Book: Преступление, достойное меня



Хэл Дреснер

Преступление, достойное меня


Преступление, достойное меня

— Арнольд, пожалуйста, отвернись и закрой глаза, — попросил Мистер Камберби.

Преступление, достойное меня

Я закрыл глаза и отвернулся, чувствуя я лунатиком. И тут же услышал, как мистер Камберби крутит диск, отпирая сейф.

Щелк, щелк, щелк, щелк, щелк…

«Шестнадцать вправо» — мысленно отсчитал я.

Щелк, щелк, щелк, щелк, щелк..

«Одиннадцать влево» — улыбнулся я злорадно.

Щелк, щелк, щелк, щелк, щелк, щелк, щелк…

— Двадцать шесть вправо, — непроизвольно вырвалось у меня вслух, но, к счастью, мистер Камберби был почти совсем глухой.

— Ну, все в порядке, Арнольд, — окликнул он. — Можешь поворачиваться.

Я повернулся и обласкал взглядом 110 584 000 долларов, упакованных в аккуратненькие бандерольки. Мистер Камберби педантично добавил еще одну маленькую пачечку. Она, как я знал, доводила общую сумму до 110 708 000 долларов. Потом он закрыл дверцу сейфа, которая захлопнулась с мягким глухим стуком.

— На сегодня довольно, — решил он. — Уже полшестого, так что можешь отправляться. А я еще с часок поработаю.

— Слушаюсь, сэр, — отозвался я и бросил тоскующий взгляд на сейф — он был точно раздувшаяся черная жаба, потом на мистера Камберби, который тоже, в общем-то, был похож на жабу, с трудом ходившую на задних лапах. На самом-то деле мистер Камберби предобрый старичок. Он напоминает мне моего дедушку. А не то я, наверное, тут же, не сходя с места, тяпнул бы его по доброй старой головушке, прокрутил диск сейфа по цифрам, знакомым мне получше номера моей карточки водительских прав, да набил бы тугими пачечками зелененьких бумажные пакеты. Пакеты я заранее припрятал у себя а столе. Теперь их накопилось уже сорок три. Я каждый день приносил по одному с завтраками (мне мать всегда дает одно и то же: салат из тунца и яиц, сандвичи со сливочным сыром и оливками), А там вышел бы на Мэрри-стрит, и кто бы меня в чем заподозрил? Иду, как и все бейнсвилльцы, с покупками домой.

В этом и заключался мой план номер один. На него меня вдохновила первая неделя работы младшим клерком в бейнсвилльской Компании внутренних кредитов и займов. Но шло лето, и я отверг этот план, как недостойный меня, и разрабатывать проект поискуснее. Сейчас на пути от стола мистера Камберби к своему я вспомнил план номер один и снова от него отказался.

Контора бейнсвилльской Компании внутренних кредитов и займов помещается в Г-образной комнате с одной-единственной дверью. Даже окон тут нет. Стол мистера Камберби и сейф занимают короткую сторону Г, их закрывает от меня в стены. На длинной стороне — стол мисс Фрэмидж, она тут работает старшим клерком, и ей стукнуло уже, наверное лет сто, не меньше, потом идет мой собственный закуточек и деревянная перегородка (через нее я частенько перескакиваю, тренируясь в ожидании критического момента). За перегородкой стоят две скамейки для посетителей и, наконец, дверь. Кроме того, в конторе понаставлено всяких шкафчиков, полочек да еще водоохладитель, кондиционер воздуха и подставка для шляп. Но проку от всего этого добра для моего плана маловато. И в дальнейшем я перестал наносить их на чертежи. Чертежей я сделал уже штук так шестьдесят—семьдесят.

Короче, здание точно специально строили для ограбления. Но, конечно, дело придется по зубам только самому блестящему и дерзкому мастеру кражи, самому хитроумному искуснику преступного мира. Но пока с этой стороны его еще никто не знает. Я имею в виду любимца Бейнсвилля — Арнольда Хэндлмана.

До сих пор, однако, мои достижения не пошли дальше чертежей и припрятанных пакетов. Ну и еще, напряженно прислушиваясь к поворотам диска, я сумел разгадать комбинацию сейфа. (Однажды я — просто так, для проверки своих вычислений, — открыл глаза и повернулся взглянуть, какие цифры избирает мистер Камберби. Нечего и говорить, отгадал я верно. Все до последней цифирки.) Мистеру Камберби единственному доверили секрет сейфа, но, надеюсь, он сумеет оправдаться, когда преступление раскроют. Правда, в настоящий момент его безопасность как будто не подвергается никакой угрозе. Пока что я не имею ни малейшего представления, как же осуществить свое злодеяние.

Некоторые способы пришлось отбросить сразу. Ни убивать, ни калечить мистера Камберби я не собираюсь. Да, я отважен и дерзок, но вместе с тем мне не чужды доброта и человечность. Значит, обезвредить его я не могу. А о какой реальной надежде избежать кары можно говорить, если совершить преступление у него на глазах? Получается тупик. Существует, конечно, к примеру, сыворотка. При введении в кровь она вызывает временную потерю памяти. Я работал над ее усовершенствованием в своей лаборатории. У меня лаборатория в ванной. Но сыворотка себя не оправдала. Оказалась не совсем надежной. Для пробы я ввел ее своему псу Амброзу, и он полдня не мог махать хвостом. Только и всего. Такое для ми стера Камберби едва ли сгодится.

Значит, преступление необходимо совершить втайне. Остаться бы в комнате одному, а уж открыть сейф да переложить деньги в бумажные пакеты — в те, из-под завтраков, — дело нескольких минут. Спрятаться в конторе я мог бы хоть сейчас, но…

— Не забудь, Арнольд, запереть дверь, когда будешь уходить, — напомнил мистер Камберби.

Стало быть, выйти потом я уже не смогу: дверь обита сталью и захлопывается, а единственный ключ хранится у мистера Камберби.

Положим, имея воск, можно ухитриться снять отпечаток замка и сделать дубликат. Но, к сожалению, существует еще сигнальное устройство. Мистер Камберби устанавливает его каждый вечер перед уходом, и оно оглушительно звонит, стоит открыть дверь. Билл Кристи, дежурный полицейский, по утрам, ровно в девять, ждет мистера Камберби с тремя связками ключей. Он открывает коробку и отключает сигнал. Но перед этим звонок трезвонит минут пять, не меньше, раздражая всех жителей Мэрри-стрит, а меня будит, возвещая, что, опять опоздал на работу. Если же сигнал отключить, прежде чем он сработает, то дверь вообще не отопрешь.

Что и говорить, ситуация мудреная. Как раз достойная меня. Короля воров. Есть над чем поразмыслить. Чуть ли не все лето бился я над головоломкой. А теперь, когда я шагаю домой, на меня падают листья, напоминая, что лето уже позади и через две недели мне предстоит отправиться в колледж Нортона-младшего. И трон воров останется незанятым.

Пожелав мистеру Камберби спокойной ночи, я обескураженно закрыл за собой дверь, услышал, как щелкнул замок, и, выйдя, оказался на Мэрри-стрит. В толчее бейнсвилльских покупателей, не вызывая ничьих подозрений. В точности как я и планировал.

На углу здания бейнсвилльской Компании внутренних кредитов и займов (крепкий толстый кирпич и известковый раствор) есть щель почтового ящика, закрытая стальной планкой, вделанной в цемент. Шириной она всего дюймов в шесть, и от земли до нее фута три, не меньше. И все-таки она может служить глазком. Не один темный вечер провел я, заглядывая в черноту здания и строя тщетные планы. И сейчас я приподнял крышку, чтобы еще разок обозреть место преступления века. Свет от лампы мистера Камберби тускло освещал контору, и я рисовал себе, как на следующее утро после преступления в комнате толпится народ. Ни на одной ручке не осталось ни пятнышка предательских отпечатков пальцев, ни один листочек бумаги не стронут с места. Все оцепенели от изумления, дивятся, как е вору удалось пробраться туда, а главное, как это он ухитрился выбраться обратно, не оставив ни малейшего следа. Надо сказать, в настоящий момент я тоже не мог этому надивиться.

Потихоньку опустив крышку ящика, двинулся я дальше. План номер два, тоже отброшенный, состоял в том, чтобы, расписавшись в собственной уязвимости, прибегнуть к опыту профессионального взломщика. Может, хоть он поможет выбраться из здания. В качестве мозга предприятия львиную долю добычи я намеревался забрать себе. Но меня отталкивали от этой попытки кое-какие соображения. Ну прежде всего может случиться так, что мой безмозглый помощник, схваченный за какое-нибудь другое, не столь умно подготовленное преступление даст меня. Или же алчный, не удовлетворенный своей долей, вдруг примется впоследствии шантажировать меня. А не то такой же неблагодарный, как все заурядные преступники, надумает прикончить меня прямо на месте.

Решающим же, более практическим возражением оказалось то, что Бейнсвилль совсем не изобиловал подпольными типажами. Самой темной личностью, известной мне, был Макс Деррик. Как поговаривали, он делал ставки во время бейсбольных игр в школе Бейнсвилля.

Я все шел по Мэрри-стрит, и падающие листья наводили ни на мысль о колледже Нортона-младшего. И о том, как можно истратить похищенное богатство. Хотя я и разрешал родителям платить за свое обучение и содержание, существовали еще дополнительные вещи, остро мне необходимые. Так сказать, сверх программы. Ну, например, роскошные холостяцкие апартаменты, устланные коврами, в которых тонет нога. Где стоит стереопроигрыватель от стены до стены и есть бар. А напитки из него подаются прямо ко мне в комнату. Такое гнездышко поуютнее. Там можно будет проводить, забавляясь, безмятежные часы, свободные от учебы, со студенточками всех колледжей и обществ. И мне бы хотелось, чтобы в шкафу висело побольше костюмов с монограммами, охотничьих курток смокингов, халатов, лежали широкие сливочного цвета галстуки и сапфировые запонки. Ощущалась также настоятельная потребность в спортивном автомобиле обтекаемой формы. Черном, отделанном хромом.

Ну а остаток добычи можно вложить в акции. Какие-нибудь понадежнее. Года через два они подскочат в цене, и тогда сразу же после окончания колледжа можно уйти в отставку, А для родителей я организую специальный фонд. Преклонные годы недурно бы провести на маленькой живописной вилле, поближе к Ривьере. Позже, лет так через двадцать, мои вложения увеличатся тогда раз в сто, мне, может быть, захочется утишить угрызения совести. Я верну первоначальный заем бейнсвилльской Компании внутренних кредитов и займов с записочкой. Коротенькой и загадочной. А не то, возможно, возобладает милосердная сторона моей натуры, и я решусь на дотацию какого-нибудь пустячка моей альма-матер. И нортоновский колледж получит возможность учредить стипендию имени Арнольда Хэндлмана.

Проекты приложения моей энергии искрились великолепием, но листья напоминали, что, если я и в самом деле хочу оказаться самым удачным выпускником у Нортона-младшего, мне надо придумать какой-то приемлемый план не позже сегодняшнего вечера. Ведь сегодня уже пятница. На субботу и воскресенье бейнсвилльская Компания кредитов и займов закроется, а с понедельника компания начнет особую осеннюю выдачу кредитов. А это означает, что начиная с понедельника деньги для моего ковра, и машины, и смокинга ежедневно буду разбрасывать направо-налево всем городским нищим на прокорм их хнычущих отпрысков.

Так что сегодня у меня последний шанс оторвать большой куш. Мистер Камберби еще с час проработает в конторе, и можно получить хотя бы временный доступ в здание. Разбрасываться такими возможностями я не собирался. Надо бросить в атаку все свои резервы изобретательности и хитроумия. Стоит даже рискнуть вызвать гнев отца и опять опоздать к обеду. И, не колеблясь, я вошел в аптеку Джорджа Гиббона и присел в свободную кабинку, рядом с журнальной полкой.

— Вряд ли ты закажешь еще чего-нибудь, — сказал Джордж, ставя передо мной стакан воды.

Я согласно кивнул.

— Ну хоть постарайся обойтись одной салфеткой, — посоветовал он. — И не вздумай прикасаться к журналам. Мне их не продать, если ты разорвешь бандероли.

— Но их же не развернуть, если бандероли не разорваны, — проинформировал я его.

— А разорвешь, я тебя самого разверну, — отозвался он с обычным своим остроумием.

Утомленным взмахом руки я отослал его прочь. Ранние и планы включали поджог Джорджева заведения. Я надеялся, что, заслышав шум тревоги, мистер Камберби, прихватив пару чашек воды из конторского охладителя, бросится к Джорджу на помощь. В спешке он, уж конечно, оставит дверь незапертой. От этого плана тоже пришлось отказаться, как от неосуществимого: ведь мистер Камберби плохо слышит. Но сейчас я снова задумался. Может, все-таки стоит попробовать? Я с удовольствием представлял, как пламя пожирает новенький прилавок Джорджа, жадно лижет дешевенькие пластиковые кабинки… Но видение возбудило жажду. Я отпил немножко воды и задумчиво уставился на стакан.

Вода, вода, размышлял я. А что, если вдруг вода в конторском охладителе перестанет циркулировать и начнется наводнение? Ручьи-то мистер Камберби, пусть он глухой-преглухой, заметит и кинется за помощью. Даже если он и запрет дверь, мне, может, удастся завершить темное дело, пользуясь толкучкой и суматохой. Закавыка — схема бейнсвилльского водопровода. Ее необходимо срочно достать. Потом надо прокопать до нужной трубы, подсоединить шланг и насос к линии охлаждения, а уж тогда можно приниматься за наводнение.

Часы у Джорджа над головой показывали без двадцати шесть. У меня оставалось пятьдесят минут. Времени маловато.

Через двадцать минут стрелки остановились на шести, и я отверг план просверлить крышу сквозь два этажа над конторой займов: пробраться с верхнего этажа, где жил Бакливиа, толстяк управляющий, и проникнуть потом через второй этаж, его занимал Пит Энсико. Он держал танцевальный зал, там каждую неделю устраивались вечеринки.

— Эй, Джордж — окликнул я, — а городе много сточных труб.

— Хватает. Особенно у Сэппли, — сказал он.

Сэппли был его презренный конкурент.

На эту беседу ушла еще одна бесценная минута. Я прямо физически ощущал, как из-под ног у меня выдирают пушистые ковры, как стягивают с плеч костюмы с монограммами. Чуть не плача, видел я, как лакированный «роудстар» превращается в старенький велосипед, студенточки, посылая воздушные поцелуи, тают в тумане.

«Не вешай носа, Хэндлман, — сказал я себе. — ты отважен и дерзок. Ты способен преуспеть на любом поприще, но и тебя может постигнуть временное поражение».

Я не повесил носа и украдкой вытянул последний номер «Невыдуманных детективных рассказов». Стараясь не шуршать, я разорвал бумажную ленту бандероли и смиренно обратился к «Головоломному делу инспектора Макгронски». Рассказ Лестера Свэддинга.

«Начальник уголовной полиции Харбенсон сидел у себя в кабинете, думая об инспекторе Макгронски, когда в комнату вошел сам прославленный ас Скотленд-Ярда.

— Так, так, — сказал Харбенсон, затягиваясь дымом из своей пенковой трубки, — какое совпадение, Макгронски! А я только что собирался позвонить вам. Вчера ночью украли ожерелье Шиндлеров, и я назначил вас возглавить расследование.

— Так я и думал, — скривив губы, ответил Макгронски. Устроившись в коричневом кожаном кресле, он вынул свою черную обкуренную вересковую трубку. — А я пришел сказать, что раскусил дело с этим ожерельем не далее как десять минут назад. Бесценная фамильная драгоценность уже опять в хранилище Шиндлеров, а вор — в Блекмурской тюрьме. Ожидает суда.

— Невероятно! — вскричал Харбенсон, — Вы должны мне все рассказать.

— Конечно, — ответил великий детектив.

Он вытащил пакет с табаком «Бэркли барбендж» и предложил начальнику. Они подвинулись друг к другу поближе и принялись набивать трубки. Потом Макгронски начал рассказывать:

— Странное это дело и во многих отношениях самое головоломное. Необычнее же всего, по-моему, переплетение случайностей. Они помогли задержать преступника еще прежде, чем я узнал о преступлении. Все началось вчера вечером. Сижу я дома один и читаю детективный роман. Вдруг слышу стук в дверь. Открываю и вижу молодого человека. Невысокого, худого. Он учтиво извиняется за беспокойство и объясняет, что у него сломался автомобиль, как раз у моего дома. И просит разрешения позвонить по телефону: вызвать техническую помощь из гаража. Сначала я не узнал его, но чересчур лощеные европейские манеры возбудили у меня подозрение. И я решаю проводить гостя до машины. Тут-то я и узнал знаменитое ожерелье Шиндлеров. Оно лежало на сиденье машины. Как бы невзначай я порасспросил юношу, и он сразу же признался в воровстве. Оказалось, это Андрэ Жэннод. Очень дерзкий и хитроумный молодой взломщик сейфов. Уже несколько месяцев его кражи, совершенно неслыханные по дерзости, не дают покоя полиции всей Европы.

— Подумать только! Как блестяще вы раскрыли преступление!»

«И впрямь потрясно», — подумал я и перевернул страницу.

«Макгронски скромно кивнул в знак благодарности.

— Сначала я тоже так подумал, — сказал он. — Но меня заинтересовала ловкость кражи, и я отправился в особняк Шиндлеров. Было уже за полночь, но во всем доме горел свет и доносились звуки бурного веселья. Я попал в разгар бала-маскарада. Вы знаете, леди Шиндлер славится такими балами. Красивые женщины, вежливые джентльмены, все одетые в старые средневековые костюмы, безудержно танцевали и пили. Кружились принцы и рыцари, придворные дамы, шуты и, конечно, сама леди Шиндлер. На ней был наряд а стиле Марии-Антуанетты. Через сад я вошел в бальную залу. Музыка смолкла, и я объявил, что знаменитое ожерелье Шиндлеров похищено.



— Представляю, какая там поднялась паника! — хихикнул Харбенсон и выбил пенковую трубку.

— Вы правы, — согласился Макгронски. — Я еще не успел сказать что ожерелье найдено, а леди Шиндлер уже упала в обморок посредине огромной залы. — Макгронски воспользовался изумлением начальника отдела и выбил свою черную вересковую трубку. — Как выяснилось, леди Шиндлер видела ожерелье целым и невредимым в сейфе хранилища всего час назад. Да и гости тоже видели. Она водила всех в подземную комнату показать всякие разрекламированные побрякушки. Конечно, я тут же вообразил, что Жэннод, нарядившись в маскарадный костюм, затерялся среди компании и проник в подвал. Но ведь так легче всего».

«Ну это как сказать», — деловито подумал я, переворачивая страницу.

«Харбенсон попыхивал пенковой трубкой, сосредоточив взгляд и внимание на Макгронски.

— Как, может быть, вы знаете, — продолжал детектив, — ожерелье Шиндлеров хранится в запертом сейфе в подземном хранилище. Там всего одна дверь и даже окон нет. Ключ от двери держит при себе сама леди Шиндлер. Но и от дубликата, сделай он его, обвиняемому мало толку: в комнате установлен сигнал тревоги. Включенный, он звенит, как только открывается дверь. Отключить его можно лишь изнутри. И нужны три ключа: открыть коробку сигнала. Но если сигнал тревоги отключить, прежде чем он сработает, дверь уже не открыть ни с одной стороны.

— Неуязвимая система, — заметил Харбенсон.

— Как видите, не такая уж неуязвимая, — сказал Макгронски. — Итак, я предположил, что Жэннод вошел в хранилище вместе с другими и спрятался там после ухода остальных. Леди Шиндлер его не заметила. Она уходила последней. Удостоверившись, что ожерелье в крепко запертом сейфе, она включила сигнал тревоги и заперла дверь хранилища. Как известно, Жэннод — взломщик-виртуоз, так что кража ожерелья сама по себе не представляла для него особых трудностей. Но как, оставшись в комнате он ухитрился выйти из нее, не включив сигнала тревоги? — Макгронски приостановился и начал скрести чашечку трубки ключом. — Чтобы решить эту головоломку, я попросил леди Шиндлер запереть меня в хранилище.

— Браво! — воскликнул Харбенсон. — Потрясающе! Но как же вы выбрались?

Макгронски с улыбкой взглянул на него.

— Догадайтесь, — хитро предложил он.

— Не иначе как пробуравили дверь, — пустился в Харбенсон.

— Нет. Вы же помните, мне нужно было воспользоваться тем же средством спасения, что и Жэнноду. А разве он мог спрятать дрель на себе? Да, кроме того, и признаков взлома не было, когда я вошел в хранилище.

— А может, у вас сообщник был?

— Нет.

— Фальшивый потолок?

— Нет.

— Значит, стенку сняли?

— Нет».

— Забираю журнал, — сказал Джордж.

— Нет! — закричал я.

Преступление, достойное меня

Но он уже ухватился за него мясистой ручищей и тянулся мне другой.

— Вон! Предупреждал же я тебя насчет бандероли! Так пошел отсюда!

— Да погоди, Джордж! Какой ты! Ничего не понимаешь! Дай хоть рассказ дочитать!

— Понимаю лучше некуда! Я говорю: «О’кэй, читай», а рассказ тянется еще месяца четыре.

Я очень надеялся, что Джордж ошибается. Но так уже, к сожалению, бывало. Сколько раз, приводя меня в бешенство и смятение, Макгронски и Харбенсон посиживали, пережевывая одно и то же преступление месяцами, прежде чем наступал конец. Они не ели, не спали, а только сидели и курили с марта по октябрь, поглощая невероятные порции «Бэркли барбенджа», Может, кому из читателей и нравится волноваться и тревожиться за героев, только не мне. Я предпочитаю, чтобы дело разъяснялось без проволочек. Ясно и прямо! И без всяких там фокусов под конец!

Но до объяснений с Джорджем я не снизошел. Единственно сказал:

— Послушай, Джордж, если рассказ заканчивается в этом номере, я покупаю журнал.

От изумления Джордж даже слегка растерялся. А я взглянул на часы: шесть пятнадцать.

— Ну? Так как?

— Идет, — ответил он. — Только я сам посмотрю, есть конец или нет. Тебе я не доверяю.

Я пропустил мимо ушей его клеветнические наветы.

— Взглянем вместе, — предложил я.

Мы оба склонились над журналом, и мои изящные тонки пальцы торопливо забегали по страницам.

Рассказ в этом номере заканчивался. Через две многоречивые страницы (доказательство того, что на этот раз Макгронски выпало на только самое головоломное, но и самое короткое дело) я увидел слово «конец» и успел жадно проглотить последние фразы:

« — Значит, вот как вы все проделали, — сказал Харбенсон. — Ничего не скажешь, Макгронски, великолепно! Блестяще!»

Одна рука Джорджа зажала журнал в кулаке, другая потянулась за деньгами.

— Вот, вот и вот, — сказал я, неохотно отдавая по монетке.

— Ого, да ты передал, — подсчитал он.

— Да ладно, держи. За разорванную бандероль. Только журнал отдай.

Стрелки часов показали шесть семнадцать.

— Куда торопиться-то? — тянул Джордж, не отпуская журнал.

Я попытался выхватить, но он быстро спрятал его за спину, усмехаясь, точно обезьяна. Правда, по-моему, предполагать, что Джордж произошел от обезьяны, слишком большая честь для него.

— Так он, оказывается, тебе и впрямь нужен? А? — насмехался он.

— Я очень люблю детективы, — с достоинством ответил я.

— Вон оно что? Так объясни мне, что такого особо завлекательного в этом твоем, как его, Макгромише? У него что, девчонок много, что ли?

— Нет. Он не из таких. Он мужественный, — сказал я. И совершил ошибку.

Джордж толком не понял, что такое мужественный.

— Ага? — широко ухмыльнулся он, — Про таких парней я тоже не прочь почитать, — и, подняв журнал высоко над головой, начал выискивать предполагаемые непристойности.

На часах уже было шесть восемнадцать. Я метнулся к полке за другим экземпляром «Невыдуманных рассказов». В конце концов один номер мне полагался. Я заплатил, это воровство. А если даже и воровство? Не останавливаться же мне бейнсвилльскому Андрэ Жэнноду, перед мелкой кражей!

Как и следовало ожидать, на полке этого номера больше не оказалось. В Бейнсвилле все любят Макгронски. Джордж держал в руках, может быть, последний оставшийся в городе экземпляр «Невыдуманных детективных рассказов». А то и в мире!

Стрелка подползла к шести двадцати, и я снова сделал попытку вырвать журнал.

— Да ладно уж, ладно, — проворчал Джордж. — Тут сек и не пахнет. Вам завернуть, сэр?

— Не стоит утруждаться. Мне лучше читается, если журнал не завернут.

— О чем речь! Всегда рад услужить, — ехидно пропел он. — В конце концов ты первый раз покупаешь у меня журнал. Как же не отметить такое событие! Пойду взгляну, не найдется у меня подарочной обертки.

Посетителей больше не было, и Джордж от нечего делать принялся обслуживать меня на высшем, уровне. Он протопал в заднюю комнатку, а стрелки двигались уже к шести двадцати двум, двадцати трем, двадцати четырем. Ну словно летят!

В шесть двадцать пять он наконец вышел, сияя, и протянул мне подарок: журнал, обернутый в розовато-золотистую бумагу, разрисованную свечами, и хитро перевязанный голубой лентой.

— Чтоб не в последний раз! — прокричал он вслед, когда я выбегал на улицу, срывая на ходу обертку.

Через квартал я уже читал прямо на бегу.

« — Так, так, — произнес Харбенсон, погружаясь в размышления. Он потер чашечкой трубки нос. — Дайте-ка мне подумать

— Спешить некуда, — отозвался Макгронски».

Часы на бейнсвилльском банке показали шесть двадцать шесть.

« — И никакого специального инструмента? — поинтересовался Харбенсон».

«Сто раз тебе, что ли, говорить», — сердито подумал я

« — Нет, — ответил Макгронски. — Никакого. Все самое обычное. Что носит каждый. Бумажник, расческа да носовой платок»

Тик-так, тик-так, тик-так.

« — А может, бумажник-то какой особенный? — допытывался Харбенсон.

Макгронски подавил улыбку.

— Нет. Боюсь, вы на ложном пути, шеф. Мы с Жэннодом выбрались, пользуясь только здравым смыслом…»

«Да еще отвагой и сообразительностью», — добавил я, запихивая журнал в карман, потому что уже дошел до конторы. Но тут ли еще мистер Камберби? Я позвонил. Никакой ответа.

Я забарабанил в дверь кулаками. Ответа нет.

— Мистер Камберби! Мистер Камберби! — завопил я.

Ничего.

На банковских часах уже шесть двадцать девять. Он должен быть здесь, убеждал я себя. Если человек в пять тридцать говорит, что собирается поработать еще часок, то в шесть двадцать девять он должен работать. Я колотил еще с минуту и только тут вспомнил, что мистер Камберби совсем глухой. Разумеется, он в конторе. Не слышит просто. И я побежал к дырке почтового ящика. Свет над письменным столом мистера Камберби горел, но его самого я видеть не мог. Мешал выступ стены.

— Мистер Камберби! — закричал я (но, сами понимаете, в такое узкое отверстие особенно не покричишь). — Мистер Камберби! Это я, сэр! Арнольд!

— Арнольд? — с любопытством переспросил он.

— Да сэр! — провопил я.

— Арнольд? Интересно! А я думал, ты давно ушел.

— Я и ушел! Я на улице! У почтового ящика!

— Вон что? — произнес он озадаченно. — А что ты там делаешь? Или еще письма пришли?

— Да нет вроде! — закричал я. — Мне войти надо на минутку. Я одну вещь позабыл.

Я мог себе представить, как он добродушно покачивает головой. К счастью, мои хитроумные планы включали и изображение из себя деревенского дурачка. Такая репутация всегда может пригодиться. Последние два месяца я старательно путал бумаги, неверно подсчитывал размеры процентов и даже изредка нарочно падал. Да так удачно, что сшибал все, что можно было поблизости сшибить. По временам, готовясь к подобному случаю, я забывал в конторе разные мелочи. Мои представления проходили так успешно, что уже дважды ставили меня на грань безработицы. Но наконец-то они себя оправдали.

— Хорошо, Арнольд, — сказал мистер Камберби. — Сейчас открою.

Я не отрывал глаз от дырки, пока не увидел, как он шаркает вдоль выступа, и тогда уж побежал встретить его у двери.

Мистер Камберби чуть-чуть приоткрыл ее и с улыбкой выглянул.

— Ну, что ты забыл на этот раз? Сегодня не башмак, надеюсь?

— Нет, сэр. Теперь авторучку.

Ложь мои губы произнесли автоматически.

— А тебе она срочно понадобилась?

— Да, сэр. Мама хочет, чтобы я написал для нее какие-то письма. Очень, говорит, важные.

— А почему бы ей самой не написать? — спросил он.

— Да ручки-то у нее нет, — объяснил я, не уверенный, куда он клонит.

Мистер Камберби и сам не знал, на что решиться. И опять моя слава деревенского дурачка спасла положение.

— Ну уж иди, — вздохнув, разрешил он и отступил, пропуская меня.

Я рысцой припустился к своему столику и принялся шарить в ящиках, а мистер Камберби стоял у двери, не спуская с меня. Не совсем та позиция, какую я для него планировал.

— И куда это она запропастилась? — бормотал я. — Но лучше уж поискать, не то мама меня убьет. — Я убедительно инсценировал обыск следующего ящика. — Она ведь мне эту ручку к выпуску подарила, — бухнул я совсем уж ни к селу ни к городу.

В тусклом свете мне почудилась во взгляде мистера Камберби жалость, смешанная с гадливостью. Мистер Камберби шаркающей походкой двинулся к своему столу.

— Смотри только, будешь уходить, на забудь захлопнуть дверь, — устало сказал он.

Я пообещал, что не забуду, и шарил в ящиках еще с минуту. Потом закричал:

— Мистер Камберби, нашел! Завалилась под резинки! — И еще громче: — Так я пошел! Спокойной ночи!

Преступление, достойное меня

Он ответил «спокойной ночи», я перепрыгнул через загородку, открыл дверь, изо всех сил хлопнул ею и быстренько с побежал обратно. Скорчившись, я устроился под своим столом. Тут было как в маленькой пещере, но света для чтения хватало. Харбенсон тоже блуждал в потемках за тысячу миль до разгадки.

« — Ну, Макгронски, сдаюсь, — сказал наконец шеф полиции, выбивая табак из трубки.

— Да бросьте, — промурлыкал детектив-ас. — Уж если Жэннод и я смогли выбраться, то уж вы-то, имея за плечам такой опыт криминальной работы, можете решить загадку. Напоминаю факты. Вы заперты в хранилище…»

Свет у мистера Камберби потух, и я услышал, как под ногами у него заскрипел пол. Наступи па мертвая тишина. Я изо все» сил старался не шелохнуться, хотя маловероятно, что он услышал бы меня, вздумай я даже вдруг пуститься у него за спиной в пляс с тамбурином. Но не время для глупостей, и я подавил сильнейшее желание выпрыгнуть из тайника и заорать «У-у-у!!!», просто чтобы посмотреть, какое у него сделается лицо. Наоборот, я сдерживал дыхание, слушая, как он выключает кондиционер, ставит сигнал тревоги, открывает дверь. Потом закрывает… Как, наконец, захлопывается с греющим сердце звуком замок.

Еще минутку в целях гарантии корчился я под столом. Потом вскочил — всего десять минут и две страницы отделяли меня от сокровищ Бейнсвилля!

В конторе окон не было, и я мог включить свет. Захоти я — так хоть все лампы. Но я был не так глуп и не забыл о случайном отражении. Свет могли заметить через отверстие воздушного кондиционера или сверху. Кроме того, есть еще и щель почтового ящика. Может, к ней прильнул еще какой-нибудь шатающийся допоздна Арнольд и сейчас строит планы. В этот самый момент! Кто знает! Пришла пора проявить тот сверхграмм осторожности, который отделяет особняки Ривьеры от Блекмурской тюрьмы. Я решился на риск зажечь только спичку.

Тщательный осмотр моих карманов и ящиков стола убедил меня, что и этим рисковать мне не придется. Угрюмо припоминал я свои ухищрения при покупке карманного фонарика. Тогда я только что начал готовиться к ночи преступления. Вел я себя очень осторожно: нарядился в эксцентричный костюм: платок, ковбойская рубаха, купальные трусы, тапочки на резиновой подошве… Ни одному свидетелю никогда не поверят, что это я разгуливал в таком наряде. Человек, консервативный по натуре. Потом шесть миль на велосипеде до соседнего Типтона. Там я и купил фонарик, назвавшись другим именем. Теперь он лежит, совершенно бесполезный, под матрацем у меня дома. Спрятан в носок.

Да, зловещая минута и для настоящего гения. Я погрузился в размышления, а сверху доносились чарующие звуки танго. И шумовое сопровождение — топанье и шарканье ног. У Пита Энсико начались танцульки.

Меня немного утешило сходство моего положения и положения настоящего Андрэ Жэннода. Когда он прятался в темном хранилище леди Шиндлер, ее гости тоже вовсю развлекались. Хотя, конечно, в моем случае танцоры — всего только городские старые девы. Они плавно покачиваются и кружатся, высоко вскидывая башмаки, в объятиях Пита Энсико и его дружков. Наверняка среди них танцевали и мои прежние школьные учительницы. И уж конечно, мисс Фрэмидж. Для нее без танцев и жизнь не в жизнь. Может, это она и топает с особым усердием над моей головой.

Тут я, естественно, вспомнил, что мисс Фрэмидж курит. Правда, всего лишь маленькие ментоловые сигаретки с фильтром. Да еще вставляет их в длинный пластмассовый мундштук. Но все-таки формально это курение и, стало быть, требует спичек. Еще не отзвучали следующие два такта танго, как я уже очутился у письменного стола мисс Фрэмидж и сжимал в руках коробку спичек. Тут я тоже проделал несколько танцевальных па: раз-два — к сейфу, раз-два — обратно, к стопу мисс Фрэмидж: забыл дома перчатки.

Но мисс Фрэмидж своих не забыла. Однако отчаянный Андрэ Хэндлман — мастер импровизаций: он артистически обертывает носовой платок вокруг одной ладони, две бумажные салфетки мисс Фрэмидж вокруг другой и скрепляет их на запястье клейкой лентой.

Рукам было неловко, но спичку зажечь я ухитрился. Музыка наверху сменилась мамбо, и я аккомпанировал на диске сейфа.

Педро Хэндлман и его игра на сейфе в ритме свинга. Шестнадцать направо, одиннадцать налево, двадцать шесть вправо, ча-ча-ча! Щелчок, поворот — открыт!

Я снова вернулся к столу за бумажными пакетами и опять к сейфу за его содержимым. Оскар Хэндлман — поставщик вечеринок на дому.

Как ни жаль, пакетов у меня оказалось все-таки больше денег у Компании внутренних кредитов и займов. Семнадцать пакетов, в которых некогда хранились сандвичи, отправились обратно в ящик. От них я избавлюсь в понедельник. И в понедельник самое время подать заявление об уходе. Заблаговременно у меня в уме начала складываться маленькая речь:

«Мистер Камберби, мисс Фрэмидж, клиенты бейнсвилльской Компании внутренних кредитов и займов! Друзья мои! Меня печалит необходимость обращаться к вам сегодня, когда в узнав о самом крупном и мастерском ограблении в истории Бейнсвилля, все еще пребываете в растерянности и недоумении, подобно мне самому. Мне бы очень хотелось чем-то утешить вас, но боюсь, мне придется усугубить ваше горе. Я подаю заявление об уходе с поста младшего клерка.

Как вы, возможно, знаете, скоро мне предстоит отправиться в колледж Нортона-младшего, и на днях я вдруг понял, что мне надо уладить немало дел, связанных с отъездом… Чтобы вы не подумали обо мне дурно из-за того, что я покидаю вас в час скорби…»

Ну, речью я еще займусь в свободное время. В воскресенье. Если такая необходимость вообще возникнет. Весьма вероятно, что после понедельника бейнсвилльской Компании внутренних кредитов и займов придется поэкономить и сократить число служащих. А может, компания и вовсе прекратит свое существование?



Тщательно упаковав деньги и закрыв сейф, я несколько торжественных минут посвятил размышлению о своих коллегах О мистере Камберби и мисс Фрэмидж. Мистер Камберби благодаря своим талантам, может быть, получит другую работу области финансов. Если повезет, его примут на работу в бейнсвилльский банк, и тогда на будущее лето мы опять станем работать вместе. Ну а что до мисс Фрэмидж, возможно, она досстигнет успеха танцами.

Но пора уже подумать и о себе. Пришло время для библиотечного часа.

Сложив пакеты у ног и вооружившись спичками мисс Фрэмидж, я плюхнулся на пол, прислонился к водоохладителю и приготовился изучать инструкции по спасению. Макгронски топтался на том самом месте, где я его оставил: напоминал основные моменты ситуации, Я посчитал, что ситуацию я и так досконально изучил на опыте, и потому сразу же перепрыгнул к следующему абзацу.

«Харбенсон пожевал черенок вересковой трубки и произнес:

— Боюсь, Макгронски, я в тупике. Расскажите же мне, как вы умудрились выбраться из запертого хранилища?

— Да все оказалось на редкость просто, — тепло улыбнулся Макгронски. — Конечно, я не пробовал открыть дверь или сигнальное устройство, но ничто не мешало мне…»

Тут страница кончилась, и мои глаза алчно впились в верх следующей:

«Рик Ральф зажег сигарету и улыбнулся шефу полиции Марчисону.

— Убийство? — поинтересовался он».

Бессовестный Джордж выдрал последнюю страницу рассказа о Макгронски!

Но меня еще не сломили. Верно, возникли временные трудности. Кто спорит, препятствие не из легких. Но у меня под рукой слава богу, телефон и моя предприимчивость! Преступление стало поистине достойным меня!

Для начала я позвонил двум—трем дружкам. Они, кажется, тоже любят детективы. Но одних не было дома, а другие рассказа не читали. Я посоветовал им, не откладывая, бежать купить журнал и прочитать рассказ. Но знал, что они и с места не двинутся. Люди никогда не делают, что им советуешь. Потом я позвонил в аптеку Сэппли, но в их сервис не входило чтение журналов по телефону. А доставлять журнал на дом в такой час они вряд ли возьмутся. Да еще в почтовый ящик. Я позвонил Джорджу, но он, узнав мой голос, только расхохотался и положил трубку. Тогда я позвонил родителям, и отец пригрозил, что, если я не явлюсь через пять минут, он позвонит в полицию, пусть меня доставят домой. Я ему не сказал, где я.

После этого я позвонил издателю «Невыдуманных детективных рассказов» в Нью-Йорк, потом главному редактору, потом техническому. Затем прошелся по всему списку членов редакции. Но все отделы уже закрылись, а домашние телефоны сотрудников в справочнике не значились. Лестеру Свэддингу я не стал и пробовать звонить. Псевдоним-то я распознаю сразу. Его телефона, конечно, тоже нет в справочнике.

Тут, признаюсь, я немножко начал уже и нервничать и сделал несколько трансатлантических звонков. В Скотленд-Ярде и слыхом не слыхивали ни о Макгронски, ни о Харбенсоне. Блекмурской тюрьме, как ни странно, Андрэ Жэннод сидел. Но сидел за подделку документов и по-английски не говорил.

Тогда я успокоился и прочитал остальные рассказы в журнале. Их Джордж ради шутки оставил нетронутыми. Сейчас я уже совсем не волнуюсь: у меня в запасе время до понедельника. Успею выбраться. Рано или поздно, а дозвонюсь до кого-нибудь, кто читал рассказ о Макгронски. Я только надеюсь, что Макгронски не приберег под конец какой-нибудь фокус. Терпеть могу концовок, где не поймешь, что к чему!


home | my bookshelf | | Преступление, достойное меня |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 8
Средний рейтинг 3.1 из 5



Оцените эту книгу