Book: Надежды и радости



Надежды и радости

Элисса Дин

Надежды и радости

Глава 1

Калькутта, провинция Бенгалия.

Апрель 1856 года

Роксана Шеффилд стояла около своих вещей и с любопытством рассматривала тянущиеся к центру города улицы красочной, шумной и многолюдной Калькутты, которую доселе она представляла себе лишь по фотографиям в книгах об Индии. После стольких недель морского путешествия она с наслаждением чувствовала под ногами твердую землю и улыбалась всему, что ловил ее взгляд. Индия, казалось, была миром в себе, поражающим множеством красок, контрастов и древней культурой. В эти минуты очарованности новым миром собственный дом в Англии казался ей чем-то серым, скучным и очень далеким.

Пригладив ладонью непослушные локоны темно-каштановых волос, Роксана подумала, что приняла совершенно правильное решение. Она поистине проявила мудрость, откликнувшись на просьбу отца присутствовать при подписании соглашения, даже вопреки настоятельным возражениям многих родственников и друзей. Этот шаг оказался достойным тех раздумий, которым она предавалась перед тем, как его сделать. В конце концов, теперь она смогла совершить путешествие в Индию – страну, которая всегда манила и интриговала Роксану. Да и само путешествие стало для нее столь необходимой разрядкой.

Стоя в толпе своих попутчиков, Роксана наблюдала за тем, с каким волнением и радостью встречали их близкие, друзья, любимые. И вновь убеждалась, что поступила вполне разумно, постаравшись избежать подобного бурного приема у корабельных сходен и настояв, чтобы отец не встречал ее в Калькутте, а дожидался в Дели. Она договорилась остановиться здесь у Стентонов, которые, по-видимому, не отличались пунктуальностью: в толпе встречающих Роксана не заметила никого из этого семейства. Впрочем, она очень смутно помнила их лица. Но кто-то из Стентонов, конечно, в конце концов должен был появиться здесь и отвезти ее к себе домой. Там, вероятно, можно будет позавтракать, после чего проехаться вместе с кем-нибудь из них по городу и сделать пару-другую обязательных визитов. Роксана не сомневалась, что знакомство со здешним обществом доставит ей удовольствие. Но все это должно занять немного времени, ибо ей предстояло отправиться в Дели, где отец Роксаны, полковник Шеффилд, уже приготовил дочери квартиру в британском военном гарнизоне. Заодно она надеялась получить какие-то деньги. Последнее было бы справедливой компенсацией за те крохи, которыми отец одаривал свое дитя на протяжении последних пятнадцати лет.

Свою встречу с отцом Роксана представляла себе в меру теплой, но без излишних эмоций, каковые были бы ей просто неприятны. Уже давно она приучила себя к тому, что надо оставаться сдержанной и даже холодной в отношениях с мужчинами. Шеффилд же в свое время не сказал ей и пары добрых слов при прощании, уже не говоря о том, что на лице его не было не только горечи, но даже намека на печаль. С какой стати теперь ей проявлять особую радость при встрече с ним? Конечно, деньги Роксана от него примет, поскольку их у нее почти не было. Но никаких эмоциональных всплесков! В конце концов, у нее есть гордость и умение достойно вести себя в любой жизненной ситуации.

Слегка ослабив ленточку под подбородком, Роксана надвинула на самые брови легкую летнюю шляпку, чтобы палящее индийское солнце не резало глаза. А они у нее были очень красивыми – светло-зеленого цвета, широко расставленными. Глаза не только украшали и без того обворожительное лицо, но своим загадочным выражением выдавали в Роксане женщину, с которой нельзя не считаться. Роксана заставила себя отвлечься от размышлений, в которых пребывала в последние минуты. Сейчас надо было оценить возможную опасность со стороны целой армии ярко разодетых местных слуг, готовых подхватить первую подвернувшуюся вещицу из сваленного у сходен багажа прибывших пассажиров.

Наклонившись над своим стареньким сундучком, Роксана расправила пошире подол яблочно-зеленой юбки, стараясь прикрыть им сложенные у ног многочисленные пакеты со всякими мелкими вещами. Это не помешало ей приветливо улыбаться сходящим по трапу пассажирам, со многими из которых у нее сложились за время путешествия вполне приятельские отношения. В ответ в изобилии сыпались приглашения на обеды, ужины и просто на посиделки. Согласись она хотя бы на малую их часть, это без остатка поглотило бы все время ее пребывания в Калькутте.

Но вот наконец обмен улыбками и поток приглашений завершились. И тут глазам Роксаны открылся захватывающий своей восточной неповторимостью город с его оживленными улицами, где двигалось, казалось, абсолютно все. Тени от домов, становившиеся все более длинными по мере того, как жаркое тропическое солнце поднималось над горизонтом, только подчеркивали многообразие красок.

Роксана, как зачарованная, смотрела на всю эту великолепную экзотику, когда над самым ее ухом неожиданно раздался мужской голос:

– Мисс Шеффилд? Вас, как я вижу, все бросили?

– Простите? – оглянулась Роксана, прикрывая ладонью глаза от яркого солнца. – Господи, капитан Уэйленд! Вы меня испугали!

– Неужели?

– Честное слово! Посмотрите, какая красота! Правда?

– Да. Но почему вы одна? Где родственники, друзья? Они что, не знают о вашем приезде?

Уэйленд, капитан корабля, на котором прибыла Роксана, был явно удивлен. Роксана посмотрела на него и рассмеялась каким-то странным горловым смехом:

– Не беспокойтесь, сэр! Я просто любуюсь Индией. Хотя практически еще ничего не успела увидеть.

Капитан Уэйленд пожал плечами:

– Извините, мисс Шеффилд, но вы не ответили на мой вопрос. Разве никто из друзей или родных вас не встречает?

– Должны встретить, капитан. Но не родственники и не друзья. Просто знакомые моего отца. Я остановлюсь у них ненадолго, а потом поеду в Дели.

– Что-то они опаздывают!

– Наверное, для этого есть какие-то причины.

– На вашем месте я не стал бы долго ждать! Извините, я остался бы с вами, если бы не срочные дела. Но увы...

В голосе капитана прозвучала неуверенность, как будто он хотел, но не мог на что-то решиться. Роксана не сомневалась, что в этот момент Уэйленду больше всего на свете хотелось бы выпить кружку-другую холодного пива после столь долгого плавания. И поспешила положить конец его колебаниям:

– Прошу вас, капитан, не утруждайте себя. Ваше предложение очень галантно. Но право, не стоит ради меня нарушать свои планы. Тем более я уверена, что если друзья моего отца почему-либо и запаздывают, то ненадолго.

– Блажен, кто верует, мисс Шеффилд! Но все же я советовал бы вам где-нибудь спрятаться от этого ужасного солнца. Оно очень вредно для тех, кто не привык к нему. А вам, насколько я понимаю, индийская жара внове.

– Спасибо, капитан, я тотчас же воспользуюсь вашим советом, – кивнула Роксана, уверенная, однако, что Уэйленд сильно преувеличивает.

Тем более что утренний воздух казался вполне сносным, а морской бриз, хотя и доносил из гавани какие-то не очень приятные запахи, но в то же время ласкал кожу прохладой, шевелил ленты шляпки и предательски проникал под кружева блузки.

Продолжая улыбаться, Роксана смотрела вслед капитану, медленно удалявшемуся вразвалку, походкой бывалого моряка. Облегченно вздохнув, она присела на стоявшую рядом скамейку и, устроившись поудобнее, приготовилась ждать. Но при этом продолжала наблюдать за всем происходящим вокруг.

Так прошло два часа. Роксана почувствовала, как под ее одеждой обильно заструился пот. Дольше находиться под лучами жестокого солнца было уже просто невозможно. Летняя шляпка оказалась бессильной защитить свою хозяйку. Роксана вздохнула, поняв, что больше ждать не в силах.

Поднявшись со скамьи, она осмотрелась и увидела совсем рядом гостиницу, в прохладном холле которой можно было бы на время укрыться от солнца и выпить чего-нибудь освежающего, а сундучок оставить у сходен с запиской для Стентонов, если они все-таки появятся. Единственное, что ее удержало, была многочисленная мелкая поклажа, которую пришлось бы на какое-то время оставить без присмотра.

После некоторого раздумья Роксана окликнула проезжавшую мимо гхари – запряженную лошадью громоздкую коляску, которые в великом множестве громыхали вдоль улицы, – и жестом попросила возницу подъехать. Тот тут же свернул к тротуару и натянул вожжи.

– Доброе утро! – приветствовала его Роксана. Возница с темно-коричневым лицом учтиво кивнул в ответ, сложив ладони в раболепном приветствии.

– Я бы хотела, – продолжала Роксана, стараясь как можно отчетливее произносить английские слова, – добраться до дома полковника Стентона и его супруги.

– Стентона, – эхом повторил возница, снова кивком выражая согласие. Роксана решила, что человек понял ее, и протянула ему бумажку с адресом.

– Стентон, да! – снова повторил возница.

Однако Роксана с тревогой заметила, что на его изборожденном морщинами лице появилось озадаченное выражение. Он запустил свою длинную сухую руку под тюрбан, украшавший его голову, и большим пальцем почесал висок.

– Вы меня поняли? – спросила Роксана.

Возница посмотрел на нее ничего не выражающим взглядом.

– Вы говорите по-английски? Angrezi?

Она знала это французское слово, но опасалась, что неверно произнесла его, не зная языка. Возница же нахмурился, и его мохнатые брови сошлись над переносицей в одну линию.

Тем временем вокруг них собралось не меньше полутора десятка местных жителей. Резкие звуки абсолютно чуждого Роксане языка заплясали в воздухе. Возница же продолжал сидеть в своей повозке, склонив голову набок, и с вежливым интересом следил за всем живыми черными глазами.

Роксана растерянно взирала на окружившую их толпу и очень досадовала, что прибывшие вместе с ней европейцы не вовремя куда-то исчезли. Наконец снова повернувшись к вознице, она попыталась еще раз объясниться с ним уже при помощи жестов.

– Я хочу, – сказала она, показав на себя пальцем и затем прижав ладонь к груди, что должно было, видимо, означать желание, – хочу поехать... – два бегущих пальца в воздухе, символизирующие движение, – в вашей повозке... – большой палец, указывающий на возницу, и широкий жест всей рукой, как бы обнимающий повозку. – Согласны ли вы... – опять указательный палец, направленный, подобно пистолету, прямо в грудь возницы, глаза которого расширились от испуга, – согласны ли вы везти меня... – палец, направленный на сей раз в собственную грудь, – везти меня туда... – палец, направленный в неопределенную даль, – туда, куда я хочу?.. – снова ладони прижаты к груди, символизируя желание.

Но индиец-возница, следивший за каждым движением руки Роксаны, усмотрел во всем этом нечто очень смешное, а потому громко рассмеялся и сказал что-то такое, чего Роксана понять, естественно, не могла. Опять окружавшая их толпа принялась отчаянно хохотать. Затем не менее дюжины рук протянулись к лежавшему у сходен багажу Роксаны с явным намерением побросать пакеты и сундучок в повозку. Она тут же представила себе, как будет выглядеть, сидя на горе всего этого скарба и без конца размахивая руками, чтобы отдавать очередные указания вознице. И ей стало уж совсем не по себе. Ибо Роксана решительно не желала становиться посмешищем многолюдной толпы, заполнившей улицы портового города.

Роксана отступила на шаг от повозки и хотела было прекратить погрузку вещей. Но тут же поняла, что сделать это будет невозможно, так как непрошеные помощники ее просто не поймут. Правда, положение, в котором она неожиданно очутилась, показалось Роксане не только глупым, но и забавным, и она тоже громко расхохоталась. Индийцы застыли с ее вещами в руках, удивленно уставившись на заливающуюся смехом европейскую даму, что было для них совершенно необычным зрелищем. Роксана тотчас же прекратила смеяться и уже строго посмотрела на индийцев. Но в этот момент прямо над ее ухом кто-то внятно сказал:

– Извините, не мог бы я чем-нибудь помочь?

Услышав английскую речь, Роксана облегченно улыбнулась и повернула голову:

– Господи, конечно же!

Только после этого она увидела, к кому обращается, и, смутившись, поспешно поправила юбку, которой прикрывала разбросанные у ног вещи.

Молодой человек, одетый в форму английского офицера, внимательно смотрел на Роксану и насмешливо улыбался. Он был высоким, стройным и казался лет на семь старше ее. Иссиня-черные волосы, выбивавшиеся из-под пробкового шлема, и смуглое от загара лицо делали его похожим на индийца, чему способствовал и легкий акцент. Однако черты лица – прямой нос, волевой подбородок и гордый взгляд синевато-серых глаз – безошибочно выдавали в нем англичанина.

Роксана некоторое время внимательно рассматривала незнакомца, но, заметив, что тот с не меньшим интересом изучает ее, тут же отвела взгляд. К тому же ей вдруг показалось, что этот молодой офицер нашел в ее внешности нечто весьма забавное. Роксана нахмурилась: быть предметом столь назойливого изучения со стороны первого попавшегося военного отнюдь не доставляло ей удовольствия.

– Насколько я понимаю, вы только что сошли с корабля? – спросил офицер.

Роксана жестом показала на гору вещей, которую индийцы вновь стали воздвигать у ее ног.

– Понятно, – задумчиво протянул незнакомец. – Значит, вы приехали одна? И никто вас не встретил?

– Как видите, – усмехнулась Роксана. – Меня все забыли. Хотя я и продолжаю надеяться как-нибудь добраться до дома, где заранее договорилась остановиться на некоторое время.

– И долго вы уже здесь стоите?

– Часа два, если не больше.

– Это на солнце-то? Какое легкомыслие! Неужели никто вас не предупредил, что этого нельзя делать?

Роксане его улыбка стала надоедать.

– Предупреждали, – буркнула она, даже не пытаясь скрыть раздражения. – Но сейчас эти предупреждения мне уже не помогут. Стентоны должны были...

– Полковник Стентон? – перебил ее офицер.

– Да, он самый, – удивленно ответила Роксана, смахнув тыльной стороной ладони капельку пота с левой брови. – Вы его знаете?

– Неофициально. Мы иногда встречались. Ладно, это не так важно. Лучше позвольте вам помочь. Я мигом вас отвезу.

Не дожидаясь ответа Роксаны, офицер повернулся к вознице и свободно заговорил с ним на местном языке. В следующую минуту все, что Роксана пыталась вырвать из рук не в меру усердных помощников, уже лежало в повозке. Возница прикрикнул на начавшую выражать нетерпение от долгого стояния лошадь, и повозка покатила вдоль улицы. Толпа, окружавшая Роксану, рассеялась, но не раньше, чем офицер вложил монету в ладонь каждой протянувшейся руки.

– Я должна была сама обо всем этом побеспокоиться! – досадливо проговорила Роксана.

– Ерунда, – усмехнулся офицер. – Хотя, случись это несколькими часами позже, мои карманы были бы уже пусты.

Заметив, как брови Роксаны поползли вверх, он рассмеялся:

– Я вовсе не хотел сказать, что нуждаюсь в деньгах. Просто в этой части мира джентльмен редко носит с собой наличные деньги. Конечно, глупый обычай, но и я по примеру других живущих здесь европейцев прибегаю к нему.

Роксана посмотрела на него из-под полей своей летней шляпки, но ничего не сказала.

– Итак, – продолжал незнакомец, видимо, решивший перейти от слов к делу, – если вы согласны принять помощь джентльмена, я сам отвезу вас к Стентонам. Вот в этом экипаже.

И он кивнул в сторону двухместной коляски с козырьком, закрывавшим от солнца заднее сиденье, которая была запряжена бившей о землю копытом чалой лошадью. Роксана не шевельнулась и строго посмотрела на офицера, только сейчас заметив на его мундире капитанские знаки отличия:

– Вы всегда так командуете?

Сделавший уже шаг по направлению к коляске капитан остановился и недоуменно посмотрел на Роксану.

– Простите?

– Я спросила, всегда ли вы позволяете себе так безапелляционно командовать совершенно незнакомыми людьми?

Несколько мгновений капитан стоял, изумленно выгнув брови, как будто не понимая сказанного. Потом черты его лица разгладились, и он вновь рассмеялся:

– Вы должны извинить меня. Мне кажется, что подобным пороком страдают все мои сослуживцы. Неужели вы обиделись?

– Я просто хотела бы посоветовать вам быть несколько учтивее. По крайней мере с женщинами.

– А мне кажется, что вам следовало бы выказать хоть маленькую толику благодарности за проявленное мною участие, – напомнил Роксане капитан. – Я предложил вам свою помощь, которая и была принята. Разве не так? Во всяком случае, дорогая моя девочка, вещи уже уехали, и вам неплохо было бы их догнать.

Роксана повернула голову и посмотрела своими большими зелеными глазами вслед повозке. Но ее уже почти не было видно. Только в самом конце длинной, заполненной галдящей, беспорядочной толпой улицы еще не совсем осело поднятое колесами облако бурой пыли.

– Полагаю, что мне действительно придется последовать за ней, – хмуро проговорила Роксана, тяжело вздохнув.



– Конечно, вы можете пройтись и пешком, – снова усмехнулся капитан. – Но я выглядел бы просто мерзким лентяем, если бы допустил такое. В здешней европейской колонии секреты редко удается утаить. Так что очень скоро мое пренебрежительное отношение к молодой англичанке, которой потребовалась помощь, стало бы предметом общих пересудов. И я очень легко мог бы навсегда потерять репутацию джентльмена.

– А вам есть что терять? – фыркнула Роксана.

– Полагаю, да.

Роксана поджала губы, повернулась и решительно направилась к коляске, бросив через плечо капитану:

– Хорошо, я согласна поехать с вами.

Чуть приподняв подол длинной юбки, она взобралась на сиденье и выжидающе посмотрела на своего неожиданного кавалера. Но тот задержался на несколько минут, о чем-то разговаривая с кем-то из местных жителей. Попрощавшись с ним, он повернулся к Роксане и улыбнулся. Затем подошел к коляске, уселся рядом и, взяв в руки вожжи, тихонько хлопнул ими по спине лошади. Коляска тронулась и быстро покатилась по улице. Роксана схватилась руками за шляпу, дабы та не слетела с головы. Капитан искоса посмотрел на нее и рассмеялся.

– Мисс... Я полагаю, что это так – вы ведь не замужем? – спросил капитан, бросив взгляд на руку Роксаны и убедившись, что обручального кольца у нее на пальце нет.

– Да. Я мисс Роксана Шеффилд. А как вас зовут?

– Капитан Колльер Гаррисон.

И он протянул Роксане руку. Она на мгновение взяла его за кончики пальцев, чуть пожала их и тут же отпустила.

– Очень редкое имя, – заметил капитан.

– Вы имеете в виду Шеффилд?

– Нет, Роксана.

Она пожала плечами и посмотрела вперед на дорогу.

– Это персидское имя. – Роксана выдержала паузу. – Мне так сказал отец, который его и выбрал. При встрече обязательно спрошу у него, что оно означает. Зная своего отца, я не сомневаюсь, что для этого выбора у него были причины. А может быть, он просто тогда решил пошутить.

– Ваш отец, стало быть, шутник?

– Думаю, что когда-то он таким был. Я ведь видела его в последний раз очень давно. Когда была еще совсем маленькой.

– Не сомневаюсь, что он будет очень рад вашей встрече.

Губы Роксаны чуть тронула горькая улыбка:

– Может быть...

– Не «может быть», а совершенно определенно!

– Увидим.

Некоторое время оба молчали. Гаррисона явно озадачил ее ответ. Но у Роксаны не было никакого желания рассказывать практически незнакомому человеку о ее отношениях с... с тем, кто все-таки был ее отцом...

– Полагаю, вы никогда раньше не бывали в Индии? – нарушил молчание Гаррисон.

– Никогда, – призналась Роксана.

Она невольно вздрагивала, когда коляска подпрыгивала на ухабах узких и многолюдных улиц. Но Гаррисон чувствовал себя совершенно спокойно и правил лошадью как заправский возница. При этом лишь его локти опускались на колени, а глаза цвета синего дыма не отрывались от бегущей навстречу дороги. Роксана невольно залюбовалась этим человеком. Но тут же снова обеими руками схватилась за шляпку, упорно стремившуюся слететь с головы и предоставить встречному ветру играть с ее роскошными темно-каштановыми волосами...

– Вы очень скоро убедитесь, что Индия сильно отличается от Европы, – сказал Гаррисон, в очередной раз взглянув на Роксану.

– Наверное, так и произойдет, – согласилась .она.

– Вы сами откуда?

– Из Англии.

Капитан запрокинул голову и громко рассмеялся:

– Понимаю, что из Англии! Меня интересует, откуда именно.

– Из Лондона. Я жила там с матерью, но потом она умерла.

– Примите мои соболезнования. Извините, я не знал этого.

– А откуда вы могли знать? – возразила Роксана. – С тех пор прошло уже три года, и я перестала носить траур. А до этого мама долго болела. Слава Богу, что она умерла именно тогда и главное – во сне.

Капитан кивнул, как будто ответ Роксаны его полностью удовлетворил.

– И теперь вы приехали в Индию к отцу, – подытожил Гаррисон. – А почему он не вызвал вас обеих к себе раньше? Или мама была так плоха, что не смогла бы выдержать долгое путешествие?

Роксана помолчала, потом неожиданно для себя солгала:

– Да, именно так и было...

– Понятно, – снова кивнул капитан.

Роксане показалось, что Гаррисон все-таки до конца ей не поверил. Ибо капитан повернул голову, как-то странно посмотрел на нее и вновь уставился на дорогу.

Она поглядывала на него искоса, оценивая черты его лица, осанку, разрез глаз. И не могла не признаться себе, что этот Колльер Гаррисон – весьма интересный мужчина. Прищуренные глаза и чуть приподнятые в усмешке уголки губ говорили о жизнерадостности их обладателя, не лишенного также и чувства юмора. В тени, отбрасываемой козырьком над сиденьем коляски и высокими домами, тянувшимися вдоль улицы, серо-голубые глаза капитана Гаррисона казались темнее и более глубоко посаженными, чем это было в действительности.

Он неожиданно повернул голову и поймал ее взгляд. У Роксаны перехватило дыхание, и она поспешно отвела глаза. Капитан некоторое время внимательно смотрел на нее. Затем сказал, улыбнувшись:

– Вы очень доверчивы с незнакомыми людьми, Роксана. Разве не так?

– Извините? – переспросила Роксана.

– Я сказал, что вы, видимо, привыкли доверять людям. Даже тем, кого, в сущности, совсем не знаете.

– Если вы имеете в виду индийцев у сходен, то мне они не показались сколько-нибудь опасными.

Капитан засмеялся и тряхнул головой. И уже без улыбки посмотрел на Роксану:

– Нет, я имел в виду отнюдь не их, а себя.

Роксана подалась всем телом вперед, как будто собиралась вырвать вожжи из рук капитана. Впрочем, если бы она могла заставить его остановиться, то непременно сделала бы это. Но уже в следующий момент она снова откинулась на спинку сиденья и выпрямилась. Стоявшее уже почти в зените солнце неожиданно заглянуло под козырек коляски и обожгло ее горячими лучами. Роксана поморщилась, сдвинула набок шляпку и холодно сказала:

– Вы советуете мне не слишком вам доверять, сэр?

– Ничего подобного я не советую. Мне просто кажется, что вы слишком хорошенькая девушка, чтобы путешествовать одной по стране, расположенной чуть ли не на другом конце света от родного дома.

– Вы преувеличиваете расстояние, сэр.

– Не очень. В смысле культуры и обычаев расстояние между Англией и Индией просто огромно.

– Но ведь вы тоже англичанин, сэр! Скажите, если здесь действительно есть, чего опасаться, в чем я сомневаюсь, почему меня должно беспокоить то, что мы с вами незнакомы? Ведь, будучи моим соотечественником, вы должны, наоборот, вести себя со мной особенно уважительно и воспитанно. Не так ли?

– Это отнюдь не обязательно, – возразил Гаррисон.

Роксана замолчала и нахмурилась. Справившись с негодованием, она холодно сказала после непродолжительной паузы:

– Вначале я приняла вас за джентльмена. Но видимо, это было лишь досадное заблуждение. Будьте любезны, остановите коляску и выпустите меня. Я как-нибудь сама сумею добраться.

– Точно так же, как пытались сделать это раньше?

– Я просто не знала, куда ехать, и не могла толком объясниться с возницей.

– А сейчас сможете?

Роксана гордо подняла голову. Ее профиль, несмотря на холодность и даже некоторую надменность, был просто великолепен. Глядя на капитана, она довольно долго молчала и только после этого призналась:

– Нет, не смогу.

Капитан не мог сдержать улыбку, а потому на мгновение отвернулся. Потом снова посмотрел на Роксану. Но в глазах его продолжали играть веселые чертики.

– О гордость! Имя твое – женщина! – фыркнул Гаррисон. – Никакие аргументы в расчет не принимаются! Мне очень неприятно вам это говорить, но какой же надо быть наивной!

– Наивной? – раздраженно переспросила Роксана.

Как он посмел даже подумать, будто бы она не знает, как жить?! Роксана открыла было рот, чтобы высказать этому нахалу все, что она о нем думает, но Гаррисон только безнадежно махнул рукой:

– Не надо ничего объяснять, мисс Шеффилд. Я просто восхищаюсь вашим мужеством. Мало кто из женщин, очутившись в ситуации, подобной той, в которой вы были несколько минут назад, сохранил бы чувство юмора. Вам это удалось! Но со временем, когда вы поближе познакомитесь с Индией, убедитесь, что люди здесь довольно жестоки.

– Серьезно? – удивленно спросила Роксана. – Почему вы так думаете?

Но Гаррисон не стал отвечать на этот вопрос, а продолжал молча следить за дорогой.

– Как долго вы прожили в Индии, что смогли так хорошо ее узнать? – с сарказмом спросила Роксана.

– Пять лет. Все это время я работал в Ост-Индской компании.

– Пять лет? – переспросила Роксана, на кончике языка которой уже вертелась очередная шпилька.

Однако уязвить капитана ей не удалось, ибо Гаррисон привстал с сиденья и начал что-то кричать в толпу, мешавшую проехать коляске. В центре толпы стоял индиец в тюрбане, рваной длинной куртке и громким, дрожащим от напряжения голосом что-то говорил собравшимся. Не прерывая своей речи, он повернул голову в сторону коляски и пристально посмотрел на сидевших в ней европейцев. Роксана вздрогнула от той ненависти, которую она прочла в черных глазах оратора, особенно когда тот посмотрел на капитана Гаррисона.

– Боже, как это неприятно! – пробормотала она. – Кто этот человек? Вы его знаете?

Капитан бросил на нее быстрый взгляд и подогнал вожжой лошадь, желая поскорее вырваться из толпы на свободную дорогу.

– Это местный факир, – ответил он на вопрос Роксаны, когда они проехали с полсотни метров. – Монах нищенствующего религиозного ордена. Вы спрашиваете, знаю ли я его? Да, знаю. Так же как и он меня.

– А о чем он говорил?

– Если я не ошибаюсь, он проповедовал священную войну.

– Священную войну? Против кого?

– Конечно, против иностранцев. В первую очередь против исповедующих христианскую религию. Это относится, дорогая моя мисс Шеффилд, и к нам обоим. Откровенно говоря, если бы рядом не было вас, то я непременно разогнал бы эту толпу. Но во всяком случае, наше появление помешало крикуну.

– Разве все индийцы думают так, как он?

– Нет, не все. Пока еще не все. Я сомневаюсь, что сейчас возможны организованные выступления против Британского правительства. Хотя отдельные попытки отнюдь не исключены. В стране довольно серьезное недовольство английскими властями. Особенно среди сипаев[1].

– Сипаев? Кто они такие?

– Индийцы, находящиеся на английской военной службе. Но стимула к объединению всех недовольных для совместной борьбы пока нет.

Некоторое время Роксана сидела, глубоко задумавшись.

– Мой отец никогда ничего об этом не писал в своих письмах, – сказала она наконец. – Я знаю только, что он очень любит своих солдат, а они – его.

В голосе Роксаны явственно прозвучала горечь. К счастью, капитан этого не заметил.

– А кто ваш отец?

– Полковник Максвелл Шеффилд. Он сейчас живет в Дели.

– В Дели? – переспросил Гаррисон с нескрываемой неприязнью и насмешкой.

Взяв вожжи в правую руку, он снял с головы пробковый шлем и положил рядом с собой на сиденье.

Невольно Роксана почувствовала, что хочет защитить человека, который был ее отцом. Не важно, что она его очень плохо знала.

Роксана глубоко вздохнула и с яростью напустилась на капитана, позволившего себе выразить какое-то неудовольствие при упоминании имени ее родителя:

– Итак, насколько я понимаю, вы считаете себя куда лучшим знатоком этой страны, чем мой отец? Вот интересно! Впрочем, как я могла подумать, что капитан, прослуживший в Индии целых пять лет, знает страну хуже, нежели его старшие по чину офицеры, прожившие здесь вдвое дольше!

– Этот сарказм ни к чему, мисс Шеффилд, – совершенно спокойно заметил Гаррисон. – Просто вы многого не понимаете.

Но сдержать Роксану было уже невозможно.

– А что здесь, собственно, понимать, капитан Гаррисон? – ледяным тоном провозгласила она. – Разве за пять лет службы в Индии вы не стали глубоко презирать эту страну?

К ее удивлению, Гаррисон расхохотался. Согнувшись от смеха и упершись локтями в колени, он с трудом удерживал в руках вожжи. При этом Гаррисон задел лежавший рядом шлем, и он скатился на пол.

– Презирать Индию? С чего вы это взяли? Да нисколько!

Озадаченная его ответом, Роксана пожала плечами и уставилась своими зелеными глазами на дорогу. Сильный порыв ветра снова чуть не сдул с головы шляпку, заставив Роксану обеими руками удерживать ее. При этом шелковые ленты обвили запястья.

Прижавшись к борту коляски, Роксана тем не менее продолжала следить за капитаном, пытаясь все-таки определить для себя, с кем имеет дело. Но тут неожиданно заметила, что повозка с вещами, вначале ехавшая значительно медленнее их коляски, куда-то исчезла. Хотя, по всем расчетам, они уже давно должны были бы ее догнать. Тщетно Роксана вертела головой и меняла позы, чтобы лучше видеть. Повозки и след простыл!

– Капитан Гаррисон, – не выдержав, почти крикнула она. – Сию же минуту скажите, куда вы меня везете? Где повозка с моими вещами? У меня впечатление, что мы давно оставили ее где-то далеко позади!

– Так оно, наверное, и есть, – очень добродушно ответил ей капитан.

Этот тон привел Роксану в такую ярость, что она стала задыхаться. Капитан посмотрел на нее с откровенной иронией:

– Знаете ли, моя дорогая, если вы подозреваете, что я намерен вас похитить, то мне придется тут же выкинуть вас из коляски. Я не прощаю оскорблений и терпеть не могу ехидных дамочек. С ними всегда бывает слишком много возни и неприятностей!

На лице Роксаны появилось такое выражение, ошарашенное от ужаса и негодования, что капитан Гаррисон просто-таки взорвался безудержным хохотом.

– Ох, мисс Шеффилд! – вопил он, не в силах остановиться. – У вас, оказывается, просто актерский талант! Неужели вы и впрямь могли подумать, что я способен на подобное преступление?! Впрочем, мы ведь не знакомы! Разве не так? А Индия для молодой романтичной особы представляется экзотической страной, способной вызвать самый невероятный полет фантазии! Знаете, вам было бы неплохо записаться в библиотеку для женщин с выдачей книг на дом. Здесь такая есть.

– А что, если я так и сделаю? – серьезно посмотрела на него Роксана. – Не вижу в этом ничего предосудительного. Полагаю, что там я смогу получать не только книги, специально предназначенные для девушек и молодых женщин, но и по любому интересующему меня вопросу.

Актерский талант? – думала Роксана, внимательно рассматривая капитана. Романтичная? Никто и никогда не давал ей подобных характеристик. И как можно делать столь радикальные и необоснованные выводы о почти незнакомом человеке?

Роксана снова нахмурилась и уже с явным раздражением проговорила:

– Вы собираетесь отвечать на мой вопрос?

– Какой?

– Куда мы едем?

Колльер вздохнул и ладонью смахнул с густых ресниц слезинки, вызванные смехом.

– Хорошо, если вам так не терпится знать. Я велел вознице отвезти ваши вещи к Стентонам, а вас решил покатать немного по городу. Вы ведь никогда не были в Калькутте. Разве это не интересно? А кроме того, мне вдруг захотелось провести некоторое время в вашем обществе и кое-что показать. Или я не прав?

Роксана, которая уже хотела было сказать Гаррисону несколько резких слов, невольно откинулась на спинку сиденья и воззрилась на капитана с удивлением. Пальцы стали машинально перебирать ленточки шляпки, а на щеках стыдливо загорелись два небольших пятнышка румянца. Губы сразу почему-то высохли, а язык, казалось, отказался повиноваться.

– Боже мой! – чуть слышно прошептала Роксана.

– Извините меня, мисс Шеффилд!

– Ничего... Все в порядке... Господи, как ужасно я, наверное, выгляжу!

Роксана вытащила из сумочки платок и принялась усердно вытирать лицо, покрывшееся дорожной пылью.

– Ничего ужасного, – поспешил успокоить ее Гаррисон. – Очень даже очаровательное личико.

Румянец на щеках Роксаны разгорелся еще ярче.

– Воображаю, какое дикое впечатление я произведу на Стентонов!

– Уверен, что ничего подобного не произойдет.

– Как вы можете расписываться за других? О Боже, какой же грубой я с вами была!

– Вовсе нет. Даже наоборот: вы доставили мне большое удовольствие.

– Грубостью?

– Она меня забавляла.

Роксана смотрела на Гаррисона, не зная, как понимать его ответ. А он рассмеялся, показав ровный ряд ослепительно белых зубов. И на этот раз улыбка Гаррисона не показалась Роксане раздражающей или надоедливой. Напротив, она выглядела естественным дополнением к очень привлекательным чертам его лица. Но по мере того, как Роксана продолжала внимательно их рассматривать, улыбка бледнела, и в конце концов от нее остался лишь слабый огонек в уголках глаз. Роксана поспешно отвела взгляд и занялась своей шляпкой. Расправив ленты, она сделала очередную попытку водрузить ее на голову. Однако новый порыв ветра вынудил ее отказаться от этого намерения.

– Вам помочь? – предложил свои услуги Колльер.

Натянув вожжи, он остановил коляску у обочины дороги. Поблагодарив его, Роксана вновь надела шляпку и плотно прижала ее к густым темным волосам. В тот же момент Гаррисон подхватил ленты и, не спрашивая на то разрешения, принялся завязывать их узлом под подбородком девушки. Роксана запротестовала, но капитан не обратил на это никакого внимания. Протесты тут же прекратились. Роксана слегка откинула назад голову и, как ребенок, доверчиво предоставила Гаррисону свободу распоряжаться этим невинным атрибутом своей одежды. Пальцы капитана, трогавшие ее шею, были на удивление прохладными, а их прикосновение показалось Роксане очень приятным. При этом они почему-то задерживались на ее коже несколько дольше, нежели это требовалось для завязывания лент...



Солнечные лучи, пробивавшиеся сквозь прозрачную листву выстроившихся вдоль дороги деревьев, были ослепительно яркими. Роксане пришлось закрыть глаза.

Но уже в следующее мгновение она широко их открыла и резко выпрямилась. Щеки ее вспыхнули пунцовым румянцем. Роксана почувствовала, как губы капитана Гаррисона прижимаются к ее губам. Она отпрянула к борту коляски, подобрав под себя широкий подол юбки, провела ладонью по губам, как бы пытаясь стереть с них след дерзкого поцелуя.

– Вы не должны были этого делать! – прошептала она. Колльер молча посмотрел на нее. Теперь он не улыбался.

Черты его лица стали жесткими и суровыми. Он вытянул ноги и уперся ими в передний борт коляски.

– Вы совершенно правы. – Гаррисон взял в руки вожжи. – Мне не следовало этого делать.

Коляска отъехала от обочины и покатилась посередине улицы. Роксана сидела молча, вслушиваясь в неожиданно сильно забившееся сердце и участившийся пульс. Сдвинув шляпку на висок, она старалась не смотреть в сторону Колльера, чтобы не встретиться с ним взглядом.

«Господи, что за ерунда! – думала она. – Какая пошлая, непростительная глупость!» Она должна была предвидеть это. Но все же Роксана не могла не признаться себе, что ожидала от Гаррисона именно такого поступка. Наверное, в тот момент он прочел это по выражению ее лица. А тогда справедливо ли осуждать его? Ведь мужчина не мог не ответить на очевидное приглашение женщины!

Но сейчас он, несомненно, уже сожалел о своем поступке. Это было понятно по его суетливому поведению, сжатым губам и очевидной боязни поймать ее взгляд. Даже тогда, когда Роксана уже позволила себе на него посмотреть.

– Мы уже скоро приедем к бунгало полковника и его семейства, – сказал Гаррисон после нескольких минут молчания.

Роксана кивнула. Темы для разговоров как-то сразу оказались исчерпанными. Но краем глаза она все же наблюдала за капитаном. И при этом поневоле любовалась его грациозными движениями, совершенной фигурой, красивыми руками, уверенно державшими вожжи.

Гаррисон переложил вожжи в одну руку, а ладонью другой пригладил растрепанные ветром волосы и вытер со лба капельки пота. Потом сказал, обращаясь, видимо, к самому себе:

– Вот так-то лучше...

В следующие две-три минуты он не произнес ни слова. Потом, слегка повернувшись к Роксане, указал кивком головы на возвышавшееся неподалеку большое здание:

– Посмотрите направо, мисс Шеффилд. Это резиденция губернатора Калькутты лорда Каннинга. Снаружи выглядит весьма солидно, не правда ли?

Роксана повернула голову и посмотрела туда, куда показал Гаррисон. Там действительно возвышалось трехэтажное строение, к которому была пристроена веранда с белыми колоннами. Дом утопал в зелени окружавшего его сада. Среди деревьев летали зеленые длиннохвостые попугаи.

Ансамбль резиденции губернатора, созданный в классическом западном стиле, выделялся на фоне многочисленных строений, выдержанных в духе типично восточной архитектуры. Роксана тут же высказалась по этому поводу. Гаррисон улыбнулся и облегченно вздохнул, справедливо решив, что неприятный инцидент между ними исчерпан.

– Вы правы, – согласился он. – Этот ансамбль был спроектирован племянником Джеймса Уайатта. Тем не менее, даже тогда, когда губернатором стал мистер Каннинг, резиденция еще не отличалась не только уютом, но даже простыми удобствами. Смешно сказать, но в ней не было ни одного туалета. Ой, извините! Я, кажется, забылся. Говорить на подобные темы с молодой девушкой, наверное, не очень-то прилично. Если я вас оскорбил, прошу извинить.

– Почему же? – возразила Роксана. – Вы бы так не думали, если бы знали меня получше! Видите ли, я далеко не всегда отрицательно отношусь к тому, что считается неприличным и неприемлемым для публичного обсуждения. Если есть возможность чему-нибудь научиться или что-либо узнать (к слову, я старалась заниматься этим всю свою жизнь), то для меня нет неудобных или запретных тем. Одним словом, я против того, чтобы условности возводить в принцип. Вы с этим согласны?

– Нет, не согласен!

– Вы любите читать, капитан?

– Не особенно.

– Не любите?! А мне показалось, что... Впрочем, это не имеет значения. Что касается меня, то я обожаю копаться в прошлом, а потому стараюсь читать побольше. Причем читаю все, что попадается под руку. Но когда меня что-то заинтересует, то пытаюсь найти книги по этой тематике. Так, перед поездкой в Индию я прочитала об этой стране буквально все, что сумела достать. И была просто очарована ею. Хотя я, наверное, действительно наивна, как вы изволили заметить.

Гаррисон никак не прореагировал на подпущенную Роксаной маленькую шпильку и, подняв с колена руку, указал еще на одно строение, мимо которого они должны были вот-вот проехать.

– Посмотрите вон туда. Это здание может вас заинтересовать, ибо имеет историческую ценность. Хотите послушать?

Роксана выразила такое желание, и капитан Гаррисон рассказал ей несколько страшных историй о доме и якобы населяющих его еще с древних времен привидениях. Однако Роксана не только не испугалась, но даже пришла в полнейший восторг от всего услышанного. А потому следующие полчаса они провели в веселой и беззаботной болтовне, время от времени останавливаясь у обочины дороги, чтобы посмеяться и наговорить друг другу милых пакостей.

Роксана на какое-то время забыла о поцелуе Гаррисона. Он же больше не предпринимал такого рода попыток. И вообще до нее не дотрагивался. Когда же придвигался на сиденье чуть ближе к Роксане, чтобы показать ей очередную достопримечательность или рассказать нечто очень занимательное то это выглядело совершенно невинно. Но все же Роксана с некоторой настороженностью, а порой и затаив дыхание, поглядывала на своего спутника, не зная, чего еще можно от него ожидать.

Свой ознакомительный тур по Калькутте капитан Гаррисон завершил на узкой улочке, ведущей к небольшому белому бунгало. Рядом за невысоким железным частоколом, напомнившим Роксане об Англии, раскинулся большой сад из олеандров, гибискусов и многих других экзотических растений, любовно выращенных явно индийскими руками. В воздухе ощущался стойкий запах влаги, источник которой скрывался за стеной каких-то совершенно незнакомых Роксане деревьев. У их подножия здесь и там виднелись лейки с водой, из которых, видимо, поливали цветы в ранние утренние часы, когда солнце еще только вставало из-за горизонта.

– Что это за место? – спросила Роксана.

– То самое, где вас должны ждать.

– А!

Роксана неожиданно почувствовала, что разочарована столь скорым окончанием их поездки, и ей почему-то стало стыдно. Она повертела головой по сторонам. Дом, казалось, еще спал. Только в саду над одним из олеандров склонился садовник-индиец. У подъезда уже стояла повозка с ее вещами. Рядом, растянувшись прямо на земле, дремал возница. Роксана тянула время, глядя то направо, то налево. И при этом чувствовала, что Гаррисон следит за каждым движением ее головы.

– Чудное место, не правда ли? Это очень большой ботанический сад, прогулка по которому доставит вам настоящее наслаждение...

Роксана грустно улыбнулась. В лице Гаррисона читалось что-то очень значительное и даже вызывающее.

– Но не сегодня, – предположила она.

– Нет, не сегодня, – согласился Гаррисон.

Еще несколько мгновений они молча смотрели друг на друга. Взгляд Роксаны, скользнув по ее собственным коленкам, остановился на белых брюках и загорелой руке Колльера, согнутой в локте и упирающейся в талию. Поза капитана, казалось, говорила о какой-то озабоченности.

– Я... Мне хотелось бы поблагодарить вас, – сказала Роксана. – Поблагодарить за...

– За ваше избавление? – закончил Гаррисон ее фразу. Роксана покачала головой, сделала отрицательный знак рукой и с некоторой торжественностью возразила:

– Ничего подобного вы не совершили!

Колльер улыбнулся. Роксана уже знала, насколько обворожительна эта белозубая улыбка.

– Ну, тогда назовем это просто помощью. Согласны?

– Да.

– Помощью, оказать вам которую для меня было в высшей степени приятно.

Роксана вдруг почувствовала, что ей тепло и уютно рядом с этим человеком. Не без некоторых угрызений совести она, как бы ненароком, опустила ладонь на сиденье рядом с Гаррисоном. Тот не спеша переложил вожжи в одну руку, а другую опустил также на сиденье. Теперь их ладони почти касались друг друга. Роксана посмотрела на руку Гаррисона. Рука была изящной, загорелой, а пальцы – тонкими и длинными. Сквозь нежную кожу чуть проступали голубоватые жилки. Кость же была широкой, видимо, тяжелой. Роксана вдруг задала себе глупый вопрос: так ли Гаррисон тверд характером, как кости его рук, или же нежен, как вены на них? Она тут же отбросила эти мысли, решив, что они появились у нее в голове только из любопытства к незнакомому человеку, медленно подняла руку и снова положила себе на колени.

– Я также благодарна вам, – сказала она, – за экскурсию по Калькутте. Это было крайне интересно и доставило мне большое удовольствие.

– Конечно, мисс Шеффилд, я мог бы показать вам и гораздо больше. Вы позволите?

– Не... Не знаю...

– Мисс Шеффилд!

– Да?

У Роксаны вдруг перехватило дыхание, и ей ужасно захотелось поскорее уйти от этого явно опасного человека.

– Я хотел бы... – И тут Гаррисон перешел на шепот: – Хотел бы извиниться перед вами...

– За что?

– За тот нечаянный поцелуй. Я должен был вести себя по-джентльменски. Но, откровенно говоря, ничуть не жалею о своем безответственном поступке!

– Неужели?

– Совершенно серьезно!

На какую-то секунду Роксане показалось, что сейчас Колльер снова попытается ее поцеловать. Однако он просто продолжал очень внимательно на нее смотреть. Лишь улыбка заиграла в уголках губ, хотя Роксана не могла не почувствовать, что он хочет от нее очень многого.

Гаррисон глубоко вздохнул, провел рукой по растрепанным волосам и отвернулся.

– Конечно, мисс Шеффилд, я наделал немало глупостей и сильно повредил себе в ваших глазах за время этой поездки, – смущенно сказал он и, ловко спрыгнув с коляски, подал Роксане руку. – Прошу вас, пойдемте! Я буду считать, что не исполнил до конца своего джентльменского долга, если не провожу вас до самых дверей дома.

Гаррисон с удовольствием взял бы Роксану под руку, но это оказалось невозможным. Ибо она вдруг почувствовала не меньший стыд за свое поведение, чем Гаррисон за допущенную вольность.

Роксана специально пошла впереди, чтобы Колльер не видел выражения ее лица. Они прошли мимо садовника, продолжавшего заниматься олеандрами, и поднялись по ступенькам к парадной двери. Роксана дернула за шнурок звонка, поспешно разгладила на себе юбку, поправила шляпку и приняла гордую позу. Гаррисон же стоял сзади, не в силах отвести от Роксаны своих серо-голубых глаз. Она чувствовала это и молила Бога, чтобы дверь открыли как можно скорее...

Глава 2

На какое-то время Роксана осталась в гостиной одна. Только в углу слуга-индиец усердно размахивал огромным опахалом из перьев, стараясь привести в движение застоявшийся душный воздух. Августа Стентон, очевидно, задержалась наверху у себя в спальне. У Роксаны создалось впечатление, что ее собственное появление в этом доме неудачно совпало с полуденным сном хозяйки. Но сейчас ей очень хотелось поскорее принять ванну и вообще привести себя в порядок. Однако пока это желание, видимо, было неосуществимым.

Роксана гордо восседала на краешке обитого английским ситцем кресла, спрятав сжатые от волнения кулаки в складках юбки. Время от времени она обводила нетерпеливым взглядом гостиную и один или два раза улыбнулась дремавшему в углу слуге. Но тому было не до гостьи.

Стены гостиной были покрашены в желто-лимонный цвет, казавшийся еще более бледным при слабых лучах солнца, едва пробивавшихся сквозь бамбуковые шторы, которые закрывали окна от потолка до самого пола. В простенке висели две акварели, написанные явно любительской рукой. Мягкая мебель была обита ситцем. В левом углу стоял великолепный рояль, полированная крышка которого отражала букеты цветов в бронзовых вазах, стоявшие рядом на высоких тумбочках. Роксану озадачило, как этот прекрасный инструмент мог прилично сохраниться в столь влажном и горячем воздухе.

Заметив на стене небольшое зеркало, Роксана подошла к нему, чтобы поправить прическу. Но, увидев свое отражение, в ужасе отшатнулась. Конечно, она знала, что не могла хорошо выглядеть после долгого и крайне утомительного путешествия. Но ничего подобного не ожидала! Спутанные темные локоны отчаянно требовали уже даже не расчески, а прямо-таки грубой металлической щетки. Обычно нежная матовая кожа аристократки теперь потемнела от загара и к тому же была сплошь покрыта пылью. Летняя шляпка, которой Роксана надеялась произвести хорошее впечатление на хозяйку дома, оказалась безнадежно смятой, искусственные цветы на ней были сломаны ветром, а красивые ленты запачканы грязью.

Роксана сорвала шляпку с головы и еще раз хмуро посмотрела на себя в зеркало. Да, выглядела она просто ужасно!

Она попыталась привести себя хотя бы в относительно приличный вид. Пригладила ладонью волосы, провела влажным носовым платком по лицу. Но, к полному своему отчаянию, поняла, что лучше от этого выглядеть не стала. Еще раз взглянув в зеркало, Роксана вдруг увидела, как у отражавшейся в нем двери начинает поворачиваться ручка. Боже! Сейчас кто-то войдет и застанет ее за столь недостойным занятием! Роксана отскочила от зеркала и с виноватым видом уставилась на готовую открыться дверь.

На пороге появилась девушка в платье цвета горной лаванды – очень молоденькая, стройная, с копной тщательно уложенных рыжих волос и светло-голубыми глазами.

– Добрый день! – улыбнулась она после короткой паузы. – Вы, должно быть, мисс Шеффилд?

– Да, – односложно ответила Роксана.

– Меня вы, конечно, не помните!

– Нет, не помню. Но могу попытаться угадать!

– Ну, так кто же я? – настойчиво потребовала рыжеволосая фея.

– Видите ли, – мягко улыбнулась Роксана, – при нашей последней встрече вы были еще ребенком. Ну, лет пяти. Может быть, даже и меньше. И все же – здравствуйте, Юнити Стентон! Просто удивительно, что вы меня узнали!

Девушка рассмеялась:

– Мама мне сказала, что вы приехали.

Юнити наконец переступила порог и вошла в гостиную.

– Я выгляжу моложе своих лет, – улыбнулась она. – Вы вряд ли знаете мой теперешний возраст. А ведь мне уже стукнуло четырнадцать! И скоро будет пятнадцать. Мама называет меня неисправимой девчонкой. Я же считаю себя романтиком.

Роксана удивленно выгнула дугой бровь. Прямота девушки ей, несомненно бы, понравилась, если бы не совсем недавние слова капитана Гаррисона, назвавшего романтичной ее, Роксану. Кроме того, она была для Юнити Стентон совершенно чужой, а потому о своих доверительных разговорах с матерью, а тем более разногласиях девушке вряд ли стоило сразу исповедоваться.

Наверное, эти мысли в какой-то степени отразились на лице Роксаны, потому что Юнити внимательно посмотрела на гостью и сказала:

– Совершенно не стоит этому удивляться, мисс Шеффилд. Ведь вы сами в свое время не очень-то следовали светским правилам поведения, как заявляет моя мама.

– Серьезно? – сухо спросила Роксана.

– Совершенно серьезно.

– Что ж, возможно. Но я лично не помню, чтобы была очень уж романтичной в свое время.

– Это, наверное, из-за высокого роста.

– Что?!

– А вы знаете, что большинство женщин в Индии маленького роста? Примерно такого же, как я? И мне это нравится. Потому что их жизнь полна романтики.

Слегка наклонив набок голову, Юнити взяла с кресла подушку в ситцевой наволочке, взбила ее и небрежно бросила назад.

Роксана вновь нахмурилась:

– Это почему же?

– Их охраняют и защищают любящие мужчины. Они носят потрясающей красоты одежды, скрывающие их от всех, кроме мужей. И когда муж умирает, то умирают вместе с ним. – Юнити сдвинула брови и добавила: – Правда, это наименее романтичная часть. Я считаю правильным, что мы положили конец этому обычаю.

– Вы имеете в виду самосожжение? Не вижу абсолютно ничего романтичного в том, что жена приносит себя в жертву на погребальном костре своего мужа. Вы удивляете меня, мисс Юнити Стентон! Слава Богу, что теперь это запрещено!

Роксана почувствовала, как по спине у нее поползли мурашки. Она смотрела на Юнити и никак не могла поверить, что перед ней та самая девочка, которую она когда-то знала, правда, недолго, маленьким ребенком.

В углу зашевелился слуга-индиец, как бы напоминая о своем присутствии. Роксана сразу же понизила голос:

– Кроме того, вы ведь должны понимать, что далеко не все индийские женщины живут в неге и роскоши. Здесь, как и в любой другой стране, многие из них влачат жалкое существование и изнывают под тяжестью непосильного труда. Мне известно, что частенько мужья здесь обращаются с женщинами хуже, чем с собаками.

– Откуда вы это знаете, мисс Шеффилд? – вызывающим тоном спросила Юнити.

– Я много читала, – ответила Роксана. – Потому и знаю.

– Вот оно что! – со смехом воскликнула Юнити. – Неужели вы верите всему, что пишут в книгах, журналах или газетах?

Но Роксана пропустила эту реплику мимо ушей.

– А как же ваши собственные слуги, Юнити? – спросила она. – Ведь среди них тоже есть женщины, не так ли? Вы когда-нибудь интересовались тем, как они живут за стенами этого дома?

Выражение лица рыжеволосой девы сразу изменилось. Было похоже, что вопрос Роксаны застал ее врасплох.

– Вы очень серьезная женщина, мисс Шеффилд! – тихо сказала она.

– Да, – согласилась Роксана, – иногда я бываю очень серьезной. Уж извините! Видимо, этот разговор вас расстроил? Но поверьте, я не хотела его начинать, а тем более – спорить с вами!

Юнити опустила голову и некоторое время смотрела в пол. Потом сказала:

– Не переживайте. Наш разговор показывает, что мы должны стать друзьями.

– Почему вы так думаете?

– Потому что мы не болтали обо всякой ерунде, чтобы только поддерживать беседу, а сразу заговорили об очень важном. Это замечательно! Знаете, во время нашего разговора я все время думала о своем росте. Ведь маленькая женщина всегда вызывает у мужчины желание ее защитить, поскольку кажется беспомощной.

– Разве вы ощущаете себя беспомощной?

– Никогда! Но чувствую, что ко мне именно так относятся. Кстати, я сомневаюсь, чтобы кто-то посчитал беспомощной вас!

– Я на это надеюсь, – уверенно заявила Роксана.

– Правда? – спросила Юнити и, подойдя к Роксане, пробежалась кончиками изящных пальцев по ее обнаженной до локтя руке.

– Правда, – подтвердила та, почувствовав, как Юнити сжимает ее руку, пытаясь куда-то увлечь. – Куда вы меня тянете? Я должна дождаться здесь вашу маму.

– Ко мне, в ванную комнату. Вы должны привести себя в порядок.

Роксана запрокинула голову назад и заразительно рассмеялась:

– А вы, мисс Стентон, очень открыты и искренни. Это мне нравится, хотя кое в чем я и не согласна с вами. Но по поводу того, что сейчас на меня страшно смотреть, спорить не буду. Ибо отлично сама это знаю. Поэтому с того момента, как переступила порог, безуспешно пыталась срочно привести себя в порядок. Надеюсь, что теперь вы мне в этом поможете.

Ванная комната Юнити находилась в глубине дома. Ее единственное окно располагалось под самым потолком и выходило на запад. Здесь было очень прохладно, а потому приятно. У двери Юнити и Роксану дожидалась молодая индианка – нянька юной хозяйки. Юнити отдала ей несколько распоряжений. А когда та с поклоном вышла, взяла Роксану за руку и усадила на стоявшую у двери мягкую кушетку.

– Садитесь, мисс Шеффилд. Пока вы не уедете, эта ванная комната будет нашей общей. Вы не возражаете? Я послала за вашими вещами и приказала принести сюда воду и полотенца. Уверяю, вы скоро станете такой же очаровательной, какой были всегда. Вы думаете я не сумела разглядеть вашу природную красоту под всей этой пылью и грязью? Ха! Да вы же просто очаровательны! То же самое говорит и мама. По ее словам, в раннем детстве вы были довольно пухленькой, а потому все кругом твердили, будто бы красивой и стройной девушкой никогда не станете. Но они, слава Богу, очень даже ошиблись!

С каждым словом Юнити зеленые глаза Роксаны все больше округлялись, а темные брови лезли на лоб от удивления. Она просто не знала, что сказать в ответ на столь неожиданные восторги. Но очень скоро ей стало совершенно ясно, что отвечать вовсе и не обязательно. Тем более что Юнити говорила непрерывно, без пауз и запятых.

– Мама вот-вот придет. Только немного приведет себя в порядок. Когда вы вошли в дом, она вбежала ко мне в комнату чуть ли не с криком: «Юнити! Это ужасно! Представляешь, мисс Шеффилд уже ждет нас в гостиной! Срочно иди и займи чем-нибудь гостью! Хотя ты вряд ли ее узнаешь... Ладно, я сейчас приду!» – И принялась зачем-то подробно описывать вашу внешность. Правда, я действительно с трудом вас узнала. В основном – по глазам. Они запомнились мне еще с нашей первой давнишней встречи. Боже мой, какая красота! Я понимаю капитана Гаррисона! Он не зря то и дело украдкой любовался ими!

Роксана вздрогнула, как будто ее укололи чем-то острым.

– Что?! Капитан Гаррисон?

Юнити посмотрела на Роксану и громко расхохоталась.

– А ведь его собственные глаза тоже необыкновенно красивы! Своим цветом они напоминают край выплывающей из-за горизонта тучи. Порой – строгие... Порой – таинственные. Но чаще всего они искрятся весельем!

– Вы действительно романтик, Юнити! – убежденно сказала Роксана, поднимаясь с кушетки. – Я, к примеру, не заметила в глазах капитана ничего особенного.

– Неужели? И вы говорите это после того, как провели столько времени в его обществе? Значит, вы очень плохой наблюдатель!

– Напротив, я обычно очень многое вижу, – возразила Роксана. – А с капитаном мы и в самом деле провели некоторое время вместе. Но ровно столько, сколько было необходимо. Не больше.

Неторопливым шагом Роксана вернулась в комнату, подошла к стеклянной двери веранды и, отодвинув портьеру, посмотрела на улицу. Яркие солнечные лучи ослепили ее.

Дневное светило стояло прямо в зените и, казалось, сразу же заполнило собой всю комнату. Роксана отступила на полшага и спряталась от него за портьерой. Здесь, в сравнительно прохладной тени, можно было расслабиться и чуть передохнуть. Она села на стоявший у стены стул и задумалась. Перед ее мысленным взором прошли все события сегодняшнего утра. Капитан Гаррисон... Его глаза... Почему Юнити в таком восторге от них? Глаза как глаза... Ничем не отличающиеся от миллионов других. Назвать их необыкновенными? Глупо! Или же надо иметь уж слишком богатое воображение. Впрочем, у Юнити, видимо, как раз такое и есть...

– Вы сошли на берег сразу же, как только рассвело? – вывел ее из задумчивости голос Юнити.

Роксана слегка вздрогнула, повернулась к девушке и с неохотой ответила:

– Да. И потом два часа ждала на пристани, прежде чем решилась сама добраться сюда.

– Извините нас, – виноватым голосом сказала Юнити. – Мама тоже этим расстроена. А папа, когда придет с работы и все узнает, будет, наверное, вдвойне переживать. Но это – вечером. А сейчас еще только полдень... Послушайте, но вы все-таки много времени провели с капитаном Гаррисоном. Скажите, он не показался вам не только интересным внешне, но также и очень воспитанным человеком, умеющим себя вести в любом обществе?

Задавая этот вопрос, Юнити вовсе не хотела как-то уколоть или позлить Роксану. Но той было крайне неприятно вспоминать свои утренние приключения. А потому она ответила с раздражением:

– Нет, не показался!

Резким движением руки Роксана задернула портьеру и, поднявшись со стула, вернулась в ванную. Но, проходя мимо туалетного столика, она на мгновение задержалась у стоявшего на нем зеркала и вновь ужаснулась, взглянув на свое усталое, пропыленное лицо, смятую юбку и растрепанные волосы. Схватив лежавшую на стеклянной полочке серебряную щетку, Роксана принялась самым немилосердным образом расчесывать свалявшиеся локоны.

– Капитан Гаррисон, – продолжала Роксана, – вел себя до неприличия нагло, просто невыносимо.

Юнити недоверчиво посмотрела на нее. Роксана заметила этот взгляд и добавила:

– Могу только сказать, что нашла в этом человеке самые худшие мужские черты.

– Мне трудно в это поверить. Может быть, Гаррисон был груб с вами?

Роксана колебалась, а потому медлила с ответом. Потом положила щетку на полку и подняла голову. Врожденная честность не позволяла ей лгать даже в таком пустом разговоре, как этот.

– Нет, он не был со мною груб, – отрезала она.

– Вот так-то! – с торжеством сказала Юнити. – Я совершенно уверена, что вы нашли его близким себе по духу, только не желаете в этом признаться. Почему? «Роксана Шеффилд и Колльер Гаррисон». Неплохо звучит? Правда?

Роксана рассмеялась:

– Да, он оказался настолько близким мне по духу, что я предпочла бы с ним больше никогда не встречаться! К тому же...

В этот момент дверь ванной отворилась и вошли двое слуг-индийцев. Один из них нес на руке два махровых полотенца, а другой – большой кувшин с горячей водой. Для Юнити появление в ванной комнате мужчин было делом привычным. Ибо слуг она к числу представителей сильного пола не причисляла. Но для Роксаны это стало такой неожиданностью, что она замолчала на полуслове и так изумленно посмотрела на Юнити, что та удивленно спросила:

– Что случилось?

– Я... Нет, ничего! – с трудом выговорила Роксана. Она поняла, что в Индии существует и нечто такое, о чем ей никогда не приходилось читать в своих книгах. Но увы, видимо, к этому и еще ко многому ей придется теперь привыкать!

Тем временем один из индийцев подошел к ванне и вылил туда кипяток. Для Роксаны плеск льющейся воды прозвучал волшебной музыкой. Другой слуга повесил на стоявший перед ванной щит полотенца. Затем оба согнулись в поклоне и удалились так же бесшумно, как и вошли.

– Ну вот и прекрасно! – с удовлетворением сказала Юнити.

Но, увидев, что Роксана продолжает неподвижно стоять, она удивленно спросила:

– Почему вы не раздеваетесь? Сейчас принесут ваши вещи, а я удалюсь, чтобы вам не мешать. Мама же, насколько мне известно, позаботилась о вкусном завтраке для вас. Так что, как только будете готовы, спускайтесь в гостиную.

Юнити повернулась и выскочила из комнаты. Через несколько минут Роксана услышала ее серебристый голосок, доносившийся уже из комнаты для занятий.

Роксана некоторое время стояла в задумчивости, бесцельно перебирая ленты летней шляпки, которую все еще держала в руках. Она никак не могла понять, зачем понадобилось Юнити мучить ее разговорами о капитане Гаррисоне? Скорее всего причиной тому была столь распространенная среди девчонок манера непременно кого-нибудь дразнить. Юнити, возможно, даже и не осознавала, насколько глубоко задели Роксану ее задорные слова... И особенно фраза: «Глаза, напоминающие цветом тучу, выплывающую из-за горизонта»... Боже мой, какая романтическая чушь!

Роксана бессознательно подняла руку и осторожно провела кончиками пальцев по губам, вспомнив тепло дерзкого поцелуя Гаррисона. Она старалась уверить себя, что больше никогда не позволит ему подобных шуток, если они вдруг окажутся в подобной ситуации. Но неожиданно почувствовала, что не уверена в этом. Уж очень ласковым был тот поцелуй! И Роксана не могла не признаться себе, что вспоминает о нем с удовольствием. Хотя тут же ощутила беспокойство и стыд. Нет, она решительно не должна допустить повторения чего-либо подобного! Однако одновременно она призналась себе в слабости, о существовании которой раньше даже не подозревала.

Стук открывшейся двери заставил Роксану вздрогнуть и стыдливо прикрыть коленки широким подолом юбки. Оказалось, что это слуга принес ее вещи. Он поставил у двери сундучок и сумку, после чего сразу же исчез. Роксана бросилась к двери с намерением запереть ее. Но ключа в замке не оказалось. Она растерянно смотрела на пустую замочную скважину. Потом подтащила стул и забаррикадировала дверь. Это показалось Роксане достаточно надежным, и она облегченно вздохнула.

Завтрак, приготовленный хозяйкой дома, был довольно легким, поскольку для основного застолья ожидали возвращения полковника Стентона. Стол был накрыт в гостиной. Обслуживали их трое индийцев. Роксана подумала, что вполне хватило бы и одного. Хотя бы потому, что эти трое все время суетились вокруг стола, порой мешая друг другу, отчего Роксана сразу почувствовала дискомфорт.

На стол поставили тарелку с тощими сандвичами, вазу с фруктами и блюдо с разложенными в строгом порядке ломтиками сыра нескольких сортов. Затем каждому из сидевших была подана чашка охлажденного бледного чая с кусочками какого-то цитрусового плода, по вкусу напоминавшего лимон. Роксана ела и пила все это с каким-то зверским аппетитом, что было тут же отмечено хозяйкой дома.

– Я вижу, местная жара на вас не очень действует, – улыбнулась Августа Стентон.

– Простите? – переспросила Роксана, вытирая губы салфеткой.

– Я хотела сказать, что здешний климат не отразился на вашем аппетите. Правда, вы только сегодня приехали. Очень скоро жара покажется вам невыносимой. Должна признаться, что она действует... Э-э-э... Как бы это лучше назвать?..

– Раздражающе? – подсказала Юнити, оторвавшись на мгновение от тарелки.

Августа перевела свои голубые глаза на дочь. Ямочки на ее круглых щеках при этом почему-то стали менее заметными.

– Нет, я не то имела в виду, – возразила она, обращаясь на этот раз только к Роксане. – Мы в какой-то мере избежали подобной участи. В основном благодаря щедрости и великодушию полковника Стентона. Он пошел на огромные затраты, дав нам возможность ежегодно проводить самые жаркие летние месяцы в Симле. Это далеко в горах. Там всегда прохладно. Воздух кристально чист и свеж. Просто замечательно! Вы обязательно должны навестить нас, когда мы туда в очередной раз переедем. Конечно, я понимаю, что львиную долю своего времени вы будете проводить с отцом. Кстати, когда вы его видели в последний раз?

Роксана положила салфетку к себе на колени, старательно разгладив кончиками пальцев ее уголки.

– Пятнадцать лет назад.

– Пятнадцать лет?! Боже мой, да ведь это целая вечность! Представляю, с каким нетерпением вы ждете встречи!

– Видимо, так, – неопределенно ответила Роксана, беря губами с конца вилки кусочек сладкой благоухающей дыни и с наслаждением начиная ее пережевывать.

Августа и Юнити удивленно переглянулись.

– Меня так огорчила смерть вашей матушки, Роксана!

– Спасибо, миссис Стентон, – сдержанно ответила Роксана.

Она не любила обсуждать с кем-либо свои взаимоотношения с родителями, сделав, как ни странно, исключение лишь для совсем чужого ей человека – капитана Гаррисона.

– Я не знаю, известно ли вам, что мы с вашей матушкой очень дружили, – продолжала Августа. – Правда, с тех пор прошло много лет. Тогда мы с ней были еще девочками. Ваша мама просто поражала всех своей красотой. Многие девушки и молодые женщины, часто из куда более знатных и богатых семей, ей завидовали. Кстати, ваши волосы очень похожи на ее. И фигура тоже. Но глаза совсем другие. У нее они были... были...

– Карими, – сдержанно подсказала Роксана.

– Совершенно верно! – с воодушевлением заговорила Августа, не обращая внимания на внезапное оцепенение Роксаны и глядя ей прямо в глаза. – Глаза у вашей мамы были карими, даже, скорее, светло-коричневыми. Боже, какой изумительный цвет! Я хорошо помню тот вечер, когда они с вашим отцом впервые встретились. Он пригласил ее танцевать. Причем никто не знал, кто он и откуда взялся. Мистер Шеффилд пришел только к концу вечера... Позвольте, почему вечера? Было уже чуть ли не четыре часа утра! И сразу же решительно все, кто при сем присутствовал, поняли: эти двое полюбили друг друга.

– Ну просто сказка! – бесцветным голосом откомментировала Роксана.

– Да, именно так! – согласилась Августа, не заметив или сделав вид, будто не заметила, иронии.

– Как романтично! – столь театрально вздохнула Юнити, что Роксана не могла не почувствовать фальши. – Замечательно, что они полюбили друг друга с первого взгляда!

Роксана снова расправила салфетку на коленях, после чего подняла глаза на Юнити.

– Проблема любви с первого взгляда, – тихо сказала она, – заключается в том, что влюбиться-то нетрудно. Но ведь рано или поздно придется как-то выпутываться из этой ситуации. А такое неизбежно должно случиться. Мой отец бросил семью пятнадцать лет тому назад. Он сделал выбор. И это было его собственным желанием!

Воцарилось неловкое молчание. Слуги, как всегда безмолвно и бесшумно, двигались по комнате, собирая посуду со стола и наливая чай в чашки. Под потолком шуршало опахало.

Наконец Августа громко откашлялась и виновато сказала:

– Мне следовало бы понять, что вас больно задела вся эта история. Извините, но я об этом не подумала!

Роксана кивком поблагодарила слугу, налившего ей минеральной воды, подняла стакан и выпила все до дна, чтобы успокоиться и взять себя в руки.

– Не надо извиняться, – сказала она миссис Стентон. – Но я действительно очень остро воспринимаю все, что касается моей семьи. Поэтому, прошу вас, давайте поговорим о чем-нибудь еще. И забудьте о том, что я только что сказала.

– Хорошо, – согласилась Августа. – Итак, о чем мы будем говорить?

Роксана посмотрела в лицо хозяйки дома, отметив про себя ее мягкие черты. Августу, в отличие от ее дочери, нельзя было назвать красивой. Может быть, в молодости было иначе. Роксана попробовала представить миссис Стентон вместе со своей матерью на каком-нибудь светском рауте. Интересно, как та и другая при этом себя вели? И не чувствовала ли Августа себя ущемленной красотой подруги?

Роксана часто останавливалась перед портретом матери, написанным, когда той было всего шестнадцать лет. Она долго изучала материнские черты, выражение лица и совершенные линии плеч. Любовалась ниспадающими на них темными волосами, цвет которых оттенял белизну кожи в вырезе декольтированного вечернего платья. Да, это было настоящее воплощение женской красоты! Но самые главные ее качества не поддавались кисти живописца. Ибо это были бесконечная доброта, душевное богатство, способность безгранично и преданно любить, равной которой Роксана не встречала ни в ком. Луиза Шеффилд полюбила на всю жизнь и уже не смогла бы отдаться этому чувству вторично...

Каждый раз, подолгу глядя на портрет матери, Роксана спрашивала себя, способна ли она сама принести себя в жертву какому-то человеку? И каждый раз отвечала на этот вопрос отрицательно, считая подобную слепую преданность одному мужчине просто-напросто глупостью. С самого детства она привыкла к независимости, сумела воспитать в себе железную волю и привычку во всем полагаться только на собственные силы и способности. Роксана встречала очень немногих мужчин (если вообще встречала!), которые захотели бы иметь дело с такой женщиной. И это ее вполне устраивало. Сейчас Роксана вдруг подумала, согласился бы, скажем, капитан Гаррисон видеть рядом с собой женщину, которая стала бы его боготворить и любить до безумия? Наверное, нет... Что ж, это психология мужчины!

– Роксана, – донесся до нее как бы откуда-то издалека голос Августы.

– Извините, – встрепенулась она, с усилием отогнав от себя мысли об утреннем провожатом.

– Вы не хотели бы познакомиться с нашим распорядком дня? Как видите, мы позволяем себе легкий ленч в полдень, но уж зато плотно завтракаем. Кстати, к этому надо привыкнуть! Ужинаем, как правило, после захода солнца. Потому что к тому времени начинает дуть ветерок и становится значительно прохладнее. Обычно мы открываем все окна и даже двери. Мы часто совершаем пешие и верховые прогулки. Нередко бываем на концертах полкового оркестра. Видите ли, все мы здесь очень тесно связаны друг с другом. Я имею в виду европейцев. Хотя... – тут Августа оглянулась и понизила голос, – хотя и многие индийцы вполне приятные и очень добродушные люди.

– Правда? – переспросила Роксана, слегка выгнув левую бровь.

Сидевшая рядом с ней Юнити беспокойно заерзала на стуле и сказала:

– Европейцы довольно часто устраивают роскошные балы. Но я слышала, что никого из местных на них не приглашают. И вообще туда допускаются только офицеры.

– Именно так и должно быть, – закивала Августа. – Каждый должен знать свое место! Мы не должны по возможности перемешиваться друг с другом. А эти балы действительно великолепны. И даются довольно часто. Кроме того, здесь бывают и всякие другие светские развлечения. Так что, Роксана, ваше пребывание в Калькутте может оказаться не таким уж скучным!

– Ну, после того, что я сейчас услышала, скучать мне, видимо, не придется!

– Есть и кое-что другое... – продолжала Августа, вставая со стаканом в руке и подав знак слугам, что завтрак закончен.

– А именно? – спросила Роксана, тоже поднимаясь из-за стола и чувствуя, как у нее улучшается настроение.

Утренние события на какое-то время отошли на задний план. К тому же Роксана отлично понимала, что раздражительность только мешает независимости. Поэтому она тут же постаралась взять себя в руки, забыть о капитане Гаррисоне и думать лишь о том приятном, что вроде бы сулил ей остаток дня.

– А именно то, – в тон ей ответила Августа, – что среди работников Ост-Индской компании нет недостатка в приличных и молодых холостяках, среди которых мы можем отыскать для вас подходящего мужа.

– Мужа? – как эхо переспросила Роксана. – Но, миссис Стентон, у меня нет никакого желания выходить замуж!

– Сейчас, может быть, и нет, – возразила Августа. – Но в будущем и, возможно, не столь уж отдаленном, такое желание у вас непременно появится. Извините, дорогая, но ведь мы созданы для подобной доли! Разве не так? Каждая женщина обязательно ставит перед собой эту цель. В какой-то момент вам тоже захочется, как говорится, пристроиться и...

– Не стану спорить, миссис Стентон, но я чувствую себя вполне пристроенной! – не дала ей договорить Роксана и заставила себя улыбнуться.

– Вам просто так кажется, дорогая. Но как вы собираетесь жить? На какие средства? Ведь наследство не вечно!

– Если распоряжаться им с умом, то оно может стать и вечным.

– Нет. На свете просто не существует ничего вечного!

В комнате повисло молчание. Слышно было только, как под потолком яростно мечется опахало.

Юнити снова опустилась на стул и загадочно посмотрела на мать.

– Мама, скажи Роксане, что ты сделала. Прошу тебя!

Августа тоже села, выпрямив спину. Опустив пустой стакан на стол, она некоторое время с виноватым видом смотрела на Роксану, как бы стыдясь чего-то, потом собралась с духом и сказала:

– Я горжусь тем, что сделала нечто очень важное и доброе.

Роксана с любопытством и некоторой тревогой посмотрела на Августу, не зная, чего от нее ожидать.

Августа откашлялась, вытерла салфеткой губы и торжественно объявила:

– Мой принцип – всегда отвечать добром на добро. Этот человек был очень любезен, согласившись привезти вас сюда, Роксана.

– Вы имеете в виду капитана Гаррисона?

– Именно. Капитан Гаррисон – чудесный человек. Полковник Стентон очень хорошо отзывается о нем и о его работе. И я хотела бы отблагодарить его за ту помощь, которую он оказал вам, Роксана. Одним словом, я послала ему записку.

– Записку? – переспросила Роксана.

– Да, записку. И пригласила его отобедать с нами в один из трех предстоящих дней. Я знаю, что вы еще не отдохнули от долгого путешествия. Но это будет очень милая встреча. Без всякой торжественности. Она вас ничуть не утомит.

– Капитан Гаррисон дал свое согласие? – спросила Роксана.

– Я еще не получила от него ответа, – призналась Августа.

Роксана промолчала. Но тут же с противоположной стороны стола раздался радостный, восторженный крик Юнити:

– Он придет! Я знаю, что он придет! Роксана, клянусь вам, что это как раз один из тех мужчин, о которых мы только что говорили!

Роксана спокойно посмотрела на горевшее восторгом лицо Юнити и подумала: «Как бы все это не закончилось для меня сердечным приступом!»

Но вслух она этого не сказала...

Глава 3

Колльер Гаррисон скользнул рассеянным взглядом по почти погрузившемуся в сумерки военному гарнизону. Потом уже более внимательно посмотрел на западную половину неба. Садившееся солнце было окружено типичным для пыльных индийских городов ореолом аметистово-розового цвета с легким абрикосовым оттенком.

Гаррисон шел широким шагом, продолжая наблюдать за заходом дневного светила, которое уже почти спряталось за горизонт, оставив на небе прощальные лучи. Отразившись от спокойной глади океана, они окрашивали набегающие облака в совершенно фантастический сине-зеленый цвет.

«Похоже на ее глаза», – неожиданно для самого себя подумал Колльер.

– А ведь вы думаете о ней, – сказал шедший рядом с Гаррисоном долговязый сикх.

– О ком? – с удивлением спросил Колльер.

– О той самой женщине.

– Какой же, Джахар? – улыбнулся Гаррисон.

– А что, есть еще какая-нибудь, кроме той, ради кого вы отменили нашу вечернюю встречу? И все только затем, чтобы перекинуться с ней парой фраз!

– Меня пригласили, Джахар. И было бы невежливым отказаться.

– Раньше вы не боялись выглядеть невежливым.

– Но там будет мисс Шеффилд. Это добавляет привлекательности ужину у полковника.

– Скажите лучше, что только из-за нее вы туда и идете!

– Тебе не надоедает всегда быть правым? – буркнул капитан.

Джахар рассмеялся, сверкнув в наступившей темноте ровным рядом абсолютно белых зубов. За его спиной целая туча мотыльков взвилась в воздух, словно получив приказ от появившейся на небе луны. Где-то невдалеке тоскливо завыл шакал.

– Будьте очень осторожны, – серьезно сказал Джахар на превосходном английском языке. – Вы же сами не раз высказывались против поспешных решений. И это правильно!

Колльер нахмурился, но без всякого раздражения.

– Джахар, – сказал он, проведя ладонью по растрепавшимся волосам, – я же не дурак! По крайней мере надеюсь на то, что это действительно так. Ты не забыл о нашей договоренности встретиться на базаре? Ну так жди меня там. Я приду, но немного позже.

Джахар молча кивнул, повернулся и исчез в серых сумерках надвигающейся ночи. Колльер посмотрел ему вслед, вспоминая другие времена, другой вечер, много лет назад, когда он и сикх, презрев разницу в вере, возрасте и положении, открыли друг в друге общность интересов, переросшую затем в прочную дружбу.

Миновав темную аллею, ведущую к дому Стентонов, Гаррисон остановился. Шторы не были опущены, и в сад лился яркий свет. Из дома доносились голоса мужчин и женщин. А в одном из окон вырисовывался чей-то силуэт. Колльер сразу же узнал его и замер на месте. Он жадно разглядывал стройную женскую фигуру, пользуясь тем, что сам мог оставаться невидимым.

Роксана повернулась. Луч света упал на ее щеку, обнаженные плечи и темные волосы. Протянув руку, она открыла стеклянную дверь, вышла на веранду и остановилась у перил. Гаррисон затаил дыхание и еще некоторое время внимательно рассматривал ее. На Роксане было длинное темно-синее платье, эффектно подчеркивавшее высокую грудь и тонкую талию. Ее движения поражали легкостью и грациозностью, чего Колльер не оценил должным образом во время их первой встречи.

Роксана стояла в двух шагах от Гаррисона, держа в руке стакан с красным вином, и смотрела в окутанный тьмой сад. Несколько раз она поворачивала голову в сторону гостиной и с кем-то переговаривалась, сетуя на духоту. Колльер затаил дыхание, чтобы не выдать себя.

Так продолжалось несколько минут. Наконец решив, что дальше прятаться просто нелепо, Гаррисон выступил из тени деревьев.

– Добрый вечер, мисс Шеффилд! – сказал он и не узнал своего голоса.

Роксана вздрогнула и слегка отпрянула назад. Стакан выскользнул из ее руки. Но Гаррисон одним прыжком оказался на веранде рядом с ней и успел подхватить его.

– Я не хотел вас испугать! – виновато произнес он.

– Капитан Гаррисон, – в замешательстве проговорила Роксана. – Я... Мы думали, что вы не придете...

Голос ее дрожал, а дыхание стало прерывистым. Зеленые глаза расширились. Губы приоткрылись. Гаррисон тут же вспомнил предостережение Джахара, а затем и поцелуй в коляске.

– Я опоздал? – не совсем естественным голосом спросил он. – Обычно меня, наоборот, упрекают в излишней пунктуальности. Я же считаю, что не могу позволить себе такой роскоши, как опоздания. Тем не менее сегодня некоторые обстоятельства заставили меня задержаться. Но вы очень бледны. Что-то случилось?

– Нет, ничего страшного. Просто я облила свое новое платье красным вином.

Гаррисон проследил за ее взглядом. На подоле платья Роксаны чуть ниже колен расползалось пятно. Не говоря ни слова, он достал из кармана чистый носовой платок и протянул Роксане. Она наклонилась и плотно прижала его к пятну. При этом декольте платья оказалось около губ Гаррисона. Не поддавшись соблазну, он отвернулся и спросил, глядя на стену:

– Все в порядке?

– Нет.

Гаррисон снова обернулся и посмотрел на Роксану. Она стояла, выпрямившись, едва доставая до плеча Колльера. Но для женщины этот рост был нормальным.

– Извините, мисс Шеффилд! – сказал Гаррисон.

– За что, капитан?

Колльер заметил, что ее ресницы были не очень длинными, но зато густыми и пушистыми. К тому же черными как смоль.

– За то, что испортил ваше новое платье.

– Вы его вовсе не испортили.

– Ну, расстроил вас. Так или иначе, я виноват.

От Роксаны веяло ароматом, похожим на запах лаванды. И Гаррисон невольно вспомнил Англию... Свой дом...

– Вы можете быть во многом виноватым, капитан Гаррисон, – усмехнулась Роксана. – Но только не в том, что испортили мое платье.

Она вернула Колльеру его носовой платок, запачканный красным вином.

– И не надо никаких извинений.

Роксана повернулась и, даже не взглянув на оторопевшего капитана, вернулась в гостиную. Колльер остался стоять на веранде. Прямо около его виска качалась завернутая в полотенце бутылка вина, которую подвесили к колонне, чтобы охладить на ветерке. Капитан протянул к ней руку и заставил вращаться подобно игрушечному волчку. В этот момент из гостиной вышел слуга. Он кивнул Гаррисону, отвязал бутылку и сказал:

– Всех приглашают ужинать.

– Спасибо, – равнодушно отозвался Колльер. Засунув носовой платок в карман, он взял недопитый стакан Роксаны и выплеснул остатки вина в сад. После чего круто повернулся и вошел в дом...

Никем не замеченная Роксана выскользнула из гостиной и так же тихо переступила порог столовой, испугав слугу, расставлявшего цветы в большой вазе у двери. На его немой вопрос Роксана ответила, что хотела бы познакомиться с предлагаемым хозяйкой размещением гостей за столом. Слуга отступил на шаг и пропустил ее.

Стол, стоявший в центре просторной комнаты, оказался очень большим и массивным. Его поверхность и ножки были украшены красивой резьбой в традиционном северо-американском стиле. Около стола должны были стоять четырнадцать стульев. Но в связи с меньшим числом гостей два стула перенесли в соседнюю комнату.

Стол был накрыт белоснежной скатертью, отороченной кружевами, и сервирован великолепным китайским сервизом, серебряными приборами, хрустальными бокалами и другой не менее дорогой посудой, имевшейся в распоряжении Августы. С торцевых сторон стояли массивные бронзовые шандалы с огромными свечами, начищенные до такой степени, что в них, как в зеркалах, отражалась вся обстановка столовой.

Роксана обошла вокруг стола и внимательно прочитала имена гостей на карточках, лежавших перед каждым стулом на тарелках с золотыми ободками. Все карточки были выписаны изящным почерком Юнити, крупными буквами, что позволяло читать их, не наклоняясь.

У одного стула Роксана задержалась дольше, чем у остальных. На карточке было написано: «Капитан К. Гаррисон». Оказалось, что его посадили по левую руку от нее. Роксана подумала, что все это делается не без умысла. Но чьего? Может быть, Юнити? Или же ее матери, которая обмолвилась, что хотела бы найти Роксане мужа? Впрочем, здесь это выглядело вполне естественным. Роксана читала, что в Индии девушка, не вышедшая замуж до двадцати лет, считается старой девой... Но ведь она-то англичанка! А потому ей совершенно незачем спешить обзаводиться семейством! К тому же Роксана не считала, что будет трагедией, если она вообще никогда не выйдет замуж...

Роксана не могла бы сказать, что именно натолкнуло ее на мысль, будто кто-то в этом доме пытается вмешиваться в ее личную жизнь. Может быть, его карточку положили рядом с ее и совершенно случайно. Но так или иначе, карточка с фамилией Гаррисона почему-то оказалась у Роксаны в руке.

Роксана смотрела на плотную белую бумагу и написанные на ней четкие, уверенные буквы, чувствуя, как ее начинает охватывать отчаяние. Что делать? Может быть, имеет смысл сейчас, пока она здесь одна, поменять свою карточку с чьей-либо еще из разложенных по тарелкам? Причем выбрать одну из лежащих на дальнем конце стола? Боже, какое детство!

Кроме того...

Кроме того, почему она так уверена, что именно Августа Стентон все это задумала? Не сам ли капитан Гаррисон подбросил подобную идею хозяйке? Тот самый капитан Гаррисон, который с легкостью сумел ее разоружить и вселить в душу беспокойство? И не с ним ли она была несколько минут назад на веранде и вела себя наиглупейшим образом? Кстати, ведь все видели, что именно Колльер привез ее сюда. И уж конечно, заметили ее волнение! Вот и разгадка! А теперь Августа и Юнити стараются... Как это называется? Ах да! Это называется «помочь ей устроить свою жизнь»! Но ведь Роксане Шеффилд этого не нужно! Доселе она рассматривала мужчин только как друзей и не больше! А теперь... теперь у нее кружится голова от одного воспоминания о капитане Гаррисоне!

Нет, так дело не пойдет!

Роксана быстро схватила с одной из тарелок на другой стороне стола карточку и, обменяв на свою, положила ее на тарелку слева от капитана Гаррисона. После чего заложила руки за спину и как ни в чем не бывало принялась прохаживаться по столовой.

Колльер Гаррисон... Это имя продолжало стучать у нее в висках и вертеться на кончике языка, как нечто очень трудное, беспокойное и непонятное. Как и он сам...

Роксана повернулась к двери и...

И увидела его. Гаррисон стоял на пороге и держался правой рукой за дверной косяк. Непринужденный, самоуверенный, в прекрасно сидящей на нем военной форме, он был неотразим.

– Вот вы где! – улыбнулся Гаррисон. – А вас везде ищут.

– Серьезно? – спросила Роксана, стараясь скрыть волнение.

– Совершенно серьезно!

– Кто же?

– Я могу назвать, в частности, одного человека.

Роксана нахмурилась.

– Конечно, я причинила много хлопот миссис Стентон, – сказала она, отводя взгляд. – А то, что ушла из гостиной, выглядит крайне бестактным. Разрешите мне пройти.

Роксана сделала шаг к двери, но остановилась перед Гаррисоном. Слуга за ее спиной бросил на нее удивленный взгляд и снова занялся цветами.

Сейчас, стоя почти вплотную к капитану, Роксана получила возможность сполна оценить его высокий рост, ширину плеч и стройную фигуру, чего не могла сделать, сидя рядом с ним в коляске. Оказалось, что ее макушка только-только достает ему до подбородка. А для того, чтобы посмотреть в глаза Гаррисону, Роксане пришлось бы запрокидывать голову и слегка приподняться на цыпочки.

Она вновь взглянула на Колльера и, к своему удивлению, обнаружила, что его черные, слегка вьющиеся волосы, которые по их прошлой встрече она помнила тщательно уложенными, на этот раз почему-то были в полнейшем беспорядке.

– Вам неплохо было бы причесаться, – хмыкнула Роксана.

– Неужели? Сейчас проверю!

Роксана ждала, что он отойдет в сторону и пропустит ее к двери. Но Гаррисон, видимо, вовсе не собирался этого делать. Наоборот, он чуть нагнулся к ней и прошептал в самое ухо:

– Интересно, что вы здесь делаете одна?

– Решила переложить свою карточку на другую тарелку.

– Да? А зачем?

– Потому что меня не устраивает ваше соседство на протяжении всего вечера.

– Вот оно что! Неужели мое общество вам до такой степени неприятно, мисс Шеффилд?

– Если вы сами не понимаете, в чем дело, то не стоит говорить на эту тему! – выпалила Роксана. – Я очень плохой игрок в подобные игры, мистер Гаррисон! Флирт – не мое амплуа и совсем меня не интересует!

– О каком флирте вы говорите, мисс Шеффилд?!

– Тогда о чем же? – раздраженно фыркнула она. – И дайте мне, наконец, пройти!

– Нет, не дам! – мягко, но решительно сказал Гаррисон. – И не будем об этом больше говорить! Я хочу объяснить вам все то, что совершенно неожиданно произошло между нами. Разве вам не интересно это узнать?

В словах Колльера звучала такая скрытая сила, как если бы он уже держал Роксану в своих объятиях. Она это почувствовала, глядя в его сияющие глаза, притягивающие к себе с магической силой.

– Господи! – раздался с порога голос Августы, заставивший обоих вздрогнуть. – Нет, не волнуйтесь! Я не собираюсь звать вас назад в гостиную. Мы все сейчас соберемся здесь, в столовой, и сядем за стол. Надеюсь, ужин доставит каждому из присутствующих удовольствие. Как и вообще этот вечер! Вы не согласны, капитан Гаррисон?

– Это зависит только от вас, миссис Стентон, – ответил Колльер, с явной неохотой отрывая взгляд от Роксаны и поворачиваясь к хозяйке дома.

Несколько смущенная таким ответом гостя, Августа нервно засмеялась и отошла к столу. Роксана позволила Колльеру выдвинуть и галантно предложить ей стул, стоящий против тарелки с ее карточкой. Мисс Роуз Пибоди же с некоторым удивлением обнаружила, что ей предстоит сидеть по левую руку от капитана Гаррисона.

Вслед за ними расселись остальные гости и члены семейства полковника Стентона. Когда же Гаррисон опустился на свой стул, то широкая юбка мисс Пибоди прикрыла подолом его левое колено. Колльер покраснел и до того смутился, что некоторое время даже боялся пошевелиться. Роксана с иронией смотрела на него. В этот момент она сочувствовала попавшему в неудобное положение капитану.

Справа от Роксаны сидел еще один офицер – тоже капитан, но только из морской пехоты. Он немного опоздал и был представлен всем уже сидевшим за столом как Гарри Гроувнер. С Гаррисоном они, видимо, хорошо зная друг друга, обменялись приветствиями, после чего Гарри сел рядом с Роксаной.

Двери в столовую распахнулись, пропустив шеренгу слуг-индийцев с широкими блюдами, на которых красовались горы всевозможных яств. Тут были куры во фруктовом желе, целиком зажаренный павлин, утки, гуси и прочая дичь, относимая учеными-орнитологами к водоплавающим. Тарелки с восточным орнаментом ломились от колбас, ветчин, жаркого. В хрустальных вазах возвышались горы любых фруктов, которые только можно было отыскать в Индии. Посреди стола выстроилась длинная батарея марочных и, естественно, предельно дорогих вин.

Роксана быстро обвела взглядом все это гастрономическое изобилие, остановившись на ветчине с хреном и нью-йоркских колбасках. Она потянулась было за ними, но внезапно ее внимание отвлек чувственный смех, раздавшийся с противоположной стороны стола. Все взгляды обратились в ту сторону. Смеялась, прикрыв миниатюрный ротик ладошкой, рыжеволосая Роуз Пибоди, сидевшая рядом с капитаном Гаррисоном. Другая ее рука как ни в чем не бывало покоилась на рукаве капитана.

– О, капитан Гаррисон! – со смехом громко воскликнула она. – Вы же просто очаровательны!

Роуз вскинула голову и бросила призывный взгляд на Гаррисона. Роксана выпрямилась, схватила со стола лежавшую рядом с тарелкой салфетку и принялась нервно разглаживать ее на коленях. Это тут же заметил Гарри Гроувнер. Несколько удивившись, он торжественно поднял свой бокал и обратился к Роксане:

– Как вам нравится Индия, мисс Шеффилд?

Роксана натянула салфетку на колени, наклонила голову и, стараясь выглядеть спокойной, ответила:

– Я нахожу ее очень даже интересной.

– Не сомневаюсь! Хотя после Лондона вся эта экзотика, наверное, кажется вам несколько странной или по меньшей мере непривычной?

– Непривычной? – переспросила Роксана.

Она с интересом посмотрела на Гроувнера и только теперь заметила, как тот похож на Гаррисона. Правда, Гроувнер был значительно ниже его ростом.

– Да, кое-что действительно показалось здесь мне не совсем обычным, – ответила Роксана, растягивая слова. – Правда, я еще очень мало видела. Но вся эта древняя культура выглядит несколько непонятной. По крайней мере на мой взгляд. Хотя это вполне естественно: ведь мы сейчас находимся в чужой стране, очень сильно отличающейся буквально во всем от того, к чему привыкли на родине. Уверена, что не только я, но и вы, уже прожившие здесь какое-то время, еще не знаете, сможете ли когда-нибудь по-настоящему понять и оценить Индию.

– О! – не без удивления воскликнул Гроувнер и залпом осушил свой поднятый бокал.

Глаза его были красными. Роксана заподозрила, что предыдущую ночь капитан Гроувнер провел не лучшим образом. А он тут же заказал еще вина. Роксана взяла ложку и принялась за холодный суп.

– Вы это хорошо сказали, мисс Шеффилд, – очень тихо, почти одними губами, прошептал через стол Гаррисон. – Может быть, ваши слова заставят Гроувнера чуть призадуматься.

Гаррисон выпрямился и тоже выпил свой бокал до дна.

– Мисс Шеффилд, – вновь раздался у самого уха Роксаны голос Гроувнера.

– Слушаю вас, капитан, – откликнулась она, слегка повернув к нему голову.

– Вам уже удалось хоть немного осмотреть Калькутту? Этот город типичен для Индии. Если вы позволите, я с удовольствием покажу вам его!

– Да, я уже слышала и много читала об этом, – дипломатично ответила Роксана, чтобы не оскорблять капитана прямым отказом от его услуг.

Но он не унимался:

– Мои знакомые чуть ли не ежедневно устраивают у себя дома всякого рода вечера. Честное слово, они бывают не хуже лондонских! Хотите побывать на одном из них? Получите большое удовольствие!

– Видите ли, капитан Гроувнер, я не любительница такого рода развлечений. Куда больше люблю гулять в саду среди аромата цветов.

– В Калькутте есть великолепный ботанический сад. И если бы вы мне позволили, то...

Роксана услышала какой-то шумок с противоположного края стола, отвернулась от капитана Гроувнера и встретилась взглядом с другим капитаном, на этот раз – Гаррисоном.

– Мы с мисс Шеффилд уже обсудили все, касающееся здешних ботанических садов, Гроувнер, – проговорил Колльер с раздражением в голосе. – И ей действительно очень бы хотелось там побывать.

Хотя слова Гаррисона предназначались капитану Гроувнеру, смотрел он прямо в глаза Роксане. Но уже в следующее мгновение Колльер чуть подался вперед и перевел взгляд на ее неугомонного соседа. Этот взгляд был твердым и даже вызывающим.

– Мисс Шеффилд уже выразила такое желание, Гаррисон? Прекрасно! Я с удовольствием свожу ее!

Гроувнер поднял бокал с красным вином и выпил до дна. После чего сделал знак слуге, чтобы тот снова его наполнил. В этот момент он услышал лукавый голос рыженькой мисс Пибоди:

– Соглашайтесь, мисс Шеффилд! Поезжайте с капитаном Гроувнером. Вы получите огромное удовольствие от его компании. Все женщины европейской колонии могут вам это подтвердить!

– Перестаньте! – скривился Гроувнер. – Вы запятнаете мою чистейшую репутацию!

И он громко рассмеялся. К нему присоединилась и Роуз. Роксана еще раз посмотрела на мисс Пибоди и заметила, как та нервно ерзает на стуле, продолжая держать Гаррисона за рукав. Роуз улыбалась. Но Роксане почему-то сразу же стало не до улыбок.

– Капитан, а я ведь и правда хотела бы поехать в ботанический сад, – серьезно сказала она, обращаясь к Гроувнеру.

Бросив быстрый взгляд на Гаррисона, Роксана все же успела заметить, что поверх лежавшей на его рукаве ладони мисс Пибоди он положил свою. Она с раздражением отвернулась и не видела, как Колльер, взяв ладонь Роуз, снял ее со своего рукава. И единственное, что Роксана слышала, так это веселый хохот мисс Пибоди.

– Давно вы живете в Индии? – спросила Роксана капитана Гроувнера.

– Я приехал вместе с Гаррисоном. Мы приплыли на одном корабле.

– Неужели?

– Да, так оно и было. Мы сошли на берег одновременно. Много лет назад... – Он рассмеялся. – Ну что ж, вина? Впрочем, вы еще и это не допили! А я закажу себе еще бокал.

Роксана взяла нож, вилку и вновь принялась за еду. Но что-то заставило ее опять поднять голову. Она встретилась взглядом с Гаррисоном, следившим за каждым ее движением.

Он улыбнулся:

– Я слышал от мисс Стентон, что вы стали брать у няни-индианки уроки хинди. Это правда?

– Да. А когда я почувствую, что уже достаточно хорошо ориентируюсь в нем, я хотела бы освоить еще и персидский язык.

– Неужели? Я поражен! Это же в высшей степени похвально, мисс Шеффилд!

– Я не настолько глупа, чтобы не понимать, какие трудности ожидают меня в Индии. Но я постараюсь научиться всему, что необходимо для каждодневной жизни.

– Имейте в виду, что учиться придется очень многому!

– Дорогой мой капитан Гаррисон, – прервала их разговор Роуз Пибоди, прижавшись полуобнаженной припудренной грудью к локтю Колльера, – не передадите ли вы мне соусницу?

Гаррисон молча исполнил эту просьбу и снова повернулся к Роксане:

– Насколько я понял, вам легко даются иностранные языки?

Роксана с улыбкой покачала головой:

– Что вы, мистер Гаррисон! Я немного знаю греческий и итальянский. Чуть лучше – французский. Читала, что этого достаточно на случай необходимости.

– Но таковой пока не возникало?

– Пока – нет!

– Но вам бы хотелось этого?

– Да. Тем более что я очень люблю путешествовать.

– Вы самостоятельная девушка, мисс Шеффилд! Я просто восхищен! Но подозреваю, что ваш отец не оберется хлопот со своей взрослой дочерью. Ведь он помнит вас еще совсем маленькой и очень послушной девочкой. Извините, вы сказали, что виделись с ним много лет назад?

– Я никогда не была послушной девочкой, капитан, в чем можете быть уверены! Или это вас разочаровало?

– Вовсе нет.

Из-за левого плеча Роксаны возникли две смуглые руки и поставили перед ней большое блюдо с каким-то необычным мясом.

– Что это? – спросила она через стол у Колльера.

– Мясо павлина. Попробуйте. Очень вкусно. Не сомневаюсь, что вам понравится.

– Спасибо. Сейчас попробую.

Роксана принялась усердно разделывать павлинью ногу.

Тем временем мисс Роуз Пибоди вновь попросила Гаррисона передать ей соус, а капитан Гроувнер осушил уже четвертый бокал красного вина. Движения его сделались медленными, а верхние зубы принялись безжалостно пережевывать нижнюю губу.

– Мисс Шеффилд, – уже с некоторым трудом проговорил он, – ведь вы из Лондона?

– Да.

– Тогда у нас могут отыскаться общие знакомые.

– Например? – спросила Роксана, продолжая наблюдать за мисс Пибоди, которая несколько сменила тактику.

Роуз теперь сидела, полуобняв спинку стула Гаррисона, и делала попытку дотянуться губами до мочки его уха. Роксана никак не могла понять, почему родители этой развязной девицы, тоже находившиеся здесь, так спокойно относятся к поведению своей дочери. Удивлял ее и Гаррисон, сидевший как ни в чем не бывало.

Гроувнер же продолжал бубнить в самое ухо Роксаны:

– Там вроде бы все еще живут моя сестра с мужем. Может быть, вы с ними встречались?

– Как их зовут?

– Как зовут? Фамилия мерзавца – Ричардс. Уильям Ричардс. А сестру зовут Алисой.

– Понятно, – улыбнулась Роксана. – Я не помню, чтобы мы с ними когда-либо встречались. Скажу только, что ни я, ни моя матушка никогда не поддерживали знакомств с мерзавцами, как вы только что изволили назвать господина Ричардса.

Роксана сказала все это достаточно спокойным, даже шутливым тоном. Но не обратила внимания на то, что Гроувнер уже поднялся со стула и, стоя за ее спиной, поднес к губам очередной бокал с вином. Она только чувствовала на шее его горячее дыхание. Но Роксана уже не сомневалась, что Гаррисон не сможет спокойно сидеть за столом и безучастно наблюдать за всем происходящим. И не ошиблась.

– Вы сказали «мерзавец», мисс Шеффилд, имея в виду кого-то конкретно? – услышала Роксана его голос уже совсем рядом.

– Возможно, – быстро ответила Роксана, не поворачивая головы.

Все остальные, сидевшие за столом, продолжали спокойно болтать и смеяться, не обращая на готовый разразиться скандал ровно никакого внимания. А капитана Гроувнера на некоторое время отвлек новый бокал вина, принесенный слугой.

– Интересное дело! – сказал Гаррисон и пожал плечами. – Не могли бы вы сказать, мисс Шеффилд, кого можно назвать мерзавцем? Полагаю, что вора или разбойника?

– Несомненно!

– Злодея или плута?

– Естественно!

– Человека, лишенного чести и принципов?

– Загляните в словарь. Уверена, что там есть и такое определение!

– Словарь? А что вы сами скажете? Похож ли я на человека без чести и принципов?

В комнате, полной гостей, они разговаривали так, словно были наедине друг с другом. Роксана чувствовала, как ее сердце забилось, подобно птице в клетке. Прерывистое дыхание Гаррисона, его голос, казалось, проникали сквозь кожу, дрожью пробегали по плечам и заставляли еще больше вздыматься ее грудь. Роксана чуть ли не всерьез испугалась, как бы очаровательные полушария не выпрыгнули через пикантное декольте наружу. На всякий случай она осторожно посмотрела по сторонам. Нет, по-прежнему никто не смотрел в их сторону.

– Капитан Гаррисон, – негромко сказала она, в упор глядя на Колльера. – Я не знаю, насколько вы человек чести. Но что касается принципов, то тут у меня есть большие сомнения.

– Простите, не понял? – переспросил Гаррисон, озадаченный подобным заявлением.

Роксана снова незаметно окинула взглядом столовую и чуть слышно сказала:

– Прошу вас, мистер Гаррисон, не напоминайте мне о том, чего мы оба должны стыдиться!

– Вы имеете в виду то, что мы с вами поцеловались, мисс Шеффилд?

– Я имею в виду то, что вы поцеловали меня, мистер Гаррисон!

– Пусть так. Я поцеловал вас. Но уверяю вас, что вспоминаю об этой своей непозволительной дерзости с большим удовольствием!

– Сэр, вы переходите все границы приличия! – вспыхнула Роксана.

– Напротив, мисс Шеффилд! – возразил Гаррисон. – Я принадлежу к людям, твердо придерживающимся определенных принципов.

Роксана уже в который раз посмотрела по сторонам и, схватив вилку с ножом, с яростью набросилась на мясо павлина. Рыжеволосая мисс Пибоди с удвоенной энергией попыталась обратить на себя внимание капитана Гаррисона. А Гарри Гроувнер снова уселся на стул рядом с Роксаной и сказал:

– Не могли бы вы на этот раз уже мне объяснить свое отношение к мерзавцам? Признаться, я так ничего и не понял!

Услышавший это Гаррисон громко расхохотался...

Глава 4

Роксана у открытого окна с интересом наблюдала за группой британских офицеров, курящих длинные сигары и о чем-то негромко разговаривающих друг с другом. По вспыхивающим и угасающим огонькам сигар, блеску медных пуговиц и золотистым отсветам стаканов с виски можно было безошибочно определить, кто и где в этот момент находился.

Но Роксана и без того знала, что он стоял в непринужденной позе несколько особняком от всей группы, но при этом с интересом прислушивался к разговору остальных офицеров. Впрочем, она уже давно подметила, что подобная отстраненность была для Гаррисона своеобразной привычкой. Даже когда он говорил, то отнюдь не для того, чтобы как-то выделиться, а дабы добавить ту или иную мысль к общей беседе. Правда, исключение составляли случаи его обращения непосредственно к Роксане. Тогда Гаррисон намеренно старался спровоцировать ее на желаемую в тот момент реакцию. Но никогда не делал этого грубо...

– Роксана, отойдите от окна. Вы простудитесь. Лучше сыграйте нам.

Роксана обернулась на голос. При этом ее зеленые глаза, казалось, вспыхнули в темноте комнаты.

– Что? Разве Юнити уже кончила играть? Извините, миссис Стентон, но я просто на минуту отвлеклась. Итак, что же мне вам сыграть?

– Все что захотите, дорогая!

Роксана села за рояль, разгладила складки на юбке и долго растирала пальцы, ставшие почему-то холодными и совершенно непослушными. Потом с минуту или даже больше смотрела на пюпитр, вспоминая свое продолжительное морское путешествие и последние несколько недель перед ним, когда за сборами у нее практически не было времени играть. Поняв, что ее руки просто отвыкли от рояля, Роксана снова задумалась, не зная, сможет ли сейчас что-нибудь изобразить на этом новом для нее инструменте.

Наконец, глубоко вздохнув, она тронула пальцами клавиши и взяла первые несколько аккордов самого легкого произведения, которое знала. Но тут в музыку великого Генделя неожиданно ворвался смех Роуз Пибоди. Роксана прекратила играть и строго посмотрела на рыжеволосую девицу.

– Ах, простите меня, мисс Шеффилд, – стала поспешно извиняться Роуз. – Я вам, видимо, помешала? Не обращайте внимания. Прошу вас, продолжайте!

Стиснув зубы, Роксана заиграла дальше. От раздражения ее пальцы сделались еще более непослушными. Поэтому мелодичная пьеса зазвучала неинтересно, даже небрежно. К тому же инструмент оказался расстроенным. Правда, по окончании пьесы Роксана удостоилась аплодисментов сидевших в комнате дам. Хотя сама она не сомневалась, что хлопали они только из приличия. Все же Роксана согласилась сыграть еще. На этот раз получилось гораздо лучше и теплее. Наверное, потому, что это была любимая пьеса ее матери, а на новые выходки Роуз она просто не обращала внимания.

Затем к роялю снова подошла Юнити, пожелавшая спеть пару романсов, и попросила Роксану аккомпанировать. Та с готовностью согласилась. У Юнити оказался очень красивый голос серебристого тембра, а ее пение вызвало горячее и, видимо, совершенно искреннее одобрение слушателей.

Закончив петь, Юнити неожиданно и к большому удивлению Роксаны бросилась к ней, крепко обняла и воскликнула:

– Это было прекрасно! Я играю несравненно хуже вас. Да и пою не слишком хорошо! Но безумно люблю эту песню. Спасибо вам, дорогая, за поистине волшебный аккомпанемент!

Смутившись, Роксана осторожно высвободилась из объятий мисс Стентон и тихо сказала ей:

– У вас замечательный голос, Юнити! Вам надо как можно больше петь и чаще выступать на публике.

Миссис Пибоди и ее младшая дочь Анастасия переглянулись и, видимо, согласились с подобной оценкой вокальных способностей Юнити.

– Очень жаль, что твоего пения сейчас не слышал отец, – подала голос сидевшая на диванчике Августа. – Ему бы понравилось. Я в этом уверена!

– Ты так думаешь, мама? – спросила Юнити, вспыхнувшая от удовольствия.

– Конечно.

– Я не сомневаюсь, – тут же включилась в разговор Роуз Пибоди, – что полковник Стентон слышал пение Юнити через открытую дверь веранды. Как и все остальные мужчины, которые сейчас курят там на ступеньках!

Юнити сделалась совсем пунцовой. Роксана же, бросив случайный взгляд на Роуз Пибоди, с удивлением обнаружила, что та смотрит отнюдь не на Юнити, а на нее.

– Но, – продолжала Роуз Пибоди, – если у кого-то есть талант, не важно какой, то совершенно незачем его зарывать. А мы, как правило, предпочитаем держать его при себе. Правда, талант таланту рознь. Некоторые из них действительно служат нам всю жизнь. Другие же существуют лишь для декорации.

Роксана нахмурилась, ее глаза сощурились, и взгляд сделался колючим. Она встала из-за рояля и ледяным тоном сказала:

– Не могли бы вы сменить тему, мисс Пибоди?

– Нет, покорнейше вас благодарю! – огрызнулась Роуз. – Возможно, я не очень хорошо разбираюсь в музыке. Но у меня тоже есть таланты. Правда, заключаются они кое в чем другом!

Отворачиваясь от Роуз, Роксана успела заметить два взгляда, так же не похожие друг на друга, как ночь и день. Миссис Пибоди с гордостью смотрела на свою старшую дочь, а ее младшая – с обидой и почти с ужасом.

– Мисс Анастасия, а вы играете на рояле? – спросила у нее Роксана.

Белокурая кудрявая девочка отрицательно завертела головой. Выражение страха исчезло с ее лица, сменившись застенчивой улыбкой.

– Нет, мисс Шеффилд, не играю...

Неприятный для младшей Пибоди разговор прервала Августа Стентон.

– Ну что ж, – сказала она, поднимаясь с диванчика, – кажется, мы дали нашим мужчинам возможность вволю наговориться. Теперь можно и нам выйти на веранду.

Августа взяла под руку миссис Пибоди, и они пошли впереди. За ними последовали Юнити, которой не терпелось узнать мнение отца о ее пении, и Анастасия, не решавшаяся отходить далеко от матери. Роксана и Роуз на несколько мгновений остались наедине друг с другом.

– Только после вас, мисс Пибоди! – Роксана указала взглядом на дверь, за которой скрылись остальные.

– Ни к чему это, – фыркнула Роуз. – Мы можем пойти и вместе.

Она встала, поправила юбку и, пригладив ладонью волосы, бросила на Роксану озорной взгляд:

– Полагаю, что вам все равно.

– Что вы имеете в виду?

– То, что вы здесь новенькая. При этом хорошенькая и загадочная. А потому можете выбрать себе любого приятеля. Холостого или просто свободного – пусть временно. Видите ли, мисс Шеффилд, проблемы начинают возникать, когда пропадает новизна. Тогда порой приходится изобретать другие пути, чтобы поддержать интерес к себе и обеспечить, давайте говорить прямо, собственную защиту и безопасность.

Не дав Роксане возможности осмыслить сказанное и ответить, Роуз повернулась и выскользнула из комнаты, унеся с собой терпкий запах духов. Наверное, с минуту Роксана смотрела ей вслед, потом перевела взгляд на распахнутое окно, полуприкрытое шторой и пропускающее прохладный ветерок опустившейся ночи. Она думала о том, что едкие и злые слова Роуз таили в себе немало правды. Пусть неприятной, жестокой, но тем не менее – правды!

Глядя перед собой отсутствующим взглядом, Роксана машинально закрыла крышку рояля, провела ладонью по отполированной поверхности и вышла из комнаты.

Первыми, кого она увидела на веранде, были капитан Гаррисон и повисшая на его руке Роуз Пибоди. При свете свечей ее рыжие волосы казались почти желтыми, а кожа лица и шеи блестела каким-то странным сочетанием цветов – слоновой кости и золота. Роуз отлично знала, как надо себя вести в подобной ситуации, как поднять или опустить руку, обнажить ровный ряд красивых зубов, повести плечом. Одним словом, она отлично владела искусством наилучшим образом продемонстрировать, выставить напоказ свой главный талант – умение обольщать! И похоже, капитан Гаррисон не собирался ее расхолаживать.

– Я бы настоятельно советовал вам присоединиться к нашему обществу!

Роксана повернулась на голос и увидела капитана Гроувнера. От него разило коньяком, но выглядел Гарри достаточно трезвым, хотя и держал в руках фляжку.

– Как же иначе? – улыбнулась она. – Этот вечер действительно слишком хорош, чтобы им пренебрегать.

– Столь же хорош, как и вы сами, мисс Шеффилд! – сказал Гроувнер, театрально поклонившись.

На лице Роксаны отразилась досада, чего, впрочем, капитан не заметил.

– Некоторые женщины, – продолжал он, – слишком уж стараются подчеркнуть свою красоту и очарование, в то время как другие добиваются нужного результата более утонченно и искусно.

– Действительно, – холодно согласилась Роксана, чувствуя, что этот разговор начинает ей надоедать.

Она демонстративно отвернулась от Гроувнера, но тот сделал полшага в сторону, и они снова оказались лицом к лицу.

– Мисс Пибоди, – настойчиво пытался он продолжить разговор, – относится к первой категории женщин. Приглядитесь к ней! Интересно, завидует ли она положению, которое занимает Гаррисон, или жалеет его?

Роксана невольно посмотрела в дальний угол веранды и увидела Роуз Пибоди, ладонь которой снова покоилась на рукаве Гаррисона, рыжие локоны почти касались его уха, а полуобнаженная грудь фальшиво сотрясалась от якобы нахлынувшей страсти. Все это вызвало у Роксаны омерзение. Впрочем, как еще она могла реагировать на столь вульгарное поведение этой особы? Возмущало ее и безразличное выражение на лице Гаррисона, хотя именно его Роуз Пибоди избрала своей жертвой. При этом Роксана не испытывала ни капли жалости к капитану, равно как и зависти к Пибоди. Единственное, чего она в этот момент желала, так это не видеть их обоих. На примере отношения своего отца к матери она очень хорошо знала, чем все это кончится как для Роуз, так и для Гаррисона. Когда новизна отношений между мужчиной и женщиной проходит, оба начинают искать новый предмет, дабы излить на него свои лишившиеся выхода чувства.

С самой Роксаной доселе ничего подобного не происходило, коль скоро никакого опыта взаимоотношений с мужчинами она не имела. Но сейчас что-то явно стало меняться. Роксана, возможно, еще и сама не осознавала, что с ней происходит. Хотя было совершенно очевидно, что причиной еще незнакомых ей переживаний была элементарная ревность. Отсюда родились раздражение, состояние депрессии и вообще отвратительное настроение. Опять же именно ревность заставляла Роксану совершать необдуманные поступки. Таковым и стало неожиданно охватившее ее желание спуститься по ступенькам веранды в сад и побежать вслед за только что скрывшимися в темноте Гаррисоном и Роуз...

Дорожки серебрились в свете луны. Таинственные тени перекрещивались на земле и в небе, усыпанном мириадами звезд там, где кончалась власть ночного светила. Цветочные ароматы, поднимаясь из закрывшихся бутонов, наполняли воздух.

Легкий ветерок шевелил кружева на платье Роксаны. Почти у самого плеча она слышала дыхание Гарри Гроувнера, становившееся все более тяжелым и прерывистым. Роксана подумала, что, возможно, она напрасно посчитала состояние капитана опьянением. Скорее всего он действительно плохо себя чувствовал. Ведь чуть ранее полковник Стентон говорил, что здешняя убийственная духота может свалить с ног кого угодно. Правда, сейчас, когда спустилась ночь, было не так душно. А ветерок даже навевал прохладу.

Гроувнер остановился, закурил сигару и только после этого спросил:

– Не возражаете?

– Вовсе нет.

Роксана посмотрела в сторону дома. Сквозь ветви кустов пробивался свет из окон. Слышались неясные голоса. Мысленно усмехнувшись, Роксана подумала, что капитан, видимо, не случайно выбрал такое уединенное место, чтобы закурить. Она сделала шаг вперед, остановилась перед белевшей у тропинки мраморной скульптурой и сделала вид, что с интересом ее рассматривает.

– Что это? Похоже на льва.

– Скорее всего так оно и есть, – небрежно ответил Гроувнер.

– Какая красивая резьба по камню! Интересно, его сюда привезли или же это работа какого-то местного мастера?

– Бог его знает, – невнятно проговорил Гроувнер, продолжая раскуривать сигару. – Неужели вас это действительно интересует?

– Да, интересует, – с вызовом ответила Роксана, повернувшись к капитану.

Гроувнер улыбнулся и, затянувшись сигарой, выпустил в воздух облако табачного дыма.

– Роуз сказала, что вы очень серьезная девушка. Теперь я вижу, что она не ошиблась.

– Роуз? Вы имеете в виду мисс Пибоди?

Капитан утвердительно кивнул.

– Любопытно! Выходит, вы с ней на дружеской ноге? А у меня создалось совершенно другое впечатление. Мне показалось, что вы ее по меньшей мере недолюбливаете, если не сказать больше!

Гроувнер сделал еще одну глубокую затяжку и, бросив недокуренную сигару на дорожку, затоптал ее каблуком.

– У нас с Роуз очень хорошие отношения. Скорее даже близкие. Но это отнюдь не означает, что она должна мне нравиться! Откровенно говоря, я ее просто не люблю. Вы же меня просто очаровали!

– Наверное, потому, что к мисс Пибоди вы совершенно равнодушны!

– Вы себя недооцениваете, мисс Шеффилд! – рассмеялся Гроувнер.

– Это сугубо ваше мнение, капитан.

– Вы меня возбуждаете! – уже без улыбки сказал Гроувнер, подступая ближе к Роксане.

Она бросила на капитана предостерегающий взгляд. Это заставило его остановиться на приличном расстоянии.

– Вы делаете слишком быстрые выводы, чтобы к ним можно было серьезно относиться, капитан Гроувнер, – с сарказмом сказала Роксана, измерив взглядом расстояние между ними и оценив занятую им позицию.

Гроувнер стоял на середине тропинки, по обеим сторонам которой росли частые кусты. Роксана подумала, что при первом его агрессивном движении она может закричать и позвать на помощь. Но от этого ситуация вряд ли станет менее пикантной. Чуть прищурившись, она принялась лихорадочно искать выход из неприятного положения. Гроувнер же перешел на доверительный тон:

– Почему бы нам не поговорить совершенно откровенно, мисс Шеффилд? Вы же взрослая женщина. И отлично понимаете, что все происходящее между двумя взрослыми людьми касается только их и никого больше. Сам факт, что вы ничего не знали о моей связи с Роуз, должен убедить вас в том, что я – человек благоразумный и осторожный. Тогда почему бы вам не начать знакомство с Индией под моим руководством? Я обещаю вам массу удовольствий, чего никогда не сможет дать этот дурак Гаррисон. Кстати, что у вас с ним? Насколько я понимаю, со дня вашего приезда не прошло и недели. Неужели ваши отношения сразу же стали так стремительно развиваться? Или же Гаррисон добился успеха непомерной настойчивостью и агрессивностью? Если это так, то я, признаться, в высшей степени удивлен!

– Конечно же, нет! – вскрикнула Роксана, подсознательно защищая не только себя, но и капитана Гаррисона. – Вы ошибаетесь, сэр, возводя клевету на меня, да и, осмелюсь сказать, на него тоже!

– Так ли? – усмехнулся Гроувнер. – Значит, капитан Гаррисон – настоящий джентльмен? Этот невыносимый зануда, которого я отлично помню еще по службе в Африке?

Видя, что капитан вновь намерен подойти к ней вплотную, Роксана отступила на шаг с тропинки и встала на каменную плиту, служившую основанием для скульптуры. Теперь она была одного роста с Гроувнером, и это облегчило бы борьбу с ним в случае необходимости.

– Вы пьяны, капитан! – почти крикнула она.

– Пьян? Ну уж нет!

Эти слова были его последним предупреждением Роксане...

Гроувнер и впрямь не очень походил на пьяного. Он твердо держался на ногах. Руки его не дрожали. Движения были осмысленными. Резко шагнув вперед, капитан схватил руки Роксаны и прижал их к ее бедрам. Одновременно он потянулся к ней и сделал попытку поцеловать Роксану в губы. Она сумела увернуться и хотела шагнуть назад. Но мешал каменный лев, к которому Роксана невольно прижалась спиной. Тогда она протянула руки и, обхватив Гроувнера за талию, попыталась удержать его. Но это только еще больше раззадорило капитана.

Поняв, что на силу ей рассчитывать не приходится, Роксана с презрением посмотрела в глаза подвыпившему офицеру и, придав своему голосу максимум сдержанной ярости, грозно улыбнулась, сверкнув в ночной тьме рядом ослепительно белых зубов:

– Капитан Гроувнер! Сию же минуту прекратите это омерзительное безобразие, если не хотите очень горько пожалеть! Я не шучу!

Но ответом был громкий полупьяный хохот:

– Я пожалею? Ха-ха! Даже представить себе не могу такого!

Прикусив губу, Роксана что было сил ударила его острым носком туфли в колено. Гроувнер вскрикнул от боли и, отпустив свою жертву, принялся потирать ушибленную ногу. Видимо, удар был основательным, поскольку капитан не переставал при этом стонать, хотя и не отрывал полного бешенства взгляда от глаз Роксаны.

– И это все, на что вы способны? – угрожающе прохрипел Гроувнер, разгибаясь и вновь делая шаг к Роксане.

– Нет, – твердо ответила она, все с тем же презрением глядя в глаза Гроувнеру. – Но дальнейшее зависит от вас.

Вряд ли Гарри Гроувнер мог ожидать того, что последовало в следующие несколько мгновений. Да и сама Роксана тоже. Чуть позже она была по-настоящему потрясена тем, что сделала. Хотя все это и объяснялось агрессивностью самого капитана. Во всяком случае, сильнейший удар кулаком в челюсть, который она нанесла Гроувнеру, оказался для него полнейшим сюрпризом. Капитан отлетел от скульптуры шага на три и растянулся на тропинке.

Роксана несколько мгновений молча смотрела на поверженного врага. Потом слегка приподняла подол платья и, перепрыгнув через тело капитана, побежала к ярко освещенной веранде...

Коньяк в стакане Колльера задрожал, отражая янтарной поверхностью свет множества горевших свечей. Гаррисон нагнулся над ним, почти касаясь носом краев, потом неожиданно поставил на перила веранды. Причем сделал это так резко, что стоявшая рядом с ним Роуз вздрогнула и отступила на шаг.

– Мне кажется, вы не обратили никакого внимания на то, что я сказала, Колльер? – спросила она, с удивлением взглянув на Гаррисона.

– Нет, не обратил, мисс Пибоди, – холодно отрезал он.

– Почему? Или я больше вас не интересую?

Колльер не стал отвечать на этот вопрос. Он с досадой смотрел в том направлении, где не так давно скрылась Роксана вместе с капитаном Гроувнером. Она ушла... Ушла вместе с Гарри...

Не желая выдавать тревогу, Гаррисон выпрямился и принял беззаботный вид. Тем не менее он продолжал озираться по сторонам, надеясь, что Роксана все же где-нибудь поблизости. Но ее нигде не было видно...

Около него все ворчала раздосадованная Роуз Пибоди:

– Наш отъезд в Симлу еще не скоро. А я смертельно устала от здешнего общества. Меня все начинает раздражать. Кроме того, в горах гораздо прохладнее. Много нового и очень интересного. Даже волнующего! Смотрите, капитан, не упустите своего шанса!

Роуз замолчала. Потом грустно улыбнулась и театрально вздохнула, отчего с ее декольте посыпалась пудра. Поняв, что попытка завладеть вниманием Гаррисона не удалась, она проследила за его взглядом и сказала:

– Мисс Шеффилд отправилась куда-то с капитаном Гроувнером. Честно говоря, она меня удивила. Мне показалось, что мисс Шеффилд достаточно умна, чтобы не связываться с этим типом. Впрочем, я не понимаю и Гроувнера. Меня он тоже удивил.

– Черт побери, – беззлобно выругался Гаррисон и, не сказав мисс Пибоди ни слова, спустился по ступеням веранды и исчез за кустами сада.

Он шел по освещенной луной дорожке, посыпанной скрипящим под подошвами ботинок песком, и думал: «Черт бы тебя побрал, дурака и пьяницу!»

Впрочем, Колльер давно знал, что Гарри пьет. Знал и то, что, будучи пьяным, он становится грубым, а подчас невыносимым. Под воздействием винных или опиумных паров Гроувнер начинает считать все остальное человечество столь же развращенным, как и он сам.

Гаррисон думал также о том, что не напрасно предупреждал Роксану насчет излишней доверчивости к незнакомцам, ибо она легко может попасть в дурную историю, слишком поздно распознав истинное лицо человека.

Бессознательно правая рука Гаррисона сжалась в кулак. Он слишком хорошо знал, как обращается Гроувнер с женщинами. Особенно когда бывает в состоянии сильного подпития, что случается часто.

Завернув за большой темный куст, Колльер сделал еще пару шагов и вдруг остановился как вкопанный...

Прямо на тропинке, растянувшись во весь рост, лежал, чуть приподнявшись на локте, капитан Гарри Гроувнер. Другой рукой он держался за челюсть. Правая щека его была исцарапана, видимо, ветками куста при падении. Но взгляд, к удивлению Колльера, казался совершенно трезвым.

– Привет, Гаррисон, – довольно ровным голосом сказал Гроувнер. – Подай мне руку. Я не могу сам подняться.

Гаррисон молча наклонился, взял Гроувнера за плечи и помог ему встать.

– Что случилось, Гарри?

Тот растерянно посмотрел на него, во взгляде отразилась боль. Потом нетвердой рукой вытащил из кармана сигару и попытался закурить. Только с третьего раза удалось ему зажечь спичку, чиркнув ею о каблук. Гаррисон внимательно оглядел его и увидел огромный синяк, расплывавшийся от подбородка по левой щеке.

– Ну, что случилось? – снова спросил Колльер. Гроувнер пожал плечами:

– Видишь ли, я недооценил эту девицу. Сам посуди, мог ли я подумать, что она умудрится одним ударом кулака послать меня в нокаут? А именно это и произошло... Просто я не ожидал ничего подобного... Упал и потерял сознание! Дамочка отделала меня, как младенца!

Гаррисон долго молчал. Потом еще раз посмотрел на Гарри и холодно спросил:

– За что она тебя ударила? Наверное, не без причины!

Гроувнер снова пожал плечами и попытался улыбнуться. Но улыбки не получилось – помешала распухшая скула.

– Ты же знаешь меня, Колльер, – простонал он. – Я потерял голову. Еще во время ужина она мне безумно понравилась. Как, впрочем, и всем. Но ведь ты знаешь поговорку: «Не суди о книге по обложке»...

– Заткнись, Гарри! – прервал его Гаррисон. – С меня довольно! Не желаю больше слушать.

Глаза Гроувнера сузились. Он поджал губы. Но промолчал.

– Когда-то ты был хорошим парнем, Гарри, – процедил сквозь зубы Гаррисон. – Но бездельничанье, карты, пьянство, пристрастие к опиуму – все это превратило тебя в совершенно опустившегося типа, с которым просто невозможно иметь дела. Будь благодарен судьбе за то, что здесь еще помнят твои лучшие времена! Иначе прозябать бы тебе в какой-нибудь глуши, где бы ты никому не мог причинить вреда. Да притом еще с самой мизерной зарплатой!

– Ты полагаешь, Гаррисон, что я буду до слез растроган твоей сентиментальной проповедью? – рассмеялся Гроувнер. – Скажу тебе со всей откровенностью: на меня она не произвела никакого впечатления. Не могу только понять, чем ты смог заинтересовать такую необычную женщину, как Роксана Шеффилд? Ведь в ней столько огня и силы, что она может доставить огромное наслаждение, если направить все это в нужную сторону. Но уж извини меня, старый добрый друг, тебе там ничего не светит!

Колльер бросил на Гроувнера взгляд, холодный как сталь, и тяжело вздохнул. Выражение его лица не изменилось. И только стиснутые челюсти выдавали яростный гнев, бушующий в душе.

– Гарри, – выдавил он из себя, – пойми же, что ты спившийся идиот!

– Как раз это-то меня и извиняет, – хмыкнул Гроувнер. – Хотелось бы знать, какое алиби у тебя?

Колльер, продолжая тяжело дышать, медленно подступил вплотную к Гроувнеру, отвел назад правую руку, как бы собираясь ударить, но вместо этого улыбнулся и сказал с презрением:

– Хочешь устроить драку? Не получится! У меня нет никакого желания и дальше тратить на тебя время. Где мисс Шеффилд?

Гроувнер отступил на шаг с тропинки и прижался спиной к каменному льву.

– Не знаю. Разве она не вернулась в дом?

– Я ее там не видел. Куда она пошла отсюда?

– Насколько я помню – вон в том направлении. – И Гроувнер указал дымящейся сигарой в сторону веранды. Серый пепел упал на его рукав. – Когда она уходила, я был в таком состоянии, что не мог точно все запомнить.

– Как обычно, – усмехнулся Гаррисон и, круто повернувшись, пошел по тропинке в глубь сада.

Он шел медленно, спокойно и не звал Роксану, не желая привлекать внимания собравшихся на веранде. Но уже через несколько шагов из-за кустов до него донеслись какие-то неясные звуки. Почувствовав, как неожиданно сильно забилось его сердце, Гаррисон свернул с тропинки и увидел Роксану, сидевшую на чугунной скамейке возле большой цветочной клумбы. Ему показалось, что она смеется, закрыв лицо руками, и именно этот смех он услышал минуту назад. Но вот Роксана отвела ладони от лица и подняла голову. Взглянув в ее мокрые зеленые глаза, Гаррисон понял, что ошибался. Может быть, это и был смех. Но только истерический, сквозь слезы.

Роксана смотрела на Колльера без удивления, как будто знала, что он обязательно должен прийти.

– Роксана... – почти прошептал Гаррисон.

Она встала со скамейки, поправила платье и долго смотрела на него, не произнося ни слова. Он видел, как пульсирует жилка у нее на шее.

– Я его ударила... – с трудом проговорила она, наконец. – И очень сильно... Так, что он упал...

– Дорогая, я это уже знаю, – кивнул Гаррисон. Роксана слегка закашлялась и некоторое время молча изучала лицо Гаррисона. Его выражение постепенно менялось, становясь из строгого мягким и добрым. В глазах появилась нежность... Роксана протянула ему руку. Гаррисон взял ее, заключив в свою широкую ладонь.

– Больно? – спросил он, заметив кровоточащую царапину на большом пальце.

– Немного. А как он?

– Получил свое. И думаю, запомнит это на всю жизнь.

Колльер вынул из кармана носовой платок и осторожно вытер кровь на пальце Роксаны.

– Давайте забинтуем, – предложил он. – Иначе кровь может капнуть на ваше новое платье и испортить его.

Гаррисон взял ее руку, повернул ладонью вверх и перевязал платком пораненный палец. Ладонь Роксаны была теплой и гладкой. Колльер подержал ее руку несколько мгновений и неожиданно поднес к губам. Взглянув в лицо Роксаны, он увидел, что ее зеленые глаза расширились, а брови удивленно изогнулись.

– Колльер... – прошептала она. – Прошу вас...

– Вы хотите, чтобы я вел себя скромно, дорогая? – пробормотал Гаррисон. – И вы всегда так беспощадно разгоняете своих возможных поклонников?

– Я... У меня никогда не было в них нужды... – призналась Роксана, начав почему-то заикаться.

– Тогда я буду скромным, – сказал Гаррисон. – В отличие от этого грубияна Гроувнера я никогда не был ни жестоким, ни бесчувственным. И ни разу не напивался до безобразия. Поверьте, Роксана, голова у меня очень даже ясная!

С этими словами Колльер обнял Роксану за талию.

– Колльер... – вновь прошептала она.

– Я не причиню вам вреда, дорогая, – тоже шепотом отозвался Гаррисон. – И даже не буду больше пытаться вас поцеловать... Если вы этого не желаете... Мне просто хочется ощущать вас как можно ближе. Вот так...

И он осторожно привлек Роксану к себе, прижавшись щекой к ее густым, шелковистым волосам.

Роксана подняла голову, посмотрела ему в глаза и тихо сказала:

– Колльер, я всегда не особенно серьезно относилась к светским правилам приличия. Но все же ведь мы с вами незнакомы...

– Мало знакомы, – поправил ее Гаррисон.

– Я никогда не дорожила присутствием около себя мужчины. Тем более в таком качестве.

– Правда? – прошептал Колльер у нее над ухом.

Его рука нежно заскользила вверх и вниз по спине Роксаны. У нее перехватило дыхание.

– Если я позволю вам продолжать в том же духе, – задыхаясь, проговорила Роксана, – то превращусь в Роуз Пибоди!

Она вырвалась из объятий Гаррисона. Тот смущенно отступил на шаг.

– Роуз Пибоди? – переспросил он и рассмеялся. – О, Роксана, Роксана! Ну зачем же так? Прошу вас, сядьте!

Положив ладони на плечи Роксаны, Колльер заставил ее снова опуститься на скамейку. Она подняла на него обиженные глаза. Гаррисон протянул руку и, как маленького ребенка, погладил девушку по голове. Роксана вздохнула и подставила щеку под его ладонь.

– Не могу понять, что заставило вас пойти с этим пьяницей. Неужели ревность?

Роксана взглянула на него с изумлением:

– Ревность? Это почему же?

– Потому что мисс Пибоди – воплощение флирта. А сегодняшнее ее поведение совсем отвратительно! Весь вечер она пыталась соблазнить меня. Успеха это не имело, уверяю вас. И Роуз отлично все видела. Но, несмотря на это, продолжала со мной флиртовать. И только теперь я догадался, с какой целью.

– С какой же?

– Она хотела досадить вам. И преуспела в этом, как я понял по вашей реакции.

– Моей реакции?!

– Да. Я почувствовал, что не совсем вам безразличен.

– Вы?!

– Да, именно я!

Роксана выпрямилась, и в следующее мгновение Гаррисон увидел ее огромные зеленые глаза совсем рядом со своими. В этих глазах было столько очарования, что у него перехватило дыхание. Но Роксана тут же опустила голову, делая вид, что хочет развязать узел на платке, которым был перебинтован палец.

В следующее мгновение Гаррисон уже сидел рядом с ней на скамейке и держал ее за руку. Роксана, не поднимая головы, тихо прошептала:

– Ревность – нехорошее чувство. Оно говорит о неуверенности человека в себе, жадности, узости мышления и еще о многих чертах характера, которые, думаю, мне несвойственны. Вы смутили меня, Колльер Гаррисон... И я не понимаю, что...

– Ни слова больше, дорогая! – прервал он Роксану, поправляя левой рукой локоны, упавшие ей на лоб.

Колльер наклонился и поцеловал перевязанный палец. Роксана закрыла глаза. И в следующую секунду почувствовала тепло его губ на своих. Почему-то на сей раз это не испугало и даже не удивило ее. Наверное, потому, что поцелуй был нежным и робким. В нем не было ни настойчивости, ни жадной торопливости.

Гаррисон провел своими губами по ее полураскрытым, ощутив вкус недавних слез. Роксана коснулась ладонью его волос. Неожиданно она почувствовала, как все тело Гаррисона напряглось, его руки обхватили ее плечи, а губы вновь прильнули к ее рту. Но на этот раз – требовательно и страстно.

– Роксана... – прошептал он, прервав затянувшийся поцелуй.

– Нет! – простонала она.

Высвободившись из его объятий, Роксана вскочила со скамейки и, глядя на Гаррисона горящими негодованием глазами, сказала тихим, но твердым голосом:

– Как вы смеете?!

– Извините, Роксана, – виновато произнес Колльер.

– Так вот вы какой! Ничем не отличаетесь от всех других мужчин! Мне следовало бы это сразу понять. А я-то думала, что могу вам доверять!

Роксана закрыла лицо руками, старясь скрыть вновь подступившие слезы.

– Роксана!..

– Не смейте меня так называть!

– А как же тогда? Дорогая? Милая?

– Тоже не смейте!

Гаррисон тихо засмеялся:

– Вы не думаете, что обращаться к вам в подобной ситуации «мисс Шеффилд» было бы глупо?

Колльер встал со скамейки и подошел вплотную к рыдающей девушке.

– Позвольте все-таки назвать вас «дорогая»?

– Нет!

Он осторожно положил руки на ее плечи. Она бросила на него враждебный взгляд, но не оттолкнула.

– А если я буду называть вас «любимая»? – мягко спросил Гаррисон.

– Никогда! Он улыбнулся:

– А если – «любовь моя»?

– Не будьте смешным! Мы едва знаем друг друга. И говорить о любви – просто абсурдно!

Гаррисон снял руки с плеч Роксаны и сказал с грустью:

– Возможно, вы и правы. Но я так не думаю.

Засунув руки в карманы, Колльер повернулся к Роксане спиной и, подняв голову, стал рассматривать небосклон, усыпанный звездами. С веранды доносились голоса, но слов разобрать было невозможно. Роксана прошуршала мимо него платьем, как бы ненароком задев его за рукав. Некоторое время Гаррисон слышал ее мягкие, удаляющиеся в сторону дома шаги...

Глава 5

Опершись плечом об оконную раму, Гаррисон глубоко затянулся сигарой, дабы прочистить горло и ноздри крепким турецким табаком, а затем загасил ее в стоявшей на столике пепельнице.

Колльер думал о том, что лорд Каннинг оказался вполне здравомыслящим человеком. Встреча с ним прошла совсем неплохо. Генерал-губернатор в отличие от его начальства заинтересовался тем, что Колльер ему рассказал, внял его предостережениям, не привлек к ответственности за то, каким способом Гаррисон получил эту информацию, что, впрочем, не выходило за рамки закона. Да, лорд Каннинг оказался поистине здравомыслящим человеком! Но ведь он совсем недавно приехал в Индию!.. Будут ли попытки первого умного, энергичного и неподкупного губернатора иметь вес в правительственных кругах, погрязших в лени, некомпетентности и бесчестии?

На этот вопрос сможет ответить только время.

Гаррисон повернулся и, пройдя между двумя шеренгами караула из одетых в форму алого цвета сипаев, вернулся в холл.

Мысли его были далеко. В дом из сада задувал прохладный ветерок, напоенный ароматом жасмина. Сверху доносились приглушенные голоса. Колльеру показалось, что один из них принадлежал дочери лорда Каннинга.

Гаррисон вышел на крыльцо, спустился по небольшой лесенке и остановился на нижней ступеньке. Обернувшись, он посмотрел наверх и нахмурился. Меньше месяца назад Колльер был свидетелем того, как по этой лестнице, согнувшись, поднимался сам Каннинг, чтобы занять кабинет генерал-губернатора. Выстроившиеся тогда у входа слуги с болью смотрели на сутулую фигуру, как бы угадывая в ее бросающейся в глаза немощи дурную примету.

Постояв так несколько секунд, Гаррисон решительно шагнул в ночь и направился по усыпанной галькой дорожке к выходу с территории губернаторской резиденции.

Главной темой его разговора с Каннингом была возраставшая опасность для женщин и детей, приехавших из Европы. В отличие от него Лоуренс – другой, очень уважаемый Гаррисоном крупный чиновник провинции Бенгалии – считал, что в кризисной ситуации уже не будет возможности уделять нужного внимания семьям английских военных. Колльер отлично понимал причины, заставившие Лоуренса сделать столь жесткое заявление, но согласиться с ним не мог. Ему не позволила совесть.

Лошадь Гаррисона была привязана у ворот резиденции. Он легко вскочил в седло и, тронув поводья, направился в сторону светившегося вдали огнями городского рынка. Ночь была темная. Сквозь ветви деревьев просматривалось небо, на котором мерцали молочные звезды, будто рассыпанные по черному бархату. Серая лента дороги была едва видна. Отсюда было недалеко и до дома Стентонов.

Гаррисон не был любителем роскошных светских раутов и старался по возможности их избегать. Но после важного разговора с генерал-губернатором он почувствовал желание с кем-нибудь поговорить. Семейство Стентонов очень подходило для этого.

Пока Колльер ехал, мисс Роксана Шеффилд, оценив ситуацию, клялась себе впредь воздерживаться от слез и проявлять истинную стойкость, граничащую, может быть, даже с геройством. Да, она будет сохранять кристальную ясность мыслей даже в том случае, если произойдет что-нибудь совершенно ужасное! Но в то же время Роксана задумалась и о том, что ее излишняя самоуверенность может заставить мужчину почувствовать себя... лишним. И тогда...


Роксана увидела Гаррисона задолго до того, как он подъехал достаточно близко, чтобы в сумерках спускавшейся ночи узнать ее среди модно разодетых дам, устроившихся прямо на земле, подложив коврики и подушки. Ее первым желанием было убежать, но она усилием воли заставила себя этого не делать. Рядом с ней сидела Юнити, которая успела проследить за взглядом Роксаны и громко воскликнула, обращаясь к Августе:

– Посмотри, мама! Да это же капитан Гаррисон! Он скачет к нам! Может быть, ему удастся разговорить нашу Роксану!

– Юнити! – строго одернула ее Августа.

– Юнити! – эхом повторила за ней и сама Роксана, почувствовав, что сердце вот-вот вырвется у нее из груди.

Она прикрыла лицо веером и чуть слышно шепнула из-под него:

– Согласитесь, Юнити, ведь это никуда не годится!

Хотя Роксана и видела приближавшегося Гаррисона, она постаралась дать понять Юнити, что ее куда больше интересует не он, а немецкий капельмейстер, пытающийся добиться от полкового оркестра более или менее сносного исполнения популярной английской мелодии.

На самом же деле на душе Роксаны было совсем не так спокойно. Ведь эта встреча должна была стать первой после памятной сцены в саду Стентонов. И Роксана не знала, как Гаррисон будет сейчас себя с ней вести.

По мере приближения Гаррисона движение веера в руках Роксаны становилось все более нервным и энергичным, а дыхание все более неровным.

– Добрый вечер, капитан Гаррисон! – приветствовала Колльера миссис Стентон.

Гаррисон взялся рукой за луку седла, легко спрыгнул с лошади и галантно раскланялся:

– Добрый вечер, миссис Стентон, мисс Стентон, мисс Шеффилд!

Роксана взглянула через плечо на Колльера, стремясь всем своим видом показать, что его появление ее очень удивило.

– Добрый вечер, капитан Гаррисон! – холодно сказала она.

Колльер широко улыбнулся, усаживаясь между Роксаной и Юнити, и вытянул свои длинные ноги.

– Ну и как, уважаемые дамы? Вам нравится сегодняшний вечер?

– О да! – воскликнула Юнити.

– Нравился до этой минуты, – буркнула Роксана. Гаррисон рассмеялся, поняв довольно ясный намек, и тут же сделал ответный выпад:

– А как поживает ваш палец, мисс Шеффилд?

Роксана протянула ему руку, демонстрируя, что царапина почти зажила, после чего тут же снова опустила руку на колени.

– Никакая инфекция не попала? – озабоченно спросил Колльер.

– Нет.

– Вот и прекрасно! А Гарри, насколько я понимаю, получил свое?

– Думаю, да, – холодно и с явным раздражением ответила Роксана, снова переводя взгляд на капельмейстера.

Весь разговор происходил шепотом. Тем не менее Роксана почувствовала озабоченность Гаррисона состоянием ее пораненной руки и оценила это. Она посмотрела в лицо Колльеру и заметила трогательно-нежное выражение в его глазах. И вдруг ощутила, что у нее перехватило дыхание.

– О чем вы там шепчетесь? – заинтересовалась Августа.

– О том, какая сегодня теплая ночь, миссис Стентон, – так легко солгала в ответ Роксана, что Гаррисон невольно бросил на нее удивленный, если не осуждающий взгляд.

– Да, сегодня действительно теплый вечер, – согласилась Августа.

– До чего же гладок ваш язык, Роксана, когда вы не хотите говорить всей правды, – прошептал с усмешкой Гаррисон.

– Бывает и так, – кивнула в ответ Роксана. – А вам часто приходится лгать?

– Нет. Обычно находится достаточно аргументов, чтобы обойтись без этого.

– Вы просто несносны! И к тому же очень дерзки!

– Скажите это громче, чтобы все слышали. Ведь я нередко становлюсь здесь предметом пересудов. Должен признаться, что, по правде говоря, до некоторой степени заслужил ваш гнев.

– Вы считаете, что только до некоторой? Ничего себе! Вы... Вы поцеловали меня, сэр... Пытались склонить к любовной интрижке. И при этом считаете, что заслужили мой гнев только до «некоторой» степени?

– Что? Я пытался склонить вас к любовной интрижке?! Вот это мило! Дорогая моя наивность! Существует множество куда более действенных способов склонить женщину к любовной интрижке, нежели то, что произошло между нами! Поверьте мне!

Гаррисон прошептал это так тихо, что Роксана не расслышала доброй половины слов. Но при этом она почему-то почувствовала, как легкая дрожь, подобно прохладному ветерку, пробежала вдоль ее спины.

– В таком случае мне остается признать, что я никогда не перестану быть, как вы изволили выразиться, «наивностью» в оценке подобного поведения с чьей-либо стороны.

Гаррисон неожиданно рассмеялся. У Роксаны это вызвало нешуточное раздражение. Веер в руке заметался с такой бешеной скоростью, что ее оголенная рука покрылась гусиной кожей. Заметив это, Роксана поспешно положила веер на колени.

Августа, с интересом наблюдавшая за происходящим, воспользовалась моментом, чтобы чуть податься вперед, легонько хлопнуть капитана Гаррисона перьями веера по плечу и спросить полушепотом с невинной улыбкой:

– Что у вас за секреты, капитан? Неприлично же так долго о чем-то шушукаться у всех на виду!

Колльер повернулся к Августе и уже открыл рот для ответа, когда Роксана его опередила.

– Капитан считает, – бойко сказала она, – что оркестр играет мелодию «Последние розы лета». А мне кажется, что он ошибается. Вот мы и спорим!

Гаррисон от удивления выгнул бровь. Но Роксана, не обращая на него никакого внимания, посмотрела сначала на Августу, а затем – на Юнити, которая, покачав головой, сказала:

– Капитан Гаррисон не ошибся, Роксана. Это действительно мелодия «Последние розы лета».

– Конечно, я не ошибся! – усмехнулся Колльер.

Роксана дернула плечом и бросила на капитана испепеляющий взгляд. Но теперь уже Гаррисон игнорировал его и благодарно улыбнулся Юнити. Потом повернулся к Роксане и многозначительно сказал:

– Не хотели бы вы, мисс Шеффилд, немного прогуляться со мной?

– Зачем? – пожала плечами Роксана. – Чего вы еще хотите от меня, капитан Гаррисон?

Гаррисон посмотрел на Юнити и, убедившись, что ее мысли блуждают где-то очень далеко, прошептал Роксане на ухо:

– Мне нужно минутку побыть с вами наедине.

– Зачем? – спросила Роксана, глядя куда-то в сторону.

– Вы хотите, чтобы я сказал? Но нас могут услышать, а это было бы совершенно излишним.

Он протянул руку к подолу юбки Роксаны, отороченному шелковыми розочками, и принялся кончиками пальцев играть одной из них. Роксана оглянулась по сторонам и отбросила руку Колльера.

– Прекратите! – прошептала она.

– Я просто хочу вызвать вас на разговор, – заметил Гаррисон.

– Недостойный способ!

– Пусть так. Но я все же очень хочу с вами поговорить.

– Сомневаюсь, что разговор получится.

Колльер подвинулся ближе к Роксане. Повернувшись к ней, он сорвал несколько травинок и зажал их между зубов.

– Как вы думаете, чего я жду от вас? – прошептал он.

– Откуда я знаю?

– Как бы то ни было, но, клянусь, вы ничем не рискуете, если согласитесь немного пройтись со мной.

– Я не пойду.

Выплюнув изо рта травинки, Гаррисон приподнялся и сел совсем рядом с Роксаной, стараясь при этом заслонить девушку от посторонних взглядов.

– Чего вы боитесь, Роксана?

– Я...

Роксана запнулась и облизнула губы. При свете фонарей смуглая кожа Гаррисона отливала медью, а глаза блестели. Роксана вдруг почувствовала, что находиться рядом с этим человеком далеко не безопасно. Но все же она глубоко вздохнула и твердо сказала:

– Я ничего не боюсь!

Естественно, она лгала, и Гаррисон знал это.

– Пойдемте со мной, Роксана, – очень мягко повторил он, приподнимаясь. – Это будет очень короткая прогулка, обещаю вам!

Колльер протянул Роксане руку, чтобы помочь подняться. Она нахмурилась и несколько мгновений колебалась. Потом все-таки приняла протянутую руку, сжала пальцы Гаррисона и нехотя встала.

– С вашего разрешения, миссис Стентон, – обратился Колльер к Августе, – я хотел бы немного пройтись с мисс Шеффилд.

Августа, восседавшая в кресле-качалке, наклонила набок голову и озадаченно посмотрела на обоих:

– Дорогой капитан Гаррисон! Просить разрешения вам надлежит не у меня, а у полковника Стентона. А его сейчас здесь нет.

– Ради Бога, мама, капитан Гаррисон просит всего лишь разрешения на какое-то время уйти, а вовсе не жениться на мисс Шеффилд! – рассмеялась Юнити. – Он просто хочет предложить ей немного побыть на свежем воздухе. Разреши им, мама! Пусть погуляют.

Роксана перехватила благодарный взгляд, брошенный Гаррисоном на Юнити, и одновременно заметила озабоченное выражение на лице хозяйки дома.

– Хорошо, – смилостивилась миссис Стентон. – Только ненадолго. И не уходите далеко.

Роксана покорно кивнула, а Гаррисон просиял. Он взял Роксану за руку и повел по уходившей в глубь сада дорожке подальше от расположившегося на траве общества. При этом Колльер приветливо кивал знакомым попадавшимся навстречу.

Колльер и Роксана смешались с многочисленными парами, вышедшими на вечернюю прогулку. Некоторые взяли с собой детей, которые с громким смехом носились по дорожкам, не обращая внимания на строгие окрики нянек. Роксана отметила, что дети говорили на местном языке не хуже, чем на родном.

Молодые женщины были одеты в красивые легкие платья пастельных тонов. Их сопровождали чаще всего офицеры, в том числе и кавалеристы. Последние курсировали на лошадях между группами гуляющих и верандой, привозя своим дамам бокалы с прохладительными напитками.

Казалось, что всех, кроме детей и офицеров, гулявших со своими женами, эта ночь заражала настроением легкого флирта.

Роксана бросила взгляд на очередного офицера, нагнувшегося с седла к своей даме, дабы вручить ей бокал с холодным лимонадом, и машинально облизала пересохшие губы. Это тут же было замечено Гаррисоном.

– Боже, какой же я недогадливый! – воскликнул он, останавливаясь. – Ведь вы, наверное, хотите пить! Извините, я сейчас же принесу чего-нибудь освежающего!

– Нет, спасибо! – поспешила отказаться Роксана.

Колльер взял ее руку и игриво пощекотал ладонь кончиками пальцев. Роксана улыбнулась. Не говоря друг другу ни слова, они пошли дальше. Время от времени Роксана искоса поглядывала на Гаррисона. Ее удивляло его молчание. Не сам ли он настаивал на этой прогулке, во время которой хотел поговорить с ней о чем-то очень важном? Почему же теперь он упорно молчит? В то же время Роксана чувствовала, что он волнуется.

Поймав ее взгляд, Гаррисон улыбнулся. Роксана поспешно отвернулась. Да, Колльер определенно был чем-то озабочен. Но делиться с ней своими тревогами явно не собирался. Во всяком случае, сейчас. И все же его улыбка, такая теплая и нежная, отчего-то взволновала Роксану. Колльер бы очень удивился, если бы догадался об этом.

Незаметно они подошли к воротам и вскоре оказались на оживленной улице.

– Вот сюда, – неожиданно нарушил молчание Гаррисон и свернул направо.

Роксана машинально последовала за ним, не зная, куда и зачем.

За освещенным разноцветными огнями рынком, на самом краю непроглядной тьмы, длинной чередой выстроились в ожидании седоков экипажи. Подвешенные на них небольшие фонарики, похожие в темноте на ночных светлячков, тускло освещали сидевших прямо на земле возниц, предававшихся дремоте или же лениво переговаривавшихся между собой.

Роксана и Гаррисон долго пробирались между повозками, сопровождаемые тихим жужжанием голосов возниц, позвякиванием прикрепленных к сбруе лошадей колокольчиков и доносившимся время от времени мирным постукиванием копыт о твердую землю. За дорогой виднелось уходящее в темноту ночи широкое поле, поросшее высокой сочной травой и окаймленное развесистыми деревьями, сквозь ветви которых просматривалось усыпанное звездами небо.

Роксана держала Колльера под руку, положив ладонь на его локоть. Сквозь плотную форменную рубашку она ощущала волнующую теплоту мужского тела, чувствовала твердые бицепсы. Слышала глубокое, но в то же время учащенное дыхание Гаррисона. Да и она сейчас дышала не столь ровно, как обычно...

Подняв голову, Роксана посмотрела на Гаррисона и спросила:

– Разве вы не обещали, что мы не будем отходить далеко от дома?

Колльер чуть наклонился, и Роксана услышала его таинственный шепот:

– Мне хочется вам кое-что показать. А потом, я же говорил, что вам не надо меня бояться!

Роксана промолчала. И хотя продолжала идти рядом, но все же убрала руку с локтя Гаррисона.

Еще через несколько шагов Колльер остановился и посмотрел на небо:

– Какая чудесная ночь! Поглядите вверх. Говорят, что на небесах можно увидеть знамение. Вы с этим согласны?

Роксана тоже подняла голову и внимательно посмотрела на ночное небо. Потом перевела взгляд на Гаррисона и пожала своими узкими плечиками:

– Не знаю. Как христианка, я не должна в это верить. Но подчас подобные мысли действительно приходят мне в голову. Ведь даже на заре нашей цивилизации расположению звезд на небе порой придавалось очень большое значение.

– Гм-м, – промычал Гаррисон и тут же рассмеялся. – Поистине, Роксана, этот вопрос носит в значительной степени теоретический характер. Я задал его вам, поскольку сейчас сам думал на подобную тему. Вы не станете возражать, если до конца вечера я попрошу вас ответить еще на пару подобных?

– Я... Я не думаю, что стану... возражать.

Роксана снова посмотрела на Гаррисона. Лицо его было сосредоточенным, глаза ярко блестели в темноте ночи.

– Мне тоже кажется, что вы не будете против.

– Почему вы в этом так уверены?

– Потому что вы из тех женщин, которые требуют от мужчины должного внимания к их собственному мнению.

– Другими словами, – фыркнула Роксана, – вы считаете, что я возражаю против использования женщин только в качестве своеобразного резонатора для усиления и украшения высказываний мужчины. Так?

– Примерно так, – согласился Гаррисон и удовлетворенно улыбнулся.

– Но вам кажется, что вы лучше можете слушать женщину, чем она вас, и более верно предвидеть будущее? Так я вас поняла?

– Совершенно правильно! Вы не обиделись?

– Пока у меня нет причины для обиды. Хотя я и пытаюсь усмотреть ее в ваших словах!

Несмотря на темноту, Роксана почувствовала, что Гаррисон улыбается.

– Так! – хмыкнул он, пригладив ладонью свои черные волосы. – Ладно! Оставим это. Тем более что мы уже пришли. Но смотрите под ноги, дорогая моя. Здесь очень легко оступиться.

«Дорогая моя»... Роксана подумала, что ей следовало бы совершенно серьезно попросить Гаррисона больше ее так не называть. Ибо подобные слова предполагали существование между ними некоей близости, чего не было. Но пока Роксана размышляла об этом, Гаррисон протянул руку и, полуобняв ее за плечи, помог перешагнуть через небольшую канавку. Странно, но уже в следующий момент принятое ею, казалось бы, твердое решение положить конец всяким попыткам Колльера сблизиться оказалось под вопросом. Раньше случайное или не очень прикосновение мужской руки абсолютно не трогало Роксану. Но сейчас по ее телу пробежала дрожь, а сердце заколотилось с удвоенной силой. Когда же рука Гаррисона соскользнула с ее плеч, Роксана вдруг почувствовала себя одинокой и... покинутой! Хотя было совершенно очевидно, что ничего подобного не произошло. И похоже, если судить по поведению Колльера, не произойдет.

Роксана остановилась, несколько раз глубоко вздохнула и огляделась по сторонам. Они уже свернули с основной тропинки, пробивавшейся через высокую, почти по колено, траву. Посмотрев вперед, Роксана увидела двух лошадей, привязанных к высокому дереву, и стоявшего между ними юношу-индийца, низко поклонившегося Гаррисону. Тот приветливо улыбнулся и подошел к лошадям. Роксана, ничего не понимая, последовала за ним.

Большой сильный арабский конь слегка захрапел при приближении Колльера. Но моментально успокоился, когда Гаррисон дружески похлопал его ладонью по роскошной гриве.

Другой конь был поменьше, но тоже породистым. Колльер знаком предложил Роксане подойти к нему. Несколько мгновений Роксана колебалась. Но затем все же решилась. Подойдя к настороженно смотревшему на нее животному, она протянула руку и осторожно провела ладонью по его холке, гриве и ушам.

– Как его зовут? – спросила Роксана.

– Адейн.

– Откуда он у вас? Насколько я понимаю, это кавалерийская лошадь.

– Вы попали в точку. Адейн действительно раньше принадлежал кавалерийскому офицеру. Но позже я выиграл его в карты.

– Значит, вы игрок?

– Так, играю время от времени. В данном случае мне просто пришлось сесть за карточный стол. Дело в том, что прежний владелец этого коня был на грани того, чтобы проиграть его некоему мерзкому типу, совсем лишенному совести. Его все знали как неисправимого пьянчугу и неудачливого картежника, практически проигравшего и пропившего все свое состояние. Если бы конь попал к нему в руки, то непременно погиб бы. Поэтому я вынужден был вмешаться, сесть за карточный стол и отыграть Адейна.

– Другими словами, капитан Гаррисон, – усмехнулась Роксана, – для благородного поступка вы избрали довольно сомнительный путь.

– В тот вечер я и не думал о том, что совершаю благородный поступок, – хмыкнул в ответ Колльер. – Просто я давно восхищался этим конем и решил сделать себе подарок. Кроме того, я с ужасом думал о том, что ожидает несчастное животное в грязных руках Гроувнера. В общем, представился удобный случай!

– Понятно. Вы, видимо, привыкли пользоваться удобным случаем? – с сарказмом произнесла Роксана.

– Что?! Вы имеете в виду то недоразумение между нами в саду? Роксана, о чем вы говорите! Неужели до сих пор вы так ничего и не поняли? Что я должен сказать или сделать, чтобы заслужить ваше доверие?

– А разве не вы сами предупреждали меня об излишней доверчивости? – прошептала Роксана.

– Да, это так.

– Тогда, чего же вы от меня хотите?

Роксана отступила на полшага и теперь стояла почти вплотную к лошади. Утопив левую руку в густой гриве Адейна, правой она крепко сжала пальцы Гаррисона, словно желая успокоить его.

Колльер вздохнул. Адейн же негромко ударил копытом о землю, как бы выражая недоумение по поводу всего происходящего. Роксана, отпустив гриву коня и пальцы Гаррисона, сделала вид, что прислушивается к доносящимся со стороны рынка звукам музыки. Над их головами мягко шелестела листва. Легкий ветерок обвевал лица.

– Роксана... – тихо произнес Гаррисон.

Он стоял совсем рядом с ней. И если бы захотел, то мог бы легко ее коснуться. Роксана была почти уверена, что в следующий момент Колльер именно так и поступит. Поэтому все ее тело напряглось, как бы собираясь отразить неизбежное нападение. Она подумала, что поступила очень опрометчиво, согласившись на эту прогулку. Теперь ей скорее всего предстоит борьба. Не такая, как с капитаном Гроувнером. На этот раз надо было победить уже собственную слабость. Роксана не сомневалась, что это ей удастся. Ведь она всегда была очень сильной. Всегда...

Но Гаррисон стоял не двигаясь, даже не пытаясь до нее дотронуться. А только еще раз повторил шепотом:

– Роксана..

– Что?

– Я привел вас сюда не только для того, чтобы показать своих лошадей. Надеюсь, вы это понимаете?

– Понимаю.

– Это правда?

Гаррисон рассмеялся. Но тут же его лицо стало очень серьезным.

– Скажите, Роксана, насколько хорошо вы себе представляете сегодняшний политический климат Индии?

Он хотел сказать совсем другое. Роксана понимала это, а потому опустила голову и сказала, глядя в землю:

– Откровенно говоря, я знаю об этом очень мало. Наверное, половину того, что должна была бы. И не больше трети всего, что вы сейчас, видимо, намерены мне рассказать. Я права?

Колльер тихо засмеялся, поднял руку и провел ладонью по волосам Роксаны. Она вздрогнула и глубоко вздохнула. Гаррисон отступил на полшага и засунул руки в карманы.

– Еще совсем мальчишкой я до безумия увлекался индийскими сказаниями и легендами, особенно древними. Позже я решил, что непременно поступлю в армию и буду служить в этой стране при Ост-Индской компании. Такое будущее казалось мне прекрасным, а главное – очень романтичным.

– Вы сейчас говорите прямо как Юнити! – усмехнулась Роксана.

– В детстве я в этом отношении и впрямь был очень похож на Юнити. Тем не менее обучение в Аддискомбе развеяло романтическое представление об Индии. Вы слышали об Аддискомбе?

– Об Аддискомбе? Вы говорите о военной школе, построенной при Ост-Индской компании? Подобно тому, как гражданская Хейлибери была создана для подготовки слуг?

Брови Гаррисона выгнулись от удивления.

– Вам это известно? Прекрасно! В Аддискомбе я узнал, во что сейчас превратилась Индия. И все же... Все же мои юношеские грезы об этой стране не развеялись. Прожив здесь некоторое время, я понял, что Индия изменилась только для англичан. Вопреки давлению со стороны метрополии она все же остается страной со своей культурой, со своими национальными традициями. Поэтому я еще больше полюбил эту страну!

– Но мне показалось, что вы с презрением относитесь к ее коренному населению, а следовательно – и к самой стране. Разве не так?

– Что?! Черт побери, откуда у вас подобные мысли?!

– Из сказанного вами в день нашей встречи. Помните, вы говорили мне, что в Индии есть очень много странного и непонятного, а ее люди – очень жестоки? Или вы уже успели забыть?

– Нет, я не забыл. Но боюсь, что вы меня тогда неправильно поняли. Это утверждение имело двойной смысл. В Индии действительно много жестокого. Но что касается самих индийцев, то жестокость заключена в самой их жизни. Это жестокость расы поработителей к расе порабощенных. Подобное положение нетерпимо. Жизнь индийцев должна измениться, стать лучше, богаче, справедливее. Причем при минимальном вмешательстве извне.

– Не совсем понимаю, о чем вы говорите, капитан.

– Не понимаете? Хорошо, я приведу вам пример. Предположим, кто-то из британских солдат недоволен своим слугой. Что он делает в таком случае? Просто-напросто бьет его. Бьет долго, безжалостно. Порой даже до смерти!

– Боже мой! Неужели?! – воскликнула Роксана, в ужасе зажав ладонью рот.

– Тем не менее это так! Но самое мерзкое – реакция на подобные случаи со стороны живущих здесь наших соотечественников. Как правило, их симпатии на стороне солдата, а не его жертвы!

– Нет... Нет, я не могу в это поверить! – воскликнула Роксана, ошеломленная услышанным.

– Нет? А почему нет? Мне вовсе незачем вам лгать, Роксана... Впрочем... Сожалею, что я вас расстроил!

– Ни о чем вы не сожалеете, капитан Гаррисои. Вы расстроили меня совершенно намеренно, чтобы доказать свою правоту!

– Возможно.

– Благодарю за откровенный ответ.

Гаррисон рассмеялся и, вытащив руку из кармана, осторожно дотронулся до руки Роксаны.

– Но ведь это правда, Роксана! Как и то, что Ост-Индская компания погрязла в коррупции. И люди ежедневно чувствуют это на себе. А мы превратились в сборщиков налогов и самозваных хозяев огромной непокорной страны, переоценивающих собственную роль, захватывающих власть там, где это возможно, и давая взамен лишь жалкие крохи. Когда-то это было не так. Даже при том, что Ост-Индская компания в прошлом правила здесь мечом – самый последний клерк компании лучше владел клинком, нежели пером, – все же тогда существовала общая заинтересованность в сохранении жизнеспособности и своеобразия обеих рас. Позже это взаимное уважение было уничтожено. И сейчас мы стали относиться с опасным равнодушием к людям, от деятельности которых в конечном счете зависит выживание той же Ост-Индской компании.

Роксана ловила каждое слово Гаррисона. Все это настолько противоречило прочитанному в письмах отца, что ей было трудно признать правоту Колльера. Кусая губу, Роксана посмотрела на ладони Гаррисона, продолжавшие удерживать ее руку. И невольно залюбовалась длинными, изящными и в то же время сильными пальцами, покрытыми бронзовым загаром.

– Роксана, вы слушаете меня? – донесся до нее как бы откуда-то издалека вопрос Гаррисона.

Она бросила на него быстрый взгляд:

– Да.

– И понимаете то, что я пытаюсь вам объяснить?

Роксана осторожно высвободила руку.

– Конечно! Тем более что все вами сказанное нетрудно понять. Да, времена изменились. И, как вы считаете, к худшему.

– А вы этого не видите, – вздохнул Гаррисон, безнадежно опустив руки.

– Чем, по-вашему, все это может закончиться? – спросила Роксана. – Священной войной?

Гаррисон нахмурился. Взгляд сделался жестким.

– Священной войной? Нет! У мусульман и индусов нет общей основы, на которой они могли бы объединиться. Во всяком случае – пока! Сейчас меня больше всего беспокоит движение сипаев. Об их недовольстве известно давно. Случаи волнений и беспорядков среди них уже были. Если же произойдет всеобщий и полномасштабный мятеж, то он будет просто ужасен. Численность европейских войск в Индии не более сорока пяти тысяч солдат и офицеров. В случае военного конфликта им будет противостоять повстанческая армия почти в двести тысяч.

– Но полковник, насколько я понимаю, не сомневается в лояльности сипаев, состоящих у него на службе, – возразила Роксана.

– Часть их действительно сохраняют ему верность. Однако таких немного.

– Но мой отец постоянно писал мне, что очень доволен служащими у него индийцами. И они, по его словам, платят ему тем же. Сипаи почитают его чуть ли не за отца родного. Каковым он, к слову будет сказано, никогда не был для меня. Роксана сама не знала, зачем добавила последние слова. Но дело было сделано. Она еще раз прикусила губу и отвернулась, чтобы не видеть выражения жалости и сочувствия на лице капитана Гаррисона.

– Роксана... – уже в который раз произнес ее имя Колльер.

Она махнула рукой, как бы умоляя не говорить больше ни слова. Но тут же почувствовала, как Гаррисон осторожно прижал ее к себе. Его широкие ладони мягко легли на ее оголенные плечи.

– Роксана, – прошептали его губы у самого ее уха. – Я уже сказал лорду Каннингу о том, что в случае возможного военного конфликта серьезно опасаюсь за судьбу наших женщин и детей. Но все это касалось общего положения дел. Сейчас же я боюсь за вас, дорогая. Вам может показаться странным, что я вдруг стал проявлять заботу о вас. Но это так. Ничего не поделаешь! И я повторяю, что в высшей степени обеспокоен угрозой, которая может нависнуть над вами лично, если здесь начнутся беспорядки.

Роксана стояла неподвижно, как каменная статуя. Все ее ощущения, казалось, ограничились лишь теми точками на теле, которых касались его пальцы. А от мягкого, обволакивающего голоса Гаррисона и его прерывистого дыхания у нее начинала кружиться голова.

– Но вы лишь один из немногих, кого тревожит подобная ситуация и кто говорит об этом, – прошептала Роксана. – Со временем я сама смогу разобраться, есть ли сколько-нибудь серьезные основания для такого беспокойства.

– Вы не хотите меня слушать, Роксана, – сказал Гаррисон таким странным тоном, что у нее мурашки поползли по спине. – Но я серьезно обеспокоен, поверьте, Роксана Шеффилд!

– То, что вы так озабочены судьбой женщин и детей, которых едва знаете, достойно самой высокой похвалы, – кивнула Роксана, которую предостережения Гаррисона вовсе не убедили.

– Эх, Роксана, Роксана! – тяжело вздохнул Гаррисон, взволнованно сжав ладонями ее пальцы. – Маленький, очаровательный цыпленок! Вы все еще боитесь меня! Почему?

– Я вас не боюсь!

Гаррисон прижал Роксану к себе и поцеловал. Точно так же, как тогда в саду. Она снова почувствовала тепло его губ. Аромат сильного, мускулистого, здорового тела наполнил ее ноздри, заставив еще больше закружиться голову. Его объятия были сладкими и нежными, из них невозможно было вырваться. Да она уже и не хотела этого! Роксана подняла руки и ласково провела ладонями по его щекам, лбу, волосам... А он наклонился и стал целовать ее лицо, губы, глаза...

– Колльер, – шепнула она, – умоляю...

При звуке ее голоса Гаррисон выпрямился и посмотрел ей в глаза. Они были черными, широко раскрытыми. В них, как в зеркале, отражался дальний отблеск от освещенной крыши рынка.

– Колльер, вы не должны... – продолжала шептать Роксана... – Нет, я... не должна позволять вам... Позволять этого!

– Тс-с, – прошептал в ответ Гаррисон, прижимая палец к ее губам.

– Нет, прошу вас, послушайте меня! – сопротивлялась Роксана. – Я боюсь! Боюсь, что вы причините мне боль...

– Я никогда не сделаю этого, дорогая!

– Как вы можете знать?!

– Кто же причинил вам такую боль, что вы живете с вечным страхом вновь ее испытать? Признайтесь мне!

Он еще крепче сжал Роксану в объятиях и, успокаивая ее, прижался губами к ее роскошным волосам. Но она завертела головой, стараясь освободиться.

– Роксана, я... – Гаррисон замолчал, словно боясь продолжать. Но уже в следующую секунду решился: – Роксана! Я люблю... Люблю вас!

Она резко оттолкнула Колльера и попыталась убежать, но споткнулась и, теряя равновесие, схватилась за уздечку коня Гаррисона. Тот, испугавшись, всхрапнул, однако остался стоять на месте. Роксана же, прижавшись лицом к шее животного разрыдалась. Конь чуть опустил голову и, скося глаз, изумленно наблюдал за непривычной картиной.

– Роксана! – тихо позвал ее Гаррисон.

Но она отошла в сторону и, закрыв лицо руками, прислонилась к дереву.

– Не трогайте меня и ничего не говорите! – Роксана не отнимала ладоней от глаз, но все же знала, вернее, чувствовала, что Гаррисон стоит рядом.

– Вы понимаете, Роксана, как непривычно для меня сознавать, что я люблю вас? – спросил Гаррисон, вовсе не рассчитывая на ответ. – Это чувство пришло ко мне не в самый благоприятный момент жизни. Но я, увы, ничего не могу с собой поделать! Ничего! Наверное, вы считаете, что я сам должен решать свои проблемы. Я прав, Роксана?

– Что? – Она отняла руки от лица и посмотрела на Колльера заплаканными глазами.

– Простите, ведь вы редко плачете. Так?

– Да.

– Мне очень жаль, что именно я довел вас до такого состояния. Извините! Обещаю никогда впредь не делать этого!

– Очень вас прошу, – тихо проговорила Роксана, – обещайте только то, что можете исполнить.

Помолчав, Гаррисон утвердительно кивнул. Стоявший рядом конь неожиданно поднял голову и навострил уши: со стороны рынка доносилась, видимо, хорошо знакомая ему мелодия британского гимна «Боже, храни королеву!». Это означало окончание вечерних увеселений, ежедневно устраиваемых в рыночных балаганах и на открытой площадке.

Гаррисон подал Роксане руку:

– Время возвращаться. Хотя и очень жаль. Нам еще о многом надо поговорить. Придется подождать. Вы готовы?

– Да.

Они шли молча, сопровождаемые тихим постукиванием о землю копыт оставшихся под деревом лошадей. Гаррисон снова и снова взглядывал на красивый, тонко очерченный профиль притихшей Роксаны. Самообладание вернулось к ней, и это успокаивало Колльера. Несколько минут назад он был очень встревожен слезами Роксаны. Теперь же понимал, что его признание подействовало на нее гораздо сильнее, чем он мог предположить. Но ведь он не хотел говорить ей о своей любви! Это вышло само собой! Да он и сам только сейчас понял, как сильно эта девушка увлекла его.

Теперь Гаррисон знал, что ему надо делать. А потому с еще большим нетерпением ожидал получения из дома некоего очень важного письма. Он сказал Роксане, что должен сам решить все свои проблемы. И сейчас, глядя на шедшую рядом с ним девушку, думал о том, что слишком долго медлил с этим...

Глава 6

Роксана проснулась рано утром. Слишком рано, если вспомнить, что накануне она, хотя и очень устала, но спать легла поздно. В доме чувствовалось какое-то движение. Скорее всего это были слуги. Ибо солидную поступь полковника Стентона Роксана узнала бы сразу. Равно как и шарканье мягких туфелек его супруги. Юнити в это время, конечно, еще спала, лежа на спине с открытым ртом и блаженно посапывая.

Роксана чуть раздвинула шторы и посмотрела через стеклянную дверь веранды в сад. Солнце еще не взошло, и в саду царил предрассветный полумрак. Не было слышно и привычного жужжания насекомых. На востоке у самого горизонта неясная белесая линия, похожая на пену во время прибоя, как бы проводила границу между прибрежными водами и необъятным простором лазурной глади океана. Легкий прохладный бриз слегка теребил полы халата и волосы Роксаны. Она с наслаждением подставила ему лицо.

Роксана вышла на веранду, подошла к перилам и оперлась на них локтями. Простояв так минуту или две, она заметила какое-то шевеление в саду. Потом до нее донесся чуть слышный шорох. Роксана насторожилась. Она много читала о страшных ядовитых змеях, длиной более трех метров, которые водятся в Индии. Может быть, и сейчас к дому подползает одна из них? Но ведь в книгах говорится, что они охотятся только по ночам, а сейчас вот-вот взойдет солнце. Однако в саду под сенью деревьев и особенно в высокой траве все еще очень темно... А может быть, это просто безвредный уж, пытающийся переползти от цветочной клумбы через тропинку, но натыкающийся на мельчайшие осколки ракушечника, которым она посыпана?

Роксана подумала, что неплохо было бы при первой же встрече подробно расспросить Колльера о здешних змеях. Или нет! Она не сделает этого. Надо пойти в библиотеку и все узнать самой! И вообще, почему она должна полагаться на сведения почти незнакомого человека, когда легко может все выяснить самостоятельно?

Раздраженно смахнув с перил сухой лист, Роксана прошлась по веранде, неслышно ступая босыми ногами по полу, и остановилась у боковых перил. Некоторое время она рассеянно смотрела на восточное крыло дома, в котором не было ни одного окна. Нет, она не будет больше думать об этом человеке! И не станет впредь изобретать предлогов для встреч с ним! Что ей до его прикосновений, пусть даже очень приятных? Или до завораживающего голоса? Совершенно незачем и зачарованно смотреть в его прекрасные глаза или на густые волосы. Что же касается заявления Гаррисона о любви к ней, то она больше никогда не позволит ему говорить что-либо подобное! А в следующий раз... Боже, о чем она думает?! Никакого следующего раза просто не должно быть! Тихий скрип за спиной заставил Роксану обернуться. Полковник Стентон, тяжело опустившись на металлический стул у двери, разминал пальцами сигару.

– На редкость приятное утро! – улыбнулся он Роксане, чиркнул спичкой и, затянувшись, выпустил в воздух большое облако дыма.

– Надеюсь, я вас не очень побеспокоил?

– Не очень, – услышал он.

– Гм-м... – протянул Стентон, не зная, как воспринимать этот ответ.

– Но и мне не хотелось бы нарушать вашего одиночества, мистер Стентон, – заметила Роксана. – Если не возражаете, я пойду к себе.

Роксана хотела уйти, но полковник жестом остановил ее:

– Прошу вас, останьтесь. От вас я могу ожидать куда меньше беспокойств, нежели от всех остальных домочадцев.

Роксана снова оперлась локтями на перила. Еще раз окинув взглядом сад, она спросила через плечо:

– В этом саду много змей, мистер Стентон?

– Немного, – ответил полковник.

– Мне показалось, что я только что слышала шорох одной из них.

– Гм-м.

– Если вы слышали какой-то шум, – неожиданно раздался за спиной Роксаны другой мужской голос, – то, уверяю вас, это была вовсе не змея!

Роксана чуть не подпрыгнула от неожиданности, но успела взять себя в руки и холодно произнесла:

– Вот не думала, что вы здесь, капитан Гаррисон.

– Я забежал на минуту, чтобы кое о чем поговорить с полковником, прежде чем заступить на дежурство.

– Тогда не стану вам мешать.

Роксана повернулась, чтобы уйти в дом, но полковник сказал, усмехнувшись:

– Ерунда. Никому вы не помешаете. Тем более что он пришел поговорить со мной о вас, моя девочка.

– Обо мне?!

От неожиданности Роксана закрыла глаза.

– Да, о вас, – рассмеялся полковник.

Переведя дыхание, Роксана с трудом оторвалась от перил веранды и зачем-то принялась лихорадочно разглаживать складки халата. За спиной она слышала учащенное дыхание Гаррисона и чувствовала запах сигары полковника, перемешанный с плывущим из сада благоуханием цветов.

– Ну что ж, у меня сейчас есть срочное дело, которым необходимо заняться, – неожиданно объявил Стентон. – Поэтому я вынужден оставить вас здесь вдвоем. И надеюсь, что могу положиться на здравомыслие обоих. Так?

– Конечно, сэр! – ответил Гаррисон.

Роксана промолчала. И только когда до нее донесся стук колес отъезжающей коляски полковника, она повернула голову и посмотрела на капитана:

– Не рановато ли для визита, мистер Гаррисон?

– Может быть, в Англии это и было бы рановато. Но не в Индии. Здесь распорядок дня чаще всего диктуется солнцем, а точнее – духотой и полуденным зноем. А рано утром бывает прохладно.

– Понятно.

Роксана не смотрела на Колльера, но по скрипу стула догадалась, что он поднялся и идет к ней. Действительно, в следующее мгновение Гаррисон уже стоял рядом, также опираясь локтями на перила.

– Я пришел попросить у полковника разрешения покатать вас сегодня по городу. Помните, мы с вами говорили об этом в первый день знакомства? Так вот, мистер Стентон согласился, что это неплохая мысль. С нами поедут Юнити с няней и мой слуга. Надеюсь, вы не откажетесь от такой прогулки, Роксана?

Гаррисон стоял совсем близко, чуть наклонив к ней голову и прищурив глаза. Роксане даже показалось, что она чувствует тепло и запах его сильного, здорового, мужского тела.

Чувство покинутости и полного одиночества, охватившее девушку минувшей ночью, испугало ее. И Роксане вдруг захотелось окунуться на какое-то время в опасное ощущение близости к этому человеку и доверия к нему.

– Пожалуй, не откажусь, – прошептала Роксана. Гаррисон тихо рассмеялся, повернулся к ней, положил ладони девушки себе на плечи, а подбородком прижался к ее лбу.

– Роксана, я хотел бы вам кое-что показать прямо сейчас. Только вы должны стоять совершенно спокойно, не двигаясь... Нет, я говорю абсолютно серьезно и не собираюсь вас разыгрывать... Итак, стойте спокойно и чуть поднимите голову. Так. Теперь смотрите на восточную половину неба и ждите.

Ничего не понимая, Роксана все же сделала то, о чем просил Гаррисон, и уставилась в небеса на уровне чуть выше линии горизонта. Она едва сдерживала нервную дрожь. Наверное, чтобы успокоить ее, Гаррисон погладил руку Роксаны, лежавшую на его плече.

– Только не бойтесь, – прошептал он.

– Я не боюсь...

– Тогда ждите... Тс-с!..

Из-за горизонта медленно поднималось солнце, подобно огромной золотой монете, бросая огненные отблески по всей земле.

– Тс-с! – снова прошептал Гаррисон у самого уха Роксаны. – Вот оно!

И тут солнце как бы взорвалось. Его золотые лучи, отразившись от голубой глади океана, преломились всеми цветами радуги, превратившись в сказочную иллюминацию, съевшую последние остатки ночи и приветствовавшую рождение нового дня. Роксана вздрогнула, ослепленная волшебным ярким блеском, но не отвела взгляда. А солнце, подобно растопленному золоту, разливалось в обе стороны горизонта, вызывая к жизни и другие краски – изумрудно-зеленые, светло-желтые, серебристые, голубые... Весь мир перед взором Роксаны предстал таким разноцветным и сияющим, каким она никогда и не думала его увидеть.

Роксана не могла вымолвить ни слова. Пальцы ее лежащих на плечах Гаррисона ладоней переплелись с его. Она чувствовала, как его губы коснулись ее волос. В следующий миг Гаррисон поцеловал мочку ее уха. И отступил на шаг. Роксане сразу же стало холодно...

– Я знаю, что не должен так поступать, – тихо сказал он. Гаррисон наклонился и прижался губами к затылку Роксаны, вдыхая аромат ее волос.

– Мне бы очень хотелось показать вам все прекрасное, что существует в мире, – шепнул он. – Если только вы позволите мне это сделать.

Не дожидаясь ответа, Гаррисон повернулся и спустился в сад. Задержавшись на последней ступеньке лестницы, он с улыбкой оглянулся и сообщил Роксане, что вернется через час с экипажем.

Время шло, а Роксана все стояла в сосредоточенной позе, скрестив руки на груди и боясь пошевелиться, чтобы не упасть в обморок. Какой-то жук упал с потолка веранды ей на плечо. Роксана досадливо повернула голову и сдула его на пол. На дорожке, ведущей к дому, появился садовник с ведром воды в руках. Увидев стоящую у перил веранды Роксану, он улыбнулся и поприветствовал ее на языке хинди. Садовник принадлежал к касте браминов, наиболее почитаемой в Индии. Накануне Юнити предупредила Роксану, что к этому человеку нельзя подходить близко, когда он принимает пищу в своем доме. Ибо существует поверие, будто бы даже человеческая тень, упавшая на блюдо с едой брамина, может отравить ее и сделать несъедобной.

– Роксана! – услышала она знакомый женский голос. Роксана повернулась и увидела Августу.

– Что, капитан Гаррисон уехал? Я видела, как он отвязывал лошадь.

– Да.

– Извините, Роксана, я не знаю, как это принято в Лондоне, но здесь я бы посоветовала вам принимать гостей в более приличном виде.

Роксана только теперь заметила свой полураспахнутый халат и обратила внимание на босые ноги. Смутившись, она поспешила вернуться в дом...

Машинально теребя уголки подстеленного для мягкости одеяла, Роксана досадливо хмурилась, слыша голос Юнити. Та сидела на задней скамейке коляски между няней и слугой Гаррисона и о чем-то болтала с ними. Раздражение у Роксаны вызывали отнюдь не слова, к которым она даже не прислушивалась, а просто дурное настроение в то утро.

Искоса взглянув на сидевшего рядом Гаррисона, Роксана, как и в первый день их знакомства, обратила внимание на беззаботность и небрежность, с которыми капитан управлял коляской, свободно держа вожжи в руках. Его пробковый шлем лежал рядом с Роксаной. Волосы стали забавой для теребившего их легкого ветерка. Время от времени Колльер поднимал руку и пытался навести на голове хотя бы видимость порядка.

Роксана отвернулась и спрятала ладони в широких складках юбки.

– Роксана! – услышала она голос Гаррисона, бросившего на нее чуть насмешливый взгляд.

– Что?

– Ничего. Просто я могу пообещать вам, что все будет очень хорошо.

– Куда мы едем?

– Для начала я хотел бы провезти вас мимо наиболее значительных в городе резиденций и учреждений – мимо ратуши, городского суда – и, если позволит время, мимо дома клерков, где бедные молодые писцы отрабатывают свои перья для будущей работы в местных компаниях. Все эти здания считаются здесь образцами классической архитектуры. Насколько я помню, в день вашего приезда по пути к Стентонам мы проезжали мимо некоторых из них. Потом мы побываем на восточном базаре и прокатимся по городским окраинам. А дальше... Право, не знаю!.. Может быть, вы захотите посмотреть военные построения, выполняемые солдатами нашего полка? Что вы думаете об этом?

– Звучит очень заманчиво!

– Что именно? Последнее или вообще все?

– Да все!

Гаррисон издал звук, похожий на лошадиное фырканье, видимо, чем-то недовольный. После некоторой паузы он вновь посмотрел на профиль Роксаны и добавил:

– Я заказал завтрак в Иден-Гарден. Там бывает много поклонников леди Эмили. Кстати, вы читали ее последние опубликованные письма?

Несмотря на свое плохое настроение, Роксана сразу же оживилась:

– Да, конечно! Я считаю Эмили Иден женщиной с выдающимся интеллектом и огромным чувством юмора. Как-то раз мне довелось с ней встретиться. Наверное, в юности Эмили была просто удивительной женщиной. Конечно, сейчас она заметно сдала. По-моему, она очень переживает смерть брата.

– Лорда Окленда? Я слышал об их необычайной преданности друг другу.

– Думаю, что Эмили любила его.

– Вы знаете, что она никогда не была замужем? Но мне кажется, что любая преданность человеку, будь то муж, брат, сын или возлюбленный, достойна самого глубокого уважения.

Роксана вдруг почувствовала, как кровь приливает к ее щекам.

– Вы намекаете на что-то неприличное, капитан Гаррисон?

Колльер рассмеялся и отрицательно покачал головой:

– В данном случае это не совсем точное слово, Роксана. Нет, я просто полагаю, что Эмили должна была безраздельно принадлежать мужчине, с которым не могла иметь более близких отношений. Ведь она так и осталась старой девой. И я далеко не уверен, что брат по достоинству оценил эту жертву.

– Жертву, капитан? – нахмурилась Роксана. – Вы считаете, что женщина не выполняет своего предназначения, навсегда отказавшись от брака?

– О, я никогда бы не осмелился утверждать ничего подобного, дорогая! – воскликнул Колльер, вновь перенеся все внимание на дорогу.

Казалось, он сдерживался, чтобы не позволить себе какую-нибудь колкость или ехидное замечание. Роксана бросила на Гаррисона негодующий взгляд, сложила руки на груди и откинулась на спинку сиденья. Закрыв глаза, она вспомнила слова Августы, сказанные утром за завтраком, когда обсуждалось предложение Гаррисона устроить эту поездку: «Советую вам, Роксана, внимательно продумать все возможные варианты. Я не сомневаюсь, что у вас имеется богатейший выбор на сей счет. Это меня радует. Но... Но тем не менее вы уже давно достигли... Как бы это помягче сказать?.. Ну, что ли, зрелого возраста. Ведь по современным светским традициям вы могли бы выйти замуж уже четыре года назад».

Могла бы выйти замуж уже четыре года назад!..

«Боже мой, – с иронией подумала Роксана, – если так, то совсем скоро меня будут называть старой девой!»

Заметив, что коляска замедляет ход и вот-вот остановится, Роксана посмотрела по сторонам. Прямо перед ними возвышалось огромное здание типично английской архитектуры, огороженное высоким забором. Последний, видимо, должен был отделить его от соседней постройки, которую никак нельзя было причислить к архитектурным шедеврам, тем более английским. Обшарпанное строение скорее напоминало руины. Или же развалины какого-то старинного замка. Но в нем жили люди, о чем свидетельствовали привязанная к столбу коза и огромная куча всякого рода мусора.

Колльер начал подробно рассказывать историю обоих строений, что тут же было поддержано Юнити. Оказалось, что мисс Стентон была неплохо знакома с теми историческими фактами, на которые ссылался в своем рассказе Гаррисон. К тому же она придавала всему сказанному капитаном особую красочность, приводя примеры из литературы и всякого рода восточных сказаний, которых тоже, как оказалось, знала немало. Особенно много цитат и примеров было из «Тысячи и одной ночи» – книги, изданной в Индии на многих языках.

Роксана повернула голову и увидела, что няня Юнити с раскрытым ртом слушает эту импровизированную лекцию по истории, разложенную на два голоса. Что же касается слуги Гаррисона, то на его лице читалось критическое выражение. Но, проследив за его взглядом, Роксана обнаружила, что недовольство слуги объяснялось темным пятнышком, которое он заметил на белоснежном рукаве хозяина. Сам же Колльер с удивлением смотрел на Юнити и не без интереса слушал ее дополнения к своему рассказу, время от времени высказывая ей свое одобрение легким кивком головы.

Закончив рассказ, Гаррисон взял в руки вожжи, и повозка тронулась дальше.

Следующие два часа они провели примерно так же, рассматривая и подвергая горячему обсуждению все, что видели. Однако, когда коляска проезжала через грязные, узкие улочки, населенные полуголыми, нищими людьми, расположенные по странной прихоти судьбы совсем по соседству с богатыми особняками и дворцами, Юнити замолкла. И Роксана догадалась, почему: контраст между нищетой и роскошью был ошеломляющим.

На одном из поворотов Роксана посмотрела на Гаррисона.

– Спасибо вам, Колльер! Но признайтесь, ведь вы с какой-то целью устроили нам все это, не правда ли?

– Что именно?

– Столь подробную и интересную экскурсию.

– Я возлагаю на нее большие надежды, Роксана, – улыбнулся Гаррисон. – Видите ли, вы одна из немногих женщин, которые могут понять и оценить действительность. А в Индии много варварства и дикости. Но гораздо больше прекрасного. Вот это прекрасное я и хотел вам открыть. Причем вы видели лишь ничтожную его часть!

– Должна признаться, вы совершенно правы! Возможно, я не смогу сразу все охватить и осознать. Не в последнюю очередь в силу предрассудков, полученных вместе с европейским воспитанием. И все же я вижу, что Юнити уже очень многое поняла. Ведь она все же прожила здесь какое-то время!

Роксана поймала взгляд Гаррисона, направленный на тихо сидевшую сзади младшую Стентон, полный горячей симпатии к этой умной, любознательной девушке. Но уже в следующий момент он смотрел прямо в глаза Роксаны. Она смутилась и покраснела. А он чуть нагнулся к ней и еле слышно прошептал:

– Вам лучше пересесть на заднее сиденье. Иначе я буду не в силах сдерживаться и зацелую вас до полусмерти! Сознаюсь, я получил бы от этого огромное удовольствие. А Юнити при ее романтичной натуре, несомненно, простила бы меня, да и вас тоже. Но боюсь, что три женщины, сидящие сейчас в нагоняющем нас экипаже, могут понять все совершенно превратно. Обернитесь!

И Роксана увидела пролетку, почти поравнявшуюся с их коляской. В ней сидели миссис Пибоди и обе ее дочери. Их сопровождали двое белых слуг. Лошадью же правил индиец...

– Доброе утро, уважаемые дамы! – картинно раскланялся с ними Гаррисон.

Миссис Пибоди ответила столь же галантным поклоном.

– Доброе утро, капитан Гаррисон, мисс Шеффилд, мисс Стентон.

Анастасия покраснела и невнятно пробормотала какое-то приветствие. Роуз же одарила Гаррисона лучезарной, а скорее – обольстительной улыбкой.

– Мы знакомим мисс Шеффилд с достопримечательностями города, – объяснил Колльер.

– Неужели? – всплеснула руками миссис Пибоди. – Боже мой, какая прелесть! Ну и как, мисс Шеффилд, вам начинает нравиться Индия?

Роксана выпрямилась и затянула ленточки шляпки у себя под подбородком.

– Я увидела очень много интересного, – сказала она и тут же возненавидела себя в душе за столь банальный ответ.

– Серьезно? – спросила Роуз и посмотрела на Роксану, выгнув дугой выгоревшие брови.

Миссис Пибоди, наклонившись за спиной дочери к борту коляски, многозначительно посмотрела на Гаррисона:

– Извините, капитан, вам разве не передали мое приглашение отужинать с нами сегодня вечером? Я почему-то так и не получила подтверждения.

– Боюсь, – не пытаясь уклониться от честного ответа, сказал Гаррисон, – что у меня на сегодня совершенно другие планы.

При этом Колльер так выразительно посмотрел на Роксану, что та густо покраснела.

Миссис Пибоди хмыкнула и убрала голову, украшенную пышной прической, под козырек коляски. Роуз же посмотрела на Гаррисона сузившимися от ярости глазами и с сарказмом процедила сквозь зубы:

– Дорогой капитан! Если вы намерены и далее катать этих дам по городу, то послушайтесь моего совета.

– Да, мисс Пибоди?

– Избавьте их скорее от этого ужасного солнца. Или вы не замечаете, что Роксана уже стала пунцовой?

С этими словами Роуз сделала знак вознице, чтобы он ехал дальше.

– Ну что ж, – усмехнулась Роксана, демонстративно высовывая голову из-под козырька коляски и развязывая ленточки шляпки. – Как видите, меня не пугает солнце.

Гаррисон громко расхохотался и добавил:

– Я тоже не очень боюсь загореть. Так что, мисс Пибоди, поберегите лучше свою собственную рыженькую головку!

Лошадь дернула коляску, и та покатилась по булыжной мостовой. Роксана со вздохом облегчения откинулась на спинку сиденья...


Как и обещал Гаррисон, завтрак был устроен в Иден-Гарден под прохладной тенью развесистого дерева, ветви которого отражались в бассейне с чистой речной водой.

После еды всех стало клонить ко сну. Для дам были принесены подушки. Юнити вместе с няней уже через несколько минут мирно посапывали. Слуга Колльера отошел покурить. Гаррисон же с умилением смотрел, как Роксана расправлялась с содержимым своей тарелки. Однако чувствовал себя не совсем уверенно. Ибо намеревался тотчас же вскочить на ноги, как только она поднимется из-за стола, но истома брала свое. И Колльер всерьез опасался, что в нужный момент у него просто не хватит сил подняться.

– Где бы вы хотели передохнуть, Роксана? – спросил он.

Роксана сверху посмотрела на него и грациозно пожала плечами. Потом сдвинула на лоб шляпку, слегка затянув ленточки.

– Вы пойдете со мной? – с вызовом спросила она. Гаррисон лениво вытянул ноги.

– Дайте мне еще минутку полежать! Это просто необходимо для пищеварения.

Роксана кивнула и сделала несколько шагов по направлению к бассейну, бросив через плечо:

– Вы намерены спать, капитан?

– Я бы этого не сказал.

Гаррисон встал с подстилки, отряхнул пыль с брюк и последовал за ней. Роксана уже стояла у перил бассейна и наблюдала за двумя зелеными попугаями, сидевшими на дереве. Безоблачное небо отражалось в зеркальной поверхности бассейна, где, блестя чешуей, метался гигантский карп.

Колльер подошел к Роксане и встал чуть сзади, наблюдая за биением пульса на ее шее. Он видел пушистые ресницы Роксаны, рассматривал оценивающим взглядом ее легкий летний костюм. Она же продолжала стоять неподвижно, даже когда оба попугая вдруг сорвались с ветки и с громким криком пролетели над ее головой.

Гаррисон неожиданно почувствовал острую потребность защитить Роксану, охранять ее. Он подошел к ней вплотную и коснулся коленом складок широкой юбки. В следующее мгновение он полуобнял девушку за плечи, повернул к себе и прижался к ее щеке.

– Боже мой, Роксана! – промолвил Колльер с болью, страхом и радостью, чувствуя, как слезы подступают к его глазам.

Роксана подняла руку и нежно провела ладонью по волосам, лбу, бровям Гаррисона. А он целовал ее в очаровательную ямочку у подбородка.

– Роксана, – прошептал он, прижимаясь щекой к ее руке и глядя на сверкающую серебром воду в бассейне.

Роксана отняла руку от его лица и, расслабившись, прижалась к нему всем телом. Гаррисон обнимал Роксану, прислушивался к ее частому дыханию и голосу, который, казалось, он начинал слышать еще до того, как Роксана начинала говорить, а вернее – шептать...

– Колльер... Я не... Не знаю, чего вы от меня ждете...

– Тс-с! Я ничего от вас не жду...

– Я очень неопытна в сердечных делах. Но у меня нет причин им доверять...

– Тс-с! Я буду о вас заботиться.

– Я не хочу, чтобы обо мне заботились, Колльер!

Гаррисон посмотрел в глаза Роксаны и прочел в них боль, смущение и растерянность. У него защемило сердце.

– Я не хочу чувствовать себя обязанной, – продолжала шептать Роксана. – Не хочу, чтобы меня считали вещью, принадлежащей мужчине. Не хочу везде следовать за ним. Не хочу оказаться покинутой. Наконец, не хочу отдать свое доверие и любовь незнакомцу, ибо мы, по сути дела, не знаем друг друга, Колльер Гаррисон!

– Нет, – отрицательно покачал головой Гаррисон, – мы с вами не чужие.

– Нет, Колльер. Мы чужие! То немногое, что мы друг о друге знаем, может легко пересказать Юнити за какой-нибудь час. Кто может поручиться, что взаимное увлечение не пройдет и все не изменится?

– Я отдаю себе отчет в своих чувствах, Роксана! К тому же сама жизнь заставляет меня серьезно ко всему относиться. Ведь нет никакой гарантии, что меня завтра не убьют в бою или я не умру от какой-нибудь страшной болезни, подхватить которую здесь ничего не стоит!

Роксана положила ладонь ему на грудь. Гаррисон тут же сжал ее пальцы, поднес к губам и приник к ним долгим поцелуем.

– Не говорите об этом! – прошептала она.

– О смерти? Она постоянно бродит рядом. Но пока я живу и дышу, клянусь, никогда не обижу вас и не причиню боли, Роксана!

Гаррисон посмотрел в ее глаза и с тревогой увидел, как они наполняются слезами. Роксана же безнадежно покачала головой. По ее лицу пробежала слабая улыбка. С дрожью в голосе она тихо проговорила:

– Поверьте, Колльер, я никогда не была трусихой.

– Я знаю это, милая!

– Если хотите убедиться, то спросите у Гарри Гроувнера.

Слезы в глазах Роксаны сразу высохли, и она рассмеялась над собственной шуткой.

Колльер тоже улыбнулся. Он нежно смотрел на стоявшую перед ним женщину. Для Гаррисона было совершенно новым то ощущение, что он не является для себя центром Вселенной, как он считал раньше. Над ним раскинулся совершенно другой небосвод, на котором ярко сияла новая, прекрасная звезда...

Глава 7

Роксана лениво ковыряла вилкой еду на тарелке. Ее темные тяжелые волосы были собраны в пучок на затылке. А новое светло-зеленое платье, совсем недавно такое яркое и эффектное, теперь прилипло к потному телу и стало похожим на тряпку.

У противоположной стороны стола сидел полковник Стентон, внимательно наблюдавший за Роксаной и, конечно, заметивший ее состояние.

– Вы сегодня выглядите немного утомленной, Роксана, – сказал он, прожевывая солидный кусок мяса.

– Это от жары, – объяснила Роксана.

– Понятно. Но с каждым часом воздух еще более накаляется.

Роксана утвердительно кивнула. Солнце за окном еще не взошло, а потому все кругом выглядело бледным. Бриз, обычно приносивший прохладу в этот ранний час, сегодня словно замер. По углам столовой сидели смуглые слуги-индийцы и старались расшевелить воздух огромными опахалами.

– А мне не кажется, что Роксана сегодня так уж бледна, – возразила Августа, сидевшая рядом с супругом. – К тому же интересная бледность сегодня в моде.

– Когда мисс Шеффилд впервые появилась здесь, ее щеки были похожи на лепестки распустившейся в саду моей матери алой розы, – заметил полковник. – И это мне очень понравилось. Откровенно говоря, я так давно не был в Англии, что даже забыл, каков цвет щек у по-настоящему здоровых женщин.

Стентон снова внимательно посмотрел на Роксану. Августа проследила за взглядом супруга и на этот раз уже не без тревоги спросила:

– Роксана, вы нездоровы?

Роксана с трудом заставила себя улыбнуться:

– Вовсе нет! Просто я не привыкла к здешней жаре. Наверное, потому и выгляжу бледнее обычного. Кроме того, накануне я очень поздно заснула. Для меня это необычно. В Лондоне я, как правило, не участвую в светской жизни, связанной с балами и раутами, а потому ложусь спать рано. Примерно когда аристократические салоны Калькутты только открывают свои двери.

При этих словах полковник запрокинул назад голову и громко рассмеялся:

– Но вам придется привыкнуть к подобному распорядку, Роксана! Ведь так?

– Боже мой, не слишком ли степенную для молодой женщины жизнь вы ведете на родине, Роксана? – откликнулась миссис Стентон. – Впрочем, учитывая обстоятельства, в которых вы воспитывались...

Роксана непроизвольно бросила на хозяйку дома укоризненный взгляд. Та несколько смешалась и сделала попытку загладить свою бестактность, схватив со стола чистую салфетку и принявшись энергично ею обмахиваться:

– Уф, ну и духота!

Роксана взглянула на ставшее пунцовым лицо Августы и вдруг заметила, как аккуратно были уложены ее волосы. Миссис Стентон была причесана по последней моде. Никогда раньше Роксана не видела, чтобы в домашней обстановке женщина так следила за собой. Ей стало даже немного стыдно. Нет, сразу же после завтрака она тоже непременно приведет себя в порядок!

– Я получила письмо от отца, – неожиданно для самой себя громко объявила Роксана.

Юнити чуть наклонилась вперед и невинным тоном сказала:

– А я это уже знаю!

– Юнити! – возмущенно воскликнула Августа. – Неужели ты вскрываешь письма Роксаны?!

– Ты же знаешь, мама, что я всегда бегло просматриваю почту, прежде чем передаю тебе. И не вижу ничего дурного в том, что при этом заметила конверт, адресованный Роксане. Я вовсе не вскрывала его и не читала письма!

Роксана улыбнулась.

– Что пишет ваш отец, Роксана? – спросила Юнити, которую ничуть не задел выговор, полученный от матери. – Наверное, он с нетерпением ждет вашего приезда! А как у него со здоровьем? О, Роксана, я уверена, что вам очень понравится Дели!

– Да, – смущенно ответила Роксана, слегка растягивая слова, – отец ждет меня.

В письме отца явственно проскальзывало беспокойство за дочь, даже нежность к ней, чего раньше никогда не было.

– Мне показалось, что он очень взволнован моим предстоящим приездом, – сказала Роксана с некоторой растерянностью, которая не осталась незамеченной.

Стентон и Августа многозначительно переглянулись. Над столом повисло неловкое молчание. Неожиданно полковник положил на стол вилку и, смущенно кашлянув, спросил:

– Роксана, мне показалось, что вам не очень-то хочется уезжать отсюда. Не из-за того, что пропало желание вновь увидеть отца, а по кое-каким другим причинам. Или я не прав?

Роксана бросила быстрый взгляд на полковника и успела заметить, как тот игриво подмигнул своей жене.

– Уж не этот ли шалопай Гаррисон тому причиной? – уже напрямую спросил он у Роксаны.

Миссис Стентон тронула мужа за руку, намекая на бестактность подобного вопроса. Полковник улыбнулся:

– В последнее время этот молодой человек что-то зачастил к нам. При этом находит для своих визитов то одну причину, то другую.

– Извините, папа, но вот уже неделю мы его не видим! – вмешалась в разговор Юнити.

– Дела службы, милая! – театрально вздохнул полковник. – Не расстраивайтесь, Роксана, капитан Гаррисон получил задание и теперь всего лишь исполняет свой долг. Потому и перестал появляться в нашем доме. Но очень скоро он возвратится в Калькутту. Обещаю вам! И уже сегодня пригласит вас на первый танец бала, устраиваемого здешним правительством.

– На первый танец? – недоверчиво переспросила мужа Августа. – Но ведь подобной чести обычно удостаивают первую супружескую пару города. И если вдруг бал откроют Роксана и капитан Гаррисон, то это будет расценено в обществе как нечто экстраординарное! Стоит ли допускать такое? Мне кажется, ее отец вряд ли одобрил бы...

– Одобрение или неодобрение родителя! – прервал жену полковник, заметив, как сразу насторожилась Роксана. – Какое это имеет значение для двадцатилетней женщины? Роксана, скажите, я прав?

Роксана утвердительно кивнула:

– Да, конечно... Но разве бал назначен на сегодняшний вечер?

– Роксана, – укоризненно посмотрела на девушку Августа, – как вы могли забыть?..

Роксана, конечно, не забыла. Впрочем, если бы она даже и захотела забыть, это оказалось бы совершенно невозможным. Ибо Юнити вот уже несколько дней только и говорила что о предстоящем бале. Ведь она впервые выезжала в свет! А при романтичной натуре Юнити подобное событие рисовалось ей как нечто совершенно грандиозное. Она уже прожужжала все уши Роксане разговорами о том, кто будет присутствовать на балу, какое предполагается меню и что за музыку будет играть оркестр. Юнити знала, кто будет кого сопровождать, кого еще до начала бала примут у себя дома лорд Каннинг и его супруга, какая из девушек станет особенно усердно строить глазки кому-то из молодых людей и кому именно. Подчас Роксана удивлялась, откуда у юной мисс Юнити такая масса информации?

– Роксана, – сказала Юнити, когда они обе стояли в окружении портних, заканчивавших последнюю подгонку бальных платьев, – я не вижу у вас особой радости по поводу предстоящего вечера.

– Разве я говорила, что не рада? – Роксана по просьбе портнихи осторожно подняла левую руку, стараясь при этом не наткнуться на иголку, которой та усердно орудовала. – Просто сейчас меня заботит это платье.

– А чем оно вам не нравится? – нахмурилась стоявшая рядом Августа.

– Тем, что оно немного великовато.

– Что вы! Наоборот, оно подчеркивает вашу очень тонкую талию, которой можно гордиться!

– Возможно. Но я заметила, что сильно похудела после приезда в Индию. Наверное, всему виной здешняя жара!

– Глупости! У вас замечательные формы, унаследованные от матери. Точь-в-точь песочные часы! И не надо никакого корсета!

В тоне Августы явственно проскальзывали нотки зависти.

– Уверена, что капитан Гаррисон все уже заметил! – улыбнулась Юнити.

– Юнити! – прикрикнула Августа на дочь. – Господи, какого же невоспитанного ребенка я вырастила! Надо будет рассказать обо всем отцу. Он-то сумеет тебя приструнить!

Юнити заговорщически подмигнула Роксане и засмеялась.

– Пожалуйста, мисс, стойте смирно! – сделала ей замечание портниха.

– Роксана и капитан Гаррисон определенно станут самой красивой парой на балу! – продолжала щебетать Юнити. – Кстати, мама, ты обратила внимание, что они очень подходят друг другу по росту? Несмотря на то что капитан очень высокий, Роксана затылком достает ему почти до подбородка!

Августа, видимо, оценив про себя правоту подобного вывода дочери, посмотрела сначала на Юнити, а затем – на Роксану.

– У них обоих темные волосы, – вновь затараторила Юнити, – правда, у капитана Гаррисона – почти черные. Дети же обычно наследуют внешность кого-то из родителей. А чаще всего – обоих. Значит, у Роксаны и Гаррисона они будут совершенно очаровательными!

– Юнити, уймешься ли ты наконец? – вновь прикрикнула на дочь Августа, уже не на шутку рассердившись. – Если ты сию же минуту не прекратишь, то я, честное слово, не пущу тебя на бал!

– Неужели ты сможешь так поступить, мама? – с преувеличенно послушным видом спросила Юнити, поворачиваясь спиной к портнихе.

– Ты отлично знаешь, что смогу! – решительно повторила Августа.

– Ну хорошо! – с ангельской улыбкой сообщила Юнити. – Я не скажу больше ни слова!

Но разговор все же дал свои плоды, что отразилось на лицах всех троих. Выражение лица Августы долго еще оставалось сердитым, Юнити – восторженным, а Роксаны – взволнованным от нахлынувших чувств.

«Дети? – думала Роксана. – Зачем этот разговор о детях?»

Она никогда всерьез не размышляла о своем возможном будущем материнстве. Равно как и о том, что на каком-то этапе жизни у нее может появиться муж. Да и сейчас, несмотря на возникновение на горизонте капитана Гаррисона, она старалась об этом пока не думать. Что?! Она и Гаррисон – прекрасная пара?! И у них будут дети?! Какая ерунда! Юнити слишком увлеклась! Легкомысленная девчонка!

Колльер... Роксана, конечно, знала, что капитан уехал. И ей вовсе не требовалось объяснений полковника Стентона о причинах его отсутствия. Колльер предупредил Роксану о том, что уезжает. Правда, не сказал точно куда. Они говорили об этом очень тихо и недолго в саду. Роксана вспомнила, что Гаррисон заметно нервничал во время разговора, ему было явно не по себе. А у нее после этого вечера случилась такая жестокая мигрень, какой раньше никогда не бывало.

Они с Колльером наговорили друг другу ненужных слов. Наверное, достаточно резких, если не грубых. Все это можно было тут же уладить. Попросить друг у друга прощения. Но Роксана тогда среагировала слишком бурно. Когда же Гаррисон попытался ее обнять, она оттолкнула его и круто повернулась, чтобы уйти. А он даже не сделал попытки ее удержать и убежал с каким-то диким выражением на лице. Впрочем, Роксана сейчас признавалась себе, что тоже даже не окликнула его...

Августа внимательно посмотрела на Роксану и поняла, что та чем-то серьезно озабочена. Она подошла к девушке и ласково погладила ее по руке:

– Ну вот, дорогие мои! Примерка закончена. Теперь вам неплохо было бы немного отдохнуть перед балом. Нам всем надо очень хорошо выглядеть вечером.

Но обе девушки в новых бальных платьях и так выглядели королевами. Хотя Роксана вопреки восторженным словам Юнити в ее адрес никогда не считала себя красавицей, она не могла не признать, что во многом унаследовала внешность своей очаровательной матери. Роксана всю жизнь так упорно твердила себе, что внешность не будет играть большой роли в ее будущем, что сейчас, стоя перед большим зеркалом в прекрасном платье, невольно спросила себя: кто это? И долго не могла поверить, что это она сама!

– Ой, Роксана! – услышала она восклицание стоявшей за спиной Юнити.

Тщательно отглаженное платье кремового цвета отменно сидело на Роксане, подчеркивая ее талию и высокую грудь и свободно ниспадая до пола. На оголенных плечах красиво лежали отороченные кружевами бретельки, поддерживавшие платье и расшитые драгоценными камнями. Жемчужная нитка, подаренная Роксане матерью, обнимала изящную шею и ложилась по вырезу вполне скромного декольте. Перчатки того же, что и платье, цвета закрывали руки по локоть. Темные густые волосы были собраны в пучок на затылке и перевязаны серебряной лентой. В ушах сверкали бриллиантами серьги.

В комнату вошел полковник Стентон, которого Роксана тут же увидела в зеркале. Он остановился в дверях и стоял так в течение нескольких мгновений, не говоря ни слова. Потом покачал головой и промолвил:

– Вы прекрасны, Роксана!

– Спасибо, – ответила она, покраснев от смущения.

– И вообще, – продолжал полковник, – на сегодняшнем балу именно вы трое будете самыми прекрасными женщинами. – Он улыбнулся жене и повернулся к дочери: – Ну, мой маленький эльф, я с трудом тебя узнал! Но имей в виду, именно поэтому твой отец весь вечер не будет спускать с тебя глаз!

Юнити скромно наклонила головку и счастливо засмеялась. Голубые глаза, к цвету которых и подобрали ей материал для бального платья, горели восторгом. На голове пылала шапка густых огненно-рыжих волос с вплетенными в них голубыми и белыми цветами. Роксана посмотрела на Юнити и мысленно сравнила ее с дриадой – лесной нимфой, покинувшей лес, чтобы пожить среди людей.

– Дорогие дамы, – торжественно объявил Стентон, – экипаж подан!

Роксана улыбнулась и последовала за Стентонами...

Роксана, избегавшая роскошных до приторности светских раутов в Лондоне, оказалась совершенно неготовой к той исключительной экстравагантности, с какой был обставлен бал в правительственной резиденции Калькутты. Их экипаж был одним из множества ему подобных, ожидавших своей очереди у широкой лестницы, где целая армия слуг в ливреях помогала дамам выйти из карет, колясок или пролеток. Прибывшие верхом офицеры и различные чины из штатских спешивались, бросая поводья местным грумам, и спешили помочь дамам подняться по лестнице.

Среди гостей далеко не все были европейцами. Роксану это радовало, и она с интересом вглядывалась в каждое лицо – смуглое, желтое или черное. Некоторые женщины явились в местных национальных одеждах. Другие же предпочли привычные европейские наряды.

Кто-то из слуг помог Роксане выйти из экипажа.

– Спасибо! – улыбнулась она ему.

Тот в ответ поклонился, согнувшись почти вдвое. Когда они поднимались по лестнице, Августа наклонилась к уху Роксаны и тихо сказала:

– Вам не стоит благодарить слуг за помощь!

– Почему? – удивилась Роксана. – У себя дома я всегда благодарю слуг. И не считаю это неприличным.

– Да, но это – дома. Вы сейчас в другой стране.

– Ну и что же?

Августа перешла на шепот:

– Эти люди не являются белыми.

– Я знаю. Но все же в чем тут дело?

Августа помолчала несколько секунд и сердито произнесла:

– Как хотите, Роксана! Я не могу себе представить, о чем думала ваша матушка, воспитывая свое чадо в подобном духе. Ну, Бог со всем этим! Сегодняшний вечер устраивается для увеселения. Так что не будем портить его спорами.

Августа дотронулась веером до руки полковника, как бы напоминая ему, что неплохо было бы помочь супруге подняться по лестнице. Роксана тут же постаралась забыть слова Августы, гордо подняла голову и через несколько секунд уже стояла на верхней площадке лестницы, значительно опередив чету Стентонов. Правда, тут ее уже поджидала Юнити.

– Вы вскружили всем головы, Роксана! – засмеялась она.

– Ерунда!

– Нет, не ерунда! Посмотрите вон туда. Видите белокурого офицера? Он буквально ест вас глазами.

Роксана повернула голову и действительно увидела молодого блондина в мундире, с густо усыпанным веснушками носом, смотревшего в их сторону.

– Юнити, этот молодой человек смотрит не на меня, а на вас. Не удивляйтесь и закройте поскорее рот, пока этого не видит ваша матушка.

Решительно взяв Юнити под руку, Роксана провела ее через широко открытые двери в зал, который засасывал гостей подобно воронке. При этом громко выкрикивались имя, фамилия, титул и звание каждого вошедшего, положившего свою визитную карточку на серебряное блюдо, которое держал ливрейный слуга. Приличия ради Роксана и Юнити подождали полковника с супругой, прошествовавших вперед и соответственно представленных.

Прямоугольный танцевальный зал был достаточно просторным. Распахнутые настежь высокие, от пола до потолка, окна обеспечивали приток свежего воздуха. На столах стояли огромные вазы, полные алых и белых цветов, волшебное благоухание которых разносилось по всему залу. Стулья были обиты розовой парчой, а ножки столов покрыты светлым лаком. Натертый до блеска пол отражал свет массивных сотен свечей, горевших в серебряных канделябрах.

Вечер начался с осмотра залов правительственной резиденции. Гости бродили группами, по парам и в одиночку из одной комнаты в другую, не совсем понимая цели подобного занятия, ибо они везде видели одно и то же. Правда, это давало молодым людям возможность лучше присмотреться к девушкам, прежде чем вписать имя своей будущей партнерши в карточку танцев.

Следующим номером программы был легкий коктейль. После него – ужин с произнесением торжественных тостов и речей. А затем – танцы, танцы, танцы... И так до самого утра, когда предполагался завтрак для тех, кто еще останется на ногах после столь бурной ночи...

...Роксана улыбнулась Юнити и перевела взгляд на группу молодых офицеров, собравшихся, возможно, о чем-то поговорить, а скорее всего – посплетничать о то и дело проплывающих мимо них богато разодетых дамах, молодых и не очень, за каждой из которых неизменно тянулся хвост слуг-индийцев. Одного из офицеров Роксана тотчас же узнала и поспешно отвернулась, чтобы не привлечь его внимания. Но было уже поздно. Гарри Гроувнер, никогда не пропускавший ни одной юбки, заметил Роксану задолго до того, как она его увидела. Очевидно, он уже давно забыл неприятный для себя эпизод в саду, ибо смотрел на Роксану маслеными глазами и широко улыбался.

– Мисс Шеффилд! – крикнул он так громко, что несколько голов невольно повернулись в его сторону.

Роксана отступила на шаг, попытавшись смешаться с толпой, и сделала вид, будто бы рассматривает стоявшую в буфете за стеклом редкую китайскую посуду. Но Гроувнер, пробив себе локтями дорогу в толпе гостей, тут же вырос перед ней, распространяя вокруг запах алкоголя.

– Роксана...

– Капитан Гроувнер, я попросила бы вас прекратить звать меня по имени! – вспыхнула Роксана, опустив на стол тарелку, которую держала в руках.

Но Гроувнер не обратил никакого внимания на нелюбезный прием и решительно взял девушку под руку.

– Не трогайте меня, – зло прошипела Роксана; с отвращением отбрасывая его потную ладонь. – Имейте в виду, я не посмотрю ни на чье присутствие и не допущу с вашей стороны гадких вольностей, вроде тех, которые вы себе позволили тогда в саду.

Гроувнер воззрился на Роксану с некоторым удивлением. Но по его глазам она поняла, что капитан не забыл, чем кончился для него тот вечер.

– Прекрасно! – с ехидной гримасой произнес Гроувнер, отходя на шаг от Роксаны. – Тем не менее, мисс Шеффилд, я хотел бы принести извинения за свое прошлое поведение. Видите ли, я считаю себя джентльменом, а потому не могу этого не сделать.

Роксана резко повернулась, порываясь уйти, но Гроувнер загородил ей дорогу:

– Прошу вас, мисс Шеффилд, позвольте мне оправдаться перед вами и окажите честь, разрешив опекать вас за ужином. Я очень раскаиваюсь в содеянном и буду в высшей степени галантным. Клянусь!

– Не клянитесь, капитан Гроувнер, если не боитесь навлечь на себя гнев Божий! Поскольку вы не сможете сдержать клятву.

Капитан рассмеялся:

– Но все же позвольте мне сидеть за столом рядом с вами!

– Нет!

Несколько мгновений Гроувнер не мог произнести ни слова. Роксана отвернулась от него и снова попыталась уйти. Но Гроувнер тут же ее догнал:

– Тогда обещайте мне хоть один танец! – уже почти умоляющим голосом попросил он.

– Нет!

– Почему вы на все мои просьбы тут же отвечаете отказом? Ведь многие удостаиваются чести вас сопровождать и находиться рядом. Я же всегда слышу от вас только одно слово «нет»! Вы так больно меня раните, что я могу этого и не пережить!

Роксана резко повернулась к нему:

– Капитан Гроувнер! Поберегите ваши театральные монологи для мисс Пибоди. А если и впрямь считаете, что не переживете моего отказа, то потихоньку выйдите отсюда и покончите счеты с жизнью. Но сделайте это где-нибудь подальше, чтобы не отравлять собой и так не очень чистый городской воздух!

Гроувнер со злостью посмотрел на нее и прищурился.

– Что ж, хорошо! – Повернувшись по-военному на каблуках, он двинулся нетвердой походкой через зал, даже не замечая соблазнительной улыбки, с которой смотрела на него Роуз Пибоди. Роксана же, облегченно вздохнув, пошла искать Юнити и ее родителей.

– Извините, Роксана, – успела сказать ей вслед мисс Пибоди, – но вы сейчас напоминаете мне кошку, досыта наевшуюся сметаны...

Роксана продолжала бродить по залу, одаривая каждого знакомого беспечной улыбкой. На самом же деле она вот уже около часа пыталась найти среди гостей Колльера Гаррисона. Но его нигде не было. Зато она по меньшей мере дважды снова видела капитана Гроувнера, уже изрядно пьяного, с висящей на нем Роуз Пибоди.

Между тем приближалось время ужина, после чего должны были начаться танцы. Роксана еще раз осмотрелась по сторонам и увидела возвращавшуюся из соседнего зала Юнити. В руках у нее была карточка танцев.

– Роксана, вы были правы! Посмотрите, вот имя, проставленное против номера одного танца. А вот то же самое имя, но уже против другого. Капрал Дональд Льюис!

– Это тот самый блондин, которого мы видели у входа в зал?

– Тот самый! Он претендует на два танца!

– Что ж, поздравляю!

– А что у вас, Роксана?

– У меня? Абсолютно ничего. Это просто ужасно!

И Роксана невесело рассмеялась.

Хотя капрал Дональд Льюис был сыном полковника Арчибальда Льюиса и в силу этого имел право опекать Юнити за столом, сегодня это не было ему разрешено. Стентон сказал, что юноша впервые присутствует на балу, а потому ему следует еще немного подождать. Зато сам полковник Стентон оказывал самое трогательное внимание своим трем дамам, включая Роксану. Он сказал, что огорчен отсутствием капитана Гаррисона. Но, заметив печальное выражение, появившееся при этом на лице Роксаны, решил больше на эту тему не говорить.

Роксана ела немного, больше слушая веселую болтовню Юнити, сидевшей по правую сторону от нее. Несмотря на неодобрительные взгляды матери, Юнити до небес превозносила капрала Льюиса.

– Только подумай, – шептала она на ухо Роксане, – встретить свою любовь на первом же балу!

– Любовь? – округлила глаза Роксана. – Бросьте, Юнити! О чем вы говорите?!

– Если бы это не выглядело неприличным, я подарила бы ему свой первый танец! – не унималась Юнити.

– Это действительно было бы неприлично, – согласилась Роксана. – А теперь меня все же интересует, кто будет ухаживать за мной, за этим столом?

Счастливая улыбка на лице Юнити сразу же угасла.

– Ой, Роксана, почему же он не пришел? – озабоченно спросила она.

– Кто? – переспросила Роксана, сделав вид, что не поняла вопроса.

– Как – кто?! Капитан Гаррисон, конечно!

– Наверное, у него были для этого серьезные причины. Возможно, он еще не вернулся. Или же еще что-нибудь помешало ему прийти.

– Помешало? Но что именно?

Роксана не ответила, тщательно пережевывая сотэ из курицы. И казалось, ничто на свете не могло бы оторвать ее от столь важного занятия.

На самом же деле в голове Роксаны роились довольно грустные мысли. Действительно, что могло помешать Колльеру прийти на бал? Может быть, он до того разозлился на нее во время их последней встречи, что не хочет больше видеть? Что ж, не исключено и такое. Но в конце концов, пусть это лучше случится сейчас, пока она свободна, чем через годы семейной жизни (если, конечно, таковая будет!), когда у них, возможно, появится ребенок. Единственный малыш, покинутый отцом, клявшимся любить их обоих...

Но тут Роксана поняла, что смешивает реально происшедшую в ее семье трагедию, когда отец покинул жену и дочь, с призрачной возможностью подобного поступка со стороны капитана Гаррисона в будущем... Чего скорее всего никогда и не будет...

Она тряхнула головой, чтобы отогнать эти ненужные мысли.

А может быть, с Колльером что-то случилось? Например, его могла сбросить лошадь? Или произошло нечто еще более страшное? Не сам ли он сказал ей недавно: «Ведь завтра я могу умереть. Погибнуть на поле боя или от какой-нибудь страшной болезни...»

«Перестань сейчас же!» – приказала себе Роксана. Разве не могло случиться, что его задержали какие-то неотложные дела? Те самые, по которым он и уехал?

Воткнув вилку в кусочек жаркого из курицы, Роксана поднесла было его ко рту, но остановилась и обвела взглядом зал. Около центрального большого окна рассаживался оркестр. Музыканты, одетые в белые костюмы, настраивали инструменты, ярко блестевшие при свете газовых ламп и сотен свечей. Хотя нестройные звуки тонули в общем шуме, Роксана все же различала звуки скрипки и виолончели. Первые звучали высоко и нежно. Вторые – меланхолично и даже несколько сурово, как скрытое в глубине души мучительное желание...

«О, Колльер, где же ты?!»

Неожиданно большой белый мотылек пролетел совсем рядом со свечой. Роксана заметила, как по плечам и спинам некоторых из ее соседей пробежала чуть заметная дрожь. Несколько голов повернулось в сторону пролетевшего мотылька, усмотрев в его появлении какое-то нехорошее предзнаменование...

Слуга очень быстро поймал мотылька сачком на длинной палке и выпустил за дверьми на волю. Но прежнего веселья за столом уже не было. Повисла зловещая тишина. Роксану неожиданно охватило странное предчувствие надвигающейся беды. Она повернулась к Юнити. Та улыбнулась ей своей обычной лучезарной улыбкой. Видимо, на душе у мисс Стентон было легко и спокойно...

Но если Колльер был прав? Что тогда может ожидать всех собравшихся сейчас в этом зале? Юнити и ее родителей? Что будет с ними? Или с этой взбалмошной Роуз Пибоди и ее матерью?

Роксана еще раз пристально посмотрела вокруг. Даже здесь, на блестящем балу, белых европейцев было вдвое меньше, чем смуглых индийцев, призванных их обслуживать.

Почувствовав, как у нее вдруг пересохли губы, Роксана провела по ним кончиком языка. Казалось, кусок курицы застрял у нее в горле. Роксана поднесла ко рту платок, закашлялась и, повернувшись, сделала знак слуге, появившемуся в дверях с подносом, уставленным бокалами шампанского. Но кто-то, шедший позади слуги, опередил его, схватил с подноса бокал и, подбежав к Роксане, поднес игристый напиток к ее губам. Она жадно сделала глоток и только после этого с благодарностью посмотрела на того, кто помог ей...

– Колльер! – воскликнула Роксана и рассмеялась.

– Мисс Шеффилд, – с легким поклоном произнес Гаррисон. – Я прощен?

– А я? – задыхаясь от волнения, с трудом вымолвила Роксана.

– Конечно!

Он улыбнулся и подал ей руку в белой перчатке. Роксана встала и посмотрела в глаза Колльеру. Тот снова чуть склонил голову и сказал тоном, полным достоинства:

– Итак, мисс, позвольте пригласить вас на первый танец.

– О да!

Оркестр выдал громкий аккорд, возвестивший начало бала. Колльер, поддерживая на локте вытянутую руку Роксаны, вывел партнершу на середину зала.

По традиции бал открывался вальсом. Гаррисон встал в требуемую позицию, лицом к партнерше, взял левой рукой правую ладонь Роксаны, а правой полуобнял ее за талию. Запах, напоминавший лаванду, легкий беспорядок в волосах опьяняли Колльера, заставляя сердце биться сильнее, дыхание участиться, а кровь в жилах бежать быстрее.

Роксана улыбалась. Гаррисон заметил серебряную ленту, вплетенную в ее волосы, и мысленно поблагодарил того, кому пришла в голову столь прекрасная идея.

– Это платье вам очень идет, – сказал он, оглядев девушку с ног до головы.

– Спасибо!

Оркестр заиграл вступление к известному вальсу. Гаррисон еще раз посмотрел на партнершу и спросил:

– Вы готовы?

– Вполне!

Роксана танцевала прекрасно. И Гаррисон удивился, почему она ни разу не демонстрировала своего искусства. Он хотел спросить ее об этом, но удержался. Он видел, что Роксана чувствовала себя в его объятиях легко, как ни одна женщина до нее. И этого было достаточно для Колльера. Тем более что она чутко реагировала на каждое его движение и как бы сливалась с музыкой.

– А вы сильно опоздали! – сказала Роксана без тени упрека в голосе.

– Я знаю, дорогая.

Она не спросила, почему он опоздал, но ее улыбка сияла все ярче, а на щеках проступил розовый румянец.

– Колльер... – прошептала Роксана одними губами.

– Что?

– Сегодня волшебная ночь, правда?

– Неужели у вас было мало подобных?

Роксана рассмеялась звонким девичьим смехом:

– Многим вообще не дано испытать их. И я рада, что на мою долю выпало такое счастье. Даже если это будет в первый и последний раз.

Гаррисон с нежностью посмотрел на нее и улыбнулся:

– Мне очень бы хотелось поцеловать вас, мисс Шеффилд!

– Вы не должны этого делать, капитан Гаррисон!

Его улыбка стала чуть насмешливой.

– Что ж, я могу и подождать! – И он принялся кружить Роксану в вальсе по всему залу, шутливо отсчитывая вслух размер в три четверти.

Глаза Гаррисона горели. Ноздри раздувались от пьянящего аромата ее духов и от сознания того, что Роксана, пусть даже только на эту волшебную ночь, принадлежит ему одному...

Музыка замолкла, танец закончился, а Гаррисон все продолжал держать ладонь Роксаны в своей руке. Заметив у нее под браслетом карточку танцев, Колльер осторожно вытащил ее и пробежал глазами.

– Кто это? – ткнул он пальцем в следующее по очереди имя в довольно длинном списке.

– Этот? Ей-богу не знаю! Наверное, один из тех, кто попал в список с одобрения миссис Стентон!

– А где он? Вы его видите?

Роксана повертела головой в разные стороны.

– Нет. Впрочем, вот он!

Она кивнула подходившему к ним молодому кавалерийскому офицеру.

– Гм-м... – промычал Гаррисон.

Он вернул Роксане карточку танцев, крепко взял девушку за руку и снова вывел в центр зала. Тут же заиграла музыка, Они закружились в танце, оставив молодому кавалеристу роль завистливого наблюдателя.

– Это же несправедливо! – обиженно воскликнул тот, когда Роксана и Гаррисон вихрем проносились мимо него.

– Я знаю, – усмехнулся Колльер, с улыбкой глядя на смущение Роксаны. – А вы хотели бы танцевать с кем-нибудь еще?

– Нет.

– И я тоже!

Мимо них проплыла еще одна пара. Это были Юнити с ее блондином.

– Мамочка будет вне себя от гнева! – крикнула она Роксане и исчезла вместе со своим кавалером в толпе танцующих.

– Кто этот молодой человек, танцующий с Юнити? – спросил Гаррисон.

– Очаровательный юноша! – рассмеялась Роксана. – Капрал Дональд Льюис. Юнити уже вообразила, что влюблена в него.

– Серьезно?

– Абсолютно серьезно! – снова рассмеялась Роксана.

Безудержное веселье охватило Роксану. И это до глубины души тронуло Гаррисона. Он вновь ощутил желание всячески оберегать эту очаровательную девушку, ограждать ее от горестей и неудач.

– Давайте больше не будем спорить, тем более – ссориться! – прошептал он ей на ухо. – Идет?

– Конечно! Правда, подчас не все от нас зависит. Но мы будем стараться! А если что и произойдет, то никогда не станем разбегаться друг от друга в разные стороны, не объяснившись. Идет?

– Идет!

Танец закончился. Оркестр заиграл новый. Роксана и Гаррисон продолжали танцевать. Когда они оказались около буфета, Роксана вытащила из-под браслета карточку танцев и положила на стойку как уже ненужную.

С каждым новым туром танца Гаррисон все сильнее прижимал к себе партнершу. Роксана смотрела ему в лицо счастливыми глазами. Щеки ее горели. А Колльер чувствовал, что еще немного, и он совсем потеряет голову...

Спас капитана Гаррисона полковник Стентон, чуть ли не силой оторвав его от партнерши и отведя подальше в сторону. Колльер горестно вздохнул и отошел к стене.

– Вам не стыдно? – услышал Гаррисон у самого уха шепот Роуз Пибоди.

Он обернулся:

– Стыдно? Это почему же?

– Вы погубили репутацию бедной девочки.

Схватив со столика бокал с виски, Гаррисон залпом выпил его.

– Я погубил репутацию мисс Шеффилд? Я?! Каким образом?

– Если вы настолько ослеплены, что сами не понимаете, капитан Гаррисон, то объяснять это, по-моему, совершенно бессмысленно. Могу только сказать, что в этом зале нет, наверное, никого, кто не стал бы свидетелем позора Роксаны. Не сомневаюсь, что в ближайшие недели только об этом и будут судачить во всех гостиных и светских салонах!

– Позор Роксаны? О чем вы говорите?! Я лично ничего позорного в ее поведении не усматриваю!

– А как бы вы это назвали? Ведь на глазах у всех вы так смотрели на Роксану, как будто уже отлично знали, какие тайны скрываются у нее под платьем. Неужели после этого кто-то может сомневаться, что вы с ней любовники?

Колльер стиснул и осторожно поставил пустой бокал на стол, опасаясь раздавить его. На лице капитана появилась недобрая улыбка.

– Признайтесь, мисс Пибоди, – ледяным голосом процедил он, – что именно заставило вас завести со мной весь этот разговор, помимо привычки всегда совать нос в чужие дела? Ни для кого не секрет, что вы любите устраивать всякого рода склоки и скандалы. Наверное, причиной тому является обыкновенная ревность, коль скоро вы перестали быть в здешнем свете главной героиней.

Роуз так бурно задышала, что Гаррисон испугался, как бы ее пышная грудь не вывалилась из широкого выреза бального платья. Она же вздернула подбородок и с презрением посмотрела на Колльера:

– Ах, вот как! Тогда спросите утром у своей пассии, до смеха ли ей теперь?

Роуз повернулась и бросилась через весь зал снова к Гарри Гроувнеру, внимательно следившему за их разговором.

Его кивок Гаррисону был холодным и еле заметным. Колльер подошел к Роксане и пригласил ее на кадриль. Они снова заскользили по мраморному полу, глядя друг другу в глаза. Когда же поравнялись с Гроувнером, Роксана бросила на него полный презрения взгляд, а губы ее скривились в усмешке.

Гаррисон заметил это и одобрительно посмотрел на нее. Роксана ответила широкой улыбкой, совершенно не соответствующей, однако, жесткому выражению ее глаз.

Но вот закончилась и кадриль. Танцующие поблагодарили оркестр и друг друга аплодисментами и потянулись к двери, чтобы подышать свежим воздухом во время перерыва.

– Роксана, хотите чего-нибудь выпить? – спросил Гаррисон.

– Пожалуйста, принесите мне бокал шампанского. Я подожду в саду.

Роксана направилась к двери, ведущей в сад. Но едва она успела спуститься по мраморной лестнице, как столкнулась с Роуз Пибоди.

– А, вот где вы прячетесь! – воскликнула та.

– Я ни от кого не прячусь, мисс Пибоди! – нахмурилась Роксана. – С чего вы это взяли?

– Не играйте в невинность, Роксана Шеффилд! Уж наверное вы знаете, что не только женщины, но и большинство присутствовавших мужчин здесь возмущены вашим поведением. Как, впрочем, и поведением капитана Гаррисона.

– Я не понимаю одного, – резко возразила Роксана, – почему здешнее общество так возмущается мной и не видит куда более явного бесстыдства, которое позволяет себе мисс Роуз Пибоди?

Но Роуз поспешила обратить все в шутку и рассмеялась:

– Роксана, о чем вы говорите! Разве вы не видите, что я уже давно превратилась в старую ненужную шляпу? Кого интересует сейчас мое поведение? Разве что мою маленькую сестренку Анастасию. Но даже я стараюсь вести себя по возможности осторожно. Вы же бросаете вызов всему здешнему обществу, демонстрируя свой любовный успех. Честное слово, я вами просто восхищаюсь!

Заметив скептический взгляд Роксаны, она повторила:

– Нет, правда, я восхищаюсь вами! И очень хотела бы иметь такие же крепкие нервы, чтобы вести себя подобным образом. Но простите, не могу! А потому использую другие свои таланты. Я вам уже говорила об этом! Но вот Гаррисон поступает по отношению к вам нечестно, делая мишенью для насмешек, сплетен и клеветы. Наш дорогой капитан должен бы понимать то, чего еще не можете уразуметь вы!

Роуз замолчала и выжидающе посмотрела на Роксану. Та заговорила, чеканя каждое слово:

– Дело не в понимании или уразумении, как вы изволили выразиться. Видите ли, мисс Пибоди, я абсолютно равнодушна к тому, кто и что обо мне может подумать. И так было всегда. Традиции, привычки, общественная мораль – все это служит определенным целям. Но мои поступки никогда не будут полностью зависеть от них. Так же я намерена вести себя и с мужчинами. С любым из них. Только я одна имею право решать, как поступать. Никто больше!

За спиной Роксаны раздался какой-то странный звук, похожий на мышиный писк. Не обращая на него внимания, она спустилась в сад. И только тогда оглянулась, надеясь увидеть Колльера. Он действительно уже стоял на лестнице. Его силуэт вырисовывался на фоне стеклянной двери, за которой ярко горели огни танцевального зала. Роуз Пибоди куда-то исчезла.

Роксана подняла руку с веером и помахала Гаррисону. Он увидел ее и тотчас же подошел, держа в руках два бокала с искрящимся вином.

– Роксана, – сказал он, осторожно передавая ей один бокал, – думаю, что нам следовало бы сейчас вернуться к столу Стентонов.

– Почему?

– Вы уже потратили на меня слишком много времени. И ваши гостеприимные хозяева уделили мне не меньше внимания. А сейчас миссис Стентон очень хочет поговорить с вами перед последним танцем.

– Скажите лучше, что она желает хорошенько отчитать меня за легкомысленное поведение! Я это уже предвижу, ибо в глазах местного общества совершила непростительный грех, позволив себе танцевать только с вами.

– На карту поставлена ваша репутация, Роксана, – настаивал Гаррисон. Он осторожно взял Роксану за локоть.

Она улыбнулась:

– То, что обо мне говорят и думают, несомненно, усугубляется при передаче от одного лица к другому. С этим я ничего не могу поделать. Ибо каждый мой поступок, даже совсем невинный, тут же преподносится в совершенно искаженном свете – в зависимости от испорченности самого рассказчика!

– Роксана, я говорю совершенно серьезно!

– Я тоже.

Она повернулась и пошла по дорожке в глубь сада, держа в руке бокал с вином. Шампанское оказалось чудесным. Оно приятно щекотало горло, слегка кружило голову, поднимало настроение. Роксана не могла удержаться, чтобы не сделать еще глоток. Легкий ветерок играл ее локонами.

– Роксана... – услышала она шепот Гаррисона над ухом.

– Что?

– Вы удивительно красивы! Вы прекрасны!

– Вы ошибаетесь, Колльер. Прекрасно платье, а не я!

– Платье действительно очень красиво. Но когда я смотрю на вас, то мне абсолютно не важно, во что вы одеты.

– Надеюсь, вы не будете говорить ничего подобного, когда мы вернемся в зал? Боюсь, что такие речи могут быть превратно истолкованы нашим падким на сплетни обществом!

Гаррисон усмехнулся и, протянув руку, дотронулся кончиками пальцев до шеи Роксаны.

– Вы не пьяны, Колльер? – спросила она.

– Пока еще нет! – рассмеялся Гаррисон.

Роксана улыбнулась и, запрокинув голову, стала смотреть на звезды. «Юнити! – думала она. – Ты это имела в виду? Сама бы я никогда об этом не догадалась!» И она выпила еще глоток шампанского. Цветы в саду закрылись на ночь. Но воздух был напоен их стойким пряным запахом. С соседних аллей до слуха Роксаны доносились голоса других гуляющих. На темную дорожку падал неяркий свет из окон танцевального зала и стеклянной двери веранды. Звуки музыки долетали будто из другого мира...

– А что произошло с Гарри? – неожиданно спросил Колльер.

Роксана рассказала.

– Вы так ему и сказали?

– Да.

Гаррисон громко рассмеялся. Роксана с удивлением на него посмотрела и до конца осушила бокал. Он передал ей свой:

– Благодарю вас, Колльер, – улыбнулась Роксана, пригубив бокал.

– Не стоит благодарности, дорогая!

Они пошли дальше. Ладонь Роксаны лежала на локте Гаррисона. Очень скоро опустел и второй бокал. У Роксаны, не привыкшей к вину, закружилась голова. Она громко рассмеялась и повернулась к Гаррисону. Тот удивленно посмотрел на нее:

– Чему вы смеетесь?

– Честно говоря, и сама не знаю! – ответила Роксана и, поднявшись на цыпочки, поцеловала Колльера в губы.

Не ожидавший столь бурного выражения чувств, Гаррисон обвил обеими руками талию Роксаны и стал несмело подбираться ладонями по корсету, к полуоткрытой груди девушки. Роксана теоретически знала, что эта часть женского тела обычно особенно привлекает к себе мужчин. Однако она не сомневалась, что Гаррисон не осмелится зайти слишком далеко.

– Вы не боитесь? – прошептал Колльер одними губами.

– Нет.

Обняв Колльера за шею, Роксана привлекла его к себе и вновь поцеловала. Его руки еще крепче обняли ее, дыхание сделалось частым и тяжелым, а глаза загорелись каким-то почти безумным огнем.

– Роксана, дорогая! – шептал Гаррисон.

– Говорите, Колльер!

– Скажите, шампанское всегда на вас так действует?

– Как?

Гаррисон рассмеялся:

– А не принести ли уж прямо целую бутылку этого чудного напитка?

– Сейчас? Не много ли будет?

– Нет, не сейчас. На нашу брачную ночь.

– На какую ночь?

– На брачную!

– Что?!

– Дорогая, я, наверное, вправе сделать вывод, что ваши поцелуи означают согласие выйти за меня замуж. Иначе все это выглядело бы несколько странным... Вы со мной согласны?

– Постольку-поскольку...

– Простите меня!

– За что?

– За то, что делаю вам предложение в столь странной форме.

– Так это было... предложение?!

– Да.

Роксана смотрела на Гаррисона, часто моргая и невольно любуясь его волевым подбородком, на который падал свет от дома, и темно-серыми зовущими глазами.

– Может быть, – чуть слышно проговорила она, – на следующей неделе вы броситесь на колени, более детально продумав возможную постановку такого спектакля? Ведь для этого требуется время!

Роксана оттолкнула Гаррисона и торопливо направилась в глубину сада. Колльер отсчитал три глубоких вдоха и выдоха и пошел за ней. Роксана слышала его шаги за спиной и не слишком торопилась. Гаррисон же не пытался ее догнать, держась на некотором расстоянии. Наконец она обернулась, держа в одной руке веер, а в другой бокал, и насмешливо сказала:

– Объясните мне, что заставляет мужчину искать себе жену? Только желание иметь от нее детей?

Гаррисон не ответил.

– Или, может быть, – продолжала Роксана, – ему это нужно для того, чтобы кто-то содержал в порядке его жилище? Заботился о нем самом? Чтобы было с кем пойти к кому-нибудь на ужин или на прием?

Она снова повернулась спиной к Гаррисону, но тут же услышала его слова:

– Я просто хочу заботиться о вас, Роксана!

– Это как же, Колльер Гаррисон? – усмехнулась Роксана, продолжая идти по дорожке в сторону от дома. – Будете покупать мне всякую мишуру? Но я не из тех женщин, которых можно купить подарками! Я никогда не буду чувствовать себя счастливой, если, воспользовавшись преданностью и заботливостью любящего мужа, соглашусь поставить на первое место какие-то свои капризы или сомнительные материальные блага. Моя мама жила в полном достатке и имела все. Но ни одного дня не была счастлива, даже когда у нее появилась я.

Роксана замолчала, сделала еще несколько шагов по дорожке и вдруг остановилась у большого темного куста. Колльер подошел к ней и обнял. Его губы коснулись волос Роксаны.

– Тс-с, милая, ни слова! – прошептал он.

Роксана прижалась затылком к его подбородку. А он повернул ее к себе лицом и взял за локти.

– Я люблю тебя, Роксана!

Она опустила взгляд и тихо произнесла:

– Колльер... Ты уверен, что я – та самая женщина, которая тебе нужна?

Прежде чем ответить, Колльер протянул руку и слегка коснулся ее падающих на плечи локонов. Он сделал это осторожно и медленно. Его пальцы почувствовали тепло ее кожи. Губы же чуть изогнулись в улыбке.

– Право, не представляю, какими словами рассеять твои страхи и сомнения. Знаю лишь одно: мне нужна только ты, Роксана! В этом я твердо уверен! Еще никто никогда не вселялся в мое сердце столь властно и не располагался в нем с таким комфортом!

– Какие красивые слова! – промолвила она и замолчала.

Положив ладони ему на грудь, Роксана шутливо дернула за серебряную пуговицу на пиджаке Колльера.

– Ты меня любишь, Роксана?

Она почувствовала, как сердце Гаррисона забилось под ее ладонью так, словно он пытался перевести дух после сумасшедшего бега. Ее же сердце сжалось от сумятицы сразу нескольких чувств: надежды, радости и страха. Глаза наполнились слезами. Чтобы сдержать их, Роксана слегка прищурилась.

– Плакать я не стану, – прошептала она. – Ни о тебе, ни о ком другом.

– Разве я об этом прошу?

Роксана подняла было руку в протестующем жесте, но Колльер только еще крепче стиснул ее пальцы, прижав их к своей груди.

– Ты меня любишь, Роксана?

– Разве ты не знаешь, что да?..

Глава 8

Пересыпав платья высушенными цветочными лепестками, Роксана упаковала их в дорожный сундучок. Весь дом лихорадочно готовился к отъезду не только Роксаны, но и всего семейства Стентонов. Включая на сей раз и самого полковника, решившего временно сменить духоту Калькутты на прохладу своей горной резиденции. Для Августы июньская влажная жара была невыносимой. Юнити же выдерживала ее довольно легко. Тем более что вскоре ожидалось наступление сезона дождей. Обо всем этом она подробно рассказала Роксане.

За несколько дней до этого Роксана послала отцу телеграмму, сообщив приблизительную дату своего приезда. На следующее же утро был получен ответ, в котором отец уведомлял дочь о том, что с нетерпением и восторгом ожидает встречи. Роксана пока ничего не знала о доме, в котором ей предстояло поселиться, о принятом там жизненном укладе, о домочадцах и о том, с кем она будет ежедневно общаться. Сама не зная почему, в своих письмах отцу она ни словом не обмолвилась о Колльере Гаррисоне. Но ведь тот обещал непременно приехать в Дели при первой же возможности! Роксана решила, что у нее еще будет достаточно времени, чтобы все объяснить отцу. А пока она сохранит в тайне свои отношения с капитаном. Ни малейшего раскаяния из-за такой секретности Роксана не чувствовала. Ибо отца она фактически не знала. А потому не считала себя обязанной открывать перед ним свои сердечные тайны. Впрочем, он и сам никогда ими не интересовался...

– Капитану Гаррисону будет вас не хватать, Роксана, – сказала Юнити с многозначительной улыбкой, опуская в деревянный ящик большую стопку перевязанных белой бечевкой книг.

Юнити читала много и жадно. Это давно вошло у нее в привычку, которую Роксана одобряла. Правда, по ее мнению, выбор книг мог бы быть более строгим и системным.

– Я тоже буду без него скучать, – ответила Роксана.

В комнату вошла Августа и, взглянув на Роксану, сказала:

– Что-то вы разрумянились, моя девочка. Вы хорошо себя чувствуете?

– Мы говорили о капитане Гаррисоне, – поспешила объяснить Юнити.

Роксана бросила на нее уничтожающий взгляд из-под густых ресниц, но та не обратила на это никакого внимания.

– Вот оно что! – понимающе усмехнулась Августа, подойдя к стоявшей в углу комнаты картонной коробке с разными мелочами и начиная их перебирать.

Роксана знала, что после того памятного бала миссис Стентон стала настороженно относиться к Гаррисону. Она была крайне недовольна и Роксаной за открытое пренебрежение общественным мнением. Августа считала, что Роксана не только запятнала своим поведением собственную репутацию, но и бросила тень на всю семью Стентонов. Однако поскольку ее муж и дочь продолжали сохранять с гостьей самые теплые отношения, миссис Стентон решила ни во что не вмешиваться. «Тем более, – думала Августа, – что поведение Роксаны стало результатом столь типичного для современных молодых девушек плохого воспитания, которое они получают в Лондоне».

Но сегодня Августа просто не могла сдержать своего недовольства. Она критически взглянула на Роксану и заговорила занудным голосом:

– Как бы ни проявлял себя этот молодой человек, ваша репутация не должна страдать. Честно говоря, я крайне шокирована его совсем неджентльменским поведением в тот вечер!

Роксана встала со стула, отряхнула юбку от цветочных лепестков и повернулась к Августе. Но не успела она и рта открыть, чтобы ответить на выпад миссис Стентон, как ее опередила Юнити:

– Этот молодой человек, мама, уже проявил себя на том же вечере с самой благородной стороны! Он предложил Роксане стать его женой!

У Роксаны и Августы округлились глаза. Миссис Стентон побледнела и стала как будто меньше ростом. Несколько мгновений она стояла молча, держась за висок. Потом очень тихо спросила:

– Это правда, Роксана?

– Конечно, правда, мама! – воскликнула Юнити.

– Я спрашиваю Роксану, а не тебя. Так это правда, Роксана?

– Да.

– Почему вы не сказали мне об этом раньше?

– Потому что до того вечера были одни разговоры, которые я не воспринимала всерьез. Предложение же мне было сделано на балу. А наутро я сразу рассказала об этом Юнити. Причем под большим секретом.

Юнити смутилась, покраснела, но промолчала.

– И в какой же форме было сделано предложение? – продолжала допытываться Августа.

– Не помню, – солгала Роксана.

– Если бы мне кто-нибудь сделал предложение, – не вытерпела Юнити, – то я бы запомнила каждое его слово до конца жизни! Конечно, военный не может просто так взять и жениться. Сначала ему надо получить разрешение начальства. А потом – благословение родителей. Или что-нибудь в этом роде. Как вы думаете, Роксана, капитан Гаррисон намерен уже сейчас обратиться к вашим родителям? Извините, я имею в виду, конечно, только вашего отца... Ведь он живет в Дели?

– Не имеет никакого значения, где он живет, – холодно ответила Роксана. – К тому же я еще не дала капитану Гаррисону согласия стать его женой. Так что пока преждевременно всем рассказывать об этом.

– Но ведь вы, конечно, хотели бы стать его женой?

– Я еще не думала об этом, Юнити.

С минуту Юнити сидела молча, стараясь понять, чего все-таки хочет Роксана. Та же снова принялась упаковывать вещи, стараясь, чтобы никто не увидел, как дрожат ее руки.

– Юнити права, – нарушила молчание Августа. – Солдат и даже офицер определенного ранга не имеют права жениться без согласия начальства. А я не слышала даже намека на то, что наш капитан Гаррисон собирается обратиться к полковнику за разрешением на свою помолвку с мисс Шеффилд.

Роксана некоторое время внимательно рассматривала рукав какого-то платья с кружевами. Потом подняла голову:

– Я же уже сказала, что до совсем недавнего времени все это были одни лишь разговоры.

– Конечно, одни разговоры! – пробормотала Августа, вставая и подходя к Роксане.

Двумя пальцами она взяла ее за подбородок и, повернув лицо девушки к себе, внимательно посмотрела ей в глаза. Роксана заметила, что миссис Стентон нахмурилась.

Отпустив подбородок Роксаны, Августа вернулась к своей коробке. Но тут же подняла голову и заговорила снова, хотя тон ее заметно изменился:

– Скажите, Роксана, капитан Гаррисон спрашивал вас, любите ли вы его? Боже мой, как же он не понимает, что ваша репутация может быть навсегда загублена! Юнити, тебе было бы лучше сейчас оставить нас вдвоем!

Роксана выпрямилась и положила ладонь на руку Юнити, показывая этим, что девочке вовсе незачем куда-то уходить.

– Миссис Стентон, – жестко сказала она, – вам нет никакой нужды отсылать из комнаты дочь. Здесь не произошло и не произойдет ничего такого, чего она не должна была бы слышать или видеть. Я обещаю вести себя очень прилично.

В мертвой тишине Роксана чуть повернула голову и с удивлением заметила, как мать и дочь обменялись какими-то только им двоим понятными взглядами.

Августа снова поднялась со стула, встряхнула юбку, которую держала в руках, и, бросив ее в коробку, очень серьезно посмотрела на Роксану:

– Все же, Роксана, я думаю, что будет правильно, если полковник Стентон поговорит с начальством капитана Гаррисона. Даже если между вами и Колльером ничего, кроме «разговоров», как вы выразились, не было, все-таки не следовало бы позволять ему сбить вас с пути. Он должен отвечать за свои слова.

Роксана тоже встала. Развязав фартук, она бросила его в открытый сундучок.

– Я настоятельно прошу вас, миссис Стентон, – очень вежливо, но твердо сказала Роксана, – прекратить высказывать всякого рода предположения. Мне уже двадцать один год, и я могу сама принимать решения. Мне не нравятся ваши методы воздействия на капитана Гаррисона, дабы заставить его делать то, чего он не хочет. К тому же я не давала ему никаких обещаний! Хотя мне понятны причины, заставляющие вас действовать подобным образом. А теперь, если вы не возражаете, я оставлю вас и пойду к садовнику, которому я обещала захватить с собой кое-какие растения для его брата, живущего в Дели.

Роксана молча вышла из комнаты, оставив мать и дочь вдвоем. К счастью, она уже не видела, как Юнити закрыла лицо руками и горько разрыдалась. Не знала она и того, что часом позже Юнити в сопровождении своей няни пошла в гарнизон и отыскала бунгало, где жил Колльер. Но самого его там не оказалось. Какой-то молодой офицер сказал Юнити, что капитан Гаррисон уехал по делам и неизвестно, когда вернется.

Юнити спросила, где именно сейчас находится капитан. Офицер пожал плечами, подумал, покачал головой... Но тут его лицо прояснилось, он хлопнул себя по лбу и рассмеялся:

– Боже, как же я забыл! Сегодня утром пришло письмо, давно ожидаемое капитаном Гаррисоном. Он просил меня переправить его по адресу... Черт побери, куда я дел его записку?.. Ах да, вот она! Записка с адресом, по которому капитана можно в любую минуту отыскать.

Юнити взяла записку и несколько раз прочитала адрес. Офицер спросил, не желает ли молодая леди, чтобы он проводил ее к капитану Гаррисону? Молодая леди поблагодарила его, но от сопровождения решительно отказалась. Вернув предупредительному офицеру записку, она повернулась и, повторяя про себя адрес, вышла из ворот военного гарнизона...

Роксана остановилась передохнуть в тени живой изгороди, тянущейся вдоль высокой кирпичной стены. В Лондоне всякий раз, когда случались какие-либо неприятности, она непременно совершала прогулку. И это обычно действовало на нее успокаивающе. Но в Англии никогда не бывало такой одуряющей и влажной жары. Хотя день клонился к вечеру, плотный, вязкий воздух продолжал подниматься от раскаленных тротуаров. Издали казалось, что весь город утонул в душном, непробиваемом смоге. Там и тут, как в тумане, возникали и исчезали какие-то тени, похожие на привидения. Как из небытия доносились лошадиное ржание, скрип экипажей, грохот колес по булыжной мостовой. Среди всего этого хаоса звуков Роксана различила пронзительный крик незнакомой птицы, назойливо твердившей нечто вроде: «Ты жива? Ты жива? Ты жива?»

Непрерывно вытирая носовым платком пот с лица и шеи, Роксана все более отчетливо понимала, какую ошибку совершила, уйдя из дома после разговора с садовником. Она не знала, насколько далеко сейчас находится. Но в любом случае короткий отдых был ей необходим. А еще ей смертельно хотелось пить.

Роксана посмотрела на проглядывавший сквозь ветви живой изгороди кирпичный забор и подумала о том, что неплохо было бы постучаться в этот дом и попросить чего-нибудь утоляющего жажду. Возможно, местная знать посчитала бы это неприличным. Но для Роксаны светские законы и традиции не имели большого значения. Сейчас же, когда жажда становилась нестерпимой, думать о том, прилично или нет попросить воды в незнакомом доме, было бы уж совсем глупо.

Она прошла немного вперед вдоль забора и, обнаружив деревянную дверь, дернула за шнурок звонка. Загремел засов, и на пороге появился среднего роста индиец, очевидно, слуга. Роксана попросила воды. Тот сказал, что моментально принесет, но не ручается за то, что она будет кипяченой. Роксана отрицательно покачала головой. О том, что в Индии пить сырую воду смертельно опасно, она уже знала. А потому попросила слугу провести ее в дом, к хозяевам.

Первое, что увидела Роксана, поднявшись на террасу, были огромные вазы с экзотическими цветами, расставленные по всем углам. Мебель состояла из широкого тисового стола, окруженного двенадцатью плетеными стульями, буфета красного дерева и двух кресел-качалок. Через раскрытую дверь из комнат доносились женские голоса, перебиваемые звоном колокольчиков и взрывами смеха.

– Один момент, мисс, – сказал слуга и исчез в доме.

Не прошло и минуты, как он появился вновь, с поклоном пропуская впереди себя молодую женщину – очень стройную, со светло-каштановыми волосами, завитыми в локоны, молочной кожей лица и почти синими глазами, напоминавшими цвет вечернего неба сразу после заката солнца. Длинные пушистые ресницы придавали лицу выражение легкого испуга, что, впрочем, не соответствовало действительности.

Роксана объяснила, кто она и с какой целью нарушила покой хозяев дома.

– Меня зовут Оливия Уэверли, – сказала молодая дама, протягивая Роксане руку. – Прошу вас, пройдемте в дом.

Зубы Оливии были безукоризненно белыми и мелкими, как у ребенка.

Примыкавшее к террасе фойе оказалось заставленным ящиками – большими и не очень, запечатанными и уже открытыми. У стен стояли еще не вставленные в рамы картины. А в соседних комнатах громоздилась мебель, большая часть которой еще не была до конца распакована.

– Я, кажется, попала к вам не вовремя, – поспешила извиниться Роксана.

– Чепуха, – откликнулась Оливия. – Вы же умираете от жары? Пожалуйста, пейте, примите ванну, а потом перекусим!

– Спасибо! Но у меня нет времени задерживаться. Просто, если это вас не затруднит, дайте мне стакан воды или сока.

Однако мисс Уэверли настаивала. Роксане пришлось взять кувшин с горячей водой и пройти в ванную, где все уже оказалось готовым для того, чтобы освежиться и привести себя в порядок.

– Если вы не возражаете, – улыбнулась Оливия гостье, когда та вышла из ванной, – то мы перекусим на ящике. Извините, но пока здесь нет стола. Да и стульев только два.

Несмотря на протесты Роксаны, мисс Уэверли и на этот раз настояла на своем. Через несколько минут хозяйка и гостья уже сидели за «столом», в который превратился большой, еще не распакованный ящик, на котором было крупно написано: «Одежда». Перед этим Оливия приказала слуге доставить письмо Роксаны к Стентонам.

– Я очень рада нашей встрече, тем более что вы так скоро уезжаете в Дели, – начала разговор мисс Уэверли. – Мой отец знаком с полковником Стентоном. Они встретились три года назад, когда мы только что приехали в Индию. Но очень скоро дела потребовали переезда отца. С тех пор мы уже побывали в Лахоре и Калькутте.

Роксана немного рассказала Оливии о себе. Ее описания различных жизненных ситуаций были столь живыми и красочными, что Оливия воскликнула:

– О, мисс Шеффилд! Как жаль, что вы так скоро уезжаете! Я очень хотела бы услышать и другие интересные истории из вашей жизни. Ведь, наверное, их немало!

– Кое-какие есть, – слегка улыбнулась Роксана.

– Вы не сказали, почему решили ехать в Дели. Ведь не только для того, чтобы увидеть город?

– Действительно, не сказала, но сделаю это сейчас. Я еду, чтобы встретиться наконец со своим отцом.

– Как долго вы с ним не виделись?

– Пятнадцать лет.

– Это ужасно долгий срок!

– Знаю.

– Отец может показаться вам совсем чужим человеком.

– Он всегда был для меня чужим, мисс Уэверли.

В душе Роксана поблагодарила хозяйку дома за то, что та не стала выспрашивать у нее подробностей. Оливия же помолчала несколько секунд и предложила:

– Почему бы нам не начать переписываться?

Роксана с готовностью кивнула:

– Конечно!

Некоторое время обе женщины были заняты едой, а потому не произнесли ни слова. Однако за это время в голове мисс Уэверли созрела мысль, что ей неплохо было бы узнать чуть побольше о своей гостье. Она набралась духу и неуверенно спросила:

– Извините, Роксана, вы замужем?

– Нет.

– Но вы слишком молоды для вдовы!

– Я никогда не была замужем, мисс Уэверли.

– Будьте добры, зовите меня просто Оливией!

– Спасибо, Оливия!

– И у вас никого нет? Нет человека, который был бы дорог и близок? Извините, но если вы считаете подобные личные вопросы с моей стороны бестактными, то скажите мне! Я не обижусь! Понимаете, хотя мы только что познакомились, но я почувствовала в вас... ну, как бы это сказать? Родственную душу! И в вас есть некая изюминка!

– Изюминка?

– Да. Существуют женщины, всегда привлекающие к себе мужчин, независимо от того, хотят они этого или нет. А есть и такие, которых мужчинам необходимо сначала раскусить. Вот вы скорее всего относитесь именно ко второму типу!

– Ерунда какая-то! – нахмурилась Роксана.

– Нет, не ерунда! Это действительно так. В женщинах, подобных вам, красота не самое главное. В них есть нечто такое, чему мужчины не могут противостоять. И этим качеством вы, несомненно, обладаете!

– Хотя и не блещу красотой! – усмехнулась Роксана.

– Извините меня, – смутилась Оливия. – Честное слово, я не хотела вас обидеть!..

– Ну что вы! – рассмеялась Роксана. – Я совсем не обиделась! Честно говоря, мне все равно, красивая я или нет, хотят меня или нет...

– Это потому, что вы принадлежите ко второй категории женщин. В противном случае вам не было бы все равно!

– Ладно. Так или иначе, но я пока что-то не замечала толп поклонников у своего порога! А скорее всего ваша теория просто не подходит ко мне. Или же вы меня переоцениваете!

– Вам так кажется? – продолжала настаивать Оливия. – А не может ли быть такого, что вы настолько привыкли отваживать поклонников от своего дома, что они просто не решаются приблизиться?

– Простите? – переспросила Роксана.

Она вдруг подумала, что Оливия, возможно, и права. Ведь вокруг нее постоянно вертелось немало молодых людей, пытавшихся за ней ухаживать. Роксана всех их разогнала! Ибо не верила, что это серьезно. С другой стороны, Роксана никак не могла понять, почему все эти юноши так стараются пробудить интерес к себе у явно равнодушной к ним женщины. А главной причиной ее одиночества, по-видимому, было ее недоверие к окружающим.

Колльер сказал тогда: «Доверяйте мне! Доверяйте!» Роксана закрыла глаза, слегка подняла подбородок, принюхиваясь к доносившемуся откуда-то запаху дорогих духов.

– Есть один человек, – тихо призналась она.

– Иначе и быть не могло! – усмехнулась Оливия. – По вашим глазам видно! Он хорош собой?

– Да. Хотя мне, честно говоря, трудно об этом судить. Не знаю, мисс Уэверли...

Оливия рассмеялась:

– Когда женщина любит, она видит возлюбленного не глазами, а сердцем. Впрочем, тогда это уже не важно!

– Вы говорите, как Юнити!

– Юнити?

– Да. Юнити Стентон. Она просто-таки превозносит значение любви!

– А вы с ней не согласны?

– Я не вижу тому доказательств.

– Доказательства обычно со временем появляются.

– Ох, Оливия, – вздохнула Роксана, – вы еще слишком молоды, чтобы говорить о времени!

– Я это вижу на примере своих родителей.

– В этом-то и заключается ваша ошибка, – снова вздохнула Роксана, думая уже о себе.

– Вы любите этого человека, Роксана?

Роксана рассеянно пошарила по служившему столом ящику и, добравшись рукой до лежавшей на краю салфетки, принялась ожесточенно комкать ее.

– Люблю, – прошептала она, не глядя на Оливию.

– А он вас?

– Тоже.

– То есть если вы поженитесь, это не станет браком по расчету?

– Мы не помолвлены. И пока лишь обсуждаем возможность брака. Своего согласия я еще не дала.

– Почему?

– Я...

Роксана запнулась и посмотрела в голубые глаза Оливии. Откуда-то из комнат донесся бой часов.

– Я боюсь, – прошептала она. Оливия покачала головой:

– А может быть, вы хотите убедиться в серьезности вашей взаимной любви?

Слушая мисс Уэверли, Роксана чувствовала себя совсем еще юной, неопытной, утонувшей в глупых романтических мечтах. Оливия заметила это и, потянувшись через ящик, взяла Роксану за руку.

– Останьтесь на ужин, – предложила она. – Скорее всего нас будет только двое – я и мой отец. Нам будет очень приятно ваше общество, Роксана. Ведь мы уже стали почти друзьями!

Роксана колебалась. Она вдруг подумала, что у нее осталось очень мало времени. А ей так хотелось увидеть Колльера, поговорить с ним о том, что было у нее на сердце. И хотя она уезжала в Дели уже через два дня, Роксана надеялась повидаться с ним в один из вечеров. Ответа на ее письмо Стентонам пока не было. До ужина же оставалось еще несколько часов. За это время Гаррисон мог бы отыскать ее или она его...

– Я бы с удовольствием приняла ваше предложение, – ответила она.

– Вот и прекрасно! Тогда предлагаю поехать вместе к моему отцу. Он сейчас у себя в конторе. А я обещала прислать за ним экипаж. У него намечалась какая-то таинственная встреча, на которой он мне почему-то не разрешил присутствовать. В общем, дело касалось финансовых проблем. Правда, я знаю, что вполне могла бы в них разобраться. Но он этому не верит и никогда не поверит!

Оливия сделала такую кислую мину, что Роксана невольно рассмеялась...

Белая карета Уэверли была запряжена двумя тоже белыми жеребцами. Слуга с вожжами в руках уже ждал на передней скамейке. Перед отъездом Оливия умылась и переоделась, представ перед Роксаной в белой блузке и бордовой юбке. Тщательно причесанные волосы были убраны под сетку, и только завитые локоны спускались с затылка на шею.

Оливия надела легкую летнюю шляпку с алыми розочками и подвязала ее под подбородком шелковыми ленточками.

Роксана посмотрела на нее и почувствовала себя не совсем удобно в смятой блузке и запылившейся юбке. Оливия заметила это и, рассмеявшись, объявила, что мужчины все равно всегда будут от Роксаны без ума, независимо от того, во что она одета.

Роксана серьезно посмотрела на нее:

– Если мы действительно друзья, Оливия, то прошу вас не говорить мне подобных комплиментов. Я им не верю!

– Будь по-вашему! – снова рассмеялась Оливия.

Они сели в экипаж. Слуга пошевелил вожжами, жеребцы фыркнули и не спеша двинулись. Оливия посмотрела по сторонам и, пригнувшись к уху Роксаны, шепнула:

– А знаете, мисс Шеффилд, ведь мне тоже еще только предстоит выйти замуж!

Роксана улыбнулась этому откровенному признанию... В этот момент слуга натянул поводья, и экипаж резко остановился.

– Вот и контора моего отца! – с некоторой гордостью объявила Оливия.

Роксана повернула голову и увидела небольшое здание, построенное в типично колониальном стиле. Через открытую дверь виднелась винтовая лестница, ведущая на второй этаж. Роксана хотела было расспросить Оливию об истории этого дома, но вдруг осеклась, неожиданно увидев у подъезда знакомую коляску, запряженную серой лошадью. На заднем сиденье сидела... няня Юнити! Удивление Роксаны достигло предела, когда она увидела и саму молодую хозяйку, стоявшую рядом. Лицо у нее было несчастным и словно повзрослевшим. Из глаз катились слезы.

– Юнити! – воскликнула Роксана, вскочив с сиденья. – Оливия, это же Юнити!

Юнити подняла голову и тоже увидела Роксану. На лице ее появилось выражение удивления, смешанного с испугом. Роксана соскочила на землю, бросилась к Юнити и обняла ее за плечи.

– Что случилось, Юнити? – воскликнула она. – Несчастье? С кем? С Колльером?! Что с ним? Ну, отвечайте же!

Юнити зарыдала еще сильнее. Но тут Роксана услышала за спиной какой-то скрип. Она резко обернулась...

На верхней лестничной площадке, куда еще проникали лучи заходящего солнца, стоял Колльер Гаррисон. Его черные волосы были откинуты со лба и пребывали в полнейшем беспорядке. Сжатые губы свидетельствовали о крайней степени негодования. Роксана уже знала это...

Колльер посмотрел сначала на Юнити и только потом на Роксану, сердце которой бешено заколотилось. Ей показалось, что если Гаррисон сейчас спустится вниз, то непременно ударит ее.

– Колльер... – негромко воскликнула Роксана. Краем глаза она видела, как Оливия подошла к дому и остановилась у первой ступеньки лестницы. Колльер с усилием повернул голову и посмотрел на нее.

– Мисс Шеффилд, – окликнула Роксану Оливия. – Кто-то ранен? Что случилось? Может быть, мы сможем помочь...

Она поднялась на лестничную площадку, где стоял Колльер, и вложила свою миниатюрную ладонь в его руку.

– Мисс Шеффилд, – сказала она. – Это мой жених капитан Гаррисон...

Глава 9

Дели

Июнь 1856 года

Макс Шеффилд прогуливался вдоль цепи холмов в двух милях от старой части Дели и непрерывно вытирал платком потеющую шею. Около реки за городскими стенами поднимался Имперский форт, черепичные крыши которого казались кроваво-красными в лучах заходящего солнца. Шеффилд посмотрел на горизонт, где на фоне голубого неба показалось серое облачко. «Скоро, если уже не сегодня, – подумал он, – начнется сезон дождей». Сухая безжалостная пыль будет прибита первыми же тяжелыми каплями, а затем стремительные грязные потоки потекут со скал и холмов, ступеней мечети, стен форта и множества других строений города, словно из полного нечистот котла.

Накануне вечером приехала Роксана. Макс на протяжении уже многих месяцев произносил в душе те слова, которыми встретит дочь. Но когда она действительно появилась, то все забыл и оказался совершенно неготовым к встрече. Правда, несмотря на долгие годы разлуки, Макс помнил возраст дочери, но отнюдь не ожидал увидеть перед собой взрослую женщину. Не представлял себе ни роста Роксаны, ни ее фигуры, ни форм, ни красоты. Ни даже ее сходства с матерью. Хотя, кроме высокого роста и зеленых глаз, унаследованных от Шеффилда, она была точной копией его покойной жены.

Все это настолько поразило Шеффилда, что он буквально лишился дара речи и молча смотрел на дочь с виноватым и растерянным видом.

Роксана первой протянула руку отцу, продемонстрировав таким образом жест, если не дружественный, то, во всяком случае, лишенный упрека.

«Ничего, мы уладим все это, клянусь тебе!» – твердил про себя Макс Шеффилд.

Роксана стояла около готового к отъезду экипажа Стентонов рядом с Юнити и старалась подобрать нужные слова прощания. Они уже пообещали писать друг другу и постараться снова встретиться при первой возможности. Скорее всего это произойдет, когда Стентоны будут проезжать через Дели, возвращаясь в Калькутту.

Теперь же Юнити молчала и грустно смотрела куда-то вдаль сквозь ветви росших вдоль дороги деревьев. Роксана никогда еще не видела на ее лице такого печального выражения, а потому очень хотела бы узнать мысли девушки.

Глядя на нее, Роксана вспоминала, как переживала Юнити, узнав о двуличности Гаррисона, и как смутилась, увидев свою старшую подругу в обществе Оливии Уэверли. Конечно, это было странное знакомство, какая-то злая шутка судьбы. Но Роксану оно в какой-то степени утешало, ибо Оливия ей понравилась, и Роксана понимала, что эта девушка была невиновна в случившемся.

Где-то глубоко в душе Роксана сохранила воспоминание о холодной и одновременно жгучей боли, когда однажды в зимний морозный день случайно прикоснулась голой рукой к железной трубе. На внутренней стороне ее правой ладони с тех пор остался еле заметный шрам. Теперь же не было ни шрама, ни вообще какого-либо следа. Но жгучая боль осталась. И она была сильнее той. Однако Роксана не чувствовала никакого желания рыдать, плакать, стенать или сгорать от ненависти. Она находилась в состоянии непонятного оцепенения. Где-то в тайниках сознания Роксана понимала, что должна благодарить судьбу за то, что все так кончилось...

– Он... он... все это время... все это время... был с другой... – причитала Юнити, когда они возвращались домой.

– Юнити, да перестаньте же, наконец! – прикрикнула на нее Роксана.

Юнити всю дорогу рыдала по поводу случившегося, и Роксана больше не могла этого выносить.

Наконец резкое замечание возымело действие: стенания Юнити прекратились. Дома она опустилась на стул и, бессильно уронив руки, сквозь слезы рассказала все Августе. Миссис Стентон нежно провела ладонью по рыжей головке дочери и посмотрела на Роксану. Та не отвела взгляда, а довольно долго не мигая смотрела в глаза Августы.

– Что ж, – сказала Августа, когда ее дочь закончила свой печальный рассказ и принялась горестно вздыхать, – теперь, Роксана, я думаю, полковнику Стентону имеет прямой смысл обратиться к начальству этого мерзавца!

– Я отлично понимаю создавшуюся ситуацию, миссис Стентон, – возразила Роксана, хотя это была лишь половина правды, – но даже если бы я верила, что его чувства принадлежат мне, честь капитана Гаррисона осталась там. Потому что он был обручен с той женщиной еще до знакомства со мной и давал ей клятву верности раньше, чем мне. Так что единственное, к чему я могу теперь взывать, так это только к его совести!

Юнити внезапно вскочила со стула, подбежала к Роксане и сжала ее руку:

– Поедемте с нами в горы, Роксана! Там ведь гораздо лучше, чем здесь, в этой душной и дождливой Калькутте!

Роксана ласково улыбнулась девушке и нежно погладила ее миниатюрные пальчики.

– Я не могу с вами поехать, дорогая Юнити, ибо приехала в Индию с совершенно определенной целью. И должна исполнить свой долг. Если мы с моим отцом решились наконец на подобный шаг, было бы неправильно начинать с обманов и проволочек. Вы меня понимаете?

– Я все понимаю, Роксана! Но очень беспокоюсь за вас.

– Беспокоитесь за меня? Почему?

Юнити подошла вплотную к Роксане, приподнялась на цыпочки и сказала ей в самое ухо:

– Роксана, вы не можете отрицать, что он обидел вас и причинил боль!

Роксана отступила на шаг.

– А разве я не могла бы здесь или еще где-нибудь тоже причинить ему боль? Извините, Юнити, но я предпочитаю решиться на какие-то действительно полезные для себя шаги, нежели заниматься самоутешением и нытьем где-то в горах!

Юнити нахмурилась и озадаченно склонила голову набок:

– Нытьем? Пока я ничего подобного в вас не заметила! Вы даже не плакали. И вообще вели себя почти безучастно ко всему происходящему.

– Я не собираюсь плакать, Юнити! И прямо сказала об этом Гаррисону во время одного из наших разговоров.

– Значит, вы обо всем знали?

– Ни о чем я не знала! Хотя несколько раз чувствовала, что Гаррисон хочет мне сказать что-то очень важное.

Голос Роксаны задрожал. Юнити вздохнула и прошептала:

– Но он же любил вас, Роксана! Это все заметили тогда на балу!..

...Через час с небольшим Роксана стояла на обочине дороги и печально смотрела вслед удалявшемуся экипажу Стентонов. Она думала о словах, только что произнесенных Юнити...

Любил... Это было сказано уже в прошедшем времени. Да, обязательства, связавшие Гаррисона годы назад с другой женщиной при неизвестных Роксане обстоятельствах, вновь заговорили о себе сегодня и преградили путь новому чувству. Возможно, это так... Следовательно, преданность долгу значит для мужчины больше, чем преданность любимой женщине? Но может быть, Гаррисон просто никогда и не любил ее? И не было тех чувств, в которых он так горячо клялся? Тогда – тем более: если Гаррисон подобным путем хотел добиться от нее всего, ей сейчас надлежит только радоваться, что он не смог удовлетворить свои грязные желания.

Но если он действительно любил ее? Что должен делать мужчина с уже однажды охватившим его чувством при новом повороте жизни? Как глубоко в сердце он должен был хранить это чувство, чтобы через много лет оно вновь воскресло?

Оливия Уэверли... Что она получила от Гаррисона, если не любовь?..

Роксана размышляла на эту тему всю дорогу от Калькутты до Дели, хотя постоянно давала себе клятву не думать больше ни о Колльере, ни об Оливии, ни о своем собственном горе. Теперь у нее будет слишком много забот, чтобы тратить время на такие безрадостные воспоминания. Ведь ей предстоит многому научиться, привыкая к новым условиям жизни.

Увы, теперь рядом не было Юнити. Но они поклялись друг другу непременно встретиться! К тому же по пути в Дели Роксана познакомилась с неким Ахмедом Али – внучатым племянником делийского падишаха, получившим образование в Европе и теперь возвращавшимся домой. Он пообещал организовать ей обучение персидскому языку, о чем Роксана давно мечтала. Естественно, Августа Стентон была бы крайне недовольна подобным знакомством: пусть Ахмед – миллионер и племянник падишаха, но ведь он – индиец! Но Роксану это уже больше не волновало...

И вот – отцовский дом в Дели. Теперь он будет также и ее жилищем... Правда, у Роксаны остался дом в Лондоне. Но он был заперт и уныло стоял с заколоченными окнами. К тому же Роксана не знала, вернется ли когда-нибудь туда.

А сейчас... Сейчас, пока отец куда-то ушел, Роксана решила воспользоваться случаем и спокойно все осмотреть.

Проходя через длинную анфиладу комнат с высокими потолками, она не почувствовала в доме каких-либо признаков женского присутствия. Не было также ничего, что напомнило бы Роксане о матери. Хотя иначе и не могло быть: ведь отец с матерью никогда не жили вместе под этой крышей.

Вдоль стен тянулись шкафы с книгами. В гостиной, помимо обеденного стола, на котором стояла начатая бутылка коньяка и две – содовой воды, Роксана увидела небольшой карточный столик, а рядом с ним, в углу, – довольно большую коллекцию восточных курительных трубок. Везде висели картины, среди которых не было ни одного пейзажа. Преобладали портреты каких-то совершенно незнакомых Роксане мужчин и женщин. Правда...

...Правда, перед одним портретом Роксана невольно остановилась. На нем был изображен мужчина, одетый в военную форму красновато-коричневого цвета, с мечом на поясе и шляпой в руке. В уголках плотно сжатых губ затаилась чуть насмешливая улыбка. Зеленые глаза, классический нос... Каштановые волосы...

Именно таким Роксана помнила своего отца – молодым, мужественным, суровым. Пятнадцать лет жизни в Индии состарили его. Во всяком случае, когда они накануне встретились, Роксана его с трудом узнала. Теми же остались разве что зеленые глаза. Роксане даже показалось, что отец стал ниже ростом. Но тут же она подумала, что это, вероятно, оттого, что сама она за годы разлуки сильно вытянулась. Изменилась и улыбка Максвелла, превратившись из высокомерной в открытую и более доброжелательную. Плечи заметно ссутулились. Походка стала медленной, осторожной.

Видимо, этим Шеффилд старался скрыть старческую усталость.

Да, отец сильно постарел. И Роксана почувствовала, что уже не может относиться к нему с прежней агрессивностью и ненавистью, которые она упорно старалась поддерживать в себе последние пятнадцать лет. Перед ней стоял незнакомый, старый и больной человек, совершенно непохожий на того Максвелла, которого она когда-то знала и ненавидела.

Приподняв коричневую штору, служившую дверью в кабинет отца, Роксана вошла и застыла на месте. За письменным столом сидела смуглая девчушка с черными как смоль волосами и, свесив чуть ли не до плеча язык, выводила какие-то буквы на листке бумаги. Через открытое окно можно было наблюдать, как полтора десятка солдат, видимо, пользуясь вечерней прохладой, занимались строевой подготовкой.

Цвет волос девочки, чуть печальное, как у всех индийцев, выражение смуглого лица, но необычный цвет глаз безошибочно выдавали в ней метиску, в жилах которой текла смешанная европейская и индийская кровь. Роксана с симпатией и некоторой горечью посмотрела на нее, подумав, что это ни в чем не повинное дитя в равной степени отвергается как европейцами, так и азиатами. Заметив же на ее шейке маленький золотой крестик, она вспомнила, что индийские религии не допускают смешения крови.

Девочка подняла головку и с удивлением посмотрела на незнакомую тетю. Роксана с улыбкой подошла к столу.

– Меня зовут Роксана Шеффилд. А тебя?

Девочка вскочила со стула и, топая маленькими детскими башмачками, обежала вокруг стола, остановившись перед Роксаной.

– Это – вам, – сказала она, протягивая Роксане листок, на котором только что писала.

– Мне? А что это?

– Прочтите!

Роксана послушно взяла листок и, отойдя к окну, пробежала его глазами. Это была написанная детским почерком маленькая записка, в которой содержалось приглашение Роксане войти в дом как в свой собственный и выражалась надежда, что они станут хорошими друзьями.

– Что ж, конечно, мы с тобой станем друзьями! – улыбнулась Роксана. – И большое тебе спасибо за приглашение. Но я хотела бы указать тебе на одну ошибку в записке. Ты пишешь: «Мне очень приятно видеть вас в доме моега отца». А надо: «Мне очень приятно видеть вас в доме вашего отца». Ты перепутала местоимения, а потому весь смысл изменился. Понимаешь?

– Нет, здесь все правильно написано! – возразила девочка. – «Сэре очень приятно видеть вас в доме ее отца».

Роксана почувствовала, как у нее задрожали колени. Она оперлась рукой на подоконник и внимательно посмотрела в личико девочки. Оно было очаровательным. Красивым, смуглым... И только глаза – не черные, как у всех индийских детей, а... зеленые!

– Как, ты сказала, тебя зовут? – мягко спросила Роксана.

– Сэра.

– Сэра...

Роксана посмотрела на девчушку, оказавшуюся ее сводной сестрой, и тяжело вздохнула.

– Сэра... Очень красивое имя... Скажи, Сэра, где ты была, когда я приехала? Разве тебе не хотелось меня встретить?

– Я была в доме моей мамы.

– А где ее дом?

– Рядом с домом папы. Если вы посмотрите в окошко, то увидите его крышу.

За окном дома Максвелла виднелись выкрашенные белой краской глиняные хибарки, где жили садовник, слуги, грум и повар.

Роксана вернулась к столу и опустилась в отцовское кресло.

– Значит, твоя мама, не живет в этом доме?

– Нет. Ей было бы стыдно здесь жить.

– Стыдно? Почему? Не понимаю!

–Потому что она и полковник Макс... Ну, они не женаты...

– Гм-м... Ну а ты же живешь здесь?

– Мне не стыдно. Полковник Макс очень любит меня.

– Конечно, он любит тебя... – эхом откликнулась Роксана, чувствуя себя совершенно разбитой, и принялась барабанить пальцами по столу. Сэра внимательно на нее смотрела.

Из коридора донеслись мужские голоса. Роксана бросила взгляд на оставшуюся незадернутой штору и увидела отца с двумя незнакомыми мужчинами.

– Полковник Макс! – воскликнула Сэра, подпрыгнув от радости, и спешно принялась приводить в порядок стол. Роксана положила руку на ее маленькую смуглую ладошку. Сопровождавшие Максвелла мужчины посмотрели на Роксану, на полковника, затем друг на друга и удалились.

– Роксана... – проговорил Максвелл Шеффилд.

– Скажите, отец, – спросила Роксана, не повышая голоса, – когда вы почувствовали, что должны открыть мне эту тайну?

Макс вошел в кабинет и опустился в плетеное кресло, стоявшее у окна. Достав из кармана носовой платок, он долго кашлял в него. Откашлявшись, снова спрятал платок в карман брюк и только тогда посмотрел на Роксану.

– Мне было неловко признаться в этом, – сказал он, слегка покраснев.

– Неловко? Перед кем? Перед самим собой или перед теми людьми, которые только что сопровождали вас и вдруг исчезли?

– Не в моей власти изменить прошлое, Роксана!

Роксана нахмурилась. Ее щеки загорелись ярким румянцем, а глаза повлажнели.

«Я не стану плакать, – вспомнила она слова, сказанные Колльеру, – ни о тебе, ни о ком другом!»

Роксана выпрямилась. Заметив, что стоявшая за спинкой стула Сэра чувствует себя неловко, поневоле став свидетельницей столь трудного разговора, она взяла девочку за руку.

– Я понимаю, отец, что вы не можете изменить прошлого. Но в ваших силах было хотя бы предупредить меня о том, что выяснилось только сейчас.

– Предупредив тебя заранее, я, возможно, подписал бы себе смертный приговор. Ты уверена, что могла бы понять меня? А тем более – простить?

Сдвинув брови, Роксана молча смотрела ему в глаза, как бы суммируя в душе все сказанное и увиденное.

– По крайней мере, – продолжал Максвелл, – я исполнил свой долг здесь, хотя и не сделал этого раньше!

– Так или иначе, – проговорила Роксана, – конечный результат, каким бы благородным он сейчас ни выглядел, не может заставить меня относиться лучше ко всему происшедшему. Я не понимаю, что заставляет человека хранить в строжайшем секрете нечто крайне важное не только для него самого, а признаваться, лишь когда разоблачение становится неминуемым? Не находите ли вы это самообманом?

Роксана встала и направилась к выходу, ведя за собой Сэру. Но у самой шторы она обернулась, коснулась рукой плеча отца и сказала:

– Если бы я узнала обо всем этом раньше, то не могу обещать, что поняла бы вас и простила. Мы с вами всегда жили порознь. Причем на очень большом расстоянии друг от друга. Мне приходилось создавать суждение о вас заочно. Теперь же я могу только видеть вас, но не судить. Это единственное, что мне остается. Видите ли, отец, я росла и нуждалась в любви, которую вы отдали вот этой чудесной девочке. Я же давно стала взрослой... – Роксана замолчала и судорожно вздохнула. – Да, я стала взрослой. А потому наши взаимоотношения уже не могут носить прежнего характера, то есть ребенка, тянущегося к отцу, и самого отца, любовно смотрящего на свое чадо. Нам придется их кардинально изменить. Думаю, что при обоюдном желании мы сумеем это сделать...

Максвелл взял ладонь дочери в свои руки и долго смотрел ей в глаза. Роксана печально улыбнулась, высвободила ладонь и вышла из кабинета, уводя с собой за руку Сэру...

Глава 10

Чтобы освоиться со странной ситуацией, в которой она оказалась, облегчить сердечную боль, вызванную только что пережитой личной драмой, Роксана целиком посвятила себя заботам по дому своего отца. Правда, благодаря тому, что полковник Шеффилд щедро платил слугам, дом постоянно поддерживался в отличном состоянии. Макс получал солидные доходы от наследства и был обеспечен гораздо лучше многих других европейцев, живших в Индии и содержавших множество слуг. Поэтому полковник мог позволить себе надолго отлучаться из дома, зная, что все будет в порядке. Вмешательство же Роксаны в домашние дела поначалу вызвало недовольство прислуги. Но ей удалось переломить недоверие, и очень скоро все домочадцы признали именно дочь полковника настоящей хозяйкой в доме. А потому стали обращаться к ней со всеми вопросами, просьбами и жалобами. Естественно, что и распоряжения Роксаны начали исполняться неукоснительно и быстро.

У Стентонов она была гостьей, а все хозяйство держала в руках Августа. Здесь же Роксана могла полностью применить опыт, полученный от матери. Ежедневное наведение чистоты в доме стало для нее обычным делом. Питание было налажено таким образом, что в меню включались именно те продукты, которые врачи считали особенно полезными для полковника. Поэтому очень скоро все окружающие заметили, что его лицо вновь обрело здоровый цвет.

«Я никак не могу понять, – писала Роксана в одном из своих многочисленных посланий Юнити, – зачем вы держите столько слуг в таком небольшом доме? Здесь дом куда больше. Но слуг в нем гораздо меньше. Ибо каждый из них привык добросовестно делать свою работу и не вмешиваться в дела других. Это уже сидит у них в крови. Управляющий никогда не станет мести пол. А садовник пройдет мимо лежащей на дорожке мертвой вороны и не поднимет ее, поскольку знает, что это сделает дворник. И так далее...»

В течение недели Роксана всегда умела выбрать время, чтобы позаниматься с Сэрой математикой, чтением или музыкой. С Цесией, матерью девочки, Роксана старалась встречаться как можно реже. Тем более что стала подозревать ее в нечестности. Это началось после того, как из гостиной, куда на короткое время зашла Цесия, пропала дорогая шаль, которую так и не нашли...

Но главное, конечно, заключалось не в этом. Роксана не могла заставить себя симпатизировать женщине, заменившей отцу ее мать. Никакой вины Сэры в этом не было, и потому Роксана с самого начала взяла под свое покровительство сводную сестренку. Сэра же не отходила от Роксаны ни на шаг, а на улице всегда сопровождала ее, куда бы та ни направлялась – на утреннюю ли верховую прогулку, в церковь, в библиотеку или в гости к жене кого-либо из офицеров.

По вечерам Роксана часто посещала спектакли любительского театра, организованного молодежью европейской колонии. Однажды она и сама приняла участие в какой-то пьесе. Но партнер, внешне напоминавший Колльера, так заинтересовался Роксаной, что дальнейшие репетиции стали невозможны. Несколько раз управляющий Макса был вынужден отваживать от дома не только этого молодого человека, но и многих других, искавших возможность назначить Роксане свидание. Впрочем, ничего удивительного в столь повышенном внимании не было: появление в любом обществе новой молодой и интересной женщины всегда вызывает подобную реакцию у противоположного пола...

Сама же Роксана оказалась великолепной хозяйкой: устраиваемые ее отцом два раза в неделю званые вечера приобрели огромную популярность. И хотя кое-кто из военных долго не мог привыкнуть к некоторой смене содержания этих раутов, жены неизменно отзывались о них с восхищением. Особенно много комплиментов всегда отпускалось в адрес новой хозяйки дома...

Со своей стороны, местные дамы стали активно подыскивать жениха Роксане – естественно, из числа своих знакомых. Она же очень учтиво и мягко отклоняла все предлагавшиеся кандидатуры. Тем не менее Роксана не побоялась стать предметом светских нападок, приняв предложение Ахмеда Али обучать ее утонченному персидскому языку. И стала аккуратно, через день, посещать вместе с Сэрой и няней его уроки во дворце падишаха.

При столь заполненных днях и вечерах у Роксаны уже практически не оставалось времени на грустные мысли, связанные с Колльером Гаррисоном. А если таковые все же и приходили ей в голову, Роксана старалась немедленно переключиться на что-нибудь...

С самого начала третьей недели июня начались проливные дожди, которые обычно называют муссонными. Выйдя рано утром на улицу и взглянув на небо, Роксана вместо добела раскаленного небосвода увидела низкий серый потолок, покрывавший унылой тенью все окрестности. Скопившаяся в душном воздухе влага бурным потоком выливалась на землю, заставляя даже птиц неподвижно сидеть на ветвях, прячась под широкими листьями тропических деревьев от огромных капель, каждая из которых была размером с крупную монету. Эти капли, скатываясь по поверхности листьев, падали вниз, заставляя никнуть цветы и прибивая к самой земле высокую траву.

Роксана протянула руку из-под навеса и обнаружила, что тропический дождь ничем не отличается от теплого душа. Она смело шагнула вперед и встала под ласковыми струями, лившимися с неба. Волосы, легкая одежда, мягкие войлочные туфли тут же впитали в себя влагу. С садовых дорожек и бамбуковой крыши соседнего дома поднимался пар.

Роксана посмотрела на небо и громко рассмеялась. Услышав этот смех, на террасу выскочили повар и управляющий. Вид резвящейся под потоками воды молодой хозяйки привел обоих в крайнее замешательство. Они переглянулись и, широко раскрыв от изумления глаза, некоторое время молча смотрели на Роксану, а затем, в недоумении пожимая плечами, снова скрылись за дверьми.

Позже Максвелл сделал внушение дочери за то, что она напугала и смутила слуг своим поведением, напомнив им скорее язычницу, нежели благородную англичанку.

– Воспитанная молодая женщина твоего круга должна вести себя с достоинством, – напомнил он.

– Возможно, ты и прав, – согласилась Роксана.

– С чего это ты вздумала плясать под дождем?

– Просто было очень приятно. Мне стало безумно душно и жарко. А дождь оказался таким теплым, ласковым. Вот и все!

– Ты не подумала, что выглядела, мягко говоря, странно в глазах слуг?

– Не думаю, что это было действительно так.

– Столь импульсивное поведение молодой женщины выглядит просто непристойно!

– Прошу тебя, отец, оставь при себе эти нравоучения. Честное слово, я уже не в том возрасте! К тому же в своем сегодняшнем поведении я не вижу ничего постыдного. Если кто-то считает иначе, то это его право!

Макс выдержал продолжительную паузу. Потом громко рассмеялся:

– Вижу, что у тебя такая же голова упрямого орла, как и у меня! Еще когда ты была подростком, твоя мама очень опасалась, как бы ее дочь не унаследовала от отца подобное украшение.

Роксана промолчала. Макс хитро посмотрел на нее:

– Скажи, что мешает тебе выйти замуж?

– Просто у меня другие планы, отец.

Роксана нагнулась, подняла тапку полковника и бросила ему на колени. Потом рассмеялась и вышла из комнаты.

Однако веселое настроение улетучилось, когда Роксана поняла, что тропический ливень не собирается прекращаться, а от устойчивого сырого запаха, наполнившего дом, уже нельзя было избавиться ни средствами парфюмерии, ни окуриванием комнат фимиамом. Одежда и все другие вещи из материи, особенно полотенца и простыни, мгновенно отсырели. Обувь, хранившаяся в шкафах и тумбочках, начала быстро покрываться плесенью. В ванных помещениях, где сушилось белье, распространился настолько отвратительный запах, что туда просто невозможно стало войти, не зажав нос. В воздухе закружились тучи насекомых, появились большие зеленые мухи, каких Роксана никогда раньше не видела.

Прошло всего несколько дней, и Роксана обнаружила, что сезон дождей в Индии несет с собой множество опаснейших заболеваний – дизентерию, лихорадку, фурункулез, малярию. Бороться c этими недугами она в какой-то степени научилась, ухаживая сначала за заболевшим отцом, а чуть позже за Сэрой. Однажды ночью девочка попросила помочь ее матери, которую свалила малярия. Роксана посчитала своим долгом это сделать. Дав больной женщине лекарство, она сидела около ее постели, пока той не стало лучше. Цесия безропотно приняла эту христианскую помощь. Труднее оказалось с заболевшими местными слугами, которые отказывались что-либо принимать из рук белой женщины.

Наконец наступил сентябрь, и нескончаемые потоки с неба прекратились. Влажная, выдыхавшая пар земля пробудила к жизни множество ящериц, которые стаями ползали по стенам, ловя насекомых. Из окон дома было видно, как пышно и буйно расцветает природа. Все кругом окрасилось в зеленый цвет. Листья деревьев, трава, окружавшие дом огромные растения, напоминавшие папоротники, – все налилось соками и задышало, как бы приветствуя возрождение жизни.

Однажды утром Роксана стояла на террасе и любовалась открывавшимся с вершины холма, на котором располагался дом, видом на Дели. Обычно красные камни стен домов словно умылись, просветлели и приняли медный оттенок. Сквозь густую листву широко раскинувшихся ветвей деревьев проглядывало солнце, величаво плывшее по безоблачному голубому небосводу.

Волшебная картина вернувшейся к жизни природы так тронула сердце девушки, что она долго не могла оторвать от нее взгляда. Но совершенно неожиданные и далеко не желанные мысли почему-то возникли в ее голове. Роксана вдруг вспомнила встречу с Колльером в саду Калькутты и сказанные тогда им слова: «Я хотел бы показать вам все самое прекрасное, что существует в мире, Роксана. Если вы мне позволите...»

В последние дни Роксана вообще стала часто думать о Гаррисоне. Она пыталась отогнать от себя подобные мысли, но безуспешно. Особенно они стали одолевать ее после получения одного письма в надушенном конверте, пришедшего в разгар сезона дождей. Дрожащими руками вскрыла она тот конверт и прочла несколько строчек, написанных на дорогой бумаге изящным женским почерком:

«Дорогая Роксана! Мне кажется, что это будет небезынтересно прочитать вам, как и мне. Ибо мы обе стали жертвами обмана!

Р.П.».

Из конверта выпала газетная заметка, уведомляющая о предстоящей в декабре сего года помолвке дочери лорда Уэверли мисс Оливии и капитана британского пехотного полка Колльера Гаррисона. Кроме того, давалась подробная информация о женихе и невесте, а также об их семьях.

Роксана машинально разорвала записку и вместе с газетной вырезкой бросила в огонь камина. Несколько минут она не могла отвести глаз от пылавших клочков бумаги, быстро превращавшихся в золу...

Той же ночью, лежа в одинокой постели, Роксана силой воли заставила себя не плакать. Она немало слез пролила после ухода из дома своего отца. Но тогда это не помогло: Максвелл так и не вернулся к ее матери. И Роксана твердо усвоила непреложную истину: ни слезы, ни рыдания, ни безудержные стенания не помогут в беде.

Однако сдерживать или отбрасывать прочь мысли о Колльере, особенно после получения записки Роуз, оказалось невозможным. Его образ постоянно возникал перед мысленным взором Роксаны. Так было и сейчас. Поэтому она со вздохом отвернулась от расстилавшейся перед ней прекрасной панорамы древнего города и вернулась в дом, где ее уже ждала Сэра, чтобы заняться музыкой.


Чтобы как-то отвлечься от невеселых дум, Роксана с головой ушла в планы переустройства сада. Садовник был очень способным работником. Но полковника ничуть не интересовали его идеи. Ему важен был конечный результат. И Роксана стала помогать садовнику в отборе цветов и трав по принципу соответствия цвета и размеров растений духу и плану обновленного сада. Они обсуждали друг с другом варианты выращивания самых экзотических садовых культур, расположения аллей и небольших тропинок, размеров цветочных клумб.

Вслед за этим последовала уже чисто практическая работа. Семена были посеяны в длинные деревянные ящики, а когда проросли, перенесены в почву. К тому времени территория сада была полностью очищена от сорняков. Направление и размеры дорожек были приведены в соответствие с разработанным планом. И очень скоро здесь все настолько изменилось, что полковник долго не верил своим глазам.

Во время своих поездок в город Роксана завела многочисленные знакомства с местными торговцами, которые стали ее узнавать, почтительно встречая традиционными индийскими знаками приветствия. Одновременно Роксана окончательно убедилась в огромной разнице в жизни местного населением и обитателей европейской колонии. Но понять причину подобного неравенства она еще не могла. Невольно Роксана вспоминала Гаррисона, который, несомненно, смог бы все ей объяснить. Ахмед же оказался не в состоянии дать вразумительного ответа на ее вопросы. Наверное, европейское образование способствовало рождению в его сознании некоего двойного стандарта, а потому родственник восточного миллионера не очень-то разбирался в социальных проблемах своей страны. Что же касается отца Роксаны, то он вообще не придавал подобному неравенству большого значения, считая это в порядке вещей.

Между тем сам факт, что в Индии не очень уж многочисленная европейская колония со всех сторон окружена тысячами и тысячами аборигенов, не мог не вызывать у Роксаны беспокойства. Она невольно приходила к выводу, что в таких условиях выставлять напоказ свое богатство неразумно. Однако подобные разговоры следовало ограничить домашними посиделками за обеденным столом...

...Десятого октября Сэре исполнилось восемь лет. По этому случаю Роксана подарила девочке купленного на базаре бумажного змея. Она старалась не думать о том, что восемь лет назад, когда ей самой было тринадцать, на другом конце света появилась на свет ее сводная сестра. Причем отец даже не написал об этом своей старшей дочери, лишь сообщив телеграммой, что в ближайшее время опять не приедет в Англию.

Дни становились все ароматнее, а ночи – прохладнее. Так что пришлось даже взять немного дров из поленницы и сложить у камина. Семейство Стентонов вернулось в Калькутту, завернув по дороге в Дели. Здесь они провели несколько дней у Шеффиддов, к большой радости Роксаны и ее отца. Естественно, не обошлось и без Сэры, которая буквально не отходила от взрослых. Августа исподтишка рассматривала зеленоглазую метиску, но от каких-либо комментариев воздержалась.

Полковник Стентон и отец Роксаны много и откровенно говорили обо всем, но самые важные вопросы оставили для разговора тет-а-тет. Роксана же с большим искусством поддерживала женскую болтовню, пока таковая не затрагивала болезненных для нее тем, а тогда сразу же умолкала. Ее собеседницы, заметив это, тут же переходили на другие темы. Поэтому никаких вопросов, связанных, например, с Сэрой, не возникло. Хотя миссис Стентон, да и Юнити, очень хотели бы их задать. Ни разу в разговоре не был упомянут и Колльер Гаррисон, а тем более – его женитьба. Но ночью он все равно снился Роксане...

Роксана сидела у окна, в очередной раз вспоминая каждое слово записки Пибоди и газетной заметки, которые помнила наизусть. Итак, сегодня в четыре часа в Калькутте состоится помолвка Гаррисона и мисс Уэверли. Роксана посмотрела на часы. До рокового события осталось... Осталось всего четыре часа...

В открытое окно залетел легкий ветерок, донесший до ее ушей голос Сэры:

– Полковник Максвелл! Помогите мне снять змея с крыши. Он зацепился за трубу.

Роксана услышала негромкий голос отца, обещавшего немедленно выручить бумажного змея из беды. Потом послышались шаги на ступенях лестницы. В холле они помедлили и совсем замерли у двери комнаты Роксаны.

– Роксана, ты хорошо себя чувствуешь? – мягко, совсем по-отечески спросил Максвелл, входя в комнату и пытливо посмотрев на старшую дочь.

– Отлично, отец! – бодро солгала Роксана. – Как никогда раньше!

– Мы с Сэрой собираемся сейчас подняться на крышу, распутать бумажного змея и запустить его. Если хочешь – присоединяйся! Это нетрудно.

– Да, Роксана, пожалуйста! – донесся из-за спины Максвелла голосок Сэры.

– Что ж, идемте!

Роксана поднялась со стула и последовала за ними. Очутившись на крыше, она первым делом ухватилась за трубу, дабы случайно не скатиться вниз. Максвелл же снял с трубы змея, распутал его и передал конец тесьмы Сэре. Потом дождался сильного порыва ветра и подбросил картонный квадрат с нарисованной на нем головой кобры высоко в воздух.

Змей взмыл к вечернему небу и грациозно затанцевал над домом. Сэра радостно засмеялась и слегка дернула за тесемку. Змей отклонился вправо, сделал круг в воздухе и вернулся на прежнее место.

Роксана, прильнув к трубе, с улыбкой наблюдала за отцом и его маленькой дочкой, занятыми одним делом, которое, видимо, оба считали чрезвычайно важным.

Между тем Макс принялся инструктировать Сэру, показывая всяческие приемы, с помощью которых змей мог перемещаться вправо и влево, вниз и вверх. Убедившись, что девочка все отлично поняла, он отступил на пару шагов и некоторое время наблюдал за ней.

Солнце уже пряталось за горизонт. Наступало время ужина. Макс оставил младшую дочь с ее новой игрушкой, подошел сзади к Роксане и положил ладони ей на плечи. Она обернулась и с улыбкой посмотрела на отца.

– В душе я всегда чувствовал себя твоим отцом, Роксана! – сказал Максвелл. – И никогда не переставал тебя любить.

– Поэтому и предпочитал оставаться вдали? – усмехнулась Роксана.

– Виной тому было непонимание, возникшее между мной и твоей матерью, сделавшее невозможной нашу дальнейшую совместную жизнь. Здесь были и ущемленная гордость с той и другой стороны, и упрямство, и ревность. Одним словом, мы наделали много глупостей, в которых я до сих пор не могу толком разобраться. Но вернуться к прежнему я уже не мог, Роксана! Хотя и хотел бы...

– Я это знаю.

– Знаешь? Откуда?

В этот момент Сэра сделала неловкое движение и чуть было не свалилась с крыши.

– Осторожно, Сэра! – крикнул Максвелл, бросаясь к девочке.

Но она уже твердо стояла на ногах и благодарно улыбалась отцу.

Снизу послышался женский голос. Это мать звала свою дочку. Роксана посмотрела сначала на стоявшую посреди двора индианку, затем на отца и негромко спросила Максвелла:

– Цесия смогла тебе заменить мою мать, отец?

Максвелл Шеффилд сделал резкое движение, словно не зная, куда деть свои руки.

– Они не могли заменить друг друга, Роксана, – тихо ответил он. – Не могли, потому что они совсем разные. Во всем... Но... Но Цесия – хорошая женщина!

Роксана молчала и машинально соскребала ногтем краску с трубы. Она не хотела, чтобы отец почувствовал, какую боль она испытывала в эту минуту. Макс же смотрел куда-то вдаль, на пылившуюся от ветра дорогу.

– А где все мужчины которые, несомненно, окружали тебя в последние годы? Или ты их всех разогнала? – неожиданно спросил он.

Боль в душе Роксаны сразу же сменилась негодованием. Она несколько раз глотнула воздух, стараясь сдержаться и не наговорить отцу лишнего.

– Не всех, – с усилием выдавила из себя Роксана.

– Кто же остался? Ты, верно, любишь его, Роксана? А где же он тогда, черт побери?! Как его зовут?

Роксана закрыла глаза. Горячие крупные слезы покатились по ее щекам.

– Его имя больше уже не имеет никакого значения, отец! – прошептала она. – Я люблю его! Но сегодня... Сегодня у него... помолвка...

Глава 11

– Мой дядюшка, мисс Шеффилд, любит часами сидеть и сочинять стихи на персидском языке. Он живет в своем мире мраморных колонн, искрящихся бриллиантами фонтанов и понятия не имеет о том, что происходит за стенами его дворца. В восемьдесят два года он отметил двадцатилетие своего царствования в качестве последнего потомка первых завоевателей Индии. Ост-Индская компания ежегодно выплачивает ему пенсию в размере ста двадцати тысяч фунтов, на которую он содержит свиту из пяти тысяч льстецов. Он редко встречается с англичанами, ибо считает, что даже генерал-губернатор должен снимать обувь в присутствии падишаха. Его беспокоит то, что компания упразднит его титул, как только он умрет.

Ахмед говорил с поистине королевским высокомерием, иногда встряхивая темной головой. Слуги держали над ним широкие пальмовые листья, защищая хозяина от палящих солнечных лучей. Поскольку Роксана шла рядом с Ахмедом, тень падала также и на нее. Она чувствовала себя неуютно, ибо опасалась выглядеть смешной. Но все же стойко переносила эти необычные знаки внимания.

Сэра шла, вцепившись в руку Роксаны, а ее няня держалась немного позади. Один из слуг Ахмеда торжественно нес большой пакет с новым летним платьем Сэры, которое Роксана только что купила для своей маленькой сестренки.

– Вы продолжаете брать уроки стрельбы? – вдруг спросил ее Ахмед.

Хотя Роксане показалось, что вопрос был задан не вовремя, она все же ответила положительно. Дело в том, что еще в январе Ахмед подарил Роксане ящичек с пистолетами. Она упорно не хотела его принимать. Но Ахмед и слышать не желал об отказе. И даже взял с Роксаны слово найти хорошего специалиста, который научил бы ее стрелять без промаха. При этом порекомендовал своего приятеля...

На вопрос Роксаны, зачем ей это надо, Ахмед с очаровательнейшей улыбкой ответил:

– Настанет день, когда вам очень захочется поохотиться!

– Но не с пистолетом же! – возразила Роксана. Ахмед пожал плечами:

– Кто знает? Ведь вы, англичане, довольно странные люди, – Сделав короткую паузу, он добавил: – Я слышал, что вы уже прекрасно стреляете.

– Это кто же сказал вам подобную ерунду? – нахмурилась Роксана.

– Сказал человек, который никогда не лжет.

И Ахмед расхохотался.

Роксана уже знала, что ее новый друг предпочитает покрывать тайной кое-какие моменты своей жизни, а потому не стала допытываться, кто же все-таки был этот таинственный человек. Вместо этого она наклонилась к Сэре, которая что-то хотела у нее спросить.

– Кто это?

Девочка показывала рукой куда-то налево. Роксана посмотрела в ту сторону и увидела смуглого черноволосого мужчину, так старательно прятавшего лицо в воротник одежды, что был виден только кончик его носа. Он был высокого роста, крепкого сложения и очень небрежно одет. На боку висел широкий меч, а из-за пояса торчала рукоятка пистолета.

– Не смотрите на него, – поспешно сказал Ахмед. – Это патхан.

– Патхан?

– Да. Так называется одно местное племя. Его люди очень воинственны и готовы по малейшему поводу затеять драку.

Пойдемте быстрее! Мы и так слишком задержались на улице. И не думайте, что сумеете так легко отделаться от урока персидского языка! Сэра, не смотри на того человека. Лучше прибавь шагу. У меня на столе приготовлена для тебя большая ваза с очень вкусными фруктами. Но если ты и дальше будешь ползти как черепаха, то я скормлю их Драхме.

Драхма... Греческая монета. Ахмед же назвал так большую говорящую птицу, постоянно сидевшую на жердочке у окна. Он держал ее на правах домашнего животного. Сэра игриво посмотрела на Ахмеда и таинственным шепотом сказала, что никогда не поверит, будто он может скормить птице какую-либо вкуснятину, которую приготовил для маленькой сестренки мисс Роксаны. Но все же пошла заметно быстрее.

На перекрестке Роксана оглянулась. Человек из племени патхан уже куда-то исчез. Видимо, смешался с толпой. И все же тревога, явно прозвучавшая несколько минут назад в голосе Ахмеда, не оставляла ее. Сопоставив эту встречу с инцидентом, происшедшим накануне в военном городке, Роксана вдруг почувствовала, как мурашки поползли у нее по спине.

Это случилось по пути домой от Ахмеда после очередного урока персидского языка. Почему-то Роксане очень захотелось побывать в военном гарнизоне. Тем более что рядом оказалась коляска, запряженная пони, владелец которой озирался по сторонам в поисках возможного седока. Роксана и Сэра тут же сели в коляску и через четверть часа уже ехали вдоль неширокой улочки, застроенной однотипными домами, столь типичными для любого военного поселка или базы.

Был полдень. Солнце палило нещадно. Часть офицеров и солдат откровенно дремали под навесами возле казарм. Другие лениво переговаривались между собой. Некоторые узнавали Роксану и приветливо кивали ей. В воздухе стоял стойкий запах сигар. Вдоль улицы медленно плыли верблюды, время от времени вытягивая длинные шеи и издавая странные гортанные звуки, похожие на рычание.

Под одним из деревьев собралась шумная группа сипаев, сбросивших из-за жары военные куртки и оставшихся в одних белых рубашках. Они о чем-то ожесточенно спорили. Но как только коляска Роксаны поравнялась с ними, тут же замолчали и долго провожали ее взглядами своих черных глаз.

Роксана вручила Сэре пакет с кое-какими покупками, попросив передать их матери, а сама приказала вознице подвезти ее к штабу полка, где она надеялась найти отца.

Поднимаясь по ступенькам, Роксана услышала громкие голоса, доносившиеся из открытого окна, и остановилась. Мужчины обсуждали инцидент, произошедший несколько дней назад на вечернем построении Второй пехотной роты сипаев в Барракпуре, близ Калькутты. Тогда один из местных солдат подошел к капитану 34-го пехотного полка и сообщил ему о готовящемся бунте, участники которого намерены сжечь бунгало офицеров в знак протеста против попыток британского командования заставить сипаев отказаться от своей кастовой принадлежности и принять христианство. Один из голосов явно принадлежал отцу Роксаны, но разобрать слов она не могла. Слышала только, как собеседник полковника рассмеялся громким, лающим смехом.

Роксана тут же вспомнила предостережения Гаррисона. Кровь буквально застыла в ее жилах. Она постучала в дверь и, не дожидаясь разрешения, вошла в комнату. Там сидели два младших офицера и ее отец.

– Роксана! – радостно воскликнул полковник. – Джентльмены, это моя дочь. Она недавно приехала из Англии.

Роксана узнала одного из офицеров и с улыбкой кивнула ему. Второй же был ей незнаком.

– Это правда? – спросила она, обведя по очереди взглядом всех троих.

– Что именно?

– То, что я случайно услышала за дверью? Вы же говорили о готовящемся бунте сипаев. Или я ослышалась?

– Нет, об этом речи не было, – отрицательно замотал головой рыжеволосый лейтенант Уитмон, которого Роксана знала.

– Но, насколько я понимаю, кругом только об этом и говорят! Во всяком случае, в Калькутте, откуда я только что приехала!

– Что ж, есть и такие. Но далеко не все.

– А... Видите ли, один знакомый офицер в Калькутте предостерегал меня, что если сипаи смогут объединиться на какой-нибудь основе, то они непременно восстанут, а вслед за ними и вся остальная Индия. Или это не так?

– Ерунда какая-то! – откликнулся Максвелл.

– Возможно, ваш офицер и прав, – не согласился с полковником Уитмон.

Второй офицер промолчал, продолжая рассматривать Роксану, как нечто ему очень непонятное и раздражающее.

– Бог ты мой! – расхохотался Макс. – Моя дочь, наверное, единственная женщина викторианской эпохи, которая осмеливается высказывать свою точку зрения относительно тех дел, в которых сама ничего не смыслит.

Роксана взглянула в висящее на стене зеркало, и сама удивилась надменной и вызывающей позе, которую приняла.

– Это твое личное мнение, отец, – сказала она сурово. – Для меня же совершенно очевидно, что те, кто мне дорог, могут оказаться убитыми или искалеченными.

Макс нервно заерзал на стуле:

– Роксана, но ведь подобные события, если они действительно произойдут, совсем не обязательно охватят всю страну. Речь идет об отдельных инцидентах, возникновение которых можно легко предотвратить, а в самом худшем случае – без особых затруднений подавить. Никакой опасности для женщин и детей просто не может быть! Неужели непонятно?

– Я думаю не только о женщинах и детях! – раздраженно отрезала Роксана и вышла из комнаты.

Лейтенант Уитмон окликнул ее, но ответа не последовало. Роксана вышла на улицу и быстрым шагом направилась к домику Цесии. Постучавшись, она открыла дверь и вошла. Навстречу бросилась Сэра с красными от слез глазами.

– Что случилось? – испуганно спросила Роксана.

– Мама очень боится!

– Боится? Чего?

– Она не говорит.

– Позволь-ка мне!

Цесия ходила кругами по центру комнаты, рвала на себе волосы и что-то бормотала на хинди. Роксана схватила ее за руку и посмотрела в лицо Цесии. Свет свечи упал на сари, цвет которого сделался кроваво-красным.

– Цесия, что с вами? – воскликнула Роксана.

– Они придут... И мы все, принявшие вашу веру, будем тут же убиты... Раньше, чем вы...

– Кто придет, Цесия? О ком вы говорите?

Цесия, не отвечая, вновь принялась шагать по комнате. Сэра забилась в угол, закрыла уши ладонями и съежилась от страха.

– Кто? – продолжала допытываться Роксана. – Когда придет?

– Они... У которых знаки...

Роксана схватила Цесию за руку и остановила посреди комнаты.

– Цесия, мне все равно, по крайней мере сейчас, что это за люди и какие их знаки пророчат вам непременную погибель. Но мне далеко не безразлично то, что вы вот-вот доведете до истерики свою маленькую дочь. Она, между прочим, приходится мне младшей сестрой. А чтобы вы могли успокоиться, я предлагаю всем сегодня переночевать в нашем главном доме. Уверяю, что вам там ничто не грозит!

– Нет!

Роксана отступила на шаг и удивленно посмотрела на Цесию. Но тут же снова схватила ее за руку:

– Не «нет», а «да»!

– Нет, нет, нет! Я никогда больше не войду в этот дом! Я хочу вернуться... Хочу вернуться к своим... И хотя они уже давно не делили со мной еду, но обязательно укроют меня и спасут! Я уверена в этом! А вы... Вы возьмите Сэру... Возьмите в большой дом!.. Если вы действительно хотите ей добра!..

Схватив девочку за худые плечики, Цесия подтолкнула ее к Роксане. Та обняла сестренку и крепко прижала к себе.

– Почему вы, Цесия, предлагаете мне взять вашу дочь в дом, куда сами ни за что не желаете войти? – холодно спросила она.

Но Цесия, не слушая Роксану, продолжала твердить как в бреду:

– Завтра утром я уеду отсюда!.. Уеду завтра утром!

– Может быть, вы хотели бы поговорить с полковником Максом?

– Зачем? – запричитала Цесия, вертясь волчком, подобно дервишу. – Ведь все это он сделал со мной!

Роксана взяла Сэру за руку и вышла из дома, захлопнув за собой дверь. В отличие от большинства дверей в городке эта запиралась изнутри на засов. И уже в следующую секунду Роксана и Сэра услышали, как Цесия воспользовалась им...

Дома Роксана настояла, чтобы Сэра сразу же приняла ванну и переоделась ко сну. Ужин же она сама принесла девочке на подносе. Пока Сэра ела, ни она, ни Роксана не сказали друг другу ни слова...

...Когда сестренка заснула, Роксана вышла в гостиную и, подойдя к окну, долго смотрела на домик Цесии. Но дверь ее так и осталась закрытой.

Поднявшись к отцу, Роксана рассказала ему об их стычке с Цесией. Полковник обещал поговорить с ней. Он ушел, однако спустя некоторое время вернулся, но ничего не сказал Роксане. Он выпил полный стакан виски. Потом – еще один... Глубоко вздохнул и поднялся к себе в кабинет, распорядившись, чтобы ужин ему принесли туда. Роксана долго смотрела ему вслед, чувствуя себя совсем одинокой и покинутой...

Роксана ужинала в одиночестве. Слуги крутились вокруг нее, стараясь всячески услужить новой хозяйке. Роксане это скоро надоело, и она отпустила их, попросив только задержаться, чтобы убрать тарелки и вымыть посуду. Они выглядели несколько растерянными. Наверное, потому, что обычное течение жизни в доме было нарушено.

За окном стемнело. На небе одна за другой зажигались звезды. Через окно из соседнего дома до Роксаны долетал чей-то смех, обрывки фраз. Где-то лаяла собака. Двое сильно подвыпивших солдат шли посередине улицы и разговаривали так громко, как будто хотели перекричать все остальные звуки надвигающейся ночи.

Роксана еще раз посмотрела на по-прежнему запертую дверь дома Цесии. Потом, вздохнув, закрыла окно и поднялась в кабинет отца.

Макс сидел за столом, разбирая какие-то бумаги и иногда берясь за перо. Перед ним стояла полупустая бутылка виски. Услышав шаги Роксаны, полковник еще активнее начал перебирать документы, стараясь, видимо, дать понять дочери, что очень занят. Когда он поднял голову и посмотрел на Роксану, она заметила, что глаза отца были красными и выглядел он очень усталым.

– Вам ничего не надо, отец? – спросила она.

– Ты хочешь лечь спать, Роксана?

– Да.

– Посмотри, спит ли Сэра.

– Конечно!

– Тогда – доброй ночи!

– Доброй ночи, отец!

Роксана заметила, что рука Макса вновь потянулась к бутылке... И при этом заметно дрожала...

Роксана сорвала с лица сетку, предохранявшую ее по ночам от москитов, и вскочила с кровати. Сердце бешено колотилось, отбивая в груди ритм с такой силой, что, казалось, удары были слышны по всему дому.

Только через несколько минут, окончательно проснувшись, Роксана поняла, что в доме тихо, и лишь большие напольные часы в гостиной отбивали положенный час.

Накинув шаль на голые плечи, Роксана вышла в коридор и проскользнула в полуоткрытую дверь соседней комнаты. Сэра лежала в своей постельке, подложив ладошку под щеку, и мирно посапывала. Роксана осторожно дотронулась ладонью до ее лобика и убедилась, что температура у нее нормальная. Дыхание тоже было ровным и спокойным. Неожиданно Сэра зашевелилась, что-то пробормотала и перевернулась на другой бок. Роксана на цыпочках отошла от постели Сэры и, выйдя в коридор, прислонилась спиной к косяку двери. Кошмарный, чудовищный сон не отпускал ее, Роксане никак не удавалось прийти в себя...

Плотнее закутавшись в шаль, Роксана напряженно вслушивалась в ночные звуки. Но все было тихо. Только из спальни полковника доносился похожий на глухое рычание храп. Видимо, полторы бутылки виски, выпитые на ночь, давали о себе знать. Снизу слышалось легкое потрескивание деревянных стен дома. Этот привычный звук тем не менее заставил Роксану еще больше насторожиться. Ее не покидало ощущение надвигающейся беды.

Постояв немного, Роксана неслышно спустилась на первый этаж и, подойдя к открытому в конце холла окну, выглянула в сад. Посыпанная желтым песком дорожка уходила в темноту. Чуть левее во мраке вырисовывался силуэт дома Цесии. Упрашивая отца поговорить с этой женщиной, Роксана надеялась, что Максу удастся заставить ее провести эту ночь в их доме. Она не знала, о чем Макс говорил со своей бывшей любовницей, но домой он вернулся до предела взвинченным и тут же напился.

Роксана вновь посмотрела в сторону дома Цесии. И вдруг увидела, что окно на втором этаже осветилось. В следующее мгновение в нем появилась фигура женщины, держащей в руке свечу. Сомнений быть не могло: это была Цесия. Но что она собирается делать?

Мысли Роксаны лихорадочно работали. Она вспомнила, что мать Сэры намеревалась сегодня уехать куда-то далеко, где живут ее родные. Значит...

Фигура со свечой исчезла. Но не прошло и минуты, как свет загорелся уже в окне первого этажа. Все стало понятно: Цесия одевается и сейчас выйдет из дома!

Роксана отпрянула от окна и бросилась к выходу. Но на веранде, запутавшись в длинной ночной рубашке, с разбегу ударилась коленом о какой-то предмет. Сильная боль заставила ее остановиться. В этот же момент дверь дома Цесии чуть приоткрылась, и женская фигурка выскользнула на улицу. Надо было срочно догнать и перехватить ее! Но Роксана держалась рукой за ушибленное колено, не в силах сделать ни шагу. «Как же быть?» – лихорадочно думала она. А фигурка Цесии все удалялась и удалялась.

Роксана со стоном сделала первый шаг и почувствовала, что все же кое-как сможет передвигаться. И вдруг вспомнила, что по ночам у двери дома Цесии всегда спал на циновке мальчик-индиец, выполнявший обязанности сторожа. А рядом с ним обычно лежала палка, чтобы в случае чего можно было защищаться. Роксана еще раз посмотрела на крыльцо дома. Мальчика не было. Видимо, думая, что хозяйка спит, он убежал к жившему неподалеку приятелю. Но палка осталась на ступеньках крыльца. Роксана ясно ее видела.

Превозмогая боль, она прошла несколько шагов, отделявших ее от крыльца дома Цесии, подняла палку и, опираясь на нее, хотела было двинуться дальше. Но тут же поняла, что догнать беглянку ей не удастся. Тем более что дорожка была усыпана щебнем, и босым ногам было больно ступать по ней.

– Цесия! – крикнула Роксана.

То, что Цесия услышала ее, Роксана поняла по участившимся звукам шагов обезумевшей женщины.

– Цесия! – вновь крикнула Роксана.

Но ответа не было. Роксана остановилась, чтобы дать возможность успокоиться боли в колене. Она подумала, что было бы более разумным вернуться к себе, надеть туфли и уже после этого пуститься вдогонку за Цесией, которая все равно не могла бы оказаться слишком далеко. Но тут же поняла бессмысленность этой затеи, прикинув, что на это уйдет много времени. Значит, приходилось признать, что Цесия ушла...

Роксана ничего не знала о родственниках этой женщины. Как, наверное, и Максвелл. А сейчас Цесия ушла, бросив своего единственного ребенка – маленькую дочку, предоставив заботу о девочке ее отцу, то есть человеку, которого сама же обвинила в тех бедах, от которых сейчас пыталась убежать. Никакого смысла в подобном поведении Роксана не видела...

Все еще опираясь на палку, Роксана поднялась на крыльцо, открыла дверь и вошла в дом. В комнате Цесии все было перевернуто вверх дном. При свете догоравшей на столе свечи Роксана с удивлением увидела, что вещи самой Цесии были тщательно отобраны и лежали отдельно от того, что принадлежало ее дочери. При этом она практически ничего не взяла с собой, оставив даже предметы самой первой необходимости.

Задув свечу, Роксана вышла из дома, плотно закрыла за собой дверь и с минуту в задумчивости постояла на крыльце. Потом спустилась на дорожку и, прихрамывая, поплелась к своему дому. На перекрестке двух садовых тропинок она услышала какой-то шорох. Отступив на шаг с дорожки, Роксана притаилась под тенью акации и затаила дыхание. Но шорох не повторился. Решив, что это просто шумит у нее в ушах от нервного напряжения или же какое-нибудь животное пробирается через кусты, она вновь вышла на тропинку.

Некто, видимо, как раз и ждал этого момента. Пока Роксана пряталась в тени дерева, он находился от нее буквально на расстоянии вытянутой руки. Теперь же, стоя на дорожке в белой ночной рубашке, которая ясно вырисовывалась на фоне ночного неба, она вся оказалась на виду. Обернувшись, Роксана увидела в двух шагах от себя огромную мужскую фигуру, надвигавшуюся на нее. Подняв над головой палку, она попыталась защититься от готовящегося нападения. И в это мгновение увидела блеснувший на поясе незнакомца меч. Отпрянув, Роксана вгляделась в нападавшего и вдруг узнала в нем того человека, которого Ахмед назвал патханом.

Роксана размахнулась и изо всех сил ударила его. Но палка скользнула в ее сжатой ладони, и удар пришелся не по голове, а по плечу. Боль на какое-то мгновение отвлекла нападавшего, который хотел было вырвать палку из рук Роксаны. Она воспользовалась его замешательством и, подхватив обеими руками длинную ночную рубашку, бросилась назад к дому Цесии. Однако патхан очень быстро опомнился, догнал Роксану и, схватив за руки, повернул к себе. Она хотела закричать и позвать на помощь отца или слуг. Но патхан одной рукой зажал ей рот, а другой крепко стиснул запястье. Роксана боролась с ним как могла. Однако предполагаемый насильник почему-то сопротивлялся не очень энергично, хотя и продолжал зажимать ей рот ладонью. Наконец ей удалось упереться свободной рукой ему в грудь и оттолкнуть от себя. И тут она услышала шепот:

– Роксана...

Она в ужасе посмотрела на патхана. Он узнал ее имя! Значит, проследил до дома и решил здесь подкараулить! Но, к своему удивлению, Роксана вдруг почувствовала, что почему-то не хочет больше бороться с незнакомцем. А он снова прошептал:

– Роксана...

И повторил ее имя уже в полный голос... Этот голос... Голос, звук которого проник в самую глубину души Роксаны... Она не могла не узнать его!

– Боже мой, – прошептала Роксана.

Голова у нее вдруг закружилась, и она упала на колени к ногам Колльера Гаррисона...

Глава 12

Гаррисон нагнулся, поднял Роксану и, схватив в охапку, понес к дому Цесии. Тяжелый меч бил его по ноге. Голова Роксаны лежала на плече Колльера.

У самой двери он остановился.

– Мне можно войти? – прошептал он на ухо Роксане. – Там кто-нибудь есть?

Она отрицательно помотала головой. Гаррисон скорее почувствовал это, чем увидел. Высвободив одну руку, он повернул ручку и толчком ноги отворил дверь. В холле царил полнейший мрак. Продолжая держать Роксану на руках, Гаррисон растерянно озирался в поисках какого-нибудь топчана или хотя бы стула. Но ничего не видел. Только чувствовал, как сильно бьется сердце Роксаны под его ладонью.

– За вашей спиной – кушетка, – прошептала она. – На ней лежит какая-то одежда. Отодвиньте ее и опустите меня. Мне просто необходимо сесть!

Колльер свободной рукой нащупал кушетку и хотел посадить на нее Роксану. Но во время их борьбы в саду ее ночная рубашка оказалась снизу разорванной. А потому ладонь Гаррисона совершенно ненамеренно скользнула по оголенному бедру Роксаны и застыла между ее ног. Невольно Колльер задался вопросом, как Роксана попала в сад прямо из постели?

– Отпустите меня, – тихо повторила она.

Гаррисон послушно исполнил эту просьбу, не без сожаления высвободив руку из-под порванной ночной рубашки девушки. И вдруг почувствовал, как по лицу его заструился пот.

– Роксана, позвольте мне тоже присесть, – шепотом попросил он.

Роксана молча подвинулась, и Колльер опустился на кушетку рядом с ней. Но было так темно, что он не мог ее видеть, а только слышал прерывистое дыхание.

– Почему вы так странно одеты? – первой нарушила наступившую тишину Роксана.

Воспользовавшись темнотой, Гаррисон улыбнулся. У практичной Роксаны первым вопросом никогда не был тот, на который она больше всего хотела получить ответ. Поэтому и сейчас ее вроде бы главным образом занимала его неряшливая одежда, хотя на языке вертелось нечто совершенно другое, куда более важное.

– Для маскировки, Роксана, – ответил он. – Дело в том, что сейчас я служу не только в бенгальской армии, но и у лорда Каннинга. А вы знаете, какого рода деятельностью занимается его команда. Кстати, за последний месяц мне по его линии довелось уже несколько раз побывать в этих краях. Заодно я смог убедиться в том, что у вас все в порядке. В темноте Гаррисон не смог понять, как Роксана восприняла его слова. Он сидел не двигаясь, несмотря на боль в плече от удара палкой. Его ладони со сцепленными пальцами были зажаты между коленей.

– В этом городе у меня есть знакомые, которые и помогли мне все разузнать, – добавил Колльер.

– Не было ли, случайно, среди этих знакомых внучатого племянника нынешнего делийского падишаха? – спокойно спросила Роксана, стараясь не выдать бушевавшей в душе бури.

– Был и он, – охотно признался Гаррисон. – Кстати, Роксана, это действительно ваш настоящий, преданный друг. И не было ничего дурного в том, что я вовлек его в наши дела. Тем более что мы с ним познакомились давно – еще до его отъезда на обучение в Европу. Зная вашу дружбу с ним, я и попросил Ахмеда мне помочь.

– Это не вы ли надоумили его подарить мне пистолеты?

– Я.

Роксана долго молчала. Поскольку Гаррисон не мог видеть ее лица, чтобы понять, о чем она думает, то он просто терпеливо ждал ее реакции.

– Спасибо, – наконец проговорила Роксана.

– Пожалуйста! Мне показалось, что умение стрелять будет первым шагом в обучении вас искусству постоять за себя. Правда, я не могу гарантировать, что стану вашим педагогом.

– Естественно, – с сарказмом ответила Роксана. – Оливия тоже нуждается в ваших уроках. Ведь и ей необходимо уметь постоять за себя.

– Оливия?

Гаррисон выпрямился. Казалось, каждый его мускул был готов протестовать против слов Роксаны.

– Да, Оливия! – с вызовом и раздражением повторила Роксана. – Как ваша жена, она имеет право надеяться, что муж будет в первую очередь заботиться о ее благополучии и безопасности. А не о женщине, с которой флиртовал в отсутствие законной супруги и которой клялся в вечной любви! И которой в пьяном угаре даже сделал предложение!

Роксана разрыдалась и вскочила с кушетки, стараясь увернуться от протянутых рук Гаррисона.

– Я понимаю мужчину, которым руководят чувства чести и долга, – продолжала Роксана сквозь слезы. – Могу понять и ваше желание видеть своей женой такую женщину, как Оливия Уэверли! Понимаю и то, что в отсутствие Оливии вы искали общества других женщин! И даже то, что именно меня выбрали для этой цели! Но никак не могу понять, как я сама оказалась такой дурой и как вы могли так низко лгать!

– Лгать? – переспросил Колльер.

– Да! Почему вы не сказали мне всей правды? Почему вы не сделали этого Колльер, если действительно любили меня?

Она вновь разрыдалась. Это встревожило Гаррисона, ибо он знал, что Роксана плакала редко. Он протянул руку, заботливо поправил сбившуюся с плеча бретельку ее ночной рубашки и попытался обнять. Она сильно ударила его в грудь кулаком. Колльер повторил попытку и снова получил удар в грудь. Но этот удар был заметно слабее. Тогда он решительно заключил Роксану в объятия. Она постаралась высвободиться, но безуспешно. И больше таких попыток Роксана уже не предпринимала.

– Роксана, – прошептал Колльер. – Я знаю, что был не прав, оставляя вас в неведении. Но еще задолго до нашей встречи я надеялся решить свою проблему. Увы, тогда у меня не хватило ни времени, ни должной настойчивости. Но повторяю, речь сейчас идет о том, что происходило давно, когда мы еще не знали друг друга. А сейчас... Роксана, я безумно люблю вас! И уверяю вас, со дня вашего отъезда ничто не изменилось!

– Не изменилось? – грустно усмехнулась Роксана. – Вы же женились, Колльер Гаррисон! Я бы сказала, что это изменило все!

– Кто вам это сказал? – удивленно спросил Гаррисон.

– Кто мне сказал, что вы женились? Роуз Пибоди прислала мне записку и вырезку из газеты, в которой сообщалось о вашем предстоящем обручении.

– Простите, Роксана, разве вы не получили моей телеграммы?

Роксана в волнении вскочила с кушетки:

– Телеграммы?

– Да.

– Когда вы ее послали? Я ничего не получала!

Гаррисон почти насильно вновь усадил Роксану на кушетку и опустился перед ней на колени. Теперь они смотрели друг другу в глаза, а их дыхание перемешалось.

– Роксана, – зашептал Гаррисон, – я крайне удивлен тем, что Юнити не написала вам и ничего не объяснила. Хотя она могла и не знать о том, что мое обручение было аннулировано. Ведь в газетах об этом не сообщалось. Это было сделано по моей просьбе: я не хотел причинять лишние неприятности Оливии. Естественно, эта мерзавка Роуз намеренно утаила все от вас. Я же тотчас послал вам телеграмму, в которой просил позволить мне приехать и поговорить с вами. Но ответа не получил. А позже мне сказали, что у вас здесь... Ну, что у вас теперь есть кто-то другой...

– Другой?! Боже мой, это кто же? – воскликнула Роксана.

Гаррисон рассмеялся:

– Какое это теперь имеет значение? Я знал, что смертельно обидел вас. А потому не имею никакого права в чем-либо обвинять!

– Значит... Значит, вы не женаты?

Гаррисон вновь рассмеялся и нежно взял Роксану за руку.

– Нет, дорогая, я не женат! А потому могу с чистым сердцем сказать: я люблю вас!

Колльер обнял Роксану и посадил себе на колени. Ее ночная рубашка соскользнула, оголив прелестную молодую грудь. Но было слишком темно, чтобы Гаррисон мог что-нибудь увидеть. Он прижал Роксану к себе и прошептал:

– Выходите за меня замуж, Роксана! Умоляю вас, если вы все еще любите меня, выходите!

Роксана склонила голову на грудь Колльера, а он целовал ее волосы, лицо, руки. Его ладони, проникнув под ночную рубашку, ласкали спину, бедра, колени.

– Да, да! Я хочу стать вашей женой! И как можно скорее!

Гаррисон вновь приник к губам Роксаны. А когда долгий, страстный поцелуй закончился, тихо проговорил, глядя в сияющие во тьме счастьем глаза:

– А что, если завтра? Роксана глубоко вздохнула:

– Уже завтра? Боже мой, я думаю, что это уж слишком скоро!

Руки Гаррисона обвили талию Роксаны. Ладони скользнули вниз вдоль бедер.

– Роксана, дорогая, – шепнул он, – как порядочный человек, я должен сейчас же уйти!

Заглянувший в окошко холла месяц разогнал тьму. Гаррисон с нежностью посмотрел на Роксану и увидел, что ее глаза затуманились и потемнели, сделавшись почти черными. Да, он любил ее! Любил самозабвенно, безумно! И хотел... Желание нарастало в Колльере с каждой секундой.

– Вам достаточно сказать «нет», и я уйду! – тихо произнес он.

– У меня нет иллюзий. Я отлично понимаю, что пожениться так быстро мы не сможем. Но ведь по долгу службы совсем скоро вам надо будет уехать. Поэтому дела обстоят так, что... – Роксана взяла ладонь Гаррисона и прижалась к ней губами. – Дела обстоят так, что этой ночью мне необходимо ступить на неизведанную тропу. Я не знаю, что меня там ожидает. Но мое тело требует сделать этот шаг!

Они оба поднялись с кушетки. Роксана прижалась к Гаррисону и прильнула к его губам. Он осторожно провел ладонями по ее бокам, еще не уверенный, что Роксана отдает себе отчет в том, каким именно образом она намерена ступить на «неизведанную тропу» и куда эта тропа ведет. Она прильнула к нему всем телом, словно котенок к гладящей руке. Гаррисон несмело опустил ладонь в вырез ночной рубашки и осторожно сжал грудь девушки.

– Ой! – вскрикнула Роксана.

В ее возгласе не было и тени протеста. Скорее звучало удивление и... наслаждение. Колльер еще крепче обнял ее, прижался к ней бедрами и, наклонив голову, сначала слегка коснулся сосков губами, а затем мягко сжал их зубами.

– Роксана... – прошептали его губы. – Тебя не испугает, если я освобожусь от этой проклятой одежды?

Она утвердительно кивнула, опустилась на корточки, сложила ладони между коленями и, подняв голову, стала выжидательно смотреть ему в лицо. Гаррисон понял, что Роксана хочет видеть, как он будет раздеваться. Чуть дрожащими пальцами он расстегнул рубашку и снял ее через голову. Затем присел, расшнуровал и сбросил ботинки. Потом снова встал и освободился сначала от брюк, а потом – от трусов.

– Я тоже должна раздеться?

– Ты имеешь в виду ночную рубашку?

– Именно. Ведь на мне больше ничего нет! – рассмеялась Роксана.

– Как хочешь. Но если будешь чувствовать себя неудобно, то останься в рубашке. Не думаю, что она нам помешает.

Роксана поднялась и в следующий момент ночной наряд упал к ее ногам. Гаррисон как зачарованный смотрел на это совершенное тело, слабо освещенное проникавшими через окно лучами луны. Но, взглянув в глаза Роксаны, вдруг впервые за этот вечер увидел в них неуверенность и даже страх.

– Роксана, – мягко сказал Колльер, нежно проведя ладонью по ее волосам, – ты имеешь хоть какое-то представление о том, что произойдет дальше?

Она робко посмотрела на Гаррисона и, запинаясь, ответила полушепотом:

– Я... Я однажды видела, как... как спаривались лошади...

Колльер запрокинул голову и так долго хохотал, что по его щекам покатились слезы. Роксана смотрела на него широко раскрытыми глазами. Отсмеявшись, Гаррисон положил ладонь на ее обнаженное плечо.

– Извини, но я просто не мог не рассмеяться! Согласись, что я не жеребец, а ты, прости, вовсе не кобыла! Хотя цели преследуются примерно одни и те же. Отличие разве что в способе их достижения.

Он сделал паузу и некоторое время любовался нежным, застенчивым румянцем, загоревшимся на щеках Роксаны. Потом сказал с улыбкой:

– Разве никто из твоих знакомых замужних женщин никогда не говорил с тобой на эту тему?

Роксана отрицательно покачала головой.

– А матушка? Ой, извини, что я говорю?! Это при ее-то пуританском воспитании в духе королевы Виктории! Конечно, нет! Ладно, не будем больше об этом!

Он вновь положил ладони ей на плечи.

– Чтобы ты не очень испугалась, мы все будем делать очень медленно. Согласна?

– Да.

– Тогда для начала внимательно посмотри на меня. На мое лицо. Скажи, тот ли я мужчина, которого ты действительно любишь?

Роксана утвердительно кивнула и провела кончиками пальцев по щеке Гаррисона. Он перехватил ее руку, поцеловал и совершенно серьезно спросил:

– Этот нос, губы, глаза, уши не вызывают в тебе раздражения?

Роксана улыбнулась и с нежностью посмотрела на Колльера.

– Понятно, – удовлетворенно резюмировал Гаррисон этот молчаливый, но явно приятный ему ответ. – Ну а шея, горло, руки? Как все это?

Снова – нежная улыбка.

– Спасибо!

Колльер взял руку Роксаны и положил ее ладонь себе на грудь.

– А вот это – моя грудь. Ты чувствуешь биение сердца? Оно стучит так же часто, как и твое. Оба они заключены в клетки из ребер. Теперь посмотри на наши руки: согласись, они одинаковые. Только твоя изящнее и меньше моей. Это мой живот. Правда, похож на твой, хотя и побольше?..

Роксана больше не могла выслушивать эту лекцию по анатомии. Она порывисто обняла Гаррисона и, плотно прижавшись к нему всем телом, прошептала:

– Я люблю тебя, Колльер Гаррисон.

И тут же услышала ответный шепот:

– Я тоже люблю тебя, Роксана Шеффилд! Отныне мы будем делать все, что в наших силах, для счастья!

– Да. От всего сердца обещаю тебе очень стараться!

– Боже мой, Роксана! Я так счастлив!

– И я!

– Как ты себя чувствуешь?

– Чудесно!

Гаррисон чуть отодвинулся и смущенно проговорил:

– Извини, я знаю, что первая близость причиняет боль женщине. Иногда даже бывает кровотечение...

Роксана улыбнулась, обвила его шею обеими руками и горячо поцеловала в губы.

– Иди ко мне...

– Да...

Они опустились на кушетку...

Когда Колльер проникал в тело Роксаны, она вскрикнула от боли. Он нежно поцеловал ее и крепко прижал к себе...

...Прошла минута... Другая... Третья... Гаррисон поднял голову и посмотрел в глаза Роксаны. Они были просветленными... Счастливыми... И мерцали, как звезды на небе...

Глава 13

В свою спальню Роксана вернулась за час до рассвета. Чувствовала ли она стыд за совершенное? В этом Роксана пока еще не могла разобраться. Правда, ей казалось несколько странным, что все произошло в доме бывшей любовницы отца, но она быстро выбросила это из головы.

Раздевшись, Роксана отстирала пятна крови со своей разорванной ночной рубашки и надела платье. Поскольку ночью ей толком не удалось поспать, Роксана посмотрела на себя в зеркало, с ужасом ожидая увидеть нечто страшное, однако выглядела она на удивление посвежевшей и даже как бы отдохнувшей.

Из соседней комнаты, где спала Сэра, донесся какой-то шум. Роксана поспешно поправила волосы и пошла проведать сестренку.

О том, что Цесия ночью уехала, она решила сказать Сэре в гостиной, когда все трое сидели за столом и собирались завтракать. Но оказалось, что девочка уже обо всем знает. Глаза ее опухли от слез. По лицу же отца можно было догадаться лишь о том, что накануне он позволил себе лишнего.

– Сэра, ты ведь помнишь, мама сказала тебе, что хочет навестить родных и немного пожить там? – пыталась успокоить девочку Роксана.

– Мама уехала очень поздно ночью, – с трудом выговорила Сэра, посмотрев сквозь застилавшие глаза слезы в окно, через которое видна была дверь дома Цесии.

– Я видела, как она выходила из дома, – кивнула Роксана, встретившись взглядом с отцом.

Максвелл выглядел осунувшимся и больным. Роксана повернулась к сестренке и положила ладонь на ее маленькую ручку.

– Мама оставила мне кое-какие твои вещи и просила перенести их сюда. Они у меня в комнате наверху. А чуть позже мы вместе сходим в мамин дом и посмотрим, что еще можно оттуда забрать. Хотя я... Я не думаю, чтобы мама уехала надолго, Сэра!

Сэра подняла голову и недоверчиво посмотрела на Роксану. Роксана вновь взглянула на отца, вспоминая, как ее собственная мать упорно уверяла, что отец уехал ненадолго и очень скоро вернется. Она посадила Сэру себе на колени и обняла. Потом погладила девочку по головке и поцеловала.

– Сэра, – сказала она, – может случиться так, что мама вернется не очень скоро. Дело в том, что ее очень испугали разговоры, которые ты и сама слышала, о каком-то возможном бунте или даже восстании сипаев. Я лично уверена, что все это – полнейшая ерунда! Но даже если действительно что-то случится, я всегда останусь рядом с тобой и не дам в обиду. Как и полковник Макс. Поняла?

– Она думает, что ее могут убить, – прошептала Сэра, пряча лицо на груди Роксаны.

– Сэра, наверное, тебе приснился какой-то страшный сон, – продолжала успокаивать девочку Роксана. – А когда ты проснулась, то никак не могла от него отделаться и приняла за правду. Это часто случается и со взрослыми. Но проходит короткое время, все объясняется, и человек успокаивается. Вот увидишь, что так будет и с тобой!

Сэра посмотрела на отца, ожидая подтверждения этих слов. Макс, разделавшись с яичницей, поднял голову и улыбнулся ей:

– Все мы иногда чего-нибудь боимся, Сэра. Это делает нас глупыми и подчас становится причиной неприятностей и даже болезней. Но Роксана права: все будет хорошо!

Сэра соскользнула с коленей Роксаны, подошла к отцу и положила ручку на его широкую ладонь:

– А вы меня все еще любите, полковник Макс?

Просто и безыскусно сказаны были эти важные слова.

Максвелл Шеффилд крепко сжал ручку дочери и посмотрел на нее глазами, полными слез:

– Конечно, люблю, родная моя! И всегда буду любить...

Это признание Макса вызвало в Роксане отнюдь не чувство ревности к малышке, услышавшей слова, которых отец никогда не говорил ей, своей старшей дочери. Ее сердце сжало какое-то страшное предчувствие. В последнее время подобное ощущение посещало ее не в первый раз. Она подумала, что надо непременно поговорить об этом с Колльером. К сожалению, ей не пришло в голову поделиться с ним своими тревогами прошлой ночью. Правда, тогда им обоим было не до этого...

Извинившись, Роксана встала из-за стола и пошла к себе, сказав, что принесет Сэре одежду, оставленную ее матерью.

На самом же деле ей было просто необходимо на какое-то время остаться одной, чтобы хорошенько обдумать все случившееся накануне и подготовиться к предстоящему разговору с Гаррисоном. Хотя Роксана толком не знала, куда направился Колльер, уходя от нее. Не знала она и когда увидит его снова. Впрочем, так или иначе, но он обещал ей скоро вернуться! К тому же в случае крайней нужды Роксана могла связаться с Гаррисоном через Ахмеда.

В тот день, когда уехала Цесия, полковник Максвелл принес домой от своего приятеля щенка сеттера и подарил Сэре. Девочка была просто очарована им. Роксана – тоже. Забота о симпатичном животном и возня с ним заняли время, тянувшееся для Роксаны в ожидании встречи с Гаррисоном крайне медленно.

В последующие недели Роксана получала много писем. Одни были подписаны Ахмедом, а другие каким-то неизвестным именем. Но она не сомневалась, что их отправителем был Колльер Гаррисон, постоянно уведомлявший возлюбленную о том, что все у него обстоит благополучно. Конечно, не обходилось и без признаний в любви. Колльер писал, что очень скучает по Роксане и все время о ней думает.

А еще Гаррисон предупреждал Роксану о необходимости принимать меры предосторожности при поездках в город за покупками, с визитами или по каким-либо другим делам. Просил ее не заниматься пополнением запасов продуктов в доме отца, предоставив это слугам.

Подобные предупреждения были для Роксаны излишними: она уже и сама хорошо знала о начавшемся брожении среди сипаев и возможности бунта. Роксане было известно, что полковник Шеффилд ежедневно получает подробнейшую информацию о реальном положении дел в стране, равно как и обо всех слухах, ходивших по столице.

Не раз за ужином отец с гордостью заявлял, что его солдаты никогда не примкнут ни к какому мятежу. Да Роксана и сама видела, что подчиненные относятся к полковнику если не с любовью, то с глубоким уважением. Но все же она не была уверена, что этого будет достаточно, если призыв к оружию прозвучит от тысяч и тысяч их соплеменников по всей стране.

На всякий случай Роксана достала ящик, подаренный Ахмедом, смазала пистолеты, чтобы в любой момент их можно было бы зарядить...

Тем временем щенок рос на глазах. Сэра назвала его Смельчаком. Он и впрямь мужественно воевал с подушками, ботинками, коврами и даже со слугами. Хотя делал это преимущественно в отсутствие хозяев. Заметив столь агрессивный нрав маленького четвероногого проказника и опасаясь, как бы жертвой его не стал первый прохожий на улице, Роксана настояла, чтобы Сэра приучала песика прогуливаться на поводке. Смельчак очень скоро понял, чего от него хотят, и стал сопровождать молодых хозяев на всех их выездах и прогулках. В том числе и в походах на уроки персидского языка к Ахмеду Али, что вызывало большое недовольство тамошнего дворецкого, считавшего присутствие в покоях хозяина какого-то непонятного зверя совершенно недопустимым. Но Ахмед, очень любивший животных, отнесся к другу своей ученицы по-доброму, и инцидент был исчерпан.

Иногда, позанимавшись с Роксаной, Ахмед брал Сэру за ручку и в сопровождении ее няни выводил девочку в сад погулять по тенистым аллеям, а заодно и обучить чему-нибудь Смельчака. Роксана же обычно оставалась в доме, где могла полистать какую-нибудь книгу из богатейшей библиотеки падишаха или позабавиться с говорящей птицей, сидевшей на жердочке. Поначалу Роксана не могла понять, какую цель Ахмед при этом преследовал. Но скоро все выяснилось...

Однажды Роксана, как обычно, сидела в библиотеке с книгой в руках. Вдруг она почувствовала, что в комнате есть кто-то еще. Закрыв книгу, Роксана повернулась и увидела... Колльера Гаррисона.

Он выглядел сильно похудевшим, усталым, под глазами были синяки. Сорвав с головы белый пробковый шлем, Колльер в сердцах швырнул его на пол.

Роксана подбежала к нему, схватила за руки и усадила на низенький табурет у окна. Опустившись перед Колльером на колени, она расстегнула его пояс и сняла тяжелый меч. Он поднял руку, чтобы погладить волосы девушки, но Роксана схватила ее и поцеловала в ладонь.

– Колльер...

– Тс-с! Ты видишь тот синий кувшин на столе?

– Вижу.

– Пожалуйста, перенеси его на подоконник!

Роксана взяла кувшин и поставила его в самый центр подоконника.

– Зачем это? – спросила она.

– Это знак Ахмеду о том, что я здесь. Он ждет меня уже целую неделю. Теперь, пока кувшин будет стоять на окне, никто нам не помешает.

Он улыбнулся. От этой улыбки Роксана почувствовала себя на седьмом небе. Она подошла к Колльеру и, приподняв подол юбки, прижалась к нему, обняв его за талию. Гаррисон наклонился, нежно поцеловал кончик ее носа и все с той же улыбкой признался:

– Мне тебя не хватало...

– А мне тебя!

– Правда? Ты ни о чем не жалеешь?

– Ни о чем!

– Милая моя девочка! Такая решительная! Никаких колебаний! Если тебе что-нибудь приходит в голову, весь остальной мир прекращает свое существование! Это, помимо всего прочего, именно то, за что я тебя так люблю!

– Издеваешься?

– Вовсе нет!

Роксана лукаво посмотрела на Гаррисона, который уже принялся расстегивать пуговицы на ее блузке.

– И это средь бела дня? – хихикнула Роксана. – А если кто-нибудь войдет?

– Я же сказал, что пока тот синий кувшин стоит на окне, никто не войдет!

Он продолжал раздевать Роксану. На спинке стоявшего рядом стула уже висела ее блузка. За ней последовала юбка... Рубашка... Солнечные лучи падали через стекло балконной двери на гладкую кожу Роксаны. Гаррисон прикрыл прелестные полушария ее груди ладонями и осторожно сжал их. Она тихо застонала и прильнула к его мягким теплым губам. А он, взяв Роксану на руки, перенес на стоявшую у стены софу и сбросил с себя одежду. Когда же он проник в ее тело, Роксане показалось, будто бы его конвульсивные движения передались ей самой и, подобно бьющемуся сердцу, разгоняют кровь по всему телу...

Только теперь она вспомнила, что ей надо поговорить с Гаррисоном о чем-то очень важном, а для этого требуется сейчас его остановить. Но сил на это у нее уже не было...

Роксана перестала вязать, опустила спицы и вязанье на колени и прислушалась. В доме стояла какая-то необычная, тревожная тишина, чего раньше никогда не случалось. С первого этажа не доносилось обычной болтовни слуг. За окном не было слышно ни голоса Сэры, ни веселого лая Смельчака. Создавалось впечатление, будто в доме все вымерло.

Отложив вязанье, Роксана встала и вышла на веранду. Ярко сияло палящее полуденное солнце. Пыль покрывала широкие листья деревьев и цветочные клумбы.

Вдруг Роксана заметила следы, ведущие от ступенек веранды к воротам, которые почему-то были распахнуты настежь. Следы явно принадлежали Сэре. Это встревожило Роксану. Она сбежала по ступенькам и бросилась к воротам.

– Сэра! – крикнула Роксана.

И хотя девочка не откликнулась, Роксана услышала ее голос, доносившийся со стороны дороги:

– Как ты смел? Нет, как ты посмел?! Плохая, очень плохая собака!

Выбежав за ворота, Роксана увидела странную процессию, возглавляемую Сэрой, прижимавшей к груди Смельчака. За ней шествовали садовник, повар и мальчик, обязанностью которого была уборка садовых дорожек.

– Что случилось? – спросила Роксана, остановив их. Сэра посмотрела на Роксану полными слез глазами:

– Он... Он выбежал за ворота... Мне пришлось его ловить. Пришлось!..

Роксана строго посмотрела на садовника и мальчика-уборщика:

– Почему были открыты ворота?

Оба некоторое время переминались с ноги на ногу, потом садовник сделал шаг вперед и смущенно сказал:

– Когда я вышел в сад, ворота были закрыты, мисс. А собака выскочила откуда-то из-за угла, побежала к выходу и пролезла под ними. Мы тут же открыли ворота и бросились за ней. Но Смельчак уже успел перебежать через дорогу вон к тем кустам. Там все время вертелась какая-то бродячая псина.

– Она его не покусала? – встревожилась Роксана и, взяв щенка из рук Сэры, стала внимательно разглядывать его шерсть в поисках возможной ранки.

Ничего не обнаружив, она вернула собаку Сэре, которая тут же снова прижала Смельчака к груди.

– Как минимум в течение двух недель Смельчак должен оставаться на карантине, – приказала Роксана слугам. – Надо удостовериться, что он не подхватил никакой заразы. Вы понимаете, что это значит?

Те утвердительно закивали, а Сэра расплакалась.

– Не огорчайся, – поспешила успокоить ее Роксана. – Я не заметила на нем крови. Скорее всего укуса не было. Но мы должны на время оградить Смельчака от всяких контактов. И не только с другими собаками, но и с людьми. Ты тоже не должна все это время к нему прикасаться, Сэра. Слышишь? Можешь с ним разговаривать, но держись на расстоянии, чтобы он, не дай Бог, тебя не укусил!

– Я буду следить, чтобы Смельчак был один, – заверила ее Сэра, продолжая прижимать собаку к груди.

– Вот и прекрасно! Но он будет слышать твой голос, а потому не станет очень уж страдать от одиночества. К тому же две недели не такой уж длинный срок! А сейчас дай ему попить. Видишь, язык чуть ли не до земли!

В полном молчании процессия прошествовала через ворота и направилась к дому. У самой веранды садовник наклонился к уху Роксаны и тихо сказал:

– Скажите обо всем полковнику. Надо поскорее проверить, что там, в кустах. Мне кажется, неспроста крутилась здесь бродячая собака. Тем более что я заметил в кустах что-то странное. И почувствовал неприятный запах.

Несмотря на горячее солнце, Роксана почувствовала, как по ее спине поползли мурашки.

– Я сейчас сама посмотрю, – решительно остановилась она и уже сделала было первый шаг назад к воротам.

Но садовник удержал ее за руку:

– Нет! Госпоже не надо туда ходить! Там ужасно пахнет. Пусть сходит сам полковник Максвелл.

Но Роксана продолжала настаивать:

– Где это? Под каким именно кустом? Покажите мне!

– Я покажу, госпожа! Но когда подойдете ближе, то почувствуете сами, какой ужасный запах!

И садовник показал рукой на один из кустов. Роксана ладонью смахнула капельки пота, сразу почему-то выступившие у нее на лбу.

Еще на приличном расстоянии от куста, указанного садовником, ей в нос ударил одуряющий приторный запах. Роксана удивилась, что никто из прохожих раньше не почувствовал этого и не сообщил в дом. Правда, здесь не в диковинку, когда на улице умирает какое-то животное и его смердящий труп часами остается неубранным.

По мере того как Роксана приближалась к кусту, запах усиливался. Сердце ее сжалось от безотчетного страха. Возле куста вертелись две бродячие собаки. Подняв с дороги камень, Роксана кинула его в них, чтобы прогнать. Собаки отскочили на некоторое расстояние, но не убежали, а смотрели в ту сторону, откуда исходил запах.

Зажав нос платком, Роксана подошла к кусту вплотную и наклонилась над ним. Тут же прямо на нее вылетел огромный рой жирных мух. Она посмотрела вниз и с криком отшатнулась, чуть не потеряв сознание.

Под кустом в неглубокой яме белели человеческие кости, покрытые полуразложившейся плотью. Длинные черные волосы покрывали наполовину оголившийся череп. Изуродованную каким-то острым предметом шею обвивала золотая цепочка, на которой висел золотой же крестик. Роксана узнала и цепочку, и крестик: то и другое совсем недавно ее отец, полковник Максвелл Шеффилд, подарил своей невенчанной индийской супруге Цесии...

Двумя днями позже останки возлюбленной полковника были захоронены на местном христианском кладбище. Причины смерти точно установлены не были, поскольку состояние тела исключало саму возможность что-либо конкретно определить. Роксане сказали, что скорее всего Цесии перерезали горло. Кто сделал это, оставалось только догадываться. Правда, при последней встрече с Роксаной несчастная женщина все время невразумительно твердила о каких-то людях, которые вот-вот должны прийти и убить ее. Но кто эти люди и не было ли все это полубезумным бредом Цесии, навеянным разговорами о готовящемся бунте сипаев? Кто присутствовал при последних минутах ее жизни и когда это произошло? Куда Цесия направлялась в ту ночь?

Роксана не могла ответить на эти вопросы. Единственное, что она могла предположить, – это то, что Цесия, вероятно, все же решила вернуться домой. Здесь ее и убили, иначе останки оказались бы в каком-нибудь другом месте.

Дрожь пробежала по всему телу Роксаны, когда она подумала, что в тот момент, когда совершалось это преступление, они с Гаррисоном предавались любовным утехам в доме Цесии...

Но все-таки куда она шла? Цесия говорила, что собирается уехать к своим родным. Но кто эти родные? Видимо, ответить на этот вопрос могла бы Сэра. Но и это стало бы лишь первым шагом на пути возможного расследования убийства...

Поднявшись на веранду, Роксана увидела Сэру, с отрешенным видом блуждавшую по дому. Слез на лице девочки не было, но думала она, несомненно, только о Цесии и ее трагической гибели. Сэра вздрагивала при малейшем шуме и без конца подходила к окнам, из которых был виден маленький домик ее уже покойной матери...

Ближе к вечеру Роксана уговорила сестренку лечь в постель, а сама села рядом и принялась читать ей какую-то детскую книжку. Сэра лежала неподвижно и смотрела в потолок отсутствующим взглядом. Роксана поняла, что девочка ее не слушает, и закрыла книгу.

Сэра повернула голову и посмотрела на нее:

– Нет, это был не просто страшный сон!

Роксана нежно погладила девочку по волосам. А Сэра убежденно сказала:

– Но сейчас она разговаривает с самим Богом!

Не в силах говорить, Роксана в ответ только утвердительно кивнула. Чувствуя, что вот-вот разрыдается, она встала, наклонилась к Сэре и поцеловала ее в щеку.

– Роксана... – прошептала девочка.

– Что, милая?

– А тот бандит и меня убьет?

Роксана долго смотрела на девочку, не в силах произнести ни слова. В этом страшном, полном бед мире могла ли она сейчас дать обещание бесконечно дорогому ей существу, чья мать только что погибла при столь ужасных обстоятельствах? И все же, порывисто обняв Сэру, Роксана зашептала в ее маленькое ушко:

– Нет, милая, тот бандит не убьет тебя!..

За дверью раздался негромкий лай, потом царапанье, и в комнату вбежал Смельчак.

– Ой, Смельчак, наш милый песик! Пойдем вниз! Твоей маленькой хозяйке надо поспать! Не будем ей мешать!

Роксана еще раз поцеловала сестренку и, позвав к ней няню, спустилась на первый этаж. Пес побежал за ней.

В гостиной она присела к столу, написала коротенькую записку Ахмеду и, запечатав ее в конверт, передала слуге для отправки. Конечно, в своем маленьком письме, состоявшем лишь из одной строчки, Роксана обращалась не к Ахмеду...

«Мне надо срочно тебя увидеть!..»

Глава 14

Две недели карантина истекли, и Смельчак получил справку, объявлявшую его совершенно здоровым. Роксана была довольна, поскольку разлуку с любимым существом, да еще сразу после гибели матери, Сэра переживала очень тяжело.

Между тем время шло своим чередом. Полковник Максвелл распорядился поставить у ворот одного из слуг, вменив ему в обязанность следить, чтобы обе створки были закрыты. Кроме того, он должен был заблаговременно оповещать хозяев о появлении у дверей дома гостей или просто посетителей. Потихоньку от отца Роксана опросила всех слуг об их намерениях в случае опасности. Тем, которые высказали желание уйти, обещала солидное выходное пособие. И все же таких нашлось очень мало.

Каждый раз, встречаясь с Ахмедом, Роксана выжидающе смотрела ему в глаза, надеясь получить хоть какие-нибудь вести о Гаррисоне. Но всегда слышала одно и то же:

– Я его не видел и ничего о нем не слышал.

Это не могло ее не беспокоить. В такие минуты Роксана подчас забывала, что постоянные вопросы к Ахмеду о том, когда вернется Колльер, в значительной степени объяснялись ее растущим страхом перед назревавшими грозными событиями. Этот страх за собственную безопасность несколько ослабевал и сменялся тревогой за самого Гаррисона. Роксана старалась придумать себе как можно больше дел, чтобы занятия ими отвлекали ее от неспокойных мыслей.

В последнее время, проезжая на запряженной пони коляске через военный гарнизон, Роксана стала замечать, что уже далеко не все встречавшиеся по дороге группами и в одиночку сипаи дружелюбно приветствовали ее. А многие просто отворачивались, увидев в экипаже белую женщину. Как-то раз, во время очередной поездки, Роксана остановила коляску около небольшой группы сипаев и попросила одного из них подойти. Тот сделал это неохотно, причем все остальные последовали за ним, остановившись на некотором расстоянии от коляски.

Роксана хорошо знала этого смуглого солдата, знала, что у него была больна мать. А потому именно с этого и начала разговор:

– Как чувствует себя ваша матушка? Во время нашей последней встречи вы говорили, что она нездорова.

Солдат некоторое время смотрел себе под ноги и лишь потом поднял голову.

– Ей лучше, – коротко ответил он.

– А ваша дочь вышла замуж? Насколько я помню, она собиралась. Ведь так?

– О да! У них уже родился сын.

– Вы, наверное, очень счастливы?

– Конечно. Это же – благословение Господа!

– Я очень рада за вас! – улыбнулась ему Роксана и тронула поводья.

Коляска двинулась с места. Солдат прошел несколько шагов рядом, а потом боязливо оглянулся и спросил:

– Госпоже не страшно ездить одной?

Роксана вновь остановила коляску:

– Я не одна, а с сестренкой. Кроме того, и вы рядом, разве не так?

Сипай выдержал короткую паузу и улыбнулся:

– Так. – Он помедлил еще несколько мгновений и очень тихо добавил: – Госпожа, не думайте, что я забыл вашу доброту ко мне.

– Как и я вашу!

Он кивнул в ответ и, повернувшись, зашагал назад к ожидавшим его товарищам. Те посмотрели вслед коляске и только через какое-то время не очень охотно помахали Роксане.

Возвратясь домой, Роксана решила поговорить с отцом обо всех этих тревожных признаках, появившихся в отношении сипаев к европейцам. Ведь полковник был так уверен в полной надежности подчиненных ему индийцев! Она поднялась на второй этаж и уже подошла к двери кабинета отца, когда услышала доносившийся оттуда гул мужских голосов. Поняв, что полковник занят какими-то, видимо, важными делами, а потому разговор придется отложить, Роксана вновь спустилась вниз и принялась разбирать почту.

На первом же конверте в графе «обратный адрес» она прочитала имя Юнити. Разорвав конверт, Роксана углубилась в чтение. В начале своего письма Юнити сообщала о свадьбе Гарри Гроувнера и Роуз Пибоди, прошедшей без всякого шума с очень ограниченным числом приглашенных. Объясняя поспешность, с которой эта пара пошла под венец, Юнити очень прозрачно намекнула, что причину тому можно было сразу понять по смущенному румянцу, появившемуся в последнее время на лице Роуз...

Наверное, миссис Стентон выговорила бы своей дочери за этот абзац письма, если бы прочитала его.

Роксана подняла голову и, побледнев от страшного подозрения, стала подсчитывать дни, прошедшие со времени последних менструаций. Задержка была значительной. Вспоминая все трагические события последнего времени, она с надеждой подумала, что именно связанные с ними нервные потрясения стали причиной нарушения нормального физиологического цикла. Может быть, пройдет еще день или два и все наладится? Дай Бог, если так...

Постаравшись отбросить тревожные мысли, Роксана вновь вернулась к письму. Дальше Юнити подробно описывала свои дни и вечера. Все это было окрашено розовым флером девичьих грез и душевных переживаний.

Самые же важные новости Юнити приберегла на конец письма.

«В этом году мы не поедем в горы, – писала она. – Отец решил, что лучше остаться в Калькутте, пока не стихнут все эти зловещие слухи о возможном выступлении сипаев и связанных с ними опасностях. Кроме того, на днях капрал Льюис (вы, конечно, помните Дональда по тому вечеру) приходил к отцу, и они о чем-то долго говорили в его кабинете. Может быть, он просил моей руки? Если это действительно так, я сразу вам напишу!»

Роксана улыбнулась и аккуратно сложила письмо. В этот момент наверху раздался стук отворяемой двери и громкий голос полковника Максвелла:

– Что ж, капитан Гаррисон, с прибытием вас в Дели!

Роксана вздрогнула, вскочила со стула и стала поспешно складывать в стопку разложенные на столе письма. И увидела, что рядом чьи-то большие и сильные руки принялись делать то же самое.

– Позвольте мне вам помочь! – раздался над ухом знакомый чуть насмешливый голос.

Она подняла голову, увидела темно-серые искрящиеся глаза и чуть не расплакалась от радости.

– Я приехал, – прошептал Колльер, – сразу же после получения твоего письма.

– Ты в военной форме...

– Ну и что же? – не дал ей договорить Гаррисон.

– Капитан Гаррисон, – раздался громкий голос Максвелла, появившегося за спиной Колльера. – Позвольте вам представить мою дочь Роксану Шеффилд.

Гаррисон учтиво поклонился.

– А это, Роксана, капитан Колльер Гаррисон, недавно переведенный в Дели из Калькутты. Он будет жить в здешнем гарнизоне.

Устремив на Роксану влюбленный взгляд, Гаррисон взял ее руку, наклонился над ней и церемонно поцеловал. И долго не хотел отпускать. Роксана мягко высвободила руку и посмотрела на отца:

– Мы встречались с капитаном Гаррисоном в Калькутте, отец. Так что знакомить нас было излишним.

Максвелл нахмурился и бросил на Колльера недоверчивый взгляд:

– Простите, капитан, а вы, случайно, не женаты?

– Нет, сэр, – пожал плечами Гаррисон.

Полковник насторожился еще больше. Но тут вперед выступила Роксана.

– Почему ты задаешь ему такие вопросы, отец? – спросила она с некоторым вызовом, передавая полковнику пачку разобранных писем.

– Почему? Я просто хотел знать, сколько тарелок ставить на стол к сегодняшнему ужину. Теперь мне ясно: у нас будет только один новый гость.

Максвелл степенно поднялся к себе в кабинет. Гаррисон тихо засмеялся над ухом Роксаны. Она повернула голову и удивленно на него посмотрела.

– Насколько я понял, мне было просто-напросто приказано присутствовать на сегодняшнем ужине. А потому я даже не стал искать повод, чтобы отказаться! Тем более что этот ужин даст нам с тобой возможность побыть рядом и обо всем поговорить.

Когда наверху заскрипели половицы и стало ясно, что полковник Шеффилд уже вошел в кабинет, Гаррисон на всякий случай огляделся и, только удостоверившись, что поблизости никого нет, крепко прижал к себе Роксану и прильнул к ее губам...

Роксана в этот вечер особенно остро ощущала присутствие рядом Гаррисона и чувствовала, как неудержимо их влечет друг к другу. Поэтому она предусмотрительно усадила Колльера не рядом с собой, а напротив. Помимо того, что тем самым она воздвигла между ними некую преграду в виде стола, Роксана получала еще и возможность свободно наблюдать за Гаррисоном. Она могла любоваться его умением вести себя, изящно пользоваться столовыми приборами, красиво поднимать бокал и вести непринужденную беседу со всеми, никого при этом не выделяя.

Она улыбалась Гаррисону через стол. Он отвечал ей тем же. И каждый раз Роксана невольно краснела. Сидевшая справа от нее миссис Кембридж, молодая интересная дама, в один из таких моментов тронула Роксану за локоть и игриво шепнула ей:

– Наш новый капитан просто очарован вами, мисс Шеффилд!

– Вы так думаете? – переспросила Роксана таким натянутым и неестественным тоном, что Кембридж удивленно помолчала, а затем принялась что-то шептать на ухо своей соседке с другой стороны.

После ужина мужчины вышли на веранду, чтобы выпить рюмку-другую коньяку и выкурить по сигаре. Женщины же остались в гостиной. Сэре тоже было разрешено немного посидеть там вместе со взрослыми и продемонстрировать свои успехи в игре на рояле.

Когда и эта часть вечера закончилась, основным занятием гостей стала игра в карты. Играли в основном мужчины при активном участии хозяина дома. Обычно женщины в подобных случаях предпочитали следить за игрой мужей. Но в этот вечер они дружно проигнорировали азартные баталии и стали постепенно разъезжаться по домам, по возможности предусмотрительно прихватывая с собой мужей.

Роксана, уложив Сэру спать, присела к одному из карточных столов и стала наблюдать не столько за игрой, сколько за игроками. К самой игре в карты у нее никогда не было особого интереса. К тому же Роксана, как правило, была вынуждена исполнять обязанности хозяйки дома, а это лишало ее возможности надолго задерживаться у той или иной группы гостей.

Сегодня же она позволила себе пренебречь этим правилом. Главной причиной было то, что среди играющих, к некоторому удивлению Роксаны, оказался и Колльер Гаррисон.

В комнате, отведенной для карточных игр, очень скоро повисло плотное облако табачного дыма. Правда, в этом была и своя положительная сторона: не прошло и пятнадцати минут, как исчезли все насекомые, до этого основательно портившие настроение гостям.

Ставки были высокими. В центре стола громоздилась гора деревянных фишек, которая, впрочем, довольно быстро таяла за счет перемещения их к некоторым игрокам. Особенно преуспевал в этом лейтенант Уитмон.

Придвинув к себе очередную партию фишек, лейтенант с победным видом посмотрел на сидевшего против него партнера, каковым оказался Колльер Гаррисон. Заметив, что тот никак не реагирует на свой проигрыш, а смотрит куда-то в сторону, Уитмон проследил за его взглядом и без труда убедился, что предметом внимания Колльера была молодая хозяйка дома.

– Мисс Шеффилд! – воскликнул лейтенант. – Прекрасно, что вы к нам присоединились! Умоляю, не уходите! Вы принесли мне удачу!

– И проигрыш капитану Гаррисону, – усмехнулся полковник Шеффилд. – Первый с тех пор, как он сел за стол.

– Меня действительно выбивает из колеи присутствие вашей дочери, полковник, – признался Колльер, в очередной раз улыбнувшись Роксане.

Лейтенант снова посмотрел сначала на Гаррисона, затем на Роксану и рассмеялся:

– Позволю себе предостеречь вас, Гаррисон! Мы здесь – я имею в виду холостяков, а возможно, и кое-кого из женатых мужчин – пытались завоевать сердце очаровательной дочери полковника Шеффилда, но оказалось, что вместо сердца в груди мисс Роксаны камень. Я считаю своей обязанностью предупредить об этом вас, так как вы только что приехали в наш лагерь и, возможно, еще не успели осмотреться!

– Благодарю вас, лейтенант. – Гаррисон, медленно растягивая слова и вертя в пальцах деревянную фишку, продолжал с любовью смотреть через стол на Роксану.

Та, смутившись, опустила голову и принялась перебирать на коленях складки своей юбки...

Прошел еще час. Гаррисон поднялся из-за стола и, обращаясь к оставшимся игрокам, объявил:

– Выхожу из игры!

Роксана откинулась на спинку стула, тоже приготовившись встать.

– Что ж, – согласился с Гаррисоном лейтенант Уитмон, – вы правы, ибо уже проиграли куда больше, чем выиграли в начале вечера.

– Совершенно верно! – улыбнулся ему Колльер.

– Я провожу вас до дверей, капитан Гаррисон, , – сказала Роксана, поднимаясь из-за стола.

Уитмон заерзал на стуле, глядя вслед уходящей паре. Потом тронул за рукав Максвелла:

– Ваша дочь еще никому из нас не оказывала подобной чести! Никого и никогда не провожала до дверей!

– Моя дочь знакома с капитаном Гаррисоном еще по Калькутте. Она знала его до того, как приехала сюда.

– Ах вот как! – пробормотал лейтенант и вновь стал внимательно следить за игрой...

Роксана и Гаррисон долго стояли на веранде. Обнявшись, они смотрели друг другу в глаза, разговаривали и целовались. Роксана рассказала Колльеру о Сэре, оказавшейся ее сводной сестрой. Гаррисон уже и раньше видел девочку, когда та вместе с Роксаной приезжала в гарнизон.

Услышав о Цесии и ее страшной гибели, Гаррисон побледнел от волнения и крепко сжал руку Роксаны.

– Боже мой! – прошептал он.

– После этой трагедии я была смертельно напугана и очень переживала, глядя на страдания Сэры. Самое ужасное, что я не могла ей ничем помочь! Я просто не знала, что мне делать! Поэтому я послала тебе письмо через Ахмеда. Мне было совершенно необходимо, чтобы ты оказался рядом!

Гаррисон прильнул к ее губам. Он гладил ладонями волосы Роксаны, смотрел в ее полные слез глаза, шептал ей о любви. Наконец Роксана слегка отстранилась от Колльера и спросила:

– Как тебе удалось перевестись из Калькутты в Дели?

– Благодаря лорду Каннингу. Я чуть ли не на коленях умолял его вновь надеть на меня мундир и послать в Дели.

– Неужели?!

– Совершенно серьезно, дорогая! Лорд Каннинг внял моей просьбе, и вот мы снова вместе! К сожалению, я не попросил его разрешить мне жениться!

Услышав эти слова, Роксана не могла удержаться, чтобы не воткнуть шпильку:

– Значит, ты не стал просить разрешения жениться на мне? Не потому ли, что уже получил его, когда речь шла об Оливии?

– Роксана! – с упреком в голосе и очень серьезно возразил Гаррисон. – Я никогда не обращался к нему с подобной просьбой. До твоего появления у меня не было в этом абсолютно никакой нужды!.. А теперь я хотел бы спросить тебя, Роксана: не могло ли случиться, что ты забеременела?

Окажись Роксана в этот момент за столом, она бы непременно подавилась. Сейчас же она просто лишилась дара речи и ошалело смотрела на Гаррисона. Тот успокаивающе взял ее за руку.

– Роксана, тебе известно, как женщина догадывается о том, что у нее будет ребенок?

– Конечно! Но для того, чтобы я могла сказать что-то определенное, должно пройти еще некоторое время. А если все же – да? Что-то изменится в наших отношениях?

Гаррисон неопределенно пожал плечами.

– Или мы поступим, как Роуз и Гарри? – спросила Роксана.

– Да, скорее всего именно так! А откуда ты знаешь о них?

– Из письма Юнити. Я только что его получила.

– И она об этом написала? Какая неосторожность! Гаррисон порывисто прижал Роксану к себе.

– Я люблю тебя, Роксана!

– Я это знаю!

– Каждый раз, когда мы принадлежим друг другу, ты рискуешь забеременеть. И хотя я очень бы хотел, чтобы ты стала матерью наших детей, я не могу допустить, чтобы беременностью до замужества ты погубила свою репутацию.

Роксана хотела что-то сказать, но он зажал ей рот ладонью и продолжал:

– Я знаю, ты не придаешь значения тому, что о тебе думают. Об этом должен заботиться я – для твоего же блага. А потому, если это все же произошло, надо обдумать возможные варианты.

– Какие же?

– Один – оставить все как есть и спокойно дожидаться срока. Но это нам не подходит. Другой – постараться принять меры, пока не поздно. Если же твои опасения напрасны, то нам придется несколько изменить свои отношения. Я имею в виду временное воздержание, пока моя просьба о разрешении на брак с тобой не будет удовлетворена.

– Как долго обычно длится эта процедура?

– Думаю, дольше, чем мы с тобой сможем выдержать.

– Значит, я должна держаться от тебя на расстоянии?

Гаррисон долго смотрел на Роксану. В темноте она различала зрачки его глаз. И чувствовала, как все ее тело начинает пылать огнем.

– Дело в моей работе, дорогая! Индия не позволит нам поступить разумно. Индия, которую я, конечно, люблю не так, как тебя, но которая уже стала моей второй натурой. Она будет постоянно лишать нас столь желанных сладких мгновений. Ибо, пока я служу здесь, мне приходится очень часто находиться в разъездах. И эти поездки обычно продолжительны. Нас будет очень тянуть друг к другу. И когда я буду возвращаться на короткие сроки, то... Ну, ты понимаешь! Мы не выдержим! Не сможем, как говорят, сохранять дистанцию. И...

– Я поняла, Колльер! На время своей службы здесь ты хочешь отправить меня в Англию, так? Это и есть еще один вариант, я правильно тебя поняла?

Гаррисон молчал.

– Ну так вот, я никуда не поеду! Понятно?

Колльер безмолвствовал.

– Слышишь? Я не поеду!

Гаррисон отпустил Роксану, чуть отошел от нее и, закурив сигару, стал смотреть в сад.

– Какой же выход предлагаешь ты, Роксана? – спросил он, не поворачивая головы.

Слева виднелся дом Цесии. Он стоял мрачный и темный, без единого огонька. Окна и двери были раскрыты. Роксана специально сделала это, чтобы проветрить комнаты...

Гаррисон долго смотрел на покинутое жилище, не говоря ни слова. Роксана отошла в дальний угол веранды, стараясь не смотреть на дом, где они впервые принадлежали друг другу. Помолчав немного, она посмотрела на Гаррисона и тихо сказала:

– Мы могли бы пожениться уже завтра. И до получения от твоего начальства официального разрешения на наш брак об этом не будет знать никто, кроме нас двоих. Потом же всем станет известно, что мы давно женаты. Если к этому времени родится ребенок, он будет вполне законным и не принесет никакого позора ни тебе, ни мне.

Колльер запрокинул голову и выпустил в ночное небо большое облако сигарного дыма. Роксана подошла к нему, положила подбородок на его плечо и, обняв сзади за плечи, притянула к себе. Гаррисон чуть повернул голову, поцеловал ее в висок и прошептал:

– Я намеревался просить у полковника Шеффилда твоей руки, Роксана. Эта старинная благородная традиция исключает саму возможность как поспешности, так и излишней секретности при заключении брака.

В первый момент Роксана не нашлась что ответить. Ее вдруг охватило смутное ощущение какой-то потери. Разочарования в Колльере... В созданном ею образе... Возможно, что-то схожее она испытала давно, когда отец покинул семью... А может быть, все это ей просто показалось?..

Она тряхнула головой, стараясь прогнать ненужные мысли, и плотно прижалась к спине Гаррисона.

– Тогда поговори с отцом и объясни, что мы поссорились и ты хотел бы загладить свою вину. Но не проси моей руки. Он очень удивится, поскольку уверен, что мы почти не знаем друг друга. Ведь в Калькутте наше знакомство было недолгим. Отец этого не поймет, потому что не знает тебя. В данный момент он просто твой начальник. Правда, я уже достаточно взрослая, чтобы самой решать, как устраивать собственную жизнь, да мне и не хотелось бы видеть его посредником в наших отношениях.

– А когда он поймет, что мы его обманули? Ты не думаешь, что это еще больше обидит его и разозлит?

– Не знаю... Но я постараюсь потом все уладить. Позже мы все расскажем ему, Сэре и всем, кому найдем нужным. А сейчас постараемся поскорее пожениться. Ибо я... Я уже давно мучаюсь всей этой неизвестностью и нестабильностью. По ночам мне даже стали сниться кошмары... И потом, разве не ты сам говорил, что нельзя больше терять времени? Что-то подобное сейчас происходит и со мной. Во всяком случае, я все время боюсь упустить любой момент, когда мы могли бы быть вместе.

Колльер повернулся к Роксане и долго смотрел ей в глаза. Потом крепко поцеловал в губы и мягко оттолкнул от себя. Роксане показалось, что он вот-вот разрыдается. Но Гаррисон только прошептал:

– Завтра, дорогая! Завтра! Я это тебе обещаю!..

Как и обещал Гаррисон, на следующий день они поженились. Церемония происходила в англиканской церкви, рядом с городской стеной Старого Дели. Жених и невеста были скромно, но со вкусом одеты. Роксана перед лицом Всевышнего вручила свою судьбу капитану Колльеру Гаррисону.

Прямо из церкви молодожены поехали к Ахмеду, который приготовил им роскошный пир у себя дома.

– Бог и впрямь благословил вас, Колльер Гаррисон, – сказал Ахмед, приглашая новобрачных к столу. – Я уверен, что во всей Индии не найдется столь очаровательной невесты!

Гаррисон, усевшись рядом с молодой женой, улыбнулся, как показалось Роксане, несколько самодовольно. Дабы наказать его, она взяла с блюдца черную маслину и бросила ею в мужа. Но Колльер успел ловко поймать ее, не дав маслине запачкать свой светлый военный мундир. После чего с удовольствием отправил ее в рот.

Праздничный обед был недолгим. И все же Ахмед выбрал время, чтобы удалиться, оставив новобрачных на какое-то время наедине друг с другом. Это было единственное, что он мог сделать, поскольку ожидал деловых посетителей, визит которых был давно согласован. Роксана и Колльер искренне поблагодарили хозяина дома, продолжая спокойно сидеть за столом, пока его удалявшиеся шаги не затихли. А потом как по команде повернулись друг к другу и долго молчали, держась за руки и разговаривая одними глазами.

– Миссис Гаррисон, – наконец нарушил молчание Колльер, – вы понимаете, что с этого дня стали замужней женщиной?

– А вы, сэр, – женатым мужчиной?

Оба радостно рассмеялись. Колльер обнял Роксану и крепко прижал к себе.

– Шампанское нам не требуется, – прошептала она.

– Нет! – тоже шепотом ответил он, целуя Роксану в губы. – Но у нас слишком мало времени. Ахмед вернется. Так что...

Он опустил руку в карман пиджака и, вынув золотую цепочку, вложил ее в раскрытую ладонь Роксаны.

– Что это? – спросила она.

– Дополнение к обручальному кольцу. Ты можешь спокойно носить ее, пока мы не обнародуем наш брак. А вот моя, точно такая же. Я буду всегда носить ее у сердца.

– О! – только и смогла вымолвить Роксана. Гаррисон осторожно надел цепочку на шею супруги, нежно проведя при этом пальцами по ее гладкой коже.

– Я люблю тебя, Роксана, – прошептал он.

– И я тоже очень люблю тебя, – ответила она одними губами...

Глава 15

Когда Роксана вернулась домой, Сэра с детским любопытством и настойчивостью принялась расспрашивать, где та была и почему не взяла ее с собой. Роксана ласково погладила сестренку по головке и объяснила, что ходила по делам, в которых дети сопровождать взрослых не могут. Сэра тут же прекратила допрос, тем более что Роксана предложила ей спуститься в сад и заняться со Смельчаком, чтобы обучить его кое-каким собачьим трюкам.

Сэра с радостью приняла это предложение. Однако вечером, сидя за столом, она вернулась к этой теме, сказав отцу, что старшая сестра утром уходила в город, а ее с собой не взяла. Роксана почувствовала, как кровь прилила к ее щекам. Полковник положил на стол вилку и с удивлением воззрился через стол на старшую дочь.

– Ты считаешь, что поступила правильно, Роксана? – спросил он.

Роксана попыталась улыбнуться, а затем опустила голову и сделала вид, что занята едой. Но отец продолжал выжидающе смотреть на нее.

– Я ведь никого не хотела обидеть, – тихо ответила Роксана.

– И что же ты делала сегодня в городе? – продолжал допытываться Максвелл.

– Это мое личное дело, отец, и я не хотела бы сейчас об этом говорить, – холодно ответила Роксана, подцепив вилкой кусок рыбы.

Глаза полковника сузились. Он поднес салфетку к губам и сурово посмотрел на дочь:

– Это как-то связано с Ахмедом Али?

Роксана прекратила тянуть сок из бокала, поставила его на стол и тихо сказала:

– Если этот вопрос подразумевает какую-то непристойность, то я отвечу – нет. Если же он был задан без всякой задней мысли, то ответ будет положительным!

– Ты без свидетелей встречалась с мужчиной?

Роксана смотрела на отца и медлила с ответом. Ей не хотелось лгать. Но сказать правду она тоже не могла. Оставалось только постараться ответить по возможности чистосердечно, утаив при этом самое сокровенное.

– Нет, это было не совсем так, отец!

Полковник с такой силой опустил кулак на стол, что зазвенела посуда, а Роксана с Сэрой подскочили на стульях.

– Черт побери! – крикнул он, со злостью швырнув на пол салфетку. – Ты живешь в моем доме, Роксана, и я вправе потребовать от своей родной дочери соблюдения приличий!

Роксана взяла свою салфетку и вытерла губы.

– Никакого нарушения приличий сегодня я себе не позволяла, отец, – очень спокойно сказала она.

Макс про себя отметил слово «сегодня» в сказанной дочерью фразе, но предпочел не обращать на это внимания, а лишь раздраженно спросил:

– Итак, у моей дочери есть секреты от меня?

– Дочь, которую отец столько лет игнорировал, имеет право на поступки, о которых ему знать совершенно не обязательно. К тому же, будучи взрослой женщиной, она может иметь и свои секреты. Ничего странного в этом нет.

Полковник с грохотом отодвинул от стола свой стул и встал.

– Роксана, я предупреждаю тебя...

– Предупреждаешь, отец? Против чего? Или это предупреждение не что иное, как откровенная угроза? Если это так, то я хотела бы напомнить тебе, что, будучи совершенно независимой, могу в любой момент покинуть тебя точно так же, как ты в свое время поступил со мной. Я приехала в Индию по своей воле, и твои намеки в письме, которое я получила в Лондоне, о финансировании этой поездки и моего пребывания здесь, абсолютно неубедительны.

Роксана бросила взгляд на отца и заметила, что глаза его сузились, ноздри расширились, а дыхание сделалось частым и шумным.

– Понятно, – прохрипел Максвелл и вышел из-за стола.

Роксана подняла бокал с соком, но тут же опустила, заметив, как дрожит ее рука. Сердце сильно билось. Дыхание тоже стало неровным. Роксана знала, что причиной охватившего ее негодования был отнюдь не отцовский допрос о том, где она была днем и что делала. Все обстояло гораздо серьезнее и глубже. Скорее всего и сам Максвелл до конца не понимал, что произошло. А суть дела заключалась в том, что он всячески старался предать забвению прошлое. Причем так, чтобы дочь не могла его ни в чем упрекнуть. Роксана отлично понимала, что отец ждет от нее прощения. И готова была простить. Встретившись с отцом в Дели, она даже подумала, что сможет сделать это. Но... Но, как оказалось, малейшее нарушение мира в семье тотчас же воскрешало в ее памяти прошлое, и она уже не могла заставить себя сдерживаться...

Неожиданное прикосновение маленькой теплой ручки к ее локтю заставило Роксану вздрогнуть и повернуть голову. На нее смотрели полные слез глаза Сэры.

– Роксана, не бросайте меня, – умоляюще прошептали губы смуглой малышки.

Комок подступил к горлу Роксаны. Она порывисто обняла Сэру.

– Нет, Сэра, нет! – горячо заговорила она. – Конечно, я не оставлю тебя! Сейчас закончим ужинать, выйдем из-за стола и будем вместе читать какую-нибудь очень интересную книжку!..

...Уложив сестренку спать, Роксана пошла искать отца. Поднявшись на второй этаж, она постучалась в кабинет. На стук никто не ответил. Роксана повернула ручку и заглянула в комнату. Там никого не было. На столе стояла полупустая бутылка виски, распространявшая по всему кабинету запах алкоголя.

Роксана закрыла дверь, повернулась и направилась к лестнице, намереваясь снова спуститься вниз. Но на площадке встретила одного из слуг.

– Скажите, вы не знаете, где полковник? – спросила она.

– Я видел, как он поднимался по чердачной лестнице на крышу.

Макс Шеффилд действительно оказался на крыше. Он сидел на раскладном стуле и курил сигару. В левой же руке держал стакан с виски. Увидев дочь, полковник приподнялся со стула и улыбнулся. Движения его были нетвердыми.

– Ты не захватила с собой стул, Роксана? – спросил он тем не менее совершенно трезвым голосом.

Она отрицательно мотнула головой.

– Принеси и садись рядом.

– Не надо, отец. Я лучше постою.

– Все равно принеси. Иначе мне будет чертовски неловко смотреть на тебя снизу вверх. А встать я боюсь: что-то ноги плохо слушаются.

Роксана молча опустилась прямо на крышу, тут же запачкав пылью свою светлую юбку.

– Я рад, что ты здесь...

– Да, отец, я тоже хочу поговорить с тобой. О том, что произошло за ужином. Прости меня. Я, наверное, разучилась держать себя в руках.

– Роксана, сказав «здесь», я имел в виду вовсе не крышу, а вообще Индию. Я очень рад, что ты приехала сюда! Я ведь не собирался возвращаться в Англию и не надеялся больше тебя увидеть. Откровенно говоря, я не рассчитываю долго прожить. Видишь ли, Индия очень быстро высасывает из человека жизненные силы. Здесь любой начинает сохнуть прямо на глазах. Я в этом смысле не исключение.

– Брось говорить ерунду! – воскликнула Роксана, почувствовав, как у нее похолодело под сердцем. – Ты совершенно здоров! И стал выглядеть еще лучше, после того как я...

– После того как ты приехала и стала обо мне заботиться?

– Я не то имела в виду!

– Но ведь это действительно так! И наверное, ты права, напомнив мне о том, что для меня сделала, несмотря на... Несмотря на мое, как ты, несомненно, считаешь, недостойное поведение в прошлом... И вот еще что. Очень жаль, что выраженная в моем письме озабоченность твоим далеко не лучшим материальным положением была воспринята тобой как попытка своего рода эмоционального давления, чтобы любыми средствами склонить тебя к переезду в Индию. Ничего подобного у меня и в мыслях не было. Честно говоря, я боялся нашей встречи. Я же совсем не знал тебя. К счастью, у тебя есть голова на плечах. И насколько я могу судить, ты не очень подвержена чьему-то влиянию. Хотя я и надеялся, что ты будешь больше похожа на меня, чем это оказалось на самом деле. Но самое главное – я смертельно боялся увидеть в тебе повторение матери, что убило бы меня! К счастью, этого не произошло...

Несмотря на суровость слов отца и тон, каким они были сказаны, Роксана почувствовала, что вот-вот расплачется.

– Ну а теперь что ты думаешь обо мне? – тихо спросила она.

– Что? Теперь? Ах, что я теперь думаю? Понятно!

Максвелл поднес к губам стакан с виски и отпил глоток.

– Я горжусь тобой, Роксана. И не в последнюю очередь твоей способностью думать и принимать самостоятельные решения. Уже не говоря о сильном характере, чувстве юмора, сообразительности – все это было присуще тебе с самых ранних лет. Ты думаешь, я не мог составить для себя правильного представления о тебе по письмам, хотя ты и пыталась создать барьер между нами? Но я же очень многое видел между строк!

Роксана закрыла глаза, но тут же снова открыла их.

– Но тогда почему ты не вернулся домой? Или не предложил нам с матерью приехать к тебе?

– Твоя мать никогда бы не согласилась сюда приехать. Она всегда ненавидела Индию.

– Ты предлагал ей приехать, но она отказалась?

– Именно так! Я звал ее, но получил решительный отказ. Она не понимала эту страну и боялась ее, главным образом из-за тебя. В этом отношении я мог ее понять: дети очень тяжело переносят здешний климат. Кстати, и местные малыши тоже.

Роксана внимательно слушала отца. Все, что Максвелл говорил, было для нее открытием. Ибо ни разу в разговорах с ней ее мать ни о чем подобном даже не упоминала.

– А ты так и не смог заставить себя вернуться домой? – спросила Роксана после долгой паузы.

– Нет.

– Почему же? Или, может быть... Может быть, ты никогда по-настоящему не любил мою мать?

Максвелл поставил недопитый стакан на крышу и подался всем телом вперед.

– Роксана, я очень любил Луизу! Гораздо сильнее, нежели она когда-либо могла себе это представить! Скажу больше, я никогда не переставал ее любить. На протяжении многих лет мы с ней постоянно переписывались. Ты знала об этом?

Роксана утвердительно кивнула.

– Да! Мы любили друг друга. И продолжали любить всю жизнь! Но несмотря на эту любовь, мы так и не научились уступать друг другу. Не постигли искусства компромиссов! Видимо, каждый из нас должен был уметь приносить другому больше жертв. Хотя не могу не признать, что жертвы со стороны твоей матери были благороднее моих.

– А почему появилась Цесия? – не удержалась от вопроса Роксана.

На лице Максвелла появилось страдальческое выражение. Несколько мгновений он молчал.

– Ты спрашиваешь, почему она появилась? – переспросил он после паузы. – Я почувствовал себя очень одиноким, Роксана.

Роксана закрыла глаза. Она думала о темном, мрачном жилище Цесии, о Сэре – постоянном напоминании отцу о женщине, ставшей ему утешением, если не любовью. Об ужасной гибели этой женщины. Задавала себе вопрос, как отец переживает трагедию, происшедшую с Цесией? Но она не решалась спросить его об этом.

Несколько долгих минут Роксана не могла выговорить ни слова.

– Сэра замечательный ребенок, – наконец сказала она.

– Да, – просто согласился Максвелл.

– Она все схватывает буквально на лету. Почти без труда усваивает все, чему я ее стараюсь научить. И уже прекрасно читает! Ты когда-нибудь слышал ее? Сэра вообще сможет делать все! Надо только, чтобы она захотела, а ты разрешил!

Максвелл протянул руку и нежно погладил Роксану по голове.

– Как Сэра похожа на свою старшую сестру! – сказал он с печальной, не совсем трезвой улыбкой. – Она была такой чуть ли не с самого рождения. А признайся, Роксана, ведь для тебя, приехавшей сюда, чтобы помириться с отцом, оказалось полной неожиданностью знакомство с маленькой сестренкой?

– Я не в претензии к Сэре.

– Но ты в претензии ко мне!

– В первую очередь.

– И к Цесии тоже!

– Да, и к Цесии тоже! Теперь, когда ее уже нет в живых, я очень сожалею о своем пристрастном поведении, не позволившем мне спокойно разобраться в том, что же все-таки заставило тебя полюбить эту женщину? Конечно, сейчас уже слишком поздно вздыхать о том, что мы с ней не сделали попыток стать друзьями!

– Роксана! Цесия прожила бы еще многие годы без всяких попыток подружиться с тобой. И тебе совсем незачем жалеть о том, что ты не позаботилась об этой женщине только потому, что мы с ней были близки. Право, Роксана, ты вовсе не должна чувствовать себя виноватой в том, что вы с Цесией не сделались друзьями. Бог с этим! Пусть все останется в прошлом. Ты и так была в высшей степени добра ко всем нам. Сэра очень благодарна тебе за это. И я тоже.

Полковник помолчал. Потом вздохнул и совершенно неожиданно сказал:

– Ну а теперь давай поговорим о капитане Гаррисоне.

У Роксаны потемнело в глазах.

– А он-то здесь при чем?

– Поскольку мы с тобой полностью открыли друг другу наши души, я попрошу тебя быть до конца откровенной и в этом. Ведь этот новый капитан уже был темой нашего с тобой разговора. И именно здесь, на этой крыше. Разве не так?

– Так.

Максвелл рассмеялся и хлопнул себя ладонями по коленям.

– Я не сомневался! Все это я прочитал вчера в твоих глазах! А его отношение к тебе выглядело слишком фамильярным для простого знакомства. И конечно, за ужином не только я заметил, что этот человек очень увлечен тобой. Но я был буквально ошеломлен, когда услышал от тебя, что Гаррисон женат! Тем более что сам он вчера отрицал это. И я видел, что он не лжет! Мне не оставалось ничего иного, кроме как телеграфировать в Калькутту, чтобы не только удовлетворить свое любопытство, но и снять некоторые зародившиеся подозрения, имеющие непосредственное отношение к тебе.

– Ты не мог этого сделать!

– Не только мог, но и сделал! И если этот человек мечтал об успешной военной карьере, то теперь он многое себе в этом смысле подпортил. Лорд Уэверли пользуется в высших сферах большим авторитетом и влиянием. И он, мягко говоря, не очень доволен тем, во что вылилось сватовство капитана Гаррисона к его дочери. А попросту говоря, он страшно обижен и оскорблен, ибо не сомневался, что капитан должен был считать за большую честь для себя сделаться членом семьи Уэверли. Гаррисон же не оценил плывшего ему в руки счастья. То, что он порвал с этим почтенным семейством, – огромная жертва, которую он принес, насколько я понимаю, ради тебя, Роксана. Не так ли?

– Нет, отец! Гаррисон принял решение еще задолго до того, как мы с ним познакомились.

– Но и дураку понятно, что он к тебе неравнодушен! Даже я это сразу увидел!

Роксана молчала.

– Если у этого парня серьезные намерения, чего я отнюдь не исключаю, – продолжал после короткой паузы Максвелл, – то, надеюсь, у вас обоих хватит терпения и здравомыслия выдержать достаточно долгий срок до заключения брака. Во всяком случае, мистер Уэверли не даст Гаррисону разрешения на женитьбу до окончания миссии капитана в Бенгалии, куда он сейчас направлен по службе. А когда она закончится, пока никто не знает. Если, конечно, Колльер не оставит службу. Но тогда – конец всей его военной карьере! Кстати, вы уже договорились о том, что поженитесь? На днях я получил телеграмму от Стентона, в которой...

– Да, договорились! – поспешно оборвала отца Роксана.

– Гм-м, – протянул Максвелл, бросив на дочь суровый взгляд.

«Скажи ему сейчас!» – убеждал Роксану внутренний голос. Но она промолчала.

– Роксана, – сокрушенно вздохнул полковник, – конечно, ты уже взрослая и сама вольна решать свою судьбу. Но когда настанет время, я дам тебе благословение. Хотя я ничего толком и не знаю о капитане Гаррисоне, но он кажется мне неплохим парнем. И я хорошо знаю свою дочь, а потому имею все основания доверять ее выбору.

Роксана, до этой минуты машинально вертевшая золотое кольцо на пальце, непроизвольно положила руку себе на живот.

– Спасибо, папа!..

Приближался конец месяца, и Роксане пришлось сказать Колльеру, что ее подозрения по поводу возможной беременности не подтвердились. Оба почувствовали разочарование. Но в то же время и он, и она отлично понимали, что время обзаводиться детьми для них еще не наступило. Слишком многие вопросы им еще было необходимо решить.

Кроме того, в стране явно назревали грозные события. Двадцать девятого марта в городе Мируте вспыхнул первый мятеж сипаев. Правда, он был быстро подавлен, а главный зачинщик по имени Мангал Панде после неудачной попытки самоубийства был схвачен и приговорен к смертной казни.

Известие об этом событии пришло в Дели вечером в понедельник, когда полковник Шеффилд с семейством и несколькими приглашенными офицерами, среди которых был и Колльер, сидели за ужином. Максвелл перекрестился и не совсем уверенно сказал:

– Слава Богу, это произошло не здесь. Впрочем, думаю, что иначе не могло и быть: мои люди преданно служат и никакого брожения среди них никогда не замечалось.

Женщины поспешили с ним согласиться, стараясь скрыть охватившее их нервное напряжение. Роксана откинулась на спинку стула и, тщательно подбирая слова, возразила:

– Ты разве не заметил, отец, что местные солдаты явно взволнованы? Даже если у них и нет четкого плана действий, кроме стремления противостоять попыткам подавления их религии, происходящие совсем близко отсюда тревожные события не могут не пробуждать в них опасных мыслей. И возможно, дело не ограничится только мыслями...

Максвелл, поднявший было стакан с виски, опустил его на стол и неодобрительно посмотрел на дочь:

– Я не думаю, что какая-то горстка сипаев настолько обеспокоена возможной угрозой своей вере, что может прибегнуть к насильственным действиям. Уж больно мрачной ты представляешь себе здешнюю ситуацию, Роксана!

– Тем не менее, – возразил сидевший рядом с ней Гаррисон, – нам следует постоянно следить за малейшими проявлениями бунтарства среди сипаев. И время от времени награждать взрослых индийцев шлепками, как нашаливших детей, чтобы научить их уму-разуму. Но если говорить серьезно, они с каждым днем все меньше и меньше нам верят, а потому и ведут себя соответственно. Во всяком случае, прежнего доброго отношения к нам я уже не ощущаю.

Роксане показалось, что не только отца, но и остальных сидевших за столом офицеров возмутили слова Гаррисона. Но полковник тут же разрядил обстановку, громко рассмеявшись и одобрительно кивнув головой Колльеру:

– Конечно, капитан Гаррисон, вы куда умнее всех нас, проживших здесь уже не один год!

Колльер шумно вздохнул, и Роксана испугалась, как бы он сгоряча не наговорил лишнего. Но капитан спокойно обвел взглядом сидевших за столом и доброжелательно улыбнулся полковнику.

И разговор за столом принял уже совсем другое направление, чему в немалой степени способствовала появившаяся на столе очередная партия коньяка и вина. То и другое пили в основном мужчины.

Посидев еще некоторое время, Гаррисон извинился и встал, сославшись на неотложные дела. Роксана тоже поднялась со стула, намереваясь проводить гостя до ворот. Разговоры тут же смолкли. В комнате наступила тишина. Гости только обменивались многозначительными взглядами...

В саду, под рассыпанными по небосводу мерцающими звездами, Роксана вновь ощутила прикосновение теплых, нежных губ Колльера. Он заключил ее в объятия. А она смотрела ему в глаза и с улыбкой слушала его нежный шепот:

– Если бы ты знала, как мне не хватало тебя все это время! И как я тебя люблю!

– Знаю! Но, Колльер, меня очень беспокоят события в Мируте. Из-за них возможны проблемы. Тебе могут сейчас не дать разрешения на брак.

– Роксана! Разве ты забыла, что мы уже женаты?! А значит, получили благословение церкви, которого не может отменить никакая светская власть. В том числе и военная. Даже если лорд Уэверли захочет вмешаться, у него ничего не получится. И не имеет никакого значения то, что наш брак пока тайный. Тайный – от людей, но не от Бога! Я же постараюсь остаться в армии. Во всяком случае, до тех пор, пока все эти мятежи не прекратятся.

– Понимаю, – кивнула Роксана.

– Очень хорошо, что понимаешь. И все-таки было бы гораздо безопаснее для тебя переждать здешнюю смуту в Англии.

– Я никуда не поеду, а останусь здесь, рядом с тобой!

– Роксана! – раздался из темноты голос полковника. Роксана замерла.

– Роксана! – повторил Максвелл. – Тебе лучше вернуться в дом!

– Иду, иду, отец!

Она повернулась к Колльеру и тихо сказала:

– Я хочу снова побыть с тобой вдвоем, чтобы нам никто не мешал!

– Когда?

– Как можно скорее!

– Где?

– Не знаю!

Роксана услышала за спиной тяжелую поступь полковника.

– Гаррисон! – позвал Максвелл, вглядываясь в темноту. – Вы еще здесь?

– Да, сэр.

– Не уходите. Мы решили немного поиграть в карты. Не хотите ли составить компанию? Роксана, извини, но Сэра проснулась и зовет тебя.

Опустив голову, чтобы отец не заметил яркого румянца на ее щеках и предательского блеска глаз, Роксана поспешила в дом...

Последний из гостей распрощался уже глубокой ночью. Роксана давно сидела перед туалетным столиком у себя в комнате и расчесывала большим гребнем свои густые волосы. Снизу донеслись голоса. Роксана прислушалась. Ей показалось, что она узнала голос Гаррисона. Заскрипели ступеньки. Кто-то поднимался по лестнице. Судя по тяжелой поступи, это мог быть только полковник. Действительно, дверь в комнату отворилась, и на пороге вырос Максвелл Шеффилд.

– Гаррисон ушел? – спросила у него Роксана.

– Нет, он еще здесь. Я сказал ему, что ты еще не легла, и попросил подождать на веранде. Обещал тотчас же прислать тебя.

Роксана вскочила со стула и резким движением головы отбросила прядь длинных волос на спину. Мельком взглянув в зеркало, она заметила, что отец внимательно за ней наблюдает.

– Я тебя скоро потеряю, Роксана? – грустно спросил он.

– Что ты имеешь в виду, отец?

– То, что могу очень скоро вновь лишиться дочери, которую только что нашел.

Роксана грустно улыбнулась, взяла отца за руку, повела за собой и только тогда, когда они пришли в комнату Максвелла, сказала:

– Нет, папа, ты не потеряешь меня. Даже если я буду жить где-то на другом конце планеты, мы всегда будем оставаться отцом и дочерью. Разве не так? Мы уже доказали это друг другу. А теперь тебе лучше лечь спать. Я же спущусь вниз и попрощаюсь с... с капитаном Гаррисоном.

Она посадила отца на край кровати, опустилась перед ним на колени и помогла снять сапоги. Максвелл положил ладонь на голову дочери.

– Ты у меня очень хорошая, Роксана! – тихо сказал он.

– Я всего лишь женщина, папа.

– Знаю.

Максвелл расстегнул сюртук и долго смотрел на Роксану. Она наклонилась и поцеловала его в висок.

– Я... Я люблю тебя, папа, – прошептала Роксана и нежно провела ладонью по волосам отца.

Если Максвелл и слышал эти слова, то не подал виду. Роксана же, уложив отца в постель, осторожно вышла из комнаты и, тихо закрыв дверь, сбежала вниз на веранду к мужчине, который недавно стал ее мужем...

Глава 16

– Какое сегодня число?

Гаррисон нехотя потянулся и, подняв голову, посмотрел на стенные часы, висевшие над кроватью.

– Если принять во внимание время, я бы сказал, что сегодня уже седьмое мая. А почему ты спросила?

– Просто так.

– Я лично очень жду понедельника. А ты?

– Понедельника?.. Гм-м... Ах да! Я тоже жду его с нетерпением.

– Ты ведь помнишь, что мы хотели весело провести этот день?

– Конечно! Мы возьмем Сэру, пригласим Ахмеда и поедем на верховую прогулку... Ну ладно! Дай мне еще немного поспать... Если тебе хочется поговорить, то, умоляю, подожди немного...

– Извини, Роксана!

Гаррисон хотел было повернуться на другой бок и тоже заснуть, но какой-то шум под окнами заставил его подняться с кровати и выглянуть на улицу. На площади гарнизона почему-то горел костер, и в его мерцающем свете Гаррисон увидел множество беспорядочно двигавшихся человеческих фигур. Он снял со стены винтовку, проверил, заряжена ли она, и выскочил на веранду. Навстречу ему тут же метнулась какая-то тень. Гаррисон отступил на шаг и поднял винтовку. Но тут же опустил, узнав своего грума.

– Что здесь происходит? – с тревогой спросил Колльер.

– Какой-то переполох среди пехоты.

– И давно?

– Часа два.

– Почему ты меня не разбудил?

– Мне все это показалось не очень серьезным, поэтому не хотел вас тревожить.

– Но в чем все-таки дело? Ты можешь мне связно объяснить?

– Один из сипаев вернулся из Мирута. Там судят бунтовщиков. Приговор будет зачитан через два дня. Солдаты-индийцы в нашем военном городке очень этим обеспокоены. Вот они и собрались на площади около костра, чтобы обсудить новость и решить, как в такой ситуации себя вести.

Гаррисон посмотрел сначала на закрытую дверь дома, потом на собравшихся вокруг костра индийцев. Затем приказал груму сбегать в ближайшее бунгало, из окон которого пробивался свет, и попросить кого-либо из живущих там офицеров прийти к нему.

Грум побежал исполнять приказание, а Гаррисон вернулся в дом. Войдя в спальню, он увидел, что Роксана сидит на краю кровати и с тревогой смотрит на него.

– Что там? – спросила она.

– Не знаю.

– А все-таки?

– Несколько сипаев собрались на площади и обсуждают судьбу бунтовщиков в Мируте. Приговор должен быть объявлен через два дня.

– Вот тогда они все и узнают.

– Да, именно тогда!

Роксана встала с кровати и начала одеваться.

– Ты куда? – удивленно спросил Гаррисон.

– Я должна вернуться домой.

Гаррисон протянул руку и, обняв Роксану за плечи, привлек к себе.

– Мое самое дорогое и самое бесстрашное существо на свете! – прошептал он.

Трогательную сцену нарушил стук в дверь. Гаррисон распахнул ее и увидел на пороге лейтенанта Уитмона. Тот был полуодет и держал в руках керосиновую лампу. Причудливые тени заплясали на стенах комнаты. Из-за плеча лейтенанта высунулась голова грума, который принялся на хинди извиняться перед Гаррисоном за ночное вторжение.

– Колльер! – заспанным голосом проговорил лейтенант. – Может быть, вы, черт побери, объясните, что происходит? Ой, извините, мисс Шеффилд! Добрый вечер!.

Роксана ответила легким кивком головы. По губам лейтенанта пробежала еле заметная насмешливая улыбка. Гаррисон положил руку на плечо Роксаны.

– Так. Во избежание всяких недоразумений хочу вам сообщить, что двадцать третьего марта мы с мисс Шеффилд поженились.

Несколько мгновений лейтенант ошарашенно молчал. Потом рассмеялся и, передав лампу груму, крепко пожал руку Колльера.

– Неужели?! Прямо скажу, времени даром вы не теряли! Что ж, разрешите поздравить вас обоих! Но особенно мистера Гаррисона. Ему просто сказочно повезло с невестой!

Колльер улыбнулся и, в свою очередь, крепко пожал лейтенанту руку:

– Спасибо! Но прошу вас пока держать это в секрете. О нашем браке здесь еще никто не знает. Даже отец Роксаны. История слишком долгая и запутанная, чтобы сейчас ее объяснять. Всему свое время! А пока, лейтенант, держите язык за зубами!

– Конечно! Даже под страхом смерти я...

– О нет, лейтенант! – остановила его Роксана. Уитмон удивленно посмотрел на нее. Но она, как бы оправдываясь, поспешила добавить:

– Извините, лейтенант! Просто никогда не надо говорить так. Прошу вас, мистер Уитмон!

Колльер озабоченно посмотрел на побледневшее лицо Роксаны и сказал, обращаясь к лейтенанту:

– Я должен проводить Роксану домой. А вас попрошу вызвать на площадь нескольких солдат. Просто для того, чтобы следить за порядком. Не думаю, чтобы здесь могло случиться что-то очень уж серьезное. Так что не стоит разгонять эту галдящую группу или предпринимать какие-то решительные меры. Тем не менее, если ситуация вдруг начнет выходить из-под контроля, известите начальство.

Лейтенант щелкнул каблуками и вышел. Гаррисон же взял Роксану под руку и, кивнув в сторону дома, приказал груму идти впереди и освещать фонарем дорогу. Все трое вышли на улицу.

Роксана шла медленно. Она молчала. Гаррисон заговорил первым:

– Роксана, я надеюсь, что здешняя ситуация находится под контролем. Но если возникнут какие-либо осложнения, я сумею тебя защитить. Обещаю!

Она молча кивнула в ответ.

– Если в течение ближайших двенадцати часов в Дели все будет спокойно, – продолжал Гаррисон, – то я уеду в Мирут. Мне необходимо присутствовать при вынесении приговора бунтовщикам. Правда, вряд ли я буду участником всей этой церемонии. Просто потребуется написать подробный отчет об увиденном и представить его в Дели.

– Понятно, – тихо сказала Роксана.

– Скажи, а ты сохранила те пистолеты?

– Да.

Они остановились. Гаррисон обнял Роксану, крепко прижал к себе и прошептал:

– Боже мой, Роксана! Я так боюсь оставлять тебя одну!

– Не беспокойся, Колльер. Все будет хорошо!

Но в словах Роксаны не было уверенности. И Гаррисон почувствовал это...

Роксана стояла у ворот и прислушивалась к удалявшимся шагам Гаррисона и грума. Итак, Колльер обещал, что вернется к утру понедельника, если... если все будет хорошо... В случае же если по каким-то причинам Гаррисон не сможет возвратиться в назначенный срок, то предстоящая верховая прогулка будет отменена, а он постарается приехать, как только будет возможно. Колльер просил Роксану не беспокоиться за него, но на всякий случай принять меры предосторожности по отношению к себе самой и остальным членам семьи. То, что Гаррисон может вообще не вернуться из этой небезопасной поездки, Роксана полностью исключала, запретив Колльеру даже намекать на столь ужасный исход, а себе – думать о чем-либо подобном.

Но вот отлучки Сэры из дома без ведома отца и старшей сестры Роксана решила запретить. А еще подумала, что надо срочно отправить записку Ахмеду с предложением перенести верховую прогулку с понедельника на какой-нибудь другой день. Что же касается Максвелла, то он, конечно, может позаботиться о себе сам. Но все же она будет следить и за ним, дабы предостеречь от возможных ошибок и опасных шагов.

Погруженная в эти мысли, Роксана подошла к веранде и уже начала подниматься по ступенькам, когда увидела в темном углу чью-то фигуру. Она остановилась, почувствовав, что сердце вот-вот остановится от страха. Но фигура сделала шаг из темного угла и произнесла голосом Максвелла Шеффилда:

– Роксана!

Роксана облегченно вздохнула.

– Это ты, отец?

– Да. Я увидел какой-то огонь на площади и вышел выяснить, что это такое.

По тону полковника можно было понять, что костер не так уж его и интересовал.

– Это сипаи, – объяснила Роксана. – Они, видимо, обсуждают судьбу осужденных в Мируте.

– Ты так думаешь?

– Уверена.

– А с кем ты только что разговаривала у дороги?

Роксана уже в который раз инстинктивно положила ладонь на живот. Утром она подсчитала, что прошло уже целых две недели со дня, когда у нее должны были начаться месячные. Но пока – ничего... Она уже подробно расспросила обо всем Гарриет Тайтлер, ожидавшую четвертого ребенка. Но Гаррисону Роксана решила ничего не говорить о своих подозрениях, пока сама не убедится в их справедливости.

– С кем я разговаривала? – переспросила она отца. – С Колльером и его грумом. Они провожали меня домой.

– Домой? Откуда же? Я не слышал, чтобы ты куда-то выходила.

– Наверное, ты действительно не слышал, отец.

– Я заметил, что ты уже не в первый раз исчезаешь из дома в поздний час. Скажи мне, ты часто встречаешься с этим человеком?

Требовательный тон отца задел Роксану.

– Выслушай меня, отец! – раздраженно прервала она Максвелла, явно настроившегося на продолжение допроса. – Я прошу тебя прекратить подобные разговоры и...

– Прекратить? И это говорит человек, обещавший, что никогда не принесет позора в родной дом!

– Да, это говорю я. Потому что ничего позорного не совершила. Прошу тебя, садись и послушай, что я тебе скажу.

Максвелл нехотя опустился на стул и выжидающе посмотрел на дочь. Роксана села на другой стул и придвинулась вплотную к отцу. Заметив, что пальцы Максвелла нервно барабанят по стенкам стакана с виски, который он держал в руке, она положила ладонь на его колено и, улыбнувшись, очень мягко сказала:

– Папа... Этот человек – мой муж. Больше месяца назад мы с ним обвенчались в церкви Святого Иакова.

Роксана услышала глубокий вздох отца. Максвелл взял ее руку, поцеловал и долго сидел, не произнося ни слова...

Глава 17

Мирут

Примерно на милю, если не больше, горизонт превратился в сплошную огненную стену, затмившую солнечный закат и вздымавшуюся к небу жадными языками пламени. Горело не меньше тысячи хижин сипаев. Находясь далеко от места трагедии, Колльер все-таки чувствовал жар грандиозного пожара. Он вытер ладонью пот со лба и с удивлением обнаружил на руке кровь. Когда его успели ранить, Гаррисон не помнил. Скорее всего это случилось на базаре, через который он проскакал на одном дыхании.

Сипаи появились из близлежащих деревень примерно за час до оглашения приговора захваченным бунтовщикам. Они принялись грабить, громить лавки и конюшни, принадлежавшие англичанам, нападать на попадавшихся на их пути европейцев. Затем сипаи ворвались в город и бросились к тюрьме, где содержались ждавшие приговора бунтовщики.

Собственно, все это произошло отнюдь не неожиданно. Накануне, когда Гаррисон сидел за ужином в бунгало своего друга лейтенанта Гофа, в дверь постучали, и на пороге появился смуглый офицер-индиец, служивший в расквартированном здесь полку. Он сообщил лейтенанту Гофу о том, что большая группа сипаев намерена ночью ворваться в город и освободить содержащихся в тюрьме бунтовщиков. Гоф с Гаррисоном тут же предупредили об этом полковника Кармайкла-Смита, а затем и бригадного генерала Арчдейла Уилсона. Городской гарнизон был приведен в состояние боевой готовности...

...Припав к земле, Гаррисон перезарядил винтовку. Прямо перед собой, совсем близко, он видел сипаев, пляшущих, прыгающих в отблесках пламени и беспорядочно стреляющих во всех направлениях из награбленного оружия.

В нескольких шагах от Колльера лежал убитый полковник, тело которого было изрешечено более чем двадцатью пулями. Еще дальше виднелись останки британского офицера, буквально разорванного на части озверевшей толпой, которую затем с трудом удалось отогнать. Как правило, в двадцатом веке мятежники в колониях избегали убивать британских офицеров. Но сейчас все обстояло совершенно иначе. Толпа взбунтовавшихся сипаев отлично понимала, что терять им уже нечего, ибо теперь их станут считать такими же преступниками, как и тех, кто уже сидел в тюрьме, ожидая приговора.

Гаррисон смотрел на происходящую перед его глазами вакханалию убийств и чувствовал, как непреодолимое бешенство закипает в его груди. Он уже забыл данную себе клятву оставаться здесь сторонним наблюдателем, ибо видел вокруг убитых соотечественников. Многих он знал. Знал как очень добрых и хороших людей, которые за несколько секунд до гибели призывали нападавших на них бунтовщиков образумиться и разойтись с миром. За спиной Гаррисона лежала растерзанная белая женщина со вспоротым животом, из которого был вырван неродившийся ребенок и тут же разорван на куски. В нескольких метрах от нее нашли свой конец молодой лейтенант Макензи и его слуга-индиец. Последний был виновен лишь в том, что попытался помочь лейтенанту перелезть через забор огорода, где можно было бы укрыться. Но он не знал, что по ту сторону изгороди уже притаились мятежники...

Отовсюду неслись свирепые вопли: «Вперед, вперед! За веру, за веру! Аллах за нас! Мы убьем всех этих проклятых иноверцев!»

Гаррисон снова вытер ладонью кровь со лба, все еще не понимая, как он мог получить рану и не почувствовать этого.

Наверное, потому, что все его тело как бы окоченело. Но сознание оставалось ясным. Мысль работала с лихорадочной быстротой. Он думал о том, что должен как можно скорее присоединиться к другим офицерам, вознамерившимся совершить кавалерийский налет на сипаев. Этим маневром предполагалось предотвратить штурм сипаями тюрьмы с находившимися там мятежниками и деморализовать взбунтовавшуюся толпу.

Гаррисон оказался отрезанным от своих товарищей по полку вклинившимся между ними отрядом повстанцев. Но отнюдь не отчаивался. Еще в субботу он был здесь вместе с лейтенантом Гофом и разговаривал с некоторыми из сипаев. Как Колльеру, так и Гофу стало ясно, что среди последних не было единства. Многие из них давно служили в британской армии, участвовали в ряде сражений под командой английских офицеров, получили награды за храбрость. Эти люди, чуть ли не со слезами на глазах, стали упрашивать обоих офицеров защитить их. Ибо были уверены, что всех участников мятежа ждет еще более ужасная судьба, чем тех, кто уже сидит в тюрьме. И что им уготовано наказание, в сравнении с которым даже смерть показалась бы милостью...

– Все это можно было бы предотвратить, – сказал Гоф чуть позже Гаррисону, – если бы Кармайклу-Смиту не пришло в голову устроить подчиненным ему сипаям построение не после раздачи ружей, а накануне.[2]

Гаррисон только недоверчиво фыркнул на это замечание лейтенанта, после чего оба отправились ужинать. Несмотря на разное отношение к создавшейся ситуации, Колльер и Гоф сходились в том, что в конце концов здравый смысл должен возобладать и все окончится благополучно.

Уже сидя за столом, Гоф хитро посмотрел на Гаррисона и неожиданно спросил:

– А что, Колльер, вы женились на той девушке, которая проезжала тогда через Дели из Лахора со своим отцом? Ее, кажется, звали... Как же ее звали?.. А! Вспомнил! Оливия! Так?

– Да, так.

– Вы женились на ней?

– Нет, Гоф.

– Значит, предпочли остаться убежденным холостяком?

– Нет. Я женился. Женился на самой замечательной женщине на свете.

– Как ее имя?

– Роксана.

Помимо его воли перед внутренним взором Гаррисона возник образ Роксаны. Во тьме ночи, полной смертельной опасности, он вспомнил все подробности их взаимоотношений и короткие дни безоблачного счастья. Но тут же постарался отогнать от себя эти мысли, пришедшие совершенно не ко времени...

Когда Гаррисон и капитан Крейги, сумевший убедить своих солдат-индийцев последовать за командиром, вместе с лейтенантами Макензи и Мелвилл-Кларком пробились к тюрьме, то поняли, что опоздали. Ворота были распахнуты настежь, а заключенные бунтовщики уже смешались с толпой. Охрана тюрьмы, состоявшая из сипаев, оружейными залпами встретила отряд, сохранивший верность британцам. Последнему ничего другого не оставалось, как отступить и укрыться за стенами расположенных рядом конюшен.

Офицеры решили разделиться. Колльер со своими солдатами проводил Макензи и дюжину его добровольцев-сипаев до дома Крейги, где скрывались сестра лейтенанта и жена самого капитана. Они только что вернулись из церкви, служба в которой была отменена из-за разыгравшихся событий. Колльер взглянул на дом и с облегчением вздохнул: бунтовщики не успели его поджечь.

Отогнав толпу мятежников на приличное расстояние, офицеры вошли в дом, где увидели обеих перепуганных женщин. У их ног валялись два двуствольных ружья. Каким-то чудом сестре лейтенанта и жене капитана удалось пронести их в дом. Но ни та, ни другая не знала, как заряжать оружие.

Гаррисон поднял одно ружье, осмотрел его и потянулся за вторым. Тем временем лейтенант Макензи подвел обеих женщин к выходу. Приоткрыв дверь, он приказал двоим сипаям из своего отряда, ждавшим на крыльце, войти в дом и поручил им заботу о своей сестре и жене капитана.

Гаррисон зарядил винтовку и встал у стены напротив двери. В доме было темно. Лишь отблески пламени пожара освещали комнату колеблющимся светом. С улицы все громче доносились истошные крики обезумевшей толпы, ломавшей и громившей все на своем пути. Треск ружейных выстрелов перекрывался ревом сотен глоток, требовавших смерти иноверцам.

Лейтенант Макензи поднялся на второй этаж и вышел на верхнюю веранду. Оттуда, спрятавшись за колонну, он мог видеть все, что происходило вблизи дома. Верные англичанам верховые сипаи растянулись цепью по всему фасаду дома и ждали нападения. Их лошади храпели и тревожно ржали, в страхе взирая на отсветы пламени и пугаясь уже совсем близкого дикого рева толпы.

– Они подходят? – услышал Гаррисон женский голос и почувствовал прикосновение руки. Повернув голову, он увидел миссис Крейги. И почему-то сразу подумал о Роксане... Но тут же поспешил успокоить стоявшую рядом женщину:

– Пока еще нет! Но чувствуется, что их с каждой минутой становится все больше. Думаю, нам следовало бы попробовать подыскать более надежное убежище. Такое, куда бы не могли залетать пули и которое нельзя было бы поджечь. Миссис Крейги на мгновение задумалась и вдруг сказала:

– Я знаю такое убежище. Индийский храм в парке за городской стеной! Где лейтенант Макензи? Надо его срочно разыскать и посоветоваться.

Макензи появился через несколько секунд. Он тут же поддержал идею миссис Крейги.

– А где мой супруг? – спросила она.

– Вот-вот будет. Я его только что видел. Он скачет сюда.

– Один?

– Слава Богу, нет! С ним вся его конная команда.

– Интересно, какие новости он везет? – с тревогой проговорила вторая женщина.

– Лейтенант, в Дели уже сообщили об этих событиях? – спросил Гаррисон, не отрывая взгляда от двери.

Лейтенант не ответил. Гаррисон посмотрел на него, и их взгляды встретились. В комнате повисло тягостное молчание. Потом лейтенант покачал головой.

– Почему же, черт побери? – взорвался Гаррисон, забыв о присутствии женщин. – Давайте я прямо сейчас это сделаю!

– Ничего не получится, капитан! Телеграфная связь уже с утра прервана.

– Но надо же как-то остановить этих мятежников, пока они не ворвались в Дели!

– Почему вы так уверены, что они направятся в Дели? – пожал плечами лейтенант. Мне кажется более вероятным, что этот народ постарается поскорее расползтись по своим домам.

– Этот бунт – только начало, – покачал головой Колльер. – Я думаю, нам надо благодарить Бога за то, что он произошел сейчас, а не тремя неделями позже. Мятежники еще не успели толком организоваться. И если мы немедленно выступим против них, то сохраним не только время, но и жизни многих наших людей. При этом нам следует продемонстрировать максимум силы и уверенности. И в первую очередь надо оградить от их вторжения Дели. Нельзя забывать, что там находится Мохаммед Бахадур-шах – последний из великих моголов, завоевателей Индии. Если он поддержит бунтовщиков, большинство повстанцев станут под его знамена, чтобы бороться против европейцев.

На несколько минут воцарилось молчание. Даже шум приближающейся толпы, казалось, слегка затих. Лейтенант посмотрел на Гаррисона, потом по очереди на обеих женщин и глубоко вздохнул:

– Вся надежда на Бога!

После этого разговор прекратился. Колльер попрощался с лейтенантом, обеими женщинами и вышел на улицу, чтобы попытаться пробиться на учебный плац, где, как предполагалось, должен был собраться отряд из шестидесяти стрелков драгунского караула, готовых выступить против мятежников. Конь Гаррисона уже нетерпеливо бил копытом. Гаррисон легко вскочил в седло и тронул поводья. Адейн сорвался с места. И как раз вовремя, потому что в следующий момент над головой Колльера просвистела пуля и впилась в бревно коновязи. Гаррисон тут же пустил Адейна в галоп. Высоким скачком красавец жеребец перемахнул через довольно высокий забор и очутился на дороге. Гремели выстрелы, кругом свистели пули. Но Гаррисон, умело маневрируя, не давал бунтовщикам как следует прицелиться. А совсем недалеко догорали домики английского военного гарнизона. Колльер невольно подумал, что мир, похоже, начинает просто-напросто сходить с ума. Ибо войной в принятом понимании этого слова все происходящее назвать было нельзя...

Добравшись до учебного плаца, Гаррисон был поражен царившими там хаосом и беспорядком. Причиной тому была полная неспособность командиров руководить своими подчиненными. Вполне разумные приказы, отданные несколько минут назад, тут же отменялись. Следовали другие, совершенно противоположные и бессмысленные. Никто ничего не мог понять. Но самое опасное заключалось в том, что в дыму пожарища было совершенно невозможно определить место расположения основных сил мятежников. Поэтому артиллерия, выпустив всего несколько снарядов в сторону видневшихся невдалеке деревьев, откуда, как кому-то показалось, слышались выстрелы, замолчала. Мост через небольшую речку никем не охранялся. Как, впрочем, и дорога в сторону Дели.

Колльер с трудом отыскал капитана драгун, которым оказался молодой человек по фамилии Россер. После недолгого, но очень неприятного для молодого офицера разговора драгунский капитан исчез, крикнув Гаррисону, что должен переговорить с бригадным генералом. Позже Колльер узнал, что капитан Россер попытался выпросить у генерала Уилсона два кавалерийских эскадрона и несколько полевых орудий на конной тяге. Увидев удивленно выгнутую бровь генерала, Россер поспешил объяснить, что намерен преследовать группу бунтовщиков, направившихся в Дели с целью освободить из тюрьмы заключенных.

Но бригадный генерал только пожал плечами и ответил, что не позволит дробить силы.

Гаррисон решил не терять времени и, не спрашивая ни у кого разрешения, лично провести эту операцию, без всяких эскадронов и орудий на конной тяге. Он пришпорил Адейна, пролетел через мост и поскакал дальше по дороге, намереваясь очень скоро настичь бунтовщиков. Благо, что до Дели оставалось не больше сорока километров, Адейн отличался завидной силой и выносливостью, а сам Гаррисон был отлично вооружен. Мятежники же в большинстве своем представляли собой пехоту, а заключенные делийской тюрьмы, даже если бы их успели освободить, были закованы в кандалы, от которых не сразу могли бы избавиться. Так что у Гаррисона была надежда, что ему удастся расправиться и с теми, и с другими. Он подумал также и о том, что в случае осложнений сможет все-таки прорваться в Дели, предупредить власти о готовящемся нападении на город больших сил мятежников, а главное – защитить Роксану.

О том, что его самого могут убить по дороге, Гаррисон не думал...

Глава 18

Дели

Роксана проснулась от какого-то ужасного, безумного кошмара и села на край кровати. Сердце ее гулко и часто стучало, на лбу выступили капли холодного пота, а по спине ползли мурашки. Она протерла глаза и отбросила упавшие на лицо локоны. Несколько минут Роксана сидела неподвижно, прислушиваясь к звукам, доносившимся снизу.

Из кухни тянуло приятным запахом готовящегося завтрака и вскипевшего кофе. В последние дни повар, будучи мусульманином и свято соблюдая закон начавшегося чуть больше двух недель назад Рамадана, завтракал у себя на кухне еще до восхода солнца.

Роксана встала с постели, перешагнула через пристроившуюся на полу у ножки кровати безобидную ящерицу, тут же шмыгнувшую под дверь в коридор, и быстро оделась. Затем на несколько минут присела у туалетного столика, расчесала волосы, слегка тронула лицо косметикой и спустилась вниз, намереваясь зайти к Сэре. Проходя через холл, Роксана вдруг почувствовала запах дыма. Она остановилась и втянула носом воздух, приняв это за следствие ночного кошмара, в котором ей действительно виделись костры, взрывы и пожары. Однако запах дыма не исчез...

Роксана в тревоге бросилась в комнату Сэры. Там никого не было. Но разбросанные вокруг вещи говорили о том, что Сэра уже давно проснулась и куда-то вышла. Не на шутку рассердившись на непослушную девчонку, никак не желавшую привыкнуть к элементарному порядку, Роксана собрала разбросанную по стульям и прямо по полу одежду Сэры и сложила ее аккуратной стопкой на кровати. Книга, которую Роксана накануне дала почитать сестренке, чтобы отвлечь ее от мыслей о несостоявшейся верховой прогулке, была раскрыта и валялась на кресле вверх обложкой, отчего страницы превратились в некое подобие листьев растрепанного капустного кочана.

Подняв книгу, Роксана попыталась все-таки привести ее в приличный вид, стараясь при этом не слишком обвинять Сэру. Ведь, в конце концов, она еще ребенок...

Выйдя из комнаты Сэры, Роксана подумала о том, что теперь уже наверняка придется надолго забыть о всяких верховых поездках или охоте, которые планировали Гаррисон и Ахмед. Хотя бы потому, что за все это время она не получила от мужа ни одной весточки. «От мужа»... Ей было приятно думать о том, что Гаррисон теперь ее муж... Но все же почему он совсем не дает о себе знать?

Накануне отец уверял Роксану, что из Мирута пока не было получено ни одной мало-мальски серьезной телеграммы, а потому у нее не должно быть никаких причин для волнений. Наверное, как представлялось полковнику, Колльер встретил в Мируте своих прежних однополчан, а потому и задержался. Макс говорил, что не сомневается в очень скором возвращении Гаррисона. А что касается их несостоявшихся планов, то верховую прогулку можно спокойно перенести на любой другой день.

Но Роксане было не до прогулок. Ее беспокоило отсутствие Гаррисона в гарнизоне и его полное молчание. Она уже дважды сама ходила на почту, но каждый раз на вопрос о телеграммах или письмах от капитана Гаррисона получала отрицательный ответ...

...Спустившись по лестнице, Роксана заглянула в гостиную и увидела у стола отца, сидящего за чашкой кофе и просматривающего свежие газеты.

Максвелл удивленно посмотрел на дочь:

– Ты что здесь делаешь?

– Извини, отец, я тоже хотела бы выпить кофе.

Роксана взяла стоявший на серебряном подносе кофейник, налила полчашки ароматного напитка и придвинула к себе тарелку с аккуратно порезанной дыней. Макс тем временем наблюдал за ней поверх газеты.

– А я думал, что вы с Сэрой уже где-то гуляете, – нахмурился он, выдержав паузу.

– С Сэрой? Но ведь я только что встала. А когда ты ее видел?

– Полчаса назад, – уже с явным беспокойством ответил Макс. – Она сказала, что собирается пойти в город. Я решил, что вместе с тобой. А как же иначе?

Роксана опустила чашку с кофе на самый край стола, даже не заметив этого, и с не меньшей тревогой посмотрела на отца:

– Мы даже не говорили с ней об этом!

Она вскочила со стула и бросилась к двери. Но у самого порога на несколько мгновений остановилась, чтобы успокоиться. Она никак не могла понять, почему Сэра решила именно сегодня пойти в город. Причём – одна! Может быть, тем самым девочка выражала протест против отмены верховой прогулки? Или же просто хотела как-то занять освободившийся день? Вряд ли! Сэра не могла себе такого позволить! Скорее всего она сейчас гуляет где-то около дома.

– Я спрошу слуг, не видели ли они, куда она пошла.

– Хорошо, – кивнул Максвелл и вновь уткнулся носом в газету.

Полчаса поисков не дали результата, не считая того, что Роксана убедилась, что исчезла и собака. Няни также нигде не было видно. Но слуги сказали, что еще вечером она ушла из дома с большой сумкой и до сих пор не возвращалась.

Роксана почувствовала, как неприятный холодок пробежал по ее спине.

– Почему вы мне ничего об этом не сказали? – обратилась она к слугам.

Ответа не последовало. Роксана пожала плечами, повернулась и поднялась в кабинет отца. Максвелл стоял у окна, держа в руке саблю.

– Это ты, Роксана! – сумрачно сказал он. – Я должен сейчас идти. На учебном плацу назначено построение для заслушивания приговора арестованным бунтовщикам. После чего лорд Каннинг обратится к сипаям, сохранившим верность, с призывом к осторожности. Я должен обязательно присутствовать на этой церемонии.

Максвелл помолчал, а потом спросил:

– Ты нашла Сэру?

Роксана ничего не ответила, а лишь отрицательно покачала головой.

– Нет? Но ребенок не должен уходить в город без взрослых! Почему Сэра нарушила это правило?

– Не знаю, – вздохнула Роксана, которую уже не на шутку начинало тревожить исчезновение сестренки.

– Ну, не мучь себя! – поспешил успокоить ее Макс. – Лучше возьми моего грума и постарайтесь вместе отыскать Сэру. Пешком она не могла уйти особенно далеко. Все же я беспокоюсь: время тревожное и в большом городе, не ровен час, с ребенком всякое может случиться! Как только Сэра найдется, примерно накажи ее за подобное ослушание. Я сам прослежу за этим!

– Хорошо, отец!

Роксана направилась к двери. Но уже взявшись за ручку, она обернулась и увидела, что отец продолжает стоять все в той же позе. Ее поразило выражение крайней тревоги и даже страха на лице Максвелла. Роксана вернулась, взяла отца за руку и тихо сказала:

– Я прошу тебя быть сегодня очень осторожным, папа! Максвелл нахмурился и покачал головой:

– Я всегда осторожен, Роксана. Не надо волноваться за меня, милая. Занимайся своими делами, а мне предоставь делать мои.

– Хорошо, папа...

Роксана чуть привстала на цыпочки и поцеловала отца в щеку. Максвелл нежно посмотрел на дочь и ласково похлопал ее по спине.

– Иди, Роксана, – прошептал он.

Она вышла и вернулась к себе. Вынув из коробки подаренные Ахмедом пистолеты, Роксана зарядила их и положила в сумку. Потом спустилась в холл и принялась искать грума, на что ушло немало времени. Наконец тот появился, и Роксана передала ему приказ отца отправиться с ней в город на поиски Сэры. Грум выслушал это с таким явным неудовольствием, что у Роксаны возникли подозрения на его счет. Все же он смирился...

Теперь надо было найти Гондию – садовника. Благо, он оказался неподалеку. Роксана провела его в холл и протянула старый темный ключ:

– Это от буфетной и кладовки. Если я почему-либо не вернусь, сохрани все, что там лежит, в целости. А если какие-то из этих вещей будут кому-нибудь очень нужны, отдай их.

Садовник не стал расспрашивать Роксану, зачем она ему это говорит и почему может не вернуться из города. Видимо, все понял и так. Он молча взял ключ и, присоединив его к висевшей на шее цепочке, сказал:

– Берегите себя, мисс Шеффилд.

Роксана села в коляску, грум тронул вожжи, и они поехали по вымощенной булыжником дороге, поминутно посматривая по сторонам и надеясь обнаружить за каким-нибудь углом или кустом исчезнувшую Сэру. По пути останавливали и расспрашивали встречных. Но те либо давали отрицательные ответы, либо просто недоуменно пожимали плечами.

На учебном плацу Роксана увидела выстроившихся в три шеренги сипаев. Перед ними стоял незнакомый офицер и что-то говорил. Слов не было слышно. Но Роксана заметила, что некоторые солдаты стояли с недовольными лицами, нетерпеливо переминаясь с ноги на ногу. Другие же о чем-то перешептывались между собой. Это еще более усилило тревогу Роксаны. Она приказала груму ехать быстрее, не забывая, однако, внимательно смотреть по сторонам. Несколько раз они останавливались и снова расспрашивали прохожих. Но и здесь никто не видел маленькой смуглой девочки с зелеными глазами.

Недалеко от городских ворот, где перед мостом через пересохший ручей образовалась пробка из повозок, телег и навьюченных всякой поклажей животных, коляска поневоле остановилась. Грум вскочил и начал через головы о чем-то громко переговариваться с другими возницами. Разговор шел на местном языке, и Роксана, естественно, ничего не понимала. Но вот грум покорно опустился на свою скамью и со вздохом сказал уже по-английски:

– Дальше не проехать...

– Вижу, – с досадой ответила Роксана. – Нам придется оставить здесь коляску и пойти пешком.

– Оставить коляску?! – испугался грум. – А если ее кто-нибудь украдет? Что я тогда скажу хозяину?!

Роксана с досадой посмотрела на него:

– Он ничего не скажет. Мы же ищем его родную дочь. При чем тут коляска?

Но грум категорически отказался бросить лошадь и повозку. Роксана, скрипнув зубами, без его помощи спрыгнула на землю и, перекинув через плечо сумку с пистолетами, направилась к мосту, не обращая внимания на отчаянные крики грума. Тяжелая сумка, за которую непрерывно кто-нибудь задевал, больно резала плечо. К тому же Роксану буквально душили страх перед толпой и растущее возмущение поступком Сэры. Но она упорно пробивалась вперед, не поддаваясь страху, стараясь сохранить спокойствие и не потерять ясность мыслей.

Уже в воротах Роксана заметила, что сторожившая обычно вход в город гвардия сипаев куда-то исчезла. На улицах творилось что-то немыслимое. Казалось, все кругом захватил фантастический людской водоворот. Большинство торговых лавок было разбито и разграблено. А те, которые еще оставались, подвергались штурму сбросивших военную форму сипаев. Роксана в ужасе смотрела на эту безумную вакханалию насилия и варварства. Местные полицейские, которых заметила Роксана, либо не могли ничего сделать, либо присоединились к бунтовщикам. Один солдат, одетый в красно-белую форму, держал над головой меч, лезвие которого пронзило куклу с фарфоровой головой, одетую в английский военный мундир. Перья и пух разлетались по всей улице.

«Сэра», – прошептала Роксана, с ужасом подумав, что могло произойти с несчастной девочкой, попади она сюда. Если только ей не удалось пробраться во дворец Ахмеда...

– Сюда! – раздался у самого уха Роксаны мужской шепот. Она быстро обернулась и увидела лавочника-индийца. Лицо его было знакомо Роксане. Но имени она не помнила.

– Сюда! – повторил он. – Иначе они убьют вас!

Роксана колебалась всего какое-то мгновение. Оглянувшись, она осторожно отступила в открывшуюся за ее спиной дверь, и та тут же захлопнулась за ней.

Кроме хозяина, в лавке находились его жена, мать и двое детей. Все они со страхом смотрели на неожиданную гостью.

– Мы собираемся покинуть город, пока еще есть одна свободная дорога, – сказал лавочник. – Я советую вам присоединиться к нам.

Роксана отрицательно покачала головой:

– Я... я не могу! Помните маленькую девочку, которую вы видели со мной?

Лавочник нахмурился, стараясь припомнить. Но в следующее мгновение лицо его прояснилось и он утвердительно кивнул:

– Да, я помню! Она была с маленькой собачкой.

– Вы ее видели сегодня?

– Нет. А что, она убежала от вас? Честное слово, не очень подходящее время для подобных игр!

Закрыв глаза, Роксана утвердительно кивнула:

– Да. И единственное, на что я сейчас надеюсь, так это на то, что она добралась до дворца.

– Нет! – в один голос воскликнули лавочник и его жена.

– Почему? – удивленно спросила Роксана.

– Потому что именно дворец оказался сейчас в центре всех этих ужасных событий. Сегодня на рассвете около двух тысяч конных мятежников, прискакавших из Мирута, ворвались в город и, окружив дворец, потребовали от падишаха обещанного им ранее благословения. Падишах вышел на ступени и, торжественно положив руку на голову каждого из стоявших в первом ряду бунтовщиков, тем самым как бы благословил не только их, но и всех остальных. После чего мятежники из Мирута смешались с местными, которых тоже оказалось немало, и начался повальный разбой и грабеж. Капитан Дуглас, возглавлявший отряд гвардейцев – вы, вероятно, его знали, – был тут же убит. Преподобного Дженнинга, его дочь и ее друга застрелили прямо на центральной площади. А вообще в Дели уже убили стольких европейцев, что даже трудно сосчитать. И похоже, это лишь начало! Если только англичане не предпримут самых жестоких и решительных мер. Но для этого их должно быть в Дели значительно больше, чем сейчас.

Роксана растерянно посмотрела на лавочника и его семейство, не зная, что делать.

– Значит, вы не поедете с нами? – спросил лавочник.

– Нет, я не могу! А вам бы я посоветовала попытаться как-то добраться до моего отца, полковника Шеффилда, и рассказать ему обо всем, что здесь происходит. Все-таки в его распоряжении имеется большой отряд преданных солдат и офицеров. Может быть, этого окажется достаточным для усмирения бунтовщиков.

Роксана поднялась и вышла на улицу. Прокравшись вдоль стены за угол лавки, она остановилась, чтобы перевести дыхание и немного успокоиться.

За углом начиналась длинная тенистая аллея. Роксана осторожно, мелкими перебежками от дерева к дереву и от куста к кусту, стала пробираться по ней, еще толком не зная, куда она выведет. Губы ее шептали молитву:

«Боже всемилостивый! Направь меня, подскажи мне правильный шаг! Если Сэра сейчас в городе, то сделай так, чтобы я нашла ее и вернула домой. Никто, кроме меня, помочь ей не может! Но пусть все это произойдет как можно скорее. Времени совсем не осталось!»

Лавочник сказал, что мятежники пришли из Мирута. Это может означать только одно: там произошло восстание. Но где сейчас Колльер?

Роксана снова начала молиться. На этот раз – за Гаррисона. Чтобы он не беспокоился о ней, а думал только о том, как бы уберечь себя. Чтобы был осторожным и благоразумным. А о себе она сможет позаботиться сама. Разве не так было всегда? Да и Колльер постоянно твердил ей, что надо полагаться на свои силы. Именно так она и поступит! А сейчас надо поскорее найти Сэру! Роксана не допускала даже мысли о том, что это ей не удастся! Потом надо будет где-нибудь спрятаться, дождаться ночи и под покровом тьмы вернуться вместе с ней домой. Там они будут в безопасности. В этом Роксана не сомневалась...

Роксана остановилась в тени дерева, вынула из сумки второй заряженный пистолет и сняла его с предохранителя. Подобная предосторожность не была лишней. Всего полчаса назад ей пришлось разрядить первый пистолет в спину оказавшегося перед ней огромного сипая, вытащившего из кустов прятавшуюся там белую женщину и уже занесшего свой острый кинжал. Но это не спасло несчастную, которую тут же поразил кинжал другого бунтовщика, оказавшегося поблизости. Царивший кругом хаос не позволил мятежникам определить, откуда был произведен выстрел, убивший их товарища. Это уберегло Роксану от немедленной и страшной расправы. Все, творившееся на улицах города, нельзя было назвать даже зверством, поскольку звери в отличие от людей никогда бессмысленно не убивают друг друга.

Сразив наповал сипая, пытавшегося зарезать ни в чем не повинную женщину, Роксана бросилась в ближайший переулок и упала на колени у глиняной стены какого-то дома, не в силах сдержать подступившую рвоту...

...Придя в себя, она пошла дальше мимо церкви Святого Иакова, где так недавно венчалась с Гаррисоном. Колокола церкви беспристрастно звонили, и Роксана никак не могла понять, по какому поводу.

И вдруг звон сменился страшным грохотом. Кто-то подрезал веревки, на которых висели колокола, и те рухнули на землю совсем близко от дерева, в тени которого скрывалась Роксана.

Все кругом утонуло в облаке густой коричневой пыли. Роксана вскрикнула от страха и прижалась к дереву. Однако, дождавшись, когда пыль осядет, она все же нашла в себе силы пойти дальше. В голове была одна мысль: надо поскорее добраться до дворца. Хотя могло случиться и так, что проникнуть в него окажется невозможным. О том, как поступить в этом, вполне вероятном, случае, Роксана пока не думала.

Продолжая перебегать от одного укрытия к другому, она очутилась около перевернутой повозки, за которой можно было надежно спрятаться и чуть передохнуть. Видимо, на ней перевозили фрукты, потому что вокруг были разбросаны бананы, авокадо, ананасы, апельсины, дыни – одним словом, все, что обычно заполняет прилавки любого восточного базара. Роксана подобрала один апельсин, вытерла его о свою порванную юбку и, наспех очистив, принялась есть. Потом, решив, что Сэра, наверное, тоже проголодалась, собрала немного фруктов и положила в сумку.

Конский топот, донесшийся из ближайшего переулка, заставил Роксану вновь спрятаться. В следующий момент на перекресток вылетел солдат на лошади... Затем второй... Третий... Еще... Еще... Каждый был одет в красно-белый мундир, с шашкой наголо и винтовкой за спиной... Скакали они строем, один за другим, что давало Роксане возможность внимательно рассмотреть их.

Поначалу она обрадовалась, подумав, что это отряд сипаев, оставшихся верными англичанам и прибывших для усмирения взбунтовавшихся соотечественников. Но в следующую секунду из-за угла появился еще один всадник, волочивший за собой на веревке привязанное к седлу мертвое тело, а вернее – то, что от него осталось. Роксана успела рассмотреть лишь офицерские погоны на плечах...

Прильнув к стене и затаив дыхание, она наблюдала эту картину. Солдат же соскочил с коня и отвязал мертвеца. Потом повернулся и что было сил ударил животное хлыстом. Конь, всхрапнув, отскочил. Роксана взглянула на коня и...

...Да, она не могла не узнать его! Не узнать эту густую, роскошную гриву... Это расшитое шелком седло с начищенными до блеска стременами... Адейн! Ошибиться было невозможно!

Сердце Роксаны замерло, внутри все похолодело. Не помня себя, она выскочила из укрытия и бросилась к сипаю, который продолжал со злобой избивать хлыстом благородное животное.

– Ты негодяй и мерзавец! – крикнула она мятежнику. – И сейчас умрешь!

С этими словами Роксана направила на мятежника заряженный пистолет. Она не знала, слышал ли сипай ее слова и понял ли их. Во всяком случае, схватившись за шашку, он тут же опустил ее, видимо, поняв, что пуля сразит его быстрее, чем он сумеет размахнуться. Он отступил на два шага, повернулся и бросился бежать со всех ног вдоль аллеи в сторону, где скрылись его единомышленники.

Роксана продолжала стоять, направив дуло пистолета вслед убегавшему мятежнику. Но не стреляла. Она не хотела еще одного убийства. Да, с полчаса назад от ее руки умер один из бунтовщиков. Но тогда у нее не было другого выхода. Она пыталась спасти ни в чем не повинную женщину. Сейчас убийство стало бы бессмысленной жестокостью. Роксана не могла себе такого позволить. И опустила оружие...

Прошло несколько минут. Она понемногу успокоилась, перестав думать о сипае. И о том, что совсем недавно своей рукой убила незнакомого ей человека. О том, что ей самой грозила смерть, если бы ускакавший отряд мятежников надумал вернуться. Но одновременно Роксану охватило острое чувство одиночества и внутренней опустошенности.

Снова подойдя к опрокинутой повозке, Роксана посмотрела в сторону умчавшегося отряда. Аллея была пуста. Это означало, что теперь можно идти дальше и постараться добраться до дворца. Она осторожно вышла на середину дороги и оглянулась. В нескольких шагах от нее стоял ослепительно белый Адейн и бил копытом по булыжной мостовой.

Роксана подошла к коню, стала гладить его по роскошной гриве, нашептывая ласковые слова. Вспомнив, что у нее в сумке лежат фрукты, она вынула банан и, поднеся его к мягким губам коня, улыбнулась:

– Адейн, это тебе!

Конь, услышав свое имя, пошевелил ушами и потянулся за бананом. Роксана замерла, боясь встревожить животное резким движением. Адейн осторожно забрал банан и довольно фыркнул. Роксана потрепала коня по шее и, просунув ногу в стремя, по-мужски вскочила в седло. Адейн, почувствовав хотя и непривычную, но все же уверенную руку, сразу успокоился.

Они были недалеко от дворца падишаха. Добраться до него было делом нескольких минут. Но нельзя было попадаться на глаза мятежникам. А роскошный внешний вид коня мог сослужить Роксане недобрую службу. И только его быстрый бег позволял надеяться на выигрыш во времени при возможном состязании с недавно проехавшими по аллее мятежниками, которые скорее всего направлялись туда же.

Во дворце Роксана надеялась дать отдохнуть Адейну, которому предстояло потом нести на себе уже двух всадниц – Роксану и Сэру.

Несомненно, план был очень опасен. Но ничего другого Роксана придумать не могла...

Глава 19

Солнце стояло в зените, обливая яростными лучами фигуру командира отряда драгун, впереди всех скакавшего на быстроногой австралийской кобыле к вершине холма, возвышающегося прямо перед мостом. Именно через этот мост переправлялись мятежники, намеревавшиеся захватить Дели.

Шум, доносившийся из города, и без того многочисленное население которого пополнилось в эти часы тысячами мятежников и уголовников, говорил о том, что в столице царит полный хаос. Густой дым поднимался из центра города, заволакивая бледное небо.

В военном лагере тоже царил беспорядок. Повозки с оружием на большой скорости проносились по разбитой дороге. Солдаты большими группами бежали из лагеря в сторону городских ворот. Колльер, скакавший по той же дороге, видел не только их, но и многочисленные тела в военной форме, распластанные на всем пути от лагеря до города. И нельзя было определить, живы эти люди или уже мертвы. Ближе к городу дорога была заполнена толпами женщин и детей, повозками со скарбом, запряженными пони. Вся эта масса, поднимая пыль, сплошным потоком текла в сторону старинной башни, над которой еще развевался государственный флаг Британской колониальной империи.

Гаррисон успел перевязать полученную рану, но боль была достаточно сильной. Пот катился по его лицу, капая на пыльную военную форму. Глаза щипало. Из прикушенного от удара в челюсть языка сочилась кровь, вкус которой заставлял Гаррисона постоянно сплевывать окрашенную в красный цвет слюну, которой уже было испачкано все его левое плечо.

Спустя какое-то время он нагнал запряженную пони тележку, в которой сидели Гарриет, один из подчиненных ему офицеров, и его жена, знакомая с Роксаной.

– Капитан Гаррисон! – воскликнул Гарриет. Колльер провел ладонью по спутавшимся волосам и только теперь обнаружил, что потерял фуражку.

– Неужели вся эта толпа направляется в крепость? – спросил он.

– Да. Был получен приказ всем мирным жителям укрыться за крепостными стенами, – ответила жена Гарриета. – Мой муж тоже считает, что там мы будем чувствовать себя в сравнительной безопасности. Я не стала с ним спорить.

И она грустно улыбнулась Гаррисону. Он бросил взгляд на длинную вереницу повозок, в которых сидели полуодетые люди, видимо, вытащенные прямо из постелей. Некоторые лица были ему знакомы.

– А Роксана... то есть миссис... мисс Шеффилд тоже едет туда? – каким-то чужим голосом спросил Колльер.

Миссис Гарриет подняла на него удивленный взгляд:

– Не знаю... Я, во всяком случае, ее... не видела!

Попрощавшись с четой Гарриет, Колльер тронул поводья и поехал вперед, внимательно всматриваясь в лица людей, сидевших в повозках и бредущих пешком. Несколько раз он спрашивал, не видел ли кто-нибудь девушку лет двадцати с зелеными глазами? Но не получил ни от кого обнадеживающего ответа. Почувствовав, что в горле у него совсем пересохло, Гаррисон вытащил из бокового кармана флягу и отпил глоток виски... Потом – второй... Вскоре фляга опустела. Гаррисон с сожалением посмотрел на нее. Этот взгляд поймал человек из ехавшей рядом повозки. Он потянулся к корзинке с продуктами, вытащил оттуда свою фляжку и протянул ее Гаррисону. Тот не нашел в себе сил отказаться... Отпив еще несколько глотков, он поблагодарил своего благодетеля, а заодно спросил, не видел ли тот девушки с зелеными глазами. Получив очередной отрицательный ответ, Гаррисон тяжко вздохнул и тронул коня...

Перед тем как въехать в крепостные ворота, Колльер спешился, подошел к открытой двери башни и поднялся по винтовой лестнице наверх. Небольшая полутемная комната была до отказа забита беженцами, в основном женщинами и детьми. Все они сидели или лежали на холодном каменном полу.

Роксаны среди них не было. Расспросы также не дали никаких результатов. Правда, кто-то слышал, что ее отец получил рану и вернулся домой под охраной группы верных ему сипаев. Гаррисон подумал, что Роксана, возможно, тоже была вместе с ним... Человек, сообщивший об этом, добавил, что рана полковника была скорее всего смертельной...

Гаррисон молча спустился вниз. Сердце его тревожно стучало. Снова вскочив в седло, он пришпорил коня, и тот стремительно взлетел на вершину холма. Отсюда было всего две мили до военного гарнизона. Гаррисону показалось, что это расстояние он пролетел за несколько секунд...

Перед ним открылась страшная картина. Большинство офицерских домов пылало. Заборы и изгороди были повалены. Цветочные клумбы растоптаны. Фруктовые деревья поломаны. В сохранности осталось всего несколько домов. Среди них был и дом Шеффилда. У его дверей с заряженными ружьями наперевес стоял небольшой отряд верных полковнику сипаев.

Гаррисон подлетел к крыльцу, на ходу спрыгнул с коня и, превозмогая боль кровоточащей под наполовину размотавшимися бинтами раны, вбежал в дом. Распахнутая с силой дверь ударилась ручкой о стену, отбив кусок штукатурки.

– Роксана! – отчаянно закричал Колльер.

Ответом было только эхо. Он крикнул снова. Но дом, казалось, вымер.

Неожиданно дверь справа от него тихонько отворилась, и на пороге возник садовник Гондия.

– Господин капитан! – проговорил он тихим голосом. – Господин полковник лежит в гостиной.

Гаррисон бросился туда.

По сильному и неприятному запаху, стоявшему в комнате, Колльер сразу же понял, что рана полковника действительно смертельна. Гондией, а может быть, Роксаной, были зажжены две свечи и разбрызганы по гостиной какие-то благовония, чтобы заглушить запах. Но это мало помогло. Не говоря ни слова, Колльер прошел в глубь комнаты и сел на стул рядом с постелью умирающего.

– Господин полковник, – тихо сказал Гаррисон. – Может быть, вам что-нибудь нужно?

Шеффилд повернул голову на голос Колльера и прошептал, не открывая глаз:

– Я не могу поверить... Не смогу... Никогда не смогу...

Макс говорил так тихо, что Колльеру пришлось придвинуться к нему почти вплотную, дабы что-нибудь расслышать.

– Сделайте глоток бренди, – предложил Гаррисон. – Черт побери, где же врач?! Или, по крайней мере, опиум?

Шеффилд чуть приподнял голову:

– Не надо ничего. Ни бренди, ни опиума, ни врача...

Гаррисон протянул руку и провел ладонью по лбу полковника, покрытому крупными каплями пота.

– Скажите, полковник, где Роксана?

Максвелл издал какой-то звук, выражавший скорее отчаяние, чем боль. Колльер посмотрел на садовника. Тот неопределенно покачал головой.

– Но где же она?! – взмолился Гаррисон.

– Она пошла искать маленькую Сэру, – наконец ответил Гондия.

– Куда?

Садовник развел руками:

– Право, не знаю! Куда-то в город.

В город... Зловещее значение этого слова заставило Колльера вздрогнуть.

– О Боже мой! – только и смог прошептать он.

Вскочив со стула, Гаррисон стремительно выбежал из дома, с громкими рыданиями повторяя имя жены. Острая боль пронзила его сердце. Когда же он наконец пришел в себя, то обнаружил, что вновь сидит в гостиной у постели Максвелла. Полковник умирал в одиночестве, вдали от обеих дочерей. И только садовник стоял в дверях с поникшей головой. Колльер видел, как крупные слезы текли по щекам верного слуги...

Не говоря ни слова, Гаррисон протянул руку, положил ладонь на лоб Макса и так дождался конца, повторяя одними губами имя дочери Шеффилда...

Глава 20

Адейн... Адейн исчез... Исчез после того, как грубые руки стащили Роксану с седла и бросили на землю... Грязные пальцы вцепились ей в волосы. Роксана вырывалась, царапалась, ударила кого-то кулаком в лицо, а ногой – в живот...

Теперь она лежала на грязном полу в полутемной комнате среди таких же, как и она, избитых, истерзанных женщин. Многие из них были с детьми...

– Откройте дверь! – раздался голос одного из нескольких мужчин, тоже попавших в число пленников. – Откройте! Или она заперта?

Другой мужчина поднялся на ноги и со всей силы ударил в дверь плечом. Она со скрипом распахнулась, впустив в грязную темницу несколько лучей уже почти зашедшего солнца.

– Поднесите детей поближе к двери! – крикнула Роксана. – Пусть подышат воздухом.

Сидевшие и лежавшие ближе к двери потеснились, освобождая место женщинам с детьми. Но стоило маленькому мальчугану попытаться переступить порог, как темные руки грубо схватили его и отшвырнули назад. Испуганный крик ребенка и отчаянный вопль его матери, казалось, еще более озлобили стражей-сипаев, тут же загородивших собой приток свежего воздуха и света.

Роксана протиснулась к дверям и презрительно сказала одному из них:

– Если вы хотели запугать всех этих несчастных детей, то, несомненно, достигли своей цели! Будьте довольны! Взрослым сильным мужчинам удалось справиться со слабыми младенцами! Поздравляю с победой!

Второй из мучителей сделал шаг вперед и ударил Роксану по лицу. И хотя удар был не очень сильным, она почувствовала, как тонкая струйка крови побежала по нижней губе. Роксана повернулась спиной к ударившему ее сипаю, загораживая собой детей и давая тем самым понять негодяю, что сама-то она нисколько его не боится. И хотя это геройство было скорее показным, оно, похоже, произвело впечатление на сипая. Во всяком случае, он отошел на шаг от двери и в каморку снова ворвался поток свежего воздуха.

Но попытки сипаев терроризировать пленников отнюдь не прекратились. То один, то другой переступал порог темницы, угрожая мечом и осыпая несчастных непристойной бранью. При этом доступ свежего воздуха снова прекращался и каморку окутывал полный мрак, вызывая испуганные крики детей и женщин.

Вконец измученная, Роксана опустилась на каменный пол и прислонилась головой к стене. Платье ее насквозь пропиталось потом. Сознание затуманилось. Больше всего на свете она сейчас хотела бы выпить глоток воды. Роксана чувствовала, что еще немного, и она потеряет сознание. Закрыв глаза, Роксана прислушивалась к крикам и стонам, наполнявшим комнату вперемежку со злобной руганью стоявших в дверях сипаев.

Одна из женщин, мать четверых детей, принялась вслух молиться за избавление малышей от всей этой муки. Роксана тоже начинала думать, что сейчас их всех могло спасти только вмешательство Всевышнего, а потому в душе присоединила свой голос к молитве несчастной матери...

Ближе к утру Роксану оторвал от беспокойного сна чей-то негромкий разговор. Она взглянула в сторону двери, которая в этот момент вновь была открыта, и увидела, что одна из пленных женщин, видимо, метиска, негромким голосом старалась убедить сторожа-сипая, что сама она исповедует ислам и не является христианкой. Поняв тщетность этой попытки, она вернулась к своим детям, опустилась на пол и, прислонив голову к стене, закрыла глаза. Роксана последовала ее примеру и скоро заснула...

С наступлением утра дверь с грохотом распахнулась, разбудив всех, кому все-таки удалось в ту ночь заснуть. Многие пленники вскочили на ноги и в тревожном ожидании посмотрели в сторону выхода. Сипай с заряженной винтовкой в руках знаком приказал всем выйти на улицу.

Пробивавшиеся сквозь зеленую листву солнечные лучи пока еще не были горячими, а ласкали мягким теплом. Легкий бриз касался измученных лиц, пробуждая в них жизнь. Роксана зажмурилась и тоже подставила лицо солнцу.

Наступившую было тишину нарушил мужской голос. К пленникам обращался один из сипаев. Он объявил, что все они по милости падишаха могут рассчитывать на снисхождение в виде смертной казни. Сказано это было безо всякой иронии. Ибо, согласно индийскому вероисповеданию, неверные, подвергнутые смертной казни, имеют право на место в раю. Роксана уже где-то об этом читала.

Стоявшие рядом с ней женщины переглянулись и стали шепотом уверять друг друга, что это всего лишь попытка их запугать, что сипаи никогда не решатся на убийство. Совсем скоро их непременно освободит британский отряд или же сипаи, чтобы получить прощение за мятеж. А может быть, это сделает сам падишах...

Роксана молчала, не принимая никакого участия в этих разговорах. Она уже довольно насмотрелась на убийства и резню в городе, чтобы понять: сипай говорил правду, и все они очень скоро умрут.

Она думала о Колльере. Ей казалось, что он где-то неподалеку. Роксана не сомневалась, что Гаррисон жив.

«Только не мсти за меня!» – умоляла она его.

Роксана не хотела, чтобы ради нее проливалась кровь...

Между тем подошли еще двое сипаев. У одного из них в руках была длинная веревка, которой они намеревались связать пленников друг с другом. Так обычно поступают с животными, перед тем как отвезти их на бойню. Некоторые женщины принялись кричать и рыдать. Другие сопротивлялись, не давая сипаям связать их детей. Роксана смотрела на все это как бы со стороны. Глядя на несчастных, она чувствовала, как ее сердце истекает кровью и готово разорваться. И вдруг ощутила небывалый прилив энергии. Она отступила на шаг от сипаев, приблизившихся к ней, чтобы связать стоявших рядом маленьких детей, и сильнейшим ударом кулака, повторившим ее борьбу с Гроувнером во время их памятной сцены в саду, двинула в лицо сначала одного, а затем другого. Оба упали. Но и Роксана неожиданно почувствовала, что теряет сознание. То, что ее тоже кто-то очень сильно ударил, она поняла секундой позже, когда пошатнулась и стала медленно опускаться на землю. Последняя ее мысль была об отце. Узнает ли он о том, что его дочь умерла? И что она действительно его любила?..

Глава 21

Этот звук был похож на стон тяжелобольного. И только когда чьи-то теплые руки чуть приподняли ей голову, Роксана поняла, что стонала она сама.

– Так лучше? – спросил очень знакомый мужской голос, напомнивший ей о совсем недавних светлых и счастливых днях.

Но ответить у Роксаны просто не было сил. Говоривший же встал с матраса, на котором просидел рядом с ней уже не один час, и отошел к окну. На улице насмешливо сияло солнце, лучи которого прорывались в комнату, наполняя ее полуденным светом. Этот свет резал глаза Роксане, мешая разглядеть в проеме окна силуэт человека. Она не выдержала и, вновь закрыв глаза, перевернулась на другой бок.

В отличие от первого своего пробуждения на этот раз Роксана сразу поняла, что в комнате громко стонала и рыдала она сама. Протерев глаза, Роксана приподнялась и спустила ноги с кровати. Следующим ее желанием было встать и подойти к окну. Но сильная рука удержала ее.

– Не надо, – тихо проговорил Ахмед. – Не появляйтесь в окне. Нельзя, чтобы кто-нибудь вас увидел.

Роксана оцепенела. Комок подступил ей к горлу. Она со страхом посмотрела на Ахмеда:

– А где все остальные? Они... умерли? Те, с кем я провела ту страшную ночь в темной комнате? Их уже... нет?

Ахмед молчал. И это молчание было ответом на вопрос Роксаны... Страшным ответом...

– Они умерли? – продолжала настаивать она.

Профиль Ахмеда казался вырезанным из красного дерева. Как у его дяди – падишаха. Но Роксана хотела посмотреть ему в глаза. Он, как будто почувствовав это, повернулся к ней лицом. То, что она прочла в его глазах, заставило замереть сердце Роксаны...

– Они умерли, – очень тихо сказал Ахмед. – Их закололи мечами...

– Всех?

– Да.

– И детей?

– И детей тоже.

Роксана медленно поднялась с кровати, пересела на стул и закрыла лицо руками.

– Вы не могли бы... не могли бы дать мне попить? – прошептала она.

Ахмед молча взял со стола стакан с апельсиновым соком и подал Роксане. Она жадно выпила его до дна, помолчала и дрожащим голосом спросила:

– Как же так? Почему они пощадили меня?

– Человеку, который вас ударил, очень хорошо заплатили.

Голос Ахмеда был необычно холодным и звучал как-то странно. Роксана подумала, что причиной тому, возможно, была не столько гибель остальных пленников, сколько вынужденное спасение им ее одной. Сипаи вполне могли расценить это как предательство. Роксане не хотелось думать так об Ахмеде, но после всех ужасов, свидетельницей которых она оказалась, нельзя было исключать уже ничего. Даже при том, что она считала Ахмеда своим другом.

– Скажите, Ахмед, – спросила Роксана, – если тот слуга вашего дяди обнаружит меня здесь, у вас не будет неприятностей?

– Он ничего не сможет обнаружить, – все так же холодно ответил Ахмед.

Роксана медленно подняла голову и посмотрела на него. Ахмед стоял у окна очень спокойно, выпрямившись, чуть склонив на плечо голову. Было что-то дерзкое и пугающее в этой позе. Она поняла, что спасший ее слуга падишаха сам был уже мертв. Роксана не стала спрашивать об этом Ахмеда. Все было ясно и без слов.

Роксана поднялась со стула и чуть дрожащей рукой поставила стакан на стол. Бросив быстрый взгляд в окно и тут же отступив в сторону, она вспомнила голубой кувшин с цветами, который ставил на этот подоконник Колльер, когда не хотел, чтобы кто-то нарушал их уединение. Казалось, это было так давно...

– Я не верю, что Колльер мертв, – тихо сказала она, не глядя на стоявшего за ее спиной Ахмеда.

– У вас есть для этого причины?

– Не знаю. Мне известно лишь, что он был в Мируте. А вчера в Дели я видела человека, сидевшего верхом на его лошади, которую мне удалось заполучить. Но позже ее снова у меня отняли. Конечно, среди всего безумия последних дней потеря лошади не столь уж значительное событие. И все же я так хотела вернуть ее Гаррисону...

Ахмед молчал. Роксана, конечно, не могла прочитать его мысли, но чувствовала, что Ахмед старается сохранять определенную дистанцию в их отношениях. И не могла осуждать его за это. Как бы то ни было, но в свете последних событий племянник индийского падишаха оказался между молотом и наковальней. Призывы братьев Ахмеда по крови к вооруженной борьбе против иноверцев не могли оставить его равнодушным. В конце концов, он был сыном своей страны по крови, вере, обычаям. И никакое европейское образование не могло его изменить. В вопросах веры и терпимости к иноверцам Ахмед мало чем отличался от своего дяди в юности. И так же был предан древней культуре своей страны.

– Я благодарю вас, Ахмед, за то, что вы спасли мне жизнь, – сказала Роксана.

Она положила ладонь на свой живот, как бы спрашивая: «Ты ведь здесь, малыш? Не правда ли?»

И вновь посмотрела на Ахмеда:

– Вы не виделись с Сэрой? Не приходила ли она сюда вчера? Я искала ее все утро. Кажется... Кажется, это было вчера... Или нет? Скажите, долго я лежала без сознания?

– Не очень долго. Всего несколько часов.

Ахмед отошел от окна и некоторое время с сосредоточенным видом ходил по комнате. Потом вдруг резко остановился и, сделав Роксане знак молчать, негромко сказал:

– Сэра здесь! Но я дал ей снотворного, чтобы девочка не бегала туда-сюда и не привлекала к себе внимания. Скоро она должна проснуться. Подождите немного, и я приведу ее сюда.

Ахмед вышел в соседнюю комнату, и уже через несколько минут Роксана услышала сонный голосок своей младшей сестренки. Ахмед появился в дверях с Сэрой на руках. Она прильнула к нему, как маленькая обезьянка, уткнувшись носиком в воротник его рубашки.

– Сэра! – воскликнула Роксана, протянув руки к сестренке.

Ахмед осторожно передал девочку Роксане и, нахмурившись, отвернулся к стене.

– Сэра... – вновь прошептала Роксана, прижимая ее к груди. – Я так долго тебя искала! И так беспокоилась...

Сэра смотрела на нее, явно еще не понимая, где она и что вокруг происходит. Роксана бросила тревожный взгляд на Ахмеда. Но тот кивком головы дал ей понять, что с девочкой все в порядке.

– Мне снился... – тихо проговорила Сэра, – мне снился полковник Макс... Мой папа... Снилось, будто бы он... Будто бы он... умер...

Роксана наклонилась, целуя личико Сэры. Она ничего не знала о судьбе полковника. Но слышала, как двое сипаев посмеивались над тем, что некоторые английские офицеры «имели глупость» полагаться на преданность подчиненных им сипаев. И уже тогда подумала, что те могли иметь в виду и полковника Шеффилда. Но говорить об этом сейчас с сестренкой Роксана не хотела.

– Сэра, – строго спросила она, – почему ты одна ушла в город? Ведь ты прекрасно знала, что мы даже отложили верховую прогулку! И я тебя предупреждала, что ты не должна никуда выходить без меня!

Сэра всхлипнула и еще крепче прижалась к старшей сестре.

– Ладно, Сэра! Теперь это уже не так важно. Ведь мы снова вместе! Наш друг Ахмед спас тебя и меня. А теперь нам надо переждать здесь, пока в городе все успокоится и можно будет выйти на улицу.

– А когда все успокоится? – прошептала Сэра. – И когда мы сможем уйти отсюда?

– Не знаю.

– Наверное, не скоро! – ответил Ахмед из дальнего угла комнаты.

– Я хочу домой! – заплакала Сэра.

Роксана прижала сестренку к груди. «Я тоже хочу домой!» – очень хотелось сказать ей.

Но в присутствии Ахмеда она не решилась произнести вслух эти слова...

Когда через час раздался оглушительный взрыв, Роксана в первый момент бросилась на колени, желая прикрыть собой Сэру от падавшей с потолка штукатурки и осколков стекла из выбитых окон. Но затем вскочила, забыв об осторожности, подбежала к окну и выглянула в сад. Она увидела огромное облако желтого дыма, взметнувшееся высоко к небу. Но в ту же секунду Ахмед схватил ее за плечи и оттащил от окна.

– Назад! – приказал он. – Поймите же, речь идет о вашей жизни!

Роксана отскочила от окна, впервые до конца осознав, какому страшному риску подвергал себя Ахмед, спасая ее от слуг падишаха.

– Что это было? – испуганно спросила она.

– Подозреваю, что взорвался пороховой погреб.

– А кто мог его взорвать?

– Вы думаете, что эти люди, будучи моими слугами, посвящают хозяина во все свои планы и секреты? – со злостью ответил Ахмед. – Ошибаетесь! Могу лишь предположить, что взрыв был организован руками ваших сторонников с целью не допустить, чтобы боеприпасы попали к мятежникам. Но они ошиблись: основная масса оружия и взрывчатки несколько дней назад была перевезена отсюда в другое место. Если вас интересует – куда, то я могу попытаться это разузнать.

Роксана отрицательно покачала головой. Но Ахмед, казалось, не заметил этого жеста и вышел из комнаты. Сэра тут же подбежала к сестре.

– Роксана, мне очень страшно! – прошептала девочка. Роксана погладила ее по головке, подумав о том, что и ей самой страшно в этом доме. Но в отличие от младшей сестренки она своим взрослым умом понимала причину этого страха. Ситуация сложилась так, что они обе оказались заложницами той опасности, которой подвергли бы себя, выйдя за стены дворца. Роксана знала, что бунтовщики Мирута обратились за помощью и поддержкой к старому падишаху. Падишах же не только обещал им помогать, но даже разрешил расположиться на территории своего дворца в Дели.

Сэра была еще совсем ребенком. И все ее страхи основывались на инстинкте, к которому добавлялся очень небольшой жизненный опыт. Но ее страхи пугали Роксану даже больше, чем собственные предчувствия. Поэтому она твердо решила сделать попытку вырваться отсюда при первой же возможности.

– Сэра, – сказала она. – Я бы хотела, чтобы ты мне пообещала ни при каких обстоятельствах не отходить от меня, пока все это не закончится. Обещаешь?

Сэра утвердительно кивнула.

– Вот и прекрасно! – улыбнулась ей Роксана. – Тогда слушай: сегодня вечером, как только стемнеет, я попробую выяснить, можно ли нам добраться до дома. Но помни, ты не должна никуда уходить без меня! Поняла? Мы дождемся момента, когда сможем уйти отсюда вместе. Никаких самостоятельных шагов! Ясно?

Сэра снова утвердительно кивнула...

Час проходил за часом, а шум мятежа, доносившийся через окно с улиц города, не утихал. Наступила ночь. Ахмед немного успокоился. После легкого ужина Сэра увлеклась игрой, придуманной специально для нее Ахмедом, которая предполагала ползание на четвереньках по полу. Так было безопаснее. Убедившись, что сестренка занята, Роксана попросила у Ахмеда разрешения пройти в ванную, чтобы немного освежиться и привести себя в порядок. Ахмед провел ее в небольшую комнату без окон, задернул плотную занавеску, служившую дверью, и удалился.

Раздевшись, Роксана посмотрела на себя в висевшее у входа зеркало и убедилась, что загоревшие участки ее кожи во тьме были почти не видны. Это натолкнуло ее на мысль, что с наступлением ночи она могла бы сойти за индианку. Тем более что все тело будет закрыто одеждой, а цвет глаз в темноте вряд ли сможет ее выдать. Что же касалось Сэры, то она внешне ничем не отличалась от индийских детей.

Однако в первую очередь им надо было ускользнуть от Ахмеда. Его страх за Роксану и Сэру был ничуть не меньше, нежели за самого себя. Поэтому добровольно он никогда бы не отпустил их...

А что, если попытаться уговорить его бежать вместе с ними?

Эта мысль пришла в голову Роксане совершенно неожиданно. Она была обязана Ахмеду жизнью. И теперь могла вернуть хотя бы часть долга, отведя от него угрозу, которая стала бы совершенно реальной, останься он здесь после их бегства. Ведь в конце концов может выясниться, что он помогал им... Но с другой стороны, в случае своего согласия Ахмед вынужден будет остаться в британском лагере. Будучи по натуре очень независимым человеком, он не стал бы помогать поддерживающим англичан сипаям в борьбе с мятежниками. Хотя ни в коем случае и не был бы сторонником последних. Это неминуемо означало бы, что в английском лагере Ахмед очень скоро оказался бы в том же положении, что и Роксана с Сэрой в его дворце, то есть в тюрьме, пусть даже без решеток. Значит, надо было придумать что-нибудь другое, дабы обеспечить свободу себе и безопасность Ахмеду.

Вернувшись в гостиную, Роксана обнаружила Ахмеда увлеченно играющим с Сэрой. Оба были просто счастливы. Она посмотрела сначала на сестренку, потом на ее друга и улыбнулась:

– Ахмед...

Ахмед поднял голову:

– Да, Роксана!

Неожиданно за спиной Роксаны раздался еще чей-то голос. Она отступила на шаг. Ахмед же вскочил на ноги. В руке его блеснула сталь...

В дверях стоял мужчина в одежде патхана. Роксана вскрикнула и, оттолкнув Ахмеда, встала между ними.

– Нет!

Она больше не смотрела на Ахмеда, который схватился за голову, видимо, в ужасе от того, что чуть было не натворил. В дверях стоял Гаррисон...

Несколько мгновений он молча смотрел на Роксану. Затем из глаз его брызнули счастливые слезы. Он бросился вперед и заключил жену в объятия.

– Любимая! – зашептал Колльер, покрывая лицо Роксаны поцелуями.

Роксана всем телом прижалась к супругу, еще не веря в реальность всего происходящего. По щекам ее тоже потекли слезы...

Час спустя, утолив голод и без особого сопротивления позволив Роксане перевязать рану, Колльер в красках и со всеми подробностями рассказал ей все, что произошло с ним в Мируте и по дороге в Дели. Роксана же поведала ему историю с Адейном, которого она сначала нашла, а затем снова потеряла.

– Мне так хотелось вернуть его тебе! – грустно сказала она.

– Моя любимая, храбрая девочка! – прошептал Гаррисон, глядя в ее измученное, но счастливое лицо.

Потом он долго рассказывал ей о том, что произошло в Дели, о бесчинствах мятежников в английском военном гарнизоне, об издевательствах, которые те творили над европейцами. Сэра подошла к Колльеру и встала рядом с ним. Роксана посмотрела на сестренку и вздохнула, догадавшись, о чем та сейчас думает.

– А что с папой? – спросила Сэра, уже зная ответ на свой вопрос.

Колльер долго молчал. Потом опустил голову и тихо сказал:

– В отличие от многих других офицеров, погибших во время этих событий, его принесли умирать домой оставшиеся до конца верными своему командиру сипаи. И были с ним рядом до конца.

Сэра горько заплакала, но не позволила утешать себя ни Роксане, ни Колльеру, бросившись к Ахмеду. Тот поднял девочку на руки и отошел с ней к окну.

– Прости меня, Роксана. Я принес тебе скорбную весть.

Роксана грустно кивнула. Гаррисон помолчал и добавил:

– Максвелл любил тебя и Сэру. Он мне сам сказал, когда...

Роксана приложила палец к губам Колльера и перебралась со стула, на котором сидела, к нему на колени. Он прижал ее к себе и нежно поцеловал в лоб...

Роксана сидела, чуть отодвинувшись от открытого окна, и смотрела в сад. На стоявшей у противоположной стены кровати мирно похрапывал Гаррисон. Сэра свернулась клубочком на мягкой циновке в углу комнаты. Ахмед ушел спать в одну из дальних комнат.

– Я хочу домой! – сказала Роксана мужу накануне. А он в ответ рассказал, что англичане на время отступили, оставив военный гарнизон на разграбление мятежникам. Что дом ее отца был полностью разрушен после смерти полковника. Поэтому возвращаться им было, по сути дела, некуда.

– А папа? – спросила она.

– Я похоронил Максвелла около дома Цесии. Там никто не сможет нарушить его покой.

Роксана сидела, жадно вдыхая прохладный воздух. Иногда она закрывала глаза и молча молилась за упокой души женщин и детей, погибших в ту страшную ночь. Их было пятьдесят... Пятьдесят ни в чем не повинных женщин и детей были с ней в той ужасной темной комнате. Теперь их нет... Ни женщин... Ни детей... Колльер еще не знает обо всем этом...

Подсознательно Роксана положила ладонь себе на живот, как бы оберегая новую жизнь, которая уже, возможно, теплилась в ней.

Она услышала, как Колльер зашевелился в постели. Роксана обернулась и увидела, что он, не открывая глаз, ищет что-то левой рукой рядом с собой. Да, он искал ее... Но у Роксаны просто не было сил сейчас подойти к нему.

Гаррисон приподнялся и спустил ноги с кровати. Потом встал во весь рост и, одевшись, подошел к Роксане и провел ладонью по ее волосам.

– Колльер, – прошептала она.

– Что, дорогая?

– Я убила человека. В городе... Из пистолета...

Гаррисон молчал и лишь еще раз нежно провел ладонью по ее волосам.

– А того... ну, кто был на твоей лошади...

– И что же с ним?

– Я... я его отпустила... Хотя и подумала, что он, возможно, тебя убил... Но знаешь, мне кажется, что нельзя жить местью... Даже если...

Голос Роксаны задрожал и прервался. Она тяжело вздохнула и низко опустила голову.

– Я знаю о той страшной резне, которая произошла в провинции, – тихо сказал Гаррисон. – Кое-что мне довелось увидеть самому. Еще больше я знаю из сообщений. Сейчас совершенно ясно: если не возобладает здравый смысл, вся страна станет жертвой братоубийственной мести и захлебнется в крови. Но увы, решать это будем не мы с тобой. Потому что безумие уже вошло в кровь каждого из нас. Ахмеда... Меня... Напряжение в обществе нарастает с каждым днем.

– Случилось так, что не только свидетельницей, но уже почти жертвой этой резни стала и я! Меня спас Ахмед.

– Я знаю.

– Знаешь?

– Ты разговаривала во сне. И я все слышал. А теперь нам нельзя больше медлить. Отсюда надо срочно уходить. Потому что каждую минуту нас могут обнаружить. Бежать же будет некуда. Жизнь самого Ахмеда подвергается опасности. Нельзя исключать и того, что его могут заставить нас выдать.

– Ты думаешь, он это может сделать?

– Хочу верить, что нет. Но у меня нет никакого желания убедиться в своей ошибке. Поэтому я решил, что нам надо покинуть этот дворец сразу же, как только мне удастся договориться о месте нашего дальнейшего пребывания.

– Но где мы сможем укрыться? Ведь ты же сам сказал, что гарнизон сгорел дотла, а от дома моего отца остались одни развалины.

– Мы поедем на юг, в Калькутту. Насколько мне известно, англичане там все еще контролируют положение. Ты и Сэра сядете на первый же корабль и отправитесь в Англию. После чего...

– Я никуда не поеду! – отрезала Роксана. Гаррисон тяжело вздохнул и развел руками:

– Пойми же, дорогая, ситуация может стать весьма грозной, если волна мятежа докатится до Калькутты раньше, чем мы туда доберемся.

– Это если мы туда поедем!

– Поедем! Мы должны туда поехать! Вот мой план для нас троих. Я...

Роксана протянула руку, приложила палец к губам Гаррисона и кивнула в сторону спящей Сэры:

– Тише! Не надо ее пугать. А потом... – Она перешла на шепот: – Потом сам посуди: какое положение ты занимаешь здесь? А в Калькутте? Которая, кстати, очень далеко от Дели. И переезд туда отнюдь не безопасен. К тому же долгое отсутствие может стоить тебе должности.

Гаррисон долго молчал, прежде чем ответить:

– Я уже сделал этот шаг, Роксана. Сделал, когда приехал сюда за тобой. Я отказался идти с остальными офицерами в разведку.

Роксана прикусила нижнюю губу и почувствовала, как сильно вдруг забилось ее сердце.

– А как же с долгом чести, Колльер? Мы ведь очень часто об этом говорили! Разве не так?

Гаррисон положил ладони на плечи Роксаны и посмотрел ей в глаза.

– Ты говоришь о долге чести? Честь, как и любовь, для меня самое святое в жизни. И я им никогда не изменю! Поняла? Только не надо плакать!

Колльер смахнул слезу со щеки Роксаны.

– Ты помнишь нашу первую встречу? Уже тогда я понял, что люблю тебя, Роксана!

– Нет, это неправда!

– Правда! А на второй день я знал, что женюсь на тебе. Если, конечно, ты на это согласишься. Что ж, можешь считать меня идиотом.

– И не подумаю! Ведь я твоя жена. И если бы вышла за идиота, то кем была бы сама? А вообще-то...

– Что?

– Я люблю тебя, Колльер.

Гаррисон наклонился и поцеловал Роксану в затылок.

– Я всегда помню об этом, миссис Роксана Гаррисон...

Всю ночь Роксана занималась тем, что из добытых Гаррисоном и Ахмедом продуктов готовила еду в дорогу. Сэра сидела на краешке стула, свесив ноги, и с интересом следила за этим кулинарным процессом. Роксана доходчиво и подробно объяснила сестренке, куда они собираются ехать, попросив при этом не задавать лишних вопросов. Сэра надула губы и замолчала.

Еще до рассвета небольшая группа, прячась за каменной стеной, отделявшей территорию дворца от города, спустилась на дно глубокого высохшего ручья с помощью связанных между собой ружейных ремней. Днем это место простреливалось. Но ночью здесь не видно ни зги. И Гаррисон успокоил Роксану с Сэрой, сказав, что сейчас никому из них ничто не угрожает...

...За несколько часов до бегства Ахмед приготовил коричневую мазь, которой Гаррисон покрыл руки и лицо Роксаны. Запах ее был не из приятных, но зато теперь дочь полковника Шеффилда с наступлением темноты было бы невозможно отличить от индианки.

– Мы пойдем ночью, – сказал жене Колльер, помогая ей облачаться в сари, – а потому у каждого, кто посмотрит на тебя, пусть даже очень внимательно, не возникнет и тени сомнения в том, что перед ним супруга патхана или бенгальца.

Роксана посмотрела на себя в зеркало и с некоторым беспокойством подумала, что если они наткнутся на британский отряд, то подобный маскарад может оказать им плохую услугу. Но другого выхода не было. Перед тем как покинуть дворец, Роксана написала письмо и передала его Ахмеду со словами:

– Если британцы одержат победу, то эта бумага избавит вас от многих неприятностей. В случае же их поражения немедленно уничтожьте ее!

Ахмед кивнул и благодарно поклонился Роксане.

– Спасибо вам, – добавила Роксана, коснувшись его руки, – за то, что спасли жизнь мне, а главное – Сэре. И еще за то, что стали моим другом, от которого я многое узнала об Индии. Этого никогда бы не было, если бы я ограничила свое пребывание в вашей стране только домом своего отца.

– Благодарю вас за эти слова, – снова поклонился Ахмед, затем нагнулся над протянутой рукой Роксаны и поцеловал ее.

Потом он повернулся к Колльеру, и Роксана поняла, что надо оставить мужчин для какого-то приватного разговора. Сделав знак Сэре, она пошла к выходу. Девочка послушно последовала за ней.

У двери их поджидал Смельчак. Роксана и Сэра переглянулись. Пес грустно смотрел на них, видимо, чувствуя, что решается его судьба. Сэра наклонилась и погладила его по шерстке. В это время их нагнал Гаррисон. Роксана и Сэра одновременно посмотрели на него, а затем – на собаку. Гаррисон все понял без слов. И тут же заявил, что Смельчака обязательно надо взять с собой, иначе он погибнет. А чтобы пес не лаял, предложил надеть на него намордник, сквозь который он мог бы просовывать язык.

Теперь предстояло решить еще одну проблему. Она заключалась в том, что беглецам предстояло выйти через то крыло дворца, где располагались покои Ахмеда. А там всегда сновали слуги, которые никак не должны были стать свидетелями бегства европейцев. И вот после долгих раздумий было решено разыграть своего рода театральную сцену, в которой главная роль отводилась опять же Колльеру. Он должен был незаметно спуститься через дверь гостиной в сад и там с помощью пиротехники произвести вполне безопасный, но громкий взрыв. Это на некоторое время отвлекло бы внимание домочадцев и дало бы возможность беглецам проскользнуть через комнаты и воспользоваться черным ходом. Конечно, риск при этом был большой. Но ничего другого ни Колльер, ни Ахмед, ни Роксана придумать не могли.

Итак, Роксана, Сэра и пес Смельчак притаились у дверей комнаты, ожидая, когда в саду прогремит взрыв. Ахмед стоял рядом и казался совершенно спокойным.

– Я уверен, что все будет в порядке, – прошептал он Роксане. – Ручаюсь вам!

Минута проходила за минутой, а взрыва все не было. Роксана бросила на Ахмеда один тревожный взгляд... Другой... Наконец решительно сказала:

– Что-то случилось. Я должна пойти к нему!

– Нет, нет! – запротестовал Ахмед. – Ни в коем случае! Я обещал капитану, что вы будете ждать здесь, даже если он вообще не вернется. В этом случае я выведу вас сам! Надо еще немного подождать.

Роксана послушно кивнула, хотя готова была разрыдаться. Ибо мысль о том, что в эти минуты Колльер, возможно, борется за свою жизнь, была нестерпимой.

– Ахмед!..

Он предостерегающе положил ладонь на руку Роксаны:

– Слушайте! Он уже здесь, в конце холла. Наверное, взрыв произвести не удалось. Надо попытаться проскользнуть так. Идемте! И наклоните головы, чтобы не было видно ваших лиц. Сэра, к тебе это тоже относится. Собаку дайте мне.

Низко опустив головы, Роксана и Сэра последовали вдоль темного коридора за Ахмедом. Неожиданно в сознании Роксаны молнией сверкнули слова, сказанные ей накануне Гаррисоном:

«Ахмед рискует жизнью... Его могут заставить нас выдать...»

– Боже мой! – вырвалось у Роксаны.

Ахмед повернул голову и бросил на нее жесткий, полный решимости взгляд. Роксана положила руку на плечо Сэры. Ахмед же довольно бесцеремонно подтолкнул обеих вперед к затемненной части холла. Роксана споткнулась и чуть было не упала, потянув за собой Сэру. Но чьи-то руки подхватили ее. Она попыталась было сопротивляться, но уже в следующий момент поняла, что руки принадлежали Колльеру, помогшему ей устоять на ногах.

– Собака осталась у Ахмеда, – шепнула Роксана.

Она обернулась и увидела, что Ахмед снял со Смельчака намордник и сжал руками челюсти пса, чтобы тот не смог залаять. И тут же, наклонившись, начал шептать Смельчаку на ухо, видимо, что-то приятное, ибо тот весело завилял хвостом.

– Ахмед будет очень хорошо обращаться с ним, – улыбнулась Сэра.

Ахмед еще раз посмотрел им вслед и, взяв собаку за поводок, исчез с ней за дверью. Сэра вздохнула и шепнула Гаррисону:

– Он повел песика в сад. Вот и хорошо! Смельчак любит там гулять!

– Нам надо торопиться, – тихо сказала ей Роксана. – Похоже, где-то поблизости проходит какая-то демонстрация. Все слуги бросились туда. Так что не потребовалось устраивать никаких взрывов. Путь свободен. И необходимо этим воспользоваться, пока не поздно!

Осторожно, ежесекундно оглядываясь, они миновали двор и стали пробираться вдоль каменной стены. Оставив Роксану и Сэру, Гаррисон пошел вперед на разведку. Роксана посмотрела на Сэру и поняла, что та смертельно устала и в таком состоянии просто не сможет самостоятельно спуститься в долину ручья. Но останавливаться для отдыха было нельзя. Роксана взяла сестренку на руки и пошла с ней дальше. У самого пролома в стене, откуда начинался спуск, она остановилась. Именно здесь надо было ждать сигнала Гаррисона, если путь свободен.

Ждать пришлось недолго. Не прошло и пары минут, как снизу раздался тихий свист. Роксана спустилась на полшага и увидела прямо под собой Колльера. Он стоял, готовый принять Сэру. В следующее мгновение девочка была уже в его сильных руках. Роксана спустилась еще на шаг и оказалась рядом с Гаррисоном. Тот поставил Сэру на землю и прошептал:

– Подождите немного здесь. Спускаться на, дно ручья надо по очереди. Я буду первым, чтобы страховать вас внизу. После моего сигнала ты передашь мне Сэру, а затем, привязав ремни к тому острому камню, последуешь за ней. Я уверен, что все обойдется благополучно.

И он снова исчез.

До ушей Роксаны долетали крики с улицы, какой-то шум. Но это не было похоже на преследование. Роксане даже показалось, что где-то неподалеку орали и бузили пьяные. Прислушавшись, она убедилась, что не ошиблась. И облегченно вздохнула. Тут же снизу донесся сигнал Гаррисона.

Роксана осторожно обвязала ремнями Сэру и плавно опустила ее прямо в руки Колльеру. Затем постаралась как можно надежнее прикрепить ремни к камню и крепко обвязалась ими. Она не боялась разбиться насмерть. Но падение произвело бы шум, привлекло внимание тех, кто был на улице, и могло бы сорвать план побега. К счастью, все обошлось.

Постепенно шум улицы стал удаляться и вскоре почти совсем затих.

– Черт побери! – выругался Гаррисон. – Хорошо, что они были пьяными и не заглянули в овраг. Да и твое лицо все-таки не столь смугло, как у индианки. Ладно, будем считать, что нам повезло!

Беглецы выждали еще несколько минут, после чего двинулись дальше. Дно оврага было усыпано острыми камнями. Идти было трудно. Сэра ехала на плечах Гаррисона, крепко обняв его за шею, а Роксана держалась за руку мужа...

Прошло не меньше часа, прежде чем они достигли места, где можно было выбраться из оврага. Гаррисон подсадил сначала Сэру, а потом Роксану. Поднявшись наверх, Роксана выпрямилась, осмотрелась по сторонам и только после этого сказала:

– Мое сердце больше не выдержит подобных испытаний!

Гаррисон нежно посмотрел на жену, улыбнулся и снова посадил Сэру себе на плечи. Они шли быстро, стремясь как можно скорее выбраться из Дели. А высоко над их головами раскрылось темное покрывало усеянного звездами небосвода, с которого светил ущербный месяц...

Глава 22

Август 1857 года

Роксана смотрела вперед и ничего не видела сквозь пелену мелкого дождя, время от времени разрываемую ветром. Колеса запряженного волом фургона глубоко тонули в раскисших колеях дороги и проворачивались настолько беззвучно, что в темноте трудно было определить, движется фургон или стоит на месте.

Но остановиться и попытаться переждать непогоду не было времени. Необходимо было поскорее добраться до Калькутты, до которой, похоже, было уже совсем недалеко. В редкие минуты возвращения сознания Гаррисон узнавал места, мимо которых проезжал фургон. А возможно, он просто бредил. Причиной тому был приступ малярии, о чем Роксана не сразу догадалась.

Колльер заболел почти сразу после того, как они покинули обгоревший остов дома ее отца. А сейчас положение еще осложнилось, ибо закончились запасы хинина, а продукты покрыла плесень. Единственное, чего было вдоволь, так это дождевой воды, которую Роксана собирала в широкий сосуд, установленный на крыше фургона.

Вол споткнулся, и это заставило Роксану вновь взглянуть на раскисшую дорогу. Даже днем ехать по ней можно было лишь очень медленно. Ночью же движение было очень опасным. И не только потому, что в темноте можно было ежеминутно соскользнуть по размытой глине в кювет, но и из-за невозможности ориентироваться. Небо было закрыто низкими тучами, сквозь которые не было видно ни звезд, ни луны, которая хотя бы немного освещала дорогу.

И все же беглецам в какой-то момент повезло. Благополучно выбравшись из охваченного мятежом Дели, они встретили садовника Гондию и с его помощью раздобыли фургон вместе со старым волом.

Однако расстояние до Калькутты, составляющее тысячу километров, для Роксаны и ее друзей увеличилось почти на треть. Многие города и селения приходилось объезжать, поскольку в них бесчинствовали мятежники.

Вдобавок ко всему вскоре после бегства из Дели плохо себя почувствовала и Роксана. Временами ее тошнило. Совершенно пропал аппетит. Гаррисона это очень встревожило, хотя она и уверяла его, что все в порядке. Впрочем, так оно, в сущности, и было. В положении Роксаны подобные неприятности считаются нормой. Гаррисон начал кое о чем догадываться, а потому перестал расспрашивать жену. Сама Роксана тоже пока избегала разговоров на эту тему...

Новая беда обрушилась на головы беженцев совершенно неожиданно. Хотя Роксана и опасалась, что нечто подобное может когда-то произойти. При переправе через одну из многочисленных рек пал вол. Сначала он с ревом опустился на колени. Потом уткнулся головой в воду. А затем повалился на бок, ломая оглобли и грозя опрокинуть фургон.

Роксану выбросило с заднего сиденья, и она неминуемо упала бы в воду, если бы не подставленная вовремя сильная рука Гондии.

– Надо высвободить вола из оглобель, пока он не перевернул фургон, – сказал садовник.

– Но как это сделать?

– Я сейчас попробую.

Гондия перелез через передний борт, вошел по колено в воду и, держась обеими руками за оглобли, стал медленно подбираться к животному. Роксана же решила использовать остановку, чтобы поправить повязку на ране Гаррисона. Но ее дрожащие руки и онемевшие пальцы отказывались слушаться.

– Сэра, помоги мне! – позвала она сестренку. Вместе они управились довольно быстро.

– А с Гондией все в порядке? – спросила Сэра. Роксана не ответила. Она и сама не знала, что с садовником. К тому же в этот момент очнулся Колльер.

–Роксана, – услышала она его шепот, – ради Бога, скажи, что происходит?

– Мы переезжали через реку, и в этот момент пал вол. Сейчас Гондия пытается выпрячь его из оглобель. Иначе может опрокинуться фургон.

Гаррисон с трудом приподнялся, свесил ноги с сиденья и, заметив, что Роксана еле держится на ногах, заботливо усадил жену рядом с собой. Она принялась упрашивать Колльера отпустить ее и пока думать только о себе. Но Гаррисон ее не слушал. Роксана вздохнула и обернулась к сестренке:

– Сэра, нам, видимо, придется покинуть фургон и прыгнуть в воду. Ты умеешь плавать? Нет? Плохо! Потому что и я... Я тоже не умею... По крайней мере мне так кажется... Хотя, помню, в твоем возрасте, купаясь в нашем озере, я держалась на поверхности довольно долго. Правда, с тех пор ни разу не пыталась повторить этот опыт. Но думаю, что, помогая друг другу, мы как-нибудь выплывем. Хорошо бы отыскать какой-нибудь деревянный предмет, за который можно было бы уцепиться. Кстати, а почему бы не воспользоваться вот этим ящиком? Чем не спасательный круг!

Роксана на мгновение повернула голову и вдруг увидела, что уже не только Гондия, но и Гаррисон стоит чуть ли не по грудь в воде и старается освободить оглобли фургона от огромной туши умирающего вола. Течение в реке было стремительным, что очень затрудняло их работу. К тому же Колльер был очень слаб. Пот катился по его лбу. И был момент, когда Роксане показалось, что Гаррисон вот-вот потеряет сознание.

Но тут она заметила, что Колльер и садовник о чем-то спорят друг с другом. Слов ей не было слышно, но по взглядам, которые тот и другой поочередно бросали в сторону фургона, Роксана поняла, что речь шла о ней и о Сэре.

Колльер повернулся и стал пробираться к фургону. Но тут обессиленный вол в последний раз дернулся. Этого оказалось достаточно, чтобы фургон потерял устойчивость и стремительно двинулся вниз по течению реки, подобно потерявшему управление плоту.

Роксана вскрикнула и, перегнувшись через борт фургона, протянула Колльеру руку. Но тот крепко держался за оглоблю и напряженно смотрел вперед. На лице его было выражение ужаса.

Роксана проследила за его взглядом, и тут из ее груди вырвался отчаянный вопль:

– Боже мой! Мы погибли!

Совсем близко посередине реки плыло огромное, вырванное с корнями дерево. Течение с огромной скоростью несло фургон прямо на него. Гаррисон что-то крикнул Роксане и, погрузившись с головой в воду, вынырнул уже далеко от фургона. Понять, что кричал Колльер, было невозможно. Но Роксана уже и сама видела грозящую им с Сэрой опасность. Как только фургон врежется в дерево, даже если они обе не погибнут во время столкновения, их накроет брезентовым верхом фургона. А это означало верную смерть...

Оставался лишь один выход. И Роксана решилась. Взяв сестренку за руку, она встала обеими ногами на борт фургона и скомандовала Сэре:

– Прыгаем!

Обе закрыли глаза и бросились вниз...

...Роксана никак не ожидала, что вода в реке окажется такой холодной. В первый момент ей показалось, будто они с Сэрой очутились в ледяной проруби. «Боже, что теперь будет с малышом, живущим во мне!» – с ужасом подумала Роксана. И тут же попыталась утешить себя: ведь если их будущий ребенок переживет весь этот кошмар, то непременно родится мальчиком и, уж конечно, вырастет отважным, сильным мужчиной...

В следующий момент все ее внимание переключилось на Сэру, которая яростно барахталась в холодной воде, держась за ее руку. Роксана прижала девочку к себе. Но тут же почувствовала, как они обе погружаются в пучину. Намокшая тяжелая одежда неудержимо тянула их вниз.

Ощутив под ногами дно, Роксана со всей силы оттолкнулась от него ногами и вынырнула на поверхность, держа на высоко поднятых руках сестренку. Сэра закашлялась. Широко открыв полные ужаса глаза, она беспомощно смотрела на сестру. А та снова ушла с головой под воду.

Это продолжалось бесконечно. Страх придавал сил Роксане. И, несмотря на почти полное неумение плавать, она неизменно поднималась на поверхность, чтобы набрать воздуха в легкие. Сэру она продолжала крепко держать в вытянутых вверх руках. Иногда Роксана успевала оглядеться по сторонам, надеясь убедиться, что Гаррисон и Гондия живы. Но никого из них так и не увидела...

...Однако всплывать с каждым разом становилось все тяжелее. Роксана чувствовала, как немеют и отказываются ей подчиняться руки и ноги. Сэра казалась все тяжелее. С отчаянием Роксана поняла, что ни собственное желание выжить, ни страстное стремление спасти сестренку уже не помогут. Еще несколько минут, и они обе навсегда исчезнут под водой...

Роксана не помнила, в какой момент потеряла сознание. И очень удивилась, когда, очнувшись, обнаружила, что лежит на мокрой, грязной травяной куче. Но все же – на твердой земле...

Голова гудела, как будто по ней долго били чем-то тяжелым. Некоторое время Роксана не могла пошевелиться и лишь смотрела в небо Дождь кончился. Ветер утих. Грохот и рев разбушевавшейся стихии прекратился...

Она долго прислушивалась в надежде уловить хотя бы один звук, говоривший о том, что Сэра тоже жива и находится где-то рядом. Но слышала только мерные всплески воды, доносившиеся со стороны реки.

Чтобы убедиться в том, что все ее кости целы, Роксана пошевелила сначала одной рукой, потом другой. Затем каждой ногой по очереди. Боли не было. Значит, обошлось без переломов. Роксана осторожно приподнялась и села. Но прошло еще не менее получаса, прежде чем она смогла встать на ноги...

...Роксана медленно брела вдоль берега к тому месту, где произошла катастрофа. С мучительной болью она восстанавливала в памяти все случившееся. Сломанный фургон... Попытки Гондии, а затем и Гаррисона спасти его... Прыжок в холодную воду реки... Бесконечные попытки вынырнуть... И наконец тот страшный миг, когда стремительный поток вырвал из ее рук Сэру. Больше Роксана ее не видела. Как не видела Гаррисона и Гондии... Спаслись ли они?.. А если спаслись, то где сейчас?..

Между тем начинало темнеть. Роксана много читала о страшных хищниках индийских джунглей. И о том, что на охоту они выходят именно ночью. Наверное, она не боялась бы их, будь рядом Колльер и Гондия. Но ни того, ни другого не было. Роксана осталась одна. Наедине с таинственным, неизвестным, пугающим миром...

С тревогой она подумала, что если Сэра жива, то и она тоже осталась в полном одиночестве...

«Колльер, где же ты?» – мысленно взывала Роксана к мужу. Закрывая глаза, она старалась представить его здесь, рядом с собой. Неужели Колльера Гаррисона больше нет на свете?! А Гондия? Вдруг он тоже погиб? Если это так, то смерть садовника была благородной. Ведь он принес себя в жертву другим людям.

Роксана села на берегу реки у самого обрыва, обхватив колени руками и прижавшись к ним подбородком. Она чувствовала, что не сможет уйти отсюда, не узнав о судьбе сестренки, мужа и Гондии. А тем временем ночные сумерки продолжали сгущаться. Пространство вокруг наполнилось какими-то новыми, незнакомыми звуками и запахами. Две бродячие собаки спустились к реке и принялись жадно лакать воду. К ним тут же присоединился еще какой-то зверь, Роксане неизвестный. Но животные не внушали ей страха. Гораздо опаснее казались ей возможные встречи с людьми. И она тревожно ловила каждый звук, нарушавший ночную тишину...

...Под утро она все-таки заснула. Прямо на траве, около крутого обрыва. Но уже с первыми лучами солнца открыла глаза, встала и спустилась к реке.

Никогда еще Роксана не чувствовала себя такой покинутой и одинокой. Но страха в ее душе не было. Ибо она теперь знала, что делать. В первую очередь нельзя было оставаться здесь, на берегу реки. Это уже не имело никакого смысла. Приходилось признать, что Сэра, Гаррисон и Гондия скорее всего погибли. Теперь ей предстояло одной, полагаясь только на свои силы и удачу, пробираться в Калькутту. Дорогу туда Роксана знала. По ее расчетам, до Калькутты можно было дойти чуть больше чем за полдня.

Она в последний раз огляделась и, ступая босыми ногами по мокрой земле (туфли утонули в реке), отправилась в путь. Пройдя около мили, Роксана снова остановилась. Что-то заставило ее еще раз посмотреть на реку. И тут ей вдруг показалось, что сквозь шелест и плеск волн реки кто-то зовет ее по имени.

Роксана сделала еще несколько шагов и вновь остановилась, почувствовав, как неожиданно гулко забилось сердце. Она внимательно посмотрела на реку и вдруг увидела...

...Увидела два больших древесных ствола, плывущих по течению. За один из них держался мужчина, направляя его к тому месту, где стояла Роксана. На стволе угадывалась детская фигурка. Второй ствол, следовавший вплотную к первому, оседлал еще один мужчина, опустивший руки в воду и загребающий ладонями, как веслами. Одет он был в форму британского офицера и смотрел на Роксану каким-то почти безумным взглядом...

У Роксаны вдруг все поплыло перед глазами. Ей показалось, что она умирает...

...Она положила голову Колльера себе на колени и долго всматривалась в его исхудавшее бледное лицо. Иногда Роксана поднимала взгляд на сидевших рядом Сэру и Гондию и улыбалась обоим измученной, но счастливой улыбкой.

– Спасибо вам, – сказала Роксана Гондии. Садовник недоуменно пожал плечами:

– Я только помог им переправиться через реку. Девочку спас сам господин. Он еще очень убивался, считая вас погибшей.

– Что сейчас с ним?

– Новый приступ малярии.

– Боже мой! Что же нам теперь делать? – трагическим шепотом спросила Роксана. – Ведь мы не сможем идти дальше! К тому же у нас нет питьевой воды и лекарств!

Садовник сжал губы и некоторое время молчал. Роксана выжидательно смотрела на него. Но тут ее внимание привлек шум, донесшийся со стороны дороги. Сначала она приняла его за отдаленный раскат грома. Но уже в следующее мгновение на его фоне начали выделяться звуки, напоминавшие топот копыт.

Роксана и Гондия одновременно посмотрели на дорогу.

Если бы голова Колльера не покоилась на коленях Роксаны, она непременно бы вскочила. Ибо увидела приближавшийся отряд всадников, одетых в военную форму. Оголенные сабли сверкали на солнце.

«Вот оно! – молнией блеснуло страшное подозрение в голове Роксаны. – Нас все-таки нагнали! Сейчас все кончится!»

Сделав Гондии знак, чтобы он прикрыл собой Гаррисона, Роксана крепко прижала к себе Сэру. Что ж, пусть подходят! Британский офицер и его семья готовы бесстрашно встретить смерть!

Всадники тем временем продолжали скакать по весь опор. Казалось, что они даже не видят беглецов, а намерены, не останавливаясь, форсировать реку и ринуться куда-то дальше. Но вот передняя шеренга резко натянула поводья. Весь отряд остановился и окружил беглецов. Всадники с любопытством смотрели то на Колльера, то на Роксану с Сэрой, то на Гондию. Один из них, видимо, командир, подъехав вплотную, уставился на Роксану. Та тоже смотрела на него во все глаза.

– Что за черт! – воскликнул он. Роксана широко улыбнулась:

– Доброе утро, Гарри!

Действительно, верхом на красивом рослом жеребце сидел не кто иной, как капитан Гарри Гроувнер. Он продолжал с удивлением смотреть на Роксану, все еще не узнавая ее.

– Кто вы?

Она сделала шаг вперед.

– Кто я? Я – Роксана. Роксана Гаррисон. До недавнего времени бывшая Роксаной Шеффилд. Как себя чувствует Роуз?

– О Господи! – воскликнул Гроувнер и громко расхохотался. – Значит, этот мой счастливый соперник все-таки женился на вас! Но насколько я понимаю, он уже успел сделать вас вдовой?

– Этого еще можно избежать, Гарри, – раздался из-за спины Роксаны слабый голос Гаррисона, – если вы окажете мне медицинскую помощь. Иначе, думаю, Роксана вряд ли простит вам сцену в саду. Ведь так, милая?

– Не так! – фыркнула Роксана. – Я никогда ему этого не прощу!

Она повернулась к Колльеру, чтобы помочь ему подняться. Но один из всадников соскочил с коня и опередил ее, подхватив Колльера под мышки и легко подняв на ноги. Это был высокий сильный сикх в традиционном тюрбане на голове. Весь вид его говорил о том, как он счастлив видеть капитана Гаррисона живым. В глазах его стояли слезы радости.

– Вы обещаете, Роксана, держать меня в курсе относительно здоровья вашего супруга? Кстати, Роуз непременно тоже захочет узнать все подробности!

Роксана с радостью дала Гроувнеру такое обещание. Она смотрела на Гарри и думала о Роуз. О том, как может порой изменить мужчину любовь женщины. Особенно если эта женщина – его жена...

Глава 23

– И когда же была ваша свадьба?

Роксана сидела в кресле-качалке, вытянув руки на длинных мягких подлокотниках. Она умиротворенно смотрела на Роуз, уютно расположившуюся на софе, поджав ноги и окружив себя мягкими подушками.

– Мы поженились еще в конце марта, – улыбнулась Роксана.

– Тогда вы еще не были беременны?

– Нет, – солгала она.

– Колльер знает, что у вас будет ребенок?

Роксана выпрямилась в кресле, протянула руку и, взяв со стола стакан с лимонадом, сделала несколько больших глотков.

– А что, уже заметно?

– Мне заметно. Наверное, и еще кое-кому из женщин. Гарри пока еще ничего не понял. А Колльер?

– Похоже, нет.

Роксана встала, подошла к кроватке, где мирно посапывал первенец Роуз, и нежно на него посмотрела:

– Кажется, ему намного лучше.

– Слава Богу! Вчера я испугалась, что он простудился.

Роуз облегченно вздохнула, немного помолчала и вновь вернулась к той же теме:

– Я понимаю, почему вы так долго молчали. На севере происходили ужасные события. И трудно было думать о будущем. Но сейчас? Зачем здесь, в полной безопасности, надо скрывать от Колльера новость, которая, я уверена, принесет ему только радость?

– Вы же знаете, Роуз, что британские войска намерены штурмовать Дели. И конечно, Гаррисон непременно будет в этом участвовать. А я не хотела бы доставлять ему лишних волнений.

– Именно поэтому он должен все узнать, Роксана! Я совершенно уверена, что тогда он откажется принимать участие в штурме и останется здесь. Признайтесь ему прямо сегодня! Не ждите, когда он обо всем догадается. Скажите сами. И предоставьте ему право выбора: если для капитана Гаррисона важнее воинский долг – тогда пусть идет воевать! А вы пока будете страдать и мучиться. Черт бы их всех побрал с этим долгом! Но увидите, что Гаррисон поступит иначе. Скажите ему сегодня! Обещаете?

Роксана помолчала. Потом улыбнулась:

– Хорошо, Роуз! Я так и сделаю.

– Сегодня?

– Сегодня. Обещаю!


В сумерках наступающей ночи Роксана тихо прокралась к постели Гаррисона и села рядом с ним. Помедлив, она наклонилась и посмотрела мужу в лицо. Колльер еще не совсем оправился после болезни, но дело явно шло к выздоровлению. Во всяком случае, выглядел он гораздо лучше, чем три недели назад. Сегодня он должен был пойти к лорду Каннингу и дать окончательный ответ, намерен ли он участвовать в предстоящей военной операции.

«Если Колльер все-таки пойдет воевать, я не стану его осуждать», – подумала Роксана.

В дверь тихо постучали. На пороге стоял Гондия. Бывший садовник теперь выполнял обязанности слуги Гаррисона. Но Роксана уже давно считала этого благородного человека просто своим другом.

Она подошла к Гондии и тихо спросила:

– Где полковник?

– Он уехал куда-то и обещал вернуться только к завтрашнему утру.

– А Сэра?

– Уже спит.

После возвращения в Калькутту Роксана и Гаррисон жили у Стентонов, занимая бывшую спальную Юнити. Сама же Юнити переехала в апартаменты миссис Стентон, где они с матерью вот уже на протяжении недели паковали вещи, готовясь к отъезду в Англию. Правда, Юнити категорически заявила, что уедет только после того, как Льюис поклянется ей в вечной верности. О том, что молодой человек уже просил у Стентона руки его дочери, Роксане сказал сам полковник.

Роксана снова подошла к Гаррисону и, сев на край кровати, опять посмотрела ему в лицо. Густые ресницы Колльера дрогнули, и он открыл глаза.

– Колльер... – с места в карьер начала Роксана.

Но Гаррисон остановил ее:

– Нет, сначала выслушай меня...

Она тут же поняла, о чем с ней хочет говорить супруг, и отрицательно замотала головой:

– Нет, нет! Не сейчас!

– Роксана...

– Нет! Сначала скажу я. Дай мне руку!

Колльер протянул свою широкую ладонь. Роксана поднесла ее к губам и поцеловала:

– Милый!

– Ну что? Говори же!

– Я должна тебе признаться, – зашептала она.

– В чем?

– В том... В том, что я...

– Что ты?..

– Что я беременна. У нас будет ребенок.

– Я это знаю, милая!

Роксана округлила глаза:

– Знаешь?! Откуда?

Колльер приподнялся на локте, протянул руку и нежно погладил Роксану по волосам.

– Ты думаешь, я не вижу, как меняется твоя фигура? Или не заметил, что во время нашего пути сюда у тебя не было месячных, хотя по твоему женскому календарю для них наступило время? Неужели ты надеялась это скрыть?

Роксана молчала, не зная, что ответить. Колльер привлек ее к себе и поцеловал в губы.

– Ты не хотела меня волновать? Ведь так?

– Так. И у меня, видимо, ничего не получилось... Но...

– Но?

– Но это не означает, что я буду удерживать тебя, если ты решишь участвовать в военных действиях. Ведь ты собираешься вернуться в армию?

– Да.

– Когда?

– Послезавтра, милая, в Дели отправляется основная часть британских войск. И я должен поехать с ними.

Роксана ожидала, что эти слова отзовутся острой болью в ее сердце. Как было тогда, когда ей стало известно о прошлой помолвке Гаррисона. Но на этот раз ничего подобного не произошло. Она не почувствовала ни негодования, ни обиды.

Колльер продолжал гладить ее по растрепанным волосам:

– Ты меня любишь, Роксана?

Роксана наклонилась, утвердительно кивнула и положила голову ему на грудь.

– Тогда, родная, умоляю: ради Бога, не удерживай меня! Дай мне возможность вновь почувствовать себя мужчиной. И прошу тебя, не надо плакать и расстраиваться. Обещаю тебе, клянусь всем, что для меня свято: я обязательно вернусь!

Роксана мысленно перебирала все возможные доводы для возражений, но не могла остановиться ни на одном. Как бы она ни хотела оградить мужа от опасностей, неизбежных на войне, Роксана понимала, что не должна удерживать его при себе. Даже ради их будущего ребенка. Хотя знала, что имела на это моральное право...

«Честь, как и любовь, для меня превыше всего в жизни!» – сказал ей как-то Гаррисон.

Эти слова шли от самого сердца. С тех пор ничего не изменилось. Он продолжал страстно любить Роксану. И она это знала. Как знала и то, что на войне, в минуту опасности, исполняя свой воинский долг, Колльер Гаррисон постоянно будет думать и о ней. Долг и любовь переплелись в его душе, став чем-то нераздельным.

Роксана обняла мужа и крепко поцеловала в губы.

– Да хранит тебя Господь, любимый! – прошептала она. Потом положила ладонь себе на живот и добавила: – Мы с ним будем все время думать о тебе и ждать встречи. Надеемся, наша разлука не окажется слишком долгой!

– Я непременно вернусь, родная! – тоже шепотом ответил Колльер. – И очень скоро! Клянусь тебе...

Глава 24

Англия

Октябрь 1858 года

Это был по-настоящему прекрасный день. Редко случалось, когда небо выглядело даже более голубым, чем можно себе представить. В воздухе веяло прохладой. Не чувствовалось излишней влажности. Куда-то исчезли надоедливые насекомые.

Роксана сидела в плетеном кресле на просторном крыльце дома, арендованного после продажи лондонского жилища, доставшегося ей в наследство от покойной матери. С наслаждением вдыхая свежий воздух, Роксана смотрела на тянувшиеся вдаль поля, желтевшие под лучами солнца. Скоро начнется сбор урожая...

На коленях Роксаны лежали два письма. Оба пришли рано утром. Одно, еще не распечатанное, было от Юнити. Второе – от Роуз и Гарри. Его она уже успела прочитать. Чета Гроувнеров приглашала Роксану и Сэру погостить у них. И непременно привезти с собой малышку!

Роксана посмотрела в сторону детской кроватки. Десятимесячная малышка с темными волосиками, уже начинавшая понемногу ходить, лежала на спинке и болтала ножками. Она родилась в январе в Калькутте, когда Колльер уже четыре месяца как находился в армии. Первое время он регулярно писал Роксане. Но потом письма от него перестали приходить. Она не сомневалась, что Гаррисон исправно писал ей, как и обещал. Возможно, плохо работала почта. Это было неудивительно в хаосе, захлестнувшем страну.

Перед отъездом Колльера у них не нашлось времени, чтобы обсудить имя будущего младенца. Это беспокоило Роксану, которая не хотела сама решать столь важный вопрос. Возникла и еще одна проблема: девочку надо было крестить. А в охваченной военным пожаром Индии проведение подобного религиозного обряда было делом совсем не легким!

Наконец Роксана решилась. Зная огромную любовь Гаррисона к этой стране, она дала дочери не совсем обычное имя – Индия. Девочка была очаровательна. С темными волосиками, зелеными глазками, крепкая, смышленая. Сэра в нее просто влюбилась. А Колльер ее ни разу не видел, хотя и знал о ее появлении на свет из писем жены.

Роксана откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Откровенно говоря, она считала себя сильнее, чем оказалось на самом деле. Многие друзья и просто знакомые сплошь и рядом призывали ее держаться и не терять надежды. Но сердце с каждым днем болело все сильнее. Тем более что из Дели приходили совсем неутешительные известия.

Так, Роксана узнала, что убиты Ахмед и многие его родственники. Их повесили англичане, обвинив племянника падишаха в организации массового истребления европейских женщин и детей, которое в Дели устроили мусульмане. Почему-то Ахмед не предъявил британцам письмо, которое Роксана оставила ему перед бегством. Скорее всего причиной тому была его несгибаемая гордость...

Но даже не эта весть, привезенная Роксане капитаном Гроувнером, потерявшим в бою ногу и вернувшимся в Калькутту, была самой страшной. Гарри передал Роксане пачку писем, которую, как он утверждал, получил от Гаррисона. Гроувнер сказал, что Колльер написал их до своего тяжелого ранения, после которого он угодил в госпиталь, где, видимо, и умер...

Роксана никогда бы такому не поверила, если бы услышала об этом не от Гарри. И все же надежда ее не покидала...

Но дни шли за днями, недели за неделями. Из Дели один за другим возвращались офицеры. Раненые... Иные – очень серьезно. Но все-таки они остались живы. Однако никто ничего не мог сказать Роксане о судьбе капитана Гаррисона...

...Она продолжала сидеть в плетеном кресле, запрокинув голову и глядя в небо. По щекам текли слезы. А губы шептали: «Все кончено... Он не вернется... Колльер погиб в Дели... Он умер в том госпитале... И недаром передал Гарри свои письма ко мне...»

Роксана не читала этих писем. Она не вынесла бы подобной муки. Письма лежали у нее в конторке, перевязанные шелковой лентой. Но теперь она решила их все-таки прочесть.

Достав пачку, она наугад вынула несколько писем и принялась их читать, заливаясь слезами...

Было еще рано. Но, видимо, соседи уже начали вставать. Во всяком случае, откуда-то донесся запах крепкого турецкого табака. Любимого табака Гаррисона...

– Роксана... – вдруг услышала она тихий голос.

Подняв голову, она посмотрела перед собой, но никого не увидела. Да и кто мог позвать ее? Но ведь голос был так похож...

Роксана тряхнула головой, чтобы отогнать от себя безумные мысли... Но табачный дым, дым любимого табака Колльера, продолжал тянуться откуда-то из сада. Она вновь посмотрела на терявшуюся в саду дорожку. И вдруг увидела чью-то фигуру.

– Роксана... – вновь услышала она все тот же, такой знакомый голос.

Она вскочила и стала внимательно всматриваться в силуэт, казавшийся ей... Казавшийся таким знакомым... Родным...

– Роксана! – вновь раздался голос, уже громкий, где-то совсем рядом.

– Колльер! – закричала она. – Нет! Не может быть! Это не ты! Ты же умер!

– Роксана, дорогая, это я!

– Но ведь Гарри клялся, что своими глазами видел...

– Да, он действительно видел. Но я выжил, Роксана! Дорогая!

Роксана бросилась ему на грудь. Колльер крепко прижал ее к себе. Но только одной рукой. Другой рукав был пуст.

– Боже, неужели ты жив?! Когда Гарри мне сказал, что видел тебя при смерти, я чуть не умерла от горя! Господи! Как же так? Как же?.. Как?.. Господи!

Роксана разрыдалась, повторяя: «Нет!.. Нет!.. Нет!.. О Господи!»

– Успокойся, родная! Гарри просто ошибся. И в этом нет ничего удивительного. Я лежал в окружении мертвецов. Трупы уже так смердили, что невозможно было дышать. Вот Гарри и решил, что я тоже умер! Боже, да и сам я уже не верил, что когда-нибудь увижу тебя!

Роксана чувствовала знакомый запах, вслушивалась в звучание такого родного голоса.

– Разве ты не получала моих писем? – спросил Гаррисон.

– Получала. Но потом они почему-то перестали приходить. А тут еще Гроувнер со своим страшным известием! Ну как было не поверить, что тебя уже нет на свете?!

– А недавнее мое письмо?

– Недавнее? Нет.

– Позволь, а вот это что?

Гаррисон протянул левую руку и вытащил из-под пачки своих старых писем одно, совсем свежее, написанное женским почерком.

– Так это же от Юнити! – удивилась Роксана.

– Да, от Юнити. Только она писала его под мою диктовку.

– Как?

– У меня теперь нет правой руки. Ее ампутировали. И я долго не мог научиться писать левой. Отсюда и перерыв в переписке. Юнити же я встретил не так давно и попросил помочь написать письмо.

Роксана вспомнила, что отложила этот конверт, рассчитывая вскрыть позже. Но так и не вскрыла...

Она с болью смотрела на пустой рукав Гаррисона.

– У тебя оторвало правую руку?

– Не оторвало. Просто изуродовало. Ее пришлось ампутировать. А теперь я себя совершенно нормально чувствую!

– Значит... Значит, ты больше не можешь служить в армии?

– Нет.

– И что собираешься делать?

– Потом решим. А сейчас главное, что мы вместе.

Роксана взяла мужа за левую руку и повела в гостиную. В коридоре они услышали недовольный голосок Индии. Видимо, ей надоело быть одной. Колльер замер на месте. Роксана посмотрела на него и рассмеялась:

– О, Колльер, я понимаю, что ты жаждешь посмотреть на дочку. Но сначала поднимемся наверх. Моя спальня находится на втором этаже...

Примечания

1

Сипаи – с середины XVIII в. по 1947 г. наемные солдаты в Индии, вербовавшиеся в английскую колониальную армию из местных жителей. – Здесь и далее примеч. пер.

2

Поводом к восстанию 1857 года послужило введение англичанами в бенгальской армии новых, более совершенных ружей. По полкам прошел слух, что это преднамеренное оскорбление религиозных чувств индийцев (как индусов, так и мусульман), так как обертки патронов к этим ружьям были пропитаны жиром – говяжьим или свиным.


home | my bookshelf | | Надежды и радости |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу