Book: Политический класс N40



Журнал Политический класс


Политический класс N40

План Медведева Путин победил ельцинский хаос. Преемник Медведев должен победить путинский гламур


Политическая биография третьего президента России Дмитрия Медведева еще короче, чем у его предшественника Владимира Путина в 1999 году.

Приход Медведева к власти состоялся в ситуации дворцовой, а не элитной и не электоральной конкуренции и при отсутствии серьезных системных вызовов, тогда как Путин стал президентом в ситуации острой элитной конкуренции, при наличии весомого противника в лице Евгения Примакова и системного мобилизационного вызова в виде серии терактов и начавшейся вслед за тем второй чеченской войны.Согласованность кандидатуры Медведева с представителями мировой элиты и убедительная победа на президентских выборах 2 марта 2008 года, которую в принципе невозможно поставить под сомнение, снимает вопрос о легитимности нового президента.Благодаря «незасвеченности» в политической борьбе, идеологической индифферентности и отсутствию публичных обязательств перед финансово-промышленными группами, а также благодаря молодости, энергичности и имиджевой привлекательности, негативный рейтинг Медведева незначителен, а связанные с ним надежды и ожидания со стороны и элиты, и электората велики - как фактически при любом новом правителе.Большинство интерпретаторов курса нового президента и будущего вектора развития страны сознательно или неосознанно пытаются навязывать свои «идеальные модели» - отсюда рассуждения, что при Медведеве «будет, как при дедушке» (Ельцине), - то есть начнется «оттепель», возобладают либеральный курс и прозападная политика. Или что Медведев займется реализацией «Плана Путина» и они «будут править вдвоем». Для одних Медведев - патриот-государственник, для других - либерал-западник, для третьих - русский националист, для четвертых - русский интеллигент, для пятых - топ-менеджер «Газпрома».В любом случае Дмитрий Медведев является еще более загадочной фигурой, чем Путин в 1999 году. Если будущее России хотя бы в общих чертах тогда можно было просчитать и предугадать по прошлому Путина, то теперь вариативность и непредсказуемость будущего значительно увеличиваются. Курс нового президента, условный «План Медведева», остается уравнением с как минимум тремя неизвестными: механизмом власти, циклическими закономерностями российской истории и универсальными смыслами развития страны.Риски двоевластия, или Дмитрий Медведев и Симеон Бекбулатович против законов российской политической культурыВ российской политической культуре и политической истории России в относительно стабильные периоды двоевластию нет места - ни как институту, ни как допустимой модели построения властных отношений, ни как реальной политике: это аксиома.В России двоевластие (многовластие) понимается как искривление, болезнь, мутация политической системы. Двоевластие рассматривается иногда как причина, иногда как следствие Смуты - Смутного времени в начале XVII века, Гражданской войны после революций 1917 года, ельцинской эпохи 1990-х годов.В условиях российской политической культуры единовластное правление традиционно имеет сакральную легитимацию - в качестве источника власти могут рассматриваться и Провидение, и «воля партии», и консенсус элит, и «общественный договор» правящей элиты и народа, но в любом случае вершина у властной пирамиды может быть лишь одна.»Русская Система» как специфически российская форма социального порядка предполагает неделимость и моносубъектность власти, а также максимальный контроль власти над всем разнообразием жизни1. Можно считать, что именно подобная моносубъектная природа власти, лежащая в основе самодержавия, приводит к подавлению ею всех иных субъектов социальной активности - гражданского общества, политических партий, независимых СМИ, лидеров общественного мнения. И что именно она отобрала в XVI-XVIII веках социальную субъектность у Церкви, разрушив православную «симфонию» царя и патриарха - сложную систему соправления светской и духовной властей.Следствием подобного социального устройства, в котором государство выступает монопольным субъектом правления, можно считать отсутствие открытой политической конкуренции и, по мнению некоторых исследователей, отсутствие политики как таковой и замену политического управления административным2. Поэтому неумение верховного правителя и его окружения работать в конкурентной политической среде - не специфическая черта путинской элиты, как это нередко интерпретируется, а закономерность российской политической культуры. Когда эта элита окончательно утвердилась и подавила потенциальные очаги политического протеста и конкуренции, изменился и механизм передачи верховной власти, в связи с чем некоторые аналитики предлагают именовать третьего президента России не «преемником», а «наследником»3.Все исторически существовавшие в российской истории случаи двоевластия заканчивались болезненным, часто трагическим устранением одного из носителей верховной власти (или претендентов на нее). Наиболее известен опыт двоевластия во время опричнины Ивана Грозного, когда почти год (в 1575-1576 годах) формальным правителем большей части Московского царства (земщины) был крещеный касимовский хан Симеон Бекбулатович, однако ему не передавались ни атрибуты государственной власти, ни казна, ни право принятия стратегически значимых решений4.В истории постсоветской России ситуация двоевластия возникала дважды и оба раза порождала крупные политические кризисы: в 1991 году двоевластие президентов СССР и России - Горбачева и Ельцина - привело к уничтожению одного из государств, в 1993 году двоевластие президента России и парламента - к институциональному уничтожению последнего и расстрелу самого его здания. Примечательно, что после событий октября 1993 года был упразднен и пост вице-президента, просуществовавший два года. Помимо того, в первом случае был ликвидирован «контур власти» КПСС, во втором - «контур власти» Советов народных депутатов и Исполнительных комитетов. Так что в 1990-е годы Россия вошла с харизматичным и волюнтаристичным президентом, но без эффективной системы исполнительной власти.Любые разговоры и предложения о создании альтернативных центров или институтов верховной власти, о превращении России в парламентскую республику, даже о введении поста вице-президента в условиях российской политической культуры рассматриваются как изначально подрывающие устойчивость политической системы. Все сценарии по превращению Путина в «национального лидера», лишенного номинальной власти, но обладающего реальными властными полномочиями на основе элитной договоренности и легитимирующего свой специфический статус собственным политическим авторитетом и прошлыми заслугами, были изначально неактуальны: в российских условиях двоевластие носителей номинальной и реальной властей невозможно.В «большой» политике никакой дружбы и эксклюзивных личных отношений не бывает по определению. Тем не менее Владимир Путин и Дмитрий Медведев заявляют о возможности эксклюзивного соправления - двоевластия, «дуумвирата», «тандемократии», технологии «двух ключей» в принятии стратегических решений, основанной на факторах разумности и взаимной лояльности. Речь может идти, скажем, о модели взаимодополнения двух верховных правителей, предусматривающей разделение сфер компетенции, когда один соправитель ответствен за «мягкую власть» (soft power) - за механизм целеполагания и стратегию развития страны, за гуманитарную и идеологическую сферы, за международные отношения, за пропаганду и систему управления информационным пространством; другой же возглавляет систему «жесткой власти» (hard power) - силовые ведомства, общее руководство исполнительной ветвью власти, экономический и социальный блоки.Непродолжительное время возможна и ситуация «регентства» или «политической страховки», когда Путин сохранит за собою премьерский пост без перераспределения власти в пользу премьера, но в любой критический для страны либо для элиты момент сможет перетянуть на себя властные полномочия, мобилизовать силовые структуры и вернуться путем досрочных выборов в президентское кресло (при самом Путине в течение его первого президентского срока роль «регента» от ельцинской «семьи» исполнял Александр Волошин).Но менее всего в России возможна ситуация «технического» президента, не обладающего всей полнотой власти, равно как и «нетехнического» премьер-министра, перетянувшего на себя максимум ключевых властных полномочий.Извечная иллюзия высшего круга российской политической элиты о возможности «технического» верховного правителя - мол, мы его поставим и будем править от его имени. Слабый правитель с ущербной легитимностью первым делом избавляется именно от своих более успешных соратников, приведших его к власти, причем скорость избавления прямо пропорциональна политическому весу той или иной политической фигуры. По крайней мере именно попытки поставить во главе государства «технического» верховного правителя, выбранного путем дворцового консенсуса как «меньшее зло», привели к власти Сталина и Анну Иоанновну.Если учесть тот факт, что и Путин, и Медведев - политики без ярко выраженной воли к власти, поднявшиеся к властным вершинам не в ходе многолетней жесткой политической борьбы, а благодаря стечению ряда обстоятельств, их возможное соправление следует рассматривать как уникальный политический эксперимент. Но эксперимент, противоречащий законам российской политической культуры, российским политическим традициям и проходящий в условиях повышенного риска.Карма неудачи, или Дмитрий Медведев перед Роком историиУже давно политическим анекдотом стало чередование во главе Российского государства волосатых и лысых правителей, «молчунов» и «говорунов» (примечательно, что волосатые почти всегда оказывались «молчунами» - Николай II, Сталин, Брежнев, Черненко, Ельцин, Медведев)5.Актуальной задачей прогнозирования политических рисков в России является выявление циклической и волновой динамики развития политической системы и политической элиты. Для понимания логики реформ и контрреформ, модернизации и стагнации, политической дифференциации и интеграции представляется продуктивным трехчастный персональный цикл российских правителей. В каждом из циклов существует достаточно жесткая модель последовательной смены трех правителей с тремя разными ролевыми функциями: сначала появляется правитель-инноватор, проводящий относительно успешные реформы и привносящий социальные инновации, затем приходит правитель-консерватор, желающий стабилизировать и «подморозить» режим, а также провести контрреформы, и, наконец, возникает правитель-деструктор, чьи реформы оказываются неэффективными, в результате чего страна срывается либо в Смуту, либо в революцию, либо в серьезный кризис6. Затем начинается новый цикл - появляются очередные инноватор, консерватор-стабилизатор и деструктор и т.д.Практически каждый новый субъектный и немарионеточный правитель открывает собственную политическую эпоху, которая не является продолжением эпохи его предшественника, поскольку для собственного политического утверждения ему необходима опора в виде нового политического стиля, новой элиты, новой (обновленной) идеологии, новых государственных проектов, новых реформ (контрреформ).После неудач николаевской эпохи и проигранной Крымской войны воцаряется Александр II - царь-реформатор. Затем консерватор Александр III пытается провести контрреформы и «подморозить» политическую систему7. В результате «обморожения» политическая система стагнировала, и Николай II был вынужден пойти на экстренные либеральные реформы и созыв Государственной Думы. Тем не менее устойчивость развития оказалась подорванной - Первая мировая война предъявила российскому политическому режиму и Российской империи в целом такие вызовы, на которые они не смогли ответить.Трехчастный цикл действовал и при советской власти: «инноваторы» Ленин, Троцкий и целая когорта «пламенных революционеров» создали новое государство, новую квазирелигию, новый формат существования, новый большой архитектурный стиль (конструктивизм) и искусство авангарда. Затем «стабилизатор» Сталин на рубеже 1920-1930-х произвел радикальное переформатирование коммунистической доктрины, ценностей, стиля жизни, создал архитектурный стиль «сталинского ампира» и метод социалистического реализма в искусстве, развязал массовые репрессии против потенциально «ненадежных» представителей населения и элиты, провел гигантские мобилизации перед войной и во время войны. «Деструктор» и неудачный реформатор Хрущев начал политику «оттепели» - либерализации режима, существенно подкосившей устои коммунистической идеологии, а также запустил ряд удачных (освоение космоса) и значительно большее количество неудачных проектов, предопределивших его достаточно раннюю отставку в ходе дворцового переворота.Самого Брежнева сложно назвать реформатором, однако именно при нем проводились эффективные экономические реформы Косыгина. Андропов пытался «подморозить» стагнировавшую систему, Горбачев же стал ее спешно реформировать, запустил «перестройку» и объявил «ускорение», но поздно - все ресурсы для самосохранения были уже исчерпаны.После краха Советского Союза работает все та же трехчленная закономерность: Ельцин, Путин и «преемник» Путина. При Ельцине появляются инновации - рыночная экономика, свобода, анархия, новые политические, экономические и социальные отношения. При Путине - стабилизация, часто даже неадекватно жесткая: «порядок», «стабильность», «вертикаль власти», «борьба с олигархами», «восстановление внешнеполитической субъектности», «противостояние цветным революциям», создание позитивного образа Сталина и позднебрежневского застоя и т.д. В этом смысле Путин похож на Александра III, Сталина и Андропова. А вот над пришедшим на смену Путину Дмитрием Медведевым нависает угроза оказаться в амплуа Николая II, Хрущева или Горбачева, то есть людей, которые фактически разбазарили «наследие» своих предшественников - как реформаторов, так и контрреформаторов. Правление двух из них окончилось Смутами и гибелью возглавляемых ими государств.Смена идеологического и политического мейнстрима при новом правителе обусловлена самыми разными причинами: сменой господствующего стиля эпохи, имиджевыми соображениями, политическим расчетом, закономерностями элитных ротаций.Рано или поздно контрэлиты, не имевшие возможности реализоваться при предшественнике, попытаются «взять в оборот» нового правителя: именно это можно было наблюдать сразу после провозглашения Дмитрия Медведева «преемником» 10 декабря 2007 года, когда представители идеологической «фронды» фактически начали ему навязывать позиционирование в качестве либерала, западника, наследника Ельцина и ельцинской политики.Путин и Медведев могут быть самыми близкими друзьями, полными единомышленниками и иметь одного «политического отца» (Анатолия Собчака), они могут быть даже братьями-близнецами, подобно польским политикам Льву и Ярославу Качиньским, однако и в этом случае переход верховной власти от одного к другому тоже влечет с неизбежностью многочисленные и достаточно серьезные перемены.Во-первых, новому правителю необходимо концептуально обосновать смысл и содержание собственного правления и идеологически «отстроиться» от своего предшественника. В условиях российской политической культуры «отстройка» от предшественника, как правило, не ограничивается лишь простым дистанцированием, но часто приобретает черты поругания и глумления над ним. Хрущев не только разоблачил культ личности Сталина, но и вынес его из Мавзолея. Тот же Путин в начале своего президентского срока позиционировал себя как последовательный продолжатель «дела Ельцина», но ближе к его окончанию официальная идеология стала строиться на антитезе к «проклятым девяностым» и ельцинской эпохе «хаоса и разрухи».Во-вторых, новому правителю необходимо сформировать прослойку или хотя бы группу людей, обязанных повышением своего социального статуса или увеличением своего политического веса лично ему. Путин мог опираться и на разнообразные команды силовиков, и на олигархов ельцинской эпохи, которые были обязаны новому режиму, разумеется, не получением, но сохранением своего статуса и активов. Поэтому Медведев ради укрепления собственного политического режима просто вынужден осуществить не только серьезную ротацию политической, административной и экспертной элиты, но и пойти на передел крупной собственности и крупных рынков или хотя бы создать реальную угрозу подобного передела.Можно сказать, что при Борисе Ельцине произошла «приватизация государства» - ведущим политическим классом стала олигархическая буржуазия, получившая в условную частную собственность колоссальные активы и присвоившая ренту от природных ресурсов. Политическим мейнстримом эпохи Путина явилась борьба с олигархами, причем не только с неугодными, как это часто интерпретируется (с Ходорковским, Березовским, Гусинским), но с олигархией как классом. Да, олигархи сохранили и даже приумножили свои состояния, но как класс они были вытеснены бюрократией и из политической, и даже частично из экономической ниш и перестали заниматься целеполаганием для государства и кардинально влиять на принятие политических решений. Хотя, разумеется, их лояльность режиму Путина лишь возросла. На смену ельцинскому олигархическому капитализму пришел путинский госкапитализм, при котором бюрократия вернула себе монопольное право на распоряжение ресурсами и присвоение ренты от природных ресурсов. Новому президенту для укрепления собственной власти и создания политической системы «под себя» необходимо произвести хотя бы частичный передел ресурсов и активов крупных финансово-промышленных субъектов - от этого зависит его будущее. Новый президент сможет опираться лишь на ту элиту, которая будет обязана ему своим статусом.Физиология гламура, или Дмитрий Медведев в эпоху Ксюши Собчак и Оксаны РобскиТак сложилось, что время президентства Владимира Путина совпало с фундаментальными изменениями социально-культурной реальности, которая развивается по своим собственным законам и никак не зависит от политического процесса.Начало 2000-х ознаменовалось тотальной «оцифровкой» всех жизненных сфер и всех повседневных и профессиональных практик. Появление компьютера, мобильного телефона, Интернета, доступной цифровой фото- и видеотехники изменило облик повседневности и структуру человеческой жизни.Дело не столько в появлении цифровых форматов записи и воспроизведения музыки, текстов, изображений, видеозаписей, различных систем учета и баз данных и т.д. Дело в возможности создания посредством цифровой техники новой реальности, способной претендовать на приоритетный статус по отношению к реальности онтологической. Оказалось, что бытие как таковое утратило свою холистскую, органическую природу и что его можно выразить при помощи дискретных формул и двоичного кода. Оказалось, что любые данные могут быть оцифрованы, попасть в компьютер и подвергнуться какой угодно обработке и редактированию.Наряду с цифровыми технологиями в начале 2000-х широкое распространение получили и иные новации. Новые биотехнологии привели к появлению клонированных организмов и генетически модифицированных сельскохозяйственных культур, не боящихся ни паразитов, ни тяжелых климатических условий. Новые пищевые технологии позволили создать «заменители» натуральных продуктов и имитировать практически любой естественный вкус. Новые медицинские технологии позволили моделировать человеческую внешность и бороться с видимыми проявлениями старости. Новые строительные технологии и материалы позволили реализовывать практически любые, самые невероятные задумки и фантазии архитекторов.Определенным образом это коснулось и социально-политической реальности: новые гуманитарные, информационные и политические технологии позволили более эффективно управлять массами и моделировать общественную и политическую жизнь примерно с той же легкостью, с какой теперь накачивают женские бюсты силиконом или строят небоскребы при помощи технологии скользящей опалубки.Если историю человечества рассматривать как последовательные вызовы человека высшим силам, как ретроспективу снятия табу и ограничений - от похищения огня и до изобретения атомной бомбы, - то именно в 2000-х мы стали свидетелями очередного титанического вызова - оцифровки повседневной жизни, оцифровки бытия как такового, создания симуляционной реальности. То есть на первый взгляд человек стал практически полным хозяином мира и демиургом реальности. Однако на самом деле эта реальность иллюзорна, гламурна и неонтологична.Так получилось, что в постсоветском обществе почти одновременно появились три явления, которые на Западе вызревали десятилетиями и несинхронно: это эстетика Постмодернизма, идеология общества потребления и дискурс гламура.Гламур, ставший феноменом цифровой эпохи, шире, чем стиль глянцевых журналов с картинками для «среднего класса». Это новая модель бытия. Дискурс гламура, то есть последовательное развертывание смыслов, выраженных словами, знаками и значащими действиями8, - это моделирование квазиидеальной, квазирайской реальности, в которой нет места многим вещам и явлениям, имевшимся в онтологической, догламурной, реальности. Там нет ни боли, ни конфликта, ни идеала, ни Абсолюта, ни мобилизации, ни сверхусилия, ни страсти, ни страдания, ни греха, ни смерти, ни катарсиса, ни преображения, ни откровения, ни выхода за пределы данности, ни трансценденции. В гламурно-глянцевой реальности раннеинформационного общества любая подлинность, онтологичность, мобилизационные ценности неуместны в принципе. В ней есть имитационность, всеобщее безразличие, абсолютизация порока, культ наслаждения, богатства и роскоши и всеобщий формат попсы.Именно тотальное господство гламура во всех сферах жизни современной России и следует рассматривать как основной вызов новому политическому режиму.Поэтому главной проблемой, стоящей перед президентом Медведевым, является необходимость формулировки нового идеологического мейнстрима, нового смыслополагания, новой стратегии развития, нового (или обновленного) образа будущего России. Комплекс идей и текстов, известных под условным названием «План Путина», является прежде всего социально-экономической программой развития на краткосрочную и среднесрочную перспективы, поэтому подобные вопросы освещаются лишь в общем виде. Тем не менее новый идеологический бренд новому президенту сформулирован - это идея развития и входящие в данное смысловое поле концепты «инновационного развития», «экономики знаний», «человеческого капитала» и т.д.Логика этого бренда исходит из того, что идеологическим мейнстримом предшественника Медведева была идея стабильности, предполагавшая (почти по князю Горчакову!) сосредоточение - спасение и восстановление государства, возрождение внешнеполитической субъектности, стабилизацию общества. Однако и на вербальном, и на невербальном уровнях концепт стабилизации часто подменялся концептом застоя: видимо, не случайно в последние годы президентства Путина стал насаждаться если не культ, то почтение к личности Брежнева и позднебрежневскому периоду9.Как нам уже приходилось отмечать, идеология нынешней власти формируется на консервативно-революционном понятийном и концептуальном языке людьми с консервативно-охранительным мировоззрением, многие из которых в эпоху Ельцина считались либералами-западниками10.В наследство от Ельцина Путин получил хаос, распад государства, однополюсное мироустройство, разъедание общественной ткани и уничтоженную систему ценностей. Со многими вызовами путинскому режиму удалось справиться. Однако в наследство Медведеву переходят новые, не менее сложные вызовы и проблемы, имеющие как российское, так и общемировое происхождение. Это созданная при помощи симулякров общественно-политическая реальность, в которой нет движения, нет политики, нет ротации элит, в которой нет и быть не может большого мобилизационного проекта. Это государство-корпорация, в котором смыслы и ценности развития заменены цифрами и экономической рентабельностью. Это стагнирующее общество с подорванной верой в идеальное. Это культура, в которой главным жанром стали жлоб-шоу, а ведущими русскими писателями - Ксюша Собчак и Оксана Робски.Поэтому задачи и вызовы, стоящие перед президентом Дмитрием Медведевым, ничуть не меньше, чем перед президентом Владимиром Путиным в 1999 году. Как поделить власть и избавить страну от всех угроз двоевластия? Как осуществить системную модернизацию и удержать политическую систему от «схлопывания»? Как ресурсозависимую экономику сделать инновационной?И главная задача: как из царства политического гламура, иллюзий и мнимых ценностей произвести прорыв в новую реальность? Как создать новую онтологию, новую систему смыслов и ценностей на том месте, на котором в предыдущую эпоху торжествовала сплошная симуляция?Видимо, именно об этом и должен быть написан «План Медведева». Но настоящий, а не гламурный.Примечания.1 Пивоваров Ю.С., Фурсов А.И. «Русская Система» как попытка понимания русской истории // Полис. 2001. ? 4. С. 37-38.2 Гаман-Голутвина О.В. Политические элиты России: Вехи исторической эволюции. М., 2006. С. 25.3 Рогов К.Ю. Неприемлемый преемник // Pro et Contra. 2007. ? 4-5 (38). Июль-октябрь. С. 11.4 Флоря Б.Н. Иван Грозный. М., 2002. С. 315. Примечательно, что челобитные от Ивана IV «великому князю» Симеону начинались словами: «Государю великому князю Симеону Бекбулатовичу всеа Русии Иванец Васильев с своими детишками с Ыванцом да с Федорцом челом бьют». Самое удивительное, что по окончании своего «княжения» Симеон остался жив.5 Некоторые журналисты обратили внимание еще на одну закономерность при смене руководителей государства: на их увлечение домашними животными. Так, например, у Путина и у Медведева пристрастие к разным животным - собакам и котам, что, согласно распространенному психологическому тесту, свидетельствует о тяготении к командной игре в первом случае и к индивидуализму и осторожности во втором. См.: Арустамова Д., Приходько В. Преемником Кони стал Дорофей (www.mk.ru/blogs/MK/2008/03/15/society/343638/); Александров Е. Кот Дорофей против лабрадора Кони // Мир новостей. 31 марта 2008; Кривякина Е. Место лабрадора Кони в Кремле займет кот Дорофей // Комсомольская правда. 20 марта 2008.6 В схеме, предложенной Олегом Масловым и Александром Прудником, правители делятся на реформаторов, реакционеров и неудачливых реформаторов. См.: Маслов О., Прудник А. Владимир Путин как символ в истории России-СССР со времен Александра II Освободителя (www.polit.nnov.ru/2006/07/06/putin/).7 Примечательно, что выражение русского философа Константина Леонтьева о необходимости «подморозить Россию - чтобы она не гнила», стало популярным благодаря наставнику Александра III - обер-прокурору Синода Константину Победоносцеву.8 Ильин М.В. Слова и смыслы. Опыт описания ключевых политических понятий. М., 1997. С. 7.9 Кургинян С. Медведев и развитие // Завтра. 2008. ? 12, 13.10 См.: Окара А.Н. Реприватизация будущего. «Суверенная демократия»: новая русская идея или «миссия» корпорации ЗАО «Россия»? // Политический класс. 2007. ? 4. С. 29-31.



(Автор: Андрей Окара)


Русское национальное государство: рай для своих или лавка смешных ужасов?Критика критики национализма

Национализм - принцип, согласно которому политические и национальные образования должны совпадать.Эрнст ГеллнерСамое естественное государство - такое, в котором живет один народ с одним присущим ему национальным характером. Иоганн Готфрид ГердерКаждой нации - свое государство; не более одного государства для каждой нации.Джузеппе МадзиниДмитрий Анатольевич Медведев будет свободен от того, чтобы доказывать свои либеральные взгляды, но он не меньше в хорошем смысле слова русский националист, чем я.Владимир ПутинСудя по последнему эпиграфу, если есть русские националисты «в хорошем смысле слова», то закономерно предположить, что имеются таковые же «в плохом смысле слова». Но что такое русский националист «в плохом смысле слова», мне, честно говоря, представить себе трудно. И потому все, что я буду ниже говорить о русском национализме и русских националистах, следует воспринимать именно «в хорошем смысле слова» - и никак иначе…Чему быть, того не миноватьПрошедшие выборы, начиная в России очередной виток перемен, заставляют политолога, как витязя на распутье, задуматься о будущем. Каким путем пойдет страна? Пойдет ли направо - и начнет создавать «Пятую Империю», проект которой, придуманный писателем Александром Прохановым, был недавно презентован с большой государственной помпой? Или отправится налево - чтобы построить «европейское» государство социал-демократического толка по образцу, скажем, Франции? Или, вовсе никуда не отклоняясь, двинется прямо в направлении Русского национального государства (далее - РНГ)? Не вдаваясь в критику первых двух вариантов, постараюсь объяснить, почему третий вариант кажется мне и наиболее вероятным, и наиболее предпочтительным.Рост национализма едва ли не повсеместно на планете - заметная тенденция наших дней1. Таков ответ наций, народов и племен на противоположную, не менее заметную тенденцию - глобализацию в американском варианте2. Но есть и другие причины роста национализма. Некоторые из них представляют для граждан России практический интерес.Нетрудно видеть, что на месте республик бывшего СССР образовались не просто новые суверенные государства, а именно национальные государства, а в ряде случаев - настоящие этнократии. Этот факт никем не скрывается и никого особо не смущает. Интернационализм, в котором воспитывалось наше поколение, всегда казался неосновательным и фальшивым, и эта фальшь ныне полностью разоблачена самой жизнью. Молодежи уже невозможно заново привить отжившую интернационалистическую идею, хотя кое-кто пытается делать это под видом пропаганды толерантности, политкорректности и борьбы с ксенофобией (почему-то только в России). А вот в Конституции Республики Казахстан, к примеру, государство сразу было объявлено формой самоопределения исключительно казахской нации - и этот факт нисколько не взволновал правозащитников планеты. В Конституции Кыргызской Республики ставится цель «обеспечить национальное возрождение киргизов», а также манифестируется приверженность «идее национальной государственности». И это тоже воспринимается как норма.Но мой излюбленный образец - Конституция братской Украины. Здесь, во-первых, на уровне Основного закона закреплено разделение всех сограждан на три неравные категории - украинскую нацию, коренные народы и национальные меньшинства3. Украина не менее полиэтническая страна, чем Россия, в ней живет более ста народов, но никто не осмеливается называть ее «многонациональной», ибо это противоречит Конституции! Во-вторых, подается добрый пример внимания к зарубежным соплеменникам (исключительно украинцам, конечно4), что особенно важно для некоторых народов России, оказавшихся в разделенном положении (русские, лезгины, осетины). В-третьих, устанавливается собственность Украинского народа (вот так, с большой буквы, Украинского - и никакого другого!) на все ресурсы, включая землю и воздух5.И ведь вот что важно: никто в мире не попрекает Украину ее Конституцией, не говорит, что в ней фиксируется нарушение прав человека. Украина - уважаемый член мирового сообщества, с ней дружит Вашингтон, до иракской войны она занимала третье место в мире по объему американской финансовой помощи после Израиля и Египта, ее ждут и в ЕС, и в НАТО. Значит, с точки зрения международных общепризнанных норм и правил у нее с этой Конституцией все в порядке.Национальные приоритеты утверждаются в бывших республиках СССР далеко не только конституционными способами, пример чему дают Прибалтика, Молдавия, Грузия, та же Украина… Примечательно, что государственная, правительственная политика идет в этом вопросе полностью и целиком навстречу устремлениям титульных, государствообразующих народов. Она не предает своих, бескомпромиссно, твердо блюдет их интересы, как оно и должно быть. И только Россия отстает в этом отношении от бывших младших советских братьев - причем исключительно из-за ошибочной, недальновидной позиции Кремля, полностью и демонстративно игнорирующего права и интересы русских.Исторические закономерности действуют, однако, и в нашей стране, что побуждает политологов прогнозировать неизбежную трансформацию нынешней Российской Федерации с ее (по Конституции) нелепым «многонациональным народом» в Русское национальное государство.Искусство жупелировать требует жертв. СмысловыхБояться неизбежного глупо. В позе страуса жить нормальной жизнью нельзя. А вот думать о неизбежном и готовиться к его приходу - необходимо. Поэтому стоит поразмыслить о том, что такое национальное государство (далее - НГ), тем более что есть целый ряд расхожих опасений, жупелов, которые тут же предъявляются публике при одном только упоминании о нем.Любое новое общественное устройство, модель которого предлагается для обсуждения, всегда внушает тревогу. Предчувствие перемен некоторых увлекает, а некоторых страшит - таково свойство человеческой натуры. Больше того, часть опасений для кого-то непременно, увы, сбывается. Но разве был когда-нибудь и разве может когда-нибудь сложиться такой строй, при котором не будет недовольных? Да их и сегодня в любой стране полным-полно, взять хоть нашу. Вопрос в том, удовлетворяются ли при этом интересы значимого большинства.Сегодня в России удовлетворены интересы лишь значимого меньшинства, а вот большинство - русский народ - искусственно лишено значимости, оно даже не имеет возможности создать политическую партию для защиты своих национальных прав и интересов. Задача русских националистов - повернуть государство лицом к тому народу, на котором оно стоит. Но именно этого очень не хочет хорошо устроившееся меньшинство, вовсе не собирающееся делиться с большинством ни собственностью, ни властью, ни значимостью. Поэтому в ход идут все средства, чтобы скомпрометировать модель Русского национального государства. Нас пугают:- ущемлением прав нетитульных народов до возможности возникновения гражданской войны;- милитаризацией экономики, агрессивной внешней политикой, империализмом;- возвратом к социализму (то есть национал-социализмом, великим и ужасным);- сворачиванием демократии, наступлением на права человека, антиинтеллектуализмом.Таковы основные пропагандистские штампы, которыми жупелируют противники НГ. Рассмотрим их вблизи.Чем отличается национальное государство от многонационального, или Россия - рай для своихОсновное число государств мира в большей или меньшей степени имеет именно национальный характер. Два наиболее ярких исключения - подлинно многонациональные Франция и США, под пример которых влиятельные глобальные силы небезуспешно пытаются подогнать некоторые европейские страны, в том числе Россию. Данная тенденция уже вызвала весьма точную оценку одного из ведущих мировых политологов Патрика Бьюкенена, выраженную формулой «Смерть Запада».Теоретико-правовая основа идеологии национального государства состоит в признании прав народов как высшей ценности, приоритет которой как минимум не уступает приоритету прав человека. Хотя бы по той простой причине, что народ есть особая совокупность людей с их неотчуждаемыми правами.Если коротко сформулировать особенности национального государства, они выглядят так.Основной лозунг, под которым происходит строительство НГ: «Все - для нации, ничего - против нации» (под нацией подразумевается государствообразующий народ, это понятие этническое и юридическое6, а не политическое). Строительство своего НГ есть оптимальное воплощение естественных прав того или иного народа.Варианты могут быть очень разными: от жесткой этнократии (например, Израиль) до апартеида (Латвия, Эстония) или просто государства, открыто провозглашающего суверенитет и приоритет одного народа (Казахстан, Киргизия, Украина и др.). Цитированные выше конституции дают об этом некоторое представление. В любом случае идеология НГ есть идеология этноэгоцентризма, оправданная и спасительная в условиях, когда данному этносу угрожает деградация или полная гибель, как это сегодня происходит с русскими.Теоретический вариант РНГ, предлагаемый в настоящей статье, весьма мягок - по сравнению с тем же Израилем. Подробно все его основные черты выписаны в проекте новой Конституции России, который был подготовлен в 1998 году Лигой защиты национального достояния с участием сотрудников юридического факультета МГУ и Института государства и права РАН7. Проекту предпослана пояснительная записка в виде статьи «Национализм с человеческим лицом»8, подробно описывающая отличие РНГ от сегодняшней ЭрЭфии. Отдельно опубликована также карта «Русская Россия. Карта компактного расселения русского этноса», которая отражает оптимальные границы РНГ. В деталях идеология РНГ обрисована в моих книгах «Время быть русским» и особенно «Россия - для русских!». Здесь же я лишь кратко представлю политические проектные контуры РНГ (экономики не касаюсь, это совершенно отдельный разговор).Первое. Национальное государство - не империя, тем более «многонациональная», хотя может иметь колонии, доминионы, протектораты. Оно полиэтнично, ибо его населяют многие народы, но оно должно осознавать себя мононациональным государством и реально являться таковым. В доме должен быть один хозяин. А в стране - один государствообразующий этнос, самоопределившийся на всей ее территории. Суверенитет народа (этноса) приходит в этом случае на смену суверенитету государства, как последний пришел в свое время на смену суверенитету монарха. Искусственное создание политической нации по франко-американскому типу (в нашем случае - нации «россиян») не предполагается, да оно и невозможно в условиях России. «Лояльность к русскому народу» - вот новый главный тест, обязательный для всех жителей нашей страны, коренных или пришлых - не важно. Но при этом гарантируется полное равноправие для всех коренных народов.Второе. Естественно-исторический приоритет одного (в нашем случае - русского) этноса в государстве влечет за собой приоритет государственных, национальных интересов во всем - в политике, экономике, культуре и морали. Именно это мы подразумеваем, когда выражаем популярное пожелание, чтобы Россия «сосредоточилась» - то есть стала самой собой. Это пожелание вполне осуществимо. Россия - самодостаточная страна, одна из немногих в мире; единственное, чего ей не хватает для процветания, - национально мыслящего правительства, не отделяющего себя от своего народа. Самодостаточность не следует понимать как стремление к автаркии, оно было бы ошибочно, но экономическая (в первую очередь продовольственная, технологическая) и идейно-политическая независимость страны должна быть достигнута. Поэтому следующий по значению лозунг - «Опора на собственные силы».Третье. Национальное государство не может мириться с разделенным положением государствообразующего народа, особенно когда речь идет о непосредственно примыкающих к нашим границам территориях, компактно заселенных русскими. Русские должны жить в едином государстве, поэтому третий лозунг: «Одна нация - одно государство». Воссоединение должно осуществиться мирным путем в соответствии с международным правом, примеров чему в наше время достаточно.Четвертое. Въезд и выезд на ПМЖ в национальном государстве строго регламентирован. Родина - это не проходной двор. Ресурсы России, богатейшей страны мира, вполне позволяют сотворить настоящий земной рай, который никто не захочет покидать и куда захотят вернуться наши умные и энергичные эмигранты разных поколений. И такой рай мы построим. Но только для своих: посторонних туда не пустим9. Не может быть и речи о России как «открытом обществе», куда каждый, кому охота, ходит, как в собственный чулан. Бесспорным правом на гражданство может обладать только индивид, доказавший свое происхождение от одного из коренных народов России. Главный закон России - конституционный закон «О гражданстве», который принимается референдумом, - детально проработает соответствующие вопросы и не только разделит население России на три основные категории, как в цитированной выше Конституции Украины, но и отделит по принципу полноправия граждан от подданных, а тех и других - от иммигрантов, как это сделано в Израиле и ряде других стран. Все коренные народы России (будучи равны между собой) получат преимущества перед иностранцами и лицами без гражданства. Гастарбайтеры же будут вербоваться только государством на государственные работы по строго определенной квоте и на ограниченный срок.Пятое. Такая огромная и сложная во всех отношениях страна, как Россия, не может управляться иначе как властью партии по принципу демократического централизма. Этого требует технология управления10. Не «партия власти», а власть русской национальной партии, как бы она ни называлась, - вот наша историческая задача. Если русский народ не способен создать такую партию, которая сможет взять и удержать власть в стране и выдвинуть таких лидеров, которые способны проложить верный курс общественного развития, значит, он уже нежизнеспособен и место его на исторической свалке. Но я твердо уверен в обратном. Лучшие силы русского народа должны объединиться в единой правящей партии, чью программу будут выполнять правительство и возглавляющий его по совместительству президент - ломовая лошадь партии.Шестое. Русский этнический национализм будет введен в учебные заведения как обязательный предмет, ибо каждый житель России, не важно, постоянный или временный, должен жить с простой и естественной истиной в душе: от благосостояния русских в первую очередь зависит благосостояние России. Если будут русские (единственный государствообразующий народ) здоровыми, богатыми, многодетными, образованными и сильными - значит сильной и процветающей будет и вся Россия. А это нужно всем и каждому, в этом польза для всех - значит все должны этому способствовать. Таково первоочередное требование государственной безопасности России. (Из сказанного вовсе не следует, что права и интересы других народов должны подавляться или ущемляться, но надо ясно сознавать, что благосостояние государства зависит от них отнюдь не в первую очередь.)Седьмое. Международные отношения Россия должна выстраивать без предвзятости, исключительно на основе прагматизма по известной формуле: «У страны нет постоянных друзей и врагов, но есть постоянные интересы». Полная изоляция нам не нужна и даже опасна, но и чрезмерная открытость вредна; вся соль в том, чтобы, балансируя на противоречиях основных глобальных игроков (к которым Россия, на мой взгляд, временно не относится), уподобиться мудрой обезьяне, с вершины холма наблюдающей схватку тигров в долине. Нечто в этом роде со стороны Кремля мы видим порой уже сегодня, но хотелось бы большей адекватности и политического мастерства, этнополитической грамотности.Восьмое. Будут воплощены все принципы «Программы-минимум Русского национального движения»11, включая:- признание факта этнодемографической катастрофы русского народа и законодательное утверждение мер, направленных против депопуляции его как государствообразующей нации, против снижения его удельного веса в составе населения России;- сохранение и укрепление этнического единства русского народа и всех исторических и культурно-языковых факторов, способствующих этому;- запрещение русофобии во всех ее проявлениях, защиту человеческих и гражданских прав русских людей в любой точке земного шара;- признание факта геноцида русского народа и преодоление его последствий. И т.д.Девятое. Никакие природные ресурсы России, включая землю, не могут находиться в частной собственности: это общенациональное достояние. Конституция Украины вновь подает нам тут хороший пример. В данной сфере предстоит тотальная национализация, вне которой решить какие-либо масштабные экономические задачи в стране вообще не представляется возможным. Принципиальная проблема в том, что клановый интерес очень плохо сочетается с национальным интересом. Контроль государства и народа в лице правящей русской партии и трудовых коллективов над клановой экономикой, сложившейся после 1991 года, должен быть строжайшим.Десятое. Светский характер РНГ гарантируется. Однако, допуская развитие «религий отцов» (то есть конфессий предков коренных народов России), РНГ ставит заслон на пути сект и новых конфессий, не имеющих в нашей стране национальных исторических корней.Таковы в общих чертах основополагающие принципы НГ (конкретно - РНГ), реализующего права данного народа. Добавить к сказанному можно весьма многое в зависимости от угла зрения и конкретной исторической ситуации, а вот убавить нельзя ничего.Разработка и принятие Русской Конституции (Конституции РНГ) должны быть всенародным делом. Именно подобным путем сейчас пошел, кстати, Израиль, наконец-то осознавший неприличие своего исключительного в мире положения как страны без основного светского закона. Там сегодня правительством инициировано всемирное (!) обсуждение всеми евреями проекта своей Конституции. Мы предлагаем сделать так же: все русские грамотные и неравнодушные к своей судьбе люди должны обсудить наш проект, высказаться, внести, если потребуется, коррективы, а дальше - осознанно двигаться к его воплощению.Они пугают, а нам не страшно. Вернемся в нашу «лавку смешных ужасов»Жупел ? 1. Будут ли ущемлены права нерусских народов и вызовет ли это гражданскую войну?Сразу же, без долгих рассуждений, можно ответить на вторую часть вопроса. Нет, даже если права нерусских народов (в том числе коренных) будут ущемлены, гражданской войны это не вызовет. Введение жестко этнократических режимов не повлекло за собой гражданскую войну ни на Украине, где украинцев в 1989 году было всего 56%, ни в Казахстане, Латвии и Эстонии, где титульные народы составляли от 42 до 46% населения. Тем более смешно даже предполагать гражданскую войну в России, где русских более 80%. И зачем пугать нас гипотетической гражданской войной, когда самая настоящая этническая гражданская война, вызванная этнодемографическим дисбалансом, уже идет в России с 1991 года. Это русско-чеченская (назовем ее своим именем) война. Которую, по моему убеждению, Кремль вчистую проиграл, а русский народ теперь морально и материально за этот проигрыш расплачивается. Но таких регионов, в которых налицо резкий этнодемографический дисбаланс, несущий в себе смертельные этнополитические угрозы для страны, в России не так уж много: Чечня, Ингушетия, Тува, Дагестан. Из них по-настоящему опасны только первые три (в Дагестане действуют сильные сдерживающие факторы-противовесы).Значит ли сказанное, что РНГ захочет и сможет пуститься во все тяжкие и объявит всех нерусских (инородцев) гражданами второго сорта или, допустим, взыщет с национальных регионов, а еще лучше - и с республик СНГ и Балтии, колоссальные средства, перераспределенные им за счет почти векового русского принудительного донорства? (Это донорство было умышленно возложено на русский народ коммунистами на Х съезде РКП(б) в 1921 году и - что греха таить - не отменено и по сей день.)Нет, я так не думаю.Национальные государства исповедуют, как правило, простой принцип: людям в угоду, да не самим же в воду. То есть права человека обязательно должны соблюдаться, если они не противоречат правам государствообразующего народа. Ограничение чьих-то прав данной формулой не предусмотрено, она всего лишь защищает права того народа, от благополучия которого зависит благополучие всей страны. Это разумно и справедливо. Соблюдение прав и интересов русских (сегодня они вообще не соблюдаются) вовсе не означает попрания таковых у всех остальных до тех пор, пока кто-то не создаст угрозу государствообразующему русскому народу.Вернемся к образцовому документу - украинской Конституции. В ней, как уже подчеркивалось, четко зафиксировано разделение всего населения Украины на три категории: украинская нация, «а также» коренные народы и национальные меньшинства. Понятно, что формулировка «а также» логически исключает две последние категории из состава украинской нации, а значит, речь идет именно об украинской этнонации (в нашем случае ее место занимает русская этнонация). Пример Украины ободряет и обнадеживает: это совсем не страшно и не нарушает общепризнанных норм международного права. Необходимо внести соответствующие формулировки и в отечественную Конституцию.Чем конкретно обернется такое разделение «а-ля Украина» для нерусских народов, будучи реализованным в РНГ? Тут возникает интересная правовая коллизия.Юридический статус и права национальных меньшинств сегодня регулируют два документа. Во-первых, рамочная Конвенция о защите национальных меньшинств, принятая Комитетом министров Совета Европы 10 ноября 1994 года. Во-вторых, Конвенция об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, принятая государствами СНГ 21 октября 1994 года. Как ни странно, первая вообще не дает никакого определения самому предмету: что такое национальное меньшинство. А вторая определяет эту общность так: «Лица, постоянно проживающие на территории одной из договаривающихся сторон и имеющие ее гражданство, которые по своему этническому происхождению, языку, культуре, религии или традиции отличаются от основного населения договаривающейся стороны». Такова единственная международно признанная правовая норма. Если применить ее к России, сразу же обнаружатся противоречия: ведь титульные национальности в большинстве республик РФ вовсе не составляют большинства «основного населения» (например, якуты, башкиры и др.), однако и назвать их национальным меньшинством в международно-правовом смысле, то есть группой, требующей особой защиты, невозможно. Или как юридически определить массы мигрантов, не имеющих российского гражданства и не подпадающих под определение нацменьшинства?Как видно, недаром ни Конвенция СНГ, ни рамочная Конвенция не являются документами прямого действия и не носят обязательного характера в силу своей слишком явной теоретической ущербности.Есть юридическое определение и у коренных народов: они являются «потомками тех, кто населял страну или географическую область, частью которой является данная страна, в период ее завоевания или колонизации или в период установления существующих государственных границ, и независимо от их правового положения сохраняют некоторые или все свои социальные, экономические, культурные и политические институты»12. Но и это определение хромает на обе ноги, поскольку, к примеру, евреи, проживающие на территории современной РФ еще со времен Хазарского каганата, являются коренным народом Палестины, но не России.Итак, налицо юридический тупик, порожденный некорректными терминами, которые не работают в реальной политике. Смыслы выражений «национальные меньшинства», «малочисленные народы», «коренные народы» плохо дифференцированы, их употребление лишь порождает недоразумения. Достаточно, скажем, поставить вопрос, следует ли русских на Украине отнести к коренным народам или к национальным меньшинствам, как тут же получаем наглядную юридическую коллизию. Или: могут ли русские вообще где-либо на территории России оказаться национальным меньшинством (например, в Туве или Дагестане)? Или: как определить, чем отличается такое национальное меньшинство, как азербайджанцы, коих в России до 3 миллионов человек, от такого национального меньшинства, как алеуты, коих всего-навсего 600? Ведь очевидно, что столь разные группы не могут покрываться одним термином.Между тем на практике, в том числе в юридическом сообществе, сложилось гораздо более адекватное словоупотребление и понимание (оно-то как раз и отражено в Конституции Украины, которая предусмотрительно подписала Конвенцию СНГ с оговоркой «с учетом законодательства Украины», имеющего приоритет перед международными договорами). А именно: все народы, населяющие страну, кроме единственного государствообразующего, зачисляются в категорию либо национальных меньшинств, либо коренных народов - в зависимости от всего лишь одного, но очень существенного признака. У коренных народов, какова бы ни была их численность, нет своей суверенной государственности вне страны проживания. А у национальных меньшинств, пусть они даже исчисляются миллионами или являются мигрантами, такая государственность есть. Поэтому, к примеру, многочисленные азербайджанцы России (безразлично, граждане или неграждане) - национальное меньшинство, но не коренной народ. А алеуты - коренной народ, хоть и малочисленный, но не национальное меньшинство.Усвоив это разделение, вполне простое и понятное даже неюристу, мы автоматически понимаем, что наделение обеих названных категорий населения равными правами, в том числе избирательными, решительно недопустимо, ибо противоречит принципу справедливости. Потому что если какие-то порядки в государстве не нравятся представителям национальных меньшинств, они имеют право и возможность (!) отправиться в собственное национальное государство, чтобы там привести в соответствие с собственным идеалом образ жизни и правления своего народа. У коренных народов, напротив, такой возможности нет, их никто нигде не ждет и бежать из России им некуда. Поэтому они должны иметь исключительное право на участие в политической жизни страны, и это право должно быть защищено от вмешательства иных народов. Образно говоря, коренные народы - хозяева в доме, где других хозяев быть не должно.Это значит, что все коренные народы РНГ, включая русских, должны быть совершенно равноправны; но - не национальные меньшинства. Их возможность вмешиваться в устои, в жизнь коренных народов, влиять, воздействовать на нее должна быть ограничена. Разумеется, по такому важному вопросу потребуется референдум, но мне думается, что большинство примет верное, справедливое решение, которое будет закреплено конституционным законом «О гражданстве». При этом никто, само собой, не собирается посягать на права национальных меньшинств в остальных сферах жизнедеятельности, например в культуре, быту и т.д.Исходя из принципа равноправия для всех коренных народов, следует либо все компактно проживающие народы (тех же алеутов, к примеру) наделить национально-территориальным самоуправлением, либо вовсе ликвидировать национально-территориальное деление России в его современном виде. Поскольку первое, очевидно, невозможно, остается второе. Федеративное устройство нашей страны давно поражает наблюдателей своей абсурдностью, и переход к унитарному государству не вчера поставлен на повестку дня13. Почему 21 народ России (за вычетом, между прочим, государствообразующего) оказался наделен эксклюзивными правами и возможностями, которых лишены остальные сто с лишним народов? С этим наследием сталинской национальной политики, грубо противоречащим статье 19 действующей Конституции России, давно пора покончить. Опасность для страны от перехода в унитарное состояние намного меньше, чем от закрепления состояния федеративного. Правда, вначале придется решить вопрос о сецессии взрывоопасных Чечни, Ингушетии и Тувы, необходимость чего обоснована выше. В случае успешного решения этой проблемы можно будет не опасаться затем никаких потрясений в обозримой перспективе.Жупел ? 2. Вернется ли РНГ к империалистической политике, сопряженной с милитаризацией (вплоть до «пушки вместо масла») и внешней агрессией? Упрек в имперских амбициях по адресу русских националистов весьма популярен, благо пока еще у нас достаточно провокаторов или искренних недоумков, подбрасывающих дрова в костерок недоверия к нам.Однако, по наблюдениям историков, социологов и политологов, как в руководящих кругах русского движения (в основном), так и в массах русского народа вызрело если не полное понимание, то полное ощущение невозможности и нежелательности возврата к имперской политике. Совершенно адекватно поняли и описали ситуацию, на мой взгляд, Татьяна и Валерий Соловей14.Самого пристального внимания заслуживают также оценки и наблюдения Леонтия Бызова, который утверждает, что мы являемся сегодня свидетелями фронтальной смены всей духовно-политической парадигмы русского народа, когда некие константы, веками подпитывавшие русскую политическую теорию и практику, просто-напросто перестают существовать, теряют всякую действенность. Среди этих констант едва ли не на первом месте - имперский психокомплекс. Выступая на конференции по русскому вопросу в Свято-Даниловом монастыре весной 2007 года, Бызов, в частности, заметил: «Сегодня распад советской империи просто не оставляет нам иных вариантов, кроме как постепенно становиться национальным государством. Однако и эта тенденция носит неоднозначный характер. Если в 1990-е годы многим казалось, что идея империи, великой державы окончательно умерла не только политически, что проявилось в распаде СССР, но и в умах и душах людей, больше озабоченных своими собственными делами, чем величием и амбициями государства, то в последнее десятилетие идея державы стала явно получать второе дыхание. Сегодня для 60% тех, кто называет себя русскими патриотами, патриотизм - это в первую очередь «возрождение России как великой державы», и только для 35% - в первую очередь защита прав и интересов русских как в самой России, так и за ее пределами. Но и между «русской державой» и «империей» также нельзя ставить знак равенства. Происходит какой-то синтез национального государства и империи».Наконец, как активный участник и идеолог русского движения с 1991 года, я сам готов засвидетельствовать правоту названных выше коллег. Мне много раз приходилось, в том числе в весьма жесткой форме, возражать против попыток реанимировать имперский вариант патриотизма, сравнивая эти попытки с подстреканием старца к женитьбе на молодухе, чем могут заниматься только корыстные наследники. В книге «Россия - для русских!» самый многостраничный раздел так мной и озаглавлен: «От Российской империи - к Русскому национальному государству». Неоднократно приходилось утверждать устно и письменно, что история заставляет нас сделать непреложный вывод: «Абсолютно все, что консервирует у русского народа имперскую психологию или ее рудименты - прилегающие к имперскому сознанию идеи и идейки, необходимо без всякого сожаления похоронить. И не эксгумировать по крайней мере до тех пор, пока русские не восстановят динамику рождаемости по образцу конца XIX - начала ХХ веков»15. В своей последней книге «Этнос и нация» я посвятил немало места критике захватнической политики царей из немецкой ветви Романовых, начиная с Екатерины II действовавших по династическим, а не по русским национальным соображениям и нагрузивших русский этнос такой имперской ношей, снести которую ему уже в ХХ веке стало не под силу. Я полностью разделяю и поддерживаю тезис Солженицына: «Восстановить империю - значит окончательно похоронить русский народ».После всего сказанного полагаю, что правительства бывших республик СССР, а равно и тех стран, которые думают, что это их касается, могут спать спокойно. Национальная русская Россия никакой иной народ присоединять к себе силой никогда больше не станет.Отказ от имперской политики - сознательный, окончательный и бесповоротный - ни в коей мере не означает, однако, отказа от борьбы за воссоединение разделенных народов России: русского, осетинского и лезгинского. Никакое национальное государство не станет мириться с тем, что часть его народа, в особенности - государствообразующей нации, отрезана по живому, да еще произвольными, заведомо несправедливыми границами. Но, как я уже писал в предыдущей публикации, для воссоединения разделенных народов существует вполне мирный путь, полностью соответствующий международному праву16. Не стану повторяться. Этот путь ничего общего не имеет с имперским строительством: чужого нам не нужно, но свое мы обязаны вернуть.Мои благостные прогнозы, исходящие из собственных интенций РНГ, к сожалению, не могут распространяться на проблему милитаризации, поскольку тут вступают в действие внешние факторы, не зависящие от нашей доброй воли. Россия, побежденная в холодной войне, уже испытала все «горячие» последствия поражения, но еще не достигла, с точки зрения победителей, оптимума своего падения. Ее недра еще не в такой степени принадлежат победителям, а ее внешнеполитическая позиция не столь зависима, как им бы хотелось. На наше счастье, война в Ираке и Афганистане связывает руки «последнему суверену» и обеспечивает нам передышку. О том, что эта передышка временная, свидетельствует весьма многое, взять хотя бы события на Украине и в Грузии или своеобразное «приглашение на казнь» - настойчивые попытки добиться подписи России под так называемой Энергетической хартией и т.д. Мечта российской политической элиты влиться в состав мирового правительства, потеснив там представителей «масонских кругов», и порулить немного земшаром, как они рулят Россией17, так и осталась мечтой убогих бедных родственников, которых не принято пускать дальше комнат для прислуги. Отрезвев, Кремль принял единственно верное в данных условиях решение: укрепить суверенитет России, сделав ставку на ее недра как на главный инструмент внешней политики. Однако заменить ядерные кнопки нефтегазовыми заглушками невозможно по той простой причине, что эти заглушки должны быть надежно защищены этими кнопками. Одно, увы, крепко увязано с другим. Курс на укрепление суверенитета неизбежно влечет за собой милитаризацию.Жупел ? 3. Итак, возврата к СССР, а тем более к Российской империи в РНГ не будет. Но, может быть, нас ждет возврат к социализму?По моим наблюдениям, все дебаты о социализме (в том числе о национал-социализме) давно бы прекратились, если бы спорящие договорились об основном термине18. Беда в том, что социализм как доктрину и строй часто путают с социальными гарантиями и понятием социального государства (коим, к сведению читателя, Россия и так должна являться, согласно статье 7 ее собственной Конституции).Скажу сразу: социальные гарантии в РНГ будут, а социализма - не будет.Мне уже пришлось потратить много времени и сил для проработки этого вопроса и пропаганды основного вывода: русский национализм на данном этапе не совместим с национал-социализмом. Неоднократно в разных СМИ и сборниках начиная с 1995 года выходили мои статьи, посвященные развенчанию национал-социалистического проекта: «Национал-капитализм», «Уроки Гитлера», «Национализм против социализма», «Нужен ли русским национал-социализм?» - и др. В них доказывалось, что:- опыт Германии 1930-х лишь в малой степени применим к России рубежа XX-XXI веков;- национал-социализм в гитлеровской Германии на самом деле был национал-капитализмом;- в социализме вообще ничего хорошего нет, этот дефективный социально-экономический проект, основанный на искусственном, насильственном перераспределении общественного продукта, - не более чем опасная мечта;- немногие наиболее развитые страны сегодня избирательно воплощают отдельные черты национал-социалистического проекта, но путь к нему лежит исключительно через лидерство в построении национал-капитализма и беспощадную эксплуатацию остальных стран и народов мира.Вполне понятно, что в ближайшем обозримом будущем России, даже если она преобразуется в РНГ, не грозит присоединиться к числу таких стран. Но особо отмечу также, что счастье приобщения к иждивенческому, паразитарному «национал-социализму по-империалистически» не так уж безопасно: пример Швеции показывает, что оно чревато промышленным застоем, бегством капитала, массовой депрессией, максимальным падением рождаемости и максимальным же ростом самоубийств. Своими опаснейшими «социалистическими» болячками обросли и другие мировые лидеры, просто мы об этом мало говорим.Вместе с тем, повторюсь, у России достаточно ресурсов, чтобы, не эксплуатируя иные, менее развитые народы, собственными силами осуществить то, что авансом обещает нам российская Конституция: стать социальным государством, «политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека» (статья 7). Понятно всем и каждому, что сделать это не удастся, если не пересмотреть итоги ельцинской приватизации в части, касающейся природных ресурсов, монополий и стратегических производств. Однако национализация данных отраслей - это никакой не «социализм». Это лишь необходимое условие осуществления социальных гарантий.Гарантиям - да, социализму - нет.Жупел ? 4. Откажется ли РНГ от демократических прав и свобод, усугубит ли оно торжество антиинтеллектуализма, справляющего истинный шабаш с конца 1980-х? Тут, я полагаю, вновь уместно сослаться на Татьяну Соловей и Валерия Соловья, обращающихся именно к нашим псевдодемократам и псевдоинтеллектуалам: «Мы утверждаем, что взгляд на русский национализм с позиции его негативистской презумпции ошибочен аналитически и чрезвычайно опасен политически». Из дальнейшего станет ясно, почему это так.Главный и неотменимый итог советской эпохи с точки зрения социологии состоит в радикальном изменении социальных пропорций российского общества, что позволило мне в свое время предложить в качестве исходной модели Новой России концепцию под названием «национал-демократия». Вот ее основные постулаты.Первое. Восстановление в России капиталистического способа производства, частной собственности и частнокапиталистической эксплуатации есть результат естественных и необратимых социально-экономических процессов, развернутых в России за последние сто с лишним лет. Этот результат не может быть изменен по чьему-либо произволу.Второе. Основой произошедших перемен явились глубокие тектонические изменения в социальной структуре населения России. Реформы 1860-х, промышленный переворот, завершившийся в России в 1890-е годы, и последующие индустриализация и урбанизация вызвали к жизни за счет интенсивного раскрестьянивания стремительный рост рабочего класса и еще более стремительный - интеллигенции, составлявшей по последней дореволюционной переписи лишь 2,7%, но возросшей к концу 1980-х уже до 30% занятого населения. Именно эта социодинамика и создала к концу ХХ века условия для окончательного разрыва России с социал-феодальным прошлым и перехода к свободному рынку. Мы, наконец, пережили буржуазно-демократическую революцию, недоделанную в далеком Феврале 1917 года.Откуда она вдруг взялась в 1990-е? Известно, что к революции ведет конфликт между производительными силами и производственными отношениями. Так было и на этот раз в России. В чем это выразилось? А вот в чем.Третье. Главной производительной силой в ХХ веке стала наука. Ее носитель и создатель - интеллигенция. Но собственником этой производительной силы в СССР было государство (читай - КПСС), опиравшееся на строй, который лучше всего характеризуется как социал-феодализм. Интеллигенция при этом строе не владела произведенным ею продуктом. Его забирала партия весь без остатка, а потом платила интеллигентам «зарплату» наравне с водителями грузовиков и автобусов, а то и меньшую. Ясно, что интеллигенция (треть населения страны - наиболее образованная и активная!) в целом была настроена против власти партии, против неорганичного, тесного для нее «государства рабочих и крестьян», в котором она третировалась как некая «прослойка» десятого сорта. (Были, разумеется, и иные мотивы противостояния, духовного порядка.)Именно интеллигенция (в том числе партийно-номенклатурная), приверженная, в силу своей природы, ценностям буржуазной демократии и научившаяся чувствовать свои корпоративные (а точнее - классовые) интересы, стала основной движущей силой преобразований. Стала опорой для той части КПСС, которая сделала ставку на перестройку. Интеллигенция поначалу поверила в возможность преобразования сверху советской власти в новый, более приемлемый для нее общественный строй. Однако глава Совмина Николай Рыжков, запретивший в конце 1989 года деятельность только-только начавших расцветать издательских, медицинских, педагогических кооперативов, наступил на горло интеллигенции, разрушил ее надежды и бесповоротно обрек тем самым советскую власть на гибель.В СССР не было ни класса буржуазии, кровно заинтересованного в крушении социал-феодализма, ни так называемого третьего сословия, традиционного лидера буржуазно-демократических преобразований. Роль последнего взяла на себя именно интеллигенция, впервые в истории ощутившая себя не только мозгом и не просто инструментом революции, а одновременно и тем, и другим. Всевластная и всепроникающая КПСС оказалась бессильна перед массовым общественным мнением и силой новых идей. То и другое - детища именно интеллигенции.Сегодня, составляя в России не менее четверти занятого населения, интеллигенция является не только главным гарантом необратимости перемен, но и главной движущей силой грядущей национальной революции, всегда идущей вслед за революцией буржуазно-демократической.Четвертое. Революция 1991-1993 годов во многом оправдала надежды своей главной движущей силы - интеллигенции.Именно интеллигенция, получив возможность легально заняться частным врачебным, педагогическим, научным, инженерным, издательским и другим бизнесом, поставляет сегодня кадры буржуазии, особенно крупной и средней, связана с нею тысячью нитей родственных, дружеских, деловых, политических отношений.Именно интеллигенция добилась самого необходимого условия своего полноценного существования - демократических свобод (слова, печати, собраний, совести, союзов и т.д.). Это весьма специфические, «классовые» блага, достаточно низко ценимые другими категориями населения, но предельно высоко - интеллигенцией.Именно интеллигенция осуществила немыслимый, невозможный еще недавно взлет к высотам государственного управления. Если учесть, что на «судьбоносной» XIX конференции КПСС представители науки, просвещения и культуры составили менее 9%, если на Съезде народных депутатов их стало всего лишь 27,4%, то сегодня в Государственной Думе представителей рабочих и крестьян нет вообще, а все депутаты - именно представители интеллигенции. Колоссально выросла роль экспертов при всех ветвях власти и во всех областях жизни. Без них не принимается ни одно серьезное решение.Именно интеллигенция, десятилетиями вбиравшая в себя лучшие силы народа, является сегодня главным человеческим ресурсом - наиболее творческим, энергичным, образованным, передовым, продуктивным, динамично развивающимся - для выхода страны из кризиса. Именно интеллигенция обоих секторов экономики - государственного и частного - должна стать главным объектом работы любого политика, смотрящего в будущее.Пятое. Правомерно спросить: если свершившаяся революция была по своим движущим силам революцией интеллигентской, если пришедший на смену социал-феодализму строй есть строй торжества менеджеров и экспертов, если духовное бытие интеллигенции так разительно переменилось к лучшему, то почему же ее материальное положение в целом так невзрачно, ее социальное существование так эфемерно и непрочно, а оценка происходящего столь критична? Почему она уезжает?В России, увы, пока правит бал капитализм не национальный, а колониальный, компрадорский. Несущий всему населению страны, всем аборигенам, не занятым непосредственно в компрадорском бизнесе, абсолютное и относительное обнищание, утрату стабильности и жизненных перспектив. Да и все наше государство - вызывающе ненациональное, чтобы не сказать антинациональное. Интеллигенция, по определению раньше и лучше других постигающая реальность, реагирует на нее вполне адекватно, то есть критически.Но перемена к лучшему в положении российских интеллигентских масс и соответственно в социальном самочувствии интеллигенции должна произойти в недалеком будущем. Это связано с уже начавшимся переходом от колониального, компрадорского капитализма (во всей многоликости его проявлений) к национал-капитализму, который, осознанно или нет, становится жизненной задачей национальной интеллигенции. Национал-капитализм - это капитализм, патронируемый и контролируемый государством, проявляющийся обычно как госпарткапитализм (пример - Китай). Это капитализм, состоящий на службе своего государства.Шестое. Вполне понятно, что на таком базисе, как национал-капитализм, может вырасти только такая надстройка, как национал-демократия. То есть демократия, ограниченная по национальному признаку.На практике это означает, что равенство прав гражданина и негражданина России в любой области жизни и деятельности (в том числе предпринимательской) становится невозможным. Более того, приобретение российского гражданства также становится проблемой для определенных категорий жителей не только Земли, но и самой России.Примеры подобного государственного устройства имеются в достаточном количестве не только среди развивающихся стран, но и среди таких развитых стран, как ФРГ или Израиль.Седьмое. Итак, задачи элементарного выживания отечественной интеллигенции и ее оптимальной социализации естественно трансформируются в патриотические задачи. Позиция содействия отечественному народному хозяйству перестает быть красивой позой и превращается в осознанную жизненную необходимость. Дальнейшее постижение ценностей национализма - только вопрос времени.Восьмое. Очевидно, что решение стратегически первостепенной задачи смены колониального типа капитализма на национальный в России неизбежно связано с изменением политического режима - со становлением РНГ. В условиях, когда ради осуществления проекта Новой России (РНГ) нужно разработать и детализировать сам проект, а затем мобилизовать, консолидировать одну часть населения, распропагандировать другую, нейтрализовать третью и дезориентировать, идейно разоружить и разгромить четвертую, - в этих условиях значение и востребованность национальной интеллигенции резко возрастает.Девятое. Положение осложняется тем, что русский народ в целом и русская интеллигенция в частности подверглись за годы диктатуры интернационалистов сильнейшей денационализации. Однако сегодня уверенно можно сказать, что национальный принцип объединения, вырвавшийся из-под векового забвения и запрета и уже проявивший себя на просторах бывшего СССР в полном блеске, востребован и в России, русскими. Мы пока еще отстаем, но очередь доходит и до нас. Тяжелое идейное наследие советской эпохи неуклонно преодолевается. По утверждению социологов, сегодня уже 45% русских считают себя «русскими» (за двадцать лет этот процент вырос на 28 пунктов!), только 28% - «россиянами» и лишь 16% - «советскими людьми» (совокупность «россиян» и «советских», то есть не национально, а граждански ориентированных лиц, на 34 пункта понизилась по сравнению с 1986 годом). Красноречивые цифры говорят сами за себя. Процесс обретения национальной идентичности, то есть процесс становления нации, восходит у русских по гиперболе. Он далеко не закончен, но перелом уже произошел.Десятое. К чему в политике должен стремиться русский интеллигент, какой строй сознательно утверждать и строить? Это должно быть русское национально-демократическое государство по форме и технократическое общество по содержанию. РНГ и русская интеллигенция, таким образом, - естественные союзники и политические партнеры.Надо ясно и четко осознать и обозначить приоритеты. Для прорыва в постиндустриальное общество, для занятия в нем командных высот Россия должна определить как привилегированный класс технократию и все усилия народа направить на создание ей оптимальных условий для творчества.Нельзя забывать, что главная производительная сила современности и всего обозримого будущего - это наука. Уже сегодня она кормит, одевает и духовно обеспечивает человечество, в том числе рабочих, крестьян, военных и гуманитариев. А наука - в головах технократов. Это главные люди настоящего и будущего (если мы хотим, чтобы у нас оно было). Это новый гегемон общества.Поэтому крестьяне должны кормить технократов, рабочие - делать для них необходимую продукцию, военные - защищать их, гуманитарии - развлекать, дарить духовные импульсы, будить творческую мысль, предприниматели - вкладывать в них деньги. Все это во сто крат окупится для каждого! Все сословия и классы должны понять необходимость первоочередного обеспечения именно технократов всем лучшим, что у нас есть, убедиться в естественности их привилегий и прерогатив. Показательный пример: уже сегодня доход США от торговли патентами и лицензиями в 2,5 раза выше, чем от торговли товарами, и эта пропорция растет. Жаль только, что треть этого дохода обеспечивается выходцами из России, которая умудрилась эту прибыль потерять.Итак, основной акцент государство должно делать на развитии не столько непосредственной производственной базы, сколько науки (фундаментальной и прикладной). Это первая необходимость первой очереди.Вторая необходимость первой очереди - дотации сельскому хозяйству в объемах, обеспечивающих национальную безопасность.Соответствующей должна быть социальная политика, планомерно преобразующая пропорции социальных страт в сторону увеличения классов интеллигенции и крестьянства, в том числе фермерского, за счет сокращения рабочего класса. Рост деревни категорически необходим. В противном случае возникает угроза массовой безработицы и прогрессирующей депопуляции русского народа. Что может обессмыслить всю русскую перспективу вообще.Иными словами, совершенно ясно, что ни о каком антиинтеллектуализме в РНГ (в отличие от нынешней ЭрЭфии, не заинтересованной в интеллектуалах как таковых) не может быть и речи. РНГ по самой своей сути противоположно подобной идеологии, поскольку вынуждено опираться в первую очередь на русскую национальную интеллигенцию.Соответственно ни о каком покушении на демократические свободы, являющиеся для интеллигенции естественной средой обитания, также говорить не приходится, оно исключено.* * *Мы рассмотрели основные жупелы, используемые противниками идеи РНГ. Не так страшен черт, как его малюют. Друзьям русского народа, как и ему самому, бояться нечего.Примечания.1 См. об этом: Соловей В.Д. Восстание этничности и судьба Запада. Новый тип конфликтности в современном мире // Политический класс. 2006. ? 7. С. 58-72.2 См. об этом: Севастьянов А.Н. Глобализация и интересы России. Как нам выжить в ситуации транзита глобальных проектов // Политический класс. 2006. ? 8. С. 56-61.3 «Статья 11. Государство содействует консолидации и развитию украинской нации, ее исторического сознания, традиций и культуры, а также развитию этнической, культурной, языковой и религиозной самобытности всех коренных народов и национальных меньшинств Украины». Как видно, народам и меньшинствам (в том числе русским) положена самобытность, но не историческое сознание…4 «Статья 12. Украина проявляет заботу об удовлетворении национально-культурных и языковых потребностей украинцев, проживающих за пределами государства».5 «Статья 13. Земля, ее недра, атмосферный воздух, водные и иные природные ресурсы, находящиеся в пределах территории Украины, природные ресурсы ее континентального шельфа, исключительной (морской) экономической зоны являются объектами права собственности Украинского народа. От имени Украинского народа права собственника осуществляют органы государственной власти и органы местного самоуправления в пределах, определенных настоящей Конституцией. Каждый гражданин имеет право пользоваться природными объектами права собственности народа в соответствии с законом».6 См.: Оль П.А., Ромашов Р.А. Нация. Генезис понятия и вопросы правосубъектности. СПб., 2002; Севастьянов А.Н. Этнос и нация. М., 2007.7 См. в кн.: Русский проект. Конституция России: новый вариант. М., 1998. Исправленная и дополненная редакция опубликована в кн.: Севастьянов А.Н. Россия - для русских! М., 2006.8 Опубликована в приложении к «Независимой газете» «НГ-сценарии» 14 августа 1997.9 На подобный путь давно встала Австралия.10 Подробнее см. в моей статье: Только партия. Партия соло // Литературная газета. 28 декабря 2005.11 О них подробно рассказывалось в моей статье: Русская идея как электоральный ресурс. Первоочередные этнополитические проблемы русского народа // Политический класс. 2007. ? 4. С. 74-84.12 Конвенция ? 169 о коренных народах и народах, ведущих племенной образ жизни в независимых странах. Раздел 1, статья 1, пункт b. Россия в данной конвенции не участвует.13 См.: Вдовин А.И. Российская нация. Национально-политические проблемы ХХ века и общенациональная российская идея. М., 1995; Оль П.А., Ромашов Р.А. Указ. соч.14 Соловей Т.Д., Соловей В.Д. Апология русского национализма. Невозможно строить демократическое государство и нацию без национализма // Политический класс. 2006. ? 11. С. 32-40.15 Севастьянов А.Н. Русская идея, век XXI. М., 2002. С. 19.16 См.: Севастьянов А.Н. Русская идея как электоральный ресурс.17 Об этой мечте нам с шокирующей откровенностью поведал в свое время руководитель информационно-аналитической структуры при Управлении делами президента РФ Александр Игнатов в статье «Стратегия «глобализационного лидерства» для России», опубликованной в «Независимой газете» 7 сентября 2000.18 Непревзойденный анализ доктрины социализма, на мой взгляд, дал Игорь Шафаревич в работе «Социализм», помещенной в сборнике «Из-под глыб». Но среди сегодняшних дискутантов ее мало кто читал, к сожалению.



(Автор: Александр Севастьянов)


Таки вам ехать или шашечки?Как реализовать План Путина

Одесса, Дерибасовская. Женщина зовет:»Такси, такси!» Подъезжает машина,водитель спрашивает: «Мадам, кудаехать?» - «А где же «шашечки»? -»Таки, мадам, вам ехать или «шашечки»?»Известный анекдот 80-хСитуация, которая сложилась при обсуждении «Плана Путина», до боли напоминает мне этот анекдот. Множество экспертных копий уже успели сломать, объясняя, почему этот план никак нельзя выполнить. Эти обсуждения зеркально схожи с дебатами, доказывающими невозможность «удвоения». Сегодня, когда почти вопреки правительственным либералам это «удвоение» практически состоялось (недобор нескольких процентов на фоне гигантского роста России не в счет), об этих дебатах уместно напомнить.Действительно, задача поставлена крутая, историческая безо всяких скидок. Но решать ее нужно потому, что на деле у нас нет другого выхода. Только выполнение «Плана Путина» обеспечит нам такие размеры экономики, при которых Россия, зажатая между экономическими гигантами - растущим Китаем, Европой и Америкой, - сможет удержать свою самостоятельность. Только превосходство в качестве жизни наряду с экономической и политической мощью позволят сохранить нашу территориальную целостность. Снова и снова повторяю: Россия может быть либо великой, либо ее не будет вовсе. Это не идеология, а чистая прагматика. Конечно, и величие современное, и исчезновение России с карты мира (привет от Югославии) не означает, что отдельные ее «обломки» не смогут довольно комфортно устроиться в «построссийском» мире. Но этот сценарий все же не для большинства россиян, для которых Россия - точно не пустое слово.Значит, налицо ясный императив: «План Путина» - в жизнь! Но специфика плана такова, что его невозможно выполнить как первые пятилетки - любой ценой. Именно условия выполнения плана как раз и нуждаются в разъяснении.Прорваться до сутиПервое абсолютно необходимое условие - даже не дойти до самой сути, а буквально прорваться до нее сквозь паутину мифов и демагогии, разобраться с подлинными проблемами развития. Это совсем не просто. Развитие России опутано наслоениями мифов - имперских, советских, либеральных, а теперь еще и новопатриотических. Эти мифы буквально подсовывают нам «шашечки» - формальные, бессодержательные задачи в качестве ключевых условий развития.Самый избитый пример - избавление России от роли сырьевого придатка. Этот миф о сырьевом придатке - просто многократное оскорбление здравого смысла.Во-первых, он абсурден для рыночной экономики. Если хоть у страны, хоть у корпорации есть товар, пользующийся высоким спросом, то законы рынка требуют его реализации по сходной цене. А цена на российские ресурсы сейчас более чем достойная. Сегодня целый ряд стран - например, Австралия - успешно развиваются на сырьевом экспорте и вовсе не комплексуют.Во-вторых, этот миф из далекого прошлого, когда колонизаторы принуждали аборигенов продавать сырье по навязанным ценам. Ну так что из этого актуально для сегодняшней России? Конечно, политика национального суверенитета должна и впредь ограждать наши интересы от неоколониальных рецидивов даже и в либеральной упаковке. Но если не делать глупости 90-х, то наши сырьевые ресурсы могут и должны стать прочной (просто не единственной) опорой развития.В-третьих, спрос нашего сырьевого сектора - незаменимый ресурс для подъема отечественного машиностроения и высоких технологий. Например, заказы «Газпрома» позволили выжить ЦАГИ в смуте 90-х. Другой вопрос, что не нужно впадать в противоположную мифологию. И здесь разумны аргументы, что ставка на капиталоемкие сырьевые отрасли не позволит удержать высокие темпы роста. Это совсем уже другая - понятная и серьезная - постановка вопроса.Значит, перво-наперво нам нужно содержательно разобраться в специфических условиях нашего развития, обеспечивающих его новое качество. Приоритеты развития сформулированы, как представляется, вполне добротно.Но главная специфика, на мой взгляд, не вполне осознанна. Дело в том, что наша страна (мне уже приходилось писать об этом на страницах «Политического класса») привыкла развиваться по планам, начертанным сверху. Так можно было «прорубать окно в Европу», внедрять «цивилизованные» институты, включая рыночную экономику и демократию. Но так совершенно невозможно строить инновационную экономику, поддерживать технологическую модернизацию, без которых просто нет современной и суверенной России. Здесь основные импульсы должны идти снизу, непосредственно от субъектов хозяйственной жизни. В этом смысле тезис Дмитрия Медведева: «Свобода всегда лучше несвободы» - в самую точку. И дело не в идеологических пристрастиях, а в абсолютно прагматических соображениях.Императивом развития современной России является инновационный рост, требующий, в свою очередь, модернизации снизу, демократической модернизации. Нерелевантны хорошо известные возражения, что Китай и другие восточноазиатские страны успешно обходятся без демократии. Но все эти экономики получают инновационные импульсы извне. Не существует примера полного органичного инновационного развития в условиях авторитаризма. Мощный ВПК, как мы знаем, создать очень даже можно, но органичное имплантирование технологических достижений в рыночные продукты - нет. Это возможно лишь в условиях свободы. Когда Китай сможет развиваться с опорой на собственную технологическую базу, сохранив существующий режим, тогда и поговорим об иных альтернативах.В этом смысле развитие демократии - необходимое политическое условие «Плана Путина», но отнюдь не достаточное. Значит, необходим прорыв сквозь завесу еще одного излюбленного мифа, что складывание влиятельного гражданского общества и демократии - гарантия успеха.Но для этого необходимо понять, что на деле значит «свобода», либеральный рынок здесь и сейчас, в современной России. Возьмем самый динамичный сектор нашей экономики - коммуникации. Вроде бы все хорошо. Динамика блестящая, складываются многомиллиардные корпорации. Но вглядимся и увидим, что развитие этого сектора базируется лишь на импортных технологиях. Более того, в ходе создания мощностей отверточной сборки затоптано немало очень перспективных российских технологий. Подобная же ситуация и в других высокотехнологичных отраслях. Нашим корпорациям проще покупать готовые технологии, чем возиться с выращиванием собственных.Да, конечно, ведущие корпорации создают дизайнерские и технологические центры, но вполне очевидно, что темпы технологического развития России драматически отстают от требований перехода к инновационной экономике. Это, в свою очередь, означает, что, с одной стороны, мы еще долго будем вынуждены полагаться на импорт инновационных импульсов, а с другой - зажатый импортом спрос на технологические достижения будет сильно сдерживать развитие немалого отечественного потенциала. Следовательно, если тотально либеральные нормы мирового рынка сохранятся, то это еще туда-сюда. Но возможен и другой поворот. Утрата прежними экономическими лидерами своих позиций вполне может толкнуть их на использование для сохранения своего влияния технологических «кнута и пряника». И вот тогда очень понадобятся свои передовые технологии - нет, вовсе не для автаркии, к которой зовут наши патриотические радикалы, но хотя бы для торга и разменов.Отсюда вывод: «План Путина» должен включать механизмы технологического протекционизма, но обязательно сочетающиеся с развитием честной конкуренции. Невероятно тонкая штука, требующая стратегически, да и тактически эффективного государства. Ну вот, слово «эффективный» и произнесено. Таки нам нужны не «шашечки» абстрактного либерализма, а эффективное государство, включающее свободу, предприимчивость и инициативу в качестве непременных условий этой эффективности. В конкретных обстоятельствах современной России свобода, не уравновешенная эффективным государством, приведет лишь к утрате наших шансов на успех.Государство: стратегия и коррупцияКак только мы поднимаем вопрос об эффективном государстве, мы сразу же утыкаемся в очередной миф: главный барьер - коррупция. Слов нет, коррупция достала. Но это вовсе не единственный, да, на мой взгляд, даже и не главный барьер. Эффективное государство начинается с умения строить и проводить в жизнь эффективную и в том числе реалистичную стратегию. Нужно отдать должное, за последнее время интерес к стратегии возрос. Без этого не было бы «Плана Путина», который опирается на наработки МЭРТа. Но если вглядеться в эти наработки внимательно, то видно довольно много умозрительности. Так, например, трудно разумно объяснить явную несогласованность сценариев МЭРТа и отраслевых стратегий. Или сценарии не имеют прочной отраслевой основы, или отраслевые стратегии настолько уж беспомощны. В любом случае трудно говорить об эффективном стратегическом видении.Также при оценке технологических ориентиров страны рассуждения ведутся о перспективных секторах и отраслях. Но при этом даже не ставится вопрос о месте России внутри цикла создания технологий с учетом наших реальных возможностей. Да, опыт показывает, что в России все еще успешно создаются основы прорывных технологий и опытные образцы, но когда дело доходит до производства высокотехнологичной продукции, возникают крупные проблемы. Даже тогда, когда речь идет о престиже страны, как в случае с реконструкцией авианосца для Индии. Претензии индийских военных к поставляемому российскому вооружению ставят под угрозу наши геополитические перспективы. И это уже серьезный повод для сомнений в реалистичности нашей стратегии. А значит, и удар по всему замыслу, по будущему России.Но ведь без реалистичной стратегии ехать невозможно, можно лишь рисовать «шашечки». Следовательно, нужно восстанавливать стратегичность государства, исходящую из новых принципов демократической модернизации и опирающуюся на реалии - как на инициативы бизнеса, так и на инструменты государственного регулирования. А как же коррупция, спросит читатель? Какую эффективную и реалистичную стратегию можно выстроить в насквозь коррумпированном государстве?Ну, во-первых, стратегия - область, наименее подверженная коррупции. Вряд ли кто-то из соотечественников будет платить взятки за искажения стратегии. Это пока точно не приносит денег. Если же иностранец, то это уже не коррупция, а измена. Во-вторых, разработке реалистичной стратегии гораздо больше мешают утрата необходимой квалификации, низкая требовательность к качеству стратегических разработок, недостаток политической воли к проведению выработанной стратегии в жизнь. Для того чтобы убедиться в этом, достаточно сравнить структуру финансирования научных исследований с теми научными и технологическими приоритетами, которые выработаны госорганами. Кто из специалистов верит в обоснованность этих довольно умозрительных приоритетов? И кому, спрашивается, нужны стратегические приоритеты, если их не используют на практике?Это означает, что нам просто как воздух нужна перестройка системы управления, усиливающая ее стратегическое звено. Собственно, министерское звено потому и не срабатывает, что оно не только не способно вырабатывать разумные стратегии, но и не имеет механизмов претворения их в жизнь. Вот для этого как раз и нужна будет немалая политическая воля, так как сегодня призывы к разработке стратегии почти всегда воспринимаются как наглая демагогия. Но более того, чаще всего подготовленные стратегические материалы таковой и являются.Говоря о коррупции, следует иметь в виду и то, что всемирный поход против нее, инициированный МВФ и близкими к нему структурами, кроме вполне благой цели еще и инструмент конкуренции транснациональных корпораций с местным бизнесом, способ взращивания компрадоров.Все это означает, что для становления эффективного государства нам нужно, по известному выражению, отделить мух от котлет. Прежде всего отделить коррупцию, намеренно искажающую стратегические усилия государства, от коррупции - результата нереальных норм, искаженных мотиваций и невыстроенных институтов.В отношении первого направления реалистичная стратегия - уже сама по себе оружие в борьбе с коррупцией: появляется критерий, позволяющий содержательно фиксировать коррупционные искажения национальных интересов. Без такого критерия, задающего фронт национальных интересов, борьба с коррупцией становится заложницей не всегда позитивного, а иногда и прямо сомнительного рвения правоохранительных органов. Значит, без эффективного стратегического планирования борьба с коррупцией может стать лишь инструментом политической борьбы или просто демагогией. Значит, нужны будут лишь «шашечки», ехать не нужно.Главный же путь борьбы с коррупцией - искоренение ее источника, противоречия между правовыми установлениями, с одной стороны, и требованиями реальных условий хозяйственной жизни - с другой. Приходится снова и снова повторять, что ключевой элемент борьбы с коррупцией - мониторинг социальных, экономических и политических последствий правоприменения с тем, чтобы осмысленно корректировать соответствующие нормы и одновременно фокусировать санкции против коррупции на наиболее вредоносных направлениях.Здесь можно объединить усилия государства и общества в деле повышения эффективности экономического и социального развития. Это позволит наладить содержательный диалог между государственными органами и общественными структурами, повысить уровень взаимного доверия, дефицит которого так ощутим сегодня. И это уже станет реальным вкладом в переход к демократической модернизации, без которой «План Путина» просто нереализуем.С чем едят инновационное развитие?Ну, допустим, со стратегией разобрались, но как двигать инновационное развитие?Прежде всего нужно осознать, что инновационное развитие - не техническая и даже не экономическая проблема. Если перефразировать Черчилля, то это слишком серьезное дело, чтобы доверять его инженерам и экономистам. Инновационное развитие - большая макросоциальная и политическая задача, решение которой берет начало в изменении самого общественного климата.Должны сместиться доминанты мотиваций. Кроме гламурных львиц (ну как же без этого в обществе потребления) героями СМИ должны стать наши инженеры и предприниматели, сколотившие свои огромные состояния глобальной экспансией российских технологий. Но как, спрашивается, это возможно, если новые российские технологии, мягко говоря, не сильно поддерживаются нашими СМИ?.. Так, главный редактор (теперь уже бывший) одной из наших ведущих солидных газет соглашался публиковать статью собственного заведующего отделом науки о прорывной российской технологии лишь при условии получения заключений ее зарубежных конкурентов. Какая уж тут поддержка российских достижений?Прилив новой мотивационной волны призван создать жесткую конкуренцию за получение качественного образования, открывающего юным талантам двери в «храмы высоких технологий». Казалось бы, здесь-то в чем проблема? Всем экспертам в мире хорошо известно, что прорывные, потенциально самые прибыльные технологии - результат междисциплинарного подхода. Он же, в свою очередь, требует фундаментальной базы и широкой эрудиции. И здесь у России огромное преимущество - ее великое (нечего тут стесняться) естественно-научное и инженерно-техническое образование. Десятилетиями страна пестовала свой цвет образования. МГУ, Физтех, МИФИ, Бауманка, МАИ - какие титаны стоят за этими названиями!Но нет, как раз это национальное конкурентное преимущество сейчас и под угрозой. Лишь в ходе жесткого сражения с нашими «реформаторами» удалось отстоять возможность изъять отдельные вузы из болонского процесса. Это уже хоть что-то, но для создания прочной базы инновационного развития нужно пойти на решительные меры - выделить 50 ведущих вузов страны, предоставив им поистине щедрое финансирование при условии обеспечения высочайшего качества образования и исследовательской работы. Вот здесь как раз и не грех предоставить ректорам российской «айви лиг» свободу в выборе концепции образования. И нужно ох как торопиться, учитывая возраст преподавателей и зияющий разрыв между поколениями.Следующее звено - поистине драматическая ситуация в фундаментальной науке. С одной стороны, здесь еще сохранились энтузиасты и серьезные заделы. С другой - смута 90-х не обошла и наши академии. И дело не только в искаженных мотивациях, поветриях коммерциализации. Важнее, что сильно искажены «гамбургский счет», подлинные научные критерии. Конечно, внутри научной корпорации подлинный «счет» знают и понимают, кто на деле чего стоит. Но вовне часто успехом пользуются прожектеры, «академики распиловки бюджетов». Безусловно, критики нашей академической науки во многом правы, но не вполне понимают, что наука и высшее образование - явления элитарные и даже авторитарные. Реформирование «сверху» и «извне» здесь не проходит, будет лишь расти конфронтация, которая уже проявилась в полный рост при обсуждении устава РАН. Успешную реформу фундаментальной науки можно провести только изнутри, опираясь на знания подлинной ситуации, на сохранившуюся, несмотря ни на что, веру в научную этику.Другой стороной реформирования фундаментальной науки должно стать изменение системы ее финансирования. Дело не только в росте этого финансирования, но и в кардинально большей его персонификации. Если заработает стратегический компонент государственного управления, а «откаты» перестанут изначально гробить исследовательские проекты, то необходимо предоставлять научному руководителю проекта все его финансирование, существенно упростив отчетность. Времени на нее уходит бездна, а по существу проверить все равно крайне трудно.Этот же подход необходимо реализовать и в прикладных исследованиях. Именно прикладная наука, вернее коммерциализация наших немалых достижений, - наша ахиллесова пята. Следует отдать должное - в последние годы здесь сделано немало. Но действительно переломить ситуацию может только формирование новой генерации менеджеров прикладных проектов, обладающих достаточным научным кругозором и одновременно знанием и опытом управления в этом очень специфичном секторе экономики. Пока же здесь преобладают либо технократические подходы, точно не приносящие денег, либо дилетантские попытки управления сложными проектами на базе навыков, полученных в банках и на биржах.Главная же беда, что реформы ведутся как всегда - фрагментарно и бессистемно. Выхватываются отдельные элементы, которые, как представлялось, смогут внести перелом. И лишь в ученых книжках и учебниках автор и его коллеги поднимают вопрос о необходимости интеграции всех локальных усилий государства в национальную инновационную систему. Такие системы создаются во всех инновационных экономиках, к ее формированию приступил уже и Китай.Без создания такой системы нам не поможет никакая стратегия, так как выработанные приоритетные проекты невозможно будет превратить в реальные технологии и крупные доходы. Представляется, что было бы полезно по аналогии с проведением административной реформы учредить президентскую комиссию по созданию национальной инновационной системы.* * *Приведенные здесь рассуждения ставили своей целью показать, что «План Путина» выполним, но нуждается в новом подходе, требующем отличать потемкинские деревни от реального созидания Великой России. Мы должны научиться находить решения, сочетающие реализм и стратегическое видение, проявлять политическую волю и практичность в их проведении в жизнь. На этой базе нужно создавать большую модернизационную коалицию, но это предмет отдельного разговора.

(Автор: Иосиф Дискин)


Власть законаЯрко выраженная легистская риторика Дмитрия Медведева стала наиболее заметной чертой его публичных заявлений

Убедительная победа Дмитрия Медведева на президентских выборах нашла отражение в результатах мартовской экспертизы. Во-первых, его конкуренты на фоне медведевских 70% «за» существенно потеряли в весе: рейтинг лидера КПРФ Геннадия Зюганова упал до 53-54-го места (26-е в феврале), лидера ЛДПР Владимира Жириновского - до 71-го (25-е в феврале). Во-вторых, у самого Медведева впечатляющий результат по качеству влияния (балл со знаком): +5,17. По данному показателю «вновь избранный, но не вступивший в должность президент» (официальный статус Медведева до инаугурации) опережает как Патриарха Московского и всея Руси Алексия II (+4,49), так и действующего президента Владимира Путина (+3,78). Заметим, что Путин по показателю качества влияния в марте заметно улучшил свои позиции (3-е место против 8-го), по силе влияния (средний балл без знака) он по-прежнему лидер.После 2 марта Дмитрий Медведев не снизил политическую активность. Скорее наоборот - еще прибавил, если учитывать сделанные им заявления (обращенные уже не столько к электорату, сколько к политическому классу страны). Порой даже могло показаться, что он все еще продолжает президентскую гонку. В известном смысле так оно и есть, ведь Медведеву еще предстоит оправдать надежды одних и рассеять скептицизм других. И это на фоне авторитета Путина, имеющего в глазах многих статус национального лидера. Опросы общественного мнения показывают высокий уровень доверия россиян к Медведеву. Но возможно, это лишь отраженный в преемнике авторитет Путина. Своего рода аванс, который еще предстоит отработать.Обратим внимание на некоторые поступки Медведева (выразившиеся главным образом в разного рода заявлениях), привлекшие внимание экспертов.На состоявшемся в Тобольске заседании президиума Госсовета Медведев решительно высказался за освобождение малого бизнеса от излишней опеки чиновников, предложив запретить надзорно-контролирующим органам посещать с проверками малые предприятия даже в случае жалоб на их деятельность. Инспектора могут прийти в компанию, только если есть судебный акт и прокурорское решение. «Думаю, это решение вызовет у ряда сотрудников санэпиднадзора, пожарных органов, милиции сложные эмоции, если не сказать предынфарктное состояние. Потому что зарабатывают они на этом большие деньги - легально и нелегально», - сказал вновь избранный президент. Что ж, слово сказано, осталось дело сделать.Не осталась без внимания встреча Медведева с канцлером ФРГ Ангелой Меркель, в ходе которой было высказано взаимное удовлетворение состоянием российско-германских отношений. Кроме того, обе стороны твердо выступили за плановую реализацию проекта «Северный поток» и дальнейшее наращивание успешного экономического взаимодействия.Но, пожалуй, наибольшие комментарии вызвало интервью Медведева британской газете Financial Times. Два момента привлекли внимание. Во-первых, формальный. Руководители ряда российских СМИ выразили недоумение, почему Медведев дал свое первое и весьма обширное интервью зарубежной газете. К тому же газете страны, с которой у России далеко не лучшие отношения. Не является ли это проявлением слабости или, не дай бог, заискивания перед горделивыми британцами? Вряд ли последнее имеет место. Медведев, видимо, посчитал это жестом доброй воли. Хотя, строго говоря, корректнее было бы начать давать интервью с какого-либо из российских печатных СМИ. Во-вторых, содержание ответов в интервью. Медведев указал на сферу своего особого интереса - «утверждение верховенства закона и верховенства права в целом в нашем обществе». Он признался, что является «юристом до мозга костей» (характерно, что слово «закон» в различных вариациях прозвучало в интервью 35 раз): «Гарантию нормальной политической ситуации и успешного продолжения того курса, который был выработан определенное время назад, я вижу в соблюдении законодательства, основанного на принципе разделения властей».Журналисты и эксперты в очередной раз связали подобного рода высказывания с намерениями Медведева резко усилить борьбу с коррупцией. Тем более что и на заседании Госсовета говорилось, по сути, о том же, только применительно к низшим слоям чиновничества. И все же это пока лишь слова, «хотелки», если пользоваться лексиконом некоторых высокопоставленных руководителей страны.Еще один пассаж в интервью привлек внимание экспертов обращением к конкретным персоналиям политического истеблишмента страны и борьбе влиятельных кланов. Вопрос газеты Financial Times был таков: «Недавно один из высоких должностных лиц, Виктор Черкесов, сказал, что представители спецслужб борются друг с другом, для того чтобы получить доступ к богатствам страны. Как вы как президент страны планируете с этим бороться?» Ответ Медведева сводился к двум моментам. Во-первых, нарушения, совершаемые работниками спецслужб, подлежат расследованию и соответствующему наказанию точно так же, как и неблаговидные поступки, совершаемые любыми другими государственными служащими. Другое дело, что спецслужбы в России, как и в других странах, конкурируют за влияние. Во-вторых, у него нет информации, что российские спецслужбы конкурируют за богатство, а то бы, конечно, власть закона к нарушителям была неумолима.Таким образом, по мнению Медведева, конкуренция спецслужб, может быть, и существует, но не за богатство, а просто за влияние. Нельзя отрицать, что спецслужбистами, как и чиновниками в целом, в борьбе за влияние движет дух профессионального соперничества. Но только ли он? Почему тогда столько разговоров о коррумпированной бюрократии? Почему сам Медведев в интервью особо подчеркнул, что «России нужна максимальная консолидация власти, консолидация российских элит, консолидация общества»? Неужели консолидации мешает честное деловое соперничество?Результаты мартовской экспертизы показывают, что политики, замеченные в клановой борьбе, чаще других изменяют свое положение в рейтинге.В первую двадцатку рейтинга вошел министр обороны Анатолий Сердюков (19-е против 28-29-го), чье имя в СМИ в последнее время чаще всего упоминается в связи с предполагаемой отставкой начальника Генерального штаба Юрия Балуевского (58-е против 53-го) и других высокопоставленных армейских чинов. Трудно сказать, насколько в данном конфликте права та или другая сторона. Это дело военных специалистов. Однако в том, что предметом спора являются финансовые разборки, сомневаться не приходится. В прессе появилась информация, что в армии непонятно каким образом, на какие цели расходуется каждый четвертый направляемый из бюджета рубль. В то же время намерение продать на аукционах неиспользуемые военные объекты, в том числе на территории Москвы, также вызывает недовольство.Рейтинг главы «Ростехнологий» Сергея Чемезова в этот раз резко скакнул вверх (20-е против 28-29-го), а первого вице-премьера Сергея Иванова, курирующего в правительстве ВПК, довольно заметно снизился (14-е против 10-го). Сергей Иванов давно уже не конкурент для Дмитрия Медведева, но лишь в марте ему не нашлось места в первой десятке. Почему? В последнее время его имя упоминается в прессе главным образом в связи с попытками ограничить аппетиты «Ростехнологий», претендующих на включение все большего числа промышленных объектов в свой состав. В последнее время, в частности, говорилось о претензиях «Ростехнологий» на целый ряд региональных аэропортов.Уже упомянутый выше глава ФСКН Виктор Черкесов в марте также заметно прибавил в весе (31-е против 45-го). Видимо, борьба в силовых ведомствах разгорается с новой силой. Ранее Черкесов предъявлял претензии руководителю Следственного комитета прокуратуры (СКП) Александру Бастрыкину по поводу ареста его подчиненного - начальника одного из департаментов ФСКН Александра Бульбова. В этот раз раскол произошел внутри самого СКП. Начальник Главного следственного управления СКП Дмитрий Довгий написал заявление в прокуратуру, в котором сообщил, что опасается за свою жизнь и просит защиты от возможных провокаций со стороны недавних коллег. Пикантность ситуации в том, что Довгий, еще недавно считавшийся личной креатурой Бастрыкина, официально заявил, что не доверяет отныне своему бывшему начальнику. Два сотрудника СКП написали письмо в администрацию президента, в котором, по сути, обвинили Довгия в вымогательстве взятки. Так что соперничество в среде силовиков вряд ли имеет чисто спортивный характер. Рейтинги Александра Бастрыкина (35-е место, как и ранее) и генерального прокурора Юрия Чайки (49-е против 46-го) в марте почти не изменились. Однако вряд ли это следствие царящего в правоохранительных органах спокойствия - скорее, причина в запутанности ситуации, неясности, кто же в конце концов выйдет победителем. Хотелось бы верить Медведеву, что победит закон.В последнее время все чаще имя Медведева связывается с появлением нового стиля во властных структурах. С такого рода утверждениями можно согласиться, если принять во внимание следующие уточнения. Во-первых, Медведев не столько модератор нового стиля, сколько его персональное олицетворение, к тому же во многом построенное на ожиданиях, проекциях будущего. Так, Путин несравненно больше сделал для того, чтобы о новом стиле можно было говорить как о некой реальности, хотя сама эта реальность пока в большей степени прожект, основанный на общественном запросе на инновации во власти. Во-вторых, следует иметь в виду, что совершенно справедливые требования к власти по поводу серьезной корректировки стиля - это апелляции на уровне паллиатива. Ни власть, ни общество в целом пока просто не готовы сделать сознательный идеологический выбор. По целому ряду причин. На это обратил внимание директор Фонда эффективной политики Глеб Павловский. Возможно, недавно созданный Дмитрием Медведевым еще один мозговой центр - Институт современного развития - сделает инновационный прорыв в области идеологических изысканий. По крайней мере высокопоставленный куратор ИСР призвал сотрудников не «облизывать» власть, а говорить правду, какой бы горькой она ни была, так сказать, резать правду-матку в глаза.Результаты экспертных опросов достаточно наглядно демонстрируют дефицит идеологии во власти. Влиятельность политика практически не зависит от его идеологических пристрастий, какого бы толка эти пристрастия ни были. Точнее, пристрастия у политиков имеются, но в них, как правило, нет или почти нет идеологического содержания.Лидеры партий, осознавая это, пытаются компенсировать идейный дефицит оргресурсами, близостью к влиятельным структурам и политикам. Две основные проправительственные партии - «Единая Россия» и «Справедливая Россия» - поспешили назначить съезды на апрель, то есть еще до инаугурации нового президента. По мнению экспертов, причина такой поспешности - в попытках еще более слить партийный имидж с имиджем Путина и Медведева. Велись разговоры о возможном вступлении обоих в партийные ряды, но даже сами говорящие не скрывали шаткости такого рода предположений. Заметим, что авторитет как лидера «единороссов» Бориса Грызлова, так и лидера «эсэров» Сергея Миронова в последние месяцы достаточно высок и устойчив: один вошел в первую десятку рейтинга (9-е против 12-го), другой хотя и спустился, но лишь на ступеньку (21-е против 19-20-го).Глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс в марте вновь выпал из ведущей двадцатки (23-е против 17-го). Причиной тому, скорее всего, послужил окрик премьера Виктора Зубкова (12-е против 6-7-го): «Чубайс оборзел». Премьер имел в виду стремительно растущие цены подключения предприятий малого бизнеса к электрическим сетям.Заметно подрос рейтинг председателя совета директоров РАО «ЕЭС России» Александра Волошина (47-48-е против 71-73-го), которого относят к достаточно близким к Дмитрию Медведеву политикам. Видимо, в этом же причина и роста рейтинга Игоря Шувалова (18-е против 31-го), которому проницательные журналисты прочат высокие посты в будущей властной вертикали. А вот авторитет помощника нынешнего президента Виктора Иванова в последнее время потускнел - лишь 29-е место (21-е в феврале), хотя путинский кадровик и в обновленной иерархии вряд ли будет забыт.Набрал очки министр сельского хозяйства Алексей Гордеев (28-е против 44-го), выразивший намерение перетянуть под крыло своего министерства ряд полномочий Минздравсоцразвития (санитарный контроль) и Минэкономразвития (таможню). Если судить по положению в рейтинге, главы обоих министерств - Татьяна Голикова (39-е против 39-40-го) и Эльвира Набиуллина (37-е против 51-го) - пока держатся в тени, хотя СМИ довольно подробно освещают деятельность обеих.В марте в ведущую сотню политиков вошли Андрей Казьмин, Муртаза Рахимов, Егор Гайдар, Константин Ромодановский, Михаил Маргелов и Сергей Лебедев. Покинули сотню Валентин Корабельников, Аман Тулеев, Анатолий Перминов, Михаил Швыдкой, Владимир Плигин, Иван Мельников и Григорий Рапота. #Фамилия имя

отчествоСредний

балл без знака влиянияСредний

балл со знаком влияния

ДекабрьНоябрьДекабрьНоябрь

1Путин Владимир Владимирович8,57(8,36)+ 3,78(+ 2,42)

2Медведев Дмитрий Анатольевич7,32(7,22)+ 5,17(+ 3,76)

3-4Кудрин Алексей Леонидович5,51(5,47)+ 1,13(- 0,03)

3-4Сурков Владислав Юрьевич5,51(5,07)+ 1,28(+ 0,87)

5Алексий II5,23(4,70)+ 4,49(+ 2,91)

6Лужков Юрий Михайлович5,02(4,73)+ 0,84(+ 1,06)

7Собянин Сергей Семенович4,98(4,64)+ 2,35(+ 2,10)

8Сечин Игорь Иванович4,92(4,62)+ 0,56(+ 0,32)

9Грызлов Борис Вячеславович4,84(4,49)- 0,24(- 0,56)

10Патрушев Николай Платонович4,82(4,48)+ 2,63(+ 2,07)

11Лавров Сергей Викторович4,81(4,34)+ 2,63(+ 1,29)

12Зубков Виктор Алексеевич4,70(4,70)+ 3,16(+ 2,24)

13Абрамович Роман Аркадьевич4,56(4,40)- 0,50(- 0,42)

14Иванов Сергей Борисович4,54(4,53)+ 2,54(+ 2,28)

15Дерипаска Олег Владимирович4,42(4,42)+ 1,64(+ 0,58)

16Миллер Алексей Борисович4,39(4,52)+ 1,16(+ 1,44)

17Козак Дмитрий Николаевич4,35(4,00)+ 3,43(+ 2,19)

18Шувалов Игорь Иванович4,34(3,55)+ 2,16(+ 1,29)

19Сердюков Анатолий Эдуардович4,31(3,63)+ 0,33(+ 1,00)

20Чемезов Сергей Викторович4,20(3,63)+ 1,86(+ 1,46)

21Миронов Сергей Михайлович4,12(3,93)+ 0,32(+ 0,35)

22Нарышкин Сергей Евгеньевич4,04(3,75)+ 3,00(+ 1,89)

23Чубайс Анатолий Борисович4,02(4,05)+ 0,38(+ 0,80)

24Нургалиев Рашид Гумарович3,90(3,68)+ 1,46(+ 0,10)

25Якунин Владимир Иванович3,89(3,93)+ 2,55(+ 2,43)

26Алекперов Вагит Юсуфович3,82(3,75)+ 2,37(+ 0,90)

27Матвиенко Валентина Ивановна3,78(3,81)+ 1,03(+ 0,23)

28Гордеев Алексей Васильевич3,74(3,22)+ 0,68(+ 0,33)

29Иванов Виктор Петрович3,70(3,85)+ 0,66(+ 1,29)

30Жуков Александр Дмитриевич3,69(3,24)+ 2,11(+ 1,57)

31Черкесов Виктор Васильевич3,65(3,21)+ 1,92(+ 1,56)

32Дворкович Аркадий Владимирович3,62(2,98)+ 1,38(+ 0,90)

33-34Христенко Виктор Борисович3,60(3,30)+ 1,68(+ 1,29)

33-34Шойгу Сергей Кужугетович3,60(3,57)+ 3,00(+ 2,59)

35Бастрыкин Александр Иванович3,57(3,38)+ 1,88(+ 1,44)

36Кирилл (митрополит)3,55(3,26)+ 2,56(+ 2,07)

37Набиуллина Эльвира Сахипзадовна3,53(3,07)+ 2,39(+ 1,93)

38Рейман Леонид Дододжонович3,52(3,24)+ 1,14(+ 1,60)

39Голикова Татьяна Алексеевна3,49(3,27)+ 2,47(+ 2,34)

40Володин Вячеслав Викторович3,47(3,12)+ 0,18(- 0,25)

41Потанин Владимир Олегович3,46(3,33)+ 2,67(+ 2,52)

42Ковальчук Юрий Валентинович3,43(3,41)+ 1,48(+ 2,13)

43Чуров Владимир Евгеньевич3,40(3,40)+ 0,05(- 0,23)

44-45Греф Герман Оскарович3,38(2,90)+ 1,19(- 0,08)

44-45Кожин Владимир Игоревич3,38(3,14)+ 2,12(+ 1,62)

46Эрнст Константин Львович3,37(2,95)- 1,26(- 0,75)

47-48Волошин Александр Стальевич3,36(2,76)+ 0,63(- 0,12)

47-48Фурсенко Андрей Александрович3,36(3,39)- 0,26(- 0,63)

49Чайка Юрий Яковлевич3,35(3,20)+ 1,61(+ 1,31)

50Авен Петр Олегович3,32(2,71)+ 0,42(- 0,19)

51Добродеев Олег Борисович3,31(3,16)- 0,46(- 0,17)

52Тимченко Геннадий Николаевич3,30(3,29)+ 0,82(+ 2,53)

53-54Зюганов Геннадий Андреевич3,25(3,70)+ 0,73(+ 0,54)

53-54Кадыров Рамзан Ахматович3,25(2,64)- 0,27(+ 0,23)

55Шаймиев Минтимер Шарипович3,21(2,91)+ 0,94(+ 0,97)

56Фридман Михаил Маратович3,16(3,17)+ 0,38(+ 0,50)

57Вайншток Семен Михайлович3,10(2,98)+ 1,69(+ 1,10)

58Балуевский Юрий Николаевич3,04(3,02)+ 2,00(+ 1,17)

59-61Кириенко Сергей Владиленович3,02(3,05)+ 1,35(+ 1,80)

59-61Левитин Игорь Евгеньевич3,02(2,83)+ 1,19(+ 1,32)

59-61Мордашов Алексей Александрович3,02(2,81)+ 2,50(+ 2,27)

62-63Трутнев Юрий Петрович3,00(2,95)+ 1,09(+ 1,71)

62-63Хлопонин Александр Геннадиевич3,00(2,70)+ 2,60(+ 1,79)

64-65Громов Алексей Алексеевич2,98(2,98)+ 2,16(+ 1,96)

64-65Степашин Сергей Вадимович2,98(2,93)+ 2,57(+ 1,61)

66Евтушенков Владимир Петрович2,94(2,88)+ 0,87(+ 0,48)

67Ковальчук Михаил Валентинович2,93(2,79)+ 0,93(+ 1,57)

68-69Зорькин Валерий Дмитриевич2,90(2,45)+ 1,60(+ 1,60)

68-69Ткачев Александр Николаевич2,90(2,98)+ 0,92(+ 0,52)

70Игнатьев Сергей Михайлович2,88(2,79)+ 1,33(+ 1,15)

71Жириновский Владимир Вольфович2,83(3,73)- 0,59(- 1,21)

72-74Громов Борис Всеволодович2,80(2,55)+ 1,15(+ 1,88)

72-74Полтавченко Георгий Сергеевич2,80(2,73)+ 1,75(+ 1,52)

72-74Примаков Евгений Максимович2,80(2,71)+ 2,58(+ 2,75)

75Лебедев Вячеслав Михайлович2,78(2,15)+ 1,80(+ 1,52)

76Мамут Александр Леонидович2,77(2,76)+ 0,56(+ 0,32)

77Костин Андрей Леонидович2,76(2,48)+ 2,44(+ 1,56)

78Приходько Сергей Эдуардович2,65(3,27)+ 1,75(+ 2,12)

79Бельянинов Андрей Юрьевич2,64(2,36)+ 1,93(+ 1,56)

80-81Устинов Владимир Васильевич2,60(2,43)+ 0,22(+ 0,39)

80-81Шохин Александр Николаевич2,60(2,88)+ 1,62(+ 1,96)

82Абрамов Александр Сергеевич2,57(2,97)+ 1,97(+ 0,43)

83Казьмин Андрей Ильич2,55(2,07)+ 1,66(+ 1,87)

84Косачев Константин Иосифович2,52(2,38)+ 2,03(+ 1,68)

85Морозов Олег Викторович2,49(2,41)+ 0,88(+ 0,54)

86Коновалов Александр Владимирович2,47(2,51)+ 2,11(+ 2,17)

87Поллыева Джахан Реджеповна2,43(2,76)+ 1,63(+ 2,05)

88Артемьев Игорь Юрьевич2,38(2,75)+ 1,65(+ 1,12)

89Рахимов Муртаза Губайдуллович2,37(2,10)- 0,06(+ 0,36)

90-93Гайдар Егор Тимурович2,36(2,03)- 0,09(- 0,75)

90-93Пугачев Сергей Викторович2,36(2,78)+ 0,87(+ 1,64)

90-93Ромодановский Константин Олегович2,36(2,13)+ 1,78(+ 1,68)

90-93Шанцев Валерий Павлинович2,36(2,20)+ 1,58(+ 1,40)

94Березовский Борис Абрамович2,34(2,34)- 2,56(- 2,25)

95-96Крашенинников Павел Владимирович2,33(2,15)+ 1,42(+ 0,96)

95-96Маргелов Михаил Витальевич2,33(2,10)+ 0,77(+ 0,56)

97Лесин Михаил Юрьевич2,31(2,31)- 0,68(- 0,36)

98-100Лебедев Сергей Николаевич2,30(1,95)+ 2,19(+ 2,11)

98-100Путилин Владислав Николаевич2,30(2,17)+ 2,20(+ 1,91)

98-100Фрадков Михаил Ефимович2,30(2,41)+ 2,16(+ 2,16)

Состав экспертов мартовского опроса1. Главные редакторы и политические обозреватели:Айдинова Л.Ю., газета «Патриоты России»; Андреев Д.А., журнал «Политический класс»; Андрианов В.И., газета «Трибуна»; Гамов А.П., газета «Комсомольская правда»; Забродина Е.М., журнал «Политический класс»; Ильичев Г.В., газета «Труд»; Камышев Д.А., газета «Коммерсантъ»; Ковешников Ю.М., газета «Россия»; Комоцкий Б.О., газета «Правда»; Куштапин М.А., «Российская аграрная газета»; Лапшин А.О., журнал «Власть»; Лашкина Е.В., «Российская газета»; Родин И.П., «Независимая газета»; Садчиков А.Н., газета «Известия»; Салуцкий А.С., публицист; Санфиров В.В., радиостанция «Маяк»; Смирнов А.М., журнал «Итоги»; Соловьева Т.Н., радиостанция «Голос России»; Третьяков В.Т., журнал «Политический класс»; Ушканов В.В., «Радио России».2. Политологи:Амелин В.Н., МГУ, социологический факультет; Бызов Л.Г., Институт комплексных социальных исследований; Бялый Ю.В., Творческий экспериментальный центр; Гаман-Голутвина О.В., Российская академия государственной службы при президенте РФ; Задорин И.В., ЦИРКОН; Зудин А.Ю., Центр политических технологий; Лопухин А.В., Экспертный институт; Лысенко В.Н., Институт современной политики; Марков С.А., Институт политических исследований; Минтусов И.Е., ГК «Никколо М»; Михайлов С.В., Российский общественно-политический центр; Мухин А.А., Центр политической информации; Орлов Д.И., Агентство политических и экономических коммуникаций; Петухов В.В., Институт социологии РАН; Пивоваров Ю.С., ИНИОН РАН; Подберезкин А.И., консультант первого вице-премьера; Поляков Л.В., ГУ-ВШЭ; Прудник А.В., Институт социологии РАН (Нижегородское отделение); Ремизов М.В., Институт национальной стратегии; Рябов А.В., Фонд Карнеги; Салин П.Б., Центр политической конъюнктуры; Сильвестров С.Н., Институт экономики РАН; Смирнягин Л.В., МГУ; Степанов Е.И., Центр конфликтологии РАН; Торшин А.П., Совет Федерации; Туровский Р.Ф., «Политсервис»; Холодковский К.Г., ИМЭМО РАН; Хомяков В.А., Агентство прикладной и региональной политики; Хоц А.Ю., Центр социологии регионов; Хуторская О.Е., Центр исследования политических процессов; Чумиков А.Н., Международный пресс-клуб; Шестопал Е.Б., МГУ; Шлыков В.В., СВОП.

(Автор: Александр Комозин)


Свобода лучше, чем несвободаКакой будет политика России при новом президенте Дмитрии Медведеве?

Данная статья написана с использованием текста моей статьи, подготовленной по заказу итальянского журнала «Лимес» для специального номера этого журнала, посвященного России при президенте Дмитрии Медведеве. - Прим. автора.Изменится ли, а если да, то насколько радикально, внутренняя и внешняя политика России после того, как в мае 2008 года главный кабинет в Московском Кремле займет 42-летний юрист Дмитрий Медведев? Этот вопрос в последние месяцы звучал так часто, что явно выдавал желание вопрошающих увидеть в ближайшие годы какую-то другую, а не ту, что проводил Владимир Путин, политику России.Чем бы ни руководствовались те, кто постоянно задает этот вопрос, - здоровым любопытством или нездоровыми пристрастиями и фобиями, - я постараюсь на него ответить. Но прежде всего в самом начале этой статьи в качестве увертюры к ней хочу предложить читателям ответить на другой вопрос, который поставлю сам: а нужно ли самой России и всему миру, чтобы политика президента Медведева радикально отличалась от политики президента Путина?Для облегчения ответа на этот вопрос перечислю некоторые неоспоримые факты, связанные с президентством Путина, относящиеся как к внутренним делам России, так и к ее месту и роли в международной политике последнего восьмилетия.Россия при ПутинеВладимир Путин официально возглавил Россию в начале 2000 года, а фактически - в августе 1999-го, с того дня, когда потерявший всякую опору как в народе, так и в элитах президент Борис Ельцин предложил кандидатуру Путина в качестве главы правительства и она была утверждена парламентом.Напомню, что в тот момент началась вторая чеченская кампания, в случае неудачи которой от России наверняка были бы отторгнуты территории нескольких северокавказских республик, что послужило бы началом как минимум двух катастрофических - не только для нашей страны - процессов: Большой кавказской войны с участием как всех кавказских государств, так и внешних сил, в том числе исламских террористов, а также, скорее всего, второго (после 1991 года) распада России, возможно, уже необратимого.Владимир Путин, тогда еще только премьер-министр, причем впервые занявший такой высокий пост, фактически возглавил ведение чеченской кампании, в течение двух-трех месяцев привел ее к военному и политическому успеху (хотя в целом процесс военного и политического «умиротворения Чечни» длился еще несколько лет). Это - ключевой момент властной карьеры Путина, о котором сегодня по разным причинам мало вспоминают и говорят, но который предопределил не только все его дальнейшие шаги уже в качестве президента страны, но и снял самую острую и драматичную на тот момент проблему России. Фактически - проблему, ставившую под вопрос само ее существование.Одного этого было достаточно, чтобы Путин вошел в историю нашей страны как великая фигура, но это было только начало.За время правления Путина была полностью прекращена позорная и длившаяся при Ельцине годами практика невыплаты зарплат и пенсий, а сами они резко выросли. Число граждан, относимых официальной статистикой к разряду бедных, уменьшилось как минимум в два раза.При Путине ежегодные темпы экономического роста стабильно составляли 6-7 процентов. В три раза был сокращен государственный долг России, а ее золотовалютные резервы выросли многократно, достигнув полутриллиона долларов (третий показатель в мире).По объему ВВП Россия поднялась на 6-7-ю позицию в мире. Дефицит государственного бюджета сменился профицитом, а кроме того, за счет сверхдоходов от роста цен на нефть был создан Стабилизационный фонд, объем которого сопоставим с размерами золотовалютных запасов.Снижены налоги, и, в частности, установлен неизменный на протяжении уже нескольких лет единый для всех 13-процентный подоходный налог, позволивший приостановить и повернуть вспять отток частного капитала из страны.Россия обзавелась своими транснациональными корпорациями, в первую очередь - в топливно-энергетической сфере, что сделало ее более активным игроком в мировой экономике. Капитализация российских компаний увеличилась многократно, что, естественно, сказалось на росте доходов не только их владельцев и топ-менеджеров, но и рядовых сотрудников.Путин, и это отмечают практически все, «деприватизировал» государственное управление, подпавшее при Ельцине под контроль группы частных лиц - владельцев крупнейших корпораций, так называемых олигархов, когда-то в буквальном смысле слова ногой открывавших любую дверь в Кремле или в здании правительства.»Деприватизация» государства прошла не без политических издержек, в частности - не без свертывания некоторых демократических процедур и процессов, но в результате в стране была восстановлена система государственного управления, а также подконтрольность армии, спецслужб, правоохранительной системы не интересам частных лиц и коммерческих структур, а государству. Результатом этого стала политическая стабильность, вызывающая раздражение у меньшинства, но вполне удовлетворяющая большинство населения, хорошо помнящего «свободу» 90-х, фактически обернувшуюся «войной всех против всех», главные жертвы в которой были принесены как раз этим большинством. После 2004 года ушли в прошлое масштабные теракты и захваты заложников, а уровень террористической активности в целом резко снизился.При Путине были фактически восстановлены международный статус и политическое влияние России как великой державы наряду с США, Евросоюзом и Китаем - одного из четырех главных геополитических центров мира. Более того, при Путине и его устами Россия внятно и громко заявила, что намерена, как и прежде, до обвала 90-х, проводить независимую внешнюю политику и более никому не позволит вмешиваться в свои внутренние дела.Несмотря на многочисленные домыслы на сей счет, - в частности, относительно того, что при Путине Москва якобы рассорилась со всеми своими соседями, - Россия остается самой привлекательной как для иностранных инвесторов, так и для простых людей страной постсоветского пространства. И ее привлекательность при Путине настолько возросла, что для меня, например, очевидно углубление и расширение реинтеграционных процессов на этом пространстве - процессов, имеющих тенденцией складывание вокруг России нового политического, военного и экономического союза из числа стран и территорий, образовавшихся в результате распада СССР. Не очень хорошо рекламируемый «проект Россия» по-прежнему и все больше и больше привлекает к себе тех, кто готов в него включиться на союзнических принципах или даже путем полного вхождения в состав России.Наконец, своим исключительно смелым (на фоне пессимистических стенаний и «прогнозов обреченности» большинства профессиональных экспертов) и дальновидным, в полном смысле этого слова стратегическим (не столько в плане методов, сколько в принципе) решением радикально изменить демографическую политику страны Путин впервые подошел фактически ко второй самой главной (экзистенциальной уже не территориально, а биологически) проблеме России. И кажется, сдвинул ее с мертвой точки. (Замечу, что государственным топ-менеджером этой новой, революционной, пусть еще и не до конца разработанной демографической политики Путин сделал именно того, кого позднее избрал и своим политическим наследником. Вряд ли это простое совпадение, но если и совпадение, то из числа таких, которые далеко перерастают уровень простого символа или имиджмейкерских предвыборных проектов.)Список этих и иных достижений Путина можно продолжать, но и сказанного, думаю, достаточно, чтобы понять: в глазах большинства населения России Владимир Путин не просто хороший, а успешный и даже сверхуспешный президент. И это тем более очевидно потому, что у этого большинства еще свежи воспоминания о том, с чем подошли к финалу своего президентства предшественники Путина в Кремле - Михаил Горбачев и Борис Ельцин.Конечно, я бы мог составить параллельный и в каком-то смысле не менее впечатляющий, особенно при определенной предвзятости, список неудач, провалов и ошибок Путина. Но вряд ли этот список перевесит в глазах русских избирателей то и еще многое сверх того, что я перечислил выше.Итак, захотело бы большинство населения какой-либо иной страны, чтобы политический курс, обеспечивший такие впечатляющие результаты, после ухода прежнего президента был изменен его преемником на какой-то абсолютно и радикально новый? Ответ очевиден.А теперь взглянем на путинскую Россию с внешней стороны, со стороны ее соседей и международных партнеров.Здесь я не буду ничего утверждать, а только задам несколько вопросов, на которые хотелось бы получить честные и свободные от пропаганды ответы.Разве за восемь лет президентства Путина Россия развязала какой-нибудь вооруженный конфликт, а тем более полномасштабную войну против какой-либо другой страны?Можно ли назвать любой регион мира, Европы, постсоветского пространства, где в результате действий России за эти восемь лет было свергнуто какое-либо правительство, возобновился замороженный ранее конфликт, распалось или было разделено какое-либо государство?Разве Россия за эти восемь лет разместила где-нибудь за рубежом свои военные базы?Разве углубила своими действиями путинская Россия все более и более реальный, на мой взгляд, и чреватый трагическими последствиями «конфликт цивилизаций», в частности - на исламо-христианском направлении?Разве за эти же восемь лет Россия закрыла свою территорию от зарубежных инвестиций, товаров, людей или идей?Разве все эти восемь лет Россия не служила надежнейшим поставщиком энергоресурсов в те страны, включая и западные, с которыми имела соответствующие договоры?Разве Путин не учитывал озабоченности других стран, в частности - западных, порой придерживаясь собственных оценок происходящего в конфликтах и коллизиях вокруг Ирака, Ирана, Северной Кореи, палестино-израильского противостояния?И таких вопросов тоже можно задать много.Конечно, при этом Россия пыталась (не всегда, к сожалению, удачно) прежде всего отстаивать собственные национальные интересы, причем так, как она сама их понимала. Но думаю, это самое последнее, что могут поставить ей в вину другие субъекты международной политики - столь же независимые, как Россия, или находящиеся в вассальных (пусть и декларируемых как равноправно-союзнические) отношениях с теми, кто может позволить себе полноценную и полномасштабную международную субъектность и настоящий внутренний суверенитет.Если и могут возникнуть неудобные вопросы (другое дело, насколько обоснованные хотя бы в смысле учета всех обстоятельств, в которых был вынужден действовать второй президент) к внешней политике Путина, то, скорее, у граждан России. И суть этих вопросов очевидна: почему ярких заявлений было больше, чем ярких практических результатов? Но это уже тема другой статьи.Как мне представляется, если честно ответить на все поставленные выше вопросы и отказаться (хоть на время - я понимаю, что надолго не получится) от антирусских фобий, которыми политики и элиты некоторых стран страдают на протяжении последних трех веков, то естественным путем приходишь к выводу, что и окружающие Россию страны, и другие ее международные партнеры не заинтересованы в том, чтобы Дмитрий Медведев отказался от политического наследия Владимира Путина.Разве что в одном случае: если ты хочешь, чтобы роль и влияние России в мире минимизировались до уровня, который позволит вообще игнорировать ее интересы и действия.Я понимаю, что у некоторых международных игроков такое желание присутствует и никуда не исчезнет в будущем. Но тут уже никто им ничем не сможет помочь. В том числе и третий русский президент Дмитрий Медведев. Хотя что-то неизбежно новое (надо думать, неопутинское, модернизированное путинское, но, конечно, не антипутинское) в его политическом курсе - в сравнении с тем, что было при Путине-президенте, - безусловно, проявится.Впрочем, в данной статье нельзя не процитировать слова, произнесенные самим Владимиром Путиным на пресс-конференции в Москве 8 марта этого года. Фактически прямо отвечая на уже превратившийся в расхожий вопрос, вынесенный в подзаголовок данной статьи, Путин сказал: «Конечно, я уже давно привык к ярлыкам, согласно которым трудно разговаривать с бывшим агентом КГБ, но хочу вам сказать следующее: Дмитрий Анатольевич Медведев будет свободен от того, чтобы доказывать свои либеральные взгляды, но он не меньше в хорошем смысле слова русский националист, чем я. Не думаю, что нашим партнерам будет с ним проще. Во всяком случае, это человек, который настроен патриотически и будет самым активным образом отстаивать интересы Российской Федерации на международной арене».Ключевые слова в этом пассаже из путинского выступления выделил я. При этом замечу, что выражение «русский националист» Путин употребил, разумеется, не в этническом, а в политическом смысле.Президентский курс-2008-2011: неизбежноеДмитрий Медведев младше Владимира Путина на 13 лет. В принципе это люди разных поколений, хотя и принадлежащие к одной политической команде.Путин вывел Медведева на большую политическую сцену, провел его по лабиринтам сначала высшей аппаратной, а затем и практической политики. И наконец - назвал своим преемником на посту президента.То есть формула «Медведев - человек Путина» наполнена самым точным и реальным жизненным содержанием. И пока сам Медведев ни разу от нее не отрекся.Однако, как известно, преемником Путина мог оказаться и другой его выдвиженец - Сергей Иванов, когда-то секретарь Совета безопасности, потом министр обороны, затем - так же, как и Медведев, первый вице-премьер правительства.Сергей Иванов - ровесник Путина, по сложившемуся расхожему мнению, больше, чем Медведев, придерживается державнического курса, менее либерален, более критически относится к Западу.Несмотря на эти различия, в случае выдвижения кандидатом в президенты «от Путина и его партии» Сергея Иванова наверняка тоже возник бы вопрос относительно того, как сильно и в какую сторону изменится курс Кремля при новом хозяине. И на этот вопрос тоже нужно было бы отвечать.А если представить себе третью фигуру возможного преемника, четвертую и так далее, то можно ли было ждать, что каждый раз ответ на один и тот же вопрос, лишь с подстановкой иной фамилии, был бы другим? Конечно, нет.Президент - это прежде всего не персона, а функция.Стратегические цели России определились при президентстве Путина не по его прихоти, желанию или из-за его идеологических воззрений и психологических особенностей, а в силу неизбежности, исторической и геополитической предопределенности. И именно этим в первую очередь будет руководствоваться новый русский президент, какую бы фамилию он ни носил.Практически в самом начале своего президентства Владимир Путин произнес фразу, не им придуманную и не им впервые оглашенную, но приобретшую значение стержня национальной стратегии именно потому, что эти слова наконец-то были услышаны из уст главы государства: «Либо Россия вновь станет великой державой, либо ее не будет вовсе».Вот категорический императив политического курса любого президента России, если только он хочет руководить страной, которая по-прежнему является Россией, а не чем-либо иным, и если он хочет удержаться у власти в этой стране.Политический класс России может сколь угодно долго и яростно спорить внутри себя относительно того, как конкретно реализовывать этот курс, наполнять ли его более либеральным или более авторитарным содержанием, ориентироваться ли во внутреннем устройстве России на «классические западные демократические модели» или на традиционные русские этатистско-патерналистские. И такие споры, причем весьма острые, в политическом классе России постоянно ведутся. Но этот класс откажет в доверии любому главе государства, который поставит под сомнение либо сам стержень национальной стратегии, либо, официально не отказываясь от процитированной выше формулы, практической политикой сведет ее к чему-то существенно иному.Еще скорее откажет в доверии президенту, отклонившемуся вниз или в сторону от «курса Путина», российское общество. И это несмотря на то, что и внутри общества находится много критиков завышенных амбиций России, а также «путинского авторитаризма» и сторонников «более скромных, но более прагматичных целей» и возвращения в «царство ельцинской свободы».И никакая «политическая стабильность», никакой «кремлевский авторитаризм», никакой «административный ресурс» (система административного управления из Кремля политическими процессами в стране либо жесткого контроля над этими процессами), никакая, если использовать термин, введенный мною еще в начале 2000 года, «управляемая демократия» не помогут сохранить власть надолго тому, кто, находясь во главе России, принесет в жертву кому-либо или чему-либо постулат «чтобы быть, надо быть великой».Из этого фундаментального посыла также практически с неизбежностью вытекают некоторые основные направления внешней и внутренней политики третьего президента России.Но прежде чем перечислить их, отмечу, что вариативность политического курса Медведева в рамках реализации основной стратегической цели будет связана, скорее, с методами ее достижения, с формами и направлениями активности государства ради достижения этой цели. Вариативность эта довольно обширна, она, безусловно, не загнана в прокрустово ложе того, что можно было бы назвать «путинской догматикой», если брать проводившуюся Путиным в 1999-2008 годах политику как сумму свойственных именно ему персональных интерпретаций того, что можно и должно было делать.К вопросу о либерализмеМедведева как человека, как политика и как президентаКремлевские политтехнологи и пиарщики, которым была поручена предварительная раскрутка Дмитрия Медведева как одного из возможных преемников Путина на президентском посту, разумеется, пытались использовать те черты кандидата, которые были ему реально свойственны, а оттого и естественны.Действительно, Медведев как профессиональный юрист-цивилист является убежденным сторонником создания в России правового государства (в последних своих предвыборных речах он, в частности, несколько раз декларировал цель преодоления характерного для России «правового нигилизма»).Безусловно, Медведев, во всяком случае, до тех пор, пока он не взял в свои руки рычаги реального управления государством, инстинктивно более демократичен, чем Путин, тоже, как известно, юрист по образованию, но уже прошедший (помимо часто ставящихся ему в вину годов службы в КГБ) более чем восьмилетнюю практику такого управления и во внутренней политике, и во внешней (что, очевидно, привело его к особо глубокому разочарованию по крайней мере в некоторых составляющих западной модели демократии). Но и Медведев, рискну предположить очевидное, прекрасно не только понимает, но и по собственному опыту знает, что некоторые, часто очень важные, а порой и чрезвычайно важные проблемы в реальных, а не предполагаемых «учебниками по демократии» обстоятельствах текущей жизни и политики России (впрочем, не только России, но и самих западных демократий) неавторитарными (или - мягче - некомандными) методами решить, тем более решить так быстро, как это требуется, просто невозможно.Впрочем, откуда вообще родилась уверенность в том, что Дмитрий Медведев в отличие от «авторитарного Путина» демократ прямо-таки западного образца? Разве он хуже Путина знает российскую историю и современность? Разве не он в качестве председателя совета директоров «Газпрома» призван был вернуть эту крупнейшую российскую корпорацию под контроль государства и успешно реализовал эту цель? Разве не Медведев был руководителем администрации президента при Путине, то есть возглавлял, так сказать, генеральный штаб российской политической системы и российской бюрократии, которые используют, как известно, не только демократические, но и авторитарные методы руководства страной?Я, правда, предпочитаю называть эти методы иначе - сетевыми и иерархическими, а кроме того, не вижу ничего предосудительного в использовании и того, и другого. Если, конечно, пропорция близка к оптимальной (что бывает далеко не всегда) и каждый метод применяется там и тогда, где и когда он дает наибольший позитивный эффект для роста благополучия общества и его развития.И я совершенно не могу представить, чтобы Дмитрий Медведев, будучи президентом и возжелав сохранить свой образ «демократа», при принятии и проведении в жизнь действительно важных решений руководствовался бы необходимостью поддерживать этот образ, а не политической ответственностью и оценкой того, какой из двух методов быстрее и эффективнее приводит к достижению желаемого результата.Кстати, совершенно очевидно и может быть подтверждено многочисленными примерами, что в действительности во внутренней российской политике и при Путине использовались не чисто демократические в одном случае или чисто авторитарные в другом методы управления, а по большей части их комбинации. Например, иногда авторитарно принятое решение проводилось в жизнь с помощью демократических процедур. А иногда и демократический выбор поддерживался или гарантировался командно-административными, или авторитарными, методами.Один из истоков породивших позже специально культивировавшийся имидж Медведева как «демократа и даже либерала» лежит в его интервью журналу «Эксперт» двухгодичной давности, в котором будущий президент России внешне пренебрежительно отозвался о только-только появившейся тогда концепции суверенной демократии, предложенной, между прочим, его коллегой и несколько ранее - непосредственным подчиненным, заместителем главы президентской администрации Владиславом Сурковым.Отвечая на вопрос о своем отношении к этой концепции, Медведев поставил под сомнение ее ценность и, в частности, сказал, что не видит смысла и необходимости присоединять к слову «демократия» какое-либо определение, ибо демократия либо есть, либо ее нет.Именно с этого момента утверждения о том, что Медведев отверг авторитарную кремлевскую концепцию суверенной демократии и выступил в поддержку демократии чистой, западного образца, и пошли гулять по средствам массовой информации и интеллигентско-интеллектуальным кругам.Прежде всего должен сказать, что формально упрек Дмитрия Медведева самому термину «суверенная демократия» несправедлив и ненаучен. Достаточно открыть любой политологический словарь, чтобы обнаружить множество статей, где слово «демократия» сопровождается определением: представительная демократия, демократия участия, элитарная демократия, плебисцитарная демократия и пр.Кстати, тот политический режим, который ныне существует в России и в рамках которого Дмитрий Медведев был избран президентом не как выдвиженец масс избирателей или реально конкурирующих за власть партий, а именно как человек «команды Путина», «преемник Путина», «продолжатель курса Путина», более всего близок не к какой-то абстрактной безэпитетной демократии, а именно (и это, конечно же, знает юрист и политик Медведев) к демократии плебисцитарной. Каковая, на мой взгляд, у нас в России и имеет место - в сложной смеси с протодемократическими и квазидемократическими институтами, но все равно - при доминировании бюрократии как единственного реального властно-владетельного класса. Что еще более усугубляет данную политическую проблему - это крайне слабо выраженное разделение властей, практическое отсутствие местного самоуправления (которое вообще-то обычно выращивается десятилетиями, если не столетиями) и совершенно неразвитая система партий, институциональный и субстанциональный кризис института которых мы, на мой взгляд, наблюдаем во всем мире.Словом, видеть в современном политическом режиме России, назови его путинским или как-то иначе, некую уже сложившуюся данность, нечто завершенное, а потому вечное, не только бессмысленно, но и глупо. Политический транзит России или по крайней мере транзит ее политического устройства продолжается, и принимать силуэт вокзальной постройки на одной из очередных станций этого транзита за архитектуру державного здания главного вокзала в конце магистрали могут только предвзятые наблюдатели, архитекторы из конкурирующих фирм либо уставшие в пути пассажиры нервно и неровно двигающегося с 1985 года поезда.Но главное даже не в этом. Концепция суверенной демократии, активным апологетом которой я, не стесняясь того, являюсь, содержательно полностью соответствует политическим взглядам Медведева, как только он декларирует эти взгляды не в обобщенно-теоретическом или футурологическом контексте, а применительно к реальным проблемам и целям российской политики. Ибо концепция суверенной демократии, если даже Медведев-президент наложит для подчиненных табу на использование этого термина, предполагает всего лишь то, что Россия развивает собственные демократические институты, во-первых, с учетом своих исторических традиций, конкретных реалий современной обстановки и темпами и в сроки, которые она сама определяет; во-вторых, при этом она совершенно исключает какое-либо внешнее вмешательство в свои внутриполитические дела и процессы, а также претендует на самостоятельную и независимую внешнюю политику, определяемую прежде всего национальными интересами самой России.Вчитайтесь в тексты любых выступлений и статей Медведева, и вы увидите, что при гораздо более «либеральной», чем у Путина, риторике он рано или поздно выходит именно на такое определение политики России.Кстати, в одном из последних таких интервью, которое должно войти в готовящуюся к выходу в свет книгу о Медведеве, журналист специально задал ему вопрос о его идеологических предпочтениях и о том, как эти предпочтения скажутся на политике, которую он будет проводить в качестве президента.Дмитрий Медведев ответил в том духе, что он, конечно, рыночник, но и роль государства в развитии сегодняшней экономики, особенно в России, чрезвычайно велика. Что он, конечно, выступает за наращивание демократических тенденций в обществе и укрепление независимости судов, а также за прочие правильные и вполне очевидные вещи. Но, говорит Медведев, переходя к внешней политике, когда ты действуешь как президент России на международной арене, ты должен руководствоваться не собственными идеологическими предпочтениями (это нужно оставить для внутриполитической борьбы), а национальными интересами своей страны.По-моему, вполне ясно и определенно.Рамки неизбежногоИтак, рискну предложить список тех направлений российской внутренней и внешней политики, которые при президентстве Дмитрия Медведева неизбежны и будут реализовываться с той или иной степенью последовательности.Первое. Продолжение политической реформы с целью приближения к оптимальной схеме политического устройства, единого представления о которой ни в собственно политической, ни в экспертной среде не имеется. Следовательно, политическое реформирование будет осуществляться методом проб и ошибок при сохранении некоторых уже сложившихся констант: президентская республика, федеративное устройство с сильными централистскими началами для поддержания территориальной целостности страны, формально многопартийная система при сохранении доминантной роли партии власти - «Единой России» и пр. При этом, безусловно, будет сделана попытка резко усилить независимость судебной власти.Второе. Укрепление института частной собственности, при этом форсированное его развитие в той части, которая касается мелких и индивидуальных собственников.Третье. Сохранение, учитывая социалистические традиции, доминирующие в сознании и поведении значительной части населения, государственного патернализма во взаимоотношениях власти и общества. Вообще проблема оптимального для России соотношения «патернализма» и «либерализма», до сих пор не решенная ни теоретически, ни практически, остается одной из главных неясностей при попытке прогнозировать будущую конструкцию российской власти и ее отношений с обществом.Четвертое. Константой, безусловно, является многократно провозглашенное стремление перевода российской экономики на инновационный путь развития, связанный прежде всего с созданием широкой сети наукоемких и высокотехнологичных производств. Но и здесь пока, скорее, ясны цели, чем способы их достижения.Пятое. Государственная составляющая в экономике России по-прежнему останется очень весомой. Как в силу традиций, так и по той причине, что и в политической, и в экономической сферах именно государство рассматривается как главный инициатор и двигатель реформ и инноваций. И по сути, это правильное представление о реальности.Шестое. Безусловно, Россия будет продолжать процесс создания и вывода на международную экономическую арену своих транснациональных корпораций, рассматривая успех в этом деле как одну из важнейших предпосылок желаемого уровня конкурентоспособности России как субъекта международной политики и экономики.Седьмое. Будет реализована попытка превращения рубля в одну из мировых резервных валют, ибо без достижения этой цели правящий класс России уже не видит возможности сохранения экономической, а следовательно - и политической независимости страны.Восьмое. Уровень политических и гражданских прав и свобод при президенте Медведеве понижаться не будет, но не потому, что сам Медведев в отличие от Путина является «большим демократом и либералом» (хотя, скорее всего, он все-таки «больший демократ и либерал»), а просто потому, что дальнейшего понижения этого уровня не требуется с точки зрения власти и оно не будет поддержано значимыми слоями общества. Не следует ждать и резкого повышения этого уровня - кремлевские власти, достаточно свободные интеллектуально, опасаются любого проявления политического революционизма как в собственной политике, так и в обществе, предпочитая медленное, если не получается стремительного, эволюционирование революционным скачкам.Девятое. В одном из своих предвыборных выступлений Дмитрий Медведев прямо сказал, что России требуются несколько десятилетий спокойного мирного развития. Это - желаемый сценарий, который, конечно, может быть сломан какими-то не зависящими от России международными конфликтами или действиями других главных геополитических субъектов, но которого Медведев будет пытаться придерживаться. Следовательно, совершенно исключено - без какой-либо крайней нужды - инициативное участие России и ее Вооруженных сил в войнах, вооруженных конфликтах или силовых противостояниях с кем-либо.Десятое. Главной проблемой здесь остается, однако, непредсказуемость поведения доминирующего субъекта мировой политики, а именно - США и подконтрольного им блока НАТО. Россия и при Медведеве, безусловно, будет рассматривать как прямую (если она даже «всего лишь» потенциальная) угрозу своей безопасности и как прямое ущемление своих национальных интересов включение в НАТО Украины и Грузии. Причин для этого более чем достаточно, но я назову три главные. Во-первых, переход под контроль США исторических русских территорий, оказавшихся при распаде СССР в составе Украины, а также проживающего на этих территориях русского населения, численность которого достигает 15 миллионов человек, то есть закрепление статуса русской нации как разделенной. Во-вторых, превращение соседних с Россией стран в окраины американской империи, территория которых в случае развертывания новых войн между США и исламскими режимами превратится в непосредственный театр военных действий. В-третьих, окончательное превращение Черного моря во «внутреннее озеро» США и НАТО, что фактически полностью поставит под контроль вооруженных сил этих военно-политических субъектов всю южную военную инфраструктуру России и соответствующие формирования ее Вооруженных сил. В случае перехода за эту красную для российской дипломатии и российских стратегических национальных интересов черту Москва вынуждена будет, даже при всем стремлении Медведева к десятилетиям спокойного и мирного развития, пойти на признание независимости Абхазии и Южной Осетии, а заодно, возможно, и Приднестровья, а также поставить вопрос о территориальной принадлежности Крыма и других населенных русскими регионов Украины.Одиннадцатое. Продолжение интеграционных процессов на постсоветском пространстве с безусловной целью создания (воссоздания) вокруг России как исторического союзообразующего центра данного субрегиона военного, экономического и политического союза государств - желательно в наиболее обязывающей договорной форме.Двенадцатое. Медведев попытается интенсифицировать поиски на условиях, не ущемляющих интересы России, компромисса с Евросоюзом, но опыт показывает, что эта цель - и как раз по вине Евросоюза и стоящих за его спиной США - недостижима. Это не будет означать, что в результате срыва таких попыток Медведев автоматически переведет Россию в разряд «младших партнеров Китая», но, безусловно, усилит политическую отчужденность в Европе и подвигнет Москву к большему игнорированию запросов и интересов ЕС в пользу других мировых игроков. К этому же приведет и попытка исключения России из «большой восьмерки», за что ратуют сейчас практически все кандидаты в президенты США. Кстати, такое решение стало бы худшим подарком от Запада новому президенту России, ибо сразу же поставило бы под сомнение его международную легитимность как главы государства - прежде всего в глазах граждан самой России. Такое развитие событий почти с неизбежностью приведет к досрочному возвращению Владимира Путина на президентский пост.Тринадцатое. Совершенно категорично можно утверждать, что Россия будет пытаться наращивать свою мощь и свое значение как самостоятельного и независимого центра мировой политики с тем, чтобы в любом случае и при любом повороте событий остаться среди четырех-пяти геополитических центров, к числу которых на данный момент относятся США, Евросоюз, Китай и сама Россия.Четырнадцатое. Россия по-прежнему будет придерживаться принципа соблюдения сложившейся за последние десятилетия системы международного законодательства и определяющей роли ООН. И не потому, что она не видит реальностей, размывающих эту систему, или слабостей, отчетливо проявляющихся в функционировании ООН. Просто Россия не может себе позволить, чтобы новая политическая архитектура мира в своих формальных проявлениях складывалась без ее участия и без учета ее мнения. В этом смысле очевидными союзниками России станут (и потенциально уже ими являются) Китай и другие крупнейшие развивающиеся страны Азии, Латинской Америки и Африки.Пятнадцатое. Наконец, Дмитрий Медведев прекрасно понимает, что главное условие реализации стратегических целей России лежит в сфере демографической политики. И именно этой политике (в широком ее понимании) Кремль под руководством Медведева и возглавляемое Путиным правительство России будут уделять приоритетнейшее (поверх всех остальных приоритетов) внимание. Именно в этом аспекте я рассматриваю провозглашенную Медведевым еще накануне его инаугурации, но уже после избрания политику массового строительства индивидуальных домов взамен доминировавшей с советских времен политики массового же, но многоэтажного городского строительства. Уверен, что в ближайшее время мы услышим и о новых инициативах, идущих именно в этом направлении и в сумме своей как раз и формирующих широкую демографическую политику-стратегию.Обо что может споткнуться Медведев?Было бы верхом наивности считать, что Дмитрий Медведев, ставший третьим президентом России, хоть и через убедительнейшую победу на всенародных выборах, и получивший в наследство от своего предшественника Владимира Путина страну, состояние и международный статус которой гораздо выше и лучше того, что досталось самому Путину при его восшествии в Кремль, обречен стать успешным президентом. Очень и очень многие опасности подстерегают как Россию, так и лично Медведева уже в первые месяцы его пребывания на посту главы государства.Не касаясь всех аспектов этой проблемы, укажу только на некоторые - самые важные, наиболее характерные или наиболее интригующие из них.Прежде всего Медведев стал президентом «из рук Путина», и этот синдром своего президентства ему предстоит преодолеть и психологически, и юридически, и с точки зрения имиджа, причем в кратчайшие сроки.Уже первые успехи Путина как официального лидера страны были впечатляющими, но еще более впечатляющими выглядели они на фоне неудач и провалов Бориса Ельцина и его политики.Действия Медведева и результаты этих действий будут сравнивать не с неудачливым Ельциным, а с успешным Путиным.Кроме того, ясно, что прочность президентского статуса Медведева и его политической связки с Путиным будут специально испытывать многие как внутри страны, так и за ее пределами.Конечно, непосредственные партнеры по переговорам не будут в лицо называть Медведева «марионеткой Путина» (эту миссию оставят журналистам и независимым экспертам), но то, что в первые полгода-год своей президентской активности Медведеву предстоит и словом, и делом постоянно подтверждать полноценность своего президентского статуса, а эту полноценность прямо или косвенно будут ставить под вопрос, причем иногда довольно явно или даже провокационно, сомнению не подлежит.Безусловно, Путин с Медведевым знают об этой опасности, и ими уже разработан какой-то алгоритм соответствующих демонстративно-публичных и закулисных действий. В целом, на мой взгляд, этот алгоритм ясно и доходчиво описал известный российский эксперт Иосиф Дискин, сказавший, что Путин будет некоторое время исполнять роль «старшего брата» при Медведеве, не вмешивающегося в его повседневные решения и действия (тем более что они и так будут ими согласованы), но тут же появляющегося «во дворе», как только кто-либо из «политических хулиганов» попытается словом или делом обидеть или ущемить нового президента. Описание действительно ясное, однако этот сценарий еще нужно успешно реализовать, причем в как можно более короткие сроки.Кроме того, если примерно понятно, как может организовывать Путин, который возглавит «Единую Россию» и правительство с соответствующими рычагами административного и финансового давления и в своем статусе политического тяжеловеса и самого авторитетного политика России, эту «защиту Медведева» внутри страны, то на международном уровне возможности для такой защиты будут существенно сужены. А ведь очевидно, что практически сразу после вступления нового президента в должность к попыткам «прощупывания» и «принижения» статуса Медведева приступят лидеры ЕС и НАТО, некоторых западноевропейских стран и многих восточноевропейских, некоторых (и ясно, каких прежде всего) постсоветских государств.Внутри страны описанная выше проблема поглощается более объемной и фундаментальной, а именно - проблемой автоматически (по крайней мере на ближайшее время) складывающейся системы двоевластия.И Путин, и Медведев многократно заявляли, что они уже работали и будут продолжать работать как одна политическая команда, что между ними нет никаких существенных политических противоречий и что их властные полномочия четко разделены статьями Конституции, а поэтому никаких проблем и коллизий здесь возникнуть в принципе не может.Странно было бы, если бы они говорили что-то иное (хотя, на мой взгляд, было бы лучше, если бы они все-таки подтвердили, что проблема существует, и хотя бы в общих чертах описали, как они собираются ее купировать), однако реальная жизнь такова, какова она есть. Бюрократический аппарат вообще, а русский бюрократический аппарат в особенности, да еще в условиях традиционного для нас «слабого разделения властей», во-первых, не понимает, что такое два равновеликих начальника, а во-вторых, всегда и очень успешно находит ту щель в этом «равновеличии», воспользовавшись которой можно извлечь максимум выгоды для себя при минимальных затратах своей работы на общество.Короче говоря, я, например (да и не только я), на данный момент предвижу неизбежную конкуренцию, если не борьбу, двух аппаратов - президента и главы правительства - и соответствующий застой в бюрократической активности всех органов власти в стране до момента полного выяснения, кто же в этой конкуренции одержал победу.Даже если представить себе, что согласованность двух аппаратов будет максимальной, а развитие страны - успешным, сравнение вклада в этот успех отдельно Медведева (»и его людей») и отдельно Путина (»и его людей») будет постоянно присутствовать как в сознании чиновников и рядовых избирателей, так и в средствах массовой информации. А что же говорить о ситуации, если медведевское президентство будет сопровождаться какими-либо неудачами, провалами или ошибками!Словом, без сомнения, и так еще не до конца сложившаяся, довольно ущербная и ослабленная многочисленными узлами ручного (то есть субъективного) управления политическая система России, к тому же все время трансформирующаяся и постоянно подвергающаяся критике как изнутри страны, так и из-за рубежа, вступает в зону новых для себя испытаний, часть из которых, конечно, она просто не пройдет.Однако все эти испытания являются тактическими, тогда как стратегическая миссия президентства Дмитрия Медведева лежит совсем в другой плоскости.Эволюционный толчок, или Стратегия стратегийУтверждения, в том числе и связанные с новым президентом, о том, что Россия устала от революций, что ей необходимы несколько десятилетий стабильного и мирного развития, совершенно справедливы.Равным образом справедливо и то, о чем я уже писал выше: путинский Кремль, как, думаю, и Кремль медведевский, боится излишней революционности (что в себе, что в обществе, что в его политических институтах, например - в партиях), а потому и подавляет (весьма недемократически) любой, даже кажущийся, революционизм.Но одновременно этот Кремль (устами Путина, а затем и Медведева) справедливо и обоснованно выступает за переход от инерционного (то есть эволюционного) сценария развития общества и экономики, то есть в целом - России, к инновационному (то есть фактически - к революционному).Как же обойтись тут без «революций»: кадровых, технологических, общественных, политических, конституционных?Обойтись, конечно, не удастся. А если удастся, то не будет перехода к инновационному сценарию развития.Выход пока найден чисто лингвистический. Слово «революция» под запретом. Термин «инновация» (надо сказать, довольно бледный, «неэнергетический», не волнующий даже души технократов, не говоря уже о «широких народных массах», и радующий разве что бюрократов, ибо под всякий «переход», да еще «инновационный», многое что можно «списать» в свои карманы) - уже почти сакрализирован или по крайней мере догматизирован.У меня есть собственный рецепт не столько лингвистического, сколько сущностного выхода из этой ловушки. Опишу его весьма лапидарно: дело в том, что, как хорошо известно, развитие России (впрочем, не только России, но в нашей истории это особо ярко представлено) всегда происходило не плавно эволюционно и не разорванно-революционно, а эволюционными толчками, между которыми, как правило, лежали очень продолжительные инерционные периоды (застой, стабилизация и пр. в том же духе). Социальные и политические революции (как общенациональные, а не дворцовые перевороты) чаще всего были встроены (конструктивно или деструктивно) в такой эволюционный толчок (или предшествовали ему, играя роль то ли сигнала, то ли детонатора).Словом, назревшие и вовремя, сознательно и политически и технологически правильно «проведенные» эволюционные толчки не только не предполагают революций (разве что в качестве метафорического обозначения произошедшего), а тем более репрессий, но даже отрицают их или по крайней мере минимизируют возможность и необходимость и того, и другого.А вот проворонить объективно назревший такой толчок или опоздать с его упорядоченным «проведением» - как раз и означает подвергнуть страну риску революций, репрессий, гражданского неповиновения или даже распада.Собственно, появление тезиса об императивности «перехода от инерционного сценария развития к инновационному» свидетельствует о субъективном осознании политическими лидерами страны как раз того, о чем я говорю.Однако следующий и даже еще более важный вопрос: а в каких областях необходимо прикладывать политическую волю и имеющиеся социальные и иные инструменты, где концентрировать ресурсы и на что мобилизовывать специалистов и «просто граждан», дабы достичь желаемой цели?Думаю, что на этот вопрос требуется более точный ответ, чем дал пока Дмитрий Медведев своими четырьмя «и», тем более что два из этих четырех «и», а именно «институты» и «инвестиции», суть не более чем инструменты (пусть новые), а не проблемы и цели.Мне представляется, что проблемы и соответствующие им цели в самом кратком их описании сводятся не к продекларированным четырем «и», а как минимум к следующему, что должно составить не просто национальную стратегию, а стратегию генеральную, так сказать, Стратегию стратегий:- собственно технологические инновации;- конечно, инфраструктура (но эти два пункта, безусловно, не первые и не главные);- общественные ценности и их иерархия, а отсюда и социальные инновации, включая научно-образовательную конструкцию;- политическая конструкция России (совершенно очевидно, что нынешняя промежуточная конструкция не способна быть двигателем каких-либо инноваций; оттого-то вместо нее и действует такой, в общем-то, крохотный институт, как администрация президента);- конституционная конструкция (как формализация содержательной части двух предшествующих позиций);- цивилизационно-экономически-географическая конструкция (здесь, помимо всего остального, очень важно путем даже и инноваций не уничтожить те богатства России, которые все стремительнее и стремительнее растут и в цене своей, и, главное, в ценности, а именно - гигантские нетронутые природные территории);- демографическая революция (здесь не побоюсь этого слова), судя по всему, требующая радикально новых цивилизационных (включая и этические) подходов (то, что пока сделано по инициативе Путина и под руководством Медведева, - лишь первое приближение к требуемому);- ясно декларируемый внешнеполитический проект для России и исторически связанных с ней государств, территорий и народов;- более широкий внешнеполитический проект взаимодействия России с главными субъектами мировой политики - как институализированными, так и временно не консолидированными или вообще дисперсными;- еще более широкий, теперь уже глобальный проект желаемого и предлагаемого другим мироустройства и роли и миссии России в рамках этого проекта.Уже сейчас, основываясь на предложенных различными отечественными мыслителями и экспертами даже без всяких просьб и команд политического руководства идеях, порой очень тщательно проработанных, можно было бы синтезировать три-четыре (но, конечно, не один, ибо выбор из одного бессмыслен по определению и чреват ошибкой) варианта (разной степени не пессимистичности-оптимистичности, а именно революционности-эволюционности и реалистичности-утопичности) той общенациональной стратегической концепции, планомерная реализация которой и могла бы обеспечить России и сам эволюционный толчок, и его максимальный позитивный результат при минимуме издержек.Как пресечь «догоняющее развитие»Нужно ли, однако, еще неопытному президенту Дмитрию Медведеву подниматься до таких стратегических высот, если и так в родном Отечестве, и особенно в родной бюрократической глуши, столько еще можно и должно сделать и важного, и неотложного?Нужно. Хотя, конечно, только в том случае, если он возьмется за составление данной генеральной стратегии - Стратегии стратегий - всерьез и основательно.Дело в том, что, несмотря на все достижения путинского президентства, Россия все равно традиционно продолжает крутиться в парадигме «догоняющего (Запад) развития».Это - крайне порочная парадигма. Не в конкретных своих составляющих - в этом она как раз привлекательна и плодотворна, ибо многих западных показателей достичь действительно нужно. Но она порочна в основании своем, а также исторически, перспективно - если заглядывать в далекое, но все равно обозримое для крупных политиков будущее.Фактически со времен Алексея Михайловича (а в общем-то, даже еще раньше - где-то со времени Ивана III) мы развиваемся именно по этому принципу - догнать Запад, перегнать его. Догнать во всем не удается. Перегнать в чем-то - случается, причем довольно часто. Но все равно это - отдельные, эксклюзивные обгоны. Перегнать раз и навсегда (на долгий исторический срок) так и не удавалось - кроме одного исторического периода, когда это все-таки произошло именно потому, что в тот момент Россия отказалась от традиционных для нее, да и для всех остальных, кто так или иначе тянется исключительно за Западом, а не за собой, ориентиров и целей.Разумеется, я имею в виду 1917 год и коммунистический эксперимент. Сейчас нет смысла разбирать плюсы и минусы этого эксперимента, его содержание. Важно понять, что большевики поменяли алгоритм движения страны по траектории прогресса (о понятии «прогресс» я еще скажу отдельно). Они поставили цель не догонять Запад (европейский и американский капитализм и буржуазную демократию, как тогда говорили), а одним махом перепрыгнуть их. Сначала оказаться в будущем, а потом, властно-политически закрепившись там, подтянуть социальные и экономические тылы не к западным образцам и эталонам своего времени, а сразу к тому, чем западноевропейский капитализм и американский станут когда-то. А за это время Советская Россия уйдет еще дальше вперед - в самый коммунизм.Алгоритм «прыжка в будущее», перевода страны из стадии «догоняющего развития» сразу в позицию лидера (идеологического, аксиологического, политического, а остальное - подтянем, из будущего-то тянуть легче) оказался порочен. И причин тому много - я ниже укажу лишь на одну, главную.Но не порочен, а напротив, глубоко плодотворен политический и метафизический выбор - отказаться от роли догоняющего, перевести соревнование в совершенно иную плоскость.И нельзя не признать, что для многих народов почти до самого крушения Советского Союза (и даже позже), а для многих интеллектуалов Запада - до середины 60-х годов прошлого века тогдашняя Россия (СССР) статусом исторического лидера обладала.Главная ошибка здесь лежит в приверженности большевиков как людей, воспитанных в традициях и догмах идеологии Просвещения, теории прогресса. А главная догма этой теории, если ее сильно упростить лексически, но не сущностно, состоит в том, что сегодня должно быть лучше, причем по всем направлениям и для большинства людей, чем вчера, а завтра, разумеется, лучше, чем сегодня. И так - до бесконечности или, что одно и то же, до воцарения рая на земле.Теория и особенно догматика прогресса были, простите за сам собой напрашивающийся каламбур, прогрессивны для своего, сегодня уже явно завершившегося (доказывать это не буду) времени. И следуя именно этой теории, Россия все практиковалась и практиковалась в «догоняющем развитии», все не достигая и не достигая желаемого результата, пока наконец большевики не попытались описанным уже мною одним прыжком «обогнать прогресс».Отказавшись в конце 80-х годов от большевизма, но не от догматики теории прогресса, мы снова оказались в числе «догоняющих». И уверяю всех - никогда тех, кого хотим, не догоним.Концептуальная основа той Стратегии стратегий, о которой я говорю, предполагает полный отказ от теории прогресса вообще и свойственных ей «индикаторов лидерства» в частности (всякие там ВВП, уровни инфляции, число автомобилей или киловатт-часов на душу населения и пр. не уходят, конечно, полностью, но переводятся в разряд второстепенных, вспомогательных).Подробное изложение того, что я называю «теорией естественного развития» и что противостоит теории прогресса, оставлю для отдельного случая. Тем более что одна лишь только традиция критики теории прогресса насчитывает без малого век и включает в себя имена виднейших интеллектуалов Запада (и, само собой разумеется, Востока), и я здесь, разумеется, отнюдь не претендую на какие-то откровения на сей счет. Отмечу только, что, согласно теории прогресса, ты должен постоянно за кем-то бежать или от кого-то убегать. А согласно теории естественного развития, ты должен развиваться так, как свойственно именно тебе, а посему ты никогда не окажешься ни отстающим, ни догоняющим, ни ненавидимым другими лидером, злобным и агрессивным из-за боязни однажды с этой ролью расстаться (что, между прочим, неизбежно).Более того, развиваясь так, как предначертано только тебе (и, кстати, не тратя лишние усилия на гонку с кем-то или за кем-то), ты однажды, когда догоняющие и догоняемые пойдут на очередной порочный круг своего бега или врубятся лбами в какую-нибудь стену, или упадут от перенапряжения, окажешься лидером автоматически, без особых усилий, даже и не ставя этой цели. Ибо естественное развитие естественно, а развитие в рамках теории прогресса - все более и более искусственно, спекулятивно, избыточно, в конечном итоге - опасно.Гонка вооружений - ярчайший пример порочности теории прогресса, но и характернейший, типологический пример этой порочности.Или: русская литература, начавшая в XVIII веке «догонять» гораздо более развитую и к тому времени уже практически классическую западноевропейскую, где-то на Пушкине (оттого он и велик как никто другой) перешла, сама того не подозревая, к соревнованию не с Западом, а с самою собой. И далее последовали полтора века такой «массовой» литературной гениальности, что Толстой, Достоевский, Чехов, Горький и Шолохов (а еще и плеяда абсолютно гениальных поэтов) оказались в лидерах мировой литературы (а также заодно и психологии, и философии), хотя никаких целей «догнать», а тем более «перегнать» кого-то не ставили. То же - и с великой русской музыкой того же периода. Судя по всему, что-то аналогичное произошло тогда и с русской наукой.Последний конкретный пример - Китай. Представляется, что и он, не признаваясь в этом публично, отнюдь не занимается своим развитием по догматам теории прогресса. А потому и не боится кого-то не догнать, ибо занимается не «догоняющим развитием», а просто своим естественным развитием. И автоматически выходит на лидерские позиции (с точки зрения тех, кто привык относиться к жизни стран и народов как к спортивному соревнованию) - то как раз в спорте, то в объемах экономики, то в накоплениях золота и иностранной валюты, то в инвестициях в чужие экономики, то в космосе - собственными силами отправил людей в космос, чего до сих пор так и не сделали западноевропейцы. И между прочим, развиваясь своим естественным путем, Китай, несмотря ни на что, как был, так и остается лидером по существу в главном - в демографическом, то есть потенциально - человеческом капитале. Чего не скажешь о лидирующей уже пять веков подряд в научно-техническом прогрессе Западной Европе.Если Россия не поставит перед собой собственных, а не калькированных с западных образцов целей, в том числе и таких, которые измеряются численно, она никогда (кстати, и слава богу) не догонит Запад.Но дело в том, что это и не нужно. А следование за ложной целью лишь истощает ресурсы, порождает разочарование и заводит в тупик (куда, надо думать, лидер попадет первым - вот почему «слава богу!»).Никакой уверенности у меня, конечно, нет, но надежда все-таки есть: при президентстве Медведева мы расстанемся навеки как с теорией прогресса, так и с практикой «догоняющего развития». И займемся более важными вещами. Некоторые пассажи в последних выступлениях Путина и Медведева, некоторые нюансы в их словах вселяют эту надежду.Кстати, если этой надежде суждено сбыться, это и будет лучшим воплощением любимого новым президентом выражения Freedom is better than non-freedom.»Свобода лучше, чем несвобода»Эти слова Дмитрия Медведева, многократно им произносившиеся в последнее время, причем в беседах с иностранными журналистами и коллегами по-английски, что специально подчеркивало: автор знает, что взял их не из традиционного русского политического лексикона, а именно из практики западных демократий, внутри России рассматриваются одними как не более чем обращенная именно к зарубежной аудитории риторика, другими - как реальное политическое кредо нового президента, третьими - как прекрасная, но далекая от реальности иллюзия неофита на президентском посту.В любом случае можно предполагать, что это утверждение, скорее, политического теоретика, чем практика, которым неизбежно должен стать человек, занявший пост главы одной из крупнейших держав мира, обладающей мощнейшим ракетно-ядерным потенциалом и многочисленными формальными и неформальными международными обязательствами и еще большей международной ответственностью, причем страны хоть и находящейся на подъеме, но имеющей многочисленные и весьма острые внутренние проблемы, а также весьма непростые отношения со своими международными партнерами-конкурентами. И в связи с этим вряд ли можно принять утверждение о том, что все прекрасно в свободе, особенно чужой, а не твоей собственной, как догму, а тем более - как руководство к повседневной деятельности для любого, в том числе и нового, президента любой страны, но такой, как Россия (или США), в особенности.Россия, безусловно, обречена быть максимально свободной (или пытаться такою быть) в своих действиях на международной арене. Россия, безусловно, надеется быть максимально свободной и в своей внутренней жизни, хотя и здесь возникает проблема сочетания свободы с ответственностью. Но насколько может быть свободным, если даже это «лучше», сам президент такой страны, как Россия?Ясно, что он свободен в том смысле, что не может и не имеет права переложить ответственность за судьбу России и ее, России, свободу (то есть независимость и суверенность) на плечи других. И не может позволить никому извне ограничить эту свободу. Но вот сам-то президент - свободен ли в своих действиях?Кажется, именно это имел в виду Владимир Путин, говоря на пресс-конференции по итогам саммита Россия-НАТО в Бухаресте, что без сожаления покидает свой пост и связанное с ним бремя, которое несколько раньше он сравнил с трудом «раба на галерах».Насколько реально будет свободен в своих действиях новый президент России Дмитрий Медведев? Я думаю, настолько, насколько его решения и действия будут эффективны для минимизации внешних угроз «свободе России» и для максимизации не только «свободы», но и реального благополучия граждан нашей страны.Вообще свободнее всего чувствует себя и действует политический гений, интуитивно находящий такие смелые и одновременно эффективные решения стоящих перед обществом и нацией проблем, которые даже не видят или считают фантастическими как его соратники, так и конкуренты.Впрочем, нового политического гения Россия еще ожидает. И появится он в обозримом будущем или нет - вопрос туманный. Если Дмитрий Медведев станет не менее эффективным президентом, чем был до него Путин, этого уже будет достаточно. Заданная ему историей программа-минимум будет выполнена.Если своей политикой Дмитрий Медведев сумеет подвести Россию к очередному эволюционному толчку, это будет политическим подвигом и впишет его имя в историю столь же большими буквами, сколь мощным по энергии и масштабам и плодотворным уже по ближайшим результатам будет этот толчок. Так что и программа-максимум для президента Медведева уже готова.А свободен ли при этом будет новый глава государства в своих действиях или просто станет добросовестно, последовательно и эффективно реализовывать и отстаивать насущные и стратегические интересы России, прописанные не президентской директивой, а самим ходом истории, - это уже не важно.

(Автор: Виталий Третьяков)


Россия и Япония: лед тронулся?Открывая новую страницу межгосударственного сотрудничества

На протяжении многих лет японское правительство стремилось использовать заинтересованность СССР, а затем России в развитии торгово-экономического сотрудничества с Японией для достижения своих политических целей. Во времена Михаила Горбачева и Бориса Ельцина с различными вариациями Токио применял принцип «нераздельности политики и экономики». Японские лидеры открыто заявляли, что широкое экономическое сотрудничество с Россией возможно только в случае разрешения в полном объеме в пользу Японии территориальной проблемы. Расчет делался на то, что в обстановке обострения экономического и финансового кризиса в России руководство страны рано или поздно будет вынуждено пересматривать свою политику в отношении японских территориальных требований. Следует признать, что эта тактика приносила определенные плоды. В 90-е годы в нашей стране было сформировано хотя и малочисленное, но весьма активное «японское лобби», которое убеждало российское руководство идти на уступки требованиям Японии ради получения материальных благ - финансовых займов, кредитов и инвестиций. Настойчиво внедрялось представление о том, что крупный японский бизнес не проявляет активности на российском рынке, следуя политическим установкам своего правительства.В действительности же пассивность японского финансового капитала и крупного бизнеса в отношении России объяснялась не столько нерешенностью территориальной проблемы, сколько отсутствием в России привлекательного инвестиционного климата. Политическая нестабильность, законодательная чехарда, повсеместная коррупция, разгул организованной преступности - все это отпугивало японских бизнесменов, привыкших к понятным и безопасным правилам ведения международной торговли и экономического сотрудничества с зарубежными государствами. Россия же рассматривалась как «зона повышенного риска для бизнеса», страна, где могли преуспеть не солидные инвесторы, а различного рода международные спекулянты и авантюристы.Разъясняя японские реалии, ведущие российские специалисты по этой стране в свое время указывали в открытом письме президенту Ельцину: «Глубоким заблуждением, навязанным руководству нашей страны японской пропагандой, является мысль, будто территориальные уступки или же о*ещания уступок в *удущем приведут к тому, что на нашу страну прольются обильные «иеновые дожди»: японские банки и предпринимательские фирмы не подчиняются токийским политикам и дипломатам и никогда не пойдут на альтруистические, благотворительные финансовые и экономические операции».Так и произошло. Японский бизнес обратил на Россию свой взор не по команде правительственных чиновников, а увидев в ней выгодного клиента и партнера.Прорывной старт «Тойоты»Как только в России приступили к наведению порядка в отношении условий работы на внутреннем рынке иностранных компаний, японский крупный капитал не пожелал оказаться обойденным корпорациями других стран. Именно позитивные изменения в течение последних лет в российской экономике и в стране в целом способствовали оживлению двусторонних деловых связей, росту интереса японского бизнеса к российскому рынку.Благоприятствующие расширению сотрудничества объективные условия дополнялись усилиями дальновидных японских политиков, которые сознают, что заинтересованное взаимодействие соседних стран в различных сферах может облегчить поиск разрешения сложных политических проблем двусторонних отношений. В связи с этим следует должным образом оценить роль влиятельного японского политика, бывшего премьер-министра Ёсиро Мори. Еще в 2000 году в интервью российским средствам массовой информации он отмечал: «В России живет талантливый народ, у вас богатые природные ресурсы, высокоразвитая фундаментальная наука. Деловые круги Японии рассматривают Россию как потенциально перспективный рынок. У нашего сотрудничества в сфере экономики большой потенциал, и его развитие с учетом взаимной выгоды имеет большое значение для обеих стран. И Япония, и Россия гордятся своими богатыми историей и культурой. Мы выполняем ответственную роль в международном сообществе и в то же время являемся важными соседями друг друга. Я убежден, что углубление взаимопонимания и расширение сотрудничества между народами Японии и России не только отвечают интересам обеих стран, но и вносят огромный вклад в стабильность и процветание Азиатско-Тихоокеанского региона и всего мирового сообщества». Как показал опыт последовавших лет, эти слова были не просто данью дипломатическому этикету, а легли в основу практической деятельности на японо-российском направлении.Качественные подвижки в инвестиционной политике Японии в России наиболее зримо стали проявляться в 2005-2006 годах в связи с принятыми в этот период решениями корпораций «Тойота» и «Ниссан» о строительстве крупных сборочных предприятий в Ленинградской области. За ними последовали другие японские автомобилестроительные компании - «Судзуки», «Исудзу», «Мицубиси моторс». Заявили о желании создать свои предприятия в России выпускающие дорожно-строительную технику компании «Комацу» и «Хитати».Нестабильная ситуация на Ближнем Востоке, откуда Япония импортирует 80 процентов необходимой ей нефти, заставила японский крупный бизнес искать пути диверсификации источников углеродного топлива. В связи с этим японские компании возлагают немалые надежды на сотрудничество с российским топливно-энергетическим комплексом. К настоящему времени запущены нефтегазовые проекты «Сахалин-1», «Сахалин-2», изучаются возможности инвестиционного участия японского капитала в освоении якутских нефтегазовых и угольных месторождений, программах энергосбережения на предприятиях российского ТЭКа, в сфере атомной энергетики.Сахалинская нефть уже поступает в Японию. Ожидаются поставки и сжиженного природного газа с использованием построенного в Японии совместно с «Совкомфлотом» специального танкера. Завод же по производству сжиженного газа будет находиться на российской территории.Японские власти и бизнес не скрывают своей заинтересованности в скорейшем сооружении нефтепровода Восточная Сибирь - Тихий океан, что позволит значительно расширить импорт российских топливных ресурсов. В обстановке, когда не удалось подписать межправительственное соглашение о сотрудничестве в осуществлении этого проекта, ведутся переговоры об участии японского частного капитала в строительстве нефтепровода протяженностью в тысячи километров. Японские компании проявляют интерес к участию в геологоразведочных и нефтегазодобывающих проектах, в особенности в Иркутской области.По данным ученых, в России сконцентрировано 30 процентов мировых запасов угля, причем более 60 процентов российских залежей угля находятся в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. Среди них немало месторождений, уголь которых уже сейчас экспортируется или перспективен для поставок в страны Северо-Восточной Азии, в том числе в Японию. Немалые возможности и в развитии международной кооперации в разработке и реализации современных технологий преобразования угля в жидкое и газообразное топливо.Весьма перспективным может стать проект модернизации Транссибирской железнодорожной магистрали. В этом весьма заинтересованы японские концерны, возводящие свои заводы в Европейской части России. Эффективное использование российских железных дорог позволило бы экономить время и значительные средства при доставке на эти заводы комплектующих деталей и необходимого оборудования. Модернизация Транссибирской магистрали и вследствие этого ее большая загрузка выгодны и для экспортно-импортных грузоперевозок между восточноазиатскими и европейскими государствами. Далеко не полностью использованы и возможности открытия новых маршрутов воздушных перевозок. В связи с ростом цен на нефть и как следствие - на авиационный керосин полеты над российской территорией по кратчайшей траектории могут дать большую экономию топлива и времени.Успешно работают на российском рынке и японские предприятия, выпускающие товары широкого потребления. В Калининграде корпорация «Мацусита дэнки сангё» выпускает плоские телевизоры на жидких кристаллах, на территории России налажено производство японских табачных изделий и пива.Важно отметить, что в отличие от прошлых лет в настоящее время Россия проявляет заинтересованность не столько в японских финансовых вливаниях, сколько в приобретении на взаимовыгодных условиях японских технологий для осуществления инновационных проектов по модернизации российской экономики. Это, конечно, не исключает соглашений о предоставлении долгосрочных кредитов для финансирования различных проектов в России. Чему, кстати, и призван содействовать Российско-японский инвестиционный форум, собирающийся поочередно в России и Японии.Способствует расширению торгово-экономических связей и приход на российский рынок ведущих банковских холдингов и страховых компаний Японии. В Москве уже работают второй по величине активов в Японии холдинг «Мидзухо», финансовая корпорация «Номура сётэн» и некоторые другие. Со своей стороны, российские банки изучают возможность выхода на японский рынок.Позитивные явления в российско-японских торгово-экономических отношениях констатируют японские дипломаты. Так, посол Японии в России Ясуо Сайто отмечал: «Объем товарооборота в 2005 году впервые превысил 10 миллиардов долларов, а в 2006 году достиг 13,7 миллиарда. В этом (2007-м. - А.К.) году высока вероятность, что падет планка в 20 миллиардов. Когда я приехал в вашу столицу, в Японский бизнес-клуб входили 130 японских компаний, сейчас же их 169, и каждый месяц становится больше в среднем на две компании».Видимо, возымели эффект слова бывшего российского премьера Михаила Фрадкова, который при посещении Японии с официальным визитом в феврале 2007 года, обращаясь к представителям крупного бизнеса этой страны, подчеркнул: «Сейчас можно без риска инвестировать в Россию, есть риск потери прибылей из-за боязни инвестировать в Россию». Не желающие, как говорят в Японии, «опаздывать на автобус» практичные японцы после долгого выжидания, похоже, готовы энергично заняться освоением российского рынка.В результате повышения активности японского бизнеса в настоящее время товарооборот двух стран достиг уровня, сопоставимого с товарооборотом Японии и Франции, что считается неплохим показателем. Однако доля России в общем объеме внешней торговли Японии пока составляет лишь чуть более одного процента, а удельный вес Японии во внешнеторговом обороте России - 2,8 процента. Для сравнения: японский товарооборот с КНР в 17 раз больше, чем с Россией. Не может удовлетворять нашу страну и номенклатура российско-японской торговли, когда в структуре российского экспорта преобладают сырьевые компоненты.И все же нынешняя ситуация весьма обнадеживающая. В известной степени она напоминает период 70-х годов, когда, несмотря на наличие территориальных и иных противоречий в советско-японских отношениях, Япония делила с ФРГ 1-2-е места среди торгово-экономических партнеров СССР из числа капиталистических стран.Азиатский «общий дом»Расширение торгово-экономических связей осуществляется на фоне координации усилий двух стран в разрешении мировых проблем, будь то борьба с терроризмом, недопущение распространения оружия массового уничтожения или защита окружающей среды. Как неоднократно заявляли лидеры наших стран, позиции России и Японии совпадают или близки по большинству актуальных международных проблем, что позитивно сказывается на российско-японских отношениях. Большие перспективы существуют в расширении сотрудничества двух стран в интеграционных процессах в Восточно-Азиатском регионе, обеспечении международной безопасности, решении глобальных и региональных климатических проблем.В приветственном послании министра иностранных дел РФ Сергея Лаврова участникам проходившего в Токио в марте 2007 года 5-го японо-российского форума отмечалось: «Нынешний этап развития российско-японских отношений характеризуется взаимным стремлением укреплять двустороннее взаимодействие в ключевом для двух стран Азиатско-Тихоокеанском регионе. Наша общая задача - содействие укреплению региональной безопасности и стабильности, эффективное противодействие современным угрозам и вызовам. Для этого необходимы скоординированные шаги России и Японии, которые оказывают существенное влияние на положение дел в регионе и поиск решения имеющихся там проблем».Одним из примеров эффективности российско-японского политического взаимодействия можно назвать переговоры представителей правительств шести государств по проблеме денуклеаризации Корейского полуострова. Достигнутые в феврале 2007 года договоренности о замораживании северокорейской ядерной программы были бы невозможны без единой и твердой позиции государств, выступивших за недопущение распространения ядерных вооружений в Северо-Восточной Азии. Не преувеличивая роль в этом переговорном процессе нашей страны, в то же время следует оценить, может быть, не всегда заметную, но последовательную и настойчивую работу российских дипломатов по убеждению правительства КНДР в необходимости принятия разумных компромиссов. Эта работа координировалась со всеми представителями «шестерки», в том числе с японскими дипломатами. И хотя процесс свертывания ядерной программы Пхеньяна в силу ряда причин в настоящее время замедлился, руководство КНДР не может игнорировать позицию соседних государств, в том числе России.Созданная по конкретному поводу «шестерка» представляется прообразом структуры, призванной на долговременной основе координировать усилия по расширению сотрудничества стран Северо-Восточной Азии в различных областях. При этом подобная структура могла бы стать эффективным политическим механизмом не только для оперативного устранения возникающих в регионе противоречий и конфликтов, но и их прогнозирования и заблаговременного предотвращения. Идея превращения «шестерки» в постоянно действующий коллективный политический механизм в СВА находит сторонников как в России, так и в Японии.Позитивной оценки заслуживает взаимодействие двух стран в Азиатско-Тихоокеанском экономическом совете (АТЭС), в повестку дня которого в последнее время выносятся не только чисто экономические, но и политические проблемы региона. Хотя экономическое присутствие России в АТР пока не столь значительно, она обладает достаточным влиянием для разрешения существующих и возникающих вновь проблем обеспечения безопасности. Большему вовлечению России в дела АТР послужит проведение в 2012 году саммита АТЭС на российской земле, во Владивостоке.Укрепляя восточноазиатский вектор своей внешней политики, Россия хотела бы видеть Японию своим партнером по формированию нового политического и экономического климата в АТР - этом обширном и весьма перспективном регионе планеты. Для этого есть все предпосылки, ибо наши страны не выступают здесь как конкуренты, а наоборот, объективно заинтересованы друг в друге, в частности для поддержания обеспечивающего стабильность баланса сил и влияния. От наших двух стран во многом зависит, будет ли построен азиатский «общий дом» или эта идея не выйдет за рамки благих пожеланий и радужных иллюзий.В Москве не скрывают, что интеграция в восточноазиатские структуры, вовлечение России в систему разделения труда в этой части мира должны, кроме всего прочего, оказать содействие разрешению сложных социально-экономических и демографических проблем районов Дальнего Востока и Восточной Сибири. Перефразируя известное изречение великого Михаила Ломоносова, можно сказать, что впредь в значительной степени Сибирь будет прирастать сотрудничеством с Восточной Азией. И в этом немалую роль мог бы сыграть второй по мощи в мире экономический потенциал нашего восточного соседа.Рассматривая Японию как ведущую региональную и влиятельную мировую державу, российское руководство заинтересовано в поддержании с соседней страной устойчивых отношений на длительную перспективу. В связи с этим можно с достаточной степенью уверенности говорить не только о преемственности, но и об углублении выработанного в годы президентства Владимира Путина курса на достижение подлинного добрососедства и взаимодействия в различных сферах деятельности наших стран и народов.Есть основания полагать, что такая политика России будет находить понимание и поддержку в Японии. Посол Японии в России Ясуо Сайто отмечает: «Обе страны взаимно дополняют друг друга. У России богатые природные ресурсы, а у Японии - высокие технологии. Сотрудничество в освоении ресурсов, несомненно, очень выгодно обеим странам. Кроме того, для России, стремящейся к диверсификации структуры промышленности и повышению ее добавочной стоимости, большой интерес должны представлять технологические мощности и ноу-хау Японии. Россия серьезно заинтересована в освоении Дальнего Востока и Восточной Сибири, а в ходе встречи на высшем уровне в июне этого (2007-го. - А.К.) года Япония предложила «Инициативу по укреплению японо-российского сотрудничества в регионах Дальнего Востока и Восточной Сибири». Этот документ затрагивает сферы интересов обеих стран в различных областях, включая энергетику, транспорт, информацию и связь, охрану окружающей среды, обеспечение безопасности и так далее. Президент Владимир Путин на встрече на высшем уровне в сентябре заявил, что Россия хотела бы вести освоение Дальнего Востока и Восточной Сибири в сотрудничестве с Японией».На наш взгляд, идея разумного баланса дипломатического диалога и экономического сотрудничества постепенно овладевает умами японских политиков высшего звена. Японский политический истеблишмент начинает сознавать, что использование экономического сотрудничества в качестве политического инструмента для оказания давления на российское руководство в новых условиях возрождения России не даст ожидаемых результатов. Подкрепляемый реальной политикой курс на восстановление России в качестве одной из влиятельных мировых держав убеждает официальный Токио в необходимости окончательно отказаться от принципа «нераздельности политики и экономики».В своей программной речи премьер-министр Японии Ясуо Фукуда высказался за выведение отношений с Россией на «высокий уровень». «Чтобы поднять отношения с Россией на высокий уровень, - заявил он в своем январском выступлении в парламенте, - мы будем активизировать с ней переговоры о территориях и вместе с тем развивать связи в широком круге областей». Поддерживая эту позицию, министр иностранных дел Японии Масахико Комура назвал Россию «важной соседней страной» и высказался за построение с ней отношений «стратегического партнерства». Глава МИДа указал на готовность подходить к отношениям с Россией в рамках азиатской дипломатии, которую нынешний кабинет министров считает важнейшим направлением внешней политики Японии. Речь идет о готовности сотрудничать не только по вопросам обеспечения безопасности, но и в решении проблем экологии, развития новых связей в сферах торговли, инвестиций и технологий.В ответ на призыв президента Путина были сделаны и заявления о намерении Японии участвовать в экономическом развитии российского Дальнего Востока и Восточной Сибири. Сегодня можно уже говорить о том, что осознание выгодности для Японии расширения взаимодействия с Россией после долгого периода бесплодной и вредной конфронтации овладевает как экономическими, так и политическими кругами Страны восходящего солнца.Ложка дегтяОднако наряду с позитивными тенденциями в нашей стране не осталась незамеченной и активизация в Японии сил, которые хотя и не могут открыто выступать против улучшения японо-российских отношений, но продолжают отстаивать линию на «дожимание» российского правительства, склонение его к территориальным уступкам. Критике подвергаются те политические деятели Японии, которые пытаются, учитывая реальности, нащупывать варианты компромиссного решения спорных вопросов. Упорно отстаивается устаревший принцип «все или ничего», принцип, явно неприемлемый в современной дипломатии. При этом японскому правительству предлагается «не беспокоиться о риске временного осложнения дипломатических и торговых отношений с Россией». Прискорбно, что вместо признания ошибочности сделанных в 90-е годы оценок России как страны, навсегда утратившей статус мировой державы, некоторые японские эксперты продолжают сеять иллюзии по поводу возможности разговаривать с Москвой с позиции превосходства.Представленные в феврале 2008 года правительству группой специалистов по России из исследовательской организации «Японский форум по вопросам международных отношений» рекомендации, на наш взгляд, во многом отражают старые, не оправдавшие себя оценки и подходы. При этом доводы авторов указанной разработки не всегда достаточно аргументированы, а подчас и противоречивы. Так, признавая, что «для заключения между Японией и Россией мирного договора условия еще не созрели», составители рекомендаций тем не менее настаивают на ужесточении позиции японского правительства по территориальному вопросу, призывают противиться предложению взять паузу и сосредоточиться на создании благоприятных для нахождения взаимоприемлемого решения условий.Переоценивают японские эксперты и заинтересованность России в получении японских технологий. При всей привлекательности участия японских компаний в модернизации российской экономики, осуществлении инновационных проектов, о чем говорилось выше, едва ли кто из руководителей нынешней России согласится ради обретения ноу-хау идти на политические и тем более территориальные уступки. К тому же в настоящее время Япония при всех своих несомненных достижениях не является монополистом в области современных технологий. Это же относится и к освоению ресурсов российского Дальнего Востока и Восточной Сибири. Как известно, интерес к активному взаимовыгодному участию в осуществлении крупных проектов в азиатской части России проявляют многие страны региона, в частности обладающая немалыми экономическими и научно-техническими достижениями Республика Корея. О намерении активно подключиться к освоению ресурсов восточных регионов России заявляет вновь избранный президент этой страны Ли Мён Бак.Едва ли имеет право на жизнь рекомендация японскому правительству дожидаться обострения экономических и иных противоречий между Россией и Китаем, которые-де могут заставить российское правительство, жертвуя своими интересами, искать расположения Японии в качестве противовеса КНР. Создатели подобных геополитических построений недооценивают уровень стратегического мышления Москвы и Пекина, которые едва ли позволят использовать их в чужой игре.Нельзя не замечать и звучащие со страниц японских изданий правой ориентации провокационные призывы использовать предстоящий в июле нынешнего года саммит глав ведущих держав мира для интернационализации так называемой проблемы северных территорий. Как известно, под этим не имеющим каких-либо географических оснований термином подразумеваются необоснованные претензии на входящие в состав Российского государства острова Курильской гряды. Авторов подобных призывов не смущает, что проводимая в Японии встреча «восьмерки» является не японским, а международным форумом, для которого Токио в соответствии с очередностью лишь предоставляет свою территорию, не имея ни юридического, ни морального права использовать встречу в своекорыстных политических целях. Отрадно, что в отличие от правых сил японское правительство не считает возможным инициировать обсуждение территориального вопроса в рамках заседаний «восьмерки» и намерено воспользоваться приездом в Японию российского президента для проведения, как это и принято, не связанных с программой саммита двусторонних переговоров.Российская сторона не уклоняется от диалога с Японией по всему спектру межгосударственных отношений, включая обсуждение проблемы заключения мирного договора. Об этом, в частности, заявил президент Владимир Путин в телефонном разговоре 19 октября 2007 года с премьер-министром Японии Ясуо Фукуда. Напомним, что в 2004 году российское руководство признало действенность положений Советско-японской совместной декларации 1956 года, в которой предусматривалась возможность передачи Японии островов Хабомаи и Шикотан в случае заключения между двумя странами мирного договора. Однако, продолжая следовать принципу «все или ничего», тогдашний премьер-министр Дзюнъитиро Коидзуми высокомерно отверг идею компромисса и потребовал «одновременного возвращения» Японии всех Южнокурильских островов - Хабомаи, Шикотана, Кунашира и Итурупа, размеры которых составляют почти половину площади всей Курильской гряды, не говоря уже об обширных морских экономических зонах.Нежелание Токио искать взаимоприемлемый компромисс побудило российское руководство занять более определенную позицию по поводу принадлежности оспариваемых Японией островов. Во время прямой телевизионной линии 27 сентября 2005 года президент Путин заявил: «Что касается переговорного процесса с Японией по четырем островам: они находятся под суверенитетом Российской Федерации, это закреплено международным правом, это результаты Второй мировой войны, и вот в этой части мы ничего не собираемся обсуждать. Я надеюсь, что при доброй воле, а такая добрая воля у России есть, мы всегда найдем такой вариант, который устроил бы обе стороны и пошел бы на благо тем людям, которые живут на этих территориях, и на благо народов как России, так и Японии». Затем 5 июня 2006 года президент РФ разъяснил российскую позицию по этому вопросу представителям информагентств стран «восьмерки»: «Россия вообще не считала никогда, что она должна отдавать какие-то острова. Но в ходе переговорного процесса мы пошли в 1956 году навстречу нашим японским коллегам и согласовали известный текст декларации. Там действительно идет речь о передаче Японии двух островов, но там не сказано, на каких условиях, не сказано, под чей суверенитет. Это все вопросы, которые авторы декларации оставили открытыми».Следует указать, что происходящие в последние годы на международной арене процессы, чреватые возрождением гонки вооружений и опасностью скатывания к конфронтации, подобной периоду холодной войны, еще более затрудняют поиск вариантов разрешения территориальной проблемы. Россия не может безучастно относиться к осуществляемым замыслам окружения ее территории системами противоракетной обороны. Как известно, элементы такой японо-американской системы создаются и на Дальнем Востоке. Уход России с Южных Курил и переход их под японский контроль могут привести к тому, что на них будут созданы новые рубежи передового развертывания объединенной японо-американской военной группировки. Территория Южных Курил может быть использована и для передислокации части баз США на Окинаве, чего упорно добивается население этого острова. Так как Пентагон не намерен сокращать свое присутствие в Японии, размещение американских баз на Курилах в случае их передачи было бы наилучшим разрешением проблемы дислокации американских войск - как для Токио, так и для Вашингтона. Насколько можно полагаться на заверения в том, что этого не произойдет, свидетельствует опыт вывода наших войск из Германии. Тогда тоже обещали не расширять НАТО на восток и не создавать военных баз у границ России.В заключение хотелось бы выразить надежду, что отмечаемое в последнее время взаимодействие наших стран будет не конъюнктурным политическим маневром, а явится устремленным в будущее магистральным курсом, нацеленным на создание принципиально новых, свободных от наслоений прошлого отношений. Ибо, как показывает опыт, только при условии доверия и уважения интересов друг друга возможны новые идеи и подвижки в решении весьма деликатных, затрагивающих глубокие национальные чувства народов территориальных проблем.Личный опыт общения с японскими политиками, учеными, представителями бизнеса, общественными деятелями в отличие от еще недавних времен вселяет определенный оптимизм по поводу перспектив российско-японского сотрудничества. По моим наблюдениям, все большее число японцев начинают сознавать бесперспективность и вредность продолжения конфронтации, необходимость строить с Россией отношения добрососедства и экономической кооперации. К тому же стремится и российский народ. Задача и обязанность правительств наших государств состоит в том, чтобы отвечать этим чаяниям народов.

(Автор: Анатолий Кошкин)


Российская фантастика как политологияОсновные идеологические дискурсы как проекты и антипроекты нашего будущего

Имперский синдром русских фантастовКак выглядит следующая вершина классического идеологического треугольника (социализм-либерализм-консерватизм) применительно к нашей фантастике? Ответ на вопрос «Что консервировать современному русскому консерватору?» всегда, в силу особенностей нашей истории, крайне сложен и неизбежно внутренне противоречив. Но при чтении фантастических текстов видно, что чаще всего это обращение к имперскому мифу - внешне привлекательное, но по сути очень опасное. Действительно, что можно взять в будущее из истории государства, которое на протяжении большей части своей истории безжалостно давило и мучило собственный народ?.. (Быть может, другие государственные «левиафаны» были и не менее жестоки, но мы ведь разбираемся со своей собственной историей и не собираемся под флагом патриотизма оправдывать всякую отечественную мерзость!)Вопрос непростой, тем более что новое искушение западным либерализмом заканчивается не лучшим образом. Попытка жить «как на Западе» обернулась для России новым масштабным историческим поражением. И по части «демократии», и по части «рынка». Конечно, виноваты мы сами, но наших западных «друзей» тоже есть за что «поблагодарить». Запад изрядно поспособствовал провалу в России демократических реформ - а как иначе расценить его поддержку ельцинского режима? Или торжество двойных стандартов во время бомбежек Югославии? Теперь для многих думающих людей в России очевидно, что Запад не всегда является нашим врагом, но другом он точно никогда не был и не будет. Западная русофобия неизбывна, и наша «всечеловеческая любовь» к Западу навсегда останется неразделенным чувством.Русское будущее проблематично, ведь даже само продолжение существования России находится под вопросом. Она может погибнуть. Но может и возродиться. Как, какой ценой и с какими последствиями? Фантасты напряженно ищут ответы на эти вопросы. Варианты здесь проигрываются самые разные. Если не нравится оставаться периферией или полупериферией Запада (образцы таких сценариев мы приводили выше), то можно ведь присоединиться к другой мощной глобальной силе - и даже раствориться в ней. Это может быть мир ислама. В романе Владимира Михайлова «Вариант «И» Россия укрепляется благодаря вхождению в мусульманский мир, дабы в его составе противостоять коварному Западу. Напротив, в «Мечети Парижской Богоматери» Елены Чудиновой (книга вошла в резонанс с массовыми беспорядками во Франции, которые устроила мусульманская молодежь) вариант исламской экспансии представлен как кошмарная антиутопия. В романе Западная Европа порабощена магометанами уже полностью; натиск полумесяца и зеленого знамени, остановленный в Средневековье, на сей раз привел к победе ислама. Несогласные французы загнаны в подполье и ведут неравную борьбу с захватчиками. Несколько наших соотечественников, имевших опыт сражений с мусульманами в Чечне и Югославии, помогают христианскому сопротивлению поднять восстание и вновь сделать Нотр-Дам христианским храмом. При этом, по замыслу Чудиновой, европейцев ждет столь жалкая участь в силу того, что они утратили свою христианскую веру. А вот Россия и Польша, наоборот, являются сильными и независимыми государствами благодаря укреплению в них соответственно православия и католичества.Но можно ведь сохранить свою веру, однако при этом потерять свою политическую субъектность, войдя в состав более сильной евразийской империи - расширенной Поднебесной или возрожденной Орды. Подобная перспектива описывается в цикле романов «Евразийская симфония, или Плохих людей нет» Хольма ван Зайчика. Между тем данный сценарий может привести и к окончательной ликвидации нашей субъектности и превращению в «навоз истории» для Китая, или исламского мира, или любого другого, кто выступит против американского шайтана, используя для этого последние русские ресурсы.Так, например, действие «Дня опричника» Владимира Сорокина происходит в 2028 году. В России, отгородившейся от Запада и переориентировавшейся на Китай, возрождены монархия и опричнина. Главный герой расправляется с врагами государства, регулирует вопросы идеологии и решает (не безвозмездно!) проблемы «мастеров культуры», выполняет деликатные поручения царицы, сражается за интересы своего ведомства против других «силовиков» за контроль над потоками контрабанды, укрепляет узы дружбы с коллегами, предаваясь содомии. При первом прочтении «Дня опричника» наша оценка этого произведения колебалась в диапазоне от сатиры до антиутопии или попросту русофобского пасквиля в духе плоских острот Владимира Войновича в «Москве 2042». Удел России - вечная несвобода? Кому на Руси жить хорошо? Тому, кто лижет хозяйский сапог и готов уничтожить любого, кто противится «симфонии» народа и власти. Каково же было наше удивление, когда в Интернете один за другим стали встречаться положительные отзывы о содержании книги. Именно о содержании - как позитивном идеале для настоящего и будущего, а вовсе не о сатире-предостережении. Ситуация настоящего с этих позиций отрицается именно ради будущего. Такого будущего!То есть и в обозримом будущем не вырваться из порочного круга несвободы, когда состояние тупой апатии прерывается лишь бунтами, бессмысленными и беспощадными. Преодоление последствий хаоса очередной «перестройки» - новый день опричника как позитивный идеал? Рациональное, позитивное, свободное, благополучное обустройство настоящего - это не наш стиль? Напомню, что у Владимира Сорокина между Россией и Западом - стена. Страна отгородилась, но поскольку автаркия невозможна, пришлось развернуться в сторону Азии, Китая. Совсем по-евразийски. Опричник в романе разъезжает на мерине (»Мерседесе», жарг.) китайской сборки. Опять мы от кого-то зависим и не можем обрести достойное место в мире. А ведь так хочется. Может ли этому помочь империя, или Империя - с большой буквы? Примечательно, что авторы, которые противятся такому сценарию, яростно критикуют «имперский синдром», тоже обратили внимание на фантастику. Так, Эмиль Паин с тревогой отмечает, что антиутопия - эта литература эпохи страха - стала сегодня очень популярной, и в качестве выразителей этих настроений и создателей современных антиутопий называет имена как раз тех фантастов, которые пишут об имперском будущем России. Это Эдуард Геворкян, Олег Дивов, Хольм ван Зайчик, Павел Крусанов и др. Эмиля Паина данные тенденции очень беспокоят, он крайне отрицательно настроен по отношению к набирающему силу русскому национализму и имперскому синдрому, так как «вполне вероятно дальнейшее усиление жестокости власти: ведь в массовом сознании проявления недовольства нынешним режимом связаны не столько с уменьшением гражданских свобод, сколько с тем, что в народе относят к его «слабостям»1. Власть опасно ослабла, и нужно ее укреплять. Владимир Сорокин показал, как это можно сделать. Сатиру многие восприняли как позитивную программу: ну разве что собачьи головы и само название «опричнина» - это лишнее, поскольку отпугивает. Что же до «гражданских свобод» и прочего, то, может быть, это и хорошо, что их не будет. Кому они нужны - свободы эти, если следствием «разгула демократии» стало беспрецедентное геополитическое отступление нашего государства на международной арене и разгул преступности внутри страны?Мы задаем этот вопрос серьезно, а не ради риторики. Как быть, например, с влиянием криминалитета на все сферы жизни общества? Успешно бороться с ним по закону в российских условиях в принципе невозможно. Про правовое государство (лозунг, популярный во времена перестройки) давно не слышно, ибо в нем власть также связана законом, а у нас она этого не хочет, и никто заставить ее соблюдать закон не в состоянии. Так, может быть, в этих условиях не ломать особенно голову над гражданскими свободами, а просто бороться с лишней (для власти) преступностью преступными же методами? Как это описал Олег Дивов в «Выбраковке» - просто отстреливать носителей девиантного поведения, не обращая внимания на вопли о правах человека.Здесь тесно переплетаются внешние и внутренние факторы наших «бесконечных тупиков» и обвальных поражений после триумфов, ради которых были принесены огромные жертвы. Почему у нас все как всегда? «Дело в том, что мир, который окружал Россию, создавался не нами. Нам все время приходилось под него подстраиваться, корежа свой национальный топос», - пишут Максим Калашников и Сергей Кугушев в «Третьем проекте»2. В принципе с этим можно согласиться, но если бы еще знать, как нам обустроить свой собственный мир. Неужели по Калашникову, методом выведения русского сверхчеловека? И каков тогда будет мир вокруг нас? (Против подобных перспектив яростно протестует Яна Завацкая. Ее роман «Ликей» как будто специально написан как ответ на, по существу, фашистские проекты новых «люденов». «Сверхчеловек», говорящий по-русски, - это аномалия!)Нам надобно самим разобраться, что нам нужно, а что - нет. Почему, например, попытка демократизировать политический режим в нашей стране обернулась столь разрушительными последствиями и закончилась так бесславно? Может быть, потому, что это делалось не по нашим рецептам или же вовсе на самом деле никакого серьезного демократического проекта не существовало, а «демократия» была лишь ширмой для перераспределения социалистической собственности?.. Сейчас мы склоняемся ко второму варианту ответа, что, впрочем, не отрицает полностью и первого.Россия никак не может обрести себя. Несмотря на все заклинания о суверенной демократии, российская политика - как внутренняя, так и внешняя - глубоко несуверенна, если считать, конечно, сувереном народ, а не очередного вознесенного к власти правителя. Однако искус сильного государства продолжает преобладать над национальным топосом.Итак, чего же мы на самом деле хотим? «Чего хотят десятки миллионов людей в нашей стране и чего им не дают получить? Обеспеченной жизни, интересного дела, порядка, уважения, возможности спокойно исповедовать свою веру и справедливость. А справедливости не будет - ничего, сойдет и милосердие. О чем они грезят? О возрождении Союза? Российской империи? Московского государства? Да все равно, как это будет называться, лишь бы это было свое государство, родное», - пишет Дмитрий Володихин. И рекомендует рецепты достижения такого состояния через постепенный перехват власти в стране, незаметный переворот. Мотивы переворота присутствуют у Дивова, Крусанова, Злотникова. Но роль короля всех литзаговорщиков сыграл Максим Жуков, автор романа «Оборона тупика». В этой книге описана попытка свержения политической элиты, ее полного обезвреживания, а также прописаны первые шаги элиты новой. Жуков предлагает использовать те формы политического устройства, которые сложились к настоящему моменту, причем процедура выборов (в романе речь идет о выборах президента РФ) обретает симулятивные черты. Из-за кулис всей системой властных органов управляет сообщество «идейных советников». Как живется под этой властью населению России? Наверное, хорошо. Ведь по отношению к Западу занята жесткая позиция, и в обмен на энергоносители оттуда поступают новые технологии. Этому способствует и мировое похолодание, которое наступает вопреки предсказанию глобального потепления. Олигархов частью постреляли, частью выгнали за границу. Остановлена экспансия Юга. Штаты опять самоизолировались от Старого Света. Казалось бы, остается только мечтать и строить. Но нет, посреди города вспыхивают ожесточенные перестрелки, чекисты будущего бдительно всматриваются в посетителей баров в ходе очередной проверки документов. В общем, по мере движения к… идеалу политическая борьба обостряется. Среди самих «советников» оказываются натуральные оборотни. С большими жертвами удается их выявить и уничтожить. Прочитав Жукова, начинаешь понимать, как трудно было товарищу Сталину и палачам из органов госбезопасности. А врагов все больше: «хьюмены-людены» из будущего, «космические ведьмы» из прошлого. Русский экспедиционный корпус «зачищает» Гамбург. Враги, однако, заражают контрреволюционным безумием новые миллионы людей. «От этого не изолируешься. Это как зараза. Совсем недавно пришлось выжечь Самару и только-только восстановленный Питер». Да-а… Действительно, «ради чего проводится переворот»? «Дать людям дело, хорошее, любимое и благодарное дело». Ну а затем - обеспеченную жизнь, спокойное исповедание, справедливость, милосердие и множество иных производных, продолжает хвалить Жукова Володихин. Переворот по-жуковски - «болезненный укол, от которого Россия громко ойкнет, но нельзя превращать его в удар молотком, расплющивающий кости ступни. Аккуратно. Нежно. Организаторы переворота отлично понимают: каждая смерть - новый грех им на души»3. Все это очень напоминает советскую пропаганду «бескровности» другого переворота - октябрьского, - который тогда назывался Великой Октябрьской социалистической революцией. Действительно, при штурме Зимнего, защищаемого знаменитым женским батальоном, погибли считанные единицы и с одной, и с другой стороны. Зато уж потом счет пошел на десятки миллионов.Но, может быть, Максим Жуков - просто неопытный начинающий писатель и мы зря так впечатлились романом, ведь «Оборона тупика» - его первая книга. Возьмем тогда человека серьезного, настоящего подполковника милиции, маститого автора, написавшего много книг в жанре фантастики и фэнтези. Это - Роман Злотников. В связи с разбираемой темой нас интересует его дилогия «Империя». В пораженной ельцинской смутой России появляется группа… нет, не людей, а, по-видимому, бессмертных люденов. Они знавали великих лидеров прошлого, а их лидер перед огромной аудиторией своих сторонников показывает фокус: прилюдно отрубает себе руку и успокаивает ужаснувшихся очевидцев - скоро отрастет новая. Правда, последователи из россиян у этого сверхчеловека появляются не сразу, а в результате напряженной и многолетней подготовительной работы. Создан и развивается специальный фонд, который в отличие от его западных аналогов занимается в России не вербовкой агентов влияния и организацией утечки мозгов, а работает на благо государства Российского, будущей Империи. Благодаря неограниченным финансовым возможностям и совершенному менеджменту фонд со временем приобретает громадное влияние. Можно приступать к проведению широкомасштабных реформ. Комплекс этих реформ выглядит просто замечательно: это и подъем отечественного производства, и новые чудесные технологии (знакомство автора романа с трудами Максима Калашникова налицо - мы тоже читали про струнный транспорт и новые энергоустановки в «Третьем проекте» и других книгах), но самое главное - меняется Россия как государство и общество. Преобразуется система элитного образования (открывается и действует так называемый Терранский университет), а потом с помощью тех же терранцев, идущих служить в армию сержантами, реформируются и вооруженные силы. Наша армия из криминальной зоны, где генералы бесконечно воруют, офицеры подрабатывают грузчиками, а солдаты терпят издевательства и кончают жизнь самоубийством, превращается в настоящую грозную силу, способную дать отпор любому агрессору. Кроме того, терранцам удается отучить гаишников брать взятки и заставить чиновников ответственно относиться к нуждам простых граждан. Быстро и жестоко проводится расправа с криминальными элементами (покушавшийся на изнасилование не должен оставаться в живых!), в том числе с цыганскими наркоторговцами и др. В ходе этих и иных преобразований главный суперреформатор Ярославичев принимает титул императора и коронуется в день убийства последнего царя из рода Романовых. Так заканчивается роман «Виват, император!».На этом бы и остановиться, но ведь есть еще внешнеполитический фактор. Очень многим в мире не нравится сильная, возродившаяся Россия. Наверно, поэтому приключения героев Романа Злотникова продолжаются в романе «Армагеддон». России приходится воевать (не зря же реформировали армию!), причем на два фронта. И если марш натовских танковых колонн на Москву бесславно проваливается, то близкая к победоносному завершению война с Китаем оборачивается применением ядерного оружия. В мире наступает ядерная зима. Но это еще не конец света, человечеству удается выжить и после Армагеддона! Власть Империи распространяется по миру и спасает его. Америка повержена и наказана тем, что вынуждена получить суверенитет от Империи. Ей заявлено: «Вы, американцы, фетишизируете слово «свобода». Это можно понять. До сих пор свобода, и ваша собственная, и поддерживаемая вами так называемая свобода для других, причем только для тех, чья «борьба за свободу» ослабляла ваших соперников, приносила вам только дивиденды. Живите, как вам нравится и как у вас получится. Но знаете, почему император не сделал даже попытки убедить вас принять Коронный договор? Потому что на Земле должно остаться хотя бы несколько государств, на примере которых каждый гражданин Империи мог бы осознать простую истину, а именно: как здорово, что я живу в Империи!» А тем, кто не живет, остается только отчаянно завидовать. В конце романа несчастный америкос очень доволен тем, что ему удается продать за несколько рублей (!) чудом сохраненное виски. Впрочем, сейчас его щедрость была вознаграждена в полной мере. Русский поделился с ним своей ароматной «Явой» и на вопросы американца ответил: «Продукты пока еще по карточкам… Вроде как с будущего года есть надежда, что карточки отменят (благодаря урожаю в африканских и европейских провинциях. - В.К.)… Так что нам легче, чем вам. К тому же мы привычные и у нас есть император и терранцы».С чувством глубокого морального удовлетворения можно закрыть «Империю». Геополитические полюса поменялись. Американцы получили сполна и за экспорт демократии, и за экспорт «Мальборо», и за наше национальное унижение, и за экспансию доллара, и много еще за что.Однако нужно ли стремиться играть в мире ту роль, которая сейчас принадлежит Соединенным Штатам? А как же быть с ядерной зимой? И почему это фантасты из патриотов так любят кликать несчастья на свою - извините - на нашу бедную задницу?..Если попытаться ответить на эти вопросы, то ясно, что очень многие силы и в самой России, и в мире не хотят возрождения нашей страны и будут ожесточенно этому сопротивляться. Однако одно дело - отстаивать свою свободу и независимость, драться за образ жизни, культуру и возможность распоряжаться ресурсами в собственных интересах. Но совсем другое - проект Империи, экспансия вовне если не под красным знаменем и при помощи Коминтерна, то во главе с императором и с опорой на терранцев. Имперская политика, американская или советская, реальная или фантастическая, чреваты очень большими проблемами. В различных частях света растет сопротивление империям. Особенно сильно оно там, где историческое время существенно отличается от времени носителей имперской экспансии. Отсюда «ведьмы» прошлого и «хьюмены» будущего. Они могут защищаться или нападать, но сопротивление империям со временем нарастает. Мы бы выдвинули гипотезу о том, что на Земле существует некий историко-цивилизационный предохранитель, который не дает глобальному экспансионизму окончательно победить. В различиях и сложности - залог выживания землян как цивилизации, людей как вида.Но миражи Империи продолжают манить. Пусть хоть Армагеддон, хоть нашествие «космических ведьм», хоть что угодно, но мы возьмем геополитический реванш! «Продукты пока еще по карточкам», зато у нас есть император и сильное имперское государство. Несомненно, что те или иные имперские проекты, пускай самые фантастические, подразумевают как само собой разумеющийся дискурс сильного государства, даже если это государство и приводит к войнам и ядерной зиме. Гипотетически, конечно, сильная империя может и процветать. Произведений, где описывается такое состояние как идеал, полным-полно - взять хотя бы того же Володихина (роман «Убить миротворца», повесть «Государева служба»). Однако - вдруг не повезет и конкретный проект, в который вложены все силы, окажется неудачным? Ведь и в прошлом, и в настоящем была масса случаев, когда политика «сильных государств» оказывалась, мягко говоря, неудачной. Как преодолеть такую неудачную политику? То, что имперский миф у нас никак не изживается и обладает такой притягательной силой, вполне объяснимо: «Российская империя ухитрилась являть миру феномен «внутреннего колониализма» в форме закрепощения сословий. Сложно придумать что-либо более противное рациональному использованию творческой энергии людей, но это трактовалось и даже воспринималось как «соборная гармония». С этим представлением связаны основные имперские мифологии. Российские государственные идеалы имеют в действительности поразительно заземленное (иногда чисто прикладное) происхождение. Пресловутая соборность - суррогат государственности, в которой права самодеятельных граждан подменены обязанностями верноподданных. В результате подмены со временем возникает, с одной стороны, слой романтичных холопов, с другой - слой дубиноголовых бюрократов, не способных воспринимать ни пластику российских пространств, ни течение исторического времени, ни сами людские души. Из тех и других складывается хор аллилуйщиков, чей «патриотизм» поразительно точно совпадает с устремлениями власти. В хозяйственном отношении по современным понятиям империя крайне неэффективна. Но именно эта ее черта в сознании подданных способна трансформироваться в миф об уникальном имперском патернализме. Как бы то ни было, империя и миф нераздельны»(4).Пока миф не изжит, «романтичные холопы» не переводятся, а люди этих «империй» должны в любом случае терпеть и надеяться на чудо. И если господствующий дискурс неудачен - нет возможности ему что-либо реально противопоставить, даже если новая «имперская элита» опять завела их (нас?) в тупик, из которого нет выхода, кроме распада и гибели. Стоит ли нам опять так рисковать в будущем? Вот вопрос, который не дает покоя после знакомства с образцами имперских проектов в нашей фантастике. Этот имперский этатизм опять пренебрегает свободной и независимой личностью. И даже люди сильные и незаурядные (такие, как терранцы) - это всего лишь слуги государевы и рабы очередного идеократического или имперского проекта.Мечта о свободе (вместо заключения)Итак, мы вкратце рассмотрели фантастические проекты в идеологическом треугольнике социалистического, либерального и консервативного дискурсов. Разумеется, реальная картина является гораздо более пестрой и сложной. Как в российской фантастике, так и в русской культурной жизни вообще.Впечатление от потока современной фантастической литературы довольно мрачное. Мелькают сценарии диктатур, устанавливаемых каким-нибудь новым Грядущим Хамом, криминальным «авторитетом», которому всякая там политика-идеология - это не более чем ширма для его преступной деятельности. Подобное мы видим в настоящем, насмотримся еще и в обозримом будущем. Отомрет ли вместе с публичной политикой государство? Скорее, трансформируется в нечто корпоративно-подобное, с сильной криминальной составляющей. Борьба между полугосударственными-полукорпоративными монстрами, поделившими между собой планету и ближайший космос, - это сюжет множества романов фантастического жанра. Нечто подобное вполне может осуществиться. Историческая развилка теперешней России - не просто раздумья витязя перед камнем на дороге. Если бы так! Для витязя задача выглядела хоть и опасной, но все-таки разрешимой. Тут же мы имеем задачу на порядок сложнее, как некие трехмерные шахматы, описанные в одном из романов Олега Маркеева. Ученые-историки формулируют это положение так: «Словно в фантастическом триллере посткоммунистическую Россию выбросило в несколько различных точек в прошлом одновременно, она словно провалилась в Колодец Времен, в Черную Дыру Истории, и это-то прошлое и оказывается нашим будущим. Или наше будущее оказывается разбитым на куски прошлым»(5).Но, возможно, фантастический жанр на сей раз выполнит роль политологического прогноза/предупреждения и, осознав в полной мере эту опасность, мы сможем ее побороть. Конечно, фантастика - это всего лишь фантастика. Но она помогает стремиться к будущему, описывая альтернативы, но не предсказывая конкретные сценарии.К счастью, такие проекты хоть и пользуются большой популярностью, но все же не доминируют. Возможно, для того чтобы России прийти к подлинной демократии, здесь нужно не только сочинять авторитарные антиутопии, а потом критиковать их, но и больше фантазировать о свободе. За свою свободу надо бороться, о ней надо мечтать.Примечания.1 Паин Э. Империя в себе. О возрождении имперского синдрома в России // После империи /Под общ. ред. И.М. Клямкина. М., 2007. С. 111-113. 2 Калашников М., Кугушев С. Третий проект. Спецназ Всевышнего: книга-расследование. М., 2006. С. 27. 3 Володихин Д. Миражи переворота // АПН.ru, 8 октября 2006. 4 Булдаков В.П. Quo vadis? Кризисы в России: пути переосмысления. М., 2007. С. 34-35. 5 Пивоваров Ю.С., Фурсов А.И. О нынешней ситуации и проблемах изучения русской истории (на путях к россиеведению) // Русский исторический журнал. 1998. ? 1. С. 44.

(Автор: Виктор Ковалев)


Имитация КультурыВысокая Культура перестала быть действенным символом национального единства

В этой статье речь пойдет не о культуре в широком смысле слова - как некой системе ценностей, присущей всем видам человеческих сообществ (даже и криминальным), а о Культуре - так называемой Высокой Культуре (литературе, музыке, изобразительном и театральном искусстве, а также гуманитарной мысли), соответствующей эталонам, окончательно канонизированным в XIX - начале XX века (Шекспир и Толстой, Моцарт и Чайковский, Рафаэль и Александр Иванов, Гегель и Константин Леонтьев и т.д.). Несколько поколений наших людей, сформировавшихся при советской власти (автор принадлежит к одной из последних таких генераций) и продолжающих в целом определять жизнь современной России, в той или иной степени остаются под неотразимым обаянием этой величественной, ни с чем не сравнимой эстетико-идеологической вселенной, которая, кроме всего прочего, представляет собой и социально-политический фактор первостепенного значения. Поэтому сегодня разговоров о Культуре - серьезных и пустых - не счесть. Мы чуть ли не ежедневно слышим жалобы о ее упадке, угасании, о ее чуждости современной молодежи… В то же время с ее развитием, возрождением, повышением ее уровня и т.п. многие видные политики связывают выход России из затянувшегося периода смутозастоя. Насколько справедливы эти трагические ламентации? Насколько оправданны эти радужные надежды? Какова подлинная роль Культуры в начале XXI столетия? Ответ на эти вопросы, предлагаемый в следующих ниже «социокультурологических» заметках, далек от оптимизма, но их автор менее всего хотел бы быть понят как предатель Культуры, перебежавший в стан Варварства.Бессильное творчествоНе буду долго скрывать своего мнения по поводу толков о нынешнем состоянии Культуры: оно действительно плачевно, какие бы пышные тосты ни провозглашали за здравие своих приятелей литературные и художественные критики. И дело вовсе не в неблагоприятной социально-политической обстановке. Жизнь Европы XVI-XVII или России начала XX веков тоже не слишком отличалась стабильностью, что не помешало созданию в эти периоды выдающихся культурных ценностей. Современный Запад весьма благополучен, но новых Микеланджело и Сервантесов не порождает, уровень его Культуры не многим выше нашего. Увы, все гораздо хуже: Культура умирает естественной смертью от неизлечимой старости.Очевидно, что Культура - не музей, ее суть в непрекращающемся творчестве, не отрицающем, разумеется, Традицию, а опирающемся на нее. И главное доказательство умирания Культуры в наши дни - отсутствие новых достижений, хоть в какой-то мере сравнимых с эталонными образцами, во всех ее сферах (любопытно при этом, что естественные и технические науки никакого кризиса не переживают, а наоборот, демонстрируют поражающий воображение расцвет). Можно сколько угодно наводить тень на плетень, словоблудить о «специфике нового искусства», но факт остается фактом: за последние двадцать лет ни одна из областей отечественной Культуры (нас в данном случае интересует именно она) не обогатилась явлениями, сопоставимыми не то что с Золотым, но даже с Серебряным веком и советской классикой; наконец, даже 70-е годы выглядят по сравнению с 90-ми и (воистину!) «нулевыми» подлинно культурной (хотя и не великой) эпохой. Не будем врать друг другу: наши поэты не только не Пушкины и Тютчевы, не Блоки и Есенины, не Заболоцкие и Твардовские, но и не Юрии Кузнецовы и Бродские. Наши прозаики не в силах состязаться не то что с Достоевским, Сологубом, Платоновым, но и с ранними Распутиным и Битовым. То же самое можно повторить, mutatis mutandis (внеся необходимые изменения, лат.), про музыку, живопись, архитектуру, театр… Особо хочется сказать о гуманитарной мысли - теме, автору особенно близкой. Как ни парадоксально, ее успехи гораздо скромнее, чем в пресловутые годы застоя, при всем «зажиме», «идеологическом прессе», да просто при отсутствии в научном обороте целых пластов необходимой литературы. Но мысль тогда была смелее, оригинальнее, «жизненнее». Вполне средний по меркам начала прошлого века ученый Сергей Аверинцев предстает ныне едва ли не как интеллектуальный титан; до сих пор остается вакантным место Вадима Кожинова (человека, безусловно, даровитого, но все же не Аполлона Григорьева) в качестве ведущего идеолога «русизма»; наиболее яркие интеллектуалы наших дней - все как один - птенцы гнезда застоя…Не сомневаюсь, что найдется легион продвинутых эстетов, которые возмутятся высказанными выше мракобесными оценками (или посмеются над их непроходимой дремучестью) и заявят о невиданном счастье жить в эпоху Дмитрия Пригова и Владимира Сорокина, Кирилла Серебренникова и Дмитрия Быкова, наконец, автора «Целующихся милиционеров», чьей фамилии я не знаю и, честно говоря, знать не хочу. О вкусах действительно глупо спорить, но бесспорно одно: если российский Постмодерн и принадлежит Культуре, то Культуре другой, никак не связанной с Культурой Фета, Гоголя, Розанова, Станиславского, Сурикова, - это два параллельных, непересекающихся мира, судить которые можно только по их внутренним законам. Чехов и Виктор Ерофеев - не представители разных эстетических школ, а олицетворение разных профессий, просто не найдено еще имени тому поприщу, на коем подвизается последний, и его по старинке величают писателем. Впрочем, не лучше обстоят дела и у традиционалистов, наивно полагающих, что они «продолжают» Бунина или Нестерова, - здесь как раз сравнение с классиками неизбежно, и надо ли говорить, в чью оно пользу.Современная российская Культура (вернее, то, что претендует на эту роль) не выполняет своих основных функций: эстетической, познавательной и социальной. Эстетически она не дает того высокого утешения человеку в его трагическом уделе, которое умела давать классика, ибо бессильна убедительно воспроизвести (или придумать) красоту жизни и величие смерти. Сегодня нет художников (в широком смысле слова), способных соревноваться в этом с Боратынским и Тургеневым, Рахманиновым и Серовым, и потому человек со вкусом лучше в тысячный раз обратится к старым мастерам, чем будет бессмысленно тратить время на новых, чье мастерство (даже чисто формальное) под большим вопросом. В познавательном плане, то есть в умении как можно более широко (и в то же время обобщенно) показать нам общество, в котором мы живем, искусство безнадежно отстает не только от журналистики, но и от массовой беллетристики и своего близкого родственника - кинематографа, причастность которого к Культуре дебатируется, но который уж точно гораздо оперативнее и убедительнее реагирует на злобу дня, чем, например, литература (достаточно вспомнить выдающееся социологическое и культурологическое исследование российской действительности конца XX - начала XXI веков в фильмах Алексея Балабанова начиная с «Брата»). Наконец, в социальной плоскости современная (псевдо)Культура не может быть средством для идейной и психологической консолидации нации, ибо не создает общенародных мифов: какой литературный персонаж, какая картина, какая мелодия стали в последние годы что-то символизировать в массовом сознании? И здесь опять очевидно отставание высокого искусства от кино: тот же балабановский Данила Багров сделался подлинным народным героем. Кого из современных авторов стоит включать в школьную программу наряду с Пушкиным и Толстым? Думаю, никого, ибо никто из них не написал ничего такого, что имело бы воспитательное значение, хотя бы отдаленно сравнимое с эффектом «Капитанской дочки» или «Войны и мира».У меня нет возможности подробно обсуждать причины столь прискорбного положения дел. Перечитайте Шпенглера: по-моему, он очень убедительно описывает процесс перерождения «культуры» в «цивилизацию». Кто доказал, что наше Отечество минует чаша сия? Современной действительностью, современным человеком трудно вдохновиться, трудно их интересно изобразить, трудно облагородить. И нынешние служители муз по большому счету не слишком уж и виноваты в упадке искусств, они вполне могут ответить своим обличителям (в том числе и автору этой статьи) ставшим уже хрестоматийным оправданием (анти)героев фильма «Бумер»: «Не мы такие, жизнь такая».Король царствует, но не правитТаким образом, говоря меркантильным языком меркантильной эпохи, высокий курс акций Культуры в современной России не подпитывается новыми капиталовложениями, а продолжает обеспечиваться старым золотым запасом классики. Именно она составляет основу национального общеобразовательного стандарта, именно ее образы, мифы, аллюзии создают общую духовную атмосферу для миллионов людей, каждый из которых, пройдя среднюю школу, никогда не забудет о том, что «Пушкин - великий русский поэт», а некоторые даже запомнят несколько строчек Александра Сергеевича и к месту смогут их процитировать - ну хотя бы эти: «Выпьем с горя: где же кружка? / Сердцу будет веселей». Но насколько глубоко укоренена русская классика в современном русском сознании? Не является ли ее общенародный статус таким же формальным, как и статус марксизма-ленинизма в позднем СССР? Мой семнадцатилетний опыт работы с молодежью в школах и вузах дает богатый материал для неприятных ответов на эти неприятные вопросы. Да и глядя на своих ровесников, не могу не заметить, как они все более удаляются от плохо ли, хорошо ли привитых им в детстве культурных стереотипов.Не буду подробно распространяться о музыке - она всегда в России была падчерицей и даже в лучшие времена не вызывала особого общественного энтузиазма (см., например, об этом в мемуарах Римского-Корсакова). Несмотря на то что русские композиторы славно потрудились над созданием национального мифа (один «Китеж» чего стоит!), отечественная музыкальная классика и претендовать не могла на место, аналогичное генеральной ложе бельэтажа своей старшей сестры в Германии: еще бы, ведь, по остроумному замечанию Дмитрия Галковского, симфонический оркестр - оркестр немецких народных инструментов. Сегодня - даже среди интеллектуалов - людей, регулярно посещающих консерваторию, надо искать днем с огнем. Еще недавно можно было считать вполне народной мелодией «Танец маленьких лебедей», но после провала ГКЧП «Лебединое озеро» - нечастый гость на телевидении… Приблизительно такая же ситуация и с изобразительным искусством - со времен моего детства самым известным «в народе» произведением русской живописи была (и остается) легендарная картина Репина «Приплыли!».Но литература - «наше все», наша визитная карточка в мире, наконец, базовый общеобразовательный предмет - она-то хоть сохраняет свои позиции? Формально да. Но фактически давно уже пребывает в двусмысленном положении, когда, говоря словами Честертона, ее хвалят не читая. У меня нет под рукой статистики, но она и не нужна, все мы и так знаем, кто бесспорный лидер читательских пристрастий: Толстой / Достоевский / Чехов или Донцова / Устинова / Маринина. (Влияние на общественное сознание современной массовой популярной беллетристики - увлекательная и многообещающая тема для социолога!) Печально, но факт: русская литературная классика не является сегодня духовной пищей для подавляющего большинства жителей нашей страны. Следовательно, русская литературная классика не является и реальным фактором формирования идентичности современного гражданина Российской Федерации. Она создает только имитационную оболочку этой идентичности.Кто-то резонно возразит: в Советском Союзе дела обстояли не лучше, в поздний застой тоже масскульт предпочитали классике, только место Устиновой и Марининой занимали Пикуль и Юлиан Семенов. Верно, но все же ситуация принципиально отличалась от нынешней. Во-первых, поп-беллетристика не издавалась миллионными тиражами и не лежала постоянно на книжных прилавках, на того же Пикуля в библиотеках записывались в очередь, как ни парадоксально, но он тогда из-за труднодоставаемости считался, скорее, элитарным автором. Во-вторых, классикой были пропитаны электронные СМИ: по телевидению бесконечно показывали ее экранизации, по радио в невероятно гигантских объемах передавали радиоспектакли / театральные постановки или чтения самих произведений (у меня до сих пор в ушах звучат голоса Бондарчука, Тихонова, Табакова, Ефремова, читавших изо дня в день - я как раз приходил из школы - главы «Войны и мира»). В-третьих, быть образованным тогда все-таки считалось престижным, и, без сомнения, процент читающих «умные книжки» был гораздо выше, чем сейчас. В-четвертых, еще не родился главный конкурент литературы - мистер Интернет, который ныне ставит вопрос не о чтении только классики, а о чтении книг вообще1. Наконец, в-пятых, спокойная и стабильная (хотя и небогатая) жизнь создавала ритм, благоприятный восприятию дворянской неторопливости Тургенева или Толстого как не слишком архаичной, не слишком чуждой атмосфере «сегодня».Иное дело наши дни. Правящая элита России уже с начала 90-х негласно отказалась от просвещенческого проекта всеобщего окультуривания народа, с фанатическим рвением некогда воспринятого большевиками. Да, этот проект был чистой воды утопией, но он задавал, так сказать, шкалу ценностей, в которой знание Пушкина являлось вещью более важной, чем размер оклада, и многие в это искренне верили. Конечно, жизнь вносила свои коррективы, но в СССР, при всех протобуржуазных тенденциях (вспомним пресловутый «вещизм», между прочим, повсеместно обличаемый), экономизм как мироощущение и стиль жизни мог находиться только в андеграунде, советским людям приходилось по необходимости быть стихийными идеалистами, несмотря на Марксову бороду на каждом углу. В демократической России гуманитарно образованные люди не очень-то и нужны: даже с теми, которые остались от «тоталитарного прошлого», столько хлопот, зачем же их (и гуманитариев, и хлопоты) еще приумножать? Знание классической литературы становится все более формальной ценностью - для школьного диплома, а дальше в жизни оно никак не пригодится. Прибыльному бизнесу чтение «Братьев Карамазовых», скорее, помешает, чем поможет. В общем, никто современного молодого человека к овладению Культурой, кроме некоторых особо занудных школьных словесников, не подталкивает. Он поставлен, по сути, в ситуацию свободного выбора: читать или не читать? И обычное предпочтение второго варианта обусловлено еще и самим предметом чтения.Сколько бы - искренне или по заказу - ни сочиняли идеологических сказок о «демократизме» русской классической литературы, она, конечно же, сущностно элитарна - будучи сотворена людьми из элиты для людей из элиты. «Евгений Онегин» и «Герой нашего времени» адресовались их авторами не «многомиллионному крестьянству», а узкому кругу «светского общества»; Толстой писал «для народного чтения» не «Анну Каренину», а специальные рассказы типа «Филипка». Эстетическую и идеологическую систему координат русской классики задали аристократы, наиболее талантливые разночинцы тоже ориентировались на нее. Адекватное восприятие Пушкина или Тютчева требует высочайшей образованности и тончайшей духовной организации, это поэзия для избранных, поэтому в девяноста случаях из ста ответ на вопрос о любимом поэте: «Пушкин» - означает только то, что респондент ничего не понимает в поэзии. То есть неподготовленный читатель в силах оценить в классическом произведении литературы только интересную историю, а тут даже «детективный» Достоевский не сможет составить конкуренцию современным мастерам остросюжетного жанра.С содержанием не меньше проблем, чем с формой: то, чему учат «великие писатели земли Русской», проповедовавшие либо аристократические, либо христианские, либо социалистические идеалы, радикально противоречит полубуржуазным-полууголовным этическим предпочтениям большинства россиян. Кроме того, типичный современный молодой человек не воспримет классический текст как историю «про себя», ему надо предпринять богатырские усилия, чтобы отождествить себя с Татьяной Лариной или Андреем Болконским. Многие ключевые проблемы, стоящие перед героями романов позапрошлого века, юноше или девушке начала XXI столетия просто непонятны. Например, коллизия развода, ставшая роковой для главных персонажей «Дворянского гнезда» и «Анны Карениной», вряд ли ими воспринимается как неразрешимая. Вообще, по моим наблюдениям, Тургенев и Толстой кажутся «племени младому» особенно старомодными и непонятными, безнадежно «застрявшими» в своей эпохе. Повыше рейтинг у Достоевского. Но в то же время сомнительно, чтобы людей, чья постоянная духовная пища - криминальные боевики и «ужастики», способны были напугать и потрясти преступления и муки совести Раскольникова и Ивана Карамазова (вспоминается запись в дневнике Михаила Пришвина 1919 года - ему говорит приятель, перечитавший «Преступление и наказание»: и чего нас пугали Свидригайловым, ведь хороший человек был!), а уж подвал первой полосы «МК» такие «случаи из жизни» иногда поведает, что куда там Леониду Андрееву! Само идеалистически-романтическое настроение умов творческой элиты старой России (и раннего СССР) глубоко чуждо трезвому прагматизму новых поколений. «Чудаки» - самое мягкое, что можно услышать от нынешних школьников или студентов о властителях дум русской интеллигенции вековой давности вроде Николая Федорова и Владимира Соловьева2.Итак, почитаемая на словах классика не владеет сегодня «русской душой». Конечно, встречаются молодые люди, живущие тем же Достоевским, но не может же общенациональный культурный консенсус основываться на вкусах единиц.Кому нужна Культура?Действительно, кому? Горстке тех, кто, подобно Толстому, считает, что «без Тютчева жить нельзя»? Да, но, между прочим, Шпенглер тоже не мог, по собственному признанию, «жить без Гете, без Шекспира, без старой архитектуры», что не помешало ему адекватно оценить современную ему ситуацию и возвестить о «закате Европы». Правящей элите? Думаю, не слишком, судя по тому скромному финансированию, которое достается на долю учреждений, подведомственных Министерству культуры3. А вот не такой уж маленькой армии работников этих учреждений - безусловно, жизненно необходима. Но опять-таки в общенациональном масштабе это не слишком значительная сила.Есть ощущение, что высокий статус Культуры сохраняется только благодаря, используя выражение Победоносцева, «земляной силе инерции». Массы по инерции продолжают чтить Пушкина и Глинку; элита по инерции не дает окончательно умереть библиотекам, музеям и академическим институтам; графоманы и бездарности, мечтающие казаться «умниками», по инерции засоряют культурное пространство плодами своего (или чужого) вдохновения - от стихов до диссертаций. Тем не менее в этом безумии есть своя логика, как правило, неосознаваемая. Пусть даже и в форме имитации, Культура остается единственной знаково-смысловой системой, внятной для 9/10 жителей России - тем, что, грубо говоря, всех нас объединяет.В стране, где напрочь отсутствует «проект совместной жизни» (Хосе Ортега-и-Гасет), где социальное единство подорвано невероятным неравенством в доходах (смешно читать, как американец Кристофер Лэш ужасается - в США 20% населения контролируют 50% национального богатства, нам бы ваши проблемы!), где религиозное единство, несмотря на все пафосные речи о «православном ренессансе», обитает в пределах от 3 до 7%, где этнократии и этнофобии сильнее ассимиляции, что еще, кроме школьной программы по литературе, может объединять ее граждан? Хрупкое единство? Безусловно. Но другого пока нет, и потому бессознательно самые разные слои нашего общества хватаются за него как утопающий за соломинку. Но ведь когда-нибудь соломинка не выдержит, и произойдет это, как всегда в истории России, внешне совершенно неожиданно. Вспомним, как «слиняли в 2-3 дня» (Розанов) «православие-самодержавие-народность», а потом и марксизм-ленинизм.Общий стиль почти всех действий нашей власти в последнее десятилетие - как можно более длительное оттягивание решения наиболее насущных и болезненных проблем: авось «рассосется». Возможно, в каких-то конкретных ситуациях такой подход был разумной и даже мудрой тактикой, но в качестве стратегии он только способствовал концентрации взрывчатого вещества в подвале внешне весьма респектабельного здания путинской «стабильности». Отсутствие вызывающего доверия преемника, способного сменить честно потрудившуюся и давно имеющую право на заслуженный отдых Культуру, - динамит не меньшей силы, чем социальное расслоение, коррупция или этнические конфликты.Национальный масскульт как нацпроектЕдинственной альтернативой имитационному прозябанию Культуры в качестве псевдосимвола российского единства я вижу грандиозный и творческий проект создания национального масскульта, пропагандирующего ценности, в той или иной степени преемственные по отношению к классике, художественным языком, близким и понятным современному массовому русскому человеку. Это может быть поп-беллетристика, эстрада, кино, комиксы, компьютерные игры и т.д., настойчиво, планомерно, но не в лоб прославляющие национальную солидарность, социальное сотрудничество разных общественных слоев, русский народ как творца его великой истории, мужчину как воина и труженика, женщину как мать и домостроительницу, взаимопомощь и взаимовыручку между людьми, банальную (?) честность и порядочность и т.д. и т.п. Такие архетипические и внятные для любого нормального человека установки - элементарные условия человеческого существования - гораздо более, чем нравственные метания Константина Левина и проповеди старца Зосимы, способны стать основой национальной идентичности. Классика требовала от человека этического максимума, перед нами сегодня стоит задача сохранить/возродить этический минимум - этой планки российское общество, возможно, еще сумеет достичь, но все, что сверх нее, обречено быть пустым, хотя и помпезным фасадом.Если проект национального масскульта будет выдвинут и серьезно поддержан государством, для его осуществления я не вижу никаких серьезных препятствий. Есть успешные примеры того, как это делалось: достаточно вспомнить Голливуд времен «нового курса» (у нас так любили сравнивать Путина с Рузвельтом!), давший бессмертные шедевры Джона Форда, Фрэнка Капры, Уильяма Уайлера, или кинопродукцию сталинской эпохи. Система госзаказов и престижных премий быстро втянет в проект самых талантливых и чутких художников. Почему бы, например, не поработать над жанром отечественного боевика, русского истерна, который бы повествовал не о криминальных разборках, а об освоении русскими Сибири и Дальнего Востока, о борьбе за Кавказ и Среднюю Азию - материал куда более захватывающий, чем история покорения Дикого Запада, ставшая золотой жилой для американского вестерна4? Причем зачатки национального масскульта имеются уже сейчас. Скажем, рок-группа «Калинов мост» (лидер Дмитрий Ревякин) из альбома в альбом воспевает, а следовательно, делает близкими, «своими» для достаточно обширной молодежной аудитории рубежи Отечества - сначала «терпкую Камчатку» в проникновенной лирической балладе (»Святы бескозырки золотыми лентами / Служба серебрит виски, граница на замке, / Льют награды кружками дозоры Родины, / Солнце встанет в срок - спи, страна, спокойно»), теперь - город русской славы Севастополь в стилизованной солдатской песне (»Ох, кровей напилась земля крымская, / Черноморский флот на дне покоится, / И все меньше нас, адмирал убит, / Но мы держимся, но мы держимся…»). Вот что нужно поддерживать, а не «Фабрику звезд», которая, по меткому определению Михаила Ремизова, сделалась стандартом «россиянской» культуры. Даже в такой на первый взгляд неидеологизированной сфере, как архитектура, «русский стиль» мог бы стать сильнейшим средством национального единения, оформляя не только дворцы, но и общественные здания, - как на хороший образец можно указать на железнодорожный вокзал Великого Новгорода (архитектор Игорь Явейн), построенный вскоре после Великой Отечественной войны.Весь вопрос в одном: а нужно ли все это нынешней власти? Ведь национальный масскульт может быть только частью более масштабного проекта национального государства, а последний, похоже, не является приоритетным для российской элиты. Вот почему робкие попытки создания историко-патриотического и государственно-идеологического кинематографа оказываются столь неудачными (взять хотя бы поистине позорный блокбастер Владимира Хотиненко »1612» и небезынтересный, но фальшиво-надуманный манифест Никиты Михалкова »12») - они неорганичны. Тогда получается, что Донцова / Маринина / Устинова, бандитские сериалы, «Фабрика звезд» и есть наш настоящий национальный масскульт. Что ж, он замечательно коррелирует с социально-экономической ситуацией в РФ, но если и то и другое в совокупности - не только наше настоящее, но и заявка на *удущее, то *удущего может и не *ыть… Тем же, кто хочет, чтобы у России было русское будущее, пора думать о национальном масскульте как общественной инициативе, хотя бы как о некой субкультуре «малой нации» (по аналогии с кошеновским «малым народом»), которая в идеале должна стать «большой». Но надо ли говорить, что в таком случае данный проект приобретает революционный вектор…Так или иначе, Культура в качестве действенного символа национального единства доживает последние дни. И может, к ее же благу. Она перестанет быть огромным проходным двором, заполненным разного рода самозванцами, и вернется к своим изначальным форматам - келье, салону, кабинету, мансарде… Возможно, когда стихнет шум непосвященных, мы услышим в благоговейной тишине некое новое Слово, которое даст Культуре новую жизнь…Примечания.1 По данным, приведенным главным редактором журнала «Искусство кино» Даниилом Дондуреем на заседании Общественной палаты в ноябре прошлого года, 37% наших соотечественников вообще не читают книги, только в семи из ста семей родители читают книги детям. Известный литературный критик Павел Басинский констатирует: » книги перестали о*ъединять людей практически ни одна из новых книг не становится предметом общественного интереса». 2 При нынешней тотальной варваризации обсуждать столь тонкие материи с молодежью становится, по сути, бессмысленно. Выполнимость куда более скромной задачи - дать учащимся набор самых элементарных сведений - и то под вопросом. Недавно на экзамене студент не смог ответить на мой вопрос о том, кто победил в Сталинградской битве; от студентки гуманитарного (!) вуза я узнал, что Крещение Руси состоялось при Петре I; незабываемую историю мне поведал один мой коллега о студентке, отнесшей возникновение кинематографа к временам до Рождества Христова… Чувствуется, что все это им «до лампочки». 3 Народный артист России Александр Калягин на упомянутом выше заседании Общественной палаты привел следующие цифры: в 2007 году расходы на культуру составили 1,24% от общих расходов бюджета, к 2010-му планируется их снизить до 0,83%. Зарплаты «работников культуры» в 2,5 раза меньше, чем в среднем по стране.4 Подробнее об этом см. в моей статье: Закрытие фронтира // Москва. 2007. ? 6. С. 134-138.

(Автор: Сергей Сергеев)


Больше ясности, меньше логики19 марта - 9 апреля 2008

Минула горячая выборная пора, контуры политического будущего предельно прояснились, но острота общественной дискуссии в России не спала, а, напротив, кажется, лишь набирает обороты. Главная тема экспертных комментариев вот уже более трех месяцев - фактическая конфигурация власти после 7 мая. Теоретически все ясно: президент Медведев и премьер Путин; характер, объем и соотношение их полномочий определены Конституцией и не допускают никаких толкований. Но в то же время понятно, что слишком часто теория и практика в России существуют в разных измерениях, противореча друг другу, даже взаимоисключая друг друга. Этот вопрос интересовал не только российских экспертов, но и иностранных: корреспонденты английской газеты The Financial Times, взявшие 25 марта интервью у Дмитрия Медведева (к слову сказать, первое его интервью в статусе избранного президента), прямо поинтересовались: «За кем будет оставаться последнее слово при принятии решений?» И получили максимально обтекаемый ответ: «Россия - это президентская республика с сильной исполнительной властью». Впрочем, и здесь много неопределенности: что вообще такое «президентская республика с сильной исполнительной властью»? Согласно официальным словарным трактовкам президентской республики, это форма правления, для которой характерно соединение в руках президента полномочий главы государства и главы исполнительной власти. Правительство подотчетно не парламенту, а президенту. Поэтому вне зависимости от степени лояльности парламента премьеру, сиди в этом парламенте хоть три Грызловых и два Мироновых, большой пользы от этого главе правительства не будет. Так что своими крайне туманными юридическими формулировками Дмитрий Медведев (по собственному признанию, «юрист до мозга костей») только запутал экспертов.Об опасности двоевластия говорил главный редактор журнала «Политический класс» Виталий Третьяков в интервью «Литературной газете» (2 апреля): «Примеры, свидетельствующие об опасности политического двоевластия, лежат совсем рядом с нами, а не в исторических глубинах, - отметил он. - Понятно, что Медведев и Путин знают и понимают это, а потому уже выработали какой-то алгоритм взаимодействия друг с другом, дабы подобное не повторилось. Но это их личная договоренность, которую совсем не обязательно поддержат другие игроки на политическом поле России».Тем временем избранный президент продолжал активную медиаполитику в духе Владимира Путина, появляясь зачастую там, где его никто не ждал. Так случилось 3 апреля, когда Дмитрий Медведев прибыл на церемонию открытия XII Российского интернет-форума. Он отметил, что развитие Интернета относит к стратегическим задачам: «У любого государственного служащего на столе должен стоять компьютер, как у любого цивилизованного человека. И он должен иметь выход в Интернет». Знает ли Дмитрий Медведев, что в том же Министерстве иностранных дел, которое по части работы с информацией должно быть в числе первых, на один департамент приходится по три компьютера, подключенных к Интернету? Впрочем, в контексте праздничного форума эти нерадостные соображения смотрелись бы блекло и неуместно. Под конец речи избранный президент сообщил собравшимся, что накануне заходил на один из популярных сетевых сервисов, связывающих бывших одноклассников по всей стране и за ее пределами. На этом ресурсе Медведев обнаружил несколько десятков своих двойников. «И это, думаю, неплохо», - сказал он, улыбаясь, чем заслужил бурную овацию зала.Политический обозреватель газеты «Известия» Александр Архангельский в авторской колонке на сайте РИА Новости размышлял о поездке Дмитрия Медведева в Сибирь и выступлении его на заседании Государственного совета, посвященном развитию малого бизнеса (»Великое в малом», РИА Новости, 4 апреля). «Слова, произнесенные Медведевым, произвели сильнейшее впечатление, - отметил аналитик, - давно никто не говорил с такой определенностью о необходимости снять с кормления милицию, санэпидстанцию, пожарных и прочих самозваных контролеров; о проверках как легализованной форме грабежа». Одно печалит Александра Архангельского - сложность, почти невозможность воплощения этих благих планов в жизнь.Экономист Михаил Хазин на сайте FinTimes.ru (27 марта) развивал очевидную мысль о том, что без суверенной экономики невозможно и проведение суверенной политики. Начал эксперт с того, что сегодня российская экономика выстроена и функционирует в формате компрадорского капитализма: такого, при котором предпринимательское сообщество является своеобразной «соединительной тканью» между национальной экономикой и зарубежной. Так продолжается с самого начала 90-х годов - времени, когда «основной мыслью любого «бизнесмена» (читай: компрадора) было получить по дешевке госсобственность и продать ее на Запад». Михаил Хазин высказал опасение, что в ближайшем будущем, границы которого он очертил первым сроком правления Медведева, иностранные ТНК перестанут вкладываться в российскую экономику и перейдут в режим банального выкачивания доходов. Единственное наше спасение, по мысли автора, в скорейшем возрождении малого и среднего бизнеса. Начать можно с отмены «идиотского понятия» юридического адреса фирмы и продолжать в том же духе, упрощая и упраздняя ненужные административные процедуры.Меж тем Владимир Путин по-прежнему прозрачно намекал журналистам, политологам и всем заинтересованным лицам, что с Медведевым, слывущим либералом, им будет не легче, чем с ним (kremlin.ru, 5 апреля). На пресс-конференции после заседания Совета Россия-НАТО российский президент, благодаря присутствовавших в зале журналистов за восьмилетнюю совместную работу, отметил: «Что же касается моего преемника, то уверяю вас, что это человек широких взглядов с блестящей университетской подготовкой и вам будет с ним интересно». Примечательно, кстати, что Владимир Путин то ли по неосторожности, то ли специально употребил в отношении Медведева определение, ранее категорически им отвергаемое, - «преемник».Другой - несостоявшийся - преемник Владимира Путина, Сергей Иванов, в конце марта стал чаще появляться в выпусках новостей. Поводом стали твердые заявления о необходимости увеличения президентского срока. 24 марта он вновь высказался за то, чтобы развести во времени парламентскую и президентскую избирательные кампании, а также за увеличение срока президентских полномочий (интервью «Известиям»). «Открытым текстом говорю - я сторонник этой идеи», - сказал Сергей Иванов. Комментируя прошедшие выборы, он отметил, что не всегда отсутствие интриги есть плохой знак: «Кому хочется интриги - пусть в другом месте эти интриги ищут или создают». Повышение медиаактивности первого вице-премьера было истолковано многими аналитиками как свидетельство того, что в новой системе власти он сохранит прежнюю влиятельность. Политический эксперт Татьяна Становая заявила о том, что «Иванов возвращается в большую политику» - именно так называлась ее статья, опубликованная 31 марта на сайте Политком.ru. «Иванов своими заявлениями подтверждает свой привилегированный статус, который получен при Путине и который он намерен сохранить и при Медведеве».Сомнения в том, что Владимир Путин займет пост премьер-министра, имевшие место еще в начале марта, в начале апреля практически рассеялись. Председатель нижней палаты российского парламента и по совместительству лидер крупнейшей в стране партии Борис Грызлов во время пресс-конференции 7 апреля выражался более чем ясно и недвусмысленно: «Мы ждем 7 мая, когда будет инаугурация (избранного президента РФ Дмитрия Медведева. - Д.Б.), и 8 мая, когда мы будем утверждать кандидатуру Владимира Путина на пост премьер-министра». Очевидно, что Борис Грызлов, обычно не склонный к политической импровизации, не сказал бы ничего подобного, если бы не знал наперед, что так именно и будет. Следовательно, уже 7 апреля ситуация с выбором Путина окончательно прояснилась. Помимо этого, Борис Грызлов критически высказался о ходе административной реформы: своей главной задачи - уменьшения численности бюрократического аппарата - она, по его словам, не достигла. Если в 2004 году ежегодный прирост чиновников составлял 18 тысяч человек, то теперь скорость увеличения численности чиновников достигает 120-130 тысяч человек в год. Характерно, что тревожные мысли о тотальной бюрократизации страны произносил лидер партии, которая твердо ассоциируется с бюрократической. Наконец, Борис Грызлов выразил надежду на то, что на предстоящем съезде «Единой России» Владимир Путин согласится возглавить партию.В обзоре российской печати на сайте британской телерадиокомпании Би-би-си появилась примечательная фраза - о том, что если Владимир Путин примет предложение возглавить «Единую Россию», то Россия впервые получит партийное правительство (8 апреля).Политический аналитик Московского центра Карнеги Андрей Рябов, рассуждая о грядущей инаугурации, утверждении премьер-министра и праздновании Дня Победы, отметил: «Для российской политики, современной тем более, такой символический ряд с точки зрения взаимодействия власти и общества имеет очень *ольшое значение. Это византийская традиция, а византийская традиция, как известно, является очень-очень символичной, особенно ее продвижение в массовое сознание» (интервью Радио «Свобода», 8 апреля).Сергей Черняховский в статье на сайте АПН.ru (»Византизм как агония», 19 марта) скептически рассуждал о новейшей «византийской моде» в российской идейной сфере. Посредством долгих и подробных исторических выкладок он доказывал, что пример, на который пытается равняться Россия, того не стоит. По его мнению, вся история Византии - это история агонии, медленного умирания. И поэтому стремиться ей соответствовать - более чем странно.Политолог Павел Данилин отметил, что если сравнивать груз ответственности Путина и Медведева, то у второго он окажется больше. Нынешний президент, по словам эксперта, исполнил сверхмиссию - он сохранил Россию: «Путин воссоздавал и создавал заново, склеивая из имеющейся субстанции, чаще всего гнилой и негодной, единое пространство России» (»Медведеву придется труднее, чем Путину», «Взгляд», 4 апреля). Сложность ситуации для Медведева состоит в том, что, хотя угроза распада страны и осталась позади, количество вызовов, которые современность предъявляет стране, не сократилось, а наоборот, увеличилось: «Неоправданный оптимизм вкупе с упорным нежеланием признать, что Россия, да и весь мир входят в зону крайне опасной турбулентности, могут результировать в серьезном поражении самого российского общества, а в итоге и государства. Наконец, о чем необходимо поговорить особо, в серьезную угрозу превращается привычка игнорирования общественного запроса со стороны элит».В схожем ключе размышлял и политолог Павел Святенков (»Дембель Путин», Преемники.ru, 7 апреля). Проанализировав состояние внешней политики Российского государства, эксперт пришел к выводу, что здесь страна потерпела много поражений: «С чем остается преемник Путина? С НАТО, приближающейся к границам. С несовершенной и архаической государственной машиной. С совершенно разложившейся армией. С сверхкоррумпированными органами власти. Как, спрашивается, эта карнавальная сверхдержава намерена противостоять объединенной Европе и США? В союзе с Китаем? Но пойдет ли Китай на такой союз? Весьма сомнительно».Пока одни размышляли о том, кому в результате будет труднее, еженедельник «Коммерсантъ ВЛАСТЬ» со свойственной ему насмешливостью занимался исследованием «тандемократии» в России (»Тандемократия», 31 марта). В частности, журналисты издания обратили внимание на то, что по времени пребывания в эфире федеральных телеканалов Дмитрий Медведев вновь опередил Владимира Путина - и это опережение даже увеличилось по сравнению с предыдущим месяцем. По суммарной продолжительности сюжетов в новостных программах трех главных федеральных телеканалов (Первый, «Россия» и НТВ) Дмитрий Медведев предшественника заметно превзошел (4:02:13 против 3:10:20)». Впрочем, если в прошлый раз перевес оказался на стороне избранного президента благодаря собственно выборам 2 марта, то на этот раз решающую роль сыграло интервью британской The Financial Times: большие фрагменты той беседы охотно транслировались крупнейшими российскими телеканалами.В обозначенный период не исчезала с политического радара страны и тема «третьего срока» - в нынешнем своем измерении уже не проблема, а философский вопрос. Так, аналитик Игорь Рябов в статье «План на Путина», опубликованной 31 марта на сайте Политком.ru, отмечал: «Партия третьего срока», которой пугали всякого из преемников Владимира Путина, никуда не делась». По его мысли, «план «партии третьего срока» сегодня - ослабить институт президента за счет усиления роли премьера. Оснастить исполнительную ветвь власти поправками в закон о правительстве, расширяющими его полномочия. Перевести в Белый дом контроль силовых структур. Расширить функции аппарата правительства, включая функцию контроля СМИ. Сделать доминирующее положение «Единой России» в парламенте инструментом влияния премьера. Если не протащить соответствующий закон, то хотя бы создать фантом парламентской республики. Переподчинить губернаторов напрямую кабинету министров. Словом, что скрывать, связать Медведева по рукам и ногам».На то, что эпоха Путина еще не закончилась, намекал председатель Совета Федерации Сергей Миронов: «Рекордный уровень доверия граждан, которым пользуется Владимир Путин, доверие к проводимой им политике означают, что наша страна уже не свернет с правильного пути. На выборах главы государства Владимир Путин поддержал своего убежденного соратника Дмитрия Медведева, который главной для себя задачей считает продолжение начатого в 2000 году экономического и политического курса. Второй президент России согласился занять ключевой пост в новом правительстве. Все это говорит о том, что «эпоха Путина» - эпоха возрождения и становления новой демократической России - не закончилась и ее итоги подводить еще рано. Для того чтобы превратить Россию в процветающее современное государство, живущее по принципам социальной справедливости, нам всем предстоит еще очень основательно потрудиться. Мы только в начале пути к возрождению страны. Теперь настало время идти вперед, наверстывая упущенное» (»Развивать достигнутое», Газета.ru, 1 апреля).Не прекращалась в марте-апреле дискуссия о потеплении общественно-политического климата в стране с приходом нового президента. Поговорить на эту животрепещущую тему собрались в студии радио «Эхо Москвы» Глеб Павловский и Андрей Пионтковский (23 марта). Дискуссия получилась примечательной как с содержательной стороны, так и в плане стиля общения. Вела эту программу известная московская оппозиционная журналистка Евгения Альбац. Как и положено в таких случаях, речь зашла постепенно о современных ущемлениях свободы слова, оппозиции вообще и ее права безответственно и безнаказанно ругать власть в частности. Андрей Пионковский стал буквально пытать Глеба Павловского на предмет того, есть ли в современной России политические заключенные. Сам он был уверен, что есть, и пытался убедить в этом своего собеседника. «Не надо на меня кричать», - резонно заметил Павловский. «Но вы не отвечаете на вопрос!» - возмущался Пионтковский. «Все равно не надо на меня кричать, - настаивал президент Фонда эффективной политики. - Я хочу сказать, что это вопрос конкретный. Кто такие были политические заключенные к моменту смерти тирана в 1953 году - совершенно понятный вопрос. Они даже имели эти самые литерные или номера статей. Это, собственно говоря, и была «оттепель». Должен сказать, что ни в одном - я еще помню этих людей по старости лет, которые в конце 50-х годов появлялись в большом количестве среди других, - ни в ком не было такого количества злобы, как в вас. Это были очень добрые люди, они совершенно не искали, кого бы сгрызть. Понимаете, это очень важно. Вы считаете Ходорковского политическим заключенным. Я его не считаю политическим заключенным».Пока актуальная политическая мысль в России кипела и пенилась, писатель Александр Проханов возмущался тем, что на фоне глобальных выборных процессов померкло обсуждение идеологий (»Солнечный портрет в черной раме», «Завтра», 2 апреля). «Почему споры о суверенной демократии, охватившие кремлевских мудрецов и оппозицию, глубоких культурологов и легковесных историографов, так быстро пропали, как пропадают цветики при первых морозах?» - задавал он свой риторический вопрос. С тем чтобы в следующем абзаце ответить: «Потому что эта элита исповедует идеологию другой страны, свод идей иной цивилизации, к которой они насильно пристегнули Россию. Сделали ее периферией чужой империи, культивируют колониальное сознание. Отказывают колонии в самобытной идеологии, заменяя ее идеологическим суррогатом метрополии».Николай Усков увидел в смене верховной политической власти в стране признаки не только политические, но и культурные. «Путинский гламур становится историей, - резюмировал он. - На смену ему идет роскошный минимализм (Назлобу.ru, 3 апреля). Отныне актуально иметь идеалы, выглядеть просто, но дорого, жить скромно, но со вкусом, ценить качество и комфорт, презирать понты и осуждать сверхпотребление, любить, а не просто заниматься сексом, больше читать и меньше тусоваться. Если же тусоваться, то со своими. Приватность, закрытость, самодостаточность - ключевые слова наступающей эпохи. Слегка повзрослевшие новые русские деньги хотят выглядеть как старые. В эпоху доступных кредитов всякий может купить «Бентли». Но кто хочет выглядеть как «всякий»? Индикатором подлинного успеха становится не потребление, а самовыражение и количество свободного времени, которое вы способны потратить лично на себя».Партийный аспект российской политической жизни в марте-апреле также был достаточно интересен. Политолог Дмитрий Фурман размышлял о судьбе российских либералов и о неоднозначности отношения к ним Кремля (»Дилеммы и страдания либералов», «Независимая газета», 28 марта). «Российская власть периодически посылает российским либералам разные сигналы, говорящие о том, что если к безответственным, подрывным элементам вроде «шакалящих по иностранным посольствам» и организующих разные демонстрации Касьянова и Каспарова она сурова, то ответственных либералов уважает и ценит», - писал он, отталкиваясь от недавней встречи Путина с Явлинским. Вывод его был таков: «Сотрудничество либералов и демократов с авторитарной властью - нормальная личная, жизненная и нормальная политическая стратегия. Единственное, что нужно при этом, как я думаю, - это понимание того, что компромисс есть компромисс, что переход к реальной демократии - это объективная задача и что либеральные реформы могут ему способствовать, но не могут его заменить. Можно и нужно идти на компромиссы, и можно и нужно мучиться из-за них. Можно сотрудничать с властью - не все же она делает плохое. Теоретически в каких-то ситуациях можно даже наврать и сказать, что она - демократическая. Единственное, что нельзя, - это так думать. Компромисс не должен становиться самообманом».Мария Гайдар и Алексей Навальный, активные деятели молодежной оппозиции, выступили 1 апреля в газете «Ведомости» со статьей «Оппозиция: проведем выборы сами». «Создать объединенную структуру не удается, потому что и оппозиционные лидеры, и их организации представляют разные идеологии и придерживаются разных методов политической борьбы, - рассуждали молодые оппозиционеры. - Они сходятся только в одном: необходимо вернуть саму политическую конкуренцию через систему свободных выборов в широком смысле этого слова. Но от отсутствия конкуренции прежде всего страдает сама оппозиция: нельзя определить, какие лидеры, подходы и идеологии лучше воспринимаются населением. То же касается и «новых лидеров». Назначить человека на должность лидера невозможно. Сами «новые лидеры» не могут доказать, что их время пришло. Добиться узнаваемости и заработать личный авторитет можно только в честной выборной борьбе. Именно поэтому широкой публике известны лишь те оппозиционеры, которые участвовали в выборах 90-х годов».Вновь российская оппозиция предпринимала усилия в направлении объединения. Участники конференции «Новая повестка дня демократического движения», прошедшей в Петербурге 5 апреля, договорились о проведении максимально широкого съезда демократических сил, запланировав его на осень. В координационную группу по подготовке съезда вошли 12 человек. Среди них - лидер Объединенного гражданского фронта Гарри Каспаров. Резолюция конференции была опубликована на сайте Грани.ru 5 апреля. В ней декларировалась необходимость проведения в стране политической реформы и подтверждалась готовность добиваться этой политической реформы. Три составляющие этой предполагаемой реформы таковы: «Первая: отмена цензуры, восстановление свободы СМИ, гарантии доступа оппозиции к федеральным теле- и радиоканалам. Вторая: отмена ограничений на свободу собраний и политической деятельности, парламентский и гражданский контроль над армией и спецслужбами, разработка и принятие либерального избирательного законодательства. Третья: восстановление реального разделения властей и федерализма, реальная независимость суда, ликвидация сверхцентрализации полномочий в рамках президентской власти, развитие парламентаризма, усиление влияния парламентов всех уровней на принятие политических решений, создание ответственного правительства, находящегося под парламентским контролем».Борис Вишневский на сайте Каспаров.ru размышлял по поводу резолюции: «Одна вещь абсолютно необходима демократам, если они хотят вернуть доверие общества и прежнее влияние на него: перестать «мочить» друг друга, выдавать домыслы за реальность, а подозрения - за факты. И тысячу раз прав Виктор Шейнис, который считает, что конференция 5 апреля обязательно должна принять заявление об отказе ее участников от «публичной недружественной полемики, взаимных обвинений и оскорблений». Если этого не произойдет - на любых демократических проектах можно будет поставить крест. Как и на перспективах восстановления демократии в стране - по крайней мере на ближайшие годы» (»Дрейф в направлении курса», 3 апреля).Экономист Михаил Делягин рассуждал на сей раз о цензуре (»…А еще прочил казак правды для народа…» О пользе цензуры», «Ежедневный Журнал», 2 апреля). На примере ряда примеров, взятых из кинематографической истории, он показывал, что цензура не всегда вредит, а иногда даже и действует во благо.Сенсационные вести в начале апреля понеслись из стана «единороссов». Казалось бы, проект идеологических «крыльев» партии, обсуждавшийся широко еще в 2005 году, давно приказал долго жить. Но едва только утихла выборная суета, члены партии власти озаботились собственным идеологическим меню. В распоряжении журналистов «Независимой газеты» оказался текст под названием «Хартия политических клубов» (7 апреля). По словам сотрудников издания, этот документ был составлен «единороссами» для внутрипартийного обсуждения. Он фактически декларировал начало идеологического расслоения партии власти.По-прежнему будоражили российское экспертное сообщество конфликты в стане силовиков. В конце марта появились слухи о том, что в военном министерстве часть генералов ушла в открытую оппозицию министру обороны Анатолию Сердюкову. Якобы более всего не устроило генералитет желание нового начальника приватизировать военную собственность. Журналист Евгений Бунтман в эфире телеканала RTVi (28 марта) анализировал: «Возможно, Сердюкова поставили во главе ведомства именно для этого - превратить пустыри в хрустящие деньги, а потом и в квартиры для офицеров, на которые государство раскошелиться никак не может. Впрочем, генералы опасаются, что распродажа активов - это бизнес-проект, не имеющий никакого отношения к про*лемам военнослужащих. При всем различии прежних министров все они соблюдали главное правило - не покушаться на святая святых - финансы ведомства. Сердюков это правило нарушил и получил бунт. Что в нынешней ситуации не может не внушать опасений: центр власти, по всей видимости, переместится в Белый дом к Путину. А силовики останутся в подчинении президента - Медведева. Пока вроде бы у Сердюкова преимущество - информацию об отставках гневно опровергли, Балуевский пока остается главой Генштаба. Но все может измениться, если военные начнут шантажировать Кремль своей лояльностью».Спустя несколько дней Анатолий Сердюков дал пространное интервью «Комсомольской правде» (3 апреля). На прямой вопрос журналиста: «Чем недоволен генералитет?» - Сердюков ответил: «Рапорта у нас сам никто не пишет. Просто наступает предельный возраст, и многие уходят. И генералы тоже увольняются в основном по этой же причине. Наверное, именно вокруг них в ряде СМИ со ссылкой на так называемые высокопоставленные источники и раскручиваются сейчас различного рода слухи и спекуляции. Чего греха таить, некоторые ведь и правда пытаются удержаться всеми способами, и поверьте, не из любви к Родине, а из-за страха потерять насиженные места, бизнес, в который давно превратилась их служба. Поэтому я и хочу выстроить жесткую цепочку - дослужился до определенного возраста и, если ты действительно служил честно и добросовестно, имеешь моральное право оставаться в строю, надо снимать военную форму и дальше работать, но уже в ранге гражданского служащего».На страницах журнала «Итоги» по поводу управленческого стиля Сердюкова спорили зампредседателя Комитета Госдумы по обороне Игорь Баринов и президент Академии геополитических проблем генерал-полковник Леонид Ивашов. Сергей Баринов в целом поддерживал курс Сердюкова на изменения в военной сфере: «Система, на мой взгляд, порочна, и ее нужно менять». В то же время Леонид Ивашов передавал свои впечатления от последних инициатив в сфере реформирования Вооруженных сил: «Складывается впечатление, будто армия для нас - обуза» (31 марта).Эта весна в общественно-политической дискуссии страны ценна еще и тем, что вновь появился в актуальном аналитическом поле страны Александр Солженицын. Газета «Известия» опубликовала его статью под названием «Поссорить разные народы??» (2 апреля). Статья была посвящена событиям на Украине, где последнее время особенно активно и агрессивно вытесняется русский язык. Писатель возмущался тем, что на Украине не стесняются говорить о голодоморе как о геноциде против украинского народа. «Такой провокаторский вскрик о «геноциде» стал зарождаться десятилетиями спустя - сперва потаенно, в затхлых шовинистических умах, злобно настроенных против «москалей», - а вот теперь взнесся и в государственные круги нынешней Украины, стало быть, перехлестнувшие и лихие заверты большевицкого Агитпропа?? «К парламентам всего мира!» - Да для западных ушей такая лютая подтравка пройдет легче всего, они в нашу историю никогда и не вникали, им - подай готовую басню, хоть и обезумелую».О максимально приемлемой внешнеполитической стратегии для России размышлял Владимир Дегоев в статье «По ком звонит Косово» (»Политический класс», март). «Двойные стандарты в мировой политике были и останутся, - отмечал автор. - Они и есть ее классические правила, по которым ты либо играешь, либо уходишь с поля и признаешь свое поражение. Нужно не изматывать себя в сизифовых усилиях изменить естественную природу вещей, а использовать ее в своих интересах». Автор предлагает России вместо бесконечных и бесплодных апелляций к справедливости сознательный курс на усиление своих позиций. В этом, и только в этом случае двойные стандарты, обращенные против нас, будут достойно отражены. И не понадобится долго и нудно доказывать свою правоту - тогда, когда она и без того очевидна.Таковы основные дискуссионные треки этого месяца. В апреле практически окончательно определились контуры будущего Владимира Путина. Хотя многие и сомневались в том, что нынешний президент сознательно пойдет на понижение статуса и влиятельности - так оно, похоже, и будет. В то же время это не вносит ясность относительно фактического распределения полномочий между Путиным и Медведевым: указания последнего на то, что «Россия - это президентская республика с сильной исполнительной властью», только добавили неопределенности.

(Автор: Дмитрий Булин)


Curriculum vitae

Дискин Иосиф ЕвгеньевичДоктор экономических наук, профессор ГУ-ВШЭ. Сопредседатель Совета по национальной стратегии. Автор монографий: «Социокультурный базис Перестройки», «Трансформация и элиты», «Российская модель социальной трансформации».Ковалев Виктор АнтоновичДоктор политических наук, профессор кафедры политической теории и политического управления Cыктывкарского государственного университета. Автор более ста научных работ по проблемам современной российской политики.Кошкин Анатолий АркадьевичДоктор исторических наук, профессор, член исполнительного совета Российской ассоциации историков Второй мировой войны, автор научных трудов по истории Второй мировой войны и международных отношений, в том числе монографий: «Крах стратегии «спелой хурмы». Военная политика Японии в отношении СССР, 1931-1945 гг.», «Кто нарушил пакт о нейтралитете», «Японский фронт маршала Сталина. Тень Цусимы длиной в век», «Борьба великих держав. Советско-японская война» (на японском языке).Окара Андрей НиколаевичПолитолог, кандидат юридических наук, сотрудник Центра восточноевропейских исследований. Автор работ по политическому процессу в России и Восточной Европе, геополитике, социальной философии, истории политико-правовых учений, технологии Soft Power.Севастьянов Александр НикитичКандидат филологических наук. Член Союза писателей, Союза журналистов и Ассоциации искусствоведов России. Автор книг: «Национал-капитализм», «Национал-демократия», «Итоги XX века для России», «Русская идея, век XXI», «Время быть русским!» и др.Сергеев Сергей МихайловичКандидат исторических наук, специалист по истории русской общественной мысли XIX-XX веков. Заведующий сектором отдела рукописей Российской государственной библиотеки. Заведующий отделом публицистики журнала «Москва». Автор научных, научно-популярных и публицистических работ по социально-политическим и историософским проблемам.Третьяков Виталий ТовиевичГлавный редактор журнала «Политический класс». Автор и ведущий телепрограммы «Что делать? Философские беседы» на канале «Культура». Автор книг: «Филантропия в советском обществе», «Горбачев, Лигачев, Ельцин. Политические портреты на фоне перестройки», «Русская политика и политики в норме и патологии. Взгляд на российскую политику 1990-2000 годов», «Как стать знаменитым журналистом. Курс лекций по теории и практике современной русской журналистики», «Нужен ли нам Путин после 2008 года?», «Бесхребетная Россия», «Наука быть Россией».Ципко Александр СергеевичДоктор философских наук, доктор философии хабилитус Республики Польша, главный научный сотрудник Института экономики РАН, консультант Института стратегических оценок и анализа. Работал в Институте философии и социологии Польской академии наук. Был приглашенным профессором Центра славянских исследований Хоккайдо (Япония) и Центра Вудро Вильсона (Вашингтон, США).

(Автор: без автора)


Постоянные и переменные (40)Как изменилась верхушка российской политической элиты за десять лет

»Политический класс» продолжает сравнивать изменения рейтингов ста ведущих российских политиков сегодня и десять лет назад. В данном номере сопоставляется март 1998 vs. март 2008 года.Структуры и постыВ марте 1998 года из первой двадцатки выпали вице-премьер и министр внутренних дел Анатолий Куликов, глава «Роспром/ЮКОС» Михаил Ходорковский и председатель Бюджетного комитета ГД Михаил Задорнов. Вошли в нее Патриарх Московский и всея Руси Алексий II, лидер партии «Яблоко» Григорий Явлинский и пресс-секретарь президента Сергей Ястржембский.Из состава двадцатки марта 2008-го выпали глава РАО «ЕЭС России» Анатолий Чубайс, председатель СФ Сергей Миронов и глава ОАО «РЖД» Владимир Якунин. Вошли в нее помощник президента Игорь Шувалов, министр обороны Анатолий Сердюков и глава «Ростехнологий» Сергей Чемезов.Долгожители рейтингаВ списке политиков-долгожителей, входивших в сотню и в марте 1998-го, и в марте 2008-го, присутствуют Юрий Лужков и Алексий II (в составе первой двадцатки и там, и там), Анатолий Чубайс, Алексей Кудрин, Вагит Алекперов, Сергей Шойгу, Владимир Потанин, Геннадий Зюганов, Минтимер Шаймиев, Михаил Фридман, Сергей Кириенко, Сергей Степашин, Владимир Жириновский, Евгений Примаков, Александр Шохин, Муртаза Рахимов, Егор Гайдар и Борис Березовский.События марта 1998 годаНГлавным событием марта стало решение президента Бориса Ельцина об отстранении от должности председателя правительства Виктора Черномырдина, а также первого вице-премьера Анатолия Чубайса и вице-премьера и министра внутренних дел Анатолия Куликова. Соответствующие указы были оглашены в понедельник, 23 марта.Рейтинг двух из трех политиков-отставников изменился не столь значительно, как этого можно было ожидать. Так, Черномырдин остался на втором месте, а Чубайс опустился лишь на две ступеньки (6-е против 4-го в феврале). И только Куликов потерял в весе весьма заметно (25-26-е против 6-го). Это говорит о том, что отставка двух первых политических тяжеловесов была воспринята экспертами неоднозначно. И даже с недоверием. Слишком долго два «Ч» - Черномырдин и Чубайс - были наиболее влиятельными, после президента, конечно, политиками в стране. По крайней мере эксперты не стали спешить со снижением оценок влиятельности этих политиков.Уже в начале марта произошли некоторые перестановки по власти.Вместо давнего соратника Ельцина Валерия Серова (выпал из ведущей сотни политиков), курировавшего проблемы СНГ, на этот пост был назначен секретарь Совета безопасности Иван Рыбкин (32-33-е против 33-34-го) с превращением его в первого вице-премьера. Рейтинг Рыбкина остался практически неизменным, а вот у стоящего за его спиной Бориса Березовского, в тот момент официально являвшегося членом научного совета Совбеза (а до ноября 1997 года бывшего заместителем секретаря СБ, то есть Рыбкина), существенно вырос - он вошел в пятерку наиболее влиятельных политиков страны (4-е против 8-го). Позже станет известно, что Березовский пытался протолкнуть Рыбкина на пост председателя правительства взамен ушедшего Черномырдина и, видимо, способствовал устранению последнего, хотя внешне поддерживал с ним дружеские отношения.Более интересны в свете событий 23 марта перестановки в силовых ведомствах и в аппарате президента. Начало было положено указом президента об упразднении Совета обороны (СО) вместе с его аппаратом и всеми комиссиями. Новым секретарем Совета безопасности (СБ) вместо ушедшего в правительство Ивана Рыбкина назначался Андрей Кокошин (22-е против 46-го), освобожденный от должности государственного военного инспектора - секретаря Совета обороны. Согласно указу аппарат СБ объединялся с Государственной военной инспекцией президента, и на их базе формировался новый аппарат Совета безопасности, обеспечивающий в том числе реализацию функций Государственной военной инспекции. Таким образом, Кокошин становился практически единственным кремлевским чиновником, который должен был координировать усилия по реализации военной реформы и оборонной политики государства.В марте почти завершился бюджетный процесс. Соответствующие законы были приняты Государственной Думой и Советом Федерации, однако президент не спешил с окончательным ответом, то есть подписью, после чего закон о бюджете-98 вступал в силу. Политические игры вокруг бюджета продолжились. Собственно, бюджет был далек от реальной экономики, но, казалось, это мало кого волновало из главных политических игроков.Утром 4 марта в Государственной Думе, где должны были состояться слушания по бюджету-98 в четвертом чтении, первые элементы сговора начали проявляться практически сразу: ни фракция ЛДПР, ни фракция КПРФ почему-то не обратили никакого внимания на то, что премьера в зале заседаний нет, хотя присутствие Черномырдина было одним из условий для поддержки бюджета. Депутаты из этих фракций спокойно задавали вопросы временно исполняющему обязанности председателя думского Бюджетного комитета Александру Жукову и министру финансов Михаилу Задорнову (24-е против 20-го). Некоторое оживление внес лидер ЛДПР Владимир Жириновский (21-23-е против 26-го), который, «забыв» о необходимости присутствия на заседании премьера, переключился на другие персоналии. Жириновский стал настаивать на увольнении министра внешних экономических связей и торговли Михаила Фрадкова, главы Федеральной авиационной службы Геннадия Зайцева и - главное - вице-премьера и министра внутренних дел Анатолия Куликова. Эта инициатива лидера ЛДПР никем не была поддержана.Черномырдина все еще не было в Думе, когда председатель палаты Геннадий Селезнев (12-е против 13-го) неожиданно поставил бюджет-98 на голосование в целом - без какого-либо обсуждения нового варианта статьи, разрешавшей правительству сокращать расходы в зависимости от полученных доходов, и прочих поправок к бюджетному тексту. Депутаты, не говоря ни слова, начали нажимать кнопки, и в результате законопроект получил в свою поддержку 252 голоса при 129 против и 2 воздержавшихся. Уже после голосования Селезнев объяснил, что обсуждение и отдельное рассмотрение поправок не проводились только потому, что поправки носят редакционный характер и уже включены в текст законопроекта. И здесь ни один думский оппозиционер не поднял голоса против такой интерпретации спикера, хотя стоявший в это время на трибуне Жуков выглядел абсолютно ничего не понимающим человеком. Думские источники подтвердили журналистам некоторых СМИ факт сговора крупнейших думских фракций. Коммунисты, для которых бюджет-98 уже потерял актуальность как политическое орудие, дали в его поддержку 52 голоса, а их союзники - еще 44. Таким образом, более трети сторонников бюджета приходилось на оппозицию. И это несмотря на то, что лидер коммунистов Геннадий Зюганов (16-17-е против 18-го) ранее неоднократно заявлял о неисполнимости бюджета ни по одной статье. В фактически солидарном голосовании слились фракции НДР и ЛДПР, обеспечившие еще 112 голосов. Группа «Российские регионы» и часть независимых депутатов дали остальные голоса. Депутаты уже занялись дальнейшим законотворчеством, когда в Думе появился Черномырдин со словами благодарности. После благополучного исхода голосования премьер смог пообещать, что бюджет будет исполнен целиком, - юридического значения эти слова уже не имели.Невнятная позиция президента Ельцина по многим принципиальным вопросам жизни страны, а также фрагментарность власти, в том числе наличие двух центров принятия решений в самом правительстве, - все это стимулировало потенциальных претендентов на президентское кресло, список которых мало изменился с 1996 года, когда Ельцин был переизбран на второй срок.Лидер коммунистов Зюганов в марте отметился несколькими поступками. Во-первых, косвенной поддержкой нереального дефицитного бюджета-98, что давало возможность давить на президента и правительство, требуя его строгого исполнения. Во-вторых, в очередной раз было объявлено о создании «теневого правительства», некоего прообраза «коалиционного», или «правительства национального спасения». Впервые со времени президентских выборов оппозиционные политики и крупные предприниматели сочли возможным афишировать свои связи. Был создан Координационный совет отечественных товаропроизводителей (КСОТ), возглавляемый к тому же «статусным» политиком оппозиции Николаем Рыжковым. В-третьих, фракция КПРФ выступила инициатором принятия проекта постановления, требующего от Генеральной прокуратуры возбудить уголовное дело в отношении председателя правительства Виктора Черномырдина и его первого заместителя Анатолия Чубайса в связи с растратой государственных денег.Московский мэр Юрий Лужков (3-е место, как и ранее) хотя и не распространялся публично на тему своего возможного президентства, но фактически вел предвыборную кампанию, представляя себя успешным лидером глав субъектов Федерации, устанавливая связи с регионами, поддерживая их морально, а в ряде случаев - финансовыми и иными ресурсами. Не чужда ему была и тема патриотизма, в том числе в виде поддержки российских товаропроизводителей. Так, в феврале-марте Лужков «ударил автопробегом» новых моделей московских предприятий по космополитическим настроениям импортеров иностранных автомобилей.Ельцин, кстати, в марте опять пересел на «Мерседес». Правда, если это и был жест, то сделан он был главным образом в пику «кронпринцу» Борису Немцову (11-е место, как и ранее), попытавшемуся заработать политический капитал, инициировав решение об использовании автомобилей отечественных марок госчиновниками. Немцов не был устранен из правительства 23 марта, но его влиятельность уже была не такой, как весной-летом 1997 года. Электоральные возможности были также далеки от прежних.Еще одним претендентом на президентское кресло был бывший секретарь Совбеза генерал Александр Лебедь (34-е против 30-го), который в это время уже участвовал в одних выборах - губернатора Красноярского края. В марте Лебедь совершил очередной вояж в США, где, по мнению ряда экспертов, старался заручиться поддержкой «вашингтонского обкома», в том числе материальной. И, судя по всему, ему это удалось. Американская элита явно ставила на Черномырдина как на наиболее приемлемого для нее будущего президента, но, подстраховываясь, поддерживала и Лебедя. Тем более что уже не раз убеждались: «несгибаемый» генерал может быть очень покладистым политиком.Наиболее вероятным кандидатом на президентский пост начиная с осени 1997 года был председатель правительства Виктор Черномырдин, несмотря на прохладное отношение к нему российского электората. Ситуация выглядела таким образом, что власть уже самотеком переходила к нему, и Ельцин вынужден был с этим мириться. Сам же Черномырдин становился все увереннее. Впервые у него не было противников внутри кабинета. Даже внешне премьер изменился. Он приобрел больше внушительности и монументальности, чаще шутил, активнее общался с прессой. В глазах элиты он уже стал ельцинским наследником, и эта роль, видимо, доставляла ему удовольствие. А так как Ельцина не было видно, казалось, что смена власти уже произошла, причем довольно спокойно.Черномырдин по-прежнему находился «на хозяйстве», в то время как Ельцин опять был нездоров и не показывался в Кремле почти всю вторую декаду (до 23 марта). Из-за болезни президента был отложен саммит глав государств СНГ с 19 марта на конец апреля, встречу «большой европейской тройки» - Ельцина, Жака Ширака и Гельмута Коля - перенесли из Екатеринбурга в подмосковный комплекс «Бор» (встреча состоялась 26 марта). Премьер общался с силовиками. В частности, хвалил директора ФСБ Николая Ковалева (35-е место, как и ранее) за успешную работу. Черномырдин также совершал международные визиты. Показательна поездка в США на встречу «Гор-Черномырдин», которую журналисты неосторожно назвали встречей «будущих президентов». Действительно, Черномырдина встречали в Вашингтоне как будущего хозяина Кремля. А он и не пытался изменить это впечатление и принимал знаки внимания как должное. Возможно, это вызвало ревность Ельцина. Также в марте Черномырдин посетил Одессу, где встретился с президентами Украины и Молдавии - уже на равных.В марте произошло несколько событий, затрагивавших проблемы федерализма. Так, на очередной срок и с первой попытки (более 60% голосов) был избран президентом Ингушетии Руслан Аушев (50-е против 49-го). Ельцин никак не прореагировал на жалобы из Башкирии, в которых указывалось на административное давление на конкурентов Муртазы Рахимова (70-е против 75-го), готовившегося к президентским выборам. По сути, это была поддержка. Несмотря на явные сепаратистские поползновения со стороны как Аушева, так и Рахимова, намеревавшихся провести в республиках референдумы по переподчинению правоохранительных органов под свой контроль.Закончилась или почти закончилась эпопея противостояния Центра и губернатора Приморья Евгения Наздратенко (62-е против 58-го). По крайней мере Ельцин отменил свой указ о предоставлении особых полномочий своему представителю в Приморье генералу ФСБ Виктору Кондратову, который должен был контролировать расходование бюджетных средств и определять приоритеты в топливно-энергетическом комплексе. Ельцин, по всей видимости, с одной стороны, смирялся с неизбежным ростом влиятельности региональных лидеров, а с другой - рассчитывал использовать административный ресурс глав субъектов Федерации на выборах 2000 года. То есть имел место своего рода обмен. Кстати, в случае с Наздратенко президент, даже если исходил только из стремления использовать ресурс края на выборах, пусть ненамеренно, но бил по авторитету Чубайса. Поскольку именно Чубайс был инициатором обкатки новой модели отношений Центра и регионов, выбрав для этого Приморский край.Еще один штрих к назревавшей драме отставок. В самом начале марта Ельцин подписал распоряжение, согласно которому снималась персональная охрана с 12 высших государственных чиновников, в том числе со всех заместителей председателя правительства, включая первых вице-премьеров.Итак, в понедельник, 23 марта, Борис Ельцин отстранил от занимаемых должностей Черномырдина, Чубайса и Куликова, а исполняющим обязанности председателя правительства назначил министра топлива и энергетики Сергея Кириенко, для чего последний был назначен первым заместителя премьера (21-е против 51-52-го).Вначале Ельцин, очевидно, вспомнив 1991 год, назначил исполняющим обязанности премьера самого себя, на что права не имел. Через два часа ошибка была исправлена - появился указ о назначении Кириенко. Однако и здесь не все было логично. Кириенко только исполнял обязанности и еще не прошел утверждение в Госдуме, но ему уже президентом было поручено формировать правительство. Телега оказалась впереди лошади. Также в указе об отставке президент уполномочил Черномырдина «сконцентрироваться на подготовке к президентским выборам 2000 года», то есть бывшему премьеру предлагалось готовить предвыборную кампанию. Но чью именно? Неизвестно. Все это смахивало на издевательство. Черномырдин, встретившись с журналистами сразу после отставки и еще, видно, не успев прийти в себя, выглядел растерянным и разъяренным одновременно. Через несколько дней Черномырдин заявил о решении выставить свою кандидатуру на президентских выборах 2000 года.Было высказано немало версий случившегося. Остановимся на некоторых.В характерном для себя ироническом стиле прокомментировал произошедшее помощник президента Александр Лившиц (43-е против 41-го), заявивший: «Черномырдин слишком высунулся».Версия, которая получила распространение значительно позже, после августовского финансового кризиса (дефолта), была такова: Ельцин сознательно увел до поры с линии огня своих ближайших соратников Черномырдина и Чубайса, предоставив «киндер-сюрпризу» Кириенко расхлебывать кашу. Однако вряд ли данная версия соответствует действительности. Экономическая составляющая играла в поступке Ельцина немалую, но все же не решающую роль. Собственно, по поводу экономической составляющей есть несколько интерпретаций. Во-первых, такая: Ельцин видел катастрофическое положение в самой экономике, социальной сфере, финансах, раздрай в правительстве, пробуксовку реформ, а потому решил одним ударом разрубить узел, призвав молодого технократа Кириенко (новое издание Егора Гайдара конца 80-х - начала 90-х годов). Представляется все же более вероятным, что Ельцин не вполне отдавал себе отчет в степени катастрофичности положения в российской экономике. Согласно официальной статистике, в 1997 году экономика страны перестала падать. Этот факт из конъюнктурных соображений раздували и Черномырдин, и Чубайс, и Дубинин. После шести лет падения Ельцин устал ждать, когда же он сможет возглавить экономически процветающую страну. Ельцин поддался соблазну. Такая догадка, высказанная некоторыми экспертами, представляется вполне правдоподобной, тем более что она отнюдь не умаляет первостепенную значимость политической составляющей.Главным же мотивом, по почти единодушному мнению экспертов, было желание избавиться от соперников, которые превратились в «политических тяжеловесов». Ельцин явно не хотел наследника. Несмотря на начатые им же игры в «поиск преемника», он в нем не нуждался. Не нуждался, потому что собирался остаться в Кремле. Отставка Черномырдина совершенно ясно говорила об этом - Ельцин начал готовить свое политическое будущее, и соперники ему были не нужны. Но даже если Ельцин и не собирался бороться за президентство в третий раз, он явно не желал оказаться в роли символического монарха, не имеющего возможности влиять на события.Рано или поздно усиление Черномырдина и начавшееся перетекание к нему некоторых ельцинских сторонников привело бы к его падению. Ельцин не выносил конкурентов, особенно в своем окружении. То, что решение было принято именно в марте, стало проявлением накопившихся эмоций - после трех месяцев публичных заявлений о так и не состоявшемся «экзамене» правительства с угрозой кадровых изменений, из-за которых Ельцин, что называется, терял лицо. Сыграли свою роль и постоянные недомогания на фоне сверхактивности Черномырдина и регулярных склок в правительстве и бизнес-элите. Сказалось также влияние ближайшего «семейно-административного» окружения президента, беспокоившегося о своем настоящем и будущем положении.Двадцать ведущих политиков РоссииДекабрь 1997 годаСредний балл без знака влиянияСредний балл со знаком влиянияДекабрь 2007 годаСредний балл без знака влиянияСредний балл со знаком влияния

#Фамилия, имя, отчество#Фамилия, имя, отчество

1Ельцин Б.Н., президент РФ7,91+ 3,981Путин В.В., президент РФ8,57+ 3,78

2Черномырдин В.С., председатель правительства РФ6,15+ 5,292Медведев Д.А., вновь избранный, но не вступивший в должность президент7,32+ 5,17

3Лужков Ю.М., мэр Москвы5,81+ 4,453-4Кудрин А.Л., вице-премьер и министр финансов5,51+ 1,13

4Березовский Б.А., бизнесмен5,58- 0,243-4Сурков В.Ю., заместитель главы администрации президента5,51+ 1,28

5Юмашев В.Б., руководитель администрации президента5,51+ 3,005Алексий II, Патриарх Московский и всея Руси5,23+ 4,49

6Чубайс А.Б., первый вице-премьер5,50+ 2,556Лужков Ю.М., мэр Москвы5,02+ 0,84

7Дьяченко Т.Б., советник президента5,40+ 1,127Собянин С.С., глава администрации президента4,98+ 2,35

8Строев Е.С., председатель СФ5,29+ 3,938Сечин И.И., заместитель главы администрации президента4,92+ 0,56

9Вяхирев Р.И., глава ОАО "Газпром"5,25+ 4,169Грызлов Б.В., председатель ГД4,84- 0,24

10Примаков Е.М., министр иностранных дел5,18+ 4,5710Патрушев Н.П., директор ФСБ4,82+ 2,63

11Немцов Б.Е., первый вице-премьер5,07+ 2,5411Лавров С.В., министр иностранных дел4,81+ 2,63

12Селезнев Г.Н., председатель ГД4,90+ 2,7312Зубков В.А., председатель правительства РФ4,70+ 3,16

13Дубинин С.К., председатель Центрального банка4,89+ 4,3413Абрамович Р.А., губернатор Чукотского АО4,56- 0,50

14Потанин В.О., глава ОНЭКСИМ Банка4,58+ 0,9014Иванов С.Б., первый заместитель председателя правительства РФ4,54+ 2,54

15Алексий II, Патриарх Московский и всея Руси4,49+ 3,7415Дерипаска О.В., глава группы "Базовый элемент"4,42+ 1,64

16-17Зюганов Г.А., лидер КПРФ4,35- 0,5116Миллер А.Б., глава ОАО "Газпром"4,39+ 1,16

16-17Сергеев И.Д., министр обороны4,35+ 3,7017Козак Д.Н., глава Минрегионразвития4,35+ 3,43

18Гусинский В.А., глава холдинга ЗАО "Медиа-Мост"

4,27+ 1,9418Шувалов И.И., помощник президента4,34+ 2,16

19Явлинский Г.А., лидер партии "Яблоко"4,18+ 3,4019Сердюков А.Э., министр обороны4,31+ 0,33

20Ястржембский С.В., пресс-секретарь президента4,12+ 2,4520Чемезов С.В., глава "Ростехнологий"4,20+ 1,86


(Автор: Александр Комозин)


The highlights of the April edition of Politichesky Klass

Like the month before, the main issue in late March and early April was the new lineup of forces after the March 2 presidential elections and Vladimir Putin»s agreement to become prime minister to president-elect Dmitry Medvedev, when he assumes office on May 7. Although many doubted Putin»s readiness to diminish his stature and influence by accepting the post of prime minister, the majority of experts think he will do it. But this will not clarify the distribution of powers and functions between Putin and Medvedev, especially since the president-elect has said, ЗRussia is a presidential republic with a strong executive power.ИVitaly Tretyakov, editor-in-chief of Politichesky Klass, writes about the main elements of Russia»s policy under the new president. In his opinion, Dmitry Medvedev»s policy will not differ radically from that of Vladimir Putin. Medvedev will act on the necessity to secure the interests of Russia as a great power. Tretyakov spotlights Russia»s new development paradigm, which can be activated under the new president. This paradigm stipulates natural development instead of progress that doomed Russia to Зcatching upИ with industrialised countries for the past centuries.Political analyst Iosif Diskin considers the mechanisms and ways of implementing the Putin Plan. He writes that innovations-driven growth, which calls for grassroots modernisation, is the imperative element in Russia»s development, whereas the pace of its technological progress is by far not enough for transition to an innovations-driven economy. This means that Russia will have to rely on the import of innovation impetuses for a substantial time, whereas the demand for technological progress will be hindered by imports and will therefore restrain the development of Russia»s substantial potential.Political analyst Andrei Okara analyses the pattern of alternating systems of power in Russia. In his opinion, the rule of Vladimir Putin coincided in time with fundamental changes in the social and cultural realities related to the digitalisation of all spheres of life and professional practice. The new cultural, information and political technologies offer more effective ways of governing the masses and modelling social and political life. So, the main task of president-elect Dmitry Medvedev is to formulate a new ideological mainstream, a new meaning and development strategy, and a new image for Russia.Historian and philosopher Sergei Sergeyev believes that a deep cultural crisis in Russia can be stopped by encouraging a specifically Russian mass culture with values rooted in classical literature using a language appealing to the common people. He is referring to popular fiction, variety arts, filmmaking, comics and computer games propounding national solidarity, cooperation of different sections of society, man as soldier and worker, and woman as mother and home keeper, as well as the values of mutual assistance, honour and uprightness.Philosopher Alexander Tsipko offers his own interpretation of the essence of the anti-Communist transformation of the Soviet Union nearly 20 years ago. His idea is that this transformation was a kind of self-destruction of an obsolete system. The so-called democratic revolution of the early 1990s was not borne of the people»s desire for liberation predicted by prominent Russian emigre philosophers.Historian Anatoly Koshkin analyses Russian-Japanese relations of the past years and concludes that unsettled disputed between the two countries do not hinder their constructive cooperation in a wide range of economic sectors. He also writes about the attempts of some groups in Japan to undermine cooperation that gathered momentum during the rule of President Vladimir Putin.Political analyst Alexander Sevastyanov thinks that Russia can develop into a ЗRussian National StateИ and offers numerous arguments, which, he believes, explode the reasoning of the critics of Russian ethnic nationalism.Political analyst Viktor Kovalev contributed the second part of his article on the political interpretations of modern Russian science fiction and imperial discourses in it. In his opinion, science fiction can provide political forecasts or warn about undesirable development scenarios. This issue ends with the traditional ratings of Russia»s top politicians today and ten years ago.

(Автор: без автора)


Конспект номера

Повестка дня для президента МедведеваТемой апрельского номера - накануне предстоящей в мае инаугурации Дмитрия Медведева - стала повестка дня для нового президента России. С этой темой связаны - в том или ином ее аспекте - первые три статьи журнала.Что касается моего текста, то он появился в определенном смысле спонтанно. От взгляда взыскательного читателя не ускользнет некоторая его мозаичность. Да, действительно, с одной стороны, в статье, озаглавленной словами Дмитрия Медведева, высказанными им в известном недавнем интервью, я подвожу итог своим размышлениям о наиболее вероятных направлениях политики третьего президента России; с другой же стороны, сама потребность разобраться в происходящем транзите власти была для меня во многом спровоцирована усиленно (и я бы даже сказал - чрезмерно усиленно) муссируемым в зарубежных и некоторых отечественных СМИ представлением о Медведеве как об однозначном либерале и потому политическом антиподе Путина. В своей статье я доказываю как раз обратное. Хотя при этом, разумеется, отдаю себе отчет в том, что кажущееся мне желательным и оптимальным для России и прогнозируемое мною же как имеющее более или менее вероятные шансы реализоваться в действительности - вовсе не одно и то же. И потому, со своей стороны, я, как и мои идейные оппоненты, также пытаюсь повлиять на политическое содержание новой власти путем соединения желательного и вероятного.Наконец, именно в этом тексте мне показалось наиболее уместным изложить свои соображения, над которыми я уже давно размышляю и которые связаны с повесткой дня для Медведева лишь косвенным образом. Я имею в виду мысль о принципиальной несовместимости русского цивилизационного кода с теорией прогресса, на протяжении вот уже нескольких веков обрекающей нашу страну на «догоняющее развитие». Понимаю, что рассчитывать на то, что в обозримом будущем российская власть найдет в себе силы не на словах (что в той или иной степени уже происходит), а на деле отказаться от прогрессистского мировоззрения и вывести общество и государство в режим принципиально другого движения в истории, было бы с моей стороны уж слишком наивно. Но по крайней мере высказаться на сей счет в контексте дискуссии о новой политической повестке дня мне никто не мешает.Политолог Иосиф Дискин пишет о том, как реализовать тот комплекс стратегических установок, который в последнее время называют «Планом Путина». Отчасти в этой статье получили развитие идеи, уже высказывавшиеся автором на страницах «Политического класса», - в частности, о модернизации снизу и системной реформе управления. Но наиболее интересными лично мне показались те фрагменты этой небольшой по своему объему статьи, в которых сегодняшняя инновационная риторика рассматривается как благоприятное условие для распространения инновационного подхода далеко за пределы техносферы - на социальное и политическое пространства. Кстати, несмотря на то что словосочетание «План Путина» еще совсем недавно можно было встретить на многочисленных рекламных бордах по всей России, действительное, реальное наполнение данного проектного комплекса до сих пор остается непроартикулированным. В «Политическом классе» уже предпринимались попытки «расшифровать» его - и здесь я могу привести в качестве примера прошлогодние работы Юрия Громыко. Статья Иосифа Дискина - еще один шаг в направлении такой «расшифровки». И как мне представляется, шаг достаточно перспективный.Если Иосиф Дискин интерпретирует «План Путина», то автор следующей статьи - политолог Андрей Окара - реконструирует «План Медведева». Именно так называется его текст, в котором рассматриваются исторические закономерности существования, развития и чередования русских моделей власти, а также предпринимается попытка охарактеризовать основные проблемы новой политической повестки дня. Именно последнее лично мне кажется наиболее интересным (во всяком случае, менее спорным, нежели некоторые авторские изыскания в области русской кратологии) в данной статье. Взгляд на гламур как на результат тотальной «оцифровки» всех сфер человеческого бытия и утверждение о насущной потребности своего рода революции смыслов, которую надлежит совершить Дмитрию Медведеву, - вот еще один заход на ту же проблему, о которой рассуждает в предыдущей статье Иосиф Дискин, то есть на проблему социогуманитарной инноватики.Историк и философ Сергей Сергеев говорит о кризисе высокой Культуры в современной России. Но говорит небанально, не ограничивается лишь апокалиптическими стенаниями, столь характерными для текстов на эту тему. Можно, конечно, по-разному отнестись к авторскому призыву развернуть нацпроект, предполагающий создание нового масскульта с опорой на традиционные ценности. И дело не в том, что такой нацпроект потребует колоссальных ресурсов, - думаю, главная проблема здесь даже не в материальных, а в человеческих и кадровых ресурсах. На сегодняшний день - к величайшему сожалению - подобный масскульт возможен лишь как очаговое, но никак не общенациональное явление. Однако как ориентир, как цель, как идеал данная мысль очень своевременна. Своевременна именно с прицелом перерастания из очагового в общенациональное явление.В этом номере мы печатаем первую часть большой работы философа Александра Ципко о сути происшедшей в нашей стране на рубеже 80 и 90-х годов прошлого века политической трансформации. Главная мысль автора заключается в том, что коммунистический режим рухнул сам по себе, а вовсе не в результате борьбы с ним «прозревшего» народа, как о том писали в эмиграции русские мыслители, предвидевшие именно такой финал большевистского эксперимента. Я давно и довольно близко знаю Александра Ципко, равно как и его взгляды на сей счет, которые, кстати сказать, практически не изменились за все эти годы - разве что пессимизма в них прибавилось. И подобное постоянство, несомненно, достойно уважения. Между тем - и об этом я также не раз открыто говорил Александру Ципко - отвергая коммунистический догматизм и зашоренность (а также догматизм и зашоренность уперто либеральные, образца 90-х годов), он упрямо впадает в противоположный догматизм и обратную зашоренность, отказываясь принять тот неоспоримый, на мой взгляд, факт, что коммунистический режим был вовсе не искусственной прививкой помутненному рассудку русского человека, а проявлением, формой русской Альтернативы - применительно к жестокому XX веку. И только этим я, например, могу объяснить себе ситуацию, изумляющую Александра Ципко, но кажущуюся мне совершенно естественной и нормальной, когда незадолго до крушения коммунистического режима в числе его, пожалуй, наиболее последовательных и стойких приверженцев оказались представители так называемой русской партии. И конечно, авторский тезис о «спонтанном характере самораспада системы» также нуждается по крайней мере в большей аргументации. Не стану отрицать очевидного - кризис советского строя действительно имел место. Но из этого вовсе не следовало неизбежной обреченности на «самораспад».В статье историка Анатолия Кошкина рассказывается о тех позитивных изменениях, которые наметились в последние годы во взаимоотношениях между Россией и Японией. Автор показывает, что японские деловые круги готовы к тесному сотрудничеству с нашей страной даже при отсутствии мирного договора между Россией и Японией и периодических обострениях территориальных претензий последней на Южные Курилы. То есть, по мысли Анатолия Кошкина, японский принцип «нераздельности политики и экономики», определявший политическую погоду во взаимоотношениях между нашими странами при Горбачеве и Ельцине, в годы президентства Путина утратил свою императивность - во всяком случае, для представителей деловой элиты Японии. Между тем автор указывает и на одновременную с этими позитивными сдвигами активизацию в Японии противников сближения с Россией. И в этом смысле особый интерес представляет приводимый в статье диапазон антироссийских аргументов и заявлений, используемых в настоящее время теми представителями японской политической элиты, которые заинтересованы в консервации конфронтационных отношений между нашими странами.Очередная статья политолога Александра Севастьянова посвящена, как и прежние работы этого автора, публиковавшиеся в «Политическом классе», проблемам русского национализма и полемике с его противниками и оппонентами. Скажу прямо - я преднамеренно публикую эту статью именно сейчас, после того как Владимир Путин открыто назвал себя «русским националистом» и подчеркнул, что таким же является и Дмитрий Медведев. И хотя я уже неоднократно писал о том, что русский национализм русскому национализму - рознь, эти слова, произнесенные главой государства, заставляют меня еще и еще раз внести ясность в те смыслы, которые вкладывал в них Путин и которые подразумевает автор статьи. Русский национализм Путина - это национализм цивилизационный, цементирующий, с одной стороны, всех, кто независимо от своего этнического происхождения считает русский язык и русскую культуру своими родными, а с другой стороны, всех тех представителей других народов, населяющих Россию, которые не мыслят собственного существования отдельно от русского народа. Русский национализм Александра Севастьянова - это национализм не просто узкоэтнический, а потому, по моему глубокому убеждению, нежизнеспособный, тупиковый, обрекающий на деградацию и вырождение, но и аморальный. А как иначе мне воспринимать тезис автора, призывающего относить, например, этнического украинца, проживающего в России и имеющего российское гражданство (и вдобавок к тому же не знающего не только литературного украинского языка, но даже суржика и естественным образом считающего себя русским), к национальному меньшинству (со всеми вытекающими отсюда ущемлениями в гражданских правах) только лишь на том основании, что у украинцев имеется своя суверенная государственность? Интересно, а как вообще сегодня можно отчленить подобного рода «нацменьшинства» от «государствообразующих» русских, когда в паспорте не указывается национальность? По фамилиям? А как быть с полукровками? Одним словом, будучи сам русским националистом в цивилизационном понимании (или, как сказал Путин, «в хорошем смысле слова»), я намерен самым решительным образом противостоять этническому толкованию национализма. Противостоять не замалчиванием или игнорированием такого - увы, множащего ряды своих приверженцев - восприятия национализма, а напротив - открытой полемикой с ним и публичной демонстрацией его изъянов.Завершается статейный блок номера заключительной частью материала политолога Виктора Ковалева «Российская фантастика как политология», в которой автор анализирует тот спектр произведений этого литературного жанра, который можно обозначить как имперский. Хотя лично у меня по прочтении этой части статьи сложилось стойкое впечатление, что как раз имперский-то дискурс нашим фантастам дается гораздо хуже, нежели либеральный и социалистический, о которых говорилось в первой части статьи, опубликованной в февральском номере журнала. В русской «имперской» фантастике гораздо больше штампов, нежели в фантастике двух других идейных направлений. И причем штампов, по своему происхождению далеко не имперских, а скорее - по производимому ими эффекту - псевдоимперских или даже антиимперских. Опять-таки по моим собственным ощущениям, возникшим по прочтении статьи Виктора Ковалева (в отличие от классической советской фантастики современную русскую фантастику я представляю себе самым поверхностным образом и потому исхожу из того, что автор основывался на достаточно репрезентативной выборке произведений), нынешняя «имперская» фантастика малокреативна или даже совсем некреативна. И это в ситуации, когда, по общему мнению, Россия в своих идеологических ориентирах возвратилась к исторически свойственным ей имперским смыслам и ценностям. Любопытный парадокс, заслуживающий, как мне представляется, отдельного рассмотрения.

(Автор: Виталий Третьяков, главный редактор)



This file was created

with BookDesigner program

[email protected]

08.06.2008

XML error: Mismatched tag at line 228


home | my bookshelf | | Политический класс N40 |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу