Book: Дикое сердце



Джоанна Нейл

Дикое сердце

Глава 1

Никогда в жизни больше не позволю Джеймсу втянуть себя в его безрассудные затеи, клялась себе Лора, взволнованно прохаживаясь по широкой, усыпанной гравием аллее. В один из этих дней он может зайти слишком далеко и наживет массу неприятностей… Если, конечно, ему удастся живым и здоровым спуститься с этой башни…

Она посмотрела на старое здание университета, такое высокое и массивное на фоне серого неба, и ее охватила дрожь. Она потерла ладонями голые плечи. Вечер был прохладный, и ее знобило. На ней было длинное платье, а под ним нижняя юбка с кружевами и оборочками. Это мешало ей двигаться, и она с раздражением приподняла подол юбки своими изящными пальчиками.

Это была глупая затея, но очень типичная для Джеймса, отличавшегося диким и безрассудным нравом. Лора еще раз с беспокойством взглянула на башню с колоколом. В темноте она едва различала контуры фигуры Джеймса. Он только что начал свой опасный подъем по стене. Это было безумием, слишком опасным безумием. Если бы только ей удалось отговорить его от этой ужасно глупой затеи! Но это было невозможно сделать. Он не уступал, что бы она ему ни говорила.

— Брось беспокоиться, Лора, прошу тебя, — говорил он, и его светло-карие глаза весело блестели. — Ты не студентка университета, и тебе нечего бояться. Тебе ничего не будет.

— Но дело совсем не в этом, — возражала она ему. — Во-первых, это очень опасно…

— Мне это не впервой, я занимался альпинизмом, и у меня есть все необходимые принадлежности. Подумай, сколько денег я смогу собрать для благотворительных целей — мы можем устроить пари, например, сколько времени брюки будут висеть на башне, пока их не увидит декан, или сколько времени понадобится для того, чтобы снять их. Мы даже можем…

— Прекрати, не заводись, — прервала его Лора, глубоко вздохнув. — Лучше подумай о том, как разозлится декан, когда узнает об этом. Не говоря уже о твоей маме и… — Она прикусила губу. Она была так взволнована, что собиралась добавить: и Дэниел, но у нее сжалось горло при мысли о сводном брате Джеймса и чувствах, которые он у нее вызывал; лучше не упоминать о Дэниеле Ворвике, пусть мысли о нем будут запрятаны в самом темном уголке ее мозга — так будет значительно легче.

— Но они же не узнают, кто это сделал, — отверг Джеймс ее возражения. — Вряд ли кто-то будет в это время поблизости, они все будут сидеть в кабаках и праздновать. И ты, кстати, можешь мне помочь. Если кто-то появится, ты будешь отвлекать внимание. — Он улыбнулся ей. — Ты так шикарно одета, что все будут смотреть только на тебя.

Она ответила ему улыбкой. В своем костюме восемнадцатого века она действительно бросалась в глаза и, как бы он ни смеялся тогда, она вовсе не находила создавшееся положение смешным. Если бы она хоть немного соображала, то сейчас была бы уже дома, в своей квартире, и заканчивала картину, которую она реставрировала, не говоря уже о том, что Мэгги должна вернуться из Штатов завтра, и необходимо по крайней мере подмести в квартире и вытереть пыль.

— Послушай, Лора, — увлеченно продолжал Джеймс. — Я хочу закончить свой последний год пребывания в университете сенсацией, ударом.

Лора вздрогнула, вспомнив этот разговор. Лучше бы он как-то по-иному выразил это свое желание.

Она поправила туго облегавшую кофточку и попыталась расправить складки на воланах, которые все время сползали с плеч. До сих пор вокруг никого не было, но было бы слишком опрометчиво надеяться, что ей повезет и дальше.

В последнее время ей не везло. Смерть отца от сердечного приступа была для нее таким сильным ударом, что она долго не могла от него оправиться.

Она покачала своей золотисто-рыжей головкой, и чепец чуть не свалился с нее. Не стоит предаваться унынию. Дела, в общем-то, не так уж плохи. То, что они сняли с Мэгги на двоих квартиру, просто великолепно, и время от времени у нее появлялась работа, она была занята, реставрировала произведения искусства, иногда ей приходилось ездить, что давало возможность посмотреть мир. Она занималась тем, чему училась.

Послышался тихий звук, что-то зашуршало. Это прервало ее мысли о прошлом и вернуло к настоящему, довольно опасному положению. Она стала вглядываться в темноту. Кто-то вышел из сторожки. Она затаила дыхание. Еще одна фигура появилась в дверях сторожки. И два человека, двое мужчин, стали тихо разговаривать. Она внимательно следила за ними, само напряжение.

Потом дверь закрылась, и человек, который вышел из дома, пошел по дорожке к аллее, по обеим сторонам которой росли густые деревья.

Он прошел по аллее довольно далеко вперед, когда она услышала шум сыпавшихся камушков. Она похолодела. Вероятно, Джеймс сбросил их сверху.

Человек оглянулся, и Лора направилась к нему, стараясь отвлечь его внимание от башни. Он остановился и повернулся к ней, очень быстро, как будто бы она испугала его. И тогда Лора увидела его лицо и замерла. Она не могла поверить своим глазам Лицо ее побледнело. Сводный брат Джеймса, здесь, сейчас? Она чуть не вскрикнула. Это невозможно! Дэниел Ворвик был за границей, как он мог здесь оказаться, и именно сегодня? Может быть, ее темные мысли вызвали его сюда из ниоткуда?

Она отступила в тень, отбрасываемую ветвями конского каштана, растущего вдоль дороги, надеясь, что он спешит и пройдет мимо.

Но этого не случилось. Он смотрел на нее во все глаза. Луна ярко освещала его лицо. Он сощурил свои серые глаза и стал спокойно и внимательно ее разглядывать, а она мысленно попросила Бога, чтобы тот сделал так, чтобы Дэниел не узнал ее в темноте.

— Я не думал, что сейчас так поздно, — сказал он наконец. Голос его был низким и хриплым и, как всегда, действовал ей на нервы. — Вероятно, у меня галлюцинации. Или же университет действительно полон привидений?

Она вдруг почувствовала себя необычайно легко, став вдруг бестелесной, а земля уходила из-под ног. С тех пор как он покинул Англию, чтобы вплотную заняться своими делами за границей, а это случилось четыре года назад, она видела его только раз, и то мельком. И она до сих пор чувствовала боль и разочарование, как будто бы это было только вчера. За это время он несколько раз ненадолго приезжал домой, но она старалась с ним не встречаться. Она не была готова к встрече. Не была готова дать ему отпор. И только на похоронах отца, на которых он неожиданно появился, злость, которая зрела в ней, вдруг обрела полную силу. Она старалась не замечать его, но это, как всегда было нелегко. Нельзя отрицать, что он был заметной фигурой, сила, которой он обладал, выделяла его из толпы.

Он приблизился, и Лора неуверенно отступила назад, запутавшись в своей длинной широкой юбке, шуршавшей при любом ее движении.

Как это могло с ней случиться? Как она могла позволить Джеймсу поставить ее в такое неловкое положение? Она прикрыла глаза, сердце отчаянно колотилось.

— Как вы здесь оказались? Просто удивительно! Что могло заставить такое прелестное привидение прийти сюда? — Его темные брови вопросительно поднялись, и Лора опустила глаза, прикрыв их длинными ресницами, и прикусила маленькими белыми зубками губу. Может быть, он не узнал ее? Конечно, он разговаривал бы с ней иначе, если бы узнал.

Было довольно темно, и она понимала, что выглядит не совсем обычно. Кроме маскарадного костюма, который делал ее неузнаваемой, она еще распустила волосы, обычно собранные у нее на затылке. Это помогло ей немного прийти в себя.

— Я жду объяснений, — сказал он ей, поблескивая глазами.

— Вы решили украсть мое сердце?

Ее зеленые глаза широко раскрылись. Почудилось, или это было действительно так, но слова его звучали довольно цинично. И она ответила:

— А у вас разве есть сердце?

Он усмехнулся, а потом испугал ее, схватив вдруг за тоненькую руку своими крепкими пальцами и потянув к себе.

— На этот вопрос вы должны ответить сами, — сказал он мягко, проведя пальцем по пряди ее золотисто-рыжих волос, выбившихся из-под чепца и закрывавших ее лицо. — Дотроньтесь до меня и послушайте, как бьется мое сердце, а потом скажите, есть оно у меня или нет.

Она пыталась вырваться, но его железные пальцы не выпускали ее запястья. Она ощутила тепло его тела сквозь тонкую рубашку, ее как бы ударило током, сердце застучало. Она резко вырвала руку, горевшую, как от ожога. На этот раз он позволил ей это сделать, насмешливо сверкая темными глазами. Ей хотелось бежать, вырваться из магнитного поля, возникшего между ними. Он был ее врагом, она не должна была забывать этого!

Но как? Она украдкой взглянула на башню. На ней отчетливо вырисовывалась фигура Джеймса. Он еще не достиг своей цели. Если Дэниел его увидит… Ей не хотелось об этом думать, думать о последствиях, о неприятностях, которые возникнут, если Дэниел узнает об этой последней выходке своего брата.

— Вас что-то беспокоит? — спросил он ее с иронией. — Вы очень напряжены.

Лора вздрогнула, встретившись с его проницательным взглядом, но ничего не ответила. А он продолжал:

— Вы так и не сказали мне, почему вы здесь. — Он немного качнул головой, и Лора с испугом подумала, что он может повернуться и посмотреть на башню.

Она поспешно сказала:

— Я шла домой. Я участвовала в карнавале, вы видели? Мы собирали деньги для бедных… — Она вдруг замолчала, нахмурилась и серьезно на него взглянула.

— Кое-что я видел. Я проходил мимо, у меня здесь была встреча. — Он замолчал и стал внимательно осматривать ее лицо, ее худенькую фигурку в пышном карнавальном платье. Щеки ее зарделись, когда он остановил взгляд на ее декольте. Она поежилась, а он сказал несколько небрежно:

— Вы, должно быть, собрали кучу денег? Я видел, как некоторые девушки изощрялись, чтобы получить побольше. К сожалению, у меня не было времени рассматривать товар, который они предлагали.

Лора вначале не поняла, и тогда он посмотрел на ее пухлые мягкие губы. Когда же до нее дошло, что он имеет в виду, щеки ее опять вспыхнули. Он считает, что она продавала свои поцелуи? Но этим занимались студентки. Она просто ходила и позвякивала своей коробочкой.

— За поцелуй установлена определенная плата, или же она растет в зависимости от страстности и продолжительности?

Она холодно на него взглянула:

— Я не знаю. Я этим не…

Снова посыпались камни, и она замолчала, беспокойно взглянув на башню. Слава Богу, Джеймс почти уже добрался до верха. На какое-то мгновение она успокоилась, собралась с духом и вновь сконцентрировала все свое внимание на Дэниеле Ворвике. Он пристально смотрел на нее, но его мужественное лицо при этом ничего не выражало. Он повернулся и посмотрел на серое в темноте здание университета. Она сказала напряженно:

— Как жаль, что вы смогли посмотреть только часть праздника.

Он опять повернулся к ней:

— Вы правы, очень жаль. Но, может быть, я сейчас могу наверстать упущенное?

Она вся сжалась от этой его фразы и почувствовала, как по спине ее пробежали мурашки страха. Ей стало не по себе. Как близко он стоял от нее, высокий, худощавый, но широкоплечий, что особенно подчеркивалось его расстегнутой курткой. Он опять взял ее за руку, и она со страхом подняла на него глаза. Он сказал очень мягко:

— Один поцелуй в благотворительных целях, договорились?

Она отрицательно покачала головой, дыхание перехватило. Она убежала бы, если бы не мысль о Джеймсе, сидящем верхом на шпиле. Она не могла двинуться с места. Хотя, возможно, причиной этому был не Джеймс, а сам Дэниел Ворвик.

Он смотрел на нее, прищурившись, густые черные ресницы почти скрывали его глаза. Потом приблизился, нагнул голову, и она вдруг услышала отдаленные, но отчетливые звуки металла, ударяющегося о камень.

Она почувствовала, как его страстные губы, обжигая, коснулись ее рта. Она вырвалась от него.

Дэниел внимательно ее рассматривал, подняв одну бровь.

— В чем дело, Лора? — спросил он холодно. — Раньше ты так себя не вела. Но, может, это объясняется тем, что тогда, дома, ты чувствовала себя уверенней?

Лора чуть не задохнулась от удивления:

— Ты узнал… Ты узнал…. Я думала… Он усмехнулся и спросил насмешливо:

— Неужели ты действительно думала, что твое платье может сбить меня с толку? — Он покачал головой. — Как я могу забыть тебя, Лора? Разве ты сама не знаешь, что прожгла мое сердце, как луч лазера? — Он притянул ее к себе, и она почувствовала его тело, твердое и горячее, его руки, нежно гладившие ее по спине.

Она задрожала, охваченная страхом и смятением, сердце билось, как птица в клетке.

— Убери руки, — сказала она сквозь зубы, безуспешно пытаясь оттолкнуть его от себя дрожащими пальцами.

Не обращая внимания на ее возражения, он снял с ее головы чепец и провел пальцами по рыжим кудрям. — Мне нравится твоя прическа, — заметил он, блестя глазами.

Она попыталась вырвать у него чепец.

— Что ты делаешь? Отпусти меня, черт возьми! — Голос ее дрожал от волнения, охватившего ее.

Он запустил пальцы в ее шелковистые волосы.

— Конечно, отпущу, если ты вежливо со мной поздороваешься.

Он нагнул к ней голову, и она выпалила задыхающимся и злым голосом:

— Я скорее пожму лапу волку, чем тебе. — Она попыталась вырваться, но не могла с ним справиться. Он был слишком сильным, слишком уверенным в себе. Бороться было бесполезно.

— Лучше бы я никогда не видела тебя! — сказала она с горечью — Поздно говорить об этом, — заметил он, растягивая слова. — Ты опоздала на четыре года.

Тепло, исходившее от его руки, державшей ее запястье, постепенно разлилось по всему ее телу, заставляя забыться. Сама не желая того, она потянулась к его губам.

— Нет, — вдруг зашептала она хрипло, отвернув голову и безнадежно пытаясь вырваться из его объятий. Но он не отпускал ее-. Напротив, она почувствовала, как его теплые ладони медленно, но неуклонно, все ближе и ближе притягивают ее к нему. Она как бы начала сливаться с его твердым мускулистым телом, груди ее уперлись в его крепкую грудь, и она услышала, как ровно бьется его сердце рядом с ее собственным беспокойным и дрожащим от страха сердцем.

Он притянул ее голову к себе, и рот его коснулся ее рта, заглушая чуть слышный, захлебнувшийся звук протеста.

Она пыталась не думать о том, что с ней происходит, старалась не отвечать на его поцелуй. Ведь это он виноват в том, что она так мучилась эти последние несколько лет, с тех пор как умер ее отец. Она не может ему доверять. Не может позволить, чтобы этот его страстный поцелуй заставил ее забыть о здравом смысле.

Это опасный человек, смертельно опасный. Но почему же тогда кровь так быстро начинает течь по жилам, заполняя самые мельчайшие сосудики тела и вызывая в ней этот жар. Почему же она просто тает от его объятий и его поцелуя?

Наконец он оторвался от ее губ, и она взглянула на него. Голова кружилась, ноги ослабли.

Если бы он не поддерживал ее, она бы упала на землю-.

Он внимательно смотрел на нее, и она знала, что глаза ее выражают недоумение, потому что, как она ни старалась, она не могла освободиться от чувства томления, охватившего ее.

Он снова коснулся шелковистых завитков ее волос, выбившихся из-под чепца, а потом тихонечко провел пальцами по щеке и дотронулся до ее пухлых губ.

— Ты прекрасна, — тихо, как бы для самого себя, произнес он. — Сирена, завлекающая мужчин в омут. — Она улыбнулась, но улыбка его была холодной, его пальцы продолжали скользить вниз, дотронулись до ее голого плеча, а потом направились в сторону ее округлой груди. Она чуть не задохнулась от возмущения.

— Не делай этого! — Щеки ее зарделись от стыда и возмущения. — Убери руки.

Он насмешливо посмотрел на нее, расправил шелковые оборки на ее плечах, заставляя ее вздрагивать при каждом его прикосновении. Она вырвалась, злясь одновременно на него и на себя за те чувства, которые он в ней вызывал.

— Было время, когда ты была добрее ко мне, значительно добрее, — усмехнулся он. — Но тогда ты просто притворялась, ведь так, Лора? Я знал, чего ты хотела, и ты шла на все.

— Это не правда, — возразила она. Голос ее был хриплым.

— Что ты говоришь? — одна бровь его поднялась вверх. — Тебе придется постараться, чтобы доказать мне это. Может быть, начнем? — спросил он вкрадчиво. — Ты почти убедила меня однажды, но мне удалось не поддаться соблазну. Может быть, сейчас ты большего добьешься?

Его насмешливые слова звучали как удары хлыста, и она ненавидела его за это.

— Ты льстишь себе, — ответила она ему с горечью. — Если бы мы сейчас не встретились, я бы не вспомнила о тебе. Мы так редко виделись в эти последние годы, что я уж и забыли о твоем существовании.

Он посмотрел на нее, сощурившись.

— Да? А я решил, что ты специально избегаешь меня.

Она удивилась:

— Я что-то не пойму, о чем ты?

— Да что ты? Разве моя покупка вашего имущества не вызвала у тебя желания увидеть меня, хотя бы для того, чтобы выразить радость по поводу больших денег, которые вам удалось с меня содрать?

Лора не ответила на эту его колкость. Она только пожала плечами. — Ты же был за границей. И если у меня и были какие-то вопросы, то мы с твоим агентом смогли их урегулировать.



— Возможно. Но время от времени я возвращался. Иногда мне хотелось повидаться с тобой, поговорить. — Он внимательно посмотрел на нее. — Но ты всегда была занята, ведь так, Лора? Всегда происходило что-то непредвиденное, что мешало тебе встретиться со мной, хотя я заранее обговаривал время. — Он помолчал. — Интересно, почему ты избегала меня, если ты уже так безразлична ко мне, как утверждаешь?

Она нахмурилась.

— Это ни о чем не говорит, — сказала она холодно. — Я действительно была занята. Впрочем, так же, как и ты всегда был занят, расширяя свою империю, приобретая картины для своей коллекции то там, то здесь. — Она скривила губы. — Но тебе всего мало, ведь правда? Тебе всегда хочется иметь что-то еще.

— Возможно, ты и права, — ответил он ей, растягивая слова. — Давай поговорим об этом? — Он окинул ее взглядом с ног до головы, как обжег.

— У меня нет времени для подобных разговоров, — сказала Лора холодно. — Думаю, у тебя тоже. Конечно, ты вернулся в Дорсет не случайно?

Глаза его стали жесткими, и он сухо ответил:

— Я приехал сюда, чтобы повидаться с Джеймсом, если хочешь знать. И, конечно, есть пара-тройка вопросов, которые я должен решить лично — например, ваш магазин по продаже сыров.

— О, да, — Лора вся напряглась. — Магазин был одним из первых в списке твоих приобретений. Ты, должно быть, переживал, что приходится так долго ждать, чтобы заполучить его. — Она вдохнула воздух, чтобы несколько успокоиться, потому что голос ее начал дрожать. — Но теперь все в порядке, не так ли? Ты, наконец, получил, что хотел. По крайней мере папы нет теперь, и он не узнает, что стало с его делом.

Она немного успокоилась, вспомнив, что Дэниелу пришлось дорого заплатить за собственность, которую она унаследовала после смерти Кэлама. — А что теперь? Теперь ты все это снесешь и построишь на этом месте магазин из стекла и бетона?

Он ничего ей не ответил.

— Мне жаль, что так случилось с твоим отцом, — произнес он тихо.

— Жаль? — Она холодно на него взглянула. — Все это от переживаний. От пытался не утонуть, держался за то, что у него было. Но в конце концов борьба оказалась для него слишком жестокой. И сердце его перестало биться, — констатировала она с горечью.

— Он мог бы пойти более легким путем. Но он решил поступить иначе. — Дэниел сжал губы, а потом добавил:

— У меня был билет на самолет, сразу же после похорон я должен быть лететь. Если бы не это обстоятельство, мы могли бы поговорить еще тогда. Но я не мог остаться. — Он задумчиво глядел на нее. — Как у тебя дела? Как ты справляешься?

Лора вся сжалась.

— Пожалуйста, не оскорбляй меня, делая вид, что тебе это интересно. — В голосе ее слышался лед. Она отвернулась от него и пошла по дороге. Ей не хотелось больше быть с ним, разговаривать, ворошить прошлое. Это было слишком тяжело. Нервы ее были напряжены до предела.

Джеймс, конечно, уже сделал все, что задумал. Она не хотела, чтобы он встречался с Дэниелом. У Джеймса уже и так достаточно неприятностей за прошлые проделки. И она думала, что его властный брат вряд ли одобрит его последнюю затею.

— Твой друг уже закончил свое дело? — спросил ее Дэниел как ни в чем не бывало.

Она остановилась и обернулась, широко раскрыв от удивления глаза. Она все еще продолжала смотреть на него, когда он сказал:

— Конечно, я все видел. Ты думаешь, что меня легко обмануть? Хотя признаюсь, мне странно видеть, что ты кому-то помогаешь. — Говорил он холодно, и тон его был насмешливым. — Интересно, что ты за это будешь иметь? Лора процедила сквозь зубы:

— Не понимаю, почему я выслушиваю все это? У тебя какие-то извращенные понятия о жизни. Мне почти жаль тебя.

— Думаю, он богат? Ведь дело в этом, Лора? Ты нашла кого-то, кто сможет решить все твои проблемы?

Ее охватил гнев. Кто он такой, чтобы судить ее? Она вспомнила о Джеймсе и о том, что когда-нибудь он действительно получит солидное наследство. Губы ее скривились в холодную улыбку.

— Дело в том, — она старалась говорить спокойно, — что он действительно будет очень богатым. Ты удовлетворен? — И, не дожидаясь ответа на свой вопрос, добавила:

— А теперь извини меня, я действительно должна идти.

На этот раз он не пытался остановить ее. Луна ярко освещала его строгие черты, крепкий подбородок, упрямый рот. Лора проскользнула мимо, чувствуя, что окоченела от холода. Ей хотелось как можно дальше уйти от Дэниела Ворвика. Она не могла выносить его.

Как хорошо, что он так много времени проводит за границей. Ей не нужно с ним больше встречаться, никогда.

Сводные братья не очень похожи друг на друга, подумала Лора, когда Джеймс подошел к ней несколькими минутами позже. Хотя у них общий отец.

У Джеймса были длинные, до воротника, темно-каштановые волосы. Черты лица приятные и не такие резкие, глаза светло-карие, часто задумчивые, губы мягкие, пухлые. Иногда он сжимал их, когда злился, но чаще всего они были растянуты в широкую улыбку. Нет, он совсем не был похож на своего брата!

— Все в порядке, Лора, — сказал он весело, сажая ее в свою машину. — Я же говорил тебе, что это очень просто.

— Говорил, — ответила она.

Машина у Джеймса была яркая, спортивного типа. Он любил скоростную езду, даже слишком любил, считала иногда Лора.

— Может быть, тебе стоит поблагодарить Бога за то, что ты остался цел и невредим, — заметила она строго.

Он покосился на нее:

— Что с тобой, Лора? Ты чем-то раздражена. Какие проблемы?

— Только одна, — вздохнула она. — Я встретила сейчас твоего сводного брата.

— Дэниела! — воскликнул он, крепко схватившись за руль. — Но он должен сейчас быть во Франции. Что он здесь делает?

— Это тебе лучше знать, что он здесь делает. Он приехал с тобой повидаться.

— О, черт! — Он взъерошил пальцами волосы. — Это все мать! Могу поспорить, это ее рук дело! — Он со злостью переключил машину на другую скорость, так как они выезжали на главную дорогу. — Я думал, что отдохну немного, когда она поехала летом во Францию. Но она, вероятно, склонила Дэниела на свою сторону. Проклятье! — Он прибавил скорость. — Она, наверно, никогда не успокоится. Без конца ругает за отметки, которые я получил на экзаменах. Почему ты так плохо работаешь, разве ты не знаешь, что придет день, и тебе придется запять свое место на предприятии Ворвиков? Она все время давит на меня.

Почувствовав горечь в его словах, Лора мягко заметила:

— Может быть, Джеймс, ты действительно не осознаешь своих способностей? Ведь ты сдал экзамены, совершенно не готовясь к ним. Если бы ты хоть немного поработал, результат был бы иным.

— А зачем? — спросил он ее, нахмурясь. — Не понимаю, почему Дэниел так настаивал, чтобы я поступил в университет? Меня интересует искусство. Вот в чем я силен. Я хочу творить. Может быть, заняться дизайном, а не играть вторую скрипку в оркестре моего брата. Как будто бы в нашей компании останется место еще для кого-нибудь, если вожжи будут в руках у Дэниела. — Лицо его выражало недовольство. — Я бы мог поехать в Европу или в Соединенные Штаты, сделать что-то интересное, вместо того чтобы терять четыре года на учебу. Ведь мой диплом не поможет занять мне сразу хорошее место на фирме. Он хочет, чтобы я начал работу с самой низкой должности.

Машина летела с бешеной скоростью.

— Притормози, пожалуйста, — попросила Лора, схватившись за сиденье.

— Извини. — Он притормозил. — Я вовсе не хочу срывать свое зло на тебе. Просто в последнее время мне ужасно не везет. Все плохо. Мать продолжает меня пилить за то, что я разбил машину. Но я не виноват. Поворот был очень крутым, а дорога слишком скользкая. Послушать только, что она говорит мне по телефону. Можно подумать, что мне четырнадцать лет, а не двадцать три.

— Но она беспокоится, — возразила Лора сухо. Джеймс скривил физиономию. — Возможно, ты права, — согласился он со вздохом. — Я должен был поехать домой в Окли на Пасху. Она бы была довольна. Но я не сделал этого, а теперь она хочет узнать, почему я не приехал, что меня здесь держит, с кем я общаюсь и все такое прочее, как будто бы вся наша династия распадается на части.

— На Пасху? — удивилась Лора. — Но ты же был здесь, мы ездили на пикник. Почему ты не сказал мне, что тебя ждали дома?

— Да ладно, Лора. Ты была расстроена. И я тебя понимаю. Смерть отца, а потом эти заботы… Должен же был кто-нибудь развеселить тебя немного.

— Ты сделал это из-за меня? О, Джеймс! Я не знала. Ты сказал, что планы твои сорвались…

Она очень расстроилась, что из-за нее у него испортились отношения с семьей. Она могла делать все, чтобы не встречаться с Дэниелом Ворвиком, но Джеймс был ее другом, даже братом, которого у нее никогда не было. Теперь ее мучила совесть. — И, все равно ты должен был поехать домой. Для тебя же было бы лучше, — сказала она спокойно.

— Это не помогло бы. Они стали бы меня пилить из-за моего образа жизни. Я правильно сделал, что остался с тобой. Было гораздо веселее, чем дома. Я и так-то в тисках. Дэниел полностью контролирует все мои деньги, пока мне не исполнится двадцать пять лет. Скорей бы уж, чтобы я мог тратить на своих друзей, сколько хочу. Не понимаю, почему мы не можем как следует напиться, если нам так хочется.

Лора вся напряглась. У нее стало стучать в ушах так сильно, что она даже не слышала шума машины.

— Ты действительно думаешь, что он приехал сюда, чтобы все о нас разузнать?

— Вероятно, в основном из-за этого. — Джеймс внимательно смотрел на дорогу, потом свернул налево, на улицу, где жила Лора.

— Так скажи ему, что он ошибается. Что между нами ничего нет.

Он остановил машину у кирпичного здания, где она снимала квартиру, и выключил зажигание.

— А разве это правда? — спросил он ее хрипло. — Ты мне очень нравишься, Лора, мне с тобой хорошо. Ты всегда со мной в трудную минуту, помогаешь мне выпутаться из всех передряг, ты всегда со мной, когда мне нужен друг. Ты для меня много значишь.

— Джеймс, я твой друг. Ты это знаешь. Но я не хочу, чтобы ты думал… Понимаешь? Чтобы ты…

Он заставил ее замолчать, дотронувшись пальцем до ее рта.

— Прекрасно, Лора. Я знаю, что ты чувствуешь. Ты не должна мне ничего говорить. Давай пока не будем об этом.

Она не стала продолжать разговор, но это не решало проблемы. Все равно она беспокоилась. Джеймс был ее другом. Они подружились в тот день, когда он пришел в магазин, чтобы купить картину и подарить ее на день рождения своей матери. Она поболтала с ним, показала ему, что интересного есть в магазине, не зная, что он брат Дэниела. И она не хотела, чтобы он думал, что между ними существует что-то большее. У нее не было к нему таких чувств.

— Джеймс…

Он твердо сказал:

— Пусть тебя это не волнует. И выбрось Дэниела из головы. Я беру его на себя. — Он положил руку на спинку сиденья. — Не думаю, что он пробудет здесь больше двух дней. Ему неудобно находиться в Окли. Лондонская квартира гораздо удобнее, чтобы заниматься делами.

Лора старалась выглядеть спокойной. Джеймс прав. Конечно, прав. Вряд ли она еще раз встретится с Дэниелом. Поэтому не стоит так волноваться. Просто она слишком возбуждена, вот и все.

— Не забудь о пикнике завтра на пляже, — напомнил ей Джеймс, когда она выходила из машины. — Я приеду за тобой около семи, хорошо?

— Хорошо, — ответила она, но хорошо она себя не чувствовала. День был ужасным, во всех отношениях ужасным.

Глава 2

Вечеринка проходила в самом укромном уголке пляжа, где не было ветра и песок был твердым и ровным, а бухточки, окруженные скалами, и заливчики создавали атмосферу, напоминающую сборище контрабандистов. В кругу, выложенном из серых камней, горел костер, а шум волн смешивался с музыкой радиоприемников, поставленных в удобных местах. Кто-то приготовил пунш, который шел очень хорошо.

Лора поискала глазами в толпе Мэгги, но ее нигде не было. Видно, что-то ее задержало. Она все еще не вернулась, когда Джеймс приехал за Лорой, и Лора оставила Мэгги записку, чтобы она шла сюда.

Лора не могла сидеть спокойно. Она все время вертелась. Пальцы ее босых ног ворошили песок, проделывая в нем маленькие канавки. Посасывая свой пунш, она подошла к воде, нашла удобное место, где могла сидеть и смотреть, как волны с шумом разбиваются о берег, превращаясь в пену.

Вынув из сумки небольшой этюдник, она стала набрасывать быстрыми уверенными штрихами контуры просторного изгибающегося побережья бухты.

Появление в ее жизни Дэниела сделало ее не уверенной в себе. Впрочем, он всегда вызывал у нее такое чувство, с самой первой встречи…

У нее были каникулы, и она помогала в магазине, когда он впервые вошел туда. Его высокая внушительная фигура, казалось, заполнила собой весь магазин. Волосы у него были темные, почти черные, и коротко подстрижены; лицо властное, худощавое. Такое лицо вызывает волнение, подумала Лора. Подбородок его был решительным, бескопромиссным, рот твердый, с оттенком жестокости. Она подумала, что он будет решительным противником тому, кто окажется настолько глуп, что вступит с ним в борьбу. Одет он был неброско, но чувствовалось, что его костюм стоит дорого. Одежда не скрывала его ладной мускулистой фигуры.

Без каких-либо предварительных разъяснений он сказал:

— Я ищу Кэлама Брэнта. Он здесь? Его властный тон заставил ее напрячься. Она довольно робко ответила:

— Он вышел. Может быть, я могу вам помочь?

Когда она вышла из-за прилавка, его холодные серые глаза окинули ее фигуру, оценивая. На ней была обтягивающая майка и джинсы, тоже довольно узкие. Ей не понравилось, что он так ее разглядывает.

— Вы, должно быть, Лора, — произнес он задумчиво. — Я — Дэниел Ворвик. Она кивнула и сказала:

— Вы из Окли? Отец говорил мне, что вы должны приехать.

Правда, Кэлам не сказал ей, что за дела у него с Ворвиком. Просто сообщил, что тот должен приехать. Отец казался озабоченным, даже немного сгорбился от усталости. И ей показалось, что лицо его стало бледным. Она не знала, отчего, но ей показалось, что предстоящая встреча с Ворвиком тревожила его. Ему не хотелось его видеть, но она знала, что спрашивать, почему, было бесполезно: он был не таким человеком, чтобы делиться с кем-то своими трудностями.

— Он ушел посмотреть на карточный столик эпохи Регентства, но должен скоро вернуться.

— Ничего. Я пришел немного раньше, чем мы договорились.

Он стал ходить по магазину, осматривая вещи, выставленные на продажу. И она спросила:

— Вы интересуетесь старинными вещами? — Она положила руку на резной шкафчик, проведя пальцем по замысловатой инкрустации, — Смотря какими, — небрежно заметил он, быстро окинув взглядом стоявшие в магазине вещи. — Ваш отец, кажется, интересуется картинами. Есть здесь что-то стоящее?

Лора вспомнила, что говорили о замечательной коллекции картин, собранных Ворвиками, и сухо ответила:

— Боюсь, что вы не найдете здесь ни полотен Моне, ни картин Ренуара. — А потом добавила:

— Именно это вы ищете, не так ли?

— Вы так считаете? Почему? Пожав плечами она ответила:

— Так пишут в газетах.

Его серые глаза диковато поблескивали.

— Не стоит верить всему, что пишут в газетах.

Она холодно на него взглянула:

— Чему из того, что о вас пишут, я не должна верить? — спросила она. Рот его скривился в усмешке. Он оценил ее ответный удар.

— Вот, например, очень неплохие работы маслом. Вот эта написана пятьдесят лет назад. На картине был изображен парусник с грузом, прикрытым брезентом, на фоне черного штормящего моря. Картина напоминала время, когда под прикрытием темноты контрабандисты доставляли в страну шелк, бренди или пряности.

Он внимательно изучал картину. Наконец повернулся к ней и спокойно спросил:

— Вам здесь интересен сюжет? Или же вас привлекает манера письма?

— Вы явно не романтик, — ответила она. — Вас ничто не интересует, ведь так? — Она нахмурилась.

— А вас? — спросил он.

— Мы собираем такие вещи, которые нравятся нашим покупателям, — ответила она, раздраженная тем, что он заставляет ее защищаться. — Мы должны на что-то жить.

— Сомневаюсь, что вы сможете жить на то, что у вас здесь собрано. — Он прошел в заднюю комнату, и Лора последовала за ним, несколько расстроенная. Вещи покупал ее отец. Возможно, они были не высшего класса, но магазин работал многие годы. Какое право имеет этот Дэниел Ворвик приходить сюда и утверждать, что отец делает все не так, как нужно?

Он стал изучать картину, которая висела на противоположной от двери стене. Дэниел Ворвик считался знатоком изобразительного искусства. «Интересно, что он скажет об этой картине?» — подумала она, нахмурившись.

Подпись на картине ничего не могла ему дать. Ее подписала мать своей девичьей фамилией, Кэстелл, так что он не сможет никак связать ее с семьей Лоры.

Картина была написана во Франции: маленькие белые домики спускались по склону к морю; на воде мирно покачивались яхты, вечернее солнце освещало лучами бухту. Это было единственное, что осталось от матери. Она будет беречь всю жизнь это полотно, напоминающее ей о прошлом. Она взяла себя в руки, ожидая, что он скажет.



А он медленно произнес:

— В этом что-то есть. Картина проникнута искренним чувством, оно передается вам, кажется, что художник хорошо знал это место и любил его.

Лора почувствовала, как по телу ее разлилось тепло. Только она знала, как ее мать любила это маленькое рыбачье село, где они прожили всего несколько коротких лет.

— Сохранилось так мало оригиналов произведений Джейн Кэстелл, — пробормотал он себе под нос.

Лора спокойно сказала:

— Она умерла молодой. Кто знает, чего бы она могла достичь, если бы прожила дольше.

Он отошел немного назад, разглядывая картину.

— Сколько за нее просит ваш отец? — спросил он вдруг. — Трудно сразу охватить все, что выражено здесь. Это что-то необыкновенное. В ранней юности я несколько лет отдыхал летом во Франции. Моя мачеха имеет дом на берегу моря. И когда у меня была такая возможность, я спускался к морю и смотрел на яхты. — Он повернулся к Лоре лицом. — Это так похоже на то место, где я жил, мне кажется, что это и есть та самая деревня.

— Эта картина не продается, — ответила Лора дрогнувшим голосом. Все картины ее матери были проданы. Осталась только эта. И Лора сделает все от нее зависящее, чтобы картина осталась с ней! Кэлам Брэнт не простил своей жене того, что она оставила его и отняла у него дочь. После ее смерти он поехал во Францию и привез Лору обратно в Англию. Все ее картины были проданы, кроме этой, которая была подарком матери своей дочери. И ничто не заставит ее расстаться с этой картиной.

— Уверен, — сказал Дэниел, — что он продаст эту картину, если я хорошо заплачу…

Она посмотрела на него глазами, полными иронии.

— Даже у вас не хватит денег, чтобы купить эту картину, — сказала она сквозь зубы. — Джейн Кэстелл была моей матерью, вот в чем дело, поэтому картина бесценна.

— Вашей матерью? — повторил он, заинтересовавшись. — А у вас есть еще ее работы? Лора отрицательно покачала головой:

— Нет. Это единственная.

Он снова взглянул на картину:

— Жаль, — сказал он и повернулся лицом к Лоре, рассматривая ее изящную фигурку. Впервые он улыбнулся, и эффект был потрясающим. Сердце ее перестало так колотиться. Он произнес очень мягко:

— Жаль, что картина не продается. Вы знаете, в магазине кроме этой картины есть еще только одно достойное внимания… — Он вопросительно посмотрел на нее. Взгляд его остановился на ее пухлых губах. Она смутилась и отошла от него. Щеки ее зарделись.

Как раз в это время в магазин входил Кэлам, зазвонил колокольчик у двери, прервав воцарившуюся тишину, и она поспешила навстречу отцу, расстроившись при виде его посеревшего от усталости лица.

— Ну как столик? — спросила она. Он отрывисто ответил:

— Пустая трата времени.

— Жаль.

Кэлам увидел посетителя:

— Мистер Ворвик, сожалею, что заставил вас ждать.

— Все нормально? Я просто пришел раньше времени. Ваша дочь провела меня по магазину. Кэлам кивнул:

— Вы пили кофе?

— Мы беседовали, — ответил Ворвик, и Кэлам, нахмурившись, посмотрел на Лору. Она извинилась и направилась в кухню.

Ей показалось, что мужчины ее выпроводили, чтобы спокойно поговорить о деле, и это ей не понравилось. Но у ее отца был твердый характер, и она уже привыкла к его поведению за последние несколько лет. То, что она училась в колледже и проводила там основную часть времени, давало ей возможность свободно дышать и философски относиться к неизбежному.

Дэниел Ворвик стал регулярным посетителем магазина. У него были кое-какие связи с поставщиком отца Лоры, как она узнала, хотя сам он интересовался в основном расширением своей собственности.

Приходя в магазин, он всегда спрашивал о Лоре, и она, несмотря на опасения, которые он ей внушал, все больше и больше ждала его. Он мог быть очень приятным человеком, когда ему этого хотелось, и пускал в ход весь свой шарм. Это Лора поняла. Как только появлялась в дверях его темноволосая голова или слышался звук его приятного низкого голоса, сердце ее начинало биться сильнее, ей становилось жарко.

Он пригласил ее однажды провести вместе вечер, и она согласилась. С тех пор они ходили в город на танцы, в кино, вместе ужинали. Это были приятные, веселые встречи. Но она прекрасно понимала, что он пойдет дальше, как только представится случай.

Лора всегда была начеку. Отец очень сдержанно говорил о Дэниеле, и она не могла освободиться от чувства, что что-то не так. Она разрывалась между верностью отцу и чувствами, которые вызывал у нее Дэниел, и должна была все время держать эти чувства в узде. Он был куда опытнее ее, но она не хотела показаться ему слишком наивной и беззащитной.

И все же Лора не могла бесконечно сопротивляться его нежным, шутливым манерам, и веселый живой разговор, который они вели, только усугублял ее привязанность к нему. Она уже мечтала о том, чтобы эти солнечные дни длились вечно, потому что с окончанием лета она должна уехать обратно в колледж, учиться. А это, конечно, положит конец всем ее тайным надеждам и мечтам. Конечно, он забудет ее, как только она уедет. Она была всего лишь молодой женщиной, в жизнь которой ворвался очень привлекательный, но опасный мужчина.

Лора очень беспокоилась за здоровье Кэлама. Он стал очень быстро уставать, и хотя она все время пыталась убедить его, чтобы он не волновался, в глазах его часто проглядывало беспокойство, губы были синими, это пугало ее. Она задавала себе вопрос, не расстраивают ли его посещения Дэниела, но когда она спросила его однажды, почему его встреча с Дэниелом была перенесена на более ранний срок, он промолчал.

Потом как-то он сказал ей:

— Он хочет купить наш магазин. Ты разве не догадывалась? Он полагает, что сможет убедить меня продать его. И я считаю, что он пойдет на все, чтобы добиться своей цели. Но я не продам ему магазин. В этом деле — вся моя жизнь. Это единственное, в чем я разбираюсь. И я буду бороться.

Она побледнела. Ее охватило сомнение. Но она медленно произнесла:

— И зачем это ему? Это же не его область.

— Ворвика не интересует сам магазин, — стал объяснять Кэлам. — Что бы он ни говорил, его интересует земля, на которой магазин стоит. Человек с деньгами может очень хорошо использовать эту землю. — Он вопросительно посмотрел на нее. — Ты считаешь, что ты ему нравишься?

Она промолчала, и он крепко сжал губы.

— Я уверен, Лора, ты ему нравишься. Но ты должна все время помнить, что дело не только в этом. Подумай, если он сможет привлечь тебя на свою сторону, у него будет союзник в тылу врага.

Она что-то пробормотала, а он задумчиво добавил:

— С другой стороны, если твоя связь с ним приведет к чему-то более постоянному, это может быть нам на руку.

Лору очень взволновали слова отца. Она старалась не вспоминать о последнем его замечании, в котором явно проглядывал расчет. Он плохо себя чувствовал, и работать ему было все труднее. Он просто был не в себе. Но как могла она забыть, что Дэниел в первую очередь был бизнесменом. У него была власть, у него были деньги, могучие предки. И ей нужно было быть сумасшедшей, чтобы мечтать, что она может войти в его мир.

Теперь она должна особенно внимательно следить за собой, стараться подавить свои радужные мечты, иначе она пропала. И она решила отдалиться от него, чтобы спастись.

Но бесполезно. Почувствовав ничем не объяснимое охлаждение, возникшее между ними, Дэниел стал проявлять по отношению к ней осторожную фамильярность, отказываясь принимать эту ее сдержанность.

Как-то жарким утром он нашел ее в саду возле дома. Несколько минут он молча смотрел, как она подрезает розовые кусты. Его пристальный взгляд смущал ее, и она сказала:

— Мой отец в магазине.

Он нахмурился, услышав холодный, сдержанный тон, и спокойно ответил:

— Он занимается с покупателем. Я подожду Лора продолжала заниматься цветами, бросая отцветшие розы в ведро. Она услышала, что он подходит к ней, и вся напряглась.

— Ладно, — сказал он. — Давай объяснимся. В чем дело?

Она спокойно на него взглянула:

— Дело в розах, и больше ни в чем. За ними нужно ухаживать, чтобы они хорошо цвели. — Она дотронулась до цветка, и розовые лепестки посыпались на землю.

Дэниел обнял ее одной рукой, а другой взял у нее из рук секатор и положил его на землю. Она сказала:

— Надеюсь, у тебя все же хватит терпения дождаться того, что ты хочешь получить. Для тебя, возможно, это просто кирпичи и бетон на земле, которую ты хочешь иметь, а для нас это наш дом. Отец долгие годы вкладывал в него все свои силы, и я не думаю, что он сможет начать все заново, где-то в другом месте. Поэтому тебе, видимо, следует отказаться от твоей затеи и заняться каким-нибудь другим участком.

Он задумчиво посмотрел на нее.

— Иногда люди не понимают своей выгоды. И их следует подтолкнуть в правильном направлении.

— И ты решил действовать как сам Всевышний? — Голос ее был напряжен. — Так что же ты собираешься делать? Закопать нас бульдозером в землю и построить на этом месте еще один памятник в честь победы семьи Ворвиков? Вам мало того, что вы имеете в нашей стране и за границей? — добавила она мрачно.

Между бровями у него появилась морщинка.

— Что рассказал тебе отец? — спросил он.

— А что рассказывать? — возразила она резко. — Разве я и сама не вижу, что вы хотите отнять у него то, чем он живет? Или он не правильно тебя понял? Скажи мне, что ты не заинтересован в нашей собственности, и я поверю.

— Этого я не могу сказать, Лора. Но вам нечего волноваться…

— Нечего! — повторила она удивленно. Лицо ее выражало боль. — Мой отец просто заболел от переживаний, от беспокойства, что должен расстаться со всем этим. Прекрати, ты меня слышишь? Не мучь его больше, Дэниел, прошу тебя!

— Твой отец обеспокоен не моим предложением, — твердо ответил на это Дэниел. — Наоборот, оно помогло бы решить все ваши проблемы, но он слишком упрям, чтобы действовать разумно.

— Не думаю, что меня интересуют эти рассуждения о разумности, — сквозь зубы процедила Лора. — Ты сейчас признал, что хочешь лишить меня моего дома. И ты полагаешь, что я спокойно соглашусь с этим? Ты считаешь меня совершеннейшей идиоткой?

— Лора, все на самом деле совсем не так, как кажется на первый взгляд. Я никогда не сделаю ничего такого, чтобы повредить вам. Боже мой, я же люблю тебя… — Он коснулся пальцем ее щеки. Это было ласковое, нежное прикосновение, но она вздрогнула. Ее как огнем обожгло. Кэлам сказал, что Дэниел постарается ее использовать в своих интересах. Именно это он сейчас и делает? Мысль об этом была непереносима.

— Прекрати, не делай этого! Губы Дэниела сжались:

— Я не думал, что тебе так противно мое прикосновение, — сухо произнес он. — Извини. Такого больше не случится.

Обиженная и разозленная, Лора еле сдержала резкие слова, вертевшиеся на кончике языка, и побежала в дом, чуть не столкнувшись с удивленным Кэламом.

— Я услышал возбужденные голоса, — сказал он, нахмурившись. — Что происходит, Лора? О чем вы спорите?

— Просто кое-что выясняем, — ответила ему Лора. — Тебе не о чем волноваться.

— Я не хочу, чтобы ты ругалась с ним, Лора, — сказал Кэлам, — Нужно, чтобы он был на нашей стороне. Он может нам помочь, а может и уничтожить. Все зависит от того, как он будет относиться к нам. Если он не поддержит нас, нам придется очень трудно.

Лора замерла.

— Что ты имеешь в виду? — спросила она хрипло. Горло ее внезапно пересохло.

— Я имею в виду наши дела, Лора. Его чувства к тебе — это единственное, что спасает меня от банкротства. Не раскачивай тонущую лодку. Наше будущее во многом зависит от тебя. Ты меня понимаешь или мне нужно еще раз все объяснить тебе?

Она смотрела на него, не веря своим глазам, не понимая, что он говорит ей. В дверях появился Дэниел:

— У Лоры сегодня неважное настроение, — поспешил объяснить ему Кэлам. — Не стоит обращать внимание на ее женские выходки.

Лора чуть не задохнулась, такое фривольное объяснение ее чувств показалось ей недозволенным ударом в солнечное сплетение. Широко раскрытыми глазами она посмотрела на бесстрастное лицо Дэниела, затем резко повернулась и выбежала из комнаты, где она задыхалась, как в гробу. Она была взбешена, ей захотелось все разбить в этом доме. И только худое, бледное и растерянное лицо Кэлама остановило ее от того, чтобы не запустить в них обоих чем попало. Она не могла понять, что движет ее отцом, но что-то не так. Кэлам многое от нее скрывает, и ей было обидно, что он не доверяет ей, не хочет рассказать всю правду.

— Почему? — спросила она отца позже, когда они остались одни в маленькой гостиной. — Почему так важно, чтобы он был на нашей стороне?

Кэлам заморгал глазами. Он сидел сгорбившись в своем кресле и выглядел таким старым и усталым. — Я ему должен, — сказал он тихо. — Очень много. Больше, чем я смогу набрать даже через несколько лет. Пока он не требует уплаты долга. Но может потребовать. В любое время.

Руки Лоры, лежавшие у нее на коленях, сжались в кулаки.

— Я не понимаю. Зачем тебе нужно было занимать так много денег? Магазин наш заложен. И у тебя достаточно денег для того, чтобы жить. Торговля идет довольно бойко, ведь так? Как могло так случиться?

Кэлам беспомощно развел руками:

— Я тоже полагал, что все идет как надо, но в чем-то ошибся. И Ворвик предложил дать мне в долг.

— Почему же ты ничего не сказал мне? — спросила она возмущенно. Он поморщился:

— Я думал, что смогу выкрутиться.

Кэлам снова погрузился в свои мысли, казалось, не замечая ее присутствия. Такое с ним бывало и раньше. Лора объясняла это тем, что он долго жил один, когда ее мать оставила его и уехала жить во Францию, взяв с собой Лору. Возможно, он так и не смог примириться с тем, что она его оставила.

В течение нескольких дней после того случая Кэлам говорил с ней о делах так, как никогда не говорил раньше. Было ясно, что денежная проблема не дает ему покоя. Но, по крайней мере, теперь многое стало ясно, он наконец рассказал ей о своих проблемах. Она узнала, что большинство их счетов не оплачено, что поставщики не прислали ему многие заказанные вещи. Товара в магазине почти не было.

Однажды утром она зашла в контору и стала рассматривать раму на картине матери. Лора давно раздумывала, как лучше ее обновить. Вошел отец, тоже бросил взгляд на картину. Белки его глаз были желтыми. Он положил несколько коричневых конвертов на низкий столик.

— Опять счета на оплату? — участливо спросила Лора. Кэлам только хмыкнул в ответ. Его мысли были чем-то заняты. Он опять посмотрел на картину, нахмурив брови.

— Кризис больно ударил по людям. Никто ничего не покупает. — Он тяжело вздохнул. — Мне срочно нужны деньги. В кредит мне больше никто не даст, пока я не выплачу прежние долги.

Лора, поколебавшись немного, спросила:

— А Дэниел знает людей, с которыми ты имеешь дело? Он с ними в хороших отношениях? Кэлам нервно ходил взад и вперед по конторе.

— О, да. Он прекрасно их знает. Но поможет ли он, вот в чем вопрос.

— А ты разговаривал с ним?

Он отрицательно покачал головой.

— Нет, я не уверен, как он отреагирует на мою просьбу. Я могу только все испортить. А если он заинтересован в том, чтобы меня выжали как лимон? В таком случае я лучше все распродам. Он может попросить их еще больше прижать меня.

Лора, занимаясь делами, весь день думала о словах Кэлама. Дэниел не скрывал, что он хочет приобрести их собственность. Но не может же он быть так жесток, чтобы сознательно разорить ее отца? А вдруг может?

Лора не переставала задавать себе этот вопрос. После обеда она поехала в город, но все время продолжала думать об этом.

День был неудачным для покупок. Было очень жарко и душно. Небо потемнело, надвигалась гроза. Автобус медленно тащился по шоссе, подбирая пассажиров на каждой остановке. В салоне тоже была страшная духота. Открытые окна не помогали. Лора ерзала на сиденье. Наконец автобус добрался до города, и она вздохнула с облегчением. Где-то вдали гремел гром. Ей хотелось побыстрее купить все, что нужно, и вернуться домой до дождя. Однако жара и беспокойные мысли, не оставлявшие ее, лишали сил и энергии.

Когда она вышла из торгового центра, первые капли дождя упали на землю. Немного посвежело. Но вскоре тучи, висевшие низко над городом, разверзлись, и дождь полил как из ведра. Лора до нитки промокла, пока добралась до остановки автобуса. Вода ручьями стекала с ее волос на поднятый воротник куртки.

Неожиданно рядом с ней притормозила машина. Дождь хлестал по крыше и по стеклам. Дэниел крикнул:

— Лора, садись.

Она заколебалась, и он недовольно добавил:

— Ну скорей же. Мы загородили проезд. Он открыл пошире дверцу, и она забралась в машину, поставив свои покупки на пол у ног.

— Ты куда? Домой?

Лора кивнула, и он, развернувшись, выехал на шоссе.

— Ты куда-то спешил? — предположила Лора. — А теперь из-за меня можешь опоздать.

— Я должен повидаться с твоим отцом.

Она чувствовала себя довольно неловко. Всю неделю после того, как они поругались, она пыталась не думать о нем. Но теперь, когда они сидели рядом, ей трудно было справляться со своими чувствами. Дэниел молчал. Его близость мешала Лоре держаться свободно. Она смотрела на его загорелые сильные руки, когда он переключал скорость, и это волновало ее. Она мельком взглянула на него и быстро отвела глаза. Ее охватило волнение от его близости, но она пыталась подавить чувства, которые он вызвал в ней. Она чувствовала себя такой незащищенной.

Он остановил машину перед дверью магазина. Лора поспешно отстегнула ремень, собрала свои покупки, пытаясь как можно скорее выйти из машины. Рука его случайно коснулась ее колена, когда он ставил машину на ручной тормоз. Она вздрогнула от этого прикосновения и с испугом взглянула на него. Рот Дэниела был плотно сжат, глаза зло блестели. Лора отвернулась и выскочила из машины.

Кэлама дома не было. Магазин был закрыт на обед, и Лора решила, что он пошел на распродажу, о которой говорил накануне.

— Думаю, он скоро придет, — сказала она, приглашая Дэниеля в гостиную. — Я вся промокла. Сейчас переоденусь и сварю кофе.

Он промолчал, смотря на нее с холодным любопытством. На щеке у него подрагивал мускул. Лора решила поскорее уйти.

На кухне она подошла к раковине и стала наполнять чайник, нахмурившись, наблюдая за водой, текущей из крана. Даже сейчас, столкнувшись с его холодностью, она все же не могла поверить, что он желает им зла. Но неуверенность раздирала ее на части.

Ожидая, пока вскипит вода, она поставила на поднос чашки, сахарницу и сливки, и тут на кухню неожиданно вошел Дэниел.

— Тебе что-то нужно? — испугалась она, держа в руках молочник со сливками. Голос ее немного дрожал.

— Да, мне кое-что нужно. Но не думаю, что ты согласишься выполнить мою просьбу, — ответил он, осматривая ее с ног до головы.

Кровь прилила к ее щекам. Пытаясь скрыть свое замешательство, она поставила молочник на поднос и уставилась на чайник на плите. Дэниел нетерпеливо посмотрел на часы.

— Когда же он вернется? — нетерпеливо спросил он. — Я предупредил его, что приеду. У меня мало времени. Через час я должен быть в другом месте.

— Думаю, он скоро придет. — сказала Лора. — Кофе готов. Ты не выпьешь чашечку?

Она села за стол, он подошел и тоже присел. Ресницы ее дрожали. Она придвинула к нему чашку:

— У тебя с отцом важный разговор? Он пожал плечами:

— Особенно важного ничего нет. Мир не погибнет, если мы не встретимся. Лора скривила губы.

— Ты готов ждать? — спросила она и подумала, что, возможно, это игра, ставкой в которой является она сама, как намекал ей отец.

— Я, в общем-то, не тороплюсь с этим делом. И мне нечего беспокоиться. Не понимаю, почему это так волнует тебя?

Она положила в кофе сахар и налила сливки.

— Конечно, зачем беспокоиться. Ведь речь идет не о твоем доме, — сказала она, тщательно выговаривая слова. — Ведь никто не собирается сносить Окли, не так ли?

Дэниел сжал зубы.

— Тебе следует знать, что твой отец живет иллюзиями. У него нет денег, чтобы жить здесь. Этот дом камнем висит у него на шее. Я уверен, что придет время и он поймет, что я говорил ему правду.

— Возможно, ты и прав, — произнесла Лора почти шепотом. — Но он болен. И я думаю, что его попытки сохранить этот магазин, сделать его доходным — единственное, что держит его в этой жизни. Неужели мы станем из-за этого врагами? Разве нельзя ему немного помочь?

— Врагами? Это слишком сильно сказано, ты не думаешь? Ведь дело за тобой. Решать тебе. А ты ведешь себя по отношению ко мне довольно неприветливо, мягко говоря.

— Это не так, — возразила она, покусывая губы.

Он вскинул на нее грустные глаза, г — Ты шутишь? — спросил он раздраженно. — Мое малейшее прикосновение вызывает у тебя ужас, как будто я собираюсь лишить тебя невинности. Мне казалось, что мы уже прошли эту стадию в наших отношениях. Я полагал, что мы хотя бы можем быть друзьями.

— А какая разница? Я имею в виду, как это может повлиять на ваши планы? — Глаза ее были широко открыты и излучали мягкий свет. Он задумчиво смотрел на нее, проводя пальцем по краю чашки. Она поняла, что он не собирается ей отвечать, и быстро добавила:

— Все так неопределенно. Отец сейчас совсем не тот, каким был прежде. Здоровье его подорвано. Я так беспокоюсь за него. — Она замолчала, а потом все же спросила:

— А ты не можешь помочь ему, Дэниел? Ему сейчас так трудно.

— А что, ты думаешь, я могу для него сделать?

— У тебя хорошие отношения с его поставщиками. Ведь так? Не мог бы ты поговорить с ними, чтобы они дали ему время оправиться?

Он нахмурился, и все ее надежды рухнули.

— Думаю, это можно сделать. Кое в чем я смогу помочь.

Лора с облегчением вздохнула.

— Спасибо, — сказала она, улыбнувшись ему дрожащими губами.

Дэниел серьезно взглянул на нее.

— Не благодари меня. Я еще ничего не сделал. И это ничего не решит, только несколько отодвинет крах. Рано или поздно твой отец вынужден будет признать, что ему не справиться с этим делом, что это выше его возможностей.

Она поджала губы в ответ на его предупреждение.

— Во всяком случае, это уже кое-что, — сказала она ровным голосом. — Когда ты сможешь поговорить с ними?

Дэниел отодвинул чашку и встал из-за стола.

— В ближайшие дни. Я скоро уезжаю в Швейцарию, и некоторое время меня здесь не будет. У меня дела в Европе. — Он направился к двери. — Здешними делами займется мой агент.

Это было для нее ударом. Она понимала, что рано или поздно их пути разойдутся, но она пыталась не думать об этом. И его внезапное заявление явилось для нее как гром среди Ясного неба.

Она медленно поднялась со стула:

— Ты уезжаешь? — спросила она. — И надолго?

Он пожал плечами:

— Кто знает? Может быть, года на два, а, может быть, и на более длительный срок. Возможно, я решу остаться там навсегда.

Она почувствовала, что полностью раздавлена чем-то тяжелым. Сердце ее сжалось. Она не могла дышать. Конечно, она спит и видит ужасный сон. Это не правда!

— А мой отец знает? — спросила она хрипло. Произнеся эти слова, она поняла, что отец тоже ничего не знает. Если бы он знал, он как-то предупредил бы ее.

Она направилась к Дэниелу. Голова кружилась. Она шла, как во сне, как сомнамбула, которая не понимает, куда идет, что делает. Она должна двигаться, и все.

— Я не говорил ему, — сказал Дэниел. Глаза его были темными, отчужденными, лицо серьезным. Она стояла совсем рядом с ним.

— А разве это имеет какое-нибудь значение?.. — Он замолчал. В голосе его появилась ирония, но она не придала этому никакого значения. Когда она теперь увидит его? В эти последние летние недели он стал для нее так много значить, что изменил весь ход ее жизни. Если он уедет, жизнь ее потеряет всю свою радость. Она никогда больше не будет счастлива.

— Лора… — произнес он тихо, и она облизала внезапно высохшие губы. Она смотрела на его волевой подбородок. Дэниел был от нее так близко, что она видела поры на его загорелой коже и ямочку на подбородке, так привлекавшую ее. Она ощутила запах свежести, исходящий от него, и перевела взгляд на твердые контуры его рта. Неуверенно она подняла руку и дотронулась до шелка его рубашки на груди.

— Я не знала, что ты собираешься уезжать, — прошептала она. — Ты не говорил…

Он вопросительно поднял свои темные брови:

— А разве я должен был говорить? Я полагал, что тебе это неинтересно. Ты была так холодна ко мне последнее время.

В ответ она только вздохнула, приложив пальцы к его рту.

— Прости, — сказала она хрипло. — Я так волновалась из-за отца…

Она замолчала, тихонько проводя пальцами по его подбородку. Он стоял, не двигаясь, твердо сжав губы. Она чувствовала, что мускулы его напряжены, и думала, что он молчит и терпит только из вежливости.

— Неужели ты ничего так и не понял? — прошептала она, обняв его за шею и запустив пальцы в его темные волосы на затылке. Она пододвинулась вплотную и прижалась к его крепкой, как стена, груди. Некоторое время она стояла, не двигаясь, чувствуя его тело и исходившее от него тепло. Ее груди, прикрытые только тоненькой блузкой, стали твердыми, прикоснувшись к его груди.

Он глубоко вздохнул, и она поняла, что тоже ему небезразлична. Он обнял ее за талию и прижал к себе, и она почувствовала прилив блаженства. Они как бы слились воедино. Она буквально опьянела от этой неожиданной близости. Заглянув ему в глаза, она увидела, что они горят желанием, и на какой-то момент ее охватило инстинктивное чувство, присущее всем женщинам, начиная от Евы.

— Дэниел, — прошептала Лора, и он потянулся к ней. Губы ее приоткрылись в ожидании поцелуя.

— Я не могу сопротивляться, — прохрипел он. — Ты — сладкий соблазн. — Губы их слились в медленном поцелуе. Тело ее обмякло, она едва держалась на ногах.

Он все еще целовал ее, сначала в губы, потом в шею. — Я так долго ждал этой минуты, Лора, — прошептал он хрипло прижавшись лицом к ее волосам. — Я обнимал тебя так во сне.

Затем, как бы придя в себя, он немного отодвинулся от нее и посмотрел на нее сверху вниз. Глаза его были темные, рот плотно сжат. Она в замешательстве широко раскрыла глаза. Он так внимательно ее рассматривал, что она испугалась, что сделала что-то не так. Возможно, он считает ее слишком наивной и неопытной? Он говорил что-то о соблазне. Но она только хотела, чтобы он не считал ее одним из мимолетных увлечений, она хотела значить для него значительно больше. Но это невозможно. Зачем себя обманывать? На что она рассчитывает, надеясь, что сможет стать частью его жизни? Он крупный финансист, вращается в высшем обществе. Она никогда не сможет занять место с ним рядом.

Он вновь притянул ее к себе, ища губами ее губы, крепко прижимая к груди.

— Лора, я хочу любить тебя, — прошептал он хрипло, все теснее прижимая ее к себе. Он впился в ее губы своими губами. Но Лора неуверенно оттолкнула его, обуреваемая своими противоречивыми чувствами и опасаясь, что он будет потом смеяться над ней.

Дэниел почувствовал, что она снова удаляется от него. Он сказал:

— Я думал, Лора, что ты тоже этого хочешь? Всего несколько минут назад ты сказала мне об этом. Не словами, конечно. Неужели я ошибся?

— Ты слишком быстро действуешь. Для меня, во всяком случае, — ответила она ему резко. — Я просто ничего не соображала. Не знаю, почему так получилось. — Она прикусила губу своими маленькими зубками. — Ты уезжаешь. А я не думаю, что смогу пойти на мимолетную связь, связь на одну ночь. Ведь ты мне это предлагаешь?

— А ты чего ожидала? Лора холодно посмотрела на него. — Не знаю… — ответила она неуверенно. — Ты застал меня врасплох… Я не была готова… Но я надеялась на что-то большее, чем мимолетная связь перед отъездом. — В ее словах слышались нотки горечи. Вот, значит, кем она была для него! Девушкой на одну ночь. Флирт, несколько приятно проведенных часов перед отъездом. И все, не больше.

— А если бы я не уезжал, то что тогда? — спросил он тихо. — Что-нибудь изменилось бы?

Она не знала, что ответить. Многие ее подружки по колледжу гораздо свободнее, чем она, относились ко всему этому. Они бы просто удивились, узнав, что она задумалась над предложением Дэниела. Не зная, как себя вести, она промямлила:

— Не знаю. Я всегда считала, что люди должны брать на себя какие-то обязательства перед тем, как…

— Перед тем, как лечь в постель? — закончил за нее фразу Дэниел. — Какие обязательства ты имела в виду? Женитьбу?

Он как бы выплюнул это последнее слово. И она отпрянула, как если бы он дал ей пощечину.

— А ты что-то имеешь против такого порядка вещей? — спросила она его смущенно.

— В отношении других людей нет. Что же касается меня, то я на практике убедился, что женщина порой желает выйти замуж не только потому, что любит, а по ряду других причин. Ведь я богат. Ты же знаешь это, Лора?

— Я об этом не думала…

Она не закончила своей мысли. Его глаза блеснули как нож. — Не думала? — спросил он холодно, сквозь зубы. — Я чуть было не поверил, что ты действительно меня любишь. Но ты ведь знаешь, чего тебе нужно. Ведь так? Я решил проверить тебя, сказав, что уезжаю, и ты сразу запаниковала. Решила действовать быстрее.

— О чем ты говоришь? — спросила она его дрожащим голосом, сразу побледнев. Он стал чужим для нее, голос его был неприятно холоден, даже зол, как ей показалось. Что она такое сказала, что он так разозлился?

А он смотрел на нее с презрением, потом выдавил:

— Чья это идея? Твоя или твоего отца?

— Слушай, я не понимаю тебя, — защищалась она. — Какое ко всему этому имеет отношение мой отец?

Но он продолжал:

— Не строй из себя наивную девочку. Я слышал, что говорил тебе отец в тот день, когда мы были с тобой в саду. Ты ведь прекрасно поняла, что он имел в виду?

Глаза ее широко открылись, она с ужасом смотрела на Дэниела и отрицательно качала головой. Он язвительно улыбнулся, не разжимая губ, показывая, что не верит ей.

Она прошептала:

— Что ты говоришь, ты с ума сошел?… Он резко прервал ее:

— Тогда ты и решила, как нужно себя вести, ведь так? Но ты думала, что со мной можно играть бесконечно.

— Нет, нет. Ты не прав… Я не понимаю, о чем ты говоришь…

Он опять ехидно улыбнулся:

— Не понимаешь? Вот уже несколько недель ты то холодна со мной, то нежна, то пытаешься свести меня с ума. Ты отскакиваешь от моего случайного прикосновения, как от каленого железа, но сегодня вдруг ты неожиданно сама проявляешь инициативу. Я удивлялся, почему твой отец медлит, когда единственный разумный выход из создавшегося положения — продажа магазина. На что он надеется? На что вы оба надеетесь? — Он презрительно посмотрел па нее и сказал:

«Можешь не отвечать. Я знаю, что вам нужно от меня. Это очевидно».

— Ты что, не понимаешь? — пыталась она возразить. — Я… Ты уезжаешь… Я хотела… Я возвращаюсь в колледж, и я думала…

— Ты думала, что это последний шанс уладить ваши с отцом дела, — закончил он за нее, сжав кулаки. Она попятилась, почувствовав, что он готов на все, испугавшись.

— Ты рассчитывала, что сведешь меня с ума и я соглашусь на все, даже на женитьбу. Так вот. Знай же, что ты ошиблась, Лора. Жаль, но твое притворство ни к чему не привело. Тебе, возможно, и удалось бы обмануть меня, но я уже стреляный воробей. Мне это знакомо.

— Ты ошибаешься, — сказала она хрипло. Он засмеялся. Но смех его не был веселым.

— Нет. Я не ошибаюсь. Моя ошибка в том, что я не сразу распознал вашу игру. Я был слеп, и ты воспользовалась этим.

Он пошел к двери и резко распахнул ее. Обернувшись, он напоследок сказал:

— Я не люблю, когда мною пользуются, Лора, — и захлопнул дверь.

Лора пошатнулась. Она глядела на дверь и в то же время ничего не видела. Его слова звучали снова и снова в ее ушах, как бой барабана.

Глава 3

Лора плохо помнила, что было потом. Она только поняла, что все кончилось и что в этом виновата она сама. Нет… Это была ошибка. Дэниел не понял ее, осудил. Это-то и было самым обидным. Он не выслушал ее объяснений, потому что предвзятое мнение, сложившееся о женщинах в незнакомом ей его прошлом, помешало ему увидеть правду. Но что же делать?

Друзья пригласили ее в гости на несколько дней, и она согласилась, довольная, что хоть немного побудет вдали от магазина и всего, что с ним связано. Если бы она осталась дома, отец наверняка стал бы выспрашивать, что случилось, а она была бы не в силах ничего объяснить, да и не хотела бы этого.

Вернувшись домой, она увидела Кэлама, сидевшего за столом и изучавшего бухгалтерскую книгу. Лицо его было как никогда хмурым.

— Ну что? Как дела? — спросила она заботливо, не подозревая, какой ущерб нанесла делу, поругавшись с Дэниелом. Стараясь поступить как лучше, она, видимо, довела дело до катастрофы.

— Неважно, — пробормотал Кэлам, водя карандашом по строчкам, — но могло быть еще хуже.

Лора тяжело вздохнула. Как долго это будет продолжаться, пока они наконец окончательно не разорятся? Она еще не знала, разговаривал ли Дэниел с поставщиками о том, чтобы они отложили выплату долгов. Она все же надеялась, что он не станет ей мстить. Он, конечно, очень разозлился, когда решил, что она собирается обмануть его, добиться, чтобы он помог ей с отцом. Но она решила, что это пройдет. Впрочем, его уже не в первый раз обманывали, вот что страшно.

Едва войдя в контору, она почувствовала себя не в своей тарелке. Она не могла понять, почему ее сразу охватило беспокойство. Просто показалось, что что-то не так, как было раньше.

Приглядевшись, она увидела голую стену в том месте, где должна была висеть картина ее матери. Не может быть! Она смотрела и смотрела на голую стену, потом опомнилась. Все объяснимо. Отец, вероятно, снял картину, чтобы починить раму. Она побежала искать отца.

— Моя картина, — начала она, — где она? Зачем ты снял ее?

Кэлам был занят работой и, казалось, ничего не слышал. Она повторила вопрос. Наконец он оторвался от своих расчетов и рассеянно взглянул на нее.

— Мамина картина, — еще раз повторила она. — Ты решил отреставрировать раму?

Он аккуратно положил ручку на стол, а она кусала от нетерпения губы.

Он сказал:

— Я ее продал, Лора.

Она раскрыла рот от удивления, потом усмехнулась.

— Ты шутишь? Конечно, ты шутишь. Ты бы не смог этого сделать.

Она снова улыбнулась ему. Конечно же, он не смог бы этого сделать.

Кэлам не улыбнулся ей в ответ. И она стояла и смотрела на него, потеряв от удивления дар речи.

— Я вынужден был это сделать, Лора, — пробормотал он. — Ты должна понять, что у меня не было выбора. Ты же знаешь, как ужасны наши дела. Деньги, которые я получил за картину, помогут нам еще продержаться. У меня просто не было выхода!

— Нет! — она заплакала. — Я не верю тебе. Ты не имел права этого делать! Ты же знаешь, что для меня значит эта картина.

— Да, Лора, знаю. — Он дрожал. — Но мы не можем жить прошлым. Жизнь принадлежит живым.

Она смотрела на него как безумная. Лицо ее посерело.

— Ты не понимаешь, — прошептала она. Голос ее дрожал, — Ты не поймешь меня, никогда не поймешь. Мама подарила мне эту картину! Она была настоящим художником! Талант — это редкость. Для нее ее работа была все. Но тебе это было противно, ведь так? Поэтому ты заставил ее выбирать — ты или ее работа. И ты никогда не смог простить ее, что она выбрала работу. Ты никогда не мог ей простить, что она оставила тебя. — Голос ее дрожал.

Кэлам устало поднялся. — Я полагаю, ты расстроена и не думаешь о том, что говоришь. Иначе ты поняла бы, что у меня просто не было иного выхода, как продать картину.

Лора задыхалась.

— Выход всегда есть! Но ты решил избавиться от картины. Она, как бельмо в глазу, мешала тебе. — Лора смахнула ладонью слезу со щеки. — Она была моей матерью, и ты не сможешь заставить меня забыть ее.

Она подбежала к письменному столу, где в ящике лежала книга записей проданных товаров, выдвинула ящик. — Я выкуплю ее обратно! Кому ты ее продал? У тебя есть их телефон?

— Ты не сможешь этого сделать, Лора. Слишком поздно.

— Не правда! Кто купил ее? Я позвоню и расскажу, в чем дело. Кэлам отвел глаза.

— Ее купил Ворвик, — сказал он спокойно. — Он сказал, что готов дать за картину любую цену Он считает, что это единственная ценная вещь в нашем доме. И я не смог ему отказать. Я в безвыходном положении.

Лора схватилась за спинку стула, чтобы удержаться на ногах.

— Боже мой! — прошептала она. — Это невозможно. Как он мог это сделать! Как он посмел! — Она презрительно посмотрела на Кэлама. — Как ты мог это сделать!

Отец ничего не ответил, и она сказала, четко произнося слова.

— Мы должны отдать ему деньги! Я брошу колледж, пойду работать и буду помогать тебе.

— Это невозможно, — ответил ей Кэлам. — Деньги почти все ушли. Я выплатил кое-какие долги. Но я все равно много должен Ворвику. Только так я мог сохранить свое имущество. Ворвик сказал, что он возьмет картину и отсрочит долги.

Лора закрыла лицо руками. Дэниел купил эту картину, зная, что она ни за что не рассталась бы с ней. Он знал, как дорога ей эта картина. Но он сделал все, чтобы быть уверенным, что она не сможет получить эту картину назад, не разорив своего отца. И сделал это сознательно, назло ей, чтобы как можно больнее обидеть ее. Она и не догадывалась, как он ненавидит ее! Теперь-то она поняла это.

Она выпрямилась. Расправила юбку. Дэниел думает, что он выиграл? Но война только начинается. Так или иначе, она обязана вернуть картину! Пусть даже ценой всей жизни.

Но сейчас она должна помочь своему отцу.

С моря подул холодный ветер, и Лора поежилась. Пока она здесь сидела в одиночестве, стало совсем темно. Она снова услышала голоса, потрескивание костра, смех, обрывки разговора.

Она посмотрела на эскиз, который рисовала, и смяла его в комок, бросила в воду, а потом смотрела, как уносят его волны, пока бумажный комок не скрылся с глаз.

Лора шла вдоль берега, вода касалась ее ног, а песок и галька шуршали и разлетались в стороны. Подняв глаза, Лора вдруг увидела Джеймса и Мэгги. Они шли к ней, приветствуя ее взмахами рук.

— Ты только что пришла? — спросила Лора Мэгги. Мэгги кивнула и присоединилась к ней.

— Самолет немного опоздал, — объяснила она. Мэгги тяжело дышала, как будто долго бежала. Она была, правда, очень красивая. Волосы черные, глаза карие, лицо такое веселое. Неудивительно, что ее все время приглашали работать манекенщицей и она объездила весь мир.

— Теперь, когда ты наконец пришла, мы можем отправиться в море на яхте. И не забудьте захватить с собой пару бутылок. А я пока позову остальных, — сказал Джеймс.

Лора посмотрела на него с подозрением.

— Ты вроде бы никогда не говорил, что у тебя есть яхта, — удивленно свела она брови. Джеймс взглянул на нее свысока.

— У всякого мужчины есть свои секреты. Когда они подошли к причалу, было уже совсем темно, чтобы разглядеть яхту. Но по очертаниям было видно, что это самая крупная яхта на причале. Она тихо покачивалась на освещенной луной воде.

Когда они поднялись на борт, Лору поразила роскошь убранства. Повсюду полированное дерево и бронза. Мягкие диваны, обтянутые шелком. Она вздрогнула при мысли, что они могут облить их вином, поэтому свой бокал она старалась держать как можно ровнее.

— Ну, как работа? — спросила она Мэгги, когда Джеймс привел их в камбуз. — У тебя нашлось время повидать брата и его семью?

— Да, конечно. У меня было даже больше свободного времени, чем я ожидала. Джон и Келли повозили меня везде. — Глаза ее загорелись. — Ты знаешь, им удалось достать билет на самый ранний рейс, так что они утром уже будут здесь. Надеюсь, ты не против, если они остановятся в нашей квартире?

— Конечно, нет, — быстро ответила Лора. Конечно, будет несколько беспокойно, подумала она. Джон, его жена и двое маленьких детей. Тем не менее вслух она сказала:

— Я тебе уже говорила, что хочу немного отдохнуть от работы, уехать куда-нибудь ненадолго.

Мэгги подлила себе в бокал немного тоника.

— Я заметила твои упакованные чемоданы. Мишель и Сара звали тебя с собой в Испанию, ведь так?

Лора кивнула:

— Да, хотя я не уверена, что именно этого хочу. Вообще-то мне хочется поехать куда-нибудь одной на машине и пожить в отеле.

В разговор вмешался Джеймс:

— Что это ты сказала об отеле? Ты можешь приехать в Окли и пожить там немного. Там такая природа! Ты же обещала приехать к нам. Вот и представилась такая возможность.

Что-то отвлекло Мэгги, и она проскользнула в салон.

Джеймс продолжал:

— Ну как? Мы можем завтра на этой яхте добраться вдоль берега до Окли. Если выедем утром, то к обеду будем там.

Лора задумалась:

— Интересная идея. Но это не очень понравится Дэниелу. Если он уже в курсе твоих дел, то это будет последней каплей. Так что я тебе не завидую.

— Да, плохо, — сказал Джеймс, попивая пиво из банки. — Не беспокойся о Дэниеле. Он вряд ли будет дома. Обычно, если он остается, то предупреждает нашу домоправительницу. На этот раз он не сделал этого. Насколько мне известно, он приехал сюда, чтобы обсудить вопрос о каком-то новом строительстве. Это обещает ему большую прибыль. И возможно, что он будет руководить этим делом из Лондона. Он хочет провернуть все это очень тихо. Он давно мечтал об этой сделке, и сейчас будет слишком занят, чтобы заниматься мною.

Лора думала: возможность побывать в Окли привлекала ее. Джеймс всегда рассказывал об их старом доме с любовью. Он располагался в центре большого имения. Прекрасное место для отдыха. Но, говоря по правде, в основном ее привлекала возможность увидеть там свою картину. После того, как был продан магазин, она предложила агенту Дэниела выкупить картину обратно. Однако ответа на свое предложение она так и не получила. Лора нахмурилась. Все же нужно найти способ вернуть картину…

Джеймс не понял ее колебаний.

— Почему ты не хочешь пожить в Окли? — спросил он. — Даже если Дэниел там, это не имеет никакого значения. Это такой же мой дом, как и его, и я могу приглашать туда, кого хочу. И если Дэниел придает всему этому такое огромное значение, это не значит, что все должно быть так, как он хочет.

В голосе его опять были слышны нотки недовольства. И Лора подумала, сможет ли он когда-нибудь смириться со своим положением, То, что он был младшим сыном в семье, причем от второго брака, все время раздражало его, и поэтому он иногда взбрыкивал, если представлялась такая возможность.

В какой-то степени Джеймс был прав. Почему воспоминания о Дэниеле Ворвике должны омрачать ей жизнь? Разве он недостаточно навредил ей?

— Знаешь, — сказала она размеренным тоном, — я с удовольствием пожила бы некоторое время в Окли. Спасибо за приглашение.

Джеймс улыбнулся и похлопал ее по плечу.

— Вот и прекрасно, — хихикнул он и бросил пустую банку из-под пива в корзинку от мусора, которая и так уже просто задыхалась от этих пустых банок.

Гости стали расходиться только к утру. Лора зевнула и осмотрелась. Камбуз был буквально завален грязными стаканами, тарелками и остатками пищи.

— Почему бы тебе не пойти в каюту и не поспать? — предложил Джеймс. — Я сейчас отвезу Мэгги в аэропорт встретить брата, а потом поеду в университет и соберу кое-какие вещи. Тебе нет необходимости ехать с нами.

Мэгги поддержала его:

— Оставайся. Все равно тебе не удастся поспать дома, когда приедут Джон с Келли и со своими ребятами. Я передам Джеймсу твои чемоданы, если хочешь.

— Я, право, не знаю… — сказала Лора с сомнением в голосе.

Джеймс пошел с Мэгги к машине, а Лора еще раз оглядела весь этот беспорядок. «Ладно, — подумала она. — Уберем все это утром. А сейчас я просто умираю от усталости». Добраться до кровати — это был предел ее мечтаний.

В каюте она разделась, быстро вымылась и легла на широкую кровать, укрывшись прохладной простыней. Она блаженно вздохнула. Вскоре, убаюкиваемая плеском волн, ударяющихся о борта яхты, она заснула глубоким сном.

Прошло какое-то время. Она проснулась, протерла глаза и удивленно посмотрела вокруг на незнакомую обстановку. Дверь в каюту была открыта. Она удивилась. Как же так, ведь она точно закрывала дверь? Потом она сообразила. Ну конечно, Джеймс вернулся. Она потянулась и снова закрыла глаза.

— Ты опять за старое, Лора? Чувство меры для тебя пустой звук.

Услышав этот низкий хриплый голос, она моментально проснулась, села в кровати и, вытаращив глаза, уставилась на высокого человека, стоявшего в дверях.

Как же так, подумала она, лишившись голоса, чтобы что-то ответить ему. Как он мог здесь оказаться? Ведь Джеймс сказал… Но это точно был Дэниел, если, конечно, у него не было двойника.

— Ты сознательно меня преследуешь? — спросила она ледяным тоном.

— Тот же самый вопрос я могу задать и тебе, — возразил он. — Я пришел сюда, чтобы немного отдохнуть в спокойной обстановке, а вместо этого нахожу здесь тебя. Ты не считаешь, что время ушло, чтобы вернуть прошлое? Вряд ли тебе удастся поймать меня на ту же самую наживку.

— Ты параноик, — сказала она спокойно. — Я всегда думала, что ты ненормальный, но теперь я в этом уверена.

Он хмуро смотрел на нее:

— Что ты делаешь в моей постели? Лора опешила, с трудом выговорив:

— А разве это не кровать Джеймса? Дэниел прищурился:

— А, так вот в чем дело? Я так и предполагал. Ты своего не упустишь, ведь так, Лора?

— Я не понимаю, о чем ты? — голос ее стал низким и взволнованным. В глазах его было что-то такое, что заставило ее всю напрячься.

— Значит, ты и есть та самая женщина, с которой он проводит все свое время вот уже несколько месяцев?

Лора пожала плечами:

— Мы встречаемся с ним время от времени. Он окинул взглядом широкую кровать.

— Понимаю, — заметил он с сарказмом, и Лора почувствовала, как кожа ее покрылась мурашками от возмущения.

— Не следует утверждать того, чего не знаешь, — возмущенно сказала она, окинув его презрительным взглядом.

— Ты так считаешь? Ты же сама сказала мне об этом в тот вечер у университета.

Он скоро будет очень богатым, разве не ты это говорила, Лора. Поэтому ты с ним и встречаешься.

— Нет, не поэтому. Мне нравится Джеймс, — возразила она убежденно. — Мы друзья, и все. И даже ты не сможешь очернить наших отношений.

— Не смогу? Та забываешь… Я тебя знаю, Лора. Я все о тебе знаю. И знаю, что ты понимаешь под дружбой.

Он бросил ей эти слова в лицо как ужалил, и она ответила:

— Джеймс, по крайней мере, человек, мягкий и теплый. Он не такой кусок льда, как ты.

— Так вот как ты думаешь обо мне? Интересно, как ты пришла к такому выводу?

Его стального цвета глаза безжалостно оглядывали ее, и она замолчала, натягивая на себя пуховое одеяло дрожащими пальцами. Сердце ее бешено колотилось. Ее защитная реакция вызвала у него только саркастическую улыбку, и она еще крепче схватилась за одеяло. Она ненавидела себя за то, что он вызывает у нее такие эмоции. Почему ему всегда удается заставить ее защищаться, как будто бы она в чем-то виновата. Это несправедливо!

— К чему такая скромность? И почему мой брат? — спросил он ее, подняв брови. Она посмотрела в его стальные глаза и испугалась. Когда же он наклонился еще ближе и положил руки на кровать по обе стороны от ее тела, ее охватил страх.

— Ты нервничаешь? — спросил он вроде бы нежно, но в голосе его слышалась угроза. — А разве ты не этого хотела? — Пальцы его гладили ее плечи, совсем голые, если не считать тоненьких шелковых бретелек, которые он отодвинул в сторону. Разозлившись, она отдернула его руку. И это было ошибкой. Она заставила его убрать руку, но при этом отпустила одеяло, которым она прикрывалась. Он медленно повернул голову. Ее полуобнаженное тело горело под его взглядом. Но она по-прежнему старалась сохранять спокойствие.

Она холодно заметила:

— Ты всегда был подвержен фантазиям, или же это своего рода невроз, связанный с возмущением?

Он выпрямился во весь рост, угрожающе возвышаясь над кроватью, и процедил сквозь зубы :

— А твои корыстные инстинкты — они как — врожденные или благоприобретенные?

— Опять заблуждаешься, — заметила она горестно. — Как жаль, что ты закомплексован на богатстве. Единственное, что ты можешь предложить женщине, — свое богатство. Но она все равно уйдет от тебя, если она ищет любви.

— Я не знаю, чего ты там ищешь, — зло бросил он, — но запомни, твоя игра не стоит свеч. Тебе очень долго придется ждать Джеймса, до второго пришествия.

Она открыла рот, чтобы высказать ему, что она думает о его высокомерном оскорбительном поведении, но яхта вдруг закачалась. Потом послышались шаги, и Дэниел презрительно заметил:

— Кажется, твой любовник возвращается. Лора с возмущением взглянула на него и сказала:

— Я хочу одеться. Может быть, ты выйдешь? Он не обратил на ее слова никакого внимания.

Он смотрел на Джеймса, который вошел в каюту с чемоданами Лоры. Положив багаж возле кровати, Джеймс спросил:

— Что ты здесь делаешь, Дэниел? Ведь ты должен быть в Лондоне?

— Сейчас разговор не об этом, — резко ответил Дэниел, глядя на чемоданы. — Что все это значит?

Джеймс засунул руки в карманы и насмешливо взглянул на брата:

— А ты что думаешь? Мы уезжаем. Тебе это волнует? Ты предположил, что мы решили бежать и тайно пожениться?

— Это будет самой большой ошибкой в твоей жизни, — сказал Дэниел.

— Это верно, — подтвердил Джеймс. — Поэтому мы все будем делать, как положено. Я пригласил Лору погостить в нашем доме, чтобы она могла получше познакомиться с ним. Фамильный бриллиант из Окли будет прекрасно выглядеть на ее пальце, не так ли?

— Что! — взорвался Дэниел, и Лора подпрыгнула в кровати от его крика. Она в замешательстве посмотрела на Джеймса. Зачем он все это говорит? Опять подливает масла в огонь. Конечно, это самый легкий способ вывести Дэниеля из себя, дать ему понять, что кто-то чужой, без денег, без древней родословной, может проникнуть в империю Ворвиков. И самое страшное, что этим чужим может оказаться она. Быть любовницей Джеймса — это одно, стать членом их семьи — совсем другое.

После своего словесного выстрела Джеймс как ни в чем не бывало направился к двери, заметив при этом:

— Не знаю, как вы, но я умираю с голоду Пойду приготовлю завтрак, а потом двинемся в путь.

Дэниел возмущенно смотрел на удалявшегося брата. Щеки его пошли пятнами от возмущения и гнева. Лора сидела и кусала губы, а он продолжал:

— Ты думаешь, ты очень умная, — повернулся он к ней, блестя глазами. — И чего ты так привязалась к нашей семье? Разве нет других молодых дураков, с которыми можно поиграть? Или ты специально сделала ставку на нас? Со мной у тебя ничего не вышло, и ты взялась за Джеймса, чтобы отомстить мне. С ним легче справиться, так ведь? Для тебя не составляет труда завлечь его в свой капкан. Немного поморгала своими зелеными глазищами, и он наполовину твой. — Глаза его злобно сузились. — Не думай, что ты выиграла. Первый бой принес тебе победу, может быть, но впредь это не повторится. Уж я позабочусь.

Лора даже не пыталась возражать. Он сгорал от ярости. И все, что бы она сейчас ни сказала, сгорело бы в этом пламени. Каждое его слово было оскорблением, но она не даст себя запугать. Она поедет с Джеймсом в Окли и найдет там свою картину. Она успокоится только тогда, когда картина будет заперта в ее сейфе. А что до Дэниела, то пусть он сгорит в своем аду, который сам создал.

Глава 4

— Я никогда не видел Дэниела в таком состоянии, — говорил Джеймс по пути к Окли. — Но сейчас он отправится в Лондон и мы сможем расслабиться.

— Надолго ли? — произнесла Лора, потом продолжила:

— Я не могу понять, почему ты так повел себя? Сначала ты сказал мне, что яхта твоя, а она оказывается его…

— Я слежу за ней, пока Дэниел в отъезде. Поэтому она все равно что моя. Разве не так? — Джеймс вопросительно взглянул на нее, воинственно выставив вперед подбородок.

Лора хмыкнула в ответ.

— А бриллиант, о котором ты говорил, действительно какая-то фамильная драгоценность?

— Очень дорогое кольцо, — утвердительно кивнул Джеймс. — Его получит первая невестка из семьи Ворвиков. — Он хмыкнул, скорчив физиономию. — Я думал, что он лопнет от злости. Ты видела, как он отреагировал?

— Возможно, он теперь быстро-быстро найдет себе невесту, чтобы разрушить твои планы, — сказала Лора и нахмурилась. — Как иначе он должен реагировать, когда ты делаешь такого рода заявления, причем необоснованные.

Джеймс вздохнул и пожал плечами.

— Я все понимаю. Но он действует мне на нервы. Не его это дело вмешиваться в мою жизнь. Хотя, если быть справедливым, он только следит за тем, чтобы я не сделал какой-нибудь глупости. У него было достаточно неприятностей с женщинами, я знаю. Например, эта его связь с Дженифер Райан. Об этом много писали в газетах. Думаю, он до сих пор не оправился от этого.

Комок подкатил к горлу Лоры. Она не хотела думать ни о Дэниеле, ни о его женщинах, прошлых и настоящих. Особенно о настоящих Ее внутренний голос начал что-то говорить ей, но она отмахнулась. Какие бы чувства ни вызывал у нее Дэниел, все это в прошлом. Все давно разрушено.

— Я, кажется, что-то читала об этом романе, — сказала она тихо. — Она вроде бы была актрисой?

— Да… Дэниел был просто убит наповал, когда впервые увидел ее, — заметил Джеймс. — Она действительно была красавицей. Но это лишь ее внешняя оболочка, за которой скрывается такое… И это проявилось, когда они начали ссориться.

Лора крепко сжала руки. Прошло столько времени, а она все никак не могла забыть боль и грусть, охватившие ее, когда она порвала с Дэниелом. Почему до сих пор она так переживает? Ведь Дэниел для нее ничего особенного не значил? Она же не любила его, не хотела его любить?

— Вот мы и дома, — сообщил Джеймс, на полном ходу въехав через широкие ворота на длинную, посыпанную гравием дорогу. Лора огляделась и увидела великолепное здание из желтого камня. Она тихо вскрикнула от восхищения. Никогда в жизни не видела такого красивого дома. Перед домом была ярко-зеленая лужайка, окруженная старыми дубами.

Джеймс провел ее к двери через арку, на которой был изображен фамильный герб, и они оказались в холпе, где на высоких полированных столиках стояли цветы, огромные букеты цветов.

Темноволовая женщина вышла им навстречу: гладкое овальное лицо, широкий улыбающийся рот и ясные голубые глаза, тоже улыбающиеся.

— Хизер, — обратился к ней Джеймс, — познакомься. Это Лора Брэнт. Она немного погостит у нас.

— Дэниел звонил и предупредил, что вы приедете. Хорошо, что ты опять с нами. — Хизер повернулась к Лоре. — Рада с вами познакомиться, мисс Брэнт. Надеюсь, вам у нас понравится.

— Я уверена в этом, — вежливо ответила ей Лора. — Называйте меня просто Лора — Думаю, вы хотите отдохнуть с дороги, — сказала женщина. — Я покажу вам вашу комнату. Могу вам принести что-нибудь перекусить. Ужин еще не скоро.

— Я буду благодарна вам, если это не затруднит.

Лора вдруг почувствовала, что ужасно голодна Джеймс сказал:

— Я пойду в конюшню и поздороваюсь с Грей Лейди. А тебя, Лора, я представлю ей позже, если ты, конечно, захочешь.

— Спасибо. Я с удовольствием с ней познакомлюсь.

— Тогда увидимся позже.

Хизер повела ее по лестнице на второй этаж. На стене вдоль лестницы висели портреты людей, которые, как подумала Лора, были предками Дэниела. Профессионально разбираясь в живописи, она заметила, что картины находятся в прекрасном состоянии. Даже рамы были подобраны таким образом, чтобы картины предстали в лучшем свете. Все в доме блестело чистотой, все было идеально.

Ее комната не была исключением. Здесь преобладал зеленый цвет и золото. Мягкий ковер, бархатные занавески до пола, даже прекрасное пуховое одеяло, которым была прикрыта кровать, все было спокойного зеленого цвета.

— Ванная комната здесь, — Хизер указала на дверь в противоположной от входа стене. — Вы найдете там все необходимое. — Окинув глазами комнату, она добавила:

— Скажу Тому, чтобы он принес ваши чемоданы. Том — это мой муж. Он здесь как бы домоправитель. Мастер на все руки. Сделает вам все что угодно.

— А вы с Томом давно здесь живете?

— Всю жизнь. Нам здесь хорошо, и к нам прекрасно относятся. — Она направилась к двери. — Ну ладно, отдыхайте.

Когда она ушла, Лора стала распаковывать вещи, встряхивая их и вешая в просторный гардероб. Она вынула платье и задумалась. Правильно ли она сделала, что приехала сюда? Теперь, когда она уже приехала в дом Дэниела, се стали одолевать сомнения. И хотя сейчас он был далеко отсюда, она ощущала его неодобрение, даже гнев, как бы повисший в воздухе. Она действительно незваный гость в этом доме, То, что вначале порой кажется удачной затеей, на деле часто оборачивается глупостью.

Впрочем, чего она боится? Она не сделала ничего дурного. Все, что было между ними, все плохое, шло от самого Дэниеля. Кроме того, он далеко, в Лондоне, и вряд ли сможет сделать ей что-то неприятное. Она напрасно тревожится. Но все же тревога не покидала. Она понимала, что Дэниел не такой человек, чтобы оставить все как есть, не вмешаться в ход событий.

Лора тряхнула головой, чтобы избавиться от дурных мыслей, и решила принять душ и переодеться. Ей нужно было чем-то заняться, чтобы заставить грустные мысли покинуть ее. Странно, но именно вид этого прекрасного дома навевал на нее меланхолию.

Она выбрала довольно хорошенькое платьице, расклешенное внизу, простое, но красивой расцветки, в которой сочетались все тона голубого. Материал был мягкий на ощупь, немного жатый. Интересно, подумала она, понравилось бы это платье Дэниелу? Щеки ее зарделись, и она отбросила эту мысль. К чему это она?

Дэниел просто ненавидит ее. Все, что было между ними, давно перегорело. Недоверие друг к другу и взаимные подозрения все уничтожили. Дженифер Райан и другие, возможно, и стремились чего-то добиться, войти с его помощью в высшее общество. Возможно, они считали Дэниела ступенькой в их восхождении к успеху, тем более что он встречался с интересными людьми, имел обширные связи. Но почему именно она, Лора, должна страдать за честолюбивые мечты этих женщин.

Она присела за туалетный столик с овальным зеркалом, быстро наложила тени на веки, немного подрумянила щеки. Потом слегка надушилась и критически оглядела себя в зеркало. Ладно, сойдет, решила она.

Обед был назначен на семь часов, Джеймс предупредил ее об этом. Осталось не так уж и много времени. Она спускалась по широкой лестнице вниз, когда в дом ворвался Джеймс, так неожиданно, что испугал ее.

Он остановился в дверях, смотря на нее во все глаза.

— Какое чудо! Здорово, когда возвращаешься домой, знать, что тебя встретит такая женщина.

Ты выглядишь, как праздничный торт. Голубое тебе идет, Лора. Это новое платье? Она засмеялась:

— Нет, старое. Ты уже видел его раньше, и не один раз. Но мне бы хотелось, чтобы я была в шелках и кружевах. Чтобы на мне было свободное и длинное платье до пола. Тогда бы я подходила к этому дому и чувствовала себя частью истории.

— Хм, — хмыкнул Джеймс. Он немного подумал и сказал:

— Шелк и кружево тебе идут. Но мне лично нравится, когда женщина одета современно и просто. — Он скорчил физиономию, оскалил зубы, как пират, и прыгнул, обняв ее за талию и приподняв вверх. Она запротестовала, а потом стала хохотать, когда он вытаращил глаза и стал делать вид, что срывает с нее платье.

— Прекрати, — сказала она, — смеясь и стуча кулаками по его плечам. — Хватит, отпусти меня.

— Ни за что, красавица, — зарычал он. — Сейчас я с тобой расправлюсь. Он стал крутить ее вокруг себя, и именно в это время они увидели Дэниела. Он пересекал холл.

Какое-то время Джеймс продолжал держать ее на руках, а потом все же опустил, воскликнув:

— Ох! Что же мне делать? Дьявол преследует меня! Что он здесь делает, интересно? Мне лучше убраться отсюда.

И он побежал вверх по лестнице, бросив через плечо:

— Я сейчас вернусь. Только переоденусь. Лора была настолько смущена и поражена, увидев Дэниела, что не могла сдвинуться с места. Она стояла на лестнице и держалась рукой за деревянные перила, чтобы не упасть.

Ей не хватало воздуха. Ведь она чувствовала, что что-то произойдет. Теперь ей нужно отправляться наверх и упаковывать чемоданы.

Дэниел был в строгом сером костюме, с дипломатом в руках. Лора смотрела на него испуганными глазами, не зная, что сказать.

— Ты не в Лондоне, — наконец произнесла она, судорожно сжимая рукой перила и боясь оступиться на лестнице.

— Совершенно верно, не в Лондоне, — ответил он сухо.

Лора попыталась прислониться к перилам спиной, так как ноги не держали ее. Она спросила его очень тихо:

— И долго ты здесь пробудешь? — как будто гостем был он, а не она. Он холодно улыбнулся.

— А сколько понадобится. Буду здесь работать. Это менее удобно, но сейчас это не главное.

Ноги ее подкосились, она еще старалась удержать равновесие, но не удалось. Пытаясь схватиться за перила, она подвернула ногу и упала на пол рядом с Дэниелом.

Дэниел холодно и недовольно посмотрел на Лору сверху вниз. К ее стыду юбка задралась, обнажив бедро. Дрожащими пальцами пыталась она натянуть юбку вниз, но она никак не поддавалась ее усилиям. Дэниел пробормотал сквозь зубы явно что-то неприятное, но, обняв ее рукой за талию, все же помог встать на ноги.

Лора облизала пересохшие губы и выжидательно взглянула на него. Он все еще держал ее за талию, довольно крепко. Ей было больно, но она решила не подавать вида. Он притянул ее к себе. Их лица почти соприкасались. Губы его были плотно сжаты. Выражение лица было строгим, тело напряжено как струна. И все ее хрупкие надежды на то, что он смягчится, рухнули.

— А главное в том, — наконец продолжил он свою мысль, — чтобы сорвать все задуманные тобой планы с самого начала. Поэтому я и вернулся. Так что знай, Лора, я здесь, чтобы обезоружить тебя. Не забывай об этом.

Его решительный тон и несправедливые обвинения выводили ее из себя, но она решила держать себя в руках. Не следует, чтобы он знал, что она побеждена. Она считала, что правда на ее стороне, и это поддерживало ее. Поэтому она ответила ему, гордо подняв голову:

— Не пытайся меня запугивать. Давай покончим с мелодрамой. Если ты хочешь, чтобы я уехала из твоего дома, просто скажи об этом, и я уеду.

— О, нет, — скривил он губы — Это было бы слишком просто. Ты уедешь, и Джеймс помчится за тобой. Я буду выглядеть при этом злым старшим братом, тогда как ты — оскорбленной невинной девушкой. Этого не будет. Ты останешься здесь, чтобы я мог следить за тобой.

Она поправила платье:

— Как скажешь. Я могу и остаться, тем более пригласил меня Джеймс. А все остальное — твое личное дело. Меня это не касается. — Она посмотрела ему прямо в глаза, и взгляд ее был холоден, как лед. — И вот еще что, — добавила она, обдав его холодом, — прекрати эти фамильярности. Я этого не люблю. Убери руки с моей талии.

Он тихо засмеялся:

— Это я помню, Лора. Ты хочешь вначале выйти замуж, ведь так? Сожалеем, но мы на эти не пойдем.

Он отбросил ее руку, лежащую на его руке, которой он обнимал ее за талию, и пошел вверх по лестнице, оставив ее дрожать от ярости и унижения.

Это была игра в кошки-мышки, и Лора была мышкой. Его твердая уверенность в себе заставляла ее скрипеть зубами. Она не привыкла к такого рода сражениям, в которых выяснялось, чья воля сильнее. Тем более, что противником ее был такой опытный боец, как Дэниел Ворвик. Она не знала правил этой игры, а если бы и знала, это не помогло бы ей, потому что она подозревала, что Дэниел не будет придерживаться этих правил.

Она прошла в столовую. Лора легко нашла ее, нужно было только пройти через двустворчатую дверь их холла. Столовая была залита янтарным светом вечернего солнца, который проникал сквозь высокие, до пола, окна. Возле окон стояли деревянные диванчики без спинок, на которые были набросаны разного вида и цвета подушки. Лора подумала, как приятно было бы сидеть здесь, ни о чем ни думать и смотреть на окруженную каменной стеной террасу и спускавшийся вниз старинный парк.

— Эти скамейки называются диванами для влюбленных.

Лора вздрогнула. Она не слышала, как в столовую вошел Дэниел.

— Хочешь попробовать посидеть? — спросил он притворно нежным тоном, иронически улыбаясь.

Ресницы ее задрожали:

— Нет, спасибо. Я думаю, мне удобнее будет сесть на софу.

Он продолжал насмешливо улыбаться, наблюдая за ней. Он успел переодеться. Теперь на нем были узкие кремовые брюки, бежевая рубашка с расстегнутым воротом, открывающим его загорелую шею и грудь. Она начала волноваться, а он приближался к ней, держась свободно, непринужденно, однако чувствовалось, что это лишь видимость. Он был как натянутая струна, и в этом было что-то пугающее.

Лора села на диван и отвела взгляд, чтобы не видеть его насмешливо блестевших глаз.

Оглядев комнату, прекрасно обставленную с дорогими коврами на полу, она мягко заметила:

— Очень красивая комната.

Он наклонил голову, соглашаясь.

— Мебель здесь очень старая, уникальная. Она переходит из поколения в поколение. Например, этот секретер. Но кое-что приобрел я сам во время моих путешествий. Мне показалось, что эти вещи дополнят интерьер. — Он провел ладонью по гладкой поверхности книжного шкафа, заполненного книгами в дорогих кожаных переплетах.

Лора подумала:

— А картину ее матери он приобрел таким же образом?

— Тебе понравилась твоя комната?

— Да, великолепно. Спасибо, — ответила она довольно чопорно.

— Ну и хорошо. Я специально попросил Хизер поселить тебя там. — Он чуть-чуть улыбнулся, и она забеспокоилась, потому что не знала, чему он улыбается. Но потом она решила, что не стоит беспокоиться, все равно не узнаешь о чем он думает.

В это время в столовую вошел Джеймс, и они сели за стол. Лора, конечно, расхваливала обед, который приготовила Хизер, но вкуса пищи она не чувствовала. Она не могла забыть, что рядом сидит Дэниел, не могла забыть тепло его пальцев на своей руке, когда он схватил ее, как клещами, и отбросил в сторону. Она вспоминала и другие времена, когда его прикосновение чуть не лишало ее разума. Почему он так на нее действует? Ни один мужчина не вызывает в ней таких чувств. Это несправедливо, думала она. Единственный мужчина, которого она должна опасаться и избегать, обладает такой притягательной силой. Это очень опасно.

— Что это за дело, которым ты сейчас так занят? — спросил Дэниела Джеймс, накладывая в тарелку салат. — Что-то важное?

— Новая зона отдыха, — ответил Дэниел. — Многие бы хотели заполучить контракт на строительство. Проект должен быть очень интересным и не слишком дорогим. Предстоит жестокая борьба. Придется много поработать над этим проектом… — Он косо взглянул на брата. — Возможно, и ты заинтересуешься тем, что мы уже сделали, предложишь нам что-нибудь?

Джеймс на минуту перестал жевать. Положил руки на салфетку. Он был явно в замешательстве. Предложение Дэниела принять участие в этом семейном бизнесе было для него неожиданностью. Глаза его засветились надеждой. Он обрадовался и задумчиво сказал:

— Да, с удовольствием. Дэниел удовлетворенно кивнул:

— Тогда после обеда приходи ко мне в кабинет. У меня всего две-три недели на эту работу. Поэтому я собираюсь приступить к делу немедленно.

— Прекрасно, — ответил ему Джеймс. Потом он заколебался:

— Лора…

— Все в порядке, — сказала она быстро. — Я взяла с собой кое-какие книги. Это даст мне возможность отдохнуть, прийти в себя.

Джеймс успокоился, и Лора улыбнулась. Она поняла, что задумал Дэниел. Если он решил, что она начнет ныть и устраивать скандалы, то он ошибается. Да и вообще, разве он когда-нибудь ее понимал?

— У нас прекрасная библиотека, — сказал Дэниел. — Можешь посмотреть. Или, может быть, ты хочешь покататься верхом. Имение у нас большое, ты можешь осмотреть его. Но к вечеру обязательно возвращайся. Мы не хотим, чтобы ты потерялась в первый же день.

Лора взглянула на него и увидела его зубы, белые и ровные.

Значит, он все же не хочет, чтобы я потерялась? А я-то думала наоборот. Лора очень разозлилась, но вежливо поблагодарила его за это предложение. Какой он все-таки хитрый и умный!

После обеда оба мужчины заперлись в кабинете, изучая многочисленные документы, которые Дэниел привез сюда из своего офиса в Лондоне. Лора решила не кататься верхом, а пошла в библиотеку и стала рассматривать книги. Выбрав приключенческий роман, она села в кресло и стала читать. Время от времени она, начинала задумываться над ситуацией, в которой оказалась, но брала себя в руки и следила за сюжетом. Дэниел не победит, твердо решила она.

Между тем наступил вечер, и после двух-трех зевков Лора закрыла книгу и решила идти спать.

Она вышла в коридор, на минуту остановилась, чтобы разобраться, куда идти.

На стене рядом с ее дверью висела картина. На ней был изображен дом таким, каким он пыл в прошлом веке, без пристроек и украшений, сделанных позднее. Картина привлекла ее внимание. В это время послышались шаги. Лора подняла глаза и увидела Джеймса.

— Тебе выделили эту комнату? — спросил он, нахмурившись.

— Да, — ответила она, немного удивленная его недовольством. — А что, прекрасная комната.

— Хм. Нет, ничего. Я просто так. Дом очень большой. Трудно разобраться, что где находится.

Он стоял рядом с ней в свободной позе, опираясь одной рукой о стену.

— А моя комната находится в другой стороне, рядом со спальней матери. — Он кивнул в противоположную сторону коридора. — Как хорошо вернуться домой! Я только сейчас начинаю понимать, что учеба закончена и что впереди лето.

Он наклонился к ней и сказал низким и тихим голосом:

— Я так рад, Лора, что ты со мной. Лору охватило беспокойство. Он смотрел на нее сейчас так, как раньше никогда не смотрел. Глаза его были полузакрыты, взор затуманился. И она с грустью подумала, может быть, стоит ему сказать, чтобы он особенно не увлекался. Она не предполагала, что их отношения могут зайти далеко, она всегда смотрела на Джеймса, как на брата или на друга.

— Я никогда не жила в таком доме, — не зная, что сказать, пробормотала она. — Все здесь для меня так непривычно.

Он улыбнулся и пододвинулся ближе, опершись обеими руками о стену, не давая ей возможность уйти. Он наклонился к ней, и она не знала, что делать, как реагировать на это. Раньше они никогда не целовались по-настоящему. Легкий поцелуй в щеку при встрече и прощанье, вот и все. Сейчас, она ясно поняла, у него другие намерения. Каким-то образом нужно сделать так, чтобы не перейти грань и в тоже время не обидеть его. Она должна действовать осторожно, чтобы они остались друзьями. Но как это сделать?.. Она отвернула голову, и губы Джеймса только слегка коснулись ее щеки.

И вдруг она вся сжалась. Она не слышала, как подошел Дэниел, но неожиданно увидела совсем рядом его потемневшее лицо и заострившиеся черты.

— Лора, — прошептал Джеймс и повернулся, чтобы посмотреть, что ее напугало, и тоже увидел Дэниела. Он отодвинулся от нее, но она почувствовала, что он раздосадован.

— Спокойной ночи, Джеймс, — сказала она как можно мягче и спокойнее. — Утром увидимся.

— Спокойной ночи, Лора. — Он взглянул на Дэниела, тихонько коснулся губами ее лба и направился в свою комнату.

Лицо Дэниела было ледяным. Она направилась к своей двери, расстроенная, что так получилось и что отношения между братьями внезапно испортились из-за нее. Атмосфера действительно была напряженной, как перед грозой.

Взявшись за ручку двери, Лора обернулась и взглянула на Дэниела, но быстро отвернулась, увидев, как цинично он улыбается.

Оставшись одна в комнате, она приняла ванну, потом натянула ночную рубашку без рукавов и с глубоким декольте. Расчесывая щеткой свои густые волосы перед зеркалом, она размышляла. Почему Джеймс так странно повел себя? Они уже давно знают друг друга, и никогда между ними ничего такого не возникало. Ей всегда было так легко с ним. Она должна была что-то сделать раньше, чтобы этого не случилось…

Вдруг что-то зашуршало, а потом упало и разбилось. Лора в страхе обернулась на звук.

И тут она увидела дверь, скрытую портьерой. Ее охватило любопытство, и она отдернула портьеру. Ключа в двери не было, и Лора повернула ручку и открыла дверь.

Дэниел тихо выругался. Он подбирал остатки разбитого цветочного горшка. А Лора стояла со щеткой в руках и удивленно смотрела на него.

— Что ты здесь делаешь? — спросила она удивленно.

Он выпрямился, положил в сторону собранные им черепки и стал стряхивать с рук землю. — Я здесь живу, — ответил он просто. — Это моя комната.

Волосы его были влажными, видимо, он только что принял душ. Бедра его были обвязаны полотенцем, грудь обнажена. Его бронзовая кожа поблескивала при свете лампы. Она отвела глаза от его фигуры и посмотрела ему в лицо. Она была ошарашена и не знала, что сказать, не находила слов.

— Но ты не можешь… Это не так… Здесь нет ключа в двери, — пробормотала она, заикаясь.

— Ключ есть, — ответил он, направляясь в ванную, чтобы вымыть руки. — Но я не знаю, где он, и не собираюсь его сейчас искать. — Он говорил так, как будто был очень зол. А Лора, неожиданно обнаружив его здесь ночью голого, находясь так близко от него, от его мускулистого тела, была просто в замешательстве.

— Я не ожидала, — пробормотала она, — что наши комнаты находятся рядом.

— И это тебя, естественно, беспокоит, — закончил он ее фразу, презрительно скривив губы. — Ты, конечно, надеялась, что ночью к тебе придет Джеймс?

Он окинул взглядом ее густые вьющиеся волосы, ее хрупкую фигурку под облегающей ночной рубашкой, ее голые ноги.

— Так знай, он не придет. Почему, ты думаешь, я поселил тебя рядом со мной? Но мне жаль лишать тебя удовольствия, — добавил он, осматривая ее фигуру своими серыми чувственными глазами. Посмотрев ей в глаза, он предложил:

— Может быть, я смогу его заменить?.. Он притянул ее к себе, она даже не успела увернуться, и стал целовать. У Лоры закружилась голова, но она пыталась сопротивляться. Она била его по груди кулаками, но это не производило на него никакого впечатления. Он продолжал целовать ее в шею и плечи, крепко прижав к себе. Тонкая ночная рубашка не защищала ее от прикосновений его рук. Она вдруг почувствовала, что ей совсем не хочется сопротивляться ему. Было стыдно, но она ничего не могла с собой поделать: его поцелуи и ласки вызывали у нее ответную реакцию…

Неожиданно он отодвинул ее от себя, разглядывая ее изящную фигуру.

— Я не хочу тебя, — решительно заявила она, хотя вся дрожала от возбуждения, которое, как ей казалось, слышалось и в голосе тоже.

— Ты никогда не хотела. Возможно, я не правильно вел себя.

Он положил свои ладони на ее груди и тихонько сжал их. Она едва не застонала в отчаянии, чувствуя, как набухают соски и ее охватывает сладостное чувство.

— Нет! — вывернулась она из его объятий и попятилась назад, все время неуверенно смотря ему в глаза.

— Я должен предложить тебе бриллиант Окли, и ты согласилась бы, — шептал он с улыбкой и снова приближаясь к ней.

Лора поняла, что медлить нельзя, повернулась и убежала в свою комнату, захлопнув за собой дверь и прислонившись к ней спиной, как будто могла своим хрупким телом удержать его от того, чтобы открыть дверь и войти к ней. Сердце ее громко стучало, но этот стук не мог заглушить его тихого смеха за тонкой дверью, разделявшей их.

Глава 5

На следующее утро Лора проснулась, не понимая, где находится и не во сне ли ей все привиделось. Она потянулась в своей большой мягкой кровати, потом резко села и, опершись спиной о подушку, обвела взглядом незнакомую комнату, слабо освещенную утренней зарей. Реальность обступила ее, сна как не бывало.

Оказывается, это не игра воображений. Она здесь, в доме Дэниела, и он совсем рядом, их разделяет лишь тонкая перегородка. Она невольно натянула на себя одеяло. Кровь прилила к лицу.

Все время ощущая его незримое присутствие, она, спустив ноги с кровати, набросила на себя халат и направилась в ванную комнату. Душ поможет ей избавиться от удивительных, сладких снов, посетивших ее ночью. Она должна сопротивляться его мужскому обаянию, иначе она пропала.

Вскоре она уже спускалась в столовую. Сердце ее екнуло, когда она увидела, что Дэниел уже сидит за столом и наливает себе кофе из керамического кофейника. Он поднял глаза, когда она вошла. Увидев, как они блестят, Лора вся напряглась, готовая к отпору, но в это время из кухни вышел Джеймс, держа в руках тарелку с поджаренным хлебом. Он уже что-то жевал.

— Привет, — сказал он весело. — Есть еще ветчина, яйца и грибы. Хизер великолепно готовит.

Лора вздрогнула при мысле о еде. Есть ей почему-то совсем не хотелось.

— Достаточно одного кусочка хлеба, — сказала она. — Спасибо. — Она села за стол, стараясь не смотреть на Дэниела.

— Поедем, покатаемся верхом после завтрака, Лора, — предложил Джеймс, с одобрением смотря на ее затянутую в джинсы фигурку. — Я всегда езжу верхом утром, когда нахожусь дома. Это дает заряд бодрости на весь день.

— Прекрасная мысль, — ответила ему Лора. Джеймс расплылся в улыбке от радости, что она согласилась.

— А когда вернемся, — сказал он Дэниелу, — я хотел бы еще раз взглянуть на бумаги, которые ты мне вчера показывал. У меня есть кое-какие идеи. Может быть, они тебе понравятся…

— Отлично, — кивнул Дэниел. — Жду тебя. Было ясно, что, выспавшись, Джеймс забыл о вчерашнем инциденте. А возможно, они с Дэниелом выясняли отношения, и теперь ничто их не омрачает.

Несколько дней все продолжалось в том же духе. Утром Лора с Джеймсом катались верхом на лошадях, потом Лора немного рисовала или гуляла по парку, пока Джеймс с Дэниелом занимались делами.

Кабинет Дэниела всегда был завален бумагами. Однажды, когда она проходила мимо и дверь была открыта, Джеймс позвал ее. Дэниел в это время собирал документы и складывал их в папки.

— Все эти планы и расчеты нужно убирать в сейф, — выговаривал Дэниел Джеймсу. — Это секретные документы, и они не должны валяться где попало.

— Все понятно, — ответил ему Джеймс, обнимая Лору за плечи. — Извини, мы все время заняты, — шепнул он ей на ухо. — Но я возмещу все это. Не поехать ли нам сегодня вечером в город?

Она согласно кивнула, и он добавил:

— А сейчас мне нужно пойти переодеться. Встретимся позже, хорошо?

Когда Джеймс ушел, Дэниел с усмешкой спросил:

— Ну что, надоело тебе здесь?

— Напротив, — ответила Лора холодно, снова раздражаясь от его циничного взгляда и улыбок. — Мне нужно было отдохнуть. И пока все в норме.

Этого я и хотела.

— Джеймс увлекся работой, — снова улыбнулся Дэниел, нажав на кнопку шариковой ручки. — И у него есть интересные мысли. Но ему нужно время, чтобы изложить их все на бумаге. Думаю, ты понимаешь это. Так что если ты надеялась, что он будет тебя развлекать, то придется тебя разочаровать.

— Я абсолютно не скучаю, — ответила Лора насмешливо. — Мне совершенно не нужно, чтобы Джеймс держал меня постоянно за ручку. Тебе, вероятно, неприятно, что я отдыхаю. Удивляюсь, как ты и мне не нашел какого-нибудь дела. Думаю, у тебя есть картины, которые следовало бы реставрировать. Но ведь ты не доверишь мне такую серьезную работу? Или я ошибаюсь?

Ты наверное считаешь, что я могу или удрать вместе с вашими картинами или испортить их, сидя в темном подвале, где ты их хранишь?

Ведь так?

Дэниел смотрел на нее, задумавшись.

— Ну, этого я не думаю, — возразил он, кладя авторучку в ящик стола. — Возможно, у тебя и есть задние мысли, но ты же не захочешь рисковать своей репутацией. Кроме того, — он хитро взглянул на нее, — ты слишком любишь искусство, чтобы испортить картину.

Он решительно поднялся, потом взял ее под руку и повел к двери.

— Пошли.

— Куда ты ведешь меня? — спросила она его, когда они шли по коридору. Она едва успевала за ним. Он шел так быстро.

— В темный подвал, конечно. Куда же еще? Они прошли по коридору, куда-то свернули, потом спустились вниз по лестнице и подошли к крепкой деревянной двери. Затем он открыл дверь и чуть ли не втолкнул ее в комнату.

Лора осмотрелась. Окна в комнате выходили на обе стороны дома. Обстановка была предельно простая — несколько удобных кресел и очень большой стол. В комнате стояли еще кое-какие предметы, прикрытые мешковиной.

— На окнах нет решеток, — заметила Лора как бы походя. — Это недосмотр с твоей стороны. В глазах Дэниела появилась усмешка. Он пересек комнату, подошел к картине, прикрытой мешковиной, и скинул ее. Сразу было видно, что это очень старое полотно. Лора подошла поближе. Картина была покрыта мелкими трещинками.

— Ну, что скажешь? — спросил Дэниел.

— Ее можно восстановить, — ответила ему Лора. — Это не очень сложно.

— Есть еще несколько картин, которые тебе стоит посмотреть.

Он открыл остальные картины и ждал, пока она осмотрит их.

— Ну так что, ты сможешь их реставрировать?

— Я не понимаю тебя, — сказала она недоуменно. — Я просто пошутила. Я не думала, что ты воспримешь мое предложение так серьезно.

— Ты предпочитаешь болтаться без дела в ожидании Джеймса?

Она через силу улыбнулась:

— Но здесь огромная работа. На это уйдут недели. Ты уверен, что готов пойти на такой риск?

Подумай!

— Мне нечего думать. Я заплачу тебе за всю работу. Плюс двадцать процентов. Что скажешь? Она задумалась. А почему бы и нет? К тому же это даст ей время найти ее картину и, возможно, договориться о том, чтобы вернуть ее обратно.

— Мне казалось еще несколько дней назад, — заметила она сухо, — что ты готов пойти на все, чтобы выпроводить меня отсюда.

Он взглянул на нее:

— Так мне удобнее следить за тобой.

Она прикусила губу:

— А ты никогда не думал, что ошибаешься в отношении меня? — спросила она тихо. — Не думаю, нет. Мое отношение к тебе остается прежним, — резко возразил он ей.

Она посмотрела на него с холодной ненавистью:

— Ты хам и свинья к тому же.

— Но ты не отказываешься от работы?

— А почему я должна отказаться? Я приехала сюда только из-за ваших денег, как ты утверждаешь, поэтому почему бы мне действительно не заработать?

Прекрасно, что он предложил ей дополнительно двадцать процентов. Она возьмет их ему назло! Она еще раз оглядела комнату:

— Итак, я начну работать завтра.

Когда реставрируешь картины, очень напрягаются мышцы шеи, пришла к выводу Лора, поработав неделю. Она бросила грязный комок ваты в корзину для мусора и потерла затылок. Начав работу, она очень увлеклась ею, работая целыми днями, пока Джеймс трудился над своими планами создания комплекса отдыха и развлечений. Над этим стоит потрудиться, решила Лора, разглядывая полотно, над которым работала. За это короткое время она смогла познакомиться с картинами, которые приобрел Дэниел, и оценила их по достоинству. Что ни говори, он понимал толк в живописи.

Она отложила картину, над которой работала, в сторону. Все! На сегодня хватит. Теперь надо поискать новую раму для морского пейзажа, о котором ей говорил накануне Дэниел. Рамка, кажется, у него в кабинете.

Дэниела в кабинете не было, но дверь была открыта, и она вошла. Хотя комната и считалась кабинетом, она была очень уютной. На окнах висели плюшевые красные портьеры, пол был застелен мягким ковром, на который мягко падал солнечный свет. Письменный стол бы завален документами. Кроме того, в углу стоял еще сейф. Множество книг. Почти все стены были завешаны книжными полками. Работая в магазине, она кое-что знала о старинных книгах. Здесь, судя по кожаным переплетам, были только первые издания. В другом углу стояла пара кресел, и рядом дверь. Открыв ее, Лора увидела, что это кладовка.

Она быстро стала просматривать коробки на полках и пришла к выводу, что рамки, которую она искала, здесь нет. Она повернулась, чтобы уйти, но рука задела за какую-то книгу, которая с шумом упала с полки. Это был дневник. Лора испугалась, что могла повредить его, но, подняв с пола, увидела, что все в порядке, и хотела уже положить дневник обратно на полку.

— Ты нашла, что искала, или же ты просто так здесь копаешься?

Лора вздрогнула. Она не слышала, как Дэниел вошел в комнату.

— О… Я просто… Я думала… — Она замолчала под пронзительным взглядом его стальных глаз. Руки задрожали, когда она пыталась положить книгу на полку, и она опять чуть не уронила ее. Дэниел успел подхватить книгу. Пальцы их сплелись, и Лора импульсивно отдернула руку.

Он мягко сказал:

— Спокойнее! Я сам положу ее на место.

— Я… Я искала рамку, о которой ты говорил, помнишь? Я…

— Ты, видимо, не там искала? — закончил он за нее, подняв свою темную бровь. — То, что ты держала в руках, не похоже на рамку.

— Ты меня в чем-то подозреваешь? — спросила она с возмущением. — Что я, по-твоему, здесь делаю? Копаюсь в твоей личной жизни? Пытаюсь узнать, куда ты поедешь в следующем месяце или что-нибудь интимное? Ты должен был дать мне побольше времени, ты рано вошел, я не успела еще ни в чем разобраться. — Она возмущенно смотрела ему в глаза, щеки ее горели. — Думаю, я всегда смогу продать в воскресные газеты свои записки об интимных отношениях во время моего пребывания в Окли. Это будет иметь колоссальный успех, не так ли? Только мне не о чем будет писать. Ведь ничего сенсационного я не обнаружила. Дэниел горько улыбнулся:

— Не впервые кто-то пытается создать сенсацию на пустом месте.

— Поэтому ты всех задолго считаешь подлецами? Знаешь что? Мне тебя жаль. Ты один раз здорово обжегся и теперь никому не веришь, ведь так?

Дэниел пожал плечами и оглядел комнату. На столе лежали деловые бумаги, один ящик шкафа был выдвинут. Он снова пристально поглядел на нее и, немного помолчав, сказал, делая ударение на каждом слове:

— Мы живем в жестоком мире, Лора, где царит конкуренция. И слабый проигрывает. И я не собираюсь упускать выгодное дело только потому, что очарован парой прекрасных зеленых глаз и красивым, но лживым ротиком. Я хочу получить этот контракт. И ты должна это понять. Поэтому риск недопустим.

Он подошел к столу, собрал бумаги и сложил их в папку, потом повернулся к сейфу, засунул папку в ящик и громко захлопнул дверцу.

Лора чуть не задохнулась от возмущения.

Это хуже, чем она думала. Кажется, он считает ее способной на любую подлость.

— Конечно, — произнесла она, тщательно выговаривая слова, — ты боишься риска, потому что деньги для тебя — смысл жизни. Ты помешан на делах и больше ничего не хочешь знать. — Она глотнула. — Люди для тебя — пешки. Они только стоят у тебя на пути, как, например, мой отец, которого ты уничтожил, чтобы получить желаемое.

— Ты не соображаешь, что говоришь, — ответил он ей хриплым голосом. — Кроме того, для человека естественно добиваться того, чего он хочет. Ты, кстати, такая же. Просто у тебя больше упорства и меньше совести, чем у других.

Она поняла, о чем он говорил. Он имел в виду Джеймса, конечно. Он был совершенно уверен, что правильно о ней судит, и слушать не хочет никаких ее оправданий. Но она все же попытается объясниться.

— Ты не понимаешь меня и никогда не понимал, — сказала она грустно.

Дэниел пристально на нее посмотрел.

— Не думаю, — ответил он ей. — Ты приехала в Окли с определенной целью, это ясно. И не собираешься уезжать отсюда с пустыми руками. Возможно, тебе не удалось полностью завладеть Джеймсом, как ты рассчитывала, поэтому ты и решила остаться. Ты во что бы то ни стало хочешь добиться своего.

Она глубоко вздохнула и сказала:

— Ты прав. Я действительно хочу добиться своего. Но это зависит не от Джеймса, а от тебя.

Он молчал, иронически усмехаясь. Она продолжала:

— Я хочу получить свою картину. Хочу выкупить ее у тебя.

Он сощурил глаза и с любопытством посмотрел на нее:

— А почему ты рассчитываешь, что я продам тебе эту картину?

— А почему бы тебе не продать ее? — У тебя так много картин. Одной меньше, одной больше, какая разница? А для меня это память о матери. И вообще, я нигде не видела картину. Значит, она не так уж дорога тебе.

— Слушай! Разве не ты говорила, что главное для меня — приобретательство? Зачем же я должен расставаться со своей вещью только потому, что тебе вдруг захотелось получить ее обратно?

Тон его был ледяным, и Лора поняла, что картину он ей не продаст. Она могла предполагать, что он сразу не сдастся, но все же надеялась, что на этот раз он сможет понять это ее желание, тем более, что она согласилась у него поработать.

Она облизала пересохшие губы:

— Я давно хотела выкупить у тебя эту картину. Я заплачу любую цену, которую ты назначишь.

Он посмотрел на плоские золотые часы на руке:

— Извини, но у меня сейчас нет времени обсуждать этот вопрос. Я должен позвонить в Лондон.

Он подошел к столу и уже собирался поднять телефонную трубку, но в этот момент Лора попросила:

— Дэниел, я должна хотя бы увидеть эту картину. Пожалуйста.

— К сожалению, должен тебя разочаровать, — ответил он, все же снимая трубку, — картины в доме нет. А сейчас, извини, пожалуйста. Это очень важный разговор, и я хотел бы остаться один.

Лора смотрела на него широко раскрытыми глазами. Что он говорит? Он купил эту картину, чтобы сделать ей больно, только поэтому. Других причин у него не было! Так он даже не оставил ее у себя, хотя и говорил тогда, что она ему нравится. У Лоры даже в глазах потемнело, и она схватилась рукой за притолоку, чтобы не упасть. Он продал ее картину! Эта мысль пронзила ее мозг, как пуля.

— Прикрой за собой дверь, пожалуйста, — сказал Дэниел. Она остановилась и несколько минут стояла, чтобы собраться с силами и достойно выйти из комнаты.

В коридоре ее встретил Джеймс.

— Вот ты где, — сказал нетерпеливо он. — А я тебя повсюду ищу. И как я не догадался, что ты у Дэниела?

Взволнованная разговором с Дэниелем, Лора раздраженно спросила:

— Что-нибудь случилось? Я искала рамку для картины в кабинете Дэниела, — добавила она чуть мягче. Она не обязана объяснять Джеймсу, чем она занимается. Но не хватало еще и с ним поругаться.

— Тебе нужно отдохнуть, — сказал Джеймс, нахмурившись и внимательно ее разглядывая. — Ты слишком много работаешь. Это нехорошо. Ты выглядишь бледной и усталой.

Лора улыбнулась ему:

— Спасибо, — сказала она. — Зато работа позволяет мне относиться к себе с уважением.

— За один свободный вечер твое самоуважение не пострадает, — улыбнулся он в ответ. — Почему бы нам не поехать куда-нибудь пообедать? Я знаю одно местечко, где вкусно готовят. И мы сможем потанцевать. Ну что, едем?

Лора подумала, что ей нужно закончить работу. Возможно, она действительно слишком строга к себе, но ей просто не хотелось давать Дэниелу ни малейшего повода к тому, чтобы осуждать ее, не хотелось, чтобы он считал, что она слишком долго возится с работой, используя ее как предлог для того, чтобы подольше оставаться в его доме. Да, оба они ввязались в ссору, которая не может привести ни к чему хорошему. Но жертвой она не будет, решила Лора. А вслух она сказала:

— Хорошо, Джеймс, едем. Можно немного и отдохнуть. Я только пойду приму душ и переоденусь.

Рассматривая свой гардероб, она выбрала простое белое платье, единственным украшением которого был золотой пояс. Она не знала, куда собирается везти ее Джеймс, но в таком платье можно пойти куда угодно. Она решила распустить волосы и как следует расчесала их щеткой. Затем немного подкрасила губы и подушилась.

Когда она спускалась с лестницы, Дэниел пересекал холл. Увидев ее, он вдруг остановился, оглядел ее своими холодными серыми глазами. Он как бы оценивал ее, и она в душе пожалела, что на ней это совсем простое платье. Уж лучше бы она надела что-то другое.

Она тоже на секунду остановилась, но потом взяла себя в руки. Почему она так его боится? Она стала спускаться по лестнице, высоко подняв голову и вызывающе глядя на него.

— Куда-нибудь собралась? — спросил он.

— Да, — ответила она, — собралась. Мы едем с Джеймсом обедать. — Она приподняла одну бровь. — Какие-нибудь возражения с твоей стороны?

Он презрительно ухмыльнулся:

— Я понимаю, Джеймс не может устоять перед твоими чарами. С тех пор, как ты решила заполучить это бриллиантовое кольцо, он, бедняга, пропал. — Помолчав немного, он добавил:

— Однако ты не подумала обо мне, и в этом твоя ошибка. Большая ошибка, потому что меня-то тебе не обмануть, а именно со мной тебе в конце концов придется иметь дело.

— Да? И что же ты думаешь делать? Он покачал головой. Голос его был угрожающе нежен, голос зверя, собирающегося проглотить свою жертву. — Что я собираюсь делать? Лучше тебе не знать этого, Лора, поверь мне. — На щеке его задергалась мышца. Лора взглянула на нее, потом подняла глаза и ужаснулась — такая ненависть светилась в его темно-серых глазах.

— Да, мне нравится Джеймс, — проговорила она неуверенно. — Что бы ты обо мне ни думал. — Она повернулась и пошла дальше, успев заметить, как насмешливо скривились его губы.

Джеймс привез ее в только что открывшийся ночной клуб в нескольких милях от города. Повсюду сверкал хром, было много матового стекла, лампы то вспыхивали, то гасли, и в интервалах, когда трио музыкантов уходили на отдых, играла обычная для дискотеки музыка.

Пока Джеймс делал заказ — мартини с лимоном для нее и то же самое, но в двойном размере, для себя, — она посмотрела меню.

— Что ты будешь есть? — спросил Джеймс.

— Думаю, мясо и салат.

Джеймс отдал меню официантке, которая подошла к столу:

— Пожалуйста, мясо, две порции. И бутылку красного вина.

Лора откинулась на стуле и постаралась расслабиться. Громкая музыка отдавалась в висках, и она автоматически стучала пальцами по ручке стула в такт душераздирающим звукам. Она вынуждена была даже напрячься, чтобы услышать, что говорит ей Джеймс.

— Я уже начал думать, что нам никогда не удастся остаться вдвоем. В эти последние недели мы почти не виделись. Когда работа над нашим проектом уже подходила к концу и я подумал, что теперь-то уж у меня будет время, чтобы побыть с тобой, Дэниел придумал для тебя эту реставрацию. — Он глотнул коктейль. — Я начинаю думать, что все это он подстроил заранее.

Лора услышала жалующиеся нотки в его голосе и сказала довольно беспечным тоном:

— Ты же знаешь, главное для него — работа.

Он хотел закончить ее как можно скорее.

— Он мог бы заняться этим и в Лондоне, — недовольно заметил Джеймс.

Лора лучше Джеймса понимала, что Дэниел действует по своему хитрому плану, но она не собиралась говорить ему это. Она не хотела раздувать пламя вражды между братьями. — Он, конечно, рассчитывал, — сказала она, — что ты ему можешь помочь в работе. Это показывает, что он верит в твои способности, ведь так?

Но Джеймс не сдавался.

— Ну, теперь с этим покончено, — сказал он решительно. — Дэниел представил свою работу компании. Теперь нужно ждать результатов. Почему же он тогда не уезжает из Окли? — Он замолчал, потому что подошла официантка и стала ставить блюда.

— Может быть, он тоже хочет отдохнуть немного, — заметила Лора, накладывая себе салат. У Джеймса было плохое настроение, ее замечание было явно некстати. А у нее заболела голова, и музыка раздражала, а не развлекала.

— Он мог бы отдыхать где-нибудь в другом месте, — недовольно пробурчал Джейс. — Нет, есть только одна причина, почему он находился в Окли. Он хочет быть рядом с тобой. — Джеймс посмотрел в свой бокал и выпил его содержимое одним махом.

Лора смотрела на него растерянно, потом засмеялась.

— Это смешно.

— Ты так думаешь? — Он поджал губы. — Тогда почему же он хочет отправить меня отсюда?

Лора удивленно заметила:

— Я не знала об этом. Вероятно, он объяснил тебе как-то причину?

Джеймс подозвал официанта и заказал еще вина.

— Тебе тоже? — спросил он, но Лора отрицательно покачала головой.

— Мне, пожалуйста, сок, — попросила она, потирая виски. — Что же он сказал тебе насчет твоего отъезда?

— Что-то о работе, которую нужно выполнить за границей. Он сказал, что мне следует расширить свои знания. А на самом деле он просто хочет от меня отделаться, чтобы иметь свободу действий.

Он надул губы. — Ты дурачок, Джеймс, — сказала Лора. Ей было одновременно и смешно, и досадно. Иногда он напоминал ей маленького ребенка. — Как ты мог такое придумать? Это же глупость.

Джеймс нахмурился и наколол вилкой жареную картошку. — В общем-то, я и сам не очень уверен в том, что говорю. Лора провела пальцем по краю бокала, наблюдая за ним из-под опущенных ресниц.

— Не дадим Дэниелу возможность испортить нам вечер, — сказала она шутливым тоном.

— Он сделал все возможное и невозможное, чтобы встать между нами, — продолжал настаивать Джеймс. — Я видел, как он на тебя смотрит. Он выжидает своего часа.

Она отодвинула бокал.

— Однако это не то, что ты думаешь, — произнесла она со вздохом. — Я ему очень не нравлюсь, Джеймс.

— Ты ошибаешься. Между вами что-то было раньше. Прошло время, конечно. Но он явно хочет опять возобновить все.

Лора покраснела.

Джеймс хрипло сказал:

— Я ведь все знаю, Лора. Я всегда знал, но думал, что все кончено. Когда я пригласил тебя в Окли, я знал, что ты не влюблена в меня, но я надеялся, что мы сойдемся здесь с тобою поближе. — Он замолчал, а потом добавил тихо:

— Я не думал, что появится Дэниел. Он появился, как муха в бокале вина. И даже когда я сказал ему, что собираюсь обручиться с тобой, он не остановился.

Лора с беспокойством смотрела, как Джеймс пригубил новый бокал, который принес официант. Стараясь не показать, что волнуется, она сказала:

— Было время, и это было очень давно, когда я немного нравилась ему, но главным, даже в то время, была собственность моего отца… Я была на втором месте или даже просто средством для того, чтобы получить то, что ему было нужно. Она копалась вилкой в салате, передвигая его с места на место на тарелке. — Дэниел стал моим врагом. Но это не должно портить ваших отношений. Он просто хочет защитить тебя от меня. — Она подавила вздох. — Ты должен сказать ему, что между нами ничего нет, Джеймс, потому что это действительно так. Мы же не любим друг друга. Ты нравишься мне, ты мой лучший друг, но я никогда не давала тебе оснований для того, чтобы ты мог надеяться на большее. Прости меня. Джеймс расстроился:

— Я что-то не так сделал? Что я должен сделать, чтобы ты полюбила меня?

Лора смотрела на него, тоже расстроенная.

— Ничего, — ответила она ему. Она положила руки на колени и сжала их. — Прости меня, Джеймс. Я просто хотела, чтобы мы были друзьями. — Горло ее пересохло. Она глотнула. — Я не хочу, чтобы вы ссорились с Дэниелом. Я никогда не согласилась бы сюда приехать, если бы знала, что все так получится…

— Это не твоя вина, — сказал ей Джеймс. — Говорил он медленно, чувствовалось, что он немного запьянел. — Но ты должна знать, Лора, что надо быть осторожной. Я знаю своего сводного брата лучше, чем ты. И если он чего-то хочет, то всегда добивается своего.

Он внезапно поднялся на ноги, немного покачиваясь. — Пойдем еще куда-нибудь. Давай танцевать всю ночь. Здесь мне уже надоело.

Он стал искать ключи от машины, и Лора сказала взволнованно:

— Послушай, я не думаю…

Но Джеймс уже направился к выходу, спотыкаясь о столики. Лора встала и пошла за ним, думая, как ей остановить его. Он все время пил, пока они сидели здесь. Он не может вести машину.

Лора расплатилась и догнала его в фойе.

— Джеймс, — сказала она ему. — Я…

— Если ты не хочешь ехать со мной, я поеду один, — сказал он ей и пошел вперед, размахивая ключами.

Неожиданно кто-то схватил ее за руку. Она удивленно обернулась. Это был знакомый парень из университета. Его звали Кевин. Фамилии она не помнила.

— Тебе помочь? — спросил он. И она печально кивнула.

— Он здорово выпил. Ему не следует вести машину.

— Это верно, — сказал парень. — Джеймс не умеет пить. — Немного помолчав, он добавил':

— Я сидел за столиком рядом с вами. Не хочу вмешиваться в ваши дела, но, видимо, что-то у вас не так, как нужно. Думаю, ему следует немного побыть в мужской компании.

— Наверное, ты прав.

— Знаешь что? Поручи его мне. Мы с ним посидим где-нибудь, и он придет в себя. Не беспокойся. Я прослежу, чтобы он вернулся домой. Все будет в полном порядке.

Лора почувствовала облегчение:

— Спасибо. Я благодарна тебе.

— А для чего же тогда существуют друзья? — сказал Кевин. — Ты не против, если мы покинем тебя? Или мне вызвать такси?

Лора увидела Джеймса на улице. Он шел вдоль тротуара, покачиваясь.

— Спасибо. Я доберусь сама. Позаботься о Джеймсе.

Она стояла и смотрела, как Кевин взял у Джеймса ключи от машины, сел на место водителя, а Джеймса посадил рядом. Через минуту они тихонько отъехали от обочины и вскоре исчезли из виду.

Она не хотела обижать Джеймса, но что ей было делать? Он хочет того, чего она не может ему дать, ни ему, ни любому другому мужчине. Может, она просто по природе такая холодная? Надо смириться с этим, потому что никто ее никогда не волновал, кроме… Она постаралась не думать об этом. Дэниел — это не тот человек, который должен вызвать у нее какие-то нежные чувства. Ее сердце закрыто и заперто на замок.

Когда она подошла к телефону-автомату, чтобы вызвать такси, оказалось, что он не работает. Опять неудача. Этого и следовало ожидать. День сегодня какой-то неудачный! Она вышла на улицу, моля Бога, чтобы автомат на противоположном углу работал. Было очень тихо, и каблучки ее громко стучали по мостовой. Она оглянулась, чтобы убедиться, что за ней никто не идет. Обычно в это время на улице всегда люди. Кто-то идет в клуб, кто-то уходит домой.

Но сейчас ни души.

Вдруг из темноты появилась мужская фигура и направилась к ней. Она пошла быстрее.

— Осталась одна, дорогуша? — крикнул он ей. — Твой парень бросил тебя? Я могу составить тебе компанию.

Лора резко ответила:

— входите, — и бросилась к телефону. Она слышала по его шагам, что он идет за ней, обернулась и подвернула ногу. — Если вы будете меня преследовать, я закричу, — сказала она ему строго, сверкая своими зелеными глазами.

Он поднял руки, показывая, что сдается, и медленно стал отступать. Лора продолжала на него смотреть, пока набирала номер, чтобы вызвать такси. Нога болела. Быстро дозвонившись, она направилась в клуб, чтобы подождать такси там.

Молодая пара вышла из дверей клуба. Лора с облегчением вздохнула. — Теперь она не одна на улице. Теперь ей нужно только пожелать, чтобы такси не сломалось по дороге в Окли.

В большой гостиной горел свет, и это ее удивило, потому что было уже поздно и она надеялась, что Дэниела или не будет дома, или он будет спать. Но надежды не оправдались.

Он появился в холле, когда она тихонько входила в дом, пытаясь пробраться наверх незамеченной. Она не была готова к встрече с Дэниелом. Нога, которую она подвернула, болела, голова тоже. Не хватало только с ним еще объясняться!

— Что случилось с машиной? Я не ожидал, что ты приедешь на такси. — В руках у него была рюмка коньяка, которую он держал за ножку, покручивая темную жидкость. Лора следила за его движениями, как завороженная. Она готова была смотреть куда угодно, но только не на Дэниела.

— Ничего не случилось, — ответила она. — Просто планы изменились, вот и все. Он прищурился, смотря ей в лицо:

— Где Джеймс?

— Он… Он куда-то уехал, — ответила она, направляясь к лестнице.

— Не взяв тебя с собой? — Он окинул взглядом ее фигурку, и она, почувствовав себя неуютно под его взглядом, разозлилась. — Почему же он так поступил?

— Спроси у него, — ответила она резко, видя, что он прямо-таки раздевает ее взглядом, переводя его с ее блестящих волос на грудь, потом на бедра и остановившись наконец на стройных ногах. Глаза его были полузакрыты, взгляд обманчиво сонный. Лора знала, что он особенно опасен, когда смотрит именно так.

— Обязательно спрошу, — пообещал он. — Бедная Лора. Ты, кажется, не получила того удовольствия, какое ожидала? Что так? Плохо кормили? Или музыка была слишком громкой? — снова покрутил рюмку с коньяком и вдохнул его запах, изобразив на лице довольную мину. — Не думаю, что из-за этого… — Он поставил рюмку на низенький столик у лестницы, становясь все более надменным и все более самоуверенным. Это всегда бесило ее.

Она сказала:

— У меня заболела голова. Я решила вернуться и выпить аспирина. Тебя устраивает такое объяснение?

— Нет, что-то произошло, — продолжал он настаивать, раздражая ее все больше и больше. — Что же случилось? Вы поругались? Джеймс не поддался на твои уловки? — Его ирония возмущала Лору, она даже побледнела.

— Я хочу лечь в постель, — сказала она. — Разреши мне пройти? — Но Дэниел загородил ей дорогу, цинично улыбаясь.

— Что случилось, Лора?

— Тебя это не касается, — взорвалась она. — А теперь пропусти меня…

— Не думаю, что не касается. — Он не сдвинулся с места, стоя перед ней у входа на лестницу, как скала.

Она молча смотрела на него, возмущенно выставив вперед подбородок.

— Где он, Лора? — спросил Дэниел вызывающе. Почему твой любовник не вернулся с тобой, не гладит тебя по больной головке?

Эти его насмешки после всех неприятностей вечера доводили ее до отчаяния. Ей хотелось ударить его по лицу и раз и навсегда со всем этим покончить.

— Меня тошнит от твоих издевок, — сказала она со злостью. — С меня достаточно, ты слышишь меня? Он мне не любовник. У меня нет лю… — Она пожалела, что сказала это, и плотно сжала губы. Какого черта он выводит ее из себя. Какого черта! Она толкнула его в грудь плечом, пытаясь пройти на лестницу, но он притянул ее к себе, заставляя смотреть в его стальные глаза.

— Что ты говоришь? — Неужели это правда? Как интересно.

Она прикусила губу. Почему она позволяет ему так вести себя?

Он печально улыбнулся:

— Ты все еще маринуешь его? Мучаешь? Заводишь его? У тебя хорошо это получается, Лора, я знаю.

— Ты подонок. Я ненавижу тебя, — бросила она ему в лицо. — И вообще, я не обязана перед тобой отчитываться. Отпусти меня! Дай мне пройти!

— Ты уклоняешься от ответа, — сказал он с холодной издевкой в голосе. — Ты не можешь заставить себя сказать мне, что произошло сегодня вечером между вами?

Ее охватил гнев:

— Ты хочешь знать, что произошло? Я скажу тебе. Я сказала ему, что мне нужны его деньги и часть Окли. Ты отнял у моего отца его дело, а теперь я хочу что-то получить взамен. — Голос ее оборвался. Она пыталась вырваться от него и снова подвернула больную ногу. Она вскрикнула от боли, и слезы выступили у нее на глазах.

— Отпусти меня, черт бы тебя подрал! Дэниел тихонько выругался себе под нос, поднял ее на руки и понес в гостиную. Не обращая внимания на ее визг, он положил ее на диван.

— Ты не имеешь права меня трогать, — возмущенно кричала она, пытаясь вырваться. — Ты считаешь, что если ты сильнее меня, то тебе все дозволено… Не надейся…

— Замолчи, Лора. — Его тело вплотную придвинулось к ней, волнуя ее своей мужественностью. Она пыталась бороться, но ей не хватало воздуха. Он немного отстранился. — Сиди спокойно. — Он приподнял ее ногу, трогая вспухшую лодыжку пальцами. — Что с ногой?

— Не твое дело. Мне не нужна сиделка, тем более такая, как ты. И не лезь в мою личную жизнь. Это мое дело, а не твое.

— Нет, мое, — сказал он с холодным высокомерием. — Когда ты уходила отсюда, у тебя был кавалер. А домой вернулась ты одна. И очень поздно. Ты гость в моем доме, и я отвечаю за тебя, хочешь ты этого или нет. А теперь я спрашиваю тебя в последний раз, почему Джеймс не привез тебя домой?

— Я сказала тебе. Он куда-то поехал с другом, а я не захотела. У меня болела голова, а сейчас из-за тебя она болит еще больше. — Она сжала губы, глаза ее сверкали.

— Он, видимо, напился, — коротко заметил Дэниел.

— Я не говорила этого.

— Нет, но ты говорила многое другое. Давай выясним все по порядку. — Он строго взглянул на нее. — Когда это я лишил твоего отца его дела? Насколько я помню, все было вполне законно. Между нами был подписан контракт.

— На бумаге, возможно, все выглядело и законно. Но ты доводил его, не оставлял в покое, даже после того как он умер. И зачем? Заполучив все, ты ни до чего даже не дотронулся.

— Ты все не правильно понимаешь. Это свойственно тебе, — заметил он нравоучительным тоном. — Твой отец явно не хотел делиться с тобой своими делами. Видимо, у него были на это свои причины.

Ресницы ее задрожали:

— О чем это ты?

— Я хотел устроить галерею. Маленькую галерею, где молодые художники могли бы выставлять свои картины. Твоему отцу эта идея не понравилась, когда я поставил его в известность о своих планах. Он сразу же отклонил мое предложение, хотя вы оба могли бы хорошо на этом зарабатывать. Он продолжал тратить свое время и деньги на то, чтобы сохранить свой магазин. Я хотел помочь ему, но он был слеп, чтобы видеть это.

Лора была поражена. Она посмотрела на его строгий профиль. Она инстинктивно чувствовала, что он говорит правду. Горечь его тона была искренней.

— Я не знала этого, — прошептала она. — Не имела понятия.

— А что бы изменилось? Ты была так уверена, что я подлый злодей, который довел твоего отца до могилы, что мои слова не имели бы никакого эффекта. — Он говорил отрывисто, с горечью и обидой. И она внимательно посмотрела на него. Может быть, он прав? Может быть, поддавшись настроению своего отца, она не захотела его тогда понять? Дэниел купил ее картину, зная, как она дорога ей. И она не может забыть об этом. Но, возможно, он поступил так из-за обиды, которую чувствовал от того, что она не хочет понять его.

— Не знаю, что и сказать, — произнесла она, заикаясь. — Возможно, я ошибалась, не правильно тебя понимала. Я считала… — Она тряхнула головой, и ее густые волосы закрыли ее лицо, удивленное и неуверенное:

— Мой отец был очень скрытным человеком. Он ни с кем ни о чем не делился. Может быть, он стал таким после того, как мама его оставила. Я не знаю. Но он всегда во всем сомневался, всех подозревал. А я ему верила. Не знаю, почему.

Она смотрела на него в замешательстве. Дэниел придвинулся к ней и крепко взял ее своими крепкими пальцами за подбородок.

— Возможно, есть из этого выход, — сказал он. Она сидела очень спокойно. Пальцы его гладили нежную кожу ее щек, потом приблизились к губам. Губы ее задрожали от его прикосновения. И тогда он поцеловал ее. Он целовал ее медленно, осторожно, пробуждая в ней желание. Она прижала ладони к его груди. Потом руки ее по привычке сжались в кулаки. Но он подвинулся ближе, прилег рядом. Она чувствовала на своих волосах его теплое дыхание. Он крепко ее обнял.

Лора как, бы обрела пристанище, укрытие во время шторма. Ей казалось, что так и должно быть. Он снова приблизил свои губы к ее рту и стал быстро и нежно дотрагиваться до ее губ своими губами и языком, дразня ее. Затем он подвинул поближе подушку.

— Ты пахнешь медом, — прошептал он, — и губы твои, как мед, сладкие и нежные. Восхитительные. — Она тихонько застонала, и он стал целовать ее шею, останавливаясь, чтобы ощутить запах ее кожи. Он нежно обнял ее за талию, потом постепенно пальцы его поползли вверх и остановились, чуть касаясь грудей. Это было слабое, очень нежное прикосновение, но кровь ее закипела в венах.

От его прикосновений Лора вся дрожала и даже не поняла, что он расстегивает молнию, пока не почувствовала, что плечи ее оголились. Она начала слабо протестовать, но он не отпускал ее, ища губами ложбинку между грудей. Она еще слабо сопротивлялась, пыталась освободиться от него, не видеть его горящих глаз, но он не отпускал ее, прижав обе ее руки к дивану.

— Не уходи от меня, Лора. Ты такая прекрасная. Я так долго ждал тебя, — нашептывал он ей.

Глаза его пылали огнем, обжигали ее, а он снимал с нее кружевной бюстгальтер, обнажая ее круглые груди. Он чуть-чуть улыбнулся, предвкушая наслаждение, нежно прикасаясь губами к ее телу, заставляя ее дрожать от желания.

Он стал целовать ее грудь, пока соски ее не набухли и она не почувствовала сладкую боль. Она застонала, когда он стал касаться языком ее сосков, возбуждая ее, пока она сама не потянулась к нему, уже без стеснения прижавшись к его телу, потянувшись губами к его губам. Она бормотала что-то, охваченная нахлынувшим на нее горячим желанием, такой бурей чувственности, что перестала соображать, погружаясь в сладкий сон.

— Чего ты хочешь, любимая, — спросил он хрипло. — Скажи мне. Ты хочешь меня?

Она всегда хотела его. Сердцем, умом, каждой частичкой своего тела. Теперь она убедилась в этом. Что это, любовь, какое-то другое удивительное чувство, болезнь? Не имеет значения, что было раньше. Она теперь понимает, что без него жизнь ее пуста, никчемна.

Он целовал то один ее сосок, то другой, поглаживая руками ее живот, бедра. Губы его спускались все ниже и ниже.

— Да, — шептала она, — о, да, Дэниел… Пожалуйста. Я…

Он слегка отстранился от нее, посмотрел ей в глаза и спросил с нежной иронией:

— А как же Джеймс? Разве ты не любишь его? Ведь ты не собираешься за него замуж?

Она была в замешательстве. Тело его напряглось. Он себя полностью контролировал:

— Ты что, забыла о моем брате?

— Нет. Я…

— Ты не любила его, — продолжал настаивать он. — Я всегда знал, что ты только используешь его в своих целях…

— Нет, ничего такого не было. Мы просто были друзьями.

— Ты лжешь, Лора, — прервал он ее резко. — Джеймс по уши влюблен в тебя. Но он знает, что любовь его не взаимна. Тебе ведь нужны только его деньги.

Лора была поражена. Как он вдруг изменился!

— Это не правда! — пыталась возмутиться она. Он улыбнулся своей насмешливой улыбкой и оглядел ее обнаженное тело. Она попыталась уйти от этого обжигающего ее взгляда, от этих циничных безжалостных темно-серых глаз, так беспеременно разглядывающих ее. Но он крепко держал ее за руки и не давал возможность даже пошевелиться.

— Но дело не в этом, — сказал он грубо. — У нас нет причин, чтобы не договориться. Это еще не конец. — Одной рукой он погладил ее нежную кожу. Сердце ее билось, как сумасшедшее, вырываясь из груди. Наконец она поняла, так продолжаться не может. Она потеряет сознание.

— Я хочу тебя, Лора, — сказал он хрипло. — Я всегда хотел тебя. Это чувство сжигает меня. Ты прекрасна, ты чувственна. Я просто умираю от желания иметь тебя.

Лоре стало страшно. Ей вдруг показалось, что он сейчас задушит ее в своих объятьях, что она пропадет навеки.

— Нет, — крикнула она, когда он опять стал целовать ее грудь. Она зарыдала. — Нет, — сказала она сквозь слезы. Он поднял голову и посмотрел ей в глаза:

— Считай это сделкой между нами, контрактом, если тебе так нравится. Таким образом, мы оба получим то, чего хотим.

Она потеряла над собой контроль. Задыхаясь от возмущения, она крикнула ему в лицо:

— Нет, нет и нет. Я не лягу с тобой в постель, даже если бы ты был единственным мужчиной на этой земле.

Глава 6

Лора ужасно провела ночь, почти не спала. Когда первые лучи солнца стали пробиваться сквозь шторы, она с трудом поднялась с постели и пошла в душ, надеясь, что прохладные струи воды разгонят боль в мышцах и помогут ей встретить с достоинством наступающий день.

Она чувствовала себя такой несчастной, такой подавленной. Комок подступил к горлу. Почему так все ужасно складывается? Она, наконец, поняла и призналась себе, что любит Дэниела, всегда любила его, хотя старалась отогнать от себя это чувство. Ее самые ужасные предположения оказались правдой. Презрение, которым он облил ее, его жесткое обращение так глубоко ее ранили, что она никогда не сможет от этого оправиться. В глубине души она все же надеялась, что хоть немного нравится ему, но это были пустые, ничем не оправданные надежды. И вчера ночью он окончательно рассеял их своим грубым поведением. Он ненавидит ее! Эта мысль не давала ей покоя и вызывала боль в сердце.

И особенно стыдно было за то, что в порыве страсти она открыла ему свою любовь, а он жестоко и грубо отказался от нее.

«Я хочу тебя», — сказал он ей, но только для удовлетворения своих желаний, как продажной женщине. Он цинично ласкал ее, пробуждая в ней ответные чувства, и в то же время оставался расчетливым и холодным, как всегда. Она немедленно уедет отсюда! Нужно только собрать вещи.

Она спустилась в столовую. Услышав ее шаги, Джеймс оглянулся. Он сидел на стуле возле окна. Увидев его лицо, Лора почувствовала угрызения совести. Выглядел он ужасно: глаза печальные, под ними огромные синяки.

— Ну, как ты сегодня себя чувствуешь, — спросила она спокойно, придвигая стул, чтобы сесть рядом с ним.

Он поморщился:

— Да не очень. До сих пор гудит голова.

— Так плохо? — сочувственно улыбнулась она в ответ. — Вы с Кевином хорошо погуляли, наверное? Ты довольно поздно вернулся домой. Он нахмурил брови:

— Откровенно говоря, после того, как ты ушла, я ничего не помню. Я, кажется, болтал какие-то глупости о том, что следует начать все сначала и всякую прочую чушь, а потом мы долго обсуждали, что будем делать, когда получим диплом. Кевин говорил, что будет работать у своего отца. Что-то в этом роде. Не помню. — Он снова нахмурился. — Прошлой ночью я вел себя, как идиот. Надеюсь, что не наделал никаких глупостей, которые бы тебя окончательно разочаровали во мне…

— Ничего такого не было, — сказала она быстро. — Я сама виновата. Я не думала…

Он покачал головой. — Я должен был бы получше соображать. Ведь ты же сказала мне с самого начала, что между нами ничего не может быть, кроме дружбы. Но я упорствовал. И наделал массу глупостей. Все испортил.

— Забудь об этом, Джеймс. Все в порядке. — Она смотрела куда-то вдаль, размышляя. Всему пришел конец. Возможно, через многие годы она вспомнит о том, что здесь произошло, об этом эпизоде ее жизни, и ей не будет так больно, как сейчас. Она надеялась, что так и будет.

— Извини, что я оставил тебя вчера одну, — продолжал оправдываться Джеймс.

— Все нормально. Забудь об этом. Он взял ее за руку.

— Ведь мы друзья? — спросил он ее с беспокойством. — Я ничего не испортил?

— Конечно, что ты, — ответила она, ласково пожав его руку.

— Тогда правильно пойми то, что я сейчас скажу тебе. Я говорю это вовсе не потому, что на что-то надеюсь. Я собираюсь в Европу. Почему бы тебе не поехать со мной? Ведь здесь тебя ничего не держит? Или я ошибаюсь?

Лора замолчала, потому что в это время дверь открылась и в комнату вошел Дэниел, уставившись сразу на руки, которые они пожимали друг другу.

Джеймс тотчас же отпустил ее руку, почувствовав себя скованно, а она все еще продолжала смотреть в какую-то неведомую даль. Лицо ее было бледно, спина напряжена. Она даже не моргнула, увидев Дэниела, как будто не заметила его.

А Дэниел подошел к столу, налил себе кофе из кофейника и с чашкой отошел к окну, где остался стоять, молча смотря на улицу. Его профиль, казалось, был выточен из камня.

Джеймс снова обратился к Лоре.

— Ну так как, Лора? Поедем со мной?

— Извини, — ответила она очень тихо. — Но это невозможно.

— Почему? — прервал ее Джеймс. — Какие проблемы?

— Я не могу просто так поехать в Европу, — ответила она спокойно. — У меня квартира. Я связана с Мэгги. Кроме того, у меня масса незаконченных дел: работа, контракты, которые я должна выполнить в ближайшие месяцы.

— Все это отговорки, — сказал Джеймс отрывисто. — Ты прекрасно можешь работать и там, как ты работаешь здесь.

Дэниел слегка пошевелился, и Лора вдруг увидела его глаза. Он молчал, но глаза его говорили ей, что если она поедет с его братом в Европу, ей несдобровать. Что он может сделать? — подумала она. Расскажет Джеймсу, как довел ее почти до безумия своими ласками, а потом посмеялся над ней?

Она пододвинула к себе чашку с кофе и произнесла:

— Нет, Джеймс, все не так просто.

— А что здесь сложного? — спросил Джеймс. — Если ты действительно захочешь со мной поехать, все можно уладить.

На это понадобится буквально несколько часов. Сегодня же днем мы можем купить билеты.

— Нет, — ответила она. — Но из Окли я уезжаю. Как ты правильно заметил, меня здесь ничто не держит. Я возвращаюсь домой.

— Ты не должна этого делать, — сказал Джеймс.

— Я уже решила, — спокойно ответила ему Лора, взяв в руки чашку с кофе.

И тут впервые в разговор вступил Дэниел.

— Убегаешь, Лора? Почему?

Она ему ничего не ответила, но ее зеленые глаза были полны гнева, когда она посмотрела на него поверх своей чашки.

Он сказал довольно злобно:

— Надеюсь, ты не забыла, что у тебя здесь есть работа?

Собрав всю свою волю, Лора спокойно возразила:

— Работу можно прервать. Он поджал губы:

— Нет, ты должна закончить то, что начала. Джеймс смотрел то на Лору, то на брата.

Враждебная атмосфера, воцарившаяся в комнате, заставила его нахмурить брови.

— Ну, так вот, — сказал он. — Мне кое-что еще нужно сделать. Я пойду, Лора. Мы поговорим еще с тобой, хорошо?

Она промолчала, едва сдерживая гнев. Дэниел поставил на стол свою чашку и направился вслед за Джеймсом к двери. — Зайди ко мне в кабинет, Джеймс, нужно поговорить. — Подойдя к двери и держась рукой за ручку, он повернулся к Лоре и бросил ей:

— Я должен на несколько дней уехать в Лондон. Надеюсь, что ты останешься в Окли и закончишь свою работу. Надеюсь, когда я вернусь, ты еще будешь здесь.

— А если я не захочу здесь оставаться, что тогда?

— Я хорошо плачу тебе, ты не забыла?

— Нет, не забыла, — ответила она ледяным тоном. — Можешь оставить все деньги себе. Я уезжаю.

— Подумай о последствиях, Лора. — Он злобно улыбнулся. — У меня много знакомых в мире искусства. Я могу сделать так, что ты останешься без работы.

— Это шантаж, — возмущенно выпалила она.

— Шантаж — ужасное слово. Я считаю, что лучше назвать это давлением, — ответил Дэниел.

Он вышел из комнаты, а Лора посмотрела ему вслед с бессильной ненавистью. Он загнал ее в тупик, прекрасно понимая, что она не захочет рисковать своей карьерой. Он просто не оставляет ей выбора, вынуждает выполнять то, что задумал его дьявольский ум. Она сжала кулаки. Неужели он действительно хочет, чтобы она оставалась здесь? Или он просто хочет лишний раз заставить страдать ее, хочет отомстить ей таким образом.

Через час она услышала шум мотора. Но только когда заскрипели шины и он уехал, она смогла свободно вздохнуть и расслабиться. Она тут же пошла в мастерскую. Если ей придется все-таки закончить реставрацию, надо трудиться без передышки, чтобы поскорее с этим разделаться. Если она будет работать день и ночь, то успеет завершить все дела до его приезда.

Хизер принесла ей поднос с едой, и Лора на всякий случай спросила, где она может найти нужную ей рамку.

— Я точно знаю, что Дэниел заказывал раму, — сказала Хизер. — Возможно, ее еще не привезли. Если и к четвергу ее не привезут, я позвоню в компанию и сама съезжу за ней.

— Спасибо, — поблагодарила ее Лора, надеясь, что раму доставят вовремя. — Я буду вам очень признательна.

Когда на следующий день Джеймс зашел к ней в мастерскую, она сосредоточенно занималась особенно трудно поддающимся реставрации местом картины. Лора отложила кисти и краски, откинулась на спинку стула и провела усталой рукой по волосам.

— Как дела? — спросил он, и она пожала плечами.

— Пока неплохо.

Он осторожно сказал:

— Извини, если вчера из-за меня вы поссорились с Дэниелом. Между вами что-то произошло, а я вмешался и еще усугубил положение.

— Чепуха, — ответила Лора. — Во всяком случае, он уехал, так что все в прошлом.

— Он вернется. И очень скоро. Я его знаю. Он не даст тебе возможности улизнуть. Он боится, что ты уедешь со мной. — Джеймс помолчал, водя пальцем по полированной поверхности стола. — Мне никогда не удавалось определить Дэниела ни в чем.

Лора вздохнула:

— Забудь о нем. Ты гадаешь, почему все так произошло, но ты здесь совсем ни при чем. Не кори себя.

— Ты хочешь сказать, что если бы ты даже и не любила Дэниела, между нами все равно ничего бы не было? — Он горько улыбнулся.

Лора вздохнула, а потом тихо спросила:

— Почему ты решил, что я…

— Знаешь, ты не первая, кто в него влюбился. Лора почувствовала, что бледнеет, а Джеймс спокойно продолжал:

— Дэниел нравится женщинам. И дело совсем не в том, что он богат. А он считает, что только поэтому. Он большой скептик, и это ему часто вредит.

Она была в замешательстве, но поняла, что никакие протесты по поводу ее чувств к Дэниелу не подействуют на Джеймса. Он прекрасно видел все, что она пыталась скрыть. Возможно, именно поэтому он и преследовал ее все это время, вдруг поняла она. Он завидовал Дэниелу, завидовал давно, еще до того, как они встретились. И он постоянно соперничал со своим братом.

Джеймс сказал обреченно:

— Ты, кажется, твердо решила, что не поедешь со мной в Европу? А как насчет того, чтобы проводить меня хотя бы в аэропорт?

— Конечно, я провожу тебя, о чем речь! Когда ты уезжаешь?

— Самолет вылетает послезавтра утром. Поэтому я решил, чтобы не ехать ночью, отправиться завтра в Лондон и переночевать в отеле. Тем более мне нужно будет завершить там кое-какие дела.

Лора кивнула:

— А я похожу по магазинам, пока ты будешь заниматься делами. — Это, конечно, значит, что она несколько задержится с работой. Но она твердо решила, что проводить Джеймса она должна.

— Ну и отлично, — сказал Джеймс. — Я предупрежу Хизер, где мы остановимся. На всякий случай. Кевин, кажется, говорил мне, что должен позвонить. У него ко мне какое-то дело.

Он зарезервировал места в большом современном отеле, недалеко от аэропорта. Номера их были рядом, на третьем этаже, оба просторные и хорошо обставленные, с видом на прекрасно ухоженный парк.

Однако на Лору этот вид не произвел впечатления. Вот уже несколько дней она думала только о том, чтобы поскорее все закончилось.

Пока Джеймс ходил в банк и еще куда-то, она бродила по магазинам. Ее ничто не привлекало. Она останавливалась возле витрин с одеждой, с косметикой. Ничто не интересовало ее. И только в отделе, где продавались картины, краски и другие предметы, связанные с живописью, она немного задержалась.

Куда он дел ее картину, думала она. Решение Дэниела продать ее доказывало, что в то время она была безразлична ему. Но потом, когда он узнал о ее дружбе с Джеймсом, все изменилось. Он решил сделать ей больно, наказать ее каким-то образом. Поэтому было мало надежды, что он назовет ей имя человека, которому продал картину. А ведь картина ее матери — единственное, что связывало ее с прошлым. Теперь все потеряно.

Вечером они пообедали с Джеймсом в ресторане при отеле. Ресторан был уютным, полутемным, с отдельными кабинетами. Кругом вьющиеся растения. На столиках, покрытых белыми льняными скатертями, вазы с цветами.

Подцепив вилкой прохладный сладкий кусок дыни, Лора сказала:

— Дэниелу, видимо, понравились твои идеи относительно зоны отдыха. Он включил их в план?

— Два или три предложения, кажется. Он должен был еще проверить, можно ли их осуществить и соответствуют ли они его общему проекту. В основном он сам разработал проект. Ему понравились некоторые мои предложения по поводу строительных работ. Мы с Кевином как раз изучали это на последнем курсе, познакомились с некоторыми новыми методами. Дэниел знал о них, но я внес кое-какие уточнения. — Джеймс пил вино очень маленькими глотками. Боялся пить больше одного бокала. Был спокоен и трезв — Дэниел всегда интересовался последними достижениями в технологии. Поэтому я считал, что он все знает, старался не ошибиться. Но я зря волновался. Он терпеть не может профанов, но всегда готов выслушать другого человека, понять его точку зрения, даже если он не собирается ей следовать.

Лора, нахмурившись, расправила на коленях юбку. Она подумала, что Дэниел никогда не слушал ее, не хотел понять ее точку зрения Возможно, когда дело касалось ее, он вообще ничего не хотел слышать.

Джеймс водил пальцем по салфетке, пока официант подавал им горячее. Оба заказали лососину под белым соусом.

Лора сказала:

— Он явно рад, что ты можешь чем-то помочь ему теперь, когда кончаешь университет.

— Сомневаюсь, — ответил Джеймс, слегка улыбнувшись. — У меня такое впечатление, что я только начинаю учиться и моя поездка в Европу — это лишь азы обучения. — Он поддел вилкой нежный сочный кусочек рыбы. — Он думает, что год-два я должен покататься по миру, познакомиться с разными методами и технологиями работы, чтобы расширить свой кругозор. Возможно, раньше я не понимал его. Он считает, что я должен со временем полностью включиться в наш бизнес.

Лора подняла брови:

— Значит, это у нас праздничный обед. Следовало бы заказать шампанское. Джеймс улыбнулся:

— У меня в номере охлаждается в ведерке со льдом бутылка. Мы пообедаем, а потом поднимемся ко мне наверх.

Лора задумчиво посмотрела на него из-под опущенных ресниц. А он спокойно произнес:

— Я не собираюсь тебя соблазнять, честно. Я пригласил тебя сюда не за этим. Это просто прощальный обед, потому что не думаю, что скоро вернусь в Англию.

— Я не против, — ответила она. — Но только один бокал, иначе я всю ночь не засну. — И, чтобы сменить тему, она спросила:

— Как ты думаешь, Дэниелу удастся заключить этот контракт?

— Я не знаю, кто его конкуренты, но считаю, что у него нет равных. Он знает свое дело. И где бы он ни работал, у него всегда все на уровне.

— А когда это станет известно?

— Через несколько дней, должно быть… Сейчас он здесь, в Лондоне, представил свой проект на рассмотрение. А потом придется немного подождать.

Они съели фруктовый десерт, а потом выпили кофе с ликером. Пока Лора тянула ликер, Джеймс вынул из кармана листок бумаги и ручку.

— По этому адресу я проживу несколько недель, — сказал он. — Напиши мне, как твои дела.

— Напишу, — пообещала она и добавила:

— Ты тоже пиши мне. Джеймс улыбнулся:

— Спасибо тебе, что согласилась проводить меня. — Он отодвинул свою рюмку с ликером в сторону. — А теперь пойдем выпьем шампанского.

Они прошли через фойе к лифту. Пол фойе был застлан мягким ковром, стены в зеркалах. Лора подняла глаза и увидела себя и Джеймса в зеркале. Смотрелись они совсем неплохо. На Джеймсе был элегантный строгий костюм, светло-голубая рубашка и темно-синий галстук. Она — в зеленом платье с открытой спиной, плотно облегающем талию, и с широкой юбкой, шуршащей при ходьбе. В этот вечер она заколола свои рыжие волосы на затылке и сама удивилась, как современно и изысканно она выглядит. Ее образ не очень соответствовал ее чувствам, особенно после выпитого вина и ликера. Голова немного кружилась.

Джеймс открыл дверь в свой номер и пропустил Лору вперед.

— Сейчас найду пару бокалов, — пробормотал он. Лора присела в кресло. На полу лежал его кожаный чемодан.

— Ты уже собрал свои вещи? — спросила она, оглядывая пакеты и сумки, валявшиеся на полу.

— В основном, да. Осталось еще положить кое-какие мелочи.

— Давай, я помогу тебе, — предложила она.

Джеймс вернулся с двумя бокалами и открыл шампанское.

— Будь добра. А я пока переоденусь, — ответил он, наливая шампанское. Потом он скинул пиджак и бросил его на кровать, развязал галстук. Взяв джинсы и свитер, он направился в ванную комнату.

Она крикнула ему вдогонку:

— А где твой паспорт и билет, в сумке?

— Ты ведешь себя, как моя мать, — шутливо проворчал он, закрывая за собой дверь.

Лора стала подбирать вещи, которые он сегодня купил. Они были разбросаны по всей комнате. На стуле лежали его новые брюки, и она стала аккуратно их складывать.

Кто-то решительно постучал в дверь. Лора распрямилась, подумав: кто бы это мог быть? Служащий отеля? Но они ничего не заказывали. Стук повторился. Неизвестный посетитель был настойчив. Положив брюки в чемодан, Лора подошла к двери…

— Я так и знал, — резко заметил Дэниел. — Ты никак не можешь оставить его в покое. — Он был взбешен, глаза его так гневно сверкали, что Лора испугалась. Она попятилась от него, но он резким движением отстранил ее и прошел в номер. Лора пыталась закрыть дверь, пальцы ее не слушались. Войдя, он моментально заметил бокалы и бутылку шампанского, лежащую в ведерке со льдом.

— Как романтично, — хмыкнул он, беря в руки бутылку.

— Как ты здесь очутился, Дэниел? — спросила Лора.

Он строго посмотрел на нее, рассматривая прическу, открывавшую шею и плечи, потом оглядел платье и ноги в туфельках на высоких каблуках.

Он смотрел на нее, а ей казалось, что он раздевает ее своим взглядом. Ей стало неловко, щеки зарделись, как всегда, под его взглядом.

— Я помешал вам, разрушил вашу идиллию, — саркастически улыбнулся он. — Что это у вас? Своего рода праздник? По какому поводу? — Он положил бутылку шампанского обратно.

— Своего рода да, — согласилась с ним Лора, стараясь сохранять спокойствие.

— Ладно, где он?

— Если ты имеешь в виду Джеймса, то он в ванной комнате, — ответила она и поджала губы.

Глаза его сощурились, совсем превратились в узкие щелки:

— В чем дело, Лора? Ты должна быть в Окли. Тебя больше не интересует твоя карьера? Ты полагаешь, что Джеймс будет тебя содержать?

Лора подняла голову, выставив вперед подбородок. Она не даст ему возможность запугать ее. Дэниел не любит, когда поступают вопреки его воле. Он привык, что все ему подчиняются. А теперь наступило время показать ему, что запугать ее не удастся.

— С каких это пор ты следишь за тем, где я нахожусь? — спросила она его высокомерным тоном, подняв брови. — Я не знала, что должна перед тобой отчитываться.

— Твои шутки неуместны, — прорычал он. — Я звоню домой, чтобы узнать, когда улетает Джеймс, и Хизер говорит мне, что вы вдвоем уехали в Лондон. Я не мог поверить, что ты можешь сделать такую глупость.

— Это твои трудности, — бросила она с вызовом, отвернувшись от него и направляясь в другой конец комнаты. Он успел схватить ее за руки.

— Ты не поедешь с ним, — сказал он строго. — Я не позволю тебе это сделать, Лора. Она вытаращила глаза:

— А какое ты имеешь право указывать мне, ехать или не ехать, — возразила она ему, тяжело дыша от возмущения. — Ты не сможешь заставить меня изменить мое решение.

Она вовсе не собирается никуда ехать, но ему она об этом не скажет, это уж точно.

Дэниел притянул ее к себе. — Зачем ты делаешь эту глупость? — спросил он ее хрипло. — Ты не любишь его…

Она возразила:

— Что ты знаешь о моих чувствах? Ты когда-либо слушал, что я тебе говорила?

— Я знаю, как ты ведешь себя со мной, — сказал он ей резко. — Я знаю, что ты испытываешь со мной рядом. Этого ты не можешь скрыть, ведь так?

Она глубоко вздохнула. Как он любит ее мучить, ему доставляет это прямо-таки садистское удовольствие. Она закрыла глаза, чтобы не видеть его, надеясь, что чувства, которые он снова пробудил в ней, отойдут на задний план.

— Ты ему не подходишь, — выпалил Дэниел, и что-то в его голосе заставило ее задрожать. Она посмотрела на него и поразилась, каким напряженным было его лицо. Рот плотно сжат, глаза потемнели, стали почти фиолетовыми.

— Мне больно, — сказала она, когда он сжал ее руки.

— Иногда мне хочется сделать тебе больно. Ты вызываешь во мне самые дикие чувства. Он оттолкнул ее, и она потерла покрасневшие следы от его рук. Он злится, потому что не хочет, чтобы она встречалась с Джеймсом, а она сопротивляется, не подчиняется ему. Именно это его бесит, именно это он хочет сказать ей.

— Ты не считаешь, что у твоего брата своя жизнь и что он сам должен ею распоряжаться? — спросила она дрожащим голосом.

Дэниел прошипел сквозь зубы:

— Я скорее убью его, чем позволю взять тебя с собой.

Лора смотрела на него с отчаянием, потом тихо произнесла:

— До этого не дойдет. Поговори с Джеймсом, и он расскажет тебе о своих намерениях.

Она вдруг почувствовала себя очень усталой. Силы покинули ее. Она направилась к двери и вышла в коридор, захлопнув дверь, думая, что таким образом сможет убежать от всех своих неприятностей и переживаний.

Если бы все было так просто! Почему она осуждена любить человека, который ненавидит ее? Вернувшись в свой номер, она села на кровать, пытаясь разобраться в этой неразберихе чувств, охвативших ее. Как ей справиться с тем, что она испытывает к Дэниелу? Возможно, он слеп, не замечая ее попыток объяснить ему свое поведение в прошлом и теперь. А теперь она просто устала. У нее уже нет сил ни на какие объяснения, тем более что все бесполезно. Чем скорее она закончит свою работу в Окли и уедет оттуда, тем лучше.

Поглядев на себя в зеркало у туалетного столика, Лора увидела, какая она бледная, изможденная. Она взяла щетку и стала расчесывать свои локоны, выбившиеся из пучка, подумав, что как было бы хорошо, если бы можно было вот так же привести в порядок свое страдающее сердце. Но боль не утихла.

В дверь кто-то тихонько постучал. Она не ответила. Ей не хотелось, чтобы ее беспокоили до того момента, как Джеймсу нужно будет отправляться в аэропорт. Постучат и уйдут.

— Лора, — услышала она голос Дэниела. Она промолчала. — Лора, открой. Я знаю, что ты здесь.

«Откуда ему это знать?» — подумала она, а потом догадалась, что, вероятно, через щель под дверью проникает в коридор свет.

Он снова постучал, на этот раз громче, и она сказала ему спокойно:

— Уходи.

— Я должен поговорить с тобой. — Она молчала. Тогда он начал дубасить в дверь кулаком, и она испугалась, что люди, живущие рядом, могут пожаловаться администрации.

— Мне не о чем с тобой говорить, — крикнула она. — Уходи, оставь меня в покое.

Он продолжал стучать. Ей все же пришлось подняться и открыть дверь. Он стоял у двери, видимо, решив вышибить ее. Увидев ее, он распрямился.

— Если ты не отстанешь от меня и не уйдешь, — сказала она спокойно, но решительно, — я позову администратора и попрошу вывести тебя из гостиницы.

— Лора, я должен перед тобой извиниться, — не слушая ее, произнес он, решительно входя в номер. Она смотрела на него не мигая. — Я пришел сказать, что мне очень жаль, что все так получилось…

Она заморгала, ресницы ее задрожали. Он закрыл дверь и прислонился к ней спиной, смотря на Лору.

— Ты была права, — сказал он спокойным голосом. — Я не слушал тебя, я был очень расстроен тем, что, как мне казалось, происходило. Поэтому я не считался с тобой, с твоими чувствами.

Постепенно приходя в себя, Лора проговорила:

— Понятно. Ты разговаривал с Джеймсом… Лицо его было виноватым:

— Он сказал, что ты приехала проводить его в аэропорт. Я должен был бы выслушать тебя.

— Было бы лучше, если бы ты не делал поспешных выводов, — с обидой заметила она.

— Я все понимаю. Но когда я узнал, что ты приехала с ним, я пришел в бешенство. Я был готов на убийство.

Она спросила:

— Так ты хочешь, чтобы я поблагодарила тебя за то, что ты не поддался этому чувству? Я не буду тебя благодарить.

— Я был не прав, — продолжал извиняться он. — Ты хочешь, чтобы я встал перед тобой на колени?

— В этом нет необходимости, — поджала она губы. — Если ты все сказал, что хотел, может быть, ты теперь оставишь меня в покое и уйдешь отсюда?

Дэниел посмотрел на часы:

— Понимаешь, я сказал Джеймсу, что отвезу его в аэропорт. И он попросил меня передать тебе, чтобы ты тоже с нами поехала.

Посмотрев на свои ручные часы с явным безразличием, она ответила:

— Хорошо. В таком случае я должна взять куртку.

Проводив Джеймса, Дэниел отвез Лору в Окли.

Было еще очень рано, машин на дороге было мало, поэтому ехали они быстро. По дороге они почти не разговаривали. Дэниел следил за дорогой, а Лора вспомнила события прошедшего дня и возмущалась в душе.

Его извинения не смягчили ее. Прекрасно, он осознал, что сейчас он ошибся, но это вовсе не значит, что он изменил о ней свое мнение. Он просто считал, что его угрозы заставят ее теперь хорошенько подумать, прежде чем сделать какую-нибудь глупость по отношению к Джеймсу. Она сложила руки на коленях и задумчиво смотрела на них. Скорее бы закончить работу и расстаться с этим домом навсегда.

Они прибыли к завтраку. Хизер вышла их встретить.

— Джеймс улетел? Без проблем? — спросила она, и Лора как можно подробнее отвечала на все ее вопросы, пока Дэниел ставил машину в гараж.

— У вас усталый вид, — заметила Хизер. — Сейчас позавтракаете, выпьете чего-нибудь горяченького, и вам станет лучше. Из галереи пришла посылка. Там, кстати, и рама, которую закрывал Дэниел. Я положила ее на стол в кабинете. Когда отдохнете, можете посмотреть, что они прислали.

— Спасибо, посмотрю, — ответила Лора. Только к вечеру она смогла взглянуть, что же прислали в посылке. Сначала она закончила реставрацию большой картины и только потом решила вставить в рамку маленькую. Дэниела в доме не было, почти весь день он был где-то в усадьбе, разговаривал с рабочими о делах, связанных с постройкой каких-то дополнительных зданий. И она чувствовала себя довольно свободно. Его близость волновала ее, но она все еще была слишком расстроена.

Войдя в кабинет, она сразу увидела на столе большую посылку, завернутую в коричневую бумагу. Осторожно Лора развернула бумагу и увидела резную рамку. Взяв ее в руки, она сразу поняла, что рамка идеально подходит к картине. В посылке было что-то еще, переложенное картоном и завернутое в бумагу. Она осторожно отложила рамку в сторону. Ей вдруг так захотелось посмотреть, что же еще прислали из галереи.

Позже она подумала, что лучше бы не поддавалась тогда своему любопытству, взяла рамку и ушла. Но она не сделала этого. Она сняла картонку и сразу узнала картину.

Она испугалась. Сердце как будто пронзили насквозь острым кинжалом. Она чуть не вскрикнула, потрясенная. Дрожащими руками она взяла картину. Это была гавань, освещенная солнцем. Яхты с разноцветными парусами качались на лазурной поверхности воды.

Она тихонько провела по картине пальцами, и слезы потекли у нее из глаз. Как ждала она этого момента. И теперь, когда наконец это случилось, она чувствовала только боль.

Дэниел солгал ей, когда сказал, что у него нет картины ее матери. И эта ложь жгла ее, как огонь.

Глава 7

— Хизер сказала, что я могу найти тебя здесь. Голос Дэниела звучал как бы издалека, так сильно шумело у Лоры в ушах. Она никак не могла прийти в себя, увидев картину матери.

Она долго глядела на нее, потом медленно и очень аккуратно положила на стол. Она ждала несколько лет, надеялась вернуть свою картину, а теперь, найдя ее, она не обрадовалась. Чувство радости не приходило, казалось, оно покинуло ее навсегда.

Дэниел подошел к столу:

— Ты нашла рамку? У меня не было времени посмотреть, что в посылке.

Он слегка обнял ее за плечи, и она дернулась, как кукла на веревочках.

Он тут же отпустил ее:

— Что с тобой, Лора? Ты заболела? Тебе чем-то помочь?

Она не смогла ему сразу ответить, лишившись дара речи:

— Я думаю, ты уже помог мне достаточно, — с трудом произнесла она.

— Я ничего не понимаю, — нахмурился он, глядя ей в глаза. — Что опять произошло? Скажи мне.

— У тебя не было времени посмотреть? — укоризненно ответила она. — Посмотри теперь повнимательнее и скажи, что я ошибаюсь… — Она протянула ему картину, чувствуя, как дрожат ее пальцы:

— Ты солгал мне. Зачем ты это сделал? — Пальцы перестали дрожать, ей удалось наконец взять себя в руки. — Ты знал, что значит для меня эта картина, и все же сказал, что ее нет у тебя. Зачем?

Дэниел взял картину, задумчиво посмотрел на нее, нахмурившись.

— Я не лгал тебе, — сказал он, подняв на нее глаза.

Она продолжала с горечью:

— Ведь ты говорил…

— Я говорил, что ее нет в доме. — Он положил картину на стол. — Я отправил ее в галерею, чтобы они подреставрировали рамку. Я давно собирался это сделать. В одном углу она треснула.

— Ты нарочно не говорил мне правду! Это все равно что лгать, — возразила она чуть не плача.

— Не совсем так. Ты надоела мне со своими притворными заявлениями о том, как дорога тебе эта картина. И я решил немного позлить тебя. — Он развел руками. — А потом я выбросил из головы все мысли о картине… Я же знал, что она скоро вернется обратно.

Лора посмотрела на него как на врага:

— Что ты имел в виду, когда сказал, что заявления мои притворны. Ты же прекрасно знал, как трудно мне было с ней расставаться.

— Опять ты играешь, Лора? — Кончики губ Дэниела скорбно опустились вниз. — Картина, которая для тебя так дорога, была продана мне за очень высокую цену. Я заплатил за нее гораздо больше, чем она стоит на самом деле. Тебе же так были нужны тогда эти деньги! Почему же сейчас ты строишь из себя обиженную? Не пытайся вернуть прошлое. Я знаю о тебе все. И принимаю такой, какая ты есть. Зачем же нам теперь ругаться?

Возмущенная его холодным высокомерием, она спокойно возразила:

— Если ты не хочешь спорить об этом, почему же ты так держишься за эту картину? Ты явно хочешь сделать мне больно. Эта картина тебе не нужна. Ни теперь, ни раньше ты не интересовался ей. Ты просто черствый и бесчувственный человек.

Я всегда знала это. С тобой нужно действовать твоим же оружием.

— Ты так считаешь? — спросил он с обидой в голосе. — Так вот как ты обо мне думаешь? Тогда мы очень подходим друг другу. Почему бы нам не договориться?

Быстрым движением он притянул ее к себе, обняв за талию. Держа ее крепко одной рукой, другой он приподнял ее лицо за подбородок.

— Ты говоришь, что тебе нужна эта картина? А мне нужна ты. Ну так насколько дорога тебе картина, Лора, и что ты готова за нее заплатить?

Лора, едва сдерживая рыдание, вырвалась из его объятий.

— Я уже говорила тебе раньше, — возмущенно крикнула она. — Ты мне не нужен! Чем скорее я закончу работу и покину этот дом, тем будет лучше для меня. Я ненавижу тебя, Дэниел Ворвик, ненавижу все, что связано с тобой.

Она выскочила из кабинета и побежала наверх, в свою комнату, захлопнув и заперев дверь. Он не стал догонять ее. А она бросилась на кровать, борясь с нахлынувшими на нее чувствами, и лежала так, пока вечерние тени не прокрались в комнату. Тогда она наконец заснула тяжелым и беспокойным сном.

После этого Лора не видела его два дня. Его вызвали на юго-восток, где он что-то строил. Оттуда он должен был поехать в Лондон. Она использовала это время, чтобы закончить реставрацию картин.

У нее раскалывалась голова от мыслей, не оставлявших ее. Дэниел вел себя так, будто потерпевшей стороной был он, а не она, обливая ее холодным презрением. Он возмущенно и скептически относился ко всем ее заявлениям, связанным с картиной, как будто бы это не он, а» она устроила продажу.

Почему он так уверен, что в ее отношении к нему преобладают корыстные интересы? На это у него нет никаких оснований, хотя… Ее вдруг осенило. А не мог ли ее отец сказать ему тогда, что это Лора решила продать картину? Возможно, именно поэтому Дэниел и не верит ей.

Она сидела за работой, когда Дэниел вернулся. Он открыл дверь в мастерскую с такой силой, что сразу стало понятно — он в ужасном настроении. Он вошел и окинул ее презрительным взглядом. Она глубоко вздохнула и вся напряглась. Она видела его злым и раньше, но такого еще не бывало. Глаза его блестели от ярости. Он уставился на нее.

— Ты все еще здесь, — заорал он. Она даже подпрыгнула от неожиданности и пролепетала, защищаясь:

— Я еще не закончила свою работу. Я стараюсь работать быстро. Осталось уже совсем немного.

— Я не об этом, — бросил он ей. — Ты прекрасно понимаешь, о чем я. Так же, как понимаешь, почему я сейчас здесь.

Лора прикусила губу:

— Что-то случилось? — Она пыталась догадаться, что могло произойти за эти несколько дней, и не могла.

Потом она осторожно спросила:

— Что-нибудь случилось с планом создания зоны отдыха?

Он зло улыбнулся:

— Вот видишь? Что я говорил? Ты сама ответила на свой вопрос. Ты сразу догадалась. Думаю, ты также знаешь, каким образом наши конкуренты смогли представить проект, который почти полностью соответствует моему: те же строительные материалы, те же эскизы и прочее, и прочее. Единственная разница в стоимости исполнения. Но ты все сама прекрасно знаешь, Лора, не так ли? Расходы не могли получиться меньше, чем у меня. Лишь на немного, чтобы обеспечить себе возможность получить контракт.

Она слушала его с ужасом. Он говорил о чем-то невероятном. Кто-то воспользовался его идеями, причем в деталях. Как такое могло случиться? Все его бумаги находились в Окли.

— Зачем ты сделала это, Лора? В голосе его слышалась боль. Лора подняла голову.

— Я ничего не делала, — ответила она ему в замешательстве. Выходит, вся его работа пошла насмарку. Поэтому он так и возмущен.

— Не строй из себя невинное существо! Избавь меня от этой лжи. — Он крепко схватил ее за руку. — Притворяться больше нет смысла!

Он был вне себя от ярости. Лора побледнела. Он может задушить ее. Лора попыталась оттолкнуть его, испугавшись горевшей в его глазах ярости. Но он крепко держал ее за руки.

— Ты сделала это потому, что я отправил отсюда Джеймса? Или же ты решила отомстить мне за эту проклятую картину? — Отвечай, — он так сильно тряс ее, что у нее стучали зубы.

— Это не я, — прошептала она. — Ты должен мне верить.

— Кто же еще? Только ты могла это сделать. Больше никто не имел ни возможности, ни причин для этого. Ты же сама сказала, что ненавидишь меня.

Ей не хватало воздуха:

— Перестань трясти меня, — с трудом произнесла она, откинув назад голову. — Мне нечем дышать.

Он остановился, но пальцы его все еще больно сжимали ее плечи.

— Я убью тебя, — прохрипел он. — Задушу. — Тут она уже по-настоящему испугалась. Ее зеленые глаза были широко раскрыты, она что-то пыталась сказать, губы ее шевельнулись, но без: звучно. Она смотрела на него, как зверек, преследуемый более сильным врагом.

Щека его задергалась, но рот был крепко сжат, ярость не проходила. Некоторое время он так держал ее. Глаза его блестели дьявольским огнем.

— Что ты со мной сделала, — сказал он хрипло. — Во что я превратился из-за тебя?

Он отпустил ее, и она с облегчением вздохнула. Кружилась голова, она пошатнулась, и он поддержал ее, чтобы она не упала. Она была в полуобморочном состоянии и не могла защищаться. Подавшись назад, она уперлась в стену. А он был совсем рядом, и его мускулистое тело казалось ей смертельным орудием, способным ее прикончить. Она облизала языком пересохшие губы.

— Ты сводишь меня с ума, — сказал он резко. — Я без ума от женщины, которой наплевать на меня. Смешно, не правда ли? Почему ты не смеешься?

Она ответила очень тихо, почти шепотом:

— Ты никогда не верил ни одному моему слову. Ты все время подозреваешь меня в чем-то. Что я могу тебе сказать?

Лицо его было напряженным и изможденным.

— Как же мне не подозревать тебя? С первой же нашей встречи ты связала меня по рукам и ногам. Ты нужна мне. И это не дает мне покоя, горит во мне, разрушает меня. Что бы ты ни делала, я все равно хочу тебя, не могу справиться с этим чувством. И ты все равно будешь моей, Лора!

Он схватил ее за голову, погрузив пальцы в ее шелковистые волосы на затылке, и стал как безумный целовать ее лицо. Он как бы наказывал ее этими поцелуями. Он как бы показывал, что рано или поздно победит ее и заставит подчиниться. Она сопротивлялась, плотно сжав губы, но он не сдавался. Он пытался раскрыть ее губы языком. Наконец ему удалось это, и он застонал от желания. Он наслаждался мягкостью ее влажного рта, не обращая внимания на ее протесты. Лора начала слабеть, голова закружилась. Но она не уступит ему! Она стала вырываться из его объятий, но он только еще сильнее сжимал ее.

На какой-то момент он поднял голову, и она посмотрела ему в лицо. Оно было полно решимости: щеки горели, глаза были полузакрыты, но блестели, как у больного с высокой температурой. Он гладил ее тело руками, притягивал к себе, снова целовал, пытаясь завладеть ей. Он ждал ее ответной реакции, требовал ее, а она отчаянно пыталась подавить в себе те чувства к нему, которые постепенно просыпались в, ее теле.

Он положил ей руку на грудь, стал целовать сначала щеки, потом шею, потом волосы. Она отпихнула его ладонями, но он снова прижал ее к стене, и она услышала, как рвется блузка, когда она попыталась увернуться от него. Он сорвал с нее блузку, и его теплые, нежные руки стали ласкать ее тело. Ее охватило волнение, дрожь прошла по всему телу. Грудь ее становилась твердой от прикосновения его рук. Но она все еще пыталась сопротивляться вопреки собственному желанию. Она пришла в отчаяние. Она крутилась, увертывалась от него, а тело ее горело от его прикосновений. Он дрожал от возбуждения и желания, а она все еще боролась с ним изо всех оставшихся сил. Но силы были неравными. Он прижимал ее своим телом к стене. Юбка задралась, и она не могла ее опустить. Она только слышала, как громко колотилось его сердце, бешено, не поддаваясь контролю. Дышал он тяжело, она чувствовала, как его дыхание обжигает ей шею. Он стал ласкать ее бедра. Он что-то шептал ей на ухо, хрипло, непонятно, а его руки поднимались все выше от бедер. Она вся задрожала, когда почувствовала его пальцы, приближающиеся к самому заветному, вскрикнула, пытаясь бороться со сладкой дрожью, пронзившей ее тело и одновременно уступая нахлынувшим на нее чувствам.

Ноги ее ослабли, она опускалась вниз. Она уже откинулась назад, хотя ей еще было стыдно. Губы Дэниела тихонько ласкали ее шею, остановились на ушной мочке.

Он смотрел на нее пелузакрытыми глазами. Взгляд его затуманился.

— Что ты делаешь со мной, Лора? — спросил он хрипло. — Ты для меня как наркотик. Я не могу без тебя.

Лора тихонько застонала, положив голову ему на плечо. Тело ее дрожало. Он говорил о страсти, о том, что она нужна ему, но ни единого слова не было сказано о любви. А она любила его и так хотела, чтобы он тоже ее любил. Она не согласна на меньшее!

Она уперлась ладонями ему в грудь, расставила пальцы и с силой оттолкнула. Он смотрел на нее удивленно.

— Все осталось, как прежде. Ничто не изменилось, — задыхаясь, крикнула она. — И так останется всегда. Ты моя болезнь, от которой я никак не могу вылечиться. — Она взглянула на него. Губы ее дрожали, в глазах блестели слезы. — Ты хочешь меня. Желание, которое ты хочешь удовлетворить любой ценой. Тебе все равно, что чувствую я. Тебя обидели когда-то, и теперь ты никому не веришь.

Она глубоко вздохнула и продолжала:

— Я не брала твоих документов и никому их не передавала. Я не знаю, кто мог это сделать. Но ты, конечно, никогда не поверишь мне. — Она пошла к двери, но он загородил ей дорогу. Она оттолкнула его со всей силой. — Не трогай меня, — закричала она. — Оставь меня в покое!

В глазах ее появились слезы, но она сдержала их. Нет никакой надежды, что их отношения изменятся! У них нет будущего. На недоверии ничего не построишь. Нельзя жить под постоянным подозрением.

Дэниел смотрел на нее как на незнакомку.

Он не двинулся с места, когда она подошла к двери. И правильно сделал, потому что она была в таком состоянии, что могла схватить все, что попалось бы ей под руку, и ударить его.

— Я уезжаю, — сказала она. — Я не должна была сюда приезжать. Я сыта по горло Ворвиками, особенно тобой. Мне не нужны твои деньги. Мне от тебя ничего не нужно. Мы ничем с тобой не связаны, мы люди разных миров, разных галактик.

Я всегда это знала.

Зазвонил телефон. Лора вздрогнула и взялась за ручку двери.

— Ты не должна уходить, Лора, — произнес Дэниел — Нам нужно поговорить.

— Не думаю. Я сказала все, что хотела.

Ты снимешь, наконец, трубку?

— Плевать на телефон. Не уезжай пока, прошу тебя.

— А что? Я должна закончить свою работу? Он заколебался, не зная, что сказать, и она вышла из комнаты, тихо закрыв за собой дверь. Она услышала, как он поднял трубку.

Неужели он приведет в исполнение свою угрозу и лишит ее работы? Но в любом случае она должна уехать, потому что, если она останется здесь, она не выдержит, сорвется. Но сейчас главное — остаться одной, успокоиться, преодолеть эту боль в сердце, эту обиду.

Прошло полчаса, и она услышала, что он уехал.

— На одной из стройплощадок произошел несчастный случай, — сказала ей Хизер. — Рабочий попал в больницу. Кажется, сломал ногу. Дэниел поехал туда. Он просил передать вам, что вернется завтра утром.

— Спасибо, Хизер.

Это как раз то, что ей было нужно. Теперь она сможет спокойно и тихо уехать отсюда. Она вызвала такси, собрала чемоданы, кое-как запихнув в них свои вещи. Когда он приедет, ее уже здесь не будет. Нет никакого смысла длить эту агонию. Зачем, если сделать все равно ничего нельзя? Закрыв чемоданы, она отнесла их в холл и стала ждать такси.

Она решила не возвращаться в свою квартиру, во всяком случае, на какое-то время. Мэгги поймет ее, когда она потом объяснит ей, что хотела побыть одна. Она должна успокоиться и прийти в себя. Это единственный возможный выход. Нужно снять где-нибудь на побережье маленький домик, где можно было бы отдохнуть и постараться забыть обо всем, а потом начать новую жизнь.

И только когда она села на заднее сиденье такси, обернулась и увидела удаляющийся Окли, горькие слезы потекли из глаз. Она так долго их сдерживала.

Глава 8

Лора долго и внимательно изучала картину, лежавшую перед ней. Ей предстояла очень трудная работа, но именно это ей и было нужно сейчас. Только работа поможет забыть пережитое и заполнить пустоту, которую она ощутила, покинув Окли.

Она потерла затылок. От напряжения болела спина. Самое время немного отдохнуть, пройтись по берегу моря. Да, с картиной еще придется повозиться.

Устало потянувшись, она подумала, что слишком переутомляется, работая с утра до позднего вечера, пытаясь забыть о своих невзгодах. Однако успокоение не приходило. Она все время думала о Дэниеле. Даже когда она, изнурив себя работой, тяжело засыпала, он приходил к ней во сне, продолжая мучить ее и ночью. Сегодняшнее утро не было исключением: она проснулась усталой и разбитой.

Так больше нельзя, думала она. Дэниел ушел из ее жизни, и нужно забыть о нем. Решение расстаться с ним навсегда было не из легких. Но это единственный выход в сложившихся обстоятельствах. Иначе она бы сошла с ума. Дэниел все время сомневался, подозревал ее в чем-то. Это было невыносимо!

Запустив пальцы в свои густые рыже-золотистые волосы, она встала и подошла к столику, на котором лежало письмо от Джеймса. Джеймс был единственным существом, связывавшим ее с Дэниелом. И первое время она с нетерпением ждала его писем, чтобы узнать, что делает его брат, какие у него планы. Потом она сказала себе: с этим пора кончать. Хватит жить прошлым!

Оно отошла от столика, прикусив губу, и сняла с вешалки куртку. Надо немного пройтись, решила она, засовывая письмо Джеймса в карман куртки.

Слушая, как разбиваются о берег волны, она подумала, что вот так же разбились все ее надежды в счастье. Она полагала, что здесь, вдали от всех, она сможет разобраться в своих чувствах, собраться с мыслями, залечить, если не полностью излечить, свои раны и спокойно продолжать жить дальше. Пока это не получалось. Да, у нее есть любимая работа. Но это еще не все. Нужно подумать о будущем. Возможно, ей следует последовать совету, который дал ей в письме Джеймс. По крайней мере, надо познакомиться с новыми людьми. Джеймс писал ей:

«Поскольку ты продолжаешь заниматься работой, связанной с реставрацией картин, ты можешь связаться с моим другом. Новая работа всегда интересна. Позвони его секретарше, и она устроит тебе с ним встречу».

Лора развернула письмо и задумчиво посмотрела на номер телефона. Пожалуй, стоит попробовать. Джеймс прав. Чем больше она сейчас заключит контрактов, тем лучше. Тем более, что Дэниел действительно может выполнить свою угрозу и помешать ей по службе.

В общем, она договорилась о встрече и к концу недели уже ехала по адресу, который дала ей секретарша.

Сначала дорога шла по побережью, потом свернула в сторону. Сверив несколько раз свой маршрут, она подъехала наконец к жилым домам, скрытым от дороги несколькими рядами старых деревьев.

Остановив машину у красивого кирпичного здания, Лора вышла и стала изучать медную табличку с именами жильцов. Так, нужно подняться на второй этаж. Поднявшись по лестнице, она очутилась в широком, покрытом ковровой дорожкой коридоре. Ковер был таким мягким, что туфли утопали в нем. Перед квартирой 2а был небольшой холл, она остановилась, расправляя юбку, потом постучала в дверь.

Дверь открылась, и она остолбенела, увидев мужчину, стоявшего в дверях. От удивления она открыла рот.

— Надеюсь, ты хорошо доехала? — спросил ее Дэниел, вежливо улыбаясь.

Она развернулась и пошла обратно. Ее охватил гнев. Он догнал ее, обняв рукой за талию, и втянул в квартиру, как пойманную на крючок рыбу. Она возмущенно смотрела на него.

— Чего ты хочешь, Дэниел? — спросила она хрипло. У него явно были какие-то свои планы по отношению к ней, свои расчеты. Но она больше не позволит ему мучить себя! Он крепко держал ее за руку. Она попыталась освободиться, но не смогла.

— Неужели ты так переживаешь, что я не закончила работу у тебя? Ты хочешь, чтобы я завершила реставрацию картины? Извини, но ты напрасно тратишь время. Я не вернусь в Окли.

— Я так и знал, что ты это скажешь, — сказал он, лицо его было грустным. — Поэтому я приехал сам.

Комок подкатил к горлу, но она все же сказала:

— Думаю, тебе лучше уехать домой. Прямо сейчас. Я не соглашусь. Придется тебе поручить завершение работы кому-нибудь другому.

— Давай все же пройдем в комнату и спокойно поговорим, — произнес он вежливо, одновременно настойчиво затягивая ее туда. Она уперлась каблуками в пол, не поддаваясь, и со злорадством отметила, что он занервничал.

— Думаю, ты предпочтешь закончить наш разговор наедине? — сказал он, пытаясь сохранить спокойствие. Брови его вопросительно поднялись.

— Я предпочту уйти отсюда, — возразила она ему. — Нам не о чем говорить.

— Ты ошибаешься, — сказал он мягко, не обращая внимание на холодность и жестом приглашая ее в комнату. — Мне нужно очень много сказать тебе. Ты так внезапно уехала. Мы не смогли закончить наш разговор.

— Ты хочешь сказать, что не успел оскорбить меня еще больше. Что я еще натворила? Украла фамильное серебро?

Дэниел сдержанно ответил:

— Пройдем в гостиную. — Он взял ее за талию и все-таки заставил пройти в просторную комнату, обставленную очень просто: диван, коктейльный стол со стеклянным верхом, несколько кресел. Ковер кремового цвета покрывал пол. Ничего не напоминало роскошного убранства дома в Окли.

— Приготовить тебе коктейль? — спросил он вежливо и спокойно. Его спокойствие раздражало ее.

— Нет, спасибо, — ответила она сухо. — Не хочется.

Он подошел к бару, стоявшему в углу, и налил себе виски.

— Ты не возражаешь, если я выпью немного? — спросил он, поднеся стакан ко рту.

Она отвернулась. У нее навернулись слезы на глаза, и она не хотела, чтобы он заметил это. И сама боялась увидеть насмешку в его глазах.

Ноги ее подкашивались, и она присела на самый краешек дивана. Как оказалось, это было ошибкой. Теперь, когда он подошел к столику и, поставив на него стакан, выпрямился, он навис над ней, как гора, и она почувствовала, что находится в капкане.

Чтобы скрыть свое волнение, она заговорила:

— Это твоя квартира?

— Я купил ее несколько лет назад, — ответил он безразличным тоном. — Мы же договорились с тобой, что ты останешься в Окли, пока не закончишь работу. Почему ты вдруг уехала? Ты не считала, что нам надо объясниться?

Лора облизала губы: как она могла оставаться там, когда она любила его и в то же время видела, что он не верит ей? Если бы он тоже любил ее, но ведь это не так.

Она пожала плечами.

— О чем нам было разговаривать, если ты заранее знал, что не поверишь ни одному моему слову.

— Поэтому ты собрала вещи и ушла? Все так просто? Ты должна была знать, что рано или поздно я все равно найду тебя.

— Ты так сильно хочешь отомстить мне? Да, я уехала. И тебе не удалось добиться того, чего тебе так хотелось. Ну и что? Это перевернуло твою жизнь? Не дает тебе покоя? — она усмехнулась. — Ну и что же ты собираешься делать в связи с этим, Дэниел? Избить меня и потом забыть? — горечь слышалась в ее голосе.

— Мне действительно хотелось это сделать, — ответил он ей хрипло. — Я не находил себе места, думая о твоей любовной связи с Джеймсом. Сколько я мог это выносить и не сойти с ума, как ты думаешь?

— Ты боялся, что я окручу Джеймса и завладею вашими денежками? — спросила она язвительно. — Как будто бы я могу соревноваться с тобой в этом плане.

— Я не мог сидеть сложа руки и смотреть на вашу связь. Ты не для Джеймса…

— Что? Я недостаточно хороша, чтобы выйти замуж за твоего брата, но вполне сойду для того, чтобы переспать с тобой? Ведь так? Ну так я другого мнения.

— Я знаю. — Глаза его потемнели. — Я тебе, видимо, никогда не нравился. Но тем не менее ты хотела, чтобы я стоял перед тобой на коленях, а ты бы дразнила меня своей любовью к Джеймсу, как красной тряпкой дразнят быков.

Лора отрицательно покачала головой.

— Это не правда. Возможно, вначале я и думала немного позлить тебя, проучить… Дэниел не дал ей договорить:

— Ты в этом преуспела. Ты чуть не свела меня с ума. Когда я узнал, что ты поехала с ним в эту гостиницу, я готов был убить родного брата, а тебя задушить собственными руками. Никогда со мной раньше такого не было. Никогда! — Он задумчиво смотрел на нее. — Я никогда не думал, что смогу почувствовать, что такое сходить с ума от ревности.

Она ответила ему грустно:

— Ты же знаешь, что между мной и Джеймсом никогда ничего не было. Мы были просто друзьями.

— Возможно. Но когда я видел вас вдвоем, мне казалось, что это не так.

— И ты решил поэтому, что у тебя есть возможность обращаться со мной, как с продажной девкой. — Глаза ее блестели от едва сдерживаемых слез, но она этого не чувствовала. Даже сейчас, вспоминая, как он ужасно вел себя, она покраснела от стыда.

— Нет.

Она подняла на него глаза. Что-то в его голосе заставило ее это сделать. Он подошел к ней и сел рядом на диван.

— Я никогда о тебе так не думал, но я не мог избавиться от чувств, охватывавших меня. Я хотел тебя. Я не мог с собой ничего поделать. Это было выше моих сил. Я не мог видеть тебя рядом с ним. Как только я представлял вас вместе, я лишался разума. Я хочу тебя, Лора. И ты знаешь это. Я хочу, чтобы ты была только моей. Поэтому я и пытался удержать тебя в Окли. Я старался запугать тебя. И когда мне этого не удалось, я нашел другой способ. Я вызвал тебя сюда.

Он обнял ее, и Лора постаралась освободиться от его объятий. Ее снова охватила паника.

— Я не свободна, — сказала она ему дрожащим голосом. Он сжимал ее, как тиски. — Чего ты ждешь от меня, Дэниел? Возможно, в прошлом ты страдал, тебя обидели, и ты теперь никому не веришь. Но я ведь тоже человек. Я хочу тепла, человеческих чувств, всего, что хочет нормальный человек. У тебя нет ко мне таких чувств. Ты причинял мне только боль. Я поняла, что у тебя холодное жестокое сердце. Ты думал, что деньги — это все, что мне нужно, и без колебаний предложил мне это. Тебе была нужна только похоть, и когда ты не смог сломить меня, ты решил меня купить. — Она всхлипнула и отвернулась от него, от его пристального взгляда.

— Ты говоришь так, будто заготовила свою речь заранее. Все было совсем не так. Я не такой, поверь мне. То, что я чувствую к тебе, Лора, я не могу понять. Это что-то от первобытного человека: страсть, голод, который невозможно утолить. И я готов на все, чтобы добиться тебя.

— И тебя не пугает моя расчетливость? — она хмыкнула, вытирая тыльной стороной руки мокрые от слез глаза. — Может быть, этого не стоит делать?

Он погладил ее по плечу, расправляя шелк ее блузки:

— Нет, не пугает.

Он смотрел на нее, не моргая, глаза его были задумчивыми. Пальцами он чертил круги на ее плече. По коже у нее пробежали мурашки.

— Когда твой отец предложил мне картину, он сказал, что ты хочешь получить за нее как можно больше. Вначале я не поверил, что он говорит это серьезно. Но потом кто-то другой предложил купить у него эту картину, и я выкупил ее, чтобы она не досталась никому другому. Я был в недоумении. Ты вроде бы так искренне говорила о картине. И я решил, что ты просто играла. Но что бы там ни было, я не мог позволить какому-нибудь незнакомцу купить эту картину. И я подумал, что если картина тебе действительно дорога, ты сама придешь ко мне. — Глаза его погрустнели. — Но ты не сделала этого. Ты не сказала ни слова. Прошло четыре года. Ты продала магазин и решила получить картину обратно.

У Лоры перехватило дыхание:

— Я не собиралась продавать картину! Но отец был в отчаянии, он был в большом долгу перед тобой.

— Я не требовал с него долга. Мало того, я сделал все, чтобы его поставщики тоже не требовали с него денег.

Лора недоверчиво посмотрела на него:

— Но отец говорил, что у него нет другого выхода.

— Не думаю, что это было так. Он просто хотел избавиться от этой картины. Возможно, она напоминала ему о жене, которая его оставила, для которой любовь к живописи значила больше, чем любовь к нему. Однажды он сказал мне, что вы с матерью очень похожи. Но я не думаю, что, продав картину, он выбросил бы эти мысли из головы. Ты все равно напоминала ему о ней. А потом, возможно, он решил, что, продав картину, он выбросит из головы всякую идею о создании галереи.

— Он никогда не говорил мне об этом. Возможно, ты прав. Я знаю, что ему не хотелось заниматься картинами. Ему гораздо ближе было иметь дело с антиквариатом. Его профессия была — реставратор. И он не мог совершенно отказаться от нее.

— У твоего отца, к сожалению, никогда не было способностей к бизнесу. Он не умел обращаться с деньгами. Поэтому он и разорился, а совсем не потому, что я добивался этого.

Она смотрела на него, не зная, что ответить, глаза ее потемнели, она покусывала нижнюю губу. Он хотел, чтобы она признала, что ее отец обманул и его, и ее.

— Ты не веришь мне?.. — Пальцы его сжали ее плечи, он притянул ее к себе. — Зачем мне говорить не правду? Сейчас все это уже в прошлом. Важно одно — ты и я, здесь и сейчас, все остальное уже прошло. — Глаза его метали искры, он обжигал ее взглядом. Сердце ее стало биться чаще.

Губы его были почти рядом с ее губами. И она вырвалась от него в ужасе от того, что чуть снова не поддалась его обаянию, чуть не уступила.

— Все кончено, Дэниел. Нас ничего больше не связывает. Разве ты не видишь? Он тяжело вздохнул:

— Напротив, все только начинается, Лора. Ты моя. И сколько бы ты ни отрицала это, ты моя и всегда была моей. Нас тянет друг к другу. И ты сама чувствуешь это. Я знаю, что чувствуешь. Так почему бы нам не рискнуть?

— Ничего не выйдет, — сказала она неуверенно. — Это невозможно. Через месяц или два ты начнешь вспоминать, почему не смог заключить контракт на строительство развлекательного комплекса и кто в этом, по-твоему, виноват. Разве не так?

— Я не потерял контракт. Я заключил его. Она открыла рот от удивления, и он, тихонько приподняв пальцем ее подбородок, закрыл его. Она была поражена. Смотрела в его лицо, в его серые глаза с недоумением. И вдруг его горячие губы коснулись ее губ, и она обо всем забыла. Она почувствовала радость и удовольствие, к которым не была готова. Ее застал врасплох этот сладкий горячий поцелуй. Она почувствовала тепло, разливавшееся по ее телу. Веки ее задрожали и закрылись. Все куда-то провалилось. Она только чувствовала его губы, прижавшиеся к ее губам. Она как бы опьянела, погрузилась в сладкую дрему.

Он тихонько зарычал, предвкушая наслаждение. Лора открыла глаза и встретилась с его затуманившимся взглядом. Когда он наконец оторвал свои губы от ее губ, оба тяжело дышали.

И он сказал ей нежно:

— Даже когда я считал, что не смогу заключить этот контракт и что виной всему — ты, я искал тебя. Тебе не удастся так легко от меня отделаться, Лора.

Лора беспомощно посмотрела на него:

— Я не понимаю тебя.

— Все очень просто, — объяснил он ей. — Получив два одинаковых проекта, компания все же решила иметь дело со мной, так как меня они уже знали. И было вполне понятно, что авторы второго проекта просто воспользовались моими идеями.

— Но кто мог передать им? Ты говорил…

Он сжал ее лицо своими ладонями, расправляя большими пальцами невидимые складочки у ее рта. — Я знаю, — сказал он. — Я вел себя, как последний идиот. Прости меня. — Она опустила ресницы, и он снова стал страстно целовать ее. Лора ответила ему. Схватившись за мягкую ткань его рубашки, она уже сама притягивала его к себе и целовала его, целовала так, как будто в последний раз, как будто она больше не увидит его никогда…

Наконец она пришла в себя и, оторвав свои губы от его таких сладких для нее губ, спросила:

— Но кто мог? Или это просто совпадение?

— О, нет! Все было запланировано заранее. Было всего два человека, кроме меня, конечно, которые могли знать о моем окончательном проекте — Джеймс и ты.

— Но Джеймс не мог этого сделать.

— Он сделал это.

Лора чуть не задохнулась, пораженная.

— Он сделал это не нарочно. Он много выпил, встретился с другом. И друг выслушал его очень внимательно. Дело в том, что его отец возглавляет конкурирующую с нами компанию.

Лора сказала:

— Это, должно быть, произошло в ту ночь, когда он пригласил меня на ужин. Если бы я тогда… — Она замолчала. Дэниел взял в руки ее пальцы, тихонько массируя их.

— Не нужно себя обвинять, Лора. Ты ни в чем не виновата, — сказал он твердо — Если здесь и есть чья-то вина, так только моя. Я не должен был делать поспешных выводов и должен был предупредить Джеймса, чтобы он не болтал лишнего. Мы живем в жестоком мире. И ему пришлось убедиться в этом на своем собственном опыте.

Лора осторожно спросила:

— Ты очень на него разозлился? Дэниел улыбнулся:

— Я уже пережил это. К сожалению, мы встретились с тобой тогда в не самое удачное для меня время, и мой скверный характер проявился во всей своей красе. И только после того, как ты ушла, я все снова передумал, вспомнил, что говорил, и готов был убить себя за это. Но сейчас все уже в прошлом. Что бы ты ни сделала, что бы ни происходило между нами, мы могли бы все выяснить, если бы только смогли поговорить, я уверен в этом. Но было уже слишком поздно. Ты исчезла. И мне пришлось приложить много усилий, чтобы снова найти тебя.

— А как ты нашел меня?

— У меня были в руках кое-какие нити: например, таксисты, заправочные станции, список сдаваемых внаем квартир и домов. Все это заняло много времени, но я добился своего. Затем я поговорил по телефону с Джеймсом, и он изменил свое мнение о том, чтобы, как ты просила его, никому не давать твоего нового адреса. Он хотел как-то загладить свою вину по отношению ко мне, когда проболтался о нашем проекте. И я попросил его написать тебе и предложить связаться с его другом якобы на предмет новых контрактов. Я подумал, что, если мы вдруг встретимся с тобой на нейтральной почве, у меня будет какой-то шанс на успех.

Она взглянула на него из-под опущенных ресниц.

— Ты такой проходимец! Совесть у тебя есть?

— Нет, если из-за нее я должен снова потерять тебя, — ответил он ей прямо. — Я итак уже наделал кучу ошибок. — Он притянул ее к себе, любуясь ею, как своей собственностью. — Давай начнем все сначала, Лора? Попробуем? Я наделал столько глупостей! Ты можешь простить меня? Просто не могу себе представить, что ты сейчас встанешь и уйдешь отсюда, оставишь меня одного. Как убедить тебя, что я сделаю все, чтобы ты была со мной счастлива?

Лора покачала головой. Дэниел глубоко вздохнул и наконец вымолвил:

— Я люблю тебя. Разве этого мало? Я знаю, у меня очень вспыльчивый характер, я веду себя иногда, как раненый медведь, у меня много работы, но я люблю тебя, Лора. Я хочу, чтобы ты стала моей женой, хочу, чтобы ты всегда была рядом.

Он смотрел на нее с беспокойством, даже со страхом, и Лора дрожащей рукой тихонько погладила его по щеке.

— Ты никогда не разговаривал со мной так раньше, — прошептала она. — Ты не говорил, что любишь меня.

Он поцеловал кончики ее пальцев.

— Но ведь и ты не говорила, — отпарировал он. — Разве я не прав? Но я все же надеялся, что ты можешь полюбить меня.

Лора дотронулась пальцами до его губ:

— Я люблю тебя, — прошептала она. — Но это так трудно, Дэниел. Я боюсь, что это все пройдет, что это сон.

Он осторожно, но решительно обнял ее, прижал к подушкам и стал горячо целовать ее, не давая ей передохнуть. Когда наконец ей удалось на минуту освободиться из его объятий, он спросил:

— Ну что? Это сон или реальность? Или еще как-нибудь доказать тебе, что все это наяву? Она вздохнула, и он стал целовать ее шею.

— Я с самого начала знал, что ты моя женщина, — бормотал он. — Но так много препятствий возникло между нами. Но теперь все кончено. Ты выйдешь за меня замуж, Лора? Мы могли бы жить в Окли или еще где-нибудь, если тебе не хочется туда возвращаться…

— Где мы будем жить, это неважно, — сказала она, целуя его в губы, чтобы развеять возникшее беспокойство. — Самое главное, что мы будем вместе. Разве я не сказала, что люблю тебя? Как мне доказать это тебе еще раз?

Он снова положил ее на подушки и, слегка отстранившись, как завороженный, смотрел на нее. Пальцы его тихонько гладили ее губы.

— Сначала я хочу доказать тебе свою любовь. И доказывать я это буду ежедневно. Начиная с сегодняшнего дня.

Он осторожно ласкал ее, его слегка дрожащие пальцы касались ее груди, и ей это нравилось. Он умел возбуждать ее, делал ее готовой на любое безумство. Но теперь она знала, что и она тоже возбуждает его.

— Ты нужен мне, Дэниел, — прошептала она. — Без тебя я чувствую себя несчастной. Не оставляй меня. Я не смогу без тебя жить.

Он улыбнулся ей, обнял ее и стал укачивать на своей груди, как ребенка.

— Как долго мне пришлось ждать, чтобы услышать эти слова. Ты, со мной, дорогая, до конца жизни.

Он снова стал целовать ее, прижимая к себе.

Он ласкал и ласкал ее, пока чувства, охватившие их, не достигли апогея.

Он стал раздевать ее, потом разделся сам. У нее перехватило дыхание, когда она увидела его обнаженным. Потом он лег рядом с ней, целуя ее. И она забыла обо всем. Он целовал ее губы, шею, грудь, живот. Она желала слиться с ним, сжимая руками его плечи, целуя его грудь, получая наслаждение от его силы.

Дэниел прошептал хрипло:

— Я не могу больше, Лора. Я так хочу тебя. Пожалуйста, не заставляй меня ждать.

Руки его ласкали ее бедра и, наконец, достигли самого заветного. Он ласкал ее тело, а она мучилась и наслаждалась одновременно, прошептав наконец, что больше не может терпеть. И тогда тела их слились в одно, они проникли друг в друга, наслаждаясь, пока чувства их не достигли вершины, не взорвались, и они погрузились в успокаивающую их сладкую полудрему.

Дэниел медленно приподнялся и спрятал свое лицо у нее на груди.

— Я люблю тебя, — сказал он хрипло. — Ты должна быть моей женой.

Она согласно кивнула, улыбаясь, и пробормотала ему в волосы:

— Но не сразу же?

Он резко поднял голову:

— О чем ты говоришь? Нужно только договориться со священником и все приготовить для обряда венчания.

Она нежно погладила его мускулистые плечи. Он застонал, хрипло, стон выходил откуда-то из глубины груди.

— Ты знаешь, что ты со мной делаешь?

— Хм, — сказала она, касаясь губами его гладкой загорелой кожи. — Когда ты должен быть в Лондоне, чтобы подписать контракт?

— На следующей неделе.

— Стало быть, у нас еще будет достаточно времени, чтобы обсудить все детали предстоящей свадьбы, — заметила она, хитро улыбнувшись. Дэниел понимающе улыбнулся в ответ и сжал ее в объятиях.


home | my bookshelf | | Дикое сердце |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу