Book: Единственная и неповторимая



Единственная и неповторимая

Мелани Джордж

Единственная и неповторимая

Глава 1

Лондон, Англия

– Неужели тебе нечем заняться? – простонал Алек, отрываясь от стопки деловых бумаг, которые он изучал за письменным столом. Он смерил своего друга, небрежно прислонившегося к буфету красного дерева с бокалом лучшего виски из запасов Алека, негодующим взглядом. – Ты болтаешь без умолку, Уитфилд, а мне, как видишь, надо работать.

– Можно подумать, ты один занят делом, – недовольно пробурчал его светлость Энтони Уитфилд, снимая светлый волосок, прилипший к рукаву его безукоризненного черного сюртука, с таким отвращением, как будто ему нанесли оскорбление.

Алек удивленно вскинул брови:

– Ты намекаешь на то, что тоже поглощен работой?

– Мне не нравится твой тон, Брекридж.

Алек покачал головой. Помпезный титул герцога Глазборо не принес Энтони ни денег, ни веса в обществе. Никто не воспринимал его всерьез, так как его светлость не мог блеснуть ни внешностью, ни безукоризненными манерами. Единственным аристократическим качеством Энтони можно было считать его непомерное самомнение.

– Может быть, ты просветишь меня относительно характера своей деятельности?

Энтони небрежно пожал плечами, отчего содержимое его бокала выплеснулось через край на новый персидский ковер у ног Брекриджа. Он обратил на это внимание только потому, что опасался испачкать свои безукоризненно начищенные ботинки. С удовлетворением убедившись, что испорчен только ковер, Энтони вернулся к затронутому вопросу:

– Ты же знаешь, насколько широк круг моих симпатий, мне приходится необычайно много трудиться, чтобы удовлетворить всех приятных дам.

– Меня не интересует твой гарем. Энтони взмахнул руками:

– Дважды в неделю я обыгрываю Хантли и Торнтона в вист. Должен признаться, это не очень трудная задача, поскольку друзья плохо играют. Однако они настаивают на игре и я не могу отказать им в удовольствии.

Алек откинулся на спинку кресла и посмотрел на Энтони.

– Я имею в виду настоящую работу. Какие решения ты принимаешь и что предпринимаешь для их реализации?

Энтони даже потерял дар речи от изумления, что случалось с ним крайне редко.

– Боже милостивый, ты что, рехнулся? Почему я должен делать что-то несовместимое с моим положением и складом характера? Вспомни: мой предок – да упокоится он с миром – оставил мне некоторую сумму наличными, которую я должен потратить до того, как протяну ноги и отправлюсь на небеса.

– Ты уверен, что отправишься именно туда? – спросил Алек. – Моральное разложение и развратный образ жизни едва ли будут положительно оценены Всемогущим.

Энтони беспечно махнул рукой и рассмеялся:

– О, дорога на небеса мне обеспечена! От дьявола я уже откупился.

Алек решил, что дьявол вряд ли захочет переманить Энтони к себе, поскольку от Уитфилда одни только неприятности. Тем не менее Алек любил его, хотя ни за что бы в этом не признался.

Они отличались друг от друга, как день и ночь. Пока Энтони не пропускал ни одной вечеринки, пьянствовал и играл в карты, предаваясь всевозможным излишествам, Алек усердно трудился.

Ему не верилось, что минуло всего пятнадцать лет с того дня, когда его отец за завтраком уткнулся лицом в тарелку и умер.

Еще минуту назад они спокойно беседовали, а в следующее мгновение Эдвард Брекридж, седьмой граф в роду Сомерсетов, скончался. Неожиданно, не сказав на прощание ни слова. Казалось, с тех пор прошло лет пятьдесят.

Алеку с рождения было предопределено нести на своих плечах тяготы, связанные с графским титулом, он не ожидал, что все изменится так внезапно. В то время ему исполнилось семнадцать и он надеялся, что по крайней мере еще несколько лет сможет радоваться жизни. И хотя тогда Алек был плохо подготовлен к управлению большим хозяйством, тем не менее без колебания принял на себя ответственность за арендаторов, проживавших в его владениях.

Ему ни разу не пришла в голову мысль уклониться от своих обязанностей. Владея четырьмя поместьями, двумя текстильными фабриками и компанией по перевозке грузов, он не имел ни времени, ни сил на праздное времяпрепровождение. Он должен был также опекать мать и сестру. Да и роль богатого бездельника противоречила его натуре. Алека считали странным, однако это его не беспокоило. Ему даже нравилось, что среди людей своего круга он прослыл чудаком. А если у него возникало желание испытать острые ощущения, то достаточно было провести минут десять в обществе Энтони, который мог вывести из себя даже святого.

– Должен напомнить тебе, – сказал Алек, – что наряду с деньгами ты благодаря своему дорогому усопшему отцу унаследовал и титул, а также все, к чему он обязывает. К тому же денег у тебя не так уж много.

Граф Сомерсет подумал, что не стоит тратить время на бессмысленные нотации – все равно ничего не изменится. Энтони жил в своем, выдуманном мире.

– О, я ужасно тоскую по старику, – сказал Уитфилд искренне. – Мой предок был стоящим человеком, таких теперь уже не встретишь.

– Да, он был хорошим человеком, – сдержанно согласился Алек.

Энтони довольно долго задумчиво смотрел вдаль, потом сказал:

– Действительно, вместе с титулом я унаследовал ужасные обязанности, которые просто ненавижу. – Энтони взглянул на свои начищенные до зеркального блеска ботинки, когда же он поднял голову, лицо его скривилось в улыбке. – Однако деньги позволили мне нанять того, кто способен позаботиться о мирских делах, а я при этом могу наслаждаться жизнью. – Он пожал плечами. – Таким образом я выиграл вдвойне.

«Ну, начинается глупая болтовня», – тяжело вздыхая, подумал Алек.

– Уж перекладывать свои обязанности на других ты умеешь, Уитфилд, и при этом никто не скажет, что ты не являешься стопроцентным представителем элиты. Однако ты рискуешь, позволяя незнакомому человеку полностью контролировать свое имущество.

– Ты недооцениваешь меня, – хмуро ответил Энтони. – Я умнее, чем может показаться. Подобно одному почившему французу, кажется, Монти, я ввел в своем хозяйстве систему сдержек и противовесов.

Алек поморщился.

– Монтескье, но он также говорил: «Власть без знаний – утраченная власть». А поскольку у тебя нет необходимых знаний, Уитфилд, твоя система обречена на провал.

– Однажды, сэр, я обижусь на твой язвительные замечания и откажусь разговаривать с тобой.

– На это можно только надеяться, – пробормотал Алек.

Энтони вновь наполнил свой бокал.

– Однако я отвлекся, ведь мы говорили о тебе. Алек закрыл глаза. Неужели? Когда именно? Пожалуй, лучше прекратить этот разговор.

Он напустил на себя задумчивость и взялся за бумаги.

– Ты, как всегда, развлекаешься, а я должен сегодня многое сделать. Ты знаешь, где дверь.

– О нет, так легко ты от меня не отделаешься. – Слова Энтони прозвучали как погребальный звон над свежей могилой Алека. В длинном списке раздражающих качеств Энтони фигурировала способность этого сукина сына вцепиться мертвой хваткой в свою жертву и не выпускать ее, пока не выскажет все, что намеревался.

– Итак, о чем же мы говорили? – устало спросил Алек, не отрывая взгляда от бумаг.

– Об отсутствии твоего благотворительного вклада в общество, – последовал резкий ответ.

Алек медленно поднял голову и посмотрел на Энтони поверх стопки бумаг. Не оставил ли его приятель свой рассудок вместе с пальто у входной двери?

– Об отсутствии моего благотворительного вклада? Что ты придумал на этот раз?

– Это не выдумка, старик, а скорее… моя миссия. – Энтони присел на угол письменного стола. – Благотворительность стала сейчас всеобщим увлечением. Общество нашло новый способ развлекаться, хотя никто из этих глупых олухов понятия не имеет об истинной благотворительности.

Алек хотел напомнить Энтони, что его понятие об этом предмете мало чем отличается от общепринятого, однако не стал этого делать, поскольку тогда Уитфилд пустится в заумные рассуждения и они никогда не расстанутся. Такая перспектива заставила Алека содрогнуться. Беспокоясь за свое душевное равновесие, он воздержался от комментариев и ждал, надеясь на скорое и безболезненное окончание своих мучений.

Однако ничто не могло поколебать решимость Энтони.

– Половина светских бездельников считает, что, нанимая слуг, чтобы те выполняли все их капризы, они уже занимаются благотворительностью.

– Совсем как ты, Уитфилд, – сухо заметил Алек.

Энтони фыркнул и разгладил мнимую морщинку на лацкане своего изысканного вечернего сюртука.

– Будь добр, не перебивай меня. Итак, о чем я? Ах да… при этом они стараются перещеголять друг друга. Все это выглядит достаточно забавно.

Алек подавил зевоту.

– Представляю.

Энтони посмотрел на него, однако проигнорировал сарказм.

– Меня тоже заставили принять участие в благотворительности. Каждый должен по возможности помочь менее обеспеченным.

Алек приподнял бровь.

– Кажется, я наблюдаю один из признаков приближения конца света.

– Поскольку в последние дни ты полностью отгородился от внешнего мира, я решил сообщать тебе, что происходит за стенами этого дома, – продолжил Энтони.

– Твои разговоры всегда вызывают у меня головокружение. А теперь, если не возражаешь… – Алек многозначительно посмотрел на дверь.

– Разве ты не слышал, что я сказал?

Алек понял, что нечего и мечтать выставить друга вон. Опустив изучаемые бумаги на стол, он спокойно положил руки поверх них.

– Я внимательно выслушал тебя. И чего ты добиваешься от меня? Если речь идет о пожертвовании, так почему бы прямо не сказать об этом?

Открыв выдвижной ящик стола, Алек извлек металлическую коробку. Затем достал из кармана жилета небольшой ключ и открыл ее.

– Вот, – сказал он, вынимая пачку банкнот, – возьми это с моим благословением несчастным нуждающимся.

Покачав головой, Энтони взял деньги, фыркнул и бросил их назад в коробку.

– Куда подевалась твоя сообразительность?

– Я все понял, как надо, – ответил Алек, сдерживаясь из последних сил. – И хочу напомнить тебе, если ты забыл, что наша семья никогда не прекращала благотворительной деятельности. Моя мать и сестра уделяют много времени нескольким сиротским приютам. В больнице есть даже флигель Сомерсетов, пристроенный моим отцом. Так что нас не назовешь скрягами.

– О да, но что сделал лично ты?

– Я?

– Да, ты.

Алеку нестерпимо захотелось выпить.

Поднявшись из черного кожаного кресла, он подошел к буфету и налил себе бокал мадеры. Ему требовалось подкрепиться, и он ждал, когда Энтони наконец перестанет болтать, если вообще существовал предел его словоизвержению. Как правило, пространные рассуждения друга заводили его в тупик и часто он говорил только для того, чтобы послушать самого себя.

Запрокинув голову, Алек залпом осушил свой бокал. Крепкое вино плавно проникло внутрь. Ему пришлось притупить свои чувства, чтобы продолжать общение с Уитфилдом.

– Значит, ты упрекаешь меня в том, что я не занимаюсь благотворительностью лично?

– Наконец-то до тебя дошло, старик, – ответил Энтони, изучая свои ногти. – Что ты сделал для своего ближнего в последнее время?

Вот уж действительно, говорил горшку котелок: уж больно ты черен, дружок!

– Ты спрашиваешь меня, что я сделал?

– Да.

– Ну, я могу адресовать тебе тот же самый вопрос.

– О Боже, как с тобой трудно сегодня! – пробормотал Энтони, направляясь к буфету с пустым бокалом в руке.

– Как бы мне хотелось продлить этот вечер, – сказал Алек, морщась от головной боли. – У меня возникла проблема, на решение которой потребуется немало времени и сил.

Вновь наполнив свой бокал, Энтони насмешливо спросил:

– И что это за проблема, позволь поинтересоваться?

– Как заставить тебя воспользоваться парадной дверью.

Энтони тяжело вздохнул:

– Куда катится этот мир? Люди окончательно потеряли стыд.

– Жалеешь самого себя, Уитфилд? Энтони кивнул:

– Я погряз в этой жалости. – Он выпил содержимое бокала одним глотком, как бы подтверждая свои слова.

Алек понял, что, если он желает снова обрести покой, ему придется ускорить события.

– И как давно вы занимаетесь самобичеванием, ваша светлость? – сухо спросил Алек. – Мне казалось, что зачатки человеческой добродетели и благожелательности полностью искоренены в герцогстве Глазборо.

Энтони проигнорировал язвительный выпад друга.

– У меня хорошо развито чувство юмора, Брекридж. Однако, пожалуйста, воздержись от подобных уколов.

Алек постарался подавить смех, испытывая почти детское удовольствие, оттого что сумел вызвать раздражение у Энтони.

Не моргнув глазом, он продолжал:

– Прости за дерзость, я слушаю.

– Ладно. Как я уже говорил, некоторые проекты требуют участия богатых людей. Благотворительность, старина, начинается в доме. И я, – тоном записного трагика продолжил Энтони, – нанял несчастного парня с улицы, предоставив ему работу. Если это, черт возьми, не доброе дело, то тогда я не знаю, как это назвать.

Алек скептически выгнул бровь.

– Интересно, что тебя подвигло на это?

– Я же говорил тебе. Каждый должен по возможности…

– …помогать менее обеспеченным, – закончил за него Алек. – Да, это я уже слышал. А теперь мне хотелось бы узнать истинную причину.

Именно в этот момент Энтони наконец заинтересовался персидским ковром у себя под ногами.

– Я не понимаю, о чем ты говоришь.

– Прекрасно понимаешь, давай выкладывай. Энтони поднял голову.

– Знаешь, а ты все-таки порядочная дрянь. Алек скрестил руки на груди.

– Пусть так, однако тебе не удастся увильнуть от ответа.

Энтони провел рукой по своим светлым волосам и злобно проворчал:

– Все дело в нашем обществе, парень!

– Ну, это все объясняет, – усмехнулся Алек. – Ты получил предупреждение, не так ли?

На лице Энтони отразилось раздражение, вызванное необходимостью объяснять то, что, как он полагал, было и без того понятно.

– Я не смогу появиться ни на одном званом вечере, если не начну оказывать помощь страждущим. Это дьявольское мероприятие организовано главной дамой света, заставляющей всех женщин с безумной ретивостью выполнять распоряжения старой карги. Я не могу приблизиться ни к одной знакомой, чтобы та не спросила, что я сделал в порядке благотворительности. И если я отвечу: «Ничего», – они немедленно отвернутся от меня, словно я вообще не существую! Деньги и титул не помогут мне. – Он снова наполнил свой бокал и недовольно скривил губы. – Я могу обходиться без многих вещей, Брекридж, но я не могу жить без женщин. Они нужны мне как воздух.

Алек закатил глаза.

– Теперь понятно, почему в тебе пробудилось великодушие и ты нанял парня с улицы.

Энтони пробурчал в ответ что-то нечленораздельное:

– Как только закончится эта дьявольская эпопея, я его немедленно выгоню. Откровенно говоря, он вызывает у меня страх и я боюсь быть убитым в своей постели.

«Как будто это на самом деле возможно», – подумал Алек. Уитфилд явно преувеличивал драматизм своего положения, поскольку являлся чрезвычайно метким стрелком и довольно хорошим боксером. Просто он искал подходящий повод избавиться от несчастного парня.

– Понятно, – тихо произнес Алек. – В таком случае у меня остается только один вопрос. – Он сделал паузу и, убедившись, что завладел вниманием Энтони, резко сказал: – Какого черта ты здесь делаешь?

– Не надо кричать, у меня превосходный слух.

– Меня беспокоит не твой слух, а ход твоих мыслей. – Алек не дал Энтони времени на возражение и добавил: – Если ты достиг своей цели и снова стал любимцем света, то почему продолжаешь надоедать мне?

Энтони пожал плечами:

– Одного моего скромного доброго деяния недостаточно. Заручившись твоей помощью в этом фарсе, я заставлю всех до тошноты говорить о нашей гуманности.

– Увы, но правда в конце концов обнаружится.

– Я вынужден пойти на это! – Энтони нахмурился. – Я не думал, что эта чертова затея так затянется. И если женщины по-прежнему будут отказываться от знаков моего внимания, мне останется только отправиться в свое загородное поместье и переждать там безумное поветрие. – Он поднял глаза к потолку. – Боже милостивый, пусть оно поскорее закончится.

Алек не сдержался и рассмеялся.

– Я рад, что эти проблемы меня не касаются, – сказал он и направился к письменному столу, намереваясь возобновить работу, поскольку их разговор вступил в финальную фазу.

– Так ты поможешь мне? – В голосе Уитфилда слышалась отчаянная мольба.

Алек давно понял, что, имея дело с Энтони, надо быть готовым ко всему, поскольку его прихоти менялись ежедневно. Сегодня он пытается спасти весь мир, а завтра его заботы будут только о себе. Алек решил пойти другу навстречу. Действительно, что в том плохого?

Пожав плечами, он ответил:

– Почему бы нет?

Энтони оживленно потер руки.

– Ты сам должен все подготовить, – продолжил Алек. – У меня нет времени. Однако не слишком усердствуй. Постарайся не прислушиваться к странным голосам в своей голове, толкающим тебя на необдуманные поступки.



Энтони изобразил, что делает записи:

– Не слишком… усердствовать. Не прибегать… к личным… выпадам. Зафиксировано.

– Если ты испортишь все дело, я поймаю тебя и скормлю стае голодных волков.

– Надо… бежать… из… страны. – Энтони улыбнулся, обнажив ряд белых зубов. – Это всего лишь шутка!

Алек не среагировал.

– Ты мой должник.

– Не беспокойся, я расплачусь сполна.

Глава 2

– Кажется, этот фрукт созрел, пора его сорвать, – сказал высокий долговязый тип своим товарищам, указывая на модно одетого джентльмена на противоположной стороне улицы.

Сидя на корточках возле грязного обветшавшего здания в узком сыром проходе, они внимательно наблюдали за своей добычей.

– Похоже, у этого богача очень тяжелые карманы, как ты думаешь?

– Так почему бы нам не облегчить их? – раздался другой тонкий голосок. Из-под глубоко надвинутой шляпы на грязном лице поблескивала пара серых глаз, а тело прикрывала одежда не по росту. – Он совсем один, парни.

– Но выглядит весьма внушительно…

– …и гораздо моложе тех, кто обычно становится нашей добычей.

– Однако он просто напрашивается на неприятности, – продолжил тихий насмешливый голос. – И я доставлю их этому типу. – Фигура в темной облегающей одежде поднялась и оглядела разношерстную компанию. – Сидите здесь и наблюдайте, как работает мастер своего дела.

– Боже всемогущий! – сердито прошипел Энтони, доставая из жилета золотые карманные часы с гравировкой и пытаясь разглядеть циферблат в сгущающихся сумерках. – Где же этот Хантли, черт побери?

Оглядывая улицу и беспокойно переминаясь с ноги на ногу, Энтони испытывал желание поскорее направиться туда, где он намеревался провести еще одну беспутную ночь в шумном веселье.

Тут и там мелькали бродяги с бутылками спиртного за пазухой, и он, как ни странно, почувствовал жажду. В этот момент ему тоже хотелось глотнуть спиртного, и, сожалея, что не захватил с собой бутылку, Энтони готов был отнять ее у одного из валявшихся пьяниц. Эта мысль все сильнее овладевала им, по мере того как ожидание затягивалось.

Проклятие! Где же Хантли?

Неужели обязательно было выбирать захолустную таверну на окраине города? Почему именно в таком заброшенном месте?

Все из-за жены Хантли с ее лошадиной физиономией.

Энтони знал, что эта женщина ненавидит его и не без причины, конечно. Всякий раз, встретившись с Хантли, они неизменно попадали в какую-нибудь гадкую историю. Энтони предпочитал посещать бордели и прочие низкосортные заведения. Хотя, по мнению Брекриджа, титул герцога требовал определенной ответственности, Энтони предпочитал всем своим обязанностям кутеж.

В этот вечер он отправился в это экзотическое место, потому что в городе у Хантли было много знакомых, которые не колеблясь расскажут его жене, где и с кем он был. И если хозяйка узнает, что муж снова ей солгал…

Энтони содрогнулся от этой мысли. Он считал себя довольно бесстрашным, однако у жены Хантли было телосложение кузнеца и мерзкий пронзительный голос, способный парализовать любого.

Энтони вглядывался в мрачную дыру, именовавшуюся таверной, однако не осмеливался войти внутрь в одиночестве. Беззубым завсегдатаям может не понравиться покрой его чрезмерно дорогого костюма, а также блестящие ботфорты, и тогда может начаться свалка. Он не против хорошей потасовки, так как любил подраться. Энтони мог легко справиться с четырьмя или пятью клиентами, однако даже с его способностями работать кулаками нельзя одержать победу, когда в таверне толпится около двадцати или тридцати человек. Тем не менее надо выпить хотя бы стаканчик, чтобы поднять настроение, и, поскольку его приятель все еще не прибыл, он мог бы начать без него. Впрочем, эта заманчивая мысль была далека от реализации. Однако Хантли, этот несносный тип, должен явиться в ближайшие две минуты или Энтони отправится на подвиги без него!

– Апчхи!

– Что за черт?

Энтони повернулся и увидел в сумерках фигуру в черном одеянии. Мальчишка крадучись удалялся, прихватив его бумажник!

Проклятие, он даже ничего не почувствовал! Бросившись за мальчишкой, Энтони схватил его за рубашку.

– Перестань дергаться, гаденыш! – прошипел он, когда тот попытался угодить ногой ему в пах. Только быстрота реакции спасла Энтони.

– Убери от меня свои грязные лапы, вшивый аристократ! – раздалось в ответ шипение, и неистово замелькали руки в тщетной попытке достичь цели.

– О Боже! – Энтони расхохотался, легко удерживая паренька на расстоянии вытянутой руки. – Какие выражения у такого сопляка!

– Сопляка? Дай только добраться до тебя! Я так врежу, – негодующе вопил воришка, продолжая сопротивляться, – что ты увидишь звезды, каких никогда не видел на небе, если не отпустишь меня сию же минуту!

Мальчишка был наглым, но явно чувствительным к унижениям. По-видимому, этот грязный карманник не выносил, когда ему напоминали о его хрупком телосложении.

– Уж не хочешь ли ты напугать меня? – насмешливо спросил Энтони. – Я весь дрожу.

– Отвали, или я распишу тебя так, что родная мать не узнает, – пригрозил парень, засовывая руку в карман.

Энтони лишь удивленно приподнял бровь в ответ на эту угрозу.

– Чем? Вилкой? Вечер начинается с сюрпризов. Интересно, что еще ты прячешь от меня? Что, если я схвачу тебя за лодыжки и немного потрясу? Может быть, вместе с вилкой вывалится целый столовый сервиз?

– Сволочь! – Парень злобно посмотрел на Энтони, затем вынул руку из кармана и на землю с глухим стуком упал дешевый нож.

* * *

Товарищи воришки с ужасом смотрели, как их вожак борется с незнакомым щеголем.

– Чтоб мне провалиться, этот тип поймал Фокса! – воскликнул один из подростков постарше.

– Никогда еще никому не удавалось поймать Фокса, – возразил худой низкорослый паренек. – Клянусь, я ни за что не поверил бы в это, если бы не увидел собственными глазами. Боже всемогущий, я думал, что скорее земля разверзнется и целиком поглотит меня, чем Фокс окажется пойманным.

– Что нам делать?

– Надо спасать нашего вожака, вот что! – авторитетно заявил самый высокий парень, помощник предводителя. – Поднимайте свои чертовы задницы и вперед!

Раздались одобрительные голоса, и подростки начали обсуждать план нападения на проклятого аристократа, чтобы спасти Фокса. Они представляли собой сплоченную шайку, готовую постоять за любого из своих членов, и не собирались отдавать своего товарища без борьбы.

Они собрались было перебежать через улицу, когда раздался громкий голос и какой-то толстяк бросился к блондину, державшему Фокса.

– Уитфилд! Я иду на помощь! Держись!

Энтони поднял голову, удерживая непокорного пленника одной рукой и поправляя галстук другой! Хантли, запыхавшийся, приближался к нему, как всегда опоздав. Услышав слова о помощи от своего приятеля, Энтони покачал головой и улыбнулся. Грузный Хантли никому не мог помочь, кроме себя за обеденным столом. Тем не менее он был добрым малым. Энтони почти устыдился, что снова вовлекает Хантли в неприятную ситуацию. Почти – потому что было бы смешно испытывать раскаяние в данном случае.

Энтони открыл было рот, собираясь сообщить Хантли, что тот несколько опоздал с помощью, но передумал. Ему не хотелось разочаровывать своего приятеля, предлагавшего свои услуги от чистого сердца. Волоча сопротивляющегося оборванца по улице в направлении ближайшей тюрьмы, Энтони тем самым демонстрировал Хантли, что тот может не беспокоиться. Воришку следовало передать властям. Может быть, тогда этот маленький болван и сквернослов оставит свои гнусные привычки. Энтони никогда не слышал такой отборной брани, какая исторгалась из уст юного паренька. Он считал, что неплохо изучил язык обитателей лондонского дна, однако оказалось, что ему еще очень далеко до этого оборванца. Маленький беспризорник выдавал такие красочные тирады, от которых щеки Энтони покрылись румянцем, хотя он был прожженным распутником.

Хантли, отдуваясь, подошел к нему.

– Не… беспокойся… Уитфилд, – сказал он, тяжело дыша. – Я… спасу… тебя.

Энтони свободной рукой похлопал друга по спине.

– Сначала тебе надо отдышаться, не так ли?

Именно в этот момент извивающийся воришка в очередной раз попытался вырваться, решив, что Энтони отвлекся.

И его светлость пропустил удар – башмак мальчишки угодил ему в коленную чашечку. Он упал на землю, увлекая за собой маленького мерзавца.

– Что ты делаешь, гнусный червяк! – прошипел Энтони, ухватившись за колено одной рукой и продолжая держать своего пленника другой. – Я придушу тебя. Посмотрим, какой ты выносливый, когда окажешься в сырых стенах Ньюгейтской тюрьмы. Заключенные позабавятся, заполучив такую лакомую крошку, как ты.

Глаза мальчишки под полями шляпы расширились от страха и тревоги.

– Я не хочу в Ньюгейт! Я скорее убью тебя! – Паренек снова начал отчаянно бороться.

– Хантли, ради Бога, тебе пора тоже что-то делать! – воскликнул Энтони, когда маленький кулачок угодил ему в нос.

И, разумеется, Хантли сделал только то, что мог сделать мужчина его комплекции. Он просто уселся на мальчишку. Из легких паренька с шумом вырвался воздух, и он, задыхаясь, раскрывал рот, как рыба, выброшенная на берег.

– Так ты убьешь его, Хантли, – заметил Энтони и, когда боль в его колене немного стихла, медленно поднялся на ноги.

Хантли выглядел огорченным.

– Видишь ли, мне очень трудно теперь подняться. Энтони протянул руку своему дородному приятелю и сразу понял, что ему потребуются обе руки и значительные усилия, чтобы сдвинуть такую массу. В конце концов ему удалось поднять Хантли на ноги, а воришка остался лежать не двигаясь.

– Матерь Божья, кажется, ты его раздавил! – сказал Энтони и опустился на колени рядом с неподвижным телом. В этот момент мальчишка сделал глубокий, прерывистый вдох и Энтони почувствовал огромное облегчение.

– Ты издеваешься надо мной, Уитфилд, – сказал Хантли, – а я между тем спас тебя, и ты не должен забывать об этом.

Энтони взглянул на него.

– Напомни мне отблагодарить тебя позднее. Хантли фыркнул и с тревогой посмотрел на пленника.

– Может быть, вызвать констебля? – спросил он. – Этот грязный тип сойдет за убийцу.

Энтони хотел было сказать, что не стоит вызывать констебля – он сам сдаст воришку властям, но тут повнимательнее вгляделся в бледное личико с испуганными глазами.

– Будь я проклят, – ошеломленно пробормотал он. Хантли заглянул через его плечо.

– В чем дело? Что случилось?

Энтони медленно протянул руку, но воришка увернулся.

– Спокойно, парень, – сказал Энтони и сдернул шляпу с головы пленника. – О, кажется, мне следовало сказать – девушка, – поправился он, когда из-под шляпы высвободилась темная масса длинных шелковистых волос. Девушка смотрела на него сквозь густые темные ресницы, обрамлявшие красивые, широко посаженные, сердитые голубые глаза. Энтони покачал головой. – Черт побери, меня свалила на землю девчонка!

– Я врежу тебе еще раз и гораздо сильнее, мерзавец! Энтони расхохотался.

– О, это просто умора!

– Что тебя так развеселило? – сердито спросила девушка.

– Ты, дорогуша, – ответил Энтони низким голосом, оценив достоинства лежавшей перед ним хрупкой красавицы. Однако если бы взгляды могли убивать, он был бы уже мертв. – Ты просто восхитительный, небом ниспосланный дар.

– Даже не думай об этом, мистер. – Девушка чуть отодвинулась. – Бывало, я кастрировала мужчин покрупнее тебя.

Энтони насмешливо изогнул бровь.

– Неужели? Я постараюсь это запомнить.

– Ты отведешь меня в Ньюгейт? – Она подняла подбородок и попыталась сдержать мысли об ужасном месте. Все преступники знали, что это самая отвратительная тюрьма в Англии. Многие предпочитали смерть заключению. – Я не боюсь ни тебя, ни полицейских! – заявила девушка, но Энтони прекрасно видел, что она лжет. Тем не менее ее бравада произвела на него впечатление.

Он протянул руку, чтобы помочь ей подняться, однако она оттолкнула ее. Невероятно наглая девчонка!

– Я не нуждаюсь в твоей помощи, – резко заявила девица, с трудом поднимаясь на ноги.

Теперь Энтони посмотрел на нее другими глазами, смерив взглядом с головы до ног.

– Как я мог спутать тебя с мальчишкой? – Он обошел ее вокруг, затем остановился и еще раз взглянул на округлые ягодицы, подчеркнутые мужской одеждой. – Как, в самом деле? – пробормотал он. – Ты весьма изящная штучка, не так ли?

– Ну и что? Мне ни к чему быть таким громадным увальнем, как ты, чтобы заниматься своим делом.

Энтони не обратил внимания на ее сарказм и лениво улыбнулся.

– Да, ты маленькая и, вероятно, очень ловкая.

– Не сомневайся! – ответила она самонадеянно. – Я бы ускользнула и от тебя, если бы меня не угораздило чихнуть. – Она провела пальцем под носом. – Ты до последнего момента ничего не замечал. Похоже, меня заставили чихнуть твои вонючие духи, – добавила она, сморщив нос.

– Духи, которые ты считаешь вонючими, девчонка, называются одеколоном, и это один из самых лучших и дорогих запахов во всей Англии и, может быть, даже во всем мире.

Ее взгляд объяснил Энтони, что его тирада пропала даром.

– Ну и что? Все равно воняет, – строптиво заявила девица.

Энтони не мог удержаться от улыбки. Девушка была забавной, и теперь он знал, что с ней делать. Как ни странно, но у него не возникло никаких сексуальных намерений по отношению к ней, что явилось пугающим откровением для закоренелого развратника. Энтони едва удержался от желания проверить, все ли в порядке у него в штанах.

– Быть заурядной карманницей не та профессия для такой девушки, как ты.

– Да? – Она приподняла красиво очерченную бровь. – И какая же, по-твоему, профессия мне подходит?

– Конечно, та, при которой на тебе будет гораздо меньше одежды, – резко ответил Энтони.

– Ах ты… – прошипела она, сжимая кулаки.

– Боже, какая вспыльчивая. – Энтони снова водрузил шляпу на голову девушки, заправив волосы внутрь. – Превосходно.

– Для чего? – настороженно спросила она.

– Для повешения, – ответил он и усмехнулся, увидев, как у нее отвисла челюсть. – А сейчас будь милашкой… хм-м, и тогда можно придумать еще что-нибудь для тебя, не так ли? – Он пожал плечами. – Пошли.

Ухватив девушку за руку, Энтони потащил ее, прежде чем она опомнилась и снова начала сопротивляться.

– Куда ты меня тащишь? – Она тщетно пыталась вырваться. – Я имею право знать!

– Ты ни на что не имеешь права, преступница, так что шагай и помалкивай.

Сзади подошел Хантли.

– Действительно, куда ты ведешь ее?

– К другу, – ответил Энтони.

– Так почему ты не скажешь об этом девушке? Энтони пожал плечами:

– Чтобы она не чувствовала себя в безопасности, пусть помучается. – Не останавливаясь, он посмотрел через плечо и сказал: – Увидимся позже, Хантли. Сегодня у меня нет времени на развлечения, но завтра мы обязательно встретимся. Мы найдем подходящее местечко и тогда посмотрим, сколько Божьих заповедей сможем нарушить за одну ночь.

Глава 3

– А, Холмс, добрый вечер! – оживленно приветствовал Энтони ошеломленного дворецкого Алека, вваливаясь в тускло освещенный холл в сопровождении упиравшейся оборванки.

– Милорд! – проворчал седовласый дворецкий. – Могу я вам помочь?

– Да, дорогой. Я хотел бы видеть Брекриджа. Он дома? – Энтони слегка поморщился. – Боже мой, как глупо с моей стороны задавать подобный вопрос. Разве может наш неутомимый труженик куда-нибудь исчезнуть? Вероятно, ему будет плохо, если он оторвется от своей бумажной волокиты. – Энтони не дал дворецкому возможности ответить и решительно направился прямо по коридору. – Не беспокойтесь, Холмс, я найду его. Я уверен, что не ошибусь.

Энтони коротко постучал в дверь кабинета Алека и немедленно вошел. К его крайнему изумлению, Алека в комнате не оказалось, хотя день Брекриджа был расписан по часам и заведенный порядок был таким однообразным, что мог бы заставить даже Иисуса расплакаться.

– Где же этот осел? – пробормотал Энтони, затем, не поворачиваясь, продолжил: – Стоит мне сказать только слово, соплячка, и ты быстро познакомишься с заключенными, а также с тараканами, пауками и блестящими металлическими браслетами на лодыжках.

Энтони собирался продолжить поиски друга, не сомневаясь, что его предупреждение достигло цели и девушка не осмелится ему перечить. Однако она уперлась, отказываясь двигаться дальше.

Энтони бросил взгляд через плечо и сказал, что он думает о ее неповиновений. Однако выражение ее лица говорило, что ей наплевать на его угрозы.

– Предупреждаю: перестань таскать меня за собой или я не отвечаю за последствия.

– Это что, угроза, цветок моей души? – Он усмехнулся. – Интересно, что ты мне можешь сделать?

– Увидишь, чертов громила!

Она улыбнулась ему. При этом Энтони ощутил тревогу и в тот же момент застыл на месте от острой боли – девчонка подняла колено и ударила его в пах.

Он взвыл и рухнул на пол.

– Я же… знал… – простонал он, – что от тебя… не приходится… ждать… ничего… хорошего.



– Ты заслужил это, – сказала она с удовлетворением, полагая, что это научит его не связываться с карманниками Лондона. – Может быть, в следующий раз ты дважды подумаешь, прежде чем хватать кого-то из нас.

Она рванулась к выходу, решив, что теперь свободна, и… натолкнулась на стену из живой плоти. Крепкие руки схватили ее за плечи, удерживая от падения.

– Черт побери! Смотри, куда идешь, болван! – раздраженно воскликнула она, отступая назад и пытаясь освободиться от захвата.

Перед ее опущенными глазами предстали ноги. Удивленно приподняв бровь, она с легкой дрожью, внезапно охватившей ее, воззрилась на мускулистые бедра. Боже всемогущий, они были просто невообразимыми. Разве нормальный мужчина может иметь такие ноги?

Ее взгляд медленно переместился вверх, отмечая каждую деталь: тонкую талию, плоский живот, широченную грудь, мощные руки и крепкий, строго очерченный подбородок с небольшой ямочкой. Затем девушка отметила совершенной формы нос и превосходный бронзовый оттенок кожи. Наконец ее внимание сосредоточилось на глазах.

О, эти глаза! Они были черными как смоль, пронизывающими и пылкими. Необычайно красивыми.

Мужчина вскинул бровь.

– Привет. – Его низкий проникновенный голос произвел на девушку странное впечатление.

– Привет, – машинально ответила она.

«Кто ты?» – хотел спросить Алек, но решил, что лучше приготовиться к тому, что скажет ему почти обезумевший от боли Уитфилд.

Он склонил голову набок, глядя на Энтони, который с бледным видом сидел на полу, прислонившись спиной к стене. И неудивительно. Алек стал свидетелем происшедшего, и, откровенно говоря, увиденное его слегка позабавило. Поджарый парнишка выглядел довольно смелым. Однако что явилось причиной стычки? И вообще, что происходит? Кто этот паренек и почему Уитфилд оказался здесь вместе с ним?

– У тебя неприятности? – сухо поинтересовался Алек, бесстрастно глядя на приятеля.

– Ничего подобного, старик, – ответил Энтони язвительно. – С чего это у тебя сложилось такое странное впечатление?

– Наверное, из-за твоей необычной позы.

Алек посмотрел на него с едва сдерживаемой улыбкой.

– Я всего лишь восхищаюсь твоим полом, вот и все. Разве это преступление? – Энтони провел рукой по гладкой поверхности. – Кажется, итальянский мрамор?

– Я никогда не интересовался этим.

– Жаль.

Алек подошел к другу и протянул ему руку.

– Что ты здесь делаешь?

Энтони ухватился за его руку, поднялся и тщательно отряхнулся.

– Ты любишь тратить время на пустые разговоры.

– Хорошо, что хоть один из нас способен на это, – пробормотал Алек. – Так что случилось?

– О! – Энтони резко вытянул руку и схватил девушку сзади за рубашку, поскольку она попыталась улизнуть. – Не спеши, приятель, ты здесь почетный гость.

– Ненавижу тебя, – сказал пленник, скрипя зубами.

– Наши чувства взаимны, однако меня восхищает твой змеиный язык. А твои враждебные взгляды просто завораживают меня, и, судя по ним, ты готов сварить меня в кипящем масле. – Энтони пожал плечами. – С ума сойти, но ты чем-то напоминаешь мне меня.

Алек заметил, что паренек потемнел подобно грозовой туче.

– Ну все, придурок, ты перешел границу дозволенного, сравнив меня с богатым маменькиным сынком, не знающим, что значит проводить жизнь на темной улице.

Лицо Энтони помрачнело.

– Послушай, маленький паршивец, сейчас я тебя…

– Оставь его, Уитфилд, – вмешался Алек. – Он еще слишком мал, чтобы стать тебе достойным противником.

Энтони засмеялся:

– О, это впечатление обманчиво. – Он кивнул на голубоглазого пленника. – Этот привлекательный тип – находка среди подонков общества.

Алек нахмурился:

– Что тебе взбрело в голову? Он еще ребенок. Порой я многого не понимаю из того, что ты делаешь, но я никогда не думал, что ты способен воевать с юнцами. Ты уже достаточно взрослый, чтобы спокойно воспринимать его выпады.

– Ты ошибаешься, мой друг! – воскликнул Энтони в праведном гневе. Затем, указывая на парнишку, добавил: – По сравнению с ним я просто ребенок, заблудившийся в лесу.

– А как насчет благотворительности? – спросил Алек. – Ты отнял у меня уйму времени, разглагольствуя о ней.

– Да, почему бы тебе не быть милосердным? – вмешался в разговор паренек.

Алек улыбнулся, но Энтони не видел ничего комического в сложившейся ситуации.

– Ты знаешь, я уже проявлял милосердие, теперь твоя очередь.

– О чем это ты болтаешь?

Энтони положил руки на плечи Алека и развернул его лицом к мальчишке.

– Вот, старик, твой шанс заняться благотворительностью.

Алек освободился от его рук и повернулся.

– Что ты придумал на этот раз?

– Я не нуждаюсь в благотворительности! – крикнул мальчишка Брекриджу.

Что-то в его голосе привлекло внимание Алека. Однако прежде чем он успел понять, что именно, мальчишка бросился на Энтони. Алек едва успел перехватить его. Несмотря на то, что Уитфилд иногда вызывал у него крайнее раздражение и желание схватить его за горло и слегка придушить, он не мог допустить, чтобы кто-то нападал на Энтони в его доме. Вот если бы они находились на улице…

Алек покачал головой, в то время как мальчишка извергал поток отборной брани. Тем не менее, он не мог удержаться от улыбки: паренек действительно был весьма изобретательным по этой части.

– Я свое дело сделал, – произнес Энтони, протискиваясь мимо Алека.

– И куда ты теперь, черт побери, направляешься? – резко спросил Алек, наблюдая, как его друг устремляется к выходу.

– Посмотри вокруг, старина. Здесь царят хаос, паника и волнения – значит, моя работа выполнена.

– Ты не можешь оставить мне этого мальчишку!

Энтони остановился.

– Однако будет именно так, – ответил он с язвительной улыбкой. – Хочу процитировать твои слова: «Ты проникаешь в самую суть, Уитфилд. Ты способен понять, что является достойным делом для меня. Я очень ценю твое мнение». Конец цитаты. Так вот, я пошел тебе навстречу и, наверное, заслужил бы рыцарское звание от самой королевы за этот поступок.

– Безмозглый болван! Энтони пожал плечами:

– На этом я считаю свою миссию законченной и, должен сказать, чувствую себя свободным и бесконечно счастливым. – Он подошел к входной двери, и Холмс предусмотрительно открыл ее, устремив свой взгляд в потолок, как будто изучал там фреску из Сикстинской часовни. – О, я чуть не забыл поделиться с тобой весьма важной информацией!

Алек бросил на Энтони разъяренный взгляд.

– Надеюсь, ты сообщишь, в каком темном переулке я смогу найти тебя в ближайшее время, чтобы избить до полусмерти? – процедил он сквозь стиснутые зубы, раздраженный радостным выражением лица Уитфилда.

– О, кажется, мы обиделись? – язвительно спросил Энтони.

Алек зарычал в ответ.

Энтони умиротворяюще поднял руку.

– Не ерепенься! Я просто хотел предупредить тебя, чтобы ты был бдительным с нашим маленьким другом и на всякий случай припрятал свои драгоценности хотя бы на время. По крайней мере пока ребенок полностью не раскается. – И добавил, обращаясь к мальчишке: – Если ты вздумаешь сбежать, негодник, то помни, тебя ждут мрачные стены тюрьмы. Моя доброта не безгранична.

– О чем ты говоришь? – спросил Алек, чувствуя, как в душу к нему закрадывается неприятное подозрение.

– Пусть твой гость сам расскажет о своей склонности брать то, что ему не принадлежит.

Алек бросил короткий взгляд на мальчишку, которого продолжал удерживать. Он не обратил внимания на мягкие черты его лица, шелковистую кожу и ясные голубые глаза, так как был чрезвычайно раздосадован выходкой Энтони.

– Ты хочешь сказать, что он вор? Парнишка весь напрягся.

– Я не просто вор – я самый лучший вор во всем Лондоне!

– Ты слышал? – спросил Энтони.

– Черт возьми, – проворчал Алек.

Энтони повернулся, чтобы уйти, но снова остановился.

– О, и последнее!

– Что? – сердито спросил Алек. – Он еще и убийца? Энтони отрицательно покачал головой, и в глубине его глаз промелькнули веселые искорки.

– Нет, – он вопросительно выгнул бровь и посмотрел на воришку, – ты ведь не убийца, не так ли?

– Тебе лучше не знать, – последовал дерзкий ответ, и мальчишка показал ему язык.

– Превосходно. Может быть, когда-нибудь я научу тебя, как им пользоваться. – В ответ на насмешку воришка удостоил его свирепым взглядом. Взглянув на Алека, Энтони сказал: – Так вот, друг мой, могу сказать, что тебя ждет большой сюрприз.

– Еще один? – сердито пробурчал Алек. Энтони коварно улыбнулся, словно его сюрприз каким-то образом мог изменить ход мировой истории.

– Сними шляпу с этого хулигана и тогда узнаешь. С этими словами Энтони вышел, весело насвистывая.

Глава 4

– Когда-нибудь я все-таки задушу его, – сердито проворчал Алек, после того как за Энтони закрылась дверь.

– Если я первым не доберусь до этого подлеца. Эти слова заставили Алека прийти в себя. Он почти забыл о мальчишке, которого продолжал держать за шиворот.

Отпустив его, он отступил на шаг. Уитфилд мог вызвать раздражение у кого угодно, судя по прищуренному взгляду парнишки, устремленному на парадную дверь. Алек не сомневался, что намерение мальчика было вполне искренним.

Он озадаченно провел рукой по своим волосам. Что теперь делать? Энтони, должно быть, сошел с ума. О чем только думал этот болван, притащив к нему в дом отъявленного воришку? Неужели Уитфилд действительно решил, что Алек способен перевоспитать его?

Что ж, он сам напросился. Ему следовало знать, что Энтони поймает его на слове и воспользуется этим по своему усмотрению. Теперь некого винить, кроме самого себя. Должно быть, он плохо соображал, когда давал Уитфилду свое согласие на сотрудничество.

Алек нерешительно улыбнулся странному гостю. Затем, наморщив лоб, внимательно пригляделся к нему. Что-то в его облике настораживало Брекриджа. Голова мальчика едва доходила ему до груди. Он выглядел худым, маленьким и беззащитным, отчего Алек подумал, что мальчик, вероятно, должен прилагать немало усилий, чтобы выжить. При таких обстоятельствах неудивительно, что он занимается воровством, хотя оправдывать это нельзя.

Руки мальчика казались… какими? Слишком нежными? Мягкими?

Его лицо также вызывало недоумение: кожа была очень гладкой, слегка загорелой и… без единого признака намечающихся бороды или усов. Сколько ему лет?

Алек прищурился, разглядывая элегантный нос, темные брови, высокие скулы и широко посаженные голубые глаза с необычным оттенком. Они были… удивительно красивыми.

Внезапно Алек вспомнил слова Энтони: «Сними шляпу с этого хулигана».

Алек медленно протянул руку к шляпе своего гостя. Мальчик отшатнулся.

– Я не причиню тебе вреда, – спокойно пообещал Алек, снова вытягивая руку.

Мальчик вздрогнул, когда пальцы Алека коснулись края шляпы. Глядя в широко раскрытые испуганные глаза, Брекридж медленно потянул потрепанный головной убор вверх.

Густая масса шелковистых иссиня-черных локонов рассыпалась по изящным плечам, обрамляя утонченные черты лица. Эффект был потрясающим. Теперь Алек понял, что поразило его в облике незваного гостя – это был не мальчик, а девушка.

И на редкость хорошенькая!

Имел ли это в виду Уитфилд, когда говорил о сюрпризе? Какие чувства при этом испытал Алек, невозможно было описать.

Очарованный и ошарашенный, он смотрел на девушку, которая поднесла в этот момент руку к своим волосам. С очаровательной застенчивостью она собрала густые локоны и откинула их на спину. При этом отдельные пряди по-прежнему обрамляли нежное лицо, подчеркивая высокие скулы и необычайно красивые глаза. Дунув пару раз в уголок рта, она отогнала несколько назойливых волосков.

Не сознавая, что делает, Алек пригладил кончиками пальцев взъерошенные пряди. Девушка отпрянула, и он, опомнившись, убрал руку.

– Значит, ты девушка, – констатировал он, отходя от нее.

С некоторым запозданием Алек понял, как глупо это прозвучало.

Ее щеки слегка порозовели.

– Ну и что? – произнесла она сдавленным голосом, затем нахмурилась и откашлялась.

Алек несколько раз моргнул, чтобы прийти в себя от изумления.

– Просто я очень удивился, так как не ожидал ничего подобного.

Она расставила ноги и сжала кулаки, приняв оборонительную стойку.

– Ну так привыкай.

Как он мог принять ее за мальчика? Единственным оправданием было то, что он не обратил должного внимания на внешность подростка. К тому же присутствие Уитфилда всегда лишало его способности ясно мыслить.

– Я не хотел тебя обидеть, – сказал он. – Особенно после того, как Энтони упомянул, что ты… – Он замолчал.

– Воровка? – закончила девушка, сложив руки на груди.

Алек решил не сосредоточиваться на этом.

– У тебя есть имя?

– Да.

– И?

– Что и?

– Как тебя зовут?

– Зачем тебе мое имя? – «Можно подумать, что я задержусь здесь».

– Надо, если, конечно, ты не предпочитаешь, чтобы к тебе обращались: «Эй, ты».

Он, кажется, не глуп, подумала она, глядя на благообразного незнакомца. Помимо своей воли она почувствовала уважение к этой горе мышц, защищавшей ее от гнусного лорда, схватившего ее на улице. И кто не стал бы уважать этого гиганта, который был удивительно чутким для мужчины таких габаритов. Неплохо было бы иметь такого громилу в своей шайке, тогда никто не осмелился бы их побеспокоить.

Однако он был, несомненно, лучше своего грубого друга. И, судя по окружающей обстановке, сказочно богат. Она уже приметила несколько вещиц, которые можно будет прихватить с собой. Возможно, день закончится не так уж плохо.

– Мои друзья зовут меня Фоксом, – сказала она наконец. – Ты можешь звать меня так же.

Алек пристально смотрел на нее некоторое время, пытаясь понять, не дурачит ли она его. Судя по ее глазам, она говорила правду. Но почему Фокс?

– Фокс – это действительно твое имя? – Он надеялся, что девушка шутит.

– Нуда, так меня назвал один из парней.

– Парней?

– Из моей шайки.

– Твоей шайки?

– Что ты повторяешь за мной, как попугай? Алек был в полном замешательстве.

– Значит, Фокс – это твое настоящее имя? Девушка опять обиделась.

– Мое настоящее имя? А что ты имеешь против?

– Нет, я не возражаю – впрочем, конечно, это неподходящее имя для такой привлекательной юной женщины, – просто я хотел узнать, какое имя тебе дали при рождении. Полагаю, тебя назвали не Фоксом.

Она с вызовом посмотрела на Алека.

– Откуда мне знать? Моя мать умерла, когда я родилась, а отец сбежал после этого.

– Сожалею.

Девушка пожала плечами.

– Тогда кто же заботился о тебе? Настороженный взгляд говорил, что ей неловко отвечать на его вопросы.

– Зачем тебе знать об этом?

Она повернулась к нему спиной и сделала вид, что изучает полотна, висевшие на стенах. Алек подумал, знакома ли она с творчеством Ренуара. Затем мысленно обругал себя. Разумеется, она не знала такого художника. Надо помнить, что эта красавица принадлежала к совершенно иному социальному кругу, в отличие от людей, с которыми ему приходилось общаться.

– Мне хотелось бы побольше узнать о тебе, – ответил Алек и встал рядом с ней, изучая ее профиль.

Она пожала плечами.

– Я находилась в сиротском приюте, пока не подросла настолько, чтобы заботиться о себе самостоятельно.

Любопытство заставило его продолжать расспросы:

– И в каком же возрасте ты почувствовала себя независимой?

Она снова пожала плечами.

– Лет в семь или около того.

– В семь лет? – поразился Алек. Он с трудом представлял, что значит оказаться на грязных улицах Лондона в таком нежном возрасте.

Затем она добавила:

– Меньше или больше на несколько месяцев. Я не знаю точно, сколько мне было тогда лет, потому что мне неизвестно, когда я родилась. Монахини в сиротском приюте могли только предполагать.

Алек почувствовал жалость к ней. Сам он имел в жизни все самое лучшее: прекрасное образование, превосходную еду, слуг, исполняющих все его прихоти. Он принадлежал к обществу, в котором большинство людей вели праздный образ жизни, не испытывая никаких неудобств и интересуясь в основном последними сплетнями и фасонами модной одежды. Кроме того, у него всегда были деньги – очень много денег. А что имела эта девушка? И кто решил, что один должен иметь все, а другой ничего? Это казалось несправедливым. Какая жизнь уготована этой девочке – ни дома, ни семьи. Она жила впроголодь и оттого стала воровкой.

– К чему этот взгляд?

Алек посмотрел в ее сердитые глаза.

– Что ты имеешь в виду?

– Этот взгляд! – Она повернулась лицом к нему. – Не смей меня жалеть! Мне так же хорошо, как и тебе! Может быть, даже намного лучше!

– А я и не жалею тебя!

– И правильно делаешь, черт возьми! С меня довольно, я ухожу отсюда!

Она двинулась мимо него. Она не нуждалась и не хотела чьей-либо жалости. Она сама может позаботиться о себе! И не стоит принимать во внимание тот факт, что этот человек был довольно милым и не смотрел на нее с презрением, как большинство представителей его класса.

Девушка остановилась у двери, и дворецкий поспешил предусмотрительно открыть ее перед ней. О да! Этот седовласый выскочка не мог дождаться, когда она уйдет, так переживал за сохранность фамильного серебра. Ей следовало бы остаться, чтобы досадить ему, однако у нее не было времени прохлаждаться в этом шикарном месте с его обитателями.

Она стояла на пороге, надеясь, что возмущение заставит ее спуститься по лестнице крыльца и выйти на улицы, которые она хорошо знала. Однако, как ни странно, она задержалась, почувствовав, будто ее ноги налились свинцом.

Обернувшись, она спросила:

– Ты не собираешься сказать, что я должна остаться?

Алек спрятал улыбку. Девушка явно не желала уходить, а он по неизвестным причинам не хотел ее отпускать. Она была довольно интригующей особой. Однако он предпочел бы, чтобы она осталась по собственному желанию.

Алек сунул руки в карманы и покачал головой:

– Нет, не собираюсь.

– Нет?

– Я не намерен удерживать тебя.

– А как же твой друг? – спросила она и нахмурилась. – Он говорил, что я должна остаться здесь, чтобы заплатить свой долг за попытку стянуть, его бумажник. Он сказал также, что я останусь здесь или отправлюсь в Ньюгейт. Если у меня есть выбор, то мне не трудно принять решение.

– Мой дом не тюрьма, и ты ничего у меня не крала, поэтому мне нечего сказать по данному вопросу.

– О! – взволнованно произнесла она.

Затем последовало продолжительное молчание, которое, в конце концов, прервал Алек, спросив:

– Ты не хотела бы что-нибудь поесть? – Девушка могла бы по крайней мере попробовать хорошую еду. Она была такой худой: ну просто кожа да кости. – Повар приготовил сегодня жареную утку, – добавил он, видя, что она колеблется. – И я честно скажу, что никто не умеет лучше его сохранить ее такой сочной. – Алек пожал плечами. – Однако я пойму, если ты откажешься от приглашения и захочешь уйти. Я уверен, что ты очень занятая девушка.

– Чепуха. Ты разыгрываешь меня, не так ли? – Выражение ее лица было грозным.

– Нет, даже не пытаюсь.

Она начала оглядывать комнату, и Алек следил за ее взглядом, который задержался на массивной люстре над ее головой, затем переместился на темные панели стен, где висели огромные картины, написанные маслом, на красный шерстяной ковер на ступеньках лестницы и на блестящие медные прутья, удерживавшие его, и наконец снова вернулся к нему. Она долго разглядывала хозяина дома, прежде чем окончательно согласиться.

– Ну ладно. Почему бы и нет? Еда есть еда.

– Я тоже так считаю, – сказал Алек с улыбкой, более нелюбезного согласия на его приглашение на обед он никогда не получал. Но вечер обещал стать необычайно интересным. Он находил весьма привлекательной свежесть, которую внесла эта девушка в его скучную размеренную жизнь. Он устал от утомительных светских разговоров и легкомыслия знакомых ему женщин.

Алек обратился к Холмсу, который все еще держал парадную дверь открытой.

– Пожалуйста, сообщите повару, что сегодня у нас за обедом будет гостья, и приготовьте место для мисс… – Он выжидающе посмотрел на девушку.

Она, в свою очередь, смотрела на него, удивленно приподняв бровь и обдумывая, какие могут быть последствия, если она скажет ему, чтобы он спрыгнул с колокольни церкви Сент-Мэри-ле-Боу в центре Лондона, если не хочет назвать ее Фоксом. Однако призывное урчание в животе напомнило ей, что она давно не ела и потому ей следует придержать свой язык. Кроме того, какое значение имеет то или иное имя?

– Кейт, – с трудом выдавила она. Так ее называли до того, как она оказалась на улице. Однако девушка чувствовала, что имя не подходит ей, потому что звучало оно так, словно принадлежало какой-нибудь изысканной леди, а не сорванцу с улицы Уайтчепел.

– Холмс, пожалуйста, приготовьте место за столом для мисс Кейт.

Алек заметил, что эта просьба вызвала у Холмса тяжелый вздох, и на лице его отразилось сомнение, когда он взглянул на девушку. Дворецкий не сумел полностью скрыть свое неодобрение, когда снова сосредоточил внимание на Алеке.

– Как пожелаете, милорд. – Холмс немного поколебался, затем спросил: – He хочет ли мисс Кейт освежиться, пока накрывают обед?

Вопрос дворецкого вызвал усмешку у прелестного создания, которое смотрело на него так, словно желало, чтобы пол разверзся и мрачная пропасть поглотила его.

– Почему ты спрашиваешь у него? – Кейт указала в сторону Алека, глядя при этом на Холмса. – Боишься обратиться ко мне, старый пустозвон?

Алек подавил улыбку. Эта девчонка определенно поставила Холмса на место. Его дворецкий, безусловно, был неплохим человеком, однако имел склонность относиться с пренебрежением к людям, не занимавшим определенного социального положения. Вполне вероятно, что он не сознавал, что делает. По крайней мере, Алек надеялся, что это именно так. Ему не хотелось думать, что его дворецкий – сноб.

Впрочем, Холмс задал вполне законный вопрос. Девушке действительно не мешало бы умыться.

Словно почувствовав, что в его глазах таится тот же вопрос, Кейт медленно повернула голову в его сторону.

– Ну что? – глухо спросила она.

Алек колебался. Поскольку она обиделась на предложение Холмса, то, вероятно, и ему достанется от нее, если он спросит ее о том же. Однако взгляд девушки говорил, что она уже готова уступить, поэтому он осторожно сказал:

– Ты можешь воспользоваться нашими… удобствами. Кейт заметила, какую неловкость ощущал от этого крупный мужчина, и ее гнев мгновенно утих. Как такой гигант мог вести себя словно мальчик? Она ни за что не поверила бы в это, если бы не видела собственными глазами. Кейт поняла, что он старался быть учтивым. Оказалось, довольно приятно чувствовать себя объектом чьего-то внимания. Она привыкла к другой, жестокой стороне жизни, в которой люди стараются только отнять что-то друг у друга и никогда ничего не предлагают. Кейт решила, что не плохо вновь почувствовать себя чистой. Прошло довольно много времени с тех пор, как она имела возможность помыться где-либо, кроме фонтана или под дождем. Сделать это в настоящей ванне – истинное блаженство.

Однако что делать с одеждой? Кейт посмотрела на свою залатанную рубашку с новой дыркой на воротнике и на переделанные мужские штаны с пятнами грязи. Черт возьми, она отстирывала их в фонтане в районе Вестминстера две ночи назад! Теперь штаны изорваны, и девушка сомневалась, что они дотянут до следующей стирки.

Кейт подняла голову и встретилась с ласковым взглядом темных глаз. Ее чувство неловкости внезапно сменилось другим непонятным чувством, от которого стало жарко внутри.

– Послушай, ты не…

Она прервала его на полуслове:

– Куда мне идти?

Алек в недоумении наморщил лоб.

– Извини?

Она с досадой посмотрела на него.

– Куда мне идти, чтобы помыться?

– О… наверх, – ответил он. Затем обратился к дворецкому, который все еще держал дверь открытой, надеясь, что хозяин передумает и выставит нахальную гостью вон. – Холмс, пожалуйста, покажите мисс Кейт мою комнату, – распорядился он.

– Вашу комнату, милорд?

– Да, мою комнату, Холмс.

– Вы уверены? Алек нахмурился.

– Да, я уверен, Холмс, – ответил он жестким тоном. Кейт хотела сказать его светлости, что не желает идти куда-либо с таким гадким дворецким. Она сама сможет найти таз и немного воды. Однако девушка сомневалась, что хозяин позволит незнакомке бродить по дому без сопровождения. К тому же внутри дом выглядел гораздо просторнее, чем казалось снаружи. Здесь вполне можно было заблудиться.

Кейт понуро пошла за дворецким, следуя за этим напыщенным ослом вверх по лестнице. Она бросила быстрый взгляд через плечо и обнаружила, что является объектом пристального внимания. Затем отвернулась, внезапно смутившись, сама не зная почему.

Когда она и дворецкий достигли верхней площадки лестницы, ее мысли направились в другую сторону. Десять лет жизни на улице превратили ее в закоренелую преступницу. Кейт опытным взглядом быстро отметила дорогие вещицы, лежавшие на изящном полукруглом столике в коридоре под таким же изысканным зеркалом.

Там красовалась великолепная фарфоровая статуэтка молодой женщины в белом платье, с букетом алых роз и, кроме того, было много других предметов, которые напрашивались, чтобы их взяли. Однако статуэтка привлекла особое внимание Кейт. Маленькие губы женщины были ярко накрашены, а на щеках обозначился лишь легкий румянец. Ее блестящие темные волосы были зачесаны назад и стянуты розовой лентой, открывая, таким образом, задумчивое нежное лицо, как будто она мечтала о поклоннике… или, может быть, о краже со взломом. Кейт усмехнулась, понимая, что подобная мысль может вдохновить только ее.

Она непроизвольно протянула руку к статуэтке. Ей хотелось прикоснуться к ней и даже, может быть, немного подержать. Но прежде чем ее пальцы обхватили вещь, проклятый дворецкий ударил ее по руке.

– Не прикасайся к вещам, – предупредил он высокомерным тоном.

– Убери от меня свои чертовы лапы или тебе не поздоровится.

Дворецкий, однако, не испугался угрозы.

– Ничего здесь не трогай. Я больше не буду повторять, – сказал он и продолжил пути по длинному коридору.

Кейт смиренно вздохнула и, бросив последний взгляд на прелестную статуэтку, неохотно последовала за Холмсом.

Глава 5

– Я буду стоять у дверей, так что не вздумай что-нибудь стянуть. Поняла?

Кейт пристально посмотрела на мрачного Холмса. Очевидно, он был расстроен распоряжением хозяина. Прекрасно! Пусть подавится.

Бормоча что-то себе под нос, он раскрыл двустворчатые двери в спальню хозяина и еще раз сурово взглянул на Кейт, которая понимала, что Холмс пытается запугать ее.

Черта с два!

Увлеченная своими мыслями, она не слышала, как он повторил:

– Ты поняла?

– Да, – ответила она, минуя его и входя в комнату, слишком раздраженная, чтобы оценить окружающую обстановку. Затем, повернувшись к дворецкому, добавила: – Я поняла, что ты напыщенный, тупой болван, назойливый, как прыщ на заднице, и мне ужасно хочется послать тебя куда-нибудь подальше. А сейчас, если ты не возражаешь, черт возьми, я должна приготовиться к обеду.

С удовлетворенной улыбкой Кейт захлопнула двери перед его носом, довольная произведенным шумом. Девушка услышала, как он проворчал по ту сторону, что ей дается пять минут, после чего он придет за ней.

– Да, да, да. – Она махнула рукой и повернулась, впервые обратив внимание на обстановку в спальне хозяина. – Пресвятая Дева, – благоговейно прошептала она, крестясь.

Кейт всегда считала, что обладает довольно развитым воображением, но даже в самых необузданных мечтах не могла представить такого великолепия, как спальня его светлости.

Она была необычайно просторной, отделанной темными панелями. На высоких окнах красовались пурпурные бархатные портьеры с золотистыми кисточками. Массивная кровать с балдахином была также выдержана в темно-красных тонах, как и шезлонг и кресло с подголовником. Одну из стен от пола до потолка занимали книжные полки, а в противоположном конце размещался камин, в котором пылал огонь.

Приблизившись к книжным полкам, Кейт провела пальцем по гладким кожаным переплетам томов, двигаясь вдоль рядов книг и разглядывая заглавия, которые были недоступны ее пониманию, потому что она не умела читать. Его светлость, несомненно, прочитал все это. Вероятно, он получил лучшее образование, какое только можно достать за деньги, посещая одну из самых престижных школ для мальчиков, куда всегда надо было ходить нарядным и со всеми раскланиваться. Кейт подошла к мраморному камину, в котором потрескивали поленья – на них плясали оранжевые с синеватыми языками отблески пламени. Она опустилась на колени и вытянула руки, чтобы согреть их. Очень часто холодными ночами она мечтала о жарком огне, перед которым можно было бы лечь и смотреть на тлеющие угли, думая о лучшей жизни, где у нее были бы надежное жилище и любящие родители.

Вместо этого Кейт как проклятая вынуждена была скитаться на улицах в постоянных поисках пропитания. Ежедневная борьба за существование заставляла ее чувствовать себя старше, чем она была на самом деле.

Девушка с завистью посматривала на дома, в которых жили богатые люди, и испытывала горечь, задавая себе вопрос, почему судьба обошла именно ее. Ей было обидно чувствовать на себе презрительные взгляды, как будто она была виновата в том, что осталась сиротой. Кейт удивлялась, почему бедняков считают существами низшего порядка. Несколько раз она и ее ребята пытались изменить свою жизнь к лучшему, но безуспешно. Люди продолжали отбрасывать их в сторону, не желая дать шанс выкарабкаться из бедственного положения.

Она не хотела быть воровкой и вести подобный образ жизни. Но что оставалось делать? Никто не желал брать такую, как она, на постоянную работу. Она не умела ни читать, ни правильно говорить, не знала, как пользоваться вилкой и как держать нож. В сущности, выбор у нее был невелик: стать преступницей, попрошайкой или уличной проституткой. Попрошайничать ей было противно. Она терпеть не могла всякой благотворительности! И не важно, что говорил по этому поводу схвативший ее светловолосый мерзавец! Проституткой она бы тоже стать не смогла – не переносила, когда к ней прикасались малознакомые люди. Нет, ей ближе всего то, что она научилась хорошо делать, а именно – ловко чистить карманы ротозеев, отчего и заслужила прозвище Фокс.

Она старалась убедить себя, что это ее настоящее призвание, что она очень хитрая и неуловимая воровка, хотя на самом деле ей часто приходилось испытывать страх. К тому же ей надоело постоянно голодать и думать, где в очередной раз добыть еду. Дни проходили за днями, похожие один на другой, и ничто не менялось, а она становилась все старше и старше.

Изменения, происшедшие в ее теле, стали привлекать нежелательное внимание, и она сочла за лучшее скрывать свои женственные округлости под мужской одеждой, пачкая при этом лицо. Свои длинные волосы она убирала под шляпу, не желая расставаться с единственным атрибутом, позволявшим чувствовать себя женщиной.

Поднявшись, Кейт посмотрела на свое отражение в зеркале над камином. Ее лицо выглядело осунувшимся и бледным, а глаза, жестокие и несчастные, выдавали видавшего виды человека.

Короче, у нее был довольно неопрятный вид. Кейт коснулась рукой испачканной щеки и потерла ее, пытаясь удалить грязь, но только окончательно все испортила и с отвращением опустила руку.

Ее волосы, ниспадавшие на плечи, выглядели не лучше, чем все остальное. Они требовали хорошего ухода и мытья, но такая роскошь была ей почти недоступна.

Кейт отвернулась, не желая больше смотреть на себя. Ее взгляд снова начал блуждать по комнате.

В центре возвышалась громадная кровать. Именно громадная – другого слова Кейт не могла подобрать. Вероятно, для того, чтобы забраться на такую высоту, требовалась лесенка. Она подумала, что, наверное, спать на ней – все равно что спать на облаке. У нее возникло огромное желание уютно устроиться на этой роскошной постели. Она не могла представить, что такая кровать предназначена для одного человека. Здесь могли разместиться по меньшей мере шестеро, и еще останется место. Правда, она имела в виду шестерых человек нормальных габаритов, а не огромного мускулистого мужчину, который обычно спал тут. Ее щеки зарделись, когда она представила его на этой постели в ночном белье. И вообще, надевает ли он что-нибудь на ночь?

Откуда только возникла эта мысль?

Конечно, он был красивым, привлекательным мужчиной, но что, черт возьми, заставило ее представить его в естественной наготе? Вероятно, тот факт, что она стояла посреди его спальни и смотрела на его постель.

Кейт выругала себя за глупые мысли и начала обходить кровать, стараясь больше не смотреть на нее. Она подошла к другому, не менее внушительному предмету мебели – комоду, и подумала, что его размеры под стать кровати. Любой предмет обычных средних габаритов выглядел бы слишком маленьким рядом с гигантским ложем.

Проклятие! Почему ее мысли постоянно возвращаются к этой чертовой кровати? Это очень странно!

Кейт сосредоточилась на комоде, проведя кончиками пальцев по гладкой деревянной поверхности и восхищаясь великолепной отделкой.

Затем она рассеянно взяла красивую щетку с позолоченной ручкой. Сколько денег должно быть у этого человека, чтобы даже такая незначительная вещь, как щетка для волос, у него отделана золотом. Она подумала, что если припрятать эту вещицу под рубашку, то она не будет слишком выпирать. Интересно, что можно получить за нее на улице?

Покачав головой, Кейт вернула щетку на место, решив, что не имеет смысла красть ее. Кого заинтересует такая вещь в том мире, где она живет?

Вслед за этим девушка подошла к большому гардеробу, не думая о том, что время идет, а она еще не приступала к мытью. Любопытство полностью завладело ею. Она никогда не бывала в таких роскошных домах и скорее всего никогда больше не побывает, поэтому Кейт решила воспользоваться представившейся возможностью. Кто знает, может быть, в одном из выдвижных ящиков комода или в этом шкафу найдутся ценные вещицы, которые стоит прихватить, и тогда она не зря потратит время, погостив в шикарном доме в районе Уэст-Энда.

Открыв дверцы гардероба, Кейт с шумом втянула воздух. Она никогда не видела такого количества и разнообразия одежды, потрясающих изумрудно-зеленых, сапфировых и белоснежных цветов. И зачем столько черных сюртуков нужно одному человеку? Наверное, он предпочитает черный цвет.

Кейт с необычайным почтением взяла одну из его сорочек. Она была гладкой и прохладной на ощупь. Кейт провела материалом по своей щеке, забыв, что у нее грязное лицо, и подумала, что, наверное, ощущать на теле такую прекрасную вещь – истинное блаженство.

Она уловила тонкий аромат, который вызвал в ее воображении образ мужчины, носившего эту сорочку. Затем закрыла глаза и глубоко втянула воздух, наслаждаясь своим временным пребыванием в этом раю.

Постукивая пальцами по подлокотнику кресла, Алек посмотрел в окно, затем на часы на каминной полке, перестал барабанить пальцами, подумал, не выпить ли чего-нибудь, решил, что не стоит, снова начал барабанить и услышал, как часы отбивают четверть часа. Он встал и снова быстро сел.

Где же эта девчонка? Она удалилась более получаса назад. Чем она занимается так долго?

Он хотел пойти и проведать ее, но вспомнил, что она с Холмсом…

С Холмсом, который сразу невзлюбил ее.

Шагая через две ступеньки, Алек поспешил наверх, уверенный, что сейчас обнаружит море крови, и невольно подумал: кто, кроме него, будет оплакивать преждевременную кончину дворецкого? Алек не хотел признавать, что поступил как неразумный школяр, оставив Холмса наедине с Кейт, которая, хотя и казалась милой и юной, была очень вспыльчивой особой.

Достигнув коридора, Алек нигде не обнаружил дворецкого, и это его насторожило. Удивительно, но тот не стоял как часовой у двери спальни. Может быть, он внутри с девушкой? Этого нельзя исключать, потому что Холмс явно не доверял Кейт. Он вполне мог стоять у нее за спиной, пока она умывалась.

Алек только сейчас сообразил, что ему следовало попросить миссис Диборн позаботиться о девушке. Его экономка была невозмутимой, внушающей симпатию женщиной, чье мягкое обхождение было бы более приемлемо для Кейт, учитывая ее нрав. Она была слишком ранимой и ожесточенной для своего юного возраста. «Сколько же ей лет?» – снова подумал он.

Стояла тишина, и Алека охватило волнение, когда он приблизился к своей спальне.

Подойдя к двери, он приложил к ней ухо, подумав, как смешно он, должно быть, сейчас выглядит и что ему придется объяснить, если его застанут в таком положении.

Из комнаты не доносилось ни звука. Может быть, Кейт уже улизнула? Но зачем ей это делать? Он ведь предложил ей пообедать, а судя по ее виду, она давно ничего не ела.

Тревога Алека возрастала, поскольку тишина по-прежнему ничем не нарушалась. Он колебался, не зная, что делать дальше. Для мужчины, привыкшего к решительным действиям, он выглядел крайне растерянным.

Перед ним возникла дилемма: продолжать стоять как дурак в коридоре и притворяться, что потерял бриллиантовую булавку для галстука, если кто-нибудь увидит его здесь, или постучать в дверь в надежде услышать ответ.

Однако последняя мысль появилась уже после того, как его рука оказалась на ручке и он медленно открыл дверь.

То, что увидел Алек, заставило его замереть на месте. Кейт стояла перед гардеробом, дверцы которого были широко раскрыты, и держала одну из его шелковых рубашек, приложив ее к носу. Такое поведение Кейт должно было бы удивить и даже встревожить его, но этого не произошло. Он вспомнил напоминание Холмса о том, что она опытная воровка и, прежде чем позволить ей уйти из дома, надо тщательно проверить, не прихватила ли она какие-нибудь ценные вещи. Однако в данный момент Алека ничуть это не беспокоило. Он не хотел нарушать ее грезы и только наблюдал за ней.

Закрыв глаза, Кейт не подозревала о его присутствии. Выражение ее лица было кротким и безмятежным. Алек воспользовался случаем, чтобы получше изучить ее, поскольку до этого момента у него не было достаточной возможности полюбоваться мягкими женскими формами, которые она скрывала под своей потрепанной мужской одеждой. Особенно ему запомнилось соблазнительное покачивание бедер, когда он с восхищением наблюдал за тем, как она поднимается по лестнице вслед за дворецким. Тогда он был откровенно потрясен своим необычным поведением. Алек часто восхищался привлекательными женскими фигурами, но всегда делал это весьма сдержанно, не проявляя особых эмоций. Хуже всего то, что эта черноволосая беспризорница, казалось, не должна бы обладать привлекательностью. Она была грязной с головы до ног. И все же утонченная красота Кейт была неоспоримой. Алек снова подумал о ее возрасте.

Внезапно он осознал, что совершенно забыл о своей работе. Его обязанности отошли на второй план, но он вернется к ним позже, завтра и послезавтра. Его жизнь шла по заведенному порядку, и все прочие интересы были погребены под горой бумаг.

Кейт была настолько поглощена своими причудливыми мыслями, что не заметила его присутствия, пока легкий холодок из открытой двери не коснулся ее кожи.

Она резко открыла глаза, и ее взгляд, устремившийся к входу в комнату, столкнулся с насмешливым взглядом темных глаз его светлости.

Кейт осознала, что все еще сжимает в руке мужскую рубашку. Она быстро спрятала ее за спину, как будто он мог не заметить, что она рылась в его вещах, нюхала его одежду.

– Надеюсь, я не помешал. – Его голос был низким и спокойным.

Кейт облегченно вздохнула, сама не заметив, что до этого момента сдерживала дыхание. Он не разозлился на нее.

Она откашлялась и облизнула внезапно пересохшие губы.

– Нет, не помешал. Алек ступил в комнату.

– Мне следовало постучаться.

– Это твоя комната. – Кейт увидела, что он бросил взгляд на ее руки. Понимая, что поступает глупо, она вытащила рубашку из-за спины и теперь держала ее перед собой, пытаясь придумать оправдание, почему залезла в его гардероб и взяла его вещь. Но что можно сказать в данном случае? Она решила, что лучше всего не скрывать правду.

– Думаю, ты удивлен тем, что я держу твою рубашку? Он прислонился плечом к дверному косяку и скрестил ноги.

– Нет, не удивлен.

Кейт была ошарашена. Как это могло быть, что он нисколько не озабочен ее бесцеремонностью?! Никому не нравится, когда кто-то сует нос в чужие вещи. Она лично терпеть этого не могла. Не сумасшедший ли он?

Ведь ему известно, что она воровка. Он легко мог предположить, что она пыталась украсть что-нибудь.

– Мне не нужны твои вещи, – поспешно заявила она, подходя к шкафу, чтобы повесить туда смятую рубашку. – Я просто искала полотенце. – Не оригинальное объяснение, но сойдет. – Да, мне потребовалось полотенце, и я решила поискать его здесь.

Мужчина с видом хищного кота отделился от двери, и Кейт подумала, что теперь-то уж точно ей достанется за ее ложь. Однако выражение его лица было спокойным. По-видимому, он был из тех мужчин, которые никогда не повышают голоса и не показывают своего гнева, но при этом неожиданно наносят удар, как змея. Она повидала таких типов, и они то и были наиболее опасными.

Кейт непроизвольно сделала шаг назад. Она не могла убежать, если бы захотела. Он поднял руку. Неужели он собирается ударить ее? Девушка с ужасом наблюдала, как он подходил все ближе и ближе…

Однако Алек прошел мимо и открыл еще одну дверь позади нее.

Кейт раньше не обратила на нее внимания, поскольку в комнате было много других интересных вещей.

Ее плечи облегченно опустились, и она двинулась вперед, когда он жестом пригласил ее в следующую комнату, которой ей предстояло воспользоваться для купания, о чем она совершенно забыла, увлеченная окружавшим ее великолепием.

Войдя внутрь, Кейт неприлично раскрыла рот от удивления, поскольку никогда раньше не видела ванной внутри дома.

Кейт не знала даже, как называлось находящееся там оборудование, и, когда его светлость повернул ручку хитроумного устройства, похожего на котел, и в ванну полилась вода, она отскочила, уверенная, что он сотворил чудо.

– Внутри подведен водопровод, – пояснил Алек.

– Что внутри? – Кейт осторожно сделала шаг к льющейся струе.

Он усмехнулся:

– Не обращай внимания, это не важно.

Он подставил пальцы под струю, а затем… брызнул на нее холодной водой, окропив ее лицо мелким дождем.

– Эй! Прекрати!

На лице его появилась озорная улыбка, и на щеках обозначились ямочки!

– Что? Боишься воды? – сказал он, поддразнивая ее. – А я думал, ты не ведаешь страха.

Уперев руки в бока, Кейт ответила:

– Да, я такая.

Она попыталась сурово прищуриться, однако Брекридж ответил ей обезоруживающей улыбкой. Очевидно, он обладал врожденным чувством юмора. «Хороший тип во всех отношениях», – подумала она.

В лицо ей снова полетели брызги.

– О! Я же сказала, хватит!

Это должно было остановить его. Но не остановило. Он еще раз обрызгал ее.

– Ты ведь пришла сюда затем, чтобы умываться, не так ли?

«В эту игру могут играть и двое!» – решила Кейт.

Она подошла к ванне и смочила руку водой. Затем брызнула своему противнику в лицо, окропив также его безукоризненную одежду.

Кейт не могла поверить, что сделала это. Ведь она не ребенок! Она предводитель самой отчаянной шайки в Ист-Энде. По крайней мере ей нравилось так говорить людям, и она должна была поддерживать этот имидж, даже если никто на самом деле не считал ее таковой. Но разве она не могла доставить себе удовольствие хотя бы на мгновение? Что в этом плохого?

Плохо то, что дом его светлости был ее временным пристанищем и она не являлась здесь ни хозяйкой, ни даже уважаемой гостьей.

Кейт перевела взгляд от водопроводного крана на его лицо.

– Черт возьми, я не могу поверить, что сделала это, – сказала она едва слышно.

Алек стряхнул несколько капель со своего сюртука.

– Уверяю тебя, я это переживу.

Услышав, как кто-то откашлялся, Кейт резко повернула голову, чтобы посмотреть на вошедшего. Лицо ее снова помрачнело.

Вернулся проклятый дворецкий.

Кейт надеялась, что это ничтожество навсегда исчезло с лица земли и она больше его не увидит. И судя по его взгляду, он желал ей того же.

– Прошу прощения, что оставил молодую леди, милорд, но пришлось улаживать ссору между двумя служанками.

– Ничего, Холмс, – сказал хозяин, закрывая кран.

– Что-нибудь не в порядке? – спросил дворецкий, и по его взгляду было видно, что он не сомневается в этом.

– Нет, все нормально, – ответил Алек и посмотрел на Кейт довольно странным взглядом, как будто она выросла на целую голову. – Дело в том, что я побеспокоил нашу гостью и она не успела освежиться. Сейчас я удаляюсь в свой кабинет. Если вы будете столь любезны, чтобы принести мне туда бутылочку вина из погреба, я буду вам очень признателен Холмс.

Гигант прошел мимо Кейт и увлек за собой недовольного дворецкого из спальни. Он остановился в дверном проеме и, взявшись за ручку двери, посмотрел через плечо.

– Не спеши, чувствуй себя свободно и делай все необходимое, – сказал он, затем тихо прикрыл за собой дверь.

Кейт продолжала зачарованно смотреть ему вслед.

Глава 6

Алек бесцельно всматривался в окно своего кабинета. Его бумаги лежали забытыми на столе. Он никак не мог поверить, что занимался такой нелепой игрой, как плескание водой в девушку. Он не мог понять, что на него вдруг нашло. Его сестра часто говорила, что он не должен слишком напряженно работать, что ему необходимо иногда расслабляться. Она бы удивилась, узнав, каким образом он воспользовался ее советом.

– Милорд!

Алек повернулся и увидел в дверном проеме дворецкого, а также причину своего замешательства.

– Мисс Кейт закончила купание, – сообщил Холмс, бросив быстрый пренебрежительный взгляд на упомянутую персону.

– Благодарю вас, Холмс. – Когда дворецкий остался стоять на месте, явно не намереваясь удалиться, Алек многозначительно добавил: – Я вызову вас, если потребуется.

Холмс ещё немного поколебался, затем, бросив холодный взгляд на Кейт, повернулся и вышел из комнаты.

Алек покачал головой, испытывая одновременно и досаду, и удовлетворение. Вероятно, Холмс таким образом намеревался продемонстрировать свою преданность? Может быть, он хотел защитить его от ошибки в отношении девушки? Алек никогда не видел, чтобы тот был вне себя от злости. Однако он тут же забыл о Холмсе, оказавшись наедине с Кейт.

– Садись, пожалуйста.

Он внимательно следил за тем, как она подошла к ближайшему стулу и бесцеремонно уселась. При этом Кейт не смотрела на него. Ее глаза медленно обследовали комнату, словно подмечая находящиеся там предметы. Алек не ожидал, что ей достаточно будет смыть грязь с лица и рук, чтобы перестать походить на уличную преступницу.

Под слоем сажи, недавно покрывавшей ее лицо, оказалась гладкая, как персик, кремового цвета кожа. Кейт ухитрилась извлечь откуда-то ленту и повязала ею волосы, собрав их сзади, что только подчеркивало ее высокие скулы, дерзкий нос, полные губы и большие голубые глаза. Что касается всего остального, а именно одежды, то здесь не произошло никаких перемен.

Алек внезапно представил ее в своей шелковой рубашке, которую она сжимала в руке. Конечно, эта рубашка будет доходить ей до колен, а рукава закроют запястья. Тем не менее Кейт, безусловно, будет выглядеть в ней чертовски привлекательной. Он в этом не сомневался.

Алек мысленно встряхнулся, чтобы избавиться от этих бесполезных мыслей. Однако он не мог не думать о девушке, и у него в который раз возникал вопрос относительно ее возраста. Он решил при первом же удобном случае спросить у нее об этом, разумеется, тактично.

Может быть, следует предложить ей выпить?

Алек подошел к буфету, намереваясь по крайней мере налить себе чего-нибудь покрепче. Он наполнил большой бокал виски, сделал глоток и обратился к своей гостье:

– Могу я предложить тебе чего-нибудь выпить?

Кейт сделала вид, что внимательно рассматривает картину на ближайшей к нему стене, когда он устремил на нее взгляд своих темных глаз. Она старалась не смотреть на него, испытывая странное чувство неловкости в присутствии этого мужчины. Она не знала, как еще можно назвать это чувство. Когда его взгляд останавливался на ней, внутри у нее все начинало трепетать. Может быть, все дело в нервах? Она находилась в незнакомой обстановке, далекой от привычной для нее стихии. К тому же ей никогда не приходилось общаться с мужчинами, кроме парней из ее шайки, которых она ставила наравне с собой, поскольку у них были общие цели.

Как вести себя с этим великаном? Откуда у него такое телосложение? Среди всех богатых лордов, которых она встречала и у которых обчистила карманы, никто не мог похвастаться такой мускулатурой. Большинство обворованных ею богатых джентльменов имели остроконечные носы, жирные конечности и бледные, как у привидений, лица. Они, разумеется, не имели мощного торса, бронзовой кожи, притягательных темных глаз, густых, доходящих почти до плеч, волос и узкой талии.

А какие у него бедра… Пресвятая Дева Мария, его ягодицы выглядели твердыми и мощными, как скалы Гибралтара.

Такое наблюдение рождало странные, волнующие мысли.

«Он ведь обращается к тебе, простофиля!»

Кейт с виноватым видом взглянула на него. О Боже, он застал ее с широко раскрытым ртом.

– Что ты сказал?

– Я спросил, не хочешь ли ты чего-нибудь выпить. – Алек поднял бокал, заметив, что щеки девушки покраснели. – Ведь ты достаточно взрослая для этого, не так ли? – Казалось, это был простой способ получить ответ на интересующий его вопрос.

Она нахмурилась.

– Я достаточно взрослая, черт возьми, чтобы делать то, что мне нравится.

Такой ответ не внес никакой ясности относительно ее возраста.

– Не сомневаюсь в этом, – попытался успокоить ее Алек.

«Однако кем бы я был, если бы дал спиртное ребенку? Или, еще хуже, испытал бы вожделение к ней».

Боже, что с ним происходит? Очевидно, он слишком долго не общался с женщиной и его рассудок помутился. Но в его желании узнать возраст этой девушки не было ничего предосудительного.

«Тогда почему бы просто не спросить ее об этом?»

Потому что это выглядело бы невежливо.

«Но ребенка это не должно волновать».

Алек заглушил свой внутренний голос и ждал ее ответа. И снова потерпел неудачу, когда Кейт пожала плечами и сказала:

– Об этом можешь не беспокоиться. Я не пью спиртного, мне никогда не нравился его вкус. – Она брезгливо поморщилась.

Раскручивая жидкость в своем бокале, Алек подошел к стулу напротив нее, пытаясь придумать другой способ заставить девушку сказать, сколько ей лет.

– Значит, ты не пьешь спиртного? Это весьма похвально, должен сказать. Я тоже не злоупотребляю крепкими напитками, однако мне нравится иногда пропустить стаканчик виски, как видишь. Впервые я попробовал виски, когда мне было, кажется, лет шестнадцать. А как у тебя было с этим?

Кейт нахмурилась. Какое имеет значение, когда она впервые попробовала спиртное? Это было всего лишь один раз, и она едва не подавилась противным зельем, немедленно решив, что это первый и последний ее опыт по части крепких напитков.

Неужели это типичная тема разговоров у аристократов? Что ж, один вечер она сможет подыграть ему.

– Однажды, года четыре назад, я выпила кружку горького пива. – Она поморщилась. – И меня едва не стошнило.

Кейт замолчала, осмысливая, как он воспримет ее слова. Стоило ли рассказывать ему, что алкоголь вызвал у нее тошноту? Она никогда не придавала значения таким мелочам. Однако внезапно в присутствии этого человека Кейт подсознательно почувствовала важность этих подробностей.

– Вкус к спиртному вырабатывается постепенно, – заметил Алек. «Сколько же тебе лет?»

– Наверное, – ответила Кейт. «Опять эта тема!» Алек положил ногу на ногу, изображая равнодушие.

– Может быть, ты была тогда слишком молода, чтобы оценить вкус горького пива, хотя я согласен с тобой, потому что мне самому не нравится этот сорт. Однако с годами вкусы иногда меняются. – «Это, конечно, ложь».

«Какая чепуха!» – подумала Кейт. Брюссельская капуста всегда имеет вкус брюссельской капусты независимо от возраста. Она ненавидела ее в сиротском приюте, и если бы ей предложили сейчас эту гадость, она так же ненавидела бы ее.

– Возможно, – ответила девушка, решив, что лучше соглашаться с ним, чем противоречить.

Алек заскрежетал зубами. «Надо напрямую спросить, сколько ей лет, и дело с концом!»

– Знаешь, у меня возникает вопрос…

– Как твое имя?

Алек заморгал от неожиданности.

– Мое имя? Нуда, это мое упущение. Ты ведь назвала мне свое. Что ж, меня зовут Алек.

Надеясь снова перевести разговор на интересующую его тему, он уже открыл рот, когда стук в дверь прервал его.

Раздосадованный, он резко спросил:

– В чем дело? – Черт возьми, он был уже близок к получению желанного ответа. – Войдите, я имел в виду.

Это был Холмс.

– Обед готов, милорд.

– Мы сейчас идем. – На время укротив свое любопытство, Алек встал и подошел к девушке. Глядя ей в лицо, он протянул руку. – Не так ли?

Его гостья посмотрела на предложенную руку, затем наморщила лоб и взглянула на него:

– Что не так ли?

Алек не мог удержаться от улыбки.

– Мы идем обедать.

– О! – Она вскочила со стула, игнорируя предложенную помощь. – Почему ты не мог сказать об этом прямо, черт побери? – Она подняла подбородок, посмотрела на него и… тоже улыбнулась.

Алек был очарован. Эти сочные, великолепные, улыбающиеся губы чудесным образом преобразили ее лицо. Она и без того была прелестна, а эта улыбка окончательно покорила его. Ее губы выглядели невероятно полными для такого маленького лица, и у него возникло непреодолимое желание поцеловать ее. Алек медленно склонил голову к ней, не соображая, что делает.

В это время раздался громкий кашель дворецкого, и Алек был настолько раздосадован, что готов был избить его. А Кейт, чьи глаза становились все шире и шире по мере приближения головы Алека, бессознательно стремящегося поцеловать ее, в последний момент заговорила:

– Я, кажется, готова съесть целую лошадь.

Алек тихо усмехнулся и, неохотно выпрямившись, положил ее руку на свой согнутый локоть.

– Я, пожалуй, тоже смог бы ее съесть.

Глава 7

Обед превратился в настоящее бедствие.

Кейт смотрела на бесконечный ряд вилок около тарелки, удивляясь, зачем, черт возьми, нужно столько, когда можно обойтись одной. «Видимо, богачи привыкли все усложнять», – мрачно подумала она, испытывая нервное напряжение.

Она взглянула на хозяина, сидевшего во главе стола. Он улыбнулся ей, и тепло его улыбки слегка согрело ее, как последние лучи заходящего осеннего солнца. Кейт отвернулась, опасаясь, что он заметит, что она не такая уж храбрая, какой хотела казаться. Девушка по глупости, решила, что отобедать с ним не составит для нее труда.

Ее щеки пылали огнем от смущения уже целый час. Хотя она не получила ни одного замечания от своего партнера за столом, Кейт не сомневалась, что выглядит крайне неуклюжей. Она никогда не чувствовала себя такой несведущей и неопытной за всю свою жизнь. Обычно она старалась преуспеть в том, что собиралась делать, и никогда не отступала, пока не добивалась успеха. Сейчас Кейт была сбита с толку и не знала, как вести себя и какой вилкой следует пользоваться. Она смогла лишь положить салфетку на колени и то только потому, что увидела, как это сделал первым его светлость.

Хуже всего было то, что свидетелем ее унижения стал ненавистный Холмс, который, казалось, следил за каждым ее движением. Стоило Кейт взглянуть на него, как он укоризненно приподнимал бровь или покачивал головой, оценивая ее действия. Подавая новые блюда и проходя мимо ее стула, он бормотал: «Пользуйся вилкой», – когда она пыталась взять мясо руками. Или, подливая вино в бокал его светлости, когда тот делал всего лишь пару глотков, он старался снова пройти мимо нее, чтобы проворчать что-то вроде: «Боже, неужели ты не можешь есть по-человечески?»

Кейт очень хотела, чтобы сейчас рядом с ней оказался Фалькон. Он точно знал бы, как обойтись с Холмсом без всякого расстройства. Фалькон никогда не терял присутствия духа.

Они были ближе родственников: она и Фалькон. Между ними существовала особая связь, и только смерть могла разлучить их. Для Кейт Фалькон был не просто одним из ее товарищей, а неотъемлемым дополнением ее личности. То, чего не хватало Кейт, дополнял он, и наоборот. Они были схожи во всем, кроме одной вещи, которую оба считали незначительной.

Холмс и его язвительные замечания были мгновенно забыты, когда одна из служанок поставила рядом с Алеком целую гору пышных булочек, от поджаристых корочек которых веяло жаром. Вообще Кейт не очень-то любила хлеб, поскольку обычно ей приходилось довольствоваться именно им, однако горячие мягкие булочки в корзине выглядели необычайно аппетитно. Разумеется, их нельзя было сравнить с хлебом трехдневной давности, которым она обычно питалась.

– Дяденька, – сказала Кейт, обращаясь к Алеку. Когда же он удивленно посмотрел на нее, она быстро поправилась: – Я хотела сказать – Алек.

Он усмехнулся.

– Да, Кейт?

Она хотела попросить у него булочку, но затем решила, что может взять ее сама.

– Нет, ничего.

Привстав, Кейт наклонилась над столом прямо перед ним и попыталась достать булочку из корзины. Услышав за спиной хриплый стон, она обернулась и увидела, что дворецкий готов упасть в обморок. Кейт ощутила свинцовую тяжесть внутри и села на место со своим угощением.

Что теперь будет?

Не в силах больше сдерживаться, Холмс резко сказал:

– Мисс Кейт, – при этом слово «мисс» прозвучало как «мизз», поскольку он сделал ударение на нем, – при обращении к графу вы никогда не должны называть его просто по имени.

Стараясь говорить так же надменно, как Холмс, Кейт ответила:

– В таком случае как я должна обратиться к нему, чтобы он передал мне эту чертову булочку или вон ту коричневую штуку?

– Эта коричневая штука, как вы изволили выразиться, называется соусом. И нельзя просить его светлость передавать что-либо. Для этого существуют слуги. Если вас не затруднит посмотреть вокруг, то, возможно, вы их увидите.

Кейт посмотрела и действительно увидела нескольких слуг. Неужели для двоих обедающих необходимо столько помощников? Особенно когда эти двое могут пользоваться своими руками? Однако ответ на этот вопрос не имел значения, поскольку она испытывала сейчас крайнее замешательство, вызванное этим самодовольным стариком. О, как ей хотелось ударить его! Однако она скорее заткнет себе рот салфеткой, чем выдаст то, что он действует ей на нервы.

– Значит, я должна попросить кого-то подать мне эту коричневую штуку, хотя могу сама взять ее? – дерзко спросила она. – Ты это хотел сказать?

– Вот именно, – резко ответил дворецкий.

«Вот именно», – мысленно повторила она, передразнивая его.

– Ты хочешь также сказать, что я не могу встать, – она поднялась, – дотянуться туда, – она наклонилась над столом, – взять картофель, – она сделала это, – и положить себе немного? – С блюдом в руке она плюхнулась на свой стул, надеясь, что выражение ее лица ясно говорило дворецкому о ее желании увидеть его мертвым. – Вот этого я не могу сделать?

Алек откинулся на спинку стула, едва сдерживая смех при виде сцены, разыгравшейся между Холмсом и Кейт. Эта девчонка, черт побери, явно ни в чем не уступала его непоколебимому дворецкому.

Он попытался понять, почему она так привлекает его. Вероятно, потому, что в его благовоспитанной, аристократической жизни он делал все по правилам, которых было ужасно много: начиная от того, как обращаться к людям различного социального статуса, и кончая тем, как говорить надлежащим образом, как есть, как одеваться. И разумеется, сюда входила знаменитая чопорная неподвижность верхней губы, олицетворяющая отсутствие эмоций, которые нельзя было проявлять ни при каких обстоятельствах. Да, все было подчинено этим правилам. Избави Бог, чтобы кто-нибудь проявил хотя бы каплю душевности или позволил себе какую-то вольность. Такие вещи сурово осуждались обществом.

И напрасно некоторые полагают, что богатство дает свободу, когда на самом деле человек погружается в необъятную трясину правил поведения, которыми ни в коем случае нельзя пренебрегать.

Отчетливо слышный зубовный скрежет Холмса заставил Алека снова взглянуть на него. Дворецкий аж посинел при виде вызывающего поведения гостьи. У Алека даже возникло желание встать и похлопать его по спине, поскольку тот выглядел так, словно ему что-то попало в дыхательное горло. Он почти задыхался. Затем Алек внезапно подумал, что стало бы с Холмсом, если бы его светлость повел себя так же, как Кейт. Вполне вероятно, дворецкого хватил бы удар – разумеется, без потери величественного вида, – и его пришлось бы приводить в чувство. Такая перспектива не доставляла удовольствия, и Алек решил не испытывать судьбу.

Он посмотрел на другую сторону баррикад. Кейт переводила свой взгляд от блюда с картофелем на Холмса и обратно.

Ее голубые глаза сверкали гневом. Она крепко сжимала блюдо, прикидывая его вес. Алек едва не поперхнулся вином. Какова девчонка! Неужели она намеревалась запустить его в голову Холмса?

Наклонившись к ней, Алек накрыл ее руки своими ладонями.

– Холмс иногда бывает немного строгим, – сказал он так, чтобы слышать его могла только она, и мягко заставил ее вернуть блюдо на стол.

– Немного? – Лицо ее выражало явное сомнение.

– Хорошо, я признаю, что сейчас он, может быть, излишне строг. Однако он не всегда такой.

– Ты хочешь сказать, что он ведет себя так, потому что я здесь?

Девушка обладала хорошей интуицией.

– Дело в том, что дворецкий сейчас немного не в себе, – сказал Алек, решив, что не стоит говорить всю правду. – А вообще он неплохой человек, и ты убедишься в этом, когда узнаешь его поближе.

Кейт недоверчиво фыркнула.

– Постарайся быть более сдержанной. Холмс потеряет интерес к тебе, если у него больше не будет повода для замечаний. – Алек надеялся, что это позволит разрядить обстановку. Ему, наверное, следовало просто приказать дворецкому прекратить пререкания, и он сделал бы это, если бы ситуация зашла слишком далеко. Однако Кейт взяла себя в руки и успокоилась, хотя он чувствовал, что словесный поединок доставлял ей удовольствие. И, как ни странно, его дворецкий тоже обрел прежнюю выдержку.

Кейт с непокорным видом, скрестила руки на груди.

– Скорее в аду наступят холода, чем этот чопорный тип прекратит свои придирки. – Она бросила взгляд на Холмса. – Готова спорить, что он не успокоится, пока я не уберусь отсюда.

– Давай попытаемся забыть на время все неприятности и сосредоточимся на десерте.

По-видимому, эта уловка подействовала. При слове «десерт» его гостья моментально позабыла о Холмсе. Она выпрямилась на своем стуле, наблюдая широко раскрытыми глазами за служанками, которые вошли в комнату с серебряными подносами, наполненными всевозможными сладостями.

Алек быстро сделал свой выбор, остановившись на нарезанных ломтиках тыквенного пирога. Но что касается его гостьи, то казалось, ей было чрезвычайно трудно принять решение.

Кейт колебалась, перемещая руку от одной сладости к другой и мучительно размышляя с серьезным выражением лица. Ее явное затруднение не могло не вызвать улыбки.

Для Алека десерт был всего лишь частью еды и, надо сказать, излюбленной частью. Однако он никогда долго не раздумывал, что выбрать, как это делала сейчас Кейт. Правда, он всегда знал, что может заказать десерт во второй и даже в третий раз, если того пожелает. Для этого надо всего лишь позвонить в колокольчик, изложить свои пожелания, и через короткое время все, что он хотел, окажется перед ним в лучшем виде. Что касается Кейт, то, должно быть, предложенные угощения казались ей необычайной роскошью, отчего и возникла проблема выбора.

– Мэгги, – обратился Алек к одной из служанок, – почему бы тебе не оставить поднос здесь? Может быть, мисс Кейт пожелает попробовать несколько замечательных блюд нашего повара.

Кейт посмотрела на Алека таким восторженным взглядом, что он слегка смутился и отвел глаза. Оказалось, ее так легко осчастливить. Вот если бы все в этом мире могли так же радоваться простым вещам, жизнь была бы намного приятнее и веселее.

Алек едва не рассмеялся вслух, когда Кейт быстро схватила сладость с подноса. Это оказался пористый пирог, пропитанный шоколадным сиропом и политый сверху красным вишневым соком. Она с наслаждением погрузила в него зубы.

Глядя на такую хрупкую девушку, трудно было представить, что та способна есть за троих больших мужчин. Доедая шоколадный пирог, она с набитым ртом принялась отщипывать кусочки от пирога с черникой, не обращая внимания на тот факт, что в комнате присутствует еще кто-то.

– М-м-м, как вкусно… – пробормотала Кейт с набитым ртом.

– Рад, что тебе нравится, – весело ответил Алек. За последние несколько часов он улыбался и смеялся больше, чем за многие годы. И возможно, своеобразное обаяние Кейт, навеянное ее непокорностью, порождало у него желание сблизиться с ней. – Хочешь еще чего-нибудь? – спросил он, в то время как она собирала последние крошки со своей тарелки. Кейт не ответила и лишь тяжело откинулась на спинку стула с выражением полного удовлетворения на лице. Она явно наконец насытилась.

Изгиб ее нижней губы был слегка испачкан шоколадом, отчего у Алека возникло желание убрать это пятнышко поцелуем. Желание было настолько сильным, что он замер, собрав всю свою волю, чтобы сдержать порыв.

Веки Кейт медленно опустились, а затем совсем закрылись, и Алек подумал, что следует разбудить ее. Однако у него не хватило духу сделать это. Он решил воспользоваться моментом, чтобы прислушаться к ее бормотанию в полусонном состоянии. Девушка говорила подобно сильно выпившему человеку, однако речь ее не была бессвязной, как у пьяниц, желающих пропустить еще стаканчик рома. Кейт твердила что-то о сладких пирогах, пирожных и печеньях, от которых у нее голова якобы шла кругом. Затем она приложила руки к животу и пробормотала что-то о рождественской индейке с гарниром.

Алек усмехнулся.

Кейт с легкой улыбкой на лице склонила голову набок, а спустя несколько минут размеренное дыхание уже свидетельствовало, что она окончательно уснула. Она чуть слышно посапывала, а Алек с умилением разглядывал ее.

Эта сцена продолжалась недолго, так как из кухни вернулся Холмс, неся поднос с чашками, блюдцами и горячим чаем. Он остановился и замер как вкопанный с обескураженным выражением лица при виде спящей на стуле Кейт.

– Ни слова, – предупредил его Алек приглушенным голосом, когда дворецкий открыл было рот, намереваясь сделать резкое замечание.

Алек встал, подошел к Кейт и, глядя на ее иссиня-черные локоны, почувствовал непреодолимое желание взять шелковистые пряди и пропустить их сквозь пальцы.

Затем он наклонился и подхватил девушку на руки. Распрямившись, он спросил:

– Спальня для гостей убрана и готова на случай приема?

– Да, милорд, – с тяжелым вздохом ответил Холмс. – Ее проветривали сегодня, и на кровать постелено свежее белье.

Алек удовлетворенно кивнул:

– Хорошо.

Он покинул столовую, поднялся по пологой лестнице наверх и прошел до конца коридора. Дверь гостевой спальни располагалась как раз напротив его комнаты.

Толкнув дверь обутой в сапог ногой, Алек открыл ее, вошел в темную спальню и направился к кровати, куда осторожно, как редкую фарфоровую безделушку, положил Кейт. Потом он зажег фитиль лампы на прикроватном столике и взглянул на изящную красавицу, освещенную тусклым светом.

Алек протянул руку, желая коснуться ее, продолжая ощущать, какая мягкая у нее кожа, он почувствовал это, пока нес ее по коридору, однако замер на волосок от ее щеки, испугавшись внезапной потери контроля над собой.

Что ему взбрело в голову? Ведь девушка доверилась ему и в данный момент находится под его защитой. Он же не развратник.

Алек неохотно отошел от кровати к камину. Присев на корточки перед холодным очагом, он с радостью увидел несколько поленьев, аккуратно сложенных рядом.

Через несколько минут запылал огонь, и относительная прохлада в комнате быстро исчезла. Алек долго смотрел на языки пламени, ни о чем не думая и лишь наслаждаясь ощущением странной удовлетворенности. При этом он неожиданно отметил, что весь этот вечер у него ни разу не возникала мысль о работе.

Он медленно повернулся, чтобы взглянуть на карманницу с ангельским личиком, совершившую подобное чудо. Затем встал и снова подошел к кровати, словно его помимо воли подталкивала какая-то сила.

Алек с удивлением смотрел на выражение лица спящей Кейт.

Что можно сказать о ней? Она очень отличалась от знакомых женщин, однако это нельзя было считать отрицательным качеством девушки.

Его мать, которую Алек любил, несмотря на ее постоянные придирки, непременно сказала бы во время одной из очередных лекций о жизни, что ему следует найти правильную женщину. Его избранница должна отвечать определенному социальному стандарту с соответствующими манерами поведения. Другими словами, выбранная им в жены несчастная девушка должна быть покорным и уступчивым созданием, которое его мать могла бы полностью подчинить себе. По этой причине Алек до сих пор не испытал счастья супружества. К тому же ему пока не довелось встретить женщину, которая побудила бы его к браку.

Кроме того, он был очень занят своей работой, отнимавшей все его время, и потому он постоянно находился в Лондоне, вдали от матери и от ее коварных планов женить его.

Его сестра Джейн была не столь удачлива, изо дня в день находясь в подчинении у матери. Алек тревожился за нее, потому что Джейн становилась все более робкой и замкнутой. Она не осмеливалась даже иметь собственное мнение, отличное от мнения матери. Это просто позор. Его сестра была довольно хороша собой и весьма умна. Если бы ей удалось вырваться из-под опеки матери, она смогла бы покинуть свою раковину.

Алек часто думал о том, как устроить, чтобы Джейн снова приехала в Лондон во время традиционного светского сезона. Она уже выезжала в прошлом году, но, к сожалению, без особого успеха. Алек чувствовал и свою ответственность за это. Возможно, если бы он чаще проводил время среди пустых и ужасно скучных светских завсегдатаев – довольно забавное название кучки напыщенных сплетников, – он смог бы проложить Джейн дорогу к замужеству. Однако робкая попытка сестры сойтись с людьми, способными даже оскорбить ее, не устроила Алека. Он хотел устроить это по-своему, но все только испортил, и Джейн обвинила его в том, что он отпугнул от нее довольно интересного человека, уставившись на них так, словно предопределял их будущие отношения. Алеку трудно было помочь своей сестре. Мужчины в этой среде, как правило, выглядели самодовольными щеголями, и они интересовались его сестрой только из-за солидного приданого.

И все-таки Джейн необходимо было почаще встречаться с людьми ее возраста, расправляя свои крылышки, пока она не превратилась в озлобленную старую деву, а ее жизнь в уединенной дали от Лондона вела именно к этому. Однако если Джейн приедет в столицу, это будет означать, что и его мать тоже прибудет сюда. При мысли об этом у Алека свело шею. Хотя он очень любил свою сестру, он не был уверен, что сможет долго терпеть общение с матерью.

Его размышления были прерваны тихим стоном Кейт, зарывшейся поглубже в подушку. Алеку было приятно сознавать, что он оградил ее от ужасов улицы по крайней мере на одну ночь. Правда, он не был уверен, что Кейт в действительности хотела быть спасенной, однако сейчас она здесь и, кажется, вполне довольна.

Алек подумал, стоит ли накрыть ее, но потом решил, что в комнате достаточно тепло и нет необходимости использовать одеяло, лежавшее в изножье кровати.

Он осторожно снял с нее грязные ботинки и поставил на пол, мысленно отметив, что их надо почистить. Затем все-таки накрыл спящую девушку одеялом, подоткнув его под ее плечи. При этом его лицо оказалось совсем близко от ее лица.

Ее чистая кожа приобрела золотистый оттенок в свете, излучаемом пламенем камина, и длинные ресницы отбрасывали тени на щеки. Шелковистый локон упал на лицо девушки, и Алек почувствовал желание откинуть его назад.

Почему она оказывала на него такое влияние? У них нет ничего общего, и их миры никогда бы не соприкоснулись, если бы не вмешательство Энтони. Возможно, так было бы лучше для них обоих. Что он мог сделать для нее? Что может изменить в ее жизни одна ночь, проведенная здесь? И как эта девушка может повлиять на его жизнь? Она неожиданно пробудила в нем такие чувства, о которых он даже не подозревал, но которые, по-видимому, давно дремали в нем. Алек боялся позволить себе прикоснуться к ней и потому быстро выпрямился и отошел от кровати. Затем, повернувшись, тихо вышел из комнаты.

Глава 8

Кейт перевернулась на спину, обнимая мягкую подушку и мурлыча, словно упитанная, ленивая и очень довольная кошка.

Какой удивительный сон ей снился. Она представляла, что спит на огромной мягкой, как пух, кровати, которую не надо было делить с тремя другими сиротами. Нет, вся эта роскошь принадлежала только ей.

Кейт не допускала, что ее разум способен вообразить такое чудо, поскольку гордилась своим здравым смыслом. Она была уверена, что действительно находится в теплой уютной постели и при этом зарылась еще глубже в подушку под головой, поглаживая рукой прохладные чистые простыни с тонким ароматом, щекочущим ноздри.

Кейт резко открыла глаза.

Где она находится? Что происходит?

Сбитая с толку, Кейт села в кровати, стараясь унять сердцебиение. Оглядевшись, она обнаружила, что спала на великолепной постели с мягким чистым бельем, укрытая теплым одеялом.

В ее памяти промелькнули события минувшего вечера.

Значит, это не сон, а реальность. И в настоящее время она находится в роскошном особняке довольно привлекательного хозяина.

Ну и как теперь быть? Надо сказать, вечер закончился не так уж плохо, хотя начало было тяжелым и пугающим. Кто мог предположить, что она встретится с аристократом, который ей понравится? Парни, конечно, поднимут ее на смех, когда узнают об этом. В том мире, где она жила, все были настроены против богатых аристократов.

Однако этот особенный, подумала Кейт, окончательно приходя в себя и выбираясь из постели. Она покраснела от смущения, вспомнив, что, должно быть, уснула прямо за обеденным столом.

Кто же отнес ее в постель? Она была уверена, что только не дворецкий. Тот скорее выставил бы ее за дверь, не слишком церемонясь. Нет, наверняка это сделал его светлость. Алек. Кейт чувствовала, что только эти мускулистые руки могли легко отнести ее в другую комнату. О, как бы ей хотелось быть в полном сознании в тот момент!

Щеки ее пылали, и девушка решила, что пора прекратить думать об этом человеке.

Было еще довольно темно. Воспользовавшись слабым светом, исходящим от тлеющих углей в камине, Кейт отыскала лампу и, нащупав серные спички, зажгла фитиль. Затем осторожно водрузила на место стеклянную колбу, предохранявшую огонь. При мягком освещении убранство комнаты вновь поразило Кейт.

Комната была отделана в розовато-лиловых и золотистых тонах, а в середине возвышалась кровать, хотя и не такая огромная, как у его светлости, но тем не менее тоже очень большая. Под ногами лежал мягкий ворсистый ковер.

В углу комнаты Кейт заметила кресло-качалку, которое, казалось, не соответствовало остальной роскошной обстановке. Однако то, что лежало на нем, заставило ее подойти к нему.

Она остановилась перед креслом, глядя на прелестный шелковый халат. В мягком свете комнаты он выделялся своим темно-красным цветом и казался своеобразным потоком, стекающим по контурам кресла. Конечно, этот халат не предназначался ей, но почему бы не надеть его, раз уж он оказался здесь?

Кейт закусила губу и долго любовалась им, прежде чем решила, что не будет никакого вреда, если примерить его. Кейт продела руки в рукава и запахнула полы халата. Потом с восхищенным вздохом потерлась щекой о гладкий шелк.

Внезапно ей захотелось почувствовать материал на обнаженном теле. Раз уж ей представился случай насладиться роскошью, то надо сделать это в полной мере.

Сняв халат, Кейт осторожно положила его на кровать. Затем быстро скинула грязную рубашку, и когда штаны тоже оказались на полу у ее ног, она протянула руку к халату.

В этот момент уголком глаза она отметила что-то блестящее и, повернувшись, увидела свое отражение в зеркале над комодом с витыми ножками. Ей никогда прежде не доводилось видеть себя в полный рост. Обычно она пользовалась осколками выброшенных зеркал, в которых можно было увидеть лишь часть лица под различными углами, но никогда все лицо целиком и тем более все тело.

Кейт смотрела на себя долго и напряженно, несколько раз отворачиваясь с отвращением. Однако какой-то неумолимый внутренний голос заставлял ее продолжать изучать себя, отмечая бледность худого лица с большими глазами и впалыми щеками. Длинные до талии темные волосы безвольно ниспадали на хрупкие плечи. Ей больше не хотелось смотреть на себя, но она невольно продолжала делать это.

Она обратила также внимание на свою матовую кожу и на груди, величиной не больше персиков, которые Уизл часто таскал с прилавка на углу. Ее фигура была довольно стройной и больше походила на мальчишескую – по крайней мере по ее мнению. Сейчас она стала достаточно взрослой и ей следовало бы обладать большей женственностью. К сожалению, увиденное в зеркале, вероятно, является пределом того, что она может достичь.

В конце концов Кейт заставила себя отвернуться. Надев халат, девушка избавилась от смущения и почувствовала облегчение. Шелковый материал подчеркивал все-таки имеющиеся у нее округлости.

Она двинулась к окну, намереваясь подышать свежим воздухом, и чуть не споткнулась, наступив на край халата и едва не порвав прекрасное одеяние. Очевидно, он был сшит для более высокого человека, чем она. Кроме того, от халата исходил незнакомый, но приятный запах. И чем дольше она вдыхала его, тем больше он ей нравился. Этот аромат напомнил ей что-то, однако она никак не могла уловить, что именно.

Кейт откинула легкие шторы цвета слоновой кости, отодвинула задвижку и открыла окно. Ее обдало холодным воздухом, и она слегка задрожала, так как шелковый халат не годился для ночной прохлады. Она вспомнила, как Рет говорил, что скоро станет чертовски холодно. Так оно и есть. Приближается зима, а вместе с ней придут и трудности, которых не бывает в более теплое время года.

Как она могла забыть о том, какими холодными бывают сейчас ночи, проведя всего одну ночь в доме его светлости. Можно подумать, что она не была на улице несколько недель. Однако в данный момент Кейт совсем не жалела об этом. Как приятно сознавать, что можно закрыть окно и снова улечься в теплую кровать. Она уже собиралась сделать это, когда уловила легкое движение в зарослях кустарника возле дома.

Сначала Кейт подумала, что ей только показалось, но затем она увидела, как что-то или кто-то промелькнул внизу. Она не сомневалась, что глаза не обманывают ее, потому что всегда отличалась острым зрением.

– Кто там? – тихо позвала Кейт, не желая будить обитателей дома. И особенно его светлость.

В ответ раздался такой же приглушенный, но отчетливо слышный голос:

– Это ты, Фокс?

– Уизл?

– Да, это я.

Кейт высунулась подальше из окна и прищурилась, вглядываясь в темноту. В лунном свете обозначилась фигура, затем вторая и третья.

– Что вы там делаете?

– Хороша же благодарность зато, что мы, рискуя головой, пришли сюда, чтобы спасти тебя, – мрачно ответил Уизл.

Кейт наполовину свесилась из окна и яростно прошептала:

– Потише не можешь? Так ты разбудишь и мертвого!

Парни тихо зароптали, очевидно, недовольные выговором, в то время как они выполняли благородную миссию.

Уизл, который всегда конкурировал с ней за право быть лидером, пронизывал ее взглядом; его серебристо-серые глаза блестели в лунном свете.

– Так что происходит? – спросил он. – Судя по тому, что я вижу отсюда, ты хорошо устроилась.

Кейт ответила ему пристальным взглядом, говорящим, что она знает, что делает, и не собирается заниматься с ним пустой болтовней.

– Да, оказаться в доме богатого лорда не так уж плохо, понял?

Она постаралась тем самым создать впечатление, что у нее есть какой-то план, тогда как на самом деле она не собиралась ничего предпринимать. Конечно, в этом доме было чем поживиться, но его светлость обошелся с ней так хорошо, что Кейт не могла ответить ему предательством, обокрав его, хотя обычно совесть не беспокоила ее по поводу кражи, поскольку воровство было прежде всего делом ее жизни.

Однако сейчас другое дело.

И все же, чтобы сохранить свое лицо в глазах парней, ей, вероятно, придется прихватить какую-нибудь безделушку. Парни не поймут ее, если она покинет этот дом, ничего не забрав. Надо только удостовериться, что похищенная вещь не слишком ценна. Правда, она не знала, как определить, драгоценность это или нет, но постарается поступить наилучшим образом. Ей необходимо всего лишь продемонстрировать парням доказательство преданности своей профессии, а потом она, возможно, даже вернет эту вещь. Хорошая мысль, правильная.

Однако его светлость был первым, кто обошелся с ней по-человечески, а не как с уличной дрянью, от которой все воротят нос. Он позволил ей сидеть за великолепным столом и есть из его красивых тарелок с золотой каймой, пользуясь столовым серебром, которое могло бы принести ей богатство, если продать его на улице. Он угощал ее лучшими блюдами, а когда она нагло уснула за столом, не стал возмущаться и читать ей нотации. Нет, он осторожно отнес ее в прекрасную комнату, где она могла выспаться. И все это он делал, зная, что она преступница. По ее понятиям, теперь она у него в долгу. И если это может быть выражено только тем, что она покинет его дом, как наметила, то так тому и быть.

Ее размышления прервались, когда послышался голос Рета:

– Так ты идешь с нами или нет?

Вопрос застал Кейт врасплох. Она колебалась, жуя нижнюю губу. Следует ли ей уйти? Она знала, не пробуя, что дверь спальни не заперта. Она не являлась пленницей, и, по-видимому, никто не следил за ней, что было удивительно, учитывая ее квалификацию; хотя она не была уверена, что Холмс не стоит за дверью на часах. Тем не менее Кейт почему-то все-таки казалось, что его светлость не позволит ему это сделать. Такое ощущение могло быть порождено ее прекрасной способностью разбираться в людях или просто предположением. Фактически она была приглашена на обед и, вероятно, потом могла бы спокойно вернуться на улицу к парням, если бы неожиданно не уснула.

Но все вышло иначе.

И действительно ли ей хотелось в данный момент снова оказаться со своей компанией? Испытывала ли она желание отказаться от окружавшего ее комфорта, каким бы временным он ни был?

Нет и еще раз нет.

– Я думаю побыть здесь еще немного и посмотреть, чем можно поживиться, – наконец ответила она.

Парни немного посовещались, затем Уизл взглянул на нее:

– Ладно, только не слишком задерживайся там.

– Иначе совсем забудешь о нас, – добавил Рет.

Кейт почувствовала угрызения совести. Она находилась в уютной обстановке и не могла не радоваться, что сейчас ей не приходится ежиться от холода на улице и пытаться уснуть на холодной жесткой земле в каком-нибудь грязном, кишащем насекомыми углу.

– Я надеюсь, как следует воспользоваться случаем, – сказала она им, стараясь при этом не думать о лояльности по отношению к хозяину дома. – Вероятно, меня продержат здесь до утра, а потом выставят за дверь.

Парни снова о чем-то посовещались, затем Уизл заявил:

– Хорошо, мы оставляем тебя. Ты знаешь, где найти нас завтра.

Уизл и Рет удалились, волоча ноги и склонив головы друг к другу. Однако один из ребят остался стоять под окном.

– Ты уверена, что поступаешь правильно? – встревожился Фалькон. – Этот лорд не держит тебя заложницей?

На лице Кейт появилась нежная улыбка, когда она взглянула вниз на того, кого считала своим самым близким другом.

– Не беспокойся, со мной все будет в порядке. Теперь иди и присоединяйся к парням. Увидимся завтра.

Фалькон постоял еще немного, потом повернулся и зашагал прочь. Кейт облегченно вздохнула. Из всей шайки Фалькон был единственным, кто готов был не задумываясь броситься в драку за нее, невзирая на последствия.

Кейт была почему-то уверена, что его светлость не причинил бы вреда ее друзьям, если бы обнаружил их в своих владениях, хотя они выглядели весьма подозрительно. Тем не менее, она не хотела испытывать судьбу. Возможно, он не стал бы обращаться с другими нарушителями с тем же великодушием, какое проявил по отношению к ней.

Глубоко вдохнув в последний раз свежий ночной воздух, Кейт втянула голову назад в помещение. Сейчас ей было так хорошо, как никогда прежде.

Чувствуя себя счастливой и умиротворенной, она медленно повернулась. Ее настроение было таким радостным, что она могла танцевать и кружиться, как лесная фея в волшебном лесу.

Когда же она подняла голову, дыхание у нее остановилось. Ее взгляд встретился с парой напряженных черных глаз. Вздрогнув, она попятилась и уперлась в подоконник.

– Пресвятая Дева Мария! Ты напугал меня! – воскликнула Кейт, прижимая руку ко рту и тяжело дыша.

– Прошу прощения. Мне следовало заявить о своем присутствии, – спокойно сказал Алек, стоявший прислонившись к дверному косяку. – Мне показалось, что я слышу что-то, и, поскольку никак не мог уснуть, решил выяснить, в чем дело. Я не хотел стучаться из опасения разбудить тебя, – пояснил он. В том, как он смотрел на нее, было что-то тревожное. Слышал ли он ее разговор с друзьями? Спросит об этом или будет ждать, пока она все расскажет первой?

Затем Кейт подумала, что если бы он захотел узнать что-то от нее, то мог бы проявить свой гнев, хотя одного его внушительного вида достаточно, чтобы устрашить любого не слишком стойкого человека. Но, как ни странно, он не делал попыток запугать ее.

Кейт преодолела свою робость и ответила:

– Я ужасно устала сегодня, трудясь как навозная муха. – Кейт не стала уточнять, чем именно была занята, полагая, что он и так все понял.

Алек усмехнулся, и она удивилась, не видя ничего смешного в своих словах.

– Понятно, – тихо сказал он. – Когда я вошел и увидел, что ты слишком далеко высунулась из окна, я подумал, что своим голосом могу испугать тебя и ты вывалишься наружу. – Он мягко улыбнулся и добавил: – А этого мне меньше всего хотелось бы.

Щеки Кейт залил румянец.

– О, – единственное, что она могла произнести, и сердце ее снова учащенно забилось, но теперь совсем по другой причине.

– Ты ведь не собиралась выпрыгнуть в окно?

Это была всего лишь шутка, но Кейт восприняла его слова серьезно и решительно замотала головой:

– Нет! Я только хотела… немного подышать свежим воздухом, – поспешно выпалила она, надеясь, что он не слышал ее разговор с парнями. – Я никак не могла уснуть, – добавила она, пожав плечами.

– Ты хорошо себя чувствуешь? – спросил он с явной озабоченностью в голосе.

Кейт вспомнила, как несколько минут назад думала о Фальконе, считая его единственным другом на свете. Теперь у нее появилась мысль, что не будет ли слишком самонадеянно возвести его светлость в ранг своего друга тоже. Однако еще рано было говорить об этом.

– Я в п-порядке, – ответила она, слегка заикаясь и удивляясь этому. – Как давно ты здесь стоишь?

«Достаточно давно, чтобы прийти в полное смятение при виде соблазнительных мягких округлостей, представших передо мной, когда я вошел в комнату», – мысленно ответил Алек. А Кейт, кажется, испугалась. Но это мелочь по сравнению с потрясающим видом, открывшимся ему, когда он увидел ее в одном только облегающем шелковом халате – его халате, между прочим. Он прикрывал ее икры, но изящные ступни выглядывали из-под подола.

Увидев ее у окна, он был очарован, скользя взглядом по ее бедрам, покачивавшимся, когда она переминалась с ноги на ногу. Алек понял, что Кейт разговаривает с кем-то: вероятно, с одним из парней своей шайки, находившимся внизу в кустах.

Алек не слышал, о чем они беседовали, но мог предположить. Может быть, ему следовало встревожиться, но он не испытал никакого беспокойства.

Внезапно Алек осознал, что пристально смотрит на нее, в то время как она ждет от него ответа. Он тряхнул головой, стараясь прийти в себя, но это не помогло.

– Прошу прощения, что ты сказала?

«Боже, спереди она выглядит не менее искушающе, чем сзади. Она такая изящная, такая трогательная. Господи, как можно думать так аморально о ребенке? Все-таки сколько же ей лет?» Он досадовал оттого, что никак не мог это выяснить.

– Я спросила, как давно ты здесь стоишь. Алек немного помолчал, прежде чем ответить:

– Всего минуту. Но почему ты спрашиваешь об этом? Она пожала плечами, крутя в пальцах пояс халата.

– Просто любопытно.

В этот момент Алек тоже испытывал крайнее любопытство. Он мысленно говорил себе, что надо уйти, но его ноги словно приросли к полу.

Его взгляд, который следовало бы сосредоточить на очаровательном личике Кейт, вместо этого медленно скользил по ее фигуре в легком одеянии. Вероятно, она не замечала, что халат в верхней части фривольно распахнут. Он подумал, не сказать ли ей об этом. Затем в голове его возник мысленный диалог:

«Ничего страшного, если ты кое-что увидишь».

«Действительно, но я уверен, что она не хотела бы показывать так много обнаженного тела».

«У нее гладкая матовая кожа, и не говори, что ты не заметил этого».

«Заметил, конечно. Однако надо прекратить свои наблюдения».

«Почему? Ты ведь страстный мужчина».

«Я прежде всего джентльмен».

– Черт побери, – пробормотал он вслух. Кейт вопросительно взглянула на него:

– Что это значит?

– Ничего, – тихо ответил Алек, отходя от двери. Наверное, сам дьявол побудил его сказать: – Должен признаться, ты выглядишь очень привлекательно в моем халате.

Глаза ее расширились от изумления.

– Это… твой халат? Он кивнул.

– Я подумал, что он может понадобиться тебе, если ты решишь искупаться. Этот самый маленький из тех, что у меня есть. Но все-таки он великоват для тебя, как я вижу.

Щеки Кейт вспыхнули от такого наблюдения, и она мгновенно разозлилась на себя. Она не должна краснеть! Бесстрашный главарь шайки не чувствует смущения.

Так почему же она забывает об этом в присутствии этого мужчины?

Его добрые слова… нежная улыбка… глубокие темные глаза – вот в чем причина.

Она ощутила аромат, который почувствовала еще раньше, надевая его халат. И сейчас, когда халат был на ней, ее охватило сладостное греховное чувство. Ведь вполне возможно, что он совсем недавно касался его кожи. Или, может быть, другая женщина надевала его? Эта мысль не должна ее беспокоить.

Но Кейт переживала.

– Спасибо, что позволил воспользоваться им, – сказала она напряженно.

Взгляд, которым он посмотрел на Кейт, вызвал спазмы у нее в животе.

– Не стоит благодарности. – Казалось, прошла целая вечность, прежде чем он снова заговорил: – Я хочу пойти на кухню, поесть чего-нибудь и, может быть, выпить чашку теплого молока, чтобы избавиться от бессонницы.

Кейт удивлялась, почему он смотрит на нее так, будто она должна понять причину, по которой он не может уснуть.

– Раз уж мы оба встали, не хотела бы ты присоединиться ко мне?

Кейт удивленно вскинула брови:

– Пить молоко? Зачем?

– Если то, что говорят, правда, то оно должно помочь нам уснуть.

Кейт никак не могла уловить связь между молоком и сном, однако была готова помочь человеку уснуть, если это все, что он хотел. Придя к такому решению, она смело взяла Алека за руку.

– Следуй за мной.

Алек не сопротивлялся, удивляясь тому, что ее маленькая ручка оказалась в его руке. Он держал ее очень осторожно, опасаясь раздавить тонкие косточки крепким пожатием, которое обычно использовал, когда энергично здоровался с мужчинами или колотил Уитфилда на ринге.

Он последовал за ней, не задавая вопросов, в то время как она подвела его к креслу в углу комнаты. Затем попросила, сесть, что он, заинтригованный ее действиями, охотно сделал. Что задумала эта маленькая шалунья?

Алек напряженно ждал, и его сердце медленно и гулко билось в груди. Его руки непроизвольно сжимали подлокотники кресла с необычайной силой, и, осознав это, он заставил себя ослабить хватку, пока не сломал деревянные изделия.

Боже, как ему хотелось, чтобы она прикоснулась к нему!

Кейт стояла перед ним, глядя на него потрясающими голубыми глазами и закусив сочную губу, отчего ему захотелось привлечь ее к себе на колени и крепко поцеловать.

Казалось, атмосфера в комнате сгустилась и была до предела накалена. Кейт неуверенно улыбнулась ему и… отошла назад, Алек едва не застонал вслух. По-видимому, она хотела только, чтобы он расслабился в кресле. Тот факт, что он почувствовал разочарование и его тело изнывало от желания, вызвал у него отвращение. Он вел себя как похотливый зеленый юнец. Надо быть более сдержанным. Больше ждать нечего.

И все-таки он был уверен, что ее намерение не ограничивалось усаживанием в кресло.

Совершенно неожиданно он убедился, что Кейт намеревалась сделать еще кое-что, когда она опустилась на колени между его бедер.

Неужели она хотела?..

Нет, это невозможно. Однако перед его мысленным взором сразу возникла потрясающая картина, от которой его охватило такое сильное возбуждение, что он испугался, как бы оно не стало очевидным.

«Где твоя железная выдержка? Возьми себя в руки, мужчина!»

– Что ты собираешься?.. – начал было Алек, но она заставила его замолчать, приложив палец к его губам.

– Ш-ш-ш, – прошептала она. – Закрой глаза и попытайся расслабиться.

– Ну, если ты настаиваешь, – пробормотал он, глядя на нее и размышляя, что, может быть, стоит воспротивиться. Но воспротивиться чему? Этот вопрос оставался тайной. Внезапно он почувствовал, что ему нравится таинственность.

– Да, настаиваю, – мягко сказала она.

На мгновение показалось, что Кейт охватила неуверенность, и глаза ее расширились, как у испуганной лани. Затем она быстро распрямила плечи, и неуверенность исчезла. Кейт подняла руки и протянула их к нему. Алек закрыл глаза и ждал, чувствуя, что его нервы натянуты, как тетива лука.

Боже милостивый, мысленно простонал он, когда нежные кончики пальцев коснулись его висков, массируя их сначала легкими движениями, а потом все сильнее и сильнее. Алек не знал, чего следовало ожидать от Кейт.

«Однако признайся, что думал ты о другом, потому что ты развратный тип…»

Алек прервал свое мысленное самобичевание. Не важно, чего он ожидал, главное – он был вполне удовлетворен. Как ни странно, но он обрадовался, что его фантазии не воплотились в жизнь. Это не привело бы ни к чему хорошему.

Постепенно его тело расслабилось.

– Боже, как хорошо, – прошептал он.

Кейт испытывала явное удовольствие, и не только от его слов. Ее бросало то в жар, то в холод, и во рту внезапно пересохло. Она не понимала, какие чувства владеют ею, и, конечно, не ожидала, что испытает что-то подобное, когда предлагала Алеку свои услуги.

Она неоднократно делала массаж Фалькону от головной боли или бессонницы, которая постоянно досаждала всем им. Члены ее шайки не отличались хорошим здоровьем, и приходилось самим оказывать помощь друг другу.

Кейт не знала, откуда у нее появилась способность излечивать массажем. Может быть, она видела, как это делал настоящий доктор, хотя она не могла припомнить, чтобы когда-либо встречалась с настоящими докторами. Как правило, приходилось иметь дело с мошенниками, которые нисколько не заботились о своих пациентах и стремились только набить свои карманы деньгами.

Вполне вероятно, она овладела искусством врачевания интуитивно, как и многими другими вещами. Как бы то ни было, но массаж обычно действовал – по крайней мере судя по блаженному выражению лица его светлости.

– Ну как, помогает? – спросила она, полагая, что он уже уснул. Она знала, что у нее это хорошо получается. Фалькон часто хвалил ее.

– Да, помогает и гораздо лучше, чем ты можешь представить. – Его голос был низким и хрипловатым. – Ты очень хорошо массируешь. Тебе часто приходилось это делать? – довольно часто, – ответила она, продолжая совершать медленные методичные движения своими пальцами.

Глаза Алека медленно открылись, и он посмотрел на нее. На лице его появилось непонятное выражение. Гнева? Боли? Смущения?

Разочарования.

Он накрыл пальцы Кейт своими большими теплыми ладонями и отвел ее руки от своего лица, после чего встал, не выпуская их.

– Спасибо, – тихо поблагодарил он. – Увидимся завтра утром.

Мгновение спустя за ним закрылась дверь. Кейт смотрела на нее, размышляя, может быть, она сделала что-то не то. И почему-то очень огорчилась.

Глава 9

Когда Кейт проснулась утром, за окном уже сияло яркое солнце, согревая ее теплыми лучами. Повернувшись на бок, она посмотрела на изящные часы, стоявшие на прикроватном столике. Шел уже десятый час. Черт возьми, она никогда не спала так долго. Они с ребятами поднимались еще до восхода солнца. Пустые желудки и пустые карманы не позволяли валяться целый день. Такая роскошь была привилегией богачей.

Богачей!

Кейт вскочила с кровати как ошпаренная, испытывая неловкость из-за злоупотребления гостеприимством. Конечно, никто ничего не говорил ей и, зная его светлость, никто не скажет, но девушка понимала, что пора уходить.

Она наденет свою одежду, прихватит какую-нибудь безделушку ради парней, надвинет свою шляпу и поблагодарит его светлость за гостеприимство, выходя за дверь.

Кейт хотела заставить свои ноги двинуться, но они не слушались ее.

«Полежу еще минуточку».

Она закрыла глаза и обхватила себя руками, наслаждаясь ощущением прохладного гладкого материала под своими пальцами. Как приятно чувствовать себя в этом халате! Хоть и ненадолго, но она стала принцессой.

А Алек – ее принцем.

Она будет долго помнить эту сказку.

«Хватит мечтать, пора действовать!»

«Я уже встаю!»

«Шевели ногами, если решила уходить».

«Хорошо! Сейчас надену штаны!»

Кстати, о штанах, где они? Она оставила их прямо здесь, на полу, как и остальную одежду…

Все исчезло!

Проклятие! Ее ограбили!

Кто бы мог подумать, что вор станет жертвой ограбления?

Однако, должно быть, это более отвратительное преступление, чем просто кража ее скудных пожитков. О да, это преступление является мелочной местью, и Кейт знала, чьих рук это дело.

Холмс.

Он ненавидит ее. Вероятно, он вышвырнул ее одежду на улицу в надежде, что она бросится за ней, а он быстро запрет входную дверь. Или дворецкий просто припрятал вещи, чтобы досадить ей.

О, она доберется до него!

Быстро проведя рукой по своим растрепанным волосам, Кейт яростно затянула пояс халата так туго, что стало трудно дышать.

Распрямив плечи и высоко подняв голову, она двинулась к двери, резко распахнула ее и столкнулась нос к носу с объектом своего гнева.

– Ты! – прошипела она.

Дворецкий снисходительно взглянул на нее, приподняв бровь.

– Ба, неужели мы проснулись?

– Не играй со мной, – предупредила его Кейт, сузив глаза и сжав кулаки. – У меня нет настроения шутить. Отвечай, где они?

– Кажется, мы встали не с той ноги? – насмешливо поинтересовался Холмс, с любопытством разглядывая ее. – О, как же я мог забыть? Ты вообще, наверное, крайне удивлена, что проснулась в постели.

– Ха-ха-ха, – процедила она сквозь зубы. – Как смешно!

– Стараюсь, – сухо ответил Холмс. – Так, значит, ты уходишь? Так скоро? Как жаль. Ну, прощай. Желаю удачи!

– Да, ухожу! Хватит с меня!

– О? И что ты собираешься делать, маленькая оборванка?

– Оборванка! – крикнула Кейт. – Да, я…

– Что здесь происходит?

Кейт резко повернула голову. Алек только что поднялся по лестнице и теперь направлялся к ним по коридору. Его взгляд был устремлен на нее, и она вспомнила, что на ней нет ничего, кроме шелкового халата. От его взгляда девушку бросило в жар.

– Так в чем же дело? – снова спросил Алек, останавливаясь перед ними.

К Кейт наконец вернулся голос.

– Он украл мою одежду! – пронзительно закричала она, прежде чем Холмс успел что-либо сказать.

Дворецкий вытаращил глаза.

– Боже, я никогда бы не опустился до такого, и мне ничего твоего не надо!

– Ты украл мою одежду и не отпирайся! – настаивала Кейт. – И я хочу, чтобы ты немедленно вернул ее!

Холмс посмотрел на Алека, явно возмущенный тем, что его незаслуженно обвиняют.

– Я не понимаю, о чем она говорит, милорд, – сказал он.

– Я… – начал Алек.

– Ты можешь обманывать его, но тебе не удастся обмануть меня! – продолжила Кейт, обращаясь к Холмсу. – Я хорошо знаю тебя теперь, проклятый мерзавец! Что ты сделал с моей одеждой?

Лицо Холмса побагровело.

– Я не собираюсь повторять тебе…

– Тихо! – крикнул Алек.

Вздрогнув, оба с виноватыми лицами повернулись в его сторону.

– Он первый начал, – проворчала Кейт.

– Неправда, – тихо возразил Холмс.

– Хватит пререкаться! – Алек перевел свой взгляд с девушки на Холмса, предупреждая возможное недовольство. Удовлетворенный тем, что спорщики замолчали, он снова сосредоточил внимание на Кейт. – Я понимаю, чем объясняются твои подозрения, Кейт, но Холмс не брал твою одежду.

– Не брал?

– Нет, не брал… потому что это сделал я. Брови Кейт сошлись на переносице.

– Ты? – спросила она в явном замешательстве.

– Ну, не я непосредственно, – пояснил он. – Я попросил одну из служанок взять твои вещи, чтобы выстирать их для тебя. Надеюсь, ты не возражаешь.

– Ты… чтобы постирать их?

Алек немного помолчал, изучая ее взглядом.

– Просто я подумал… Впрочем, мне следовало спросить разрешения. Извини.

«Извинения приняты». Однако щеки Кейт залила краска стыда, когда она подумала, с чего начался весь этот скандал.

С ее одежды.

Подобные вещи, как грязная одежда, никогда прежде не волновали ее.

А сейчас она подняла из-за этого такой шум.

Кейт взглянула на Холмса. Скорее в аду наступят холода, чем она извинится перед этим напыщенным, крайне раздражающим типом. Она снова перевела взгляд на его светлость, который, в свою очередь, выжидающе смотрел на нее.

Кейт не знала, что сказать. Вместо ответа она повернулась и пошла назад в комнату, где ночевала, высоко держа голову.

Несколько минут спустя раздался стук в дверь. Кейт ожидала этого, однако не думала, что войдет именно он.

– Привет, – тихо сказал Алек.

– Привет, – ответила Кейт так же тихо.

Он протянул руку, с которой свисало платье.

– Я подумал, что тебе надо что-то надеть, пока не вернули твою одежду.

Кейт удивленно заморгала. Сначала он чистит ее одежду, а теперь приносит ей платье? Что заставляет его делать это? Чем это можно объяснить?

Она посмотрела на платье, испытывая странное чувство тоски, и вспомнила, как смеялась, представляя себя слоняющейся в платье по грязным переулкам с парнями или крадущейся надело по захудалым улочкам Лондона.

Но сейчас она не на улице, не так ли?

Медленно, словно боясь, что платье может исчезнуть, Кейт протянула руку и осторожно прикоснулась к прелестному одеянию с маленькими розовыми и голубыми цветами. Казалось, его только что сняли с фарфоровой статуэтки, красовавшейся на полукруглом столике в коридоре.

– Это платье моей сестры Джейн, – сказал Алек, когда Кейт погладила материал. – Она оставила его здесь после последнего визита.

Кейт подняла на него глаза.

– Она не будет возражать, если я его позаимствую? Алек покачал головой.

– Это одно из ненужных ей платьев, – ответил он, затем быстро поправился: – Я имел в виду, что у нее много платьев и она вполне может обойтись без этого.

Кейт снова была поражена его предусмотрительностью.

– Ну, если ты уверен, что она не будет возражать…

– Я уверен. – Он передал ей платье. – Примерь его. Джейн немного выше тебя и чуточку полнее, но думаю, оно будет неплохо сидеть на тебе.

Кейт благоговейно держала платье. Казалось, Алек прочитал ее мысли и узнал самое заветное желание. Заимствованное или нет, платье было великолепным и теперь оно принадлежало ей – хотя бы ненадолго.

Девушка хотела сказать ему, что значит для нее эта вещь, но внезапно потеряла дар речи. Никакие слова не могли по-настоящему выразить ее чувства. Она боялась ляпнуть что-нибудь не то и тем самым обидеть Алека.

Похоже, он тоже собирался что-то сказать ей. Кейт ждала, не замечая, что затаила дыхание. Минута прошла в молчании. Затем Алек повернулся и направился к двери. Кейт закусила губу, наблюдая за его удаляющейся фигурой.

Она медленно закрыла дверь и прислонилась к ней. Потом вздохнула, глядя на платье в своих руках, и тряхнула головой, усмехнувшись собственной глупости. Положив платье на кровать, она распустила пояс шелкового халата и позволила ему соскользнуть вниз к ногам. Затем взяла платье и внезапно осознала, что слишком грязна, чтобы надевать на себя такую прекрасную вещь. Накануне вечером она лишь слегка сполоснула лицо. Кейт взглянула на свои руки и увидела грязь под ногтями.

Ее взгляд устремился на комнату с большой медной ванной, схожей с той, какую она видела в комнате Алека прошлым вечером, когда он брызгал на нее водой. При воспоминании об этом к щекам ее вновь прилила кровь.

Войдя в маленькую комнатку, Кейт взяла кусочек мыла и глубоко втянула носом воздух, наслаждаясь ароматом сирени. Ей захотелось измылить весь кусочек, представляя, как хорошо она будет пахнуть. Она решила, что если уж это мыло предназначено ей и есть возможность помыться с ним, как настоящей леди, то нечего тянуть.

Повернув краны, как это Делал Алек, Кейт зачарованно наблюдала за тем, как льется вода, потом подставила под струю руку.

– О, черт! – воскликнула она, обжигаясь. Это был для нее урок, заставивший научиться регулировать температуру воды с помощью ручек, делая ее то горячее, то холоднее.

Осторожно попробовав воду несколько минут спустя, она облегченно вздохнула, успев вовремя закрыть краны, потому что вода подошла уже слишком близко к краю.

– Вот простофиля, – пробормотала она, посмеиваясь над собой.

Погрузившись в теплую ванну, Кейт расслабилась, забыв обо всех своих проблемах, и начала слегка похлопывать рукой по воде, создавая мелкую рябь. Незаметно эта рябь превратилась в волны, которые выплеснулись через край, забрызгав все вокруг.

Нырнув под воду с головой, Кейт задержала дыхание, сколько могла, а когда вынырнула, тяжело дыша, рассмеялась так, что чуть не захлебнулась. Она вела себя как расшалившийся ребенок.

Когда тело Кейт покрылось мурашками, она решила, что пора вылезать. О, какой роскошью обладает верхушка общества, подумала она, вытираясь насухо. Как приятно целый день валяться в постели или нежиться в теплой душистой ванне, когда захочется.

Кейт быстро высушила волосы и села за маленький столик с овальным зеркалом. Взяв щетку для волос с серебряной ручкой, она, глядя в зеркало, начала расчесывать свои локоны, пока они не заблестели.

Затем провела рукой по всей длине до самых кончиков. У нее были очень длинные волосы, доходящие до талии. Она не помнила, когда последний раз стригла их. Должно быть, перед тем как покинуть приют. Помнила только, что дала себе слово отрастить их до самой земли, прежде чем подпустить к себе кого-то с ножницами. Монахини обычно стригли детей коротко и неаккуратно, и ей это не нравилось.

Взяв ленту, которой она пользовалась вчера, Кейт подвязала свои волосы сзади, оставив несколько прядей по бокам.

Довольная тем, что увидела в зеркале, она встала и наконец надела платье. Его светлость оказался прав в оценке физических данных своей сестры. Судя подлине платья, леди Джейн была на несколько дюймов выше Кейт и немного полнее. Однако когда Кейт посмотрела на себя в зеркало, ей очень понравилось, как платье сидит на ней, несмотря на некоторое несоответствие. Надо только не забывать приподнимать юбку при ходьбе, чтобы не наступить на нее.

Взглянув вниз, она подобрала пальцы, прикрыв их подолом платья, и огляделась в поисках своих башмаков. Они стояли около двери. Очевидно, их брали вместе с одеждой, потому что теперь они были вычищены, хотя их трудно было привести в полный порядок, так как подошвы поистерлись, а верх был исцарапан.

Сморщив нос, Кейт взяла ботинки и осмотрела их критическим взглядом. Она решила, что дополнительная полировка будет нелишней, и потерла их брошенным полотенцем, прежде чем надеть.

Кейт еще раз взглянула на свое отражение в зеркале и напомнила себе, что ей нельзя двигаться быстро, иначе она просто упадет. Потом сделала глубокий успокаивающий вдох и направилась к двери.

Глава 10

Алек сидел за письменным столом, когда услышал знакомые звуки, свидетельствовавшие о том, что в дом без приглашения ворвался Энтони.

– Ваша светлость! – раздался голос Холмса. – Его светлость не принимает сегодня утром. Пожалуйста, покиньте дом!

Послышались гулкие шаги Уитфилда по мраморному полу, и стало ясно, что Энтони проигнорировал настоятельное требование Холмса.

– Черта с два! – Энтони пребывал в состоянии крайнего возбуждения, когда ввалился в кабинет Алека. – О, ты здесь. Слава Богу! Дай мне взглянуть на тебя.

Под пристальным взглядом Уитфилда Алек почувствовал себя домашней скотиной, которую ведут на рынок, чтобы продать. Он вздохнул и сложил руки поверх бумаг, которые просматривал.

– Какого черта ты сюда явился? – наконец спросил Алек. Это был обычный вопрос, который он задавал Энтони в последнее время. С недавних пор Уитфилд, придя к нему, каждый раз начинал донимать его всяким бредом.

– Ты осознаешь, что очень враждебен ко мне? Иногда Алеку казалось, что общение с Энтони похоже на психологическую войну.

– Ты склонен к преуменьшению моего отношения к тебе, – проворчал он. – Так что случилось?

Энтони без приглашения плюхнулся в кожаное кресло, расположенное перед письменным столом Алека.

– Я не мог уснуть минувшей ночью, беспокоясь о твоем благосостоянии. Просто измучился.

– А с какой стати ты беспокоился о моем благосостоянии? Я не припомню, чтобы ты вообще когда-либо беспокоился обо мне.

– О Боже, это же вполне понятно!

– Понятно?

Энтони сделал драматический жест рукой.

– Ну конечно! Однако теперь, когда я вижу собственными глазами, что ты жив и здоров, полагаю, мое беспокойство было напрасным. Разумеется, если ты не совершил какой-нибудь необдуманный поступок – например, убийство, – о котором я не знаю? Хотя в данном случае, я уверен, никто не стал бы обвинять тебя.

Алек раздраженно вздохнул и закрыл глаза. Когда он открыл их, то обнаружил, что Энтони смотрит на него, приподняв одну бровь в своей высокомерной манере, которая действовала Алеку на нервы. Когда-нибудь Уитфилд окончательно доведет его до безумия.

– Я рад, что получил твое разрешение на убийство, – сказал Алек сдержанным тоном. – И прямо сейчас совершу его. Уверен, что ты оправдаешь мои действия перед констеблем и я смогу избежать виселицы за свое ужасное преступление.

– Ты издеваешься? Значит, такова твоя благодарность за мое беспокойство о тебе? Прекрасно! В следующий раз я пальцем не шевельну, что бы ни случилось!

Уитфилд был мастером разыгрывать спектакли.

– Не о моей ли гостье, случайно, идет речь? – спросил Алек скучающим тоном.

– О, эта уличная девчонка уже приобрела статус почетной гостьи? Мой Бог, какая потрясающая новость!

– Не такая уж интересная, как тебе кажется. Энтони приложил руку к сердцу.

– Ты ужасно несправедлив ко мне. Хотя, должен признаться, меня до определенной степени удивляет, что между тобой и этой бойкой на язык девчонкой не произошло серьезной стычки. И даже не было случаев воровства?

– Нет.

– Ты уверен в этом? Ты проверил все свои ценные вещи?

Алек начал терять терпение. Достав карманные часы, он сказал:

– Не пора ли тебе прекратить эту глупую болтовню? Энтони обиженно посмотрел на него.

– О Боже! Ты все время стараешься от меня избавиться. – Он пожал плечами. – Однако пойми, старый брюзга, у меня есть определенные основания интересоваться поведением этой мерзкой девчонки.

– С каких это пор?

– Если помнишь, несколько ценных вещей в этом доме являются моими подарками тебе.

Алек не мог припомнить, о каких именно вещах идет речь.

– Что ты имеешь в виду?

– Например, часы с кукушкой, которые я привез тебе из Баварии. Ручной работы, между прочим. И должен сказать, я выложил за них приличную сумму.

Эти часы с кукушкой, как и их покупатель, довели Алека до ручки. Через два дня, наслушавшись надоедливого кукования, он приказал Холмсу припрятать их куда-нибудь подальше. И добавил, что если эта вещь случайно сломается, он не будет особенно переживать.

– Почему ты так беспокоишься о том, что происходит здесь? Раньше не было ничего подобного. Ведь девушка находится не в твоем доме.

– И слава Богу. Однако должен напомнить тебе, что эта гадюка пыталась обокрасть меня. Я был жертвой, Брекридж, и потому заслуживаю сочувствия, не так ли?

– О, в данном случае ключевым словом является «пыталась». И, исходя из того, что ты рассказал мне, она не преуспела в этом. Значит, по существу, ты так и не стал жертвой?

Энтони пожал плечами.

– Это только потому, что я оказался быстрее маленькой забияки. И не придирайся к словам. Если бы в стычке со мной ее колено угодило туда, куда она целилась, это стало бы бедствием для меня. Она едва не лишила меня возможности предаваться моему самому любимому развлечению. Излишне говорить, что при этом многие женщины остались бы обездоленными.

Алек закатил глаза.

– Давай воздержимся от дальнейшего развития этой темы, если не возражаешь.

Энтони кивнул:

– Как пожелаешь, великодушный ты мой.

Алек взвесил в руке небольшую мраморную статуэтку, стоявшую на письменном столе, но, учитывая непробиваемую голову Уитфилда, решил, что только напрасно разобьет хорошую вещицу.

Не подозревая об угрозе своей личности, Энтони продолжил:

– Мне хотелось бы узнать, как тебе удалось остаться невредимым. Эта девчонка вела себя как дикая кошка, когда я последний раз видел ее, и надо сказать, она не оценила то, что я спас ее от ужасной судьбы. Так где же твои боевые шрамы? Я не вижу на тебе ни одной царапины.

– Извини, что разочаровал тебя, но мне нечего показать. Откровенно говоря, Кейт вела себя весьма прилично и к тому же оказалась восхитительной девушкой.

– Значит, у этой воровки есть имя? Алек забарабанил пальцами по столу.

– Ты начинаешь раздражать меня.

– Хочешь сказать, что до этого ты был недостаточно раздражен? Боже, должно быть, я теряю форму.

– Ты потеряешь гораздо большее, если будешь продолжать в том же духе.

– О, кажется, я слышу в свой адрес угрозу!

Воздержавшись от дальнейшего обмена резкостями, Алек сказал:

– Как видишь, я в полном порядке.

Энтони кивнул, и его взгляд говорил о том, что он достойно оценил ловкий ход друга.

– Ты действительно в порядке. И все же я не могу понять, говорим ли мы об одной и той же личности. Ведь та девчонка с темными длинными волосами до самой задницы, которая, как я заметил, выглядела довольно привлекательно, была очень грубой, злобной и так выражалась, что вяли уши.

Алек весьма красноречиво посмотрел на него.

Энтони достал из внутреннего кармана жилета изящный серебряный портсигар. Щелкнув крышкой, он извлек сигару и предложил ее Алеку. Положив назад портсигар, он достал такую же красивую серебряную с инкрустацией зажигалку и поднес ее к концу сигары Алека, заметив при этом:

– Я все-таки не могу поверить, что мы говорим об одной и той же девушке, которая грозилась оторвать мне голову накануне вечером.

Алек сделал глубокую затяжку сигарой, откинувшись на спинку стула.

– Может быть, это было вызвано тем, как ты обращался с ней? Если помнишь, ты вел себя очень грубо.

– А ты считаешь, что я должен был ублажать ее цветами и сладостями? – сказал Энтони с обидой в голосе. – Может быть, мне следовало поблагодарить ее за то, что она пыталась обокрасть меня?

– Ты мог действовать в этой ситуации по-другому.

– О, ты прав, конечно, – с сарказмом согласился Энтони. – Я должен был позволить ей ударить меня ногой в пах и скрыться с моим бумажником. Разумеется, такой вариант был бы предпочтительней. Как я сразу не сообразил!

На самом деле Кейт удалось ударить Энтони в пах, как он сам рассказывал в тот вечер, но, очевидно, его память имела избирательный характер. Однако Алек не стал углубляться в поисках истины.

– Я хотел сказать только, что у нее не было возможности проявить себя с другой стороны. Она жертва трагических обстоятельств. Думаю, в детстве эта девушка не планировала стать воровкой, но улица сделала свое дело.

– Боже, какой ты доверчивый. Мне жаль тебя. Но когда эта девчонка обчистит твой дом, не говори, что я не предупреждал тебя.

Алек поднял голову и увидел Кейт, застывшую в дверном проеме. Судя по мрачному выражению ее лица, она, по-видимому, слышала высказывания Энтони и не слишком обрадовалась, увидев своего противника. Однако мрачный вид не умалял ее привлекательности.

Мог ли он представить раньше, что она такая хорошенькая?

Медленно поднявшись, Алек направился к ней, и до него донесся цветочный аромат, свидетельствовавший о том, что она приняла ванну. Он мысленно представил ее обнаженной и то, как она намыливает тело, закрыв глаза и наслаждаясь ощущением теплой воды.

Последние признаки грязной уличной девчонки исчезли. Ее шелковистые темные волосы блестели. Кожа лица приобрела превосходный матовый оттенок.

Жадный взгляд Алека не пропустил также выпуклости ее грудей под платьем, и не трудно было догадаться, что на ней не было нижнего белья. Насколько он помнил, она вообще не нуждалась в таких вещах. Алек внезапно ощутил болезненное напряжение в паху и выругал себя за слабость.

– Чудесно выглядишь, Кейт, – искренне сказал он, беря ее руку и поднося к своим губам, чтобы запечатлеть легкий поцелуй.

Щеки Кейт вспыхнули огнем, и жар распространился на шею и грудь. Слова Алека необычайно взволновали ее, а ощущение его губ на нежной коже руки произвело не поддающийся объяснению эффект. Кейт никогда не испытывала ничего подобного. Можно подумать, она настоящая изысканная леди. Это удивительное чувство!

Алек взял ее под руку и проводил до небольшого дивана, где она села с благопристойным видом, на какой только была способна в непривычной для нее одежде. Кейт украдкой взглянула на Алека сквозь свои густые ресницы и внезапно засмущалась. Она была взволнована и не знала, что говорить или делать, и это было не похоже на нее. Его взгляд казался таким напряженным, что у нее перехватило дыхание.

Возникшую паузу нарушил Энтони, чье присутствие проигнорировали. Откашлявшись, он сказал:

– Не может быть, чтобы это была та самая грязная хулиганка, которая пыталась стянуть мой бумажник прошлым вечером!

Кейт медленно повернула голову и посмотрела на него. Этот назойливый хам снова старался унизить ее в то время, когда она чувствовала себя обновленной. Как ей хотелось дать ему пинка под зад!

– Боже, какие чудеса творят мыло и вода, – насмешливо продолжил Энтони. – Кто бы мог подумать, что под грязной мужской одеждой скрывается такая изумительная девушка?

Кейт пока сдерживалась, но сомневалась, что сможет долго терпеть его насмешки. Она удивлялась, как такой хороший человек, как Алек, мог иметь дело с такими гадкими людьми, как этот светловолосый мужчина, который сейчас самодовольно смотрел на нее, и мрачный надоедливый дворецкий. Оба эти типа были одного пошиба. К сожалению, ей чаще встречались такие, как эти двое, а не такие, как Алек. Фактически, если не считать своих парней и особенно Фалькона, она не знала никого, кто обращался бы с ней по-человечески, как его светлость.

Он, словно рыцарь в сверкающих доспехах, снова пришел ей на помощь:

– Перестань беспокоить ее, Уитфилд. Энтони вскинул свою светлую бровь.

– Ого! С каких это пор я стал злодеем в этом сценарии? Должен напомнить, что я невинная жертва!

Кейт не смогла больше сдерживаться и тихо проворчала:

– Подумать только – этот лоботряс называет себя невинным.

– Что-что? Ты заговорила, негодница!

Кейт сжала кулаки и открыла рот, чтобы ответить, но Алек снова вмешался:

– Просто она сказала, что ты не такой уж невинный тип. И давайте закончим на этом пререкания. Почему бы нам не поговорить на другую тему?

– Похоже, ты переметнулся в лагерь противника, мой друг. Непонятно – почему?

– Это не имеет никакого отношения к моей верности нашей дружбе, – возразил Алек.

Энтони скептически взглянул на него:

– То есть ты хочешь сказать, что прошлым вечером здесь ничего не произошло?

Алек сузил глаза.

– На что ты намекаешь?

Энтони поднял руку и ответил с притворной искренностью:

– У меня всего лишь возник вопрос. Некоторые вещи кажутся мне очень… странными. – Он посмотрел на Кейт и добавил: – Это платье очень знакомо. Где я мог видеть его раньше?

Кейт решила, что не стоит больше терпеть издевки этого человека и проявлять свое раздражение. Она вернется сюда, когда он уйдет.

Поднявшись с дивана, она посмотрела на Энтони, затем повернулась и направилась к двери.

– Не уходи из-за меня, – насмешливо протянул Энтони.

– Катись ты к черту! – произнесла она сквозь стиснутые зубы.

Ее резкий, красноречивый ответ вызвал у Алека улыбку. Он знал, что Энтони нравились словесные баталии, а Кейт, по-видимому, уже не могла больше сдерживаться. Она была очень чувствительна и легкоранима, хотя, казалось бы, жизнь на улице должна была закалить ее.

– Не уходи, Кейт, – обратился к ней Алек.

Она повернулась, и на лице ее промелькнуло сомнение. Затем к ней вернулась прежняя моральная сила, которой Алек так восхищался, и Кейт вызывающе вздернула подбородок.

Энтони, вероятно, удовлетворенный тем, что достиг своей цели, разозлив Кейт, встал.

– Ну, Брекридж, как всегда, было приятно пообщаться с тобой, однако у меня есть дела и я удаляюсь. – Он подхватил свой плащ и перчатки там, где бросил их, и двинулся к двери. Затем остановился у порога и повернулся: – Полагаю, мы увидимся сегодня вечером?

Алек нахмурился.

– Сегодня?

Энтони покачал головой, надевая плащ.

– Не говори мне, что ты забыл? Дорогая леди Гэмптон, несомненно, будет безутешна, узнав, что ты так легко вычеркнул ее из памяти.

Алек чуть слышно застонал.

– Да, я действительно забыл.

«Проклятие! Зачем я только согласился пойти на бал к Резерфордам с леди Мэрисол Гэмптон», – мрачно подумал Алек. На этом настаивала его мать, и об этом просила сестра. Теперь он вынужден делать то, к чему не имел ни малейшей склонности, и к тому же сопровождать женщину, которая стремилась завлечь его в свои сети всеми доступными средствами.

По утверждению Джейн, эта леди была самой блистательной в нынешнем лондонском светском сезоне, но Алек подозревал, что такое мнение сложилось под влиянием матери молодой женщины, которая являлась законодательницей моды. Джейн неоднократно убеждала его, что надо придерживаться общего мнения, если не хочешь быть отверженным, изгнанником, посмешищем… и тому подобным.

Алек лично менее всего заботился об этом. Его никогда не волновало, что думает о нем общество. Однако сестра – совсем другое дело. Ее шокировала перспектива оказаться изгоем.

Он встречался с леди Мэрисол лишь однажды – месяц назад на ежегодном балу, который устраивала его мать в Сильвертри, в их загородном поместье в графстве Нортумберленд.

Его сестра, эта хитрая кокетка, подстроила так, что он вынужден был пригласить леди Гэмптон на предстоящий бал у Резерфордов, и добилась своей цели хорошо знакомым ей способом – плачем. Она знала, что он не выносит женских слез. Они совершенно обезоруживали его. Свою мягкотелость и уступчивость женским слезам Алек считал своим недостатком. Энтони на его месте наверняка сказал бы сестре: «Перестань реветь», – и ушел бы. В первый раз Алеку захотелось быть хоть немного похожим на Уитфилда. Однако в тот вечер чуда не произошло и, когда Джейн взглянула на него заплаканными глазами, он сломался, как гнилая половица под тучным человеком.

Излишне говорить, что встреча с леди Мэрисол не вызывала ничего, кроме раздражения. Он никак не мог понять, почему его сестра хотела сблизиться с ней. Эта женщина была абсолютно неинтересной. Она обладала преувеличенно высоким мнением о себе и верила, что солнце встает и садится исключительно ради ее удовольствия. Мягко говоря, она вызывала легкое раздражение, а если говорить прямо, то она была ужасно надоедливой.

И он теперь должен провести с ней весь вечер.

От такой перспективы настроение у Алека испортилось. И когда Энтони снова спросил его, собирается ли он пойти на бал, Алек раздраженно прорычал:

– Да, черт возьми! Энтони поднял руки вверх.

– Только не надо лишать меня головы. Я всего лишь посыльный, – обиженно сказал он, застегивая свою вторую перчатку. – Увидимся позже, и надо надеяться, что к тому времени твое настроение улучшится. – Затем он повернулся к Кейт и с презрительным видом отдал ей честь. – Всегда рад видеть тебя, наглая девчонка.

Быстро покинув комнату, Энтони проследовал к выходу тем же путем, каким и вошел, и проскользнул мимо разгневанного Холмса, который закрыл за ним дверь не слишком почтительно, о чем свидетельствовал раздавшийся грохот.

Глава 11

– Проклятый болтун, – проворчала Кейт вслед уходящему Энтони.

– Он не такой уж плохой на самом деле, когда узнаешь его поближе, – заметил Алек.

Кейт повернулась к нему и увидела на его лице гримасу, явно не соответствовавшую словам. Она вспомнила, что точно такое же извиняющееся выражение лица у него было, когда он говорил о дворецком. И она поверила ему сейчас так же, как тогда, хотя надеялась своим видом дать понять, что думала о его друге.

Алек усмехнулся:

– Да, конечно. Он ужасный распутник, но в обществе его не осуждают и, напротив, стараются скрыть, как прыщ на заднице, потому что у него есть деньги. – Брекридж пожал плечами. – Вообще-то он безвреден, просто не позволяй ему действовать себе на нервы.

– Он нисколько меня не беспокоит, – солгала Кейт. На самом деле хладнокровие было не в ее натуре, и она обычно быстро вспыхивала. Сохранение спокойствия означало для нее поражение. Она знала, что такие люди, как Уитфилд, всегда будут раздражать ее. Каждый их взгляд, каждое слово и каждый жест, казалось, говорили: «Посмотрите на меня, разве я не великолепен?» То, что он обладал деньгами и модным титулом, не давало ему права обращаться с ней как с уличным мусором. Она личность, несмотря на то что не родилась с серебряной ложкой во рту.

– Ты уже позавтракала? – спросил Алек.

Кейт оказалась застигнутой врасплох, когда он посмотрел на нее своими блестящими черными глазами. Ей потребовалось некоторое время, чтобы снова обрести голос.

– Нет, – ответила она чуть хрипловато.

– Хорошо, я тоже еще не ел. Не желаешь ли присоединиться ко мне. – Он протянул ей руку.

Кейт не нужно было просить дважды.

Они молча отправились в столовую. И только после того, как сели за стол и перед ними поставили тарелки с горячей едой, Кейт спросила:

– А кто такая леди Гэмптон?

Она сама не ожидала, что задаст подобный вопрос. Но поскольку это уже произошло, Кейт вдруг поняла, что ей ужасно хочется услышать ответ Алека.

Девушка уже считала его светлость своим рыцарем в блестящих доспехах и до настоящего момента не допускала мысли, что у него может быть близкая женщина или жена. Может быть, у него есть и дети? От этой мысли ей почему-то стало дурно.

– Леди Гэмптон – подруга моей сестры Джейн, – ответил Алек прозаическим тоном. – Я обещал Джейн, что буду сопровождать леди Гэмптон на бал к Резерфордам сегодня вечером.

Кейт немного поколебалась, затем спросила:

– Она… хорошенькая?

– Кого ты имеешь в виду?

– Твою леди.

Вилка Алека с кусочком яичницы на конце застыла на полпути ко рту.

– Она не моя леди. – Он слегка прищурился, глядя на нее, и Кейт подумала, не испачкано ли ее лицо сажей. Прошла минута, прежде чем он спросил: – А что значит, по-твоему, быть хорошенькой?

На это нетрудно ответить, подумала Кейт. Хорошенькая – это похожая на блестящую фарфоровую статуэтку. В ее представлении леди Гэмптон соответствовала этому образу.

Такая женщина должна разъезжать по городу в красивой черной карете и делать многочисленные покупки в магазинах, хотя у нее уже есть все, что только можно пожелать. Она должна иметь шкаф, набитый шелковыми и атласными платьями всех цветов радуги. В общем, все то, что Кейт никогда не будет иметь. И ей никогда не стать настоящей леди.

– Кейт? – позвал Алек.

– Хорошенькая женщина должна иметь шелковистые светлые волосы, голубые глаза и гладкую кожу, – грустно ответила девушка.

Алек, забыв о еде, откинулся на спинку стула с легкой улыбкой на губах.

– Значит, ты считаешь, что именно так должна выглядеть красивая женщина?

– и еще у нее должны быть красивые платья. Они всегда в красивых платьях. Разве ты не заметил? Алек пожал плечами:

– Иногда не важно, какая одежда на женщине, потому что она может быть, красивой и в лохмотьях.

Кейт недоверчиво фыркнула:

– Чепуха!

– Это действительно так. – Он подался вперед, оперяясь локтями о стол. – Я не стал бы напрасно говорить. Уверяю тебя, если у женщины красивая душа, ни одежда, ни милое личико не имеют существенного значения. Она может быть богатой или бедной – это нисколько не влияет на ее внутреннюю красоту.

– В самом деле?

Алек приложил руку к сердцу.

– Клянусь.

Кейт улыбнулась, и лицо ее просияло.

– У тебя прелестная улыбка, – сказал Алек, выразив свои мысли вслух.

– Правда? – прошептала она, и ее длинные темные ресницы затрепетали.

– Да. – Он никак не мог отделаться от мысли, что она еще ребенок. Но так ли это на самом деле?

Подняв вилку, Алек отправил кусочек уже остывшей яичницы в рот.

– Как тебе нравится пребывание в моем доме? Кейт заморгала, оторвавшись от своих мыслей и возвращаясь к действительности. Она сидела с затуманенным взором, тупо глядя на Алека, как будто никогда прежде не видела этого темноволосого красивого лорда. Ей довелось обворовать нескольких довольно миловидных мужчин. Каждый из богатых мерзавцев был хорош собой, но она никогда не встречала такого необыкновенного аристократа, как Алек. Внезапно Кейт почувствовала себя ужасно обделенной в этой жизни. Ее не покидало ощущение предстоящей потери, когда придет время уйти отсюда, и это время неумолимо приближалось.

– Я знаю, что тебе было нелегко, – продолжил Алек. – Может быть, из-за Холмса и Энтони с их придирками. Должен признаться, что такое поведение дворецкого меня изрядно удивило. Обычно он воплощение приличия и сдержанности. Не могу припомнить, чтобы он когда-нибудь улыбался, и мне кажется, он считает, что нарушил бы тем самым некое правило, известное только дворецким. – Алек пожал плечами. – Я с детства привык к нему, и он почти всю мою сознательную жизнь работает дворецким в нашей семье. Излишне говорить, что я оставил попытки как-то повлиять на него. Он совершенно невосприимчив к внешнему воздействию. По крайней мере я так думал до твоего появления в доме. Я никогда прежде не видел его таким взбудораженным.

Кейт фыркнула.

– Он очень злой, – сказала она, беря сдобную булочку со своей тарелки и откусывая кусочек. – Мне трудно поверить, что он стал таким только с моим приходом.

Алек усмехнулся:

– Твое влияние трудно переоценить, моя девочка, а Холмс же человек, как и все мы. – Затем, понизив голос, он добавил: – Ты очень интересная личность.

Кейт перестала жевать.

– Это хорошо или плохо?

– Превосходно, – ответил он, и его слова чрезвычайно тронули ее. – Однако вернемся к моему вопросу. Понравилось ли тебе здесь? И не бойся задеть мои чувства, будь откровенной. Я выдержу.

Кейт в этом не сомневалась. Он был большим и сильным мужчиной – настоящим боксером-профессионалом, как сказал бы Уизл, хотя она не думала, что он способен прибегать к силе без особой на то необходимости. Однако остается только пожалеть того, кто решится с ним сразиться.

А вопрос оставался без ответа… нравится ли ей в его доме? Он просил быть откровенной, но разве можно быть до конца откровенной с ним?

– Здесь… хорошо.

Кейт не могла сказать, что восхищена всем увиденным и пережитым, что она чувствует себя в этом доме совсем другим человеком и что ей тяжело думать о необходимости возвращаться к прежней жизни.

– Значит, хорошо? – Алек слегка улыбнулся, отчего она окончательно растаяла. – Что ж, вполне удовлетворительный отзыв.

Кейт почувствовала, что должна сказать что-то еще.

– Ты был очень добр ко мне. – Она поколебалась немного и добавила: – Хотя я не понимаю почему.

– Отчего бы мне относиться к тебе иначе?

– Ведь я воровка, если помнишь… – Впрочем, как он мог забыть об этом? – И я попала сюда только потому, что твой приятель поймал меня. Я уверена, он готов сгноить меня в тюрьме, если бы мог. Так что сам понимаешь, я не думаю, что он собирался сделать что-то хорошее, притащив меня сюда. – Она оглядела комнату и добавила: – Однако если он полагал, что это своего рода наказание для меня, то он явно просчитался.

– Энтони склонен к безумным выходкам, но не могу сказать, что он поступил плохо на этот раз.

Кейт было обрадовалась, но скоро улыбка ее увяла, когда она вспомнила, что сказал противный блондин Алеку, когда привел ее в этот дом.

– Знаешь, я не нуждаюсь в благотворительности.

– Я тоже так думаю. Ты просто желанная гостья в моем доме, и надеюсь, что ты не чувствуешь себя здесь кем-то иным.

Девушка действительно чувствовала себя прекрасно.

Алек улыбнулся ей, и Кейт захотелось улыбнуться ему в ответ. Но прежде чем она успела это сделать, он отодвинул свою тарелку, бросил на стол салфетку и встал. Кейт показалось, что он внезапно заторопился покинуть ее.

Она с огорчением вспомнила, что впереди у него долгий вечер на балу. Он должен сопровождать леди Гэмптон к Резерфордам. Конечно, это гораздо интереснее, чем проводить время с карманницей, которая может уснуть за столом.

Кейт почувствовала, как у нее все сжалось внутри при мысли о том, что время ее пребывания в доме Алека подходит к концу. Она вела себя вполне прилично, и Алек дал ей понять также, что не считает ее виноватой в стычке с дворецким.

– Ты почти ничего не съел, – сказала она, торопливо поднимаясь. – Для такого большого мужчины, как ты, недостаточно проглотить несколько кусочков. Возьми мою булочку. Я только чуть-чуть откусила от нее. – Она бросила ему булку, как будто осталась только одна, в то время как на тарелке неподалеку от него лежало по крайней мере еще штук шесть. Просто ей почему-то хотелось, чтобы он побыл с ней еще немного.

Алека тронула такая забота.

– Спасибо, Кейт. – Ее поступок, как и комплимент, выглядел абсолютно искренним. – Я очень сожалею, что у меня нет времени побыть с тобой. Меня ждет уйма работы, и если я не займусь ею, никто не выполнит ее. Я бы бросил это дело, если бы оно не было связано с другими людьми. – Если и следовало послать эту работу к черту, то сейчас было самое подходящее время, особенно когда Кейт смотрела на него такими трогательными глазами. Впервые ему захотелось, чтобы кто-то занялся его делами. Ему даже пришла в голову мысль нанять секретаря или бухгалтера помощником. Большинство людей его круга так и поступают. Например Уитфилд. Не он ли постоянно хвастается тем, что может наслаждаться свободой, избегая повседневной нудной работы, потому что его бумагами занимается кто-то другой? Однако Алек не мог позволить нанятому человеку полностью контролировать его дела, как это допускал Энтони.

– О, – тихо сказала Кейт. – Ну, тогда… не буду тебя задерживать. Я заберу свою одежду и тотчас уйду. – Она посмотрела на платье и провела рукой по гладкому материалу. Сознавая, что поступает очень глупо, она подняла голову, надеясь, что ее глаза не выдадут охватившей ее тоски. – Спасибо за одолженное платье… и за обед. И за завтрак тоже, – поспешила добавить Кейт, чтобы Алек не подумал, что она неблагодарная. Он ласково улыбнулся ей.

– Вот… – тихо сказала она.

– Да… – медленно произнес Алек в ответ, удивляясь, почему его ноги не двигаются с места.

Он с испугом осознал, что совсем не хочет уходить. Его звала работа, но он не желал откликаться на этот зов.

Вчера, находясь с Кейт, Алек испытал удовольствие, какого давно не испытывал. Эта девушка была подобна солнечному свету, которого он надолго лишился. Она казалась такой естественной и так же, как и он, не признавала существующих ограничений. Тем не менее его жизнь была подчинена определенным правилам и в ней не было места каким-либо отклонениям от заведенного порядка, а также ему было некогда нянчиться с очаровательным ребенком с огромными голубыми глазами, имевшим склонность к воровству. Кроме того, она, вероятно, не захотела бы остаться в его доме, даже если он потерял бы рассудок и предложил ей это. Но зачем делать такое предложение? Какой в этом резон?

Алек вспомнил разговор с Энтони о благотворительности. Однако Кейт ни за что не согласится на то, чтобы он приютил ее. Брекридж не сомневался, что она скорее предпочтет улицу, чем примет подаяние.

Но с другой стороны, он может помочь ей порвать с воровством и начать новую жизнь. Без его вмешательства она может в скором времени оказаться в тюрьме, как грозил ей Уитфилд. Такая жизнь переменит ее, приведет к падению. Алеку не хотелось, чтобы это произошло. Кейт была настоящим бриллиантом, правда, пока еще неограненным. Она нуждалась всего лишь в шлифовке.

И кроме того, разве он не дал слово Уитфилду, что примет участие в оказании помощи тем, кому меньше повезло в этой жизни?

– Прощай, – тихо сказала Кейт, медленно направляясь к двери.

– Не хотела бы ты… остаться здесь на некоторое время?

Кейт резко повернулась:

– Остаться? Здесь? Алек кивнул:

– Если хочешь.

Она пристально посмотрела на него. Выражение его лица оставалось непроницаемым, и по нему нельзя было определить, что у него на уме.

– Почему ты предлагаешь мне это?

– Потому что ты мне нравишься, Кейт, – ответил он просто и без колебаний.

На сердце у Кейт потеплело от этих слов. Она хотела сказать ему, что он тоже ей нравится, однако решила, что это будет выглядеть глупо с ее стороны. Кейт сомневалась, что он имел в виду то же, что и она. Его слова скорее всего означали только дружеское расположение к ней.

Кейт закусила нижнюю губу и потом тихо спросила:

– Ты не боишься, что я стяну что-нибудь у тебя? Алек покачал головой:

– Не вижу причины беспокоиться об этом. Я полагаю, что ты занялась воровством, потому что должна была как-то выживать. Здесь у тебя будет крыша над головой и трехразовое питание каждый день, так что воровать что-либо не имеет никакого смысла. И я доверяю тебе.

Кейт никогда прежде не слышала ни от кого таких слов.

– Ты действительно доверяешь мне?

– Да.

В этот момент ей ужасно захотелось стать настоящей леди, которую такой человек, как Алек, мог бы уважать и которой мог бы гордиться.

Но почему он предлагает ей остаться? Чего он хочет от нее? Она едва знала его, хотя казалось, знала давно. Глупо, конечно, но у нее было такое ощущение, что она нашла в нем то, о чем мечтала всю свою жизнь.

Когда он смотрел на нее, она просто таяла, а когда улыбался, казалось, что солнце согревало ее своими лучами. А когда смеялся…

Кейт ощутила внутри разливающееся тепло.

– Ты уверен? – спросила она.

– Я не стал бы предлагать, если бы не был уверен. – Он улыбнулся.

– Тогда… я хотела бы остаться.

– Договорились, – живо сказал он и двинулся к двери. – Я поговорю с миссис Диборн относительно твоего устройства.

– Устройства? Для чего? Обернувшись у порога, он ответил:

– Чтобы ты могла приступить к своей новой работе, конечно.

Глава 12

– Привет.

Кейт вздрогнула от неожиданности.

– Какого черта ты подкрадываешься так к людям?

– Никто не подкрадывался, – возразил Рет, возникший из зарослей кустов. За ним последовали Уизл и Фалькон.

Уизл смотрел на Кейт так, как будто никогда прежде не видел ее.

– С каких это пор ты перестала чувствовать, что за тобой кто-то идет?

«С тех пор как мои мысли заняты другим», – про себя ответила Кейт.

– Что ты делаешь здесь в кустах? – спросил Рет. – И где ты была весь день? Мы думали, что ты вернешься к нам сегодня утром.

– Мы беспокоились о тебе, – сказал Фалькон. Напряжение Кейт ослабло, когда она посмотрела на Фалькона.

– Прошу прощения за то, что заставила вас беспокоиться. Я не хотела этого. Дело в том, что я… была занята кое-чем.

– Чем же? – поинтересовался Уизл.

– У тебя нет никаких неприятностей? – спросил Фалькон обеспокоенным голосом.

– Неприятностей? – Кейт замолчала, подумав об Алеке и о том, какие чувства он вызывал у нее, а также о том, как она легко забывала, кем является, когда он находился рядом. Она вспомнила, с каким тяжелым чувством готовилась покинуть его дом и как обрадовалась, когда он попросил ее остаться, и, наконец, смущение и некоторую обиду, когда он предложил ей работу. Что-то внутри ее предупреждало о возможных нехороших последствиях и говорило, что ей следует уходить отсюда, пока не поздно. Но в то же время она чувствовала, что уже поздно.

– Эй, Фокс! – окликнул ее Фалькон.

Кейт тряхнула головой, освобождаясь от задумчивости. Три пары напряженных глаз пристально смотрели на нее.

– Нет, – тихо сказала она. – У меня нет никаких неприятностей.

Парни облегченно вздохнули.

– Тогда что случилось и почему ты задержалась? – спросил Рет.

– Ничего не случилось.

– Если ничего не случилось, то где ты была? – Рет пригляделся к ней, как будто только что увидел. – И почему на тебе это платье?

Кейт подумала о том же. Ей вернули ее старую одежду, вычищенную и даже заштопанную. Она вполне могла бы переодеться, однако не хотела делать этого. Ей нравилось ощущать себя в платье и чтобы ее звали Кейт, а не Фокс.

– Черт возьми, – сказал Уизл, присвистнув. – Фокс в платье, чтоб мне провалиться на этом самом месте.

Рет скрестил руки на груди.

– Ты встречаешься с кем-то? Кейт нахмурилась.

– Кому я нужна?

– Ты в платье, что, признайся, выглядит очень странно.

– Ничего странного, если моя одежда грязная, – солгала Кейт, решив, что нет необходимости рассказывать обо всем.

– Твоя одежда всегда была грязной, – возразил Уизл. – Что изменилось сейчас?

– Она не должна отчитываться перед тобой. – Фалькон встал на защиту Кейт.

Лицо Уизла потемнело.

– Какого черта ты вмешиваешься? – обратился он к Фалькону.

Кейт встала между ними, решив сменить тему:

– А что вы все делаете здесь?

Рет и Уизл обменялись взглядами. Затем Рет сказал:

– Когда ты не пришла к нам утром, мы подумали, что, может быть, этот аристократ сделал что-то нехорошее с тобой.

– Поэтому мы пришли проведать тебя, – сказал Уизл. – Когда мы увидели тебя на улице, то сначала подумали, что ты возвращаешься к нам, но потом поняли, что ты идешь не в том направлении.

– Да, не в том направлении, – повторил Рет.

– Мы решили, что, возможно, случилось что-то, и последовали за тобой, – продолжил Уизл.

– Что, например? – спросила Кейт, сложив руки на груди.

Уизл посмотрел на Рета, затем на Фалькона и пожал плечами.

– Мы и пошли за тобой, чтобы узнать это.

Кейт намеревалась сказать, что они могли бы просто спросить у нее об этом, когда громкий смех заставил их повернуться к дому, откуда он доносился.

Стоя в темном углу снаружи роскошного дома Резерфордов, группа сосредоточила свое внимание на мужчинах и женщинах внутри. Одетые в превосходные наряды гости весело танцевали в просторном бальном зале под огромной хрустальной люстрой. По комнате сновали слуги в черно-белом одеянии, предлагая гостям напитки и закуски на блестящих серебряных подносах.

Кейт вспомнила, как однажды видела большую музыкальную шкатулку в витрине магазина. В этой шкатулке находился игрушечный темноволосый мужчина в черном костюме. Его партнершей была блондинка в бальном платье из кремового атласа с таким же поясом вокруг талии, концы которого ниспадали сзади. Из-под длинной юбки выглядывали кончики атласных туфель. Их крошечные личики светились улыбками, и, когда поворачивали ключ, они начинали двигаться в ритме танца. Это была самая удивительная вещь, какую Кейт когда-либо видела.

Она долго стояла у витрины, прижавшись носом к стеклу и наблюдая за танцующей парой, представляя себя на месте этой женщины, кокетливо улыбающейся красивому партнеру.

Увидев свое отражение в стекле, Кейт отвернулась и больше никогда не смотрела на эту витрину.

Сейчас, заметив Алека в его вечернем наряде, когда тот стоял в вестибюле, собираясь покинуть бал, она вспомнила об этих фигурках в шкатулке. Алек был одет, как тот игрушечный мужчина, весь в черное, за исключением белоснежной рубашки и галстука, в котором сверкал потрясающий драгоценный камень, по мнению Кейт, бриллиант. Его длинные до плеч темные волосы были повязаны сзади лентой, образуя хвостик. В общем, он был самым привлекательным мужчиной, какого она когда-либо видела, и ей хотелось сказать ему, как чудесно он выглядит. Но она была вынуждена скрываться в темном углу, лишившись от волнения голоса.

Затем он ушел.

И она как бы вместе с ним, без его ведома, конечно.

Еще одна глупость, подумала Кейт. Казалось, она совсем лишилась разума, после того как Алек попросил ее остаться.

Прежде чем принять решение, она даже не задумалась над тем, что скажет своим парням. Ей трудно будет объяснить им, что она собирается делать в этом доме. На этот вопрос она не могла найти ответ даже для самой себя.

Алек сказал, что поговорит с миссис Диборн относительно ее обязанностей, однако экономка ничего не сказала Кейт о ее новой работе, когда виделась с ней недавно. Тем не менее Кейт понимала, что ей предлагают возможность изменить свою жизнь и она должна радоваться этому.

Так почему же она не испытывает ничего подобного?

На что она может рассчитывать? Алек являлся лордом. Непохожим на многих, но все же лордом. Разумеется, он не нуждался в длительном дружеском общении с ней, и, по ее мнению, только мимолетная прихоть побудила его предложить ей остаться в его доме. Он сказал, что она интересная личность, в хорошем смысле слова, и что она нравится ему. Очевидно, для него это означало совсем не то, что для нее.

Ну что ж, по крайней мере теперь ситуация прояснилась и Кейт знала, какое место он отводит ей в своей жизни. Она была чужой для него, но он по доброте душевной предложил ей еду, вежливое обращение, мягкую постель и теперь еще работу. Истина заключалась в том, что он по натуре очень добр и этим объяснялись его поступки. Другие побуждения не стоит искать.

Но почему она последовала за ним к дому Резерфордов?

Кейт узнала от миссис Диборн – окольным путем, конечно, – где живут Резерфорды. Пожилая женщина, не имея понятия, что задумала Кейт, практически указала ей точный адрес. Вскоре после того, как его светлость отбыл, Кейт притворно зевнула и заявила, что хочет отдохнуть. Экономка приготовила ей постель и заботливо уложила, спросив, не желает ли она теплого какао, которое Кейт сонно отвергла. Затем женщина ушла, тихо закрыв за собой дверь. Миссис Диборн не знала, откуда явилась Кейт, и девушка подумала, стоит ли рассказывать ей, что у нее никогда не было своей комнаты и своей постели, что она почитала за счастье, если не была вынуждена просыпаться несколько раз за ночь из-за скандалящих пьяниц или из-за того, что непрошеный гость в виде одного из грызунов решил устроиться рядом с ней. Однако Кейт решила: чем меньше женщина знает о ней, тем лучше. Кроме того, ее мысли занимали более важные вещи.

Ей очень хотелось узнать, в каком мире жил Алек, и это желание побудило ее к действию. Она отказывалась признаться самой себе, что хотела также взглянуть на леди Гэмптон и не из простого любопытства, а по гораздо более серьезной причине, которая и привела ее на это место.

Когда рядом с ней зашевелились еще три фигуры, Кейт вспомнила, что она здесь не одна. Парни стояли с открытыми ртами, глядя на роскошь богатого дома.

– Боже, смотрите, какие драгоценности на их женщинах, – сказал Уизл, не отрывая глаз от окон зала.

– А у мужчин, я уверен, полно денег, – добавил Рет. – Проклятие, мы были бы обеспечены на всю жизнь, если бы нам перепало хоть немного из этого богатства.

– Забудь об этом, – сказала Кейт неожиданно для себя и быстро добавила: – Я хотела сказать, что это слишком рискованно.

– А я не собираюсь пойти прямо туда и потребовать у них отдать мне свое богатство, – проворчал Рет. – Я же не идиот.

Уизл посмотрел на Кейт, сузив глаза.

– Ты стала слишком пугливой, Фокс. Что это значит?

– Ничего, – поспешно ответила Кейт.

Ей меньше всего хотелось, чтобы парни узнали, что она шпионит здесь за его светлостью. Однако часто, несмотря на ее желание скрыть что-то, происходило все не так, как хотелось бы.

– Ты так и не сказала нам, зачем пришла сюда, – напомнил ей Рет.

Кейт беззвучно застонала. Она надеялась, что парни не вспомнят об этом, по крайней мере до тех пор, пока она не придумает правдоподобный ответ. Однако Рет, как медведь, у которого в лапе застряла колючка, не мог успокоиться.

Указывая пальцем на дом Резерфордов, Кейт сказала:

– Меня интересует этот чертов лорд, который находится там. – Ей не понравилось, как прозвучали ее слова, но она не могла допустить, чтобы парни подумали, будто бы Алек значит для нее нечто большее, чем средство добиться своей цели.

– Я не понимаю тебя, – сказал Рет, почесывая свои грязные рыжевато-коричневые волосы. – Если этот простофиля находится здесь, то почему ты не собираешь в его доме серебро и прочие вещи? Сейчас как раз подходящий момент.

Если бы ее намерением было ограбление, то Рет, конечно, прав.

– А ты забыл, что в его доме полно слуг?

– Разве ты не могла бы улизнуть от нескольких слуг? – насмешливо сказал Уизл.

– Могла бы, если бы захотела. Но у меня другие планы.

– Другие планы? Какие? – спросил Рет, и его мутные карие глаза внезапно заблестели.

– Большие, – уклончиво ответила Кейт.

– Ты хочешь сказать, что этот тип еще не выставил тебя на улицу?

– Пока нет.

Уизл и Рет широко улыбнулись, но Фалькон выглядел задумчивым.

– Как тебе это удалось? – поинтересовался Уизл. Кейт пожала плечами с равнодушным видом, хотя в душе испытывала волнение.

– Я убедила его, что являюсь несчастной сиротой, что мне очень плохо живется, что я не хотела заниматься воровством, но как иначе прожить несчастной голодной девушке? – По большей части это была правдивая история, за исключением того, что она могла бы остаться в приюте, а не рыскать по улицам. – В общем, мой рассказ был таким жалостным и убедительным, что, по-моему, он проронил несколько слезинок. Во всяком случае, можете поверить: этот тип так разжалобился, что даже предложил мне работу?

– Работу? – недоверчиво сказал Рет. – В его доме? Уизл смазал ему по затылку.

– Конечно, в его доме, болван.

Обиженный Рет потер голову и пробормотал что-то в ответ.

Кейт старалась казаться очень довольной тем, чего удалось ей добиться.

– Должна сказать, я была чертовски хорошей актрисой и заставила этого лопуха поверить, будто бы меня никто никогда не хотел правильно понять.

– Даже я не смог бы придумать лучше, – заметил Рет.

– Ты вообще не смог бы ничего сделать, – оборвал его Уизл.

– Смог бы, черт побери! – сердито возразил Рет.

– А что это за работа? – спросил Фалькон, глядя на Кейт так, словно чувствовал ее обман.

– Пока не знаю, – ответила Кейт, испытывая неловкость под пристальным взглядом Фалькона и размышляя, стоит ли рассказать всю правду, хотя бы одному, самому близкому ей человеку. Если кто-то и заслуживал этого, то, безусловно, Фалькон. Однако в чем заключалась вся правда?

Рет почесал голову.

– Он предложил тебе работу, а ты не знаешь, какую именно? Может быть, я не расслышал чего-нибудь, потому что не могу понять этого.

– И не поймешь, тупица, – насмешливо сказал Уизл, нарываясь на ссору.

– Кого ты назвал тупицей? – возмутился Рет. Кейт вздохнула. По какой-то причине перебранка Уизла и Рета надоела ей больше обычного. Она чувствовала, что… устала от них. Может быть, потому, что давно слушала их пререкания.

Они жили вместе в одном приюте. Потом вместе решили покинуть его, чтобы быть свободными, как они думали. Все они были мечтателями и надеялись когда-нибудь разбогатеть. Оказавшись на улице, они через некоторое время начали заниматься воровством, и Кейт, естественно, а может быть, противоестественно, стала у них главарем. Ее шайка была единственной, возглавляемой женщиной. Уизл тоже был достаточно крутым, но ему не хватало решительности и спокойной рассудительности, которая требовалась от главаря.

Кейт не напрашивалась на это и даже не хотела быть лидером. Однако надо было как-то выживать, и если для этого требовалось возглавить группу, то так тому и быть.

Несколько раз у нее возникало желание найти приличную работу. Ее мечты не были особенно высокими. Они по большей части ограничивались приземленной реальностью.

– Когда ты вернешься к нам? – тихо спросил Фалькон, пока Уизл и Рет продолжали препираться.

Кейт вздохнула.

– Это зависит от того, как долго его светлость захочет держать меня при себе. – Осознав, как прозвучали ее слова, она быстро поправилась: – Я хотела сказать, это зависит от того, как долго я смогу терпеть свою работу. Кто знает, может быть, она вообще не понравится мне и я сбегу через несколько дней. – Однако по какой-то причине она сомневалась, что ее ждет такая перспектива. – Кроме того, у его светлости ужасно противный дворецкий, который повсюду следит за мной и ведет себя так, словно он епископ йоркширский. Думаю, я не смогу долго терпеть его.

Кейт хотела уверить Фалькона, что ничего хорошего ей не приходится ждать. Или его светлость устанет от нее, или она натворит что-нибудь – например, не сумеет сдержаться и изобьет Холмса, – после чего ее прогонят. Кейт была убеждена, что что-то такое непременно случится. Может быть, ей просто надоест точеный профиль Алека или его глубокие темные глаза. Все может случиться.

Бывает, что и свиньи летают.

Фалькон кивнул:

– Будь осторожной.

– Постараюсь, – пообещала Кейт.

– Я буду скучать по тебе, – проговорил Фалькон низким голосом.

К горлу Кейт подступил ком.

Боже, понимает ли она, что делает? – задавала Кейт себе вопрос, наверное, уже в сотый раз. Может быть, она совершает ошибку. Ведь она на самом деле не знает, что собой представляет его светлость. Она строила массу предположений относительно него, но все они могли быть далеки от истины.

Внезапно ее охватило чувство, которое она старалась скрывать глубоко внутри.

Это страх.

Страх неизвестности. Страх за свое будущее, за свою жизнь. Страх, который вышел из-под контроля и который она не могла побороть.

– Я тоже буду скучать по тебе, – тихо сказала Кейт. – Но я буду недалеко и думаю, это долго не продлится.

Затем Фалькон сказал то, что Кейт никогда не забудет:

– Если это выход для тебя, если это шанс на лучшую жизнь, я хочу, чтобы ты воспользовалась им. Ты заслужила это. А за меня не беспокойся. Все будет хорошо.

Сердце Кейт сжалось в груди. Внутренний голос кричал, что она делает неправильный выбор, что ей следует остаться с Фальконом и остальными парнями. Ее охватила паника.

Как бы прочитав ее мысли, Фалькон успокоил ее:

– Не бойся. Ты всегда поступала правильно.

– Я… – начала Кейт, но Уизл грубо прервал ее.

– О чем вы тут шепчетесь?

Но прежде чем Кейт успела ответить, из темноты раздался громкий голос:

– Кто здесь?

Они так увлеклись своими разговорами, что не заметили приближающегося к ним человека.

Уизл и Рет переглянулись, после чего рванули что есть сил.

– Уходи, – сказала Кейт Фалькону, который задержался, ожидая ее. – Я двинусь другим путем и отвлеку его.

– Но… – начал Фалькон.

– Никаких но! Беги сейчас же!

Фалькон в последний раз оглянулся на нее, прежде чем исчезнуть в темноте.

Кейт наблюдала за мужчиной, который, тяжело двигаясь, приближался к ней. Она стояла как вкопанная на месте, затем встрепенулась и побежала.

Петляя меж кустов, она попыталась улизнуть от грузного мужчины. Однако сейчас на ней было платье, которое ограничивало ее движения. Подобно неуклюжему растяпе, она наступила на край юбки и грохнулась на землю. Из груди со свистом вырвался воздух, и ей потребовалось некоторое время, чтобы восстановить дыхание. Эта задержка дорого обошлась ей, так как мужчина уже оказался рядом.

Отбросив волосы с лица, Кейт вскочила, но ее платье снова помешало ей и мужчина, ухватившись за него, дернул ее назад. Она превратилась в дикую кошку, неистово вертясь и царапаясь ногтями.

– Ах ты, сучка! – взвыл мужчина и влепил ей тяжелую пощечину, от которой она повалилась на землю.

Кейт замотала головой и ощутила во рту вкус крови. Ее язык коснулся рассеченной губы.

Мужчина протянул к ней свою мясистую лапу, и в этот момент она ударила его ногой по голени. Он замычал от боли и ухватился за ушибленную ногу.

Кейт вскочила, но не успела она сделать и трех шагов, как тот поймал ее за юбку, отчего материал порвался. Кейт вскрикнула, понимая, что ее красивое платье испорчено.

Мужчина снова повалил Кейт на землю, и она начала отчаянно сопротивляться, в то время как он навалился на нее.

– Слезь с меня, свинья! – крикнула Кейт, чувствуя, как закрутило у нее в животе, когда его горячее вонючее дыхание пахнуло ей в лицо.

– О нет! Теперь ты не уйдешь! – Он прижал ее руки к бокам. – Я нанят Резерфордами, чтобы такие подонки, как ты, держались подальше от их дома и от их гостей. Что ты здесь делала, притаившись? Задумала какую-нибудь пакость?

– Это не твое дело, толстый боров! – выпалила Кейт, пытаясь скинуть с себя мужчину, но безуспешно, так как он был слишком тяжел. Его захват сделался сильнее, и она вскрикнула от боли.

– Я могу свернуть твою тонкую шею, – пригрозил он с суровым выражением лица. – Отвечай сейчас же!

– Я не понимаю, о чем ты говоришь! – Она никогда не выдаст своих друзей. – Слезь с меня, иначе пожалеешь!

Тяжелый, потный боров рассмеялся:

– Что ты можешь сделать?

Ее угроза была явным блефом. Она не могла даже пошевелиться, прижатая грузным телом к земле.

Уголком глаза Кейт уловила какое-то движение, и затем над ее противником возникла неясная темная фигура. Она заметила также что-то похожее на очень большой камень, когда этот предмет обрушился на голову грубой скотины. Мужчина застонал и повалился вперед, уткнувшись сальной головой в грудь Кейт.

Она с трудом выбралась из-под отвратительной массы и вскочила на ноги. В серебристом свете луны на затылке мужчины обозначилось кровавое пятно. Он был совершенно неподвижен, и по спине Кейт пробежали мурашки. Неужели он мертв?

– Ты в порядке?

Кейт повернулась к говорящему, испытывая потрясение и гнев.

– Кажется, я сказала, чтобы ты уходил? Фалькон пожал плечами.

– Да, но я не послушался тебя.

– Я сама справилась бы. – Однако они оба знали, что это неправда. – Кроме того, ты тоже мог бы пострадать.

– Ты много раз помогала мне в последние годы, и я решил, что должен отплатить тебе тем же хотя бы раз.

Кейт не могла больше сердиться на него. Она понимала, что, если бы не Фалькон, дело могло бы обернуться гораздо хуже.

Взглянув на неподвижное тело нападавшего, она ткнула его руку носком своего ботинка. Тот не пошевелился.

– Он… мертв? – шепотом спросил Фалькон. Кейт опустилась на колени и осторожно приложила ухо ко рту лежащего мужчины.

– Нет, он жив.

Фалькон облегченно вздохнул. Кейт встала.

– Теперь я хочу, чтобы ты ушел. И никому не рассказывай о случившемся, даже Уизлу и Рету. Понял?

– Да.

– Хорошо. Теперь уходи. Скоро увидимся. Обещаю, – сказала она убедительным тоном, заметив, что Фалькон колеблется.

– Береги себя.

Кейт ласково улыбнулась.

– Постараюсь, – пообещала она. И Фалькон снова исчез в ночи.

Взглянув на мужчину в бессознательном состоянии, Кейт взмолилась:

– Пусть с ним все будет в порядке.

Потом, как и Фалькон, она шагнула во тьму, которая поглотила ее.

Глава 13

Алек облегченно вздохнул, когда наконец смог распрощаться с лордом и леди Резерфорд. Он немедленно отвез леди Гэмптон к ее родителям и, освободившись от нее, направился к себе домой.

– Добро пожаловать, милорд, – сказал Холмс, открывая ему дверь и принимая его пальто и перчатки. – Как прошел вечер?

– Он слишком затянулся. – Однако, несмотря на то что несколько минут назад Алек чувствовал себя очень усталым, сейчас он странным образом взбодрился. – А как здесь дела? Надеюсь, у тебя не было стычек с нашей гостьей?

– Нет, милорд. Вечер прошел удивительно спокойно. Я просто поражен.

Алек тоже удивился. Он был уверен, что, вернувшись, обнаружит осколки, разбросанные по всему полу, и Холмса, избитого Кейт. Однако, оглядевшись, он увидел, что в доме царит порядок.

– Где Кейт? – спросил он, устремив взгляд на лестницу и надеясь увидеть шаловливое личико своей гостьи, которое мысленно представлял весь вечер.

– Полагаю, она в своей комнате, милорд. – Тон Холмса явно говорил о том, что ему хотелось бы иного. – Может быть, прислать к вам Джефриса? – спросил он, имея в виду камердинера Алека.

– Нет. Я управлюсь сам, – сказал Алек, поднимаясь вверх по лестнице. – Спокойной ночи, Холмс.

Достигнув своей комнаты, Алек остановился и прислушался, не донесется ли из комнаты Кейт какой-нибудь звук, свидетельствующий, что она еще не спит. После назойливых женщин на балу у Резерфордов и глупой болтовни леди Гэмптон он почувствовал, что нуждается в глотке свежего воздуха.

И этим свежим воздухом была для него Кейт.

Алек решил проведать ее, не намереваясь будить, если она спит. Он хотел только взглянуть на нее и убедиться, что все в порядке, отказываясь признаться самому себе в какой-то другой мотивации.

У ее двери он остановился в нерешительности. Может быть, она возмутится его вторжением в такой поздний час. У него не было никакой уважительной причины навещать ее.

Пока он колебался, ему показалось, что из комнаты Кейт донесся легкий шум. Был ли он реальным или воображаемым, этого оказалось достаточно, чтобы Алек решительно открыл дверь и вошел.

– Кейт? – тихо позвал он.

Сначала Алек не мог разглядеть девушку в темноте комнаты, но потом легкое движение привлекло его внимание и он увидел ее. Она сидела на кровати спиной к нему, и он тотчас понял, что случилось что-то нехорошее.

– Кейт, в чем дело?

Не получив ответа, он приблизился к ней.

Она сидела, опустив голову и держа руки на коленях, крепко сжимая пальцами материал платья.

Алек опустился на колени рядом с кроватью. Щеки Кейт были испачканы грязью, а волосы растрепаны. Что же произошло? Он почувствовал тяжесть в груди.

– Кейт, – сказал Алек низким голосом, стараясь сохранять спокойствие. – Что это значит? Что случилось? – Он осторожно взял ее за подбородок и попытался поднять ее голову, но она сопротивлялась. – Пожалуйста, Кейт, не закрывайся от меня.

Прошло несколько минут, прежде чем Алек увидел, что ее напряжение слегка спало. Он снова попытался увидеть ее лицо, заглянуть в ее глаза. Она в конце концов нерешительно уступила ему.

Алек с шумом втянул сквозь зубы воздух, увидев ее физиономию. Под левым глазом у нее красовался огромный синяк, а нижняя губа была рассечена и распухла.

Он осторожно прикоснулся пальцем к ее губе. Кейт вздрогнула и отстранилась.

– Не надо, – чуть слышно прошептала она.

– Ради Бога, Кейт, скажи мне, что случилось, – обратился к ней Алек в замешательстве.

Она снова опустила глаза, глядя на свои колени.

– Я упала, вот и все.

Алек не поверил ей, однако воздержался от комментария. Он все узнает, только не надо принуждать ее. Поднявшись, он подошел к комоду, на котором стоял графин с водой и чаша. Налив в чашу немного воды, он взял лежащую рядом салфетку и смочил ее. Потом слегка отжал и вернулся к кровати.

– Приложи это к лицу, – сказал он тихим, но твердым голосом, протягивая ей салфетку. – Холод поможет уменьшить опухоль.

Кейт взяла ее дрожащими пальцами. Через некоторое время она тихо сказала:

– Я действительно упала.

Алек подумал, кого она хочет убедить. Его? Или себя?

– Наверное, я очень неуклюжая и к тому же не заметила, куда иду.

Неуклюжая? Алек такого не сказал бы по отношению к Кейт. Она обладала великолепной осанкой, какую многие женщины стараются приобрести, тренируясь годами. Однако в отличие от этих женщин Кейт выросла на улице, где существовала большая вероятность изуродовать себя.

Наверное, она покинула дом без ведома Холмса? Если так, то почему? Может быть, она схватилась с кем-то на улице?

– Как ты себя чувствуешь? – ласково спросил Алек, сдерживая желание откинуть волосы с ее лица.

Кейт отстранила салфетку.

– Уже лучше, – тихо ответила она, хотя на самом деле это было не так. И не только травмы заставляли ее испытывать боль.

Ее пальцы онемели, крепко сжимая рваные края платья, но она продолжала скрывать разрыв, возникший в результате ее опрометчивых действий. Платье было безнадежно испорчено, и в этом виновата она.

Какое безумие овладело ею, заставив последовать за Алеком?

После того, что он сделал для нее сейчас, надо объясниться, однако она не могла заставить себя рассказать ему всю правду. Он непременно испытает отвращение к ней, если услышит, как она провела этот вечер, преследуя его, словно одурманенная школьница, и как Фалькон пристукнул толстяка, который напал на нее. Возможно, тот заслужил это, но власти едва ли поверят ей или Фалькону. Для них они были ничтожествами.

Что-то внутри Кейт восставало против того, как Алек смотрел на нее сейчас: с состраданием и еще каким-то непонятным чувством, отчего она вся начинала таять.

Внезапно ее нервы не выдержали и по щекам медленно потекли слезы, падая горячими каплями на руки. Кейт никогда раньше не плакала. Это было недопустимо, поскольку она стремилась поддерживать имидж стойкого лидера. Но сейчас она никак не могла сдержаться. Слезы текли сами по себе.

Алек взял ее руку.

– Не плачь, Кейт.

– Я не плачу, – возразила она, в то время как еще одна слезинка скатилась по щеке.

– Что бы ни случилось, мы все можем исправить, – пообещал Алек.

Кейт покачала головой, и слезы покатились еще быстрее.

– Этого никогда не исправишь. Алек сел рядом с ней на кровать.

– Я постараюсь, только скажи мне, в чем дело, Кейт.

Кейт нерешительно посмотрела на него. Она чувствовала тепло его руки, распространяющееся по всему ее телу, как медленно разгорающийся огонь, который в конце концов добрался до центра ее женского существа. Она испугалась, не понимая реакции своего тела в присутствии Алека. У нее возникло желание… желание чего? Чтобы такой человек, как его светлость, любил ее и, может быть, даже заботился о ней? Чтобы она могла стать женщиной, которую он уважал бы? Чтобы она была интересна ему? Чтобы она была здоровой, красивой, утонченной.

И аристократичной.

Кейт знала, что никогда не будет обладать этими качествами, как бы того ни хотела.

– Я прошу прощения, – прошептала она.

– Прощения? За что?

Кейт медленно отвела свою руку от юбки.

– Я порвала платье твоей сестры. Я очень сожалею… Я не хотела этого. Клянусь. Это произошло случайно.

– Значит, ты так расстроилась из-за платья? – недоверчиво спросил Алек. – И это все?

– Я не смогу починить его, – ответила она с такой щемящей тоской в голосе, какую Алек никогда прежде не слышал.

– Тебе и не надо чинить это платье, Кейт. Оно не имеет значения.

– Не имеет?

– Нет.

– Но ведь это платье принадлежит твоей сестре. Разве она не рассердится, оттого что оно порвано?

Алек был уверен, что Джейн даже не вспомнит об этом платье. Ее шкаф полон других платьев, более красивых и более дорогих, чем то, которое он предоставил Кейт.

– Нет, Джейн нисколько не расстроится, – попытался он уверить ее и, улыбнувшись, добавил: – Кроме того, мы просто не скажем ей об этом.

– Не скажем?

На ее ресницах блеснула слеза, которая затем скатилась по щеке. Алек не мог больше выдержать и осторожно смахнул ее большим пальцем, задержав его на ее гладкой коже. Кейт посмотрела на него ясным взглядом своих голубых и таких ярких глаз, каких он никогда раньше не видел.

– Нет… не скажем!

Прошло некоторое время, прежде чем Кейт сказала тихим голосом:

– Я хотела бы научиться шить. Тогда я, может быть, смогла бы заштопать его.

– Я научу тебя шить, если ты хочешь этого, – предложил Алек, удивляясь, что заставило его сделать это.

Он пожал плечами. Что за черт? Впрочем, он, конечно, мог бы попытаться осуществить свое предложение. Правда, в худшем случае он будет выглядеть очень глупо, а в лучшем – станет героем. Ради последнего стоит рискнуть.

В этот момент раздался стук в дверь комнаты.

– Войдите, – отозвался Алек, прежде чем сообразил, что находится в комнате Кейт, а не в своей.

– Милорд? – послышался вопрошающий голос миссис Диборн, и ее седая голова появилась в проеме приоткрытой двери. Алек хотел спросить, что она делает здесь в такой поздний час, когда женщина сказала: – Извините за беспокойство, но Холмс разбудил меня и сообщил, что вы здесь, в комнате мисс Кейт, и из-за этого могут возникнуть проблемы.

Проклятый Холмс, подумал Алек. Должно быть, он видел его входящим в комнату Кейт.

– Все хорошо, миссис Диборн.

Алек не стал выяснять у экономки, какие проблемы могут возникнуть от того, что он с Кейт, главным образом потому, что не хотел смущать девушку. Ей и без того было плохо. К сожалению, тонкая свечка, которую миссис Диборн держала в руке, осветила комнату длинным лучом света, который упал прямо на дыру в платье Кейт.

– О, дитя мое, что случилось? – воскликнула миссис Диборн, устремившись в комнату. Алек отметил, что она была в большей степени обеспокоена внешним видом Кейт, чем платьем.

Миссис Диборн поставила свечку на прикроватный столик и начала хлопотать над подопечной. К удивлению Алека, Кейт не возражала.

После обследования царапин и синяков экономка обратила внимание на платье.

– Его вполне можно отремонтировать, – твердо заявила она.

Кейт не ответила и только печально покачала головой.

– Я помню, сколько времени потребовалось моей бедной матери, чтобы научить меня шить, – начала миссис Диборн, осторожно очищая лицо Кейт от грязи. – Я была ужасной ученицей, с трудом осваивая, как надо действовать иголкой с ниткой. Я думала, что никогда не научусь правильно владеть ею. Нитка постоянно рвалась, и мне приходилось делать узелок за узелком. Но после значительной практики я наконец овладела искусством шитья.

Алек понимал, к чему экономка рассказывает все это. Неудивительно, что он очень любил ее.

– Миссис Диборн действительно научилась хорошо шить, Кейт, – сказал он с улыбкой. – Я видел ее работу. Она и меня научила этому делу.

Кейт недоверчиво посмотрела на него.

– Не могу поверить, что ты умеешь шить, – сказала она.

Алек пожал плечами.

– Это действительно так.

– Но у тебя есть люди для этого. Зачем делать это самому?

– А почему бы нет? Я считаю важным уметь делать некоторые вещи самому. – Хотя его мать была близка к обмороку, когда узнала о его занятиях. Молодые лорды, говорила она повелительно, сами не шьют, не гладят свою одежду и не чистят обувь. Для этого есть слуги. Однако это не остановило его.

Поскольку Кейт продолжала смотреть на него непонимающим взглядом, он пояснил:

– Что, если я потеряюсь в пустыне и у меня оторвутся пуговицы рубашки? Что мне делать тогда?

– Здесь во всей округе нет пустыни.

– Воспользуйся своим воображением.

– Что ты собираешься делать в пустыне?

– Допустим, я решил отдохнуть там.

– Какая глупость! Зачем ехать туда? Там очень жарко.

– А мне нравится жара.

– Ну, тогда, держу пари, тебе не потребуется рубашка.

Алек удивленно приподнял бровь.

– Значит, можно предположить, что ты отправилась бы туда без рубашки?

Кейт улыбнулась:

– Хорошо, беру свои слова обратно. Но я все-таки не могу понять, почему ты должен там потеряться.

– Это не важно.

– Ты говорил, чтобы я воспользовалась своим воображением, но мне трудно представить, чтобы такой человек, как ты, потерялся.

Такой человек, как он? Алек не знал точно, что она имела в виду. Но вместо того, чтобы спросить ее об этом, что он непременно сделал бы, если бы они были одни, он сказал:

– Просто прими это на веру.

– А где же Холмс? Или Джефрис?

– Они остались дома.

– Почему?

– Заболели.

– Чем?

«Вот дотошный чертенок», – подумал Алек.

– Простудились. – Казалось, это удовлетворило ее на некоторое время. – Итак, я в пустыне, от рубашки оторвались все пуговицы и вокруг нет никого, кто бы мог пришить их. Значит, я должен сделать это сам.

– А где ты возьмешь иголку с ниткой?

– Допустим, они оказались при мне. Кейт удивленно выгнула бровь.

– Я хорошо подготовился, отправляясь путешествовать в пустыню, – добавил он в ответ на ее молчаливый вопрос. – Таким образом я смогу привести в порядок свою рубашку, и, когда меня спасут, я не буду иметь безобразный вид.

– Ты действительно умеешь шить? Алек указал на экономку:

– Спроси миссис Диборн, если не веришь мне. Миссис Диборн кивнула:

– Он умеет шить, мисс. И довольно хорошо.

– Поняла? Ты услышала это непосредственно от моей учительницы. В этом отношении я являюсь чудом. Сколько мужчин могут заявить о такой оригинальной способности?

– Думаю, никто!

– Ну, теперь мы, кажется, все выяснили – решительно сказала миссис Диборн. – Я буду ждать вас рано утром в более веселом настроении, мисс Кейт.

Кейт наморщила лоб.

– Зачем?

– Чтобы начать учить вас шить, как я научила его светлость. – С этими словами экономка повернулась и вышла из комнаты.

Кейт недоверчиво покачала головой, испытывая странное возбуждение от перспективы научиться шить. Взглянув на разорванное платье, она подумала, что, может быть, сумеет починить его достаточно хорошо, чтобы сестра Алека не рассердилась, узнав о том, что оно было испорчено.

И может быть, Алек будет восхищен ее достижением.

Однако другая мысль заставила Кейт нахмуриться.

– А что ты скажешь относительно моей работы? Лицо Алека приняло странное выражение.

– Относительно работы?

– Ты… все еще хочешь, чтобы я осталась после того, что я сделала? – тихо спросила Кейт.

Лицо Алека белело в полумраке, и на нем отчетливо выделялись блестящие темные бархатистые глаза. Он находился так близко, что его тепло окутывало ее. Когда его губа слегка изогнулась, она ощутила желание провести пальцем по ее контуру.

– А что ты сделала, Кейт? – Его низкий мягкий голос охватывал ее теплотой, пробуждая смутное чувство. Ей очень хотелось склонить свою голову ему на плечо, впитывая в себя его аромат и силу.

Кейт непроизвольно придвинулась к нему. Ее пальцы случайно коснулись его руки, и это легкое прикосновение вызвало жар в крови и дрожь во всем теле, как в прошлый раз, когда она касалась его лба, но только значительно сильнее.

Один его палец лег поверх ее руки. Она подумала, что это произошло непреднамеренно и он не заметил этого прикосновения. Однако когда его палец начал нежно поглаживать ее, она поняла, что Алек делает это умышленно. От этого незначительного жеста сердце ее учащенно забилось и внутри возникло незнакомое ощущение, какого прежде она никогда не испытывала.

– Что ты сделала, Кейт? – повторил он, приблизив к ней свое лицо. Его слова смущали ее, и она уже не понимала, только ли о платье идет речь.

– Я испортила платье твоей сестры, – тихо ответила она, удивляясь напряженности своего голоса.

– И значит, мне следует вызвать королевскую армию в связи с этим?

На мгновение его слова заставили ее вспомнить о человеке, которого Фалькон стукнул по голове. Запомнил ли этот боров их лица? Или по крайней мере ее лицо, так как он не видел Фалькона? Обратится ли он к констеблю? Могут ли ее найти?

Не пострадает ли Алек из-за нее?

– Кейт? – мягко окликнул ее Алек.

– Хм-м…

– Не беспокойся о платье. Оно не стоит того. Я рад, что ты серьезно не пострадала.

– В самом деле? – чуть слышно произнесла она, испытывая желание прильнуть к нему.

– Да. – Его слова были подобны ласке. – Когда ты окончательно придешь в себя, может быть, расскажешь мне о том, что случилось.

Кейт поняла, что он оставляет ей возможность для искреннего признания. Значит, он не поверил в ее рассказ? Вероятно, теперь он считает ее не только воровкой, но и лгуньей? Сердце ее болезненно сжалось от этой мысли. Ей хотелось выглядеть в глазах Алека порядочной и достойной девушкой.

– Уже поздно, – сказал Алек наконец. – Тебе надо отдохнуть.

Кейт не хотела, чтобы он уходил. Сознание того, что она стремилась быть рядом с ним – с этим проклятым лордом, как называли подобных господ ее друзья, – неожиданно поразило ее. Его взгляд вызывал у нее неясное желание, которому она не могла дать определение, а ее губы начинали испытывать легкое покалывание, когда он смотрел на них.

Внезапно он встал и некоторое время смотрел на нее непроницаемым взглядом, прежде чем прошептать:

– Спокойной ночи, Кейт.

Когда дверь тихо закрылась за ним, Кейт вспомнила, что они так и не поговорили о ее предстоящей работе. Однако, схватив подушку и крепко прижав ее к себе, она поняла, что это не имеет никакого значения.

Пока она с Алеком.

Глава 14

Верная своему слову, миссис Диборн пришла на следующее утро и начала учить Кейт шить – или, точнее, попыталась учить.

Кейт с отвращением смотрела на испорченный кусок материи в своих руках. Кто бы мог подумать, что Фокс, хорошо известная своими ловкими пальцами, будет не в ладах с иголкой и ниткой? Проклятие! Она уколола себя по меньшей мере раз десять при первой попытке сделать прямой шов! Он не только не получался прямым, но и нитка постоянно рвалась и приходилось снова и снова делать узелки.

Одно лишь Кейт хорошо усвоила за это утро: ей явно не хватает терпения. Она раздражалась и говорила всякие резкости бедной миссис Диборн. Женщина могла вполне отказаться продолжать заниматься с ней после такого обращения. И кто бы осудил ее за это?

Но занятия продолжались, и единственной пользой от таких уроков было то, что миссис Диборн при этом потчевала Кейт рассказами об озорной юности его светлости.

– О, лорд Алек доставлял всем много хлопот, – с готовностью рассказывала экономка, делая художественную вышивку на подушке. – Он был озорником до мозга костей.

Кейт старалась оставаться невозмутимой, чтобы не создавать у экономки ложного впечатления относительно ее эмоций. Она понимала, что Алек никогда не будет считать ее кем-то другим, кроме девушки, нанятой на работу. Правда, что это за работа, она пока еще так и не узнала. Тем не менее она должна считать, что ей повезло. Во всяком случае, в их отношениях будет какая-то определенность и это лучше, чем ошибочно принимать его доброту за что-то иное.

И все-таки она не могла удержаться от вопроса:

– Что же он делал?

– Лучше спросить, чего он не делал! Этот мальчишка ни дня не мог обойтись без того, чтобы не устроить какую-нибудь неприятность.

Кейт положила кусок ткани, который она успешно уродовала, себе на колени и посмотрела на общительную полную женщину.

– Мы действительно говорим об одном и том же человеке? – недоверчиво спросила она. – Неужели его светлость действительно доставлял всем много хлопот? – В это трудно поверить. Человек, которого Кейт знала, отличался вполне пристойным сдержанным поведением, и она полагала, что он был таким с самого рождения. Ведь Алек – аристократ. Она могла легко представить его мальчиком, безупречно одетым с головы до ног и с тем же самым бриллиантом, блестевшим в складках превосходно повязанного галстука, но не хулиганом, каким его описывала миссис Диборн.

– Он все время безобразничал, – ответила экономка, энергично качая головой. Ее седые волосы были аккуратно уложены кольцом, и ни одна прядь не выбивалась из укладки. Кейт с удивлением подумала, как этой женщине удавалось сохранять прическу в таком идеальном порядке. Даже ветер из открытого окна, около которого она сидела, казалось, не действовал на нее. – Пусть тебя не обманывает холодный, невозмутимый внешний вид, моя дорогая. В душе мужчина всегда остается мальчишкой.

Кейт вспомнила короткий эпизод в ванной комнате, когда Алек брызгал на нее водой. Это, конечно, мелочь, но она характеризовала его с другой стороны, которая удивила и восхитила ее, хотя заставила хмуриться.

– Так чем же он заслужил репутацию озорника? Отказывался есть говядину и пудинг? Или его ботинки не имели надлежащего блеска?

– Как это ни смешно, моя девочка, но его светлость едва не отправили за проделки в военное училище. Он наводил ужас, подкладывая жаб в постель своей сестре и червяков в ее комод. – Миссис Диборн засмеялась, тряся своим круглым животиком. – Еще он любил прятаться под обеденным столом, когда в гости приходили лорд и леди Сомерсет. У Алека имелся игрушечный паук, и он клал его выбранной жертве на ногу или рядом с тарелкой, ожидая с удовольствием, когда раздастся крик.

– Не может быть! – воскликнула Кейт.

– Да, он делал это! – убедительно подтвердила миссис Диборн. – И несчастному Холмсу тоже не раз доставалось от его светлости. Любимой проделкой мальчишки было засунуть пудинг в домашние туфли дворецкого. Думаю, ты можешь представить, что происходило на следующее утро, когда Холмс, ничего не подозревая, ставил в них ноги.

Глаза Кейт расширились.

– Пудинг? – переспросила она, давясь от смеха. О, теперь его светлость нравился ей еще больше. У нее не было никакого сочувствия к Холмсу. Как бы ей хотелось увидеть выражение лица этого старого зануды, когда он опускал ноги в холодную вязкую массу!

– Благослови Господь лорда Эдварда, – продолжила миссис Диборн с грустным вздохом. – Отец лорда Алека был просто святым. Он не знал, что делать со своим юным сыном, и был убежден, что его трудно подчинить дисциплине. Он говорил, что не хочет подавлять мальчика, что его поведение обусловлено переходным возрастом и со временем он станет прекрасным молодым человеком. Так оно и получилось, – закончила она с кивком головы.

Кейт молча согласилась с ней, а вслух сказала:

– Да, наверное, он не плохой.

Экономка продолжала, не обратив внимания на ее слова.

– Лорд Эдвард хорошо разбирался в людях и был очень любим.

Кейт опустила свое шитье.

– Был?

– Лорд Эдвард умер пятнадцать лет назад. – Экономка печально покачала головой. – И лорд Алек в юном возрасте оказался перед необходимостью взять на себя большую ответственность. Однако мальчик не спасовал и принял ее, действуя довольно уверенно. Я не сомневалась, что он справится со своими обязанностями, – с гордостью сказала она. – Лорд Алек во всех отношениях похож на своего отца.

Кейт подумала о том, какая тяжесть легла на плечи Алека. Конечно, они были очень широкими, красивой формы и, несомненно, сильными, но молодой человек должен иметь возможность наслаждаться молодостью; такая вот странная мысль возникла у нее, у девушки, лишенной даже детства. Однако она не могла сказать, что не имела приятных минут. Иногда Фалькон заставлял ее смеяться.

Миссис Диборн поднялась со своего стула и положила руку на спину Кейт.

– Ну, на сегодня достаточно, моя девочка. – Она наклонилась, чтобы посмотреть на работу Кейт, и начала внимательно изучать ее, не выражая ни малейшего нег удовольствия. – Есть положительные сдвиги, – сказала она, похлопав Кейт по плечу. Кейт решила, что ее ложь довольно приятна. – Завтра мы попробуем освоить вышивание крестиком. – Она протянула ей подушку со сложной красивой вышивкой, которую сделала сама. – Это для тебя, моя дорогая.

– Для меня? – Кейт посмотрела на подушку, затем на экономку. – Не может быть.

Миссис Диборн кивнула:

– Да, для тебя. Но если ты не хочешь….

– Нет! – почти крикнула Кейт. Затем замотала головой и быстро поправилась: – Я хотела сказать, что хочу ее. – Она благоговейно взяла подушку и тихо добавила: – Спасибо, мэм.

Миссис Диборн тепло улыбнулась:

– На здоровье, дорогая. Кстати, меня зовут Дороти, а друзья называют просто Дотти.

– Я тоже могу?..

– Да, конечно.

Кейт покраснела от удовольствия.

– Спасибо… Дотти.

Экономка повернулась, чтобы уйти. Кейт закусила губу, раздумывая, стоит ли спросить ее.

Когда миссис Диборн была уже у двери, Кейт окликнула ее:

– Подожди.

– Да, Кейт?

Теперь, когда внимание ее новой подруги снова сосредоточилось на ней, Кейт растерялась. Однако, вспомнив клятву, которую она дала самой себе прошлой ночью, решив попытаться стать другой, более лучшей, Кейт призвала свое мужество и спросила:

– Ты научишь меня читать и писать? Ты умеешь говорить очень хорошо, хотя незнатного происхождения. Почти как я. – Затем, подумав, не оскорбила ли она таким сравнением свою новую подругу, Кейт быстро добавила: – Я хотела сказать…

– Я знаю, что ты хотела сказать, дорогая, – прервала ее миссис Диборн доброжелательным понимающим тоном.

Чувствуя, что сказала глупость, и испытывая смущение, Кейт покачала головой, глядя в пол.

– Забудь это. Я не знаю, что на меня нашло.

– А я считаю, что это прекрасная идея, Кейт. Девушка посмотрела на экономку, чьи серебристо-серые глаза восхищенно блестели.

– Ты действительно так считаешь?

– Конечно.

Кейт склонила голову, водя пальцем по кривым стежкам на ткани, с которой она работала.

– Мне не следовало просить тебя об этом. Вероятно, у тебя много других более важных дел, чем заниматься со мной произношением и тому подобным.

– Я рада, что ты обратилась ко мне с такой просьбой, Кейт. – Затем миссис Диборн сказала властным тоном: – Мы начнем сегодня же вечером после обеда.

– Но…

– Никаких но, моя девочка. Будь готова, когда я вернусь. – Подмигнув и улыбнувшись ей, Дотти Диборн ушла.

На следующее утро, стоя перед зеркалом, Кейт решила потренироваться в произношении гласных звуков.

– Маленький мальчик в кладовой, – повторяла она снова и снова, хотя не очень-то понимала, как произношение этой фразы может помочь ей. Однако у Дотти эти слова звучали совсем не так, как у нее. Поэтому Кейт повторяла их до тех пор, пока не возненавидела и мальчика, и кладовую, так же как поклонника Бекки с бушелем печеных бобов.

Охваченная волнением в течение вчерашнего дня, Кейт совершенно забыла спросить у Дотти о своей предстоящей работе. Ну вероятно, она скажет ей об этом сегодня.

Раздался стук в дверь, и мгновение спустя она со скрипом отворилась.

– Могу я войти, Кейт? – неуверенно спросила Дотти.

Кейт улыбнулась:

– Ты знаешь, что я всегда рада видеть тебя. Мне непонятно, почему ты спрашиваешь.

– Потому что этого требуют правила вежливости, дорогая, – ответила ее подруга, входя в комнату.

Кейт мысленно включила эту новую информацию в свой список, который начала составлять после наставлений Дотти прошлым вечером.

Она заметила свое платье, перекинутое через руку женщины.

– О, ты починила его!

– Да, – ответила Дотти, с сияющим видом протягивая платье Кейт для осмотра.

– Я даже не могу сказать, что оно было порвано.

– Я старалась.

Затем Кейт обнаружила также, что Дотти принесла и другие вещи.

– Что это?

– Похоже, это платья, моя девочка, – ответила Дотти с улыбкой, которая добавила ей морщинки вокруг глаз.

– Для кого они? – спросила Кейт, не отрывая глаз от двух других платьев. Одно было василькового цвета с оторочкой из белых кружев на корсаже и по нижнему краю юбки, другое – бледно-розовое, с маленькими бутонами красных роз.

Дотти приложила их к себе. Материал едва прикрывал ее полную грудь и бедра.

– Я не думаю, что эти платья будут мне впору в ближайшее время. Полагаю, они предназначены тебе.

Кейт растерянно заморгала.

– Мне? Я не понимаю.

Губы Дотти тронула легкая улыбка.

– Тут и понимать нечего. Его светлость сказал, что они должны принадлежать тебе. Вот я и принесла их.

– Алек, то есть его светлость, подарил их мне? Значит, они мои?

Дотти кивнула:

– Да, он подарил эти платья тебе, и теперь они твои. Давай примерим их и посмотрим, как ты выглядишь в них.

Кейт надела сначала одно платье, затем другое, вертясь перед Дотти, которая заявила, что она выглядит восхитительно в каждом из нарядов. Кейт была очень довольна, что платья превосходно сидели на ней. Дотти предварительно слегка укоротила их и ушила в боках.

Затем появилась мысль: почему бы не надеть одно из них сегодня? Кейт задумалась над выбором, как будто у нее был обширный гардероб, принимая и меняя свое решение. Она посмеялась над собой, чувствуя, что ведет себя ужасно нелепо.

Наконец она сделала свой выбор и надела розовое платье, которое, по словам Дотти, придало ее щекам румяный оттенок и блеск голубым глазам.

С волнением, которое трудно было сдержать, Кейт села за очередной урок шитья. Ее наставница была очень терпеливой и воздерживалась от упреков, даже когда она случайно пришила часть опытного материала к подушке, лежащей у нее на коленях. По крайней мере Кейт утешалась тем! что ее стежки стали более прямыми.

Когда подошло время завтрака, она уже значительно проголодалась и отправилась вниз по ступенькам лестницы с легким настроением. Услышав голос Алека, Кейт почувствовала, как сердце ее учащенно забилось. Она слегка пощипала свои щеки, как научила ее Дотти, расправила плечи и вошла в столовую.

– Доброе утро, Алек, – весело сказала она, ожидая, когда он обратит на нее внимание.

К ее разочарованию, Алек едва взглянул в ее сторону.

– Доброе утро, – пробормотал он в ответ. Присутствующий здесь Холмс подошел к ней сзади и прошипел:

– Это милорд.

Кейт бросила ему через плечо:

– Ты уже везде навел глянец? – И, не слушая, что он пробурчал в ответ, отошла от него.

Уязвленная невниманием Алека, Кейт опустилась на стул справа от него, не дожидаясь лакея, который устремился к противоположному концу стола, чтобы отодвинуть там стул. Как можно общаться за столом, находясь на таком расстоянии?

Взяв вилку, Кейт начала бесцельно тыкать ею в стоящую перед ней тарелку с едой. Алек продолжал читать газету, как будто ее не было здесь.

– Что-то интересное там? – спросила она, надеясь завязать разговор.

Алек медленно опустил газету и посмотрел на нее так, что она лишилась присутствия духа.

– Нет.

Кейт окончательно занервничала под его пристальным взглядом.

– Ты выглядишь ужасно серьезным. Кто-нибудь умер? – робко пошутила она. Алек, очевидно, не воспринял юмора. – Что там пишут? – Она указала на газету, чтобы как-то избежать его напряженного взгляда. Однако он не ответил.

Куда подевалось его красноречие?

Что ж, если он не хочет говорить, то пусть слушает.

Взяв тост, Кейт намазала его джемом и сказала:

– Уличный торговец на углу иногда читал мне и парням газету. У него был очень гнусавый голос, вызывающий раздражение. Мы не могли выдержать даже одной страницы и уходили, но не из-за его голоса, а потому что парни начинали чувствовать себя неловко. – Она сделала паузу, оценивая его настроение, перед тем как спросить: – И знаешь почему?

Прошло некоторое время, прежде чем Алек кивнул.

Наклонившись вперед с тостом в одной руке и ножом в другой, она сказала так, чтобы мог слышать только он:

– Этот тип был каким-то неестественным. – Когда Алек удивленно приподнял бровь, она добавила: – Каким-то манерным. – Его бровь приподнялась еще чуть-чуть. – Женоподобным. – Никакой реакции. – Юбочником. – Расстроенная его непониманием, она почти крикнула: – А чтоб тебя! Он был педиком!

Все, кто мог слышать ее, разинули рты. Позади нее раздался звук разбившегося бокала, и Холмс пробормотал извинения.

Кейт не обратила на это внимания. Она смотрела на Алека, и ей показалось, что на его сурово сжатых губах промелькнула легкая улыбка.

– Я понял тебя с первого раза, – медленно произнес он.

Нервозность Кейт начала спадать, и она подумала, что, наверное, ей только показалось, будто бы он не рад видеть ее.

Она облегченно улыбнулась.

Но он в ответ нахмурился.

В следующий момент Алек встал из-за стола, пожелал ей хорошего дня и, извинившись, вышел. Громкий звук его шагов по паркетному полу был отчетливо слышен.

Обычно хороший аппетит Кейт пропал. Отодвинув свою тарелку, она встала из-за стола и покинула комнату с тяжелым чувством.

Прошло более двух недель, но отношение Алека к ней не изменилось. Он был сдержанно вежлив и необщителен. Кейт не могла понять, чем вызвано такое изменение. Что она сделала?

Она строила различные предположения, но не находила ответа. По неизвестным ей причинам она с нетерпением ожидала, когда можно будет провести хотя бы несколько минут с Алеком за завтраком и ужином. Но как только она пыталась наладить с ним отношения, он вставал и уходил, ссылаясь на неотложную встречу или гору работы.

Кейт изнывала от тоски, не зная, чем заняться, и в голове ее бродили различные нехорошие мысли. Алек говорил, что найдет ей работу, но его слова явно расходились с делом. Он больше не упоминал о работе с того утра, когда впервые заговорил о ней. Кейт проводила время в безделье, временами поглядывая на закрытую дверь его кабинета, мимо которой старалась пройти лишний раз. Иногда ей хотелось сделать, что-то из ряда вон выходящее, чтобы только привлечь его внимание.

Она очень скучала по нему.

Глава 15

– Размышляешь, как расправиться со мной? – раздался голос, наполненный теплотой и раскаянием вместо холодной вежливости.

Потрясенная Кейт резко повернулась к говорившему.

Алек.

Сердце ее гулко забилось при виде его. Появление Алека в таком настроении было для нее подобно глотку свежей воды после трехдневного пребывания в пустыне. Этот мужчина не имел права выглядеть таким невероятно красивым, особенно когда она была сердита на него.

Но почему он вернулся? Он покинул дом десять минут назад, сказав Холмсу, что придет поздно.

Кейт не услышала его возвращения, потому что была погружена в размышления о том, как привлечь его внимание. Как ни странно, но его вопрос оказался вполне уместным, учитывая ход ее мыслей.

– Ты уверен, что хочешь знать, о чем я думала?

– Полагаю, я заслуживаю этого. – Алек улыбнулся по-мальчишески очаровательной улыбкой. – Я был… очень занят последнее время. Прости меня.

«Прости меня». Эти два слова мгновенно сняли боль, которую Кейт испытывала из-за его невнимания к ней. Она попыталась продолжать сердиться на него, но не смогла.

– Я надеюсь, ты не откажешься покататься со мной верхом, – неожиданно сказал он.

Кейт, наверное, удивилась бы меньше, если бы ее вдруг подхватил смерч и увлек в небеса. Она растерянно заморгала.

– Покататься верхом?

– Ну да. Ты и я на двух лошадях.

На лошадях? Кейт мысленно издала стон.

Ей очень хотелось заняться с ним чем-нибудь, но почему это не может быть игра в карты? Она умела ловко манипулировать с колодой и знала несколько трюков, в основном запрещенных. Если же Алеку очень нравилось иметь дело с животными, то почему это не могла быть кошка или птичка? Маленькая. Пушистая. Безобидная. Неужели обязательно надо было связываться с четырехногими чудищами? Она не умела управлять лошадью… и не хотела учиться. Но видно, черт ее дернул в этот момент.

– Как хочешь, – сказала она ровным тоном, пожав плечами.

Алек плутовски улыбнулся ей.

– Да, я хочу этого.

Спустя полчаса, когда Кейт вцепилась в поводья гнедой кобылы смертельной хваткой так, что казалось, суставы вот-вот вылезут из кожи, она пожелала, чтобы черт заставил ее также сказать Алеку всю правду.

– Говорю тебе, бесполезно сопротивляться, – пробормотала Кейт, глядя в затылок лошади, как будто это могло заставить животное повиноваться ей. Она была уверена, что кобыла по кличке Леди понимала ее недовольство, но намеренно старалась вывести ее из себя. – Проклятая скотина! Я сказала, двигай вперед!

Алек с улыбкой наблюдал за Кейт, вцепившейся в поводья. На ней была ее мальчишеская одежда, и она настояла на том, чтобы сидеть верхом, отказавшись от дамского седла – от этого проклятого хитроумного изобретения, каким Кейт считала его.

Она прямо заявила Алеку:

– Я не хочу давать этой дрянной скотине шанс сбросить меня на землю.

Алек решил ей не говорить, что эта «дрянная скотина» может сбросить ее в любом случае: будет ли она сидеть верхом или нет.

Он решил отказаться от верховой прогулки в Гайд-парке, потому что там наверняка будет много людей, которые начнут задавать ему вопросы относительно Кейт. Вопросы, на которые он не знал ответов.

Вместо этого он выбрал более уединенное и спокойное место. Тем не менее здесь они оказались не единственными посетителями, хотя было бы неплохо остаться наедине.

По этому поводу Алек вынужден был напомнить себе, что теперь он несет ответственность за Кейт. Он предложил ей работу и когда найдет что-нибудь подходящее в соответствии с ее способностями…

Но что она умеет делать, кроме воровства, которым он никак не мог воспользоваться?

Какая же работа может быть подходящей для нее? В качестве служанки? Помощницы на кухне? У него и так уже более чем достаточно людей, и ему не хотелось бы слышать недовольное ворчание слуг по поводу появления еще одной работницы. Даже если он попробует не замечать этого, Холмс непременно будет докладывать ему обо всем. Его дворецкий имел привычку пересказывать все, что слышал в доме, и во всех подробностях.

Обслуживающий персонал хорошо относился к Кейт, но не хотел работать с ней. Она была воровкой, и потому ей не доверяли.

Такая ситуация была очень щекотливой и могла создать много проблем, заниматься которыми у него не было времени. К тому же недоверие могло обидеть Кейт. Однако Алек не мог понять, почему, собственно, это так беспокоит его. Он никогда раньше не волновался по поводу того, что скажут другие слуги при приеме на работу кого-то еще. К тому же Кейт была достаточно стойкой девушкой, разве не так?

Внезапно перед его мысленным взором возникло ее заплаканное лицо и глаза, наполненные болью и печалью, из-за того, что она порвала платье. Что-то внутри его изменилось с того момента и что-то, неподдающееся объяснению, вызвало у него желание держать Кейт при себе и в то же время на расстоянии.

Как бы то ни было, Алек обязал себя помогать ей, и он не станет увиливать от своих обязанностей, хотя у него было полно других неотложных дел, помимо принятия решения, что делать с Кейт.

Но если он найдет для нее подходящее место, что тогда?

Тогда он сделает доброе дело, не так ли? Что-то полезное для общества? На благо ближнего, будь то мужчина… или женщина?

Правда, Кейт не женщина. Она ребенок.

Ребенок ли?

Алек решил, что пора перестать задавать себе этот вопрос. Он становится похожим на безумца, зациклившись на этом вопросе. Однако потом у него едва ли будет более подходящее время спросить об этом. Но что изменится, если он узнает ответ? И может ли он допустить, чтобы что-то изменилось в его отношениях с Кейт? Ему хотелось верить, что его желание обеспечить благополучие Кейт обусловлено единственно заботой о другом человеке и ничем другим. Даже если она не является ребенком, она находится под его опекой и заслуживает того, чтобы оставаться в безопасности, нетронутой и целомудренной. Если он будет почаще повторять эти слова, то, может быть, они прочно осядут в его сознании.

– Проклятая ослица! – прошипела Кейт норовистой лошади. – Стоишь как приклеенная!

Лошадь, словно поняв, что этот крик относится к ней, повернула голову и посмотрела на Кейт своим большим карим глазом.

– Да, да, я тебе говорю, ленивая скотина! Не смей глазеть на меня! – Лошадь потянулась мордой к ноге Кейт, показывая зубы. – Даже не думай об этом, тварь! Я ущипну тебя!

Кейт не сознавала, как нелепо звучали ее слова. Она увлеклась словесной баталией с лошадью, правда, в одностороннем порядке, так как лошадь не могла ответить ей тем же. Кейт стремилась дать выход своему расстройству, а лошадь, казалось, сама напрашивалась на ссору и была рада оказать ей такую услугу.

Кейт резко подняла голову, когда Алек разразился смехом.

– Что тут смешного? – спросила она обиженно, поворачиваясь к нему.

– Ты выглядишь ужасно смешно, – ответил он, успокаиваясь. – Неужели ты не соображаешь, что Леди понятия не имеет, о чем ты толкуешь ей?

– Значит, ты на стороне лошади?

– Я ни на чьей стороне, – спокойно ответил Алек. – Я просто констатирую факт.

– Эта лошадь намеренно досаждает мне! – продолжала настаивать Кейт, надув губы.

– А ты не подумала, что, может быть, это ты раздражаешь Леди?

Кейт удивленно уставилась на него. Алек покачал головой и усмехнулся.

– Леди не такая уж плохая, если ты узнаешь ее поближе.

Кейт недоверчиво фыркнула.

– То же самое ты говорил о светловолосом неотесанном хаме и о старом лизоблюде.

– При нормальных обстоятельствах они оба довольно добродушные люди.

Кейт никак не могла согласиться с таким явно ошибочным утверждением.

– Добродушные в сравнении с чем? С разъяренным быком? С гнездом злобных пчел?

– Если ты слегка пришпоришь Леди позади подпруги, она начнет двигаться.

«Нельзя было сказать попроще? – мрачно подумала Кейт. – Пришпорить позади подпруги! Где, черт возьми, эта подпруга?»

Она вопросительно посмотрела на Алека.

– Где находится подпруга? – сухо спросила она.

– Это ремень, который держит седло, – пояснил он, указывая на него. – Слегка ударь ее пятками в бока, и лошадь послушается тебя. – Он продемонстрировал это на своем черном жеребце, который немедленно повиновался.

– Ты хочешь, чтобы я стукнула ее пятками? – Эта мысль ужаснула Кейт. Ведь проклятая упрямица может ударить ее в ответ.

Алек кивнул.

– Только помни, что я говорил тебе относительно поводьев. Держи их нежно, но твердо.

Кейт закатила глаза. Нежно, но твердо? Как можно держать нежно и твердо эти тонкие ремешки, называемые поводьями? Может быть, он намеренно старается свести ее с ума?

– Ты хочешь, чтобы я была одновременно нежной и твердой?

– Да. Расслабься, но будь наготове. Кейт едва не взвизгнула.

– Как это может быть? Нежно, но твердо или расслабиться, но быть наготове?

– Одновременно.

– Ты говоришь глупости, – пробормотала Кейт, испытывая раздражение. – И я не стану пинать эту лошадь ногами! Я не хочу обижать животное! – Угрозы – это одно, а физическое воздействие – другое.

– Это ничуть не обидит животное, – спокойно сказал Алек. – Это такая условность, сигнал, если хочешь. Когда ты слегка ударяешь Леди в бока, она понимает, что надо двигаться вперед. Уверяю тебя, что это не причиняет никакого вреда животному.

– Все-таки пинки ногами обидны для лошади, – проворчала Кейт. – Почему бы просто не попросить ее двинуться вперед?

– Леди не понимает такой команды, – ответил Алек, не меняя интонации, хотя Кейт чувствовала, что он внутренне посмеивается над ней.

– Откуда ты можешь знать, если не пробовал? Алек внимательно посмотрел на нее:

– Что здесь происходит на самом деле, Кейт? Я не верю, что дело в лошади.

– Именно в ней, – упрямо возразила она. – Эта лошадь не любит меня… Она игнорирует меня. – Кейт посмотрела в глаза Алеку и добавила: – А мне не нравится, когда меня игнорируют.

– Я могу это понять.

– Я старалась быть хорошей, – выпалила она. – Я старалась делать то, что мне говорили, и вести себя как леди: не класть локти на стол, не ругаться, не жевать с полным ртом, не брать еду руками, когда следует пользоваться вилкой, не плескать воду на пол в коридоре, когда Холмс идет по нему, придерживать свой язык, когда он донимает меня, – все это чертовски трудно соблюдать, клянусь.

Алек почувствовал, что поступил нехорошо в отношении Кейт. Он избегал ее, и она страдала от этого. Он никогда не вел себя так прежде. Она вызывала в нем какое-то новое чувство, которое мучило его. И тело тоже странным образом реагировало на нее, когда она была рядом.

Он не раз говорил себе, что нельзя больше поддаваться очарованию этой юной и красивой воровки, однако ничего не мог поделать с собой. Он попытался запереться в своем кабинете, но при этом не переставал вспоминать ее улыбку и одновременно корить себя за свои непозволительные мысли. Кончилось тем, что здравый смысл окончательно изменил ему и он решил пригласить ее на конную прогулку.

– И я старалась не ходить с развязным видом, как мужчина, – со вздохом добавила Кейт к своему списку добрых дел.

– Кто говорит, что ты ходишь с развязным видом, как мужчина? – Ее последнее сообщение удивило Алека. Оно было далеко от истины. Кейт обладала весьма чувственным задом, который соблазнительно покачивался при ходьбе, и Алек не раз заглядывался на него.

– Холмс, – почти прошипела она. Он должен был догадаться.

– Холмс часто придирается к тебе. Откровенно говоря, я думаю, он ревниво охраняет свою территорию.

– Как собака, ты хочешь сказать?

Алек не думал, что Холмс заслуживает такого сравнения.

– В известном смысле, – ответил он. – Холмс с давних пор опекает меня. Он ведет себя порой как наседка и, мне кажется, все еще считает меня зеленым юнцом.

Алек заметил, что Кейт бросила на него оценивающий взгляд.

– Чтоб мне провалиться, – сказала она, присвистнув. – Я не видела, чтобы какой-либо парень обладал такой внушительной внешностью, как у тебя, это факт. – Глаза ее расширились, и она закрыла ладонью рот.

Алек улыбнулся:

– Надеюсь, это комплимент. Щеки Кейт залил румянец.

– Я хотела сказать, что для парня ты слишком высокий… и у тебя растут усы. Только слепой не видит, что ты зрелый мужчина.

– Понятно. Спасибо, что разъяснила, а то я не знал, к какой категории себя отнести.

– Ты шутишь!

– Кажется, да.

Кейт скрестила руки перед собой.

– Но я не оценила твоей шутки.

Очевидно, его попытка вернуть Кейт хорошее настроение потерпела неудачу. Она была явно обижена. Но как ей объяснить, что он просто старался сохранять почтительную дистанцию по отношению к ней, хотя сделать это было крайне трудно для него, учитывая ту свежесть, которую она внесла в его жизнь и которая была неотразимой. Внезапно начался небольшой дождь. Алек взял поводья Леди и двинулся под сень раскидистого дуба.

Повернувшись, чтобы посмотреть на Кейт, он обнаружил, что она откинула голову назад и закрыла глаза, подставляя дождю свое лицо. Дыхание его замерло.

Она медленно открыла глаза и с любопытством посмотрела на него.

– Ты когда-нибудь ощущал запах дождя перед грозой? – спросила она.

– Нет.

– Ты когда-нибудь чувствовал, как обжигает холодный воздух, когда на смену осени приходит зима?

Алек отрицательно покачал головой.

– Ну а ощущал ли ты когда-нибудь вкус дождя?

Он снова покачал головой. По взгляду Кейт он понял, что был многого лишен в этой жизни. Он никогда не испытывал того, что находилось за порогом его дома и что было доступно каждому свободному человеку. А Кейт все это испытала, и он внезапно позавидовал ей.

С тех пор как он встретил ее, обнаружилось многое такое, что он хотел бы сделать или познать. Он обладал значительным имуществом, однако многие важные вещи были недоступны ему, вещи, которые нельзя было купить ни за какие деньги. Алек знал, что Энтони посмеялся бы над его глупостью, если бы услышал это. Уитфилд был уверен, что все имеет цену.

Алек помрачнел, взглянув на вызывающую красоту Кейт. Он жаждал поцеловать ее.

– Ты вовсе не развязная, между прочим, – тихо сказал он, наклоняясь к ней.

– В самом деле?

Кейт затаила дыхание, в то время как Алек внимательно разглядывал ее. Она следила за его взглядом, который скользил по ее волосам, по контурам губ, по изгибам тела. Кейт беспокойно пошевелилась, когда его взгляд снова вернулся к ее губам, которые внезапно пересохли, и она непроизвольно облизнула их. Ее охватила сладкая истома, дыхание стало глубже, и все тело устремилось к нему, желая оказаться в его объятиях.

Внезапно Кейт осознала, что стремилась к этому с первого момента, когда увидела Алека. Она никогда прежде не испытывала такого волнения в крови, отчего все тело ее изнывало.

– Пожалуйста, – услышала она свой умоляющий хрипловатый голос, не узнавая его.

Это единственное слово лишило Алека контроля над собой.

– Проклятие, – пробормотал он и прижался губами к ее губам.

Ощутив его губы, Кейт зашаталась от чувственного волнения. Этот нежный, сладостный и благоговейный поцелуй тронул ее до глубины души.

Алек вытянул ее из седла и усадил себе на колени. Его язык касался уголков ее рта, затем скользнул по полным губам. Окончательно завладев ими, он стремился раскрыть их с нарастающей требовательностью.

Кейт ощутила разливающийся по телу жар. Ее охватила страсть, и в ней проснулось неукротимое желание.

Алек простонал ее имя; это был хриплый, бессвязный звук, вырвавшийся из глубины его души и нашедший отклик в душе Кейт.

Ее руки легли на его предплечья, чувствуя ладонями силу мышц. Такие руки могли раздавить ее и вообще сделать с ней все, что угодно, если бы у него было такое намерение. Но они всего лишь нежно обнимали ее, вызывая ощущение защищенности и заботы. Она обвила своими руками его шею и зарылась пальцами в копну черных волос.

Кейт прильнула к нему всем телом, когда его язык проник в глубину ее рта. Она была уверена, что он слышит громкое биение ее сердца. Все существо Кейт трепетало. Она услышала стон Алека, и это был самый чудесный звук, какой она когда-либо слышала.

Неожиданно лошадь под ними пошевелилась и заржала. Алек оторвался от губ Кейт с выражением ненависти к себе в глазах.

– Боже, Кейт, извини, – пробормотал он. – Обещаю, что это больше никогда не повторится.

Кейт была крайне подавлена.

Глава 16

Весь оставшийся день Кейт провела в своей комнате, рассеянно глядя в окно и размышляя, что заставило Алека отшатнуться от нее, но никакой существенной причины не могла найти.

Она тяжело вздохнула, когда раздался стук в дверь. Сначала она не хотела отвечать, но, подумав, что это может быть Алек, сказала:

– Войдите.

– Обед на столе, мисс, – сообщила ей одна из служанок, по имени Нора. – Миссис Диборн послала меня за вами. – Она сделала паузу, оценивающе глядя на Кейт своими ясными зелеными глазами. – Вы хорошо себя чувствуете?

Кейт не хотела идти на обед, но тогда ей придется объяснять, что случилось, поскольку все знали, каким хорошим аппетитом она обладала. Учитывая отсутствие у нее каких бы то ни было недомоганий, что она может сказать? Что она страдает из-за поцелуя, на который фактически напросилась сама? От этой мысли к щекам ее прилила кровь.

Заставив себя улыбнуться, она ответила:

– Я в полном здравии и готова к еде. – И она съест каждую крошку, положенную перед ней, если даже ей придется давиться.

Кейт медленной походкой покинула спальню и двинулась по, казалось, бесконечному коридору.

Оказавшись на верхней площадке лестницы, она уже намеревалась спуститься, когда услышала голос, заставивший ее остановиться.

Алек.

Сердце ее тревожно забилось при мысли о том, что сейчас она снова увидит его, будет есть вместе с ним и, может быть…

Она тряхнула головой. «Спускайся вниз, глупая!»

Кейт сделала всего один шаг, когда услышала, как Алек сказал:

– Карета готова, Холмс?

– Да, милорд, – ответил Холмс хрипловатым голосом.

– Хорошо. Я пообедаю с Уитфилдом и вернусь домой поздно. Не жди меня.

– Как пожелаете, милорд.

Кейт услышала глухой звук шагов по мраморному полу прихожей. Затем пахнуло холодным воздухом, когда открылась парадная дверь, и раздался щелчок, когда дверь закрылась.

Алек ушел.

Кейт не помнила, что ела за обедом, и, когда поднималась по лестнице, мысли ее были такими же тяжелыми, как и общее состояние.

Она чувствовала, что ей следует уйти из этого дома, и решила сделать это, понимая, что оставаться дольше крайне неудобно. Она была уверена, что Алек просто не знал, как попросить ее уйти.

Тогда зачем он предлагал ей работу?

Впрочем, какое это имеет значение теперь? Очевидно, он изменил свое мнение и решил, что воровка не должна работать в его доме.

Казалось, никто не хотел, чтобы она оставалась здесь, с болью констатировала Кейт, наблюдая, как одна из служанок при встрече с ней в коридоре прижалась к стене с настороженным выражением на бледном, робком лице.

«Я незаразная!» – хотелось крикнуть Кейт. Она уже не первый раз замечала подобные взгляды. А что иное она могла ожидать? Распростертые объятия?

Глупо рассчитывать на это.

Дойдя до своего безопасного убежища в спальне, Кейт закрыла дверь и, прислонившись к ней спиной, долго стояла так в состоянии полной апатии.

Наконец встряхнувшись, Кейт подошла к шкафу. Сняв с себя платье, она повесила его в шкаф и долго смотрела на него, прежде чем закрыть дверцу. Затем надела свою прежнюю рубашку и штаны, снова став уличным сорванцом.

Кейт огляделась вокруг: не забыла ли она чего-нибудь? И покачала головой. У нее не было ничего, с чем можно было бы снова начать уличную жизнь. Абсолютно ничего, кроме одежды. Это единственное, что принадлежало ей и с чем она уйдет отсюда.

Взяв подушку, которую миссис Диборн подарила ей, Кейт провела пальцами по изящной вышивке с превосходно выполненными стежками.

Потом неохотно положила ее назад в центр кровати. Этой вещи место здесь. Только Кейт не имела своего постоянного места. Она оставит тут подушку и платья вместе с приятными воспоминаниями о доме черноглазого лорда.

Пора уходить.

Кейт взялась за ручку двери, когда услышала какой-то звук. Она остановилась, затаив дыхание и прислушиваясь.

Звук повторился опять. Щелк… щелк… щелк. Что-то бросали в окно. Повернувшись, Кейт подошла, отодвинула шторы и открыла окно.

– Кто там? – обратилась она в темноту.

– Это я, – послышался знакомый голос.

– Уизл?

– Да.

– Это ты звал меня?

– Да.

– Что-то случилось?

– Да.

Кейт стиснула зубы.

– Ну, говори? – Уизл всегда был немногословен, и из него трудно было вытянуть несколько слов. – Так в чем дело?

– Фалькон.

По спине Кейт пробежал холодок.

– Оставайся на месте. Я сейчас приду.

Кейт выскользнула из комнаты, спустилась по задней лестнице и вышла на улицу.

– Уизл? – позвала она приглушенным голосом, ничего не видя в темноте.

– Я здесь. – Уизл возник из высокого кустарника. Кейт бросилась к нему. Теперь, оказавшись рядом с ним, она увидела его лицо, искаженное страхом. Очевидно, случилось что-то ужасное.

– Где Фалькон?

В темноте блеснули белки глаз Уизла.

– Фалькона поймал Дрейк.

– Дрейк! – Услышав это имя, Кейт почувствовала, как обмякли ее конечности.

Дрейк был самым ненавистным и самым опасным из всех преступников в Лондоне. Он был не только вором, но и убийцей.

Дрейк провозгласил себя королем преступного мира, и все, кто хотел оставаться в его городе, должны были воздавать ему должное, то есть отдавать половину награбленного и еще то, что он потребует. Тех же, кто отказывался подчиниться, ждало определенное возмездие или преждевременная и обычно мучительная смерть.

До сих пор Кейт и ее сообщникам удавалось избегать его. Они воровали по мелочам только на пропитание и потому не привлекали особого внимания Дрейка. Угроза с его стороны не являлась для них главной сдерживающей причиной по сравнению с перспективой оказаться запертыми в сырых стенах Ньюгейта. Такая судьба была страшнее всего.

Почему же Дрейк внезапно вмешался в их жизнь?

Кейт задала этот вопрос Уизлу.

– Он узнал, что ты связалась с богатым лордом, – ответил Уизл кратко. – Он был очень недоволен, что ты не сообщила ему об этом.

– Сообщить ему? Это не его дело! – сердито возразила Кейт.

По выражению лица Уизла было видно, что он не разделяет ее мнения.

– Ты забыла, что Дрейк считает все своим делом? Ты слишком оторвалась от реальности.

Нет, она все прекрасно помнила.

– Но зачем он захватил Фалькона? Я не понимаю. Уизл пожал плечами:

– Наверное, он не мог добраться до тебя, потому что ты все время находилась в этом чертовом особняке со своими новыми друзьями. – В его голосе чувствовалась горечь.

– Они… не мои друзья.

– Однако мы почти не видели тебя.

– Я была занята.

– Да? И чем же?

– Работой.

Уизл посмотрел на нее.

– Какой работой? Ты ничего не говорила нам о ней. Кейт бросила на него раздраженный взгляд.

– Сейчас не время обсуждать это. – Прежде чем Уизл успел ответить, она продолжила: – Я хочу знать, почему Дрейк не послал тебя или Рета, чтобы привести меня к нему.

– Если бы он решил сделать так, думаешь, я был бы здесь?

Кейт проигнорировала его сарказм.

– Он знает, что я пришла бы к нему.

– Ты действительно пришла бы? – На лице Уизла отразилось сомнение.

– Конечно!

– Может быть, он решил, что тебе следует напомнить, кто на самом деле является твоими друзьями и где твое место.

Кейт стиснула зубы.

– Я никогда не забывала этого. – Все-таки ее охватило чувство вины. Может быть, она действительно забыла своих друзей? Если бы она не предавалась своим глупым мечтам, Дрейк оставил бы ее и парней в покое. – Но почему он захватил именно Фалькона? – тихо спросила она, обращаясь скорее к самой себе, чем к Уизлу.

– Ты хочешь сказать, почему он захватил не меня или Рета?

Кейт встретилась с ним взглядом.

– Нет! Пресвятая Дева Мария, что тебе взбрело в голову?

– Ты все спрашиваешь: почему, почему, почему? – сказал Уизл раздраженным тоном. – Неужели ты не можешь понять? – Он взмахнул руками. – Ты живешь в доме богатого лорда. Дрейк считает, что ты воруешь там потихоньку и утаиваешь от него добычу.

– Какую добычу? Я не взяла там ни единой вещицы. Глаза Уизла недоверчиво расширились.

– В самом деле? Что же ты делала там все это время, черт возьми? Попивала чай с пирожными?

– Я никогда не говорила, что собираюсь украсть там что-нибудь! – возмущенно ответила Кейт, хотя ранее старалась создать впечатление, что намеревается сделать это.

– Ты с ума сошла? – Выражение лица Уизла говорило, что он думает именно так. – Ты столько времени находишься в доме этого богача и ничего не прихватила? Что же ты за воровка?

Кейт чувствовала, что ей следует проявить негодование по поводу его замечания. Пришло время, когда надо подтвердить свою славу неуловимой воровки, которая могла бы стащить хлеб прямо из-под носа, так что никто не заметил бы этого. Однако она не могла сейчас думать ни о чем другом, кроме Фалькона.

– Где Дрейк держит Фалькона? – спросила она в крайнем волнении.

– На складе.

Кейт застонала. Склад представлял собой огромное, обветшалое, местами разрушенное помещение. Дрейк обосновался там, превратив его в свою небольшую империю. И, как правители большинства империй, сделал это место неприступным, как крепость, где каждый вход и выход находился под наблюдением, а все окна были закрыты и укреплены. Пытаться незаметно проникнуть туда так же бессмысленно, как бросать камушки в стены Иерихона и ожидать, что они рухнут.

– Мы должны вернуть Фалькона.

– Легче сказать, чем сделать, – пробормотал Уизл.

– Мы можем что-нибудь придумать, если вместе напряжем мозги. – Она надеялась, что ее слова прозвучали достаточно убедительно, несмотря на внутренние сомнения. – Мы и раньше попадали в тяжелые ситуации и всегда находили правильный выход.

– Но в такой ситуации мы еще никогда не были, – заметил Уизл. – В данном случае мы имеем дело с Дрейком. Кроме того, нас только двое против многочисленных его людей.

Кейт сузила глаза, глядя на него.

– Только двое? А Рет? С ним что-то случилось? Многозначительный взгляд Уизла подразумевал, что она упустила кое-что из виду.

– Я думал, тебе не надо напоминать, что у Рета нет мозгов в голове. Из-за него нам быстренько перережут глотки, если мы включим его в свой план.

Кейт понимала, что Уизл прав. Рет никогда не был способен точно придерживаться намеченного плана. Он постоянно забывал сделать что-то.

– Тогда нас действительно только двое, – сказала она, стараясь скрыть отчаяние. – Нам необходимо найти способ проникнуть в склад.

– Ты совсем спятила? Только дурак может сунуться во владения Дрейка! Я даже не могу представить этого.

– А что ты предлагаешь? Я пока ничего не услышала от тебя.

Уизл нахмурился.

– Я не хочу связываться с этим дьяволом. Если тебя интересует мой совет, то я думаю, что тебе следует сделать так, как хочет Дрейк.

– Чего он хочет? – спросила Кейт, страшась ответа. Уизл пожал плечами:

– Не так уж много.

– Так говори же.

– Он хочет, чтобы ты стащила у этого богача несколько вещиц.

Сердце Кейт сжалось от одной только мысли украсть что-то у Алека. Однако она не могла сказать, что удивлена требованием Дрейка. Как только Уизл упомянул о нем, Кейт поняла, чего от него можно ждать. И не надо даже спрашивать, что будет с Фальконом, если она откажется.

– Дрейк хочет заполучить от тебя первую вещь завтра к вечеру, – добавил Уизл.

– Что значит первую?

– Ну и ну, где твои мозги? – спросил Уизл раздраженным тоном. – Ты думаешь, Дрейк ограничится только одной безделушкой?

Конечно, нет.

Кейт постаралась прочистить свои мозги. Ей необходимо было время обдумать дальнейшие действия. Ведь должен быть какой-то выход из создавшегося положения, позволяющий спасти Фалькона и не обворовывать Алека.

Но как это сделать? Вот в чем вопрос.

Кейт тряхнула головой.

– Дрейк – глупая скотина. Неужели он думает, что я смогу таскать вещи из дома и при этом никто ничего не заметит?

– Готов спорить, это его нисколько не волнует.

– Да. Не волнует, если он ставит такие условия. И как долго, по его мнению, я должна этим заниматься?

Уизл пожал плечами:

– Наверное, он думает, пока ты не выполнишь свои обязательства.

«Это не ответ!» – хотелось крикнуть Кейт, и она внезапно почувствовала, словно вся тяжесть мира навалилась на нее.

– А как узнать, выполнила ли я свои обязательства? Уизл тяжело вздохнул с раздражением.

– Ты задаешь вопросы, на которые у меня нет ответов. Ради Фалькона делай все, что можешь, и побыстрее. Дрейк не тот тип, который станет долго ждать.

– Можешь не говорить мне этого! Я и без тебя знаю, что он не будет долго ждать. – Кейт почувствовала, что начинает паниковать. Надо взять себя в руки и оставаться хладнокровной. Сейчас судьба Фалькона зависела от нее. – Слушай, я сделаю все, что должна сделать. Встретимся завтра в то же время и вместе отправимся к Дрейку.

Уизл кивнул с мрачным выражением лица. Кейт проводила его взглядом, пока он не исчез в темноте.

Никогда прежде она не чувствовала себя такой одинокой.

Глава 17

После ухода Уизла Кейт провела много часов на улице, размышляя о случившейся беде и о том, как выпутаться из создавшегося положения.

Когда отдаленный звон часов на башне возвестил о наступлении полночи, она поняла, что, хочет она того или нет, ей придется вернуться в дом Алека, с тем чтобы потом снова покинуть его.

Устремив взгляд в небо, где сияла одинокая луна, она вознесла отчаянную молитву о том, чтобы ей не пришлось использовать Алека в качестве средства для освобождения Фалькона. Она надеялась, что Господь услышит ее.

Кейт облегченно вздохнула, обнаружив, что вход для слуг еще не заперт. Ей не хотелось стучать в парадную дверь и объяснять Холмсу, почему она оказалась вне дома. Вполне вероятно, поняв, что это она, он притворится, будто бы не слышит стука.

Задняя лестница, ведущая в ее комнату, была еле видна в тусклом свете тонкой свечи. Такой полумрак соответствовал настроению Кейт и позволял ей снова вернуться к своим мыслям.

«Я сделаю то, что должна сделать».

Эти слова звучали в голове Кейт, когда она медленно поднималась по лестнице, не испытывая больше склонности к хвастовству по поводу своих способностей в качестве лучшей карманницы Лондона. В этот момент она хотела быть кем угодно, но только не воровкой.

Однако она была ею, и эту реальность невозможно было отрицать. Она должна воспользоваться своим профессиональным умением, чтобы спасти Фалькона. Дрейк был настоящим дьяволом, и даже самые отчаянные смельчаки пасовали под его угрожающим взглядом.

Перед Кейт снова возник вопрос: что делать? Выбор был невелик. Она не исключала возможности предложить Дрейку свои услуги и пообещать ему работать на него, если он отпустит Фалькона.

Но будут ли после этого Фалькон и другие в безопасности в будущем? Они всегда были независимыми, никому не подчиняясь. Теперь, попав в поле зрения Дрейка, им едва ли удастся просто так отделаться от него. И любое неподчинение грозило суровыми последствиями.

Кейт решила, что, как только вернет Фалькона, они немедленно покинут Лондон и… никогда не вернутся сюда. Это была единственная возможность освободиться от Дрейка.

Она рассеянно шла по коридору к своей комнате, перебирая различные возможные решения.

– О! – воскликнула Кейт, натолкнувшись на твердую стену мускулов: теплую, желанную, со знакомым мужским ароматом. Ее талию обхватили стальные обручи, и перед ней возникло неясно вырисовывающееся красивое лицо Алека. – Я… я прошу прощения. – Она прокляла свои расшатавшиеся нервы и отвела взгляд, стараясь собраться с мыслями. – Я не заметила тебя…

– С тобой все в порядке? – спросил Алек тихим голосом, который подействовал на нее освежающе, словно теплый летний дождь. На мгновение Кейт почувствовала огромное желание честно рассказать ему все и, может быть, попросить помочь ей. Алек был влиятельным человеком с влиятельными друзьями. Конечно, он знал бы, что делать.

Но о чем она только думает? Ее проблема не является проблемой Алека. Она не хотела подвергать его опасности. Ведь это Дрейк, и он не отступит ни перед кем, кто бы ни вмешался в его дела.

– Да, все хорошо, – солгала Кейт, чувствуя, что ее голос прозвучал неестественно в тишине коридора.

– Откуда ты возвращаешься? Глядя вниз на ковер, она ответила:

– Я… я никак не могла уснуть и решила прогуляться.

Прошло некоторое время, и, поскольку Алек молчал, Кейт взглянула на него. Он пристально посмотрел прямо в ее глаза, отчего ей захотелось снова отвернуться, но она выдержала его взгляд.

Затаив дыхание, Кейт ждала, когда он вновь потребует у нее объяснений.

Наконец он сказал:

– Я тоже не мог уснуть.

Кейт наморщила лоб, только сейчас заметив, что на нем не дневная одежда, а голубой шелковый халат. Он говорил, что идет к Энтони и вернется домой очень поздно. Когда же он вернулся на самом деле?

И еще Кейт подумала, почему он, не в состоянии уснуть, оказался около двери ее спальни. Может быть, он полагал, что она тоже не спит, и решил, как в прошлый раз, предложить ей теплого молока в качестве средства от бессонницы? А может быть, попросить присоединиться к нему за стаканчиком спиртного, как это было однажды? И если бы она согласилась, то, возможно, могла бы посоветоваться с ним и узнать, что ей делать?

Алек смотрел на Кейт, сознавая, как опасно было прийти проведать ее. Он не мог доверять себе, находясь рядом с ней. Ему следовало держаться подальше от нее, однако, по-видимому, здравый смысл покинул его где-то между обедом в тот первый вечер и ее рассказом об уличном торговце газетами, который был – как она назвала его? – ах да, педиком.

Может быть, поэтому он вдруг спросил ее сейчас:

– Сколько тебе лет?

Ее ответ внезапно стал для него очень важным. Кейт вопросительно взглянула на него.

– Мне почти восемнадцать. А почему ты спрашиваешь об этом?

«Восемнадцать?» Алек едва не задохнулся и надеялся, что ошеломленное выражение его лица осталось незамеченным. О Боже, с его плеч словно свалилась тяжесть от сознания того, что она не ребенок, а то он уже начал считать себя извращенцем в связи со своими неблаговидными мыслями относительно нее. Хотя в свои восемнадцать лет, казалось, Кейт недалеко ушла от подростка. С другой стороны, она была уже достаточно взрослой. Взрослой для чего? На этот вопрос он боялся ответить.

– Какое значение имеет мой возраст? Вместо ответа Алек сказал:

– Я подумал насчет того, чтобы выпить немного бренди. Ты не хотела бы присоединиться ко мне?

Какой черт дернул его сказать это? Ему следовало пожелать ей спокойной ночи и как можно скорее уйти, а не подвергать себя искушению с девушкой, лишившей его покоя. В какой-то степени он надеялся, что Кейт откажется от его предложения, но в гораздо большей степени молил Бога, чтобы она согласилась.

Кейт внимательно посмотрела на него:

– Значит, на этот раз будет не молоко? Алек усмехнулся:

– Нет, не молоко.

Они долго стояли молча, и в глазах Кейт отражалась неуверенность и еще что-то неясное. Наконец она пожала плечами и сказала:

– Почему бы нет?

Алек был почти готов сказать ей, почему она не должна соглашаться. Она была слишком неопытна и невинна. Кейт двинулась вдоль по коридору, но не в том направлении.

– Бренди в моей комнате, – сообщил ей Алек.

«В его комнате?» Эти слова прозвучали как пушечный выстрел, заставив Кейт остановиться.

Она не была в его комнате с того первого дня, однако прекрасно помнила все, что там было, до мельчайших деталей.

Кейт повернулась и словно в трансе направилась к его двери… в его комнату.

В его постель.

Оказавшись внутри, ее взгляд сосредоточился на шкафе, в который она когда-то сунула свой нос и, взяв рубашку Алека, вдыхала ее аромат. Кейт покраснела, вспомнив замешательство, которое охватило ее тогда, как будто ее поймали на месте преступления. Казалось, сейчас она снова одна и делает то же самое.

Но она была не одна.

Дверь со щелчком закрылась за ней, словно поймав ее в ловушку. Но если честно признаться, ей хотелось быть пойманной. Она многое испытала в своей жизни: частично приятного, но в большей степени неприятного. Однако то, что происходит между мужчиной и женщиной за закрытыми дверьми, оставалось для нее тайной и она жаждала познать это. Но не с кем попало.

Только с Алеком.

Она позволила себе поддаться соблазну. Правда, Алек всего лишь пригласил ее немного выпить, пусть даже в его комнате. Кроме того, разве он не извинился перед ней за то, что поцеловал ее? Это ведь больше не повторится?

И все же она не могла лгать себе. Она мечтала о нем, о том, как они снова будут вместе, и только в мечтах все было таким прекрасным, но совершенно невозможным в действительности.

Взяв с круглого столика рядом с книжными полками графин с бренди, Алек наполнил два бокала. В прошлый раз у него была бутылка, и сейчас он наполнил не один бокал, а два. Вначале у него возникло желание напиться так, чтобы голова отяжелела, взор затуманился и сознание померкло, но потом его намерение изменилось.

Он тайком наблюдал за Кейт, медленно изучая ее профиль. Даже учитывая ее низкое происхождение, ее нельзя было назвать заурядной. Начиная от экзотического разреза глаз и кончая маленькими ступнями, она была уникальной.

Ее волосы были подвязаны лентой, открывая лицо, а мальчишеская одежда, в которую она снова облачилась, плотно облегала ее фигуру, приводя Алека в смятение. Ее кожа светилась белизной в мягком свете лампы, и когда она облизывала языком губы, он испытывал болезненное напряжение в паху.

Вероятно, он так бы и стоял, любуясь ею целую вечность, если бы она не повернулась к нему и в ее глазах не отразились неуверенность и еще какое-то неуловимое чувство.

– Это для меня? – услышал он тихий вопрос, который заставил его наконец двинуться.

Подойдя к Кейт, Алек протянул ей бокал. Их пальцы на короткое время соприкоснулись, и взгляды встретились.

Она взяла у него бокал и поспешно поднесла к своим губам, чтобы глотнуть крепкое спиртное. Алек увидел, как расширились ее глаза и Кейт слегка закашлялась, поднеся руку ко рту.

– Ты в порядке? – спросил он, приложив руку к ее спине и массируя медленными кругами.

– Да. – Она с трудом сдерживалась. – Думаю… мне понравилось.

– Бренди всегда согревает меня. – Алек осторожно взял ее за запястье, когда она снова поднесла бокал к губам. – Я не стал бы пить так быстро.

Она взглянула на его руку, затем на него, как будто он был чужестранцем, вторгшимся в ее жизнь. Он отпустил ее.

– Бренди может показаться слишком крепким напитком для тех, кто не привык к нему.

Поднеся бокал ко рту, Кейт сделала глоток, потом еще и еще, пока не осталось совсем небольшое количество. Алек следил за ее языком, когда она проводила им по губам, слизывая оставшиеся капли, которые были подобны росе на лепестках розы. Ему тоже захотелось слизнуть их. От этой мысли внутри у него все сжалось.

Алек удивленно заморгал, когда она чуть слышно сказала хрипловатым голосом:

– Еще… пожалуйста.

Боже, надо как-то прервать это. Кейт протянула свой бокал, и Алек надеялся, что его рука не дрогнет, когда он наливал ей еще порцию.

– Похоже, ты быстро распробовала бренди.

– Хм-м, – промурлыкала она, опустила палец в бокал, потом сунула его в рот и начала нежно посасывать. Алек почувствовал, что его сопротивление окончательно сломлено. – Мне нравится, как оно действует… внутри, – добавила Кейт.

– И что же ты чувствуешь?

– Как будто я проглотила теплых бабочек, – томно ответила Кейт.

Ее искренний простодушный ответ вызвал у Алека улыбку.

– Я слышал много описаний ощущений от выпитого спиртного, но никогда такого точного.

Алек засомневался, слышала ли Кейт его, поскольку она начала бродить по комнате, трогая руками тут и там. Наконец она сказала:

– Ты прочитал все эти книги?

– Да. Хочешь взять одну из них?

Она вполоборота посмотрела на него, и на лице ее промелькнула печаль, похожая даже на боль.

– Я… не очень хорошо читаю.

Алек мысленно выругал себя. Как можно быть таким невнимательным? Ведь она не умела читать. Где и когда она могла научиться? В этот момент ясно обозначилась пропасть между их происхождением. Кейт стыдливо смотрела в пол, и Алек почувствовал себя крайне неловко. Он решил сменить тему, но вместо этого подошел к Кейт и, встав рядом с ней, сказал:

– Я могу научить тебя читать… и писать, если ты захочешь.

Ее глаза вспыхнули, когда она посмотрела на него. Такой пустяк очень многое значил для нее. Внезапно он приобрел и для Алека большое значение.

– Ты можешь научить? – спросила Кейт почти шепотом.

Алек улыбнулся ей.

– Конечно.

В ее глазах отразилась радость и что-то еще, чего Алек не мог определить. Неожиданно она отвернулась и чуть слышно сказала:

– Я не смогу.

Алек воспринял ее слова так, что она не сможет научиться читать и писать, потому что это слишком трудное дело для нее. Но ведь она была очень сообразительной и вполне могла справиться с учебой.

– Ты сможешь.

Кейт посмотрела на него, и он попытался угадать, какие мысли бродят у нее в голове. Казалось, она будет продолжать возражать, но вместо этого Кейт сказала:

– Прямо сейчас?

– Что сейчас?

– Начнем учиться читать?

Прежде чем Алек понял, что она намерена делать, Кейт обогнула маленький круглый столик, около которого они стояли, и, опустившись на колени, достала тоненькую книгу в самом конце нижней книжной полки. Алек издал стон, увидев, что она выбрала.

– Кейт…

– Мы можем начать с этой? – спросила она с нетерпеливым выражением лица.

– Почему именно с этой? – На полках у него стояли сотни книг.

Кейт вертела книгу в руках, и при этом щеки ее раскраснелись.

– У нее красивый цвет, и она заметно выделялась. – Она оглядела ряды книг и добавила: – Кроме того, она меньше всех остальных.

Алек осторожно взял книгу из ее рук.

– Она не очень хороша для начала. По-видимому, его ответ не понравился ей, и она надула губы.

– Почему?

Алек надеялся, что она позволит ему взять другую книгу без лишних вопросов.

– Она неподходящая для тебя.

Кейт встала и уперлась руками в бока. Очевидно, такой ответ тоже не удовлетворил ее.

– Ты хочешь этим сказать, что мне будет слишком трудно учиться по ней читать?

– Нет, я не то имел в виду.

Алек взглянул на проклятую книгу в ярко-красной обложке. Это был идиотский подарок Уитфилда. Даже когда его не было здесь, он все равно создавал неприятности.

– Ты действительно очень хочешь начать учиться читать именно по этой книге?

– Да, – ответила Кейт с коротким кивком головы. Алек понял, что вынужден согласиться:

– Что ж, хорошо.

Кейт выхватила книгу из его рук.

– Что здесь написано? – спросила она, указывая на заголовок.

Алек встал позади нее.

– Здесь написано… «Эротика».

Кейт взглянула на него через плечо, слегка сдвинув брови.

– Эротика? Что это значит?

В этот момент Алек готов был провалиться сквозь землю. Он должен объяснять, что такое эротика, женщине, чья теплота окутывала его и чье присутствие вызывало жгучее желание. Разве нельзя было назвать эротикой ее улыбку, блеск ее глаз, поворот головы…

И то, как она влияла на него.

– Ну? – нетерпеливо подстегнула она его. Алек сделал глубокий вдох.

– В литературе под этим подразумевается возбуждение сексуального желания.

Кейт тупо смотрела на него некоторое время, прежде чем до нее дошло. Затем бросила книгу на стол, словно та обожгла ей руки.

– О, – тихо произнесла она. – Можно мне еще бренди?

Алек оказал ей такую услугу. Она посмотрела на него поверх бокала. Он тоже смотрел на нее. Ее щеки пылали, и он подумал, от бренди ли это или от книги.

Кейт осушила свой бокал и попросила еще.

Алек хотел было возразить, но не решился. Она казалась слегка уставшей и, должно быть, нуждалась в бренди, чтобы расслабиться. А его нервы были напряжены до предела, и он едва сдерживался, особенно когда она смотрела на него глазами невинной лани.

– Как хорошо, – сказала Кейт, слегка растягивая слова. Алек не знал, имела ли она в виду бренди или то, что они были вдвоем.

– Да, очень хорошо, – согласился он со своими тайными мыслями.

Он убеждал себя, что если собирается и дальше оставаться порядочным человеком, то должен сказать Кейт, чтобы она как можно скорее удалилась в свою комнату и заперла дверь на задвижку. Однако, похоже, благородство покинуло его. Не будь Кейт столь невинна, она бы догадалась, какие мысли бродят у него в голове.

Она раскраснелась, глаза блестели, что делало ее необычайно хорошенькой. Веки девушки отяжелели, а тело выглядело расслабленным и податливым. Кейт обогнула стол и вышла на середину комнаты. Алек не смог сдержаться и последовал за ней, намереваясь поцеловать ее.

Алек принял такое решение в тот момент, когда она согласилась пойти с ним выпить. А если бы не согласилась, он поцеловал бы ее в коридоре.

Пока Алек следовал за Кейт, внутренний голос говорил, что он поступает неразумно, что он с каждым шагом приближается к неприятностям, что ему нет необходимости усложнять себе жизнь. Кейт однажды сказала, что он не юноша, а зрелый мужчина. А ей около восемнадцати – она слишком молода. Кроме того, между ними пропасть. Разница в их социальном положении слишком велика, чтобы они смогли преодолеть ее.

Светское общество безжалостно, хищники немедленно накинутся на Кейт и уничтожат. Как он сможет защитить ее? Она будет глубоко несчастной, и он вместе с ней. Алек совсем запутался, отчаянно отыскивая выход из создавшегося положения.

Тем не менее он приближался к ней шаг за шагом, и дьявол нашептывал ему, что это всего лишь поцелуй и ничего более. И какой вред может быть от одного поцелуя?

Алек оказался рядом с ней. Кейт повернулась, как если бы ожидала его. Он увидел легкий румянец на ее щеках, блестящие голубые глаза, точеные контуры подбородка, прежде чем сосредоточился на ее губах. Он приложил ладонь к ее щеке и погладил большим пальцем нежную, как лепестки цветка, кожу. Кейт задрожала, когда его пальцы скользнули по изящному изгибу ее скулы к стройной шее, а потом к затылку, к иссиня-черным локонам.

Другой рукой он обнял девушку за талию и притянул к себе. Она не сопротивлялась.

– Ты очень красивая, – тихо произнес Алек. Кейт покраснела и потупила взгляд.

– Нет, ты заблуждаешься. Алек приподнял ее подбородок.

– Ты так прелестна, что у меня не хватает слов описать это.

Она колебалась, закусив сочную нижнюю губу.

– Но что… что было утром? Я думала, тебе неприятно прикасаться ко мне.

– Я разозлился на себя. Я не решился просить тебя остаться, потому что хотел воспользоваться тобой.

– Не думаю, что ты на это способен!

Уверенный ответ Кейт тронул его.

Боже, какой же он негодяй!

Однако, несмотря на самобичевание, Алек продолжал обнимать Кейт, чувствуя ее тепло и какое-то необычайное притяжение, которое он испытывал только рядом с ней.

Всего лишь один поцелуй…

Взгляд Алека скользнул поверх мягкого материала ее рубашки. Учащенное дыхание выдавало ее возбуждение. Прекрасно! Он не хотел, чтобы возбуждение сжигало его одного.

– Почему ты выбрал меня? – тихо спросила она. За весь вечер это был единственный вопрос, на который Алек легко мог ответить.

– Ты ни на кого не похожа, Кейт.

– То есть?

– Ты поразительно отличаешься от всех женщин, каких я знаю, – ответил он искренне.

Она обладала чистой душой, была искренней и естественной.

И Алек хотел ее.

Черт бы побрал его проклятое благоразумие!

Глава 18

Когда губы Алека нерешительно коснулись ее губ, перед мысленным взором Кейт внезапно возникло бледное лицо Фалькона. Она убеждала себя, что чувственные желания, которые Алек пробудил в ней, не доведут до добра. Все это нехорошо, и она поступает неправильно. Но как побороть себя?

Она уже отвечала на его поцелуй, сломленная его близостью и бушующим огнем в крови. Его губы были такими теплыми, такими нежными и опьяняющими, как бренди. Даже сильнее.

Он плотнее прижал ее к себе, и его язык проник в глубину ее рта. Она наслаждалась им, слегка зажимая его губами и посасывая словно шоколадку.

– Алек, – прошептала Кейт незнакомым для себя голосом, когда его губы переместились к чувствительным местам ее шеи, наслаждаясь ею и усиливая ее желание. – Я хочу…

Руки Алека медленно скользнули по ее спине и нежно обхватили округлые ягодицы, плотно прижав ее к его возбужденной плоти.

– Что, Кейт? Скажи, чего ты хочешь?

– Я хочу… Я хочу, чтобы ты снова поцеловал меня в губы.

Он выполнил ее просьбу, прильнув губами к ее губам, отчего все ее тело затрепетало от страсти.

Кейт чувствовала, что в его объятиях она преображается, как бабочка, покинувшая свой кокон. Она чувствовала также, что находится на рубеже чего-то очень важного в ее жизни, ступив на дорогу, с которой нельзя уже свернуть и вернуться назад. Все это пугало и волновало одновременно.

Кейт знала, что не имеет права требовать чего-либо от Алека. Он и так дал ей гораздо больше, чем она того заслуживала. Однако девушка отчаянно хотела испытать с ним все до конца, чтобы потом вспоминать о его ласках мрачными днями и ночами в течение долгих лет.

Она поцеловала его в шею, наслаждаясь теплом чуть-чуть солоноватой кожи. Затем провела кончиком языка вдоль его уха и по контуру скулы спустилась вниз к углублению у основания горла. Она чувствовала себя распутной, безнравственной и… настоящей женщиной. Возле ее уха раздался низкий голос Алека:

– Я не стал бы делать этого, Кейт, но я очень хочу тебя. Одному только Богу известно, как я старался сдерживаться. Я использовал любой предлог, чтобы держаться подальше от тебя. Даже когда я поцеловал тебя в прошлый раз, я старался убедить себя, что это ничего не значит.

Кейт провела пальцами по его шелковистым волосам.

– А для меня это значило очень много, – прошептала она ему на ухо.

Алек приложил ладонь к ее щеке.

– Если ты скажешь, чтобы я остановился, Кейт, я непременно это сделаю, – пообещал он хриплым голосом. – Мне необходимо услышать, что ты думаешь. Говори же, Кейт.

Она на секунду замялась. Затем покачала головой:

– Я не хочу, чтобы ты останавливался.

Алек немного поколебался, потом на лице его отразилась решимость.

Протянув руку, он медленно потянул ленту, стягивавшую ее волосы, и расправил освободившиеся локоны, оценивающе глядя на них. Затем обхватил теплыми ладонями ее лицо и наклонился, чтобы коснуться своими губами ее губ, наслаждаясь их сочностью, прежде чем испробовать сладость внутри.

Кейт ответила ему, коснувшись языком его языка, проникая все глубже и наслаждаясь необычайным ощущением.

Дыхание Алека прерывалось, когда он расстегивал пуговицы ее рубашки. Кейт, в свою очередь, взялась за верхние края его халата и распахнула их, после чего прижалась ладонями к его теплой мускулистой груди.

Алек потянул один рукав ее рубашки, потом другой, шепча какие-то ласковые слова, и прильнул губами к шее Кейт, чувствуя неистовое биение ее пульса от его прикосновений. Его пальцы нежно обхватили ее грудь, и она тихо вскрикнула.

Лучшего поощрения ему не потребовалось, и он перенес свои поцелуи на ее ключицу, потом начал медленно спускаться ниже. Когда его губы наконец сомкнулись вокруг возбужденного соска, Кейт была рада, что его руки поддерживали ее.

Ее груди начали набухать. Охваченная страстью, она прогнулась назад. Горячая волна прокатилась по всему ее телу, и между ног стало влажно, когда он начал осторожно снимать с нее панталоны.

Когда же Алек попытался отстраниться от нее, чтобы снять свою одежду, Кейт тихо запротестовала. Она не могла не восторгаться красотой его сильного тела, когда он предстал перед ней во всей своей великолепной наготе. Она протянула к нему руки, и он со стоном обнял ее.

Кейт не представляла, куда они движутся, пока не почувствовала под коленками что-то твердое. Это была кровать. Его кровать. Их кровать.

Алек медленно приподнял ее и опустил на мягкий матрац, который приятно холодил ее охваченное лихорадкой тело. Затем Алек накрыл ее собой. Ее волнение усилилось. Ей хотелось сказать ему очень многое, но она не осмеливалась делать это сейчас. Она отдавала Алеку свое тело, охваченное страстным желанием, но ей необходимо было сохранить сердце и душу. Если она их потеряет, это обернется для нее катастрофой.

У них нет будущего, а есть только этот счастливый момент, похожий на завораживающий восход солнца, горячие лучи которого обжигали и безвозвратно изменяли ее сущность.

Кейт дрожащими руками обхватила мускулистую спину Алека, чувствуя его сдержанное напряжение. Ее чувствительная кожа воспринимала его дыхание как своеобразную ласку. Он провел языком по ее подбородку и далее по скуле, пока его губы не сомкнулись вокруг мочки уха. Потом его язык скользнул по контуру уха и погрузился вглубь.

Кейт последовала его примеру, коснувшись губами ямочки на его подбородке. При этом ее руки блуждали по его крепким ягодицам, ноги чувственно скользили вверх и вниз по его твердым икрам. Она могла делать то же, что и он. А когда он начинал стонать, она испытывала сильное возбуждение.

– Ты меня погубишь, Кейт! – Глубокий тембр его голоса вызвал дрожь во всем ее теле. Соски напряглись и болезненно затвердели. А когда он слегка прикусил зубами один из бутонов, она вскрикнула и выгнулась навстречу ему, зарывшись пальцами в его шевелюру. – Тебе нравится? – прошептал Алек, приподнимая голову. Ее руки прижали его голову опять к себе, тем самым ответив на его вопрос. Алек усмехнулся. – Я так и думал, – чуть слышно произнес он и снова приник к розовому соску.

Кейт испытывала истинное блаженство, ощущая руки Алека, блуждающие по ее телу. Он не пропускал ни одного местечка, и там, где побывали его руки, за ними следовали поцелуи. Кейт даже не подозревала, какими чувствительными были у нее места под коленками, пока его губы и язык не добрались до них.

Она чувствовала себя подобно бутону цветка, раскрывающему свои лепестки, наслаждаясь его ласками и восхищаясь тем, что он делал с ее телом. Это было настоящее волшебство.

– Алек! – задыхаясь воскликнула Кейт, когда он скользнул вниз и устроился между ее бедер.

Его язык и зубы слегка касались чувствительной кожи на внутренней стороне бедер, продвигаясь вверх, пока не достигли самой сердцевины. Алек осторожно раздвинул нежные складки, добрался до скрытой жемчужины и начал посасывать ее. Его руки проскользнули под ее коленями, пальцы обхватили груди Кейт, и он начал массировать большими пальцами соски, в то время как его губы не отрывались от центра ее наслаждения. Кровь забурлила в ее жилах, и внутри начало нарастать какое-то незнакомое мучительное и приятное напряжение.

Алек продолжал безжалостно терзать ее, и когда она уже думала, что больше не выдержит, его губы оставили ее. Кейт с мольбой потянулась к нему всем телом, но он не ответил на ее просьбу. Вместо этого Алек перенес свои поцелуи на ее бедра, живот, а потом снова на соски. Наконец он приподнялся над ней, вопросительно глядя ей в лицо своими страстными темными глазами. Сквозь туман нарастающей страсти она услышала, как он спросил:

– Ты знаешь, что сейчас произойдет?

– Наверное, еще более изысканная пытка? – прошептала она, касаясь его губ.

Он глухо усмехнулся, и низкий звук в его груди отразился дрожью во всем ее теле.

– Да, – тихо сказал он и прихватил губами ее палец. В то же время его напряженный жезл коснулся горячей промежности, и он плотнее прильнул к ней. Кейт посмотрела в его глаза, не в силах скрыть страха перед неизведанным. Алек обладал впечатляющим мужским достоинством.

Неужели он собирается?..

– Он не подойдет мне.

Алек нежно улыбнулся ей и поцеловал в кончик носа.

– Подойдет, вот увидишь.

Кейт так не думала, но его губы прильнули к ее губам – горячие, жаждущие, наслаждающиеся и дающие наслаждение одновременно, – и ее страхи исчезли. Теперь она стремилась к тому, чтобы Алек как можно крепче обнимал ее. Ей хотелось раствориться в нем, слиться с ним и превратиться в единое целое.

Должно быть, Кейт руководствовалась инстинктом, когда ее руки проникли между их телами и начали поглаживать бархатистую кожу от кончика до основания. Алек весь напрягся и слегка приподнялся над ней с выражением мучительного наслаждения на лице.

– О Боже, – хрипло произнес он.

– Тебе нравится?

– Да, – простонал он, – очень. – Затем Алек высвободился. – Ты заставляешь меня трепетать, Кейт.

Сердце девушки бешено билось.

– Сначала будет немного больно, но это быстро пройдет, обещаю тебе.

Кейт пылко притянула Алека к себе, и он рывком вошел в нее. Она вскрикнула, но он заглушил этот звук, накрыв ее рот своими губами, в то время как она приняла в себя его твердое мужское естество. Ее страсть нарастала, а он продолжал двигаться в экстазе, и их тела покрылись блестящим потом.

Дыхание Кейт участилось, и напряжение усилилось. Алек всецело завладел ею и сам стал частью ее существа, так что трудно было разобрать, где начинается она и кончается он. Они стали единым целым.

Кейт почувствовала, что приближается нечто непонятное. Она обхватила Алека обеими руками и крепко прижала к себе. Он погрузился в нее еще глубже. Его движения ускорились, и Кейт внезапно достигла желанной разрядки. В этот момент Алек заполнил ее животворящим соком и его стон смешался с ее радостным криком. Кейт наслаждалась, ощущая на себе тело Алека и не испытывая дискомфорта от его давления.

Приподняв голову, он посмотрел на нее. В темноте она не могла различить выражения его лица, но ей и не хотелось знать, какое оно сейчас. Она не хотела также думать о завтрашнем дне, пока он не наступит.

Кейт обхватила ладонями его голову и притянула к себе. Ее пальцы медленно погрузились в его густые темные волосы, а губы прошептали, касаясь его губ:

– Пожалуйста… еще.

Его жезл снова пробудился внутри ее.

– Кейт… нельзя. Пока.

– Почему? – спросила она тихо, водя пальцами по его спине.

Алек опустил голову и пробормотал что-то невнятное.

– Почему? – повторила она, чувствуя его замешательство.

– Тебе будет больно, – прошептал он, прижимаясь губами к ее шее.

Она, в свою очередь, прильнула к его теплому горлу и тихо сказала:

– Я измучила тебя? Это неудивительно. Ты ведь уже не юноша?

Его могучие мышцы напряглись, отчего теплая волна прошлась по всему ее телу. Она закусила губу, чтобы не застонать от удовольствия.

– Значит, я уже не юноша? – В его голосе прозвучала легкая обида.

Кейт пожала плечами:

– С годами все стареют, но это не должно тебя беспокоить.

– А я и не беспокоюсь, – ответил он низким мягким голосом и снова начал двигаться внутри ее.

Кейт не смогла оставаться спокойной, когда он медленно и мучительно входил и выходил из нее. Взяв Кейт за запястья, Алек закинул ей руки за голову.

– Сегодня я не дам тебе уснуть.

Кейт закрыла глаза и мысленно призналась себе, что поступила крайне неблагоразумно, отступив от ранее данной клятвы, влюбилась в лорда Алека Брекриджа, она полюбила его всем сердцем, всей душой.

Глава 19

Проснувшись на следующее утро, Кейт лениво потянулась, как кошка после дремоты. Но когда голова ее прояснилась, она резко села в постели. Это была постель Алека!

Ее взгляд метнулся на высокие, от пола до потолка, окна. Сквозь них струился яркий дневной свет! «О Боже!» – безмолвно простонала она. Как Алек мог оставить ее в таком рискованном положении? Неужели его не волновало то, что кто-то мог войти сюда и увидеть ее в его постели?

Под покровом тьмы они могли притворяться, что он не лорд, а она не воровка, но с наступлением дня жизнь возвращалась в свое русло.

Пресвятая Дева Мария, где же ее одежда? Раздался стук в дверь, и Кейт уставилась на нее. Ее сердце медленно и гулко стучало в груди.

«Это, должно быть, Алек», – мысленно сказала она себе.

Но почему он стучится? Это ведь его комната.

Проявление вежливости, вот почему. Миссис Диборн несколько раз говорила ей, что надо стучаться, прежде чем войти в чью-то комнату.

А что, если это не Алек?

В таком случае только деревянная дверь, толщиной в дюйм, отделяла ее от катастрофы.

– Милорд? – послышался голос по ту сторону, заставивший Кейт в панике вскочить. Однако этот голос трудно было узнать. Куда девался резкий злобный тон, который она привыкла слышать, когда дворецкий намеревался войти в ее комнату? Сейчас он разговаривал вежливо и почтительно.

Черт возьми, все-таки это Холмс!

Меньше всего она хотела видеть его в этот момент!

Кейт оглядела комнату, прикидывая, куда можно спрятаться, и заметила свою брошенную одежду. Она устремила взгляд на белую атласную простыню, которая прикрывала ее, совершенно голую. Этого только недоставало! Теперь придется спасаться нагишом! Однако времени на раздумья не было.

Кейт соскочила с постели. К сожалению, неожиданное неприятное ощущение между ног после ночных событий заставило ее двигаться гораздо медленнее, чем обычно. Она едва успела стянуть простыню с постели Алека и завернуться в нее, перед тем как Холмс – этот нетерпеливый хам – вошел в комнату.

– Мил… – начал он и едва не поперхнулся, выпучив глаза.

О, как же она ненавидела этого типа! Должно быть, Господь наказывает ее за грехи. Кейт постаралась гордо выпрямиться. Она наблюдала, как Холмс постепенно приходит в себя и в глазах его появляется привычное презрительное выражение.

– В чем дело? – спросила Кейт высокомерным тоном, приподняв одну бровь. – Могу я чем-то помочь тебе? – «Например, удалиться за дверь?» – мысленно добавила она.

Холмс наконец обрел голос:

– Черт возьми, что ты здесь делаешь, беспризорница?

Кейт стиснула зубы. Этот тип привык постоянно унижать ее, когда Алека не было поблизости и он не мог его слышать. Дворецкий умышленно подчеркивал гнусные эпитеты, зная, что это выводит девушку из себя.

Кейт крепко сжала концы простыни. В этот момент она так разозлилась, что готова была как следует врезать Холмсу. К сожалению, это было невозможно сделать, не отпустив при этом простыню. Поэтому она вынуждена была сдержаться и только пристально смотрела на него.

Когда же она открыла рот, чтобы ответить ему, Холмс опередил ее, сказав:

– Ты явилась сюда, чтобы украсть что-то? Не так ли?

– Нет! – яростно возразила Кейт, и ее гнев достиг наивысшей точки. – И кто ты такой, черт побери, чтобы допрашивать меня? Тебя не касается, что я здесь делаю!

Лицо Холмса начало краснеть.

– Ну конечно!

– Так кто ты такой? – не унималась Кейт.

Лицо его приняло такое выражение, что можно было подумать, будто бы он хлебнул касторки: нос его сморщился, доставая почти до лба.

– Я живу в этом доме гораздо дольше, чем ты! Кейт махнула рукой.

– Подумаешь, какое дело, – насмешливо сказала она.

К ее восторгу, лицо дворецкого покраснело еще больше. Казалось, он вот-вот рухнет на пол.

– Будет тебе большое дело, когда я вызову констебля, – пригрозил он.

– Да? И что ты ему скажешь, когда он придет сюда? Что я стянула простыню его светлости? – Кейт прикусила язык.

Проклятие, зачем она обратила его внимание на это? Неужели он действительно не понимал, почему она находится в комнате Алека практически голая? Может быть, его мозги совсем усохли и он ни о чем не догадывается, хотя видит, в каком она состоянии?

– Вот погоди, я расскажу его светлости, что ты была здесь! – снова пригрозил ей Холмс, как будто они были детьми и один угрожал другому нагоняем от родителей за какую-то провинность.

– О нет! – притворно воскликнула Кейт, хотя не знала, что можно ожидать от Алека в данной ситуации. Конечно, он ничего не должен ей и ничего не обещал минувшей ночью. Она покраснела, вспомнив, что было между ними.

– Ты даже не помышляй уйти из дома, пока тебя тщательно не обыщут, – возбужденно продолжал Холмс. – А потом я хочу, чтобы ты убралась отсюда и никогда больше не возвращалась.

– Думаю, это не вам решать, Холмс, – раздался низкий голос позади него.

Холмс повернулся и увидел хозяина, стоящего в дверном проеме. Кейт с радостью заметила, как покраснело лицо дворецкого. Но ее внимание к нему длилось всего секунду и тут же переключилось на громадную фигуру Алека, вырисовывающуюся в дверном проеме. Их взгляды встретились, и по спине Кейт пробежала дрожь подобно нежной ласке. Она вспомнила его слова, которые он говорил ей хрипловатым шепотом в течение ночи, когда они оба пылали от страсти. И сейчас она таяла под его взглядом, почти не дыша.

Тишину нарушил скрипучий голос Холмса.

– Ми… милорд… я не знал, что вы здесь, – заикаясь произнес дворецкий. Затем он поспешно напустил на себя профессиональную невозмутимость и, распрямив спину, продолжил: – Я не увидел вас за завтраком и потому решил узнать, не случилось ли что-нибудь. Я постучался, конечно, и, не услышав приглашения войти, предположил, что вас нет в комнате. Я повернулся, чтобы уйти, но неожиданно услышал какой-то шум и счел необходимым выяснить, что происходит. Ну и, – его голос был полон драматизма, – представьте мое удивление, когда я открыл дверь, ожидая увидеть вас, и обнаружил… – он бросил пренебрежительный взгляд через плечо, – …ее.

Кейт едва сдержалась, чтобы не влепить наглецу пощечину, и только пробормотала сквозь зубы несколько отборных комментариев в адрес старого мерзавца.

Она увидела удивленный взгляд Алека, как будто он услышал то, что она сказала, хотя вряд ли это было возможно. Но, черт возьми, кажется, в глазах его промелькнули веселые искорки. Неужели среди прочих его талантов он умел еще читать по губам? Эта мысль заставила Кейт покраснеть, особенно когда она вспомнила, где недавно были эти губы.

Алек, понимая причину ее замешательства, переключил свое внимание на Холмса, хотя привлекательный вид Кейт, завернутой в простыню, вызывал у него восхищение.

Он прислонился плечом к дверному косяку, ожидая, когда дворецкий наконец поймет, что отношения между ним и Кейт изменились. Ведь это было очевидно, учитывая одеяние Кейт или, точнее, его отсутствие, что трудно было не заметить.

Сейчас Алеку надо было решить, каким должен быть следующий шаг. Он думал об этом все утро, вместо того чтобы заниматься делами, и пришел к выводу, что не намерен скрывать свои отношения с Кейт. Ему нечего стыдиться. Он не мог знать, что у Кейт на уме, но не сомневался, что она ко всему относится реалистически.

Одним из вариантов их будущего он считал возможность поместить ее в прекрасный городской дом, например, с видом на Гайд-парк. Ей должно понравиться. Она будет находиться поблизости, что очень удобно для того, чтобы регулярно навещать ее. Такой вариант устраивал бы их обоих.

Если же она останется с ним, он мог бы предложить ей то, чего она никогда не имела и не будет иметь в своем мире. Он обеспечил бы ее великолепной одеждой, брал бы с собой в экзотические путешествия, осыпал бы драгоценностями. Ему хотелось, чтобы Кейт познала то, чего была лишена в жизни, видеть радость на ее лице и делить с ней каждое мгновение. Если бы она позволила, он дал бы ей все, что хотели бы иметь большинство женщин.

«Но Кейт не такая, как все, не так ли? Она не похожа ни на одну из тех, кого ты знал».

Алек заставил себя отбросить эти мысли.

Казалось, Холмс ожидал, что он похлопает его по спине и похвалит за бдительность, но вместо этого Алек сказал:

– Вы закончили?

Холмс смутился, очевидно, почувствовав, что его болтовня не производит должного впечатления."Однако он не понял, что пора прекратить.

– Но, милорд, вы, конечно, понимаете, почему я был так встревожен?

– Честно говоря, Холмс, не понимаю. – Алек отступил от дверного косяка и закрыл за собой дверь. Он не хотел, чтобы по всему дому распространились сплетни.

– Ну… она же профессиональная воровка, – не унимался Холмс. – И она была здесь одна.

Алек продолжал пристально его разглядывать.

– Я не удивлюсь, если обнаружу, что некоторые ценные вещи пропали. Я бы не стал исключать такую возможность, милорд.

Очевидно, терпение Кейт лопнуло, и она пронзительно закричала:

– Ничего не пропало, старый дурак!

– Старый дурак! – взревел Холмс, и лицо его налилось кровью.

Алек решил вмешаться:

– Вы всегда так подозрительно относитесь к людям, Холмс?

Дворецкий был явно обижен.

– Не всегда, милорд, но в данном случае моя тревога оправданна.

– Я ценю вашу бдительность, однако ваши опасения беспочвенны.

Алек не мог поверить, что дворецкий действительно думал, будто бы Кейт находилась в этой комнате с тайным намерением пошарить в его ящиках и стянуть носки или галстук. Холмс прекрасно знал, что в спальне не было ничего ценного. Алек терпеть не мог объяснять очевидное, но, по-видимому, дворецкий был слишком тупым – или Холмс просто не желал видеть очевидного.

– Если вы заметили, мисс Кейт никак не могла спрятать у себя украденное.

Холмс внимательно посмотрел на Кейт, словно увидел ее впервые. Внезапно к нему пришло озарение и глаза его удивленно расширились, а лицо побагровело еще больше.

– Я… это… – единственное, что мог произнести дворецкий в данный момент.

Алек украдкой взглянул на Кейт. Она, в свою очередь, пристально смотрела на него. Что он сделал? Боже, ведь, возможно, Холмс сам ни о чем бы не догадался! Дворецкий, обнаружив ее в спальне хозяина, вероятно, решил, что недостаточно прилежно относится к своим обязанностям. Однако, намекнул бы ему Алек или нет, Холмс рано или поздно сообразил бы наконец, в чем дело. Лучше уж так, как получилось. Дворецкий был надежным человеком, способным прекратить любые сплетни, независимо от того, нравилась ему Кейт или нет. Правда, сплетни не очень волновали Алека, однако они могли причинить беспокойство Кейт.

– Ну, что ты уставился? – сердито сказала Кейт Холмсу, продолжавшему глазеть на нее, как будто она была диковинным созданием. – Ты никогда раньше не видел никого, завернутого в простыню?

Алек понял, что, если не поспешит вмешаться, Холмс снова распустит свой язык и выдаст сомнительные замечания, прежде чем его остановят.

– Ну, хватит, Холмс. Пожалуйста, передайте повару, чтобы он приготовил что-нибудь особенное на обед сегодня вечером.

Холмс кивнул, затем спросил:

– Могу я узнать, по какому случаю, милорд?

– Нет, не можете, – отрезал Алек, начиная раздражаться настойчивостью Холмса.

Дворецкий склонил голову и повернулся, чтобы уйти.

– Холмс!

– Да, сэр? – откликнулся Холмс с надеждой в голосе и посмотрел на Алека через плечо.

– Никому ни слова.

Холмс бросил взгляд на Кейт и вышел за дверь, тихо прикрыв ее за собой.

Алек стоял в нерешительности некоторое время, размышляя, что делать дальше, когда Кейт заговорила:

– Ты что, глупый?

Он решил изобразить, что ничего не понимает.

– Что ты имеешь в виду?

– Ты прекрасно знаешь! Зачем ты сказал Холмсу о… – Понизив голос, она добавила: – Сам знаешь о чем.

Алек приподнял бровь:

– Сам знаю о чем? – Он едва удержался, чтобы не рассмеяться от такого намека на то, что было между ними, и наверняка поддался бы искушению, если бы Кейт своим видом явно не показывала, что готова растерзать его на мелкие кусочки.

– Да, ты понимаешь, о чем идет речь! И не улыбайся своей соблазнительной улыбкой в расчете, что я растаю.

Алек тем не менее улыбнулся:

– Думаешь, не растаешь? – Заметив, что она продолжает сердито смотреть на него, он подошел и присел на край кровати. – Честно говоря, Кейт, я не понимаю, чем ты так расстроена.

Кейт подалась вперед, потащив за собой длинную белую простыню, как шлейф свадебного платья. Затем сердито дернула непокорный материал, собрав его перед собой, и повернулась лицом к Алеку. Поддерживая тонкую облегающую простыню одной рукой, другой она ткнула его в грудь.

– О, не играй со мной в такие игры! Ты прекрасно знаешь, что меня расстроило!

– Я не думал, что тебя так сильно взволнует то, что я обратил внимание Холмса на очевидное.

– Обратил внимание на очевидное?.. Кто решил, что это так уж очевидно? Холмс ничего такого не заметил.

– В этот момент – возможно, – ответил Алек, – но он рано или поздно обязательно сообразил бы, в чем дело. Пусть уж лучше это прозрение пришло к нему от меня, чем за моей спиной.

В глубине души Кейт сознавала, что он прав. Ну, что сделано, то сделано. Теперь надо думать о будущем и постараться забыть улыбку Алека, его смех и чувства, которые он в ней пробуждал.

В голове ее промелькнуло: наверное, он по-другому вел бы себя, если бы она была не девчонкой с улицы, а изысканной леди из общества? Эта мысль отозвалась острой болью в душе.

Кейт отошла от него.

– Я вовсе не сержусь на тебя за то, что ты сказал Холмсу, – солгала она. – Меня раздражает, что ты придаешь слишком большое значение случившемуся между нами, тогда как для меня это не имеет особого значения. Ты создал у дворецкого впечатление, будто бы я очень беспокоюсь об этом, хотя на самом деле ничего такого нет.

Алек медленно встал, и Кейт непроизвольно отступила назад. Его правый глаз начал дергаться, а губы сжались в зловещую тонкую линию. Он был явно взбешен.

– А что, черт возьми, вообще беспокоит тебя? – прорычал Алек. – Минувшей ночью все было хорошо, так что случилось сегодня, хотел бы я знать?

– Не говори о том, что было!

– Почему, черт побери?

– Не кричи на меня!

– Я не кричу!

– Кричишь!

– Нет! – выпалил он, и Кейт осознала, что они оба кричат так громко, что могли бы разбудить и мертвого. Алек сделал глубокий успокаивающий вдох и сказал примирительно: – Я только пытаюсь понять, что я сделал неправильно. Вот и все. Я не представлял, что тебя может так обескуражить мнение дворецкого.

– Ничего подобного! – решительно возразила Кейт. – Меня ничуть не беспокоит, что может подумать обо мне Холмс или кто-то еще! – И она действительно не беспокоилась, по крайней мере за себя. При этом ей хотелось вернуться к прежнему положению вещей, пока их отношения не затронули ее сердце слишком глубоко.

Алек вскинул бровь и скептически посмотрел на нее.

– Ну, если так…

– Да, так! Никого не касается то, что мы делаем! – Ее грудь вздымалась и опускалась, как после быстрого бега.

Кейт отвернулась, испытывая недовольство собой. Она знала, что ей будет тяжело, но не думала, что до такой степени. У нее не было сил противостоять Алеку, не обращать внимания на его красивое лицо, проницательные глаза и нежные слова.

Кейт понимала, что, вероятно, глупо думать, будто бы она способна забыть его, вычеркнуть из памяти все, что было между ними, и продолжать вести себя так, словно ничего не случилось. Сделанного не исправишь. Главное, что оставалось в ее жизни, – это уличные ребята, зависевшие от нее. Все остальное – только девичья мечта, которой никогда не суждено стать реальностью.

– Послушай, Кейт…

– Этого не следовало делать, – сказала она чуть слышно. – Это было ошибкой.

Алек мог всего ожидать от нее после проведенной вместе ночи, но ему не могло прийти в голову, что она сочтет их любовную связь ошибкой.

К тому же он полагал, что после этой ночи утолит свой любовный голод, однако с раннего утра почувствовал желание снова обладать ею. Алек больше не мог отрицать, что его безумно влечет к ней. После некоторых раздумий он наметил дальнейшую перспективу их отношений. Он готов сделать следующий шаг и… попросить Кейт стать его любовницей.

У него никогда не было любовницы; он не проявлял к этому интереса или, может быть, не хотел брать на себя лишние обязательства. Но с Кейт… другое дело. Она была девственницей, и он скомпрометировал ее. Он сделает ей достойное предложение, и она, будучи девушкой практичной, должна оценить его.

Положив руки на плечи Кейт, Алек медленно повернул ее лицом к себе. Ее тело было напряжено, и она не смотрела на него.

Он взял ее за подбородок. Глаза Кейт блестели, как будто она готова была заплакать, но сдерживалась. Этот взгляд поразил Алека в самое сердце.

– То, что мы сделали, Кейт, не было ошибкой. Мы желали друг друга, и в этом нет ничего плохого. Я не хочу, чтобы ты думала иначе.

– Но я думаю по-другому, – тихо сказала она. – И то, что мы сделали, было ошибкой. Ты и я из разных миров. Ты не можешь опуститься до моего мира, а я не могу подняться до твоего.

– Глупо было бы утверждать, что мы равны, и еще глупее полагать, что для меня приемлем твой образ жизни, однако это не означает, что между нами нет ничего общего. Разве ты не чувствуешь этого, Кейт?

Кейт не могла отрицать страсть, которую испытывала к Алеку, и то, что он одним своим присутствием оказывал на нее необычайное воздействие.

– Чувствую, – прошептала она, – но я должна прекратить это.

– Ты должна радоваться этому, Кейт. Давай радоваться вместе. – Он притянул ее к себе и откинул пряди волос с ее лица. – Жизнь чертовски коротка, и надо наслаждаться ею. Кажется, я только теперь начал понимать это.

От этих слов сердце Кейт сжалось, и ей захотелось убежать куда-нибудь, чтобы не чувствовать щемящей тоски. Однако девушка неожиданно осознала, что ей некуда бежать и ради Фалькона надо сдерживать свои чувства.

Кейт попыталась отстраниться от Алека. Он немного поколебался, затем отпустил ее.

– Мне надо одеться, – тихо сказала она.

– Конечно, – согласился Алек слегка напряженным голосом. Он направился к двери, но остановился на полпути и повернулся. – Я совсем забыл – у меня кое-что для тебя есть.

Кейт опустила ресницы, боясь, что глаза выдадут, как отчаянно она хотела, чтобы он остался и обнял ее. Боже, почему он не может хотя бы однажды грубо обойтись с ней? Почему не обидит, а только говорит приятные вещи или прикасается так, что все ее тело трепещет от восторга?

Сунув руку в карман, Алек извлек длинную тонкую синюю коробочку. Подойдя к Кейт, он взял ее руку и вложил коробочку ей в ладонь.

– Открой.

– Что… что это такое? – шепотом спросила Кейт.

– Узнаешь, если откроешь.

Кейт проглотила подступивший к горлу ком и трясущимися руками открыла коробочку. От увиденного у нее перехватило дыхание.

– Ну? Что ты думаешь по этому поводу? – спросил Алек, выжидающе глядя на Кейт.

– Оно прелестно, – прошептала она.

Кейт снова устремила благоговейный взгляд на коробочку с бархатной отделкой, в которой лежало ошеломляющей красоты ожерелье. Она осторожно провела кончиком пальца по потрясающей вещице.

– Ты можешь вынуть его, – сказал ей Алек.

– Что это? – спросила Кейт, указывая на драгоценные камушки, сверкающие, как тысяча звезд.

– Голубые камушки – это сапфиры, а другие – бриллианты, – ответил Алек обыденным тоном, словно речь шла о безделушках, а не о бесценных камнях.

– Я… я не понимаю. Зачем ты показываешь мне это?

– Примерь его, – сказал Алек вместо ответа.

Кейт покачала головой. Но Алек уже достал ожерелье из коробочки и встал позади нее. Она вздрогнула, когда холодный металл коснулся ее кожи.

Алек взял ее за руку и подвел к зеркалу.

– Смотри.

Кейт поразилась, увидев на себе сверкающие драгоценные камни. Это волшебный сон, скоро она проснется и все исчезнет.

Ее глаза встретились через зеркало с глазами Алека.

– Очень красиво, – сказала она.

Алек мягко положил руки ей на плечи, и по всему ее телу распространилось тепло.

– Это ты очень красивая, Кейт, – прошептал он ей на ухо. – Знаешь, тебе очень подходят эти камушки. Сапфиры прекрасно сочетаются с твоими глазами.

Кейт зарделась от такого комплимента и отвернулась, чтобы он не увидел страстного желания в ее глазах.

– А как называется большой камень в середине? – спросила она, коснувшись пальцем ограненной поверхности крупного камня, который выделялся среди остальных.

– Он называется бриллиантом голубой воды, – ответил Алек, сосредоточив свое внимание не на ожерелье, а на женщине, которая надела его. – Он единственный в своем роде.

Алек не понимал, что на него нашло. Он сидел в своем кабинете, размышляя о Кейт и о сложившейся ситуации, а потом почему-то полез в сейф, желая посмотреть на бриллиант, который напомнил ему о ее голубых глазах. Ожерелье было уникальным… как и сама Кейт.

Она медленно повернулась в его объятиях.

– Единственный в своем роде? – прошептала она. – Я не понимаю, зачем…

– Все очень просто. Я подумал, что тебе будет приятно надеть его сегодня вечером.

На лице Кейт отразилось замешательство.

– Сегодня вечером? Алек пожал плечами:

– Ничего особенного. Впрочем, это зависит от тебя.

– Что ты имеешь в виду?

– Просто я хотел бы попросить тебя поужинать со мной сегодня вечером.

– Поужинать?

– Да, только мы вдвоем. Я сделал соответствующие распоряжения по этому поводу.

Кейт проглотила ком в горле, однако не могла говорить. Зачем он это сделал? О, только не сейчас! Она не могла допустить, чтобы он продолжал быть рыцарем ее мечты, которого она любила бы еще больше, чем уже любила.

– Я подумал, что зеленая гостиная будет наиболее подходящим местом, где можно выпить шампанское перед пылающим камином, перед тем как сесть за ужин при свечах без слуг, чтобы они не беспокоили нас. Я буду сам ухаживать за тобой… – В его глазах блеснул огонек. – А потом мы, может быть, потанцуем.

– Я не умею танцевать.

– А я научу тебя, – нежно прошептал он.

Кейт представила их танцующими, когда тела тесно сливаются воедино.

– Почему ты делаешь это? – спросила она дрожащим от волнения голосом.

– Я хочу, чтобы ты улыбалась. Скажи, что ты присоединишься ко мне за ужином, Кейт. Пожалуйста, – добавил он, заметив, что она колеблется.

Достаточно было одного этого слова, и Кейт пропала, безнадежно и всецело. Почему это происходит, она не могла сказать. Однако ей ужасно хотелось снова оказаться в его крепких объятиях и чтобы он больше не выпускал ее. Подчиняясь скорее душевному порыву, чем здравому смыслу, она ответила:

– Я присоединюсь к тебе.

Не успела она договорить, как Алек прильнул к ее губам. Руки Кейт взметнулись и обняли его за шею.

При этом она оставила без внимания упавшую простыню, забыв обо всем на свете.

Глава 20

Несколько часов спустя Кейт смотрела на свое отражение в зеркале, размышляя, заметно ли, что она стала настоящей женщиной в полном смысле этого слова.

Простыня валялась бесформенной грудой на полу в изножье кровати. Алек провел оставшееся утро, неторопливо и сладостно занимаясь с ней любовью. Она вздрогнула, вспомнив об этом, и крепко обняла себя, с наслаждением ощущая халат Алека на своей коже.

Она скучала по нему сейчас, когда он ушел, хотя они долго не могли прервать прощальный поцелуй – вернее, несколько прощальных поцелуев, – что едва не привело их снова в постель до самого полудня. В конце концов Aлек неохотно покинул ее. Убедившись, что ее никто не может увидеть, Кейт быстро вернулась в свою, или, точнее, в гостевую, комнату. Эта комната не принадлежала ей, и об этом следует помнить.

Теперь, оставшись одна, она могла наконец спокойно подумать над создавшимся положением, а также отругать себя за глупость. Как она могла снова заняться любовью с Алеком, после того как поклялась, что минувшая ночь с ним будет единственной и последней? Теперь ее убежденность в том, что она должна уйти, окончательно окрепла.

И чем скорее, тем лучше.

Подойдя к комоду, Кейт открыла крышку коробочки с бриллиантом голубой воды. Она посмотрела на эффектное ожерелье, не в силах поверить в необыкновенную щедрость Алека. Он предоставил ей не просто чрезвычайно дорогую вещь, но к тому же фамильную драгоценность, без всякого колебания, отчего она на время лишилась дара речи.

Великолепные драгоценные камни сверкали, словно подмигивая ей.

Глядя на них, она осознала, что вручил ей Алек. Эта уникальная, непомерно дорогая вещица могла послужить освобождению Фалькона из дьявольских лап Дрейка. Бриллиант голубой воды мог стать достойным предметом для сделки. Дрейк обязательно клюнет на него. Теперь пропала необходимость красть что-нибудь из дома.

Раздался стук в дверь.

– Войдите, – отозвалась Кейт, надеясь, что на лице ее не отражается чувства вины… и что это не Алек. Она не могла встретиться с ним лицом к лицу сейчас, когда в голове ее таились такие ужасные мысли. Она сомневалась, что сможет осуществить свой план, если он предстанет перед ней, улыбающийся своей обаятельной улыбкой, от которой появляются морщинки в уголках его глаз и ямочки на щеках.

Но это оказался не Алек.

– Простите, что беспокою вас, мисс Кейт, – сказала маленькая служанка Нора вежливым тоном, который слегка покоробил Кейт. Ей хотелось сказать девушке, что она одна из них, а не почетная гостья. Однако со дня появления Кейт в этом доме слуги не знали, кем ее считать. Объектом благотворительности или новой любовницей хозяина? Действительно, кем она была? Смешно было наблюдать, как люди старались избегать ее. Она оставалась для них загадкой.

Рыжеволосая служанка нерешительно вошла в комнату.

– Его светлость просил меня передать вам. – Она вытащила из-за спины большую белую коробку.

Сердце Кейт упало. Это был еще один подарок от Алека. Она не хотела принимать его. Любая другая женщина была бы счастлива иметь такого щедрого благодетеля. Но не она. Она страшилась этой белой коробки, которая наряду с ожерельем была подобна еще одному ножу в ее сердце.

– Что это? – сурово спросила она.

– Я не знаю, – ответила служанка, озадаченно глядя на нее.

Кейт поняла несуразность своего вопроса. Алек, разумеется, не стал посвящать Нору в содержимое коробки.

Кейт хладнокровно наблюдала, как служанка поставила коробку на кровать. Затем медленно, не чувствуя ног, подошла к кровати, размышляя, исчезнет ли коробка, если она закроет и откроет глаза, или, еще лучше, исчезнет ли она сама?

– Не хотите ли открыть ее, мисс? – сказала Нора. Кейт с легкой дрожью рук коснулась крышки коробки и остановилась, почувствовав, что служанка с ожиданием смотрит через ее плечо. Кейт взглянула на нее, надеясь сообщить ей взглядом, что хотела бы остаться одна.

Нора явно была разочарована, поскольку, вероятно, была чрезвычайно любопытной, как и остальной обслуживающий персонал.

Когда Нора ушла, Кейт продолжала оставаться в нерешительности. Наконец она сняла крышку коробки и застыла, глядя на великолепное платье, аккуратно уложенное внутри. Она не хотела прикасаться к нему, доставать из коробки, но руки сами по себе потянулись к изумительному темно-синему атласному платью и приподняли его перед ее глазами. Великолепный материал переливался в свете свечей, и изящные кружева на корсаже были просто превосходными.

Кейт с величайшей осторожностью извлекла наряд из коробки и приложила к себе. Длина была в самый раз, как будто платье специально изготовили для нее, что, конечно, было невозможно. Невозможно ли? Неужели Алек мог заказать его для нее? Нет, это, должно быть, платье его сестры. Впрочем, в данный момент Кейт было все равно.

Юбка платья спускалась книзу роскошными складками, начинающимися от самой груди, а корсаж имел вырез, который должен открывать шею, так что бриллиант голубой воды будет прекрасно виден.

Закрыв глаза, Кейт на мгновение представила себя в этом платье, кружащейся в крепких объятиях Алека, перед мерцающим пламенем камина, согревающим их своим теплом. Она элегантно скользит по гладкому полу, улыбаясь и смеясь…

И страстно влюбленная.

Она открыла глаза. Нельзя даже думать об этом! Ни сейчас, ни в будущем. Никогда!

Снова раздался стук, и не успела Кейт ответить, как дверь открылась и вошел мужчина ее мечты.

Кейт стояла, все еще прижимая платье к себе. В голове ее промелькнула мысль, что ей следует положить его на кровать, но она не двигалась и как завороженная не отрывала глаз от Алека.

– Я вижу, ты получила мой подарок, – тихо сказал он, и его слова подействовали на нее как нежное прикосновение. – Надеюсь, платье понравилось тебе.

Кейт попыталась игнорировать страсть, излучаемую им, хотя сама испытывала то же самое.

– Оно прелестно, – сказала она, раздраженная безжизненностью своего голоса.

– Значит, ты наденешь его сегодня вечером? – спросил он, подходя к ней.

– Да. – Она увидела, как улыбка озарила его лицо, и это выглядело великолепнее, чем восход солнца.

Кейт всей душой хотела улыбнуться ему в ответ, шагнуть в его объятия и наслаждаться тем, что находится под защитой и опекой этого сильного мужчины. Но она не должна поддаваться эмоциям. Надо во что бы то ни стало сдерживать свои чувства.

– Я немного устала, – солгала Кейт, ссылаясь на надежный и удобный предлог, – и рассчитывала полежать некоторое время. – Она не хотела снова оставаться с ним наедине, опасаясь потерпеть поражение в сражении с самой собой.

– Это хорошая мысль, отдыхай. Я не хочу, чтобы ты быстро устала, когда мы будем танцевать. – Алек поцеловал ее в лоб и, повернувшись, направился к двери. Внезапно он остановился. – О, я чуть не забыл еще кое-что. Оставайся здесь. – Он вышел, но через минуту вернулся. На лице его сияла озорная улыбка, когда он извлек из-за спины другую белую коробку, похожую на ту, в которой было платье, только поменьше. – Это тебе.

– Не надо больше подарков, – невольно простонала Кейт чуть слышно, и глаза ее расширились, когда она поняла, что говорит вслух. К счастью, Алек не услышал ее. – Тебе не стоило делать это, – сказала она мягким голосом, не желая обидеть его.

– Но я хочу. – Он отдал коробку ей в руки. – Открой ее.

Кейт нерешительно улыбнулась и сняла крышку.

Внутри оказалась чудесная пара мягких кожаных туфель, которые прекрасно сочетались с платьем.

Кейт осторожно положила платье на кровать и вынула из коробки одну из изящных туфелек. Она выглядела так, словно была изготовлена для принцессы.

Алек действительно наряжал ее как принцессу.

Кейт была потрясена его щедростью. Она резко положила туфельку назад, как будто та жгла ей руку, и отвернулась.

Алек встал позади нее и положил руки ей на плечи.

– С тобой все в порядке, Кейт? – обеспокоено спросил он.

В этот момент ей хотелось, чтобы он не был таким внимательным и благородным. Тогда было бы легче расстаться с ним.

– Все хорошо, – ответила она, мысленно усмехнувшись – настолько далеки были ее слова от правды. – К какому часу я должна быть готова?

– К восьми, – прошептал Алек, наклонившись к ее уху. – Я представляю, как ты будешь хороша в этом платье, Кейт… Я буду завидовать ему, обнимающему твое тело, касающемуся тебя. – Он положил руки на ее талию, медленно сжимая, затем провел по бокам и добрался до грудей. – Мне хотелось бы так же касаться тебя. – Его теплое дыхание вызывало жар во всем ее теле.

Кейт закрыла глаза, стараясь подавить нарастающее возбуждение. Она попыталась повернуться лицом к Алеку, но он крепко держал ее.

– Я не могу совладать с собой. – Его голос был полон желания. – Я хочу тебя прямо сейчас. Я никак не могу насытиться тобой, Кейт. Ты вызываешь жар в моей крови.

Кейт чувствовала, что начинает таять. Однако внутренний голос напомнил ей, почему она не должна уступать соблазнительному обаянию Алека, несмотря на то что страстно хотела, чтобы он обнимал ее, ласкал все ее тело, входил в нее и выходил, доводя до безумного восторга и блаженства в потрясающем душу экстазе.

Она крепко зажмурилась.

Потом неохотно высвободилась из его объятий и подошла к окну. Глядя на плывущие облака, она подумала о предстоящем вечере.

– Значит, в восемь часов.

Алек колебался, вероятно не зная, что сказать. Она чувствовала его замешательство, но не хотела ему помочь.

Затем Кейт услышала его удаляющиеся шаги и впервые подумала, как тихо он ходит для такого крупного мужчины.

Она твердила себе, что должна оставаться твердой и позволить ему уйти, однако не выдержала и повернулась.

– Алек, – позвала она, остановив его у двери. Лицо его было таким красивым, что у нее перехватило дыхание. Он явно не догадывался, зачем она окликнула его, и терпеливо ждал, когда она заговорит. – Спасибо тебе… за все, – тихо прошептала Кейт.

– Пожалуйста, – ответил он с мальчишеской улыбкой, вызвавшей у нее ассоциацию с радугой, которую, как она знала, нечего было и рассчитывать достичь.

Затем он ушел.

Кейт долго стояла, глядя на дверь и желая избавиться от предательских мыслей. Она пребывала в таком состоянии до самых сумерек.

Когда она наконец решила сдвинуться с места, движения ее были замедленными. Подойдя к высоким застекленным дверям, Кейт открыла их и вышла на балкон, глубоко вдохнув свежий ночной воздух. Она вдруг подумала, что даже воздух в этой части города совсем другой по сравнению с тем, какой был в том месте, где она обитала на улицах со своими парнями. И все остальное в богатом Уэст-Энде было лучше. Ей хотелось наслаждаться окружавшей ее роскошью в оставшееся время, чтобы потом сохранить воспоминания на долгие годы.

Близился конец ее пребыванию здесь, и она должна быть готова к этому.

Глава 21

– О, милорд, как прекрасно вы выглядите! – оживленно воскликнула миссис Диборн, встретив Алека на верхней площадке лестницы.

Алек признательно склонил голову:

– Благодарю вас, миссис Диборн. Я стараюсь.

Он был одет во все черное, и только на груди выделялась белоснежная рубашка, а также частично виднелся под вечерним костюмом строгих линий изумрудных тонов жилет. В складках превосходно повязанного галстука сверкал бриллиант. Его длинные до плеч темные волосы блестели в свете люстры, завершая образ холеного аристократа.

– Я с нетерпением жду мисс Кейт, – продолжила экономка. – Уверена, она тоже выглядит потрясающе. Она такая милая молодая женщина!

– Да, – согласился Алек.

Он представил Кейт в синем атласном платье, которое заказал специально для нее при тайном содействии миссис Диборн и заплатил неприлично большую сумму, чтобы получить платье как можно скорее. Ему очень хотелось, чтобы этот вечер был особенным для Кейт, и заимствованные у сестры платья не годились для этой цели. Алек даже не помышлял, что она может отказаться от его предложения, – это было совершенно невозможно.

– Ну кажется, я больше не могу сдержать свое любопытство, – сказала пожилая женщина. – Пойду проведать ее. – Она двинулась мимо Алека, но остановилась и, посмотрев ему прямо в глаза, добавила: – Мне действительно очень нравится мисс Кейт, и я надеюсь, вы проведете вместе чудесный вечер. – Ее умные карие глаза светились романтизмом, а лицо отражало материнские чувства.

Алек покачал головой, наблюдая за тем, как его давнишняя экономка исчезла в коридоре. Он усмехнулся и, повернувшись, начал спускаться по лестнице. Миссис Диборн была уникальной женщиной. Он обратил внимание, что почти все окружавшие его люди отличались своеобразием. Каждый по-своему являлся единственным в своем роде.

Алек был рад, что Кейт стала близким для него человеком. Конечно, она нуждалась в общении с кем-то еще, кроме него. Ей необходимо было также женское влияние.

Он вспомнил, как Энтони говорил ему, что Кейт может стать объектом его благотворительности. Тогда это заявление звучало довольно смешно, как звучит смешно и сейчас. Кейт не нуждалась ни в чьей благотворительности.

Алек направился к библиотеке, намереваясь пропустить стаканчик портвейна, когда услышал крик, донесшийся сверху. Он быстро вернулся назад и, поднимаясь по лестнице, увидел миссис Диборн, бегущую по коридору.

– Милорд! Милорд!

Заметив взволнованное выражение ее лица, Алек поспешил наверх, шагая сразу через две ступеньки. Он встретился с экономкой на верхней площадке. Ее лицо раскраснелось, и она тяжело дышала. Но самое главное – в глазах ее отражалось такое чувство, какого он раньше никогда у нее не замечал.

Это был страх.

– В чем дело, миссис Диборн? – спросил Алек, схватив ее за предплечье, чтобы успокоить. – Что случилось?

– О милорд! – всхлипнула она.

– Говорите же, миссис Диборн! Что-то с Кейт? Она пострадала?

Миссис Диборн покачала головой:

– Нет, милорд, она не пострадала.

– Тогда в чем же дело?

Экономка печально посмотрела на него, и по щеке ее скатилась одинокая слеза.

– Она ушла.

Алеку показалось, что его ударили молотком по голове.

– Вы уверены? Почему вы решили, что она ушла навсегда? Может быть, она просто вышла прогуляться. – На самом деле Алек понимал, что это не так, и печальный взгляд экономки говорил, что она тоже понимает это.

– Когда я вошла проведать Кейт, в ее комнате было темно. Я зажгла свечи в канделябре и обнаружила ее платье и туфли, лежащие на кровати. – Миссис Диборн протянула руку со свернутым листком бумаги. – Я обнаружила еще и это.

Алек покачал головой.

– Но это невозможно, – он не хотел брать записку, – это не может быть от Кейт. Она не умеет писать.

Лицо миссис Диборн исказилось.

– Кейт очень стремилась к знаниям. Мне казалось несправедливым, что она была раньше лишена возможности учиться.

– О чем вы говорите?

– Я учила ее читать и писать, – призналась миссис Диборн. – Она занималась тайком, чтобы удивить вас. По крайней мере я так думала.

Рука Алека слегка дрожала, когда он взял листок бумаги у экономки. Он долго смотрел на него, не разворачивая.

Затем медленно раскрыл листок прекрасной пергаментной бумаги со слегка зазубренными краями и эмблемой семейства Сомерсетов вверху. Челюсти его сжались, когда он начал читать то, что там было написано.

Закончив, Алек смял записку в кулаке, чувствуя, как гнев застилает боль от предательства Кейт.

– Милорд! – обратилась к нему миссис Диборн с тревогой, исказившей черты ее лица. – Что случилось? Куда ушла мисс Кейт? Она здорова?

– Думаю, с ней все в порядке, – с горечью ответил Алек. – А куда она ушла, неизвестно. Однако далеко уйти она не могла.

– Вы хотите сказать… она сделала это, сама приняв такое решение? А я подумала… ну, я подумала, что, возможно, что-то случилось и она была вынуждена уйти. Весь день она выглядела довольно странной, непохожей на себя.

Алек тоже это заметил, но посчитал, что все дело в том, как изменились их отношения. Он полагал, что, возможно, она смущена и даже немного напугана.

Какой же он дурак! Она просто играла с ним, как с мальчишкой! Она прекрасно притворялась. Для Энтони это было очевидно. Для Холмса тоже. Только он, Алек, не видел этого. Наверное, она смеется над ним сейчас, считая его доверчивым болваном.

О чем он только думал? Надеялся, что она изменится? Она жила на улице и постоянно дурачила людей своим простодушным личиком. Почему он посчитал себя каким-то особенным?

Алек почувствовал мучительную боль и, бросив смятую записку в стену, устремился вниз по лестнице и исчез в своем кабинете, громко захлопнув за собой дверь.

Миссис Диборн подняла брошенную записку, намереваясь уничтожить ее, чтобы никто больше не узнал о личных проблемах его светлости.

Она начала спускаться по лестнице, но не сделала и трех шагов, когда ее охватила тревога за свою юную подопечную. Медленно расправив записку, она прочитала следующее:

«Твой замечательный голубой бриллиант так хорошо подходит к моим глазам, что я не могла не взять его с собой. Считай это платой за то, что ты получил от меня».

* * *

Каждый шаг становился для Кейт тяжелее предыдущего. Она ненавидела Дрейка, но еще больше она ненавидела себя. Очевидно, Алек уже прочитал записку и, наверное, проклинает ее.

Все кончено.

И не надо было начинать. К сожалению, эта мысль не могла успокоить боль в ее сердце.

Фалькон.

Вот на ком необходимо полностью сосредоточиться сейчас. Ночь пройдет, и настанет утро, как бывает каждый день, независимо от ее желания или желания других людей. И с каждым днем боль начнет потихоньку утихать. Так должно быть, потому что она не сможет жить с разбитым сердцем.

– О, Фокс, что ты делаешь здесь? Ты знаешь, что человек может пострадать в этой части города, тут нехорошее место.

Кейт застыла на месте.

Затем она медленно повернулась и обнаружила Дрейка у себя за спиной. Будучи довольно толстым, он тем не менее умел бесшумно подкрадываться. Ей следовало ожидать его появления. Она отправила Уизла сообщить ему о встрече.

– Это ты, Дрейк? – прошипела Кейт. Она снова стала воровкой, манеры истинной леди ей больше не понадобятся. Однако ей пришлось сдержать свой гнев, потому что она знала, что нельзя высказать этому ужасному типу все, что она думает о нем, если хочет спасти Фалькона.

Дрейк пристально посмотрел на нее.

– Я вижу, ты совсем не изменилась, уличная дрянь. – Слова медленно слетали с его языка и тянулись, как патока в холодный день, а из-за тучности его мучила одышка после каждого третьего слова. – Твои голубые глаза все так же остры, как мой кинжал. А то можно было бы подумать, что время, проведенное с его светлостью, смягчило твой характер.

– Можно было бы также подумать, что тебя окончательно раздуло и разорвало на части, – запальчиво ответила Кейт. – Но кажется, мы оба ошибаемся. – Она прокляла себя за свой несдержанный язык.

И без того красное лицо Дрейка побагровело еще больше.

– Знаешь, я никогда не думал, что Фалькон так боится ножа, – произнес он, растягивая слова," от которых по спине Кейт пробежали мурашки. Зачем она провоцирует его? – Я не думаю, что мне придется выпустить кишки малышке. Она скончается от сердечного приступа, прежде чем я коснусь ее пальцем.

– Оставь Фалькон в покое!

– Мне кажется, ты не в том положении, чтобы мне приказывать. И если ты беспокоишься о своей подружке, то советую заткнуться. Надеюсь, тебе все понятно?

Стиснув челюсти так сильно, что скрипнули зубы, Кейт не проронила ни звука. Она должна сохранять спокойствие, хотя внутри кипели ненависть и злость при виде самодовольно улыбающегося Дрейка, удовлетворенного ее покорностью.

Он, как всегда, был одет весьма причудливо, стараясь казаться состоятельным джентльменом, однако его одежда даже близко не походила на ту, что носили богатые аристократы, на которых он очень хотел быть похожим. Ни один приличный портной не стал бы шить для него. Поэтому материал и покрой его одежды всегда были низкого качества, и это, как было известно Кейт, приводило Дрейка в ярость.

– Ты должна сделать разумный выбор, – сказал Дрейк. Затем он потер руки и мелкими шажками приблизился к ней. – Дай-ка мне получше рассмотреть тебя.

– Зачем? – резко спросила Кейт, стараясь сдерживать свое отвращение, и отступила назад.

Дрейк подвинулся и оказался в нескольких дюймах от ее лица.

– Не думаю, что мне нравится твой тон.

Прежде чем Кейт успела понять, к чему он клонит, Дрейк влепил ей тяжелую пощечину. От этого удара у нее посыпались искры из глаз. Она зашаталась и едва не упала на землю. Однако Дрейку не поставить ее на колени.

Кейт приложила руку к саднящей щеке и ощутила вкус крови из рассеченной верхней губы; Дрейк всегда носил на мизинце кольцо с рубином. Однако этот удар не вселил в ее сердце страха, на что рассчитывал Дрейк. Нет, это только укрепило ее решимость. Здесь был привычный для нее мир, в котором она выросла. Здесь не было ни пуховых кроватей, ни серебряных ложек.

Ни любви.

Кейт отпрянула назад, когда Дрейк поднял свою жирную руку, однако он всего лишь достал платок. Она не мигая смотрела на него. В ее мире не было места страху. Чтобы выжить, надо быть стойкой. Она сделает то, о чем он просил, но никогда не поступится своей гордостью. Это все, что у нее осталось.

– Так-то лучше, – сказал толстяк, растягивая слова и касаясь ее губы. – Теперь, если ты будешь хорошо вести себя, я обещаю сделать так, чтобы ты забыла об этой ненужной неприятности. Ты будешь петь у меня от восторга, моя маленькая голубка.

Эти слова Дрейка подействовали на Кейт как еще один удар.

«Он все знает!»

Как бы прочитав ее мысли, Дрейк сказал:

– Да, я знаю твой маленький секрет. – Он воспользовался платком, чтобы вытереть слюни в уголках рта.

Сердце Кейт сжалось. «Неужели он знает также о?..»

– Ты думала, тебе удастся скрыть это от меня? «Спокойно!» – приказала себе Кейт.

– Да, надеялась. – Она немного помолчала, затем сказала: – А как… как ты узнал?

Дрейк улыбнулся дьявольской улыбкой.

– Тебе не следовало шататься по улицам в платьях, моя дорогая. Мои люди видели тебя, и с их слов я понял, что ты прекрасно устроилась.

Сердце Кейт учащенно забилось в груди.

– Значит, ты следил за домом его светлости? – О Боже, Алек мог пострадать, и это была бы ее вина.

– А ты думала, я не буду следить? Неужели я мог доверять такой коварной лживой сучке, как ты? Твое счастье, что ты сама пришла сюда.

По спине Кейт пробежал холодок.

– Оставь в покое его светлость.

– Не тебе указывать, что мне делать.

– Оставь его!

– Уж не привязанность ли звучит в твоем голосе? – спросил Дрейк, и в его маленьких заплывших глазках промелькнул алчный огонек.

Кейт мысленно выругала себя. Она слишком многое открыла Дрейку. Нельзя позволять ему цеплять ее еще на один крючок.

– Чего ты добиваешься?

Он проигнорировал ее вопрос.

– Представь мою досаду, когда я узнал, что ты скрываешь свою добычу прямо у меня под носом. Люди, обманывающие меня, долго не живут. – В воздухе повисла скрытая угроза. – Однако, думаю, ты скоро утешишь мое уязвленное самолюбие своим ртом и созревшим телом.

– Нет! – воскликнула Кейт, не сдержавшись, и почувствовала тошноту при мысли о том, что эти мерзкие руки будут к ней прикасаться. Она скорее сойдет в могилу, чем позволит ему прикоснуться к ней.

– В чем дело? – Дрейк удивленно приподнял бровь. – Подумай о Фалькон, – напомнил он и мрачно посмотрел на нее, угрожая возмездием.

Кейт заскрежетала зубами.

– Хорошая девочка, – пробормотал Дрейк и, сдернув с нее шляпу, начал наматывать прядь ее волос на свой толстый палец.

Кейт вся сжалась, чувствуя, как к горлу подступает ком. Она никогда не считала себя жестокой, но в данный момент ей хотелось, чтобы у нее оказался нож.

– Где Фалькон? – спросила она сквозь стиснутые зубы.

Рука Дрейка замерла, и Кейт подумала, что он хочет опять ударить ее. Дрейк хотел обладать безоговорочным преимуществом в разговоре, но забыл, что она тоже имела козыри на руках. У нее был бриллиант голубой воды. Дрейк владел тем, что хотела заполучить она, а у нее было то, что хотел поиметь он.

– Где Фалькон? – снова спросила она, но на этот раз более требовательным тоном.

Дрейк сжал челюсти. Он был похож на вулкан, который вот-вот начнет извергаться. Затем, к удивлению Кейт, на его безобразном лице появилась улыбка.

– Скоро узнаешь, – язвительно сказал он, сверкая глазами. – Знаешь, малышка, приглядевшись к тебе поближе, я заметил, что ты стала хорошенькой девчонкой. У тебя большое будущее. С таким нежным телом, которое, я уверен, скрывается под твоими лохмотьями, ты вполне могла бы составить мне компанию. Ты могла бы жить как королева, вместо того чтобы обчищать кошельки и карманы зевак, как заурядная воровка.

– Я предпочитаю быть заурядной воровкой, ремесло шлюхи не по мне, – прошипела она.

– С каких это пор ты стала святой? Странно. Думаешь, если ты переспала с графом, то стала выше всех нас? То, что богатый лорд лежал между твоих ног, не делает тебя лучше обычной проститутки. Я не стал бы на твоем месте слишком важничать. – Он сделал паузу, изучая ее. – Или, может быть, ты думаешь, что граф в дальнейшем захочет иметь дело с такой, как ты?

Кейт напряглась. Казалось, Дрейк читал ее мысли. Однако она ни за что не признается в этом.

– Ты совсем выжил из ума? У меня нет никакого интереса к этому высокомерному аристократу, и он нисколько мной не интересуется.

– Я почему-то тебе не верю.

– Меня не волнует, веришь ты мне или нет! – яростно ответила она, дав волю своему гневу.

Дрейк ухмыльнулся:

– Ну ладно, верю, малышка.

– Ты позвал меня сюда, чтобы заниматься болтовней, или у тебя есть ко мне дело?

– Конечно, дело… и оно гораздо серьезнее, чем твое детское увлечение, не так ли?

Кейт сжала кулаки.

– Чего ты хочешь?

Дрейк погладил свой подбородок.

– Очень многое, детка… и, как ты знаешь, я всегда получаю то, что хочу. В данном случае я хочу заполучить некоторые вещицы из драгоценностей графа. Полагаю, у тебя найдется что-нибудь для меня?

Кейт ощутила тепло бриллианта голубой воды в своем кармане, напомнившего ей о ее предательстве.

– А если я не соглашусь? – рискнула спросить она, не желая расстаться с драгоценностью Алека.

Дрейк сузил глаза, и лицо его приняло угрожающее выражение.

– Если не согласишься, я подрежу твоей подружке крылышки и ты найдешь ее плавающей в Темзе лицом вниз.

Кейт побледнела. Она не сомневалась, что Дрейк выполнит свою угрозу. Зачем доводить его до этого? Главное сейчас – вернуть Фалькон.

– Я вижу, ты представила эту картину. Очень хорошо. – Дрейк зашел ей за спину и сказал на ухо: – Мне очень не хочется, чтобы что-то случилось с Фалькон, однако несчастные случаи не редкость в нашем городе. Какая будет трагедия, если вдруг оборвется жизнь такой молодой девчонки. Ты согласна со мной?

Кейт кивнула, с трудом справившись с тошнотой, подступившей к горлу, когда ощутила на своей шее горячее мерзкое дыхание Дрейка.

Она закрыла глаза и впилась ногтями в свои ладони, почувствовав, как потная рука Дрейка коснулась ее ягодицы и сжала ее. Она услышала, как он одобрительно хмыкнул.

– Я мог бы облегчить твою участь, милашка… если бы мы объединились.

– Никогда!

– Никогда не говори «никогда», – сказал он, в то время как его рука скользнула по ее бедру и боку, подбираясь к груди.

Этого Кейт уже не смогла стерпеть. Двинув локтем ему в живот, она освободилась от него и почувствовала огромное удовлетворение, когда он застонал.

– Ах ты, сучка! – выругался Дрейк, согнувшись пополам. – Ну, погоди!

Кейт поняла, что надо поскорее замять этот инцидент. Она не должна допустить ошибку, в результате которой может пострадать Фалькон.

– Я пришла сюда не для того, чтобы меня лапали. Ты говорил, что хочешь получить какую-нибудь вещицу из драгоценностей его светлости, а взамен вернешь мне Фалькон. Так вот, у меня есть кое-что для тебя.

– Забудь о возвращении Фалькон, шлюшка! – прошипел Дрейк, медленно распрямляясь.

Кейт призвала на помощь всю свою волю, чтобы не поддаться панике. У нее есть то, чего он хочет, и он изменит свое мнение.

Она достала бриллиант из кармана и подняла его кверху. В голубом сиянии луны драгоценный камень как бы ожил. Голубой бриллиант, казалось, переливался, подобно мерцающей блестящей глади озера. Эффект был завораживающим.

– Значит, ты не хочешь получить это? Внимание Дрейка было приковано к бриллианту, и Кейт почувствовала облегчение.

– Что это? – спросил он, облизнув губы и протянув руку к ожерелью.

Кейт отдернула драгоценность, и он нахмурился. Теперь все козыри были у нее в руках. Дрейк не мог противостоять притягательности голубого бриллианта.

Помахав им перед его носом, как приманкой, Кейт ответила:

– Этот камень называется бриллиантом голубой воды. Он единственный в своем роде.

Дрейк снова протянул руку к ожерелью, и она снова отдернула его назад.

– Я обменяю это на Фалькон, – продолжила Кейт. – Это условие нашей сделки, и я не буду торговаться. Теперь иди и освободи Фалькон.

Дрейк удивленно приподнял свою мохнатую бровь.

– О какой сделке ты говоришь?

– Не играй со мной. Ты прекрасно знаешь, о чем я говорю. Ты хотел получить какую-нибудь драгоценность от богатого лорда в обмен на Фалькон. Ничего более ценного ты не сможешь приобрести.

– Откуда я знаю, что это настоящий камень? Кейт недоверчиво посмотрела на него.

– Ты что, слепой? Любой скажет, что это настоящий бриллиант. Думаешь, я так глупа, чтобы принести тебе подделку?

Дрейк пожал плечами:

– Кто тебя знает? – Он протянул руку. – Дай мне посмотреть на него.

Кейт покачала головой:

– Не дам, пока не увижу Фалькон.

– Не пытайся торговаться и не дави на меня. Дай мне бриллиант, – потребовал он.

Кейт снова покачала головой. Имея дело с Дрейком, нельзя было полагаться на его честность. Она скорее умрет, чем отдаст ему ожерелье, не увидев Фалькон свободной. Она и так уже пожертвовала многим, разрушив все надежды на дальнейшие отношения с Алеком, который был так добр и внимателен к ней. Он обращался с ней как с настоящей леди, а она отплатила ему тем, что сбежала от него. Такое не прощается, и теперь все кончено.

– Как только Фалькон вернется ко мне, ты получишь этот чертов бриллиант.

– Твоя преданность друзьям трогает мою душу, – насмешливо сказал Дрейк. – Однако твоя энергия достойна лучшего применения. – Он пожал плечами. – Очевидно, ты сделала свой выбор. Однако я думал, что ты умнее.

Кейт увидела, как он кивнул кому-то позади нее. Из темноты возникли двое его головорезов. Ей некуда было бежать – Дрейк заманил ее в ловушку. Но она не сдастся так легко!

Кейт ринулась в направлении двух мужчин с одной только мыслью: сохранить ожерелье. Иначе она лишится единственной возможности спасти Фалькон.

Кейт метнулась в одну сторону, затем в другую, увертываясь от рук грузных мужчин, пытавшихся схватить ее. Она была легче и проворнее, и в этом заключалось ее преимущество. Любой из них мог сокрушить ее ударом мясистой руки, но она к тому же была гораздо сообразительнее и намеревалась воспользоваться этим в полной мере.

– Хватайте ее, болваны! – прорычал Дрейк, присоединившись к погоне, несмотря на свою огромную массу.

Кейт удалось успешно избежать захвата, и мужчины, тяжело двигаясь, устремились за ней. Однако она уже была вне их досягаемости.

– Я убью Фалькон.

Кейт остановилась и замерла. Эти три слова заставили ее отказаться от бегства. Мужчины подоспели к ней, и каждый схватил ее за руки, как будто она была настолько сильна, что могла освободиться от их захвата.

– Не стойте как истуканы, идиоты! – крикнул Дрейк своим людям. – Заберите у нее бриллиант!

– Да, конечно, – пробормотал один из мужчин и, сунув руку в ее карман, вытащил ожерелье. Его глаза расширились, как блюдца, и он сглотнул слюну. – Вот это камушек, черт возьми!

– Отдай его мне, болван! – приказал Дрейк.

– Извини, – промямлил громила, протягивая ожерелье хозяину.

Дрейк взял его и поднес к глазам, вертя так и эдак.

– Хм-м!

Кейт оцепенела. Теперь она пропала.

– Ты получил то, что хотел, Дрейк. Я выполнила условие нашей сделки. Теперь твоя очередь. Где Фалькон?

– Всему свое время, моя девочка.

– Ты не можешь быть недовольным этим ожерельем. Ни у кого в мире нет такого.

– Ты уже говорила об этом.

Кейт попыталась высвободить свои руки из захвата огромных мужчин, но эта попытка оказалась бесплодной. Они даже не шелохнулись.

Она тяжело дышала от расстройства и гнева, глядя на Дрейка.

– Что ты собираешься сделать с Фалькон? Я должна знать.

Дрейк весело рассмеялся.

– Должна знать? К сожалению, у нас разные взгляды на это.

– Будь ты проклят! – крикнула Кейт. Дрейк снова резко ударил ее по лицу.

– Ты испытываешь мое терпение!

Кейт наверняка упала бы, если бы головорезы Дрейка не держали ее за руки.

– Чего же ты еще хочешь? – прошептала она, понимая, что потерпела поражение.

– Я хочу, чтобы ты вернулась в дом графа и притащила еще вещицы, похожие на эту, – сказал он, «указывая на ожерелье.

Глаза Кейт расширились.

«Вернуться назад к Алеку? Это невозможно».

– Я не могу сделать это.

– Сможешь, сможешь, если хочешь снова увидеть Фалькон.

– Говорю тебе, я не могу! Он уже должен узнать, что ожерелье пропало. Думаешь, он такой глупый, что позволит мне вернуться в его дом после того, что я сделала?

Дрейк окинул ее взглядом.

– Ты недооцениваешь власть своего обаяния, детка.

– Улыбка и доброе слово едва ли помогут в данном случае. – Хотя Кейт хотела бы снова завоевать этим доверие Алека.

– Ну, думаю, ты справишься с этим делом, не так ли? Внутри у Кейт все сжалось.

– Значит, ты хочешь, чтобы я принесла тебе еще одну вещь, и тогда ты отпустишь Фалькон?

Дрейк пожал плечами:

– Может быть, да, а может быть, нет. Это зависит от того, что ты принесешь мне.

Кейт поняла, что он не удовлетворится тем, что получит в следующий раз, и будет требовать, чтобы она таскала еще и еще, если не от Алека, то от кого-нибудь другого. Таким образом она станет одной из его глупых пешек, которых он использует по своей прихоти.

Кейт ощутила боль в груди.

– Его светлость, вероятно, обратился к властям, и меня разыскивают, – сказала она, хотя в душе была уверена, что Алек не станет делать это. Не такой он человек.

Дрейк не смотрел на нее, изучая свое новое приобретение.

– Меня это не волнует. Ты достаточно сообразительная девочка и сама решишь, как тебе следует поступить. Уверен, ты найдешь правильное решение. При этом не забывай о своей Фалькон и о том, какие ужасные могут быть последствия, если ты разочаруешь меня.

Затем Дрейк кивнул и его помощники отпустили Кейт. Она потерла свои руки, на которых наверняка останутся синяки в тех местах, где мясистые пальцы держали их.

– Могу я по крайней мере повидать Фалькон? – спросила она.

– Посмотрим. – Выражение его лица говорило о том, что он явно получал удовольствие, чувствуя ее зависимость от него. – Если ты сделаешь то, что я сказал, я позволю тебе поговорить с Фалькон завтра. Ты должна прийти сюда в то же время и ни минутой позже. Поняла?

– Да, – кратко ответила она. Дрейк криво улыбнулся.

– Я уверен, что ты сделаешь все возможное, чтобы не разочаровать меня, не так ли?

Кейт коротко кивнула и потом наблюдала, как Дрейк и два его телохранителя удалялись, пока не исчезли из виду.

Тогда, не в силах больше сдерживаться, она разрыдалась.

Глава 22

Звук разбитого бокала отразился эхом в кабинете, однако это не принесло Алеку желанного удовлетворения. Острые осколки хрусталя разлетелись во все стороны, не задев Алека, но даже если бы они ранили его, он, наверное, не почувствовал бы боли.

Он находился в полном оцепенении.

Раздался поспешный стук в дверь, а затем она открылась.

– С вами все в порядке, милорд? – озабоченно спросил Холмс. – Мне показалось, что я слышал…

– Убирайтесь! – крикнул Алек.

Не услышав, что дверь немедленно закрылась, Алек медленно повернулся и встретился лицом к лицу с дворецким. Алек знал, но ему было безразлично, что он выглядит как безумец с небритым лицом и в растрепанной одежде. Однако трудно было сказать, заметил ли Холмс его состояние, поскольку дворецкий стоял на пороге, подобно восковой фигуре.

– Неужели я непонятно выразился? – прорычал Алек.

Холмс заморгал, нащупывая ручку двери.

– О… извините, милорд.

И в следующее мгновение он исчез.

Алек что-то проворчал ему вслед и повернулся к пламени камина, в котором видел только мрак, соответствующий его настроению.

Он был пьян.

Однако алкоголь никак не мог заглушить мысли о Кейт.

Почему она сделала это? Ведь он хорошо обращался с ней. Он дал ей все, что должен был дать.

«Черт побери! – Перестань мучить себя этими мыслями!»

Оттолкнувшись от камина, Алек устремился к буфету. Надо выпить еще.

Он схватил бокал, поднял бутылку виски и перевернул ее. Ничего не вылилось. Он потряс ее.

Проклятие, не осталось ни капли!

Бутылка последовала тем же путем, что ранее хрустальный бокал.

Дверь, скрипнув, снова открылась. Алек стиснул челюсти. Неужели этот чертов Холмс не понимает? Он что, хочет смерти?

Алек не обернулся. Он уже не контролировал себя, готовый взорваться, что было совершенно не похоже на него.

– Холмс, я вас предупредил! – прорычал он. – Надеюсь, когда я повернусь, вы уже исчезнете. Не заставляйте меня повторять.

Алек ждал, когда закроется дверь, и почувствовал облегчение, услышав щелчок. Он оперся ладонями на буфет и склонил голову.

– Привет, Алек, – послышался дрожащий голос, который подействовал на него как удар хлыста по спине.

Он замер.

Может быть, ему только показалось? Ну конечно. Невозможно, чтобы это был ее голос.

Он медленно повернулся и увидел Кейт, прислонившуюся спиной к двери. Она не выпускала ручку, готовая в любой момент выскочить наружу. Он сузил глаза, глядя на ее красивое предательское лицо – при этом на его сведенных скулах пульсировали жилки. Как ни странно, но он осознал, что не испытывает ненависти к ней, хотя следовало бы. Скорее он ненавидел себя за свои чувства в данный момент, за то облегчение, которое ощутил внутри при виде, что она не пострадала на улице и выглядела здоровой и невредимой. Он едва не рассмеялся от этой последней мысли, которая показалась нелепой. Ведь Кейт выросла и жила в том мире.

А в данный момент она, вероятно, была бы в большей безопасности на улице, чем рядом с ним.

– При мне нет никаких драгоценностей, так что тебе не повезло. – Его укол достиг цели; Кейт вздрогнула.

– Полагаю, я заслужила такой упрек, – сказала она едва слышно.

– Полагаешь? – взорвался Алек, направляясь к ней с сердитым выражением лица. – Ты действительно заслужила это и гораздо большее. – Он протянул руку, чтобы схватить ее, но остановился и сжал кулаки. – Ты очень рискуешь, придя сюда. Почему ты думаешь, что я не вызвал констебля?

– Потому что хорошо знаю тебя.

Ее мягкий ответ, без всяких колебаний, обезоружил его.

– Я вполне мог бы это сделать, – настаивал Алек, хотя его слова звучали неубедительно.

– Однако не сделал, так ведь?

Алек почувствовал, что его гнев спадает, хотя он не хотел расслабляться. Он не мог допустить, чтобы его снова одурачили.

– Где ожерелье? – спросил он.

– Оно пропало.

– Пропало? Что значит пропало?

– Я хочу сказать, что его больше нет у меня.

– Ты уже продала его? Проклятие, какая ты шустрая. – Алек повернулся и отошел от нее. – Кажется, Энтони был прав относительно тебя.

– Думаю, да, – прошептала Кейт, закрывая глаза.

Она стояла в кустах у дома почти целый час, прежде чем украдкой проникнуть внутрь, и чувствовала себя ужасно глупой, глядя на окно кабинета Алека. Она видела, как он метался по комнате и выпивал бокал за бокалом с гневом – и, может быть, болью? – на искаженном лице.

Она могла представить, как великолепно он выглядел, спускаясь по лестнице в своем строгом черном костюме, подобном тому, в котором был на балу у Резерфордов, и потом ждал ее, чтобы сопровождать на обед. Казалось, она отдала бы все на свете, чтобы быть рядом с ним в тот момент.

Оставшись наедине в зеленой гостиной, Алек подхватил бы ее и закружил в вихре танца. И не важно, что она не умела танцевать, потому что ее ноги едва ли касались бы пола. Он был бы очарователен, и она тоже.

Теперь же она выступает в роли предательницы.

А он жертва предательства.

Она должна незаметно прокрасться в темноте и сделать то, что обязана сделать. Или, может быть, выбрать другую жертву? В городе много богатых лордов. Однако для этого нужна подготовка, на которую уйдет много времени. А вот времени у нее как раз не было.

– Надеюсь, ты поверишь мне, если я скажу, что очень сожалею о своем поступке, – Как малозначительно звучат ее слова, подумала она.

– А я надеюсь, что ты поверишь мне, если я скажу, что не верю ни единому твоему слову, – проворчал Алек.

Кейт покачала головой. О чем она только думала, возвращаясь сюда? Алек ненавидел ее. Она сама ненавидела себя.

– Очень жаль, – прошептала Кейт. – Мне не следовало приходить сюда. – Она сознавала, что ее мотивом было не только воровство для Дрейка. – Я просто хотела…

Кейт замолчала, почувствовав, что если договорит, то потеряет единственное, что у нее осталось, – гордость.

– Я сейчас уйду. – Она, пожалуй, найдет кого-нибудь другого, чтобы обокрасть. Дрейку все равно. Но разве она не знала об этом до того, как войти в дом Алека и в его кабинет?

Конечно, знала.

И все же это не остановило ее. Просто она не хотела признаться самой себе в истинных причинах прихода сюда.

Повернувшись, Кейт прижалась лбом к холодной твердой двери, стараясь подавить эмоции, нахлынувшие на нее. Она испытывала боль, которая казалась сейчас сильнее, чем после первого ухода. Почему она так терзает себя?

Кейт ухватилась за ручку двери, как за спасательный круг, и, повернув ее, открыла дверь. В этот момент она почувствовала сзади тепло тела Алека. Он приложил свою большую руку к двери и закрыл ее.

– Черт бы тебя побрал! – произнес он низким охрипшим голосом.

Кейт застыла и не могла бы пошевелиться, если бы даже захотела. Алек был так близко. Его теплое дыхание касалось ее уха, и от его тела исходил невероятный жар, окутывавший ее словно накидкой. Его грудь соприкоснулась с ее спиной, и она ощутила ее мускулистость. Как ей хотелось повернуться и прикоснуться к нему, чтобы почувствовать его кожу кончиками своих пальцев.

Она закрыла глаза, вспомнив, как хорошо им было, как он возносил ее к высотам блаженства. Он сделал ее настоящей женщиной. Более того, он пробудил в ней настоящие человеческие чувства и мечты. Он пробудил в ней любовь.

– Извини, – прошептала она, – мне не следовало приходить.

– Почему ты это сделала?

– Я… я не хотела.

– Это не ответ, Кейт.

Почему он требует ответа на вопрос, на который ей не хотелось отвечать? Впрочем, чего она ожидала? Она провинилась перед ним, однако он не ругал ее, но мучил тем, что добивался правды.

Кейт вздрогнула, когда его руки легли ей на плечи. Затем он медленно повернул ее лицом к себе. Она не сопротивлялась. Когда же глаза их встретились, между ними вспыхнуло пламя.

Кейт не хотела думать о том, что будет завтра. Ее охватило желание снова познать наивысшее блаженство и как можно дольше наслаждаться близостью с этим красивым мужчиной.

Алек склонил к ней голову, и Кейт поняла, что он намеревается поцеловать ее. Где-то в глубине сознания промелькнула мысль оттолкнуть его, однако все ее существо жаждало этого поцелуя.

Ресницы ее затрепетали, и глаза закрылись, когда его губы коснулись ее губ, по всему телу пробежала сладостная дрожь. Она без колебаний ответила на его поцелуй, охваченная любовью и страстным желанием. Ее руки скользнули по его мускулистой груди к шее, и пальцы вплелись в шелковистые темные волосы.

Она полностью отдалась своим чувствам, желая запечатлеть в памяти все, что касалось Алека.

– Что ты делаешь со мной, Кейт? – прошептал он и снова безжалостно впился в ее губы.

Он притянул ее к себе, затем прижал еще ближе. Кейт уже почти ничего не соображала, когда они опустились на пол, не обращая внимания на то, что дверь не заперта. Она изнемогала от желания.

– Алек, – прошептала Кейт, в то время как он начал целовать ее шею и его язык погрузился в ложбинку у основания горла. Она вздрогнула, ощутив прохладу обнаженной кожей, когда он расстегнул одну пуговицу ее рубашки, затем другую. Его теплые влажные губы сомкнулись вокруг затвердевшего соска, и она застонала, испытывая наслаждение и… раскаяние.

Дрожащими от возбуждения руками она попыталась стянуть с него рубашку, страстно желая прикоснуться к его обнаженному телу, как ей представлялось, когда она стояла у дома и наблюдала за ним через окно. Она хотела слиться с ним, но Алек воспротивился. Он продолжал нежно посасывать то один, то другой набухший сосок и водил языком в ложбинке между ее грудями.

Кейт металась, сжимая руками его плечи. Боже милостивый, что он делал с ее телом: ласкал его, словно настраивал музыкальный инструмент. Она вся дрожала от возбуждения, когда он наконец оторвался от ее груди.

Алек медленно приподнялся, и его жесткая рубашка скользнула по ее нежным соскам, но она не обратила на это внимания, погруженная в свои чувства. Она жаждала продолжения ласк и хотела, чтобы утро никогда не наступало.

Наконец ее пальцы нащупали пуговицы его рубашки и начали судорожно расстегивать их. Она удовлетворенно вздохнула, когда одежда соскользнула с его плеч и была отброшена в сторону. Ее ладони коснулись гладкой теплой кожи, и она начала гладить его, начиная с широких плеч до мускулистой груди и ниже до напряженного плоского живота. Ее пальцы дотронулись до края пояса, и Алек, оторвавшись от ее губ, приподнялся, чтобы обеспечить ей больший доступ. Кейт воспользовалась предоставленной возможностью и расстегнула его штаны. Когда же ее пальцы прошлись вдоль его мужского естества, он застонал, а она испытала восторг, чувствуя себя настоящей женщиной.

Она гладила нежную оболочку его налитого кровью органа, наслаждаясь гладким скольжением шелка по стали и своей властью над этим гигантом.

Однако ее власть над ним длилась только минуту, а потом он снова возобладал над ней, расстегнув ее штаны и медленно стянув их с бедер. Алек приподнял каждую ее ногу и поцеловал каждый пальчик, прежде чем перейти к икрам, а затем к местечкам под коленками.

Кейт перестала что-либо соображать, когда он начал целовать и лизать внутреннюю сторону ее бедра, продвигаясь к горячей влажной пульсирующей сердцевине. Она вся дрожала в предвкушении.

Из ее горла вырвался крик, когда его язык коснулся пика, скрытого между складками набухшей плоти. Все тело Кейт было охвачено огнем, в то время как он продолжал ласкать ее, доводя до экстаза.

Она извивалась, ничего не видя перед собой, кроме Алека, который творил чудеса своими губами, и впилась ногтями в его плечи, стараясь притянуть к себе.

– Пожалуйста, Алек, – взмолилась она, испытывая жгучую потребность ощутить его внутри себя. Однако он медлил с этим, желая довести ее до безумия.

Когда она в конце концов уже не могла больше выдержать, он приподнялся над ней и устроился между ее бедер. Кейт смотрела на него, чувствуя, что эмоции, которые она хотела бы скрыть, отражаются в ее глазах. Его взгляд тоже был полон желания, и еще в нем таилось нечто неясное, что она очень хотела бы узнать. Они не отрывали глаз друг от друга, когда она направила его член в свою жаждущую глубину, полностью поглотив его. Алек со стоном до конца вошел в нее и начал двигаться взад и вперед внутри, а она при этом плотно прижималась к нему.

– О Кейт! – хрипло произнес он низким голосом и накрыл ее губы своими губами.

Она вся пылала, что-то бессвязно шепча и выкрикивая его имя, а он стонал, чувствуя необычайный жар в том месте, где соединились их тела.

– О… да… Алек…

Они одновременно достигли вершины блаженства и расслабились. Тела их, переплетенные руки и ноги были покрыты потом. Они долго не могли облегчить накатившую душевную боль.

Алек скатился с нее, но не встал с пола. Кейт очень хотелось узнать, о чем он думает сейчас. Злился ли он на себя за то, что не выдержал и соблазнился ею? Она не могла винить его за это.

Кейт резко села, устыдившись вдруг своего поведения. Как она могла так легко уступить ему?

Подобрав свою рубашку, она поспешно надела ее, не осмеливаясь взглянуть на Алека. Ей не хотелось увидеть осуждение в его глазах.

– Мне не следовало приходить сюда, – снова повторила она в полной тишине.

– Ты уже говорила это.

Кейт встала, и, к счастью, ее рубашка оказалась достаточно длинной, чтобы прикрыть бедра. Она зашла за кресло с подголовником и натянула там штаны, понимая, что глупо прятаться – Алек уже повидал ее полностью обнаженной.

– Что скажешь, Кейт? Я так и не услышал… почему ты ушла, почему вернулась и… почему решила похитить бриллиант. Все это мне непонятно. – Он сел, и пламя камина осветило его бронзовый торс, оттеняя мышцы живота. – Неужели дело в деньгах? Ты могла бы прийти ко мне, если тебе нужно что-то.

Кейт хотела бы, чтобы ее проблема решалась так просто. Она могла бы попросить его, и он помог бы ей. Но она не желала втягивать его в свои дела.

– Я не знаю, что ты хочешь, чтобы я сказала. – Она отвернулась и откинула пряди волос с лица.

– Как насчет того, чтобы хоть раз сказать правду?

– Я не понимаю, о чем ты говоришь.

Алек вскочил на ноги с гневным выражением лица.

– Ты прекрасно понимаешь, о чем я говорю! – сказал он низким хрипловатым голосом. – Почему ты вернулась, Кейт? Если, судя по твоей короткой записке, ты оказалась такой бессердечной, я думаю, ты должна была бы просто поздравить себя с победой, оставаясь на улице, вместо того чтобы стоять здесь с несчастным видом. Кейт резко взглянула на него.

– Я не чувствую себя несчастной! – солгала она. – Я… я… – «Я никудышная, пропавшая, одинокая, и ты не должен смотреть на меня таким взглядом, от которого мне хочется броситься в твои объятия и остаться там навсегда».

Алек, обнаженный, как Адонис, не смущаясь, расхаживал из угла в угол по комнате, неистовый и великолепный.

Они представляли собой странную пару: честность и обман, солнечный свет и тьма, аристократ и воровка.

– Что с тобой, Кейт? – спросил Алек. – Почему ты не можешь просто рассказать мне о своих проблемах? Ведь я не враг тебе.

– Я никогда не считала тебя своим врагом.

Алек подошел к ней и замер. Она наблюдала за ним. Он был похож сейчас на холеного сильного кота, а она – на его добычу.

Он стоял перед ней, и его тепло окутывало ее, проникая внутрь, подобно тому как солнечные лучи проникают в набухшую почку, побуждая ее раскрыться.

Страх, боль и радость – все смешалось в сознании Кейт, когда он положил свои руки ей на плечи.

– Скажи мне, Кейт. Скажи, что случилось. Ведь должна же быть причина такого странного твоего поведения.

Кейт открыла было рот, поддавшись искушению довериться ему и все рассказать. Она знала, что он мог решить ее проблему.

Однако это не его проблема, напомнила она себе. И она никогда не простит себе, если он пострадает из-за нее.

Кейт попыталась высвободиться из его объятий, но он не пускал ее.

– Мне не следовало приходить. – Она должна уйти и как можно скорее. Он добивался от нее правды, но она не могла открыть ее.

Она хотела любви… любви, которая никогда не будет доступна ей.

Руки Алека сжали ее плечи.

– Перестань повторять одно и то же, черт побери! Мне надоело.

– Я должна идти.

Он колебался, стиснув зубы и пронизывая ее тяжелым взглядом. Затем опустил руки и отступил на шаг. Он не собирался удерживать ее.

Хотела ли она остаться с ним?

Да.

Кейт почувствовала, что ей трудно дышать, когда пылкий взгляд его темных глаз устремился на нее и подтолкнул вперед, как будто притягивая необъяснимыми невидимыми узами.

Она откинула голову назад, а он наклонил свою вниз. Его взгляд скользил по ее волосам, носу, щекам, а когда достиг губ, они вдруг пересохли и начали слегка подрагивать. Кейт смочила их языком и услышала, как он резко втянул воздух, а потом увидела, как его голова медленно и неотвратимо начала склоняться к ней. Ее губы раскрылись в предвкушении.

Алек поцеловал ее, и она закрыла глаза, ощутив необычайное блаженство. От него веяло виски, табаком и солнечным теплом. Она не могла противиться ему. Ее тело прильнуло к его телу, повторяя все контуры, как будто было создано специально для него.

Он слегка отстранился от нее.

– Ты пойдешь со мной? – спросил он хриплым страстным голосом.

Кейт вздрогнула, когда его теплое дыхание коснулось ее волос. Не в силах говорить, она только кивнула в ответ.

Он надел брюки, оставив все остальное, взял ее за руку и повел к двери кабинета. Кейт заколебалась, когда он открыл ее. Ей не хотелось, чтобы кто-нибудь узнал, что она была в этой комнате, потому что стыдилась того, что сделала. Однако Алек не позволил бы ей сомневаться, и потому она последовала за ним. Она с облегчением обнаружила, что никого нет поблизости, когда они начали подниматься по лестнице. Она знала, куда они идут.

В комнату Алека. В его теплую уютную кровать, где она впервые познала блаженство любовных ласк под его магическим руководством.

Ее сердце учащенно забилось, когда они вошли в тускло освещенную комнату. У нее не оказалось времени, чтобы о чем-то подумать или возразить, хотя она и не собиралась делать это.

Как только за ними закрылась дверь, Алек повернулся и крепко прижал Кейт к своей груди, горячо и страстно целуя. Затем прижал ее к двери, а она обвила руками его шею. Тогда он взял Кейт за ягодицы и приподнял, оторвав от пола, а она обхватила его талию ногами, желая полностью слиться с ним, почувствовать его внутри себя и отдаться ему до конца, чтобы потом навсегда запечатлеть в памяти их стихийную телесную близость.

Алек с огромной осторожностью отнес ее на кровать и лег сам, накрыв ее жаром своего тела.

Внезапно раздался стук в дверь.

– У вас все в порядке, милорд? – послышался озабоченный голос Холмса.

Кейт почти лишилась наслаждения, которое Алек создал своими губами, языком и руками. Услышав голос дворецкого, она очнулась от чувственного забытья.

– Алек, Холмс у двери.

– Хм-м, – прозвучало в ответ, в то время как его губы целовали ее шею, ключицу, а потом спустились в ложбинку между грудями.

– О Боже, – простонала Кейт, когда он взял в рот один из сосков, а ладонью накрыл другую грудь.

Стук в дверь повторился.

Кейт досадливо покачала головой и уперлась руками Алеку в плечи, но это было все равно что попытаться сдвинуть гору.

– Алек, ради Бога, ответь ему, пока он не вошел сюда!

– Что? – Алек недоуменно посмотрел на нее. Потребовалось некоторое время, чтобы он пришел в себя, после чего он прорычал раздраженным голосом: – У меня все хорошо, Холмс! А теперь убирайтесь к черту!

Холмс был немедленно забыт, когда губы Алека слились с ее губами в неистовом поцелуе и их языки вступили в схватку, в которой – Кейт знала – ей не победить никогда.

Он был само очарование, огонь, экстаз.

И он принадлежал ей.

В этот момент. В этот единственный неповторимый момент…

Несколько часов спустя, после того как Алек еще два раза занимался с ней любовью, Кейт лежала без сна, глядя в потолок. Равномерное легкое дыхание Алека говорило о том, что он спит. Она тихо и очень осторожно высвободилась из его объятий и соскользнула с кровати, а потом долго стояла, глядя на него. Он был прекрасен и телом, и душой. Он заслуживал более достойной женщины, чем она. Этот человек был не для нее.

Кейт машинально оделась и зашла с другой стороны кровати. Она протянула руку, чтобы коснуться его щеки, но остановилась. Нельзя его будить.

Пора уходить.

Ноги Кейт едва слушались ее, когда она подошла к двери. Затем, взглянув последний раз на Алека, она вышла в темный коридор.

Алек проснулся с восходом солнца и протянул руку к Кейт, но кровать была пуста.

Он резко открыл глаза.

Она исчезла.

Вскоре он обнаружил также, что вместе с ней исчезла бесценная китайская ваза.

Глава 23

– Я же говорил тебе, – медленно произнес Энтони, сидя на следующее утро в кабинете Алека со злорадным выражением лица. – Эта крошка с самого начала сулила массу неприятностей. Ты должен был позволить мне отправить ее в Ньюгейт, как я и собирался. Несколько дней в этой крысиной дыре пошли бы ей на пользу.

Алек не был расположен обсуждать с Уитфилдом этот вопрос, однако высказывания приятеля были такими абсурдными и возмутительными, что он не смог сдержаться:

– Что значит – говорил? О чем ты толкуешь, черт побери? Ведь ты сам привел ее сюда.

Для Энтони этот факт казался несущественным.

– А тебе следовало лучше думать, прежде чем позволять мне решать за тебя такие важные вещи. На самом деле это был твой выбор, Брекридж.

Алек стиснул зубы, с трудом сдерживаясь, чтобы не схватить Энтони за шиворот и не встряхнуть его так, чтобы мозги встали на место.

– Проклятие! Это ты убеждал меня принять ее! Энтони театрально задумался, наморщив лоб и приложив палец к подбородку.

– Неужели! – Он пожал плечами. – В любом случае это настоящее бедствие, не так ли?

Алек пристально посмотрел на него. Он не хотел, чтобы Энтони продолжал досаждать ему своей глупостью, создавая трения между ними.

– Откуда, черт возьми, ты узнал о моих проблемах? – спросил он с нарастающим раздражением.

Энтони кивнул на дверь:

– Твой дворецкий – неиссякаемый источник информации, если надавить на него, конечно. Достаточно направить разговор в нужное русло, немного пригрозить и применить несколько уловок. – Он пожал плечами. – В его болтовые много бесполезной ерунды, хотя можно выудить и кое-что существенное. Из тебя же ничего не вытянешь.

Алек нахмурился. Проклятый Холмс. Следовало бы помнить о его болтливости.

– Ты всегда пользуешься сплетнями слуг, Уитфилд? Энтони приподнял бровь с веселым выражением лица.

– Только когда слуга может чем-то подтвердить сказанное, – ответил он. – Ведь я не хочу выглядеть дураком, не так ли?

– Конечно, – медленно произнес Алек, понимая, что его друг уже во многое посвящен. – И каково же это подтверждение?

– Например, пустое место на столе в прихожей, – быстро ответил Энтони. – Чтобы заметить это, мне не нужен Холмс. Я сразу обнаружил отсутствие вазы, потому что, как ты знаешь, являюсь знатоком антиквариата, – похвастался он.

«Знатоком моей подноготной», – едва не сказал Алек вслух. Энтони знал только, что в этом доме много редких старинных вещей, которые передавались из поколения в поколение, а сам при этом ни черта не разбирался в антиквариате.

– Тем не менее Холмс, как мне показалось, с нетерпением сообщил, что минувшей ночью вазе приделали ноги, – продолжил Энтони и пожал плечами. – Но кто я такой, чтобы сетовать при этом?

– Действительно, кто? – пробормотал Алек, решив, что убьет дворецкого, как только увидит его.

– Если помнишь, я присутствовал здесь, когда милейшая графиня Клайдемор подарила тебе эту вазу, – заметил Энтони. – Какова же была причина для столь чудесного подарка? – Он почесал голову. – Ах да! Ты, кажется, спас ее, когда она тонула. Странно, потому что, насколько мне известно от ее знакомых, она прекрасная пловчиха.

Алек стиснул зубы, и у него начал дергаться глаз.

– И что ты думаешь по этому поводу? – проворчал он.

Энтони улыбнулся:

– Ничего.

– Едва ли.

Алек встал и подошел к камину, уставившись невидящим взглядом на холодную пустую решетку. В душе он чувствовал такую же опустошенность.

– И куда же подевалась эта неблагодарная девка? – спросил Энтони, как обычно не зная, когда следует остановиться.

Алек сжал кулаки.

– Откуда я знаю, черт возьми? Она не посвящала меня в свои тайные планы.

Повернувшись, Алек направился к буфету – любимому месту в последнее время. Его не сдерживало даже то, что он страдал от жестокого похмелья. Фактически выпивка становилась для него подобной лучу солнца в пасмурный день.

– Ты не намерен предложить мне тоже выпить или собираешься осушить все сам? – медленно произнес Энтони, откинувшись на спинку кресла и изобразив, что подносит бокал к губам.

Алек перевел взгляд от бутылки с виски, которую держал в одной руке, на бокал в другой и почувствовал желание сказать, что намерен сам выпить все. У него было такое настроение, что хотелось снова полностью отключиться, однако в голове промелькнула мысль, что он начинает выглядеть довольно жалким типом.

Его одурачили, ну и что? Он был не первым и уверен, что не последним, кого так облапошили. Да, очень тяжело пережить предательство Кейт, причем не один раз, а дважды. Однако некого винить, кроме себя, за свою глупость.

– Ну, так как насчет выпивки? – услышал он голос Энтони.

Алек взял еще один бокал и налил другу столько же, сколько себе.

– Вот это другое дело, – сказан Энтони, оценивающе взглянув на свою порцию виски, и затем чокнулся с Алеком. – Теперь вернемся к делу, и, как ты понимаешь, я не имею в виду твои бумаги. – Он подмигнул и поднес бокал к губам.

– Что ж, вернемся к делу, – повторил Алек без особого энтузиазма, стараясь избавиться от образа Кейт, который преследовал его. Проклятие, это какое-то наваждение!

Он поднес бокал к губам и залпом осушил его.

Кейт оставалась в тени улочки, прижимаясь спиной к закопченной стене. Ее мучило странное чувство. Что-то было не так. Мимо ее ног пробежала крыса, движения которой показались довольно паническими, как будто она тоже чувствовала скрытую угрозу.

Кейт пришла на то же самое место, где в прошлый раз встречалась с Дрейком, и крепко прижимала вазу к своему телу, испытывая отвращение к себе. Она не задумывалась специально, что взять из дома Алека. Это не имело значения в данном случае. Для нее было невыносимо выбирать что-то из его вещей и она просто прихватила вазу в прихожей, выходя через парадную дверь.

Как же она ненавидела Дрейка! Кейт никогда прежде не желала кому-либо смерти, но должна была честно сказать, что хотела бы видеть этого негодяя в гробу.

Позади нее послышался слабый шорох, который большинство людей не заметили бы. Но жизнь на улице быстро научит различать крысиную возню в куче мусора и шаги крадущегося человека.

Волосы на ее голове зашевелились.

Обернувшись, Кейт напряженно вглядывалась в беспросветную темноту. Казалось, все вокруг было выкрашено в черный цвет.

– Кто там? – обратилась она, напрягшись всем телом. Ответа не последовало, но она знала, что кто-то прячется в темноте. – У меня нож, – солгала она, – и я знаю, как пользоваться им.

– Фокс… – донесся еле слышный голос.

– Кто там? – повторила Кейт.

– Это я, – послышался тихий ответ.

Затем Кейт услышала стон и звук, похожий на чье-то падение. Кому-то плохо? Следует ли ей помочь? Или это коварный замысел с целью заманить ее глубже в темную пустынную улицу?

Кейт немного поколебалась, затем медленно двинулась туда, откуда доносился голос, и резко остановилась на полпути, когда перед ней возникла чья-то спотыкающаяся фигура. Она охнула, и глаза ее расширились.

– Помоги мне…

– О Боже! – воскликнула Кейт, разглядев Фалькон, которая рухнула перед ней на землю. Она опустилась на колени рядом с ней. – Фалькон? Фалькон!

Кейт приподняла ее голову и положила себе на колени. В этот момент из-за облака пробился тонкий луч лунного света, осветивший лицо Фалькон. У Кейт перехватило дыхание. Она старалась сдержать дрожь своих рук, чтобы, воспользовавшись краем рубашки, осторожно стереть кровь, капающую из раны в углу рта Фалькон.

Глаза ее наполнились слезами. Фалькон была избита, а она не смогла предотвратить случившееся.

Это ее вина! Если бы она не провела время с Алеком, ничего такого не произошло бы!

– Это действительно ты, Фокс? – спросила Фалькон слабым голосом, глядя на Кейт одним глазом, потому что второй распух и был почти закрыт.

– Да, это я, – прошептала Кейт, стараясь сдержать слезы и быть твердой, в то время как осторожно поглаживала пальцами щеку Фалькон. – Что случилось? Это Дрейк сделал с тобой?

Фалькон кивнула, и Кейт заметила, что даже это небольшое движение причинило ей боль.

– Он сказал, что я дерзила ему, но я ничего такого не говорила, клянусь. Я просто хотела уйти оттуда.

Сердце Кейт сжалось от боли.

– Я понимаю.

– Я знала, что ты придешь за мной, и потому старалась не раздражать Дрейка. – Фалькон пожала плечами и застонала от боли. – Я не знаю, что произошло, но Дрейк вдруг распсиховался. Он начал говорить, что ты не придешь за мной. Он издевался надо мной, говоря, что тебе теперь наплевать на меня и будто бы ты сказала: пусть я сгнию в этом аду. Он говорил также, что ты прекрасно проводишь время с графом и навсегда оставила меня.

На этот раз Кейт не выдержала, и из глаз ее потекли слезы. Она не могла остановить их.

– О, Фалькон, ты же знаешь, я никогда не забуду тебя.

– Да, знаю, но мне надоело слушать, как Дрейк обзывает тебя. Я не смогла больше терпеть. Извини, – произнесла Фалькон прерывистым шепотом.

– Постарайся не думать об этом, – тихо сказала Кейт успокаивающим тоном. – Теперь все кончено, и мы пойдем домой.

Домой.

Какое теплое слово для холодного закоулка. У них не было реального дома, и Кейт всей душой ощутила этот недостаток. Сейчас наступил такой момент, когда она особо нуждалась в месте, куда можно было бы пойти, как к себе домой.

Фалькон попыталась сесть, взволнованная и пораженная.

– Я не понимаю тебя, Фокс. Ведь я не могу пойти с тобой ни сейчас, ни когда-либо.

– Что значит ты не можешь пойти со мной? – спросила Кейт мягким тоном, стараясь не принимать всерьез слова Фалькон, которые показались ей странными, а потом в душу ей начал закрадываться страх. – Ты теперь в безопасности, и я не допущу, чтобы с тобой случилось еще что-нибудь. Клянусь тебе. Мы уедем из Лондона и никогда не вернемся сюда. Мы можем уехать сегодня же, если хочешь.

Фалькон села, морщась от боли.

– Я не понимаю.

Кейт заглянула ей в глаза и увидела в них страдание.

– Тебе не о чем больше беспокоиться. Тебе надо отдохнуть. Ты сейчас плохо себя чувствуешь с этой шишкой на голове.

– Я не нуждаюсь в отдыхе!

Кейт была поражена таким неистовством в голосе Фалькон, но не подала виду.

– Нет, нуждаешься, – сказала она. – Теперь пойдем, пока Дрейк не поймал нас.

– Ты не слышишь меня? Или не понимаешь, что я говорю тебе?

Кейт не желала больше слушать это. Что-то внутри ее восставало против мысли, которая возникала в голове.

– Все будет хорошо к утру. Вот увидишь.

– Ничего хорошего утром не будет! – крикнула Фалькон, отталкивая Кейт. – Я убила его! Я убила Дрейка! О Боже, что я сделала?

Кейт похолодела.

– Ты не могла сделать этого, – сказала она низким голосом. – Я видела его вчера вечером. Он был в полном порядке.

Фалькон смахнула выступившие слезы.

– А теперь он уже не в порядке!

– Ты… ты уверена? Фалькон невесело усмехнулась:

– Да.

– Что… что ты сделала?

– Ударила его ножом.

Кейт поморщилась. Фалькон произнесла эти слова без всяких колебаний и эмоций, и выражение ее глаз испугало Кейт, они были холодными и пустыми.

Она вспомнила, как Дрейк говорил, что прирежет Фалькон, но по злой иронии судьбы сам погиб от ножа. Однако она не сожалела об этом. Мир стал чище без этого человека.

– Как это случилось?

Фалькон устало вздохнула:

– Совершенно случайно. Я помнила, как ты говорила, что его нельзя раздражать, и, клянусь, я старалась сдерживаться, сколько могла.

– Дрейк не сказал тебе, что я должна прийти за тобой? Он не показывал тебе ожерелье с бриллиантом, которое я отдала ему, чтобы вернуть тебя?

– Нет, он ничего такого не говорил, – ответила Фалькон. – Это ожерелье лорда?

Кейт кивнула.

– И я достала бы его у самого сатаны, если бы это был единственный способ вернуть тебя.

Фалькон опустила голову.

– Боже, я была уверена в этом. Почему я не сдержалась?

– Потому что он мерзкий тип, способный довести до отчаяния кого угодно. Что еще он говорил?

– Он сказал, что тебе на меня наплевать и ты не дашь ни единого пенса, чтобы спасти меня.

Кейт никогда в жизни не была так разгневана. Она не могла вынести ужаса и боли, отражавшихся в глазах Фалькон. Она знала, что Дрейк способен сделать с человеком. Он был настоящим воплощением дьявола.

– Я не верила ему, – добавила Фалькон. Кейт печально улыбнулась.

– Не сомневаюсь, – тихо ответила она. – Я не хочу, чтобы ты переживала, и теперь обо всем позабочусь сама.

Фалькон пристально посмотрела на нее.

– В чем дело? – не выдержала Кейт.

Она немного поколебалась, затем неуверенно произнесла:

– Дрейк, он…

– Что?

– Он сказал… – Фалькон не могла смотреть ей в глаза.

– Что он сказал? Отвечай, Фалькон. Он больше не причинит нам вреда.

Фалькон продолжала колебаться, но потом решилась:

– Он сказал, что ты не только вшивая воровка, но и…

– Что?

– Шлюха.

Кейт следовало догадаться, что Дрейк забил голову Фалькон всякой ложью о ней. Это было в его стиле.

– Он сказал также, что ты бросила меня ради этого богача. Что… что он ублажает тебя, а ты… ложишься на спину и раздвигаешь для него ноги…

Кейт подняла руку, чтобы остановить Фалькон. Внутри ее бушевала неистовая ярость.

Она вдруг устыдилась того, что было у нее с Алеком; какие удивительные чувства он пробуждал в ней одним только взглядом и нежной лаской, заставляя забывать, где она находилась и кем была. Она знала, что в действительности побуждало ее делать с ним то, что она делала, однако это не избавляло ее от мысли, что она похожа на шлюху, как обозвал ее Дрейк.

Кейт внимательно посмотрела на Фалькон:

– И ты поверила?

– Нет, – пробормотала Фалькон. – Ты не бросишь меня ради этого проклятого лорда.

– Ты и парни – единственные близкие мне люди. – Кейт нисколько не сомневалась, что никогда не предаст их. Она нуждалась в них, а они нуждались в ней.

– Я знаю, – тихо ответила Фалькон.

Кейт решительно взяла себя в руки. Сейчас надо быть сильной.

– Пойдем отсюда. Парни, наверное, беспокоятся.

– Ты иди одна.

– Мы пойдем вместе, – твердо сказала Кейт, призвав на помощь весь свой авторитет.

– Я не могу. Мое присутствие может повредить тебе и всем остальным.

– Бывало и похуже.

– Но такого не было никогда, – возразила Фалькон. – За мной могут прийти. Пожалуйста, иди. И… и скажи парням, что я… я люблю их.

У Кейт перехватило дыхание. Весь ее мир рушился, и она не могла воспрепятствовать этому.

– Я никуда не пойду без тебя. Ведь мы неразлучны, если помнишь?

– Я не хочу, чтобы ты пострадала из-за меня.

– Никто не причинит нам больше вреда. – Кейт очень хотела бы быть уверенной в этом. – Кто видел, что произошло между тобой и Дрейком?

– Меня никто не видел. Я незаметно вылезла через открытое окно в его комнате. Его экипаж находился прямо под окном; он то и уберег меня от падения. Однако его люди поймут, что это я убила его, когда обнаружат мое исчезновение.

Кейт задумчиво наморщила лоб, и в голове ее постепенно начало формироваться решение.

– Дрейк держал тебя на складе, так ведь? На лице Фалькон отразилось недоумение.

– Да, ну и что? Он мертв, и даже ты не сможешь изменить это.

– А я и не намерена пытаться что-то менять, – ответила Кейт. Подняв вазу, которую поставила ранее рядом с собой, она протянула ее Фалькон. – Возьми это, хорошо?

Фалькон приняла вазу и держала ее на вытянутых руках, глядя поверх нее.

– Что это?

– Это ваза, которую я взяла у… у его светлости, – ответила Кейт, стараясь думать об Алеке как о постороннем человеке. Но это оказалось невозможно. – Я должна была отдать ее Дрейку, чтобы вернуть тебя.

– Но кажется, ты говорила, что уже отдала ему бриллиантовое ожерелье?

– Так и есть.

– А Дрейк оказался слишком жадным, верно? На этот вопрос не было необходимости отвечать.

– Послушай, я хочу, чтобы ты вернула эту вазу назад его светлости от меня.

– Почему я?

– Потому что я прошу тебя. – Кейт отвернулась на мгновение, а потом добавила: – Я очень сомневаюсь, что он захочет снова видеть меня.

– Я не понимаю. Где же ты будешь при этом?

– Не беспокойся, я вернусь. Только передай вазу ради меня, хорошо?

Фалькон засомневалась, глядя на Кейт своими голубыми глазами.

– Ну хорошо.

– После этого я хочу, чтобы ты нашла парней. Ты знаешь, где они обычно обитают. – Она положила руку на плечо Фалькон. – Если по какой-то причине я не вернусь к утру, то ты должна обратиться к его светлости. Он поможет тебе и парням.

– Я не понимаю, что происходит?

– Ничего особенного, – ответила Кейт, надеясь, что так оно и есть, хотя сомневалась в этом. – Его светлость хороший человек. Очень порядочный.

А так же добрый, милый, удивительный – к нему подходили любые положительные эпитеты, какие только могли родиться в голове Кейт.

– Похоже, ты заинтересовалась этим аристократом, – сказала Фалькон.

– Ничуть. – Однако Кейт чувствовала, что это прозвучало неубедительно. Она не могла признаться Фалькон и не хотела даже думать об этом. – Иди и найди парней, скоро увидимся.

– Что передать на словах этому лорду, если я увижу его?

Кейт уже повернулась, чтобы уйти, но вопрос Фалькон остановил ее. Взглянув через плечо, она тихо ответила:

– Скажи ему… скажи ему, что я очень сожалею.

Глава 24

После ухода Энтони Алек долго сидел в своем кабинете, размышляя. Он предпочел довольствоваться спиртным вместо обеда и перешел на мадеру, когда кончилось виски.

Он поклялся, что завтра навсегда выбросит из головы эту черноволосую уличную девчонку.

Однако пока он намеревался в последний раз позволить себе жаловаться на судьбу и предаваться самобичеванию.

Алек сидел в полутьме возле медленно угасающего камина, который еще излучал тепло, согревающее его тело, но неспособное изгнать холод, поселившийся в его душе.

Он проклинал Кейт. И когда основания для проклятий иссякали, он отыскивал новые.

В моменты просветления сознания он говорил себе, что каждый имеет право на ошибку и Кейт по кличке Фокс была его ошибкой, которую он больше не повторит.

Алек встал и ухватился за спинку стула, слегка пошатываясь. Утром не избежать ужасной головной боли, но это будет последняя неприятность, связанная с Фокс.

Сейчас надо лечь в постель.

Алек уже был готов направиться в свое убежище, когда услышал какой-то шум. Было поздно, и все, кроме него, давно спали. Поэтому он подумал, что, возможно, ему показалось, так как сознание его было недостаточно ясным. Но когда шум повторился, он понял, что это не мнимый, а реальный звук.

Алек мгновенно протрезвел, осознав, что за дверью его кабинета кто-то старается двигаться по возможности скрытно.

Это означало только одно…

В его доме находился посторонний человек.

«Кейт? – промелькнуло в его воспаленном заторможенном мозгу. – Она снова вернулась, чтобы причинить мне боль?»

Алек отверг такую возможность. Она не так глупа, чтобы вернуться во второй раз.

Но ведь однажды она сделала это.

«О, значит, она считает меня доверчивым простаком?» На этот раз подобный номер не пройдет. Если милашка Кейт вернулась, чтобы снова одурачить его, он сделает так, что она на всю жизнь запомнит, что бывает с людьми, которые ведут с ним двойную игру.

Алек тихо занял позицию за дверью своего кабинета. Его не застанут врасплох. Того, кто отважился проникнуть в его дом, ожидает незабываемый сюрприз.

Дверь скрипнула и медленно открылась. Человек в нерешительности остановился на пороге, вероятно, приглядываясь, что из ценных вещей можно стащить.

Алек почувствовал определенное удовлетворение, когда фигура в темной одежде отважилась войти в комнату. Он не хотел гоняться за незваным гостем по всему дому, чтобы поймать его.

Выйдя из-за двери, он последовал за неизвестным к письменному столу, обратив внимание на то, что тот был ниже ростом и более худой, чем Кейт. Может быть, это один из ее парней? Наверное они узнали, что его легко обокрасть, и решили поживиться? Эта мысль вызвала у него приступ невероятного гнева.

– Ты выбрал не тот дом, ворюга! – прорычал он низким голосом. – И ты сурово поплатишься за свою ошибку.

Неизвестный в черном испуганно обернулся, и предмет, который он держал, выпал из его рук, ударившись об пол и разбившись. Глаза незнакомца, цвет которых Алек не мог различить в тусклом свете комнаты, расширились от страха и тревоги. Но ни страх, который увидел Алек, ни тот факт, что он был гораздо массивнее и выше воришки, не могли остановить порыв его гнева, и он ударил незваного гостя кулаком в лицо. Тот рухнул на пол, не проронив ни единого звука.

Алек посмотрел на распростертую фигуру, затем на свой кулак. Он не мог поверить, что ударил более слабого, кем бы он ни был. Он вообще никогда не применял силу.

Боже, куда подевались его спокойствие и хладнокровие? Отказ от применения насилия без особых на то оснований? Он ни разу не притронулся к Уитфилду, хотя, Господь знает, если кто и заслуживал хорошей трепки, то, несомненно, Энтони. За короткое время Алек совсем потерял разум. Раньше эмоции никогда не управляли его действиями.

Алек опустился на колени рядом с упавшим, чья голова склонилась набок и на лице виднелся синяк. Он был без сознания, и неудивительно после такого удара. Алек чувствовал себя ужасно. С тех пор как он встретил Кейт, его жизнь вышла из-под контроля.

Он был уверен, что непрошеный гость в конце концов очнется и ощутит сильную боль. Алек проклял себя за свою несдержанность. Ему трудно было поверить, что он опустился настолько низко, что начал бить тех, кто физически слабее его. Он вполне мог схватить тощего паренька и привязать его к стулу до прихода властей.

Должно быть, он сошел с ума, но ему пришла в голову мысль перенести парня в гостевую комнату – ту, что занимала Кейт, – пока тот не очнулся. Алек сознавал, что, возможно, к утру он обнаружит, что ограблен.

Он поднял паренька и с удивлением ощутил, что тот гораздо легче, чем можно было ожидать. Алек покачал головой, пораженный тем, до чего может довести образ жизни, который вели этот мальчишка, Кейт и многие другие. Он полагал, что должна существовать некая система помощи бедным и отверженным. Однако в списке решений парламента эта помощь, очевидно, стояла на последнем месте.

Слова Энтони, обращенные к Алеку в тот день, который теперь казался в далеком прошлом, снова возникли в его голове.

«А что ты сделал для своего ближнего?»

Алек старался помочь Кейт, хотя, возможно, он просто лицемерил.

Он поднялся, осторожно держа мальчишку на руках, и направился к двери. Он прошел не более трех шагов, когда полоса света из коридора осветила лицо паренька. Бросив на него взгляд, Алек судорожно втянул воздух.

Лицо мальчишки было ужасно бледным, и под глазом красовался огромный синяк, что можно было предсказать. Но не это поразило Алека, ошеломленно смотрящего на паренька в полной тишине.

– Боже милостивый, – прошептал он осипшим голосом. – Кейт?

Алек поспешно отошел от двери и сел на кушетку, прижимая к себе хрупкое безжизненное тело.

– Милорд? – раздался голос дворецкого.

Алек поднял голову и обнаружил его, стоящего в дверном проеме. Холмс нерешительно вошел в комнату, и глаза его расширились, глядя на разбитую вазу, затем на неподвижное тело в руках Алека и, наконец, на самого Алека.

Потом, как бы очнувшись, Холмс встряхнулся и подошел к подсвечнику, закрепленному на стене.

– Не надо света, – предупредил его Алек, не желая, чтобы дворецкий увидел следы его кулака на лице мальчишки.

– Но, милорд…

– Проклятие, Холмс, не испытывайте мое терпение!

– Вы не хотите, чтобы я позвал врача, милорд?

– Нет, – ответил Алек, вставая и прижимая свою ношу к груди. – Однако я хочу, чтобы вы принесли мне салфетку и чашу с холодной водой. – Вслед за этим он направился к двери.

– Это… мисс Кейт? – спросил Холмс, когда Алек проходил мимо него.

Алек кивнул в ответ, стараясь не смотреть на то, что он сделал с лицом Кейт.

– Принесите салфетку и воду в спальню для гостей. – Он двинулся вперед, но слова Холмса остановили его:

– Это не мисс Кейт.

Алек решил, что Холмс выбрал неподходящий момент, чтобы разозлить его.

Выйдя в коридор, он остановился, стараясь сдержаться, и, посмотрев на девушку, поморщился, увидев вздувшийся синяк у нее под глазом. Однако потом он обнаружил то, что не заметил в относительно темном кабинете, и это подтверждало слова Холмса.

Девушка в его руках была не Кейт.

Но будь он проклят, если она не обладала разительным сходством с Кейт. У нее была такая же гладкая кожа и утонченные черты, как у Кейт, такие же высокие скулы и невероятно длинные ресницы. Однако черты лица отличались и губы не были такими полными. Ее брови тоже не были иссиня-черными, но…

Он медленно стянул с ее головы шапочку грубой вязки, которая прикрывала волосы девушки.

Они оказались не такими длинными, как у Кейт, доходя лишь до плеч, и были не черными, а рыжими.

Алек был озадачен.

Холмс подошел и встал позади него, безуспешно пытаясь заглянуть через его плечо. Отказавшись от этих попыток, он зашел сбоку.

– Это не мисс Кейт, – повторил дворецкий.

– Я это уже слышал. – Алек недоумевал. – Как я мог не заметить сразу? – сказал он скорее себе, чем Холмсу.

Холмс пожал плечами:

– Ну а я…

Алек прервал его:

– Принесите салфетку и холодную воду. Холмс склонил голову:

– Да, милорд. – Он повернулся, чтобы уйти, но заколебался: – Милорд?

– В чем дело?

– Но если это не мисс Кейт… тогда кто же это?

– Хороший вопрос. – Именно это он хотел выяснить, как только девушка очнется.

Алек начал подниматься по лестнице, шагая сразу через две ступеньки, чтобы побыстрее оказаться в комнате Кейт. Как ни странно, но он почему-то до сих пор считал гостевую комнату комнатой Кейт.

Войдя в нее и прикрыв за собой дверь толчком ноги, он перестал думать об этом и осторожно положил девушку на кровать. Его до сих пор поражало ее удивительное сходство с Кейт.

Девушка слегка пошевелилась и застонала. Потом повернула голову на подушке и коснулась рукой своего лица.

– Ой, – снова застонала она и поморщилась, проведя пальцами по тому месту, где образовался синяк.

Алек схватил ее за запястье.

– Не надо трогать, – сказал он твердым голосом. Глаза девушки резко открылись. Впрочем, полностью открылся только один глаз, но в нем тем не менее явно сквозил страх. Затем она, ни слова не говоря, резко двинула своим маленьким кулачком. Алек, несомненно, получил бы весьма чувствительный удар, если бы не успел увернуться. Девушка не унималась и попыталась ударить его другим кулаком.

Алек схватил ее за оба запястья, но она продолжала бороться.

– Перестанешь ты, наконец? Я не собираюсь причинять тебе вред.

– Не трогай меня! – крикнула она, извиваясь. – Если не отпустишь меня сейчас же, обещаю, что тебе придется пожалеть! – Затем она в деталях обрисовала ему, каким образом собирается заставить его пожалеть.

Терпение Алека начало иссякать.

– Расслабься, наконец! Меня зовут Алек. Это мой дом, а ты явилась сюда ночью без приглашения. Вот я и ударил тебя, за что приношу свои извинения. Никто здесь больше не тронет тебя даже пальцем, так что успокойся. – Его слова, видимо, произвели должное впечатление, потому что маленькая противница перестала бороться. – Теперь, если я отпущу тебя, ты обещаешь, что не будешь махать кулаками?

Она молча кивнула, напряженно следя за каждым его движением, что приводило Алека в замешательство.

Он решил занять по отношению к ней жесткую позицию, надеясь заставить ее говорить и, главное, рассказать правду.

Он сузил глаза и скрестил руки на груди.

– Хорошо. Во-первых, кто ты? И что ты делала в моем доме?

Девушка заморгала, глядя на него.

– Отвечай мне, или тебе придется разговаривать с констеблем, – пригрозил он и почувствовал угрызения совести, увидев еще больший страх в ее глазах.

Девушка проглотила подступивший к горлу ком и заговорила, заикаясь:

– Н-но Фокс сказала, что вы не станете вызывать констебля.

Алек стиснул зубы. Значит, за всем этим стояла Кейт? Он был прав, когда подумал, что она рассказала своим сообщникам, что в этом доме можно легко поживиться.

– Она так сказала? Что ж, тебе не повезло, потому что она ошиблась. – Ему было крайне неприятно чувствовать себя злодеем, когда он увидел, что глаза ее полны слез. – Я терпеть не могу воров, – добавил он уже не таким суровым тоном.

– Я… я не воровка, – возразила она едва слышным шепотом. Затем поправилась: – По крайней мере сегодня.

– Если ты не собиралась воровать, тогда зачем забралась в мой дом? Я тебя к себе не приглашал.

– Меня попросила прийти сюда Фокс, – ответила она.

– Это действительно так?

Девушка смиренно кивнула, и по щеке ее скатилась слеза.

Опять слезы, черт побери.

– А с какой целью она попросила тебя прийти в мой дом? – продолжил Алек, хотя уже знал ответ.

– Фокс хотела, чтобы я вернула вазу, которую она взяла у вас.

Вернуть вазу? Кейт просила девушку вернуть ему вазу? Почему?

Девушка продолжила плачущим голосом:

– Вы напугали меня, и я… – она шмыгнула носом, – …уронила ее.

Алек удивленно поднял бровь. Значит, это его вина?

– Если бы ты не проникла тайком в мой дом, возможно, этого не случилось бы.

Его упрек не подействовал на непрошеную гостью.

– Говорю же вам, я должна была вернуть вазу.

– А ты никогда не слышала о том, что можно постучать в дверь?

Это замечание заставило ее покраснеть.

– Но было поздно, и казалось, что все уже спят.

– Тогда почему бы тебе не прийти утром? Ведь я мог застрелить тебя. – Интересно, как бы он сделал это, потому что у него не было пистолета.

– Я должна была прийти сегодня, – настаивала она, по-видимому, не испугавшись угрозы быть застреленной.

– Да, я знаю. Тебя об этом попросила Кейт. – Он покачал головой. – Но ты так и не ответила мне, почему она сделала это?

– Кейт? Она сообщила вам свое настоящее имя? – Казалось, это очень удивило ее. – Я не слышала, чтобы ее так называли, с тех пор как мы покинули приют. – Она сузила глаза и смотрела на Алека так, словно у него выросла вторая голова. – Должно быть, вы особенный для нее человек.

Алек постарался не обращать внимания на болезненное ощущение в области сердца, возникшее после слов девушки.

– Отвечай на вопрос, – резко сказал он.

– Я уже ответила. – Выражение ее лица как бы спрашивало, слышал ли он ее. – Она хотела, чтобы я вернула вам вазу.

– Это я слышал, но я хочу знать, почему она сделала это?

Девушка пожала плечами:

– Думаю, Кейт хотела, чтобы ваза снова была у вас. – Она недоуменно наморщила лоб. – О да, есть еще кое-что для вас.

– Что именно?

– Она просила передать, что очень сожалеет. Сожалеет? Это потрясло Алека.

– Так почему, черт побери, она не могла сказать мне сама?

Рыжеголовая снова пожала хрупкими плечиками:

– Я не знаю. – Она бросила быстрый взгляд на Алека, а потом уставилась в потолок. – Мне надо идти, – сказала она внезапно, садясь в постели.

Алек положил руку ей на плечо.

– Не спеши. Ведь ты пострадала, если помнишь? – От его кулака.

– До этого мне было еще хуже, – сказала она, и только сейчас Алек заметил рассечение на ее губе. Неужели это тоже следствие его удара?

– Кто ты? – спросил он.

Прошло некоторое время, прежде чем она ответила:

– Меня зовут Фалькон.

Фалькон? Куда только подевались настоящие имена?

– Как ты связана с Кейт?

Девушка медленно повернула голову и посмотрела на него глазами, такими же голубыми, как у Кейт. В этот момент он все понял, хотя должен был бы догадаться раньше.

– Кейт – моя сестра, – тихо сказала она.

Глава 25

– Милорд? – обратился с сомнением Холмс, входя в гостевую комнату, и его голос прозвучал подобно трубному звуку в абсолютной тишине.

Стоявший у окна Алек резко обернулся и, прижав палеи к губам, кивком указал на спящую девушку.

Фалькон лежала под грудой покрывал, занимая всего четверть кровати. Алеку удалось убедить ее остаться до утра, пообещав не задавать больше вопросов. К тому же привлекательная мягкость постели и теплая еда были слишком соблазнительны, чтобы отказаться от всего этого. Алек знал это по опыту с другой женщиной, которая вот так же поддалась этому соблазну.

Кейт.

Она взвалила на свои хрупкие плечи бремя заботы о пропитании для себя, своей сестры и еще двух мальчишек. Она должна была оставаться твердой и сильной, как подобает вожаку. И если Кейт действительно была очень мужественной, ее сестра только пыталась подражать ей.

Алек заметил твердость характера Кейт, но он также обнаружил ее уязвимость и почувствовал, что она нуждается в помощи и защите. Ему хотелось быть ее защитником.

Прежде чем Фалькон уснула, она сообщила, что Кейт очень хорошо отзывалась о нем, считая его не таким, как другие богачи. И, уже закрывая глаза, Фалькон пробормотала, что Кейт сказала также, будто бы он обязательно поможет им. Но какая помощь нужна им – вот в чем вопрос. И где сейчас Кейт? Он хотел даже разбудить Фалькон, чтобы задать ей несколько вопросов, однако сдержал свое нетерпение и позволил девушке продолжать отдыхать.

Очевидно, Фалькон верила всему, что говорила ей сестра, отчего Алек чувствовал себя мерзавцем, ударив ее. Правда, он не виноват, учитывая обстоятельства. Однако никакие оправдания не могли избавить его от мысли, что он поступил как последний негодяй.

Кроме того, его продолжали мучить некоторые вопросы.

Почему Кейт унесла с собой ожерелье? И почему вернулась назад? Только для того, чтобы снова одурачить его? Ее поведение говорило о том, что она раскаивается. Но если это так, то почему она опять ушла и прихватила с собой вазу, словно насмехаясь над его легковерием?

Алек думал, что полностью раскусил ее, но затем она присылает сестру, чтобы вернуть вазу – или по крайней мере попытаться вернуть, поскольку теперь эта ваза разбита на множество кусочков.

Был только один ответ на все эти вопросы, который приходил ему в голову.

Кейт не любила его.

И он не любил ее. Не так ли?

Конечно, нет. Он был убежденным холостяком, а она убежденной воровкой. Такие несовместимые личности не могут быть вместе. Конечно, он испытывал к ней определенное чувство, помимо сострадания и желания помочь. Но все это прошло.

От этой мысли в душе возникали боль и недовольство самим собой.

– Милорд, – повторил Холмс, на этот раз шепотом, – я принес салфетку и холодную воду, как вы просили.

– Оставьте все это на комоде, – сказал Алек рассеянно.

Где же Кейт? Может быть, она в опасности? Может быть, нуждается в нем, а он стоит здесь в гостевой комнате, ничего не делая.

Проклятие!

Холмс подошел к нему и кивнул на спящую гостью:

– Как чувствует себя мисс…

– Фалькон, – добавил Алек.

Холмс удивленно поднял бровь, очевидно, размышляя, откуда появляются такие имена, однако воздержался от комментариев. Вместо этого он спросил:

– Кто она, милорд?

– Сестра Кейт.

Холмс оценивающе посмотрел на девушку:

– Этим, конечно, объясняется их сходство.

«Но не объясняет многое другое», – мрачно подумал Алек.

Серые глаза Холмса сосредоточились на лице Алека.

– А где мисс Кейт?

Алек покачал головой и отвернулся, глядя в окно на ночное небо.

– Я сам хотел бы знать это.

Кейт притаилась за бочкой, выглядывая то слева, то справа и пытаясь выяснить, что происходит возле склада. Все было спокойно – даже слишком. Она не видела ни одного бандита из шайки Дрейка. Похоже, что тело мертвого главаря еще не обнаружили. Это было ей на руку. Она хотела предпринять кое-что, чтобы избавить Фалькон от опасности. Она с самого детства защищала сестру и не собиралась отказываться от этого сейчас.

Хотя Кейт родилась всего на несколько минут раньше Фалькон и, по сути, они были двойняшками, она всегда брала на себя заботу о них обеих, считая себя старшей.

Она старалась сделать все, что могла, не имея возможности устроиться на нормальную работу. У них не было ни родителей, ни денег, ни какого-либо умения – кроме одного. Сочетание небольших габаритов и ловкости помогло Кейт достичь совершенства в своей уличной профессии. Большинство людей не представляли, как можно существовать в таких условиях, однако им удавалось выживать день за днем, и это главное. Вот почему она сейчас испытывала стыд за свое поведение с Алеком. Как она могла забыть хотя бы на минуту о своей ответственности за Фалькон и парней?

Кейт сознавала, что пришла сюда не только для того, чтобы попытаться обезопасить Фалькон. Она хотела так же вернуть ожерелье. Оно имело значение для Алека, и она должна вернуть его. Тогда она будет полностью чиста перед ним и сможет покинуть Лондон с сознанием, что поступила по справедливости.

Мысль о том, что она оставит Лондон и Алека, заставила ее замереть на некоторое время. Закрыв глаза, она ждала, когда внутри утихнет боль.

Но боль не проходила.

Кейт поняла, что будет вынуждена жить с этим, пока не забудет Алека.

Но когда она сможет окончательно забыть его?

Она тяжело вздохнула и заставила себя перестать думать об этом. Сейчас необходимо сосредоточиться на другом.

Кейт потихоньку вылезла из-за бочек и, крадучись как кошка, двинулась через открытое пространство до двери склада. Сердце ее бешено колотилось. В любой момент могла подняться тревога, и тогда ее схватят. Но пока все было спокойно, и она благополучно достигла двери.

Медленно открывая ее, она затаила дыхание, молясь, чтобы не было скрипа, и облегченно вздохнула, когда не последовало никакого шума. Она замерла, прислушиваясь, не раздадутся ли крики или звуки бегущих ног, и когда ничего такого не услышала, осторожно ступила внутрь.

В помещении склада царил полумрак, что неудивительно для логова преступников, мрачно подумала Кейт, стараясь унять дрожь. Никого не было видно.

Где же они?

Она огляделась, и глаза ее вспыхнули при виде награбленных вещей. Здесь были золотые карманные часы, серебряные клипсы, трость из тикового дерева, инкрустированная перламутром, с набалдашником в виде львиной головы, отделанной золотом, а также пара изысканных черепаховых гребней с мерцающими изумрудами и несколько запонок с бриллиантами. Все эти вещи наверняка были украдены, когда богатые модные дамы и джентльмены болтали друг с другом перед витриной магазина. Дрейк хотел быть уверенным, что никто не осмелился утаить от него украденное, и потому требовал, чтобы воровали у него на виду.

Однако Кейт не было дела до его добычи. Где-то внутри огромного склада – так называемой империи Дрейка – находились его личные комнаты. Судя по рассказам, которые она слышала, они были прекрасно отделаны. Дрейк стремился во всем быть на высоте и в данном случае осуществил это буквально, расположившись на втором этаже склада.

После того как Кейт рассталась с Фалькон, она мысленно перебрала несколько возможных вариантов того, как следует поступить с Дрейком.

И остановилась на единственном решении.

Надо поджечь склад после того, как она убедится, что Дрейк мертв, и заберет бриллиант голубой воды. А если ее поймают до этого, она возьмет на себя убийство Дрейка.

Ради Фалькон она готова на все. Ее сестра отличалась умом, сердечностью и способностью сочувствовать ближнему. Тот, кто находился рядом с ней, всегда ощущал ее приветливость и доброту.

Однако сестра была плохо приспособлена для жизни на улице, и Кейт редко брала ее с собой, когда шла на дело, оберегая от возможных неприятностей.

Кейт очень тихо двинулась в глубь склада, напряженно прислушиваясь и надеясь увидеть следы борьбы и тело мертвого толстого мужчины. Однако ничего особенного она не замечала. Тем не менее инстинкт подсказывал ей, что здесь что-то не так.

Подойдя к лестнице, которая предположительно вела в убежище Дрейка, она начала подниматься по ней, дрожа всем телом. Кейт многое повидала в своей жизни, но никогда еще не сталкивалась с мертвым человеком. А мертвый Дрейк – она была уверена – выглядел еще отвратительнее, чем живой. Кейт старалась сдержать подступающую к горлу тошноту.

Достигнув последней ступеньки, она заколебалась, затем двинулась вперед по длинному коридору. Под ногами ее поскрипывали половицы. При нормальных обстоятельствах она не обратила бы на это внимания, но в условиях таящейся вокруг опасности и жуткой тишины любой шум казался преувеличенно громким и сулящим бедствие.

Кейт остановилась на мгновение и прислушалась.

Ничто не нарушало тишину, и она продолжила движение.

Вдоль коридора располагалось множество дверей, но она решила, что ей нужна дверь, состоящая из двух створок, в самом конце. Дрейку с его толстой фигурой требовался широкий проход. Кроме того, эта дверь должна находиться в противоположном конце коридора, подальше от лестницы…

От ее единственного пути отступления.

Дойдя до двойной двери, Кейт взялась дрожащими пальцами за ручку и легко открыла одну половину. Заглянув внутрь, она никого не обнаружила там. Комната была пуста. Где же все?

И самое главное, где Дрейк?

Она вошла в комнату, отделанную и обставленную с показным блеском. В дальнем конце стояла огромная кровать с кроваво-красными атласными простынями, которые были смяты, словно на них недавно спали.

Кейт представила тучное тело Дрейка, лежащего под покрывалами, с животом, возвышающимся как гора. Она была вынуждена отвернуться, чувствуя страх, от которого вся спина покрылась липким потом.

Все остальное в комнате было таким же отвратительным: непристойные картины на стенах, ковер в виде шкуры животного около кровати, свернутый кольцом кнут, свисающий с вешалки, и множество зеркал. Неужели ему было приятно смотреть на себя? На его месте она выкрасила бы все стены в черный цвет и сидела бы внутри, чтобы ее никто не видел.

Собравшись с духом, Кейт отважилась двинуться в глубь комнаты, продолжая поиски Дрейка. Ведь он мертв и, стало быть, не мог встать и уйти.

– О, какой приятный сюрприз, – раздался низкий хриплый голос позади нее.

Кейт обернулась. Не может быть!

– Привет, малышка, – медленно произнес Дрейк, появляясь в дверном проеме. Рядом с ним стоял его ближайший помощник Илай, а позади еще двое головорезов. – По твоему лицу я вижу, что ты ожидала увидеть здесь нечто другое. Извини, что разочаровал тебя. Но как я мог пропустить такую встречу после столь долгого ожидания? – его выражало самодовольство. – Ну и каково твое впечатление о моем любимом гнездышке? – спросил он, обводя рукой комнату.

– Оно такое же отвратительное, как и ты! – выпалила Кейт.

– Стоит ли так разговаривать с человеком, в руках которого твоя жизнь?

– Но ты ведь должен быть мертв! Дрейк мрачно усмехнулся.

– Однако, как видишь, я жив. И должен сказать, никогда не чувствовал себя лучше.

– Но Фалькон…

– Убила меня? – закончил за нее Дрейк. – Она слишком легковерное создание, эта наша глупая маленькая Фалькон. Но она, безусловно, послужила для достижения моей цели. За это я благодарен ей. – Дрейк усмехнулся. – Да, я знаю, что теперь обладаю двумя милыми голубками. Меня больше не одурачить. Потребовалось совсем немного, чтобы Фалькон открыла свои соблазнительные тайны. Как обидно, что ей приходилось перевязывать такие прелестные грудки. Я почувствовал личную ответственность за то, чтобы избавить ее от этих красных отметин, которые оставила тряпка, врезавшись в ее нежную кожу.

Боль, гнев и ужас пронзили Кейт.

– Будь ты проклят! Лучше бы тебе не прикасаться к ней!

Дрейк снова усмехнулся.

– Да, я прикасался к ней, но не бойся – ее девственность осталась нетронутой. Такой дар принесет мне большой доход. – Прежде чем Кейт смогла выразить свой гнев, он продолжил: – Двойняшки – настоящий подарок судьбы, мужчинам это очень нравится.

Между грудей Кейт пробежала струйка пота.

– Каким мужчинам?

– Тем, кто любит развлекаться в постели сразу с двумя одинаковыми милашками, например, с такими, как ты и Фалькон. Ты ведь не думаешь, что я так глуп, чтобы отпустить вас обеих? – Он вопросительно приподнял свою мохнатую черную бровь. – О, вижу, что не думаешь. Я всегда считал тебя достаточно разумной и способной правильно оценить меня.

– Нет, ты не сделаешь этого!

Он не обратил внимания на ее крик.

– Ты знаешь, что я питаю особую нежность к тебе, милашка. А когда ты отдала мне этот прелестнейший бриллиант, я понял, что ты тоже неравнодушна ко мне.

– Я с радостью увидела бы твой труп! – прошипела Кейт. – Почему ты жив? Фалькон сказала, что заколола тебя.

Дрейк поднял руку, и Илай вложил в нее нож. Кейт отступила на шаг назад, когда он подошел к ней и помахал ножом перед ее носом.

– Да, Фалькон ткнула меня этим. – Он повернул нож, направив его острием в свое сердце, а потом в мгновение ока ударил себя в грудь. Кейт закрыла глаза.

Раздался громкий смех Дрейка.

Она открыла глаза. Сопровождающие Дрейка тоже дружно смеялись, а он приложил палец к тупому кончику ножа и, нажимая на лезвие и отпуская его, двигал им туда и сюда.

– Это фальшивка. Отличная вещица, не так ли? Я специально сделал так, чтобы Фалькон подумала, будто бы убила меня. Я был великолепен в сцене моей смерти. Из меня получился бы неплохой актер. – Он пожал плечами. – Однако воровство более прибыльное дело.

Дрейк поправил свой пиджак, прежде чем продолжить:

– Помимо прочих моих достоинств, я обладаю талантом умело пользоваться людскими слабостями. Твоя слабость – Фалькон. И к счастью, слабостью Фалькон являешься ты. Какая удача, не правда ли? Я знал, что упорхнувшая птичка обязательно прилетит к тебе, а ты, будучи ее защитницей, явишься сюда, чтобы убедиться в том, что она рассказала тебе. Ты пришла, чтобы оплакать мое мертвое тело, милашка? Кейт не смогла сдержаться.

– Я пришла, чтобы плюнуть на тебя! – прошипела она, понимая, что теперь о смерти Дрейка остается только мечтать. – Как она могла так обмануться? Даже если бы она ударила тебя настоящим ножом, то едва ли смогла проколоть такую толстую тушу.

Самодовольство на лице Дрейка быстро сменилось гневом, и он побагровел.

– Ты продолжаешь испытывать судьбу, девочка. Можно подумать, что ты не зависишь от меня.

Кейт сжала кулаки.

– Чего ты хочешь?

– Ты скоро узнаешь, что именно, моя прелесть!

– Зачем ты устроил этот спектакль? Дрейк пожал плечами.

– Я хотел заполучить тебя. Я знаю, как тебе трудно смириться, но ты должна понять раз и навсегда, кто здесь главный. Ты будешь делать то, что я хочу, и делать это охотно.

– Я не стану ничего делать для тебя!

Стоявший рядом с Дрейком Илай с безобразным шрамом на щеке, придававшим ему угрожающий вид, повернулся к боссу и проворчал:

– Хочешь, я проучу эту девчонку, чтобы она перестала болтать? – Его взгляд устремился на Кейт. – Ты должна извиниться, сучка.

– Не беспокойся, – сказал Дрейк. – Она быстро образумится, когда почувствует кнут на своей голой заднице.

Маленькие глазки Илая заблестели.

– Ты быстро научишься послушанию, – добавил Дрейк, обращаясь к Кейт.

– Я никогда не склонюсь перед тобой! Дрейк стиснул зубы.

– Склонишься и очень скоро, а пока я не хочу портить твою шелковистую шкурку, иначе у моих клиентов пропадет интерес к тебе. – Он пожал плечами. – Кроме того, им может понравиться самостоятельно научить тебя обходительности. Это вполне возможно.

По телу Кейт пробежали мурашки, но она не хотела показывать свой страх.

Дрейк подошел и встал прямо перед ней.

– Говорят, что лисица – самое неуловимое создание на земле. Ты знаешь это?

Кейт постаралась сдержать дрожь в руках и ногах, когда Дрейк прикоснулся к ней и приподнял ее подбородок.

– И долго будет продолжаться твоя болтовня? – спросила она презрительно. – Если так, то я хотела бы сесть.

– Недолго, – ответил Дрейк многозначительно. – Как я уже сказал, лисица – самое неуловимое создание. Возможно, поэтому аристократы тратят много времени, охотясь на лис. Успех в такой охоте очень важен для них, и они гордятся своими трофеями. – Его толстый палец гладил ее щеку. – Люди всегда стремятся к тому, что труднодостижимо. Вот почему ты заинтриговала меня, девочка. – Кейт отвернула лицо. – Ты очень темпераментная и непокорная, и мне это нравится. – Его палец скользнул по ее шее и далее в ложбинку между грудей, где задержался. – Я представляю, какое удовольствие испытывал граф от такой охоты, – язвительно сказал Дрейк. – И что-то подсказывает мне, что он завоевал трофей. Не так ли, милашка?

Кейт заставила себя взглянуть ему в глаза.

– Этот аристократ остался с носом, – сказала она. Дрейк пристально посмотрел на нее и затем пожал плечами:

– Увы, это правда. Однако это было хорошим испытанием.

– Что значит испытанием?

– Как быстро ты забываешь то, что я говорю. Но мы подлечим твою память еще до наступления ночи, – сказал он низким, угрожающим голосом. Лицо его блестело от пота, и он вытирал свой лоб носовым платком. – Как я уже сказал, это было испытанием для графа. И должен отметить, он превосходно выдержал его.

– О чем ты говоришь? – напряженно спросила Кейт, страшась ответа.

– Он ни разу не вызвал констебля, чтобы сдать тебя. Не кажется ли это странным?

Кейт стало не по себе.

– Он сам решает свои проблемы.

– Говоришь, сам решает? – Дрейк взглянул на своих людей, потом снова на нее. – Ты украла у него очень ценное ожерелье, а он ничего не предпринял по этому поводу? Такой человек, как граф, ничего не делает просто так. По-моему, это означает одно из двух: или ты раздвинула ноги и позволила ему утолить свою похоть, или этот человек тебя любит. – Он расхохотался. – Какой глупец! Такая привязанность ему дорого обойдется.

При этом Дрейк многозначительно повертел ножом.

Алек не любит ее. Кейт очень хотела, чтобы это было именно так. Он просто сочувствовал ей. Может быть, немного заинтересовался. Он доставил ей огромное удовольствие своими ласками, и она надеялась, что ему тоже понравилось. Но любовь? Нет. Алек никогда не испытывал к ней ничего подобного. Слишком многое разделяло их.

– Он не любит меня.

– Это лишь слова.

– Я знаю точно.

– В таком случае это срывает мой план. Но у меня есть другой, связанный с тобой и Фалькон, так что не все потеряно.

– Какой план?

Илай усмехнулся, глядя на нее:

– Ты так и не поняла, глупая девка? Дрейк грубо схватил Илая за руку.

– Если ты еще раз вмешаешься, я прикажу Гасу отрезать тебе язык, – злобно сказал он. – Ты понял?

Илай покорно кивнул:

– Да, босс, понял.

– Хорошо. – Дрейк оттолкнул Илая и снова повернулся к Кейт. – Тебя ждет то же самое, дорогая, если будешь много болтать. Только благодаря моей доброжелательности ты еще остаешься среди живых. Но все может измениться в любую минуту.

Кейт поняла, что его терпение на пределе и надо быть более сдержанной.

– Так что ты хочешь от меня? Дрейк пожал плечами.

– Я надеялся, что ты будешь моей помощницей, но, поскольку ты заявила, что его светлость равнодушен к тебе, этот вариант отпадает. – Он покачал головой. – Очень досадно.

– При чем здесь он?

Выражение лица Дрейка резко изменилось. Взгляд его сделался холодным и угрожающим.

– Я понял вчера вечером, что, имея тебя, можно получить намного больше, чем имея Фалькон. Я знал, что ты будешь искать способ вернуть свою сестричку и выйдешь на меня. Ты очень умная и изобретательная девушка. Я также знал, что, если не отдам тебе Фалькон, ты принесешь мне одну или пару вещиц, украденных у графа. Затем я подумал, что ты могла заручиться помощью этого человека. Я подозреваю, что, несмотря на твои отрицания, он увлекся тобой. В таком случае он может явиться причиной моего расстройства, и тогда я буду вынужден убить вас обеих, хотя это не отвечает моей цели.

– Алек очень сильный человек, и ты не сможешь убить его.

Дрейк вопросительно приподнял темную сальную бровь.

– Значит, Алек? Что ж, это говорит о многом. Кейт прокляла свой несдержанный язык. Прежде чем она поняла, что Дрейк собирается сделать, он обхватил ее талию и рванул к себе.

– Кажется, ты забыла, что я очень опасный человек. – Его темные глаза злобно сверкали. – Ты будешь служить мне, принося пользу. И Фалькон тоже. Я знаю, что она никуда не денется без тебя. Она не способна самостоятельно принимать решения, и ей не хватает твоей смелости, а также умения воровать. Его светлость не единственный богатый простак, которого ты запросто можешь облапошить. Фалькон на это не способна. Достаточно одного взгляда, чтобы напугать эту глупышку, а если прикасаешься к ней, она едва не лишается чувств от страха. Впрочем, это неплохо. – Его глаза сузились, и он добавил: – Ты тоже скоро узнаешь, что такое страх, дорогая.

– Держись подальше от нее, ублюдок! – прошипела Кейт.

Рука на ее талии сжалась, едва не лишив Кейт возможности дышать. Другой рукой Дрейк крепко схватил ее за неподатливый подбородок.

– А что ты сделаешь, если я поступлю так, как хочу?

– Я убью тебя, – ответила Кейт низким хриплым голосом, и ее слова прозвучали как клятва.

Дрейк невесело рассмеялся:

– Убьешь меня? О, ты слишком многого хочешь, малышка. Но тебе удастся не больше, чем Фалькон. Уверен, ты скоро будешь валяться у меня в ногах.

Он медленно ослабил захват ее талии, и Кейт глубоко вздохнула, надеясь, что начавшееся головокружение прекратится.

Дрейк повернулся к Илаю:

– Знаешь ли, насилие не всегда помогает. Иногда добиться своего гораздо проще спокойной рассудительностью и аргументацией.

– Ну, если вы так считаете, босс… – проворчал Илай.

– Да, я так считаю. – Дрейк немного помолчал, потом продолжил: – Однако в данный момент я должен с сожалением сказать, что насилие необходимо. – Он посмотрел в глаза Кейт: – Надеюсь, ты понимаешь, дорогая?

Дрейк кивнул Илаю, чье лицо вспыхнуло дьявольской радостью, когда он сообразил, что имел в виду босс. Илай резко ударил Кейт по лицу с такой силой, что она упала на колени.

Дрейк сел на стул, который оказался слишком узким, так что жирный зад толстяка свисал по бокам. Он положил свои волосатые руки на колени и наклонился к ней.

– В конце концов я заставил тебя занять то место, где ты должна находиться. Если у тебя хватит ума, ты не станешь дергаться. Надеюсь, мы скоро увидим здесь твоего рыцаря в сверкающих доспехах.

Кровь отхлынула от лица Кейт.

– О чем ты говоришь? Почему он должен сюда прийти?

– Чтобы спасти свою возлюбленную, конечно, – ответил Дрейк с холодной улыбкой.

Кейт охватил страх за Алека, она молила Бога дать ей силы.

– А если твой план не сработает? – сказала она, с трудом шевеля распухшей губой. – Что тогда?

Дрейк откинулся назад, глядя на нее со злобным самодовольством.

– Лучше тебе не знать.

Глава 26

Громкий пронзительный крик всколыхнул весь дом и заставил Алека вскочить в постели.

– Черт возьми, – пробормотал он, потирая голову в том месте, где ударился о прикроватный столик. Он только что уснул после того, как провел большую часть ночи то думая о Кейт, то кляня себя за эти мысли. Он вспоминал о прошлом и задавал себе вопросы. Что с ней случилось? Куда она ушла? Все ли с ней в порядке?

Когда крик повторился, Алек был уже на ногах. Открыв дверь, он натолкнулся на Холмса, свалив его на пол.

– Неужели весь дом сошел с ума? – раздраженно крикнул он, все еще чувствуя боль. – Что здесь происходит? – Он протянул руку и помог Холмсу подняться на ноги.

Холмс постарался взять себя в руки и ответил:

– Это девушка.

Алек устремился к гостевой комнате и с ходу распахнул дверь. Внутри было совершенно темно. Он услышал плач, и в следующее мгновение из темноты к нему бросилась хрупкая фигурка. Он едва не упал, столкнувшись с испуганной Фалькон. Она прильнула к нему, дрожа всем телом, как листок на ветру.

Алек подержал ее несколько минут, стараясь успокоить. Затем попытался отцепить ее руки от своей шеи, которую она сжимала так, что ему трудно было дышать. При таком хрупком телосложении ее захват был удивительно сильным.

– О, моя сестра! – крикнула она. – Помогите ей! Алек нахмурился.

– Помочь? Но ее нет здесь, Фалькон.

– Вы должны их остановить!

– Остановить кого?

Она всхлипнула и еще крепче обняла его.

– Скажи же мне, черт побери.

– Вы должны помочь ей!

– Что случилось с Кейт? – спросил Алек, пытаясь привести ее в чувство. – Все будет хорошо, только объясни, в чем дело.

К ним подоспел Холмс:

– Что случилось, милорд?

Алек искоса посмотрел на него:

– Если бы я знал, Холмс, думаете, я бы стоял здесь озадаченный?

Дворецкий выглядел огорченным.

– Могу я чем-то помочь?

– Принесите чашку с успокоительным лекарством миссис Диборн, – угрюмо сказал Алек, с трудом пытаясь освободиться от рук Фалькон, обхвативших его шею и мешавших дышать. Она к тому же намочила слезами его халат, продолжая всхлипывать и что-то бессвязно бормотать.

Он кое-как вошел вместе с ней в спальню. Фалькон отказывалась отпускать его, и ему пришлось приподнять ее, оторвав от пола. Продвигаясь вместе с ней, он ударился голой ногой о ножку кровати и выругался. Опустив свою дрожащую от страха ношу, он наконец освободился. Фалькон продолжала плакать, осуждая себя за что-то, чего Алек никак не мог понять.

Он зажег несколько свечек и вернулся к кровати.

– Тебе лучше? – тихо спросил он. Девушка шмыгнула носом и икнула.

– Нет, – ответила она. – Мне никогда не будет лучше.

Внезапно она затихла и посмотрела на Алека большими ясными глазами на маленьком бледном личике, которое казалось похожим и непохожим на Кейт. Однако сходство было достаточным, чтобы он опять подумал, где сейчас Кейт и все ли с ней в порядке. Как ни старался он не думать о ней, у него ничего не получалось.

Алек с трудом сдерживался, чтобы не встряхнуть Фалькон. Он хотел знать, что происходит. Напряжение внутри нарастало. Ему необходимо было получить ответ от девушки. Он чувствовал, что ей известно, где может находиться ее сестра, но, если через пять минут она не расскажет, он умывает руки.

Неожиданно Фалькон заговорила тихим ровным голосом:

– Вы должны спасти Кейт. Она нуждается в помощи. Алек схватил стул позади себя и, подвинув его, сел.

Затем наклонился вперед, сосредоточившись.

– Что ты имеешь в виду, говоря, что Кейт в опасности? Какая опасность ей грозит?

Алек решил, что девушка вот-вот снова разразится слезами, когда глаза ее увлажнились, но она, к его удивлению, сдержалась.

– Большая опасность, – ответила она.

– Откуда ты знаешь? – Внезапно у него возникло подозрение. – Она была здесь?

Фалькон покачала головой:

– Нет, но я знаю, что Кейт в опасности. – Фалькон сделала паузу и отвернулась. – Иногда между нами возникает связь.

– Какая связь?

– Невидимая. Она непостоянна, и мне кажется, я ощущаю ее сильнее, чем она. Вероятно, я более открыта для этого. – Фалькон пожала своими хрупкими плечами. – Я не знаю. Это трудно объяснить, но у меня иногда возникают чувства, связанные с Кейт. Сегодня ночью это произошло во сне, такого никогда прежде не было. Я проснулась от страха, почувствовав грозящую ей опасность.

Алек был не из тех, кто верил в потусторонние силы или в телепатические связи с другим человеком, но в данном случае почему-то поверил ей.

В комнату вошел Холмс с лекарством миссис Диборн, представляющим собой горячий пунш с добавкой спирта.

Алек взял у Холмса стакан и протянул его Фалькон:

– Вот, выпей это. Она отстранила стакан.

– Если вы не поможете Кейт, они собираются убить ее.

Взглянув в лицо девушки, Алек ощутил, как по спине его пробежал холодок.

– Боже! – воскликнул Холмс.

– Где она, Фалькон? – спросил Алек хриплым голосом.

По ее щекам побежали слезы.

– Я знала, что она пойдет туда, – сказала она прерывающимся голосом. – Я не должна была отпускать ее. Она всегда заботилась обо мне и сейчас может умереть из-за меня. – Девушка закрыла лицо руками.

Алек схватил ее за руки и встряхнул.

– Где она, черт побери?

– Он схватил ее. Я видела это во сне. Они издевались над ней… а она… лежала на полу. О Боже, зачем я позволила ей уйти?

Алек обхватил ее лицо руками и заставил смотреть прямо на него.

– Кто ее схватил?

– Д…Дрейк.

– Кто такой Дрейк?

– Он мертв, я убила его.

Алеку потребовались все его силы, чтобы контролировать себя.

– Если он мертв, как он мог схватить Кейт? – попытался логически рассуждать он.

– Нет! Я видела его во сне. Дрейк схватил ее! – Фалькон вцепилась в руки Алека с невероятной силой. – И он намеревается ее убить!

С помощью Фалькон Алек нашел склад. Но это, как выяснилось, было самым легким делом.

Снаружи у единственного входа стояла пара громил, которые, казалось, готовы были покалечить любого, кто посмеет только чихнуть в их сторону. Алек вспомнил, что, как говорила Фалькон, комната Дрейка находилась на втором этаже строения. Если Кейт все еще была внутри склада, то, вполне вероятно, ее держали в этой комнате.

Алек оценил обстановку. Кроме того, что склад выглядел весьма мрачным, он к тому же казался неприступным.

Затем он увидел трубу, поднимающуюся вверх сбоку строения, и пустые ящики, сложенные у стены. Труба была довольно тонкой и казалась ненадежной, однако другого средства пробраться в склад не было.

Алек осторожно приблизился к трубе и сразу понял, что ящики ему не помогут, так как они были слишком хлипкими, чтобы выдержать его вес. Труба тоже не внушала доверия.

Он снял свою куртку, которая будет только мешать и без того трудному подъему. Затем закатал рукава рубашки и начал взбираться вверх по трубе, перехватывая ее руками и цепляясь ногами.

Поравнявшись с единственным окном, он сунул руку в карман рубашки и достал небольшой нож. Холмс вложил его ему в руку, когда он уходил. Где Холмс раздобыл этот нож, Алек не хотел знать.

Сделав глубокий вдох, он зажал лезвие зубами и, отпустив трубу, ухватился за край окна. Он раскачивался в сорока футах над землей, и если бы упал, то непременно сломал бы обе ноги. Однако падение не входило в его намерения, потому что это было бы крушением всех его надежд. Кейт была слишком дорога ему, и потому неудача исключалась.

«Подходящее место для встречи с Богом», – мрачно подумал Алек. В тот момент, когда он висел, цепляясь за выступ, внезапно наступило прозрение. Он понял, что не может жить без Кейт. И не имеет значения, что она сделала, кем была и кем был он. Главное – быть с ней. Она действительно прекрасная воровка, потому что похитила его сердце, а он не заметил, как это случилось. Но наверное, глупо надеяться на взаимность. Кейт, по-видимому, не разделяла его чувств.

Однако он любил ее, и ничто не могло изменить этого.

Крякнув, Алек медленно подтянулся настолько, чтобы заглянуть в комнату. Она была пуста. Слава Богу, потому что он не знал, как долго сможет еще продержаться.

Взяв нож одной рукой, он поддел лезвием нижний край рамы, моля Бога, чтобы окно хотя бы немного приподнялось и под него можно было подсунуть руку.

Окно легко подалось вверх, словно было смазано маслом. Алек не задумался над этим; его силы были уже на исходе.

Снова зажав нож между зубов, он подтянулся и оперся грудью на подоконник, просунув голову вперед. Затем перевалился в комнату и быстро поднялся на ноги, оглядывая помещение.

Он услышал шум, донесшийся со стороны массивной кровати у стены, и медленно двинулся туда. Рядом с кроватью на полу лицом вниз лежала Кейт.

– О Боже! – прошептал он охрипшим голосом и опустился на колени рядом с ней, боясь прикоснуться и в то же время боясь оставить ее без помощи.

Алек осторожно перевернул Кейт на спину и стиснул кулаки, увидев, что с ней сделали. Лицо ее распухло, глаз почернел, губа кровоточила.

Он протянул руку, чтобы погладить ее по щеке, успокоить и дать понять, что он здесь, с ней. Она вздрогнула и отвернулась.

– О, уютно устроились? – раздался тягучий голос позади него.

Алек вскочил на ноги и встретился лицом к лицу с человеком, которого Фалькон довольно подробно описала ему.

Глава 27

Вытянутые по бокам руки Алека сжимались и разжимались, и он чувствовал необычайный прилив физических сил. Его не смущало, что Дрейк был намного тяжелее и с ним было еще трое бандитов. Перед глазами Алека стояла красная пелена, и единственным его желанием было схватить негодяя за горло и сдавить так, чтобы глаза вылезли из орбит. Но прежде надо было позаботиться о Кейт.

– Ты покойник, сукин сын, – тихо произнес Алек. Дрейк рассмеялся.

– Это смешная угроза, учитывая наше численное превосходство.

Алек сделал шаг вперед, закрыв распростертую на полу Кейт.

– Если у тебя хватит ума, то ты уберешься с моего пути, – предупредил он.

Дрейк повернулся к своему прихвостню справа.

– Илай, кажется, его светлость заблуждается, так же как наша дорогая Фокс. Похоже, он считает себя главным здесь. – Его серые глаза снова устремились на Алека. Ткнув пальцем в сторону Кейт, он сказал: – Как видишь, я не очень-то люблю, когда мне указывают, что делать или не делать.

– С таким весом твоя шея сразу хрустнет, когда ты будешь болтаться на виселице.

– Разумный человек не стал бы вторгаться в мои владения и раздражать меня. Я могу убить тебя и буду прав.

– Попробуй.

Дрейк смерил Алека взглядом с головы до ног, и выражение самоуверенности и высокомерия мгновенно исчезло с его круглого лица. Он посмотрел на своих людей, и Алек понял, что Дрейк сопоставляет их и его силы. Затем губы Дрейка тронула самодовольная улыбка.

– Посмотрим, чья возьмет? Алек не ответил на насмешку.

– Ты жалкий подонок, – презрительно сказал он. – И больше никто.

Улыбка не сошла с лица Дрейка, но глаза налились злостью.

– Я не собираюсь заниматься с тобой болтовней. Ты и Фокс в моей власти, и я сделаю с вами что захочу.

– Ладно, толстяк, если не хочешь разойтись по-хорошему, пеняй на себя. – Алек поманил его рукой. – Давай один на один. Я так врежу по твоей морде, что у тебя глаза вылезут на лоб.

Дрейк прищурился.

– Скорее я буду вытирать тобой пол.

Алек рассмеялся:

– Ну так давай. Я жду. Хочу посмотреть, на что ты способен. Шагай сюда, и мы поквитаемся, как в старые добрые времена.

– Алек? – еле слышно прозвучал слабый голос Кейт, и он обернулся, чтобы взглянуть на нее. Ее веки затрепетали. Наконец глаза Кейт открылись, но он видел, что она пока никак не может сосредоточиться.

Алек опустился на колени рядом с ней, не замечая назревающей опасности позади него.

– Я здесь, Кейт, – тихо сказал он, беря ее руку и стараясь как бы передать ей свою силу.

– Алек? – прошептала Кейт и застонала, попытавшись пошевелиться.

– Лежи спокойно, Кейт.

– Что происходит?

Алек наклонился к ее уху и прошептал:

– Все будет хорошо, Кейт, обещаю тебе.

– Как трогательно, – насмешливо сказал Дрейк. – Я вижу, моя милашка Фокс нашла себе защитника.

– Заткнись, толстая жаба, – резко сказала ему Кейт, касаясь пальцем своей рассеченной губы.

Дрейк угрожающе поджал губы.

– Я вижу, наш урок не пошел тебе на пользу, как я надеялся. В следующий раз применим другой метод, который доставит мне больше удовольствия. – Он злобно посмотрел на нее.

Оба прихвостня Дрейка сделали шаг вперед, когда Алек поднялся на ноги.

– Я сверну твою поганую шею!

В ответ на это Дрейк только вскинул бровь и подозвал к себе одного из своих людей:

– Илай, разве эта девчонка не говорила нам совсем недавно, что не любит графа и что он не любит ее?

– Говорила, босс. Глаза Дрейка блеснули.

– Похоже, меня обманули, Илай.

– Да, босс.

Дрейк скрестил руки на своем огромном животе.

– И что, по-твоему, надо сделать в таком случае, Илай?

– Убить их обоих, босс. Дрейк медленно кивнул:

– Думаю, это доставит тебе удовольствие, Илай.

– Спасибо, босс.

– Как досадно, – вздохнул Дрейк. – Все поворачивается не так, как я представлял. – Он пожал своими мясистыми плечами. – Я надеялся на сотрудничество. И, надо сказать, не ожидал, что ты заберешься ко мне через окно, милорд. Весьма изобретательно. Меня удивляет также, что ты не побрезговал испачкать свою одежду, особенно ради этой шлюшки, одурачившей тебя.

Усмехнувшись, он вытащил из кармана ожерелье и покачал им перед Алеком.

– Знакомая вещица?

– Я засуну его тебе в глотку, – мрачно пообещал Алек.

Дрейк в притворном ужасе расширил глаза.

– Столько угроз на мою голову. Ой-ой-ой, милорд! – Он положил ожерелье в карман. – Я ожидал от тебя более разумного поведения. Если бы ты слушался меня, никто бы не пострадал. Ну а в данной ситуации самое лучшее, что я могу сделать, – это в какой-то степени поступиться своей прибылью, прикончив тебя, лорд Сомерсет.

Пока все это было представлением, – продолжил Дрейк, – но теперь шутки кончились. О девушке можешь не беспокоиться; я позабочусь о ней после твоей смерти. Если она будет послушной, я пощажу ее. Она весьма лакомый кусочек, и было бы непростительным расточительством не использовать ее для своей выгоды. К тому же, как известно, она обладает определенным талантом, и если однажды сумела найти доверчивого аристократа, которого удалось легко обокрасть, то сможет найти и другого. – Дрейк повернулся к Илаю: – Полагаю, ты сможешь позаботиться о его светлости?

– Конечно, босс.

– Прекрасно. – Дрейк щелкнул пальцами своим помощникам. – Заберите девчонку, – приказал он.

Алек встал у них на пути.

– Убирайтесь к черту от нее! – прорычал он.

– Алек, не надо, – взмолилась Кейт, пытаясь сесть. Потом обратилась к Дрейку: – Позволь ему уйти. Я сделаю все, что ты хочешь, если отпустишь его.

Дрейк достал носовой платок и приложил к глазам.

– Это, безусловно, выглядит очень трогательно, и меня даже слеза прошибла.

– Подумай об этом, Дрейк, – продолжила Кейт на грани отчаяния. – Он аристократ, пэр королевства. Если ты убьешь его, на тебя начнется охота.

Дрейк почесал подбородок.

– Прежде всего должен заметить: никто не узнает, что я убил его. Я же, разумеется, не собираюсь рассказывать об этом кому-то. А ты, Илай?

Илай ухмыльнулся:

– Я тоже, босс.

– А ты, Джейк?

Джейк покачал своей лохматой головой:

– Я ничего такого не видел, босс.

– Гас?

Гас улыбнулся беззубым ртом:

– Клянусь могилой матери, я был у постели больной сестры, ухаживая за ней.

– Скажи просто: видел или не видел, идиот? Гас был явно удручен.

– Конечно, не видел, босс.

Лицо Дрейка выражало явное удовлетворение.

– Хм-м, кажется, беспокоиться по этому поводу не приходится.

– Его дворецкий узнает, – настаивала Кейт, испытывая сильную головную боль при попытке подняться на ноги. – Он в курсе всего, что происходит.

– Нет тела – нет преступления. С привязанным к рукам и ногам грузом, уверяю тебя, никто не найдет его светлость. Воды Темзы достаточно темные, чтобы скрыть его.

В этот момент Кейт надеялась только на чудо.

– Дрейк, отпусти его, и я буду работать на тебя, как ты хотел.

– Хватит, Кейт! – крикнул Алек, предупреждающе взглянув на нее. – Я не уйду отсюда без тебя.

– Я не хочу, чтобы ты оставался здесь! – солгала Кейт, зная: если что-то случится с Алеком из-за нее, она не сможет с этим жить. – Оставь меня, черт возьми!

– Нет, – ответил он, и решительное выражение его лица говорило, что он не отступит.

– Не будь глупцом. Ты рискуешь жизнью из-за пустяка!

– Я не считаю тебя пустяком, Кейт. Если я потеряю тебя, я потеряю часть самого себя.

Кейт покачала головой. Она не хотела слышать это, особенно после того, как предательски обошлась с ним и в какую неприятность втянула его.

– Разве ты не видишь, что мы не подходим друг другу?

– Я вижу, что никто другой не подойдет ни тебе, ни мне.

– Я сейчас заплачу, – с издевкой сказал Дрейк, приложив руку к сердцу. – Ну а теперь пора кончать разговоры о вечной любви и надо заняться делом. – Он повернулся к Илаю: – Будь любезен, разберись с его светлостью, как мы решили. – Бросив взгляд на Алека, он добавил: – По крайней мере ожерелье будет служить мне утешением, что я не напрасно потратил время. Прощайте, милорд. Передайте от меня привет дьяволу.

– Ублюдок! – взвизгнула Кейт, бросившись к Дрейку.

– Стой, Кейт! – крикнул Алек, пытаясь схватить ее. Но она оказалась проворнее, и он упустил ее. Однако прихвостень Дрейка успел перехватить ее, прежде чем она добежала до его хозяина. Илай ударил ее по лицу, и она упала.

Алек с яростным криком бросился в атаку и нанес жесточайший удар кулаком по лицу Илая, отчего тот отлетел к стене и ударился об нее с глухим стуком. Алек едва успел сориентироваться, когда два других бандита кинулись к нему с двух сторон. Одного из них он ударил ногой в пах, и тот упал на колени. Другой получил удар кулаком в живот и, застонав, согнулся пополам.

Алек повернулся к Дрейку. Он не стал тратить время на дальнейшие разговоры, намереваясь схватить этого подонка обеими руками за шею, чтобы задушить. При этом он понял, что одолеть толстяка можно, только повалив его на пол. Он пригнул голову и, бросившись на Дрейка, врезался ему в живот. Они оба упали на пол и выкатились в коридор. Там Алек вскочил и успел нанести своему противнику удар сапогом в лицо, прежде чем его оттащили подоспевшие люди Дрейка. Тем не менее Алек испытал большое удовлетворение.

Однако это удовлетворение длилось недолго, так как приспешники Дрейка повалили его на пол и начали избивать.

Все смешалось в его затуманенном сознании: и мелькающие тела, и голоса. Он уже не мог воспринимать последовательность событий и уловил только одно…

Это был оглушительный грохот выстрела, который врезался в его память с отчетливой ясностью.

Эпилог

Два года спустя

– Это просто невозможная женщина! – воскликнул Энтони, ворвавшись, как всегда без стука, в кабинет Алека, и за ним, как всегда, по пятам следовал Холмс. Единственным отличием было то, что Холмс перестал пытаться подчинить Энтони правилам этикета.

Алек опустил ручку и откинулся на спинку кресла, стараясь скрыть улыбку при виде того, как Энтони направился прямо к буфету, чтобы налить себе бокал спиртного, хотя Алек знал, что его друг даже не поднесет его к губам.

Молодой жене Энтони не нравилась склонность мужа к выпивке, и Алек был уверен, что тот не осмелится противоречить ее желаниям. Энтони часто недовольно ворчал, однако после женитьбы стал податливым и покорным, как ива на ветру.

Алек отметил также, что сам он теперь относится к Энтони значительно мягче. Склонность друга неуместно прерывать собеседника во время разговора и произносить речи с излишним драматизмом уже не так раздражала его. По-видимому, он привык к этому. Или, может быть, открыл в себе нетронутые ресурсы терпения.

Более того, Алек стал особенно ценить своего друга. Если бы не Энтони, он и Кейт никогда бы не встретились. А если бы они не встретились, его жизнь никогда бы не была такой полной, как сейчас.

– Что на этот раз так возмутило тебя, Уитфилд? – сухо спросил Алек, безуспешно стараясь скрыть веселые нотки в своем голосе.

– Эта женщина сведет меня с ума! – крикнул Энтони, однако за его словами не чувствовалось подлинного раздражения.

Алек знал, что его друг был очень доволен своей молодой женой и ворчал только ради приличия. Это давало ему ощущение, что он все еще сам распоряжается своей жизнью, чего на самом деле не было. Однако Алек решил пока держать при себе эту истину. Энтони скоро сам поймет, кто главный в его доме.

И это едва ли мужчина.

Алек пожал плечами. Вот так приходится расплачиваться мужчине, когда женщина похищает его сердце. А в данном случае той, кто завладел сердцем Энтони, оказалась сестра Кейт.

У Фалькон, как и у ее сестры, было настоящее имя. Ее звали Эмили. Девушка лишила Энтони покоя и заставила его побегать за ней. Он не мог смириться с фактом, что женщина может быть такой неподатливой, и преследовал Эмили с неослабевающей энергией, которую до этого тратил в основном на кутежи азартные игры.

– Энтони! – послышался властный голос его жены. Мгновение спустя в комнату вплыла Эмили. Теперь она была одета не как уличный мальчишка, а как герцогиня.

Уперев руки в бока, она пристально посмотрела на мужа. Нельзя сказать, что Эмили сильно изменилась внешне после замужества – она оставалась все такой же тонкой, как тростинка.

Если только не считать живота, который заметно выдавался наружу. Ребенок вот-вот должен был появиться на свет, и Кейт настояла, чтобы сестра не оставалась одна, пока не произойдет благословенное событие.

– Энтони, – повторила его жена на этот раз с укором в голосе, взглянув сначала на его лицо, а потом на бокал в его руке. Она больше ничего не сказала и лишь скрестила руки на груди.

– Я не собирался пить, – поклялся он с виноватой улыбкой, тогда как его жена приподняла красиво очерченную бровь, выражая сомнение. Однако в глазах ее светилась любовь и губы тронула нежная улыбка.

Алек покачал головой, увидев, как его друг растаял от этой улыбки, словно сосулька посреди пустыни Сахара.

Забыв про спиртное, Энтони подошел к ней и заключил в свои объятия. Она не воспротивилась и ласково улыбнулась ему.

– Полагаю, есть только один способ задобрить тебя, женщина, – хрипло прошептал он ей на ухо.

– Я тоже так думаю, – тихо ответила она, положив голову ему на плечо.

Энтони направился вместе с ней к двери, никого и ничего не замечая.

Алек подивился отсутствию сдержанности у своего друга и в то же время подумал, где сейчас его собственная жена.

– Папа! Папа! – раздался громкий голос годовалой малышки, которая, хлопая ручонками, приковыляла в комнату.

Алек поднялся из-за письменного стола и, подняв дочку, начал раскачивать ее в воздухе, в то время как та заливалась смехом, наполняя его душу радостью. Она была такой же красивой, как ее мать.

– Грейс! – позвала жена, поспешно входя в комнату.

Кейт решила, что Грейс самое подходящее имя для их дочери. Она говорила, что это имя означает Божью милость, которая привела их к счастью через тяжелые испытания, и Алек согласился с ней.

Кто бы мог подумать, что Холмс окажется тем человеком, который спас их?

Дворецкий последовал за Алеком, когда он вышел из дома, чтобы отправиться на поиски склада. Холмс подоспел как раз в тот момент, когда Дрейк вытаскивал из кармана пистолет. Он набросился на бандита, и между ними завязалась драка. Раздался выстрел, и это было концом толстяка. Его люди, оставшись без вожака, разбежались в разные стороны.

Жизнь снова вернулась в нормальное русло – по крайней мере настолько нормальное, насколько оно могло быть с Кейт, ставшей его женой. Жизнь теперь стала намного разнообразнее и интереснее.

Кейт остановилась перед Алеком и улыбнулась ему. Каждый день, проведенный с ним, был наполнен счастьем.

Свободной рукой Алек привлек ее к себе и прижал к своей груди. Кейт чувствовала, что ее любят, она находится под надежной защитой и… у нее есть дом.

Грейс положила головку на плечо отцу и с довольным видом посасывала палец. Она была папиной дочкой. Сердце Кейт переполнялось радостью при мысли о том, что этот мужчина – ее муж, которого она будет любить и лелеять до конца своих дней. Она, несомненно, счастлива, потому что в мире не было ничего ценнее того, чем она обладала сейчас.

Бывшая уличная девчонка обрела все, о чем можно было только мечтать.


home | my bookshelf | | Единственная и неповторимая |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу