Book: Операция «Первое свидание»



Операция «Первое свидание»

Аллан Фревин Джонс

Операция «Первое свидание»

Глава I

Cестрица не в духе

Ба-бах!

– Ой! – вскрикнула я, но не от грохота, с которым Аманда захлопнула дверь своей спальни.

Все дело было в моем коте, Бенджамине. Еще секунду назад он спокойно сидел у меня на коленях, а тут вдруг вскочил, впившись в меня когтями всех четырех лап, и шмыгнул под кровать.

Моя сестрица Аманда часто вынуждает его реагировать подобным образом. Иногда бывает, что даже мне самой хочется спрятаться от нее под кроватью. Особенно когда она бывает не в духе. А судя по тому, как она грохнула своей дверью, она была в ужасном, сверхотвратительном настроении: ураганное предупреждение, всем немедленно бежать в бомбоубежище, женщины, дети и коты пропускаются вперед…

Бац!

Это уже была дверь встроенного шкафа Аманды. Ее комната находится рядом с моей, поэтому, когда на нее такое находит, мне все отлично слышно.

Я пришла из школы всего полчаса назад. И мирно лежала на кровати, читая книжку, а Бенджамин дремал на моей ноге. Теперь, свесив голову, я заглянула под кровать. Круглые глаза Бенджамина уставились на меня из темноты.

– Все в порядке, – сказала я ему. – Она за тобой не гонится. Тебе ничего не грозит.

Я сунула руку под кровать, чтобы погладить его и успокоить.

Ба-бах!

По звуку можно было предположить, что Аманда поддала ногой стул. Если моя сестрица принялась пинать мебель, значит, и правда случилось что-то серьезное. Например, она обнаружила большой красный прыщ на кончике носа.

– Пойду-ка я, пожалуй, узнаю, в чем там дело, – сказала я Бенджамину, слезая с кровати. – Пока она весь дом не разнесла.

Я прошла по коридору и остановилась, прислушиваясь, у двери Аманды.

Ба-бах! – вновь раздалось из комнаты, и следом:

– Ай!

– Эй, ты чего? – крикнула я.

– Ничего! Ой-ё-ёй!

Приоткрыв дверь, я заглянула в комнату. Аманда сидела на кровати, сжимая руками ступню.

– Чего тебе, Стейси? – сердито глянула она на меня, растирая большой палец ноги.

Стейси – это я: Стейси Аллен, десяти лет, из городка Фор-Корнерс, штат Индиана.

– Так это всего лишь ты, – сказала я с усмешкой. – А я уже подумала, что к нам забежала бешеная горилла, – я посмотрела на нее с дружеской улыбкой.

– Единственная обезьяна здесь – это ты! – огрызнулась Аманда.

– Гориллы – это не просто обезьяны, они человекообразные обезьяны, я в книжке читала. У всех обезьян есть хвосты, а у горилл…

– Плевать я хотела! – взвизгнула Аманда.

– Ты, конечно, можешь сказать, что это не мое дело, но у тебя что-нибудь не так?

– Я ногу ушибла! – выкрикнула Аманда.

– Еще бы не ушибить, если пинать ногами мебель, – назидательно проговорила я.

– Не твое дело.

– Ты явно не в духе, это сразу видно.

– Брысь отсюда!

– Незачем на мне зло срывать. Я только хотела тебе помочь. Что у тебя стряслось? – спросила я.

Аманда насупилась.

– Ничего не стряслось. Хочу – пинаю мебель, хочу – нет. Она моя – что хочу, то с ней и делаю, и разрешения у тебя спрашивать не собираюсь.

– В школе что-нибудь? – спросила я.

Мне это показалось самым вероятным объяснением. У Аманды всегда возникают неприятности с учителями из-за того, что она забывает тетрадки с заданиями и все такое. Единственное, что Аманде нравится в школе, это сплетничать со своими подружками. И еще – что она капитан команды болельщиков. Все остальное как бы за пределами ее внимания.

– В школе? Ха! – фыркнула Аманда.

– У тебя прыщ вскочил?

– Иди отсюда!

Итак, не школа и не прыщ. Но что-то все же случилось. Даже Аманда просто так, ради удовольствия мебель пинать не станет.

– Расскажи мне. Вдруг я смогу помочь, – настаивала я.

– Как же, – сказала Аманда. – Что ты можешь с ней сделать, чтобы мне помочь!

Ну вот, это уже что-то: появилась какая-то «она».

– Может, Черил что-нибудь ляпнула? – спросила я.

Черил Раддик – это одна из пустоголовых подружек Аманды. Она мне не очень нравится. Если бы у меня была такая подружка, она бы меня все время раздражала. Хотя такая пустышка, как Черил Раддик, никогда бы не стала моей подругой!

Аманда уставилась на меня.

– При чем здесь Черил? – спросила она.

– Откуда я знаю. Ты сказала «с ней», вот я и подумала, может…

– Я имела в виду Джуди Мак-Уильямс, – выкрикнула Аманда.

Ну да, конечно! Джуди Мак-Уильямс, кто же еще. Если бы составить рейтинг того, что Аманда больше всего ненавидит, получилось бы так: первое – уроки, второе – поручения по дому и третье – Джуди Мак-Уильямс. (Обычно я тоже нахожусь в ее первой десятке, как и она в моей, но в тот момент первым номером ни она, ни я не были.)

Аманда и Джуди учатся в одном классе и соперничают во всем. Тут надо вам сказать, что Аманда вообще-то хорошенькая – если вам нравятся такие голубоглазые куколки с золотистыми локонами. Джуди тоже хорошенькая – с блестящими черными волосами и личиком, как у куклы Барби. Если бы в нашей школе проводился конкурс на самую главную воображалку, не знаю, кто бы из них победил – Джуди или Аманда. Но что одна из них – уж это точно.

Последней крупной победой Аманды над Джуди было, когда на праздновании тринадцатого дня рождения Аманды Джуди вся обсыпалась сухим гипсом и с позором покинула наш дом. (Долго рассказывать, как все случилось, но это была умора!) С тех пор я от Аманды о Джуди не слышала, но судя по лицу Аманды, сейчас Джуди Мак-Уильямс заняла первое место в ее рейтинге ненависти.

– Что она сделала? – спросила я.

Приятно было сознавать, что Аманда на этот раз сердится не на меня, а на кого-то еще. И мне ужасно хотелось узнать, что же произошло.

– Ничего! – отрезала Аманда.

– Ничего? – усомнилась я. – И ты на нее вот так разозлилась из-за ничего? Что же тогда будет, если Джуди что-то сделает?

– Слишком нос стала задирать, вот что! Разважничалась, думает, она такая умная. А мне наплевать! – встав с кровати, Аманда прошагала по комнате из угла в угол. – Мне наплевать! – крикнула она. – С высокой колокольни!

– Эй, девочки, что за шум? – послышался снизу мамин голос. – Опять вы ссоритесь? Ваши крики даже в подвале слышно.

Я выбежала из комнаты Аманды и на лестничной площадке свесилась через перила.

– Мы не ссоримся, – крикнула я. – Просто у Аманды плохое настроение из-за Джуди Мак-Уильямс. Хотя Джуди Мак-Уильямс ничего не сделала. И Аманда говорит, что ей на это наплевать.

– Не говорила я! – заорала Аманда, хлопнув за моей спиной дверью.

– Стейси, скажи Аманде, чтоб она уменьшила громкость, – сказала мама. – Если она разбудит Сэма, я сделаю так, что ей не будет наплевать!

– Мам? – вполголоса произнесла я.

– Да?

– Ты Сэма разбудишь.

Мама издала досадливое «хм-м-м…», как она это умеет делать.

Я услышала, как Аманда закрыла дверь на ключ. Вот те на! Она там заперлась! Как же я теперь узнаю, что сделала Джуди Мак-Уильямс?

Пожалуй, мне надо прямо сейчас объяснить вам кое-что. Вы, наверное, голову ломаете, кто такой Сэм и почему его нельзя будить в четыре часа дня.

Сэм мой братишка. Ему чуть больше года, поэтому он должен много спать. Но зато когда он бодрствует, это такой озорник и такой симпатяга, что второго такого не сыскать. У него круглые голубые глазищи и такой светленький пушок на голове, и я его просто обожаю. Он уже почти умеет ходить, если его держать за руку, но если отпустить, то пока еще шлепается. И пока что у него гораздо лучше получается ползать, чем ходить.

Спит он в спальне родителей, но иногда, когда мама работает внизу, в подвале, она забирает его с собой туда, чтобы не оставлять без присмотра.

Да-да, вы все правильно прочитали – мама работает в нашем подвале. Папа его немного перестроил, и получилось что-то вроде кабинета, чтобы она могла работать, не уходя из дома. А работает она корректором. Это значит, ей надо проверять орфографию и грамматику в толстенных книгах, которые присылают ей по почте. Только это еще не совсем книги, потому что они еще даже без обложек. Это все появится потом, когда мама их проверит. Одним словом, работа у мамы очень трудная, не каждый с ней справится. Вот я, например, не справилась бы, хотя мисс Фенуик, моя учительница, и говорит, что я пишу грамотно.

Некоторые из рукописей, с которыми работает мама, я читала. В них полно разных слов типа «градация» и «флуктуация». Я даже не знаю, что значит это слово – «флуктуация», так что никогда в жизни не смогла бы сказать, правильно оно написано или нет.

У мамы есть еще одно занятие – она сочиняет стихи для поздравительных открыток. Ну, это-то я могу понять. Вот, например, она написала один стишок для свадебного поздравления:

У вас есть что-то новое, у вас есть что-то старое,

У вас есть что-то синее и взятое взаймы.

Мы в этот день прекрасный вам искренне желаем

Любви, что длится вечно, и вечной же весны.[1]

Ну очень мило, правда? У мамы это здорово получается. Я бы тоже не возражала против такой работы – писать для людей веселые поздравления, чтобы они их посылали друг другу. Правда, мама говорит, не очень-то это легко – зарабатывать на жизнь такими стишками. Поэтому она еще занимается корректурой по договорам.

А папа мой работает дилером печатной продукции – другими словами, книги продает. Но это не значит, что он звонит вам в дверь, сует в щель ногу и пытается всучить энциклопедию в двадцати томах. Он имеет дело с книжными магазинами и работает обычно в Чикаго и окрестностях. Из-за этого вечерами его часто не бывает дома, потому что город, где мы живем, расположен не так уж близко от Чикаго. И если у него много работы, иногда бывает так, что мы не видим его по нескольку дней, и мне это совсем не нравится.

Во многом я похожа на отца. У него, когда он был маленьким, были кривые зубы, и у меня тоже кривые зубы, и из-за этого мне проходится носить брекеты. Почему мне так не везет? Вот когда Аманда улыбается, это выглядит, как если открыть крышку пианино, – зубы ровные, белые, один к одному. Блеск! Красота! У меня тоже блеск – но только потому, что полон рот железок.

Большинство людей вообще не верят, что мы с Амандой сестры. Она вся такая высокая, изящная, золотоволосая, а я – тощая, веснушчатая, с темными волосами, прямыми, как солома. Нет, Аманде я вовсе не завидую. То есть не очень завидую. Но было бы здорово узнать, как бы я себя чувствовала, если бы была на два года шесть месяцев, три дня и три часа старше Аманды, а не наоборот.

Тогда, может быть, я бы тоже вела себя с ней так же, как она со мной. Могла бы для разнообразия обращаться с ней, как с ребенком. Наверное, мне бы это понравилось. Но я бы, конечно, не стала так важничать и командовать, как Аманда. Во всяком случае, надеюсь, что не стала бы.

Однако ближе к делу. Как я уже сказала, Аманда заперла свою дверь, и это означало, что в ближайшее время я не смогу выяснить больше никаких подробностей о том, что сделала Джуди Мак-Уильямс.

Я вернулась в свою спальню. Бенджамин до сих пор так и не вылез из своего укрытия.

Я легла на пол и заглянула под кровать. Он сидел в дальнем углу. Я видела его вперившиеся в меня глаза. – Эй, трусишка, выходи! – позвала я его.

Потягиваясь, он вылез и потерся о мою голову, мурлыча, как тракторный двигатель, и щекоча мне шерстью нос.

Я чихнула.

– Посмотри, на что ты похож! – сказала я. – Весь в пыли. – Я взяла его на руки. – Тебя надо хорошенько почистить и причесать.

Бенджамин любит, когда я его расчесываю. У меня для этого есть специальный гребень с редкими зубьями. Я причесала ему спинку, потом он перевернулся и подставил мне животик, чтобы я и его причесала.

– Наша сестричка не в духе, – объясняла я ему. – И это как-то связано с Джуди Мак-Уильямс. Но Аманда не хочет мне говорить, что там стряслось. Знаешь, что я сделаю?

Тут он вытянул шею, чтобы я почесала ему под подбородком.

– А вот что, – продолжала я. – Завтра в школе я сама узнаю, что эта противная Джуди Мак-Уильямс натворила.

Я расчесала шерстку у Бенджамина за ушами.

– Что ты об этом думаешь?

По усилению громкости его урчания я заключила, что он со мной полностью согласен. Все-таки что ни говори, а Аманда моя сестра, даже если иногда она и доводит меня до белого каления. И если кто-то мою сестру огорчает, я просто обязана попробовать все уладить – если получится.



Глава II

Так вот в чем дело!

Мы с Амандой ходим в среднюю школу Фор-Корнерс, она от нас минутах в десяти езды на автобусе. Я учусь в шестом классе, а Аманда в восьмом, так что в течение дня мы не часто видимся.

В отличие от Аманды мне в школе нравится. Это потому, что я люблю узнавать новое. А Аманда считает, что она и так уже все знает. Думаю, ее учителя на этот счет другого мнения. Потому что отметки у нее так себе, и дома по этому поводу все время бывают неприятности.

В классе я сижу за одной партой с Синди Спигел, она моя самая лучшая подруга. Две другие мои самые лучшие подруги – Пиппа Кейн и Ферн Кипсэк – сидят сразу за нами.

Мы все делаем вместе – вчетвером. И мы всегда на большой перемене садимся в столовой за один столик.

Сегодня главную новость большой перемены мы услышали от Синди.

– Нашему дому грозит нашествие, – мрачно сообщила она.

Вообще-то Синди мрачностью не отличается. Она обычно жизнерадостная. И очень хорошенькая, хотя, в отличие от Аманды, не задирает по этому поводу нос. У нее волнистые от природы рыжеватые волосы, и она первая из нашей четверки проколола уши и надела сережки.

– Нашествие? – переспросила Пиппа. – Тараканы, что ли?

Пиппа, можно сказать, мозговой центр нашей компании. Но вот в чем она не сильна, так это в практических делах. Внешне она немного угловатая, у нее длинные черные волосы, которые она заплетает в косу.

– Нет, – сказала Синди. – Какие тараканы! Хуже – нашествие родственников. К нам приезжают дядя и тетя, – она опять окинула нас мрачным взглядом. – Тетя Руфь и дядя Тимоти. И с ними Люк. Этот Люк – такой зануда, – вздохнула она.

Я уже почти не помнила двоюродного брата Синди Люка. Я видела его всего один раз. Он приезжал два года назад, когда мама Синди пригласила всех своих родственников на День благодарения. Не сказать, чтобы он был из тех, про кого говорят «незабываемый человек». Единственное, что я про него помню, это что он не захотел играть ни в одну игру и весь вечер просидел, уткнувшись в телевизор и ни с кем не разговаривая. В то время ему было, наверное, лет двенадцать.

– Ну и что тут плохого? – удивилась Ферн. – Это же весело, когда приезжают гости. Мне нравится.

– Если бы у нас было достаточно места, тогда бы еще ничего, – сказала Синди. – Но мама решила, что тетя Руфь и дядя Тимоти будут спать в моей комнате. И я, стало быть, буду спать на диване внизу – целую неделю!

– А Люк где будет спать? – спросила Пиппа.

– Вместе с Денни и Бобом, – ответила Синди. – У всех будет спальня, кроме меня.

Денни и Боб это братья Синди, им по семь лет, и они близнецы.

– Может, тебе поменяться с Люком? – с усмешкой предложила Ферн.

Она девчонка с юмором, и с ней весело, но зато если где-то что-то выходит не так, можно не сомневаться – тут без Ферн не обошлось. Одевается она странно, но это из-за того, что родители ее бывшие хиппи. Сама Ферн говорит, что она просто не хочет быть как все. Меня это восхищает, но я все-таки не надела бы такие шмотки.

– Что? – возмущенно уставилась на Ферн Синди, будто ей только что предложили переселиться в свинарник. – Да я лучше в машине спать буду!

– На сколько они приедут? – спросила Ферн.

– Минимум на неделю, – ответила Синди.

– Не самое подходящее время для отпуска, – заметила Пиппа.

– Да нет, они приезжают не в отпуск, – сказала Синди. – Они продали свой дом в Лафайете и купили себе другой в Саут-Бенде. Это как-то связано с работой дяди Тимоти. Но пока заканчиваются формальности, они поживут у нас.

Лафайет – довольно большой город к юго-востоку от Фор-Корнерса, а Саут-Бенд – к северу, около озера Мичиган. Пожалуй, для них имело смысл остановиться на время в Фор-Корнерсе. Да, именно для них, но не для Синди.

– Так что, они приедут вместе со всей своей мебелью и вещами? – спросила Пиппа.

– Нет, – сказала Синди. – Это все едет отдельно. Хоть бы только они не застряли у нас больше чем на неделю. Веселенькая у нас тогда будет жизнь: Денни и Боб развыступаются – они всегда входят в раж, когда у нас гости, а Люк уткнется в телик. И я не смогу смотреть то, что мне нравится. И каждое утро мне придется убирать свою постель из столовой. В общем, одна морока.

– Слушай, ты можешь пожить в нашем доме, пока они не уедут, – предложила я.

Синди покачала головой.

– Я уже об этом думала, – сказала она. – Мама говорит, так делать нельзя, потому что получится, будто я демонстрирую, что они мне не нравятся.

– А на самом деле они тебе нравятся? – спросила Ферн.

– Тетя Руфь и дядя Тимоти – да, они хорошие. А вот Люк – с ним одни проблемы, – сказала Синди.

– Может, он уже изменился к лучшему? – высказала предположение Пиппа, оглядываясь на нас. – Ведь ему сейчас лет четырнадцать, так? Он мог стать другим человеком. Когда ты его последний раз видела?

– Два года назад. И за это время он, наверное, стал еще хуже, – пожаловалась Синди. – Слушает только хэви-металл и носит черные футболки с черепами и скрещенными костями. И мне придется быть с ним вежливой, представляете?

Я искренне посочувствовала Синди.

– Наверное, он из тех мальчишек, которые бросают где попало свои грязные носки и все такое прочее, – заметила Ферн.

– Спасибо тебе, Ферн. Ты всегда знаешь, как подбодрить человека, – вздохнула Синди.

– А еще ты будешь находить за спинкой дивана засохшие куски пиццы, – со смехом продолжала Ферн. – Четырнадцатилетние мальчишки всегда оставляют повсюду всякий подобный мусор, чтоб другие за ними убирали.

– Спасибо, что предупредила. Теперь мне уже гораздо лучше, – невесело улыбнулась Синди.

– Я только хотела тебе помочь, – сказала Ферн. – Понимаешь, чтоб ты знала, чего ждать.

– Мне такая помощь не нужна! Мне не надо объяснять, как это будет плохо. Настоящие друзья должны, наоборот, говорить, что все будет нормально и что не стоит волноваться.

– Синди! Поверь мне – все будет о'кей! Не стоит волноваться, – тут же бодрым голосом продекламировала Ферн.

– Ха! – фыркнула Синди.

– Когда они приезжают? – спросила Пиппа.

– В пятницу, – сказала Синди. – А в воскресенье днем папа хочет устроить барбекю, – она оглядела нас всех. – Он сказал, что я могу пригласить подруг, – тут она задержала взгляд на Ферн: – Настоящих подруг.

– Я и есть настоящая подруга, – заявила Ферн. – Ладно тебе, не хнычь раньше времени! Может, Люка вообще по большей части дома не будет. Может, ты его и видеть не будешь. Ну вот, я тебя ободрила. Теперь-то я получаю приглашение? – с вопросительной улыбкой она посмотрела на Синди.

– Ладно уж, получаешь, – ответила Синди. – Я вас всех приглашаю. По крайней мере, будет хоть что-то приятное впереди.

Бедняга Синди. Судя по ее лицу в тот момент, можно было предположить, что одного барбекю, чтобы поднять ей настроение, не хватит.

* * *

А мне все-таки надо было докопаться, что за проблемы у Аманды с Джуди Мак-Уильямс.

Пора было идти домой, я стояла возле школы, болтая с подружками. Я уже рассказала им о плохом настроении Аманды.

– Наверное, Джуди появилась в каком-нибудь крутом наряде, – сказала Синди.

– Нет, тут что-то посерьезнее, – возразила я. – Что-то, от чего она просто рассвирепела. Вы бы слышали, что она говорила!

– Ха, кажется, я знаю! Смотрите! – воскликнула Ферн, ткнув пальцем в сторону ворот.

Возле них толпились, разговаривая, старшеклассники. Джуди можно было заметить сразу. Прежде всего потому, что с ней была эта ее кошмарная подружка – Мэдди Фишер. Эта Мэдди такая противная, аж зло берет. Она таскается за Джуди, как собачонка. Нет, это несправедливо – собак я люблю. Мэдди больше похожа на болотное чудище.

Но, конечно, не Мэдди привлекла наше внимание. Мы все пялили глаза на парня, с которым разговаривала Джуди. На вид ему было лет пятнадцать, и даже с такого расстояния было заметно, что Джуди перед ним выставляется. Должна честно признать, парень был ничего, клевый, – для тех, кто этим интересуется. У него были светлые волосы и свободная джинсовая куртка вся в заклепках. В Фор-Корнерсе есть несколько таких ребят. У них у всех такой вид, будто они звезды экрана или что-то в этом роде. Но возле нашей школы они болтаются нечасто.

– Кто он такой? – спросила Пиппа.

– Не знаю, – сказала я. – По-моему, я его раньше не видела.

– Он, наверное, из старших классов, – сказала Синди.

– Тогда что он делает здесь? – удивилась Пиппа.

Ферн многозначительно посмотрела на нее.

– А тебе не понятно? Он пришел, чтобы встретиться с Джуди.

– Ну да! – ахнула Пиппа. – Ты хочешь сказать…

– Смотрите! – перебила ее Ферн. – Он взял ее сумку. И положил руку ей на плечо. Они целуются!

Это была правда. Они целовались – прямо на глазах у всех.

Мы подождали, когда Джуди и этот парень кончат целоваться. Потом они пошли по улице. Мэдди следовала за ними, приотстав на несколько шагов. Обернувшись, Джуди что-то сказала ей. Мэдди остановилась, плечи ее как-то ссутулились. Джуди и ее парень вместе пошли по тротуару. Мэдди постояла, глядя несколько секунд им в спину, потом побрела куда-то одна.

«У Джуди появился парень, – осенило меня. – Вот почему Аманда так разозлилась! У Джуди Мак-Уильямс есть парень!»

Глава III

Свидание назначено

В тот же вечер мы с Амандой, оставшись после обеда на кухне, загружали в посудомоечную машину тарелки.

– Прошло твое плохое настроение? – осведомилась я с невинным видом.

Она еще не знала, что я видела Джуди Мак-Уильямс с тем парнем.

– Какое плохое настроение? – спросила Аманда. – У меня плохого настроения не бывает.

– Да – не бывает? Как же! Ты вся – одно сплошное плохое настроение. Если бы в школе были уроки плохого настроения, ты вполне могла бы стать училкой.

Аманда движением головы отбросила назад волосы.

– Не понимаю, о чем ты говоришь, – сказала она, передавая мне тарелку. – Я спокойней всех, кого я знаю, у меня постоянно хорошее настроение.

– Ага, конечно! Выходит, я все это придумала, что вчера было.

– Выходит, придумала, – беззаботно подтвердила Аманда.

– И ты, конечно, больше не злишься на Джуди Мак-Уильямс? – спросила я.

Какая-то мелкая дрожь наподобие небольшого землетрясения пробежала по телу Аманды.

– Нет, – процедила она сквозь зубы.

– И ты ей нисколечко не завидуешь?

Аманда громко расхохоталась:

– Я? Завидую ей? Ты шутишь? С чего это мне завидовать Джуди Мак-Уильямс?

– Откуда мне знать, – пожала я плечами. – Ведь это ты вчера пинала ногами мебель в своей комнате.

– Ничего я не пинала. Просто кое-что переставляла, вот и все.

– Ногами? – спросила я.

Аманда только скривила губы. Ладно, если она не собирается признаваться, что ж, тогда мне придется заставить ее это сделать.

– Значит, тебя не трогает, что у Джуди Мак-Уильямс появился парень? – продолжила я.

Аманда плотнее сжала губы. На мгновение мне показалось, что она сейчас швырнет в меня пару тарелок.

– С чего это ты взяла, что у нее появился парень? – ледяным тоном произнесла Аманда.

– А разве нет? – спросила я с видом невинной овечки. – Я подумала, что тот красавчик, который встречал ее возле школы, – ее парень.

– Что? Грег? – Аманда опять откинула назад волосы. – Он не ее парень.

– Но выглядело это именно так. Они целовались, – заметила я. – Не целовались они! – горячо возразила Аманда.

– Нет? Интересно, что же они тогда делали? Мне показалось, что именно так – целовались.

И тут меня осенило:

– Стой-ка, ты сказала – Грег? Разве ты сама недавно не хотела назначить свидание парню по имени Грег?

– Не помню, – буркнула Аманда.

– Помнишь-помнишь, не обманывай, – настаивала я. – Грег Мастерсон, вот как его звали.

Теперь для меня все начало вырисовываться. Сестра Грега Кэрен тусуется в Хэппи Дунат вместе с Амандой и ее подружками, и Аманда очень разозлилась, когда недели две назад упустила возможность познакомиться там с Грегом. (Наверное, я должна признать, что это по моей вине они тогда так и не познакомились, но сейчас у меня просто нет времени объяснять, как все получилось.)

Неудивительно, что Аманда теперь злится на Джуди. Джуди увела у нее Грега прямо из-под носа.

– Можешь не сомневаться, Грег не пошел бы с такой идиоткой, как Джуди Мак-Уильямс. Не такой он дурак, – заявила Аманда.

– Тогда зачем он сегодня ждал ее возле школы? – спросила я.

– Откуда я знаю. Может, он начал сбор средств в фонд помощи неудачникам. А может, она слишком тупая, чтобы самой найти дорогу домой.

– Да ладно, перестань! Они целовались. Они встречаются, и ты это прекрасно знаешь. Вот почему ты так взбесилась. Не темни, Аманда, скажи, что это так.

– Если… – начала Аманда ледяным тоном. – Если Грег и правда прошелся с Джуди Мак-Уильямс пару раз, то только потому, что он слишком нерешительный и не может подойти к девочке, с которой на самом деле хочет встречаться.

– Как-то слишком хитро для моего понимания, – заметила я.

Аманда холодно улыбнулась.

– Ты ничего не смыслишь в психологии. Дело в том, что Грег просто струсил, побоялся назначить мне свидание, – она тряхнула волосами. – Да, он боялся, что я откажусь.

– Давай разберемся: выходит, на самом деле Грег хочет встречаться с тобой?

– Правильно, – подтвердила Аманда.

– Но боится, что ты не захочешь с ним встречаться?

– В самую точку.

– И поэтому он встречается не с тобой, а с Джуди Мак-Уильямс?

– Вот именно, – кивнула Аманда. – Бедняга, мне его жаль.

– Аманда, ты ненормальная, – вздохнула я.

– Я и не надеялась, что ты сможешь понять, – усмехнулась Аманда. – Это не для твоего детского ума.

– Знаешь что, Аманда, – сказала я. – Может, тебе пойти полежать немного в темной комнате, чтобы мозги отдохнули? По-моему, они у тебя перегрелись.

Аманда бросила на меня сердитый взгляд.

– Послушай, ты, малявка! Если бы я захотела, мне бы стоило только позвонить Грегу, и он бы мигом был здесь! Подумаешь, какая-то Джуди Мак-Уильямс! Плевать бы он на нее хотел, если бы знал, что он меня интересует. Вот так, моя дорогая!

– Так позвони ему, – сказала я.

Лицо Аманды как-то побледнело.

– Я не знаю его номера.

– Как это не знаешь? Ты же все время болтаешь по телефону с его сестрой Кэрен, – напомнила я.

– Его может дома не быть, – продолжала отнекиваться Аманда.

– Это точно, – согласилась я. – Он может гулять с Джуди. Пожалуй, не стоит тебе звонить – еще попадешь в дурацкое положение.

Я с улыбкой посмотрела на Аманду. Такой я ее еще ни разу в жизни не видела. Неужели мальчишки могут так воздействовать на тебя, если тебе исполнилось тринадцать?

Аманда гневно сверкнула на меня глазами:

– Думаешь, побоюсь? Ты так думаешь, да? По-твоему, я – трусливый заяц?

– Ага, я как раз подумала, что за белый хвостик дрожит у тебя сзади.

– Ну ладно, с меня хватит. Я тебе покажу, кто тут заяц, Стейси Аллен. Можешь сама домывать здесь, что осталось! – она швырнула несколько вилок и ножей в посудомойку и гордо покинула кухню.

Я проводила ее взглядом.

Ну и ну! Похоже, я попала в точку!

Я вышла за ней в коридор. Она уже сидела на ступеньках лестницы с телефоном на коленях, нажимая на кнопки. Сердито глядя на меня, Аманда поднесла трубку к уху.

– Миссис Мастерсон? – проговорила она. – Здравствуйте, это Аманда Аллен. Нет-нет, я звоню не Кэрен. Можно поговорить с Грегом?

Во время паузы Аманда показала мне язык. В ответ я состроила рожу – растянула рот кончиками пальцев и, высунув язык, поболтала им.

– Делаешь успехи, – прошипела мне Аманда.

Тут в трубке послышался голос.

– Да? Нет дома? Нет, ничего такого. Просто передайте ему, пожалуйста, что я звонила. Нет, больше ничего. Спасибо. До свидания, – она бросила трубку.

– Нет дома? Вот странно, куда бы он мог уйти? Может, Джуди завтра тебе об этом расскажет? – с ехидной улыбкой до ушей пропела я.

Аманда кинулась на меня, но я успела увернуться и шмыгнуть мимо нее вверх по лестнице.

Вбежав в свою комнату, я заперлась на ключ – просто на всякий случай. Когда Аманда вот так свирепеет, никогда не помешает поставить между нами прочную деревянную преграду.

* * *

Какое-то время я провела в своей комнате, раскрашивая постер, который купила в торговом центре накануне. Тонкими линиями на нем были изображены бабочки – целая стая, а раскрашивать их можно было на свой вкус, как тебе больше нравится. Позаимствовав у Аманды ее маркеры, я уже раскрасила трех бабочек. Одна получилась красная с синим, другая розовая со светло-зеленым и оранжевым, а третья – самая большая – ярко-желтая. Это мой любимый цвет. Закончив раскрашивать, я собиралась повесить постер у себя над кроватью.

Должна признаться, художник из меня так себе. Кладезь талантов в нашей семье – это Аманда. Художества такого рода у нее получаются просто классно. А самое большее, на что я способна, – это раскрасить то, что нарисовали другие. Комната Аманды забита ее рисунками и акварелями. Думаю, это доказывает, что для артистической натуры быть еще и умным не обязательно.

Было около восьми часов, когда зазвонил телефон. Я не обратила на него внимания. Если бы звонили мне, кто-нибудь бы крикнул. Но, как всегда, звонили Аманде. И, конечно, поговорив, она, не теряя времени, подскочила к моей двери и забарабанила в нее кулаками.



– Эй, дурья башка, ты все еще там?

Она вошла с улыбкой до ушей, почти разделившей ее лицо на две половины.

– Это был Грег, – объявила она. – Перезвонил сразу же, как только ему передали.

– Надо же, Грег умеет пользоваться телефоном? – сказала я. – Ты сделала правильный выбор.

– Не хочешь узнать, зачем он звонил? – спросила Аманда.

Было совершенно ясно, что ей не терпится об этом рассказать.

– Да не то чтобы очень… – проговорила я.

– И все-таки я тебе расскажу, – заявила Аманда раздражающе пронзительным голосом. – Просто чтобы доказать, что с самого начала была права я, а не ты, – она откинула назад волосы. – Грег только что назначил мне свидание, вот так!

Она резко повернулась к двери и вышла, с шумом захлопнув ее за собой.

Я рванулась за ней, рывком распахнула дверь и крикнула вдогонку:

– Непонятно, чего ты разважничалась. Если бы не я, ты бы вообще ему не позвонила!

– Стейси! – послышался снизу голос отца. – Убавь громкость, пожалуйста.

Последнее, что я увидела, прежде чем Аманда, пританцовывая, влетела в свою комнату, был ее длинный розовый язык.

Вот уж повезло Грегу! Пойдет на свидание с моей такой взрослой сестрой. Просто невероятное везенье!

Я вернулась в свою комнату.

Конечно, я не слишком опытна в таких делах, но все же мне показалось странным, что Грег то прогуливается с Джуди Мак-Уильямс, а то через минуту назначает свидание Аманде.

Может, Аманда с самого начала была права? И все, что она мне наговорила на кухне, не такая уж ерунда, как это показалось на первый взгляд?


Профессор Ван Аллен из колледжа Сами-Догадайтесь-Какого, штата Индиана: «Нет, Стейси, можешь не сомневаться, твое мнение было совершенно правильным. Твоя сестра страдает странными и подозрительными галлюцинациями, причиной которых является избыток перегретого пара в ее голове».


Да, именно так я и думала.

Но все же это не объясняло, почему Грег Мастерсон пригласил ее на свидание.

Глава IV

Какой облом!

В пятницу после уроков я, Пиппа и Ферн сидели в моей комнате. Синди прийти не смогла, потому что ей пришлось сразу после школы идти домой встречать приехавших родственников. Чего ей делать не слишком хотелось, можете мне поверить.

– Тебе не кажется, что ты уж как-то чересчур против них настроена? – спросила я Синди на большой перемене. – Можно подумать, Люк прямо-таки граф Дракула или что-то в этом роде.

– Если бы Дракула, – вздохнула Синди. – Я бы тогда заполонила весь дом чесноком, чтобы его выкурить. Но мама говорит, я должна быть с ним приветливой и милой. Но как можно быть милой со здоровым четырнадцатилетним болваном?

– Не впадай в панику, – сказала ей Ферн, – а то превратишься в неврастеничку.

«Превратишься»? Да Синди уже такая.

Я рассказала подругам про Аманду и про свидание, которое ей назначил Грег. Кроме всего прочего, еще и по этой причине Пиппа и Ферн отправились ко мне. Им хотелось посмотреть, как он за ней зайдет, чтобы потом куда-нибудь пойти. Понимаете, это было первое настоящее свидание Аманды. И нам было ужасно интересно посмотреть, как она будет себя вести, когда наступит этот волнующий момент.

Судя по тому, сколько времени Аманда находилась в ванной комнате, она решила сделать все возможное, чтобы произвести впечатление на Грега.

– Интересно, мальчики так же долго готовятся к свиданиям, как и девочки? – спросила Пиппа.

– С Амандой в этом никто в мире не сравнится, – сказала я. – Она там сидит уже больше часа. – Это может кончиться тем, что она выйдет вся в морщинах от долгого лежания в ванне, – заметила Ферн. – И будет похожа на сушеную сливу.

Потом мы услышали, как Аманда бегает туда-сюда по коридору. И то и дело кричит:

– Мам! Куда подевалась моя желтая лента для волос, я ее не нахожу!

Или:

– Мам, у меня шнурок порвался!

Ферн растянулась на моей кровати, закинув руки за голову.

– Хорошо, что нам не хочется бегать на свидания с мальчиками, а? – заметила она.

– Уж это точно, – согласилась с ней Пиппа. И посмотрела на меня. – Знаешь, можно сказать, тебе повезло, что у тебя есть такая старшая сестра.

– Да? Это в каком смысле? – не поняла я.

– В таком, что у тебя перед глазами наглядный пример, ты можешь видеть, как глупо ведут себя подростки. И, глядя на нее, ты понимаешь, чего не надо делать, когда сама станешь подростком, – пояснила она.

– Я уже много лет смотрю на Аманду и делаю выводы, чего не надо делать, – сказала я. – Я про это могу целую книгу написать.


Рекомендации Стейси Аллен о том, как себя вести подросткам (автор приносит особую благодарность Аманде Аллен, без которой ни один дурацкий совет из этой книги не был бы написан).


Глава первая: как сделать так, чтобы мальчик назначил тебе свидание.

Устроить свидание с мальчиком – не проблема для современной сообразительной девочки.


1. Позвони выбранному кандидату. Не расстраивайся, если окажется, что он ушел гулять с другой девочкой. Помни: ты самая обаятельная и привлекательная девочка в городе. И он пошел с другой девочкой только потому, что слишком робок, чтобы пригласить тебя.

2. Сделай так, чтобы он повел тебя куда-нибудь, где ты сможешь по-настоящему блеснуть. Например, на каток. Тогда он сможет провести весь вечер, восхищенно глазея, как ты выделываешь на льду всякие сложные пируэты. Ну, что-нибудь вроде тройного акселя и вращения, заканчивающегося потерей равновесия и падением на пятую точку. Это подействует безотказно.

3. Подготовка к выходу. Это потребует много суеты и беготни. По крайней мере, пять раз за час сбегай в ванную и обратно. Выбери свой самый шикарный наряд. Побегай еще немного. Посмотри на себя в зеркало. Издай разочарованный стон, потому что тебе покажется, что ты выглядишь кошмарно. Сними все, что надела, и начни сначала (повтори это по крайней мере трижды).

4. Присядь где-нибудь с видом полного отчаяния. Успокой себя шоколадным коктейлем. Пролей его себе на кофточку и бегом лети в свою комнату искать новую.

5. Подпрыгни до потолка, когда раздастся звонок в дверь. И когда, рывком отворив дверь, ты обнаружишь, что это всего лишь Пиппа, с визгом убеги к себе в комнату.

6. ПАНИКУЙ!


Я сумела выудить у Аманды еще некоторые подробности этого свидания. Предполагалось, что Грег зайдет за ней в шесть часов и они вместе отправятся на каток с искусственным льдом «Пэрэдайз».[2] Хотя, глядя на то, как Аманда носится по дому как полоумная, можно было подумать, что он пригласил ее как минимум на встречу с президентом.

Я взглянула на часы. Было без пяти шесть.

– Пойдемте вниз, – сказала я подругам. – Тогда можно будет проследить, как все произойдет, из гостиной.

Мы скатились по лестнице вниз. Папа еще не приехал с работы, а мама была на кухне. Втроем мы уселись в ряд на диване, ожидая, когда зазвонят в дверь.

В комнату на всех парах влетела Аманда. На ней были ее лучшие черные джинсы и белый атласный топ. Она, наверное, провела целую вечность, сооружая себе прическу, и даже наложила легкий макияж.

Не обращая на нас внимания, она прямиком прошла к окну.

– У тебя сзади все джинсы белые, наверное, на детскую присыпку села, – сказала я ей.

Вывернув шею, Аманда посмотрела на свою спину.

– Гр-р-р! – раздосадованно прорычала она и опять выбежала из комнаты с криком: – Мам! Мне нужна тряпка!

Мы переглянулись и обменялись понимающими улыбками. Вот еще один полезный совет для моей книжки: Не садись на детскую присыпку.

– Твоя сестра ненормальная, – заметила Ферн.

– Это я давно знаю, – согласилась я.

Пиппа, встав, подошла к окну. Было ровно шесть часов.

– Ой!

– Он уже там? – спросила я.

– О-О-ОЙ! – вновь воскликнула Пиппа. Оглянувшись, она жестом подозвала нас. – Вы должны это видеть!

Я посмотрела в окно.

– Ого! – выдохнула Ферн возле моего уха. – Надвигается третья мировая война!

К дому подходил Грег. Но не один. С ним был кто-то еще.

– О, боже! Надо предупредить Аманду! – выкрикнула я.

Выскочив из комнаты, я увидела, как Аманда метнулась вверх по лестнице. Я бросилась за ней и перехватила ее в тот момент, когда она брала из комнаты свою сумочку.

– Он уже здесь? – спросила моя сестрица. Было заметно, что она очень волнуется. – Как я выгляжу?

– Ты выглядишь классно, – сказала я. – Но я должна тебе что-то сказать.

– Потом, потом, Стейси! – пролетела она мимо.

– Но я думаю, для тебя это очень важно, – сказала я.

– Потом! – раздраженно бросила Аманда.

Я схватила ее за руку.

– Нет, не потом. Сейчас! Он пришел не один!

Аманда непонимающе уставилась на меня, как будто я заговорила на неизвестном ей языке.

– То есть как это?

– А так – не один, – произнесла я. Потом, сделав глубокий вдох, выпалила: – Он с Джуди.

– Что?! – вскрикнула Аманда.

– Они идут по подъездной аллее – вместе! – сказала я.

Аманда все так же тупо глядела на меня, когда раздался звонок.

– Это правда? – проговорила она. – Ты шутишь?

Схватив за плечи, она тряхнула меня. – Скажи, что ты шутишь!

– Это правда! – ответила я.

В какое-то мгновение мне показалось, что она закричит. Потом она растерянно глянула на меня.

– Правда?

Я кивнула.

Аманда отпустила мои плечи.

– Спокойно! – произнесла она, закрыв глаза. – Я должна быть совершенно спокойной!

Вы, наверное, заметили, что я не часто хвалю Аманду. Но тут я не могла не восхититься ее самообладанием.

Она сделала несколько глубоких вдохов, заставила себя широко улыбнуться и пошла вниз так, будто ничего не произошло.

– Привет, Грег! – сказала она, открыв дверь. – Привет, Джуди!

– Ты готова? – спросил Грег.

– Почти. Только схожу за сумкой, – сказала Аманда.

И взбежала по лестнице. У нее был такой взгляд, что краска, наверное, могла бы облупиться со стен.

Я подала ей сумку. Сверкая глазами, она схватила меня за шею, как бы показывая, что собирается задушить.

– Вот что бы я с ней сделала! – прошипела Аманда.

В тот момент, глядя на ее зверское выражение лица, я порадовалась, что я не Джуди.

Отпустив меня, она вновь изобразила улыбку на лице.

– Ну… счастливо тебе, – осторожно проговорила я.

Она больше ничего не сказала. Просто спустилась по лестнице и пошла к выходу.

А я побежала к девчонкам.

Мы молча смотрели друг на друга. Что тут можно сказать, когда на твое первое свидание мальчик приходит с другой девочкой?

Я уже это говорила и еще раз повторю: можно только порадоваться, что нас не тянет гулять с мальчишками.

* * *

Я лежала на диване в гостиной, опершись головой на подлокотник и положив ноги на папины колени. Мой отец очень подходящий человек, чтобы на нем разлечься. А если ему надоедает служить диванной подушкой, то он это сразу показывает. Сначала пощекочет под ребрами – так осторожненько предупреждая, что пора двигать, и если это не срабатывает, он просто встает, а я с визгом скатываюсь на ковер.

В тот момент он читал журнал, расположив его на моей ноге.

– Пап! А почему мне не хочется гулять с мальчиками? – спросила я.

Он посмотрел на меня.

– А тебе хочется, чтобы тебе этого хотелось? – Вовсе нет. Просто интересно стало, почему мне не хочется.

– Наверное, потому, что у тебя есть дела поинтереснее, – сказал отец.

Он не ошибся. У меня было три миллиона дел поинтереснее. Но это все-таки не ответ.

– Но, наверное, мне захочется, когда я стану старше? – спросила я.

– Думаю, да, – ответил отец.

– А как это будет? Что, однажды утром я проснусь и подумаю: «Ха, я хочу гулять с мальчиками»?

– Должен признаться, моя милая, как это произошло со мной, я просто не помню, – он бросил взгляд на маму, которая сидела напротив в кресле с вышиванием в руках. – А ты помнишь, как тебя начали интересовать мальчики? – спросил он.

– Я помню, что они мне казались страшными. И помню, что просто умирала от страха перед моим первым свиданием, – она пожала плечами. – Но, полагаю, в этом деле все идет так же, как и в любом другом: как только ты привыкаешь к какой-то мысли, она начинает тебе нравиться, – мама улыбнулась мне.

Я посмотрела на нее.

– Мне не кажется, что мальчики страшные. По-моему, они просто скучные.

Мама кивнула:

– Вот и хорошо. Продолжай так думать, и это убережет тебя от массы неприятностей.

Кто-то тихонечко открыл и закрыл входную дверь. Должно быть, это была Аманда, хотя обычно она вваливается в дом, как средней силы камнепад. Ее не было несколько часов.

– Привет, дорогая, – окликнула ее мама. – Ты рано вернулась. Хорошо провела время?

Я слышала, как Аманда сделала несколько шагов вверх по лестнице, но потом вернулась и встала в дверях гостиной. У нее был совершенно убитый вид.

– Нет, – сказала она. – Я провела время плохо. Просто ужасно. И если Грег Мастерсон позвонит, хотя я знаю, что не позвонит, меня для него нет дома. Никогда!

Отец с тревогой посмотрел на нее.

– Хочешь, расскажи нам все, – предложил он.

– Нет. И я не хочу, чтобы имя Грега Мастерсона упоминалось в этом доме.

Ну, это было несложно. Кроме самой Аманды, никто о нем и раньше не упоминал.

Она ушла в свою комнату.

Мама вздохнула:

– Видишь, Стейси, что получается, когда у тебя возникает желание встречаться с мальчиками.

Я дала Аманде немного времени прийти в себя, после чего поднялась к ней узнать, что случилось.


Экстренная новость! Тринадцатилетняя школьница Джуди Мак-Уильямс была найдена убитой на катке «Пэрэдайз» сегодня вечером. Свидетели, обнаружившие тело, заявляют, что оно выглядело так, будто по нему кто-то проехался на коньках по крайней мере раз двадцать. Полиция разыскивает светловолосую девочку-подростка с рассерженным лицом.


Я сунула голову в комнату Аманды. Она сидела за своим письменным столом, уронив голову на руки и устремив взгляд в пространство.

– Как все прошло? – спросила я.

Она медленно повернула голову в мою сторону.

– Как все прошло? – повторила она. – Как все прошло? А как, ты думаешь, все могло пройти, ты – тупая, конопатая идиотка с железками во рту?

– А я-то тут при чем? – опешила я.

– Как это «при чем»? Ты во всем виновата. Из-за тебя мне пришлось вынести целый вечер унижений!

– Из-за меня? – вытаращила я на нее глаза. – Почему? Что я такого сделала?

– Это ты подбила меня позвонить ему, – бросила она.

– Но ты же сказала…

– Убирайся! – выкрикнула она. – Убирайся и оставь меня в покое!

Я убралась. Подумаешь, разоралась!

Я считала, что помогаю ей. Ведь это Аманде до смерти хотелось встречаться с Грегом. А я всего лишь чуть подтолкнула ее в правильном направлении.

Разве я заставляла ее звонить Грегу? Разве это я подстроила, чтобы он явился с Джуди Мак-Уильямс? Нет, я этого не делала. Но, судя по реакции Аманды, было ясно, что она собирается свалить всю вину на меня.

Глава V

План Пиппы

Да, я не ошиблась. На следующее утро она была, как дикобраз с больным горлом, который вдобавок сел на кактус. Было очевидно, что я переместилась в самое начало ее рейтинга ненависти.

В субботу утром она ворвалась ко мне в комнату, когда, как написано в какой-то книге, едва забрезжил рассвет. Бенджамин в то же мгновение сиганул под кровать.

– Ты взяла мои маркеры? – заорала моя сестрица.

Я даже не высунула нос из-под одеяла.

– Там, – махнула я рукой в сторону стола.

Бух-бух-бух! – сердито протопала она к столу.

– Я запрещаю тебе брать без спроса мои вещи, – сказала Аманда.

– Ты сама мне их одолжила, – напомнила я ей из-под одеяла. – Чтобы я раскрасила свой постер.

– Ага, месяц назад, – фыркнула Аманда.

– Два дня назад, – поправила я.

– Не в этом дело, – заявила Аманда. – Тебе следует научиться возвращать то, что берешь.

Той же решительной походкой она вышла. Я повернулась на другой бок и опять заснула.

– Стейси! – вновь разбудил меня окрик над ухом.

Я завозилась под одеялом.

– Ну что опять?

– Ты брала мой шампунь?

Аманда была в халате, с волос капала вода.

– Нет, не брала.

– А кто же брал?

Я села и сокрушенно схватилась за голову, как если бы она мне сказала, что нас ограбили.

– Какой ужас! – ахнула я. – Кто-то воспользовался твоим драгоценным шампунем! Что же нам теперь делать, Аманда? Как ты думаешь, может, позвонить в полицию?

– Очень смешно, – насупилась она.

– Может, позвать агентов из ФБР?

Я изобразила звук полицейской сирены и, сложив ладони рупором у рта, чтобы голос звучал как радиосообщение, произнесла:

– Всем машинам на линии. Всем машинам на линии. Остерегайтесь опасного похитителя шампуня. Описание преступника: блестящие послушные волосы и не единого посеченного кончика.

Аманда зло сверкнула на меня глазами и вылетела из комнаты.

– Это мама брала твой шампунь, – крикнула я ей в спину. – Иди, арестуй ее!

Встав, я первым делом хорошенько осмотрела комнату – нет ли еще каких-нибудь вещей, которые я взяла у Аманды и забыла вернуть. Обнаружив кое-что, я собрала все в кучу и выгрузила перед ее дверью.

Если она будет продолжать злиться на меня из-за промашки с Грегом Мастерсоном, тогда чем меньше у нее будет причин на меня орать, тем лучше.

Я была в кухне, собиралась позавтракать, когда услышала, что Аманда, выйдя из ванной, споткнулась о кучу своих вещей.

Ну что тут скажешь? Смотреть надо, куда ступаешь.

Я не стала дожидаться, когда она спустится и опять начнет ругать меня за все плохое, что произошло в ее жизни. Просто схватила ломтик поджаренного хлеба и ушла из кухни.

Мне захотелось зайти к Синди. Я подумала, что она сможет оказать мне какую-то моральную поддержку.

Я как раз переходила на другую сторону улицы, когда из-за стены дома Браунов высунулась темноволосая голова.

– Привет!

– Привет, Дэйви, – ответила я.

Брауны поселились в доме напротив пару лет назад. Дэйви на год младше меня. И, честно говоря, я обычно не обращаю на него внимания. Он из тех, кто проводит большую часть времени в одиночестве. Мама говорит, это потому, что он единственный ребенок в семье. Не знаю, права ли она, но он какой-то странноватый.

– Куда идешь? – спросил он, взбираясь на стену и свешивая вниз ноги. Потом склонил голову набок, как воробей, высматривающий червяка.

– К подруге, – ответила я.

Меня его вопрос немного удивил. Дэйви не из тех, с кем я обычно останавливаюсь поболтать.

Он ничего больше не сказал. А просто сидел и смотрел на меня.

– Ладно, я пошла, – заторопилась я.

– Мама печет шоколадное печенье, – сообщил он.

– Это здорово, – ответила я.

– Хочешь печенья? – спросил он.

– Сейчас нет, спасибо. Я только что позавтракала, – сказала я.

– Тогда в другой раз, что ли? – спросил он.

– Ага, конечно. Пока.

Я пошла дальше, но, дойдя до угла, обернулась. Он все еще сидел на стене и глазел на меня.

Этот Дэйви Браун какой-то чудной.

Синди живет всего в нескольких кварталах от меня. Когда я пришла к ней, то ожидала увидеть какие-то признаки появления там родственников. Ну, скажем, раздувшиеся стены дома, который не может вместить всех присутствующих. Но единственным явным признаком была вторая машина на подъездной аллее.

А в доме царил кавардак.

Только Синди успела впустить меня, как с оглушительным гиканьем по лестнице скатились Денни и Боб, стреляя лучевыми пистолетами. Вдогонку за ними мчался Люк.

Я узнала его сразу, хотя он стал гораздо выше и шире в плечах, чем я его помнила. Правда, по-прежнему волосы падали ему на глаза, но вел он себя уже совсем по-другому.

Как я вам уже рассказывала, два года назад Люк все время торчал у телевизора, вперив взгляд в экран и не замечая ничего вокруг. Но тот Люк, который сбежал по лестнице, преследуя братьев Синди, казался совсем другим человеком. Он улыбался, смеялся. Да, можно сказать, два года изменили его до неузнаваемости.

У нижней ступеньки лестницы он, резко затормозив, улыбнулся мне.

– Это Стейси, – сказала Синди, перекрывая крики братьев.

– Да, помню, – кивнул Люк. – Ну как жизнь, Стейси?

– Нормально, – удивившись, ответила я.

– Сейчас не могу задерживаться – должен ловить двух пришельцев-марсиан, – сказал Люк и погнался за мальчишками по коридору.

При этом Денни и Боб орали, палили из своего оружия и наталкивались друг на друга в попытках увернуться от него.

– Может, пойдем к Пиппе? – предложила Синди. – Хочется побыть немного в тишине.

И мы отправились к Пиппе.

– Ну, как гости? – спросила я по дороге.

– Да вообще-то все хорошо, – ответила Синди. – Ты не поверишь, как изменился Люк. То есть абсолютно. С самого начала такой приветливый, дружелюбный. Я ждала, что приедет какой-то монстр, а он классный парень.

– Наверное, подрос немного, – заметила я.

– Еще как подрос, – согласилась Синди.

– Так ты думаешь, особых проблем с ним не будет? – спросила я.

– Да похоже, что так, – сказала Синди. – Если не считать того, что мне приходится спать на диване, все остальное нормально.

– Приятно, что хоть у кого-то все нормально, – вздохнула я.

– Да? У тебя что-нибудь не так? – спросила Синди.

И я рассказала ей о том, что случилось накануне вечером.

– Должно быть, Аманде сейчас так неловко, – сказала Синди. – И, главное, не кто-нибудь, а Джуди Мак-Уильямс. Аманда, наверное, ее ненавидит.

– Насчет этого не знаю, но пока что Аманда обвиняет во всем меня, – сказала я. – Говорит, это из-за меня все так вышло.

Пиппа живет со своей мамой в симпатичном маленьком домике, забитом книгами. Ее мама преподает в колледже. Думаю, поэтому Пиппа такая башковитая.

Когда мы пришли, мама Пиппы лежала под машиной: что-то в ней ремонтировала. Да, миссис Кейн и в таких делах мастер. А как иначе? Приходится, без мужчины-то в доме. Возможно, Пиппа унаследовала от мамы ее мозги, но что касается других ее достоинств, тут полный ноль. Она не может вставить вилку в розетку без того, чтобы не перегорели все предохранители в доме.

Миссис Кейн сказала, чтобы мы проходили в дом. Пиппа сидела в гостиной, смотрела какую-то образовательную программу по телевизору.

Когда она пошла к холодильнику за колой для нас, Синди, воспользовавшись моментом, переключила телевизор на какие-то мультики.

– А знаешь, Аманда кое в чем права, – сказала Пиппа, когда я рассказала ей, как ведет себя со мною сестра. – Если бы ты над ней не смеялась, она бы не стала звонить Грегу.

– Я не смеялась над ней. Я пыталась ей помочь. Она же сказала, стоит ей только cвистнуть, как он к ней бегом прибежит.

– Пожалуй, в этом ты права, – согласилась Пиппа. – Откуда тебе было знать, что Грег явится с Джуди?

– Вот именно. Но как мне убедить в этом Аманду? – пожала плечами я.

– Я думаю, вот что тебе надо сделать, – сказала Пиппа. – Тебе надо придумать, как свести Грега и Аманду, правильно? Тогда все исправится, и Аманда больше не будет на тебя злиться.

– Но как же мне это сделать? – спросила я.

– А что, если пригласить их обоих на барбекю к Синди? – предложила Пиппа. И посмотрела на Синди. – Как ты думаешь, родители возражать не станут, если придут еще несколько человек?

– Думаю, нет, – сказала Синди. – Если я их заранее предупрежу. Но какой будет от этого толк? Грег опять притащится с Джуди.

– Да, – ухмыльнулась Пиппа. – Но там будем мы.

– А-а, поняла. Мы похитим Джуди и запрем ее в гараже, – сказала я. – Очень остроумно, Пиппа. Лучше и не придумаешь.

– Ты хочешь сказать, что мы вчетвером не сможем найти способ изолировать Джуди от Грега на достаточное время, чтобы Аманда успела прибрать его к рукам? – спросила Пиппа.

Я посмотрела на них. У Синди лицо было неуверенное, но Пиппа широко улыбнулась мне.

– У этого плана есть только один недостаток, – сказала я.

– Какой это? – спросила Пиппа.

– Его придумала ты, – ответила я.

Синди кивнула, соглашаясь. По горькому опыту мы с ней знали, что все блестящие планы Пиппы обязательно проваливаются.

Пиппа сделала обиженное лицо:

– Ну и пожалуйста. Тогда можете об этом забыть. Я думала, ты хочешь сделать так, чтобы Аманда не злилась на тебя. Может, придумаешь что-нибудь сама?

Мы с Синди переглянулись.

– Что ты на это скажешь? – спросила я Синди.

– У тебя есть идея получше? – спросила она меня.

– Кажется, нет.

– Ну, что тут может выйти не так? – сказала Пиппа.

Я посмотрела на нее. Много чего, подумала я. Хотя, с другой стороны, большого выбора блестящих идей у меня не было.

– Ладно, была не была! – сдалась я. – Давайте так и сделаем!

Наверное, я слишком легковерна. Сколько бы раз великолепные планы Пиппы ни проваливались, всегда где-то в уголке мозга оставалась надежда, что на этот раз, пусть хоть однажды, все пойдет так, как задумано.

Глава VI

Эффект печенья

Первое, что нам надо было сделать, это договориться с родителями Синди, что мы можем пригласить еще нескольких человек на барбекю. Одна, без подружек, Аманда ни за что не согласится прийти.

С этим проблем не оказалось.

– Почему бы и нет? – сказал мистер Спигел, когда мы пришли к ним спрашивать разрешения. – Чем больше народу, тем веселее, верно?

– Я знала, что отец возражать не будет, – сказала нам потом Синди. – Он обожает хвастаться своим барбекю.

Следующая моя задача была посложнее.

Когда я пришла домой, Аманда была в гостиной. Отодвинув назад диван и поставив кассету с одной из ее программ аэробики, она расположилась на ковре перед телевизором. Лежа на спине, заложив руки за голову, Аманда отрывала плечи от ковра в такт какой-то мелодии диско. На экране женщина в гимнастическом купальнике делала то же самое.

– Хап! Ха! Хап! Ха! – пыхтела Аманда, вскидывая плечи вверх и роняя их вниз.

– Эй, Аманда! – крикнула я, перекрывая музыку.

– Хап, ха! Брысь отсюда, Стейси. Хап! Ха! Хап, ха!

«Хап»– это когда плечи поднимаются, а «ха» – когда опускаются.

– Ты не хочешь пойти на барбекю к Синди? – крикнула я.

– Хап! Нет! Ха! Не хочу!

– Ты могла бы позвать своих подруг, – прокричала я (никогда не могла понять, почему музыка для гимнастики должна быть такой громкой).

Аманда перестала дергаться и окинула меня кислым взглядом.

– Я не хочу идти на эту дурацкую вечеринку к Синди! – повторила она.

– Будет здорово, – настаивала я. – Ты развеешься, приободришься.

Она хмуро глянула на меня.

– У меня что, такой вид, будто мне очень нужно приободриться?

– Я думала, ты еще немного расстроена после вчерашнего, – сказала я. – Я только хочу, чтобы тебе было лучше.

– Не утруждай себя, – отрезала Аманда.

Я старательно изобразила сочувствие на лице:

– Было очень плохо?

Аманда села.

– Плохо? И ты еще спрашиваешь, было ли плохо, когда парень, которому ты уговорила меня позвонить, явился со своей подружкой?

– Ну вот, опять ты за свое, – вздохнула я. – Ты же сама сказала, что Грег действительно хотел бы встречаться с тобой.

– А я виновата, если он настолько глуп, что не может понять, чего ему на самом деле нужно? – возмущенно бросила Аманда. И, посмотрев на экран телевизора, начала делать какие-то сгибательно-вращательные движения вместе с женщиной в купальнике. – И вообще, я вчера уже говорила, что не хочу, чтобы это имя упоминалось в моем присутствии. Поняла?

– Ну, как хочешь, – сказала я, не собираясь легко сдаваться.

Аманда может сколько угодно притворяться, что Грег ее больше не интересует, но меня не проведешь.

– Так как насчет барбекю? – спросила я. – Завтра днем.

– Кто там будет?

– Много народу, – сказала я. – Родители Синди. Ее тетя и дядя и двоюродный брат. И еще я, Ферн и Пиппа.

– Ух ты! Шикарная вечеринка, Стейси. Такая тусовка…

– Я же говорила, ты тоже можешь пригласить кого-нибудь.

– Хватит, меня это не интересует, – сказала Аманда и нажала на кнопку громкости на пульте.

Музыка стала оглушительной, и я уже не могла ее перекричать.

Черт! Что же теперь делать?

Я пошла на кухню, налила себе стакан молока и достала банку с печеньем. Понимаете, для мозгов нет ничего лучше печенья. Каждый раз, когда я не могу найти решения какой-то проблемы, я обнаруживаю, что если съесть пару печений, это очень помогает.


Сдобное печенье, и как оно помогает. Рекомендации Стейси Аллен.

Одно печенье – для решения простых проблем. К примеру, это поможет вам вспомнить, куда вы положили свои спортивные носки.

Два печенья – для чуть более серьезных проблем. Например, если надо объяснить маме, как попал джем в тостер.

Три печенья – для еще более серьезных проблем. Этот пункт включает в себя что угодно, от домашнего задания по математике до разодранного когтями Бенджамина дивана.

Четыре печенья – для сверхсерьезных проблем типа: как устроить так, чтобы Аманда встретилась с Грегом на барбекю у Синди.

Пять печений. О-о!.. Это мир во всем мире и трехмесячная поездка в Диснейленд!


Я как раз собиралась угоститься печеньем номер четыре, когда зазвонил телефон. Мама и отец уехали за покупками вместе с Сэмом. Иначе Аманде не разрешили бы включать свою музыку так громко. Я позволила телефону позвонить три раза. В нашем доме процентов девяносто звонков адресованы Аманде.

Я выждала шесть звонков и только потом пошла снять трубку. Конечно же, звонили Аманде – Рейчел Голдстейн, одна из ее подружек-свистушек, самая большая тупица во всей школе.

– Эй, Стейси, позови-ка Аманду.

Вот вам красноречивый пример того, как со мной обращаются подруги Аманды. Как будто они умрут, если скажут «пожалуйста».

Я уже собралась крикнуть Аманду, когда начал сказываться эффект печенья. Мозговой штурм!

– Надеюсь, погода завтра будет подходящей для барбекю, – сказала я.

На другом конце провода воцарилось долгое молчание.

– Алло! Есть там кто-нибудь? – спросила я.

– Что за барбекю? – спросила Рейчел.

– Ну, которое будет у Спигелов. Разве Аманда тебе ничего не говорила? Я ей сказала, что она может пригласить кого-нибудь из подруг.

– Она мне ничего не говорила, – сказала Рейчел.

– Ну да, Аманда в своем репертуаре.

– Она дома? – спросила Рейчел. – Можно с ней поговорить?

– Подожди у телефона, – ответила я и, отложив трубку, оглядела коридор. – Слушай, Рейчел, – сказала я, опять взяв трубку, – я ее что-то не нахожу. Родители уехали за покупками, может, и Аманда с ними.

Соврала я ей? Не совсем. Я правда искала Аманду и правда не увидела ее нигде в коридоре. И родители на самом деле уехали в магазин. И Аманда вполне могла уехать с ними. Не уехала, но могла.

– Так что там за история с этим барбекю? – спросила Рейчел.

Я быстренько сообщила ей время и место.

– Слушай, если Аманда отправилась по магазинам, у нее, наверное, не было времени никому позвонить. Может, ты могла бы позвонить кому-нибудь. Так, на всякий случай.

– Ну… ладно, – неуверенно согласилась Рейчел.

– И не забудь позвать Кэрен Мастерсон, – сказала я. И сложила пальцы крестиком, потому что мне предстояло немного приврать – ради благого дела. – И пусть Кэрен прихватит своего брата, Грега. Я знаю, что Аманда собиралась пригласить их обоих.

– Ладно, – сказала Рейчел. – Но ты передай Аманде, что потом она может и сама их пригласить. Я ей что, секретарша, что ли?

– Ты же знаешь Аманду, – ответила я.

И положив трубку, исполнила небольшой победный танец. Иногда у меня появляется такая сообразительность, что я сама себе удивляюсь!

Вы, наверное, уже думаете: но как же, Аманда ведь сказала, что не хочет идти? Но это потому, что вы не знаете, какие повадки у этих Свистушек. (Мы называем Аманду и ее подружек Свистушками. Они называют меня и моих подруг Занудами. Но разница в том, что они и правда свистушки, а мы не зануды.)

Я рассчитала, что примерно через полчаса кто-нибудь из Свистушек позвонит, чтобы потрепаться о том, как лучше одеться и в какое время приходить. И тогда Аманда вряд ли сможет сказать им, что она не пойдет, верно?

Я предполагала, что первой позвонит Черил. И не позднее чем через полчаса – в этом я была уверена.

* * *

Я ошиблась. Во всяком случае, по времени.

Телефон зазвонил уже минут через десять. Это была Черил.

Я позвала Аманду, положила телефон и пошла наверх, чтобы можно было слушать, но так, чтобы Аманда меня не увидела.

– Привет, – услышала я голос Аманды. – Я сейчас гимнастикой занималась. У меня новая классная кассета.

За этим последовала пауза.

– Что? – снова пауза. – Рейчел? – опять пауза. – Уже позвонила? – более долгая пауза. – Да, я знаю об этом, но…

Я выглянула из-за перил. Аманда стояла с совершенно растерянным лицом.

– Я не собиралась идти, – сказала она. – По-моему, скукота. Ну ладно-ладно, если вы все идете, я, пожалуй, тоже пойду.

Есть! Именно это мне и нужно было услышать. Первый пункт Великого плана соединения сердец был выполнен.


Великий план соединения сердец

Пункт 1 – зазвать Аманду и Грега на барбекю.

Пункт 2 – избавиться от Джуди.

Пункт 3 – свести Аманду и Грега.

Пункт 4 – Аманда и Грег начинают встречаться. У Аманды постоянно хорошее настроение, и на меня она больше не орет.

Должна признаться, в голове у меня было еще несколько пунктов…

Пункт 5 – я рассказываю Аманде все про пункты 1–4.

Пункт 6 – Аманда наконец понимает, как я ей помогла, и перестает обращаться со мной, как с глупым ребенком.


Я все еще наслаждалась успехом пункта 1, когда четверть часа спустя в мою комнату вошла Аманда.

– Ты что это затеваешь? – спросила она. – Откуда Черил узнала про барбекю?

– Должно быть, ей кто-то сказал, – пробормотала я.

– И я знаю, кто. Ты ей сказала!

– Я ей не говорила. Я сказала Рейчел.

– Зачем?

Я ободряюще улыбнулась ей.

– Я только хотела как-то загладить свою вину… за ту неприятность с… э-э… с ним. – (Помните, я никогда не должна была упоминать в присутствии Аманды имя Грега.) – Я подумала, если ты сходишь на барбекю, это тебя немного развеселит.

– Я тебе говорила, что не хочу идти, – сказала Аманда.

– Да, я знаю. Но я была уверена, что тебе там понравится. Иногда надо немного подтолкнуть человека, чтобы он сделал то, что ему потом понравится, – я с дружеским участием улыбнулась ей. – Я заботилась о тебе, Аманда.

Она, сдвинув брови, посмотрела на меня.

– Ладно. Ты небось считаешь, что меня осчастливила.

– Значит, ты идешь? – спросила я.

Она пожала плечами:

– Ну, наверное. Но не потому, Стейси, что ты загнала меня в угол. Я пойду потому, что я передумала, ясно? И не воображай, что ты можешь за меня решать, что мне делать.

– Вот еще, очень надо, – фыркнула я.

Сестрица искоса глянула на меня. Я видела, что она не совсем поверила моей болтовне.

– Там будет весело, вот увидишь, – сказала я. – Ты отлично проведешь время.

Во всяком случае, я на это надеялась. Все теперь зависело от того, пройдут ли, как задумано, пункты со второго по четвертый.

Надо скрестить пальцы на руках. И на ногах тоже. И глаза тоже как-нибудь скрестить. В общем, я все скрестила. Потому как помнила, что идею эту подала Пиппа, и, значит, может произойти все, что угодно.

Глава VII

С точностью до наоборот

Привет, ребята. В эфире ваш репортер светской хроники Стейси Аллен. Я веду репортаж об одном из самых важных событий этого сезона. В городке Фор-Корнерс, штат Индиана, сейчас солнечный воскресный день. Столбик термометра достиг отметки 70[3], и мы все с нетерпением ждем предстоящего великого развлечения. Мистер Спигел с четвертой попытки сумел зажечь огонь под решеткой, и целая гора продуктов ждет своей очереди, чтобы поджариться в его пламени.

Начинают собираться гости, и по их лицам, выражающим предвкушение, можно догадаться, что они ожидают грандиозное шоу. Во дворе миссис Спигел и ее сестра Руфь раскладывают салаты. А вот подходят супруг Руфи и их сын Люк, чтобы поставить в холодильник еще несколько банок с напитками.


Я пришла пораньше, чтобы помочь расставить столы и стулья и расстелить на газоне несколько одеял. На стуле возле калитки, ведущей во дворик, стояла стереомагнитола, чтобы у нас была музыка.

Вскоре после меня пришли Ферн и Пиппа, и, как только все приготовления были завершены, мы четверо собрались вместе, чтобы обсудить пункт 2 нашего плана – как избавиться от Джуди Мак-Уильямс.

– Знаешь, вовсе не обязательно Грег придет с Джуди, – сказала Пиппа. – Может, он просто придет с Кэрен.

– Хорошо бы, – вздохнула я. – Но мы не можем на это рассчитывать. Мы должны придумать, как избавиться от Джуди – на всякий случай.

– Придумала! – объявила Ферн. – Если Грег явится с Джуди, мы ей скажем, что ей звонили из дома и что она должна срочно вернуться.

– А почему вернуться-то? – спросила Синди.

– Ну, к примеру, у них в доме пожар, – предложила Ферн.

– Не слишком трагично? – усомнилась я.

– О'кей. Скажем, что горит только одна комната. Например, ее спальня, а? – продолжала Ферн.

– Нет, по-моему, это не подходит, – сказала Пиппа. – Давайте попробуем придумать что-нибудь разумное, а?

– Ладно, – сказала Ферн, – если с пожаром вам не нравится, что скажете на это: дождаться, когда Джуди отправится в туалет, и запереть ее там?

– А если еще кому-то нужно будет пойти в туалет? – спросила Синди.

– Можно сказать им, что туалет не работает, – не сдавалась Ферн.

– И это твое разумное предложение? – вздохнула Пиппа.

– Кажется, я придумала, – сказала я. – А что, если Джуди уронит на себя что-нибудь из еды? Ей тогда придется пойти приводить себя в порядок. И пока она это делает, можно устроить, чтобы Аманда и Грег встретились.

– Неплохо, – одобрила Пиппа. – Такой жирненький сочненький куриный окорочок на кофточку – это отвлечет ее на некоторое время.

– Хорошо, но как мы это сделаем? – спросила Синди.

– А очень просто, – сказала Пиппа. – Кто-то из нас случайно на нее натолкнется или споткнется и – плюх!

– Значит, теперь нам нужно найти добровольца-камикадзе, так? – сказала Ферн. – Потому что Джуди, конечно, рассвирепеет. И, конечно, убьет этого добровольца.

– Поскольку дом Синди, я думаю, ей и карты в руки, – быстро проговорила я.

– Нет уж, спасибо, – буркнула Синди. – План придумала Пиппа, значит, она и должна.

– Еще чего, – отрезала Пиппа. – Мы же стараемся помочь сестре Стейси, – и все трое в упор посмотрели на меня. – Значит, Стейси и должна убрать из кадра Джуди.

Знаете, я так и думала, что они это скажут.

– А может, будем спички тянуть или еще что-нибудь? – проговорила я. – Ну, то есть решим это демократическим путем.

– Хорошо, – кивнула Пиппа. – Поднимите руки те, кто считает, что сделать это должна Стейси.

Три руки взметнулись вверх.

– А теперь поднимите руки те, кто считает, что Стейси не должна этого делать, – сказала я.

И подняла обе руки.

– Не жульничай, – сказала Ферн. – И потом, все равно наших голосов больше.

– Значит, с этим решено, – закончила Пиппа. – Стейси роняет на Джуди что-нибудь из еды. Потом ты, Синди, подходишь к ней и говоришь что-нибудь вроде «Надо же! Ты пойди в туалет и вытри это». После чего уводишь ее в дом и держишь там, сколько сможешь.

– И пока они в доме, мы постараемся устроить так, чтобы Аманда и Грег встретились, – добавила я.

– Может, стоит придумать запасной вариант – на случай, если что-нибудь не получится, – предложила Ферн.

Пиппа бросила на нее снисходительный взгляд:

– Что тут может не получиться? Как раз это меня больше всего и волновало. У меня было ужасное предчувствие, что очень многое может не получиться.

* * *

Прибыло еще несколько гостей – кто-то из взрослых соседей Спигелов. Они по большей части стояли группками возле дома, попивая пиво. К этому времени подоспела первая порция барбекю, и мы пошли за ним со своими бумажными тарелками.

Близнецы Денни и Боб тоже пригласили кое-кого из своих приятелей. Захватив дальний конец двора, они с воплями носились туда-сюда, натыкаясь друг на друга и падая, как это обычно делают семилетние мальчишки.

Люк помогал мистеру Спигелу управляться с барбекю.

– Привет, Стейси, – сказал он, когда мы подошли взять себе попить. – Ты что хочешь?

– Кока-колу, пожалуйста, – сказала я.

Он открыл переносной холодильник.

– Одна кола для дамы, – улыбнулся он.

На нем были темные очки и футболка с надписью «Лафайет, Ледяной мир». Два года назад он был какой-то тощий и костлявый, но теперь, когда мне представился шанс рассмотреть его получше, я заметила, что он выглядит куда более окрепшим.

– Ух ты! – прошептала Ферн мне на ухо. – Классный парень!

– Тихо ты! – зашипела я на нее.

Иногда Ферн может вот так вогнать тебя в краску. Она совершенно не думает, что говорит.

Люк улыбнулся ей.

Ферн тоже разулыбалась в ответ.

– Синди нам рассказывала, что ты был таким занудой, когда приезжал в прошлый раз, – сообщила она.

– Ферн! – вскрикнула Синди, покраснев, как помидор. – Не говорила я этого.

– Нет, говорила, – настаивала Ферн. – Ты нам сказала, что он с утра до вечера торчал перед телевизором.

– Ну, это дело прошлое, – засмеялся Люк. – Наверное, в тот раз все так и было, – он посмотрел на Синди. – Два года – большой срок. Я и правда тогда был ужасным занудой, да?

От смущения Синди не знала, что сказать. Она только взяла банку колы и направилась к нашему одеялу.

Мы последовали за ней.

– Зачем ты ему это ляпнула? – прошипела Синди, обращаясь к Ферн.

– А что такого? Подумаешь! Он не обиделся, – отмахнулась Ферн. – И вообще, был он занудой или не был?

– Теперь он уже не зануда, – сказала Синди. – Он теперь очень даже хороший.

– М-м, пожалуй, – согласилась Ферн. – И даже симпатичный.

Я оглянулась на Люка. Да, кажется, так оно и есть.

– Ха, он Ферн понравился, – засмеялась я. – Хочешь, мы устроим тебе с ним свидание?

Мы все захихикали, а Ферн состроила нам рожу. Мысль о том, что Ферн пойдет на свидание с Люком, показалась нам очень забавной.

– Так где же Аманда? – спросила Пиппа немного погодя. – И где Грег?

– Аманда всегда поздно является, – сказала я. – Она любит быть в центре внимания, когда все остальные уже собрались.

– А вот и Грег, – сказала Синди.

Мы все повернули головы. Грег, Кэрен и Джуди шли по дорожке вдоль дома.

– Черт! Он привел Джуди! – вырвалось у меня.

– Разоделась, как королева карнавала! – заметила Ферн.

Она имела в виду Джуди, которая была вся в белом. Поблескивающий белый топ, ослепительно белые брюки, длинные черные волосы перехвачены сзади белой лентой.

Мне стало немного не по себе. Ферн была права, когда сказала, что Джуди взбесится, если на нее что-нибудь уронить. Она просто озвереет, прошибет головой потолок. Правда здесь, во дворе, не найдется для нее потолка, чтобы прошибать. Из чего следует, что она просто вылетит на орбиту и меня с собой прихватит.

Можете считать меня трусихой, но мне захотелось, чтобы Аманда не пришла. Тогда, по крайней мере, Джуди Мак-Уильямс не придется делать из меня котлету.

Кэрен, Грег и Джуди подошли к решетке за угощением.

– А я вот думаю, может, идея Ферн насчет звонка не такая уж дурацкая, – сказала я и посмотрела на подруг. – Ну? Что скажете? – спросила я с надеждой. – Я могу сказать, что ей звонили. Может, так будет лучше? Как вы думаете?

– Что, струсила? – сказала Пиппа.

– Вовсе нет, – попыталась улыбнуться я. – Хорошо, я согласна. И пусть Джуди убьет меня.

Ферн, протянув руку, похлопала меня по плечу.

– Надо – значит, надо, ничего не поделаешь. Не дрейфь, Стейси. Если она тебе врежет, мы рядом.

– Лучше бы вы были не рядом, а передо мной, – сказала я.

– Решение было принято демократическим путем, Стейси, – напомнила Пиппа. – И теперь ты не можешь идти на попятную.

– Не могу?

– Нет, не можешь, – твердо сказала Пиппа.

Я смотрела, как Грег, Кэрен и Джуди наполнили свои тарелки и сели на расстеленном ковре.

Я то и дело поглядывала на часы. Может быть, Аманда так и не придет? Я жила этой надеждой.

– Представление начинается, – объявила Ферн.

Я оглянулась.

Да, это были они, вся тусовка Свистушек: Аманда, Черил Раддик, Натали Смит и Рейчел Голдстейн. Они болтали, смеялись и вели себя очень шумно.

Я видела, как взгляд Аманды скользнул по сидевшим напротив Грегу и Джуди. На секунду лицо ее выразило досаду, потом она резко тряхнула волосами и что-то сказала подружкам, отчего они зашлись от хохота.

Я помахала Аманде, но она сделала вид, что не замечает. Наверное, сочла, что им, взрослым, не пристало сидеть с малышней.

Потом Грег окликнул их, и они подошли и сели с ними.

Синди ткнула меня локтем в бок:

– Ну, чего ты ждешь?

– Погоди, надо выбрать момент, – сказала я. – Не могу же я просто подойти и вывалить на нее тарелку. Все должно выглядеть как будто нечаянно.

Глядя на то, как они переговаривались и смеялись, никто бы не подумал, что Аманда и Джуди ненавидят друг друга. Но они всегда так ведут себя: в глаза любезничают, даже если это никого не может обмануть.

– Я пойду, положу себе еще чего-нибудь, – сказала Ферн. – Кто-нибудь хочет гамбургер?

Мне вообще есть не хотелось. И почему я позволяю Пиппе втравливать меня в эти неприятности?

– Поп-корн! – объявила мама Синди, вынося из дома большую, наполненную доверху миску.

– Вот это мне нравится, пойду возьму, – сказала Пиппа, вставая.

Джуди и еще несколько человек из их компании тоже встали. Я решила, что лучшего шанса у меня не будет. Если мы все столпимся там, может быть, я смогу устроить эту «случайную оплошность» так, чтобы это не выглядело слишком нарочитым.

Вместе с остальными я подошла к мистеру Спигелу и протянула свою тарелку.

– Гамбургер, стейк или куриную ножку? – спросил он.

Я посмотрела на шкворчащее на решетке мясо. От чего останутся самые большие пятна?

– Стейк, пожалуйста, – сказала я.

– У тебя неплохой аппетит, – заметил мистер Спигел с улыбкой.

И, подцепив вилкой сочный стейк, шлепнул его на мою тарелку.

Джуди стояла между мной и столом с салатами, дожидаясь, когда миссис Спигел зачерпнет для нее бумажным пакетиком поп-корна. Я видела, что Аманда стоит сразу за ней.

Дыши глубже, Стейси. И не раздумывай. А просто сделай – и все.

Я бочком двинулась к Джуди. Глядеть на нее я не могла. С плотно зажмуренными глазами, я перевернула тарелку и выпустила ее из рук.

– Эй! Осторожнее! – услышала я крик Аманды.

Я открыла глаза. В тот момент, когда я споткнулась, Джуди сделала шаг в сторону, а Аманда продвинулась вперед. И я врезалась не в того, в кого надо!

– Стейси! – взвизгнула Аманда, когда и тарелка, и большой сочный стейк шмякнулись ей на джинсы. – Идиотка!

Я уставилась на нее, не веря своим глазам. Моя перевернутая тарелка лежала на земле. Из-под нее торчал край стейка. А на джинсах Аманды сбоку виднелась длинная жирная полоса.

Пиппа хотела знать, что может выйти не так. Теперь она это знает.

Глава VIII

Сплошные сюрпризы

Я вошла в ванную комнату Синди. Аманда стояла у раковины, оттирая тряпочкой джинсы. Я присела на край ванны.

– Надо тебя включить в сборную Америки по дурости, – проворчала Аманда, намочила тряпку и опять принялась тереть жирное пятно. – Стейси Аллен – чемпион Америки среди дураков!

– Это вышло случайно, – оправдывалась я. – Откуда я могла знать, что ты вот так вылезешь вперед?

– У тебя глаза были закрыты! – уличила меня Аманда и, перестав тереть пятно, сердито глянула на меня. – Какой дурак ходит с закрытыми глазами?

– Мне солнце в глаза светило. И я закрыла их всего на секунду. Откуда я могла знать, что ты сунешься под ноги? – я вздохнула. – Тебе нужно было только подождать пару секунд, и ничего бы не случилось. Но ты разве можешь ждать? Нет, тебе обязательно нужно лезть вперед, – я хмуро посмотрела на нее. – Всегда ты так!

– Ну конечно. Я-то думала, что это ты виновата, потому что бродишь с закрытыми глазами, а оказывается, это я сама виновата, потому что захотела взять себе поп-корна! – она закатила глаза. – Ну, спасибо тебе, Стейси, объяснила! Ты просто ненормальная!

– Все, в последний раз я пыталась тебе помочь! – не выдержала я. – С меня хватит!

Аманда перестала тереть пятно.

– Ты – мне помочь?

– Да, пожалуй, уж лучше я тебе скажу все. Этот стейк предназначался не тебе, а Джуди.

– Что? – вытаращила глаза Аманда.

– Все было четко спланировано, – сказала я. – Это был пункт два. Понимаешь, мы придумали план. И главное в нем было убрать с дороги Джуди, чтобы ты смогла пообщаться с Грегом.

Аманда несколько секунд смотрела на меня.

– Чтобы я смогла – что?

– Слушай, я же понимаю, что ты ужасно разозлилась, когда в тот раз Грег заявился к нам вместе с Джуди. И я хотела помочь тебе. Я должна была вывалить на Джуди что-нибудь с тарелки. Тогда ей пришлось бы пойти в ванную отмываться, и Грег на время оказался бы в полном твоем распоряжении.

Аманда по-прежнему тупо пялила на меня глаза.

– Что, не доходит? – спросила я.

– У тебя совсем крыша съехала? – проговорила Аманда.

– Наверное, – согласилась я. – Кому еще придет в голову пытаться тебе помочь?

– Ты хочешь сказать, что подстроила все: уговорила меня прийти на барбекю и все такое, – ради этого? Да ты понимаешь, что бы сделала с тобой Джуди, если бы ты вывалила на нее свой стейк? Тебя бы увезли на «Скорой помощи»!

– Да понимаю, понимаю. А тебе надо было сунуться и все испортить!

– Дура, это ты мне все испортила, – сказала Аманда. – Посмотри, что стало с моими джинсами! И неужели ты правда думаешь, что я все еще хочу встречаться с Грегом Мастерсоном – после того, что случилось в пятницу вечером?

– А разве нет? Он ведь тебе нравится! – удивилась я. – И ты сама мне сказала, что он ходит с Джуди только из-за того, что боится пригласить тебя.

– Хорошо, допустим, я ошибалась! – рассердилась Аманда. – Да, я ошибалась насчет него! Если хочешь знать, я считаю Грега Мастерсона самым большим болваном в мире! Нет, отдадим ему второе место. А первое у Джуди Мак-Уильямс. Они друг друга стоят.

– Ты хочешь сказать, он не мечтает с тобой встречаться? Но ты же мне говорила…

– Мало ли что я говорила! – перебила меня Аманда. – Судя по тому, как они вели себя в пятницу, я бы сказала, он вполне счастлив с этой кикиморой Джуди. Теперь картина тебе ясна, Стейси? Я тебе понятно объяснила?

– Но ты только что с ним разговаривала. Я видела.

– Конечно, разговаривала, – ничуть не смутилась Аманда. – А ты что хотела бы? Чтобы я показала им обоим, что мне не все равно?

– Ты хочешь сказать, тебе все равно? – спросила я.

– Абсолютно. Меня это ни капли не волнует, – выкрикнула Аманда. – Это его потеря, а не моя!

– Тогда чего ты на меня орешь?

– Я на тебя ору, потому что у меня все джинсы в жире, – продолжала кричать Аманда. – Я на тебя ору, потому что большей дуры я еще не встречала. Почему я должна терпеть эту бестолковую малявку?!

– Выходит, я зря старалась? Потратила столько сил, чтобы устроить тебе встречу с парнем, который тебе даже не нравится? – возмущенно воскликнула я. Мне показалось, что теперь моя очередь приходить в ярость. Почему Аманда не сказала мне все это раньше? – Почему ты мне ничего не сказала?

– А что я должна была говорить? «Не пытайся сводить меня с Грегом Мастерсоном»? Откуда мне было знать, что ты собираешься устроить эту глупость?

В дверь ванной комнаты постучали.

– У вас там все в порядке? – это был голос Люка.

– Да, все нормально. Спасибо! – крикнула Аманда.

– Пятно удалось вывести? – спросил из-за двери Люк.

Аманда посмотрела на свои джинсы. Они были с одного бока совершенно мокрые, но жирный подтек по-прежнему был заметен.

– Не совсем, – ответила Аманда.

– Хочешь, я одолжу тебе свои? – предложил Люк. – Они будут тебе широковаты, но можно затянуть потуже ремень.

Аманда открыла дверь.

– Спасибо, Люк, ты очень внимателен, – сказала она. – Это было бы здорово.

Надо же! Как иногда быстро меняется у людей настроение! То она вся кипит от злости и, кажется, готова засунуть меня в слив раковины. А то через секунду мило воркует с Люком.

– Ерунда, – улыбнулся Люк. – Нельзя же тебе весь день ходить с запахом стейка. Собаки со всей округи сбегутся.

У него на руке висели джинсы.

Аманда взяла их и снова закрыла дверь.

– Вот что значит внимательный человек, Стейси, – сказала она, переодеваясь. – Поняла?

Я-то поняла – как не понять? Вот только Аманда так и не поняла, что я для нее старалась сделать!

* * *

Я вернулась во двор. Пиппа, Ферн и Синди встретили меня нетерпеливыми, полными тревоги взглядами. Я прошла к ним и села на одеяло.

Ферн оглядела меня с ног до головы.

– Ты что? – спросила я.

– Проверяю, нет ли синяков, – сказала она. – У Аманды был такой вид, что мы подумали, она тебя узлом завяжет. Что было?

Я им все рассказала.

– Похоже, на этот раз, Стейси, ты и правда села в лужу, – сказала Пиппа.

– Я? Это же был твой план! – возмутилась я.

– Да, но я исходила из того, что ты мне сказала. Ты не приняла во внимание фактор «Икс», – Пиппа покачала головой. – Всегда нужно следить за «Икс-фактором», Стейси.

– Что это такое? – спросила Синди.

– Человеческий фактор, – пояснила Пиппа. – Всякий раз, разрабатывая план, нужно обязательно принимать во внимание человеческий фактор. Вот он и есть «Икс-фактор».

– Думаю, в моей сестре этих «иксов» больше, чем в ком бы то ни было, – сказала я.

– Согласна целиком и полностью, – усмехнулась Ферн.

Через некоторое время вышла Аманда в джинсах Люка. Они были ей здорово велики, и ей пришлось подвернуть их снизу, но она улыбалась и о чем-то болтала с Люком, так что, думаю, эта история ее не слишком расстроила. Она только опять разозлилась на меня.

Я посмотрела на Грега, который сидел на ковре с Джуди и остальными Свистушками. Ну что за сестрица у меня: то с ума сходит, так ей хочется с ним встречаться, а то говорит, что знать его не желает. Вот скажите на милость, как это можно понять?

Со странностями они, эти подростки.

– Пойдем, еще чего-нибудь возьмем из еды? – предложила Ферн.

– Ни в коем случае, – сказала я. – При моем сегодняшнем невезении я и в самом деле могу вывалить всю тарелку на Джуди!

Остаток дня прошел далеко не так бурно. Единственный волнующий момент был, когда во время игры в догонялки Денни бухнулся в розовый куст, и его (Денни, конечно, а не куст) пришлось всего перебинтовать.

Гости начали понемногу расходиться. Аманда и Свистушки куда-то ушли, взрослые вернулись в дом. Пиппа и Ферн тоже через некоторое время навострили лыжи, а я осталась с Синди и Люком помочь им прибраться.

Если честно, то в основном все делал Люк. Мы с Синди сначала прикончили поп-корн, а потом уж присоединились к нему.

– Ну как, ты и твои подружки хорошо повеселились? – поинтересовался он, когда я помогала ему собирать в черный пластиковый мешок для мусора объедки и пустые банки из-под напитков. – Твоя сестра, наверное, здорово разозлилась на тебя из-за этого случая? – с улыбкой спросил он.

– Не больше, чем обычно, – сказала я. – С ней временами бывает трудно, но я уже привыкла.

– Артистическая натура – темперамент, – заметил Люк. – Она мне сказала, что неплохо рисует и все такое. Это интересно. Мы с ней поболтали немного, – он улыбнулся мне. – Мне понравилось с ней общаться.

Я не знала, что на это сказать. Конечно, Аманда может быть очаровательной, когда этого захочет. И совершенно ясно, что она обратила свое очарование на Люка.

* * *

Когда я пришла домой, меня ждал сюрприз.

– Стейси! – позвал меня отец из гостиной. – Зайди на минутку.

Он лежал, растянувшись на ковре, и играл с Сэмом. Повсюду были разбросаны цветные строительные кубики. Отец пытался соорудить Сэму дом, но того, казалось, гораздо больше привлекало разбрасывать кубики по комнате.

Отец улыбнулся мне.

– Думаю, когда он вырастет, архитектор из него вряд ли получится, – сказал он.

Сэм поднял красный кубик и сунул его краешек в рот.

Я села на ковер рядом с ними.

– А к тебе гость приходил, – сказал отец, приняв сидячее положение. – Оп-ля! – он вытащил из-под себя еще один кубик и передал его Сэму.

Этот был зеленый. Сэм пососал и его.

– Что, зеленые на вкус другие? – спросила я.

Сэм состроил рожицу и швырнул кубик в сторону. Отец засмеялся.

– Наверное, этот был еще незрелый, – сказал он.

– Кто это был? – спросила я.

– А?

– Что за гость?

– Дэйви из дома напротив, – ответил отец. – Оставил для тебя подарок, – он указал на журнальный столик.

Там стояла тарелка, а на ней шесть шоколадных печений.

– Похоже, у тебя появился поклонник, – заметил отец.

Я уставилась на печенье.

– А что он сказал?

– Да немного. Позвонили в дверь. Я открыл – он там стоит с тарелкой. Говорит: «Я обещал Стейси угостить ее печеньем». Вот и все, – улыбнулся отец.

– Чудной он, – сказала я.

– Да нет, просто стеснительный, – возразил отец. – Думаю, ты ему нравишься.

– Тогда пусть разонравлюсь, и сейчас же. Не хватало, чтобы он все время шлялся сюда с печеньем. Чокнутый, что ли?

Отец улыбнулся.

– Можешь это ему сказать, когда понесешь тарелку назад, – предложил он.

– И не подумаю. Я у него не просила никакого печенья. Если он хочет назад свою тарелку, пусть сам приходит и забирает.

Я встала.

– И дверь ему открывать не буду.

Я убежала в свою комнату и заперлась там. Меньше всего мне хотелось, чтобы Дэйви Браун приходил сюда и оставлял для меня гостинцы.

Я решила поработать немного над своим постером с бабочками. Почти все они были уже раскрашены, но оставалось еще множество изогнутых побегов и листьев. Я достала постер и расстелила его на полу. И тут вспомнила, что Аманда забрала маркеры, которыми я пользовалась.

Обычно это дело небезопасное – брать что-нибудь из комнаты Аманды без спроса. Она не любит даже, когда я захожу туда, не заполнив в трех экземплярах анкету. Но спросить я не могла, потому что ее дома не было. И я решила рискнуть.

В комнате Аманды всегда такой кавардак! Если бы она поддерживала там хоть какой-нибудь порядок, я бы смогла найти маркеры и выйти без долгих поисков.

А если бы мне не пришлось обыскивать комнату, то, наверное, я бы не наткнулась на ее дневник, лежавший открытым на столе.

Я, конечно, не из тех, кто любит совать нос в чужие дневники. Просто случайно он оказался открытым, и я не могла не заметить записи, которую она сделала в пятницу вечером.

Потому что она была сделана красной ручкой. Крупными буквами. Я просто не могла ее не прочесть.

НЕ МОГУ СМОТРЕТЬ НА ГРЕГА И ДЖУДИ. НУ ПОЧЕМУ МЕНЯ КТО-НИБУДЬ НЕ ПОЗНАКОМИТ С ИНТЕРЕСНЫМИ РЕБЯТАМИ!

Кто-нибудь? Гм-м-м… Может быть, таким образом я смогу загладить свою вину перед ней за неприятности с Грегом?

Да, почему бы нет? Аманда будет в восторге, если я помогу ей найти интересного приятеля. И я смогу доказать ей, что не такая уж я бестолочь, как она думает.

Смотрите все: вот идет Стейси, великая соединительница сердец!

Глава IX

Анкета для Аманды

Мы с подружками любим тусоваться в Мэйнард-парке. Он расположен как раз в центре города, но этого не замечаешь из-за множества деревьев и кустов. Когда находишься в середине парка, то ни одного здания не видно вообще.

Там есть детская игровая площадка для малышей. Когда Сэм немного подрастет, я смогу приводить его туда покачаться на качелях и прокатиться с горок. В самом центре парка находится фонтан. Он похож на большой подсвечник, из макушки которого бьет вода.

Но любимое наше место дальше, у прудов. В Мэйнард-парке три пруда. Они соединены такими неглубокими протоками с кристально чистой водой. Через одну из них перекинут каменный мостик, и если свесить голову через перила, то можно увидеть все до самого дна.

В понедельник после школы мы все четверо играли в утиные гонки. На этих прудах полным-полно уток. Утиные гонки начинаются на том месте, где мы свешиваемся через перила моста на стороне выше по течению и ждем, когда приплывут утки. Тогда каждая из нас выбирает себе по утке, и мы бежим к противоположным перилам смотреть, чья утка придет первой. Чтобы было еще интереснее, мы даем уткам имена.

– Вот она, чудо-утка, Королева прибоя! – выкрикнула Ферн, когда мы встали, навалившись животами на перила, и увидели первую скользящую к нам по воде утку. – Утка-чемпион!

– Это не Королева прибоя, – поправила ее Синди. – Это Шаровая молния.

Самое сложное в утиных гонках то, что все утки выглядят абсолютно одинаково. Разница лишь в том, что все утки-девочки коричневые, а все утки-мальчики – зеленовато-синие.

Сами-то они, наверное, друг друга различают. Но с нашего расстояния первая выплывшая из-под моста утка могла быть и чудо-уткой – Королевой прибоя, и Шаровой молнией.

В тот день мне не слишком хотелось играть в утиные гонки. Я все еще размышляла над той записью в дневнике Аманды. Подругам я об этом еще не рассказывала. То, что ты случайно увидел в чужом дневнике, нужно всегда хранить в секрете, но я доверяла своим подругам и знала, что они никому не проболтаются. И, кроме того, если я собиралась что-то сделать для Аманды в этом плане, мне нужна была их помощь.

И я рассказала им об этой пятничной записи в дневнике Аманды.

– Она хочет, чтобы кто-нибудь познакомил ее с какими-нибудь интересными ребятами? Может, она шутит? Таких в природе не существует, – заявила Ферн.

– Нам не обязательно считать их интересными, – сказала Пиппа. – Это Аманда должна считать их такими, – она посмотрела на меня. – Что означает в ее понимании «интересные»?

Хороший вопрос! Я задумалась. Что же в самом деле имела в виду Аманда под словом «интересные»?

– Я, например, знаю, кто бы мне показался интересным, – сказала Синди. – Парень, который работает в Диснейленде.

– Ты хочешь встречаться с Гуфи? – осведомилась Ферн.

– Да ну тебя, – отмахнулась Синди. – Я подумала о парне, который работает там и может сказать: «Слушай, а ты не хочешь с подружками бесплатно побывать в Диснейленде?»

– Вымогательница! – возмутилась Пиппа.

– Вовсе нет, – возразила Синди. – А вообще-то, что значит «вымогательница»?

– Это такая девочка, которая заставляет парней бесплатно водить ее в Диснейленд, – сказала Пиппа.

Синди покачала головой.

– Мне не надо, чтобы он водил меня туда, – сказала она. – Пусть просто заплатит за меня.

– Астронавт! Да, вот кто интересные – астронавты! – воскликнула Ферн.

– Круто, – заметила я. – Если бы у Аманды был приятель астронавт, наверное, он свозил бы ее на Луну, – я на секунду задумалась. Луна – это не слишком далеко? – Или, может, лучше на Марс?

– А я бы хотела, чтобы мой приятель был из Калифорнии, – сказала Ферн. – Чтобы он жил в большом доме на берегу моря. Как в кино, – она подтянулась на перила моста и разлеглась на них. – И я бы лежала на солнышке весь день, объедалась конфетами и обпивалась клубничным коктейлем.

– А я хочу, чтобы мой парень был лесничим или кем-то в этом роде, – сказала я. – И он должен уметь управлять вертолетом, чтобы свозить меня посмотреть Гран-каньон и парк Иоусэмити.[4] Или он может быть одним из тех, кто спасает носорогов.

– Носорогов? – переспросила Пиппа. – В парке Иоусэмити?

– В Африке, – буркнула я. – Как в передачах о природе по телику… Но мы же говорим не о нас. Мы говорим об Аманде. Какого типа парень ей бы мог понравиться?

– Это ты нам должна сказать, ты ее знаешь лучше, чем мы, – заметила Пиппа.

– Какие рок-звезды ей нравятся? – спросила Синди.

– Да обычные, как всем, – пожала я плечами. – Но это нам не поможет. Мы же не собираемся устроить ей свидание с рок-звездой.

– Погодите, – вдруг сказала Ферн. – А с какой стати мы опять обсуждаем, как устроить Аманде свидание? Мы уже один раз пытались это сделать.

– Да, – кивнула я. – Но только не с тем, с кем надо. Именно поэтому сейчас мы должны хорошенько подумать, чтобы найти правильного кандидата.

– Например? – спросила Пиппа.

– Не знаю, – сказала я. – Если бы у меня был уже кто-нибудь на примете, я бы вас не спрашивала.

– Если хочешь знать, что я об этом думаю, – ты просто создаешь себе трудности, – сказала Ферн.

– Трудностей не будет, если мы найдем подходящего парня, – сказала я. – И я уверена, мы смогли бы подобрать ей для знакомства интересных ребят, если бы хорошенько подумали.

– А почему мы? – спросила Пиппа.

– Потому что Аманда на меня злится. Думает, я просто тупица малолетняя. И я хочу доказать, что она ошибается, – объяснила я.

– Но она так думает из-за того, что ты пыталась свести ее с Грегом, – сказала Синди. – Тогда каким же образом ты рассчитываешь на успех, делая то же самое?

– Это будет совсем не то же самое, – возразила я. – Мысль-то была правильная, но только Грег оказался не тем, кто нужен. Нам надо найти еще кого-нибудь. Такого, с кем Аманда на самом деле захочет встречаться.

– Ага, и желательно, чтобы он не ходил с Джуди Мак-Уильямс, – заметила Ферн.

– Но как нам это сделать? Мы даже не знаем, какого типа ребят Аманда посчитала бы интересными, – сказала Синди.

– Это можно выяснить, – заметила Пиппа.

– Каким образом? – спросила Синди.

– Очень простым. Во-первых, – Пиппа загнула один палец, – нам нужно составить список вещей, которые Аманда считает интересными.

– Это я тебе могу сказать, – перебила ее я. – Болтать со своими подругами-свистушками, быть капитаном команды болельщиков и смотреться в зеркало.

– Я имела в виду то, что касается ребят, – сказала Пиппа. – У кого-нибудь есть бумага и ручка? Можно было бы составить для нее список вопросов.

– То есть как в службе знакомств? – спросила Синди.

Пиппа кивнула.

– И потом, когда у нас это будет, – она загнула второй палец, – мы поищем в школе таких ребят, которые соответствуют ее требованиям.

– А потом? – спросила я.

– Мы устроим так, чтобы они познакомились, – сказала Пиппа.

– Аманда не станет знакомиться с кем-то только потому, что мы ей скажем, – заметила я. – Это уж как водится.

– Значит, мы устроим все так, чтобы она ничего не знала, – не растерялась Пиппа. – Мы сделаем это тайно.

– Похоже, можно будет повеселиться, – обрадовалась Ферн. – Ну что же вы, ребята, достаньте кто-нибудь бумагу. Давайте набросаем вопросики.

Я отыскала в сумке листок бумаги, и мы уселись кружком на траве в конце моста.

– Итак, подбросьте мне пару вопросов, – сказала Пиппа.

– Вы предпочитаете, чтобы у вашего приятеля были карие глаза или голубые? – предложила Синди. – Запиши для начала.

Пиппа принялась писать.

– Ничего, если у него будет косоглазие? – сказала Ферн, скосив глаза.

– Блондин или темноволосый? – придумала я.

– Или вообще без волос, – хихикнула Ферн.

– Ферн! Ты только мешаешь! – нахмурилась Пиппа.

– А что, некоторым нравятся лысые, – сказала Ферн. – У меня отец почти лысый, но мама вроде бы не возражает.

– Но разве он был лысым, когда твоя мама с ним познакомилась? – спросила Синди.

– М-м… Нет, наверное. Ладно, можете вопрос насчет лысых выбросить, – согласилась Ферн. – Но зато можете включить вопрос о машинах. Например: «Какую машину должен водить ваш идеальный приятель?»

– Ты думаешь, с кем мы собираемся знакомить Аманду? – возмутилась я. – Ей тринадцать лет. Она не собирается ходить на свидания с мальчиками, которые водят машины.

– Тогда спроси ее, какую машину они хотели бы водить, – предложила Ферн. – Да, и еще не забудь спросить, сколько денег они готовы потратить. Ты же не хочешь, чтобы Аманда оказалась с каким-нибудь типом, который у нее будет занимать деньги на дорогу домой?

– А вы не думаете, что стоит задать вопросы о музыке, спорте и все такое? – спросила Синди.

– Неплохая идея, наконец-то, – сказала Пиппа, недовольно глядя на Ферн. – Я рада, что хоть у кого-то мозги работают. Хорошо: «Какую музыку должен любить ваш идеальный приятель?» Так, Стейси, чем еще интересуется Аманда?

– Искусством, – сказала я. – Нарядами. Да, и еще фильмами. Про фильмы не забудь.

– Заметано, – кивнула Пиппа. – Я включу вопрос об этом. И еще надо бы ее спросить, в каком месте она хочет, чтобы состоялось первое свидание.

Пиппа еще что-то приписала и передала мне листок.

– Ну вот, попробуй все это выяснить, – сказала она.

– Не знаю, – замялась я. – Мне не хочется, чтобы она узнала о нашем плане. Она поймет, что я что-то замышляю, если я суну ей под нос список вопросов о мальчиках. Даже Аманда не настолько глупа.

– А ты сделай по-другому. Ты ее спроси как бы невзначай, чтобы она ничего не заподозрила, – посоветовала Пиппа.

– Ладно, попробую, – неуверенно проговорила я.

Как бы невзначай… Но как, скажите, мне выудить из Аманды ответы на целую кучу вопросов так, чтобы она ничего не заподозрила?

Правда, у меня было одно преимущество. По крайней мере у меня в голове мозги, в отличие от некоторых. И судя по тому, что вопросами был исписан весь листок, похоже, моим мозгам предстояло здорово поработать.

Глава X

В поисках

В тот день сразу же после школы я села готовить уроки. Из комнаты Аманды доносилась музыка. Когда за стеной звучит музыка, это очень отвлекает. Но в два раза больше отвлекает, когда приходит Бенджамин и усаживается прямо на учебник, по которому ты пытаешься заниматься.

– Ты разве не хочешь, чтобы я выучила про Панамский канал? – спросила я его.

– Мр-р… – ответил он, растягиваясь на моем учебнике.

– Надо понимать, не хочешь, – заключила я.

Честно говоря, отвлекал меня не только Бенджамин. Отвлекал еще и перечень вопросов, которые я должна была задать Аманде. Я до сих пор не придумала, как бы мне задать их и заполучить ответы, не вызвав подозрений.

Я отодвинула хвост Бенджамина, чтобы не мешал, и вновь принялась за уроки.

«Панамский канал, – писала я, – был построен между 1904 и 1914 гг., чтобы соединить Атлантический и Тихий океаны».

Тут хвост Бенджамина опять лег на страницу.

– Может, пойдешь за птичками погоняешься? – спросила я его.

Бенджамин все время гоняется за птичками, но ни разу ни одной не поймал. Они быстренько взлетают на деревья и сидят там, посмеиваясь над ним. Правда, не сказать, чтобы это его расстраивало. Он просто продолжает за ними гоняться.

Быстро протянулась когтистая лапа и цапнула мою ручку.

– Ладно, все – сдаюсь, – сказала я.

Панамскому каналу придется подождать: Бенджамину захотелось побаловаться.

Я кинула на пол ластик, и Бенджамин нырнул со стола за ним. Он обожает гонять лапами по полу мои ластики.

Мы с Бенджамином играли в «Схвати ластик», когда раздался звонок в дверь. Я услышала, что Аманда пошла открывать. Через несколько секунд она постучала ко мне.

– Это к тебе, – сообщила она с улыбкой до ушей, стоя в дверях.

– Что тебя так рассмешило? – спросила я.

– А ты иди посмотри, – сказала она. И погладила меня по волосам (терпеть этого не могу!). – Если понадобится совет, как обращаться с мальчиками, спроси у меня.

Это был Дэйви Браун. Ну что за надоеда! Стоит со своей блаженно-глупой улыбкой на лице. Ну почему я? Почему он ко мне пристает?

– Тебе понравилось печенье? – спросил он.

– Да, спасибо, – сказала я. – Подожди, я сейчас принесу тарелку.

Я даже не притронулась к его печенью. Скинув его на другую тарелку, я вернулась в прихожую.

– Хочешь пойти посмотреть моих кроликов? – спросил он. – У меня их два. Их зовут Джордж и Марта.

– Ой, извини, но я сейчас очень занята, – сказала я. – Может, как-нибудь в другой раз?

Я быстро закрыла за ним дверь. Что происходит? Сначала он начал заговаривать со мной на улице, потом принес это печенье, а теперь хочет, чтобы я посмотрела его кроликов.

– Ты мне не говорила, что завела себе приятеля, – Аманда сидела на верхней ступеньке лестницы.

– Я не заводила!

– Ну-ну, – произнесла Аманда, скептически улыбаясь.

– Слушай, хватит об этом! – рассердилась я.

Вот принесла нелегкая этого Дэйви! Уж если ему так приспичило, пусть бы приходил, когда нет поблизости Аманды.

– Разве он тебе не нравится? – спросила Аманда. – Вроде бы ничего парень.

– Тогда ты иди и смотри на его кроликов, если это тебя так интересует.

– Ладно, – Аманда встала. – Но, как я уже говорила, если понадобится совет насчет мальчиков, ты знаешь, к кому обращаться.

Когда я вернулась в свою комнату, Бенджамин куда-то сбежал, и это означало, что я смогу закончить уроки.

И тут мне пришла в голову очередная блестящая мысль. А может, Дэйви Браун не такая уж головная боль?

Я бросила быстрый взгляд на список вопросов, которые мне полагалось задать Аманде, после чего отправилась в ее комнату.

Сестра лежала на кровати с журналом в руках.

– Слушай, Аманда, можно тебя кое о чем спросить? – обратилась я к ней.

– Давай, выкладывай, – сказала она.

– Каким, по-твоему, должен быть идеальный бойфренд? – спросила я.

– По-моему? – засмеялась Аманда. – Ну, для начала, он должен был бы придумать что-нибудь поинтереснее, чем печенье и кролики, – она окинула меня снисходительным взглядом. – И уж, конечно, он должен быть постарше, чем Дэйви Браун.

Представляете, как разважничалась! Можно подумать, она встречается с мальчиками уже сто лет. На самом деле у нее было всего одно свидание, да и то полный облом.

– А что тебе может показаться интересным в мальчике?

– Ну, – авторитетно начала Аманда, – он должен быть привлекательным внешне. Я бы не пошла с каким-нибудь замухрышкой. И он должен интересоваться тем, что интересует меня, – иначе нам с ним не о чем будет говорить.

– Но тебя же ничего не интересует, – сказала я. – Кроме тряпок, причесок и еще, чтобы покрасоваться капитаном команды болельщиков.

– Почему это? Меня много чего интересует, к твоему сведению, – сказала Аманда.

– Ладно, не злись, я же только спрашиваю.

– Послушать тебя, так можно подумать, я полная пустышка.

– Ты это сама сказала.

За язык меня тянули! Но иногда моя сестрица просто напрашивается на такие слова.

– Да я умнее тебя, – возмутилась Аманда. – Я по крайней мере умею веселиться. А ты будешь сидеть как истукан, даже если веселье будет у тебя перед носом!

– Я живу очень даже весело! – возразила я. – И, во всяком случае, не провожу полжизни, глядясь в зеркало.

– Я бы тоже не стала, если бы у меня была такая рожа! – засмеялась Аманда. – Тебе никто не говорил, что веснушки в этом сезоне не в моде?

– Заткнись и не цепляйся к моим веснушкам! – выкрикнула я. – Мама сказала, что веснушки очень даже симпатичные.

– Ага – такие же симпатичные, как и рот с железными брекетами. Железный рот! Бр-р-р!

– У меня зато через несколько лет зубы будут ровные. А твои мозги набекрень уже не исправятся, это уж на всю жизнь!

– Если я такая дура, почему же ты ко мне пришла просить совета?

Да, и правда! Я ведь пришла, чтобы получить ответы на эти вопросы. А если дальше так пойдет, то мы кончим тем, что перестанем разговаривать друг с другом.

– Забудь об этом, – сказала я. – Лучше я совета у кота попрошу, он все-таки поумнее тебя.

В тот момент я решила, что Аманда сама может найти себе мальчика. А с меня хватит, больше стараться ей помочь я не буду!

– Эй! – крикнула Аманда, когда я выходила. – Ты опять взяла без спроса мои маркеры! Верни немедленно!


Сообщение о погоде: штормы, тайфуны и ураганы, направляющиеся к нам со стороны комнаты Аманды. Закройте все двери и не выходите на улицу.

Другими словами: в доме Алленов все спокойно.

* * *

На следующее утро я встретилась в школе со своими подругами. Я сказала им, что вся эта история с подбором приятеля для Аманды закончена. Но Пиппа была другого мнения. – Послушай, – сказала она после того, как я описала им свою новую ссору с Амандой, – ведь ты сама говорила, что хочешь найти Аманде приятеля, чтобы она поняла, какая у нее классная сестра, так?

– Ну, вроде так, – согласилась я.

– А сейчас она считает тебя классной? – спросила Пиппа.

– Может, где-то в глубине души. Но сейчас мне не хочется ей помогать.

– Как я понимаю, ты собиралась помочь себе, – справедливо заметила Синди. – Если ты найдешь для нее мальчика, представляешь, как она будет тебе благодарна.

– И к тому же это весело, – добавила Ферн.

Я посмотрела на нее. Весело? Аманда мне заявила, что я вообще не умею веселиться. Это решило дело.

– Ладно, – сказала я. – Но никаких вопросов я ей больше задавать не буду. Я только перестану с ней ссориться. И нам просто придется немного пошевелить мозгами.

В этот момент зазвенел звонок на урок, и мы решили, что еще вернемся к этому разговору на большой перемене.

* * *

В столовой мы уселись за свой любимый столик. Знаете, почему он у нас любимый? Потому что он стоит в самом углу и, значит, мимо тебя не проталкивается все время народ с подносами. И здесь удобно говорить о своем, о девичьем.

Я достала блокнот и записала несколько требований, которые, как я знала, Аманда непременно посчитала бы обязательными: Привлекательный внешне. Должен быть любителем музыки, спорта, ходить в кино.

– Так, кого мы здесь знаем, кто бы подходил под это описание? – сказала Синди.

Сначала мы решили попытаться найти кого-нибудь из нашей школы.

– Энди Мелникер? – предложила Ферн.

– Совсем обалдела? – вскрикнула я. – Он же из нашего класса. Думаешь, Аманда станет встречаться с десятилетним?

– А почему бы и нет? – возразила Ферн. – Мой отец на три года моложе мамы, и они прекрасно ладят.

– Очень хорошо, Ферн, – сказала я. – Просто замечательно. Может, предложишь еще пару карапузов из детского сада? Аманда будет ужасно рада возить своего приятеля в детской коляске.

– Может, Брэд Шнейдер? – сказала Синди.

– Вот это уже ближе, – согласилась я.

И записала его имя в блокнот. Брэд Шнейдер учится в одном классе с Амандой. Это высокий тощий парень с волосами, спадающими на глаза.

– Но в ее ли он вкусе? – проговорила я, посасывая кончик ручки, чтобы лучше думалось.

– Ну, он на гитаре играть умеет, – сказала Синди. – И в драмкружке занимается. Ты разве не помнишь? Он в конце года участвовал в спектакле «Шведская семья Робинзонов».

– А как насчет спорта? – спросила я.

– Я его один раз видела с коньками, – вспомнила Пиппа.

– Хорошо, для начала этого хватит, – сказала я. – И если он играет в спектаклях, наверное, кино ему тоже должно нравиться.

– А что скажете насчет Тони Скарфони? – спросила Ферн. – Все девчонки из восьмого класса от него тащатся.

Тони Скарфони – капитан школьной футбольной команды.

– У него уже есть девочка – Ширли Уотерстоун, – напомнила Пиппа. – Не думаю, что в борьбе с ней у Аманды будут шансы.

Вообще-то хорошенькой Ширли не назовешь. Но зато она чемпионка города среди школьников по метанию диска. У нее руки толще моей талии! И любому, кто позарится на ее приятеля, придется привыкать ко вкусу больничной еды.

– Джейк Эммит? – сказала Синди. – Он отличный гимнаст и плаванием занимается. И еще в баскетбольной команде.

– И вдобавок очень умный, – вставила Пиппа.

– Про уровень интеллектуальных способностей Аманда ничего не говорила, – заметила я.

– Да, но подумай, какие это дает преимущества. Он бы смог помогать ей с уроками, – убеждала меня Синди.

– Ладно, – не стала спорить я и записала его тоже. По крайней мере мне не придется все время помогать ей с математикой. – Еще кто-нибудь есть?

Остаток перемены мы провели, перебирая всех восьмиклассников, кого только могли вспомнить. Но в конце концов остались все с теми же двумя кандидатами, которые пришли в голову первыми: Брэд Шнейдер и Джейк Эммит.

– Так, перейдем к делу, – сказала я. – Операция «Соединение сердец«начинается. Мы должны сделать так, чтобы к концу недели Аманда заполучила себе бойфренда, не будь я Стейси Аллен! – многозначительно улыбнулась я.

Глава XI

Наперегонки

Одно дело выбирать ребят, с которыми Аманда, может быть, захочет встречаться, и совсем другое – попытаться придумать что-нибудь реальное, чтобы план заработал.

После уроков мы продолжили обсуждение. Но так и не придумали ничего стоящего.

– Надо подойти к этому системно, – сказала Пиппа. – Четко сформулировать план действий и применить научный подход.

Может, она и знала, что это означает, но я – нет. Наверное, когда у тебя мама профессор университета, это как-то странно влияет на голову. Во всяком случае, на словарный запас Пиппы это определенно повлияло странным образом.

– Я думаю, нам надо поработать над каждым из них по очереди, – сказала я. – Иначе будет уж слишком сложно.

– Ладно, – согласилась Синди. – Давайте проголосуем, кто будет счастливчиком.

– Ты имеешь в виду того, кому повезет и он не будет встречаться с Амандой? – съехидничала Ферн.

– Нет, того, кто будет. Итак, поднимите руки, кто за Брэда Шнейдера.

Ферн и Пиппа подняли руки.

– А кто за Джейка Эммита? – спросила Синди.

Мы с Синди обе подняли руки. Хорошенько подумав, я решила, что хороший спортсмен, да еще и умный, это для Аманды как раз то, что надо. Она, конечно, слово «умный» в свой список не включила, но, сами подумайте, кто захочет встречаться с болваном?

– Ничья, – сказала Ферн. – Теперь что будем делать?

– Давайте попробуем снова, – предложила я. – Учитывая, что Аманда все-таки моя сестра, а я проголосовала за Джейка. Итак, кто за Брэда Шнейдера?

Пиппа и Ферн опять подняли руки.

Вот так закончилась моя попытка повлиять на голосование.

– За Джейка? – спросила я.

И опять Синди проголосовала вместе со мной.

Ферн улыбнулась:

– Может, надо дать право голоса Аманде?

– Я вижу только один выход из этого положения, – сказала Пиппа. – Давайте сделаем так: Ферн и я будем обрабатывать Брэда, а вы с Синди попытайтесь чего-нибудь добиться с Джейком.

– Ха, давайте наперегонки! – обрадовалась Ферн. – Побеждает пара, которой первой удастся устроить свидание!

– Я согласна, – сказала я.

– Нет, подождите, – вмешалась Пиппа. – Если уж наперегонки, то надо установить какие-то основные правила. Например, что Стейси нельзя разговаривать об этом с Амандой.

– Это пожалуйста, – согласилась я. – Мы так и так не собирались Аманде ничего говорить. Это будет для нее приятный сюрприз.

На этом обсуждение закончилось. Я посмотрела на Синди.

– Предлагаю нам всем вернуться к нам домой для разработки детального плана, – предложила я.

– И пусть победит сильнейший! – воскликнула Пиппа.

Мы разделились, и я с Синди села в автобус, чтобы поехать к нам.

– Привет, мама! – крикнула я, входя в дом.

– Привет, Стейси, – откликнулась с кухни мама. – О, Синди, здравствуй! Как поживаешь?

– Спасибо, хорошо, миссис Аллен, – ответила Синди.

– А не хотите ли, девочки, поработать? Подстричь газон? В качестве вознаграждения – коробка мороженого, лежит в морозилке.

– Годится, – сказала я.

– Можно, я позвоню домой, предупрежу маму, что задерживаюсь? – спросила Синди.

– Конечно, звони, – ответила мама. – И можешь сказать, что останешься обедать, если хочешь.

Пока Синди звонила, я достала газонокосилку.

– А где Аманда? – спросила я маму.

– По-моему, ушла к Черил, – ответила она.

– Логично, – сказала я. – Все, что угодно, лишь бы ничего не делать по дому.

– Я загляну на минутку к соседям, надо кое о чем переговорить с миссис Ллойд, – сказала мама. – Сэм спит наверху, так что слушай одним ухом, как он там, хорошо?

– Будет сделано.

Мы с Синди по очереди орудовали газонокосилкой, и очень скоро накопитель для травы весь заполнился. Мы шли по лужайке за мешком для травы, когда из-за дома появился Люк.

– Я звонил в дверь, – сказал он. – Но никто не открыл.

Значит, мы не услышали звонок из-за газонокосилки.

– Ты как раз тот, кто нам нужен, – сказала я. – Пять минут покосишь траву – и получишь порцию мороженого.

– Предложение привлекательное, – с улыбкой ответил Люк.

Он мне начинал положительно нравиться. И стало жалко, что он скоро уедет.

– Что ты тут делаешь? – спросила Синди. – Зашел за мной?

– Я зашел за своими джинсами, – ответил он. – Я их одолжил Аманде на том барбекю, помнишь? Она дома?

– К сожалению, нет, – сказала я. – Но подожди, я попробую найти твои джинсы.

И я пошла наверх искать джинсы Люка. Зря я ему это пообещала. В комнате Аманды может бесследно потеряться целый магазин одежды. Не понимаю, как ей вообще удается что-нибудь находить в таком кавардаке.

Джинсы Люка нигде не обнаружились.

Проходя через кухню, я прихватила из морозилки мороженое. Люк уже как раз закончил с газоном и помогал Синди выгружать остатки срезанной травы в мешок.

– Не смогла я найти твои джинсы, – сказала я ему.

– Ничего, я в другой раз зайду. Наверное, Аманда такая компанейская, что дома ей не сидится, а?

– Да, она любит по гостям ходить, – сказала я. – Если повезет, я иногда с ней по нескольку дней подряд не встречаюсь.

Люк как-то непонятно взглянул на меня.

– Если повезет? Вы что, не очень ладите между собой? – спросил он.

– Можно и так сказать, – ответила я. – Но она вообще-то ничего, нормальная.

Аманда иногда доводит меня до бешенства, но говорить о ней плохо за глаза я не люблю (исключение, конечно, составляют Синди, Пиппа и Ферн, но это другое дело – они мои лучшие подруги).

– Значит, она часто куда-то уходит? – спросил Люк, оттаскивая мешок с травой к торцу дома.

– Да, – сказала я, – а когда не уходит, то висит на телефоне, договариваясь куда-нибудь пойти. Тебе придется встать пораньше, если захочешь застать Аманду, – улыбнулась я.

Люк опять бросил на меня непонятный взгляд.

– Встать пораньше для меня не проблема.

Что он хотел этим сказать?

Мы уселись за домом на траве и стали по очереди брать из коробки ложечками мороженое. Через некоторое время Люк сказал, что ему надо идти.

– Передай Аманде, что я заходил, – попросил он. – Это не горит, но мне бы хотелось получить назад свои джинсы до отъезда. Может, она мне позвонит?

– Я ей передам, – пообещала я.

Мы с Синди сделали себе по молочному коктейлю и уселись, вдыхая запах свежескошенной травы. По-моему, это самый приятный запах в мире. Он всегда наводит меня на мысли о длинных жарких летних каникулах.

– Похоже, Люку понравилась твоя сестра, – заметила Синди.

– Ага, – сказала я. – Жалко, что он недолго здесь пробудет. А то мы могли бы и его задействовать.

– Кстати, о задействовать – у тебя есть какие-нибудь идеи, как устроить, чтобы Джейк назначил Аманде свидание? – спросила Синди.

– Можно сказать ему, что он ей нравится, – предложила я. – Сказать, что она просто сохнет по нему, но стесняется сама с ним заговорить.

– Думаешь, он на это клюнет? – усомнилась Синди. – По-моему, скорее решит, что мы его разыгрываем.

– Записка! Можно в школе подложить ему в шкафчик записку от Аманды, – осенило меня.

– И что в ней написать? – спросила Синди.

– Я сейчас как раз над этим думаю, – сказала я. – Пойдем в дом. Мне нужно поесть печенья. Мне с печеньем лучше думается.

Через пять минут и три печенья у меня уже созрел план.

– Итак, что ты на это скажешь? – начала я. – Мы устраиваем так, чтобы Аманда пошла на каток – ну, скажем, в пятницу вечером. Потом мы подбрасываем Джейку в шкафчик записку – в пятницу днем. Можно в ней написать что-то вроде: «Я сегодня вечером буду на катке, если хочешь – приходи». И подпись – Аманда. Мы ее подложим в последний момент, после уроков, чтобы у него не было времени поговорить с Амандой.

Я принялась за очередное печенье, чтобы поддержать мозги в рабочем состоянии.

Джейк идет на каток. Встречается с Амандой. Они прекрасно проводят время, а мы выигрываем соревнование с Пиппой и Ферн!

– А если он не придет, что тогда? – спросила Синди.

– Тогда, наверное, мы поймем, что его это не интересует. Ну, что скажешь? Одобряешь?

– Откуда ты знаешь, что Аманда пойдет на каток? – спросила Синди.

– Предоставь это мне, – ответила я с улыбкой.

* * *

Ужин в тот вечер состоял из гигантской пиццы, которую мама заказала с доставкой на дом. Когда ее привезли, Аманда была уже дома. Мы все уселись за столом на кухне – мама, Аманда, Синди и я – и взяли по большому сочному куску пиццы.

– Оставьте немного для папы, – предупредила мама. – Я разогрею ее в микроволновке к его приходу.

Отец часто приходит домой очень поздно. И это настоящий праздник, когда мы всей семьей можем вечером сесть за стол.

– Фу, гадость! – поморщилась Аманда, копаясь в своем куске пиццы. – Анчоусы! Терпеть не могу анчоусы!

– Могу с тобой поменяться на вот эти кусочки грибов, – предложила я.

Если и существует на свете что-нибудь, чего я не переношу, так это грибы. Я собрала грибные кусочки и плюхнула их на тарелку Аманды. Аманда перебросила несколько ломтиков анчоусов на мою пиццу.

– Если я забуду, напомните мне, что водить вас в дорогие рестораны нельзя, – сказала мама. – Можно подумать, я никогда в жизни не учила вас, как вести себя за столом.

Она посмотрела на Синди.

– У вас в семье тоже себя так ведут?

– Еще хуже, – засмеялась Синди. – Вы даже не поверите, что вытворяют за столом Денни и Боб.

– Мам, можно мне в пятницу пойти на каток? – спросила я.

– Конечно. Только постарайся на этот раз обойтись меньшим количеством синяков.

После моего прошлого похода в «Пэрэдайз» некоторые части тела у меня и правда были лилово-синими. И все из-за того, что кое-кто решил научить меня, как ехать задом наперед. («Это легко! – сказала Пиппа. – Я тебе покажу». Легко? Мне потом пришлось два дня есть стоя!)

Я посмотрела на Аманду.

– А ты не хочешь пойти со мной в пятницу покататься? – спросила я ее.

– Ни в коем случае, – проговорила Аманда с набитым пиццей ртом.

– Но, понимаешь, мне хочется научиться кататься задом. У тебя это так классно выходит, – сказала я. – Я подумала, может, ты меня научишь.

Аманда покачала головой:

– В пятницу я занята.

– Чем же? – спросила мама.

– Пока не знаю, – пожала плечами Аманда.

– Тогда почему бы тебе не пойти покататься со Стейси? Сходи, тебе понравится, – поддержала меня мама.

Я надеялась, что мама это скажет. И специально заикнулась о катке при ней.

– Ну давай, Аманда, сходим, – заныла я. – Научишь меня, как делать все эти фигуры, которые ты умеешь. Несколько уроков мастера – это же так ценно!

Я знаю, как сделать, чтобы Аманда растаяла. Льстить Аманде – все равно что кормить кошку сливками. Кажется, так и слышишь, как она урчит от удовольствия.

Аманда посмотрела на маму.

– Это обязательно?

– Нет, не обязательно, – сказала она, – но, думаю, было бы очень мило с твоей стороны, если бы ты иногда ходила куда-нибудь с сестрой.

– Ну, хорошо, – с неохотой согласилась Аманда. – Брошу все дела и свожу в пятницу свою маленькую сестричку на каток, – она посмотрела на меня. – Но я не собираюсь там все время тратить на уроки фигурного катания для тебя, ясно?

Я улыбнулась:

– С такой учительницей, как ты, мне и десяти минут хватит.

Все прошло как по маслу. Я услышала то, что хотела. Пусть Аманда поворчит, если ей этого хочется. Главное, чтобы она пошла на каток.

Теперь нам оставалось лишь сделать так, чтобы туда пришел Джейк.

Глава XII

Процесс пошел

Когда мама повезла вечером Синди домой, я тоже отправилась с ними – просто проехаться. Устроившись на заднем сиденье, мы с Синди тихонько обсуждали наш план.

– Ты это здорово провернула, – прошептала Синди. – Но что ты будешь делать в пятницу, когда придет Джейк?

– Тут в игру вступаешь ты, – так же шепотом ответила я. – Ты тоже должна прийти туда. Будешь смотреть в оба, и, когда увидишь, что Джейк пришел, ты как бы случайно столкнешься со мной. Я упаду и сделаю вид, что подвернула ногу. Ты поможешь мне уйти со льда. Я скажу Аманде, что мне нужно передохнуть, – я улыбнулась. – И после этого мы сможем наблюдать за происходящим со стороны.

Я уже все предусмотрела. Аманда продолжает кататься, Джейк подкатывает к ней. Их взгляды встречаются. Звучит романтическая музыка. Они берут друг друга за руки и начинают плавно скользить по льду – ну, в общем, делают то, что все на катке. Но постепенно другие катающиеся расступаются в стороны, оставляя все поле катка для них одних. Аманда и Джейк кружатся в сложных пируэтах, музыка звучит все громче и громче. Они эффектно останавливаются, взметнув в воздух ледяную пыль, и все присутствующие разражаются аплодисментами.

Роман на льду – и все благодаря Стейси!

– Ладно, – прошептала Синди, возвращая меня к реальности. – Надеюсь, эта «случайность» у нас выйдет лучше, чем в прошлый раз.

– Выйдет, – сказала я. – В прошлый раз была идея Пиппы, а в этот раз – моя. Она не может провалиться.

– А Ферн и Пиппе ты об этом расскажешь? – спросила Синди.

– Ни в коем случае, – сказала я. – Это же соревнование, так?

– О чем вы там шепчетесь? – заинтересовалась мама. – Да так, ни о чем, – сказала я.

– М-м-да? – хмыкнула мама.

Нельзя уже даже пошептаться около мамы, чтобы она не заподозрила с моей стороны какую-нибудь каверзу. Я иногда думаю, что мамам в больнице, когда у них рождаются дети, делают специальный «укол подозрительности». Примерно в это же время они приобретают свое шестое чувство, которое сообщает им, что ты пьешь молоко прямо из пакета, а не наливаешь его в стакан.

Судя по моей маме, можно предположить, что ей сделали укол с двойной дозой подозрительности.

* * *

На следующий день мы встретились с Пиппой и Ферн в школе.

– Ну как, у вас уже появились идеи? – спросила Пиппа.

– А у вас? – ответила я вопросом на вопрос.

– Возможно, – сказала Ферн.

– Какие именно? – спросила Синди.

– Какая хитрая! Скажи ты первая, – усмехнулась Пиппа.

– Как бы не так, – сказала я.

Ферн посмотрела на Пиппу и засмеялась:

– Могу спорить, они еще ничего не придумали.

– Нет, придумали, – возмутилась Синди. – Мы уже подстроили так, чтобы…

– Синди! – оборвала я ее. – Не выбалтывай им. Ты что, хочешь, чтобы они украли наши идеи?

– Ха, очень нужно! – фыркнула Ферн. – У нас и своих идей хватает.

– Ага, и зная вас обеих, идеи эти или бредовые, или невыполнимые.

– Да? Это мы еще посмотрим! – сказала Пиппа.

На этой неделе мы по-прежнему все делали вчетвером, но то и дело я замечала, что Ферн и Пиппа перешептываются. И тут же умолкают, когда видят меня. Они тоже разрабатывали свой план.

В четверг после уроков я кое-что выяснила из того, о чем они шептались.

Придя домой, я увидела Аманду на кухне. Она вытаскивала из сушилки джинсы.

– Мам, ты не можешь мне это погладить? – крикнула она.

Мама была во дворе с Сэмом. Она вынесла туда детский надувной бассейн, и Сэм сидел в воде, дрыгая ножками, шлепая ручками и радостно гугукая. От солнца его прикрывал полосатый белый с красным зонт. Яркое солнце вредно для младенческой кожи, поэтому Сэм, весь такой голенький, розовенький, сидел в тени, играя с мамой.

– Положи к остальным вещам, – крикнула в ответ мама. – Я потом все поглажу.

– Но мне они нужны сейчас, – сказала Аманда, встряхивая джинсы. – Я обещала Люку, что занесу ему их сегодня вечером.

Я ей тогда сразу же передала, что Люк заходил за джинсами. Понятно, что ей нужны глаженые джинсы, потому что она ему уже позвонила и договорилась, что занесет их в дом Синди.

– Тогда погладь сама, – отозвалась мама.

– Я?! Мама!

Вы бы видели лицо Аманды в тот момент. Как же, ее высочество Аманда Аллен – и станет гладить? По ее мнению, глажка была самой противной домашней работой.

– Что это с тобой? – спросила она, ко-гда я с улыбкой смотрела на нее.

– Ничего, – сказала я. – Принести тебе утюг?

Аманда с надеждой глянула на меня.

– Ты мне не погладишь? Ты ведь вроде бы не против такой занудной работы? – спросила она.

– Ага, поглажу, – ответила я. – Но только если ты как следует попросишь.

Она показала мне язык.

– Твой язык я и без просьб могу погладить, – съехидничала я.

Она подошла к задней двери.

– Мам, ну пожалуйста… – заныла моя сестрица. – Это же всего пять минут. Я тебе доску поставлю и все приготовлю.

– Ладно, – вздохнула мама. – А ты иди присмотри за Сэмом.

* * *

Мама приготовила свой фирменный салат с тунцом, и мы сели есть во дворе. Сэм тем временем ползал вокруг нас. У него ползанье уже здорово получается. Вы не поверите, как быстро он это делает. Два раза мне пришлось прийти к нему на помощь, чтобы он не ткнулся носом в цветочные клумбы. Когда он начнет ходить, его, наверное, придется держать на поводке, а то он в два счета устрекочет на другой конец города.

Вскоре после этого Аманда положила джинсы Люка в пакет и отправилась к Синди. Я собиралась пойти с ней, но мама сказала, что мне надо сначала сделать уроки.

Когда я заканчивала, позвонил телефон. Я подумала, может, это Синди, поэтому подошла.

– Алло, – сказала я.

– Э-э… привет. Аманду можно?

Это был мальчик, судя по голосу, он немного нервничал.

– Ее нет дома, – ответила я. – Ей что-нибудь передать?

– Да, передай ей, что звонил Брэд.

Брэд? Это же Брэд Шнейдер! – быстренько сообразила я. Это наверняка дело рук Пиппы и Ферн.

– Хорошо, я оставлю ей записку. Больше ничего передавать не надо?

Нужно было принимать немедленное решение. Ни в коем случае нельзя было позволить Брэду поговорить с Амандой до вечера пятницы.

– Э-э… да нет, не надо, – сказал Брэд.

Я нацарапала на листочке номер его телефона и положила трубку.

Уф-ф! Мне еще повезло. Если бы Аманда была дома, наше соревнование, кто первый устроит ей свидание, могло тут же и закончиться.

Я вспомнила правила, о которых мы договорились. Я обещала не пользоваться тем, что Аманда моя сестра, и не разговаривать с ней о Джейке. Но будет ли это жульничаньем, если я не передам ей, что звонил Брэд?

Немного поколебавшись, я приколола кнопкой листочек к доске и прикрыла его маминым списком телефонов приходящих нянь. Но, как сказала Ферн на барбекю, иногда ты должен делать то, что должен. И потом, я всегда могу сказать Аманде об этом звонке после пятницы.

Затем я позвонила Синди и рассказала о том, что произошло.

– Он сказал, чего он хотел?

– Да ладно тебе! Разве непонятно, чего он хотел? Наверняка это Пиппа и Ферн что-то уже подстроили.

– Ты передашь Аманде? – спросила Синди.

– Шутишь? До пятницы – конечно, нет! – сказала я. – И нам надо сделать так, чтобы Аманда не переговорила с Брэдом завтра.

– Как же нам это сделать?

– Пока не знаю, – призналась я. – Но что-нибудь придумаю.

Синди засмеялась:

– Мы наверняка опережаем на шаг Пиппу и Ферн.

– Да. И должны продолжать в том же духе. Ты уже с родителями договорилась, что идешь завтра вечером на каток?

– Э-э… Да, в общем… – замялась Синди.

– Есть проблемы? – спросила я.

– Мне придется взять с собой Денни и Боба, – сказала Синди.

Взять Денни и Боба, этих кошмарных близнецов!

Я размышляла над тем, сколько неприятностей нам принесут младшие братья Синди, когда позвонили в дверь.

– Тут кто-то пришел, – сказала я Синди. – Подожди секунду… Я открою, – крикнула я маме, прикрыв рукой микрофон.

Потом положила трубку и пошла к двери.

Черт! Черт, черт и еще трижды черт! Опять этот малолетка, Дэйви Браун.

– Привет, Стейси, – сказал он.

– Привет, Дэйви, – ответила я. – Извини, я сейчас по телефону разговариваю, – я скрестила за спиной пальцы. – Одна моя подруга заболела гриппом, и, как только положу трубку, мне надо будет срочно пойти ее проведать.

Иногда вот такая «невинная» ложь единственный выход. Я надеялась, после этого он не начнет спрашивать меня, не хочу ли я пойти посмотреть на его проклятых кроликов.

– Да? Жалко. А я пришел сказать, что в субботу у меня день рождения, – он взглянул на меня своими глазищами. – Я подумал, может, ты придешь в гости?

– В субботу? Ох, Дэйви, извини, но в субботу я очень занята.

Нехорошо, конечно, обижать маленьких, но меньше всего мне хотелось идти в гости к Дэвиду Брауну. Во-первых, я точно знала, что друзей у него нет. И, следовательно, я вполне могла оказаться единственной приглашенной. Прекрасная компания: мистер и миссис Браун, Дэйви, я и кролики. Ни за что!

Он бросил на меня грустный взгляд.

– Ну ладно. Я просто подумал, пойду спрошу. Только мы…

– Знаешь, мне сейчас некогда, – перебила я его. Потому что мне стало немного жалко смотреть, как он стоит вот так и хлопает глазами. – Надеюсь, ты хорошо повеселишься, – сказала я. – Извини, что я не смогу прийти.

– Да нет, ничего… – проговорил он.

Я улыбнулась, чтобы немного утешить его. Да, некрасиво получилось… Но это уже начинало надоедать! Неужели Дэйви не может найти себе друзей своего возраста и оставить меня в покое?

Он ушел, и я, с облегчением вздохнув, закрыла за ним дверь. Потом закончила разговор с Синди и вышла в гостиную.

– Кто приходил? – спросила мама.

– Опять этот Дэйви Браун. Пригласил меня в гости.

– Дэйви? Как это мило с его стороны, – сказала мама.

– Вовсе нет. Я сказала, что буду занята.

– Стейси, – укоризненно посмотрела на меня мама, – ты его обидела.

– Я понимаю. Но что я могу поделать, если он мне противен?

– Он зашел к тебе просто по-дружески, – сказала мама. – Ты могла бы быть к нему повнимательнее.

– Не могу, – покачала я головой. – О чем ты говоришь? Ему же девять лет. И у него вообще нет друзей. Он какой-то странный. И если я с ним буду дружить, обо мне тоже начнут думать, что я странная.

– Ты меня удивляешь, Стейси, – вздохнула мама. – Не думала, что ты такая.

От этих слов я еще больше почувствовала себя виноватой. Мне стало ясно, что Дэйви Браун станет для меня большой головной болью.

От мальчишек всегда одни хлопоты – даже когда ты не хочешь иметь с ними никаких дел.

Глава XIII

Дело сделано!

В тот вечер мне пришлось порядком поломать голову.

Раз уж я решила не говорить Аманде о звонке Брэда, мне надо было придумать, как не дать им встретиться в школе на следующий день.

И тут меня осенило. Если этот план сработает, Аманда не подпустит Брэда и на пушечный выстрел.


Профессор Ван Аллен из Школы Поведения Флай Райт: «Стейси, ты уверена, что это не жульничество?» – «Да, я понимаю, но дело в том, что я столько трудов вложила в мой план с Джейком! И теперь все, что мне нужно, это двадцать четыре часа. Разве это так уж плохо?»


Да, если у тебя есть совесть, временами это может серьезно осложнить жизнь.

* * *

На следующее утро, когда мы с Амандой ждали школьный автобус, я обрушила на нее свой план, как избежать встреч с Брэдом Шнейдером.

– Ты знаешь, что Брэд Шнейдер ищет желающих помочь в какой-то пьесе, которую ставит их драматический кружок? – спросила я.

– Нет, – ответила Аманда. – А что за пьеса?

– Не знаю, – сказала я. – Слышала только, что ему нужен кто-нибудь, чтобы нарисовать какие-то декорации. Удивительно, что он тебя еще не просил. В прошлой четверти у тебя так здорово получилось.

Я следила за Амандой, ожидая ее реакцию. И не была разочарована: она ответила мне полным ужаса взглядом.

– Чтобы я опять впуталась в это дело?! Ни за что! – воскликнула она. – Хватит того, что в прошлый раз я на них горбатилась, как ненормальная.

В конце прошлой четверти мистер Губер, руководитель драматического кружка, уговорил Аманду нарисовать почти все декорации для их спектакля (это был мюзикл «Шведская семья Робинзонов» – ну, знаете, про эту семью, которая после кораблекрушения попадает на необитаемый остров и им приходится отбиваться от пиратов и диких хищников).

Я до сих пор помню, как Аманда целую неделю приходила домой вечером, вся перемазанная синей краской. Потому что весь задник для спектакля представлял собой синее небо и синее море. Месяца два после этого Аманда даже смотреть не могла на этот цвет без содрогания.

– Может, тебе надо держаться от него подальше, если не хочешь опять этим заниматься, – сказала я Аманде. – Вчера я случайно слышала, как он кому-то говорил, что хочет попросить тебя.

– Спасибо, что предупредила. Постараюсь не попадаться ему на глаза.

Я улыбнулась про себя. По решительному выражению лица Аманды было ясно, что она будет обходить Брэда Шнейдера за два квартала.

В школе я встретилась с Синди и рассказала ей, что я сделала.

– А что будет, когда Аманда узнает, что никакого спектакля нет? – спросила она.

Лучше бы Синди не задавала таких неприятных вопросов.

– Не трусь, – сказала я. – Нам нужно только, чтобы она один день побегала от Брэда. А когда они встретятся на катке с Джейком, это уже будет неважно.

На большой перемене я впервые смогла убедиться, что мой план помешать контактам Аманды и Брэда срабатывает. Мы с Синди сели за наш обычный столик в углу раньше Ферн и Пиппы. Аманда стояла в очереди с кем-то из своих подружек-свистушек.

Я увидела, что Брэд Шнейдер вошел в столовую и начал оглядываться вокруг. Я толкнула локтем Синди. Едва взглянув на Брэда, моя сестра метнулась от него как ошпаренная.

Аманда нырнула под прилавок и поползла там на четвереньках. В конце прилавка она быстро огляделась и мгновенно шмыгнула к выходу, как суслик в нору. Те, кто стоял в очереди, решили, наверное, что она чокнулась.

– Вот так спасаются бегством люди, когда они не хотят рисовать декорации! – сказала я Синди со смехом.

– Да, здорово ты ее перепугала, – хихикнула Синди. – Теперь Пиппе и Ферн ни за что не выиграть.

Мы с Синди уже шли к выходу, когда столкнулись с Ферн.

– Ну как у вас идут дела с Брэдом? – спросила я ее.

– Этого я тебе не скажу – секрет, – улыбнулась она, потом внимательно посмотрела на нас. – Если только вы сами не захотите мне рассказать, как у вас идут дела с Джейком.

– Дела идут хорошо, – ответила я. – А где Пиппа?

– Так я тебе и сказала!

– Ну и ладно. Тогда хотя бы передай ей от нас, что у вашего кандидата нет никаких шансов. У нас уже все на мази.

– Вы уже устроили свидание? Свидание с Джейком? – округлила глаза Ферн. – Почти, – сказала я. – Ты об этом завтра узнаешь.

И мы ушли под удивленным взглядом Ферн.

Но мне не давала покоя одна вещь – где же Пиппа? И мы решили, что не лишним будет ее поискать. В таких соревнованиях важно всегда знать, чем занимаются твои соперники.

Нам с Синди понадобилось минут десять, чтобы засечь Пиппу. Мы обнаружили ее возле теннисных кортов. И она была не одна. Она разговаривала с Амандой.

– Так нечестно! – возмутилась я. – Наверняка она пытается там что-то подстроить.

– Откуда ты знаешь? Может, они просто болтают о чем-то, – возразила Синди.

– Да? С каких это пор кто-то из нас подходит к Аманде просто поболтать? – возразила я. – Пиппа Кейн такая обманщица, от нее только и жди подвоха!

Я просто кипела от возмущения. Допустим, я немного схитрила, чтобы выиграть это соревнование, но я, по крайней мере, не нарушала главного правила – не разговаривать с Амандой.

Мы спрятались за углом школы. И вскоре Пиппа двинулась по направлению к нам с довольной улыбкой до ушей.

Я вышла из укрытия.

– Мы тебя видели! – заявила я.

– Ой! Привет, девчонки, – проговорила Пиппа. Она явно была растеряна. – Вы Ферн не видели?

– При чем здесь Ферн? Лучше скажи, о чем это ты разговаривала с моей сестрой?

– Да так, ни о чем, – сказала Пиппа, вид у нее при этом был очень подозрительный.

– А как же наши правила? Никто не должен разговаривать с Амандой.

– По правилам нам нельзя разговаривать с Амандой о Брэде или Джейке, я и не разговаривала, – сказала Пиппа, переводя взгляд с меня на Синди. – Честное слово, не разговаривала. Я даже про Брэда ни разу не упомянула, правда.

– О чем же вы тогда болтали? – спросила Синди.

– Да так, – пожала плечами Пиппа.

– Хм-м! – скептически фыркнула я.

Это у меня получается не так выразительно, как у мамы, но у нее ведь и практика гораздо больше.

– Вы мне не верите? – спросила Пиппа.

– Ну, может, и верим, – сказала я.

В конце концов, вряд ли я имела право слишком строго судить ее за жульничество. Особенно после того, как предупредила Аманду, чтобы она держалась подальше от Брэда.

– Ну, спасибо, – бросила Пиппа, уходя. – Пойду поищу Ферн. Она, по крайней мере, знает, что я не жульничаю.

– Кажется, мы ее обидели, – сказала Синди. – Слушай, Стейси, давай догоним ее и извинимся. Зачем нам из-за этого ссориться?

– Извинимся завтра, – решила я. – И потом, она сама виновата: не захотела сказать нам, о чем она разговаривала с Амандой.

Всю оставшуюся перемену мы с Синди трудились над запиской, которую собирались подсунуть Джейку. (Помните? Подложить ее к нему в шкафчик, чтобы он пришел на каток.) Я уже раньше выследила, какой шкафчик его.

– Что, если написать так: «Мой дорогой Джейк, я безумно в тебя влюблена, – хихикая, предложила Синди. – Мое сердце замирает каждый раз, как ты проходишь мимо. Я не могу ни спать, ни есть из-за того, что все время думаю о тебе. Когда я смотрю на доску в классе, то вижу только твое лицо. Когда учитель что-то говорит, я слышу твой голос. От этой любви к тебе я просто больна. И только ты можешь избавить меня от боли, пронзающей мое сердце». Ну как? Мы обе закатились от смеха, представив, как Джейк будет реагировать на подобное послание. Он, бедняга, просто в обморок грохнется!

– А если так: «Мне невыносимо думать, что мы не вместе. Каждое мгновение приносит страданье, – сказала я. – Жди ме-ня на катке «Пэрэдайз» сегодня вечером, и я буду твоей навечно! Это будет рай для двоих. Твоя, пока не упадут звезды с неба, Аманда Аллен». А ниже нарисовать большое сердце.

Но в конце концов мы решили написать без затей:

«Сегодня вечером я иду на каток. Может, мы могли бы встретиться там? Было бы здорово, если бы ты пришел».

Мы подумали, не наставить ли каких-нибудь загадочных знаков, но решили этого не делать. Внизу я довольно искусно подделала размашистую подпись Аманды.

Улучив пару минут во второй половине дня, я сумела прокрасться в коридор, где стояли шкафчики старшеклассников. Я убедилась, что вокруг никого нет, и шмыгнула к шкафчикам. По моим расчетам, вся операция должна была занять около двух секунд.

Как бы не так! Я толкала и пихала записку под дверцу, но она никак не хотела пролезать туда. Караул! Что делать? Я разгладила смявшийся листок и попробовала опять, поглядывая в обе стороны коридора, чтобы меня никто не застукал.

Записка, после многочисленных попыток протиснуть ее в узкую щелку, стала похожа на замусоленный конфетный фантик.

«Успокойся, Стейси, – сказала я себе. – Просто она слишком толстая».

Мы сложили записку вчетверо. Я ее развернула и подсунула уголок в щель. Есть! Я начала потихоньку просовывать ее. Уже почти весь листок скрылся внутри, когда он вдруг уперся во что-то.

Я уставилась на торчащую снаружи крошечную полоску бумаги.

И тут послышались голоса. Я быстро обернулась, загородив спиной шкафчик. Из-за поворота коридора появились двое учителей – мистер Хендерсон и мистер Мюллер.

– Разве тебе не надо идти на урок? – спросил мистер Хендерсон.

– Я уже иду, – сказала я.

Одну руку я держала за спиной, отчаянно пытаясь втолкнуть последний кусочек записки в шкафчик Джейка.

– Так иди, – сказал мистер Хендерсон. Он посмотрел на меня, корчащуюся у шкафчика. – Ты не заболела?

– Нет, спасибо, все хорошо, – ответила я. – Просто спина зачесалась.

Тут я почувствовала, что записка наконец полностью исчезла в щели. Выразительно почесывая спину, я пошла под взглядами мистера Хендерсона и мистера Мюллера по коридору.

Ну и ну! Чуть не попалась! Я спряталась за углом, пережидая, пока они пройдут, потом оглядела ряд шкафчиков. Отлично! Записки не видно. Задание выполнено!

* * *

– Ну скоро ты там? – послышался снизу раздраженный голос Аманды.

Я в это время ползала под кроватью в своей комнате, пытаясь отыскать туфли.

– Сейчас иду! – крикнула я.

Бенджамин решил, что я с ним играю. Как только я попыталась выдернуть из-под кровати мою туфлю, он вцепился когтями в болтающийся шнурок.

– Бенджамин! Прекрати немедленно, это не игра, – строго сказала я, вытащила туфлю и осторожно отцепила его когти от шнурка. – Плохой кот!

Он перевернулся на спину и схватил лапами меня за щиколотку.

– Некогда мне с тобой играть – дела надо делать, – сказала я. – Потом поиграем, когда приду.

Я побежала вниз. Аманда сидела в прихожей, дожидаясь меня.

– Наконец-то! – вздохнула она. – Я тут уже десять минут торчу. Мало того что мне приходится вести тебя на каток, так еще и ждать надо.

– Не кричи, я уже здесь, – сказала я.

Мы попрощались с мамой и отправились на каток.

– О чем это ты разговаривала с Пиппой в столовой? – спросила я, старательно изображая безразличие.

– Что? Ах, это… – сказала Аманда. – Она просто спрашивала, что я собираюсь делать в выходные.

– И все?

– Ну да, а в чем дело?

– Да так… Просто подумала, интересно, что ты ей сказала.

Аманда подозрительно посмотрела на меня.

– Что происходит? – спросила она. – Почему это ты со своими занудами-подружками так интересуешься моими делами?

– Да мы ничего, – пожала плечами я.

– Если вы думаете, что сможете таскаться за мной на выходных, можете на это не рассчитывать, – сказала Аманда. – У меня есть свои планы, но они не касаются ни моей сестры, ни ее малявок-подружек, ясно?

– С чего ты решила, что мы собираемся таскаться за тобой все выходные? – спросила я.

– Не знаю, – сказала Аманда. – Но очень уж тебе хотелось, чтобы я повела тебя кататься сегодня вечером, – она бросила на меня острый взгляд. – И не думай, будто я не поняла, что ты все устроила нарочно.

– Что ты хочешь этим сказать? – опешила я.

Неужели Аманда обо всем догадалась?

– Ты специально попросила меня повести тебя на каток при маме. Знала, что она меня заставит.

Слава богу! А я уж испугалась. На мгновение мне показалось, что она и правда разгадала наш план.

Я улыбнулась в ответ:

– Ты должна быть польщена, что я хочу, чтобы ты научила меня кататься спиной вперед.

– Да, Стейси, конечно, – я ужасно польщена, – буркнула Аманда.

– Как знать, – улыбнулась я. – Может выйти так, что ты очень хорошо проведешь время.

Я держала за спиной скрещенные пальцы.

«Давай, Джейк, не подведи меня! – думала я. – Ты должен быть там!»

Он и в самом деле был там. Но это было еще только начало!

Глава XIV

На скользком пути

Каток с искусственным льдом «Пэрэдайз» – это часть большого спортивного комплекса, расположенного в центре города. Когда мы пришли, народу там было немного: несколько человек быстро скользили по кругу, да пара-тройка новичков неуверенно елозили по льду или стояли, уцепившись за барьер.

Усевшись на скамейку возле одного из выходов на лед, я надела взятые напрокат коньки.

Аманда выкатилась на лед и, описав стремительную дугу, вернулась к выходу.

– Давай скорее! – крикнула она. – Или ты собираешься сидеть там весь вечер?

Я проковыляла на лед, держась рукой за барьер.

«Зачем я это делаю?» – мелькнула мысль, когда мне вспомнились все синяки, с которыми я вернулась домой в прошлый раз, когда пыталась научиться заднему ходу.

Я отпустила барьер. Надо сказать, что катаюсь я довольно прилично, пока просто еду вперед. Но вот всякие повороты и вращения у меня не выходят.

Аманда сделала пируэт и проплыла мимо меня, подняв одну ногу в «ласточке» и растянув рот в улыбке.

– Попробуй сделать так, – сказала она. – Нужно только держать равновесие, вот и все.

«Ну да, носом об лед, вот и все», – подумала я.

– Только ты надо мной не смейся! – предупредила я.

– Ладно, не буду. Давай руку, – сказала Аманда.

Я ухватила ее за руку, и она потащила меня на буксире. Я попыталась выполнить «ласточку», как это делала Аманда.

– Подай корпус вперед, – сказала Аманда.

Я подала.

– О-ой!

Я чуть не потеряла равновесие. И вцепилась в Аманду. Она засмеялась.

– Ты же сказала, что не будешь! – упрекнула я ее.

– Я ведь не знала, что это будет так смешно, – сказала Аманда. – Хочешь, попробуем теперь задний ход?

Я огляделась в надежде, что Джейк уже здесь. Его нигде не было видно.

«Ну, спасибо, Джейк: и я, и моя пятая точка – мы отлично повеселимся, если ты не появишься немедленно».

Аманда оттолкнулась и описала великолепное кольцо задним ходом вокруг меня.

– Вот и все. Тебе нужно только немного уверенности, – сказала она.

Да, немного уверенности и большую подушку, чтобы привязать пониже спины.

– Я буду сзади, рядом с тобой. А ты просто оттолкнись ведущим коньком, – инструктировала меня Аманда.

Я выпрямилась, для равновесия расставив в стороны руки. Потом оттолкнулась коньками и покатила к Аманде, беспорядочно махая руками.

– Ну вот, нормально, – похвалила меня Аманда. – А теперь не сбавляй скорости. И смотри, куда едешь!

Кто-то быстро пролетел мимо, и я чуть не выскочила из своих ботинок.

– Не волнуйся, никто в тебя не врежется. Хоть чуть-чуть поверь в себя, Стейси, – сказала Аманда.

– Да, тебе легко говорить, – пробормотала я, но все же сделала, как она велела.

Не обращая внимания на тех, кто пролетал мимо, я всячески старалась заставить себя поверить, что не грохнусь на лед. Пока я ехала задним ходом, Аманда плавно кружила вокруг меня.

– Слушай, у меня получается! – воскликнула я.

– Конечно, получается, – сказала Аманда. – А теперь попробуй чуть быстрее.

Я ехала просто отлично, пока кто-то не врезался в меня сзади. Я упала лицом вниз на лед, а этот кто-то бухнулся на меня.

Но оказалось, это был не один человек, а целых двое. Да-да, двое семилетних человечков. Со смехом и визгом они вскочили на ноги.

Я приняла сидячее положение.

– Вы, идиоты! – закричала я, глядя на лыбящиеся рожи Денни и Боба.

– А не надо было под ноги лезть, – нахально заявил Денни (а может, это был Боб – они двойняшки, и мало кто умеет их различать).

– Вот придурочная! – огрызнулся Боб (а может, это был Денни).

И прежде чем я успела придумать подходящий ответ, оба укатили.

Подъехала Аманда и помогла мне подняться. – Ты в порядке?

– Вполне! – ответила я. – Может, попробуем что-нибудь другое?

– О'кей. Давай немного погоняем на скорости, – сказала Аманда.

Она взяла меня за руку, и мы покатили по кругу. Аманда все время тянула меня вперед, а я отчаянно старалась не отстать от нее.

Раз Денни и Боб здесь, поняла я, значит, где-то поблизости должна быть и Синди. Я покрутила головой, ища ее, и опять чуть не упала.

– Не отвлекайся, Стейси, – сказала Аманда. – Ради бога, смотри под ноги.

Мы проехали половину большого круга.

– Вот, теперь лучше, – похвалила меня Аманда. – Уже похоже. Прокатимся с ветерком?

Мы проехали мимо одного из выходов на лед, и я увидела стоящего там Джейка.

– Привет, Аманда, – окликнул он ее. – Я получил твою…

Аманда со мной на буксире пролетела мимо. Она даже не заметила его.

– Слушай, Аманда, – сказала я. – Кажется, там…

Оп-ля! Мои коньки, оставив меня, уехали вперед, и я плюхнулась на мягкое место.

Джейк уже вышел на лед и в это время ехал за нами. Чтобы не наскочить на меня, он отвернул в сторону и врезался в Аманду. В следующее мгновение они оба лежали, растянувшись на льду.

– Ты, идиот неуклюжий! – заорала на Джейка Аманда. – Ослеп, что ли, не видишь, куда едешь?!

Она встала и, сердито глядя на Джейка, дернула меня за руку, помогая подняться.

– Чтобы духу твоего тут не было! – рявкнула Аманда, увозя меня за собой, в то время как Джейк все еще никак не мог принять вертикальное положение.

Я успела мельком глянуть на него. Вид у него был, прямо скажем, озадаченный. У меня возникло ощущение, что все это дело окажется гораздо более сложным, чем я предполагала.

От того, что я увидела в следующее мгновение, я опять чуть не растянулась на льду: из-за барьера за нами подглядывали Пиппа и Ферн. Мне были видны только их глаза и носы. Судя по всему, они изо всех сил старались остаться незамеченными. Но чего, скажите на милость, им здесь надо?

– Держись прямее! – крикнула Аманда.

Когда мы проехали мимо Пиппы и Ферн, я оглянулась, но они присели за барьер, и я их больше не увидела.

– Гляди-ка, вон Синди! – воскликнула я, наконец высмотрев ее на другом конце катка.

Она вырисовывала аккуратные восьмерки вокруг Денни и Боба. А по нашему плану ей надо было вертеться поблизости от меня и сделать вид, что она столкнулась со мной, чтобы я смогла притвориться, будто вывихнула лодыжку.

– Пойдем, поздороваемся, – предложила я.

– Нет уж, мы будем держаться подальше от этих двух паршивцев, – отказалась Аманда, увозя меня на пустынную часть катка. – Ну, поехали!

И тут во второй раз за этот вечер я едва не потеряла сознание. На льду был Брэд Шнейдер. И он ехал прямо к нам.

– Давай сюда, – указала я рукой в противоположную сторону.

– Ладно. Держись за воздух, Стейси! – крикнула Аманда.

Мы описали широкую дугу. Аманда держала меня за руку, и я мчалась за ней, с трудом удерживая равновесие.

– Что, весело? – крикнула Аманда, обернувшись ко мне.

Весело? Лица людей, сливаясь, пролетали мимо, когда мы неслись с головокружительной скоростью, огибая по краю каток.

– Как мне остановиться? Я не могу остановиться… По-мо-ги-те!

– Держи ноги прямо! – крикнула Аманда. – Я сейчас тебя отпущу.

– Не-е-е-ет! – заорала я.

Аманда выпустила мою ладонь, и я покатила вперед, взмахивая руками.

Меня спасла Синди. Она поспешила ко мне и успела схватить меня за руку. Я прокрутилась вокруг нее раза три, прежде чем мои коньки выскользнули из-под меня и я совершила далеко не мягкую посадку на лед.

– Ух ты, Стейси! Полный улет…

– Ты должна была помогать нам, – тяжело дыша, проговорила я, цепляясь за нее. – Почему ты забыла про наш план?

– Я как раз собиралась… – пробормотала Синди.

– Я видела Брэда Шнейдера!

– Что? Где? – вытаращила глаза Синди.

– Там! И Ферн с Пиппой тоже здесь! – выдохнула я. – Неужели непонятно? Должно быть, Аманда сказала Пиппе, что сегодня вечером собирается на каток! И Ферн с Пиппой решили устроить встречу Брэда и Аманды здесь!

– А как же Джейк? – спросила Синди. – Его-то ты видела?

– Еще бы. Он врезался прямо в Аманду. И она обозвала его идиотом.

– Что теперь будем делать? – растерялась Синди.

– Придется нам держать Брэда подальше от Аманды, – сказала я.

Аманда подъехала к нам.

– Ты как, Стейси, в порядке?

– Ага, но не благодаря тебе! – прорычала я. – Зачем ты меня отпустила?

– Я думала, все будет нормально, – с улыбкой сказала она. – Ты просто классно разогналась! Хочешь, попробуем еще?

– Нет уж, не надо, – буркнула я.

– Ничего себе! – испуганно шепнула Синди мне на ухо.

Я оглянулась. Прямо к нам направлялся Брэд.

– Привет, Аманда, – сказал он. – Я получил твою записку.

Аманда уставилась на него.

– Какую записку?

– Которую ты положила в мой шкафчик, – недоуменно произнес Брэд.

– Никакой записки я не клала, – сказала Аманда.

«Какая записка? – думала я. – Ведь это Джейк должен был получить записку!»

Я подковыляла к Аманде и дернула ее за руку.

– Слушай, давай еще погоняем?

Все годилось, лишь бы увести ее от Брэда.

– Привет, ребята! – подкатив к нам, резко затормозил перед Амандой Джейк. – Я получил твою записку, – глядя на нее с улыбкой, выпалил он.

– Аманда! – в отчаянии затараторила я. – Покажи мне опять, как разгоняться!

– Погоди-ка, – остановила меня Аманда. Она перевела взгляд с Брэда на Джейка. – Что вы мне оба твердите о каких-то записках?

– Ты положила мне в шкафчик записку, – объяснил Джейк.

– Ты что? – воскликнул Брэд, удивленно глядя на Джейка. – Это мне она оставила записку!

– Ничего подобного! – выкрикнула Аманда. – Никому никаких записок я не оставляла! – Нет, оставляла! – возразил Джейк и вытащил из кармана мою записку. – Вот, посмотри!

Аманда выхватила ее у него из рук.

– А вот моя, – сказал Брэд, вытаскивая еще один сложенный листок.

Это провал! В панике я выбросила вперед одну ногу и грохнулась на лед.

– Ой! Я подвернула щиколотку! – завопила я.

Аманда продолжала разглядывать записку Джейка.

– Это не мой почерк, – сказала она. – Это почерк Стейси! Дай мне твою записку, – посмотрела она на Брэда.

– Ой-ой-ой! – запричитала я. – Кажется, я сломала ногу!

Аманда все так же разглядывала записки.

– А чей это почерк, я не знаю, – сказала она. – Но уж точно, не мой! Что за чертовщина?

Схватив за шиворот, она рывком поставила меня на ноги.

– Стейси!

– Это не я! Честно… – выдохнула я.

– Выходит, ты не писала мне записки? – проговорил Джейк, растерянно глядя на Аманду.

– Заруби себе на носу: я никому записок не писала, – повторила Аманда. – Вот эту, – она махнула листком перед его носом, – написала моя сестра. А эту, – она ткнула второй в сторону Брэда, – наверняка написал кто-то из ее придурочных подружек!

– Не понимаю, – произнес Брэд. – Значит, ты не хотела встретиться здесь со мной?

Аманда закатила глаза.

– Быстро до тебя доходит! – сказала она.

– Произошла ошибка, – вмешалась Синди. – Вы не должны были оба получить по записке.

Аманда бросила на меня гневный взгляд.

– Это ты все подстроила! Ты и твои слабоумные подружки подложили мне эту свинью – во второй раз! Мало вам было того случая?

– Нет, все совсем не так, – попыталась возразить я, полузадушенная собственным воротником в руках Аманды. – Может, потом об этом поговорим? Мне ногу больно!

– Ногу? Только-то? У тебя сейчас все косточки заболят в твоем паршивом теле! – взорвалась Аманда.

Джейк и Брэд переглянулись, все еще пытаясь что-либо понять.

– Всем привет!

Мы все разом повернули головы на этот новый голос. С радостной улыбкой к нам подкатил двоюродный брат Синди Люк.

– Привет, Люк! – сказала Аманда, отпуская мой воротник.

Я бухнулась на лед.

– Надеюсь, я не опоздал, – сказал Люк, глядя Аманде в глаза. – Ты ведь говорила, в половине восьмого, так?

– Ну да, – подтвердила Аманда с улыбкой. – Ты появился очень вовремя.

Перешагнув через меня, она взяла Люка за руки. Потом обернулась ко мне:

– Мы с Люком сейчас покатаемся. А тебе я предоставляю объясняться с этими двумя.

– Да, но… – попыталась было возразить я.

Но Аманды уже рядом не было. В крайнем изумлении я смотрела, как они с Люком плавно скользят по льду.

– Что происходит? – пожал плечами Джейк.

– Ой, мне надо пойти проверить, как там Денни и Боб, – пробормотала Синди и тоже укатила.

Спасибо, Синди, ты мне очень помогла!

Я вскинула глаза на Джейка и Брэда.

– Сейчас я вам все объясню. Понимаете, Аманда, когда была маленькая, вывалилась из колыбельки. И ударилась головой. И с тех пор с ней иногда бывают такие странности – полные провалы памяти.

– Ну и семейка, – покачал головой Брэд. – Обе вы со странностями.

– Пойдем отсюда, – сказал Джейк.

И они тоже укатили, оставив меня сидеть на льду в полном одиночестве.

Все! Больше никогда в жизни не буду пытаться помочь Аманде с мальчиками! Вот что из этого получилось: полный провал! И я осталась с дюжиной синяков сидеть на холодном льду.

Глава XV

Той же монетой

– Почему вы нам не сказали о своем плане? – спросила я.

Пиппа и Ферн уставились на меня.

– А вы почему нам не сказали? – ответила Ферн.

Мы вчетвером сидели за барьером на местах для зрителей. Время от времени мимо нас проносились Аманда и Люк. Оба выглядели очень довольными собой и друг другом.

– Мы это первые придумали, – сказала я.

– Откуда мы могли знать? И потом, как ты можешь утверждать, что вы придумали первые? А может быть, мы, – возразила Пиппа.

– Слушайте, по-моему, какая разница, кто первый придумал? – сказала Синди.

Мимо нас опять пролетели Аманда и Люк. Это выглядело точно так, как по моему плану должен был закончиться сегодняшний вечер. Но только великолепным партнером Аманды был Люк, а не Джейк.

– По-моему, у Аманды был собственный план, – сказала Синди.

– По-моему, тоже, – кивнула Ферн. – А мы все сейчас выглядим круглыми дурами, – засмеялась она.

– Когда вы подложили записку в шкафчик Брэда? – спросила я.

– Сегодня днем, – ответила Пиппа.

Вот те на! Хорошо еще, что шкафчики Брэда и Джейка в разных коридорах, а то бы мы еще столкнулись друг с другом!

– А вы, значит, сказали Брэду, чтобы он позвонил Аманде? – спросила Синди.

– Он звонил? – оживилась Пиппа. – Видишь? – посмотрела она на Ферн. – Я говорила, что он ей позвонит.

– Минуточку. А откуда вы знаете, что он звонил? – спросила Ферн. – Это Аманда вам рассказала?

– Нет, – ответила Синди. – К телефону подошла Стейси. Спросила, что передать, и оставила Аманде записку – так, чтобы она ее не нашла.

– Спасибо, Синди, – сказала я. – Все им выложила!

– Ну и врунья же ты! – воскликнула Пиппа. – А еще меня упрекала, что я жульничаю! Если бы Брэд поговорил с Амандой, он бы назначил ей свидание!

– Хорошо, я виновата, – сказала я. – Но я все равно не очень уверена, что она согласилась бы пойти. Вы только посмотрите на нее – ни Джейк, ни Брэд ее не интересуют.

– А вот Люк – наоборот, очень даже интересует, – заметила Ферн.

– Наверное, они договорились об этом, когда Аманда относила ему джинсы, – сказала Синди. – Надо же! Аманда и Люк…

– Да. И это после стольких наших трудов!

– Напрасная трата времени, вот что это было, – сказала Пиппа. – Похоже, твоя сестра сама может позаботиться о своей личной жизни.

– Давайте больше никогда не будем делать ничего такого, а? – предложила Синди. – И забудем об этом.

Я спорить не стала. Слишком много волнений для одного дня.


ВЕЛИКОЕ СОРЕВНОВАНИЕ ПО СОЕДИНЕНИЮ СЕРДЕЦ, ОКОНЧАТЕЛЬНЫЙ СЧЕТ:

Стейси и Синди – ноль!

Пиппа и Ферн – ноль!

Аманда – победа всухую!

* * *

В тот вечер Люк поехал на автобусе с катка к нам домой вместе с нами. Я сидела сзади, а Люк и Аманда впереди. Они болтали без умолку. Аманда подчеркнуто не замечала меня. Люк то и дело наклонялся через сиденье ко мне и что-то говорил, но от Аманды за всю поездку я не услышала ни слова.

У двери я оставила их поболтать, а сама вошла в дом. Я засекла время – они простояли там добрых полчаса, прежде чем хлопнула дверь.

Я ожидала, что Аманда придет и устроит мне разнос, но этого не случилось. Казалось, у нее прекрасное настроение. Я слышала, как она что-то напевает в ванной комнате.

– А знаешь что? – обратилась я к Бенджамину, который дремал, растянувшись на моей кровати. – Кажется, я легко отделалась. Аманда сейчас в слишком хорошем настроении, чтобы на меня орать.

Несколько минут спустя я столкнулась с Амандой в коридоре, когда шла в ванную. У нее на лице была улыбка от уха до уха.

– Ты на меня злишься? – спросила я.

– Я? – пропела Аманда все с той же улыбкой. – С чего бы мне на тебя злиться, Стейси? Ведь это ты в результате всего выглядела полной идиоткой! – она засмеялась. – Ты что, в самом деле рассчитывала, что я не узнаю, чьих рук это дело? Придумала тоже – посадить меня в лужу, подстроив два свидания сразу!

– Вовсе не этого я хотела! – запротестовала я. – Мы с Синди написали записку Джейку. А Брэду Шнейдеру написали Пиппа и Ферн. Я об этом ничего не знала.

Аманда покачала головой.

– Почему ты решила, что я захочу встретиться с одним из них? – спросила она.

– Ты же сказала, что хотела бы познакомиться с интересным мальчиком.

– Я не говорила. Ничего подобного я не говорила! – возмутилась Аманда.

– Нет, говорила. Я прочитала в твоем… – я прикусила язык.

Черт! Вот тут уж я, точно, вляпалась.

– Ты читала мой дневник! – взорвалась Аманда. – Прокралась в мою комнату и прочла мой личный дневник!

– Я нечаянно, – пробормотала я. – Он лежал открытый. А я вошла, только чтобы взять твои маркеры. Ты думаешь, я бы стала его читать нарочно?

– С сегодняшнего дня я буду держать свою комнату на замке, – заявила Аманда. – Я не потерплю, чтобы сопливые любопытные девчонки совали туда нос, когда им вздумается!

– Я не совала нос, – сказала я. – Наоборот! Я пыталась тебе помочь! – Если мне понадобится твоя помощь, я попрошу, – сверкнула глазами Аманда. – И почему ты решила, что я пойду на свидание с мальчиком, которого ты выберешь? Ты в них ничего не понимаешь! – она бросилась в свою комнату.

Знаете, чего я не могла понять? Я не могла понять, как такой славный парень, как Люк, мог заинтересоваться такой пустышкой, как Аманда. Вот что было для меня загадкой.

* * *

На следующее утро мы завтракали на кухне – мама, отец, Сэм и я, когда вниз спустилась Аманда. Она была уже одета. Обычно в субботу она даже из постели не вылезала раньше полудня.

– Хорошо провела время вчера вечером? – спросил отец.

– Отлично, – ответила Аманда.

Я ожидала, что она выболтает о том, что случилось. Аманда обожает выставлять меня дурой перед родителями.

– Вы не поверите, но у меня было сразу три свидания.

Я вцепилась зубами в свой тост с арахисовой пастой. Ну вот, давай, Аманда, втаптывай меня в грязь!

– Три свидания? – удивился отец. – Как тебе это удалось?

– Стейси и ее подружки помогли, – сказала Аманда. – Вы ведь знаете, как мы обожаем помогать друг другу.

Я вскинула голову. Аманда улыбалась.

– Последнее время Стейси так старается мне помочь, что мне придется порядком поломать голову, чтобы отплатить ей тем же.

Скажу прямо, мне эти ее слова не понравились. Что бы Аманда ни замышляла, я точно знала, что мне это не понравится.

Аманда поела на скорую руку.

– Я сейчас иду к Спигелам, – сказала она. – Обещала попрощаться с Люком. Они часов в двенадцать уезжают в Саут-Бенд. И как только приедут, он мне оттуда позвонит. Он говорит, между Саут-Бендом и Фор-Корнерсом ходит автобус, так что он сможет иногда приезжать.

– Прекрасно, – сказала мама.

– Конечно, – горячо поддержала ее Аманда. – Он такой классный! Мы с ним отлично ладим, – она бросила на меня быстрый взгляд. – Он очень интересный человек. Не то что другие.

– Как я понимаю, с сегодняшнего дня нам придется следить за телефонными счетами, – с улыбкой заметил отец. – Будет много звонков в Саут-Бенд, а?

– Надеюсь, – сказала Аманда. – Ну, я пошла. Только сначала забегу еще в одно место, – она опять посмотрела на меня. – Пока!

Но почему все-таки она смотрела на меня, когда это говорила? Не надо было быть гением, чтобы догадаться: Аманда что-то замышляет.

Что именно, я узнала в тот же день, чуть позже. Часа в четыре раздался звонок в дверь. Мама крикнула снизу, что это ко мне.

– Я очень рада, что ты передумала, – негромко проговорила она, когда я спустилась. – Ты ведь сначала не хотела идти.

Что? О чем это она?

Мама погладила меня по голове.

– Ты добрая девочка, Стейси, – сказала она и ушла на кухню.

Я пошла к двери.

Там стоял Дэйви Браун.

– Привет, – сказал он. – Я пришел.

Я ошарашенно посмотрела на него. Я и так видела, что он пришел. Но что ему нужно на этот раз? Когда-нибудь он бросит эти попытки подружиться со мной?

– Я получил твою записку, – сказал он. – И очень рад, что ты смогла отменить то, что у тебя было запланировано на сегодня. Все готово. Можешь идти прямо сейчас.

– Какую записку? – спросила я.

Улыбнувшись, он показал мне листок бумаги. Я взяла записку у него из рук.

«Дорогой Дэйви. Выяснилось, что я все-таки не буду занята сегодня днем, поэтому с удовольствием приду к тебе на день рождения. Зайди за мной перед началом. Жду с нетерпением, Стейси».

Почерк был Аманды.

– Ведь это ты написала, правда? – спросил Дэйви, внезапно встревожившись.

– Конечно, я, – улыбнулась я ему.

А что мне оставалось делать? Аманда здорово меня подставила. Отплатила сполна за то, что я попыталась вмешаться в ее жизнь.

А в гостях у Дэйви было не так уж плохо. И он вовсе не такой уж зануда, когда узнаешь его получше. А эти его кролики такие забавные! Ничего симпатичнее не видела.

Но вот что я хочу вам сказать: это был самый-пресамый последний раз, когда я пыталась подыскать мальчика моей старшей сестре Аманде. Теперь пусть она сама устраивает свою личную жизнь!

Примечания

1

Согласно примете, все перечисленное должно присутствовать в наряде невесты.

2

Paradise – рай (англ.).

3

По Фаренгейту – соответствует примерно 21 °C.

4

Национальный парк в горах Сьерра-Невада в Калифорнии.


home | my bookshelf | | Операция «Первое свидание» |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу