Book: Стеклянная невеста



Стеклянная невеста

Ольга Орлова

Стеклянная невеста

ЧАСТЬ I

ПОГРУЖЕНИЕ НА ДНО

Глава 1

НОЧНОЙ КЛУБ «РУСАЛКА»

— Будешь ли ты любить меня всегда? — спросила я.

Он ответил тихо, но твердо:

— Да.

Я не поверила ему, но продолжала спрашивать, словно разговаривала сама с собой.

— Если я уйду, будешь ли ты искать меня вечно?

— Да, — сказал он уже другим голосом, и стало понятно, что в нем уже говорит не рассудок, а тот огонь, который, как я надеялась, могла в нем разжигать только я одна.

И в ту ночь вопросов больше не было.

С Графом я познакомилась случайно. Это произошло в тот вечер, когда при мне впервые убили человека. То есть при мне убили первый и последний раз. Это не значит, что я больше никогда не видела трупов, даже свежих, как говорят у нас в редакции. Совсем нет. Я журналист, работаю в Париже в престижном агентстве, веду колонку криминальной хроники. Мои материалы публикуют иной раз и на первых полосах, что для начинающего работника совсем не плохо. Так что с изнанкой жизни знакома вполне. Но тогда, несколько лет назад, когда все произошло, я еще была студенткой факультета журналистики МГУ, и мир все еще казался праздничными подмостками, на которых разыгрывается пьеса, где мне всегда отведена главная роль.

Был пасмурный вечер, набережная влажно серела, повсюду попадались лужи, горевшие в глубине желтыми уличными фонарями. Свою машину — старенький «Опель» — еще вчера я оставила в автосервисе: движок забарахлил, а привести в порядок обещали только через пару дней. Так что я гуляла пешком, наслаждалась одиночеством и видами реки. Желтые фонари под темным пустым небом освещали тротуар и дорогу, по которой носились машины. Вода за бетонным парапетом была такая же черная, как и небо, и только огни, исчертившие поверхность, отмечали ее существование. Вот оранжевая дрожащая стрела прожектора протянулась по воде с противоположного берега и уткнулась в какое-то строение. Внизу невидимо плескалась волна, возможно, там обитала какая-нибудь водоплавающая дичь.

Я шла и безнадежно думала, что через пару месяцев окончу университет, получу диплом, но впереди еще ничего не определено. Целый кусок жизни уходит, легкомысленное студенческое братство уже больше никогда не повторится, можно будет только играть в него при встрече с однокурсниками. Надо будет идти работать, делать карьеру, самоутверждаться. Кроме того, сегодня я решила окончательно порвать с синхронным плаванием, потому как вместо меня в основной состав сборной университета включили Ленку Сухорукову — закостенелую бездарность. И это тоже не делало мое настроение лучше. Я все шла и шла, потом обогнула угол очередного дома и вдруг увидела яркую неоновую вывеску: «Ночной клуб „Русалка“».

Контраст между темными сумерками вокруг, моим пасмурным, меланхолическим настроением и взрывом огней на фасаде этого ночного клуба почему-то показался мне неожиданным и волшебным. Я с любопытством и веселым ожиданием стала рассматривать цветные очертания гигантской русалки, буквы вывески, какие-то декоративные выступы, колонны, балюстраду поверх крыльца, резко выделяемые разноцветными сполохами неоновой подсветки от тусклых деталей внизу.

Заходить я не собиралась, тем более что в такой поздний час была одна. Впрочем, в собственное бессмертие и безопасность я тогда верила безоговорочно, однако понимала, что в случае чего от приставаний подвыпивших мужчин меня одну огородить никто не сможет. Так что я просто рассматривала здание, у слегка приоткрытой двери которого стоял толстый пожилой и важный швейцар, куривший длинную сигарету и посматривавший на меня из-под густых и черных бровей.

В этот момент створка двери с шумом распахнулась, изнутри вышли, громко разговаривая и хохоча, двое высоких молодых мужчин. Я обратила внимание, что одеты они в классные костюмы. Подойдя к проезжей части, мужики едва не сбили меня с ног. Не извинившись, уставились, как бараны. Я сделала вид, что ничего не замечаю, и собралась идти дальше. В этот момент произошло сразу несколько вещей… Один из мужчин — тот, что был поплотнее, с намечавшейся залысиной на лбу, махнул рукой своему спутнику. Тот быстро пошел вдоль дорожного бордюра к машинам, припаркованным на расчерченной стоянке. Краем уха я уже несколько секунд слышала нарастающий треск мотора, который вдруг стал страшно громким. Из-за моей спины вынырнул мотоцикл, остановившийся, как вкопанный, рядом. Мотоциклист приподнялся, протянул в бок странно удлинившуюся руку, раздался негромкий хлопок, и голова лысого взорвалась.

В момент выстрела я ощутила влажную пощечину по лицу. Спутник убитого изо всех сил бежал к нам.

Мотоциклист выстрелил в его сторону, и мужчина упал. Я во все глаза смотрела на убийцу. В тот момент я ничего не боялась, я вообще не испытывала никаких чувств — они пришли позже. С каким-то удивлявшим меня отстраненным любопытством разглядывала этого невысокого и широкоплечего парня. Вместо лица был тонированный шлем, в круглой маске которого отражалась и моя тоненькая фигурка. Одет он был в темные брюки и короткую кожаную куртку, которую и должны носить бандиты. Рубашка на груди была расстегнута на две верхние пуговицы, и на шее болталась неизменная золотая цепочка, за которой была видна какая-то татуировка, кажется, голова льва.

Вдруг пистолет повернулся ко мне. Я в метре от себя увидела толстый металлический кружок глушителя с маленькой дырочкой, откуда должна была вылететь пуля, чтобы убить меня. Некоторое время это дуло в упор изучало меня, потом исчезло. А вместе с ним и мотоциклист.

И все. Сразу же все завертелось, закружилось. Я тоже была вовлечена в этот всеобщий круговорот. Петр Иванович, тот самый куривший швейцар, помог мне пройти внутрь, на ходу что-то стирая платком с моей щеки. Я оказалась в туалете, в зеркале на меня смотрело испуганное лицо, измазанное липкими и кровавыми ошметками, которые я с чувством тошноты и отвращения стала смывать.

Вновь возник Петр Иванович. Уютно поддерживая за плечи, он сообщил, что меня желает видеть граф.

— Граф — это должность или это у вас звание? — спросила я, все еще не придя в себя.

Петр Иванович потом не раз вспоминал: «Ты была такая маленькая, такая испуганная, как беленький воробышек. И еще силы имела шутить. Ведь он же тебя чуть не убил. Странно, почему не убил. Любой другой на его месте ни за что бы не оставил такого свидетеля. Наверное, действительно, такое дитя убить рука ни у кого не поднимется». Графом здесь все звали хозяина клуба. На самом деле его имя было Юрий Андреевич Шерстнев. Он поднялся из той круговерти, которая все еще сопровождала меня, помог сесть на диван и сам опустился — на этот раз в кресло напротив. Я, однако, заметила, что он был молод, плечист, строен и чисто выбрит. И еще в его манерах была спокойная вкрадчивость, как-то очень быстро пленившая меня.

Все эти подробности я отметила потом. Это сейчас мне кажется, что все было замечено именно тогда, в первый же вечер. На самом деле здесь уже явная аберрация памяти. Так, мне кажется сейчас, что я уже тогда сознательно не стала говорить милиционерам приметы убийцы, что инстинкт — тесно связанный с будущим — предостерег меня. Хотя я что-то там лепетала о мотоциклисте, пистолете, выстрелах — насмерть перепуганная девчонка, которую вскоре оставили в покое.

Меня отвезли в общежитие на машине Графа. Я как во сне добралась до своей комнаты, разделась, приняла душ, упала в постель и тут же заснула.

Глава 2

НОВАЯ РАБОТА

Утром солнце пустило широкий луч, в котором плавали пылинки, осветило стол, разбросанные книги и тетради, тарелку из столовой с половинкой раздавленного жирного эклера, которую я не съела вчера утром. Я закурила, лежа в постели, только собираясь с силами, чтобы встать, идти в душ и начинать новый день. Странно, но события прошлой ночи почти не помнились. Откуда-то выплывали лишь какие-то обрывки, мельтешение картинок, которые никак не желали наполняться общим содержанием. Убийство, совершенное на моих глазах, скорый допрос милиционеров, запоминающаяся фигура Графа, добрый швейцар, черный кружок дула пистолета — калейдоскоп вчерашних событий быстро и не задевая меня мелькал перед глазами, переплетаясь со струйками дыма моей сигареты.

Заглянула соседка Таня, аспирантка психфака, делившая со мной наш двухкомнатный номер. В высотном здании МГУ студентам предоставляются маленькие квартирки с душем и двумя изолированными комнатками метров по десять, где размещается кровать, тумбочка и стол, — довольно шикарные условия. Мы с Таней дружно живем вместе уже второй год, — она в своей келье, я в своей, — деля на двоих туалет, душевую и малюсенькую прихожую.

Таня зашла, чтобы позвать идти завтракать. Я отказалась и продолжала лежать, лениво затягиваясь сигаретой. Таня присела на стуле возле моей кровати, и я поведала ей мои вчерашние приключения. Я рассказывала, как пересказывают сон, — серьезно, но понимая, что с нормальной жизнью эти детали не имеют ничего общего. Не для Тани, конечно; она умела профессионально ловко связывать подсознательно-потустороннее с обыденностью. Сейчас она выслушала меня, покачала головой и изрекла: «Больше туда не ходи». После чего сразу ушла, наверное, торопилась куда-то. Я же еще некоторое время продолжала нежиться в постели.

И все же это произошло. Мой мобильник заверещал, и веселый голос, в котором я немедленно узнала голос вчерашнего Графа, стал укорять меня, что я все еще не готова, тогда как обещала вчера прямо с утра приехать к нему в клуб, чтобы оформить мой прием на работу. У меня чуть глаза на лоб не вылезли от удивления, — я решительно ничего не помнила. Не помнила даже, как давала Графу свой номер телефона. Но я была рада его звонку.

Я неожиданно почувствовала, что мне приятно слышать его голос, и это чувство мигом заставило одеться и тут же перенесло меня к клубу «Русалка», который в ближайшие месяцы стал моим вторым домом.

Оказывается, вчера я была настолько выбита из колеи, что успела выболтать о себе все. Или почти все. Граф знал, например, что я студентка, будущий журналист, подрабатывающий в нескольких известных изданиях, наконец, знал, что я спортсменка, вчера решившая покончить с большим спортом.

Сейчас в спокойной обстановке мне удалось разглядеть его хорошенько. Было ему лет под тридцать, даже меньше. Это был брюнет с приятным худощавым лицом и очень живыми черными глазами, на дне которых покоилась грусть, затаенная, по-видимому, вечная, неизлечимая.

Граф и сегодня был чрезвычайно любезен, как-то вкрадчиво любезен, так что я не успела опомниться, как согласилась у него работать с двенадцати до трех ночи, за что мне полагалась зарплата в тысячу баксов. Деньги никогда не бывают лишними, хотя только из-за них я бы никогда не пошла работать. Тем более что, изъяви я желание, просто попроси, папа мне тут же выслал бы необходимую сумму. Он, между прочим, миллионер. Причем настоящий, в долларовом эквиваленте. И живет во Франции, где у него бизнес и куда постоянно зовет и меня. Последнее время я уже склонялась к мысли действительно переехать к нему поближе. Но это должно было решиться после того, как будет получен диплом, не раньше. То есть через несколько месяцев.

Я согласилась работать по нескольким причинам. Во-первых, мое первое впечатление от клуба — чем-то он меня очаровал. Даже двойное убийство не испугало. Во-вторых, как журналисту, то есть почти журналисту, мне было бы полезно узнать изнутри жизнь ночного клуба. Я так считала тогда, и с этой точки зрения даже смерть двух посетителей входила в общую систему экзотических явлений этой новой жизни. Ну и в-третьих, — может быть, это было самое важное — сильное впечатление на меня произвел хозяин: блестящий, высокий, утонченно-аристократический Граф.



Глава 3

НОВЫЙ МИР

Работа оказалась легкая; по контракту мне полагалось натягивать блестящий русалочий хвост и плескаться в большом аквариуме среди рыбок и водорослей, принимая соблазнительные для подвыпивших клиентов позы, — с моей спортивной подготовкой совершеннейшие пустяки. Надо было только прояснить технику выступления, а так все было просто.

Обговорив условия и подписав контракт, мы с Графом вышли из его кабинета в круглый зал-фойе, где стояли пластмассовые кадки с пальмами, а на стенах, облитых шелковыми обоями, висели несколько картин, разумеется, подлинники. Мне все здесь нравилось до жути. Проходя мимо окна с плотно задернутыми портьерами, Граф отогнул край ткани, и вдруг луч лег на паркет. И от этого солнечного луча все еще больше осветилось — и в зале, и в моей душе.

А потом мы спустились по темной лестнице, пахнущей пылью и тайной, и оказались в большом пустом зале, уставленном множеством столиков, причем самые дальние терялись в искусственных сумерках. Граф щелкнул выключателем, и мрак по сторонам сгустился, а в середине вдруг загорелся и засиял жемчужно-зеленоватым светом огромный стеклянный аквариум, в котором лениво тонули и парили невозможно прекрасные рыбы.

Все здесь мне понравилось до головокружения! Мне казалось, что в каких-то своих давних девичьих сновидениях я уже видела этот прекрасный мир, и вот наконец оказалась в нем.

— Вот здесь вы и будете царить, — торжественно и тихо сказал Граф, словно бы тоже ощущая себя в храме. — Я уверен, что публика будет от вас без ума, так что тысяча долларов — это только начало. Между прочим, наш клуб пользуется большой популярностью, у нас бывают большие люди, с которыми очень полезно будет познакомиться. Так что, чего доброго, еще из нашего аквариума можно будет вынырнуть туда.

Граф поднял палец, указав им наверх.

«Он соблазняет меня, — думала я, замирая и вздрагивая от предчувствий, — но разве в этом дело? Не нужны мне здесь ни карьера, ни знакомства, а до жути интересен лишь этот жемчужный мир, где плавают рыбы и мечты, интересен этот загадочный Граф, который держится как настоящий вельможа…»

— Я и не мечтала… — прошептала я, не заметив, что говорю вслух.

— Что вы сказали?

— Ничего, просто…

Вот так я попала в этот прежде запретный для меня мир, где были новые люди, русалки, дружба, любовь, одиночество… Как и везде. Я узнала, что Петр Иванович, наш швейцар, стопроцентный «голубой», потому что Афганистан взрывом гранаты лишил его не только мужественности, но и смысла жизни. Узнала, что Граф приобрел этот клуб три года назад, а до этого он принадлежал очень решительной женщине, трагически погибшей. Узнала, что рядом на мосту часто кончают жизнь самоубийством, что как-то одна девчонка бросилась в воду среди бела дня и превратилась в русалку, об этом даже газеты писали. Я сама однажды видела парня, тоже прыгнувшего с моста. Спасатели долго потом вытаскивали из воды его тело, кажется, он зацепился на дне за что-то. И долгие годы спустя я не могла забыть его потускневших светлых глаз, цветом похожих на стальное хмурое небо, в котором он, лежа навзничь на асфальте, пристально и безнадежно высматривал что-то.

Глава 4

НОВЫЕ ЛЮДИ

С этого дня моя жизнь резко изменилась. Днем я училась, жила обычной студенческой жизнью, писала письма отцу, сидела в библиотеке, ухитрялась как-то выспаться. А ближе к ночи с нетерпением ждала свидания с новым миром, который сразу как-то повернулся ко мне своей лучшей стороной.

Я не берусь судить, хороша ли была та жизнь, которую вели мои новые знакомые. Меня это и не интересовало. Я чувствовала только, что сама здесь плаваю, как рыба в воде, что этот новый мир заботится обо мне и необыкновенно пленяет. Лишь только я в своем блестящем костюме опускалась в воду аквариума, лишь только свет в зале приглушали, чтобы высветить меня всю, в аквариум превращался весь мир вокруг моей подводной сцены, и там таинственно и чарующе совершалось колдовское действие.

Странное чувство потери возникало во мне с первых же дней, когда выступление кончалось и надо было покидать клуб. Очень хотелось присоединиться к этому минующему меня веселью. Ожидание чуда — это было самое замечательное. Ни до этого, ни после этого никогда в жизни не было у меня такого — такого, что могло бы сравниться с тем ожиданием.

Первое время я уезжала сразу же после своего выступления. Первую неделю, пока не отремонтировали мой автомобиль, мне приходилось ехать домой на такси. Сначала мне это казалось опасным — садиться в машину так поздно и ехать с незнакомым шофером по пустынным улицам ночного города. Но вскоре я привыкла. Тем более что шоферы, дежурившие возле клуба, были одни и те же: случайным людям не позволяли здесь подработать. А девушки, которые танцевали на сцене и исполняли стриптиз, когда узнали о моих первоначальных страхах, успокоили окончательно. Оказывается, был раз случай, уже давно, правда, когда какой-то таксист попытался сделать одной из девушек предложение, от которого, как он думал, нельзя отказаться. Девушка все же сумела вырваться, и это стало известно.

Марина, одна из танцовщиц, невысокая брюнетка, поминутно оглядываясь, словно боясь, что нас кто-то подслушает, сообщила под страшным секретом, что Граф сам с ним разбирался, с этим таксистом. Тот сто раз пожалел, и где он теперь — никому не известно, больше его машину не только возле клуба, но и вообще не видели.

Марина повернулась к зеркалу, всмотрелась и, округлив рот, стала разглядывать что-то у себя на губе.

Потом, окончательно уйдя в свое занятие, взяла со столика пудреницу и стала припудривать лицо.

Марина была москвичкой, а танцами увлеклась еще в школьной самодеятельности. К этому у нее был талант, и, как ко всякому делу, которое в детстве дается легко, к танцам отношение было легкое, несерьезное. В четырнадцать лет она влюбилась в десятиклассника, который учился в ее же школе. Любовь дала плоды, вернее, плод, который Марина вовремя вытравила, что, однако, дало неожиданный эффект: парень влюбился в нее окончательно, они, сломив растерянное сопротивление родителей, стали жить вместе. Пока учились в школе, семейная жизнь протекала безоблачно, после окончания школы Андрей, ее муж, пошел работать, стал приносить деньги, их оказалось мало, и Марина стала задумываться о дальнейшей жизни. Подруга, устроившаяся в ресторан танцовщицей, посоветовала ей испробовать свой дар — о нем многие помнили. Муж был против, но Марина настояла. В итоге она стала зарабатывать прилично, но любовь ушла; оба расстались хоть и с сожалением, но решительно. Это я узнала от нее самой еще в первые дни.

Марина продолжала прихорашиваться, задумчиво выщипывая невидимые волоски на подбородке.

— Так что, он его убил? — спросила я о куда-то пропавшем таксисте. Перед моими глазами внезапно возник тот черный мотоциклист с пистолетом, который застрелил при мне двоих мужчин.

— Кого? — рассеянно переспросила Марина.

— Таксиста.

— А-а, этого? Кто его знает: убил или просто напугал. Нам все равно, лишь бы не приставали.

Я с удивлением смотрела на нее, но Марина вроде бы не шутила. Может быть, ей действительно было все равно?

Всего девушек-танцовщиц было десять, я вскоре с ними познакомилась ближе, но ни с кем особенно тесно не сошлась. Только с Верочкой у нас наладился контакт.

Верочка тоже танцевала и раздевалась на сцене, относилась к своему занятию просто и с увлечением рассказывала мне о тех «клиентах», которых удавалось раскрутить на выпивку и чаевые.

У девушек, впрочем, были свои обязанности, у меня свои.

После двух часов я переодевалась и уходила. Часто с сожалением. Но однажды, наверное, после месяца моей новой службы, меня перехватил Граф и предложил остаться.

— Что же это вы сразу исчезаете? Разве вам у нас не интересно? Посидите за столиком, хотите, у стойки бара. Выпивка и еда за счет заведения, — улыбнулся он.

За последний месяц я уже пригляделась к нашему хозяину, и, хотя и обращалась к нему по имени и отчеству — Юрий Андреевич, — за глаза привыкла называть, как и все: Граф. Тем более что кличка ему шла чрезвычайно. Он был высоким, широкоплечим брюнетом, с добродушно-красивым, очень спокойным и твердым лицом. Одет он был всегда в темный свободный костюм, светлую сорочку, а галстуки менял каждый день. Я ни разу не слышала, чтобы он повысил на кого-нибудь голос, да этого, видимо, и не требовалось. Каждый, наверное, чувствовал в нем силу и волю и инстинктивно не желал провоцировать ссору, чтобы вся скрытая сила этого мужчины не была направлена против него.

Со мной он обращался подчеркнуто вежливо. И всегда при наших встречах его красивые темные глаза начинали нежно блестеть, а лицо расцветало легкой улыбкой. Впрочем, с того момента, как Граф уговорил меня участвовать в его шоу, виделись мы с ним не так уж часто. Я потом расспрашивала о нем у других, это и помогло мне составить о нем мнение. Верочка, немного угловатая близорукая блондинка, с ласковым выражением всегда готового встревожиться лица, считала его высокомерным и эгоистичным субъектом, посматривающим сверху вниз на всех прочих, низко ходящих.

— Однако надо отдать должное, он всегда держит слово, и если и имеет любимчиков, то никак их не выделяет.

— А кто он такой вообще? Какая у него семья? Он женат?

— И ты туда же, — усмехнулась Верочка. — Хотя чего уж там, все мы такие, а он!..

И она стала рассказывать то немногое, что знала о Графе. Да, Граф — настоящий мужчина, такого трудно не заметить. Он закончил автодорожный институт, а потом стал работать у прежней хозяйки клуба, кажется, помощником или еще кем-то. Говорили, что он не так помогал хозяйке, как заводил романы с девочками.

— В это я верю, — хихикнула Верочка. — Он и сейчас никого не пропустит. Ты на него посмотри, ходит, как петух, грудь вперед, ищет кого покрыть или с кем подраться. Он еще к тому же чемпион Москвы по карате или какому-то там восточному боксу. Неотразим, в общем.

Мне показалось, что она что-то недоговаривает. Задумавшись о чем-то своем, она на мгновение забыла обо мне. Но, тут же поймав мой взгляд, улыбнулась, отчего ее только что печальные глаза осветились изнутри.

— Плохого о нем ничего сказать нельзя. Мужик он хороший, только не надо строить на счет него планы. Он если и заводит романы, то мимолетные. Если ты на него запала, то тебе полезно знать, что он корректен, но и скользок, как угорь. Все знают, только вон Катька на что-то надеется. А так с него много не выдоишь. Это тебе не Матвей, — продолжала она уже в нашей гримерной — большой комнате, вдоль стен которой были расставлены столы с зеркалами.

За этими столами девочки готовились к своему выступлению. Такой же стол выделили и мне, так что я могла в своем зеркале видеть не только себя, но и других.

Кто такой Матвей, я забыла у нее спросить, мысли мои были заняты Графом.

Глава 5

ВЕРОЧКА

На второй или третий день, как я заступила на работу, к нам в комнату без стука зашел молодой парень с длинными, распущенными по плечам волосами и, поздоровавшись со всеми прямо с порога, прошел к единственному ранее пустовавшему месту. Многие девочки были неодеты, а одна — черненькая Катя, так вообще стояла голой, но, к моему несказанному удивлению, ни она, ни другие нимало не были шокированы. Я подумала, что это и есть тот самый Матвей, о ком я все время забывала спросить Верочку.

— Как вы тут без меня? — весело поинтересовался парень и, не дожидаясь ответа, продолжал: — А я, девочки, так отпуск бездарно провел, просто жуть!

Он стал стаскивать с себя свитер, а потом заметил в зеркале мой удивленный взгляд и восторженно вскричал:

— Да у нас новенькая! Как тебя зовут? Ты с нами танцуешь?

Катя, натягивая колготки и танцуя на одной ноге, пояснила:

— Это Света, она в бассейне плавает. Русалку изображает. Граф нашел-таки свой подводный идеал. А это Александр, — обратилась она уже ко мне, — он у нас солист нашего кордебалета.

Я сидела в одних купальных трусиках, но, так как другие девочки парня не стеснялись, я предпочла не выделяться и не стала хвататься за майку.

— Как мило! — сказал, подходя ко мне, парень. — А меня зовут все-таки Шурой, можно звать Шурочкой. Надеюсь, мы подружимся.

Я мяла в руках майку, занятая вопросом: надевать ее или нет. Тем не менее каким-то чутьем уловила, что никакого подтекста в его словах не было. Подозрение у меня появилось сразу, а Верочка потом пояснила:

— Он у нас представитель небожителей, такой же голубой. Вообще-то он хороший парень, но вот видишь, потерян для нас, баб. Мужчин предпочитает. Так что он скорее наша подружка, любит, чтобы его Шурочкой называли.

В тот день с Верочкой мы встретились на подходе к «Русалке». Я уже все о ней знала, она успела рассказать мне, что сама родом из Ярославля, училась танцам в клубе, в балетном кружке. После школы соблазнилась на напевы одного вербовщика, приехала в Москву с партией девушек работать в танцевальном коллективе, но оказалось, что все это обман.

Меня поражало первое время, с какой откровенностью девушки рассказывали о себе, обо всех своих неудачах, о всех своих бедах. Видимо, все дело было в том, что здесь, в клубе, не было нужды строить для окружающих некий свой идеализированный образ, как это постоянно происходит в том мире, откуда я пришла. Для себя я решила эту проблему так: люди, попавшие в ночную атмосферу клуба, по сути жившие здесь, уже фактом своего пребывания здесь находились внизу. Это были те, кто не нашел себя в обществе обывателей, кого прельстил относительно высокий заработок, а еще те, кому деваться было уже некуда. Если говорить о девушках, то альтернативой нынешней их жизни могла быть только панель. Здесь же, если дело и доходило до сексуальных услуг, все было заключено в рамки, позволявшие девушкам чувствовать себя защищенными, исключавшие явный беспредел.

Верочка рассказала, как вербовщик, привезя девушек в Москву, сдал их молодым мужчинам в помещении то ли детского сада, то ли еще чего-то там. Вновь прибывших стали немедленно методично насиловать. Все это продолжалось несколько дней: молча, деловито, энергично. Потом Верочка узнала, что это называлось психологической обработкой материала. Женщине, прошедшей первую ступень обработки и уже свыкшейся со всеми возможными извращениями, могла показаться раем простая работа проститутки — с отдыхом и нормальным простым сексом.

Верочка проработала так примерно полгода. Потом одна из девушек сбежала, сообщила в милицию о притоне, и рабынь освободили. Домой возвращаться не имело смысла. Более того, Верочка чувствовала, что домой в таком состоянии возвращаться было никак нельзя, надо было прежде как-то прийти в себя, выздороветь. Она устроилась продавщицей в ларек, торговала фруктами и однажды разговорилась с покупательницей. Та, узнав, что Верочка хорошо танцует, порекомендовала ее в клуб «Русалка». Женщину звали Анастасия, и она оказалась женой замдиректора клуба Аркадия Николаевича Сыромятникова. Верочку проверили и взяли в штат. Ее сказка оказалась со счастливым концом. Так она считала, а мне — с недоумением и обидой за женскую половину человечества — приходилось ей верить на слово. У каждого свое счастье, и, чтобы его прочувствовать, надо его заслужить. Это была жизнь и философия, с которыми я раньше не сталкивалась, о которых не знала.

— Сейчас все хорошо, сейчас меня здесь все устраивает. А что было раньше!.. — Верочка содрогнулась нервно. — Никакой девчонке не пожелаю того, что мне пришлось в Москве перенести!

Ночь была синяя, недавно проехала поливальная машина, и асфальт перед клубом отражал фары проезжавших машин. Время еще было, мы не спешили. Верочка взяла меня под руку и увлекла в сторону от дорожного бордюра, на который как раз мягко, по-хамски оттесняя нас, вползал чей-то синий «БМВ».

— Вот гады! — сказала Верочка, имея в виду тех, кто приехал в «БМВ», чуть нас не задавивших.

И сразу же вернулась к Шурочке, продолжая с немного наигранной печалью:

— У них с Петром Ивановичем, нашим швейцаром, большая дружба. А знаешь, я думаю, если людям хорошо вместе, то это никакой не грех. Как ты думаешь? Ведь они же никого не трогают, они сами по себе, и оба несчастные. А вместе им хорошо. И они так нежно друг к другу относятся.

Петр Иванович как раз открывал нам дверь. Желтый луч автомобильной фары отразился от латунной дверной пластины и скользнул по его улыбающемуся приветливому лицу, изрезанному глубокими морщинами. Он поздоровался с нами, а я представила, как он и Шурочка… нет, я подумала, кто я такая, чтобы судить? И тут меня кто-то придержал за локоть. Это был хозяин.

Глава 6

ПЕРСОНАЛ

В тот день Граф пришел на работу к восьми часам вечера. Поздоровавшись с Петром Ивановичем, он задержался в вестибюле, ища взглядом начальника охраны и его заместителя. Обычно они по вечерам находились рядом со швейцаром. Так было заведено уже многие годы, и обязанности их не менялись, росли только суммы их оклада.



Оба сидели в широких креслах в глубине вестибюля и, пользуясь ранним часом и отсутствием начальства, оживленно болтали с младшим поваром Митей из ресторана клуба. Увидев хозяина, все встрепенулись; Митя поспешил к лестнице в подвальное помещение, где размещалась кухня ресторана, а охранники направились к Графу. Это были братья Свиридовы, Иван и Константин, бывшие борцы классического стиля, заслуженные мастера спорта, сейчас, на покое, раздавшиеся вширь и устрашавшие подвыпивших посетителей одним своим видом.

Оба работали в клубе давно, еще когда заведение принадлежало прежней хозяйке, Анне Марковне Лебедянской. Анна Марковна начинала свою карьеру в райсовете Дзержинского района, курировала в том числе и спорт, а когда обзавелась клубом, привлекла на работу братьев. Граф знал, что с началом перестройки Иван и Костя оказались буквально на улице. Выступать им уже не позволял возраст, да и негде было выступать. Тогда казалось, что со спортом покончено окончательно, спортсмены организованно подались в рэкетиры, а таким мужикам, как Свиридовы, сам Бог велел. Соответственно обряженные, они производили устрашающее впечатление на нервных кооператоров, так что им даже не приходилось прилагать каких-либо усилий — все шло само собой.

Оказалось, что братья лишены амбиций, им было достаточно той славы, которая их и сейчас стала окружать. Лезть вверх они не помышляли, так что их и оставили в покое. Тем не менее слава славе рознь: однажды на них напала группа конкурентов и, отбиваясь, братья вошли в раж, поломали массу костей, кого-то убили. Подоспевшая милиция их арестовала, и об этом деле стало известно. Вот тогда-то вмешалась Анна Марковна. На суде ее заступничество оказало влияние, срок братья получили минимальный и, отбыв в колонии общего режима около года, устроились к ней в клуб.

Здесь братья и застряли, добросовестно исполняя роль вышибал и хранителей порядка. Кроме того, оба безотказно выполняли разные мелкие поручения: надавить ли на снабженцев, поставлявших некачественный товар и не желавших платить штраф, или на периодически объявлявшееся в округе мелкое хулиганье — тут братья были просто незаменимы.

Пожимая им руки, Граф, незаметно для себя, старался выпрямиться, чтобы казаться выше. Выпуклая грудь его еще больше выгибалась вперед и тому, кто наблюдал за ним со стороны, мог сейчас показаться задиристым петушком, готовым немедленно вступить в бой с кем угодно, даже с этими тяжелыми и мощными братьями-вышибалами.

Граф между тем заговорил о вчерашнем случае, когда братьям пришлось под утро усмирять одного пьяного посетителя. По мнению Графа, братья перестарались. Пострадавший входил в солнцевскую группировку, и по поводу его поврежденной руки Графу уже звонили. Хорошо еще, что парень принадлежал к «быкам», то есть к боевикам, и находился на низкой ступеньке иерархической лестницы. Тем не менее Граф был раздосадован случившимся и решил устроить нагоняй своим служащим. В присутствии братьев он, однако, переменил свое первоначальное решение: Граф обычно не считал нужным быть грубым с подчиненными и, как в силу своей натуры, так и по тактическим соображениям, предпочитал являться в роли благодетеля, а не компрометировать себя излишней грубостью.

Напомнив обоим о вчерашнем, он смеясь спросил:

— Парни, нельзя ли было помягче? Мне братва уже счет выставила. С утра звонили, требовали ваши головы. Если так дальше пойдет, то они сюда нагрянут.

Как Граф и ожидал, братья немедленно вспылили. Старший, Иван, набычившись, заявил:

— Пускай попробуют. Костя этому охламону только руку придержал, а она хрустеть стала. Пускай приезжают, посмотрим, уедут ли живые, сволочи!

— Мужики! Мы здесь на жизнь зарабатываем, а не на ковре выступаем. Надо будет, устраним любого, но здесь все должно быть на уровне. Посетитель всегда прав, он должен уходить в приятном расположении духа, а не со сломанными руками.

Младший, Константин, ухмыльнулся. Он сунул руку в карман и вытащил, как показалось Графу, нож. Но это был не совсем нож, а нож-кастет — довольно устрашающее на вид оружие.

— Ваш пострадавший вот этой игрушкой размахивал. Если бы мы не подоспели, он бы кого-нибудь пырнул. Я думаю, для клуба это было бы хуже, чем его сломанная рука.

Граф поднялся к себе в кабинет. Он думал о разговоре с братьями. Конечно, Костя прав, но, если еще подобное повторится, придется Свиридовых наказывать. Можно будет снять премию, но только часть, чтобы не обиделись всерьез. Своим приходится многое прощать, конкуренты были бы рады переманить к себе таких бугаев. А работают парни грубовато, это надо признать: вместо того, чтобы мягко урезонить, они кости ломают. Обезоружили бы пьяного идиота, и на этом все и закончилось бы. Утром никто ничего и не помнил бы, а так, из-за сломанной руки, уже забыть трудно. Придется разбираться с братвой, может быть, Варана просить быть посредником.

В дверь постучали, и, не ожидая ответа, в кабинет вошел очень высокий молодой мужчина. Светлые реденькие и коротко остриженные волосы были почти незаметны на круглой голове, а толстое, добродушное, расширяющееся к подбородку лицо придавало ему степенный вид преуспевающего чиновника. Граф, разглядывающий в этот момент пачку вчерашних накладных, поднял глаза и спросил:

— Как отдохнул, Аркадий?

— Хорошо, и вам того же, — усмехнулся мужчина и принялся по-хозяйски расхаживать по кабинету.

Это был заместитель генерального директора клуба «Русалка» Аркадий Николаевич Сыромятников. С утра он чувствовал себя плохо, думал, что не выспался, и не подозревал, что настроение его испортилось из-за новенькой исполнительницы роли русалки: что-то он ощутил в ней враждебное себе. И это несмотря на то, что она, кажется, за свои несколько рабочих дней его и не заметила.

Аркадий Николаевич приехал в Москву несколько лет назад из Екатеринбурга. Время было доперестроечное. Удачно женившись на дочери полковника КГБ, он, благодаря родственным связям (хотя был еще студентом юридического факультета), получил должность заместителя директора по снабжению Центрального военторга.

Место было чрезвычайно хлебное, поскольку Центральному военторгу подчинялись несколько десятков филиалов, а в условиях советского дефицита ведать распределением товаров было выгодно. Перед очень умным и энергичным молодым провинциалом открывались перспективы отличной карьеры, но тут грянула перестройка, и здание Военторга было закрыто на ремонт. Место сразу перестало приносить реальный доход, Аркадий еще пару лет прозябал на одну зарплату, потом на семейном совете ему было предложено пойти в частный сектор — тоже заместителем директора небольшого, но бурно развивающегося кооператива.

Кооперативу принадлежала фабрика игрушек, заведовать которой и было доверено Аркадию Николаевичу. Игрушки были в дефиците, так что деньги потекли рекой. Все вроде бы налаживалось, но тут в администрацию фабрики явились посыльные вора в законе Варана и потребовали плату в общак. Вначале Аркадий Николаевич никак не мог взять в толк, какое отношение имеет фабрика к уголовному миру? Он даже на свой страх и риск решил отказать пришельцам, но через несколько дней упавший с крыши кирпич едва не разбил ему голову, потом загорелся один из корпусов фабрики — тоже вроде бы случайное совпадение. Однако на следующий день позвонил один из наглых рэкетиров, и стало ясно, что и кто стоит за случайностями.

Аркадий Николаевич кинулся к хозяину кооператива, посоветовался с тестем — как-никак полковник КГБ, почти генерал, как ожидалось. Но и начальство, и информированный родственник посоветовали ему не заниматься самодеятельностью и впредь быть умнее.

Это событие повлияло на Аркадия Николаевича странным образом: он тяжело задумался. А так как он был человеком чрезвычайно способным и даже неглупым, то результатом его умственной деятельности стала кардинальная переоценка ценностей. Он пришел к выводу, что в России произошла тайная и необъявленная революция: власть в стране перешла к криминальному миру и чтобы дальше как-то существовать, надо срочно искать свое место под новым солнцем.

Конечно, Сыромятников не собирался идти по этапу, это сомнительное удовольствие он решил предоставить другим, но вот искать «крышу» надо было срочно.

Он и нашел. Вновь помог тесть. По его оперативным данным, большое будущее ожидало некий ночной клуб «Русалка», вернее, его директора, Юрия Андреевича Шерстнева, по кличке Граф. Тому как раз требовался опытный заместитель генерального директора по хозяйственной части. Аркадий им и стал.

Присмотревшись в течение некоторого времени к новому начальству (Граф, кстати, был ему ровесник), Аркадий Николаевич решил, что не прогадал с переменой работы. Тем более что в числе постоянных гостей клуба он обнаружил известного уже ему Варана.

Аркадий сразу понял, что уступает Графу во многом. В частности, он признавал, что лишен той смелости, с которой Шерстнев решал многие рискованные задачи, лишен присущего Графу изящества в выполнении задуманного, а главное — той твердости характера, которую не сразу можно было разглядеть в приветливом, часто внешне легкомысленном, вечно увлекающемся женщинами хозяине ночного клуба «Русалка».

Мало-помалу, пройдя необходимые проверки, Аркадий доказал свою честность, а также преданность интересам клуба и стал самым влиятельным помощником Графа. Тот практически не имел секретов от Аркадия, кроме разве что самых тайных, так что Аркадий знал обо всем, что творилось в кулуарах клуба.

Глава 7

АРКАДИЙ И ГРАФ

Зайдя в кабинет к Графу, он прошелся по толстому ковру, заглянул в окно, затем покосился на хозяина.

— А ты опять кого-нибудь из наших девочек прихватил на ночь? — фамильярно спросил он.

— Да нет, сегодня решил отдохнуть, — отшутился Граф. — Что-то мне наши девочки приелись.

— Взял бы со стороны, — предложил Аркадий.

— Кого? — протянул Граф. — Шлюх? Увольте, мне еще долго жить хочется. Я не собираюсь от СПИДа раньше времени загибаться. А на нормальных баб совершенно нет времени, сам знаешь. Хотя чего я тебе объясняю, ты у нас отличный семьянин с нордическим характером.

Аркадий прыснул, хитро сморщив толстое лицо, и погладил жиденькие светлые волосы на лысеющем черепе:

— Будь у тебя такая жена, как у меня, у тебя тоже появился бы нордический характер.

Жена Аркадия, Анастасия, и впрямь была знаменита своим крутым нравом. По отцу она была армянка, кровь имела горячую и за мужем следила строго. Однажды, еще когда Аркадий только начал работать в клубе, одна из мелких чеченских групп, недавно обосновавшаяся в Москве и еще плохо в ней ориентирующаяся, наехала лично на Аркадия с требованием отдать его «БМВ» в качестве откупного. Кто-то из чеченцев позвонил ему домой и нарвался на жену, люто ненавидевшую кавказцев-мусульман. Что она говорила бедному чеченцу, осталось за кадром, лишь Аркадий иной раз при упоминании этого случая смущенно хмыкал. Однако лично его чеченцы оставили в покое и больше не трогали.

А что касается женщин, то на самом деле Аркадий не упускал случая изменить жене, но его измены всегда были случайными, быстрыми и шкодливыми — в общем, если он и грешил, то с оглядкой, по мнению Графа, только зря время тратил. Сам же Граф, наоборот, относился к женщинам серьезно, был с ними щедр, никогда не обижал и, расставаясь с очередной избранницей, делал все, чтобы оставить о себе приятное воспоминание.

— Пожалуй, я никогда не женюсь, — пробормотал Граф, вчитываясь в очередную накладную.

Аркадий продолжал неторопливо расхаживать по кабинету. Он подошел к окну и сквозь белые шелковые занавески бросил взгляд на реку, по которой как раз проходила вереница катеров, затем снова повернулся к Графу и сделал хитрую физиономию:

— А как новенькая, ты ее еще не оприходовал?

— Ты это о чем? — спросил Граф, уже потерявший нить беседы.

— Я говорю о новенькой русалке, об этой твоей студентке-спортсменке и красавице. Долго ты с ней еще будешь тянуть?

Граф немедленно повеселел при упоминании о новенькой. О ней он еще всерьез не думал, а если бы ему кто смог намекнуть о том, что его ожидает в дальнейшем, он бы все равно не поверил. Однако упоминание о ней Графу было приятно. Тем не менее он пожал плечами и объявил, что новенькая, как видно, порядочная, а на порядочных у него времени нет, работы полно. Если только сама захочет, в этом случае он сопротивляться не будет.

Аркадий задумчиво покачал головой. Он вновь зашагал из угла в угол, думая о Графе и о его легкомысленных увлечениях женщинами. Сам Аркадий в глубине души был разумен, бесстрастен и не способен на падение, а главное, не понимал привлекательности порока. Наконец он произнес, словно бы рассуждая сам с собой:

— Когда-нибудь ты попадешься с очередной порядочной или непорядочной. Уж тогда она отыграется за всех. То-то ты тогда попляшешь.

— Такая еще не родилась, — весело заявил Граф и подмигнул.

Аркадий вспомнил, как вчера только столкнулся с новенькой блондинкой. До этого он как-то не смог присмотреться к ней, а тут вдруг случай. Сейчас он молча покачал головой, вспоминая, как вылетела из-за угла незнакомая девушка в чем-то красном, сверкнула этим красным, взмахнула светлыми шелковыми волосами, взглянула холодно и беспечно и пролетела мимо, оставив после себя неясное ощущение какой-то непонятной Аркадию потери. Потом весь день он был в плохом настроении, даже не отдавая себе отчета, что этим он обязан пролетевшей мимо него девушке, которая уже никогда-никогда не остановится рядом с ним. Он вспомнил сейчас свою жену, свое устоявшееся счастье, потом вновь — совсем некстати — золотистые волосы этой новенькой и опять, уже убежденно, пробормотал:

— Отыграется, конечно, отыграется. Некоторое время Граф еще занимался накладными, а потом стал расспрашивать Аркадия о возможности приобрести в аренду здание рядом с клубом. Это был трехэтажный жилой особняк, достаточно запущенный и даже признанный негодным к проживанию. Граф накануне просил Аркадия выяснить все об этом доме.

— С особняком все нормально, — доложил Аркадий. — Я узнал, что жильцов выселили, чтобы отписать здание в собственность кому-то из аппарата мэра. Кому — точно неизвестно, но арендный договор нам можно подписать хоть завтра. Дела ведут третьи лица, хозяин не хочет светиться. Условия не самые выгодные, но мы потянуть можем. Только я не понимаю, зачем это нам?

Особняк был нужен Графу потому, что некоторое время назад ему пришла в голову мысль начать расширять клуб. А для этой цели лучше всего подходил соседний дом. Когда Граф увлекался какой-то идеей, он немедленно бросался исполнять ее, и всегда с таким блеском, с такой потребностью чего-то колоссального, что всех вокруг поначалу брала оторопь. Аркадий понимал, что это было проявление таланта, которого сам он был лишен, и смирялся перед натиском Графа. Тем не менее затея с казино казалась Аркадию слишком рискованной. Успешно действующее казино неизбежно должно было привлечь к себе внимание криминальных сил более высокого уровня, чем те, что сейчас опекали клуб. Аркадий знал, что Граф ведет какие то секретные дела с вором в законе Вараном, допускал, что в случае чего тот мог бы помочь клубу. Но насколько силен Варан, Аркадий не знал.

Тем не менее дело с арендой особняка набирало обороты, и Аркадий приходил в ужас от того, что на обслуживание нового здания, на его обустройство и на взятки чиновникам из мэрии должны были уйти все резервы клуба. Граф даже уже успел договориться о том, чтобы взять значительный кредит, в случае просрочки выплаты которого катастрофа была бы неминуема. Хозяина клуб «Русалка», во всяком случае, поменял бы обязательно. И однако, понимая всю серьезность дела, Граф оставался, по своему обыкновению, весел, доволен и уверен в ожидающей его победе. А на вопрос Аркадия только рассмеялся:

— Зачем нам казино? Как зачем? Это же реальные деньги! Тогда уж мы начнем по-настоящему расширяться.

Это было что-то новенькое. Значит, после особняка их ожидают новые авантюры. Зная Графа, Аркадий немедленно поверил его словам, и перспектива вкладывать деньги в дальнейшие проекты снова привела его в ужас. Он был реалистом и хорошо осознавал свой потолок. Риск должен быть разумным и не должен касаться основополагающих вещей — это было его убеждение. Зачем лезть в авантюры, когда ночной клуб «Русалка» с несколькими десятками служащих, занятых в ресторане, саунах и в обслуживании отдельных кабинетов второго этажа, вполне обеспечивал сносную жизнь для всех?

— Нет, Аркадий, останавливаться я не собираюсь. Если не двигаешься вперед, то, значит, идешь назад. Только вперед!

Граф встал и потянулся, как кот. Его забавлял ужас, который охватил благоразумного Аркадия. Сам Граф давно уже понял, что эпоха перемен как раз и создана для людей, мыслящих нетрадиционно, умеющих использовать стереотипы окружающих, но для себя их игнорирующих. И он отлично осознавал неодолимую силу своей решимости, сметающей людей и препятствия на пути к видимой только ему цели.

Глава 8

УТРЕННИЙ ОБХОД

Через пару минут они уже шли по клубу в свой обычный обход. Прежде всего зашли на кухню. Кухня находилась в подвале и соединялась с раздачей и помещением для официантов маленьким грузовым лифтом. Этот крошечный подъемник размером с тумбочку обычно находился в непрерывном движении: то спуская вниз заказы от официантов, то поднимая готовые блюда. Со стороны лифт напоминал ненасытного обжору, то и дело заглатывающего все новые и новые яства, неистощимым фонтаном бьющего в зал ресторана и по отдельным кабинетам: гусь по-фламандски, заяц в горшочке, утка по-пекински, жареные поросята, кавказский шашлык, кролик в сметане. Поток вкуснейших блюд не кончался всю ночь, с глухим нутряным рокотом поднимаясь к нетерпеливо ожидавшим гостям.

Зайдя в помещение кухни, Граф и Аркадий остановились в дверях. Если бы не аппетитные запахи и белые одежды поваров, можно было подумать, что находишься в аду: пар из всевозможных кастрюль заполнял помещение, на сковородах всех видов и размеров что-то шипело, шкворчало и булькало, сновали служащие, перекрикивая шум, громко отдавали приказы старшие повара.

Граф смотрел молча, ни словом, ни жестом не давая понять, как его завораживает эта суета. Прошло уже несколько лет, как клуб стал его собственностью, но до сих пор он испытывал жгучее наслаждение при виде того, как эти люди, его служащие, суетятся, ругаются, работают, борются за существование с себе подобными и с самой жизнью, а в итоге только он становился все богаче, лишь его личный банковский счет все стремительнее разбухает и жиреет.

— Все привезли, Петр Сергеевич? — спросил Граф, подходя к пожилому толстому мужчине, который в этот момент сверял со списком в руке количество вносимых в открытую дверь ящиков и их содержимое.

— Сегодня вроде все, а вот вчера «Гермес» напортачил и вместо шампиньонов привез ящик шпината, — возмущенно ответил Петр Сергеевич. — А на днях вместо цыплят доставил партию свиного сала. Черт знает что! Я уж подумывал, не отказать ли им?

— Посмотрим, — примирительно сказал Граф. — Если повторится еще, вы мне доложите.

Петр Сергеевич Листопадов был знаменитостью в узком кругу кулинаров. В прежнее время, работая в советском посольстве в Греции, он ухитрялся свой законный отпуск проводить не на родине, а в одной из европейских стран, каждый раз в новой. Там он на время отпуска нанимался работать поваром в какой-нибудь приличный ресторан. Тем более что рекомендации имел всегда прекрасные. Потом Петр Сергеевич подсуетился и принял участие во всеевропейском конкурсе поваров, где, разумеется, занял первое место. Дальше — больше. Как лауреат, Листопадов попал в номенклатурные списки элитных служащих, востребованных на самые привилегированные должности. Последовал официальный запрос от генсека ООН к советскому правительству, где была просьба отпустить Петра Сергеевича Листопадова работать личным поваром главы ООН.

Конечно, Петра Сергеевича не только не отпустили, но и отозвали из Греции. Некоторое время он мог найти себе работу только помощником главного повара в третьестепенных ресторанах, потом пришел Горбачев, начал перестройку, и все наладилось. Однако что-то сломалось в душе самого Листопадова, ничего ему уже не было интересно, никуда не хотелось ехать. Лишь старые друзья не забывали, и однажды кто-то порекомендовал его Атаманше, прежней владелице клуба. Атаманша нашла его среди рядовых поваров ресторана «Абхазия» на Новочеремушкинской улице, нашла действительно разочарованным во всем том, что прежде его увлекало. Однако уговорить себя он дал, рассчитался в «Абхазии» и стал главным поваром ночного клуба «Русалка». Здесь Петру Сергеевичу неожиданно понравилось, он прижился и постепенно снова расцвел. Владельцы престижных ресторанов, знавшие его прежде, сразу вспомнили былую славу повара-лауреата и теперь сулили золотые горы. Старались переманить к себе, но бесполезно — Листопадов держался за клуб.

— У меня есть на примете хорошие поставщики, я могу переговорить, — предложил Аркадий.

— Вообще-то «Гермес» нас раньше не подводил, может, случайность, — сказал Листопадов и, грузно повернувшись, вдруг закричал: — Ты что, охламон, не видишь, убегает!

Граф и Аркадий посмотрели в сторону, куда указывал толстый палец главного повара «Русалки». Из ближайшей кастрюли, вмещающей литров пятьдесят, приподнимая крышку и заливая огонь, лезла пена. К кастрюле уже спешил младший повар Митя, невысокий коренастый молодой человек с круглым розовым лицом. Он был родом из подмосковных Мытищ, где продолжали жить его родители и сестра. Благодаря врожденной услужливости и умению обходить конфликтные ситуации, за полтора года работы в клубе он сумел со всеми наладить хорошие отношения. Граф, хорошо разбиравшийся в людях, считал Митю перспективным работником и уже подумывал через некоторое время повысить его в должности.

Наведя порядок, Петр Сергеевич сразу успокоился:

— Ладно, если «Гермес» еще что напутает, я скажу. Тем более, если мы будем расширяться, все равно надо будет искать новых поставщиков. Я прав?

Граф улыбнулся. Ему польстило, что недавнее решение приобрести соседний дом стало известно и обсуждается.

— Там будет видно, — сказал он. — Одно только надо усвоить твердо: все мы здесь являемся командой, все мы заинтересованы в том, чтобы наш клуб стал лучшим в городе. Если наши поставщики будут халтурить, то мы обязательно найдем других, нельзя рисковать и в чем-то допускать промахи.

Граф, сев на любимого конька, повысил голос, чтобы его слышали и другие.

— Если каждый поймет простую вещь, что от него тоже зависит судьба клуба, а значит, и его личная судьба, тогда мы точно дадим сто очков нашим конкурентам. Работайте, ребята, и у вас все будет!

Повара, продолжавшие работать, прислушивались к его речи. Все знали эту слабость Графа — иногда впадать в пафос, знали, понимали и прощали. Кроме того, Граф был безусловно прав: успех предприятия зависел от старания каждого. А ежемесячные премии, которые служащие клуба получали согласно разработанной хозяином шкале заслуг, лучше всяких слов убеждали в его правоте.

Граф еще некоторое время молча смотрел на царившую вокруг суету: на бурление в кастрюлях, на шипение сковородок, на быстрые мелькания ножей, рубящих овощи, на гудящие механизмы — большую мясорубку, картофелечистку, мойку; затем, повернувшись, пошел в сторону лестницы в сопровождении заместителя, напевая сквозь зубы какую-то мелодию. Граф был доволен тем, как начался новый рабочий день, то есть ночь, хоть и не мог бы сказать точно, чем вызвано его хорошее настроение.

Глава 9

МАМОЧКА

Выйдя в коридор, стены которого были покрыты итальянским кафелем с геометрическим античным узором, они прошли в отдел саун. Тяжелая дверь, закрывшись за ними, отсекла их от внешнего мира. С двух сторон коридора находились двери отдельных кабинетов. Здесь была совсем иная, расслабляющая, настраивающая на негу атмосфера. Клиентов, конечно, еще не было, клиенты начинали подтягиваться к вечеру, но уже сейчас все здесь словно бы находилось в ожидании тех расслабляющих удовольствий, которые можно найти только здесь, в сауне.

Из массажного кабинета вышла высокая блондинка в шелковом цветном халате. Это была Наташа, бывший участковый терапевт, вовремя обнаружившая, что курсы массажа, усвоенные ею как-то по случаю, могут дать столько, что теряется смысл держаться за свою прежнюю профессию врача. Семью теперь она обеспечивала одна, муж свыкся, отец и мать, а также родители мужа чуть ли не молились на нее, дети — мальчик и девочка — учились в элитной школе, так что Наташа действительно не жалела о прежнем.

Граф в детстве учился с ней в школе, а некоторое время назад, встретив на улице, разговорился, узнал, что она работает терапевтом в районной поликлинике. Зарплата мизерная, работа сумасшедшая, нервная, отдачи никакой. Приходится подрабатывать массажисткой в частной фирме, а то бы вообще «кранты». Граф, слушая, как это бывает, вполуха, неожиданно насторожился, что-то быстро подсчитал и решил предложить ей должность начальника отдела. Она согласилась.

За несколько лет работы в клубе «Русалка» Наташа изменилась. Здороваясь с ней сейчас, Граф вспомнил, какой растерянной она ему показалась вначале. Теперь ее первоначальная неуверенность исчезла, Наташа как-то внутренне выпрямилась, обрела чувство достоинства, в общем, научилась себя уважать. За глаза ее звали Мамочкой, по аналогии с тем, как зовут сутенерш. Кличка, хоть и передавала суть, не была злой. В клубе все относились к.Наташе хорошо, ровно, тем более что своих сотрудниц она не обижала, старалась соблюсти внешнюю корректность. Словом, если отбросить внутренний контекст своего занятия, объективно была прекрасным администратором.

Сейчас перед Графом стояла холеная властная женщина, явно утерявшая иллюзии, но блестяще усвоившая правила нового, пусть жестокого, но благоволившего к решительным людям мира.

Наташа сама отбирала своих сотрудниц, обеспечивала медицинский контроль, требовала соблюдения приличий. Жалобы клиента на массажисток она считала справедливыми уже потому, что клиент всегда прав. Девушки могли бессознательно превысить планку допустимого кокетства, после чего посетитель ошибочно ожидал сексуальных услуг. Не получив последних, он мог пожаловаться на плохое обслуживание — такое случалось. Наташа уволила нескольких девушек, прежде чем коллектив этого, очень важного для клуба отдела, не состоялся окончательно. Теперь оставшиеся сотрудницы могли сами формировать настроение и желание клиентов, что начисто исключало недоразумения и случайные обиды.

Девушки из танцевального отдела тоже участвовали в работе ее отдела. Это случалось нечасто, только в свободное от танцев время, и, разумеется, строго по желанию сотрудниц. Им надо было развлекать клиентов, создавая атмосферу сродни той, что некогда существовала в античных учреждениях подобного типа. Это происходило, например, при каких-либо торжествах или в случае большого наплыва клиентов. Причем ни официально, ни каким бы то ни было образом секс-услуги не подразумевались.

Все это не говорило, однако, о том, что секс здесь был под запретом. Большинство представителей современной элиты считали профессиональный секс необходимым атрибутом новой жизни, таким же средством расслабления, как в прежнее советское время бутылку водки, распитую на троих в обеденный перерыв. Сауна привлекала бы не многих, если бы после жаркой парной и массажа нельзя было расслабиться в объятиях представительницы (или представителя) противоположного пола. Граф лишь добивался того, чтобы клуб «Русалка» пользовался репутацией заведения строгих правил, где не допускалось скандалов и дилетантизма. Массажистки занимались одним, путаны — другим. Услуги и тех, и других оплачивались достаточно высоко, чтобы девушки не вступали в конкурентную борьбу друг с другом. Если какая-либо из массажисток или стриптизерш договаривалась с клиентом об иного вида услугах, это было ее личное дело. По большому счету бюджет клуба не только от этого не страдал, но выигрывал на общей репутации заведения, в котором можно было получить услуги самого широкого ассортимента.

Обсудив с Наташей свою новую идею расширить в дальнейшем массажный отдел с тем, чтобы превратить его в медицинский центр широкого профиля, Граф попросил ее подумать над планом расширения и представить руководству свои соображения. Как только они вошли в банный отдел, Аркадий тут же ушел в одну из дверей, расположенных вдоль коридора. Сейчас он вернулся в сопровождении крупного пожилого мужчины, заведующего банным отделом.

— Вот как раз обсудите все с Петром Гавриловичем. Банный отдел я тоже собираюсь расширять, — сказал Граф Наташе.

Петр Гаврилович Конев раньше служил банщиком в «Сандунах», потом повздорил с одним из новых начальников и перешел к Графу. Здесь он сам себя стал считать начальником, и на новом месте профессиональный талант его только расцвел.

В эту минуту в дверь из общего коридора вошла танцовщица Катя. Увидев столько начальства, она замерла у порога, но тут же, словно набравшись храбрости, поздоровалась со всеми и потом обратилась к Наталье:

— А я к вам. Помните, я по поводу курсов.

Катя некоторое время назад просила Наташу помочь ей устроиться на курсы массажисток. Сегодня она вспомнила об этой своей просьбе и пришла пораньше, чтобы поговорить без помех. Хотя на самом деле ее интересовали не так курсы, как возможность лишний раз встретиться с Графом.

Катя не была москвичкой. Выросла она в Сочи, где родители и южная природа наделили ее жгучей красотой. Она была русская, но в тонком, смугло-темном лице ее, озаряемом блеском зубов, угадывалось что-то дикое, древнее. Золотисто-карие глаза ее, обрамленные великолепными черными ресницами, часто глядели с беспощадной первобытной истомой. История ее жизни была очень похожа на историю многих девушек, прилетевших в столицу, словно ночные бабочки на огонь костра, и если сразу не сгоревших, то опаливших крылышки. Все эти бабочки осели где-то на освещенных подмостках, но уже в тени, видя огонь, привлекший их, уже издали, из собственных сумерек.

Катя в детстве никем не хотела быть. Она гоняла с мальчишками на велосипедах, потом — лихо вписывалась в повороты на мотоцикле, но пришло время, когда она поверила в свою исключительную красоту и женскую привлекательность. В начале своей карьеры она стала победительницей конкурса красоты в Сочи, потом в Краснодарском крае. Новый шаг к успеху был совершен уже в Москве, где она пробилась в финал всероссийского конкурса красоты. В том году победительница была определена устроителями заранее, но Кате, явной фаворитке, пообещали контракт на рекламу известного столичного банка и прилично заплатили. Была еще поездка на Кипр с молодым банкиром, сыном одного из учредителей этого самого столичного банка. Банкира там же и арестовали полицейские Интерпола по наводке нашей прокуратуры. О девушке забыли; никому не нужная, она промоталась некоторое время по пляжам, попала в портовый бордель, вырвалась через год, встретила другого русского, уже без профессии, но с деньгами и свободного, вновь оказалась в Москве, словом, так и пошла по богатым, предприимчивым и не особенно чистоплотным рукам. Пока не оказалась исполнительницей стриптиза в ночном клубе «Русалка».

Месяца два назад Граф обратил внимание на черненькую танцовщицу с броской южной внешностью.

Граф повел ее на презентацию ресторана одного своего знакомого, бывшего кагэбэшника. На вечере выпил лишнего, заехал к Кате домой выпить чашечку кофе. Она снимала двухкомнатную квартиру в Отрадном и жила одна. Граф остался у нее и не жалел об этом. Катя, как оказалось, не только прекрасно танцевала в клубе, но и имела ряд других достоинств, которые она продемонстрировала с присущем ей энтузиазмом.

Граф еще несколько раз встречался с Катей, приезжал к ней и оставался у нее на ночь. Все было бы хорошо, но Катя немедленно начала намекать, что хотела бы поменять профессию и стать его личной секретаршей. Выбирала она моменты, когда, как она считала, мужчина должен был быть особенно податлив к просьбам. В такие минуты жгучие глаза ее, мерцающие черным бархатом ресниц, горели восторгом и ужасом от перспектив оказаться доверенным лицом шефа. Красивенькое личико ее хорошело необычайно, и Граф, стиснув зубы, опрокидывал ее навзничь. Катя же, широко раскинув руки и не в силах расстаться с мечтами, стонала в сладком, как бы предсмертном ужасе. Сейчас, едва войдя, она сразу обратилась с просьбой к Наташе, но смотрела на Графа. Тот пытался вспомнить, что он ей мог обещать? Кажется, что-то обещал? Поймав озабоченный взгляд Графа, Аркадий, прижав подбородок к шее, отчего его грушеобразное лицо еще более утолщилось книзу, весело подмигнул хозяину. Он знал, какие усилия предпринимают девушки клуба, чтобы поймать молодого хозяина в свои женские сети, и очень потешался, наблюдая за этим со стороны. Граф же, обычно не придававший особого значения такого рода шуткам, которые даже льстили его мужскому самолюбию, сейчас, однако, был не расположен поддерживать их. Он повернулся к Петру Гавриловичу, напоминая ему об ожидающем сегодня наплыве посетителей.

— Вы уж сегодня постарайтесь по первому разряду. Это и к вам, Петр Гаврилович, относится. Чтобы пар был высшего качества, и вообще. Обратитесь к Семен Семенычу за помощью, скооперируйтесь с ним. Пусть он, если что, проследит, чтобы у вас не было недостатка в закусках и спиртном. Семен Семенычу придется сегодня на два фронта работать: и за залом следить, и за снабжением вашей епархии, — озабоченно сказал Граф и повернулся к Наташе: — И тебе тоже придется сегодня посуетиться. У Меркулова именины, будет еще Черкасов, ну и Варан, конечно. Можешь привлечь кого-нибудь из нашего танцкласса. Он обратил внимание на Катю. — Вот, кстати, и Катюша здесь. Катя, подбери кого-нибудь из ваших девочек, кто захочет, конечно. Можете тогда пораньше закончить с танцами. Внизу сегодня будет веселее, заодно и попаритесь. Сегодня мужиков, наверное, будет много, надо разбавить компанию прекрасным полом.

Глава 10

ОКОНЧАНИЕ УТРЕННЕГО ОБХОДА

Дальше Граф не пошел. Он и так знал, что и в большом банном зале, и в малых, а также во всех парилках и саунах — везде полный порядок. «Ночью надо будет попросить кого-нибудь из Свиридовых подежурить здесь», — озабоченно подумал он. Но тут же переменил собственное решение. «Вообще-то не стоит. Свиридовы могут перестараться. И так с этой сломанной рукой до конца все не ясно. А если что, так Варан за порядком проследит. С ним всегда гвардия приходит, порядок будет».

Оставив Наталью и Петра Гавриловича обсуждать сценарий ожидаемых именин, Граф и Аркадий поднялись по лестнице в помещение официантов, где проверили работу кассовых аппаратов. Потом они перешли в ресторанный зал, еще не проснувшийся окончательно, только готовившийся взвихриться новым разгулом ночи. Метрдотель, следивший за работой ресторанного зала и бара, сразу заметил начальство и поспешил к ним, продолжая на ходу что-то втолковывать одному из официантов, которого все звали Молотком за его пристрастие к этому слову. Говоря о ком-нибудь в третьем лице, он всех почему-то называл Молотком, так что и получил эту кличку. Молоток был сыном человека, всю жизнь проработавшего официантом ресторана «Прага», пошел по стопам отца, но рвением не пылал, хотя знал тонкости этой работы едва ли не лучше всех остальных своих коллег. Граф так и не смог запомнить его настоящее имя, хоть каждый раз при встрече с ним давал себе слово выяснить.

Метрдотеля звали Семен Семенович Куница. Именно к нему Граф советовал обратиться банщику и Наташе. Это был мужчина лет сорока пяти, с мучнистым лицом никогда не бывающего на солнце человека. Семен Семенович дал последнее указание Молотку и подошел к Графу. Раньше Куница был майором Советской Армии, служил в ракетных войсках, большей частью под землей, так что не видеть солнца ему было привычно. Работу метрдотеля он получил случайно, кто-то из его родственников был знаком с Атаманшей, прежней хозяйкой клуба, женщиной решительной, рубящей с плеча и загоравшейся новыми идеями. Одной из таких идей было взять администратором бывшего военного.

Это была одна из немногих удачных идей Атаманши. Семен Семенович, никогда раньше не сталкивавшийся со сферой обслуживания, был поражен царившим здесь беспорядком. С энтузиазмом взявшись за дело, он каким-то образом быстро сумел внести четкость в работу вверенного ему подразделения, и теперь оставалось только следить, чтобы отлаженный механизм не давал сбоев.

В этот час в зале были только случайные люди. Завсегдатаи заходили позже, часам к одиннадцати ночи. Граф гордился, что постоянных посетителей клуба так же часто можно увидеть по телевизору, как и у него в клубе. Это уже говорило об успехе.

Сейчас главный ресторанный зал был ярко освещен, везде преобладала та деловая атмосфера, которая вскоре должна была смениться камерной, интимной. Будет приглушен свет; музыка, оставаясь фоном, зазвучит более сочно; выплывет на передний план огромный зеленоватый аквариум, где сейчас плещутся рыбы, а позже будет плавать и новенькая.

Этот аквариум был его личной идеей. Где-то раньше он видел подобное шоу, может быть, ему казалось, что он видел, но мечта о таком представлении поселилась в нем давно. Мечта и реализовывалась постепенно: сначала он установил стеклянный бак, заселил его рыбами, посадил подводные растения. Новинка вписалась в интерьер, стала достопримечательностью. Следующим шагом была покупка дельфина, он уже было договорился с начальством дельфинария о сделке, но какое-то время тянул, сомневался. А тут помог случай: он встретил Светлану, узнал, что она занимается синхронным плаванием, произвел мысленную рокировку человека и дельфина, нашел, что женщина — особенно такая броская — будет смотреться лучше животного. Мираж обрел форму, и в его аквариуме стала парить маленькая, волшебной красоты русалка.

Опять вспомнив о новенькой, Граф почувствовал странное волнение. Кого-то она ему смутно напоминала, или ему казалось, что напоминает. На мгновение перед его глазами возникла эта невысокая блондинка, так отличавшаяся от всех молодых женщин, работавших здесь, в клубе. Он не мог понять, в чем тут дело, не мог понять, что ее сущность еще не была отлакирована окружавшей ночной действительностью: теми пленительными сумерками, что превращали человека в цветную, часто броскую, но все же тень, занятую всем тем, чем днем, при солнечном свете, даже интересоваться было бы неприлично: вином, наркотиками, сексом.

На эстрадном пятачке руководитель танцевальной труппы Шурочка и какие-то незнакомые Графу парни колдовали над аппаратурой. Пока Аркадий отошел вместе с Семеном Семеновичем обсудить новую расстановку столиков, Граф повернул к эстраде. Поздоровавшись, он спросил Шурочку, чем тот занят.

— Юрий Андреевич! А мы тут усилители монтируем. Не забыли, сегодня у нас новая эстрадная программа. Будет Газманов и Распутина. Газманов прислал своих ребят устанавливать аппаратуру. Они приедут попозже. У вас какие-то замечания?

— Нет-нет, продолжайте, — сказал Граф.

Он некоторое время смотрел на работающих парней. Потом, уже поворачиваясь к подходившему Аркадию, сказал:

— Шура, раз у нас гости, можно будет часть девочек отпустить в сауны. У нас там наплыв посетителей, так что, если кто изъявит желание попариться в рабочее время, ты не препятствуй. Хорошо?

Шурочка кивнул и снова стал говорить с одним из рабочих сцены. Один из усилителей неожиданно взвыл, но тут же вопль сменился деловым: «Раз, раз…»

Аркадий сообщил, что есть возможность наладить отношения с одним из подмосковных фермерских хозяйств и напрямую доставлять партии мяса и птицы. По более низким ценам, чем предлагают поставщики в Москве.

— Хочу прощупать, насколько это нам будет выгодно, — сказал. Аркадий.

Аркадий ушел, и Граф решил побыстрее закончить обход в одиночестве. В зале тем временем заметно потемнело. Музыка зазвучала громче, рабочих возле музыкальной аппаратуры стало меньше, и Граф заметил, что столики начинают заполняться. Ему то и дело приходилось отвечать на приветствия. Здесь он был хозяином; посетители, даже если они занимали высокие посты и привыкли к постоянному вниманию, в его клубе были просто гостями. Граф знал, что это их отвлекает и развлекает. В его клубе все были равны, пусть и относительно равны, хотя и внешняя демократичность соблюдалась. Политики, предприниматели, представители шоу-бизнеса и криминальных структур — все оставляли за порогом груз личных забот, ответственностей, все приходили просто развлечься, сбросить нервное напряжение, чтобы, отдохнув, быть готовыми к новой борьбе, к новому рабочему дню.

Он зашел в гримерную — так в клубе называлась комната, где переодевались девушки-танцовщицы. В помещении сильно и душно пахло парфюмерией, полураздетые девушки из первой смены радостью приветствовали Графа, воздух сразу зазвенел от их голосов. Кати на месте не было, она все еще где-то гуляла, устраивая собственные дела, а ведь как раз сегодня была в первой смене. Граф отметил это и подумал, что необходимо сделать ей замечание. Лучше через Аркадия. Это был уже не первый раз, когда Катя, пользуясь их отношениями, позволяла себе вольности. «Пора кончать», — неопределенно подумал Граф и прошел в смежную комнату.

Здесь находился люк, через который можно было незаметно спуститься в аквариум. Эта часть аквариума была специально затенена, чтобы человек, спускающийся в воду, не был заметен из зала ресторана. Граф сам участвовал в разработке технических деталей, связанных с аквариумом, поэтому относился к этому номеру с особым вниманием. Ему доставляло удовольствие лишний раз осмотреть то, что являлось воплощением его мыслей, реализацией идеи, мечты, долго обитавшей в нем в виде до времени ускользающего миража.

Как обычно, его обход заканчивался в вестибюле. Он спустился вниз. Здесь тоже уже было людно. Из-за угла вышла Катя. Графа она не заметила. Красивое лицо ее сейчас было злое и одновременно озабоченное. Быстро лавируя между людьми, она пошла к лестнице, ведущей на верхний этаж и в гримерную.

Граф повернул за угол, откуда только что вышла девушка. В этом крыле находились туалеты: сначала мужской, а дальше женский. Сразу за углом, рядом с дверью мужского туалета, стояли и курили мужчины в черных костюмах. Одного — самого высокого и жирного из них, Граф узнал. Это был Паша Маленький, бык Варана, известного московского вора в законе, который принадлежал к новым законникам. К тем, которые не считали для себя зазорным самим заниматься предпринимательством. Варан в последние годы взял под свой контроль несколько казино и ресторанов на севере столицы, но в центр еще не лез. В клуб «Русалка» он любил заезжать, потому как здесь всегда можно было встретить многих представителей деловых кругов.

Граф отметил, что в нескольких метрах стояли двое ребят из группы Свиридовых. Братья себе в помощники подбирали таких же, как они, бывших борцов. Паша Маленький успел получить репутацию скандалиста, так что за ним всегда здесь присматривали.

Граф заглянул в туалет. Здесь тоже было все нормально, все сверкало и сияло, как внутри бриллианта. Народ мирно выходил и заходил. Впрочем, для разгула было еще рановато.

Проходя мимо входной двери, Граф увидел, как Петр Иванович Ломакин, их заслуженный швейцар, открывал кому-то дверь. В этот момент свет фары из подъехавшей к стоянке машины ярко осветил дверь, самого Петра Ивановича и входящую новенькую русалку. Желтый луч света вырвал из полумрака ночи ее лицо, а светлые пушистые волосы загорелись вокруг головы, словно нимб. Граф не мог разглядеть ее вполне, но внезапно исходившее от этой девушки пленительное впечатление, которое он даже и определить для себя ясно не мог, поразило его. Пораженный и скорее даже удивленный этому своему чувству, возникшему при виде новенькой, он двинулся в ее сторону.

Светлана, входя в дверь, повернула голову в сторону швейцара, благодаря его за то, что он придержал дверь. В этот момент Граф взял ее за руку. Взял, даже не понимая, зачем он это делает и что он хочет сказать ей сейчас.

С того дня, как Граф взял к себе на работу эту невысокую миловидную девушку, которая так растерянно отвечала на вопросы оперативников о произошедшем на ее глазах убийстве, он действительно не переставал о ней думать. Девушка с работой справлялась очень хорошо, мило изображала из себя русалку, отзывы от посетителей были прекрасные, да и ежедневная выручка немного, но стала повышаться. Значит, настроение клиентов еще более повысилось, заказывать стали больше, скупиться меньше. Граф отметил для себя, что, если так и дальше будет продолжаться, следует повысить зарплату новенькой. В общем-то, этим и исчерпывался его интерес. С тем и выкинул мысли о ней из головы.

Время от времени он встречал ее в коридоре, перебрасывался парой ничего не значащих слов, хотя присущий ему интерес ко всякому проявлению истинной женственности инстинктивно заставлял его отмечать ее соблазнительность, так сильно действовавшую на других в ночных сеансах под водой. А что это было так, Граф убеждался, наблюдая за клиентами клуба, когда Светлана плавала в своем аквариуме.

Сейчас он взял Свету за руку, и, когда она повернула к нему голову, он вдруг поразился ее блестящим, казавшимся темными от густых ресниц синим глазам, внимательно и дружелюбно посмотревшим на него.

— О, это вы, — сказала она и с улыбкой, слегка коснувшейся ее ярких губ, протянула ему руку.

Он за эти дни, пока не говорил с ней, чуть не забыл эту ее манеру при встрече пожимать руку. А сейчас, как чему-то особенному, порадовался тому, как энергично и смело она пожала его руку. Он перекинулся с новой служащей ничего не значащими словами, сообщил, что она может бесплатно заказывать себе в ресторане и в баре любые блюда и напитки, помолчал, не зная, что еще сказать, и с улыбкой распростился, сам еще даже не подозревая силу того впечатления, которое она на него произвела.

Глава 11

ПОСЕЩЕНИЕ НОЧНОГО ВЕРТЕПА

У меня весь вечер было хорошее настроение. Вернее, всю ночь, то есть смену, как это называл Граф. Когда наступило время, я сошла по лесенке в зеленоватую воду аквариума, в той его части, которая находилась в примыкающей комнате, невидимой посетителям, и уже оттуда, плавно изгибая хвостом, в который превратились мои ноги, поплыла к жемчужно-розовому сиянию подводной сцены.

Так как я была русалкой, мне не полагались очки, поэтому все, что находилось за стеклом, виделось мне смутными цветными тенями. Зато я сама всем этим таинственным сейчас для меня существам была видна достаточно хорошо. И я знала, куда мне следует подплыть, чтобы казаться особенно привлекательной, и каких мест избегать, где подсветка могла бы исказить или даже обезобразить меня.

Сегодня — я это чувствовала! — представление шло особенно хорошо. От взглядов всех этих невидимых мужчин и женщин, которые любовались моими плавными и грациозными движениями, мне было особенно приятно, я чувствовала легкое возбуждение, и мне хотелось думать, что Граф сейчас смотрит на меня.

Когда наступил перерыв, я вылезла по лесенке из воды и в этот момент в комнату заскочила Верочка, Оказалось, что начальство сегодня устраивает праздник для одного из постоянных клиентов, посему дано распоряжение всем желающим девушкам заканчивать танцы и отправляться веселиться в банный отдел.

— Они к нам приходят без своих женщин. Жен сюда не возьмешь, место не то, — объясняла мне Верочка, — да и любовницам здесь делать нечего. Наша администрация следит, чтобы, если приспичит, мужики на наших девчонок тратились. Ну как, пойдешь?

Я вытирала голову большим полотенцем и думала. Верочка, нагнувшись над открытым люком, пыталась разглядеть в зеленоватой глубине плавающих рыбок. Я сделала шаг и едва не поскользнулась на мокром линолеуме. Верочка, не услышав моего ответа, подняла голову и вопросительно посмотрела на меня.

— Ну как, пойдешь? — переспросила она.

Я была бы рада больше не нырять к рыбам. Сегодня в общей сложности я уже проплавала часа полтора. Честно говоря, когда привыкаешь к одному и тому же, к одной и той же работе, она может надоесть. В таком случае даже подобное моему плавание может показаться работой на конвейере. Но с другой стороны, меня смущала сама терминология: «баня», «сауна», «девочки», «мужики»…

— Верочка, — осторожно спросила я, — а как мы должны клиентов развлекать, если им, как ты говоришь, приспичит?

Верочка внимательно посмотрела на меня, а потом прыснула:

— Да ты что! Думаешь, мы там в групповуху сразу попадем? Успокойся, подруга. Конечно, бывает, не без этого, но это как захочешь. Вон, Катька своего не упустит. Это она последнее время из себя фифочку строит, Графа цепляет, а так — через одного приземляет. Но ты не бойся, у нас здесь строго, без желания девушки ничего не будет. Пойдем, а то мне скучно одной. Я тебя введу в курс нашего дела, расскажу все обо всех. Пошли!

Последнее меня заинтересовало. Я плаваю здесь уже больше недели, но ничего не вижу, кроме своего маршрута: раздевалка, бассейн, снова раздевалка — и домой. Граф, правда, сегодня встретился, заговорил впервые с того дня, как нанимал на работу. Ну вот, а больше ничего.

Я решилась. И правда, пройтись с личным гидом по кулуарам порока — меня это заранее развлекало и возбуждало.

— Ладно, Верунчик, пойдем. Прямо сейчас идти или как?

— А чего тянуть? Второй час скоро, самое время. Народ еще не перепился, еще себя в рамках держит, поболтать можно…

— Перепился? — вновь насторожилась я.

— Нет, это я так, — махнула рукой Верочка. — Да что ты, в самом деле? Сказано тебе, что у нас все цивилизованно, значит, все о’кей.

Через полчаса мы с Верочкой, Катя и еще трое девушек, изъявивших желание пойти с нами, спустились вниз. Я здесь еще не была, поэтому с любопытством оглядывалась.

Внизу мы сразу попали в кафельный коридор. Впрочем, здесь было миленько и больницей не пахло. Да и кафель был импортный, а на дверях из красной древесины торчали начищенные латунные ручки.

Верочка висела у меня на руке и все объясняла по пути.

Пройдя мимо красных дверей, за которыми скрывались номера с саунами или русскими парными, мы оказались в конце коридора. Торцовая дверь вывела в предбанник, где было еще несколько дверей, мы просочились в среднюю и вдруг оказались в огромном зале.

Зал был действительно большой, наверное, не меньше ресторанного наверху, но устроенный совсем иным образом. Во-первых, здесь был вполне приличный бассейн метров на двадцать, вместо столиков располагались скамьи из полированного мрамора, может быть, искусственного. Расставлены они были вроде бы беспорядочно, но так, чтобы объединять группу людей. В углу стойка бара, за которой с миксером в руке стоял бармен. А главное, здесь было полно народу. В основном мужчины.

В первое мгновение мне показалось, что действие, открывшееся нам, напоминает массовку фильма из жизни древних латинян: мужчины ходили, сидели и возлежали, закутавшись в простыни. У некоторых, как у древних римлян, тоги: концы простыней были перекинуты через предплечья. В общем, создавалось некоторое ощущение античной неги, нарушаемое, может быть, отчетливыми матюгами, слышными то там, то здесь.

А так, вообще-то, было ничего. Играла музыка, мужчины пили, закусывали и громко разговаривали, кое-кто, сбросив тоги и оказавшись в плавках (что я отметила с некоторым удовлетворением, так как, несмотря на уверения Верочки, боялась найти здесь скопище голых козлов), ныряли в бассейн и шумно плавали с довольным животным уханьем.

Что еще? Возраст мужчин был от тридцати до шестидесяти, присутствовали и совсем мальчишки, но их было мало. Как и женщин. Поэтому, едва мы появились, со всех сторон раздались приветственные возгласы, утробный радостный рев и прочие изъявления восторга. Подошел Шурочка и препроводил нас в женскую раздевалку. Мы разделись и остались в купальных костюмах.

Девочки между тем раскраснелись, прием их обрадовал. Только я опять немного озаботилась: я ведь знала, что в нижних этажах отдыхают люди, достаточно свои в криминальном мире. По идее, они с нами могут сделать все, что только захотят. Но с другой стороны, то же самое они могли бы делать с нашими девочками прямо на сцене, но ведь не делают же? Это успокаивало.

Заглянул Шурочка и попросил нас не задерживаться. Мол, народ требует общения. Мы потянулись за ним. Вновь повторилась буря приветствий, девочки рассосались по залу, а мы с Верочкой остались вместе. На этот раз я держалась за нее, все время задавая вопросы. Она отвечала мне, отвлекалась на знакомых, снова пыталась мне объяснять, кто есть кто.

Нам сунули в руки большие бокалы с шампанским и усадили в персональные шезлонги к одной из групп, центром которой были двое пожилых мужчин. Одного из них я, кажется, уже видела. Это был довольно симпатичный мужчина лет сорока — сухощавый, с резкими чертами лица и пронзительным взглядом светлых глаз. Он был весел, оживленно разговаривал со своим соседом — рыхлым толстяком, кажется довольным всем на свете. Остальные либо прислушивались к ним, либо болтали между собой. Еще я обратила внимание, как едва уловимо менялось лицо худого, когда он отвлекался на реплику кого-нибудь из свиты: появлялось в его лице и глазах едва заметное презрение, может быть, терпеливая усталость, словно бы лишь вежливость не позволяла ему ответить грубостью на обращение к нему.

Впрочем, я могла и ошибиться. Вернее, мое испуганное любопытство могло найти бревно там, где и соринку углядеть было трудно.

— Кто это? — спросила я Верочку, усердно уплетавшую пододвинутый к нам виноград.

— Где? — шепотом переспросила она и тут же выдала все, что знала: — А-а, этот толстяк. Это Меркулов Иван Денисович. Он депутат Госдумы, какая-то там шишка даже. А худой — Варан.

— А почему Варан? — незаметно шептала я Верочке, в то время как она тянулась к ягодам.

— Варан он и есть Варан. Так его называют. Они оба воры в законе, так что ты лучше ешь, пей да поменьше разговаривай.

— Я не знаю… хорошо это или плохо, но я убежден… что это назрело, что нам надо незамедлительно переводить основные капиталы за рубеж, — с апломбом, так чтобы кругом все слышали, говорил толстый депутат Меркулов. Его речь была вся пронизана матом. Кажется, не мог произнести ни одной фразы без матерной вставки. Присутствие женщин в этом смысле никого здесь не трогало. Он продолжал:

— В этой стране ни в чем нельзя быть уверенным, а наши новые союзнички… в борьбе за светлое будущее… так и не изобрели иммунитета против русских… За бугром… даже их пресловутая мафия… привыкла мыслить категориями развитой морали, а когда им в глаз… залепишь, они и теряются…

— А я вот убежден, Кукан, что у нас еще здесь непочатый край работы. Сейчас только не зевай, всегда будешь с гревом. А будет полный общак, все у нас будут вот здесь, — решительно отрубил Варан и потряс костистым кулаком. — Но если братва решит, то и ихнюю мафию потрясем.

Я отметила, что он ни разу не выругался, когда говорил. Впрочем, некоторые его слова я понимала только по общему смыслу. Вдруг я почувствовала на себе взгляд и поняла, что это на меня смотрит Варан.

— А что это мы бухтим здесь, решаем вопросы бытия, словно на сходняке? — громко сказал Варан и широко мне улыбнулся. — Среди нас такие ласточки, а мы мечем искры о том, что и без нас решится.

Кругом заулыбались, кто-то обрадованно заржал. Варан решительно отмел сидящего рядом с ним прямо на напольном коврике очень большого и могучего парня, может быть, как и многие здесь, чересчур жирного, и галантно предложил мне пересесть ближе. Я не возражала, и мой шезлонг втиснули рядом с мраморной скамьей, где сидел Варан. Согнанный парень не выказывал недовольства, но я поймала его не очень-то и дружелюбный взгляд.

— Я сегодня долго не могу здесь оставаться, — сразу предупредила я Варана. — Мне скоро надо уезжать.

— Надо так надо. Только зачем же так быстро? У нас здесь и весело, и тепло, и бассейн, и баня. Надо, красавица, брать все, что можешь взять. Я не прав?

Веселье вокруг нас разгоралось все больше. Кажется, и музыка играла громче. Девчонки уже визжали, раздавался хохот. Умные разговоры, едва Варан принялся ухаживать за мной, сразу рассыпались, перешли в сферу машин, бабок, оружия и наркотиков. Во всяком случае, до меня долетали обрывки бесед именно на эти темы. А на коленях жирного депутата уже сидела Верочка и звонко смеялась.

Между тем Варан еще подлил мне шампанского в бокал, но в голове у меня и так шумело, поэтому я громко сказала, что хочу в парилку. Верочка тут же подхватила, за ней и депутат. Варан поднялся. Вдруг, перекрывая общий шум, зычно взревел один из толстячков невдалеке, у которого тоже простыня выглядела римской тогой. Высоко держа наполненный стакан голой рукой, похожей на свиной окорок, он требовал выпить на брудершафт с лучшими друзьями.

— Варан, Кукан! За мое здоровье! Тащите сюда своих рыбок, вместе дернем!

Я так поняла, что рыбками были мы с Верочкой, потому что Варан и жирный депутат, которого все называли Кукан, сразу же повлекли нас к орущему сенатору.

— Давай, Аладдин, за твои именины, — сказал Варан и, дабы пить на брудершафт, начал пристраивать к именинникову окороку свою жилистую руку.

— Сенатор тоже вор в законе? — спросила я веселую Верочку.

— Кто?.. А-а, этот. Этот тоже. Они тут главные, все их слушаются.

Она посмотрела на меня, потом перевела взгляд на пьющую парочку друзей и вдруг посерьезнела.

— А ты, подруга, будь осторожнее. Варан тебе не какая-нибудь шушера. Этот все и дать может, и… Нет, лучше с ним не связывайся, лишняя забота.

— Кто же с ним собирается связываться? — удивилась я. — Он же старичок, мне такие не нравятся. Да и ухожу я скоро.

— Вот-вот, уходи от греха. Надо же, старичок! — словно бы про себя сказала она и стала пить шампанское, только что кем-то налитое.

Я дождалась, когда она допьет, и потребовала показать мне, где находится ближайшая сауна. Держа бокал с шампанским в одной руке, а другой поддерживая спадающую простыню, я пошла за Верочкой.

— Пошли в парилку, — предложила Верочка, — там народу побольше. Не хочу с этими козлами по норам раньше времени уединяться.

Мы подошли к обитой планками двери. Оттуда как раз вылез распаренный, как рак, мужик и громко объявил, что парилка готова. Из открытой двери валил пар. Верочка поставила свой бокал на скамью рядом с дверью, и мы прошли внутрь. Возникла откуда-то толпа, полезла за нами. Девицы громко смеялись, мужики ржали, как жеребцы, кто-то уступил мне полку, на которую я и легла, ощущая на своем заду и спине услужливые руки, помогающие мне влезть.

Надо сказать, что мне стало нехорошо. От выпитого ли шампанского, от шумного ли веселья незнакомых мне людей, интересных только приобщенностью к запретному прежде миру, от грубого ли внимания неотесанных парней, но меня охватила какая-то тревога. Распаренный мужик между тем вышел на середину заполненной телами парилки и стал махать простыней. Жар волнами пошел по телу, мне уже было не до тревоги, другим, чувствуется, не до веселья: все стихли и постанывали. Некоторое время так и продолжалось, потом стало легче. Кто-то похлопал по моему голому плечу.

— Ну как, русалка, жива? — услышала я голос Варана.

Он сидел рядом со мной на полке и улыбаясь говорил:

— А я не сразу тебя признал. В аквариуме ты другая. Если бы Молоток не подсказал, так бы и не понял.

Мне все еще было не по себе. Не отвечая, я сползла с полки и пошла мимо сидящих на корточках мужчин к выходу. Меня то и дело хватали за ноги, лезли выше. Я не глядя, шлепала по бесстыжим, но, в общем-то, добродушным рукам. Честно говоря, мне уже стало здесь надоедать. Я посмотрела, как веселятся представители дна, и ничего оригинального не обнаружила. Точно так же, как и у нас на студенческих вечеринках. Только что разговоры у нас поинтереснее. Надо было отсюда выбираться. Тем более что Графа, которого я надеялась здесь увидеть, не было.

Хотя нет, был. Он только снял пиджак и галстук, наверное, чтобы стать ближе к народу, но был готов уйти в любой момент. Чувствовалось, что зашел он на минутку, только чтобы отметиться и поздравить именинника. На брудершафт пить он, правда, не собирался. Стоя возле развалившегося на скамье сенатора, он в этот момент говорил прочувственные слова о том, какой это необыкновенный человек, и как он, Граф, рад всегда видеть своим гостем знаменитого Аладдина.

Хозяин клуба выпил свой бокал шампанского, а толстый Аладдин, вскочив со скамьи, полез спьяну обниматься. Я видела, как Граф обнимал толстого сенатора с какой-то снисходительной отстраненностью, словно бы и впрямь был здесь единственным вельможей, принимавшим пусть и уважаемых, но все же стоящих ниже его рангом гостей. Это в нем мне понравилось.

Проходившая мимо Наталья Николаевна, здешний врач, кажется увидев меня, приостановилась. Она была в белом медицинском халате, который маскировал ее среди здешних белых простыней. Я уже с ней познакомилась, мне кто-то говорил, что она заведует в клубе массажным отделом. У нее были трагические морщинки у глаз, едва заметные впрочем. Одевалась, да и вообще выглядела она классно. Может быть, я была и не права насчет этих трагических черточек, но мне показалось, что-то у нее не ладится.

— И ты здесь? — удивилась она. — Странно, я тебя не ожидала здесь увидеть.

— Да я случайно. Хотела посмотреть, как у вас тут в отделе отдыхают, — я словно бы оправдывалась.

— Понравилось? — улыбнулась Наталья Николаевна одними губами.

— Ничего, весело. Но я уже уходить собираюсь.

— Да, ничего. Ну иди, раз собираешься.

Она ушла. Я присела на ближайшую скамью. Граф все еще допивал свой бокал. Мне хотелось, чтобы он увидел меня. Он и в самом деле неожиданно повернулся и посмотрел в мою сторону. Заметив меня, прищурился, сразу не узнавая, потом вдруг узнал и сделал движение, словно хотел сразу направиться ко мне. Но сенатор Аладдин продолжал ему что-то горячо втолковывать, так что отойти сразу было, видимо, нельзя.

Я еще раз обвела взглядом зал. Людей стало еще больше, музыки тоже стало больше, и все плавало в сигаретном дыму. Несмотря на то что незнакомый мне парень за стойкой бара продолжал вертеть миксер, в зале тут и там были видны на скамьях и столиках разного сорта бутылки. Лица всех присутствующих раскраснелись, и, как видно, не только от жара парилки.

Внезапно я встретилась глазами с Катей. Она, с бокалом в одной руке и сигаретой в другой, сидела в обществе мужчин, обступивших ее со всех сторон, но не обращала на них никакого внимания. Я не поняла ее взгляда, улыбнулась ей, но она отвела глаза.

Граф, уже сидя, продолжал выслушивать сенатора, который держал его за пуговицу рубашки и говорил о необходимости создания собственной партии, которая может объединить братву на всей территории бывшего СССР.

— Надо искать лидеров, и они есть! — выкрикнул сенатор прямо в ухо слегка поморщившемуся Графу.

Я вновь перехватила взгляд Кати, и вновь не поняла, что он означает. Повсюду народ успел нагрузиться, многие спали прямо на каменных скамьях. Впрочем, здесь было жарко. Многие из мужчин пытались со мной заигрывать. Некоторые были очень настойчивые. Одному я догадалась сказать, чтобы он по вопросам приоритета обращался к Варану. Мужика сдуло. Я обрадовалась своей находчивости, но решила, что все равно пора уходить.

Внезапно послышались громкие крики, внимание всех сразу обратилось к входной двери, в которую как раз входили мужчина и женщина. Явно они были мне знакомы.

Они всем были знакомы. Как я в первую секунду не узнала Олега Газманова и Машу Распутину, которая была так рада всему тому, что здесь увидела, что уголки ее большущего рта тут же спрятались где-то за ушами?

Из парилки, откуда я недавно вышла, только сейчас вывалилась основная группа. Я увидела Верочку, она была вполне в сознании, раскраснелась, отдувалась, но была весела и довольна.

Я окончательно решила покинуть это гостеприимное место. Еще я подумала в этот момент, что поминать Варана всуе с только что пристававшим ко мне парнем было хоть и полезно, но может привести к нехорошим последствиям. Варан был среди группы попарившихся. Он оглядывался по сторонам, видимо кого-то выискивая.

Граф был все еще занят именинником. Я поняла, что дальше тянуть нельзя и тихонько двинулась к раздевалке.

В раздевалке никого не было. Я прикрыла за собой дверь и направилась в душевую кабинку, одну из тех, что располагались вдоль стены. Вдруг позади меня скрипнула дверь. Я оглянулась: это был Варан. У него на лице застыла хищненькая улыбочка, которая ясно дала мне понять, что я вляпалась в неприятности.

Варан был голый по пояс, простыня обертывалась вокруг его чресел, он шел расхлябанной, уверенной походочкой, а главное, в глазах его не было пьяной остекленелости, а еще хуже — плескалась насмешливая воля. Варан явно хотел меня здесь изнасиловать.

— Артем Матвеевич, — непринужденно сказала я, сама поразившись, откуда выплыли его имя и отчество. — Артем Матвеевич, где же вы запропастились? Я хотела душ принять, но раз вы здесь, давайте пока поплаваем в бассейне. А то вся липкая какая-то!..

Варан, не меняя свою подлую улыбочку, подошел, взял меня за плечо ужасно сильной рукой (я почувствовала, попытавшись сделать шаг назад) и сказал:

— А мне нравятся липкие и жаркие рыбки.

— Ну что вам стоит, — захихикала я, чувствуя, что мне и страшно, и противно, — давайте окунемся в бассейн, а то у меня сил не будет ни на что. А когда у меня нет сил, то и другим со мной не интересно.

В глазах его наконец-то что-то мигнуло. Он был настолько уверен в себе, что, вероятно, мог позволить отпустить поводок. Чуть-чуть. Обняв меня за плечи, он двинулся к выходу:

— И то, пойдем поплаваем. Поплаваем и попляшем…

Вся толпа уже успела сгрудиться вокруг певчих гостей. Со стороны все это напоминало полуголых репинских казаков, пишущих письмо турецкому султану. Сейчас письмо никто никому не писал, зато на лицах присутствующих была такая же экспрессия: застывший восторг, открытые в смехе рты, руки с бокалами и стаканами, тянувшиеся к источнику удовольствия…

Ведомая твердой рукой Варана прямо к бассейну, я непринужденно оглядывалась кругом и видела, что праздник достиг того своеобразного пика, когда никто уже не обращает внимания на приличия, да и вообще на соседей. По лавкам видны были уснувшие, кое-кто успел наблевать, неприметные уборщики в белых халатах уничтожали основные очаги безобразия, музыка орала, бодрствующие кричали, в дальнем углу группа голых парней в синих наколках по всему телу устроили игрища с голыми девками… Если сейчас Варан опрокинет меня прямо здесь или на какой-нибудь из этих каменных скамеек, на помощь рассчитывать не придется.

Вместе со страхом во мне нарастала злость. Я была готова в крайнем случае вцепиться ногтями Варану в глаза, а там будь что будет. В бассейне плавали редкие головы, скорее не плавали, а качались, словно поплавки у уснувшего рыболова. Уже возле кромки воды я оглянулась через плечо, отчаянно пытаясь обнаружить Графа: на что я надеялась, не знаю, но мне казалось, что он должен прийти мне на помощь, что он обязан!..

А Варан был весел, доволен, сыт и предвкушал иного рода насыщение. Его еще не старое, но уже потрепанное в тюремных испытаниях лицо сияло. Видя мою покорность, он ослабил хватку своей железной клешни, сжимавшей мое плечо. Я неторопливо стащила с себя простыню, его глаза сорвали с меня купальник, весело и восхищенно округлились… И в этот момент я спиной прыгнула в воду.

Реакция Варана была звериная: уже в воде я почувствовала прикосновение его руки к моей ноге, ноготь царапнул… он прыгнул следом и попытался схватить меня и в воде. Может быть, он все это хотел в воде проделать?!. Я нырнула глубже, вильнула в сторону, еще раз, выскочила на поверхность, словно торпеда… Варан, словно волчок, крутился в воде метрах в трех, искал меня.

— Ты!.. — крикнул он. — А ну!..

Я вновь погрузилась и под водой быстро поплыла к дальнему краю бассейна. В воде мои страхи почти исчезли, вода была моей стихией, и я была готова продержаться здесь до спасения. Сейчас я почувствовала, что спасение рядом, ничего со мной произойти не сможет, почувствовала, что весь этот дикий гон, участницей которого я внезапно стала, настолько глуп, смешон! Словно я вновь оказалась в подростковом летнем лагере, где гормональный перебор хоть и взвинчивал страсти, но за спиной всегда стояла спасительная помощь воспитателей и дирекции…

Моя рука с размаху ударилась о кафельную стенку, я рванулась вверх, наполовину вырвалась из воды, уперлась руками в борт бассейна и только тогда, готовая в любую секунду выскочить и бежать, оглянулась. Варан и не думал плыть за мной. Вернее, он до сего момента и не знал, куда я поплыву; держался рукой за бортик бассейна совсем недалеко оттого места, где мы начали свое плавание, и напряженно выискивал меня по поверхности воды. Сейчас, увидев меня, он махнул мне рукой и крикнул, наверное, что-то угрожающее или повелительное, — разобрать было трудно. Не обращая на него внимание, я подтянулась, выпросталась на кафельный бортик, вскочила на ноги и рванула прочь.

Далеко я не убежала: я тут же врезалась в чью-то грудь, и сильные руки крепко схватили меня. В ужасе я подняла голову!.. Меня держал улыбающийся Граф, и сразу мне стало спокойно, ужас мой действительно стал казаться подростковым, девичьим, я вспомнила, что стою здесь мокрая, а у него костюм… хоть и без галстука и пиджака.

— Глупо как, — задыхаясь, сказала я и попыталась отстраниться, — ваш Варан меня, наверное, за проститутку принял.

В темных, нежно светившихся глазах его мигнуло нечто твердое, и в улыбке что-то едва уловимо изменилось: она словно бы застыла. Я вновь попыталась высвободиться из его объятий, я и так уже успела его всего намочить, но он не только не пустил меня, но и сам не сдвинулся с места. Он смотрел поверх моей головы. Я тоже повернула туда голову: к нам уже подходил смеющийся Варан.

— Попалась рыбка! — издали крикнул он.

Я вновь попыталась вырваться, но внезапно почувствовала, что руки Графа, может быть, даже сильнее, чем у Варана. Дождавшись, пока тот подойдет ближе, Граф укоризненно произнес:

— Что же это ты… Артем Матвеич, мою подружку пугаешь? Я велел ей ждать меня здесь, прихожу, и что же я нахожу: моя женщина перепугана до смерти, а дорогой гость Артем Матвеич забыл про своего старого корефана Аладдина. Пойдем лучше выпьем за нашу долгую дружбу, а она пусть себе идет. Я тебе лучше других представлю… не таких пугливых.

— А что же ты раньше не сказал, дорогой хозяин Юрий Андреич, что эта сирена — твоя хабала? Я бы не тралил ее попусту, зачем мне это?

Глаза его зло сузились, и мне вновь стало страшно. Но потом я почувствовала, что Граф, хоть и напряжен, но сильно не встревожен. Не знаю, почему это я решила, может быть, ощущала по руке, продолжавшей обнимать меня? Не знаю… Граф хотел что-то сказать, но Варан, резко дернув ладонью, остановил его:

— Ша! Забыто!

Он, почти отодвинув нас плечом, сделал шаг по направлению к основной группе, где был и сенатор Аладдин и певцы. В последний момент, приостановившись, он ткнул меня в плечо железным пальцем:

— А ты следующий раз масть держать умей… чтобы все чин-чинарем было.

Мы смотрели, как он уходит прочь: спокойно, твердо. Потом Граф подтолкнул меня:

— Пошли переоденешься. Лучше я тебя провожу… от греха. Нехорошо получилось, ну да ладно, сочтемся.

В сопровождении Графа я вернулась в женскую раздевалку. Там все еще никого не было. Граф не вышел, пока я переодевалась, просто сидел, отвернувшись. Я совершенно не боялась, что он оглянется: Графу я почему-то доверяла полностью.

— Обычно у нас такого рода мероприятия проходят нормально, — говорил он. — Раз на раз не приходится.

— Ничего и не произошло, — успокаивала его я. — Ну, выпил мужик лишнего, я тоже не сообразила. У меня, знаете, нет опыта общения с мужчинами… прошедшими тюремную школу. Я правильно поняла, что Артем Матвеевич — вор в законе?

— Уже сообщили? Впрочем, кто сейчас не сидел? Сейчас, наверное, все наиболее состоятельные люди когда-нибудь да сидели.

— А вы тоже? — невинно спросила я.

— Я нет. И должен сказать, что не жалею. Правда, в общении с такими, как Варан… как Артем Матвеевич, это мешает. Вернее, затрудняет. А таких, как он, среди наших клиентов достаточно много.

— Все, я готова, — сказала я, последний раз оглядев себя в зеркало.

Вот и все. Граф, усаживая меня в свой «Мерседес», задержал мою руку в своей ладони:

— Надеюсь, это неприятное приключение не вызовет аллергическую реакцию ко всему клубу. Мне бы не хотелось остаться без своей русалки.

Глава 12

ВАРАН

Некоторое время я просто смотрела в окно. Какой-то черный мотоциклист следовал за нами, временами обгоняя и словно бы пытаясь заглянуть сквозь стекла «Мерседеса». Я подумала, что он очень походит на того убийцу возле клуба, и тут же забыла о нем. В машине тихо играла магнитола, обычно разговорчивый Степан, личный шофер Графа, молчал. Степану было, наверное, лет тридцать, но он относился к тому типу мужчин, которые до старости остаются мальчишками: веселыми, легкомысленными и, наверное, необидчивыми.

За окнами продолжал накрапывать дождь, дворники неутомимо вылизывали стекло, мой затянувшийся рабочий день кончался, все было нормально. Только в голове моей творилось черт знает что. Меня бросало в дрожь, когда я вспоминала распаленного Варана, и тогда я думала, что сегодня была в клубе последний раз. Но тут же я видела перед собой бархатные глаза Графа, ощущала крепкое и ласковое пожатие его руки, и сразу все неприятное, что случилось сегодня, бледнело и растворялось в воздухе, подобно сигаретному дыму, которым я в избытке надышалась на этом бардачно-банном приеме. Но потом вновь в моем воображении возникал Варан, по-звериному ловко подкрадывающийся ко мне.

— Степан! — обратилась я к шоферу. — Ты случайно не знаешь что-нибудь об Артеме Матвеевиче?

— О Варане? — мигом оживился Степан. — Да я все о нем знаю. Мы как-то с ним столкнулись во Владимирском централе, так что мне все о нем известно. Да и ребята рассказали.

— Во Владимирском централе? — удивилась я и брякнула: — Так вы тоже вор в законе?

Я тут же испугалась, но мой вопрос неожиданно вызвал шумный смех.

— Что ты, Светочка! Я простой баклан, а Варан — законник! Это все равно что сравнивать генерала КГБ и простого сержанта.

— А баклан?..

— Это кто больше руками машет, вместо того, чтобы головой подумать. Подрался — и загремел на два года. Во Владимирском централе я всего месяца три парился, зато Варана повстречал, он меня Юрию Андреевичу и порекомендовал.

— Так ты, как это говорится? — человек Варана?

— Вот уже нет. Варан просто помог. Если он попросит, я ему помогу. А так — ничьим быть не хочу, хватит. Так ты о Варане хотела услышать? Тогда слушай.

Артем Варанов родился на Украине, в шахтерском городе Макеевка. После окончания восьмого класса Артем как-то вечером по глупости или удали залез в продуктовый ларек, но был замечен проезжавшим патрулем милиции, который и препроводил его в КПЗ, а потом — в воспитательно-трудовую колонию. Следующий срок он получил уже за драку. Его обидчик выжил, но остался инвалидом. Артема за это суд наградил семью годами строгого режима.

Строгий режим — это не воспитательно-трудовая колония. Здесь и жизнь посерьезнее, и учителя поумнее. Артем хватал все на лету, дважды повторять не было нужды. И вскоре его авторитет среди зэков стал расти, укрепляться, и в конце концов, уже на третьей ходке, был коронован вором в законе.

Происходило это в знаменитом Владимирском централе — кузнице воровской элиты. Сюда обычно попадали лагерные бунтари, политические, проворовавшиеся партработники, разжалованные чекисты. Здесь Артем Варанов был коронован высшим блатным титулом и познакомился с известными московскими ворами, которые и пригласили его приехать в столицу. По освобождении Варан действительно приехал в Москву, огляделся, а вскоре вновь сел.

На этот раз его этапировали в Волоколамскую тюрьму. О его пребывании здесь ходили легенды. Жил он припеваючи, гораздо лучше, чем сотрудники тюрьмы — добровольные заключенные, живущие на мизерную зарплату. В его камере стоял цветной телевизор, а свежую прессу приносили с утра. Сидя за тюремными стенами, Варан сумел наладить регулярное пополнение местного общака — кассы взаимопомощи для всех осужденных, в его распоряжении ежедневно было любое количество импортных вин, джинов и коньяков. Раз в месяц для него в городской сауне накрывали стол и привозили местных барышень. В застолье принимали участие не только администрация тюрьмы, но и некоторые должностные лица города.

В это время люди Варана начали усиливать контроль за торговлей в некоторых районах Москвы и Подмосковья. В своей камере Варан знакомился с новейшими событиями в уголовном мире столицы. Он не боялся рисковать, предпринимая те или иные ходы для укрепления своих позиций за пределами тюремных стен.

Выйдя из заключения, Варан организовывает ряд легальных предприятий. В арендованном здании бывшего ПТУ подмосковной Балашихи он установил швейное оборудование и начал выпускать верхнюю одежду. Используя свои связи, он получил заказ на пошив школьной формы. Это производство имело огромный коммерческий успех и дало толчок к изменению его мировоззрения. Варан, научившись сам зарабатывать деньги, стал отходить от воровского аскетизма. Он понял, что власть, которую дают деньги, не многим отличается от власти, которую приносит авторитет законника. Однако деньги обеспечивают не в пример более приятную жизнь на свободе, чем та, которая ждет вора в законе за решеткой.

Дальше были деревообрабатывающие и мебельные фабрики, были закупки контрольных пакетов акций крупных промышленных предприятий. Не забывал Варан и рэкет. Под его началом было до ста «штыков», готовых выполнить любое его приказание. Очень скоро его «быки» перестали заниматься грабежами, аферами и разбоем. Варан направлял их присматривать за игорным делом, ресторанами и автомастерскими. Вскоре контрольный пакет акций многих этих предприятий перешел к нему. Последние годы Варан остепенился окончательно, помог некоторым своим старым друзьям стать депутатами Госдумы, что обеспечило его тылы, то есть обезопасило от внимания правоохранительных структур.

— Ну и дура же ты, мать! — не сдержавшись, в сердцах сказала Таня, когда я на следующий день рассказала ей обо всем, что со мной приключилось накануне. — Зачем тебе это надо? Ты же прямиком в мышеловку лезешь. Сыр, видите ли, учуяла.

Я была с ней согласна. Только я не рассказала ей, не захотела рассказать о выражении его глаз, с которым, защищая от Варана, на меня смотрел Граф, не захотела и не смогла рассказать о тепле его руки, которое еще хранила моя ладонь. А это было достаточно весомым для меня.

Впрочем не будь Графа, меня все равно бы тянуло в этот ночной мир. Мне хотелось узнать его еще лучше, и я верила, что сумею выйти победителем из нашей уже начавшейся схватки.

— Ты, мать, не понимаешь, что этот мир затягивает, — с жаром продолжала моя подруга. — Люди там не совсем такие, как я, ты, наше окружение. Они — представители дна, их мировоззрение — родоплеменное, поэтому все, кто не относятся к их миру, — просто не люди. Этих посторонних можно убить, изнасиловать, живьем закопать, сжечь. Для того чтобы выжить, все эти твои образцы выжгли в себе то, что вложила в человека мировая цивилизация: гуманизм и понимание того, что Бог живет в каждом человеке, что каждый человек — это ты сам, но в другом обличье. Я имею в виду твоего Варана и иже с ним.

— Если бы ты видела, — вдруг вырвалось у меня, — как Граф на меня смотрел!

Я спохватилась, увидев, как изменилось ее лицо.

— Я все понимаю, — поспешила заверить я, — понимаю и согласна с тобой на все сто. Но и ты пойми: когда я стану для них совсем своей, на меня их законы тоже будут распространяться. А значит, я буду для них уже человеком. Что и требовалось доказать.

Я засмеялась. А Танька покачала головой:

— Эх ты, дурочка! За все надо платить. Своей-то ты, может быть, для них и станешь. Может, они и будут видеть в тебе человека, но ты тоже одновременно будешь смотреть на мир и их глазами. Чуть-чуть, но все же. Когда-нибудь ты сможешь оправдать то, что раньше не могла, сделать то, о чем раньше не могла бы и подумать. Вот так твое окружение и меняет тебя. Бытие определяет сознание, а не наоборот, моя рискованная подруга.

— Вечно ты все усложняешь, — сказала я, вновь вспоминая Графа. — Все это философия, а мне надо жить.

Глава 13

ОСКОРБЛЕНИЕ

Прошло несколько дней, прежде чем я снова увидела Графа. Он встретил меня у входа, как и в прошлый раз. Я опаздывала. Сегодня я получила наконец свою машину из автосервиса, думала приехать раньше, но, как это обычно бывает, благие намерения только задержали. В мыле я влетела в двери клуба, и тут же была остановлена Графом.

Мы постояли несколько минут, посмеялись над моим приключением в прошлый раз. Я живо, в комических тонах изобразила свой тогдашний страх — боязнь оказаться настигнутой своим новым поклонником. Он тоже вспомнил, как назвал меня своей женщиной. Да, это было забавно. Вообще-то я чувствовала неловкость. Он, может быть, тоже, хотя и не показывал этого.

Я собралась уходить, когда он повторил свое приглашение: я могу в любое время заказывать себе все, что я захочу из напитков и еды. И вообще, пора мне еще лучше узнать коллектив, не надо сразу убегать после смены, можно когда-нибудь и отдохнуть в свое удовольствие.

Я не совсем поняла, что он так витиевато хотел сказать. Особенно в той части, где говорилось о коллективе. Но я поблагодарила, решив, что это такой с его стороны знак внимания. Я успела рассказать об этом Верочке, и она даже обиделась моим сомнениям. По ее мнению, обязательно надо было развеяться, раз начальство разрешает.

После смены, когда я уже закончила переодеваться, Верочка нашла меня. Девушки заканчивали выступать только после четырех, а сейчас у них как раз был перерыв.

— Ну как, останешься? — ласково щурясь, спросила она.

— Не знаю, еще не решила. А может, останусь, посмотрю.

— Вот и клево! — обрадовалась Верочка. — Хоть посмотришь, как мы потеем. А то мы тебя видим за стеклом, а ты нас ни разу. Давай, тем более ты у нас на особом счету у шефа.

Я в самом деле пошла в зал. Странно было видеть мой аквариум со стороны. В зале было накурено, гремела музыка и громко пел знакомый голос. Я несколько раз оглядывалась, недоумевая, кто это там поет на эстраде. Потом осенило: это был Сташевский. На танцевальном пятачке под эстрадой, где исполняли свои номера наши девочки, сейчас танцевали несколько пар. Девушки — то тут, то там — сидели за столиками, разговаривали с посетителями. Я увидела Верочку, которая улыбалась пожилому толстому мужчине. Наверное, почувствовав мой взгляд, она повернулась и, близоруко щурясь, посмотрела в мою сторону. Свет был достаточно ярок, но казался каким-то рассеянным, словно бы на столики и празднично одетых людей опустился золотистый туман — волшебный, преобразующий повседневность в вечный праздник, доступный только избранным. Скользнувший мимо официант по имени Митя подмигнул мне и на ходу сверху вниз разгладил свои длинные висячие усы.

— Садись где пожелаешь, я обслужу.

Однако мне не хотелось сидеть здесь одной, тем более что свободных столиков я что-то не заметила. Я уже начала жалеть, что осталась. Одинокой девушке в такого рода заведениях делать нечего. Я решила пойти в бар. Не признаваясь себе, я надеялась увидеть где-нибудь Графа.

И увидела. Но прежде случилось вот что.

В баре звучала музыка, длинный узкий зал был погружен в розовый полумрак. Вдоль одной из стен располагались столики, над каждым из которых висели настенные бра. Эти лампы, да еще и свет за стойкой — вот и все, что мешало сумраку поглотить помещение.

Народу было достаточно, но за стойкой бара несколько табуретов были свободными. Я сразу взгромоздилась на один из них. Бармен Саша — гладкий парень без особых примет, поправляя галстук, подмигнул мне.

— Редкая гостья! Решила все-таки посетить наш приют. Что будешь? Хочешь коктейль?

Я кивнула, соглашаясь. Саша ловко завертел миксером и вылил содержимое в круглый фужер. Потом нацепил сбоку спиральку из лимонной цедры и протянул мне. Все это было проделано так быстро, так ловко, что я восхитилась.

— Коктейль «Фантазия», попробуй, — самодовольно сказал Саша.

Попробовать я не успела. Я почувствовала, что меня довольно небрежно берут за руку. В этот момент лицо Саши приняло озабоченное выражение. Я оглянулась и увидела рядом с собой противную толстую харю какого-то парня. Харя была мне чем-то знакома. В первый момент я не узнала, но тут же всплыли именины Аладдина, Варан, приглашающий меня сесть поближе и для этого широким жестом отодвигающий парня, сидевшего рядом. Как раз вот этого самого. Я заметила, что парень был уже навеселе, маленькие черные глазки, утонувшие в розовом сале, весело блестели.

— Вот кого я хотел видеть. Мне сказали, крошка, что ты с простыми смертными не общаешься, в зале не бываешь, только за стеклом паришь, так я тебя решил здесь высмотреть. Разделишь со мной компанию? Сразу говорю, Паша Маленький хорошеньких девочек не обижает.

Вместо ответа я решительно высвободила свой локоть, но моя явная холодность не произвела на этого Пашу Маленького никакого впечатления. Он тут же вновь схватил своей огромной лапищей мою руку и засмеялся. Я попыталась выдернуть локоть, но не смогла.

— Пустите мою руку! — сердито сказала я. — Я ни с кем не хочу знакомиться. Мне хочется побыть одной!

Внизу красной рожи открылась пасть и стала ржать. Сквозь густой смех Паша Маленький сообщил — то ли мне, то ли окружающим, — что крошка — высший класс, таких поискать.

— Мне такие забористые штучки нравятся, — сквозь жирный смех сказал он.

Я так пожалела в этот момент, что я не мужчина и не могу одним ударом выбить его желтые зубы! Однако оставаться после смены, чтобы развлекаться тут одной, я сразу же расхотела. Я попыталась встать, но это животное вдруг обхватило меня, сжало своими ручищами так, что ребра затрещали, и вдруг, к ужасу своему, я почувствовала, как к моим губам прилепляется слюнявый жирный рот. Уже в совершеннейшем ужасе я забилась у него в руках, как маленькая птичка в когтях у ястреба, а он еще полез ко мне в рот толстым языком!..

Внезапно все кончилось; я была свободна, мой насильник, кряхтя и грязно ругаясь, поднимался с пола, а рядом со мной — решительный, грозный и прекрасный! — стоял Граф. На меня он не смотрел, он смотрел на пыхтящую тушу под ногами, но я чувствовала, что Граф видит меня, а не этого толстяка.

Паша Маленький между тем поднялся с пола и, потирая челюсть, процедил сквозь зубы:

— Это ты напрасно сделал, Граф! Ты меня знаешь, я этого не люблю. Из-за какой-то шлюхи!..

— Я предупреждал, Паша, что с моими сотрудницами руки распускать нельзя. Ты сам виноват. Предлагаю выпить за счет заведения и забыть инцидент.

— Ты сделал большую ошибку, Граф, — сказал Паша, видимо даже не слушая, что ему говорят. Внезапно он сунул руку в карман. А когда вытащил, что-то у него щелкнуло, и в кулаке заблестело лезвие ножа.

С неожиданной для его громоздкого тела быстротой Паша Маленький кинулся на врага, и, несмотря на то, что я испугалась до жути, я не могла не отметить, каким изящным и благородным выглядел Граф рядом с этой рассвирепевшей тушей! Он напомнил мне испанского тореадора, с гордым изяществом встречающего свирепого быка. Бычья туша летит, вырастает, целится смертоносными рогами в живот и грудь прекрасного идальго, а тот скользит в сторону, перехватывает руку с ножом, и вот уже зверь хрипит, укрощенный бесстрашной силой героя.

Я очнулась от своих грез: все произошло так быстро! Граф держал Пашу Маленького за руку, завернутую на спину, и что-то тихо ему говорил на ухо. Тот наконец услышал и перестал сопротивляться.

— Все нормально, инцидент исчерпан, — громко сказал Граф всем присутствующим и повернулся к выходу.

За ним пошел Паша Маленький и еще двое таких же здоровенных мужчин. Я сползла с табурета и как сомнамбула тоже пошла за ними. Меня никто не замечал, словно бы то, что произошло здесь, не имело ко мне никакого отношения. Но никто меня и не задерживал.

Глава 14

ПОЕДИНОК

Группа больших мужчин, которую замыкала моя хлипкая фигурка, прошла к лестнице, спустилась вниз, в вестибюль и свернула в сторону от выхода. Я немного отстала, уже начиная сомневаться, стоит ли мне и дальше потворствовать своему любопытству. В этот момент Графа остановил один из братьев-вышибал, кажется, Костя. Граф ему что-то сказал, что-то выслушал и отрицательно покачал головой. Костя пожал могучими плечами и, оглянувшись, нашел меня глазами. Тогда я поняла, что обо мне не забыли, что, хоть я и оказалась как бы на периферии действия, но на самом деле нахожусь в его центре. Внезапно меня это так опьянило, что, кажется, первый раз в жизни я потеряла голову!

На самом деле просто все удачно совпало: обстановка ночного разгульного отдыха, недавнее феерическое скольжение в изумрудной воде аквариума под взглядами любующихся мною мужчин, легкая усталость после смены, адреналиновый стресс от слюнявого насилия Паши Маленького, сдержанная готовность к чему-то отважному у всех этих куда-то спешащих мужчин, а главное — головокружительное понимание, что все вокруг движется, вертится и существует только ради меня и из-за меня.

Признаюсь, до этого момента моя жизнь была скучна, размеренна и начисто лишена романтики. Лекции, семинары, трудовые каникулы — все катилось по накатанной дороге, не встречая ни бугорка, ни трещинки. Личная жизнь насчитывала в активе два-три романа — скучных, бездарных и трагичных уже тем, что в них начисто отсутствовал трагизм, то есть тот накал чувств, без которого, собственно, и любви-то нет, а так… не знаю даже, как все это назвать. Был еще спорт, которому я отдавала значительную часть себя. Но все это, оказывается, не затрагивало чего-то потаенного во мне. И вдруг — все эти события, существующие обычно лишь в книгах, американских боевиках и девичьих мечтах!..

В глубине коридора открылась дверь, и все стали выходить. Была не была; я, словно в омут, нырнула в дверной проем. И опять отметила эту странность: меня продолжали не замечать — то есть буквально не замечать, словно я была невидимкой. Но тем не менее подождали, пока я выйду со всеми вместе, и только тогда закрыли дверь, пододвинулись, чтобы я могла видеть происходящее.

Здесь, в темном внутреннем дворике, огороженном со всех сторон старинными каменными стенами и освещенном лишь древней лампой с круглым жестяным абажуром да еще звездами, находились сейчас Граф, трое мерзавцев во главе с Пашей Маленьким, вышибала Костя с одним из наших охранников и я.

И вдруг я смирилась со всем; вернее, перестала тревожиться; та мелкая социальная зверюшка, которая жила во мне с того момента, как я себя осознала, и до сего времени, — неожиданно отступила. Воспитание, строгость норм общественной жизни, самодисциплина — все показалось мне в этот момент лишенными обычного смысла. Реальную ценность сейчас приобрели тяжелые взгляды мужчин, их сжатые челюсти, та звериная легкость, с которой они начали распределяться по арене, на которой будет решаться вопрос о моей чести и безопасности.

Порыв ветра со стороны реки принес запах сырости и гнили, лампа закачалась из стороны в сторону, разбрасывая длинные тени по кирпичной кладке стен. Я словно бы вернулась назад сквозь века, где тоже, наверное, происходили подобные стычки, и такая же точно девчонка, как я, замирая от сладкого ужаса, ждала начала поединка, в котором решалась ее судьба.

Я подумала было, что я еще большая дура, чем предполагала всегда, но эта трезвая мысль сразу исчезла, потому что окружившие Графа трое бандитов внезапно все вместе бросились на него.

Я не могла понять, почему Граф выступил один против троих, почему Костя и охранник не уравняли шансы? Но вскоре я перестала думать, вся обратившись в зрение. Паша, размахнувшись в прыжке, обрушил на противника свой пудовый кулак. Граф, как-то изящно отодвинув его руку ладонью, присел и очень быстро ткнул в ребра Паши другим кулаком.

Все это произошло очень быстро и как-то несерьезно, но Паша охнул, схватился за бок и осел, словно мешок. А Граф, не давая передышки ни себе, ни врагам, нагнулся и выбросил назад ногу, на которую наткнулся другой нападавший. Мужчину отбросило к стене, он с хрустом ударился головой о кирпич и упал. В этот момент, оказавшись лицом к лицу с последним врагом, Граф неожиданно стал отворачиваться.

Все мои чувства были обострены настолько, что начало поединка, занявшее всего несколько секунд, казалось мне растянутым на долгие минуты. Движения мужчин, хоть и ловкие, протекали плавно: я могла их хорошо рассмотреть. Наверное, ощущение того, что впервые в жизни что-то происходит вокруг меня настоящее, безусловно ценное, то, что не забудется уже до самой смерти, все это так и обострило мое зрение. Я видела все: каждое движение, каждую деталь происходящего.

Граф, отворачиваясь, вдруг закрутился вокруг оси и раскрученным кулаком ударил рванувшегося за ним мужчину в висок. Того отбросило так, словно бы в него ударили булавой.

Я огляделась вокруг: лампа продолжала раскачиваться на ветру, тени метались по стенам, натыкаясь на лежащих мужчин. Паша Маленький уже поднялся и, прислонясь к стене, смотрел на Графа. Лампа, дребезжа проволокой, метнула в его сторону желтый луч — маленькие глазки словно бы вспыхнули на заплывшем от жира толстом лице. И тут я вновь заметила блеск ножа в его руке и сжалась от страха.

Паша, метнувшись вперед, выбросил вперед левую руку, и тут же в воздухе холодно блеснуло лезвие; Граф открытой ладонью ударил противника в подбородок и оттолкнул его в сторону. Они стояли друг против друга, и все мы увидели, что у Графа отсутствует половина галстука, а белая сорочка перечеркнута наискосок темной линией. Вдруг хлынула кровь; Паша Маленький торжествующе взревел, нас всех подхватил порыв — ужаса, ненависти, гнева; Граф взлетел в воздух, словно прыгун, преодолевающий планку, его закрутило по оси, нога его задела Пашу по голове — и все!

Посередине дворика в окровавленной рубашке стоял один Граф, а трое его противников лежали на земле в разных позах без движения. Я почувствовала резкую боль: стоявший рядом со мной вышибала Костя, сам того не замечая, сжимал мое запястье. Его помощник, охрана которого так и не понадобилась, забыв обо всем, смотрел перед собой широко раскрытыми глазами. Костя, опомнившись, отпустил мою руку. Казалось, что мы все словно бы приходим в себя после сеанса гипноза… Или опьянения… Или…

Я не знаю… я чувствовала, что все во мне дрожит, каждая жилочка, — все во мне трепетало! И самое ужасное, что я понимала: во мне нет ни страха, ни отвращения. Я вся пылала восторгом, впервые во всей полноте ощущала себя женщиной, с ног до головы, — невыносимое, почти болезненное, томительное чувство!

Так я стояла, наблюдая за всем тем, что происходило сейчас передо мной, упиваясь всем происходящим. Когда Графа ранили, первым моим побуждением было броситься к нему. А когда все кончилось, я уже сообразила, что рана поверхностная, что никто, в том числе и Граф, не воспринимает ее всерьез, что все заняты более важными делами, поэтому я осталась стоять в сторонке. Но я продолжала все видеть и слышать.

Тем временем появилось новое действующее лицо: открылась дверь, и в дворик вошел Артем Матвеевич, то есть Варан. Сегодня он был в новеньком смокинге с искрой, заметной и при неярком свете лампы. А еще бросалась в глаза черная бабочка на белоснежной сорочке. В первое мгновение я даже его не узнала, настолько в моем сознании он теперь был запечатлен полуголым, готовым гоняться за такими же полураздетыми девицами.

Мужчина остановился у дверей, гневно огляделся и вскричал:

— Это что тут за!.. Его прервал Граф.

— А, Варан! Наше вам. Видишь, с твоими бойцами повздорил. Но если ты не в претензии, то дело уже закрыто.

Варан еще раз огляделся, на мгновение задержал взгляд на мне, отвернулся и покачал головой. Потом попросил:

— Объясни-ка мне, Граф, все честь по чести.

Голос у него сейчас был низкий, властный, и, казалось, принадлежал человеку гораздо большего роста, чем Варан. Граф отвел его в сторону и что-то тихо стал говорить. Варан один раз бросил острый взгляд в мою сторону, потом просто молча слушал. Наконец громко воскликнул:

— Ладно, дело чистое.

Потом Варан обошел всех лежащих мужчин и остановился рядом с Пашей Маленьким. Несколько секунд молча разглядывал его, потом злобно ударил ногой в бок.

— Сволочь стукнутая! Я еще с тобой поговорю. Он повернулся к Графу:

— Когда очухаются, отправь ко мне. Может, тебе что надо? Доктора получше? Скажи — организуем.

— Благодарю, Варан, ничего не надо.

Варан еще раз огляделся, снова посмотрел на меня.

— Мадам! Мое почтение! — сказал он без тени насмешки.

Глава 15

ОТРЕЗВЛЕНИЕ

Варан ушел. Я смотрела на все происходящее, слушала, что говорили все эти мужчины, и чувствовала, как постепенно начинаю трезветь. Какая-то смутная горечь овладевала мной. Я вспомнила, что являюсь здесь лишь наемной русалкой, за тысячу баксов в месяц плавающей в стеклянном корыте, вспомнила, как Граф говорил Паше Маленькому, что предупреждал не трогать его сотрудниц.

«Что же, — думала я, — да, я одна из этих сотрудниц, которых нельзя трогать. На моем месте могла быть любая. Любую девушку Граф точно так же защищал бы».

С этого момента я внезапно перестала ощущать себя в центре событий. Теперь даже то, что меня все, кроме этого уголовника Варана, продолжали не замечать, я объясняла собственной незначительностью, собственной ничтожностью. Мне захотелось побыстрее уехать домой.

Мужчины решили вернуться в кабинет Графа, но, разумеется, так, чтобы никто из посетителей не видел. Еще не хватало подобной рекламы: прямо в разгар веселья — сам хозяин порезан, словно прохожий в трущобах гарлема. Все стали выходить в ту же дверь, в которую и вошли. Я уже окончательно потерялась и не знала, что мне делать. Чувство отстраненности и ненужности, только возникнув, сразу же овладело мной. Я решила потихоньку отстать.

Мне это не удалось. Когда почти все прошли в дом, громадный Костя, держа створку двери и уже собираясь входить, обернулся ко мне и удивленно, с ноткой нетерпеливого раздражения бросил:

— Не отставай!

Наверное, произошедшее недавно не стало тайной для работников клуба. Едва мы вошли в кабинет Графа, как сюда стали заходить люди.

Аркадий Николаевич, заместитель Графа, сначала был сильно встревожен. Его большое белое лицо дышало тревогой, но, выяснив вскоре, что рана поверхностная, он мгновенно успокоился и даже стал шутить.

— Не можешь без этих своих мушкетерских штучек.

Он еще что-то говорил веселое, отчего лицо Графа несколько раз кривилось в усмешке. Потом взгляд Аркадия Николаевича наткнулся на меня, остановился. На какую-то секунду насмешливое выражение исчезло с его чиновнического лица, потом он поспешно отвернулся, а я тут же забыла о нем. В этот момент в кабинет вбежали две женщины. Одна была Наталья Николаевна, заведующая массажным отделом, а вторая — наша Катя, танцовщица. Увидев Катю здесь и сейчас, я сразу вспомнила те намеки и те странные усмешки, которыми обменивались наши девочки, когда речь заходила о ней и Графе. Я раньше не обращала на эти разговоры внимания, не понимала, что они значат, но сейчас, при виде того, как заблестели красивые глаза Графа, когда он с улыбкой встретил приблизившуюся Катю, я сразу поверила в слышанные сплетни.

«Да, без всякого сомнения, они близки. Все, конечно, это и так знают, одна я, дура, ничего не замечала. Наверное, в этой Кате что-то есть такое, что увидеть и оценить может только мужчина».

Я, как мне ни было в этот момент больно, не отрываясь, следила за ними, совершенно не обращая внимания на хлопоты врача. Катя, присев на подлокотник кресла Графа, одной рукой придерживала окровавленный отворот рубашки, которую в спешке так никто и не предложил снять, а другой рукой, с правом человека близкого, обнимала его за шею. Я ясно увидела в ее глазах, за маской мнимой тревоги, торжество и опьянение тем, что все сейчас видят, насколько она и Граф близки.

Потом их заслонили от меня столпившиеся вокруг люди. Слышался голос Аркадия Николаевича, потом усталый смех Графа. Что-то быстро и сердито сказала Наталья Николаевна. Еще раз засмеялся Граф, толпа вокруг него раздвинулась, я смогла увидеть на груди длинный, кажется, неглубокий порез, из которого кровь уже не шла. Бросился в глаза окровавленный комок ваты в руке врачихи. Граф с лицом бледным, но веселым громко сказал, обращаясь как будто бы прямо ко мне:

— Все свободны! Посторонних прошу освободить помещение.

Мужчины, уже веселые, чему-то постоянно посмеивающиеся, потянулись к двери. Я встала со стула, когда почти все уже вышли, и, чувствуя страшную усталость, тоже пошла к двери.

Уже выходя, я оглянулась. Последнее, что я увидела, прежде чем дверь за мной закрылась, была вся эта группа, видимо близких между собой людей, продолжавших смеяться не предназначенной мне шутке: Аркадий Николаевич, Наталья Николаевна, сам Граф и Катя.

Глава 16

Я НИЧЕГО НЕ ПОНИМАЮ

Когда я подъехала на своем «Опеле» к общежитию, уже почти рассвело. Серое утро в ожидании солнца мерцало от ветра. На аллее под деревьями копался в своем мотоцикле парень, почему-то не снявший шлема. Я подумала, что теперь, после близкого знакомства с клубом, я обречена постоянно видеть всех этих черных байкеров, на которых прежде я никогда не обращала внимания. В нерешительности постояла возле проходной; мне не хотелось спать, не хотелось вот так сразу ложиться в постель и лежать без сна, переживая заново события этой бурной ночи.

Подумав, я прошла вдоль железной ограды, опоясывающей огромный комплекс высотного здания МГУ — учебные корпуса и общежития студентов разных факультетов, — и присела на скамейку. Сквозь просветы в кронах деревьев виден был вздымающийся центральный шпиль, летящий сквозь замерзшие сизые облака.

В этот ранний час еще почти никого не было. Пробежал трусцой голый по пояс парень, где-то шаркала об асфальт невидимая метла дворника. Мне опять захотелось плакать, но я тут же одернула себя: что такое? почему еще сутки назад я и думать не думала?.. Что вообще случилось? Ну, подрались из-за меня — какие пустяки! Мало ли кто из-за кого дерется? Будь на моем месте та же Верочка… или Катя, он бы также защитил их честь.

Но я не могла успокоиться. Я твердила себе, что весь этот клуб, который я восприняла с таким экзотическим восторгом, является не чем иным, как бандитским притоном, разгульным собранием во всю оттягивающихся политиков и уголовников. Тем более что сами политики при ближнем рассмотрении оказываются теми же уголовниками. Что мне до всего, что творится там? Мое дело прийти, отплавать и получить свои баксы. Главное, это учеба. Мне осталось всего ничего — сдать госэкзамены и войти в настоящую, серьезную, взрослую жизнь, где нет места подростковым разборкам.

Мотоциклист закончил ремонтировать свой черный драндулет, оседлал его и быстро проехал мимо меня. «Хватит себя мучить! — подумала я и решительно поднялась. — Надо поспать хоть немного до семинара, а то буду вареной весь день. А мне еще ночью опять выступать».

В проходной никого не было. Лишь за окошком сторожевого помещения мелькнула равнодушная физиономия незнакомого мне милиционера. Я прошла по внутреннему дворику к «высотке». Когда открывала тяжелую дверь, ветер ударил меня в спину и попытался проскочить за мной. Дверь мягко закрылась, преградив путь непрошеному гостю. Скоростной лифт мягко стеснил грудь и мигом доставил меня на мой этаж.

Возле нашей с Танькой двери сидела Мурка — коридорная кошка. За последний месяц она привыкла встречать меня, когда я возвращалась из клуба, и спала со мной последние утренние часы. Мурка терпеливо ожидала меня и сонно покачивалась на месте. Я открыла дверь, и мы вошли. Мурка, как всегда это делала, начала обход душевой и туалета, а я прошла в свою комнату, оставив для нее щелочку в двери.

Едва я легла, как почувствовала, что не хочу спать. В приотворенное окно задувал ветерок, на подоконник, не чуя близкую кошку, сел голубь и стал шумно топтаться. Я взяла со стола конспект лекции по праву и стала проглядывать записи. Днем будет семинар, а я так и не заглядывала в тетрадь. Я стала читать: «Последнее время давление на СМИ и журналистов становится все изощреннее. Существуют две главные болевые точки — доступ к информации и аккредитация: журналистов не допускают к информации, принимая правила аккредитации, лишающие их возможности присутствовать на социально значимых мероприятиях…»

Я прочла о еще одной проблеме — проблеме безграмотности — и отложила конспект, мысленно повторяя про себя: «Правовая неграмотность журналистов проявляется в их неумении уверенно ориентироваться в правовом пространстве СМИ. Это важно для тех, кто пишет на социально-экономические темы, делает репортажи о правоохранительных проблемах… Почему Граф позволил мне смотреть на драку с Пашей Маленьким и остальными двумя? И как он на меня посмотрел, прежде чем идти драться!.. Если бы Граф это делал не ради меня, а просто чтобы наказать нарушителя, то он бы и не заметил меня. И потом, подошел ко мне еще в самом начале, до представления, и предложил остаться после номера. Не планировал же он заранее все эти потасовки?.. Конечно, нет. Если бы он думал очаровать еще одну дурочку, то зачем применять такие сложные ходы? И Катьку не пустил лечить себя…

Я вновь прокрутила в голове все, что произошло ночью, в клубе…

Что же теперь делать? И как мне завтра, то есть уже сегодня, встретиться с ним? Что сказать?.. Ах, как бы хорошо забыть все!.. Как хорошо, как спокойно было еще вчера!.. Я приподняла голову. В щелку двери бесшумно и гибко вошла Мурка, подошла к моей кровати и мягким прыжком взлетела на одеяло. Понюхала вокруг, нашла удобное место, упала и свернулась кольцом. Потом зевнула во весь рот, посмотрела на меня, удостоверилась, что все хорошо, и улеглась. Я внимательно наблюдала за всеми ее манипуляциями.

«Вот так-то и надо! — подумала я. — Так-то и надо! Все образуется… Все должно образоваться!»

Глава 17

ЧТО Я ХОЧУ

Теплый московский летний день постепенно серел, холодно зажигались уличные фонари, расцвечивались неоновыми огнями витрины магазинов, вывески кафе и ресторанов, рекламные щиты вдоль дорог — и оживлялась ночная, не похожая на дневную московская жизнь; тяжелее и стремительнее неслись потоки сверкающих разноцветных машин, успевшие вырваться из нудных дневных пробок, оживленнее потекли по вылизанным тротуарам ручейки прохожих… Каждую ночь после двенадцати я готовилась окунуться в иную, совсем не похожую на мою обычную, дневную жизнь. Каждый вечер в сумерках я посматривала из окна своей комнаты, ожидая, не блеснет ли в свете фонаря между кленами бок графского «Мерседеса», на котором я полечу в клуб, парить в изумрудной воде аквариума. Дни, когда я оставляла свой «Опель» пылиться на стоянке, приходили все чаще и чаще.

Чем все это должно было кончиться, не знал, наверное, никто. Не знала и я, да и старалась об этом не думать. Пусть все идет как идет. Бесполезно было говорить и с Графом: последние дни в моем присутствии на его лице постоянно было выражение потерянности и покорности, он все время старался мне угодить, старался предугадать мои желания. А ведь хотя прошел уже почти месяц с того памятного дня, когда Паша Маленький предпринял попытку пристать ко мне, мы с Графом все еще не были близки. За этот месяц не только он, но и я — мы оба были охвачены постоянным, мучительным напряжением, болезненным ожиданием, которое, наверное, разрешить могла только я.

И вместе с тем ни за какие блага в мире не желала бы я прекращения этих моих и его страданий и была счастлива каждым часом, проведенным рядом с ним. А казалось бы, как все просто: пригласить Графа подняться ко мне (Таня, измученная моими рассказами, с радостью готова исчезнуть на любое время), а то и поехать к нему в одну из квартир. Какая нелепая пытка!.. Согласиться — и разом со всем покончить! Эта запретная мысль стала для меня за последние недели мучительной болезнью, частью меня самой, но раздутой, вместившей в себя все, все — весь мир!..

Несколько дней после драки с Пашей Маленьким и его друзьями все протекало по-прежнему. То есть Граф по-прежнему улыбался мне при встрече, весело шутил, проходя мимо. Но и в шутке, и в улыбке его уже что-то стронулось — я это чувствовала.

Еще через день он попросил меня закончить выступление пораньше и пригласил в ресторан — конечно, не в свой. Я согласилась. С тех пор почти ежедневно — все зависело от того, насколько я успела за день выспаться или от предэкзаменационного расписания, — он вез меня в «Метрополь», «Пекин», «Континенталь». А иногда — еще до ночного представления — в театр или на концерт. Если бы не окончание занятий, такой распорядок не выдержал бы даже мой железный организм, никогда доселе не болевший. Хорошо еще, что я была всегда отличной студенткой, и готовиться к госэкзаменам мне фактически не было нужно. А так, утром, приехав домой, я ложилась спать, просыпалась уже далеко за полдень, постепенно приходила в себя к вечеру и потихоньку начинала ждать новой встречи с ним.

Работать в клубе я не прекратила только потому, что это давало мне хоть какую-то возможность ощущать себя независимой от него. А ведь Граф настаивал. Я чувствовала, что без всякой тайной мысли, только чтобы сделать приятное, чтобы постоянно видеть меня рядом с собой, он предлагал мне не только перестать изображать русалку, но и вообще переселиться к нему. Не зная того, что мой папа гораздо богаче, чем он когда-нибудь будет, Граф готов был содержать меня, уверяя, что ничего не потребует взамен. Признавая, что он искренен, я тем не менее не заблуждалась на счет этих клятв, не заблуждалась на счет природы этих его тайных, жгучих, взвихренных желаний, которые сжигали и меня.

Я и сама не могла в себе разобраться. Что я вообще хотела? Любви? Я ее имела: я любила, и меня любили. Я хотела, чтобы Граф на мне женился? Тоже нет. Более того, такая перспектива меня ужасала. Быть замужем за любимым бандитом — что может быть веселее?!

Нет, Граф не был бандитом, я надеялась, что нет. Однако это его окружение, эти постоянные бандитские разборки, эти счетчики, стрелки и прочие экзотические вещи, которыми наполнена ночная жизнь нашего времени… Однажды я была свидетелем его разговора с каким-то человеком, который, кажется, ему был должен крупную сумму. Во всяком случае, мне так показалось.

Глава 18

СЛУЖЕБНЫЕ ОТНОШЕНИЯ

В тот день Граф заехал за мной еще днем, а потом заскочил в клуб. Я поднялась вместе с ним к нему в кабинет и прошла в соседнее помещение, где он иногда оставался ночевать, — такая миленькая квартирка со всем необходимым: кроватью, ванной и туалетом. Здесь я была первый раз, поэтому с интересом осматривалась.

В этой комнате Граф, вероятно, оставался с очередной своей девицей, и здесь могла бы остаться и я, изъяви на то желание. Меня смутила эта мысль, жаркая волна поднялась по спине к затылку, я представила… Я отогнала непрошеные мысли и включила телевизор, продолжая рассеянно бродить по комнате: музыкальный центр… репродукция на стене с какими-то полуголыми девками… ковер на полу…

Из кабинета стали доноситься голоса, кто-то говорил на повышенных тонах. Я подошла к двери и тихонько приоткрыла створку. Какой-то мужчина лет сорока — низенький и толстый, ужасно жестикулируя, что-то пытался объяснить. Граф, лениво развалясь в кресле, рассеянно слушал, изображая на лице скуку и отвращение. Мужчина стал заверять, что уже через пару дней, самое позднее — на следующей неделе, все будет закончено к обоюдному согласию сторон.

Он замолчал, а Граф, никак не реагируя, продолжал со скукой его рассматривать. Потом Граф встал и, обогнув стол, подошел к посетителю.

— А если я попрошу Матвея разобраться? Красное лицо мужчины стало бледнеть.

— Зачем же Матвей? Какой смысл вмешивать Матвея, когда я — зуб даю! — все сделаю в срок.

— Не вмешивать, значит? И зуб даешь? — спокойно переспросил Граф.

Я только и успела подумать, что надо будет наконец спросить, кто такой этот загадочный Матвей, которого все здесь время от времени поминают по разным поводам, как вдруг Граф без всякого перехода, словно бы взорвался. Он подскочил к маленькому и пожилому посетителю и проговорил, явно занижая голос, наверное, чтобы не слышно было в соседнем помещении, где находилась я:

— Ах ты, хомутник тухлый! Ты кому лапшу вешать собрался? Матвея не надо? Так я и сам с тобой разберусь!

Граф сунул руку под пиджак и вытащил пистолет. С искаженным от ярости лицом он воткнул дуло пистолета в рот мужчине и стал там крутить. Даже сквозь музыку и пение телевизора за спиной, я слышала, как хрустят зубы мужчины. А он и не сопротивлялся.

Я испуганно отскочила от двери. Сердце билось где-то в горле, я не знала, что думать. Впервые я видела Графа таким… таким жестким. Ведь в тот раз он дрался за меня, а это совсем другое дело.

Когда я собралась с духом и решила еще раз заглянуть в кабинет, дверь неожиданно открылась, и вошел совершенно спокойный Граф. Если бы я не видела только что его лицо, я ни за что бы не поверила, что несколько минут назад он был в таком гневе.

Через полчаса я выбросила из головы этот случай, думать о нем забыла, а крошащиеся зубы того графского должника стали казаться мне такой же иллюзией, как и ужасы в американских боевиках.

Ну, почти стали казаться.

Я стала еще более внимательно присматриваться к людям, которые работали в клубе «Русалка». Чаще всего я общалась с девочками-танцовщицами. Это и понятно, потому что именно с ними я проводила больше всего времени. Вне часов работы девочки постоянно сплетничали о мужчинах. Эта тема занимала всех. О мужчинах говорили, о них мечтали, мыслями о них, кажется, и жили.

Впрочем, на сплетни времени много не было. Изнуренные напряженной работой: танцами, а также необходимостью быть вежливыми, корректными и привлекательными для всех посетителей клуба девушки уже не имели сил интересоваться друг другом. Это же относилось и к другим служащим. Здесь работали из-за денег, все были конкурентами друг другу, все боролись за существование, и эта беспрерывная борьба убивала в человеке все хорошее, которое если и сохранялось, то береглось для самых близких, для родных.

Настоящей дружбы не было, хотя дружеские связи складывались. Как у нас с Верочкой, как у других — так называемая производственная приязнь, как правило, не имевшая продолжения за пределами клуба, Люди здесь были лишь шестеренками, маленькими деталями большого, прекрасно функционирующего механизма. Они отрекались от своей личности, оценивали свои действия лишь с позиций пользы для клуба, и личная их ценность возрастала или понижалась именно с этой точки зрения, определяемая размерами зарплаты и регулярной премии.

Эта война, эта борьба каждого с каждым переходила в стычки одного отдела с другим. Официанты терпеть не могли поваров, те отвечали им тем же: оба отдела постоянно доносили друг на друга, не проходило и дня, чтобы Аркадий не разбирал жалобы на воровство поваров или жалобы на воровство официантов. Девочки-танцовщицы всячески натравливали администрацию на массажисток, массажистки, в свою очередь, считали стриптизерш шлюхами, не умеющими ничего, кроме как раздвигать ноги. И так далее и так далее.

Эта глухая, безысходная вражда находила жертвы и внутри отделов. Кто-то объединялся, чтобы легче противостоять другим, внутри групп постоянно происходили брожения. Все усугублялось тем, что желающих на место каждого было предостаточно, и, пользуясь этим, администрация свирепствовала вовсю. Активной стороной здесь был Аркадий Николаевич, заместитель Графа по хозчасти, который просто подходил к человеку и предлагал ему пройти за расчетом. Жаловаться было некому, жертве приходилось лишь смириться.

Сейчас все девушки объединились против Кати. Долгое время она, пользуясь интересом Графа, могла позволить себе вольности. Теперь же, когда хозяин к ней явно охладел, все пытались отыграться. Ей теперь перемывали косточки все кому не лень, и я, понимая, что это, конечно же, несправедливо, все же разделяла общую неприязнь к Кате.

От девочек я узнала многие подробности ее так называемых романов. Многое из рассказанного было, конечно, преувеличением, но и того, что можно было назвать правдой, было достаточно для неприязни. Во всяком случае, с моей стороны. Впрочем, в последние годы, обучившись танцам, Катя перестала спать со всеми подряд. Тем не менее все приходили к выводу, что портовая шлюха, обучившаяся ремеслу в турецком борделе, такой останется до самой смерти.

Я лично, понимая, что наш курятник просто пользуется возможностью лишний раз расклевать очередную жертву, тем не менее не могла побороть в себе глухую неприязнь к ней. И было за что.

Глава 19

УНИЖЕНИЕ

На следующий день после того, как в моем присутствии Граф разделался с Пашей Маленьким со товарищи, я приехала в клуб пораньше. Я еще не отошла от происшедшего накануне, и волнение, которое я испытывала, приписывала лишь необычности событий, заверченных вокруг меня. Я тогда еще не поняла, что уже полюбила Графа.

Итак, я летела в клуб, ожидая… Ничего конкретного я не ожидала, я говорила себе: «Не надо волноваться, надо быть спокойной, надо излучать ледяное спокойствие. Ничего не произошло, хватит биться, словно синичка в клетке», — обращалась я к своему сердцу. Петр Иванович, наш швейцар, с самого моего появления в клубе тепло относившийся ко мне, с улыбкой поздоровался со мной, но, кажется, я не ответила. Чем больше я старалась себя успокоить, тем глубже захватывало дыхание.

Меня остановил на лестнице Аркадий Николаевич и строго сказал, морща лысый лоб, чтобы я зашла в кабинет хозяина и навела порядок после вчерашнего. Некого послать, все заняты, а я, мол, в чем-то участница событий.

Задание меня немножко удивило, уборка не входила в мои обязанности, но я обрадовалась лишней возможности оказаться ближе к Графу и сразу направилась на второй этаж к нему в кабинет.

— Там уже Катя Воронцова, она знает, что делать. Вы поступаете в ее распоряжение, — крикнул мне вслед Аркадий Николаевич.

Я оглянулась, удивленная его строгим голосом. И он повторил уже размереннее, но так же строго:

— Выполняйте все ее распоряжения. И учтите, если надо, то и уборкой следует заниматься. У нас такие правила.

Я его не поняла. Вернее, не поняла его тон, но в кабинете все мне стало ясно. Вероятно, мне хотели дать понять, что произошедшее накануне никак не должно отразиться на моем месте в клубе. Катя была настроена очень решительно и стала буквально гонять меня. Я была удивлена, но решила не спорить.

Когда я мыла пол, причем без швабры, по старинке, ползая по полу, вошел Граф. Рассеянно поздоровавшись и даже не посмотрев в мою сторону, он прошел в другую комнату. Катя стала покрикивать на меня. Я не отвечала, погруженная в свои мысли. А мысли мои были совсем безрадостные.

Еще совсем недавно, полчаса не прошло, я летела, как на крыльях, в этот ночной клуб, а сейчас все валилось у меня из рук, все казалось ужасным, как моя судьба.

Вошел в кабинет Граф и только сейчас заметил меня. Он приостановился, удивленно посмотрел, но тут же собрался и прошел к своему креслу, откуда вспорхнула навстречу ему расположившаяся там ранее Катя. Она с ходу поцеловала его в щеку, на мгновение повисла на шее, стала радостно что-то говорить, сама себя перебивая. И все это время она продолжала, уже демонстративно, покрикивать на меня. Даже назвала меня неумехой. Лицо у Кати раскраснелось, она торжествовала, упивалась возможностью унизить меня в присутствии Графа. Конечно, весь клуб уже знал о том, что произошло вчера, и Кате надо было во что бы то ни стало показать всем, что вчерашнее ничего не значит, что Граф продолжает благоволить к ней, а я зарвалась.

У нее получалось.

— Под столом не забудь подтереть. Видишь, сколько там пыли. Ты что, никогда полы не мыла? Вот неумеха! — засмеялась она, обращаясь к Графу.

Я сквозь слезы, которые невольно навертывались мне на глаза, заметила, что Граф равнодушно наблюдает за всем происходящим. Он сидел в кресле, на подлокотнике устроилась Катя, полуобняв его за шею, — все как вчера. Граф бесстрастно смотрел, как мне приходилось ползать по полу, и, наверное, посмеивался надо мной вместе со своей любовницей. Мое сердце было готово разорваться, я продолжала протирать эти полы, зная, что сегодняшний день — последний, что завтра я уже ни за что не приду сюда, ни под каким предлогом, ни за что!

— Что ты там возишься, тебе ничего поручить нельзя, русалка! — презрительно сказала Катя.

Я подняла глаза и посмотрела на Графа. Он смотрел на меня. Я готова была разрыдаться, силы уже изменяли мне, в глазах мутилось. Неужели и он участвует во всем этом? В этот момент мое горе казалось невыносимым. Никогда в жизни я не испытывала такие мучения.

И вдруг я отрезвела: что это со мной? Я — без пяти минут журналистка, выпускница одного из лучших университетов мира, дочь богатого человека, сейчас живущего в Париже, и я страдаю из-за того, что какой-то бандит предпочитает обжиматься с портовой проституткой! Да кто они и кто я?!

— Взяла бы тряпку и показала, как надо полы вылизывать, — сердито сказала я. — Указывать все горазды.

— Ах, вот ты как заговорила! — воскликнула Катя. — Мы, значит, быдло, а она, русалка, аристократку изображает!

— Пошла вон! — вдруг тихо сказал Граф.

Я замерла, настолько его голос был пронизан презрением. Потом выпрямилась и испуганно посмотрела на него: неужели это он мне!

Граф смотрел в какую-то точку на стене. Медленно повернув голову к Кате, он повторил:

— Пошла вон!

Катя выбежала из кабинета. Граф встал с кресла и подошел ко мне. Он взял мою руку. Я, думая только о том, что она мокрая и грязная — моя рука, хотела вырвать, но Граф не дал. В глазах его было столько нежности!

— Извини меня, маленькая, это моя вина. Но я обещаю, что ноги ее не будет в клубе!

Вот так. Мне надо было уже идти готовиться к номеру. Он проводил меня до двери. В гримерную я летела, как на крыльях. Душа моя была переполнена счастьем. Я никак не предполагала, что его слова, его глаза, наполненные сочувствием и нежностью, произведут на меня такое впечатление. Мне сейчас больше ничего и не надо было.

После всех этих событий, которые стали известны всем, отношение ко мне изменилось. Как-то само собой считалось, что я теперь, словно известная актриса или примадонна в театре, могу позволить себе некоторые вольности. Роль фаворитки хозяина была расписана задолго до моего появления. Аркадий Николаевич начал было здороваться со мной преувеличенно почтительно, хотя и с плохо скрытой насмешкой. А Верочка рассказала, что Катя при ней просила Аркадия Николаевича прислать меня убирать в кабинете.

— Аркадий Николаевич под каблуком у своей благоверной. А нас, девушек в клубе, он вообще за людей не считает, — говорила Верочка. И добавила, ласково и тревожно щуря глаза: — Он вообще пользуется любой возможностью унизить каждую из нас, ему это, наверное, удовольствие доставляет.

Глава 20

МЕНЯ ПРИНЯЛИ В КОЛЛЕКТИВ

Менять что-либо в собственном распорядке я решительно не хотела. И это понятно. Главное отличие между мной и девушками, работающими в клубе, состояло в том, что я была независима. Для меня деньги, хоть и представляли естественную ценность, но не являлись единственным средством спасения. Для любой из наших танцовщиц увольнение означало новые унижения, поиск работы, потерю снимаемой квартиры и, как следствие, — прямой путь на панель. Большинство уже прошли эту стадию, но она постоянно маячила где-то на горизонте потаенных страхов и отчаяния.

Я воспринимала эту свою русалочью должность скорее как возможность окунуться в реальность, ранее скрытую от меня. Экзотический мир борьбы за место под солнцем, известный мне лишь по книгам, вдруг открылся в своей первобытной обнаженности. Я, ощущая себя полностью защищенной, была просто очарована открывшимся передо мной новым горизонтом.

Все, конечно, чувствовали мою независимость. Я в любой момент могла вильнуть хвостом и сказать этому миру «прощай». Возможно, Аркадий Николаевич, посылая меня мыть полы, и хотел, чтобы я, возмутившись, ушла.

И тех, кто понимал, и других — тех, кто просто ощущал эту мою независимость, мое положение не могло не задевать. Коллектив сплачивается единообразием положения членов. По сути, даже начальники вроде Аркадия Николаевича тоже были прикованы к своему месту: не хотели и боялись его потерять.

О Графе речь не шла, Граф был хозяином.

За моей спиной шушукались, сплетничали. Катя первое время разошлась вовсю — я ловила иногда отголоски этой ненависти. Но я продолжала приходить вовремя, плескалась в своем аквариуме, как и раньше, со всеми была приветлива, даже Катю старалась не задевать. А когда несколько недель спустя Аркадий Николаевич пожаловался кому-то, что готов был бы сам уложить русалку в постель Графу, только бы тот перестал отвлекаться на новую пассию, все с удивлением узнали, что я еще не уступила хозяину.

В общем, так или иначе, но все утряслось. Для меня — осмотренной, изученной, наконец оставленной в покое, нашлось здесь свое место. Я тоже стала своеобразной достопримечательностью, меня приняли в коллектив.

Возможно, однако, на самом деле все обстояло проще. Это я уже, по возникающей во мне профессиональной привычке, начинала все усугублять и доходить в анализе до обострения; внешне мои отношения с людьми не изменились: кто-то с самого начала был ко мне более добр, кто-то менее. Я просто стала своей.

А вот с Графом — все было сложнее.

Наши отношения, чем дальше, тем все более выглядели странными. Мы все время бродили по краю, но власть моя над ним лишь крепла. И в этом я находила отраду, неизъяснимое наслаждение. А главное, он меня действительно любил.

Иногда я таяла от нежности к нему. Особенно ночью, особенно после концерта классической музыки, после филармонии, куда он теперь нередко в мои свободные дни возил меня. После концерта Граф иногда привозил меня в одну из своих квартир, и тогда, чувствуя эту мою нежность, начинал целовать меня, обжигая короткими быстрыми поцелуями. Невыносимое, обморочное блаженство испытывала я, ощущая прикосновения его губ на шее, груди, по всему телу, но когда начинала понимать, что не только он, но и я перестаю собой владеть, мягко отстраняла его и уходила в соседнюю комнату или в ванную, чтобы прийти в себя.

Эта была игра с огнем, но за ее исход я не опасалась. В минуты нашего опьянения я почти желала, чтобы он поступил со мной, как, наверное, поступал со всеми своими женщинами: решительно, властно, пусть даже и грубо. Я знала, что в таком случае исчезнет романтика, исчезнет ожидание любви, того неземного блаженства, о котором грезит любая девчонка… пока не сталкивается с реальностью, да, это так. Но ведь придет другое!

Да, будет страсть, мы будем регулярно заниматься любовью — все это будет очень хорошо, пока не перейдет в область чистой физиологии, и тогда я вновь пойму, что мой любимый — бандит, что даже если он поднимется высоко-высоко, даже станет одним из тех депутатов, которых он принимает у себя в клубе, это не сможет изменить его уголовное мировоззрение. Танька не зря старалась, кое-что я все-таки понимала.

ЧАСТЬ II

МАТВЕЙ

Глава 21

Я ХОЧУ ВСЕ ЗНАТЬ

В этот вечер у меня был выходной, и, зная об этом, Граф заехал пораньше. Я увидела из окна темную крышу его «Мерседеса», приткнувшегося у тротуара под пышно разросшимися кленами, и стала спешно собираться. Тут же раздался звонок мобильника, Граф предупредил, что он уже внизу и ждет.

Вечер был мирный, солнечный. Листья клена давали густую тень и только по краю крон, разряжаясь, бросали на сияющий капот «Мерседеса» кружевную, подрагивающую тень. Граф вышел из машины и пошел навстречу, издали оглядывая меня смеющимися глазами. На мне было короткое черное платье и легкое летнее пальто — красное с черным, черные туфельки весело цокали каблучками по асфальту. По выражению его лица я поняла, что выгляжу прекрасно, и рассмеялась вместе с ним.

Надо сказать, что такого Графа, каким он был со мной, видели редко; со мной он всегда оживлялся и веселел. Его настроение передавалось и мне, я смеялась, хотя чаще всего молчала, предпочитая больше слушать.

— Ты чему смеешься? — целуя меня, спросил он.

— Не знаю, настроение хорошее. Хочешь, поедем к Арбату, машину где-нибудь оставим и погуляем? Я люблю старые переулки Арбата.

— Конечно, хочу, — поспешил сказать он.

— А то мы все в помещениях дни проводим, камнем дышим, — пояснила я.

— Я, знаешь, как-то привык…

— Да и я привыкла, поэтому иногда и тянет просто так прогуляться, посмотреть на старые особняки, представить, как люди раньше жили. Я иногда гуляю по старой Москве, вдоль оград с кружевом чугунного литья… А в глубине, за липами, прячется двухэтажный дом, к которому по аллее подъезжали на каретах… а сейчас там, наверное, коммуналки, и водопровод течет…

— Сейчас, наверное, там вовсю идет ремонт, чтобы мог въехать новый хозяин, банкир какой-нибудь, — смеясь, предположил Граф.

— Да, все забываю. А ты, Юра, сухой материалист. Все, едем.

Вечер и впрямь был чудный. Солнце уже село, но верхушки деревьев и верхние этажи высотных домов еще горели золотой эмалью заката, на тротуарах сновали голуби, а в определенных местах, видимо издревле им принадлежащих, группировались и нагло орали вороны. Граф вел меня за руку, изредка поглядывая с таким потерянным выражением, что я не выдержала, сказала с удивлением:

— Как же ты меня так любишь!

— Ты из меня, наверное, Матвея хочешь сделать, — сказал он и, наклонившись, поцеловал меня в висок.

В киоске, попавшемся нам по пути, Граф купил несколько банок пива и с этим грузом, болтавшимся в пластмассовых петлистых ячейках, мы прошли в ближайший скверик и сели на лавочку. Здесь было пусто. К лавочке напротив подбежала маленькая грязная дворняга, мельком обнюхала железную ножку и свернула к нам. Села на песок дорожки, посмотрела на нас сквозь густую нечесаную прядь, оценила и побежала прочь.

— А теперь рассказывай, кто такой Матвей, — решительно сказала я. — Давно хотела узнать, все как-то не получалось.

Граф удивленно посмотрел на меня, увидел, что я и в самом деле готова слушать, и задумался.

— Началось все давно, как раз после моей демобилизации из армии, — нерешительно начал Граф. — Меня тогда после института призвали, и я служил два года офицером, узнал жизнь…

Глава 22

ПРИЕЗД В МОСКВУ

Матвей попал в Москву лет пять назад, сразу после армии. Время было смутное, для многих безрадостное. Народ жил тяжело, трудно, зарплата повсеместно была символическая, да и ту не всегда выплачивали. Безработица, воровство, поборы властей — люди привыкли к подобным трудностям, как привык и Матвей, фактически выросший в этих условиях.

Матвей воспитывался в детском доме в городе Грозном. Имя и фамилию ему общими усилиями дали сотрудники детдома: кто-то был верующим и нарек именем Апостола, а кто-то из шутников снизил пафос имени фамилией Бездомный. Имя — как печать; так или иначе, фамилия роковым образом и в дальнейшем требовала от судьбы соответствия: жил Матвей где придется, да и сам был, кажется, совершенно равнодушен к своему очередному жилью.

Те, кто сталкивались с ним, говорили, что он был среднего роста, голубоглаз, с есенинским светлым чубом, спадающим на лоб, и доброй улыбкой, всегда неожиданно оживляющей его простоватое лицо. После окончания школы Матвея взяли в армию, и он попал в десантные войска. К концу срока службы началась первая чеченская война; он воевал, отличился и был неоднократно представлен к наградам.

Иногда он рассказывал о войне, и тогда слушателей поражало странное несоответствие между сутью рассказов и тем тоном, каким Матвей их излагал. Рисуя невозможные жестокости, свидетелем и участником которых он был, Матвей словно бы не понимал нравственной подоплеки происходящего. Для него поесть, выпить воды, лечь в засаду, пролежать в стылой грязи без еды и питья несколько суток, ворваться в село и бесшумно вырезать штыком-ножом семьи воюющих против федеральных войск чеченцев — все было набором однотипных вещей, в совокупности называемых войной. «Да и они за полмотка тесьмы убивали русских женщин и детей. А мы ведь действовали по тактической необходимости», — говорил он, с недоумением моргая светлыми, словно июльское небо, глазами.

Попав в Москву, где у него были лишь армейские приятели, да и то связи не очень надежные, Матвей некоторое время просто шатался по столице, испытывая сложные чувства какого-то возбуждения и придавленности.

Бродя по широким проспектам и шатким кривым улочкам, приглядываясь к серым окнам и грязным фасадам домов, глядя на кортежи «Мерседесов» с сиренами и мигалками на крышах, на толстых и важных «милиционеров», увешанных короткими автоматами, заглядывая в лица прохожих — озабоченных, с мутными от забот глазами, — Матвей чувствовал, что и его затягивает этот новый столичный мир, совсем оторванный от привычной ему реальности.

Москва в то время жила невозможной, пресыщенной, ночной жизнью. Вместе с темнотой оживали дремавшие доселе призраки — сумасшедшие, сладострастные, до конца еще не верящие в победу новой реальности и спешащие испить чужой кровушки до сытого икания. Куда ни попадал отточенный ночным голодным видением взгляд, всюду неистово вертелись рулетки на зеленых столах, легко постукивали фишки, звенела музыка, чавкали рты, плясали опьяненные колдовством и вседозволенностью фигуры. В Кремле толпились, оттирая друг дружку жирными плечами, новые придворные, спеша показать себя, предстать перед всевидящими очами всесильного и вечно пьяного владыки Руси. Спешно, как из воздуха, создавались грандиозные предприятия. Вырастали, точно по бесовской воле, сияющие зеркальным стеклом банки, казино, невозможные прежде кабаки, где вместе с шампанским текли реки валюты, перетекая из карманов в карманы. Сенаторы, бизнесмены, вспомнившие о благородных предках дворяне, вмиг разбогатевшие спекулянты — все одурманивались вином, наркотиками, голыми женщинами и мечтами. Все было доступно, все было создано для каждого — оставалось только протянуть руку, если не ленив и готов рисковать.

Матвей устроился работать охранником в небольшой публичный притон, организованный на частной квартире. Сам жил у одной старушки, снимал комнату за сто баксов в месяц, и пока не желал ничего лучшего. Через сутки на третьи была его смена, и тогда ночью ему приходилось оставаться дежурить на работе. Это было необременительно, потому что охранник чаще всего мог спать по ночам на каком-нибудь свободном диване. А в пустые ночи, когда клиентов было мало, можно было уговорить одну из девушек разделить с ним ложе. Матвей, однако, этим не злоупотреблял.

Вскоре оказалось, что девушкам Матвей нравится. И «мамочка» — двадцатисемилетняя Лиля, несколько лет назад приехавшая из Сухуми в Москву на заработки и за это время выросшая до бригадира, Матвея тоже заметно отличала.

Хозяин блатной квартиры, а также организатор этого публичного заведения, с ног до головы татуированный уголовник Сом, даже предлагал Матвею работать сутенером. Тот отказался, потому как специфика подобной работы его отвращала; что там ни говори, но женщин он любил и обращаться с ними как с товаром ему претило.

Глава 23

СВЕТА

В тот день он открыл глаза и долго смотрел на незнакомый узор синеватых обоев перед глазами. «Где я и что со мной?» — думал он, еще до конца не проснувшись. За спиной кто-то сонно сопел. В поле зрения возник таракан — бодрое голенастое животное с одним почти белым надкрыльем, — сделал быстрый бросок куда-то вниз и исчез. Кольнуло в голове, и вместе с болью кое-что стало припоминаться. Он повернулся; рядом спала Аня — добродушная толстушка из Молдавии. В голове еще раз болезненно отозвалось — вчера он явно перебрал.

Он перелез через Аню, которая что-то пробормотала, явно обращаясь к Матвею, но к тому, который ей продолжал сниться. Мелкие черты лица ее разгладились, стали чертами ребенка, и этот ее детский вид странно не соответствовал выглядывавшей из-под простыни большой белой женской груди, на которой отпечатался узор от смятой постели.

Матвей побрел в ванную, но та оказалась занятой: за дверью шумел душ и доносилось пение. Повернул в туалет. Долго мочился в покрытый ржавыми потеками унитаз. Зеленые стены после скорого ремонта кое-где вздулись пузырями, угол побеленного потолка потемнел от протечки.

С шумом спустив воду, Матвей вышел, едва не столкнувшись с Лилей, выходившей из ванной. Мокрые волосы ее были закутаны в полотенечный тюрбан, вместо халата она также завернулась в большое полотенце. Обогнув Матвея, Лиля на ходу оттянула резинку его длинных армейских трусов и отпустила со звонким щелчком.

Под струей горячего душа он вдруг вспомнил, что вчера встретил своего армейского командира, лейтенанта Шерстнева, который, узнав, что Матвей мыкается в компании проституток и сутенеров, пригласил заехать сегодня с утра к нему на работу — подумаем, мол, как жить дальше. Настроение, словно столбик атмосферного давления после тяжелой грозы, сразу пошло вверх; Матвей повеселел и стал насвистывать — кажется, ту же мелодию, что недавно напевала в ванной «мамочка» Лиля.

Сорвав с крюка забытое кем-то из девушек полотенце, он тщательно вытерся и, как был в трусах, пошел на кухню. На кухне Лиля, уже в халате, пила кофе и читала книжку, конечно, про любовь. Рядом с ней, на столе, дымилась еще одна чашка кофе, налитая для него, Матвея.

— Ну что, поедешь к своему армейскому командиру? — спросила Лиля, отложив книжку. — Решил нас покинуть?

— Что загадывать? — отмахнулся он. — Не работу же он предложил, а просто так приехать, вспомнить…

— Жаль, мы уж к тебе привыкли, — отвернувшись к окну и не слушая его, сказала Лиля. — Сом вместо тебя обязательно какую-нибудь уголовную мразь найдет — будет нас задаром трахать.

Через час Матвей уже мчался по улицам города на своем японском «звере» — мотоцикл ему уступил по дешевке охранник Петя — длинный и тощий парень, недавно отсидевший три года за кражу магнитолы из машины. Мотоцикл «Судзуки» был явно тоже украден; но яркий внешний вид, хищные обводы, а главное, стремительная мощь, проглядывающая в каждой линии и в каждой детали машины, так понравились Матвею, что он, не торгуясь, тут же его купил.

Петя по-дружески посоветовал перекрасить мотоцикл в защитный цвет, чтобы не привлекать «мусоров» — все равно документов на машину не было. Матвей послушался; из красно-синего мотоцикл стал черным, но нравиться не перестал. А «мусора», как оказалось, на мотоциклистов особого внимания не обращали, работы было полно и с дорогими иномарками.

Асфальт под колесами превращался в гладкую темную реку. Серое, пасмурное небо с воспаленным глазком солнца сочилось мелкой невидимой влагой, оседавшей на разноцветных капотах машин, на листья придорожных деревьев, на его черную куртку. Матвей хорошо научился ездить еще в детстве: у них при детдоме была своя мотосекция и даже небольшой парк машин из четырех стареньких мотоциклов «Ява». Сейчас он почти не смотрел на дорогу, полагаясь на интуицию и опыт.

Вчера лейтенант Шерстнев, или Граф, — так его все называли в роте за спокойную уверенность в себе, твердые манеры, выделявшие его из среды других офицеров, — объяснил ему дорогу, обозначив вехи примерно, поэтому сейчас Матвей с удовольствием отмечал длинный мост через реку, с горбами подпор, пахнущих мокрым железом, — запах перебивал даже привычную вонь отработанного топлива; обшарпанные корпуса давно остановленного завода, сквозь пустынный двор которого можно было заметно сократить путь; широко расставленные опоры мостового крана, с длинного крупа которого свисали тяжелые цепи с огромным крюком, — все напоминало исполинского паука, нацелившегося на что-то мелкое под ногами, да так и заснувшего; остов проржавевшей баржи, приткнувшейся у парапета набережной, на котором спрятался от дождя под мокрым капюшоном стойкий рыбак; длинное кирпичное здание, глухой фасад которого по давней привычке еще рекламировавший летать самолетами «Аэрофлота» — девушка в синей форме, за которой ракетой взмывала в небо стальная сигара самолета.

С треском газанув на повороте, Матвей пролетел кирпичный угол и остановился напротив клуба «Русалка», куда и пригласил его вчера Граф. Отыскивая глазами газовую трубу на фасаде или иную деталь, к которой можно было бы приковать свой мотоцикл, — нелишняя предосторожность, учитывая хотя бы Петрухину расторопность, — Матвей машинально отмечал, что клуб переживает не самые лучшие времена. Сомлевшая серебристая гипсовая баба с хвостом над тяжеленной темной дверью, ночью, видимо, освещалась неоновыми огнями, что, возможно, придавало ей сказочную достоверность. При дневном же свете название поверху скульптуры было уже явно необходимо для лишенных ночного воображения прохожих.

Раньше здесь, наверное, было какое-то учреждение. В этот момент входная дверь тяжело отворилась, и из темных недр вышел настоящий негр в синей, расшитой золотом ливрее. Негр прислонился плечом к белой колонне и закурил. Держа кофейными пальцами сигарету немного в стороне, негр внимательно и молча следил, как Матвей приковывает цепью свой мотоцикл к металлической ограде подвального окна.

Кто такой Юрий Шерстнев, негр не знал, но услышав имя Граф, тут же оживился:

— Граф у хозяйки в кабинете. Второй этаж и по коридору прямо.

Дверь вновь с усилием распахнулась, и в узкую щель быстро протиснулась маленькая фигурка. Показалась тоненькая девушка небольшого роста в джинсах, кроссовках и рубашке, расстегнутой на две верхние пуговки. Голова ее едва доходила до плеча Матвея. Светлые волосы были стянуты сзади в хвостик, а ресницы — длинные, темные, пушистые — как-то по-детски вспорхнули, уколов холодком синих глаз, и Матвей, уже готовясь идти дальше к своей цели, с сожалением отметил очередную потерю: сейчас разминемся — и навсегда, навсегда…

— Света! — сказал кофейный неф. — Граф у хозяйки?

— Когда я уходила, он был у тети, — ответила девушка.

Она вновь повернулась к Матвею, заставив его мгновенно перенестись в далекое детство, когда и он, уже с созревающим огнем в подростковой крови, уединялся с подружками в лиловых сумеречных тенях, наскоро обмениваясь жадными ласками, тем более пленительными, что запрет на материализацию каждоночной мечты был вбит многолетней системой воспитания.

Девушка внимательно и серьезно смотрела на него, потом в ее глазах мелькнуло что-то веселое, и она предложила:

— Хотите, я вас проведу? А то вы заблудитесь в нашем лабиринте.

И легко развернувшись на одной ноге, пошла впереди него по ступенькам к двери. Матвей помог открыть дверь, она так же легко, как только что выходила, скользнула внутрь и на мгновение исчезла в полутьме вестибюля.

Света потом говорила ему, что он ей сразу понравился. Поэтому она и решила проводить его. «У тебя было такое загорелое и простое лицо, а глаза добрые. А у нас тут все такие умные и хитрые — палец в рот не клади».

Осматриваясь по пути, Матвей прошел за девушкой сонный вестибюль. Старый паркет скрипел под ногами, на потолке, освещая крошащуюся от времени лепнину, горела одна из люстр, дневной свет почти не проникал сквозь плотные занавеси.

Вразвалку прошла пожилая женщина с ведром и тряпкой, сумрачно пробурчала что-то себе под нос. Девушку окликнул какой-то мужчина, и она отошла в сторону. Матвей осмотрелся: вверх на второй этаж шла широкая лестница, внизу коридор уводил к раскрытым сейчас дверям. С той стороны пахло едой. Пользуясь тем, что Света продолжала беседовать с мужиком, Матвей прошел по коридору к открытой двери и заглянул внутрь. Это был зал ресторана, и видно было, что клуб «Русалка» — ночной клуб, где прием посетителей начинается только ночью. Сейчас в огромном полутемном зале шуршали уборщицы. На столах, как в любой столовой в неурочное время, находились стулья кверху ножками, лепнина потолка казалась грязной, в глубине зала находился огромный квадратный предмет непонятного назначения. Подошла Света и вместе с ним стала смотреть в зал.

— Что это там в зале за ящик? — спросил Матвей девушку.

— Какой ящик? — сразу не поняла Света.

— Да вон тот, такой здоровый, темный.

— А-а. Так это аквариум. Там рыбы плавают.

— А русалки? — пошутил он.

— Русалок вот у нас здесь и нет, — засмеялась Света. — Русалок у нас и без аквариума хватает, если вы до вечера задержитесь, сами еще увидите.

Они поднялись по лестнице, покрытой старой ковровой дорожкой. Кое-где прутья, прижимающие полотно ковра к ступеням, отсутствовали. Наверху в длинном коридоре вдоль стен располагались двери без опознавательных знаков. Наверное, отдельные кабинеты, подумал Матвей. Света на ходу посмотрела на него и не удержалась:

— А вы друг Графа? Или пришли устраиваться к нам работать?

— А ты что же, здесь работаешь? — вместо ответа спросил он.

— Нет. Здесь тетя хозяйничает, а я к ней иногда захожу.

— Тетя — директор клуба?

— И директор, и хозяйка — все в одном лице. Ее здесь все Атаманшей называют. Смотрите, не ошибитесь и не назовите ее так. Хотя можете и назвать — она это любит, ей это нравится, — усмехнулась Света, и Матвею показалось, что к тете она относится немного свысока, насмешливо.

Они вошли в просторный круглый зал, голый паркет которого уже требовал ремонта — рассохся и скрипел под ногами. Здесь был длинный, казенного вида диван и несколько кадок с растениями, похожими на пальмы.

— Вот здесь они все сейчас и сидят, — сказала Света и указала на дверь в противоположном конце зала, к которой они как раз подходили. — Заходите, а я пойду. Я уже с ними сегодня распрощалась.

Глава 24

НОВАЯ РАБОТА

Света легко пошла по коридору прочь, и Матвей еще несколько секунд смотрел ей вслед, уже не думая о ней, но еще продолжая любоваться ее летящим шагом и всей ее тоненькой фигуркой. Потом он постучал, взялся за железную ручку, оставшуюся еще с прежних учрежденческих времен, но недавно тщательно покрашенную, открыл дверь и вошел в кабинет.

Здесь было сильно накурено. Свет едва пробивался сквозь зашторенные окна. Матвей сразу увидел Графа, вольно сидевшего в большом черном кожаном кресле немного в стороне от массивного письменного стола, за которым восседала хозяйка. Если бы в кабинете присутствовали еще женщины, все равно бы Матвей не смог бы ошибиться в определении хозяйки. И даже не потому, что она сидела во главе, просто у нее был вид человека, привыкшего всегда и везде быть в центре внимания.

Это была еще относительно молодая, но крупная дама, довольно полная и властная. Когда Матвей зашел в кабинет, она что-то громко и весело говорила Графу, почти лежащему в своем кресле и далеко вытянувшему ноги перед собой. Рядом с ней, но уже по другую руку, сидел еще не старый мужчина с морщинистым белым лицом не бывающего на солнце человека.

Немного в стороне у окна, завешенного белыми французскими шторами, беседовали, составляя отдельный кружок, трое мужчин. У двоих из них, высоких и, видимо, очень сильных, были похожие лица. Вероятно, это были бывшие спортсмены, и их мощный вид представлял полную противоположность собеседнику — парню примерно одних лет с Матвеем, но с женственными манерами и длинными, распущенными по плечам волосами.

— Ой, кто это к нам пришел? — воскликнул женственный парень, первым заметивший Матвея.

— Хватит дурака валять, — громко прозвучал в наступившем молчании грубоватый голос хозяйки.

Она обращалась к Графу, хотя тоже заметила Матвея.

— Ладно, друг ситцевый, мы еще обсудим эту твою глупую затею. А это кто к нам явился, что за гость незваный? — сразу же без перехода сказала она, и голос ее без всякого труда заполнил довольно большое помещение кабинета.

— О-о! — сказал Граф и как-то без видимых усилий оказался на ногах. — Пришел солдат! А я уж думал, мы поболтали, ты и забыл.

Он с улыбкой пошел навстречу Матвею, крепко пожал ему руку и, все еще не отпуская ладони, повел к столу хозяйки.

— Анна Марковна! Прошу любить и жаловать. Я рассказывал, Матвей — стрелок от Бога. Птицу налету из Калашникова без проблем.

— Тогда давай наливай! — радушно разрешила Атаманша. — Я люблю, когда мужики что-нибудь хорошо умеют делать.

Граф представил Матвея другим присутствующим. Большие мужчины оказались знаменитыми борцами, братьями Свиридовыми — Иваном и Константином. Матвей как-то видел телевизионную передачу с их выступлениями. Оба равнодушно пожали руку Матвею.

Их собеседник — Шурочка, длинноволосый парень, руководитель танцевальной труппы клуба, был более приветлив. Он с неприятным жеманством протянул руку. Пожимая его довольно крепкую ладонь, Матвей — по усмешке старшего Свиридова и по неопределенному движению бровей Графа — догадался, что Шурочка «голубой».

Мужчина с бледным лицом просто сунул руку и, еще не успев забрать ее, уже отвернулся.

— Наш директор ресторана, Семен Семенович Конев, — сказал Граф и повел Матвея к Атаманше.

Открывая непочатую бутылку коньяка, Граф возобновил разговор, который велся до прихода Матвея.

— Ты уж меня послушай, Аня, я дело говорю. Если сейчас вести дело как прежде, ни черта не получится. Деньги только посетители приносят, надо делать так, чтобы они хотели расстаться с деньгами, желали этого, мечтали. Чтобы мы милостиво разрешали им расстаться с деньгами.

— И для этого ты мою племянницу хочешь запустить в аквариум? — густо захохотала Анна Марковна.

Видно было, что суть разговора ее нимало не волновала, что поддерживала его из вежливости или по каким-то своим соображениям. А еще было заметно, что ей нравится ощущать себя во главе мужской компании. Все еще смеясь, она крикнула мужчинам у окна:

— Костя, Иван! Идите к нам, Граф уже разлил, коньяк остывает. Слышали, что он предлагает? Хочет, чтобы мы в аквариуме вместо рыбок плескались.

— Да ну тебя, Аня! — с досадой сказал Граф. — Дело серьезное, а ты все на смех поднимаешь!

— Костя! — не могла остановиться Атаманша. — Как тебе я понравлюсь с хвостом? Может, нам, Юра, коровьи хвосты привязать? Тогда на чертей будем похожи. Я буду главной ведьмой, а Костя с Ваней будут водяными.

Хозяйка смеялась, Граф молча злился, братья похохатывали. Шурочка, потряхивая, словно гривой, длинными волосами, тонко улыбался.

— А может, и мне с моими девочками раздеться и туда же нырнуть? Как думаешь, Граф, получится что-нибудь?

— Суп получится, — сердито отозвался Граф.

Он посмотрел на Матвея, который молча переводил взгляд с одного из присутствующих на другого. По скуле его перекатывался желвак.

— Ладно, повеселились и хватит, — сказал Граф. — Выпьем лучше за знакомство.

Все молча выпили. Атаманша как водку вылила в себя коньяк демонстративно занюхала рукавом. Еще раз взглянула на Матвея и прищурилась.

— А что твой солдат еще умеет делать, кроме как стрелять?

— Еще? — переспросил Граф, ставя рюмку на стол и разглядывая Матвея.

В глазах Графа мелькнула усмешка:

— Еще он классно шеи отрезает. Может любому из присутствующих в одно мгновение горло вскрыть.

— Да ну? — недоверчиво сказал Константин.

Все вновь посмотрели на Матвея. Он, в свою очередь, переводил взгляд с одного человека на другого.

— Я уже заранее боюсь, — нервно хихикнул Шурочка. — И кому же мы уже отрезали?..

Граф, насладившись впечатлением от своих слов, захохотал.

— Духам, духам. Матвей классно резал наших кавказских друзей. Расскажи, Матвей, как ты их там… Впрочем, кто хорошо делает, тот плохо рассказывает.

— Ты, значит, плохо? — поддела его Атаманша.

— Не обо мне речь. Слушайте. Когда подкрадешься сзади к часовому и резко дернешь его за ноги, он падает на руки. Что дальше?

Он обвел всех взглядом. Мужчины невольно заинтересовались, Анна Марковна смотрела на свои наручные часы.

— Ну что? — поторопила она Графа.

— Если часовой, не дай бог, дама, она начинает вопить во всю силу своих высокочастотных связок.

— А мужчины, выходит, молчат? — сказала Анна Марковна, подняла брови, возвела глаза к потолку и потянулась к сигаретной пачке.

— В том-то и дело, — подтвердил Граф. — Мужчины мобилизуют все силы для борьбы. Это женщинам могут помочь, мужчины сами должны за себя постоять. В общем, несколько секунд они пытаются молча сопротивляться. А Матвей их чик-чирик. Лучший в роте…

В этот момент дверь без стука открылась, и в кабинет вошел мужчина среднего роста. Одет он был неброско, костюм хорошего качества сидел на нем чуть-чуть мешковато. Чувствовалось, что для вошедшего внешний вид не представляет особую важность. Впрочем, глядя на его лицо, можно было понять, в чем действительно его сила: в резких чертах, в быстрых сверлящих глазах проглядывали воля и насмешливое превосходство. Светлая рубашка без галстука была расстегнута на верхнюю пуговицу, и при резких движениях мужчины можно было заметить на заросшей густым волосом груди толстую золотую цепь.

— Чем порадуешь, Варан? — из-за стола без всякого усилия прозвучал голос Анны Марковны.

Видимо, она давно уже ждала мужчину и теперь явно обрадовалась.

— Ну так, раз обещал — мое слово кремень! — сказал вошедший и многозначительно кивнул на дверь позади себя: — В подвале петушок, можно рисовать.

— Все, пошли, мужики, — решительно сказала Атаманша. — И его возьмем, пусть покажет, что на деле может, — добавила она, кивая на Матвея.

Глава 25

МАСТЕРСТВО

Все гурьбой спустились в подвал. Сначала — по парадной лестнице, облитой старой ковровой дорожкой, потом прошли мимо все более оживающего зала ресторана во внутренний дворик. Обитая железом дверь подвала была приоткрыта. Резкий в движениях мужик, которого Атаманша называла Вараном, махнул рукой в сторону двери, пропустил всех и, зайдя, прикрыл створку за собой.

Череда лампочек по потолку освещала бетонный лестничный проем, потом сам подвал — сырой, грязный, обвитый по стенам путаницей проржавевших труб. Матвей, еще не зная, что может от него самого потребоваться, машинально осматривал череду длинных комнат с пустыми дверными проемами. Они прошли через две комнаты и оказались в последней, метров пятнадцати длиной. В ее конце к остаткам вмонтированного в бетон металлического крепежа были прикованы наручниками двое высоких молодых мужчин. Сбоку стояли еще трое парней, которые сразу подошли к Варану, как видно, их вожаку.

Атаманша остановилась напротив мужчин и, уперев руки в бока, заговорила, обращаясь преимущественно к более плотному парню с залысиной на широком лбу:

— Что же это вы, партнеры, надуть меня решили? Подумали, что с бабой легко справитесь, домик потихоньку оттяпаете и концы в воду. Меня можно в расход, самим занять особнячок, вместо клуба «Русалка» организовать планетарий с девками и звезды собирать, да? Не выйдет, голубчики. А ты-то, Алтын, — прямо обратилась она к лысоватому, — ты-то вроде умный мужик! Неужели не понял, что я давно уже выкупила здание. Оно уже не в аренде, а переписано на верного человека. Не на меня, а на того, кому могу доверять. Кто мне верен, тот все имеет, а кто лжет — не обессудь, получи наказание! Говори, кто вас подговорил идти против меня?

Во время ее длинной и немного театральной тирады оба прикованные пытались ее прервать, но ее густой и сильный голос мешал что-нибудь вставить. Теперь тот, которого Атаманша назвала Алтыном, получил возможность говорить.

— Анна Марковна! Зря ты все это делаешь. Это же бизнес, ничего личного. Мы попытались, теперь признаем, что не получилось. Ты выиграла, что тебе еще?

Несмотря на то что оба были немного помяты, у Алтына ссадина шла через всю щеку, оба старались сохранить достоинство. Да и сама Атаманша, чувствовалось, более представлялась рассерженной, чем была на самом деле. Тем не менее она заговорила еще более грозно:

— Ишь, как вы сейчас запели! А вот как прикажу вас сейчас расстрелять на месте, вот это и будет справедливо! — выкрикнула Атаманша и, повернувшись к Графу, спросила: — Ну, где твой стрелок?

Она отошла, маня за собой Графа, и что-то сильно, но неразборчиво стала шептать ему на ухо.

А Матвей в этот момент продолжал осматриваться вокруг, с удивлением ощущая сцепленность времени: полгода назад обитавшая вокруг фронтовая реальность была настолько для него привычной, что сейчас произошел обратный скачок, и схожесть обстановки незаметно и естественно притянула его тогдашние военные установки. Он понял, что сейчас ему, возможно, прикажут расстрелять этих двух пленных, и осознал, что это его нисколько не обескураживает. Даже наоборот, впервые за многие месяцы неопределенность и будущего, и сиюминутного существования перестала быть довлеющей, раздражающей нервы. Все просто: вот приказ и надо его исполнить.

Сбоку от него равномерно и звонко капала вода. В том месте, куда попадали капли, бетонный пол давно уже был размыт и тоненький ручеек утекал куда-то в полумрак. Вокруг слышались какие-то звуки: что-то щелкало, шуршало, постукивало. Братья Свиридовы тихо переговаривались между собой. Варан, которому все стало надоедать, громко и весело сказал:

— И правда, давайте мочить их, а то уже выжрать охота. У кого есть с собой горючее?

Водка и стаканы нашлись у тех, кто охранял здесь пленных. Граф подошел к Матвею, обнял его за плечи и стал шептать на ухо. Требовалось напугать, но не убить. Мужики и так напуганы, хватит с них.

— Так кто будет кончать? — спросил Варан, держа полный стакан водки перед собой.

— Он будет, — указал Граф на Матвея. Варан взвесил стакан в руке.

— Сейчас хлопнешь или потом? Как у тебя рука? Матвей усмехнулся и посмотрел на Графа. Тот понял и засмеялся:

— А давай пей сейчас. Так даже интереснее. Как в лотерее.

Матвей выпил стакан водки и протянул руку в сторону. Его поняли, и кто-то (Матвей даже не посмотрел кто) вложил ему в ладонь пистолет.

Водка горячо провалилась внутрь. Сразу стало легко и свободно. Матвей посмотрел на пистолет в руке и усмехнулся. В подвале стало так тихо, что звуки капающей воды казались оглушительными. Второй привязанный мужчина стал быстро что-то говорить на незнакомом языке, Алтын рванулся вперед и закричал, что всех-всех убьют. Он быстро, боясь, что его прервут, что он не успеет все сообщить, перечислял способы известных ему казней и пыток, которыми будут подвергнуты все присутствующие здесь, и все слушали, пока Матвей, особенно не целясь, быстро выстрелил четыре раза.

Пули прошли с двух сторон головы каждого, задели уши и ударили в бетон. Потом Матвей «сжег» оставшиеся патроны, стараясь, чтобы пули ложились как можно ближе к головам, возможно задевая кожу.

Оба парня повисли на своих наручниках, головы их были в крови, они были оглушены. Сначала думали, что они убиты, но, когда проверили результаты, выпили еще раз за мастерство вообще и мастерство Матвея в частности. Его поздравляли, он чувствовал, что опьянел, но что ему и легко, и приятно. Даже братья Свиридовы уважительно пожали ему руку.

Так Матвей познакомился с клубом «Русалка» и его обитателями. Так началась для него новая жизнь, изменившая и его самого.

Глава 26

ОТЕЦ И ДОЧЬ

Закрыв за собой дверь клуба, Света некоторое время стояла на крыльце, не зная, куда идти. Зачем и вообще чем занять еще один длинный, пустой день? Негр-привратник, которого все называли Петей, но у которого было и другое, настоящее, совершенно непроизносимое имя, все еще курил возле ступеней. Погода, с утра пасмурная, дождливая, сейчас стала лучше. Сквозь плотные слои облаков кое-где уже начинало синеть. Света вздохнула и, так и не решив, куда ей надо идти, лениво направилась к станции метро.

Весной, благополучно окончив восьмой класс, она на лето осталась в Москве и была полностью предоставлена самой себе. Она так сама решила. И это не потому, что поехать ей было некуда, нет, отец предлагал на выбор молодежные турлагеря у нас и за границей. Она могла отправиться в Европу, или посетить Америку, или остаться где-нибудь на Черноморском побережье, где уже успели организоваться разного рода учреждения для активного отдыха.

Отец Светланы, Павел Андреевич Кудояров, разбогател недавно, всего пару лет назад. Когда-то он был спортсменом, мастером спорта по бегу на длинные дистанции, потом — обычным инженером в НИИ легкой промышленности, но с началом перестройки уволился, стал работать «челноком». Он ездил в Польшу и обратно, потом в Турцию и обратно, привозил товары и был доволен.

Однажды, встретив приятеля из Спорткомитета, разговорился, зашел в гости. После этого судьба его кардинально изменилась: он стал уже не сам по себе, а был приобщен к спортбизнесу. Он продолжал возить товары из-за границы, но уже большим оптом, и это был не просто «ширпотреб» — спиртное и сигареты.

Деньги потекли рекой.

Надо еще добавить, что жену и маму они со Светланой потеряли семь лет назад, потеряли глупо, странно. Она пошла к подруге-стоматологу лечить коренной зуб, а та предложила применить общий наркоз чтобы не мучиться.

Мама Светланы всегда была на редкость здорова, и зубы пришла лечить в первый раз. Согласившись на общий наркоз, она заснула, но проснуться уже не смогла: у нее была какая-то редкая несовместимость.

С тех пор отец и дочь жили друг для друга… пока не началось время перемен. К тому времени закончилось ее детство; она прожила его, словно летний теплый день, памятной быстрой и яростной грозой, после которой так и не прошел страх. А потом начались неясные томления, предчувствие перемен и ожидание, ожидание…

Зарождению всех этих ожиданий предшествовал один незначительный вроде бы случай. Как-то у подруги на дне рождения, празднично оживленным дачным окружением — соснами, близким прудом, — выскочили ночью полюбоваться звездным небом — огромной черно-синей бездной с набрызгом золотых звездных слез, сквозь которые тихо плыли редкие светлые облака. И было так красиво, так дивно, страшно и весело наблюдать за небом, ощущая рядом друзей, а еще приехавшего из Киева двоюродного брата именинницы — Мити, студента первого курса, красивого и молчаливого молодого человека, весь вечер не отходившего от нее. Тогда он и поцеловал Светлану: сначала в шею, потом, когда она повернулась к нему, в приоткрытые губы…

Митя уехал на следующий день. Он исчез, не оставив в памяти ничего, кроме прикосновения своих губ, а еще — какой-то новой тяжести в душе — душной, мечтательной, бесформенной.

Все в Светлане как-то стронулось с этого дня, было мучительно осознавать в себе нечто неподвластное, нечто, пробуждавшееся по ночам, наедине, а то и в самое неподходящее время. Она издергалась, стала порывистой, часто ненавидела себя до отвращения и все чаще замечала внимание парней и взрослых мужчин. Со всем этим свыкнуться было невозможно, невозможно, но ожидание чего-то неосознанного лишь усиливалось в ней.

Света очнулась от своих мыслей; возле нее у тротуара притормозила синяя «Тойота», приоткрылась дверь, и из глубины кто-то неясный весело проговорил:

— Не хочешь покататься, красавица?

Света быстро шла по асфальту, ловко лавируя между прохожими. Из киоска по продаже видеозаписей гремели вопли Киркорова. Она вспомнила парня с добрым и простым лицом, которого провожала в клуб, и пропела под мелодию песни пугачевского мужа:

— Все равно, все равно, все равно!

Глава 27

ЖИЗНЬ УЖАСНА

Замок не поддался ключу. Света пошевелила ключом в замочной скважине, толкнула дверь и, уже понимая, что все это значит, стала яростно давить на кнопку звонка. Некоторое время за дверью ничего слышно не было, потом появились признаки жизни: что-то звякнуло, скрипнуло, пронеслось — и замок щелкнул, открываясь.

Света увидела то, что и готова была увидеть: за дверью, закутавшись в халат и выставив на обозрение худые волосатые икры, стоял ее родной отец, Павел Андреевич Кудояров. И, конечно, слегка навеселе. Сделав страшные глаза, спросил:

— Ты чего так рано? Я думал, что ты от тетки приедешь только к вечеру.

— Переночевала и довольно. Что мне там, прикажешь, целый день проводить? — сердито крикнула она. Потом, не дожидаясь ответа, прошла в коридор, слегка оттолкнув отца. — Опять ты за старое, — с отвращением и тоской сказала Света. — Ты же говорил, что у тебя вечером будет деловая встреча, что надо без посторонних ушей обсудить важные дела. Вот какие у тебя дела!

— Ну Светик! Неужто ты не понимаешь, дело же житейское. А если бы я знал, что ты придешь так рано, я бы того…

— Чуть я за дверь, а ты!.. Как ты можешь, здесь же мама жила!

Глаза Павла Андреевича сразу погасли, пьяные смешинки исчезли, и Свете сразу стало его жалко. Девушка повернулась и прошла к себе в комнату.

Отца она продолжала любить. Вернее, между ними никогда не прерывалась эта невидимая глазу нить, укрепившаяся еще в те дни, когда, осиротев, они лишь друг в друге могли найти утешение. Надлом произошел в Павле Андреевиче не так давно, с тех пор, как он стал через свою фирму пропускать идущие из-за рубежа беспошлинные спиртное и сигареты. Таможенные льготы спортсменам исправно продлевались, так что этим кормились многие. Вдруг потекли Павлу Андреевичу на счета деньги, о которых совсем недавно он мечтать не мог. Что с ними делать, вот так сразу он решить не мог.

Неожиданно возникли и сразу стали доступными женщины: молодые, бесстыдные, веселые. Были бы деньги, а уж те могли расстараться, поднять из гроба и мертвого. Всю жизнь держа себя в нравственных рамках, Павел Андреевич сейчас открыл для себя наслаждение греха — и окунулся в него с головой.

Вот только присутствие дочери мешало развернуться в полную силу. А съехать, купить себе новую квартиру он не решался, не желая даже символического разрыва с дочерью, к которой был сильно привязан.

Света прошла к себе в комнату, включила телевизор и прилегла на диван. По телику шла какая-то муть, делать ничего не хотелось. Оставалось просто лежать и думать о том, как трудно приходится человеку, которому идет семнадцатый год, который, в отличие от всех своих подруг и одноклассниц, еще девушка и которая, наверное, так и обречена оставаться до конца своих дней старой девой. Внутренним взором она оглядела себя — с тем омерзением, которое последнее время часто испытывала к себе, когда возникало и росло в ней… что? Какую форму примет, наконец, мучительная сила, нарушавшая равновесие во всем теле, от волос до пяток, — душная, мечтательная, бесформенная, противная!.. Света ощущала давление этой силы всей своей кожей и мучилась, как от чего-то грязного, нечистого; ей хотелось смыть с себя эту накипь, вновь стать прохладной, легкой, чистой. Откуда оно взялось, это растущее в ней?

Расстроенная всем тем, что навалилось на нее, Света продолжала лежать на диване, и незаметно, как это часто случалось, знакомые предметы в комнате стали расплываться, терять очертания, горизонт окна сказочно углубился, там синело не прояснившееся небо, а карибский мираж, обольстительный своей прозрачностью и таинственностью: бухта воды, скажем, и высокая фок-мачта с гнездом впередсмотрящего, пересекающего в этот момент огромный красный диск солнца…

Скрипнула дверь, открылась, и в комнату, разом стирая акварель воображения, вошла сугубо реальная девица лет двадцати — омерзительно голая под плотным махровым полотенцем. И что хуже всего, под ее, Светиным, полотенцем.

— О! Кто-то есть. Слышь, подруга, у тебя закурить не будет? — спросила она, с любопытством оглядываясь по сторонам. — Курить охота, а Козлик не курит. А я тоже, дура, с утра сигарет не купила.

— Я не курю, — с достоинством сказала Света и села на диване. — А вы кто будете?

— Кто? — удивилась девица и хихикнула. — Да я просто так, покурить зашла.

Она еще раз огляделась; взгляд ее обежал обстановку комнаты, разбросанные кое-где вещи и вновь остановился на Свете.

— А ты, подруга, у Козлика живешь? Он вообще-то ничего, щедрый. А тебе как, хорошо платит?

— Как это платит? — не поняла Света.

— Ну, бабок, денег достаточно дает? Ты же у него вроде постоянная, раз здесь живешь? Или как?

— Я его дочь! — сказала Света и чуть не задохнулась от ярости. — Как вы смеете?

— Дочь? — изумилась девица. — Вот паразит! Ну не грусти, я сейчас отваливаю.

Она поднялась с кресла и пошла к двери. Оглянулась.

— Ты, подруга, надави на него: пусть, мол, домой никого не таскает. Он послушается, он мягкий, я знаю. Да я и сама ему скажу, так что не бери в голову, — махнула она рукой и прикрыла за собой дверь.

Света включила погромче телевизор и стала смотреть на экран. Злость не проходила. Хотелось схватить что-нибудь потяжелее и с размаха грохнуть об пол, чтобы осколки брызнули! Через некоторое время, сквозь грохот не усваиваемой телепередачи, настороженное ухо уловило хлопок входной двери. Проститутка ушла. И, наверное, отец пошел проводить.

Еще несколько минут она сидела, растравляя в себе злость и негодование. Потом вскочила и пошла в спальню отца. Может быть, он не ушел с этой? Может, сидит довольный и пьяный! Вновь так захотелось грохнуть что-нибудь об пол… сервиз, может?..

Отец, уже одетый в домашние брюки и куртку, сидел на едва заправленной большой двуспальной кровати, которую он недавно купил — известно для чего!

Сидел и смотрел в стенку, о чем-то думая. Света влетела в комнату и, боясь, что отец прервет ее до того, как она ему выложит все, что накипело, что горело сейчас внутри, стала гневно высказывать, что она больше не позволит превращать их квартиру в публичный дом, что она возмущена, что терпеть это больше не может, что он обязан прекратить это безобразие.

Отец молча выслушал ее до конца, кусая ноготь большого пальца и с удивлением поглядывая на пунцовые от негодования щеки Светы, на гневно дрожащий указательный палец, которым она дирижировала свою речь, на тонкую, но совсем уже взрослую фигурку дочери.

— Да, да, — со стыдом и раскаянием начал он, — с этим надо кончать. Я сам чувствую, что качусь куда-то в бездну. Обещаю, Света, что больше никогда такого не повторится.

Когда девушка, все еще расстроенная, но уже в душе прощающая, выходила из комнаты, она увидела, как отец, отвернувшись, с безнадежной тоской посмотрел куда-то сквозь стену. Дверь закрылась, и она не досмотрела, ей было не до того; но и это, и недавние карибские видения, и парень, которого она проводила к тете, и явление шлюхи, завернутой в ее же, Светино, полотенце, все, по-видимому, помогло ей. Страшно ясно мелькнуло в ней будущее видение, мелькнула мысль, что точно так же, как теперь, иногда вспоминается ушедшая мама, вспоминать придется растерянные глаза отца, смотрящего сквозь стены куда-то вдаль в поисках немедленного ответа на неразрешимые вопросы; все это животворно вскипело в ней и со слезами уже не злости, а прощения и надежды она пошла в свою комнату.

Глава 28

НАСТРОЕНИЕ

После того разговора с отцом прошло уже больше двух недель. Света чувствовала, что атмосфера в доме изменилась, но поймать, уловить эти изменения не могла. Несколько дней она с острой жалостью вспоминала потерянный вид отца в тот момент, когда она уходила к себе в комнату, но потом он уплывал из ее зрения и возникала та вульгарная девица, обернутая в Светино полотенце.

А отец вел себя как всегда. Как всегда раньше. Нет, чуть-чуть все изменилось, покрылось тоненькой пленочкой льда, хоть эту пленочку ни отец, ни дочь старались не замечать. Больше они не касались этой темы, да и не было повода: отец больше не приходил пьяным, дома тоже не пил, женщин не приводил.

Вдруг ему срочно понадобилось ехать в командировку в Польшу, а за границей все, видимо, пошло по привычному сценарию.

Уже по возвращении Павел Андреевич объявил Свете, что иногда он будет задерживаться вечерами или будет даже оставаться ночевать на работе. Словом, он честно попытался так наладить свою жизнь, чтобы не тревожить покой дочери собственными увлечениями.

Оставаться одной в пустой квартире Свете было скучно. Днем охватывала такая тоска, что хотелось бежать куда глаза глядят. Подруг, с которыми можно было бы проводить летние каникулы, в Москве не было, так что оставался тетин клуб, где, впрочем, ей были всегда рады. В клубе было весело, суетливо, да и отца здесь можно было часто встретить. Он тоже являлся, кажется, совладельцем клуба, а может, кредитором — Света в тонкости не вдавалась.

Лежа на кровати и на полную громкость включив музыку, Света старалась понять, что ее так с утра раздражает. Скоро два часа, отец обещал зайти пообедать, он должен был вот-вот прийти. Света подумала, что надо бы встать и хотя бы поставить на огонь чайник. Но такая лень охватила, такая истома, какая-то нервная истома, что она продолжала лежать. Вспомнился тот симпатичный мальчик, который уже больше месяца работал у тети. Кажется, Матвей… Да, так его зовут. Она и видела его всего пару раз. Он возник перед ней, взглянул синими глазами, порывисто повернулся, взметнув светлые волосы.

Место бледнеющего Матвея занял вдруг увиденный только вчера незнакомый парень. Света уже уходила домой и, пробираясь сквозь толпу в вестибюле, наткнулась на него. Этот был полной противоположностью Матвея — темноволосый, хищный, гибкий, но тоже красивый, только по-своему: слишком нагл, слишком уверен в себе. Таких она терпеть не могла. Она хотела обойти, но парень под смех приятелей обнял ее, сильно прижал к себе, так что Света ощутила все его гибкое, мускулистое тело, дохнул запахом табака и марихуаны и проговорил с придыханием:

— Вот ведь какие здесь цветочки растут. Давай знакомиться, меня зовут Вася. А тебя?

— Пусти меня! — сердито потребовала Света.

— Куда же ты спешишь, крошка? Только познакомились, а ты уже меня покидаешь.

Света увидела сквозь толпу Костю, одного из братьев-вышибал, который уже направлялся в ее сторону. Парень еще крепче прижал ее к себе.

— Да отстань ты! — с ненавистью сказала Света и, вырвавшись, быстро пошла к выходу.

— Завтра в это время жду! — крикнул ей вслед наглец, и в ушах ее долго еще звучал смех его приятелей.

— Все путем? — спросил ее Костя, которого она, как и брата Ивана, в начале их знакомства все порывалась называть по имени-отчеству. Для своих они были Костей и Иваном, так что и Света привыкла звать их по именам.

— А-а, пристал, противный, — сказала Света и, попрощавшись, ушла.

Отец, кажется, запаздывал. В комнате внезапно потемнело, наверное, тучка закрыла небо. В зеркале напротив она увидела свое лицо. Подумала: вот лежит задумчивая красавица шестнадцати лет от роду. Никто ей не нужен, проживем и без мальчиков: и без беленьких, и без черненьких, без всяких разноцветных.

Света вновь вспомнила, как мускулистое тело того чернявого наглеца прижималось к ней, и вдруг ее сердце сильно и часто забилось. Она почувствовала, что всей кожей прикасается к чему-то страшному, обжигающему, запретному, но и сладостному, нежному. И чем дольше это продолжалось, тем все более необходимым это казалось. Словно бы на глазах таяла ледяная темница, в которую она сама себя добровольно заперла, и душа ее, словно птичка, летела, летела в синюю бездну, подобно тому серебряному самолету, чертившему в небе длинный пушистый след.

В глубине, в дверях, послышалось щелканье открываемого замка. Пришел отец. Сердце продолжало биться часто и сильно. Во всем теле все еще зудела раздражительная злость, но уже какая-то веселая, отчаянная.

«Это все оттого, что я заносчивая, возомнившая о себе девственница, которой не хватает ни воли, ни силы характера что-нибудь решить в жизни», — подумала Светлана.

Она вздохнула и села на кровати.

— Ты дома? — крикнул отец, хотя и так было ясно, что музыка гремит не просто так.

— Дома, дома, — прошептала Света и пошла на кухню.

Отец, держа в одной руке какую-то брошюру и то и дело заглядывая в нее, уже хлопотал возле плиты. В недавнее время он обязательно сделал бы Свете замечание по поводу неприготовленного обеда, но это в недавние дни. Сейчас он изо всех сил создавал непринужденную атмосферу, атмосферу тепла и семейного уюта.

— Ты послушай, доча, что он тут пишет, — сказал он, мельком взглянув на дочь. — Я тебе говорил, что встретил его в Польше в гостинице. Забавно вышло. А он всем свои статьи раздавал.

— Кто?

— Что кто?

— Кто раздавал, кого ты встретил? — раздраженно сказала Света.

— Да Жириновского, кого же еще?

Он удивленно взглянул на дочь, всмотрелся:

— А чего ты такая красная, не заболела?

— Не заболела, — сердито ответила Света.

— Ну и хорошо. Ты послушай… «В России разрушена старая, но не создана новая правовая база. Провозгласив лозунг: „Обогащайся, кто как может. У всех одинаковые стартовые возможности“, руководители властных структур „забыли“ о том, что у преступников этот процесс пойдет лучше, чем у честных граждан. И процесс пошел, стимулируя незаконное обогащение одних за счет других. Все в России стало „свободным“: люди, отношения, рынок, мораль. Главное — деньги, богатство. Все могут стать богатыми, и неважно, каким способом. За рекордно короткий срок мы добились, что организованная преступность поразила почти все сферы общественных отношений».

Павел Андреевич, видимо, наслаждался чтением. Глаза его стали веселыми, губы кривились в неудержимой улыбке. Когда он остановился, чтобы взглянуть, как дочь разделяет его чувства, Света внезапно сказала:

— Я, наверное, замуж выйду.

— Как это замуж? — спросил Павел Андреевич, медленно оседая на стул.

— Как все выходят, — сказала Света и вздохнула.

— Но с кем?.. За кого? — тихо спросил Павел Андреевич.

— Есть один мальчик. Ты его не знаешь. Я его как первый раз увидела, так сразу поняла, что это он. Так и оказалось, — сказала Света, глядя в сторону в окно. — Как ты думаешь, нас зарегистрируют? Мне же только шестнадцать. Говорят, можно. Сейчас все можно.

— Нет… ну, я не знаю… А ты хорошо подумала?

— А почему бы и нет? Другим все можно, а мне нельзя.

Павел Андреевич заморгал глазами и покраснел. Он сидел красный, виноватый, с забытой брошюрой в опущенной руке.

— Может, вам стоит немного подождать, проверить свои чувства? Ведь это же твоя жизнь.

— И дается она один раз! — сердито сказала Света. — Знаем, слышали. Вот поэтому я и не могу ждать. Мне нужно все и сразу. Мы будем учиться, приданое ты мне дашь, на первое время денег хватит. А там что-нибудь придумаем.

— Как его зовут, ты хоть можешь сказать? И где вы с ним познакомились? Надеюсь, это не твой одноклассник?

— Не одноклассник. А зовут его Вася. Мы с ним в тетином клубе познакомились. Прямо в вестибюле.

Павел Андреевич взялся за голову:

— О-о-о, Боже мой! За что?..

Зачем Света все это выдумала, она и сама не знала. Но разговор ей нравился, точно на качелях взлетала.

И почему она приплела этого гадину Васю, Светлана тоже не могла понять. Но, видя реакцию отца, стала нарочно говорить о своих чувствах к жениху, о его внешности, о неземной красоте лица. В конце концов, сама заслушалась, а Павлу Андреевичу показалось, что дочь его все дни и ночи напролет мечтает о своем женихе. Света уже готова была расхохотаться, готова была признаться отцу, что ничего такого не было, никакой свадьбы не предвидится, да и жениха на горизонте нет, как вдруг Павел Андреевич вскочил со стула и, в ярости помахивая забытой брошюрой, закричал:

— Ну, я ей покажу, заразе! Мало ей собственного борделя, так она и мою дочку развращать вздумала!

Отбросив наконец брошюру Жириновского, он принялся шагать по кухне взад и вперед и, помогая себе взмахами рук, стал говорить о всеобщем падении нравов, о растлении малолетних, о разврате, проституции и наркомании. Он обвинял дочь в лени, душевной пустоте, отсутствии идеалов и желания стать достойным человеком.

Речь его была прервана: сначала слабо, потом все гуще потянуло чадом. Петр Андреевич кинулся к плите, открыл, отшатнулся; густо повалил дым, начался процесс спасения обеда и о развитии скандала никто уже не помышлял.

Отец, впрочем, впал в задумчивость и, наскоро перекусив чем пришлось, уехал, предупредив, что вернется поздно.

Глава 29

ПРЕОБРАЖЕНИЕ

Вновь Света осталась одна, однако настроение у нее было уже совсем другое, чем с утра. Вероятно, разговор с отцом вместо того неожиданно улучшил его. Особенно приятно было вспоминать розыгрыш с замужеством. Отец поверил, и мысль о том, что это раньше неотвратимое, но далеко отодвинутое в будущее событие кажется для других неприятным, но обыденным, — волновала ее. И все сильнее росло в ней непонятное возбуждение и беспокойство.

Она убрала посуду после отца, потом легла на диван и немножко почитала. Когда она поняла, что ничего не понимает из прочитанного, она просто лежала и смотрела в осколок синего неба, пока неожиданно не заснула.

Проснулась с чувством, что сегодня случится что-то хорошее. День заканчивался; в окне проплывали белые, круглые, подкрашенные красным золотом облака. Надо было ехать в клуб к тете Ане, не оставаться же одной дома? Решив это для себя, стала быстро собираться. Неожиданно показалось совершенно невозможным ехать в джинсах и кроссовках. И тут ее осенило: отец не так давно привез из командировки несколько вечерних платьев и объяснил, что эти платья навязали ему в качестве образцов, легче было взять, чем отказаться. Вот они и пригодились.

Света с упоением стала примерять все подряд. Перемерив образцы, она пришла в отчаяние — ничего не подходило. Пришлось остановиться на первом из платьев: черном бархатном, с большим вырезом на груди. А когда надела нитку жемчуга на шею, потом примерила туфельки из серебристой кожи и увидела себя в полный рост, призадумалась. Долго еще разглядывала себя, приходя во все большую задумчивость — такой незнакомкой смотрелась эта юная девушка в зеркале: платье делало ее еще тоньше, прическа почти незаметна, лишь полукольцами мелко загибались к глазам непокорные локоны, а глаза соперничают блеском с жемчугом на шее.

Да, ехать в таком виде в метро было бы не совсем удобно. Но как не хотелось переодеваться в свою спортивную оболочку, а потом скользить невидимкой среди франтоватых посетителей клуба! Махнув рукой на все сомнения, Света вызвала такси и уже через час была в клубе.

В этот субботний вечер был необычный наплыв посетителей. По всем коридорам и этажам бродили крепкие молодые парни с круглыми лицами и тяжелыми плечами, было также много крикливых девиц, сопровождавших пожилых мужчин с испитыми лицами. Из открытых дверей ресторана доносилась громкая музыка.

Тетя Аня как раз выходила из кабинета. Почти столкнувшись с племянницей, она недовольно поинтересовалась, кто ей нужен. И в тот же момент узнала Свету. Брови ее невольно поползли на лоб, рот брезгливо и завистливо изогнулся. Несколько секунд она молча разглядывала племянницу, потом громогласно спросила:

— Ты чего это вырядилась? Повод есть или просто так? — Она не стала дожидаться ответа, сразу заторопилась: — Ты вот что, милочка, не исчезай сегодня. Мне с тобой надо серьезно поговорить. Заодно кто-нибудь из наших отвезет тебя домой, чтобы на такси с незнакомой шоферней не рисковать. А то ты вон уже какая вымахала… краля, — еще раз недовольно сощурилась Атаманша и быстро ушла.

Клуб «Русалка» не относился к числу высокоприбыльных предприятий. Не пользовался он хорошей репутацией и в органах милиции. Приходилось много платить разного рода проверяющим: начиная от представителя пожарного надзора и заканчивая оперуполномоченными, совершавшими в клуб регулярные рейды. И это при том, что всех приходилось обслуживать бесплатно. С учетом же того, что рейды эти в основном планировались и проводились в ночное время, то есть в самый разгар работы, говорить о больших доходах не приходилось. «Где достать деньги?» — этот вопрос был вечной головной болью Атаманши, и этим же объяснялись постоянные припадки гнева хозяйки, быстро, впрочем, проходившие.

Но Света сегодня была вне чужих забот. Это началось с того момента, как она переоделась в это платье, чудным образом изменившее мир вокруг нее.

Выслушав и кивнув тете, она открыла дверь ее кабинета и вошла внутрь. На большом письменном столе Атаманши среди нескольких пустых и початых бутылок стояли тарелки с закусками, большей частью съеденными. Играла музыка, а в углу беззвучно отрывал в телевизоре рот диктор. Находящиеся в комнате люди сидели за столом на пододвинутых стульях или прохаживались по комнате. Все были ей знакомы. Элегантный Граф, продолжая что-то доказывать Косте Свиридову — одному из братьев-вышибал, повернул к ней спокойное, улыбающееся, но немного удивленное лицо. Один из сидевших за столом — Артем Матвеевич, которого все называли Вараном, уткнув подбородок в подставленную ладонь, молча смотрел на диктора в телевизоре. Были еще высокий молодой мужчина, всегда приходивший с Вараном, Семен Семенович, директор ресторана, был известный депутат, страстный игрок, каждый день приезжавший в клуб перекинуться в картишки, а также актер, играющий в русских сериалах, и еще один с бородкой, о котором Свете говорили, что он работает помощником руководителя администрации президента или помощником помощника руководителя администрации президента, — она точно не помнила.

Свету не сразу узнали.

— Что за луч света к нам пожаловал в наше темное мужское царство? — громко, хорошо поставленным голосом вопросил актер.

Все взгляды повернулись к ней, и Света немножко испугалась.

— Ишь ты, какая цаца! — отметил Варан.

— Девушка, не хотите ли разделить с нами компанию? — вкрадчиво проговорил помощник помощника, до сих пор никогда не замечавший Свету.

Граф наконец-то узнал Свету и подошел к ней, чтобы подвести к столу. Он продолжал улыбаться своей обычной твердой улыбкой, но изумления не пытался скрыть.

— Вот уж не предполагал, — сказал он ей на ухо.

Свету усадили за стол. Помощник и депутат наперебой целовали ей руки, совсем обслюнявив пальцы, пока Граф, со своей неизменной улыбкой, не сообщил им:

— Господа! К вашему сведению, нашей красавице едва стукнуло шестнадцать.

Света покраснела, но старцев это известие не смутило, и они еще некоторое время приставали. Свете налили в бокал шампанского, всем остальным — коньяк. Помощник помощника сказал, глядя на Свету с завистью и сожалением:

— Выпьем за самых красивых в мире женщин, за русских женщин!

Все с громкими возгласами одобрения выпили.

— Я везде побывал, — говорил помощник помощника и кивал на депутата. — Вот, Петр Антонович может подтвердить, он тоже поездил, везде полно кошек самых разных мастей, но красавиц, как у нас, — нигде нет. А их конкурсы красоты — это вообще профанация: ни рыла, ни тыла!

— Ну не скажите…

Света не слушала, что говорили вокруг нее. Все кружилось — и в голове, и в теле, она ощущала себя совсем в другом мире. В мире, где все возможно, где нет ничего предосудительного. Кровь прилила к лицу, плечам, грудь взволнованно поднимала жемчужную нитку. Актер над ухом бархатно бубнил, щекоча дыханием кожу:

— Все тлен! Россия сошла с ума, все смотрят дикие сериалы по телевизору, не замечая, что то же самое история ставит за окнами. Все повторяется — революции, смены правительств, крушения империй, только когда-то это были трагедии, а сейчас — абсурд. Всюду театр абсурда, только за окнами декорации изгажены, а по телевизору они еще чистенькие, лубочные. Все настоящее в нас самих, надо только не упустить время… Когда все позади, больше всего сожалеешь об упущенном, а не о свершенном… Нужно забыть опасения и кинуться в омут настоящей жизни, надо презирать сериалы истории на экране и вокруг нас… Надо разорвать оковы рабства, в которые нас загнали коммуняки и чистоплюи… Разом порвать в себе оковы невинности и рабской морали, вырвать из глубин обман…

— Я вот тебе, Сашка, ноги оторву, если будешь ребенка развращать, — сказал усмехаясь Граф. — Давай лучше выпьем и пойдем вниз. Там как раз полно твоих поклонниц.

Света ощущала не смысл слов вокруг, а лишь мужское внимание. Но яд чужих желаний уже вошел в ее кровь. Она еще выпила бокал шампанского, мысли пузырьками вскипели в голове, и казалось странным, что эти мужчины вокруг, сейчас так тяжело приглядывающиеся к ней, еще вчера казались существами другого, заплесневелого мира. Все сейчас ее волновало. Ей казалось, что возникшая внезапно и ниоткуда сила в ней способна противостоять тем раскаленным, надвигающимся, жгучим и душным желаниям. Женщина в ней, казалось ей, была способна укротить этих мужчин, превратить в ручных кроликов… лепить из них все, что она захочет… Света внезапно совершенно опьянела, но опьянела не от вина, а от всего, всего вокруг!..

Она была в этот момент так хороша, что Граф, уже без улыбки, заторопился.

— Ладно, ладно, все пошли вниз. Светка, ты тоже пойдешь с нами — попляшешь в зале, встряхнешься. А потом домой отвезем.

— Экий ты, Граф, сатрап! — все с тем же сожалением в голосе сказал помощник помощника, покорно поднимаясь из-за стола вместе со всеми. — Ну пойдем, пойдем вниз, раз тебе так хочется. А потом банчок сообразим, а то день будет потерян, — со вздохом закончил он.

В зале было дымно, душно и весело. На Свету оглядывались, она ловила пристальные взгляды. Граф усадил ее за свободный столик и каким-то круговым жестом дал понять официанту, чтобы он поторопился. Сам куда-то исчез. Немедленно кто-то подошел и предложил потанцевать. Света поднялась, не глядя, протянула руку, поплыла в медленном танце, ощущая рядом крепкую смесь запахов табака, вина, мужчины.

«Где же Матвей?» — подумала вдруг с обидой. И впрямь, для кого же она наряжалась, как не для него?

А музыка все звучала, и Света танцевала новые и новые танцы. Свет люстр становился все ярче, она пила шампанское, курила сигареты (кто-то спешно подносил трепещущий язычок пламени) и танцевала, танцевала… Кружились вокруг лица, Света пыталась вглядеться в них, надеясь узнать лицо Матвея, но все оказывались незнакомые, чужие, ненужные…

Между тем шум вокруг усиливался, в зале становилось все светлее, все наряднее. Света думала, что в этом виновато вино. Кто-то горячо и страстно говорил рядом о любви, а Света все искала вокруг знакомые светлые волосы с непокорным чубом волос и голубые, сразу околдовавшие ее глаза… Ее опять позвали танцевать, она поднялась, дошла до площадки, а там ее мягко, но властно развернули, и сильные руки прижали ее всю к твердому, гибкому телу. Только тогда Света — не глазами, но ощущениями тела — узнала вчерашнего чернявого Васю, и в ней сразу, с новой силой, проснулось горячее желание еще полнее ощутить его всего. Не этого, а Матвея… Именно Матвея она представляла себе таким гибким, горячим, страстным!.. Теперь ее желание стало явным, точным.

Она вдруг почувствовала во рту сигарету, вдохнула сладковатый дым марихуаны, и все поплыло, поплыло перед глазами… Сдавленный, напряженный голос прошептал ей в ухо:

— Ну вот, крошка, я же обещал, что мы встретимся сегодня. Может, не будем терять времени? Здесь есть один номерок, там мы сможем поближе познакомиться…

Он потянул ее за собой, и Света покорно шагнула за ним. Вдруг они оказались одни в комнате. Настольная лампа едва-едва освещала тлеющим красноватым светом широкую кровать — все остальное тонуло в сгущенном мраке, откуда кривлялись, как с порноэкранов, утомленные страстью лица — подмигивали, дышали, кивали на раскрытую постель… Ах, все равно! Ничего уже не было страшно, она желала лишь одного — поскорее остудить сжигающее ее желание… Темный силуэт протягивал ей бокал. Она взяла, залпом выпила вино, еще раз затянулась сладкой наркотической отравой и увлекаемая сильной рукой упала на кровать…

Внезапно полумрак вокруг озарился, в открывшийся проем двери хлынул свет из коридора, и в комнату кто-то вошел. Света вдруг поняла, что все происходит наяву, что этот вчерашний Вася уже навалился на нее, вдавил всей тяжестью, задрал подол платья и уже в нетерпении рвет, срывает с нее трусики. Все стало реальным, обнаженным; все в ней сжалось, омерзительно пахнуло перегаром… и эта возня на ней!..

— Пошел прочь! — сдавленно крикнула она.

Трезвея с каждой секундой, она попыталась оттолкнуть, спихнуть с себя раздавившее ее тело, но чувствовала, что не может справиться, что это конец.

И тогда она в отчаянии закричала, зовя на помощь того, кто только и мог ей сейчас помочь.

— Матвей! — крикнула она. — Матвей!..

Глава 30

РАБОТА

Деревня Большие Овражки была расположена недалеко от городка Икши, километрах в пятидесяти от Москвы. Здесь было домов тридцать, расположенных по одной улице, никогда не знавшей асфальта. На улицу выглядывали ветхие заборы, за ними буйно рос крыжовник и черная смородина.

Сами дома были серые, некрашеные, а с людьми, жившими здесь, ежедневно происходили странные превращения: утром трудоспособное население становилось городским по виду и духу и дружно тянулось электричкой в Москву на службу; приезжая вечером домой, оно, население, мгновенно, словно по мановению волшебной палочки, обряжалось в такие же темные, как и дома, одежды, преимущественно телогрейки и сапоги, лениво доило, кололо или пилило, и тогда казалось, что время здесь не властно, а прогресс, делая петлю вокруг Больших Овражков и краем задевая Икшу, течет прямиком в Москву, а там — в Питер, в Европу, еще дальше…

На краю деревни стояла старая церковь, недавно покрашенная на пожертвования жившего здесь уже второй год Сергея Петровича Орлова, в некоторых кругах известного под кличкой Орел. Сам Орел, купив несколько лет назад недалеко от деревни старый хутор, быстро возвел двухэтажный кирпичный особняк, обнес его таким же нарядным красным кирпичным забором и зажил, наслаждаясь природой, чистым воздухом и отдаленностью от московского смога.

Рано утром, когда в соседней деревне Большие Овражки начинали кормить скотину, Орел выскакивал из железных ворот своего особняка и трусцой бежал к полосе ближайшего леса, за которым мирно дремал огромный совхозный пруд. За Орлом, делая спросонья передним колесом зигзаги, ехал рослый парень, рядом с которым, привязанный за руль длинным поводком, трусил огромный черный ротвейлер.

Орел по тропинке, виляющей среди деревьев и кочек, бежал прямо к пруду, где старательно, ровно тридцать минут, делал комплекс упражнений. Матвей по часам три дня подряд засекал — ровно через тридцать минут Орел раздевался догола и так, без трусов, с зычным криком наслаждения и решимости, бросался в темные воды пруда.

Вдоволь наплававшись, он с шумом вылезал, вытирался полотенцем, которое давал телохранителям, и тем же путем возвращался домой.

Матвей ждал всю эту группу на опушке леса, потом кратчайшим путем, заранее исследованным, проскальзывал между деревьев и продолжал наблюдение возле пруда. Орел был в свое время боксером-средневесом. Бросив спорт, он несколько обрюзг, но и помощнел.

Сведения о нем Матвей имел весьма приблизительные, только те, которые соизволил ему сообщить Граф. Он знал, что Орел через Спорткомитет контролирует большую часть поставок в Россию продуктов питания, естественно, спиртного, сигарет и прочего, что приносило миллионные барыши и было постоянным объектом зависти у конкурирующих сторон.

Некоторое время назад Орел, несколько свысока относившийся к легкоатлетам, решил отнять часть привилегий у Павла Кудоярова, двоюродного брата Атаманши. Это могло прямым образом повлиять на существование клуба «Русалка», выживавшего и благодаря постоянным финансовым подпиткам от Кудоярова. Смириться с этим было нельзя, поэтому Граф, обговорив все с Атаманшей и не поставив в известность щепетильного Кудоярова, предложил Матвею вспомнить прошлое. Тот согласился. Отказаться от предложения было невозможно и потому, что уже почти месяц Матвей регулярно получал зарплату, а за что, в глубине души не мог понять. Но главная причина, побудившая его согласиться, заключалась в том, что последнее время он ощущал, как навыки, приобретенные им на войне и которые он ценил еще и потому, что они делали его человеком, уважаемым другими мужчинами, эти навыки потихоньку теряются. Вернее, он сам начинал о них забывать. Требовалось подтверждение своему умению, то есть собственной ценности в этом мире, где мог достойно выжить лишь сильный человек.

Каждое утро Матвей летел на мотоцикле к Большим Овражкам, прятал машину в лесу, пробирался к опушке, откуда был виден хутор Орла, и ждал рассвета. Спать не хотелось. Его возбуждали и радовали забытые ощущения. Адреналин вновь кипел в крови, чувство опасности окрашивало все вокруг в более яркие, свежие цвета, а охотничий инстинкт делал время, проведенное в засаде, незаметным.

Наблюдая за Орлом и его физзарядкой, Матвей проигрывал варианты будущей операции. Скорее всего его вторичный приезд в этот лесок уже не остался незамеченным. Но вряд ли кто-то рассматривал его в бинокль, поэтому марка мотоцикла могла остаться неузнанной. А номера для этого случая он повесил чужие. Их ему достал Петруха, прежний товарищ по борделю, у которого явно было пристрастие к чужой мототехнике. Пусть потом ищут старый мотоцикл, давно уже где-то сгнивший.

В первый день Матвей пас Орла с утра и до вечера. После своей утренней зарядки тот пробыл дома еще час, потом из ворот выплыл черный «Мерседес» и понес Орла в Москву в Комитет по физкультуре и спорту. Большую часть дня Сергей Петрович Орлов провел на рабочем месте, пару раз выезжал, причем один раз в Белый дом, а другой раз — в гостиницу «Москва», где, как объяснил потом Граф, располагались офисы многих фирм. Но в обоих случаях отлучки занимали не больше полутора часов. Вечером «Мерседес» привез хозяина домой. Чуть позже к дому подкатили еще несколько иномарок, двор осветился еще более ярко, труба бани задымила, музыка огласила окрестности, и началось веселье.

Из леса в бинокль внутренности двора не просматривались. Только с церковного купола можно было бы углядеть подробности, но так рисковать не было смысла. Тем более что церковь худо-бедно функционировала, а главное, Матвей уже решил использовать вариант с утренней пробежкой.

Дожидаться конца веселья он не стал и отбыл в Москву. На следующий день Матвей вновь приехал сюда перед рассветом и, когда Орел прибежал к пруду, сверил по часам данные. Все совпадало с прошлым разом до минуты. Орлов выбегал из ворот своего особняка в шесть часов, полчаса занимался упражнениями у воды, затем купался и без пятнадцати семь бежал обратно.

На третий день Матвей приехал сюда еще затемно. Спрятал мотоцикл в кустах и пробрался к пруду. В этот раз он решил обойтись без винтовки. Не было необходимости рисковать, привозя ее сюда. Достаточно было и пистолета. Матвей заранее навинтил глушитель и стал ждать.

А утро было прекрасное. Солнце уже давно висело над деревьями, трава, кусты, листья вокруг были покрыты алмазными каплями. По всем приметам день обещал быть жарким. Пока длилось ожидание, Матвей приглядывался ко всему вокруг. Не мешало даже ожидание того, что должно было произойти через несколько минут. К лицу и рукам липли утренние комары, над прудом поднимался зыбкий солнечный туман, а в воде среди кувшинок проплывали отраженные облака.

В начале седьмого послышался короткий взлай собаки, а в четырнадцать минут седьмого шумно явилась вся троица. Орел немедленно стал махать руками и ногами, приседать и отжиматься. Матвей стоял за толстой березой метрах в пятнадцати от Орла. Он медлил из-за собаки. Он думал, что ротвейлер вот-вот бросится к нему, потому что учуял присутствие чужого. Но этого не происходило, пес безостановочно носился вдоль кромки воды, лишь время от времени поглядывая в его сторону.

Наконец Орел разделся. Жир, покрывающий тело бывшего спортсмена, не мог скрыть мощные мышцы, проступавшие толстыми узлами под кожей. Матвей, обостренно фиксируя все вокруг, выступил из-за березы и прицелился. Ротвейлер, забыв о постороннем человеке, игриво присел на передние лапы, готовясь вместе с хозяином броситься в воду. Матвей помедлил еще мгновение, а потом нажал спусковой крючок. Выстрела почти не было слышно — раздался щелчок, словно хрустнула сухая ветка под ногой. Орел поднял обе руки к голове, будто хотел поймать осколки взорвавшегося черепа, и рухнул ничком.

Ротвейлер пригнул голову к самой земле, взвизгнул совсем по-щенячьи, но тут же развернулся и как пружина бросился к Матвею.

Время сразу замедлило свой ход, растянулось, словно резина: движение собаки, летевшей к Матвею, движения телохранителя, плавно тянувшего руку к наплечной кобуре, — все происходило, словно в сиропе или прозрачной смоле — медленно, нехотя. Матвей выстрелил в ротвейлера, потом сразу в телохранителя. И еще раз в собаку, чтобы пресечь жалобный визг.

Подойдя к мужчинам, он убедился, что контрольные выстрелы не понадобятся: черепа обоих разметало у выходных отверстий пуль. Матвей чувствовал, как сильно бьется кровь в висках, хотелось выпить водки, как в подобных случаях на войне. Он подивился тому, как быстро возвращаются, казалось бы, уже совсем забытые навыки.

Пора было идти. Матвей отвернул глушитель и выбросил пистолет. Кажется, все. Уже уходя, оглянулся: вокруг головы Орла, лежащей в прозрачной воде, расплывалось розовое облачко, а дальше ясно просматривались камушки и верхушки водорослей, и все это как-то не мешало той бездонной глубине, в которую уходило отраженное небо с облаками.

Глава 31

МАТВЕЙ ВЛЮБЛЯЕТСЯ

Мотоцикл казался живым существом — могучим, сильным, старавшимся вырваться на свободу, и надо было прилагать усилия, чтобы оставаться с ним единым целым.

Матвей ехал в клуб. После утренней операции он сразу позвонил Графу, сообщил, что дело сделано. Потом заехал домой и хорошо выспался. Сейчас было уже начало третьего, самое время отчитаться подробнее перед Графом. Вспомнив о хорошо исполненном деле, Матвей невольно улыбнулся: он чувствовал, что утренняя эйфория еще частично держится в нем — сознание того, что он не утерял навыки, приобретенные в Чечне, его радовало.

День, задавшийся с утра, тоже продолжал радовать. Солнце пряталось в синеве неба, изредка наплывали невидимые из-за домов облака, ненадолго усиливался ветер, но вот опять ярко вспыхивали разноцветные солнечные двойники в полированных корпусах пролетающих мимо машин, и все вновь цвело, парило и искрилось солнечной пылью.

Проезжая мост через реку, он еще раз мысленно проверил, все ли он сделал в лесу, чтобы не оставить следов. Вроде все нормально: пистолет выбросил в пруд — пускай ищут, а найдут, отпечатков все равно не будет, он позаботился. Кроссовки, в которых ходил по лесу, швырнул по дороге в лесополосу километрах в пятнадцати от места операции — с собой заблаговременно взял сменную обувь. Но это уже делалось на всякий случай, это была скорее перестраховка.

Он подумал, что уже почти месяц прошел, как он работает на новом месте. Сначала Матвей допускал, что, может быть, поспешил, сразу уволившись с прежнего места работы. Лилька явно была огорчена, девчонки — тоже. Даже Сом советовал подумать. Но он все же рассчитался, хотя в клубе ему ничего конкретного не предложили. Граф, правда, отвалил пару сотен баксов, но не объяснил за что. Все было вначале зыбко, тревожно и непонятно. А главное, времени свободного было полно.

Но теперь опасения позади. За сегодняшнее дело он уже получил два куска зеленых, еще одну тысячу обещали выдать сегодня. Так что за три дня непыльных хлопот он заработал три тысячи долларов. Жить можно.

Он свернул с шоссе на дорогу, ведущую к заводу. В одном месте, где въезд должен был преграждать шлагбаум и охранник при нем, давно уже никто не дежурил. А шлагбаум для мотоцикла не был серьезным препятствием.

Проехав мимо, Матвей промчался через пыльный и всегда пустой двор завода. Гулко грохотали, отражаясь в бетонных и железных заводских корпусах, выхлопы мотора его мотоцикла. Как-то на досуге Матвей не поленился провести здесь разведку местности: полазил везде, познакомился с одним из сторожей, дядей Васей, и чуть не прирезал его немецкую овчарку, молча налетевшую в одном из коридоров заводоуправления. К счастью, обошлось порванной штаниной, и теперь Машка — так по-домашнему звали овчарку — встречает его энергичным вилянием хвоста.

К «Русалке» Матвей подрулил со двора. Свой мотоцикл, договорившись с начальством, он оставлял во внутреннем дворике. На этот случай ему выдали ключ от задних железных ворот. Открыв изрядно поржавевшую и давно уже не крашенную створку, он вкатил мотоцикл. Пыль, обломки камней, какие-то старые доски, хлам — за порядком здесь особенно не следили. Лишь бы фасад был более-менее приведен в порядок, на все остальное не хватало ни рук, ни — а это было главное — денег. Принятый в коллектив клуба, Матвей был уже в курсе здешних забот. Денег и впрямь не хватало, Атаманша жила надеждой на крупный заем, поэтому усиленно подкармливала всю эту депутатско-президентскую свору, как она в сердцах говорила. Те обещали уже который месяц, а пока все держалось лишь на единовременных пособиях со стороны двоюродного брата Атаманши, отца Светки.

Вспомнив о ней, Матвей невольно улыбнулся. Вспоминать Свету было приятно. Последнее время он часто о ней думал. Не то чтобы она поразила его воображение, совсем нет, скорее всего она служила обрамлением, символом нового мира, в который ему, Матвею, посчастливилось попасть.

После демобилизации из армии прошло немногим больше полугода, и Матвей еще не успел отойти от прежнего, до конца еще не осознал, что все то, на что были раньше, во время войны, направлены его силы — необходимость просто выжить, дожить до конца очередного дня, — теперь уже не являлось главной задачей. После той, прежней жизни, оставшейся по другую сторону бытия, эта новая жизнь все еще казалась ему слишком солнечной, слишком яркой, слишком расцвеченной лубочными красками и отношениями. Раньше подобное могло лишь сниться. Или же, как иной раз бывало в перерыве между атаками духов, он представлял себе, что, когда сейчас погибнет, непременно очутится в невероятно нежном мире, где если и существуют приключения, то лишь мысленные, а обитатели этого рая всегда доброжелательны и отзывчивы.

Так что Света порхала в его новом бытие скорее как символ, нежели живым существом. Но от этого его отношение к ней становилось еще более теплым.

Глава 32

НАЧАЛЬСТВО СОВЕЩАЕТСЯ

Матвей прошел по коридору в вестибюль клуба, где встретил Ивана Свиридова. Тот, глыбой застыв у выхода, смотрел в светлый проем двери и курил. Народ еще не подтягивался, было рано — самое сонное время, затишье перед ночной бурей. Поздоровались, Матвей закурил за компанию. Иван между делом сообщил, что скоро хочет в отпуск.

— Хочу махнуть на юга. Был вчера в яхтклубе у приятеля — какие яхты! Сразу потянуло к морю, к шашлыкам, к полированным девочкам… Тебя Граф просил зайти к Иванычу, в швейцарскую. Ты позвонить, что ли, должен, или тебе позвонят?.. Зайди, в общем.

У Петра Ивановича сидел Шурочка, пил чай с печеньями. Швейцар, завидев Матвея, торопливо закончил глоток, переждал, пока чай пройдет опасный внутренний поворот, и махнул рукой, присаживайся, мол.

— Тебе Граф просил передать, что с тобой хочет поговорить Сама. Сейчас там у нее совещание. Приехал братец, и они там втроем заперлись. Третий — Граф. Тебе приказано ждать здесь звонка, пока не вызовут. Пей с нами чай, — торопливо выпалил Петр Иванович, заодно остужая слишком большой и горячий глоток выпитого чая.

Матвей присел на свободный стул возле единственного пыльного окошка. Сквозь стекла была видна часть кирпичной стены внутреннего дворика, где Матвей только что оставил свой мотоцикл. Прогнувшись, он увидел его, тот стоял под маленьким зарешеченным окошком, покрытым толстым слоем многолетней пыли. Здесь, в швейцарской, было душновато, пахло мятой. Петр Иванович разливал в маленькие розетки мед.

— Петя! Давай я помогу, — вызвался Шурочка.

— Сиди, мне что, в тягость? — остановил его швейцар, Петр Иванович располнел, видимо, недавно. Толстые морщины его налились жиром. Когда-то жесткие черты лица распустились, подобрели, и он начинал походить на доброго деревенского дядюшку. Петр Иванович покосился на Матвея:

— А ты, парень, говорят, в Чечне хорошо себя показал.

— Кто говорит? — усмехнулся Матвей.

— Граф говорил.

— А-а, ему видней. Вообще-то пришлось, — сказал Матвей и взял кружку с чаем. — А вам в Афгане с духами тоже, говорят, пришлось?

— Да, досталось там… всем. Прошлась по нам война, — задумчиво подтвердил Петр Иванович.

— Что это вы о войне да о войне? Словно других тем нет? Разве мало у нас хорошего в жизни? — порывисто сказал Шурочка и, отведя назад рукой свои длинные шелковистые волосы, другой пододвинул розетку с медом к швейцару.

— Спасибо, Шурочка, — поблагодарил Петр Иванович и вновь обратился к Матвею. — Как ты, освоился у нас?

— Да вроде того.

— Ничего, все будет тип-топ, — сказал Петр Иванович. — Главное, жив-здоров.

— Это верно, — согласился Шурочка. — Ты вон какой красивый парень. Мне мои девочки все уши о тебе прожужжали. Спрашивают, почему ты их дичишься. Все просят, чтобы познакомил.

— А ты познакомь, — посоветовал Петр Иванович. — Может, счастье свое найдет.

— А что там от меня начальству требуется? — спросил Матвей.

— Кто их там разберет. Там у них семейное совещание: Атаманша, ее брат и Граф.

— А что брату надо? — поинтересовался Матвей. Он взял чайник и стал наливать себе новую чашку чая.

— Павлу Андреевичу? Да мало ли чего! Неприятности, наверное, какие-то. Час назад приехал какой-то расстроенный. Кто его знает? Может быть, неудача с финансами? Сейчас же время какое: можно вмиг миллионером стать, а можно и нищим. Как повезет. Так что они там сейчас совещаются с Графом.

— Граф говорил, что он может стать соучредителем, да? — спросил Матвей.

— Граф? Граф, конечно, конечно. На нем, между нами говоря, все здесь и держится. Поэтому Атаманша его и соучредителем сделала, — собрал морщины в улыбку Петр Иванович.

Раздался звонок телефона. Петр Иванович послушал, сказал: «да» и, вслепую кладя трубку, кивнул Матвею:

— Тебя требуют.

Глава 33

НОВОЕ ЗАДАНИЕ

Когда Матвей зашел в круглый зал с пальмами, из кабинета Атаманши вышел мужчина. Это был Павел Андреевич, двоюродный брат Атаманши и отец Светы. Проходя мимо Матвея, он окинул его внимательным взглядом, неожиданно поздоровался и прошел мимо.

В кабинете было сумрачно. Окна были открыты, но зашторены, и ветерок с трудом прорывался в комнату, колыша сборки белой материи. Когда Матвей зашел, Атаманша что-то тихо говорила Графу. Тот, склонив голову набок, внимательно слушал. На звук открываемой двери оба оглянулись.

— Входи, герой, — оживился Граф.

Он указал на стул, на котором недавно, видимо, сидел Павел Андреевич:

— Садись, ты сегодня именинник. Хорошо поработал. Правда, Аня?

— Ну, еще бы! Все бы так работали, можно было бы на заслуженный отдых отправляться, — насмешливо отозвалась Атаманша.

— Это тебе на заслуженный? — засмеялся Граф. — Да из нас ты самая юная и энергичная.

— Твоими устами да мед пить, — усмехнулась Атаманша, но видно было, что эти слова были ей приятны.

Граф, перегнувшись к тумбе стола, покопался в недрах и достал оттуда чистую рюмку.

— Выпьем за твою сегодняшнюю удачу, — сказал он, разливая коньяк.

— А также за то, чтобы земля была пухом… кому надо, — вновь усмехнулась Атаманша.

Она залпом выпила коньяк, оглядела стол, взяла один из шоколадных кусочков, лежавших на развернутой фольге, понюхала и отложила в сторону.

— Вот что, герой, — сказала она Матвею. — Как договаривались, получи оставшуюся часть… гонорара.

Она достала из сумочки конверт и протянула его Матвею.

— Здесь ровно кусок зелени, можешь не считать. Учти, это только начало. Будешь меня держаться, на хлеб с маслом всегда заработаешь. А то и на икру, — добавила она, заметив, что Граф что-то хочет вставить.

Она все же сунула в рот кусок шоколада, прожевала, а потом закурила. Держа сигарету на отлете между указательным и средним пальцами, унизанными золотыми кольцами с крупными цветными камнями, она сказала, выпуская дым между словами:

— Я своих людей не бросаю. Если будешь мне верой и правдой служить, озолочу в буквальном смысле.

От коньяка Атаманша раскраснелась. Рыхловатое от регулярных возлияний лицо ее распустилось и стало лицом стареющей сорокалетней женщины. Ей явно было приятно находиться в обществе молодых мужчин. И было заметно, что ей хотелось сделать или сказать им что-нибудь приятное.

— А знаешь, Граф, я ведь и правда сделала тебя соучредителем. Конечно, без права подписи, подписываю все бумаги я как генеральный директор, но десять процентов прибыли уже твои. Держись меня, и у тебя все будет, — сказала она и лихо забросила себе в рот еще один кусочек шоколада.

— Ну, Аня, не знаю, как и благодарить, — улыбнулся Граф. Он был обрадован и даже не пытался это скрыть. Улыбка неудержимо рвалась с его губ.

— Не беспокойся, я тебе все это делаю не за твои красивые глаза. Ты еще отработаешь, будь спокоен. Мне сейчас от тебя нужно, чтобы все видели в тебе хозяина. Пока мы на ноги не встали, мне надо отсидеться в тени. Понимаешь, была вчера у Алки, встретила там Стрельцова, этого хапугу, банкира недобитого. Так он тоже интересовался насчет нашего клубного здания. И думаешь, он один такой интересующийся? Что ты, волков полно кругом.

— Алка — это Пугачева, — пояснил Граф специально для Матвея. — Аня и Алла — большие подруги. Еще с давних пор.

— Правда? — удивился Матвей, как и многие считавший, что те, кого часто показывают по телевизору, живут в другом мире, с нашим не соприкасающемся.

— О-о! — польщенно улыбнулась Атаманша. — Мы с ней с давних пор не разлей вода.

Она затянулась сигаретой, прищурившись, выпустила струйку дыма и сказала:

— Я вот добрая. Кто ко мне хорошо, к тому и я хорошо. Ты мне, Матвеюшка, сегодня услужил, так я тебе хочу подарок сделать.

Она решительным жестом притянула к себе сумку и вновь стала копаться в ее недрах. Сигарета прилепилась к углу рта, и дым заставлял ее щуриться. Нашла наконец.

— Вот тебе, носи на память, — сказала она, протягивая Матвею толстую золотую цепочку. — Сейчас все мужики носят. Нет, не так, давай я тебе сама застегну.

Она встала, обошла Матвея и стала застегивать замочек. Потом, заправляя цепочку за воротник рубашки, погладила Матвея по голой груди и засмеялась:

— Какие мы еще юные и красивые!

После этого Атаманша тут же подобралась, построжела и вернулась на свое место за столом.

— Все, теперь к делу. Юрка, объясни Матвею, что от него требуется.

Граф, со своей неизменной твердой улыбкой наблюдавший за только что происходящим, потушил сигарету в пепельнице и, навалившись на столешницу, спросил Матвея:

— Ты в курсе насчет Аниного брата? Ладно, думаю, в курсе. Когда сюда сейчас шел, видел мужика?

Матвей еще не успел ответить, как Атаманша поспешила пояснить:

— Это и есть мой кузен. Мужик нудный, но денежный. Сегодня всполошился, как курица, прибежал просить, чтобы мы все дела бросили и стали присматривать за его Светкой. Она, де, здесь без присмотра шляется, и какая-нибудь сволочь из наших посетителей может обидеть.

— Здесь, Анюта, он прав, — рассудительно сказал Граф. — Сволочи у нас здесь хватает. Присмотреть придется. Да и сама понимаешь, — добавил он многозначительно.

— Что ты лезешь, и без тебя тут тошно! — внезапно разгневалась Атаманша. Она повернулась к Матвею и сказала:

— Вот что, парень. Тебе придется проследить за ней. Недельки три, максимум четыре. Это тебе основная работа на ближайшее время: будешь Светкиным телохранителем. Чтоб ни один волосок не упал с ее головы. И пусть она к тебе привыкнет. Ты парень смазливый, тебе это будет нетрудно. Усек?

Матвей посмотрел на Графа и пожал плечами.

— А что тут непонятного?

— Вот и хорошо! — шумно выдохнул Граф. — А теперь на посошок, и до вечера. Пока ты свободен. Да и зелень отвези, спрячь куда-нибудь. Вечером заступай.

Глава 34

СПАСЕНИЕ

Матвей и впрямь поехал домой. В комнате он лег на кровать прямо поверх покрывала, закинул руки за голову и стал смотреть на бледные, пожелтевшие от времени обои потолка. В открытое окно, выходящее в тихий переулок, влетали звуки птичьего свиста и, заглушая их, поднимались до недоступных высот визги нерусских детей, кажется, азербайджанских, которые играли в какую-то сложную игру, может быть, военную. Временами с густым ревом пролетала по переулку машина, каждый раз провожаемая дрожью оконных стекол.

Все сейчас протекало сквозь него, совсем не затрагивая его мыслей и чувств, и ощущение этой текучести преображалось в подобие грез. Лежа на покрывале, столь ценимом его пожилой хозяйкой, он в то же самое время метался среди детворы во дворе, мелькавшей перед его глазами подобно персонажам американских мультфильмов, следом за тем он вновь оказывался в предрассветном лесу возле дымящегося озера и, поднимаясь с туманом, видел себя, целящегося из-за дерева, и тут же чувствовал все сразу: запредельную ярость пса, обнаружившего чужака, гнев Орла, ощутившего удар в затылок, но еще не растерявшего мыслей, панический испуг телохранителя, никак не готового в это райское утро встретить опасность…

Все это доставляло Матвею живейшее удовольствие. Он чувствовал, что реальность окончательно теряет свои отличительные приметы, так что, одновременно пребывая в лесу, он снова присутствовал и в кабинете Атаманши, где в этот момент открывалась дверь и в комнату входила, освещая сумрак своим присутствием, Света, мгновенно обретавшая ту плотность и реальность, которую теряли все другие в комнате…

Проснувшись, Матвей продолжал неподвижно лежать на кровати. Проспал он долго, солнце уже зашло, сумерки мягко вползали в комнату, со стороны кухни доносился звон посуды и добродушное бормотание хозяйки, привыкшей собственными комментариями озвучивать процесс своей стряпни. Матвей чувствовал нежность мира, непостижимую связь между собой и всем вокруг. Он внезапно понял, что радость, которую сейчас испытывал, заключена в том сияющем образе, в котором привиделась ему Света. Ее близкое присутствие наполняло его все эти последние недели ожиданием чудесных перемен, ожиданием чуда, которому пришлось так долго от него скрываться. И тем замечательнее было неожиданное задание начальства охранять ее, быть рядом с ней, заботиться о ней.

Быстро собравшись, он вышел на улицу, выкатил мотоцикл из подсобки, ключ от которой дала ему здешняя дворничиха, и поехал в клуб.

Темнело все больше, и одновременно с приближением ночи нетерпение его все возрастало. Что-то незнакомое поселилось в его душе, что-то тревожное, мучительное и одновременно радостное. С поразившим его самого удивлением он подумал, что через полчаса — без всяких усилий, без препятствий и борьбы — он сможет увидеть Свету… Все это было так удивительно, так необычно!..

Стемнело, когда он подрулил к железным воротам. Со стороны невидимой реки пахнуло сыростью. Он улыбнулся тому, как все это не имело отношения к тому событию, которое его ожидает: встреча с ней. И последующие недели будет еще много этих встреч: каждый день, по несколько раз, — ведь он теперь ее персональный телохранитель!

В вестибюле было шумно, толпился, как всегда в это время, народ: курили, прохаживались, выходили на улицу проветриться. Швейцар тоже курил с братьями Свиридовыми. Матвей спросил их, не видели ли они племянницу Атаманши?

— В зале, кажется, — махнул рукой Иван.

Матвей заглянул в зал ресторана, но Свету не увидел. Наверное, у тетки в кабинете. Он поднялся наверх. По пути встретил Графа. На вопрос, где Света, тот пожал плечами:

— Мы ее в зал отправили. Там не видел? А Маршала спрашивал? Ну, так спроси.

Маршалом в клубе называли заведующего рестораном Семена Семеновича Конева, конечно, из-за фамилии. А еще потому, что и в руководстве он старался придерживаться армейских методов. Маршал был на своем посту и бдительно надзирал за порядком в зале. Свету он видел, как же:

— У нее сегодня роман с этим хлюстом… как его?.. Васей. Они недавно поднялись наверх, в номера.

Разглядев что-то в глазах Матвея, Маршал покачал головой:

— А я тоже подумал, чего это она так напилась? Но это не мое дело, сам знаешь. А ты сходи, конечно, проверь. У них там был свободный номер, пятый, кажется. Скорее всего они там.

Матвей поспешил наверх. Потом побежал, перепрыгивая через ступеньки. В голове проносились картины одна другой хуже. На лестничной площадке поскользнулся и едва не упал. Какой-то встречный пьяный засмеялся. Задыхаясь, Матвей думал: «Если что, убью на месте!» А потом думал: «Только бы она была жива!» Все в нем горело, все смешалось в одно ослепительное волнение.

Рванув дверь пятого номера, он вошел внутрь.

В полутемной комнате сразу трудно было что-либо разглядеть. Лишь тусклый красноватый свет настольной лампы с трудом освещал широкую кровать, на которой возились двое. Матвей тупо смотрел, не понимая, что здесь происходит, не желая понимать, но вдруг знакомый голос сдавленно, с яростью и ненавистью прокричал:

— Пошел прочь! Прочь!

А потом сразу, не давая времени на раздумья, она закричала:

— Матвей! Матвей!..

Боровшийся с ней парень, извернувшись, с ненавистью взглянул на него:

— Ты чего, мужик, коротнуться хочешь? А ну пшел вон, пока я занят! Потом с тобой разберусь!

Матвей шагнул к кровати, и в следующее мгновение схватив парня за шиворот, с поразившей его самого легкостью, отбросил в сторону. Откатившись к стене, тот вскочил на ноги; ошеломляющим безумием вспыхнули в полумраке комнаты его глаза. В то же мгновение он сунул руку в карман и выхватил нож. Матвей ударил его ногой по кисти — нож отлетел в сторону. Парень закричал и схватился за руку.

— Тебе, мужик, не жить! Ты хоть знаешь, с кем связался? Ты труп, труп!

Потрясенная Света видела, что при этих угрозах спокойное лицо Матвея скривила гримаса отвращения и ненависти. А еще презрения. Презрения было больше, гораздо больше.

Матвей шагнул к парню, схватил рукой за поврежденную кисть и как-то повернул ее так, что тот вмиг оказался на коленях. От боли в вывихнутой кисти он заскулил. В руке Матвея тут же оказался кастет.

— Ах ты, дух паршивый! Если еще увижу тебя, тварь, — не только рядом с ней (кивнул он в сторону Светы), но вообще здесь или где-нибудь еще, сам станешь трупом! — сказал Матвей и несколько раз ударил его в лицо, с наслаждением слыша, как с хрустом крошатся зубы.

Потом дотащил уже сломленного парня к двери, вышвырнул пинком, закрыл дверь и повернулся к Свете. Она стала оправлять смятый, задранный подол платья, вспомнила, что сама сидит на этой вонючей постели, сидит растрепанная, жалкая… Но когда Матвей, поднимая ее, обнял, все это перестало казаться важным. Она обвила руками его шею, прижалась к груди лицом и громко, по-детски, заплакала.

Потом Света срывающимся голосом попыталась ему что-то объяснить, но он прервал ее и, глядя в лучистые от слез глаза, сказал:

— Не надо, не плачь. Теперь я тебя никому в обиду не дам.

Света поморгала, чтобы лучше видеть его лицо, всмотрелась, и сразу поверила, что так и будет.

Глава 35

ЛЮБОВЬ

Мотоцикл, дрожа от усилий, нес их все дальше и дальше. Дорога превратилась в блестящий живой поток, и потому, что Света смотрела в одну точку, прижав голову к широкой спине Матвея, асфальт и впрямь казался ей живым, словно горная речка.

Чтобы не упасть, ей приходилось крепко держаться за талию Матвея. Когда скорость возрастала, она уже не глядела по сторонам, а пряталась от ветра за его спину. Страха от быстрой езды Света не испытывала, даже наоборот, лишь живейшее удовольствие. И в самом деле, как это восхитительно, какую прелесть приобретает все вокруг, когда заведено и быстро раскручивается, течет вокруг, вне и через тебя. С рокотом неслась рядом с ними их горбатая тень, временами проскакивая по цветным бокам обгоняемых машин. Так же быстро проносились мимо придорожные столбы, деревья и пешеходы.

Ехали они в Серебряный Бор, где уже раз были и где у них наметилось свое местечко, уютно расположенное среди деревьев и защищенное кустарником так удачно, что там можно было и загорать, и видеть воду, обычно заполненную головами и торсами других любителей природы.

Сверкая крылышками, возникла над их головами стрекоза и, словно привязанная невидимыми нитями, зависла в одном положении. Некоторое время они двигались так втроем, потом что-то стрекозу отвлекло, и она исчезла так же внезапно, как и появилась. Света вздохнула и потерлась щекой о горячую куртку перед собой. Матвей почувствовал это ее движение, оглянулся на ходу и посмотрел внимательным серым глазом. Поняв, что ничего не случилось, он вновь вернулся к дороге и прибавил газа.

Вскоре они приехали. Привычно приковав мотоцикл к кольцу бетонной тумбы, расположенной так удобно, что даже с дальних опушек можно было наблюдать манипуляции вблизи нее, Матвей и Света захватили сумки с припасами и отправились на место, с первых же шагов преодолевая ту невидимую границу, которая отделяет город, с его заботами и буднями, от солнечного рая, затаившегося, оказывается, так близко.

Когда дошли до своего места, Матвей принялся расстилать большую махровую розовую простыню, а Света уже стягивала майку и юбку, готовясь немедленно ринуться в воду.

— Пошли, пошли! — торопила она Матвея, нимало не заботясь об оставленных сумках, справедливо полагая, что риск лишиться малоценного имущества, которое приходилось оставлять без охраны, только добавлял изюминку их праздному веселью.

На сером песке пляжа лежали вперемешку бледные, в меру оранжевые и бронзовые тела. Последних было мало; для большинства на этом лежбище солнце было контрабандным товаром — слишком дорогим удовольствием, чтобы потреблять его постоянно.

Матвей посмотрел на загорелые Светины плечи, шелковистую гибкую спину, на ее тонкие городские ножки, на которые — многим, многим! — так приятно было смотреть, и в тот же миг тесная волна вздулась у него под сердцем, и сразу же обожгло всего изнутри…

Но тут они вышли из тени, и солнце вновь навалилось, разжигая тело уже и снаружи; Света побежала к воде, оглянулась и, крича от радости, бросилась в теплую муть воды, куда тут же нырнул и Матвей.

Уже вторая неделя пошла с того дня, как, получив от Атаманши задание оберегать племянницу, он спас ее. С тех пор они, кажется, не разлучались. Если не считать ночные часы; к вечеру добросовестно доставив Свету домой, Матвей уезжал, испытывая тягостное чувство, что обкрадывает и себя, и ее. Нечто подобное ощущала и Света, но она в мыслях не заходила так далеко, и, наслаждаясь каждым мгновением общения с ним, считала, что все идет как надо. Может быть, не совсем хорошо, как мечталось ей наедине, но все же как надо.

Сейчас они плавали среди других тел, не замечая никого вокруг; в яркой паутине солнечных бликов их глаза могли разглядеть только друг друга. Воздух, несмотря на полуденный жар, был насыщен свежестью, неощутимым присутствием страсти, влажностью ускользающих рыбешек, беспокойным полетом ласточек. Их окутывала неосязаемая вуаль немых звуков, завораживала музыка их крови, томительное ожидание того, что все равно должно случиться.

Наплававшись до усталости, они вышли на берег. Взявшись за руки, пошли бродить по лесу. Свернули от проезжей дороги, где иногда замечались медленно проезжавшие корпуса машин, и скоро оказались среди розоватых чешуйчатых стволов сосен, изредка перемежавшихся зарослями высоких и тонких рябин.

Они молчали, изредка поглядывая друг на друга, ощущая себя через ладони — сначала влажные от речной воды, теперь влажные от жара, овладевавшего ими. Изредка они встречались глазами, читая во взглядах друг друга желание. Света вскрикнула: нога, утонувшая в мягком сухом мху, укололась о спрятавшийся сучок; Матвей упал на колени и, держа в ладонях маленькую узкую ступню, пытался разглядеть след укола и не видел. Зато как смотрели на него лучистые глаза Светы!..

Место, где оставили свои вещи, они нашли не сразу — так хорошо кустарник маскировал со всех сторон их розовое махровое полотенце и сумки. Они пробрались внутрь своего убежища и легли рядом. Ограда кустов почти полностью скрывала их. Верховой ветер продолжал с легким скрипом раскачивать верхушки сосен. Истома, овладевшая ими, была почти болезненной. Близко от их убежища двое парней прошли за тремя подружками; девушки нестройно пели песенку, изредка прерывая мелодию взрывами беспечного и здорового смеха. Матвея и Свету никто, конечно, не заметил.

Лежа рядом друг с другом, они постепенно погружались в оцепенелое блаженство любовной муки, а когда она достигла, казалось, предела, Света, все время лежавшая навзничь, перевернулась и легла животом на руку Матвея.

— Какая у тебя гладкая кожа, — сказала она, проведя ладонью по плечу Матвея и словно бы не чувствуя под собой сразу зашевелившиеся пальцы. — А мой живот?.. Он гладкий?

В этот момент его рука, живущая отдельно, нашла то, что искала, и Света так и не сумела досказать начатое: страдальческое выражение появилось на ее лице, и она, вся дрожа, потянулась к его губам…

Безумие, овладевшее ими прямо под жгучим, томительным солнцем, отпустило не сразу. Все уже кончилось, дыхание их шумно соединялось, она изо всех сил руками и ногами продолжала удерживать его, но уже реальность всех трех измерений ударила по нервам, и сразу же еще громче стал щебет ласточек, сильнее включилось солнце, синее небо пуще закружилось вместе с соснами. Повернув голову, Света увидела в просвете кустов два серьезных, завороженных увиденным детских личика, которые, будучи обнаруженными, немедленно исчезли, навсегда оставшись в отретушированной памяти символом того блаженного дня.

Глава 36

ПОРА ЗАНИМАТЬСЯ ДЕЛОМ

В один из дней позвонил Граф. Отчетливый, твердый, немного насмешливый голос коротко отзвучал в телефонной трубке, но остался в голове, продолжил свою тайную работу.

— Пора, солдат, начать заниматься делом. Хватит ходить вокруг да около. Вечером Атаманша тебя ждет. Она после десяти будет, так что и ты подтягивайся.

Матвей медленно положил трубку, Света вопросительно смотрела на него. Они были у нее дома. Так как его хозяйка принципиально была против того, чтобы он приводил женщин домой, тем более оставлять на ночь, а отец Светы удачно улетел в очередную командировку, они находились здесь почти постоянно. Граф, конечно, знал, что Матвей у Светы. Или же позвонил случайно? Рискнул и попал.

Матвей посмотрел на Свету. Неделя, прошедшая с того дня в Серебряном Бору, когда судьба соединила их, прошла как во сне. Все это время мир вокруг них изменился совершенно: все стало чище, яснее. Еще несколько раз они были в Серебряном Бору, и, хотя в прежнее безумие не впадали, продолжали плыть в безрассудном забытьи, ощущая свое радостное единство с деревьями, травой, водой — со всем сущим вокруг.

Голос Графа, коротко прозвучав, начал свою разрушительную работу. Если бы не задание Атаманши и Графа, смог бы он с ней соединиться?.. Можно ли и дальше надеяться на счастье в будущем, если оно замешано на приказах начальства?.. Туман сомнений делал зыбким окрепший было мираж: блаженство рая существует в сказочных грезах, наш мир основан на зле, подлости и крови… на деньгах и приказах начальства.

Света с тревогой следила за Матвеем, не понимая, что с ним происходит. Она обнимала Матвея, крепко прижимая его к своему телу, живущему с некоторых пор только вместе с ним, и он ненадолго становился прежним. Но тайная работа теней делала свое дело — в закоулках сознания уже ткалась паутина мыслей о скользкой вине и не отработанном счастье.

— Я поеду с тобой, — сказала Света так, чтобы это прозвучало окончательным решением. Она все еще не могла понять, что встревожило его.

Матвей хотел воспротивиться, не зная сам почему, но она была решительна. Стала быстро собираться и скоро вновь вся ушла в выбор наряда. Ей все последние дни хотелось выглядеть особенно красивой, она вновь и вновь желала упиваться тем восхищением, которое видела в зеркале его глаз. Но сейчас ее также тревожило сомнение, поселившееся в нем после звонка Графа. Она не понимала, чем оно вызвано.

Летний день долог. Сумерки долго висят над городом, не уступая ночной тьме, — ближе к ночи все серо, тускло, даже огни витрин и фонари на столбах, кажется, едва отмечают свое существование. Шум мотора такси, в котором они ехали, терялся среди тысяч шумов ночного города, которые вползали в открытые окна машины. Они проехали по набережной. По воде медленно плыла баржа. За испуганной кошкой вдоль парапета пробежали два пса.

Возле клуба было полно машин. Ярко освещенная скрытыми за бетонным козырьком лампами, парила над крыльцом толстая позолоченная русалка. Негр Петя суетился возле прибывавших гостей. Костя, лениво курящий возле входных дверей, смотрел на подходивших Матвея и Свету. Пожимая протянутую руку и одновременно гася окурок сигареты о колонну, он сказал:

— Ты, Светка, прямо цветешь последние дни. Если так дело и дальше пойдет, отобью я тебя у парня. Нечего ему тут делать, знаком без года неделю, а уже, вишь, каков!

— Раньше надо было пытаться. Теперь уже поздно, — подхватила шутку Света.

— Раньше смотреть не на что было. Привыкли дитё видеть, а ты уже взрослая. — Он посмотрел на Матвея: — Тебя начальство желают видеть. Граф просил передать, чтобы ты сразу к Атаманше шел.

— Не знаешь зачем?

— Не знаю, парень, — сказал он и посмотрел на Свету. Располневшее от сытой жизни лицо его ничего не выражало.

В вестибюле было шумно. Оставив Свету у стойки бара, Матвей пошел наверх. Лавируя среди людей, он то и дело здоровался со знакомыми. В основном это были служащие. Вокруг, словно на берегах шумной и веселой реки, текла жизнь, к которой он всегда был бы не против пристать. Но он сейчас думал: какой ценой?

Навстречу по коридору шел Граф. Чисто выбритое лицо его улыбалось еще издали, но сейчас Матвей заметил нечто коварное в этой твердой улыбке. И вновь, как и тогда, в Чечне, он почувствовал, насколько же превосходит его расчетливым умом этот красивый и сильный мужчина. На войне, наблюдая за тем, как тот планирует выполнение тактических задач, у него было много случаев убедиться в этом. Матвей всегда опасался Графа.

— А, вот и ты. Молодец! Атаманша сама только пришла. Уже о тебе спрашивала, — сказал Граф и, обняв Матвея за плечи, пошел с ним рядом.

— Лейтенант! Зачем звали?

— О будущем, о будущем надо поговорить, солдат.

— О каком будущем? — несколько деланно удивился Матвей. Он подозревал, нет, знал, что тот имел в виду.

— Не о каком, а о чьем, — засмеялся Граф. — Разве тебя не волнует твое будущее? То-то же, парень.

Матвей чувствовал, как разливается в воздухе ощущение беды, которую он ждал давно, но не верил, что она придет. Неужели прежние намеки Атаманши и Графа, которые он помнил, но которым не придавал значения, были сделаны всерьез? Но ведь Атаманша — родная тетка Светы!..

Глава 37

ОЖИДАНИЕ

А Света сидела у стойки бара.

— Что будешь пить? — спросил бармен и поправил заколку галстука.

— Не знаю, Саша, коктейль какой-нибудь. Но что-нибудь покрепче.

— А что так?

— Что-то я не в настроении.

— Поссорилась с бойфрендом?

— А ты-то откуда все знаешь? — ехидно спросила Света.

— А у нас здесь в клубе, как в деревне, — ничего не скроешь, — в тон ей ответил Саша и, протягивая бокал, сморщил гладкое чистое лицо в хитрую улыбку.

Бар был полон. Вокруг ходили люди, садились за столики, присаживались к стойке. Клубы сигаретного дыма извивались в такт мелодии. Рядом на освободившийся табурет влез Шурочка. Тряхнув длинными волосами, попросил коктейль.

— Мне что-нибудь пряное, легкое. А ты чего здесь? — спросил он Свету. — С Матвеем пришла?

— Слушай, Шурочка, что у вас тут творится? Я несколько дней не была, а уже что-то новенькое в клубе витает, — поинтересовалась Света, желая заодно переменить тему разговора.

— Как всегда, все одно и то же, — вмешался Саша. Он закончил трясти миксер и налил Шурочке в бокал приготовленный коктейль. — Вот тебе пряный и легкий.

Сашу отозвали. Света посмотрела на Шурочку. Тот с интересом осматривал соседа, мужчину двухметрового роста с лицом, словно вырубленным топором, но с добродушным выражением; спина, словно шкаф, спереди пара молотов, похожих на руки, а на шее — золотая цепь, которой можно было бы удержать и быка.

— Вы у нас впервые? — спросил Шурочка, снизу вверх поглядывая на мужчину. Тот повернул голову, покосился на Шурочку, ухмыльнулся и ничего не сказал.

Тут мужчина заметил Свету и ответил уже ей:

— Зашел друзей проведать. Ивана и Костю Свиридовых знаешь? Они здесь охрану делают. Мы с ними раньше в сборной выступали. Меня Вовой зовут. Владимир Уралов. Может, слыхала?

Света молча помотала головой и отпила из своего бокала. Она хотела дать понять, что не намерена разговаривать с посторонними. Но мужчину, видно, было трудно так просто отшить. Он, наклонившись к Свете и тем заставив отодвинуться Шурочку, продолжал, словно бы не замечая ее холодности:

— А в клубе у них нормальный расклад. Их Атаманша… ну, ихняя директорша, попала на счетчик. Думала с крючка слезть, да увязла. Теперь вынь да сто кусков зелени положь. Вот всех здесь и лихорадит. Выпьешь со мной? Ты здесь работаешь или как?

— Или как, — сказала Света. — Атаманша — моя тетя. А я еще несовершеннолетняя.

Девушка не могла скрыть охватившего ее волнения. Она вспомнила намеки о том, что Матвея взяли в клуб для определенных целей. Возможно, для участия в разборках.

Вова одним махом опорожнил рюмку и, пододвигая стакан к бармену за новой порцией, нагнулся к Шурочке. Дохнул спиртным:

— Слышь, пацан, поменяемся местами? А то мне перегибаться через тебя не в жилу.

Шурочка вздохнул и слез с табурета. Потряхивая своими длинными, роскошными волосами, он ждал, пока освободится табурет.

Мужчина перебрался на табурет рядом со Светой. Вытащил сигареты и закурил:

— Раз ты такая кроха, то тебе не предлагаю. А тетке твоей туго придется. У тебя как с ней… родственные отношения? Или так себе?

Света пожала плечами. Разговаривать с кем-либо, а тем более с этим типом, ей не хотелось. Но ей не хотелось и уходить, потому что Матвей должен был прийти за ней сюда.

— Ну, тогда переживешь. Тетка твоя все равно в долгах, как в шелках. Тут все в долг, — сказал он и очертил круг возле своей головы.

— А вы откуда знаете? — спросила Света, думая о том, что Матвей слишком долго задерживается.

— Я же и пришел с этим самым делом. Последнее напоминание, так сказать. Имел доверительную беседу. Я не представился, — вдруг спохватился он и, вынув из кармана визитку, протянул ее Свете. — Я заместитель генерального директора охранного предприятия «Цербер». Хорошее название, правда?

— И оригинальное, — заметила Света.

Мужчина оглушительно захохотал, заставив окружающих оглянуться. На него, впрочем, смотрели доброжелательно. У него тряслась тяжелая челюсть, словно висела на дверных петлях. Света подняла брови и отвернулась.

— Оригинальное, это ты здорово сказала. Но это не я выдумывал. Слушай, — перебил он сам себя, — а ты не хочешь к нам пойти работать? Сначала что-нибудь полегче найдем, секретарем например. Потом подучишься, может, юристом станешь. С такой мордашкой ты далеко пойдешь. Это я без всяких.

— А скоро ей надо деньги достать? — спросила Света.

— Вашей Атаманше?

— Ну кому же еще? — сердито воскликнула Света.

— Договорились, что через пару недель. Мы люди разумные, лучше немного подождать, чем ничего не получить. Тем более что ждали дольше, — он сделал большой глоток из своего бокала, ухмыльнулся, отчего его грубое лицо перекосилось страшной гримасой, но в общем-то все равно добродушной, и продолжил: — Оказывается, этот ваш клуб ей не принадлежит. Он переписан на Графа. Она здорово вывернулась, отписав «Русалку» на него. Так что клуб забрать уже у нее нет возможности. Здорово, да? Впрочем, мне все равно, мое дело маленькое.

— Так это не вам она должна?

— Вот еще! Если бы у меня было сто кусков зеленых, я бы ни в жизнь никому их не отдал. Нет, она задолжала одному нашему клиенту. Сейчас он уже банкир, а пару лет назад имел какие-то дела с твоей теткой. Потом она села на год, и думала, что старые долги можно списать. Вот такие дела.

— Тетя сидела в тюрьме? — машинально спросила она, думая о другом. — Я и не знала.

— Ах ты, маленькая! Тебе ничего не сказали. Сидела, сидела. Ну как, пойдешь к нам работать? Я как раз и кадрами заведую. Будешь лицом нашей фирмы. Согласна?

В этот момент ей показалось, что густая тьма налетела на бар, на всех, на нее, — она ослепла. Все вокруг двигалось, шумело, звенело, огромный Вова продолжал свой добродушный монолог, а в ней билась только одна паническая мысль, что Граф и тетка собираются использовать против должника ее Матвея!..

Саша-бармен наливал клиенту новую порцию водки, а тот говорил скучающему Шурочке:

— Чего это девчонка ушла? Расстроилась, видать, из-за тетки. Как это я не сообразил? А может быть, она тут пригрелась и ей не хочется терять разные там блага? — Он с размаху шлепнул ладонью по деревянной стойке. — Все они такие, даже малолетки.

Глава 38

НЕ УПУСТИТЬ ШАНС

Атаманша беспокойно ходила по ковру кабинета, широко отмеривая шаги: воротник блузки сбился, прическа растрепалась, в одной руке сигарета, а в другой — рюмка с коньяком. Граф сидел в кресле, далеко вытянув вперед ноги, и внимательно разглядывал свои ладони — поворачивал туда-сюда. Матвей стоял у окна и, отвернув край шторы, смотрел наружу.

— Ты чего молчишь? — сердито говорила Атаманша. — Ты чего молчишь? Сказать нечего? Какое тебе было задание? Тебе же сказано было, приручить Светку. Приручить, а не самому влюбляться. Ты хоть слушаешь, что я тебе говорю? — повысила она голос и без того заполнявший все помещение кабинета.

Матвей повернул голову и посмотрел на нее. Лицо его было бесстрастно.

— Я слушаю.

— Плохо слушаешь. Не забывай, кто ты — и кто я. Советую определиться. Даю тебе еще три дня, чтобы вытрясти весь свой мусор из головы. Три дня — последний срок. Первый раз вижу мужика, который сам не думает о своем благе! — в сердцах воскликнула она. — Ты же в общем-то ничего не теряешь, только приобретаешь.

Скрипнув и немного помедлив, ударили напольные часы. Мерный, замогильный звон отмечал Матвею ход мучительного времени. Через отодвинутый в сторону белый шелк шторы он вдруг увидел множество огней, выплывших из-за кирпичной стены правого крыла клуба. Разноцветные лампы мрачно горели на фоне высоких стен противоположного берега реки, среди пустого водного пространства, залитого мраком ночи и прореженного острыми длинными фонарными отсветами. Бесы витали в ночи, кружились вокруг теплохода, небо давило сверху, осыпая землю звездным ядом. Бесовские тени, похожие на людей, кружились на палубах теплохода, сновали взад и вперед, вверх и вниз, а музыка, тяжело пробивавшаяся снизу из ресторана, мрачно и мягко вдавливалась в уши. Бесы над рекой и в его душе требовали человеческой жертвы во имя светлого будущего. Он стиснул зубы от злобы и отчаяния; отовсюду наползал туман беды.

— Ну все. Видеть его не могу, — всплеснула руками Атаманша. — Пусть идет и думает. Но учти, откажешься, все потеряешь, а согласишься — у тебя все будет. И девка будет твоя, как ты не понимаешь!

Она махнула рукой и повернулась к Графу:

— Ну, чего красуешься? Иди проводи его.

Граф оттолкнулся руками от подлокотников и легким прыжком встал на ноги. Потянулся плечами, разминая мышцы. Подмигнул Атаманше.

— Пошли, — сказал он Матвею и, обняв его за плечи, повел к выходу.

В коридоре он развернул Матвея к себе.

— Слушай меня, солдат. Я тебя когда-нибудь подводил? Ты когда-нибудь слышал, что я какую-нибудь глупость сделал? Вот то-то же. Тогда раскинь мозгами: шанс дается один раз, если упустишь, так и останешься на побегушках. А деньги будут — у тебя все будет. Запомни это хорошенько.

Глава 39

КОШМАРЫ

Света закрыла входную дверь — техник-смотритель ЖЭКа приходил интересоваться по поводу протечки — и обреченно пошла к себе в комнату. Ей казалось, что она второй день спит — не может проснуться, грезит во сне, затерявшись в тумане своего отчаяния. Вчера вечером она так и не нашла Матвея, хотя искала его по всему клубу. Она спрашивала у Графа: где Матвей? Спрашивала у тети: куда дели Матвея? Никто не знал. Скорее всего он поехал домой. Или к друзьям, может быть, еще куда-нибудь. «Молодому парню на месте не сидится», — с кривой усмешкой успокаивала ее тетя. Она приехала домой на машине тетки — ее подвез шофер. Она не знала, спала ли она остаток ночи. Она не помнила, что делала весь следующий день. Все вокруг стало сном, в котором единственной бодрствующей реальностью был телефон, отказывающийся звонить. Телефон молчал, словно превратился в пластмассовый слиток без намека на механизм, словно впаялся в монолитную тишину квартиры, которую нарушали лишь ее нервные шаги да мысли, громко-громко бившиеся в голове…

…Звон бокалов, разбрызгивающих красное вино… лужи пролитого вина на стойке бара… красные лужи пролитой крови на тротуарах… прикосновение пустоты к ее сердцу.. Матвей пулю за пулей вбивает в намеченную цель… в цель, намеченную теткой и Графом… пули сочно входят в цель, пробивая и ее сердце… двойные петли рук и ног не могут удержать Матвея… тропа войны не смеет пустовать…

…Слышны голоса взрослых людей, говорящих трезвые истины: «Человеку, у которого нет денег, трудно уважать себя»… или «Не думать надо, а делать дело»… или «Нищие не должны быть разборчивыми»… «Деньги и удовольствие — награда за преданность»… Она зажимала уши ладонями, но сквозь пальцы прорывался торжествующий шепот тех, кто хотел отнять у нее Матвея: «Благо — не всякая жизнь, а жизнь сытая»… «Чтобы тебя не растоптали — топчи других»…

Она подошла к телефону и в который раз набрала номер Матвея. После невыносимого ожидания трубку сняла хозяйка. Старческий голос задребезжал в ухе, лишая последних надежд: Матвея нет дома, Матвей не приходил. Короткие гудки рвали нервы. Ее мучило то, что она знала: Матвей прячется в своей комнате, в келье своего бегства, бегства от ее тетки, Графа… и от нее тоже. Это потому, думала она, что Матвей ее любит, он чего-то боится, но ее любит… Может быть, боится ее потерять? От прилива чувств заболела грудь, комок подтянулся к горлу, — но что же делать, что делать? Мысли в голове смешивались с молитвами. «Надо было не отпускать его одного… надо было идти вместе с ним… тетка поорала бы и утихла… Господи! Помоги спасти его, помоги сохранить… от тетки и Графа… и от него же самого… от необдуманных поступков, от милиции, от пули, от бандитов! Спаси и сохрани. Господи! Его гибель — это и моя гибель… когда любишь… спаси его, Господи!..»

Света стала думать о себе как о посторонней. Что она есть сейчас? Одинокая, брошенная девчонка, не нужная даже самой себе. Без него она ничто — перетянутый комок нервов, грозящих со звоном взорваться… А что, если и в самом деле Матвей больше не придет?.. Что, если его и в самом деле убьют?.. Острая боль кольнула сердце и прошла… А если его убьют?..

Тяжелый старинный лифт загрохотал в подъезде. Входная дверь задрожала вместе со стенами… Снова тишина. Света почувствовала, что уже не может так сидеть и смотреть на телефон. Лучше лечь. Она тяжело поднялась и прошла к дивану. Легла. Часы на стене отбивали счет потерянного времени, вокруг люстры две мухи гонялись друг за другом, порыв ветра выдул огромным пузырем легкую занавеску, задевшую краем лицо, — все начало постепенно расплываться, растворяться в видениях полусна-полуяви: занавеска стекла на пол, опять взвилась… часы остановились… телефон приподнялся и превратился в голову Графа, хитро ей подмигнувшего…

Граф и тетка под руки уводят Матвея… Голова его бессильно свесилась на грудь… Из-за гигантской туши, лежащей в истоме позолоченной русалкой, выходят трое охранников и преграждают ей путь… Отчаянно рвется Света, чтобы поспеть за теткой и Графом, уводящими ее Матвея… С неба, вместо дождя, капают, капают слезы…

Света стонет во сне, плачет, пытается догнать любимого человека… Старается разорвать тончайшую паутину сна, отдаляющую ее от Матвея… Кошмар в кошмаре… Невыносимая боль потери!..

Звон затихал уже и в голове, и что-то, сопровождаемое отчетливым металлическим звяканием, уходило вверх белой широкой полосой, по-змеиному изгибавшейся. Бессмысленное продолжение кошмара, составленное из элементов обыденности, казалось еще более ужасным. Но тут же прозвучали шаги, мысль осела, полоса превратилась в занавеску, все еще выдуваемую порывами ветра из приоткрытого окна, Света поняла, что знакомая поступь в соседней комнате принадлежит вернувшемуся из командировки отцу: как всегда, сначала позвонил в дверь, потом, не услышав привычных быстрых домашних шагов дочери, открыл замок своим ключом, и вот уже осторожно заглядывает к ней со знакомым выражением радостного ожидания, за которым прячется едва заметное, но привычное чувство вины.

Был уже вечер, за окном темнело, однако было еще светло. Она совсем забыла, что отец должен был сегодня приехать. Сейчас это было ей совершенно безразлично. Света вновь с мучительной, болезненной тоской вспомнила все то, что пережила за день, и вдруг в ней самой что-то оборвалось: она не может больше так мучиться, она не хочет, не желает, не будет больше так мучиться! Ей вдруг представилось, как это глупо — сидеть и ждать звонка, когда можно поехать прямо к Матвею, и уже через полчаса увидеть Матвея! А то, что он дома, что прячется в одиночестве от нее, от всех, от себя, — в этом Света тоже была уверена.

Ей и впрямь стало гораздо легче. Светлана почти повеселела. Лихорадочно собираясь, она успела забросать отца вопросами, ответы на которые, правда, не слышала, не понимала их. Потом сказала, что должна срочно уйти, у нее свидание, позвонит, если будет задерживаться, и выскочила за дверь, оставив в квартире немного обиженного, но больше удивленного отца.

Глава 40

ВСЕ РЕШИЛОСЬ САМО СОБОЙ

До станции метро было десять минут ходьбы. Света быстро шла, задыхаясь, по сереющему переулку. Фонари едва-едва начали светиться. Компания знакомых ребят оккупировала лавочку, в центре которой, невидимый прохожим, хрипло пел, подыгрывая себе на гитаре, ее одноклассник Кирилл. Ее узнали, но, помахав в ответ на их приглашающие крики, Света побежала дальше по матовому переулку, и внезапно предчувствие близкой встречи с Матвеем окатило ее сердце смесью счастья и ужаса.

В вестибюле метро, как и в поезде, было много народу. Ехать надо было с одной пересадкой, по две остановки на каждой линии. Какой-то мужчина привалился к ней, Света досадливо поморщилась и решительно прошла к выходу.

На ступеньках перехода волнение снова охватило ее. Было трудно дышать от быстрой ходьбы, сумочка на длинном ремешке била по ноге и мешала. На другой линии в вагоне оказалось свободнее. Молодая женщина, явно приезжая, с усилием вкатила коляску с солдатом-инвалидом. Свету пронзила мысль, что и Матвей мог бы вот так лишиться ног на войне, и она стала рыться в сумочке в поисках кошелька. Коляска приближалась, а она все не находила этот проклятый кошелек. Ей стало казаться, что если она не подаст нищему, то уже никогда не увидит Матвея. От досады и ужаса она готова была закричать, но все закончилось благополучно: коляска замешкалась возле нее, она ощутила в пальцах деньги, сунула — сколько было бумажек — в равнодушную руку инвалида и выскочила в открывшуюся вагонную дверь.

Света нашла нужную ей улицу по приметной палатке, срубленной из круглых бревен, — резные ставеньки были еще открыты, и из ярко освещенного лубочного нутра скучающе обслуживала одиночных покупателей вполне современная девица. Света повернула за палаткой, прошла маленький дворик, перенесла ногу через низкую оградку скверика, потом еще раз, когда скверик закончился, увидела знакомый дом, подъезд и побежала по лестнице на второй этаж.

После звонка за дверью сразу зашевелились, знакомый старушечий голос спросил: кто? Света ответила и стала слушать тишину за молчащей дверью. Старушка, приоткрывшая дверь, сказала, быстро оглядываясь за спину, что Матвея нет, то есть он есть, но давно спит, но Света уже была в прихожей, и у нее разрывалось сердце от готовности к счастью, горю, к напору рыданий.

Она стояла посреди коридора и смотрела на дверь, за которой спешно скрылась плюшевая старушка, и не могла сделать ни шагу. Она знала, что умрет, если сделает хоть шаг, но тут дверь распахнулась, и показался Матвей. Он стоял — небритый, в незнакомой армейской рубашке, и у Светы померкло в глазах, пока длилось мгновение молчания.

Но тут прорвался свет; Матвей шагнул вперед, и, всхлипнув, Света внезапно ощутила себя в его объятиях, и в блаженном ощущении незнакомого запаха рубашки, спиртного, сильных рук, слабых уколов его щеки в ней поднялось сияющее, как солнце, тепло, в котором ее истомившаяся душа смогла, наконец, оттаять.

— Значит, и думать нечего, — сказал Матвей почти ей в ухо, — все само собой…

Матвей, отстранив Свету, секунду смотрел на нее с незнакомым выражением, потом, на что-то решившись, натянул куртку на плечи и поспешил с ней вниз. Скоро она вновь оказалась на улице, но уже не одна; Света в круглом шлеме сидела на сиденье мотоцикла, крепко прижималась к Матвею, под ними ровно рокотал могучий мотор, темнеющий синий воздух рассекал луч фары, и они мчались вперед и вперед, конечно, к счастью.

Мимо ее глаз проносились машины, деревья, дома — все обрывками, смешиваясь с мысленными образами, которые в этот момент ее ничуть не задевали, а просто мелькали в голове, как эти машины, деревья, дома… С радостью представила она огорченное лицо тетки, которая, конечно же, не предвидела такой ход событий, не предвидела, что Света сама решится прийти, нарушить ее планы… Тетку сменяло обиженное лицо папы, спешившего увидеть дочь, сразу убежавшую… Постовой милиционер нерешительно поднял полосатую дубинку в их сторону, но тут же отвернулся… Длинный горбатый мост взметнул мотоцикл с седоками прямо к пустому еще небу… Скорее всего едут в клуб… Пустынные и темные корпуса впавшего в летаргический сон завода, куда они свернули…

Неожиданно они притормозили, потом свернули внутрь ржавого корпуса с разбитыми стеклами в темных провалах окон. Остановились и слезли с мотоцикла. Матвей завел мотоцикл за большой металлический лист, прислоненный к стене. Света с удивлением и любопытством оглядывалась вокруг — здесь они еще не были.

— Я думала, мы в клуб едем, — сказала она.

Он не ответил. Прикрыв мотоцикл еще одним листом, но уже фанеры, он взял ее за руку:

— Пошли.

— Куда? — поинтересовалась она, следуя за Матвеем.

— Там увидишь.

Его ответы были сухи. Сдержанны. Он о чем-то напряженно думал. Или, вернее, действовал и говорил так, как человек, на что-то решившийся. Свете было все равно, лишь бы быть сейчас с ним.

Они шли внутри заводского корпуса. Вдоль стен стояли пустующие станки, вдоль потолка через все помещение проходила толстая железная балка, с которой, перекинутый через блок, опускался большой крюк. Переступая через рабочий хлам, они пошли к противоположной стене. Внезапно из какого-то еще не увиденного Светой прохода выскочила огромная овчарка и, злобно рыча, понеслась к ним. Испугаться Света не успела, потому что овчарка тут же осела на задние ноги, вмиг успокоилась, завиляла хвостом и ткнулась носом в ладонь Матвея.

— Это Машка, — пояснил Матвей, протягивая собаке кусочек чего-то вкусного, судя по той жадности, с которой она проглотила подарок, — она здесь все сторожит вместе с дядей Васей, сторожем.

Оставив Машку внизу, они по железной лестнице, прилепившейся к обшарпанной стене заводского корпуса, поднялись на второй этаж. Железная площадка, сваренная из толстых прутьев, вела к единственной двери, в которую они и вошли. Здесь начинался вполне обычный коридор, в котором, правда, тоже были заметны следы запустения: отставшие обои, отвинченные ручки дверей, стопки папок на полу, вперемешку с какими-то ржавыми деталями.

Света с любопытством оглядывалась вокруг, время от времени заглядывая в лицо Матвею, который решительно вел ее вперед. Судя по всему, он уже был здесь, может быть, и не раз, во всяком случае, ориентировался здесь вполне уверенно.

— Что здесь было? — спросила Света.

— Заводоуправление, — коротко ответил он.

— Может быть, здесь нельзя посторонним? — поинтересовалась она.

— Нам можно.

Когда они подошли к концу коридора, Матвей вынул из кармана ключ, щелкнул замком последнего кабинета и распахнул перед ней дверь. Вероятно, раньше здесь был кабинет какого-нибудь начальника. Большой письменный стол с настольной лампой, несколько кресел, стулья, две двери, которые Матвей поочередно открыл: туалет, комната отдыха. Посреди комнаты отдыха стоял бильярд, вдоль стены — черный кожаный диван, при виде которого Света с улыбкой взглянула на Матвея:

— Мы здесь будем?

— Да, — помедлив, подтвердил он, — здесь будем.

Он подошел к столу, нагнулся и вынул из ящика телефонный аппарат. Нашел розетку и подключился. Стал набирать номер. Света, чтобы не мешать, еще раз обошла комнату. Против ожидания, пыли здесь было мало. Наверное, специально убирали или, может быть, следили за порядком по распоряжению начальства. В туалетной комнате был и рукомойник с большим треснутым зеркалом. «Плохая примета», — машинально подумала она и вернулась обратно в кабинет.

— Да, все нормально, — стоя прямо у стола, говорил по телефону Матвей. — Так получилось… Да нет же, все вышло само собой… Как хотите, я могу и переиграть… Вот и хорошо… Нет, я гарантирую.

Он положил трубку, секунду смотрел на Свету, но думал о чем-то своем. Потом снова стал набирать номер. Она подошла к нему и сзади обняла за плечи. Матвей дозвонился:

— Дядя Вася! Это я, Матвей… Да, здесь… Нет, точно не знаю. Вот что, у меня просьба. Не мог бы ты сгонять в магазин, у нас тут ничего нет пошамать. Ну и себе, ясно. Там, прихватишь… Чего там… Значит, лады.

Он положил трубку, снял с шеи ее руки и, отойдя к ближайшему креслу, сел. Потом, избегая ее взгляда, пояснил:

— Сейчас сторож придет, я ему денег дам, он нам еды принесет.

— Да я уж поняла, — весело сказала Света, — а мы здесь до утра?

— До утра, — ответил Матвей.

Напевая, Света подошла к нему и попыталась сесть на подлокотник. Он мягко ее отстранил:

— Подожди, сейчас сторож придет.

И верно, тут же раздался деликатный стук в дверь. Матвей подошел к двери, щелкнул замком и вышел. Видимо, не хотел, чтобы сторож видел Свету. Скоро вернулся и закрыл за собой дверь на замок.

— Все, — сказал он, — через полчаса принесет жратву. Света ожидала, что он подойдет к ней, но Матвей отошел к окну и, немного отведя в сторону плотную штору, стал смотреть в темноту. Щелканье закрываемого замка взволновало ее, отозвалось в ней, и, побуждаемая зарождающимся внутри нее чувством, она сама подошла к Матвею. Он не пошевелился, когда она вновь обняла его одной рукой.

В здании затаилась мертвая тишина. В окне угадывались внутренности цехового помещения — окна кабинета смотрели внутрь. Думая сейчас только об одном, тая от своей любви, она, уже не желая сдерживаться, расстегнула ему замочек джинсов, ловко сунула руку внутрь и тут же ощутила в ладони нежную, но уже начинавшую напрягаться плоть. Напряженное состояние, которое минутой назад охватило ее, усилилось и дошло до того, что она желала в эту минуту только еще большего усиления этого радостного, жгучего, возбуждающего ее чувства.

Когда Матвей понял, что она делает, он, покраснев, поспешно освободил ее ладонь. Света сжала пальцы его руки и снизу вверх посмотрела на его смутившееся лицо, и уже до конца своей жизни она ни на минуту не могла потом забыть этот свой полный любви взгляд, на который он ответил совсем не тем, что она ожидала.

Матвей с грубостью, которую Света в первый момент истолковала иначе, довел ее до ближайшего кресла, усадил и отошел. Она попыталась встать, он почти толкнул ее обратно.

— Сиди! — сказал он. — Ты не понимаешь.

— Что не понимаю? — улыбнулась она.

Он разозлился, покраснел еще больше. Она действительно ничего не понимала. Света попыталась снова встать, он толкнул сильнее. По кабинету, освещенному простенькой казенной люстрой, поползли черные тени сомнения. Она не отрывала глаз от его лица. Матвей старался не встречаться с ней взглядом.

— Что случилось? — спросила она. — Что с тобой?

— Ничего. Завтра тебя отпустят.

— Отпустят? Это что, похищение? — недоверчиво улыбнулась она. И вдруг поверила. — Но почему?..

— А мне-то что? — сказал он. — Это ваше семейное дело. Атаманше нужны деньги, а твой отец ей хоть и обещал, да все никак не торопится. Вот она и решила его так поторопить. По-семейному.

— А ты?..

— А я?.. Да, и я. Мне тоже надо думать о будущем.

— Не верю, — сказала она, — так не может быть. Это сон, сейчас я проснусь, и все будет нормально.

Света зажмурилась изо всех сил, даже прикрыла глаза ладонями. На внутренностях век зажглись темные звезды. Одна, крупная, похожая на комету, мерцая, прошла наискосок через весь экран внутреннего зрения — и растаяла. В комнате слышались звуки, от которых ей хотелось отрешиться: постукивание, шаги, торопливый шепот. Света открыла глаза; Матвей нес от закрывшейся с металлическим щелчком двери тяжелый пакет с продуктами. Все казалось нереальным, словно во сне. Или даже так — реальность выглядела гораздо хуже самого гадкого сна. Света несколько раз провела рукой по лицу, словно надеясь магией жеста стереть то, что уже никогда нельзя будет вытравить из памяти.

— Хочешь поесть? — спросил Матвей, выкладывая на стол продукты из пакета, с которого, опадая и кривляясь, смотрела на нее Пугачева. — Все равно делать нечего, только ждать.

Он прошел в комнату отдыха и скоро вернулся с несколькими стаканами. Ополоснул их под краном в туалете. Среди принесенных сторожем продуктов была бутылка водки. Он открыл бутылку и плеснул в стакан.

— Хочешь выпить? Легче станет.

— Легче не станет! — выкрикнула Света. — А ты напейся, может, забудешь, что натворил!

Она злобно посмотрела на него, надеясь увидеть в его глазах раскаяние. Взгляд ее утонул в синих, сейчас почти черных глазах Матвея, в которых не видно было и тени мысли.

— Лучше бы ты меня убил! — выкрикнула она. — А может быть, еще успеешь убить!

Матвей, стараясь не слушать ее злых слов, налил себе еще водки. Выпил, как пьют воду, — без вкуса, лишь бы утолить жажду. Сел в одно из кресел и закурил. Он смотрел то на огонек сигареты, то на свернувшуюся в своем кресле маленькую фигурку Светы. Она словно бы хотела отгородиться от всего происходившего в комнате уже тем, что старалась занимать меньше места. Его глаза потемнели еще больше. Даже отведя взгляд, он продолжал видеть ее полные злых слез глаза, выбившиеся из прически локоны волос, тонкой спиралью лежавшие на шее возле ушей, худенькую почти ангельскую фигурку — и подумал, что не предвидел, что будет так трудно пережидать все вместе с ней. Ему хотелось оправдаться.

— Она мне вчера сказала — твоя тетка сказала, — что, если я не соглашусь, она все равно попросит это сделать кого-нибудь другого. Может быть, кого-нибудь из бандитов Варана. Она сказала, что все равно у нее выхода нет, ей либо в петлю, либо получить деньги. Лучше доверить это мне, чем другому. Я же тебе все равно ничего плохого сделать не могу. Даже если бы захотел.

— Я сейчас расплачусь, мне так тебя жалко! Ты, выходит, еще и спас меня!

Матвей ее не слушал. Он вспоминал свой вчерашний разговор, но уже не с Атаманшей, а с Графом. Именно Граф говорил ему все то, что он сейчас хотел передать Свете.

Глава 41

БЕЗ ДЕНЕГ ЧЕЛОВЕК НИЧТО

Вчера, выйдя от Атаманши, они вдвоем прошли в кабинет Графа. Усадив Матвея в кресло, Граф ловко, как всегда ловко делал любое дело, разлил коньяк в стаканы — грамм по сто, не меньше. Заставив выпить гостя, выпил сам, сел напротив и стал говорить. Кроме тех слов, что Матвей уже передал Свете, он сказал еще многое. Он сказал то, о чем Матвей и сам не мог не думать, только прятал от себя эти мысли. А теперь, будучи сказанные другим, они казались еще более справедливыми.

— Ты сам посуди, — говорил Граф, прикуривая сигарету и щурясь сквозь огонек, — оглянись вокруг и посуди, в каком мире мы сейчас живем. Это же Чикаго тридцатых годов, это даже хуже. У них хоть полиция была купленная, но за порядком следила. А у нас милиция сама в бандитов превратилась. Или просто следит за всем происходящим, но не вмешивается. Потому что себе дороже. А сверху никто не требует работать.

Граф усмехнулся и попытался на лету поймать неизвестно откуда взявшуюся черную ночную бабочку. Та ударилась о его ладонь, мягко отлетела и пошла метаться по комнате, разбрасывая — то тут, то там — огромные и маленькие осколки своей тени. Граф еще раз усмехнулся и вновь разлил в стаканы коньяк.

— Все мы сейчас вот так мечемся. Как в Евангелии: война всех против всех — брат против брата, сестра против брата, племянниц не щадят, никого. Каждый думает сейчас о себе. А ты о себе подумал? Например, кому ты здесь нужен? Что, Атаманша не сможет найти себе киллера вместо тебя? Найдет. Выбросит тебя, как ветошь ненужную. Ей нужны деньги — кровь из носа, но деньги достать надо. Иначе все. Кто ты для нее? Никто. А для Светки? Ну, развлеклась девочка с тобой, может быть, даже думает, что любит тебя, но она же еще ребенок. А когда вопрос встанет о чем-то серьезном, разве она с тобой останется?

Граф поднял свой стакан, предлагая выпить.

— Давай выпьем, и не сердись. Я тебе правду говорю, а на правду не обижаются. Ты одного не можешь понять, что произошло расслоение общества по имущественному да и социальному признаку. Твоя Света выросла уже при деньгах. Может быть, она внешне не афиширует это, но внутренне она уже не может считать себя равной со всеми, кто беднее ее. Ты пойми, это закон джунглей, а у нас самые настоящие джунгли. Все, пей.

Граф взял со стола вазу с фруктами, протянул Матвею апельсин.

— Возьми закуси. Хотя тебя сейчас никакое пойло не возьмет. Тебе сейчас думать надо. Так о чем это я? Ах да, о твоей Светке. Я тебе как своему боевому товарищу говорю: предадут тебя все в любой момент. Я не предам, потому что мы воевали вместе, а это дорогого стоит. А здесь все, как пауки в банке, — грызут, и грызут, и грызут! — Граф даже руками изобразил нечто похожее на зубы, которые всех грызут, а Матвей внимательно проследил за сжимающимися челюстями его ладоней.

Он старался не слушать то, что говорил ему Граф. У того была своя правда, у Матвея — своя. Хотя многое, о чем говорил ему сейчас бывший взводный, находило отклик в его душе. Внезапно он вздрогнул: ночная бабочка сорвалась с потолка и метнулась к нему, задев лицо мягким пыльным крылом.

Матвей вытер лицо ладонью: ощущение мохнатой пыли осталось и на пальцах. Он машинально потряс рукой, избавляясь от пыльцы. Призрак беды метался по комнате, словно посланник ночного мрака. Призрак был соткан из осколков мрака, из тех теней, что продолжала метать по стенам и потолку ночница. Издалека продолжал доноситься голос Графа. Он говорил про банкиров, бандитов, рыночную экономику и решительных людей. Мало-помалу, оглушенный спиртным, Матвей начинал видеть себя в каком-то огромном подземелье, среди привидений, летучих мышей, пауков, скорпионов и змей…

— А главное, что ты должен себе уяснить, — сказал Граф и погрозил пальцем, — так это то, что без денег ты ничто, будь ты хоть трижды герой и хороший человек. А с деньгами ты автоматически становишься равным всем этим атаманшам, банкирам и светам. Что бы они там тебе ни говорили, но это так. Пока ты — просто слуга, которому дали задание поухаживать за богатым отпрыском. Но не более. И то время уже вышло, и от тебя требуется теперь другое. Подумай, солдат!

При этих словах Матвей вздрогнул, словно его ударили. Он понял, что все сказанное здесь было правдой. Он поднялся.

— Правильно, — сказал Граф, тоже поднимаясь. — Давай по третьей, и домой.

Он быстро разлил остатки коньяка в стаканы. Оба помолчали несколько секунд и, не чокаясь, выпили. Для каждого военного третий тост — священный. Его пьют стоя, молча, вспоминая всех тех товарищей, кто погиб рядом с тобой на войне. Матвей, мгновенно, всей душой откликаясь воспоминаниям, вдруг с неожиданной силой ощутил, насколько же Граф был сейчас прав.

Прошлое восстало в памяти уже облагороженное; несмотря на все те ужасы, которые продолжали сниться по ночам, как же ясно, кристально и даже тепло предстало сейчас то боевое братство в сравнении с нынешней мутной войной за деньги, в сравнении с презрительными взглядами тех, кто разъезжает сейчас на «Мерседесах» и «БМВ». Матвей, молча выпивая этот последний стакан, уже знал, что — не сейчас, может быть, даже не скоро, когда-нибудь — все равно будет вынужден принять правила этой новой для него войны. «На войне как на войне, — подумал он. — А воюют всегда за лучшую жизнь».

Глава 42

ПРЕДАТЕЛЬСТВО

Резкий звонок телефона, оглушительно громко прозвучавший в ночной тишине, заставил обоих вздрогнуть. Матвей, сорвавшись с кресла, шарил рукой по письменному столу. Света невольно прислушивалась: в трубке ясно слышался какой-то голос, но ни слов, ни тембра разобрать было нельзя.

— Да, все как… — сказал Матвей. — Прямо сейчас?.. Хорошо, я знаю, не больше десяти секунд.

Он положил трубку на аппарат, тут же сорвал ее вновь. Набрал номер.

— С вами уже связывались… Я ничего не могу добавить… Если хотите…

Матвей оглянулся на Свету и пошел к ней с трубкой и аппаратом:

— Это твой отец. Скажи, что у тебя все нормально. Он поднес телефонную трубку к ее уху. Света сказала:

— Папа!.. Все нормально, папа… — и вдруг всхлипнула. — Папа…

Матвей мгновенно отнял у нее трубку и бросил ее на рычаг.

— Завтра все закончится, — сказал он. — Завтра.

Утром Света очнулась и некоторое время не могла понять, что с ней, где она. Мутная серость рассвета проникала сквозь шторы, освещала незнакомую комнату, посреди которой стоял огромный нелепый стол. Сама она лежала на кожаном диване, неудобно положив голову на боковой валик.

Вдруг все прояснилось, память расставила все по местам, и Света сообразила, что находится в комнате отдыха. Она вновь уронила голову на свое изголовье. Все казалось теперь не таким, как раньше; раньше были иные краски, иной воздух. Взмахнула рукой, чтобы успеть зажать рот, и захлебнулась от плача со стиснутыми зубами, от рыдания, застывшего в зеленых глазах.

В соседней комнате… нет, в туалете, слышался плеск воды. Он умывался под краном. Она хотела выжечь из памяти его имя, забыть обо всем, самой умереть, чтобы он понял, что натворил. Света представила, как он придет на ее могилку, как будет сожалеть, каяться, даже плакать… Да, хорошо бы умереть, зачем жить, когда все так!.. когда он!.. Ее слепили слезы. Ей хотелось разбить двери, вырваться, подняться высоко над землей и разбиться, упасть в реку и утонуть — словно клокочет водоворот в душе, словно темнеет в глазах! — назло, назло ему!

Матвей заглядывал несколько раз — она притворялась спящей. Было около двенадцати, когда он зашел и окликнул ее. Лежать ей уже было невмоготу, все кости от жесткого дивана ныли, но Света сделала вид, что только проснулась, и, не обращая на него внимания, пошла в туалет. Там кое-как привела себя в порядок.

В кабинете на письменном столе была разложена еда. Матвей, судя по всему, так и не притронулся без нее к пище. Это ее неожиданно порадовало. А вот бутылка водки, начатая им еще вчера вечером, теперь была почти пустой. Ночью он, видно, не раз прикладывался к ней. И это ее неожиданно тоже порадовало.

В молчании, с удивлявшим ее саму аппетитом, поела. После завтрака так же молча вышла в комнату отдыха и села на свой диван. Матвей не осмелился прийти к ней. Томительно прошли еще три часа. Она слышала два раза булькание жидкости, наливаемой в стакан, — пил водку, бандит и пьяница.

Потом пронзительно заверещал телефон. Света напряженно прислушивалась, но ничего не услышала. Трубка легла на аппарат. Матвей заглянул и сказал, что все закончилось и она может быть свободна. В ней вновь поднялась волна гнева. Света подошла к двери и молча ждала, когда он откроет дверь ключом. Вышла и, не оглядываясь, но слыша, как он идет следом, пошла знакомым маршрутом.

По железной лестнице она спускалась почти бегом. Он торопливо прыгал через две ступени. Оттого, что через несколько секунд он спокойно уйдет, в ней все сильнее разгоралась ярость. Когда лестница кончилась, Света внезапно повернулась к Матвею и, как можно более язвительнее спросила:

— Скажи хоть, сколько ты на мне смог заработать? Он помолчал, потом все же ответил:

— Тридцать тысяч. Но еще и… Света, не слушая, закричала:

— Почему же так дешево?! Сказал бы мне, я бы тебя купила подороже!

Она размахнулась и изо всех сил ударила его по щеке. Потом еще раз, еще! — и, повернувшись, побежала прочь. Слезы сдавили ей горло, она почти не видела, куда бежит. Ниоткуда возникла овчарка Машка и, не понимая, что происходит, на ходу с рычанием укусила ее за икру. Матвей отчаянным рывком настиг собаку, в прыжке пнул ее ногой. Машка визжала от боли, Света, не обращая внимания на кровь, сочившуюся из ноги, бежала все быстрее. Она слышала, как Матвей кричал ей вслед, просил остановиться — это еще больше ее подстегивало.

Догнал он ее только на мосту. Пешеходов почти не было: несколько человек шло по противоположной стороне. Проносились машины, но на них ни Матвей, ни Света не обращали внимания. Когда топот его ног стал ближе, она, еще не зная, что будет делать, быстро перелезла через парапет. Он был метрах в двух от нее, но не решался приблизиться.

— Ну что, что ты теперь сделаешь? Думаешь, я не прыгну? Не прыгну?

— Света! Не глупи! Все кончилось. Думаешь, мне эти деньги нужны? Хочешь, я тебе их отдам?

— Подавись этими деньгами. Ты их заработал. А я все равно сейчас прыгну и утону. Я к тебе потом русалкой буду являться. Ты не боишься привидений? Ты у нас крутой? Вот тогда и посмотрим.

В этот момент он рванулся к ней, почти схватил, но Света успела оттолкнуться и уже летела, летела, летела, как рыба, в которую намеревалась превратиться, летела, пока вода не скрыла ее.

Матвей окаменел. Потом, очнувшись, кинулся следом. Вода обожгла холодом и болью — ударился спиной. Погрузившись, широко раскрытыми глазами пытался хоть что-нибудь разглядеть… кажется, руки нащупали! Это была она, Света, он попытался удобнее обхватить ее, чтобы вытащить, спасти, но неожиданно она так рванулась из его рук, что он не смог ее удержать.

Начал кончаться воздух. Матвей отчаянно бросался из стороны в сторону, надо было во что бы то ни стало найти ее, спасти!.. Грудь и живот корчились от усилий глотнуть воздух. У него уже не было сил, он боялся, что не выдержит и вдохнет воду. Совершенно обезумев от отчаяния и горя, Матвей выскочил на поверхность реки, воздух с хрипом шел в легкие, но на воде ее не было, не было!..

Он еще долго нырял, пытаясь отыскать в мутной воде ее легкий силуэт. Нырял до тех пор, пока его не задержали милиционеры, подплывшие на катере.

Ему уже было все равно.

ЧАСТЬ III

ВОЗМЕЗДИЕ

Глава 43

НА ТЕПЛОХОДЕ

В первый понедельник августа Граф снял на весь день речной теплоход. Мероприятие было запланировано давно, все сотрудники знали о нем и ждали его. В этот день отмечали то ли открытие клуба «Русалка», то ли давний факт приобретения Графом клуба в собственность. Меня точность датировки или названия особенно не интересовали, однако вместе со всеми я также ждала радостного события. В программу экскурсии входили остановки в красивых местах Подмосковья, походы к местным достопримечательностям, а также посещение сельского ресторана.

Погода не удалась. Девчонки мечтали позагорать, но было ветрено и пасмурно, хотя и довольно тепло. Укрепленный на корме флаг резко хлопал под ветром, хлопками даже перекрывая шум пенных бурунов, широко расходящихся вслед теплоходу. Река угрюмо вздувалась и отливала каким-то чугунным цветом. Одна из перекормленных нами сразу после отплытия чаек не желала отставать и всю дорогу летала где-то поблизости: то замирая на острых крыльях, то косо и стремительно взмывая под облака, чтобы тут же плавно опасть к самому тенту палубы.

Лишь мы с Графом оставались на корме. Почти весь народ забился в пассажирский салон. Погода на настроение не повлияла. И вообще, судя по ровному и радостному гулу голосов, доносящихся из приоткрытых окон сюда, на корму, веселье лишь набирало силу. Недалеко от нас, перегнувшись по борту через перила, Костя что-то рассказывал Мамочке, то есть Наталье Николаевне, нашей докторше. Она на теплоход прибыла с мужем, но того взяли в оборот девочки, чему Мамочка, видимо, была даже рада. Костю она слушала с увлечением, а на губах ее то и дело появлялась улыбка радости и оживления. Это я отмечала так, мимоходом. Как и погоду, воду вокруг, как эту чайку за кормой.

Я зябко передернула плечами, и Граф сразу встрепенулся, словно бы готов был немедленно вскочить и бежать за пальто для меня. Я махнула рукой, чтобы он не беспокоился, и продолжала мысль, едва не прерванную тоскливым криком чайки:

— Я только одного, Юра, не понимаю, отчего вы вокруг Матвея подняли такой ажиотаж? Судя по всем вашим рассказам, — это просто неудавшийся бандит. Причем и предатель к тому же. Я-то думала, что он какой-нибудь Ромео, Тристан, пытавшийся отдать жизнь за свою Изольду, на худой конец просто воздыхатель типа Петрарки, а он… он… да просто смешно даже обсуждать!..

Вдруг все загалдело вокруг. Часть народа, уставшая отдыхать внутри, вывалилась подышать свежим воздухом. С собой принесли бокалы и шампанское. Рядом с Графом тут же приземлилась Катька, прильнула к нему, очаровывая южными бесстыжими глазками.

— Это вы о ком? — добродушно поинтересовался Аркадий. Рядом с ним, держа за руку мужа, стояла его жена-армянка. Глядя на них, трудно было поверить, что эта маленькая женщина играла первую роль в их семейном дуэте. Аркадий ухмыльнулся и покачал головой: — Слушайте, это вы все о Матвее? Дался он вам!

— А может, и дался? — подхватила Катька. — Давайте мы их познакомим, раз такой интерес.

— Кого? — удивился Аркадий. — Светку, что ли? Ну, это уже!.. А впрочем?..

Он повернулся и взглянул на меня. Что-то мне в его взгляде не понравилось. Как-то он нехорошо оживился. Нина, его жена, тоже что-то почувствовала:

— Сиди уж, сваха! Тебе только знакомствами заниматься.

— Нет, а что? Это мысль! — не сдавался Аркадий.

— Я тоже «за», — закричала Катька и захлопала в ладоши. — А то чего это он каждый вечер торчит у аквариума? Влюбился, влюбился!

Заглушая ее быстрый южный голосок, пронзительно и тоскливо закричала чайка.

— Ни с кем я не хочу знакомиться! — решительно сказала я и поднялась. Проходя мимо Графа, я положила ему на плечо руку, чтобы не дать ему подняться.

— Я сейчас приду, — ни к кому особенно не обращаясь, сказала я.

Катька оправдывалась за моей спиной:

— А что я такого сказала? Да ничего я такого не сказала.

В пассажирском салоне, несмотря на сквознячок, было накурено. Я только голову всунула внутрь и сразу пошла дальше, на нос. Здесь тоже были столики. За одним Шурочка, распустив по ветру свои шикарные волосы, что-то обсуждал личное с Петром Ивановичем. Мне они улыбнулись, кивнули, но я прошла на самый нос и, перегнувшись вниз, стала смотреть на сизую, разрезаемую по сторонам воду. Покрытая мелкой волной река двумя крутящимися валами налетала на тупой железный нос, взлетая с непрерывным шумом, чтобы сразу покрыться кипящим снегом, скользящим уже туда, куда-то далеко за корму, мне сейчас невидимую.

Я уже забыла колкости Катьки, но тема разговора освободила во мне то неприятное, может быть, темное, что эти дни держалось на дне каждой моей мысли, всплывая при каждом толчке: что все-таки за человек этот Матвей, и почему — и это при общем интересе к нему? — и Граф так скупо рассказывал о нем?.. Я и сейчас мысленно пробегала весь его рассказ, так что в мгновенном потоке информации видела то, что Граф, наверное, и рассчитывал предъявить мне: бандита в черной куртке, хладнокровно убившего доверившуюся ему девочку.

Однако же я не считала, что Граф сознательно искажает информацию, чтобы обмануть меня. Он просто видел события так, а не иначе, вспоминал их, просеянные сквозь сито предвзятой памяти, не более того. И, конечно же, он в своем рассказе хотел предстать передо мной в лучшем свете, Матвей был для него лишь фоном, на котором он сам должен был выглядеть еще краше — это я и так понимала. Более того, все эти уловки, все слова Графа, обращенные ко мне, иногда — случайно пойманный взгляд, скрытое волнение, отмеченное в постукивании его пальца по столу, весь этот набор, и его внимание, и наши частые прогулки — все это, вместе со скрытой подоплекой моего интереса к Матвею, сливалось для меня в ощущение ожидаемого счастья…

— Я тебе рюмку коньяка принес, — сказал за моей спиной голос Графа, — чтобы не окоченела.

И я, выпивая, уже не могла разобрать, отчего мне делается все теплее: от коньяка или его внимания?

Глава 44

АД МАТВЕЯ

Между тем теплоход все плыл и плыл, стало проглядывать в просветы облаков солнце, музыка звучала все громче и веселее, словно бы напрямую зависела от количества выпитых пассажирами напитков и от их настроения. Когда же показался тот речной ресторан, в котором был заранее заказан зал, все почувствовали, что проголодались, — в общем, все было кстати.

В ресторане в этот час народу было немного, так что отдельный зал не понадобился: каждый выбирал себе столик там, где ему нравилось.

Ресторан прилепился на самом берегу и достаточно высоко. Стены, смотрящие на реку, были застеклены от пола до потолка, одно из окон совсем близко от нас было приоткрыто, и с реки тянуло уже привычной за день свежестью. Я смотрела на проплывающие баржи и катера, любовалась парусами яхт, слышала гудки, перекличку невидимых мужских голосов совсем, кажется, близко, на берегу, а может быть, и далеко, но уже по воде, по которой каждый негромкий звук разносится на километры, и думала: как хорошо, что я на целый день вырвалась из наших каменных джунглей за город!

Музыка смолкла и вдруг зазвучала совсем по-другому. Наверное, в честь прибытия такой большой, как наша, группы, администрация решила задействовать музыкантов; группа из пяти человек сидела на эстраде и старательно пыталась разжечь нас мелодией. Это музыкантам удалось; стулья задвигались, на танцплощадке стало тесно, наши девочки, радуясь уже тому, что танцевать можно было лишь для собственного удовольствия, плясали вовсю. Поймав мой взгляд, Верочка, танцевавшая с Сашей-барменом, махнула мне рукой и что-то прокричала, наверное, приглашала присоединиться.

Я вытащила сигарету и закурила. Граф вопросительно посмотрел на меня:

— Может, и мы пойдем?

— Сейчас, докурю… — сказала я и вновь повернулась к танцплощадке.

Музыка ускорялась, народ наш двигался все быстрее, кто-то уже визжал — топот, крики… Из общего клубка вырвались Марина и Катька и побежали в нашу сторону. Подбежав, Марина взяла меня за руку:

— Да что это вы сидите? Пошли с нами!

Катька сзади обвила руками шею Графа и стала ему что-то шептать на ухо. Он мягко снял ее руки с шеи и повернул к ней голову.

— Ладно, ладно, пойдем, — сказал он и поднялся. Катька обрадованно завизжала и, вновь обнимая Графа, быстро поцеловала его в губы. Марина все тянула меня. Я потушила сигарету и поднялась. Катька тоже тянула Графа к танцующим, среди которых особенно заметен был наш Шурочка, танцевавший так неистово, что вокруг него не успевал опадать ореол его шикарных волос.

Катька сразу плотно прильнула к Графу, ему это, видимо, нравилось, потому что он тоже обнял ее и кружил, кружил, насколько позволял быстрый ритм. Это выглядело сексуально, возбуждающе, во всяком случае, обоим танец доставлял удовольствие, и было заметно, что их захватывала не только музыка, но и вожделение, усиливающееся с каждым мгновением. В какой-то момент я вдруг поймала ее взгляд: в нем плескалось нескрываемое торжество, ненависть и возбуждение.

Мне расхотелось танцевать. Я незаметно выскользнула из пляшущей толпы и прошла к двери на смотровую площадку, широким балконом обвивавшую стеклянный банкетный зал. Мне хотелось побыть одной. Атмосфера ресторана, а может быть, впечатления всего путешествия, незаметно повлиявшие на меня, сейчас проникли в мою кровь. Я была взволнована, разгорячена, хотелось, чтобы все усилилось, хотелось опьянеть, но и протрезветь в то же время, — я не знала, чего я хочу.

Свернув за угол, чтобы меня не было видно из зала, я внезапно наткнулась на Петра Ивановича. Наш швейцар в одиночестве курил, тяжело облокотясь на перила. Он был красен от водки, от коньяка, который (я видела) он тоже пил на теплоходе, красен, как всегда краснеют полные, часто пьющие люди. При моем появлении он обрадовался и пододвинулся, словно бы мне не могло хватить перил, на многие метры уходящих в разные стороны.

— Светочка! Проветриться вышла? А не холодно?

— Да нет как будто…

— А то смотри… Курить будешь? — спросил он и протянул мне пачку.

Я взяла сигарету и поднесла кончик к трепетавшему огоньку в его согнутой козырьком от ветра ладони. Попробовав перила, я убедилась, что держатся они крепко. После чего, как и Петр Иванович, облокотилась и стала смотреть на реку, неспешно текущую мимо нас. На другом, более низком берегу тянулся полосой лес, за которым разливались атласно-зеленые поля каких-то посевов. Еще дальше виднелись купола каменной церкви, вокруг которых в этот момент густо летали птицы — вороны, грачи?..

— Я слышал, ты все Матвеем интересуешься? — вздохнув, спросил Петр Иванович.

— Да не то что бы… просто мне о нем рассказал Граф, да и вы все постоянно о нем напоминаете: Матвей да Матвей!.. Я просто не могу понять, что вы так с ним носитесь? Обычный бандит, каких много, наверное. Вон у нас полный клуб таких по ночам оттягивается. Что в них интересного?

— Ну, положим, не совсем такой.

— Да такой… только что неуловимый. Никак мне не удается его увидеть.

— Ты же его уже видела, — Петр Иванович вынул сигарету изо рта и удивленно посмотрел на меня.

— Когда?!

— Ну как же?.. Неужто не помнишь? Вспомни, как ты к нам первый раз попала? Ну, в ночь убийства, когда Алтына и Мирона подстрелили?

И вдруг, словно бы сейчас вокруг меня был не ранний летний вечер, а вновь опустилась ночная, моросящая дождиком тьма, увидела я озаренный яркими огнями фасад клуба, неоновый контур цветной русалки над входной дверью, блестящие, яркие, похожие на огромных тюленей машины вдоль тротуара, двоих мужчин, наткнувшихся на меня, и темную, потом мне везде мерещившуюся фигуру мотоциклиста, рассматривающего случайную свидетельницу убийства сквозь тонированное стекло шлема и прицел своего бесшумного пистолета.

— Так это был?!.

— Ну конечно. Мы думали, что ты знаешь.

— Откуда же мне было знать?.. А за что он их? — спросила я.

— А зачем это знать? — вопросом на вопрос ответил Петр Иванович. — Меньше знаешь, лучше спишь. Кого-то они допекли. Да и не лучшие они были представители рода человеческого, надо признать.

— Но, вот видите, — неопределенно сказала я. Петр Иванович, однако, меня понял и сразу возразил:

— Конечно, конечно, его оправдать нельзя. Никто и не пытается. Но надо помнить, что каждый живет в своем собственном аду. А у Матвея свой ад.

— То есть?..

Петр Иванович выбросил окурок в воду и сразу вытащил новую сигарету. Я молча ждала, пока он закурит. Мое любопытство было достаточно возбуждено.

— Понимаешь, — наконец сказал Петр Иванович, — когда он исчез… после тех давних событий, он был одним, а вернулся совсем другим. Если точнее, то тогда он был еще салажонком, насколько я вообще понимаю жизнь, а вернулся уже профессионалом, наемником. Где он был, то нам неизвестно. Может, сидел, а может, опять на войне был. Но вряд ли сидел. Его могли взять за непреднамеренное убийство, но ведь тело так и не нашли, а без трупа и дела нет.

— Вы имеете в виду?..

— Ты же знаешь историю с русалкой? С твоей тезкой?

— Да, мне Граф рассказывал.

— Ну вот, ее же так и не нашли. Наверное, течением отнесло, кто знает.

— А разве заявление от отца о похищении дочери не достаточное основание, чтобы открыть уголовное дело? — спросила я.

— Конечно, достаточное. Только тут существует маленький нюанс, — сказал Петр Иванович, густо выдул дым изо рта и посмотрел на меня. Посмотрел с сомнением, как-то оценивающе посмотрел.

— Какой нюанс?

— Разве Граф тебе не рассказывал?..

— О чем?

На лице Петра Ивановича сомнение проступило еще сильнее. Он в замешательстве сплюнул в воду, но тут же вспомнил обо мне и спохватился:

— Извини, забылся. Разве Граф тебе не говорил, что брат прежней хозяйки клуба исчез сразу после тех событий? Кстати, одновременно с Атаманшей. Ну, с хозяйкой «Русалки».

— Нет, не говорил, — помотала я головой. — А что с ними стало?

— Кто же знает? Исчезли, и все. Так что заявление было некому подавать. Вся семейка исчезла… — Он вновь посмотрел на меня и добавил после паузы: — Один Граф остался.

— А Граф здесь при чем? — резко спросила я. Петр Иванович развел руками:

— А кто говорит, что он при чем? Я хочу сказать, что из руководства клуба остался только он. Он, кажется, заявил об исчезновении хозяйки, свой долг он выполнил — ну и достаточно.

Из банкетного зала музыка доносилась все громче, там веселье разгоралось все сильнее. Петр Иванович выбросил в воду очередной окурок и сказал мне с неловкой усмешкой:

— Светочка! Наверное, я перебрал сегодня и лишнего наболтал. Ты уж не говори Графу, что это я тебе… Может, он не хотел тебе рассказывать подробности, а я вот, видишь, — находка для шпиона, — он покраснел еще больше, отчего его и без того красная физиономия побагровела. — Я не то хотел сказать, Светочка. Ты меня понимаешь?

— Петр Иванович! Ничего вы мне не говорили, а я совсем не шпион, если вы это имеете в виду. Мне почему и нравится у нас в клубе, потому что все мы здесь как большая семья. Я правильно понимаю?

— О какой это вы семье шепчетесь? Я не помешаю вашей беседе? — раздался вдруг за нами голос Шурочки.

Петр Иванович с явным облегчением повернулся к нему.

— Какое там помешаешь! Светочке уже, наверное, скучно со мной стало. Мы тут о клубе говорили.

— А что говорили? — Шурочка обнял меня и Петра Ивановича за плечи. — Уж не о Матвее?

— Почему ты о нем спросил? — поинтересовалась я.

— Да очень просто, тебя, кажется, эта тема больше всего занимает последние дни.

— Что, так заметно?

— Мне заметно. Так что тебя интересует? Я о нем тоже кое-что знаю, чего другие не знают. Спрашивай.

Мне показалось, что легкомысленная веселость его сейчас напускная, он говорил серьезно. Я и повторила прежнее: почему все так носятся с бандитом?

— Ах, Светик! Как до тебя не доходит? Ты ведь женщина, тонко чувствующее существо. Разве тебя не волнуют примеры возвышенной любви?

— Это у кого возвышенная любовь? У Матвея? — удивилась я.

— В том-то и дело. Он ведь вернулся уже другим. Свихнулся парень. Везде и всюду ищет свою утонувшую русалку. Его, мне кажется, поэтому и не трогают. Или судьба спасает. У него ведь какая опасная профессия — киллер.

Я рассердилась, потому что ничего уже не понимала:

— Не морочь мне голову, Шурочка! Если хочешь что-то сказать, то говори так, чтобы тебя поняли.

— Объяснить яснее? — Шурочка задумчиво посмотрел на Петра Ивановича. Тот кивнул, словно бы разрешал говорить.

Шурочка посерьезнел, машинально сунул руку в карман пиджака Петра Ивановича, вынул оттуда пачку сигарет, извлек одну. Потом так же бездумно повторил процесс в обратном порядке, но из кармана приятеля его рука появилась уже с зажигалкой. Закурив, он резким движением головы откинул волосы назад и вдруг улыбнулся.

— Я Матвея помнил еще с первого его появления в клубе, — начал он, — хотя он крутился тогда в клубе всего пару месяцев.

Матвей запомнился. И не только оттого, что потом было столько событий, а просто он бросался в глаза. Видно было, что парень приехал в Москву делать карьеру, что он просто голоден. Не в прямом смысле, конечно, а в том житейском, обычном для молодых энергичных людей, желающих сделать карьеру.

Что было у него раньше? Армия, братство молодых волков, которых убивают и которые убивают сами, потом демобилизация, прощальные объятия друзей… И тут разом все переменилось: не дай Бог кому-либо вновь пережить то унизительное ощущение обмана — одиночество брошенного человека в большом городе после крови и всех тех слов о гражданском долге, о Родине, которая о тебе позаботится… а на самом деле — гнусный гнет ожиревшего меньшинства, презирающего и ненавидящего обманутое и обнищавшее большинство!

С Матвеем тогда произошла метаморфоза хищника, не желавшего оставаться в роли жертвы и на этот раз: если деньги являются инструментом и знаком социальной значимости — он возжелал их. Некоторое время он действовал по новым правилам, но потом надломился. И правда, что для немца хорошо, для русского — смерть. И наоборот.

— Я к нему присматривался, — говорил Шурочка, смущенно улыбаясь, — мне он казался каким-то особенным, мужественным, не похожим на тех суперменов-блатарей, что крутились в нашем клубе. А тут как-то иду вечером в одном из арбатских переулков — дел никаких, настроение тягостное, тоска непонятная охватывает, — а погода прекрасная, воздух свежий, теплый, солнце уже не жарит, как днем, а словно орошает золотом лучей, и ветерок!.. Словом, бреду, погруженный в свои мысли, потом поднимаю глаза и вижу: идет мне навстречу Матвей в своей неизменной кожаной куртке и потертых джинсах.

Я ужасно обрадовался, кинулся к нему навстречу, а он скользнул взглядом — и мимо. Главное, я понял, что он меня просто не заметил, я чувствую, когда меня не хотят узнавать, ну, понимаешь. Разобрало меня любопытство, тем более что вижу — он направляется прямо к старой церкви, мимо которой я только что прошел. Заходит он на паперть, потом в дверь. Я иду за ним, теряясь в догадках, что ему там надо.

В церкви темно после солнца снаружи, свечи горят, старухи шныряют, в глубине священник топчется — ясно, что службы нет. Тем более любопытно, что здесь Матвею понадобилось. Смотрю, купил свечку и мнется в нерешительности, не зная, куда ее поставить. Наконец сориентировался, пошел к амвону, поставил свечу на подсвечник ближайшей иконы и застыл на месте, устремив глаза на алтарь.

Все так необычно, странно. В церкви темновато, электрический свет выключен, только свечи едва разгоняют сумрак. И еще сводчатые потолки, тени от темных фигур старушек, обживших храм, стрельчатые узкие окошки, забранные толстыми решетками… Мне не видно было от входа лица Матвея, поэтому я стал по стеночке пробираться вглубь — ужасно мне хотелось увидеть, что он задумал? Мелькнула у меня одна мысль, которой верить не хотелось, но которая напрашивалась сама собой: глядя на тусклую позолоту риз на образах алтаря, на сами темные лики икон, я подумал, что Матвей собирается ограбить храм, а для этого проводит рекогносцировку объекта.

Мне помогло и то, что он, видимо, не предполагал, что за ним тоже могут наблюдать, поэтому не оглядывался на окружающих. В общем, я добрался до места, откуда мне стало видно его лицо. Вот так мы и стояли: он смотрел на алтарь, а я на него. И чем дольше я смотрел, тем больше убеждался, что все мои подозрения беспочвенны. Во взгляде его было столько мольбы, сколько можно наблюдать в глазах человека, объятого глубоким горем или страстным желанием. Он был весь напряжен, как струна, окаменел, словно превратился в изваяние, не видел ничего и не слышал, наверное, кроме тех слов, которые желала слышать его душа. Только губы что-то беззвучно шептали. Потом он вдруг резко повернулся и пошел к выходу. А через день-два все и произошло: похищение, исчезновения, потери.

— Что вы тут делаете?

Слова застигли нас врасплох, церковные своды медленно растаяли, Матвей, отвернувшись, ушел в свои дали, а я потянулась к незаметно подошедшему Графу, с радостью убеждаясь, что Катьки рядом с ним нет.

Не было ее и дальше, до самого конца этого выходного для всех нас дня, хотя и чувствовала я где-то поблизости ее жадный и ревнивый взгляд. Когда мы прибыли на Речной вокзал, было уже темно. Граф желал продолжить гулянье, но мне хотелось домой, в свою келью, которую я этим последним летом решила не покидать как можно дольше. Тем более что и моя Танька тоже задерживалась с выездом в родную Сибирь, и нам было вдвоем не скучно.

Глава 45

ДОМА

Граф на прощание поцеловал меня, смиренно не делая попыток задержать, что меня даже удивляло, учитывая его репутацию среди наших девчонок, о которой они только и говорили. Я все еще оглядывалась на мнение окружающих, не будучи уверена в собственном мнении о нем.

Он уехал. Глядя ему вслед, я подумала, что завтра надо будет взять со стоянки свою машину. С утра предстояло много дел. Прежде всего к одиннадцати часам надо было ехать в милицию. Я как-то уже втянулась в ночной образ жизни, так что для меня одиннадцать часов утра было еще довольно рано.

А дело было в том, что в пятницу позвонил Сергей Митрохин, следователь, который вел дело по убийству двух бизнесменов возле клуба «Русалка», и вновь попросил меня приехать. Повестку посылать он не стал, правильно решив, что я и без этой бумажной волокиты соглашусь приехать.

Я была у него всего раз, и мне казалось, дело либо закрыли, либо замяли, как это часто бывает, определив его в «глухари» или «висяки» — как кому нравится называть. Мягко увильнув от моих расспросов по поводу того, зачем меня вызывают, Сергей тем не менее и молчанием своим давал повод для разгула воображения: мол, все возможно, даже самое-самое. Однако, выполняя прежде задания редакций, я уже имела опыт общения с ребятами из милиции, особенно из так называемых «убойных отделов», и знала их манеру в общении с гражданскими лицами напускать на себя вид людей, приобщенных к высшему знанию. Это была своеобразная компенсация за то собачье положение, которое каждый из них имел в правоохранительной стае: слышала я — и не раз — какими лексическими «громами и молниями» исходили начальники, напутствуя своих грозных легавых «оперов». Так что я ничуть не обеспокоилась и даже с интересом ждала встречи с Сергеем.

Сразу домой идти не хотелось. Я немного сожалела, что сразу отпустила Графа, но сожаление мое было приятное. Сейчас почему-то особенно сильно пахли фиалки на клумбах вдоль аллеи. Темные громады наплывали в сизом небе, погода к вечеру стала портиться, но ночь была теплой, парной. Вдруг налетел порыв слепого ветра, кроны деревьев глухо зашумели поверху, и аллейные фонари замигали, словно ветки сигналили мне о надвигающейся грозе.

Вернувшись домой, я не увидела полоски света под дверью Танькиной комнаты и сразу прошла к себе. Мурка шмыгнула вслед за мной, сразу прыгнула на постель и стала с мурлыканием устраиваться на ночлег. С утра незакрытая рама окна была распахнута настежь, ветер надавил на меня, но сразу стих, когда дверь оказалась прикрытой. Закрывая окно, я посмотрела вниз, за железную кованую ограду, на цепочку уходящих вдаль фонарей. Высунулась из окна; мне показалось, что у проезжей части дороги блестит полированный бок мотоцикла. И верно, мотоцикл тут же взревел, хлопнул и быстро укатил. Я выбросила его из головы: слишком часто последнее время мне мерещились эти мотоциклы и мотоциклисты.

Из окна я посмотрела на ту часть здания, которую могла видеть. Непривычно мало было светящихся окон — почти все студенты и аспиранты разъехались на летние каникулы, лишь тут да там желтели редкие квадраты окон сквозь набухающую душную тьму. Вдруг вновь надавил ветер, и тотчас же фиолетово полыхнуло, где-то прокатился гром, ударили первые крупные капли дождя, и я поспешно затворила тяжелую раму. Выключив свет, села на широкий подоконник и, обхватив колени руками, стала смотреть, как грохочет и сотрясается за стеклом мрачное небо.

Я стала вспоминать события этого длинного выходного: реку, ресторан, Катьку, одиноких Шурочку и Петра Ивановича, нашу с ними беседу. Мысли мои невольно вновь обратились к Матвею. Рассказ Шурочки хотя и уточнил нечто в образе неведомого мне Матвея, ясности не принес. Так и не могла я понять, что заставляет окружающих меня людей превращать Матвея в какую-то знаковую фигуру, обособлять его от прочего уголовного сброда. И надо было что-то решать с Графом: не могли наши отношения, зависнув в неустойчивом равновесии, сохраняться такими и впредь. Да я и сама этого не желала. Только я чувствовала, что его страсть хоть начинает распалять и меня, однако вызывает во мне и протест, которому я и сама не была рада.

Все было ясно и понятно до тех пор, пока он не рассказал мне о Матвее. Что-то в его рассказе не сходилось, что-то было упущено или недоговорено. Тем не менее совершенно неожиданно для меня между нами стала расти и сгущаться пока еще зыбкая, но все более набиравшая вес и плоть загадочная фигура этого бандита, рассудок которого, по всей видимости, дал трещину под грузом памяти о собственном предательстве.

Раздевшись, я, потеснив Мурку, юркнула в холодную постель. По привычке свернулась калачиком, чтобы быстрее согреться, но тут же поняла, что мне и так не холодно. Духота ли, мысли ли мои были тому виной, но мне вдруг стало жарко. Откинув легкое одеяло, я слушала, как за окном рушится ночь. Грозно вспыхивал великолепный голубой свет, грохотал невидимый камнепад, широко и шумно шел дождь.

Граф рассказал, что, после того, как Матвей отпустил и потерял свою русалку, он больше никогда не встречал Атаманшу. Последним их разговором был телефонный звонок Атаманши, когда она разрешила отпустить похищенную племянницу. Скорее всего, говорил Граф, она взяла деньги, оставленные в тайнике ее братом, и сбежала подальше от кредиторов и убыточного клуба. Что с ней потом произошло, никто не знал. И Матвей так никогда и не получил свои заработанные предательством доллары. Так и не смог он ощутить себя тогда богатым и сильным — все оказалось зря, все пошло прахом.

Без всякой связи мысли мои совершили прыжок, и я вновь услышала слова Катьки о том, что Матвей постоянно приходит смотреть на мои выступления. За окном продолжало грохотать, а в воображении вновь быстро замелькали лица: Граф, Матвей, Катька, Шурочка, Петр Иванович… Каждый пытался мне что-то сказать, но слова их заглушал грохот небесного камнепада. Потом вдруг все, кроме Матвея и Графа, исчезли, стал блекнуть и Матвей, лишь один Граф обретал телесность, я заснула, чувствуя его, осязая, слабея от счастья, которое и выразить уже не могла, — и сон мой был полон лишь одним им, одним Графом.

Глава 46

В МИЛИЦИИ

Утро было пасмурное, прохладное, с серой рябью черных луж на асфальте, и, так же, как вчера ночью, продолжали шуметь клены. Я едва не проспала. Мой будильник услышала Танька. Трезвон надоел ей через стенку, она зашла ко мне и навела порядок. Будильник успокоился, а я же была вынуждена проснуться. Сходив в душ и насладившись утренней чашкой кофе с сигаретой, я, все еще сонная, пошлепала по мокрому асфальту в сторону автостоянки, где еще спал мой «Опель».

К зданию РУБОП я прибыла вовремя. Заехав в огороженный низеньким бетонным заборчиком дворик, я приткнулась возле черно-зеленых милицейских тачек, заперла машину и пошла к крыльцу. На ступенях стояли трое толстеньких крепышей с автоматами на шеях, курили и нагло разглядывали меня. Меня не остановили, поэтому я молча прошла мимо них внутрь.

Повестки у меня не было, но я объяснила дежурному офицеру в окошечко проходной цель своего визита, он позвонил Сергею, доложил о моем прибытии, после чего отпустил меня гулять по этажам.

— Вам на третий этаж, вторая дверь направо будет кабинетом следователя Митрохина.

Я уже здесь была и дорогу приблизительно знала. Сначала я подошла к лифтам и нажала кнопку вызова. Пробегавший мимо милиционер притормозил, чтобы сообщить, что лифт не работает. Не успела я среагировать, как другой мужик, уже пожилой и в штатском, остановился рядом с нами и стал интересоваться, что я ищу и как мне помочь? Еще один остановился, как вкопанный, и попытался вмешаться в мужскую беседу, так как я еще ничего никому не успела сказать и в теме не участвовала.

Явно ощущалось, что здесь не хватает симпатичных девушек. Уловив паузу в их беседе, я сообщила, что дорогу знаю и в помощи не нуждаюсь. Но меня все равно так просто отпускать не хотели, еще раз расспросили, еще раз сказали, что к Митрохину мне надо на третий этаж, вторая дверь направо, и только тогда благословили.

Казенные учреждения подобного типа, занимающиеся делом важным, но скрываемым от глаз передовой общественности, не нуждаются в косметическом оформлении. Это вам не какой-нибудь там офис или министерство, по которым судят о благополучии отдельно взятой фирмы или страны в целом. Я шла по бетонным ступеням лестницы, окрашенной светло-зеленой краской, стены кое-где уже покрошились до штукатурки, встречались и подозрительного вида пятна. Я, невольно перевоплощаясь, представляла, каково это идти здесь, будучи задержанной за правонарушение, и знать, что во всем этом гудящем от напряженной работы здании нет ни одного человека, который мог бы тебя пожалеть и посочувствовать твоей беде.

Второй кабинет направо, где меня должен был ждать следователь Митрохин, открылся, едва я приблизилась к двери. Навстречу мне вывалился огромный, как гора, мужчина, в топорном лице которого прятались умненькие глазки, цепко оглядевшие меня сверху донизу. Чем-то он мне показался знакомым, возможно, где-то я его видела, может, прошлый раз?

Мужик скорчил свирепую гримасу, которая должна была, наверное, означать приветливую улыбку, и, тяжело сотрясая этаж, пошел к выходу на лестницу. Пройдя несколько шагов, громила внезапно оглянулся и вновь уставился на меня. Я не стала дожидаться развития его интереса к своей особе и, постучавшись, юркнула в кабинет.

За те недели, которые прошли с моего первого и единственного допроса, здесь ничего не изменилось. Комната была небольшая, с двумя столами, расположенными каждый напротив своего окна. Второй стол, как и в первый раз, пустовал, а из-за первого, с шумом отодвигая стул, уже выходил Сергей Митрохин, следователь РУБОП. Ему еще не было тридцати, и это был довольно симпатичный, хотя, на мой взгляд, несколько простоватый мужчина.

На ходу пригладив темный ежик волос левой рукой, он правой подхватил меня под локоть, подвел к столу и придвинул стул. У меня сразу пропало возникшее на лестнице ощущение, что я задержанная преступница, тем более что поймала его взгляд, устремленный на мои ноги. Наверное, у «оперов», привыкших к схваткам и погоне за бандитами, от сидячей работы кровь приливает к нижним конечностям, отчего возникает повышенный интерес к вопросам пола. У Сереги интерес был явным.

— Очень, очень хорошо, что вы, Света, пришли, — поздоровавшись, сказал он. — А я вас все по тому же делу беспокою. Кстати, видели, кто сейчас вышел из кабинета?

— Это тот большой мужчина, с которым я столкнулась в дверях?

— Не узнали? Это сам знаменитый Уралов, олимпийский чемпион и чемпион мира по вольной борьбе. Ну и могуч мужик! Я его первый раз вот так перед собой вижу. Неужели никогда не видели?

— Не знаю, — пожала я плечами и улыбнулась, — я борьбой особенно не увлекаюсь, больше плаванием. Хотя, кажется, видела его на сборах, но в мое время он уже не выступал, может быть, на тренерскую перешел?

— Нет, не на тренерскую, он уже лет десять как в бизнесе крутится. А вы спортом занимаетесь?

— Занималась, но недавно бросила, — пояснила я и осмотрелась.

На столе Сергея, кроме перекидного календаря, стакана с карандашами и ручками, нескольких папок, может быть, судя по худобе, пустых, и маленького будильника, была расстелена газета с какими-то печеньями и пончиками и пустым стаканом.

— Хотите чаю или кофе? — тут же спросил Сергей.

Я согласилась, только чтобы сделать парню приятное. Представляю, какой кофе они тут пьют! Мне и хотелось убраться отсюда побыстрее, но в то же время невольно пробуждался профессиональный журналистский интерес и желание закрепить новое знакомство. «Свой человек в РУБОП никогда не помешает», — думала я.

Сергей отошел к обшарпанному шкафу, извлек из его недр две чашки, сообщил, что они только что помыты, и стал наливать кипяток из жестяного электрочайника, исходящего паром на соседнем, пустующем столе.

— Я Уварова тоже по нашему делу вызывал, — сообщил он, стараясь не смотреть на мой голый живот под коротенькой кофточкой. С утра, несмотря на пасмурную погоду, было тепло, так что я оделась легко. Может быть, слишком легко, судя по интересу, который проявили ко мне обитатели управления по борьбе с оргпреступностью, пока я искала Сергея.

— Он, оказывается, со многими знаком в вашем клубе, — продолжил Сергей, жестом предлагая мне накидываться на печенье и пончики. — Братья Свиридовы, Иван и Константин — они у вас в охране работают, — тоже его приятели. А Уваров сообщил нам кое-какие сведения многолетней давности. Я уже порылся в архивах, кое-что накопал интересного. Вот опять Уварова пришлось вызывать, уточнять детали тех лет, когда у вашего клуба был другой хозяин. Вернее, хозяйка. Вообще-то заведение еще то, я был, знаете, удивлен, когда узнал, что вы поступили работать в клуб.

— Вот так получилось, — заметила я, отхлебывая кофе. Или то, что здесь называлось кофе.

— Да, в жизни еще не то случается, — подтвердил он, оторвав взгляд от моего пупка с маленьким, но заметным серебряным колечком.

Кольцо в пупке было давним увлечением, увлечением юности. Когда-то давным-давно я пошла на это, думая, что все парни теперь будут моими. Однако вот и результат: следователь Митрохин не знает, куда прятать глаза.

Сергей попытался перейти к делу.

— Тут открылись новые факты, всплыли новые фигуранты, так я бы хотел и на эту тему с вами поговорить.

— Но я все, что знала, уже в первый раз рассказала, — заметила я.

Он махнул рукой, словно бы успокаивая меня:

— На всякий случай, на всякий случай. Честно говоря, из всей… теперь уж и вашей, братии, раз вы работаете в клубе, вы единственная, с кем приятно иметь дело.

Сергей обаятельно улыбнулся и провел рукой по ежику волос. Я скромно опустила глазки и тоже улыбнулась. Сергей, обрадованный моей реакцией, полез в стол. Достав какую-то папку, он извлек оттуда фотографию и подал мне:

— Посмотрите, Светочка, вам не знакомо это лицо?

Фотографий было две. На них в служебном варианте был изображен в анфас и в профиль один человек — какой-то уголовник, судя по бритой голове и угрюмому лицу. Я всмотрелась, фото было плохого качества. Человек был еще совсем молодой, но какой-то уставший. Глаза у него даже на фотографии были уставшими. Впрочем, это было неудивительно, учитывая, при каких обстоятельствах были сделаны эти памятные снимки. Мне этот парень был незнаком. Я протянула фото обратно:

— К сожалению…

— Очень жаль, очень жаль. Интересная, надо сказать, личность. И с вашим клубом тесно связанная.

— А кто это? — поинтересовалась я, думая о том, что из-за следовательского внимания к моей особе я потратила полдня совершенно бездарно. Лучше бы выспалась.

— Некий Матвей Иванович Бездомный, уроженец города Грозный. Фамилия, кстати, очень к нему подходит. Он бывший детдомовец, но так до сих пор постоянного жилья и не имеет. В Москве с девяносто шестого года. С перерывом, правда. Специалист высокого класса — в своей области, конечно…

Я почти его не слушала. Сообщение, что этот уголовник на фото и есть тот самый Матвей, о котором я невольно последнее время так много думала, повергло меня в шок. Я вновь машинально взяла фотографию и с новым интересом стала вглядываться в изображение. Нет, ничего в этом молодом человеке на снимке не напоминало мне тот образ, который сложился во мне по рассказам клубных аборигенов.

Я подняла глаза. Сергей настороженно смотрел на меня.

— Все-таки узнали? — спросил он меня почти протокольным голосом.

Я покачала головой:

— Нет, я его не видела.

— А почему же у вас была такая реакция, когда я назвал его имя?

— Дело в том, что я много слышала о нем в клубе. Мне говорили, что у него были неприятности в личной жизни, несчастливая любовь и прочее, — это волнует наших девушек.

Сергей усмехнулся. Посмотрел на мою недопитую чашку:

— А печенье почему не берете?

— Спасибо, я хорошо позавтракала, — поблагодарила я, и печенье так и не взяла.

— А гражданин Бездомный нам здесь известен несколько с иной, чем вам, стороны. Нас, знаете ли, любовные отношения интересуют постольку, поскольку они связаны с криминалом, — он еще раз усмехнулся и кивнул на фото. — А неприятности в личной жизни — это имеется в виду тот случай, когда он утопил племянницу своей хозяйки несколько лет назад?

— Утопил? — удивилась я. — Мне рассказывали, что это она сама бросилась с моста.

— Вы даже и такие подробности знаете, — насторожился мой следователь.

— Конечно, — подтвердила я. — Наши танцовщицы считают, что он до сих пор хранит верность этой утонувшей девушке.

Сергей отвернулся к окну и задумался. В комнате повисло молчание. Мне вдруг показалось, что теперь и я буду замешана в деле об убийстве тех двух мужчин и во все другие — любовные и уголовные — дела Матвея. Внезапно вместо следователя я увидела силуэт черного мотоциклиста, направляющего на меня длинный ствол пистолета. Я подумала, Сергей потому меня и вызвал, что хочет вырвать у меня признание, — хочет, чтобы я признала в мотоциклисте-убийце Матвея.

Сергей, продолжая задумчиво смотреть в окно, вдруг с выражением сказал:

— Вот гады, ничего не боятся!

Он повернулся ко мне и пояснил, указывая в окно:

— Вон там, в доме напротив, на четвертом этаже. Видите, подоконник с кошкой и вороной. Кошка хозяйская, через форточку вылезает на подоконнике посидеть. А ворона тут как тут. И ведь не боится кошки! Чуть та на подоконник, а эта сволочь старается кошку сбросить. Надо позвонить хозяевам, предупредить.

Сергей повернулся окончательно, провел левой рукой по ежику и откинулся на спинку стула:

— В общем-то, это все, что я хотел у вас выяснить. Жаль, что вы не опознали этого гражданина Бездомного.

Он с сожалением вздохнул.

— Мы вот, милиция, часто бессильны. Сейчас такие законы, что вот, знаешь точно — это бандит, а подобраться нельзя. Приходится досье на будущее составлять, а когда оно пригодится — кто его знает? Но все равно пригодится! — значительно погрозил он пальцем. — Вы, Светочка, не представляете, сколько же криминала можно обнаружить во всех уровнях общества. Вы журналистка, будущая журналистка, — поправился он, — так вы и без меня, наверное, догадываетесь, что не все в стране обстоит гладко. А мы, на переднем краю, видим все особенно ясно. Вот взять этого Бездомного. Я почти уверен, что это он убил тех двоих. Уверен-то уверен, а у подозреваемого Бездомного железное алиби. Человек десять уже подтвердили, что он был в казино «Сириус» в Бибирево в тот вечер. А все потому, что все свидетели — это люди некоего Варана. Тоже, знаете, еще та личность.

— Артем Матвеевич?

Сергей встрепенулся было, но тут же успокоился:

— Все забываю, что Варан у вас тоже постоянный клиент. Старый приятель вашего шефа. Вот тоже пример современного сращивания криминала и бизнеса: владелец ночного клуба связан с вором в законе. Все повязано, все повязано, — безнадежно сказал он.

— А Матвей, — спросила я, — он что, очень опасный человек?

— Бездомный? Ну, как подходить, — развел руками Сергей. — Иной вор в законе больше приносит вреда, но сам-то не убивает. За него как раз убивают такие Бездомные. На этого гражданина у нас пухлое досье. Только прямых улик нет.

Сергей воодушевился, ему было приятно показать мне свою причастность к суровому миру, где стреляют, убивают, сколачивают капиталы, — словом, занимаются мужским делом.

— Знаете, Светочка, этот Бездомный у нас как кость в горле. У нас есть информация, что он причастен к большому числу заказных убийств. И очень громких убийств. Но поймать его пока не удается. Он действует чисто и дерзко. С ним вообще-то все ясно. За него пока удача, но такие, как он, долго не живут. Такое ощущение, что он ищет смерти. Или просто равнодушен к ней. Свидетелей он тоже убирает. Это, кстати, нас и удивило в последний раз. Вы-то в живых остались. Либо это сбой в работе Бездомного, либо…

— Либо что?

— Либо это не он. Может, и вправду кто под него работает? Всякое бывает.

Во время этого затянувшегося визита к следователю, которому, видно, нравилось общаться со мной даже в ущерб делу и времени, я начинала ощущать, как, словно бы под влиянием неведомой силы, моя жизнь все более и более начинает сплетаться с жизнью этого совсем ненужного мне Матвея.

Сергей продолжал говорить о том, как много ему известно, как много в его власти и как много сил в самых верхах заинтересованы в сохранении нынешнего положения вещей. Он говорил еще многое в этом духе, но все, что он излагал, почти не достигало моих ушей. Я молчала под шелест его слов, как молчат в гостях, когда боятся сказать невпопад.

Почувствовав, что его слова начинают падать в пустоту, Сергей оборвал сам себя. Улыбаясь, проговорил, давая понять, что аудиенция закончена:

— Я надеюсь, мы еще, Светочка, встретимся в более непринужденной обстановке? Что вы думаете насчет сегодняшнего вечера?

Я была вынуждена его огорчить: мой рабочий день как раз начинался к ночи. Но я надеялась, что его надежды, наши надежды, надежды всех…

Мы тепло попрощались. Он выписал мне пропуск, и я ушла.

А на улице за это время начал моросить дождь.

Глава 47

ЧЕРНЫЙ МОТОЦИКЛИСТ

Когда я вышла на крыльцо РОВД, там курили лишь двое милиционеров. Третий поднимался мне навстречу по ступенькам в обнимку с высоким толстым парнем, чем-то мне неприятно знакомым. Все посторонились, пропуская меня, я легко сбежала с крыльца и направилась к своей машине. Дождик моросил так легко, так невесомо, что я не могла понять: дышу ли влажным воздухом или теплой дождевой взвесью. Аллею впереди подметал, разбрасывая во все стороны мусор, кто-то из задержанных, по-видимому, бомж. Когда я поравнялась с ним, бомж, останавливая замах метлы, взглянул на меня оценивающим взглядом, словно бы я была не человеком, а вещью, явлением, которое можно так или иначе использовать: продать, купить, потребить… Этот взгляд вновь напомнил мне того огромного парня, что поднимался только что по крыльцу. Где-то я его видела? С чем-то он был связан, с чем-то неприятным для меня, — я не могла вспомнить.

Оглянувшись, я увидела, как все трое милиционеров и этот толстый громила, ухмыляясь, смотрят мне вслед. Даже кто-то похабно хохотнул. Я решительно продолжила свой путь. Шаркание метлы за спиной возобновилось.

Настроение у меня внезапно испортилось. Я села в машину, но не спешила заводить двигатель и трогаться с места. Вместо этого вынула из пачки сигарету и закурила. Мужчины на крыльце продолжали о чем-то весело, с похохатыванием говорить. Бомж метал мусор по сторонам. Мне был виден выезд из дворика РОВД и часть дороги уже с той стороны, по которой время от времени проскальзывали машины. Я думала о недавнем допросе, о Матвее, о Графе, о себе. Мне начинало казаться, что обитатели клуба «Русалка», история клуба, тени клуба — все вместе сплелись сейчас в единый, полуреальный, но от этого не менее опасный клубок.

Не прошло еще и двух месяцев, как я устроилась сюда, но уже окружена клубными заботами и страстями, да и не только окружена, но и живу ими. Еще более тревожило меня другое: полная неразбериха во мне самой. Совсем недавно, когда я только начинала работать в клубе, мне и в голову не приходило, что такая ясная на первый взгляд ситуация — устроилась на халявную работу, где мне покровительствует сам хозяин, — вдруг обернется сложностями.

Влюбленность Графа, мое к нему чувство, в котором я уже не сомневалась, новые клубные знакомые, этот Матвей — все вдруг покрылось патиной сомнений. Все отдалилось, словно происходило не со мной, а виделось во сне, как бывает, когда в обстановке миража, наскоро составленного аляповатым постановщиком кошмара, сам ты одновременно и действующее лицо, и в то же время наблюдатель. Но одно я знала твердо: Граф любит меня, желает меня, и последнее время голова его занята только мною. Тут не было сомнений. Все же остальное, вернее, все, что творилось во мне самой, — это мне было непонятно и это тревожило.

Еще несколько дней назад и я сама была готова найти повод, чтобы слабеющая воля позволила мне ощутить всю радость любви. Но теперь… Бывало, проходили часы, и я ловила себя на мысли, что не вспоминаю о нем. В такие мгновения я словно бы спохватывалась, удивляясь себе, и тут же ощущала укол укоризны, как школьница, вместо контрольной отправившаяся в кино: «Как же так? Что же это такое со мной?» В такие минуты мне сразу страстно хотелось увидеть Графа, услышать его голос, и я звонила по сотовому или ехала в клуб и была счастлива слышать его обрадованный голос, видеть его загорающиеся глаза.

Вот так все и протекало в эти последние дни. Оба они занимали все мои мысли и чувства: без всякого сомнения, любящий меня и, кажется, любимый мною Граф и всплывшая откуда-то из небытия бесплотная и мрачная фигура Матвея.

Я выбросила в приоткрытое окошко окурок сигареты и вновь оглянулась на крыльцо; двое милиционеров все еще курили на ступеньках, штатский незнакомец и его приятель куда-то исчезли, и непрерывно доносился со стороны асфальтовой дорожки равномерный шорох метлы раз и навсегда заведенного на работу бомжа. И в следующий миг, поворачиваясь к рулю и протягивая руку к ключу, я увидела в просвете ограды черного мотоциклиста на большом темном мотоцикле.

Я застыла на месте, вглядываясь изо всех сил в тонированное стекло мотоциклетного шлема, за которым прятался мой преследователь. Откуда-то снизу, как кулак, ударило сердце, подождало секунду, и пошло, как поршень, стучать, нагнетая мои страхи. Мотоцикл, взревев, унес черного всадника. Треск мотора стих вдалеке, и только тогда в груди так стеснило, что я поспешно откинулась на спинку сиденья, пережидая, пока сердце не забьется немного ровнее.

В это мгновение близко-близко всплыло и зависло перед глазами лицо недавнего громилы, обнимающегося с приятелем-милиционером. Но только не на фоне крыльца РОВД, а во дворике клуба «Русалка», где он и еще два его приятеля пытались победить Графа в простом рукопашном бою.

Я вспомнила, вспомнила: это был один из приятелей Паши Маленького, попытавшегося хамски унизить меня еще в самом начале моей работы в клубе. С того момента, как Граф побил их, я так никого из них не видела больше, я думала, они исчезли, как крысы, испугавшиеся кота. Но видно, крысы никогда не успокаиваются. А то, что соратник Паши Маленького предшествовал черному мотоциклисту, совсем уже исключало возможность простого совпадения. Значит, мотоциклист и Паша связаны, действуют вместе, замышляют что-то против меня!

В конце концов я собралась с силами и уехала. Весь оставшийся день прошел как во сне. Вернее, в каком-то кошмаре. Мне все время чудились преследователи, в каждом мотоциклисте, которых стало попадаться неожиданно много — на каждом шагу, — я видела Матвея, в любом крупном толстяке проглядывались черты Паши Маленького со товарищи. Даже в «Ленинке», куда мне надо было заехать, чтобы собрать библиографию для реферата, даже там, в читальном зале, стоило мне поднять голову от книги и посмотреть поверх низкого абажура настольной лампы в сторону прохода между столами, — невдалеке тут же появлялась какая-нибудь крупная фигура, конечно, бандитская.

Совершенно разбитая — даже не физически, морально, — я прибыла в клуб. Приехала я немного раньше обычного. Во-первых, в клубе находиться мне казалось как-то безопаснее, а во-вторых, хотелось кое с кем пообщаться до выступления.

Глава 48

КАТЬКА ЗЛОБИТСЯ

Дождь как начал сыпать днем, так и не думал переставать. Это была какая-то нудная, бесконечная взвесь, которой был полон воздух, легкие, одежда. Все отсыревало вокруг, все было нудным, бесконечным и беспросветным. Когда же я подъехала к «Русалке», день уже окончательно посерел, включенные уличные фонари мокро блестели внутри мутных ореолов, которые создавала все та же водяная пыль.

Припарковавшись, я выскочила из машины и без зонта быстро пробежала до входа. Под козырьком курил Иван Свиридов, бдительно поглядывавший за суетой уличных охранников, снующих вокруг оставленных машин. Я поздоровалась с ним и шмыгнула внутрь. В вестибюле среди курящего народа Петра Ивановича я не увидела. Костя разговаривал с похожим на него размерами мужчиной. Я повисла у Кости на руке, чтобы привлечь к себе внимание, и вдруг с мгновенным испугом узнала в его собеседнике Пашу Маленького.

— Тебе чего, Русалка? — ласково спросил Костя. Я проглотила комок в горле и спросила: где Петр Иванович?

— Может, я лучше пригожусь? — нахально спросил Паша Маленький.

— Не надоело? — ядовито сказала я. — Кажется, кто-то уже раз пытался?

Костя засмеялся, одобрительно похлопал меня по ладони, все еще лежавшей на его предплечье, сказал: «Молодец!» и заметил, обращаясь к Паше Маленькому:

— Нашей русалочке палец в рот не клади.

— А что ей можно класть? — захохотал Паша Маленький.

— Потренируйся на своих дружках, — с презрением сказала я, отметив, как сразу побагровело от злобы лицо Паши Маленького.

Костя легонько подтолкнул меня к комнате швейцара:

— Иваныч там, пошел чайку попить.

Петр Иванович мне обрадовался. Отыскал чашку и налил чай. Я перед выступлением пить не хотела, но, чтобы не обидеть, чашку взяла. Потом сказала, что хочу его еще кое о чем спросить, вчера на теплоходе так и не договорили.

— Опять о Матвее?

— Да. Это правда, что он приходит смотреть мои представления?

Петр Иванович пожал плечами:

— Да. А что тут такого? На тебя ползала подходят смотреть. Ты вот не знаешь, а у нас за эти два месяца, пока ты работаешь, яблоку негде упасть. Шеф, говорят, собирается расширять заведение. Говорят, уже соседний особняк покупать собирается. А ты говоришь, на тебя не смотрят.

— Да нет, ничего я не говорю, — пожала я плечами. — Мне только интересно, зачем Матвей приходит?

— Ты что, боишься его? — внезапно догадался Петр Иванович. — Ну, это ты зря.

Он задумался на мгновение:

— Нет-нет, — отмел рукой свои мысли. — Кто угодно, но только не Матвей. Да и зачем? У него, конечно, бзики начались по возвращении, это точно, но нет-нет. И потом, одно дело… — замялся он, пытаясь подобрать слова пообъемнее, — одно дело — профессиональные обязанности, а другое — это. Он ведь тоже человек. А ты вполне можешь ему напоминать ту Свету. Она тоже была, как ты: маленькая, светленькая, тоже красивая, я помню. Ты выбрось это из головы. И чего это тебе в голову пришло?

Меня, однако, это не успокоило. Во мне уже сидел страх — странный, бесформенный, слепой, как всякое существо, рожденное в подземельях слепых, — страх неизвестно чего, усиленный встречей с Пашей Маленьким и подручным Паши. Я рассказала, как неожиданно увидела сегодня в обществе милиционеров приятеля Паши, увидела черного мотоциклиста, похожего на того, давнего, силуэт которого оставил жуткий оттиск на титульном листе моей памяти.

Петр Иванович мигом разрушил всю конструкцию:

— Чепуха! Сейчас всех наших по-новому начали таскать к ментам. А уж этих «шестерок» в первую очередь. Да и Варана уже приглашали, теперь за его шушеру принялись. А мотоциклист?.. Да что это тебе в голову лезет? Чтобы Матвей!.. А впрочем, — на миг задумался он, — как я не подумал?.. Может, его тоже вызывали. Я так понимаю, он у них главный подозреваемый. И у нас в «Русалке» его многие хотели бы засадить, да боятся. Неудобная, знаешь, личность. Но это я только тебе, об этом молчок, это чтобы ты выбросила из головы глупости: Матвей тебя будет пугать, как же!..

Я решила, что он прав. Не во всем, разумеется, тем более что тайные истоки моего беспокойства я не могла поведать никому. Что там говорить, я и сама толком не понимала, что меня тревожило. Если бы я боялась за свою жизнь, мне достаточно было бы пожаловаться Графу, чтобы вся его неистовая мощь обрушилась на моих обидчиков. Кроме того, в критический момент я могла бы укрыться за границей под крылышком папы и Закона, который у них там и впрямь иначе как с большой буквы не мыслится. Так что страхи мои, хоть и вполне реальные, были несколько иной природы, только я и сама не могла бы определить: какой?

Когда я подошла к приоткрытой двери нашей костюмерной, меня остановил громкий голос Катьки.

Подслушивать я не собиралась, но говорили обо мне, поэтому я в первое мгновение запнулась, а потом слушать пришлось.

— Светка? Ой, не могу! Только не надо мне мозги пудрить, нашли лапочку! — громко и презрительно говорила Катька. — Такая же, как все, только что гонору больше, тихоня!

— Что ты злобишься? — услышала я примирительный голос. — Ты же сама понимаешь, что Света не виновата, что она мужчинам нравится. Да и с Графом у вас вроде уже было все кончено, когда она пришла сюда.

— Вроде! Вроде у Мавроди. Куда бы он от меня делся, если бы не эта фифочка? Что я, мужиков не знаю? А твоя подруженька еще и кочевряжется, сука! — я тут, мол, ни при чем, не виноватая я, он сам ко мне пристает. А все для чего, чтобы денежки Графа захапать.

Я пожалела, что стала слушать. Знала же, что Катька меня недолюбливает. Да и сама я не испытывала к ней особой симпатии. А вот злоба ее меня неприятно поразила. И тоже не потому, что я о ней не подозревала. Только одно дело подозревать, а другое — услышать вот так, наяву. Не успев обдумать ситуацию, подчиняясь порыву, я вошла в комнату.

Головы девушек повернулись в мою сторону. У большинства на лицах было написано смущение. Катька сидела красная, черные брови нахмурены, глаза жгуче и ярко сверкали. В отличие от других девушек, она еще не начинала переодеваться, только красилась. Заметив меня, она тут же отвернулась. Кое-кто из девушек махнули мне рукой, здороваясь. Верочка улыбнулась. Шурочки в гримерной не было. Я, чувствуя, что все во мне кипит, прошла к своему столу. Хотела сесть, но не выдержала и повернулась к Катьке:

— А я, Катя, все сейчас слышала, что ты тут обо мне говорила.

Катька, продолжая подрисовывать бровь, с издевкой спросила:

— А разве вас в университетах не обучают, что подслушивать некрасиво? Особенно для такой высокоученой дамочки.

— Я случайно услышала.

Катька повернулась ко мне всем телом:

— Знаем мы, как это у вас все случайно получается. Случайно слушаем, случайно мужиков перехватываем, случайно на графские денежки нацеливаемся, потом случайно клуб под себя подгребаем — все у тебя случайно, все у тебя по-тихому, все у тебя исподтишка!..

— Катя! — укоризненно и предостерегающе воскликнула Верочка. — Как ты можешь?!

— Что Катя? Я уже двадцать лет Катя! — закричала она, уже почти не в силах сдерживаться. Она почти задыхалась.

Но и я почувствовала прилив гнева. Редкий случай для меня. Я ощущала себя обиженной, тем более что, несмотря на свою неприязнь к Катьке, я всегда старалась вести себя с ней корректно и ничем не задевать ее. Обидело еще и то, что меня можно было бы подозревать в желании завладеть деньгами Графа. Я никак не думала, что мои отношения с Графом со стороны могут быть истолкованы с такой меркантильной точки зрения. Кроме обиды я чувствовала и удивление. Удивила злоба, которая вдруг прорвалась у Катьки.

— Что ты злишься? — сдерживаясь, сказала я. — Что ты на других свои грехи перекладываешь? Если у тебя ничего не получилось с Графом, то винить надо только себя. С себя спрашивай. У вас было время, и если он охладел к тебе, то я тут при чем? Если у вас что и было, то уже прошло, неужели так трудно понять?

— Ах, она меня еще и убеждает! Она меня за дурочку держит! Мы все здесь дуры необразованные, в лесу родились, пням Богу молились! Одна Светочка наша все понимает, нам может разъяснить, как мужчин на привязи держать!

Катька вскочила со стула, всплеснула руками и в злобном раздражении уставилась на меня. Мне даже показалось, что она сейчас кинется в драку, вцепится в волосы, и все закончится одной из тех безобразнейших сцен, которые и в кино наблюдать неприлично. Девушки, забыв о гриме, повернулись к нам. Некоторые вскочили в испуге: не одна я ощущала, что ситуация может взорваться в любой момент.

— Катенька! — воскликнула Верочка, всплескивая руками. — Успокойся, Света не виновата!

— Молчи, дура! — взвизгнула совсем не помнящая себя Катька. — Еще ты там голос подаешь! Светка, конечно, святая. Она замуж за хозяина хочет. Это мы просто спим с мужиками, а она хочет законно спать. Чтобы не подарками ограничиться, а все захапать! Конечно, не виновата. Это мы виноваты, что до нее до такого не додумались!

— Если хочешь знать, — все еще сдерживаясь, сказала я, — мой отец может хоть десяток таких «Русалок» купить. Мне незачем охотиться за деньгами.

— И здесь она лучше нас! — взвизгнула Катька. — Она деньги презирает! Ей лишний клуб только помешает! От него у нее мигрень начнется. Она у нас от запаха денег заболеет!

— Кто еще заболеть хочет? Что у вас тут за митинг? — раздался вдруг голос Шурочки, который как раз входил в дверь.

Появление Шурочки всех обрадовало. Он своим появлением словно бы разрядил наэлектризованную атмосферу нашей гримерной: послужил громоотводом, принявшим на себя ослабевшие удары наших молний.

— Катенька! А ты почему еще здесь? Ты заболела или нет? Раз отгул взяла, надо ехать домой. Домой, домой, и без разговоров, — замахал он руками. — Завтра чтобы была свеженькой и красивенькой.

Все и впрямь, словно бы получив разрядку, повернулись к своим зеркалам. Катька, едва не топнув ногой, резко повернулась и упала на свой стул. Я посмотрела на часы: до моего выступления было еще время, часа полтора, не меньше. В гримерной оставаться мне было тягостно. Повернувшись, я пошла к выходу, мне захотелось увидеть Графа, как-то успокоиться.

— Жаловаться пошла! — ясно услышала я за спиной злобное шипение Катьки, но не оглянулась; после этой стычки стало мне нехорошо, действительно хотелось кому-нибудь поплакаться в жилетку. Я не думала, что со стороны мои отношения с Графом можно истолковать так. А главное, я знала, конечно, но все же не думала, что все так прозрачно, все так заметно другим. Занятая собой, собственным миром, я просто не хотела видеть очевидное.

— Иди домой! — закрывая за собой дверь, услышала я голос Шурочки. — Лечись!..

Поворачиваясь от двери, я столкнулась с шедшей мимо Натальей Николаевной, нашей Мамочкой. Чтобы удержаться, она обняла меня и сверху вниз посмотрела мне в глаза. И сразу что-то поняла.

— Ты чем-то расстроена? — участливо спросила она.

В этот момент дверь гримерной распахнулась, оттуда вылетела Катька, непримиримо скользнула по нам огненным взглядом и, быстро вбивая в ковровую дорожку каблучки, пошла к лестнице. Наталья Николаевна перевела взгляд на меня и покачала головой:

— Достали?

— Да не то чтобы да…

— Все-таки достали, — убежденно вздохнула Наталья Николаевна.

Придвинув запястье к глазам, она посмотрела на свои украшенные мелкими бриллиантами часики. — У тебя еще до выступления вагон и маленькая тележка времени. Пойдем лучше ко мне, я тебе массаж сделаю, все неприятности улетят.

От ее участия мне стало легче. Я согласилась. Мы спустились в цокольный кафельно-влажный этаж с уже знакомыми мне банями, бассейном и прочими, альтернативными верхним, удовольствиями. В одной из массажных комнат, оказавшейся свободной, Наташа заставила меня раздеться до трусов, уложила на стол и стала профессионально и жестко разминать меня. Процедура для меня была привычная еще со сборной, я быстро расслабилась и полностью отдалась ее сильным рукам.

Мы болтали с ней обо всем понемножку: о работе, о вчерашнем круизе на теплоходе, о клиентах, вообще о клубе. Потом речь зашла об Аркадии, который последнее время стал что-то приставать к сотрудникам…

— Я думаю, — со смешком говорила Наталья Николаевна, — что это все его маленькая армянская половинка виновата. Марина считает, что ее Аркаша гораздо лучше выглядел бы полным директором, чем замом. Не понимаю, зачем это ей нужно? Вчера я сама слышала, как она — кстати, в присутствии вашей Кати — говорила, что Графу не следует увлекаться новенькими. И многозначительно этак на Катьку смотрела. Катька, конечно, завелась, а Маринка — довольна.

Ввинчивая твердые пальцы мне в спину так сильно, что меня выгибало, Мамочка с удивлением говорила:

— Не понимаю, зачем это ей нужно? Все равно Аркадий останется лишь замом. Граф не Атаманша, он вожжи из рук никогда не выпустит. Тут ясный облом Аркадию. Тогда зачем Маринке интриговать? Из любви к искусству? Не понимаю.

— А что Атаманша? — переведя дух, спросила я, когда Наташа перешла к моим ногам.

— Атаманша? Ты о чем?

— Ну, ты же сама говоришь, что Граф не Атаманша. Она что, вожжи выпустила?

— А-а! Да нет, это я так, к слову. Это же еще до меня было. Я к тому, что сумел же Юрка как-то перекупить «Русалку». Ну да Атаманша, говорят, не в пример ему была безалаберной бабой. Раз упустила такое доходное место, то у нее точно винтики плохо крутились. Но и Аркадий не тянет. А вот Катька вчера завелась. Она и выпила изрядно, потому и завелась. Ты с ней вообще-то осторожнее, — вдруг сказала Наталья Николаевна.

Она стала выкручивать мне правую ступню и замолчала. Я подумала, что Мамочка уже забыла, о чем только что говорила, но вдруг продолжила о Катьке:

— Знаешь, Катя девочка еще та, прошла огонь и воду. И знакомства у нее неслабые. Я ее несколько раз видела в таких компаниях, что не дай Бог. А она там вела себя как своя. Я думаю, если ее разозлить…

Мамочка вдруг громко шлепнула меня по ягодице и воскликнула:

— Готово! Слезай! И чего это я тебя пугать вздумала? У меня голова со вчерашнего тяжелая, вот и мысли не те лезут.

Глава 49

ПОКУШЕНИЕ

Последующие часы прошли, как в тумане. Я парила среди ставшего уже привычным жемчужного сияния моего подводного мира, окруженного — стоило лишь сделать небольшое волевое усилие — зеленоватым и таинственным полумраком теней, играла с рыбами, давно принявшими меня в свою немногочисленную семью, и думала, что я, как обычно, делаю из мухи слона.

И впрямь, чего это я, в самом деле? Какая-то шлюха (из бывших и настоящих) публично попыталась навязать мне собственную роль, то бишь свое понимание жизни, навязать мне свою оценку моих (моих!) поступков, и я уже поддалась. Неужели, думала я, человека так легко сбить с толку, так легко извратить подоплеку его поступков? Или же все так относительно в мире, что нет грани между хорошим и плохим? Но ведь мне же не нужны деньги Графа? Мне вообще не нужен весь этот мир с его благородными и злыми разбойниками. Это привлекательно в приключенческих фильмах, в лентах о ковбоях и справедливых полицейских. В реальности от такой жизни быстро устаешь.

Время от времени я всплывала, чтобы глотнуть воздуха, вновь погружалась, сопровождаемая гладкими тенями рыб, привыкших следовать за мной, и вновь оказывалась в плену своих мыслей. Я была раздражена, в тоске, ненавидела себя и всех, но все время каким-то краешком сознания помнила, что где-то там, за призрачным стеклом, по ту сторону моего бытия, стоит и смотрит на меня еще один непонятный, загадочный, еще один тревожащий мои мысли человек — Матвей.

Все было так запутанно, все так не походило на граненую ясность моего доклубного существования!

Массаж ли или, может быть, парение в изумрудно-жемчужном подводном мире, но к концу смены я успокоилась, смягчилась. Переоделась в пустой гримерной и в состоянии тупого размягчения, рассеянно пошла вниз. Усталость, накопленная за день, все эти переживания, замешанные на призраке выеденного яйца, доконали меня вконец — сутки подходили к концу, мне требовался отдых, я желала добраться до постели и забыться уже по-настоящему.

Лавируя среди шляющегося незнакомого народа, отпихивая липкие ладони, отмахиваясь от липких предложений, я проплыла в густом сигаретном тумане мимо открытых и прикрытых дверей кабинетов, нырнула к вестибюлю и тут замешкалась. Какая-то широкая грудь преградила мне дорогу, предлагая разделить чужое одиночество. Мне было в высшей степени наплевать на томления неудовлетворенного организма, но его слова нашли во мне отклик. Я почувствовала, что призрачная пустота внутри меня требует реального заполнения, — мне ужасно захотелось выпить водки, хотя бы чуть-чуть, чтобы ощутить, хоть и искусственное, возбуждение и прилив сил.

Я свернула к бару, где мне сразу нашлось место. Аккуратный и подтянутый Саша налил мне «Смирновской», я залпом выпила рюмку под льстивый, на что-то надеющийся аккомпанемент голосов вокруг, и закурила, чувствуя, как тепло внутри заставляет пульсировать кровь в такт негромкой, но навязчивой музыке вокруг.

Водка и сигарета прояснили мои мысли, все обрело привычную четкость. Я огляделась. Лица вокруг меня были полны напряженного и нетерпеливого умиления моей красотой и неотразимостью. Бармен Саша, жонглируя миксером, незаметно подмигнул, я потушила недокуренную сигарету и, чувствуя, что упустила нечто важное, направилась к выходу из бара. На разочарованные возгласы мне вслед я не обратила внимания, хотя один был даже злобен, и в другой ситуации я не спустила бы оскорбление, призвав на помощь кого-нибудь из «опричников» — Костю или Ивана.

Петр Иванович придержал тяжелую дверь, и я вышла на крыльцо. Тишина и свежая сырость ночи были приятны мне. Я стояла, сильно вдыхая мокрый воздух и по-новому впитывая все вокруг: черный блестящий асфальт тротуара, подсвеченный огнями из окон, черное небо, чуть освещенное в том месте, где пряталась за прохудившейся пленкой облаков круглая в эту пору луна, толстый парапет поодаль, за которым мерцал провал и что-то царапалось и булькало, а дальше, за впадиной мрака, сияли лежащие ничком на гладкой воде дрожащие столбы прожекторов. И все же что-то я упустила, думала я, понимая, что мое беспокойство скорее иррациональной природы, — ничего действительно важного ожидать меня не могло.

Кивнув на прощание Петру Ивановичу, облаченному в бутафорски расшитую швейцарскую хламиду, я пошла к своей машине. Мотор завелся сразу, я посидела еще немного, последний раз пытаясь отыскать то упущенное памятью, что невольно мучило меня, — не смогла. Потом мое внимание привлек новый звук, знакомый звук, тревожный звук, — где-то невдалеке с треском взревел мотоцикл. Я повернула голову и действительно увидела его: знакомую черную фигуру на черном мотоцикле метрах в двадцати. И тут же мотоциклист сорвался с места и стремительно исчез в темноте дороги.

Я закурила, а когда поняла, что успокоилась, выбросила недокуренную сигарету, дала задний ход и выехала из общего ряда уснувших машин на проезжую часть. Скользнув напоследок взглядом по сияющему толстому контуру русалки над крыльцом, я поняла: мне весь вечер хотелось увидеть Графа, и тут же нестерпимо заныло в груди от желания просто сказать ему что-то хорошее, пожелать ему спокойной ночи, услышать его голос, увидеть его всегда немного грустные даже в радости глаза!.. Еще не сообразив, что делаю, я резко притормозила, дала задний ход, остановилась напротив клуба и, опрометью выскочив из машины, побежала к крыльцу.

Вот тут-то все сразу и произошло: Петр Иванович с удивленным и немного испуганным выражением на лице торопливо открывал передо мной тяжелую дверь, силуэты каких-то мужчин застыли вдоль стены, я вспорхнула на верхнюю ступеньку крыльца — и вдруг ударило! Толчок в спину швырнул меня в мягкие объятия Петра Ивановича, что-то звенело, кто-то кричал вокруг, народ хлынул мимо нас на улицу, я, ничего не понимая, хотела лишь одного: чтобы рядом оказался Граф.

Петр Иванович освободил меня, и я тут же утонула уже в твердых, уже в надежных объятиях — в объятиях Графа. Я сразу перестала бояться, взяла себя в руки и уже спокойно могла осматривать то, что осталось от моего покореженного взрывом «Опеля».

То, что происходило дальше, напомнило мне день, когда я первый раз пришла сюда. Тот день, когда черный мотоциклист при мне застрелил двух мужчин. Так же суетились люди вокруг, так же понаехало много милицейских машин и так же точно пульсировали со всех сторон тревожные красные маячки на крышах служебных автомобилей. Только следователь был уже мне знаком; приехал сонный, но чем-то довольный Сергей Митрохин, издали подмигнул мне, а когда узнал, что взорвана моя машина, на лице его я увидела странную смесь сочувствия и азарта. Он был обрадован, как охотник, увидевший наконец долго выслеживаемого зверя, — увидел мельком, но уже это давало новую надежду на удачный исход преследования.

Сергей был разочарован, когда я и в этот раз не смогла сообщить ему ничего существенного. Опросив меня, он начал допрашивать других. Потом, вспомнив обо мне, сказал, что я могу ехать домой. Странно, но я отметила в нем едва уловимую перемену: словно бы все события вокруг меня и клуба давали ему возможность — не осознанную рассудком, но тем не менее реальную — относиться ко мне более фамильярно. Окружением своим, а также обстоятельствами встреч я как бы давала ему право считать себя такой же, как и его обычные подопечные, которые, будь они хоть депутаты, пробившиеся к власти из зоны, все равно оставались представителями криминалитета, то есть его подопечными.

Открытие это было неприятное, хотя я была убеждена, что сам Сергей объективно этого не осознавал, просто не задумывался над этим. Это было важно лично для меня, хотя Сергей и метаморфоза его мировоззрения были мне глубоко безразличны. Несмотря на опасность, которую мне удалось избежать, несмотря на неприятное для меня открытие, что рядом существует враг, готовый убить, в тот момент меня тревожило больше то, что чем дальше, тем все более этот прежде чуждый мне мир уголовщины становится для меня средой обитания.

Тем не менее о черном мотоциклисте я Сергею не рассказала.

Граф, которого со всех сторон теребили и оперативники, и служащие, и клиенты — вопросы, просьбы, требования, — не забыл распорядиться отвезти меня домой. Я села в машину, графский личный шофер Степа — бывший таксист, проработавший на извозе лет пятнадцать и отлично знавший Москву, — трещал не переставая, развлекая меня случаями из своей богатой трудовой практики. Я же не слушала его, я думала обо всем том, что продолжало, пока еще медленно, осторожно, закручиваться вокруг меня.

Потрясение, испытанное мной, усталость от длинного, насыщенного событиями дня, а может быть, еще и водка, выпитая недавно, — подействовало все вместе: во мне была какая-то необыкновенная восприимчивая пустота. Я думала обо всем сразу, мысли мелькали в голове, подобно комариному рою, и ни одна из них не задерживалась, не становилась доминирующей: Матвей, стреляющий в прохожих, мой «Опель», канувший в свою железную Лету, мотоциклист, летящий по периферии моего внимания, но определенно стремящийся к центру.

Наконец мы приехали. Я отпустила шофера и пошла к воротам. Машинально помахала пропуском в сторону окошка милиционеров, но оттуда никто не показался: все уже привыкли к моим возвращениям под утро и давно не останавливали меня. А влюбленный в меня милиционер Петя, всегда дожидающийся на рассвете моего возвращения, сегодня не дежурил. Войдя в лифт и нажав кнопку своего этажа, я привычно ощутила мгновенное зарождение тошноты, так и не успевшей созреть — слишком все быстро протекало в наших скоростных лифтах, — вышла на своем этаже и побрела по ковровой дорожке к себе.

В это нежно-голубое утреннее время во всем гигантском здании было тихо. Все спало глубоким сном, даже немецкие привидения (поселившиеся здесь с тех давних времен, когда в кирпичных толстых стенах замуровывали пленных строителей), и те успели уйти на покой. Скоро должны были проснуться бегуны, каждое утро спешащие на аллеи, потом уборщицы… Голова моя была стеклянной, и сама я себе казалась стеклянной, я мечтала только о том, чтобы добраться до кровати и упасть в сон, не менее глубокий, чем сейчас у привидений.

Когда проходила холл с несколькими креслами, расставленными в поле зрения телевизора, увидела силуэт человека, сидевшего напротив окна. Я еще успела подумать, что ошиблась: кто-то, вопреки моим предположениям, уже не спит. Вдруг серый силуэт стал подниматься, вырос, я уже собралась отвернуться, как в тот же миг узнала круглый предмет в его руке — мотоциклетный шлем.

И я поняла, что ждут меня.

Сонливость мою как рукой сняло. Я почувствовала, что у меня пересохло во рту, а еще глупая мысль, что вот так у всех когда-нибудь и кончается. Причем я не затруднилась определить для себя, что кончается. Это было и так ясно. Однако же, несмотря на испуг, страх мой был какой-то иной природы, словно бы я боялась не так за свою жизнь, как… в общем, не за жизнь.

— Света? — вопросительно обратился ко мне Матвей.

— Как вы здесь оказались? — вырвалось у меня. — У нас же пропускная система.

Он пренебрежительно махнул рукой:

— Я сказал, что приехал навестить двоюродную сестру. Сказал, что у меня мало времени, утром должен уехать, поэтому надо повидаться сегодня же. Я им оставил упаковку пива и бутылку водки. Вот и весь пропуск. Они даже узнали и сказали, в какой комнате ты живешь. Я туда заходить не стал, решил тебя здесь подождать. Я же знал, что тебя еще нет, поэтому остался здесь…

Он говорил так, как говорит человек, который боится молчать, поэтому и спешит выговориться.

Я внезапно почувствовала, что меня начинает охватывать гнев. Я вспомнила, что произошло — только что, совсем недавно, — вспомнила взрыв, собственный запоздалый страх и постоянные преследования черного мотоциклиста — Матвея, конечно.

— Зачем ты сюда пришел? — перебила я его. — Ты что, не был уверен, что я погибла? Пришел сюда, чтобы убедиться на месте?

— Я не верил, что ты можешь погибнуть, — с горячностью сказал он. — Я был уверен, что ты выжила.

Он подошел ко мне ближе, так что я теперь могла видеть его лицо в слабых предрассветных сумерках. Я, даже забыв возмутиться его словам, жадно всматривалась в его черты. Та фотография из личного дела, которую показал мне следователь Сергей, хоть и давала представление о нем, но все же изображала человека, измотанного тюрьмой, почти сломленного. Сейчас Матвей, так же жадно, как и я, смотрел на меня. Мы оба разглядывали друг друга так, что в иной ситуации это было бы почти неприлично. Меня оправдывало лишь то, что я слишком много слышала о нем последнее время, любопытство мое было возбуждено, а кроме того — и это, наверное, было самое главное — я просто устала, была потрясена покушением, нервы мои были взвинчены — мне было не до приличий. А вот что двигало им? Я думала, что знаю, любая женщина догадалась бы, на чем основано внимание мужчины, который постоянно любуется ею.

В тот момент я была, наверное, действительно не в себе или хотела выдать желаемое за действительное, не знаю. Во всяком случае, страх мой неожиданно прошел. Я забыла даже, что сегодня видела его перед взрывом, что его преследования на мотоцикле уже давно пугали меня.

Я думала совсем о другом, думала, что Матвей в жизни гораздо симпатичнее, чем можно было бы представить по рассказам других, да и собственным представлениям о типовом убийце. Он был среднего роста, очень широкоплечий. Может быть, это казалось из-за его кожаной куртки. Рубашка, как в тот, первый раз, была расстегнута, и я снова могла увидеть фрагмент его цепочки, золотой, конечно. Волосы у него были довольно длинные, и темно-русый чуб спадал на лоб. А когда он, глядя на меня, несмело улыбнулся, лицо его внезапно осветилось и еще больше похорошело.

В этот момент смысл его последней фразы дошел-таки до меня. Я возмутилась, но опять же как-то отстраненно, словно бы сейчас меня заботило совсем другое:

— Как это не верил, что я могу погибнуть? Ты что, думаешь, я бессмертная, как шотландец Мак-Лауд? Ты думаешь, что со мной можно экспериментировать?

— Нет, нет, — запротестовал он. — Это же была ошибка. Я думал, что все получится по-другому, не так. И потом, я слишком дорого заплатил за свою ошибку. И сильнее, чем я сам себя, ты меня наказать уже не сможешь.

У меня внезапно заболела голова. И вновь вернулась усталость, ушедшая было после того, как я его увидела. Сейчас я чувствовала себя так плохо, что я готова была упасть в кресло прямо здесь, в холле.

— Знаешь что, — сказала я, — я хочу спать. Ты, наверное, выспался, а я ног уже не чую. Иди, пожалуйста, домой, а я пойду к себе. Завтра, то есть вечером, в клубе, если тебе что надо, подходи, спроси, я отвечу. А сейчас извини. Иди, пожалуйста.

Я повернулась и пошла по коридору. Через несколько метров повернулась — он все еще стоял, глядя мне вслед. Я махнула рукой:

— До вечера, до вечера!

Когда же сворачивала за угол, увидела, как он медленно и нерешительно шел к лифту.

Вот и отлично.

У себя в боксе я еще нашла силы принять душ. Потом легла. После душа вновь почувствовала прилив сил, мне казалось, что как раз сейчас уснуть уже нельзя, и я ясными глазами смотрела на выцветшие обои напротив, на репродукцию Ренуара, на выдуваемую ветром занавеску. И тут все в комнате начало потихоньку бледнеть, поползло туманными пластами — и стало совсем исчезать. Все, что было в комнате, теряя телесность, растворялось в воздухе, а из зыбкого, спиралью свитого тумана, словно из колец сигаретного дыма, высовывались аквариумные рыбы с лицами клубных клиентов… На мгновение еще вернулся спадающий на лоб русый чуб Матвея, его губы, несущие белиберду о моем бессмертии, а совсем уже напоследок заглянул из настенной рамки следователь РУБОП Сергей Митрохин… И вот исчезло все, и на темной ночной улице черный мотоциклист умело минировал мой покойный «Опель», который тут же, без всякого шума, но очень ярко вспыхивал огненным факелом… И под гул моторов проезжавших машин летел с моста за своей русалкой Матвей, обреченный долгие годы искать свою проданную любовь… И мой отец строго, как в детстве, грозил пальцем, требуя покинуть балаган пустых надежд и возвращаться домой в Париж, где меня уже ждет работа в престижном газетном концерне…

Глава 50

НОВЫЙ «ОПЕЛЬ»

Сначала волна чего-то бесформенного, смятого прошла надо мной, потом выдулась цветной дышащей полосой, идущей вверх, и было совершенно непонятно: где я, что со мной и почему? И от бессилия что-нибудь понять становилось страшно до жути — заболела, потеряла сознание, очнулась в гробу. Но тут же мозаика цветов и предметов осела, мысль прояснилась, поспешила сказать правду — и я, вяло моргая, никак не могла понять, чем спросонья меня могла испугать занавеска, продолжавшая горбом выдуваться у раскрытого окна? Я попыталась заснуть снова, сменить занавесочный кошмар полусна на что-нибудь теплое, дивное, и от этого проснулась окончательно.

И сразу же, словно ожидал моего пробуждения, зазвенел зуммер мобильника. Будильник показывал четверть второго. Ничего себе поспала. Я дотянулась до тумбочки, пошарила рукой, едва не сбила трубку, но все же подцепила — алло!

Это был Граф, и значит, день начинался прекрасно. Голос у Графа был энергичный, деловой, но я сразу почувствовала, что под этой бодрой интонацией скрывается — и плохо скрывается — нежная забота обо мне. Вчерашние страхи и неприятности отдалились еще дальше. Еще окончательно не проснувшись, я инстинктивно подстроилась под его интонацию, стала слабенькой, нуждающейся в жалости и заботе. Что-то тоненько пищала, что-то отвечала, пока не сообразила, что Граф звонит снизу и что он хочет, чтобы я выглянула в окно.

Я тут же забыла о своем томном недомогании, нервном истощении и прочая, прочая, вскочила, кутаясь в простыню, прыгнула на подоконник — и в окно.

Высунулась, трепеща от удовольствия и любопытства, одной рукой продолжая придерживать возле уха трубку. Внизу, возле своего «мерса», стоял и махал мне рукой сверху кажущийся малюсеньким Граф. Степан, облокотившись на мой красный «Опель» и запрокинув лицо, тоже смотрел на меня снизу вверх.

— Спустишься? — спросил в телефоне Граф. — А то у меня мало времени.

— Сейчас, — радостно сказала я. — Подожди секунду, я оденусь и выскочу. А то я совсем голая, прямо из постели.

Он засмеялся и отключился.

Я быстро влезла в платье, посмотрела на себя в зеркало — немного примята после сна, не накрашена, но в общем-то свеженькая, сама себе понравилась, даже не стала припудривать нос, сойдет, — и понеслась вниз.

Граф приподнял меня за плечи, секунду всматривался в лицо: «Ну, как ты после вчерашнего?» — поцеловал и поставил на место. Степан радостно улыбался и кивал издали. Я сказала, что ничего, уже хорошо себя чувствую. Они молчали и улыбались. Я почувствовала, что они чего-то ждут. Вопросительно улыбаясь, я переводила взгляд с одного на другого. Степан, словно лошадь, похлопал мой «Опель» по капоту:

— Хорошая тачка.

И тут меня осенило! Ну конечно, какая же я дура! Мой же «Опель» вчера сгорел, это была чужая машина. Однако же сейчас, глядя на их праздничные физиономии, я внезапно поняла, что Граф пригнал машину для меня. Решил сделать подарок. И именно такой же точно «Опель», как мой. Боясь, однако, попасть впросак, а больше, чтобы им подыграть, я невинно спросила:

— А это чья машина?

— Твоя, разве не узнаешь? — с небрежным высокомерием удивился Граф.

Лицо его, несмотря на игру, на разыгрываемое удивление и отстраненность, сияло, как у мальчишки, который долго готовил сюрприз, и тот удался. У меня внутри все плыло от нежности к нему, так он был сейчас хорош от своего почти детского удовольствия, от радости, что сумел сделать мне такой неожиданный подарок. Я порывисто обняла его за шею, притянула голову, прижала изо всех сил, а потом горячо расцеловала.

Солнце выпрыгнуло из проплывавшей тучки, сразу жарко ударив. Со стороны ближайшего клена засвистел дрозд, ему ответил другой. В лужах, еще оставшихся после вчерашнего дождика, сияли размноженные солнечные клоны. На кусте давно отцветшей сирени лежал, зацепившись, небольшой цветной змей, с торчащим прутиком сломанного каркаса, и его, с подчеркнутым вниманием, сейчас рассматривал Степан.

Граф и Степан уехали по делам. Но прежде я получила ключи от «Опеля» и уже выправленные документы на мое имя — Граф все успел сделать за полдня. Машина была совершенно новая, а внешне абсолютно похожая на мою прежнюю старушку. Я была просто неприлично счастлива и чувствовала, что этот наплыв радости, обращавший мою душу во что-то яркое, драгоценное, пройдет нескоро. Посидев немного в «Опеле», я вышла, закрыла дверь и поднялась к себе.

Танька была дома, как раз только что пришла, так что мне было с кем поделиться.

Я тут же с восторгом стала рассказывать ей о своей радости. Наверное, сумбурно рассказывала — она ничего не понимала: «Какой „Опель“? А у тебя не „Опель“? Зачем тебе две одинаковые машины?»

Я немного успокоилась, вспомнила, что она еще не знает самого главного, не знает о вчерашнем покушении. Пока я рассказывала, Таня внимательно слушала, и чем дальше, тем все яснее на лице ее проступала тревога и удивление. Она, словно бы не веря своим ушам, смотрела на меня и слушала меня.

— И ты так спокойно об этом говоришь? — спросила она.

Я не сразу поняла ее, а поняв, отмахнулась. Я слишком была счастлива сейчас от внимания Графа, от его подарка, чтобы обращать внимание на что бы то ни было другое.

— Ах, это все пустяки, — сказала я.

— Взрыв — пустяки? Покушение на тебя — пустяки? — вскричала Танька.

— Это ошибка, наверное, перепутали машины, — с досадой сказала я. — А иначе зачем бы вчера сюда приезжал Матвей?

— Час от часу не легче! — всплеснула Танька руками, зная из моих рассказов и о Матвее. — Он здесь был?

— Он и был-то всего несколько минут. Наверное, зашел убедиться, что со мной все в порядке, — отмахнулась я, досадуя, что мой рассказ вызвал совсем не то впечатление, на которое я рассчитывала.

Танька села и сложила руки на коленях:

— Послушай, Света, ты можешь спокойно рассуждать? Без эмоций, без крика?

— Конечно, а что?..

— Нет, послушай меня, — озабоченно прервала меня Таня. — Ты уже не чувствуешь, насколько ты влезла в этот мир. Я тебя предупреждала, что надо чувствовать границу, дальше которой идти нельзя. Иначе ты сама не заметишь, как станешь одной из них. И не важно, что ты пока развлекаешься, а их всех заставляет жить такой жизнью необходимость. Мы же об этом с тобой не раз говорили.

Я удивленно смотрела на нее. Я не могла в первое мгновение понять, что ее так сейчас тревожит? Но вдруг вновь, словно наяву, увидела вчерашний взрыв, вспомнила свой страх при виде Матвея чуть ли не у себя в спальне и подумала с внезапным отрезвлением, что и впрямь перестаю ощущать опасность.

— Ты должна трезво уяснить, что тебе вообще нужно? И готова ли ты идти до конца? Может, хватит экспериментировать над собой?

Когда Таня ушла к себе, я еще некоторое время сидела на кровати и думала, что она, конечно, права. Я начинаю терять ощущение границы добра и зла, теряю ощущение своей отстраненности, с которым окунулась в эту новую для меня жизнь всего несколько недель назад. Я вспомнила виденных в клубе уголовников, вчерашний взрыв моей машины, убийство Матвеем двух человек… Но потом я вспомнила, как Граф дрался за мою честь с Пашей Маленьким и его дружками, вспомнила его сегодняшний подарок, вспомнила того Матвея, который потерялся в поисках своей улетевшей в бездну любви, и мне стало так легко, просто и ясно в эту минуту.

Глава 51

АВТОКАТАСТРОФА

Вскоре, однако, мне надо было ехать на Манежную площадь к старому зданию университета. Наш факультет журналистики находится там, а мне надо было сегодня встретиться с моим научным руководителем. Она звонила мне и просила приехать: «В ваших интересах, Светочка. Обязательно приезжайте часам к четырем, к пяти».

Итак, я вышла, с приятным чувством обошла вокруг своей новой машины, села и завела мотор. В следующий момент все мое благодушие испарилось, потому что — уже при ярком свете дня — увидела я впереди метрах в ста пятидесяти по дороге черного мотоциклиста. Джинсы, черная куртка, черный мотоцикл — сомнений не было.

Я сидела в машине и не знала, что мне делать. Позвонить в милицию? Но что я скажу? Что увидела мотоциклиста, которого видела вчера и который приезжал пожелать мне спокойной ночи перед сном? А Граф? — ухватилась я, но тут же устало и безнадежно подумала, как все глупо и как же права Танька, когда утверждала, что я могу увязнуть в этой дикой, подростковой и злобной игре, которая у некоторых называется жизнью.

Я тут же разозлилась, газанула и понеслась к собственному пугалу. Мотоцикл впереди тоже тронулся с места и, все увеличивая скорость, помчался по довольно пустой дороге. Мы ехали так некоторое время, расстояние между нами не увеличивалось и не уменьшалось, хотя я все время наращивала скорость. Я думала, что, если даже меня остановят гаишники — это не страшно, гораздо страшнее та неопределенность, которая связывала сейчас нас с этим адским черным символом.

Таким образом мы проехали по Мичуринскому проспекту, потом свернули на Ломоносовский. Потом оказались на Менделеевской улице, и вдруг, когда я уже, кажется, свыклась с бесплодностью нашей гонки, я почувствовала сильный удар по машине. Меня прижало к сиденью, голова рванулась назад, в следующий момент я бросила взгляд в зеркало заднего вида, сразу оглянулась — сзади в меня снова сильно въехал какой-то черный джип.

А потом начался кошмар: в меня раз за разом врезался мощным кенгурятником этот черный гад, я пыталась смягчить удары скоростью, но ничего не помогало. И жалко было новой машины, и обидно было за Графа — так старался, выбирал мне нужную марку, а тут на тебе, как все выходит — игры со мной устроили.

Мое настроение за эти считанные минуты переходило от отчаяния к ярости. Мне хотелось реветь от отчаяния, а сзади все били и били, а мотоцикл маячил впереди.

Потом тем в джипе надоело, видимо, издеваться надо мной. Неожиданно они отстали на несколько метров, а потом сильным рывком начали обгонять. Когда джип поравнялся со мной, я повернула голову налево и вдруг увидела совсем рядом в открытом окне внедорожника ухмыляющуюся физиономию Паши Маленького. Моя злость не успела усилиться, как тот неожиданно высунул руку с пистолетом и прицелился в меня. Я еще подумала, что он хочет меня испугать, хочет, чтобы я запаниковала прямо на дороге, что он блефует, как же иначе!.. В этот момент раздался выстрел, и пуля, пробив стекло моего «Опеля», просвистела рядом с моей головой. Я изо всех сил вдавила педаль газа, моя машина рванулась вперед, пролетающий пустой перекресток черный мотоцикл сразу приблизился, я успела заметить красный свет светофора, потом — в зеркале заднего вида — настигающие меня хромированные трубы на носу джипа, потом какой-то страшный рев сбоку, грохот, визг!..

Остановившись за перекрестком, я выбралась из машины и могла видеть уже окончание трагедии: огромный мерседесовский тягач с платформой перевозимых легковушек, мчавшийся на разрешающий зеленый сигнал светофора, со всей скоростью сбил джип моих преследователей, подмял, смял, раздавил и продолжал еще всей огромной массой своей раскачиваться на груде черного металлолома.

Мне достаточно было нескольких секунд, чтобы оценить все. Первой мыслью моей было уносить от сюда ноги, пока не приехали ГИБДДешники. Видимо, Танька была права, и я уже начинаю переставать лояльно относиться к представителям власти. Или что-то в этом роде.

Я юркнула в машину, рванула с места, и только сейчас вспомнила о мотоциклисте; тот тоже было притормозил, наблюдая трагедию на перекрестке, но сейчас, как и я, спешил убраться отсюда побыстрее. Меня вновь охватила злость, я, так же как и недавно, когда спешила убежать от джипа, вдавила педаль газа, но сейчас я просто хотела настичь мотоцикл.

Мой «Опель» быстро настигал врага. Вдруг впереди мотоцикла на дорогу вышел прохожий, кажется, старичок, мотоцикл сильно вильнул, завалился на бок, заскользил по асфальту и его вынесло на встречную полосу. Откуда ни возьмись, вылетела «Волга», и только что слышанные мною симптомы трагедии вновь повторились, правда, уже не с такими чудовищными проявлениями: мотоцикл исчез под колесами легковушки, седок взлетел в воздух и с треском врезался в лобовое стекло сбившей его машины.

Я затормозила, выскочила из машины и побежала к «Волге». Оттуда уже выбирался пожилой водитель — мужчина лет шестидесяти. Он был растерян и напуган. При виде меня он сделал жест рукой, словно бы призывая меня в свидетельницы этой неприятности. Для него это, конечно, была неприятность. Тем более что он был невиновен, это было и так ясно. Мне же было не до него, Я сама была в шоке, и мной сейчас двигала и ярость, и запоздалый испуг, и желание сорвать побыстрее с Матвея этот чертов шлем, под которым он прятался от меня на улице все эти месяцы.

Не обращая внимания на остолбеневшего водителя «Волги», я кинулась к Матвею, все еще лежавшему на капоте. Он был жив, потому что старался приподняться. Удар был достаточно сильным, лобовое стекло разлетелось вдребезги, вполне возможно, Матвей себе что-то повредил, но он был жив. Подскочив к нему и не обращая внимания не его слабые попытки помешать мне и, уцепившись за меня, подняться, я стала расстегивать ему ремешок шлема.

— Что вы делаете? — крикнул мне водитель «Волги». — Может, его нельзя трогать, надо вызвать «скорую».

— Что же вы ждете? — сказала я. — У вас телефон есть?

Он кивнул и полез внутрь машины. Мне же наконец удалось справиться со шлемом. С чувством торжества я сорвала его с головы моего поверженного врага и тупо уставилась на мотоциклиста.

Это был не Матвей. На меня горящими от ненависти глазами смотрела Катька.

— Сволочь! Тварь! — с трудом проговорила она. — Ненавижу!

Я была настолько ошеломлена, что на какое-то время потеряла способность мыслить. Потом неожиданно почувствовала облегчение: все мгновенно расставлялось по полочкам. Значит, это не Матвей, а Катька преследовала меня все это время. Она следила за мной, искала возможность напугать, нет, убрать, убить меня, чтобы вновь сблизиться с Графом. Она, видимо, всерьез рассчитывала на его деньги, всерьез предполагала, что и ей может кое-что перепасть, может быть, даже рассчитывала на замужество.

Я потрясла головой, приходя в себя. Выходит, Паша Маленький действовал с ее подачи, он помогал Катьке избавиться от меня, рассчитывая и на свою долю прибыли. В этом нет сомнения.

Вокруг нас и мимо нас пролетали машины. Солнце мирно отражалось в полированном разноцветном металле, было жарко, шумно. Недалеко на дереве расселась стая ворон, присоединяя свой воровской птичий гомон к голосам людей и реву моторов. Все казалось страшно нереальным, словно бы бездарность очередного американского боевика, расколов преграду экрана, расплескалась вокруг, вбирая в свою нереальную жуть и меня, и этого пожилого водителя, и ту груду машин — старых и новых — на перекрестке недалеко.

— Я вызвал «скорую» и наряд ГИБДД, — посчитал нужным отчитаться передо мной водитель «Волги». На его лице застыла маска обиды и озабоченности; он продолжал оставаться в состоянии шока. Катька продолжала из последних сил тихо и злобно ругаться, но ни я, ни этот пожилой толстяк не обращали не нее внимания. Водитель думал, наверное, что это шок, нервы, что-то девичье.

Я вспомнила о том, что Паша Маленький и его приятели скорее всего погибли.

— Стойте здесь и ждите «скорую» и милицию, — распорядилась я, и старый водила согласно кивнул.

— Вы не уедете, вы будете свидетелем? — озабоченно спросил он.

— Буду, буду, я только отлучусь к той аварии, я там тоже все видела, — успокоила я его.

Грузовик «Мерседес» продолжал находиться на раздавленном джипе. Посмотреть на аварию сходились любопытные. Проезжавшие машины притормаживали, кое-кто останавливался поглазеть. Пытались заглянуть внутрь джипа, но там мало что можно было разглядеть.

Я подумала, что раз я сразу не удрала, а даже записалась в свидетели, то полезно было бы позвонить Митрохину. Все-таки свой человек, да и на меня явно глаз положил. Я отошла к газону и набрала его номер. Он отозвался сразу, и я, торопясь и немного путаясь, сообщила ему о двух авариях.

— Значит, не Бездомный? — переспросил он, выслушав мой сбивчивый рассказ, и тут же быстро добавил: — Оставайтесь на месте, я скоро буду.

Уже отключаясь, он успел посетовать:

— Значит, не Бездомный, не Бездомный.

Глава 52

МЕНЯ ОТПУСТИЛИ

Сначала прибыли ГИБДДешники, потом «скорая помощь». Еще через некоторое время подъехали МЧСовцы. Все вновь прибывшие устремлялись к «Мерседесу» и джипу, так что мне пришлось тоже сходить туда, чтобы сказать врачам, что медпомощь нужна и в другом месте. Нехотя одна из машин «скорой помощи» отъехала к нам, чтобы заняться Катькой, к тому времени уже не один раз пытавшейся сесть, но тут же вновь со стоном откидывавшейся на капот «Волги». Ругаться она, впрочем, так и не перестала, так что я много поняла в отношении себя, вернее, поняла оттенки ее чувств ко мне и степень ненависти, сжигающей ее сейчас.

Со слов высокого молодого врача я поняла, что Катька жить будет, что у нее пара переломов — руки, ребра, а так вроде все нормально.

— Дальнейшее обследование покажет, — оптимистично сказал врач. Ни он, ни кто другой не обращали внимания на брань Катьки, видя в этом проявление шокового состояния. Так оно, впрочем, и было. Вскоре «скорая помощь», увозя Катьку, умчалась в больницу.

Потом к нам подъехал светлый «Форд», оттуда вывалились толстые милиционеры, важно походили вокруг «Волги», одинаково нагнулись над мотоциклом Катьки, выставив на обозрение свидетелей огромные, обтянутые казенной материей зады, и только затем неторопливо занялись работой. А тут прибыл и Сергей Митрохин.

Сережа огляделся, мигом уловил детали, осмотрел мою машину, отошел, оглянулся еще раз, а потом у него глаза вылезли на лоб от удивления, когда он заметил, что мой красный «Опель» вновь новехонький. Сережа видел уже мою старую машину и до вчерашнего дня, когда она превратилась в обгоревший остов, так что его удивление было понятно. Это я не сразу поняла, что его удивило, события устроили такую чехарду вокруг меня, что факт подарка уже отошел в прошлое.

Я объяснила, что новый «Опель» подарен мне сегодня моим работодателем Шерстневым Юрием Андреевичем, так что здесь нет никакой мистики, а просто имеются хорошие отношения внутри трудового коллектива клуба «Русалка». Ему пришлось поверить мне на слово.

Сергей заставил меня еще раз рассказать все, что здесь произошло, быстренько записал мои показания, попросил пока не уезжать, а сам направился к джипу и «Мерседесу», вокруг которых суетилось все больше людей. Я села в свою машину, закурила и через стекла наблюдала происходящее. Меня начало понемногу отпускать, стали дрожать руки. Потом все стало отдаляться. Только что случившееся показалось не имеющим ко мне никакого отношения. Я, конечно, понимала, что являюсь, в какой-то мере, центром всей этой круговерти, что все эти жертвы, весь этот металлолом явились результатом моего вмешательства в жизнь клуба.

Вспомнилась Таня с ее профессиональными предостережениями против моей работы в «Русалке»: «Ты, дурочка, сама не заметишь, как события подхватят тебя, и не ты будешь ими управлять, а они станут навязывать тебе свою логику». Или: «Сознание наше обладает способностью привыкать ко всему, и при общении с новым очень скоро то, что раньше выглядело безнравственным или преступным, будет казаться необходимым и обыденным».

Танька права, конечно, она права. Я смотрела, как из разрезанного джипа осторожно извлекают тела Паши Маленького и еще двух его приятелей, и замечала, что думаю не о трагедии — она уже перетекла в сферу той самой необходимой обыденности, как объясняла Таня. Я строила планы на сегодня, на завтра, думала о Графе (как ему все расскажу), о Матвее. Теперь-то я понимала, что его внимание ко мне объясняется интересом иного рода: он, наверное, просто влюбился в меня, увидел во мне замену своей недостижимой мечты, вот и все. Думала о своем завтрашнем выступлении в клубе (сегодня с меня хватит, сегодня я буду отдыхать)… Неторопливо подошел милиционер, удостоверился, что я являюсь свидетелем, и попросил пройти к месту аварии.

Меня стали расспрашивать, что я видела и как все произошло. Водитель грузовика попытался и меня как-то привязать к аварии, мол, я тоже нарушила правила, ехала на красный свет, но вмешался Митрохин, и мое участие отмели. Я сказала, что перекресток проскочила на желтый сигнал светофора, а джип уже, наверное, на красный. То есть подтвердила, что водитель грузовика ехал на зеленый сигнал, что соответствовало правде.

Больше от меня ничего не требовалось, я подписала подсунутые мне бумажки, попрощалась с Сергеем, который стал опять намекать, что хорошо бы, мол, нам встретиться, пойти в ресторан, еще куда. Я неопределенно обещала. Наконец от меня отстали, и я смогла уехать.

Глава 53

АРКАДИЙ

К своему научному руководителю я успела. Голова моя была занята совсем другим, ни о какой науке, а тем более учебе, я думать не могла. Сначала подумала было отказаться от встречи, но звонить, оправдываться, придумывать причину, почему не приехала (не говорить же правду: два раза подверглась неудачным покушениям… избежала… у врагов один ранен, и, кажется, три трупа! Нет, абсурдно соединять два несоединимых мира: мир академической карамельности и мир обряженного в одежды современности варварства) — не хотелось ничего объяснять по телефону.

Но оказалось, пустяк: Марья Антоновна, бывшая журналистка с тридцатилетним стажем, давно уже передающая свой опыт студентам, в том числе таким вот талантам, как я, взволнованно поведала, что место в аспирантуре для меня имеется и просто стыдно упустить такую замечательную возможность и не воспользоваться удачей. Это было бы преступлением, преступлением против профессии, против себя самой.

В глубине души я уже окончательно решила уехать к отцу. Мне хотелось иметь настоящую работу, хотелось окунуться в профессиональную журналистскую среду, причем не в нашу, а западную. В России, в Москве, я уже кое-что узнала, благодаря связям и собственной энергии проникла в газетные и журнальные редакции, поработала достаточно, чтобы уловить алгоритм здешней суеты. Теперь мне хотелось понять, как делается журналистика там, за границей. Так что я поблагодарила добрейшую Марью Антоновну, обнадежила ее, но окончательного ответа не дала. Тем более что можно было еще месяц думать.

Потом я позвонила Графу. Его телефоны не отвечали: ни мобильный, ни рабочий. От всего того, что со мной произошло за два последних дня, я ощущала себя выжитой, как лимон. И еще — мне не хотелось быть одной. Я чувствовала, что мне не хватает сейчас тепла, внимания, нежности. Пережитое чувство опасности словно бы оголило меня, истрепало нервы: я жила на поверхности собственной кожи. Мне страшно захотелось увидеть Графа, его всегда немного грустные бархатные глаза, услышать его спокойный голос.

Я вновь позвонила ему, и опять никто не поднял трубку. Можно было позвонить кому еще, тем же девочкам или Аркадию, но мне совершенно не хотелось ни видеть, ни слышать никого другого. Только его. Я решила сама съездить в клуб, благо и повод был: я собиралась отпроситься сегодня с работы и отдохнуть эту ночь.

В клубе народ уже был, но случайный, для постоянных клиентов еще не настало время. Кто-то забрел в ресторан поужинать, кто-то явился в бар выпить пива или коктейль в атмосфере раскованности и греха. На ходу отвечая на приветствия знакомых и сослуживцев — последние, сочувствуя моей вчерашней беде (о событиях этого дня еще никто не знал), норовили остановить, выразить соболезнования, но я решительно прорывалась дальше. Чем ближе к Графу, тем яснее я сознавала, как устала и как хочется увидеть его — только увидеть, а там все станет на свои места, все успокоится, как и не было.

Граф отсутствовал; в его кабинете сидел за письменным столом Аркадий и что-то быстро писал на листке бумаги. Когда я вошла, он поднял свою лысеющую голову и, подслеповато щурясь, посмотрел на меня. Тут же узнал, и на его толстом, добродушном, расширяющемся к подбородку лице показалась хитрая усмешка.

— А, Светик-семицветик, заходи, заходи. Только Графа нет, отбыл с утра по делам, и даже координаты не оставил. Или, может быть, ты меня ищешь?

Он поднялся, прошел к двери, зачем-то выглянул наружу, а потом закрыл за собой дверь на замок.

— Это чтобы нам не помешали, — улыбаясь пояснил он и, не давая мне возможности что-либо сказать, продолжил, все так же немного посмеиваясь: — А почему бы нам и в самом деле не воспользоваться случаем и не поговорить по душам? Может, у нас есть точки для соприкосновения? Мы могли бы очень и очень тесно… соприкоснуться.

— Аркадий! — устало сказала я. — Охота тебе? Лучше я пойду, раз Графа нет.

— Ну вот, сразу и уходить, — посетовал он. — Только ты зря так со мной: я ничуть не хуже твоего Графа, а благодарен могу быть не в пример сильнее.

Он почти насильно заставил меня сесть в кресло и задержал свои руки у меня на плечах. Я повела плечами, сбрасывая его ладони, и он заходил по ковру перед моим креслом, наигранно заламывая руки и явно ёрничая. Хотя и чувствовалось в нем какое-то озлобление, веселая нервозность. Я тоже разозлилась.

— Аркадий! — возмущенно сказала я. — Что ты говоришь? Я, кажется, не давала тебе повода?..

— Так в чем же дело? Я же точно знаю, что Граф никак не решится упасть к тебе в кроватку. Разве это вежливо по отношению к даме — такое вот поведение? Это же черт знает что, а не поведение! — подмигнул он, сильно потирая руки. — Хочешь выпить? — внезапно спросил он.

— Я за рулем, — пояснила я.

— Знаю, знаю. Граф чуть и меня не привлек к этому мероприятию — подарок тебе с утра выбирать. Понравилась машина?

— Понравилась.

— Жаль, что не я тебе подарил.

— Аркадий! Я пожалуюсь Графу.

— Да ладно тебе, он не поверит. Он думает, что я тебя ненавижу. Так будешь пить? Если что, я сам тебя отвезу. Куда скажешь, туда и отвезу. У меня Маринка сегодня уехала к родственникам в Армению, так я полностью в твоем распоряжении.

Я подумала, чего это я здесь сижу и слушаю этого хряка? Тем более что, несмотря на шуточки, глаза у него совсем не улыбаются, холодные и прозрачные, как две льдинки. Я поднялась и сделала шаг к двери:

— Пойду я. Если позвонит Граф, скажешь ему, что я сегодня не смогу выступать, плохо себя чувствую.

— Ах вот даже как? — весело поднял Аркадий брови на своем лысом лбу. Он быстрой рысцой обогнал меня и повернулся, преграждая путь к двери. — А если я тебя не отпущу? Как заместитель генерального директора я имею право в его отсутствие распоряжаться персоналом.

— Аркадий! — устало сказала я. — Не заставляй меня быть грубой. Я совершенно не хочу с тобой ссориться.

— И верно, — вновь засуетился он. При таком большом росте и мощном теле его суета выглядела комичной и нарочитой. Он, наверное, этого впечатления и добивался. — И верно, зачем нам ссориться? Тем более что ты не рассказала еще, как там у вас все сложилось?

— У кого у нас? — насторожилась я.

— Из больницы звонили, — пояснил он, — сказали, что наша сотрудница, Екатерина Петровна Воронцова, попала в аварию. На мотоцикле ехала и в кого-то врезалась. Я сразу справки навел, оказалось, еще трое погибли в ДТП. По описанию — Паша Маленький и двое из его банды. Значит, тебе удалось их прикончить. Я не прав?

Я в каком-то остолбенении вглядывалась в его торжествующее лицо. Мы молча смотрели друг на друга, и в его лице я читала торжество и ликование, природу которых я не могла понять. Молчание затянулось, было слышно, как по оконному стеклу, отчаянно жужжа, кубарем катается муха.

— Как это мне удалось их прикончить? — прервав молчание, спросила я. — При чем тут я?

Аркадий радостно встрепенулся:

— В том-то и дело! Я к чему и веду: никто не знал, а я знал. Даже Граф не знал. Поэтому подумай, с кем тебе лучше быть: с ним или со мной? Уж я бы тебя, моя птичка, защитил.

— Что не знал? — нахмурившись, спросила я.

Половина из того, что он мне сейчас говорил, проходило мимо меня. Я понимала лишь то, что Аркадий что-то замышлял втайне от Графа, что-то против меня и Графа.

— Что не знал? — повторила я.

Аркадий хитро молчал еще секунду-другую. Потом не выдержал, его словно распирало то, что он хотел рассказать, и в то же время он хотел еще задержать это мгновение торжества, личного торжества, своей явной власти над другим человеком, надо мной. Он сказал почти шепотом:

— Катька с первых же дней решила тебя подловить. Ты у нее в печенках сидела, вот она и стала за тобой охотиться. В свободное от работы время. Вместе с этими дуболомами: Пашей и бандой. Они тебя хотели еще в первые дни прижучить, да Граф неожиданно встрял. Помнишь, когда он им взбучку на заднем дворе задал?

— А ты почему?..

Аркадий, все время нависавший надо мной, выпрямился почти оскорбленный:

— А мне какое дело? Это было ваше дело? Если Граф не видит дальше своего носа, а ты все равно предпочитаешь его нос, а не мой, — это ваше дело.

Я нахмурилась, пытаясь сообразить:

— Так, выходит, все эти два месяца меня преследовала Катька. Этим черным мотоциклистом была она?

Я уже и так это знала, просто в глубине души сомневалась в такой ее ненависти ко мне. Я думала, может быть, это мог быть иной раз и Матвей?

— А Матвей? — спросила я.

Аркадий поднял брови, отметая мой вопрос, и усмехнулся:

— Так как, выпьешь? Я еще не теряю надежды. Мы с тобой очень можем подружиться.

Я безнадежно махнула рукой:

— Устала я сегодня, пойду.

Я сделала шаг в сторону, чтобы обойти Аркадия, но тот неожиданно сгреб меня в охапку, приподнял и сильно прижал к себе. Он не сделал попытки поцеловать меня или что-нибудь еще похлеще: просто стоял, сильно прижимая меня к себе.

Я почувствовала себя совершенно беспомощной в его объятиях, но была настолько вымотана, что не было сил даже на испуг. И вдруг, продолжая ощущать его медвежью силу, ощущать как нечто абстрактное, не связанное лично с Аркадием, я почувствовала прилив бессильной истомы… Это длилось мгновение, не больше, и не имело ни малейшего отношения к Аркадию. Все как-то сложилось — стечение обстоятельств, калейдоскоп событий, шутки подсознания… — опомнившись, я с поразившей Аркадия силой вырвалась и оказалась твердо стоящей на ногах. Аркадий выглядел выжатым, как лимон, — кислым и скучным. Словно бы ничего здесь не произошло, он спохватился:

— Да, я дверь забыл открыть.

Он открыл дверь, вежливо кивнул мне вслед:

— Я передам Юрию Андреевичу, что вы отпросились. Я думаю, что он не будет против.

Глава 54

ГОСТЬ

Машину я оставила на стоянке возле университета, а сама налегке отправилась в общежитие. Сегодня дежурил на проходной милиционер Петя. Он хотел что-то сказать, но мне не хватало только выслушивать его неловкие комплименты: я быстро проскользнула мимо, махнув ему на ходу рукой, и исчезла.

Я подумала, почему, когда надо, всегда попадаются не те, кто нужен? Почему Графу необходимо было именно сегодня уехать куда-то? Почему не вчера, не завтра? Уже в лифте вспомнила Петю и сообразила, что он, может быть, хотел мне что-то сказать дельное. «Но что он мне может сообщить дельного?» — отмахнулась я, вышла из лифта и пошла к своему боксу.

Едва я вошла в наш с Таней предбанник (вешалка справа от входа, слева дверь в туалет, еще одна дверь — в крошечную душевую, общий размер прихожей — полтора на полтора метра, может быть, чуть больше), как дверь ее комнаты поспешно открылась, я увидела ее горящие то ли восторгом, то ли ужасом глаза, а голос — нормальный, комнатный:

— Света, а к тебе в гости молодой человек.

И только тогда я увидела поднимающегося со стула Матвея.

— Мы с Матвеем чай пили, пока тебя ждали, — пояснила Таня, то поглядывая на меня, то поворачиваясь к гостю. Глаза у нее вспыхивали и гасли, словно бы кто включал и выключал рубильник тока внутри нее, посылая электрическую струю в тот момент, когда сигнал могла видеть только я. Ну конечно, одно дело теория, а другое дело вот так провести вечер один на один с настоящим киллером.

Усталость мою как рукой сняло. Я озабоченно подумала, что нечего его приучать к моей комнате. В том смысле, что само его присутствие здесь нарушало какие-то устои, с какими я еще не готова была расстаться. И еще одно, после того, как я узнала, что под маской черного мотоциклиста, преследовавшего меня последние недели, скрывалась Катька, мое отношение к Матвею незаметно, но кардинально изменилось: тайное опасение уступило место странному легкомыслию. Мне даже смешным показалось волнение Таньки, у которой так горели глаза, словно бы она провела вечер в клетке с тигром.

— Вот и хорошо, — похвалила я их обоих. — А сейчас мы пройдем с Матвеем прогуляемся, а то мне надоело в комнате сидеть.

Я зашла к себе. Я чувствовала, как во мне что-то изменилось за сегодняшний день. Это из-за опасностей, волнения, раскрытия тайн, а еще — и мне не хотелось в этом признаваться самой себе — что-то во мне зажглось, когда этот гадский Аркадий обнял меня. Не к нему, упаси Боже, а вообще что-то с нервами произошло, не знаю. И вновь вспыхнула обида на Графа: ну почему, почему его нет тогда, когда он особенно нужен? И почему молчит его мобильник? «Сам виноват, — с внезапным озлоблением подумала я, — мужчина должен все предусматривать, он должен отвечать за все, даже за то, что он сам же и упускает».

Я взглянула в зеркало. На меня смотрело довольно симпатичное личико, строгое, как у поморок. Нос блестел. Когда пудрилась, я как бы окунулась в свои огромные сине-зеленые опытные глаза, и в них сейчас был блеск колдовской — даже меня они прожигали насквозь, ух, как прожигали!

Глава 55

ВОСКРЕШЕНИЕ ПРОШЛОГО

Милиционер Петя сказал мне, когда мы проходили:

— Встретила брата? А то я не успел сказать, ты так быстро проскочила.

Я кивнула и поблагодарила неизвестно за что. Все-таки ему надо было бы исполнять свои прямые обязанности, а не девушкам услуги оказывать. Пусть эта девушка и я. Вернее, тем более что это я.

Я окинула взглядом Матвея, присматриваясь к нему только сейчас. В нем что-то явно изменилось, хотя он был одет как обычно: в неизменные джинсы, кожаную куртку, темную рубашку с мягким проблеском золота под воротником. Я подумала, что это, наверное, во мне самой произошли изменения, которые и заставляют все видеть в новом свете. Во всяком случае, любопытство мое, теперь уже безопасное, было сегодня особенно возбуждено.

Я взяла его под руку.

— Что же ты все время молчишь? — спросила я. — Слова из тебя не выдавишь. Мне о тебе рассказывали другое.

— Что же тебе рассказывали?

— Что ты бесстрашный, сильный. Многое рассказывали.

— Я представляю. Но я давно хотел с тобой поговорить. Как увидел тебя, уже не могу ни о чем другом думать.

— Долго же ты собирался.

— Это не я виноват. Все время что-то мешало. Да и я был занят.

— Работа? — насмешливо спросила я.

— Это тоже. Но теперь, Света…

— Так куда же мы пойдем? — перебила его я. — Ко мне нельзя, у меня соседка непривычная к гостям. Тем более что я о тебе ей кое-что рассказывала.

Он помрачнел, но я, рассмеявшись, встряхнула его руку:

— Ничего страшного, не бери в голову.

Я заметила, как потемнел воздух: стало душно, со стороны клумб сильно запахло цветочным ароматом. Над головой, поглотив синее еще небо, вздулась мутная, зловещая туча, и сразу ударил ветер, предвещая близкую грозу.

— Вот что, — решительно сказала я, — скоро нас основательно промочит, надо искать убежища. Ко мне нельзя, от ресторанов меня уже тошнит, остается один выход: ехать к тебе. Тем более что у меня ты уже был, теперь твой черед принимать гостей. Ты где-нибудь живешь же?

Я сама себе удивлялась. Накатило темное, тяжелое, как эта туча над головой, сама себе не принадлежала. Хотелось встряхнуться, сделать кому-то больно. Но кому? Может, себе? Не узнавала себя, но и не сдерживала, говорила Матвею что-то совсем сумасбродное. И было все равно. Да, пусть!

— Ну, где твой мотоцикл? Хочу ехать на твоем мотоцикле, как валькирия. Знаешь, кто такие валькирии? Скандинавские ведьмы-воительницы, скачущие на лошадях. Буду валькирией на мотоцикле.

Мотоцикл стоял недалеко от проходной, прикованный к чугунной ограде университетского комплекса. Вблизи он показался мне огромным, черным, зловещим, под стать моему настроению, которое, однако, несмотря на присутствующие оттенки, не мешало мне становится все более дерзкой, отчаянной.

Он дал мне свой шлем, и мы понеслись сквозь набухающую влажную тьму, словно навстречу битве. В темно-лиловом небе грохотало; отдаленно, глухо, все время накапливая силы для окончательного броска, катился далекий гром. Дождя еще не было; было и жутко, и весело лететь сквозь сумерки куда-то в неведомое.

— У тебя есть дома что-нибудь из еды? — крикнула я Матвею.

Он кивнул, не оборачиваясь. Потом повернул голову:

— По пути заедем в магазин.

— Так есть или нет? — снова крикнула я.

— Заедем!..

Возле какого-то магазинчика Матвей оставил меня на мотоцикле, а сам кинулся внутрь. Я сидела верхом, ощущая на себе взгляды прохожих мужчин, и дерзко улыбалась в ответ. Невидимое небо содрогалось уже над головой, и ближе, ближе вспыхивал великолепный голубой свет.

Он вырвался из дверей магазина с двумя наполненными пакетами. Один пристроил перед собой, другой дал мне.

Мы проехали всего метров пятьдесят, пока не свернули во двор. Квартира, которую он снимал, была в этом же доме на шестом этаже как раз над магазином. Я стояла под козырьком подъезда, пережидая, пока Матвей где-то пристраивал свой мотоцикл; он появлялся и исчезал, как быстрое, летучее привидение, — я не успевала ловить его взглядом.

Лифт был обычный, тесный, как во всех типовых многоэтажках. Коричневый поцарапанный пластик, алюминий, автоматика, герметичность.

— Сейчас мы полетим в космос, прямо в грозу, — засмеялась я.

— Полетим, — согласился он и поднял голову, словно бы мог что-то увидеть сквозь содрогающийся потолок кабины.

Квартира была двухкомнатная: гостиная и спальня. А еще — маленькая кухня, куда мы первым делом прошли, чтобы свалить пакеты. Ветер гулял по комнате, хлопая оконной рамой.

— Я окна оставляю открытыми, не люблю духоту, — пояснил Матвей, прикрывая окно.

Он подошел к столу и принялся выкладывать продукты. Две бутылки шампанского, армянский коньяк, минеральная вода, колбаса, ветчина, хлеб, много фруктов, конфеты. Жертвоприношения на алтарь любви. Почему Граф так не вовремя уехал? Алтарь мести… Нет, алтарь слепой судьбы.

Я оставила его на кухне и прошла в ванную. Посмотрела на себя в запыленное зеркало. Сверкающие дикие глаза, отчаянность в лице — неужели это я? Я помнила себя такой лишь раз, еще в юности, когда все у меня рушилось, жизнь с грохотом, как сейчас этот небесный гром за окном, катилась в бездну, и, чтобы выжить, я решила поменять все: фамилию, судьбу, даже лицо. А когда в больнице погружалась в стерильно-стеклянный наркотический сон, думала суеверно, что операция — лишь предлог, чтобы окончательно заменить одну жизнь на другую, земную на ту, райскую, где нет предательства, а есть лишь доброта отчуждения, отстраненная вежливость, но и покой, покой.

Однако тогда все оказалось не так уж плохо. Когда по прошествии периода реабилитации сошли синяки и спали опухоли, я неожиданно быстро привыкла к новой себе: стала решительнее, удачливее, кажется, умнее. Наверное, тогда это было мудрое решение — сменить себя, что признал и отец. Не каждому удается войти в новую жизнь, в жизнь новой страны, Франции, западной цивилизации, оставив в прошлом не только воспоминания, но и всю себя прежнюю.

Потом был колледж, потом был бурный и достаточно скоротечный роман с Полем. Поль Рикар, выходец из крепкой старофранцузской семьи, был начинающим художником и, следуя по стопам богемных кумиров, снимал крошечную квартирку на Монмартре. Он был высок, длинноног, с вдохновенными жгучими глазами, горевшими почти неистовым огнем, и я попалась, как птичка в силок — коготком, лапкой, всем своим новым естеством, прежде чем догадалась, что за всем его внешним великолепием лежит полная, неизлечимая, окончательная пустота.

Никогда раньше не сталкиваясь с подобным, я, даже уже все осознав, долго не понимала, как можно жить, сверяя каждый свой шаг с авторитетом любимой газеты, рекламы, соседей по подъезду. Пустота, опирающаяся на пустоту, — в этом, разумеется, была своя логика, опирающаяся на вековые устои французских буржуа, но мне-то какое было дело до их традиций?

В период нашего бурного романа у Поля наступило — словно по звонку будильника, заведенного общественным кукольником, — время перехода к новому жизненному этапу, ознаменовавшееся сбрасыванием с себя романтической личины богемного художника и оформлением корректного образа студента престижной школы бизнеса. Все относящееся к живописи было тот же час забыто, тщательно упаковано, перевязано красивой ленточкой и отложено на антресоли… До удобного случая, когда — под настроение, с гостями, родственниками или друзьями — воспоминания можно было бы извлечь и поделиться прошлым: вот я был мальчиком, вот я был на рыбалке, а вот я писал натюрморты, не правда ли, совершенно съедобно.

Поль так и не понял, почему я решительно порвала с ним. А у меня все к нему остыло. Оказалось, я искала лекарства от прошлого в пустоте, и пустота грозно, как сейчас это тяжелое небо, навалилась, едва не раздавив. Пустоту в себе хотела заполнить внешней пустотой.

Я сбежала обратно, в Россию, поступила на журфак, и вот теперь, по прошествии лет, в личном плане почти ничем не ознаменованных, — новый этап, новая попытка найти себя, попытка, сегодня и вчера едва не кончившаяся трагедией.

«Ты глупа! — сказала я себе в зеркале. — Ты глупая дурочка, ищущая неизвестно чего и маскирующая свои поиски ясными, понятными, но все же обманными целями».

Я оторвалась от зеркала. Смотреть в свои темнеющие серо-зеленые, беспощадные глаза было странно и приятно, но я и так уже здесь задержалась.

Я прошла на кухню, где Матвей колдовал с продуктами. За окнами вспыхивало фиолетово, гром катился совсем уже близко, в окно вновь ворвался уже неземной воздух, который я стала вдыхать, стоя у окна, и от которого у меня зазвенело, как стекло, сердце.

Меня опьяняли эти синеватые содрогания, а потом первые капли дождя тяжело и холодно ударили с уличной стороны по жестяному подоконнику. Я повернулась к Матвею. Он, стоя возле стола, вопросительно смотрел на меня:

— Мы здесь будем сидеть или пойдем в комнату?

— Да, пойдем в комнату, а то здесь у тебя тесно.

В комнате диван, два кресла, журнальный столик. У стены — сервант с посудой за стеклом. Там же — маленькие фарфоровые статуэтки.

— Ты у кого снимаешь квартиру?

— Пенсионерка одна. Она сейчас живет у подруги, а деньги за квартиру обе делят.

— Сколько ты им платишь?

— Четыреста зеленых.

— Что-то много. Ты переплачиваешь. Здесь же ничего нет, даже телевизора. За такие хоромы что-то слишком много.

Он пожал плечами:

— Зачем мне деньги? А старухам на пенсию не прожить.

— Ты добрый. Или, может быть, грехи так искупаешь?

Он испытывающе посмотрел на меня, вздохнул:

— Давай выпьем. А то мне много надо тебе еще рассказать.

Я кивнула:

— И конечно, о твоей русалке?

Еще один мрачный взгляд, который шел вразрез с моими планами.

— О ней. Ну, за тебя, за твои успехи.

— Давай уж и за твои, — не согласилась я.

— Хорошо, за нас, за наши успехи.

— Лучше говори, о чем ты хочешь рассказать. А то у нас начинается состязание в великодушии, а я этого терпеть не могу.

Мы выпили. Я взяла персик, надкусила. Исподлобья посмотрела на Матвея. Я начинала злиться неизвестно почему. Мне хотелось либо разрушить это тягучее общение какой-нибудь неожиданной выходкой, либо немедленно уйти. Я взяла бутылку коньяка и налила нам обоим. Молча пододвинула ему его рюмку.

— Сегодня у меня особый день. Не думай, я пью мало. Но сегодня хочу. Знаешь, Катька Воронцова и Паша Маленький сегодня хотели меня убить, но сами попали в аварию. Возмездие в чистом виде.

— Я слышал, у нас слухи быстро расходятся. Я не думал, что они сейчас решатся. Надо было их раньше прихлопнуть, — сказал он почти равнодушно.

Я мысленно ужаснулась его словам: в его устах это звучало совсем по-иному, чем у нормальных людей. Я все забывала, что сижу за столом с настоящим киллером, который уже убил — и не только на войне — много-много людей.

Нет, я не могла заставить себя бояться. И не могла увидеть в этом мирном парне чудовище. «Все перемешалось, — подумала я, — убийцы выглядят нормальными людьми, а многие нормальные — стали чудовищами».

Я взяла его ладонь.

— У тебя сильная рука, надежная, — сказала я. — А теперь говори, что ты хотел мне рассказать.

Когда он стал рассказывать — все о своей русалке, с подробностями, медленно, не упуская деталей, он забыл обо мне. Мне оставалось только слушать то, что я уже знала. Оставалось пить вместе с ним и решать, зачем это ему надо — рассказывать мне все, и каждой ли новой встречной девице он исповедывается в своем былом предательстве? Потом я стала испытывать гнев, я разозлилась безмерно: каково дьявола он затащил меня к себе? Только ли для того, чтобы оправдаться, или просто бьет на жалость, найдя тем самым простейший способ уложить бабу к себе в постель?

Нет, это я сегодня полна злости, я вижу в других то низменное, что клокочет во мне. Мне не хотелось смотреть на его отрешенное лицо, тем более что меня сейчас он явно не видел. Я встала, прошла к выключателю; комната погрузилась в темноту, из которой сразу проступили лиловые сумерки. Матвей сразу отдалился, я нашла его руку, и он сжал мою ладонь своими пальцами.

Мы выпили еще. Я была трезвая, как стеклышко. Его рассказ взволновал меня, мне хотелось исповедоваться ему, но я понимала, что это лишнее, однако темнота, наши дыхания, тепло его руки… Во мне боролись одновременно две души, боролись отчаянно, горько, безнадежно. Одна хотела спасти Матвея, другая погибала сама. Я чувствовала, что из-за жалости к нему уходит из меня тот стержень, который позволял жить все эти годы, позволял верить, давал надежду и какой-то смысл в жизни. Сейчас мне уже не хотелось отомстить ему за ту проданную им девчонку, я хотела любить, прощать, радовать собственной красотой, дарить нежность. А может, в этом как раз и есть особая месть? Приоткрыть ему краешек тайны, показать отблеск сокровища, который он когда-то потерял? Я знала только одно: сегодня, сейчас, все и должно как-то разрешиться.

— Скажи мне, Света, это ты? Я чувствую, что это ты. Ты обещала, и ты пришла.

Я резко встала. В темноте я видела его силуэт, и поблескивали глаза. Я была ошеломлена и раздосадована.

— Ты думаешь, что я вернулась с того света? — я зло рассмеялась. — Если ты таким образом будешь искать успокоения для себя, это добром не кончится. Хотя, может быть, ты и прав. Все мы одинаковые: что я, что твоя Светка, что Катька, что и светоч психологии — моя соседка Танька. Все мы одним миром мазаны, все бабы. Какая разница, в ком что искать?

— Нет, — поспешно сказал он, — я не о том. Я сразу понял, что ты моя Света. Еще когда тебя первый раз в аквариуме увидел. И ты сама сказала, что вернешься русалкой. Я понял, я сразу понял.

Я пошла к выключателю. Свет заставил зажмуриться. Вернувшись к столу, я села и насмешливо посмотрела на него:

— Наливай-ка еще. Может быть, это протрезвит тебя. Давай шампанского, а то мы пьем да пьем твой коньяк — и не пьянеем. Я хочу опьянеть, а только трезвею. Это и из-за твоих фантазий.

Он разлил шампанское. Поднимая бокал, упрямо повторил:

— Я уверен, что можно доказать.

Мы снова выпили. Пузырьки шампанского остановились в горле, но тут же все прошло. Потом ударило в голову. Я обрадовалась: коньяк меня не брал, а так хотелось опьянеть, размыть остатки осторожности, смести границы, растворить путы холодной рассудочности. Я пьянела, чувствовала это, хотя мысли были трезвы. Я все понимала, просто в моем новом сейчас состоянии все казалось доступным, возможным, даже необходимым. Я взяла нож и стала очищать яблоко, стараясь, чтобы стружка не обрывалась.

— Так что можно доказать?

— У Светы было серебряное колечко в пупке. У тебя оно тоже есть, я видел, когда ты плавала в аквариуме.

— А-а, пирсинг. Ну и что? Этим тогда все увлекались. Что еще?

Я откусила кусок яблока и стала медленно жевать, пристально разглядывая Матвея. Я знала, что он не успокоится, ни за что не успокоится.

— У нее была татуировка на левой груди. Маленькая роза.

— Ну и что? — сказала я. — Даже если бы у меня была такая татуировка, это ни о чем бы не говорило. Все делают такие татуировки.

Я видела, что он колеблется, не зная, что сказать и на что решиться.

— Как хочешь, — сказала я. — Ты сам этого хотел.

Я встала и расстегнула блузку. Осталась в одном бюстгальтере. Подошла к Матвею и одним движением пальцев обнажила грудь. Спросила насмешливо:

— Такая роза? Ну, и что это доказывает? Все тогда выкалывали розы на груди. Ты можешь сказать, что эта именно та роза? Хочешь проверить?

Я взяла его руку и накрыла ладонью свою грудь:

— Ничего, ничего это не доказывает.

Кто шевельнулся первым: я или он? Я была холодна и трезва, только не могла точно сказать: кто, что?.. Мои ли руки взметнулись и обняли его за шею или его судорожно сжались у меня за спиной? Но его губы были теплые, живые, и все то, что дремало во мне, сжатое, словно пружина, только и ждало маленького толчка. И вот взрыв, хаос, беспамятство, и нет уже воли, разума, расчета, — страсть завладела каждой моей клеточкой, хлынула, захлестнула, потопила, осталось только ощущение его рук на моем теле и встречные судороги груди, живота, бедер. Меня несло в потоке почти уже нестерпимой страсти, наслаждение было сродни страданию, а боль приносила только новое наслаждение.

Мы не давали друг другу передышки, и когда изнемогала я, он наступал, а когда у него не было уже сил, я возвращала его к жизни. Мы вели тяжкую борьбу, борьбу на изнурение, где не было ни победителей, ни побежденных, лишь опьянение плотью, бесстыдство страсти. В один из моментов прояснения я смогла разглядеть его лицо, залитое слезами и потом. Слабый свет уличных фонарей проникал в комнату, я различала — или думала, что различаю, — его черты, полные изумления и радости, — он верил, наверное, сейчас, что достиг всего, чего желал, что его долгие поиски закончились, и остается лишь упиваться мучительным счастьем…

Я проснулась среди ночи. Ветер, врываясь сквозь открытые окна, приносил легкий и острый холод. Лежать в постели было тепло. Я и не помнила, как мы оказались в спальне. Сейчас было, наверное, часа четыре, во всяком случае, ночь уже отступала, темнота комнаты светлела посередине, где-то на уровне древней люстры. Повернув голову, я увидела зеленовато-серое небо с одной бледной, медленно тающей звездой в просвете тучи, и уже различала на стене напротив большой церковный календарь, откуда непримиримо и грозно смотрел на нас незнакомый мне угодник.

Матвей даже во сне крепко прижимал меня к себе, и стоило мне пошевелиться, он тут же проснулся. Даже не глядя на него, я знала, как светятся его глаза, но разделить с ним восторг и счастье не могла. Ощущала во всем теле лишь безмерную, беспросветную усталость. А хуже всего была та апатия, которая довлела над всем. Все оказалось безнадежным, я попала в сети самообмана, обманув заодно и Матвея. Надо было встать и уйти, но не было ни сил, ни желания. С тоской и отчаянием я вспомнила Графа, и тут же поняла, что и здесь обманываю себя: не было никакой тоски и отчаяния, все казалось сейчас ушедшим в прошлое, лишенным ценности и жизни, как обрывки старинной кинохроники.

Я отвернулась от Матвея, хотела сползти с кровати, но он меня не пустил, сильно и нежно прижался ко мне сзади. Что-то ласково шепча, он стал осыпать мою спину и шею легкими поцелуями.

Я знала, что дальше произойдет, подумала об этом как-то легко, сама удивилась, что не ощущаю в этот миг положенных раскаяния и стыда. И вдруг меня осенило, что я занимаюсь самообманом: эта ночь с Матвеем на самом деле вытравила из меня все надуманное, все навеянное фантазией одиночества и утрат. Прошлого не было, как не было и будущего. Был только этот миг, была женщина и был мужчина — все было обнаженно просто, как наши, живущие сейчас отдельно от нас тела. И когда туман страсти стал наползать, лишая мысли четкости и ясности, я с облегчением успела подумать, что решу все завтра, а сегодня… сейчас… Я повернулась к нему и, медленно, с силой потянувшись, с болезненным, пронзившим меня наслаждением, вновь приняла его в себя.

Вновь было пробуждение, но на этот раз, вместе с легким похмельем, во мне плескалось мстительное торжество. Даже в тех сменах настроения, которые я пережила в эту длинную ночь, была своя, понятная теперь мне радость. О Графе я старалась не думать, тема была запретная, болезненная, к ней придется еще вернуться, и я знала, что прежней простоты и ясности в наших отношениях уже не будет. Я жалела об этом, сейчас только понимая, насколько сильна была моя привязанность к нему.

За окном утро было пасмурное; серое небо плакало мелким дождем и туманом, оседавшим на крыши домов, асфальт, мокрые с ночи деревья. Поднявшись с постели, я отбросила тянувшуюся ко мне руку Матвея и нагишом пошла в ванную. Нашла на полочке под зеркалом какой-то дешевый шампунь, вылила на себя чуть ли не полфлакона и долго, с наслаждением смывала с себя мыльную воду.

Матвей успел надеть джинсы и ожидал меня в спальне. Я, ощущая себя особенно голой, быстро оделась. Я думала только о том, чтобы быстрее уйти отсюда. Матвей чувствовал перемену во мне и, не понимая причины ее, тревожно следил за каждым моим движением. Это меня еще больше раздражало.

— Света! Если…

— Мне уже пора, — быстро перебила его я. — Не надо было мне вчера приходить к тебе.

— Но почему? Наконец мы нашли друг друга… Я тебя нашел, — быстро поправился он, чего-то испугавшись. — Разве нам было плохо?.. Я виноват, да, это правда, но ведь столько лет прошло, а хотел я тогда… не для себя же, я думал о нас.

— Опять ты за свое! — взвилась я. — При чем здесь я и твоя Света? Света умерла, утонула Света, махнула тебе русалочьим хвостом, проворонил ты свою русалку!

Я повернулась и пошла к входной двери. Матвей попытался задержать меня в коридоре. Я со злобой вырвала руку:

— Не трогай меня! Что тебе еще надо? Оставь меня в покое!

— Не может быть, чтобы ты меня не могла простить. Ну чем искупить то, что я тогда с тобой сделал?

Я всплеснула руками:

— Это что же, ты и в самом деле веришь, что к тебе та Света вернулась с того света (я надменно усмехнулась каламбуру)?! Веришь в потусторонний мир? Веришь, что русалка всплыла к тебе из потусторонних глубин?

— Да, — упрямо сказал он.

В этот миг его простоватое лицо затвердело. В нем проявилось сила и упрямство. И вера. Я невольно обратила внимание на шрамы, которые тут и там были заметны на его теле. Наверное, с войны. В этот миг я подумала: «Надо же, он, конечно, и в самом деле чокнулся. Ходит и говорит как человек, а сам, наверное, уже того. Может, он меня так и не выпустит? Все-таки наемный убийца, а это вам не что-нибудь!» И подумала: «Ну, я тебе сейчас устрою!»

— Вот что, милый мой! Если ты и в самом деле веришь, что Света может вернуться русалкой, то почему ты думаешь, что к тебе должна вернуться она, а не ты должен сойти к ней? Все тебе хочется получать даром. Ты так уверен, что имеешь на это право?

— Но я должен!.. Что же мне делать? Я развела руками:

— Неужели непонятно: прыгай за ней с того моста. Я тебе говорю: я не твоя русалка, не твоя Света. Тут у тебя полный облом. Так что тебе и дальше придется с этим жить. Если ты это называешь жизнью, конечно. А если прыгнешь, то восстановишь справедливость, равновесие установится, и ты с ней, так или иначе, встретишься. А не захочешь платить, то выплывешь — и всего делов. Подумай, так просто!

Глава 56

ВЫЗДОРОВЛЕНИЕ

Он меня больше не задерживал. Я благополучно выскользнула из двери, потом из подъезда, и только когда прыгнула в салон остановленного частника, сумела перевести дух. Молодой шофер все время пытался заговорить, я отмалчивалась, лишь время от времени что-то вставляя в его бодрый нескончаемый монолог.

Поднялся ветер. Он врывался в открытые окна машины, поднимал пыль вдоль бордюров, срывал листья с деревьев. Ветер пронесся и в моей душе, сумел вымести жестокость, боль, задавленный крик. Мне хотелось вырваться из этого мира, унестись туда, где живут одни ветры или звезды, где царит стихия или вечный покой, где нет места мелким страстям, даже если эти страсти и кажутся вблизи огромными, всепоглощающими… Я встряхнула головой: что же теперь, и впрямь топиться, подумаешь, беда приключилась, девочка испачкалась! Нет, жить! Побороть душевную опустошенность, очиститься, обрести прежние силы — и жить, жить! Иначе все впустую, впустую борьба за утерянную прежде большую часть себя, впустую все! Обновиться — вот что мне надо. Женщина всегда обновляется, словно луна, обновляется и очищается новой любовью, в этом ее спасение, думала я.

А дома, в общежитии, я упала на кровать, свернулась клубочком под пледом и попыталась уснуть. Танька не зашла, значит, ее не было — это было хорошо. Зазвонил мобильник, но я ни с кем не хотела сейчас говорить. Дотянувшись до телефона, я отключила его. Вновь попыталась уснуть. Сон не шел, лезли мысли — непрошеные, неотвязные. Аварии, покушения, огненный факел моей сгоревшей машины, спятившая от ревности Катька… Матвей, бледнея, таял, уходил куда-то. Матвей, по сути, оказался эпизодом. Я жалела себя и злилась на него, на себя, на Графа. Что это со мной приключилось, зачем надо было поддаваться вчера порыву? И с кем, с бандитом, наемным убийцей! Какой позор, какое падение! За всем этим продолжал стоять Граф, и мне было больно, я ощущала себя дрянью, как ни пыталась оправдаться — можно, можно было обойтись и без этого!..

Когда открыла глаза, были уже сумерки, так что мне в первое мгновение показалось, что время скачет, отсекая вокруг меня пустые часы. Я включила чайник, вскипятила воду и только после чашки кофе стала потихоньку просыпаться.

Выспалась хорошо, я это чувствовала по тому, что внутри меня больше не ощущалось тоски, неуверенности и безысходности. Я даже захотела поехать в клуб, и это дало мне возможность понять, насколько же за последние недели я привыкла к «Русалке». Я даже подумала, не поплавать ли мне сегодня в аквариуме — мысль, показавшаяся бы утром совершенно невозможной. Да, почему бы и не поплавать?

Делать все равно было нечего. Я заглянула к Таньке, она спала, отвернувшись к стенке, и легко посапывала. Я подумала, что у нее тоже давно не было бой-френда, но к этой стороне жизни Танька относится еще более серьезно, чем я (после чего оставалось только горько усмехнуться). Но вновь меня порадовало то, что особой подавленности я не чувствовала. Жизнь продолжалась, а я выздоравливала. И так захотелось увидеть Графа!..

Глава 57

РЕШЕНИЕ

Света ушла, покинув его уже второй раз. И на этот раз — окончательно. Матвей, услышав, как хлопнула входная дверь, вернулся в комнату и сел в первое попавшееся кресло. Мысли путались у него в голове. Он чувствовал себя так, как может чувствовать себя приговоренный к смерти, когда уже видит за поворотом ожидающий его взвод расстрельной команды. Она ушла, и Матвей, глядя в сторону захлопнувшейся двери, физически чувствовал свое горе и ни о чем больше не мог думать.

Столько лет поисков, столько лет надежд!.. Когда несколько недель назад русалка появилась в аквариуме клуба, он думал, что время ожидания подошло к концу. Он понял, что годы скитания и надежды дали плоды, и его отчаянная вера увидеть ее снова была ненапрасной. Ему только никогда не приходило в голову, что слова ее о возвращении в образе русалки надо было понимать буквально. И он еще не мог тогда понять, что новая исполнительница роли русалки в клубном аквариуме не символический знак об окончании его ожидания, но сама Света, прежняя Света, наконец-то вернувшаяся к нему.

Много дней, как завороженный, стоял он перед стеклом аквариума. Следил за плавным парением чарующего тела в зеленоватой воде и думал, что не только он, но и все: одетые в фирменные смокинги официанты, ловко снующие между столиками с подносами, и представители богемы в ярких тряпках, заглядывающие в клуб потусоваться с власть имущими, и важные, толстые депутаты, скоро снимавшие с потных шей галстуки, мешавшие оттянуться по полной программе, — знали, что чудо произошло, и из подземных вод всплыла она, чтобы вернуть ему похищенную душу.

Долгое время не было знака с ее стороны: русалка кружилась и кружилась в своем стеклянном коробе, сразу исчезая после представления, не стараясь найти его, просто заметить, когда он сам намеренно попадался ей на глаза. Зато Граф несколько раз приглашал к себе в кабинет, вынимал из сейфа бутылку — одну, вторую, — и в долгих беседах, заполненных воспоминаниями и надеждами — больше воспоминаниями, больше, — намекал, что студентка-русалка не про его, Матвея, честь, пусть сходит с ума по теням, если ему это нравится, а журналистку трогать нельзя, не для него девочка, не для него.

Граф говорил и думал о своем, Матвей — о своем. Вышло же совсем по-другому. Света, минуя золотые клубные сети, сама пошла к нему, к Матвею, не словами, а поступком подтвердив, что она прежняя, она — та, утерянная.

Сейчас, вспоминая, Матвей не смог сдержать дрожь, охватившую его тело и руки. Как же все прошло?.. Света была с ним до утра, и он не отрывался от нее, разве что на такое расстояние, что можно было просунуть нож. После прыжка в воду и обещания вернуться русалкой его, Матвея, словно бы запечатали, только ею он и жил, и вот — свершилось. Света вернулась, чтобы воскресить его, вернуть к жизни, заставить сделать то, что он должен сделать! Недаром же, уходя, она поведала, как вернуться к истокам.

Он вновь перебирал в памяти мгновения ночи. Он не верил себе, не верил, что он был с ней! Он чувствовал, что к нему вернулась жизнь. Он испытывал радость, успокоенность и еще какое-то чувство, имя которому не мог подобрать, но которое жгло его изнутри вместе с ее запахом. Его вновь обретенное счастье пахло сосновыми иглами — и это напомнило ему начало их любви в Серебряном Бору. Но пахло и подводным миром, который, может быть, уже был в нем, материализовавшись за бесконечные годы ожиданий и поисков, а теперь лишь утвердился и вне его, и под ним, где стонала от боли и наслаждения его женщина.

Матвей покачал головой, вспомнив, как жил последние годы. От вечного ожидания, от вечного блуждания во мраке отчаяния он уменьшился, сжался. Хуже другое: от ее ухода тогда он тронулся умом. Дверь, отделявшая его упорядоченный мир от подводного призрачного мира, куда успела нырнуть Света, вдруг оказалась распахнутой настежь, и закрыть ее было невозможно, так что приходилось усилием воли занавешивать дверной проем, чтобы в обычной жизни тайна не мешала ему существовать. Иной раз, когда он ехал на мотоцикле, сзади садилась она, обхватывая его невесомыми руками. «Ты с ума сошел», — тревожно думал он, но, скрываясь от всех, делал вид, что никто посторонний не вмешивается в его беседу с кем-нибудь из представителей заказчиков, нанимавших его для очередного деликатного дела.

Привык он также ощущать ее призрачное присутствие, когда посылал пулю в обреченное сердце неизвестного ему человека. Иногда оглядывался, следя за угасанием ее лица, медленно растворявшегося в воздухе, словно бы, убедившись в его меткости, она спешила помочь новопреставленной душе найти тайную тропинку в ее уже обжитый мир.

Тревожило его также то, что Света могла не одобрять его занятия, но с этим поделать ничего было нельзя: иным способом зарабатывать деньги он все равно не умел. Он старался об этом не думать, изгоняя непрошеные мысли.

«Потом, потом, — думал Матвей. — Все изменится тогда, когда я смогу ее найти!»

А вот во сне, когда он не имел власти над своими мыслями, его часто мучили кошмары. Одно сновидение часто посещало его, причем декорация и действующие лица всегда были одни и те же, менялась лишь расстановка актеров. Ему снилось, как бросается с моста Света, он летит за ней, находит в воде, тянет к поверхности… Но вдруг оказывается, что полет продолжается, только летит с моста он сам, за ним Света, которая пытается ему помочь выплыть, а сверху за ними внимательно наблюдает Граф. Причем в лице его, видимом ясно, как вблизи, читается тоска, сомнение, но и твердая решимость. Этот сон, в котором, в общем-то, ничего больше толком и не происходило, как кошмар, давил его, и он просыпался с ужасом.

Как сомнамбула, поднялся он и прошел на кухню. Стараясь не видеть остатков вчерашнего пиршества на столе, он наполнил чайник и поставил его на огонь. Опустился на стул и вновь стал вспоминать. Он подумал, горько усмехнувшись, что вновь ему остаются лишь воспоминания. Хотя нет, это не совсем так. У него еще остались дела, да и к Варану надо съездить.

Чайник закипел, Матвей налил себе кофе покрепче и, сделав глоток, закурил. Да, план на день был в общих чертах готов, и можно было уже отправляться в путь. Прежде всего, однако, он сделал несколько звонков. Удалось выяснить, что Екатерина Петровна Воронцова находится в Боткинской больнице, в хирургическом отделении. Состояние стабильное, средней тяжести.

После этого, скорее для очистки совести, он стал звонить в морги. Через полчаса уже знал, в каком морге находятся Окунев Сергей Михайлович и Борзов Николай Григорьевич. Это были приятели Паши Маленького Тягач и Борзый, которые тоже принадлежали к свите законника Варана.

Найти Молчанова Павла Дмитриевича, то есть Пашу Маленького, так и не удалось. В одном из моргов ему посоветовали обзвонить больницы, и, следуя наитию, он вновь позвонил в Боткинскую. Паша Маленький в тяжелом состоянии находился в реанимационном отделении хирургического корпуса. Матвей вновь закурил сигарету и стал думать.

Зазвонил телефон и звонил долго, но Матвей трубку так и не снял. Когда звонки закончились, он принес из гостиной пистолет, разобрал, тщательно почистил и смазал. Он давно уже не опасался носить пистолет с собой, с тех самых пор, как Граф оформил его сотрудником охранного агентства. Теперь и милицейский обыск ему не был страшен.

Навинтив глушитель, он привычно сунул пистолет в кобуру под мышкой. Эту кобуру он специально приспособил для пистолета с глушителем. После этого Матвей выключил газ и пошел к коридору. На пороге оглянулся, последний раз оглядел комнату и вышел.

На улице мелко моросил дождь. После вчерашней ночной грозы небо не только не очистилось, но окончательно, уже плотно, ватно, покрылось серыми, в некоторых местах сизовато-лиловыми облаками. Приподняв воротник куртки, Матвей выкатил из ближайшего железного сарайчика, приткнувшегося к длинному ряду гаражей, свой мотоцикл. Гараж он арендовал у Ивана Сергеевича, одинокого и пожилого соседа, обитавшего в его подъезде этажом ниже. Тот уже год как продал свой старый «Москвич», сразу осиротел, но за гараж держался. Старик еще надеялся, что судьба может как-нибудь повернуться лицом, появятся — хоть бы и с неба — деньги, и новая машина займет привычное место в гараже.

Мотор завелся сразу, Матвей поправил шлем и выехал с тротуара на проезжую часть дороги. Ехать пришлось через центр города, слава Богу, на Ленинградском проспекте пробок не было, да Матвей и не спешил. Был он в странном состоянии как бы начала болезни, когда голова все тяжелеет, мысли, если не путаются, то ворочаются тяжело и бестолково, словно моржи или котики на океанском побережье.

По дороге он заехал в знакомый хозяйственный магазин, походил среди полок с краской, лаками и растворителями. Ничего из того, что ему было нужно, не нашел, поэтому подошел к бдительной продавщице, независимо смотревшей прямо перед собой в голую стенку, а на самом деле не упускавшей из поля зрения движения покупателей, и спросил что-нибудь из кислотных растворителей.

— Мне совсем немного надо. У вас есть бутылки поменьше? Чем меньше, тем лучше.

— Есть соляная кислота в пол-литровых бутылках. Вам для чего? Если разводить краску, то вам не кислота нужна, вам подойдут обычные растворители. Может быть, олифа?

Матвей поблагодарил за совет и купил бутылку соляной кислоты.

Вышел из магазина, посмотрел на плачущее небо. Сиденье мотоцикла глянцево блестело. Он сел, сразу ощутив сквозь джинсы холод и влагу под собой. Под воротник просачивались капли дождя, но на все неудобства ему сейчас было наплевать. Немного дальше хозяйственного магазина стоял овощной киоск. Матвей купил у молодого рослого блондина по килограмму апельсинов и яблок, сложил все фрукты в свою спортивную сумку. Потом поехал дальше.

Поворот на Беговую улицу он пропустил, поэтому пришлось возвращаться к Боткинскому проезду. Часть дороги здесь была разворочена. Дорожная машина длинной пикой долбила асфальт, а за ней рабочие вручную раскапывали траншею. В одном месте уже оголилась черная полуметрового диаметра труба с клочками поврежденной изоляции, которую сдирали до конца, видимо собираясь изолировать по-новому.

Матвей доехал до проходной. Железные ворота, через которые только что проехала машина «скорой помощи», едва начали закрываться, когда Матвей въехал следом. Охранник с лицом, обезображенным давним фурункулезом, остановил его. Матвей представился служащим охранного агентства, сказал, что хочет навестить раненного в ДТП сослуживца, и попросил присмотреть за мотоциклом. Чтобы подкрепить весомость просьбы, сунул в карман мужику смятую купюру. Охранник невольно вытащил деньги, поглядел. Оказалось, пятьдесят долларов. Сумма его удивила, но мужчина ничего не сказал, спрятал доллары и обещал присмотреть за мотоциклом. Видимо, на своем посту он насмотрелся многого и уже привык ни на что не реагировать. Особенно когда за это платили.

— Завози сюда, — указал охранник за домик при воротах. — Можешь идти искать своего приятеля, здесь твоего коня никто не возьмет. Значит, пойдешь прямо, а потом свернешь направо. Там спросишь.

Матвей пошел по центральной аллее. Дождь не перестал, только истончился; блестели от воды листья деревьев и кустарников, трава на газонах, свежеокрашенные лавочки, сейчас пустующие. Пробежал с тележкой совсем молодой парень в белом халате и шапочке, ловко обогнул бумажный мешок у бордюра и скрылся за высокими кустами у ближайшего корпуса. За ним проехал грузовик с большими бидонами — пустая, плохо закрепленная тара громко дребезжала в кузове. Наверное, привозили молоко или еще что-нибудь, необходимое в здешнем гигантском хозяйстве.

Прошли трое санитарок, несшие в руках стопки аккуратно сложенного белья. Одна из санитарок была чем-то похожа на Свету — или, вернее, имела в себе частицу того, что в самом полном объеме содержалось в той далекой Свете, а также и в той, что вчера вернулась к нему, чтобы вновь уйти, теперь уже, кажется, безвозвратно. Оглянувшись, он поймал заинтересованный взгляд этой девушки, в котором тоже мелькала знакомая, таинственная тень, тотчас исчезнувшая навсегда. И сразу же Матвей почувствовал такую душевную муку, что вынужден был сесть на мокрую скамейку, — не держали ноги, и сильно дрожали пальцы, когда он, пряча в кулаке от дождевой взвеси сигарету, подносил к ее кончику трепещущий огонек зажигалки.

Некоторое время он курил, стараясь ни о чем не думать. Все и так было уже решено, а мысли приносили только лишнюю боль. Через некоторое время он потушил сигарету о чугунную основу лавочки, поднялся и пошел дальше.

Свернув направо, как ему подсказал охранник, он остановил бредущего куда-то больного в полосатой пижаме и с перевязанной рукой. Больной молча указал ближайший корпус и побрел дальше.

В полутемном вестибюле Матвей увидел окошечко дежурной сестры, к которой он и обратился. Полная от сытой и сидячей работы старушка неторопливо водила пальцем по строчкам в амбарной книге, потом сказала номера палат. Предупредила, что в реанимационное отделение посетителей не пускают, а в одиннадцатую, где лежала больная Воронина — «Нет, Воронцова, — поправилась медсестра, заглянув в книгу, — в одиннадцатую можете пройти».

Матвей поблагодарил и отошел к небольшому окну, по которому снаружи извилисто стекали, свиваясь и расходясь, тонкие струйки дождя. Какое-то странное, не присущее ему, но уже не раз за утро посещавшее его оцепенение вновь охватило его. Словно загипнотизированный, смотрел он на струйки дождя, не мог от них оторваться, пока голос медсестры не заставил его вздрогнуть:

— Молодой человек! А вы кто больным будете?

— Сослуживец, — пояснил Матвей и прошел к лестнице.

Поднявшись на второй этаж, он прошел по длинному коридору, заглядывая в приоткрытые двери палат. В комнате с табличкой «Старшая сестра» никого не было. Матвей вошел внутрь, снял с вешалки один из белых халатов и накинул его на плечи. Когда вышел в коридор, проходившая мимо женщина в таком же белом халате не обратила на него внимания.

Дверь в одиннадцатую палату тоже была приоткрыта. Матвей заглянул внутрь. Комната была небольшая, здесь располагались шесть коек, на четырех лежали женщины. Матвей вошел и поздоровался со всеми. Катя была на койке у окна. Она повернула голову на звук мужского голоса, всмотрелась, узнала Матвея и испугалась. От страха у нее исказилось лицо, она подняла забинтованную руку к лицу и закусила ее прямо через марлю. Матвей прошел к ней, взял стул, стоявший у соседней, сейчас пустовавшей кровати, пододвинул и сел.

— Здравствуй, Катя, — сказал он. — Вот пришел навестить. Как ты себя чувствуешь?

Катя продолжала с ужасом смотреть на него и, кажется, не понимала, что он ей говорил. Матвей оглянулся на женщин за спиной. Они все смотрели на него. Когда Матвей повернулся, женщины отвернулись.

— А я тебе фруктов принес, — сказал Матвей Кате. — Потом можно будет еще что-нибудь занести. Ты скажешь, что хочешь, а мы — кто-нибудь из нас — привезем.

Он открыл замок сумки и вынул пакет с фруктами. Положил на тумбочку.

— Вот, поешь, — сказал Матвей и снова оглянулся. Женщины переглянулись и зашевелились на своих кроватях. Одна отвернулась к стенке, а две не спеша поднялись и направились к выходу.

— Я не… — вдруг дрожащим голосом сказала Катя, но Матвей ее перебил.

— Ну кто же может предполагать заранее, что попадет в аварию? Ты не волнуйся, зачем тебе волноваться. Я вот почему пришел, — сказал он и задумался.

Вновь на него накатило оцепенение: ему показалось в этот миг, что все — и его приход сюда, и испуг Кати, и тактичный уход двух женщин, — все не имеет ни малейшего смысла. Чтобы он сейчас ни сделал, это уже не может повлиять на ход действительно важных событий, которые в этот момент он даже для себя определить не мог, только чувствовал, что лишь краешком сознания соприкасается с ними.

Сзади скрипнула кровать под лежащей женщиной, и Матвей очнулся. Он посмотрел на Катю, на ее опухшее от ушибов, смазанное кое-где йодом лицо, только сейчас почувствовал сильный запах лекарств, кажется пропитавший все вокруг, и подумал, что задерживаться здесь не имеет смысла.

— Я хочу тебя только об одном спросить, — сказал он, — знал ли Варан об этом вашем… мероприятии? Только не лги мне, я все равно почувствую, если ты будешь мне врать.

Катя уже справилась с собой. Видя, как спокоен Матвей, она тоже успокоилась. Глаза у нее заблестели, на щеках появился румянец, может быть, и болезненный. Она презрительно скривила рот:

— Конечно, знал. Паша Варану все докладывал. Это с самого начала была наша идея. Правда, сначала я хотела просто попугать, но когда Граф… В общем, повезло этой стерве.

— Зачем?.. — спросил Матвей, и Катя, даже не дослушав вопроса, быстро, с ненавистью, сказала:

— Кто ее просил ухлестывать за Графом? — она принизила голос, услышав, как заворочалась соседка у двери и продолжала жарким шепотом: — Он меня любил, пока эта шлюха образованная не явилась. У нее и папа за границей, и образование, и деньги — чего ей еще надо было, твари?

— Я.хотел спросить, зачем это надо было Варану?

— Как зачем? Ты же Алтына и Мирона того. — Она вновь скосила взгляд в сторону двери и стала шептать еще тише: — Так он подумал, что теперь ты к нему будешь подбираться.

— Зачем? — не понял Матвей.

— Ну, не знаю. Варан, кажется, боится, что ты его за старое решил потревожить, раз Алтына и Мирона того, — она сделала движение головой, чтобы было более понятно, что совершил с обоими Матвей.

Матвей покачал головой:

— Это же Граф решил с ними разобраться. Они на него насели за какие-то давние дела. А Света здесь при чем?

— Варан считает, что Светка имеет отношение к Атаманше. Не знаю, почему он так решил, но он убежден, что это так. Может, она не просто так явилась сейчас, может, она явилась вынюхивать прежние секреты? А кроме того, Паша мне говорил, что Алтын и Мирон помогли Графа прикрыть, когда они убирали Атаманшу, ну, старую хозяйку клуба. Деньги взяли Алтын и Мирон, потом поделили с Вараном, а клуб отошел к Графу. Сейчас ты возник, к Светке клеишься, а тебя еще тогда обделили, вот Варан и решил, что ты начнешь требовать свою долю. Разве не так? Все так думали. А Светку я все равно замочу, тварюгу!

Матвей молчал, осмысливая все то, что так просто выболтала ему Катька. За последние два месяца он совершенно выпал из орбиты. После появления Светы ему уже все стало безразлично, а иначе бы он, конечно же, получил информацию раньше этой дуры Катьки. Да и сейчас все услышанное интересовало его только в той мере, в какой оно могло коснуться Светы.

Он вновь почувствовал гнев. Гнев его был направлен на все то, что могло угрожать ей, Свете, направлен на Варана, на его «шестерок», на эту Катьку, на Графа… Нет, не на Графа, тот ни в коей мере не желал зла Свете — Матвей это знал наверняка. И даже если Граф что-то заподозрит, ревность его скоро пройдет: Матвей знал своего прежнего командира достаточно хорошо. А вот все остальные!..

— Ладно, — сказал он, поднимаясь, — мне пора.

Он оглянулся; женщина у двери продолжала лежать, отвернувшись к стене. Вновь повернувшись к Катьке, он приподнял простыню, одновременно вытаскивая пистолет, и выстрелил ей в сердце. Глушитель был отобран специально: выстрел прозвучал едва слышно, словно треснула косточка от вишни под ногой. У Катьки только глаза расширились от ужаса, она дернулась всем телом, но не успела даже вскрикнуть. Матвей спрятал пистолет, повернул тело на бок, подтянул простыню до шеи и сказал специально для женщины у двери, которая, возможно, не спала.

— Ну, Катя, спи. Я попрошу, чтобы тебя не тревожили.

У двери он посмотрел на женщину. Она и впрямь не спала, лежала с открытыми глазами. Матвей попрощался с ней и добавил:

— Катя заснула. Пускай ее не будят хотя бы до обеда. Женщина равнодушно кивнула, и Матвей вышел в коридор.

Глава 58

ЗАЧИСТКА

В коридоре он огляделся с видом человека, который не знает, куда и зачем он попал. Стены, пол, потолок, несмотря, вероятно, на ежедневную уборку, казались несвежими, грязными. Тут и там в коридоре попадались приткнувшиеся к стенам каталки, на которых здесь перевозили тяжелых больных. Некоторые из этих тележек были превращены во временные столики, уставленные бутылками из-под лекарств.

Матвей смотрел на одну такую тележку-каталку, на пузатые лекарственные флаконы и вновь ощущал, как пустела голова, как цепенело все тело, и глубоко загнанная внутрь боль, о которой он не хотел думать и вспоминать сейчас, всплывала волной, захлестывая оставшиеся в нем еще спокойные островки.

Проходившая мимо медсестра или врач, на которой ладно сидел белый халат, что-то спросила его. Он посмотрел на молодую еще женщину, у которой в углу большого рта виднелся один золотой зуб.

— Вы кого-нибудь ищете? — повторила она свой вопрос и улыбнулась, отчего зуб стал еще более заметен.

— Нет, спасибо, уже нашел, — объяснил Матвей. — Заходил к знакомой, а она спит. Так что я решил не будить. Кстати, где у вас реанимационная?

— Это в другом крыле. У вас там тоже знакомая? — сверкнула золотым зубом женщина.

— Возможно, только не среди больных.

— Тогда это Леночка. Я не права? Сегодня она дежурит, а кроме нее только мальчишки-стажеры из училища. Ну, идите, дорогу найдете, — и вновь одарила золотозубой улыбкой.

Матвей кивнул и двинулся в ту сторону. Проходя мимо одной из заставленных флаконами тележек, взял на ходу одну из бутылей. В конце коридора на предпоследней двери была укреплена табличка с фигурой мужчины, и Матвей, толкнув дверь, зашел в туалет. Вдоль одной стены находились двери кабинок, у другой — несколько жестяных раковин для умывания. В помещении было темновато, свет не горел, а единственное окошко было грубо замазано белой краской. В туалете никого не было.

Матвей поставил на подоконник сумку, вытащил бутылку купленной по дороге кислоты и откупорил пробку. Использованный трехсотмиллилитровый бутылек из-под лекарств был закрыт резиновой пробкой и запечатан жестяным захватом. Матвей приоткрыл пробку. Потом наполнил флакон кислотой, а то, что осталось в бутылке, вылил в унитаз. Среди привычных запахов общественного туалета стал ясно различим острый запах соляной кислоты.

Реанимационную он нашел быстро. Во-первых, на двери была надпись, а во-вторых, заглянув внутрь, увидел несколько коек, возле каждой из которых стояла капельница и тянулись трубки к мерно дышащим за больных аппаратам. Высокая миловидная девушка с совершенно отсутствующим выражением лица что-то подкручивала у одной из стоек, где из бутылки по трубке в больного стекало лекарство.

Девушка повернулась к Матвею, близоруко всмотрелась и улыбнулась.

— Сюда нельзя, — сказала она с таким выражением, с каким приглашают в гости. — Здесь реанимационное отделение.

— Леночка? — вместо ответа спросил Матвей. Девушка удивленно кивнула.

— А вы?..

— А я стажер из Ярославля. Разве не слышали? Нас здесь десять человек со вчерашнего дня. Ну, еще услышите, — улыбнулся он.

И словно бы его улыбка послужила самым лучшим из тех удостоверений, которые он должен был, но забыл предоставить, Леночка сразу успокоилась, хотя все еще вопросительно смотрела, не понимая, зачем он здесь, и что ему надо, этому обаятельному ярославскому стажеру?

— Вас там внизу ищет молодой человек. Почему-то он не хочет зайти. Звонил даже завотделения. Я как раз там был у него, а так как мне по пути, то решил зайти сообщить вам новость. Можете идти, я пока подежурю.

Леночка была в нерешительности. Ей и хотелось идти, но она и боялась оставить свой пост.

— Идите, идите, Леночка. Я здесь до вечера не хочу находиться, так что поспешите.

Ему очень не хотелось убивать эту глупую кошку, но, если бы та вздумала остаться, он бы сделал это не задумываясь. К счастью, Леночка, еще немного поколебавшись, унеслась прыжками. Неведомый молодой человек влек ее гораздо сильнее, чем куча ни на что не годных больных.

Как и в туалете, в реанимационной палате было довольно темно. Но если там свет экономили, то здесь все делалось только для пользы выздоравливающих. И так же сильно, как и всюду, здесь, в комнате, воздух пропах лекарствами.

Матвей прошелся вдоль коек. Третьим лежал Паша Маленький. Половина лица его была перевязана, сквозь бинт проступила кровь, а незабинтованный глаз его, хоть и был слегка приоткрыт, но ничего не видел.

Паша Маленький был без сознания, грудь его мерно вздымалась от усилия механики, но цвет лица был розовый, и не верилось, что с таким здоровяком может произойти действительное несчастье.

Матвей наклонился над ним и стал смотреть на его лицо. Он рассматривал это лицо со страшной ненавистью, и ему особенно ненавистен был этот розовый, может быть, искусственно розовый, но кажущийся таким здоровым, цвет лица. Ему вдруг стало нестерпимо обидно, что этот тупой здоровяк лежит сейчас с таким отсутствующим, довольным видом, словно прилетел с другой планеты, а ведь из-за него другой человек, гораздо лучший, чем сотня таких Паш, мог бы умереть вчера, умереть невинно, ни за что! От этих мыслей Матвей почувствовал себя совершенно измученным, он едва совсем не потерял голову, но взял себя в руки.

Теперь он действовал быстро и четко: снял бутылочку со стойки капельницы, вынул из резиновой пробки иголку, которую тут же воткнул в принесенный им флакон. Перевернув, убедился, что пробка держит прочно, жидкость не протекает, пластиковая трубка, по которой кислота немедленно устремилась в вену Паши Маленького, тоже устояла. Укрепив на металлическом держателе бутылочку, он оглянулся. Один из больных смотрел на него, внимательно следя за его манипуляциями. Оказалось, тоже «овощ»; взгляд был сосредоточен лишь на собственном угасающем мире, и лишь казался устремленным вовне.

Матвей вернулся к Паше Маленькому. И вовремя; новое «лекарство» как раз дошло: лишенный сознания организм бунтовал против смерти. Сначала стала подергиваться рука, забилась в мелкой, тряской судороге, потом конвульсии перешли в бок, тело дернулось, слегка подпрыгнуло. Мелко затряслась кровать, стойка капельницы тоже качнулась, так что Матвею, внимательно наблюдавшему за агонией, даже пришлось ее поддержать.

Ему еще долго пришлось поддерживать. В какой-то момент, правда, большое тело бандита, после особенно сильного рывка, едва не сползло с кровати. Но вдруг судороги стали слабеть. Полуприкрытый глаз Паши Маленького вдруг широко открылся, но в нем не отразилось ничего, не отразились даже муки, продолжавшие терзать тело. Тут же последовала еще одна серия конвульсий, но эта была не в пример слабее, чувствовалось, что смерть близка, и так оно и вышло.

Матвей еще секунду-другую смотрел в стеклянный глаз Паши Маленького, потом быстро повторил манипуляцию с бутылочками, но уже в обратном направлении, так, чтобы, когда придет Леночка со свидания со своим призрачным любовником, здесь все внешне было в порядке.

Прикрыв веки помутневших глаз Паши Маленького, Матвей еще некоторое время смотрел, как мерно продолжает аппарат поднимать мертвую грудь, потом покачал головой и вышел. Зашел в туалет и вылил остатки кислоты в унитаз. Пустой флакон выбросил в урну. Все это нисколько сейчас не волновало, действовал он скорее инстинктивно, скорее по инерции.

Внизу Леночку он не встретил. Выйдя из корпуса, Матвей прошел по аллее до самой проходной. Мотоцикл его в целости и сохранности стоял на том самом месте, где Матвей его и оставил. Рябой охранник махнул ему рукой из окна, когда Матвей проезжал через открытые ворота. Дождь вроде бы перестал, но стало как-то еще темнее, словно бы надвигались ранние сумерки.

По Боткинскому проезду он проехал совсем немного. Свернув к ближайшей лавочке, он пристроил рядом мотоцикл и присел. Метрах в пятидесяти дорожная машина длинной пикой продолжала крушить асфальт, рабочие так же копали следом, зачищая ржавые трубы в глубине траншеи, и Матвею казалось удивительным то, что жизнь течет в том же темпе и точно так же, как и с утра. Словно бы ничего не произошло ни с ним, ни с Пашей Маленьким, ни с Катькой. А ведь раньше, когда ему приходилось выполнять заказы, он делал это хоть и без большой охоты, но и без волнения. Работа есть работа, и каждый человек оправдывает то занятие, которым он зарабатывает свой хлеб.

Но сейчас все изменилось: впервые за долгие годы он что-то делал для себя, и разница оказалась громадной. То, что он сейчас делал и еще хотел сделать, казалось ему не только необходимым, но и справедливым. Но он волновался сейчас, и у него начинала страшно болеть голова.

Неподвижно сидел он на лавочке, тупо смотря на прилетевших, видимо, за подачками, голубей. Потом прошли двое пацанов лет десяти, остановились, завороженно уставившись на его «Судзуки». Матвей никого и ничего не замечал, погруженный в свои мысли. Он не помнил, как задремал и вдруг сидя заснул. Во сне он вновь прыгал с моста, вновь с ним летела Света, и так же внимательно следил за ними Граф.

Глава 59

К ВАРАНУ

Очнулся он от нестерпимой головной боли, нестерпимой до крика. В висках стучало, темя разламывалось. Матвей чувствовал себя измученным. Взглянул на часы: спал он, наверное, часа полтора-два, не меньше. Сейчас было начало шестого, день почти прошел, а ничего еще не было сделано.

Пока он спал, поднялся ветер. Дождь так толком и не начался, но Матвей чувствовал себя сырым и озябшим. И кажется, поднималась температура. Надо было ехать. До загородной резиденции Варана было не меньше двух часов езды. В Москве попасть в пробку Матвей не боялся. С мотоциклом пробки вообще казались смешной проблемой, проблемой для других. Тем не менее надо было спешить.

Асфальт вновь лентой растекался под колесами мотоцикла. Лавируя между машинами, он быстро продвигался вперед. Отвлекаясь, машинально читал рекламу на придорожных щитах и на транспарантах, протянутых через дороги: «Ме-на-теп», «Экс-по-центр», «Ло-ре-аль»… Он машинально, по слогам читал ничего ему не говорящие слова. Порой его глаза выхватывали знакомые названия: «Маль-бо-ро», «Сам-сунг», «Па-на-со-ник»… Он продолжал думать о Варане, о Графе, о Свете, о давних событиях, продолжавших держать участников в плену, о последствиях прежде, казалось бы, разумных действий, которые теперь, по прошествии лет, заставляют совершать все новые и новые поступки.

Матвей подумал о том, что сейчас должен совершить, и не испытал ни радости, ни гнева — ничего. У него продолжала страшно болеть голова, и больше всего сейчас хотелось все быстрее закончить, прийти к финишу в этой бесконечной гонке, по большому счету, как бы кто ни считал, не имеющей приза… Внезапно из-за большой фуры ударил ветер, швырнул в него каким-то мокрым мусором. Ветер играл с мотоциклом, как тореадор с быком. Сейчас, когда он выехал за город, можно было ехать быстрее. Ветер продолжал биться в ветровое стекло и, огибая, уже в него. По обочинам гнулись деревья, до середины шоссе долетали сломанные ветки, скользили по шлему сорванные листья.

Минут через сорок Матвей свернул на боковую дорогу. Здесь пошел лес, вплотную подступающий к шоссе. Деревья расступались внезапно, по обеим сторонам вырастали поселки, за одним из которых в лес ушла грунтовая дорога, ведущая к усадьбе Варана.

Место было выбрано хорошо. Варан поселился здесь лет семь назад вскоре после того, как, выйдя из стана «нэпманских», объявил себя «новым» вором. Для обывателя отличие первых от вторых было минимальным: и те, и другие возглавляли преступные сообщества, организовывали грабежи, взимали дань, силой внедрялись в число учредителей и акционеров процветающих предприятий.

Внутри же блатного мира существовала глухая, непримиримая вражда «нэпманов» и «новых». Первые были идеалистами уголовного мира и придерживались старых воровских правил, в число которых входили: аскетизм, отсутствие семьи, нежелание иметь имущество, постоянное обитание на зоне среди своих, пополнение воровского «общака», деньги из которого шли каждому из попавших за решетку. Словом, вор в законе старой формации был или должен был быть отцом родным для всех осужденных, мировым судьей в разборе конфликтов, высшей инстанцией, к помощи которой прибегала даже администрация тюрем и лагерей.

Иное дело «новые» воры. С приходом перестройки, появлением баснословных состояний, а также свободы, позволявшей тратить без оглядки нажитые деньги, многие законники уголовного мира задались вопросом: а почему не я? Через «общак» проходили миллионы долларов, распоряжался ими один авторитет, назначенный сходкой воров на должность «смотрящего». «Смотрящий» получал под свое авторитарное правление город, район или область и с помощью армии находящихся на свободе блатных собирал десятину со всех предпринимателей, независимо оттого, является ли тот владельцем киоска или группы банков. «Новые» воры стали, в нарушение прежних правил, часть денег из «общака» тратить на себя лично: покупали особняки, дорогие машины, заводили семьи, любовниц и личные армии, чтобы охранять устои новой жизни.

Варан не был особенно крупным «вором в законе». Он не владел корпорациями, не контролировал металлургическую промышленность или хотя бы торговлю оружием. Под его крылом находилось несколько банков, десяток казино и масса заводов и заводиков, где он вполне официально числился акционером или учредителем.

К масштабам новой жизни Варан потихоньку привык, но старое в нем держалось крепко: ворочая безналичными миллионами, он мог радоваться какому-то десятку тысяч долларов наличных, ценил свой старый двухэтажный дом, совершенно не соответствующий тому положению в обществе, которое Варан сейчас занимал, и где он жил постоянно в окружении свиты из «шестерок», «быков» и «приблатненных» и куда сейчас направлялся Матвей.

Глава 60

НАПАДЕНИЕ

Дорога становилась все хуже, пришлось снизить скорость, мотоцикл трясло, а за огромным дубом, сильно выступавшим из стены леса, вдруг вырос шлагбаум, окрашенный в бело-красную полоску. Матвей притормозил, слез с мотоцикла и осмотрелся. Иной раз Варан посылал сюда наблюдателей, а иногда устраивал засады, если ожидал нападения. Предупредить его о появлении Матвея не мог никто уже потому, что тот сам еще утром не предполагал, что решит приехать сюда. Нельзя было, правда, недооценивать звериное чутье Варана, иначе бы он не заслужил в свое время уважение сходки, короновавшей его на звание «законника».

Никого не было видно, но, когда Матвей вручную подвез мотоцикл к шлагбауму и уже взялся одной рукой за перекладину, чтобы освободить проезд, с ближайшего дерева шумно спрыгнул Штырь, а с противоположной стороны дороги из-за толстого корявого ствола вышел Карась. Оба были «шестерками» Варана, и обоих Матвей хорошо знал. Как, впрочем, знал всех, живущих в усадьбе Варана. У Карася и Штыря на шеях висели автоматы Калашникова, и оба направили стволы на Матвея.

Штырь и Карась получили свои сроки за мелкие кражи и грабежи, оба вышли на свободу несколько месяцев назад и были рады пристроиться к постоянному и сытому месту.

— А мы-то думали, кто это должен приехать? — ныряющей походкой подходил Карась, худощавый, жилистый, резкий, всегда готовый пустить в ход кулаки или нож. — Мы думали кто, а это вон кто. Выходит, Варану чистильщик понадобился. Ну ладно, доложим.

Он перекинул автомат на спину, вынул из кармана сразу затрещавшую рацию и приготовился сообщать о прибытии гостя.

— Подожди, — сказал Матвей, — дело есть. Карась вопросительно и настороженно посмотрел на Матвея. Штырь на всякий случай удобнее перехватил ствол автомата и сделал шаг вперед. Оба знали, что с таким спецом, как Матвей, надо было всегда держать ухо востро. Но знали только теоретически, потому как ничего серьезнее, кроме как поножовщины, в жизни не видели, да и настоящей крови не нюхали.

Что произошло дальше, Штырь так ничего и не понял. Он увидел только, что Матвей сунул руку под куртку, вытащил пистолет, но осознать, что это значит, не успел: пуля вошла ему в глаз и, выбив затылочную кость, затерялась в листве. Ошметки крови и мозга забрызгали Карася, и он, по рыбьи открывая рот, машинально обтирал лицо рукавом.

— Рацию отдай мне, — попросил Матвей. — Мало ли чего? А автомат медленно положи на землю.

Получив рацию, он отбросил ее подальше в лес и приказал Карасю отойти в сторону. Тот все еще стоял над своим «Калашниковым». Когда Карась отошел, Матвей поднял автомат и отбросил его вслед за рацией.

А Карась был готов выполнить любой приказ. Сейчас он был слишком ошеломлен, чтобы думать о сопротивлении. Решительность и жестокость, с какой был убит его товарищ, привела его в состоянии ступора, но отвечать на вопросы он мог. И он отвечал.

Матвей посадил его на землю, чтобы тот не вздумал совершить какую-нибудь глупость или попытаться бежать. Карась сидел, широко расставив выпрямленные ноги и сцепив руки на затылке. Рот его продолжал открываться, как у рыбы, что оправдывало его «погоняло» Карась, но слова лились свободно.

Итак, Варану кто-то позвонил с утра. Кто — неизвестно, но после этого Вараном были предприняты некоторые шаги: отданы распоряжения об усилении охраны да выслан дальний дозор в составе двух человек: ныне покойного Штыря и Карася.

Матвей посчитал это простым совпадением, хотя и делавшим его задачу более сложной. Не отметал он и ту возможность, что некто достаточно осведомленный проник в его, Матвея, мысли, догадался о его планах и позвонил, чтобы предупредить Варана о появлении киллера. Теоретически второе было возможно, хотя и отдавало мистикой. На всякий случай Матвей сделал допущение, что ждут именно его: в подобных ситуациях лучше перестраховаться, чем недооценить угрозу.

— Сколько всего человек в доме? — спросил он.

Оказалось, двенадцать человек. Это не считая Карася и, разумеется, Штыря, который уже незаметно тускнел и оседал, словно уже поторопился сделать первый шаг на пути слияния с природой. Карась стал перечислять всех по именам, это было лишнее, так как Матвей и так знал всех, но он не останавливал Карася. У него вновь страшно заболела голова, а шум, с каким ветер раскачивал сейчас верхушки деревьев, вместо того, чтобы успокоить, усиливал боли.

Он думал сейчас, как лучше начать свои действия? Дом Варана, хоть и двухэтажный, был приземистый. У него был еще один этаж, но уходящий вглубь, где располагались сауна, небольшой бассейн и подсобные помещения, включающие спортзал с тренажерами для поддержания формы бойцов, а также двухкамерная тюрьма, обычно пустовавшая. Издали дом был вообще незаметен, его скрывали деревья, а вблизи ничего нельзя было разглядеть из-за двухметрового забора. В нижнем этаже проживала вся свита Варана, вернее, ночевала; досуг братва предпочитала проводить на солнышке и в подвале, качаясь или парясь. Раз в неделю привозили из Москвы девочек, они оставались на пару дней, потом их отвозили. Верх дома занимал хозяин, туда без разрешения заходить было нельзя никому, кроме Шурика, исполняющего при Варане должность секретаря и вообще правой руки.

В качестве охраны также использовались телекамеры и три кавказские овчарки, свободно бегавшие по двору по ночам, а днем выпускаемые в случае реальной опасности. Сегодня как раз их на цепь с ночи так и не посадили. На воротах, на крыше и крыльце были установлены телекамеры. Вот, пожалуй, и все. Не считая того, что каждый из жильцов, не взирая на ранги, носил с собой оружие.

Карась, разговорившись, осмелел. Сначала он расцепил пальцы на затылке, затем, очень незаметно, руки его стали сползать по плечам. Возможно, он надеялся, что Матвей, занятый расспросами, не обратит внимания на его манипуляции, тем более что действовал он медленно и осторожно. А возможно, Карась был не такой уж и дурак и понимал, что, убив одного, Матвей не захочет оставлять свидетеля.

Внезапно Карась вскочил так быстро, словно и впрямь был подброшен пружиной. В руке его блеснул нож. Ноги еще не успели, казалось, коснуться земли, как лезвие уже метнулось к горлу Матвея.

Короткое мгновение внезапно застыло, стало тягучим, словно мед, вместило в себя многое; а Карась, вонзая нож в горло врага, успел представить, как будет хвастать убийством легендарного Чистильщика и как с уважением будут относиться к нему и братва, и Шурик, и даже сам Варан… Матвей, слегка отклонившись от ножа, выстрелил нападавшему в горло, и пуля, пробив кадык, раздробила шейные позвонки, отчего Карась умер еще в прыжке.

Глава 61

КОНЕЦ ВАРАНА

Надо было торопиться. Наступал вечер, был уже девятый час, ветер все усиливался, но тучи разогнать так и не смог. Наоборот, небо еще более потемнело, а дождь, почти успокоившийся, вновь начал сыпать. Матвей оттащил тела в лес, чтобы с дороги их нельзя было увидеть, и забросил подальше автомат Карася. Пополнил патроны в обойме своего пистолета, приготовил запасные и был готов ехать дальше.

Предстоящее его не волновало. Как и не волновали погибшие от его руки сегодня, как и не волновали воспоминания об убитых им ранее. Ему казалось, что он пишет завещание, подводит итоги собственному существованию на земле, — остался лишь маленький росчерк, последняя подпись, которая по большому счету важна уже не ему, а остающимся.

Преодолев шлагбаум, он поехал дальше. Метрах в пятистах был небольшой мостик, перекинутый через ручей. Долгое время мост был бревенчатым, постоянно расшатываемый колесами машин, но года три назад его укрепили железными балками. Сразу за мостом начиналась небольшая березовая роща, на границе которой густой ельник прятал усадьбу Варана от посторонних глаз.

Матвей уже в роще приглушил обороты мотора и медленно дополз до ельника. Здесь он и спрятал свой «Судзуки», надеясь, что среди толстого лапника его черный монстр не будет заметен. От ельника вокруг забора была вырублена просека шириной метров двадцать. Когда-то на этом месте располагалось местное лесничество, вернее, филиал лесничества, но потом денег на его содержание перестали выдавать, и постройку решено было законсервировать, а потом и продать. Варан узнал о продаже участка, внес деньги, все здесь обновил, перестроил дом и зажил.

Стоя в мокром ельнике, Матвей внимательно осматривал забор и тот участок крыши, который был ему виден. Ничего интересного он не высмотрел. Над зелеными металлическими воротами была укреплена телекамера, время от времен медленно поворачивающаяся вокруг оси, чтобы оператор видел подступы. Дождавшись очередного плавного поворота в сторону, Матвей пробежал открытое расстояние до забора. Здесь он достал пистолет, и одним выстрелом вдребезги разнес объектив телекамеры.

Теперь надо было ждать и надеяться на то, что оператор внутри хоть немного ответственно относился к своим обязанностям наблюдателя. Кроме того, Варан сегодня с утра призвал своих к бдительности — это тоже могло сократить время ожидания.

Матвею повезло: вскоре хлопнула дверь, послышался чей-то голос, потом повизгивания собаки и вдруг — громкий лай совсем рядом, казалось, возле него. Вероятно, пес почуял гостя и облаивал через доски забора. Матвей услышал лязг засова, ворота дрогнули, створка стал открываться, и в образовавшуюся щель вышел Серый, невысокий, всегда очень загорелый мужик лет тридцати пяти.

Не успел он выйти, как, оттесняя его, мимо протиснулся здоровенный кавказец и, хрипло рыча, кинулся на непрошеного гостя. Матвей быстро выстрелил в Серого, а потом в кобеля. Затем, ни секунды не медля, бросился к воротам, схватил труп Серого, лежащий между створками, и быстро вытащил наружу.

Прикрыв ворота, некоторое время он стоял рядом с телами человека и собаки, тщательно вслушиваясь в окружающую тишину. Тишина нарушалась только гулкими порывами верхового ветра, продолжавшего гнуть вершины высоких деревьев. Потом до него донеслись из дома тихие звуки музыки, но ничего не говорило о том, что кто-нибудь мог заметить его или услышать тихие хлопки его выстрелов.

Он вытащил обойму из пистолета и вставил два патрона вместо только что отстрелянных. Потом осторожно заглянул внутрь двора. Внезапно в узкую щель ворот, хрипя от злобы, всунулась и стала рваться к нему огромная, словно медвежья, морда пса. Матвей выстрелил прямо в морду, и пес упал. Матвей шагнул во двор. События ускоряли свой ход, и уже об обычной осторожности речь не шла.

Одного взгляда ему было достаточно, чтобы оценить обстановку: услышав-таки подозрительный шум, из кирпичного сарая вышел грузин Джемал, по кличке Арсен, телекамера над крыльцом, заканчивая круговой обзор двора, смотрела в дальний угол дома, откуда как раз вылетала последняя кавказская овчарка — сука по имени Людка. И только телекамера еще не видела Матвея, поэтому ее он поразил последней.

За все это время не раздалось ни одного громкого звука; выстрелы его пистолета можно было не считать, они были едва слышны. Секунду Матвей прислушивался: музыка из дома продолжала негромко звучать, из сарая доносился слабый шум, там, возможно, кто-то работал и что-то передвигали. В сарай лезть не хотелось, он боялся упустить момент неожиданности, но и оставлять в тылу возможного противника тоже было глупо.

Решившись, Матвей, держа наготове пистолет, побежал в сторону сарая. Внутри на большом куске брезента, расстеленном на полу, лежал полуразобранный мотор. Рядом стоял «УАЗ» с раскрытым капотом. Облокотившись на машину, курил, разглядывая мотор и детали к нему, большой любитель техники Серега Шевченко, по кличке Тарас. Услышав шаги подбежавшего Матвея, он спокойно посмотрел в сторону входа, а в следующую секунду уже сползал, цепляясь руками за гладкий металл машины. Пуля, попав в переносицу, убила мгновенно, так что он был уже мертв еще до того, как упал на твердый бетонный пол.

Больше никого в сарае не было. Матвей развернулся на месте и побежал к крыльцу дома.

Возле входной двери он замер, прислушался, а потом ворвался внутрь. В вестибюле никого не было. Широкая лестница, покрытая толстой цветной ковровой дорожкой, уходила на второй этаж, откуда и доносилась музыка. Другая мелодия пробивалась из подвала — туда тоже шел лестничный проем. Людей здесь не было. Матвей подумал, что основной народ должен находиться внизу. Потом он вспомнил, что комната с мониторами, на которые шло изображение от телекамер, находилась в дальнем конце коридора. Обычно у мониторов дежурил один человек; бывая иногда здесь по приглашению Варана, Матвей достаточно хорошо узнал распорядок жизни здешней коммуны. Но Варан вполне мог распорядиться сегодня удвоить количество дежурных. Так что перестраховаться надо было и ему.

По коридорам везде были постелены ковровые дорожки. Матвей бесшумно побежал в конец коридора. Он боялся, что второй дежурный, если он вообще есть, мог выйти проветриться, и он его не застанет. Оказалось, что тот никуда еще не выходил.

Когда до нужной двери оставалось метров пять, оттуда высунулся Туляк, молодой еще мужик, большой любитель всякого рода электроники. Встревоженный окончательной потерей изображения, он решил пойти помочь Серому. Увидев бегущего к нему Матвея, которого все здесь прекрасно знали, он мгновенно все понял и со звериной быстротой попытался юркнуть обратно. Матвей выстрелил в закрывающуюся дверную щель, и она тут же стала расширяться под тяжестью вываливающегося наружу тела Туляка.

Добежав до двери, Матвей схватил труп и затащил его внутрь. Затем кинулся к лестнице и, перескакивая сразу через несколько ступенек, побежал наверх, туда, где по мере приближения все сильнее звучала музыка. Ему надо было во что бы то ни стало добраться до Варана еще до того, как кто-нибудь поднимет тревогу. Варану было около шестидесяти, но, несмотря на возраст, из всех здешних жильцов он был самым опасным. Варан был зверем, сумевшим выжить среди таких же, как и он, свирепых зверей. И не только выжить, но и стать вожаком стаи.

Матвей его не боялся, он просто не хотел затягивать дело. Он вообще никого не боялся уже с тех пор, как перестал ценить свою жизнь. Это случилось тогда, много лет назад, когда из его мира ушла Света. И это событие, казалось бы, не такое уж и значительное — мало ли в мире происходит трагедий, а ему казалось, он особенно и не был привязан к этой девушке, — это событие изменило его совершенно. Так уж произошло, и одна его половина теперь жила только надеждой и ожиданием, а вторая холодно и равнодушно выживала, занимаясь единственным делом, которое он знал в совершенстве: отстрелом таких же, как и Варан, свирепых хищников.

Сейчас, вбегая наверх, он вновь почувствовал, как сильно болит у него голова. На мгновение ему пришлось остановиться, чтобы переждать приступ боли. Хотелось отдохнуть, забыться, но надо было закончить начатое.

Лестница заканчивалась круглой площадкой, огражденной декоративной балюстрадой. Здесь были две двери, одна из которых открывалась в личные покои хозяина, а вторая вела в коридор с рядом комнат для гостей, обычно запертых. Матвей вошел в дверь к Варану. Здесь тоже был коридорчик. Он прошел мимо туалета, мимо двери в ванную комнату. Следующая вела в гостиную, через которую можно было пройти в спальню Варана.

Матвей заглянул в комнату — здесь никого не было, но из внутренней, приоткрытой двери уже сильнее слышалась музыка. Матвей бесшумно, но быстро двигаясь, прошел через комнату. Затем быстро вошел в спальню. По телевизору показывали какой-то концерт или прокручивали клип. Музыка заглушала все звуки. На большой кровати, отбросив простыню, лежала голая девица, курила и бездумно подпевала мелодии. У секретера возле окна сидел в цветном халате Варан и просматривал какие-то бумаги. Девица первая увидела Матвея и удивленно уставилась на него. Закрываться простыней она не подумала. Потом Варан повернул голову, в глазах его что-то мелькнуло, но что — так и осталось тайной: пуля ударила его в переносицу, опрокинула навзничь, и только одна нога мелко дернулась несколько раз.

Матвей вновь посмотрел на девку. Только сейчас она начала пугаться: подобралась и, слабо отталкиваясь ногами, отползала к изголовью кровати. Матвей погрозил ей дулом пистолета, повернулся и побежал вниз. Позади него, перекрывая музыку, донесся все усиливающийся визг. Матвей надеялся, что визг не сразу будет услышан в подвале. Тем более что там тоже звучала музыка.

Никого не встретив, он выскочил на крыльцо, увидел перед собой охранника Графа Ивана Свиридова, чуть ниже на ступеньках стоял брат его, Костя, и в то же мгновение откуда-то вынырнул тяжелый кулак, небо опрокинулось, дверь вместе со стеной накренилась и накрыла его…

Глава 62

РЕВНОСТЬ

Прежде чем ехать в клуб, я решила привести себя в порядок. Села перед зеркалом и долго рассматривала себя. Вздохнула и, закусив губу, стала прихорашиваться, наводить порядок в прическе, прятать следы бурь, пролетевших надо мной. Я хотела быть сегодня еще красивее, чем обычно, хотела ощущать внимание мужчин, ловить их взгляды, но пренебрежительно не замечать их. И Граф!..

Я тут же отогнала облачко, которое грозило испортить мне настроение. Оно и так еще не раз будет испорчено, так зачем же заранее настраивать себя на худшее? И принялась за работу.

Одевалась так же тщательно, как и красилась. Выбрала немного строгий черный костюмчик в едва заметную серую полосочку, черные открытые лодочки, перетянутые на щиколотке ремешками с золотыми змейками. На шею тонкую золотую цепочку плюс золото моих волос — собой я осталась довольна.

Заглянула Танька, пожелала мне спокойно отплавать и ушла к себе.

В вестибюле «высотки» столкнулась со своей подружкой, Наташей с географического факультета. Она учится на международном отделении, специализируется на географии Южной Америки. У нее кто-то из предков корифей географии, вот она и пошла по стопам. Она сама из Питера, поэтому живет у нас в общежитии. Я ее месяца два уже не видела, кажется, она собиралась в какую-то экспедицию на все лето. Сейчас, заметив ее, я удивилась, что вижу ее здесь.

— Наташ! А ты какими судьбами? Ты же в Амазонию куда-то собиралась?

Она безнадежно махнула рукой:

— Была уже, вкусила экзотики. Москиты, раскопы, крокодилы, бегемоты!..

— Там и бегемоты водятся?

— Это я для красного словца. Там и крокодилы не водятся, кайманы. Вот, отправили обратно. Меня какая-то гадость укусила ночью. Я, понимаешь, в гамаке спала, ну, как все, в палатке духота, сдохнуть можно. Ну, ночью просыпаюсь, а она по мне бегает. Я завизжала, а она цапнула.

— Кто цапнул?

— Многоножка какая-то, дай ей Бог здоровья, если ее не раздавили. Я распухла, как пузырь, меня и отправили. Без этой благодетельницы — я имею в виду древесную тварь, которая меня цапнула, — я бы до сих пор там гнила в джунглях.

Наташа передернулась, чтобы показать степень своего отвращения, и засмеялась:

— Знаешь, как в Шереметьево прилетела, так сразу выздоровела. Дух Отечества нам сладок и приятен…

— Дым Отечества.

— Ну, дым, какая разница? Главное, я в Москве, а не в чужой грязи копаюсь. Пойдем покурим.

Мы закурили и стали разглядывать друг друга.

— А ты загорела, — сказала я. — Тебе идет.

— А в тебе просто какой-то бес сидит, — не выдержала она. — Что это с тобой? Ты вроде еще больше похорошела? С чего бы это? Уж не влюбилась ли?

Я уклончиво покачала головой:

— Не без того. Наташа сразу загорелась:

— Пошли к тебе, посидим покалякаем.

Я вынуждена была ее огорчить, сообщив, что еду на работу.

— Ты что, мать, в ночную? Вам-то, миллионерам, зачем работать? Да еще и в ночную?

— Я в одном шикарном ночном клубе русалку уже второй месяц изображаю.

— А-а! — протянула Наташа. — Если изображаешь, то да, оно конечно. Было бы перед кем. Ну, раз тебе надо бежать, то я зайду к Таньке. Она, надеюсь, у себя?

Мы чмокнули друг друга и разбежались.

Я вышла на воздух. Ветер, едва слышный за стенами, здесь, на воле, набирал силу. И моросить все не прекращало. Я подумала, что хорошо — зонтик захватила: хоть и мелкий дождь, но неприятный. Раскрыла зонт, но его тут же так рвануло, что едва удержала. Еще некоторое время стояла под колоннами, выворачивала спицы наружу. Потом решила, что ничего, добегу до стоянки, не растаю.

Не растаяла, но была рада, когда села в свой новенький «Опель». Поглядела в зеркало — вроде волосы не намокли. Хотя все равно в аквариуме мочить. Все же не хотелось прибыть в клуб, как мокрая курица. Хотелось выглядеть красивой, воздушной, неприступной. Я чувствовала, что депрессия моя проходит. Случившееся у Матвея теряло остроту и четкость, уходило, растворяясь в прошлом, как призрак, как тени призраков, как сон, который, проснувшись, сразу забываешь. Сон уходит. Очертания его бледнеют, еще остается острое ощущение кошмара, но сна уже нет, его не существует. А того, что перестало существовать, может быть, и на самом деле не было?

Мне повезло: стоило забраться в машину, как дождь загремел пуще, капли били в крышу, как в барабан, ветер запредельно выл, но от этого в салоне было еще уютнее. Я ехала сквозь сгущающиеся вечерние сумерки. Ртутно блестели зеленоватые фонари, разноцветные вывески двоились в лужах, а я с удовольствием думала о том, что скоро увижу Графа, и представляла его спокойное и твердое лицо, его красивые темные глаза, которые, как обычно, сразу нежно заблестят мне навстречу.

Возле клуба было много машин. Ребята из обслуги бегали под дождем, припарковывая все новых и новых прибывающих. Я поставила свой «Опель» на служебную стоянку и побежала к крыльцу. Швейцар Петр Иванович придержал мне дверь, хотел что-то сказать, но следом за мной лезла группа горячих кавказцев, один из которых сунул зеленую купюру в наружный карман расшитого золотом швейцарского мундира.

Пробираясь среди толпы, запрудившей вестибюль, я едва не столкнулась с Костей. Он взял меня за локоть своей огромной лапищей и, наклонив ко мне добродушное, топорно собранное лицо, сказал, улыбаясь:

— Молодец, Светка! Ты все краше и краше делаешься.

Я вопросительно смотрела на него, думая, что он хочет мне что-то сказать, а комплимент сделал так просто, вместо приветствия, чтобы только начать разговор. Но он лишь подмигнул и, расчищая мне дорогу, отодвинул в сторону какого-то франта в белой бабочке.

Я пошла в гримерную, сразу же забыв о Косте. Но что-то все-таки осталось. Сработала ли интуиция, или я уже заранее была готова на любую неожиданность — не знаю. Во мне росло какое-то беспокойство. Я смутно узнавала знакомые лица, здоровавшихся со мной людей — за два месяца я со многими познакомилась здесь, — останавливалась перекинуться с некоторыми парой слов, а сама думала: «Что? И кто? Где Граф?» А еще я постоянно ловила взгляды знакомых, взгляды, в которых было что-то, что я не могла прочесть. Какое-то отстраненное любопытство… или насмешка… или сочувствие?..

В гримерной густо пахло парфюмерией и, как в зоомагазине, где продают птиц и висят перенаселенные клетки, звенели со всех сторон голоса. Едва я вошла, все повернулись ко мне, сразу наступило молчание, и я, оглядывая всех по очереди, с тайным страхом, подготовленным предчувствием, ждала, когда кто-то сообщит мне…

Странное воспоминание… Даже теперь, когда все уже прошло, — даже теперь мне становится тревожно и нехорошо, когда оно всплывает в памяти. Я поняла, что за мое отсутствие что-то уже изменилось, и это изменение напрямую касалось меня. Я уже начинала догадываться, в чем тут дело, только не хотела признаваться себе, думать о том, что Граф…

Молчание длилось недолго, пару секунд, не больше. Это мне показалось, что оно длится вечность. Нет, сразу птичий гомон возобновился, а от своего стола отделилась и пошла мне навстречу Верочка. Лицо у нее тоже было странное: заговорщицкое и в то же время сочувствующее, тревожное. Верочка на ходу подхватила меня за руку, развернула, и мы вместе вышли в коридор.

— Что случилось? — спросила я. — Все перешептываются, переглядываются… В чем дело?

Верочка почем-то оглянулась, потом приблизила ко мне близорукие глаза:

— Я не видела, но знаешь, как у нас все тут быстро расходится… В общем, час назад Свиридовы привезли Матвея. Говорят, избитого. А еще будто бы Графа никогда не видели в таком гневе… Ну, ты понимаешь? Кто-то вас с Матвеем вчера видел вдвоем на мотоцикле. Он тебя к себе вез. Проследили, гады!..

Я уже не слушала. Меня будто бы кто-то хватил по голове, горячо и звучно. Все события прошлой ночи пронеслись передо мной, я словно бы видела их глазами Графа!.. Мне было стыдно, горько!.. И тут же гнев и возмущение: какая же мразь шпионила, докладывала?!. Я почему-то вспомнила Аркашку… Хотя нет, этот сам не унизится, этот пошлет кого-нибудь… Какая разница!..

Вдруг в голове моей все смешалось, отхлынуло. Я растерянно посмотрела на Верочку, сочувственно державшую меня за руку. Что же это я?.. У меня перед глазами возник Граф, с легкостью расправившийся с Пашей Маленьким и тремя его приятелями. Если он не сдержится, Матвея он вообще может убить!

Я бежала к кабинету Графа. Быстрее, быстрее! Матвея привезли час назад, за это время с ним могли сделать что угодно!.. Я ужаснулась. В то время, как я лелеяла собственные страдания, Матвея били, а сейчас могут вообще убить! Ужас! Я была в отчаянии!

Но странное дело: когда я бежала спасать Матвея, когда я горела возмущением и страхом, в глубине души я понимала, что больше всего боюсь за Графа. За Матвея, конечно, тоже, это правда. Но все же Граф, не Матвей, был сейчас средоточием моих мыслей. Я боялась, что, если он не сумеет сдержаться, если случайно убьет Матвея, он попадет в тюрьму, его посадят, и виновата в этом буду я. Это я бездумно поддалась неистовству темной страсти, и что же натворила?

Я мигом оказалась возле кабинета Графа, рванула дверь и влетела внутрь. Кабинет был пуст. Если не считать Аркадия. Я увидела его залысину, потом он поднял голову и взглянул на меня.

— А-а-а, Светик! — насмешливо сказал он. — Вовремя. И почему это мы так врываемся в кабинет директора? Может, мы хотим кого-то найти здесь? Графа? Или, может, еще кого?

— Где они? — крикнула я.

— А почему это ты кричишь? — деланно возмутился Аркадий. — Вам никто не давал права кричать в кабинете начальника.

— Прекрати ёрничать! — разъярилась я. — Немедленно говори, где они?

— Я не привык к такому тону, — ухмыльнулся Аркадий. — Прошу освободить кабинет.

Я внезапно успокоилась. Вернее, я перешагнула черту, за которой гнев мой стал леденящим. Подойдя к Аркадию, я наклонилась к нему и жестко сказала:

— А ты, Аркадий, не боишься, что это тебе придется освободить кабинет? Как ты думаешь, если Графу придется выбирать, кого он здесь оставит?

Наши взгляды скрестились, и постепенно усмешка сползла с его жирной физиономии, а взгляд стал озабоченным.

— Они внизу, у Куницы, в бане. В третьем номере, — сообщил он.

Я молча повернулась и кинулась к выходу.

Опять я бежала, но уже вниз. И как же сжималось мое бедное сердце!.. Меня кто-то пытался останавливать, кто-то из знакомых и незнакомых, — я не видела. Вниз по главное лестнице, потом направо, еще один лестничный пролет, ведущий к банному и массажным отделам… Кафельные стены в лабиринтах геометрических узоров, двери номеров… Третий!

Я рванула дверь, ворвалась внутрь и остановилась у входа. Иван Свиридов держал сзади за руки окровавленного и избитого Матвея. Лицо у него превратилось в сплошной кровоподтек. Какой-то мужчина, стоя напротив Матвея, заносил руку для очередного удара. Граф стоял в стороне и молча наблюдал.

Когда я вбежала, все оглянулись на меня. Я прижала руки к груди, потом кинулась вперед.

— Юра! — крикнула я. — Что это?!

Ах! Это все было неправильно. Я не думала, что все пойдет так. Вся эта кровавая дикость отравляла, оскорбляла и унижала меня. Пускай я дрянь, да, да, пускай деяния мои далеки от нравственного идеала, пускай я давно уже не та, кем была когда-то, но я не зверь, я человек и не хочу быть зверем, не хочу быть окружена зверьем, маскирующимся под облик цивилизованной личности.

— Отпусти его! — закричала я. — Отпусти, и я тебе все объясню!

— А-а, объявилась. Тут как тут. Ты что здесь делаешь? А ну марш работать! — злобно выкрикнул Граф.

Мы стояли друг против друга, и в глазах его я читала ненависть и боль. Конечно, он все знал о нас с Матвеем. Но сейчас мне почему-то не казалось это важным. Мне важно было, чтобы он отпустил Матвея, я не хотела видеть Графа таким, не хотела видеть, как человек, которого я, кажется, полюбила, превращался в зверя.

— Я уже здесь не работаю, — сказала я, глядя ему прямо в глаза. — И если ты его не отпустишь, ты меня больше никогда не увидишь.

Тяжело дыша, смотрел он на меня. Ненавистно, неистово смотрел. Потом что-то в нем сломалось. Он махнул рукой:

— Черт с вами! Можешь забирать, ему все равно не жить. Варан слишком заметная фигура, так что не обольщайся.

Глава 63

УХОД МАТВЕЯ

Я поторопилась вывести Матвея. Граф велел Ивану помочь мне. Мы вышли из клуба через служебный ход. Я поймала такси и посадила в машину избитого Матвея. Он, вероятно, чувствовал себя лучше, чем выглядел. Во всяком случае, шел довольно ровно. Никаких эмоций он не проявлял ни по отношению к Ивану, помогавшему, судя по всему, бить его, ни ко мне. Хотя я пару раз поймала его взгляд. Странный взгляд.

Когда такси, увозя Матвея, скрылось за поворотом, я почти бегом кинулась обратно. В третьем номере Графа уже не было. Мое беспокойство все усиливалось. Я во чтобы то ни стало хотела немедленно объясниться с Графом. Я еще не знала, что ему скажу, но была уверена, что найду слова.

Я побежала наверх. Вдруг моя уверенность, что я могу что-нибудь объяснить, исчезла. Сомнения стали раздуваться, расти, они заполнили коридор, весь клуб, а затем выросли из него. Что я могу сказать ему? Я люблю тебя, но захотела переспать с другим, потому что тебя не было рядом. Я скажу: умоляю, Юра, прости меня, я люблю тебя, с Матвеем была просто слабость. Нет, нет и нет — все, что бы я ни сказала сейчас, все будет выглядеть не так, неправильно.

Я вошла в кабинет Графа. На этот раз он был здесь. Аркадий тоже.

— Юра! — решительно начала я. — Мне надо с тобой поговорить наедине. Аркадий, оставь нас.

Аркадий с сомнением посмотрел на Графа. Тот, помедлив, кивнул, и Аркадий нехотя встал и пошел к выходу.

Дверь закрылась. Мы молчали. Я не знала, что сказать и молчала, словно немая.

— Прости меня, — вырвалось у меня. — Я знаю, для тебя это трудно, но ты меня прости.

— Эх ты, — с горечью сказал Граф. — Я тебе весь день звонил, телефон не отвечал, я думал, что он тебя убил. Ему же убить!.. Он сегодня в больнице был, Воронцову застрелил, Пашу Маленького кислотой залил, я думал, тебя уже нет в живых.

— Я тебе все объясню, — сказала я. — Не сейчас, потом, когда ты немного успокоишься. Я сейчас уйду, а ты, когда успокоишься, позвони мне. Я буду ждать твоего звонка.

Я не решалась сразу повернуться и уйти. Я знала, что он сейчас испытывал. И я вдруг поняла, чтобы я сейчас ему ни сказала, он ничего не услышит. Сейчас передо мной был оскорбленный мужчина, который едва сдерживался, чтобы самому не оскорбить.

И все же я упорно ловила его взгляд. Он опустил глаза, бросил на меня взгляд исподлобья, но тут же вновь уставился в какой-то листок перед собой. Тишина становилась невыносимой. Я слышала учащенное дыхание Графа.

— Юра!..

— Ты же хотела уйти, — резко сказал он. — Тебя здесь никто больше не держит.

Его слова неожиданно прозвучали столь оскорбительно, что у меня задрожали губы. Чтобы скрыть слезы на глазах, я резко повернулась и побежала к двери. Мне показалось, что Граф в последний момент рванулся ко мне. Я выскочила за порог, захлопнула дверь и замерла. Я ясно услышала шаги, но они остановились за дверью. Я напрягла слух, и мне даже показалось, что я слышу его дыхание, но потом в ушах осталась лишь музыка, слабо доносившаяся снизу, и я пошла прочь.

Внизу опять кто-то пытался со мной заговорить. Кажется, все обо всем уже знали. Петр Иванович сочувственно пожал мне локоть своей теплой мягкой рукой. Костя как-то даже изумленно покачал издали головой, знакомые и незнакомые люди глазели на меня или мне это казалось, — я прошла сквозь строй, очутилась на улице и только тогда перевела дыхание, когда села в машину.

Выехав из ряда других машин, я полетела прочь. Миновав мост, проехала мимо завода, где некогда Матвей держал заложницу — перепуганную, ошеломленную предательством. Когда-то пустой, заброшенный завод сейчас полыхал трудовыми огнями, дробил ночь ударами своих механических молотов. Я пронеслась мимо, влилась в общий поток машин и поехала, поехала.

Через некоторое время обнаружила себя стоявшей напротив дома Матвея. Я пристально всматривалась в его окна, которые запомнила с прошлого раза. Мужской силуэт остановился у окна. Я увидела, как, отодвинув занавеску, Матвей всматривался в темноту и курил. Оказалось, мне только и надо было, что убедиться — он дома и жив.

Заведя мотор, я вновь полетела сквозь ночь. Теперь мне хотелось лишь одного, оказаться одной, у себя, подальше от всего. Мокрая дорога ложилась под колеса, ночной город сиял разноцветными огнями и отражался в маслянистом асфальте. Мимо меня проносились машины, я сама кого-то обгоняла, летела сквозь мрак, убегала, убегала. От кого? Не от себя ли?

Бросив машину у ограды возле проходной, я прошла мимо бессонного Пети, и сейчас попытавшегося со мной заговорить. Я устало махнула рукой на ходу и пошла дальше. Тяжелая входная дверь в основное здание, лифт… Мурка, спрыгнувшая при моем появлении с кресла в холле…

Зайдя в бокс и стараясь не шуметь, я открыла свою дверь, прошла внутрь. В комнате, не зажигая света, поспешно разделась и юркнула в постель. Прочь, прочь все, я хотела немедленно уснуть, забыться, оказаться в другом мире, где нет крови, несчастий, убийств, похищений… Зачем все, зачем?..

За окном усилился дождь, порывы ветра мокро шлепали по стеклу. Надвинувшуюся полусон-полуявь заполнили призраки ушедшего дня, все замелькало, закружилось в невозможных танцах: Паша Маленький кружил Катьку, словно куклу, ветер нес по асфальту Матвея, за ним поспевал Граф, широкой лентой бежала толпа из «Русалки» — и все мельчало, мельчало… Люди обращались в кукол, еще мельче… Город превращался в макет, который довольный градоначальник рассматривал сквозь большую лупу, увеличивающую улицы и горожан и делающую лицо самого кукольника расплывчатым, неузнаваемым, невидимым… Сквозь эту театральную чехарду подушка забила нос, стало нечем дышать, я перевернулась на другой бок… На большом ковре, сидя, как индийский факир, Граф строил из толстых пачек денег новое здание клуба, и сквозь мерцающий мрак проплыло через весь глаз яркое пятно, пульсацией света сообщавшая важную тайну, прорвавшуюся резким и нудным звонком…

Сна будто и не было. Я держала возле уха дрожащую трубку, и голос Матвея просил меня немедленно приехать на наш мост. «Если ты не успеешь, я это сделаю и без тебя. Я буду тебя ждать у парапета. Хотел тебя увидеть, прежде… Поторопись».

Я вскочила, услышав короткие гудки. Слепо наткнулась на стол, потом на стул. Не соображая, что можно зажечь свет, натянула платье и побежала, задыхаясь, по коридору, мимо лифта, вниз по лестнице, через пустую проходную… Опять не взяла зонт: в мутном мыльном воздухе плыли туманные деревья, ограда, моя машина. Ревя мотором «Опеля», я рванулась с места в предрассветную ночь, и предчувствие чего-то ужасного, невозможного, нечеловечески безнадежного, заполнило мою душу какой-то тяжелой волной горя и ужаса.

На Комсомольском проспекте, небрежно махнув полосатой палкой, меня остановил постовой. Не глядя в мою сторону и все время оглядываясь, словно вокруг ожидались массовые нарушения правил езды по ночной Москве, милиционер медленно приблизился, еще раз огляделся и только тогда наклонился к моему окну:

— Ваши права!

Я отделалась потерей ста долларов. Я отдала бы и больше, но тот молча взял деньги. Потом, оглядев и взвесив меня на весах своего немалого опыта, решил отпустить — понял, что никаких иных услуг от меня не добьется. Тем более что вдали показалась новая спешащая машина — очередная жертва летела в сети ночного охотника, вынужденного бодрствовать в огромном спящем городе.

Волнение мое еще более усилилось, когда я уже подъезжала к мосту. Я боялась, что опоздаю, и боялась того, что мне предстоит, если приеду вовремя, если Матвей меня все же дождется.

Он дождался.

Я притормозила на середине моста, выехала колесами на тротуар и заглушила мотор. Выскочив из машины, я посмотрела туда, где — уже знала — найду Матвея, и мысль о том, что я наделала своим глупым предложением прыгнуть с моста и тем соединиться с русалкой, — эта мысль теперь ужасала меня: это предложение, пусть и сделанное сгоряча, делало и меня причастной к той крови, ненависти и предательству, в которых жили и процветали все мои клубные знакомые.

Матвей стоял в том месте, где я и ожидала его увидеть: у парапета на середине моста, где снизу пробегала самая глубокая вода и где когда-то в свой последний путь ринулась прежняя Света. У меня разрывалось сердце, когда я представила, что сейчас может произойти. И сейчас мне уже дикой казалась та злобная радость, с какой я, бывало, рисовала себе картину того, что теперь свершалось наяву.

Лицо у него оставалось все таким же избитым, но сквозь опухшую маску горели каким-то вдохновенным, радостным светом его глаза. Он не казался ни испуганным, ни удрученным, но выглядел очень спокойным, как человек, уже все решивший для себя, отвергнувший все пути к отступлению.

— Ну, вот время и пришло, — сказал он, — пора и мне…

— Но это же глупо! Неужели ты веришь?..

— Что я найду тебя там? — перебил он меня, — Конечно. А иначе зачем бы мне это делать?

— Но это же безумие! Я сказала со зла. Нельзя так…

— Ты не понимаешь, — сказала он, улыбаясь разбитыми губами. — Здесь меня уже ничто не ждет, а за ошибки надо платить.

— Я не допущу, — крикнула я. — Ты хочешь меня наказать, хочешь, чтобы теперь я стала чувствовать себя виновной!

— Не подходи, — предупредил он, — помешать ты мне все равно не сможешь.

Он положил руку на парапет и легко перескочил на ту сторону. Теперь он стоял, почти зависнув над темной плещущейся бездной, держась за бетонную ограду.

— Знаешь, — сказал он, — тебе действительно не в чем будет себя винить. Ты ведь не та Света. Та Света умерла, ты — другая. А я иду к ней, к той…

И внезапно оттолкнувшись, он, раскинув руки, спиной вниз полетел в темную, мрачную бездну…

…Сильный стук в дверь разбудил меня. Я вскочила, шатаясь, не помня себя. Какой кошмарный сон! Хорошо, что это сон. Однако облегчение не наступило, ощущение беды осталось во мне. Я, наткнувшись на стол, потом на стул, бросилась посмотреть, кто стучит. Таня.

— Привет. Ты, мать, так кричала!..

— Доброе утро, — ответила я Тане, которая, наклонив голову, внимательно рассматривала меня своими все замечающими глазами.

— Что случилось? Ты как уехала позавчера со своим Матвеем, так я тебя больше и не видела. Просыпайся, пошли кофе пить.

Перед моими еще не проснувшимися глазами пронеслись обрывки сновидений: Матвей, подхваченный течением, опускается в темную пучину, к самому дну, откуда всплывает, медленно шевеля русалочьим хвостом, его Света, с лицом, совершенно, совершенно не похожим на мое, мое нынешнее…

— Что с тобой? — встревоженно спросила Таня.

В этот момент зазвонил телефон. Я схватила трубку и услышала спокойный голос Графа:

— Здравствуй, Света. Ты где находишься?

— Доброе утро… Как где? Дома, в общежитии. А ты думал?..

— Ничего я не думал, — резко перебил он. — Мне только что Серега Митрохин звонил насчет Матвея… В общем, чтобы ты не думала насчет меня…

— Матвей утонул? — вдруг вырвалось у меня, и та долгая пауза, последовавшая за моим вопросом, лучше всяких слов подтвердила, что недавний сон оказался вещим…

Глава 64

МЕНЯ БРОСИЛИ

На мосту, в том месте, откуда Матвей прыгал в воду в моем сне, было много народу. Затрудняя движение машин, у бордюра стояли несколько машин милиции, «скорая помощь», еще какие-то. К последней, черному «Мерседесу» Графа, уткнулась и я своим бампером. Я еще не знала, зачем приехала, но и я, и Граф, пригласивший меня, видимо, считали это необходимым.

Я еще находилась под впечатлением того, как точно трагедия была предсказана моим сном, и — недаром моей подружкой была психолог — все это пугало меня даже сильнее самого факта смерти. Неужели это я сама? Неужели я сама затеяла все это только ради мести? Не сознаваясь самой себе, обманывая саму себя, привела события к такому концу?

Я положила голову на руль и смотрела сквозь лобовое стекло, как движутся по тротуару размытые тени людей. Дождь продолжался который уже день, плакало небо, воздух, как и стекло, был залит небесными слезами, и я сама чувствовала, что не могу сдержать слезы.

Подошел Граф и тихонько постучал пальцем в закрытое стекло передней дверцы. Граф предусмотрительно ожидал меня с зонтом. Свой я, конечно, опять забыла. Я стала выползать, Граф осторожно помог мне и, продолжая поддерживать за руку, повел сквозь ненастье к лежащему на асфальте длинному, укутанному в кусок брезента предмету. Я со страхом ожидала, когда отбросят материю. Граф что-то сказал ближайшему милиционеру, тот нагнулся и отогнул угол брезента.

В последний момент я зажмурилась, но превозмогла себя и посмотрела вниз: намокший и ставший темным чуб закрывал лоб, а оба серых, как небо, глаза Матвея, казалось, что-то пристально высматривают среди темных, низких облаков, которые ветер очень быстро гнал в сторону центра Москвы.

Я заплакала и, не сдержавшись, прижалась лицом к груди Графа. Он осторожно погладил меня по плечу:

— Не плачь, это был его выбор.

— Нет, это я виновата, я его подтолкнула, — всхлипнула я.

— О-о! Света! Вы что же, были знакомы с Бездомным? — услышала я знакомый голос лейтенанта Митрохина.

Я снова всхлипнула, но ответить не успела.

— Нет, что ты, Серега, — убедительно сказал Граф. — Это она его случайно вчера увидела в клубе, а сегодня — видишь. Вот женские нервы и сдали.

— Это правда, Света?

Я кивнула и снова всхлипнула. Получилось по-детски.

— Пойдем, я тебя отвезу, — предложил Граф.

— Я на машине, — ответила я. — Сама как-нибудь доеду.

Он не настаивал. И вообще, хотя Граф и старался вести себя так, словно бы вчерашнего в помине не было, все же я чувствовала перемену в нем. Он был вежлив, но как-то холодно вежлив. Впрочем, это понятно, учитывая, как мы вчера с ним расстались. Я действительно хотела побыстрее уехать. Я посмотрела на его руку и вдруг поймала себя на том, что желала бы еще раз ощутить его объятие. Мне было так одиноко в этот миг, так невыносимо тяжело!

— Пойдем отсюда. Если не возражаешь, проводи меня до машины.

Надо было пройти метров пятьдесят. Мне хотелось, чтобы это расстояние стало больше. Я уже жалела, что отказалась от его предложения подвезти меня. Мы медленно шли под шелест дождя, оседавшего на ткани зонта, наши шаги мрачно шлепали по мокрому асфальту.

— Ты и в самом деле хочешь уйти из клуба? — спросил Граф.

— Да, Юра. Институт я закончила, пора определяться с работой по специальности.

— Мы все будем по тебе скучать.

— Это же не навсегда. Я буду иногда заезжать в клуб. Он покачал головой.

— Нет, Света. Я думаю, ты больше никогда не приедешь в клуб. Я думаю, больше мы с тобой никогда не увидимся.

У меня защипало в глазах. Мы как раз подошли к моей машине. Он открыл дверцу и помог мне забраться внутрь. Я взглянула на него снизу вверх и попыталась улыбнуться.

— Все-таки ты мне позвони, если настроение будет.

Граф улыбнулся, кивнул, захлопнул дверцу и пошел прочь.

Таньки опять не было. И это к лучшему. Сейчас я была не в состоянии рассказывать ей свои приключения. Прошла к себе в комнату, села на кровать. Вспомнив, что всю дорогу хотела кофе, тут же вскочила и включила чайник в розетку. Вновь села и, закусив губу, с недоумением оглянулась по сторонам. Здесь, в этой комнате, я прожила больше двух лет. Целых два года! Продолговатая комнатка, похожая на пенал. Нет, на келью, где должны витать знания и, как говорят, привидения. Царапины и номера телефонов на обоях, репродукция Ренуара, часы-будильник на тумбочке, кипящий чайник. Значит, он меня бросает. За измену. Великолепный Граф оскорбился, гордо повернулся и пошел к своим кискам. Меня отбросили, как перчатку. Ну и проживем без вас, одни.

Я выпила кофе и прилегла на кровать. Закинула руки за голову. Хотелось забыться, но какой тут сон? Вот и кофе выпила… Но как же все-таки дальше жить? Жить с этой болью, от которой цепенеет все тело? И мучительное бессилие что-нибудь сделать, что-нибудь изменить… Внезапная тоска навалилась бетонной плитой, словно грузовик наехал. Я чувствовала себя ненужным хламом, ненужным мусором, ненужным утилем… Я лежала не во сне, в забытьи. По моему телу пробегала дрожь от прикосновения несуществующих рук… Это был сон при свете дня, сон после крепкого кофе, сон наяву… Я внезапно подумала, что с того времени, как Граф закрыл за мной дверцу машины, ни разу не вспомнила о Матвее. Словно бы смерть его закрыла последнюю страницу книги, дочитанной много лет назад, — книга дочитана, обложку забыли закрыть. Но Граф, Граф!.. Что же нам с ним делать?

Глава 65

ПОБЕДА

Дверь мне открыл Петр Иванович, как раз вышедший покурить на свежий воздух и кстати заметивший меня. Посетителей еще не было, час был ранний, это я подгадала специально.

— А у нас тут слухи, слухи… Неужто ты и в самом деле решила нас покинуть, Светочка?

— Еще ничего не решено, Петр Иванович, — загадочно усмехнулась я, — и пошла своей обычной походкой, уверенно ставя ноги, словно бы топча всех мужчин с их предательствами, непостоянством и бесстыдством, а теперь — и свое собственное самолюбие.

Зашла в гримерную. Еще было рано; большая комната, ставшая за эти месяцы столь мне привычной, сейчас пустовала. Лишь Шурочка копался в ящичке своего столика. Бросив взгляд в мою сторону, он быстро выпрямился, встал и пошел ко мне, издали протягивая руки.

— Светик, радость наша! Что же это за ужасы говорят? Неужто все правда?

— Что правда?

— Ну, о Матвее, Графе… Что ты ему отставку дала.

— Кому?

Вообще-то, с Шурочкой мне не было нужды вступать в обычную игру, без которой не обходится разговор мужчины и женщины, тем более что и он, и Петр Иванович искренне симпатизировали мне. Я уклонялась машинально, и мне сразу стало совестно. Но я тут же подумала: а им-то какое дело? Все же сказала уклончиво:

— Шурочка, все идет хорошо. Не торопи события. Я сама еще ничего не знаю.

Пора. Подмигнув Шурочке и уже не видя его, я повернулась, вышла из гримерной и пошла в сторону дирекции. Вихрь мыслей и чувств проносился во мне. Я подумала, что и в самом деле еще ничего не знаю, да и не решила ничего сама. По ковровой дорожке уже не удавалось печатать шаг, я невольно стала красться, и это мне не понравилось. Вдруг впереди возник тот, кого я меньше всего желала видеть — Аркашка. Увидев меня, он запнулся, но тут же решительно пошел навстречу.

— Светлана Павловна! Рад, очень рад. Примите мои искренние соболезнования.

Я зло посмотрела на него, но, странное дело, он был серьезен. Вернее, сквозь маску его серьезности пытались прорваться насмешка и недоброжелательность, но все это лишь угадывалось. Если бы я не знала о его неприязни ко мне, я могла бы и не уловить нюансов.

— Что вы хотите сказать, Аркадий Николаевич? Какие соболезнования?

— Ну как же, а те неприятные минуты, когда вам пришлось увидеть тело утопленника? Как это Матвея угораздило? Впрочем, как бы веревочке ни виться… Но что же это я задерживаю вас? Прошу, Светлана Павловна, Граф на месте.

Я вдруг поняла, что передо мной другой Аркадий. Он уже не пытался соперничать со мной за влияние на хозяина, он смирился. Даже его недоброжелательность по отношению ко мне уже походила больше на зависть. Во всем остальном он искренне смирялся, искренне признавал свое поражение. И это меня вдохновило.

Я надменно кивнула ему и, уже взявшись за дверную ручку, сказала:

— Я хочу поговорить с ним наедине. Ты, Аркадий, нам не мешай, приходи попозже.

Открыв дверь, я вошла. Граф сидел в кресле за столом и, отвернувшись к окну, смотрел на проплывающую по реке баржу. Было тихо, на экране включенного как всегда телевизора беззвучно кривлялись какие-то мальчики. Отраженный от поверхности воды солнечный свет играл и переливался на потолке. Когда Граф услышал звук открываемой двери, он повернул голову и сумрачно посмотрел на меня. Я ощупью закрыла за собой дверь на замок и, не отрывая взгляда от его глаз, молча пошла к нему…

ЭПИЛОГ

«Что бы я делал, если бы Матвей вздумал подстрелить Алтына и Мирона в другое время и в другом месте, и ты бы так и не решилась зайти в клуб…» — говорил мне Граф, и я видела, что ему делается страшно при одной мысли о другом повороте судьбы.

Последнюю неделю мы жили в его доме на Пироговском водохранилище, куда приехали сразу же после нашего примирения в клубе. Участок находился у самого берега, принадлежавший Графу кусок пляжа метров в сто пятьдесят был с двух сторон огорожен забором. Летний дом Графа стоял на пригорке, и из окон спальни на втором этаже вид был просто потрясающий.

Эти дни были одними из счастливейших в моей жизни, думаю, что в жизни Графа тоже. Мы гуляли, катались на катере, плавали на виндсерферах, ловили ветер парусами и были пьяными от счастья. Мы не расставались ни на миг, и мысль о возможной разлуке казалась нам страшной. Телефоны мы отключили, чтобы они не могли отвлечь одного из нас хотя бы на минуту. Временами мы бросались друг другу в объятия, изо всех сил прижимаясь друг к другу, а потом целовались, и смотрели глаза в глаза, ощущая свою близость, растворение одного в другом, и забывали, где мы и что с нами, становились героями сказки, которую творили вместе с нами сосны, трава, пляж, синяя вода и пение птиц.

Однажды, проснувшись ранним утром в его объятиях, я почувствовала, что он не спит. Я повернула голову, чтобы поцеловать его, потом поерзала немного, чтобы поудобнее прильнуть к его телу и попыталась еще немного подремать. Сон, однако, не шел, я чувствовала, что и Граф не спит, но нарушать наше молчаливое единение не хотелось. Мы молча лежали и смотрели в открытое окно, слушая птичьи трели, визг далекой моторки, шелестящее дыхание огромного рукотворного озера внизу. Я впервые задумалась, сколько может продолжаться наше счастье? И не является ли оно простой передышкой в жизненной борьбе, призом, символом одержанной мной очередной победы? Я не хотела так думать, не хотела с этой точки зрения оценивать нашу с Графом любовь, однако непрошеные мысли временами находили контрабандные пути. И, наверное, у него тоже, потому что он неожиданно спросил:

— Скажи мне, любимая, если бы тогда Матвей не подстрелил этих двух подонков, ты бы так и прошла мимо клуба?

— Не знаю, — подумав, ответила я. — Может быть, и не решилась бы зайти. Правда, я много лет представляла себе, как войду когда-нибудь и увижу новые стены, новых людей… и старые призраки.

Я улыбнулась и потерлась затылком о его голову.

— А когда ты понял, что я и есть та девчонка? — спросила я, немного помолчав.

— Трудно сказать, — задумался он, — пожалуй, когда стал заметен твой интерес к Матвею. Ты его еще ни разу не видела, а уже всех расспрашивала.

— Ну и что? — не согласилась я. — Все о нем постоянно говорили. Я думала, что мой интерес не больше, чем у других. Неужели так было заметно?

— Я заметил. И тогда я попросил кое-кого навести о тебе справки. Потом мне прислали из Парижа фотографию твоего отца, и тут уж все стало ясно. Твой отец, в отличие от тебя, пластических операций не делал.

— Ах, так ты шпионил за мной? — деланно возмутилась я. — Я-то думала, что ты от меня без ума, а ты шпионил!

— Не сердись, мой Светик. Должен же я был соответствовать тебе? Ты лучше скажи мне, ты с самого начала хотела смерти Матвея или это получилось случайно?

Я вздрогнула: его вопрос прозвучал для меня зловеще. Я повернула голову: Граф смотрел в сторону окна и лицо его было безмятежно.

— Вот как ты обо мне думаешь. Конечно, я не желала ему смерти… Нет, когда-то я хотела, чтобы он умер, или понял, как это, умирать заживо. Но потом… Нет, нет, я, может быть, хотела посмотреть ему в глаза, увидеть, как он раскаивается, чтобы он понял, что потерял…

Я замолчала, вспоминая прошлое: меня оно не радовало.

— Ну и как, получилось?

— Что?

— Заглянуть ему в глаза?

— Нет, — засмеялась я. — К тому времени я уже в твои заглянула. Я только не хотела прощать, поэтому видишь, как вышло. И давай не будем об этом: пускай прошлое останется в прошлом, хорошо?

— Хорошо, моя радость, — вздохнул он. — О прошлом больше ни слова.

— Ни слова. Только вот что… я хотела тоже спросить: это ты убил мою тетку?

Я почувствовала, как он на мгновение напрягся. Потом его отпустило, но молчание длилось не меньше минуты.

— Почему это тебе пришло в голову?

— А я большая девочка и понимаю, что ищут виновных всегда по принципу: кому это выгодно.

— Это сделали те двое, которых пристрелил Матвей, — все еще напряженно сказал Граф.

— Любимый, если ты думаешь, что в память о тетке я соглашусь расстаться с тобой, то ты глубоко заблуждаешься. Все, что ни делается, все делается к лучшему, — я засмеялась и все еще смеялась, когда Граф, повернув меня, стал целовать мои лоб, щеки, глаза.

Я смеясь отбивалась. Когда же мы немножко успокоились, я спросила его:

— Будешь ли ты любить меня всегда? Он ответил тихо, но твердо:

— Да.

— Если я уйду, будешь ли ты искать меня вечно?

— Да, — сказал он уже другим голосом и после нескольких секунд молчания спросил: — А что, моя радость, уж не планируешь ли ты уплыть от меня, чтобы вернуться русалкой из своих подземных вод и за моей душой?

Он тут же рассмеялся и, вновь целуя, заверил:

— Ты мне нужна такая, какая ты есть, Светик, только такая. С твоим цинизмом, с твоей ранимостью, от которой ты думаешь, излечилась. С твоей русалочьей магией, от которой гибнут все твои враги… И я ни за что не хочу быть твоим врагом, я хочу любить тебя.

Я обняла его за шею и с наслаждением прижала его голову к своей груди.

— Милый мой, если бы ты знал, как я люблю тебя!.. На деревьях возле дома вновь засвистели, зачирикали незнакомые мне птицы, везде пробуждалась жизнь, откуда-то раздавался стук молотка, короткий визг электрической пилы. А потом я услышала вопль гудка, проносящийся по озеру.

И в этот момент вся моя прошлая жизнь уже казалась далекой, туманной, словно бы прожила ее не я, а кто-то другой. Существовало только настоящее, только оно было реально, и на сердце у меня стало легко.


home | my bookshelf | | Стеклянная невеста |     цвет текста   цвет фона