Book: Треволнения с трибблами



Треволнения с трибблами

Давид Джеролд


Треволнения с трибблами

Так и осталось неизвестным, откуда появились трибблы. Они прекрасно чувствуют себя в кислородной атмосфере, при земной температуре и атмосферном давлении. Новорожденный триббл длиной не больше дюйма; наиболее крупные взрослые особи достигают в длину шестнадцати дюймов.

С виду триббл напоминает нечто среднее между ангорским котом и стручком. У него нет ни рук, ни ног, ни глаз, ни даже головы – только рот. Передвигаются трибблы, перекатываясь, или сокращаясь и вытягиваясь, как червь, или же пульсируя – это тоже позволяет им передвигаться, медленно, почти незаметно для глаза, но неустанно. Всё тело триббла покрыто длинной шерстью. Цвет шерсти бывает самый разнообразный: бежевый, тёмно-шоколадный, золотистый, белый, золотисто-зелёный, каштановый, тёмно-жёлтый.

Трибблы не представляют ни малейшей опасности. Они безвредны. Безвредны полностью, абсолютно, совершенно, несомненно, на все сто процентов…

Едва оказавшись в зоне слышимости космической станции К-7, «Энтерпрайз» уловил сигнал бедствия категории А-1. Станция эта вращалась вокруг планеты Шерман, отстоявшей на три световых года от ближайшего клингонского форпоста и, следовательно, находившейся в сфере клингонских интересов – или же форпост находился в сфере интересов Федерации. Смотря с чьей стороны смотреть.

Обе стороны заявляли притязания на планету. Хотя она была по большей части бесплодной, ей местоположение между двумя политическими конгломератами придавало ей важное стратегическое значение. В былые времена одна из сторон захватила бы эту планету, другая попыталась бы вытеснить её – всё это с риском развязать войну. Клингонам такой ход событий был бы весьма по душе.

Теперь, однако, приходилось считаться с органианским мирным соглашением. По его условиям, планета Шерман будет принадлежать той из сторон, которая докажет, что сумеет наиболее эффективно обустроить её.

При таких обстоятельствах не было ничего удивительного в том, что получив сигнал бедствия, «Энтерпрайз» немедленно устремился к станции со скоростью варп 6, и что при этом все расчёты были приведены в боевую готовность.

Но прибыв на место, «Энтерпрайз» не обнаружил никакого противника. К-7 величественно и мирно совершала очередной виток вокруг планеты Шерман. Ничего угрожающего в радиусе действия сенсоров не было, если не считать таковым одноместный разведывательный корабль, также находившийся на орбите.

Озадаченный и раздражённый, капитан Кирк связался с начальником станции коммандером Ларри, но тот отказался давать какие-либо объяснения иначе, чем при личной встрече. Тон у него, правда, был извиняющийся, но Кирка это нисколько не умиротворило. Приказав Зулу сохранять на корабле боевую готовность, он транспортировался на станцию вместе со своим первым помощником Споком,

Когда Кирк со Споком вошли в кабинет коммандера Ларри, там находились ещё два человека, на которых Кирк не обратил внимания.

– Коммандер Ларри, – с места в карьер начал он, – Вы послали сигнал бедствия первой степени. Объясните характер вашей чрезвычайной ситуации.

– Э, капитан, позвольте объяснить. У нас, по сути, ещё нет чрезвычайной ситуации.

– Тогда у вас неприятности, – хмуро сказал Кирк. – Если ничего не случилось, почему Вы послали сигнал о помощи?

– По моему распоряжению, капитан, – произнёс один из незнакомцев.

– Кто Вы?

– Капитан Кирк, это Нилз Барис, – сказал Ларри. – Он прибыл с Земли, чтобы возглавить проект по обустройству планеты Шерман.

– И это даёт Вам право объявить боевую тревогу по всему квадранту?

– Мистер Барис, – холодно произнёс второй незнакомец, – заместитель министра сельского хозяйства Федерации в этом квадранте.

– Эта должность, насколько мне известно, не даёт полномочий военного командования, – сказал Кирк. – А кто Вы?

– Мой помощник Эрни Дарвин, – сказал Барис. – Теперь о деле. Капитан, мне нужно, чтобы все люди из службы безопасности…

– Простите? – прервал Кирк. Манера этой троицы отвечать друг за друга никак не способствовала уменьшению его раздражения; к тому же он до сих пор не услышал ничего, что хоть в малейшей степени напоминало бы объяснение.

– Постараюсь быть предельно ясным, – сказал замминистра. – Мне нужны все люди из службы безопасности, находящиеся в Вашем распоряжении. Я хочу, чтобы вокруг склада были установлена охрана. Полагаю, это достаточно просто.

– Это просто, но далеко не ясно. Что за склад?

– Склад с квадротритикалем, – перехватил мяч Дарвин. Выложив на стол Ларри атташе кейс, он извлёк из него небольшой сосуд. Из этого сосуда он вытряхнул себе на ладонь несколько зёрен и передал их Барису, который, в свою очередь, передал их Кирку. Мельком взглянув ни них, капитан передал их Споку.

– Пшеница, – сказал Кирк. – Ну и что?

Дарвин явственно фыркнул.

– Квадротритикаль – не пшеница, капитан, – сказал он. – Это недавно выведенная разновидность тритикаля.

– Мне это ни о чём не говорит.

– Тритикаль – высокоурожайный гибрид пшеницы и ржи, – спокойно сказал Спок. – Это, видимо, четырёхдольный гибрид – многолетний, если не ошибаюсь. Происхождение исходной культуры, тритикаля, восходит к двадцатому веку, Канада.

– Да, – сказал Барис несколько удивлённо.

– И это – единственный земной злак, который может расти на Шермане, – вставил коммандер Ларри. – У нас на станции находится зерновой склад. Крайне важно, чтобы зерно было благополучно доставлено на Шерман. Мистер Барис считает, что клингонские агенты могут попытаться помешать доставке.

– Это весьма вероятно, – подтвердил замминистра. – Именно с помощью этого зерна Федерация докажет своё право на Шерман. Несомненно, клингоны сделают всё, чтобы зерно не попало на планету. Его необходимо охранять. Вы меня понимаете? Это зерно должно быть доставлено в целости и сохранности.

– Значит, вы послали сигнал о помощи первой категории из-за склада зерна, – сказал Кирк. – Я не арестовываю вас сейчас лишь потому, что не меньше вашего хочу, чтобы право Федерации на Шерман было признано. Считайте, что вам повезло: незаконное использование экстренного сигнала – серьёзное нарушение.

– Я не использовал незаконно…

– Капитан Кирк, – поспешно вмешался Ларри, – не могли бы Вы поставить хотя бы нескольких часовых? Здесь бывает множество кораблей.

Это было правдой. Немного поразмыслив, Кирк спросил:

– Как Вы полагаете, мистер Спок?

– Это вполне логичная предосторожность, капитан.

– Очень хорошо. – Крик достал коммуникатор. – Кирк «Энтерпрайзу». Отправьте сюда двоих из службы безопасности. Они поступают в распоряжение коммандера Ларри.

– Да, капитан.

– Объявите также, что все, кто свободен от вахты, могут брать увольнительные. Конец связи.

– Только двоих? – разгневанно спросил Барис. – Кирк, я этого так не оставлю. Я обращусь к командованию Звёздного Флота.

– Обращайтесь, – ледяным тоном отвечал Кирк. – Но перед тем как отправить сообщение, советую Вам заранее хорошенько надрать себе уши. Этим Вы избавите командование Звёздного Флота от лишних хлопот.

Сектор отдыха на К-7 был маленьким. Магазины, едва ли большие, чем ларьки, теснились вокруг центрального зала, образованного пересечением множества извилистых коридоров. Здесь явно экономили пространство.

Войдя в зал, Кирк и Спок увидели, как перед ними материализовались несколько человек с «Энтерпрайза», в том числе Зулу и Ухура. Кирк направился к ним.

– Вижу, вы не стали терять времени, – сказал он. – Мистер Зулу, у нас есть новый экземпляр для Вашей оранжереи. Мистер Спок? – Первый помощник передал ему зёрна. – Это называется…

– Квадротритикаль! – обрадовано воскликнул штурман. – Я читал о нём, но ещё никогда не видел!

– Пойдём, Зулу, – сказала Ухура. – Ты сможешь заняться этими семенами на корабле. Пойдём посмотрим магазины, пока есть возможность. Идёте с нами, мистер Спок, капитан?

– На пару минут. Но ненадолго; сильно подозреваю, что по каналам уже шныряют срочные сообщения.

Магазин, куда завела их Ухура, похоже, не специализировался ни на чём определённом. Это явно была одна их тех лавчонок, где космические бродяги продавали собранные на разных планетах диковинки, чтобы расплатиться за свой отпуск – диковинки, которые потом перепродавались другим космическим бродягам по цене, вдвое дороже. Далеко не самый лучший из подобных магазинов, которые довелось видеть Кирку; но ведь станция К-7 располагалась на самой окраине Федерации, вдали от оживлённых трасс.

Когда они вошли, в магазине был лишь один посетитель – высокий рыжеволосый штатский довольно неряшливого вида, явно пытающийся что-то сбыть хозяину магазина. На прилавке перед ним было высыпано множество диковинок, у ног его стоял рюкзак.

– Нет и нет, – говорил хозяин. – У меня столько аргелианских самоцветов, что не распродать до конца жизни. За ту цену, которую я вынужден назначать, их на этих задворках никто покупать не желает.

– Очень жаль, мой друг, – отвечал торговец. У него был удивительно мелодичный голос. – Лучших камней, чем у меня, Вам нигде не найти. Что ж. Думаю, Вы не откажетесь от сирианской искристой воды…

– Я пользуюсь ею, – ровным монотонным голосом сказал владелец лавки, – чтобы полировать самоцветы.

Торговец со вздохом смёл свой товар в рюкзак. На прилавке остался лишь золотисто-зелёный комок шерсти.

– Вам очень трудно угодить. Единственное, что мне остаётся Вам предложить – это трибблы. Уверен, Вам нужны…

– Не по такой цене.

– О-оо, – выдохнула Ухура. – Что это? Оно живое? Можно подержать его? Какая прелесть!

– Что это? – переспросил торговец, передавая шерстяной комок Ухуре. – Всего лишь триббл, красавица. Всего лишь самое милое маленькое существо, известное человеку – не считая, разумеется, Вас.

Комок шерсти в руках Ухуры легонько зашевелился. До ушей Кирка донёсся низкий звук – нечто среднее между кошачьим мурлыканием и голубиным воркованием.

– О, – сказала Ухура, – да оно мурлычет!

– О, маленькая леди, он говорит, что Вы ему понравились.

– Могу я купить его?

– Именно это, – сказал владелец магазина, – мы и пытаемся сейчас выяснить.

– Друг мой, десять кредиток за каждого вовсе не дорого. Сами видите, как эта маленькой леди понравились эти милые крошки. Другие также их оценят.

– Одна кредитка, – сказал владелец магазина.

Положив зёрна на прилавок, Зулу с опаской протянул руку к трибблу.

– Он не кусается? – спросил штурман.

– Сэр! – сказал торговец, нарочито игнорируя предложение владельца магазина. – Существует закон, запрещающий перевозить опасных животных на другие планеты, и Вы, как офицер Звёздного Флота, прекрасно это знаете. Кроме того, у трибблов нет зубов.

– Ладно, – сказал владелец магазина. – Две кредитки.

Взяв у Зулу триббла, торговец снова положил его на прилавок.

– Девять, – сказал он.

Владелец магазина с сомнением посмотрел на триббла.

– А он чистый?

– Он такой же чистый, как Вы. Я бы даже сказал, намного чище.

– Если Вы не хотите купить его, я куплю, – сказала Ухура. – Он просто прелесть.

Посетитель и хозяин магазина снова принялись торговаться. Наконец, они сговорились на шести кредитках, и посетитель стал вытаскивать из своего рюкзака ещё трибблов. Странно, но среди них не было двух одинакового цвета или размера.

– Почём Вы их продаёте? – спросила Ухура хозяина магазина.

– Десять кредиток. Но для Вас…

– Эй! – внезапно воскликнул Зулу. – Он ест моё зерно! – Штурман поспешно смёл в карман то, что осталось. Мурлыкание усилилось, передавая ощущение блаженства – словно сыто зажмурились несуществующие глаза. Хозяин магазина подобрал триббла с прилавка, но посетитель проворно отобрал его.

– Сэр, – заявил он, – этот – мой образец, с которым я волен поступать так, как мне вздумается. А мне вздумалось подарить его этой прелестной маленькой леди.

– Валяйте, – сказал хозяин магазина. – Это называется загробить рынок.

– Друг мой, – почти пропел торговец, – когда эта прелестная маленькая леди станет показывать это чудо другим, у Вас отбою не будет от покупателей. Помяните моё слово.

Лейтенант Ухура прижала безликий комок шерсти к своему лицу и нежно заворковала. Кирк не знал, смеяться ему или тревожиться: Ухура никогда прежде не выказывала ни малейших признаков сентиментальности, а тут вдруг совсем рассиропилась. Эти маленькие зверушки довольно милые, кто же спорит, но…

Квиип!

Нет, это не триббл, это его коммуникатор.

– Кирк слушает.

– Говорит Скотт, капитан. Срочное сообщение от командования. Лучше этим заняться Вам; у меня нет таких полномочий.

– Хорошо, Скотти, – отвечал Кирк. – Запиши его. Я сейчас же возвращаюсь на корабль.

– Хорошо. Но, капитан, это ещё не всё, сэр. Наши сенсоры показывают приближение клингонского боевого корабля. Я связался с ними и получил обычный ответ, но…

– Кто капитан корабля? – спросил Спок. Кирк почти забыл о его присутствии, но вулканец, как обычно, задал самый важный вопрос. Кирк передал его Скотти, благодарно кивнув своему помощнику.

– Коммандер Колоф, сэр. Вы его наверняка помните по нашей последней встрече с клингонами, капитан. Отпетый первостатейный мерза…

– Понял тебя, Скотти. Поставь людей к боевым установкам. Лейтенант Ухура, возьмите Вашу зверушку. Мы возвращаемся на корабль.

Он едва успел договорить, как эффект транспортировки захватил его, и станция исчезла.

Сообщение командования было, как всегда, коротким и недвусмысленным. Оно гласило: «Нет необходимости напоминать Вам о значении планеты Шерман для Федерации. Ключом к признанию нашего права на эту планету является зерно, квадротритикаль. Необходимо, чтобы оно было благополучно доставлено на планету. Вам надлежит предоставить замминистра Барису любую помощь, которую он потребует. Безопасность зерна – и проекта – на Вашей ответственности».

Насколько сложным будет выполнить это требование, стало ясно сразу же, едва показался клингонский корабль. Он не предпринял никакой попытки атаковать станцию; да это было бы чистой воды самоубийством, поскольку на него были нацелены все фазеры «Энтерпрайза» (в чём Колоф, опытный капитан, нисколько не сомневался). Вместо этого, Колоф ошеломил всех, обратившись с просьбой разрешить его людям, получившим увольнение, транспортироваться на станцию.

По условиям органианского мирного договора коммандер Ларри вынужден был согласиться. Однако командование Звёздного Флота, возложив на Кирка ответственность за безопасную доставку зерна, предоставило ему тем самым определённые полномочия. Поэтому он поставил условие, чтобы на станции находилось не более двенадцати клингонов одновременно, и более того, что он отправит на станцию своих людей из службы безопасности, по одному на каждого клингона. По крайней мере это, подумал он, должно успокоить Бариса.

Но Бариса это не успокоило. Он не желал на станции никаких клингонов, и всё тут. Он довольно долго распространялся на эту тему. В конце концов, ему всё же пришлось смириться с тем, что клингоны имеют право быть здесь, и ничего тут не поделаешь.

В корабельный зал отдыха Кирк зашёл немного передохнуть и выпить кофе. За одним из столиков он увидел Скотта, читавшего технический журнал – так отдыхал главный инженер «Энтерпрайза». Вокруг соседнего столика теснилось довольно много народу, в том числе Спок, доктор Маккой, Ухура и энсин Фримен. Подойдя к ним, Кирк увидел на столе триббла Ухуры и ещё по крайней мере с десяток трибблов поменьше.

– Давно у Вас эта зверушка, лейтенант? – спросил Маккой Ухуру.

– Я купила его вчера. Сегодня утром я обнаружила, что у него – то есть у неё – родились дети.

– Удачная покупка, скажу я Вам. – Подняв одного из детёнышей, Маккой с интересом принялся разглядывать его. – Хм…

– Лейтенант Ухура, – с улыбкой сказал Кирк, – у Вас что тут, питомник?

– Я вовсе не собиралась, но у триббла были другие планы.

Спок также держал одного из зверьков, рассеянно поглаживая его.

– Вы купили его на станции? – спросил Маккой.

– Мне его дал пилот того одноместного разведывательного корабля. Ларри говорит, что его зовут Сирано Джонс. Он картограф, на вольных хлебах, действует на свой страх и риск.

– Большинство картографов действуют на свой страх и риск, – сказал Кирк. – Заниматься картографией на клингонской границе значит искать приключений на свою голову.

– Весьма любопытное существо, капитан, – сказал Спок. – Издаваемые им звуки, похоже, оказывают успокоительное воздействие на человеческую нервную систему. К счастью, я к этому эффекту невосприимчив.

Глядя, как его помощник поглаживает зверька, Кирк поднял бровь, но не стал ничего говорить.

– Лейтенант, – сказал Маккой, – Вы не против, если я возьму одного к себе в лабораторию, чтобы узнать, что у него там внутри тикает?

– Не против, но если Вы собираетесь делать ему вскрытие, я не хочу об этом знать.

– Лейтенант, – спросил энсин Фримен, – если Вы их раздаёте, можно мне взять одного?



– Конечно, почему нет? Они, по-моему, достаточно взрослые.

Фримен вопросительно взглянул на Кирка.

– Не имею никаких возражений против домашних животных на корабле, – сказал Кирк. – В разумных пределах. Но если эти трибблы хотят остаться на «Энтерпрайзе», им лучше быть не такими плодовитыми.

Но трибблы не пожелали прислушаться к его словам. Зайдя на следующий день в медотсек – в результате длительного разговора на повышенных тонах с Барисом у него разболелась голова – Кирк обнаружил на столе Маккоя коробку, полную трибблов.

– Я думал, Ухура дала тебе только одного, Боунз. А у тебя здесь, вижу, добрый десяток.

– Обычный помёт. Было одиннадцать, но одного я анатомировал. Похоже на то что они рождаются беременными.

– Это возможно?

– Нет, но это сэкономило бы много времени, верно? Одно могу сказать тебе точно: почти пятьдесят процентов их метаболизма направлено на репродуктивность. Знаешь, что получится, если триббла перекормить?

– Растолстевший триббл? – спросил Кирк, думая о другом.

– Нет. Получится уйма маленьких голодных трибблов. И если ты думаешь, что у меня их много, сходи к Ухуре. У неё их штук пятьдесят, и пятерых она уже раздала.

– Что ж, тебе лучше пристроить куда-нибудь своих, прежде чем у тебя их тоже станет пятьдесят. – Кирк проглотил таблетку. – Пойдёшь на станцию, Боунз?

– Уже был. Кроме того, эта проблема гораздо интереснее. Я слышал, Скотти отправился вместе с последней группой; он проследит, чтобы ничего не случилось. Если, разумеется, клингоны сами не затеют чего-нибудь.

– Не вижу, с чего вдруг им захочется что-то затевать. Колоф знает, что в случае чего я тут же удвою охрану. Если он действительно нацеливается на зерно, ему это нужно в самую последнюю очередь.

Тем не менее, после последнего разговора с Ларри Кирк счёл нужным заглянуть в станционный бар. Там было шестеро с «Энтерпрайза», в том числе Скотти и навигатор Чехов. За другим столом сидели пятеро или шестеро клингонов. Обе группы упорно игнорировали друг друга.

В тот момент, когда Кирк подсел к своим, в бар вошёл Сирано Джонс и направился прямиком к ним.

– Друзья, – обратился он к ним, – могу я предложить вам триббла?

Говоря так, он протянул триббла Скотти. Инженер обернулся и обнаружил, что смотрит прямо в безликий комок шерсти. Он заметно вздрогнул.

– Я всё утро чистил двигательный отсек от этих тварей!

– Может, кто-нибудь из вас, джентльмены?

Ответа не последовало. Пожав плечами с видом покорности судьбе, Сирано направился к столу клингонов и обратился к одному из них. Кирк знал его. То был Коракс, один из офицеров Колофа.

– Друг клингон, могу я предложить тебе прелестного маленького триббла…

Но трибблу явно пришлось не по душе такое намерение. Вся его шерсть встала дыбом. Прижавшись к руке Сирано, он издал гневное шипение.

– Перестань сейчас же! – сказал Сирано. – Прошу прощения за его дурные манеры, сэр. Он никогда раньше так себя не вёл.

– Советую Вам, – холодно сказал Коракс, – убраться отсюда вместе с этим паразитом, и поскорее.

– Но ведь это всего лишь прелестный маленький…

– Убери его!

Триббл снова зашипел. Коракс оттолкнул руку Сирано, отчего триббл пролетел через всё помещение и упал среди людей с «Энтерпрайза». Сирано кинулся за ним; Скотти подобрал его и вручил ему без единого слова.

Сирано некоторое время постоял, переводя взгляд с одной группы на другую, а затем с несколько разочарованным видом направился к стойке бара, где бармен как раз снимал кувшин с верхней полки.

– Сэр! – заговорил он, положив своего триббла на прилавок. – Я уверен, что Вы не откажетесь от маленькой сделки – один из моих трибблов в обмен на глоточек…

Бармен обернулся и перевернул кувшин вверх дном. Из него один за другим вывалились три триббла.

На корабле было ещё того хуже. В коридорах трибблы буквально валялись под ногами. На мостике Кирку пришлось сбросить трёх или четырёх со своего кресла, прежде чем он смог сесть. Они были на всех клавиатурах, на полках – словом, повсюду.

– Лейтенант, как трибблы попали на мостик?

– Думаю, по вентиляционным каналам, капитан. Они по всему кораблю.

– Да уж. Мистер Спок, вызовите команду уборщиков. Сколько их на корабле вообще?

– Предполагая, что один триббл – которого принесла на борт лейтенант Ухура – давал за один раз потомство в десять трибблов каждые двенадцать часов, – сказал первый помощник, – третье поколение составит тысяча триста тридцать один триббл. Четвёртое поколение будет четырнадцать тысяч шестьсот сорок один. Пятое поколение…

– Довольно. Я хочу, чтобы их всех убрали. На корабле не должно остаться ни одного триббла.

– Всех? – запротестовала Ухура. – О, капитан…

– Всех до единого.

– Логичное решение, – сказал Спок. – Из размножение не поддаётся контролю. Они поглощают наши припасы и не приносят никакой пользы.

– Мистер Спок, я с Вами не согласна. Они дарят нам свою любовь. Сирано Джонс говорит, что триббл – эта единственная любовь, которую можно купить за деньги.

– Лейтенант, – сказал Кирк, – слишком много хорошего – даже любви – ещё не значит хорошо. А если учесть, что всё это началось с одного триббла, единственное безопасное количество их – ноль.

– А поскольку именно питание способствует их размножению, – добавил Спок, – нетрудно представить, что произойдёт, если они попадут в пищевые репликаторы или на склады продуктов.

Кирк воззрился на своего помощника, точно громом поражённый.

– Продуктовые склады! – вскричал он. – Гром и молния! Продуктовые склады! Лейтенант Ухура, свяжитесь с коммандером Ларри и Нилзом Барисом. Скажите им, чтобы ждали нас в секторе отдыха. Мистер Спок, мы отправляемся на станцию. Лейтенант, передайте доктору, чтобы ждал нас в транспортаторной – срочно!

На центральной площадке станции они материализовались вместе с доброй полудюжиной трибблов, которых там и без того хватало с лихвой. Пол был усыпан ими. Магазин, где они впервые увидели триббла, напоминал сплошной разноцветный сугроб. Хозяин, отказавшийся от тщетных усилий вымести их, сидел, заваленный трибблами, обхватив голову руками, на грани истерики.

Ларри и Барис выбежали им навстречу – на этот раз без Дарвина.

– Что случилось? – задыхающимся голосом спросил Барис.

– Боюсь, что случилось. На склад, быстро!

Для Бариса услышанного было достаточно. Все пятеро кинулись бежать, отшвыривая ногами попадающихся на пути трибблов.

У дверей склада стояли двое часовых.

– Дверь заперта? – спросил Кирк.

– Да, сэр. Никто и ничто не может проникнуть.

– Откройте.

Один из часовых достал магнитный ключ, но ничего не произошло.

– Не понимаю. Похоже…

Но на что это было похоже, так и осталось неизвестным, потому что в этот миг дверь открылась. Дальше всё было, как бесшумный взрыв. Сотни и сотни трибблов хлынули наружу сплошной волной, едва не сбив их с ног; сотни и сотни извивающихся, трепещущих, пульсирующих, мурлычущих, урчащих…

Ошеломлённые, они с ужасом следили за всё растущей меховой горой. Спок опомнился первым. Подобрав триббла, он принялся бесстрастно разглядывать его.

– Похоже, они объелись, – заметил он.

– Объелись! – выдохнул Барис. – Моим зерном! Кирк! Вы мне за это ответите! Их там, должно быть, тысячи – сотни тысяч!

– Миллион пятьсот шестьдесят одна тысяча семьсот семьдесят три, – сказал Спок, – если предположить, что они проникли сюда три дня назад, с учётом максимального количества поедания зерна в сутки и размеров склада.

– Да какая разница, сколько их там сейчас? – с отчаянием сказал Барис. – Теперь эту планету получат клингоны!

– Боюсь, – медленно произнёс Кирк, – тут Вы правы.

В этот момент Маккой, который тем временем опустился на колени среди трибблов и пристально их рассматривал, поднял голову.

– Джим!

– Что, Боунз?

– Мистер Спок ошибается насчёт этих животных. Они не объелись. Они умирают.

– Умирают! Ты уверен?

– Смею сказать, – с достоинством отвечал Маккой, – что никто на этой станции не разбирается в их метаболизме лучше, чем я. Да, я уверен.

– Ладно, – сказал Кирк, чувствуя внезапный прилив энергии. – Боунз, возьми нескольких к себе в лабораторию, и зерно тоже возьми. Если они умирают, я хочу знать, от чего. А потом возвращайся сюда. Я начинаю официальное расследование. Коммандер Ларри, полагаю, мы можем воспользоваться Вашим кабинетом. Мне понадобятся Ваш помощник и капитан Колоф – и ещё Сирано Джонс.

– А что пользы? – спросил Барис. – Проект погиб – погиб!

– Таковы правила, – сказал Кирк. – А что до проекта – это мы ещё посмотрим.

Сцена в кабинете коммандера Ларри весьма напоминала кульминационный момент в классическом детективном романе, когда все подозреваемые собраны в одной комнате, и проницательный сыщик исключает их одного за другим, в конце концов направляя указующий перст на дворецкого. Ларри сидел за своим столом; рядом в кресле для посетителей сидел Сирано Джонс, поглаживая триббла, которого держал у себя на коленях. Тут же с выражением кто беспокойства, кто интереса, кто недовольства, стояли Колоф, Коракс, ещё один клингонский офицер, Спок, Барис и Маккой; Кирк стоял лицом к ним. И, конечно же, в кабинете находились несколько человек из службы безопасности. Клингонский капитан заговорил первым.

– Я слышал, что вы, земляне, сентиментальны по отношению к этим паразитам, – сказал он, – но это уж слишком. Я требую от Вас, Кирк, официального извинения в адрес Высшего командования Клингонской Империи. Вы ограничили отпуска моим людям, приставили к ним своих соглядатаев, а теперь вызываете нас сюда, точно каких-то преступников. Если Вы не хотите дипломатического кризиса…

– Не делайте этого, Кирк! – взорвался Барис. – Им только этого и не хватает, чтобы утвердить свои притязания на планету!

– О, что до этого, – медоточиво произнёс Колоф, – тут, похоже, уже всё ясно.

– Не всё сразу, – сказал Кирк. – Сейчас наша цель – выяснить, по чьей вине трибблы добрались до квадротритикаля. У клингонов явно есть мотив. С другой стороны, трибблов сюда привёз Сирано Джонс с чисто коммерческой целью. Не вижу тут никакой связи.

– Прошу прощения, капитан, – заговорил Сирано, – но частично тут виной неумение обращаться с этими животными. Если давать им не более определённого количества корма в сутки, они не размножаются. Именно так я контролирую своих.

– Почему Вы не сказали нам этого раньше? – воззрился на него Кирк.

– Меня никто не спрашивал. Кроме того, капитан, элементарный здравый смысл подсказывает, что животным не на пользу, когда их перекармливают.

– Ладно, оставим это пока. Мы также должны выяснить, отчего погибли трибблы. Было ли зерно отравлено – а если да, то кем?

Он пристально посмотрел на Колофа, но клингон лишь усмехнулся.

– Я и близко не мог подойти к вашему зерну, – сказал он. – Ваши люди следили за каждым моим шагом. И кстати, капитан, прежде чем мы продолжим – нельзя ли убрать отсюда это?

Говоря так, он указал на триббла на коленях у Сирано. Кирк поколебался секунду, но он вполне понимал Колофа; он сам столько насмотрелся на трибблов, что хватит на всю оставшуюся жизнь. Капитан сделал знак охраннику, который осторожно взял зверька и направился с ним к дверям.

В этот момент двери открылись, и в кабинет запоздало вошёл Дарвин. Триббл ощетинился и плюнул.

Секунду Кирк ошеломлённо смотрел на эту сцену. Затем взял триббла у офицера и поднёс его к Кораксу; тот опять плюнул. Он плюнул, когда Кирк поднёс его и к третьему клингону, и к Колофу. Однако же, когда его подносили ко всем остальным, включая даже Бариса, он мирно урчал – ладно, подумал Кирк, о вкусах не спорят – а при виде Спока вообще пришёл в неописуемый восторг, к явному, хотя и тщательно сдерживаемому, неудовольствию вулканца. Затем назад к Дарвину. Ссссс!

– Боунз! – рявкнул Кирк. – Ну-ка, взгляни на него!

Маккой уже был рядом с Дарвином с трикодером в руке. Он провёл трикодером вдоль его тела дважды.

– Так и есть, Джим, – сказал он. – Пульс, температура… Ладно, опустим детали. Это клингон.

Охранники сомкнулись вокруг Дарвина.

– Так-так-так, – сказал Кирк. – Как Вы думаете, мистер Барис, что скажет об этом командование Звёздного Флота? Боунз, что ты выяснил насчёт зерна?

– О, оно не было отравлено. Оно было заражено.

– Заражено, – тупо повторил Барис. Казалось, он утратил способность удивляться.

– Да. Заражено вирусом, для которого характерна мимикрия. Понимаете, молекулы питательных веществ, потребляемых организмом, подходят к молекулам самого организма, как ключ подходит к замку. Вирус мимикрирует под этот ключ – но сам по себе питательным веществом не является. Он блокирует замок, так что питательные вещества не могут проникнуть. Объяснение упрощённое, но для данного случая сойдёт.

– Ты хочешь сказать, – спросил Кирк, – что трибблы умерли с голоду? Находясь на складе, полном зерна?

– Нечто вроде этого, – подтвердил Маккой.

– А если бы человек стал есть это зерно, с ним случилось бы то же самое?

– Это случилось бы с любым теплокровным существом. Этот вирус не делает различий – как бешенство.

– Я усматриваю ещё одно возможное следствие, – сказал Спок. – Доктор Маккой, можно ли уничтожить вирус, не повредив при этом зерна?

– Полагаю, что да.

– В таком случае, – сказал Спок, – попытка мистера Дарвина совершить массовое убийство обернулась нам на пользу, так же, как и трибблы мистера Джонса.

– Не понимаю, мистер Спок, – сказал Кирк.

– Простая логика, капитан. Вирус, без сомнения, не позволил трибблам полностью уничтожить содержимое склада; примерно половина зерна должна уцелеть. С другой стороны, трибблы позволили обнаружить факт заражения зерна без человеческих жертв.

– Не думаю, чтобы суд Федерации счёл это смягчающим обстоятельством в пользу мистера Дарвина, мистер Спок, но нам это сыграло на руку, тут я с Вами согласен. Уведите его. Теперь, капитан Колоф, об этом извинении – у вашего корабля есть шесть часов, чтобы покинуть пространство Федерации.

Колоф гордо вышел, не произнося ни слова. Триббл зашипел ему вслед.

– Мне чертовски не хочется этого говорить, – сказал Кирк, – но я начинаю любить трибблов – за то, какие у них враги. Теперь о Вас, мистер Джонс. Вы знаете, что полагается за перевозку животных, опасных для человека? Двадцать лет.

– О, капитан Кирк, – едва не плача, сказал Сирано. – Но мы же сможем как-нибудь договориться? В конце концов, как правильно заметил мистер Спок, мои маленькие трибблы подсказали вам насчёт зерна – и к тому же оказались самым лучшим индикатором для выявления клингонских шпионов.

– Что правда, то правда, – серьёзно сказал Кирк. – Поэтому, если Вы выполните моё задание, я не стану выдвигать против Вас обвинений, а когда Вы закончите, мистер Ларри вернёт Вам Ваш корабль. Если Вы уберёте с этой станции всех трибблов до единого…

– Всех до единого? – задохнулся Сирано. – Капитан, это же займёт годы!

– Семнадцать целых девять десятых года, – уточнил Спок.

– Считайте, что получили постоянную работу, – предложил Кирк.

– Значит, либо это – либо суд? Ах, капитан, у Вас нет сердца. Но я согласен.

Вернувшись на «Энтерпрайз», они не обнаружили на корабле ни единого триббла. Не сразу удалось выяснить, каким чудом это случилось, но наконец Скотти признал, что это его рук дело.

– Но как тебе это удалось?

– О, я всего лишь приказал команде уборщиков свалить их всех на платформу транспортатора.

– Но – Скотти, ты же не вышвырнул их в открытый космос?

– Сэр, – выпрямился инженер с видом оскорблённого достоинства, – нечто я изверг какой? Я подыскал им хороший дом, сэр.

– Где? Говори же!

– У клингонов, сэр. Как раз перед тем, как они вошли в варп, я отправил всю ораву в их двигательный отсек. И сдаётся мне, что им достались отборные экземпляры.




home | my bookshelf | | Треволнения с трибблами |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 3.3 из 5



Оцените эту книгу