы, что-то зашуршало по углам, захлопали ставни и двери. В мгновенье ока всё прекратилось. Мария как ошарашенная смотрела на одноглазого. Её не удивили магические действия, она видела их много раз. Так поступала Елена, когда входили в комнату и уже не ожидали гостей. Странным было то, что какой-то хозяин постоялого двора, совсем не колдун... 'Вот дура!.. Да он чародей, просто не хочет, чтобы это знали другие люди'.

  ― Что всё это значит?

  ― Я не хочу, чтобы нам кто-то помешал, - проскрипел одноглазый.

  ― Помешал? А что вы собираетесь делать?

  ― Я хотел бы поговорить с Кочевницей.

  ― С Кочевницей? О чём вы? - Мария неосознанно потянула за рукава своего великолепного платья, которые и так хорошо скрывали метку.

  ― Я не видел вашу метку, мадам. - Билл почтительно наклонил голову и прижал правую руку к груди. - Я видел вашего предка, я был с ним знаком.

  Мария опешила и медленно стала опускаться на кровать.

  ― Вы очень похожи на него. Очень. - Билл стал рассматривать Мэри своим единственным глазом и улыбаться снова одними губами. - Особенно...

  ― ...Я, я... Я не поняла. Что вы имеете ввиду? Билл, вы ошибаетесь. Вы не можете быть знакомы с моими родственниками.

  ― Это вы ошибаетесь, великая Кочевница. Или просто проверяете меня... Но я не в обиде. Ваш предок был очень умён и никогда не доверял случайным людям. Когда начались беспорядки, я был уверен, что он вернётся. Он не смог бы оставить без присмотра нашу страну, ради мира в которой он потерял всё.

  'Как надоели эти загадки. Я не должна показывать своей полной неосведомлённости. Друг он или враг, я не стану раскрываться перед этой хитрой одноглазой лисицей'.

  ― Он не мог вернуться, - брякнула Мэри.

  ― Но он прислал вас. Значит, вы знаете, что ждёт наш мир. Вы уже всё решили.

  ― Ты бежишь впереди коня. А это опасно. - Мария перешла на 'ты' и перестала узнавать сама себя, свой голос, тон. И даже, казалось, плечи развернулись как-то по особому. Она почувствовала себя выше этого человека, хотя сидела и была невысока ростом.

  ― Простите, великая Кочевница... - Билл низко поклонился и попятился к двери. У самого выхода разогнулся, снова устроил магическую круговерть и, улыбаясь одними губами, вышел из комнаты.

  Мария потеряла ощущение пространства. Толи эти чары, запечатывающие и распечатывающие комнату, закружили её? Только перед глазами продолжалось вращение стен и потолка. Она обессилевшая упала на кровать, взяла рушник и прижала его к лицу. Она думала, и мысли пугали её. О ком говорил Билл? Она знала этого человека, на которого была так похожа... 'Он - тот самый Кочевник! Он был здесь. Тогда? Что именно он здесь потерял? Почему он ничего мне не рассказал? Он не успел... Как жаль'!..

  ...Ловко оседлав гнедую кобылу, Мария пустилась во весь опор вдоль линии городской стены, вырвалась за ворота и понеслась одной ей ведомой дорогой в великий город Рив - столицу южных народов. Чародеи едва поспевали за Кочевницей. Они были прекрасны, превратившись в единое целое с восхитительными гривастыми животными. Но Мария не видела их, не оборачивалась назад. Она знала, что волшебники не отстанут: с Кочевницей каждый умеет быстро двигаться и становится сильным и выносливым. Теперь она знала это. Мария мчалась и мчалась вперёд - навстречу неизвестности, гонимая великой заботой, реальность которой Кочевнице открылась сегодня в разговоре с Кривым Биллом. Она здесь, чтобы повлиять на ход событий. И этот голос внутри неё, заставивший однажды ночью подойти к окну, - зов её кочевых предков, один из которых, по всему видать уже вложил свою лепту в славную историю северных и южных народов.

  

  

  Рив

  

  

  Мария не стала ни с кем делиться своим открытием, хотя много раз внутренний голос советовал рассказать Орландо о её разговоре с Биллом. Но Мария решила сначала сама разобраться во всём.

  Кроме того, молодых людей сейчас ничего так не заботило, как приближение к родному дому. Они планировали, чем займутся по возвращении в Рив. Орландо и Эда волновала история распродажи воды со лжезащитными чарами. Девушки явно соскучились по своим родным и близким, говорили о том, к кому в гости отправятся сразу по приезду. Первыми в списке были родители. Елена - единственный ребёнок в семье, и родители здорово переживали за свою одарённую дочь, которая стала соратницей сына великого Флориана.

  Ведь Орландо был не просто волшебником. Его знаменитые предки наделили парня небывалыми магическими силами, которые проявились уже в детстве. И когда Орландо подрос, то сумел в столь молодом возрасте: ему было всего двадцать пять, стать одним из тех, кто возглавлял службу контроля за использованием магии в мире людей и волшебников. Это была сложная и опасная работа. Орландо приходилось сталкиваться с сильными чародеями, которые избрали преступный путь чёрной магии. Елена и Эдуард были незаменимыми помощниками и советчиками Орландо и ещё - верными друзьями.

  Элизабет, оказывается, была из древней и многочисленной династии потомственных колдунов. У неё ещё пятеро братьев и три сестры: кто-то старше, а кто-то помладше Лизи. Семья очень дружная, и родители Элизабет давно считали Орландо своим шестым сыном. Дело в том, что отец Орландо умер, когда мальчику исполнилось двенадцать. Он долго жил, и его героическая жизнь только на закате была озарена любовью к матери Орландо. Что произошло с Элеонорой - супругой Флориана, Мария не знала. Эту страницу истории всем удавалось перелистнуть незаметно, и Мария не осмеливалась задавать вопросы.

  К вечеру седьмого дня после отъезда из Оттела волшебники достигли берега Южного моря. Величественная картина открылась взору путешественников. Скалистый берег, ласкаемый синим прибоем, и бесконечная водная равнина сливается с потемневшим небом там, где солнце погружает своё жаркое тело в морские глубины. И вода, в которой отражается великое светило, похожа на расплавленный металл. Долго стояла Кочевница на берегу, спешившись и не веря своим глазам: этот берег и это солнце уже были в её жизни, в её прошлой жизни. Она всегда знала, что вернётся к морю, и именно отсюда начнёт свой жертвенный путь кочевая рыба лосось, способная ориентироваться в необъятных солёных просторах и преодолевать опасные речные пороги.

  ― Надо успеть до заката, иначе трудно будет зафрахтовать корабль, - вывел из оцепенения Орландо.

  ― Какой корабль? - вопрос Марии повис в воздухе.

  Все направили своих коней вдоль берега. Ехали около часа. Сумерки сгущались. Впереди маяк, небольшой посёлок, похожий на рыбацкий: всюду сети и лодки, пахнет рыбой и водорослями; удобная гавань и множество яхт и кораблей на приколе. На берегу и пристани - огни: факелы в искусных фонарных абажурах из стекла и металла. Море слегка волнуется, но на небе - ни облачка.

  ― Думаю, с переправой проблем не будет, - молодые люди спешились и растворились в темноте. Через минуту Орландо вернулся за спутницами. Эд остался на шхуне, которую удалось нанять для пятерых путешественников и их лошадей. И вскоре все ступили на палубу небольшого корабля. Лошадей отвели в специальное стойло, а люди спустились в уютную капитанскую каюту. Их накормили. Было много рыбы и фруктов, виноградного вина и рома. Капитан нахваливал свою команду и корабль и обещал, что завтра на рассвете шхуна причалит у стен великого города Рива. Кочевница поняла, что от южной столицы их отделяют морские просторы, и встреча с нею наступит, когда они покорятся неутомимым странникам.

  Спали неспокойно. Слишком настойчиво баюкали неуёмные волны маленькую шхуну в своей бескрайней колыбели. Девушки шептались и ворочались, смешав на подушке белоснежные и каштановые локоны распущенных волос. Молодые люди ушли спать на палубу и забылись только перед рассветом. Мария не сомкнула глаз. Перед её мысленным взором проходили, сменяя друг друга картины фантастического путешествия: осенний лес и ужас на вороном коне, Хайхилл, Питер и Сэм, старый чердак, кузница Берингрифа, дорога в Рив. И её сказочное превращение из безликого и нудного институтского преподавателя в наследницу великого рода кочевых волшебников...

  Сердце томила неясная тревога. Она не боялась морского путешествия. Море любила и умела плавать как рыба. Тревога поднималась в предвкушении встречи с оплотом здешней цивилизации - Ривом. Как примут её власть имущие? Знают ли они о её существовании? Есть ли у волшебников способ передавать послания на расстоянии? Писем ни Орландо, никто из других волшебников не посылал. И могло ли письмо дойти до Рива быстрее, чем она? Вряд ли. Эдуард сказал, что благодаря ей они добрались до места раньше на целых три недели.

  На заре, когда утренняя прохлада стала пробираться под одеяло, и милые ведьмочки начали неспокойно мурлыкать во сне в преддверии пробуждения, Мария встала, причесалась, провела обряд очищения и тихонько пробралась на палубу. Там спали матросы и у самого борта, укрывшись плащами, забылись тревожным сном Эд и Орландо. Мария невольно залюбовалась их молодыми лицами. Эдуард был похож на взъерошенного воробышка, склонившего уставшую головку. Румянец во всю щёку толи от свежего морского воздуха, толи от жаркого южного солнца, что успело оставить свой след на лицах каждого из путников. Орландо лежал, запрокинув голову, и густые тёмные волосы шевелились от лёгкого дуновения ветерка. Она не могла оторвать глаз от него. Впервые появилась возможность рассмотреть это лицо, и она пользовалась ею. Вдруг уже знакомая улыбка легла складочками в уголках рта... Он не спал! Он видел её через слегка приоткрытые веки? Какой позор! Хотелось провалиться сквозь эти скрипучие доски в палубе. Наверное, они предали её, их скрип разбудил Орландо.

  Она еле слышно вскрикнула. Он открыл глаза, продолжая улыбаться сел и приложил палец к губам.

  ― Ты очень чутко спишь, - прошептала Мария.

  ― Ещё не время позволять себе глубокий сон.

  ― Я хотела с тобой поговорить. - Она совсем не хотела. Она собиралась что-нибудь выяснить и только потом рассказать обо всём Орландо. Но надо же было как-то выкручиваться. Мария рассказала о разговоре с Кривым Биллом. Орландо молчал и, всматриваясь в горизонт, размышлял.

  ― Кем приходится тебе Кочевник, что был здесь в прошлую смуту? Ты знаешь?

  ― Да. То есть, нет. Я не знаю наверняка, но догадываюсь. Только он может быть Кочевником. Но он не успел мне ничего рассказать о себе и...

  ― Это твой отец?

  ― Нет. Дед. Отец моей мамы. Он был необычным. И вёл себя так... Странно. Только теперь я понимаю, что всё это означало. Он умер, когда я была ещё очень маленькой, чтобы понимать что-либо.

  ― Но кто-то же научил тебя попасть сюда?

  ― Никто. Понимаешь, Орландо... Я же рассказывала. Это был какой-то совет или приказ внутри меня. И я не смогла ослушаться. А что и как делать - этому не надо учить. Это будто живёт в моём подсознании.

  Орландо посмотрел на Марию, по спине пробежали мурашки, но она выдержала его взгляд. Орландо перевёл глаза на горизонт и сказал:

  ― Рив.

  Далеко на самом горизонте в утренней дымке появился остров. Он походил на огромное фантастическое животное, распластавшееся на поверхности морских вод. А на спине этого животного росли деревья и высокие башни, гребнями поднимались стены и заборы. Беспорядочно спина горбатилась холмами и была изрезана глубокими рвами и каналами... Мария не могла оторвать глаз от столь величественной картины. Детали всё более вырисовывались по мере приближения к острову и по мере того, как рассветное солнечное сияние всё более освещало заветные берега.

  Из каюты выбежали и радостно защебетали Елена и Лизи. Они растолкали ничего не понимающего Эда и потащили его к носу корабля. Подошёл капитан и не преминул ввернуть пару словечек о своей быстроходной посудине. Все были рады... Только в глубине бездонных серых глаз Орландо поселилась новая забота. Но она была так запрятана, что ни Элизабет, ни Елена, ни даже Эдуард ничего не заметили.

  

  

  Новый дом

  

  

  Было приятно ступить на твёрдую землю даже после столь недолгого морского путешествия. Вышли на берег люди, вывели коней, Орландо дал ещё немного денег капитану, и все, поблагодарив его, распрощались. Никто не стал садиться на лошадей. Никто их не встречал. Наверное, никто не знает об их прибытии.

  Мария в сопровождении молодых чародеев начала подниматься по каменистой тропе среди зарослей южных растений вверх. Лошадей вели под уздцы. Очень скоро, буквально через пару минут, они оказались возле прекрасного живописного домика в два этажа, поросшего плющом. Перед домом - просторная лужайка, цветущий кустарник и чуть правее - небольшая пальмовая роща, сквозь которую просматривался великолепный лазурный берег. Просто рай! Неужели им сюда?

  Лизи как-то тоненько запищала, сунула Эду поводья и, подобрав юбки, бросилась бежать. Елена сбросила туфли и присоединилась к своей подруге. Они хохотали и кружили по лужайке. Навстречу, по-старушечьи приседая, ковыляла ведьма преклонных лет. Она целовала и обнимала то Лизи, то Елену. Старуха плакала и утирала слёзы белоснежным передником, потом о чём-то спросила девушек, и те, показав в сторону стоящих в кустах Эда, Орландо и Марии, беззаботно пропорхали на крыльцо, и через просторную открытую веранду - в дом.

  Старуха же, протягивая вперёд руки, будто моля о помощи, со скорбным выражением лица бросилась в сторону молодых людей. Эд и Орландо, здорово смущаясь, стали приветствовать тётушку Молли, так они называли старушку. А тётушка, которая более походила на бабушку, всё роняла слёзы и смачно целовала их то в лоб, то в щёки, то вдруг начинала трепать их за чубы. Они стойко сносили все 'ласки' и неловко ковыляли вслед уводившей их в дом тётушки Молли.

  Мария осталась с пятёркой чудесных лошадей на краю лужайки. Вытаптывать сочную свежую травку не хотелось, и она повела лошадей в обход лужайки в пальмовую рощу. Как в чудо природы, вглядывалась в невероятно прозрачную бирюзовую гладь моря сквозь высоченные стволы пальм... Захотелось пить и... купаться. Сзади подошла Елена и пригласила в дом. Она смело повела лошадей на лужайку и даже позволила им пастись.

  Дом и отдалённо не напоминал жилище северян или даже комнаты на постоялом дворе в Оттеле. Мария словно попала в иную эпоху. Именно таким она представляла в своих мечтах дом, где хотелось бы провести остаток дней. Камин и уютные кресла, красивая мебель и картины на стенах, пушистый тёплый ковёр и поскрипывающие ступеньки. На втором этаже - спальни. В одну из них поселили Марию и напомнили, что перед сном надо обязательно накладывать защитные чары на эту комнату, как и на любую другую. Это должно стать привычкой.

  Тётушка Молли не ждала своих постояльцев сегодня. Она вообще никогда не знала, скоро ли вернуться волшебники и вернуться ли вообще, долго ли пробудут дома и будут ли вообще здесь жить. Кто был хозяином в доме, понять невозможно. Порой Марии казалось, что это Молли, такой хозяйствующей была старушка. Временами командовала всем Елена, и её слушалась даже Молли. Уж очень мудрой, не по годам, была девушка. И, конечно же, все подчинялись Орландо. Иногда вдруг начинала капризничать Элизабет, и тогда всё кружилось вокруг неё. Однако оказалось так, что дом принадлежал Эдуарду, вернее его отцу сэру Мэтью - члену магического совета, великому учёному и талантливому чародею из рода людей, научившихся колдовать.

  Молодые люди, все четверо, давно жили в этом доме, и им помогала добрейшей души домоуправительница - старая колдунья, почитающая таланты сэра Мэтью и как родного сына любящая Эда. У Эдуарда не было матери. Умерла давно, утонула. Глупая и неожиданная смерть для жены человека-волшебника, но порой судьбу невозможно изменить даже с помощью самой талантливой магии. Молли вырастила Эдуарда и теперь с волнением, опаской и одновременно нетерпением ждала того дня, когда сможет передать опеку над Эдом в руки прекрасной Елены.

  Марию Молли восприняла без восторга, но довольно гостеприимно. Правда спустя пару дней, когда Мария сумела продемонстрировать Молли своё усердие на кухне, старуха полюбила гостью так же нежно, как каждого в этом домике радости, молодости и красоты.

  

  Живя в домике у моря

  

  

  Живя в домике у моря, Мария всё чаще думала о том, как было бы здорово всё забыть: и смерть Питера, и страшные пожары, уносящие сотни человеческих жизней, и чуму, и всё, что тяготило сердце, заставляло мозг всё время работать, а тело - изнемогать от пребывания на одном месте. Мария размышляла, но не находила выхода, не находила ответов на вопросы. Этот домик у моря - прекрасное место для отдыха, но человеку, всё сознание которого подчинено мысли о спасении целого мира, здесь было не место. Всё говорило о великой миссии Кочевницы. И хотя она мало верила в свою исключительность, приходилось соглашаться с обстоятельствами и ощущать стыд за бездействие. Голубка Елены по-прежнему неотлучно находилась у землянки, в которой теперь жила Нэнси и её семья. И им не было так уютно, как Мэри. Берингриф объявил настоящую войну лесным феям: его верные слуги уничтожали лесные угодья, и в пожарах гибли не только звери и птицы. Люди на Севере жили в постоянном страхе, а файрбонинги всё чаще и смелее заявлялись в прекрасные южные селения: наводили ужас на их жителей и подкрепляли его страшными преступными деяниями.

  Марии хотелось начать разговор с Орландо о том, что было известно только им двоим. Кроме того, неужели никому в этой стране больше не интересно её появление - появление Кочевницы? Что задумала эта молодежь? Не очень-то хотят они посвящать кого-либо ещё в свои секреты.

  Мария все дни проводила на пляже: загорала и плавала до полной потери физических сил. Помогала Молли на кухне: готовила блюда, что когда-то научила её готовить мама и совсем недавно - Нэнси. Всё это вовсе не отвлекало Марию от самого важного - раздумий. Ежедневно Орландо, Эд, Елена и Лизи уходили куда-то по утрам и возвращались поздно вечером, уставшие и немногословные. Тётушка Молли объясняла, что волшебники работают. Работа такая: преследуют и ловят преступников-магов. Это опасно и трудно. Мария соглашалась. Это, наверное, что-то вроде милиции. Правда, трудно было представить себе новых друзей в роли киношных ментов.

  Когда терпение Мэри совсем лопнуло, и сидя на подоконнике в своей уютной комнате за магическими книгами под убаюкивающий шум дождя за окном, она в сотый раз перечитывала абзац о магической силе собранной на заре росы, а на самом деле всё прокручивала в голове предстоящий разговор с Орландо, он сам вошёл в комнату Марии. Он и Елена. Орландо был сердит, а Елена с укоризной смотрела на Марию. Что случилось?

  Елена взяла в руки соломенную куклу, сидящую напротив Мэри на подоконнике, и села вместо неё.

  ― Ты разве не умеешь накладывать защитные чары на комнату? - строго спросил Орландо.

  ― Извини.

  ― Ты что, наступила мне на ногу или случайно задела в толпе, что просишь извинить тебя?

  ― Я ведь ещё не спала.

  ― Действительно, Мэри, смешное оправдание, - добавила Елена.

  ― Я не собиралась оправдываться. Это вы меня побуждаете к оправданиям.

  ― Что же тебя может побудить использовать элементарные правила безопасности? Новые нападения? Ты думаешь, Берингриф не обладает силами, чтобы достать тебя здесь? - Орландо повышал голос.

  ― Не кричи на меня! Я тебе не Лизи.

  ― Забавно. Конечно, ты не Лизи. Лизи, как никто другой, умеет справляться с тёмными магами. Можешь мне поверить. А ты, насколько я успел убедиться, умеешь только кочевать. Воительница из тебя никудышная.

  ― Никудышная? Да я и не претендую ни на что. Я вообще не должна здесь больше оставаться. И зачем я только пошла с вами? Чтобы готовить вам обеды? Да?! Вы правы, я - Кочевница. Поэтому, думаю, сумею уж как-нибудь вернуться туда, где во мне нуждаются. Я точно знаю, что нуждаются. В Хайхилл! Я больше ни минуты не останусь здесь! - Мария выхватила из рук Елены соломенную куклу, взяла свою котомку и начала без раздора бросать туда вещи. Вдруг остановилась... Растерянность и обида на лице сменились сначала недоумением, потом сарказмом и иронией, и, наконец, абсолютным спокойствием. - Подумать только, как глупо я начала себя вести. Просто не узнаю себя. Господа, вы не могли бы покинуть мою комнату. Я, благодарю за гостеприимство, но, возможно, я тоже была вам полезна. Не так ли? - Мария обращалась к обескураженному Орландо. Тот попытался что-то сказать. Елена остановила его и попросила:

  ― Оставь нас, Орландо.

  Он нехотя встал и, внимательно взглянув на Кочевницу, вышел, плотно прикрыв за собой дверь.

  ― Ты не должна сердиться на нас, Мэри.

  ― Я не сержусь. Это что-то вроде признания своей беспомощности. Как-то неловко взрослой образованной женщине просто так есть свой хлеб, да ещё и подвергать всех окружающих опасности. - Мария ослабев, опустила руки и присела на край кровати.

  ― Состояние опасности - это стиль нашей жизни. Мы давно выбрали этот путь. И ты здесь ни при чём. Просто ты ещё не привыкла. Ты нужна нам. Очень нужна. Ты же Кочевница - наше главное и секретное оружие.

  ― Секретное?

  ― Чем меньше людей знают о твоём существовании, тем больше выгоды мы сможем извлечь. Тебя обижает такое потребительское отношение к тебе?

  ― Нет. Не знаю. Я ещё не очень понимаю.

  ― Я объясню. Спрашивай.

  Мария подошла к окну. Дождь лил как из ведра, где-то далеко сверкали молнии. Не позавидуешь тем, кого застало ненастье в открытом море. И тем, кто ждёт их, глядя вот так же в плачущее окно. Какая-то отвратительная сентиментальность: комок в горле... Она ненавидела эту сентиментальность, что могла заставить плакать от вида беспомощного старика или от доброго слова, сказанного нечаянно.

  ― Я не знаю, о чём спросить. Всё слишком запутанно. Не знаю, кому могу доверять полностью. Тебе?

  ― Попробуй.

  ― Что я могу сделать для вас?

  ― Пока этого никто не знает.

  ― А когда и кто сможет узнать?

  ― В прошлую смуту здесь был великий Кочевник. Он спас наш мир от полного порабощения Берингрифом. Он умел творить чудеса, какие и не снились никому из нас. Он один вступил в единоборство с Тёмным Лордом и сумел бы уничтожить его, если бы не хитрость Берингрифа. Кочевник любил одну ведьму. Она собиралась стать матерью. Слуги Берингрифа выкрали её и заставили Кочевника отступить... Потом Берингриф позволил всадникам надругаться над возлюбленной Кочевника. Она потеряла ребёнка и умерла от горя. Волшебники долго живут, но, потеряв смысл жизни, просто уходят...

  По щекам Марии текли слёзы, и унять их не было никакой возможности. Это могла быть её бабушка, а её неродившийся ребёнок - её мать...

  ― А Кочевник? Это он запечатал Огненные Врата?

  ― Да. Это единственное, что смог сделать тогда Кочевник. Но этого хватило на несколько столетий.

  ― Но что смогу сделать я? Я успела выучить только десяток простейший заклинаний. Я ничего не умею! - слёзы безудержным потоком лились из её глаз, голос срывался на рыдание.

  ― Кочевники многое делают по наитию. Их чаще всего никто не учит. Ты уверена, что никто в твоём роду не обладал магическими силами?

  ― Ты по-прежнему мне не веришь. Нет, не уверена, но меня никто не учил. И это правда, веришь ты или нет...

  ― Ты быстро познаёшь магию. Просто нереально быстро. Скоро Элизабет научит тебя управляться с оружием. Она сильная воительница. А потом - видно будет... Хорошо бы прочесть твою метку.

  ― Прочесть? - слёзы Марии сразу стали высыхать. 'Что за чтение? Как её можно прочесть?' Мария, вытирая глаза, стала рассматривать рыбину на своём предплечье, пытаясь усмотреть в линиях, точечках и пятнышках буквы и прочие знаки. Но ничего не видела. Елена тоже наклонилась над меткой:

  ― Нет, тут ничего не написано. Просто каждая метка что-то означает. У Кочевника была голова лошади, открывшая рот, и с развивающейся гривой. Это означает - 'воинственный Кочевник'. А лосось? Не знаю. Никто не знает... Даже сэр Мэтью.

  ― Вы рассказали сэру Мэтью обо мне?

  ― Да.

  ― А ещё кому?

  ― Пока никому. Но мы с Орландо пришли, чтобы сказать: скоро будет собран магический совет специально для того, чтобы представить тебя. Сэр Мэтью отведёт тебя в правительственный дом. В совете семь человек. Никто, кроме членов совета и нас не должен знать о тебе, пока что-нибудь не прояснится.

  ― А эти люди в совете? Им можно доверять?

  ― Мэри, кому же тогда доверять, если не им? Это лучшие из нас.

  ― А тот влиятельный господин, что торгует чудесной водичкой в Оттеле и повсюду. Он не может быть членом совета?

  Елена опешила. Такая страшная мысль сидела где-то в глубине сознания, но поверить в это - значит видеть предателя в Эдуарде, в Элизабет или даже в Орландо. Елена не позволяла себе сомневаться в членах совета. ...Но как много поставлено на карту! Если в совете или в правительстве нечестные люди или тёмные маги... Можно ли одержать победу в предстоящей битве при таком раскладе сил?

  Орландо стал избегать Марию. Она тоже чувствовала себя неловко: слишком обнажила свои чувства - гнев и обиду перед этим человеком, мнение которого о ней было, пожалуй, самым важным. Но опыт подсказывал, что со временем всё забудется, перестанет иметь значение. А пока лучше просто не встречаться. Это правильное решение.

  Мария стала много общаться с Еленой и Эдуардом. Они учили Марию - учили всему, что умели сами. А Мария впитывала как губка, удивляясь обострившейся памяти и прозорливости ума. Глупой и трудно обучаемой она никогда не была, но теперь проявляла чудеса: запоминала заклинания из сотен слов, сложнейшие рецепты зелий, осваивала магические действия и древние обряды. Теперь ей ничего не стоило поймать рыбу далеко в море, сидя на песчаном берегу и только мысленно перенося своё тело в морские глубины на десятки километров. Комната Марии была сплошь завалена древними магическими книгами, свитками и дощечками с письменами, а Эдуард всё приносил и приносил новые источники информации.

  Однажды утром Орландо не стал уходить из-за стола, когда Мария присела позавтракать, а, как раньше, пронзительно посмотрел на неё и сказал:

  ― Завтра заседание магического совета. Сэр Мэтью сегодня придёт к нам, чтобы обговорить с тобой, как ты должна себя вести перед его членами.

  Сердце заколотилось и упало. Так неожиданно. Хотя, что тут неожиданного? Она знала об этом заседании уже неделю назад. Всё равно страшно. Если бы можно было не ходить туда. Пусть бы сэр Мэтью сам сообщил совету о ней, а она продолжила учиться: читать, зубрить, тренироваться в магии...

  ― Хорошо. Спасибо, - зачем-то поблагодарила за известие Мария и встала из-за стола. Она не выходила из своей комнаты до вечера, наложив на неё защитные чары. Никто не мог войти. Вечером Елена постучалась к Кочевнице.

  ― Что? Пришёл сэр Мэтью?

  ― Нет. Это я. Открой, поболтаем.

  Через полминуты из комнаты послышался голос:

  ― Заходи.

  ― Ты рано переживаешь. Сэр Мэтью - это ещё не совет. Кроме того, ты ведь знакома с ним.

  ― Я понимаю. Интересно, что бы ты делала на моём месте?

  ― Не знаю. Тебе не позавидуешь... Только сэр Мэтью - он лучший. Мудрый и честный. Знаешь, влиятельный господин, что торгует водой, - точно не он.

  Мария теребила старый свиток и не находила слов.

  ― Он завтра сам поведёт тебя в правительственный дом. Что ты оденешь?

  ― Не знаю.

  ― Надо что-то скромное. Не яркое... Но дорогое. И никаких украшений. Можно что-нибудь в волосах... - Елена уже перебирала в шкафу наряды Марии и примеряла их то к себе, то к растерянной фигуре Мэри. В дверях появился Орландо:

  ― Пришёл сэр Мэтью.

  Все стали спускаться вниз.

  На лестнице Мария почувствовала, что кто-то взял её за кончики пальцев и потянул к себе, стараясь приостановить. Это был Орландо. Он смотрел ей в душу ясными серыми глазами. Он не искал ошибки в записях её сознания, а просто просматривал написанное. И как в кузнице Берингрифа только его рука связывала её с жизнью, так и теперь, только она пыталась вывести её из состояния страха перед будущим.

  Сэр Мэтью - человек почтенного вида, но какого-то неопределённого возраста, маленького роста и слабого телосложения всегда приветливо улыбался и очень напоминал старого взъерошенного воробья. Он встал со стула, когда Мария вошла в гостиную. Вежливо поклонившись Кочевнице, он взял её под локоток и увлёк на веранду.

  ― Мадам, не уделите ли вы мне немного своего драгоценного времени?

  ― Конечно, сэр Мэтью. Не стоит церемониться.

  ― Отнюдь, мадам. Отнюдь. Церемонии - это как раз то, к чему вы должны привыкнуть, - старик ловко для своих лет соскочил с крыльца, повернулся к Марии и, поклонившись, протянул ей ладонь. Она подала ему руку и залилась краской.

  Сэр Мэтью продолжал вести Марию по лужайке, нарочито предлагая ей самый удобный путь.

  ― Вы из рода кочевников. Да ещё дама. Это требует особого внимания к вашей персоне. А от вас, дорогая Мария... Вы позволите старику по-отечески обращаться к вам?

  ― Да, да. Конечно.

  ― ...А от вас - особого величия и осознания собственной ценности. Я бы даже сказал - бесценности. - Старик остановился и пристально посмотрел на Марию. Она молчала. - Вы, насколько я понял, совсем не знаете, как применить свои магические таланты к нашей непростой ситуации?

  ― Да...

  ― Ах, оставьте свой неуверенный тон, дорогая. Его не должен слышать больше никто. Вы понимаете, о чём я говорю? Больше - никто! Эти дети в доме уже вдоволь наслушались вашего лепета. Члены магического совета не должны услышать и одной нотки, неуверенно сыгранной вами. Они - величайшие колдуны. Среди членов совета человек - только я один. Остальные вполне под стать вам, великая Кочевница.

  ― Я не великая.

  ― Вы снова? Мне, похоже, придётся взять розги и учить вас иными методами. Так порой мне приходилось наставлять Эдуарда... Это никуда не годится. Вы ведь уже не девочка. Возьмите себя в руки. Члены магического совета - несомненно, лучшие из нас. Но, поверьте, дорогая, с одной Кочевницей из вашего рода не сравнится и сотня таких - лучших.

  ― Из моего рода?

  ― Орландо рассказал мне о вашем незабвенном дедушке.

  ― Рассказал?

  ― Да... - Сэр Мэтью задумался. - Но сейчас меня больше интересует личность некоего хозяина постоялого двора из Оттела. Надо сказать, неоднозначная личность. Он никогда не вступал в споры с законом, но назвать его добропорядочным гражданином тоже не поворачивается язык. Знаете ли, когда горел Оттел, его домишко в северной части города, которая сгорела дотла... Хороший такой домишко... Дела у Кривого Билла, видно, идут хорошо. Так вот, этот домишко остался цел. Ни единого повреждения. Странно, правда?

  ― Да, странно.

  ― Вам ничего не подсказывает ваше чутьё?

  ― Нет, ничего.

  ― Это к лучшему... - Пауза. Мария прервала её:

  ― А как же завтрашний совет?

  ― Вы должны напустить как можно больше тумана. Сказать много и ничего. Пусть все думают, что у вас уже есть план остановить бесчинства Тёмного Лорда. Поверьте мне, он будет - этот план. Только надо подождать. Я пытаюсь прочесть вашу метку. Кстати, позвольте мне ещё раз взглянуть на неё.

  ― Ещё раз?

  ― Да, моя дорогая. Вы очень беспечны. Надо получше заколдовывать свою комнату. - Сэр Мэтью с интересом рассматривал метку, то, приближая руку Марии к самому носу, то, приподнимая её над собой, пытаясь поймать последние лучи заходящего солнца. Он заулыбался, взглянув в лицо Мэри: её глаза многое сказали старому мудрецу. - Однако что-то подсказывает мне, что завтра вы чудесно справитесь со своей ролью. А может, и играть-то ничего не придётся. Просто будьте собой, дорогая.

  ― Сэр Мэтью, так когда же вы видели мою метку?

  ― Однажды, когда вы спали. У вас в комнате побывал один мой приятель. Да вон он. - Старик показал куда-то в заросли. Там на лианах удобно расположился и заботливо чистил перышки маленький попугайчик - пёстрая птичка с глазками-бусинками.

  Ужинали в каком-то приподнятом настроении. Все, наверное, старались отвлечь Марию от завтрашнего совета. Сэр Мэтью вёл себя непринуждённо и всё время, беря в союзницы свою будущую невестку, подтрунивал над сыном и заигрывал с тётушкой Молли. Та всё принимала за чистую монету и смущалась как девушка. Это было забавно и почти заставило Марию забыть о предстоящем важном событии.

  

  

  Послание

  

  

  Но, оставшись одна в комнате, Мария погрузилась в состояние волнения. Предвкушение завтрашнего долго не давало уснуть. Платье, выбранное Еленой, светлым пятном бередило глаза.

  ...Его широкие рукава поднялись как птичьи крылья, и платье взмыло к небесам, превратившись в огромную голубицу. Она кружила над домиком у моря, поднимаясь всё выше и выше к звёздам. И вот она сама стала звездой, падающей в руки Кочевнице. Она ослепила глаза и проникла в самое сердце. Как горячо и светло вокруг! Нещадно палит солнце, а от реки - лёгкое дуновение влажной прохлады. Пахнет свежескошенной травой и 'вжик-вжик' - коса со скрипом срезает сочную луговую зелень.

  Это было давно в безоблачном детстве. Радуга над лугом и тихая узенькая речушка, которую можно перейти вброд. Дедушка, так похожий на графа Толстого в исполнении Ильинского, в длинной рубахе, твёрдо стоит на земле и, широко захватывая, косит траву. Роста он невысокого, коренастый, а руки непропорционально длинные. Она лежит на берегу. Перед нею хлеб и молоко, сало и варёная картошка. И голубка, лукаво наклоняя головку, склёвывает крошки с широкого рушника...

  ...Как темно. И нет никакого сияния. Открыть глаза, и оно появится. Светлое пятно платья на спинке кровати. Где же рушник? Куда она его задевала? Эти книги... Целые баррикады из книг. И свитки... Целый ворох свитков. Она пробиралась к комоду у стены. Там бельё и её рушник. На полке. Где же? Вот. Он сияет! Он просто светится в темноте. От него в разные стороны отходят лучи как от пера жар-птицы.

  Мария схватила рушник и развернула его перед собой наподобие транспаранта. Комната словно осветилась сотней электрических ламп. Потом свет стал гаснуть и постепенно превратился в уже привычное для Марии сияние. Она стала всматриваться в узор на рушнике, прикасаясь к нему пальцами, перебирая крестики, как слепая. Что она хотела увидеть? Может узнать узор, вышиваемый когда-то мамой или ею самой в детстве?

  Крестики стали медленно перемещаться по грубому домотканому полотну, исчезая в одном месте и появляясь в другом, сталкиваясь друг с другом, пересекаясь на своих тайных тропинках. В следующее мгновение догадка осенила Кочевницу: это текст! На самом прекрасном и великом в мире языке - на русском. Крестики складываются в слова, слова в предложения...

  'Мой далёкий потомок, милый человечек!

  Я могу никогда не увидеть тебя при жизни, но люблю всем сердцем и хочу помочь справиться с бременем, что несёт каждый из нас, рождаясь на свет. Ты неминуемо вернёшься в этот зачарованный мир после меня. Я не сумел завершить начатое, и многое предстоит сделать тебе. Главное, помни - чародеи нашего рода никогда не вставали на сторону тёмных сил. Мы могли противостоять их завораживающей безнаказанности. Твоя сила краше и могущественнее силы Тёмного Лорда. Никто, кроме тебя, не сумеет одолеть его.

  Есть закон, по которому кочевник, связав себя узами любви с одним из магов, свежей кровью дарует его роду всесилие и неистребимость. Любовь, ожидающая тебя в этом мире, спасёт или уничтожит его. Ты сделаешь выбор, который будет единственно верным. Я знаю это. Не бойся ничего: голос внутри тебя - верный советчик, данный нам - Кочевникам. Он пока единственный, на кого ты можешь положиться всецело. Рассчитывай только на себя, помощь воспринимай как сюрприз. И не забывай благодарить Бога за всё, что он дарует тебе. Люди вокруг молятся своим богам. Источник твоих сил - в нашей вере.

  Так не хочется завершать последний в нашей жизни разговор. Но сделать его бесконечным не в силах даже наша несокрушимая магия. Я всегда буду с тобой: в твоих жилах течёт и моя кровь.

  Прощай и не сетуй на судьбу. Она выбирает лучших, чтобы сделать их Кочевниками'.

  'Рассчитывай только на себя'...

  Никто больше не увидит её растерянности. Никому она не позволит обращаться с собой как с ребёнком. Пусть этот мир, новый и пугающий, стал её страшным сном. Но он нуждается в ней, и она сумеет исполнить свой долг, 'спасёт или уничтожит его'.

  Забрезжил рассвет. До похода в правительственный дом оставалась какая-то пара часов. Она подошла к зеркалу, оттуда смотрела незнакомая женщина: спокойный, решительный взгляд припухших уставших глаз, сжатые губы и бледные впалые щёки. Надо немного отдохнуть. Она решительно вернулась к кровати и упала лицом на подушку... Рядом лежал обычный украинский рушник с самым обычным узором, вышитым крестом.

  Её разбудил оглушительный стук в дверь. За дверью - множество голосов. Они спорят. Эд, Елена, громче всех - Элизабет. И рассудительный тон старца - сэра Мэтью. Орландо нет. Мария встала, провела обряд очищения, причесалась, оделась и только потом распечатала комнату. За открытой дверью картинно замерли четверо волшебников. Они уже не спорили, а испуганно с каким-то отчаянием и любопытством на лицах вглядывались внутрь комнаты, будто ожидая там увидеть тайного любовника или самого Лорда Берингрифа. Эта гоголевская немая сцена немного развеселила Марию, но она не улыбнулась:

  ― Мы опаздываем?

  ― Нет, - вышел из оцепенения сэр Мэтью. - Но если не поторопимся, то не успеем позавтракать. - Он вошёл в комнату, огляделся. Остальные оставались за дверью. - Что вы желаете на завтрак, мадам?

  ― Хотелось бы кофе с молоком и бутерброд с сыром, но, думаю, обойдёмся яйцами и молоком со свежим хлебом. Тётушка Молли, надеюсь, испекла свежий хлеб?

  ― Да, мадам.

  ― А что такое кофе? - шёпотом допрашивала Элизабет Елену, когда все спускались к завтраку.

  Орландо сидел за столом и раскачивался на стуле. Он осмотрел вошедших волшебников, слегка задержав взгляд на Марии. Та и глазом не повела.

  

  Магический совет

  

  

  За завтраком все молчали. Елена поначалу было попыталась поддержать Марию перед магическим советом:

  ― Ничего, Мэри. Сэр Мэтью не допустит никаких неожиданностей. Он ведь замечательный дипломат. Сможет вести разговор в нужном русле. Правда? - Она обращалась как бы ко всем.

  ― Спасибо, девочка, - смутился сэр Мэтью.

  ― Не сомневаюсь, - отрезала Мария. На лице была неприступная улыбка. Мария выглядела сияющей и величественной. Даже ела как-то по-новому: не чтобы утолить голод, а чтобы поддержать традицию принимать пищу.

  Орландо теперь уже откровенно не сводил глаз с Кочевницы, а она даже ни разу не взглянула на него, не смутилась и не попыталась спрятаться, как это бывало всегда: что-то вдруг вспомнить и побежать на кухню или сказать, что уже сыта, и уйти.

  До магического совета оставалось каких-то пятнадцать минут, но никто не торопился. В правительственный дом можно было перенестись за пару минут, и сэр Мэтью, в отличие от своего сына давно научился это делать не хуже любого потомственного мага. Поблагодарив Молли за завтрак, все вышли на улицу. После того, как необычно вела себя Мария за столом, никто не знал, что говорить. Только сэр Мэтью был непринуждённо спокоен, ведя светскую беседу о погоде и стряпне Молли. Эту беседу необыкновенно умело поддерживала Мария. На лице у неё то и дело появлялись дежурные улыбки. И она совсем не смущалась, когда сэр Мэтью уделял ей знаки почтения. Зато здорово смущались остальные, кроме, пожалуй, Орландо. Он буравил Мэри и сэра Мэтью серыми глазищами из-под чёрных бровей и был в стороне ото всех, как зритель в театре.

  Перед тем, как отправиться в путь, сэр Мэтью спросил разрешения у Марии переговорить с Орландо.

  ― Конечно, если в этом есть необходимость, сэр Мэтью.

  ― Благодарю вас, мадам.

  Сэр Мэтью, слегка наклонившись и попятившись, отошёл от Марии, неловко подтолкнул Орландо к крыльцу и о чем-то около минуты беседовал с ним. Вернее говорил сэр Мэтью, а Орландо с каменным лицом слушал, уставившись на колышущуюся занавеску из белого шёлка. Потом что-то сказал и он, посмотрел на Марию и снова сказал. Последнее слово было за сэром Мэтью. Он похлопал молодого волшебника по плечу и с сияющим лицом вернулся к Мэри.

  Сэр Мэтью и Мария, ни с кем не попрощавшись, отправились к тем зарослям, из которых вышли несколько недель назад пятеро путешественников, ведя за собой лошадей. Между кустами мимозы и шиповника пролегала каменистая дорожка. Ступив на неё, сэр Мэтью спросил:

  ― Вы позволите мне быть вашим гидом в Риве? Очень жаль, что до сих пор я не имел возможности показать вам город, мадам. Но я исправлюсь. Когда мы завершим дела, то, если вы не возражаете, сможем пуститься в довольно увлекательное путешествие.

  ― Да, конечно, сэр Мэтью. Буду очень рада. - С этими словами Мария подала руку старому кавалеру, и они перенеслись во двор правительственного дома.

  Это был не просто дом, а великолепный дворец в готическом стиле, с множеством изящных высоких башен, с мозаичными цветными витражами вместо окон. Он имел симметричные левое и правое крыло, полумесяцем выдающиеся вперёд и образующие глубокий просторный двор. Большие и маленькие фонтаны, замысловатым узором разбитые клумбы, кустарники в виде геометрических фигур и повсюду скульптурные композиции из белого, серого и прозрачного розового камня: люди и животные, самые обычные и какие-то фантастические существа.

  Во дворе было полно народу. Большинство торопилось по делам, приветствуя всех без разбора. Но некоторые не торопясь прогуливались по дорожкам, усыпанным очень мелким камнем оранжевого цвета, так празднично контрастирующим с зеленью, или сидели на скамейках вдоль этих самых дорожек, читали свитки и книги или просто глазели по сторонам.

  Многие люди выглядели магами. На дамах, которых было меньше, красовались плащи с капюшонами, как и на Марии. На кавалерах - плащи потемнее и маленькие шапочки, похожие на тюбетейки, только повыше, обычно в тон плащу с довольно скромными вышивками.

  Всё было чрезвычайно интересно, но Мария старалась не показывать, что находится здесь впервые. Она высоко несла голову, вышагивая рядом с сэром Мэтью. Почти каждый, повстречавшийся им во дворе правительственного дома, вежливо раскланивался с сэром Мэтью. Тот был весьма приветлив и разговорчив со всеми. Мария даже начала беспокоиться, не опоздают ли они на заседание магического совета.

  На часах в холле правительственного дома было без пяти девять, когда они переступили его порог. Сердце Марии готово было выскочить из груди, но на лице не дрожал ни один мускул, оно не подавало признаков замешательства. Вслед за спутником Мария поднялась по широкой мраморной лестнице на второй этаж, повернула направо, через несколько метров - снова направо и снова вверх - на третий этаж. Там они долго шли по коридору, которому, казалось, не будет конца. Опять магия: снаружи правое крыло правительственного здания не было таким длинным. Потом сэр Мэтью увлёк Марию в какой-то довольно узкий проход. За ним - винтовая лестница вниз из чёрного металлического кружева. Пока спускались, стало даже поташнивать. Внизу была высокая дверь из такого же металла. Всё вокруг казалось таинственным.

  ― Зал закрытых заседаний магического совета, - сказал сэр Мэтью.

  За круглым столом в зале без окон сидели пять человек: полная дама в очках и четыре волшебника. Все встали, когда вошли сэр Мэтью и его спутница. Сэр Мэтью приветливо улыбнулся и, обведя всех взглядом, произнёс:

  ― Доброе утро, господа.

  'Здравствуйте, сэр Мэтью', 'Как поживаете?', 'Присаживайся, дружище', - стали приветствовать его коллеги.

  Мария изящно изобразила подобие улыбки и слегка кивнула головой, даже не кивнула, а просто на мгновение опустила глаза.

  Сэр Мэтью, взяв спутницу за руку, предложил ей сесть на один из свободных стульев из тёмного дерева с высокой спинкой и седушкой алого бархата. Потом сел сам. Все перестали говорить и с любопытством уставились на пришедших. Мария секунду не поднимала глаза, аккумулируя силы и пытаясь запрятать подальше живущий в душе страх. Но её спина была прямая, как струна. Когда взлетели ресницы, и чёрные очи обвели всех за столом, в этих очах не было и тени нерешительности. Сэр Мэтью был так доволен своей подопечной, что только вслух не пел. Почтенные члены магического совета затаили дыхание, были обескуражены и каждый, каждый по-своему ощутил свою ущербность. Слишком новые для всех чувства рождало величие молодой особы, посетившей их тайный совет этим летним утром.

  Все продолжали молчать и кого-то ожидали. Через полминуты дверь отворилась, и вошла высокая женщина с короткой стрижкой, которая, однако, совсем не лишала её женственности. После приветствия все снова расположились за столом, и дама в очках начала заседание магического совета. Она была секретарём, вела заседание и стенографировала. Перо двигалось по пергаменту так быстро, что нельзя было уловить его положение, был виден только размытый след.

  Председательствовала дама с короткой стрижкой - мадам Элеонора. Она была немногословна и очень сдержанна. Внимательно слушала каждого и задавала вопросы исключительно по существу.

  Сначала дородный седовласый господин с пышными чёрными усами обстоятельно докладывал о положении дел в правительстве. Именно он представлял магический совет в этом органе государственной власти. В правительстве были серьёзно озабочены бесчинствами магов, именующих себя тёмными, а по сути дела, являющихся преступниками и требующих серьёзного наказания за правонарушения. Мадам Элеонора поинтересовалась, не распространяется ли недовольство членов правительства на всё магическое сообщество Севера и Юга без разбора. Такая тенденция нарастает, но пока не приобрела масштабов всеобщей.

  Мадам Элеонора обратилась к сэру Мэтью:

  ― Каковы результаты предпринятой органами правопорядка экспедиции на Север, сэр Мэтью? Готов ли доклад? Скоро ли мы его услышим? - Голос мадам Элеоноры был тихим и очень приятным.

  ― Да, уважаемый председатель. Доклад готов, и ознакомиться с ним вы можете уже сейчас.

  Сэр Мэтью говорил так складно и красиво, что Мария слушала его, не сводя восхищённых глаз. Ей всегда хотелось научиться говорить именно так: без запинки, аргументировать весомо, предвосхищая все возникающие вопросы. Он сообщил о бесчинствах Берингрифа на Севере и Юге, о его противоборстве с лесными феями, о том, что фея Виола согласна объединиться с магами против преступных деяний Тёмного Лорда. Особый интерес у присутствующих вызвал рассказ о посещении кузницы Берингрифа. Все, находящиеся в зале заседаний, только по учебникам знали, как куются файрбонинги - всадники, рождённые огнём. И, наконец...

  Мария поняла, что известие о появлении Кочевницы сэр Мэтью оставил на десерт. Все не переставали поглядывать на величественную особу рядом со стариком. Иногда на неё смотрела и мадам Элеонора. Но делала это без того наивного любопытства, что сквозил во взглядах других. Скорее всего, сэр Мэтью сообщил председателю магического совета шокирующее известие ещё до начала заседания.

  ― Уважаемые господа, члены магического совета! Сегодня важный день, и вы запомните его навсегда. Вы сможете рассказывать своим детям и внукам о том, что были свидетелями великих событий в истории нашей страны. Эти события, неминуемость которых не вызывает ни малейшего сомнения у каждого из вас уже давно, скоро обретут реальность. И в наших силах всячески содействовать тому, чтобы исход стал основой процветания наших народов. - Сэр Мэтью выдержал драматическую паузу, обвёл всех взглядом умных глаз и продолжал. - Позвольте представить магическому совету наследницу древнего магического рода кочевых волшебников, внучку Великого Кочевника Вориэгрина - мадам Марию.

  Все оторопели. Смотрели вопросительно то на Кочевницу, то на Мэтью, то на председателя. Потом стали переглядываться и с недоверием что-то говорить друг другу шёпотом и вполголоса. Мария слышала всё. Сэру Мэтью не поверили. Гостья действительно выглядела довольно величаво. Но Кочевница? Никто из членов совета не встречался с кочевниками. Великий Вориэгрин, Мария впервые услышала имя своего деда, под которым он был известен в этом мире, вершил свои великие дела в те времена, когда некоторые присутствующие ещё и не родились. Среди них не было молодых людей, но с тех пор прошла целая эпоха.

  Многие представляли Кочевника исполином, богатырём. Его внучка не могла быть невысока ростом и походить на обычную женщину. Требовались доказательства.

  Мария встала. Сэр Мэтью подскочил и изогнулся в изящном поклоне. Все недоумевали. Она снисходительно улыбнулась и сняла плащ. Широкие рукава её платья цвета перламутровой ртути обнажили руки по локоть, и каждый смог разглядеть метку. Всё стихло. Полная дама проворно подскочила и, выронив перо, поправила сползающие на кончик носа очки. Потом как-то ослабла и плюхнулась на стул:

  ― Ах!

  Ну, и что делать теперь? У кого спросить? 'Рассчитывай только на себя', 'Просто будьте собой, дорогая' - пронеслись в голове советы двух мудрых старцев. Какая она теперь? Какой быть? Думать некогда.

  Она приосанилась и снова, как когда-то на постоялом дворе в Оттеле, почувствовала себя выше и сильнее. Начала произносить заклятие неприступности и слышала себя со стороны. Комната завращалась, с гулом зашатались стены, и заскрежетал металл засовов. На зеркальную полировку стола посыпался мел и штукатурка. Комнату давно не запечатывали. Были уверены в секретности происходящего и без этих мер. Такая предусмотрительность у кого-то вызвала почтение к даме с меткой, а кого-то обидела. Всегда трудно признавать некоторые недочёты в своих действиях, особенно, если на них указывает новичок.

  Мария села на стул, заботливо пододвинутый сэром Мэтью.

  ― Разве закрытое заседание магического совета открыто для тайных гостей? - Помолчала.

  Казалось, никто не дышал.

  ― Не хочу обижать недоверием никого из присутствующих здесь. Столетия, прожитые в мире, подаренном вам Кочевником и его героическими соратниками, позволили расслабиться. - Кочевница совершенно случайно повернула голову к чародею, который выглядел как колдун из сказки: длинные седые волосы и борода. Тот смутился и откашлялся, скривив морщинистое лицо в гримасу. Мария продолжала:

  ― Не могу не восхититься талантом сэра Мэтью. Он не упустил ни одной мелочи в докладе об экспедиции на Север. И я видела сочувствие и переживание на ваших лицах. Отрадно упражнять душу сочувствием, когда беда ещё далека от родного дома. Однако, господа, мой дом - все сущие миры. Беда уже на пороге, уже стучится в дверь, уже поселилась в моём доме... Чума свирепствует в окрестностях Ремена... Сэр Генри, ваши внуки ещё живы? Чума подстерегает малышей и их мать. А вы, мадам Гуртон, давно видели свою тётушку из Раволса? Файрбонинги сожгли дома трёх магических семей в этом городе. Ваш древний магический род наверняка интересует Берингрифа не только своей родословной. Ваша тётушка ещё сильная ведьма. Она наверняка узнала бы меня. Я похожа на своего деда.

  Слова Кочевницы придавили сидящих к стульям. У мадам Гуртон навернулись слёзы, снова отбросив перо, она вытирала то глаза, то очки белоснежным кружевным платком. Сэр Генри, оправдываясь, говорил рядом сидящему господину с пышными усами:

  ― Этого не может быть! Просто не может быть! Вы ведь знаете, я не допущу этого. Я использую все степени защиты. Они совсем не выходят на улицу... Это исключено.

  ― Кочевницы обладают даром пророчества... Я бы на вашем месте забрал семью в Рив. Возможно, это их спасёт, - несмело посоветовал усатый господин.

  ― Ну, что же, уважаемый магический совет, если это ваше решение, то давайте готовить Тёмному Лорду удобный полигон и лакомый кусок. Соберём в Риве весь цвет колдовского сообщества, всю элиту и позволим сначала безнаказанно уничтожить людей, а затем накрыть одним тёмным покрывалом южную столицу.

  ― Мадам Мария, - подала спокойный голос Элеонора, - в чём вы обвиняете нас? - Только Элеонора не была смята натиском нагнетающей ужас Кочевницы.

  ― В беспечности... Кто-то из высокопоставленных магов наживается на горе людей. В Оттеле торгуют водой якобы защищающей от испепеляющего взгляда файрбонингов. Принял ли магический совет меры по пресечению этих действий?

  ― Это не входит в наши обязанности. Это дело службы контроля за использованием магии в мире людей и волшебников.

  ― Да. Если преступники не служат в правительственных структурах.

  ― Это не доказано.

  ― Значит, вы всё-таки интересуетесь работой службы контроля.

  Все, даже сэр Мэтью, были в замешательстве. Никто за время существования магического совета в данном составе не смел так разговаривать с мадам Элеонорой. Элеонора проигнорировала последнее замечание и перешла в наступление:

  ― Мадам Мария, надеюсь, вы пришли сюда с предложениями. Что вам подсказывает чутьё Кочевницы? Как можно прекратить бесчинства Тёмного Лорда?

  ― Думаю сегодня этот вопрос, как и заданный мною, останется без ответа... Сэр Мэтью проводит меня. До свидания.

  Мария распечатала зал заседаний и вышла. Сэр Мэтью немного лукаво огляделся по сторонам и проследовал за своей госпожой, неся её плащ как реликвию.

  В зале снова воцарилась тишина.

  ― Смело. Но на то она и Кочевница, - нарушила молчание мадам Элеонора.

  ― Прошу прощения, мадам. - Господин с усами наложил защитные чары на зал заседаний.

  Все снова молчали. Смотрели друг на друга и молчали. Было неловко и даже стыдно. Лучшие маги северных и южных народов, собравшиеся в этом зале, как какой-то страшный сон гнали от себя мысли о надвигающейся войне. Северные горы так далеко, а их мир так успешен и великолепен. Часто на светских раутах поговаривали о скором возвращении Кочевника. Но последний раз это было так давно. Может, и не было ничего? Может, это красивая легенда? Как хотелось спрятать голову в песок, прожить на авось. Теперь она здесь - Кочевница. Почему-то никто уже не сомневался в том, что это Кочевница. И она во многом была права. Кто-то здесь на Юге, уподобляясь бандитам - тёмным магам, обманывает простых людей. Человек, защищая себя бесполезной жидкостью, становится ещё более беспомощным перед убийственной силой всадников Берингрифа. Чем же продающий эту жидкость лучше убийцы?

  Вот уже целый год магический совет обсуждает сводки, поступающие со всех городов и селений Севера и Юга, но до сих пор никто и не пытался составить план действий, найти выход из непростой ситуации в стране. Только молодые чародеи из службы контроля как рыцари без страха и упрёка, загоняя себя до изнеможения, сражаются с файрбонингами и чумой, пресекают любые происки тёмных сил, ценой собственной жизни уничтожают искры, очаги и пожары зла.

  

  

  Тайны правящих мира сего

  

  

  Мария на одном дыхании одолела винтовую лестницу, пронеслась по коридорам правительственного дома и, лишь оказавшись на улице, приостановила свой шаг. Сэр Мэтью не отставал. На улице он накинул на плечи Кочевницы её плащ. Она застегнулась и пошла по оранжевой дорожке, слушая лёгкий хруст под ногами и мерное жужжание голосов во дворе правительственного дома.

  'Что я говорила? Хорошо бы вспомнить всё в мельчайших подробностях. И как я узнала об этих господах и их семьях? Снова пророчество из ниоткуда... Мадам Элеонора - та ещё штучка. Она кого-то напоминает. Что-то во взгляде или в улыбке. Складочки у рта...'

  ― Мадам Элеонора - какая-то родственница Орландо?

  ― Что вы, мадам? Она его мать.

  Вот это сюрприз! Она то думала, что парень - сирота. Значит, его мать - большая шишка. Почему же тогда об этом никто никогда не упоминает? Почему Орландо так близок с этим, идущим рядом, членом магического совета, а не со своей председательствующей мамашей?

  ― Сэр Мэтью, вы обещали быть моим гидом в Риве. Могу я вас попросить?

  ― Всё, что угодно, великая Кочевница.

  ― Во-первых, перестаньте меня так называть. Если мы хотим как можно дольше сохранять в тайне это 'секретное оружие', то есть меня, то будет весьма неосмотрительно обращаться ко мне так... Ну... Вы понимаете. А, во-вторых, устройте мне путешествие по 'дворцовым закоулкам'. Я имею ввиду не здание правительственного дома. Мне интересно, кто заказывает музыку в этих правительственных залах.

  ― Да, у этой пьесы довольно сложная партитура. Сумею ли я вкратце донести до вас всё, что достаточно умело скрывается за стенами правительственного здания, не знаю?

  ― Сумеете, сэр Мэтью. Я ещё не встречала столь доходчивого рассказчика, коим являетесь вы. Да и времени у нас предостаточно. Или вы торопитесь? Вы же обещали показать мне город. Совместим же приятное с полезным. И, если честно, совсем не хочется возвращаться домой. Эта обстановка в домике у моря такая сладкая, что так и хочется подгорчить её чем-нибудь.

  ― Мадам, вы смотрите на вещи с высоты человека, чьё предназначение - вечное движение и неуспокоенность. Каждому необходим причал, место, где можно спокойно спать и отдыхать душой. Этот причал нужен и вам. Просто теперь слишком далеко до отдохновения. Предстоят большие дела...

  ― Сэр Мэтью, вы ведь понимаете, что я никак не могла ответить на последний вопрос Элеоноры? У меня нет ответа, - тихо сказала Мария и задумалась над словами деда, о которых ещё ночью решила, что подумает после: 'Есть закон, по которому кочевник, связав себя узами любви с одним из магов, свежей кровью дарует его роду всесилие и неистребимость. Любовь, ожидающая тебя в этом мире, спасёт или уничтожит его'. Может здесь ответы на её вопросы? Но как об этом рассказать Мэтью? Надо во всём разобраться. О каких узах любви говорил дедушка? В любом случае, план уничтожения Тёмного Лорда, основанный на каких-то любовных узах, - это план, который она не сможет обсуждать ни в совете, ни даже со своими новыми друзьями.

  ― Однако я почти поверил вам, - вывел из оцепенения собеседник. - Вы были столь убедительны. Я ничуть не ошибся в вас, мадам Мария. - Сэр Мэтью сиял, обнажая крепкие не по годам зубы. - Ведь всё, что говорилось вами в зале заседаний, было неоспоримо. - Лицо старика мгновенно стало серьёзным и озабоченным. - Вы поставили в тупик даже мадам Элеонору. Вы правы, мы слишком ослабили свои тылы и совсем перестали наступать на фронтах. А война уже идёт, хотим мы принимать эти реалии или нет...

  ― Почему я ни разу не слышала о матери Орландо. Если бы она была непутёвой или падшей женщиной, то это можно было бы понять. Но мадам Элеонора, если я правильно разбираюсь в иерархии магического сообщества, - первое лицо этого самого сообщества.

  ― Вы правы, мадам. Первое. И, надо сказать, восхитительное лицо. Вы согласны?

  ― Вы имеете ввиду то, что она красавица.

  ― Да, мадам.

  ― Согласна.

  ― До сих пор не возьму в толк, как столь мудрый муж мог так жестоко ошибиться?

  ― Ошибиться?

  ― Это очень личная история. И я не знаю, имею ли право рассказывать её вам. Скорее всего, мне придётся это сделать, мадам... Сэр Флориан был моим другом, а Орландо я люблю как сына. Но мадам Элеонора - действительно первое лицо в магическом сообществе, и вы должны знать о ней всё.

  Сэр Флориан влюбился на склоне своих лет в красавицу Элеонору как мальчишка. Он не видел ничего вокруг себя. Всё затмевала красота и изящество зрелой, но божественно прекрасной женщины. До сэра Флориана она уже была замужем. Но муж умер гораздо раньше своей супруги. Он был простым человеком. У Элеоноры от первого брака остался сын - единственная любовь жестокосердой красавицы. Мальчик родился волшебником и унаследовал от матери ум, талант и неумолимый гордый нрав. Лишь желание пристроить в жизни своего любимца заставило Элеонору стать женой престарелого Флориана. Молодая жена родила ему сына - его единственного наследника. Нежеланный ребёнок тяготил мать и был серьёзным конкурентом для любимого Френсиса - её первого сына. Когда Флориан завершал свои последние дни и готовился покинуть мир, в котором оставалась лишь славная память о смелом и величественном воине и малютка Орландо, он даже не мог предположить, что мать его единственного ребёнка подбросит мальчишку как кукушка в школу для юных волшебников, где обучались сироты и дети тёмных магов, которые либо скрывались от правосудия, либо были заключены в тюрьмы и отправлены в остроги.

  Элеонора сделала головокружительную карьеру, помогая себе славным именем почившего супруга. Рядом с нею неотступно был её первенец. Френсис занимал хороший пост в правительстве и руководил сбором налогов от прибылей с ремесленников и фермеров.

  Орландо добился всего сам. Но Элеонора никак не могла простить второму сыну того, что он был более любим народом, чем Френсис и даже она сама, что он, не ведя никаких закулисных игр, сумел достичь многого в свои двадцать с небольшим, что он был просто очарователен и ни в какое сравнение не шёл с вечно недовольным жизнью Френсисом.

  ― Орландо никогда не вспоминает о матери. Но, сдаётся мне, где-то в глубине души по-прежнему любит её. Орландо просто не способен ненавидеть ту, которая была так мила сердцу отца. Отец для парня - всё, - завершил свой рассказ сэр Мэтью. Они с Марией сидели в тени магнолии неподалёку от центральной площади Рива, которая носила имя Флориана.

  В этот день Мария узнала ещё много интересного из жизни правящих мира сего.

  Правительство лишь на одну треть состояло из магов, и Элеонора, сэр Генри и сэр Джозайя - член магического совета - долговязый господин в плаще тёмно-синего цвета и шапочке, расшитой золотом, прилагали огромные усилия, чтобы занять все места во властных структурах. Этому противились люди, и не поддерживали остальные члены магического совета. Засилье магов неминуемо приведёт к их безграничной власти и поставит человека в ранг неполноценного существа, что сведёт на нет усилия стольких поколений, стремившихся установить мир и покой в стране магов и людей.

  Беспорядки на Севере, как проказа расползающиеся по всей стране, только подогревали распри в магическом сообществе. Мадам Элеонора утверждала, что если власть в стране будет принадлежать магам, то справиться с горсткой взбунтовавшихся головорезов во главе с Берингрифом не составит большого труда. Оппоненты же ратовали за единение с людьми в борьбе против огромной тёмной силы Лорда Берингрифа. И её могущество не стоило умалять. А опыт прошлой смуты показал, что без простых смертных одолеть Темного Лорда невозможно. Конечно, мало, кто знал, что Хранителем Ключа от Огненных Врат стал человек. Но это было не случайно. Кочевник верил в силу людей. Он хорошо знал их и понимал, что ни один маг не в состоянии постичь эту силу, что зиждется лишь на любви и преданности.

  До позднего вечера бродили по городу учёный старец и молодая, не познавшая до конца своего предназначения Кочевница. Они говорили о прошлом, о настоящем и будущем этого мира. Рассуждали, планировали и спорили... Единственное, что было неоспоримо, и на чём сошлись оба: главное сегодня - прочесть метку. Только это поможет выбрать верный путь и найти брешь в крепнущем стане врага.

  И ещё... Послание Кочевника. Мария должна узнать, какие любовные узы могут спасти этот мир. Неужели речь действительно о спасении, и всё так страшно и серьёзно?

  

  

  Завещание Кочевника

  

  

  Вернувшись домой, Мария не стала заходить в гостиную, где горело много свечей и слышался тихий разговор. Совершенно обескураженные волшебники давно потеряли надежду дождаться сэра Мэтью и Кочевницу. Она поднялась в свою комнату и в чём была забралась в пастель. Рядом по-прежнему лежал рушник. Она прижала ткань к груди, свернувшись калачиком, и уснула.

  Сэр Мэтью не отказался от ужина. Он с наслаждением стал поглощать всё, что принесла из кухни тётушка Молли. Пил вино. При этом забавно причмокивал губами и жмурился как заласканный кот.

  ― Восхитительно. Восхитительно. Молли неподражаема. Редкостный талант для ведьмы. Ммм... Ооочень вкусно, - закатил глаза сэр Мэтью, положив в рот сочный кусочек жаркого. - Ведьмы не умеют готовить. Я, конечно, не имею ввиду присутствующих дам... Помните, моя дорогая невестка, того потрясающего цыплёнка под карамельным соусом, что вы приготовили на день рождения моего сына? Я лично его никогда не забуду.

  ― Спасибо, сэр Мэтью, - буркнула Елена. - Я его тоже никогда не забуду - огромный леденец с плохо прожаренной мясной начинкой.

  ― Хватит, отец. Долго это будет продолжаться? Мы ждём вас с самого утра. Это, в конце концов, просто бесчеловечно. Рассказывай. Или... нéчего рассказывать?

  ― Имей терпение, сынок. Всему своё время. - Сэр Мэтью отдуваясь откинулся на спинку стула, снял салфетку, вытер губы и бросил её на стол. - Мо-олли-и! - Тётушка прилетела в ту же секунду. - Спасибо, дорогуша! Можете убирать.

  Он поймал маленькую ладошку старушки, поднёс её к губам и поцеловал:

  ― Мне бы ещё бокальчик вина. Как вы думаете, это ведь пойдёт на пользу моему здоровью?

  ― Что за праздник?

  Приняв из рук тётушки Молли бокал с тёмной вишнёвой жидкостью и снова поцеловав руку старушки, приведя её в совершеннейший восторг и смущение, сэр Мэтью предложил молодым людям подняться в его комнату.

  Проходя мимо спальни Марии старик замедлили шаги и стал ступать мягче, будто стараясь шумом шагов не потревожить находящуюся за дверью Кочевницу. Все, переглянувшись, последовали примеру сэра Мэтью.

  Комната сэра Мэтью напоминала библиотеку. Он редко бывал в домике у моря. Но если выдавалась такая возможность, и государственные дела позволяли вечерок другой посвятить науке, учёный муж запирался в этом хранилище человеческой и магической мысли и не спал до утра. В комнате не было стульев. Только огромное, удобное кресло и кровать под балдахином. Письменный стол, конторка и бесчисленные полки с книгами.

  Сэр Мэтью удобно расположился в кресле - просто утонул в нём, став незаметным за высоченными подлокотниками. Остальные расположились прямо на ковре вокруг старика.

  ― Вы не напрасно снедали себя нетерпением, молодые люди. Мне есть, что сообщить вам. - Он обвёл присутствующих лукавым взглядом. - Мы сомневались, всегда сомневались в ней. Не знали, будет ли полезна нам столь неумелая Кочевница. Хочу развеять некоторые сомнения. Она не так проста, какой кажется. Правда, боюсь, она и сама ещё толком этого не знает. Но... Не проста, нет. Не проста.

  ― Пожалуйста, говори толком, папа...

  ― Магический совет в шоке, господа. Появление Кочевницы - реальность. И к этому готовы не все. Потрясающе! Она утёрла нос некоторым напыщенным индюкам. Она была просто королевой. Вы знаете, мне на самом деле хочется склонять голову, когда я обращаюсь к ней.

  ― Глупости. Королева... Видели бы вы её в лесу во время нашего путешествия, сэр Мэтью. Настоящее чучело.

  ― Как тебе не стыдно, Лизи, - укоризненно произнесла Елена.

  ― Поверьте опыту старика, моя дорогая, - обратился сэр Мэтью к девушке, что лежала на животе, подложив под свою красивую головку маленькую подушечку, - внешность бывает обманчива. Глядя на вас, красавица, ни за что не скажешь, что вы на равных можете сразиться с мужчиной-магом и одержать победу, прилагая минимум усилий. Не так ли, Элизабет?

  ― Ну...

  ― Хыхм... Мы знаем совершенно точно, что наша Кочевница умеет путешествовать, предсказывать и быстро осваивает магические знания и умения. Сегодня я имел возможность убедиться, что она невероятно умна. Она так ловко расставила по своим местам каждого и сумела разобраться во всём хитросплетении государственных дел, что я абсолютно уверился - её невозможно обвести вокруг пальца. Но видели бы вы, как она себя несла!

  Сэр Мэтью в мельчайших подробностях описал всё, что происходило в зале заседаний. Это произвело впечатление. Особенно восторгалась Елена:

  ― Я знала! Я всегда была в ней уверена. Ещё в доме у Питера, помните? Я вам давно говорила.

  ― Надо думать, Мария уже решила, что будет делать теперь. И когда нас посвятят в её планы? - Орландо лежал на боку, подпирая голову рукой.

  ― Боюсь, что не скоро, мой мальчик. Она лишь умело и, надо сказать, вполне разумно напустила туман в совете. Сейчас мы ничего не можем решить наверняка. Она... не воительница, как Вориэгрин. Это не оставляет сомнений. Но что означает её метка? И чутьё пока ей ни о чём не говорит.

  ― Послушайте, сэр Мэтью... Простите меня. Можно я скажу? - Элизабет смущалась. Она села по-турецки, поправила юбку и продолжала:

  ― Вы сами говорите, что она очень умна. Так?

  ― Да.

  ― Она в совете продемонстрировала прямо-таки тактические способности. Не думаю, что у неё нет стратегического плана. Она просто решила не посвящать нас в него.

  ― Какой в этом смысл? Осуществить свой план без нас ей вряд ли удастся, - возразил Эдуард.

  ― А почему вы решили, что Мария хочет взять в союзники именно нас?

  ― Кого ещё, Лизи? Она пока не завела других знакомств.

  ― Ну, как же, Эд? Она так долго жила в Хайхилле. Там полно магов. Правда, они умело скрывают себя. По разным причинам.

  ― Малышка, ты становишься невыносимой. Прошу тебя, уймись, - устало произнёс Орландо.

  ― Ты просто ослеп! - Лизи вскочила, расколдовала комнату и выскочила за дверь. Орландо улёгся навзничь, запрокинул голову и закрыл глаза.

  ― Это нехорошо. Вы не должны ссориться, - сэру Мэтью очень хотелось всё расставить по своим местам: привести свои мысли в порядок и заодно прояснить ситуацию. - Если рассуждать абсолютно трезво, Кочевница может водить нас за нос. Нам никогда не постичь её сути. Вы согласны? - Сэр Мэтью не стал ждать ответа. - Однако все её поступки до сих пор говорят о её добрых намерениях. Я думал о том, может ли это быть умело разыгранным спектаклем. Да. Но есть одно 'но', которое вселяет надежду. Нет, не надежду. Почти уверенность.

  Все ожидали. Сэр Мэтью взял с полки небольшую старую книжечку с потрёпанными краями.

  ― Это завещание Кочевника. Вы все учили его наизусть в школе. Читай, Эдуард. Вот с этого места.

  ― 'На Огненные Врата наложена печать. Хранитель Ключа непоколебим. Открывший Огненные Врата - будь осторожен! Если тёмные силы проникнут в кузницу, запечатать Врата не сумеет никто. Кузница'...

  ― Достаточно, - сэр Мэтью остановил Эда. - Нужны ещё объяснения?

  

  Первый урок

  

  

  Когда Орландо предъявил Лизи доказательства добрых намерений Кочевницы, девушка перестала так явно не доверять Марии. Ведь по завещанию Кочевника закрыть Врата невозможно, если в кузницу проникнет хотя бы один тёмный маг или маг, имеющий злой умысел. Мария была в кузнице, но мальчик без труда смог снова запечатать Огненные Врата.

  Только где-то в глубине души Элизабет продолжала испытывать некую неприязнь к женщине, чьи мысли и поступки чаще всего оставались загадкой для юной чародейки. Однако это не помешало девушке приступить к урокам с новой ученицей.

  Тренировать саму Кочевницу было невероятно почётно и ответственно, и Лизи готовилась к первым занятиям. Она обдумывала, кого из учеников покажет Марии, чтобы продемонстрировать успехи своего наставничества; опасалась, что столь зрелая дама не станет прислушиваться к советам какой-то девчонки.

  Элизабет переживала напрасно. Мэри давно поверила, что в искусстве военного единоборства равных Элизабет нет. Об этом ни раз говорили и Эдуард, и Елена, и Орландо. И пусть девушка больше похожа на ту, ради которой мужчины могут покалечить друг друга на дуэли, это ещё не доказывает её несостоятельности, невозможности достичь успеха на любом поприще.

  Действительно, Лизи, ещё, будучи тонконогой ученицей начальной школы, обнаружила необычную для девочки ловкость, быстроту реакции и силу. Ни один спортивный турнир не обходился без жадно рвущейся к первенству, озорной и вместе с тем кокетливой девчушки. В окружении мальчиков, а потом - и парней она казалась розой в зарослях чертополоха. И только, когда эти парни выходили с ней один на один, то могли воочию обнаружить настоящий бойцовский напор, не по годам сформировавшееся мастерство и такую жажду победы, что отступали от одного только взгляда юной воительницы.

  Мария даже представить не могла, чему её станет учить Элизабет: орудовать мечём, копьём или кулаками. Но ждала первый урок с нетерпением и тревогой. Последнее время физические возможности Мэри значительно возросли, но в прошлой жизни, стыдно сказать, она была настоящей размазнёй. Уроки физкультуры всегда казались ей пыткой, а стеснение, которое испытывала Мария от насмешек сверстников, загоняло её в такое непролазное отвращение к самой себе и своей неуклюжести, что до сих пор трудно было справиться с ним.

  В конце лета Лизи, наконец, взяла с собой Марию в школу военного мастерства, где занималась тренерской работой, делилась опытом. Школа располагалась на побережье, только с противоположной стороны острова. Дамы решили скакать туда на лошадях вдоль берега, но добрались довольно скоро. Ведь одна из дам была Кочевницей.

  Школа больше походила на казарму: скучное двухэтажное здание по периметру обрамляло огромную прямоугольную площадь, сплошь заставленную деревянными и металлическими тренажёрами таких замысловатых конструкций, что о назначении этих тренажёров совершенно невозможно было догадаться. Мария безошибочно определила лишь брусья и перекладину. И ещё додумалась, для чего приспособлен невысокий, но довольно обширный деревянный настил. Это место для тренировочного боя.

  Войти на площадь можно только со стороны моря. Вдоль берега тоже сооружены какие-то полосы препятствий. Когда всадницы стремительно направляли лошадей во двор, на берегу занималась большая группа учеников. Это были в основном юноши. Мэри удалось различить только двух девушек. Потом она обнаружила девушек гораздо больше. Просто в мужской одежде и зачастую с короткими волосами юные ведьмы мало отличались от симпатичных молодых чародеев.

  Элизабет повела Марию в свою личную раздевалку. Там дамы облачились в мужскую одежду. Выглядели при этом замечательно. Особенно Лизи. От девушки невозможно было отвести глаз: стройные ноги, упругие ягодицы и такая узкая талия, подчёркнутая кожаным ремешком, что, казалось, она переломится под тяжестью вдруг определившейся девичьей груди. Элизабет подобрала волосы, связала их в тугой узел, не давая ни малейшего шанса локонам выбиться из-под узкой шёлковой ленты. Мария всё ждала, когда же бравая воительница возьмёт из какой-нибудь оружейной меч и прикрепит его на поясе. Но этого не произошло.

  Когда дамы вышли на улицу, двор уже был полон народу. Инструкторы покрикивали на своих подопечных, поучали их, показывали, как надо выполнять упражнения. А ученики преодолевали препятствия, лазили по подвесным лестницам и канатам, с разбегу сталкивались друг с другом, падали, кувыркались через голову, делая невероятные кульбиты и прыжки. И здесь не обходилось без магии: некоторые буквально бегали по стенам, по воздуху, по спинам своих товарищей.

  Небольшая группа учеников столпилась возле настила для боя. К ним и направилась Лизи. Мария - за ней. Она была рассержена на себя, когда почувствовала комок в горле, услышав 'мадам Элизабет'. Опять проклятая сентиментальность. Гордость, видите ли, взяла из-за успехов юной приятельницы. На Марию никто не обращал внимания. Всех интересовал только один вопрос: 'Кого выберет мадам Элизабет для тренировочного боя'? Вместе с Лизи на помост поднялся коренастый молодой парень с ёжиком тёмных волос. Гладко выбритый затылок, короткая и толстая шея. Он выглядел как-то карикатурно на своих кривых ножках рядом с неподражаемой воительницей Элизабет.

  Лизи и Колин, - так звали молодого человека, - разошлись в разные стороны, стали друг напротив друга, пристально всматриваясь каждый в своего соперника. Оружия по-прежнему в руках не было. Может это какой-нибудь вид единоборства без оружия?

  Дальше всё произошло молниеносно. Как по команде воины вскинули правые руки, будто пытаясь нащупать стрелы в колчане за спиной, левые отвели верх и в сторону. Потом слегка согнули ноги в коленях, придавая таким образом устойчивость своим телам. И снова синхронно взметнулись правые кисти, теперь вверх, а в руках, - словно вынутые из невидимых чехлов за спиной, - хлысты.

  Они извивались: закручивались в спираль, взмывали в небо, постоянно меняя свою длину. Всё это происходило, похоже, по желанию владеющего оружием. Плети сияли неоновым светом, меняли свою окраску от кроваво-красного до фиолетового, захватывая все оттенки цветового спектра. Рукоятки хлыстов были сделаны из прозрачного хрусталя. Тонкие и изящные, поражали красотой исполнения. Казалось, что неоновый свет зарождается внутри прозрачной рукоятки и вырывается наружу, чтобы быть подчинённым волеизъявлению своего хозяина. Но стоило воинам захотеть, и гибкие плети хлыстов возвращались обратно в свои хрустальные капсулы.

  Лизи и её соперник, покорившись азарту боя, словно взбесившиеся пантеры носились по дощатому помосту, то, взлетая вслед за плетьми своих хлыстов, то, прижимаясь к самой площадке и буквально скользя по ней. Они старались обезоружить друг друга. Взмах - и хлыст Элизабет рассёк плеть Колина. Колин взметнул руку вверх и на месте рассыпавшейся на тысячи светящихся капель плети появилась новая - алая, как кровь. Закаляясь на воздухе, плеть приобрела синеватый оттенок. И вот уже Колин атакует своего учителя. Лизи проворно изворачивается, и сокрушающий удар нанесён помосту. Как нож входит в подтаявшее масло, так хлыст Колина вошёл в древесину. Помост разрезан ровно и без зазубрин. А если так же пройдётся плеть по телу Лизи? Сердце Марии ушло в пятки.

  Но Лизи не была смущена. Стремительным движением руки, воспользовавшись замешательством соперника, - он едва удержался, балансируя на краю помоста, - Элизабет нанесла решающий удар. Хлыст Колина выпал из рук и покатился по утоптанной земле. Рукоятка мгновенно омертвела, но не разбилась, плеть рассыпалась на капли и растворилась в воздухе. Подавшись вперёд, желая схватить оружие на лету, Колин оказался на четвереньках. Лизи, переводя дух, спрыгнула с помоста, подошла к парню и похлопала его по плечу. Плеть её хлыста светилась тусклым зеленоватым светом и была такой короткой, что только лизала каблуки сапог. Элизабет обернулась, взмахнула хлыстом, очертя то, что осталось от помоста:

  ― Поправьте здесь всё. - Она подняла руку с хлыстом и запрокинула его за себя. И рукоятка будто вошла в её спину, исчезла, соединившись с человеческой плотью. - Пойдём со мной. - Эти слова уже относились к Марии.

  

  

  Оружие для Кочевницы

  

  

  В тот же день для Марии было заказано оружие - хлыст из прочного небьющегося хрусталя, вовнутрь которого впрыснут кровь Кочевницы. Элизабет рассказала, что, когда оружие будет готово, его с помощью несложной магии навсегда вживят в тело Марии. Оно станет её частью. Содержимое рукоятки-капсулы сможет заряжаться живительной силой человеческой плоти, и станет послушно выполнять любые желания хозяина. Плеть чудесного хлыста - продолжение воина. Он может научиться владеть ею так же ловко, как рукой с мечом. Только сила плети более беспощадна и сокрушительна. Хлыст достанет противника на любом расстоянии.

  Но, потеряв свою плеть, человек слабеет. Из него уходит часть силы - рассыпается в воздухе на мириады светящихся капель. Извлекая из глубин своего естества новый заряд для плети, человек подвергает себя опасности ослабеть и проиграть бой. Для восстановления сил нужно время.

  Спустя несколько дней Кочевница получила своё оружие. Изящная рукоятка с головой рыбы на конце и рыбьим же хвостом, за который удобно её держать, и стремящееся вырваться наружу содержимое капсулы алого цвета, переливающееся внутри прозрачного гранёного хрусталя. И началась учёба, забирающая всё время, изматывающая и порой лишающая надежды на результат. Лизи старалась заниматься с Марией так, чтобы курсанты школы военного мастерства не могли наблюдать за упражнениями новой ученицы. Сама же Мария часто становилась свидетельницей уроков, которые преподавались инструкторами и самой Элизабет будущим воинам. Изучать типичные ошибки, допускаемые курсантами, и находить способы их избегать было одним из направлений учёбы Мэри. Мария была довольна тем, что занималась без свидетелей: уж очень неловко чувствовала себя начинающая воительница. Но она даже предположить не могла, что изолированным положением в школе она обязана тому, что была на голову выше всех остальных учеников. И это могло вызвать нежелательный интерес.

  После первого же дня занятий с Кочевницей Лизи делилась с Еленой впечатлениями:

  ― Представляешь, я едва устояла на ногах, когда она попыталась притянуть меня к себе! Плеть была на расстоянии метра. Я даже не должна была её чувствовать. А меня потянуло к ней как магнитом. И, знаешь, она играет хлыстом так здорово! Наши курсанты начинают вытворять эти фокусы только через пару месяцев занятий.

  ― А сила? Ты научила её рассчитывать силу? Это необходимо. Она ведь может тебя убить.

  ― Это, пожалуй, единственное, что будет трудно сделать. Но опасности почти нет. Она боится выкладываться на всю катушку. Техника словно дана ей от природы. А сила... Сила точно есть. Я же говорю - притягивает как магнит. Но всё время чего-то опасается. Пытались рассекать волны, песок, камни... А она их будто гладит.

  Только всего этого Мария не знала, и, видя как далека от непревзойдённого мастерства Элизабет, теряла уверенность в себе.

  Очень часто Лизи и Мария теперь оставались на ночь в школе. Ведь занимались в основном ранним утром и по вечерам. Днём вокруг было много чужих глаз, да и мадам Элизабет вынуждена была посвящать время другим ученикам. И Мэри скучала. Скучала без Елены, с которой сдружилась и нуждалась в её постоянной поддержке; скучала без увлекательных занятий с Эдуардом, без его всезнающей натуры; скучала без болтовни с Молли на кухне. Она ведь ладила со старушками - умела увáжить, и потому ей часто доводилось с пониманием выслушивать сетования тётушки Молли на боли в коленках и высокое давление, на то, что даже магия теперь почти не справляется с одышкой и мигренью.

  Скучала Мария и без Орландо. Она не много общалась с ним в домике у моря, но его присутствие как всегда ощущалось, и без этого присутствия становилось пусто и бессмысленно почему-то.

  ...Мария лежала на тёплом берегу и слушала первозданный шум прибоя, старясь не замечать звуков, что доносились из школы. Она уже привыкла к тому, что могла слышать самые далёкие звуки, и научилась не замечать их, если в этом не было нужды. Звёзды так близки, что хотелось протянуть руку и запустить её в самую гущу млечного пути. Лёгкий морской бриз рассказывал истории своих странствий и нежно ласкал уставшее тело. Она уже совсем не ощущала рукоятки хлыста за спиной, и хотя бы это достижение радовало Мэри.

  Вдруг уже знакомая пустота образовалась в голове - предвестник нового пророчества. Мария боялась пророчеств и, вместе с тем, ждала их с нетерпением. Они часто бывали источником хоть и не всегда приятных, но довольно полезных сведений. Исчезли звуки и куда-то унеслись мысли. Только сердца стук - всё реже и реже...

  Перед её мысленным взором - фантом - человек из сплетения нематериальной сущности медленно определятся на звёздном небосводе и приближается к ней, накрывает её всю и прижимает к земле. Так сладко и совсем не страшно ощущать его на себе, чувствовать ласковые прикосновения толи движущегося воздуха, толи его рук. Его невидимое лицо так близко, что глаза закрываются сами собой. Его руки крепнут и подчиняют своей силе. Ещё мгновение, и она просто перестанет существовать. Он поглотит её всецело, и такая смерть станет самым прекрасным, что будет в её жизни. Прекратилось дыхание... Рот обжигало страстными поцелуями. Она тонет, идёт ко дну, падает внутрь себя. Вдруг - толчок, удар обо что-то на самом дне и стремительно - вверх, как на батуте.

  'Что это за пророчество? О чём оно? Кто этот человек'? Ярость поднялась в душе. Неужели никогда она не станет достойной своего великого рода и судьбоносного предназначения, связанная по рукам и ногам бесконечным неведением, бесплодными поисками? Она вырвала из тела хлыст и начала рассекать им воздух вокруг себя, и песок, и камни... Плеть взмыла в небо, угрожая превратить его в лоскутное одеяло. Неожиданно правую руку пронзила нестерпимая боль. Мария выронила хлыст и стала таращиться во вдруг образовавшуюся темноту. Лёгкое свечение озарило клубы пыли, разруху: вспоротый песчаный берег, забросанный каменными глыбами, свежие водоросли и медузы, тающие на этом берегу. Чуть в стороне стояла Элизабет. Она держала свой хлыст и рукоятку Мэри. Только теперь Мария почувствовала, как вместе с рассыпавшейся плетью из её тела стали уходить силы.

  Она упала на колени и, уронив голову в ладони, зарыдала.

  

  

  Неожиданный гость

  

  

  Этот случай на берегу ни Мария, ни Лизи старались не вспоминать. Возможно, Элизабет делилась впечатлениями с Еленой или Орландо, но с Мэри о случившемся не говорила никогда. Кочевнице было стыдно за минутную слабость, а Элизабет начала опасаться неконтролируемой ярости своей ученицы.

  Занятия в школе военного мастерства скоро начали приносить свои плоды. Осенью Кочевница стала довольно приличной воительницей: умела вести бой, в совершенстве владела хлыстом и своим телом, научилась рассчитывать силы. Под всеобщее одобрение срывала по вишенке с дерева своей плетью, не сбив ни одного листочка, на довольно большом расстоянии, таком, что и вишенки-то было совсем не разглядеть. Орландо больше не говорил, что Мария 'никакая' воительница. Он восхищался её успехами. Наконец-то нашёлся повод для общения с Орландо. Он показывал Мэри какие-то только ему известные приёмы ведения боя, помогал отрабатывать удары. Орландо был очень хитрым воином. Мог обмануть любого одним только взглядом, так искусно и непринуждённо. Этим донимал Марию и восхищал. Они выходили на лужайку, кромсали траву и клумбы, а тётушка Молли бранилась из окошка, призывая всех себе в союзники, потом становилась посередине лужайки и как фокусник лёгкими движениями рук приводила всё в порядок. Удивительно, как после таких стрессов островки зелени по-прежнему цвели и благоухали.

  Из Хайхилла пришли хорошие новости: Нэнси родила дочку. Малышка была здоровой и, по словам Елены, очень хорошенькой девчушкой. Нэнси казалась счастливой и наконец-то начала возвращаться к жизни, с рождением Рози почти распрощавшись с непролазной тоской по ушедшему мужу. Появление на свет девочки внесло некую ясность в вопрос о Хранителе Ключа. Им по-прежнему оставался Сэмюель. Мальчик стал замкнутым и серьёзным. Старший Роланд советовался с ним по многим вопросам и считался только с его мнением. Женщины, в том числе и Нэнси, почти не имели влияния на братьев. Они на удивление смирились со своим положением и всецело вверили жизни в руки мужчин. Разборки учиняли только друг с другом, но по пустякам, чем только слегка разбавляли невесёлую жизнь в лесу.

  Семья не возвращалась в Хайхилл. Голубка Елены принесла Сэму письмо из Рива, в котором молодые волшебники сообщали, - Сэм, оказывается, умел читать, - что землянка, в которую судьба забросила беглецов в ту роковую ночь, - бывшее убежище Кочевника. Находясь в ней, семейство неуловимо для всевидящего ока Берингрифа. Кочевник сумел заколдовать лесное жилище, как и чердак на постоялом дворе.

  Пищу добывали в лесу: охотились, ловили рыбу, собирали ягоды и прочее съестное, чем мог накормить голодного лес. Роланд лишь иногда, когда позволял Сэм, выходил из леса, чтобы заработать что-нибудь в близлежащих селениях, чаще в Лоухилле. И хотя приближались холода, и родился ребёнок, возвращаться к людям никто не собирался. Сэмюель говорил, что нельзя.

  В те дни, когда пришла отрадная весть о рождении Рози, произошло ещё одно немаловажное событие. Марию, именно её, а не всех обитателей домика у моря, посетил неожиданный гость. Мэри прогуливалась по берегу моря, кутаясь в плащ от сырого морского ветра, что стал жёстче ближе к осени. Да и зарядившие вот уже целую неделю дожди напитали его влагой и серой унылостью. Дома хлопотала только Молли. Остальные с утра разлетелись по делам. Надо сказать, приближалось кое-что приятное для всех - свадьба Эдуарда и Елены. Девушку было не узнать: несвойственная ей рассеянность, романтичность и какая-то загадочность в словах и поступках. Эдуард напротив стал сдержанным и уверенным в себе. Шутка ли, будущий глава семьи! Елена выбирала наряды, а Эд занимался организацией торжества.

  ...Сзади шаги, едва слышны: 'шух' и 'туп', 'шух' и 'туп'...

  Мария резко обернулась, между высокими стволами пальмовых деревьев - тень. Остановилась. Кто? Свои так не крадутся. И странные шаги. Хромой, что ли? Из-за деревьев вышел человек и поманил Марию рукой к себе. Это был Кривой Билл. Мария от неожиданности опешила, но пока шла навстречу гостю, старалась взять себя в руки и придать значимость фигуре.

  Старик поклонился, сняв шапочку и обнажив блестящую лысину:

  ― Простите, мадам, что потревожил вас в вашем уединении.

  ― Для этого должна быть весомая причина. Не так ли?

  ― О да, госпожа. Я никогда не осмелился бы беспокоить вас по пустякам, великая Кочевница...

  ― Достаточно говорить 'мадам'. Ближе к делу, Билл.

  ― Не позволите ли вы, мадам, для нашего разговора воспользоваться одной из комнат в доме? Это секретный разговор, - шёпотом добавил Билл.

  ― Ты задаёшь сложные вопросы. Не знаю, кого мне следует более опасаться: тех, кто может подслушать нас здесь на берегу, или тебя, впустив в своё жилище?

  ― Без сомнения, у вас нет оснований доверять мне. Но и причин не доверять - тоже нет.

  ― Предостаточно.

  ― Вы о чём, мадам? - округлил свой единственный глаз Кривой Билл.

  ― Как ты объяснишь, что файрбонинги пощадили твой дом в Оттеле, когда все строения в округе были уничтожены ими?

  ― А-а-ах... - как-то неловко пропел Билл. - Вы об этом. Случайность. Чистая случайность. Я наложил заклятие...

  ― Думаешь, я не знаю силу заклятий против всадников Берингрифа? - повысила голос Мария.

  ― Простите, простите, мадам... - залепетал Билл и наклонился так низко, что едва не упал, зацепившись негнущейся ногой за торчащие из песка корни. Он довольно долго оставался в этом положении, боясь взглянуть на Кочевницу. Мария тоже выжидала. Когда пауза затянулась настолько, что старик вынужден был облокотиться на близлежащие стебли лиан, - иначе упал бы, - Мэри тихо сказала:

  ― Говори. Хватит разыгрывать роль пса с поджатым хвостом. - Мария позволила себе хамство: она была уверена, что хозяин постоялого двора из Оттела так или иначе связан с Тёмным Лордом. Сомнений не оставалось.

  ― Великая... Простите, простите. Я хочу сказать, что вы в праве не доверять мне. Но, когда вы узнаете, почему я здесь, то, возможно, смените гнев на милость. Я прибыл сюда с риском для жизни. Если он узнает... Мне не сносить головы.

  ― Хорошо. Я буду в гостиной. Через пару минут незаметно проникни в дом. Там старушка на кухне. Она очень глазастая. Так что, постарайся. - Мария перенеслась.

  ...В комнату очень тихо вошёл Кривой Билл. Он осмотрелся по сторонам и выглядел заговорщиком: неловко улыбался и тихонько подтягивал покалеченную ногу, помогая себе рукой. Мария сидела в кресле, но Биллу присесть не предложила. Он остановился на середине комнаты и запечатал её.

  ― А ваши друзья. Они не скоро будут?

  ― Это пусть тебя не беспокоит.

  ― Да, да. Хорошо. Конечно. Я не буду скрывать от вас ничего, госпожа. У меня нет выбора. - Билл говорил быстро, будто опасаясь забыть слова. - Вы видите мой глаз и эту ногу. Они такие после встречи с вашим незабвенным предком. Каюсь, я пытался в своё время противостоять его справедливой воле. Однако Кочевник был так великодушен, что оставил мне жизнь. Я благодарен ему. Вы можете не поверить. Только эти увечья спасли меня от вечного полонения в замке Тёмного Лорда. Хозяину... Простите. Ему не нужны калеки.

  ― Меня мало интересует твоя судьба.

  ― Конечно. Но Берингриф по-прежнему доверяет мне. - Билл перешёл на шёпот. Он попытался приблизиться к величественной особе в кресле. Та пренебрежительно остановила его. Он глупо заулыбался и продолжил:

  ― Я знаю, каково ваше предназначение, мадам. В нашем мире. - Кривой Билл замолчал.

  Мария понимала, что задать интересующий её больше всего на свете вопрос - значит расписаться перед этим червяком в своей беспомощности. Надо что-то говорить. Выведать. Но как? 'Помоги мне, Господи'.

  ― И кто тебе рассказал об этом?

  ― Лорд Берингриф. Он велел следить за вами, не упускать из виду в Оттеле. Он сказал, что с вашей головы не должен упасть ни один волос. Ему нужна здоровая мать его ребёнка.

  Мария была близка к обмороку. Мать его ребёнка? В этом её предназначение? Этого не может быть!.. Так просто. Она рожает ему ребёнка и своей свежей кровью делает род Берингрифа неуязвимым! Ни за что. Родить ему ребёнка! Этому извергу. Разве что, он возьмёт её силой. Пророчество!!! То, на берегу возле школы. Она занималась любовью с Берингрифом! И это ей нравилось. Нет!!! Лучше умереть. Чёртова старая дева! 'Неужели я растаю от ухаживаний и ласк убийцы'?

  Кажется, Билл что-то почувствовал, прочитал на лице Мэри. Он вопросительно смотрел на Кочевницу. Та молчала.

  ― Он скоро пришлёт за вами.

  ― Кто?

  ― Лорд Берингриф.

  ― А тебя прислал предупредить, чтобы я подготовила встречу?

  ― О нет, мадам. Меня ждёт смерть, если хозяин... узнает.

  ― Передай своему хозяину, что я давно готова к встрече с ним. Она будет незабываемой.

  ― Да. Я понимаю, - заулыбался Билл.

  ― Так почему же ты решил предать своего хозяина?

  ― Прошу вас, не говорите так. Я очень боюсь. Я бы уже давно скрылся от Берингрифа. Но есть одно обстоятельство... Да-да. Вы говорили, что моя судьба вам не интересна. Простите. Только вы знаете, что, оставив в живых, Кочевник сделал меня вечным должником. Я должен был предупредить вас, мадам.

  Мария теряла последние силы. Пусть он уйдёт - этот человек, оставит её. Сейчас надо собрать все мысли. Или просто перестать думать на минуту. Потом. Потом всё решить.

  ― Ты предупредил. Можешь идти. Но не забывай о своём долге. Он неоплатный.

  ― Да, мадам. - Кривой Билл заковылял к выходу...

  

  'Видеть её не могу'

  

  

  Не скоро Мария смогла прийти в себя. Она не ужинала в этот день и ещё несколько дней не выходила из комнаты: сказалась больной. Её навещали все по очереди. Даже сэр Мэтью пришёл выказать своё почтение и беспокойство по поводу здоровья Мэри. Он рассуждал: 'Удивительное дело: кочевники имеют такой крепкий организм. Может, сказывается привычка из прошлой жизни'? Мария никогда не скрывала своё совсем негероическое прошлое. 'Такой образ жизни мог повлиять на ваше здоровье', - заключил сэр Мэтью.

  Только Марию не радовали посетители. Хотелось зарыться в подушках и никого не видеть. Умница Елена - она так ошиблась в Кочевнице! Вот Элизабет оказалась абсолютно права. А как же Орландо? Мария была уверена, что чувствует что-то большее, чем доброе расположение, к парню. Теперь она станет женщиной Берингрифа. Родит ему ребёнка. Жуть!

  Стоп. А как же любовь? Любовные узы? Дедушка писал о любовных узах. Она должна полюбить Тёмного Лорда. Это дитя должно стать плодом любви! А вообще: какая глупость... Ей уже 35 лет. Какая женщина может родить в таком возрасте? Ну да, конечно. Она же Кочевница. Крепкое здоровье и всё такое. Кроме того, если верить всему, что пишут в книгах и говорят чародеи, то ведьмы живут по несколько сотен лет. В свои 35 она ещё просто девочка.

  А самое главное - всё сходилось по метке. Лосось - кочующая рыба. Она совершает своё рискованное путешествие, чтобы продолжить род. Вот и Мэри явилась сюда исполнить свой долг и подарить миру маленького волшебника. Кто бы мог подумать, что её дитя станет творением такой тёмной и беспощадной души.

  Мысли не давали заснуть: роем вились над подушкой. А тело, застоявшееся от почти недельной 'болезни', ныло под нестерпимой пыткой. Казалось, что его посадили в ящик и забили гвоздями. И оно сидит там: ни ног протянуть, ни рук не размять.

  В одну из этих бессонных ночей Мария спустилась на кухню, чтобы освежиться стаканчиком кокосового молока.

  В гостиной горели свечи и слышались голоса. И плачь...

  Плакала Лизи, а Елена что-то тихонько говорила подруге, успокаивала. Нестерпимое любопытство привело Марию к самой двери, которую никто на удивление не запечатал. Она затаилась и прислушалась. Старалась не дышать. Девушки в гостиной умели слышать всё, что происходит за многие километры отсюда. Мария тоже. Но девушек поглотила некая забота - причина горьких девичьих слёз, и Мария воспользовалась этим.

  ― Ты не должна отчаиваться: он ведь по-прежнему с тобой. Ты ведь знаешь его. Это воспитание в 'школе для малолетних бандитов'... Ещё хорошо, что он не покатился по наклонной. А беспорядочные связи с женщинами?.. Если ты его действительно любишь, то должна... Нет. Не смириться. Но прощать. И забыть это невозможно, я понимаю. Только простить можно, если любишь. ...На мой взгляд. Он иначе не может. Такой красавчик... Девушки не дают ему проходу. Сейчас ему нелегко. Вот он и расслабляется...

  ― Нелегко? Это чем же он так отягощён, этот кобель?

  ― Ну, ты же знаешь, Лизи. Его мамаша. Они снова схлестнулись с Орландо на открытом заседании совета. Сэр Мэтью рассказывал...

  ― И, что? Теперь всю жизнь я буду расхлёбывать последствия неудачного брака его родителей? Я больше не могу. Мы могли бы уже пожениться пару лет назад. А он всё тянет. Что тянуть? Готовит себе площадку для отступления. Тактик хренов.

  ― Прошу тебя, Лизи...

  Мария больше ничего не слышала. Она перенеслась в свою комнату, нечаянно разлила содержимое стакана на пастель и, не в силах отдышаться после недельного перерыва, пыталась сконцентрироваться на услышанном.

  Долго концентрироваться не получилось. Внизу зашумели не на шутку. Пришёл Орландо. Он громко говорил, а Эд пытался его унять. Проснулась Молли и стала хлопотать внизу: всех поучать и утихомиривать. Мария решила, что её присутствие в гостиной только внесёт ещё большую неразбериху. Слушала, сидя наверху и попивая оставшееся в стакане кокосовое молоко. Орландо был пьян и, кажется, избит. Во всяком случае, Молли безуспешно пыталась обрабатывать какие-то раны. У Лизи была истерика. Она плакала, плакала и плакала. Орландо как-то по-звериному взвыл и стал пробираться по лестнице наверх. Именно пробираться. Лестница была, наверное, узкой для здоровенного детины, которого к тому же бросало из стороны в сторону. Рядом, видимо, был Эдуард: подстраховывал друга снизу. Когда парочка проходила мимо комнаты Мэри, она услышала:

  ― Не могу. Видеть её не могу. Выгони её, Эди, дружище.

  ― Завтра поговорим. А Лизи здесь такая же хозяйка, как и мы с тобой. Помнишь наш уговор?

  

  

  'Это не он'!

  

  

  Завтракали молча. Лизи выглядела побитой собакой, не смотря на все магические уловки. Елена бесцельно глазела в окно и ничего не ела. Её романтическое предсвадебное настроение улетучилось, и Эдуард был очень огорчён этим. Он пытался как-то подбодрить любимую, отвлечь на предсвадебные заботы. Ничего не получилось. В глазах Елены заблестели слёзы - только и всего.

  Молли за завтраком не прислуживала. Мария догадалась, что старушка ухаживает за побитым 'героем' в его спальне.

  Мэри делала вид, что ничего не знает. Похоже, это удавалось. Или просто всем было сейчас не до неё. Действительно ситуация не из простых. Многолетняя дружба и такая трогательная преданная любовь, свидетельницей которой вот уже много месяцев была Мария, рушилась как карточный домик. Он сказал, что не может её видеть. А если он сказал, то это дорого стоит. Орландо не бросал слова на ветер. Даже пьяный. Мария в этом была твёрдо уверена.

  Вскоре все разошлись по делам. Только тётушка Молли так и не появилась внизу. Старая ведьма колдовала над ранами Орландо. Парню здорово досталось. Когда дрались подвыпившие маги - это часто заканчивалось плачевно. А участие в пьяных потасовках Орландо было вдвойне опасно: для него самого - его здоровья, и для карьеры. Орландо могли призвать к ответу не только за нанесённые кому-то увечья, но и за то, что он, будучи представителем одного из подразделений службы контроля за использованием магии, позволял себе подобные бесчинства. И это, по всему видать, здорово беспокоило Эдуарда, Елену и даже Лизи, которой не давала трезво мыслить обида.

  ...Мария в своей комнате у открытого окна читала старую книгу по истории магии. Это слабо, но отвлекало от событий последних дней. Вдруг она ощутила, что рядом кто-то есть. Снова не запечатала комнату. Этот кто-то подобрался бесшумно. Она лишь слышала его едва уловимое, но знакомое дыхание за спиной. Орландо... Сейчас будет поучать, чтобы соблюдала правила безопасности.

  Он сел на подоконник и ничего не сказал. Смотрел вдаль на море. Лицо бледное и сосредоточенное. Особых следов от вчерашних побоев нет. Только левая рука перевязана. Он повернулся к Марии и сказал:

  ― Ну? Что скажешь?

  Губа немного рассечена и уже подживает. Мария как заворожённая смотрела на эту губу и молчала. Он снова отвернулся.

  Целую минуту, пока проклятый дятел в груди колотил по всем стенкам своего тесного дупла, Мария молчала. 'Он что-то спросил?.. Что? Не помню'. Потом выдавила:

  ― А почему ты дома? Что-то случилось?

  Он посмотрел на неё и криво, насколько позволяла разорванная губа, улыбнулся:

  ― Мэри, ты не могла не слышать скандала сегодня ночью. Почему не вышла?

  ― Вам и без меня не было скучно.

  ― Хм... Точно.

  ― Тебя что, уволили?

  ― Почему ты так решила?

  ― Разве можно тебе участвовать в драках? Ты ведь из службы контроля.

  ― А-а. Наверное.

  ― Что 'наверное'? Я задала вопрос! - Она возмутилась. Встала и подошла к окну, почти смело заглянула Орландо в лицо. Он снова усмехнулся и сказал:

  ― Всё в порядке. Меня никто не видел.

  ― Ты уверен?

  ― Абсолютно.

  ...Мария тоже залюбовалась пенистым прибоем и молочной дымкой на горизонте...

  ― Хочешь, поупражняемся?

  ― Нет. А ты что, хочешь? Вчера не наупражнялся? - попыталась сострить Мэри.

  ― Хватит! - он резко схватил её за руку и дёрнул на себя. От неожиданности Мария буквально упала к нему в руки. Он сидел на высоком подоконнике, Мэри стояла. Он сверху смотрел в её лицо, а она не могла отвести глаз от ранки на губе. Во рту пересохло, Мэри облизнулась и сглотнула.

  ― Пусти... - прошептала на выдохе. - Мне больно.

  ― Где больно? - так же шёпотом спросил Орландо.

  ― Рука...

  Его взгляд бегал по испуганному лицу женщины, по распахнутым чёрным очам. Он резко отстранил её от себя и вышел. Выбежал из комнаты. Мария потерялась в своих чувствах. Сгорбилась, обхватила плечи руками и бросилась на подушку лицом вниз. Перед взором - звёздное небо, а на губах - сладкие поцелуи. 'Это не он! Не Берингриф! Это был Орландо'...

  

  

  Секретарь магического совета

  

  

  ― Ну? И долго будет болеть наша Кочевница? Ты заходила к ней? - спросил Орландо у Елены утром следующего дня. - Вчера она выглядела довольно неплохо, по-моему.

  ― В отличие от тебя.

  ― А что? Шрамы украшают мужчину.

  ― Мужчину украшает прекрасная женщина рядом. А твоя женщина так обижена, что, думаю, может и не вернуться больше к тебе.

  ― А это не к лучшему, Елена?

  ― Ты что, обалдел? С ума сошёл... - по-змеиному прошипела Елена, перегнувшись через стол, обхватив столешницу за края и вплотную приблизив своё лицо к Орландо. Он чмокнул её в щёку и, не дожидаясь проклятий в свой адрес, побежал наверх.

  ― Эд, ты не видел Мэри?

  ― Нет. А что случилось?

  ― В комнате её нет. И внизу тоже.

  ― Наверное, плавает.

  ― ...Лизи ушла к родителям. Мечты сбываются, дружище.

  ― Какие мечты, глупец? За такую девушку можно пойти на преступление, а ты отталкиваешь её всегда так бесцеремонно. - Он потрясал ладонями перед слегка досадующим лицом Орландо и горячо произносил обвинения:

  ― Да ты пользуешься ею, как многими другими! Она просто лучший экземпляр в твоей коллекции. Тебе надо, ты достаёшь её и любуешься. А - нет? Задвинул в ящик и забыл. Только ты забыл и то, что она моя - наша с Еленой - подруга! Нам она небезразлична...

  Досада на лице Орландо проявилась так явственно, что Эдуард немного притормозил.

  ― Послушай, Эд. Вот что ты чувствуешь к Елене?.. Я понимаю, это трудно. Но ты попробуй - сформулируй.

  ― При чём тут Елена?

  ― Я тебе помогу. Хочешь?

  Не дожидаясь ответа, продолжил:

  ― Вот вы не родные по крови. - Лицо Эдуарда выразило непонимание. - А ты, Эди, ощущаешь её ближе всех. Ну... Твой отец - он тебе близок, но это другое. Елена как часть тебя самого. Она живёт внутри тебя. Ей больно - ты страдаешь. Так?

  ― Ну?

  ― Вот тебе и 'ну'. А Лизи просто умница и красавица, лучше многих. Только я её так не ощущаю, как ты Елену. Плохо, конечно, что мы поссорились. Но незаменимой она для меня никогда не станет... Я сглупил, когда сблизился с ней. Она оказалась очень порядочной. В хорошем смысле. Для неё важно всякое там сближение, что является неоспоримым достоинством, как и тысяча других. Только по мне пусть не будет ни одного достоинства... Понимаешь?

  ― Орландо, что ты говоришь? Это конец. Больше не может быть как раньше. Она хочет стать твоей женой, а не коллегой по работе. Ты всё, всё разрушил...

  ― Прости, Эд. Разве это буду я, если стану дрессированным пёсиком Элизабет?

  Эдуард хотел похлопать, а потом как-то растерянно потрепал друга по плечу. Он понимал. Но так хотелось оставить всё по-прежнему: они вместе, и нет силы, которую не пересилит их дружба, любовь, преданность... Теперь этого не будет: терпение Лизи лопнуло, и Орландо не очень уж недоволен случившимся...

  ― Не понимаю: в доме полно народу, и никто, никто не заметил, как она улизнула, - сокрушался Орландо, меряя шагами гостиную. Он был серьёзно напуган. С Марией могло случиться всё, что угодно, даже самое страшное. Молли допрашивалась уже в сотый раз, и в сотый раз старушка утверждала, что видела Мэри идущей в сторону пляжа рано утром. Но обратно она не возвращалась. Молодые люди обшарили каждый метр песчаного берега, но так и не найдя пропажу, решили отправить гонца к сэру Мэтью за советом. Посланником выбрали Орландо.

  Он живо перенёсся в правительственный дом и уже в холле обнаружил пропажу. Она непринуждённо беседовала с Френсисом - старшим братом Орландо по матери. Это был мужчина среднего роста с маленьким брюшком, идеальным маникюром и лучистой улыбкой, которая светила и совсем не грела. Мария вела себя сдержанно, но чувствовалось, что беседа с Френсисом ей довольно интересна и приятна. Орландо взбесился: всё утро было проведено в тщетных поисках, а с ней всё в порядке - стоит себе и щебечет о чём-то с этим хлыщем.

  ― Здорóво, братец, - Орландо обнял Френсиса. Тот в очередной раз просиял, обнажив ровные белоснежные зубы:

  ― Какая приятная неожиданность. Не часто увидишь в наших тихих коридорах столь героическую личность.

  ― Ну-у... Не преувеличивай: не так уж тихи ваши коридоры, да и не так уж героична моя личность.

  Мария, чувствуя себя лишней, молчала. Но Кочевница не имела права демонстрировать неловкость. Пусть из присутствующих о её происхождении знал только один и видел её всякой, она должна сродниться с величием, к какому обязывало её это самое происхождение. На помощь неожиданно пришёл новый знакомый:

  ― А с мадам поздороваться не хочешь?

  ― Доброе утро, мадам. Может уделите мне несколько своих драгоценных минут? - Орландо втиснул себя между Марией и Френсисом, спиной к последнему, улыбаясь и подобострастно склонив голову на бок.

  ― Это мадам Мария - новый...

  ― Я знаю, кто это, братец.

  ― Вы знакомы?

  ― Простите, сэр Френсис. Увидимся. Позвольте мне поговорить с Орландо?

  ― Да, конечно, мадам. Конечно. Простите... За тобой не успеть, ...братец.

  'Братец' прозвучало довольно иронично. Орландо передёрнуло, но он сдержался. Френсис ушёл не попрощавшись.

  ― Надо же. Даже 'до свидания' не сказал. Подумать только, какие невоспитанные у нас люди в правительстве.

  ― Ты хотел, чтобы я уделила тебе время? Зачем? Я действительно занята.

  ― Как ты считаешь, что мы должны были думать, когда не обнаружили тебя дома?

  ― Мне не хотелось вас будить. Я очень рано ушла.

  ― А Молли?

  ― Когда я уходила, её тоже нигде не было. Я думала, что скоро вернусь. Вообще-то мне надо кое-что тебе сказать... Ты можешь перестать сердиться и выслушать меня?

  ― Хорошо. - Такое быстрое умиротворение немного удивило Мэри, но сейчас её больше заботило то, как сказать Орландо об изменениях в её жизни:

  ― Понимаешь? Я уже так давно живу у вас. Совершенно бесполезно провожу время. Я подумала, может так будет лучше. Я попросила сэра Мэтью подыскать мне какую-нибудь работу. Ну?.. Ты понимаешь?

  ― Пока нет.

  ― Орландо... Мадам Гуртон, - ну,.. секретарь магического совета. Она ушла в отставку. Какие-то неприятности в семье...

  ― Те, что ты ей предсказывала?

  ― Ты в курсе?.. Да. Так вот, она больше не будет работать. И сэр Мэтью предложил на эту должность меня. Мадам Элеонора согласилась... С сегодняшнего дня я секретарь магического совета.

  ― Здóрово. Мне так приятно, что я узнаю об этом чуть ли не последним.

  ― Ты узнаёшь об этом первым.

  ― После сэра Мэтью, Элеоноры, Френсиса... Кто ещё в списке?

  ― Просто без них это не обошлось бы. А Френсис оказался в кабинете Элеоноры случайно...

  ― А до того, как пойти к сэру Мэтью, ты не могла посоветоваться со мной?

  ― С тобой? Я не знала...

  ― Что ты не знала?!

  ― Прошу тебя. Тише. - Мария, озираясь по сторонам, приблизилась к Орландо и повисла у него на руке. Потом потащила его во двор.

  ― Просто у тебя и так много проблем. Я не хотела тебя заботить.

  ― Конечно, теперь проблем станет меньше. Ты станешь каждый день отправляться в совет, и никто не знает, что с тобой будет здесь происходить, здесь и в дороге. Это вовсе не проблема. Не проблема.

  ― Ты прав. Поэтому я решила переехать в дом сэра Мэтью. Это совсем рядом. Сэр Мэтью мне сам предложил...

  ― Что?.. - Она никогда не видела такого лица у Орландо и испугалась. Он выдохнул и больше не дышал, смотрел не мигая ей в лицо. И глаза были так широко распахнуты. Ни яркое солнце, что заставляло щуриться всех на улице, ни мелкая желтоватая пыль, поднимаемая ветром с дорожек, не могли заставить Орландо моргнуть. Ей хотелось спрятаться от этого взгляда.

  ― Так будет лучше, Орландо. Ты подумай. Я всегда была лишней в домике у моря. Вам так хорошо было там раньше. Я знаю: Елена рассказывала... А мне просто невмоготу жить в вашем раю. Я здесь не для этого. Мне нужно что-то делать. В совете я смогу быть полезной...

  ― Кочевники не бывают канцелярскими крысами. - Потом добавил:

  ― И никому в домике у моря не станет лучше... Без тебя.

  Орландо быстро пошёл по дорожке прочь. Ни разу не оглянулся. Марии так хотелось заплакать - зареветь, как ревут девчонки, когда мальчишки дёргают их за косички.

  

  

  Как последний раз в жизни...

  

  

  Мария не изменила своего решения - переехала в дом сэра Мэтью. В домике у моря действительно никто не обрадовался её отъезду. Единственный человек, которому это пришлось бы по душе, покинул 'райский уголок' несколькими днями раньше.

  Мария поселилась в великолепном особняке сэра Мэтью на втором этаже. Ей, не смотря ни на какие возражения, были предоставлены апартаменты из трёх комнат. Все в доме, а там было полно прислуги, оказались простыми людьми - не волшебниками. Они чрезвычайно уважительно относились к талантам и человеческим достоинствам сэра Мэтью и приветливо приняли гостью. Скорее всего, сэр Мэтью их предупредил, что она необычная, очень важная особа. И Мэри приходилось соответствовать.

  Мария ни разу не осмелилась посетить своих друзей одна: бывала в гостях у молодых чародеев только в компании с сэром Мэтью. Приближалась свадьба Эдуарда и Елены. Орландо почти не бывал дома. Всё время посвящал работе, разъездам, то и дело подбрасывая заботу тётушке Молли, которая обливаясь слезами врачевала его раны.

  ― Он не умрёт своей смертью, - жаловалась старушка сэру Мэтью. - Если бы был жив сэр Флориан... Знал бы он, что сталось с его единственным сыном?

  ― И что же с ним сталось, дорогая? Он такой, каким его хотел видеть отец. Поверь мне. Ведь сэр Флориан был тоже смелым и отчаянным, настоящий сорвиголова.

  Каждый день Мария отправлялась на службу. Она теперь неотлучно была рядом с Элеонорой. Их отношения - сугубо деловые устраивали обеих. Мария справлялась с работой, показывая расторопность и ум. Это ценилось Элеонорой. Однако в отличие от мадам Гуртон, Мария не могла довольствоваться положением безмолвной стенографистки. И это приходилось принять даже мадам Элеоноре, ведь она имела дело с Кочевницей. Иными словами, для всех по-прежнему руководила советом мадам Элеонора, на деле же важные решения принимались обеими дамами.

  По настоянию магического совета была проведена мобилизация среди магов и людей. Долго доказывать необходимость подготовки к войне не приходилось. Всякий понимал, что другим способом унять алчущего власти и мирского страдания Берингрифа уже невозможно. Армия южан постепенно перемещалась на север. И там, где показывались 'безоружные' южные воины, люди чувствовали себя увереннее. Всадники Берингрифа редко вступали в противоборство с южной армией. Они чего-то выжидали. Было очевидно, что у Берингрифа есть план. И вступать в открытую конфронтацию не является частью этого плана, во всяком случае, теперь.

  По вечерам сэр Мэтью вёл бесконечные беседы с Кочевницей. Она до сих пор не решалась поделиться с кем-нибудь пророчествами и открытиями относительно своего предназначения в этом мире. О Кривом Билле Мария тоже умалчивала. Всё в этом было слишком личным, и рассказывать о том, что главное оружие Кочевницы - не магическая сила, не мудрость, не воинская доблесть, а самая обычная её женская сущность, было просто очень стыдно. Кроме того, Мария могла и ошибаться. По-прежнему Мэри не верила в себя и в своё магическое чутьё. Однако сэр Мэтью и сам, похоже, был близок к прочтению метки. Он детально ознакомил Марию с жизненным циклом лососевых рыб и предположил, что путь Кочевницы в их мире может быть сопряжён с сущностью этого цикла.

  Осень была на исходе, когда сэр Мэтью сообщил Марии будоражащую новость, после чего она поняла - теперь что-то должно измениться в размеренной жизни канцелярской крысы. В далёком Хайхилле на свет появился новый Хранитель Ключа. Малышка Оливия родила сына счастливому Роланду, и последний в роду Питера по завещанию Кочевника должен был освободить Сэмюеля от его тяжёлой ноши. Только освободитель пока писался в пелёнки и слабо попискивал, если был голоден. Потом Мария узнала, что Орландо и Эдуард снова отправляются в Хайхилл, чтобы поприветствовать нового Хранителя Ключа и помочь Сэму донести до Роланда великое предназначение мужчин его рода. Ведь сохранить неприступность кузницы Берингрифа теперь, когда война стоит у порога, чрезвычайно важно.

  Очень стыдно, но вторая новость привела Марию в большее смятение, чем первая. Она собралась и без промедления отправилась в домик у моря. Сэр Мэтью не понял, зачем такая спешка, но возражать не стал. Он давно утвердился в том, что Кочевница не по годам мудра и талантлива. И если она решила сразу же встретиться с Орландо и Эдом, значит это действительно важно.

  Эдуард всего неделю назад стал мужем. Бедная Елена: вместо медового месяца с любимым девушка получает холодную пастель и ночи без сна в тревоге за самого дорогого человека на свете.

  В гостиной были Елена и Элизабет. Они обнявшись сидели в одном кресле и смотрели на огонь в камине. Мария тихонько вошла и села напротив. Долго молчали, пока не появились Орландо и Эд. Эдуард поцеловал жену и сел на пол, обняв её худенькие коленки. Она едва сдерживала слёзы.

  ― А где сэр Мэтью? - спросил Орландо. Он был в приподнятом настроении и даже, кажется, чему-то обрадован.

  Мария не сразу поняла, что должна отвечать именно она, и из-за долгого молчания прохрипела:

  ― Он остался дома. - Откашлялась. - Он дома.

  ― Кого хороним, дорогие мои? - спросил бодрым голосом Орландо. Он достал тлеющую головешку из камина и зажёг все свечи в комнате, пошёл на кухню, оторвал от залитого слезами передника тётушку Молли и потребовал накрывать на стол. Старушка никак не могла привыкнуть к боевым будням своих подопечных, и всякий раз оплакивала любую их отлучку из дома.

  Ужин проходил в необычной обстановке. Парни балагурили, приставали к девушкам, совсем не разделяя их на своих и чужих. Доставалось даже тётушке Молли. Она плакала и смеялась одновременно. Это было трогательно и забавно. Марии кусок не лез в горло. Она только делала вид, что ест. Елена несколько раз пыталась выспрашивать Мэри об экспедиции Эда и Орландо.

  ― Я сама узнала обо всём только час назад... Правда.

  Эдуард перебил:

  ― Мадам Мария, а как там сэр Даниэль? Отец говорил, что он сбрил усы. Ты как-то сказала, что усы делают мужчину старше, вот он и сбрил. Бедолага. Или ему есть на что надеяться, а?

  Парни засмеялись.

  ― ...Что? Я не знаю. Глупости это, Эд. Ничего он не сбрил. Или сбрил... Не помню.

  ― А-а-а... Так всё-таки сбрил.

  ― Какая разница?

  Девушки набросились на Эда, защищая Марию и пытаясь вразумить его. Ведь сейчас есть куда более важные вещи. Елена была уверена, что ей надо отправиться в Хайхилл вместе с мужем. Это её долг. Лизи не предлагала себя в попутчицы, но по всему было видно, что помани Орландо пальцем, и она помчится за ним на край света.

  Пока все шумели, Мария осмелилась взглянуть на Орландо. Какие необычные глаза у него... Серебристо-серые, но не прозрачные, а будто из бархата. Так и хочется прикоснуться к ним пальцем. Она не давала себе отчёта в своих действиях. Как когда-то Эд в лесу показывал ей фокусы с веточкой, так и она теперь нежно провела невидимой рукой по ресницам Орландо. Казалось, что вокруг никого нет, и звуки голосов растворились в воздухе. В груди стало горячо-горячо. В груди, в животе... И ноги онемели как у пьяной. А выпила-то всего полглотка красного вина.

  Его взор затуманился, и тут же Мэри почувствовала прикосновение к своим губам. Он трогал их кончиками пальцев, пытаясь приоткрыть, ...потом пальцы заскользили по шее и груди. Она спрятала лицо в ладони и резко встала:

  ― Извините. Можно я пойду?.. - Её пошатывало. Орландо подался вперёд, набрал воздуха в лёгкие и хотел что-то сказать. - ...В свою..., то есть в ту комнату, в которой я жила. Мне что-то нехорошо.

  Елена подскочила, обняла Мэри за плечи и повела наверх.

  ― Что случилось? Ты, наверное, устаёшь на работе... Я знаю, это твоя заслуга, что мадам Элеонора перестала открыто ссориться с людьми и настояла на мобилизации.

  ― Нет. То есть, да. Это я попыталась воздействовать на Элеонору. Но я почти не устаю. Знаешь, я бы тоже отправилась в Хайхилл. Очень хочется всех увидеть... Да, совсем забыла. Там в прихожей свёрток на полке. Отдай его Эдуарду. Пусть передаст Сэмюелю от меня. Это мелки, цветные.

  ― Сама отдашь. Ты ведь не обиделась на него?

  ― Нет.

  ― Он вообще не способен обидеть. Он такой... Мэри, если бы ты могла понять, как он нужен мне! Сейчас это будет очень опасное путешествие. Вдруг...

  ― Нет! Замолчи! - Мария запечатала комнату и бросилась к ногам плачущей подруги:

  ― Ты веришь мне? У меня было пророчество. Вы будете жить долго и счастливо. Я видела вас стариками с кучей внуков, - соврала Мария. - Не плачь, Леночка.

  Елена пошморгала носом, вымученно улыбнулась и, вытирая слёзы, спросила:

  ― Как ты меня назвала?

  ― Так называют женщин с твоим именем в той стране, откуда я пришла. Лена, Леночка, Ленок...

  ― Красиво. А как тебя зовут в том мире? Мария?

  ― Нет. Я забыла, - снова соврала Мэри.

  ― Знаешь, когда они уйдут, я здесь останусь совсем одна... с тётушкой Молли. Лизи не хочет возвращаться. Она ждёт, что Орландо сам её позовёт обратно. Только он не позовёт. Я знаю... Возвращайся, Мэри.

  ― Я подумаю.

  ...Мария лежала в пастели и рассматривала знакомую комнату в магическом сиянии. Было очень холодно. И не помогали никакие заклинания. Вдруг - шаги. Это шёл Орландо. Она распечатала комнату и подошла к двери. Дверь распахнулась. В темноте блестели его глаза. Он вошёл в комнату и запечатал её. Мария смущённо почти без одежды стояла рядом с Орландо, и круговерть, что он устроил, вскружила ей голову. Он привлёк её к себе и прижал к груди. Так спокойно и тепло рядом с ним. Она вспомнила сон из прошлой жизни, когда Орландо вырвал её из лап каких-то мерзких водяных существ. Тогда тоже было спокойно и тепло. Её тело теперь казалось пластилином в его руках. Только их силу и его дыхание ощущала она, и чуть слышно: 'Мэри, Мэри... Только моя... Никому не отдам тебя, никому'...

  ...А потом:

  ― Тебе хорошо со мной?

  ― Я была с тобой? - Она улыбнулась. - А я думала, что на небесах... - Мария рассматривала его профиль в магическом сиянии. Провела указательным пальцем от прядей чёрных волос по высокому лбу, прямому носу, губам, подбородку, по мускулистой шее... Когда палец коснулся ложбинки над грудиной, Орландо не выдержал: он сжал её ладонь и перевернулся, накрыв Мэри своим телом:

  ― Что ты там нашла?

  ― В моём мире считают, что там душа человека - его внутренняя сущность.

  ― Хочешь узнать, какая она у меня?

  ― Не знаю. Скорее - нет.

  ― Странно. Это всегда интересно женщинам.

  ― Интересно быть обманутыми?.. - последние слова она уже не могла говорить. Только шевелила губами, захлёбываясь глотками горячего воздуха. Его плоть настойчиво требовала удовлетворения, и Мэри снова сдалась...

  Последние два дня перед отъездом Орландо в Хайхилл Мария провела с ним. Это были самые прекрасные и тревожные дни в её жизни. Она не думала о будущем, старалась не вспоминать о прошлом и жила только сегодняшним днём. Она не выясняла, что чувствует Орландо к ней, не объяснялась с Еленой, Эдом и сэром Мэтью. Орландо и Мария были всё время вместе: в доме, на берегу, в море. Гуляли по городу, скакали на лошадях, поднимались на маяк и... любили друг друга так, как любят последний раз в жизни.

  

  

  В ожидании

  

  

  После отъезда Орландо Мария на несколько дней куда-то исчезла. Она оставила записку сэру Мэтью, чтобы её не искали, что скоро вернётся, и... исчезла. Никто так и не узнал, где была Кочевница, но вопросов не задавали. Вернувшись, Мэри отправилась в домик у моря. Она вошла в гостиную и разожгла огонь. Тётушка Молли приоткрыла дверь и испуганно заглянула внутрь:

  ― А-а, это ты?

  Старушка вошла и, боясь запачкать мебель, присела на краешек стула:

  ― Хочешь что-нибудь съесть? ...Или выпить?

  ― Спасибо. Ничего.

  Молли всё же слетала на кухню и принесла мятный чай. Снова присев на краешек стула, протянула чашку Марии:

  ― А Елена очень скучает. Всё время плачет... И сэр Мэтью живёт здесь...

  ― Думаете, она не захочет, чтобы я вернулась сюда?

  ― Почему не захочет?

  ― Из-за Лизи.

  ― Нет. Она будет рада. Она так скучает, а вместе вам будет легче. - Тётушка Молли прослезилась.

  ― Элизабет здесь бывает?

  ― Почти каждый день...

  ― Вы уже приготовили ужин?

  ― Нет. Но я сейчас соберу что-нибудь...

  ― Не надо. Я просто хочу помочь.

  ― Да зачем? Теперь нужно совсем немного. Елена ничего не ест. Да и сэр Мэтью...

  ― Пойдём, Молли.

  Провозившись до вечера на кухне, Мария попыталась придать своему существованию хоть какой-то смысл. Молли всё время сидела у окошка и, глядя на Мэри, тихонько хныкала. К вечеру Мария взорвалась:

  ― Что вы скулите?! Ну, что вы скулите? Они что, уже погибли? Или ушли навсегда? Что слёзы лить? Если не перестанете, тётушка Молли, я вас высеку, как непослушного ребёнка. Вы думаете, что Елене станет легче, если она будет с утра до вечера созерцать ваше распухшее от слёз лицо? Идите наверх и приведите себя в порядок. Надеюсь не надо учить, как это делается?

  Молли забыла плакать. Ошарашенная вытаращилась на Марию, которая сама ещё час назад, глядя в одну точку, с трудом попадала картофелиной в кастрюлю. Однако не могла ослушаться. Мария вообще оказывала на старую ведьму истинно магическое действие. Имея привычку делать вид, что слушается каждого в доме, Молли чаще всего удавалось делать многое по-своему. С Мэри такие фокусы никогда не проходили. Вот и теперь старушка засеменила к выходу и молниеносно перенеслась наверх.

  Сэр Мэтью очень обрадовался, увидев Мэри. Елена тоже улыбнулась. Была сильно похудевшей и бледной. Великолепный наряд, что всегда туго облегал идеальную фигуру, выглядел неряшливо и будто с чужого плеча. Мэри повезло: сегодня Элизабет не была с ними.

  После ужина Мария довольно конструктивно обсуждала с сэром Мэтью новости в магическом совете и правительстве. Елена слушала с умным видом, но на самом деле была далека ото всех этих заседаний, коалиций и указов. Когда девушка начала засыпать, Мария решила отвести её наверх. Подходя к двери своей спальни, Елена сникла и умоляюще посмотрела на Мэри:

  ― Можно, я переночую сегодня у тебя?

  ― Конечно.

  Мария уложила Елену в пастель и сама легла рядом. Они долго не могли уснуть, хотя ещё несколько минут назад Елену еле удалось растолкать.

  ― Ты не сердишься на меня?

  ― Нет.

  ― Можно я вернусь сюда?

  ― Да.

  Мария обняла Елену за плечи, поцеловала в висок и прошептала:

  ― Я могу связываться с Орландо... Мы всё будем знать о них.

  ― Связываться? И Орландо тебе позволил? Даже Эд никогда не позволял мне этого... Ты знаешь, что сейчас с ними? - Елена уселась на кровати и приготовилась слушать.

  С этого дня Мария стала давать полные отчёты Елене о путешествии на Север. А наедине с собой она всё время сдерживалась, чтобы не проникать в ощущения Орландо ежеминутно. Это желание отвлекало от дел, мешало сосредоточиться. Когда он проводил ладонью по волосам, поправлял на себе одежду, она испытывала такое наслаждение, прикасаясь к любимому телу, что совсем терялась и долго не могла осознать, где и зачем находится...

  В таком полуреальном состоянии Мария и Елена прожили всю осень. Елена немного пришла в себя и научилась владеть чувствами. Мария как-то необычно похорошела. Просто расцвела. Будто Царевна-лягушка сбросила она свою лягушечью шкурку и превратилась в настоящую красавицу после поселившейся в сердце любви. За ней даже стали ухаживать мужчины, не смотря на всю неприступность величавой дамы из магического совета. Эти ухаживания, особенно притворно жизнерадостного Френсиса, забавляли Мэри, давая возможность коротать деньки в ожидании встречи с Орландо. Но тоска по любимому цвела буйным цветом в душе. Только ни с кем, даже с Еленой, не делилась Кочевница этой тоской. И любовь, и нежность, и страсть, и эта снедающая тоска - всё принадлежало только ей... и ему. Вот вернётся, и она расскажет ему обо всём.

  ...Тот вечер не задался. На ужин пришла Элизабет. Она совсем не разговаривала с Марией, делала вид, что её вовсе нет. Так происходило уже давно. После известных событий Лизи стала презирать Марию. Теперь она поняла, чем объяснялась всегдашняя неприязнь к этой загадочной женщине, которая не была так хороша и молода, как Лизи, но с первой встречи с Орландо стала умело плести паутину, в которую, в конце концов, как ни странно и попал столь искушённый покоритель женских сердец.

  Тем вечером Марии никак не удавалось наладить связь с Орландо. Она видела лишь темноту и слышала тишину. Так бывало, когда он не хотел пускать её. Обычно на то существовала весомая причина. Первый раз Орландо не позволил Марии стать свидетельницей происходящего, когда файрбонинги сожгли маленькую деревушку под Ременом, и он не хотел пугать любимую жутким зрелищем обожженных тел. И потом, когда Эдуард пострадал при встрече с оборотнем в лесу у Хайхилла, Орландо тоже не разрешил созерцать Мэри стонущее и корчащееся тело Эда в землянке Нэнси. С помощью магии справиться с губительными укусами оборотня удалось, но показывать то, что происходило при этом с Эдуардом, было не обязательно.

  Вот и теперь Мария ждала неприятных новостей. Заснуть не удавалось.

  В дом кто-то вошёл. Шаги были знакомы, но угадать их не смогла. Через минуту - голос за дверью:

  ― Мадам. Мария... Вы не спите? Это я - Френсис. Вы слышите меня?

  ― Что случилось? - Мария натягивала платье, наспех приводя себя в порядок. Заклинания путались в голове. - Говорите! Что произошло?!

  ― Откройте. Я должен кое-что вам сообщить.

  ― Что?.. - Мэри стояла с распущенными волосами на пороге и таращилась. Она не увидела Френсиса. Только рассечённое хлыстом пространство перед глазами и падение куда-то в пустоту. Никого вокруг... 'Это смерть'?.. - промелькнуло в голове.

  

  

  Ночной полёт

  

  

  Она очнулась от жуткого холода. Не могла шевелиться: была связана. Связана и закреплена на седле. Очень необычном седле: широком и плоском, со спинкой. Оно больше походило на диван... Рядом кто-то сидел и поддерживал её, чтобы не упала. В ушах свистел ветер, будто лошадь неслась со скоростью реактивного самолёта. И дышать было тяжело: воздух, с силой вдавливающий тело в глубокое седло, мешал расправить лёгкие и сделать полноценный вдох. Перед нею и её спутником был огромный из плотной кожи щит. Человек, что сидел рядом, сгорбившись прятался за щитом и кутался в плаще. Лицо не разглядеть под капюшоном.

  Всё тело ныло, а правую лопатку будто вырвали с мясом. Мария поняла, что обезоружена, обезоружена силой.

  Незаметно для сопровождающего Мария начала осматриваться по сторонам, стараясь определить, где находится. Каково же было её удивление, когда ни леса, ни гор, ни бескрайних степей, даже пустынь она не обнаружила. Лишь серая и сырая мгла вокруг. Походило на стремительный полёт в воздухе. Эта мысль вдруг всё поставила на свои места. Они летят. Летят на каком-то диване-самолёте, и ветер свистит в ушах... Она не успела испугаться, как вдруг из-за щита приподнялась огромная крючкоклювая образина. Она двигалась как в замедленной съёмке, была беспорядочно покрыта перьями. За головой - голая как у стервятника, шея. Мария, по-прежнему притворяясь бессознательной, откинулась назад, чтобы осмотреть остальные части гигантского птичьего тела. Размах крыльев около двенадцати метров. Они почти не шевелились. Птица неслась с невероятной скоростью. Что задавало ей ускорение - было загадкой. Но стоит ли задумываться над законами аэродинамики, живя в мире колдунов и чародеев?

  Мария погрузилась в себя, пытаясь обнаружить расположение в пространстве. Это всегда происходило так. Мысленно покидая тело и возносясь над землёй, видишь всё со стороны. Вот и теперь, устремившись ввысь, она как на ладони обозревала северные и южные земли, узнавала знакомые очертания уже пройденных когда-то дорог. Гигантская птица и её два пассажира направлялись к Северным горам. Сомнений не оставалось: её похитили и переправляли в логово Берингрифа. Значит, он всё-таки решил взять её силой, нашёл самый подходящий момент. Кривой Билл не наврал.

  Но кто этот похититель, сидящий рядом на диване-седле? Не мог же сам Лорд Берингриф прибыть в Рив, чтобы выкрасть вожделенную мать своего ребёнка? Мария вспомнила, что открыла дверь Френсису. Значит кто-то говорил его голосом... И ходил его шагами? Не может быть!

  ― Жалкий шут. Значит, твой хозяин приставил тебя ко мне, чтобы развлекать? - Мария понимала, что Френсис осведомлён, какой ценный груз доверен ему. С этой минуты она не имела права показывать свою слабость. Великая Кочевница должна контролировать ситуацию. Это путь к спасению. - А мамочка знает, чем занимается её сынок?

  ― Вы напрасно сердитесь, мадам. Скоро вы сполна ощутите величие вашего предназначения, и только будете благодарить меня за то, что я помог вам приблизить этот славный час.

  ― Тогда, может, развяжешь меня, шут? Или ты боишься безоружную женщину, летящую неизвестно куда неизвестно на каком чудовище?

  ― Что вы, мадам? Я уверен в вашем благоразумии. Это для вашего же блага. С непривычки, не будучи привязанной к седлу, вы можете упасть.

  ― Какая забота... И всё же ты будешь наказан, шут. Своим хозяином.

  ― За что, мадам?

  ― Ты настоящий мясник, шут. Кто тебя так учил извлекать капсулу? Ты разворотил мне всю спину.

  ― Простите, но вы отчаянно сопротивлялись... Я оглушил вас хлыстом, но даже без сознания вас было не унять.

  ― А ты думал, что... Смотри, шут, не для нашей ли образины приготовлен этот аэродром?

  ― Что? - Френсис не знал такого слова. - Взгляните, вас встречают. Это Хэбиткилл - приближённый Тёмного Лорда.

  ― Ну ладно: этой ходячей груде железа просто некуда деваться. Жить среди нормальных людей этакий монстр не сумеет. А ты, шут? Что тебя заставляет лизать пятки хозяину? Чего тебе не хватает? Мало почёта, уважения? Или чего? Может денег?

  ― Мадам, прошу вас...

  ― Урод. Ты настоящий урод. И как только вас с Орландо могла произвести на свет одна женщина?

  ― Мадам! Вы пожалеете об этом!

  ― Что?! - заорала Мария. - Ты смеешь это говорить мне, мерзкий червь?! Да ты знаешь, что сделает с тобой твой хозяин? А мне плевать, плевать, что он с тобой сделает! Ты не знаешь, что я... Я с тобой сделаю! - Мария испугалась своего голоса. Казалось, что он звучит надо всей вселенной, что его слышат и в Хайхилле, и в замке Берингрифа, и даже в Риве. Это был не её голос - тихий и спокойный как речка в Хайхилле. Это был рёв водопада Виктория. Он заполнил всё пространство над безжизненной каменной твердыней. Толи угрожающий смысл слов, сказанных Марией, толи чудовищная сила голоса возымели такое действие, что вечно улыбающееся лицо Френсиса вдруг превратилось в испуганную мордашку бестолкового ребёнка. А страшная птица вместо того, чтобы приземлиться на ровную каменистую площадку внизу, вдруг взмыла ввысь. Френсис едва удержался в седле. Но как перекосилось его лицо, когда он обнаружил, что место рядом с ним опустело!

  Он заметался по вдруг ставшему просторным дивану. Он даже уже не боялся сам упасть на каменистые склоны Северных гор, потому что теперь хозяин его не пощадит: он угробил Кочевницу - последнюю надежду Тёмного Лорда на возрождение былой мощи и всевластия.

  

  

  Пленница или гостья?

  

  

  Однако Френсису повезло. Мария не погибла. Огромная воля к жизни заставили её проявить небывалую ловкость и физическую силу. Уже на лету она высвободила руки и, широко разведя их в стороны, попыталась ухватиться за какую-нибудь часть огромного птичьего тела. Онемевшие кисти не слушались, и она скользила по влажным перьям, опускаясь всё ниже и ниже к когтистым лапам монстра. Спустя несколько минут после падения Марии Френсису удалось справиться со взбесившейся птахой, и он всё же решился пасть с повинной головой к ногам хозяина. Когда ладони Марии полностью потеряли последнюю связь с птицей, посадочная площадка была довольно близка.

  Мария упала на скалы, пролетев около десяти метров, за несколько мгновений до приземления пернатого летательного аппарата. Упала и потеряла сознание.

  ...Она очнулась в просторной круглой комнате без окон и дверей. Отполированные каменные стены поднимались вверх, и было не видно, есть ли там - наверху потолок. По периметру комнаты у самого пола - факелы с холодным алым пламенем внутри. Они освещали чёрную комнату и причудливыми отражениями в зеркале стен и пола одновременно пугали и завораживали. Мария лежала на огромной кровати в чёрных холодных шелках. На ней было алое атласное платье с глубоким декольте. Она села.

  Когда Мария произвела это телодвижение, пламя в факелах взвилось ввысь, будто приветствуя Марию, или сигнализируя кому-то о том, что она очнулась. Острая боль пронзила всё тело Кочевницы, пригвоздив её вновь к холодному чёрному ложу. Боль долго не проходила, выкручивая все суставы, разрывая связки. Спустя несколько минут Мария повернула голову на бок и чуть не взвыла от тысяч впившихся в позвоночник и затылок игл. Сомнений не оставалось - она серьёзно травмирована.

  Ещё через несколько минут стена, на которую теперь смотрела Мария, раздвинулась, и на пороге появился тот самый всадник, который встречал путешественников на посадочной площадке, - Хэбиткилл. Марии было почти так же страшно, как когда-то в лесу. Но теперь она знала, что чудовище в доспехах не имеет власти над ней, что он не может причинить ей вред. И, кроме того, она Кочевница и должна вести себя подобающе.

  Хэбиткилл поклонился и проревел:

  ― Лорд Берингриф сожалеет, что ему не удалось встретить великую Кочевницу по всем правилам гостеприимства. Он хочет знать, что желает великая Кочевница.

  ― Спроси у своего хозяина, всех ли гостей привозят в его замок силой.

  ― Может быть вам что-нибудь нужно, мадам?

  ― Я же сказала - спроси? Или плазма в твоей башке совсем не в состоянии понимать человеческую речь?

  ― Простите, мадам...

  ― Проваливай!

  Хэбиткилл, кажется, встревожился. Мало того, что слова, только что произнесённые, не совсем были ему понятны, да ещё и свежо в памяти то, на что способен голос рассерженной Кочевницы.

  Мария осталась в одиночестве. Она не могла сосредоточиться на случившемся. Всё произошло так стремительно, что не укладывалось в сознании. Теперь она в лапах Тёмного Лорда. Есть ли у неё надежда на спасение? Как можно сбежать отсюда? Да и стоит ли вообще бежать? Скорее всего, побег - это безрассудство. Здесь нужен план, построенный на точном расчёте. Сейчас она не могла рассчитывать: очень устала... Так хочется спать... Она потеряла связь с реальностью, и сон унёс её в осенний лес. Голубое небо, жёлтые листья и она, вся в белом, летит над лесом, меж ветвей, над ворохом опавшей листвы ...

  ...Она не знала, как долго спала. Только проснувшись, ощутила сильный голод. А тело казалось чужим и неподвластным ей. Может, Берингриф заколдовал её, и теперь она не сможет пошевелиться без его волеизъявления? Мария поскребла ногтем по шёлковой простыне. Пальцы с трудом, но слушались. Попыталась приподнять руку. Она была онемевшей и очень тяжёлой. Подержав руку перед собой, Мария уронила её, и собрала все силы, чтобы повернуться на бок. Факелы, что до этой минуты едва шевелили маленькими язычками пламени, вдруг изрыгнули столбы огня.

  Тело совсем не болело. Она облокотилась на кровать и села, опустив ноги. Кровать была из чёрного камня с алыми прожилками, без декоративных штучек, похожая на пьедестал. От ног Марии вниз вели ступени. Странно, но, кажется, впервые в жизни ей захотелось взглянуть на себя в зеркало. Все каменные поверхности были отполированы, но отражение плохое: тёмное. Долго не раздумывая, Мария провела обряд очищения. Как раз вовремя. Когда последние пряди волос были уложены на затылке, а лицо засияло свежестью и чистотой, стена разошлась, и в комнату вошёл человек: высокий чёрный человек с пронзительными глазами и лицом, напоминающим восковую маску. Оно было неподвижным и ничего не выражало. Факелы приветствовали вошедшего. Мария догадалась, что это сам Тёмный Лорд решил навестить свою пленницу.

  Он медленно приближался к пьедесталу. Мария поняла, что даже находиться рядом с этим человеком будет невыносимо. А ещё следовало смотреть на него, говорить с ним. Она собрала все остатки душевных сил.

  ― Я вижу, что боль ушла. - Голос был величественным, но не страшным. А Мария почему-то думала, что он возымеет такое же действие, как когда-то давно голос всадника в лесу.

  Мария молчала.

  ― Вы не хотите со мной говорить?

  И почему-то в этот момент она подумала об Орландо. Его серые глаза как всегда заглядывали в самую глубину её души, а крепкая рука сжимала её ладонь. Мария искала связь с любимым...

  ...Он был в гостиной в домике у моря. Все: и Эдуард со шрамом на щеке, и Елена, и сэр Мэтью, и даже Молли с Элизабет, - вопросительно смотрели на него, а теперь уже и на неё. Ведь она была внутри Орландо: видела его глазами, слышала его ушами, чувствовала запах яблочного пирога из кухни и боль от крепко сжатых в кулаки ладоней.

  Орландо дома! Сколько же времени прошло? Не меньше месяца. Неужели всё это время Мария спала?

  ― Думаю, мне стоит рассказать вам о том, что происходит.

  Связь прервалась, и Мария стала внимательно слушать Берингрифа. Каждое его слово имело значение: ничего сказанного впустую. Мария решила говорить мало, чтобы не попасть впросак. Она ведь Кочевница: не может ни в чём уступить Тёмному Лорду. Так, как не уступал ему её предок - Великий Кочевник Вориэгрин.

  ― Совсем иначе я хотел бы принять вас в своём замке, Мария... Дурная слава лишила меня многих союзников. И вы не в числе тех, кто доверяет мне. Я постараюсь завоевать ваше доверие. Это важно. Не буду скрывать: вы нужны мне в качестве союзницы, великая Кочевница...

  Лорд Берингриф прохаживался вдоль стен и смотрел в отражение как в окно. Возможно, он видел там что-то ещё, не только тёмный силуэт своей величавой фигуры. Лишь иногда он скользил взглядом по постаменту и сидящей на кровати женщине. Она была прекрасна: отдохнувшая, в алом платье на фоне матовой свежей кожи.

  ― Приношу свои извинения за то, как обошёлся с вами Френсис. Он глуп и не изобретателен. Думаю, вас рассмешит то, что вода, защищающая от воспламеняющих взглядов файрбонингов, - не его выдумка. Это придумал Хэбиткилл. Представляете? Однако Френсис много заработал на заговоренной воде... Кстати, ваш хлыст возвращён на место. Я доверяю вашему благоразумию, Мария. Вы оказались здесь не по своей воле, но сможете оставаться только, если захотите. Никто насильно не станет удерживать вас.

  Первое, что пришло в голову: уйти. Но в чём подвох? За стенами замка - смерть? Или: иди, если сможешь открыть дверь?

  ― Прошу вас немного погостить в замке. Вы ещё не достаточно окрепли, чтобы преодолеть длинный путь до... Рива? Вы ведь туда направитесь, когда покинете мой дом? Однако и в Хайхилле вам будут рады. Не так ли? - Берингриф резко обернулся. Его плащ с длинным шлейфом, словно подхваченный ветром чёрный парус, развернулся за его спиной и медленно опустился на зеркальный пол. Страшные глаза испытывали Кочевницу. Она выдержала испытание:

  ― Ваши слуги позаботились о том, чтобы в Хайхилле меня никто не ждал.

  Берингриф пропустил мимо ушей слова Марии. Скорее всего, он знал наверняка, кто спасся тогда на постоялом дворе. Известно ли ему, где теперь семья Питера? Главное, чтобы Тайна Ключа была не раскрыта.

  ― Мои слуги немало потрудились, чтобы вернуть вас к жизни. На это ушло ровно семь недель. Они будут выполнять все ваши желания. Вам только стоит произнести их вслух, даже если в спальне никого нет.

  ― Это спальня?

  ― Не люблю нагромождения предметов. Но если вы нуждаетесь в какой-либо мебели, скажите - и всё принесут.

  ― А выйти из этой... спальни я могу.

  ― Да. Это Анна. - Во вновь образовавшуюся щель в стене вошла огромная рябая баба с тонкими светло-рыжими волосами, туго стянутыми на макушке. Она походила на настоящего надзирателя. Высокая грудь колесом, сжатые губы, бесцветные глаза. - Она проведёт вас всюду. И вообще будет прислуживать. Можете распоряжаться ею по своему усмотрению. ...Даже... убить... Если захотите. - Лицо Берингрифа по-прежнему ничего не выражало.

  

  В замке

  

  

  К вечеру того же дня Мария поняла, что Анна - нечто вроде зомби. Она выполняла все распоряжения Марии, если получала подтверждение откуда-то изнутри себя или извне. Она не разговаривала, если этого не требовала Мария, а говорила как робот без эмоций и интонаций, всё время смотрела куда-то мимо и двигалась как слепая. Вообще-то Марию это не очень беспокоило. Конечно, хотелось бы найти союзников в логове Тёмного Лорда, но шансы, похоже, были равны нулю.

  Первое, о чём распорядилась Мария, это обед. Анна принесла много мяса и овощей, хлеб, вино и сыр. Сначала есть было страшновато: вдруг еда отравлена? Но потом Мария решила, что она итак во власти хозяина замка. Если ему надо убить пленницу, он сделает это менее изощрённым способом. Что же касалось приворотного зелья или сыворотки правды, в конце концов, слуги Берингрифа запросто могут залить в неё все эти снадобья насильно. А на территории врага даже с оружием, когда вокруг, скорее всего, сотни очень сильных противников, в том числе сам Тёмный Лорд, противостоять насилию было бы невозможно. Иными словами, Мария начала поглощать всё, что принесла Анна, с аппетитом лагерного заключённого. И только опасения умереть от остановки желудка сдерживали её.

  Потом Мария захотела выйти на воздух, и пожалела об этом. Стена её спальни отворилась, Анна вывела пленницу на каменистый уступ. Вокруг облака красного цвета и густой туман. А воздух как тяжёлый расплавленный металл заливается в лёгкие, но при этом холоден и едок.

  Прогуливаться по залам замка оказалось чрезвычайно скучно: они все были абсолютно одинаковы - огромные круглые колодцы из полированного камня и сотни факелов, которые воспламенялись при появлении Кочевницы. На вопрос о том, зачем столько одинаковых помещений, Анна ответила:

  ― Они не одинаковые.

  ― И чем же это отличается от предыдущего?

  ― Здесь библиотека, а в предыдущем зале Лорд Берингриф принимает гостей.

  ― Библиотека? А где книги, полки с книгами?

  Анна подошла к стене и прикоснулась к ней рукой. Оттуда выехал глубокий тяжеловесный ящик из камня. Внутри - множество огромных книг, сложенных наподобие картотеки. Мария стала прикладывать ладони к стенам наугад, и отовсюду к центру комнаты стали выдвигаться большие и маленькие ящики. Это немного развлекло и заинтересовало. А что будет, если обшарить все стены в замке? Она потребовала у Анны отвести её в предыдущую комнату. Там таким же магическим образом из пола выросли огромный стол и стулья, каменные кресла, обшитые чёрным шёлком.

  ― И что, надо помнить, для чего предназначен каждый зал? Они ведь не отличаются друг от друга. Или где-то написано: это столовая, а это спальня?..

  ― Если вы поживёте в замке подольше, то начнёте видеть всё в отражении. Все предметы хорошо различимы внутри стен и полов, только надо привыкнуть видеть тёмное.

  ― Тёмное? Может, на это способны только те, у кого душа тёмная, кто пользуется тёмной магией? - Мария стала всматриваться в алые прожилки на стенах, пытаясь проникнуть в самую глубину отражения, но ничего не видела, а Анна замерла как изваяние, уставившись в какую-то точку на стене.

  ― А где люди? То есть колдуны? Ну, или файрбонинги? Слуги какие-нибудь? Понимаешь? Или Берингриф здесь один обитает?

  Анна не скоро очнулась:

  ― Все, кроме гостей Лорда Берингрифа живут внизу - над кузницей.

  ― Над какой кузницей? - Сердце ёкнуло.

  ― Под замком - кузница. Там куются файрбонинги.

  ― А-а-а. Они куются, что - не живые что ли? Они ведь разговаривают.

  ― Это магическая кузница.

  ― А тебя в какой мастерской собирали?

  ― Я продана в рабство. Я сильная и ловкая. За меня Лорд Берингриф дорого заплатил моим родителям. Они собирают и выращивают разных детей, чьи настоящие родители умерли или не способны сами ухаживать за своими детьми. Они следят, чтобы эти дети росли крепкими и здоровыми, а потом продают Лорду Берингрифу.

  ― Дикость какая... Значит внизу живут всадники и рабы?

  ― Да.

  ― Я хочу посмотреть.

  ― Там не место господам.

  ― И ты - рабыня станешь указывать госпоже, куда идти, где ей место?

  ― Нет. - Анна замерла на мгновение и повела Марию прочь из зала. Пройдя несколько каменных колодцев, женщины оказались в спальне Марии. Мэри вопросительно посмотрела на Анну. Та, не говоря ни слова, вышла.

  ― Здóрово. Вот и исполнение всех желаний.

  Очень скоро стена расступилась, и в комнату вошёл Берингриф.

  ― Вы огорчены? Я не могу позволить вам видеть нижние этажи замка. Там нет ничего секретного. Но скопление металлических монстров и людей, слепо подчинённых моей воле, может испугать или расстроить вас. Вам ведь не очень приятно общаться с Анной.

  ― Совсем неприятно. Но вы напрасно думаете, что я испугаюсь, тем более - расстроюсь. Мне отвратительны все обитатели этого замка.

  На лице Берингрифа, о чудо, появилось некое подобие улыбки:

  ― Вы ещё недостаточно знакомы со всеми.

  ― Пока я знакома только с вами и Анной.

  ― Мы с бедняжкой Анной вызываем отвращение? Жаль. Она, конечно, не красавица. Но прекрасно готовит. Вам понравилось?

  ― Да.

  ― Я рад, что хоть что-то вам понравилось. - Берингриф извлёк из пола два стула с высокими спинками и предложил Марии сесть. Потом сел сам.

  Стул не был удобным: твёрдый с острыми углами без ножек - только тумба под седушкой.

  ― Я могу задать вопрос? - Мария решила прикинуться наивной овечкой.

  ― Конечно.

  ― Если я захочу уйти, будет ли выделен мне проводник в ваших горах?

  ― Вы хотите уйти?

  ― А вы всегда отвечаете вопросом на вопрос?

  ― Нет.

  ― Не всегда или не будет выделен?

  Берингриф снова улыбнулся:

  ― Вам будет выделен проводник. Но разве он нужен Кочевнице?

  ― А зачем вам нужна Кочевница?

  ― Какой резкий поворот... Если я сумею сделать вас союзницей, то сумею сделать этот мир гармоничным и прекрасным.

  ― По-вашему пепелища вместо заповедных лесов - гармония?

  ― Нет. Но это война, и все средства хороши.

  ― Значит, цель оправдывает средства. Что же, по-вашему - гармония? Чем так плох нынешний мир? Вы безраздельно господствуете в этих горах. По всей стране - ваши слуги портят кровь людям и волшебникам. И вашим слугам порой достаётся за это. По-моему, довольно гармонично. Пусть так и остаётся. Вы не согласны.

  ― Конечно. По-вашему я похож на вышедшего в тираж колдуна, который гадает на кофейной гуще и рисует карты звёздного неба? У меня гораздо более обширные интересы, и не плохо было бы расширить круг общения. В этой стране так много мудрых учёных и талантливых волшебников. Некоторые из них вынуждены тайно проникать в мой замок, просто чтобы сыграть в кости или поделиться новостями.

  ― Или обсудить планы истребления людского рода...

  ― Мария, вы ведь не беспокоились, когда Нэнси начинала травить тараканов на кухне? Почему же вас так беспокоит судьба людей?

  Зачем она начала дискуссию с этим нелюдем? Это ведь лишено всякого смысла. Неужели она в глубине души надеется на что-то. Это наверняка магия: он начал околдовывать её.

  ― Я хочу остаться одна. Вы утомили меня.

  ― Никто. В целом свете. Никогда. За долгие годы моей жизни. Не говорил такого. Мне. Но если бы сказал, то умер бы немедленно, - прозвучал неодушевлённый голос.

  Берингриф встал и вышел в проём в стене.

  

  

  На грани безумия

  

  

  Пласты камня со скрежетом сошлись за его спиной, не оставив и щели. У Марии похолодели руки, и в висках застучало. Надо быть осторожней. Но ведь он не убил наглую пленницу. Значит, она действительно ему нужна. Необходимо как можно дольше не давать возможности Берингрифу получить от неё желаемое, чтобы Орландо и его друзья сумели помочь. Они наверняка как-нибудь узнают, где Мария. Они что-нибудь придумают...

  Мария лежала в неуютной пастели и гнала от себя мысли о Берингрифе, что ядовитой змеёй заползали в мозг. Ему нужна свежая кровь Кочевницы. Он получит её любой ценой. Только ребёнок, рождённый без любви, не спасёт Берингрифа. Дедушка писал: '...кочевник, связав себя узами любви'... Она же ненавидит этого убийцу - Берингрифа!

  Если бы можно было хоть на мгновение оказаться рядом с Орландо... Милый, желанный... Во всей вселенной нет более близкого ей человека: ни в одном из миров. Мария попросила любимого пустить её к себе. Он сразу позволил войти. Она увидела белоснежный потолок своей спальни в домике у моря со знакомыми трещинками над самой кроватью, напоминающими античную вазу и лобовое стекло автомобиля с 'дворниками'. Потом почувствовала на лице мягкое прикосновение подушки и вдохнула едва уловимый аромат степного мака. Ей был знаком этот запах с детства. Так пахло в украинских степях, где она гуляла с дедом. Так теперь пахла её одежда и волосы. Орландо любил вдыхать аромат её волос. Он лёг лицом вниз, а она чувствовала, как желание просыпается внутри его и её тела. Это было ни с чем не сравнимое ощущение проникновения в мужское естество.

  Заглушая в себе зов плоти, Орландо встал и быстро переместился к двери в комнату Эдуарда, стукнул по ней кулаком:

  ― Эд, она связалась со мной!

  Дверь открылась не сразу. Эдуард с обнажённым мальчишеским торсом приглаживал взъерошенные волосы. Разрумянившаяся Елена сидела на пастели, укутавшись простынёй.

  ― Извини... - Орландо шагнул в комнату, запечатал её и бесцеремонно уселся на кровать рядом с Еленой. - Скажи ей, как мы договаривались.

  Он обращался к Эдуарду, и Эдуард начал говорить:

  ― Мария, если ты в беде, то свяжись с Орландо минут через пять. Если с тобой всё в порядке, то свяжись через десять минут. Потом попробуем выяснить детали таким же образом. А сейчас связь прерывай. Надо экономить время.

  Через пять минут, она их просчитывала посекундно в голове, Мария снова связалась с Орландо. До самого утра чародеи общались с Кочевницей. Они выяснили, что выкрали её прямо из спальни, обманув и оглушив хлыстом, что теперь она в замке Берингрифа, и злодей не причинил ей вреда, но выбраться из пленения пока невозможно. Объяснить друзьям все детали не получилось, но главное они теперь знали, и от этого Марии стало немного легче...

  ...Тянулись долгие и безысходные дни пленения. Мария плохо спала по ночам, плохо ела и совсем ослабла в заточении. Ей не хватало свежего воздуха и солнечного света. Она похудела, с лица спал румянец. Берингриф будто даже переживал из-за этого. Он устроил комнату Марии наподобие жилища обычных людей, но это не помогало. Анна готовила еду только из свежих продуктов. Марию кормили овощами и фруктами, зеленью, отпаивали парным молоком и прекрасным вином. Но день ото дня пища всё больше вызывала отвращение у Мэри.

  Берингриф был приветлив с Кочевницей. Он развлекал её ничего незначащими разговорами, чтением старых магических книг, а иногда Мария понимала, что он просто флиртует. Показывая живые картинки, Берингриф старался приблизить своё лицо к ней. Приглашая её куда-нибудь пройти, он даже брал её за руку, заставляя Мэри содрогаться. Его рука была крепкой и... тёплой. Когда они говорили об изобразительном искусстве, или он декламировал стихи древних поэтов, Мария начинала забывать о том, что за чудовище сейчас рядом с нею. Однажды она даже представила на суд Берингрифа гениальные пушкинские строки, Ахматову и свои нестройные вирши. Тёмный Лорд был растроган. Он поцеловал ей руку, а она... потеряла сознание.

  Мария очнулась в своей комнате. Теперь у неё была дубовая кровать и пуховая перина. Мэри сразу же связалась с Орландо: только он сумеет помочь перебороть страх и смятение в её заблудившейся душе. Орландо скакал на лошади вдоль знакомого берега у школы военного мастерства. Рядом с ним сидела Элизабет. Он обхватил её тонкий стан и заглянул в раскрасневшееся девичье лицо. Лизи блаженно опустила ресницы и заулыбалась... Мария задохнулась и издала такой пронзительный крик, что спустя секунду в комнате уже были Берингриф, Хэбиткилл и Анна. Мария лежала на полу. Берингриф взял на руки почти невесомое тельце Кочевницы и, боясь уронить, как хрустальную вазу, перенёс его в пастель.

  ― Простите, мой господин. - Хэбиткилл пытался говорить тихо. - Может стоит послать за доктором Соулмечентом?

  ― Сегодня же он должен быть здесь!

  ― Да, мой господин.

  Берингриф провёл ладонью по лицу Марии, покрытому испариной, обернулся и велел слугам выйти, потом наклонился и поцеловал её в висок. Кочевница не подавала признаков жизни.

  Берингриф стремительно покинул спальню и знаком приказал Анне вернуться к Марии.

  В этом сказочном мире тело Кочевницы стало сильным и выносливым, но её душа, оказывается, осталась хрупкой субстанцией, которая разбилась в одно мгновение от неловкого, убийственного касания. Тело Кочевницы лежало на кровати со спокойным изнеможенным лицом, а её душа агонизировала в опавшей груди.

  Мария видела себя на борту того корабля, что переправил её к берегам великого города Рива. Только теперь остров не сиял в утренней дымке сочной зеленью и белизной строений. Над городом нависла алая тяжёлая туча. Кроваво-красные клубы, обтекая преграды, смыкали смертельные объятия, угрожая задушить сказочное животное, распластавшееся на водной глади. Вдруг поднялся ветер, но он не касался плывущих на корабле. Он отчаянно терзал алое покрывало над островом. Спустя мгновение ветер сдул его, а вместе с ним... - вдруг рассыпавшийся на мириады песчинок, Рив. Целое море золотистого песка уносилось на север, закрывая золотое светило, оказавшееся равнодушным свидетелем гибели южной столицы...

  Пророчество уже не трогало умершее сердце. Ведь иначе не могло быть. Берингриф знает о предназначении Кочевницы, а Орландо - нет. Берингриф будет ласков и любезен, пока она не родит ему ребёнка. Так вёл бы себя и Орландо, но он ничего не знает. ...В этой жизни, как и в прошлой, она спускается по реке без вёсел и припасов. Её жалкая сущность снова вступила в схватку с бытием и снова была повержена...

  Мария лежала с открытыми глазами и смотрела в потолок, которого не было. Мысли смешались, и распутать клубок никак не удавалось. '...Кочевник, связав себя узами любви'... Берингрифа она не сможет полюбить никогда. Может... пожалеть? Она ощущала ущербность его маниакального злодейства. И это вызывало жалость к человеку, тонко чувствующему музыку стиха, магию цвета и формы. Она любила Орландо, и... ждала ребёнка от него. Но, если Рив будет сметён с лица земли, значит, малыш не родится. 'Моё сердечко... Не родится. Моё живое сердечко'... Будущая мать медленно теряла рассудок.

  

  

  План побега

  

  

  Проникнуть незаметно в замок Берингрифа было неосуществимо. И никакое животное не смогло бы сделать это, чтобы волшебники получили возможность взять под наблюдение всё, происходящее в замке. Несколько дней в домике у моря не утихали разговоры. Были перевёрнуты груды книг, рассмотрены самые невероятные варианты, придумывались и тут же отметались планы освобождения Марии. Всем искренне хотелось вернуть Кочевницу в Рив. Кто-то, сгорая от любви, не мыслил себе жизни без неё; кто-то, связав себя узами дружбы, готов был пойти на всё ради неё; кто-то трезво осознавал, что Кочевница в руках Тёмного Лорда - залог победы сил зла. И только Лизи не могла откровенно предаваться всеобщему настроению беспокойства и переживания. Она не могла простить Марии Орландо и в душе ненавидела соперницу. Но природная совестливость не позволяла оставаться в стороне. Тем более, дело касалось не только любовного треугольника, но судьбы всей страны.

  Было далеко зá полночь. В маленькой спальне Марии душно и светло как днём от моря зажженных свечей. Повсюду разложены книги и свитки. Чародеи листают, медитируют, шепчут какие-то заклинания. Иногда затевается разговор, потом спор, потом снова все погружаются в поиски. Элизабет присела на пуфик у кровати и, склонив головку на покрывало, дремлет. Елена беззвучно шевелит губами, глядя в огромную книгу с золотым теснением на вишнёвом бархате обложки, переходит на шёпот, невнятное бормотание и, наконец:

  ― 'Последний в роду будет назван Берингриф'... Последний в роду. Последний. Почему Сильвер решил, что Берингриф будет последним? Почему ни какой-нибудь там Георг или Бернард? Не пишет, в каком возрасте Берингриф сдохнет. Вот этого не знает. Сколько сейчас Тёмному Лорду?

  ― Можно точно посчитать... Что-то около пятисот. Точные подсчёты займут время. - Сейчас на носу сэра Мэтью сидели маленькие очёчки без оправы, и он то и дело поправлял съезжающие на самый кончик стёклышки.

  ― Не надо считать.

  ― Что тебя так заинтересовало, дочка?

  ― Предсказания Сильвера ведь довольно часто сбываются.

  ― Верно.

  ― Может нам удастся его прикончить?

  ― Может и удастся. А может и не нам. А может это произойдёт ещё лет через двести... - подал голос Орландо из угла на комоде. Он сидел там и листал завещание Вориэгрина. - Если к утру мы ничего не решим, я отправляюсь на Север. Она выходила на связь последний раз неделю назад. Что-то случилось. Я знаю. На месте разберусь...

  ― Я пойду с тобой, - сказал Эдуард.

  ― Я тоже. - Елена встала с кровати и этим разбудила Элизабет.

  ― Давайте отложим до утра. Башка совсем не варит... - Лизи поёжилась и вышла из комнаты, буркнув на ходу: 'Спокойной ночи'...

  ― Дети мои, это верная гибель.

  ― Папа, а оставлять Марию Берингрифу - не гибель?

  ― Если рисковать, то хотя бы не так безрассудно. Надо взять с собой войско. В Оттеле стоят в полной готовности отряды генерала Фоплинга. Я завтра же переговорю с мадам Элеонорой, и мы будем ходатайствовать, чтобы вам позволили взять их с собой. Похоже, настал тот момент, когда о появлении Кочевницы должны узнать все.

  ― Это затянется на несколько недель. Мы не можем ждать.

  ― Выходите завтра, Орландо. А депешу Фоплингу я пришлю со скороходом.

  ― Вы ничего не слышите? Орландо... - Елена насторожилась и подошла к окну. Ставни были закрыты.

  Орландо распечатал комнату и мягко беззвучно спустился вниз. Остальные последовали за ним. На лужайке возле дома ничего особенного не было. Сквозь прозрачные цветные витражи входной двери волшебники видели только ровно стриженную травку в серебристом сиянии ночного светила. Елена скользнула в гостиную, и почти сразу же раздалось её испуганное 'Ай!'.

  Она стояла спиной к окну и, разинув рот, указывала на что-то за собой. В окошко, изящно изогнувшись, заглядывала бледнолицая красавица Виола. Она улыбнулась подошедшему к окну Орландо и кокетливо поманила его пальчиком.

  Все в комнате переглянулись. Эдуард пожал плечами, взял Елену за руку и сказал:

  ― Похоже, надо выйти на улицу. Что-то не представлю себе фею в нашей гостиной. Да ещё и зверюги эти...

  ― Ты прав. - Сэр Мэтью первым направился к выходу.

  Фея Виола была не одна. Её сопровождали ещё две красавицы и их саблезубые охранники. Они как обычно урчали, придерживаемые невесомыми хозяйками.

  ― Какое счастье видеть тебя, прекрасная Виола! - Орландо склонил голову перед феей Виолой. - И твоих сестёр.

  ― Я тоже рада видеть тебя живым и здоровым, сын Флориана.

  ― Позволь представить тебе, сестра, моего наставника - сэра Мэтью. - Остальных Виола знала. Старик сорвал очки и восхищённо обозревал неожиданных гостей:

  ― Я много читал о вас, прекрасные лесные феи, но то, что теперь открылось моему взору, не идёт в сравнение ни с чем.

  ― Па, не увлекайся... - Эд тихонько потянул отца за рукав и неловко прокашлялся, оглянувшись на жену.

  ― Что ты, сынок? Я уже так стар... Мне это не грозит.

  ― Я на вашем месте не был бы так уверен. - Орландо попытался отстранить сэра Мэтью от махайрода Виолы, который, сверкая глазами, с силой втягивал носом воздух вокруг.

  ― Ах-ха-ха-ха! - на три голоса зазвенело над лужайкой.

  ― Рада познакомиться с вами, уважаемый сэр. Я тоже слышала о вас. Да-да. Не удивляйтесь. В Форест Феори знают обо всех ваших бесчисленных достоинствах, талантах и безграничной мудрости. В другое время я с удовольствием побеседовала бы с вами, сэр. Но сегодня... Чрезвычайно важное дело привело меня на ваш остров.

  ― Что вам известно о ней? - Орландо позабыл о церемониях, принятых в общении с феями. Он каким-то образом догадался, что речь идёт о Марии.

  ― Значит, всё-таки поделили.

  ― Что?

  ― Ты достался Кочевнице. Неужели красавица Лизи не сумела удержать тебя, сын Флориана?

  ― Сестра... Виола... Прошу тебя!

  ― Она в замке Берингрифа. Он хочет сделать её своей женой. Это, возможно, скоро удастся ему.

  ― Что ты говоришь? Ты в своём уме?

  ― В замке живёт один... человек. Он возлюбленный сестры Амальфи. Он многое ей рассказал. Сестра... - невесомая ладошка Виолы поманила к себе малышку со столь тонкими чертами лица, что нельзя было поверить в реальность её облика. Амальфи плыла над лужайкой, сопровождаемая урчанием огромного махайрода. Её зверь был крупнее остальных.

  ― Кочевницу принимают как почётную гостью в замке Берингрифа. Он влюблён в вашу подругу. Только последнее время он почти не навещает её. Наверное, Кочевница отказала Тёмному Лорду.

  ― Бред какой-то... Почему? Я ничего не понимаю.

  ― Орландо, если ты так... Ну... Если ты влюбился в Мэри, почему кто-нибудь другой не может? Вот и твой брат...

  ― У меня нет брата, Елена!.. Прости, красавица, я забыл твоё имя... - Эд тихонько напомнил. - Амальфи, ты, то есть, твой приятель, возлюбленный, он не знает, как она? Почему... Ладно. Не важно. Она здорова?

  ― Недавно к ней приглашали доктора Соулмечента. После этого Берингриф перестал навещать свою гостью. Был только один раз, и с тех пор лишился сна.

  ― Ничего не понимаю.

  ― Успокойся, мой мальчик. Если прекрасные дамы помогут нам, очень скоро ты всё узнаешь из первых уст. Мэри всё тебе объяснит.

  ― Мэри? Сэр Мэтью, вы что-то придумали?

  ― Да. И думаю, дамы помогут нам. Это ведь и в ваших интересах, красавицы, лишить Тёмного Лорда столь сильного оружия, коим является Кочевница?

  ― Я ни минуты не сомневалась в вашей мудрости, сэр Мэтью, - пропела Виола.

  ― Ваш возлюбленный, прекрасная Амальфи, он ведь выполнит любое ваше желание?

  ― Уверена.

  ― Не поможет ли он этим молодым чародеям проникнуть в замок Берингрифа и освободить Марию? Я понял, что ваш возлюбленный довольно близок к хозяину.

  ― Очень близок. Он охраняет Берингрифа.

  ― Он что - файрбонинг?

  ― Нет... Он...

  ― Думаю, Амальфи, следует всё рассказать.

  ― Хорошо, сестра. Мой возлюбленный много лет назад был укушен оборотнем. Теперь он тоже оборотень...

  Елена испуганно взглянула на шрам Эдуарда.

  ― Всё в порядке, дорогая. Я не заражён...

  ― Он живёт в замке и служит Берингрифу. Он уже много лет не становился человеком. Недавно я случайно встретила его в лесу. Берингриф отпускает Гарольда на волю в полнолуние... Он... Он стал человеком, увидев меня, несмотря на полнолуние. - Амальфи замолчала и, кажется, прослезилась.

  ― Бедняжка переживает... Парень поможет вам. Я позабочусь об этом.

  

  

  Выбор

  

  

  В тот день, когда доктор Соулмечент осмотрел Марию, Тёмный Лорд узнал тайну, что так тщательно скрывалась его пленницей. Берингриф ощутил не просто горечь поражения, он понял, что судьба его тёмного царствования предрешена.

  Однако сдаваться без боя не было в правилах Тёмного Лорда. Пусть написана тысяча законов, доказана тысяча теорем, пусть все известные миру магов пророчества всегда сбывались точно в срок, Берингриф обойдёт любые законы, передокажет теоремы и изменит пророчества. Это не раз уже удавалось. Ещё в прошлую смуту всё говорило о близости конца тёмного рода Берингрифа, но он до сих пор жив, и в комнате за стеной - женщина, которая может родить ему ребёнка. Она должна проникнуться чувствами к Тёмному Лорду. Это почти случилось. Он просто поторопился, потерял навык. В молодости ни одна женщина не могла устоять перед статью тёмного мага. Конечно теперь он имеет дело не с простой женщиной... Кроме того, её сердце уже кому-то отдано.

  Кому же суждено сделать свой род всемогущим? Он уничтожит этого ребёнка. Пусть даже придётся пожертвовать самой Кочевницей. Если она не может достаться ему, то пусть не достанется никому! Этой мыслью Берингриф успокаивал себя. А где-то в подсознании, не облачённые в слова, теснились другие мысли, подпитываемые неведомыми доселе чувствами.

  Берингриф снова потерял сон. Он сидел на своём троне, и окаменевшие глаза его смотрели на неподвижно лежащего у ступеней трона огромного волка. Ещё совсем недавно его мысли уносились в прекрасное будущее. Тёмный Лорд, уподобляясь мечтательному юноше, представлял мир, покорившийся его несокрушимому величию. Он видел рядом с собой Кочевницу - самую необычную женщину изо всех, что существовали в этом мире, их возлюбленного сына. Он верил, что страна превратится в мир магов и чародеев, что не останется ни одного человеческого выродка, и всё от Северных гор до Южного моря будет принадлежать ему, а каждый, кто не покорится его воле будет испепелён бесчисленной армией файрбонингов - существ, которых несколько тысячелетий назад научился ковать его всемогущий предок.

  Уж давно забыто, по какой причине, но этот предок был рождён обычной женщиной и получил от своей матери в наследство отвратительный горб, подслеповатые глаза и такое уродливое лицо, что только подземелье спасало от насмешек или людской жалости. Горбун Кейвдэвл был настоящим исчадьем ада. Он наделил всех своих потомков такой ненавистью к людям, что спустя тысячелетья она не только не угасла, но расцвела и стала приносить жуткие плоды. Оставив в наследство после себя целую армию файрбонингов, Кейвдэвл завещал каждому в своём роду уничтожать жалких людишек и тех предателей, что станут на защиту человечества.

  Теперь священное, по мнению Берингрифа, противостояние могло подойти к логическому завершению, но какой-то чародеешко или человечешко посмел опередить Тёмного Лорда. Если бы можно было проникнуть в мысли Кочевницы! Но этого не дано ни одному колдуну в мире. Зная мысли женщины, Берингриф сумел бы её увлечь. Среди кочевников всегда были маги, сочувствующие и даже открыто встающие на сторону тёмных сил.

  Сейчас следовало решить: оставить Кочевницу в живых, уничтожив её ублюдка, или... Он не мог убить Марию.

  Спустя девять дней после посещения доктора Соулмечента Берингриф решил встретиться с Кочевницей. Она лежала на кровати, повернувшись на бок и безучастно глядя на язычки холодного пламени. Она так исхудала, что была почти незаметна в огромной пуховой перине. Её алое платье казалось неуместным на истощённом теле. Под глазами - синцы, но глаза эти давно не плакали, а как-то лихорадочно блестели и казались ещё чернее на белоснежном лице.

  ― Чей это ребёнок?

  Кочевница будто не слышала его слов.

  ― Я задал вопрос.

  Снова тишина.

  ― Ты в моей власти. Ты и он.

  Мария ощутила на расстоянии грубые лапы на своём животе, вскрикнула и скатилась с кровати, захватив чёрное покрывало. Голова закружилась, но она встала с колен и попятилась к стене, глядя, как загнанная волчица, в тёмные глаза Берингрифа.

  ― Где же подевалось ваше гостеприимство? Что случилось? Беременная женщина перестаёт быть женщиной?

  ― Я думаю: ты действительно не знаешь, зачем находишься здесь? Или прикидываешься?

  ― Не знаю! Или прикидываюсь...

  ― Кто его отец?

  ― Главное, что это не вы, Лорд Берингриф.

  ― Ты слишком много времени пользовалась моей благосклонностью...

  ― Я пользовалась положением, которое даровано моим предназначением! - перебила Берингрифа Кочевница.

  ― Молчать. - Тёмный Лорд не повысил голоса, но не подчиниться приказу не хотелось. - Сегодня я предлагаю тебе выбор: стать матерью моего ребёнка или умереть. Завтра будет так, как ты решишь. Видишь, я снова проявляю благосклонность к тебе... Хотя ты этого и не заслуживаешь.

  Берингриф ушёл, а Мария опустилась прямо на пол и впала в забытье.

  

  

  Северный поход

  

  

  Воины южной армии, расквартированные в Оттеле, давно ждали приказа к началу военных действий. Это были лучшие войска страны под началом славного генерала Фоплинга - соратника Великого Кочевника и Флориана. Появление сына Флориана и слухи о том, что именно он поведёт людей на Север, взбудоражили и офицеров, и солдат. Весь город кипел: к жителям вернулась надежда на счастливую жизнь, подаренную когда-то Кочевником.

  Обнародование сведений о Кочевнице возымело эффект разорвавшейся бомбы. Пленница замка Берингрифа была возведена в ранг великомученицы. Каждый готов был безоговорочно отдать жизнь ради спасения наследницы Вориэгрина. Никто толком не знал, как она сможет изменить расклад сил в войне, но был уверен, что она - главное оружие южан и должна вернуться в ряды верящих в её силу.

  Движение в лагере противника не могло быть не замечено Берингрифом. Поэтому южане готовились к столкновениям с файрбонингами ещё в пути. Воины не только держали наготове свои хлысты, но и запасались по возможности на каждом привале водой. Бочки с водой навьючивались на слонов, и в пути погонщики то и дело покрикивали на устающих от огромной ноши и страдающих от зимнего холода животных. Продвижение на север происходило не так быстро, как хотелось.

  Первая встреча со всадниками Тёмного Лорда состоялась на подходе к Форест Феори. Файрбонинги вышли на лагерь южан рано утром, когда сладкий предрассветный сон стал смыкать глаза даже стоящим в дозоре. Однако враг не застиг врасплох чутких чародеев. Всадников было мало, и, похоже, они не собирались обнаруживать себя. Но чьё-то неловкое движение вылилось в скрежет железа, и слух чародеев не мог не уловить этот звук.

  В то же мгновение тысячи светящихся хлыстов взметнулись к небу. Страшной в том бою была лишь неопределённость. Южанам трудно было понять цель столь малочисленной вылазки противника. Кроме того, никто не мог дать гарантии, нет ли где-нибудь за холмами многотысячной армии Тёмного Лорда. Но всё обошлось. Несколько десятков всадников были рассечены и погашены небольшим отрядом южан. Армия генерала Фоплинга более чем на девяносто процентов состояла из волшебников. Ведь именно они были защищены перед лицом испепеляющей опасности файрбонингов. Только чародея не мог воспламенить взгляд слуги Берингрифа.

  Больше ни разу по пути в Хайхилл южане не встречали всадников Тёмного Лорда, но всегда были готовы к такой встрече.

  В Форест Феори к армии южан присоединились многочисленные отряды лесных фей. Каждая была со своим махайродом и перепоясана крест-накрест кожаными ремешками. На поясе - по паре серповидных ножей, чем-то здорово напоминающих клыки саблезубых зверюг. Если бы это случилось хотя бы полгода назад, Орландо ощущал бы себя как рыба в воде среди белокожих восточных красавиц. Но теперь... Правда, бесконечные заботы, которые неминуемо возникают в пути, особенно, если движется целое войско, немного отвлекали его от тягостных раздумий.

  Жизнь начала уходить из-под ног ещё тогда, когда они с Эдом вернулись из Хайхилла и не обнаружили Марию. Орландо ощущал себя так, будто его лишили сердца. Ничего подобного никогда не случалось с парнем, который старался не привязываться к людям, жить легко и свободно. Он хорошо выполнял свою работу, был смелым, умел вести за собой большое количество людей. Безусловный лидер во всём, Орландо располагал к себе внутренней силой, волей, каким-то очарованием мужественности. Ему можно было доверять безоговорочно. И это знали все.

  То время, пока спал в лесу, жил в землянке Нэнси, выхаживал Эдуарда, он только и думал о Марии, только мечтой о встрече с любимой подпитывались его терпение и выносливость. Теперь отчаяние сводило с ума, тоска тянула в болото, из которого не всякому дано выбраться. Сильный и опасный человек, Орландо стал ещё опаснее в своей беззащитности перед несправедливостью судьбы. Он перебирал тысячи вариантов таинственного исчезновения Марии, потом - её освобождения.

  Потом случилось недоразумение, от которого совсем мерзко стало на душе. Лизи попросила Орландо отвезти её в школу военного мастерства. Что-то там придумала в оправдание просьбы... Орландо сразу понял, что это обычная девичья уловка, но пожалел Лизи и согласился. Он знал, Элизабет будет кокетничать с ним, может даже соблазнять, уверенная в своей неотразимости. Его же теперь совсем не трогали ни её сочные губы, ни томные взоры огромных глаз. Просто было жаль девчонку. И всё.

  На морском берегу, обнимая Лизи за талию, он думал о Мэри. И, как часто бывало, именно в момент таких воспоминаний Мария вышла на связь. Она застала его с Лизи, сразу ушла и больше не пыталась связываться с Орландо.

  Он страдал, негодовал, поносил себя последними словами. Он даже терял силы: не только душевные, но и физические. Почему-то болела голова, не было аппетита. Пытался напиться: не получилось...

  В походе с Орландо бок о бок были Эд, Елена и... Лизи. Они замечали неладное с парнем. Но истинную причину знал только Эдуард. Лизи тешила себя надеждой, а Елена всё время выспрашивала мужа, стоит ли подруге на что-нибудь ещё рассчитывать.

  ― Если ты изведёшь себя в конец, зачем ты будешь нужен ей - такой? - сказал Эдуард другу, когда тот метался на походном ложе, стонал, бредил, обливался потом, несмотря на лёгкий весенний морозец.

  ― Я здесь ни при чём. Всё как бы независимо от меня. Знаешь, я не думал, что так бывает... Хочу быть с ней до ломоты в зубах... А если она уже стала его женой? - добавил, помолчав.

  ― Да как это может быть?

  ― Насильно... Может.

  ― Насильно? С Кочевницей - насильно? Ты бредишь. Никто не сможет овладеть ею насильно.

  ― Значит, обманом... И почему она больше не связывается со мной? Неужели, та сцена возле школы?.. Готов загрызть себя за это. Прямо бес какой-то во мне. Даже было интересно наблюдать, как Лизи старается, чтобы увлечь меня. Я специально подливал масло в огонь... Урод! - Орландо вышел из палатки и до утра слонялся по лагерю: подсаживался к кострам, слушал байки старых вояк, нескладные песни о былых сражениях и подвигах.

  К утру, едва волоча ноги, он вернулся. Эдуард отчитал его и велел спать. До рассвета оставалось около часа.

  Время в походе тянулось невыносимо долго. Орландо готов был лететь на крыльях, а ползти с обозами считал тяжёлым испытанием. Да и другие военоначальники понимали, что промедление может закончиться самым непредсказуемым образом. Всем хотелось спасти Кочевницу. Каждый видел именно себя на месте героического освободителя мадам Марии из заточения в замке Берингрифа.

  Был на исходе второй месяц пути, когда войска подошли к Хайхиллу. Орландо и его друзья навестили семью Питера в их лесном пристанище. Теперь все: и Нэнси, и Оливия, - знали о том, что мужчины имеют какие-то дела с чародеями. Женщинам было велено задавать поменьше вопросов и лишь приветливо принимать гостей. Дамы не были этому рады, но слушались беспрекословно. Нэнси давно поняла, что недуг Сэмюеля, который так внезапно возник год назад, а потом вдруг стал проходить, как-то связан с необычными гостями... И гибель Питера...

  Рол сообщил чародеям, что Берингриф не собирается кого-либо подпускать к своему замку. Он полностью окутан теперь алыми облаками, а на плато у подножия Северных гор вот уже пару недель разбит лагерь всадников. Их очень много.

  Файрбонинги, полученные не в кузнице, не были так сильны и несокрушимы, но всё же опасны, и следовало хорошо подготовиться к бою. Были заполнены до отказа все бочки водой, на передний фланг перемещены отряды колдунов, люди оставались в запасе и должны были вступить в бой, когда основную массу всадников искромсают чародеи. Они тогда беспрепятственно смогут гасить полыхающее нутро файрбонингов. Кроме того, людям нельзя подниматься в горы к замку Тёмного Лорда. Ведь там не могут дышать обычные живые существа. Туда будут пробираться только отряды чародеев и фей. Лесные феи поддержат магов с флангов.

  Орландо предвкушал исход долгого и изнурительного путешествия. Он старался не думать о том, какой увидит Марию. Даже если она измучена пленением, ослаблена и больна, он своей несокрушимой любовью исцелит её, вернёт к жизни. Он сумеет всё объяснить про Лизи, и Мэри простит. Не может не простить. Он никогда прежде не встречал людей, что так хорошо понимали его: с полуслова, с одного взгляда.

  А что касается Берингрифа... В этой битве выживет только кто-то один. И Мэри достанется победителю. Если Тёмный Лорд сделал её своей женой, то когда она овдовеет, Орландо женится на вдове. Он думал обо всём этом и не узнавал себя. Всегда с недоверием и сарказмом относившийся к браку, был готов хоть сегодня пойти под венец с Марией. Только бы побыстрее снова обнять её, прижать к себе всегда желанное тело, ощутив доводящую до безумия упругость её груди...

  В ночь перед битвой Орландо попросил Елену усыпить его с помощью магии, а Эда - разбудить, если понадобиться проснуться раньше срока.

  Всё дышало тревожным ожиданием и предвкушением величайшего в истории северных и южных народов сражения.

  

  

  Штурм замка Берингрифа

  

  

  Утром седьмого лунного дня в предрассветном тумане началось наступление южан на укрепления файрбонингов.

  Чародеи перемещались тихо, но стремительно. Вслед за войсками двигались навьюченные слоны. У самого неприятельского лагеря лошади стали тревожно храпеть и выворачивать гривастые шеи, учуяв грозный сап фантастических вороных коней файрбонингов.

  Очень скоро чародеи оказались на обширном плато перед замком Берингрифа. У подножия Чёрной горы сплошной стеной стояли огромные полчища всадников на вороных конях, которые в нетерпении перебирали копытами и дико сверкали белками глазных яблок. Файрбонинги лоснились металлом доспехов, щитов и мечей. Головы всадников так высоко упирались в облака, что просто тонули в алых клубах, спускающихся с Северных гор.

  Некоторое время противники созерцали друг друга. В каждом росли ненависть и страх. От того, какие чувства пересилят, зависел исход боя.

  Орландо был в окружении друзей. И в этот момент истины, когда перед лицом опасности душа обнажается, как всегда прекрасные лица молодых чародеев выказывали и решительность, и отчаяние, и готовность принять самое страшное в их жизни. Глядя в глаза Орландо, всякий понимал, что перед ним победитель, и сломить его волю будет невозможно. Лизи сбросила обманчивую для многих личину и выражала холодный расчёт и мужество. Все помыслы Эдуарда были направлены на прекрасную Елену. Он находился здесь не для спасения мира, он был надёжным щитом и опорой для своей единственной женщины, что старалась быть смелой и как могла гасила разгорающийся с неистовой силой страх. Ещё минута ожидания, и она обратится в бегство или упадёт в объятия Эда, зальёт слезами его одежду, будет просить о помощи, как напуганный жутким сновидением, ребёнок.

  Но прóбил час, и по рядам южан прокатился воинственный клич 'К бою!'. В одно мгновение войска озарились неоновым свечением тысяч взметнувшихся ввысь плетей, что вызвало нестройное 'у-у-ух' в стане противника. Скрежет металла и выставленные вперёд щиты были достойным ответом файрбонингов.

  Тьма обезумевших, подгоняемых своими наездниками, разномастных лошадей устремилась навстречу металлическим чудовищам. По мере продвижения к рядам всадников воздух сгущался. Стремительность чародеев гасла, увязая в плотном как кисель ореоле файрбонингов.

  То там, то здесь словно жала из неоновой массы южан стали выбрасываться длинные плети самых умелых и отчаянных воинов. Они выхватывали из металлических лап всадников щиты и оружие, рассекали груди коней-исполинов, даже вырывали из толпы некоторых воинов, повергали их на землю, перепоясав, разрубали на части, выпуская холодный огонь наружу. Всё это воодушевляло южан. Чародеи пришпоривали коней, внеся настоящее смятение в ряды противника меткими ударами смертоносных хлыстов.

  Прежде, чем сойтись со всадниками Берингрифа в ближнем бою, Элизабет сумела уничтожить по меньшей мере десяток огнедышащих уродов. Их искромсанные тела корчились на камнях, воспламеняя землю и подпаливая гривы и хвосты лошадей. Всё труднее приходилось уводить животных от испепеляющих взглядов файрбонингов. Слоны с бочонками, наполненными водой, были пока далеко, и ещё никто не расчищал поле боя от горящих останков чудовищ. Поэтому чародеи отпускали своих коней и шли в наступление без них.

  Однако смятение в рядах противника продолжалось недолго.

  Когда огромное каменное пространство у Северных гор было усыпано обломками доспехов, железными конечностями и головами, стало происходить небывалое. Огонь, полыхающий в безжизненных дуплах, вдруг начал выползать наружу, стремясь слиться воедино. Языки пламени объединялись в бесформенные подобия гигантских человекообразных тел, собирали обломки металла и облачались в них. И вскоре передние ряды южан очутились в кольце из неповоротливых всадников у подножия Чёрной горы и уродов, слепивших себя из останков изрубленных файрбонингов. Такого поворота событий южане не ожидали. Вот, значит, как теперь могли плодиться всадники Берингрифа. Файрбонинги отдавали драгоценные капли своего внутреннего пламени, создавая огненные тела, которые потом облачались в выкованные кузнецами-рабами доспехи. Мощь войска Тёмного Лорда, несомненно, была не та, что прежде, но столь неожиданное оживление казавшихся уже почти безопасными всадников серьёзно ухудшило положение южан.

  Орландо, ругаясь, как сапожник, умудрялся кромсать проклятых всадников пока на расстоянии. Он носился по полю боя, захватывая хлыстом всё пространство вокруг себя. Ещё никто из файрбонингов не сумел подойти вплотную к отчаянному воину и нанести хотя бы один удар. Несколько раз он становился спина к спине с Элизабет, и тогда у противника вообще не оставалось ни единого шанса.

  Эд и Елена сражались рядом. Эдуард успевал отражать натиск файрбонингов и за себя, и за любимую супругу. Но Елена не долго мирилась с таким положением дел. Очень скоро страх в душе сменился ненавистью, и она стала проявлять такие чудеса техники боя, что Эдуард даже оторопел и едва не поплатился жизнью, подпустив слишком близко огненную фигуру файрбонинга, что ещё не прикрыла наготу доспехами, но уже могла орудовать мечом.

  Чудесным образом была спасена и Лизи, когда пятеро всадников окружили её у самой Чёрной горы.

  ― Мадам Элизабет, сзади! - услышала девушка знакомый голос над самой головой. И со скалистого уступа, обвивая шеи неповоротливых чудовищ, обрушился хлыст паренька с ёжиком тёмных волос по имени Колин - того самого, что был когда-то повержен в учебном бою непобедимой Элизабет. Она, не меняя решительного выражения лица, скользнула глазами повыше стриженой макушки парня и после короткого 'спасибо' стала пробираться наверх к искусно замаскированным воротам замка.

  Ещё не раз в течение боя Колин оказывался довольно кстати рядом. Однажды он даже посмел словно куклу отбросить наставницу себе за спину и принять мощный удар меча файрбонинга на себя. Меч был выбит, а файрбонинг рассечён на множество частей. Теперь стало важно не только перепоясать всадника плетью один раз, а искромсать на огромное количество осколков, чтобы воину Берингрифа было труднее собирать себя вновь и практически невозможно облачиться в доспехи.

  Элизабет подоспела к воротам замка вовремя. Там был Орландо. Получив серьёзное ранение в бок, он истекал кровью. Около десятка чудовищ окружили его. Кольцо сжималось. Поодаль в тёмной массе файрбонингов мелькала белоснежная головка Елены, а рядом с ней как коршун носился Эдуард.

  Лизи, пробиваясь сквозь кольцо окружения, крикнула Орландо:

  ― Где волк?! Ты видел волка?!

  ― Нет! Ударь по воротам! У меня нет сил.

  Лизи нанесла три условленных удара хлыстом, ворота стали медленно разъезжаться. Эд и Елена бросились к Орландо, приподняли его и потащили в образовавшуюся щель. Элизабет, пятясь, отбивалась от противника. За воротами замка чародеев встретил невысокий человек с красными воспалёнными глазами - оборотень Гарольд. Именно он не очень давно укусил Эдуарда в лесу под Хайхиллом.

  ― Я не могу ему доверять! Не могу! - не смущаясь того, что предмет недоверия рядом, воскликнула Елена.

  ― У нас нет выбора, - Эдуард сам содрогался при виде человека, который даже в этом обличие был похож на зверя.

  ― Тебя надо перевязать. - Елена обращалась к Орландо и уже держала наготове бинты.

  ― Потом...

  ― Сейчас! - Элизабет впервые посмела так откровенно перечить Орландо. Он уже слабо слышал её голос и вверил себя в заботливые руки друзей. Спустя несколько минут Орландо стоял на ногах. Волшебные снадобья сделали своё дело. В ушах ещё шумело, но голова работала ясно и трезво.

  Где-то здесь в каменных лабиринтах замка - Мария. Он мог думать только об этом. Он шёл сюда ради неё, жил ради неё уже несколько месяцев. И, если надо, он... Нет. Он освободит её из заточения в этом холодном оплоте зла и сумрака. Для долгой и счастливой жизни.

  Вслед за Гарольдом чародеи преодолевали коридоры и залы замка. Щели в стенах расходились и сходились за их спинами. И всё больше казалось, что человек-оборотень умышленно заводит их в самое сердце замка, чтобы передать в руки своего хозяина.

  ― Долго ещё, волк? - Всевидящие серые глаза Орландо буравили Гарольда.

  ― Нет. Надо незаметно миновать тронный зал. Иначе попадёмся в руки хозяина.

  В замке было пустынно. Но это не казалось необычным. Все знали, что по залам имеют право ходить лишь избранные. Здесь бывают только редкие гости и очень редкие слуги. Берингриф один хозяйничает в своём замке.

  Вдруг Гарольд приостановился и сказал, больше обращаясь к Орландо:

  ― Пришли. - Он прикоснулся к холодным камням, и те со скрежетом разъехались в разные стороны.

  Сердце Орландо билось так, что, казалось, его слышат все вокруг. Лизи чуть не плакала от обиды, зависти и ещё чего-то совсем необъяснимого, когда видела лицо парня, за которым могла пойти на край света, но пришла сюда спасать его единственную и, похоже, настоящую любовь.

  

  

  Таинственное исчезновение

  

  

  Четверо чародеев и их проводник ворвались в зал, который был обставлен обычной деревянной мебелью, обвешан картинами, а на полу лежал красивый изумрудного цвета ковёр.

  Глаза каждого искали Марию. Гарольд указал на кровать под балдахином в центре зала. Орландо бросился туда. На кровати - никого. Но пастель была ещё тёплой. И едва уловимый аромат степного мака. Орландо в сердцах сорвал покрывало, молниеносно перепоясал Гарольда плетью и притянул к себе:

  ― Где она?! Где она? Говори, волчье отродье?! Я прикончу тебя прежде, чем ты покроешься шерстью!

  Гарольд оскалился и зарычал.

  ― Орландо. Осторожно!

  ― Он нужен нам живым!

  ― Посмотрите, он превращается в зверя!

  Орландо отшвырнул оборотня к стене. Тот снова обнажил клыки и дико засверкал глазами. Потом по-звериному изогнулся всем телом, встал на четвереньки, и некоторое время было видно, как в нём ведут борьбу волк и человек.

  На этот раз верх одержало человеческое начало. Гарольд выглядел больным и поникшим.

  ― Я бы не стал вести вас в эту комнату, если бы знал, что её здесь нет. Наверное, хозяин перепрятал женщину. Я должен обратиться в волка. Только так я смогу как-то вам помочь.

  ― Берингриф знает, что мы в замке?

  ― Думаю, ещё нет. Он наверняка смотрит в свою чашу за ходом битвы.

  ― Не мешало бы и нам узнать, что там делается. Не хочется себя заживо похоронить в этом склепе.

  Гарольд открыл стену, и чародеям явилась панорамная картина боя. Основные события разыгрывались у самого подножия Чёрной горы. Густая маслянистая масса воинов Берингрифа кое-где пузырилась пустыми, сияющими неоновым светом, площадками, контролируемыми чародеями с хлыстами. Они стояли спинами друг к другу и отбивали натиск противника. Другие сновали с бочонками и заливали полыхающие останки файрбонингов.

  Впечатляющее зрелище являли собой великолепные лесные феи. Несмотря на изящный облик, они были весьма мощной боевой машиной: очаровывали противника, а затем обрушивали на него всю силу своего смертоносного оружия, беспощадно рассекая серпами тела врагов. При этом их собственные тела по-прежнему парили в воздухе. А некоторые, всё же поражённые тяжёлыми мечами файрбонингов, переставали орудовать серпами, но так и оставались зеленоватой дымкой витать над полем боя, постепенно растворяясь в воздухе, безжизненно разбросав руки и навсегда закрыв свои восточные очи.

  Исход боя был ещё совсем не ясен. В запасе у чародеев есть многочисленные отряды. Но, к сожалению, действия происходили так близко к замку Тёмного Лорда, что не всякий человек мог участвовать в них. Лишь те, что всю жизнь занимались магией и умели защитить себя от тлетворного действия алых испарений, шли в бой на помощь чародеям.

  Наверняка и Тёмный Лорд имел какие-то свежие воинские части. Он же по-прежнему обладал и основным оружием: пока Кочевница у Берингрифа, он непобедим.

  ― Сколько времени нужно тебе, чтобы узнать, где Кочевница? - спросил Орландо.

  ― Я постараюсь... Но может ничего и не получится вообще.

  ― Ты шутишь, волк?!

  ― Спокойнее, Орландо. - Эдуард как всегда был рассудителен и сдержан. - Мы будем ждать полчаса. Возвращайся через это время, даже если ничего не узнаешь. И помни, твой отец в наших руках. Если с нами что-нибудь случится... по твоей вине, Кривой Билл получит сполна за всё, что натворил в своё время.

  ― Я вернусь... - Гарольд поплёлся прочь из спальни Кочевницы. Казалось, его плечи несут на себе всё бремя человеческого греха.

  Время тянулось невыносимо медленно. Орландо сидел на холодных ступенях у кровати Марии и пытался собраться с мыслями. Он всегда умел найти правильное решение в условиях, когда решать надо быстро и наверняка. Но сейчас был далёк от ответа. Чувства мешали холодной рассудительности. Эдуард лежал прямо на ковре, прикрыв глаза и обняв прижавшуюся к нему Елену. Только Лизи прохаживалась по комнате и рассматривала мебель и вещи:

  ― Не очень-то напоминает тюремную камеру. Похоже, Берингриф действительно решил жениться на своей пленнице. Как вы думаете, зачем? - Она обращалась ко всем, но смотрела на Орландо.

  ― А зачем женятся, Лизи? Ты же сама говорила: 'Семья - это домик, в котором живёт любовь до самой смерти', - ответил Орландо.

  ― Да. Я говорила. Ты думаешь, Берингриф того же мнения?

  ― Хватит вам. - Эдуард потёр жену по запачканной щеке. Елена встала и провела обряд очищения.

  ― Я думаю, - сказала она, - что Берингриф знает о предназначении Марии. А мы, к сожалению, нет. Он сможет воспользоваться Кочевницей, если станет её мужем.

  ― Как воспользоваться?

  ― Ну, не знаю, Орландо. Может, будучи женой тёмного мага, она сама станет тёмной. А, может, в этом положении она лишится своей воли и будет исполнять приказы хозяина. Как рабы Берингрифа.

  ― А ещё?

  ― Что ещё?

  ― Другие версии есть?

  ― Можно подумать...

  ― Только некогда, - сказал Эдуард.

  ― А, по-моему, тут и думать нечего. - Лизи с разбега плюхнулась в кресло и запрокинула ноги на подлокотник. - Смотрите, как здесь всё устроено. Если Берингриф позволил сотворить подобное со своим замком, значит, он просто влюбился. Кстати, не удивлюсь, если Мэри сама скрывается от нас. Ну... не хочет встречаться. Вы видели Тёмного Лорда? Он хоть и старик, но ничего: не урод.

  Орландо резко встал, отвернулся ото всех и ушёл в глубину комнаты. В этот момент языки холодного пламени в факелах взметнулись вверх. Все инстинктивно выхватили оружие. Ещё через мгновение в комнате появился Гарольд. Он еле передвигал ноги. Бледность на лице и огромные капли пота говорили о его крайне тяжёлом физическом состоянии.

  ― Быстрее... Он сейчас будет здесь. Он и другие. Надо бежать! - Гарольд задохнулся и закашлялся, казалось, захлебнувшись толи слюной, толи кровью.

  ― Где Мэри?

  ― Потом... Быстрее!

  Гарольд собрал остатки сил и повёл чародеев по запутанному лабиринту замка к выходу. Выбравшись наружу, все оказались в вязком красном тумане. Вокруг царила странная тишина. Бой окончился. И, кто победил, было ясным. Если на поле ни одной живой души, значит - чародеи отступили. Нет и файрбонингов. Дышать становилось всё труднее. Во рту каждый ощущал привкус крови. Казалось, что туман состоит из микроскопических капелек крови.

  Гарольд ослаб настолько, что припал к каменной стене и не мог идти. Орландо с Эдом потащили его теряющее жизнь тело прочь из красного тумана. Елена кашляла и слабела на глазах. Через минуту Эдуард уже нёс её на руках, а Орландо, взвалив Гарольда на спину, поддерживал слабеющую Лизи.

  Перенестись не удавалось. Каждый настолько был истощён, что мог едва передвигать ногами. Среди груды железа и мёртвых тел на тлеющей земле Орландо заметил скрючившееся тело молодого воина, подающее признаки жизни. Парень стонал, обхватив голову руками, и раскачивался из стороны в сторону.

  ― Ты можешь идти?

  ― Мадам Элизабет! А я боялся, что так и умру, больше не увидев вас... - произнёс он как-то нараспев.

  ― Вставай, Колин. Обопрись на меня.

  ― Что вы, мадам Элизабет? Я сам.

  ...Глотнуть свежего воздуха удалось лишь в лесу под Хайхиллом. До лагеря, откуда утром начали наступление южане, оставалось совсем немного. Но надо было сделать привал, чтобы перевести дух и оказать помощь нуждающимся.

  Елена и Колин стали приходить в себя довольно скоро. Колин был контужен, и Элизабет начала хлопотать вокруг парня, чем не только не улучшила его состояние, но, кажется, довела его до совершенного умопомрачения. Он пытался что-то бессвязно говорить, глупо улыбался и всё время подвергал сомнению очевидное: не мог поверить, что сама мадам Элизабет шепчет над ним заклинания.

  Орландо сбросил свою ношу под куст и упал на траву. Если Гарольд не очнётся, он может потерять Марию навсегда. Нет. Этого не случится. Мария явилась в Страну Северных и Южных Народов не для того, чтобы стать женой Берингрифа. Она здесь для него. Всю жизнь Орландо был одинок. И эта женщина принадлежит ему.

  

  Когда-то, кажется, в прошлой жизни, когда он впервые овладел Марией, она была так прекрасна в его руках, так мила и желанна... Орландо тогда сказал:

  ― Я не имею права скрывать это от тебя. Ты должна знать. Даже если рассердишься, обидишься и прогонишь меня... Я скажу это... Я никому не позволю прикоснуться к тебе. Ты будешь моей, даже если мне придётся удерживать тебя силой. Запомни: ты только моя.

  Она не рассердилась, не обиделась и не прогнала его. Она улыбнулась и спрятала лицо в подушку. Он ещё долго шептал ей слова любви, которые не говорил никому, которых, казалось, не знал, но которые лились тогда безудержным потоком прямо в её маленькое ушко.

  Она слушала, прикрыв глаза, облизывая разгорячённые губы и прерывисто дыша. Будто боялась, что глубокое и громкое дыхание заглушит тихий голос любимого. Он говорил, а она в темноте нашла его рот и стала целовать нежно, едва касаясь, на каждом сказанном им слове. Он улыбался, но не замолкал. Мэри ласкала язычком его губы, уголки рта, потом убрала волосы со лба и стала целовать виски и переносицу, брови, щёки, скулы...

  

  Насколько тогда Орландо был счастлив, настолько сейчас его душа переполнялась отчаянием и тревогой.

  Гарольд простонал: 'Амальфи...' Оказывается, и оборотня сейчас терзало то же великое чувство, что способно зарождать жизнь и быть причиной больших человеческих бед.

  Все окружили оборотня.

  ― Ты жив, волк? - спросил Орландо.

  ― Я не волк...

  ― Где она? Ты узнал что-нибудь?

  ― Да...

  Орландо наклонился к самому лицу Гарольда. Говорил быстро и тихо. Все слушали и не верили своим ушам. Так говорить Орландо не мог. Кто угодно, только не Орландо - их бесстрашный, бесшабашный, сильный Орландо...

  ― Прошу тебя. Не умирай. Ты ведь знаешь, что такое любовь. Мне не жить без неё, волк. Хочешь, обратись и искусай меня, если это даст тебе силы. Только не умирай. Скажи, жива она или нет. Где он держит её? В замке? Что он сделал с ней? Ты видел её? Какая она, Гарольд? Ты ведь видел её. Она прекрасна. Разве ты не влюбился бы в неё, если бы не Амальфи?..

  ― Он даже плакал, когда Кочевница отвергла его.

  ― Кто?

  ― Хозяин.

  ― Плакал?

  ― Да. Он никогда не плакал. Никогда.

  ― Что он сделал с ней?

  ― Она в Подводном мире.

  ― Что?!

  ― Он отдал её водяным.

  Приговор прозвучал.

  Никто. Из живых существ. Никогда. Не возвращался. Из Подводного мира. В Форест Феори, в самом его сердце было огромное озеро, где жил странный и очень многочисленный народ - водяные - долговязые прозрачные существа с тонкими вытянутыми лапами и огромными плоскими ступнями. У них не было голов: лишь безликие водянистые пузыри - продолжение туловища. Толпа водяных всегда издавала шлёпающие и шепчущие звуки, боялась шума и света.

  В их озере не водилась рыба, и не было водорослей. Над водой возвышались странные серые строения, похожие на железобетонные коробки с дырками вместо окон. До не давних пор в городе водяных многие бывали. И не раз. Туда привозили даже школьников на экскурсии. Дети играли в прядки в пустых лабиринтах-коридорах. Стены серых строений имели одно необычное свойство: могли пропускать сквозь себя человека, животного, любой предмет. Можно бросить мяч, и он полетит, преодолев множество сырых каменистых преград.

  Но само озеро очень опасно. Никто не сумел бы выплыть из мутной жижи Подводного мира. Там влачили своё существование водяные. Их видели ночью и в городе, но громкий крик с берега всегда заставлял толпу водянистых уродов прятаться за стенами строений, убегать, прыгать в воду. Город был безопасен только днём. Что происходило с людьми, оставшимися по той или иной причине в городе ночью или оказавшимися в воде, никто не знал... Да и не было, скорее всего, таких людей.

  Это было до недавних пор. Полтора года назад в Сером городе пропала целая группа туристов с Юга. Был солнечный день, и до вечера - уйма времени, чтобы вдоволь насладиться ужастиками и развлечениями в коридорах мрачных пустующих домов. Только над городом вдруг опустился красный туман, небо заволокло, и во внезапно наступившем красном сумраке ожидающие на берегу услышали крики и мольбы о помощи, но ничем не смогли помочь. Воздух, насыщенный кровью, не позволял дышать в тумане. Все стояли на живописном берегу и слушали. Не скоро свидетели злодеяния смогли забыть истошные вопли несчастных.

  Теперь над озером всегда стояло алое облако. В Сером городе наступила вечная ночь. Тёмный Лорд собирал под своё крылышко всю мразь, сущую в мире. И, что теперь вытворяли там водяные, никто не знал.

  ― Зачем он это сделал, Гарольд?

  ― Хозяин не хотел, чтобы она досталась другому... - Оборотень издал слабый стон-выдох и замер, оскалив последний раз жёлтые клыки, которые уже давно не исчезали даже у Гарольда-человека.

  Все молчали. Елена тихонько скулила, уткнувшись в плечё Эдуарда. Добрая душа уже почти забыла, чьи зубы оставили след на любимом лице. Лизи быстро-быстро моргала, но не плакала.

  ― А разве так бывает, чтобы кочевница погибла, не выполнив своего предназначения? В чём оно, кстати? - спросил Колин.

  ― Нет, курсант, не бывает, - отрезал Орландо. - Надо похоронить оборотня и догнать своих.

  ― Орландо, ты что, не понял? Она погибла. Её больше нет!

  ― Это ты не понял, Эд. Она рассказывала мне свой сон. Ей это снилось ещё в прошлой жизни. Пророчество, понимаешь? Я спас её от водяных.

  ― Это невозможно.

  ― Не знаю. Если ей это снилось, значит - возможно.

  ― Что ты собираешься делать?

  ― Потом.

  

  

  Что было потом

  

  

  Изрядно побитые войска южан возвращались в Оттел, чтобы залечить раны и собраться с силами. Война продолжалась. Кочевница погибла. Так считали многие. Это же было официальной версией. Кроме того, всем стало известно, что Берингрифу не удалось сломить, поработить Марию или перетянуть её на свою сторону. Значит - шансы по-прежнему равны. И ещё. Ползли слухи, что великая Кочевница смогла пошатнуть оплот зла и насилия, что Тёмный Лорд был очарован ею и потерял голову от любви. Теперь он не тот, что прежде. Он ослаблен и растерян. Это вселяло надежду на победу.

  Пусть многие навечно остались у подножия Чёрной горы, пусть план освобождения Мэри не удался. Но теперь всякий знал наверняка, что файрбонинги уязвимы как любые твари, живущие на земле. Спокойная и почти беспечная жизнь, подаренная народам несколько столетий назад, сделала людей беспомощными перед сегодняшней бедой. Однако страх, ещё недавно сменившийся унынием и безысходностью, стал превращаться в уверенность в своих силах и в здоровую злость на тех, кто покусился на почти безоблачное существование людей, чародеев, магических существ и всего чудесного естества в Стране Северных и Южных Народов.

  С Юга подтягивались свежие боевые соединения, расквартировывались в уцелевших домах Оттела. Всадники Берингрифа опасались далеко выползать из своего логова и к Оттелу больше не приближались, зато бесчинствовали на Севере. Хайхилл и Лоухилл были превращены в снежные пустыни. Несмотря на весну снега не таяли. Холод и ледяной ветер сделали вековые северные леса выхолощенными зарослями мёртвых деревьев. Исчезли птицы и звери: оставшиеся в живых перекочевали на юг, а кости погибших, покрытые лоскутками обугленной шкуры, могли привести в ужас любого, заблудившегося среди звенящих на морозе головешек, что ещё недавно считались вековыми дубами или корабельными соснами.

  Нэнси с семьёй перебралась в Форест Феори. Теперь под присмотром лесных фей она, её дети и Оливия с малышом были в безопасности. Однако удаление от Огненных Врат беспокоило посвящённых в Тайну Ключа. Оставаться же вблизи Северных гор тоже было невозможно. Неизвестно, чем могла бы обернуться потеря Ключа.

  Орландо, Элизабет и Эдуард с Еленой поселились у Кривого Билла и стали готовиться к путешествию в Подводный мир. Орландо долго пришлось убеждать друзей в правильности своего решения. Помог случай, довольно неожиданный и попросту нелепый.

  ― Если есть хоть один шанс, я воспользуюсь им. Даже если шанса нет вовсе. Я всё равно пойду туда, с вами или без вас. Нужна Кочевница людям или нет - теперь это уже не имеет значения. Она нужна мне! И ещё... - Немного помолчав, Орландо добавил тихо, будто говорил это только себе: 'Я ей нужен. Ей больше не на кого надеяться. И она никогда не будет одинока, пока я жив'.

  ― Дружище, но кто знает, жива ли она?

  ― Эд, у меня нет доказательств. Я просто чувствую... Но представь на минуту. Мы решили, что с нею покончено, что она уже утопленница. Начнём готовить новый поход, суетиться, со временем забудем о ней совсем. Представь... А на самом деле Мэри жива: сидит сейчас где-нибудь в заточении на дне озера или подвергается жутким пыткам... Или ещё что-нибудь. Ты, Эди, сможешь с этим жить? Спать, есть, ходить по городу, забыв обо всём... А она ещё жива... Как с этим мириться?! Я должен увидеть её мёртвое тело или то, что от него осталось. Должен, и - 'точка'.

  ― Мы потеряли Марию и не можем рисковать тобой. Ты слишком дорог нам, Орландо. И не только нам. Тебя любит народ: уважают старики и боготворят молодые... Да что говорить! Ты и сам всё знаешь. Это очень рискованно.

  Елена, как всегда, - умница. Она и Эдуард были по-своему правы, но Орландо знал, что без Мэри он долго не протянет: или безрассудно погибнет в бою, или... Чародеи умели умирать, когда больше не могли жить, когда жизнь теряла цвет, вкус и запах, погружалась в кладбищенскую тишину. Сейчас всё вокруг стало пресным и серым как уныние бесконечного туманного дня, когда не знаешь, далеко ли до вечера и будет ли утром солнце. Поэтому надо воспользоваться последним шансом: вырвать любимую из лап мерзких водяных чудовищ или уйти в небытие там, где навеки сомкнулись её милые чёрные очи.

  В дверь кто-то постучал.

  ― Наверное, Колин. К тебе.

  Элизабет подскочила и подошла к двери:

  ― Кто?

  ― Это Билл, Кривой Билл, мадам. Позвольте мне... Мне нужен сэр Орландо!

  ― Нет. К тебе. - Лизи демонстративно не стала открывать и снова удобно расположилась на диване рассматривать безупречный маникюр. Орландо мрачно взглянул на бывшую подружку и пошёл к выходу. Распечатав комнату, он толкнул дверь. На пороге обозначилась приземистая фигура Билла.

  Билл продолжал исправно содержать своё заведение, прислуживать чародеям. И, кто знает, что творилось в душе старого колдуна, потерявшего сына и решившего навсегда порвать с Тёмным Лордом? В подробности произошедшего были посвящены немногие и лишь эти немногие заметили, что старик стал чуть ниже ростом, чуть темнее лицом. А его колючий бусинка-глаз будто ослеп, подёрнулся пеленой. Может, он устал жить, собрался на покой? А может, так приготовил себя к новой, другой для себя жизни?

  ― Простите, господа. Я хотел поговорить...

  ― Можешь говорить. От присутствующих у меня секретов нет.

  ― Я знаю. Только, похоже, в этом деле, сэр Орландо, господа вам не союзники.

  ― В каком деле? - Орландо запечатал комнату и показал Биллу на табурет у стены. Старик сел, отставив негнущуюся ногу в сторону.

  ― Это наше с вами дело.

  ― Ничего себе!.. С тобой я ещё дел не имел, старый лис.

  ― Да... Случается и такое.

  ― Ладно, не томи. Сейчас не до твоих загадок.

  ― За мной долг. Я должен одному чародею. Он спас мне жизнь. Вернее оставил в живых, а мог прикончить. Уж поверьте мне... Великий и сильный волшебник...

  ― Ну и что?

  ― Вы не знакомы с ним. Это было давно. Он теперь покинул этот мир.

  ― Ну и что?!

  ― А долг я так и не отдал...

  ― Твои проблемы. Я здесь при чём?

  ― Я должен...

  ― Ты специально меня изводишь, старик?! Забыл, как пару лет назад вынудил меня перекроить твою харчевню? А колодец до сих пор, кажись, плюёт в каждого, кто по воду ходит?

  ― Гхы. - Эд чуть не прыснул от смеха, но сразу же смутился под строгим взглядом Елены. Элизабет тоже улыбалась.

  ― Я думаю, что если не смог отдать долг тому колдуну, то может смогу расплатиться с его внучкой...

  ― Внучкой? - голос Орландо как-то подсел. Он откашлялся и уставился на Кривого Билла так пристально, что единственный глаз старика быстро-быстро заморгал, а сам он заёрзал на стуле как на сковородке.

  ― Да, сэр. Мадам Мария - его внучка. Я думаю расплатиться с нею.

  ― Мадам Мария погибла, - вставила Елена.

  ― Ну, не знаю. Я лично не видел её мёртвой, да и люди говорят, что Кочевницу никто не хоронил. Когда умирает кто-то из рода кочующих волшебников, обязательно что-нибудь случается. Или солнечное затмение, или дождь льёт много дней и ночей, а потом - тысяча радуг во всё небо... Я не видел, но так говорят.

  ― Значит, ты думаешь, что она жива? - Эдуард внимательно посмотрел на Орландо, потом - на Билла.

  ― Я не знаю. Но я должен её деду и хочу отдать долг.

  ― Кому ты будешь отдавать долг? Где она? Ау! Мадам Мари-и-я-я-я! - Элизабет возбуждённо подскочила с дивана и села на корточки перед стариком. Развела руками. - Где она, сэр Билл?

  ― Ну, мне кое-что известно...

  Лизи снова хотела возразить, Орландо остановил её жестом.

  ― Что? - обратился он к старику.

  ― То же, что и вам: хозяин..., то есть Тёмный Лорд отдал её водяным.

  ― Ну?

  ― Он ведь не убил её.

  ― Ну и что? Это лишь ещё раз доказывает, что твой хозяин - сущий изверг. Лучше бы убил. А теперь неизвестно, какие муки терпит наша Мария. - Елена сверкнула глазами, встала и начала мерить шагами комнату. Распущенные волосы переливались в лучах весеннего солнца, сквозь узорчатое окно заливающего небольшую комнату постоялого двора. - Да. Лучше бы убил. Кто знает, что делают с людьми эти мерзкие твари? Мэри... Она очень сильная. Она сразу не сдастся... - Елена задумалась. - Если она жива, почему не выходит на связь?

  ― Ты же знаешь...

  ― Да знаю... Эх, ты... Если идти в Подводный мир, чем мы сможем себя там обезопасить? Имеет ли силу наше оружие против водяных?

  ― Водяные никогда не мешали ни волшебникам, ни людям. Их мало кто изучал.

  ― Придётся, Наимудрейший, - с сарказмом бросила Елена, а потом грустно добавила: - Боюсь..., не успеем.

  Лизи сидела на полу и поворачивала голову вслед за маячившей перед носом подругой.

  ― А лесные феи? Они ведь хозяйничают в Форест Феори. Может что-нибудь знают о Подводном мире? - сказала она.

  Елена остановилась. Орландо не знал, что говорить. Как-то защемило сердце. 'Наша Мария'... Они снова вместе!.. Снова с ним... И ради неё.

  

  

  Секреты Жемчужного озера

  

  

  Не откладывая в долгий ящик, чародеи собрались в Форест Феори. Добрались скоро, подгоняемые тревогой и осознанием преступной, но, как ещё недавно казалось, вполне обоснованной бездеятельности. Искать лесных фей в их прекрасном лесу не пришлось. Как всегда. Они сами навестили гостей уже в первое утро, которое встретили путешественники в заповедных кущах Форест Феори.

  Фея Виола в сопровождении красавиц-сестёр была романтично грустна и даже немного подавлена. Траурные одежды изумрудного цвета, в которые облачились феи, скорбя по погибшим сёстрам, весьма шли бледнолицым лесным обитательницам. Кукольные мордашки, правда, немного осунулись, под глазами залегли красноватые тёмные круги, но и это ничуть не изуродовало их совершенные черты. Никто не знает, куда исчезают умершие лесные феи, растворяясь в воздухе. Есть ли место на земле, куда приходят живые сёстры, чтобы почтить память ушедших?

  Фея Виола внимательно выслушала своих гостей, не задала ни единого вопроса, и, лишь секунду помедлив, сказала:

  ― Мы вернёмся сюда вечером. Вам не стоит бродить по лесу. Теперь это небезопасно.

  Феи приподнялись над поляной, их махайроды недружно заурчали и начали отступать в заросли.

  ― Да... Я совсем забыла. Вот... - Круг лесных фей и их тигров разомкнулся. За ним виновато переминались с ноги на ногу двое мужчин. Один из них чуть повыше и намного моложе другого, одет великолепно и даже щеголевато, широк в плечах, но немного приземист, румянец во всю щёку и иссиня чёрный ёжик густых волос. Другой - старик в шапочке на лысой голове и с чёрной повязкой вместо одного глаза. Улыбается только губами. При этом подбородок сильно выдаётся вперёд, совсем не делая эту улыбку приятной.

  ― Ты зачем здесь? - опешила Элизабет.

  ― Если тебе, красавчик, эти люди нужны, пусть остаются, - обратилась Виола к Орландо. - Или?.. Одним словом, я могу помочь тебе избавиться от этих мужчин. Даже навсегда...

  ― Нет. Не надо, Орландо. Пусть делает, что хочет со стариком... А мальчишка здесь, думаю, не по злому умыслу. Ну... Ты... понимаешь?

  ― Понимаю, Лизи... Сестра Виола, оставь их мне. И благодарю за гостеприимство и... безопасность. Форест Феори - одно из немногих мест, где можно чувствовать себя уютно и безопасно.

  Виола сдержанно улыбнулась и скрылась в густой свежей листве. Так же бесшумно растворились в зарослях и её подруги.

  До вечера была уйма времени. Сидеть на месте, бездействуя, невыносимо. Орландо то старался заснуть, то строгал сухую веточку небольшим походным ножом, то прогуливался по поляне. Далеко уходить было нельзя: если Виола сказала, что это опасно, значит, так оно и есть. Элизабет вполголоса отчитывала неуёмного курсанта. Правда Колин уже не был курсантом: он принял боевое крещение и стал настоящим воином. Но для мадам Элизабет он, похоже, навсегда остался её учеником. Менторский тон сквозил в нескончаемом потоке нравоучений. Однако парень совсем, казалось, не слышал свою наставницу: как-то глуповато улыбался, то, заглядывая ей в рот, то, обводя глазами овал красивого лица, то, вдруг замирая и останавливая взгляд на огромных глазах-вишнях. В эти моменты Лизи бесцеремонно толкала Колина в плечо и начинала заново...

  Эд с Еленой углубились в изучение семейной книги. Последнее время Елена почти не подтрунивала над Эдуардом и его святым поклонением знаниям предков. Она сама всё чаще уходила с головой в изучение таинственных записей и формул, замысловатых рисунков и тайных иероглифов. Сейчас парочка собирала всю известную людям и колдунам информацию о водяных. Её действительно было слишком мало. Жители Подводного мира обитали только в этом оторванном от всего озере и ни во что не вмешивались. Если кто их и изучал, то только ради бесполезного любопытства. Водяные боялись громких звуков и света, в их озере не было других живых существ. Чем питались долговязые водянистые субстанции, было загадкой. Конечно, в мутных водах их озера иногда пропадали люди и животные, но это бывало так редко. Кроме того, обычно виноваты были сами люди: их безрассудство и глупое любопытство.

  Только Кривой Билл выказывал абсолютную апатию и, казалось, вовсе не страдал от ожидания и неизвестности. Он удобно расположился под развесистым клёном, зажмурился и не шевелился весь день: будто умер. Но Орландо знал, что старик видит и слышит всё. Каждый мускул на его изрезанном морщинами лице был напряжён, дыхание тихое, как у младенца и у человека, готового в любой момент к активным действиям. Именно Кривой Билл услышал приближение лесных фей. Раньше других чародеев. Он приоткрыл свой глаз и поменял положение тела, смачно крякнул, вытянув изуродованную ногу, и сказал:

  ― Через полчаса девочки будут здесь.

  Его не сразу поняли. Потом волшебники тоже расслышали звук от плавного скольжения фей по воздуху и мягкую поступь их грозных спутников. Орландо такие способности старого вояки ничуть не удивили. Он знал о страшных подвигах Кривого Билла ещё от отца. Тот, чувствуя приближение смерти, многое доверял малолетнему сыну, чем, скорее всего, и спас мальчишку от пагубного влияния неблагополучного окружения в будущем.

  Фея Виола появилась со спутницами, что были с нею в домике у моря. Амальфи невозможно узнать. Она и так была мала ростом. А теперь просто превратилась в маленькую ссохшуюся старушонку. Потухший взор, сухие плотно сжатые губы и, выглядело это нелепо, привлекало внимание: седина в пышной гриве плывущих над маленькой головкой волос. Наверное, и лесные феи тоже стареют и тоже умирают, когда жизнь становится ненужной или бесполезной.

  Виола присела на загривок своего спутника и картинно скрестила босые ножки. Значит, разговор будет долгим. Она не стала уводить в сторону Орландо. Значит, сказанное будет касаться всех.

  ― Это мерзкое озеро не всегда было таким, - начала Виола. - Когда Страна Северных и Южных Народов населялась только эльфами, гномами и феями, и не было людей с их извечным поиском смысла жизни, озеро кишело пресноводной живностью и было прозрачным, как слеза эльфа... Потом пришли люди. Им жилось нелегко здесь, где господствовала гармония и покой. Ведь человеку свойственна неуспокоенность. Потом появились колдуны. Они не могли не появиться на этой земле, где магия буквально витает в воздухе. Ну, а потом... Вы всё знаете. - Виола кокетливо улеглась на спину махайрода, подперев маленькими кулачками подбородок.

  'И это всё? При чём здесь водяные'? - Орландо не сводил глаз с фигурки Виолы. Она, похоже, услышала мысли Орландо.

  ― Это не всё, сын великого Флориана. Надеюсь вам известно имя Кейвдэвл? - фея Виола снова обращалась ко всем присутствующим. - Жуткий горбун. Если бы этот уродец жил лишь среди фей, эльфов и гномов, то даже и не знал, насколько нехорош собой. Среди гномов, кстати, полно таких безобразных карликов. И что же? Они счастливы в своей некрасивости, милы и беззаботны - неутомимые безвредные жадины. Это вы - люди сделали из Кейвдэвла монстра с исковерканной жестокой душой. Каждый бросил свой камень в горбуна: кто-то смеялся над ним, кто-то жалел, кто-то был откровенно снисходителен, а кто-то попросту боялся его, чурался как прокажённого... Вот теперь вы пожинаете плоды своей вечной неуспокоенности.

  ― Но разве можно жить всегда в согласии с собой и окружающими? Это невозможно. Мы ведь такие разные. И вы... тоже. Разве вы не такие? Вы, эльфы и гномы? - у Елены снова горели глаза, неутомимая мысль побежала далеко за пределы этого леса и озера...

  ― Нет. Мы другие. Поэтому наш мир существовал и будет существовать вечно, а ваш - лишь мгновение в нашей истории. Вы пришли, наделали шума и скоро, наверное, исчезнете только потому, что такие разные.

  ― Ах, если бы вы не вмешивались в нашу жизнь... - едва слышно произнесла Амальфи.

  ― Да. Поэтому мы всё же решили помочь вам и на этот раз. Слишком много поставлено на карту. Когда-то давно мы потеряли своё Жемчужное озеро, а теперь вы угрожаете Форест Феори.

  ― Мы?

  ― Ну, не именно вы, глупенький, - Виола снисходительно посмотрела в сторону, где сидел у ног Элизабет Колин. - Люди, колдуны, чародеи... Вы все по сути одинаковы: тёмные маги, светлые маги... Разве можно винить этого старика, - маленькая белоснежная ладошка указала на Кривого Билла, - в том, что он доносит Тёмному Лорду на вас?

  ― Доносил... - Эд знал всегда, с кем они имеют дело, но всё равно было не по себе. Кривой Билл будто приготовился к прыжку. Он смотрел на какую-то травинку у ног, но видел всех: и стоящего за спиной Орландо, и красавицу с колючими глазами рядом с парнем, что увязался за Биллом с самого Оттела и не отставал ни на шаг, и молодую парочку, которая укоризненно смотрела на старика, и, конечно же, лесных фей. Их он тоже хорошо знал. Это их безудержная похоть заставила его единственного сына, его Гарольда проводить все ночи напролёт в лесу, пока не попалось молодое тело на зубок волку-оборотню.

  ― Я не виню его. Он делал это ради сына.

  ― А убивал, когда служил в армии Тёмного Лорда, тоже ради сына? Сына, кажется, тогда ещё не было, - тихо возразил Орландо.

  ― И тогда была причина. У вас, у людей всё можно разложить по полкам, если быть беспристрастным. Всему есть своя причина - совпадение или несовпадение интересов, их лёгкое касание или перекрёст. Тебя ведь продали в рабство, Билл? Но ты оказался не только сильным и здоровым, но и умным. Так ведь?

  ― Похоже, сегодняшний вечер, красавица, ты решила посвятить мне. Я слишком стар и не хорош собой. Здесь есть мужчины поинтереснее. А вообще-то всех сейчас интересует судьба женщины. Или я не прав?

  ― Да, старик. Прародитель твоего хозяина был даже в молодости более непривлекателен, чем ты в своём преклонном возрасте. Он тогда поселился в утробе Чёрной горы и стал копить злобу, и выливать её в чудесный огонь. Он создал такое пламя, которое не могла затушить вода. Да-да. Рождённые этим огнём не могут погибнуть от воды! Всадники, которых мы убивали у подножия Чёрной горы - совсем другое. Их сила растерялась, растратилась понапрасну. Поэтому, кузница Берингрифа должна навеки остаться запечатанной!

  Все переглянулись. Многие знали, что Вориэгрин оставил шанс войти туда, оставил и спрятал Ключ. Зачем?

  ― Огонь Черной горы и всё рождённое им подчиняется только наследникам Кейвдэвла. Но горбун не был дураком. На всякую силу надо иметь противосилие. Он сделал и его. Вода в озере способна погасить огонь Чёрной горы. А чтобы люди не воспользовались этой водой, Кейвдэвл обратил всё живущее в озере в мерзких тварей - водяных...

  Все слушали, разинув рты. Этого не знал никто.

  ― А чем питаются эти твари? - спросил Эд.

  ― Ничем. Им нужна только вода. Они подпитываются её несокрушимой мощью. А если кто-нибудь попадает в воду, то водяные растворяют его. Если Кочевница уже растворилась, то, думаю, теперь одного ковшика этой водицы хватит, чтобы погасить огонь в кузнице Берингрифа.

  ― Растворилась?! - на лице Орландо изобразилось дикое отчаяние... Елена бросилась к нему и повисла на шее, стала гладить по голове и прижимать её к себе. Он сопротивлялся, убирал назойливые руки и всё повторял: - Растворилась?! Растворилась?!.

  

  

  Особый случай

  

  

  Значит, вот в чём предназначение Кочевницы. Она должна была попасть в Подводный мир, должна была раствориться и сделать воду озера особенно ядовитой для огня из кузницы Берингрифа. Неужели это так? И Тёмный Лорд этого не знал.

  Всю ночь гости лесных фей не спали. Виола со своими спутницами отправилась восвояси. А на поляне придавались отчаянию, спорили, плакали, горевали и никак не могли решить, что же делать дальше. Если Кочевница исполнила своё предназначение, значит - надо набрать воды и отправиться в кузницу. Если она ещё жива, надо ли её спасать? И снова всё решила какая-та непробиваемая, упрямая идея Кривого Билла о возвращении долгов:

  ― Я должен её деду, но долг могу вернуть только ей. Вы как хотите. А мне уже всё равно, пóжил... Я сам пойду в город над озером. А там: видно будет...

  ― Кстати, а что это за город? Для чего его построил Кейвдэвл? - задала вопрос Элизабет.

  ― По-моему, всё ясно. Это ловушка. Водяным наверняка нужны живые существа. Со временем той мощи, что заложена в чудесной воде, становится мало. И водяные охотятся на людей и... животных, возможно. Сила водяным нужна, чтобы противостоять тем, кто захочет воспользоваться водой из озера. Поэтому Берингриф и устроил это жертвоприношение в позапрошлом году. Он боялся, что тайна Жемчужного озера станет нам известна, и решил подстраховаться: подкормить тварей.

  ― Наверное, дорогой. Но как нам опуститься на дно, отыскать там Марию? При этом не утонуть и не попасть в лапы водяным? Скажи, Эд. - Елена стояла у края поляны и смотрела в просвет между ветвями. Вдали, в алой туманной накидке угрюмо возвышались коробки серого города...

  ― Мы все не должны рисковать. Должен идти кто-то один.

  ― И почему ты решил, что этим одним будешь ты, Орландо? - Лизи мельком окинула любимый силуэт. Орландо сидел дальше других в тени и явно хотел быть не на виду.

  ― Я так не говорил, Лизи. Но это было бы логично.

  ― Не вижу особой логики, - возразил Эдуард. - Конечно, вы были близки с Мэри и... ты, можно сказать, - лучший из нас. Но другие тоже имеют кое-какие навыки борьбы с тёмными силами. И все мы привязались к Марии... Ты не согласен?

  Елена испуганно посмотрела на мужа, который, похоже, себя прочил в герои.

  ― Да какая разница, кто пойдёт? Всё равно там любому крышка, - вставил своё слово Колин. Лизи цыкнула, а Эд поддержал парня:

  ― Точно. Дышать под водой думаю ещё получится, а вот противостоять водяным... Это проблема.

  ― Они боятся громких звуков и света. Надо что-то придумать.

  ― Да, Лизи. Снова в точку. Но как создать эти условия под водой?.. - Эд собирался ещё что-то сказать, но его перебил тихий сладкий голос Виолы. Феи незаметно подобрались к чародеям. Незаметно не для всех. Кривой Билл знал о приближении сестёр уже давно. И Орландо слышал шелест сочной листвы, прикасающейся к невесомым телам лесных красавиц. Он почти не участвовал в разговоре, думал и смотрел глубоко в себя. В эти минуты Орландо бывал особенно чуток и внимателен. Сосредоточенность и умение никогда не расслабляться были у парня в крови.

  ― Вам не придётся ничего создавать, воробышек? - пропела Виола.

  ― Почему?.. Воробышек... - растерялся Эдуард.

  Виола улыбнулась. Из мягких складок своей одежды она извлекла что-то длинное, завёрнутое в ткань, похожую на тонкий холст, и отдала Орландо.

  ― Эти лук и стрелы принадлежали когда-то эльфам. Их дала мне моя мать. А ей - её мать... Тетива сплетена из волос единорога, а хвостовики стрел - из перьев феникса. Ткань не промокает. С этим оружием можно опуститься в Подводный мир. Когда запустишь стрелу, перья феникса осветят всё озёрное дно, а тетива даже в воде звенит так надрывно, что можно оглохнуть. Это испугает водяных.

  ― Почему же вы не раскрыли свои тайны, когда полтора года назад водяные угробили на озере столько народа? - Элизабет искренне недоумевала и едва удерживала себя в рамках приличия.

  ― Умерь свой пыл, красавица. Это оружие можно использовать только раз. Там три стрелы.

  ― Конечно. Теперь ведь нет ни единорогов, ни фениксов. Правда, Елена?

  ― Не знаю. Учёные утверждают, что нет, Эди.

  ― Мы берегли его для особого случая. Возможно, теперь он наступил.

  Не попрощавшись, лесные феи покинули своих гостей. И теперь довольно надолго. Во всяком случае, они не появились ни утром, ни через день, ни через два... Не было их и тогда, когда Орландо переносился с луком и стрелами в город над озером, чтобы спасти свою любимую либо навечно кануть в мутной густой жиже озера, бывшего когда-то жемчужиной заповедного леса.

  В Подводном мире

  

  

  Орландо, бесшумно ступая, продвигался бесконечными коридорами серого города. Как лучник он держал наготове завёрнутый в непромокаемую тонкую ткань лук. Рядом с древком - колчан со стрелами. Пальцы всё время ощупывали тонкие прутья. Орландо боялся потерять драгоценные перья феникса. В городе было так тихо, что он слышал стук собственного сердца. Иногда вдруг начинало капать с потолка, всё чаще и чаще, потом - струйка воды истекала на каменный пол, и снова всё стихало. Пол был шершавым и мокрым. Орландо казалось, что босые ноги вот-вот наступят на что-нибудь скользкое и отвратительное.

  Было раннее весеннее утро, и на берегу огалтело щебетали птицы. Но здесь - в городе их не слыхать: толи он слишком далёк от берега, толи звук попросту тонул в вязком тумане с привкусом крови, что теперь был повсюду над озером.

  Орландо не знал, где начать погружение. После перенесения в город над озером, а это несколько сот метров не касаясь земли, по обнажённой спине струйками стекал пот. Теперь тело остыло и даже стало зябнуть. А получасовая меленная прогулка просто заморозила парня.

  Орландо хорошо знал многие коридоры: излазил их ещё будучи мальчишкой-сорванцом. Мало кто мог тягаться с ним, когда играли в прядки в серых угрюмых лабиринтах. Играли всегда на верхних этажах. Сегодня Орландо спустился в самый низ, где вода доходила до щиколоток, а то и до колен. Здесь было темно, но он видел хорошо даже сквозь толщу мутной жижи. Вода оказалась совсем не ледяной, даже тёплой после холодных каменных тоннелей.

  Один из нижних коридоров стал расширяться и, наконец, вывел в комнату ровной кубической формы. Внизу чёрным квадратом определилось отверстие со ступенями, ведущими под воду. Кровь пульсировала в висках, и сердце поднялось к самому горлу. Так бывало всегда, когда рука привычным жестом выхватывала хлыст из-за спины. Но сегодня не на это оружие надеялся отчаянный сорвиголова.

  Он полной грудью вдохнул воздух из склянки, что была привязаны на поясе, снова закупорил её и начал спускаться вниз. Уже через пару метров погружения Орландо понял, что по дну этого озера можно ходить, не рискуя всплыть на поверхность. Он довольно хорошо видел в мутной воде. Только смотреть там было не на что: ступени под ногами, и вокруг серая полупрозрачная влага. У лестницы не было перил. Наверное, если ступить в сторону, то упадёшь, а, может, даже разобьёшься. Двигаться в этой воде было нелегко: она не просто сопротивлялась, она давила на тело со всех сторон, затекала в уши и разрывала череп изнутри, заползала в нос и глотку... Нет, ничего не получится. Надо вернуться. Орландо остановился, чтобы прийти в себя, попытаться перебороть страх и животный инстинкт самосохранения. Старался думать о Мэри. Ей сейчас ничуть не легче. Она здесь уже почти месяц. Если, конечно, ещё жива... Прочь, прочь эти мысли! Всё равно он не сможет жить без неё. Тогда зачем этот страх и немощь?

  Орландо продолжил путь. Каково же было его удивление, когда ноги вдруг нащупали привычную, не залитую водой, а просто влажную шершавую ступеньку. Шаг, ещё, и ещё один... Его тело вышло из плотной вязкой водянистой жижи. Она осталась наверху! А здесь - внизу такие же серые шершавые стены, пол, ступени... Над головой едва заметно колышется чёрная вода, которая каким-то чудом не обрушивается на голову и не заливает подводные коридоры Серого города. Очень холодно...

  Мгновение подивившись увиденному, Орландо продолжил свой путь. Всё так же крадучись, прислушиваясь и оглядываясь по сторонам, он спускался с этажа на этаж, обследуя закоулки бесконечных лабиринтов. Все коридоры похожи один на другой, и в любом месте могли прятать водяные свою пленницу. Самих водяных не было нигде. Он знал, как звучит толпа этих тварей: ещё в детстве слышал, как они шепчутся и шлёпают по мокрому полу безобразными лапами. Порой он натыкался на узкие щели в стенах. И если над водой в них можно было видеть берег и безжизненную гладь озера, то здесь за ними - бесконечное серое пространство: толи улицы Подземного мира, толи просто пустота.

  Спустя час Орландо поймал себя на том, что кружит по этажу, натыкаясь лишь на тупики. Проходя сквозь шершавые стены, снова кружит и не находит лестницы вниз. Так продолжалось долго, очень долго... Орландо потерял счёт времени и устал, присев на пол в одной из каменных закрытых коробок, чтобы отдохнуть, забылся...

  ...Эдуард каждые полчаса выходил на связь с Орландо, и люди на берегу знали обо всём, что происходило в озере. Орландо вот уже двое суток блуждал по замкнутому пространству одного из этажей, не находя лестницы вниз. Оставалось только шагнуть в пустоту сквозь щель в стене... Элизабет молилась, чтобы он не сделал этого, чтобы просто вернулся обратно...

  Очнувшись от чуткого сна, Орландо твёрдо знал, что сделает в следующее мгновение. Встав на ноги, он покинул каменный склеп, будто стены его были обычными голограммами, и пошёл, не разбирая пути, сквозь каменные неощутимые преграды. Он шёл так несколько минут, пока не перестал видеть всюду влажные стены и потолки. Теперь перед ним была пустота, а сзади - огромные, похожие на гигантские коробки, башни, уходящие в никуда с узкими прорезями в стенах, которые напоминали пустые глазницы прямоугольной формы.

  Почти одновременно с этим Орландо услышал шёпот, шлепки, чавканье и бульканье... Очень далеко, но мощно шумела по всему видать несметная толпа водяных. Приготовив лук и стрелы, теперь их можно было вынуть из непромокаемой ткани, Орландо направился в сторону, откуда доносился мерзкий и пугающий звук.

  

  

  На распятии

  

  

  Он шёл довольно долго. Шум усиливался, звучал беспорядочными волнами: то нарастал, то вдруг утихал, то почти замолкал, то взрывался отвратительным клокочущим порывом, вызывая внутри человека тошноту и позывы к рвоте. Воздух был настолько влажным и холодным, что Орландо засомневался, сможет ли его здоровое тело перенести это, надолго ли внутри хватит тепла, чтобы двигаться, чтобы не забыться предсмертным сном, который приходит к умирающему от холода. Орландо прибавил шаг и побежал. Бежал быстро, и в одну минуту шёпот и бульканье послышались так близко, что пришлось остановиться.

  Орландо всмотрелся в слабо светящуюся мглу вокруг. Впереди словно гигантский муравейник кишела бесформенная, похожая на кисель масса полупрозрачных долговязых существ. Что-то было внутри этого 'муравейника'. Что-то, что вызывало небывалый восторг и доставляло наслаждение.

  Водяные, прижимаясь друг к другу, устремились к центру 'муравейника', при этом, старались вытеснить рядом идущих тварей, замерли и умолкли на мгновенье, потом вдруг рассыпались в стороны, напоминая копошащуюся кучу прозрачных червей. Толпа удовлетворённо хлюпала, чавкала и клокотала. Потом водяные остолбенели и довольно долго стояли как шахматные фигуры, готовые снова начать партию: безмолвные, безликие, абсолютно одинаковые долговязые фигуры.

  В этот момент до чуткого слуха молодого чародея донёсся, похожий на звук от падающего сухого листа в осеннем лесу, вздох. Сердце ёкнуло и оборвалось. Потребовались секунда, две, три, ...чтобы прийти в себя, а затем превратиться в невидимую тишину. Он взял поудобнее лук и вынул одну из стрел: сгрёб все перья в кулак.

  Медленно и бесшумно ступая, Орландо стал обходить вокруг чудовищ, впавших в транс, но их было так много, и стояли они так плотно, что рассмотреть, что внутри, он не мог. Придётся довериться сердцу. А оно то просит, то требует, то приказывает и не умолкает ни на минуту: 'Быстрее, быстрее, смелей... Не думай, не жди, проклятый холодный рассудок. Какие ещё нужны тебе доказательства'?

  Толпа зашевелилась. Шёпот и шлёпанье переминающихся лап начали нарастать. Вдруг - стон: человеческий, знакомый, на выдохе!

  ― Стойте!!!

  По толпе прокатился шорох и 'шлёп-шлёп-шлёп'... - тысячи уродцев, как оловянные солдатики стали крутиться на месте в поисках источника звука. Орландо не стал ждать: вскинул лук и выпустил из ладони перья феникса. Всё озарилось золотым светом, а вслед за этим наполнилось шёпотом, переходящим в шипение и звуком, напоминающим шум тропического ливня. Орландо осмотрелся по сторонам: только сияние и пустота. Он выпустил стрелу вверх, и зазвенела тетива. Сейчас разорвётся череп, и комар, что влетел в ухо и пищит в нём до одури и хрипоты, напьётся горячей молодой крови. Вдруг всё стихло. Первозданная тишина...

  'Где она? Почему молчит'? Когда ослепляющий свет стрелы, увязшей в толще озёрной воды, стал угасать, Орландо разглядел далеко впереди себя нечто, похожее на огромную паутину. Он понял, что лишился слуха, и теперь надо смотреть, смотреть во все глаза, теперь он более уязвим.

  В одно мгновение Орландо очутился у паутины.

  ...Тело Марии висело высоко над головой. То, что не прикрывала одежда, было прозрачным и едва сохраняло форму. К каждому пальчику её рук и ног, к волосам, груди, ко всему, что ещё недавно было человеческой плотью, тянулись бесчисленные прозрачные канаты. Они вросли в её тело и распяли его. По ним из Марии уходила жизнь, растворяясь в липком содержимом канатов, которые переплетаясь убегали куда-то в пустоту: вверх, вниз и в стороны...

  Едва не потеряв рассудок от увиденного, Орландо как-то обмяк и осел. Тело больше не желало слушаться его. Упав навзничь, ловя сквозь обморочную пелену размытые очертания любимой, он вдруг явственно увидел её огромные чёрные глаза. Кажется, так близко! Они не были прозрачны и размыты. Ещё секунду назад она не смотрела, а теперь смотрит... и видит его!

  Собрав последние силы, Орландо выхватил хлыст, рассёк плетью смертоносные путы и притянул тело Марии, вернее то, что осталось от него, к себе. Она упала на него, накрыв прохладной, пахнущей степным маком, свежестью. Глаза по-прежнему смотрели. Мария, казалось, плакала. По лицу текли слёзы. Веки дрогнули и опустились.

  Орландо вскочил на ноги и растерялся. Он боялся взять прозрачное, живое или мёртвое тело... Вдруг оно растает в руках или просто вытечет из них? Медленно приклонив колено, Орландо попытался поднять Марию. Она была лёгкой и холодной, похожей на большую рыбу, недавно пойманную. Она так же как рыба иногда билась в конвульсиях, хватала воздух ртом и так же как с рыбы, с неё стекала вода, оставляя влажный след на песчаном дне озера.

  Орландо решил не возвращаться в город над озером, а идти прямо к берегу. Он смотрел во все глаза по сторонам и ничего не слышал. Нести Мэри было не тяжело, кроме того силы прибавились, когда путь лёг обратно - к друзьям. Но спустя некоторое время он ощутил неприятную сырость... Нет - не вокруг, а где-то внутри себя. И Мэри уже давно беспомощно трепыхалась в его руках, закатывала глаза, запрокидывала голову. Наверное, что-то говорила... Он опустил её на дно, убрал волосы с лица, погладил по мокрой, прозрачной щеке. Потом ощутил, как через пальцы рук и ног, через живот, грудь, уши, глаза, через рот в его тело стала проникать мокрая мерзкая прохлада. Она обволакивала, растворяла в себе. Водяные! Они тянут к нему свои щупальца на расстоянии. Их не видать, но водяные путы уже прорастают в нём.

  ― Про-о-о-оч, твари! - заорал он, не слыша собственного голоса. - Они боятся громких звуков и света, - добавил, глядя в умирающее лицо Марии. Тело вмиг приобрело привычную форму и упругость. Он натянул тетиву и снова выпустил стрелу вверх. Он теперь не слышал звона, лишь клокотало в ушах, давило на виски.

  Мэри обмякла и прикрыла глаза.

  

  

  Древняя магия

  

  

  Целую вечность она прожила в Подводном мире. Бесконечный подводный век был тусклым и мучительным, как век онкологического больного, что проживается в один месяц, тот самый - предшествующий смерти.

  Человек знает, что вылечиться невозможно, и он скоро отправится в последний путь, но живёт... И единственным признаком жизни является боль - нестерпимое физическое ощущение, из которого хочется выползти как из кокона бабочке. Но должен истечь срок, твёрдо установленный кем-то всевластным. Только ему известно, почему срок таков. Ты принимаешь боль и ждёшь своей очереди, а потом - самое страшное: в конце вдруг осознаёшь, что улетающая бабочкой душа больше не вернётся. И смерть - это не просто избавление от боли. Это ещё и финиш, и вернуться на старт никому не удавалось. В последнюю минуту хочется жить, но уже невозможно...

  Это чувствовала Мэри, когда множество рук тянуло её на берег из зловонного мёртвого озера. Все, их было так много, что-то кричали, перебивая друг друга, суетились и заглядывали ей в глаза в поисках признаков жизни. Хотелось улыбнуться и что-нибудь сказать всем и каждому. Её взгляд блуждал, искал и, наконец, нашёл; мокрые волосы прилипли ко лбу, красные воспалённые глаза, бледные губы. Так близко... Она простила его. За этот миг счастья в самом конце она могла простить всё. Орландо прижимал её к себе, целовал лицо и руки, но Мария ничего не чувствовала. Он плакал и просил о помощи.

  ― Отпусти! Она тает!

  ― Смотрите: цветы... Распускаются так быстро!..

  ― Нет... Это мотыльки...

  Там, где исчезало умирающее тело Кочевницы, земля покрывалась тонкими зелёными стебельками. Они на глазах превращались в благоухающие фиалки, жёлтые и алые маки с малюсенькими головками, порхали пёстрыми мотыльками и, увлекаемые головокружительным хороводом, растворялись в воздухе.

  Когда молодые люди замерли, очарованные чудесным зрелищем, Кривой Билл, до сих пор бесполезно увещевавший всех оставить Кочевницу в покое, бросился оттаскивать их от Марии. Он выхватил хлыст и очертил круг широкой как лента плетью. Ловко орудуя хлыстом, старик сооружал неоновый купол над прозрачным телом и произносил заклинание...

  Когда магическое действие было окончено, и Билл, сняв шапочку, устало вытер ею лицо, на изумрудной сочной траве стоял ледяной гроб с позолоченными затворами, а внутри среди бабочек и цветов - хрупкое тельце.

  ― Что ты сделал, старик? - Орландо бросился к гробу и провёл по нему ладонями. Лёд не таял.

  ― Остановил смерть...

  ― Что... - парень ничего не слышал.

  На берегу, в зарослях цветущего бересклета, среди крон деревьев, откуда ни возьмись, появились зелёные облака парящих в воздухе фей.

  ― Это древняя магия. Кочевница будет жива, пока память о ней не покинет наши сердца, - пропела Виола, нежно касаясь головы Орландо и возвращая ему слух.

  ― Жива? Это же гроб... Кусок льда!

  

  ― Спустя века, из тишины забвенья, услышать голос, что напомнит вдруг

  О тех, кого судьбы разборчивой везенье ещё качает в колыбели рук.

  И пробудить в душе своей надежду на воскрешенье и прощенья час,

  И поменять свой саван на одежду, раздуть огонь, что уж давно погас.

  Блажен, кто верит, кто во тьме могилы рисует образы, давно забывших нас,

  Кто вспоминает радость и обиды, и вкус непонятых произнесенных фраз.

  Не суждено цвести цветку, что сорван и брошен наземь - его кончен век...

  Но он пробỳдится от сна забвенья, давно ушедший в память, человек.

  

  Виола, впав в транс, нараспев произнесла эти слова толи песни, толи заклинания, толи пророчества. Феи, подняв гроб, понесли его над землёй вглубь леса.

  ― Не мешайте им, - сказал кривой Билл. - Следуйте за ними.

  Через четверть часа траурная процессия вошла в грот. За ним открывалась огромная пещера. Внутри каждый почувствовал нестерпимую горечь и печаль. Вокруг урчали махайроды и плакали феи. Лизи обильно поливала слезами щегольской наряд Колина, Елена рыдала, привалившись к стене. И никто не скрывал скупые мужские слёзы. Не плакал только Орландо. Он неотрывно следил за плывущей между гигантскими кристаллами сталактитов и сталагмитов драгоценной ношей.

  Когда гроб был установлен на каменный пьедестал, Виола очень тихим голосом сказала:

  ― В Пещере Слёз, где нашли причал души покинувших нас сестёр, мы оставляем спящую глубоким сном, Марию - наследницу великих Вориэгрина, Нарцисса и Сивиллы. Подо льдом ещё бьётся её горячее сердце. Пока жива память о ней, надежда на воскрешение не покинет эти печальные своды...

  Феи и их махайроды расступились, давая коридор плывущей выше всех Виоле. Больше не сказав ни слова, она удалилась. Остальные последовали за ней. Спустя минуту в пещере воцарилась тишина, только где-то капельки чистой воды со звоном падали в маленькие озерца, что были повсюду в Пещере Слёз.

  ― Ты что-нибудь понимаешь, Эд?

  ― Пока не очень.

  Орландо поднялся на пьедестал и снова провёл ладонью по льду в том месте, где было её лицо. Оно, казалось, улыбается. Или это тень застывшего у самых губ мотылька?

  

  

  Маленький урок

  

  

  В центре огромного чёрного зала за большим столом, покрытым алой скатертью сидел чёрный человек. Ни своим видом, ни выражением лица он не выказывал никаких чувств. Не было разочарования оттого, что не сбылись надежды; не было радости оттого, что враг отступил от стен замка; не было даже отвращения от созерцания букашки на другом конце стола, которой сегодня впервые после нескольких месяцев опалы позволено было сесть в присутствие хозяина. Все это и ещё множество других опасных и зловещих чувств было в его чёрной душе.

  На столе стояли нетронутые приборы и блюда с едой. В руке Берингриф держал бокал алой прозрачной жидкости. Сквозь неё он смотрел на Френсиса, одутловатое лицо которого обливалось потом, несмотря на холод. Приятно было видеть это лицо в цвете крови. Но и такого чувства не выказывал облик Тёмного Лорда.

  ― Сколько времени тебе понадобится, чтобы узнать о планах южан?

  ― Сейчас почти ничего не держится в секрете... Я имею в виду стратегические планы. Поэтому...

  ― А я имею в виду количество часов, которое понадобится тебе, чтобы узнать о планах южан.

  ― Я... я... Господин... Меня никто не допустит в военный совет. Там только закрытые заседания. Ну, вы же знаете... За закрытыми дверями... Все степени защиты...

  ― Ты думаешь, что сообщил мне новость.

  ― Нет... Но...

  ― Закрой рот, Френсис, чтобы последние мозги не выдуло. Если тебя не научила твоя мать и профессора в ваших хвалёных магических академиях, то сейчас я преподам тебе маленький урок. Ты можешь подкупить кого-нибудь из военного совета. Это раз. Ты можешь с помощью магии развязать язык кому-нибудь из военного совета. Это два. Ты можешь проявить неподдельный интерес к судьбе страны наедине с мадам Элеонорой, и она наверняка обрадуется чистосердечию и любознательности сына. Это три.

  ― Но её не допускают...

  ― Нет-нет, - Берингриф жестом заставил Френсиса замолчать, - не стоит... Не надо меня благодарить за урок. Да... И домашнее задание: придумай ещё пару способов, а на следующем уроке расскажешь, как тебе удалось узнать о планах южан.

  Лорд Берингриф отпил из бокала и всем своим видом показал, что разговор окончен. Френсис встал и попятился к выходу. Это ему казалось, что там выход. На самом же деле, когда толстый зад сборщика налогов упёрся в стену, из неё вдруг выехала тележка с чистой посудой и здорово пнула насмерть перепуганного гостя в этот самый зад. Френсис стал извиняться и лапать стены, натыкаясь на каменные шкафы, лавки и кресла.

  Тёмный Лорд начал трапезу, но в душе здорово хохотал. Он даже был благодарен этому напыщенному шуту, за устроенное представление.

  

  

  Планы южан

  

  

  Он жил, лишь пригубливая дни, и не испив ни глотка. А с вечера до утра уходил далеко от повседневных забот и суеты, и только грёзы удерживали от того, чтобы навечно не закрыть за собой дверь. Колыбелью этих грёз стали мечты о чудесном воскрешении возлюбленной. Кривой старикашка, совсем ослепший и на второй глаз, едва шаркающий больными ногами по коридорам своей огромной гостиницы, приходил к Орландо каждый день и спрашивал, не начал ли таять лёд в Пещере Слёз. И Орландо в очередной раз слушал какую-то нереальную даже для чародея историю о том, как эльфы умели останавливать смерть и научили этому магов, как несколько тысячелетий назад древний правитель Страны Северных и Южных Народов попросил колдуна Элвиса остановить смерть своего слабого здоровьем сына. И малыш, упрятанный на много лет в башне родительского замка, вдруг очнулся в день своего совершеннолетия и явился на праздничную трапезу, посвящённую ему же, совсем взрослым, крепким и здоровым юношей.

  Орландо жил надеждой на чудо. Но чем дальше уносило время от происшедших событий, тем яснее становилось осознание того, что в душе его зародилось, стало прорастать, вот-вот заколосится неведомое прежде чувство - чувство мести. Он всё чаще рисовал в своём воображении плоды отмщения. Теперь молодому чародею хотелось не просто очистить мир от скверны, проистекающей с Северных гор. Теперь объектом мести стало конкретное лицо - самое чёрное в этом мире, и уничтожить его следовало в первую очередь за то, что оно лишило жизни её. А Орландо лишило счастья, которое, казалось, он заслужил годами одиночества без тепла и истинной, а потому - единственной любви.

  Южане готовились к новому наступлению. К армии присоединялись не только жители южных городов и поселений. Войска пополнялись ополченцами с севера. Люди, потерявшие кров, но к счастью сохранившие жизнь, не чаяли вернуться на родную землю хотя бы даже с войсками и с оружием в руках отвоёвывать теперь пустые, покрытые снегом леса и холмы, ещё недавно любовно возделанные поля и огороды. Элизабет трудилась с утра до позднего вечера. В сопровождении Колина, который теперь следовал всюду за своей наставницей наподобие телохранителя, она обходила лагеря ополченцев и устраивала мастер-классы, научая новоиспечённых воинов владеть хлыстом, вести бой, двигаться в поединке, отражать неожиданные удары. Надо сказать, что Колину доставалось. Правда, мало кто понимал, что парень довольно часто поддаётся красавице-воительнице.

  Однажды после показательного боя Лизи услышала в толпе смотрящих среди кучи ругательств для связки слов хриплый мужицкий голос:

  ― Эти игры в поддавки не для меня! В наше время женщины сидели дома и растили детей. А теперь они учат нас воевать. Ха! Меня учить не надо, тем более, таким дешёвым способом. Может, когда он ласков с нею в бою, она не так сильно кусается в пастели? - Мужик похабно заржал, поддерживаемый дружным потоком ругательств и скабрезностей со всех сторон.

  Колин как молодой петушок распушил перья и был готов отстаивать честь любимой учительницы в бою. Но Элизабет его одёрнула, изрядно встряхнув ещё не водворённым на место хлыстом.

  ― Не стоит, Колин. Нам нужны здоровые воины. - И тихонько добавила: - Пусть больные на голову, но, хоть надеюсь, здоровые телом...

  ― Что-о?!

  Народ расступился, и Лизи увидела огромную груду мяса и костей, которую, если обрядить в доспехи, невозможно было бы отличить от файрбонинга. На короткой и толстой шее - башка со стриженными 'под горшок' рыжими волосами. Эта башка разинула рот, являя всем, казалось, по два или три ряда, торчащих в разные стороны и наезжающих друг на друга, зубов. Глаза налились кровью, а в руках уже трепыхалась неоновая плётка с короткой рукояткой, которая просто утонула в огромном кулачище человека-горы.

  ― О, да у тебя есть хлыст! - не унималась Элизабет. - А я думала, что твой поганый язык - единственное оружие. Наверное, даже файрбонинги сгорят от стыда, стоит тебе только открыть рот.

  Мужик неспешно стал продвигаться сквозь толпу в сторону острой на язычок воительницы. Колин пытался как-то замять дело, призывая в союзники присутствующих женщин и казавшихся доброжелательными некоторых свидетелей ссоры мужского пола. Но камень уже катился с горы, и удержать его не было никакой возможности.

  ― А девчонка наглая! Покажи этой столичной цыпочке, Рок! Давай, Рок, не дрейфь! Подпорти дамочке причёску! - неслось со всех сторон. Но это было лишним. Честь громилы была задета, и даже если бы толпа удерживала его, он не отступился бы.

  ― Может, со мной устроишь показательный бой, красотка? Я уж поддаваться не стану.

  Рок и Элизабет стали ходить кругами по огромной площадке, что предоставили им для схватки. Языки едва удерживаемых хлыстов лизали ноги и щебёнку, кое-где уже истёртую в мелкий гравий. Силы явно были неравными. Колин волновался, но что-то ему, часто учёному и не на шутку битому молодой наставницей курсанту, подсказывало: 'Нет. Исход боя совсем не предрешён, как думают многие'.

  ― А ты попробуй, Рок, поддайся! Может и тебе достанется немного нежности от леди! - выкрикнул кто-то из толпы.

  Это рассмешило громилу, и он оскалился в кривозубой улыбке, чем не замедлила воспользоваться Элизабет. Она как гидра выбросила вперёд содержимое капсулы и больно укусила Рока в шею.

  ― А такие ласки тебе нравятся, великан?!

  Улыбка на лице Рока сменилась свирепым оскалом, из шеи текла кровь. Он согнул ноги в коленях и приготовился к нападению. Его хлыст обхватил тонкую талию соперницы и притянул её к самому лицу.

  ― Фу... - брезгливо сморщилась Лизи и выскользнула из смертоносной петли, снова больно ужалив громилу в правое запястье. Он зарычал и бросился на девушку, подмял её под себя, накрыв всем телом, угрожая раздавить как лягушонка. 'Эй ты, образина! Ну-ка пусти её'! - донёсся до Лизи тревожный возглас Колина. Девушка рассмеялась сопернику в лицо и вытекла из-под навалившейся туши, вмиг обратившись в податливую пластическую массу. Собрав себя стоя у ног великана, она тихонечко позвала:

  ― Ро-о-ок...

  Человек-гора растерялся и не сразу понял, что ведьмочка обвела его вокруг пальца. Он хоть и был сыном колдуна, в магии с детства не силён. Этого Рок не учёл, вызывая на поединок мадам Элизабет. Но был уверен в своей боевой мощи и не собирался сдаваться. Пока неповоротливое туловище пыталось поставить себя на ноги, Лизи легонько пнула Рока в зад. Тот снова растянулся во весь свой гигантский рост у ног девушки.

  Толпа шумела и гоготала. Многие одобрительно подбадривали теперь уже Элизабет. А она ударила плетью и вспорола землю вокруг великана, потом обвила тушу Рока, приподняла её над головой и запустила в кучку опешивших приятелей, что ещё минуту назад не сомневались в победе своего товарища. Великан сидел на земле, как беспомощный младенец, и ошалело таращился в никуда.

  ― Вы напрасно так рискуете, мадам Элизабет, - несмело произнёс Колин по пути на постоялый двор.

  ― Чего ты испугался, дурачок? Ты же знаешь, меня не так-то просто одолеть. Кстати, этот громила был прав в одном: игра в поддавки не делает нам чести.

  ― Никто не поддавался...

  ― Наше дело - показать, как сражаться. И неважно, кто из нас одержит победу. Просто надо использовать побольше приёмов и продемонстрировать все возможности оружия.

  ― Извините, мадам Элизабет.

  ― Дурачок...

  ― Почему вы считаете меня глупым? Я ведь был лучшим курсантом школы.

  ― Ну был... И что?

  ― Я не дурачок.

  ― Согласна... Извини, - Элизабет, наверное, впервые извинилась перед Колином, хотя часто была неправа с ним. Очень часто. Парень растрогался:

  ― Да ладно... Пустяки.

  ― У тебя есть что-нибудь выпить, Колин?

  ― Что? - парень обалдел. От этой непредсказуемой наставницы можно было ждать чего угодно, но 'выпить' - этого он никак не ожидал. - Что выпить?

  ― Ну, не чай, конечно.

  ― Нееет, у меня ничего нет. Но тут можно зайти... Выпить... А вы уверены, что..?

  ― Пошли.

  Когда Лизи напилась, то стала много и беспричинно смеяться, привлекая внимание окружающих. В заведении были не только добропорядочные граждане и воины-южане. По углам щемились какие-то тёмные личности, и Колин понимал, что столь нескромное поведение красивой девушки могло спровоцировать самые непредсказуемые действия.

  ― Ну, теперь надо подраться...

  ― Сегодня вы уже отличились, мадам.

  ― Ну и что? Когда он напивается, то всегда затевает драку...

  ― Кто?

  ― Мой... папаша, дурачок, - сболтнула глупость Лизи. - Он пьяница и дебошир.

  ― Это неправда, мадам. Я хорошо знаю вашего отца. Он талантливый волшебник и порядочный семьянин.

  ― Талантливый... Порядочный... Почему, как ты думаешь, это всегда так скучно, когда порядочный?

  ― Я не понимаю.

  ― А он бы понял...

  ― Кто?

  ― Папаша, дурачок...

  Домой Колин нёс Элизабет на руках. Как ребёнка. Она была лёгкой и очень красивой в серебристом сиянии луны. Он даже поцеловал её... один раз. Потом ещё раз...

  Женщины, дети и старики, покинувшие северные леса, селились в окрестностях Оттела, Ремена и Раволса, рыли себе землянки, устраивали шалаши. Чума отступила, и все, а особенно Елена и Эдуард, радовались этой маленькой победе.

  Они теперь целыми днями просиживали за книгами и планировали новый поход в кузницу Берингрифа. Теперь чародеи собирались прихватить с собой воду из озера в Форест Феори и навсегда покончить с огнедышащим жерлом внутри Чёрной горы. Всё следовало предусмотреть: и сопротивление водяных, и незаметное проникновение в кузницу и точный расчёт количества воды, необходимой для уничтожения колдовского огня Кейвдэвла. Экспедиция в кузницу хранилась в строжайшем секрете. О ней знали члены магического совета и четвёрка молодых чародеев, которым и предстояло осуществить всю самую опасную часть плана.

  Даже члены военного совета не знали о рискованных замыслах магов. И многое бы отдал Тёмный Лорд, чтобы проникнуть в их тайну.

  

  

  Находка Нэнси

  

  

  Словно медведица, пробираясь сквозь заросли густого орешника, по лесу не спеша важно шествовала дородная дама в изрядно поношенном платье с перевязанной клетчатым платком грудью. Она как мачете расчищала себе дорогу большой палкой. Огненная грива пышных волос давно растрепалась, и пряди прилипли к мокрому лбу, обвили шею. Рядом совсем без труда тем же путём продвигался саблезубый тигр. А немного сзади, едва заметная среди сочной листвы парила очаровательная фея, напоминающая круглолицую пухленькую китаянку. Совсем не замечая усердия, с которым полная дама преодолевала препятствие за препятствием, она любовалась маленьким птичьим гнёздышком с желторотым птенцом, что держала в своих кукольных ладошках.

  ― Всё! Больше не могу, - выдохнула дама. - Скажи мне, что это за лес за такой: ни одной тропинки? Сплошные заросли. Вы что, сеете его каждый год, что ли?

  ― Нет, не сеем. Правда, мой дорогой? - фея обращалась к птенчику. - Мы просто очень любим свой лес. Да, мой милый?

  ― Да отнеси ты его на место! Говоришь, 'любим'. А сама утащила гнездо. Теперь мать его бросит, не станет кормить.

  ― Вот глупая женщина... Ничего-то она не понимает, у-у, ты сладенький мой, желторотик. Разве знает эта женщина, как мирно мы живём в нашем лесу? - Фея вернулась в кусты, из которых только что выплыла, и, водворив гнездо на прежнее место, направила своего махайрода к привалившейся как-то боком на могучий

  ствол, женщине.

  Женщина немного ослабила узел на платке и, сменив ворчливое недовольство и усталость на туповатую любезность, старательно хозяйничала у себя за пазухой, сложив губы трубочкой.

  ― Ты слишком часто кормишь её, Нэнси.

  ― Да что ты там понимаешь, девчонка.

  ― Больше, чем тебе кажется.

  ― Лучше уйми своего волкодава. И что за тарахтелка у него в глотке? Рокочет, словно что-то застряло внутри.

  ― Злая... Он хочет лаааски. - Фея улеглась на спину своего спутника и нежно потрепала за ухом. Махайрод стал урчать ещё громче.

  ― Кларисса, перестань. Разбудишь Розочку.

  ― Что ты там набрала? Покажи.

  ― Сон-трава и луковицы ландыша.

  ― Зачем? Хочешь кого-нибудь отравить?

  ― Твоего волкодава.

  Кларисса засмеялась:

  ― Глупая женщина. Этого тигра может убить только магия.

  ― Что, даже стрела охотника не убьёт?

  ― Ну, если охотником будет чародей... Тогда... Возможно. Только кроме слуг Тёмного Лорда никто не осмелится нападать на здешних зверей. Разве, по глупости. По очень большой глупости.

  Немного помолчав, Кларисса добавила:

  ― Хочешь, научу кое-чему?

  ― Это чему же ты меня можешь научить? - усмехнулась Нэнси. - Спи, моя красавица, спи, звёздочка... - нежно просюсюкала, обращаясь к кому-то за пазухой.

  ― Если сон-траву смешать с корой можжевельника и заварить козьим молозивом... Надо только, чтобы у козы родилась козочка. Понимаешь? А потом выдержать отвар в глиняном горшке пять дней, а потом умыть им девочку... И делать это почаще. Девочка станет настоящей красавицей, даже если уродилась 'не очень'.

  ― Ой, да глупости это.

  ― Как хочешь. Можешь не верить. Только ты думаешь, все лесные феи родятся такими красавицами? Видела бы ты, кто невзначай может стать папашей. Иногда такие уроды попадаются. Сердцу ведь не прикажешь.

  ― Ну, и где вы берёте козье молозиво? Да ещё после козочки... Врёшь ведь.

  ― Не верь. А я ещё тысячу всяких рецептов знаю. Умею кости сращивать, глухоту лечить и слепоту...

  ― Ну... совсем завралась Кларисса.

  ― Глупые вы люди. Вам бы учиться у нас, перенимать всё, если есть такая возможность, а вы не верите.

  ― А если вы такие всемогущие, что же до сих пор с Тёмным Лордом не справились?

  Немного подумав, Кларисса вспорхнула, растрепав ореол густых волос, потянула за поводок вздремнувшего махайрода и сказала:

  ― Справимся.

  Фея поплыла меж кустов, а Нэнси покачав головой, подобрала юбки, уложила поудобнее малюсенькое детское тельце на груди и снова углубилась в заросли.

  Кларисса, приставленная со своим тигром к Нэнси и её малышке, чтобы охранять, вела знахарку в самую чащу, где уже отцвёл копытень. И теперь его стебли годились для одного зелья, рецепт которого всё же переняла у лесных фей Нэнси. Это зелье помогало женщине разродиться быстро и почти без боли. Только после родов она ещё долго спала и не сразу могла вспомнить, что уже родила.

  ...Нэнси набрала целый мешок кривых красноватых стебельков, когда Рози начала беспокойно толкать мать и тихонько попискивать. Сильные материнские руки извлекли малышку из укрытия и явили миру почти годовалую рыжеволосую и розовощёкую девчушку. Удивительно, как такое дитя могло быть столь незаметным на женской груди?

  Рози больше не хотела спать. Она вышагивала рядом с матерью, хватаясь ручонками то за подол юбки, то за мешок, то отчаянно падая прямо в заросли высокой травы. Никакие уговоры не могли заставить девчонку вернуться к матери за пазуху. У Розочки были свои планы...

  Нэнси уговаривала малышку, увещевала, пугала махайродом. Кларисса предлагала покатать на тигре или поднять высоко над лесом. Нэнси тут же отметала эти безрассудные предложения. А Рози уже карабкалась по склону какой-то горы, кряхтела и лопотала пока на не очень понятном даже матери языке. Наконец Кларисса схватила пухленькое тельце непослушной девчонки и довольно серьёзно сообщила её матери:

  ― Мы зашли слишком далеко. Дальше идти нельзя.

  ― Ты о чём это, Кларисса? Дай сюда! Уронишь.

  Фея передала матери беспокойное создание и преградила путь наверх:

  ― Надо возвращаться!

  Рози безумно заверещала и вцепилась пухлыми ручонками в рыжие материнские волосы. Любопытство заставило Нэнси, не замечая детского крика, приподняться на цыпочки и увидеть совсем рядом вход в пещеру.

  ― Что это? Пещера?

  ― Пещера. Ну и что? Говорю же тебе, туда нельзя!

  ― Это почему же? - стал просыпаться внутри Нэнси её крутой норов.

  ― Не заставляй меня использовать силу... или магию.

  Махайрод оскалил зубы и тихонько зарычал.

  Малышка в одну секунду заткнулась и уставилась на зверя.

  ― Но-но, нéчего нас пугать. Пуганые. Что вы там прячете?

  ― Глупая ты женщина. Неужели не понимаешь, где находишься? - попыталась добром уладить проблему Кларисса. - Это же Форест Феори - волшебный лес фей. Могут здесь быть какие-нибудь тайны? Да без меня ты бы и шагу здесь не ступила. Здесь полно лесных духов. Порой, очень опасных. И зверей, каких ты никогда не видела. Помнишь, головохвоста?

  ― Да помню я твоего... голово...хвоста. Безобидный урод.

  ― Если бы меня не было рядом, он избил бы тебя до смерти!

  ― Кларисса, что там? Жуть, как хочется посмотреть...

  И Кларисса попалась на собственную уловку. Хитрая Нэнси по-доброму уломала фею проводить её в пещеру, что призывно манила под свои таинственные своды.

  Когда дневной свет перестал освещать пещеру, Кларисса прямо на ладони разожгла огонь, чем не на шутку испугала Нэнси, которая после страшных событий прошедшего года боялась даже пламени из очага. Огонь осветил огромное пространство под блестящими сводами. Откуда-то сверху спускались невероятных размеров сосульки. Спускались до самой земли. По ним стекали капельки воды и тихонько шлёпались в лужицы и озерца. Их было в избытке повсюду. А ещё были сосульки, что росли... вверх. Прохладно, таинственно и красиво.

  Почему-то вспомнился Питер, и к горлу подступил комок. Нэнси сглотнула и заревела. Как-то почти беспричинно заревела. И почему вспомнился Питер? И почему именно теперь? И Рози заплакала, кажись, впервые не по-детски - со слезами.

  ― Это Пещера Слёз, - тихо, будто боясь спугнуть или разбудить кого-то, сказала Кларисса. Здесь нашли свой причал души умерших фей. Они повсюду... Если мы приходим сюда, то вспоминаем своих матерей и... скорбим. - По кругленьким щёчкам куколки бежали слезинки. - Немного помолчав, Кларисса добавила:

  ― Ну, ладно, хватит, пойдём.

  ― А что там впереди на постаменте? Что-то красивое...

  ― Умоляю тебя, Нэнси! Меня сестра Виола убьёт.

  ― Мы ей ничего не скажем. - Толстуха, как всегда, довольно проворно двигалась в строну куска льда с замороженными внутри цветочками и букашками.

  ― Что это? Я что, обезумела? Кларисса, девочка, мне нехорошо. Что это? Это же Мэри... Мария. Мэри! Она, что - живая? Или мёртвая? Как живая... Да что же это? Что ты молчишь? Кларисса!

  ― Мне несдобровать. От Виолы ничего невозможно утаить...

  Рози тянула ручонки к яркой огромной игрушке в прозрачной упаковке. Нэнси запихнула дочку за пазуху, суетливо обошла гроб со всех сторон и провела по нему ладонями:

  ― Это же гроб... Изо льда. Я видела: колдуны хоронят своих в земле, как и люди. А это что?.. Как живая. И... и... - Нэнси прильнула к отполированной поверхности льда, - она... Она ведь беременная, Кларисса!

  ― Что?

  ― Беременная! Изверги! Убили беременную женщину... Мэри, доченька... И по животику видать: мальчик. Сыночек... Ми-и-илая моя. - Нэнси так заголосила, что плачь её гулким страшным эхом разнёсся по Пещере Слёз.

  Кларисса насильно отволокла бьющуюся в истерике Нэнси от гроба, сама в ужасе обозрела невесть откуда взявшийся живот Кочевницы и, выхватив из платка малышку, полетела к выходу. Махайрод бежал, делая длинные прыжки.

  ― Ты куда, ведьма?! Отдай дочку!

  ― В Пещере Слёз нельзя так орать! - набросилась Кларисса на спутницу, когда, как на наживку, на Рози выманила её из пещеры. - Сейчас надо немедленно вернуться домой! - Кларисса нетерпящим возражения жестом остановила желающую что-то сказать Нэнси.

  

  

  Нора под дубом

  

  

  Известие о том, что в ледяном гробу благополучно развивается беременность Марии, доказало несокрушимую силу древней магии. Мэри действительно жива, её смерть остановлена. Но когда Кочевница вернётся, и произойдёт ли это вообще?..

  ...В лесной глуши среди вековых дубов возвышался холм. Он порос подлеском и даже довольно крепкие деревца упирались корнями в его основание и пробирались к вершине. На самой же вершине удобно расположился, затеняя своей кроной весь холм, огромный дуб-старожил. Казалось, будто он - прародитель всех деревьев в округе. В обхвате дуб был так широк, что внутри запросто мог разместиться целый постоялый двор, точно такой, какой был когда-то у Питера и Нэнси в Хайхилле.

  У основания холма - обвитая плющом небольшая круглая дверь с ручкой посредине. Орландо потянул ручку на себя, дверь со скрипом отворилась. Молодой человек огляделся по сторонам: забираясь в нору, он явно насмешит красоток-фей, которые удобно расположились на солнышке неподалёку и плетут венки для своих уродливых зверюг. Оказался прав. Наклонившись и просунув голову в нору, Орландо понял, что придётся стать на четвереньки; а, если изловчиться и войти задом, рискуешь оставить тылы без прикрытия и получить пинок, к примеру, от обидевшийся из-за столь неуважительного обращения, хозяйки. Наблюдая за молодым чародеем, лесные феи действительно хихикали.

  Потом одна из них незаметно подплыла к парню и коснулась его плеча. Он в сердцах огрызнулся:

  ― Ну что?!

  Фея прыснула в ладошку и указала на заросли жасмина, что уже отцветали дурманящим цветом чуть правее от лаза. Орландо не сразу понял, чего от него хотят, но потом обнаружил в этих жасминовых кущах самую обыкновенную дверь из свежевыструганных досок, открыв которую можно было войти в нору во весь рост. Не поблагодарив фею, Орландо скрылся за дверью.

  Пройдя на ощупь несколько шагов, он очутился в длинном коридоре, стены которого обшиты деревянными панелями. Из него в разные стороны вело множество отверстий. Раньше они были очень маленькими, а теперь расширены, чтобы легко смог пройти человек. А, надо сказать, люди здесь жили совсем не маленькие. Одна только хозяйка чего стоит! Орландо знал двух таких широких людей: сэра Илайджу - повара из харчевни 'Живая устрица' в Риве и теперешнюю хозяйку норы под дубом - Нэнси.

  Свет в нору проникал сквозь маленькие круглые оконца под потолком, которые теперь старательно протирали две дамы: сама хозяйка, невероятнейшим образом балансируя на табурете, и её невестка - смешливая девушка Оливия. Здесь же на подушках, брошенных на чистый пол, среди солнечных зайчиков копошилась Рози. Она забавлялась игрушками, их смастерил Сэм, - соломенными куклами и деревянными лошадками, свистульками и погремушками. Заставший дам за работой, молодой человек испугал и смутил их, особенно, Оливию.

  ― Ох! - Нэнси чуть не свалилась с табурета, угрожая задавить порождение собственной плоти. Отказавшись от помощи Орландо и уже через мгновение обретя неестественное для своей фигуры проворство, она мягко соскочила на пол и предложила гостю присесть. А Оливия, глупо улыбаясь и поправляя на себе платье, убралась в другую комнату. Якобы настало время кормить Альфреда и менять ему пелёнки.

  ― Простите, что помешал.

  Нэнси недолюбливала чародеев. Именно чародеев с их тайными делишками она не без основания винила в смерти мужа, но смирилась и теперь принимала подобных визитёров вежливо, но очень сдержанно. Много раз она пыталась расслышать, о чём шептались с ними Сэмюель и Роланд, но всякий раз безуспешно. Наверняка какими-то колдовскими уловками морочили голову бедной матери и этот сэр Орландо, и тот мелкий господин, которого искусали волки в лесу под Хайхиллом. Ну, ладно ещё, они сумели одурманить Сэма - мальчика не от мира сего, но - Роланда... Ведь даже Роланд теперь просиживал с ними часами за закрытой дверью и становился после таких свиданий задумчив и потерян.

  ― Оливия! Дочка, как там Альфред? - спросила Нэнси, пристально глядя на Орландо, но вытянув шею и громогласно направляя вопрос в соседнюю комнату. Рози вздрогнула, но не расплакалась: привыкла. - Скажи Сэмюелю: пришёл сэр Орландо, ждёт в гостиной!

  ― Не надо, мадам. Я пришёл не к нему, - поторопился остановить Нэнси Орландо.

  ― Хорошо. Тогда к Роланду?

  ― Нет. К вам, мадам.

  ― Не говори ничего Сэму, девочка! - снова проорала Нэнси. - Странно, - сказала, обращаясь к гостю, а сама подумала: 'Неужели и меня решили посвятить в свои секреты'?

  ― Мне нужна ваша помощь. И, прошу вас, пусть наш разговор останется между нами. - Орландо привычно стал на середину комнаты и начал её запечатывать. Комнату никогда не запечатывали. Древесина начала скрипеть, а кое-где покосилась и треснула.

  ― Что?.. Что это?! Что это вы себе позволяете, сэр?..

  ― Не бойтесь. Это просто элементарные меры защиты. Так нас точно никто не услышит, мадам. Это не опасно... для вас. И вообще ни для кого, - старался оправдаться и как можно более доступно всё объяснить Орландо. Выходило 'не очень'. У Эдуарда всё получилось бы куда понятнее. - Когда мы закончим разговор, всё вернётся на свои места, и трещины исчезнут... Поверьте, мадам?

  ― Вот ещё... В моём доме, ...хоть он и не совсем мой... Какие-то меры защиты! Мне не надо защищаться здесь ни от кого!

  ― Простите, мадам. Мне не хочется вас обижать и огорчать тоже. В Форест Феори, конечно, почти безопасно. Но... - Орландо медлил, подбирал слова, - пока жив хоть один тёмный маг, честный человек не сможет чувствовать себя в полной безопасности. Даже дома.

  Нэнси не стала больше возражать. Похоже, до неё начал доходить смысл сказанного. Она погрустнела и посерьёзнела. Орландо продолжал:

  ― Так вот. Я хотел поговорить с вами. Это важно... для меня. Для меня больше, чем для других. Понимаете?

  ― Не очень.

  ― Сейчас. - Орландо встал и начал прохаживаться по тесной комнате, то и дело задевая разные предметы вокруг. - Вы ведь видели Мэри? - он остановился и уставился на Нэнси. От этого взгляда по спине у неё побежали мурашки. Она хотела сразу ответить, но потом запнулась и растерялась:

  ― К... конечно. Она работала у меня, у нас... с Питером.

  ― Вы не поняли. Не тогда. Сейчас. Не бойтесь, Нэнси. В Пещере Слёз вы ведь видели её?

  ― Дааа, - несмело выдавила из себя толстуха.

  ― Мне нужно узнать... Так, подождите. Как бы это получше объяснить? - Орландо снова сел на стул, задумался, блуждая взглядом по комнате, на расстоянии поднял выпавшую из рук Рози погремушку, встряхнул ею и, глупо улыбаясь, отдал малышке. Только и Нэнси, и Рози и не подозревали, что все эти манипуляции с игрушкой проделал красивый молодой господин. Они видели переносящийся по воздуху предмет и были шокированы. Рози разразилась безудержным смехом, а Нэнси... Она подскочила как ошпаренная и, закрыв грудью ребёнка, довольно членораздельно произнесла:

  ― Перестаньте. Немедленно пе-ре-стань-те. Это вам не цирк. Ваши фокусы тут никому не нужны. Если вы хотите что-то узнать... от меня, то прекратите вытворять эти ваши чудеса!

  ― Я не хотел. То есть... Ей ведь понравилось.

  ― Вы меня слышите, сэр Орландо?

  ― Да. Я постараюсь.

  Красивое лицо Нэнси закипало гневом.

  ― Нет-нет! Я обещаю.

  Нэнси взяла Рози на руки и уселась подальше от непрошенного гостя.

  ― Когда мы отнесли Марию в пещеру, беременность была ещё незаметна... Правда, Мэри тогда совсем ослабла. Прошло тридцать три дня. И теперь... Я иногда бываю там - в пещере. Я давно заметил, что Мэри меняется... Ну, вы понимаете? А теперь это так хорошо заметно. Я бы хотел знать... Вы ведь разбираетесь в этом, Нэнси?

  ― В чём?

  ― Вы можете сказать, когда она забеременела? - Орландо задал наконец-то этот вопрос, и ему стало легче.

  ― Ну, не знаю. Сейчас... - Нэнси сосредоточилась и начала загибать пальцы, шевеля губами. Ей оживлённо помогала Рози, то, хватая за пальцы, то, запихивая свои ручонки матери прямо в рот. - Скажу тебе так, голубок, - Нэнси неожиданно перешла 'на ты', - это случилось в двенадцатый лунный месяц накануне сезона пурги.

  ― Вы уверены?

  ― Как в том, что после сегодня наступит завтра, а не вчера.

  ― Ну, я бы на вашем месте не был бы так уверен... В последнем, - задумчиво произнёс Орландо. Он встал и распечатал комнату. - Спасибо.

  

  Ещё один шанс

  

  

  Едва волоча ноги, Орландо вышел в коридор и наткнулся на острые коленки изрядно вытянувшегося после последней их встречи мальчугана. Сэм заглядывал в лицо молодого человека ясными голубыми глазами и ожидал, что тот заговорит сам. Но этого не произошло. Орландо будто не видел никого перед собой. Он направился к выходу и снова попал не туда. Попытался приоткрыть маленький люк, потом вернулся в коридор и огляделся.

  ― Сэр... Вы ищите выход? Он там, - Сэмюель потянул Орландо за одежду в сторону, где светлым пятном на фоне старой древесины выделялась новая дверь. - Здесь, наверное, раньше жили очень маленькие люди. Феи рассказывают, что эти люди когда-то хотели поселиться в Форест Феори навсегда. Потом вернулись домой. Сильно тосковали по дому... Как вы думаете, сэр, а мы сможем когда-нибудь вернуться домой?

  Орландо очнулся:

  ― Что?..

  ― Хотите, я провожу вас в пещеру?

  ― Куда?

  ― Вы ведь направляетесь к Марии? Я никогда там не был. Можно, я пойду с вами? Я умею передвигаться сам, только медленно. А ещё мы можем попросить фей. Они отвезут меня на своих тиграх. Махайроды совсем не опасны, пока хозяйки рядом...

  ― Ты тоскуешь по дому?

  ― Да.

  ― Но он давно сгорел. Надо будет строить новый. - Орландо взял мальчугана на руки и вынес на лужайку у входа, потом вернулся в нору и выкатил кресло.

  ― А вы тоскуете по Мэри?

  ― Да.

  ― Это правда, что она не умерла?

  ― Не знаю.

  ― А если она не оживёт, то ребёнок погибнет? Ведь так?

  ― Пойдёшь со мной, Сэм? - Орландо до этого будто не слышал просьбы мальчика и теперь смотрел на него в ожидании ответа.

  ― Да.

  Молодой человек взял Сэмюеля на руки и перенёсся прямо к Пещере Слёз.

  ― Ух-ты! Здóрово, сэр! - мальчуган таращил глаза и никак не мог отдышаться. - Как тогда, в кузнице... - Вместе с воспоминаниями о ночном путешествии в кузницу Берингрифа в памяти всплыл образ отца, и стало так горько и одиноко, что слёзы сами полились из глаз. Сэм давно поклялся, что не станет больше плакать никогда, что это удел женщин и детей, а он уже не ребёнок. Но сейчас не мог удержаться...

  ...У каждого человека есть только один шанс и одна судьба. И кто-то невидимой вездесущей рукой направляет его по реке жизни. Сейчас его рукой стал Орландо. Эта рука совершенно точно привела парня к ледяному заточению Марии, именно она заставила не взвешивать все 'за' и 'против' и снова довериться только голосу сердца.

  Орландо вынул хлыст, сверкнула плеть, приведя в восторг мальчика, который ничего не видел в тёмной пещере, и ледяной гроб разлетелся на мелкие осколки, наполнив своды звуком бьющегося хрусталя. Вместе с этим сотни заточённых в толще льда мотыльков взвились ввысь и исчезли во мраке подземелья. Орландо подошёл к Мэри. Это был тот редкий случай, когда чародею самому хотелось поверить в чудо. Мария, казалось, спала и была очень красивой. На впалых щеках - едва уловимый румянец. Блестящие волосы цвета пшеничных колосьев ниспадают к его ногам. Будет ли дан ещё один шанс обрести счастье: ей и ему?

  

  Прошлой осенью они прятались от дождя под разбитой лодкой, перевёрнутой вверх дном на берегу. В огромную дыру в днище смотрела луна - полная и беспристрастная, всегда и везде одинаковая луна. Тогда она была лишь подёрнута пеленой дождя.

  ― Интересно, Орландо, сколько ещё людей в эту минуту смотрят на луну? В этом и иных мирах?

  ― Не знаю. - Он любовался не ночным светилом, а её лицом. Оно в отличие от луны всегда было разным. Казалось, ни одно выражение никогда не повторялось на этом всегда бесконечно живом лице. Сейчас на нём была надежда и едва уловимая тоска.

  ― А он знает, - с уверенностью произнесла Мэри.

  ― Кто?

  ― Господь.

  ― Ты любишь своего Бога?

  ― Да.

  ― Как меня?

  Мэри отвела взгляд от дыры и с любопытством заглянула в глаза Орландо. Улыбнулась.

  ― Нет. Любовь к Богу совершенна. Чтобы любить его, не нужно прикасаться к нему и любоваться им, не нужно слышать его голос. Он всегда в тебе, и ты счастлива. Чтобы быть счастливой с тобой, я должна знать, что нас не разделяет даже воздух. - Мария прижалась к Орландо и зажмурилась.

  ― Знаешь, а ведь твой Бог любит тебя самой обыкновенной плотской любовью.

  ― С чего ты взял? Не богохульствуй.

  ― Вот слушай... Он увидел тебя с небес и влюбился. Но быть рядом на земле он ведь не может? Правильно? Поэтому и решил дать жизнь мне, а потом устроить нам встречу. Разве не так? Теперь он наблюдает за нами и... Ну, наверное, получает удовольствие, когда я обнимаю тебя.

  ― Боже, какие глупости! Язычник.

  ― Что это ещё за оскорбление?

  ― Может и оскорбление, но только не для тебя.

  Дождь перестал, холод пробирал до костей. Мэри выбралась из-под лодки и побежала к дому. Орландо догнал её в одно мгновение. Мокрые и грязные они забрались внутрь, стараясь никого не разбудить и не запачкать пол; едва сдерживали беспричинный смех.

  

  ...Сейчас Орландо просил её Бога снова проявить любовь к Мэри.

  Мария чуть заметно вздохнула...

  ― Что с ней? - Это Сэм, снедаемый тревогой и любопытством, напомнил о себе.

  Ещё вдох, ещё... И ни одного выдоха. Орландо ждал исхода. Пусть уже случится. Что-нибудь... Пусть всё произойдёт сейчас. Он так крепко сжал её плечи, что они хрустнули. Мэри откинула голову назад и задышала: еле слышно. Чуть заметно поднималась и опускалась грудь. Кожа на глазах оживала. Будто чудесный художник невидимой кистью покрывал её тёплыми красками поверх размытых прозрачных набросков.

  ― Сэр! Прошу вас... Что с ней?

  ― Он любит её, мальчик.

  ― Кто?

  ― Я...

  ― Вы с ума сошли? Сэр? Она жива?..

  Мэри тихонько спала на руках возлюбленного.

  И во сне тонкой ладонью вдруг провела по животу... Потом склонила голову на бок и, вдохнув знакомый аромат его одежды, заснула теперь уже нормальным

  глубоким и долгим сном. А он боялся пошевелиться. Лишь иногда он тоже трогал круглый маленький животик и задыхался от радости снова быть рядом с ней. С ней и с тем, кто там - внутри: тоже щупает ладошками стенки самой первой в своей жизни колыбели.

  

  

  Пробуждение

  

  

  Мария лежала в тёплой и мягкой пастели, чувствуя сотни запахов и слыша миллионы звуков. Куда-то подевалась её способность вычленять изо всего самое важное, то, что не ощущать нельзя. Не открывая глаз, она просто боялась сделать это, Мэри попыталась определить своё месторасположение и не знала, радоваться или огорчаться тому, что теперь её тело под землёй в Форест Феори. За последние полгода она сменила множество мест, абсолютно оправдывая своё происхождение, и все они были не краше кладбищенского пристанища.

  ...Последнее, что отчётливо помнила Кочевница, было невнятное бормотание старой лисы Билла и всполохи широкой ленты его хлыста. Правда, где-то в глубине сознания неловко теснились отрывки ещё каких-то событий... Надо вспомнить что-то очень важное - самое важное. Вдруг шелест листвы, возня жуков-короедов, знакомые голоса за стеной ушли на второй план. До её слуха теперь доносился только один звук, причём он шёл изнутри: приглушённое попискивание и едва уловимая пульсация.

  Мэри смело открыла глаза и посмотрела на свой живот. Она обняла его руками и слабо позвала:

  ― Орландо...

  В комнату в тот же момент ворвался огромный и такой неуместный в подземном домике с низкими потолками человек. Он был так хорош собой, что Мария задохнулась, как если бы увидела ангела во плоти. Он обнимал и целовал её словно во сне. А ведь она давно утвердилась в мысли, что ощутить влажное тепло его губ больше не сможет никогда, и теперь боялась пошевелиться, спугнуть зыбкое сновидение.

  Но пелена спадала с глаз, являя любимый образ и тех, чья память сохранила Кочевнице жизнь. Здесь были все, и Мэри не только слышала их голоса, она слышала стук их сердец. Она знала, что в комнате нет ни одного существа, что было бы не радо её пробуждению. Даже Лизи, стоя немного в стороне, сияла и, хоть её никто не слушал, не переставала несмело говорить:

  ― Разойдитесь, ей нужно пространство!.. Отойдите от окна! Нэнси, вы её раздавите! Не трясите её, говорю вам! Она ещё очень слабая. Разойдитесь...

  ― Действительно - хватит, господа чародеи! - Это громогласно решила всех урезонить хозяйка дома. Только почему-то обращалась она к чародеям, а ведь в комнате были и Сэм, и Роланд с Оливией, и надрывно заявлял о себе младенец в белоснежном чепчике. - И ты - Оливия, уйми, наконец, Альфреда! Всё! Пойдёмте отсюда! А вы, сэр Орландо, живо э-э-э... запечатывайте комнату! Как вы там умеете это делать?

  Голос Нэнси услышали все. Сначала Оливия унесла орущего Альфреда, за нею виновато удалился Роланд. Нэнси подтолкнула к выходу Эдуарда, и он увёл заливающуюся слезами Елену. Потом Нэнси выкатила кресло Сэма, который так сильно вырос, что у Марии защемило сердце. Ведь человек как нельзя лучше осознаёт неудержимый ход времени, когда видит взросление детей. На руках у Сэмюеля сидела очаровательная девочка. Мэри показалось, что она уже видела этого ребёнка. Когда? Может в прошлой жизни? А может во сне? Сейчас так всё переплелось в едва пробудившемся сознании, что напрягать его не имело никакого смысла.

  В комнате остались Мария, Орландо и... Лизи. Она подошла к пастели и виновато улыбнулась:

  ― Привет.

  ― Лизи... - Это было второе слово, что сказала Мария. Судя по тому, что происходило в эти минуты, тот случай, та сцена на берегу, свидетельницей которой нечаянно стала Мэри, была недоразумением. Мария подумает об этом, но только потом...

  Элизабет взяла Мэри за руку и легонько сжала. Обе ладошки - такие холодные - дрогнули.

  ― Ты как, Мэри?

  ― Не знаю... А ты?

  ― Хорошо.

  ― Ты не сердишься на меня, Лизи?

  Элизабет старалась не видеть Орландо.

  ― Ну что ты? За что?

  ― Я виновата...

  ― Да нет... Всё равно ничего бы не получилось. - А потом лукаво добавила:

  ― Проехали.

  Мария улыбнулась:

  ― Я знаю - всё будет... Всё получится.

  ― Что?

  Мэри провела ладонью по животу.

  ― Всё, о чём ты мечтаешь.

  ― Это невозможно. Никогда. - Элизабет с уверенностью произнесла это 'никогда' и смело взглянула на Орландо, наконец-то. Он был, казалось, растерян. Но, вернее всего, это просто казалось.

  ― Лизи, 'всегда' и 'никогда' невозможно гарантировать. Это все знают...

  ― Давно ли это узнала ты, Мэри?

  ― Элизабет, хватит. Дай ей отдохнуть. Потом поговорите. - Орландо взял Лизи за плечи и легонько подтолкнул к выходу...

  ― Я так соскучился...

  ― Не оставляй нас больше без присмотра, Орландо.

  ― Не оставлю. - Он лёг рядом с Мэри.

  Было так тесно, что даже воздух теперь не разделял их тела.

  

  

  Френсис и его переменчивое настроение

  

  

  Тот незабываемый день, когда Мария воссоединилась с самыми дорогими для неё людьми на земле, был важным и в жизни ещё одного человека, неутомимо идущего к своему счастью. Только понятие счастья у него было иное, и ощущал он его иначе. Обидно, должно быть, для работников налоговой службы, что все самые мерзкие персонажи в истории, литературе и на сцене оказываются сборщиками налогов. Не всякому дано пройти испытание звонкой монетой. Некоторые, единожды вкусив могущество, дарованное обладанием ею, теряют покой. Всякая святость меркнет перед 'святостью' безмолвного и властного металла.

  Изнурённый бессонными ночами и страхом, слабый человек, всегда мечтающий о силе, но всё более низвергаемый в омут бессилия, всё своё время посвящал теперь выполнению домашнего задания, данного строгим и неумолимым учителем. И ничто не могло освободить слабого человека от ответа, ответ держать всё же придётся. В этот счастливый для многих день Френсису не пришлось осуществлять свои зловещие и одновременно трусливые планы. Всё разрешилось само собой.

  Мадам Элеонора - единственный человек в мире для него, настолько любящий и преданный, что была готова оправдать любую слабость своего сына. Но в этой слабости, из-за которой он пал так низко, превратился в хозяйского лизоблюда, Френсис не мог признаться даже матери. Тем более, матери - непримиримой поборнице законов магического сообщества, свято верящей, что лишь благодаря справедливости этих законов и существует Страна Северных и Южных Народов. Хоть и грезилось мадам Элеоноре будущее во власти мудрых волшебников, принять власть тёмной магии она никогда бы не согласилась.

  ― Что тревожит тебя, мой дорогой, уже так давно? Материнское сердце ведь не обманешь. - Мадам Элеонора подошла к столу, за которым в раздумьях сидел её ненаглядный Френсис.

  Кабинет был образчиком роскоши и комфорта. Ковры и картины; мебель из добротного дерева, кожи и текстиля; инкрустации, керамика и рельефы - всё располагало к созерцательной праздности и покою. И только книги и многочисленные свитки повсюду в строгом порядке и гармонии формы и цвета могли бы увлечь пытливую натуру и спасти от отупляющей успокоенности в чистеньком благополучном мирке.

  Френсис поцеловал ухоженную руку в мелких морщинках, положенную ему на плечо, и прижался к ней щекой.

  ― Тебя тревожит то, что война даёт многим налогоплательщикам лазейки? Это, мой дорогой?

  Френсис не отвечал. Он часто выбирал такую тактику с матерью, когда не знал, что сказать или боялся попасть впросак. Это вселяло в Элеонору уверенность, что её сын бесконечно мудр: немногословность ведь всегда была признаком ума и благоразумия.

  Френсис встал из-за стола, напустив на себя личину государственного мужа, изнурённого думами о благе страны, и подошёл к окну, что выходило на площадь, носящую имя его незабвенного отчима. Мадам Элеонора последовала за сыном. У окна она нежно взяла в ладони лысеющую голову Френсиса и прижала к своей груди. Он был гораздо ниже ростом, чем мать, и потому всегда чувствовал себя ребёнком в её объятиях.

  ― Не знаю, мама, сколько времени продлится ещё это ужасное противостояние, но государство ослаблено... И не скоро ещё сможет вернуться к прежнему благополучию.

  ― Не забывай, сынок, что благополучие вообще не наступит, если мы не выйдем победителями из этого противостояния. Зло не сдаётся без боя. Возможно, если бы власть принадлежала избранным, принадлежала бы магам, то война закончилась не начавшись. Жаль, что мы слишком считаемся с людьми. Это всегда мешало нам идти вперёд, всегда создавало массу проблем. Я знаю, ты согласен со мной... Если бы нам не пришлось сотни лет доказывать людям своё доброе к ним расположение, если бы было принято решение сбросить эту ношу как балласт, сегодня мы далеко бы ушли... Вперёд. Что там феи и эльфы с их пресловутой вековой магической мудростью.

  ― Помнишь, ты говорила, что Берингриф - лишь сумасшедший преступник, маниакальный последователей безумных предков. А теперь он уничтожил полгосударства. Ты не думаешь, что в его руках непобедимая сила?

  ― Ну, положим, непобедимая сила теперь потеряна навсегда, - Элеонора имела ввиду Кочевницу. - Наши силы равны, сынок... Можешь мне поверить, очень скоро он лишится и последней надежды. Живя вдали от цивилизации, хоть даже и имея огромный магический потенциал, он никогда не сможет противостоять нашим знаниям и опыту. Скажу тебе по секрету, дорогой, - дама перешла на шёпот, - следующее выступление на Север будет серьёзно подкреплено.

  Френсис старался не подавать виду, но ладошки похолодели и намокли, в горле пересохло, а на ум не шли никакие фразы, чтобы беспристрастно продолжить беседу и не вызвать подозрения у мудрого председателя магического совета. Но Френсис напрасно беспокоился. Дама, что умела вывести на чистую воду сотню изощрённых лжецов, никогда не смогла бы разглядеть даже очевидной для всех, доказанной многократно вины своего чада. Она совершала непоправимую ошибку: инвестировала все свои чувства и надежды в недостойного человека.

  ― Знаешь, мама, главное, чтобы это подкрепление не обошлось нам большой ценой. Столько погибших...

  Элеонора даже прослезилась, растроганная сочувствием сына.

  ― Нет, мой дорогой. Всё взвешено и продумано. Дело поручено Орландо и его людям. Ты знаешь, они редко дают осечку. Тем более, в таком деле... Они справятся.

  ― В каком, мама?.. - Френсис будто между прочим бросил матери вопрос и озабоченно стал перебирать бумаги на столе.

  Элеонора начала говорить очень тихо, наклонившись над столом и сыном. В самое его ухо.

  ― Орландо снова отправится в кузницу Берингрифа. У нас есть средство потушить огонь. Это погубит всех его всадников. Он останется без армии... Понимаешь? - Элеонора хотела ещё что-то сказать, но устрашилась своей откровенности. Поспешно чмокнула сына в щёку, распечатав комнату и послав ему лучезарную улыбку, скрылась за дверью, оставив за собой шлейф тонкого изысканного аромата дорогих духов.

  А Френсис, не помня себя от нечаянной радости, бросился к шкафу с книгами, передвинул один из фолиантов и нырнул в проём, открывшийся в стене. На ходу он бормотал заклинания, запечатывая всё за собой. Уверенно шагая по длинному извилистому коридору, он сиял, зная, что такая весть, хоть и огорчит хозяина, но и поднимет его - Френсиса в глазах тёмного мага.

  В конце коридора - ржавая металлическая дверь. За нею - чаша с магическим огнём из кузницы Берингрифа. Когда последние меры предосторожности были приняты, Френсис заговорил. Он обстоятельно рассказывал о планах южан - всё, что знал. Когда рядом не было хозяина, речь сборщика налогов не путалась. И в это же время в тронном зале Лорд Берингриф внимал ему, темнея лицом и воспламеняясь ненавистью.

  

  

  Исчезновение Билла

  

  

  В Оттеле полным ходом велась подготовка к наступлению: подтягивались и организовывались все имеющиеся военные силы. Кто не владел магическим оружием, вооружался тем, чем издревле пользовались люди в охоте на диких животных и в своих междоусобных войнах. И хотя роль таких бесхитростно вооруженных солдат в этой войне была не очень велика, им вменялось в обязанность добывать пищу остальным, присматривать за лошадьми и слонами, разбивать лагерь и ухаживать за ранеными, а в том, что таковые будут, никто не сомневался. И им понадобится не только магия, но и обычные перевязки, кормление из ложечки и прочее.

  На постоялом дворе Кривого Билла тоже собирались в дорогу. Давно был разработан план добычи воды из Подводного мира и её компактная упаковка. Эдуард рассчитал, что погасить магический огонь в кузнице Берингрифа сможет и одна кружка волшебной жидкости из озера, но решено было набрать её побольше, чтобы уж наверняка. Потом воду упакуют, заключив в капсулу, какими пользуются для изготовления хлыстов. Она не разобьется и сделает жидкость недоступной для магии Тёмного Лорда.

  Самым сложным оказалось рассчитать время, чтобы прийти к реке у Хайхилла ровно в полнолуние и подтянуть к сроку войска. Никакие хронологические расчёты Эдуарда не давали гарантий. Зато гарантии давала Мэри. Она жила в норе под дубом, каждый день встречалась с Орландо - чаще всего он ночевал именно там, и не переставала упрашивать любимого взять её с собой:

  ― Если я буду с вами, мы попадём в Хайхилл как раз к сроку, и войска не замешкаются в пути. Вот увидишь, Орландо. Ты не можешь отрицать, что я права.

  ― Ты должна остаться здесь - в безопасности. Ты же сама говорила, что этот малыш спасёт мир.

  ― Спасёт. Куда он денется? Вот он: здесь. - Мария взяла руку Орландо и приложила к атласному бантику под самой грудью. - Если он выжил в замке Берингрифа, в Подводном мире и даже в гробу, то с ним ничего не случиться. Поверь мне.

  Ни один вечер не обходился без споров. И однажды Орландо сказал:

  ― Ты никуда не пойдёшь. И больше не будем об этом, Мэри.

  Впервые Мария, совсем как когда-то Лизи, просто не стала возражать. Она, конечно, боялась новой разлуки и была уверена, что расставание не пойдёт на пользу никому, но подчинилась и поклялась себе больше не просить Орландо взять её с собой.

  За всей суматохой, которая сопровождала подготовку к походу, не сразу заметили, что на постоялом дворе творится неладное. Сначала Елена обнаружила, что в комнатах стали редко убирать, и девушки-горничные начали обращать на себя внимание не очень скромными народами. Потом чародеям не принесли завтрак в комнату. И вообще, их всегда обслуживал сам хозяин, но никто сразу не мог вспомнить, когда же видел Кривого Билла в последний раз.

  ― Неужели улизнул? - проговорил в задумчивости Орландо. - Если мы его упустили, то Берингриф наверняка этим воспользовался.

  ― Он ведь спас Марию. Он не мог...

  ― Не уверен, Елена. У тёмного Лорда полно верёвочек, за которые можно дёргать. Гарольд умер, но, может, есть ещё что-то.

  ― В таком случае надо быть готовыми к худшему. Теперь Берингриф знает, что Кочевница не погибла. Хорошо ещё, что Билл не посвящён в тайну её чудесного воскрешения.

  ― И в этом я не уверен, Эди.

  ― И что теперь? - Элизабет была в растерянности.

  ― Я в лес. Скоро вернусь. - Орландо резко встал и выскочил из комнаты.

  Как только за Орландо захлопнулась дверь, послышались голоса, беспорядочно нарастая, угасая и снова нарастая. Топот и хлопающие двери, и женский крик: толи ужаса, толи скорби.

  Чародеи выбежали из комнаты вслед за Орландо. Но не он стал причиной суматохи. Все постояльцы торопились вниз, туда, куда обычно никто из них не заходил. Там работали прачки и отдыхали горничные, там коротал немногочисленные свободные часы хозяин заведения. Говорят, что Кривой Билл почти никогда не покидал свой постоялый двор, совсем не жил дома. Здесь он имел и рабочий кабинет, и спальню, и столовую.

  Теперь двери его кабинета были распахнуты настежь, комната до отказа набита людьми и волшебниками: кто-то перешёптывался, кто-то в растерянности глазел перед собой, некоторые дамочки утирали глаза передниками и платочками. Эдуард пробрался в самую середину толпы, которая плотным кольцом обступила сидящего за конторкой Билла. Он был одет в свои лучшие одежды и впервые выглядел как волшебник: золотом вышитая шапочка, блестящие пряжки на плаще и рубины в перстнях на сухих узловатых пальцах. Руки лежали на большой амбарной книге, а глаз-бусинка безучастно смотрел в одну точку над головами собравшихся. Странно, что он позволил всем этим людям так бесцеремонно ввалиться в свой кабинет. Лизи и Елена хором ахнули, увидев одноглазого старика. Он был мёртв.

  ― Всё. Отдал долг и ушёл...

  Люди обернулись к молодому чародею. Эдуард понял, что сболтнул лишнее и поторопился отвлечь от себя внимание:

  ― А что это за бумаги на столе? Может завещание?

  Присутствующие перевели любопытные взгляды на конторку и забыли о непонятных, сказанных молодым чародеем, словах. Эд и девушки поспешили удалиться.

  ― Жалко старика.

  ― Он долго жил. Теперь у него никого не осталось. Никого и ничего, что удерживало бы его в этом мире, - сказал Эдуард.

  На Лизи мёртвый Билл произвёл сильное впечатление:

  ― Только он сам знает, хватило ли ему времени, чтобы пожить. Что он видел - этот Билл? Рабство, служба у Тёмного Лорда, вечный страх... Сын - оборотень. Ничего хорошего, ничего у него не получилось. Я бы не хотела так пройти свой путь.

  ― Он спас Кочевницу. За это можно многое простить. Может, он был рождён только для этого? Может, всё, что он пережил, так или иначе вело, готовило его к этому последнему поступку в жизни?

  ― Хочешь сказать, Елена, он ушёл счастливым человеком?

  ― Не знаю. У каждого своё счастье.

  ― Хочу всегда быть счастливой, не только перед смертью...

  ― Надо сообщить Орландо. - Эдуард засобирался уходить.

  ― Что ты собираешься ему сообщать?

  ― Что Билл умер, и Берингриф ничего не знает.

  ― Как сказал Орландо: не уверена...

  ― Почему, Лизи?

  ― Он мог передать Тёмному Лорду какую-нибудь информацию и только потом умереть с чувством исполненного долга.

  ― Проклятье! Ненавижу такие загадки. Это по части Орландо: решать головоломки - кто врёт, кто говорит правду. Тайное и явное... Людские поступки не просчитаешь, никакие формулы не помогут.

  ...Как бы там ни было, а узнать наверняка, предал Кривой Билл чародеев или нет, невозможно. И потому Кочевницу взяли с собой на Юг. Оставлять её без присмотра даже в Форест Феори не стали.

  В лицо Марию знали немногие, ещё меньше людей знало, что она Кочевница. Конечно, плодило вопросы интересное положение новой спутницы чародеев, но мало кто задавал эти вопросы вслух. Все были слишком заняты.

  

  

  Драгоценный груз

  

  

  ― Елена, а эта тюрьма в краю Забвения... Что она из себя представляет? - Марию вот уже несколько дней мучил один и тот же сон. Кочевница видела Френсиса и Орландо. Они были другие, не похожие на себя. Гадкий завистник превратился в чудовище, жаждущее мести. И он пленил Орландо. Больше ничего не являлось в пророческом видении. Но то было настоящее пророчество. Как всегда, во сне вдруг исчезали звуки, только сердца стук - всё реже и реже. Она тонула, шла ко дну, падала внутрь себя. Потом - толчок, удар обо что-то на самом дне и стремительно - вверх, как на батуте. ...Комната. А в ней - окровавленное тело Орландо на полу, и над ним - зловещее перекошенное лицо старшего брата...

  ― Обычная тюрьма, Мэри. Почему ты спрашиваешь?

  ― Из неё часто убегают преступники?

  ― Никогда. Таких случаев не было. Да что тебя беспокоит?

  Мария рассказала подруге о пророчестве. Френсис был осуждён за пособничество Берингрифу и отправлен в край Забвения, но его появление в пророческом сне наводило на размышления.

  ― Исключено. Думаю, что это просто сон. Ты слишком многое пережила, всё смешалось в твоём воспалённом воображении. Не бери в голову. Из края Забвения никто никогда не возвращался.

  ― Что там?

  ― Преступников лишают сознания. Они как растения: без чувств и способности мыслить. Физиологические функции поддерживаются с помощью магии, но, когда сила заклятий ослабевает спустя десятилетия или даже сотни лет, никто не старается снова заколдовать умирающее тело. Его хоронят там же в краю Забвения.

  ― И что, те, кто исполняет приговор, неподкупны?

  ― Мэри, - Елена ласково посмотрела на подругу, - даже не думай. Неужели для тебя не факт, что ни разу в истории Страны Северных и Южных Народов никто не сумел убежать из этой тюрьмы?

  ― Всё когда-нибудь бывает впервые. - Мария повернулась на бок и постаралась уснуть. Завтра Орландо отправится в город над озером за волшебной водой. Он пойдёт туда один. И почему один? Почему именно её мужчина самый сильный и самый умный? Самый лучший, её Орландо. Так уж повелось: если предстояло что-то очень важное и опасное, ни у кого не было сомнений - сделать это должен Орландо. Он был ловким человеком или просто везунчиком.

  Брать воду на берегу не имело смысла: магической силой обладала вода из самого сердца Подводного мира. Нужно было набрать воды из колодца, в который уходили ступеньки, ведущие на дно. В запасе у чародеев оставалась одна стрела эльфов, и на неё возлагали все надежды.

  Орландо спал крепко и спокойно, почти без сновидений. Его волновало лишь состояние Мэри: её растерянность в последние дни, её беспричинные улыбки, за которыми она обычно скрывала крайнюю степень обеспокоенности. Меньше всего ему хотелось быть виновником этого.

  Лишь только забрезжил рассвет, Мария легонько потянула его за рукав, поцеловала и прильнула к его груди:

  ― Ты должен взять с собой Эдуарда.

  ― Почему?

  ― Лучше спроси 'зачем', милый.

  ― Зачем?

  ― Эта вода - не просто грязная жижа...

  ― Не сомневаюсь, - перебил Орландо.

  ― Ты не сможешь вынести из города столько жидкости, что хватит залить огонь в кузнице.

  ― Сколько? - Орландо заулыбался. - Я выносил гораздо больше... из пивнушек.

  ― Перестань. И выслушай меня. Всё не может быть просто, я чувствую. Ты справился с водяными, когда вызволял меня из их лап. Второй раз так не получится. Эта волшебная вода - не я. Она намного ценнее меня. В ней такая сила... Подумай.

  ― Ну а как то, что всё гениальное просто? И... Я бы не сказал, что тебя можно оценить дешевле, чем эту жижу.

  Мэри встала. Она была немного потешной в просторном платьице с атласным бантом под грудью. Орландо снова заулыбался и сладко вытянулся на своём походном ложе, а Мария спросила:

  ― Послушай, я когда-нибудь ошибалась в своих предчувствиях?.. Один ты не справишься, я знаю.

  ― Обидно. А я думал, ты обо мне лучшего мнения.

  ― Орландо, - Мэри пропустила мимо ушей его слова, стала предельно серьёзной, и даже милый круглый животик больше не казался таким забавным, - ты не пойдёшь туда один. Я не позволю. Хотя дело не только в нас с тобой. Не подумай, что во мне говорит глупая баба, которая боится отпустить от себя своего ненаглядного. Если твой поход окончится неудачей, ты истратишь последнюю стрелу впустую, у нас не останется шансов. Надо всё предусмотреть... Хоть это по большому счёту и невозможно. - Мэри задумалась и присела на камень, поросший мхом. - Я знаю, что тебе понадобится помощь. Это знание просто сидит во мне: вас должно быть двое...

  Мария смотрела в одну точку и, казалось, погружалась в себя, отрешившись ото всего вокруг. Эдуард и девушки давно не спали и внимательно слушали Кочевницу.

  ― А что, если нам просто поверить ей? - спросила Лизи, будто Марии здесь не было. Она и на самом деле была где-то далеко отсюда. Все смотрели на Кочевницу и ждали. Но ничего не произошло. Мария встала, не обращая ни на кого внимания, собрала вещи и молча отправилась к озеру. Остальные, зная эту её манеру, быстро схватили то, что следовало взять с собой, и поспешили вслед за Кочевницей. Уже спустя полчаса все были у озера. Лесные феи ни разу не появились, пока чародеи были в Форест Феори, но их незримое присутствие ощущалось, и то, что красавицы не вмешивались в ход событий, только подтверждало правильность выбранного волшебниками пути.

  У озера Мэри остановилась и, вглядываясь в алый туман над грязной водой, в едва уловимые очертания серого города, сказала:

  ― Я буду связываться с Орландо, и, если что-то пойдёт не так, кто-нибудь из нас придёт вам на помощь.

  Уже никто не сомневался, что идти следует двоим. Даже Орландо по дороге к озеру решил прислушаться к совету Мэри: она действительно никогда не ошибалась в своих предчувствиях.

  Когда Эд и Орландо скрылись в клубах кровавого тумана, каждая, стоящая на берегу, ощутила тревогу, тоску и одиночество одновременно. Каждая хотела отправиться туда вместе со своим возлюбленным. Девушки ждали, не произнося ни слова... Вокруг озера давно исчезло всё живое: на берегу больше не росла трава, кусты засохли, и в их зарослях никто не селился. Всё утопало в мёртвой тишине. Первой её нарушила Кочевница:

  ― Они почти у цели... Водяных нет. Очень холодно...

  Елена и Элизабет как по команде повернули головы к Марии. Они смотрели на Кочевницу и ловили не только каждое сказанное ею слово, но и выражение её лица. Ведь она теперь была в теле Орландо, она шла по лабиринтам серого города, она слышала звуки падающих капель и ощущала под ногами мокрый шершавый пол.

  Мария молчала. Первой не выдержала Елена:

  ― Что там?

  ― Ничего не меняется.

  ― А водяные? Водяных нет? Орландо не потерял лук?

  ― Нет. Не беспокойтесь...

  Девушки уселись на берегу и принялись ждать. Минуты складывались в часы, часы - в дни, недели, месяцы... Они кожей ощущали вечность и её беспредельную власть над сущим. Через полчаса Мария встала и подошла к самому краю берега. Елене показалось, что Кочевница готова перенестись в Серый город:

  ― Ты куда?

  ― Они на месте...

  ― Что-то случилось?

  ― Ничего...

  ― Странно... Ничего не понимаю. Эти твари... Они что, заснули там, что ли?

  ― Думаю, они знают, что воду раздобыть куда сложнее, чем нам кажется.

  ― Ты о чём? - Елена была близка к обмороку. Это бесконечное ожидание, неизвестность... И там, в лапах у тварей - её Эди.

  ― Успокойся, Елена. Пока ничего не происходит. Эдуард достал капсулу, набирает воду... - Мария вздрогнула, подалась вперёд и упала на колени. Её руки пытались подхватить что-то невидимое, на лице - страх и недоумение. - Что? Что с тобой, Эд?!.

  

  ― Что? Что с тобой, Эд?! - Орландо видел, как глаза Эдуарда вдруг потеряли свою живость, будто остекленели, всё его тело неестественно вытянулось, и он плюхнулся в воду, подняв целый столб брызг. Орландо в мгновение ока оказался рядом с тем местом, где грязная жижа сомкнулась над Эдуардом. Он сразу нащупал под водой тёплое тело друга и, подхватив его подмышки, стал тащить подальше от чёрной дыры в полу.

  Это заняло не очень много времени. Эдуард не приходил в себя, но сердце билось. Орландо шептал все известные ему заклинания, но ничего не помогало. Вконец обессилев, он взвыл как раненый волк. Обхватив голову руками, Орландо скулил, стонал и изрыгал ругательства. Изо всего нечленораздельного потока звуков можно было различить лишь какие-то обрывки проклятий и 'ненавижу, ненавижу, ненавижу'...

  Прошло время, и приступ отчаяния сменился отупением, граничащим с безразличием. Орландо сидел на каменном полу перед мальчишеским телом Эдуарда, в котором ещё билось сердце, и смотрел в никуда. Вдруг что-то толкнуло его изнутри: 'Капсула'... Где капсула? До того, как это случилось, Эд успел набрать воды... Где подевалась капсула?

  Орландо как одержимый стал обыскивать всё вокруг. Он шарил по каменному полу словно слепой, хотя всё прекрасно видел: капсулы нигде не было. Орландо оглянулся на друга: Эдуард по-прежнему смотрел в потолок стеклянными глазами. Орландо схватил валявшийся здесь же лук эльфов и перенёсся в комнату, из которой ступени вели на дно озера. Он исходил каждый сантиметр комнаты, ощупывая пол под водой, потом вдохнул из склянки воздух, что позволит дышать в воде, и с разбега нырнул.

  Орландо знал, что там - лестница. Он, ловко изгибая тело, уплывал всё глубже и глубже, осматривая ступени. Вода сжимала так сильно, что, казалось, вот-вот лопнет голова, и его раздавит как лягушонка. Но Орландо знал, что это не надолго. И вдруг он увидел внизу очень далеко, наверное, на полу первого подводного этажа тускло светящийся хрусталь. Став на ноги, он продолжил спускаться по лестнице туда, где покоилась столь дорого доставшаяся добыча.

  Подойдя к капсуле, похожей на гранёную сосульку, Орландо остановился. Он огляделся по сторонам, прислушался. Никого... Если это случилось с Эдуардом, когда тот набирал воду из озера, значит, может произойти и с ним, стоит только прикоснуться к капсуле. Но долго думать не было возможности. Вернуться на берег без воды равносильно смерти: ни людям, ни магам не победить Берингрифа.

  Орландо взял капсулу. Ничего не произошло. Начал подниматься наверх. Защитные чары пали только на того, кто набирал воду из озера. Мария, как всегда, была права.

  ― Мерзость... Сопливые медузы. - Орландо почувствовал проникновение в своё тело водяных. Сегодня они были чрезвычайно проворны: завладели всем его телом в секунду. - Лук!!!

  Он оставил лук внизу! Такие просчёты случались с ним редко. И надо же было так сглупить именно теперь! Орландо хотел перенестись, но уже не мог. Стал спускаться по ступеням, и всё больше ему казалось, что ноги не идут, а перетекают со ступеньки на ступеньку: и так медленно, как стекает со стола пролитый кисель. 'Если бы она знала, что я погибну, то не пустила бы меня, даже с Эдом'...

  ― Мэ-э-э-ри-и!!! - вдруг заорал он так громко, как только мог. Сразу стало легче идти. 'Они ведь боятся громких звуков'. Осталось совсем немного... Всё вокруг хлюпает и клокочет. Где они? Ещё далеко... А лук? Вон он!.. Орландо выхватил хлыст и притянул свёрток к себе. Пальцы не слушались, но уже через мгновенье Подводный мир был освещён перьями феникса, а следом - пронзительный оглушающий звон тетивы...

  Тело вмиг обрело упругость и проворство, и очень скоро оказалось рядом с Эдуардом. Орландо прижал ухо к груди друга. Не услышал, но почувствовал: 'Тук-тук, тук-тук'... Он взвалил Эда на спину и попытался сделать шаг. Не тут-то было. Тщедушный Эди весил не меньше тонны. Орландо потащил его по каменным плитам, не замечая стен. Но здесь снова его ждал сюрприз: стены перестали быть проницаемыми, и он то и дело заходил в тупики и блуждал по кругу. Чтобы выйти из ближайшего к колодцу коридора, пришлось потратить не менее получаса. Тело Эдуарда становилось всё тяжелее, силы были на исходе, и очень скоро водяные снова подберутся к ним, и тогда уже...

  ...Спасение пришло как гроза в ясный летний день: две невообразимой красоты чародейки с извивающимися плетьми в руках вспороли каменные стены, наделав шума и пыли, и проникли в самое сердце Серого города, вырвав из него 'смертоносное жало'. Все трое: Лизи, Орландо и Елена обхватили негнущееся тело Эдуарда и с трудом перенеслись на берег. Капсула с вожделенной жижей была с ними.

  

  

  Древняя магия гномов

  

  

  На берегу их ждала не только Кочевница. Она была в компании лесных фей - не меньше дюжины белолицых красавиц. Здесь были и Амальфи, и Кларисса, и неподражаемая сестра Виола. Все они будто знали, что дело неладно, и собрались поглазеть на умирающего Эдуарда из любопытства. Как всегда, парили в воздухе, сомкнув кольцо вокруг чародеев.

  Орландо ничего не слышал, только видел, что все суетятся. Мэри с Элизабет оттаскивают Елену от мужа, а та, как вцепилась в него ещё в Сером городе, так и не выпускает из рук: словно приклеилась. Глаза тоже стеклянные. Может это заразно: то, что случилось с Эдом?

  Виола и её приближённые оставались безучастны. Это взбесило Орландо:

  ― Что ты здесь делаешь, сестра?! Пришла поглазеть? Да! Он не маг. Он просто человек! Как ты там говорила? Теперь мы пожинаем плоды своей вечной неуспокоенности?.. - Парень ещё выкрикивал какие-то ругательства, снова начал проклинать кого-то или что-то, размазывая кровь по лицу.

  Виола, не говоря ни слова, приблизилась к Орландо и, прикоснувшись ладошкой к его темени, вернула слух. Он отмахнулся от феи, как от назойливой мухи. Махайрод угрожающе прорычал, но сестра Виола не выказала ни малейшего возмущения. Напротив, её лицо изобразило понимание и смирение. В другой раз вольности Орландо не были бы прощены. В другой раз, но не теперь.

  ― Успокойтесь! - высоким голосом пропела Виола. - Пора вернуть себе способность мыслить. Он жив... Он просто заколдован. Я знаю это колдовство. Ему научился Кейвдэвл у гномов. Всякий, кто покушался на золото гномов, был обездвижен и прижат к земле, и с каждой минутой становился всё тяжелее и тяжелее... Но он жив. Вы слышите меня?

  ― Жив? - Мэри обняла Елену. - Ты слышишь? Жив!

  ― А никто и не сомневается, что он... ещё... жив!

  ― И он будет жить, красавчик! Уйми свою желчь! Он бы умер, если бы оказался один на один с водяными. А теперь он будет жить, если вы не станете глупить... Конечно... - Виола обвела взглядом растерянные лица присутствующих.

  ― Вы должны оставить его нам, - подала несмелый голос Кларисса.

  Виола обернулась на молоденькую пухленькую фею. Взгляд почти ничего не говорил. Во всяком случае, сестра Виола не была рассержена на ту, что посмела вмешаться в её переговоры с волшебниками.

  ― Оставить?.. - Елена наконец-то вернула себе дар речи.

  ― Нет-нет, ты не бойся, - снова, с опаской поглядывая на сестру Виолу, пролепетала Кларисса. - Мы его вылечим... Расколдуем.

  ― Так может, и мы сумеем это сделать? - сказала Элизабет.

  ― Нет. Вы не сможете. Ни людям, ни магам этого не дано, - отрезала Виола. - Хотите? Уносите его с собой, - отмахнулась красавица. - Если поднимите, конечно, - скривилась в ухмылке сестра и присела на спину махайрода, желая пронаблюдать за тем, что чародеи будут делать со своим другом.

  Орландо подошёл к Эдуарду и попытался приподнять его за плечи. Тот не сдвинулся с места, стал неподъёмным.

  ― Ладно, хватит, Орландо. - Мария отстранила Орландо от Эда и, показав рукой в сторону лежащего тела, сказала, обращаясь к феям:

  ― Берите его.

  ― То есть как это: берите? Ты чего командуешь?! - Лизи была вне себя от возмущения.

  ― Подожди, Лизи... - снова заговорила Елена. - Вы гарантируете, что он будет жить?

  ― Да.

  ― Елена, это же феи... Ты что, с ума сошла? Даже если они оживят его, ну... расколдуют, кто знает, что они сделают с ним потом? Посмотри на них... Он ведь твой муж, в конце концов!

  Кто-то из девушек фей ехидно хмыкнул.

  ― Вот именно, Лизи, - твёрдо сказала Елена. - Муж. Пусть делают, что хотят, только пусть он будет жив.

  Мария с Орландо переглянулись, а Елена присела у тела мужа и принялась вытирать его подолом своей юбки, поправила мокрые слипшиеся волосы, попыталась поудобнее положить руку, но не смогла её поднять. Заплакала, спрятав лицо в ладони...

  ― Сколько времени вам понадобится, чтобы расколдовать его? - спросил Орландо.

  ― Вы заберёте его на обратном пути.

  После этих слов, Виола, похоже, потеряла интерес к происходящему. Она встала и приблизилась к Кочевнице, заглянула ей в лицо:

  ― Теперь ты знаешь о своём предназначении?

  ― Не всё... - Мэри ответила несмело и не сразу.

  ― Возвращайтесь. С ним будет всё хорошо... - подала голос Кларисса, обведя чародеев несмелым взглядом. Потом сёстры окружили Эдуарда и словно пушинку подняли его в воздух. Они поплыли над землёй в сторону зарослей прочь от озера, унося обнажённое тело молодого человека, что ещё минуту назад не мог никто сдвинуть с места.

  

  

  Мудрый советчик

  

  

  Елена погрузилась в состояние постоянной тревоги. У Орландо даже возникло сомнение, стоит ли теперь её брать с собой в кузницу. Но лишиться сразу двоих, самых талантливых соратников он не мог:

  ― Ты не веришь феям, Елена?

  ― Не знаю... А что теперь остаётся?

  ― Если б не Эд, мы не получили бы эту воду. - Под рубахой у Орландо была припрятана хрустальная сосулька с мутной вязкой жижей, за которую так дорого было заплачено.

  ― А если бы не Мэри, ты навечно остался бы в Подводном мире.

  ― Видишь, нам нельзя друг без друга. Жаль, что Эдуард сейчас не с нами. Без него я не уверен ни в чём...

  Елена опустила красные воспалённые веки, вздохнула и присела на краешек стула. На столе лежала книга Эдуарда, открытая на странице с родословной Берингрифа.

  ― Не переживай, Орландо, я тебя не оставлю... Я пойду с вами. Только Эда, - Елена запнулась, - нам действительно будет не хватать. Да ещё этот малыш и Роланд. Он совсем не понимает, чем всё может закончиться для них.

  Орландо стало чуть легче. Он никогда не сомневался в Елене. Она - сама мудрость и великодушие. Кто лучше Елены мог уладить все разногласия и недоразумения, кто всегда вносил ясность в их запутанное и взбалмошное существование? Комок подступил к горлу, когда он посмотрел на дрожащие руки девушки, осторожно, как к бесценной реликвии, прикасающиеся к страницам старой книги.

  ― Что ты здесь нашла? - Крепкая смуглая ладонь легла на белоснежные изящные пальцы. На одном из них - обручальное кольцо: тонкий золотой ободок с капельками голубоватой бриллиантовой росы.

  ― Мать Кейвдэвла - не совсем обычная женщина. В её роду были гномы. Наверное, какой-нибудь дядюшка по материнской линии поделился с ним своими секретами... Это страшное заклятие. Даже корень мандрагоры не поможет.

  ― Елена, Виола ведь обещала. Я слышал, эта Кларисса делает невообразимые вещи: чуть ли не мёртвых воскрешает. Она ведь дочка Виолы.

  ― Правда? Интересно, а кто её отец?

  ― Этими тайнами сёстры даже друг с другом не всегда делятся.

  ...Когда Елена приняла решение не оставлять друзей в это трудное для всех время, оставалось лишь изловчиться и отлучить от пристанища под дубом в Форест Феори маленького мальчика Альфреда с его отцом. Что придумать в оправдание этой отлучки, чтобы оставить бедных женщин в состоянии пусть даже ложной, но уверенности, что их близкие в полной безопасности, их отсутствие временно, безвредно или даже полезно? Совета решили спросить у... Сэмюеля.

  ― Не надо ничего придумывать, - спокойно ответил Сэм. - Самое простое решение - всегда на поверхности. Вы ведь волшебники?

  ― Шутишь, мальчик? Не время... - немного разочаровался Орландо.

  ― Папа рассказывал, что когда-то мама увидела, как мадам Елена пыталась вылечить меня. Я тогда был совсем маленьким и ничего не помню. Мадам Елена произнесла заклятие и опустила меня в таз с зельем. Мои ноги сначала превратились в рыбий хвост, потом в лапки ящерицы. Потом снова стали человеческими... Правда, ничего не получилось... - грустно вздохнул Сэмюель, - Но мама чуть не лишилась рассудка.

  ― Какие придурки! - Елена стукнула себя кулаком пó лбу. - Заклятие стирания! Мы же можем стереть им память.

  ― Конечно. Мы так привыкли не злоупотреблять колдовством, что скоро станем забывать самые обычные для чародеев вещи...

  ― ...И когда-нибудь станете такими, как мы, - грустно закончил Сэм.

  Все растерянно посмотрели на мальчика в инвалидном кресле, и в воздухе маленького подземного домика повисла тишина.

  Простой совет мудрого мальчика и не очень простое окончание разговора произвели впечатление и на Кочевницу, но она не могла позволить себе долго задумываться над происходящим. Её звала дорога, и она вняла зову.

  Уже на следующее утро Нэнси с Оливией забыли об Альфреде и Роланда проводили в Оттел на заработки. А по дороге на север быстро и неустанно продвигались войска южан, и среди прочих - молодой отец с младенцем и дама на сносях. И никто не мог понять, как удаётся всей этой массе людей преодолевать огромные расстояния в короткие сроки и совсем без задержек в пути.

  Близилось полнолуние и... снова - осень. Всё в жизни Кочевницы начиналось осенью: школа, студенчество и преподавательство в той - прошлой жизни. Но и здесь всё случалось по осени. Она явилась сюда в пору листопада, и впервые в жизни познала счастье взаимной любви год спустя. А теперь, когда близилась развязка страшного противостояния, природа не хотела разделять с людьми их бодрости и вдохновения. Она засыпала. Начало и конец сошлись, цикл пройден, и предстоял выход на новый уровень.

  Марию не покидало ощущение начала конца. Она чувствовала, да просто знала, что путь кочующей рыбы лосось скоро окончится. Только бы не раньше срока, только бы не в кузнице или на поле боя... 'Будь послушным, малыш. Ещё не время'...

  

  

  Это сам господин работает

  

  

  ― Обещаю вам, мой господин, ни один южанин не подойдёт к Вратам незамеченным! Они не сумеют обмануть наше зрение. - Глаза молодого чародея горели, смотрели преданно и подобострастно. Было видно, что юнец боготворит своего хозяина.

  Люди постарше, собравшиеся вокруг огромного каменного стола, уставленного блюдами и подносами с едой и питьём, явно не разделяли вдохновенной уверенности своего соратника. И это не мог не заметить Тёмный Лорд Берингриф. Он и сам теперь не был уверен ни в чём. 'У них '...есть средство потушить огонь'. Так сказала мамаша идиота Френсиса. А мадам Элеонора слов на ветер не бросает... И они сумели вынести тело Марии из Подводного мира. Очень смело... Проклятый выродок старины Флориана! Надо прихлопнуть этого клопа при первой же возможности. ...Слишком много хлопот от их семейства'. Берингриф не слушал сидящих рядом колдунов. Ему не нужны их обещания. Он уверен, что всё будет так, как решит он, хотят этого остальные или нет, поддерживают его или нет, клянутся ему в верности или нет. '...Очень нехорошо, очень... Я не увидел её тела, ничего не указывает на её гибель. Ничего... Кроме слухов, что распускают повсюду. Зачем им мёртвое тело'?

  Берингриф думал, безразлично уставившись на мясистый нос колдуна, что с аппетитом уплетал жареного цыпленка. Этот господин, воспользовавшись оживлённым обсуждением планов патрулирования реки у Хайхилла, решил незаметно утолить голод. Сделать это за хозяйским столом удавалось не каждому. Гости боялись есть в присутствии хозяина: боялись невзначай рассердить его невниманием или чрезмерной прожорливостью.

  Проследив взгляд Берингрифа, все тоже уставились на Хейгара. Так звали этого колдуна. Он был преданной ищейкой и слугой Тёмного Лорда. Жил на его подачки, никогда не имел семьи и даже не представлял, что может быть иначе. Ему приказывали убивать, он убивал, миловать - миловал. Мог украсть и разрушить, но мог и облагодетельствовать. Он был и ремесленником и ростовщиком, и охотником и крестьянином... Если приказывал господин. И ни разу не ослушивался хозяина. Хейгар знал, что господин всё видит и знает. А зачем кусать руку, что кормит тебя?

  Тишина за столом насторожила Хейгара. Он замер с набитым ртом и ножкой цыпленка в руке, огляделся и чуть было не проглотил язык, когда обнаружил страшный взгляд, направленный на свой нос. А Тёмный Лорд налил вина в бокал и поставил его перед обалдевшим слугой, как-то 'по-доброму' улыбнулся, встал и вышел в проём в стене.

  Твёрдой уверенной походкой Берингриф преодолел несколько огромных залов, с десяток коридоров и лестниц вниз - в подземелье. Ему никто не встретился, да и не мог встретиться на пути. Рабы и файрбонинги никогда не шастали здесь без разрешения. А гости... Гости все остались в столовой и наконец-то могли поесть по-человечески хоть и с оглядкой на многочисленные, подсматривающие за ними, факела на стенах зала. Гости тоже не имели права передвигаться по замку просто так. Их всегда сопровождали слуги-рабы, лишённые чувств и ощущений, живущие волеизъявлением хозяина подобно муравьям-рабочим в огромном каменном муравейнике.

  В самое нутро этого муравейника направлялся Тёмный Лорд. Он теперь день за днём проделывал этот путь. Когда-то в далёком детстве его водил так же часто в подземелье отец. Он учил Берингрифа кузнечному делу. Каждый потомок Кейвдэвла обязан был познать тайны кузнечного мастерства, ибо они сделали их великого прародителя непобедимым. Мышечная память весьма долговечна: Берингриф не делал этого уже, казалось, тысячу лет, но вспомнил всё в одночасье.

  Ещё недавно он мечтал, что приведёт в кузницу своего сына, а теперь... Появится ли когда-нибудь в замке другой хозяин? Тёмный Лорд знал предсказания старого маразматика Сильвера, но никогда в них не верил, как не верил ни во что, придуманное людишками и колдунами. Он сам был магом, но он был лучшим из всех. Это всегда говорили его отец и дед. Потомки Кейвдэвла рождены, чтобы покорить мир, подчинить его себе. И они делали это веками. Почему он - Берингриф должен стать последним? Почему он должен не удержать власть над этой проклятой страной с её эльфийским прошлым?

  Каждый вопрос, рождаемый воспалённым самолюбием и ненавистью, гулким эхом от удара молота о наковальню разносился по подземелью. Это сам господин работает в своей кузнице. Когда Тёмный Лорд начинал творить магическое действо, рабы становились почти бездыханны. Он не мог контролировать их в эти минуты и заставлял погружаться в состояние, граничащее со смертью. Но дело Тёмного Лорда было куда важнее труда рабов. Он ковал всадников, что имели мощь, подобную той, какую даёт файрбонингам рождение в кузнице его предка. Каждый, выкованный тёмным магом всадник стоил сотни, изготовленных рабами. Берингриф использовал всё своё колдовское дарование и огонь чаши, которая хранила своё содержимое со времён Кейвдэвла.

  

  

  Ситуация усложняется

  

  

  Уже несколько дней войско южан продвигалось по безжизненным снежным пустыням северных земель. Приближалась зима итак достаточно суровая в здешних местах. Но теперь просто негде было укрыться от ледяного ветра, колючего снега и удушающего, с привкусом крови воздуха. Некоторые люди не выдерживали и возвращались на Юг. Другие, более восприимчивые к магическому воздействию, научались противостоять дыханию самой смерти. С помощью колдовства слонов покрыли густой длинной шерстью серебристого цвета, и они теперь походили на мамонтов, искупанных в серебрянке.

  Кочевница настаивала на движении без остановок. Все диву давались: и люди, и животные давно обессилили от многодневной гонки, холода и уныния, которое проникало в души вместе с отравляющим воздухом. Пищу принимали на ходу, спали тоже: по очереди в повозках. Но никто не болел и не отставал.

  Приближалось полнолуние, и тревога нарастала в сердцах посвящённых в тайну. Особенно выказывал беспокойство молодой отец Хранителя Ключа. Роланд ни на минуту не выпускал из рук Альфреда во время всего похода, а теперь он просто помешался на своём чаде: совсем не спал, охраняя спокойствие младенца, не позволял ему даже пискнуть. Роланд очень напоминал своего отца, который целую вечность назад также опекал и боготворил Сэмюеля, пока не познал истинную тяжесть бремени, что легла на худенькие плечики беззащитного мальчугана.

  Не смотря ни на что, Мария и Орландо были счастливы. Они были вместе. В отличие от Эдуарда и Елены... Мэри даже стеснялась своего счастья: старалась не смотреть в сторону Орландо, когда рядом была Елена, ничем не показывать нескромную душевную радость.

  ...Целых три дня мела метель. Люди продолжали жестокую схватку с природой, что, казалось, стала на сторону тёмных сил. Впереди обоза верхом на лошадях двигались маги, расчищая дорогу всполохами неоновых плетей. Мария сторонилась друзей. В пути она вообще мало общалась с людьми, всецело отдаваясь путешествию.

  ― Зачем ты его наказываешь? - услышала Мэри голос за спиной.

  ― О чём ты?

  ― Об Орландо. - Елена опустила руку с хлыстом и откинула капюшон.

  ― Наказываю? Да нет. Не понимаю, что ты хочешь сказать.

  ― Всё ты прекрасно понимаешь. Ему не много досталось личного счастья, как это не странно. Орландо даже среди друзей всегда кажется каким-то одиноким. Эдуард говорил... Осторожнее, Лизи!

  Элизабет одним махом подняла в воздух огромную снежную стену и обрушила её на обочину, вызвав лавину, которая тут же отомстила девушке за непозволительное вероломство. Снег спустился под самые копыта лошади, ударил её в грудь. Гнедая под Лизи заржала и упала на колени. Девушки бросились на помощь подруге, быстро отрыли и лошадь, и Элизабет, умело орудуя хлыстами. Поднялся фонтан цветастых снежных брызг.

  ― Красиво!.. - Орландо и Колин восторженно созерцали композицию из трёх всадниц в ореоле неоновых нитей и сверкающей пыли.

  Елена не смогла закончить разговор, едва начав... Орландо остался с Марией. Остальные тактично удалились, только Лизи окинула парочку холодным взглядом. Он не был недобрым, как раньше, но и тепла в нём не чувствовалось.

  Мэри держалась в седле настоящей амазонкой, имея даже округлые формы, и Орландо залюбовался. Мария не смотрела в его сторону, но каждой клеточкой чувствовала его присутствие. Она всегда стеснялась этого неконтролируемого ощущения. Ей казалось, что Орландо знает наверняка, как учащается её дыхание, не хватает воздуха и горячая, влажная пелена затуманивает взор. А он, надо сказать, не знал. Но очень хотел, чтобы это было именно так.

  Каждый удар лошадиного копыта о мёрзлую землю отзывался у Марии пульсацией ниже живота, растекался теплом по бёдрам, проникал внутрь и замирал там... Сердце ударяло в дых, грудь твердела, и узелки сосков упирались в плотно облегающий корсет, тёрлись об него в такт монотонного движения животного под наездницей. Волна накатывала за волной, Мэри была не в силах справляться с ними: как пловец, штурмующий разволновавшееся море... Но вдруг толчок совсем иного происхождения взбудоражил её плоть: малыш заявил о себе. Видно волны, вызванные жаждой любви, здорово обеспокоили его. Мария устыдилась и покраснела. Это не осталось незамеченным:

  ― Какая румяная и... аппетитная. - Орландо улыбался. Его коленка коснулось плотной и хрусткой от мороза юбки, что для Марии было почти то же, если бы он провёл ладонью по её обнажённому бедру: так страстно она желала его, такими обострёнными были ощущения и безудержными чувства... Мэри, не оборачиваясь, спросила:

  ― А ты проголодался?

  ― Очень... - Он говорил тихо, почти шептал, отчего слова его становились сладкой дурманящей музыкой. Мэри улыбнулась, по-прежнему не глядя на Орландо, пришпорила скакуна и затерялась в толпе наездников, орудующих хлыстами впереди и по обе стороны широкого тракта.

  Этой ночью Орландо смог добиться желаемого. Мария сдалась, хоть и была твёрдо уверена, что всё неправильно, глупо, вредно и даже смахивает на извращение. Но он сумел стать почти невесомым, почти беззвучным, почти прозрачным... Это походило на колдовство. Мария даже испугалась поначалу: неужели Орландо действительно использует магию?

  ― Чччш-ш-ш, - он коснулся губами её рта и, едва заметно шевеля пальцами, стал снимать её и свою одежду, которая будто растворялась в руках, исчезала...

  Всё, творимое в эту ночь самым прекрасным волшебником в мире, было похоже на касание шёлкового покрывала, на капельки тёплого дождя, медленно стекающие по спине, груди, животу, на слабое и несмелое проникновение в цветок невесомого мотылька. Ей казалось, что это никогда не кончится, что они уже в ином мире, где вечным будет такое их состояние. Но вдруг это состояние стало усиливаться, расти как снежный ком, ненасытно высасывать её изнутри...

  ― Чччш-ш-ш. - Его губы были снова у самого её рта. Он говорил и целовал одновременно:

  ― Не кричи... Ты как? Тебе не плохо?

  ― Пп-п-лохо? - губы не слушались.

  Он одарил её одной из тех улыбок, которые сводили сума - лукавых, улыбок человека, который знает больше, чем ему позволено знать:

  ― Ладно. Пора. Скоро утро.

  ― Утро? - она говорила как помешанная.

  Орландо снова улыбнулся.

  ― Безумный колдун! Что ты со мной сделал?

  Он быстро соскользнул с кровати, нырнул в свою одежду и затерялся в витиеватом узоре полога, которым прикрывался вход в палатку Кочевницы. Она спала в отдельной палатке: маленькой, уютной и очень тёплой.

  ...Наверное, если бы не Кочевница, чародеи никогда не нашли бы под снегом замёрзшую реку. А на реке - файрбонингов: в монументальном покое и зловещей, угрожающей готовности. Они направляли горящие глазницы на все стороны света и смотрели, смотрели, смотрели... Только их зоркость совсем не была опасна для волшебников. Ведь волшебники могли быть невидимыми... для файрбонингов, но только не друг для друга. Колдун умел разглядеть колдуна даже, если тот абсолютно обездвиживал себя, переставал дышать и останавливал сердце.

  Чародеев с Юга ожидал неприятный сюрприз, впрочем, который можно было предугадать: на реке у Хайхилла, охраняя вход в пещеру, дежурили тёмные маги - арьергард войска Лорда Берингрифа.

  

  

  В землянке Вориэгрина

  

  

  ― Неужели тебе ничего не подсказывали пророчества? - Элизабет возмущённо метала молнии не в Марию, нет: вокруг себя. Лизи бесило досадное препятствие, которое они должны были предусмотреть.

  ― Нет, пророчеств не было, но я думала об этом. Что там говорить: я просто была уверена. Глупо оставлять вход в пещеру под присмотром невидящих всадников.

  ― Представь себе: а я ничего подобного не предполагала. Вы тоже знали, что Тёмный Лорд выстроит здесь всю свою свору? - девушка обвела взглядом собравшихся в тесной палатке Кочевницы. Их было немного: Орландо, Елена и Роланд с малышом на руках.

  ― Ну... - Орландо пожал плечами, но было видно, что произошедшее для него не сюрприз.

  ― И как теперь мы с Альфредом попадём к Вратам? - Рол меньше других понимал, что происходит, но точно определил: проникнуть в пещеру незамеченными не удастся.

  ― Подожди, Роланд. Мария, расскажи всем, что ты мне говорила пару дней назад. - Елена, которая разогревала на своей магической горелке молоко, встала, подошла к Роланду, взяла из его рук малыша и начала кормить. Тот жадно ухватил упругий сосочек из выделанной телячьей кожи и стал причмокивая сосать. Мария с умилением секунду любовалась чудесной картиной, потом начала:

  ― Я была уверена, что в этот раз в кузницу будет попасть гораздо сложнее. Но я так же уверена, что мой дед поможет нам в этом.

  ― Дед? - Лизи приподнялась с подушек.

  ― Да. Понимаешь?.. Понимаете, я каждую ночь вижу его. Он будто из прошлой жизни. Я вижу его дома: там, где он жил... Мы гуляем, болтаем о разном. Ничего о кочевниках. Но он ведёт меня. Понимаете? Как же это объяснить? Он ведёт меня в свою землянку в лесу возле Хайхилла. Ну, где вы жили, Рол...

  ― А. Ну да. Я понял. Он там что-то оставил для нас. Да? Но откуда он мог знать?

  ― Он многое мог знать. Даже то, чем всё здесь закончится, Рол.

  Орландо встал:

  ― Ну что? Пошли?

  ― Куда?! - воскликнули все, кроме Мэри, в один голос.

  ― Нет смысла, да и времени откладывать. Полнолуние уже сегодня.

  Все засобирались. Роланд - тоже.

  ― Ты останешься с Альфредом, - сказала Мария. Роланд не возражал.

  Под пологом опускающейся на землю ночи чародеи начали пробираться вглубь леса. Никто, кроме Кочевницы, не знал, куда идти. Жуткий холод и метель угрожали заморозить человеческую плоть, навечно похоронить её в толще всё прибывающего грязноватого снега, подкрашенного красным. Сейчас маги не могли использовать хлысты, чтобы сохранить свою вылазку в тайне. Приходилось, утопая по пояс, выбиваясь из сил, продвигаться, как это делали бы обычные люди. Меньше других страдала от трудностей Мария. Казалось, что её тело невесомо. Она без труда утопала в снегу и без труда же выныривала из него. Все понимали, что с Кочевницей они преодолеют путь, но это было очень тяжело... Спустя полчаса Мэри остановилась и произнесла:

  ― Это здесь.

  ― Где? - Елена оглядывалась по сторонам, но ничего кроме грязной тёмно-багряной мглы, которая застилала даже серебристое лунное свечение, не видела.

  ― Это под нами? - Орландо научился понимать Марию.

  ― Да. Воспользуемся хлыстами. Здесь нас никто не увидит. Даже Берингриф.

  Уже через минуту чародеи были внутри землянки. Тёмно-серые стены, обложенные камнем, и земляной пол. Потолок такой низкий, что Орландо пришлось наклоняться, чтобы не упереться в него. Грубая мебель из плохо струганных досок и обитая кое-где тряпьём. Посередине просторной круглой комнаты - большой стол, по периметру - три кровати и детские колыбельки. Было видно, что сколочены они недавно: древесина ещё не успела почернеть. На стене у самого потолка тёмный лик Спасителя. Мария инстинктивно перекрестилась, увидев икону, а потом оглянулась на остальных. Только Орландо, казалось, понял, что означает этот жест.

  Мэри, окрылённая надеждой, бросилась к иконе, взяла её в руки и стала осматривать со всех сторон, но нигде не было и малейших признаков на какое-нибудь послание Вориэгрина. Она безнадёжно опустилась на кровать, поцеловала лик Спасителя и бережно положила его рядом с собой.

  ― Ну что? - Лизи не терпелось узнать, нашла ли Мария выход из создавшегося положения.

  ― Ничего...

  ― Что будем делать? - Элизабет по привычке посмотрела на Орландо. Обычно он руководил парадом.

  ― Пока ничего. Останемся здесь ненадолго. Роланд знает, где мы. Останемся. Сегодняшняя и две следующие ночи ещё наши.

  Мария не возражала. Она знала, что будет здесь до тех пор, пока дедушка не захочет ответить ей на вопросы. 'Как ответить?! Бред... Господи, помоги'!

  Орландо и Мария жались друг к другу на узкой и твёрдой кровати. Где-то в темноте тихонько посапывали Лизи и Елена. Мэри не спала. Воспалённый мозг перебирал немыслимые варианты послания Кочевника, которое он мог бы оставить в этой землянке. Орландо легонько коснулся её волос и словно пробудил от так и не успевшего прийти сна:

  ― Что?

  ― Может, давай не будем искать никаких знаков, ...никакой помощи от твоего деда. Давай разработаем план проникновения в кузницу с боем.

  ― Не знаю... Послушай, Орландо. Что мне делать с этим проклятым даром? Почему я не могу им управлять?! Почему?!

  ― Не кричи... - Орландо зажал ей рот ладонью. - Успокойся.

  ― Что случилось? - Элизабет вскочила и ошалело стала всматриваться в темноту, пока не вернула способность видеть.

  ― Ничего... Спи. - Орландо встал, уложил Лизи как маленькую, укутал изъеденным неизвестным животным войлочным одеялом и вернулся к Мэри.

  Мария заревновала, но не подала виду. В своей прошлой жизни она считала, что не сумеет ревновать никогда. Это как-то не про неё... Теперь ревность снедала её чувства подобно жуку-древоточцу, подъедающему деревянную опору. А вдруг она ослабеет, пошатнётся и упадёт? И завалится всё строение, обрушится на голову, засыплет... Никому не выбраться. Да у неё ведь ест хлыст! Мэри выхватила его и полосонула плетью вокруг себя, обозначив купол. Сквозь его свод теперь не смогут проникнуть ни камни, ни песок, ни земля...

  В следующий миг Кочевница оказалась подмята под себя мускулистым телом Орландо. Он запыхавшись всматривался ей в лицо, пытаясь угадать причину столь агрессивного поведения возлюбленной.

  ― Опора... Там... Это бревно, что посередине. Орландо, да оставь ты меня! Нам надо сломать эту опору. Понимаешь?

  Лизи с Еленой уже рассматривали опору, что располагалась по самому центру землянки. От неё подобно лучам в стороны уходили балки и упирались в стены. На этой опоре держалась вся незамысловатая конструкция жилища.

  ― И что, ты предлагаешь сломать эту опору, Мэри? Зачем она тебе?

  ― Ещё не знаю. Но мы её должны сломать. Я видела. Надо хлыстами сотворить купол, чтобы нас не засыпало, и сломать опору. А потом... Посмотрим.

  ― Ты уверена? - Орландо уже доставал хлыст и занимал положение, оценивая расстояние до каждой из волшебниц, до стен и до, почему-то вдруг понадобившейся Марии, опоры. Элизабет и Елена стали, образовав с Орландо равнобедренный треугольник. Внутри его была Мэри. По команде Орландо над головами образовался светящийся полупрозрачный купол, Мария рассекла опору. Одно неловкое движение, и в куполе будет дыра, а в дыру устремятся потоки земли и камней. Надо быть осторожными и действовать быстро. Надолго ли хватит чародеям сил удерживать над головой огромную толщу земли и снега?

  Мэри стала рассматривать ровный срез опоры.

  ― Что там? Говори же, Мария! Не томи.

  ― Здесь что-то есть. Какая-то дыра...

  ― Как-к... каккая дыра? - голос Елены срывался. Она теряла силы, выкладываясь всецело, стараясь наравне с Лизи и Орландо поддерживать спасительный барьер.

  Мэри запустила руку в отверстие и вынула оттуда цилиндр наподобие того, в котором носят инженеры свои чертежи. Только этот цилиндр был деревянным и украшенным росписью из тех же красок, которыми написана икона. На стенке цилиндра переплетались лошадиные гривы, их правдоподобно сверкающие глаза, вскинутые к самым мордам, копыта, хвосты и сильные лоснящиеся тела.

  ― Надо уходить!.. Долго мы не выдержим, - голос Орландо вывел Марию из оцепенения. - Первой пусть уходит Елена. Мэри, стань на её место.

  ― Теперь - Лизи. Пожалуйста, не возражай. Мэри, ты - следующая.

  ― А ты? - дуэтом спросили девушки.

  ― Говорю вам: у-хо-ди-те! И забери ту дощечку с картинкой. На кровати.

  Элизабет и Мария подчинились. Спустя минуту в проёме дыры из землянки появился Орландо. Он прижимал правую руку к туловищу и был бледным как полотно. Камень перебил кости. Из рваной раны сочилась кровь. Елена заклинанием остановила кровотечение, но срастить кости можно будет только в лагере. Забыв о находке, Мэри увлекла всех в обратный путь. На месте землянки остался довольно обширный кратер прямо посреди леса. Голые омертвевшие деревья улеглись вовнутрь кратера как после бурелома. Только странной была эта 'буря', заставила стволы ложиться в строгом геометрическом порядке: толи верхушками к центру, толи кнаружи кратера.

  Всем не терпелось узнать, что за находку уносят они из леса. Но добиваться чего-либо от Марии, когда она в пути, было бесполезно. А теперь её подгоняла ещё и забота о любимом человеке, который, стиснув зубы, старался не отставать.

  

  

  Завещание Кочевника, написанное его собственной рукой

  

  

  Ещё находясь в лесу, чародеи услышали страшный шум в лагере. Здесь не надо было обладать даром провидения, чтобы догадаться: всадники Берингрифа решили атаковать южан ночью в полнолуние, дабы лишить возможности хорошо подготовиться к бою и тайному проникновению в кузницу.

  ― Елена, сделай что-нибудь с рукой Орландо! - скомандовала Мария, а сама начала разворачивать длинный свиток, который достала из деревянного цилиндра.

  Текст написан от руки и оказался очень знакомым. Уже с первых строк Кочевница и все остальные поняли, что это завещание Вориэгрина. Настоящее завещание, написанное рукой самого Кочевника. То, что учили чародеи в школе, было пересказано Флорианом - ближайшим соратником Вориэгрина. Настоящего же текста найти так никто и не смог. Сам сэр Флориан не сумел отыскать его следов, но помнил всё наизусть, потому что помогал Кочевнику составлять завещание, даже придумывал некоторые главы. Зачем именно теперь чародеям этот текст? Что нового можно узнать из него? Если бы свиток был найден в мирное время, то, несомненно, имел бы огромную историческую ценность. Но теперь...

  Все были разочарованы. Все, кроме Марии. Елена и Элизабет колдовали над рукой Орландо и пытались определиться с тем, что сейчас каждый из них будет делать: кто отправится в штаб, кто найдёт и встанет на защиту Альфреда, а кто сразу же вместе с ним - к Огненным Вратам.

  ― Стойте! Этот текст отличается.

  ― Как отличается?

  ― Нет, в общем всё как то, что я читала раньше. Только здесь ещё кое-что.

  ― Да что же?! - Элизабет оставила Орландо и плюхнулась в снег рядом с Мэри, нетерпеливо вырвала свиток из её рук и стала бегать глазами по строчкам. В этот момент земля содрогнулась: будто тысяча плетей подрезала огромную гору, и та обрушилась. Волна землетрясения накрыла собой всю округу.

  ― Господи!.. Нельзя медлить ни минуты. Орландо, давай капсулу! - Мэри окинула возлюбленного виноватым взглядом и начала расстёгивать куртку у него на груди. - Извини...

  ― Зачем тебе капсула? Пусть она останется у меня.

  ― Ничего не получится. Там написано, что я смогу быть невидимой даже для колдунов. Только я. Понимаешь? И ещё... Только мне Альфред сможет передать Ключ.

  ― Не... - Орландо не успел возразить, Лизи перебила его:

  ― 'Хранитель Ключа, будь бдителен. Передавай его только сыну своему, внуку своему, тому, кто будет младшим мужчиной в твоём роду'...

  ― Ничего нового, - совсем как Эд продемонстрировала всезнайство Елена.

  ― Слушайте дальше... - Лизи уселась поудобнее в сугробе и торопливо продолжила. - 'Позволяю тебе передать Ключ любому наследнику моего рода Великих Кочующих Магов. Право обладания Ключом сделает его непревзойдённым над чудотворцами в этом мире'.

  Секунду все молчали.

  ― Ну и где здесь про невидимость? - Орландо не мог согласиться с тем, что его любимая, мать его ребёнка сейчас должна идти одна в тот ад, в котором даже он чувствовал себя беспомощным и слабым человеком, не чародеем, а человеком. Кроме того, Мэри наверняка отвлечёт на себя Берингрифа. А ведь это он - Орландо, а не его женщина, должен отомстить за всё Тёмному Лорду.

  ― Это очевидно, Орландо. 'Право обладания Ключом сделает его непревзойдённым над чудотворцами в этом мире'... Мэри сможет делать то, что другим магам не дано по природе. Кочевники умеют творить такое... Вориэгрин отдал Ключу право наконец-то наделить нашу Марию мудростью её рода! Он всё знал... Потрясающе. Всё спланировал. Он тогда, в прошлую смуту, не сумел и подготовил всё для Мэри. Ну... или для кого-то там ещё... Для потомка своего, в общем. И, Мэри... Ты доказала своё право на обладание этой мудростью... - Елена расправила спину, стала во весь рост, насколько позволяли снежные сугробы, сделала одухотворённое лицо, будто собираясь тут же вручить Марии это право.

  ― Хватит! 'Спланировал'... Сейчас проболтаем здесь... Альфред погибнет, а до Сэма далеко. - Мария сорвала с шеи Орландо капсулу, страстно поцеловала его. Так, что все даже рты разинули, включая Орландо: никто не предполагать, что она может быть такой страстной. Поцеловала и растворилась в темноте...

  Обладание мудростью Великих Кочующих Магов

  

  

  То, что Мэри увидела вместо лагеря южан, поразило её. Она ведь никогда ещё не имела возможности наблюдать бой между чародеями и файрбонингами. Сплошное месиво из окровавленных тел, всполохов плетей и огня, железо, камни, потоки замерзающей на морозе воды. 'Входящие, оставьте упованья', - вспомнилось дантовское - надпись над входом в ад. Шум, гул, свист, крики - смертельная какофония непримиримого противостояния... 'Там вздохи, плач и исступлённый крик'... Марии с трудом удалось вычленить из сплетения звуков единственно нужный в этот момент - плач ребёнка. Где-то довольно далеко надрывно верещал Альфред. И Роланд был жив. Он бессвязно что-то говорил малышу и бесконечно: 'Ыы... ыы-ы. Ы-ы-ы-ы-ы'... Было понятно, что парень обезумел от страха и совершенно потерял надежду на спасение.

  Но оно пришло. В облике женщины с серым от пепла лицом, в изодранном, мокром платье, с хлыстом в руке. Мария бросилась на Рола с Альфредом с высоты края воронки от упавшей каменной глыбы, что была здесь же, и под защитой которой теперь укрывался Хранитель Ключа. И тут Мэри поняла, что совсем не знает, как у младенца взять Ключ... Мозг лихорадочно работал, но... впустую. 'Что бы сейчас сказал Эд? Или Елена'? Мария прикладывала свои ладони к малюсеньким лапкам Альфреда. Чувствовала некое магическое тепло, но понимала, что это не всё. Этого недостаточно.

  Малыш внутри Марии неистово колотил по рёбрам и в диафрагму. Мать на секунду отвлеклась, чтобы унять его. Снова задумалась. В голову пришла глупая идея. Советоваться было не с кем, да и некогда. Надо попробовать. Окоченевшими пальцами Мэри начала развязывать тёплый платок Нэнси, расстёгивать, да просто разрывать платье, затем - корсет, чем привела Роланда, казалось, в ещё больший ужас. Наконец круглый живот оголился, и малыш изнутри упёрся кулачками в самый пупок. Мэри взяла ладошки Альфреда и расположила их у себя на животе. То, что почувствовала Кочевница, не было похоже ни на одно из известных ей ощущений. Её плоть будто поглощала чужого ребёнка, впитывала его магическую силу, которой был наделён род Хранителя Ключа столетия назад Кочевником Вориэгрином. На мгновение Мария потеряла связь с внешним миром. Её поглотило колдовское действо...

  Очнувшись, Кочевница не обнаружила рядом с собой Роланда. Его сын тихонько сопел у Мэри на руках и теребил кружево её нижнего белья, а Роланда не было.

  ― Рооол... - позвала Мария. Никто не отозвался. Надо было что-то делать с Альфредом.

  Дальше всё происходило как во сне. Внутри Мэри поселилась какая-то другая женщина - Кочевница. Настоящая Кочевница, обладающая мудростью Великих Кочующих Магов. Так же легко, как любой волшебник переносился из дома на работу, она отправилась в Форест Феори, мысленно позвала Клариссу, и та появилась сразу же из темноты, взяла ребёнка и, не задавая вопросов, скрылась в зарослях. Мария вернулась на Север. Причём на реку. Река была замёрзшей, и, чтобы передвигаться вдоль скалистого берега, можно было обойтись без лодки: просто идти по льду. Мэри медленно перемещалась вдоль реки мимо колдунов, патрулирующих вход в подземелье. Среди них был доктор Соулмечент - отвратительный мясник, что осматривал её в замке Берингрифа, и искусный творец магических недугов. Именно ему народ был обязан тысячами смертей от чумы. Мария помнила, как он ощупывал тогда её тело: вожделенно, омерзительно улыбаясь и сдерживая желание причинить боль. Мэри едва не стошнило, когда она почти ощутила вновь мерзкие пальцы Соулмечента у себя внутри.

  ...Лунный свет не был так ясен в эту страшную ночь, как в тот - первый раз, когда ещё был жив Питер. Сейчас приходилось ощупывать камни, чтобы обнаружить кольцо. Но очень скоро Мария увидела его.

  

  

  Вода чувствует магический огонь

  

  

  Двигающиеся камни берега не могли быть незамеченными в отличие от маленькой невидимой женщины. С треском проломился и вздыбился лёд на реке. Марии пришлось ухватиться за кольцо и повиснуть на нём, а потом, когда камни остановились - перенестись внутрь пещеры.

  ― Смотрите! Хер головохвоста! Как это они открылись? Тыща херов головохвоста! - заорал Хейгар.

  За входом в пещеру образовалась довольно широкая полоса из воды. Но в глубине прохода снова начинался лёд. Колдуны без труда перенеслись туда и подобно собакам-ищейкам принялись обнюхивать всё кругом. Они знали, что мимо пройти незамеченным не мог никто. Тогда какая сила заставила берег раскрыться. За кольцо ведь никто не брался. Или?..

  ― Слушай, красавчик, это ты всё время тёрся возле кольца. Ты, паганец, сотворил всё это? - Хейгар набросился на того молодого колдуна, что так вдохновенно и подобострастно заверял хозяина в неприступности этих самых скалистых берегов.

  ― Оставь, Хейгар. Дельф, конечно, немного глуповат. Но не настолько же? - встал на защиту растерявшегося юнца Соулмечент. Дельфу была обидна столь нелестная оценка, но таким образом за него заступились. - Нет. Здесь что-то не так. Сдаётся мне, обвели нас как слепых котят, - задумчиво заключил доктор.

  ― Надо идти к Вратам! Кто бы это ни был - ему нужны Врата. И нам - тоже. За мной!

  Маги стали перемещаться, но у самого берега вдруг случилось непредвиденное: взметнулась плеть, возникшая из ниоткуда, вспорола лёд у самой кромки перед носом оказавшегося впереди Хейгара, и он плюхнулся прямо в воду пещерного озера. За ним - Соулмечент и Дельф, несколько других колдунов. Оставшиеся на плавучих льдинах среди озера люди стали помогать тем, кому не повезло. При этом тоже срывались, выбирались на лёд и снова падали в воду. Началась страшная неразбериха, чем не преминула воспользоваться Кочевница.

  Когда Мэри подходила к Вратам, протягивала руку и касалась темени змеи, всё в ней замерло, превратилось в плотный комок, даже малыш перестал шевелиться. Только чуть тянуло внизу живота, и Мария подумала: 'Скоро'. Открытие Огненных Врат превратило пространство пещеры в кратер вулкана. Мэри была уверена, что часть прислужников Тёмного Лорда погибла. Но, когда всё стихло, на берег стали выползать измученные с перекошенными лицами люди. Соулмечент тоже был жив.

  Кочевница бросилась в кузницу. И только собралась перенестись в самое её сердце, как ощутила острую боль в своём сердце. Кто-то бросил нож? Или это удар плети? 'Но как они смогли увидеть'?.. Мэри обернулась и потеряла сознание.

  Очнулась в окружении пятерых выживших колдунов. Их лица были открытой книгой: злость и ненависть, любопытство и удивление, страх и наслаждение...

  ― Какая фокусница... Значит жива... Лорд будет доволен, - прохрипел Хейгар. Он приблизил к Марии своё уродливое лицо и заржал. Громко, оглушив еле живую женщину. Она зажмурилась. В сердце по-прежнему - огромная заноза. Больно и... досадно. В самом конце пути. Погибнуть так нелепо. Нож, брошенный наугад,... попал в цель.

  В памяти как на перемотке пронеслись события её странной кочевой жизни: прошлой и настоящей. В воображении с ореолом ультрамарина медленно стали появляться картины безмятежного существования Нэнси и её семьи, Елены, Эдуарда и сэра Мэтью, её любимого... Картины будущего. Сердце стучит всё реже и реже. Она тонет, идёт ко дну, падает внутрь себя. Потом - толчок, удар обо что-то на самом дне и стремительно - вверх, как на батуте. А там, наверху - острый ледяной клинок. Удар прямо в сердце! Она схватилась за грудь. Хрустальная капсула с водой из Подводного мира. Прикосновение к ней вызывает нестерпимую боль. Значит это не ранение, просто боль от близости капсулы. Вода чувствует магический огонь. Главное, чтобы никто другой этого не почувствовал. И надо забыть о боли... Забыть о боли!

  Мария открыла глаза и взорвала тишину подземелья жутким нечеловеческим голосом:

  ― Ты с кем говоришь?!

  Все отпрянули. Стены и свод задрожали, кое-где стали падать камни. Мария вскочила на ноги и исчезла. А камни всё падали и падали. Когда колдуны пришли в себя от неожиданности, вокруг были россыпи камней, срывались глыбы, рассыпаясь на куски и высекая искры.

  ― А-а-а-ррр! - Это огромный кусок накрыл Хейгара, раздавил как гадину и навечно погрёб под собой. Дельф заверещал как поросёнок, прижался к стене, трепеща всем телом, и тоже был завален камнями.

  Остальные бросились врассыпную. И только Соулмечент рванул в кузницу, преследуя Кочевницу. Он настиг её у самого края пропасти, которая харкала огнём и выплёвывала огромные куски руды. Соулмечент знал, что заяви он о своём присутствии, Кочевница сразу исчезнет и станет недосягаемой. Надо помешать ей незаметно. 'Что она собралась делать'?

  Мария стояла, гордо подняв голову и не страшась пострадать от камнепада. Камни будто боялись того места, где находилась Кочевница: огибали его или разбивались о невидимую преграду. Сила магии, какой обладала Кочевница, испугал знахаря. Женщина вынула из-за пазухи слабо сияющий предмет и положила его у края пропасти. 'Должно быть, это то, чем она собирается погасить огонь', - подумал Соулмечент. - Больше нечего ждать'. Он подкрался сзади и выхватил хлыст... Но обмануть слух Кочевницы было невозможно даже здесь, где работает магический молот Кейвдэвла, впустую работает. Она резко обернулась и перебила плеть Соулмечента. Он пошатнулся, но удержался на ногах. Новая плеть медленно, но уверенно вырастала из рукоятки его хлыста, по-прежнему угрожая Марии.

  От Мэри не ускользнуло любопытство, с каким колдун поглядывает на капсулу. И вдруг по его телу прошла судорога, потом Соулмечент стал корчиться и извиваться от боли, упал на колени. Бледная кожа колдуна начала оплавляться, сворачиваться и слазить как змеиная, являя Кочевнице ненавистный образ Тёмного Лорда Берингрифа. Такого сюрприза она не ожидала и поняла, что теперь силы в этом последнем бою уравнялись.

  

  

  Последняя встреча

  

  

  ― Ты думала, я сдамся без боя? Женщина... - с иронией произнёс Берингриф. - А может, ты думаешь, что меня остановит твоя беременность? - Он засмеялся.

  ― Нет.

  ― Я ждал, пока кто-нибудь не останется с тобой один на один. Соулмечент не хотел, но ему пришлось идти. Я заставил его, когда увидел тебя. Живой...

  ― Этого ты не ожидал. Не так ли?

  ― Ну... Чего-то подобного... Наверняка. Признаков твоей смерти не было. И я не видел тела.

  ― И не увидишь, выродок.

  ― Как смело... Я гляжу, ты осмелела! Отчего бы это? - Берингриф был невозмутим. Но Мария просто слышала, какая буря бушует в его тёмной душе. Бушует буря и противно тикает толи лёгкое недоумение, толи страх. Он видел слабо мерцающую капсулу и догадывался, что там. - Ты ведь была уверена, что больше не встретишься со мной. Правда? А тебя научил дедушка пользоваться телами своих слуг? Ну да, конечно, у кочевников не бывает слуг. Я забыл. А вот меня научил... мой. Это более приятное перемещение, чем то, каким в совершенстве владеешь ты. Просто вытесняешь душу бедняги, потом перемещаешь свою в его тело, а потом и сам перебираешься внутрь его. При этом он умирает. Это гораздо приятней обычного перемещения, поверь мне.

  ― Похоже на глиста-паразита. - Она вскинула хлыст. Тёмный Лорд вдруг расхохотался. Мэри раньше не видела его таким. Он никогда не выказывал чувств ни на лице, ни жестами, ни словами, но сегодня... Его хлыст был по-прежнему за спиной. Какую игру ведёт Берингриф? Если она ударит его плетью, что произойдёт? Он успеет выхватить оружие, успеет отразить удар? Что-то подсказывало Марии, что оружие Тёмного Лорда - не плеть. Тогда что? 'Хорошо... Надо подумать. Какое оружие он приготовил, мне не угадать. Но надо попробовать другой способ. Что бы сделал Орландо? Он обманул бы. Наверняка. - Мария так явственно увидела пронзительный взгляд Орландо с глубоко-глубоко запрятанным лукавством. Всё сразу стало проще. Умирать ведь не страшно, страшно умереть и не сделать того, ради чего уже погибли сотни тысяч. - Пусть гадина думает, что я готовлюсь напасть: сделать выпад и достать его плетью. Пусть... А я'...

  Мэри снова угрожающе занесла неоновую петлю над головой Берингрифа. Тот сделал вид, будто испугался.

  ― В тебе погиб артист.

  ― Что?! - голос Тёмного Лорда заглушил звук кузницы.

  'Дура! Мать Кейвдэвла была бродячей артисткой, кажется клоунессой. Совсем некстати я рассердила Тёмного Лорда'. Надо было действовать без промедления. Она взмахнула хлыстом, очертя круг над головой. Кончик плети захватил капсулу и...

  Капсула взлетела над пропастью, зависла подобно гадальной игле, направляя свой кончик в самую середину, и стала опускаться вниз. Перед глазами Мэри мелькнуло перекошенное лицо Берингрифа. Его рот беззвучно говорил: 'Мэри, не надо'. Он впервые назвал её 'Мэри'. Тёмный Лорд устремился в кузницу. Он просто бросился в жерло, оттолкнув Марию невидимой твердью вокруг себя. Мэри поняла, что Берингрифу всё это время был не опасен её хлыст. Вокруг его тела - невидимая, но крепкая защита, подобная той, что соорудила Мэри от камнепада. Поразмыслить об этом Кочевница не успела. Толчок отбросил её тело к кромке пропасти, и она соскользнула вниз.

  ...Ухватившись за уступ, созерцая гибель дьявольского творения Кейвдэвла и не имея сил перенестись, Мария проклинала судьбу-злодейку, которая одним росчерком пера выбросила её сына из своей книги. Мэри захотела в последний раз связаться с Орландо. И каково было удивление, когда она поняла, что Орландо с Элизабет и Еленой совсем близко. Они разбирают завал у Огненных Врат. Елена плачет навзрыд, не вытирая слёз. Рука Орландо перевязана куском от юбки Элизабет, и он совсем не ощущает боли, да и руки тоже. А Лизи... У неё - седые волосы. Это не пепел и не игра света. Это была седина. Нестерпимо захотелось жить, цепляться за эту жизнь, проклятую беспокойную жизнь, такую скорую в этом мире и... такую счастливую.

  Внизу огонь не сдавался без боя. Всё походило на горящий бушующий океан. Языки пламени поднимались над синей водой. Воды было очень... очень много. И она сияла, излучала свет, подобный свету звёзд в летнюю ночь. Словно то самое летнее небо опрокинулось в бездну и безуспешно теперь стремилось вернуться обратно. Волны вздымались так высоко, что, казалось, достанут и смоют её, и поглотят, как тело Тёмного Лорда Берингрифа. Волны пожирали пламя, а он прорывался сквозь толщу воды и продолжал творить своё тёмное магическое действо: то там, то здесь вздымались тела, ревущих страшными звериными голосами, файрбонингов. Они захлёбывались. Всё их нутро клокотало, впуская ядовитую жидкость.

  Когда пальцы совсем онемели, и малыш внутри перестал подавать признаки жизни, кто-то крепко обхватил её запястье, потащил, а потом - рванул вверх. Орландо накинул на неё плащ, сгрёб в охапку, и Мария потеряла сознание.

  'Телесный плен не стал тебе преградой'

  

  

  Мягкое ложе, покой и умиротворение. И душа, и тело не испытывают боли. Вокруг тишина, какой давно ей не доводилось слышать. Очень похоже на предрассветный час в той, прошлой жизни, когда тепло простыней держит тебя в состоянии послесонной неги. Мария натягивает повыше пуховое одеяло, пахнущее фиалками, и лениво поворачивается на бок. В сугробах белоснежной пастели сквозь занавес ресниц она улавливает слабое шевеление, протягивает руку и нащупывает тёплое, шелковистое, живое. Приподнявшись на локте, пытается заглянуть в складки одеяла.

  Там, запутавшись в бархатистом покрывальце, отчаянно бьёт ножками младенец. Пухлые и пушистые щёчки, носик-пуговка и глазки чёрные, как угольки. Увидев мать, малыш урчит и растягивает беззубый ротик сладким хрюкающим зевком. Глазки подёргиваются влагой, моргают, и плотно сжатые кулачки неумело их растирают, соскальзывая, упираясь то в пуховички щёчек, то в бугорок сморщенного носика. Мордашка розовеет и, кажется, улыбается.

  Входит Орландо. Он приподнимает Мэри за плечи, обнимает и прижимает к себе, как младенца, завёрнутого в пелёнки. Она обхватывает его за шею и замирает. Потом оборачивается, тянет на себя покрывальце и наконец-то впервые в жизни берёт в руки своё дитя. Маленький Флориан, а она не сомневается, что это именно он, сначала теряется у неё на груди, а потом, живо орудуя голенькой головкой и кулачками, погружается в поиски пищи. Орландо широко улыбается. Убедившись в тщетности поисков, отец решает помочь сыну, и потом ещё долго наблюдает за ним, пока Флориан не насыщается и не засыпает.

  Мария не может отпустить малыша. Так и укладывается на подушку с едва различимым на фоне перин и одеял, розовым комочком в руках.

  ― Почему я ничего не слышу? Как обычный человек. Я перестала быть волшебницей?

  ― Нет. Это Эд с Еленой придумали одну штуку. В этой комнате ты не будешь ничего слышать?

  ― А это не опасно?.. Эд?.. Ты сказал: 'Эд'?

  ― Да. Он поправился. И теперь ничего не опасно. Ничего.

  ― Совсем?

  ― Совсем. - Орландо замолкает, любуясь Марией.

  ...Она рожала прямо на поле боя. И маленького Флориана принимала Елена. Мария тогда не осознавала, что делала, но делала. И с этим делом справилась безукоризненно.

  Совершённое ею в кузнице Берингрифа потушило весь магический огонь в Стране Северных и Южных Народов, на поле боя недвижимо замерли файрбонинги, погасла и покрылась льдом чаша Тёмного Лорда и все факелы в его замке. Да и сам замок превратился в огромную зловещую гору. Правда, ещё довольно долго из её недр доносились стоны погребённых заживо рабов. Но их уже нельзя было спасти, лишь облегчить страдания. Чародеи сделали для этого всё, что могли...

  Алые облака над Чёрной горой растворились, небосвод очистился, давая место долгожданному животворящему светилу.

  ...Прошло чуть больше недели. Малыш был здоров, чего не скажешь о его матери. Но теперь это не страшно. Теперь всё позади...

  ― Очень хочется на воздух. Ты поможешь нам?

  Орландо выносит Мэри на поляну у норы. Здесь, как обычно, дежурят феи. Прозрачный осенний день. Из-за деревянной двери показываются Елена и Эдуард, Элизабет, Нэнси и Оливия с детьми, выезжает на своём кресле Сэм. Он тихонько шепчет Мэри:

  ― Не спрашивай, где Рол? Они ничего не знают.

  Мария тоже ничего не понимает, но слушается и вопросов не задаёт.

  Орландо выносит Флориана, аккуратно упеленанного. Он жмурится на солнце. От этого напрягает всё мизерное личико, вытягивает шейку и кряхтит.

  Сын Кочевницы был центром этой маленькой вселенной. Даже Нэнси и Оливия - тоже матери были озабочены состоянием маленького произведения такой любимой ими Мэри. Оказывается Нэнси кормила своим молоком всех детей: и Рози, и Альфреда, и теперь новорожденного Флориана. Ведь Мария была всё это время без сознания, а молоко Оливии перегорело, пока её сын путешествовал на Север. Рози, конечно, стала уже довольно самостоятельной: не могла и минуты усидеть на месте. Спасибо лесным феям. Они опекали красивую девочку как родную, всюду следовали за ней, учили разным магическим премудростям, и Нэнси уже не возражала. Но ужинать малышка всегда приходила к материнской груди: укладывалась под боком у Нэнси, сама расстёгивала рубаху, брала грудь руками и сосала, пока сон не приходил в её утомлённое бесконечными забавами тельце.

  Земля ещё тёплая. Мария кладёт голову на колени Орландо. Флориан резво колотит пяточками ей по лицу. И всё хорошо. Мерно журчит разговор, хихикают феи, благоухает парчовый лес.

  Её душа поднимается над поляной и сверху смотрит на близких и родных людей и не может наглядеться. Орландо... Флориан... Состояние невесомой души чем-то напоминает то, как она узнавала дорогу в пути. Только теперь она видит ещё и себя: бледное счастливое лицо, пушистые волосы на траве и тонкие кисти рук на ещё пышной груди... Она вдруг впервые обнаруживает, что лицо и тело стали другими. Очень похожими на неё прежнюю, но другими. Такими разными бывают близнецы. Она никогда не говорила Орландо, что должна умереть, хотя знала об этом давно. Кочующая рыба лосось преодолевает огромные расстояния, чтобы дать новую жизнь, но сама погибает в конце пути, не снеся его тягот и отдав последние силы потомству.

  ...Её похоронили в степи неподалёку от рыбацкой деревни на берегу Южного моря. Там росли маки, точно такие, какими пахли её волосы и тело. Однажды она сама попросила Орландо похоронить её там. В шутку, конечно... Этот уголок первозданной природы Кочевница нашла для себя, когда пыталась убежать от одиночества и тоски, проводив любимого в Хайхилл на встречу с Хранителем Ключа.

  После смерти Кочевницы озеро в Форест Феори снова стало Жемчужным, а феи сложили о ней песню. Теперь в Пещере Слёз лесные красавицы оплакивают и сестру Мэри:

  

  Телесный плен не стал тебе преградой.

  Пусть тело бренно, зато дух крылат.

  Нам подарив его, как вечную отраду,

  Ушла, умножив сердце во стократ.

  

  Века пройдут, следов не оставляя,

  Исчезнут города, народы, их цари.

  Твой странствующий дух мы охраняем,

  И встретимся с тобою впереди!

  

  17 августа 2006 г. - 13 ноября 2007 г.

Взято отсюда: http://zhurnal.lib.ru/d/daniela_i_d/


home | my bookshelf | | Кочевница |     цвет текста   цвет фона