Book: В оковах страсти



В оковах страсти

Никки Донован

В оковах страсти

Глава 1

Англия, декабрь 1189 г.

В комнате было темно, и он ее не видел.

— Госпожа? — прошептал он. Ответа не последовало. Он резко и судорожно втянул носом воздух. Обоняние его не подводило. Он явственно чуял ее присутствие. Аромат насыщенных, изощренных духов. Запах будоражил его кровь, возбуждал желание. Никогда прежде не доводилось ему обладать женщиной, подобной такой благородной даме, изнеженной и изысканной. В ближайшие часы она будет безраздельно принадлежать ему. А почему? Ему даже не хотелось задумываться над подобным вопросом.

Поспешно он сбросил с себя одежды и взобрался на кровать. Канаты, ее поддерживавшие, жалобно скрипнули. Он нащупал рукой теплую гладкую кожу. Шелковистое плечо манило, а гибкое и податливое тело привлекало своей грациозностью. Его осторожные пальцы двинулись выше, пока не наткнулись на толстую косу.

— Ради всех святых! — услышал он ее напряженный шепот. — Нельзя ли поторопиться и побыстрее заняться своим делом!

Он оторопело застыл в немом изумлении, негодуя на свою нерасторопность. Женщина ожидала неизбежного и желала поскорее все завершить. Очень хорошо. Он исполнит свой долг. А потом уйдет.

Он оставил в покое ее косу и продолжил дальнейшее знакомство. Когда ладонь мужчины коснулась роскошной мягкой груди, его дыхание заметно участилось. Ее тело, вернее, то представление, какое он уже успел о нем получить, могло стать предметом сладострастных мечтаний любого солдата. Будь он проклят, если не сумеет насладиться им в полной мере. Он принялся теребить ее соски.

— Не надо! — проворчала она недовольно. Но он пропустил ее протест мимо ушей. Когда он ощутил, что женщина под ним напряглась, то решил, что она неминуемо его оттолкнет. Но вопреки его опасениям она выгнула спину, подавшись вверх, и сосок, обласканный его пальцами, выпрямился и затвердел. Желание вспыхнуло в нем с новой силой, и мужская плоть отозвалась распирающей болью. Но пока он находился только в самом начале пути, открывавшего перед ним бескрайние просторы неизведанного, к познанию которого он так стремился. Женщина будоражила его воображение. Интриговала его. Исходивший от нее запах, ее безукоризненное стройное тело сводили с ума.

Он поднес руку к ее лицу. Уже по одному прикосновению он мог сказать, что ее черты отличались совершенством и утонченностью линий. Он был готов побожиться, что она необыкновенно красива. Изящество контуров, безупречность кожи. Ему невыносимо захотелось узнать, какого цвета у нее волосы. И глаза. Он вдруг захотел встать с постели, подойти к окну и распахнуть ставни, чтобы ее увидеть. Но он боялся, что женщина снова проявит нетерпение. Впрочем, даже в темноте она рисовалась ему образцом изысканности, с лицом и телом, способными лишить покоя любого мужчину. Но главное заключалось в том, что она всецело принадлежала ему. Он до сих пор не мог поверить в свою удачу. Идя к ней, он сразу решил, что сделает все, чтобы женщине с ним понравилось. Но теперь его потребность доставить ей удовольствие не только окрепла, но стала практически непреодолимой. Она виделась ему воплощением самых безумных фантазий. Он сознавал, что наступил момент, когда его самые знойные, самые сладострастные мечты могли обернуться явью. Нет, он ее не разочарует; он вылезет из кожи, но доставит ей истинное наслаждение. Их встреча станет для нее незабываемой.

Он приподнялся на локтях и, наклонившись над ней, прижался жадными губами к ее рту.

Казалось, она должна содрогнуться, ощутить гадливость, но ничего подобного не случилось. Его рот был влажным и жарким. От его прикосновения ее губы пронзила трепетная дрожь. Она уловила какой-то непередаваемый, теплый и чуть сладковатый вкус. В нем чувствовались неистовость и биение жизни. От его большого и мускулистого тела. От него исходил естественный запах мужчины, стойкий и насыщенный. Она удивлялась, что не испытала приступа тошноты. Мужчина, как ни странно, не вызывал у нее отвращения, но разжигал любопытство.

От других она знала, что совокупление приносит удовольствие, но как это происходит, не представляла. Его нежные прикосновения мозолистыми пальцами волновали и интриговали ее своими неторопливыми движениями. Нечто соблазнительное содержалось в его искусной и эротичной манере прижиматься к ее рту и ласкать губы. Его умелые действия пробуждали внутри ее существа неизвестное доселе томление. Поддавшись нахлынувшим ощущениям, она даже забыла, что первоначально собиралась лежать неподвижно и, сгорая от тихой ярости, ждать, когда он завершит то, что должен. Забыла она и то, что намеревалась просить его закончить все как можно быстрее.

Когда мужчина оторвался от ее рта, она, удивляясь себе, едва сдержалась, чтобы не выразить вслух возмущения, но не успела, так как он принялся покрывать поцелуями ее шею и она сомлела под натиском любовного пыла. По се телу прокатывались волны неизъяснимого желания. Когда же он добрался до ее ушка, она растаяла как воск. Легонько зубами он потрепал нежную мочку, а потом лизнул языком. По ее телу пробежала дрожь, и она поразилась мощи зарождавшихся в ней ощущений. В паху у нее заныло, а набухшие соски обрели болезненность. Она мысленно молилась, чтобы он не останавливался и продолжал совершать над ней волшебное чудодейство.

Мужчина опять целовал ее, медленно и настойчиво, словно упрашивал о чем-то. Но она не вполне понимала, чего именно он от нее добивался. Когда ее губы приоткрылись, его язык вторгся внутрь, заполнив собой все пространство наподобие сладкой пряной сливы. От столь неожиданного паломничества она напряглась и замерла, но смятенное томление внутри ее ширилось и разрасталось. Его язык отважно совершал колебательные движения, дерзко копируя пульсирующий ритм процесса совокупления.

Свободной рукой он распустил ее косу и распределил длинные пряди вдоль ее тела. Ладонь другой руки накрыла округлость ее груди, поигрывая с соском. Ее второй сосок тоже выпрямился и затвердел, изнывая от желания получить свою долю внимания. У нее из горла вырвался стон.

Мужчина, будто получив тайный сигнал, насторожился и перестал ее целовать. Она почувствовала острую потребность дотронуться до него. Но осуществить свое желание не успела, поскольку он зашевелился, обдав ее обнаженную грудь жарким дыханием, и ее тело, как под воздействием кузнечных мехов, занялось огнем.

Господи, подумал он, ее грудь — предел совершенства. Форма ее круглых холмиков идеально соответствовала размеру его ладони. Соски напоминали восхитительные твердые вершины. Он исследовал ртом их влажную поверхность. С каждым прикосновением его языка горячий, влажный сосок набухал все больше. Когда она застонала, он усилил интенсивность ласк.

Вдруг ее пронзила дрожь, и молния неясного желания вспорола живот. Она выгнула спину, приподняв навстречу ему бедра, сгорая от сладострастия. Его рука заскользила вниз по ее животу.

Он нащупал ее нежные и шелковистые лобковые волосы. Погрузив в них пальцы, он мучительно сознавал, что дальше, между ног находится другое место, еще более пленительное и волшебное. Ему в голову пришла шальная мысль, вызванная слухами, что некоторые мужчины целуют там женщин, и ему самому захотелось попробовать. Лежавшая рядом с ним дама была благородной, чистой, утонченной, благоуханной. Ее сокровищница наверняка имеет приятный вкус теплой, женственной и прекрасной плоти. Но сначала он должен заставить ее пустить сок любви.

Он принялся ее дразнить, водя пальцами вокруг ее полыхающего ядра, сужая круги, пока наконец она не почувствовала прикосновение, о котором мечтала. Бережное, едва ощутимое. Но ей было мало. Она выгнулась. Слишком осторожно и нежно он ее обследовал, словно незрячий, который хотел запомнить каждый дюйм ее тела. Он будто случайно наткнулся на ее секретное место, о котором она мало что знала. Его средоточием был влажный вход, заключенный между загадочными складками и контурами. Тогда мужчина неторопливо раскрыл ее, как бутон цветка, последовательно разворачивая лепесток за лепестком, и окунул в сердцевину большой палец. Тело женщины оцепенело и сжалось, но только на мгновение, потом напряжение ее отпустило, и она позволила ему осуществить проникновение. Не убирая руки, мужчина немного усилил давление и вновь принялся покрывать ее поцелуями. Незнакомая доселе пульсация в глубине ее существа продолжала разрастаться.

Тут он вынул палец, и от досадной потери ей захотелось разрыдаться. Но не успела она опомниться, как низ ее живота обожгло его горячее дыхание. Мужчина медленно сползал ниже. Когда она сообразила, что он задумал, обомлела. Небесный отец, она даже не догадывалась, что мужчине могло заблагорассудиться поцеловать женщину туда, в место, которое женщины из низшего сословия именовали «королевной» или «гнездышком», а мужчины более грубо — «мочалкой».

Волна расплавленного наслаждения захлестнула все ее естество и выплеснулась наружу, когда он провел по сокровенному месту языком. Ее пальцы судорожно вцепились в простыни. Его зубы легонько царапнули нежные складки, и она ахнула, охваченная умопомрачительным экстазом. Но он не дал ей ни минуты передышки, и она забилась в агонии, почувствовав проникновение его языка, а когда мужчина взял в рот и втянул в себя вершину, короной венчавшую ее расселину, она пронзительно вскрикнула. Переносить такую пытку казалось выше ее сил. Она подумала, что теряет рассудок. Под его безумными ласками она плавилась и млела. Судороги мелкой дрожи сотрясали ее тело.

— Пожалуйста, — прошептала она.

Услышав ее просьбу, он заключил, что она созрела для решающего момента. Настало время завладеть ею, резко и глубоко наполнить до отказа сладостное вместилище. Пусть она визжит и извивается в экстазе удовольствия. Мужчина завис над ней на локтях и провел вспухшим органом по ее животу, после чего, продолжая поглаживать, пополз вниз. Ее тело распахнулось ему навстречу. Ноги разомкнулись. Бедра приподнялись. Да, она была готова.

Почувствовав, как каменная твердь его плоти уперлась в нетерпеливую сердцевину ее набухшего естества, она пришла в восторг. Затем последовал ошеломляющий момент жгучей боли, когда одним стремительным броском он проткнул ее, как раскаленным колом. Она вцепилась ему в плечи, и ее длинные ногти впились в его кожу. Святые угодники, она не подозревала, насколько он велик. Тогда она подумала, что умрет.

На мгновение он замер, пораженный неоспоримым фактом произошедшего: только что он сокрушил девственную плеву. Содеянное вызвало у него острое чувство сожаления. Вопреки его стремлению сделать их совокупление приятным для женщины он причинил ей боль, ей — бесподобному образцу женственности и красоты. Но изменить что-либо уже не в его власти. Единственное, что ему оставалось, — попробовать хоть как-то искупить вину.

— Ш-ш, — прошептал он, желая утешить. — Прости меня. Я не догадывался, что для тебя это впервые.

Он опустил между ними руку, туда, где его густые жесткие волосы перепутались с ее мягким пухом, где растянувшаяся нежная кожа плотно обхватила тугое, крепкое древко его плоти. Вспомнив все, чему его учили другие женщины, с которыми ему доводилось спать, он начал успокаивающе ее поглаживать и уговаривать, стараясь снять напряжение и пробудить новый интерес к их занятию.

Постепенно от его умелых действий она расслабилась и сделалась ему послушной. Трепетная дрожь ее утихла, спина выгнулась, и он понял, что может беспрепятственно продолжать дальше. Сначала осторожно и неторопливо, хотя сдерживать себя представляло большие трудности. Один раз он уже совершил оплошность, когда подумал, что они достигли нужного момента и что можно поддаться древнему инстинкту. Тогда он вошел в нее глубоко и порывисто. Но он больше не хотел повторять ошибку. Больше он не причинит ей боли. Она и так пострадала. Ему хотелось, чтобы она сама захотела принять его. Она почувствовала, как его пальцы шарили в поисках какого-то потаенного места. И он нашел его, и тогда будто ключ повернулся в замке и двери распахнулись настежь. Все ее существо раскрылось и ринулось ему навстречу. Какое-то яростное, неведомое до сих пор чувство родилось в ее недрах и выплеснулось наружу, заставив тело забиться в сладких конвульсиях. Она вскрикнула. Он убрал руку и толчком нырнул в ее глубины, с каждым мигом усиливая давление и погружаясь глубже. Глубже. Еще глубже. На всю невероятную свою длину. Он начал колыхаться, подчиняясь первобытному ритму. Быстрее. Энергичнее. Они слились воедино и, задыхаясь от бешеной скачки, понеслись к общей цели. Потом ею завладело жгучее наслаждение, смешанное с болью, и ослепила яркая вспышка. Сквозь помутившееся сознание до нее долетели его всхлипывающие стоны.



Глава 2

Англия, июль 1193 г.

Фокс де Кресси снял с головы шлем и оглядел долину. Вдали возвышалась серая громада замка Марбо. Но не изъеденный временем камень представал его взору. Его взор застилала безукоризненная кожа молочной белизны. Водопад черных, как темная ночь, волос. Глаза, подобные сияющим лунным камням. Мягкий, как лепестки цветка, рот.

Густой запах пота, лошадей и оружейного масла тоже исчез, сменившись дивным ароматом, столь насыщенным и пьянящим, что у него перехватило дыхание. Как он ни старался, но так и не сумел понять, какие травы и благовония составляли гамму неповторимых духов, что преследовали его воображение. Он знал одно, что они воплощали самую суть этой женщины, загадочной и неприступной, сулившей почти невообразимое наслаждение.

Но скоро, очень скоро получит он шанс еще раз вдохнуть чудный воздух, пропитанный благоуханием ее утонченной плоти. Прикоснуться к ней, прижать ее, при…

— Фокс, проклятие! Где ты? Я обращаюсь к тебе уже третий раз. Какие будут дальнейшие распоряжения? Ты как будто меня не слышишь, сидишь в седле пень пнем! — Рейнар де Готье, смачно выругавшись, развернул своего боевого коня и вплотную приблизился к Фоксу. — Клянусь Богом! Опять она. Я угадал? Мы собираемся идти на приступ, а он ни о чем другом не может и думать, как только о своих любовных похождениях трехлетней давности. Если ты не возьмешь себя в руки, то я тебе не завидую. Долго ты не протянешь. Не видать тебя тогда леди Мортимер на этом свете…

— Не называй ее леди Мортимер! — взорвался Фокс при упоминании имени его ненавистного врага. — Она ему даже не жена!

Рейнар в ответ презрительно фыркнул:

— Я забыл, что говорить с тобой на такую тему — пустая трата времени. Ладно, если собственная шкура тебе не дорога, подумай хотя бы о других. Если мы проторчим тут еще немного, стража на крепостной стене нас заметит и подаст сигнал тревога. Выбирай: либо ты ведешь нас на штурм, либо мы вернемся сюда в другой день. Я не стану подвергать риску жизни добрых воинов только из-за того, что нами командует томимый любовью дуралей!

Слова Рейнара больно задели самолюбие Фокса и вернули к реальности. За последние годы они оба видели много крови и страданий. Друг справедливо негодовал. Он не имел права отвлекаться сейчас. Слишком многое поставил он на карту, чтобы в ответственный момент предаваться глупым мечтам.

Он поднял вверх правую руку и резко опустил. Войско рыцарей устремилось лавиной вперед и, поскакав вниз по склону, наводнило долину. Они неслись, поднимая тучи пыли и сотрясая воздух оглушительным лязгом и бряцаньем тяжелых доспехов и оружия.

Сколько раз переживал Фокс волнующий момент атаки, когда в жилах закипала кровь и в мозгу пульсом билась мысль, от которой бросало в пот и холодела душа, что день наступления может стать последним в его жизни. Однако рыцарь на коне был не самой большой опасностью, с которой ему доводилось когда-либо сталкиваться. Он видел кое-что и похуже. Ему вспомнились стены Акра, обрушившиеся на него, — единственного тоннеля, ведущего на воздух, к жизни, в котором его поджидал наемный убийца, подосланный Мортимером. Ему приходилось наблюдать, как солдаты, стеная, гибли, снедаемые лихорадкой, как сходили с ума. Во время длительного марш-броска вдоль побережья Палестины под беспощадными лучами солнца воины в кольчугах и доспехах не выдерживали зноя и падали замертво, те же, кому удавалось выжить, становились жертвами кровожадных сарацин, сдиравших со своих пленников кожу живьем.

Он видел все жестокости своими глазами, но до сих пор милосердный Господь его хранил. Теперь ему оставалось пережить только предстоящее сражение, являвшееся последним звеном в цепи, разомкнув которое он получит все, о чем давно мечтал. Марбо станет его собственностью. Мортимер встретит свою смерть. Леди Николь будет безраздельно принадлежать ему, и больше никакая опасность не будет ей угрожать.

Он все еще не мог поверить, что благословенный день свершений наконец настал. На груди под одеждой у него лежала разрешительная бумага от короля. Витиеватые буквы, аккуратно выведенные рукой монаршего писчего, провозглашали его новым лордом Марбо. Но слова на пергаменте не имели ровным счетом никакого значения до тех пор, пока он не захватит крепость. Ричард находился в Германии, где томился в темнице у императора, понапрасну теряя свои могучие силы. Никто не сомневался, что не обошлось без происков принца Иоанна, скорее всего подкупившего тюремщика короля.

Если Фокс хотел завладеть желанным замком, то мог уповать только на собственные силы. По крайней мере он рассчитывал, что элемент неожиданности был на его стороне. Мортимер давно его похоронил. Фокс не сомневался, что из немногочисленных обитателей Марбо или Вэлмара его мало кто помнил, ведь он занимал незначительную должность оруженосца в свите Мортимера.

А она. Помнила ли его она?

Но разве могла она забыть его? Он сжимал ее в своих объятиях. Он обладал ею. Он стал ее первым любовником. Он надеялся, что остался для нее единственным.

Его непрестанно угнетала мысль о том, как они расстались. Но тогда он оказался бессилен что-либо предпринять. Он ничего не мог ни сказать, ни сделать наперекор ее жестокому мужу-извращенцу. Мортимер был его господином, и он не имел иного выбора, как подчиняться господской воле. Тогда вместе со всей армией Мортимера они отправились сначала в Лондон, а оттуда — в Крестовый поход во главе с королем Ричардом. Его вынуждали покинуть ее обстоятельства.

Но в том походе он дал себе клятву, что рано или поздно вернется и принесет ей свободу. Клятва стала его судьбой, спасала его от гибели и вела путеводной звездой сквозь невзгоды и страдания Крестового похода. Она столько раз заставляла его рисковать жизнью, совершая всевозможные подвиги ради того, чтобы поразить воображение короля и вызвать его восхищение. Он добился осуществления своего главного желания — возведения его в рыцарское достоинство, а потом король предложил ему выбрать себе награду за отвагу и доблесть.

— О чем бы ты хотел меня просить? — спросил его Ричард Львиное Сердце, прищурив свирепые глаза хищника.

Он сидел на скамье у себя в шатре подобно царственному животному, в чью честь получил свое прозвище, заполняя своим массивным, не знающим усталости телом почти все небольшое пространство палатки.

— Скажи, какие честолюбивые устремления тобой двигают? Мечтаешь ли ты, как и я, больше всего на свете освободить Святую Гробницу? Или тобой руководят менее благородные порывы? Богатство? Власть? Месть?

У Фокса во рту пересохло, и он не мог говорить. В конце концов он выдавил из себя слова, которые, как он полагая, могли стоить ему очень дорого.

— Все, что вы упомянули, ваше величество. И еще одно — женщина.

Последовало молчание, длившееся, казалось, целую вечность. Потом король расхохотался:

— Ты слишком откровенен, де Кресси. Большинство мужчин предпочли бы на твоем месте солгать. Они бы сказали, что мой поход — дело всей их жизни. Я восхищен твоей честностью. Ты заслуживаешь награды. Назови мне, что в моей власти для тебя сделать, и ты все получишь.

— Я хочу замок Марбо в Вустершире, — ответил Фокс с готовностью.

Король подал знак писарю, и все тут же решилось.

Впереди его еще ждали неисчислимые битвы и страдания, а затем долгий путь домой. Но сначала нужно дожить до конца кампании и вернуться целым и невредимым в Англию. Потом он пустил в ход все свое красноречие и не пожалел доброй части с огромным трудом завоеванной добычи, чтобы уговорить группу крестоносцев, не менее его уставших от сражений, встать под его знамя и вместе с ним отправиться на приступ Марбо. Теперь оставалось выйти победителем в предстоящей битве с Уолтером Мортимером.

— Что-то случилось! — Беспокойство, прозвучавшее в голосе друга, вернуло Фокса к действительности. — Видишь ту деревушку? — Рейнар указал на небольшое скопление жалких мазанок, раскинувшееся прямо перед ними. — Жители ее покинули.

По спине Фокса пробежал холодок страха. В грязи у крестьянских лачуг не копошились куры, над камышовыми крышами не курился дымок и не было слышно собачьего лая.

— Иисусе Христе! — ахнул он. — Неужели их кто-то предупредил? Неужели они знали о нашем приходе?

Его наихудшие опасения нашли новые подтверждения, когда они приблизились к стенам замка. Ворота были опущены, мост через ров пустынен, а в амбразурах цитадели он различал фигуры лучников.

Он поднял руку, призывая людей к вниманию, и, натянув поводья, остановил своего жеребца.

— Что мы будем делать? — спросил Рейнар, подъехав вплотную к своему командиру. — Нет смысла идти в атаку, если они нас ждут.

— Я знаю, — ответил Фокс, не скрывая раздражения. — Значит, нам придется разбить здесь лагерь и приступить к постройке осадных машин. Мы возьмем крепость штурмом. Но для этого потребуется время.

— В таком случае без серьезных разрушений не обойдется. Замок по праву принадлежит тебе. У тебя есть королевская бумага. Неужели ты и вправду готов подрывать стены и жечь все вокруг, лишь бы завладеть им?

Слова Рейнара воспроизвели в воображении весьма удручающую картину. К тому времени, когда они захватят Марбо, он из неприступного процветающего замка превратится в груду развалин. Фокс живо представил каменные стены, почерневшие от пожара, с проломами, проделанными снарядами, выпущенными из баллист. Он видел перед своим мысленным взором, как лошади его отряда топчут плодородные поля, окружавшие замок, как солдаты разоряют аккуратную деревушку. Закон войны позволял ратникам забирать все, что попадается на их пути, и они без зазрения совести занимались мародерством и грабежами. Он, безусловно, мог бы приказать своим людям пощадить посевы и деревню, но его призывы вызвали бы недовольство и ропот. При таких обстоятельствах существовала высокая вероятность того, что, оказавшись рядом с желанной целью, он вскоре обнаружил бы, что его боевые силы заметно поредели, ибо рыцари наверняка разбежались бы в поисках другой добычи.

— Тело Господне, — пробурчал Рейнар. — Кто мог их предупредить? Никто не знал о нашем приближении. Никто, кроме гонца, которого ты отправил к леди Николь, и самой женщины. Как ты полагаешь, она могла их предупредить?

— С какой стати? — с сомнением в голосе произнес Фокс. — Я написал ей, что иду, чтобы спасти ее. Что намерен убить Мортимера и избавить ее от кошмарной жизни, на которую он ее обрек. Зачем пленнице предупреждать своего тюремщика?

— Может, и нет. Но кто-то же поставил их в известность о нашем приходе. Посмотри!

Фокс повернулся и невольно выругался, когда увидел на другом конце долины конный отряд, двигавшийся в их сторону. Он ясно различал в их гуще развевающееся красное с золотом полотнище.

— Проклятие! Мортимер. Я надеялся, что мне не придется с ним встретиться до того, как Марбо падет к моим ногам.

— Но, может, и к лучшему, — обронил Рейнар. — Мы проведем сражение за Марбо, земли Мортимера и саму госпожу. Кто победит, тот получит все.

Фокс кивнул, охваченный твердой решимостью. Ненависть сковала его челюсти, и он не мог говорить. Хотя он планировал все по-другому, грядущая битва представлялась ему ответом на его молитвы. Наконец он встретится со своим врагом лицом к лицу.

Когда расстояние между противниками заметно сократилось, небольшое войско Мортимера замедлило свой ход. От общей массы отделился и направился к ним рыцарь на черном боевом коне, облаченный в красный камзол с эмблемой, изображавшей золотого льва, стоящего на задних лапах. Костюм более чем красноречиво свидетельствовал о принадлежности человека к числу личной свиты Ричарда Львиное Сердце.

Интересно, подумал Фокс с мрачным удовлетворением, как отреагирует Мортимер, когда обнаружит, что человек, бросивший ему вызов, настолько возвысился в глазах короля, что тот удостоил его высших почестей и передал право на владение замком Марбо, забыв о заслугах прежнего хозяина?

Когда до Фокса оставалось всего несколько шагов, рыцарь натянул поводья и остановил скакуна, затем снял шлем. Хотя де Кресси тотчас узнал ненавистное лицо, он испытал сначала замешательство. Лицо Мортимера выглядело отечным и полыхало нездоровым румянцем. Его глаза заплыли, превратившись в узкие щелочки. Какая беда стряслась с крепким, физически сильным воином, которого он знал?

— Так это ты! — проревел Мортимер, и его черты приняли выражение искреннего изумления.

— Да, это я. Фокс де Кресси. Твоему убийце не удалось со мной расправиться. Я оставил его кости гнить под стенами Акра. — Фокс сделал шаг вперед и вынул из ножен меч. — Я вернулся, чтобы отомстить тебе за коварство.

— Ты? — Мортимер издал хриплый ироничный смешок. — Ты ничто, жалкий оруженосец, конюший. Я не стану с тобой возиться. Ты даже не стоишь того, чтобы о тебя марать руки.

Фокс с силой сжал рукоятку меча. Он едва удержался от острого желания броситься на противника сию же минуту и снести его безобразный череп, не дожидаясь того, как они обсудят условия сражения.

— Я возведен в рыцарское достоинство самим королем Англии. Ричард дал мне письменное разрешение на обладание замком Марбо. — Фокс кивнул в сторону крепостных стен. — Я вызываю тебя на смертный бой. За Марбо. И за Вэлмар и даму, которой по закону принадлежит имущество.

— Неужели ты все еще сохнешь по моей стервозной жене? — Улыбка Марбо стала еще шире, сделав его опухшее лицо карикатурным и придав ему сходство с жабой. — Напрасно. Эта шлюха нежности к тебе не питает. Она-то меня и предупредила о твоем появлении.

Ошарашенный сообщением, Фокс на минуту остолбенел. Он стоял как громом пораженный, отказываясь верить собственным ушам. Когда же способность мыслить к нему вернулась, он улыбнулся в ответ.

— Неправда. Она не могла так поступить. Даже если я для нее ровным счетом ничего не значу, она слишком тебя ненавидит, чтобы попытаться спасти.

— Ты уверен? А строчки некоего письма тебе, случайно, не кажутся знакомыми? — Мортимер сложил ладони и процитировал наизусть радостным фальцетом: — «Моя дражайшая госпожа. Наконец я иду, чтобы спасти вас. Мое войско достигнет стен замка Марбо через две недели…»

У Фокса от негодования внутри все перевернулось, когда он услышал свои же слова, произнесенные с нескрываемой издевкой. Нет. Она не могла так поступить. Просто Мортимеру каким-то образом удалось обнаружить записку. А может, он даже перехватил гонца, прежде чем Николь получила послание.

— Ах как приятно видеть, что ядовитая гадюка подыскала себе новую жертву, — зычно прозвенел голос Мортимера, насмешливый и довольный. — Слишком долго она изводила и жалила меня одного. Клянусь Богом, что моя жена — приспешница Сатаны, злобная и коварная Ева, истинное порождение ада. Я бы отдал ее тебе не моргнув глазом и благословил, по, к несчастью, земли принадлежат ей. И чтобы сохранить за собой право владеть ими, я вынужден терпеть у себя в доме ее паскудное присутствие. — Мортимер выпрямился в седле, и его взгляд прояснился. — Я принимаю твой вызов. Я убью тебя и привезу твою голову своей жене. Может, ее вид доставит подлой языческой колдунье радость.

Мортимер водрузил шлем на место, вынул меч и тронулся навстречу Фоксу. Он двигался грациозно и бесшумно, что так не вязалось с внушительной массой его дородного тела. Фокс встряхнулся. Наверняка слова Мортимера — сплошной обман. Негодяй намеренно хотел лишить его присутствия духа. Обычная военная уловка. Но он на нее не поддастся.

Они кружили друг возле друга, нанося и парируя пробные удары, словно примеривались к ответственной атаке. Фокс чувствовал, что им постепенно овладевало нервное возбуждение, предшествующее боевой схватке. Данного ему судьбой момента он ждал почти четыре года. В каждом убитом солдате, в каждом противнике, с кем ему доводилось сразиться, он видел безобразный лик Мортимера. Теперь наконец он встретился со своим врагом во плоти и крови. Мортимер подсылал к нему наемных убийц, унижал его, измывался над ним. Но хуже всего, что он причинял Николь страдания и унижал ее достоинство. Он относился к ней как к своей собственности и использовал как пешку в своих сомнительных интригах.

Фокс сделал выпад, и клинок его меча полоснул Мортимера по руке выше локтя. Тот сделал шаг назад и отбил следующий удар. Лязг и звон холодной стали наполняли воздух. Фокс не чувствовал ни усталости, ни страха, ничего, кроме радостного душевного подъема. Его тело, закаленное в многочисленных сечах, звенело и пело не хуже отточенной стали. Стремительные, выверенные и сильные движения ног с легкостью удерживали его вне пределов досягаемости острия сверкающего лезвия оружия Мортимера. Его рука, сжимавшая меч, наносила удары с убийственной точностью.

Противник Фокса быстро слабел. Движения его грузного тела теряли стремительность, делались все более и более вялыми. Дыхание становилось тяжелым и прерывистым. Наблюдая бой словно со стороны, Фокс видел, что удары его клинка с неумолимой безжалостностью ложились все ближе к корпусу Мортимера, защищенному кольчугой. Кровь капала из ран на левой руке и на бедре неприятеля. В любой момент Мортимер мог оступиться, и тогда Фокс нанесет ему смертельный удар. Победа приближалась. Он уже чувствовал ее вкус.



— Послушай, дурень, — задыхаясь, прохрипел Мортимер. — Неужели она того стоит? Если ты меня убьешь, то рано или поздно тебе придется предстать пред очи Ричарда и рассказать, почему ты так сделал. Неужели ты думаешь, что он простит тебе мою смерть? Из-за женщины, вероломной и коварной интриганки, шлюхи?

— Она никогда не была шлюхой, ты, ублюдок! — вступился Фокс за свою возлюбленную, ощутив новый бешеный прилив ненависти, от которой у него внутри все горело и клокотало. Ярость его с каждой минутой ширилась и разрасталась. — Ты сам отправил меня к ней! Ты сам использовал ее как племенную кобылу! — И тут Мортимер потерял равновесие и грохнулся на землю. Фокс, возвышаясь над ним, наклонился и, задыхаясь от гнева, занес руку. — Что бы она ни сделала, ты больше не опорочишь ее… никогда. — Со свирепой жестокостью он вонзил меч в шею поверженного противника.

Потом отпрянул и безвольно опустился на корточки, бессмысленно уставившись на плоды своего труда.

Голубые глаза Мортимера с застывшим выражением удивления смотрели в высокое небо. Из раны медленно, толчками вытекала кровь. Его вид живо напомнил Фоксу о других смертях, виной которых он стал, и он почувствовал легкий приступ тошноты.

Прошло какое-то время, прежде чем до его затуманенного шоком сознания донесся голос Рейнара:

— Все кончено. Ты сделал что хотел. Теперь остается заявить свои притязания на все, что прежде принадлежало Мортимеру. Сначала на Марбо, потом Вэлмар и, наконец, на твою новую жену. Как ты после всего себя чувствуешь, мой друг?

Уже сегодня ночью ты сможешь разделить ложе с леди Николь. Теперь ты состоятельный человек. Настоящий лорд. Марбо, похоже, процветает. А Вэлмар, говорят, еще более богатое поместье. Потом тебе, по-видимому, придется заплатить королю что-то вроде штрафа. Конечно, если Ричарду суждено когда-либо вернуться в Англию…

Продолжая болтать, Рейнар помог приятелю встать на ноги. Он поднял его меч и отер о траву с его клинка кровь. Фокс стоял, оглушенный и немой, и практически не слышал ни своего друга, ни ликующих возгласов сгрудившихся вокруг рыцарей. Все происшедшее представлялось каким-то нереальным. Он так долго мечтал о нем, что, когда все свершилось, не мог поверить в реальность происходящего. Случившееся казалось сказкой.

Он стащил с головы шлем и посмотрел на свои залитые кровью руки.

— Мне нужно умыться. В деревне где-нибудь, наверное, есть колодец.

Фокс повернулся и хотел уйти, но Рейнар поймал его за полу камзола.

— Ты что делаешь? Разве ты не собираешься сказать им речь? Солдаты собрались, чтобы поздравить тебя. Что стряслось? Ты не ранен?

Фокс покачал головой.

— Я не ранен. Это не моя кровь.

— Тогда объясни, что с тобой. Ты не похож на человека, который только что стал обладателем двух замков и завоевал себе право взять в жены женщину, которую любит.

Он прав, подумал Фокс. Теперь Николь принадлежала ему. Отныне их ничто не разделяло и не могло воспрепятствовать его женитьбе на ней. Он должен был бы испытывать безмерное счастье и ликующую радость. Но он ощущал лишь леденящий холод в груди и звенящую пустоту. Ему не давали покоя язвительные насмешки Мортимера. Что, если он говорил правду? Что, если ей не нужна его победа и она не хотела его торжества? Вдруг…

— Послушай. Встряхнись, — проговорил Рейнар. — Ты уверен, что не стукнулся головой? У меня такое впечатление, будто ты оглоушен. — Рейнар протянул руку, чтобы проверить целостность его черепной коробки. Но Фокс отшатнулся.

— Со мной все в порядке.

— Что ж, тогда веди себя нормально! — Рейнар с силой шлепнул его по плечу. — Улыбнись. Поблагодари своих людей.

Только тут Фокс огляделся. Рыцари из его отряда громко приветствовали его восхищенными криками. Их оживленные лица озаряла радость его победы, и в их глазах он читал свой триумф. Некоторое время назад они присягнули ему в верности, потому что поверили его обещанию обеспечить им в будущем безбедное и спокойное существование. Служба в гарнизоне благоденствующей цитадели гарантировала воинам крышу над головой, щедрое довольствие и, как правило, молоденьких служанок для согревания их постелей. Для мужчин, хлебнувших тягот Крестового похода, такая жизнь представлялась раем.

Фокс поднял руку в жесте победителя. Все они были его братьями, его товарищами. Они столько пережили вместе, прошли огонь, воду и медные трубы, и вот теперь вернулись.

Ликование солдат достигло апогея. Фокс набрал полную грудь воздуха. Он только что завоевал замки Марбо и Вэлмар, но истинной цели, к которой стремился, он еще не достиг. Николь он еще не владел.

Что испытывала она к нему? Помнила ли она его еще? Ведь с тех пор как они занимались любовью, прошло уже более трех лет. Для него моменты любви с ней были самыми восхитительными, самыми волнующими воспоминаниями в жизни. А для нее… Он с мукой в сердце тысячи раз воспроизводил в памяти каждый миг их совокупления. Но он должен признать, что до сих пор не имел представления о том, что те благословенные минуты значили для женщины, ведь, кроме ее вздохов, стонов и ответных реакций тела, он не имел никаких других свидетельств, говоривших о ее отношении к происшедшему. Он внушал себе, что она будет признательна ему за то, что он спас ее, и что чувства благодарности будет достаточно, чтобы она согласилась стать его женой. Он мечтал о том моменте, когда снова окажется с ней в одной постели. Как будет ласкать ее прекрасное тело.

Фокс почувствовал, как при мысли о ней у него затвердело в штанах и дрожь сладострастия жаркой волной прокатила по телу. Он сделал глубокий вдох, стремясь прогнать похотливые желания, затмевавшие рассудок. Три года воздержания довели его до грани сумасшествия. Его всепоглощающая страсть к Николь достигла такого размаха, что он ни о чем другом не мог и думать. Но он не мог, не имел права терять самообладания, какое с таким трудом до сих пор сохранял. Ему еще предстояло завоевать женщину. А пока в его ушах звенели, не давая покоя, злорадные слова Мортимера. Что, если — Господи избави — мерзавец говорил правду?

Глава 3

Саймон. Нужно думать о Саймоне. Николь вызвала в памяти образ сына, припоминая, как он выглядел, когда виделись в последний раз. Его серьезные круглые глаза голубого цвета. Взъерошенные золотые кудри. Милое личико херувима.

К тому времени, когда они снова встретятся, его льняные волосы слегка потемнеют. Лицо станет тоньше, а пухлые ножки выпрямятся и станут проворными. Он потихоньку превращался в маленького мальчика, утрачивая черты невинного младенца.

«Он так быстро растет. Но помнит ли он меня? Думает ли когда обо мне? Смогу ли я когда-нибудь раскрыть ему тайну, что я его мать? Что ради него я пожертвовала всем, включая — Господи, спаси меня — и жизнь его отца?»

При этой мысли к ее горлу подступила тошнота, она подошла к сундуку, стоящему в углу ее опочивальни, и открыла крышку. Внутри под стопками одежды лежал сложенный кусок пергамента. Она вытащила его, но читать не стала. Она знала содержание наизусть.

Мортимер рассмеялся над ней, когда она вырвала лист из его рук.

— Можешь оставить его у себя, — заметил он язвительно. — Это все, что достанется тебе от твоего любовника. После того как я с ним расправлюсь, я брошу его труп в овраге на растерзание хищникам. Он не заслужил лучшей участи. Никудышный щенок, он даже не смог сделать тебе здорового ребенка.

Николь закрыла глаза, подавив безмолвный стон. Она в ужасе думала, что может произойти. Она предупредила Мортимера о нападении на замок с единственной целью — чтобы он привел в боевую готовность гарнизон в Марбо. Самое большее, на что она рассчитывала, что Мортимер очнется и выйдет наконец из своего пьяного оцепенения и, быть может, пришлет маленький отряд на помощь защитникам замка. Ей не могло прийти в голову, что лорду вздумается надеть доспехи, оседлать лошадь и вывести из ворот Вэлмара почти всю свою армию.

Несколько последних лет Мортимер почти ничего не делал, а только пьянствовал и бесчинствовал, поливая злобными проклятиями всех, кто попадался ему под руку. Откуда ей было знать, что упоминание имени Фокса де Кресси заставит мужа в одночасье протрезветь и воскресит в нем честолюбивые помыслы, превратившие много лет назад ее жизнь в кромешный ад?

И хотя теперь, Мортимер существенно раздался в теле и стал рассеянным, под его командованием находилась грозная военная сила, значительно превосходившая по численности войско Фокса. Последнего ждали неминуемое поражение и гибель. Мортимер не пощадит его.

«Господи, помоги мне. Что я наделала?»

Дверной запор загремел, и в комнату вошла, переваливаясь как утка, Старушка Эмма. Ее пухлые щеки горели, как два красных яблока.

— У меня есть новости, — сообщила она, тяжело дыша.

Николь обомлела. Он неожиданности она не мигая уставилась на рисунки гобеленов, которыми были обиты стены комнаты и которые она прекрасно знала.

— Две армии встретились на поле у стен Марбо, но в бой не вступили. Де Кресси вызвал Мортимера на поединок. Они сражались, и вашего мужа убили.

Сначала Николь не поверила услышанному. Но потом, когда напряжение ее отпустило, она так разволновалась, что едва не разрыдалась. Мортимер мертв. Гнусный мучитель больше никогда не потревожит ее покоя. Саймон жив, здоров и вне опасности. Фокс мог завладеть Марбо мирным путем. О таком исходе она даже не смелей мечтать.

Кроме… а как же Фокс? Она взглянула на кусок пергамен-га, что держала в руках. Станет ли ему известно, что она предупредила о его наступлении Мортимера? Новый ужас обуял ее душу.

— Она, как всегда, с каменным лицом, — проворчала служанка. — Злобный ублюдок отправился к праотцам, а она не повела и ухом. Ты, чай, не рада? Разве не о том ты грезила денно и нощно последние три года?

— Да, — прошептала Николь. Фокс жив. Человек, однажды подаривший ей неземной восторг, возвращался в Вэлмар. Но что ее ждет? Что предложит он ей теперь? Холодную ярость и крепость своих кулаков вместо искусных нежных губ и услады своего завораживающего тела?

— Живо признавайся, что ты от меня скрыла? — потребовала служанка. Хотя все ее называли Старушкой Эммой, Николь не представляла, сколько лет было женщине на самом деле. У нее не было во рту ни одного зуба, но кожа оставалась гладкой, без морщин, а ум острым, как только что выкованные гвозди, и проницательным.

Николь нервно прохаживалась по комнате, по-прежнему сжимая послание в руках.

— Я предупредила Мортимера о том, что де Кресси собирается захватить замок Марбо.

— Ты? Ты предупредила твоего злобного дьявола? — воскликнула Старушка Эмма. — Но почему? Что на тебя нашло?

— Я решилась рассказать ему из-за Саймона! Все, что угодно, могло случиться во время штурма крепости вражескими войсками. Пожары, обстрелы, насилие, грабежи и мародерство. Гибель людей. А маленький мальчик со светлыми волосами и голубыми глазами прежнего хозяина мог бы стать легкой добычей распоясавшихся солдат.

— Тебе следовало бы отправить де Кресси записку. Нужно было предупредить его о существовании мальчика и просить принять меры, чтобы не подвергать его жизнь опасности.

— А кому я могла бы доверить подобное послание? — спросила Николь с горечью. — В Марбо все, кроме тебя, меня и еще некоторых, думают, что Саймон умер. Я не могла рисковать. Я боялась, как бы Мортимер не узнал правду. Старушка Эмма покачала головой.

— Ты сама накинула себе на шею петлю. Если Фокс узнает, что ты его предала, он вряд ли станет смотреть на тебя ласково. — Старая женщина пересекла комнату и дотронулась до руки Николь. — Но все еще можно поправить. Расскажи ему про Саймона. Если он узнает, что у него есть сын, клянусь, он простит тебе все на свете.

Николь истерично рассмеялась, не в силах больше владеть собой.

— Ты думаешь, он мне поверит? Белокурые волосы Саймона и голубые глаза — его проклятие. Он не похож ни на Фокса, ни на меня. Одного взгляда на ребенка достаточно, чтобы сказать, что он сын Мортимера.

— Да, если не знать пристрастий лорда в выборе партнера для постели. Он не мог стать отцом мальчика.

— Но почему же? Люди не поверят и обязательно будут говорить, что он все же каким-то образом исхитрился. И я уверена, что все так и получилось бы, если бы он не питал ко мне подобной ненависти. Он ненавидел мои черные волосы ведьмы, как он говорил, и мою бледную кожу.

Старушка Эмма фыркнула:

— Я все же сомневаюсь, что он мог бы на тебя польститься, если бы, конечно, у тебя не отсохли сиськи и не вырос член.

— Меня мало интересует, что ты думаешь, — произнесла Николь, теряя терпение. — Важно то, что думают другие. И что решит де Кресси, когда увидит ребенка, который на него не похож, в то время как я буду пытаться убедить его в том, что мальчик — его сын!

— Как же ты в таком случае собираешься перед ним оправдываться? Тебе потребуется как-то объяснить причину, побудившую тебя предупредить Мортимера.

Николь покачала головой. Она пока не имела представления, что скажет. Если ей повезет, возможно, Фокс ограничится Марбо и оставит Вэлмар в покое.

Правда, в такое верилось с трудом. Невозможно представить, чтобы человек не соблазнился столь лакомым куском, как процветающий Вэлмар.

— Может статься, он не знает правды. Может, он полагает, что Мортимеру стало известно о грядущей атаке из каких-нибудь других источников.

— Что ж, будем надеяться, — отозвалась старая Эмма.

— Сколько времени, — осведомился Рейнар, — тебе нужно, чтобы решить, что Марбо никакая опасность не грозит, что «стала пора отправляться за истинной наградой — Вэлмаром?

— Здесь есть дела, от которых я не могу отмахнуться, — ответил Фокс, сидя вдвоем с другом в обеденном зале замка.

Они ели хлеб, запивая его элем. — Я должен удостовериться, что люди действительно видят во мне своего нового господина. Кроме того, воины нуждаются в отдыхе. Пусть они наедятся от пуза и хоть несколько дней поспят на скамьях в теплой крепости.

— Ты приводишь жалкие оправдания. Я тебе не верю. В Марбо народ не нарадуется, что ты расправился с Мортимером. Его не слишком жаловали. Любовь Мортимера к мальчикам особенно раздражала людей. К тому же его пристрастие к пьянству последние два года не способствовало укреплению его репутации, ведь он практически не просыхал. Никак не возьму в толк, что могло с ним случиться? Я помню его сильным и крепким командиром, несгибаемым борцом. Тот человек не согласился бы на такую глупость, как принять твой вызов. Он был гораздо хитрее.

— Меня ничуть не волнует, что стряслось с Мортимером. Но я счастлив, что он наконец мертв, я с ним поквитался.

— Скажи, ты получил то, что хотел? Ты чувствуешь себя удовлетворенным?

— Да. Я на большее и не рассчитывал. — Но, сказав так, Фокс покривил душой. Развязка наступила слишком быстро. Неожиданно быстро. Ему не выдалась возможность высказать Мортимеру все, что он собирался ему сказать. Заставить его страдать и мучиться от мысли о содеянном. Вынудить его молить о пощаде.

— Тогда почему бы тебе не пойти и не вкусить плоды своего успеха? — Рейнар бодро подмигнул другу. — Ты мог бы разделить с ней ложе уже сегодня ночью.

«А что, если она меня не хочет?» — возникла в мозгу непрошеная мысль, от которой все похолодело внутри. Он практически ничего не знал о леди Николь, кроме того, что они однажды занимались любовью и обменялись за все время всего несколькими скупыми фразами. Во всем остальном, что не касалось физической стороны дела, они были полными незнакомцами.

— Сегодня мы останемся ночевать здесь, а завтра поутру отправимся в Вэлмар, — сообщил Фокс. — Мы облачимся в полную военную форму и будем готовы к бою. Не исключена возможность, что гарнизон откажется поднять перед нами ворота.

— А кто, по-твоему, прикажет закрыть ворота? — поинтересовался Рейнар. — Неужели ты и вправду считаешь, что кто-то из людей Мортимера способен хранить ему преданность сейчас, когда их хозяин мертв? Ты видел, как нас принимали в Марбо. Они, похоже, очень обрадовались, что ты пришел ему на смену.

Фокс с трудом поборол искушение рассказать Рейнару о насмешках Мортимера. Что, если Николь и вправду предупредила лорда? Если Мортимер говорил правду, Николь может с таким же успехом отказаться сдать замок.

Но он прогнал прочь неприятные мысли. Мортимер нашел свою погибель. И он не позволит лжи грязного ублюдка владеть своими думами, ослаблять волю. Фокс с громким стуком поставил на стол свою оловянную кружку и твердо произнес:

— Завтра. Мы отправимся туда завтра.

Адам Фитцер, смотритель замка Вэлмар, вошел в гостиную, где у зеленого глазурованного окна сидела Николь. Приблизившись к хозяйке, он сделал легкий поклон.

— Миледи, вы позволите мне с вами поговорить?

Николь подняла голову и отложила в сторону вышивание.

Она не любила шитье, но однообразная работа успокаивающе действовала на ее взвинченные нервы.

— В чем дело?

— Только что получено сообщение от де Кресси. Он собирается заявить права на Вэлмар. Он должен прибыть сюда, прежде чем догорит свеча. Что вы прикажете нам делать? Поднять мост и поставить на стены вооруженных солдат? Или гостеприимно встретить де Кресси и его армию?

Приход Фитцера удивил Николь, поскольку тот ее открыто недолюбливал и жаловался, что она превышает свои полномочия. Но у него, вероятно, не было выбора. Теперь, когда Мортимера не стало, отдавать распоряжения стало некому.

Николь на минуту задумалась. Первой мыслью было запереть ворота. Если Фокс узнал о ее предательстве, он должен ее возненавидеть. Трудно даже предположить, что в таком случае он с ней сделает, какое наказание придумает. В страхе перед расправой она не хотела бы сдавать замок. Но разум подсказывал ей подчиниться воле победителя. Она понимала, что отстоять замок они все равно не смогут. А их упорство приведет к гибели людей, страданию женщин и детей. Фокс в конечном счете одержит победу, и все их потери окажутся бессмысленными.

Она покачала головой.

— Нет смысла оказывать де Кресси сопротивление. Если не он, то непременно найдется какой-нибудь другой лорд, кто захочет предъявить права на Вэлмар. В наши беззаконные времена мужчины берут силой то, что прельщает их взоры. И взывать о справедливости не к кому, ведь король Ричард томится в заключении в Регенбурге.

Справедливость?! Николь знала, что, даже если бы король был на свободе, он и тогда не встал бы на ее защиту. Он отдал бы Вэлмар тому, кто заплатил бы ему больше, или тому, кто предложил бы более выгодный политический альянс. Или, возможно, он поступил бы, как и в первый раз, выдав ее замуж за одного из своих фаворитов.

Четыре года назад король отдал ее Уолтеру Мортимеру, честолюбивому молодому рыцарю, который сражался с ним бок о бок при Шиноне. Она помнит свое кошмарное замужество.

Когда она прибыла в Вэлмар в первый раз после свадьбы, ее тотчас заперли в опочивальне и не выпускали оттуда на протяжении нескольких дней. Потом к ней наконец явился Мортимер. Он был пьян. У него заплетался язык, и от него разило вином. Она с ужасом ждала, что он ее изнасилует, что придавит своим большим телом и с ожесточением овладеет ею. Но хотя он пытался возбудить себя рукой, у него ничего не получилось. Он вопил на нее и неистовствовал, обзывал безобразной, отвратительной шлюхой. Затем наотмашь ударил ее по лицу, поранив кольцом ее щеку. Брызнула кровь.

Потом его настроение изменилось, и он впал в задумчивость.

— Я пришлю мужчину, — сказал он, — чтобы сделал тебе ребенка. Мне нужен наследник. Его появление на свет сохранит за мной право обладания твоей собственностью.

Он снова приблизился к ней. Его голубые глаза излучали холодность разящей стали и безжалостность змеи.

— Ты не будешь ему сопротивляться. Ты отдашься ему добровольно. Если посмеешь перечить, я тебя изобью, потом привяжу к кровати и буду смотреть, как он тобой владеет…

От горестных воспоминаний ее отвлекло вежливое покашливание Адама. Она взглянула на него, и он вздохнул с видимым облегчением.

— Полагаю, миледи, что вы приняли разумное решение. Насколько я могу судить, де Кресси является опасным противником. Уверен, что он извлек много полезного во время военной осады Акра. — Смотритель остановил пристальный взгляд на Николь. — Но не забывайте, миледи, что де Кресси захочет обладать не только Вэлмаром, но и вами. Он наверняка возьмет вас в жены, ведь женитьба — наиболее простой способ укрепить свои права на собственность. — Он кашлянул. — А теперь я вас покидаю. Я объявлю гарнизону, что вы распорядились впустить де Кресси и его солдат. — Фитцер повернулся и вышел из комнаты.

Николь смотрела ему вслед и вспоминала другого мужчину, того, кто три года назад стал ее любовником. Они занимались любовью в абсолютной темноте, но ей все-таки удалось увидеть его, когда Фокс подошел к окну и распахнул ставни. Она лицезрела дерзкого и пленительного мужчину, который столь обстоятельно обследовал ее тело и столь безжалостно пробудил ее сладострастие. Он был молод, старше ее всего на несколько лет. Его черные, небрежно подстриженные волосы доходили до плеч, а темные глаза заглядывали, казалось, в самую ее душу.

При мысли о нем Николь содрогнулась и обхватила себя руками, потом встала, чтобы позвать Старушку Эмму.

— Спрашиваешь, что тебе надеть? — Старушка Эмма перебирала платья, висевшие в спальне хозяйки.

После некоторого размышления она остановила выбор на простом наряде цвета розового вина.

— Справедливости ради нужно заметить, что ты вдова и должна носить траурный наряд в знак печали по усопшему супругу.

Николь недоверчиво посмотрела на свою служанку, а Старушка Эмма уже снова сосредоточенно возилась с платьями и довольно посмеивалась.

— Но боюсь, что твой траур придется не по душе де Кресси. Будет лучше, если ты попытаешься его ублажить. Розовый тонкий шелк будет весьма к месту. — Она решительно выудила туалет, привлекший ее внимание, и принялась разглаживать на нем складки. — Розовый цвет выгодно оттенит твою кожу и волосы. Возможно, он не заметит, какая ты костлявая.

— Несколько лет назад я ему очень понравилась… — обронила Николь и смущенно зарделась. Хотя критическое замечание служанки насчет хрупкости телосложения задело ее.

Старушка Эмма снова хмыкнула:

— Ну да. Понравилась. Ясное дело.

Николь подошла к открытому окну и полной грудью вдохнула свежий после дождя воздух. Никогда не забудет она того дня, когда Фокс вошел в ее спальню. У женщины, ожидавшей насилия или по крайней мере грубого обращения, его умелые прикосновения вызвали изумление, его руки искусно и умело творили с телом чудеса, губы нежно целовали, ласкали, покусывали так, что сердце замирало, а большое и твердое мужское достоинство стало для нее откровением. За несколько коротких часов, что они провели вместе, он так многому ее научил. Она узнала обо всех сокровенных тайнах своего тела и о волшебной, ошеломительной силе, объединяющей мужчину и женщину в экстазе…

— А теперь отойди от окна и позволь помочь тебе одеться, — услышала она голос Старушки Эммы, оборвавшей поток ее воспоминаний. Вздохнув, Николь позволила служанке снять с себя скромное облачение из шерстяной ткани и надела платье из розового шелка. Оно плотно облегало грудь и руки, расширяясь книзу, и заканчивалось длинной пышной юбкой со шлейфом. Блестящая вышивка серебряной нитью украшала линию шеи и тянулась вдоль рукавов.

Затянув под рукавами Николь шнуровку, Старушка Эмма отступила на шаг, чтобы полюбоваться проделанной работой.

— Твоя грудь после рождения ребенка располнела, но в целом платье сидит относительно неплохо. Теперь займемся волосами. Я думаю, лучше их распустить. Такая прическа идет тебе больше всего.

— Но свободно ниспадающие локоны — все-таки привилегия девушек, — возразила Николь. Кому, как не Фоксу, знать, что она уже не девственница. — Будет неприлично, если я появлюсь перед ним с распущенными волосами.

— Но мы должны пустить в ход все, чтобы заставить его забыть о том, что ты сделала, — попыталась отстоять свою позицию служанка. Она взяла щетку из щетины вепря и провела сверху вниз по роскошной волне черных прядей Николь. Волосы отозвались электрическим потрескиванием.

Николь громко вздохнула.

— Сэр Адам говорит, что Де Кресси захочет на мне жениться, чтобы укрепить свои притязания на Вэлмар.

— Да, он женится на тебе. И получит право тебя избивать.

Мерзкие мурашки холодного страха поползли по спине Николь. Она вспомнила, как жестоко обходился с ней в первые дни замужества Мортимер. Она снова ощутила немую боль его побоев и ужас, который испытывала каждый раз, когда находилась с ним в одной комнате. По сути, она была собственностью мужа, и он делал с ней почти все, что хотел. Интересно, как решит Фокс наказать ее за то, что она предала его?

Старушка Эмма закончила расчесывать длинные, до пояса, волосы Николь и отступила назад.

— Ты просто загляденье. Может, теперь твоя красота сослужит тебе добрую службу и твой муж не будет, как Мортимер, мечтать, чтобы его жена оказалась мальчиком. — Старушка Эмма грубо расхохоталась. — Вот еще смогла бы ты прикинуться смиренной и послушной, как подобает порядочной жене… — Она затрясла головой. — Но, сдается мне, ты не сможешь быть такой. Ты всегда держалась слишком гордо и независимо. Что главным образом и раздражало Мортимера.

— Только не смей утверждать, что я сама виновата в том, что он так со мной обращался! — воскликнула Николь в гневе. — Он был настоящее чудовище! Жестокосердая скотина, использовавшая меня в собственных интересах. Как можно называть человека, который подсылает в спальню к жене незнакомца — ничтожного слугу с конюшни?

— Не стану спорить, он был сущим дьяволом, — согласилась Старушка Эмма. — Но ты сама зачастую лезла на рожон, чем ужасно себе вредила, проявляя открытое неповиновение. Если бы ты притворялась хоть чуточку и применяла женскую хитрость, то могла бы завоевать его расположение. Твой змеиный язык едва тебя не погубил.

С содроганием в душе Николь вспомнила тот ужасный день, когда позволила себе слишком далеко зайти. Если бы тогда она не носила под сердцем малыша, который должен был стать наследником Мортимера, он наверняка забил бы ее до смерти. Видя, как изменилось лицо Николь, Старушка Эмма проговорила:

— Ах, госпожа, у меня не было и в мыслях напугать тебя. — Она убрала с лица Николь упавшую прядь волос и надела на лоб хозяйки рубиновый обруч. — Я уверена, что де Кресси не такой зверь, как Мортимер.

Николь закрыла глаза. Зверь. Да, Фокс и вправду напоминал дикого зверя, когда завладел ею. Но потом он сделал все, чтобы ей понравиться. Он заставил ее наслаждаться каждым дюймом его пульсировавшей в ней твердой плоти. От возникавших в голове мыслей у нее подгибались колени.

Николь распахнула глаза. Старушка Эмма имела в виду совсем иной тип жестокости. Она говорила о свирепой беспощадности мужчины, настроенного страхом и силой держать женщину в повиновении. А каким стал теперь Фокс де Кресси? Он отправился на войну, пережил суровые опасности Крестового похода. Такие испытания закаляют мужчину, делают его безжалостным, холодным, может быть, мстительным.

Дрожь снова пронзила ее тело, но на сей раз ее причиной послужил отнюдь не приступ вожделения.


День стоял ослепительно пригожий. На полированном металле воинских доспехов плясали, переливаясь яркими огнями, солнечные лучи. Армия двигалась по зеленой долине, поросшей пышной растительностью. Возглавлял войско Фокс. Он чувствовал, как по его телу под камзолом и льняной рубахой текли струи пота. Жара стояла удушающая. Но больше его угнетало испытываемое им тягостное напряжение, от которого он никак не мог отделаться. Он так долго мечтал о нынешнем благословенном дне! А теперь боялся, как бы дела не приняли дурной оборот.

Фокс вскинул голову и вгляделся в крепостные башни замка в поисках лучников. Подъемный мост был опущен, ворота открыты. Но такое положение дел ничего не значило. Впереди их все же могли подстерегать неожиданные препятствия.

Болван, твердил он себе, здесь нет западни. Последнее время он стал слишком подозрительным, слишком осторожным. Годы войны не проходят для мужчины бесследно.

Замок оказался немного меньше, чем ему припоминалось. Вероятно, оттого, что за прошедшие годы ему пришлось повидать более грандиозные фортификационные постройки, целые города, обнесенные крепостными стенами, включая великолепный дворец короля Танкреда Сицилийского. В любом случае замок Вэлмар отличался скромной красотой. Крепкие стены, внушительные оборонительные сооружения, несколько орудийных башен вносили элемент добротной красоты в довольно неуклюжий архитектурный ансамбль.

Он устремил взгляд на одну из башен, на самом верху которой располагались покои Николь. Он провел в той комнате не больше двух часов, но воспоминания о них навсегда впечатались в его душу.

И снова им овладело неизъяснимое волнение. Есть ли на свете хоть одна смертная женщина, способная удовлетворить его страстным запросам? Образ Николь стал для него своего рода священным Граалем, сияющим видением красоты и изящества в мире зла и жестокости. А может, он чересчур требователен и слишком многого хочет? С тех пор как он видел ее последний раз, минуло уже три года. Вдруг злобное поведение Мортимера не пощадило ее красоту? Что, если нет прежней стройности, элегантности и совершенства?

Он крепко сжал челюсти и направил боевого коня на мост. Ничего другого не оставалось, как въехать в ворота и узнать, что уготовано ему судьбой.

С высоты крепостного вала Николь видела, как Фокс и его армия въехали во двор замка. Она подивилась числу рыцарей, их хорошему вооружению и красоте откормленных лошадей. Она неоднократно слышала рассказы о воинах, принимавших участие в крестовых походах в надежде снискать славу и богатство. Но многие из них взамен находили бесславную кончину от какой-нибудь лихоманки, свирепствовавшей в поганом климате Востока, или гибли на поле брани от руки сарацина. Только один из троих мужчин возвращался домой. Фоксу, судя по всему, повезло — ему сопутствовала удача. Задумавшись над денежной суммой, которая могла ему понадобиться, чтобы снарядить такую многочисленную армию, Николь снова поразилась. Фокс, похоже, обрел на войне не только рыцарское достоинство, но и солидную воинскую добычу. Сколько же людей погибло от его руки, чтобы он мог скопить такое богатство?

Ее снова охватило тревожное беспокойство, от которого стало трудно дышать. Волнение еще более усилилось, когда она увидела предводителя армии. Он казался крупнее, чем раньше. Но, возможно, впечатление было обманчивым из-за доспехов и огромного лоснящегося боевого коня гнедой масти, на котором он восседал. Кроме панциря Фокс был облачен в красный камзол с белым крестом, эмблемой крестоносца. Шлема на нем не было, и ветер свободно трепал его длинные темные волосы. Именно из-за цвета волос Мортимер выбрал его в качестве будущего отца ее ребенка. Его почти черные волосы мало чем отличались от ее собственных, и Мортимер считал, что любой ребенок, родившийся от их связи, должен быть похож на мать.

По иронии судьбы Саймон родился белокурым, как саксонец. Ей нравился ее светловолосый сын, но теперь радость стала горькой. Черноголового ребенка она бы с легкостью представила Фоксу как его сына, но златокудрого Саймона отец ни за что не признает.

На какое-то мгновение Фокс растворился в густой беспорядочной массе лошадей, шныряющих слуг и лающих собак и исчез из виду. Прибытие большого отряда рыцарей всегда вносило сумятицу и смущало размеренное течение жизни замка. В ограниченном пространстве двора да еще при такой скученности всадникам было не так-то легко спешиться. Дополнительную толчею создавали конюхи, набежавшие, чтобы позаботиться о лошадях и отвести их в стойла, и другие слуги, занятые теперь разгрузкой обозных телег.

Когда Николь увидела Фокса опять, он уже стоял на земле. Ему навстречу торопливой походкой шел Адам. На загаженном конским навозом дворе смотритель замка отвесил гостю глубокий поклон, формально означавший передачу Вэлмара новому хозяину. Она видела, как Фокс велел Адаму жестом подняться, потом растерянно огляделся, словно пытался кого-то отыскать. Его нескрываемая тревога казалась столь осязаемой, что передалась ей, сковав тугим обручем грудную клетку. Николь не могла сделать ни вдоха, ни выдоха. Хотя Фокс ни разу не взглянул на башню, где она стояла, она чувствовала на себе его пронзительный взгляд, шаривший по двору в поисках хозяйки крепости.

Старушка Эмма настоятельно просила ее выйти Фоксу навстречу, броситься к его ногам и молить о милосердии, заламывать руки и рыдать, демонстрируя всем своим видом страх и беспомощность.

— Скажи ему, что Мортимер застал тебя в тот момент, когда ты читала его послание, что он пригрозил тебе расправой, не оставив иного выбора, как отдать пергамент ему, — учила служанка свою хозяйку уму-разуму. — Если ты притворишься покорной и запуганной, он сжалится, я уверена.

Но Николь в милосердии де Кресси сомневалась. Она решила сделать вид, что ничего не случилось, и надеялась, что ему ничего не известно о ее предательстве. К тому же она опасалась встретиться с ним сразу лицом к лицу. Ей нужно сначала присмотреться к нему издали. Однако то, что она увидела, ни о чем ей не сказало. Она знала только одно — он стал могущественным и богатым человеком, грозным воином. Почти как ее бывший муж.

При одной мысли о бывшем муже у нее сердце ушло в пятки. Но оттягивать время она больше не могла. Если она сейчас же не спустится вниз и не поздоровается с ним, он может обидеться и еще больше на нее разгневаться.

Трепеща всей душой, она медленно сошла по ступенькам во двор.

Где она? Фокс в который раз окидывал взглядом двор. Его нервозность с каждым мигом усиливалась. Неужели Николь умышленно его избегает? Или считает ниже своего достоинства его поприветствовать? Его челюсти сурово сжались.

К нему подошел Рейнар.

— Возможно, она ждет тебя в зале. Или, может, занята приготовлениями к вечерней трапезе.

Фокс бросил на приятеля скептический взгляд. Рейнар недоуменно пожал плечами.

— Ладно, я не знаю. Если она в скором времени не появится, мы попросим кого-нибудь ее привести. — Потом, повернувшись, он добавил: — Фокс, а вот и она.

Рыцари и слуги расступились, пропуская вперед шагавшую по двору женщину. В розовом с серебряной вышивкой платье, с черными как ночь волосами, она была поразительно хороша собой. На совершенном овале ее лица горели глаза, мерцая, как капли росы в лучах солнца. Ее рот горел, как драгоценный камень, окрашенный ягодным соком. Она стала еще красивее, чем он ее помнил. Ее молодое тело слегка налилось зрелостью, а утонченные черты лица приобрели изысканную завершенность. Три года назад он занимался любовью с девушкой. Теперь он видел перед собой женщину.

Ее черты не выдавали никаких эмоций, словно лицо было высечено из мрамора. Она подошла совсем близко. Он должен ей что-то сказать. Но омерзительная слабость сковала его члены, и он оказался не в силах произнести ни слова.

Когда их разделяло всего несколько футов, она остановилась и едва заметно поклонилась. Ее движение было столь незначительным, что тяжелая волна ее распущенных волос, перехваченных на лбу серебряным обручем с рубиновыми камнями, даже не рассыпалась.

— Милорд, — промолвила дама и выпрямилась.

От нее шел еле уловимый запах духов. Его окутало облако аромата и защекотало ноздри. Дневная жара и женщина, редкостные смятые цветы, замысловатые пряности, дикие травы. Он чувствовал, как под воздействием дикой мешанины начинает плавиться как воск, в то время как у него в штанах все затвердело и вздыбилось.

— Леди Николь… — Его голос прозвучал хрипло и натянуто. Слава Богу, он не прокаркал юношеским фальцетом, чего боялся больше всего на свете.

Напряженность между ними повисла звенящей тишиной. Они стояли под перекрестным обстрелом множества глаз. Во дворе сейчас собрались все: его солдаты, рыцари гарнизона, слуги и оруженосцы, поварята, мальчики на побегушках и пажи, включая остальных малозначительных обитателей замка.

Господи, хорошо, что никто из них не подозревает, как паршиво он себя чувствует! В противном случае ему не видать их уважения как собственных ушей. Они не должны не то что видеть, но даже догадываться, что она с ним делает. В одно мгновение женщина его сердца снова превратила его в неловкого, сохнущего от любви мальчишку, готового целовать подол ее платья и молить о чести стать ее защитником.

Судорожно вздохнув, он взял себя в руки и громким, командным голосом, заставившим вибрировать балки крепости, произнес:

— По праву завоевателя я претендую на замок Вэлмар и все прилежащие земли. Еще я требую, чтобы вы, леди Николь, стали моей женой.

Глава 4

— Милорд… — Она снова сделала легкий поклон. — Если вам угодно помыться с дороги, я приказала приготовить для вас купальню. Томас проводит вас туда. — Она кивнула в сторону золотоволосого юного пажа. — После того как вы освежитесь, мы устроим в честь вашего прибытия в Вэлмар праздничный пир.

Фокс повернулся к пажу и некоторое время смотрел на него не мигая. Он чувствовал себя ошеломленным. Ее ответ на его заявление, показался ему более чем странным. Он только что сказал ей, что намерен взять ее в жены, связать с ней жизнь, разделить ложе, стать отцом ее детей, а она холодно предложила ему смыть с себя дорожную пыль и пот.

Ее предложение уязвило его и немного разозлило. Как могла она оставаться столь безучастной? Он решил, что женщина, по-видимому, еще находилась в состоянии шока. Менее чем за два дня ее жизнь изменилась радикальным образом. Возможно, она до сих пор не верит, что судьба ей наконец улыбнулась и избавила от жестокого Мортимера. И теперь ей предстоит выйти замуж за другого мужчину, человека, которого она практически не знает. Такое обстоятельство, должно быть, напрочь лишило ее присутствия духа, но благородное происхождение не позволяло ей выдать истинные чувства, вероятно, поэтому она и отделалась формальным жестом, предложив дорогому гостю с дороги освежиться.

Но традиция также требовала, чтобы хозяйка замка помогала гостю в подобной процедуре. Хотя, судя по всему, она таких намерений не имела и даже намеков на такое желание он у нее не заметил. Поведение Николь вызывало у него бурю протеста. Неужели она считала его недостойным своего внимания? Неужели он до сих пор был для нее жалким оруженосцем, человеком низшего сословия?

Стиснув зубы, он последовал за мальчиком, проводившим его в купальню. Несмотря на летнюю жару, в камине горел огонь, возле которого в ряд стояли ведра для воды. В центре комнаты возвышалась большая бадья с горячей водой. От нее поднимался пар, разносивший по воздуху густой аромат медовых трав, лавровишни и розмарина. Две хихикающие горничные держали наготове полотенца и тазик с мылом.

Николь поблизости не было. Но, возможно, ее отсутствие ровным счетом ничего не значит, сказал он себе. Может, Рей-нар прав — женщина занимается подготовкой к пиру.

Горничные при его появлении опустили купальные принадлежности на пол и поспешили ему навстречу, чтобы помочь снять доспехи и одежду. Но от них оказалось мало проку. Фоксу пришлось пригласить своего оруженосца, потому что его рост и вес доспехов не позволяли двум женщинам справиться с ними. Девушки оказались более проворными и опытными в вопросе раздевания. Их мягкие ручки двигались по его телу с обольстительной сноровкой. По их игривому настроению стало ясно, что плутовки готовы оказать ему и другие услуги, помимо мытья.

Его такое обстоятельство испугало. Зачем Николь прислала ему девок, если знала, что сегодняшнюю ночь он намерен провести с ней? Конечно, она могла не догадываться, что ее горничные поведут себя столь вызывающе. В конце концов, она благородная дама и, возможно, от подобных вещей себя ограждала.

Он влез в бадью и испустил удовлетворенный вздох, когда тело под воздействием горячей благоухающей воды расслабилось. Какое блаженство! За всю жизнь ему довелось всего несколько раз принимать ванну в настоящих купальнях. Обычно он обходился холодной водой из деревенского колодца или купанием в реке или ручье.

Тепло успокаивало и одновременно дразнило. Приятное благовоние трав напоминало ему о Николь и ее чарующем аромате, который он вдохнул, едва переступил порог ее комнаты. Но даже такая многообещающая увертюра, исходивший от нее провоцирующий запах» не смогли подготовить его для женщины, ожидавшей его в постели. Она и все, что с ней было связано, превосходили его самые смелые фантазии. Ее высокая и крепкая грудь, мягкая и нежная, как лепестки цветов, кожа пленили его сразу. Увидев ее нынче во дворе замка, он не мог не заметить, что она стала полнее. Своими совершенными формами она теперь напоминала ему пьянящее великолепие раскрывшихся бутонов роз. Талия у Николь оставалась тонкой, а живот плоским, как у девушки. Возможно, ее бедра слегка раздались, а ягодицы округлились, тем самым сделав ее в глазах Фокса еще более привлекательной. Он живо представлял, как ощутит их божественное тепло, когда стиснет женщину в агонии сладострастия.

— Смотри только не засни, никчемный сукин сын! Не забудь, что я тоже жду своей очереди, чтобы понежиться в ванне. Мне бы не хотелось, чтобы вода окончательно остыла!

Фокс вздрогнул и открыл глаза. Возле бадьи стоял Рейнар. Его вечно румяное лицо сияло благодушной улыбкой.

— Господи спаси. Ты меня напугал, — пробормотал Фокс и сделал глубокий вдох, стараясь сбросить с себя пьянящий дурман волнующих грез.

— О чем ты, интересно, размечтался? — полюбопытствовал Рейнар и хитро прищурился. — Уж не о прекрасной ли леди Николь?

— Не твое дело. — Фокс торопливо окунул голову в воду, чтобы сполоснуть волосы, после чего хотел вылезти из ванны, но вовремя спохватился. Он вдруг отчетливо осознал, что все присутствующие в купальне станут свидетелями его более чем выраженной эрекции. — Подай мне полотенце, — попросил он Рейнара.

Рейнар самодовольно ухмыльнулся и, сделав шаг назад, подал знак девушкам, смиренно ожидавшим возле очага.

— Милорду требуются ваши услуги, — сказал он с улыбкой.

Фокс метнул в друга раздосадованный взгляд и только заскрипел зубами, когда горничные с полотенцами вплотную подошли к бадье, в которой он сидел. Чтоб насмешнику Рейнару было неладно! Теперь он не сможет вылезти из ванны, чтобы они не заметили его откровенного возбуждения! Он попытался отвернуться, но от их пристальных взглядов ничто не ускользнуло.

— Милорд, ваше копье — грозная штука, — пошутила одна из служанок.

— Да, — подтвердила вторая. — Я бы сразу сдалась при виде такой мощи.

Фокс сердито вырвал полотенце и накинул его на себя. При виде его ярости женщины, хихикая, попятились.

— Милорд бережет себя для своей благородной женушки, — пояснил Рейнар и начал раздеваться. — Не кажется ли вам, что он ведет себя как истинный рыцарь? А знаете ли вы, что за три года у него не было ни одной женщины, что он…

— Заткни свою грязную пасть, — прорычал Фокс. — Или я утоплю тебя в этой ванне.

Расплываясь в широкой улыбке, Рейнар шагнул в бадью и со счастливым видом погрузился в воду.

— Но поскольку наш милорд чист и придерживается монашеских устоев, я могу с лихвой его заменить. — Он жестом велел горничным подойти к нему поближе. С радостными повизгиваниями те принялись его намыливать.

Фокс только покачал головой. Растираясь полотенцем, он недоуменно гадал, как у Рейнара все получалось в жизни. Его друг не отличался привлекательными внешними данными. С рыжими, как у лисицы, волосами, в честь которой и получил свое имя, с голубыми навыкате глазами, крупным носом и большим ртом, его приятель, похоже, никогда не оставался без женщины. Всегда находилась одна, две, а то и три малышки, готовые разделить с ним ложе любви.

Покончив с вытиранием, Фокс огляделся в поисках своего платья. Не обнаружив того, что искал, он обратился к горничным:.

— А где одежда, которую я снял?

— Томас отнес ее в стирку, — ответила одна из служанок.

— А что, по-вашему, я должен надеть? — полюбопытствовал Фокс.

— Я принес твой седельный мешок, — услышал он голос Рейнара. — Он у двери. Можешь нарядиться в праздничную тунику. Свадебная церемония назначена на ближайшее время.

— Так она состоится сегодня? — Обернув бедра полотенцем, Фокс приблизился к бадье.

— Сегодня. Конечно, сегодня. Ты объявил, что намерен взять леди Николь в жены. Если хочешь обладать законным правом владеть ею уже сегодня ночью, то венчание должно состояться немедленно.

— Но я… — Фокс запнулся. Чего он возмущается? Все, что сказал Рейнар, звучало, на его взгляд, вполне логично. Но по какой-то причине он не чувствовал себя готовым. А вдруг она не хотела выходить за него замуж? Но могла ли она иметь право на собственное суждение? Хотя он во всеуслышание объявил о своем намерении, ему вовсе не хотелось принуждать женщину. В свое время ей и так пришлось вступить в брак с Мортимером против ее воли. Вероятно, она и теперь чувствовала, что ее опять хотят обвенчать с человеком, которого она едва знала.

Сейчас, как и тогда, у нее не было выбора. Чтобы узаконить свое право на Вэлмар, он должен на ней жениться. И чем скорее, тем лучше.

Фокс в задумчивости устремил взгляд на седельный мешок, валявшийся у двери.

— Боюсь, что проклятое платье безнадежно помялось, — проворчал он.

В часовне было душно. Тесное помещение едва вмещало в себя рыцарей, деревенских жителей и лавочников, в то время как оруженосцы, скотники, судомойки, поварята, молочницы, крепостные и прочий люд запрудили церковный двор перед крошечным строением. Всем не терпелось увидеть, как новый господин и наследница Вэлмара произнесут торжественные слова брачного обета.

Наряженный в официальный костюм из голубой парчи, Фокс обливался потом и с раздражением гадал, зачем он утруждал себя мытьем. Но стоявшую рядом с ним женщину жара, похоже, нисколько не донимала. Она смотрелась холодной и величественной, как ледяная принцесса. Ее волосы цвета воронова крыла, скрепленные на лбу обручем, струились по плечам свободной рекой, белая кожа светилась, как тончайший алебастр. На фоне молочной белизны лица алели сочные губы, бросая вызов рубиновым камням ее головного убора. В мягком свете, проникавшем в помещение часовни сквозь розовые стекла окон, ее чистые глаза отливали серебром.

Каждый раз, когда Фокс бросал на нее взгляд, его опалял огонь неутоленной страсти, отзываясь болью в чреслах. И еще такой знакомый дурманящий запах ее духов… Несмотря на острый дух священных благовоний и застоялый душок, исходивший от его менее чистоплотных воинов, он все-таки мог различать их слабый пленительный аромат. Он щекотал ноздри, дразнил воображение и сулил чувственные радости, которые он однажды испытал и не мог с тех пор забыть. Она стала для него живым воплощением женских чар, олицетворением загадочности и плотской любви.

Тягучий голос священника, проникший в его сознание, напомнил Фоксу о том, что он участвовал в религиозной церемонии. В церкви негоже предаваться сластолюбивым мечтам.

Он никак не мог избавиться от распирающей боли в паху. Помимо его воли события развивались со стремительной скоростью, от чего он испытывал легкое смятение. Как только церемония завершится, они пройдут в пиршественный зал, чтобы сесть за столы. На протяжении нескольких часов придется есть и пить, сидя бок о бок с Николь, разговаривать с ней и общаться на равных: Затем они поднимутся в ее опочивальню в башне и лягут в постель. В то время как его тело изнывало от нетерпения в ожидании волшебного момента, его рассудок проявлял обеспокоенность. Он боялся, что все получится не так, как ему хотелось.

Он слишком долго мечтал о теперешней ночи, представлял ее, рисовал в воображении десятки, нет, сотни фантастических картин, проигрывал всевозможные ситуации. То он овладевал ею не спеша, растягивая удовольствие, смакуя каждый поцелуй и каждое прикосновение. То набрасывался на нее с ненасытной порывистостью, лихорадочно срывая с них обоих одежду, чтобы слиться в яростном неистовстве страсти, а потом лежать в изнеможении бездыханными.

— Милорд? — Слышит он как сквозь сон.

Очнувшись от оцепенения, он с ужасом осознает, что месса завершилась и священник приглашает его подойти к алтарю. Николь произнесла свою клятву тихим, исполненным благородства голосом, пообещав любить, чтить и повиноваться. Его собственный голос взмыл в маленькой часовне под самые своды, прозвучав громко и строго. Интересно, подумал Фокс, как Николь его воспринимала. С тех пор как он прибыл в Вэлмар, он вел себя как завоеватель, требовавший свою добычу. Догадывалась ли она, как много для него значит? Сколько он из-за нее страдал и сколько всего перенес?

Священник объявил их мужем и женой, и новобрачные медленно двинулись к выходу из часовни. Улица встретила их яркостью солнечного дня, женщины осыпали цветочными лепестками, а мужчины выкрикивали грубые намеки насчет плодовитости леди Николь и его молодецкой удали и половой силы. Фокс выдержал поток скабрезностей с угрюмой стойкостью, сожалея, что слух Николь оскорбляют подобные непристойности. Она была дамой благородного происхождения и не должна подвергаться непотребным замечаниям других мужчин. Он хотел, чтобы жаркая страсть, клокотавшая за холодной невозмутимостью величавого фасада, принадлежала только ему, оставаясь для всех остальных тайной за семью печатями.

Когда они направились в пиршественный зал, Фокс почувствовал, как кто-то потянул его за рукав. Повернувшись, он увидел женщину в простом одеянии с щеками, густо усыпанными веснушками, и медно-карими глазами под стать ее огненно-рыжим кудрям.

— Я рада за вас, милорд. — Она присела в глубоком реверансе.

Фокс едва заметно кивнул и хотел продолжить путь, но женщина снова схватила его за руку.

— Вы меня не помните? — спросила она, чуть шевеля губами. — Я Элис. — Она подмигнула.

В памяти тотчас всплыло пухлое полногрудое тело, мягкое, податливое, послушное.

— Должна сказать, я тебя сразу не признала, — продолжала женщина. — Ты сильно изменился, Фокс. Теперь ты благородный рыцарь, владелец крепости, где когда-то был простым оруженосцем, хотя довольно хорошеньким. — Она снова ему зазорно подмигнула и, понизив голос-до томного шепота, добавила: — Ты все еще помнишь, что ты делал, чтобы я визжала? Он резко выдохнул из груди воздух и огляделся по сторожам, чтобы убедиться, что за ними никто не наблюдает. Николь стояла поодаль. Повернувшись снова к женщине, он оторвал от руки ее ладонь.

— Послушай, с тех пор все изменилось, — сказал он многозначительно. — Я теперь женат на леди Николь.

— Ха, ты имеешь в виду самую большую шлюху всех вреден? — насмешливо уточнила Элис. — Тебе от нее добра не видать. Она травила несчастного Мортимера. Кормила его какой-то дрянью, отчего у него сморщилась мошонка и высох член.

Не имея желания слушать дальше, Фокс двинулся прочь. Он видел, как уходила Николь, направившись в сторону, противоположную пиршественному залу. Ему только оставалось гадать, что она подумала. Имел ли для нее значения тот факт, что он спал когда-то со служанками? Что вообще имело для нее значение?

Николь шла по двору замка. Ее голова раскалывалась от боли. Свадебная церемония вылилась для нее в пытку, живо напомнив о предыдущем венчании с Мортимером. В тот день она тоже стояла рядом с красивым, импозантным рыцарем и произносила слова брачной клятвы. Тогда она чувствовала себя счастливой и гордой, что ее будущий муж молод и хорош собой. Часто случалось, что даме, вынужденной выходить замуж по приказу короля, доставался седовласый старый воин с толстым брюхом и зловонным дыханием. Мортимер, хотя и отличался массивным телосложением, тучным не был и имел белые крепкие зубы. Но восхищение девушки ее белокурым голубоглазым женихом продлилось недолго. Он довольно скоро показал ей, каким чудовищем был на самом деле.

Николь подошла к кухне и вздохнула. Будет ли Фокс другим теперь, когда стал ее мужем? Мужчина, три длинных года назад занимавшийся с ней любовью, был совсем юным, почти мальчишкой. С ним тогда она не отказалась бы обвенчаться. Но нынешний Фокс превратился в могучего рыцаря, пережившего неисчислимые ужасы Крестового похода. Ему посчастливилось не только уцелеть и вернуться в Англию, но и отомстить за себя коварному Мортимеру. Только очень решительный и беспощадный человек мог пройти через горнило таких испытаний. А она, к несчастью, на собственной шкуре испытала, что значит быть решительным и беспощадным.

На кухне творилось вавилонское столпотворение и стоял оглушительный гомон. Поискав глазами дородного повара из саксонцев, она направилась в его сторону. Но тут ее внимание привлекло какое-то суетливое движение справа. У больших пивных бочек собралась стайка мальчиков-пажей, но вместо того, чтобы разливать вино в кувшины, они стояли и как завороженные наблюдали за одним из оруженосцев. Он держал в руке кухонный нож и лихо им размахивал.

— Такое надо видеть самим, — увлеченно рассказывал парень. — Он наступал стремительно, как молния. Делал выпады туда-сюда. Куда там жирному Мортимеру за ним угнаться. Конечно, Мортимер бился как лев, но он не годился ему и в подметки. Де Кресси был явно сильней, потом он его завалил и всадил меч прямо в горло. Кровь ударила фонтаном и залила все вокруг. Клянусь Богом, ублюдок имел не меньше крови, чем зарезанный боров. — Парень сделал паузу и окинул своих слушателей возбужденным взглядом. Его глаза ярко горели. — Никогда прежде мне не доводилось видеть, чтоб рыцарь сражался с такой яростью и с таким искусством.

— Говорят, что он стал героем на Святой земле, что даже сам король им восхищался, — вступил в разговор один из пажей.

— А я слышал, что в Акре он собственноручно убил сотню солдат, — с воодушевлением воскликнул другой паж. — И Ричард пожаловал его в рыцари.

— Сотню солдат? — недоверчиво фыркнул оруженосец. — Просто невозможно.

— Отчего же? — упорствовал первый паж. — Пленных сарацин выстроили в шеренгу, связанных по рукам и ногам. Король приказал их всех убить, чтобы показать Саладину, как норманны расправляются с солдатами, которые не в состоянии выполнить свои клятвы. Рыцари шли вдоль шеренги сарацин и резали им глотки. Кровь текла рекой. Говорят, рыцари стояли по щиколотку в крови.

Николь не составило труда представить картину, нарисованную пажом. У нее тотчас все поплыло перед глазами, и она качнулась. Слуга, оказавшийся рядом, подхватил госпожу под руку.

— Миледи, как вы себя чувствуете? Позвольте проводить вас до скамьи.

С его помощью Николь неверной походкой добрела до скамейки и присела. Она прикрыла глаза и судорожно вздохнула. Не стоило брать слова слуг на веру. Они часто преувеличивали.

Хотя она выросла в мире, где жизнь рыцаря заключалась в том, чтобы убивать и быть безжалостным к врагам, все же только что услышанное о холодной жестокости вселило в ее душу беспокойство. Что за человек ее новоиспеченный муж? В самом ли деле Фокс де Кресси столь свиреп?

— Миледи? — Николь открыла глаза и увидела повара, протягивавшего ей деревянный ковш с водой. — Выпейте, — предложил он. — И не волнуйтесь по поводу угощения. Все в порядке. Мы ни в чем не нуждаемся. Идите в зал и сядьте рядом с вашим супругом. Я вам обещаю, что приготовленное нами пиршество придется ему по нраву.

Николь сделала несколько глотков холодной воды и поблагодарила Агельвулфа. Потом она медленно встала. Пажи уже исполняли свои прямые обязанности и расторопно наполняли кувшины вином, а корзины — зачерствелым хлебом, предназначенным для использования в качестве разделочных досок.

Оглядев себя, она поправила вуаль и юбку, после чего вышла из кухни и направилась в сторону зала.

В зале от большого скопления народа стояла духота и жара. В воздухе висел густой запах пота и давно не мытых человеческих тел. Фокс обвел взглядом ослепительную белизну стен, увешанных яркими ткаными коврами с изображением охотничьих сцен и религиозными виньетками, гладко оструганные дощатые помосты и высокий стол, покрытый белоснежными скатертями и уставленный блюдами, кубками, чашами и канделябрами. При виде такой роскоши от его неловкости и тревоги не осталось и следа.

К нему подошел Рейнар.

— Святая матерь, я не видел подобного великолепия со дня пира, устроенного в Лондоне по случаю коронации короля Ричарда. Когда мы служили при дворе Мортимера сквайрами, он никогда не позволял себе таких затрат. Должно быть, леди Николь расстаралась.

Фокс кивнул.

— Грех жаловаться. Крепость содержится в идеальном порядке.

— Ясно. Но ведь ты женился на госпоже Николь не из-за ее умения вести хозяйственные дела, не так ли? — Рейнар игриво ткнул его рукой под ребра. — Как ты можешь до сих пор терпеть? Знать, что, прежде чем ты сможешь уложить ее в постель, тебе предстоит высидеть многочасовой официальный обед?

— А тебе не кажется, что будет разумно сначала хоть немного побеседовать с ней? — осведомился Фокс. — Я не виделся с ней больше трех лет, но даже и тогда мы с ней особенно не разговаривали. Возможно, я и имею права обладать ею, но, прежде чем я овладею ею, мне бы хотелось перекинуться с ней хотя бы парой шуток.

— На твоем месте я бы не выдержал. Мне не хватает терпения, — заметил Рейнар. — Я бы еще мог тебя понять, если бы знал, что время от времени ты развлекаешься с продажными девками или женщинами из прислуги. Но ты три года обходился без…

— Есть и другие способы получить разрядку, — перебил его Фокс. — Насколько мне известно, многие мужчины при определенных обстоятельствах прибегают к одному испытанному средству.

Рейнар покачал головой.

— Я такого не разумею. Когда есть доступная женщина, которая готова отдаться.

— Мне не нужна любая женщина. Я хотел и хочу одну Николь. И если бы я не мог заполучить ее в реальности, а только в фантазиях, то жалкий заменитель вроде другой женщины, наверное, меня бы устроил.

— Да, но у тебя была одна танцовщица… — ухмыльнулся Рейнар.

— Да, была, — согласился Фокс. Он так и не переспал с ней, но ничего не сказал другу.

— Но теперь, похоже, твоему долгому ожиданию настал конец. Смотри, вот и она идет.

Они оба наблюдали, как Николь входит в зал. Она казалась бледнее, чем раньше, но выглядела по-прежнему красивой. Она, как всегда, безукоризненно прямо держала спину, и от ее благородной осанки веяло таким величием и королевским достоинством, что у Фокса захватило дух. Ему не верилось, что грядущей ночью он получит возможность прикоснуться к такому совершенству. Что будет держать ее в своих руках, гладить ее шелковую кожу и целовать алые лепестки ее губ.

Решение родилось само собой. Он придумал. Он будет соблазнять ее неторопливо и элегантно, что, по его мнению, в наибольшей степени соответствовало утонченной красоте самой женщины. Он непременно позаботится, чтобы у них стояли вино и свечи в изобилии. Слава Богу, он принял ванну и теперь не вонял конюшней. Радовало его и то, что он переоделся. Дорогая туника для придворных приемов делала его самого больше похожим на лорда, чем на простого, грубого солдата.

Он с шумом выдохнул, представляя минуту, когда они наконец очутятся в уединении ее опочивальни и ее ослепительная красота будет безраздельно принадлежать ему одному. Он двинулся ей навстречу, чтобы взять за руку и возвести на помост.

Фокс помог Николь сесть за главный стол, а сам занял хозяйское место, кресло с высокой резной спинкой с изображением силуэта сокола, эмблемы Вэлмара. Как удачно, подумала Николь, что такой человек добился права носить на своем щите этот символ, воплощение отваги и неистовости. Он и вправду напоминал ей изображенного на кресле хищника, хитрого и непредсказуемого.

Она украдкой разглядывала его из-под полуопущенных ресниц, не преминув отметить чистые, сияющие полировкой эбенового дерева волосы, твердую линию только что выбритого подбородка, темные ониксы глаз с тяжелыми, как у сокола, веками, дремлющую мощь его тела, облаченного по случаю праздника в тунику из темно-синего бархата, перетянутую в талии золотым поясом. Он был красив красотой дикого зверя, когда грация и изящество сочетаются со смертоносной силой.

Она пыталась как-то успокоиться. Она не смела выказывать своего страха. В случае с Мортимером такое поведение грозило едва ли не фатальным исходом. Мортимер упивался слабостью и трепетом других людей. Стараясь скрыть дрожание рук, Николь взяла бокал вина и пригубила.

В ней боролись смешанные чувства — испуг и желание. Ее тело хранило память о сидящем рядом мужчине — ее любовнике. Она помнила прикосновение его рта, его шершавых пальцев, каменную твердость его плоти, заполнившего ее нутро. При таких мыслях ее женское начало отозвалось сладостным вожделением и судорожно сжалось. Но как бы она его ни желала, она не могла позволить восхитительным воспоминаниям взять верх над ее рассудком и руководить ее поступками. Слишком многое поставлено на карту. Безопасность Саймона всецело зависела от ее бдительности. Она не имела права поддаваться своей слабости, своему желанию. Ей нужно оставаться проницательной и осторожной.

Вспомнив услышанный на кухне рассказ, она с трудом сдержала дрожь. Ей не хотелось верить в его правдивость, хотя она и знала теперь, что Фокс принимал участие в кровавой расправе. По пути в зал она встретила одного из его рыцарей и поинтересовалась, на самом ли деле лорд де Кресси убил сотню пленных сарацин в Акре. Человек взглянул на нее, прищурив глаза, и ответил:

— Они были ничто, презренные язычники, миледи. Они заслужили смерть.

Тогда она себе сказала, что он не преступил закон и в его действиях не содержится ничего необычного. Рыцари убивали — так устроен мир. Но она никак не могла успокоиться, что от его меча пали беззащитные пленники… и их кровь… Ее мысли вернулись к Саймону. Он такой маленький и хрупкий. Фокс ненавидел Мортимера. А что, если он решит, что Саймон — сын его врага? Ее воображение рисовало страшные картины, от которых она пришла в неописуемый ужас. Ей потребовалось сделать глубокий вдох, чтобы успокоиться.

Слуги начали вносить яства — голову вепря, жареную утку и каплуна, большие блюда с форелью и угрем, залитыми соусом, подносы с сыром, корзины со свежеиспеченным, еще теплым хлебом, ягодными пирогами и пряными кулебяками. Подали еще вина, самого лучшего из подвалов Вэлмара. Зал наполнился ленивым гулом умиротворенных людей, жевавших вкусную пищу и пивших хмельное вино. Они довольно цокали языками и тихо переговаривались со своими соседями, делясь приятными впечатлениями.

Николь ела настороженно, не спуская глаз с мужчины, сидевшего подле нее. Теперь, когда их объявили мужем и женой, он имел над ней абсолютную власть. Он мог избить ее, мог заключить в темницу. Словом, он был волен делать с ней все, что делал Мортимер. Но оставалось еще кое-что — и эта мысль томила ее больше всего: он также имел право с ней спать.

Фокс-любовник подарил ей незабываемые воспоминания. Ей на память пришли минуты сокровенной близости, которые они делили. Глядя на его рот, она вспомнила, какие твердые и требовательные у него были губы, когда припадали к ее соскам. М-м.

На какое-то мгновение, только на мгновение, она отогнала страх и позволила себе предаться буйным фантазиям. Три года она считала его мертвым, но, несмотря ни на что, мечтала о нем, столько раз представляя, как он вернется из похода, как уложит ее рядом с собой в постель, как завладеет ею. Какие радости она с ним познает, когда ощутит, как его тело прижмется к ней. Его запах. Нетерпеливое и жадное проникновение. Его живая плоть в ней, возносящая ее к небесам… От своих грез она пьянела. У нее кружилась голова и от реальности, ведь предмет ее вожделения сидел рядом, живой и настоящий.

Он повернулся к ней, и у Николь замерло сердце. Прошедшие годы только усилили окружавшую его ауру мужественности и властной силы. Она видела в нем еще более совершенного, еще более восхитительного мужчину. Когда он что-то ей сказал, она, очарованная чувственностью его рта и белизной зубов, сразу не поняла смысла произнесенных им фраз. Ей потребовалось какое-то время, чтобы его слова отпечатались в ее сознании:

— Еда великолепна. Мои поздравления тебе и повару.

— Благодарю вас, милорд, — прозвучал ее вежливый ответ, чуть слышный, вымученный. Ей очень хотелось попросить его не нарушать очарования момента речами, а только позволить ей вдосталь на него насмотреться.

Он сделал глоток вина. Интересно, какие еще банальные вещи вздумается ему сказать, думала она рассеянно, в то время когда ее тело звенит, как туго натянутая тетива лука, и с томлением ждет его прикосновений. По его лицу пробежала легкая рябь озабоченности.

— Вэлмар представляется мне процветающей и хорошо защищенной крепостью. Все, что я здесь увидел, произвело на меня хорошее впечатление. — Фокс поставил кубок на стол, отозвавшийся, несмотря на льняную скатерть, глухим стуком. — Что касается Марбо, то я вынужден признать, что второй замок кажется менее надежным. По правде говоря, я считаю необходимым снарядить туда через день или два часть моих людей.

Глава 5

Николь обомлела. Марбо. Он упомянул Марбо. Но почему? С какой целью собирался он держать там солдат? Неужели воины гарнизона оказали ему какое-то сопротивление? Странно и непонятно. Жильбер де Весси, управляющий Марбо, не настолько глуп, чтобы драться с человеком, подобным Фоксу, у которого за спиной армия закаленных в Крестовых походах ратников.

Но после секундного замешательства у Николь немного отлегло от сердца. Фокс говорил о том замке таким обыденным тоном, словно делился с ней своими мыслями. До тех пор пока никто не знает, кто такой Саймон, мальчик в безопасности. Но кто посмеет предать ее сына? Только не Хилари, жена Жильбера, воспитывавшая его как собственного ребенка. И не Гленнит, повитуха, подстроившая все таким образом, чтобы обман удался. И, конечно же, не Старушка Эмма. Николь помнила ее столько, сколько жила на белом свете. Та хотя и отличалась назойливостью и прямолинейностью, но служила все годы верой и правдой. На старую каргу, бесспорно, можно положиться.

— Завтра я собираюсь объехать замок с инспекцией и посмотреть, что нужно сделать, — сообщил Фокс. — Хотя фортификационные сооружения не вызывают опасений, тем не менее лишний раз проверить не помешает. Еще мне хотелось бы узнать толщину главной стены, выдержит ли она в случае осады.

Вот, оказывается, что служило источником его беспокойства. Он боялся недруга внешнего, а не внутреннего. Наверняка у него имелись враги, которые могли идти за ним по пятам, чтобы силой отнять только что приобретенное достояние. Новая волна тревоги овладела Николь. Если неприятельская армия пойдет на приступ Марбо, жизнь Саймона подвергнется опасности.

— Ты ждешь нападения на Марбо? — осведомилась она.

— Марбо? — переспросил он, и в его взгляде промелькнуло удивление. — Хороший командир всегда ждет нападения, всегда готов к вероломству.

Вероломству? Уж не намекает ли он на ее поступок, когда она предупредила Мортимера о его приходе? Может, ему известна правда и теперь он ведет с ней какую-то хитроумную игру? Обращается с ней ласково в надежде, что она каким-то образом выдаст себя? Ее бывшему мужу доставляло особое удовольствие развлекаться таким способом.

Она осмелилась бросить еще один взгляд на сидевшего рядом с ней мужчину. Хотя его голос звучал ровно и спокойно, Николь угадывала в его теле скованность и напряженность.

Глядя на Николь, Фокс с упавшим сердцем подумал, что своими разговорами о фортификационных сооружениях и военной тактике он только все испортил. Теперь, вероятно, она считает его грубым, жестоким солдафоном, ничем не отличающимся от ее первого мужа. И когда он успел позабыть искусство обольщения женщин? В былые времена он по десятку раз за день мог подольститься к кухаркам, чтобы получить ломоть свежего хлеба или глоток пахты. Ему ничего не стоило сорвать поцелуй с губ той или иной доярки или увлечь одну из крестьянских девушек в стог сена, чтобы с неистовством юности предаться утехам любви.

Но ни одна из них и близко не напоминала Николь, благородную даму по рождению и воспитанию, с манерами и неприступностью королевы. Только в спальне знал он, что с ней делать и как заставить себе повиноваться. Но ждать до тех пор он не мог. Он должен найти какой-то способ растопить между ними лед.

— Я прошу простить мне скоропостижность нашего венчания, — вымолвил Фокс. — Я должен был срочно скрепить наш союз, чтобы узаконить свое право на собственность. И в спешке я забыл отдать тебе мой подарок. — Он снял с пояса золоченый кошелек и достал оттуда кольцо, проделавшее с ним весь путь от Яффы. Кольцо он заказал специально для нее у золотых дел мастера и очень надеялся, что не ошибся с размером.

Жестом Фокс попросил Николь протянуть ему руку.

— Нет, другую, — велел он. Взяв ее левую ладонь, он надел кольцо на средний палец. — Говорят, что кровь левой руки поступает прямо в сердце.

Кольцо подошло ей идеально. Золотая филигрань и рубины искрами переливались в свете свечей. Фокс невольно залюбовался рукой женщины, покоившейся на его ладони. Рука настоящей леди с гладкой, без изъянов кожей, длинными тонкими пальцами, бледными, безукоризненными овалами ногтей. Она являла поразительный контраст на фоне его загорелой руки с боевыми шрамами и неровно подстриженными ногтями.

Николь смотрела на золотой ободок, не в силах скрыть изумления. Он только что преподнес ей свадебный подарок, полагающийся невесте. Судя по всему, выбирая кольцо, он думал о ней. До сего момента она считала его безжалостным, честолюбивым воином, но изящная красота дорогой вещицы свидетельствовала об обратном. Его подарок выдавал в нем человека утонченного, с отменным вкусом. Неужели она недооценила его? Три года назад оруженосец, которому она намеревалась диктовать свои условия, закончил тем, что соблазнил ее. А неотесанный солдат, каким она его себе представляла, оказался изысканным и искусным любовником.

Вид его руки, лежавшей поверх ее собственной, вызвал в памяти прекрасные воспоминания: как его длинные и сильные пальцы терзали и искушали ее тело, прижимали к его телу, а потом, когда они слились воедино, искусно нежили, заставляя истекать соком, и искали секретное место, от одного прикосновения к которому она воспарила на седьмое небо.

— Спасибо, — промолвила Николь. — Оно очень красивое. — Она посмотрела на мужа, и он улыбнулся ей теплой, полной очарования улыбкой, отчего кожа вокруг его глаз покрылась морщинками. Ее сердце отозвалось в груди глухими, мощными ударами, но она поборола вдруг вспыхнувшее томление. Ей есть над чем поразмыслить и чем заняться в первую очередь. А плотские желания могут еще подождать. Если она совершит ошибку, то пострадает не только сама, но и Саймон.

Фокс сделал большой глоток вина. Теперь он чувствовал себя гораздо лучше. Кольцо ей понравилось. Он видел в ее глазах удивление и радость. В какое-то мгновение он подумал, что заметил на ее лице отблеск скрытой страсти, таившейся под невозмутимой маской спокойствия. Он знал, какие страсти бушевали в ее крови, как вырывались они три года назад в кульминационные моменты криками высшего наслаждения. За внешней холодностью скрывался горячий темперамент. И он разобьется вдребезги, но разбудит в ней сластолюбивую струну, и она застонет и будет биться в его объятиях, выкрикивая его имя.

Но сначала ему приспичило выйти в отхожее место. Он встал.

— Прошу меня простить, мадам. Я скоро вернусь. Пружинистой походкой он двинулся в дальний конец зала.

Его губы невольно расплывались в глупой улыбке, и, чтобы не выглядеть круглым болваном, он старательно пытался от нее избавиться. И тут ему на глаза попался Рейнар. Заметив тревожное выражение на лице друга, Фокс насторожился, и от его ликующего настроения не осталось и следа.

— Что стряслось? — спросил он.

Рейнар покачал головой и метнул взгляд в сторону высокого стола.

— Идем, — сказал он. — Давай выйдем во двор.

— Святые небеса, не тяни, выкладывай, в чем дело! — взорвался Фокс, как только рыцари вышли из зала.

Рейнар снова покачал головой.

— Трудно поверить, но я слышал то же самое еще от двух разных людей.

— Слышал что?

— Ты ведь помнишь, когда мы прибыли в Марбо, то обнаружили опустевшую деревню и лучников на башнях крепости?

— Да, конечно. И что?

— Помнишь, мы гадали, кто бы мог их предупредить? Дело в том, что я оказался прав. Их предупредила леди Николь.

Фокс устремил взгляд в сторону зала.

— Откуда тебе знать?

— Мне сказали люди Мортимера. И то же самое поведал смотритель Вэлмара Адам Фитцер. Все они в один голос заявляют, что Мортимер без устали твердил, что с твоей стороны было глупо доверяться коварной ведьме, его жене. Судя по всему, он знал наизусть содержание письма, что ты ей отправил, потому что не упускал случая, чтобы лишний раз его процитировать и посмеяться над твоей влюбленностью. Он называл тебя безмозглым щенком.

Фокс с трудом подавил приступ безудержной ярости, грозившей выплеснуться наружу. Даже мертвый, Мортимер обладал властью вызывать у него неукротимый гнев.

— Должно быть, мое послание обнаружили слуги, которые за ней следили, и отдали его Мортимеру в руки. Более того, я склонен думать, что письмо могло даже не попасть к ней. Если она была узницей своего мужа…

Рейнар затряс головой.

— Твое представление о ней ошибочно. Беспомощной дамочки, которую ты собирался выручить из беды, не существует. Последние два года леди Николь свободно перемещалась по Вэлмару и управляла хозяйством.

— Я рад, что он все же опомнился и предоставил ей свободу. Я в душе опасался, как бы от побоев и брани она не тронулась умом.

— Похоже, из них двоих Мортимер потерял рассудок. Говорят, Николь травила его каким-то зельем или напустила на него порчу, а может, то и другое вместе. Из сильного и мужественного воина он за короткое время превратился в никчемного юродивого, тенью слонявшегося по дому и бормотавшего под нос бессвязные слова.

В памяти Фокса встал образ Мортимера, ошеломивший его два дня назад ужасными переменами. За прошедшие три года его враг изменился до неузнаваемости. Его поразили ставшее одутловатым лицо, остекленевшие, налитые кровью глаза.

— Так ему и надо, если она и вправду травила или проклинала его, — проговорил Фокс. — Мортимер обращался с ней крайне жестоко. И я не испытываю к нему сострадания.

— Неужели до тебя никак не дойдет, что я пытаюсь тебе растолковать? Леди Николь не смиренная несчастная жертва. Возможно, Мортимер и заслужил постигшую его судьбу, но тебе следует поостеречься ее, раз она способна на такое. А тот факт, что она предупредила Мортимера, наглядно свидетельствует о том, что она не питает к тебе никаких нежных чувств. Мне хотелось бы, чтобы ты понял следующее. — Рейнар сделал паузу и положил руку на плечо друга. — Ты вознес Николь на пьедестал и сотворил из нее богиню, святое создание, достойное любой жертвы. А что, если на самом деле она обычная смертная, да к тому же погрязшая в пороке? Мне будет бесконечно жаль, если с тобой обойдутся подобно Мортимеру.

— Всем известно, что Мортимер слыл развращенным, мерзким ублюдком! Он сполна заслужил то, что получил!

— Да, но ты такого не заслуживаешь.

Фокс растерялся. Николь могла отравить, проклясть или сотворить еще какое-то зло по отношению к Мортимеру. Такого рода действия его не волновали. Его пугало другое. Судя по слухам, женщина предупредила его смертельного врага о его, Фокса, ожидаемом прибытии в Марбо. До сих пор он старался выкинуть из памяти слова Мортимера, лелея надежду, что они были наглой выдумкой, имевшей целью лишить его присутствия духа. Но факт оставался фактом: Мортимера кто-то предупредил. И вполне логично предположить, Николь.

Он повернулся в сторону зала и задумался. Но что толкнуло ее на такой шаг? Что он значил? Фокс собирался обязательно выяснить все у нее. Вопрос упирался только в одно: когда? До того, как он овладеет ею, или после?

Трепеща от предвкушения предстоящего, Николь следовала за Фоксом вверх по ступенькам, ведущим в ее опочивальню. Время от времени она бросала взгляды на поблескивавшее на пальце кольцо. Может статься, за внешностью грозного воина скрывался человек, воспоминания о котором все еще жили в ее памяти. Тогда она сможет обольстить его, разжечь в нем такую ненасытную страсть, что он забудет о ее вероломстве. Если ей удастся удовлетворить его в постели, то, возможно, ему больше ничего и не понадобится.

Ее тело звенело от трепетного восторга. Впереди в мерцающем свете факела маячил его силуэт. При виде его могучей фигуры на нее накатила волна чувственных воспоминаний. Она представила, как к ней прижмется его крепкое тело. Представила силу его мускулистых бедер, мощным рывком которых он наполнит ее изнутри, изогнувшийся над ней великолепный торс, качающийся в волшебном, завораживающем ритме. Тут Фокс оглянулся, и она ни о чем другом не могла думать, кроме как об изысканной линии его губ, страстных и жгучих, прильнувших к ее изнывающей королевне.

Ее пронзила дрожь вожделения. Как долго ждала она этого мгновения! Она провела столько бессонных ночей, томимая неутолимым желанием, перебирая в памяти благословенные минуты, когда они были вместе. Теперь он наконец вернулся, чтобы положить предел ее страданиям.

Они достигли лестничной площадки, и он уверенным шагом пошел вдоль короткого коридора. Николь поняла, что он не забыл, куда идти. Помнит ли он о том, чем они там занимались? Пришлась ли она тогда ему по нраву? Преследовали ли его с тех пор воспоминания об их встрече?

Его кожаные сапоги издавали о каменные плиты пола тихий стук, которому вторил слабый шорох ее мягких, сшитых из сафьяна туфель. Перед дверью в ее комнату он резко остановился, так что следовавшая за ним по пятам Николь едва на него не налетела. Пока он возился с замком, ее обожгло еще одно воспоминание.

Его запах. Насыщенный запах мужчины. Животное тепло и сексуальный мускус. Его дух преобладал над всеми другими, перебивая и слегка кисловатый запах горящего факела, и съеденной ими пищи, и пряное благоухание трав, которые она подобрала для ароматизации его ванны. Запах, который улавливали ее ноздри, принадлежал ему, Фоксу. Ни время, ни события не сумели изменить его провоцирующей сущности.

Дверь со скрипом отворилась. Отступив в сторону, Фокс пропустил Николь вперед.

Знает ли он, что кровать и матрас оставались все теми же, на которых они лежали вместе три года назад? Правда, набивку из соломы и веревочные крепления пришлось сменить. Да и постельное белье было новым. Но кровать в целом все та же. Узкая, слишком узкая для двух людей, особенно сейчас, когда он стал таким могучим и длинноногим.

Фокс подошел к окну. Николь подумала, что он закроет ставни, чтобы глубокое синее сияние летнего ночного неба не проникало внутрь. Но вдруг он повернулся к ней. Свет пламени факела играл на его лице, подчеркивая благородство линий. Его глубоко посаженные глаза, погруженные в бездонную тень, казались еще глубже.

— Разденься для меня, — попросил он.

Ее сердце забилось так быстро и громко, что Николь испугалась, как бы он не услышал. Для нее наступил решающий момент: очень скоро она узнает, имеет ли она над ним какую-либо власть. Она сняла с головы серебряный обруч с тонкой газовой вуалью и положила на сундук. Но освободиться самостоятельно от платья, затягивавшегося шнуровкой под рукавами, она не могла.

— Не будешь ли ты любезен, — проговорила она. — Мне нужна твоя помощь.

Но Фокс сперва засветил свечу у изголовья кровати, затем воткнул факел в скобу на стене и только потом подошел к ней. Обнаружив шнуровку, он принялся ее распускать. Находясь рядом с ним, Николь вдыхала его мужской запах, любовалась его мужскими чертами. Выражение его лица оставалось напряженным. От предвкушения у нее в горле пересохло, а тело обмякло. Его руки трудились проворно и споро, что при его росте немало подивило Николь. С другой стороны, кому, как не ей, знать, какими искусными и нежными умели быть его длинные пальцы, какие умопомрачительные вещи они могли вытворять.

Завершив свою часть работы, он отступил в сторону.

— Я все же не могу сделать все сама, — пожаловалась Николь. При нормальных обстоятельствах она бы пригласила до его прихода горничную, чтобы та помогла ей разоблачиться. — Если хочешь, я позову служанку.

— Нет. — Он сокрушенно покачал головой, но все же подошел к женщине и помог собрать ее длинные юбки и стянуть через голову. Снятое платье упало, распластавшись на полу розовой лужицей. Испытывал ли он такое же нетерпение, как и она? Ее тело в ожидании напряглось, а лоно и соски ныли. Под платьем она носила тонкую льняную сорочку. Фокс кивнул ей, и Николь стащила ее через голову, потом разгладила волосы, откинув на спину.

Она стояла перед ним, сознавая, что, несмотря на минуты близости в прошлом, он никогда не видел ее такой, полностью обнаженной и при ярком свете свечей. Все ее существо трепетало от предчувствия. Она три года ждала этой встречи.

«Саймон!» — прозвучал сигнал тревоги в мозгу, но она не придала ему значения. У нее созрел план. Она даст Фоксу все, что он хочет, доставит ему радость и высшее наслаждение. Отдаваясь ему, она смягчит его сердце, облегчит собственную боль и утолит свое неугасаемое желание.

Но в Фоксе вдруг что-то неуловимым образом изменилось. Она заметила, как выражение настороженности и скрытой враждебности внезапно затуманило его ясный прежде лик. Такие перемены ее встревожили, но не уменьшили вожделения. Напротив, его потемневший взгляд еще больше распалял ее страсть, вознося до лихорадящих высот.

Когда Фокс обнял ее и прильнул в поцелуе, Николь ощутила скованность его движений и напряженность мышц. В поцелуе она узнала не изощренного любовника, но изголодавшегося, требовательного хозяина, вернувшегося домой после долгой разлуки. Ее обожгло потаенное пламя его страсти, его жгучее нетерпение. «Да, — подумала она, — я тоже хочу того же. Отдай мне свою страсть. Не сдерживай ее».

Она распахнула ему навстречу губы, готовая вкусить блаженство его языка, наполнявшего ее рот. Она таяла в его руках, слабела и теряла опору под ногами. Под напором чувственности все ее страхи испарились. Николь решила, что может сейчас позволить себе уступить своему желанию и что непременно найдет способ, как верховодить мужчиной.

Его руки жадно обследовали ее тело, ласкали ее грудь, живот, опускаясь с каждой минутой все ниже. Шершавые пальцы отыскали пульсирующий вход в ее лоно и погладили. По ее телу пробежала судорога, и она вздрогнула. Ее тело от ненасытного желания горело огнем. Его напряжение тоже достигло предела. Он походил на туго натянутую тетиву лука, с которого вот-вот должна сорваться смертоносная стрела.

Он на мгновение выпустил женщину из рук и торопливо обнажил нижнюю часть торса. Ее взгляд замер на огромном багровеющем символе его мужской силы. Тогда он толкнул ее в постель и тотчас овладел ею. Он вошел в нее со всей силой первобытной страсти. Ее тело приняло его и сомкнулось плотным кольцом. Он сделал один резкий бросок. Потом второй. И повалился на нее, бездыханный.

Ее охватило горькое, ни с чем не сравнимое разочарование. Она надеялась, что он успокоит, потушит бушевавший в ней пожар, но ничего подобного не случилось. Мужчина оторвался от нее и со стоном откатился в сторону. От отчаяния она едва не закричала. Ее голод и жажда не нашли утоления, и тело томилось от прежней страсти.

Она ждала. Грудь ее тяжело и часто вздымалась. Низ живота изнывал от распирающей боли. Ее первым порывом было воззвать к нему с мольбой, потребовать дальнейших действий, чтобы унять лихорадку ее желания. Но мужчина сел и привел свою одежду в порядок, после чего обратил на нее холодный взгляд своих темных, как оникс, глаз.

— А теперь скажи, — вымолвил он, — почему ты выдала меня Мортимеру?

Ее страсть в одно мгновение улетучилась, уступив место страху, на смену которому неожиданно пришла злость. Он нарочно все подстроил. Довел ее до умопомрачения, а потом лишил благословенной награды, о которой она столько времени мечтала. Искусный любовник знал, как использовать свои способности с другими целями, и вместо удовольствия вызвал горечь разочарования. Как же она ошибалась, когда надеялась, что он не похож на Мортимера, что он не будет пользоваться и помыкать ею, как ее прежний муж.

Стремясь восстановить самообладание, Николь натянула на себя одеяло. Что ему сказать? Как ответить? Старушка Эмма настоятельно просила ее прикинуться смиренной, чтобы возбудить в нем жалость. Но она не захотела, тем более сейчас, когда узнала все могущество его власти над собой. Ей придется стать сильной и хитрой и ни на минуту не терять бдительности.

— У меня и в мыслях не было предупреждать Мортимера. А о твоем приходе я рассказала ему, чтобы подразнить. Я полагала, что он слишком слаб, чтобы вывести на поле армию. Я не могла отказать себе в удовольствии сказать ему, что очень скоро он потеряет все: Марбо, Вэлмар и все остальные богатые награды, дарованные ему королем.

Фокс с силой и глубоко втянул в себя воздух.

— А что, если бы он меня разбил? Твой план стоил бы тебе очень дорого.

— Мортимер уже сделал со мной все, что мог. Большего вреда он уже не мог мне нанести.

Фокс смерил пристальным взглядом лежавшую перед ним Николь, по самую шею укутавшуюся в одеяло. Ее история представлялась вполне правдоподобной. Она всей душой ненавидела Мортимера и не могла упустить возможность лишний раз унизить и оскорбить его. Мера ее ненависти такова, что она даже рискнула подвергнуть опасности человека, пришедшего спасти ее. Он превратил ее в жестокую и беспощадную, как и ее мучитель. И ее предательский поступок служил подтверждением перерождения в такую женщину.

Как могла она стать столь безжалостной? Такая мысль не на шутку встревожила Фокса. Желая отомстить презренному врагу, она, по сути, принесла в жертву своего спасителя. Неужели она о нем не подумала? Неужели он так мало для нее значил, если она поставила на карту его жизнь только ради того, чтобы потешиться над своим истязателем?

Он встал с кровати. Он должен немедленно покинуть эти стены, уйти от нее подальше, чтобы где-нибудь в другом месте постараться успокоиться. Разгладив на себе одежду, Фокс направился к двери.

Он вышел на крепостной вал. В небе полыхали зарницы, окрашивая небо мерцающими зелеными, голубыми и красноватыми всполохами. Может, благоуханный ночной воздух проветрит его голову, прояснит мысли. Все перепуталось, и самые противоречивые эмоции раздирали его душу.

Господи, что за женщину взял он себе в жены? Он всегда представлял ее в качестве невинной жертвы Мортимера. Но оказывается, такой образ далек от реальности. Она гораздо сложнее, чем он думал, и очень опасна. А до какого исступления она его доводила… Даже сейчас, несмотря на ее хладнокровное признание в предательстве, он хотел вернуться к ней, чтобы любить и целовать, чтобы погрузиться в ее глубины. Его угнетало острое чувство сожаления. Ему так хотелось, чтобы нынешней ночью все сложилось иначе, чтобы их первая после разлуки встреча запомнилась им навсегда как нечто необыкновенное. Мысленно он рисовал такие волшебные, такие захватывающие, такие страстные сцены их встречи. Но Рейнар своими откровениями все испортил. Из-за него он отправился в спальню с намерением причинить Николь боль, использовать ее тело, быстро достичь разрядки, а потом, в минуту ее беззащитности и уязвимости, задать столь мучивший его вопрос о Мортимере.

Ее объяснения мотивов своего поступка его нисколько не удовлетворили. Откуда ему было знать, может, она и вправду добивалась его погибели. Страх, вкравшийся в душу, лишь слегка остудил его пыл. На самом деле, когда они поднялись в ее покои, он еще не знал, сумеет ли осуществить свой план. Она была такой красивой. Ее тело, живое и податливое, эталон совершенства, стояло у него перед глазами. Ее губы, запах, гладкий шелк кожи — с каждым приливом новых утонченных ощущений он чувствовал, что его терпение на исходе и он вот-вот взорвется, как пороховая бочка. Что фактически и случилось, когда наступила развязка, в один миг истощившая все его силы. Ему почудилось, что он вознесся на небо, где вспыхнул падающей звездой и растворился в небытии.

Возбуждение все еще владело его существом, мешало рассуждать здраво и думать о чем-либо еще. Он ведь до конца так и не погасил бушевавший внутри пожар. Может быть, если он снова овладеет ею и снимет физическое напряжение, ему станет легче с ней разбираться.

Он двинулся по направлению к лестнице.

Николь лежала в постели, свернувшись калачиком, и пыталась уснуть. Она никак не могла себе простить, что сказала ему такую глупость. С ее стороны такое поведение можно считать в высшей степени неумным и неосмотрительным. Она не сомневалась, что теперь он возненавидел ее. План Старушки Эммы сработал бы куда лучше и наверняка удовлетворил Фокса. Но ей претила сама мысль предстать перед ним слабой и отчаявшейся. Она не могла осмелиться показать мужчине, которого почти не знала, свои уязвимые места, тем более что он обладал волнующей и дерзкой властью над ее телом.

Даже теперь, вопреки всему, ее еше сотрясала дрожь напряжения и распирала пульсирующая боль неутоленной страсти. Тронув себя между ногами, она ощутила вязкую влагу его семени. В ней продолжал пылать пожар, и она чувствовала себя брошенной и несчастной. К сожалению и боли подмешивалась тихая ярость. Он ушел, не облегчив ее состояния, не освободив от вожделения, в плену которого она томилась вот уже три года. Утолив свою жажду, он бросил ее, ничуть не позаботившись о ней самой.

Из ее глаз брызнули слезы негодования. Чтобы найти утешение, она принялась ласкать себя так, как бы хотела, чтобы он ласкал ее. Поглаживая мягкие складки между ног, она чувствовала, как ее мышцы внутри напряглись и сжались, приготовившись принять толстый и крепкий символ его мужественности. Но его здесь не было.

Сбросив с себя покрывала, она вытянулась на спине и выгнула бедра, вообразив, что она не одна, что внутри ее — восхитительная полнота его тела и глубокие ритмичные толчки волнуют ее кровь. Она почти физически ощущала вес его большого тела, его теплый и сладкий рот, его язык, осторожно обследующий ее влажную полость. Она старалась вызвать в памяти его запах, вкус его поцелуев, жар его тела.

В отчаянии Николь ввела в себя палец. Но он был слишком мал, бесконечно мал. Она попробовала присоединить к одному второй, но ей стало больно. Хотя его плоть представлялась твердой и крепкой, но на ощупь она была бархатистой и гладкой, а не жесткой и костлявой, как ее пальцы.

Николь убрала один палец, оставив другой в липком проходе. Она стала вспоминать, как он прикасался к ней там три года назад. Нежно и обольстительно водил пальцем вдоль гладкой расселины сначала вниз, потом вверх, потом нашел потаенное место, притаившееся в складках ее бутона. Крохотную шишечку поразительной чувствительности. Прикасаться к ней болезненно, особенно сейчас, когда она набухла и налилась кровью. Она попробовала повторить то, что тогда сделал с ней он, когда вверг в пучину, в стремительный водоворот сладострастия.

Она закрыла глаза и сосредоточенно пыталась отыскать нужное место, подобрать правильный ритм, найти способ достичь облегчения. Вдруг она нутром почуяла, что находится в комнате не одна, и распахнула глаза, чтобы увидеть Фокса. Он стоял в дверном проеме и наблюдал за ней. Николь без труда сообразила, как выглядела — голая, с широко расставленными ногами, ласкающая себя рукой в интимном месте. От ужаса она обомлела.

Он смотрел на нее исподлобья холодно и враждебно. Наконец хрипло произнес:

— Ты прекратишь свое дело или заставишь меня тебя прервать?

Глава 6

Николь резко убрала руку и поднялась с кровати, сохраняя присущее ей достоинство и невозмутимость.

— Я не слышала, чтобы вы стучали, милорд.

— Теперь я твой муж и не обязан объявлять о своем присутствии.

Его слова разозлили ее, но она не подала виду. Надев сорочку и стараясь сохранять спокойствие, она обратила к мужчине лицо.

— Истинная правда. Вы вольны делать все, что пожелаете. Можете, подобно Мортимеру, запирать меня под замок или награждать тумаками.

Ее упрек покоробил Фокса. Меньше всего ему хотелось становиться похожим на Мортимера.

Он отвернулся от нее, борясь с противоречивыми чувствами, терзавшими его душу. Им владело желание швырнуть ее на кровать и изнасиловать со всей животной страстью. Но если он поступит подобным образом, она сочтет его грубой скотиной, ничуть не лучше прежнего мужа. Еще он хотел просить у нее прощения, сказать, что он искупит свою вину, что будет любить ее искусно и утонченно, о чем мечтал все годы. Но тогда она решит, что он слабохарактерный. Холодная и одновременно обольстительная женщина, женщина его мечты не должна подозревать о его истинных чувствах к ней.

После минутного колебания он вышел из комнаты, не произнеся больше ни слова.

Опять Фокс пришел на крепостной вал. Господи, что он испытал, когда увидел ее прекрасное нагое тело с раздвинутыми ногами, ее пальцы, ласкавшие, гладившие, щекотавшие преддверие ее восхитительного источника высшего наслаждения… Такое зрелище возбудило его до невозможности, но также испугало. Он увидел женщину в новом для себя свете. Все годы он представлял ее как скромное, робкое существо, чистое и непорочное воплощение женского начала. Но на деле она оказалась другой. Несколько последних часов служили тому доказательством. Она вполне земная, реальная, сложная и… к тому же похотливая. Женщина способна сама удовлетворить зов собственной плоти.

Он мерил шагами пространство. Ему следовало бы догадаться о подобном раньше. Он чувствовал в ней огонь неукротимой страсти. Но столь откровенная сцена, открывшаяся его взору… Она поразила его воображение, потрясла устои. Заставила задуматься. Три года назад он познакомил ее с премудростями физической любви. За три года его собственное сексуальное возбуждение едва не лишило его рассудка. Но что делала она, чтобы снять половое напряжение? Удовлетворяла ли она себя сама, как он только что видел? Или у нее был другой мужчина?

Он внезапно остановился, охваченный приступом безумной ревности. Вдруг у нее есть любовник? Вот и ответ на вопрос, почему ее не волновала его судьба и ей безразлично, выживет ли он или падет от руки Мортимера. Он сделал глубокий вдох. Нужно вернуться к ней и принудить сказать ему правду. Он не позволит водить себя за нос.

Фокс снова направился к лестнице. Тут его внимание привлек неясный звук за спиной, и он круто повернулся. Рука инстинктивно потянулась к рукоятке меча, но оружия на месте не было.

— Де Кресси? Вы?

У Фокса отлегло от сердца. Он узнал голос, принадлежавший смотрителю Вэлмара.

— Фитцер.

— Да, милорд. Что вы здесь делаете? Конечно, вы имеете право здесь находиться, но…

— Я размышляю, — резко ответил Фокс, перебив собеседника. — Скажите мне, сэр Адам, как давно вы служите в Вэлмаре?

— Почти три года. Я поступил на работу к Мортимеру после того, как большая часть его свиты ушла в Крестовый поход с королем.

Три года. Должно быть, Фитцер все еще питал чувство преданности к бывшему хозяину. С ним нужно соблюдать осторожность.

— А что вы думаете о Мортимере? — спросил Фокс. Адам Фитцер замялся.

— Конечно, он не безгрешен. Я так и не смог примириться с его пристрастием к мальчикам. Но я не разделяю мнения, что он заслужил то, что с ним случилось.

— Вы имеете в виду смерть на поединке?

— Нет, я говорил о другом. Вы убили его в честном бою. К тому же он сам бросил вам вызов. Я имел в виду то, что послужило предысторией и довело его до столь плачевного состояния. Не могу сказать, что я питал к нему дружеское расположение, но он все-таки лорд. И мне было тяжело видеть, как человек на моих глазах опускался, превращаясь в жалкое существо. — Он горестно покачал головой. — Леди Николь, ваша супруга. Берегитесь ее. Она непредсказуемая женщина.

Предупреждение больно кольнуло Фокса.

— Поясните ваши слова.

Адам, явно сконфуженный, ответил не сразу.

— Я не могу утверждать, что она прибегает к чародейству, но знаю точно, что водит дружбу с Гленнит, знахаркой, которая, как известно, промышляет колдовством. Она, безусловно, что-то сделала с Мортимером, может, отравила его какой-то гадостью, может, еще что, но только благодаря ей он тронулся умом и потерял человеческий облик.

Фокс хотел спросить Фитцера, есть ли у Николь любовник, но смотритель продолжал:

— И еще ее ребенок. Может, всего лишь кривотолки, но мне и самому казалось, что она ведет себя странно.

— Ребенок? Какой ребенок? — Кровь в жилах Фокса застыла и превратилась в лед.

— Она сказала, что ее мальчик родился мертвым. Но я слышал обратное. Говорят, она задушила младенца в люльке, лишь бы насолить Мортимеру. К тому же доподлинно известно, что она никогда не оплакивала его смерть. Ребенок похоронен в саду у часовни. Там нет ни надгробной плиты, ни иного знака в память об усопшем.

— Отведите меня туда, — попросил Фокс.

— Сейчас, милорд?

— Да, сейчас.

Вытянув факел в руке, Фокс смотрел на круглый могильный холмик, поросший травой и не отмеченный ни монументом, ни стелой. Фитцер кашлянул.

— О чем вы задумались, милорд? Боитесь, что она убьет и вашего ребенка, если понесет от вас? Я бы на вашем месте не беспокоился. Я думаю, что она отважилась на такой поступок только потому, что люто ненавидела Мортимера. Для нее ребенок был единственной возможностью лишить мужа того, о чем он мечтал больше всего на свете. Потеря наследника, я полагаю, и стала одной из причин, почему он спятил. Именно тогда и произошли с ним странные перемены, тогда и пристрастился он к вину…

Фитцер продолжал рассуждения о Мортимере, но Фокс его больше не слушал, предавшись собственным размышлениям. «На кого был похож малыш? На меня или Николь? У него наверняка были черные волосики и, как у всех младенцев, голубые глазки. Если он умер, едва появившись на свет, то уже никто не узнает, потемнели бы они с возрастом или стали бы цвета сияющего серебра. Успел ли он вообще их открыть? Сделал ли он хоть один вдох? Мой ребенок. И она его убила». На смену оцепенению пришел удушающий гнев. Как могла она совершить столь злодейский поступок? Что же она за женщина?

— Но не хочу ничего плохого говорить о госпоже Николь, — донесся до Фокса голос кастеляна-смотрителя. — Вероятно, Мортимер и в самом деле причинил ей нечто такое, что заставило ее воспылать к мужу такой ненавистью. Ходят слухи, что он подослал к ней мужчину, чтобы тот изнасиловал ее и она понесла. Сам хозяин не мог сделать ей ребенка. Можно, только догадываться, как сильно должно ожесточиться сердце женщины, если она решилась избавиться от малыша, полученного таким образом. Все же как могла она собственноручно лишить жизни ребенка, которого только что родила? У меня в голове не укладывается. Как способна женщина на такое?

Фокс сделал судорожный вдох. Если он будет слушать дальше, то сойдет с ума.

— Оставьте меня, — попросил он, стараясь говорить как можно более спокойным голосом. — Мне нужно о многом подумать.

— Простите, что посеял в вашей душе беспокойство. Наверное, мне не следовало встревать между вами и вашей супругой, но я решил, что будет лучше, если вы обо всем узнаете, — промолвил Фитцер и зашагал прочь.

Лучше, чтобы он знал, что любовь всей его жизни — безжалостная злодейка, посягнувшая на жизнь ребенка — его сына? Фокс с шумом выпустил из легких воздух.

— Так что ты ему сказала? Да ты рехнулась, — взвизгнула Старушка Эмма. — Теперь смотри, как бы он не вернулся и не избил тебя до потери сознания!

— Что ж, он вправе распоряжаться мной, — угрюмо заметила Николь.

Вскоре после того, как Фокс ушел, верная служанка постучала в дверь спальни и озорно осведомилась, не нужно ли новобрачным чего-либо принести. Но войдя в комнату, она увидела, что Николь одна. Тогда старая Эмма потребовала объяснить, что произошло. Николь без утайки передала служанке суть своего разговора с Фоксом, но обо всем остальном умолчала.

— Какая глупость! Какое недомыслие! Я от своей хозяйки такого не ожидала! — сокрушалась Старушка Эмма, горестно качая головой. — Почему ты не рассказала ему, как смертельно боялась лорда Мортимера? Если бы ты прикинулась смиренной и беспомощной, не сомневаюсь, де Кресси проникся бы к тебе жалостью. Ясно как день, что он до сих пор питает к тебе нежные чувства.

— А если бы я ему сказала, что боялась Мортимера, как ты думаешь, что бы он сделал, когда узнал правду? — Николь нервно прохаживалась по комнате. — В Вэлмаре всем хорошо известно, что последние годы он избегал моего общества, и уж никак не наоборот. Мое объяснение может, по крайней мере хотя бы частично, удовлетворить Фокса. Он тоже ненавидел Мортимера.

— Ты могла бы пасть к его ногам, воззвать к его милосердию и просить о прощении.

В душе Николь разрастался страх, и она была не в состоянии совладать с ним. Старая служанка права. Ей следовало притвориться жалкой и испуганной, не терять самообладания и не провоцировать его. Подобное поведение с Мортимером уже однажды едва не стоило ей жизни. Но сделанного не воротишь. Она уже ничего не могла изменить. Николь вздохнула.

— У меня нет и в настоящем браке практически никаких прав. Я не хочу, чтобы он считал меня слабой и беспомощной.

— Но почему? Сдается мне, что мужчинам нравится, когда их женщины слабые и беспомощные.

Губы Николь дрогнули в мрачной ухмылке. Она не могла не признать правдивости слов Старушки Эммы. Упрямство и своеволие, позволившие ей не только пережить жестокое обращение Мортимера, но и взять над ним верх, с де Кресси, похоже, сослужили ей дурную службу. Вероятно, теперь он считал ее хладнокровной, расчетливой стервой. В Вэлмаре к тому же имелось немало желающих укрепить его в таком мнении. Многие из верных слуг Мортимера видели в ней источник всех бед своего хозяина и даже в открытую обвиняли ее в колдовстве.

— Что ж, пути назад нет, — посетовала она. — Слово, как известно, не воробей, вылетело — не поймаешь.

Старушка Эмма звучно причмокнула языком.

С упавшим сердцем Николь села на низкую скамеечку, чтобы служанка могла расчесать ее волосы. Она чувствовала себя обреченной. Может, стоило попытаться бежать? Она могла бы отправиться в Марбо, забрать Саймона и затеряться где-нибудь среди мелких поселений. Но и тогда она не будет в безопасности, даже если заберет все деньги, припрятанные у нее в шкатулке под полом светелки. Одинокая благородная дама могла с легкостью стать лакомой добычей для любого мужчины. И Саймон, бедный Саймон. Попав в такие условия, она не сможет заботиться о ребенке должным образом.

Лучше остаться здесь и посмотреть, что будет. Вряд ли Фокс дойдет до того, чтобы убить ее. В конце концов, она владелица Вэлмара и нужна ему в качестве жены живая и невредимая, чтобы узаконить его право на обладание замком. Наверняка он не хуже ее сознавал, что, учинив над ней смертельную расправу, может в одночасье лишиться всего, что завоевал. Николь пронзила дрожь, когда она поняла, что ее собственная жизнь зависела от того, насколько правильно оценила она характер Фокса.

— Право, не знаю, что с тобой делать, — услышала она встревоженный голос Старушки Эммы. — Ты сама свой злейший враг.

Николь, как ни странно, была согласна с ней. Она всегда предпринимала неверные шаги. Одна ошибка вела за собой другую, и она всегда попадала в яму, которую сама себе и выкопала. «Я сделала все сейчас из-за тебя, Саймон, — подумала она. — Если он лишит меня жизни или заточит в темницу, я надеюсь, что в один прекрасный день ты узнаешь, что я все делала только ради тебя».

Перед ее мысленным взором предстало миловидное личико мальчика, и женщина ощутила прилив беспредельной любви, ради которой стоило жить. Есть вещи, во имя которых можно стерпеть и боль и унижения. Воистину они были важнее и драгоценнее самой жизни.

Фокс поднимался по ступенькам, ведущим в опочивальню Николь. Он провел долгую бессонную ночь. От тягостных раздумий его плечи сгорбились, а ноги налились свинцом. Но он решил больше не откладывать встречу с Николь. Он должен увидеть ее немедленно.

Ему не давали покоя тревожные мысли, возмущавшие его сердце и душу. Как могла женщина произвести на свет дитя, чтобы потом его убить? Если она не хотела забеременеть, она могла бы обратиться за помощью к знахарке, чтобы та дала ей какое-нибудь зелье, выпив которое она потеряла бы ребенка до того, как он родился. Женщинам подобные вещи известны, хотя церковь и большинство мужчин осуждают такую порочную практику.

Да, но если бы она прибегла к подобному способу, то ее месть Мортимеру не удалась бы в полной мере и не принесла бы ей удовлетворения. К горлу Фокса подкатила тошнотворная волна. Возможно ли такое, чтобы женщина, которую он любил и боготворил, убила его сына?

Но он решил, что не станет предъявлять ей сейчас никаких обвинений. Он предоставит ей шанс самой рассказать, что случилось с младенцем, которого почти три года назад она произвела на свет. Но ее объяснение должно убедить его, подумал он с отчаянием. Он на минуту остановился перед входом в ее покои, потом решительно взялся за ручку и рывком распахнул дверь.

Николь сидела на низкой табуретке, в то время как служанка расчесывала ей волосы. Она была одета. Вместе с платьем к Николь вернулись свойственные ей холодность и королевское величие. При его появлении она не повела и бровью, ни единым жестом не выдав своих эмоций. Ее лицо выражало настороженность и отрешенность. «Интересно, мучают ли ее угрызения совести? — подумал Фокс. — Или ее ненависть к Мортимеру столь велика, что могла бы в ее глазах оправдать любые жертвы?»

— Оставь нас, — приказал де Кресси служанке.

Пожилая женщина положила гребень на сундук возле постели и торопливо прошаркала мимо него к двери. Что-то в ее внешности показалось ему знакомым. Уж не та ли пышногрудая служанка, с которой он как-то столкнулся в коридоре? Он вспомнил ее походку вперевалку, напоминающую гусыню, фигуру, живые темные глаза.

— У меня к тебе есть ряд вопросов, — обратился де Кресси к Николь. Желая внушить ей чувство страха, он почти вплотную подошел к ней. — Твой кастелян сказал мне, что года два назад ты родила ребенка.

Она не проронила ни слова, но в ее лице что-то неуловимо изменилось. Ее зрачки превратились в два черных омута в серебристых берегах. Он не спускал с нее внимательных глаз.

— Фитцер сказал, что ребенок умер. — Фокс сделал паузу, чтобы набрать в грудь воздуха. — Вероятно, он прав, потому что малыша я до сих пор нигде не видел. — Он театрально обвел комнату взглядом, словно женщина могла спрятать люльку под кроватью или за вешалкой с одеждой.

Она по-прежнему хранила молчание. Тогда Фокс понял, что если хочет дождаться от нее ответа, то должен задать вопрос прямо.

— Как случилось, что… ребенок умер? — Он едва не сказал «мой сын». Но он не знал этого наверняка, а только собирался выяснить.

Женщина выглядела испуганной.

— Он родился мертвым, — наконец произнесла она. — Пуповина обмоталась вокруг его шеи.-Повитуха сказала, что он задохнулся, когда еще находился в утробе.

— А если я приведу повитуху сюда, она подтвердит твои слова?

Фокс внимательно следил за выражением ее лица, безжалостно оценивая его малейшие изменения. От его взгляда не ускользнули некоторая напряженность и легкий признак страха.

— Конечно, — кивнула Николь. — Иди в деревню и спроси ее.

Но если они сговорились скрыть преступление, то повитуха наверняка повторит ту же историю.

— А ребенок, — продолжал он, — он был мой или другого мужчины?

Прежде чем ответить, она смерила его пристальным взглядом. — Он был твой. Я почувствовала, что понесла, когда Мортимер вернулся из Лондона.

— А как он выглядел?

Она поднялась с места, выдав охватившее ее волнение.

— Он имел… нормальный рост и вес. Я выносила его положенные девять месяцев. И если бы не пуповина, он оказался бы здоровым и хорошим.

— А какого цвета были у него волосы? — Он видел, что Николь его расспросы не нравились. Ее тщательно скрываемое беспокойство заставляло его подозревать худшее.

— Темные, конечно. Чего еще можно ожидать от ребенка, зачатого тобой и мной?

— Какое имя ты ему дала?

И снова женщина помедлила, словно размышляя, как ответить.

— Саймон. Я назвала его Саймон.

Саймон. Он выбрал бы другое имя. Но кого интересовало его мнение в данном вопросе?

— Благословил ли его священник, перед тем как ты предала земле его тело?

— Конечно.

Фокс испытал немалое облегчение. Он надеялся, что хотя бы здесь она сказала правду.

Она стояла, глядя ему в лицо, похожая на птицу, готовую рвануться в небо.

— До меня дошла молва, что ты лишила ребенка жизни. — Фокс с трудом произносил жуткие слова. — Это правда?

Она отвернулась от него. Он почти физически ощутил работу ее мысли, когда она обдумывала свой ответ. Его насторожило и испугало, что женщина не возмутилась и не воскликнула сразу «Нет!».

— Я увидела возможность причинить Мортимеру боль и ухватилась за нее, — промолвила она. — Я показала ему мертвое тельце ребенка в люльке и сказала, что ему никогда не иметь от меня наследника. Не знаю, как он понял мои слова, как извратил их. Он был очень жестоким человеком. Хотя я еще после родов оставалось очень слабой и истекала кровью, он немилосердно избил меня. Как я выжила, не знаю, находясь на волосок от смерти.

Ответ женщины возбудил в душе Фокса знакомый прилив ненависти к Мортимеру, однако ее объяснения не удовлетворили его. Она не сказала, что не убивала ребенка. К тому же, прежде чем ответить, она каждый раз тщательно подбирала слова.

Здесь скрывается какой-то секрет, говорил ему внутренний голос. Во всяком случае, она рассказала не всю правду. Чувствуя еще большее смятение, чем прежде, Фокс направился к двери.

Как только Фокс ушел, Николь принялась мерить маленькую комнату шагами. Холодок страха закрался в ее душу. Всякий раз, оказываясь с мужем наедине, она со всей остротой ощущала, каким могущественным и непредсказуемым он стал. Он сослался, что слышал толки о том, что она убила младенца, а вдруг он также слышал, что малыш в конечном счете остался жив и втайне воспитывается в другой семье? От ужаса у нее мурашки побежали по телу.

Эти годы она держала ушки на макушки, прислушиваясь к каждой сплетне, к каждому слуху, каждому шепотку. Она знала, что ее чернили и порочили, обвиняя во всех смертных грехах, но ни разу не слышала она ничего о Саймоне, что давало ей основания верить в удачу хитрости, которую они с Гленнит придумали.

Воспоминания перенесли женщину в прошлые дни, стоившие ей немало крови. До рождения ребенка оставалось недели две, когда среди ночи явилась Гленнит со свертком. Николь до сих пор не может без содрогания вспоминать, какой ужас испытала, когда ведунья развернула одеяло и ее взгляду предстало крошечное синее тельце младенца с пуповиной, обмотавшейся вокруг его шейки. Ребенок, как пояснила повитуха, родился мертвым, а его мать скончалась несколько часов спустя.

То, что стало трагедией для крестьянской семьи, вылилось для них в большую удачу. Убитый горем отец ребенка даже не заметил, как Гленнит унесла его мертворожденного сына. Теперь им только оставалось вызвать у Николь преждевременные роды и подменить ее малыша на умершего.

Заставить младенца родиться до того, как пришел его срок, оказалось делом не из легких. Гленнит приготовила для Николь питье, предупредив, что, выпив его, та подвергнет себя некоторому риску. Если бы схватки оказались чересчур интенсивными, она могла погибнуть. Но иного выхода не было. До рождения ребенка оставалось еще больше десяти дней, а на ожидание времени не было.

При воспоминаниях о пережитых страданиях Николь заскрежетала зубами. Она думала, что не перенесет такой пытки. Боль диким зверем раздирала ее внутренности, и она терзалась мыслями, что не выдержит и конец ее близок. Между приступами она уговорила Гленнит дать ей обещание, что та не отступится от плана и выполнит все, что они задумали, если Николь погибнет. Она намеревалась лишить Мортимера надежды иметь наследника даже ценой своей собственной жизни.

Внезапно все закончилось, и она услышала крик младенца. Тогда она впервые задумалась, сможет ли довести план до завершения, хватит ли у нее сил отказаться от милого, дорогого ее сердцу существа, теплым комочком лежащего на груди. И только ужас, взметнувшийся темной волной в ее душе, заставил ее проявить твердость. Она усомнилась в том, что Мортимер не изменит в один прекрасный день своего решения признать мальчика своим наследником и не обратит против чужого сына всю силу своего свирепого нрава.

Все прошло без сучка без задоринки. Спокойный и умиротворенный Саймон подле первых криков больше не издал ни звука. Николь с горечью в сердце поцеловала его крошечное личико, и Гленнит, спрятав малыша в корзину для снадобий и накрыв сверху тряпками, тайно вынесла его из замка.

Тем временем Старушка Эмма привела в комнату Николь Мортимера. Тот мельком взглянул на неподвижное жалкое тельце в люльке и тяжелой поступью подошел к кровати. Она, на свою беду, не смогла устоять от соблазна уязвить его больное самолюбие и сказала, что он никогда не получит от нее то, что хочет.

Пока Мортимер методично и долго избивал ее, Николь думала, что он не остановится, пока не убьет. От боли она потеряла сознание. Придя в себя, разрыдалась от охватившей ее радости победы и отчаяния. Ее сын жив и здоров, и никакая опасность ему не угрожала. Другая женщина будет растить и воспитывать его, и она никогда не познает материнского счастья. Он никогда не припадет к ее налитой молоком груди. Она не увидит, как сделает ее малыш свой первый шаг, не услышит, как произнесет свое первое слово. Ее любимое, родное существо. Ради спасения его жизни она отказалась от него.

Николь подошла к окну и закрыла ставни. Жизнь поставила ее перед трудным выбором, обрекла на молчание. Бремя тайн угнетало, грозя разорвать исстрадавшееся сердце. И вот теперь Фокс. Его появление еще больше усложнило ситуацию, добавило мучений и переживаний. Всего минуту назад она нутром почувствовала его гнев и негодование. Но он подавил свои эмоции. В отличие от Мортимера он не закричал, не обрушился на нее с кулаками. Нет, он умнее, хитрее и, следовательно, опаснее.

Фокс пересекал двор, продолжая мысленно перебирать содержание беседы с Николь. Он чувствовал, что она что-то от него скрывала. Но что именно? Чувство ли вины из-за потерянного ребенка или еще что-то? А может, любовника?

Господи, как ничтожно мало, в сущности, он знал о ней. Его свели с ума утонченные черты ее лица и физическое наслаждение, столь пронзительное по силе, что память о нем до сих пор жгла душу. Но ему практически ничего не известно о женщине, которую он боготворил и о которой все годы мечтал. Он мысленно перебирал их последние встречи. Увидев ее впервые после разлуки, он потерял от вожделения голову. Чуть позже она возбудила и шокировала его. И вот теперь он никак не мог отделаться от впечатления, что несколько минут назад имел дело с умной и неисправимой лгуньей. Она оставалась для него загадкой. Кто она на самом деле? Хладнокровное чудовище, убившее из мести собственного младенца? Или слабовольное создание, доведенное истязаниями Мортимера до крайности? Женщина, у которой от побоев ум зашел за разум, и она не ведала что творила, когда лишила жизни свое малое беззащитное дитя?

Или, может, она ни в чем не повинна?

Однако она вероломно предала его Мортимеру. Она не отрицала своего поступка. И совершала его отнюдь не из благородных побуждений. Чтобы уязвить Мортимера, как она сказала. Если ее ненависть носила столь всепоглощающий характер, то она могла бы толкнуть женщину и на убийство.

Он покачал головой. Следует забыть об этом. Последние три года он находил успокоение в том, что представлял, как будет заниматься с Николь любовью. Но теперь червь сомнения точил его сердце и бросал тень на благословенный образ женщины его мечты, заставляя думать, что в самом деле она может быть убийцей.

Фокс вошел в помещение казарм, где размещались рыцари. На глаза ему попался Генри де Бренн.

— Где Рейнар?

— Еще не вставал, — ответил Генри и широко улыбнулся. — Можешь заглянуть на конюшню.

Фокс живо представил Рейнара мирно сопящим в объятиях сговорчивой девки, а сам он провел тревожную ночь, не принесшую ни отдыха, ни удовлетворения. Жизнь Рейнара вызвала у него приступ острой зависти.

Он вошел в длинное приземистое строение и двинулся вдоль стойл. На него пахнуло насыщенным духом лошадей и свеже-скошенного сена.

— Рейнар, похотливый ты сукин сын, — окликнул он, — ты где? Отзовись.

— Фокс? Фокс? — донесся до него невнятный голос. — Неужели ты? Что за надобность выгнала тебя из постели ни свет ни заря? Я полагал, что ты будешь…

— Не твое дело! — проревел Фокс. — Ты мне нужен. Слезай вниз.

Послышался тихий шепот, потом шорох надеваемой одежды. Заскрипела лестница, ив следующий момент перед ним предстал Рейнар собственной персоной.

— Почему ты не с леди Николь? — полюбопытствовал Рейнар. — Только не говори мне, что уже успел утолить голод трехлетнего любовного томления.

— Я очень тебя прошу не распространяться о моих проблемах во всеуслышание, — проворчал Фокс. — Давай выйдем, и я расскажу тебе, как все происходило.

Они вышли на свежий воздух, под высокое, еще усеянное звездами небо.

— Ну, — нетерпеливо спросил Рейнар, — как все прошло?

— Я переспал с ней, но не в том дело. Потом я спросил ее, почему она предупредила Мортимера. Она сказала, что хотела подразнить его. — Фокс покачал головой. — В ее голосе сквозила такая ненависть, что у меня по спине побежали мурашки. Я тоже ненавидел Мортимера, но я мужчина и по природе своей должен быть жестким и мстительным.

— Звучит правдоподобно, — возразил Рейнар. — Если бы она изображала из себя запуганную цыпочку, у тебя скорее бы возникли причины усомниться в ее искренности, тем более что в крепости все знают, что она отнюдь не беспомощная жертва.

Фокс глубоко вздохнул.

— Но это еще не все. После того как я покинул ее, у меня состоялся разговор со смотрителем замка Адамом Фитцером. Он поведал мне жуткую историю. Примерно два года назад Николь родила ребенка.

— Твоего? — справился Рейнар.

— Да, она подтвердила. Но дальше ее слова отличаются от того, что я услышал от Фитцера. Она говорит, что ребенок родился мертвым. Фитцер же утверждает, что ходят слухи, будто она сама задушила его, чтобы досадить Мортимеру и расстроить его планы. Он ведь мечтал иметь наследника и надеялся тем самым узаконить свое право на Вэлмар.

— Слухи, он сказал — слухи, — уточнил Рейнар. — Я сомневаюсь, что женщина способна сотворить такое с собственным ребенком, какую бы сильную ненависть ни питала к его отцу.

— Я тоже склонен придерживаться такой точки зрения, но и это еще не все… — Фокс снова сделал глубокий вдох. — Я был на могиле. Она выглядит голой и заброшенной. Похоже, что она не оплакивает дитя. И сегодня утром, когда я устроил дознание, она сначала сказала, что ребенок родился мертвым, но потом вела себя довольно странно и нервничала, когда я напрямик спросил, не убивала ли она его. Мне кажется, она что-то скрывает.

— Господи, какая жуткая история. Тут есть отчего призадуматься. Ее поведение наводит на размышления.

— Еще на какие.

— Что же ты собираешься делать? — поинтересовался Рейнар.

Фокс растерянно покачал головой.

Глава 7

— Вам нужно, леди, спуститься вниз! Замок жужжит как пчелиный рой. Лорд де Кресси поставил всех с ног на голову!

Николь отошла от окна, когда в ее спальню ворвалась встревоженная Старушка Эмма. Все утро Николь ходила взад-вперед по комнате, обдумывая тактику своего поведения, но так ничего и не придумала. Она не представляла, как держаться со столь непредсказуемым и опасным человеком, женой которого стала. Как сможет она защититься от него сама… и защитить Саймона?

— Леди, вы должны послушать! — верещала Старушка Эмма. — Он устроил настоящий бедлам! Повар, кухарки и судомойки бьются в истерике. Его собственные рыцари ропщут, не стесняясь возмущаться во всеуслышание. И все из-за чего? Он поднял их спозаранку и приказал построиться во дворе в полной боевой выкладке и с оружием на изготовку. Естественно, такого подвоха от него никто не ожидал. У половины солдат после вчерашних возлияний раскалывались головы. Другие ночь напролет развлекались с девками. И конечно, все они спросонок искали способ предстать перед ним хоть немного в форме. Но Фокс, не дав им времени на раскачку, назвал их жалким подобием воинов, позорящих его имя, и бездельниками, каких он еще не видел. Затем он приказал своему рыжеволосому капитану, чтобы он задал им жару, а сам обрушился на нас!

Но Николь не обращала внимания на жалобы служанки. Ее мысли занимала встреча с Фоксом ранним утром. Он интересовался, не убила ли она их ребенка. Как мог он поверить, что она способна на подобное злодейство? Такая мысль ее удручала. Но, может, все было к лучшему. Если он будет считать ребенка мертвым, то перестанет изводить ее многочисленными вопросами.

— Куда только он не совал свой нос! — продолжала Старушка Эмма свою гневную тираду. — На кухне потребовал ключи от кладовых, сказал, что хочет собственными глазами взглянуть на запасы продовольствия, имеющиеся у нас на случай осады. Потом вызвал управляющего и велел принести мерные шесты, чтобы определить количество зерна в закромах и…

— Управляющий! — воскликнула Николь, встрепенувшись, словно только что очнулась от сна. Чем Фокс занимается? Шатается по замку и расспрашивает о ней слуг? Пытается наводить справки о ребенке, которого она родила?

— О да, настроение у него отвратительное, — не унималась Старушка Эмма, помогая Николь закрепить на голове вуаль. — Орал на повара, когда тот поначалу отказался отдать ему ключи от кладовых. Он заставил всех вертеться как ужей под вилами, нашел для каждого занятие и теперь ходит и вопит как безумный, когда ему кажется, что кто-то недостаточно расторопен. Он рвет и мечет как взбеленившийся бык. Он явно не в духе. И все из-за чего? Конечно, из-за вас, миледи.

Николь покачала головой. Какая муха его укусила? Неужели Фокс полагает, что может отыграться на ней, спуская собак на слуг?

— Хорошенькое дельце, миледи, что мы все должны страдать из-за ваших промашек, — ворчала Старушка Эмма. — Лучше бы он просто взял да поколотил тебя, чтобы выпустить пары… Право, даже не знаю.

Николь направилась к двери. Старушка Эмма права. Нужно пресечь безобразие в корне. Она не должна позволять ему глумиться над своими слугами.

Первым делом она устремилась в зал. Помещение имело неприглядный вид. Со вчерашнего пира никто не позаботился о том, чтобы убрать объедки и выскоблить дощатые столы. Никто не побеспокоился и о камине, из которого валил густой дым. Из зала Николь двинулась на кухню, где увидела не меньший беспорядок и запустение. Никого из слуг она не обнаружила. На разделочных столах высились горы овощей и несколько наполовину выпотрошенных тушек каплунов. Огонь в очаге едва тлел. Николь кликнула пажа. После минутной заминки мальчик выполз из-за корзины с черемшой.

— Позаботься об огне, — приказала она. — И скажи, где остальные?

— Лорд снарядил всех в подвалы замерять съестные припасы, — ответил перепуганный паж.

— Всех до единого человека?

Мальчик кивнул. Николь вздохнула. Старушка Эмма говорила правду. Фокс пребывал в ярости и не давал спуску никому, кто попадался ему под горячую руку. У нее в ушах до сих пор стоял его ледяной тон голос, когда он справлялся о младенце, когда допытывался, почему она предала его. Вероятно, Фокс нашел ее ответы неубедительными и теперь срывал зло, заставляя страдать окружающих.

— Где лорд де Кресси?

Мальчик пожал плечами и подбросил в очаг дров.

Сначала Николь решила восстановить хотя бы видимость порядка в зале и на кухне. Первым делом она разыскала повара и кухарок и велела им вернуться к своей повседневной работе. Потом отправилась на поиски остальных людей из замковой прислуги. Она обнаружила их в помещении арсенала. Они чистили и полировали доспехи и оружие. Николь приказала им заняться обыкновенными делами. Люди повиновались не сразу, проявив замешательство, но она их успокоила, убедив, что объясняться с де Кресси им не придется.

— В любом случае, кроме нее, никто не даст ему то, чего он хочет, — услышала она, как бросила одна из женщин своим подругам, когда они гурьбой устремились в зал. — Если миледи будет с ним поласковее в постели, то, уверена, нам всем придется гораздо легче.

— Но, может, она считает себя чересчур благородной и утонченной для него, — предположила другая.

В первую минуту Николь испытала желание задать сплетницам трепку за то, что перемывают косточки своим хозяевам, но потом передумала. В общем-то они абсолютно правы. Если бы Фокс не ставил под сомнение ее лояльность, то не вел бы себя подобным образом.

Николь совершала обычный утренний обход. Встречая слуг, она отдавала им привычные распоряжения, посылая выполнять то, что им полагалось делать согласно должности. Когда она выходила из прядильни, до нее донесся оглушительный треск, словно за внешними стенами замка кто-то свалил гигантское дерево. Женщину окатила холодная волна страха. «Неужели кто-то пошел на приступ крепости? Что, если Фокс знал о грядущем штурме и поэтому теперь к нему готовился? Вдруг неизвестный враг уже захватил Марбо? Саймон! — произнесла она имя сына в немой молитве. — Господи, умоляю, спаси и сохрани его!»

Не чуя под собой ног, она метнулась к воротам и, задыхаясь, окликнула стражников на сторожевой башне:

— Что за шум? На нас напали?

— Да нет, — ответил один из часовых. — Это лорд де Кресси и его капитан дерутся.

У Николь словно гора с плеч свалилась, но от пережитого волнения она испытала мгновенную слабость и на минуту прислонилась к стене, не в силах тронуться с места. Переведя дух, женщина поднялась по ступенькам сторожевой башни, чтобы посмотреть, что же такое происходит. На открытом пространстве поля, прямо напротив замка, два конных рыцаря в полном боевом облачении, вооруженные тяжелыми копьями, разъезжались в противоположные стороны.

В одном из них Николь узнала Фокса по его доспехам и гнедому боевому коню в изодранном в клочья малиновом чепраке. Вторым, по всей видимости, был рыжеволосый воин, помощник де Кресси. Мужчины тем временем развернулись и, пришпорив своих скакунов, резво понеслись навстречу друг другу.

Затаив дыхание, Николь наблюдала за стремительным сближением. Копья с громоподобным грохотом скрестились, но оба всадника удержались в седле. Натянув поводья, они снова поскакали на исходные позиции, чтобы повторить гибельный рывок.

— Они что, умом рехнулись? — пробормотала Николь. — Они же могут убить друг друга!

Стражник, что стоял рядом с ней, покачал головой.

Рыцари снова ринулись в атаку. Теперь, когда копья противников скрестились, Фокс резко подался всем корпусом вперед и сбросил второго воина с лошади. Тот тяжело рухнул на землю. Николь следила за происходящим, не спуская глаз. Поверженный рыцарь, тяжело дыша, поднялся на ноги и выхватил меч. Тогда конный воин повернул лошадь и помчался навстречу пешему.

— Господи милостивый! — воскликнула Николь. — Непонятно, это учебный бой или настоящий поединок?

И снова стражник затряс головой.

— Когда они выезжали на поле, то выглядели вполне миролюбиво. А теперь они дерутся так, словно собираются вышибить друг другу мозги.

Из-под широких копыт гнедого коня вылетали комья земли и травы. Под лоснящейся коричневой шкурой ритмично бугрились, сокращаясь, могучие мышцы. На солнце поблескивало серебро доспехов, а выброшенное вперед копье горело ярким лучом света. Лошадь, человек и оружие двигались в совершенном единстве смертоносной гармонии.

В последний момент конный рыцарь свернул, проскакав мимо, и массивное копье вместо трепетной плоти со свистом распороло воздух. Николь испустила вопль облегчения. Всадник развернулся и приблизился к другому воину и что-то ему прокричал. Рыцари из гарнизонной охраны, собравшиеся на крепостной стене, потрясли воздух ликующими криками.

Только теперь Николь осознала, что стала свидетельницей невероятной демонстрации воинского искусства, силы, безупречной выучки и молниеносных выпадов. У нее захватило дух.

Фокс де Кресси показывал непревзойденное мастерство не только в спальне, но и на поле брани. Николь невольно подивилась, как такой могучий и сильный телом мужчина мог становиться при желании невыразимо нежным и ловким. Она пережила новый прилив тоски. Ей так хотелось ощутить в себе твердость и всевластие его горячей плоти, почувствовать утонченные, изощренные ласки его рук и губ.

Фокс спрыгнул с лошади. К нему тотчас подбежал конюх, чтобы взять под уздцы его взмыленного гнедого коня. Сражавшиеся ратники тем временем сняли шлемы и, зажав их под мышками, тронулись в сторону замка. За ними следом шагали оруженосцы с вооружением и конюхи с лошадьми. Николь наблюдала за их приближением алчными глазами, дав волю воображению. Она представляла, как Фокс пересечет двор крепости и подойдет к ней, как чувственная, обольстительная улыбка тронет его губы. Как он наклонится над ней, обдав запахом человеческого и конского пота, разгоряченного мужского естества, и прошепчет на ухо, что мнит с ней проделать, как только они очутятся наедине в стенах ее чертога.

Она тяжело проглотила набежавшую слюну. Однажды они пережили прекрасные мгновения. Кто сказал, что она не найдет способ, как повторить волшебный опыт, как соблазнить его, как снова возбудить в нем дикую, неуемную страсть, скрывавшуюся в глубинах его существа? С момента прибытия в Вэлмар он вел себя как сдержанный, хороший воин, но она должна побороть его сопротивление, даже если придется сломить его защитный бастион и взять его штурмом. Как и у Мортимера, у него должны иметься слабые места. Ей оставалось обнаружить их и использовать себе во благо.

Де Кресси достиг ворот крепости. Его разгоряченное боем лицо пылало румянцем. Мокрые волосы прилипли ко лбу иссиня-черными прядями. Он бурно обсуждал с товарищем итог их поединка. Его темные глаза сияли, а уголки рта приподнимались в радостном настроении. Николь захлестнула могучая волна неутолимой страсти к такому неотразимому мужчине. Она была не в состоянии с ней бороться. Спустившись со сторожевой башни, она торопливым шагом направилась к замку, поставив себе целью во что бы то ни стало заставить его возжелать ее с прежней силой.

— Милорд. — Как только Фокс вошел в ворота, ему навстречу выступил кастелян — смотритель замка Адам Фитцер. — Вы продемонстрировали захватывающее дух зрелище. Мне ничего подобного видеть не доводилось.

Фокс удовлетворенно кивнул.

Рейнар чувствительно хлопнул его по защищенной металлическими пластинками спине.

— Вот видишь, ничего ты не растолстел и не утратил подвижности. Теперь, когда ты доказал себе и всем, что самый неистовый и самый доблестный воин, может, стоит расслабиться и не держаться с гарнизоном крепости, как свирепый погонщик рабов?

Фокс искоса взглянул на товарища. Действительно, всегда приятно проверить себя в деле, помериться силой и воинским искусством с равным противником. Он чувствовал, как вдоль позвоночника еще текли ручейки пота, а мышцы от недавнего физического напряжения ныли. Он испытывал усталость, но она принесла ему удовлетворение. Угнетавшие его до сих пор печали вдруг отодвинулись на второй план и больше не казались важными. Однако Фокс сознавал, насколько рискованным было его совместное с Рейнаром предприятие. Подвергать подобным образом опасности свою жизнь и жизнь друга каждый день он, естественно, не мог и не имел права. Придется поискать иной способ снимать напряжение.

Войдя во двор крепости, он невольно огляделся в поисках Николь и тут же молча выругался. Как он ни старался изгнать ее из своей памяти, она продолжала преследовать его воображение.

— Нужно побыстрее скинуть это чертово облачение, — пробормотал он, направляясь к казармам.

Мужчины помогли друг другу стащить тяжелые длинные кольчуги и повесили их на крючья. Там же они оставили свои щиты и рукавицы. Фокс расстегнул стеганую тунику, которую надевал под кольчугу, и помахал отворотом, чтобы остудить жар тела.

— Я планировал через несколько дней отправиться в Марбо, взяв с собой лучших воинов, чтобы они могли возглавить тамошний гарнизон.

— Ты так себя ведешь, словно ожидаешь вражеского нашествия.

Фокс не сразу придумал что сказать. Он собирался на некоторое время исчезнуть, чтобы обдумать создавшуюся ситуацию и решить, как держаться с Николь, но делиться своими соображениями с Рейнаром в его намерения не входило.

— Я всегда жду нападения. К тому же логично предположить, что если я с такой легкостью сумел овладеть Марбо, то что помешает другому человеку попробовать проделать то же самое.

— Но у тебя имелось письменное разрешение короля.

— Да, только в настоящий момент давший разрешение король гниет в германской темнице. А что, если Ричард никогда больше не вернется в Англию? Ты же не станешь спорить, что многие мечтают о таком исходе. К тому же есть ряд заинтересованных лиц вроде короля Филиппа Французского и принца Иоанна, которые в состоянии убедить его тюремщиков не выпускать Ричарда на свободу.

— А что произойдет, если Иоанн станет королем?

— Тогда каждый будет сам по себе. И я намерен предпринять все усилия для сохранения того, что мне принадлежит. Я должен позаботиться о достаточном количестве продовольствия и припасов на случай любой осады и наличии звонких монет, чтобы откупиться от нового государя, если ему взбредет в голову отдать мое имущество другому человеку.

— Что касается меня, то я даже и не задумывался о таком повороте событий, — промолвил Рейнар со вздохом. — Сказать по правде, я полагал, что после захвата Вэлмара нас ждет легкая, беспечная жизнь.

— Ты мыслил, что будешь каждый день играть в кости, пьянствовать и каждую ночь развлекаться со шлюхами?

— Что-то вроде того. — Рейнар грустно улыбнулся. — Похоже, что нас обоих постигло разочарование, поскольку мечты разошлись с действительностью. Я прав?

У Фокса внутри все напряглось. Слова Рейнара возбудили в нем прежнюю злость и чувство досады.

— Я не разочарован, — заметил он резко. — Я завоевал два замка. А что до моей жены, то пока между нами еще не все гладко.

Рейнар смерил друга косым взглядом.

— Насчет Марбо. Может, нам не стоит отправляться туда самим, а послать Фитцера? Как ты считаешь? Здесь он нам не нужен. Мы в состоянии защитить Вэлмар собственными силами.

Предложение приятеля заставило Фокса задуматься. Один только вид кастеляна напоминал ему о предательстве Николь и о мертвом младенце. Избавиться от него было бы недурно. Тогда ему не будет нужды ехать в Марбо самому, что, может статься, и к лучшему. С одной стороны, если он уедет из Вэлмара, то освободится от колдовских чар жены, смущавших его покой. Но с другой стороны, исчезнув из замка, он оставит ее без присмотра. Зная коварство и лживость ее натуры, он не мог позволить себе такую непростительную роскошь. Нет, он не сделает такой ошибки.

— Ты прав, — сообщил он Рейнару. — Мы пошлем в Марбо Фитцера.

Друзья и не подозревали, что из окна башни замка за ними внимательно наблюдала Николь. По двору шагали двое мужчин, и трудно было поверить, что некоторое время назад они атаковали друг друга словно злейшие враги. Теперь они дружелюбно беседовали и держались, как беспечные мальчишки.

Николь заметила, что они уже сняли доспехи. Разглядывая с высоты Фокса, она невольно остановила взор на его загорелой коже и черных кустиках волос на груди. Его раскрепощенный вид вызвал у нее прилив вожделения, отозвавшийся сладким томлением внизу живота.

Мужчины направлялись к воротам сторожевой башни. Она слышала, как они кого-то окликнули, и вскоре к ним спустился Адам Фитцер, затем троица двинулась в сторону замка. Душу женщины охватило смутное беспокойство.

Она отошла от окна, пожалев, что не осталась в зале, где могла бы послушать, о чем будут говорить мужчины. Она не имела ни малейшего представления о дальнейшем плане действий Фокса. Может статься, он захочет избить ее, последовав ее саркастическому совету. А может, он перестанет обращать на нее внимание, сделав вид, что ее не существует вовсе? К тому же вопрос с ребенком по-прежнему был открытым. Она не думала, что все дело так и закончится и Фокс успокоится. Скорее всего он продолжит свои выяснения.

Мысль о ребенке заставила Николь действовать. Она бросилась на кухню, где отыскала Джиллиан — светловолосую стройную девушку, не в меру смешливую, что неизменно вызывало у Николь немалое раздражение. Но зато она была послушной и довольно миловидной, что при данных обстоятельствах как нельзя больше соответствовало ее целям.

— Лорд с рыцарями в зале, — сказала Николь служанке. — Я хочу, чтобы ты отнесла им вина, хлеба и сыра. Потом покрутись рядом, я должна знать, о чем они говорят.

Глаза девушки расширились.

— Вы хотите, чтобы я за ними шпионила, миледи?

— Не совсем так. Я просто хотела бы узнать о планах милорда, моего супруга. Как иначе смогу я удовлетворять его нужды, если не буду знать о его желаниях? — Она ослепительно улыбнулась девушке, стремясь изобразить из себя усердную жену.

— Конечно, миледи. — Джиллиан присела в глубоком реверансе.

— Вы отправитесь в Марбо, Фитцер, за то, что верой и правдой служили в Вэлмаре, — сообщил Фокс кастеляну. — В Марбо вы наделяетесь всей полнотой власти и будете распоряжаться гарнизоном крепости по своему усмотрению. Если вам будет угодно заняться совершенствованием фортификационных сооружений, я позабочусь о том, чтобы вы ни в чем не нуждались. Если вам понадобятся каменщики для обновления кладки куртины или вилланы для чистки рва, только скажите — и вы их получите.

— Конечно, милорд. — Лицо Фитцера оставалось бесстрастным, и Фокс по его выражению не смог угадать, как отнесся смотритель замка к своему новому назначению.

— У вас есть жена или семья, которых вы хотели бы взять с собой? — Задав такой вопрос, Фокс подумал, что следовало бы сразу по прибытии в Вэлмар поинтересоваться семейным положением каждого из воинов гарнизона. Однако, всецело поглощенный мыслями о Николь, он не удосужился узнать, кто из рыцарей имел семью.

Фитцер покачал головой.

. — У меня не было времени ухаживать за женщинами. Не проходило и дня, чтобы милорд Мортимер не напивался, так что все работы по поддержанию крепости и других укреплений в должном порядке лежали на моих плечах.

— Ваш труд заслуживает высшей похвалы, Фитцер, — оценил заслуги кастеляна Рейнар. — Именно поэтому лорд де Кресси доверяет вам заботу о фортификационных сооружениях Марбо.

Фитцер недоуменно перевел взгляд с одного рыцаря на другого, потом осторожно осведомился:

— Я все же не совсем понимаю, почему вас до такой степени волнуют укрепления замков? Вы ожидаете нападения на замок Марбо? Или на Вэлмар? Или сразу на оба?

Фокс изложил свои опасения Фитцеру в тех же выражениях, в каких некоторое время назад объяснял ситуацию Рейнару. Пока король сидит в заключении в Германии, произойти может всякое и от неприятностей никто не застрахован.

Внимательно выслушав объяснения, Фитцер поднялся.

— Вы весьма предусмотрительны, милорд, — промолвил он. — За вашими плечами годы боевой выучки и опыта, приобретенного у самого Ричарда Львиное Сердце. Между прочим, рыцарский поединок, который вы устроили утром, был удивительным, захватывающим дух зрелищем. Я бы хотел, чтобы его видел весь гарнизон, не говоря уже о солдатах, которые будут под моим командованием в крепости Марбо.

— Воины Марбо стали свидетелями боя милорда с Мортимером, — вставил Рейнар. — Думаю, они достаточно видели, чтобы у них создалось здоровое уважение к боевому искусству их нового хозяина. Фитцер кивнул и удалился.

— Его трудно раскусить, — обронил Фокс, глядя вслед удалявшейся фигуре смотрителя. — Его преданность Мортимеру не внушает мне доверия.

— С другой стороны, если бы он не был предан Мортимеру, то у тебя всегда имелась бы причина сомневаться в его верности тебе, — возразил Рейнар не без оснований. — Ты чересчур мрачен и подозрителен. Не нужно всех вокруг подозревать в коварстве и предательстве.

Фокс фыркнул:

— А как еще должен я, по-твоему, вести себя при данных обстоятельствах?

— Я знаю, что тебе нужно, — сообщил Рейнар. — Тебе нужно забыть о своих печалях в объятиях какой-нибудь неприхотливой красотки.

— Николь не оказывала мне сопротивления. Напротив, она… — Фокс запнулся. Ему не хотелось продолжать. В памяти тотчас всплыл образ нагой и возбужденной Николь, ласкавшей рукой свои набухшие прелести, к которым ему хотелось так страстно припасть. От мысли о ней у него болезненно затвердело в штанах. В то же время он все еще не определился со своими чувствами к ней. Не выработал план.

— Я имел в виду нечто другое. Тебе сейчас нужно вволю развлечься. — Рейнар имел обыкновение всегда называть вещи своими именами. — Забудь обо всяких там тайнах и объяснениях. Просто расслабься, попотей и получи наслаждение.

Фокс заскрипел зубами. Ему и самому начали в голову приходить такие мысли. Бремя неудовлетворенного полового напряжения делало его раздражительным и нервным. В сложившейся обстановке он мог и не хранить верность Николь.

Рейнар вскинул рыжую бровь.

— Ты не говоришь «нет». Тогда в чем, собственно, дело? Кто будет твоя счастливая прелестница? Я знаю с дюжину красоток, которые сочтут за счастье оказать подобные услуги своему господину. Элис, к примеру.

Фокс категорически затряс головой.

— Я не хочу иметь ничего общего с прошлым. Ни под каким предлогом.

— Ага, значит, желаешь начать сызнова. Тебе нужна молоденькая и невинная? — Рейнар кивнул в сторону юной служанки с белокурыми волосами, стоявшей в нескольких шагах от мужчин в ожидании возможности наполнить вином их кружки. — Чем она тебя не устраивает? Она, наверное, саксонка из соседней деревни. Возможно, ее прислали в замок родители в надежде, что здесь девчонка найдет получше долю, чем выйти замуж за краснолицего неотесанного мужлана из вилланов. Может, она и не девственница, но, во всяком случае, мало потасканная.

Фокс заставил себя посмотреть на девицу. Худощавая, с длинными, хотя довольно редкими волосами цвета спелой пшеницы, она и в самом деле выглядела достаточно наивной и простодушной.

— Почему бы и нет? — произнес он вслух и покачал головой. — Но как мне к ней подступиться? За долгое время отсутствия практики я уже и забыл, как это делается.

— Ты теперь господин. Тебе ни о чем не нужно се спрашивать. Просто вели ей пойти с тобой.

Фокс встал, настроившись на решительные действия. Он подумал, что должен брать быка за рога сразу, не задумываясь, иначе ничего путного у него не выйдет. Он сделал шаг в сторону девушки, но тут неуверенно замер и остановил вопросительный взгляд на Рейнаре.

— Да, но как я узнаю, согласна ли она побыть со мной?

— Даже не сомневайся. Она, бесспорно, согласна, — со знанием дела ответил его приятель. — Для хозяина замка им ничего не жалко. Ради него они готовы на что угодно.

Фокс подошел к девушке и ласково улыбнулся:

— Как тебя зовут?

Ее большие голубые глаза расширились, и она захихикала.

— Джиллиан, — представилась она.

Он взял ее за руку и повел через зал. Сопротивления она не оказала.

— Джиллиан, — спросил Фокс, — ты из деревни?

Они с девушкой обменялись еще парой вежливых фраз и стали подниматься по узкой лестнице на верхний этаж замка. Ему непроизвольно вспомнился тот памятный день три года назад, когда он шел в опочивальню Николь. Он страшно волновался и нервничал, не переставая гадать, что за женщина его ждет. Он боялся, что она окажется омерзительной уродиной и у него ничего не получится. Величайшая ирония судьбы! Он переживал, что не сможет исполнить свои мужские обязанности по отношению к невзрачной простушке, в то время как должен был опасаться, что навеки отдаст сердце самой прекрасной женщине на свете.

— Милорд, вы не хотите, чтобы я принесла вина? — Тонкий голос служанки оборвал поток его воспоминаний. Они стояли на пороге комнаты, которую он выбрал в качестве своих покоев.

— Нет, вино нам не понадобится, — сказал он, но тут же понял, что солгал. При тусклом свете факела, горевшего на другом конце коридора, девушка выглядела бледной и встревоженной. У Фокса невольно возникла мысль, уж не была ли она целомудренной.

Он открыл дверь и, придержав ее, пропустил Джиллиан вперед. Его обдало ее запахом. Она пахла потом и кулинарным жиром. Боже, она даже отдаленно не несла в себе пленительный аромат духов, исходивший от Николь. Он вздохнул и присел на низкую скамеечку, чтобы стащить сапоги. Ни слова не говоря, она взялась за подол своей заляпанной юбки и сняла ее через голову; Белья на ней под верхней одеждой не оказалось.

У нее была стройная девичья фигурка с высокой грудью, плоским животом и узкими бедрами. Совсем как у Николь, когда он увидел ее впервые. Ее ножны тогда оказались невероятно тесными для его оружия. Подумав так, он почувствовал, как плотский символ его мужественности шевельнулся и встал. Ему удалось, обхитрить наименее привередливую часть своего существа, но его зрение, обоняние и разум знали, что стоящее перед ним бесцветное, непредубежденное создание — жалкий заменитель его мечты.

Он сбросил тунику и поднялся на ноги, чтобы спустить штаны. Тогда девушка на него взглянула. Рот у нее открылся, а глаза округлились, став по плошке, но не от предвкушения радости, а скорее от страха. Если она и видела мужчин до сих пор, то, вероятно, они значительно уступали ему своими размерами.

— Ты девственна?

Она кивнула.

Теперь он знал, что ничего у него не выйдет. Он не хотел, чтобы его постигло горькое разочарование. Не хотел вместо удовлетворения получить боль обманутых надежд.

— Я передумал, — сказал он. — Возвращайся в зал.

Она метнула на него испуганный взгляд и, схватив в охапку скомканную юбку, затравленным зверьком шмыгнула в дверь.

Глава 8

Николь вошла в кухню и обвела помещение взглядом.

— Ты не видел Джиллиан? — осведомилась она у одного из поварят.

Когда тот покачал головой, она озадаченно нахмурилась. Только что она проходила мимо зала, но не обнаружила там ни Фокса, ни его капитана, ни девушки. Решив, что служанка вернулась на кухню, Николь поспешила на ее поиски.

На пороге появилась Джиллиан. В руках она держала винный кувшин и кружки. При виде хозяйки на ее лице появилось выражение испуга. Девушка хотела скрыться, но Николь ее остановила.

— Джиллиан, погоди, — окликнула госпожа. — Ты куда собралась? Иди сюда, нам нужно поговорить.

Нехотя служанка повиновалась. Николь не могла не обратить внимания, что ее одежда в беспорядке, а лицо пылает.

— Ты выполнила мое поручение? Ты отнесла господину вино и послушала, о чем он толковал?

Девушка кивнула.

— Что стряслось? Они что, уличили тебя в подслушивании и отчитали?

Джиллиан покачала головой.

— Тогда в чем дело?

Она как будто собиралась с мыслями. Потом, облизнув губы, промолвила:

— Они говорили о местечке под названием Марбо. О смотрителе замка Фитцере, о том, как он поедет туда, чтобы позаботиться о защитных укреплениях крепости.

Николь обмерла, и у нее пересохло в горле.

— Но почему? — Она схватила служанку за руку. — Зачем Фитцеру ехать в Марбо?

— Не знаю. — Джиллиан снова покачала головой. Ее и без того огромные глаза стали еще больше и с беспокойством забегали.

Николь пристально на нее посмотрела. Она не сомневалась, что девушка сказала правду. Она только не могла понять, почему Джиллиан так сильно волновалась.

— К тебе кто-то приставал? — осведомилась госпожа. — Кто-нибудь из мужчин? Ты же знаешь, я терпеть не могу, когда моих служанок кто-нибудь домогается. — Она имела в виду воинов, появившихся в Вэлмаре с приходом Фокса. Солдаты, прошедшие огонь, воду и медные трубы, не отличались манерами. Они привыкли к грубости, насилию и грабежам. — Расскажи мне. Обещаю, что я не дам тебя в обиду.

— Нет, ко мне никто не Приставал. И никто меня не обидел. — Девушка опять отрицательно мотнула головой.

Николь отпустила ее руку. Складывалось впечатление, что бедняжка натерпелась страху и не в состоянии поделиться своей бедой с хозяйкой. Николь могла ее понять. Она сама знавала времена, когда Мортимер содержал ее под стражей и она чувствовала себя одинокой и беспомощной.

— Если передумаешь, приходи поговорить, — предложила Николь. — Обещаю, что помогу тебе.

Покидая кухню, Николь размышляла об услышанном. Разговор с Джиллиан ее расстроил. Зачем понадобилось Фоксу отправлять Фитцера в Марбо? Если бы он ожидал нападения на замок, то отправился бы туда сам. Если в его намерения входило укрепить там свою власть, то он отправил бы туда кого-нибудь из своих людей.

Но Фитцер — Господи, спаси и сохрани! — из всех рыцарей Вэлмара единственный, кого Николь не переносила на дух. Она знала, что он осуждал ее за все, что она сделала с Мортимером, словно, будучи женщиной, обязана была терпеть жестокость и издевательства, сыпавшиеся на ее голову, и не помышлять о возмездии.

И теперь бессердечный мерзавец отправлялся в Марбо, туда, где жил ее Саймон. Известие о таком повороте событий ее чрезвычайно тревожило.

Николь шла через двор, размышляя над планом действий. Когда, интересно, Фитцер отбывает? Есть ли какой-нибудь способ предупредить Джилберта и Хилари? Но сумеет ли она улизнуть из Вэлмара незаметно для Фокса? Поскольку он ей не доверял, то мог в случае ее исчезновения предположить, что она отправилась в Марбо, чтобы строить против него козни.

Ей придется дожидаться удобной возможности покинуть замок тайно, чтобы Фокс ее не хватился: Если только такая возможность представится в ближайшее время. Ей необходимо повидать Саймона и убедиться, что с ним все в порядке. Пока она не увидит его дорогое ангельское личико, пока не прижмет его к груди, вряд ли сможет думать о чем-нибудь еще.

Она приподняла юбки и направилась к воротам. Стоял жаркий солнечный день. На ярко-голубом небе с легкими перистыми облаками сияло солнце. Во дворе крепости было тихо; воздух, пропитанный густым запахом человеческих тел и скота, оставался, практически недвижимым. Николь испытывала почти непреодолимое желание выйти за пределы замка, чтобы вдохнуть свежего воздуха и окинуть взглядом холмистый пейзаж с пестрыми лоскутами золотых хлебных полей, бледно-зеленых пастбищ и темно-зеленых лесов.

У ворот сгрудились телеги и толпился народ, суетились слуги, занятые разгрузкой клетей и корзин с луком, репой, горохом и прочим провиантом, привезенным из деревни. На глаза Николь попался знакомый странствующий торговец в долгополом ярко-красном облачении, подпоясанном широким зеленым поясом. Он сопровождал две повозки, крытые промасленной материей. Сегодня вечером, после трапезы, он наверняка постарается ей что-нибудь продать: шелка или фламандскую шерсть, а может быть, кожаные изделия, такие, как обувь и уздечки, или даже медные сосуды, или дорогие стальные инструменты. Узнав Николь, торговец попытался привлечь ее внимание, но она сделала вид, что не замечает его, и торопливо прошла мимо. Поднятые решетчатые ворота с острыми зубьями торчали над головой. На узком мосту она посторонилась, пропуская в крепость странствующего монаха на муле. Некоторое время спустя Николь уже шагала по хорошо укатанной дороге.

Наконец она вздохнула полной грудью, почувствовав себя пленницей, вырвавшейся на свободу. Мрачные стены Вэлмара остались за ее спиной. Она свернула влево от дороги и пошла по поросшему травой склону, но вскоре остановилась, не отваживаясь продолжать путь. Наверняка Фокс предупредил своих людей следить за ней, и часовые на сторожевой башне могут ее увидеть. Она была почти уверена, что, похоже, снова оказалась в роли узницы.

Сделав глубокий вдох и с наслаждением ощутив освежающий аромат пышной растительности и летнего цветения, ветра и солнца, она почувствовала, как постепенно угнетавшее ее беспокойство улеглось и смятенное состояние сменилось на умиротворенное. Причин для волнений за жизнь Саймона не существовало. У Хилари и Жильбера он был в безопасности. Они любили мальчика как своего собственного и его тайны ни за что не выдадут.

Николь устремила взор на стены замка, вернувшись мыслями к Фоксу. Она питала к нему неутолимое влечение, которое придавало ей решимости. Как только она убедится, что Саймону ничто не угрожает, она приложит все усилия, чтобы заманить Фокса в свою постель.

Вскоре она тронулась в обратный путь, чтобы не вызывать подозрений долгим отсутствием.

Фокс пересек двор, направляясь к сторожевой башне с намерением найти Фитцера и обсудить его скорый отъезд в Марбо, в том числе и сколько рыцарей он возьмет с собой.

Приблизившись к воротам, он увидел, как Николь вошла в крепость. На ней было незамысловатое платье и простая белая шапочка на голове. Но даже в незатейливом наряде она выделялась среди черни во дворе как редкостный цветок среди голых скал.

Она шла стремительной походкой, и он невольно задался вопросом, где она пропадала. Намереваясь узнать о ее пребывании, Фокс взбежал вверх по ступенькам сторожевой башни. Один из солдат стоял в тени навеса и наблюдал за дорогой, в то время как второй сидел на скамье и подбрасывал в ладони пару игральных костей. Оба охранника, страдая от жары, сняли шлемы и положили их на деревянный настил, хотя по-прежнему оставались в кольчужных рубахах и при оружии, висевшем на поясах. Фокс кашлянул.

Сидевший на скамейке рыцарь увидел лорда и тут же вскочил на ноги.

— Милорд.

Второй резко обернулся на голос и едва не споткнулся о связку стрел, лежавшую под его ногами.

— Вы видели, как леди Николь возвращалась в замок? — поинтересовался де Кресси.

Мужчины замешкались с ответом, потом тот, что был повыше ростом, с загорелым лицом и кустистыми светлыми бровями, сказал:

— Нет, милорд.

— Если вы не видели, как она вернулась в крепость, тогда, вероятно, вы не заметили, как она уходила, не так ли?

Стражники обменялись взглядами, потом тот, кто говорил ранее, покачал головой:

— Нет, милорд. Мы следим за появлением вооруженных людей или признаками подозрительного движения в долине. Одинокая женщина может запросто затеряться среди потока людей и повозок. — После минутной паузы он добавил: — У вас имеются причины, по которым мы должны за ней наблюдать?

Что он мог им ответить? Подумав немного, он понял, что к вечеру о предмете их разговора в крепости все равно узнает и стар и млад, и кивнул:

— Дело в том, что я со своей женой едва знаком. А вокруг нее ходит столько кривотолков.

— Вам стоит поостеречься, — посоветовал белобрысый воин. — Она умная и хитрая женщина.

— Будь она другой, не выжила бы с вечно пьяным и жестоким мужем, — возразил его напарник, мужчина постарше, с рыжими бакенбардами и тонкой шеей с острым, выступающим кадыком. — Я не смею винить ее в том, что она пыталась отомстить Мортимеру. Он был мерзким безбожником, недостойным сострадания.

Фокс задумался. Даже обитатели Вэлмара не имели однозначного мнения о своей госпоже. Что же тогда оставалось ему? Если она вызывала разногласия у них, то он и подавно затруднялся вынести о ней свое суждение.

— Вы не видели Фитцера? — осведомился он, вспомнив, зачем пришел.

— Загляните в рыцарские казармы, — посоветовал тот, что постарше.

Фокс спустился вниз и устремился через двор. Его внимание привлек юный паж Томас, вихрем влетевший в крепость. Томас сопровождал его в купальню. Он видел мальчика накануне и узнал по блестящим светлым волосам. Де Кресси помимо воли последовал за ним.

Он нагнал Томаса в зале. Паж разговаривал о чем-то с одной из служанок. Фокс предположил, что у мальчика имелось какое-то сообщение для Николь. Когда тот побежал между столами в сторону лестницы, Фокс его окликнул:

— Томас, постой!

Мальчик остановился как вкопанный. Фокс приблизился к нему вплотную. На лице пажа застыло выражение нескрываемого ужаса. Интересно, уж не вообразил ли он, что его съедят?

— Томас, тебя ведь так, кажется, зовут? Мальчик кивнул.

— Ты прислуживаешь леди Николь? У тебя есть для нее какое-то сообщение?

Паж снова жестом подтвердил догадку де Кресси.

— Как давно ты у нее служишь?

— Два года, милорд.

— А что ты о ней думаешь? Как по-твоему, она добрая госпожа?

Его расспросы вызвали у паренька еще большее смущение.

— Миледи очень добра, — ответил он и весь вдруг как-то переменился, словно, оставив надежду спастись бегством, он решил стоять насмерть до победного конца. — Я ради нее готов на все. — Он вызывающе вскинул свой маленький подбородок и расправил плечи.

Фокс с трудом поборол искушение расхохотаться. Можно подумать, что несмышленыш возомнил себя равным ему противником.

— Твои намерения очень благородны, Томас, — заметил он. — Я рад слышать, что ты верой и правдой служишь госпоже Николь. Но мне хотелось бы знать, что питает твою восхитительную преданность. Как благодарит она тебя за службу? Какие награды или знаки внимания ты от нее получаешь?

— Я бы предпочел не говорить, милорд. Фокс изумленно изогнул брови.

— Но я настаиваю, чтобы ты мне сказал. Видишь ли, дело в том, что я хотя и женился на леди Николь, но совсем ее не знаю. Поэтому и стремлюсь собрать о своей жене всю доступную информацию. Человек моего положения должен знать, кто его враги, а кто союзники.

— Но мне неизвестно, что леди Николь о вас думает. Когда вы прибыли в Вэлмар, она велела относиться к вам вежливо и со всевозможным почтением. Но она приказала бы обращаться подобным образом с любым из гостей.

— Меня заботит не то, что она думает обо мне, а то, что ты думаешь о ней. С именем леди Николь связано столько сплетен. Я пытаюсь выяснить, насколько они правдивы.

Мальчик сначала пришел в замешательство, но потом быстро восстановил вид независимого бунтаря.

— Госпожа Николь и в самом деле никогда не упускала возможности делать все наперекор лорду Мортимеру, чем вечно расстраивала его планы. Я слышал, что женщине не подобает так себя вести. Жена должна покоряться своему мужу, каким бы исчадием ада он ни представлялся. Но что касается меня, то я благодарен ей за смелость, ибо она спасла мне жизнь и бессмертную душу моего брата.

— Расскажи мне об этом подробнее, — попросил Фокс.

Мальчик, тяжело вздохнув, начал свою печальную повесть. Его брат Уилл появился в замке три года назад. Мортимер затащил парня к себе в постель, но тот не желал быть сожителем Мортимера и, не в силах вынести позор и унижение, бросился вниз с крепостных стен. Леди Николь сумела убедить священника, что мальчик погиб в результате несчастного случая. Его похоронили на церковном погосте. В противном случае его предали бы забвению, закопав в не освященной земле на перекрестке дорог, где обретают покой тела тех, чьи души осуждены на вечное проклятие.

Вскоре после происшествия родители отправили в замок Томаса. Он боялся, что его постигнет злая судьба его несчастного брата. Но госпожа Николь встала на его защиту. Она сказала Мортимеру, что не даст мальчика в обиду, и если он осмелится поднять на ее пажа руку, то она наведет на него порчу и сделает так, чтобы его мужское достоинство съежилось и отсохло.

Де Кресси выслушал рассказ Томаса с немалым удивлением. Если бы он не знал Мортимера, то мог бы принять историю за вымысел, но Фокс в правдивости услышанного не сомневался. До него неоднократно доходили слухи о том, что Мортимер был неравнодушен к мальчикам и брал их в постель для любовной услады, неизменно отдавая предпочтение светловолосым и пригожим.

Участие Николь в истории с мальчиком не вызывало у Фокса недоумения. Ее стремление заступиться за бедного Томаса, как и стремление оказать духовную поддержку семье несчастного погибшего мальчика, ему понятны, как и любому нормальному человеку. В обоих случаях она бросала вызов Мортимеру и противодействовала его замыслам. Кроме того, ее поведение свидетельствовало об искренней доброте и сочувствии. Судя по описанию Томаса, Николь представлялась не уязвленной и мстительной ведьмой, какой рисовали ее другие, но сердечной и сострадательной женщиной. Его госпожа никогда бы не подняла руку на собственного ребенка во имя возмездия. Она скорее изобрела бы какой-нибудь более хитроумный способ, как испортить честолюбивые планы лорда.

Фоке поблагодарил Томаса и отпустил его. Рассказ пажа заставил его глубоко задуматься. Как отчаянно хотелось ему, чтобы безобразные сплетни, окружавшие Николь, оказались ложью и домыслами, порожденными людской завистью и злобой. Но он пока не смел, не имел права терять бдительность. Ему стало ясно, что Николь что-то от него скрывала. После беседы с Томасом его уверенность еще больше окрепла. Он знал, что не сможет доверять ей, пока не выяснит, какие тайны она хранит.

Но разве его разыскания должны как-то влиять на любовные отношения с ней? Он вполне мог бы делить с ней ложе, тем более что она владела всеми его помыслами. Желание обладать ею жгло его денно и нощно яростным огнем. Но он боялся, что если их тела сольются в любовном экстазе и его самые смелые фантазии осуществятся, то он никогда не сможет смотреть на Николь бесстрастными глазами.

Рассуждая подобным образом, Фокс вошел в казармы. Фитцера он там не обнаружил. Вместо него ему на глаза попался Рейнар.

— Пойдем со мной, — позвал его де Кресси. — Нужно дойти до учебного плаца.

— Как тебе девчонка? — полюбопытствовал приятель и хитро подмигнул.

— Девчонка… ах, Джиллиан. Очень хороша.

— Но ведь не настолько, как твоя жена, правда? Фокс пожал плечами.

— Все еще не доверяешь Николь, да? — не унимался Рейнар. Фокс покачала головой.

— Ее имя окружает столько сплетен и тайн, что теряешься в догадках. Скажем, сегодня я узнал много чего интересного от Томаса, светловолосого парнишки, что ходит за ней по пятам. Его рассказ характеризует ее как сострадательную, сердечную натуру. Теперь я склонен думать, что всякие там кривотолки могут быть гнусной ложью.

И он поведал Рейнару обо всем, что услышал от Томаса.

— Боже правый, какая мерзость! Вот паскудный извращенец! — воскликнул Рейнар, когда де Кресси закончил грустную историю. — То, что он насиловал беспомощных мальчишек, еще хуже, чем его издевательства над леди Николь! Фокс кивнул.

— Она по крайней мере уже взрослая женщина, способная оказать хоть какое-то сопротивление.

Рейнар состроил гримасу.

— Мне поэтому непонятен такой человек, как Фитцер. Как мог он хранить преданность подобному ублюдку?

— Однако существует и иная точка зрения. Мортимер хоть и извращенец, но супруг Николь, и она как его жена должна ему безропотно подчиняться и быть покорной. Вспомни сам, когда мы служили под его началом, мы гордились своим господином. Он был доблестным солдатом, а для определенного числа людей одного этого уже достаточно, чтобы считать его достойным человеком. Я уверен, что и отношение к нему короля тоже определялось боевыми заслугами Мортимера, а не поведением в быту, и на его грехи государь взирал сквозь пальцы.

— Ну да, особенно если учесть, что и у самого монарха рыльце было в пушку, — заметил Рейнар с ухмылкой.

— Ричард по крайней мере спал с мужчинами, а не с детьми. И насколько мне известно, никого не принуждал. Они спали с ним добровольно. Вот что в первую очередь пробуждает такое отвращение к действиям Мортимера. Он развращал и губил невинных детей. Что может быть гнуснее?! — Фокс покачал головой. — Я повидал в жизни немало ужасов, но нарисованная Томасом картина заставляет душу содрогнуться: разбитое тело его брата, лежащее в канаве со сточными водами. Я бесконечно рад, что порешил Мортимера. Меня так и подмывает раскопать могилу и скормить его труп бродячим собакам.

Рейнар затряс головой.

— Если бы ты сделал так, то настроил бы против себя людей вроде Фитцера, которые приняли тебя в качестве нового лорда и до сих пор весьма благожелательны.

— Полагаю, ты прав, — согласился Фокс. — Пока мое положение еще шатко, я не должен принимать никаких поспешных решений, какими бы заманчивыми они ни представлялись.

— Теперь относительно укрепления твоего положения. — Рейнар сменил тему. — Как обстоят дела с подготовкой крепости на случай осады? Есть ли у тебя уже сведения от повара или управляющего насчет количества продовольствия и других припасов?

Только тут Фокс вспомнил, что дал задание кухонной прислуге сосчитать количество бочек с солониной и корзин с сельскохозяйственной продукцией, но так и не нашел времени, чтобы справиться о результатах.

— Послушай, я собирался отыскать Фитцера, — сказал Фокс, — чтобы выяснить, сколько солдат хотел бы он взять с собой в Марбо. Так что если он попадется тебе на глаза, будь добр, обсуди с ним этот вопрос. А я тем временем найду управляющего, чтобы оценить, насколько мы готовы к длительной осаде.

В поисках управляющего де Кресси обошел все кладовые и чуланы, но нигде никого не обнаружил, кроме слуги, при помощи веревки с узелками подсчитывавшего бочки с соленой рыбой.

— Где управляющий? — осведомился Фокс.

— Он ушел с леди Николь, — ответил мужчина.

— Ушел куда? В зал? На кухню?

— Не знаю, милорд.

Фокс почувствовал приступ раздражения. Он отдал распоряжение слугам, работавшим на кухне, заняться подсчетом провианта. Неужели Николь осмелилась отменить его приказ? Кипя от негодования, он устремился на кухню. В душе он сознавал, что должен успокоиться. В конце концов, острой необходимости в срочном получении сведений о припасенном продовольствии не было. Ведь в действительности нападения на крепость он не ждал. Просто он хотел себя чем-то занять, чтобы не думать о Николь.

На подходе к кухонной пристройке его нос уловил дух свежеиспеченного хлеба. Сколько раз в былые годы околачивался он там в ожидании, когда выглянет наружу какая-нибудь из благоволивших ему девушек, чтобы выклянчить у нее полбуханки умопомрачительно свежего, благоуханного хлеба. А теперь он стал хозяином всего богатства и мог при желании зайти туда безбоязненно, чтобы потребовать хоть дюжину буханок. Такая мысль помогла ему обрести внутреннее равновесие.

Но и на кухне управляющего Уоррина Фокс не обнаружил, правда, не устоял от соблазна взять мякоть. Он вонзил зубы в теплую, дымящуюся батон и решил продолжить поиски человека в зале.

Там его встретила женщина, выкладывавшая на столы толстые куски зачерствелого хлеба, служившие разделочными досками, и приветливо улыбнулась:

— Милорд, я могу вам чем-нибудь помочь?

— Я ищу управляющего. Ты не знаешь, где он может находиться?

— Он ушел с госпожой около часа назад. Должно быть, они в светлице. Обычно их встречи проходят там.

Фокса захлестнула волна необузданной ревности, но он сдержал себя. Ревновать к управляющему с его стороны нелепо. Старый и тощий управляющий скорее годился Николь в отцы, чем в любовники.

— Как пройти в светлицу? — спросил он.

Когда он служил оруженосцем, то не имел оснований разгуливать по частным чертогам замка. Исключение составляла опочивальня Николь. Да и теперь, став хозяином крепости, он пока не удосужился обойти свои владения. Женщина проводила его по узкой лестнице в ту часть замка, где он раньше не бывал. Там служанка показала, куда идти дальше, и Фокс двинулся вдоль коридора.

Достигнув светлицы, он замер в дверном проеме, ошеломленный открывшимся его зрению видом. Его взору предстали самые пышные покои из всех, что он видел. Комната представляла собой воплощение удобства, красоты и богатства. Вдоль одной стены просторного помещения тянулись высокие окна из зеленого стекла, пропускавшие с улицы свет и тепло. Все остальное пространство драпировали всевозможные ковры и ткани из бархата и других ворсистых материалов. Пол устилали овечьи шкуры с окантованными яркими кистями краями. Стены сплошь покрывали дорогие гобелены фламандской работы. У камина вокруг столика из резного дерева стояли пухлые кресла с шелковой и бархатной обивкой. Рядом высились чугунные канделябры с гладкими восковыми свечами. Бронзовая жаровня в виде огнедышащего дракона, придвинутая к стене, выделялась изысканной красотой. Вдоль стен стоял ряд разнообразных сундуков и буфетов.

Николь сидела у окна, занятая шитьем. Управляющий стоял напротив. Они что-то обсуждали. До слуха Фокса донеслись слова: «зерно», «горох». Чтобы заявить о своем присутствии, ему пришлось кашлянуть.

Увидев его, женщина вздрогнула, и на ее лице отразился испуг, но в следующий миг ее черты вновь приобрели свойственное ей бесстрастное выражение, скрыв эмоции под маской королевской элегантности. Рот управляющего скривился в беспокойной улыбке, и он нервно сомкнул костлявые ладони.

— Лорд де Кресси, что вам угодно?

Фокс хотел направиться к ним, но тут вспомнил о своих обросших жирной грязью сапогах. Первое его желание — бросить вызов всей роскоши убранства, пройтись по роскошному ковровому покрытию, оставляя за собой комья грязи, — растворилось в разумности доводов, состоящих в том, что он собирался испортить собственные ковры. Фокс наклонился, снял обувь и босиком пересек комнату.

— Мы с миледи обсуждаем пополнение продовольственных припасов, — пояснил управляющий. — По моим оценкам, мы располагаем двухмесячным запасом солонины и в избытке имеем горох и другие овощи нового урожая. Что же касается зерна, то его у нас явно недостаточно. Хотя сейчас, в такое время года зерно всегда приходится экономить. Подобная ситуация сохранится до жатвы.

— А когда наступит пора снимать новый урожай? — Фокс подошел к окну и выглянул наружу. Стекло оказалось волнистым и местами с трещинами. Поскольку светлица выходила во внутренний двор крепости, то смотреть особенно, было не на что. Но ему не составило труда осознать преимущества остекления — даже при закрытом окне солнечный свет спокойно проникал внутрь. Зимой комната будет райской гаванью, светлой и уютной по сравнению с ледяной стужей остальных помещений замка.

— Вдоль реки уже начали жатву. Но я затрудняюсь сказать, когда приступят к сбору урожая на других полях. За Уилфордом обычно на неделю или две запаздывают.

— Уилфорд? — Фокс повернулся. — Еще одна деревня? Часть угодий Мортимера… то есть моих?

— Да, милорд. Она меньше, чем Вэлмар, и урожай они снимают небогатый. Но их овцы дают много шерсти. — Управляющий на минуту запнулся. — Вам лучше обсудить такие вещи с Озбертом. Он лучше меня знает, какого урожая ожидать. Мне известно, что год выдался благоприятный и виды на урожай хорошие.

Фокс всем своим существом ощущал присутствие Николь, находившейся от него всего в нескольких футах. И как всегда в ее присутствии, он почувствовал, что все мысли куда-то испарились. Чтобы не поддаваться искушению, он отошел в сторону и переключил внимание на убранство покоев. На столе рядом с креслом, накрытым черно-белой коровьей шкурой, лежала шахматная доска с расставленными на ней фигурами из слоновой, кости и оникса. «Интересно, с кем она играла?» — всплыл в его сознании нечаянный вопрос.

Тотчас в его воображении возникла сцена. Он видел за шахматной доской Николь и неизвестного мужчину с расплывчатым лицом. Они весело смеялись и бросали друг на друга полные нежности взгляды. Он опустил глаза и представил на полу, застеленном овечьими шкурами, отделанными по краям кистями и тесьмой, их обнаженные тела, переплетенные в жарких объятиях.

Усилием воли Фокс заставил себя сосредоточить взгляд на управляющем.

— Я найду Озберта и попрошу его показать мне окрестности. Но все же мне бы хотелось получить более обстоятельные сведения о положении вэлмарской крепости. Как насчет фуража для домашней скотины? Хватит ли у нас для нее корма до того момента, когда наступит время пустить ее под нож? И есть ли у нас еще один колодец на тот случай, если неприятель найдет способ, как отравить главный источник воды?

Николь исподтишка наблюдала за беседой мужчин — худощавым седобородым управляющим и гладким, крепким рыцарем с буграми мышц, Фокс оживленно жестикулировал, размахивая изборожденными боевыми шрамами руками с длинными чувствительными пальцами. И ее пронзила дрожь желания. Она слишком хорошо помнила, что испытывала, когда его умелые руки проворно обследовали ее тело. Она сделала глубокий вдох. Ей нестерпимо хотелось придумать способ, как заставить его прикоснуться к ней снова, чтобы повторно пережить волшебные мгновения.

Она с упоением разглядывала его узкобедрую длинноногую фигуру и не могла не восхищаться грацией его движений. Мужчина напоминал ей серо-белого кота по кличке Гимлин. Грациозный зверь хозяйничал на верхних этажах замка, представляя смертельную угрозу для местных мышей. Мужчина и кот обладали гибкостью и стремительностью, не вязавшимися с их небывалыми размерами и исключительной физической силой. Она вспомнила, как держала на коленях Гимлина и гладила его мягкую шерстку, потом ее воображение нарисовало ей сцену, в которой она проделывала то же самое с Фоксом — перебирала его блестящие черные волосы, потом ласкала его колючий, поросший черной щетиной подбородок. Перед ее мысленным взором возник его впечатляющий торс, склоненный над ней, его широкие, как крылья ангела, плечи, мускулистая грудь, слегка затененная черным островом жестких курчавых волос, его плоский живот. О, как было соблазнительно и мучительно исследовать ладонями его твердые мышцы, туго натянутую шелковистую кожу, пробежать пальцами вниз по волосистой дорожке до… до его потрясающего мужского достояния из плоти… Взять его в руки и ощутить его силу и крепость.

Прошлой ночью она почти не имела возможности разглядеть его массивное, увесистое копье, обтянутое атласной кожей, но она чувствовала в себе его раскаленное древко, всю его невероятную протяженность. Женщина едва удержалась от стона и, заставив себя оторвать от него взгляд, сосредоточилась на работе. Она принялась сортировать разноцветные нитки и раскладывать их по цветам. Но ее женское естество уже отреагировало на откровенные видения, отозвавшись пульсирующей болью и выделением сока любви.

Она осмелилась поднять голову от вышивки, только когда Фокс и управляющий направлялись к двери. Не доходя до порога, Уоррин повернулся и склонился в легком поклоне.

— Миледи… — произнес он, прощаясь.

Фокс тоже повернулся и остановил на ней взгляд. Он ничего не говорил, но его темный, пристальный взгляд прожигал ее насквозь, оставляя в теле огненный след. Тогда Уоррин что-то промолвил, и Фокс отвернулся от нее, чтобы последовать за стариком.

Николь изо всех сил старалась сохранять самообладание. Ей нужно было как-то совладать с собственной похотью. Когда Фокс находился рядом, она забывала обо всем на свете и теряла бдительность. В его присутствии ее воля слабела, а мозги плавились, превращаясь в пудинг.

Когда дверь за мужчинами притворилась, Николь вскочила на ноги, охваченная страстью. Она должна во что бы то ни стало придумать, как завлечь его в свою постель. Больше ей от него ничего не нужно. Она не могла ни доверять ему, ни испытывать к нему каких-либо чувств; единственное, чего она хотела, ощутить его в себе. Наполнить свое лоно его большим, твердым и жгучим копьем, иначе она сойдет с ума.

Глава 9

Николь встала с постели рано, задолго до того, как Старушка Эмма, стеная и жалуясь на больные косточки, сползла с соломенного тюфяка за порогом покоев своей госпожи. Николь надела простую коричневую юбку, поверх которой набросила плащ из грубой шерстяной ткани красновато-коричневого цвета. Два года назад, когда она впервые пришла в деревню, то первым делом приобрела для себя эту непритязательную одежду, обменявшись с женой коробейника, предложив той свой богатый наряд из малиновой венецианской парчи.

Тихо, чтобы не разбудить служанку, Николь выпорхнула из комнаты и, как бесшумная тень, заскользила по замку. Большинство его обитателей еще спали, но во дворе уже кипела работа. Полусонные поварята заготавливали дрова для поддержания в очаге огня и таскали в ведрах воду для кухонных нужд. В ранний час на улице было сумрачно, и мир представлялся серым, бесцветным и угрюмым. Никто не обратил внимания на ее одинокую фигуру. Николь направилась к воротам. Но чем ближе она подходила, тем сильнее колотилось ее сердце. Когда она переодевалась в простое крестьянское платье, то обычно выдавала себя за деревенскую девушку, переночевавшую в крепости и теперь возвращавшуюся домой. Стражники Вэлмара обычно принимали все за чистую монету и вопросов не задавали. Но может статься, что часовых Фокса будет труднее обвести вокруг пальца.

Укутавшись поплотнее в плащ и натянув капюшон на самые глаза, она громко обратилась к солдатам на сторожевой башне:

— Пожалуйста, откройте ворота. Сегодня утром мне нужно быть в деревне, чтобы выполнить поручение.

Из-за зубцов вынырнула голова мужчины, но в сумеречном свете черты его лица не различались.

— Что за поручение? — поинтересовался он.

— Я обещала повару принести дикий чеснок. Приправа нужна ему для вечерней трапезы.

— А ты уверена, что молоденькой девице вроде тебя безопасно разгуливать одной по лесу? Не будет ли лучше, если тебя кто-нибудь проводит? Если хочешь, я пойду с тобой. Мы могли бы нарвать зелени вместе. — За его спиной раздался взрыв сдавленного смеха.

Николь сжала губы. Сластолюбивые ублюдки!

— Я сомневаюсь, что лорд де Кресси обрадуется, узнав, что кто-то из его часовых самовольно покинул пост ради выполнения столь заурядного задания, — промолвила она вежливо.

Она слышала, как Человек что-то пробурчал, вслед за тем раздался хриплый скрип лебедки, поднимающей и опускающей ворота. Огромные решетчатые ворота медленно поползли вверх, и Николь торопливо выскользнула за пределы крепости. Ей повезло, что стражники поленились спуститься вниз, чтобы ее проверить. Если бы они стянули с нее капюшон и увидели ее волосы цвета воронова крыла, она бы пропала. В деревне женщин с черными волосами не было. Большинство, как и подобает саксонкам, были светловолосы, хотя встречались среди них рыжие и темно-русые. Когда Мортимер искал отца для своего будущего «наследника», цвет волос составлял главную особенность претендента. Он во что бы то ни стало хотел, чтобы ребенок походил на нее, поэтому его выбор оказался весьма ограничен. Фокс, был едва ли не единственным мужчиной в гарнизоне, который годился для осуществления его планов.

При мысли о цвете волос ее пронзила острая боль сожаления. Если бы только их малыш унаследовал родительские черты, то все сложилось бы по-другому. Впрочем, нет… Саймона и так можно назвать образцом совершенства. Она бы не променяла его ангельской красоты на иную внешность, даже если бы она значительно облегчила ее отношения с Фоксом.

Николь торопливо зашагала по укатанной дороге. Забрезжил рассвет, и разлившаяся по небу заря постепенно возвращала миру яркость привычных красок. Тьма отступала, и окружающие предметы приобретали отчетливые очертания. Она на минуту остановилась, чтобы полюбоваться волшебным очарованием пробуждения утра. Над рекой поднимался густой туман, окрашенный лучами восходящего солнца в золотисто-розовые тона, и клубился над долиной подобно пару колдовского зелья. Солнце поднималось над сине-зеленой полосой сельского пейзажа медным диском огня.

Когда радужные краски утреннего небосвода побледнели, женщина ускорила шаги. Она знала, что в крепости ее спозаранку не хватятся, а Фокс скоро уедет. Хотя накануне она не спустилась в зал для вечерней трапезы, от слуг ей стало известно, что лорд де Кресси собирался отправиться в Уилфорд, чтобы осмотреть свои земли, лежавшие к востоку от Вэлмара.

По мере приближения к деревне Николь становилась все более настороженной. Деревенские жители вставали раньше обитателей замка. Мужчины, трудившиеся на полях, использовали каждую минуту светового дня и при первых признаках рассвета уже спешили начать свою работу. Но туман, еще не рассеявшийся под лучами раннего солнца, был ее союзником. Проходя мимо деревни, она слышала плач младенца, лай собаки и крик петуха. Но никого и ничего не видела. Значит, и она оставалась за пеленой тумана невидимой для обитателей селения.

Обогнув околицу, Николь отыскала строение под камышовой крышей, стоявшее в стороне от других крестьянских хижин. Здесь жила Гленнит, повитуха. На пороге она нащупала веревку, свисавшую с карниза и имевшую колокольчик на другом конце. Она несколько раз дернула за веревку. Николь специально придумала сделать колокольчик, чтобы люди, нуждавшиеся в услугах повитухи, в темноте ночи могли беспрепятственно ее вызвать.

Обитая шкурами дверь распахнулась, и в ноздри Николь тотчас ударил насыщенный дух смешанных ароматов. Жилище до отказа наполняли засушенные травы, издававшие сладкие и острые запахи. Пучки трав, свисали с балок, сплошь покрывали стены и наполняли горами корзины, которые занимали все пространство грязного пола. Николь всегда удивлялась, как можно привыкнуть к столь удушливой атмосфере навязчивых запахов. В то же время ароматы трав не оскорбляли обоняния и вызывали куда более приятные ощущения, чем зловоние, распространяемое навозом и помоями, а также незамысловатой стряпней, которым пропитывалось большинство сельских хижин. Поскольку Гленнит скот не держала, предпочитая выменивать соленую свинину и мясо по мере надобности, ей не приходилось делить жилище с козами и коровами.

На пороге Николь встретила Гленнит в тонкой ночной сорочке, с распущенными волосами, свободными волнами падающими с плеч. Проводив гостью внутрь, она склонилась к едва тлевшему очагу, чтобы взять огня и зажечь свечу. В мерцании пламени на ее темных прядях заиграли красноватые блики. Женщина выпрямилась и с тревогой посмотрела на неожиданную гостью.

— Что-то стряслось? — спросила она.

— Право, не знаю, — услышала она расплывчатый ответ. — Мой новый муж — скрытный человек. Трудно понять, что у него на уме. Боюсь, как бы он не пришел к тебе и не начал расспрашивать о Саймоне, вернее, о ребенке, якобы погибшем при родах.

— Если он появится здесь, я расскажу ему ту же историю, что мы придумали для Мортимера. Но ответьте, что ему за нужда беспокоиться о мертвом младенце?

Николь стащила с себя грубый плащ, колкая материя которого раздражала ее нежную кожу, и бросила его на низкий табурет.

— По правде говоря, я сама все ужасно усложнила. Гленнит изогнула дугой бровь.

— И что же вы такое натворили?

Перед тем как поведать женщине о своих трудностях, Николь глубоко вздохнула.

— Когда Фокс известил меня о своем намерении взять приступом замок Марбо, я предупредила об этом Мортимера. Фокс сошелся с ним в поединке и убил его. Но все могло сложиться иначе. Узнав о моем предупреждении, Фокс, ясное дело, точит на меня зуб. Ведь из-за меня он мог потерять все.

— Бог мой, леди, зачем же понадобилось предупреждать Мортимера? Я-то думала, что его смерть вам только на руку.

— Из-за Саймона. Я опасалась, что в случае штурма крепости мальчик может пострадать.

— Но вы бы рассказали все де Кресси.

— Не могу! — Николь принялась мерить шагами комнату. — Могла ли я признаться мужчине, который пришел, чтобы завладеть мной и моими землями, что у меня есть сын? Ястреб, обнаруживший в своем гнезде яйцо кукушки, вышвырнет его вон. Саймон слишком уязвим и беззащитен. Я не могу рисковать его жизнью и здоровьем, уповая на великодушие и добрую волю какого-нибудь мужчины!

— Но ведь Саймон — его сын!

— Да, но он никогда не признает ребенка, который ничем на него не похож!

Гленнит сморщила лоб, пытаясь что-то сообразить.

— Вероятно, вы правы. Мужчины в подобных вопросах непредсказуемы. Конечно, если он злится на вас за предательство, то рассказывать ему сейчас о существовании Саймона не время. Но это, похоже, не все, что вас тревожит. Я чувствую, что вас гложет что-то еще.

Николь вспомнила и о другой причине, толкнувшей ее нанести визит колдунье. Всю дорогу в деревню она размышляла, взвешивая «за» и «против» своего решения просить Гленнит дать ей для Фокса приворотного снадобья. Она знала, что есть средства, способные возбудить в мужчине ненасытную страсть. Но вдруг Фокс станет удовлетворять свою похоть не с ней? Если она подсыплет ему порошок, а он затащит в постель Элис, то она убьет их обоих!

Она смотрела на Гленнит, мешкая с ответом, потом сказала:

— Вся суета и беспокойство последних дней лишают меня сна. Я вот что подумала: не можешь ли ты приготовить для меня снотворное питье?

Слова Николь как будто озадачили Гленнит, но ненадолго. Она взяла свечу и направилась к двери в дальний конец помещения, где за перегородкой располагалась кладовая.

— Если вы подождете, я что-нибудь намешаю.

Николь последовала за знахаркой. Ее всегда поражало, как женщина хранила в памяти все знания, которыми обладала, умея составлять из десятка разных трав всевозможные композиции, готовить лечебные отвары, мази, припарки, порошки.

Гленнит поставила на деревянный стол свечу и, прежде чем приступить к процессу приготовления травяного сбора, расчистила столешницу. Сначала она изучила ряд глиняных горшков, стоявших на полке, потом, отобрав некоторые из них, взяла из каждого по щепотке засушенных трав и бросила в широкую миску. После чего ведунья начала измельчать их каменным пестиком.

— Что входит в снотворное снадобье? — полюбопытствовала Николь.

— Вам должно быть известно, что я своих секретов не выдаю, — ответила женщина, смерив Николь долгим взглядом. — Во всяком случае, пока не настанет момент передать знания другому человеку.

— И кому бы ты хотела их передать? — осведомилась Николь, водя пальцем по горшкам, которые стояли на прибитой к стене полке. Странные значки, нацарапанные на их круглых боках, ей ни о чем не говорили, хотя она могла читать и писать по-латыни.

— Может быть, у меня когда-нибудь будет дочь.

— Но ведь ты поклялась, что никогда не выйдешь замуж. Гленнит фыркнула:

— Чтобы понести и вырастить ребенка, муж не нужен.

Николь подумала о Саймоне, воспитывавшемся среди женщин. Наступит день, когда понадобится, чтобы рядом с ним находился мужчина, способный передать ему мужские навыки. Кому смогла бы она доверить столь ответственную роль? И чему бы она хотела, чтобы он научил ее ребенка? Ей претила жестокость и неприглядность жизни рыцаря. Она мечтала об иной, более цивилизованной судьбе для своего сына. Она бы предпочла, чтобы он посещал церковь и стал ученым.

Но тогда придется скрыть от него тайну его происхождения, Вэлмар и Марбо находились во владении ее семьи со времен Вильгельма Завоевателя, но и до того по линии ее прабабки замки и прилегающие к ним земли принадлежали саксонским предкам Николь.

Если нынешнее положение не изменится, Саймон все равно не унаследует свои родовые поместья. Он мог стать наследником ее богатства только в том случае, если Фокс признает его своим сыном. Но такая возможность представлялась ей маловероятной. Шансы были исключительно малы. Николь снова вздохнула.

Гленнит бросила на нее лукавый взгляд.

— Не нужно так убиваться, а то ты раньше времени состаришься. Все может еще перемениться к лучшему. Жизнь полна неожиданностей.

— Господи, какой ты состоятельный человек, Фокс, — не уставал удивляться Рейнар, когда вместе с другом они скакали по влажным от росы хлебным полям, окаймленным полосами изумрудно-зеленых пастбищ. — Я даже не догадывался, что твои владения столь необъятны, а земли — богаты и плодородны.

— Зерно на полях должно еще превратиться в муку в закромах, — уточнил Фокс. — Пока мы не соберем урожай, я не вправе на него рассчитывать.

— Но я имею в виду не только тучные поля с ячменем, просом и пшеницей. Что насчет садов, которые тянутся вдоль реки? Яблоки в этом году уродились на славу. Деревья гнутся и трещат под их тяжестью. А обширные покосы с сочными травами? Им несть числа. Сена должно хватить в избытке для всего поголовья скота, чтобы пережить грядущую зиму. Почти в каждой крестьянской семье есть куры, коза или корова. А стада свиней, которые мы видели на прокорме в лесу? Они позволят вдоволь запастись солониной и перезимовать, не зная печали.

Фокс не нашелся что ответить. Сказать по правде, он и сам был ошеломлен при виде изобилия, представшего их взорам. Прискакав в Уилфорд, они обнаружили там за рекой не только форт, крепость, в честь которой местечко получило свое имя, но и пивоварню, часовню и две мельницы. Одна молола зерно, а вторая приводила в движение сукновальные машины. Тут же раскинулась небольшая деревушка, состоявшая из аккуратных домиков. В деревушке де Кресси и его людей встретили загорелые пышногрудые женщины Уилфорда, приветствовавшие нового хозяина свежесваренным элем и горячим хлебом, щедро сдобренным сливочным маслом и густым золотистым медом. Фокс не мог не заметить, какими упитанными и ухоженными выглядели их детишки. Зеленые холмы, окружавшие селение, пестрели гуртами белых овец.

День выдался удачным, и поездка принесла ему немалое удовлетворение. Фокс натягивал поводья, придерживая лошадь, чтобы местный староста, ехавший на муле, поспевал за ними. Выезжая утром за пределы замка, он планировал не только провести осмотр своих угодий, но и главным образом развеяться. Он хотел находиться как можно дальше от Николь. Хотя они почти не встречались — накануне женщина даже не вышла к вечерней трапезе, — но все в Вэлмаре напоминало ему о ее существовании. Ему повсюду мерещился, сводя с ума, чарующий аромат ее духов. Он не мог не вспоминать роскошное убранство светлицы, куда стремился всей душой и в то же время страшился возвращаться. Ведь там каждый предмет, каждый ковер на полу и на стене дразнил его воображение чувственным великолепием дамы, позаботившейся об уюте.

Ее присутствие до такой степени волновало Фокса и лишало покоя, что он уже подумывал, не будет ли лучше запереть ее в башне и держать под замком до тех пор, пока он не решит, как поступить с ней дальше. Но он не мог отрицать той важной роли, какую Николь играла в повседневной жизни замка, исполняя обязанности хозяйки. Только теперь получил он более или менее полное представление о том, как много сил и энергии отнимала работа по содержанию крепости в чистоте и порядке, сколько нужно всего предусмотреть, чтобы прокормить такую кучу народа и чтобы привычный уклад не нарушался. Хотя слуги Вэлмара отличались опытностью, расторопностью и надежностью, они нуждались в соответствующем руководстве. Кто-то должен за всем следить, отдавать распоряжения и принимать решения. Сам Фокс не имел желания брать на себя такую ответственность.

К тому же он полагал, что избрал правильную тактику. Он будет и впредь совершать ежедневные объезды своих территорий, занимаясь хозяйственными вопросами в других поместьях, следить за состоянием их укреплений и производством сельскохозяйственной продукции. Земля, слава Богу, ему досталась плодородная и ухоженная.

Он набрал в грудь воздуха, с наслаждением вдохнув сладкий теплый аромат свежескошенной травы. По обе стороны от дороги тянулась стерня и высились внушительные стога соломы. Среди торчащей щетины срезанных стеблей злаков деловито прогуливались, выискивая насекомых и просыпавшиеся зерна, вороны и сороки. Над головой кружил ястреб-тетеревятник, высматривая на потревоженной земле мышей-полевок. В ранние часы утра Фокс со своими людьми видели вышедших на жатву жнецов. Загорелые мужчины с обветренными лицами в красновато-коричневых рубахах, достигавших колен, несли на плечах длинные, с изогнутыми лезвиями косы.

К де Кресси подъехал на своем боевом коне Генри де Бренн.

— Милорд, мы будем возвращаться в замок через деревню?

— Почему бы и нет? — вступил в разговор Озберт, местный староста, следовавший за ними по пятам. — Мы могли бы заглянуть на пивной двор к Мод, отведать эля и малость передохнуть.

Фокс повернул голову, чтобы взглянуть на говорившего. Озберт был грузен, с ярко-красным лицом. От дневной жары он обливался потом. Фокс едва не поддался искушению заметить, что жара английского летнего дня — божья благодать по сравнению с адским пеклом левантийского побережья.

— Не стоит отказываться, тем более что в деревню ты еще не наведывался, — вставил слово Рейнар. — Во всяком случае, с официальным визитом — как новый господин.

Фокс вскинул брови.

— Похоже, что вы трое против меня сговорились. В таком случае у меня нет выбора. Очень хорошо, поедем назад через деревню.

День клонился к вечеру, когда отряд де Кресси возвращался в Вэлмар. Но еще было тепло, и селение у подножия крепости отдыхало в ленивой дреме. Всадники въехали в деревню со стороны реки. Гладкая поверхность мельничной запруды сверкала под яркими лучами солнца, как отполированная сталь. Когда они приблизились к мельнице, им навстречу вышел человек с прямыми рыжеватыми волосами и бакенбардами, заостренным носом и черными, как смородина, бусинками глаз. Человек поздоровался.

— Милорд, — приветствовал он Фокса. — Я мельник. Меня зовут Этельберт. — Он поднял глаза к безоблачному голубому небу и добавил: — Очень жарко, сэр. Вы, вероятно, не прочь промочить горло. Если не возражаете, я велю жене принести вам пахты.

— По правде говоря, мы направлялись на пивной двор Мод, чтобы отведать эля, — пояснил Озберт со своего мула. Теперь, когда компания находилась на подотчетной ему территории, староста приосанился, расправил плечи и выглядел молодцом, а не раскисшим от жары студнем. — Но за предложение спасибо, Этельберт.

Мельник смерил старосту недовольным взглядом и подошел к Фоксу вплотную.

— Как скоро вы собираетесь устроить господский суд, милорд? Леди Николь обычно проводила его на праздник урожая.

Господский суд? Еще одна обязанность, о которой он совсем забыл.

— Я подумаю. — Он резко тронул поводья, желая побыстрее отделаться от назойливого мельника. — Моя жена и в. самом деле устраивала судебные разбирательства? — спросил он Озберта, когда они отъехали на некоторое расстояние.

Староста кивнул.

— И люди соглашались с выносимыми ею решениями? Озберт опять кивнул.

— Хотя кое-кто из людей Мортимера с иронией относился к ее авторитету, тем не менее леди Николь всегда пользовалась уважением и популярностью у жителей деревни. Она выросла в Марбо и наследовала Вэлмар. Местный люд считает ее своей госпожой с тех пор, как десять лет назад преставилась ее матушка. К тому же, кроме нее, заниматься подобными делами некому. Мортимер последнее время ничего не делал, только заливал глаза вином. Да и проблемы сельских жителей его никогда не волновали. Он был равнодушен к тому, что творилось в деревне.

Его жена управлялась со всеми делами своими силами, подумал Фокс. Она руководила замком, чинила господский суд, объезжала бескрайние угодья, обеспечивая процветание и бесперебойную работу всего огромного хозяйства. Фокс почувствовал себя не в своей тарелке. Его жена, похоже, стала неотъемлемой частью, точнее, сердцем Вэлмара и его окрестностей. Если бы ей взбрело в голову восстать против него, ему, по всей видимости, пришлось бы туго. И сегодня он затруднялся сказать, чья воля одержала бы в таком противостоянии верх.

Двигаясь по деревенской улице, Фокс заметил, что дома под камышовыми крышами располагались на некотором расстоянии друг от друга, так что каждый хозяин имел вполне приличный участок земли, где выращивал овощи; там же стояли хозяйственные постройки и хлев для скотины. У первого жилища, попавшегося им на пути, они заметили молодую женщину со светло-русыми косами. Она отгоняла передником гогочущее стадо гусей от розовощекого карапуза, игравшего в грязи. Увидев конный отряд, она подхватила ребенка на руки. Когда они проезжали мимо, мальчик громко завизжал, норовя выскользнуть из рук матери на землю. Женщина проводила всадников открытой улыбкой.

— Ее муж — кузнец, — пояснил Озберт. — Его кузница находится дальше вниз по течению реки.

Чуть поодаль они встретили другую женщину, постарше первой. Она сидела у крыльца своего дома, скрестив ноги, и шелушила горох. Время от времени она подносила руку ко лбу и вытирала пот. Увидев группу всадников, она торопливо высыпала очищенный горох в миску и проворно вскочила на ноги, чтобы приветствовать важных гостей.

— Добро пожаловать, милорд, — произнесла она, неуклюже подбирая темно-золотистые пряди, выбившиеся из-под мокрого от пота льняного платка.

Фокс ей кивнул.

— А это Берта. Вот уже пять лет минуло с тех пор, как она овдовела, — сообщил Озберт, когда они удалились от женщины на почтительное расстояние. — Ее муж был ранен топором, рана загноилась, и он умер.

— Ранен топором? — переспросил Фокс. Староста покачал головой.

— Да, но не на войне. Мне кажется, он рубил дрова, когда ручка соскочила и удар топора пришелся ему по ноге.

По мере продвижения отряда по деревне Озберт представлял де Кресси ее обитателей, попадавших в их поле зрения. Так продолжалось до тех пор, пока Фокс не уловил слово «знахарка».

— Что? — встрепенулся он. — Что ты сказал?

— Я сказал, что хижина под новой камышовой крышей за общинной землей принадлежит Гленнит, местной знахарке и ведунье.

Фокс устремил взгляд за общий выгон, где паслась черно-белая корова.

— Она еще и повитуха?

— Да, — кивнул староста. — Она помогает при родах женщинам из деревни и крепости.

— Мне бы хотелось с ней повидаться. — Фокс направил коня к дому.

Они нашли Гленнит в огороде за домом, она ухаживала за овощными грядками. Увидев конных мужчин, она опустила мотыгу и молча наблюдала за их приближением.

— Святые угодники, — пробормотал Рейнар вполголоса. — Я ожидал увидеть сморщенную хрычовку.

Фокс посмотрел на своего капитана с укоризной во взоре. Он догадывался, что, пока они объезжали деревню, его приятель взирал на местных женщин оценивающим взглядом. Но до сих пор капитан не позволял себе высказываться вслух. Фокс внимательно оглядел знахарку с головы до ног. Насколько он мог судить по ее внешнему виду, Гленнит была старше его всего на несколько лет. Однако вьющиеся каштановые волосы, загорелая гладкая кожа и кошачьи глаза цвета янтаря делали ее молодой и привлекательной. Простая юбка красновато-коричневого тона, пропитанная потом, вызывающе облегала округлые формы ее тела, подчеркивая сильные, хорошо развитые и красивые мышцы.

Де Кресси спрыгнул с коня и протянул поводья Рейнару. Гленнит подошла к нему, хотя не поклонилась и ничего не сказала. В нескольких шагах от него она остановилась и молча ждала, когда он заговорит первым. В ней чувствовалась какая-то гордая надменность и природная непринужденность дикого животного.

— Я новый хозяин Вэлмара, — начал Фокс. — Насколько мне известно, ты помогаешь местному люду и жителям замка как повитуха и знахарка.

Она кивнула.

Он сделал навстречу ей несколько шагов и понизил голос. Ему не хотелось, чтобы Озберт или сэр Генри слышали содержание их беседы.

— Более двух лет назад леди Николь произвела на свет младенца. Кое-кто утверждает, что он родился мертвым. Другие говорят, что она удавила его собственными руками, прежде чем он успел пискнуть.

Женщина вскинула брови.

— Люди много чего болтают. А вы не спрашивали у матери ребенка, что случилось?

— Спрашивал. Но я бы хотел также услышать все от тебя.

— Ребенок родился мертвым. Пуповина обмоталась вокруг его шеи. Утроба вашей жены не пострадала, если в этом состоит суть вопроса, — добавила ведунья и снова иронично приподняла брови. — С таким сластолюбивым в постели рыцарем, как вы, я уверена, она очень скоро понесет второго ребенка.

Вероятно, женщина надеялась, что ее слова прозвучат комплиментом. Но он уловил в них скрытую насмешку, граничившую с издевкой. Не желая более задерживаться, Фокс, высокомерно кивнув, вскочил на коня.

— Так что она сказала? — полюбопытствовал Рейнар, как только приятели уютно устроились за столом на пивном дворе в тени развесистого дуба. Фокс поднял до краев наполненную оловянную кружку и сделал глоток густого пенистого эля. Нигде, кроме Англии, не варили пиво столь отменного качества. Аквитания и Пуату славились своим вином, Шотландия — виски, а восточные страны — крепкими водками, выгнанными из фруктов и приправленными пряностями. Но когда человек испытывал жажду, все остальные напитки бледнели по сравнению с пенящейся золотистой жидкостью, называемой элем.

— Я спросил ее насчет ребенка, — ответил он. — Ее рассказ полностью совпал с тем, что мне поведала Николь. В заключение она съязвила, назвав меня сластолюбивым рыцарем. Мне показалось, что она насмехалась надо мной, будто знала, что я не сплю с Николь.

— Возможно ли такое? — осведомился Рейнар.

— Пресвятая дева Мария! Откуда мне знать? — Фокс сделал еще один большой глоток. — Может, она и Николь — подруги. Мне мнится, что обе женщины обладают незаурядным умом. Господи, в присутствии Гленнит я чувствовал себя как мышь, которую гоняет игривая кошка.

— Я был бы только рад, если бы она захотела поиграть со мной, — подхватил Рейнар мечтательно.

— Неужели она так запала тебе в душу? Рейнар пожал плечами.

— Есть женщины, которых мужчине не надо ничему учить. Напротив, он сам может перенять у них что-нибудь новенькое.

Мысли Фокса тотчас перенеслись к Николь. Если бы он только отважился, то с большой охотой научил бы ее всему, чем владел сам. Существовало столько всяческих поз и вариантов, которые им еще предстояло испробовать. Хотя за время Крестового похода он мужественно хранил целомудрие, от своих товарищей он выслушал множество историй о восточных танцовщицах и дорогих проститутках, о разнообразных способах, какими они ублажали мужчин. Некоторые из рассказов особенно захватили его воображение. Ночами, ворочаясь на своей походной подстилке, он столько раз представлял, как будет учить Николь различным позициям совокупления. Но теперь его волновало совсем иное: проникнется ли он к ней когда-либо доверием, чтобы овладеть ею?

Нет, такое уже казалось маловероятным. Однако когда его сладострастие достигнет таких высот, что он перестанет себя контролировать, он пойдет к. ней и не успокоится до тех пор, пока не перепробует с ней все способы удовлетворения своего желания. В конце концов, она его законная жена, а он — ее господин и властен делать с ней все, что пожелает, а не наоборот.

— Жители деревни хотят, чтобы ты принял участие в их празднике урожая, — донесся до Фокса голос Рейнара, прервавший череду его мыслей. — Я считаю, что тебе не стоит отказываться. Тебе не помешает развеяться, повеселиться и отдохнуть. Перестань киснуть и предаваться мрачным размышлениям.

— Вероятно, пока я нахожусь здесь, мне следует провести судебное разбирательство, чтобы утвердить свою господскую власть, а то обиженным людям, вроде сердитого мельника, придется обратиться за правосудием к моей супруге. — Фокс затряс головой. — Можно ли ей верить? Я думал, что иду спасать хрупкое, беззащитное создание, заключенное в темницу, над которым глумится жестокосердный муж. Но обнаруживаю, что госпожа Николь не нуждается ни в защите, ни в спасении. Что ей каким-то образом удалось смирить могущественного Мортимера, низвести его до уровня бессловесной скотины и одновременно превратить Вэлмар в богатое и благоденствующее поместье. Более того, выясняется, что ее повсеместно любят и чтят. Исключение составляет лишь небольшая группа людей, сохранивших преданность Мортимеру, чье недовольство в основном сводится к тому, что леди Николь — женщина, да ряд озлобленных слуг, которые были бы недовольны любой госпожой.

— Что же тут плохого? Ты должен радоваться, не так ли? Фокс вскинул брови.

— До тех пор пока наши с ней цели совпадают, да, я должен гордиться тем, что взял в жены воплощение совершенства. Но если она стремится к обратному и по какой-то причине желает оказывать мне сопротивление и подрывать мой авторитет, то… — Его голос дрогнул, и он умолк. Он качнул головой и развел руками. В его душу снова закралась уже знакомая тревога.

Они пробыли в деревне до наступления сумерек и засобирались в путь, когда солнце скрылось за холмами. Де Кресси значительно успокоился и расслабился. Разморенный элем и жарой, он едва стоял на ногах, когда садился в седло своего боевого коня. Он понял, что настала пора возвращаться в замок и от души поесть. Фокс надеялся, что, набив живот после пива едой, он будет спать всю ночь без задних ног. Опрокидывая в себя последние кружки эля, он надеялся избавиться от навязчивых мыслей о Николь.

Едва они въехали во двор крепости, как Фокс услышал, что его кто-то позвал. Он повернулся на оклик и увидел рыцаря по имени Уилл ле Люп.

— Фокс, я должен с тобой поговорить.

Де Кресси спешился и, передав поводья своему оруженосцу, подождал, пока Уилл подойдет к нему поближе.

— Твоя жена сегодня уходила из замка, — объявил воин скороговоркой. — На ней было простое крестьянское платье, но я точно знаю, что это она. Я узнал ее по голосу. Когда она пошла по дороге, я справился у Джеффри, несшего дежурство вместе со мной: «Не госпожа ли Николь пошла?», и он ответил: «Да, думаю, что она». Она попросила нас поднять ворота, потому что якобы шла в деревню по делу, за чесноком или еще чем-то. Она вела себя выдержанно и говорила так утонченно, что я сразу догадался, кто это. Она вернулась через несколько часов. Стояла жара, она сняла накидку и повязала голову платком. Но когда я увидел ее лицо, тотчас узнал.

— Сколько времени, говоришь, она отсутствовала?

— Довольно долго. Она ушла, когда еще не начинало светать, а вернулась непосредственно перед тем, как священник позвонил в колокол на вечерню.

От ленивой усталости, только что владевшей телом Фокса, не осталось и следа. Его жена, дождавшись его отъезда из замка, переоделась в служанку и тайно улизнула. Новые секреты. Новые загадки.

— Ты поступил правильно, поделившись со мной своей проницательностью. Молодец, — похвалил де Кресси бдительного солдата. — Продолжай в том же духе.

Раздираемый сомнениями, он устремился через двор. Зачем понадобилось его жене уходить из замка, переодевшись? Единственный ответ, пришедший ему в голову, взбесил его. Женщина, по всей видимости, имела любовника.

Ужасная мысль не покидала его с тех самых пор, когда он увидел, как она сама себя ублажала. Церковь осуждала онанизм, хотя большинство мужчин все равно его практиковали. Но чтобы женщина искала полового удовлетворения подобным образом… она должна иметь страстную и плотоядную натуру. Однажды восприимчивость Николь вызвала у него восторг. Он радовался и гордился тем, что сумел довести ее до такого состояния, что от удовольствия она стонала и кричала. Теперь ее невероятная чувственность заставила его задуматься и взглянуть на проблему с другой стороны. Ситуация еще более усугублялась тем фактом, что в течение трех лет его не было рядом с ней. Способна ли женщина с ее темпераментом довольствоваться самоутешением? Что мешало ей найти мужчину для удовлетворения своих нужд?

Вряд ли Мортимера волновало, что супруга наставляла ему рога. Судя по многочисленным высказываниям, Николь устрашила своего первого мужа до такой степени, что он окончательно утратил над ней власть. Логично предположить, что она завела любовника. Кто он? И почему до него не дошло ни одной сплетни на этот счет? Вероятно, она действовала в высшей мере осмотрительно и осторожно, чтобы не стать объектом злословия всевидящих слуг Вэлмара.

Но ведь он и раньше догадывался, что она женщина хитрая и умная. Да, но не настолько, чтобы обвести его вокруг пальца.

Он продолжит вести за ней наблюдение и расставит сети, в которые обманщица непременно попадется. Он раскроет ее секрет и, раскрыв, убьет негодяя, а потом затащит ее в спальню и будет грубо, до изнеможения владеть ею, пока не сотрет из ее памяти любые воспоминания о мужчине, когда-либо касавшемся ее тела!

Глава 10

Несмотря на принятое снотворное зелье, Николь никак не могла уснуть. Тонкая ночная сорочка липла к телу. Женщина села на кровати и с раздражением стащила с себя рубашку, но облегчения не получила. Она вздохнула и слезла с постели. Из-за неутоленной страсти она испытывала нервное и физическое напряжение и не находила себе покоя. Место между ногами стало болезненным и чувствительным. Впрочем, она ощущала ломоту во всем теле и безумно хотела оказаться в объятиях Фокса, вкусить сладость его поцелуев. Воображение рисовало ей, как его теплое дыхание щекочет ее кожу, как его губы мнут ее соски и нежно сосут грудь, чего в силу обстоятельств никогда не делал ее собственный малыш. Как его горячий и влажный язык скользит по ее коже, оставляя за собой жаркий след.

Николь пронзила дрожь желания, она подошла к окну и взобралась на стоявший рядом табурет. Проникавший из распахнутых ставен прохладный ночной воздух обдувал ее обнаженный торс. Откинув назад волосы, рассыпавшиеся по плечам, она высунулась наружу в надежде, что свежий бриз и прохлада остудят огонь, от которого изнывало ее тело, ослабят напряжение, налившее свинцом ее соски и заставившее томиться от любовной тоски и истекать соком ее пульсирующую болью утробу. Ей следовало бы забыть о Фоксе. Хотя бы на время. Первым делом нужно увидеть Саймона и убедиться, что с мальчиком все в порядке. Только тогда она получит возможность сосредоточить все помыслы на муже и найти верный способ завлечь его в свою постель.

Саймон. Завтра наконец она его увидит. Как долго пришлось ей ждать счастливого момента. Хотя Фокс выезжал из замка почти каждый день, она не знала, когда он вернется. Поездка в Марбо, занимавшая полдня туда и столько же обратно, при данных обстоятельствах чревата высоким риском. Но завтра в деревне будут отмечать праздник урожая, и, насколько ей известно, Фокса непременно пригласят в нем участвовать. Такой порядок существовал на протяжении последних двух лет, когда приглашали ее. Как представитель замка, он должен будет первым преломить и отведать хлеб, испеченный из муки нового урожая. Потом ему вручат незатейливые подарки. В прошлом году жители деревни преподнесли ей головки свежего сыра, изящную плетеную корзину и блюдо медовых коржей, пересыпанных орехами. Кузнец подарил ей маленький кинжал из превосходной стали с серебряной крученой рукояткой, а дубильщик — отлично выделанную телячью шкуру, из которой она изготовила пару нежных, как шелк, туфель. Праздничное веселье и пир продлятся далеко за полночь. Фокс возвратится в замок поздно, и у нее хватит времени побывать в Марбо и вернуться в крепость незамеченной.

Женщиной вновь овладели думы о сыне. Уже месяц минул с тех пор, как она видела его в последний раз. Теперь, должно быть, он выучил много новых слов. Перед дорогой ей нужно будет заглянуть на кухню, чтобы взять для мальчика какой-нибудь гостинец. Он любил сладости больше всего на свете. Еще она приготовила для Саймона волчок. Его вырезал из древесины возчик. В прошлый раз она привозила сыну мячик, сделанный из поросячьего пузыря, набитого крупой. Ему так понравилась игрушка, что он не расставался с ней до самого ухода Николь.

Интересно, с какими еще игрушками забавляются дети? Нужно будет спросить у Томаса. Когда она сама была девочкой, то мир ее увлечений состоял из иных предметов: кукол, бантиков и всевозможных тряпочек. Томас, которому едва стукнуло десять лет, наверняка помнил об игрушках лучше. Он во многих отношениях напоминал Николь ее сына. У Саймона были такие же светлые волосы и чистые, прелестные черты. Ей приятно, что паж всегда находился рядом с ней. Его присутствие служило утешением и вселяло веру, что в один прекрасный день ее собственный сын тоже будет жить с ней и выполнять ее незамысловатые поручения.

Николь отошла от окна. Теперь она чувствовала себя гораздо лучше. Мысли о Саймоне, а самое главное, тот факт, что завтра она его увидит, отвлекли ее и принесли моральное, если не физическое, облегчение. Она снова взобралась на кровать.

С первыми лучами утренней зари Николь верхом на белой лошади выехала за пределы замка. Оседлать кобылу она уговорила Питера, довольно пожилого конюха, ухаживавшего за господскими лошадьми. Он как-то признался хозяйке, что люди его возраста спят мало, и ей не пришлось его долго будить. Стражникам у ворот Николь сказала, что должна поехать в деревню, чтобы помочь в приготовлениях к празднику урожая. Они без колебаний открыли ворота и помахали ей вслед.

Она промчалась мимо деревни, даже не завернув к Гленнит. Она навестит знахарку на обратном пути, если время позволит. Замок Марбо располагался от Вэлмара на расстоянии нескольких часов. Николь решила, что должна возвратиться до наступления сумерек.

Поправив на голове платок, чтобы солнечные лучи не попадали на лицо, женщина устремилась к желанной цели. Чем дальше уезжала она от стен крепости, тем менее значительными представлялись ей горести и печали, свалившиеся на ее плечи в Вэлмаре. Скоро, очень скоро увидит она свет своих очей.

— Боже, Рейнар, ты вырядился как попугай! — воскликнул Фокс, когда приятели встретились на конюшне, куда пришли, чтобы забрать своих скакунов и отправиться в деревню на праздник урожая.

Рейнар окинул взором свою тунику из ярко-синей венецианской парчи, отороченную золотым плетеным шнуром, и широко улыбнулся:

— Я знаю, что тебе претит одеваться как подобает лорду, но женщины, да будет тебе известно, отдают предпочтение мужчинам в дорогих одеждах. Помнишь павлинов, которых мы видели на Кипре? У павлина с пышным хвостом больше шансов добиться внимания самки по сравнению с его менее представительными собратьями.

— Клянусь, ни одна женщина не стоит такой пытки. Ненавижу тунику. В ней жарко как в преисподней, а грубая окантовка царапает шею. — Фокс недовольно повел плечами. — Если бы было можно, я бы явился в одной рубашке и старом грязном камзоле. К сожалению, положение обязывает меня одеваться как должно представителю знати.

— Раз мы заговорили о дамах, ты имеешь представление, где твоя супруга? — справился Рейнар, когда мужчины вывели оседланных коней из стойла во двор.

— Уверен, она появится с минуты на минуту. Элегантная, величественная и поразительно красивая. — На лице Фокса отобразилось искреннее восхищение.

— Похоже, вы со своими делами все еще не разобрались? — проговорил Рейнар.

Первым порывом Фокса было поделиться с другом своими подозрениями относительно существования у Николь любовника, но потом он передумал. До сих пор он не слышал, чтобы люди болтали, что его жена наставляет ему рога. Пусть все так и остается.

— Мне внутренний голос говорит, что я делаю все правильно, — сообщил он Рейнару. — До тех пор пока я не узнаю Николь и мотивы ее поступков немного получше, я предпочту в одну постель с ней не ложиться. Ты слышал о Самсоне и Далиле? Или о Елене Троянской? Красивые женщины множеству мужчин принесли несчастья.

— Знаешь, если ты тронешься умом из-за отсутствия любви, от этого никто не выиграет и ты никому не будешь нужен. Повторяю, если ты ей не доверяешь, посади ее под замок. Именно так поступил старик Генрих с Алиенорой. Продержал ее в заточении для собственного спокойствия без малого двенадцать лет.

— Я не думаю, что смогу упечь свою жену в монастырь. Она владелица Вэлмара и имеет полное право здесь жить.

— Что ж, если ты так рассуждаешь, значит, ты влип по уши. Тогда хотя бы подумай о возможности немного поразвлечься с какой-нибудь другой бабенкой. Может, нам попадется какая-нибудь, похожая на госпожу Николь, и ты представишь, что это она.

Фокс посмотрел на приятеля с сомнением.

— Ей подобных нет на всем белом свете.

— Ну как же? А та танцовщица? — напомнил Рейнар и весело подмигнул.

— Ха! Но ты добился от нее больше, чем я!

— Ты прав, — самодовольно ухмыльнулся капитан. — Но ты не можешь упрекать меня. Я же не виноват, что ты сох по женщине, находившейся на другом конце христианского мира.

Фокс вздохнул. Порой, особенно последнее время, он сожалел, что не переспал с хорошенькой сирийкой. В то же время он знал, что она принесла бы ему одни разочарования.

— Она вызывала у меня опасения. Я ничего не мог с собой поделать, — промолвил он. — Женщина вроде нее, которая выставляет напоказ свои прелести любому мужику с тугой мошной… — Он брезгливо покачал головой. — Знаешь, мне всегда хотелось задать тебе один вопрос. Скажи, что ты делал с кольцом у нее между ног? Оно мешало?

— Оно доставляло дополнительное удовольствие, когда щекотало в паху. А ты догадывался, что это место было у нее проколото по-настоящему? Золотое кольцо проходило аккурат через маленькую шишечку.

— Ты имеешь в виду орган, какой позволяет женщине испытать блаженство? — спросил изумленно Фокс.

Рейнар утвердительно мотнул головой.

— Матерь Божья! Должно быть, ужасно больно! Представь, если бы тебе в головку вонзили иглу.

Рейнар пожал плечами.

— Она не произвела на меня впечатление женщины, озабоченной исключительно желанием добиться собственного удовлетворения. Ее цель, по-моему, состояла в том, чтобы распалить в мужчине желание, довести до безумия и. выцедить из него все деньги до последнего пенса. Но не пойми меня превратно, женщина того стоила. Я вспоминаю, каким я был тогда неуклюжим теленком, грубым и неопытным. Тогда я почти ничего не знал о женщинах и не имел представления, как с ними обращаться. Она не только научила меня многим премудростям, но и подарила мне самую восхитительную в моей жизни скачку. Знаешь, я до сих пор храню ее костюм.

Фокс рывком повернулся к приятелю и вытаращил на него вопросительно глаза.

— Ты что?

— Неужели ты не помнишь тот кусок тонкой, почти невидимой материи, что был на ней тогда? Я купил его у нее.

— Зачем?

Рейнар развел руками.

— Бог его знает. Может, в один прекрасный день я встречу девушку, которой он подойдет. Тогда мы могли ли бы хорошо с ней позабавиться. Вообрази, в какую восхитительную любовную игру могут вылиться наши отношения, да еще с благопристойной женщиной.

Фокс представил Николь, облаченную в соблазнительный наряд, едва прикрывающий интимные части тела. Такая мысль оказалась провокационной. Она пробудила его чувственность и налила чресла кровью.

— Послушай, Фокс, у меня есть идея, — перебил Рейнар его сластолюбивые мечты. — Почему бы тебе не попытаться хотя бы на сегодня забыть о Николь? Представь, что мы вернулись в старые добрые времена, когда мы с тобой наведывались в деревеньку. Нам всегда удавалось подхватить какую-нибудь юную прелестницу. По крайней мере тебе. Мне в те дни везло гораздо меньше. Но я не вешал носа. Я наблюдал за другими мужчинами и учился уму-разуму. Сегодня, могу поклясться, мне не составит труда иметь в своей постели каждую ночь новую бабенку, начиная со дня праздника урожая и кончая июлем.

— Неужели тебе не надоедает волочиться за юбками?

— Нет. Все женщины разные. К тому же существует не один десяток способов, чтобы унять любовный зуд.

Фокс снова задумался о своей глубокой страсти к Николь.

— Неужели любовь для тебя всего лишь зуд?

— Ну, что-то вроде того. — Рейнар расплылся в широкой улыбке.

— Надеюсь, что однажды ты влюбишься в одну из них и изведаешь муки обреченного на проклятие, — проворчал Фокс.

— Неплохо бы, — согласился Рейнар. — Давай хотя бы на сегодня поменяемся шкурами. Я попробую по уши влюбиться и навеки потерять сердце. А ты постарайся забыть о своем воплощении совершенства, расслабься и получи удовольствие от бездумного и бессмысленного совокупления.

Фокс наградил приятеля скептическим взглядом. Он сомневался, что способен забыть Николь хотя бы на один день.

Де Кресси сидел за столом под деревьями и держал господский суд, с трудом борясь с зевотой, пока мельник Этельберт без остановки жаловался на всех подряд крестьян, не сумевших расплатиться с ним в полную меру за помол зерна. Мужчина время от времени дергал себя за рыжую бороду и нервно озирался по сторонам. Его темные глазки с беспокойством перебегали с одного лица на другое.

Хитрый, алчный человек, равнодушно охарактеризовал его про себя Фокс. Он ничуть не сомневался, что мельник при каждом удобном случае надувал своих односельчан, а те в отместку не спешили с ним рассчитываться.

— …и Годвит пообещал мне два окорока и дюжину капустных кочанов, — проскулил мельник. — Я отказываюсь молоть его зерно до тех пор, пока он не принесет мне все, что задолжал.

Фокс поднял руку.

— Но ведь еще не время для засола свинины, да и капуста на грядках еще не созрела. Разве он не может рассчитаться с тобой медом, яйцами или другими продуктами?

— Нет, ведь мы договорились об окороках и капусте, — упрямо ответил мельник.

Фокс с силой стукнул кулаком по столу.

— Но суд — не место для столь мелочных разбирательств. Решите свою проблему между собой сами.

Мельник бросил на него мрачный взгляд и отошел в сторону. Фокс повернулся к сидевшему подле него Озберту.

— Неужели леди Николь и в самом деле занималась подобной чепухой?

Управляющий кивнул.

— Она бы внимательно выслушала его, а затем предложила бы какое-нибудь компромиссное решение. Что, собственно, вы и сделали.

— Господи, у нее, должно быть, больше терпения, чем у меня.

— Большинство женщин действительно терпеливы, — подчеркнул Озберт. — Их жизнь состоит из сплошных ожиданий. Сначала они ждут мужчин, без которых их жизнь лишена порядка и смысла, потом ждут появления на свет детей, потом ждут своих мужей с войны. — Он развел руками.

— Но характер у леди Николь отнюдь не столь миролюбивый и безмятежный, как вы описали, — возразил Фокс. У него чесался язык спросить у управляющего, не видел ли он госпожу в деревне, но де Кресси сдержался. Ему не хотелось, чтобы его вассал подумал, что он не способен уследить за своей женой.

Настал черед следующего жалобщика. Фокс остановил на нем взгляд. Тонкий как тростинка малый с косыми глазами голубого цвета и румяным лицом переминался с ноги на ногу.

— Я пришел пожаловаться, милорд. Эта ведьма Гленнит навела на меня порчу. Она сделала так, чтобы мое мужское достояние скукожилось и перестало работать. Я едва способен мочиться, не говоря уже о том, чтобы охаживать мою жену. — Фокс вытаращил на него глаза. — Вы должны с ней что-то сделать, — продолжал мужчина. — Она сеет вокруг себя зло и повсюду сует свой нос. Я не первый человек, которого она испортила, милорд.

— Боюсь, что на нее и раньше поступали жалобы, — прошептал Озберт на ухо де Кресси. — Многие селяне утверждают, что она не всегда с благими намерениями использует свои познания о лекарственных травах и сборах. Рассказывают даже, что кое на кого она напустила хворобу, а кое-кого свела в могилу, — добавил он мрачно.

— А откуда тебе знать, что в твоих недугах виновата Гленнит? — осведомился Фокс у виллана.

— Однажды я пришел домой и застал ее со своей женой. Они о чем-то перешептывались. Перед уходом Гленнит наградила меня дурным глазом. Вскоре я заметил, что больше не могу… делать то, что положено мужику.

— Что такое «дурной глаз»? — полюбопытствовал Фокс. — Она что-то тебе сказала? Произнесла какое-нибудь заклинание?

— Нет. — Мужчина, уткнув взгляд в землю, переминался с ноги на ногу. — Она иногда смотрит на тебя, словно ты какой-то мерзкий жук, того и гляди — раздавит. Я прошу только об одном — о справедливости, — не унимался мужчина. — Если вы не можете отправить ее на костер, так хотя бы изгоните из нашей деревни.

Фокс понял, что должен сказать что-нибудь, вынести хоть какое-то решение, иначе малый никогда не уберется.

— Я поговорю с женщиной Гленнит, — пообещал он. Мужчина кивнул, но по его виду стало ясно, что ответ лорда его не удовлетворил.

— Смотрите, как бы она не сотворила того же с вами, милорд, — предупредил он кисло.

Далее последовали другие жалобы и разбирательства. Большей частью малозначительные. Фокс пришел к выводу, что обитатели его деревни хотели главным образом с ним познакомиться и составить о нем личное суждение. Несколько раз приходилось ему повторять обратившимся за его помощью людям, что они сами должны искать решение своих проблем; он не считал возможным обременять себя заботами о каждом пропавшем поросенке или корове, потоптавшей чужие грядки.

Наконец очередь жалобщиков иссякла. Фокс поднялся. Спина у него закаменела.

— Ну и потная же работенка, — посетовал он.

— Ваша правда, — подтвердил Озберт с широкой улыбкой. — Почему бы нам не завернуть на пивной двор к Мод, пока у нас есть еще время? А то потом люди начнут приносить вам дары, после чего настанет час выбирать королеву урожая.

— Дары? Королева урожая? — переспросил Фокс.

— Дары — громко сказано, скорее — маленькие подношения, призванные выразить мое почтение к вам как к своему господину. Что касается королевы урожая, то каждый год среди девушек выбирают одну, которая олицетворяет плодородие и богатство урожая. В старые времена по саксонской традиции все мужчины деревни потом должны были поочередно с ней совокупиться на свежеубранном поле. Но, разумеется, сегодня мы уже такого не делаем.

— Господи! — воскликнул Фокс. — Древние саксонцы — настоящие варвары!

— Не совсем, — возразил Озберт с обидой в голосе. — Все делалось с должным почитанием. А для избранной девушки подобное считалось большой честью.

Фокс вдруг осознал, что Озберт, как и большинство жителей Вэлмара, был по крайней мере наполовину саксонцем. Если он не хотел испортить с ними отношения, то ему следовало бы следить за своим языком.

Они пришли на пивной двор. Фокс уселся на скамью рядом с Рейнаром и молча наблюдал, как Мод, хозяйка заведения, наливала в его кувшин пенящийся напиток.

— А сегодня сохранились ли какие-нибудь ритуалы, связанные с выборами королевы урожая? — поинтересовался он, сделав добрый глоток освежающей жидкости.

— Конечно, сохранились, — подтвердил Рейнар, опередив Озберта, не успевшего открыть рот. — Девушку украшают цветами, а на шею вешают венки, сплетенные из пшеничной соломы. Потом ее передают хозяину замка, чтобы он мог с ней потешиться. — Лукавая улыбка тронула уголки губ капитана.

Фокс с громким стуком поставил кувшин на стол и повернулся к управляющему.

— Он ведь шутит, не правда ли?

— Отнюдь, милорд. — Озберт серьезно покачал головой. — Хотя традицию последние годы не соблюдали, но люди очень хотели бы ее возродить.

— Но зачем? — удивился Фокс. — Урожай в этом году, похоже, выдался богатый. Зачем они считают необходимым возобновить традицию, уходящую корнями в языческое прошлое?

— Вам, милорд, не приходилось, зарабатывать на хлеб насущный трудом на земле, — заключил Озберт и сделал широкий жест натруженными руками. — Природа — она капризна. В один год урожай родится богатый, в другой — оставляет желать лучшего. Никогда не помешает вспомнить старые обычаи и почтить старых богов.

— Когда же произойдет… церемония?

— Сегодня, ближе к концу дня. — Озберт беспечно махнул ладонью. — У вас еще много времени. Можете спокойно есть и вдоволь пить.

Фокс обменялся с Рейнаром взглядами и сделал еще один большой глоток эля. Господи, только этого ему не хватало! Похоже, второй раз в жизни он будет вынужден разделить ложе с девственницей, не имея права отказаться. Он слишком хорошо помнил, чем все для него окончилось, когда три года назад он пережил аналогичную ситуацию.

Идя к женщине в тот раз, он думал, что быстренько сделает свое дело, и все. Он думал таким путем завоевать благосклонность своего хозяина. Ха! Но лишь один эпизод, длившийся менее двух часов, обернулся для него падением. Он влюбился в Николь без памяти, и его беспечная счастливая жизнь превратилась в мучительное существование. Но как избежать ему подобное теперь, чтобы никого не обидеть?

Да, но где Николь? Отхлебнув еще один глоток эля, он огляделся по сторонам. Деревенские женщины, закончив накрывать столы, расположились под одним из дубов, чтобы передохнуть и посплетничать. Но без дела они не сидели, а занимались шитьем и прядением. Мужчины отдельно от женщин тоже образовали свой круг. Попивая эль, они оживленно обсуждали тему погоды и урожая. Две вещи — погода и урожай — неизменно волнуют воображение людей, добывающих пропитание трудом на земле. Тут же с гиком и визгом носились крестьянские ребятишки, захваченные какой-то бойкой игрой. Те, что постарше, развлекались более изощренной забавой: они разделились на две команды и гоняли палками туго набитый свиной пузырь, норовя перебросить его со своей площадки на территорию противника.

Мальчики-подростки умчались на речку купаться, а их сверстницы, как того и следовало ожидать, увязались за ними, желая посмотреть на их водные потехи. Фокс мог с легкостью представить, как ребята будут состязаться между собой в ловкости и проворстве, похваляясь перед хихикающими, изумленными зрительницами и восхищая их фантастическими прыжками и отвагой; как потом мальчишки перейдут к заключительному акту спектакля и обрызгают девушек водой, а те с пронзительными криками бросятся врассыпную. Он очень хорошо помнил прошедшие беспечные дни и сожалел, что ему уже не дано пережить их вновь. Ныне его жизнь состояла из ответственности и долга, и еще мыслей об обворожительной жене, сводившей его с ума и стремительно толкавшей к безрассудству.

Он окинул взглядом двор в поисках Рейнара и увидел друга под деревом в компании Гленнит. Она смотрела на Рейнара с вызовом, и по дерзкому выражению ее лица можно было без труда догадаться, что она — не целомудренная девушка, которой несложно заморочить голову, но взрослая женщина, которая не только точно знает, чего хочет, но и полна решимости получить то, к чему стремится. Глядя на приятеля, Фокс искренне опасался, как бы тот не попался на собственную удочку. Опасался и очень на это надеялся.

Его мысли снова вернулись к Николь, когда к нему подошла одна из женщин и спросила, не согласится ли он оценить их мастерство в рукоделии и определить среди них победительницу. Она пояснила, что последние два года оценивала их леди Николь, но поскольку на празднике она не присутствовала, то женщины рассчитывали на него. Его подвели к столу с разложенными разнообразными изделиями, от которых пестрело в глазах: плетеные пояса, вышивки, живописные куски тканей и другие образцы швейного труда и ткачества. Пока Фокс рассеянно рассматривал выставленные предметы, все его мысли сосредоточивались на Николь. Где она? Куда запропастилась?

Наконец он выбрал работы, которые показались ему наиболее интересными и радующими глаз. К его огорчению, женщины, их создавшие, настоятельно попросили его принять свои произведения в качестве подарков. Он позвал Озберта и велел забрать дары, а сам собрался подойти к Рейнару. Фокса интересовало мнение приятеля по поводу отсутствия Николь. Но его остановила, преградив путь, Эдит, жена кузнеца.

— Милорд, — обратилась она к нему ласково, — кушать подано. Мы бы хотели, чтобы вы первым отведали нашу скромную пищу.

Его проводили к столу, трещавшему от всевозможных яств: маринованных яиц, свежих сыров, горячих лепешек, сдобренных пряностями, миног, жаренных в масле, клецок в подливе, мясных пирогов, медовых лепешек с лесными орехами, пряных булочек, яблочных и черничных кексов. Под взглядами женщин, принимавших участие в приготовлении такого изобилия, он принялся наполнять деревянное блюдо едой.

Фокс старался положить всего понемногу, опасаясь обидеть кого-либо из стряпух. Однако, не питая пристрастия к сладостям, он обошел вниманием кексы и тут же услышал настоятельную просьбу испробовать черничный, поскольку он считался традиционным для праздника урожая. Кто-то еще посоветовал ему взять печенье с посыпкой. Женщины вокруг захихикали, а Эдит, краснея и запинаясь, пояснила, что выпечка с маком и тмином предположительно повышает половые возможности мужчины.

Фокс решил, что подкрепить свои силы ему отнюдь не помешает. Чтобы достойно справиться с возлагаемыми на него обязанностями, он готов принять любую помощь. Нагрузив блюдо горой, он наконец отступил от стола.

— Прошу вас, — взмолился он к собравшимся, — проявите милосердие и больше не заставляйте меня брать что-либо еще. В противном случае я буду выглядеть и чувствовать себя, как набитый свиной пузырь, который детишки гоняют палками. — На мольбу лорда женщины ответили задорным смехом.

Он вернулся к столу под дубом и отведал все, что мог. Кушанья были необыкновенно вкусными, и он мог смело утверждать, что деревенские разносолы в своем большинстве даже превосходили лакомства на пирах, которые ему доводилось посещать вместе с королем. По прошествии некоторого времени Фокс извинился, сославшись, что после выпитого эля нуждается в облегчении, и побрел на дальний конец пивного двора, где пристроился за навозной кучей. Мысли о Николь не покидали его ни на минуту. Неужели она осталась в стенах крепости? Маловероятно. Скорее всего, предположил де Кресси, женщина воспользовалась праздничной суматохой, чтобы встретиться с любовником.

Мучаясь от неизвестности и проклиная крестьян с их торжествами, он решил немедленно вернуться в замок, чтобы найти вероломную предательницу. Но тут Фокс увидел мельника и кузнеца, двигавшихся ему наперерез, и понял, что загнан в угол.

— Милорд, пора, — объявил кузнец, расплываясь в широкой улыбке. — Сейчас вам и королеве урожая предстоит отведать хлеба первого помола, после чего вы вдвоем отправитесь в укромное местечко.

— Не стоит хмуриться, — добавил мельник. — Вы еще не видели королеву. Она девица в самом соку, лакомый кусочек, от которого грех отказываться. Я бы не пожалел правого яйца за право попробовать ее самому.

Когда девушку привели Фоксу, он был вынужден согласиться, что она и впрямь красавица: волосы цвета только что сбитого масла и васильковые глаза, румяные щеки и спелые губы. Ее наряд щедро украшали цветы, а голову — венок из колосьев пшеницы, смотревшийся наподобие короны. Но несмотря на свою юную, ослепительную красоту, она не тронула его сердце.

Фокс встал рядом с ней посреди общинного выпаса. Вокруг них тотчас выросла толпа из жителей деревни и рыцарей. Под их пристальными взглядами он преломил горячий, дымящийся хлеб и откусил кусочек, после чего протянул угощение девушке. Кукурузный хлеб, темный и плотный, совсем не похожий на рафинированную выпечку из пшеничной муки, которую подавали в замке, ели под всеобщее ликование собравшегося народа, после чего настал час отведать традиционного кушанья и всем остальным. Толпа на поле быстро густела. Мужчины, женщины, дети и солдаты стремились почувствовать себя участниками праздника. В людской толчее девушка взяла Фокса за руку и потянула за собой.

— Пошли, — сказала она.

Глава 11

Королева урожая привела его в один из опрятных домиков возле реки. Он следовал за ней нехотя, стараясь придумать какое-нибудь оправдание, которое позволило бы ему отказаться от навязанной ему роли и в то же время не обидеть. Они вошли внутрь жилища. Земляной пол был чисто выметен, стены побелены. В корзинах возле очага аккуратными горками высились продукты крестьянского подворья и разнообразные кушанья. Посреди горницы стояли дощатый стол, лавка и две скамейки. Фокс осмотрелся в поисках лампы или свечи, поскольку в помещении царил сумрак. Тут девушка снова взяла его за руку с намерением увлечь за собой к приставной лестнице, что вела на чердак.

— Погоди, — остановил ее де Креси. От его внимания не ускользнуло беспокойство девушки. Ее рука в его ладони стала липкой и холодной. Он чувствовал ускоренное биение ее пульса.

— Нам нужно сначала поговорить. Она покачала головой.

— Они этого ждут. — Она опять потянула его за руку, а когда он проявил нерешительность, нетерпеливо воскликнула: — Пожалуйста! Давайте закончим все побыстрее!

Ее слова живо напомнили ему о недавнем прошлом и о другой девственнице, покорно ждавшей, когда он лишит ее невинности. Та женщина тоже торопила его и просила завершить все как можно скорее. Но она разговаривала с ним подобно королеве, отдававшей приказание своему вассалу. Сегодняшняя девушка-королева находилась на грани нервного срыва.

Он разжал ее цепкие пальцы.

— Скажи лучше, как тебя зовут.

— Алисия. Меня зовут Алисия, — выпалила она на выдохе. — Прошу вас, идемте в постель! Не тяните, и давайте покончим с этим!

— Нет, я так не могу. — Он обнял ее за плечи и слегка встряхнул. — К тому же я не хочу. Я христианин и не верю в языческие обряды. Мне бы не хотелось, чтобы ты прижила от меня дитя.

Девушка вдруг разрыдалась. Сначала он не понял причину ее слез. Но он недолго оставался в неведении. Она начала что-то бессвязно тараторить, и в конце концов он понял, что Алисия горячо поблагодарила его за то, что он пощадил ее, отказавшись от своего права обладать ею. Из ее дальнейших слов Фокс уяснил, что у нее уже был возлюбленный, и она боялась, что после того, как ею попользуется другой мужчина, ее избранник к ней охладеет. Еще она с плачем призналась, что уже не девушка. Иоанни уже лишил ее целомудрия, уведя как-то вниз по течению реки. Было больно, но он обещал, что в другой раз ей понравится больше. Правда ли, спрашивала она. На самом ли деле теперь неприятных ощущений и болезненности она не испытает?

Фокс сверху вниз смотрел на прелестное личико девушки-женщины, на широко раскрытые, полные слез глаза, с надеждой ждущие от него положительного ответа. От бессилия он едва не застонал вслух. Он чувствовал себя едва ли не самым циничным и бессердечным человеком на свете. Ему очень хотелось сказать ей, что ее Иоанни, вероятно, грубый, глупый и неотесанный деревенщина, не стоивший даже ее мизинца. Что такой мужлан никогда не станет заботиться о том, чтобы доставить ей удовольствие. Он будет пыхтеть и кряхтеть на ней, обливаясь потом, а ее доля — каждый год рожать ему детей, пока не подурнеет. Потом, когда ее юная краса увянет, он начнет кидать похотливые взгляды на других королев урожая и говорить сальности, подобные тем, что он слышал от мельника.

Фокс ничего не сказал девушке, а только успокоил ее, чего, собственно, она и хотела.

— Да, будет лучше.

Она тихонько вздохнула и простосердечно обняла его. Он осторожно отстранился.

— Теперь ступай. Поднимись наверх и брось там на тюфяке свой венок и гирлянды. Потом я посмотрю, как можно будет тебе отсюда незаметно выбраться. Немного погодя я сам выйду из хижины с довольной улыбкой, как человек, получивший удовлетворение, и демонстративно поправлю одежду.

Она снова его обняла и с проворной грацией ребенка вскарабкалась по лестнице. Фокс остался в пустой комнате один и затаил дыхание. Он чувствовал сексуальное возбуждение. Вряд ли какой мужчина смог бы устоять против прелестей хорошенькой молоденькой женщины, прижавшейся к нему с такой непосредственностью. Но о принятом решении он не сожалел. Если его собственная жизнь приняла печальный оборот, зачем же губить чужие мечты и надежды на счастье. Пусть они сами набьют себе шишек и на собственном опыте узнают, какой горькой и мучительной бывает любовь.

— О, Саймон, как ты вырос! — Николь протянула руки навстречу сыну и почувствовала, как у нее защипало в глазах.

Время летело так быстро! Ее малыш уже почти перестал быть малышом.

Саймон обнял ее, как обычно, и его яркие голубые глаза взглянули на нее с удивлением и любопытством.

— Ты меня помнишь? — спросила она. Он кивнул.

— Ты приносишь сладости.

Ее пронзила стрела острой боли. Она вынуждена покупать любовь сына лакомствами.

— Ты прав, милый. Я приношу тебе сладости. Сейчас у меня есть для тебя черничные кексы. Ты любишь пирожные?

Саймон опять кивнул. Наклонившись, она протянула мальчику корзину, приготовленную поваром Вэлмара. Он выбрал пирожное и с сосредоточенным видом принялся его уплетать за обе щеки. Николь подняла глаза на Хилари, жену Жильбера де Весси, кастеляна Марбо. Их взгляды встретились. Хилари всего на несколько лет старше Николь, у нее добрые голубые глаза, светлые волосы с рыжеватым отливом и мягкая манера держаться.

— Он так быстро растет, — промолвила Николь срывающимся голосом.

— Ваша правда, — согласилась Хилари с улыбкой. — Он говорит уже совсем хорошо. Его успехи день ото дня становятся все лучше. Теперь он у нас настоящая болтушка.

Саймон запихнул в рот остатки пирожного и проглотил, потом повернулся к Хилари.

— Матушка, Джоанн тоже любит пирожки? — Мальчик мотнул головкой в сторону Джоанн.

— Конечно, милый, ступай и приведи ее, — ответила Хилари. — Поторопись.

Когда Саймон, ловко перебирая маленькими ножками, выбежал из светлицы, Николь невольно всхлипнула.

— Прошу прощения, — прошептала Хилари. — Он совсем недавно начал называть меня матерью, но у меня не хватило мужества его поправить.

Николь понимающе кивнула.

— Я… я бы не хотела, чтобы он воспринимал тебя по-другому, чтобы чувствовал себя сиротой. — Ее сердце разрывалось от горя. Она знала, что такой день рано или поздно должен был наступить. Ах, если бы все могло сложиться по-иному! Если бы ей не приходилось скрывать ото всех правду, включая собственного сына…

— Я люблю его как собственного ребенка, — сказала Хилари застенчиво, и ее лицо с тонкими чертами озарилось нежностью. — Большинство детей в его возрасте капризны и эгоистичны, дерутся из-за игрушек и прочее. А он, да вы и сами видите, всегда добродушен, щедр и источает радость. Мне бы хотелось, чтобы моя Джоанн хотя чуточку стала на него похожа. Но мне порой кажется, что она настоящая маленькая тиранка. С ней нет никакого сладу. Больше всех достается от нее Саймону, который всего на год ее младше. Мне приходится не спускать с них глаз, чтобы она его не обижала. — Хилари на минуту оборвала свое щебетание и взглянула на Николь. — Сейчас, когда Мортимера больше нет, что мешает вам наконец открыть правду о Саймоне?

У Николь напряглась спина. Она чувствовала себя такой несчастной. Она боялась, что муж не поверит, и тем самым сделала из него врага. Она отрицательно качнула головой.

— Ничего не изменилось. Я все еще вынуждена держать свою тайну в секрете.

— Что за человек лорд де Кресси? — Обычно тихий голос Хилари теперь звенел от возмущения. — Неужели он такой же мерзкий и жестокий, как Мортимер, что вы вынуждены прятать от него своего сына?

— Мой муж ненавидел Мортимера еще больше, чем я. Если он увидит Саймона, то наверняка примет его за сына Мортимера. Учитывая его ненависть к моему первому мужу, нетрудно представить, как он будет относиться к мальчику.

— Неужели его никак нельзя убедить в обратном? Наверняка де Кресси слышал сплетни о… пристрастиях Мортимера.

Если вы объясните ему ситуацию, расскажете, что Саймон прижит от молодого сквайра, подосланного в вашу постель Мортимером, я уверена, что де Кресси смягчится. — Хилари с надеждой взглянула на хозяйку.

— Дело в том, что у нас с мужем не все так мирно складывается, как хотелось бы. Я боюсь, как бы он не решил с помощью Саймона меня наказать.

— Наказать вас? Наказать за что?

Николь развела руками. Она не испытывала желания вдаваться в подробности и переживать все сызнова. Сделанного не воротишь.

— Все гораздо сложнее, — произнесла она. — Могу только сказать, что муж мне не доверяет.

В гостиную вприпрыжку возвратился Саймон. Следом за ним вошла маленькая девчушка со светлыми косичками и упрямым выражением личика. Детишки сразу направились к корзине с лакомствами и радостно начали набивать рты черничными кексами, запихивая в себя угощение пухлыми пальчиками и размазывая по щекам и подбородку пурпурный ягодный сок.

— Вы только взгляните на него, — пробормотала Хилари с грустью. — Кто при виде такого ангельского существа способен пожелать ему зла? Я что-то никак не возьму в толк, миледи.

«Я тоже», — подумала про себя Николь. Все пошло наперекосяк, не так, как она ожидала. Кто мог предвидеть, что безвестный оруженосец, присланный Мортимером в ее спальню, перевернет всю ее жизнь? И сейчас, по прошествии трех лет, он все еще продолжал смущать ее душевный покой.

Алисия наконец убралась из дома. Он, со своей стороны, решил, что разумнее выждать еще немного. Когда же он выбрался наружу, то ожидал услышать в свой адрес свист и грубое улюлюканье, но большинство селян, занятые своей работой, его появления даже не заметили. Погода, как он и предвидел, испортилась. Приближалась гроза. Небо заволокли темные клочковатые тучи, поднялся ветер, а воздух стал влажным и прохладным. Деревенский люд поспешно убирал выставленную снедь, столы и скамейки. Резкие порывы ветра трепали их одежду.

Из опыта прежних лет Фокс знал, что до завершения торжеств далеко. Народ еще долго собирался пить, есть и веселиться. С наступлением темноты предполагалось разжечь большой костер, вокруг которого обычно танцевали и водили хороводы. Праздник, как водится, продолжался бы до глубокой ночи, если бы гроза не расстроила планы людей.

В любом случае Фокс подумал, что праздника урожая с него хватит. Он собирался вернуться в замок и найти Николь. В деревне ее нигде не было видно, и у Фокса возникло подозрение, которое переросло в слепую ревность, а ревность — в безудержный гнев, терзавший его нервы и сердце. Все его мысли крутились вокруг одного — ее тайного свидания с неизвестным любовником. Его преследовала картина, как его жена отдается постороннему мужчине на пушистых коврах великолепной комнаты.

Фокс бродил по деревне в поисках своих солдат, когда первые капли дождя упали на его лицо. Как ни странно, но он никого не смог найти, словно все таинственным образом куда-то испарились. Наконец де Кресси заметил Генри де Бренна, торопливо шагавшего прочь от того места, где они привязали своих лошадей. Он шел, неся в руке курдюк с вином.

— Генри! — прокричал Фокс, стараясь пересилить яростный ветер. — Я возвращаюсь в крепость.

— За каким чертом? — донесся до него голос Генри. — Вот-вот разразится гроза. Почему бы тебе не найти какое-нибудь теплое уютное местечко и не переждать, пока она кончится? — Он многозначительно поднял над головой курдюк с вином и подмигнул. — Чем я и собираюсь заняться.

Фокс отрицательно качнул головой.

— Я хочу вернуться. Ты не знаешь, где Рейнар? Генри сделал жест в сторону хижины знахарки.

— А ты как полагаешь? — спросил он со сластолюбивой улыбкой.

Фокс выругался. Он ничуть не сомневался, что в настоящий момент Рейнар и ведунья предавались «безрассудному и бессмысленному совокуплению».

Он решительно направился к лошадям. Дождь припустил не на шутку, и его тяжелая одежда быстро пропиталась влагой. Оруженосец Энгеларда Роберт что-то искал среди седельных мешков.

— Милорд, — обратился он к Фоксу. — Энгелард просил меня кое-что для него найти.

— Где он? — осведомился де Кресси.

— В загоне за дубильней. — Лицо парня просияло широкой улыбкой. — Со всеми тремя дочерьми кожевенника.

У Фокса сразу возникло непреодолимое желание вытащить рыцаря под дождь и приказать Энгеларду сопровождать его в замок. Тут оруженосец, собиравшийся идти к своему хозяину, остановился, словно что-то вспомнил, и, повернувшись к Фоксу, добавил:

— Между прочим, Энгелард просил передать вам, что он видел, как сегодня с первыми лучами зари утром леди Николь выехала из замка. Он сказал, что вам его сообщение будет интересно.

Новость ошеломила Фокса. Он сначала остолбенел, потом бросился вслед за Робертом и резким движением остановил его.

— Приведи мне Энгеларда! — велел он, скрипнув зубами. — Немедленно!

Фокс стоял под проливным дождем, раздираемый злобой и теряясь в догадках. Он не знал, что и думать. Николь уехала из замка, но в деревне не появилась. Куда могла она запропаститься? С кем проводила время? Его рука непроизвольно потянулась к поясу за мечом, но оружия на месте не было. Он оставил его там же, где и коня, решив, что на мирном деревенском сборище оружие не понадобится.

Желая поправить дело, он пошел к своему боевому коню и, найдя перевязь с мечом, нацепил на себя. Когда Фокс поднял голову, то увидел бегущего ему навстречу, растрепанного и наспех одетого Энгеларда.

— Да, милорд, что стряслось?

— Леди Николь, — сказал Фокс. — Ты видел, как она уезжала из замка?

Энгелард кивнул.

— Тогда я заключил, что она направляется в деревню, и не придал значения ее уходу из замка. И только по прошествии некоторого времени я заметил, что ее нигде нет, тогда я подумал, что, может… — Энгелард осекся, испытывая неловкость.

— Что бы ты ни подумал, ты чрезмерно увлекся заигрыванием с дочерьми кожевенника. Со всеми тремя! — Фокс сорвался на гневный рев.

— Прошу прощения, милорд, — извинился Энгелард. — Но вы нас не просили следить за леди Николь. Мне в голову не могло прийти, что вы подозреваете ее в… — И снова рыцарь смущенно замолчал. Фокс без труда догадался, что Энгелард мог предположить, будто де Кресси хочет установить наблюдение за женой, чтобы выяснить, не наставляет ли она ему рога. Такая мысль не только претила ему, но и унижала сверх всякой меры.

Чтобы выйти из щекотливого положения, Фокс решил не терять самообладания и сделать вид, что его заботит прежде всего благополучие Николь.

— Послушай, — начал он, придав голосу твердость. — Прошу раз и навсегда запомнить, что я не желаю, чтобы моя жена выезжала из крепости одна. Кто знает, что может с ней случиться. Все, что угодно! На нее, в конце концов, могут напасть разбойники.

— Я подумал, что она направляется в деревню, — возрази Энгелард слабо. — Я знал, что здесь ей ничто не угрожает.

Фокс тем временем обдумывал, как поступил бы с женой, если бы застал ее с другим мужчиной. Внутри у него все клокотало. Он был готов даже на убийство.

— Я отправляюсь на ее поиски. — Он пошел к своему скакуну.

— Милорд? — позвал его Энгелард. — Вы хотите, чтобы я сопровождал вас?

Если она и впрямь была с другим мужчиной, то ему не хотелось бы, чтобы весь мир стал свидетелем полного его унижения и поругания его чести.

— Нет! — прорычал он.

Энгелард поспешил ретироваться, желая как можно скорее спрятаться от ярости дождя и Фокса, предоставляя лорду возможность самостоятельно решать свои проблемы.

Фокс подошел к своему четвероногому другу Симитару. Он сказал Энгеларду, что собирается отправиться на поиски Николь. Но куда? Есть ли смысл обшаривать кусты, которыми поросли речные берега? Или искать ее в лесу? Если ее свидание с любовником происходило где-нибудь на природе, то теперь парочка наверняка нашла какое-нибудь укрытие, где могла бы переждать ненастье.

Он мог бы в поисках своей жены обойти с мечом в руках каждый деревенский дом. Но как бы нелепо он выглядел в глазах людей! Кроме того, он полагал, что голубки давным-давно возвратились в замок.

Стрела молнии пронзила небо, и воздух потряс оглушительный удар грома. Его скакун беспокойно заржал. Остальные лошади тоже пришли в волнение. Фокс с опаской окинул взглядом свинцово-серый небосвод. С запада надвигалась еще более черная туча. Гроза обещала перерасти в бурю. Скакать в замок по такой непогоде казалось изрядным безрассудством. Его платье уже насквозь промокло. Схватив седельный мешок, он бросился в сторону ближайшего жилища.

Только когда до дома оставалось всего несколько шагов, Фокс с содроганием в сердце разглядел, что там обитала колдунья. Не желая с ней встречаться, он пробежал мимо двери и метнулся к небольшому сараю, прилепившемуся к задней стене хижины. С усилием отворив разбухшую от воды дверь, он протиснулся внутрь.

В сарае было темно, удушливо и сыро. К счастью, здесь не оказалось ни скотины, ни людей. Вскоре Фокс освоился. Вытянув вперед руки, он попытался определить, что его окружает. Он нащупал маленький столик с мотками ссученной пряжи, чуть дальше — высокую, по пояс, кучу соломы, вероятно, служившую постелью. Он опустил на землю седельную сумку, потом скинул набрякшее от дождя платье и начал обтирать сеном мокрое тело.

Буря неистовствовала. Он слышал низкие раскаты грома и свист ветра. Фокс с беспокойством подумал о лошадях и пожалел, что не успел отвести их в укрытие. Он испытывал чувство вины и неловкости от того, что ему тепло и сухо, а лошади мокли под дождем. Тем более он знал, что Симитар плохо переносит грозу. Фокс выругался, осознав, что ничего не может сделать. Ему снова придется идти под дождь. Тут он вспомнил о Рейнаре, уютно устроившемся под теплым боком знахарки в ее постели, и решил, что уж если ему суждено страдать, то страдать он будет в одной компании со своим капитаном.

Сейчас он переоденется, выпьет вина, захватит Рейнара, и вдвоем они живо загонят лошадей на пивной двор, где под сенью развесистых дубов животные будут более или менее защищены от разыгравшейся стихии.

В своей легкой летней накидке под проливным дождем Николь дрожала как осенний лист. Она очень сожалела, что не надела плащ, подбитый беличьим мехом. Но небо с утра, когда она отправлялась в путь, сияло чистой голубизной. Даже позже, при отъезде из Марбо, ничто не предвещало приближения ненастья. Хотя, может статься, расставание с Саймоном до такой степени расстроило женщину, что она не заметила, как погода резко ухудшилась.

Теперь иного выхода у Николь не оставалось. По дороге между Марбо и Вэлмаром имелось крохотное поселение батраков, но она знала, что если остановится в одной из лачуг переждать бурю, то не успеет вернуться в замок до наступления темноты. Если же ей не удастся прибыть на место до того, как опустятся крепостные ворота, Фокс неминуемо догадается о ее самовольной отлучке.

Она скакала, низко припав к лошадиной холке. Ее одежда от дождя промокла насквозь и холодила кожу. Теперь оставалось уже недолго. Вдали она различала деревню. Под низким грозовым небом, время от времени озарявшимся призрачными всполохами, маячили размытые серые силуэты жилых построек. Зазубренная стрела молнии полоснула по небу, и раскат грома потряс окрестности. Лошадь метнулась в сторону, а Николь еще ниже склонилась над лукой седла. До замка еше далеко. Ей казалось, что последний отрезок пути она никогда не преодолеет. Тут ее осенило: Гленнит! Можно попробовать добраться до хижины ведуньи и переждать грозу под крышей.

Собрав последние силы, она вонзила пятки в бока кобылы, пуская ее в еще более стремительный галоп. Когда до строения под камышовой крышей было рукой подать, порывом ветра у нее сорвало с головы капюшон. Въехав во двор, Николь соскользнула вниз по мокрому от воды лошадиному боку и, вцепившись в узду, пошатываясь, двинулась к сараю за домом ведуньи. Если она поставит кобылу в укрытие, то животное не убежит, испугавшись очередного громового раската или молнии. Позже, когда небо очистится, она вскочит в седло и помчится в замок.

Женщина взялась за тяжелую дверь и, борясь с ветром, попыталась ее открыть. Лошадь за ее спиной тихо заржала.

— Тихо, девочка, — обратилась Николь к животному. — Мы почти на месте.

Наконец дверь поддалась. Она распахнулась наружу, едва не сбив Николь с ног. Потянув за собой лошадь, она вдруг увидела, как в дверном проеме выросла какая-то фигура. Николь остолбенела от ужаса: она узнала в вышедшем ей навстречу мужчине собственного мужа. Его черные волосы от дождя слиплись, а верхняя часть торса была обнажена. Он уставился на нее в немом изумлении, и в его темных глазах сверкнули отблески едва сдерживаемого гнева.

— Ты? — услышала она его хриплый голос.

Ее первым желанием было броситься наутек, вскочить в седло и умчаться прочь, но он крепко схватил ее за руку и дернул к себе. Мокрые поводья выскользнули из ее ладони, и она ввалилась в сарай, приземлившись на толстую соломенную подстилку. Фокс затворил за ней дверь, и все погрузилось в непроглядную темноту.

До нее доносилось его дыхание. Тяжелое и прерывистое, как после изнурительной работы. Если бы она его не видела, то подумала, что он ранен или нездоров. Он задыхался не от хвори или физического изнеможения, ярость душила его. У Николь екнуло сердце, она подумала, что он вознамерился убить ее. Вдруг ему стало каким-то образом известно о ее поездке в Марбо? Может, он решил, что она строит против него козни?

Зашуршала солома. Он двинулся в ее сторону. Она считала шаги. Два, три… Николь чувствовала, что он совсем близко. Вот он протянул руку и нащупал ее накидку. Схватив мокрую шерсть в кулак, он потянул женщину на себя. У нее подкосились ноги, но в следующую секунду он сомкнул вокруг ее стана руки и прильнул ртом к ее губам.

Испытав нехватку воздуха, Николь подняла вверх голову, чтобы получить возможность дышать через нос. Она чувствовала холодной кожей его горячий рот, его теплое, сладкое дыхание, отдававшее легким привкусом вина. Ее пальцы стиснули его голые плечи и ласкали гладкую, разгоряченную кожу. Она уловила его мужской запах, смешанный с запахами шерсти, сена и сырости, витавшими в сарае.

Фокс целовал ее жадно и ненасытно. Она раскрыла губы, желая ощутить его язык и текучий огонь его рта. Он не заставил себя уговаривать и удовлетворил ее жажду, охотно и щедро наполнив ее рот мякотью своего языка. Но в следующее мгновение он оторвал от нее голову и, придерживая одной рукой, нащупал брошь, скреплявшую ее накидку. Николь впитывала в себя жар его тела, его бьющую ключом жизнь. От радости и восторга предвкушения она задыхалась. «Пожалуйста, — молила она про себя, — люби меня, наполни меня, сделай меня своей».

Его дыхание все еще оставалось прерывистым и тяжелым, а движения резкими и несдержанными. Ей хотелось прийти ему на помощь, но она не смела, ведь он непредсказуем и не поддавался рассудку или контролю. Им руководили звериные инстинкты. Она не имела представления, что он собирался с ней сделать, и мечтала только об одном: чтобы он снова подарил ей мгновения любви, которые они пережили в прошлом.

Наконец ему удалось справиться с заколкой, он расстегнул плащ и отбросил его в сторону. Потом он вновь стиснул ее в своих стальных объятиях, словно хотел раздавить. Сквозь слои ткани его и своей одежды она чувствовала животом твердь его восставшей плоти. Ее охватила дрожь сладострастия.

Его теплые пальцы собрали мокрые пряди ее волос и откинули на спину. За пальцами последовали губы и проложили по чувствительной коже влажную дорожку, после чего легонько потискали мочку уха. Колени у Николь подогнулись, и она всецело отдалась его власти. Он обхватил ее ягодицы и, приподняв, прижал к животу, так что раскаленный жар его набрякшей мужественности обжег ее. Тело потрясла пронизывающая боль, и она простонала.

Но только одно мгновение ощущала она тугую напряженность его мужского достояния, потому что Фокс стремительно поставил Николь на землю. Его пальцы нетерпеливо шарили по вырезу ее платья, но материя плотного плетения не поддавалась его усилиям. Тогда он снова поцеловал ее. Страстно, жадно и требовательно. Его губы, казалось, умоляли: «Покорись, уступи». Застонав, она забыла, что намеревалась когда-то искушать его и использовать его вожделение для достижения своих целей. Но теперь ее действия не подчинялись ни рассудку, ни контролю. Она чувствовала только его теплую кожу и ослепляющую страсть.

Фокс на минуту выпустил ее из рук. Она слышала, как он торопливо возился со своей одеждой. Едва успев развязать шнурок, поддерживавший штаны, он лихорадочно стянул их вниз и тут же схватил ее опять. Теперь он занялся ее юбками и, наклонившись, взялся за подол.

Ее тело занялось огнем. Сгорая от нетерпения, она помогла ему поднять юбки, и он сорвал с нее лоскут материи, прикрывавший ее бедра. Его крепкие пальцы прижались к мягкой влажной плоти. Николь едва не лишилась сознания. От неутолимой жажды она стонала, и ее била крупная дрожь. Сомкнув ладони у нее между ног, Фокс оторвал ее от земли. Она обняла его за плечи и прильнула к нему.

Он посадил ее на какую-то поверхность, похожую на стол. Она ощутила кожей прохладное влажное дерево. Пахло древесиной. За спиной у нее громоздилась какая-та мягкая куча. Одной рукой он продолжал закатывать вверх ее подол, в то время как другая замерла напротив пылающего средоточия ее чувственных ощущений. Мозолистый палец осторожно дотронулся до скользкого входа в ее расселину. То, что произошло дальше, потрясло ее воображение и едва не лишило рассудка. Он вдруг убрал руку и одним сильным, резким движением овладел ею.

Ничего подобного она не ожидала и не могла ожидать: ни решительных действий его пытливых пальцев из прошлого опыта, ни долгих подготовительных ласк не было, ее потрясли новые неизведанные ощущения. Только, пожалуй, завершающую стадию родов могла бы она сравнить с тем, что испытывала сейчас. Ее внутренности распирала, почти выворачивая наизнанку, горячая живая плоть.

Сейчас его плоть показалась ей почти в два раза крупнее, чем раньше. Это был мужчина с гладкими могучими мускулами и сильными крепкими бедрами. Ее словно пронзили копьем, и она чувствовала себя, как никогда, беззащитной, уязвимой. Николь закрыла глаза и попыталась восстановить дыхание.

Он по-прежнему не шевелился, продолжая тяжело и прерывисто дышать. Его ладони судорожно сжимали ее ягодицы.

— Господи, — прошептал он.

Соединенные крепко-накрепко одной сцепкой, они замерли как два изваяния. Распирающее давление внутри нарастало. Чтобы облегчить свое состояние, Николь пошевелилась. Он застонал, издав грудной хриплый звук, отозвавшийся эхом во всем ее существе. Она снова шевельнулась, стремясь раздвинуть ноги шире в надежде ослабить пульсирующую боль, рвущую ее на части. Он еще сильнее сжал ее бедра, словно хотел удержать на месте.

Она вскинула голову вверх, и ее руки, скользнув по его плечам, поднялись к его лицу. Медленно и нежно гладила она его щеки, влажные волосы, которые под ее горячими пальцами быстро становились сухими. Она ощущала покалывание его щетины, с утра уже слегка отросшей, мягкие и гладкие губы.

Он относился к ее прикосновениям бесстрастно, словно каменный идол. Она тем временем продолжала свои исследования. С одной стороны, она отвлекалась от рвущей боли, терзавшей низ живота. С другой стороны, она всегда мечтала проделать с ним то же самое, что когда-то он проделал с ней. Дюйм за дюймом, подобно слепому человеку, обследовать его тело, ощутить кончиками пальцев форму и текстуру каждого его уголка.

У Фокса были широкие и крепкие плечи, шелковисто-гладкая у шеи грудь, покрытая ниже порослью жестких курчавых волос. Она чувствовала, как под ее ладонями напрягались и перекатывались его тугие мышцы. Ее руки скользнули ниже, туда, где широкий волосяной покров начинал змеиться узким ручейком. Его кожа под кончиками ее пальцев легонько подрагивала. Наконец его тело напряглось и оцепенело, и он издал крик, подобный реву оленя. В следующее мгновение все было кончено. Наступила тишина.

Глава 12

Боже, где он? Что с ним? — думал Фокс. Жив ли он еще или умер и вознесся на небо? Рядом с собой он ощущал шелковистое тело Николь. Все горести и печали испарились, уступив место чувству успокоенности и полного удовлетворения. Если где-то и существовал рай, то он его уже обрел. Ничего лучшего он не мог даже представить.

Но реальный мир постепенно возвращался, напоминая о себе вполне конкретными вещами. Он осознал, что стоит посреди сарая голый, облаченный только в чулки и сапоги. Его мокрые штаны болтались бесформенным комом на щиколотках. Женщина, пышные бедра которой он обнимал, слегка ворочалась, словно испытывала неудобство.

Он пошевелился.

К встрече с ней он оказался неготовым. На него снизошло какое-то безумие, и все вокруг вдруг потеряло смысл, кроме одного желания обладать ею. Он как будто очутился во власти могучих колдовских чар. Реальный мир утратил свои очертания, и все в один момент стало неважным: и прошлое, и будущее. На всем белом свете существовали только они вдвоем. Ему нестерпимо захотелось увидеть ее и упиться ее неземной красотой, воспоминания о которой неотступно преследовали его мечты и сны.

Он подтянул штаны и завязал шнурок, затем на ощупь добрался до седельной сумки. Порывшись там, он отыскал огниво и связку сухого тростника, обмазанного смолой, который всегда носил с собой. Фитиль из сердцевины ситника сначала занялся огнем, но задымил и погас. Фокс выругался и повторил попытку. В темноте забрезжил крохотный огонек. Он оглядел помещение, соображая, куда определить импровизированную свечку. Нужно найти более или менее безопасное место, чтобы огонь не мог перекинуться на солому и погубить их жизнь. Наконец он нашел в стене подходящее отверстие от выпавшего сучка, куда аккуратно вставил свечу. Потом зажег еще один светильник и приспособил его на грязном полу.

Николь оставалась сидеть на столе, хотя юбки на себе одернула. В глазах ее мерцало удивление. Он подошел к ней, искушаемый желанием раздеть ее донага и всласть налюбоваться совершенством фигуры.

Он начал с ее прически, перебирая и расчесывая пальцами длинные запутанные локоны. Николь сидела неподвижно и прямо. Вскоре на ее плечи легло темное облако волос.

Фокс взял одну шелковистую прядь и намотал на руку. Желание взыграло у него в крови с новой силой. Сколько раз мечтал он о том, как ее волосы будут щекотать его кожу.

Но он не спешил. Напряжение его оставило. Теперь он будет действовать медленно. Он начнет с поцелуев. Потом снимет с нее всю одежду, как собирался поступить в последний раз…

Вдруг с улицы донесся крик. У него напряглась спина, и взгляд застыл на двери.

— Мне плевать, чья это лошадь. Немедленно убери ее с моего огорода! — послышался сердитый вопль женщины. В ответ прозвучал тихий, едва слышный мужской голос.

Причиной недовольства крестьянки, по всей видимости, послужила кобыла Николь. Она пыталась завести животное под крышу сарая, когда муж, позабыв обо всем на свете, втащил ее внутрь.

Жгучее чувство негодования охватило Фокса. Обстоятельства, оказавшись сильнее, мешали осуществлению его мечты. Но что он мог поделать?

Он перевел взгляд на Николь. Им овладело легкое беспокойство. Он еще не осознал смысл того, что пережили они за последний час. Он словно находился в плену наваждения. Его как будто охватило какое-то безумие, и все вокруг утратило значение, уступив место могучему, неистовому желанию, всепоглощающей, жгучей страсти, выплеснувшейся наружу после трех лет ожидания. Теперь он испытывал неловкость и ломал голову над тем, что она думала о нем и о том, что он с ней сделал. Пришлись ли ей его действия по нраву?

Ему волей-неволей придется оставить Николь на некоторое время одну. Он поднялся и принялся шарить по сараю в поисках туники. Когда же предмет его туалета обнаружился, Фокс понял, что искал его напрасно. Рубаха оказалась слишком мокрой, чтобы ее надевать. Он решил посмотреть, нет ли чего подходящего в его седельном мешке, и вскоре извлек оттуда старую льняную рубашку. Набросив ее на себя, он протянул руку за ремнем с мечом.

Но спохватился. Движение было непроизвольным. Чтобы поймать лошадь, оружие не понадобится. Его взгляд задержался на минуту на ножнах, потом в его мозгу вспыхнуло воспоминание, зачем он вообще достал их. Он все еще не знал, где его жена провела весь день.

Он поднял на нее глаза. Николь уже привела в порядок юбки и пригладила волосы, приложив немало усилий, чтобы снова выглядеть как подобает благородной даме. Она встряхнула плащ и расправила складки на алой, как кровь, материи. Он смотрел на нее и не мог насмотреться. Он хотел навсегда остаться с ней в мире чувственного удовольствия и страсти, поглотившей его с головой. Но он себя переборол.

— Я должен идти, — сообщил Фокс, потом направился к двери и распахнул ее.

Руки Николь дрожали, когда она набрасывала на себя накидку. Она пребывала в сомнамбулическом состоянии, словно еще не успела пробудиться от необузданного, фантастического сна. Она была вынуждена себе признаться, что он довел ее до исступления тем диким, примитивным способом, каким овладел ею.

Николь сделала глубокий вдох. Со всей ясностью сознавала она и то, что всей душой жаждала повторения эксперимента.

Когда Фокс вышел на улицу, в глаза ему ударил яркий свет, и он зажмурился. Гроза кончилась, и небо стало проясняться. Окружающий мир, сверкая каплями дождя, преобразовался в драгоценный изумруд. Он обошел сарай и увидел белую кобылу. Животное паслось в огороде через несколько домов от них. Крестьянка и воин пытались поймать ее за поводья, но каждый раз, когда они приближались к лошади, она от них ускользала. Фокс заспешил им на подмогу.

От воды земля раскисла, превратившись в жидкую грязь, и под ногами расползалась. Троице с трудом удавалось сохранять равновесие, в то время как кобыла уходила от преследования с легкостью. Дважды Фокс едва не распластался. Тогда он сказал. себе, что если все же приземлится в хлюпающую под ногами жижу, то лошади несдобровать и он ее пришибет.

Наконец, люди, окружив животное, загнали его в угол. Фокс схватился за поводья, а рыцарь — за узду с другой стороны. Когда тот начал нашептывать кобыле тихие слова, чтобы ее успокоить, Фокс впервые взглянул на человека, ему помогавшего, и узнал в нем Энгеларда.

— Похожа на лошадь госпожи Николь, — произнес Энгелард. — Так вы все-таки ее разыскали?

Фокс кивком ответил на оба вопроса.

Фокс отвел кобылу к сараю. Интересно, думал он с досадой, сколько она успела всего сожрать, пока бегала на свободе. Наверное, было достаточно. От капусты и других сочных овощей у нее теперь могла разыграться ужасная колика.

— Глупая скотина! — обругал он кобылу. — Если у тебя схватит живот и ты начнешь блевать, винить в твоих страданиях будет некого.

Размышления Фокса о лошади напомнили ему о его собственном положении. Он сам недалеко ушел от животного. Пока бушевала буря, он совершенно потерял голову и необузданно предавался эротическим фантазиям, пробуждаемым в нем Николь.

Пока он рассуждал, придется ли ему теперь расплачиваться за свою несдержанность, из сарая вышла Николь. Она выглядела более чем прелестно. Сияние, исходившее от ее лица, еще больше усиливало ее несравненную красоту. По виду женщины можно было безошибочно определить, чем она занималась только что. Ему захотелось откинуть с ее лба волосы и сомкнуть вокруг ее стана объятия. Но она казалась, как всегда, чужой и отстраненной.

— Я нашел твою лошадь, — сказал он. — Ты сможешь скатать?

Она кивнула. Фокс подвел к ней животное.

— Я помогу тебе сесть в седло.

Лошадь, увидев Николь, радостно заржала и сразу присмирела. Фокс безбоязненно выпустил из рук поводья и, обхватив женщину за талию, оторвал от земли. Ее легкое хрупкое тело вызвало в нем острое чувство вины. Может, он был с ней чересчур груб. и ненасытен? Она такая нежная и такая утонченная. А он посмел скакать на ней, как на дикой кобылице.

Усадив жену в седло, он протянул ей поводья и вопросительно заглянул в глаза. Как она себя чувствует? Не больно ли ей? Его снова пронзил укор совести. Ему захотелось снять ее с лошади и всю дорогу до замка нести на руках.

Но тут Фокс услышал, что его зовут. Раздосадованный тем, что им помешали, он поморщился.

— Увидимся в замке, — проговорил он. — Счастливого пути! — Он шлепнул кобылу по корпусу и проводил отъезжающую жену взглядом. Волшебное видение! Грациозная белая кобыла с женщиной на спине. Алый плащ и струящиеся по плечам черные, как оникс, волосы. Незабываемая картина из его снов…

Гроза миновала, и жизнь возвращалась в привычную колею. Фокс чувствовал необыкновенное удовлетворение и восхитительную сытость. Его тело пело. Однако он так и не узнал, где пропадала его жена, покинув крепость ни свет ни заря. С кем проводила все это время? Он также не знал, мог ли доверять ей.

Фокс с трудом прогнал докучливые мысли, принудив себя сосредоточиться на насущных делах. Ему надлежало собрать лошадей и солдат и возвращаться в замок.

Развернувшись, он зашагал к сараю, чтобы забрать оставленный там вещевой мешок, оттуда он направился к двери, ведущей в хижину. Заметив у косяка веревку с колокольчиком, он несколько раз громко позвонил.

— Рейтар, сластолюбивый чревоугодник! — проревел он сквозь дощатую дверь, когда ответа не последовало.

Фокс выждал еще немного, переминаясь с ноги на ногу. Когда чаша его терпения переполнилась и он готов был вломиться в дом и вытащить Рейнара на улицу, дверь открылась, выпустив капитана наружу. Фокс отступил в сторону, освобождая приятелю дорогу. Следом за ним появилась Гленнит. Одежда на них обоих выглядела в полном порядке, а их спокойная, непринужденная манера держаться свидетельствовала о том, что они давно удовлетворили нужду и теперь просто отдыхали, наслаждаясь приятными воспоминаниями о пережитом удовольствии.

Под пристальным взглядом Фокса Рейнар склонился к руке знахарки и запечатлел поцелуй на ее натруженных загорелых пальцах. Она едва заметно улыбнулась. Судя по ее виду, происходящее ее явно забавляло, и она относилась к ухаживаниям Рейнара снисходительно.

— Госпожа Гленнит, — изрек Рейнар, — желаю вам доброго дня и благодарю за доставленную радость.

Она кивнула. По ее лицу пробежала тень хитрого лисьего самодовольства.

Рейнар выпустил ее руку, и мужчины удалились.

— Она не похожа на твоих других бабенок, — заметил Фокс.

— Приятное разнообразие после смешливых девок и неряшливых кухарок. Ты же знаешь, я всегда благоволил к опытным женщинам.

— А она? — Фокс кивнул в сторону домишка Гленнит. Рейнар усмехнулся:

— Она восхитительна. Она настоящая волшебница, правда, более утонченная, чем восточная танцовщица, но не менее искусная. — Рейнар удовлетворенно вздохнул.

Мысли Фокса вернулись к его собственному только что пережитому опыту с Николь. В их соитии таилось не только волшебство, но и грозная, могущественная колдовская сила.

— А как ты? — полюбопытствовал Рейнар. — Как тебе королева урожая? Пришлась по вкусу?

— Что? Ах… королева урожая. Она стала рассказывать мне что-то о своем возлюбленном, о том, как он завладел ею на речном берегу, после чего мне уже не хотелось с ней общаться.

— А знаешь ли ты, что если следующий год выдастся неурожайным, то обязательно обвинят тебя?

Фокс уставился на смеющееся лицо Рейнара.

— Если бы плодородие их полей зависело от потенции мужчины, ими управляющего, то жители Вэлмара должны были бы давно сдохнуть с голоду. Тебе не хуже меня известно, что Мортимер в свое время не вспахал с королевой урожая ни одной борозды.

— Может, кто-то делал это за него? — сострил Рейнар. — Раз уж мы коснулись такой темы, что насчет леди Николь? Ты ее нашел?

Так за разговором они дошли до места, где оставили своих лошадей. Как ни странно, но гроза их не распугала, и животные не снесли загон и не разбежались. Фокс сразу направился к Симитару, чтобы привязать вещевой мешок к луке седла. Рейнар последовал за ним.

— Ну? — не сдавался он.

Фокс повернулся к другу. В его памяти невольно всплыла сцена, когда он увидел мокрую от проливного дождя Николь с расширенными от страха глазами. Как затащил ее в сарай и что потом с ней вытворял. Он набрал в грудь воздуха и сделал признание:

— Да, я нашел ее.

Глава 13

Как только Николь достигла замка, то решила прежде всего принять ванну. Она насквозь пропотела и чувствовала потребность помыться. К тому же если Фокс надумает навестить ее ночью, то она хотела бы встретить его чистой и ароматной. Он до сих пор не подарил ей ласку своих губ, о чем она мечтала, о чем бредила денно и нощно с того самого момента, как три года назад он покинул Вэлмар. Чтобы соблазнить его на подобные действия, она должна подготовиться соответствующим образом.

Николь приказала слугам доставить в ее спальню большую деревянную лохань для купания и наполнить ее до краев горячей, почти обжигающей водой. Старушка Эмма принесла полотенца и тазик с мылом. Бросив в ванну пригоршню сухих трав, служанка спросила:

— Не желаешь ли, чтобы я тебя помыла?

Николь покачала головой. Ей хотелось побыть одной, чтобы еще раз пережить сладостные воспоминания дня.

Когда дверь за Эммой закрылась, она погрузилась в окутанную парами воду и не смогла сдержать радостного вздоха, когда благодатное тепло окутало и успокоило ее тело. Мышцы бедер от многочасовой скачки и других занятий были напряженными и болезненными. Однако, несмотря на неприятные ощущения, она улавливала признаки возбуждения. Она знала, что если он придет к ней ночью за новой порцией наслаждения, она будет идеально для него готова. Возможно, она бы пожелала, чтобы он вел себя с ней немного понежнее, но в любом случае отказывать ему она не собиралась.

Она вздохнула и, откинувшись на спину, принялась поглаживать свои груди. Он почти к ним не прикасался. Он даже ее не целовал, только немного в самом начале. Ей хотелось получить от него все, весь набор удовольствий, которые он мог ей предложить. Она еще не насытилась, еще не утолила своей голодной любви.

Стряхнув с себя наваждение, Николь поднялась и стала намыливаться, а потом присела, чтобы ополоснуться. Затем она вылезла из ванны и вытерлась полотенцами, после чего прошла к сундуку и, откинув крышку, принялась искать среди хранившихся там банок и сосудов пузырек с лавандовым маслом. Когда ее поиск увенчался успехом, Николь нанесла несколько капель на ладони и начала растирать ими тело. Сначала грудь, потом под мышками, потом живот и то, что было ниже, затем внутренние поверхности бедер.

Потом ее рука потянулась к маленькому флакону с розовым маслом. На память ей пришли слова Гленнит, с ворчанием признавшейся, сколько труда и цветов понадобилось ей, чтобы наполнить такую маленькую емкость. Ведунья сказала, что ей даже пришлось обращаться за помощью к одной деревенской женщине. Ее помощница собрала розы в самый разгар их великолепного цветения, затем оборвала и размяла лепестки, чтобы знахарка могла извлечь из них эссенцию.

Николь смазала густой жидкостью за ушами и точки на шее, где бились синие жилки пульса, затем в ложбинке между холмиками грудей. Налив немного эссенции на ладонь, она осторожно втерла благовоние в бутон своего женского естества, позаботившись, чтобы ни одна складка, ни один укромный уголок не был обойден ее вниманием. Не забыла она и о глубокой расселине, разделявшей половинки ее зада. Она знала, что розовое масло в отличие от лавандового имело сладкий вкус и даже применялось иногда в кулинарии. Пусть она будет для него деликатесом, изысканным блюдом для его губ и языка.

Затем Николь надела тонкую сорочку и домашнее платье, после чего кликнула Старушку Эмму, распорядившись, чтобы слуги слили использованную воду в нужник и убрали ванну. Когда слуги ушли, она сбросила рубашку и легла в постель. Ей хотелось, чтобы он нашел ее обнаженной, как той брачной ночью, когда внезапно вторгся в ее покои вскоре после их молниеносного совокупления, не принесшего ей облегчения. Она хотела показать, что ждет его и с радостью и благодарностью примет от него все, что он может предложить.

— Ты зайдешь? — услышал Фокс вопрос Рейнара, когда они достигли рыцарских казарм. Они наконец вернулись в замок и определили лошадей в стойла. — Ты мог бы разделить со мной кувшин вина, — предложил Рейнар. — Потом, если ты не против, мы могли бы сыграть в кости.

Фокс покачал головой.

— Думаю, я отправлюсь сразу в постель.

— К своей жене?

Вопрос друга Фокс оставил без ответа. Мимо проходил рыцарь по имени Роб Мулен и шлепнул Рейнара по руке.

— Ты что здесь делаешь? Разве тебе не пора приударить за какой-нибудь юбкой?

— Не-а, — возразил Рейнар. — Хочешь верь, а хочешь нет, но сегодня ночью я собираюсь спать в одиночестве.

— Ты, наверное, шутишь! — Роб с деланным удивлением ударил себя кулаком в грудь. — Не могу поверить, что ты наконец удовлетворил свою ненасытную похоть.

Рейнар повел плечами.

— Молодого лиса, похоже, укусил-таки любовный жучок, — вставил вклинившийся в разговор Генри де Бренн, выросший неожиданно в дверном проеме. — Такому обстоятельству я ужасно рад, потому что теперь появятся свободные бабенки и для нас!

Генри и Роб покатились со смеху, сотрясая окрестности оглушительным гоготом. Покачав головой, Фокс пошел своей дорогой.

Он шел не спеша, погруженный в свои мысли, крутившиеся, как водится, вокруг Николь. Он поднял голову к башне и отыскал глазами окна ее опочивальни, которую слуги окрестили башней госпожи. Что, интересно, она делает? Может, уже спит? Она должна была умаяться. Во всяком случае, он чувствовал себя уставшим. Сильные и волнительные переживания долгого дня не могли не сказаться на его состоянии. Он ощущал во всем теле приятное утомление.

Он вошел в просторный зал и на минуту нерешительно замер перед лестницами на противоположных концах огромной комнаты. Одна вела в спальню, которую он облюбовал для себя, другая — в башню госпожи. Которую из них выбрать?

В памяти снова всплыли бурные сцены их неистового совокупления. Его тело получило желаемое, но разум жаждал продолжения. Откуда она явилась, когда, держа лошадь за поводья, отворила двери сарая? Энгелард сказал ему, что заметил, как она покидала замок, едва забрезжил рассвет. Но с того момента и до их встречи ее никто не видел. Где она пропадала? Фокс по-прежнему не исключал возможности существования у Николь любовника, с которым она коротала время до того, как распахнула двери сарая. Хотя вряд ли. Разве стала бы она реагировать с такой неподдельной страстью на его ласки, если бы весь день отдавалась другому мужчине? Ни одна женщина не могла бы выдержать такую степень сластолюбия.

Скорее всего ей не удалось с ним встретиться. Может, нечто непредвиденное расстроило ее планы. Гроза, например… Фокс вздохнул и направился к лестнице, ведущей в его покои. Загадка его жены оставалась неразрешенной. Ему вспомнилась беседа, происшедшая между ним и Рейнаром по пути в замок.

— Мне бы хотелось помочь тебе понять твою жену, — сказал ему приятель. — Но я знаю Николь ничуть не больше тебя. Правда, я слышал о ней всякие сплетни, но разве можно верить сплетням. Трудно предположить, чем они вызваны, завистью или ненавистью. А может, в них есть большая доля правды.

— Какие сплетни ты слышал о ней? — осведомился Фокс.

— Что она хладнокровная стерва, методично травившая своего мужа, чтобы единолично управлять Вэлмаром по своему усмотрению. Что она проявляет извращенный интерес к мужским занятиям. А еще я слышал, что она добрая и великодушная женщина, незаслуженно пострадавшая от рук злобного Мортимера. — Рейнар замолчал и пожал плечами. — Две противоречивые истории. Сам выбирай, к какой из них склоняться.

Хочет он того или нет, думал Фокс, шагая по коридору в направлении своего жилища, но ему придется продолжать собирать о Николь сведения. Каким бы человеком ни была его жена, она удовлетворяла его своей страстностью и готовностью доставить ему в постели максимальное удовольствие. Может статься, ему повезет и он сумеет, пользуясь ее сексуальными запросами, разрушить холодную стену, которую она неизменно возводила между ними.

В их брачную ночь он ушел от Николь, не удовлетворив ее нужды, а позже, когда возвратился, обнаружил, что она самостоятельно пыталась найти облегчение и погасить пожар сладострастия, столь умело им раздутый. Тогда она холодно приказала ему убраться. А что, если бы вместо того, чтобы подчиниться, он остался и предложил ей то, чего она желала, поставив, однако, одно условие, что она честно ответит на все тревожившие его вопросы? Сумела бы она, интересно, противостоять искушению, или ему удалось бы выманить из нее истину?

Ответа он не знал, однако ему ничто не мешало проверить ее таким образом в будущем. Терять ему нечего. Даже если женщина не поддастся и он не пробьется сквозь ее железную оборону, сама попытка доставит ему немалое наслаждение. Его мозг уже строил планы ее обольщения, рисуя дивные картины воплощения его самых смелых фантазий, с помощью которых он мыслил добиться правды от своей молчаливой, загадочной супруги.

Николь лежала в постели, жадно прислушиваясь к окружавшим ее шумам. С трепетом в сердце ждала она, что на лестнице, ведущей в ее башню, с минуты на минуту раздастся звук шагов, твердых, решительных, размеренных, который сообщит ей о приближении ее супруга.

Через раскрытое окно внутрь опочивальни влетали шумы со двора. До нее доносился лай собаки, слабые, неразборчивые голоса переговаривавшихся между собой часовых на крепостных стенах. Зазвонил церковный колокол, оповещая обитателей замка о начале вечернего богослужения. В коридоре за дверью на своем соломенном тюфяке тихо похрапывала Старушка Эмма. Но долгожданные шаги все не раздавались. Вместо них она услышала легкое царапанье у двери.

Вздохнув, Николь встала и впустила в комнату Гимлина. Огромный кот с громким мурлыканьем потерся о ее ноги.

— Он не хочет прийти, — шепнула Николь своему любимцу и снова вздохнула, пытаясь перебороть охватившее ее разочарование. — Какая же я дура, — продолжала она беседовать с животным. — Зачем ему приходить ко мне сегодня? Ведь он уже насытился.

Она взобралась на кровать. Кот уютно устроился рядом и потянулся, цепляя льняные простыни острыми, безжалостными когтями.

На следующее утро Николь первым делом отправилась в прядильную мастерскую, желая проверить, была ли должным образом выстирана после стрижки овечья шерсть. У сарая ее остановил оруженосец Фокса Уилл.

— Лорд де Кресси велел мне разыскать вас, — объявил он. — Сказал, чтобы вы надели просторное удобное платье и ждали его во дворе. Он хочет выехать с вами сегодня на верховую прогулку.

Уилл слегка поклонился и торопливо устремился своей дорогой. Николь с удивлением проводила его глазами. Верховая прогулка?

Она двинулась назад в башню, размышляя над странной просьбой Фокса. Упоминание о просторном удобном платье возбудило ее любопытство. Не означала ли эта просьба желание видеть на ней одежду, от которой нетрудно освободиться? Что возня с шнуровками ее более изысканных нарядов его утомляла?

Мысль, что в его словах содержался сексуальный подтекст, заставила женщину ускорить шаги. Она рада, что проявила вчера предусмотрительность и приняла ванну. Хотя и сегодня, прежде чем идти на встречу с ним, она должна освежить свое интимное место и снова растереться розовым маслом. Еще Николь решила, что не станет надевать под платье сорочку. В просторной широкой юбке со множеством сборок, которую она носила во время беременности, она будет чувствовать себя в седле достаточно комфортно. Обилие сборок предохранит ее нежную кожу на внутренней поверхности бедер от раздражения.

В то же время, если Фокс имел иные намерения, приглашая ее на утреннюю прогулку, он не узнает, что под ее юбкой ничего нет. Однако если он собирался предаться с ней утехам любви, еще более безрассудным, чем накануне в сарае, то ему станет известно о ее готовности и желании отдаться ему, как только он ее обнимет.

Едва оказавшись у себя в комнате, она сделала все, что нужно, в отношении гигиены, переоделась и спешно спустилась во двор.

Он уже ждал ее, держа наготове кобылу Николь по кличке Пахта. Пока Фокс разглядывал наряд жены, по его глазам трудно было что-либо определить. По-видимому, все-таки удовлетворенный осмотром, он кивнул и, подхватив ее за талию, помог взобраться на лошадь. Николь показалось, что его ладони задержались на ее стане несколько дольше, чем требовалось, на что ее сердце ответило взволнованным биением.

Затем Фокс тоже вскочил на коня. Николь не могла не заметить, что вместо своего боевого друга он выбрал гнедого лоснящегося рысака, а наряд Фокса состоял из простой туники рыжевато-коричневого цвета и темно-зеленых штанов. Кольчугу он не надел и не взял никакого иного оружия, кроме кинжала, который заткнул за пояс. Но даже в таком незатейливом облачении ее муж смотрелся внушительно и вызывал невольное уважение. Высокого роста, с широкими плечами и хорошо развитой мускулатурой, Фокс источал необузданную силу и таил в себе скрытую угрозу.

У Николь вдруг возникли дурные предчувствия, и по коже побежал мороз. Что, если она составила ошибочное представление о его намерениях? Что, если он собирался вывезти ее в лес, чтобы наказать за коварное предательство? Вдруг он хотел расправиться с ней вдали от людских глаз? Николь пришпорила лошадь и последовала за мужем. Когда они выехали за крепостные ворота, ее подозрения усилились.

Фокс скакал вперед по укатанной дороге, но на развилке свернул на восток к лесу, а не к деревне. Может, подумала Николь, его планы на сегодня куда более прозаические и невинные, чем она себе представляла. Ей стало известно, что на протяжении всей последней недели он таскал за собой по всей округе управляющего Озберта, детально осматривая поля, деревни и земли, находившиеся в его владении. Возможно, он просто хотел, чтобы она сопровождала его в деловой поездке, чтобы поговорить об урожае, стадах, покосах, наделах и тому подобных хозяйственных проблемах.

Но если так, зачем тогда ему понадобилось ехать в лес? Похоже, что он действительно хотел с ней уединиться. Но с какой целью? Ответ пока оставался для нее тайной за семью печатями.

Фокс прокладывал путь по узкой, извилистой охотничьей тропе. Над ними смыкались, образуя полог, густые кроны высоких дубов. Воздух был неподвижным, влажным и тяжелым. Мир словно замер в утренней дреме. Тишину нарушали только щебетание птиц на верхушках деревьев и возня мелких животных в кустах. Стоял разгар лета, но роскошное великолепие зелени уже тронуло дыхание осени, до которой оставалось не более месяца, добавив к яркой палитре золотые и серебряные краски.

Раздумья о быстротечности породили у Николь неясное чувство потери, мимолетности. Время летело слишком быстро. Она вдруг поняла, что Саймону скоро исполнится три года.

Интересно, сумеет ли она улизнуть в Марбо, чтобы отпраздновать его день рождения. При мысли о том, что дорогие моменты его детских лет проходили без нее, Николь пронзила острая золь. Вдруг Фокс натянул поводья, и его рысак замер. Внезапная остановка вернула Николь к реальности. Он спрыгнул с коня и сделал ей знак рукой.

— Подожди меня здесь, — велел он и повел своего коня в гущу леса.

Конечно. Что же еще оставалось ей делать? Ведь она даже не имела представления о своем местонахождении. Погруженная в собственные мысли, она не старалась запомнить дорогу. К тому же в лесной чаще она всегда сбивалась с пути и плутала.

Она ждала, слушая трели пташек и жужжание мелких насекомых. Был ли он способен бросить ее на погибель? Здесь она либо умрет от голода, либо ее растерзают дикие звери. Будучи ребенком, она воспитывалась в замке Марбо, в окрестностях которого рос такой же дремучий лес. В детстве она часто слышала жуткие истории о том, как люди терялись в чаще и пропадали навеки.

Но пришедшая в голову мысль представлялась Николь абсурдной, и она ее прогнала. Она нужна Фоксу живая, чтобы узаконить притязания на Вэлмар. В свое время только это и удерживало Мортимера от расправы над ней. Возможно, то же самое послужит ей своеобразной защитой и от нового мужа.

Пока она размышляла, Фокс возвратился, и его голодный, горящий взгляд сказал ей, что истине скорее всего соответствовало ее первое предположение относительно намерений мужа.

Не произнося ни слова» он приблизился к ней и, протянув руки, помог слезть с лошади. Как только ноги Николь коснулись земли, мужчина привлек ее к себе. Поводья выскользнули из ослабевших пальцев, когда она почувствовала, как он поднял вверх подол ее платья и погладил гладкие ягодицы. Ей почему-то стало неловко, и она смутилась. Собираясь на прогулку, она хотела, чтобы он знал о ее готовности принадлежать ему, но сейчас она вдруг ощутила себя распутной девкой.

— М-м-м, — промычал он и обеими ладонями стиснул ее ягодицы. Потом он провел длинным пальцем вдоль глубокой расселины между половинками, пока палец не достиг главного перекрестка.

Его слова, тон его голоса, волнующие прикосновения отозвались внизу ее живота пульсацией и легким головокружением. Он повел ее в глубину леса по тропе, которая вскоре вывела их на широкую прогалину, усыпанную яркими пятнами цветов. На солнце весело сияли насыщенными красками алые маки, пурпурные колокольчики, желтый вербейник, белые маргаритки и ромашки. Воздух дрожал, напоенный густыми ароматами жимолости, подмаренника и лугового разнотравья. В центре поляны поверх цветов было расстелено большое тканое одеяло. Рядом покоилась седельная сумка Фокса.

Глава 14

Николь покачала головой, не в состоянии говорить. Сжигаемая лихорадкой вожделения, она умирала от нетерпения и ни о чем другом не могла думать, кроме как о непреодолимой потребности ощутить Фокса в себе.

Он несколько минут колебался, чувствуя ее возбуждение. Потом твердый конец могучего древка его пики, готовой к решительному натиску, приложил некоторое усилие, чтобы осуществить вторжение. И вот он очутился внутри, и ее наполнило его восхитительное, умопомрачительное тепло. Это наполнение утихомирило терзавшую ее боль, растянув ткани, столь длительно пребывавшие в состоянии напряжения.

— Приподними ноги, — пробормотал он. Она повиновалась и почувствовала, , как он еще глубже погрузился в ее недра. Он резко качнулся вперед, и его стенобитные ядра ударили в стены ее крепости. При каждом его рывке на нее обрушивались удары крутых ядер. Николь обняла его за бедра в отчаянной надежде достичь чего-то недосягаемого, сама постигая новые ощущения.

Ритм его скачки нарастал. Она еще выше подняла и еще шире развела ноги, жадно ловя каждое движение его тела и подстраиваясь под плавное скольжение твердого, толстого тарана, ходившего туда и обратно. Он был такой длинный, что то и дело толкал ее детородную утробу. Трение усиливалось.

Достигнув вершины ощущений, она содрогнулась, вонзив ногти в его спину, и исторгла громкий стон.

Осознав, что женщина испытала блаженство, он перестал оттягивать благословенный момент собственной развязки и излил в нее семя. По его телу пробежали судороги. Она как будто расплавилась под ним и потекла. Тогда она опустила ноги, и его копье выскользнуло из вместилища. Фокс лежал, распластавшись, сверху, наслаждаясь изысканностью форм женского тела и запахом любви, смешанным с редкостным ароматом ее духов. Николь слегка пошевелилась, давая ему понять, что ей неудобно. Фокс скатился в сторону и от яркого солнечного света, ударившего в глаза, зажмурился.

Только сейчас вспомнил он о своем плане. Ведь он собирался довести ее до крайней черты, а потом задать вопросы, на которые искал ответы. Но его обезоружили, заставив забыть обо всем на свете. Николь возбудила его настолько, что он едва не потерял контроль над собственным телом. Но теперь, как ему казалось, самообладание вновь к нему вернулось.

Фокс открыл глаза и повернулся к Николь, желая на нее взглянуть. Она сидела. Ее блестящие волосы цвета эбенового дерева свободной волной ниспадали с плеч, едва прикрывая грудь. Ее губы покраснели и опухли. Она была неотразимо хороша и полна колдовских чар. Не потому ли некоторые мужчины считали ее колдуньей? Фокс подумал, что лучшего момента, чтобы получить у нее ответы на волновавшие его вопросы, он не найдет.

Протянув к Николь руку, он начал перебирать пряди ее волос. Она обернулась и улыбнулась ему.

— Сегодня было лучше, чем вчера? — осведомился он. Она повела плечами, и ее большие серые глаза засияли.

— Я бы так не сказала. Разве небеса и рай — не одно и то же? Какая сладкая похвала! От гордости он раздулся как индюк, но все же решил не отступать от намеченной цели.

— Однако вчера мы отдавались друг другу в сыром сарае. Нас застала гроза, и мы оба промокли до нитки. — Он на секунду замолчал и, собравшись с духом, продолжал: — Скажи, а откуда ты прибыла, когда искала там укрытия от ненастья?

Выражение на ее лице изменилось, а глаза сузились до щелочек.

— Я… я возвращалась из лесу. Была там по делу. Он по-прежнему лениво перебирал ее локоны.

— По какому такому делу?

От Фокса не ускользнуло, что ее дыхание стало прерывистым. Он нутром почуял, что она готова в любое мгновение сорваться с места и бежать от него куда глаза глядят. Время шло, а она не спешила с ответом.

— Выполняла поручение Гленнит, знахарки.

— Ты выполняешь поручения деревенских женщин? — Фокс удивленно вскинул брови. — Я знаю, что Гленнит обладает могущественной силой, но ты ее госпожа.

Николь вспыхнула.

— По правде говоря, поручение касалось меня. Я собирала травы для себя. — Она перевела дух. — Я ходила к Гленнит за сонным зельем, а у нее не оказалось нужных компонентов. Она утверждала, что не имеет ни времени, ни возможности собрать их, потому что занята какой-то работой. Еще она сказала, что если я хочу, чтобы она приготовила питье, то должна сама пойти в лес и найти необходимые травы.

— И на ее поручения у тебя ушел весь день? — Он отпустил прядку, с которой играл, и принял сидячее положение, чтобы лучше видеть ее лицо.

Она украдкой взглянула на него.

— Я заблудилась. Я всегда плохо ориентировалась на местности. Особенно в лесу. Я закружилась и не могла вспомнить, какой дорогой приехала, — пояснила Николь. — Потом началась гроза, и я совсем запуталась.

— Все же ты нашла дорогу, — указал Фокс. — И в разгар грозы приехала к сараю.

Она кивнула.

— Да, я хотела поставить лошадь в сарай и пойти к Гленнит, чтобы спрятаться от непогоды у нее в хижине.

— Но в сарае ты нашла меня.

Она вновь подтвердила правильность его догадки кивком.

Она бессовестно лгала ему, и он ничуть не сомневался в ее лжи. Ее история была от начала до конца нелепой выдумкой.

— Но часовому на башне ты сказала в то утро, что держишь путь в деревню, чтобы помочь в организации праздничных торжеств, — заметил Фокс.

— Я действительно собиралась помогать им. Я не ожидала, что сбор трав отнимет у меня столько времени. Я полагала, что Гленнит приготовит мне снадобье, и я тронусь в обратный путь.

— Но зачем тебе понадобилась лошадь? До деревни недалеко, можно вполне прогуляться пешком.

Она посмотрела на него вызывающе.

— А вы с воинами? Почему вы отправились в деревню на лошадях, а не пошли пешком?

— Мы другое дело. Мы рыцари, — сказал Фокс с раздражением. Он видел, что Николь лжет. Пытается скрыть свои истинные мотивы. Он опять решил, что она взяла лошадь, потому что ехала в лес на тайное свидание. В нем всколыхнулось уже знакомое чувство ревности.

Она встала с одеяла, нагая и восхитительная.

— Здесь есть поблизости какая-нибудь речка или ручей?

Сначала Фокс хотел попросить, чтобы она приводила себя в порядок на его глазах, как в прошлый раз. Но с другой стороны, ему нужно спокойно, без нее пораскинуть мозгами. Ее обольстительный и неотразимый вид не давал бы ему сосредоточиться.

— Да, здесь есть маленький ручеек внизу по оврагу неподалеку от того места, где мы оставили твою кобылу.

Николь склонилась, чтобы надеть чулки и обувь. Он пристально за ней наблюдал. Потом она выпрямилась и грациозной походкой скрылась в зарослях. Он решил, что позже снова овладеет ею, какой бы коварной лгуньей она ни была.

Николь присела на корточки у ручья и как следует помылась холодной водой. Потом она встала и, роняя капли воды, устремила невидящий взгляд в лесную чащу, гадая, что делать дальше. Осмелится ли она вернуться назад? Фокс загнал ее в угол.

Его расспросы, оказавшиеся для нее полной неожиданностью, совершенно сбили ее с толку. То, что произошло между ними, желание Фокса доставить ей наибольшее удовольствие, ввели Николь в заблуждение, позволив предположить, что у нее с мужем все налаживается. Но она ошиблась. Она не сомневалась, что он подстроил все нарочно: привез ее сюда, довел ласками до потери рассудка, а потом поставил в тупик невинными на первый взгляд вопросами.

Ей следовало предвидеть, что рано или поздно он поинтересуется причиной ее отсутствия, и подготовить какое-нибудь благовидное объяснение. Подобная непредусмотрительность с ее стороны — непростительная ошибка. Но он настолько вскружил ей голову, что она забыла обо всем на свете. С момента их бурной встречи в сарае все ее помысли связаны с одним: как потрясающе хорошо ей с ним и как заставить его повторить с ней то же самое. Она расслабилась и забыла, что должна сохранять осторожность, что обязана в первую очередь заботиться о благополучии Саймона. Она уступила своим эгоистическим желаниям и подвергла жизнь сына опасности. Фокс от нее не отстанет, она знала. Он продолжит свои расспросы. Николь содрогнулась. В ее душу закрался страх. Что она наделала?

Она снова присела и еще раз плеснула на себя водой. Проклятое вероломное тело, сыгравшее с ней дурную шутку. Оно подвело ее, сделало уязвимой. Но, может, теперь, после того как она утолила ненасытный голод, она сумеет держать себя в руках и контролировать ситуацию? Николь решила, что впредь, если позволит ему опять владеть собой, постарается сохранить ясность ума и не скатываться до первобытного безрассудства.

Выпрямившись, она пошла на поиски Пахты, где оставила свои юбки. Николь хотела одеться, чтобы избавить себя от жадных, алчных взглядов мужчины.

Когда Николь вернулась к Фоксу одетой, его разозлил ее поступок. Он усмотрел в нем попытку спрятать от него свое тело подобно тому, как она скрывала от него свой секрет. Но ничего, одежда не препятствие, он сумеет быстро с ней справиться. Он пока еще не в полную меру насладился своей женой.

Николь приблизилась к нему и опустилась на одеяло. Он выложил припасенную им снедь, хотя аппетит у него пропал.

Она взяла абрикос и откусила маленький кусочек. Он смотрел на нее не спуская глаз. Ему показалось, что рука женщины, державшая плод, дрожала.

— Как ты обнаружил такое красивое место? — осведомилась Николь.

— Я набрел на него несколько лет назад, когда служил в Вэлмаре оруженосцем. В былые годы я приводил сюда служанок и продажных девок.

Интересно, подумал он, вызовет ли его откровение у женщины ревность или разочарование, ведь она была не первой женщиной, с которой он здесь развлекался?

— Я пользовался у женщин успехом. Одно время я даже полагал, что именно по этой причине Мортимер выбрал меня для того, чтобы овладеть тобой.

Грубое слово заставило ее поморщиться. Вероятно, теперь, когда она не трепетала от страсти, оно резануло ей слух. Оно и вправду прозвучало холодно и грубо и не могло не напомнить ей о драматизме событий трехлетней давности, когда Мортимер обошелся с ней как с племенной кобылой.

— Но теперь, — добавил Фокс, — я, безусловно, знаю, что мое умение обращаться с женщинами не имело никакого отношения к его выбору. Все дело в цвете моих волос. Мортимер скорее всего руководствовался тем, что мы с тобой похожи. Чтобы ни у кого не возник вопрос о родителях ребенка. — Он фыркнул. — Словно кто-нибудь мог поверить, что он был в состоянии прижить ребенка. Если бы ты знала, — продолжал он, — как часто в последние годы я мучился, одолеваемый мыслью, что он каким-то образом исхитрился тебя изнасиловать. Я представлял, что ты носишь под сердцем не мой, а его плод. Я часто задавался вопросом: что будет, если, вернувшись, я обнаружу тебя с белокурым и голубоглазым младенцем? Что я сделаю? Смогу ли вынести вид мортимеровского отродья?

Николь порывисто вскочила на ноги с исказившимся от ужаса лицом. Уж не упоминание ли о ребенке расстроило ее до такой степени? Оплакивала ли она его смерть или страдала от укоров совести, повинная в его гибели?

— Ты уже расспрашивал меня о младенце, — сказала Николь. — Клянусь, он умер при родах. Я показала Мортимеру его бездыханное тело, чтобы уязвить его самолюбие. Но я воспользовалась смертью ребенка только потому, что его нельзя было спасти. — Она обратила к Фоксу взор, исполненный боли и горечи. — Почему ты постоянно говоришь о ребенке? Неужели ты думаешь, что я недостаточно натерпелась?

Фокс проникся к ней сочувствием. Однако волнение Никол ь позволило ему безошибочно определить ее слабое место. Теперь он знал, как на нее воздействовать, чтобы выведать правду.

— Среди обитателей крепости ходят упорные слухи, что ты то ли отравила Мортимера, то ли заколдовала, словом, навела на него какую-то порчу. Ты же не станешь упрекать меня в том, что я хочу получше узнать женщину, с которой делю ложе. Если ты строила козни против своего первого мужа, то нет никаких гарантий, что не станешь плести интриги против второго.

— Ты не Мортимер. Ты не давал мне повода ненавидеть тебя, — произнесла Николь холодно и бесстрастно. Но ее слова не убедили его.

— А предположим, если я дам тебе повод для ненависти, тогда ты обойдешься со мной так же, как и с Мортимером? — поинтересовался он вкрадчиво.

Она порывисто вздохнула.

— Я сомневаюсь, что ты способен на такую степень жестокости и злобности. Ты не представляешь, каким он был гадким. Почти год он продержал меня в заточении. Безусловно, порой я вела себя несдержанно, дразнила его и проявляла открытое неповиновение. Но я всегда контролировала себя, потому что знала, что если зайду слишком далеко, то пробужу в нем зверя. Он мог бы меня убить, если бы его звериная натура возобладала над человеческой.

— Но в конце концов тебе удалось одержать над ним победу, — заметил Фокс. — Все это подтверждают. Да я и сам видел, когда дрался с ним в поединке. Он стал совсем другим.

Она снова сделала глубокий вздох.

— После того как умер ребенок, я перестала бояться смерти. Мне стало все равно. Тогда я начала не только дразнить его, но и угрожать. Я сказала ему, что он никогда не получит от меня того, чего желает. Что я его ненавижу и что молю Господа о его смерти. Потом я ему сказала, что прокляла его, что отныне он забудет, что такое половое возбуждение, что его орган иссохнет и станет бесполезным. — Она истерично рассмеялась. — Не знаю, что на меня нашло. Но за моими словами не стояла никакая сила. Как ни странно, но он мне поверил. Я видела, что в его глазах промелькнул ужас. Уходя от меня, он даже забыл запереть дверь. Тогда я поняла, что нащупала его слабое место, его тайный страх. Грех был им не воспользоваться. Я велела служанке доставить в замок Гленнит. Я спросила ее, не знает ли она какое средство или зелье, которое делало бы мужчину бессильным. Она сказала, что знает, и дала его мне. В ту ночь я впервые подсыпала порошок Мортимеру в вино. — Она покачала головой. — К моему удивлению, снадобье сработало. Он прибежал в мою комнату и набросился на меня с проклятиями и кулаками. Но я видела, что он перепуган до смерти. Я воспользовалась его страхом. Я сказала ему, что отныне он больше никогда не сможет предаваться своей противоестественной страсти к мальчикам, что он вообще никогда не узнает полового удовлетворения. Я думала, что причиной его бессилия стало зелье, и с ужасом ждала дня, когда его действие иссякнет и Мортимер обретет утраченную веру. Вскоре я перестала подсыпать ему порошок, но он оставался испуганным и настороженным. С тех пор он больше не запирал меня на замок и все переменилось.

Его люди заметили перемену в нем. Особенно Фитцер. Они заподозрили меня в колдовстве и обвинили в том, что я травила своего мужа какой-то гадостью. Но у них не оказалось никаких доказательств моего коварства. По правде говоря, я прекратила какие бы то ни было попытки на него влиять. Достаточно было заронить в душу Мортимера зерно сомнения. Почва оказалась плодородной, сомнение пустило корни и дало всходы, как сорняк в запущенном саду. Его разъедал страх, а страх порождал слабость. Так что больших усилий не потребовалось, чтобы Мортимер вступил на путь, ведущий к безумию.

Николь подняла на Фокса глаза, чтобы убедиться, что он ей верит. Фокс действительно поверил ее рассказу.

— Я очень хорошо помню, как Мортимер пришел в твои покои после того, как мы занимались любовью, как обзывал тебя шлюхой, хотя самолично прислал меня к тебе специально для того, чтобы я овладел тобой. — Фокс скептически покачал головой. — С тех пор я заподозрил, что у него с головой явно не в порядке. Потом, похоже, все, что бы ты ни делала, только еще сильнее толкало его к безумию.

— Я разделяю твое мнение. Мне кажется, решающую роль сыграла моя угроза лишить его того, что он боялся потерять больше всего на свете. Он просто свихнулся. — Николь сделала паузу, потом с сомнением спросила: — Ты меня осуждаешь за то, что я с ним сделала?

— Нет, я не могу винить тебя. Ты делала все с единственной целью — выжить. — Фокс поднял мехи с вином и сделал глоток. Он не осуждал ее, но и не доверял ей.

Она села на одеяло и взяла жареного каплуна с сыром из приготовленных Фоксом припасов. Он взглянул на нее и отметил, какой далекой и замкнутой она казалась. Трудно вообразить, что некоторое время назад она предлагала ему себя, умоляла завладеть ею. Такой она нравилась ему гораздо больше — открытой, раскрепощенной и уязвимой. Он положил винные мехи на место.

— Ты что-то совсем не ешь, — обронил Фокс.

— Я не голодна, — прозвучало в ответ.

— А я проголодался. Я просто не могу насытиться.

Она взмахнула ресницами, и ее взор застыл на его лице. Он понял, что женщина догадалась, какой смысл вкладывал он в свои слова, что говорил не о желудке, а о плотском аппетите. Он ждал ее дальнейшей реакции. Как поведет она себя? Отделается ли скромным молчанием или что-нибудь скажет?

Она наблюдала за ним затаив дыхание, как самка оленя, обнаружившая в кустах рысь, приготовившуюся к прыжку. Охватившее Николь волнение напомнило Фоксу о ее недавней лжи, о том, что он по-прежнему не имел представления о том, где его жена провела предшествующий день. Подобные размышления вызвали у него новый прилив крови к чреслам, сделав восставшую плоть еще крепче. Он опять жаждал обладать ею, подчинить ее своей воле, сделать ее неопровержимо своей, чтобы у нее и в мыслях не было изменять ему. Возможно, ему никогда не удастся выведать у нее, где она пропадала накануне и имелся ли у нее любовник: Но он был в состоянии позаботиться о том, чтобы она и думать забыла о других мужчинах; Он будет играть в любовь с ней до тех пор, пока она не сдастся, пока не станет его беспрекословной рабыней.

Фокс начал раздеваться. Теперь он снял с себя всю одежду. В прошлый раз он только приспустил штаны. Она догадывалась, что его нежелание обнажить полностью нижнюю половину тела было преднамеренным. Николь видела, как сильно он возбужден.

Он жестом указал на одеяло, давая понять, что хочет, чтобы она расположилась здесь.

Его ласки доставляли ей сладостно-невыносимые мучения. В следующий момент, когда она почувствовала влажную прохладу его рта, прижавшегося к ее обнаженной плоти, Николь пронзила дрожь. Теперь она не сомневалась, что находится всецело в его власти.

Николь беззвучно стонала. Ее тело сотрясала мелкая дрожь. Фокс сознавал, что она готова, но позволил себе еще немного продлить удовольствие. Для него теперь это был единственный способ повелевать такой гордой и неприступной женщиной. Он почувствовал, как напряглось и замерло ее тело. По конвульсивной реакции он догадался, что довел ее до экстаза. Ее сладкий, жаркий сок любви наводнил его рот. На мгновение он от нее отпрянул, гадая, сколько раз еще сумеет заставить ее испытать блаженство.

Николь Издала громкий стон, и Фокс сжалился над ней. Хотя у него в голове промелькнула мысль, что не помешало бы вынудить ее просить, умолять его прекратить пытку, но он сам дошел до крайней черты и больше не в состоянии был оттягивать волнующий момент. Ему самому не терпелось проникнуть в нее и понестись вдвоем в захватывающем ритме.

Прошло некоторое время, прежде чем солнечные лучи, ласкавшие ей лицо, вернули Николь к реальности и она осознала, что находится посреди поросшей цветами лужайки. Рядом с мужем. Отныне она разделилась надвое. Ее сердце принадлежало ее сыну. А ее тело — Фоксу де Кресси.

Глава 15

По дороге в замок Николь хранила молчание. Несколько раз приходилось Фоксу подавлять желание обернуться, чтобы взглянуть ей в лицо. Какой смысл? Как он ни старался последние часы выведать ее секреты, она их не выдавала. Трудно ожидать, что она решится поделиться ими теперь, разве что под пыткой. Но он скорее отдал бы на растерзание собственное тело, чем подверг поруганию ее изысканную красоту. Может быть, их ничто и не связывало, но он благодарен ей за то волшебное наслаждение, которое она ему дарила.

Господи всемилостивый, что за удовольствие он с ней испытывал! Ошеломляющий, необыкновенный восторг! Являясь по своей натуре сластолюбцем, он не подозревал, что соитие способно вызвать нечто подобное. Ему казалось, что их тела созданы друг для друга. Ее вместилище по форме и размеру идеально соответствовало его органу. Он не мог придумать ничего более соблазнительного, чем вид ее обнаженного тела. В ней все пленяло и возбуждало его. Ее запах и вкус. Шелковистая поверхность кожи. Святые угодники, если он не перестанет думать о ней, то снова воспылает желанием!

Но на земле нет совершенства. Женщина, заполонившая его мечты, имела один роковой недостаток. Он ей не доверял. Он не мог доверить ей ни свою жизнь, ни свое сердце.

Когда они въехали во двор крепости, день уже клонился к закату. Как Фокс и ожидал, едва он помог Николь слезть с лошади, она, извинившись, сказала, что должна проверить, как идет подготовка к вечерней трапезе.

Фокс передал лошадей в руки конюха, а потом крикнул ему вдогонку, чтобы тот не забыл освободить вещевой мешок, притороченный к седлу рысака, и раздал еду, оставшуюся после их пикпика, тем, кому сочтет нужным. Потом Фокс на минуту задумался, чем заняться далее. Первой мыслью было подняться в свои покои, упасть на постель, закрыть глаза и еще раз пережить волшебство восторга, недавно испытанного. Но подобное времяпрепровождение противоречило его активному характеру и приравнивалось в его глазах к бессмысленной праздности. Как хозяин замка, он обязан служить примером трудолюбия и ответственности, а не валяться в постели подобно бездельнику и лежебоке.

Таким образом, он решил наведаться в рыцарскую казарму и посмотреть, все ли воины возвратились накануне из деревни. Едва Фокс направил туда свои стопы, как услышал, что его кто-то зовет. Он повернул голову и увидел Энгеларда, спешившего ему навстречу.

— Я видел, как ты въезжал в ворота с леди Николь, — сообщил рыцарь. — Возможно, у вас уже все наладилось, но я хочу сказать, что догадался, где она пропадала вчера.

Фокс почувствовал, как громко забилось в груди его сердце. В его душе вспыхнула надежда узнать по крайней мере один из ее секретов.

— Она ездила в Марбо.

У Фокса от изумления открылся рот.

Энгелард энергичным кивком подтвердил свои слова.

— А знаешь, от кого я узнал? От сэра Стивена. Он прибыл в замок сегодня поутру с посланием от Фитцера, в котором говорится, что пора рассчитаться с каменщиками. Фитцер хотел знать, из каких фондов оплатить их труд — из средств Марбо или Вэлмара, поскольку Вэлмар богаче, а деньги Марбо понадобятся ему зимой для выплаты жалованья солдатам гарнизона. Если хочешь ознакомиться с запиской сам, можешь взять ее у сэра Стивена. Он в зале.

— Говоришь, сэр Стивен сказал, что Николь приезжала вчера в Марбо?

Энгелард кивнул.

— Он» без труда узнал ее, потому что, служил в свое время Мортимеру.

Фоксу показалось, что ему нанесли удар из-за угла. Какого черта она там делала? И почему она не сказала ему правду, придумав глупую, изворотливую ложь?

Он поспешил встретиться с сэром Стивеном, и тот подтвердил правдивость рассказа Энгеларда. Он действительно видел, как леди Николь прибыла в утренние часы в Марбо. Когда он поделился своим наблюдением с одним из рыцарей Марбо, тот поведал, что Николь частенько посещает замок, по крайней мере раз в месяц.

Слушая сэра Стивена, Фокс чувствовал, как в его жилах закипает кровь. Ярость и беспокойство снова завладели его душой. Какая причина вынуждала Николь часто наведываться в Марбо? Если только у нее не было там любовника.

Задыхаясь от ревности и гнева он бросился на поиски жены. Слуги и пажи, у которых он справлялся о ее местонахождении, отрицательно мотали головами. Неизвестность пуще прежнего разъяряла Фокса, и без того метавшего громы и молнии. В конце концов ему удалось выяснить, что Николь находилась в гостиной. С нарочитой медлительностью поднялся он по лестнице, ведущей в верхнюю половину замка.

Кроме Николь он увидел в комнате Старушку Эмму. Дородная служанка пряла пряжу. При его появлении веретено в ее руках остановилось.

— Миледи, — позвала она хозяйку натянутым голосом.

Николь сидела у окна и разглядывала отрез материи, лежавший у нее на коленях. Она вскинула голову. Фоксу показалось, что в ее глазах промелькнула тень испуга, но через мгновение привычная маска холодности вернулась на место.

— Оставь нас, — приказал Фокс отрывисто служанке.

Старушка Эмма принялась нервно собирать спутавшиеся мотки и складывать в корзину для рукоделия. Фокс сжал челюсти и терпеливо наблюдал за ее суетливыми движениями. Может, она нарочно тянула время, чтобы дать Николь возможность изобрести новую, более удачную ложь?

— Убирайся! — взревел Фокс, когда его терпение иссякло.

Служанка проворно засеменила к выходу. Он не представлял, что пожилая женщина ее комплекции способна на такую прыть.

Фокс мерил шагами дальний угол комнаты. Он боялся, что потеряет над собой контроль, если подойдет к Николь ближе.

— Ты сказала мне, что вчера в лесу собирала травы. — Слова вылетали из его горла со свистящим шипением. — Но я только что узнал, что тебя выдели в замке Марбо.

Он видел, как у нее от лица отлила кровь, и сделал шаг в ее сторону, чтобы еще больше устрашить ее.

Она сидела потупившись, не отрывая глаз от шитья, которым занималась до его прихода.

— Я действительно ездила в Марбо, — подтвердила Николь.

— Но зачем? Что заставило тебя предпринять путешествие туда?

Она облизнула губы.

— Я дружу с женой тамошнего кастеляна, то есть человека, который раньше занимал в замке место смотрителя, до того, как ты отправил туда Адама Фитцера. Я хотела навестить ее.

— Если твоя цель столь невинна, почему ты мне солгала? Зачем нужно было придумывать глупую отговорку насчет сбора трав в лесу?

Она вскинула голову, и ее глаза блеснули гневом.

— Мне столько лет не доверяли, столько лет распускали обо мне всяческие слухи и называли за спиной ведьмой, что я привыкла лгать на каждом шагу!

— Но я, разве я плохо с тобой обращался? Или называл тебя обидными именами? — холодно спросил он. — Я не давал тебе повода обманывать меня!

— Я подумала, что „тебе вряд ли понравится, что я пустилась в путь одна.

— Тут ты права. Я и в самом деле едва не уподобился Мортимеру и не решился посадить тебя под замок. — Он смотрел на нее, глаза его метали молнии. Фокс пытался понять, воистину ли женщина говорила правду. Вероятно, чтобы выжить, ей и впрямь пришлось научиться лгать и изворачиваться. Наверное, ей будет непросто научиться доверять людям, даже ему. — Скажи мне имя женщины, которую ты навещала, — попросил он.

— Ее зовут Хилари, она жена Жильбера де Весси. Он кивнул.

— Может быть, завтра я сам поеду в Марбо, — сообщил он. — Мне давно пора там показаться.

Фокс пристально смотрел на Николь, оценивая ее реакцию. Она напряженно кивнула. Но ее лицо по-прежнему оставалось непроницаемой красивой маской.

Николь подошла к окну. Что делать? Нужно придумать что-то, чтобы подготовить Хилари к грядущему визиту Фокса и его расспросам. Но как?

Фокс сказал, что поедет завтра. У нее еще оставалось время, чтобы послать к Хилари гонца и предупредить о его прибытии и цели поездки. Но кого могла она послать? Она тяжело вздохнула. В вэлмарской крепости таких людей не было. Кроме Старушки Эммы. Но она слишком стара и не сумеет добраться до Марбо за день.

Николь напряженно искала выход. Послание должно тайно сообщать о визите Фокса, но ни словом не упоминать о ее тревоге за Саймона. Она могла бы поручить выполнение данной миссии одному из оруженосцев, сказав ему, что хочет, чтобы в Марбо должным образом подготовились к приезду господина и встретили его с подобающими почестями. На том она и порешила. Поскольку у Адама не было жены, Хилари все еще оставалась смотрительницей замка. Адресованная ей записка от госпожи Николь с сообщением о прибытии Фокса не должна вызвать подозрений. Напротив, желание жены устроить мужу пышную встречу с роскошным пиром представлялось естественным.

Оруженосец не усмотрит в послании ничего предосудительного, а Хилари уловит намек. Учитывая, что Николь рассказала Хилари о ее натянутых отношениях с Фоксом, она насторожится. Возможно, ее затея далека от совершенства; но любые действия были лучше пассивного ожидания.

Николь направилась к двери. Она разыщет оруженосца Уилла и приведет свой план в действие.

Фокс вышел из ниши в зале, где притаился в ожидании жены, и двинулся за ней незаметной тенью, проследовав на нижние этажи, а затем во двор. Она огляделась по сторонам и поспешно тронулась в сторону арсенального помещения.

Фокс устремился к сторожевой башне и поднялся по лестнице наверх. Его приветствовали рыцари, несшие дежурство. Перекинувшись с ними несколькими словами, он прошел на боковую башню, откуда открывался вид на внутренний двор.

Ждать ему долго не пришлось. Короткое время спустя из ворот крепости торопливо вышел Уилл, даже не удосужившись взглянуть на стражников. Он пересек мост и взял направление на восток, туда, где располагался замок Марбо.

Фокс стиснул челюсти. Похоже, Николь послала в Марбо гонца с запиской. Но кому?

Перепрыгивая через ступеньки, он ринулся вниз и выскочил из ворот крепости. Хотя молодой человек шагал быстро, Фокс вскоре его нагнал.

— Эй ты! Остановись! ~ крикнул он, когда увидел впереди фигуру оруженосца.

Гонец обернулся. Фокс узнал в нем молодого Уильяма. Довольно невзрачного вида парень относился к числу мужчин, кого красивые женщины своим вниманием не жаловали, но ради чьих прекрасных глаз он был готов выполнить любое поручение.

Фокс приближался к своей жертве с мрачной улыбкой. Уильям напоминал кролика, загнанного в угол волком. Но, к его чести, он не дал стрекача.

— Милорд? — Молодой человек смотрел на него с тревогой и удивлением во взоре.

— Ты куда направляешься?

— Милорд, я… у меня записка от вашей жены. Клянусь, я не забыл о своих других обязанностях!

— Что за записка? И для кого? — Фокс с трудом поборол желание схватить парня за грудки и вытрясти из него правду.

— Я… я… я должен предупредить леди Хилари о вашем завтрашнем прибытии. Чтобы в замке все было готово к встрече с вами.

— Готово? В каком плане?

— Ну, чтобы вам могли подать изысканные кушанья. Леди Николь сказала, что нужно предупредить управляющего замком, с тем чтобы они подготовились к пиру. Чтобы заранее зарезали молодого бычка или снарядили охотников.

Фокс испустил вздох досады. Ему следовало предвидеть такой вариант. Николь достаточно умна, чтобы послать записку непосредственно своему любовнику. Как она все предусмотрительно обставила! Послушать ее — так она исполнительная, внимательная жена, которая печется о нуждах мужах и старается предвосхитить любые его желания.

Фокс отступился. От его взгляда не ускользнуло, что молодого человека била дрожь. Бедняга! Но он не виноват, что Николь втянула его в свой план. В его возрасте и на его месте он поступил бы точно так же.

— Прости, что напугал тебя, — извинился Фокс. — Дело в том, что я передумал и никуда завтра не поеду, так что нет нужды передавать сообщение.

Нет, завтра он туда не поедет. Когда он примет решение поехать в Марбо, то сделает свой визит неожиданно, чтобы у Николь не было возможности отправить посланника.

Он отпустил оруженосца кивком. Парень зашагал прочь, но на полпути обернулся и окинул Фокса взглядом. Интересно, подумал Фокс, как он воспринял его гнев и странное поведение. Он представлял, как народ в замке шептался по углам о том, что лорд де Кресси не доверяет жене и подозревает ее в прелюбодействе.

Он возвратился в крепость и направился к лестнице, чтобы подняться на крепостную стену, но потом передумал и двинулся к двери, ведущей во внутренние покои. Поддавшись сиюминутному желанию, он устремился в светлицу. Николь сидела там, склонившись над шитьем. Он успел заметить, что женщина трудилась над детской одежкой, что его сильно удивило. Услышав, как он входит, она торопливо отложила работу.

— Я перехватил твоего посланника, — объявил Фокс жене. — Поскольку я решил с поездкой в Марбо повременить, то нет смысла предупреждать их о моем прибытии. Мне неприятно думать, что они приготовят кучу вкусностей, а потом скормят все это свиньям. — В его голосе слышалась явная издевка.

Он уловил тень страха, промелькнувшую в ее глазах.

— Значит, — поинтересовалась Николь, — ты принял на веру объяснение цели моей поездки туда?

— Конечно. Почему бы тебе не навестить подругу? — Он приблизился к ней. С такого расстояния он не мог не видеть, что ее руки слегка дрожали. — Но в другой раз я бы просил предупреждать о том, куда направляешься. Еще лучше, если, отправляясь в путь, ты будешь брать сопровождение. В окрестностях могут рыскать разбойники или волки, а одинокая женщина — легкая добыча для тех и других.

— Конечно, милорд, — прошептала она чуть дыша.

Но уходить Фокс не спешил. Он понимал, что его присутствие ее пугает, заставляет нервничать. Отныне он будет следить за ней в оба. Если она совершит что-нибудь подозрительное, он заточит ее в башне. Тут ему в голову пришла другая, более дерзкая идея. Чтобы она не убежала, достаточно забрать у нее всю ее одежду. Нагая и уязвимая, она будет доступна для него, когда бы ему ее ни захотелось.

Фокс взял ее за руки и заставил подняться. Шитье с ее колен упало на пол. Он склонил голову и жадно приник ртом к ее губам, потом, не в силах противостоять искушению, обхватил за ягодицы и погладил сквозь материю платья округлые формы, после чего приподнял и прижал к чреслам, наполнив ее рот своим горячим языком. Поцелуй был коротким, но и его хватило, чтобы Николь раздосадовано простонала, когда он опустил ее на пол.

— Не лги мне больше, Николь, — предупредил Фокс. — Я не Мортимер. Во-первых, я не настолько жесток, как он, во-вторых, я не такой дурак.

Глядя в спину удаляющемуся мужу, Николь перевела едва сдерживаемое дыхание. Потом наклонилась и подобрала с пола рубашку, которую шила для Саймона. К горлу подступила тошнота. Фокс слишком близко подобрался к истине. Слишком быстро. Что, если ему взбредет сопоставить разрозненные фрагменты? Ребенка, якобы умершего во время родов, и ее регулярные визиты в Марбо? Ее пронзила дрожь ужаса.

Фокс сжал в ладони копье и, вдавив пятки в бока рысака, пустил животное в галоп. Его взгляд был прикован к кресту, красной краской нарисованному на щите, приколоченном к столбу. Он напрягся, считая секунды. Бросок! Тяжелое копье ударилось в щит, противовес взвился в воздух и промчался мимо него на расстоянии волоса. Со всех сторон раздались ликующие крики. Фокс, подавив улыбку, развернул коня, чтобы повторить бросок.

— Фокс! — услышал он знакомый голос. — Кончай красоваться и иди сюда.

Фокс позволил взмыленному коню совершить по учебному полю круг почета, чтобы остудить животное, после чего подъехал к тому месту, где собралась толпа рыцарей и оруженосцев. Возле них он остановил Симитара и спешился. Отдав поводья своему конюху, он подошел к Рейнару.

— Ну и сукин ты сын! — Капитан покачал головой, едва Фокс к нему приблизился. — Ты знаешь, что сейчас произойдет? Все оруженосцы, как один, исполнены решимости повторить твой подвиг. Догадываешься, чем все закончится? Они все бесславно приземлятся в грязь так что нам лучше отправиться сразу в крепость и заставить кого-нибудь из женщин приготовить отвары, мази и припарки для врачевания их ушибов и ссадин.

Фокс пожал плечами, но от улыбки не удержался.

— Тренируясь в бросании копья, еще никто не умер. Пусть пробуют, это им только на пользу.

— Да, но из-за тебя у них сложилось ложное представление о том, что подобное упражнение проще пареной репы. Если бы ты хотя бы раз промахнулся или позволил противовесу тебя задеть, они получили бы более полное впечатление о том, что их ждет.

— Но таким образом они будут лучше готовы к неожиданностям боя. Как к коварству женщин, если угодно.

— Тебе все не дает покоя ее поездка в Марбо? — спросил Рейнар.

Фокс мрачно кивнул.

— Может, стоит попробовать выудить из нее правду?

— Уже пробовал.

— Ты ей угрожал?

— Да, и только усугубил ситуацию. Она теперь так запугана, что соврет мне — я уверен — даже в том случае, если я спрошу, что сегодня подают на ужин, — пожаловался Фокс и поморщился. Все шло из рук вон плохо. Он уже два дня не подходил к своей жене и опасался, что, если ляжет с ней в постель, злость и досада возьмут над ним верх и он сделает ей больно.

— М-м, — промычал Рейнар значительно. — Знаешь, что мне больше всего нравится в Гленнит? Мне легко с ней разговаривать на любую тему.

— Я не желаю ничего больше слышать, — резко оборвал его Фокс. — Ладно, зачем я был тебе нужен? Ты пытался избавить вэлмарский гарнизон от десятка синяков и пары переломанных костей? Или отвлек меня с какой-то иной целью?

— О, чуть не забыл. У меня и правда уважительная причина. В замок прибыла труппа музыкантов и фигляров. Они возвращаются с ярмарки в Шрусбери и просили узнать, не хочет ли владелец замка, чтобы они дали вечером представление.

— Вот оно в чем дело. Я видел на мосту какую-то толпу. — Фокс пожал плечами. — Сам я веселиться не расположен. Но слуги и солдаты, думаю, обрадуются предоставленной возможности. Не стану лишать их удовольствия.

Рейнар с облегчением кивнул.

— Я думал, ты обрадуешься. По правде говоря, я позволил себе вольность отправить юного Томаса к госпоже Николь с сообщением, что ты позволил им выступить, чтобы она предупредила повара, что за ужином будет на несколько ртов больше.

— Достаточно мудро с твоей стороны послать Томаса, — заметил Фокс язвительно. — Поскольку он ее любимчик, может, Николь не заморозит его своим ледяным взглядом.

Томас, задыхаясь, влетел в гостиную. Его лицо от возбуждения пылало.

— Меня прислали передать вам, что труппа фигляров и музыкантов, возвращающихся с ярмарки в Шрусбери, даст сегодня вечером в замке представление.

— Труппа фигляров и музыкантов, — повторила Николь. У нее внутри все похолодело. Сколько же актерских повозок направлялось на ярмарку в Шрусбери? Неужели все та же труппа, которая проезжала мимо Вэлмара в начале лета?

— Как выглядят их повозки? — спросила она с замирание!» сердца. — Ты, случайно, не знаешь, не те ли это актеры, которые останавливались у нас на День святого Иоанна?

Томас с энтузиазмом подтвердил ее догадку.

— Ты не видел менестреля, который выступал с ними в прошлый раз? Такого… с темными кудрявыми волосами?

— Нет. Я только мельком успел взглянуть на их повозки, как сэр Рейнар отправил меня к вам.

«Господи, сделай так, чтобы его с ними не было, — взмолилась она. — Или нет, пусть лучше он сообщит, что принцу Иоанну нет никакого дела до маленького замка вроде Вэлмара».

— Что прикажете мне делать?» — Голос Томаса прервал поток ее размышлений. — Идти на кухню и сказать, что у нас гости?

Николь кивнула.

— Я тоже буду там в скором времени.

Томас убежал. Николь набрала в грудь воздуха, стремясь вернуть себе самообладание. Она спустится вниз, чтобы позаботиться о трапезе, и сделает вид, что ничего не произошло. Если повезет, может, еще все обойдется.

Актеры разместили свои кибитки и другие пожитки на дальнем конце двора, устроив что-то вроде импровизированного бивака. Музыканты настраивали инструменты, а акробаты, облаченные в свободные одежды, разминались. Вокруг собралась толпа зевак. Обуреваемый любопытством, Фокс присоединился к ним. Постояв немного, он собрался уходить, когда его внимание привлекло яркое световое пятно, вспыхнувшее возле одной из повозок. Там стоял мужчина в алой тунике, отделанной золотой тесьмой, сверкавшей на солнце. Он разговаривал с невидимым собеседником, скрытым в тени, — с женщиной. Фокса охватило смутное беспокойство, и он сделал несколько шагов вперед, чтобы лучше видеть. Когда он отчетливо разглядел миниатюрную хрупкую фигуру и темные волосы, у него упало сердце.

Он сделал глубокий вдох. Николь имела все основания беседовать с актерами. Как хозяйка замка, она по своему положению должна была обсудить с ними ряд практических вопросов: оплату, продолжительность выступления и другие немаловажные моменты. Он вел себя как последний идиот. Николь могла замышлять измену с человеком, которого только что встретила.

Если только актерская труппа не бывала в замке раньше.

— Скажите, приехавшие артисты уже бывали в Вэлмаре? — спросил Фокс, схватив за грудки первого подвернувшегося под руку человека.

Когда шок прошел и женщина, подвергшаяся наскоку владельца замка, пришла в себя, она горячо кивнула.

— Да, милорд. Она уже посещали нас после сева.

— Ты уверена, что приехали те же актеры?

— О да. Я помню акробатов. И того мужчину, что разговаривает с госпожой Николь, — указала она. — Это Алан де Роми, знаменитый менестрель. Однажды он пел для самой Алиеноры Аквитанской. — Фокс наблюдал за менестрелем, прищурив глаза. У певца были блестящие черные кудри, свободными локонами ниспадавшие на плечи, и чересчур броский костюм. Глядя на него, Фокс подумал, что едва ли он мог прийтись Николь по вкусу, хотя кто знает, ведь он ее практически не знал.

Наконец Николь отошла от менестреля и направилась в сторону Фокса. Вид у нее был расстроенный. Заметив его, она как будто растерялась, и ее глаза расширились. Фоксу показалось, что на ее лице промелькнуло выражение вины и страха, но мгновение спустя эмоции исчезли за маской безмятежности. Она подошла к мужу.

— Я обсуждала с актерами сумму их жалованья, — пояснила она. — Они просят больше, чем в начале лета. Я сказала их руководителю, что мы должны сначала увидеть представление.

Несмотря на бесстрастный и обыденный тон, от внимания Фокса не ускользнуло частое биение синей жилки у нее на шее. Он уже наблюдал такую реакцию, когда ждал ответа на вопрос, где она провела тот день, когда разыгралась гроза. Хотя ее слова прозвучали правдоподобно, он знал, что Николь лжет.

— Ты все сделала правильно. А теперь пойдем посидишь со мной в зале, — заметил Фокс спокойно, хотя внутри у него все клокотало. Его цепкие пальцы впились в ее руку и потащили за собой. Николь ничего другого не оставалось, как повиноваться.

Она позволила мужу препроводить ее в зал, в то время как мысли лихорадило. Она никогда бы не затеяла ничего подобного. Но несколько месяцев назад ситуация в замке была совершенной иной. Она отчаянно хотела освободиться от Мортимера и поэтому попросила менестреля Алана де Роми передать письмо принцу Иоанну, в котором говорилось, что Вэлмар готов сдаться. В обмен на Вэлмар она просила предоставить ей право самой выбрать себе будущего мужа и не трогать замок Марбо.

Не имея несколько месяцев никаких известий, она решила, что принц Иоанн либо не получил ее письмо, либо слишком поглощен собственными делами, чтобы решать судьбу ее крепости. Но несколько минут назад ей стало известно, что Алан передал ее послание принцу и что Иоанн всерьез заинтересовался ее предложением. И теперь она боялась, что накликала на замок беду, и молила небеса спасти их от нашествия вражеской армии.

Она взглянула на Фокса, гадая, как рассказать ему о допущенной ошибке.

В зале царило оживление. Взад-вперед сновали проворные слуги с кувшинами, наполненными вином и пивом. За дощатыми столами сидели вилланы и торговцы с семьями, рыцари и другие обитатели замка и увлеченно беседовали. От обильных возлияний и сытных кушаний их загорелые лица раскраснелись. Все, начиная от юного пажа и кончая древней беззубой вдовушкой, доставленной в крепость из деревни на тачке, пребывали в счастливом расположении духа. Что касается Фокса, он был напряжен и встревожен. В который раз за короткий срок он обнаружил, что жена ему лжет. Поскольку причину ее обмана он пока не выяснил, неизвестность его злила, вызывая приливы ярости.

Он с трудом сдерживал себя от желания затащить ее в уединенное место и заставить рассказать, о чем именно она шепталась с заезжим менестрелем, пригрозив, что в случае отказа изобьет ее до полусмерти. Она сидела рядом с ним с прямой как палка спиной, бледная и безмолвная, словно догадывалась о кипевшем в нем гневе. К еде Фокс почти не прикасался и обрадовался, когда к нему подошел слуга и объявил, что актеры к выступлению готовы.

Де Кресси мрачно кивнул.

— Вели людям убрать столы и освободить для представления место.

Николь молча наблюдала за приготовлениями. Она решила, что дождется начала лицедейства, а потом скажет Фоксу, что должна выйти по нужде. Она уверена, что он ей разрешит. Ей важно было улучить минутку, чтобы просить Алана передать принцу Иоанну новое послание. В нем она намеревалась предупредить принца, что Вэлмар отныне находился в руках грозного крестоносца и его армии и что нынешний хозяин будет защищать свою собственность до последнего.

Она надеялась, что принц Иоанн уловит разницу: одно дело сражаться с повредившимся в рассудке пьяницей и совсем другое — с мужественным, закаленным в сражениях воином. Если бы только она сумела предотвратить атаку до того, как Фоксу станет известно о ее коварном заговоре. Она решила не признаваться ему в содеянном, поскольку знала, что он и без того считал ее хитрой, изворотливой лгуньей.

Звуки барабана, бубнов и виолы наполнили помещение. На импровизированную сцену вышли две женщины-акробатки, одетые в одинаковые яркие костюмы розового и шафранного цветов. Их наряды состояли из облегающей туники, прикрывавшей верхнюю часть тела, и штанов, присборенных на талии и щиколотках. Короткая, тонкая, как паутина, юбочка, дополнявшая костюм, по-видимому, служила для придания скромности, поскольку от нее было мало толку. Когда гимнастки совершали перевороты, ходили колесом и кувыркались, юбочка задиралась, выставляя напоказ изящные ноги и бедра. У обеих женщин были темные волосы и глаза, смуглая кожа, и похожи они между собой, как сестры. Их длинные волосы, заплетенные в косы, при каждом движении мотались из стороны в сторону. Вскоре к женщинам присоединился мужчина, тоже смуглолицый и темноволосый. Он лишь незначительно превосходил их ростом, но под его облегающим облачением, выкрашенным в яркие тона персикового и алого цветов, бугрились и перекатывались сильные мышцы.

Мужчина прошелся по залу на руках, потом сделал несколько умопомрачительных прыжков с переворотами через голову, вызвав в толпе вздох восхищения и одобрительные восклицания. Николь искоса взглянула на мужа. Выражение его лица не смягчилось, хотя он, безусловно, следил за ходом выступления артистов.

Николь снова переключила внимание на акробатов. Мужчина и женщины взялись за руки и начали выполнять прыжки и перевороты одновременно, после чего раскланялись перед публикой. Тогда к выступающим вышел еще один мужчина, облаченный в ярко-зеленый с оранжевым костюм. Женщины вскарабкались мужчинам на плечи и продолжали демонстрацию своей гибкости и ловкости. Николь снова бросила на Фокса взгляд, раздумывая над тем, когда будет удобно сказать, что ей нужно выйти, сейчас или чуть позже? Представление она видела раньше и знала, что дальше наступит черед фигляров. Они покажут глупую, но забавную сценку о том, как муж и жена везли поросенка на рынок. Пока супруги будут друг друга мутузить, «поросенок» удерет и, выбрав среди зрителей самую прелестную девушку, взберется к ней на колени. Николь никогда не понимала, что веселого находят люди в том, когда на их глазах кто-то дерется и громко бранится. Но она неизменно наблюдала, что к концу представления почти все присутствующие вытирали от безудержного хохота слезы. Если Фокс так же будет реагировать, то лицедейство должно ему понравиться. В таком случае он легче переживет несколько минут ее отсутствия.

Когда акробаты перешли к завершающей части своего выступления — построению пирамиды, — Николь встала и, обронив фразу «отхожее место», двинулась на выход. Фокс нахмурился, но попытку остановить ее не предпринял.

— Ты безмозглый придурок! — визгливо крикнула женщина. — За деньги, вырученные от поросенка, мы должны купить новый котел. Старый прохудился и светится от дыр. Он разве что годится для ловли рыбы!

Мужчина упрямо отвел назад плечи и выставил вперед подбородок. Его взгляд полыхал гневом.

— Мы купим соху! — проревел он и с размаху ударил жену, едва не сбив ее со стола, служившего актерам сценой. — Получила, старая хрычовка?

Позади них «поросенок», которого изображал мужчина в костюме телесного цвета, дополнительно украшенном настоящими поросячьими ушами и закрученным хвостиком, вертел задом и громко попукивал.

Публика реагировала оглушительными взрывами хохота. Но Фоксу было не до представления. Единственное, что его волновало, — отсутствие жены. Ее не было слишком долго, подумал он, и встал. Возможно, ей и в самом деле требовалось облегчиться, но он в этом сомневался.

— Ты должен передать записку Иоанну, — настойчиво повторила Николь. — Принц должен знать, что обстоятельства в Вэлмаре изменились.

— Ничто не изменилось, — возразил Алан де Роми, избегая смотреть на женщину. — Вэлмар по-прежнему находится в руках сподвижников Ричарда.

— Только вместо спившегося и бесполезного Мортимера человеку, которого пришлет Иоанн, придется сразиться с закаленным воином, который будет биться за Вэлмар до последнего вздоха. Его будет ждать не легкая победа, а длительная и упорная осада!

— Слишком поздно, — изрек менестрель. — Все уже закрутилось. Поход на Вэлмар возглавит не принц, а один из баронов, кто имеет земли в данной местности и стремится расширить границы своего влияния. Но я должен вам сказать, что первым будет взят замок Марбо, а за ним Вэлмар.

— Марбо? Но ведь я в своем послании принцу просила оставить Марбо в покое! — У Николь оборвалось сердце. — Они не должны идти на Марбо! Не должны!

Алан де Роми небрежно пожал плечами.

— Почему бы и нет? Обратившись за помощью к принцу Иоанну, вы не можете указывать ему, как и что делать. Он лучше знает. Очевидно, он решил, что взять крепость Марбо будет проще, потому что она слабее. Взяв ее, он создаст там базу для похода на Вэлмар.

«О Господи Иисусе, что я натворила!» Николь не на шутку перепугалась. В попытке избавиться от Мортимера она нечаянно подвергла Саймона опасности. И Фокс… что он с ней сделает, когда узнает, что Марбо и Вэлмару грозит вторжение, в котором повинна только она?

Она схватила Алана за руку.

— Ты должен передать принцу записку! Ты должен помочь мне предотвратить бедствие.

Он покачал головой, и в его глазах блеснули искры сожаления.

— Леди, будь я в состоянии помочь вам… — Внезапно его лицо приобрело настороженное выражение. — Я буду счастлив исполнить песню, о которой вы говорите, леди Николь. — Он сконфуженно поклонился и отошел в сторону.

Николь посмотрела на менестреля с недоумением. Чья-то сильная ладонь легла ей на плечо. Она обернулась и с ужасом увидела перед собой свирепый взгляд ониксовых глаз мужа.

Глава 16

Искаженное от гнева лицо Фокса заставило Николь содрогнуться от страха. Он вторично застал ее в компании менестреля и наверняка догадался, что она что-то замышляет. Она не знала ни что сказать, ни как объяснить свое поведение. Впрочем, Фокс такой возможности ей не предоставил.

— Ты сейчас же пойдешь со мной. Запомни, если окажешь мне сопротивление, я опозорю тебя перед всем залом, — прошипел он сквозь сжатые зубы, безжалостно стиснув ее локоть.

Она безропотно покорилась и поспешно проследовала за ним к лестнице в дальнем углу зала. Лестница вела в ее башню, в покои, где в недавнем прошлом над ней измывался Мортимер. Но едва они преодолели несколько ступенек винтовой лестницы, как Фокс остановился и прижал ее к стене. Грубый камень больно впился ей в спину.

— Сколько раз, Николь? — спросил он грубо. — Сколько раз он брал тебя? — Ты договаривалась с ним о встрече сегодняшней ночью? Ты хочешь наставить мне рога?

Николь от изумления часто заморгала, и тут все встало на свои места. Оказывается, причиной его злости была ревность. Фокс подозревал ее не в заговоре, а в супружеской измене, решив, что она договаривается с менестрелем о тайном свидании.

— Нет, — прошептала она. — Нет.

Пальцы Фокса впились в ее плечо. Она чувствовала всю силу его гнева. Он, если бы захотел, не оставил от нее и мокрого места.

— Ты к нему прикасалась! — проревел он. — Я видел. Ты вероломная, лживая шлюха!

Она покачала головой, лихорадочно пытаясь найти правильные слова. Ей совсем не нужно, чтобы муж считал ее и Алана любовниками. Но как разубедить его, не рассказав об опрометчивой идее сдать Вэлмар в руки принца Иоанна?

— Теперь я понимаю, почему ты с такой страстью отдаешься. Потому что другой мужчина возбудил в тебе желание и научил тебя получать удовольствие. — Фокс дрожал от ярости, и его голос звенел, как натянутая тетива. — Скажи, а его копье такое же большое, как мое? А он лизал тебя там? У него получалось лучше, чем у меня? Научил ли он тебя чему-то, чему не научил я?

Николь снова покачала головой. От растерянности она не могла вымолвить ни слова. Что могла она сказать? Что могла сделать? Она понимала, что перед лицом его безрассудной ярости все ее оправдания и действия окажутся бессмысленными. Что его ничто не удовлетворит.

Тогда он сгреб свободной рукой подол ее платья и задрал юбку. Николь от неожиданности ахнула.

Фокс приподнял женщину вверх и прижал спиной к стене, после чего оперся о нее сам и резким движением бедер овладел Николь.

Она застонала, ощутив распирающую боль внутри. Под тяжестью собственного тела она просела, оказавшись посаженной на его копье. Он потрогал то место, где они соединились.

— Он проделывал такое с тобой? — процедил Фокс сквозь зубы. — Брал ли он тебя, прижав к стене? — Едва проговорив это, он качнулся, протаранив ее еще глубже.

Николь всхлипнула. Нельзя сказать, что ей стало больно, но она балансировала на границе, где боль и наслаждение вступали в единоборство. Он сменил положение, обхватив ее ягодицы обеими ладонями, и предался неистовой скачке, могучими рывками посылая свой торс вперед. Она приникла к его плечам, стремясь обрести видимость устойчивости, тогда как окружающий мир зашатался и поплыл. Ее подхватил водоворот ощущений, уносивший ее с каждым его качком все дальше и быстрее. Внутри все пульсировало и горело. Ее тело в безумном экстазе содрогнулось. Он последний раз разогнался и, погрузившись в ее глубины, застонал. Достигнув пика плотского удовольствия, он замер.

Она, ослабевшая и бесчувственная, затаив дыхание, ждала. Он выскользнул из нее, и женщина медленно сползла по стене вниз. Ее ноги превратились в ватные, отказываясь ее держать, но она, собрав волю, устояла и не рухнула на пол. Николь чувствовала, как по внутренней стороне бедра сбегают ручейки вязкой жидкости. Она закрыла глаза, надеясь, что теперь, когда его похоть, разбуженная ревностью, нашла удовлетворение, он оставит ее в покое.

Но спустя несколько секунд он опять схватил ее за руку.

— Идем, — сказал Фокс. — Мы еще не закончили.

Он подтолкнул ее вперед, приказав жестом подниматься по ступенькам. Она двигалась, едва переставляя непослушные конечности. Когда они добрались до ее покоев, он отворил двери и втолкнул ее внутрь. Она обвела спальню взглядом и ощутила прилив удушающего страха. В памяти ожили воспоминания об ужасных побоях, которым подвергалась она здесь.

Фокс снял со стены в коридоре факел и зажег свечу, после чего вернул факел на место. Когда скудное пламя осветило комнату, Николь увидела его лицо. Угрюмое, оно пылало огнем.

Он смотрел на нее не мигая, потом схватил за руку и притянул к себе. Все так же не сводя с нее глаз, он заключил в ладони ее голову, погрузив пальцы в ее волосы. Гнев все еще искажал черты его лица.

— Ты такая красивая, — промолвил он. — Как может столь прелестное создание быть такой лживой, паскудной шлюхой?

Парализованная страхом, она смотрела на него, не в силах оторвать взора. В его взгляде все еще полыхали гневные молнии. Потом он вдруг принялся гладить ее щеки, прикасаясь к ней то с остервенелой жестокостью, то с пронзительной нежностью.

— Но ты моя, — произнес он. — И сегодня ночью ты будешь меня услаждать.

Его гнев потихоньку пошел на убыль. В первую очередь его всегда смягчала ее красота. Теперь, когда приступ безудержной ярости миновал, Фокс усомнился в справедливости своих обвинений. Николь не могло взбрести в голову, что она сумеет сбежать от него, чтобы предаться утехам любви с другим мужчиной. Как могла она замышлять тайное свидание, когда муж находился рядом и не спускал с нее строгих глаз? Такое поведение представлялось маловероятным и достаточно глупым, в то время как упрекнуть Николь в глупости уж никак не возможно. Напротив, она отличалась хитростью, умом и непредсказуемостью.

Если бы ей вздумалось завести любовника, она вряд ли остановила бы выбор на фатоватом менестреле.

Все же она была лгуньей, из-за которой он терял рассудок, поэтому хотел, чтобы Николь знала, что если не разум, то ее тело находится всецело в его власти. Он хотел, чтобы нынешняя ночь навсегда врезалась в ее память.

Он с удовлетворением вздохнул. Сейчас она соответствовала ему идеально. Ее ножны стали гладкими и податливыми и вместили его меч с первой попытки. Целиком и полностью. Фокс пришел в движение, наслаждаясь плотным облеганием и относительной свободой, с которой мог передвигаться. Его ритм ускорялся. Причин для сдерживания и беспокойства не имелось. Он не боялся сделать ей больно, ее не нужно было готовить. Она была верхом совершенства. Божественная, волшебная сокровищница. Самая лучшая во всем христианском мире.

Он чувствовал приближение экстаза. Его качки стали сильными и стремительными. Ее реакция его не волновала. Ее тело оставалось пассивным, но он получал удовольствие, о котором мечтал. Достигнув пика наслаждения, он застонал. Его тело выгнулось, и он отдался накатившему потоку наслаждения, захватившему все его существо и несшему энергию его плоти к ее утробе.

Он на минуту замер, потом со стоном вытянулся во весь рост и скатился в сторону. Упав на спину, он закрыл глаза, желая умерить сердцебиение. Теперь можно и соснуть. Он вспомнил, что до сих пор еще ни разу не спал в постели с Николь. Он протянул к ней руки и прижал к себе. М-м-м-м. Как приятно ощущать ее в своих объятиях, чувствовать мягкий шелк женского тела.

Она с облегчением заметила, что мужчина рядом с ней затих и расслабился. Кажется, он заснул. Слава Богу! Она больше не выдержала бы. Он довел ее до полного изнеможения. Его ладонь легла на ее грудь, но в его жесте не содержалось и намека на похоть. Николь вздохнула, предаваясь успокоению и глубокому удовлетворению. Их все еще разделяло столько тревог и опасений, столько тайн и лжи. Но сейчас она не станет обременять свой рассудок размышлениями, а насладиться коротким мгновением благословенного счастья.

Пробуждение пришло к Фоксу внезапно. Женщина в его объятиях зашевелилась и вздохнула. Он часто мечтал, как будет лежать рядом с ней, отдыхая после страстных занятий любовью. Факел погас; свеча на туалетном столике оплыла и коптила. Но ее тусклый свет все же позволял ему видеть Николь. Он сел и взглянул на нее. Темная волна длинных волос прикрывала ее тело, плавный изгиб ее бедер, точеные элегантные черты ее лица ласкали глаз. Загадочная, очаровательная Николь. Сможет ли он когда-либо постичь ее разум, получить ответы на волнующие его вопросы, раскрыть тайны, туманившие взор ее прекрасных серых очей? Если у нее не было любовника, то кого или что хранила она от него в секрете? Они провели вместе удивительную ночь, но он хотел от своей жены большего, чем плотские услады, которые дарило ее восхитительное тело. Он хотел обладать ее сердцем. Он знал, что не отдаст ей своего сердца до тех пор, пока не сможет доверять ей.

Фокс погрузился в раздумья, пытаясь сопоставить разрозненные фрагменты. Ему на ум пришел замок Марбо. Может быть, в нем и заключалась разгадка. Возможно, ему стоило отправиться туда и поискать там ключ к разгадке тайны его жены.

Он откинулся на спину. Нужно еще поспать. Потом, когда проснется, он поскачет в Марбо. Может, ему повезет и он найдет там ответы на все мучившие его вопросы.

Глава 17

Когда Николь пробудилась, в распахнутые ставни окна струился солнечный свет. Фокса ни рядом, ни в комнате не было. Его исчезновение вызвало у женщины смутное беспокойство. Куда он пропал? Пошел поговорить с Аланом? Чтобы угрозой заставить сказать правду? Она очень боялась, что менестрель выдаст ее тайну. Ее обуял ужас, и Николь бросилась к двери, чтобы позвать Старушку Эмму. В те дни, когда служанка не спала в коридоре на тюфяке, она все равно по утрам сидела поблизости в ожидании пробуждения своей хозяйки, чтобы помочь ей одеться и причесаться.

Старая женщина утиной походкой вплыла в комнату.

— Ага, — протянула она, увидев наготу госпожи. — Все как я и ожидала. Вы с лордом Фоксом, похоже, достигли обоюдного согласия.

— Лучше помоги мне одеться, — приказала Николь, не обращая внимания на замечание служанки. — Да побыстрее. У меня нет времени!

— А куда нам торопиться? Что еще такого ты натворила?

— Я должна опередить Фокса и встретиться с менестрелем первой, — выпалила Николь на одном дыхании. — Сейчас я ничего не могу объяснить. Достаточно сказать, что Алан де Роми располагает сведениями, которые ни в коем случае не должны попасть к Фоксу.

Старушка Эмма покачала головой.

— Актеры уехали. Они снялись с места сегодня утром с первым проблеском зари. Милорд проснулся позже, когда их и след простыл, и не пустился за ними в погоню. Так что можешь по этому поводу не переживать. Теперь он занят приготовлениями к поездке в Марбо.

— Марбо? — У Николь екнуло сердце. В испуге она отшатнулась от Старушки Эммы, затягивавшей шнуровку ее платья. — О Господи! Он не должен туда ехать. Что, если кто-нибудь расскажет ему о Саймоне?

— Успокойся. В Марбо ни одна душа не знает о Саймоне, кроме Хилари и Жильбера. Но они тебя не выдадут. Разве ты им не веришь?

— А что, если он узнает о том, что я регулярно их навешаю? Что, если он сопоставит известные ему факты? Он уже знает, что я произвела на свет младенца мужского пола.

— Младенца, который, как всем известно, родился мертвым, — попыталась урезонить хозяйку Старушка Эмма. — С какой стати ему искать ребенка, которого, как он полагает, не существует?

Николь судорожно вздохнула. Может быть, Старушка Эмма права. У Фокса не было оснований разыскивать Саймона, следовательно, он не мог его найти. Но все же она не имела права уповать на судьбу.

— В любом случае я должна быстро собраться, — объявила Николь. — Я хочу поехать вместе с Фоксом.

Служанка скептически фыркнула:

— Ты поедешь с ним, если лорд Фокс позволит. А если он против, то тебе придется остаться.

— Я попробую его убедить, — твердо промолвила Николь, — Как-нибудь.

— Я хочу поехать в Марбо с тобой, — сообщила она Фоксу, когда обнаружила его на конюшне. Голос ее прозвучал холодно и решительно. — Моя подруга Хилари ждет второго ребенка, и я хочу отвезти ей специальный травяной сбор от Гленнит. Ей нужно успокаивающее для желудка. Я обещала, что привезу ей какое-нибудь снадобье.

Фокс смерил жену задумчивым взглядом.

— Ты выглядишь какой-то непричесанной. Я не подозревал, что за пределами опочивальни ты носишь распущенные волосы.

Николь вспыхнула. Она не могла ждать, пока Старушка Эмма заплетет косы. Она не думала, что Фокс будет так внимателен к ней.

— Ты такая… обворожительная. Но мне бы не хотелось, чтобы мои люди упивались твоей красотой. Пусть она будет усладой мне одному. — Он прищурил глаза. — Скажи, а почему ты не говорила о положении леди Хилари раньше? Такой предлог казался бы более благовидным для объяснения твоего недавнего визита к ней.

— Мне не пришло в голову. — Похоже, он хотел вывести ее из себя, но Николь решила не поддаваться. Не мытьем, так катаньем она заставит мужа взять ее с собой. — Пожалуйста, — взмолилась она. — У меня на душе будет спокойнее, если я повидаюсь и поговорю с Хилари.

— Ладно, — согласился он после непродолжительного раздумья. — Можешь ехать.

— Но сначала я должна наведаться к Гленнит, чтобы взять травы для Хилари. Ты позволишь мне отлучиться из крепости?

— Поскольку деревня находится по дороге в Марбо, мы могли бы встретиться с тобой во дворе у знахарки и оттуда продолжить путь вместе.

Она кивнула.

— Мне понадобится час. До встречи.

— Зачем ей такая суета? — полюбопытствовал Рейнар, подходя к Фоксу.

— Не знаю. Может, тебе удастся вытянуть правду у Гленнит после того, как мы отправимся в Марбо.

— Ха, — усмехнулся Рейнар. — Как будто она мне что-нибудь рассказывает. Но я в любом случае постараюсь выудить из нее хоть что-нибудь. Думаю, мы с ней неплохо проведем время.

— Пресвятая Богородица! — воскликнула Гленнит. — Твоим бедам нет конца. Не успеваем мы справиться с одними, как тут уже следующие на подходе. — Женщина замолчала и принялась рыться среди пакетиков с травами, потом задумчиво вскинула на Николь глаза. — В основе всех твоих проблем — Саймон. Если бы ты рассказала Фоксу правду о его сыне, то отпала бы нужда во всех измышлениях и интригах.

Николь грустно покачала головой. У нее было не так уж много времени, и она не хотела тратить его на пустые препирательства с Гленнит.

— Я уже говорила тебе, что не могу ему рассказать. Мой муж — человек сильных страстей во всех отношениях. Боюсь, что его способность ненавидеть равна его способности любить. Я не могу ставить безопасность Саймона в зависимость от непредсказуемого настроения моего мужа.

— И поэтому ты снова плетешь интриги и придумываешь всевозможные уловки с единственной целью — достичь желаемого результата. Но все без толку. Всегда происходит что-то непредвиденное, и тогда, чтобы выкарабкаться из затруднительного положения, ты вынуждена изобретать другие способы, другую ложь.

— Не хочешь ли ты сказать, что я не должна скрывать Саймона? — спросила Николь. — Что я должна была терпеть господство Мортимера и его издевательства с покорным смирением?

— Конечно, нет. Но Фокс не такой человек, как Мортимер. Есть все основания надеяться, что он полюбит Саймона и примет его как сына. Рейнар кое-что рассказывал мне о нем. Он не похож на человека, способного обидеть ребенка, независимо от того, какие чувства питает к его отцу, или, вернее, к мужчине, которого считает его отцом.

— Скорее Рейнар не настолько хорошо знает Фокса, как предполагает. Муж говорил мне, что его уже одна мысль о том, что я могла понести ребенка от Мортимера, пугала. И выражение его лица в тот момент было ужасным! Я должна защитить Саймона, чего бы мне ни стоило.

— Как бы не пришлось вам заплатить за все самую высокую цену, — проворчала Гленнит. — Одно дело, когда речь идет о женской сфере деятельности, когда вопрос касается сердечных дел, любви, духовной и плотской, и совсем другое дело, когда приходится вмешиваться в мужскую вотчину, где правят власть и война, гордость и честь. Переступая ее границу, ты подвергаешь себя большому риску, где царит жестокий и суровый мир, которым управляют законы и верования, не дающие никому пощады. Ради удовлетворения честолюбия и гордости мужчины готовы на любые жертвы, вплоть до того, чтобы разрушить то, что они любят.

— Именно поэтому я и держу в тайне существование Саймона, — холодно заметила Николь. — А теперь скажи, ты мне поможешь или нет?

Даже теперь она казалась Фоксу загадочной и отстраненной. Он сознавал, что должен оставаться настороже. Они почти у цели, а Николь за всю дорогу не проронила ни единого слова. Однажды они остановились у ручья, чтобы освежиться и испить воды, но и тогда Николь оставалась задумчивой и замкнутой. Его неотступно тревожила тайная причина ее желания поехать с ним, ее визит в дом ведуньи. Успокаивало только одно: жена находилась рядом с ним, и он имел возможность видеть выражение ее лица. Он не спустит с нее внимательных глаз. Может, она совершит ложный шаг и выдаст себя.

Впереди замаячил силуэт замка Марбо. Фокс вглядывался в тронутые временем и непогодой крепостные стены. Размеры замка показались ему меньше, чем месяц назад, когда он приехал сюда, чтобы требовать его передачи в свои руки. По сравнению с Вэлмаром он действительно не поражал воображения. Построенный на несколько лет раньше вэлмарского замок Марбо не имел стратегического значения, и его укрепления отличались простотой. От внимания Фокса не ускользнул тот факт, что Фитцер осуществил кое-какой ремонт. Он вычистил ров и починил с одной стороны стену. Однако крепость по-прежнему оставалась уязвимой для любого неприятеля. Кроме того, в замке имелся лишь один колодец, да к тому же мелкий. В случае осады Марбо долго не продержится.

Ворота крепости оказались открытыми, и наблюдалось оживленное движение в обоих направлениях. Во дворе замка гостей встретил Адам Фитцер.

— Милорд. — Он поклонился Фоксу, а потом перевел взгляд на Николь и тоже склонился в почтительном поклоне, после чего вновь переключил внимание на господина. — Я ожидал, что вы приедете посмотреть, как продвигаются дела. Добро пожаловать. Для начала перекусите и освежитесь. В холле накрыт стол. А потом я покажу все, что успел сделать, и расскажу обо всем подробно.

— Перекусывать нет необходимости. Мы совсем недавно останавливались на отдых. — Фокс кивнул Николь, — Моя жена приехала повидаться с леди Хилари. Она как будто ждет ребенка. Жена обещала привезти ей снадобье для успокоения желудка.

— Я не знал, что леди Хилари в положении, — удивился Фитцер.

Николь не повела и бровью. Из надменного выражения ее лица следовало, что простому мужчине нечего знать о женских заботах. Один из конюхов помог Николь слезть с лошади.

— Если я тебе понадоблюсь, найдешь меня в гостиной леди Хилари, — сказала она Фоксу.

Он жестом позволил ей уйти, потом повернулся к Фитцеру.

— Скажите, кому из рыцарей Марбо можно доверять? Кто достаточно давно служит в гарнизоне? Я бы хотел выяснить, что связывает мою жену с супругой бывшего смотрителя.

— Ты уверена, что ему стало лучше? — Николь склонилась над постелью и погладила золотые кудри спящего сына.

— У него обычная летняя лихоманка, — заверила ее Хилари. — Он и впрямь пошел на поправку, хотя его носик все еще заложен и он спит больше, чем обычно. Но когда мальчик бодрствует, он, как всегда, подвижный и веселый. У Джоани было то же самое, но теперь она окончательно выздоровела.

— Ах, бедный мой малыш, — вздохнула Николь. — Ты захворал, а меня не было с тобой, чтобы утешить. — Ее пронзила острая боль тревоги. Она боялась, что Саймон мог заболеть и умереть, и грустные мысли терзали ее сердце и не давали дышать. — Если с ним снова случится что-нибудь подобное — даже обыкновенная простуда или колика, — извести меня немедленно.

— Конечно, миледи. Но что я должна буду сказать гонцу? Вы не собираетесь открыть мужу правду о сыне? Не для того ли вы приехали?

— Нет, он не должен о нем знать. — Николь горячо замотала головой. — Если что-нибудь стрясется, сообщи, что один из твоих детей заболел и что ты нуждаешься в моей помощи. Мой муж считает, что мы подруги, так что не удивится моему желанию прийти тебе на помощь в трудную минуту.

— Конечно, миледи. Как пожелаете. — Голос Хилари дрогнул. Николь пристально на нее посмотрела.

— Ты полагаешь, что я своим молчанием совершаю ошибку, не так ли?

— Вы правы. В один прекрасный день правда выплывет наружу, и тогда, я боюсь, вам достанется за то, что так долго скрывали правду.

— Но почему правда должна «выплыть наружу» в один прекрасный день? — осведомилась Николь. — В Марбо о Саймоне никто не знает, кроме тебя и твоего мужа. — Она поднялась с кровати и подошла к Хилари. — Неужели ты проболталась? А Фитцер, он догадывается, что Саймон не твой сын?

— Конечно, нет! Фитцеру нет никакого дела ни до меня, ни до моей семьи. На самом деле он позволил мне продолжать заниматься в крепости хозяйственными нуждами и вести хозяйство по моему усмотрению, Николь сделала глубокий вдох. Она не должна сваливать на бедную Хилари тяжесть своих переживаний и тревог. Женщина нужна ей не только для того, чтобы заботиться о Саймоне, но и для осуществления плана, совсем недавно родившегося в ее голове.

— Прости меня, — сказала она примирительно. — Я знаю, что ты делаешь для Саймона все, что в твоих силах. Я питаю к тебе искреннюю благодарность. Я высоко ценю твою преданность и боюсь, что… вынуждена вновь уповать на твою доброту.

Набрав в грудь воздуха, Николь поведала Хилари о записке, которую послала в начале лета принцу Иоанну, и об ответе, доставленном странствующим менестрелем. Потом она посвятила женщину в план, как сдать Марбо до того, как неприятель пойдет на приступ.

— Господи, миледи. Ваше предложение сродни предательству! — возмутилась Хилари, и темно-желтые веснушки еще ярче проступили на ее молочно-белом лице. — Если де Кресси станет известно о том, что мы сделали, он выбросит моего мужа на улицу, если не того хуже — учинит над ним расправу!

— Если Фокс обнаружит заговор, я возьму всю вину на себя.

— Если я могу согласиться, но только не мой муж. Какой мужчина поверит, что другой мужчина захочет выполнять распоряжения не своего господина, а женщины?

— Я обещаю, что ничего дурного с вами не случится, ни с тобой, ни с твоим Жильбером. Ты должна понимать, что я думаю не только о безопасности своего сына, но и о безопасности твоих детей. Если начнется осада Марбо, все обитатели крепости подвергнутся опасности. Захочешь ли ты, чтобы Джоани или молодому Жильберу угрожал голод или жажда?

— Если Марбо окажется в осадном положении, де Кресси прибудет с подкреплением. Он защитит замок, я уверена.

— Неужели ты будешь чувствовать себя в большей безопасности, если битва произойдет за стенами крепости? Не думаю, что человек, которого пришлет Иоанн, с легкостью позволит лакомому кусочку выскользнуть из его рук. Нет, кровопролития, боли и страданий не избежать.

Хилари направилась к скамейке у небольшого, покрытого глазурью окна своей комнаты и тихо опустилась на сиденье.

— Я понимаю ваши волнения. Но не все так просто. Если мы сдадим крепость, никто не пострадает. Но тогда прибудет Фокс со своей армией и потребует вернуть ему собственность. Сражения в любом случае не избежать.

Николь покачала головой.

— Когда они осознают, что Марбо беспокойства не вызывает, то войско неприятеля тронется на Вэлмар. И главная битва произойдет там.

— А что потом?

— Я не сомневаюсь, что мой муж победит. Когда он разобьет вражеские силы, то не составит труда убедить тех, в чьих руках будет находиться Марбо, сдать крепость. Армия принца отступит, и ты вместе с мужем и детьми, и Саймон, — все вы будете в безопасности. — Пытаясь убедить Хилари в своей правоте, Николь невольно задумывалась, что будет, если ее план не сработает. Ведь осада Вэлмара могла растянуться на многие месяцы. И что будет, если — не приведи Господи — Фокс потерпит поражение?

Нет, нельзя поддаваться грустным мыслям. Главное — надо сдать Марбо быстро и безболезненно, чтобы основная сила удара пришлась на Вэлмар.

— Я принесла тебе снадобье. — Она погладила мешочек из кожи, что захватила с собой в светлицу. — Тебе нужно будет только добавить небольшое количество измельченных трав в курдюк с вином и отнести часовым на башне. Если найдешь способ, как опоить Фитцера, будет еще лучше. Главное, чтобы твой сын передал командиру неприятеля сообщение с просьбой дождаться ночи, а потом обойти крепость с другой стороны и войти через задние ворота, которые твой муж должен будет оставить открытыми и без часовых. Когда враг окажется внутри, то гарнизон поймет, что сопротивление бесполезно, и сдаст замок.

— Но мой муж присягал охранять Марбо от врагов. Я не смогу просить его нарушить клятву.

— А как насчет его ответственности перед собственной семьей? Осмелится ли он подвергнуть риску тебя и детей?

Хилари прикусила губу. Ее раздирали сомнения. Николь ей сочувствовала. Она хорошо знала, что испытывает человек, вынужденный выбирать между двух зол. Любое решение представлялось мучительным и неприятным. Но она не сомневалась, что Хилари выберет то, что должна, то, что будет лучше для ее детей. Еще она не сомневалась, что Хилари сумеет склонить на свою сторону и мужа. Жильбер де Весси хороший человек, но слабохарактерный. Вероятно, поэтому Фокс назначил смотрителем в Марбо Фитцера.

— Есть еще кое-что, — добавила Николь. — Я сказала Фоксу, что ты ждешь ребенка. Мне нужно было как-то объяснить ему, зачем я везу тебе мешок с травами. Он сообщил новость Фит-церу. Значит, очень скоро ее узнают в замке.

— А что я скажу людям, когда они увидят, что живот не растет?

— Выкидыши случаются довольно часто. После сдачи замка ты можешь слечь в постель, сказавшись больной после всех пережитых волнений. Потом Жильбер всем объявит, что ты потеряла ребенка. При данных обстоятельствах такой случай ни у кого не вызовет подозрений. — Николь посмотрела на подругу. Та выглядела хрупкой и вымотанной. Под ударами судьбы Хилари гнулась и сдавалась. Рядом с человеком наподобие Мортимера она бы не выжила.

— Прости, что обращаюсь к тебе с новой просьбой, когда ты и так много для меня сделала, — извинилась Николь. — Но ты подумай о том, что делаешь все ради Саймона, ради собственных детей. Если замок будет осажден, твой сын достаточно взрослый, чтобы его защищать. Я не уверена, что ты готова увидеть его воином.

— О Боже, нет! — воскликнула Хилари и всхлипнула. — Жильберу всего пятнадцать. Я не переживу, если потеряю его. Нет!

— Вот и я чувствую то же самое, — промолвила Николь со вздохом. — Я пойду на все ради того, чтобы защитить Саймона. На все.

— Вы отлично со всем справляетесь, — заметил Фокс. — Однако отсутствие второго колодца меня по-прежнему тревожит. — Он подошел к краю крепостной стены и посмотрел вниз. — В случае осады… — Голос Фокса осекся.

— Вы ожидаете нашествия? — осведомился Фитцер. — Не сочтите за дерзость, но я не совсем понимаю, почему вас до такой степени беспокоят укрепления Марбо. Насколько мне известно, замок в последний раз штурмовали во времена конфликта между Мод и Стивеном.

Фокс обвел взглядом богатые угодья, окружавшие крепость. С приближением осени зеленое буйство красок плавно сменялось на золотое.

— Может, все дело в том, что я много лет провел на войне и мне за каждым холмом и пригорком мерещится враг. — Он встряхнул головой. — Но меня не покидает чувство беспокойства, и я ничего не могу с собой поделать. В любом случае привести крепость в боевую готовность нам не помешает.

Фитцер кивнул.

— Не смею с вами спорить, милорд. У меня нет к вам ни жалоб, ни претензий. Просто я хотел знать, грозит ли нам реальная опасность и нужно ли мне быть начеку.

Фокс повернулся к кастеляну — смотрителю замка и улыбнулся ему ободряющей улыбкой, пытаясь избавиться от дурных предчувствий.

— У вас все отлично получается, Фитцер. Я знаю, что могу на вас положиться и в случае чего вы удержите Марбо до моего прибытия с подкреплением.

Расположившись в просторном зале замка Марбо, они наслаждались великолепным угощением, состоявшим из жареных уток, маринованных яиц, тушеного огуречника и бланманже со сливовым соусом, поданным на десерт. Николь сидела рядом с Фоксом. Место справа от нее занимал Фитцер. По левую руку Фокса находилась леди Хилари, рядом с ней ее муж, Жильбер де Весси, бывший смотритель замка. Фокс внимательно следил за леди Хилари. Она действительно казалась бледной и несколько взволнованной. Возможно, она и в самом деле ждала ребенка. В своем расследовании он далеко не продвинулся. Ему лишь удалось узнать, что леди Николь регулярно наведывалась в Марбо и проводила время в гостиной леди Хилари. Визиты Николь продолжались в течение двух лет, вероятно, с тех самых пор, как она сумела запугать Мортимера до такой степени, что он перестал держать ее взаперти и позволил беспрепятственно покидать пределы Вэлмара.

~ Фокс также наблюдал и за женой. Она держалась, как всегда, невозмутимо и с достоинством. Его поразила одна вещь: к их столу то и дело подходили разные люди, чтобы поздороваться и перемолвиться с ней парой слов. Прислуга, солдаты, ремесленники и даже кухарки — все стремились выразить Николь свое почтение. Они говорили, что рады снова видеть ее в Марбо, вспоминали времена, когда она была маленькой девочкой и росла у них на глазах. В Вэлмаре его жену чтили и уважали. Здесь, в Марбо, ее любили. Очевидная привязанность людей к Николь вызывала у Фокса неясное чувство тревоги. Если им придется выбирать между ним и ею, он сомневался, что выбор будет в его пользу.

Когда Николь пригласили взглянуть на новорожденного ребенка, спавшего в люльке возле очага, она, отпросившись у Фокса, поднялась. Воспользовавшись ее отлучкой, он поделился с леди Хилари своим наблюдением относительно популярности своей жены среди обитателей замка.

— Она здесь выросла, — уточнила леди Хилари. — Естественно, мы считаем ее своей. — Едва она закончила фразу, как яркий румянец залил ее бледное лицо. — Простите, милорд… мы вас тоже уважаем и относимся к вам с любовью, но…

— Вы можете быть откровенны со мной, мадам, — заверил собеседницу Фокс. — Я понимаю, что я здесь чужак, человек, вызывающий недоверие и подозрения. Трудно ожидать чего-либо другого, особенно после всего, что вы натерпелись от Мортимера. Но я обещаю вам, что постараюсь быть справедливым, не пренебрегать своими обязанностями лорда и должным образом оберегать Марбо от всех врагов.

Леди Хилари обратила к нему взгляд, исполненный отчаяния. Фокса охватил новый приступ тревоги, и по его спине побежали холодные мурашки. Женщина внезапно вскочила на ноги.

— Мне что-то стало нехорошо, — пробормотала она. — Вероятно, я съела что-то не то.

Она торопливо направилась к выходу. Фокс повернулся к Жильберу де Весси.

— Когда малыш должен появиться на свет?

— К весне, я полагаю.

Фокс в задумчивости сложил губы. Почему муж не знал наверняка, когда должен родиться его ребенок?

Николь с беспокойством взирала на высокую кровать с пологом в спальне. Существовала стародавняя традиция уступать господину, наведавшемуся в замок с визитом, лучшую опочивальню. Николь бесконечно сожалела, что при данных обстоятельствах Жильбер и Хилари не нашли подходящего предлога отказать гостям в предоставлении своей комнаты. В то время как Саймон спал в комнате рядом, она не хотела делить одну постель с человеком, который мог оказаться врагом ее сына. По отношению к Саймону ей казалось такое соседство предательством. Хотя в Вэлмаре подобный вопрос не вознисал, здесь, в непосредственной близости от ее дорогого сына, Фокс был для нее воплощением опасности. Такая мысль сводила Николь с ума.

Еще меньше хотелось ей ночью заниматься с Фоксом любовью, страстно и необузданно. Но как могла она объявить ему о своих пожеланиях, не возбудив его подозрений? Он и без того подозревал во всех смертных грехах. Весь вечер он не спускал с нее глаз подобно хищной птице, да еще сказал что-то бедняжке Хилари, что та от него та обратилась в бегство, как перепуганный кролик.

Николь вздохнула. Она подумает, возможно, ей удастся найти какой-нибудь благовидный предлог.

Фокс простился с Фитцером и поднялся по ступеням лестницы, ведущей в жилые покои семейства де Весси. Николь уже должна находиться там, и он с нетерпением ждал момента остаться с ней наедине. Его стремление обладать ее телом, похоже, было неугасимо. Он испытал немалое облегчение, когда не обнаружил со стороны своей жены никаких признаков измены или злого умысла. Возможно, скрытность и осмотрительность — врожденные качества ее характера. Да и тяжелые годы жизни с Мортимером отложили на ней неизгладимый отпечаток, приучив лгать на каждом шагу. Он не сомневался, что со временем, если он будет обращаться с ней с добротой и любовью, Николь проникнется к нему доверием и расскажет правду.

Он прошел через гостиную, где сидела леди Хилари, занятая шитьем. Она проворно поднялась на ноги и присела в книксене, затем указала на дверь.

— Отведенная вам опочивальня находится там.

— Вы чувствуете себя лучше? — справился Фокс.

— Да, милорд.

Пересекая комнату, он заметил двух маленьких детей, спавших на тюфяке. Он на минуту остановился, чтобы взглянуть на них. У девочки были рыжеватые косички, а у мальчика — золотые кудри.

— Ваши? — поинтересовался Фокс.

— Мои, — ответила женщина. — Девочку зовут Джоанн, а мальчика — Саймон. — Леди Хилари подошла к тюфяку и поправила на детишках одеяло.

Фокса пронзила острая боль утраты. Его сыну, если бы он не умер, было бы сейчас примерно столько же лет. Отогнав мрачную мысль прочь, он решительно направился в комнату, отведенную им хозяевами. Войдя, он обнаружил, что Николь уже в постели. Он разделся и скользнул под одеяло. Она не пошевелилась, и Фокс подумал, что Николь спит. Он простер к ней руку и притянул к себе. На ней он ощутил сорочку, что немало его удивило. После всего, что они пережили вместе, странно, что она испытала потребность лечь в постель одетой.

Он взялся за подол ее рубашки и начал поднимать, с восторгом представляя, как ощутит прикосновение ее прохладной, шелковистой кожи. Но Николь от него отстранилась.

— Не сегодня, Фокс. Я, по-видимому, что-то не то съела. У меня болит живот.

Он замер, по-прежнему сжимая в ладони тонкое полотно ее облачения. Похоже, окружающее место было каким-то заразным, потому что все подряд страдали от желудочных недомоганий, хотя сам он на угощение не жаловался. Его подмывало пренебречь просьбой Николь, но после непродолжительных размышлений он заключил, что, если Николь не хочет ему отдаваться, насиловать ее он не станет. Раньше она ни разу не отказывала ему и не проявляла нежелания. Либо она на самом деле плохо себя чувствовала, либо что-то в Марбо заставляло ее отвернуться от него. Но что? Какого фрагмента загадки ему не хватало для ее решения? Он повернулся на спину и, устремив взгляд в темноту, задумался над ситуацией.

Николь лежала, прислушиваясь к его дыханию, в ожидании, когда оно станет редким и глубоким. Только после того, как Фоке уснет, сумеет она расслабиться и погрузится в сон.

Глава 18

Фокс находился на учебной площадке, где наблюдал за поединком двух оруженосцев, дравшихся на тупых мечах, когда увидел спешившего к нему Рейнара. Его сопровождал юноша с отдаленно знакомым лицом, золотисто-рыжеватыми волосами и бледно-серыми глазами.

— Жильбер Фитцджильберт из Марбо, — представил его Рейнар натянутым голосом. — Он говорит, что крепость Марбо пала.

У Фокса помутилось в голове. Он находился в Марбо всего несколько дней назад. Хотя мысль об осаде не давала ему покоя, он знал, что замок крепок и непроницаем для врага.

— Как? — спросил он внезапно охрипшим голосом.

Рейнар перевел взгляд на стоявшего рядом с ним молодого человека.

— Может, юный Жильбер расскажет лучше меня. Отерев со лба пот, парень начал свое повествование. За день до осады под стенами замка Марбо появилась армия неприятеля. Гарнизон крепости приготовился к обороне, но ночью кто-то — шпион или группа заговорщиков — открыл задние ворота, и утром замок был наводнен вражескими солдатами. Армию захватчиков возглавлял Реджинальд Фитцрандольф. Он сказал, что пришел предъявить права на замок от лица принца Иоанна.

— Что случилось с Фитцером? — осведомился Фокс. — Где находился он, когда все происходило?

— Вражеский лазутчик опоил снотворным гарнизонных солдат, включая Фитцера, — ответил Жильбер. — Утром, когда смотритель проснулся, он уже ничего не мог поделать. Противник находился внутри крепости.

— А где Фитцер сейчас? — проревел Фокс, с трудом сдерживая ярость. Все приготовления пошли насмарку. Такого коварного предательства не ожидал никто.

— Люди Фитцрандольфа заперли его в подземной темнице.

— А как удалось бежать тебе? — спросил Фокс. — Как сумел ты скрыться от них и добраться до нас?

— Во дворе царила невообразимая неразбериха, и я улизнул, воспользовавшись суматохой.

У Фокса тревожно сжалось сердце, и по спине поползли мурашки. Толковый и опытный командующий никогда не позволил бы гонцу улизнуть из захваченной крепости, чтобы предупредить вторую сторону о наступлении неприятеля. Одно из двух: либо Фитцрандольф — полный идиот, либо намеренно хотел поставить Фокса в известность о том, что Марбо взят.

Обменявшись взглядами с Рейнаром, Фокс сказал:

— Ты правильно поступил, Жильбер, что предупредил нас. Наверняка после долгого пути ты устал, хочешь есть и пить. — Он знаком подозвал одного из сквайров. — Александр проводит тебя в замок и покажет, где можно умыться, а потом отведет на кухню, где тебя покормят. Встретимся позже в зале. У меня найдутся к тебе еще и другие вопросы, я уверен.

Фокс отдал Александру распоряжения, и молодые люди заспешили в сторону замка.

— Все кажется мне достаточно странным, Фокс, — промолвил Рейнар, как только юноши отошли на порядочное расстояние и не могли их слышать. — Как мог один человек справиться с целым замком? Ему нужно было опоить всех стражников, открыть задние ворота и проследить, чтобы достаточное количество неприятельских солдат проникло внутрь, чтобы взять крепость под свой контроль. — Он покачал головой. — Скорее всего здесь замешана группа людей. Если тебя интересует мое мнение, то я бы обратил внимание на бывшего кастеляна и его рыцарей. Возможно, также помогал кто-нибудь из слуг.

— Мысль интересная, — согласился Фокс. — Особенно если учесть, что бывшего смотрителя зовут Жильбер, а молодой человек, — Фокс кивнул в сторону юного посланника, шагавшего бок о бок с вэлмарским оруженосцем, — его сын.

Рейнар нахмурился.

— В таком случае это не может быть де Весси. Иначе зачем бы ему тогда понадобилось присылать к нам, своего сына и сообщать о случившемся?

— Действительно, — подтвердил Фокс. — Если только гонец не должен предупредить кого-то в вэлмарском замке. — Закончив фразу, он устремил взгляд на башню госпожи, и у него засосало под ложечкой. Неужели сын де Весси пришел сообщить Николь, что ее план удался? Но зачем Николь могло понадобиться сдавать замок Марбо в руки врага? Если только она не состояла в заговоре с Фитцрандольфом. Может, он ее любовник? Может быть, он тот человек, на помощь которого она рассчитывала и надеялась, что он, а не Фокс, придет, захватит Вэлмар и спасет ее от Мортимера.

— Что-то случилось? — встревожился Рейнар. — Что с тобой? Ты выглядишь так, словно только что получил удар.

Фокс покачал головой. Он не хотел ни с кем делиться своими ужасными подозрениями. «Господи, пусть мои предположения будут неправдой!» — молился он молча, а вслух сказал Рейнару:

— Ступай в замок и расскажи всем о том, что стряслось. Пусть начинают готовиться к отражению атаки. Нам понадобятся стрелы и другое оружие, бочки со смолой, чтобы жечь лестницы и леса, если они попытаются карабкаться на стены. Пусть женщины наполнят водой все бочки, какие найдут, и соберут чистые, выстиранные шкуры для факелов. Прикажи повару и управляющему сократить расход продуктов и не спускать глаз с ключей от кладовых. Пошли кого-нибудь в деревню, чтобы предупредить ее обитателей о грядущей опасности.

Рейнар кивнул.

— А где будешь ты? Фокс сжал челюсть.

— Я пойду к жене. Мне нужно выяснить, на чьей она стороне.

Николь спешила в гостиную. Сердце в груди отзывалось тяжелыми глухими ударами. Она хорошо знала, зачем Фокс поручил Томасу найти ее и пригласить для встречи. Ее муж наверняка хотел выяснить, что ей известно о падении Марбо.

Едва весть о взятии Марбо достигла ее ушей, Николь испугалась и решила бежать из крепости, пока не закрылись ворота. Но разум подсказал ей, что бегством она только укрепит уверенность Фокса в ее вине. В то время как, оставшись, она имела слабую надежду, что сумеет защитить сына и сохранить отношения с мужем. Если и дальше все пойдет согласно ее плану, то армия захватчиков потерпит от рук Фокса поражение и он потребует вернуть ему Марбо. Как только Саймон будет в безопасности, она все силы бросит на то, чтобы завоевать доверие мужа. Но чтобы последнее удалось, ей нужно сделать вид, что о капитуляции Марбо ей ничего не известно.

Когда Николь отворила дверь и увидела Фокса, возбужденно мерившего шагами комнату, ее решимость дрогнула. Сумеет ли она солгать ему в очередной раз? До сих пор обман удавался ей плохо; оставляя Фокса в сомнении. Ей казалось, что после визита в Марбо его подозрения день ото дня скорее усиливались, нежели уменьшались. Она обругала себя за то, что решила сказать ему, будто у нее начались месячные. Она стремилась увильнуть от своих супружеских обязанностей, поскольку занятия любовью усугубляли ее чувство вины. Отдаваясь мужу, она чувствовала себя коварной шлюхой, которая, с одной стороны, позволяла мужчине ее ублажать, а с другой — оказывала содействие его врагам. Но теперь она сожалела, что отвергла его любовные притязания. Она не только потеряла последний шанс испытать волшебное удовольствие, которое он ей дарил, но и подозревала, что из-за воздержания утратила над мужем контроль. Она чувствовала, что отныне он видел ее в более холодном и бесстрастном свете. Слишком поздно, подумала она про себя с упавшим сердцем.

Николь вошла в комнату. Услышав ее шаги, Фокс повернулся к ней лицом.

Он впился взглядом в лицо жены в надежде обнаружить хотя бы одну трещину в непроницаемой королевской маске бесстрастной благопристойности. Он смотрел, нет ли в ее глазах предательских признаков тревоги или вины, а в ее фигуре — подозрительной напряженности, какая бывает у человека, готового в любую минуту обратиться в бегство.

— Ты слышала новости о Марбо? — осведомился Фокс. Николь кивнула.

— Тебе не кажется странным, что замок пал с такой легкостью?

— Я плохо разбираюсь в обороне замков, милорд. Милорд? Почему она вдруг решила держаться с ним как с незнакомцем? Странно! Фокса разозлило такое обращение. Он сделал шаг ей навстречу и остановился, следя за реакцией. Но Николь в лице не переменилась, хотя Фоксу показалось, что ее спина слега напряглась.

— Значит, тебе ничего не известно о таком загадочном факте? — переспросил орг. — Ровным счетом ничего?

— Всего несколько дней назад ты лично осматривал оборонительные сооружения. — Он услышал в ее голосе обвинительные нотки. — Я думала, ты пришел к выводу, что замку ничто не угрожает, и остался доволен осмотром.

— Но против предательства ни один замок не застрахован.

— Марбо взят благодаря предательству? — удивилась Николь или сделала вид, что удивилась.

— Так, во всяком случае, утверждает Жильбер Фитцджильберт. Он говорит, что кто-то опоил стражников снотворным и открыл врагу задние ворота. — Николь промолчала, и Фокс продолжал: — Фитцер был тоже в числе усыпленных, но я ничего не знаю о местонахождении Жильбера де Весси в момент взятия замка. — Женщина по-прежнему хранила молчание. — Человека, захватившего крепость, зовут Реджинальд Фитцрандольф. Он тебе известен?

Она на минуту задумалась, потом кивнула.

— Я встречалась с ним несколько лет назад. Он сын господина, который был одним из союзником моего отца во время правления Генриха. Но я не могу ничего поведать тебе о его характере. Когда я его видела, он едва достиг совершеннолетия.

Говорила ли она правду или лгала? Снова между ними повисла пауза.

— Мне странно, что ты не спросила меня о своей подруге Хилари, — первым нарушил безмолвие Фокс. — Чтобы убедиться, что с ней ничего не случилось.

Он увидел в ее глазах огоньки беспокойства.

— Я слышала, что крепость взяли без кровопролития.

— От кого ты узнала?

— Мне сказала одна из женщин, что узнала о падении Марбо от часового на воротах. — Николь сделала шаг в его сторону. — Но, может, она ошибалась? Может, с Хилари и ее семьей не все благополучно? Ты разговаривал с Жильбером? С ними все в порядке?

Ее тревога казалась искренней. Фокс подумал, что женщина, вероятно, допустила промашку, когда забыла справиться о судьбе своей подруги. Но не исключалась возможность, что на основе услышанного Николь на самом деле заключила, что никто во время взятия крепости не пострадал. Успокоить ее или пусть волнуется?

— Из беседы с Жильбером, хотя он успел сказать немногое, я понял, что крепость сдалась без боя.

Она с облегчением вздохнула. Фокс стоял, сверля ее взглядом и кипя от досады. Неужели нет способа заставить ее рассказать все, что она знала? Он испробовал все средства в надежде вырвать из нее правду. Словесные ловушки, обольщение, угрозы. Ничто, похоже, не помогало.

— Я могу идти? — осведомилась Николь. — Кто-то должен контролировать работу женщин, касающуюся подготовки замка к осаде.

— Конечно, — холодно согласился Фокс. Ему не хотелось на нее смотреть. Он боялся, что закончится все тем, что он набросится на Николь и вытрясет из нее душу. Напряжение, сковавшее его изнутри, требовало выхода. Он мог получить облегчение, либо избив жену до бесчувствия, либо изнасиловав ее до потери сознания. Но с его стороны и то и другое было бы глупостью. Близость с Николь всегда приводила к тому, что его душа по отношению к ней смягчалась. Но в данный момент ему важно оставаться подозрительным и злым, а главное — начеку.

Николь торопливой походкой пересекла зал и вышла из замка через боковой вход. Она хотела увидеть Жильбера. Нетрудно догадаться, что, доложив о ситуации в Марбо и подкрепившись, юноша пожелает присоединиться к компании своих сверстников. Николь решила поискать сына Хилари на конюшне.

Едва она переступила порог строения, как увидела молодого человека. Он оживленно болтал с группой оруженосцев. В преддверии грядущей схватки юноши по приказу Фокса занимались полировкой доспехов.

— Жильбер, — подозвала Николь мальчика. Он обернулся на зов и подошел.

— Миледи, — сказал он с поклоном.

Она взяла его под руку и потащила за собой мимо оруженосцев, взиравших на сцену с широкими от удивления и любопытства глазами. Когда они достигли дальнего конца конюшни, где вдоль стен громоздились снопы свежескошенного сена, Николь остановилась и спросила:

— Скажи мне правду, как там твоя мама и малыши?

— Солдаты Фитцрандольфа их не потревожили. Но матушка очень расстроена.

— Почему? Она боится, что Фокс накажет твоего отца, когда выяснится, какую роль он сыграл в падении Марбо?

Жильбер покачал головой.

— Мне кажется, ее больше всего беспокоит кашель Саймона.

— Саймон болен? — ахнула Николь. — Но когда мы находились в Марбо, мне показалось, что его дела пошли на поправку!

Жильбер пожал плечами.

— Не знаю, что там случилось, только Саймон, вместо того чтобы выздороветь, как Джоанн, снова захворал.

— Святая Мадонна! — воскликнула Николь. — А твоя мать приглашала к нему целительницу?

— Старая повитуха Олдит прошлой весной умерла, так что в крепости больше никого нет. Но я знаю, матушка поит его всякими снадобьями.

Николь испытала неописуемый ужас. Неужели после всех ее попыток оградить жизнь Саймона от всяческих опасностей он умрет от простой летней лихоманки? Она отчаянно соображала, что делать. Она должна немедленно отправиться к нему и захватить с собой Гленнит. Ведунья будет знать, что делать. Она его вылечит.

— Леди, вам нездоровится?

Николь с трудом вернулась к действительности и увидела, что Жильбер смотрит на нее не мигая. Поскольку он не знал, что Саймон ее сын, ее реакция, по-видимому, показалась ему преувеличенной.

— Прости, что напугала тебя, — извинилась она. — Но некоторое время назад у нас в Вэлмаре такой недуг поразил несколько детей, и часть из них умерли. Я не могу не думать о твоей матушке. Должно быть, она в ужасе.

— Вероятно, — согласился Жильбер. — Но она всегда из-за малышей переживает. Я не думаю, что все так серьезно.

— Ты собираешься вернуться? — справилась Николь.

— В Марбо? — Он покачала головой. — Лорд Фокс говорит, что я должен пока остаться здесь. К тому же если Фитцрандольф решит обложить Вэлмар осадой, то я хотел бы сражаться. — Серые глаза Жильбера возбужденно загорелись.

— А ты не думал о том, что Фитцрандольф мог силой вынудить кое-кого из рыцарей Марбо служить ему? Тогда тебе придется биться со своими друзьями, а может, даже с собственным отцом.

— Господи Иисусе! А я и не думал! Неужели такое и впрямь может случиться?

— Не знаю, но ничего невозможного нет. В войне нет ничего привлекательного, — сказала она строго, повернулась и пошла к выходу. Но на полпути нервы ее сдали, и она побежала.

— Ты собралась в Марбо? Ты что, с ума сошла? — воскликнула Старушка Эмма. — Если ты переметнешься во вражеский лагерь, муж тебе измены никогда не простит!

Николь заталкивала одежду в седельную сумку. Увещевания служанки заставили ее на минуту оторваться от своего занятия.

— Если с Саймоном что-нибудь произойдет в мое отсутствие, я себе такого никогда не прощу. — Ее руки от предчувствия беды дрожали. Она едва что-либо соображала. Существовала вероятность, что ей больше не доведется вернуться в Вэлмар. Как правильно заметила Старушка Эмма, если она сбежит в Марбо, Фокс решит, что она состоит в заговоре с его врагами, и вряд ли захочет принять ее назад.

Слезы обожгли глаза женщины, и она смахнула их рукой. Но жалеть себя времени не было. Она должна покинуть крепость, пока Фокс занят приготовлениями к отражению атаки.

— Может, лучше я отнесу Гленнит сообщение? — предложила Старушка Эмма. — Она смогла бы отправиться в Марбо, чтобы позаботиться о Саймоне. Тогда тебе никуда не надо будет ехать.

— Ты ничего не поняла, — возразила Николь. — Саймон — мой сын. Сердце моего сердца. Свет моих очей. Я должна находиться рядом с ним. Я должна ехать.

— Думаю, ты совершаешь еще одну глупую ошибку, — закудахтала горничная, тряся головой. — Фокс никогда тебя не простит. Может, он и питает к тебе нежность, которая намного превосходит чувства, испытываемые большинством мужчин к своим женам, но он в первую очередь рыцарь и воин. Если он возомнит, что ты помогала его врагам, то ты сама станешь его врагом.

Слова Старушки Эммы расстроили Николь, но она постаралась перебороть нахлынувшие эмоции. Ее с Фоксом отношения были обречены на провал с самого начала. Она и так благодарна ему за те часы восторга, которые с ним переживала. С ним она забывала о том, что жизнь в действительности сурова и жестока. Вообще с ее стороны глупо думать, что она сможет обрести с Фоксом счастье.

Но теперь она приняла решение. Она отправится в Марбо и найдет способ, как исцелить Саймона. Потом она заберет его и уйдет с ним в леса. Гленнит ей поможет. Если никто не узнает, кто она и где она, ничто не будет угрожать ни ей, ни сыну. Только в этом она видела единственный способ обеспечить Саймону безопасность.

— Я готова, — промолвила Николь и посмотрела на Старушку Эмму. Странное чувство овладело ею. Горничная находилась при ней с малолетства, и сколько Николь ее помнила, она постоянно ворчала и суетилась. Но при мысли, что им, возможно, больше не доведется свидеться, Николь переполнила острая боль невосполнимой потери. Поддавшись импульсу, она порывисто прижала к себе пухлую, беззубую женщину, много лет служившую ей верой и правдой.

— Будет тебе, — всхлипнула Старушка Эмма. — Мы ведь расстаемся не навсегда. Ты скоро опять вернешься в Вэлмар. Я точно знаю.

Николь ничего не ответила. В следующее мгновение она уже была за дверью своих покоев. Теперь все ее помыслы сосредоточились на одном: как выскользнуть за пределы замка, прежде чем Фокс забьет тревогу.

Гленнит встретила ее на пороге своего дома и без слов отступила в сторону, пропуская Николь внутрь.

— Мне нужна твоя помощь, — выпалила Николь, едва переводя дух. Она очень торопилась и почти выбилась из сил. — Саймон захворал. Мы должны пойти к нему. Мне точно неизвестно, что за недуг овладел им, но его мучает кашель и, возможно, лихорадка. Ты должна взять все, что нам может, по твоему мнению, пригодиться.

Гленнит вскинула темную бровь.

— Насколько я понимаю, Марбо находится в руках врагов твоего мужа. Как ты мыслишь объяснить там свое присутствие? Все решат, что ты его предала.

Николь испустила тягостный вздох и принялась мерить шагами комнату.

— Я все знаю. Но это ничего не меняет. Саймон — мой сын! Я нужна ему и должна быть с ним, чего бы мне это ни стоило! А теперь, пожалуйста, поторопись. Собери все, что нам нужно, и тронемся в путь. Я привела для тебя лошадь.

Гленнит жестом пригласила Николь пройти с ней в кладовую.

— Скажи лучше, как тебе удалось улизнуть из крепости незамеченной? — Она зажгла светильник и начала шарить по плотно заставленным полкам, выбирая необходимые баночки и пакетики.

— Когда Генри де Бренн остановил меня у ворот и спросил, куда я направляюсь, я пояснила, что Фокс снарядил меня в деревню за тобой, поскольку ты нужна в крепости, чтобы помогать врачевать боевые раны. — В тесном пространстве чулана Николь не стоялось на месте. Ей не терпелось поторопить Гленнит, но она сознавала, что не должна отвлекать внимание знахарки, пока та сосредоточена на подборе трав и снадобий для лечения ее сына.

— И он поверил тебе? — осведомилась Гленнит.

— Да, почему бы и нет? Не думаю, чтобы Фокс делился с кем-нибудь из своих людей относительно своих подозрений на мой счет. Разве что с Рейнаром.

— Рейнар. — Губы Гленнит дрогнули. — Ты сознаешь, что и меня Фокс сочтет своим врагом, если я поеду с тобой? Тогда Рейнару, возможно, придется выбирать, с кем он: с Фоксом или со мной.

Николь посмотрела на Гленнит с немалым удивлением.

— Не хочешь ли ты сказать, что Рейнар для тебя не праздное развлечение?

— Я ношу под сердцем его ребенка.

— Но… я… — Николь сконфуженно замолчала, потом, после короткой паузы, добавила: — Я знаю тебя, раз ты носишь его ребенка, следовательно, ты сама так захотела.

— Ты права, — согласилась Гленнит, продолжая заниматься своим делом.

— Но почему? Зачем понадобился тебе ребенок от Рейнара? — Несмотря на волнение и спешку, Николь разбирало любопытство. В отношении мужчин Гленнит всегда оставалась высокомерной и холодной. — Почему из всех ты отдала предпочтение ему?

— Он преданный и добросердечный. — Ведунья повернула к Николь голову, остановив на ней взгляд своих зеленых, подернутых поволокой глаз. — Но главное, я увидела в магическом блюде нашу дочь.

У Николь по спине пробежал холодок. Среди деревенских жителей ходили слухи, что Гленнит способна видеть будущее, но она считала, что только невежество и страх перед целительницей заставляли людей наделять ее волшебной силой. А что, если Гленнит и впрямь была колдуньей?

— А мое будущее ты не пыталась увидеть? — спросила она чуть дыша. — Или Саймона? Или Фокса?

Гленнит опустила в сумку очередную баночку с травами.

— Я готова, — произнесла она. — Мы поговорим в дороге.

Затем Гленнит собрала кое-что из одежды и еды, и Николь помогла ей донести пожитки до лошадей. Приторочив мешки к седлам, женщины сели верхом и пустились в путь, решив ехать не через деревню, а через лес, начинавшийся сразу за хижиной Гленнит. Только когда Вэлмар остался далеко за спиной и они выехали на открытое пространство, Николь смогла скакать рядом с Гленнит. Ей не терпелось возобновить начатый разговор.

— Если ты видела что-нибудь относительно моего будущего, пожалуйста, скажи.

— Вообще-то я считаю, что людям лучше не знать грядущего.

— Неужели все так плохо, что я не смогу пережить новости? — У Николь защемило сердце. Вдруг Гленнит скажет, что Саймон умрет? Как сможет она справиться с таким горем?

Гленнит погрузилась в раздумья.

— Да, я видела в магическом блюде кое-что из того, что ждет вас и ваших близких.

— Расскажи мне, — прошептала Николь.

— Но все довольно туманно и непонятно. Я видела тебя в слезах и ощущала постигшие тебя боль и отчаяние. — У Николь упало сердце. — Но я не знаю, что наблюдала, прошлое или будущее, — продолжала Гленнит. — Я уверена только в одном… — Целительница заглянула Николь в глаза. — Тебя впереди подстерегают большие опасности. Даже сейчас, по дороге в Марбо. Я чувствую это. Стремясь помочь сыну, ты рискуешь собственной жизнью.

Николь покачала головой.

— Моя жизнь без него ничего для меня не значит. Скажи… — Николь сделала паузу. Страх обручем сковал ее грудь. — А из будущего Саймона ты ничего не видела?

— С детьми труднее, — промолвила Гленнит, хмурясь. — Их будущее большей частью скрыто и неопределенно. Их судьбы зачастую зависят от решения других.

— Однако ты утверждаешь, что видела вашу общую с Рейнаром дочь. Откуда тебе знать, как она выглядит, если она еще не родилась? Что, если ты умрешь? Тогда она не родится. Гленнит улыбнулась.

— То, что я ее видела, свидетельствует о том, что я не умру. Во всяком случае, до следующей весны.

— Тогда почему ты знаешь ее будущее, но не знаешь будущего Саймона? Откуда тебе знать, что твой ребенок будет жить, в то время как не можешь ничего толком сказать о судьбе моего?

— Может, все дело в том, что в данный момент я ношу ее под сердцем.

Николь вспомнила, что чувствовала, когда Саймон был внутри ее, целый, невредимый и в безопасности. Ее дорогой, бесценный Саймон.

— А что насчет Фокса? — осведомилась она. — Что ждет его в будущем?

— Смерть и опасность угрожают ему еще в большей степени, чем тебе. Но опять же я не знаю, это касается его прошлого или будущего.

Смерть. Опасность. Когда Фокс три года назад покинул Вэлмар, Николь уверена, Мортимер имел намерения разделаться с ним. Но ему каким-то образом удалось избежать гибели. Но для чего? Чтобы вернуться в Вэлмар и быть преданным женщиной, которую любил? Ее переполнило чувство глубокой вины.

Но Николь встряхнулась, отгоняя прочь мысли о Фоксе. Ее куда больше тревожил Саймон. Она нужна ему.

— Когда подъедем к Марбо, нам будет необходимо спрятать лошадей, — предупредила она Гленнит. — Мы притворимся женами вилланов, которые принесли в замок для леди Хилари травы.

— Что ты собираешься делать потом, после того, как увидишь Саймона и мы его полечим? — спросила Гленнит.

— Я заберу его в лес. Хочу спрятаться с ним в лесах, где он будет в безопасности, — ответила Николь и тут же усомнилась в правильности выбранного решения. Согласится ли Гленнит помочь ей в осуществлении ее плана, особенно сейчас, когда знахарка носила под сердцем собственного ребенка?

Гленнит наградила ее скептическим взглядом.

— Ты намерена проститься со своим положением госпожи и жить в диком лесу?

— Для меня это единственный способ быть рядом с Саймоном и спасти ему жизнь.

— Но что вы будете есть? Где укроетесь от зимней стужи?

— Мы найдем какое-нибудь укрытие. К тому же у меня есть деньги. Я взяла с собой кошелек серебряных монет и кое-что из драгоценностей.

— Думаешь, что сумеешь купить на деньги и украшения себе на зиму пропитание? Но у кого? У волков и разбойников?

— У меня нет выбора! — воскликнула Николь. — Если я хочу находиться со своим сыном, то должна вынести все, что мне выпадет!

— Пока, наверное, рано беспокоиться о будущем. Сейчас, как мне кажется, нам нужно сосредоточить все усилия на том, чтобы проникнуть в замок Марбо и вылечить Саймона.

Практичные слова Гленнит заставили Николь содрогнуться. У нее засосало под ложечкой. Если Саймон не поправится, у нее не будет будущего, следовательно, и причин для тревоги.

Они спрятали лошадей у хижины батрака в лесу, недалеко от стен Марбо, потом переоделись в грубые домотканые юбки, надели полотняные чепцы и тронулись к воротам крепости. На подходе к мосту Николь заметила развевающееся над сторожевой башней желто-зеленое знамя и со всей четкостью осознала, что натворила. Марбо находился в руках врага, и она ясно поняла свою вину.

Глава 19

Фокс взобрался по ступенькам на крепостную стену, желая убедиться, что он все предусмотрел. На лестнице ему встретился Генри де Бренн.

— Наверху все готово, — отчитался рыцарь. — Как у нас обстоят дела с продовольственным обеспечением?

— Съестных припасов и двух колодцев нам должно хватить, чтобы продержаться несколько месяцев, — сказал Фокс.

Генри кивнул.

— У меня вызывает удивление, что неприятель выбрал для нападения конец лета. С приходом холодов преимущества будут на нашей стороне. В открытом поле, без крыши над головой им придется несладко в осеннее ненастье, да и питаться они будут вынуждены чем Бог пошлет.

— Да, но, имея базовый лагерь в Марбо, они смогут держать длительную осаду. У Фитцрандольфа будет возможность регулярно пополнять припасы и боевую силу за счет тамошних ресурсов.

Генри поморщился.

— Тело Христово! Я об этом как-то не подумал!

— Похоже, что кампания была давно запланирована, возможно, с тех самых пор, как распространился слух, что я убил Мортимера и стал хозяином Марбо и Вэлмара.

— Тогда странно, — заметил Генри, — что Иоанн ждал до той поры, пока ты не утвердишься. Мортимер считался для него куда менее сильным противником, а в то время Иоанн и пальцем не пошевелил, чтобы наложить лапу на Вэлмар. — Генри пожал плечами. — К тому же Мортимер был таким же сторонником короля, как и ты.

— Осмелюсь предположить, что конечная цель нападения состоит не столько в захвате собственности, сколько в нанесении удара по мне, — произнес Фокс задумчиво.

— Но почему? У тебя есть враги, которые хотели бы увидеть тебя поверженным?

Может, жена его враг? От такой мысли у Фокса внутри все похолодело.

— Не знаю, кто еще, кроме Иоанна, стоит за нападением на Марбо. Но кем бы ни был наш неприятель, каких бы союзников ни имел, ему придется туго, когда он попытается взять приступом Вэлмар.

— Фокс! Фокс! Ты наверху?

Фокс подбежал к ступенькам лестницы, ведущей вниз, и увидел поднимающегося Рейнара.

— Фокс! — повторил Рейнар, тяжело дыша. — Прибыл Фитцер, но он отказывается что-либо говорить, пока не увидит тебя.

Фокс обменялся взглядами с Генри и поспешно последовал за другом вниз.

— Как он сумел освободиться? — спросил он у своего капитана.

— Ему помог бежать из темницы один из рыцарей вэлмарского гарнизона, — бросил Рейнар через плечо. — Другой позволил ему беспрепятственно выйти из ворот. Он говорит, что у него создалось впечатление, что Фитцрандольфа на самом деле не волновало, будет ли он сидеть под стражей или сбежит. Командующий неприятельской армией в высшей степени самонадеян, он считает, что взять Вэлмар будет еще проще, чем Марбо. Я бы сказал, что ублюдка ждет неприятный сюрприз. — Рейнар повернулся к приятелю и расплылся в ослепительной улыбке.

Фокс мрачно кивнул.

Адам Фитцер сидел за одним из дощатых столов в зале, с небритым лицом и в грязной и неопрятной одежде. Но, увидев Фокса, он поднялся и гордо расправил плечи.

— Милорд, — поздоровался он. — Мне очень жаль, но я вынужден признать, что не оправдал вашего доверия и не сумел отстоять Марбо. Но клянусь, что без предательства враг не смог бы захватить замок.

Фокс кивнул.

— Я знаю. Жильбер Фитццжильберт уже доложил нам об этом.

— Фитццжильберт! — Глаза Адама вспыхнули ненавистью, и он в сердцах сплюнул. — Его отец — один из заговорщиков, если не центральная фигура.

— С чего вы взяли? — удивился Рейнар. — У вас есть доказательства?

— Доказательства? А тот факт, что все слуги принимали участие в капитуляции крепости, разве не является очевидным доказательством? Они опоили меня и моих солдат сонным зельем. Но кто-то должен был отдать им приказ. Кого они могли послушаться, как не Жильбера де Весси? Человек, под началом которого они служили последние годы?

— Если это правда, тогда почему молодой Фитцджильберт пришел сюда, чтобы сообщить нам о случившемся? — осведомился Рейнар. — С его стороны это очень неразумно, если его отец виновен в предательстве и сдаче замка.

— Да, но дело в том, что главный предатель здесь, в Вэлмаре. — Уголки рта Фитцера дрогнули. — Прошу прощения, милорд, но я уверен, что де Весси и все остальные сдали Марбо в руки Фитцрандольфа, выполняя распоряжения госпожи, вашей супруги.

У Фокса перехватило горло, и он со свистом втянул в себя воздух. Очень похоже на правду. Он надеялся, что ошибается, хотел ошибаться. Но теперь его худшие опасения нашли подтверждение.

— Но зачем? — изумился Рейнар. Адам пожал плечами.

— Не знаю. Может, она просто сторонница принца Иоанна. Мортимер был человеком короля. Какой наилучший способ досадить человеку, которого ненавидишь? Вступить в сговор с его врагами.

— Но Фокс тоже приверженец короля, — возразил Рейнар. — Зачем ей предавать мужа и помогать его врагам… если только… — Он замолчал и нахмурился. — Не кажется ли вам, что она могла заключить соглашение с Фитцрандольфом заранее, предложив ему Марбо и Вэлмар в обмен на свою свободу от Мортимера?

— Если действительно имелся подобный договор, — тихо вставил Фокс, — то у нее оставался целый месяц, чтобы предупредить меня.

— Не хочешь ли ты сказать, что ее планы не изменились? Что она хотела, чтобы Фитцрандольф одержал победу? Но зачем? — Внезапно голубые глаза Рейнара расширились. — Если только они не имели любовных отношений и она не осталась ему верна, несмотря на то что стала твоей супругой.

Фокс до боли в мышцах сжал челюсти. Ему и без того было невыносимо знать о предательстве Николь.

Фитцер и Рейнар смотрели на него, словно ожидали ответа, потом Рейнар добавил:

— Но, Фокс, мы доподлинно не знаем, насколько наши предположения соответствуют истине. Возможно, де Весси действовал из собственных побуждений.

Фитцер покачал головой.

— Неужели вы полагаете, что человек, подобный де Весси, способен на самостоятельные поступки? Разве вы не видели, как жена им командует? Он бесхребетный слизняк.

— В таком случае Фитцрандольфу или кому другому из сторонников принца не составило бы большого труда перетянуть его на свою сторону, — возразил Рейнар.

— А как же слуги? — Выражение лица Адама стало еще более угрюмым. — Вы полагаете, они до такой степени преданны де Весси, что согласились ради него рисковать своими шкурами? Вряд ли. Приказ должен был исходить от леди Николь. Только она имеет на них такое влияние. Она выросла в Марбо, и в глазах тамошних обитателей она королева или богиня!

Рейнар не нашелся что ответить и с сочувствием взглянул на друга.

В этот миг Фокс с горечью пожалел, что не погиб на Святой земле. Вернуться назад и взять в жены Николь только для того, чтобы узнать, что она любит другого мужчину, для него страшнее любой смерти.

— Полагаю, настало время увидеться с моей женой, — произнес он деревянным голосом. — Пора выложить факты на стол и заставить ее во всем признаться, — сказал Фокс и зашагал в сторону башни госпожи, гадая по дороге, где может ее отыскать: в гостиной или другом помещении замка.

— Я пойду с тобой, — крикнул Рейнар вдогонку.

Когда женщины подошла к воротам Марбо, Николь натянула чепец на лоб и шепотом попросила Гленнит говорить за них двоих.

— Кто идет? — спросил рыцарь, которого Николь видела впервые. — С какой целью хотите попасть в крепость?

— Мы травницы, — пояснила Гленнит. — Мы хотели бы увидеть леди Хилари. Она в прошлом регулярно покупала у нас лечебные средства.

— Хилари де Весси больше не является смотрительницей замка, — ответил стражник. — Закупками всех товаров и услуг отныне занимается управляющий лорда Фитцрандольфа.

— Вот как? А есть ли у лорда Фитцрандольфа свой врачеватель? Кто вас пользует в случае недуга или ранения? — В голосе Гленнит послышались теплые, мурлыкающие нотки. — Если бы вы были ранены, что предпочли бы: чтобы вас выхаживал грубый армейский коновал или искусная знахарка?

— Искусная? В каком смысле? — спросил часовой хрипло.

— У меня ловкие и уверенные руки, и вообще я имею большой опыт. — Хотя Николь не видела лица Гленнит, но с легкостью могла представить его обольстительное выражение.

— Ничуть не сомневаюсь, — ответил стражник. — Может, поднимешься в сторожевую башню и взглянешь на мою старую рану на бедре?

— О, — проворковала Гленнит шелковым голоском. — Неужели лорд Фитцрандольф так уверен в безопасности Марбо, что не станет возражать против того, чтобы ты на время покинул свой пост?

Стражник выругался.

— Но, может, позже, — продолжала Гленнит, — после того, как я встречусь с леди Хилари и когда кончится твое дежурство, мы свидимся в зале?

— Почему бы и нет? — согласился часовой и жестом позволил им пройти.

— Я не подозревала, что ты способна сыграть продажную девку, — сухо заметила Николь, когда они очутились на территории крепости.

Гленнит фыркнула:

— Не так уж и трудно. Большинство мужчин думает не мозгами, а тем, что у них в штанах.

Достигнув замка, они поднялись на высокое крыльцо. У входа в зал их остановила пожилая горничная.

— Кто вы такие? Что вам надо? Гленнит выступила вперед.

— Мы ищем леди Хилари. Хотим, чтобы она купила наш товар. — Она протянула корзину, благоухающую ароматами высушенных трав.

Горничная взглянула на корзину с заметным интересом, потом покачала головой.

— Леди Хилари больше не занимается ни закупками, ни обменом с торговцами и фермерами. Теперь всеми делами заведует управляющий лорда Фитцрандольфа. Если хотите, я отведу вас к нему.

— Неужели вы всерьез считаете, что этот человек разбирается в лечебных снадобьях и отварах? — осведомилась Гленнит.

Горничная хотела возразить, но тут Николь сделала шаг вперед и сняла с головы чепец, затенявший ее лицо.

— Это я, Эмма. Мне нужно увидеться с Хилари. Эмма побледнела как полотно.

— Миледи, — взвизгнула она. — Что вы здесь делаете? — Она в ужасе огляделась по сторонам. — Фитцрандольф и его люди не должны вас видеть!

— Тогда проводи нас в гостиную, и побыстрее, — приказала Николь.

Горничная кивнула и повела их через зал. Перед дверью в покои леди Хилари она остановилась и растерянно посмотрела на Николь.

— В чем дело, миледи? Почему вы здесь? Мы выполнили все, о чем вы просили. Но теперь мы боимся, что Фитцрандольф вышвырнет нас вон умирать с голоду. Он говорит, что мы все предатели и что он привезет сюда своих людей, как только завладеет Вэлмаром.

— Мне жаль, что он запугал вас, — посочувствовала Николь. — Но позвольте вас заверить: я сделаю все, что в моих силах, чтобы он правил в Марбо недолго.

— Я что-то ничего не понимаю, — промолвила Эмма. — Зачем вам понадобилось, чтобы мы сдали Марбо Фитцрандольфу?

Николь тронула старую служанку за рукав.

— Пока я ничего не могу объяснить, но обещаю, что все будет хорошо, не сомневайся.

Эмма улыбнулась и присела в реверансе.

— Всегда радостно вас видеть, миледи. Да хранит вас Господь.

— Тебе не следовало бы бросаться обещаниями, — сказала Гленнит с укоризной после того, как служанка ушла.

Николь вздохнула.

— Господи, что за невезение! Мало того, что я разрываюсь между Фоксом и Саймоном, так теперь еще должна позаботиться и о жителях Марбо.

— Ответственность неотделима от власти, — заметила Гленнит серьезно. — Так было во все века.

Она вошли в комнату. Хилари, занятая шитьем, от удивления вскочила на ноги.

— Николь! Что вы здесь делаете? — Она в испуге уставилась на дверь.

— Я все объясню чуть позже. А где Саймон? — осведомилась Николь. — Как его здоровье?

— Саймон? Лучше. Гораздо лучше. Идемте, я проведу вас к нему.

Хилари проводила их в смежную спальню. На тюфяке возле очага, держа палец во рту, мирно спал Саймон.

— Со вчерашнего вечера его больше не лихорадит, и кашель почти прошел.

Николь склонилась над спящим ребенком. Он, как никогда, походил на херувима, ниспосланного небесами. От сна его щечки раскраснелись, а кудрявые волосы золотыми кольцами обрамляли нежное личико. Николь захлестнуло пронзительное чувство любви.

— О, Саймон, — прошептала она и погладила золотистые кудряшки. Они оказались влажными, и Николь поднесла ладонь ко лбу мальчика. Он был теплый, но не горячий. Она прикоснулась к его щечке, мягкой, как лебяжий пух. Его ресницы, темно-золотистыми серпами лежавшие на щеках, дрогнули, и Саймон распахнул глаза.

— Мама?

— Да, мой милый, — успокоила она малыша. — Я пришла за тобой.

Его затуманенные сном темно-голубые глаза взирали на нее некоторое время с непониманием, потом взгляд прояснился.

— Мама? — повторил он снова озадаченно, потом сел и огляделся по сторонам в поисках Хилари.

У Николь разрывалось сердце. Хилари стала для него единственной матерью, которую он знал. Как сможет она забрать его из семьи, где его любили и оберегали в течение всей его короткой жизни?

Завидев Хилари, мальчик успокоился, после чего повернулся к Николь и протянул к ней ручонки. Она крепко прижала его к груди. Когда он с беспокойством зашевелился, она отпустила его.

— Ты привезла гостинец, тетушка?

Николь вздохнула, и в ее глазах заблестели слезы.

— Да, моя радость. — Порывшись в кармане, она подала ему кекс с корицей и медом, один из тех, что припасла на тот случай, если понадобиться успокоить Саймона при бегстве из крепости. Пока он ел, Николь обратилась к Хилари: — Я решила забрать Саймона. Как только устрою его в безопасном месте, вернусь сюда и попытаюсь обо всем договориться с Фитцрандольфом.

Хилари вытаращила на нее глаза.

— Но… миледи… а как же ваш муж?

При упоминании имени мужа Николь едва не разрыдалась. Она помотала головой.

— А что будет с нами? — Хилари заломила руки. — Фитцрандольф всех нас выгонит, как только захватит Вэлмар.

— Вэлмара ему не видать, — заверила Николь Хилари. — Фокс отстоит город.

— Но если Фокс победит, нам тоже не станет легче, леди, ведь он считает нас предателями и может обойтись с нами еще хуже. Он может не только изгнать нас из крепости, но и повесить… — Хилари осеклась, не в силах от волнения говорить.

Внезапно Николь осознала, какой опасности подвергла своих друзей. Когда она просила их сдать замок на милость Фитцрандольфа без сопротивления, она полагала, что Фокс разобьет Фитцрандольфа под Вэлмаром, а затем потребует вернуть ему Марбо. Но она не подумала о том, как поступит Фокс с Жильбером и остальными. Ей предстояло убедить мужа в том, что слуги пошли на предательство по ее просьбе. Что их поступок был проявлением не вероломства, но послушания.

Но как сможет она отстаивать их дело, если Фокс ее возненавидит? И как осмелится она предстать перед ним после того, что натворила? Он наверняка решит, что она манипулировала им и использовала в своих целях, что на самом деле ничего к нему не питала. Он не захочет ее больше никогда видеть.

Николь взглянула на Хилари, а потом на Саймона. Она сознавала, что, несмотря на страх, должна быть твердой и непреклонной.

— Я не дам Фоксу в обиду ни единого человека из вашей семьи, — сказала она. — Обещаю.

Хилари подавила сдержанный вздох, потом стремительно подошла к Николь и порывисто обняла ее.

— О, миледи, благодарю вас. Я верила, что смогу на вас рассчитывать.

Пока дамы беседовали, Гленнит осматривала Саймона. Теперь она вскинула на Николь осуждающий взгляд своих светло-карих глаз и нахмурилась, всем видом говоря: «Не обещай того, что не в твоей власти выполнить».

Николь, в свою очередь, послала ей свой безмолвный, но не менее твердый ответ: «У меня нет выхода. Ее страх и тревога сослужат нам всем недобрую службу».

Николь осторожно освободилась из объятий Хилари и хотела просить ее собрать вещи Саймона, но со стороны лестницы до них донеся тяжелый топот сапог. Николь повернулась к двери в ожидании увидеть Жильбера де Весси, мужа Хилари. Но вместо него на пороге вырос хорошо одетый мужчина благородного происхождения с вьющимися каштановыми волосами и черными глазами. За ним стояли два рыцаря с обнаженными мечами.

Молодой человек улыбнулся:

— Леди Николь. Добро пожаловать. Своим появлением здесь вы избавили меня от массы хлопот.

Его темные глаза показались Николь отдаленно знакомыми. Но тогда его лицо выглядело гораздо моложе, и сам он держался менее уверенно. В присутствии богатой наследницы Николь Марбо, бывшей на год или два старше его, молодой человек испытывал благоговейный трепет.

— Лорд Фитцрандольф. Здравствуйте. — Николь величественно ему кивнула, хотя ее сердце от страха ушло в пятки. — Я приехала в Марбо навестить моих друзей, Жильбера и Хилари де Весси.

— Меня не интересует, с какой целью вы здесь. Важно другое: вы избавили меня от труда спасать вас от вашего низкородного узурпатора де Кресси.

— Фокс де Кресси — приверженец короля и мой законный супруг. Я не вижу оснований для того, чтобы называть его узурпатором, — ответила Николь с холодностью.

Лицо Фитцрандольфа выразило недоумение.

— Мне сказали, что вы обратились к принцу Иоанну с просьбой спасти вас и ваше достояние.

— Да, меня вынудили обстоятельства прибегнуть к такому средству, когда была замужем за Уолтером Мортимером, мерзким, бесславным пьяницей и содомитом. К моему настоящему мужу у меня нет претензий. Он доблестный рыцарь, достойный восхищения, и содержит Вэлмар в отменном порядке.

Фитцрандольф пришел в некоторое замешательство, но быстро овладел собой и сказал:

— Не имеет значения, что вы проявляете благосклонность к своему второму мужу. Он все равно принадлежит к числу сторонников Ричарда, а Ричард, как известно, гниет в германской темнице. Поскольку я получил возможность увеличить свои пределы, то намерен ею воспользоваться.

— Как вам угодно, — ответила Николь вежливо. — А теперь, с вашего разрешения, позвольте мне и моей спутнице тронуться в обратный путь. Наш визит завершен.

Она двинулась к двери, надеясь, что Фитцрандольф и его солдаты отойдут в сторону и уступят ей дорогу. Но Фитцрандольф даже не пошевелился.

— Прошу прощения, леди Николь, но я не могу позволить вам покинуть Марбо.

— Не понимаю, какой вам от меня прок.

— Не понимаете? — В нее впились темные буравчики глаз захватчика. — Вы хозяйка Вэлмара и Марбо. Даже если я силой оружия возьму названные замки, я смогу узаконить свое право на владение ими только в том случае, если стану вашим супругом.

Стараясь дышать ровно и глубоко, Николь мысленно приказала себе не паниковать раньше времени.

— Но я уже замужем. Да и вы сами, насколько мне известно, в недавнем прошлом обручились. К настоящему моменту ваша суженая уже наверняка стала совершеннолетней.

— О да. У меня есть жена. Но поскольку она также моя кузина, я не сомневаюсь, что наш брак можно будет без труда признать недействительным на основании близкородственных отношений. Не без помощи Иоанна, конечно. — Лицо Фитцрандольфа осветила улыбка, хитрая и настораживающая.

Холодный страх проник во все существо Николь. Похоже, она снова оказалась втянутой в коварные интриги очередного честолюбца. Хотя Фитцрандольф казался не столь отталкивающим и порочным человеком, как Мортимер, однако Николь отчетливо понимала, что служила для него средством достижения корыстных целей. Мужчины — все одинаковые, подумала она с горечью. Жадные, властолюбивые болваны. Кроме Фокса. Он видел в ней в первую очередь женщину, а не пешку в своей игре. Она вспомнила об их свадебном пире и кольце, которое он ей подарил. И хотя в его отношении к ней преобладало сластолюбие, он демонстрировал нежность, не свойственную большинству мужчин. При мысли, что она потеряла, Николь пронзила острая боль.

— Вы выглядите испуганной, леди Николь. До меня доходили слухи о богомерзком поведении Мортимера. Смею вас заверить, что никогда не стану обходиться с вами столь низменно. В знак доказательства моих добрых намерений я оставляю вас сейчас наедине с вашими друзьями. — Он повернулся и хотел уйти, но на секунду остановился и снова обратился к ней с речью. И хотя он вещал мягко и любезно, как и подобает истинному царедворцу, за обходительной интонацией угадывалась твердость человека, настроенного на решительные действия. — При всем моем уважении к вашим чувствам, леди Николь, вынужден настоятельно просить вас ни при каких обстоятельствах не покидать эту часть замка.

Когда Фитцрандольф ушел, Николь приблизилась к Саймону. Мальчик сидел на полу и играл с деревянными игрушками. Ей нестерпимо хотелось обнять его, чтобы зарядиться силой от дорогого теплого тельца. Но она боялась, что он почувствует ее отчаяние.

— Вероятно, кто-то сообщил ему о том, что вы в замке, — обронила Гленнит озабоченно. — Может, горничная Эмма.

Николь покачала головой.

— Эмма не могла так сделать. Когда мы проходили мимо ворот, я видела одного из людей Фитцера. Я полагала, что он меня не узнал. Но, видно, ошиблась.

— Что будете делать? — осведомилась Хилари.

— У меня не такое уж безвыходное положение, как он считает, — ответила Николь. — Я выросла здесь и знаю выходы из замка, о которых никто не подозревает.

— Вы собираетесь бежать? Но куда? И что будет с нами? — В голосе Хилари послышалась безысходность.

Николь вздохнула.

— Хотя я могу бежать, но взять с собой Саймона не имею никакой возможности. — Она посмотрела на Хилари. — Кроме того, я в большом долгу перед тобой и твоей семьей, а также перед многими другими обитателями Марбо. Я не подвергну вас гневу Фитцрандольфа. — Она перевела взгляд на Гленнит. — Но ты, если хочешь, можешь уйти из Марбо и вернуться в Вэлмар.

— О, я не сомневаюсь, что у меня проблем не будет, — заметила Гленнит. — Вопрос в том, что мне делать потом? Должна ли я буду сказать Фоксу, что тебя удерживают в Марбо в качестве пленницы?

Николь горестно затрясла головой.

— Если он поверит, что Фитцрандольф заключил меня под стражу, то подумает, что счастливо отделался.

— Может, и нет, — возразила Гленнит. — Его страсть к тебе столь велика, что он вопреки опасности может попытаться выручить тебя.

Николь задумалась. Она знала, что Фокс испытывал к ней безудержное влечение, граничившее с порочностью. Кроме того, существовала вероятность, что он отважится на ее спасение даже из боязни утратить с ее потерей и Вэлмар. Но ей меньше всего хотелось, чтобы Фокс шел на приступ Марбо. Штурм замка не только подверг бы угрозе благополучие Саймона, но и поставил бы Фокса в невыгодное положение. Гораздо лучше для него сразиться с Фитцрандольфом в Вэлмаре и быть в роли осажденного, не осаждающего.

— Не говори ничего, — попросила она. — Если Рейнар будет интересоваться, скажи, что не знаешь, куда я делась.

— Ты уверена? — справилась Гленнит. — Не пора ли тебе рассказать мужу всю правду?

Николь принялась мерить комнату шагами. От решения, которое она сейчас примет, зависело столько человеческих жизней! Она посмотрела на играющего на полу Саймона. Хотя его безопасность по-прежнему оставалась для нее первостепенной, она несла ответственность перед Хилари и другими обитателями Марбо, доказавшими ей свою преданность. Еще оставался Фокс. Она сознавала, что Фитцрандольф намеревался не просто одержать над ее мужем победу, но и уничтожить его физически. От такой чудовищной мысли у нее к горлу подступила тошнота.

Гордый, неистовый Фокс. Ради нее он и без того прошел через жестокие испытания. Если он узнает, что у него в Марбо находится сын, то может пойти на риск, какому в ином случае себя не подверг бы. Она отрицательно покачала головой.

— Если он узнает правду сейчас, то она может сбить его с толку. А ему нужно сохранять ясность ума и хладнокровие. Пусть лучше считает, что я его предала, и ненавидит меня. По крайней мере ненависть станет ему помощницей в борьбе с Фитцрандольфом.

Гленнит изогнула дугой бровь.

— Как пожелаете, леди. Но помните, что правда рано или поздно выплывет наружу, и тогда наступит час расплаты.

Слова знахарки заставили Николь похолодеть, но она не имела права предаваться эмоциям. К тому времени, когда Фоксу станет известна правда, она будет для него недосягаема. Как только Фитцрандольф со своим войском выступит на штурм Вэлмара, она заберет Саймона и вместе с ним сбежит в леса. А Фоксу она оставит записку, в которой объяснит причины, толкнувшие ее на вероломство, и будет умолять не судить строго жителей Марбо. Она знала, что жестокость и мстительность Фоксу не свойственны. Он во всем обвинит ее. Жильбер, Хилари и других она оправдает. Саймон тоже будет в безопасности, а главное, она все время станет проводить с ним. Конечно, сначала он будет скучать по Хилари, но милый, доверчивый малыш очень скоро смирится с новым положением.

Она подошла к мальчику и опустилась рядом на корточки. Он протянул ей маленькую деревянную фигурку.

— Это рыцарь, — пояснил Саймон. — Его вырезал Жильбер.

— Да, моя радость, — прошептала она.

— Рыцарь пойдет на войну, — серьезно добавил малыш. Николь взглянула на игрушку тонкой, искусной работы.

Но все свои помыслы она сосредоточила на Фоксе. «О, Фокс, пожалуйста, береги себя. Хотя я не могу находиться с тобой, но я хочу, чтобы ты остался цел и невредим».

— Ушла! Что ты имеешь в виду? Рейнар мотнул головой.

— Генри видел, как несколько часов назад она выходила из ворот крепости. Часовой решил, что она отправилась в деревню по твоему заданию. Я только что наведался в лачугу Гленнит, но никаких следов ни одной из них не обнаружил — только две цепочки отпечатков копыт, ведущих в лес.

Когда Рейнар закончил свой зловещий рассказ, боль в сердце Фокса стала невыносимой. Он устремил невидящий взор на крепостные стены. Она сбежала от него, чтобы встретиться с любовником. Холодный нож, пронзивший его грудь, повернулся.

— Я догадывался, что Гленнит от меня что-то скрывает, — взволнованно произнес Рейнар. — Что-то, что касалось в первую очередь Николь. Но я не думаю, что она способна предать меня.

— Почему ты считаешь, что твое положение чем-то лучше моего? — справился Фокс язвительно.

Рейнар промолчал. Фокс продолжал бесцельно разглядывать раскинувшийся вдали сельский пейзаж. Стояли последние жаркие дни лета. Сжатые поля и пастбища потемнели, утратив яркость красок. Де Кресси упорно продолжал цепляться за надежду, что найдется какое-то разумное объяснение всему происшедшему: и сдаче Марбо, и бегству Николь. Но боль, раздиравшая его сердце, свидетельствовала об обратном. Он оказался полным идиотом, потратившим три года жизни впустую.

Глава 20

Приближался рассвет. Фокс устало наблюдал, как над восточной частью крепостной стены светлело небо. Он чувствовал в глазах резь, как от песка, тело ломило от изнеможения. Но он знал, что если решится прилечь, то сон снимет как рукой, едва голова коснется подушки. Стоило ему смежить ресницы, как перед его мысленным взором вставал образ Николь, пылкой и страстной. Воспоминания приносили новый приступ невыносимой боли. Как могла она бросить его? Как могла забыть обо всем, что между ними было?

Ему хотелось пойти к дому Гленнит, поднять ее с постели и потребовать ответа на все свои вопросы. Последним ударом для него было, когда поздно вечером Рейнар возвратился в замок и сказал, что Гленнит вернулась домой, но отказывается говорить о местонахождении Николь. Знахарка утверждала, что Николь любит его, что ее уход — вынужденный поступок, вызванный силой сложившихся обстоятельств.

Выходит, она любила его, но кого-то любила больше. Страшная мысль не давала ему покоя. Она, подобно гноящейся ране, разъедала его душу. Как давно замыслила она свой план, в котором Фитцрандольф выступал в качестве главного действующего лица? Вероятно, она ждала его как избавителя от Мортимера, а в награду обещала вэлмарский замок и себя в жены. Не потому ли она выдала Мортимеру его, Фокса, что хотела, чтобы не он, а другой мужчина пришел ей на выручку?

Наверное, она полагала, что Мортимер убьет его или по крайней мере одержит победу, тогда она смогла бы довести свой замысел до завершения и выйти замуж за Фитцрандольфа. Но у нее ничего не получилось, и ей пришлось приноравливаться к новым обстоятельствам. Хитрая, лживая, изворотливая ведьма, вот кто она такая! Она сделала вид, что приняла его в качестве мужа. Как могла она, отдавая ему свое тело и наслаждаясь плотскими радостями, которые он ей дарил, продолжать претворять в жизнь свой план с Фитцрандольфом! Ее поездки в Марбо вдруг приобрели в его глазах смысл. У Фитцрандольфа наверняка имелся там свой человек, может, даже все слуги и солдаты гарнизона уже присягнули ему на верность. Фитцрандольфу оставалось только правильно рассчитать время и нанести удар в тот момент, когда ее ни о чем не подозревавший муж расслабится и утратит бдительность.

Фокс приник к амбразуре. Он ощутил приступ тошноты, пустой желудок буквально выворачивало наизнанку. Он ждал, не шевелясь, когда тошнотворная волна отпустит.

— Милорд, не отойдете ли вы от бойницы? Вы представляете хорошую мишень для лучника, тем более что на вас нет шлема.

Фокс поднял голову и уставился на молодого рыцаря, остановившегося перед ним. Только по форме его рта и подбородка, а также отдельным деталям боевых доспехов сумел Фокс узнать в нем Обри Молсбери. Тяжело и медленно Фокс отошел, от амбразуры.

— Я и не заметил, что уже совсем светло.

— Вы думаете, они скоро пойдут на приступ? Не потому ли вы не ложились сегодня спать?

Радостное оживление, слышавшееся в голосе молодого человека, покоробило Фокса. Похоже, ликующий дурачок не сознавал, что в осадной войне мало доблести и славы. Напротив, она означала многие тоскливые месяцы непрерывного ожидания и постоянной бдительности с малым шансом на сражение.

— Трудно сказать, когда Фитцрандольф предпримет атаку, — ответил Фокс. — Но полагаю, что скоро. — Теперь, когда Фитцрандольф обладал Марбо и Николь, у него не было причины тянуть время. Стиснув зубы, Фокс разглядывал Обри. Интересно, что известно его воинам о бегстве Николь? Как он выглядел теперь в их глазах? Несчастный неудачник, обманутый коварной женщиной? Или жалкий, глупый слабак, загубленный собственными идеалистическими мечтами о любви?

— Я слышал, что леди Николь нас покинула. Мне очень жаль, — заметил Обри, словно отвечая на немой вопрос Фокса. — Мне кажется, что она столько пережила, будучи женой Мортимера, что, вероятно, уже была не в состоянии оставаться преданной какому-либо другому человеку. — Он повел плечами. — Женщины, как бы то ни было, слабые существа, склонные к измене.

Слабые? Склонные к измене? Соответствовала ли такая характеристика Николь? Или она просто хладнокровная, бессердечная, жестокая дьяволица?

— Но даже без госпожи Николь за Вэлмар стоит бороться, — продолжал Обри. — Я бы все отдал, лишь бы когда-нибудь обладать собственным поместьем, не говоря уже о таком прекрасном замке, как этот. Вам здорово повезло, милорд. Еще все говорят, что и в бою фортуна к вам благосклонна. Я горд и счастлив служить под знаменами Фокса де Кресси.

Слова молодого ратника согрели душу Фокса, подняли настроение. И его мудрое замечание относительно владения землей напомнило Фоксу, что он должен драться за Вэлмар и замок. Если ему суждено расстаться с Николь, то пусть хотя бы часть его мечты останется осуществленной.

— Благодарю тебя за верность, Обри, — промолвил он. — Клянусь, что не разочарую тебя. Я уступлю Марбо или Вэлмар в одном-единственном случае: если наш законный государь Ричард Львиное Сердце лишит меня права обладать ими или если погибну.

— Вы полагаете, Ричард когда-либо обретет свободу? — поинтересовался Обри. — А если получит, то он…

— Не думаете ли вы, что сейчас не до обсуждения политических, вопросов? — услышали они голос Рейнара, поднявшегося на стену. За ним по пятам следовали два рыцаря, пришедшие сменить Обри и второго караульного.

— Отчего же, разговор помогает скоротать время, — угрюмо произнес Фокс, чувствуя непонятное раздражение к другу. Ему казалось несправедливым, что именно ему, а не Рейнару выпала судьба влюбиться в вероломную, жестокосердную стерву, Рейнар презрительно фыркнул:

— Помяните мои слова, как только Ричард выйдет на свободу, все приверженцы принца от него отвернутся. Иоанн делает ставку на то, что Ричард никогда не вырвется на свободу или «случайно» околеет в плену.

— Но откуда нам знать, что произойдет? — осведомился один из рыцарей.

— Потому что есть Алиенора, — ответил Рейнар. — Королева-мать не сидит сложа руки, а носится по Англии в надежде собрать деньги, чтобы заплатить за сына выкуп. Мы с Фоксом встречали ее в Мессине перед отплытием на Святую землю. Я видел собственными глазами ее решительность и энергичность, удивительную силу духа и ни минуты не сомневаюсь, что она добьется успеха и вызволит Ричарда из плена. Не стоит забывать, что она за женщина. Двенадцать лет заточения не сумели сломить ее волю, она не поленилась проехать полконтинента, чтобы посватать Ричарда, и однажды лично принимала участие в Крестовом походе. — Рейнар потряс головой. — У Алиеноры железная воля, и она не допустит, чтобы что-то дурное случилось с ее любимым сыном, помазанным на английский престол.

Фокс непоседливо поежился. Ему не хотелось выслушивать в этот час хвалы, расточаемые в адрес королевы. В некотором смысле она такая же лживая и вероломная, как Николь. Генри упрятал ее в темницу именно по той причине, что она вместе с их сыновьями строила против него козни.

— Надеюсь, что относительно Ричарда вы правы, — обронил Обри. — Я слышал, что он доблестный рыцарь, исполненный всевозможных совершенств, благородный и героический во всех отношениях.

— О нет, у Ричарда хватает недостатков, — возразил Рейнар. — У него, как и у его отца, ужасно вспыльчивый характер. Он страшен в гневе, как сам дьявол, особенно если считает, что ему перешли дорогу. Думаю, что убийство двух тысяч сарацинских пленников из-за того, что Саладин слишком долго тянул с выкупом, красноречиво свидетельствует о его жестокости и беспощадности.

При воспоминании о таком факте жизни Ричарда у Фокса в животе начались спазмы. Он собирался сменить тему разговора на менее отталкивающую, как заметил какое-то движение в долине.

— Они пришли, — сообщил он и жестом указал на холмы вдали.

Фокс приказал Обри и другим воинам поднимать в замке тревогу и собирать лучников на крепостных стенах, потом вместе с Рейнаром они присоединились к Генри де Бренну, находившемуся в сторожевой башне, откуда могли наблюдать за приближением противника.

Неприятельская армия наступала темной шевелящейся массой, состоявшей из людей и лошадей. Под пасмурным утренним небом их кольчуги казались серыми и тусклыми, а знамена висели в удушливом влажном воздухе безжизненными тряпками. Численность армии произвела на Фокса должное впечатление, но не испугала. Его собственное войско к атаке хорошо подготовлено и чувствовало себя за толстыми стенами крепости в уюте и безопасности.

— Что ж, сейчас проверим, как сильно ублюдок Фитцрандольф хочет заполучить Вэлмар, — произнес Фокс сурово. Остальные ратники одобрительно закивали головами.

В голове армии Фокс различал герб Фитцрандольфа с девизом, представлявший собой какую-то белую фигуру на лазоревом с зеленью поле. Рядом, над головой другого всадника развевалось простое белое полотнище. Фокс прищурился.

— Белый флаг перемирия, — промолвил он с удивлением. — Похоже, Фитцрандольф просит провести переговоры.

— Если бы он на самом деле хотел разговаривать, то уведомил бы нас посланием, — проговорил Генри. — Зачем приводить сюда армию, если не намерен идти на приступ?

— Может, он решил, что, увидев их многочисленность, мы смиренно сдадимся подобно Марбо? — Вспомнив о бесславной капитуляции Марбо и роли в ней Николь, Фокс стиснул зубы.

— Вдруг он прочит нам западню? — предположил Рейнар.

Когда расстояние между армией и крепостными стенами сократилось до дальности полета стрелы, оруженосец с белым полотнищем и скакавший рядом с ним рыцарь отделились от общей массы и направились к мосту.

— Фокс де Кресси, я Реджинальд Фитцрандольф, и я хочу с тобой говорить, — громко прокричал рыцарь.

Фокс ударил ладонью по шлему, который держал в руках.

— Пусть мне приведут коня! — крикнул он с башни вниз.

— Фокс, ты уверен, что с ним следует вступать в переговоры? — справился Рейнар. — Скажу тебе честно, Фитцрандольф не внушает мне доверия.

— А что же он, по-твоему, полагает сделать?

— Не имею представления. Но у меня тревожное чувство. А Гленнит меня учила, что нужно быть настороже и ко всему готовым, когда внутри возникает неясное беспокойство.

Фокс проворчал что-то нечленораздельное. Его самого мучила смутная тревога уже несколько дней, и все худшие страхи оправдались. Если Фитцрандольф замышлял какое-то вероломство, то было бы лучше принять удар сейчас.

— Тогда возьми хотя бы сопровождающих, — посоветовал Рейнар, спускаясь с башни следом за другом. — Я хотел бы составить тебе компанию.

— Нет. — Фокс резко остановился и повернулся назад, так что Рейнар от неожиданности на него налетел. — Если со мной что-нибудь случится, оборонять Вэлмар будешь ты. — Но для чего? У Фокса в мозгу промелькнула мысль, что если он погибнет, а Фитцрандольф потерпит поражение, то Марбо и Вэлмар перейдут в собственность короля. У него не было наследника, кому бы он мог оставить владения.

В памяти снова всплыл маленький холмик на церковном погосте. Николь лишила их сына жизни, отныне он в ее жестокости не сомневался. Его снова захлестнула волна острой тоски, и ему пришлось закрыть глаза и сделать несколько глубоких вдохов, чтобы успокоить волнение. Его жизнь утратила всякий смысл. Но он будет бороться за Вэлмар хотя бы с единственной целью — чтобы коварный план Николь провалился.

Он не мог позволить ей одержать над ним победу, не мог позволить превратить его жизнь в посмешище.

Он вскочил на Симитара и подал знак двум воинам у ворот также сесть на лошадей и последовать за ним.

Ворота с громким скрипом поползли вверх. Фокс выехал на мост и поразился неподвижности воздуха и почти зловещей тишине вокруг. С общинных земель не доносилось блеяния овец, в небе над долиной не кружили ястребы, призывая криками своих подруг, а в терновнике, росшем вдоль рва с водой, не чирикали воробьи.

Ему вспомнился другой судьбоносный день, когда три месяца назад он смотрел издалека на замок Марбо и думал, как близко подошел к осуществлению своей мечты. При такой мысли его пронзила боль, но сейчас она не лишила его присутствия духа, а, напротив, только способствовала укреплению его решимости. Из трясины обмана и предательства он выберется победителем. Он все-таки ратник короля, бесстрашный крестоносец. Он будет биться во славу своего имени.

Фокс приблизился к вражескому парламентеру и внимательным взглядом окинул своего противника. Рот Фитцрандольфа под шлемом казался безвольным, а линия подбородка мягкой. Его новый сине-зеленый кафтан из великолепной венецианской парчи без каких-либо признаков носки или предыдущих сражений сидел на нем как влитой. Молодой человек, да к тому же не испытанный в сражениях, подумал про себя Фокс. Неужели он стал избранником Николь? Элегантный придворный с миловидной внешностью?

Фокс невольно вспомнил о том, как выглядел сам. С темной щетиной на подбородке, мрачным и суровым выражением лица, в старом помятом шлеме и латаные-перелатаные доспехи. Может, оттого она и не прониклась к нему симпатией, что видела в нем лишь грубого и невоспитанного вояку? Порочного и неотесанного солдафона вроде ее первого мужа?

Он ощутил во рту неприятный привкус. Но он бессилен себя изменить. Однако в постели он ее устраивал, разве нет?

— Де Кресси? — Фитцрандольф вскинул голову в знак приветствия.

Фокс ответил молчанием.

— Мне рассказали, что несколько месяцев назад ты вызвал на поединок Уолтера Мортимера за право обладать Марбо. — Подобие улыбки тронуло губы Фитцрандольфа, словно он втайне злорадствовал. — Ныне я бросаю аналогичный вызов тебе за честь обладать вэлмарским замком.

Фокс едва не поддался искушению принять вызов и сражаться с Фитцрандольфом на мечах, чтобы отправить миловидного юнца прямо в преисподнюю. Но он вспомнил предупреждение Рейнара.

— Я его не принимаю, — сказал он. — Если хочешь взять Вэлмар — попробуй. Пусть твоя армия выйдет против моей.

Фитцрандольфу ответ противника пришелся явно не по душе. Его яркие полные губы сжались.

— Ты, надеюсь, знаешь, что твоя жена в Марбо, — обронил он. — Она сбежала от тебя без оглядки. Полагаю, она предпочтет мужчину своего звания презренному наемнику, который обрел власть, став фаворитом короля. Что ты сделал, чтобы добиться чести обладать Марбо, де Кресси? Позволил Ричарду поиметь тебя в задницу?

Красная пелена ярости застлала взор Фокса и на мгновение ослепила его. Его первым порывом было броситься на Фитцрандольфа, вцепиться ему в глотку и скрутить женоподобную шею юнца. Но он вовремя спохватился и взял себя в руки. Фитцрандольф прибег к обычной военной хитрости — раздразнить врага и вынудить его потерять голову. Тогда его солдаты получили бы моральное право разделаться с Фоксом на основании того, что он нарушил условия переговоров.

Фокс заставил себя холодно улыбнуться и ответил подобным оскорблением:

— Вероятно, ты спутал меня с Мортимером. Мне показалось, что я уловил в твоих словах нотки зависти. Хорошенький пустоголовый юнец вроде тебя больше подходит для согревания государевой постели, чем я.

Рот Фитцрандольфа презрительно скривился.

— Какое остроумие, де Кресси! Возможно, я ошибся, и ты в конце концов усвоил светские манеры. Все же очаровать леди Николь тебе не удалось. Деля с тобой постель — сколько времени, три месяца, должно быть, не так ли? — она сбежала, как только представилась возможность.

Фоксу словно высыпали соль на разверстую рану. Он отдал женщине сердце, а она швырнула его под ноги и растоптала. Но он не покажет врагу свое слабое место.

— Можешь оставить владелицу Вэлмара себе, — выпалил он, — но самого замка тебе не видать как своих ушей. — С этими словами он развернул лошадь и поскакал прочь.

От боли и ненависти, закипевших в его крови взрывоопасной смесью и отозвавшихся гулким стуком в барабанных перепонках, белый свет вокруг померк, а к горлу подкатила тошнота. Вдруг сквозь хаос охвативших его эмоций его органы чувств почуяли сигнал опасности, заставивший волосы на затылке встать дыбом! «Фитцрандольф не внушает мне доверия», — вспомнилась ему фраза Рейнара. Фокс повернулся в седле и в тот самый момент услышал какой-то странный свистящий звук, и мощный удар свалил его с лошади. Жгучая боль пронзила плечо, когда он упал на землю. Сквозь затуманенное сознание до него доносились вопли: «Предательство! Предательство! Де Кресси ранен!»

— Я не виноват! — прокричал в ответ Фитцрандольф. — Стрелу выпустили из леса. Мои лучники здесь ни при чем! Посмотрите! У них даже нет арбалетов.

— Ублюдок! — выругался кто-то.

Фокс почувствовал, как его подняли и понесли, потом кто-то прислонился к его уху, и он узнал голос Рейнара.

— Фокс, Фокс, ты меня слышишь? Только прикажи — мы их атакуем. Мы обратим армию Фитцрандольфа в бегство и перебьем их всех до единого!

Фокс попытался заговорить. Но язык стал слишком большой и не помещался во рту.

— Нет… не надо… Они этого и добиваются… они вас… перережут. — Его охватил страх, и он из последних сил начал бороться с обступавшей его темнотой. Даже если ему суждено умереть, терять Вэлмар он не намеревался.

Николь ходила взад-вперед по комнате.

— Они должны сообщить, как там дела. — Она остановилась и судорожно втянула в грудь воздух. — Если что-нибудь случится, мы узнаем, не правда ли?

— Вам нужно успокоиться, — резонно заметила Хилари, хотя сама тоже выглядела взволнованной. — Если вы не возьмете себя в руки, то разбудите детей. Они капризничали все утро и теперь нуждаются в отдыхе. Что толку в пустом хождении?

Николь кивнула и заставила себя сесть на лавку у окна. Ей казалось, что она сходит с ума. Ожидание было томительным и невыносимым.

— Может быть, вы займетесь шитьем? — предложила Хилари. Она шила маленькую тунику для Джоанн. Иголка в ее руках проворно сновала, оставляя аккуратные мелкие стежки.

Николь натянуто рассмеялась:

— Если я попробую, то, боюсь, пришью пальцы к ткани. Мной владеет такой ужас, что я не в состоянии ничего делать.

— Джил говорит, что осада может длиться дни и даже месяцы. Нельзя же все время метаться по комнате и нервничать.

Николь вздохнула. Ей следовало бы сейчас взять Саймона, собрать его вещи и попытаться бежать из замка, пока Фитцрандольфа в крепости не было. Но она не могла действовать, пока ей неизвестна судьба Фокса. Дурные предчувствия не оставляли ее.

«Он находится в пределах хорошо укрепленной крепости», — бормотала она про себя. Они готовы к штурму, и все преимущества на их стороне. Он неистовый воин и опытный, стратег в ведении осадной войны. Нет причины бояться, что враг его одолеет. Николь снова вздохнула и встала, не в силах больше оставаться на месте.

Хилари нахмурилась, и Николь придвинулась вплотную к окну. Раздался приглушенный крик. Николь всполошилась и бросилась к кровати, на которой спали двое малышей. Саймон сел на постели и заплакал. Николь притянула его к себе.

— Тише, солнышко, все хорошо. — Она торопливо коснулась его лба, испугавшись, что мальчик снова захворал. Лоб был холодный и влажный со сна. — Что с ним? — спросила она Хилари с отчаянием в голосе, ощущая свою беспомощность. Она должна была бы знать, что с ребенком.

— Наверное, приснилось что-нибудь страшное, — предположила Хилари. — Он иногда видит дурные сны. А может, ему передалось ваше волнение.

— Но он спал, — удивилась Николь. — Как мог он узнать о моей тревоге?

— Малыши хорошо чувствуют настроение тех, кто с ними рядом. Они понимают гораздо больше, чем мы представляем.

— Бедная детка, — прошептала Николь. — Как мне его утешить? — спросила она Хилари, встретившись с ней взглядом.

— Вы делаете все правильно. Подержите его. Поговорите с ним ласково и успокаивающе.

Николь подумала, что большего ей и не надо в жизни, Только бы сжимать в объятиях дорогое маленькое тельце Саймона.

Он доверчиво прижался к ее груди. Его глазки закрылись, и дыхание вновь стало глубоким. У Николь от слез защипало глаза. Иногда от любви к малышу у нее щемило сердце. Она убрала с его личика влажную кудряшку и задумалась, почему он все-таки плакал. Может, он каким-то образом знал, что его отцу грозит опасность? Маловероятно. Он даже не подозревал о существовании Фокса.

Она посмотрела на Саймона. Странно сознавать, что они создали такого красивого ребенка вдвоем с Фоксом. Себя она в ребенке не узнавала и только улавливала отдельные черты Фокса. Мальчик унаследовал от отца форму бровей и крупные размеры. Глядя на него, Николь надеялась, что он вырастет таким же высоким и статным, как Фокс. Станет ли он, как и отец, рыцарем? Такой судьбы она ему не желала. Но если он захочет когда-либо потребовать то, что принадлежит ему по праву рождения, то иного выбора у него не будет. Знакомый страх обуял душу женщины.

— Господи, прошу тебя, спаси и сохрани его, — прошептала Николь. — И Фокса тоже.

— Пришли вести! — Когда горничная стремглав влетела в комнату, в памяти Николь всплыл аналогичный эпизод из недавнего прошлого, когда Старушка Эмма вошла в ее покои, чтобы объявить об исходе поединка между Мортимером и Фоксом. Тогда все закончилось для нее благополучно, но теперь…

— В де Кресси стрелял из арбалета из засады убийца и тяжело его ранил, — объявила девушка монотонным голосом. — Его отнесли в крепость, и никто не знает, жив он или уже умер. Фитцрандольф со своей армией начал осаду Вэлмара. Говорят, что солдаты Фокса дерутся как львы. К данному моменту их лучники подстрелили около дюжины неприятельских солдат.

«Тяжело ранил… и никто не знает, жив он или уже умер». Ужасные слова поразили Николь в самое сердце, и она ни о чем другом не могла думать. На подгибающихся ногах она, пошатываясь, подошла к скамейке у окна. Рухнув на нее в молчании, она сидела некоторое время немая, глухая и ослепшая. Потом вдруг по ее щекам потекли жгучие слезы.

Издалека до нее доносились слова Хилари, выведывавшей у служанки подробности:

— Убийца из засады? Кто мог стрелять в него?

— Люди Фитцрандольфа в Фокса не стреляли. Попавшая в него стрела выпущена из арбалета кем-то, кто скрывался в лесу. Фитцрандольф говорит, что если Фокс скончается, то он ответственности не несет.

Николь окатила волна горечи. Она не сомневалась, что Фитцрандольф нанял кого-то, чтобы убить Фокса. Трусливый негодяй боялся, что не сможет победить его в честном поединке, и поэтому подослал убийцу. Фокс может умереть, возможно, он уже умер, и виновата во всем только она. Она задумала и привела в исполнение свой коварный замысел, а потом побоялась рассказать мужу о нем. Можно подумать, что она действовала с Фитцрандольфом заодно…

Она ощутила новый прилив тошнотворной боли. Если Фокс умрет, она тоже заслуживает смерти. Она погубила его черной неблагодарностью, ложью и предательством отплатила за его добро и любовь.

— Тетя?

Николь почувствовала, как маленькие пальчики схватили ее за руку. Саймон смотрел на нее широко открытыми голубыми глазами, полными тревоги. «Господь всемилостивый, я убила твоего отца!» — подумала Николь.

— Не плачь, тетушка. — Саймон погладил ее по руке. — Пожалуйста.

Он прав. Слезами горю не поможешь. Возможно, Фокс еще жив. Она должна немедленно отправиться к нему и все объяснить… чтобы он понял…

Она порывисто прижала ребенка к груди.

— Не волнуйся, малыш, — прошептала она. — Я не дам ему умереть, обещаю.

Она отпустила Саймона и встала.

— Я ухожу, — сказала она Хилари. — Я должна увидеть Фокса.

— Но как? — поинтересовалась Хилари. — Фитцрандольф поставил часовых на лестницах и у ворот. Они не позволят вам уйти.

— Я знаю замок Марбо лучше кого бы то ни было. Я найду способ. Есть ряд отхожих мест, которыми уже не пользуются. Я пролезу через дыру одного из них, проползу под стеной и выберусь наружу.

— Вы сошли с ума! — воскликнула Хилари. — Вы упадете и разобьетесь насмерть. Или, еще хуже, очутитесь во рву и утонете в зловонной жиже!

— Если я упаду и разобьюсь, значит, так мне и надо, — проговорила Николь. Впервые за нескольких дней напряженного ожидания она испытала облегчение. Она увидела перед собой конкретную цель, и в ее голове созрел план. К тому же если Фокс умрет, то и она не хотела бы жить.

Бедный Саймон, подумала она. Что, если ему суждено остаться без обоих родителей? Но в любом случае он останется с Хилари и Жильбером. Он их считает своими родителями. С ними он не будет испытывать недостатка в любви. В случае чего они сумеют защитить его и не дадут в обиду. Ничего лучше она не могла ему предложить. В данный момент Фокс волновал ее больше. Он нуждался в ней, и ей следовало о нем позаботиться.

Горничная все еще находилась в комнате. Николь подошла к ней.

— Ступай вниз, разыщи пажа Уильяма и пришли ко мне. Я хочу с ним поговорить.

Служанка присела в глубоком книксене и торопливо выскользнула за дверь.

— Я собираюсь просить Уильяма вывести для меня из замка лошадь, — пояснила Николь. — Для него мое задание будет вроде приключения. Кроме того, он еще совсем юн, и если его поймают, то сурово не накажут.

— Значит, вы решились, не так ли? — спросила Хилари. Николь кивнула.

— Я должна идти ради Фокса. Пусть он по крайней мере знает, что я не состою с Фитцрандольфом в сговоре. — Она приблизилась к Хилари. — Если со мной что-нибудь случится, я хочу, чтобы ты знала, что я очень благодарна тебе за все, что ты сделала для Саймона. Продолжайте по-прежнему любить его и заботиться о нем. — Она сделала паузу, принимая еще одно важное решение, потом подошла к сундуку, стоявшему в углу, и вытащила оттуда малиновую накидку. Ухватив за подол, она начала отрывать подкладку.

— Что вы делаете? — изумилась Хилари.

— Если Фитцрандольф победит, увезите Саймона отсюда. Я дам вам средства.

В подкладке были зашиты золотые монеты. Вытряхнув деньги, Николь завернула их в кусок оторванного подола и протянула Хилари.

— Думаю, вам хватит, чтобы прокормить семью до тех пор, пока Жильбер не найдет работу в другом замке. Пусть Саймон вырастет в другом месте, я не хочу, чтобы ему грозила какая-нибудь опасность. Потом, когда он станет старше, пусть сам решает, требовать ли ему возврата своих владений. Когда он подрастет, обязательно расскажите ему, кто его родители.

Хилари вытаращила на Николь глаза.

— Но… но кто ему поверит? Чем сможет он доказать, что он наследник? Как вы уже сказали, он не похож ни на вас, ни на Фокса.

— Я позаботилась обо всем. Вскоре после появления Саймона на свет я отправила гонца к приору Молверна. В адресованном ему послании я сообщала о рождении сына и провозглашении его своим наследником. Я просила приора раскрыть посланные ему сведения только в случае моей смерти. Имея на руках такую бумагу и Гленнит в качестве свидетельницы того, что произошло в день его рождения, Саймон сможет претендовать на право обладания замками.

— А что будет, если по прибытии в Вэлмар вам станет известно, что Фокс… скончался? Вы же знаете, что Фитцрандольф заставит вас с ним обвенчаться.

Николь покачала головой.

— Я больше не выйду замуж против своей воли. Я попытаюсь сбежать, и если мне не удастся, то предпочту умереть.

— О, леди… — Хилари всхлипнула, потом подошла к Николь и обняла. — А что будет с нами? Как нам без вас жить?

— Поступите так, как я сказала. — Николь нежно прижала Хилари к груди. — Увезите Саймона отсюда и растите его в любви и довольстве. И я уверена, что однажды он простит совершенные мной ошибки. — У нее перехватило горло, и она сама едва не разрыдалась, когда почувствовала, как Саймон обхватил ее за ноги. Стремясь успокоить женщин, стоявший на полу малыш пытался обнять их обеих.

Она отпустила Хилари и наклонилась, чтобы поднять сына.

— Все в порядке, — прошептала она. — Обещаю, ничего дурного не произойдет с твоей… матушкой. — Она поцеловала Саймона и передала Хилари. — А теперь я должна подготовиться к своему путешествию. Боюсь, что в таком наряде мне в дыру в уборной не пролезть!

Глава 21

Николь обхватила руками веревку и старалась не дышать глубоко. Хотя отхожим местом много лет не пользовались, в узкой шахте все еще стояла удушливая вонь. Медленно спускаясь вниз по веревке, она отчаянно искала на склизких стенах точки опоры для ног. Обливаясь потом, она пыталась не думать о том, что ждало ее впереди, там, где далеко внизу призрачно мерцал свет.

Остается совсем немного, твердила она себе. Потом нужно будет только найти спрятанного Уильямом коня и скакать в Вэлмар.

«Дорогой Небесный Отец, не дай мне опоздать!» Мысли о раненом и, возможно, умирающем Фоксе придавали ей новые силы. Она должна его увидеть и сказать, что любит, что никогда не замышляла его убийство. Ей казалось, что, узнав о ее любви и преданности, он не умрет.

— О Господи, пожалуйста! — крикнула она. — Я иду к тебе, иду!

Она находилась в конце тоннеля. Теперь ей нужно выпустить веревку из рук и прыгнуть на землю. Если бы только она знала, куда упадет. Под ней маячило что-то зеленое, но она не могла разглядеть, была ли это вода или трава. Набрав в грудь воздуха, она согнула ноги в коленях и выпустила конец веревки.

Она приземлилась в какую-то липкую, болотистую трясину. При звуке хлюпающей грязи, просочившейся в туфли, Николь поморщилась. Но вонючая жижа смягчила удар и спасла ее от увечья.

Высота, с которой ей пришлось прыгать, оказалась больше, чем она представляла.

Николь сбросила туфли и, с трудом переставляя босые ноги, двинулась вперед по чавкающей топи, стараясь не думать, куда ступает. Как только ей попадется по дороге ручей, она тщательно вымоется.

Высокий камыш у берега скрывал ее от посторонних глаз. Николь передвигалась медленно, ища глазами кучу камней, которая, насколько ей было известно, должна находиться где-то рядом, если только ее не разобрали или не израсходовали целиком для ремонта крепостных стен. Вскоре она отыскала ее, споткнувшись о булыжник и едва не растянувшись. Набрав в грудь побольше воздуха, Николь взялась за самый большой камень, и попыталась его отодвинуть. Он оказался страшно тяжелым. В последний раз она спускалась в потайной ход лет десять назад. Тогда, чтобы сместить глыбу, понадобились усилия еще двух пажей. И то им троим пришлось изрядно попотеть.

Наконец валун поддался и откатился в сторону, открыв узкий лаз, ведущий под землю. Николь охватило беспокойство. Десять лет назад, когда ей пришлось воспользоваться этим тайным выходом из крепости, она была маленьким ребенком. Что, если она застрянет?

Но она быстро взяла себя в руки и прогнала тревожную мысль. Проход построили специально, чтобы хозяин замка и его домочадцы могли спастись бегством в случае штурма. Лаз должен оказаться достаточно большим и подходить как для мужчины, так и для женщины.

Николь собралась с духом и спрыгнула в яму. Стоя наполовину в земле на узких ступеньках, она запустила руку в вещевой мешок, привязанный к поясу. Лезть в кромешную темноту она не рискнула бы, поэтому хотела засветить огонек. Николь достала огниво и зажгла трут, после чего убрала огниво в мешок и пустилась в путь.

Тьма впереди таила неизведанные опасности. Крысы, пауки и прочие ужасы наводнили ее воображение. Под землей пахло затхлостью и еще чем-то омерзительным, похожим на запах гниения и тлена. У нее по коже побежали мурашки. Страх с каждым шагом усиливался. Но Николь продолжала упорно продвигаться вперед, твердя себе, что должна спасти Фокса. Для нее лаз был единственным шансом вернуться к мужу.

С каждым шагом воздух становился все более спертым, удушливым и зловонным. Впервые Николь задумалась о том, как выберется из тоннеля. Что, если выход закрыт? Что, если она окажется замурованной в подземелье?

— Прекрати! — прошептала она сердито. — Если тебе суждено найти здесь могилу, быть по сему. Но ты должна сначала хотя бы попытаться.

Внезапно тоннель оборвался, закончившись крохотным помещением, настолько крохотным, что Николь пришлось протискиваться внутрь на четвереньках. Она подняла свечу к потолку в надежде отыскать признаки люка. Ее мозг лихорадочно работал, стараясь припомнить, как вылезали они отсюда в прошлый раз. Один из пажей с помощью палки проверял камни, пока не обнаружил тот, который поворачивался. Но у нее палки не было.

Николь нахмурилась и, подняв вверх свободную руку, принялась ощупывать потолок. Но булыжники не поддавались. Вновь ее охватила паника. От свежего воздуха и свободы ее отделяло всего несколько ярдов. Она закрыла глаза, силясь воскресить в памяти события десятилетней давности. Выход как будто находился ближе к дальнему концу помещения.

Николь снова начала обследовать камни, вздрагивая каждый раз, когда ее ладонь натыкалась на какое-нибудь насекомое. Вдруг земля у нее под рукой поползла, и она пошевелила камень, откуда сочился земляной ручеек. Новая порция грунта упала в шахту, запорошив ей лицо и загасив пламя свечи. Николь закашлялась и выругалась. Без света она не сумеет вернуться назад. Теперь она была просто обязана найти выход. Бросив потухшую свечку, женщина обеими руками вцепилась в камень и стала изо всех сил его раскачивать. Валун поддался, осыпав ее земляными комьями. Она зажмурилась и смахнула с лица грязь. Когда Николь снова открыла глаза, то, к своему счастью, увидела над головой пробивающийся лучик света. Зная, что выход рядом, она принялась с ожесточением раскапывать землю. Когда образовавшееся отверстие оказалось достаточно большим, чтобы она могла выбраться наружу, Николь высунула голову и плечи, а затем протиснулась вся целиком.

В нескольких шагах от нее мирно паслась овца. Продолжая жевать траву, животное смерило женщину равнодушным взглядом. Подземный ход, вероятно, выходил на общинные пастбища за пределами рва, окружавшего крепость. Ей удалось улизнуть из замка, но с крепостных стен ее могли легко заметить. Выбравшись из лаза, Николь встала на ноги и бросилась к лесу.

Ей показалось, что прошла целая вечность, прежде чем она укрылась под сенью деревьев. Достигнув безопасного места, она остановилась и, тяжело дыша, перегнулась пополам. Николь надеялась, что ее никто не видел и что пажу удалось вывести для нее из замка лошадь, которая ее все еще ожидала.

Она отерла мокрое от пота лицо и поморщилась, увидев на руках следы земли. Боже, на кого она похожа! Она посмотрела на свои грязные ноги и платье, поцарапанные ладони и сломанные ногти. Как бы ей ни хотелось побыстрее очутиться в Вэлмаре, ей следовало вначале искупаться. В противном случае ее никто не узнает. Госпожа Николь, ухоженная, изысканная дама благородных кровей, выглядела после своего путешествия чудовищно и источала вонь, как какой-нибудь виллан после уборки отхожих мест замка.

Она порылась в мешке и извлекла оттуда пару запасной обуви. Надев туфли, она зашагала в чащу.

Пребывая в полубессознательном состоянии, Фокс смутно чувствовал, как его отнесли в верхние покои замка и уложили в постель. Переговариваясь тихими, встревоженными голосами, над ним колдовали женщины. Они раздели его и заставили выпить какое-то горькое снадобье. Он напрягал зрение, пытаясь прогнать окружавший его туман, и стремился превозмочь ужасную боль, разрывавшую его грудь и путавшую мысли. Николь, где она?

Тут он все вспомнил. Ему захотелось закричать и громко выругаться, но его сил хватило только на то, чтобы исторгнуть слабый стон. Звуки доносились до него откуда-то издалека. Он слышал невнятное бормотание женщин, отчетливо различая в их интонациях страх и волнение. Они боялись, что он умрет. А он даже хотел умереть.

Из безмятежного забытья его вывела чудовищная, мучительная боль. Ему вскрывали плечо, кромсая плоть горячими клинками. Сильные руки удерживали его на месте, и избежать пытки не представлялось никакой возможности. Он хотел закричать, но во рту было слишком сухо. У него забурчало в животе, и со всех сторон к нему подступила темнота. Он нырнул в нее с радостью, норовя найти спасение от уничтожающей боли. Боль отхлынула, но он продолжал ее чувствовать. К его губам приложили чашу, и он с жадностью выпил ее содержимое. Ему так хотелось пить…

Пустота. Бесконечное спокойствие. Он парил в кромешной тьме и хотел остаться в ней навеки, здесь не ощущалось боли и не надо участвовать в страшной битве, на которую у него не осталось сил. Он слишком утомился. Слишком утомился.

Слава Богу, она теперь почти на месте, подумала Николь и заставила кобылу свернуть в подлесок. Большее расстояние она пройти не сможет. От крайнего изнеможения мышцы ее ног и рук дрожали. Путешествие по шахте отхожего места и по потайному ходу отняло у нее больше сил, чем она представляла. Одолеть весь путь пешком она бы не смогла. Старая кобыла, медлительная и упрямая, оказалась для нее воистину подарком небес.

Но ей еще предстояло миновать расположения войска Фитцрандольфа. Николь была уверена, что ее увидят, но тут, на ее счастье, на дальний край долины, где размещался лагерь противника, опустился туман, предоставив ей возможность добраться до леса незамеченной.

У опушки леса стоял домик Гленнит, там, по расчету Николь, она сможет остановиться, чтобы перевести дух и подкрепиться. Николь полагала, что знахарка отсутствовала, что скорее всего она находилась в замке, где врачевала раненого Фокса. Однако ее дом, по мнению Николь, оказался безопасным местом, где она могла спокойно восстановить силы. Как ей ни хотелось увидеть мужа, она сознавала, что ничем ему не поможет, если от крайнего изнеможения лишится сознания, прежде чем успеет раскрыть рот и что-либо ему сказать.

Приблизившись к сараю за хижиной, женщина спешилась, привязала животное и устремилась к дому, морщась при каждом шаге. Отворив обитую шкурами дверь, она увидела Гленнит и остолбенела от неожиданности. Ведунья сидела на лавке перед очагом и сосредоточенно взирала на чашу, которую держала в ладонях. По всей комнате стояли зажженные свечи, наполняя жилище теплым золотистым сиянием.

Николь в первую минуту подумала, что Фокс умер. У нее в глазах потемнело, и она почувствовала, как грязный пол заколыхался у нее под ногами.

Когда она снова раскрыла глаза, то увидела над собой склонившуюся Гленнит. Ее лицо хранило выражение мрачного удивления.

— По твоему виду можно решить, что ты побывала — в преисподней, — промолвила она. — В самом деле, я видела солдат после боя и должна признаться, что они выглядели гораздо приличнее и от них не разило так мерзко.

— Я пыталась обмыться в ручье, — прошептала Николь. Впрочем, какое имело значение, что от нее воняло, если Фокса не стало? Ее охватила прежняя тоска, и жгучие слезы обожгли щеки.

— К сожалению, тебе ручей не помог. Я нагрею воды, чтобы ты могла искупаться. Но думаю, что для начала тебе неплохо хлебнуть немного вина. Ты в любую минуту можешь снова грохнуться без чувств на пол.

— Я не хочу вина, — простонала Николь. — Я не хочу купаться. Я хочу умереть!

— Но, миледи, говорить так не подобает! Фокс еще жив. Пока он жив, есть надежда!

Николь попыталась принять сидячее положение.

— Он жив? Но почему ты не с ним? Значит, его рана оказалась не опасной?

— Напротив, рана очень опасная. Стрела из арбалета пронзила ему плечо. Уверена, что им пришлось изрядно повозиться, чтобы вырезать ее.

Николь почудилось, что она вот-вот снова упадет в обморок. Но она поборола головокружение и спросила:

— Но кто вырезал стрелу? И почему ты не с ним? Почему не ухаживаешь за ним? Тебе следовало бы сейчас находиться у его постели!

Глаза Гленнит сверкнули сумрачным зеленым светом.

— Меня к нему не допустили. Они скорее предпочтут, чтобы он умер, чем позволят колдунье к нему прикасаться. — Ее рот искривился в горестной ухмылке.

Николь встала на ноги. Ярость придала ей сил.

— А как же Рейнар? Он мог бы настоять, чтобы тебе разрешили помочь Фоксу!

Гленнит покачала головой.

— Рейнара никто не слушал. Командование Вэлмаром взял на себя Адам Фитцер.

— Адам? Но по какому праву?

— Он утверждает, что имеет все основания. Говорит, что, назначив его смотрителем Марбо, Фокс тем самым сделал его своим первым помощником.

— Но Рейнар должен опротестовать его решение! Он капитан Фокса, а не Фитцер!

— Возможно, он так бы и сделал, если бы его не бросили в подземные казематы Вэлмара.

У Николь по спине побежали холодные мурашки. Фитцер, ненавидевший ее всеми фибрами души, взял замок под свой контроль. Он ни за что не позволит ей увидеться с Фоксом.

— Успокойся, — услышала она голос Гленнит. — Присядь лучше, пока тебе снова не стало дурно. — Она проводила Николь до лавки у стола и налила ей чашу вина. — Выпей. Если хочешь помочь Фоксу, то нужно набраться сил.

— Но как я ему помогу? — Николь пребывала на грани отчаяния. Проделать столь далекий путь, перенести такие трудности и оказаться в безвыходной ситуации!

— Ты можешь помочь ему непреклонностью духа! — убежденно заявила ведунья. — Нужно сохранять надежду и верить, что он выживет.

— Если только Фитцер не хочет, чтобы он… если только Фитцер не состоит в сговоре с Фитцрандольфом. — Николь захлестнула новая волна безысходности.

Гленнит покачала головой.

— Фитцер не враг Фоксу. Он предан своему лорду и сделает все, чтобы оградить его от зла. Но потеря Марбо стала для него тяжелым испытанием. Он больше никому не доверяет, особенно людям, сохранившим верность тебе. Он называет нас с тобой соучастницами заговора против Фокса и считает, что его смерть — в наших интересах. Когда Рейнар попытался разубедить его, Фитцер бросил его в подземную темницу. Он говорит, что поскольку Рейнар мой любовник, то и на него тоже нельзя положиться.

— Откуда тебе все известно?

— Мне рассказала Старушка Эмма. Она приходила сюда.

— Старушка Эмма? Неужели она проделала такой неблизкий путь, чтобы сообщить тебе о том, что творится в крепости? — Николь почувствовала прилив теплоты к старой доброй служанке. Несмотря на постоянные жалобы, женщина в трудный час проявила мужество и решимость.

— Так и было. Она хотела, чтобы я отправилась за тобой и уговорила вернуться в Вэлмар. Хотя большинство слуг и большая часть солдат не верят наветам Фитцера, они не осмеливаются перечить его приказам.

— Но что смогу сделать я? — Николь была поражена. Фитцер держал Вэлмар под своим контролем и превратил ее во врага.

— Тебе нужно попытаться каким-то способом проникнуть в Вэлмар и призвать на помощь слуг и верных тебе рыцарей. Нужно убедить их пренебречь приказом Фитцера и позволить мне прийти, чтобы выходить Фокса.

— Но каким образом все осуществить? — спросила Николь с отчаянием. Физическое и моральное истощение подорвало ее силы, и она пала духом. — А что, если я опоздала? Вдруг Фокс… что, если он…

— Он не умер, — успокоила ее Гленнит. — Своими неумелыми действиями они, безусловно, все только испортили, и рана нагноилась. — Она презрительно фыркнула. — Но он еще жив. Я видела его в магической чаше.

Николь взглянула на чашу; стоявшую на полу возле очага. Она имела темную, блестящую, как у растительного масла, поверхность.

— Так вот чем ты занималась, когда я пришла? Гленнит кивнула.

— Я видела, как ты совершила побег из Марбо, и по возможности оказывала тебе содействие. Как ты думаешь, откуда взялся туман в тот момент, когда тебе нужно было спрятаться от неприятельской армии?

— Неужели ты его наслала? — Николь невольно вздрогнула. Гленнит и в самом деле колдунья. С одной стороны, ее пугало такое утверждение, а с другой, — вселяло надежду. Возможно, чудодейственная сила Гленнит поможет ей незаметно проникнуть в Вэлмар и увидеть Фокса.

— Я не могу помочь тебе пробраться в крепость, — промолвила Гленнит, словно угадав ее мысли. — Тебе придется самой найти способ пройти туда. И я не могу вылечить Фокса на расстоянии. Тебе нужно будет как-то отвлечь внимание Фитцера, чтобы я могла прийти в замок и принести целительные снадобья.

Николь покачала головой.

— Как много от меня зависит! А вдруг у меня ничего не получится…

— Ты не должна так думать. Допей вино, это подбодрит и укрепит тебя. Потом мы тебя искупаем и найдем что-нибудь чистое переодеться.

Наглость зачастую является единственным безотказным способом в самых безвыходных ситуациях. Никто не ожидал, что владелица Вэлмара смело подойдет к воротам и потребует впустить ее в крепость.

Николь нетвердой походкой шла по деревне и качала головой, вспоминая слова Гленнит. Их план представлялся ей безумным, безрассудным от начала до конца, но придумать что-либо лучше она не могла. Потайных проходов в Вэлмар она не знала. Ввиду того что по другую сторону рва расположилась лагерем армия Фитцрандольфа, всякое движение в крепость и обратно прекратилось. Николь не могла притвориться женой фермера, пришедшей в замок с сельскохозяйственными продуктами, как не могла применить и любую другую уловку из тех, к каким прибегала в прошлом. Гленнит пообещала, что туман продержится достаточно долго, чтобы она сумела беспрепятственно пройти мимо ратников Фитцрандольфа. Все зависело от людей, охранявших ворота, вернее, от того, кому они были преданы: ей или Фитцеру?

Николь окинула местность взглядом. До сих пор все шло по плану. В деревне она встретила пожилую вдову Олдит и Эдгара, одного из вилланов. Но они ее даже не заметили. Олдит выметала из дома старый камыш и от своего занятия не оторвалась. Веник в ее руках продолжал совершать медленные, размеренные движения. Эдгар следовал в лес. Судя по топору, закинутому на плечо, он, вероятно, намеревался нарубить лозы или собрать хвороста для очага. В ее сторону он даже не взглянул. Можно подумать, что мужчина и женщина приняли ее за призрак и решили, что будет лучше сделать вид, что им померещилось.

Николь приближалась к замку. Туман — дыхание дракона, как назвала его Гленнит, — начал подниматься. Ступая по раскисшей дороге, Николь смотрела под ноги, боясь сбиться с пути и случайно забрести в расположение армии противника. Сквозь туман до нее доносились зловеще близкие звуки вражеского бивака. Она слышала голоса и гулкие удары молотков, свидетельствовавшие о том, что в лагере вовсю кипела работа: ремонтировались доспехи и строились осадные сооружения. Время от времени ржали и фыркали лошади.

Гленнит сказала, что Фитцрандольф до сих пор не делал попытки взять Вэлмар приступом. Чего, интересно, он ждал? Уж не смерти ли Фокса? Возможно, он рассчитывал, что, оставшись без господина, вэлмарский гарнизон с легкостью сдастся. Николь ускорила шаги.

Дорога пошла под уклон, и Николь поняла, что замок уже близко. Вскоре она разглядела в молочной пелене мост через ров и поблагодарила святых. На ее счастье, он был опущен. Ей оставалось только заставить стражников поднять ворота.

Она остановилась на мосту и посмотрела на крепостную стену. Туман редел, и Николь отчетливо видела сторожевую башню. Нужно как-то привлечь внимание охраны. Кричать Николь не хотелось, она боялась, что ее могут первыми заметить люди Фитцера. И тут из-за зубцов башни высунулась голова в шлеме. Николь откинула капюшон плаща, который дала ей Гленнит, и в ожидании затаила дыхание. Не узнать ее они не могли. Теперь они либо впустят ее внутрь, либо поднимут тревогу.

Она услышала тихие голоса. Стражники о чем-то переговаривались. Она стояла, выпрямившись и гордо расправив плечи.

— Я ваша госпожа, — крикнула Николь, не выдержав. — Дайте мне войти!

Часовые снова о чем-то посовещались, потом раздался скрежет лебедки, поднимающей ворота. Когда ворота поднялись над ее головой, Николь прошла. После чего стражники отпустили стопорный механизм, и металлические ворота за ее спиной с оглушительным лязгом стукнулись оземь.

Она прошла через двор, удивляясь, что все прошло легко и гладко. Потом Николь услышала за собой шаги и обернулась.

— Леди? — Генри де Бренн стащил с головы шлем и удивленно смотрел на госпожу. — Что вы здесь делаете? Откуда вы? — Он подошел к ней ближе. — Кровь Господня, и в самом деле вы. Нам сначала показалось, — он нервно рассмеялся, — что мы увидели призрак.

— Отведи меня к Фоксу, — заговорила Николь нетерпеливо, сделав шаг ему навстречу.

— Конечно. — Генри зашагал рядом с ней. — Но должен вас предупредить, что Фитцеру ваш визит не понравится. Он обвиняет во всем вас.

Пока они двигались в направлении замка, Николь встревоженно озиралась по сторонам, ожидая с минуты на минуту появления Фитцера. Она боялась, что он прикажет бросить ее в темницу.

— Все, что вы слышали о моем предательстве, неправда, — сообщила она Генри. — Фитцрандольф удерживал меня силой. Я ничего не знала о его замысле убить Фокса.

— Клянусь распятием, иначе как убийством это и не назовешь! — Генри в сердцах ударил кулаком себя в ладонь. — Арбалет — самое страшное оружие из всех. Его стрела способна пробить любые доспехи и, если арбалетчик искусный, даже с большого расстояния попадает точно в цель. — Он презрительно фыркнул: — Фитцрандольф утверждает, что он здесь ни при чем, что пустила стрелу рука убийцы, но кто, кроме него самого, заинтересован в смерти Фокса? Вероломный, трусливый ублюдок! У него не хватило мужества встретиться с Фоксом в честном поединке, так он подстроил так, чтобы в Фокса стреляли во время переговоров. Клянусь, если Фокс умрет, а Фитцрандольф возьмет Вэлмар, я не стану служить под его началом. Я скорее предпочел бы поцеловать ядовитую гадюку!

Николь едва его слушала. При словах «если Фокс умрет» она пустилась бежать.

Вдруг позади она услышала крики:

— Остановите ее! Остановите эту женщину!

На пол дороге к заднему входу в замок, откуда заносят в зал еду, ее схватили со спины сильные руки. Она развернулась и оказалась лицом к лицу с Энгелардом.

— Миледи? — удивился он, потом отпустил ее и отступил назад. — Я не знал, что нужно задержать вас.

— Не дайте ей скрыться! — закричал кто-то. — Она пришла, чтобы покончить с де Кресси!

Первым желанием Николь было попытаться убежать, пока у нее имелась такая возможность. Но она тут же отмела ее как несостоятельную, подумав, что вряд ли успеет достичь верхних покоев замка, прежде чем ее схватит кто-нибудь, кто страшится Фитцера больше, нежели свою госпожу. К тому же ее разъярила столь откровенная ложь.

Ни коль, повернулась к Фитцеру и смерила его взглядом, полным холодного презрения.

— Я пришла не для того, чтобы убить своего мужа, но чтобы позаботиться о должном уходе за ним. Если бы вас действительно волновало его состояние, то вы давно пригласили бы к нему целительницу Гленнит. Если он умрет, то виноваты будете вы, а не я!

— Она лжет! — закричал Фитцер и обвел глазами толпу, собравшуюся во дворе крепости. Казалось, привлеченные шумом, вышли все обитатели замка, включая посудомоек и кухарок, пажей и горничных, ткачей и ремесленников. — Она организовала заговор, чтобы выдать мужа в руки врага, — сказал Фитцер, указывая на Николь. — Потом вместе с ними она замыслила его убийство. Не важно, что она владелица Вэлмара, ее вероломство нельзя оставить безнаказанным. — Он подал знак рыцарям, стоявшим подле него. — Схватите ее и поместите в темницу к Рейнару.

Рыцари тронулись в ее сторону. Только тут Николь поняла, что преданные ей люди не имели оружия и не могли защитить ее от вооруженных воинов. Тогда она бросила умоляющий взгляд на Энгеларда.

— Пожалуйста, помоги мне.

В его темных глазах промелькнула боль.

— Леди, я…

Но как могла она убедить его? Что могла она ему сказать, чтобы он ей поверил?

— Я люблю своего мужа, — произнесла она пылко. — Я бы с радостью умерла за него. Но сейчас для него важно другое. Ему нужен целитель. Обещай мне, что, если Фитцер посадит меня под замок, ты доставишь из деревни Гленнит. Никто, кроме нее, не сможет спасти Фоксу жизнь.

— Да, миледи. Я сделаю все, о чем вы меня просите. — Энгелард нервно кивнул головой.

— Держите ее, — крикнул Фитцер. — Не дайте ей сбежать! Энгелард к ней не прикоснулся, но и не уступил дорогу.

Николь с упавшим сердцем наблюдала за приближением Фитцера. Она лихорадочно пыталась придумать какой-нибудь план.

Когда их с Фитцером разделяло всего несколько шагов, вперед вышел и загородил коменданту путь оружейных дел мастер Вейланд. К нему тут же присоединился дородный повар саксонских кровей по имени Агельвулф. Не успела она и глазом моргнуть, как еще с десяток людей последовали их примеру.

Николь заметила, что у Фитцера от гнева на скулах заиграли желваки. Он смерил ее ненавидящим взглядом и изменился в лице, став мрачнее тучи. Она обернулась и увидела, что из замка выходили другие слуги: женщины и пажи. Они выглядели встревоженными, но исполненными решимости.

Фитцер в растерянности всплеснул руками.

— Опомнитесь! Что вы делаете? Ну и что, что она ваша госпожа? Она лживая и коварная! Замок Вэлмар из-за нее может пасть!

Никто не пошевелился. В рядах рыцарей, окружавших Фитцера, возникло замешательство. Безусловно, у них имелось оружие, но они не желали пускать его в ход против толпы людей, вставших на ее защиту.

— Внемлите рассудку! — продолжал Фитцер сердито взывать к присутствующим. — Она уже погубила одного мужа, а теперь добивается смерти второго! Как вы можете выступать на стороне такого чудовища? Она не женщина, а злобное исчадие ада!

— Она наша госпожа! — прозвучал в ответ зычный голос Вейланда. — Она всегда заботилась о нашем благополучии. Вместо того чтобы продавать собранный урожай и набивать золотом сундуки, она всегда стремилась в первую очередь накормить нас. Она ухаживала за нашими детьми, когда они хворали, она вершила суд в спорных делах. Она и есть Вэлмар, а не Фокс де Кресси или Уолтер Мортимер. — Оружейник угрожающе поднял пику, которую держал в руках. — И Бог свидетель, я не стану больше спокойно слушать, как вы ее порочите! Пусть себе идет к де Кресси, если хочет его видеть. А вы, если так печетесь о безопасности Вэлмара, ступайте к воротам и оставьте леди Николь в покое!

Господи, она и не подозревала, что обитатели Вэлмара ее так любили! Все годы она чувствовала себя беспомощной и одинокой и не догадывалась, что ее окружал столь мужественный и преданный народ. При мысли о том, какому риску они подвергались, вступившись за нее, в глазах у Николь защипало от слез.

— Все, он, похоже, проиграл, — услышала она голос Энгеларда, вздохнувшего с облегчением. — Фитцер не может противостоять подобному красноречию, — пробормотал рыцарь. — Идемте, леди, позвольте мне проводить вас в покои, где лежит Фокс.

— Нет, мне не нужно сопровождение. Лучше поторопись и выполни то, о чем я просила. Отправляйся в деревню и доставь сюда Гленнит.

— Но Фитцрандольф…

— Его солдаты не станут возиться с одиноким человеком. Нет смысла. А на обратном пути Гленнит поколдует, чтобы с тобой ничего не случилось.

— Значит, она и вправду ведьма? — Энгелард внезапно побледнел.

Николь кивнула.

— Я только молю Бога, чтобы у нее хватило сил спасти Фокса.

Глава 22

Фитцеру ничего не оставалось делать, как вернуться к сторожевой башне. Как только он ушел, Николь обратилась к собравшимся слугам:

— Где Фокс? Где ваш господин?

— Его отнесли в покои, которые он использовал в качестве своей опочивальни, миледи, — ответила Берта, одна из служанок.

Николь торопливым шагом, направилась в замок. Лестница, ведущая на верхние этажи, располагалась в дальнем конце зала. Она помчалась по ступенькам бегом и едва не сбила с ног спускавшуюся вниз Старушку Эмму.

— Слава Богу, ты вернулась! — воскликнула Старушка Эмма. От волнения ее лицо избороздили морщинки. — У Фокса сильная трясучка.

Николь вцепилась служанке в плечо.

— Иди и разыщи Генри де Бренна, пусть он освободит Рейнара из темницы. Скажи ему, что он мне нужен.

— Но Фитцер… он не позволит!

— Никуда он не денется. Пожалуйста, ступай и сделай, как я велю.

Задыхаясь, Николь бросилась вверх по лестнице. Ее сердце готово было выпрыгнуть из груди. Из опыта она знала, что гораздо больше воинов гибнет не от ран, а от последующей лихоманки. Она не могла отделаться от воспоминаний об ужасной кончине своего отца. Незадолго до смерти он смердел, как гниющий труп.

У порога опочивальни Николь остановилась, желая успокоить дыхание. Скоро, очень скоро прибудет Гленнит. Она будет знать, что делать, и придумает способ, как спасти Фокса. В комнате стоял запах болезни и страха. Ставни плотно затворены, и воздух удушливый и тяжелый. В тусклом свете, отбрасываемом свечами, Николь видела двух женщин, маячивших у постели. Одна из них, услышав, что кто-то вошел, повернулась. Николь узнала Джиллиан.

— О, миледи, — ахнула Джиллиан. — Мы перепробовали все, но ничего не помогает. Мы обмываем его холодной водой, но он по-прежнему горит.

Николь без слов проследовала к постели и отдернула шторы. Фокс лежал на спине, застывший и неподвижный. Если бы не лихорадочный румянец, полыхавший на щеках, то его можно было бы принять за мраморное изваяние. Он оставался совершенно нагим и только полотняный лоскут прикрывал его чресла. Даже в такую тяжелую минуту Николь не могла не восхититься безупречной красотой его тела. Он немного похудел, но худоба сделала его еще более мужественным. Его стройный мускулистый торс и сильнее ноги выдавали в нем могучего, грозного воина, совершенного фехтовальщика и несгибаемого рыцаря.

Рыцарь, поверженный не в честном поединке, а силой коварства. Коварства, повинна в котором была она сама. Николь пронзило острое чувство вины.

Она дотронулась до его лица и ощутила жар лихоманки и колючую щетину. Тысячи воспоминаний наводнили ее память, когда она провела пальцем по его потрескавшимся губам. Какое удовольствие дарил он ей, лаская ими! — О, Фокс, — прошептала она.

Мысленно призвав на помощь небесные силы, она приподняла повязку. Его опухшее плечо сплошь покрывали кровоподтеки, и паутина воспаленных красных линий указывала на места, где наносились разрезы, чтобы извлечь стрелу. После того как стрелу извлекли, рану зашили. Даже на расстоянии она ощущала пышущий жар его тела и липкий сладковатый запах, свидетельствовавший о гниении плоти. Она закрыла глаза. Стремясь сюда, она думала, что, очутившись рядом, сможет к нему прикоснуться и сказать, как сильно его любит и обязательно поможет исцелить. Но теперь она видела, как плохо обстояли у него дела, и отчаяние навалилось на ее плечи грузом безысходности.

Она вернула повязку на место и отошла от кровати, не в силах выносить его измученного вида. Ей хотелось разрыдаться и выплакать свою вину и боль. Но от безнадежности она не чувствовала ничего, кроме пустоты и немого оцепенения.

— Миледи, вам лучше присесть, — услышала она настойчивую просьбу второй женщины, которую звали Анна. — Хотите, я что-нибудь для вас принесу? Чашу вина, может быть? Или что-нибудь подкрепиться?

Не имея сил говорить, Николь мотнула головой. Она больше не притронется к пище. Ей хотелось умереть. Если Фокс покинет бренный мир в результате ее дурацких интриг, то и ее жизнь потеряет всякий смысл.

Женщина пододвинула к кровати скамью, и Николь присела. Она взяла безвольную руку Фокса и поднесла к своему лицу. От прикосновения к щеке его мозолистых пальцев ее наводнил поток мучительных воспоминаний, горьких, как сок незрелых плодов. Она не подозревала, каким сокровищем владела. Ей следовало наслаждаться каждым мгновением, каждым поцелуем, каждой лаской. Но нет, ее снедала тревога за Саймона.

Почему не доверилась она Фоксу? Что ей помешало? Почему не нашла способа рассказать о Саймоне, не рискуя его благополучием? Вероятно, если бы очень хотела, то нашла. Вместо этого она предала мужа, отдав его в руки врагов. Ей следовало догадаться, что на Фитцрандольфа нельзя полагаться. Он говорил, что намерен убить Фокса.

Она сожалела о содеянном. С каждой минутой ее терзания делались невыносимее. Если Фокс умрет, то винить, кроме себя самой, ей будет некого. Но хуже всего, что он никогда не узнает о ее любви к нему. Она прижала его ладонь к своему рту. Раскаяние переполняло ее душу физической болью. Почему она так и не призналась ему, что он значил для нее на самом деле? Сколько раз после страстных занятий любовью хотелось ей произнести слова, специально припасенные для такого случая, но она не позволила им сорваться с ее губ. «Я люблю тебя. Я обожаю тебя. Ты свет моих очей».

— О, мой дорогой, — прошептала она. — Я такая неисправимая дура.

— Да, но не в такой степени, как присутствующие здесь несчастные женщины! — раздался резкий голос Гленнит, прервав цепь горестных размышлений Николь. Появившись на пороге, целительница решительно устремилась через комнату к окну и распахнула створки ставен. — Вы что, хотите, чтобы он задохнулся? — строго спросила она присутствующих женщин. — Чтобы поправиться, ему нужен свет и свежий воздух.

— Нет! — воспротивилась Анна. — Ты впустишь внутрь злобные силы! От доступа воздуха ему станет только хуже.

Гленнит насмешливо фыркнула.

— Сколько раненых мужчин ты пользовала? — осведомилась она. — И сколько из них отправились на тот свет благодаря твоим неумелым действиям? — И, не дождавшись ответа, добавила: — Если хочешь быть полезной, принеси мне кое-что из кухни.

Анна, издав возмущенный возглас, удалилась, а Джиллиан подошла к знахарке.

— Я сделаю все, о чем ты меня попросишь. Несколько лет назад ты помогала моей матери разрешиться от бремени моим братцем. Хотя он оказался слишком велик для родовых путей и матушка скончалась, ты сумела спасти Бертрама. Теперь он большой, рослый парень и служит моему отцу незаменимым помощником.

— Я помню твою мать. Бедная душа! — промолвила Гленнит. — А теперь я попрошу тебя принести мне ведро горячих отрубей и вареного лука — еще дымящихся. Еще немного вина, можно кислого и самого плохого качества. Еще заплесневелого хлеба. Как можно больше.

Джиллиан кивнула.

— Если я скажу Агельвулфу, что это для нашего лорда, он даст все, что я пожелаю.

— Еще мне понадобятся несколько крепких мужчин, чтобы держать его.

— Я позабочусь о них, — услышали они голос Рейнара, переступившего порог комнаты. Он кивнул Николь и улыбнулся Гленнит теплой улыбкой. Она ответила легким подъемом бровей, потом жестом велела привести мужчин.

— Что ты собираешься делать? — справилась Николь, когда Рейнар вышел. Просьба Гленнит ее совершенно сбила с толку. Неужели вино и отруби понадобились целительнице, чтобы принести жертву своим языческим богам?

— Рану не нужно было зашивать, — пояснила знахарка. — Теперь яд накапливается внутри. Мне придется ее снова раскрыть и промыть от гноя. Потом я помещу в рану отруби, и они вытянут остальное. Когда рана окончательно очистится, я зашью ее и наложу сверху плесневелый хлеб. В плесени есть что-то, что помогает исцелению.

— Он будет… — Николь сделала паузу, собираясь с духом, — он будет жить?

— Он сильный и молодой. У него есть шанс.

— Чем я могу помочь? — спросила Николь.

— Ты, безусловно, не можешь здесь оставаться. То, что я собираюсь делать, будет ужасно, и мне бы не хотелось, чтобы твои рыдания или обмороки отвлекали меня в ответственный момент.

— Но как мне его оставить? — воскликнула Николь. — Вдруг с ним что-нибудь случится, а меня не будет рядом?

— Ничего не случится. Он переживет лечение, правда, возможно, будет кричать, словно его подвергают истязаниям. Я постараюсь напоить его маковым питьем, но он все равно почувствует боль.

Николь содрогнулась. Бедный Фокс. Он уже перенес такие страшные страдания. Она подошла к постели и поцеловала его в губы.

— Я люблю тебя, — прошептала она. — Я все для тебя сделаю и искуплю свою вину, обещаю.

Она вышла из опочивальни. Внизу она встретилась с Рейнаром. За ним шли Генри и Нильс.

— Леди. — Рейнар кивнул, хотя его взгляд остался холодным. — Вы снова его покидаете.

— Сейчас я там не нужна! — возмутилась Николь. — Гленнит велела мне уйти. Она считает, что будет лучше, если я не увижу, что она собирается делать. Но обещай мне, что позовешь меня немедленно, как только она закончит.

— Зачем притворяться, что вам небезразлична его судьба? — спросил Рейнар с горечью. — Зачем вы вообще здесь? Вы хотите сидеть у его постели и упиваться его мучениями? — Она никогда не видела такого взгляда. В его голубых глазах она видела подозрительность и ненависть.

— Пресвятая Дева! Неужели ты и вправду решил, что я хотела его смерти? — воскликнула она. — Клянусь, я не предавала Фокса! Последние дни я провела у Фитцрандольфа в плену. Я сбежала, спустившись по шахте отхожего места. Мне ничего не было известно о заговоре против Фокса. Если бы я знала о нем, то непременно нашла бы способ предупредить мужа об опасности!

— Но почему вы покинули нас? Почему вы отправились в Марбо, когда знали, что Фитцрандольф уже под стенами замка?

— У меня не было выбора. — Она в замешательстве замолчала. Слишком долго хранила она свой секрет в тайне и теперь затруднялась рассказать о нем вслух. — Дело в том, что у меня в Марбо сын. Я испугалась за него.

— У вас есть сын? — изумился Рейнар, вытаращив глаза.

— Да, мой сын. И сын Фокса. Хотя я боялась, что он не поверит в существование своего сына. Все годы Саймон тайно воспитывался в Марбо. — Она с облегчением вздохнула, обрадованная, что наконец избавилась от бремени тяготившего ее секрета. — Причиной почти всех страданий Фокса, которые я ему доставляла, был Саймон.

— Но ребенок, которого вы произвели на свет, родился мертвым, — возразил Генри. — Во всяком случае, все вокруг так считали. И Мортимера сводило с ума сознание того, что вы убили… — Он осекся.

— Что я убила наследника? — уточнила Николь. — Так вот, значит, какие слухи обо мне распространял Мортимер? Думаю, я в состоянии понять, что вы могли в такое поверить. В конце концов, мне было все равно, что Мортимер подозревал меня в причастности к смерти младенца. Сам факт, что он так считал, делал мою победу еще слаще. — Она покачала головой. — Но мертвый младенец, которого он видел, был не моим, а ребенком из одной крестьянской семьи. Он родился мертвым, и его мать вскоре после родов умерла. Гленнит отвезла моего малыша к Хилари де Вес-си в Марбо, и с тех пор Саймон рос в ее семье.

— И вы говорите, что он ребенок Фокса? — Рейнар схватил ее за локоть, и его глаза грозно полыхнули. — Если это правда, то почему вы не сказали ему о его сыне сразу, как только мы прибыли в Вэлмар? Зачем нужно было обманывать нас многие месяцы?

— Потому что, — Николь посмотрела на Рейнара, а потом перевела взгляд на, Генри и Нильса, — Саймон не похож на Фокса, как, впрочем, не похож и на меня. У него светлые волосы и голубые глаза…

— Как у Мортимера, — подвел итог Рейнар. Николь кивнула.

Рейнар отпустил ее.

— Даже если он ребенок Мортимера, нужно было сказать Фоксу. Он бы принял мальчика и растил как своего наследника. Ради вас он сделал бы все.

— Но откуда я знала? — возразила Николь. — Фокс ненавидел Мортимера. Я боялась, что он возненавидит и Саймона за то, что тот внешне напоминает Мортимера, даже если он не, — она сделала упор на частицу, — не сын Мортимера.

— Может быть, ваши первоначальные страхи и имели основание. Во всяком случае, я в состоянии их понять, — заметил Рейнар. — Но вы прожили с Фоксом несколько месяцев, делили с ним ложе и могли бы уже понять, что он не обидит ребенка.

Справедливому гневу Рейнара Николь противопоставила свой праведный гнев.

— Он однажды сказал мне, что не знает, что сделал бы, если бы узнал, что я родила ребенка от Мортимера. У меня не было уверенности, что Саймону не грозит опасность! Предположим, что Фокс не поднял бы на ребенка руку, но он мог отослать его и лишить права первородства! В то время как Саймон является законным наследником Вэлмара и Марбо!

— И как, вы полагаете, сумеет он подтвердить свое происхождение, если о его рождении никому не известно?

Николь хотела ответить, но, когда увидела за спиной Рейнара Джиллиан с корзиной в руках, сказала:

— Наш спор лишен смысла, если Фокс умрет. Отойдите в сторону и пропустите слуг. Они несут все необходимое для Гленнит.

Рейнар расторопно повиновался, и Джиллиан в сопровождении двух мальчиков заспешила вверх по лестнице с ведрами дымящихся отрубей.

— Вам тоже лучше отправиться за ними, — произнесла Николь. — Гленнит понадобится ваша помощь.

Рейнар пригвоздил Николь недоброжелательным взглядом.

— Если Фокс умрет, его смерть на вашей совести. Возможно, вы не желали ему зла, но до такого печального состояния довела его ваша ложь!

Рейнар вместе с остальными мужчинами последовал за слугами наверх. Николь перевела дух и сделала глубокий вдох, пытаясь успокоиться. Рейнар говорил правду. Если Фокс умрет, то виновата будет она одна.

Она медленно тронулась к выходу из замка, раздумывая, куда пойти, чтобы не слышать стонов и криков Фокса. Она предпочла бы вонзить кинжал себе в грудь, только бы не слышать воплей своего возлюбленного, страдающего от невыносимой боли.

Во дворе к ней подходили люди, чтобы выразить озабоченность состоянием Фокса и подтвердить преданность своей госпоже. Она тепло благодарила их, изо всех сил стараясь не разрыдаться. Однако проявление признательности Томасом оказалось последней каплей. Николь не выдержала и расплакалась. Перепуганный мальчик погладил ее по руке.

— Не плачьте, миледи. Я уверен, что все будет хорошо. Гленнит — самая лучшая из целительниц. А милорд сильный и стойкий. Я знаю, он поправится.

Николь сквозь слезы кивнула, приободренная словами пажа. Ей отчаянно хотелось верить, что все закончится благополучно.

— Спасибо, Томас, — прошептала она и заспешила прочь, опасаясь, как бы ее снова не остановили.

Она направилась в сад, вспоминая, как гуляла в саду в Марбо маленькой девочкой. Там находила она прибежище в минуты тревоги, которые довольно часто выпадали на ее долю. Усевшись в беседке, увитой розами, она тоскливо покачала головой. Желтые и розовые лепестки, в изобилии покрывавшие кустарник, наполняли воздух пряным ароматом, оказывавшим на нее успокаивающее воздействие. Что стало со свободолюбивой девочкой, которой она когда-то была? С тех пор как она обвенчалась с Мортимером, ее существование превратилось в борьбу за выживание. Сначала она сражалась за себя, а потом начала бороться за своего ребенка. Счастливых мгновений в ее жизни почти не случалось, а те минуты физического наслаждения, которые ей выпадали, она испытала благодаря Фоксу. И сейчас она со всей ясностью сознавала, что с его уходом радость разделенной с ним любви уже не повторится.

Она сорвала роскошный желтый цветок, но роза в ее руках рассыпалась, и лепестки желтыми хлопьями запорошили землю у ее ног. Жизнь так скоротечна, так хрупка. Человек бессилен. Ему ничего другого не остается, как ценить то, что он имеет, и наслаждаться каждым мигом отведенного ему счастья. Она размяла в ладони оставшиеся лепестки и вдохнула их сладкий благоуханный аромат.

— Я обещаю, Фокс, — произнесла она вслух, — если ты выживешь, я приложу все усилия, чтобы загладить свою вину. Я стану тебе женой, о которой ты мечтал. Я буду верить тебе и любить тебя всем сердцем.

Слезы полились из ее глаз ручьем, а теснение в груди усилилось. Некоторое время спустя она встала и пошла на лужайку, где обнаружила Гимлина, вышедшего на охоту. Заметив хозяйку, он приблизился к ней и начал тереться об ноги.

— В жизни у меня теперь нет никакого смысла, — проговорила она. — Мое сердце принадлежит Фоксу, и только его теплая нежная улыбка в состоянии смягчить мою боль.

Она всхлипнула. Услышав шаги, повернулась на звук и увидела Томаса. Он выглядел смущенным.

— Гленнит говорит, что вам пора прийти ей на помощь.

— Конечно, — промолвила Николь, подивившись, что понадобилась столь скоро. — Что она хочет от меня?

— Она говорит, что только вы можете укрепить его волю к жизни. Она хочет, чтобы вы заставили его дух вернуться с того света.

Николь почувствовала, как у нее по спине пробежал холодок. Взглянув на Томаса, она догадалась, что и у него странные слова Гленнит вызвали недоумение.

Она последовала за Томасом в замок. Как только Николь очутилась в покоях, где лежал раненый, в нос ей ударила тошнотворная мешанина запахов.

— Рана оказалась более запущенной, чем я ожидала, — угрюмо сообщила Гленнит. — Я только надеюсь, что яд не успел проникнуть в кровь.

— Что… что это значит? — осведомилась Николь, страшась услышать ответ.

— Если яд распространится по организму, то вылечить Фокса будет гораздо труднее. В любом случае все зависит от него. Его могут спасти только собственные силы и желание жить.

Николь вплотную подступила к кровати. Смертельно бледные кожные покровы Фокса придавали ему сходство с покойником. На его плече громоздилась гора из вареных отрубей и лука, избавив ее от вида его страшной раны.

— Что я должна делать? — прошептала Николь.

— Возьми его за руку, прикоснись к его лицу, скажи, что любишь его. Попроси его, вернее, потребуй, чтобы он к тебе вернулся.

Николь подняла на Гленнит испуганный взгляд.

— Он даже не пошевелился, когда я открыла рану, — пояснила ей целительница. — Значит, он уже ушел в мир теней и духов.

— Он умер! — Николь в панике попыталась нащупать у Фокса пульс.

— Нет, он не умер, — заверила ее Гленнит. — Он еще дышит, но стоит одной ногой в могиле. Он способен тебя слышать и чувствовать твое присутствие. От тебя и твоих дальнейших действий будет зависеть, выживет он или уйдет в мир иной.

У Николь от страха защемило сердце. Гленнит сказала, что теперь все зависело от нее, что только она одна могла вернуть его к жизни. А вдруг он больше ее не любит? Что, если он ее возненавидел?

— Прогони прочь сомнения, — услышала она голос Гленнит, угадавшей ее тайные страхи. — Сконцентрируйся. Передай ему свою силу и любовь. Ему нужен стимул к жизни. Не думай о себе и о том зле, что ты ему причинила. Думай о том, как сильно ты его любишь, и о той радости, что вы познали вместе. — Гленнит кивком головы указала на кровать и вышла из комнаты.

На Николь обрушился поток воспоминаний…

Каким нежным он был с ней в первый раз! Таким мягким и ласковым. Исполненным решимости доставить ей удовольствие. Сколько женщин сумели испытать подобный восторг, переспав в первый раз с мужчиной? Да были ли такие вообще?

— О, Фокс, — прошептала она. — Ты был самым лучшим, самым восхитительным любовником, о котором может мечтать любая женщина.

Она склонилась над ним и принялась ласкать его дрожащими руками. Его мягкие вьющиеся волосы цвета вороного крыла. Тонкие, гордые черты его лица. Потом она провела пальцем по колкой щетине, покрывавшей щеки, обвела теплую, мягкую линию рта и не удержалась от горестного вздоха. Своим ртом он мог творить настоящие чудеса. Когда сливались с ней в поцелуе, его губы умели быть одновременно сладкими и нежными, грубыми и ненасытными. И ни с чем не сравнимыми, когда прижимались к ее телу.

Она наклонилась ниже и поцеловала, смочив его потрескавшиеся губы языком. Его кожа оказалась сухой и горячей. Но она предпочла думать, что не болезнь, а страсть иссушала и воспламеняла его тело. Она погладила его великолепную сильную шею и, стараясь не смотреть на безобразную рану, перевела взгляд на другую сторону груди с мягкой порослью черных кудрявых волос и соблазнительным темным кругом обнаженного соска. Она осторожно к нему прикоснулась в надежде заставить затвердеть от возбуждения.

Потом Николь со вздохом опустила руки ниже и, откинув полотняный лоскут, прикрывавший чресла Фокса, пробежала пальцами по узкой дорожке темных волос, делившей пополам его плоский мускулистый живот. Каким волнующим и красивым предстало перед ней его тело! Сильным и хорошо слепленным. Он воистину представлял собой воплощение мужественности.

Потом ее взгляд наткнулся на главный символ его мужественности. Мягкий и невыразительный, он безвольно свисал с островка темных волос. Было трудно вообразить, что такой нежный отросток мог наливаться кровью и разбухать до внушительных размеров, каким она его помнила. При ее воспоминаниях о нем у Николь непроизвольно вырвался стон радости. Боже, что он с ней делал! Как наполнял ее, как дразнил и ублажал своим твердым восхитительным теплом. Бросив настороженный взгляд на дверь, она отважилась дотронуться до его шелковистой мягкой плоти. С легкостью обхватив его пальцами, она задумалась, суждено ли ему когда-либо вновь затвердеть и восстать для нее.

Ее глаза наполнились слезами. Она обожала его тело, красоту и грацию его великолепных форм и то волшебство, которое он ей дарил. Вдруг уже поздно и такое чудо обречено превратиться в прах?

Охваченная отчаянием, она принялась гладить его. Слезы застили ей глаза, но она ласкала его с исступлением, стремясь передать пальцами всю любовь и нежность, которую к нему испытывала.

— Не покидай меня, — прошептала Николь. — Мы так мало всего успели. Впереди еще столько неизведанного. Живи ради меня, Фокс! Я доставлю тебе удовольствие, наполню тебя радостью. Осуществлю все твои заветные мечты!

Он находился в царстве теней, корчащихся, угрожающих, гнетущих. Со всех сторон к нему подступила темнота, в которой таился враг, невидимый и опасный. Он подумал, что, вероятно, попал в ад, однако место, в котором он находился, не совсем соответствовало его представлению о преисподней. Здесь не было ни истязаний, ни пламени, ни страданий. Только тяжесть в груди и навязчивые тени. Ему невыносимо сильно хотелось разглядеть их лица, чтобы знать, кто преследовал и мучил его. Пока он их не видел, он не мог с ними схватиться.

Но он чувствовал, что должен с ними сразиться, инстинктивно сознавая, что обязан одолеть их и что от исхода борьбы зависит спасение его души. Но он не имел оружия и был беспомощным.

Тогда вдруг одна тень из беспросветной мглы дотронулась до него. Он ощутил, как ее пальцы сомкнулись вокруг его мужской плоти. Но он по-прежнему не мог пошевелиться. Он стиснул зубы, решив, что его хотят покалечить, оторвав символ его мужественности. Однако пальцы оказались нежными и ласковыми, что вызвало его недоумение.

Рука призрака провоцировала его, возбуждала. Он чувствовал, как крепнет и восстает его плоть. Тогда у него промелькнула мысль, что, возможно, это и считалось пыткой. Может, в преисподней грешников искушали демоны, а потом бросали без удовлетворения, обрекая на страдания. Ни избавления, ни облегчения не было, а только дразнящие, провокационные пальцы.

Демон, прикасавшийся к его плоти, имел женское обличье. Он догадался об этом по тому, как тень к нему прикасалась. Только женщина могла быть такой ловкой, нежной и искусной. Он вообразил демона с лицом Николь. Даже в аду он не мог от нее отделаться. Он готов пролежать так вечно, подвергаемый истязаниям своей безысходной любовью, желая ее даже после смерти.

Его возбуждение усиливалось. Он чувствовал, как набухал, наливался кровью и пульсировал ствол его мужественности. Но он не имел сил ни пошевелиться, ни утолить голод, рождавшийся в его недрах. Отдаленно его состояние походило на агонию и все же агонией не являлось.

Его плоть восставала. Хотя казалось невероятным, но его плоть твердела, наполнялась горячей кровью и раздувалась в ее руке. Николь с изумлением смотрела на копье цвета спелой сливы, которое стискивали ее пальцы. Главная часть его организма была живой, здоровой и сильной и отказывалась покоряться недугу, поработившему его тело. Ожившая плоть интриговала и соблазняла ее.

Она ласкала его, играла с шелковистым кончиком, поглаживая пальцами похожее на глаз отверстие, пока из него не выступила капля беловатой, как молоко, жидкости. Она еще раз бросила опасливый взгляд на дверь, потом склонилась над ним. Его пульсирующая плоть под ее пальцами была твердой и горячей. Она приблизила к кончику губы и слизала росистую каплю языком. Его сок любви. Капля слезы из слепого глаза его мужского естества. И она заставит его плакать от удовольствия.

Жидкость оказалась на вкус сладковатой, в то время как кожа солоноватой. Она провела языком по его поверхности, наслаждаясь нежностью кожи, гладкой и твердой одновременно. Сочный кончик наполнил ее рот наподобие спелого плода, целого и восхитительного. Она втянула его в себя глубже, пока бархатистый кончик не достиг ее зева. Ее рот от наслаждения наполнился слюной, и, закрыв глаза, она сделала несколько сосательных движений. Нежная кожа ее губ под воздействием его полноты растянулась и стала горячей. От прикосновения его толстой головки к ее глотке Николь пронзила дрожь.

Тогда она начала скользить вдоль него, подчиняясь трепещущему ритму. Ядро в ее недрах отозвалось пульсирующим эхом и при каждом движении его твердой плоти у нее во рту отвечало биением дрожи. Ее тело, казалось, припоминало ощущения, возникавшие в ней в тот момент, когда гладкий ствол его мужественности проверял глубины ее другой полости. Но его размер она не могла принять целиком. Он был слишком велик. Но ей гораздо приятнее обследовать его длину губами, скользить ртом вверх и вниз, задерживаясь чуть дольше на сочной распухшей вершине. Она слегка его покусывала, с наслаждением ощущая, как раздувается и трепещет он под ее пальцами от ласковых прикосновений. Ее проворный язык лизал его, сверлил, пробовал на вкус. Она облизала его сверху донизу, словно медоносные соты, наполненные сладостью, потом поднесла язык к отверстию на конце, где образовалась еще одна жемчужина белесой жидкости. После чего она начала легонько покусывать наиболее чувствительную часть мужского тела.

От разбиравшего его желания он был готов взорваться. Его набрякшую плоть засосал в себя жаркий рай. Его распаляли, возбуждая все больше и больше, нежные неотступные стискивания, терзали восхитительные, манящие губы, остужал зной влажный язык, дразнили, изощренно покусывая и пощипывая, крепкие зубы. Истязавший его демон знал каждое его тайное желание, каждую мечту. Воспользовавшись его сластолюбием, демон в женском обличье воспламенял его похоть, доводил до белого каления, увлекая за собой в преисподнюю. Он думал о Николь, о ее прекрасном нагом теле с широко расставленными ногами в ожидании его проникновения. Он сделал над собой нечеловеческое усилие, стремясь пошевелиться и дотянуться до нее…

Она ощутила, как напряглось его тело, и услышала стон. Пульсирующая волна прокатилась по его стволу, зажатому в ее руках, и выплеснула ей в рот горячее семя. Слезы радости брызнули у нее из глаз, когда она проглотила его. Он был живым, и его организм откликнулся на ее призыв.

Она отпустила его, чувствуя себя опустошенной и опьяненной. Во рту она все еще ощущала его слегка сладковатый привкус. Несмотря на тяжелое ранение, она сумела достучаться до него и восстановить между ними связь, соединить узы страсти и желания, сковавшие их между собой крепко-накрепко. Однако тот факт, что он ответил на ее ласки, отнюдь не служил доказательством того, что он не питал в душе к ней ненависти. Ей еще предстояло с ним объясниться и убедить понять мотивы ее поступков.

Его глаза были закрыты, а дыхание глубоким, и Николь не знала, в каком царстве блуждал его дух: в царстве ли снов или царстве теней. В испуге она дотронулась до его лица и с облегчением» вздохнула, когда его веки дрогнули, и глаза распахнулись. Тут раздался стук в дверь и заставил ее вздрогнуть. Святые небеса, она не могла допустить, чтобы ее застали в таком виде. НикОль быстро поправила одежду и отозвалась.

— Войдите, — крикнула она.

Вошла Гленнит. Она взглянула на Николь, потом на лежащего Фокса, и уголки ее рта дернулись в ухмылке.

— Я не сомневалась, что мой план сработает. Я полагала, что ты наверняка знаешь, как вернуть мужа к жизни.

Николь вспыхнула, зардевшись румянцем. Откуда знахарка могла знать?

— И к какой жизни она меня вернула? — услышали они голос Фокса, сухой и надтреснутый.

Гленнит приблизилась к нему и начала поправлять одеяла.

— Все зависит от вас. Какую жизнь вы себе устроите, такой она и будет. У вас есть жена, которая вас любит, и сын, которым можно гордиться, и прекрасная крепость, чтобы управлять. Мне сдается, что вполне достаточно, чтобы удовлетворить тщеславие любого мужчины.

— Сын?

Гленнит с недоумением посмотрела на Николь.

— Ты ему не сказала? Николь растерялась.

— Мы не разговаривали с тех пор, как он… как я… — Она снова залилась краской, вспомнив, чем только что занималась, оставшись с мужем наедине и поддавшись искушению его прекрасного тела, которому оказалась не в силах противостоять.

— Хм, — буркнула Гленнит. — Понятно, есть дела поважнее. Но теперь настала пора поведать ему историю Саймона.

Николь кивнула и подошла к кровати. Ей и правда было что рассказать ему. Но начать довольно трудно. Она знала, как доставить ему удовольствие, как ублажить его тело, но не представляла, как убедить его в том, что он ей небезразличен, и как объяснить мотивы своих чудовищных поступков.

— Да, у тебя есть сын, — сказала она с глубоким вздохом. — Он не похож на тебя, но я готова поклясться, что он родился после нашего первого совокупления. Порой я узнаю твои черты в линии его подбородка и в манере двигаться. — Она сделала паузу и с шумом вдохнула воздух. Она должна заставить его ей поверить. Должна. В ее глазах блеснули слезы. — Я понимаю, что тебе тяжело представить. Я не могу осуждать тебя за то, что ты сомневаешься в моей искренности, тем более что я столь долго скрывала правду. — В глубине ее души зародился страх, что он никогда не поверит ей и никогда ее не простит. У Николь в горле образовался ком, затруднивший дыхание, и она отчаянно боролась с желанием разрыдаться. — Прости, что я не доверяла тебе, прости, что я не рассказала тебе о Саймоне сразу. Прости меня. Я сожалею.

Ребенок не похож на него. Неудивительно, подумал Фокс. Она опять лжет и пытается выдать за его сына отпрыска другого мужчины, чтобы оправдать в его глазах свое коварство. Ее ложь едва не стоила ему жизни.

Николь снова заговорила. Ее голос стал решителен и настойчив, но Фокс старался ее не слушать, сознавая, что она опять стремится обольстить его и вернуть себе его расположение.

— В первый раз, когда ты пришел и предъявил права на Марбо, я предупредила Мортимера из-за Саймона. Я боялась, что в случае штурма он пострадает. Мне не приходило в голову, что Мортимер выедет тебе навстречу с целой армией. Я полагала, что он отправит в Марбо гонца или в крайнем случае пришлет несколько рыцарей. Я думала, что таким образом Хилари получит возможность спрятать Саймона в надежном месте.

Он слышал, как женщина всхлипнула и вытерла нос, после чего возобновила свое повествование.

— Все время она бережно за ним ухаживала. Растила его как собственного сына. Мне порой даже казалось, что она любит его больше Джоанн, своей дочери. Потому что Саймон очень добрый и славный. Клянусь, что все сложилось бы по-другому, будь у него темные волосы и глаза. С другой стороны, я ничуть не сожалею, что он родился с ангелоподобной внешностью. Его волосики сейчас уже немножко потемнели, а в самом начале были цвета льна, а глаза — такие голубые, что я сразу поняла, что они уже не изменятся. — Она вздохнула. — Мой дорогой сын. Я потеряла два года. — Николь опять исторгла вздох.

В памяти Фокса всплыла недавно виденная сцена. Проходя через комнату в замке Марбо, он видел двух маленьких спящих детей: девочку с рыжеватыми косичками и светловолосого мальчугана. Тогда он еще подумал, что мальчик внешне значительно отличается от других детей де Весси. Но с чего Николь взяла, что он признает двухлетнего малыша с льняными волосами своим сыном? Она, наверное, сошла с ума! Или считает его полным дураком.

— Гленнит! — позвал он. — Подойди сюда. Целительница подошла к кровати.

— Это касается только вас и Николь. Я не желаю вмешиваться, — твердо проговорила Гленнит.

— Нет, я хочу, чтобы ты ответила на некоторые вопросы, — возразил Фокс. Здоровой рукой он сделал ей знак подойти поближе. — Когда два месяца назад я спросил тебя, родила Николь живого или мертвого младенца, ты сказала, что мертвого. Теперь она утверждает, что ребенок живой и, хотя не похож на меня, он мой сын. С какой стати мне ей верить?

— Потому что она сказала правду. Я присутствовала в тот момент, когда малыш появился на свет. Я сама отвезла его в Марбо. Клянусь честью повитухи и целительницы, что говорю сущую правду.

— Но ты не можешь наверняка утверждать, что ребенок от меня, не так ли? — спросил Фокс. — Ты в момент зачатия не присутствовала. Ты не знаешь, может, отослав меня, Мортимер изнасиловал ее. Или, может, после меня прислал к ней другого мужчину.

— Нет, подобного я не могу утверждать. Но я верю Николь.

Фокс возмущенно фыркнул. Возможно, Николь удалось убедить Гленнит, но убедить его она не сможет. Для него ее объяснения стали еще одной ложью, глупым вымыслом, призванным оправдать содеянное предательство. Внезапно он почувствовал смертельную усталость. Он отвернулся и закрыл глаза. Тогда Гленнит поднесла к его губам чашу, и он с готовностью сделал глоток. Ему нужно забыться и забыть, заснуть и проснуться здоровым.

— Так ли необходимо давать ему питье? — спросила с беспокойством Николь, когда заметила, что Гленнит дала Фоксу снотворное. — Если он уснет, сможет ли он проснуться?

— Однажды ты уже вернула его с того света. Уверена, что и в другой раз сумеешь его снова вернуть.

Николь прерывисто вздохнула. Да, она вернула его к жизни, но она не была уверена, что не потеряет его снова.

Глава 23

Рейнар вошел в комнату, где лежал раненый, и метнул в Николь свирепый взгляд, словно собирался вцепиться женщине в горло и вышвырнуть за дверь.

Николь крепко схватила Фокса за руку и умоляюще посмотрела на Гленнит в надежде получить поддержку.

— Так не подобает обращаться со своей госпожой, — промолвила та, обращаясь к Рейнару. — Тем более что только благодаря ее присутствию твой тяжело раненный друг возвратился из царства мертвых. Фоксу, несомненно, стало лучше, но он все еще может умереть. Он должен знать, что Николь здесь, тогда он сможет бороться за жизнь.

— Гм, — буркнул Рейнар. — Может быть, ее присутствие и вселит в него волю к жизни, чтобы в один прекрасный день заставить ее страдать так же сильно, как она заставила страдать его.

— Не стоит так говорить! — приказала Гленнит. — Это касается только их двоих!

— Неужели он поверил вашей небылице, что вы делали черное дело ради его сына? — Рейнар припечатал Николь взглядом, суровым, недружелюбным.

— Довольно! — Карие глаза Гленнит блеснули гневом. И Николь подумала, что, если Рейнар способен осадить ведунью, когда она грозно сверкает глазами, значит, он гораздо храбрее, чем она. — Придержи язык! — бросила Гленнит сердито. — Твое мнение никого не интересует.

Рейнар отошел от постели больного, но по тому, как на его скулах заиграли желваки, Николь поняла, что он страшно взбешен. Она подавила вздох. Неужели все ратники Фокса будут отныне вечно ее ненавидеть? Неужели никто не поверит, что Саймон — сын Фокса? Она перевела взгляд на Фокса. Главное, чтобы он поверил, все остальное не имело значения. Нет, самым важным для нее оставалось, чтобы он выжил. О большем она и не мечтала.

Она наклонилась над мужем и дотронулась до его лба. Он все еще пылал.

— Его по-прежнему лихорадит, — сообщила она Гленнит.

— Его организм борется с ядом. Я дала ему снадобье, чтобы уменьшить жар, но он продержится еще несколько дней.

— Но ведь ему лучше, правда? — чуть слышно спросила Николь и затаила дыхание.

— Да, ему лучше. Как я уже сказала, он молодой и сильный. А теперь, когда ты дала ему повод жить, он изо всех сил станет бороться, чтобы остаться здесь, в этом мире.

— Повод жить… — Николь горестно покачала головой. — Сомневаюсь. Он меня презирает. И он не поверил мне относительно Саймона. Он считает, что я снова лгу и изворачиваюсь.

Гленнит подошла к кровати.

— Знаешь, о чем я подумала? Может, есть смысл послать за мальчиком и привезти его сюда, чтобы Фокс мог его увидеть. Возможно, он скорее признает живое дитя из плоти и крови.

— Да, но тогда он воочию увидит, что Саймон на него не похож, и окончательно уверует, что я лгу.

— Неизвестно, — проронила Гленнит. — Во всяком случае, стоит попытаться.

— А как же Фитцрандольф? — Николь жестом указала на окно, подразумевая лагерь неприятеля, раскинувшийся едва ли не под самыми стенами замка. — Как сможем мы доставить сюда Саймона, не подвергая риску его жизнь?

— Фитцрандольф не знает, что он твой сын, тем более не может догадываться, что мальчик — сын Фокса, — заключила Гленнит. — И Фитцрандольфу невдомек, что Жильбер де Вес-си, сдавая Марбо, действовал по твоему приказу, а не из предательских побуждений. Таким образом, де Весси должен иметь возможность покинуть Марбо в любое удобное для себя время и вывезти Саймона. Когда он прибудет сюда, ему нужно только доставить мальчика в мой дом в деревне. Я встречу его и приведу Саймона в замок.

— А вдруг что-нибудь пойдет не по плану? — прошептала Николь. — Что, если солдаты Фитцрандольфа остановят Жильбера на дороге?

— Тогда он скажет им, что Саймон захворал и что он пришел показать ребенка целительнице, поскольку в Марбо ему никто не мог оказать помощь. Не думаю, что они способны причинить зло больному мальчику, даже если Жильбер вызовет у них подозрения.

— Но кто отправится в Марбо, чтобы поведать Жильберу о нашем плане? — осведомилась Николь.

— Почему бы не послать Жильбера Фитцджильберта? — вклинился в разговор Рейнар, слушавший до сих пор женщин безмолвно. — Люди Фитцрандольфа его знают. К тому же он может сказать, что хочет вернуться в Марбо, потому что его волнует состояние матери. Молодой оруженосец ни у кого не вызовет тревоги. К тому же Фитцджильберт мог бы доставить Саймона в Вэлмар. Они как будто братья. Для матери естественно просить старшего сына позаботиться о младшем и доставить его к лекарю.

— Значит, ты согласен с планом Гленнит? — спросила Николь с удивлением.

Рейнар пожал плечами.

— Присутствие мальчика не помешает. Я и сам хотел бы на него взглянуть. — Он метнул в Николь еще один сердитый взгляд.

Гленнит вопросительно вскинула брови.

— А ты согласна, Николь? Можешь ты хотя бы раз отринуть свои страхи за Саймона и подумать о Фоксе?

— Да, хорошо, — согласилась Николь.

— Тогда я пойду переговорю с Жильбером, — произнес Рейнар. — Когда Саймон очутится с нами, я возглавлю наступление на армию Фитцрандольфа. Со строительством осадных машин они, похоже, не очень-то торопятся. Мне кажется, они не намерены всерьез сражаться за Вэлмар. Думаю, они ждут, когда Фокс умрет. Фитцрандольф полагает, что тогда мы охотно сдадимся.

— Глупый высокомерный человек, — бросила Николь. — Ему не приходит на ум, что у Фокса могут быть преданные солдаты, которые захотят отомстить за смерть своего командира.

Рейнар кивнул.

— Глупый и высокомерный. Что правда, то правда. К тому же он никудышный стратег и командующий. Поэтому я и рассчитываю застать его врасплох внезапной атакой. Уверен, что если мы предпримем наступление, то обратим его в бегство.

Тогда нам останется отвоевать Марбо. Николь задумчиво кивнула.

— А почему нельзя вернуть Марбо таким же способом, каким он был сдан — с помощью обмана и предательства? Слуги могли бы опоить сонным зельем солдат Фитцрандольфа, как они опоили Фитцера и его небольшой гарнизон. После того как воины неприятеля свалятся с ног, их можно будет вытащить за пределы крепости. Таким образом, Марбо снова окажется в руках рыцарей, преданных Фоксу.

— Иисусе Христе, да вы большая мастерица плести интриги такого сорта, — ахнул Рейнар. — Немудрено, что вам удавалось с такой легкостью водить Фокса за нос и столь часто дурить ему голову.

Испытав укол совести, Николь снова повернулась к раненому на постели. Их все еще разделяла стена лжи и предательства! Сумеет ли он когда-нибудь ее простить?

— Пожалуй, я пойду, — объявил Рейнар, — пора приводить план в действие. Если Джильбер успеет вернуться с Саймоном завтра к полудню, то мы проведем наступление после захода солнца. Фитцрандольф вряд ли будет готов к ночной атаке. Он слишком неопытный. Что касается наемников, которыми снабдил его принц Иоанн, то, какими бы отважными и закаленными они ни были, я сомневаюсь, что они станут рисковать собственными шкурами из-за человека, проявившего себя скулящим трусом.

Фокс снова погрузился в сон. В мрачную, зловещую тьму, наполненную неясными тенями и болью. Он опять находился в подземном коридоре под стенами Акра. Факелы сильно чадили и почти не давали света. В вонючем спертом воздухе стало трудно дышать. Длинный коридор изобиловал поворотами, и ему показалось, что он сбился с пути и никогда не сможет отыскать дорогу назад. Сердце отзывалось в груди тяжелыми глухими ударами. На теле выступил холодный пот. Он приблизился к тому месту, где коридор раздваивался. Потолок над ним вдруг затрещал и окатил градом камней. Он твердо знал, что если выберет неверный поворот, то затеряется в недрах земли навеки.

И тут он увидел ее. В сумрачном свете ее светлая кожа, — казалось, испускала сияние; темные волосы обвивали лицо неуемными прядями. Она поманила его за собой. Ее серые глаза были исполнены печали и нежности. Она что-то несла. Это был младенец. Одной рукой она прижимала его к груди, а второй манила за собой. Его сковал ужас. Место тьмы и удушья было преисподней. Если он сделает неверный выбор, то окажется навеки погребенным.

Ее губы зашевелились, но он не слышал ни звука. «Я люблю тебя», — прочитал он по ее губам. Потом ее образ начал таять. Времени оставалось мало. Ему нужно решаться. Он потянулся к ней… и провалился в небытие.

Он вскрикнул и проснулся. Стояла ночь, на сундуке у кровати горела свеча. Он уловил в комнате чье-то медленное и ровное дыхание. Николь. Она преследовала его во сне и наяву. Он оживил в памяти воспоминания о ее поцелуях, за которыми всплыли и другие. Тогда он напомнил себе о ее предательстве. Он тяжело вздохнул и уставился на дрожащие тени, отбрасываемые пламенем свечи. Измученный и слабый, он не мог заставить ее уйти. Он издал новый вздох и закрыл глаза.

Николь встала и потянулась, чтобы размять затекшие мышцы. Она спала на полу на тюфяке у постели Фокса. Ночь прошла в непрестанной тревоге. Она то и дело просыпалась и прислушивалась, желая удостовериться, что ее муж все еще дышит. Рано утром, отчаявшись снова уснуть, Николь оттащила тюфяк в сторону и села на скамейку, чтобы продолжать дежурство у постели мужа. На рассвете в комнате появилась Гленнит. Удалив отвратительную припарку из отрубей, она зашила рану Фокса и накрыла ее сверху плесневелым хлебом. Она сказала, что с наступлением ночи они узнают, заживет ли рана. Если жар больного усилится и плечо начнет раздуваться, значит, ее усилия не принесли успеха и рана снова загноилась.

Николь подошла к окну и выглянула наружу, стараясь побороть подступившие к глазам слезы. Солнце еще стояло, низко, едва оторвавшись от линии горизонта и окрашивая небо в розово-золотистые тона. К тому времени, когда оно обойдет небосклон, она будет знать об уготованной ей судьбе: ждет ли ее горе и отчаяние или произойдет чудо и у нее появится надежда и смысл продолжать жить. Если Фокс пойдет на поправку… Если Саймона благополучно довезут до Вэлмара… Ее счастье целиком и полностью зависело от них двоих.

Обработав рану Фокса, Гленнит ушла в деревню ожидать приезда Жильбера и Саймона. Рейнар отправился готовить ратников Вэлмара к ночному наступлению на лагерь Фитцрандольфа. День обещал быть длинным и мучительным. Она должна провести его наедине с Фоксом.

Николь вернулась к постели и, усевшись на скамью, взяла правую руку Фокса в свою. Слава Богу, что он был ранен в левое плечо. Гленнит сказала, что после выздоровления сохранится некоторая ограниченность движений, но по крайней мере на боеспособности правой руки его рана не отразится.

Правда, ей совсем не хотелось, чтобы ему когда-либо снова пришлось воевать или подвергаться опасности. Однако она знала, что для него важно оставаться воином. Способность держать меч составляла неотъемлемую часть его существа, его представления о себе как о мужчине. Поэтому она рада, что, поправившись, он сможет в случае необходимости встать во главе армии.

Сегодня ночью вместо него его рыцарей поведет в атаку Рейнар. В вэлмарском гарнизоне не было ни одного человека, кто не» мечтал бы нанести удар по Фитцрандольфу и его воинству и превратить врага в собачий корм. Николь за вэлмарских ратников не волновалась. Фитцрандольф выбрал путь труса, и его солдаты, несомненно, осуждали его. Николь надеялась, что при первом же удобном случае они его бросят.

Фокс зашевелился, и она протянула руку, чтобы погладить его лицо и успокоить. Гленнит напоила его зельем, чтобы спокойно зашить рану, и теперь, по-видимому, действие снадобья заканчивалось. Она сказала Николь, что та может снова напоить его маковым отваром, но только если ему понадобится. А вообще для раненого лучше обходиться своими силами и оставаться в сознании. Держать кого-либо подолгу в царстве теней чревато опасностями.

Николь содрогнулась. Неужели Фокс в самом деле прошелся по краю гибельной пропасти и стоял на пороге рая? Или же он был совсем в другом месте, которое Гленнит назвала тем светом? Единственное, что имело значение, так это то, что судьба дала ей еще один шанс и муж возвратился к ней.

— О, Фокс, — прошептала она. — Я на все ради тебя готова. Я буду любить тебя всем сердцем. Обещаю.

Он застонал, и его веки дрогнули.

Она наклонилась и поцеловала его сухие губы. На нее пахнуло горьким запахом мака. Фокс был ей бесконечно дорог. Внезапно он пробудился.

— Николь? — Надтреснутый голос Фокса прозвучал слабо. Он открыл глаза. Они все еще были затуманены жаром, а зрачки — расширены и темны. Николь захотелось от радости расплакаться, когда она увидела, что он смотрит на нее. Но тут выражение его лица сменилось на холодное.

— Зачем ты здесь? Чтобы упиться моими муками?

У нее защемило сердце, и она встала, желая отойти прочь, но остановилась и решительно повернулась к нему лицом.

— Я люблю тебя, Фокс. Когда я узнала, что ты тяжело ранен и находишься при смерти, я поняла, что должна находиться у твоей постели. Я спустилась вниз по шахте старого нужника, пролезла по темному вонючему подземному ходу, чтобы убежать из Марбо и примчаться к тебе. Я боялась, что ты умрешь и никогда не узнаешь, что на самом деле я к тебе чувствовала.

— Ты опоздала, — промолвил он. — Когда-то я был готов на все, только бы услышать от тебя слова любви. Но я настрадался достаточно и слишком много терпел от тебя лжи. Я больше не верю ни единому твоему слову.

Она отвернулась. Ее сердце разрывалось от горя.

— Где Саймон? — спросила Николь первым делом, когда Гленнит вошла в комнату.

— По дороге в замок он уснул. Рейнар сейчас поднимается с ним по лестнице. — Гленнит подошла к постели и принялась обследовать больного.

— Как он?

— Гораздо лучше.

Николь тягостно вздохнула. Гленнит смерила ее внимательным взглядом.

— Ты должна бы радоваться, но у тебя совершенно удрученный вид.

— Он не собирается меня прощать. Пытаясь спасти сына, я потеряла человека, которого люблю.

— Дай ему время.

Николь покачала головой.

— Он ненавидит меня и говорит, что никогда не сможет мне верить.

— Он болен и очень страдает. Когда он поправится, то непременно вспомнит, что к тебе чувствовал.

В дверном проеме появился Рейнар со спящим Саймоном на руках. Николь подошла забрать сына.

— Мой сладкий, славный малыш, — пробормотала она.

— Не такой уж он и малыш, — поправил ее Рейнар. — Он оказался довольно тяжелым, когда мы поднялись на верхнюю ступеньку.

— Он вырастет высоким и здоровым мужчиной, как и его отец, — сказала Гленнит.

— Мортимер тоже был рослым, — заметил Рейнар.

— Ты все еще не веришь, что он сын Фокса? — спросила его Николь, забирая сына, и, держа мальчика на руках, присела на скамью.

— Нет. Фокс тоже не поверит, когда его увидит. Николь взглянула на спящего ребенка и вздохнула.

Фокс проснулся, почувствовав, что в постели рядом с ним кто-то лежит. Он протянул руку, ожидая ощутить шелковистую кожу и податливые формы Николь, но с удивлением обнаружил маленькое тельце, притулившееся к его боку подобно щенку. В комнате было еще совсем темно. Слабость не позволяла ему сесть, пришлось довольствоваться изучением своего соседа по кровати на ощупь. Он потрогал шелковые кудри, круглое личико с нежными, как лебяжий пух, щечками, упитанное детское тельце, слегка влажное от пота. Его сын? Так, во всяком случае, утверждает Николь. Но как мог он ей верить? Может, и она сама не знает правды?

Фокс вспомнил о маленьком могильном холмике, под которым покоился несчастный ребенок из деревенской семьи. Но мальчик, рожденный Николь — пусть даже без его участия, — остался жив. Разве не все дети заслуживали того, чтобы их любили и лелеяли?

А вдруг он сын Мортимера? Одно время мысль, что ему, возможно, придется растить отпрыска своего врага, переполняла его сердце глубоким отвращением. Однако сейчас, когда реальный ребенок лежал рядом, доверчиво к нему прижавшись, он осознал, что не сможет просто так перенести ненависть на невинного младенца. Маленькое тельце мальчика казалось крепким и здоровым. При должной тренировке из него получится доблестный и искусный рыцарь.

Но он, похоже, торопил события. Сначала Рейнару надлежало разбить Фитцрандольфа, а потом им необходимо отвоевать Марбо. Проклятие! Он не мог лежать здесь беспомощный и слабый, пока его люди будут сражаться. Хотя в исходе он не сомневался. Фитцрандольф показал себя глупым и трусливым. Из своего опыта Фокс знал, что подобные люди редко становятся на войне победителями. Фокс со стоном пошевелился. Тело пронзили иглы боли. Если им удастся захватить Фитцрандольфа в плен, он бы хотел пробить его плечо стрелой из арбалета!

Николь, должно быть, закрыла ставни. В комнате стояла непроглядная темень. Значит, ему будет трудно расслышать звуки победоносной армии, вернувшейся в крепость. Он напряг слух. Но только Тихое дыхание Николь и более отчетливое сопение спавшего рядом Саймона достигало его ушей. Еще некоторое время он лежал, вслушиваясь в тишину, но вскоре боль и усталость взяли верх, и он погрузился в сон.

— Миледи, проснитесь!

Николь молниеносно приняла сидячее положение и недоуменно огляделась. Что она делает здесь на полу? Старушка Эмма трясла ее за плечо.

— Гленнит просила привести тебя.

Николь, покачиваясь, поднялась и застыла на мгновение при виде спящих бок о бок Фокса и Саймона.

— Похоже, что ты свое желание осуществила, — заметила Старушка Эмма. — Твои муж и сын — вместе и вне опасности.

— Но это еще не значит, что Фокс примет Саймона, — возразила Николь. — Слава Богу, что он позволяет мне спать в одной комнате с ним, хотя и питает ко мне отвращение.

— Разве? — Старушка Эмма скептически изогнула бровь. — Когда твой муж поправится, посмотрим, сможет ли он сопротивляться тебе. Что касается меня, то утверждать подобное я бы не рискнула.

Слова служанки вселили в душу Николь надежду. Действительно, тот факт, что Фокс ее презирал, не означал, что он не желал ее как женщину. В конце концов, ей удалось вернуть его с того света, доставив плотское удовольствие.

— Рада тебе сообщить, что Фитцрандольф потерпел поражение, — объявила Старушка Эмма.

— А как вэлмарская армия? Они все вернулись целыми и невредимыми?

— Большей частью да. Несколько человек ранены. Ими занимается Гленнит. Главное, что войско Фитцрандольфа отступило. Они спасались бегством, поджав хвосты и побросав половину своего обоза и вооружения. Сэр Рейнар гнал их всю дорогу до самого Марбо. Там их ждал неприятный сюрприз, когда никто не отворил ворота и не впустил их в замок. Очень хитроумный план, миледи, — создать видимость, что Марбо пал, а потом закрыть ворота у Фитцрандольфа перед носом, когда тому понадобилось укрытие, — сработал.

— Видишь ли, все было не совсем так, как ты изобразила. Вынудив их сдаться, я пыталась защитить Саймона.

— Я знаю, но все говорят, что ты все нарочно придумала, чтобы унизить Фитцрандольфа. Боюсь, он сбежал. Рейнар хотел захватить его в плен и потребовать выкуп за его бесславную задницу или заставить его хотя бы немного помучиться. Но трусливый слизняк бросил своих людей и пустился наутек прямо через лес, что начинается под стенами Марбо. Понятное дело, что искать его там никто не собирается. Может, несчастный попадется в когти зверю или в руки разбойников. Будем надеяться. — Старушка Эмма улыбнулась беззубой улыбкой, представив злую участь врага.

— Пожалуй, я готова. Если только ты не считаешь, что мне необходимо переодеться.

— Нет, не нужно. Ты выглядишь чудесно. Тебе нужно спуститься во двор, выслушать доклад Рейнара и заверить всех, что Фокс поправляется. Им уже вынесли вино и эль, так что после твоих слов они знают, чем заняться.

Николь устремила взгляд на кровать.

— Мне страшно не хочется оставлять их даже на минуту. Последнее время я сходила с ума от страха потерять одного из них или сразу обоих.

— Но как хозяйка Вэлмара ты обязана обратиться с приветственной речью к людям, возвратившимся домой после сражения. Я побуду с Фоксом и Саймоном. Он вырос в хорошенького маленького головастика. Правда, совсем непохож на своего отца.

— Господи! Неужели ты считаешь, что я не думаю об их непохожести! — воскликнула Николь в отчаянии. — Ладно, я пошла. Не спускай с них глаз, а я вернусь, как только смогу.

— Ты куда? — спросила Николь, столкнувшись с Фоксом на пороге его покоев. С обеих сторон его поддерживали Рей-нар и Генри.

— Я собираюсь спуститься на учебное поле, чтобы понаблюдать за тренировкой солдат, — бросил Фокс сердито. — Клянусь, если я останусь в душной комнате еще хотя бы час, то рехнусь.

— Но твое плечо…

— Заживает. Даже Гленнит считает, что небольшая прогулка мне не повредит. У меня болит плечо, а не ноги!

Николь бессильно покачала головой и позволила им пройти. Ох уж эти мужчины! Гленнит говорила, что хуже их пациентов нет, и Николь полностью с ней согласна.

Она вошла в опочивальню. Гленнит стояла у окна и с чем-то возилась. Джиллиан, менявшая постельное белье, присела в реверансе.

— Миледи, — пробормотала она.

— Я слышала твои слова, — сказала Гленнит, оторвавшись от своего занятия. — Ничего страшного нет в том, что Фокс поднялся и немного разомнется. Его рана заживает. Кроме того, ему даже надо больше двигаться, иначе его плечо утратит гибкость и ему будет сложнее восстановить его подвижность. Если он способен терпеть боль, то ускорит выздоровление, оставаясь активным.

— Он все еще страдает от боли — воскликнула Николь. — Но мне показалось, ты говорила, что перестала давать ему маковый отвар.

— Перестала, — подтвердила Гленнит. — Рука его еще долго будет беспокоить. Такие раны обычно заживают долго.

— Его страдания заставляют мучиться и меня.

— Но почему? Ты ведь в него не стреляла.

— Но я написала и отправила то злосчастное послание, которое в конечном счете и привело сюда Фитцрандольфа.

— Но ты послала письмо еще до прихода сюда Фокса. К тому же тебе и в голову не могло прийти, что он захочет предъявить права на Вэлмар и Марбо.

— Но я лгала Фоксу. И неоднократно.

— Чтобы защитить сына. Николь кивнула.

— А как обстоят дела у Фокса с Саймоном?

— Не знаю. Он относится к Саймону с нежностью. На это я даже не рассчитывала. Но, боюсь, он по-прежнему не верит, что Саймон его сын.

— Может, со временем поверит…

Николь снова кивнула и подошла к Гленнит. Корзина знахарки была битком набита баночками и мешочками с травами, которые она принесла в крепость некоторое время назад, чтобы лечить Фокса.

— Ты что же, собираешься возвращаться в деревню?

— Да, я совсем забросила свой сад и огород. К тому же в деревне есть и другие люди, которым нужна моя помощь.

— Рейнар регулярно заботился о твоем саде и ни дня не пропускал, чтобы не наведаться в деревню.

Гленнит приподняла брови.

— Но от него мало толку. Он не отличит базилик от петрушки или белладонну от собственной задницы. Кроме того, я просто хочу вернуться домой, где могу побыть наедине сама с собой. — Она состроила гримасу. — Здесь, в замке, слишком много людей. Куда бы я ни пошла, меня повсюду