Book: Всё взять и смыться



Демьянова Валентина

Всё взять и смыться

Валентина Демьянова

Всё взять и смыться

Глава 1

Я пришла в себя и открыла глаза. На дворе был день, я лежала на широкой, необыкновенно удобной кровати, а прямо передо мной виднелась двустворчатая дверь с затейливыми ручками. Осторожно повернув голову, обнаружила, что нахожусь в большой, светлой комнате, с высокими потолками и добротной, несколько вычурной мебелью. Комната мне понравилась, вот только вспомнить, как я в ней очутилась, оказалось сложно. Я героически напрягала память, пытаясь выудить из неё хоть какой-нибудь намек на свое неожиданное перемещение из скромных апартаментов в эти роскошные хоромы, но безрезультатно. В голове царила первозданная пустота.

Неожиданно за стеной послышались голоса. Разговарили мужчина с женщиной, причем на крайне повышенных тонах.

- Ну, объясни мне, зачем ты это сделала? Нет, ты объясни! Объясни мне, дураку, как тебе такое в голову могло прийти? - разорялся мужчина. - Ну, почему, стоит только уехать из дома, как тут обязательно что-нибудь да приключится?

- Ну, что ты, Стася, в самом деле! Я же не нарочно! Я хотела, как лучше! Думала, приедешь, а тебя сюрприз ждет! - ныл в ответ на высокой ноте женский голос.

- Все вышло, как ты хотела! Это уж точно! Сюрприз из сюрпризов!

- Я же тебе говорю, хотела как лучше! Ей в школу осенью идти, а она ни читать, ни считать не умеет! А знаешь какая сейчас программа? Взрослый не потянет! А ты вечно занят! Тебе всегда не до нее! Вот я и решила, позаботиться о ребенке. И потом, я же не с улицы её привела. В лучший Центр в городе обратилась!

- Лучше б с улицы! Может тогда все не кончилось так печально! Знаешь ли, на улице иногда встречаются очень приличные люди!

- Она тоже была очень приличная! Мне её сама директриса посоветовала. Скромная, милая особа! Никогда не подумаешь, что она на такое способна. заливалась слезами женщина.

Мне надоело слушать эту перебранку и я сердито крикнула:

- Эй, вы там, прекратите! Голова раскалывается от вашего ора!

На миг воцарилась тишина, потом раздались тяжелые шаги и в комнату вошел мужчина весьма впечатляющей внешности. Если бы нужно было охарактеризовать его кратко, хватило бы двух слов: очень крупный! Действительно, в нем все было чрезмерной величины: и рост, достигающий двух метров, и широкие плечи, которые не мог украсить даже прилично сшитый костюм, и массивная шея, и крупная, бритая наголо голова. В общем, колоритная и хорошо запоминающаяся личность. Думаю, если бы мы с ним раньше встречались, то даже из моей порушенной памяти его незабываемый образ бесследно бы не испарился.

- Очнулись? - неприветливо поинтересовался он и глянул на меня с отвращением. - Раз пришли в себя, объясните, зачем нужно было кидаться под колеса моей машины. Запомните, то, что было уже поздно и других машин, кроме моей, на улице не нашлось, в качестве оправдания не принимается. Так что напрягите фантазию и выдайте что-нибудь поубедительнее.

Мне тут же вспомнился бег в темноте по пересеченной местности, свет фар и удар. Как только до меня дошло, что же произошло накануне вечером, я выпалила:

- Это не я кинулась под колеса, а Вы на меня наехали. Так что, Вам следует объяснить, зачем Вы это сделали.

- Вы, однако, нахалка! Между прочим, я ехал с дозволенной скоростью и с включенными фарами! Соблюдал все правила, и это в то время, как мне нужно было срочно попасть из аэропорта домой. Вы же вылетели из кустов на дорогу, как ненормальная!

- Сам ненормальный! - рявкнула я, моментально забыв все правила вежливости. Меня возмутил наглый намек на мои умственные способности, тем более, что они в самом деле были не на высоте. - Признался б честно, что сбил! Порядочнее было бы, а то валишь все на меня! А все потому, ответственности боишься! Вот и к себе притащил, что б только с милицией не связываться!

Увидев, что он немного смутился, торжествующе завопила:

- Ага, я права! Ведь смылся с места аварии, прихватив с собой потерпевшую! И не ври, что сделал это по доброте душевной! Ты просто испугался! Ты трус! Только платить за содеянное все равно придется! - с пафосом заключила я и без сил откинулась на подушки.

- Сколько скажешь, столько и заплачу! - отрезал он. - Но особо губы не раскатывай, прежде, чем цифру назвать, хорошенько подумай. Имей в виду, тебя вчера мой врач осмотрел. Сказал, ты здорова, как бык. Так что, не наглей и много не проси! - заявил он и вышел, громко хлопнув дверью.

- Хам! - кинула я ему в след, оставив таким образом последнее слово за собой.

Довольная своей маленькой победой, я расслаблено раскинулась на кровати и принялась лениво перебирать в голове события прошедшей ночи. Вот тут-то мне и стало плохо! Я вдруг вспомнила, что у меня на кухне без всякого пригляду остался лежать труп! В момент покрывшись холодным потом, я пулей вылетела из постели и бестолково заметалась по комнате в поисках одежды. Нужно было срочно нестись на Южную и что-то предпринимать, иначе, полежи покойник там день-другой и начнет так вонять, что визита милиции не избежать. Представив себе дальнейшее развитие событий, я тихо взвыла и с утроенной энергией принялась искать свои монатки. Свирепо матерясь, я с треском распахивала дверцы многочисленных шкафов, с грохотом открывала ящики комодов в тщетной надежде отыскать-таки свои вещи. Занятая поисками, я не сразу заметила, что уже давно нахожусь в комнате не одна. Только услыхав тихий возглас, остановилась и дико глянула в сторону двери. Там, уперев пухлые руки в крутые бока, стояла низенькая, полная женщина лет семидесяти и горестно причитала.

- Это что ж происходит! - напевно выводила она. - Мы за неё переживаем, не спим, боимся всяческих осложнений, а она глянь, че вытворяет! Мечется по комнате как оглашенная, да вдобавок ещё и матерится, как пьяный извозчик!

Я молча смотрела на нее, прикидывая, сразу её послать куда подальше или сначала все-таки спросить про свои вещички. Пока я раздумывала, она шустро просеменила на коротеньких ножках через комнату, обхватила меня за талию и мягко подтолкнула к кровати:

- Тебе, милая, лежать следует, а не по комнате бегать! И чего всполошилась? Чего встревожилась? Давай-ка, укладывайся в постель, я тебе завтрак принесла. Сейчас покушаешь, поспишь да и успокоишься.

- Мне домой надо! - выпалила я, вырываясь из её ласковых объятий.

- Домой?! - изумилась она. - Куда ж тебе домой, если врач лежать приказал? Мы, бусинка моя яхонтовая, сотрясения опасаемся. - со значением и почему-то понизив голос сказала она. - С мозгами шутки плохи, их беречь надо!

- Что их беречь, когда они и так уже с дефектом! А вот с покойником что-то делать надо! Причем срочно! - подумала я и упрямо повторила: - Мне домой нужно!

Женщина всплеснула пухлыми ручками:

- Я ж тебе говорю-нельзя! Доктор лежать приказал, он осложнений боится. А успокоить родных, чтоб попусту не волновались, и по телефону можно. Вон он на столе стоит!

- Успокаивать некого, я одна живу. - мрачно процедила я.

- Некого?! - изумилась она так, будто у каждого человека непременно должна быть куча родни. - А чего тогда домой просишься? Если совсем одна живешь, так тебе лучше здесь остаться. У нас тебе и присмотр и уход обеспечен. Я тебя и накормлю, и напою, и спать уложу, лишь бы поправлялась.

Я глянула на неё сверху вниз и ехидно поинтересовалась:

- Что это вы со мной так носитесь? Трясетесь, что в милицию на вас заявлю? Ваш лысый хмырь сбил человека, а теперь ответственности боится?

Женщина отступила на шаг, осуждающе покачала головой и огорченно спросила:

- Милая, что ж ты так злобишься? Разве можно всех подозревать? Ты, верно, ещё не знаешь этого, потому как молодая, а только добрых людей на свете куда больше, чем плохих! А про Стасика ты зря! Ничего он не боится! В городе наш Стасик человек не последний, да и ты не при смерти. А привез он тебя сюда из сострадания, хотел сделать, как лучше.

- Не нужно мне его сострадание! Пусть лучше в следующий раз держится от меня подальше, а с остальным я сама разберусь! - вскипела я, но моя вспышка на неё никакого впечатления не произвела. Напротив, женщина тяжело вздохнула и принялась меня уговаривать.

- Непутевая! Кричишь, злишься! А зачем? Только себе хуже делаешь! Возьми вот лучше булочку, намажь её медом да и съешь. Сразу веселее станешь. А то вон какая худенькая, будто век тебя не кормили. Одни кожа да кости. - пеняла она

Мне самой не нравилась моя худоба и никому другому подобного замечания в свой адрес я бы не спустила, но она ворчала так беззлобно, что обижаться на неё совсем не хотелось. Подчиняясь мягкому натиску, в кровать я вернулась, но из упрямства натянула одеяло по самые уши. Старушка сделала вид, что не заметила моего демарша, ловко подхватила с сервировочного столика гигантский поднос и водрузила его мне на колени.

- Вот и умница! Вот и молодец! - ворковала она, повязывая, как маленькой, вокруг шеи салфетку и суя в руки вилку. - Ешь, давай! Как только покушаешь, так жизнь сразу во сто крат краше станет.

От такой неожиданной заботы, на глазах навернулись непрошенные слезы и я сердито зажмурилась, не желая демонстрировать посторонним свои слабости. Удержать проклятые слезы не удалось, они упрямо катились даже из-под крепко зажмуренных век. Вытерев щеки углом пододеяльника, я из-под тишка покосилась в сторону женщины, но она, к счастью, внимания на меня не обращала, стояла спиной и была занята перестановкой безделушек на подзеркальнике.

Успокоенная, я бросила взгляд на поднос и в ту же секунду рот наполнился слюной. Чего там только не было! И масло, и мед, и ветчина и балык и булочки! И все в таком количестве, что целый полк накормить можно!

Я почувствовала зверский голод, захотелось сделать себе бутерброд побольше да и заглотнуть его одним махом, но мерзкий характер не позволял мне капитулировать так легко и я пробурчала:

- Мне столько не съесть.

Мой протест был неискренним и потому, наверное, выглядел крайне неубедительно, во всяком случае она не обратила на него ровно никакого внимания:

- А ты попробуй! Перестань капризничать и приступай! Знаешь поговорку? Глаза боятся, а зубы жуют?

- Она не так звучит! - прыснула я.

- Какая разница! - отмахнулась старушка. - Ешь давай!

Я занялась сооружением бутерброда гигантских размеров, а она устроилась в кресле рядом с кроватью и принялась рассказывать.

- Когда тебя вчера привезли, я до смерти перепугалась. Что, думаю, за напасть такая! То одно, то другое! Мало нам горя, так вот ещё человека задавили.

- А что, у вашего лысоголового ещё какие-то неприятности? - рассеянно спросила я, поглощенная укладкой второго слоя балыка на толстенный слой масла.

- У нас не неприятности, у нас горе. - тихо промолвила она и в голосе звучало такое отчаяние, что я в миг забыла о заветном бутерброде.

- Случилось что? - участливо заглянула я ей в глаза.

Она часто закивала головой, уткнулась лицом в ладони и горько заплакала. Я сидела с чертовым бутербродом в руках и чувствовала себя совершенно дурацки. Мне её было искренне жаль, мне нравилась эта добрая женщина, но слов утешения я найти не могла. Не было их в голове, хоть тресни! Через некоторое время рыдания стали тише, она вытерла покрасневшие глаза ладонью и тихо сказала:

- Слезами горю не поможешь. Даст Бог, все образуется, минует нас горькая чаша испытаний и опять хорошо будет. Скажи-ка, лучше, как кличут тебя? А то разговариваю с тобой, а имени не знаю.

- Анна. - не задумываясь ответила я, да и замерла, пораженная тем, что сказала. - Какая Анна? Почему Анна? Альбина я! Альбина! А не какая не Анна! Так и в паспорте записано! Черным по белому! Альбина Бодайло! А откуда тогда Анна взялась? И ведь как легко с языка сорвалось! Будто только так себя всегда и называла! А может и правда называла? Может, мне настолько было противно это мерзкое имя Альбина, что я переименовала себя в Анну?

- А я - Мария Ефимовна, родная тетка Стасика. Можешь кликать меня тетей Маней, не обижусь. - между тем ворковала старушка.

- Значит, этот лысый хмырь-Ваш племянник? - без всякого интереса спросила я. Честно говоря, мне на этого яйцеголового придурка было глубоко наплевать, своих проблем хватало.

- А ты на Стасика ты не нападай! Он человек хороший! - горячо вступилась за лысого Мария Ефимовна. - Немного вспыльчивый, конечно, но душа у него добрая! Сначала закричит, затопочет ногами, а потом отойдет и сам переживает. Так что ты его по пусту не ругай!

- Конечно, хороший! - охотно согласилась я. - А хамом он только для вида прикидывается. Маскируется, чтоб чересчур уж добрым не казаться.

- Ну, ты тоже не агнец! - скорчила она мину и выглядела при этом так смешно, что я невольно фыркнула.

Она тоже не сдержалась и улыбнулась, но веселье длилось не долго, в следующую минуту Мария Ефимовна встала с кресла и со словами:

- Ладно, ты, давай, ешь и отдыхай, а мне бежать надо. Некогда рассиживаться-дел полно! - засеменила к выходу.

- Эй, а одежда моя где? - крикнула я вслед.

Взмахом пухлой рукой старушка указала на дальний конец комнаты и скрылась. Как только за ней захлопнулась дверь, я вскочила и кинулась в указанном направлении. И правда, в углу спальни на кресле были аккуратно сложены все мои немногочисленные вещи. Не теряя ни минуты, я шустро влезла в платье, сунула ноги в туфли, повязала голову платком и выбежала из комнаты. Не собиралась я следовать совету Марьи Ефимовны и валяться в постели. Не только у неё было полно дел, у меня тоже забот хватало. Один покойник на кухне чего стоил!

Оказавшись в коридоре, который тянулся в обе стороны, я решительно повернула налево, сделала несколько шагов и остановилась.

- Интересно, а почему я пошла именно сюда? Оба конца коридора выглядят совершенно одинаково, лестницы отсюда не видно... А я, тем не менее, ни на минуту не усомнилась, что она находится именно в этой стороне. Откуда мне это известно?

Я мучалась сомнениями ровно мгновение, потом тряхнула головой и двинулась дальше. Раздумывать над подобными мелочами времени не было, нужно было спешно возвращаться домой.

Я торопливо шла мимо плотно закрытых дверей, рассеянно скользя по ним взглядом, как вдруг заметила одну приоткрытую. Не знаю, чем она меня привлекла, но я остановилась. Поколебавшись, протянула руку и толкнула высокую створку. Она с легким скрипом отворилась и в следующую минуту я уже стояла на пороге. Это была детская и обитала в ней маленькая девочка, потому как ни один уважающий себя пацан не потерпит такого количества кукол, мишек и зайчиков всех мастей.

Прямо у двери возвышался слон гигантских размеров с хоботом до пола и огромными ушами. Причем, цвет он имел неестественно розовый, только глаза и бант на хвосте были голубыми. Ткань, которой он был обтянут, на вид казалась колючей, но я почем-то была уверена, что на самом деле она очень мягкая. Я даже вдруг ощутила эту шелковистость на кончиках пальцев и, желая проверить себя, легонько прикоснулась к слоновей спине. Пальцы утонули в бархатистой шерстке. Пожав плечами и подивившись шалостям собственного подсознания, оставила слона в покое и принялась с интересом разглядывать обстановку комнаты. Чего там только не было! Книги, куклы, конструкторы, двухэтажный дом с полным набором мебели. Все новое, яркое и супер дорогое. Чувствовалось, что обитающего здесь ребенка любят, балуют и всячески задаривают.

А на кровати, выбиваясь из общей картины, притулился потрепанный Петрушка. С одного взгляда было понятно, что это и есть самая любимая игрушка маленькой хозяйки. Костюм из пестрых лоскутов затерт, нос отбит, на колпаке не хватало колокольчиков. Наверное, днем ребенок всюду таскал его за собой, а вечером укладывался с ним в постель. Мне Петрушка тоже понравился больше, чем расфуфыренные, надутые куклы и, желая разглядеть получше, я взяла его в руки. Неожиданно, голова куклы качнулась, скатилась с плеч и с мягким стуком упала на ковер.

- Черт! - выругалась я. - Совсем забыла, что она у него плохо держится!

Наклонилась, подняла голову с пола и замерла, рассеянно вертя её в руках.

- А это я откуда знаю? Я ведь никогда раньше не бывала в этом доме, никогда не заходила в эту комнату и, конечно же, не держала в руках эту замызганную куклу. Откуда же эта уверенность, причем не только в поступках, но и в ощущениях? Откуда это убежденность, что лестница находится слева, шерсть у слона мягкая, а голова Петрушки плохо держится на кукольных плечах и с ней нужно обращаться осторожно? Откуда все это?

Мерно покачивая кукольную голову в ладони, я принялась спорить сама с собой:

- А может бывала, но забыла? Если более важных вещей не помню, то и это легко могла забыть. Хорошо, я забыла, а хозяева дома? Как быть с Марией Ефимовной и лысым Стасиком? Они тоже все забыли и потому не узнали меня? Так? Или узнали, но притворились, что не помнят?

Такой поворот в собственных рассуждениях мне не понравился, он загонял меня в тупик, выхода из которого я не видела. Как не напрягала я свою фантазию, придумать причину, вынуждающую хозяев дома притворяться и делать вид, что мы не знакомы, не могла. Изрядно помучившись, решила посмотреть на проблему с другой стороны:



- А может в действительности все обстоит значительно проще? Никаких воспоминаний нет, а все это фокусы моего травмированного разума? Вроде, есть такое явление, когда человеку незнакомые вещи представляются знакомыми? Кажется, "ложная память" называется. Может, после травмы у меня и возникла эта самая "ложная память"?

Идея понравилась, она позволяла объяснить все странности моего поведения и я принялась крутить её в голове. Я примеряла её к себе и так и этак, но в конце концов со вздохом отбросила:

- Допустим, в отношении игрушек это объяснение ещё можно принять. Возможно, в моем туманном прошлом я видела похожие предметы, воспоминания о них отложились где-то в глубине сознания, а при виде слона и куклы вдруг взяли да и всплыли. Так сказать, по ассоциации! И свои сегодняшние выводы я сделала, основываясь на опыте прошлых лет! И они оказались правильными! Может такое быть? С некоторой натяжкой отвечаю: Да! А как быть с лестницей? Откуда я знала, в какую сторону идти? С того места, где я стояла, её видно не было, а я, между тем, ни секунды не сомневаясь рванула влево. Какая уж тут ассоциация! Я знала, что лестница в том конце! Знала, хоть ты тресни! А откуда?

Вопросы, вопросы, вопросы.. А ответов нет! От всех этих бесполезных размышлений начала болеть голова. Пока ещё она ныла слабо, но, если не прекратить над ней измываться, приступ мне был гарантирован. Допустить этого было никак нельзя-место и момент были совсем уж неподходящими и я твердо отбросила в сторону все сомнения, решив, что обдумать их можно и на досуге. Аккуратно пристроила Петрушку на кровать и собралась покинуть детскую, как вдруг заметила дверь в другую комнату. Внезапно появилось чувство, что мне нужно туда попасть и я найду ответы на все вопросы. Чувство было таким сильным, что я не колебалась ни минуты.

Если там была детская, то здесь была спальня взрослого человека, причем небольшая и очень скромная. Вид у комнаты был совершенно нежилой. Все прибрано, кровать застелена и ни одна мелочь не указывала на то, что в ней кто-то живет. Только на комоде перед зеркалом сиротливо стоял пузатый флакон с духами. Я подошла, отвинтила пробку и в ноздри ударил горьковатый, до боли знакомый аромат трав. В тот же миг голова закружилась, в висках запульстировала боль, в глазах потемнело. Чтоб не рухнуть, я ухватилась рукой за край комода и, пытаясь перебороть головокружение, закрыла глаза. Подождав, пока комната перестала вращаться вокруг меня, осторожно вернула духи на место и побрела назад. Покидать в таком состоянии дом было бы безумием. Мало того, что первый приступ отнял все силы, он мог и повториться, причем прямо посреди дороги.

Перед глазами стелилась пелена, пол колыхался и норовил уплыть из под ног, ступни казались налитыми чугуном. Хотелось лечь прямо на ковровую дорожку и затихнуть, но я, цепляясь руками за стены и борясь с подкатывающей к горлу дурнотой, упорно продвигалась вдоль коридора к "своей" комнате. Наконец, добралась до распахнутой двери, сделала над собой последнее усилие, шагнула через порог и замерла.

За то время, что я отсутствовала, комната разительно изменилась. Исчезла светлая с обильной позолотой мебель на изящно-гнутых ножках, не стало зеркал и кровати под серым шелковым покрывалом, вместо всего этого великолепия появился практичный кожанный диван немаркого зеленого цвета и три огромных кресла. По стенам громоздились массивные шкафы с книгами, между ними были развешаны гравюры в строгих рамах. В углу примостился музыкальный центр, около окна стоял длинный письменный стол с компьютером. Все очень солидно, дорого и... мрачновато. Из общей картины выбивалась только гитара, небрежно брошенная посреди комнаты на ковре.

Перед монитором во вращающемся кресле вальяжно раскинулся худощавый парень и с веселым любопытством смотрел на меня. На вид ему можно было дать не больше двадцати, хоть он и пытался бороться с этим недостатком, отрастив для солидности усы. Однако, усилия пропали даром, усы у него получились такие же несерьезные, как и он сам. Чересчур светлые и совсем не густые, они смешно топорщились над верхней губой и не только не скрывали возраст владельца, а напротив подчеркивали его молодость. Немало способствовала этому и лохматая шевелюра, в которую он имел привычку непрерывно запускать пятерню. Одет незнакомец был в демократичные линялые джинсы с прорехами на коленях, тяжелые ботинки и бесформенную футболку с надписью "Через секс-к свободе!"

- Ты кто? - нахмурилась я.

Парень удивленно вздернул белесые брови, ткнул себя пальцем в грудь и переспросил:

- Я?!

Я осторожно, стараясь не разболтать ту муть, что колыхалась под черепной коробкой, кивнула.

- Константин. - охотно откликнулся парень.

- Постоялец?

Спросила, между прочим, без всякой подначки, просто он со своей неформальной внешностью совешенно не вписывался в этот чопорный интерьер. На мое счастье парень не обиделся, беззаботно ухмыльнулся и сказал:

- Вообще-то я довожусь сыном хозяину этого дома, но, если зрить в корень, то можно считать меня и постояльцем. А ты, та прекрасная незнакомка, что кинулась вчера под колеса отцовской машины? Я правильно понимаю?

Он театрально закатил глаза и слегка подвывая торжественно продекламировал:

"И веют древними поверьями её упругие шелка,

И шляпа с траурными перьями,

И в кольцах узкая рука."

- Это не про меня. - покачала я головой.

Парень окинул меня цепким взглядом и охотно согласился:

- Точно не про тебя.

Неожиданно, я почувствовала себя задетой, хотя ещё минуту назад сама сказала то же самое.

Интересно, что ему во мне не понравилось? Неужто мой наряд? Ну, так это он зря! Я ж не виновата, что моя собственная одежда пришла в такое состояние, что место ей только на помойке, а в сундуке у бабы Глаши ничего новее этого платьица сороколетней давности не нашлось. И, вообще, не так уж он и плох, мой наряд. Это, между прочим, выходное платье Глаши, шила она его к собственной свадьбе, берегла, как зеницу ока, и одевала потом считанное количество раз. А может ему показалось, что талия у платья не на месте и длина немного не та? Ну, так это с какой стороны смотреть! Если же принять во внимание, что мода развивается циклично и в ней суперновое-это хорошо забытое старое, так оно вообще может считаться предвестником грядущих перемен в портняжном искусстве. А что платок у меня на голове повязан на манер колхозницы, так это не от хорошей жизни. Когда баба Глаша выстригала мне ножницами волосы, она о красоте не думала. Это потом мы с ней сообразили, что такую голову людям показывать-только пугать. Вот и снабдила меня сердобольная Глаша своим выходным платком, что б было чем обкромсанные пряди прикрыть.

Я строптиво вздернула подбородок и послала наглецу гневный взгляд, который по идее должен был испепелить его на месте. К сожалению, взгляд на парня никакого действия не оказал, а вот боль у меня в затылке всколыхнулась и запульсировала сильнее. Я не сдержалась и непроизвольно скривилась, что не прошло незамеченным для моего собеседника. Он перестал улыбаться и внимательно глянул на меня:

- Плохо чувствуешь себя? Неужели вчера так крепко к машине приложилась? Вообще-то тебя ночью осматривал наш домашний доктор, его отец вызывал. Так вот он сказал, что с тобой все в порядке. Машина задела тебя вскользь, да и упала ты очень удачно. Если б свалилась на асфальт, то наверняка расшиблась, а ты умудрилась отлететь в кусты. Они самартизировали и ты отделалась царапинами и ушибами.

Говорливость парня меня стала раздражать и я уже сделала шаг назад, собираясь его покинуть, как он вдруг добавил:

- Правда, на голове рана имеется, но она давнишняя и почти зажила. Кстати, откуда она у тебя?

Последний вопрос, хоть и заданный мимоходом, мне вообще не понравился и чтоб пресечь дальнейшие расспросы, я нехотя процедила:

- В автомобильную аварию попала.

Я надеялась, что от поймет неуместность своего любопытства и отвяжется от меня, но просчиталась. Мой ответ не только не угомонил собеседника, а напротив, привел в необыкновенное восхищение:

- Ну, ты даешь! Так это с тобой случается регулярно? Ты, что, под все проезжающие мимо машины кидаешься?

Я подняла брови и выразительно посмотрела на него, намекая, что парень сморозил глупость.

Он на мою гримасу внимания не обратил, заговорщицки подмигнул и, понизив голос, спросил:

- А может ты нарочно под колеса отцовской тачки кинулась, а?

Спросил, склонил голову к плечу и очень хитренько на меня посмотрел.

- Ты хоть сам понимаешь, что несешь? Зачем бы я стала это делать? возмутилась я, забыв о собственном отвратительном самочувствии.

- Ну-у, не знаю. Может у тебя какая тайная цель была. Деньги, например. - задумчиво протянул он и остро глянул мне в глаза.

Еще минуту назад я, утомленная пустой болтовней и мучающаяся головной болью, мечтала прекратить разговор и уйти, но такой неожиданный поворот меня изумил:

- А деньги здесь при чем?

- Отец у меня человек не бедный. Так я подумал, ты под машину кинулась, чтоб потом компенсацию требовать. - охотно пояснил Костя. Потом шмыгнул носом и доверительно добавил:

- Вокруг папаши много народу крутится и все денег хотят.

- Ты тоже? - ехидно поинтересовалась я.

Мой выпад его искренне позабавил:

- А как же? Чем я хуже других? Мне деньги очень нужны! Девушки, гулянки, запчасти к мотоциклу... А потом, я ведь непутевый! С меня спроса нет! Все знают, что я ни работать, ни учиться не хочу. Числюсь студентом, а глаз в институт не кажу.

Константин почесал переносицу и доверительно поделился:

- Скучно там! Не интересно! Я считаю, чем на лекции дремать под нудный голос препода, лучше на гитаре поиграть или за компьютером посидеть. Это по мне!

- С тобой все ясно! Ты - лоботряс! - с пониманием кивнула я и тут же поплатилась за это новым приступом головокружения. - А по поводу вчерашнего ты заблуждаешься. Никакой скрытой цели я не преследовала, случайно все вышло. Дорогу я в неположенном месте переходила.

- Что ж ты так неосторожно? Необдуманные поступки часто кончаются трагически. - задумчиво проронил мой собеседник и на мгновение показался мне старше своих двадцати лет.

- Учту. - вяло промямлила я и повернулась к двери, собираясь уходить.

- Куда торопишься? Давай ещё поболтаем. Делать все равно нечего, а ты, как я погляжу, человек интересный.

- В другой раз. Неважно мне. - отмахнулась я.

Видно, я действительно выглядела плохо, потому что он всполошился и вскочил из кресла:

- Давай провожу! Твоя комната рядом, через стенку.

Заботливо подерживаемая под локоть новым знакомым, я кое-как доковыляла до кровати, без сил рухнула на неё и закрыла глаза.

- Если что нужно, кричи, я прибегу. И не бойся меня потревожить, ничем серьезным я не занят. Деньги кончились, а новых не дают, вот и приходится дома сидеть.

Эти слова были последними, что я слышала, потом хлопнула дверь и в комнате стало тихо.

В ожидании новой волны боли, я сжалась в комок и крепко обхватила голову руками. Боль, действительно, пришла, но, хоть это и странно, не такая сильная, как я ожидала. Некоторое время я боролась с ней, потом расслабилась и заснула. Нет, видно права была Глаша, когда убеждала меня, что болезнь постепенно пройдет. Раньше приступы длились дольше и были более изматывающими.

Спала я на удивление спокойно. Мне ничего не снилось и проснулась я, хоть и разбитой, но без головной боли и тошноты, что в моем теперешнем состоянии было большой удачей. Осторожно повернувшись на бок, я прислушалась к себе, но тревожных симптомов не обнаружила и потому посчитала себя на ближайшее время совершенно здоровой. В комнате было сумрачно и я лениво отметила, что на дворе уже вечер. Встала, медленно подошла к окну и выглянула наружу. С высоты второго этажа открывался вид на сад, какие-то одноэтажные строения и лужайку перед домом, по которой важно расхаживали жирные чайки и что-то собирали в траве.

- С озера прилетели. - подумала я и перед моим внутренним взором встала гладь небольшого озера с поросшими камышом берегами и лодочной пристанью. Картина была такой яркой, что я ни на минуту не усомнилась в реальном существовании озера, но, как ни странно, ни капли не расстроилась по поводу очередного фортеля собственной памяти. Я так устала от всех этих загадок, что сил не было думать о них. Ну есть озеро и ладно! Вспомнила я о его существовании и хорошо! А откуда я о нем знаю, потом разберусь.. Не это в тот момент заботило меня, гораздо важнее было собраться с силами и добраться до собственной квартиры. Все-таки у меня там лежал труп, а я уже целые сутки находилась вдали от него.

Я медленно спускалась по лестнице, осторожно неся свою больную голову и стараясь резким движением не спровоцировать нового приступа. Ноги по щиколотку утопали в ковровой дорожке, устилающей ступени, рука легко скользила по атласной поверхности резных перил и я лениво подумала, что денег в этом доме немеряно, а значит всегда найдутся охотники ими поживиться. Так что Костя, скорей всего, прав, опасаясь чужих людей и подозревая всех без разбору в коварном желании урвать кусок от имущества своего отца.

На площадке между пролетами стояла крепко сбитая, ладная девушка и усердно терла оконное стекло. Заметив краем глаза движение за спиной, с улыбкой обернулась, ожидая увидеть кого-то из своих, и тут её взгляд наткнулся на меня. Она как стояла с поднятой тряпкой в руках, так и застыла, не замечая, что грязная вода капает на светлый ковер. Улыбка медленно сползла с круглого лица со здоровым деревенским румянцем, уголки пухлых губ опустились, глаза испуганно округлились. В одно мгновение кровь отлила от щек и они из розовых стали мертвенно бледными. Сообразив, что своим неожиданным появлением напугала бедную девчушку, я растянула губы в улыбке и смущенно прошептала:

- Извини, не хотела тебя пугать.

Девушка ничего не ответила, только судорожно дернула головой, быстро отвернулась и снова принялась тереть невидимое пятно на стекле. Я секунду постояла, затем пожала плечами и продолжила свой неторопливый путь вниз по лестнице. Ее реакция меня немного огорчила, но совсем не удивила. Я уже начала привыкать к тому, что люди при виде меня цепенеют и слегка пугаются. Думаю, я никогда не была особенно красива, а после болезни исхудала и стала выглядеть просто ужасно, да и наряд меня не красил. Я подумала, что в ближайшие дни нужно обязательно сходить в магазин и купить себе что-то более подходящее из одежды. Но эти мысли прошли мимоходом, мелькнули и тут же исчезли. В тот момент меня больше волновало, как выбраться из дома и избежать встречи с хозяевами, особенно с Марией Ефимовной. Хлопотливая старушка могла опять пристать ко мне с уговорами остаться, а я не была уверена, что у меня хватит сил им сопротивляться.

Благополучно одолев спуск, я оказалась в холле первого этажа. Прямо передо мной был выход на улицу, справа-дверь в столовую, слева - в кабинет, за спиной-в кухню. Я точно знала, что столовая была выдержана в белых и голубых тонах, а в кухню вели три ступени, спускаться по которым нужно осторожно, потому что они очень крутые. Откуда это было известно, понятия не имела и меня в тот момент это не интересовало. Я уже устала удивляться, навалилась аппатия, хотелось только одного: благополучно добраться до дома.

Я почти достигла выхода, когда кухонная дверь распахнулась и в её проеме возникла Мария Ефимовна.

- Ты куда это собралась? - всплеснула она руками.

- Домой. - не глядя в её сторону буркнула я и взялась за дверную ручку.

- Опять за свое? Уж говорено-переговорено, а она опять за рыбу гроши! Сказано ж тебе: лежи, поправляйся, кушай. Ты, между прочим, с утра ничего не ела. Ты на себя в зеркало глядела? Ты ж зеленая вся от голода! Перестань кукситься и пойдем в кухню, я тебя покормлю.

Я угрюмо слушала причитания тети Мани, руку от двери не отнимала, но и уходить не торопилась. Дело в том, что есть, действительно, хотелось, а дома, скорей всего, шаром покати. Представив себе, что по возвращении нужно будет тащиться в ближайший магазин, потом стоять возле плиты, а сил никаких нет, я вздохнула и подчинилась. Однако, как только перешагнула порог кухни, так горько пожалела о своем решении, потому что там обретался лысый Стасик. Он и ещё какой-то парень сидели за столом и ужинали. В мою сторону племянник тети Мани посмотрел мельком и сразу же, не говоря ни слова, снова уткнулся в тарелку. Его сосед, напротив, глаз с меня не сводил, чем сразу нажил в моем лице кровного врага. Я знала, что выгляжу отвратительно, в этом повышенном внимании к себе углядела оскорбление и моментально разозлилась. В общем, вид этой парочки, особенно Стасика, подействовал на меня, как красная тряпка на быка. Усталость как рукой сняло, аппатия улетучилась, в крови забурлил адреналин. Приподнятое настроение сразу отразилось на лице, а парень оказался смышленым и от греха подальше быстро опустил глаза. Стасик же обо всех этих метаморфозах не подозревал и продолжал угрюмо пялиться в тарелку. Мария Ефимовна усадила меня за стол, поставила передо мной дымящуюся еду и сама пристроилась тут же. Молчать она по свой природе была не способна, поэтому с ходу принялась жаловаться на меня племяннику. Наябедничала, что я рвусь домой, напомнила, что врач приписал постельный режим и, наконец, потребовала от родственника, чтоб он призвал меня к порядку.



Стасик терпеливо выслушал все её причитания, потом поднял на меня тяжелый взгляд и процедил:

- Хочешь получить пятьсот баксов, лежи и не рыпайся.

- Стас! - сурово прикрикнула на него Мария Ефимовна. - Ты что такое говоришь?

- С ней иначе нельзя, Маня. Она жуть, какая наглая. - устало сказал он.

- Три! - выпалила я.

- Что три?

- Три тысячи и по рукам!

Стас изумленно уставился на меня, на время потеряв дар речи, а я воспользовалась этим и любезно пояснила:

- Меньше никак не могу. Сам прикинь, все-таки речь идет о моем здоровье. Стыдно было бы оценить его в каких-то жалких пять сотен.

- Нахалка. - покачал он головой.

- Сам такой! - не осталась я в долгу.

- Ну-ка, прекратите! - сурово прикрикнула на нас тетя Маня. - Ведете себя, как подростки! Постыдились бы! Ведь давно уже не дети!

Положив конец зарождающейся сваре, она тут же успокоилась и уже другим тоном обратилась к племяннику:

- Перестань задираться и расскажи, где был и что удалось узнать.

Он неопределенно пожал плечами:

- Ничего не удалось узнать. Она села за руль, выехала за ворота и бесследно исчезла.

- Разве так может быть? - растерянно спросила Мария Ефимовна. Неужели её никто не видел?

- Видел сторож на выезде из поселка. Но куда она делась потом, он, естественно, не знает. Одно могу сказать, время было выбрано очень удачно. В доме, кроме Юльки, никого не было.

- И что ты теперь собираешься делать?

- Завтра с утра поеду в Центр, поговорю с директрисой. Может, она что прояснит в этой истории. Хотел встретиться с ней сегодня, но её не было в городе, уезжала куда-то по делам.

Посчитав, что выложил все, он замолк и опять принялся пялиться в тарелку.

Парень, что сидел рядом, за все время ни разу рта не раскрыл. Сидел, уткнувшись носом в еду и делал вид, что полностью поглощен ею, однако напряженная поза выдавала его. Было заметно, что он внимательно прислушивается к тому, что говорится за столом.

Мария Ефимовна выслушала племянника и теперь сидела молча, подперев голову рукой и еле слышно вздыхая.

Что касается меня, так мне сам бог велел не высовываться.

В кухне повисла мрачная тишина. Но долго молчать Мария Ефимовна не могла и потому вскоре заговорила опять:

- Плохо, что ты все время один. Не должен мужик бобылем жить. Тоска на него от этого нападает! Где это видано, чтоб жена жила отдельно от мужа? Что это за мода такая у вас, молодых? Муж дома сидит, а жена по заграницам шастает?

Перестань! Знаешь, ведь, я эти разговоры не люблю! Особенно при посторонних! - не поднимая глаз, буркнул племянник.

- Конечно, не любишь! - охотно согласилась она, не обратив ровно никакого внимания на его раздражение. - Кто ж любит собственные ошибки признавать? Никто! А что твоя женитьба была ошибкой, ты теперь и без меня прекрасно понимаешь!

Я тихой мышкой сидела за столом и, стараясь не пропустить ни слова, жадно слушала. В этом доме происходили интересные вещи и очень хотелось узнать, в чем тут дело. В принципе, мне и своих забот хватало! Нельзя сказать, что моя собственная жизнь была уж очень скучна и однообразна, и все же чужая тайна интриговала и влекла к себе. Видно, по природе я та ещё авантюристка! А что здесь крылась тайна, я ни минуты не сомневалась.

Разозленный теткиными нотациями, племянник резко отдвинул тарелку в сторону, пробурчал что-то невнятное себе под нос и поднялся. Сообразив, что сейчас он нас покинет, я решила подать голос. Робко кашлянув и смиренно потупив очи долу, тихо прошептала:

- Я так поняла, ты завтра в город по делам собираешься. Не захватишь меня с собой? Мне домой надо.

Тут я взмахнула ресницами, а они у меня, надо сказать, длинные, так что я знала, что делала, и проникновенно заглянула ему в глаза:

- Правда, надо! У меня там дела! Срочные!

От неожиданности Стасик малость опешил, но потом взял себя в руки и, скрывая смущение, сухо бросил:

Выезжаем в 9. 30. Будь готова. Ждать не смогу.

- Спасибо-проблеяла я.

Не дослушав слова благодарности он кивнул своему напарнику, приглашая следовать за собой, и ретировался из кухни. Я же решила задержаться и ещё немного поболтать с тетей Маней. Надеялась вытянуть у словоохотливой старушки хоть какую-нибудь информацию, что введет меня в курс домашних дел. И просчиталась! Мария Ефимовна была чем-то сильно расстроена, отвечала неохотно, и единственное, что удалось узнать, это что молчаливого парня зовут Аркадий и служит он в доме шофером. Официально его работа заключалась в том, чтобы возить Стасика, но на деле обязанности были куда шире. Он и личным водителем был, и за продуктами на рынок ездил, и всякого рода технические поломки устранял и даже уколы тете Мане делал, когда та заболела. В общем, водитель был мастером на все руки, его способности и ровный характер ценили, ему платили приличную зарплату и даже предлагали поселиться в доме. Хозяевам хотелось, чтоб услужливый и умелый парень был всегда под рукой и думали, что ему предложение понравится. Оно действительно было выгодным, ведь он мог здорово экономить на питании и квартплате. Однако, Аркадий поблагодарил и отказался, мотивируя это личными обстоятельствами.

- Он парень холостой, ему погулять охота, а к нам в дом девицу не приведешь. - пояснила тетя Маня.

Больше ничего интересного узнать не удалось. Мы ещё немного посидели, выпили по последней чашке чая и я пошла наверх, оставив Марию Ефимовну в одиночестве. Конечно, меня беспокоил покойник, оставленный на кухне, но я утешила себя тем, что раз он лежал столько времени, то полежит ещё одну ночь и ничего с ним не случится.

Забравшись под одеяло и погасив свет, я ещё долго ворочалась без сна, раздумывая над тем, что могло произойти в этой семье.

Глава 2

На следующее утро, в двадцать минут десятого, я уже спускалась в холл. Правда, хозяина дома мне опередить не удалось, он уже ждал, нетерпеливо поглядывая на часы. Увидев меня на лестнице, хмуро буркнул:

- Опаздываем. Давай быстрей в машину. - и вышел.

Я хотела было крикнуть ему в спину, что явилась во время, но промолчала. В то утро я пребывала в меланхолии и настроения затевать новую свару что-то не было.

Я ожидала увидеть на водительском месте Аркадия, однако тот отсутствовал, а Стасик сам сел за руль.

- А шофер где? - удивленно выпалила я и тут же об этом пожалела.

Стасик наградил меня насмешливым взглядом и ехидно поинтересовался:

- С личным водителем привыкла ездить? Не хочется тебя огорчать, но сегодня придется потерпеть и обойтись без него.

Я проглотила оскорбление и примирительно заметила:

- Просто так спросила! Думала, ты всегда с водителем ездишь. Ведь зачем-то ты его держишь?

- Аркадий меня по делам возит, а сегодня поездка сугубо конфиденциальная и мне совсем ни к чему, чтоб служащие были в курсе моих семейных проблем.

Я понимающе кивнула, устроилась на соседнем сидении и машина сорвалась с места. Мы неслись по шоссе с явным превышением скорости и полным презрением к правилам дорожного движения. Похоже, Стасик был нетерпелив во всем, а не только в общении с окружающими, но делать ему замечание я не стала. В конце концов, если кого и оштрафуют, так уж точно не меня, чего ж суетиться и нарываться на очередную грубость? В полном молчании мы домчали до города и только тут мой спутник разлепил губы:

- До дома довезти не смогу. Опаздываю. Хочешь, высажу где-нибудь на остановке, там доберешься своим ходом. А если не особо торопишься, можешь поехать со мной. Подождешь в машине, пока я переговорю, потом закину тебя, куда скажешь.

Конечно, я вполне могла добраться до своей квартиры самостоятельно, никакой трудности для меня это не представляло, но делать этого ужасно не хотелось. Нужно честно признать, я сгорала от любопытства. Учуяла тайну, она взолновала мое воображение и расстаться со Стасиком в такой момент было выше моих сил. Поэтому, в ответ на его слова, покладисто кивнула и тоненьким голоском сказала:

- Лучше я с тобой поеду. Чувствую себя не очень.

Он недоверчиво покосился в мою сторону, но промолчал, только кивком дал знать, что принял мои слова к сведению.

Встреча у него, как я поняла, была назначена в двухэтажном здании, расположенном на главной площади города рядом с мэрией и напротив монумента Ленину. Припарковавшись у обочины и приказав никуда не отлучаться, Стас покинул машину и скрылся за парадной дверью. Как только она за ним захлопнулась, я выскочила на тротуар и кинулась следом. Еще чего не хватало! Сидеть в машине и ждать! Не для того я увязалась за ним и терпела его малоприятное общество, что б оставаться в неведении.

Бросив взгляд на вывеску, которая гласила, что в доме располагается "Центр здоровья и обучения детей", я заскочила в гулкий вестибюль и нервно закрутила головой. Если я не хотела пропустить беседу Стасика с директрисой Центра, нужно было срочно разыскивать её кабинет. Как назло, вокруг не наблюдалось ни одного человека, у которого можно было бы спросить, где именно он находится. Судя по тому, как внутри пахло краской и разносился стук молотков, персонал Центра был распущен на каникулы, а в здании полным ходом шел ремонт. Сообразив, что ждать помощи абсолютно не от кого, опрометью кинулась вверх по лестнице. Удача сопутствовала мне и кабинет директора я увидела сразу, как только поднялась на второй этаж. Он располагался прямо против лестницы, о чем и извещала солидная, черная с золотом, табличка. Стараясь не скрипеть расшатанными половицами, я приблизилась к двери и прислушалась, надеясь уловить хоть отзвук разговора. Однако, изнутри не доносилось ни слова и тогда я толкнула дверь, решив, что предлог для оправдания столь наглого вторжения придумаю исходя из обстановки. Объяснять ничего не пришлось, потому что попала я в приемную и на мое счастье она было абсолютно пуста. Секретарша отсутствовала, наверное, тоже была отправлена в отпуск и мне никто не мешал припасть ухом к двери и заняться вульгарным подслушиванием.

- Поверить не могу! То, что Вы рассказали, звучит настолько дико, что в голове не укладывается. - услышала я взволнованный женский голос.

- Тем не менее, это правда. - сухо проронил Стасик.

- Да, да, я не сомневаюсь в Ваших словах, однако..

Собеседник её не дослушал и резко оборвал:

- Давайте не будем попусту терять время и перейдем к существу дела.

Я сокрушенно покачала головой. Ну, кто так разговаривает с женщиной? Хочет получить от неё информацию, а сам хамит! Идиот! Конечно, она обиделась и теперь черта лысого скажет ему хоть что-то.

И действительно, когда директриса заговорила снова, её голос звучал очень сдержанно:

- Я мало что могу Вам сказать. Мне позвонила женщина, представилась Юлией Егоровой. Сказала, что на лето ей нужен педагог для девочки семи лет. Ничего необычного в этом звонке не было. Правда, она поставила условие: педагог должен жить с ребенком за городом, поэтому просила порекомендовать молодую одинокую женщину без семьи. Это немного необычно, мы такого не практикуем, но она обещала неудобства компенсировать хорошей оплатой. Ничего криминального я в этом не усмотрела, тем более, что у нас начались каникулы, педагоги свободны. Почему же не подработать?

Ее многословие явно раздражало Стаса и он нетерпеливо спросил:

- И что дальше?

- Ничего! Я дала ей домашний телефон педагога и посоветовала договариваться самой. Все! Я не вспоминала об этой истории до вашего прихода. У меня в Центре идет ремонт и..

Собеседник явно не был сторонником пустых разговоров и потому неделикатно пресек её попытку поделиться наболевшим.

- Да, я это уже слышал! А что Вы можете о ней рассказать, как о человеке?

- Я мало что знаю о личной жизни своих сотрудников. Меня интересует только их профессиональные качества. - уклончиво ответила женщина.

- Что, совсем ничего не знаете? А как же Вы работаете?

- Ну, зачем Вы так? - обиделась она. - На каждого сотрудника заведено личное дело. Хотите, можете почитать.

Послышался звук отодвигаемого стула, цокот каблучков, шуршание страниц. Некоторое время было тихо, потом послышался недовольный голос Стаса:

- Не густо!

- Чем богаты! - процедила в ответ женщина. - По работе нам больше и не нужно.

- Ну, а дружила она с кем? Может её подруги смогут больше рассказать? - не отставал мужчина.

Его собеседница некоторое время молчала, потом, осторожно подбирая слова, заговорила:

- Она... как бы это лучше сказать.. немного замкнутый человек. Стеснительная, молчаливая, всех сторонится... Я точно не знаю, с кем она дружит.. Разве что, с Ниной Лебедевой. Навестите её, поговорите.. если, конечно, она никуда не уехала.

Опять зашуршала бумага, раздался голос Стаса:

- Спасибо за помощь. Всего хорошего.

Разговор был окончен, ничего интересного дальше произойти не могло и я со спокойной душой покинула свой пост. Вышла в коридор, прислонилась плечом к стене и напустила на себя безразличный вид. В следующую минуту из кабинета вылетел Стас, собрался было бежать вниз и тут увидел меня.

- А ты что здесь делаешь? - осведомился он, разглядывая меня без всякой приязни.

- Тебя жду. - пожала я плечами, удивленная дурацким вопросом.

- Это ещё зачем? Я же приказал тебе в машине сидеть. - спросил он, начиная тихо свирепеть.

- А я сюда поднялась. - беззаботно ответила я.

- Подслушивала! - догадался он.

- Естественно! Интересно же знать, что происходит.

Пока он переваривал услышанное, я миролюбиво сказала:

- Ты неправильно разговор повел. Ты же её обидел! А если хочешь от человека что-нибудь узнать, нужно быть дружелюбнее. Она не твоя служащая и не обязана перед тобой отчитываться. Чтоб тебе душу открыли, нужно к ней ключик найти. Понимаешь?

Он слушал молча, не возражал и я посчитала это согласием. Приободренная, предложила:

- Хочешь, к подруге с тобой поеду? Если явишься один, не факт, что она захочет с тобой откровенничать. А присутствие женщины может произвести на неё благоприятное впечатление.

Он поколебался немного, потом пересилил себя и согласно кивнул:

- Поехали!

- Куда едем? - бодро спросила я, решив, что теперь мы компаньоны и, значит, я имею право задавать вопросы.

- К Лебедевой Нине Ивановне. - ответил Стасик, не скажу чтоб очень приветливо, но и без особой угрюмости.

Похоже, мы стали потихоньку привыкать друг к другу. Если так дальше дело пойдет, мы чего доброго ещё и друзьями станем. В принципе, мне это было не нужно, но душу грело. С друзьями у меня в то время был явный дефицит.

Город был не слишком большим и переезд с одного места в другое много времени не занял. Как только мы отъехали не несколько кварталов в сторону от административного центра, улицы стали значительно уже и дома пошли сплошь двухэтажные, возведенные явно задолго до семнадцатого года, украшенные резными каменными наличниками с замысловатым орнаментом. Над дверями многочисленных магазинчиков замелькали названия: "Продукты", "Мясная лавка", "Книги". Стас сделал резкий разворот, свернул за угол и въехал на площадь. Она была небольшая, уютная, с памятником героям революции в центре и небольшим сквером. Не успела я её как следует разглядеть, а мы уже покинули исторический центр и за окном замелькали четырех и пятиэтажные дома послевоенной постройки. К сожалению, ничего особенно интересного и радующего взор я в этом районе не увидела, а вскоре пошли ровные ряды грязно-белых девятиэтажек, унылых и похожих друг на друга, как близнецы-братья. Построили их от силы лет десять назад, а выглядели они так, будто простояли не меньше века. Безрадостную картину не скрашивали ни зеленые газоны, разбитые между домами, ни чахлые кусты, высаженные работниками ДЭЗа в их благородной тяге к прекрасному. Увиденное навевало грусть, вызывало томление в груди, и непрошенные слезы на глазах.

- Неужели мне суждено всю жизнь жить в этом городе? - тоскливо подумала я и от такой перспективы неожиданно пришла головная боль. Что б как-то её унять, я откинулась на спинку сидения, закрыла глаза и принялась массировать виски. Когда же первый приступ миновал и я смогла снова глянуть в окно, то машина уже тормозила перед одной из этих многочисленных девятиэтажек. Не говоря ни слова мой напарник выскочил из машины и заспешил к подъезду. Меня он с собой не позвал, дверцу машины передо мной не открыл и выйти не помог, но я на него не обиделась. Во-первых понимала, что будучи мужчиной, он не способен думать о двух вещах одновременно, а значит, поглощенный своими проблемами, обо мне не помнил, во-вторых, у меня в тот день было, уж не знаю почему, мирное настроение. В общем, я выгрузилась на тротуар самостоятельно и резво затрусила следом.

Нина Лебедева жила на первом этаже и дверь отворила раньше, чем мы позвонили.

- Вы по поводу Ляли? - с ходу спросила она. - Мне только что звонила директриса.

Мы дружно кивнули и тогда она посторонилась, пропуская нас в квартиру:

- Проходите. На беспорядок внимания не обращайте-я только из отпуска вернулась.

Следом за хозяйкой мы прошли в комнату и разместились рядком на диване. Хозяйка устроилась в кресле напротив и с недоумением спросила:

- Что же вы от меня хотите? Алина... Ну, директриса наша... Просила помочь, а толком ничего не объяснила. В чем дело-то?

Лично я внятного ответа на её вопросы дать не могла-сама ничего не знала, поэтому промолчала, предоставив объясняться Стасу. Тот не заставил себя ждать, весь подобрался и в обычной для него манере приступил к изложению сути дела.

- Ваша подруга похитила мою дочь! - выпалил он, ни мало не заботясь о том, какое впечатление произведут его слова.

И надо сказать, они произвели впечатление! Нина тихо охнула и обмякла в кресле, я тоже опешила. Всякие догадки я строила по поводу проблем в его семье, но до такого додуматься не смогла.

Стас собрался ещё что-то сказать, но тут Нина пришла в себя и возмутилась:

- Ляля! Похитила ребенка?! Да не может этого быть! Чушь какая! Это, что, неудачная шутка?

Ее слова подействовали на Стасика именно так, как я и ожидала: он взорвался!

- Это не чушь! И мне, знаете ли, не до шуток! Моя дочь исчезла девять дней назад и с тех пор о ней нет никаких известий. А похитила её Ваша подруга!

Он шумно вздохнул, переводя дыхание, и снова открыл было рот, собираясь выпалить новую порцию обвинений, от которых было больше вреда, чем пользы, но тут я положила руку ему на колено и впилась в него ногтями. От неожиданности он проглотил заготовленные слова и, выпучив глаза, бешенно глянул на меня. Ну и характерец! Чистый динамит! Только меня взглядами не проймешь! Тихо улыбнувшись, я ласково прошелестела:

- Дорогой, ты зря нападаешь на Нину. Она лично не в чем не виновата. Возьми себя в руки и спокойно изложи суть дела. В этой ситуации важна каждая мелочь! Если она не будет волноваться, то может и вспомнит что полезное.

Говоря это, проникновенно глядела ему в глаза, а ногтями все глубже впивалась в колено. Он скривился от боли, но в себя пришел и, когда заговорил снова, его голос звучал уже намного спокойнее:

- Это случилось в мое отсутствие, я был за границей по делам. Поисками учителя занималась моя сестра, она же и нашла эту Вашу...Лялю! Девочке семь лет и она домашний ребенок. Никогда не посещала никаких садов и специально к школе её не готовили. Конечно, у девочки есть няня, но сестра хотела, чтоб с ней позанимался профессиональный педагог. Когда Юля договаривалась с Вашей подругой, она поставила условие, что та, за соответствующее вознаграждение, все лето будет жить вместе с нами за городом. По началу все было хорошо, учительница отлично ладила с девочкой и все были довольны. Но десятого июля дочь начала жаловаться на боль в ухе, нужно было срочно везти её в город к врачу, а в доме, как назло, никого, кроме моей сестры и вашей подруги, не оказалось. Юля поехать с девочкой не могла, у неё была назначена важная встреча и тогда отвезти ребенка к врачу вызвалась учительница. Сестра с благодарностью согласилась. Ваша подруга взяла девочку, села в машину и уехала. С тех пор они обе бесследно исчезли и мы о них ничего не знаем.

Нина упрямо покачала головой:

- Может Вы и правду говорите, может Вашу девочку действительно похитили, только я уверена, что Ляля тут ни при чем. Не такой она человек, чтоб детей красть!

У Стаса, конечно, на этот счет было другое мнение. Он тут же налился яростью, бешенно завращал глазами и открыл рот, чтоб выложить все, что кипело на душе. Но я его опередила и, желая пресечь выступление, которое окончательно испортит наши отношения с Ниной, снова впилась ногтями ему в колено. Он скривился от боли, но рот закрыл, а я воспользовалась наступившей паузой и поспешила обратиться к Нине:

- Давайте не будем ссориться! Нина, мы прекрасно понимаем Ваши чувства и поверьте, Ваша преданность подруге ничего, кроме уважения, не вызывает. Но и Вы нас поймите! Пропал ребенок! Маленький ребенок! Его нужно найти, как можно скорее! Единственная ниточка к этому исчезновению-Ваша подруга. Это она уехала с девочкой! Возможно, произошла трагическая ошибка... Нет, я неправильно выразилась! Я очень надеюсь, что произошла трагическая ошибка и мы зря виним вашу подругу. И, пожалуйста, не обижайтесь на Стаса! Он отец, переживает и потому говорит с излишней горячностью. Согласитесь, его можно понять! Он пришел к Вам в надежде узнать хоть что-то, что поможет скорейшему возвращению ребенка домой. Пожалуйста, войдите в его положение, отбросьте обиды и расскажите все, что знаете. Если мы сможем во всем спокойно разобраться, это пойдет на пользу не только ребенку, но и Вашей подруге! Что она собой представляет? Что за человек? С кем, кроме Вас, дружит? Чем интересуется? Поверьте, важна любая мелочь!

Выпалив все это, я выдохлась и замолчала. Нина тоже молчала, но, похоже, моя пламенная речь все-таки произвела на неё впечатление. Она перестала гневно сверкать глазами и нервно хрустеть костяшками пальцев. Рассеяно потерла переносицу и задумчиво протянула:

- Даже не знаю, что сказать. Все это так неожиданно.. Так не похоже на Лялю... Не могла она похитить ребенка. Уверена, произошла трагическая ошибка... Вы зря её вините...

Она пребывала в полной растерянности, никак не могла собраться с мыслями и без конца повторяла одно и то же. Ясно было, если мы будем вести беседу такими темпами и дальше, то никогда не доберемся до сути дела, а между тем рядом сидел Стасик, терпение которого было отнюдь не безгранично. Пришлось снова вмешаться и начать задавать наводящие вопросы:

- Нина, давайте вспоминать по порядку. Откуда она родом?

Нина благодарно кивнула и с готовностью ответила:

- Ляля местная, родилась и выросла в этом городе. Детство у неё было не очень радостное. Мать умерла, когда девочка была маленькая. Отец тут же снова женился, у той женщины было двое своих детей и присутствие в семье ещё одного ребенка её не радовало. Тем более, что оба супруга крепко пили и денег в семье никогда не было. Все уходило на спиртное. Сами понимаете, родителям было не до детей и при живом отце Ляля, можно сказать, была сиротой. Знаете, она не любит про это вспоминать и я мало что знаю про её детство.

Нина помолчала, собираясь с мыслями, потом продолжила:

В семнадцать окончила школу, уехала в Псков и там поступила в педагогический институт. Почему она поехала именно в Псков, тоже не знаю и могу только догадываться. Думаю, хотела быть подальше от своей развеселой семейки, ведь к тому времени пили не только отец с мачехой, но и сводные братья.

За годы учебы она сюда ни разу не приезжала, а вот после окончания института вернулась, хотя здесь её никто не ждал. Почему не осталась в Пскове, опять же не знаю. Ляля... Она неразговорчивая... О себе говорить не любит и о многом можно только догадываться. Мне кажется, из-за своего замкнутого характера она не обзавелась друзьями и её в Пскове ничего не держало. А здесь город детства, да и тетка у неё здесь была. Правда, отношения между ними были не очень, но все-таки родная душа... В общем, приехала она сюда и устроилась на работу в наш Центр. Характер у неё замкнутый, но с детьми работает великолепно. Она добрая и умеет их расположить к себе...

- Значит у неё есть в городе родственники?

- Никого нет-покачала головой Нина. - Пока Ляля училась, отец успел умереть. Вроде выпил больше, чем мог, и сердце не выдержало. А мачеха быстро продала квартиру и куда-то исчезла вместе с сыновьями. Правда, здесь тетка жила, одинокая. Но она племянницу к себе принять не захотела и той пришлось снимать квартиру. Но Ляля... она добрая.. тетку не забывала, навещала, по дому помогала. Сначала старуха её в штыки встречала, ругала, из квартиры выгоняла. Ляля плакала, а все равно к ней возвращалась. И постепенно все переменилось... старуха смягчилась, помирились с племянницей и даже завещание на неё написала. Ляля была очень довольна, твердила, что на старости лет у неё теперь будет свой угол. Я ещё смеялась и говорила, чтоб она губы особо не раскатывала. Тетка крепкая, сто лет проживет, а когда помрет, то Ляле уже ничего не нужно будет. Но все повернулось иначе... Совершенно неожиданно, буквально через несколько месяцев после написания завещания, старуха умерла. Вроде бытовое отравление... Я не в курсе, что там произошло, Ляля особо не распространялась... В общем, она стала хозяйкой квартиры. Не хорошо, конечно, чужой смерти радоваться, но за Лялю я была рада. Она, бедняжка, так долго по чужим углам мыкалась, а тут вдруг своя квартира!

Честно говоря, меня такая своевременная смерть старушки очень заинтриговала и я осторожно спросила:

- И когда это несчастье случилась?

- Зимой где-то, а я узнала об этом в первых числах лета, прямо перед началом каникул. Я Лялю видела в последний раз, когда отпускные получали, вот тогда она и сказала, что тетка умерла и квартира теперь её.. Я в шутку спросила, когда новоселье будет, она ответила - не скоро. Сетовала, что все сильно запущено, ремонт нужно делать, а денег нет. Говорила, что сама переселится и займется благоустройством, а вещи пока на съемной квартире останутся.

- После этого Вы с ней не встречались, не перезванивались?

- Нет, я к родным уезжала, вот только пару дней как вернулась. Знаете, я к Ляле очень тепло отношусь... Мы с ней коллеги, занимаемся одним делом... Когда она к нам пришла, её со мной в одной комнате посадили. Смотрю, она замкнутая, ни с кем не разговаривает... дичится... А я человек общительный, говорливый. Долго молчать не могу. Мне её жалко стало... она все время одна. Так и сблизились. Но настоящими подругами не стали! Я даже у неё дома ни разу не была. И ко мне она приходить отказывалась, все делами отговаривалась. В общем, много о ней я рассказать не могу.

- И, где она квартиру снимала, не знаете.

- Нет, она их часто меняла, переезжала с одной на другую. Нет, не знаю!

Тут Стасику надоело молчать и он подал голос:

- Она машину водила?

- Ляля?! Да что вы! Откуда у неё машина? Она же каждую копейку экономила, а машина денег стоит...

- И тем ни менее права у неё были! Она из дома уехала на нашей машине и управляла ею очень уверенно.

Нина растерялась:

- Ну, не знаю... Я же говорю, что не очень близка с ней и много о ней не знаю... Может и были у неё права, да она никогда об этом не говорила. Она и о смерти тетки только по случаю сказала...

Она ожидала дальнейших вопросов, но у меня их больше не было, Стас тоже ничего не говорил. Наконец, он, прервал тяжелое молчание и сухо произнес:

- Спасибо, Вы нам очень помогли. Извините, если был резок, но Вы должны понять. Мне очень тяжело.

- Ничего, все в порядке. - часто закивала Нина.

Мы покинули квартиру Лебедевой и гуськом вышли из подъезда. Стас мрачно молчал и в свои дальнейшие планы посвящать не спешил, поэтому я решила проявить инициативу. Правда, учитывая его взрывной характер, легко можно было нарваться на неприятности, но я решила рискнуть.

- Что дальше делать думаешь? - бросила я пробный шар.

- Эту дрянь искать. У меня есть её домашний адрес, сейчас к ней поедем.

Чтобы подбодрить его, я одобрительно кивнула:

- Дело говоришь. Давай наведаемся. А что за адрес: теткин или съемной хаты?

- Не поймешь. Я у них там её личное дело смотрел. Мрак! Никакого порядка! Все на каких-то листках да обрывках бумаги. И эта клуша ничего толком объяснить не может. Адрес тоже на клочке нацарапан и в папку вложен.

- Неважно! На месте все выясним. - утешила его я.

Мы загрузились в машину и Стасик принялся петлять между домами, пробираясь в нужном направлении только ему известными путями. Я же глядела в окно и размышляла над тем, что совсем не знаю города. Мы ехали по одним улицам, сворачивали на другие, мимо проносились жилые дома, магазины, несколько раз мелькали старинные церкви. Кажется, мы проехали весь город, но ни одно строение не показалось мне знакомым, не вызвало в памяти отзвука воспоминаний. Отчего так? Неужели все забыла? Ведь я здесь жила, ходила по этим улицам и должно же было хоть что-то всплыть в моей памяти. А может я поселилась здесь недавно? Мысль мне понравилась и я принялась её развивать. Ну, да! Поселилась здесь недавно, город знаю плохо, а тут ещё по голове шарахнули, вот оттого ничего и не узнаю! Не очень утешительное объяснение, но на первое время и такое сойдет. Другого все равно ведь нет! Однако, в следующую минуту я поняла, что зря расстраивалась. Знакомые места я увидела. Правда, Стас подъехал с другой стороны, поэтому я поздно сориентировалась, но ошибки быть не могло: мы стояли перед моим домом. В растерянности я взирала на родные пенаты, а мысли в голове скакали, как блохи:

- Это что ж получается? Педагог жила в том же доме, что и я? Может даже, выходя из подъезда, я встречала её.. Бывают же такие совпадения!

- Пошли-буркнул Стас и покинул машину.

Я моментально последовала его примеру, сгорая от любопытства, в какой подъезд мы войдем. Вошли в мой подъезд, но тревога закралась в душу, когда мы добрались до последнего этажа. А когда он позвонил в дверь, мне стало совсем худо. Ведь это была моя дверь и значит разыскивал он меня. Это что ж выходило? Я украла его ребенка? Я прислушалась к себе, пытаясь понять, способна ли похитить ребенка. Я знала, что не отличаюсь ни чрезмерной добротой, ни сентиментальностью, могу быть и нахальной и грубой. Но похищение ребенка-совсем другое дело! Все во мне восставало при одной мысли о такой возможности. Нет, не ощущала я себя похитительницей! И тем не менее Стас разыскивал именно меня! Зачит все-таки похитила? Зачем? С какой целью я это сделала? И куда потом дела девочку? Где она находится сейчас? Я изо всех сил напрягла свой ущербный могз, пытаясь заставить его заработать и помочь мне. Все впустую! Я ровным счетом ничего не помнила. Только от чрезмерного волнения в глазах потемнело да появился звон в ушах. Я прислонилась к лестничным перилам, попыталась успокоиться и начать рассуждать здраво. Хорошо! По доброй воли я не способна украсть ребенка, а по принуждению? Что, если обстоятельства сложились так, что мне пришлось это сделать? Допустим, мне не хотелось идти на этот шаг, но пришлось. Возможно такое развитие событий? И тут приходилось признавать, что вполне возможно! Последнее время со мной происходят странные вещи и не надо быть семи пядей во лбу, чтоб понять, что их след тянется из прошлой жизни. Я умудрилась напрочь забыть её, но похоже, та жизнь была не совсем праведной и знакомства я водила весьма сомнительные. Что-то мне подсказывало, что добропорядочных педагогов, обучающих детишек грамоте, не бьют по голове. И ещё за ними не охотятся мрачные типы с оружием. А со мной это происходило! Значит, я не добропорядочный педагог и мои знакомые-не добропорядочные люди! И они по какой-то причине очень на меня злы. Наверное, я их подвела или обманула! И вполне возможно, что это связано с похищением! От этих мыслей на меня накатила слабость и, чтоб не упасть, я из последних сил вцепилась в перила лесницы. Покосилась на Стасика, но он не обращал на меня внимание и продолжал названивать в дверь. И тут мне пришла в голову новая мысль. Что ж это получается? Я работала в Центре, жила, хоть и не долго, в доме Стаса, а меня никто не узнает! Ну, ладно Стас! Он был за границей и с учительницей не встречался. А Мария Ефимовна? Она почему меня не узнала? А Нина Лебедева? Как меня могла не узнать коллега, с которой я несколько лет проработала бок о бок? А между тем, битых сорок минут она, глядя мне в лицо, рассказывала мою же историю жизни. И не узнала меня? Бред! Паранойя в последней стадии! Что я её не узнала, ничего удивительного нет, я вообще никого вокруг себя не узнаю, но у нее-то с головой все в порядке! А может Стас ошибся и звонит не в ту дверь? Может ему совсем другая квартира нужна? В сердце зародилась робкая надежда, что все ещё обойдется и к похищению ребенка я не имею никакого отношения. В конце концов, мне за глаза хватало покушения, убийства и потери памяти, так что быть участницей похищения совсем не хотелось.

- Ты адрес не перепутал? Мы туда приехали? - спросила я Стаса.

- Адрес тот, что в Центре дали, только хозяев нет. - буркнул он.

Конечно, можно было бы сказать ему, что хозяйка квартиры стоит рядом с ним, но я воздержалась от этого чересчур опрометчивого шага, тем более, что в голову пришла интересная идея. А что, если эта странная учительница нарочно дала на работе неправильный адрес? Взяла и назвала его от фонаря, а это случайно оказался мой адрес. Невероятное совпадение, но чего только в жизни не бывает! Я несколько приободрилась, даже слабость прошла и в результате меня посетила совершенно блестящая мысль, до которой я почему-то до сих пор не додумалась. Надо спросить у Стаса фамилию этой Ляли и все станет на свои места. Как только эта идея оформилась у меня в голове, я выпалила:

- Стас, а как её фамилия?

- Дурацкая у неё фамилия и имя дурацкое. Альбиной Бодайло её кличут.

Сказал, как выплюнул, а у меня пол поплыл под ногами. Значит, это все-таки я? И все мои жалкие попытки найти себе оправдание провалились?

- Ты чего так позеленела? - услышала я голос Стаса сквозь звон в ушах. - Тебе плохо?

- Мне очень плохо! - честно ответила я.

- Тогда поехали домой!

- Куда домой? - хотелось крикнуть мне. - Вот он мой дом! Я стою перед дверью своей квартиры!

Но ничего, конечно, я не крикнула. А Стас, не подозревая о моих мучениях, сказал:

- Спускайся вниз! Отвезу тебя к Мане, потом по делам съезжу.

- Оставь меня. Сама домой доберусь. - прошептала я, подразумевая, что добираться тут нечего, два шага нужно сделать и я дома.

- Кончай выпендриваться! Времени нет, тебя уговаривать. А оставить одну в таком состоянии тоже не могу! Того гляди, сознание потеряешь и на пол рухнешь. - цыкнул Стасик, без всякой нежности подхватил меня под руку и поволок вниз по лестнице. Руку я у него вырвала, потому что по узкой лестнице ходить можно было только гуськом, но спускаться продолжала. И, пока я шагала, во мне зрела уверенность, что я не хочу мириться с ролью похитительницы. Так что, выходя из подъезда я уже точно знала, что в ближайщее время со Стасиком не расстанусь, буду везде следовать за ним по пятам, но до истины докопаюсь. И если меня подставили, то моим обидчикам мало не покажется! Это решение настолько меня воодушевило, что исчезла слабость, а голова заработала, как часы. Поэтому, когда Стас приказал садиться в машину, я небрежно сказала:

- Подожди пять минут. В магазин заскочу. Кое-какие мелочи купить надо.

Он флегматично спросил:

- Деньги нужны?

- Не нужны. - искренне ответила я, потому что в том, что мне предстояло сделать от денег проку было мало.

Не оглядываясь, я бегом кинулась к соседнему дому, где на первом этаже располагался небольшой магазин промышленных товаров. Влетела внутрь, быстро пересекла торговый зал, откинула крышку прилавка и, не обращая внимание на возмущенные крики продавщицы, пробежала по коридору через подсобку, толкнула заднюю дверь и в следующую минуту уже стояла во дворе. Он, как это ни странно для такого убогого района, был довольно уютным. Весь засажен деревьями и кустами, в центре виднелась детская площадка и несколько аккуратных лавочек. Если бы не железная дорога слева от дома и не этот ужасающий мост, то здесь вполне можно было бы жить. Не теряя времени, со всех ног кинулась к черному ходу и понеслась вверх по лестнице. Карабкаясь на свой последний этаж, ломала голову над тем, что там поделывает мой покойник. В смысле, пахнет уже или нет. Над проблемой его вывоза из квартиры, я старалась пока не задумываться, но была уверена, что найду выход из положения.

Оказавшись в прихожей, настороженно принюхалась. Пахло пылью, застоявшимся воздухом давно непроветриваемого помещения, других запахов не было. Тихо ступая, будто боясь спугнуть кого-то, я прошла к кухне и заглянула в дверной проем. На полу никого не было! Абсолютно ничего! Ни трупа, ни окровавленного ножа, ни пятен кров! Не веря своим глазам, я ещё некоторое время пялилась на чистый линолиум, потом развернулась и кинулась в комнату. Попутно заглянула в ванную и туалет-там тоже было пусто. И в комнате покойник отсутствовал! В растерянности я выскочила на площадку, что было верхом глупости, ведь совсем недавно мы со Стасом стояли там. Трупа нигде не было! Я задумалась. А был ли он вообще? Может мне все привиделось? Игра, так сказать, больного воображения! А как же авария? Я ведь оказалась по колесами машины и это не игра воображения. Но меня уже понесло! Мне хотелось верить, что никакого трупа в природе не существовало и он никогда не лежал на полу моей кухни. Моя фантазия заработала на полную катушку, подкидывая мне варианты объяснений, а я с радостью за них цеплялась. У меня был приступ. Сильный! Мне снился кошмар с трупом, я испугалась, проснулась, не помня себя, выбежала из дома, понеслась по улице и в результате попала под машину. Занятая уговорами самой себя, я, между тем, медленно спускалась по лестнице и только выйдя на улицу, сообразила, что мое странное появление из подъезда может вызвать у Стаса ненужные вопросы. Бросила в его сторону взгляд и успокоилась: он на меня не смотрел, понуро сидел в машине и пристально разглядывал собственные руки. Я шустро подбежала к машине и уселась рядом.

- Купила, что хотела? - спросил он без всякого интереса.

- Нет там ничего. - туманно сообщила я, он равнодушно кивнул и завел мотор.

Глава 3

Подъехав к дому, Стас, не говоря ни слова, вышел из машины и молча скрылся за дверью. Я тоже выбралась наружу и неторопливо пошла следом. Хотелось подняться в комнату, полежать и основательно обдумать события прошедшего дня. Однако, в холле меня перехватила Мария Ефимовна и, не слушая возражений, потащила на кухню обедать. Усадила за стол и принялась метаться по комнате, громко хлопая дверцами шкафов и не менее громко ругая Стаса, который есть не захотел и скрылся в своем кабинете. На самом интересном месте, когда она перечисляла многочисленные болячки, которые непременно нападут на племянника из-за неправильного питания, наш разговор прервали.

- Есть здесь кто - нибудь? Мария Ефимовна! Стас! Вы дома? Да покажитесь же в конце концов кто-нибудь! - взывал капризный женский голос.

Мария Ефимовна замолчала на полуслове, прислушалась и опрометью бросилась из кухни. В следующую минуту из холла донеслось её недовольное ворчание:

- Чего разоряешься? Подняла крик на весь дом!

Тут же послышался голос Стаса.

- Маня, иди к себе. Без тебя разберемся. - приказал он.

Разгневанная Мария Ефимовна вихрем влетела в кухню и принялась с грохотом двигать кастрюли на плите. Ярость клокотала в ней, требовала выхода и она начала с остервенением мешать ложкой в сковороде, одновременно невнятно бубня себе что-то под нос.

- Случилось что? - поинтересовалась я.

- Случилось! Прошмандовка наша приехала!

Поймала мой вопросительный взгляд и пояснила:

- Жена Стасика прикатила. Ее тут только не хватало! Он и так места себе из-за дочки не находит, так она ещё приехала нервы мотать! Небось деньги кончились, вот и вернулась!

- А она знает, что девочка исчезла?

- Конечно, знает! Стасик у неё был, когда несчастье случилось! Юлька туда им и звонила! На виллу, которую он для неё снимает! Надо же, вилла! А сюда пришла голая! В одной юбчонке! И чем только она его приворожила?

Отводя душу, Мария Ефимовна со всего размаху шваркнула на плиту очередную сковороду.

- Может у них любовь! - высказала я конструктивную идею.

- Как же, любовь! Да она кроме денег, ничего не любит! Ей на собственного ребенка наплевать! Девочка без матери растет, а она по Испаниям да Португалиям раскатывает. Здоровье у неё слабое! Тьфу!

На какое-то время в кухне наступила тишина, слышалось только мерное позвякивание ложки о дно кастрюли. Я открыла было рот, чтоб расспросить тетю Маня поподробнее, чем это ей так не угодила жена племянника, как на пороге кухни возникла женщина. Все в ней, от кончиков тщательно наманикюренных пальчиков до последнего волоска в прическе, было идеально прекрасно. При одном взгляде на эту точеную фигурку, золотистые волосы и прелестное лицо с огромными голубыми глазами любая представительница женского пола моментально ощущала собственное несовершенство и тут же зарабатывала комплекс неполноценности. Хозяйка всего этого физического великолепия прекрасно осознавала свою привлекательность и охотно позволяла любоваться ею. Вот и сейчас она застыла в проеме двери в картинной позе, давая возможность окружающим по достоинству оценить себя, а потом высоким, ломким голосом принялась выговаривать:

- Мария Ефимовна, что ж это делается? В доме как не было порядка, так и нет! В аэропорт машину не прислали! Чемоданы стоят внизу и наверх их поднять некому! Константин грубит! В моей спальне беспорядок! Комната не прибрана, постель измята. Там что, кто-то ночевал? Я же запретила селить посторонних в мой личной спальне!

С каждой новой фразой её голос взмывал все выше и я с интересом ждала, когда же он сорвется и красавица пустит петуха. Все испортила Мария Ефимовна, которая прервала монолог самым прозаическим образом.

- Замолчала бы ты, дорогая! Уши ломит от твоего визга!

От неожиданности красотка споткнулась на середине фразы и смолкла, а Мария Ефимовна, довольная своей маленькой победой, постаралась закрепить успех и злорадно продолжала:

- Машину не прислали, потому, что не было свободной! Заранее предупреждать надо, что едешь! А то, прилетела молчком, а потом звонит: вот она, я! Приехала! Машину шлите. А нет её, машины! И комната по той же причине не готова! Не ждали мы тебя! Редко дома бываешь! А что Костик грубит, так сама знаешь причину!

Красотка слушала эту отповедь молча, только по тому, как плотно сомкнулись губы, превратясь из прелестного бутона в узкую полоску, да медленно отливал румянец от щек можно было догадаться, что она в бешенстве. Я ждала, что женщина вот-вот взорвется и наговорит любимой тете гадостей, но она, как ни странно, сдержалась. Молча проглотила оскорбления, крутанулась на каблуках, собираясь уйти, и тут её взгляд упал на меня.

- Новая прислуга? Приготовь мне чаю, с лимоном, но без сахара. - резко приказала она и по голосу чувствовалось, что она нашла, на ком сорвать раздражение.

Я сидела не шевелясь и не собираясь вдаваться в объяснения. Сама разберется, что ошиблась! Брови идеальной формы резко взметнулись вверх, голубые глаза распахнулись шире некуда, голос сорвался на визг:

- В чем дело? Ты меня не поняла? Я к тебе обращаюсь!

В воздухе запахло скандалом! Еще немного и она потеряет над собой контроль и кинется на меня с кулаками. Ну, что ж! У красавиц свои проблемы! Они так привыкают легко скользить по поверхности жизни, что малейшие её шероховатости выбивают их из колеи. Но я-то не красавица! Мне к сложностям не привыкать! Пусть только рот откроет, я ей объясню, где раки зимуют!

- Вы это мне? - флегматично поинтересовалась я, не поднимая глаз от тарелки.

- Мария Ефимовна! - фальцетом выкрикнула она. - Вы совсем за домом не смотрите! Прислугу распустили. Я устала! Летела через всю Европу, приезжаю домой и не могу получить чашки чая. Наглая девка зад от стула оторвать не может!

Я человек не очень мирный, а это было чересчур и для более выдержанного характера. Я поднялась со стула, собираясь отвесить этой кукле полновесную затрещину, которая поставила бы её куриные мозги на место, но тут неожиданно появился Стас, очень неделикатно схватил жену за руку и, не слушая яростных возражений, поволок из кухни. Она пыталась сопротивляться и даже пустила в ход кулаки, но он с легкостью преодолел слабое женское сопротивление.

Дождавшись, пока любящая семейная пара выкатится из кухни, я нерешительно промямлила:

- Может зря я вернулась сюда? Мешать вам только буду?

В действительности, меня ни мало не беспокоило, какие неудобства я доставлю этой семейке, просто хотела ещё раз получить приглашение пожить в доме и таким образом упрочить свое положение в нем. Все вышло, как я и планировала! В ответ на мое бормотание, добрейшая тетя Маня разразилась потоком слов, убеждая меня не волноваться и спокойно жить до полнейшего выздоровления.

- Поднимайся к себе и отдыхай. Никто тебя не потревожит. - заключила она.

Я согласно кивнула, тихеньким голоском поблагодарила за обед и пошла наверх. Там, вытянулась на кровати, закинула руки за голову и принялась размышлять. Так был труп в действительности или это все фантазии больной головы? Похитила я дочку Стаса или это тонкая игра моих недоброжелателей, где мне отведена роль без вины виноватой? Имеющихся в наличии сведений было недостаточно для построения правдоподобной версии, но и они требовали тщательного анализа, следовало так же рассчитать свои дальнейшие шаги, поэтому следующие несколько часов я добросовестно пялилась в потолок и думала. Заснула поздно, спала бесспокойно и снился мне плохой, тяжелый сон.

Я сидела в темноте, перебирая в голове все известные мне факты, расставляя их то так, то этак, и пытаясь докопаться до истины. Получалось плохо и постепенно я стала впадать в уныние, как вдруг услыхала тихий скрип двери в коридоре. Я сжалась в своем углу и настороженно прислушалась. Шло время, скрип больше не повторялся, и я принялась горячо доказывать себе, что это фокусы больной головы и глюки воспаленного сознания. В тот момент, когда я почти убедила себя, из коридора донеслось еле различимое шаркание подошв и поскрипывание линолиума. Кто-то крался в темноте, стараясь сделать это как можно бесшумнее. Скорей всего, ему бы это удалось, если б

не моя чрезвычайно маленькая квартира. Неизвестный в темноте ненароком задел угол стены, ушибся и тихо выругался, моментально развеяв все мои хрупкие сомнения в том, что в квартиру проник злоумышленник. В голове тут же мелькнула мысль, что человек попал в квартиру впервые, иначе ему было бы известно, какие узкие в ней коридоры. Однако, мысль хоть и была интересной, но в тот момент почему-то не согрела.

Стараясь производить как можно меньше шума, я встала, и зажав в руке кухонный нож, на цыпочках проскользнула в простенок между шкафом и раковиной. В следующую минуту послышался звук осторожных шагов и в центре кухни материализовался темный силуэт. Человек застыл, вглядываясь в очертания мебели и тут, как назло, в носу у меня засвербило, я не удержалась и громко чихнула. Он моментально развернулся, рука его взметнулась вверх и в ней блеснул металл. Для моей расшатанной психики этого оказалось достаточно и я не очень понимая, что делаю, шагнула вперед и несколько раз ударила его ножом в грудь. Мужчина ничего подобного не ожидал и потому мой выпад отразить не успел. Тихо охнув, он с оглушительным грохотом рухнул на пол. Я отшвырнула нож в сторону и, слепо натыкаясь на стены, бросилась к выходу. Ткнулась во входную дверь, нащупала защелку и в следующий момент вылетела из квартиры. Спотыкаясь на ступенях и хватаясь руками за перила, я кубарем скатилась вниз и не разбирая дороги понеслась вперед.

Сначала я бежала по тропинке мимо гаражей, потом на пути встретилось железнодорожное полотно, я резво перескочила через него и оказалась на пустыре, обильно поросшем бурьяном и вдоль и попрек изрытом ямами и траншеями. Чудом не угодив ни в одну из них и благополучно преодолев полосу препятствий, я вскарабкалась на крутой откос и оказалась на обочине дороги. На противоположной её стороне темнели силуэты невысоких строений, понять назначение которых, ввиду полного отсутствия фонарей, было невозможно. Выглядели строения неприветливо, но пустырь за спиной доверия тоже не внушал, поэтому, решив, что все же предпочтительнее держаться поближе к человеческому жилью, я шагнула на проезжую часть. Я успела сделать пару шагов, как совершенно неожиданно слева послышался рев мотора и из темноты вынырнула машина. Я торопливо шагнула вперед, но тут последовал удар в бок и все погрузилось во тьму.

Я всхлипнула и проснулась. Лицо и подушка были мокрыми от слез, значит я снова плакала во сне. В комнате стояла темень, хоть глаз коли. Сквозь плотные шторы, которые я с вечера тщательно задернула, разобрать, что делается на улице было невозможно, но у меня создалось впечатление, что за окном стоит глубокая ночь. Прикинув, что уснула я после двенадцати, спала не долго, пришла к выводу, что теперь где-то часа три - четыре ночи. О том, что время было позднее, свидетельствовала и стоящая в доме тишина. Не было слышно ни музыки, ни позвякивания посуды на первом этаже, ни людских голосов. Похоже, вся семья уже угомонилась и видела седьмой сон. Я тоже сладко зевнула, натянула простыню до подбородка и собралась закрыть глаза, как неожиданно услышала за дверью шаги. Человек старался идти тихо, ступал осторожно, но его выдавало в поскрипывание паркета, которое не скрадывала даже толстая ковровая дорожка. Не будь мои нервы так взвинчены и не жди я ежеминутно опасности, вряд ли обратила бы внимание на эти еле слышные звуки, но в моем состоянии всякая мелочь привлекала внимание и становилась сигналом тревоги. Неизвестный поравнялся с моей дверью, я сжалась в комок и моментально покрылась гусиной кожей, решив, что пришли за мной. Но шаги прошествовали дальше и тут я сообразила, что нахожусь в доме Стаса, куда моим недругам не добраться и где мне ничего не грозит. Я судорожно выдохнула сквозь крепко сцепленные зубы, напряжение схлынуло, а на смену ему пришло недоумение. Кто это разгуливает по дому посреди ночи да ещё так осторожно? Подгоняемая своим неумеренным любопытством, тихо сползла с кровати, на цыпочках подбежала к двери и припала глазом к замочной скважине. К сожалению, обзор был ограничен и удалось увидеть только противоположную стену в обоях. Разочарованная, я прислонила ухо к отверстию и услышала, как где-то слева тихо постукивают в дверь. Сначала кроме этих еле различимых звуков ничего слышно не было, потом раздался негромкий шепот:

- Костя, открой. Слышишь, открой.

Голос был женский, но кому он принадлежит определить было трудно. Ответом была тишина, но неизвестная не сдавалась и продолжала упорно настукивать в дверь:

- Открой! Я же знаю, что ты не спишь. Открой, нам нужно поговорить.

Я думала, что женщина так и уйдет ни с чем, но послышался скрип отворяемой двери и сердитый Костин шепот:

- Зачем ты пришла? Я же просил тебя этого не делать!

- Чего ты боишься? Все спят.

- Это ты так думаешь! А если найдется любопытный, которому не спится?

- Ну тогда не стой в проходе и дай мне войти! - сердито прошипела она.

Дверь захлопнулась и на мгновение стало тихо. Потом снова послышался скрип плохо смазанных дверных петель, но теперь уже в противоположной от меня стороне, а потом и звук осторожно прикрываемой двери. Значит ещё кому-то не спалось в эту ночь и он, как и я, стал свидетелем ночных приключений Константина. Я усмехнулась, удивленно покрутила головой и вернулась в кровать. Чисто по житейски было интересно, кого это Костя принимает в такой поздний час, но принципиального значения не имело. Костя парень молодой, мало ли какие дела у него могут быть! Успокоенная, я поглубже зарылась головой в подушку, натянула простыню и мгновенно уснула.

Глава 4

Утром меня разбудил громкий голос Марии Ефимовны, которая кричала с первого этажа:

- Анна! Спускайся завтракать! Все уж давно на столе и стынет!

Чувствуя себя вполне выспавшейся и отлично отдохнувшей, я резво вскочила с постели, быстро умылась и, весело напевая, вприпрыжку спустилась вниз. Влетев в кухню, обнаружила, что вся дружная семья уже в сборе и завтракает. Лучезарно улыбнувшись, бросила всем общее "Доброе утро", но на мое приветствие по настоящему откликнулся только Константин, который не только поздоровался, но ещё и озорно подмигнул. Тетя Маня, занятая с кастрюлями у плиты, мотнула головой, Стасик что-то мрачно и неразборчиво пробурчал, его жена вообще рта не открыла, но зато одарила неприязненным взглядом. Мне на её взгляды было глубоко плевать, что я и поспешила продемонстрировать, плюхнувшись на свободный стул рядом с ней и приветливо прощебетав:

- Прелестно выглядишь! Просто майская роза в цвету!

Честно говоря, тут я немного покривила душой, выглядела она хуже некуда. Бледненькая какая-то, синева под глазами и две скорбные морщинки вокруг рта. Но я человек не злобный и говорить ей об этом не стала, чтоб попусту не расстраивать. В конце концов, надо быть великодушной! Я открыла рот, собираясь сказать молодой хозяйке ещё что-нибудь ободряющее, но тут неожиданно зазвонил телефон. Мария Ефимовна стояла рядом, потому трубку подняла она. Послушала, что говорят, побледнела и неожиданно осипшим голосом сказала племяннику:

- Тебя!

Он вскочил, выхватил трубку у неё из рук и закричал:

- Слушаю!

После этого наступила пауза. Стас молча слушал, что ему говорят, и белел лицом. Видно было, что звонок не простой и очень его взволновал. Решив, что только похитители могли привести его в такое состояние, я вся обратилась в слух. И не столько из любопытства, а потому, что это касалось меня напрямую. Однако, он положил трубку, так и не сказав ни слова.

- Ну, говори! Что молчишь? - накинулась на племянника Мария Ефимовна.

- Звонили по поводу Полины. Требуют денег. - тусклым голосом ответил Стас, пододвинул к себе стул и тяжело опустился на него.

- И что ты собираешься делать? - опять полезла к нему с расспросами тетка.

- Заплачу, конечно! Сегодня же возьму деньги в банке и буду ждать следующего звонка. - вяло повел он плечами.

- Сколько они хотят? - резко спросила жена.

- Пятьсот тысяч долларов.

- Сколько?! - возмутилась она и даже лицом постарела. - Это же куча денег! Неужели отдашь их им?

Стас дернулся, будто его ударили и раздраженно рявкнул:

- Конечно, отдам! Я и больше отдам, лишь бы девочка вернулась домой целой и невредимой!

Рычание мужа не произвели на жену никакого впечатления и она продолжала гнуть свою линию:

- Это же грабеж! Не за здоро живешь отдать полмиллиона долларов!

- Кристина, ты забыла, что у них твоя дочь! - окрысился он.

Она тоже не собиралась оставаться в долгу и открыла уже рот, чтоб дать достойный ответ, но тут вмешалась я. И не потому, что хотела сохранить мир между супругами, мне эта проблема была глубоко безразлична, просто не терпелось побыстрее узнать суть требований. Я не оставляла надежды разобраться в истории этого похищения и выяснить собственную роль в ней.

- Когда они должны звонить снова? - спросила я и сама почувствовала, как жестко прозвучал мой голос.

Стас ещё раз дернулся, перевел взгляд с жены на меня и покорно ответил:

- В среду, в 10 утра. Скажут, куда привезти деньги.

Я удивленно вздернула брови:

- И ты собираешься отдать их по первому требованию?

Он молча кивнул.

- Такие дела так не делаются. - покачала я головой.

- Что ты лезешь? Тебе какое дело? - выкрикнула Кристина, ревниво сверкая глазами.

- Замолчи! - цыкнул на неё муж, потом повернулся ко мне и спросил: Что ты имеешь в виду?

Я пожала плечами:

- А вдруг это мошенники? Узнали о похищении и решили нагреть руки. Нужно сначала убедиться, что ребенок у них и с ним все в порядке, а потом говорить о выкупе. И не соглашайся сразу на их условия, иначе они поймут, что продешевили, и цена резко возрастет. Тяни время! Говори, что столько дать не можешь! Торгуйся и требуй гарантий! Ты же бизнесмен! Знаешь, как дела вести!

- Это не бизнес! Там моя дочь и она в опасности. Не могу я торговаться!

Мне его мягкотелость стала надоедать и, что б немного взбодрить парня, я суровей, чем того требовала ситуация, прикрикнула:

- Сможешь! И не распускайся! Сейчас не время!

Тут Кристина не выдержала и снова влезла в разговор:

- Стас, почему она разговаривает с тобой таким тоном? Кто она вообще такая? И что она делает в нашем доме?

Понимая, что женщина нервничает, я внимания на неё не обратила и продолжала расспрашивать её мужа:

- В милицию заявлял?

Нет и не собираюсь.

В себе я приязни к милиции не ощущала и чувствовала, что по доброй воли на контакт с ней никогда не пойду, но я-это я. А почему добропорядочный бизнесмен не желает обращаться в милицию? Мне стало интересно и я спросила:

- Отчего так?

Наш город маленький, опыта работы с похитителями у местной милиции нет. Боюсь, как бы хуже не было! Лучше я заплачу, сколько скажут, и баста.

Я пожала плечами, показывая, что право решать принадлежит ему, встала и пошла к раковине. Что не говори, а меня этот звонок тоже здорово взволновал, даже в горле пересохло. Взяв с полки стакан, я набрала холодной воды и, чтобы успокоиться, принялась пить маленькими глотками.

Тут хлопнула входная дверь, послышались быстрые шаги и в кухню влетела молодая девушка.

- Привет, Стася! Вчера поздно приехала, решила, что ты уже спишь, не стала подниматься к тебе и беспокоить. Ну, есть новости? - прямо с порога выпалила она, увидела Кристину и воскликнула: Надо же, и ты тут! Откуда взялась?

- Юля, прекрати! - страдальчески простонал брат. - И без ваших склок тошно!

- Все, все! Молчу!

Она шутливо подняла руки вверх, показывая, что сдается, потом подошла к Стасу, обняла его за плечи и ласково сказала:

- Извини! Больше не буду! Расскажи, лучше, что за новости! Хорошие?

Только что звонили похитители.

Она отступила на шаг и тревожно спросила:

- Что говорили?

- Просят выкуп в пятьсот тысяч.

Юля бросилась к брату, схватила его за плечи и просительно заглянула в глаза:

- Ты конечно дашь! Ведь дашь?

Уж не знаю почему, но он молчал, тогда она принялась трясти его за плечи и требовать:

- Ты обязательно отдашь им эти деньги! Слышишь! Обязательно! Сколько попросят, столько и дашь!

Все это время Кристина сидела молча и только сверлила глазами юную нахалку, но тут не выдержала и вмешалась:

- Что ты раскомандовалась! В конце концов, это не твои деньги и не тебе решать, как нам ими распоряжаться!

Услышав эти слова, Юля отпустила брата и развернулась в сторону невестки:

- Нам? Я не ослышалась? Ты так и сказала?

Она закатила глаза и трагически воскликнула:

- Ну, а ты тут при чем? Какое ты имеешь отношение к этим деньгам?

Оскорбленная до глубины души Кристина крикнула:

- Я жена и мать ребенка.

- А если ты мать, то не жмись над каждой копейкой, заплати выкуп и твой ребенок к тебе вернется! - отрезала Юля и моментально потеряв интерес к Кристине, снова повернулась к брату:

- Стася, послушай меня! Надо заплатить! У них же Полинка! Ты понимаешь? Полинка! А у тебя есть деньги, я знаю! И если ты не будешь жадничать, мы её скоро увидим! А ты себе потом ещё заработаешь! Завтра же все отдай!

Я поняла, что эти бабы в два счета замордуют бедного мужика, от их трескотни у меня уже голова шла кругом, а ему завтра вести переговоры с похитителями. В общем, я решила вмешаться и подала голос из своего угла:

- Вы зря трясете Вашего брата, он ведь не отказывается платить, но сделать это надо с умом.

Услышав эти слова, Юля быстро развернулась в мою сторону, увидела меня и замерла на месте. Глаза её расширились, челюсть отвисла, а на лице проступило выражение крайнего изумления, почти граничащего с идиотизмом. Черты её так изменились и стали настолько странными, что я почувствовала опасение за рассудок девушки.

- Ну, надо же, какое впечатление я произвожу на незнакомых людей. огорченно подумала я.

Вообще-то, Юлю можно было понять. Она ведь не подозревала о присутствии постороннего человека в кухне. Я стояла в дальнем углу за её спиной и до поры ничем себя не выдавала. Юля, думая, что находится среди своих, говорила совершенно свободно, не опасаясь чужих ушей и не выбирая выражения. И тут вдруг оказывается, что все это время её слушала совершенно незнакомая баба, да ещё такого экзотического вида. Что не говори, а мой высокий рост в сочетании с необычайной худобой, огромными глазами на изможенном болезнью лице и платком на голове должен был производить неизгладимое впечатление на неподготовленного к подобному зрелищу человека. Для того, чтоб ошарашить, хватило бы и моего внезапного появления, а уж вкупе с внешностью оно приобрело убойную силу.

Желая сгладить непрятное впечатление и успокоить девушку, я сказала:

- Не волнуйтесь так! Все будет хорошо!

- Откуда Вы?! - прошептала она побелевшими губами.

Я изумленно подняла брови, она поняла, что проявила бестактность и быстро поправилась:

- Я Вас не знаю. Кто Вы?

- Совершенно случайный человек. Мое появление-результат стечения странных обстоятельств. - туманно пояснила я.

Возможно, объяснение и не удовлетворило её любопытство, но она была хорошо воспитана и от дальнейших расспросов воздержалась. Я же повернулась к Стасу и сказала:

- Шел бы ты к себе и хорошенько отдохнул. Завтра понадобятся силы.

Он согласно кивнул, поднялся и тяжело ступая вышел. Кристина тут же подхватилась и громко цокая каблуками вылетела следом. Остальные остались на местах. Мария Ефимовна, как стояла молча все это время, так и продолжала стоять. Юля со вздохом опустилась на стул рядом с Костей и тоже замерла. В комнате повисла тишина, но не надолго. Неожиданно открылась дверь и вошла девушка, которую я вчера встретила на лестнице. Она, похоже, не ожидала застать в кухне такую большую компанию, потому в нерешительности замерла на пороге.

- Уже все позавтракали, Галя. Можешь убирать. - подала голос тетя Маня. - Закончишь здесь, иди домывай окна. Сегодня все должно быть сделано. Поняла?

Девушка молча кивнула, подошла к столу и не глядя ни на кого принялась торопливо собирать грязную посуду. Я обратила внимание на её покрасневшие глаза с припухшими веками. То ли девушка долго плакала, то ли плохо спала ночью. Я покосилась по сторонам и заметила, что Мария Ефимовна и Костя тоже внимательно рассматривают Галю. Что касается Юли, то она задумчиво уставилась в невидимую точку перед собой и происходящее вокруг, казалось, интересовало её мало. Краем глаза Галя заметила, что мы следим за ней, упрямо закусила нижнюю губу, подхватила поднос с горой грязных тарелок и пошла в дальний угол кухни. Там она открыла посудомоечную машину и стала сноровисто загружать посуду в её нутро.

Я подошла к столу, уселась напротив Юли и без стеснения принялась разглядывать.

В отличие от меня она была очень миловидной и совсем не походила на брата, с его крупными чертами лица. Ну, может только глаза у них были одинаковыми. Наверное, когда она была спокойна и довольна жизнью, эти серые глаза смотрели на окружающий мир весело и открыто. Сейчас же в них стыла тоска, а на самом дне прятался страх, который она старательно скрывала. Я смотрела на неё и думала, что мне нравится, как мужественно она держится.

- Что Вы меня так разглядываете? - насторожено спросила девушка.

- Лицо кажется смутно знакомым. Такое впечатление, что мы раньше встречались.

- Не думаю. Я бы Вас обязательно запомнила. Просто у меня типичная внешность. Таких, как я полно на улицах. Вот и кажется, что мы где-то виделись. - покачала она головой.

- Наверное. - охотно согласилась я. - А не скажете, почему Вы так не любите Кристину?

- А чего мне её любить? - опять повела она плечом.

- Ну, она очень красивая, обаятельная женщина. - осторожно ответила я.

Юля презрительно фыркнула:

- Это фасад у неё такой... красивый! А внутри вся гнилая. Алчная, до сумасшествия. Вот хоть сейчас! Ведь Поленька её дочь, а ей денег жалко! Разве это мать? И сюда она срочно примчалась не из-за ребенка, а потому, что за свое будущее боится. Если с девочкой что-нибудь случится, Стася с ней сразу же разведется. Он её терпит только, как мать Полины. Не будет Поли, не будет и содержания для Кристи. Любящая мамаша боится остаться без средств к существованию, вот и прикатила.

Тут подал голос Константин, который все это время сидел молча. Он откинулся на спинку стула, небрежно закинул ногу на ногу и с ироничной улыбкой проговорил:

- Ну-у, Юля! Не суди так строго бедную Кристю. Конечно, она не очень умна и любит деньги, но это не повод, чтоб так её ненавидеть. Должен заметить, ты не объективна. Кристина-красотка, а красивой женщине можно простить многое. Ты же её просто ненавидишь! Надеюсь, мои слова не покажутся тебе бестактными, но причина твоей неприязни кроется в Денисе. Ты не можешь простить, что она настучала отцу про ваши отношения. Но, Юля, это недостойно тебя! Будь выше этих мелких склок!

- И это говоришь ты? После всего, что она тебе учинила? - вспыхнула Юля. - Да как ты можешь?

Константин вскочил на ноги, развел руки в стороны, низко поклонился и пропел:

- Могу, Юленька, ещё как могу! Да и что такого особенного произошло? Ни-че-го! Это жизнь и надо принимать её такой, какая она есть. Будь проще и тебе станет легче!

Я с интересом наблюдала за его перепалкой с Юлей и на мгновение мне он опять показался старше тех двадцати лет, что я дала ему при первом знакомстве.

- Ты циник! Беспринципный человек! - возмущенно выдохнула девушка.

- Точно! И очень этим доволен! - ухмыльнулся он, повернулся на каблуках и вышел.

Я испугалась, что и Юля уйдет следом, мне же хотелось, пользуясь её разговорчивостью, кое-что выяснить, и я торопливо спросила:

- Полина её родная дочь?

- Почему Вы спрашиваете?

- Ну, мне показалось, что..

- Что она не любит девочку? Не любит, но она её родная дочь. А Стасик любит её больше жизни. Да мы все в ней души не чаем, кроме Кристи, конечно. Та только себя любить способна.

- А Константин её старший сын?

Юля изумленно вздернула брови:

- Да Вы что? Он сын Стаса от первого брака.

- То-то она мне показалась слишком молодой, чтоб быть его матерью.

- Ничего она не молодая! Скорее уж молодящаяся. Просто ухаживает за собой, не жалея ни денег, ни сил. - ревниво вспыхнула Юля.

Вспыхнула и тут же погасла. Грустно вздохнула и сказала:

- Не могу видеть эту алчную выдру. Пойду к себе наверх. Маня, ты вычистила мой серый костюм? Хочу забрать его сегодня домой. Да, если Стаса не увижу, передай, завтра утром заеду.

Поцеловав в щеку старую тетку, Юля ушла, а через минуту за ней вышла и Галя. Мы с Марией Ефимовной остались одни, я прикинула, что ничего интересного уже не произойдет и только хотела подняться, как тетя Маня сказала:

- Горе с этой Галей! Мало мне волнений со своей семьей, так ещё и за неё душа болит.

Сообразив, что сейчас последуют откровения, я поплотнее уселась на стуле и вытянула шею. Тетя Маня, поглощенная собственными переживаниями, моей возни не заметила и, глядя в дальний угол кухни, рассуждала:

- А как же? Я ж её сюда пригласила! А как не пригласить? Она моя крестница. Мать её, моя сродственница, писала в каждом письме, что девка в деревне пропадает. Ни работы, ни мужа путевого. Ничего! Вот и пожалела на свою голову, а теперь ночей не сплю. Переживаю. А как не переживать? Вижу же, что девка сама не своя последнее время. Ходит, как в воду опущенная, нервная, дерганая. Я уже её и так и этак пытала! Говорю, если с тобой что случилось, расскажи. Обещаю, ругать не буду. Понимаю ведь, дело твое молодое, после вашей глухомани тут соблазнов много. Парни здесь не чета деревенским. Сам, Аня, посуди! Тут в округе и охранников и шоферов полно. Все крепкие, красивые, обходительные. Может её обольстил какой, да и бросил! Откуда я знаю? Я ж не могу за подол её держать, когда она гулять идет!

Я подумала, что подобная беда может приключится с девушкой не только на улице, но и дома, особенно, если живешь под одной крышей с молодым, холостым парнем. Однако, не желая расстраивать Марию Ефимовну ещё больше, говорить ничего не стала. Старушка же пожаловалась, душу отвела и успокоилась:

- Ладно, Анюта, что я тебе голову морочу? У нас проблем-за день не перескажешь! Иди, лучше, отдохни! Больше толку будет, чем мою воркотню слушать! Да и мне обедом заняться надо, а то и так припозднилась!

Я согласно кивнула и пошла к себе, но не отдыхать, а взять деньги. Валяться на постели желания не было, а вот потребность съездить в город и привести себя в порядок я ощущала. Мне надоело пугать окружающих своим странным нарядом и платком на голове. Так как новые известия от похитителей должны поступить только в среду, ближайшие дни никаких неожиданностей не сулили, решила посетить парикмахерскую.

Я поднялась на второй этаж и едва завернула за угол, как увидела Галю. Она стояла на пороге, держалась за ручку полуоткрытой двери и сердито говорила кому-то в глубине комнаты:

- Не верю я тебе! Врешь ты все. Успокоить меня хочешь.

Заинтригованная, я отступила назад и замерла. Что ответил человек, находящийся в комнате, мне слышно не было, Галя же согласно кивнула:

- Хорошо, сегодня вечером, в одиннадцать, у пристани.

Девушка собиралась сказать что-то еще, но тут заметила меня, побледнела и с силой захлопнула дверь.

Прятаться дальше было бессмысленно, поэтому я сделала шаг вперед и, чтоб как-то сгладить неловкость, спросила:

- С кем это ты разговариваешь?

При этом я лучезарно улыбнулась, намекая, что вопрос чисто формальный и правдивого ответа не требуется.

- Ни с кем! Вам показалось. - отрывисто, почти грубо пробормотала она.

Но от двери, между прочим, не отошла и в ручку вцепилась так, что костяшки пальцев побелели. Мне тут же вспомнился разговор с Марией Ефимовной и собственные мысли по поводу проживания Кости и Гали под одной крышей. Как видно, моя случайная догадка оказалась правдивой! Я не удержалась и насмешливо фыркнула:

- Скрытничаешь? Ну-ну, давай! Только помни, нет такой тайны, которая в конце концов не вышла бы наружу.

Сказала и очень довольная собой проследовала дальше. На пороге своей комнаты оглянулась и увидела Галю на прежнем месте, усердно трущую тряпкой филенку двери. Когда же я буквально через две минуты, взяв деньги, опять вышла в коридор, там уже никого не было. Проходя мимо таинственной двери, легонько подергала её, но она оказалась запертой. Значит, пока я отсутствовала, Галя успела шмыгнуть в комнату и теперь они с Костей затаились там, пережидая, пока я уйду. Глупцы, чего прячутся? Кому какое дело до отношений двух молодых и совершенно свободных людей? Взрослые, а ведут себя как дети! Я снисходительно улыбнулась чужой глупости и переполнненая сознанием собственного превосходства направилась к лестнице.

Глава 5

Я вышла из дома, остановилась на ступенях крыльца и улыбнулась. Настроение было великолепное, жизнь, несмотря на все тяготы, казалась прекрасной, хотелось широко раскинуть руки и обнять весь мир. Правда, мир об этом не знал, жил своей собственной жизнью и внимания на меня не обращал. Редкие прохожие неторопливо шли мимо и на меня не глядели, дети с гиканьем носились друг за другом, наслаждаясь каникулами, парень на переднем сидение машины, что приткнулась у кромки тротуара, самозабвенно читал газету. В общем, мир был занят собой и до меня ему дела не было.

- А, плевать! - ухмыльнулась я и бодро зашагала к остановке.

Автобуса ждать не стала, рассудив, что получасовая тряска в душном катафалке способна испортить самое прекрасное настроение. Я своим настроением дорожила и хотела сохранить его подольше, поэтому подняла руку и остановила проезжающую мимо "Волгу".

- Тебе куда? - хмуро спросил толстый мужик с лысой, как колено, головой, и с сомнением обозрел мою странноватую внешность.

- В центр. - беззаботно объявила я, плюхаясь на сидение рядом с ним.

- А деньги у тебя есть? - поинтересовался водила и не помышляя трогаться с места.

Такое недоверие разозлило меня, я вытащила из кармана купюру и помахала в воздухе:

- Доллары подойдут, чтоб на твоей колымаге прокатиться?

Он кивнул и недовольно пробурчал:

- Куда в центр-то? Центр большой! Тебе лично куда надо?

- Вези в парикмахерскую! Самую лучшую! Есть такая в городе? бесшабашно улыбнулась я.

Не говоря ни слова водитель тронулся с места, потом не выдержал, покосился на меня и ехидно спросил:

- Решила причепуриться? Думаешь стоит? Поверь на слово: пустое дело. Тебе уже ничего не поможет, только деньги на ветер выбросишь.

Я посмотрела на него, сердечно улыбнулась и задушевно промолвила:

- По себе судишь, боров лысый. Думаешь, если на тебя девки не смотрят, потому что ты из-за пуза шнурки завязать не можешь, так и у меня жизнь кончена? Ошибаешься, шар бильярдный! Я девушка молодая и у меня все впереди.

Водитель обиделся и остаток пути мы проехали в полном молчании. Когда машина остановилась перед парикмахерской, я вышла, бросила на сидение скомканную десятку и бодро зашагала к входу.

- Эй! Ты ж доллары показывала. - заорал водитель.

- Мало ли что, где и кому показывают, да не все это получают. В твоем возрасте пора уж перестать быть таким доверчивым. - ехидно улыбнулась я.

- Сука! - выпалил водитель.

- Точно! - кивнула я и скрылась за дверью. Вошла, огляделась и подумала:

- Если это лучшая парикмахерская в городе, то город жалко до слез, а если этот боров гладкий меня сюда нарочно привез, то он ещё большая сволочь, чем показался с первого раза.

Давно неремонтированное помещение выглядело действительно убого и уж никак не производило впечатление процветающего. Наоборот, судя по тому, что в холле не было ни единого человека, даже гардиробщица отсутствовала, посетители здесь были редкостью. Я секунду поколебалась, а потом двинулась вперед, рассудив, что другое заведение искать смысла нет. Ведь не было никакой уверенности, что найду лучше, а самое главное, то, что имелось у меня в тот момент на голове, испортить не мог уже никто. Поэтому, я не стала колебаться, решительно вошла в зал и громко крикнула:

- Есть кто живой?

Какое-то время стояла тишина, потом из двери подсобки появилась полная пожилая женщина в голубом халате. В руках она сжимала кружку, челюсти её мерно двигались, а лицо выражала крайнюю степень недовольства. Прожевав то, что было во рту, она сердито спросила:

- Чего орешь? Не видишь, у людей перерыв!

- А дверь почему открыта? - поинтересовалась я.

- Тебя спросить забыли! - приветливо откликнулась мастерица, - Откуда ты такая любопытная? Чего тебе надо?

- Постричься хочу. - ответила я, сдергивая с головы надоевший платок.

Увидав мою голову, парикмахерша на мгновение окаменела, потом взяла себя в руки и кивнула на кресло в дальнем конце зала:

- Садись, мастер сейчас выйдет.

Толстуха не соврала, не прошло и десяти минут, как из подсобки выпорхнула молоденькая девчушка и подошла ко мне. Видно, коллега по цеху уже предупредила, что именно её ждет, потому что ни один мускул на лице не дрогнул, вот только в глаза мне она старалась не глядеть.

- Как стричься будем? - тихо спросила мастерица.

- Это уж Вам решать. - покладисто ответила я. - С такой головой, как у меня, больших претензий быть не может. Что получится, то и делайте.

Мои слова пришлись ей по душе и немного успокоили. Наверное, девочка ожидала увидеть у себя в кресле готовую скандалить по любому поводу шизонутую бабенку, каких немало бродит по улицам городов. Мастерица принялась ворошить мои волосы, недоуменно рассматривая неровно выстреженные клоки. Решив, не давать ей повода для досужных домыслов и настроить на рабочий лад, я пояснила:

- Это меня так в больнице остригли. Попала к ним с травмой головы. Вот меня в попыхах и обкорнали, как бог на душу положил. Понимаю, хорошую стрижку сделать невозможно, но Вы постарайтесь и, насколько возможно, придайте мне цивилизованный вид, а то люди на улице шарахаются. Кстати, рана на затылке хоть и зажила, но ещё побаливает, так что Вы уж поосторожней.

Услышав такое объяснение, юная мастерица окончательно расслабилась и полностью сосредоточилась на моей голове. Сначала она долго перебирала пряди, придирчиво разглядывая их и что-то шепча себе под нос, потом зашла сбоку и принялась разглядывать меня в профиль. Этого ей показалось мало и она занялась изучением другой половины моего лица. Подумав ещё немного, приняла, наконец, решение и начала стричь. Чтоб не видеть себя в зеркале, я закрыла глаза и полностью отдалась на волю мастера.

Все то время, что девушка возилась со мной, я сидела и думала о самых разных вещах, к собственной красоте, однако, никакого отношения не имевших. Наконец, она сняла простыню с моих плеч и тихо сказала:

- Все. Я закончила.

Я разомкнула веки, с опаской глянула на себя в зеркало, да и обмерла. Конечно, садясь в кресло, я отлично понимала, что из тех неровных прядей, что Глаша накромсала у меня на голове, длинной стрижки не получится, но, что она будет такой короткой, я все же не ожидала. Девчушка остригла меня буквально под корень, оставив только забавный хохолок на макушке, да несколько художественных прядок вокруг лица. В другое время, да при здравой памяти, я никогда бы не решилась на такой шаг, а тут, будучи в безвыходном положении рискнула и мне понравилось.

Конечно, отображение долговязой девицы в зеркале не стало красивее, но, совершенно неожиданно, лицо округлилось, черты стали мягче и помолодела я лет на пять.

- У Вас волосы хорошо лежат, они густые и вьются. Такая стрижка как раз для них. - тихо произнесла она.

- Это уж точно! - вполне искренне согласилась я.

И тут она меня совершенно добила, сказав:

- Вам следовало бы покраситься. У Вас смуглая кожа и этот цвет волос слишком темный для нее. Нужно выбрать более светлый тон, желательно с рыжинкой. Он Вас не только молодить будет, но и к зеленым глазам подойдет.

Не иначе как в тот день я окончательно умом двинулась, ведь ничем другим мой поступок объяснить нельзя.

- Давай! Дерзай! - кивнула я и снова плюхнулась в кресло.

Девчушка по-новой упаковала меня в простыню по самые уши, намазала голову какой-то вонючей гадостью и бросив:

- Посидите, я сейчас вернусь. - исчезла в подсобке.

Я тихо томилась в кресле с шапкой пены на голове, ожидая конца экзекуции, когда услышала, как бухнула дверь. Повернула голову и возле входа увидела парня в темной футболке, который напряженно смотрел в мою сторону. Казалось, он пытается понять, есть в зале нужный ему человек или нет. В первый миг его поведение показалось немного странным, ведь кроме меня, там никого больше не было. Но потом пришло в голову, что он какую-нибудь знакомую высматривает, а так как все женщины в кресле парикмахера сидят закутанными и выглядят на одно лицо, то разобраться ему очень не просто. Пока я раздумывала, парень уже исчез, а из подсобки появилась моя мастерица. Девушка принялась колдовать надо мной, а я закрыла глаза и тут же забыла и о ней и о странном парне.

Услышав в очередной раз:

- Все, я закончила! - глаза я открывала с интересом. Мне было любопытно, во что теперь превратила меня юная экспериментаторша. Нужно честно сказать, что превратила она меня в молодую девушку приятной наружности с яркими, сияющими глазами. Я так себе понравилась, что забыла её поблагодарить. Я долго вертела головой, рассматривала себя со всех сторон и, наконец, спросила:

- Сколько с меня?

Она назвала какую-то мизерную цифру и смущенно отвернулась в сторону.

Я покладисто кивнула и сказала:

- У меня нет рублей. Подождешь немного, пока пойду доллары поменяю? Обменник я тут рядом видела.

Она робко кивнула и я выплыла из зала, гордо неся на голове свою новую прическу.

Когда через пятнадцать минут я вернулась назад, в зале стоял дикий ор. Разорялась та самая тетка, что встречала меня с кружкой в руках.

- Ну, что ты за дурища такая! - во всю глотку вопила она. - Учишь, учишь тебя и все по барабану! Доллары эта Фекла пошла менять! Как же, поверила я ей! Ты её видела? Да она доллары отродясь в руках не держала. Ты два часа на неё угробила и все псу под хвост, теперь ищи ветра в поле. Обманули тебя, как маленькую.

Девчонка стояла перед орущей мегерой с поникшей головой и даже не оправдывалась. Я осторожно прикрыла за собой дверь и, не желая мешать хреновой воспитательнице, тихонько двинулась в их сторону. В этот момент она обернулась, увидела меня, да так и застыла, забыв захлопнуть рот. Я подошла к девчушке, протянула ей пять сторублевых купюр и сказал:

- Не верь этой старой калоше. Доброта и доверчивость не всегда наказуемы. Бывает, что и везет.

Сунув деньги ей в руки, резко развернулась и вышла. Инцидент в парикмахерской совершенно не омрачил моего радужного настроения. Я была довольна своей новой прической, мне очень пронравилась милая юная парикмахерша, а о существовании злобной бабищи забыла в тот момент, как повернулась к ней спиной.

Глава 6

Оказавшись на улице, я на минуту замерла, решая, в какую сторону лучше двинуться. Успешно выполнив первый пункт намеченного на тот день плана, я собиралась перейти в осуществлению второго, с моей точки зрения не менее важного, а именно, к покупке новой одежды. К сожалению, города я совершенно не помнила и где находится торговый центр, представления не имела. Можно было, конечно, спросить у кого-нибудь из прохожих, но я рассудила иначе. Погода стояла отличная, делать все равно было нечего, так что ничего не мешало мне прогуляться и самой поискать нужные магазины. Решив, что такая широкая и оживленная улица обязательно приведет меня к центру, я спустилась со ступеней и неторопливо пошла по тротуару.

Время давно уже перевалило за полдень, но солнце продолжало палить, и чтоб хоть как-то скрыться от его обжигающих лучей, я старалась держаться тени деревьев. Только потому, что я шла по краю тротуара, мое внимание привлекли двое парней в машине. Водителя я не разглядела, а вот лицо того, что сидел ближе, было знакомо, именно он недавно заглядывал в зал. Машинально отметив про себя, что парень продолжает ждать свою зазнобу, особого значения факту его присутствия около парикмахерской не придала и медленно прошла мимо. Не успела я миновать автомобиль, как услышала звук заработавшего мотора и в следующую минуту машина обогнала меня, проехала до конца квартала и там остановилась. Я задумчиво посмотрела ей вслед и подумала, что уже видела этот синий "Форд" десятилетней давности. Сегодня утром он стоял около дома Стаса. И вообще у меня появилось ощущение, что я не первый раз сталкиваюсь с этой древней колымагой, вот только припомнить обстоятельства встречи не могла. Я наморщила лоб, пытаясь стимулировать мыслительный процес, но это не помогло. Единственное, до чего удалось додуматься, это то, что видела я её в течение последних дней и в той встрече была какая-то странность. И тут я здорово на себя рассердилась! Как можно быть такой беззаботной после всего, что со мной произошло? Неужели, несколько дней спокойная жизнь в доме Стаса настолько расхолодили меня, что я расслабилась и потеряла всякую бдительность? Вот и сейчас, в "Форде" сидит только один человек, второго не видно, а меня это даже не беспокоит.

Я торопливо завертела головой, выискивая, куда мог подеваться другой пассажир. Оказалось, парень выскочил купить сигарет и теперь стоял у табачного киоска, рассматривая выставленные в витрине пачки. Сообразив, что моей жизни пока ничего не угрожает, я немного успокоилась и пошла дальше.

Неожиданно на глаза попалась витрина парфюмерного магазина. Ни одна женщина не может равнодушно пройти мимо выставленных рядами разнокалиберных баночек и флаконов самой немыслимой формы и расцветки. Я не была исключением, тут же вспомнила о необходимости купить зубную щетку и нырнула в прохладное, пропахшее самыми разными ароматами, помещение. Конечно, покупкой средств ухода за зубами дело не ограничилось, я надолго застряла перед прилавком, изучая этикетки на баночках и ведя оживленную дискуссию с продавщицей. В разгар этого увлекательного занятия появилось ощущение, что кто-то смотрит мне в спину. Резко обернувшись, увидала за стеклом витрины давишнего парня из машины. Он приник носом к стеклу и пытался рассмотреть, что делается в полутемном зале магазина. Встретившись со мной взглядом, резко отпрянул в сторону и скрылся из поля зрения. Я же вернулась к изучению проспектов и ещё некоторое время донимала продавщицу расспросами о преимуществах одного увлажняющего крема перед другим. Честно говоря, кремы меня совершенно не интересовали, покупка зубной щетки была только предлогом, причина же визита в магазин заключалась в желании проверить, ведется ли за мной слежка. Наконец, решив, что прошло уже достаточно времени и парни, если конечно не ждали меня специально, должны бы и уехать, я расплатилась за покупки, подхватила пакет и вышла наружу.

Своего преследователя я обнаружила неподалеку от магазина, стоящим перед доской объявлений и внимательно читающим какой-то листок. Он казался полностью поглощенным этим занятием и даже головы не повернул, когда я медленно проплывала мимо. Я тоже сделала вид, что он меня не интересует и неторопливо пошла дальше. Переходя от одной витрины к другой, не забывала время от времени проверяться и каждый раз в непосредственной близости от себя обнаруживала своего непрошенного компаньона. Что касается машины, то она медленно ехала впереди, не слишком вырываясь вперед и не позволяя мне подойти к ней слишком близко. Так мы и двигались друг за другом, пока удача не улыбнулась мне.

Нужно сказать, что я, хоть и шла неторопливой походкой человека, не знающего как убить время и потому бредущего, куда глаза глядят, на деле лихорадочно обдумывала сложившуюся ситуацию. То, что эти два "топтуна" не профессионалы, было видно с первого взгляда. Только делетант, боясь потерять своего подопечного, может подойти к нему так близко и при этом так старательно делать вид, что ему нет дела до преследуемого, что это явно бросается в глаза.

Я считала, что мое предположение справедливо, но оно не давало ответа на главный вопрос. Что им от меня нужно? Я порылась в памяти, пытаясь отыскать там хоть какого-нибудь намек на личности этих людей. Безрезультатно! Ни тени воспоминаний! В общем, я не очень-то и надеялась на положительный ответ и сделала это скорее из упрямства, чем в надежде что-то вспомнить. Значит, оставался единственый путь! Следовало выяснить, кто они такие и с кем связаны, тогда, возможно, станет ясно, что им от меня нужно.

Решение было принято и теперь оставалось только ждать удобного случая для его воплощения в жизнь. Я твердо убеждена, что счастливый случай подворачивается только тем, кто точно знает, чего хочет и настойчиво идет к поставленной цели. Я хотела найти пешеходную улицу и была уверена, что в этом маленьком городе с его провинциальной гордыней обязательно должна существовать, в подражание московскому Арбату, пешеходная торговая зона. И не ошиблась! Случай в конце концов явился ввиде уютной улицы с милым названием Весенняя и большим количеством магазинов. О моей удаче извещал не только плакат, прикрепленный на углу, но и огромный бетонный блок, положенный поперек проезжей части, который убеждал нахальных водителей лучше всяких слов.

Мне этот местный Арбат подходил потому, что позволял отделаться от водителя. Я была уверена, что он свой автомобиль без пригляда не бросит, а значит у меня появлялся шанс остаться с моим преследователем один на один. Поэтому, не раздумывая долго, я свернула на улицу Весеннюю и неторопливо пошла вдоль витрин. Выбрав ту, что понравилась больше, я остановилась, скосила глаза и принялась наблюдать за страданиями своего "топтуна". Как только он увидел, куда я повернула, так сразу сообразил, что теперь ему придется расстаться с напарником и следовать за мной в одиночку. Похоже, такая перспектива ему не понравилась и он в растерянности остановился, разрываясь между желанием посоветоваться с товарищем и боязнью меня потерять. Последнее чувство оказалось сильнее и он ринулся следом за мной. Я кивнула, одобряя его решение, и неторопливо двинулась вперед, высматривая подходящий магазин одежды. В конце концов, слежка слежкой, а отказываться от намерения приодеться я не собиралась.

Дождавшись, когда парень подойдет достаточно близко, чтоб не потерять меня, я толкнула дверь магазина и вошла внутрь. Мрачноватый, вытянутый в длину зал, был совершенно пуст. Похоже, на этой улице магазинов было больше, чем покупателей и продавцы от безделия развлекали себя, как могли. В тот момент они сгрудились вокруг кассирши, сидящей на высоком стуле за аппаратом, и что-то бурно обсуждали. На меня, увлеченные разговором, внимания не обратили, но я не обиделась и медленно пошла вдоль стеллажей, рассматривая выставленный товар. Я точно знала, что хочу купить и дело оставалось за малым: найти вещи подходящего размера и нормального качества. И то и другое сделать было не просто, потому что большая часть одежды, хоть и была снабжена яркими этикетками, в действительности закупалась в Турции по бросовым ценам, что не могло не отразиться на её качестве. А что касается размера, то тут были свои трудности из-за того, что при высоком росте, я отличалась ещё и невероятной худобой. Озабоченная сложностью поставленной перед собой задачи, я принялась копаться в разложенных на полках кофтах, майках и футболках, придирчиво выискивая что-нибудь поприличнее.

Мое долгое присутствие в магазине, наконец, привлекло внимание одной из продавщиц и она, не сходя с места, зычным голосом крикнула:

- Девушка, что вы там делаете?

- Смотрю. - ответила я не прерывая своего занятия и не поворачивая головы в её сторону.

Мое поведение разозлило её и она рявкнула:

- Здесь не музей. Смотреть нечего.

- Вижу, что не Лувр. - кинула я через плечо.

Снести такое женщина не могла и под взглядами притихших товарок решительно двинулась в мою сторону.

- Что это Вы здесь устроили? - сварливо начала она. - Весь товар переворошили. Чего его руками хватать, и так ведь видно, что лежит!

С этими словами продавщица принялась нервно поправлять и раскладывать на прежние места потревоженные мной вещи.

- Вы здесь чем занимаетесь? Торгуете или время приятно проводите? поинтересовалась я, разглядывая очередную кофточку.

- Сами знаем, чем занимаемся! И, вообще, это не Ваше дело! Вы что хотите-то?

- Собираюсь у вас приодеться, если найду что-нибудь приличное. охотно поделилась я планами.

Она окинула меня оценивающим взглядом, уделив особенно пристальное внимание Глашиному выходному платью, и заявила:

- Тебе лучше на рынок пойти! Может и найдешь, что подходящее.

Сообразив, что мы с ней сблизились и перешли на "ты", я дружелюбно ответила:

- На рынке сама одеваться будешь! А ко мне со своими советами не лезь, без тебя решу, что и где мне покупать.

Пока женщина обдумывала ответ, я сгребла с полки первые попавшиеся тряпки, сунула ей их в руки и приказала:

- Топай в кабинку, помогать будешь.

Сначала она хотела возразить, но встретившись со мной взглядом, решила этого не делать и молча пошла к примерочной. Я сдернула с ближайшей стойки несколько летних платьев и последовала за ней.

Затеянное мной мероприятие заняло много времени. Я неспеша облачалась в одну вещь за другой, придирчиво оглядывала себя со всех сторон и требовательно вопрошала у продавщицы, что она думает по поводу каждого наряда. Та с неприязнью взирала на меня, но грубить не решалась и цедила что-то невнятное сквозь крепко сцепленные зубы. В ответ я ласково улыбалась и гоняла её к полкам, требуя принести что-нибудь новенькое. Время от времени я бросала мимолетный взгляд за окно, где на лавке терпеливо томился мой спутник. Видно было, что мое затянувшееся пребывание в магазине здорово нервирует его, но уходить он тем не менее не собирается и будет сидеть до конца.

Из груды хлама, я выбрала несколько вещей, которые на мой взгляд не были совсем уж убогими, облачилась в светлые джинсы и голубую маечку, а остальное приказала упаковать. Продавщица со вздохом облегчения зашуршала бумагой, а я поплыла к кассе. Расплатившись за покупки, небрежно сказала:

- За пакетом зайду завтра. Ближе к вечеру. Сейчас мне таскаться с ними не с руки.

Кассирша не могла упустить возможность отомстить за унижения подруги и со злорадством выпалила:

- Вещи на хранение не принимаем!

Две стоящие рядом продавщицы дружно закивали головами, выражая поддержку коллеге.

Я посмотрела на них долгим взглядом и задушевно прошелестела:

- А мои возьмете. И завтра вернете в полной целости и сохранности.

После чего сгребла сдачу и покинула магазин.

Теперь, когда с покупками было покончено, оставался последний, самый главный пункт программы. Однако, его воплощение в жизнь требовало некоторой подготовки и я неторопливо пошла вдоль улицы, беззаботно посматривая по сторонам и надолго замирая перед витринами. Заметив какой-то переулок, свернула в него и бездумно побрела вперед.

Я неспеша шагала по незнакомым улицам и переулкам, все дальше уводя своего спутника от оживленного торгового центра и, самое главное, от напарника в машине. День клонился к вечеру, ноги гудели от усталости, а подходящего места для задуманного так и не попадалось. Я уже начала испытывать легкое волнение по этому поводу, когда неожиданно вышла к павильону с обнадеживающей надписью "Летнее кафе."

Он стоял немного в стороне от проезжей части, перед ним, на огороженной низким заборчиком площадке, располагалось несколько пластиковых столов, рядом дымился мангал. С трех сторон павильон окружали духэтажные дома дореволюционной постройки, изобилующие арками и проходными дворами. Удовлетворенно хмыкнув, я свернула к кафе и устало плюхнулась на стул. В ту же минуту из дверей выпорхнула официантка и приветливо поинтересовалась, что я буду кушать. Весь день я ничего не ела, так что решила воспользоваться случаем и хорошенько подкрепиться. Порадовав официантку обширным заказом, откинулась на спинку стула и принялась озирать окрестности. Рассеянно скользя взглядом по близлежащим постройкам, я не забывала коситься в сторону крайнего стола, где примостился мой сопровождающий. По его виду было ясно, что он здорово устал, раздражен бессмысленным шатанием по улицам и страшно рад, что может присеть и дать отдых натруженным ногам. В отличие от меня, он не стал ничего заказывать, видимо из опасения, что я могу неожиданно сорваться с места и тогда придется все бросать и нестись следом.

Посидев немного, я встала и неторопливо пошла к двери кафе. Заходя внутрь, успела заметить, что мой напарник тоже вскочил. Громко спросив у женщины за стойкой, где можно вымыть руки, по коридору прошла в глубь помещения, со стуком захлопнула за собой дверь туалета и тут же припала к ней ухом. Сквозь тонкую фанеру было хорошо слышно, как он протопал мимо и зашел в соседнюю дверь. Я ополоснула холодной водой руки и лицо, пригладила волосы и довольная вернулась на место.

Я неторопливо поглощала еду, которая, кстати сказать, оказалась очень вкусной, и обдумывала свои дальнейшие действия. Покончив со вторым, я решила, что можно начинать, встала и опять пошла к входу в кафе. В этот раз мой напарник не встревожился и остался на месте, видимо решив, что мне опять приспичило в туалет. Войдя внутрь, первым делом рассчиталась за обед, а только потом отправилась в туалет. Правда, до него я не дошла, свернула в боковой проход, прошмыгнула через душную кухню и выскочила через заднюю дверь на улицу.

Конечно, предпринимая этот маневр, я рисковала. Существовала вполне реальная опасность нарваться на скандального повара, которому мое вторжение на подведомственную ему территорию могло не понравится, о чем он и оповестил бы всех громкими воплями. Шум мог привлечь внимание парня на улице и, если бы он пошел проверить в чем дело, из моей задумки ничего бы не вышло. На мое счастье, повар оказался человеком мирным, скандала не случилось и я, благополучно выскочив из кафе, со всех ног кинулась в подворотню ближайшего дома. Не оглядываясь по сторонам, вихрем пронеслась под гулкими сводами длинного прохода, миновала один двор, влетела в следующий и отыскав выход, выскочила на тротуар. Не задерживаясь ни на минуту пересекла узкую улицу, вбежала в ворота дома на противоположной стороне и в большой спешке понеслась в обратном направлении.

Нужно сказать, что в тот день мне здорово везло. Такие фокусы с пробежками по дворам можно делать только на хорошо изученной территории, когда точно знаешь, что дворы проходные и на твоем пути неожиданно не встанет глухая стена. Но в тот день удача сопутствовала мне, и вскоре я уже стояла за покосившейся створкой ворот напротив кафе и наблюдала, как мой преследователь в панике мечется по улице. Он успел пару раз заскочить в павильон, обежать дворы ближайших домов и надоесть официантке своими расспросами, прежде чем выдохся и решил прекратить поиски. Устав от бессмысленных метаний он плюнул на все и быстро пошел прочь.

Отпустив его на достаточное расстояние, я двинулась следом, готовая в любую минуту нырнуть в ближайшую подворотню. Однако, опасалась я совершенно зря, парень торопливо шел впереди и попыток оглянуться не делал. Дойдя до оживленной улицы, остановил проезжающий мимо "Москвич" и, переговорив с водителем, уселся в него. Тут мне пришлось спешно выскакивать из укрытия и, забыв о конспирации, тормозить другую машину. К счастью, желающих подкалымить было достаточно и поиски транспорта много времени не заняли. К тому моменту, когда я загрузилась в обшарпанный "жигуленок", "Москвич" ещё не успел скрыться из виду.

- Куда едем? - поинтересовался хозяин машины.

- Пока прямо. - ответила я.

В его сторону даже не посмотрела, потому что не спускала глаз с удаляющегося "Москвича".

- А поточнее нельзя?

- Нельзя, сама пока не знаю.

Водитель в недоумении покосился на меня и я сочла нужным пояснить:

- Мне вон тот серый "Москвич" нужен. Куда он направится, туда и мы поедем.

Мои слова хозяину машины не понравились и он решительно заявил:

- Послушайте, дамочка! Я сомнительными делами не занимаюсь! Своих неприятностей хватает и чужие мне без надобности! Так что давайте, выгружайтесь живенько и ищите себе другую машину.

Тут уж я запротестовала:

- Какие там неприятности! Хахаль мой в той машине едет! Два месяца мы с ним хороводимся, а он ни разу на ночь не остался. Уверяет, что холостой, а сам, как вечер, так куда-то срывается. Сегодня лопнуло мое терпение! Решила проследить и, если врет, послать куда подальше. У меня железный принцип-с женатыми мужчинами дела не иметь!

Водитель с сомнением посмотрел на меня, прикидывая, можно ли верить шалой бабе. На его лице ясно читались следы происходящей в нем борьбы. Конечно, ему не хотелось впутываться в неприятную историю, но ещё больше не хотелось терять деньги. Чтобы избавить его от мучительных сомнений и склонить на свою сторону, я коротко сказала:

- Перестань дергаться по пустякам. Плачу двойную цену!

Если моим предыдущим заверениям он и не поверил, то последнее воспринял с энтузиазмом, отбросил прочь все колебания и устремился вслед за удаляюшимся "Москвичом".

Я проводила своего подопечного прямо до квартиры. В том, что это его жилье, меня убедило не столько то, что дверь он открывал собственным ключом, сколько поведение местных аборигенов. Пока парень шел от машины до ларька, расположенного в непосредственной близости от его дома, по крайней мере десяток смурных личностей, кучковавшихся вокруг этой культурной точки, успели его дружески поприветствовать. Кстати, именно благодаря им, я узнала, что парня зовут Кирилл, а кличка у него "Борец". Затарившись пивом, мой новый знакомый прямиком отправился домой, где и затаился. Посторожив его некоторое время и убедившись, что выходить он не собирается, я спустилась на первый этаж и занялась изучением списка жильцов. В результате удалось узнать, что квартира 12 по улице Лесной числится за Сидоркиной П. П. и, хотя, оставалось неясным, проживает он в ней один или с семьей, я отложить выяснение этого вопроса на следующий день и покинула подъезд.

Глава 7

На следующее утро я встала с первыми лучами солнца. И сделала это только потому, что хотела явиться пораньше и наверняка застать своего подопечного дома. Попив наскоро чаю с тетей Маней, выскочила из дома и побежала к остановке, где уже собралась немногочисленная толпа, терпеливо дожидающаяся автобуса. Правда, справедливости ради следует сказать, что лично моего терпения надолго не хватило, через пять минут я затосковала и принялась убеждать себя, что отправляясь на ответственное задание мелочиться не пристало. Нудное ожидание, а потом долгая тряска в автобусе, переполненном крикливыми и крайне раздраженными ранним подъемом гражданами, ничего, кроме отрицательных эмоций дать не могут, а это плохо скажется на предстоящем деле. Убеждать себя сделать то, что и так очень хотелось, долго не пришлось и в следующую минуту я уже томозила проезжающую мимо машину.

- Командир, в центр подкинешь?

Молодой водитель за рулем "Волги" дико глянул на меня и я уж было решила, что сейчас он ударит по газам и унесется прочь, но парнишка, как ни странно, везти согласился. Я загрузилась в салон, отвернулась к окну и затихла. Из задумчивости меня вывел шофер, который несколько раз деликатно кашлянув, решился подать голос:

- Можно задать вопрос?

- Валяй-милостиво кивнула я.

- Вы случайно не манекенщица?

- Нет, всего я могла ожидать, но такого! Это ж надо! В манекенщицы меня зачислил! А может издевается?

Я подозрительно покосилась на соседа, ожидая подвоха, но он глядел на меня с нескрываемым восхищением. Не понимая, чего это его так разбирает, спросила:

- С чего ты взял?

- Ну, красивая девушка, стильная стрижка и рост соответствующий. Очень похожи на топ-модель.

- Не подлизывайся. Больше, чем на счетчике, все равно не заплачу. осадила я его, а он обиделся:

- Я от чистого сердца, а не ради чаевых. Да, если такая девушка мне улыбнется, я без денег её на край света отвезу.

Я мысленно пожала плечами. Чего только не бывает на свете, а уж мужиков с плохим вкусом всегда хватало.

- На край света не нужно, отвези, куда сказала. - усмехнулась я и опять отвернулась к окну.

В такую рань во дворе было пусто. Те, кому надо было на службу, только собирались уходить, а остальные граждане ещё даже не просыпались, поэтому я, не боясь привлечь досужного внимания, спокойно огляделась, выбрала скамейку поудобней да и устроилась на ней. С облюбованного мной места отлично просматривался весь двор и нужный мне подъезд в частности, в то время как я сама оставалась скрытой разросшимися кустами. Разместившись со всеми удобствами, я некоторое время пялилась на подъезд, но так как ничего интересного не происходило, то вскоре внимание мое ослабло, а в голову полезли всякие мысли. Вечером, принимая решение приехать сюда, и утром, добираясь на перекладных, я думала только о необходимости установить слежку за Кириллом. Оно и понятно, чтобы разобраться в его поступках и выяснить, чего он увязался за мной, нужно было узнать о нем, как можно больше. Но вот теперь я сидела рядом с его домом и передо мной возникала вполне конкретная проблема реального воплощения этой идеи в жизнь. Я прекрасно понимала, что длительное пребывание на скамейке может привлечь ко мне ненужное внимание местных обитателей, а вот шансов получить необходимые сведения дает мало. Поэтому, поразмышляв немного, я встала и резво припустила на улицу. Отыскав неподалеку ряд киосков, торгующих всякой всячиной, я приобрела внушительный блокнот в солидном переплете, шариковую ручку, очки с толстыми стеклами и каскетку пронзительно синего цвета. Кепкой сразу же прикрыла свою крайне легкомысленную стрижку, очки нацепила на кончик носа, где они смотрелись очень органично, но обзору не мешали, блокнот прижала к груди. Полюбовавшись на себя в стекло витрины, пришла к выводу, что этих нескольких деталей вполне достаточно для создания образа перезревшей девы, испортившей себе зрение беспорядочным чтением и от безысходности подавшуюся на общественную работу. После этого посчитала приготовления законченными и заспешила к заветному подъезду.

Решила начать с первого этажа и методично обходить квартиру за квартирой до тех пор, пока не найду кого-нибудь, хорошо информированного о жизни своих соседей и горящего желанием посудачить о ней с достойным собеседником. На площадке было три двери и я, нацепив на лицо постную мину, нажала кнопку звонка квартиры справа. Спустя мгновение дверь распахнулась и на пороге вырос мрачного вида детина с буйной шевелюрой и обнаженным торсом. С одного взгляда на него было ясно, что терпение не его конек, долго слушать мои сказки он не станет и, конечно же, не поверит ни единому слову. В общем, кандидатура для задуманного мной совершенно неподходящая, но так как я уже стояла перед ним, а он, в свою очередь, выжидающе смотрел на меня, то повернуться и уйти я просто не могла. Мысленно чертыхнувшись, что приходится тратить на него время впустую, я затараторила:

- Добрый день, я из неправительственного общественного фонда "Милосердие без границ". Цель нашей организации безвозмездно помогать нуждающимся...

- Ну, а от меня тебе чего надо? - спросил хозяин квартиры, лениво почесывая покрытую густой темной растительностью грудь.

- Так как мы помогаем только малообеспеченным гражданам, то необходимо уточнить некоторые сведения..

- Где деньги лежат и когда хозяев дома не бывает. - закончил он, а потом сердито рявкнул:

- Вали отсюда... милосердная! Знаю я вас, проходимцев! Шляются тут, вынюхивают, а потом придешь с работы, а квартирку-то уже обнесли! Топай отсюда, благодетельница, пока руки-ноги на месте и голова цела.

С этими словами он сердито захлопнул дверь и для большей безопасности зазвенел накидываемой цепочкой, а я облегченно вздохнула, что так быстро от него отделалась, и перешла к следующей двери.

Здесь мне открыла седая женщина очень сурового вида. Не говоря ни слова и поджав тонкие губы, она сверлила меня подозрительным взглядом скозь стекла очков, ожидая разъяснений. С огорчением отметив, что здесь скорей всего тоже ждет неудача, я тем не менее скороговоркой завела рассказ про благотворительный фонд. Она выслушала байку до конца, не прерывая и не выказывая нетерпения, но как только я замолчала, коротко бросила:

- Не интересуюсь! - и с треском захлопнула дверь прямо перед моим носом.

Попытка пообщаться с жильцами третьей квартир на этой площадке закончилась безрезультатно, мне так никто и не открыл, хотя я, раздосадованная двумя предыдущими неудачами, звонила долго и настырно. В конце концов пришлось признать свое поражение, оставить дверь в покое и подниматься на второй этаж.

Ближайшую к лестнице дверь открыла молодая женщина с пронзительно орущим младенцем на руках. Два отрока чуть постарше с замурзанными мордашками и голыми попками судорожно цеплялись за её юбку и испуганно таращили глазки-вишенки. Не очень надеясь на удачу, я начала повествовать о мифическом фонде, но досказать мне не дали. При первых же звуках моего голоса младенец на руках заорал ещё громче, двое его братьев моментально подключились к нему и лестничная площадка огласилась хоть и не очень мелодичным, но вполне дружным ревом. Молодая мать, не дослушав мой речитатив, махнула рукой:

- Ой, некогда мне! Детей кормить надо! Позже приходите!

Дверь захлопнулась, а я огорченно вздохнула и перешла к следующей квартире.

- Ну, что за люди такие! Им реальную помощь предлагаешь, причем безвозмездно, а они нос воротят. А ещё говорят, что народ у нас жутко нуждается. Да ни в чем он не нуждается! - шептала я себе под нос, яростно давя на кнопку звонка.

Послышались быстрые шаги, в следующую минуту дверь распахнулась и в проеме возникла женщина лет тридцати с дымящейся чашкой в руках.

- Вам кого? - удивленно спросила она.

Я окинула её быстрым взглядом и осталась очень довольна. Как раз то, что нужно! Простодушное лицо, широко распахнутые доверчивые глаза, приветливо глядящие на мир. Милый человек, не желающий зла окружающим и, в свою очередь, не ждущий от них никаких пакостей. Самый что ни есть подходящий объект для навешивания развесистой клюквы. Проникновенно заглядывая ей в глаза и богато модулируя голосом, я принялась повествовать о фонде и его безвозмездном милосердии.

- А какую помощь вы оказываете? - спросила она, задумчиво разглядывая меня.

- Любую! - бодро заверила я. - От выделения небольших денежных сумм до улучшения жилищных условий.

- Неужели квартиры даете? - воодушевилась хозяйка.

- Похоже, объект не только чрезвычайно простодушен, но ещё и с проблемами. А мне повезло и с ходу удалось нащупать болевую точку. Ну что ж, на этом и будем её раскручивать. - удовлетворенно подумала я, а вслух поспешила заверить:

- Если семья малообеспеченая, а в жилье остро нуждается, то и квартиры покупаем.

- Ой, ну что ж мы тут стоим! Проходите! - торопливо проговорила женщина и отступила в сторону. Идя впереди меня по коридору, она через плечо поинтересовалась:

- А почему ваш фонд именно наш дом выбрал?

- Выбирали не мы, а компьютер. - туманно ответила я, входя вслед за хозяйкой в крохотную кухню. Она рукой указала мне на стул и поинтересовалась:

- А вы кому-нибудь уже помогали?

По ней видно было, как она надеется получить положительный ответ, и я не стала разочаровывать бедняжку:

- Программа новая, начали её недавно, но уже около десяти семей в разных районах города улучшили свои жилищные условия.

- А что надо, чтоб получить помощь? - робко спросила женщина.

- Нужно предоставить сведения о членах семьи, роде занятий и среднем доходе на каждого. Кроме того, особые льготы мы предоставляем внештатным помощникам, тем, кто активно работает на добровольных началах. К сожалению, люди в вашем доме обитают странные. Я только что разговаривала с мужчиной с первого этажа, так он вообще отказался от помощи. А ещё говорят, что у нас народ бедствует. - поделилась я наболевшим.

- Это Вы, наверное, с Никифоровым говорили. Нашли к кому обращаться! У него денег куры не клюют, если захочет, сам фонд организовать может.

- А чего ж тогда здесь живет? Можно ведь поселиться и поближе к центру.

- Сами удивляемся! Привык, наверное! Ведь всю жизнь в этом районе прожил. Здесь раньше окраина была, частные дома стояли. В 61-ом их снесли, на освободившемся месте вот эти пятиэтажки построили и всех бывших домовладельцев в них заселили. В общем, соседи по участкам, стали соседями по дому.

- А вообще, что за люди в вашем доме обитают? - забросила я пробный шар.

- Да, разные! Только особо обеспеченных нету. - откликнулась хозяйка и с жаром принялась рассказывать, кто в какой квартире живет и чем занимается. Похоже, мои слова о льготах добровольным помощникам она приняла к сведению и теперь изо всех сил старалась быть полезной. Перебрав жильцов нижних этажей, мы незаметно добрались и до квартиры 12.

- А в ней кто обитает? - спросила я, стараясь не выдать своей заинтересованности.

- Борцов Кирилл Павлович. - неохотно ответила хозяйка и голос её при этом заметно задрожал от подступающих слез.

- А что он собой представляет?

- Да, так... Ничего не представляет. Лентяй, подлец и прилипала-вот он кто!

Честно говоря, меня такая реакция доселе спокойной и доброжелательной женщины очень удивила. Перед этим, рассказывая о соседях, она ни о ком дурного слова не сказала, а тут такая вспышка неприязни. Решив, что за этим может крыться что-то интересное, я принялась настырно выспрашивать подробности жизни жильца из 12 квартиры. Правда, особых усилий прилагать не пришлось, моей собеседнице и самой хотелось выговориться и отвести душу. А кто лучше незнакомой, случайно встреченной женщины, подходит для этой цели? Такой можно рассказать все без утайки, выплеснуть все накопившиеся обиды, ведь потом она уйдет и ты её больше никогда не встретишь.

Слова лились нескончаемым потоком и постепенно передо мной стал вырисовываться образ Кирилла Борцова. Нужно прямо сказать, что большой симпатии этот тип не вызывал и тем больше удивляло наличие какой-то, пока ещё непонятной для меня, связи между нами. Утешало только то, что в друзьях мы явно не состояли, а значит, существовала надежда, что сама я такой же отвратительной не была.

Из рассказа женщины, кстати, звали её Лизой, я узнала, что Кирилл доводился ей двоюродным братом, а его мать была родной Лизиной теткой. Кирюша был единственным и обожаемым ребенков в обычной семье средней обеспеченности. Школу закончил средне, в институт, не имея тяги к знаниям, поступать не стал, но и устраиваться на работу особо не спешил. Сначала это объяснялось необходимостью немного отдохнуть после сдачи выпускных экзаменов, потом он полгода провалялся в больнице, "кося" от армии, а когда угроза призыва миновала, у него на руках уже была справка об инвалидности. И хотя все в семье знали, что справка-липа, все равно почему-то считалось неприличным заставлять больного ребенка идти зарабатывать себе на пропитание. Парня такая постановка вопроса вполне устраивала, он прочно обосновался на загривках своих родителей и о другой жизни не помышлял. Они тоже поначалу смиренно сносили иждивенца, хоть порой тяжеловато было прокормить здорового молодого парня, но они утешали себя тем, что, видно, такова судьба всех родителей. На то, что у соседей дети другие, они благоразумно закрывали глаза, а советы и поучения родни гневно отметали. Однако, время шло, мальчик матерел и постепенно превратился во взрослого мужчину, у которого была привычка много пить, таскать в дом сомнительных друзей, в момент опустошающих холодильник, и скандалить по поводу смешных сумм, выдаваемых на карманные расходы. Родители крепко задумались, что делать дальше, и тут Лизиной тетке пришла в голову блестящая мысль, как и ребенка не обидеть, и самим свободно вздохнуть. Она уговорила свою престарелую мать, взять внука к себе. Конечно, будь старушка не в таком почтенном возрасте, она бы руками и ногами отбрыкивалась от этого нежданного подарка. Но, к сожалению, лет бабуле было немало, и она ослабла не только зрением, но и головой, поэтому, несмотря на протесты и уговоры остальных ближайших родственников, внучка у себя приняла и даже прописала. Кирюша воспринял этот жест, как должное, никакой благодарности к бабуле не испытывал и продолжал жить как раньше, только деньги теперь таскал у старухи и холодильник с продуктами опустошал в её доме.

Через год всей родне стало ясно, если срочно не принять кардинальных мер, бабушка умрет голодной смертью. Но тут выяснилось, что мер принимать никто не хочет. Кирюшина мама считала, что бабуле и так хорошо. Лизины родители, разобиженные на неправильное деление наследства, вообще отказались обсуждать эту тему. В результате, старушка переселилась в однокомнатную Лизину квартиру, где та проживала с мужем и девятилетней дочкой. Хоть Лизин муж был человеком отзывчивым и не возражал против вселения на его площадь чужой бабули, но, тем не менее, сразу стали возникать проблемы бытового характера, неизбежно появляющиеся, когда люди живут в тесноте и ходят друг у друга по головам. Утрясать эти недоразумения и поддерживать мир в семье выпало, конечно, на долю Лизы и приходилось ей, надо признать, очень несладко. Вполне естественно, что к братцу, оккупировавшему бабкину квартиру, она теплых чувств не питала, о чем мне с большой горячностью и поведала.

Я выслушала эту, в общем очень типичную историю, со смешанным чувством. С одной стороны, мне было жаль добрую и наивную Лизу, которая дожила до тридцати годов, а так не поняла, что за добрые дела в этой жизни наказывают особенно строго. А с другой стороны, я хоть и выдавала себя за сотрудника благотворительного фонда, на деле им не являлась и совершение добрых дел в мои ближайшие планы не входило. Тем более, что обстоятельства складывались так, что мне, дай Бог, со своими проблемами разобраться. В общем, я выяснила все, что хотела, а остальное меня не касалось. Она же с надеждой взирала на меня, ожидая, что я скажу что-нибудь утешительное. Отлично понимая, что нагло обманываю наивную и милую женщину и даже чувствуя при этом некоторые угрызения совести, я тем не менее заверила ее:

- Не расстраивайтесь. Положение на сегодняшний день, конечно, не очень хорошее, но все может поменяться в любой момент.

- Вы дадите нам квартиру? - тихо спросила она.

Женщина была мне симпатична и врать ей жутко не хотелось, но выхода не было и я сказала:

- Уверена, в ближайшее время Ваша проблема разрешится наилучшим образом.

Глаза бедняжки засветились радостью, а я поспешила распрощаться и покинуть квартиру, чтоб не нарываться на новые вопросы и не отвечать на них новым враньем.

Выйдя на площадку, я на минут остановилась, раздумывая, что предпринять дальше, а потом стала подниматься на третий этаж. Теперь, когда я вызнала всю подноготную Кирилла, следовало навестить парня. Ведь была же причина, заставившая его таскаться за мной по городу! Причем, очень веская причина, потому что не тот человек Кирюша, что будет ноги бить попусту. Значит, не оставалось ничего иного, как найти доходчивые доводы и вытрясти из него правду. Конечно, я пробыла у Лизы достаточно долго и за это время мой подопечный вполне мог куда-нибудь улизнуть, но на этот случай у меня оставалось дежурство во дворе. Его отсутствие ничего не изменит, просто мой визит будет перенесен на вечер, вот и все дела!

Не успела я одолеть один пролет, как наверху хлопнула дверь и кто-то, весело насвистывая, стал вприпрыжку спускаться мне навстречу. Я поднималась медленно, он спускался быстро и уже в следующую минуту мы с Кириллом оказались лицом к лицу. Встреча была незапланированной и я от неожиданности замерла на месте, но все-таки мое состояние не шло ни в какое сравнение с его. Я хоть предполагала, что могу его здесь увидеть. А вот парень никак не ожидал встретить меня в непосредственной близости от своей берлоги и был буквально потрясен. Он так побледнел, что я не на шутку испугалась, что у него случится сердечный приступ прямо на лестнице. Минуту он стоял неподвижно, со страхом взирая на меня, потом развернулся и бегом кинулся вверх по лестнице. А я не мешкая, припустила за ним вдогонку. Он, конечно, был моложе и шустрее, но у меня ноги были длиннее, да и злость подгоняла. В общем, я настигла его у двери, безрезультатно пытающимся вставить ключ в замочную скважину. Кинулась на него сзади и изо всех сил толкнула в спину. Он отлетел в сторону, припал спиной к стене и принялся затравленно озираться вокруг, прикидывая, как получше выскользнуть из ловушки. К его несчастью, он был значительно ниже меня ростом, да и сложение имел крайне субтильное, так что надеяться на физическое превосходство ему не приходилось. А возможности вырваться хитростью я ему не оставила, плотно зажав в углу.

- Ты че, обалдела? - взвизгнул парень. - Ты, че, в натуре, на спину кидаешься? Офанарела?

Он старался держаться уверенно и даже агрессивно, но получалось у него это неважно, голосу не хватало твердости, а в глубине глаз плескалась растерянность.

- А ты не поворачивайся спиной, вот никто и не будет на неё кидаться. Сам виноват! Зачем от меня бегал? - спросила я ласково.

- Ни хрена себе! Во наглая мурена! Чуть с ног не сбила и я же виноват! И не убегал я вовсе! - пренебрежительно фыркнул он, но, блудливо косящие глазки, говорили об обратном.

- Да ну! А чего по лестнице, как мартовский заяц, сиганул?

- Че ты обзываешься? Че обзываешься? Я одну вещь дома забыл, а тут вспомнил, ну и вернулся за ней! Сечешь?

- Ну, тогда ты ещё заодно кое-что вспомни! Зачем за мной следил? Что тебе от меня надо? - спросила я и для убедительности легонько встряхнула его.

Может его обманула моя миролюбивость, а может он уже начал оправляться от неожиданности встречи, но парень наглел прямо на глазах:

- Я-за тобой-чекарил? Во, дает! У тебя, че, в мозгах скользко? Плетешь невесть что! Че мне за тобой ходить? - он презрительно скривил губы и процедил: Ты на себя в зеркало посмотри, герла перезрелая! У тебя ж сегодня в полдень юбилей! Стольник праздновать будешь! Забыла?

Таким заявлением он меня крепко разозлил и отступив на шаг я заехала ему коленом между ног. Нужно сказать, легонько заехала, в полсилы, но парню и этого за глаза хватило. Он позеленел и согнулся пополам, а я застыла рядом, спокойно наблюдая, как он старается справиться с болью. Мне его совсем не было жаль. А что жалеть, если человек не только лгун (ну, это, положим, не такой уж и большой порок, этим грешат и более достойные люди), но и отъявленный наглец? Надо же, обозвал меня старухой! Да я всего на несколько лет старше его! Такое спустить я не могла! Подождав, пока он немного пришел в себя, опять спросила:

- Ну, так зачем ты за мной следил?

- Да пошла ты! - злобно прошипел он в ответ.

Нет, парень точно не сечет ситуацию! Нет бы, немного пошевелить мозгами, проанализировать обстоятельства, да и принять правильное решение! А он в бутылку лезет! Грубит, презрение демонстрирует! И все только потому, что я женщина. Считает меня слабой и неспособной причинить вред. Ну, так я сейчас ему докажу, как глубоко он ошибается!

- Тебе мало? - участливо поинтересовалась я. - Еще получить хочешь? Колись быстро, зачем следил?

- Да не следил я за тобой! На хрен ты мне сдалась, такая..

- Опять? - грозно прикрикнула я.

- Не следил! - отрезал он.

- Ага! А по городу за мной чего таскался?

Он отвернулся в сторону, всем своим видом демонстрируя, что не желает продолжать разговор. Вот ведь упрямец! Сам на неприятности нарывается! Я выпустила из рук рубашку, за которую до этого крепко держала его, он удивленно дернулся, думая, что разговор окончен, и в этот момент я ладонями с силой хлопнула его по ушным раковинам. Парень хрюкнул и отключился. Оно и понятно! Ощущение не из приятных! На себе не пробовала, но мне знающие люди говорили, а не верить им у меня причин не было. Кирилл медленно сполз вдоль стены и затих у моих ног, а я застыла рядом, ожидая, когда он придет в себя. Ждать пришлось не так уж и долго, потому что била его я в полсилы. Как только он зашевелился, я ухватила его за рубашку и потянула вверх.

- Вставай, герой! Наш разговор ещё не окончен!

Он разлепил глаза, увидел меня и страдальчески скривился:

- Ну, что тебе надо? Не знаю я ничего!

Следовало признать, что парень оказался упрямцем и несмотря на суровые санкции, правды говорить не хотел.

- Хватит волну гнать! Давай колись, чего за мной таскался. - сурово приказала я.

- Да не таскался я за тобой! Сдалась ты мне! - сплюнул он.

- Ага! И в кафе не ты был.

- В каком ещё кафе? - изобразил он непонимание.

- В каком кафе? - передразнила я его, а потом рявкнула: В летнем кафе! Скажешь не был там?

Кирилл открыл было рот, но я его перебила:

- Собираешься врать, сначала подумай хорошенько. Мое терпение на исходе, а со злости я тебя ненароком и покалечить могу! Усек?

Сказала я это с такой искренностью, что парень купился.

- Ну, был и что? Ну, был я там! Скажешь нельзя? Я дружбана там ждал! Да, дружбана! Договорились с ним встретиться, покалякать! Вот и ждал! Встреча у нас там была назначена! Сечешь?

- А приятель на синем "Форде" раскатывает? - ехидно поинтересовалась я.

Он вздрогнул, но все-таки не сдался:

- Не знаю никого на синем "Форде".

Я его тряханула и сказала:

- Слушай, ты меня утомил! Кончай врать!

А для острастки сунула два растопыренных пальца ему в глаза.

- Будешь дурить, без гляделок останешься! Сечешь?

- Ты че делаешь, паскуда? Ты че делаешь? Убери грабки! Не тычь в глаза! У тебя, че, все мозги обнулились? - заквохтал он.

- Еще раз гадость скажешь, навек инвалидом останешься! - рявкнула я, теряя последние капли терпения, и отступила назад, собираясь снова заехать ему по нежному органу со всей решительностью. Он понял, что шутки кончились и с неожиданной яростью засипел:

- Какого черта ты тут выпендриваешься? Притворяешься, что ничего не понимаешь! Выпытываешь! Будто сама не знаешь, в чем дело! Свалилась, как снег на голову! Мельтешишь! По городу шастаешь! А чего делать собираешься-непонятно! Вот и решили за тобой присмотреть!

- Как узнали, что я в город вернулась? - спросила я и тут меня осенило. - Меня твой дружок на "Форде" у автовокзала засек! Да?

- Ну.. - согласно кивнул он после маленькой заминки.

Обрадованная его разговорчивостью, я собралась было задать следующий вопрос, но тут дверь напротив приоткрылась и в образовавшуюся щель высунулась старушечья голова.

- Что ж это делаешь, поганка? Чего к парню средь бела дня пристаешь? Совсем срам потеряла! Вот, сейчас в милицию позвоню, они тебя приструнят! зашамкала она, хищно поводя длинным носом и посверкивая глазами-бусинками.

Я развернулась в сторону бдительной соседки, собираясь послать её куда подальше, ненароком ослабила хватку и мой подопечный не преминул этим моментально воспользоваться. Он ужом выскользнул у меня из рук и, громко топоча, понесся вниз по лестнице. В следующее мгновение я услыхала, как за ним захлопнулась дверь подъезда. Бежать следом смысла не было, огорченная таким неудачным стечением обстоятельств, я не удержалась и выместила злобу на старухе, которая продолжала сверлить меня взглядом.

- Сгинь, старая перечница! Зарежу! - цыкнула я на нее.

Крысиную мордочку как ветром сдуло, дверь захлопнулась, загрохотали задвигаемые засовы. А я, прошептав на прощание парочку ругательств, стала медленно спускаться вниз. Ну, надо же, как неудачно все сложилось! Я так близка была к разгадке! Только-только парень разговорился, и на тебе! Облом! Что б тебе вечно гореть в гиенне огненной, мышь сушеная! Теперь, напуганный моим появлением, Кирилл носа не будет казать из дома и, значит, не о какой слежке за ним и речи быть не может! А как же тогда мое расследование? Как я узнаю, что ему от меня нужно? Из его объяснений я ничего не поняла.

Занятая такими, далеко не веселыми мыслями, я вышла со двора и неторопливо побрела вдоль улицы. Остановка осталась в стороне, лезть в переполненный автобус, когда нужно было спокойно подумать, совсем не хотелось.

Я шла неспеша, поэтому отойти далеко от дома не успела, когда неожиданно услышала за спиной треск. Не понимая, что происходит, оглянулась и, к своему ужасу, увидела несущийся по тротуару мотоцикл. Причем, дьявольская машина летела прямо на меня и уже находилась на расстоянии десятка метров, так что, если я хотела остаться в живых, следовало срочно предпринимать решительные действия. Расширенными от страха глазами я смотрела на ревущее чудовище, а потом вдруг, совершенно не понимая, что делаю, отпрыгнула в сторону. Тут же раздался истошный визг тормозов и звук бьющегося стекла. Я дико глянула в ту сторону и увидела "Жигули", уткнувшиеся носом в бок блестящей иномарки. Очевидно, владелец "Жигулей", увидев мою неожиданно возникшую на дороге фигуру и старясь избежать наезда, вывернул руль в сторону и, в результате, врезался в соседнюю "Ауди". Ровно секунду я смотрела на эту безрадостную картину, а потом со всех ног кинулась на противоположную сторону улицы. На мое счастье, идущие по ней машины, издали завидев аварию, из предосторожности стали притормаживать. Мотоциклист, узрев мой маневр, среагировал мгновенно и сделал попытку настичь меня на проезжей части. Но тут у него, видно, что-то незаладилось, потому что посреди дороги он вдруг вместе со своим монстром на полном ходу завалился на бок, его по инерции занесло вперед, развернуло и бросило под колеса медленно ползущего и тяжело груженного самосвала. Раздался грохот, противный треск покореженого металла и визг тормозов и потом все это перекрыл пронзительный женский крик.

Кричала не я, а какая-то прохожая, что же касается меня, то я, тяжело прислонившись к дереву и стараясь унять дрожь в ногах, тупо пялилась на то, что осталось от мотоцикла и его седока. Нужно сказать, что осталось совсем немного. Тяжелые колеса буквально расплющили нижнюю часть человеческого тела и большую часть корпуса мотоцикла. Однако, голова осталась нетронутой, только черный шлем слетел и укатился в сторону, и с моего места хорошо было видно, что на мостовой лежит не кто иной, как Кирилл. Потом вдруг наступила тишина, со всех сторон стали сбегаться люди, и вокруг погибшего мгновенно образовалась галдящая толпа. К этому моменту я уже достаточно пришла в себя, чтоб сообразить, что вскоре кто-нибудь обязательно вспомнит и обо мне, а так как становиться центром внимания желания не было, то я отлепилась от дерева и деловым шагом пошла прочь.

Отойдя на безопасное расстояние и затерявшись между ближайшими домами, я остановилась посреди какого-то двора и принялась дико хохотать.

- Ну, надо же! Только пообещала Лизочке, что решу её вопрос и вот, пожалуйста, как в воду глядела! Нахлебник погиб, бабкина квартира свободна и все проблемы милой Лизочки развеялись, как дым. Знали б люди об этом, сказали б-накаркала! А может у меня и в самом деле какие способности есть? Может я не тем занимаюсь? Может надо плюнуть на все свои изыскания, да и заняться делом? Объявить себя черным магом в третьем поколении, открыть контору да и принимать заказы на убийства ментальным способом?!

Я стояла посреди двора, корчась от смеха, сгибаясь пополам и вытирая бежавшие слезы, а спешашие мимо люди искоса поглядывали на меня и осторожно обходили стороной. Подойти и спросить, что со мной, никто не решился. И, между прочим, правильно делал, ещё неизвестно, как бы я повела себя, обратись в тот момент кто-нибудь ко мне.

Постепенно рыдания становились слабее, всхлипывания реже, слезы лились уже не так обильно. Наконец, я тяжело всхлипнула в последний раз, сдернула с головы каскетку, старательно вытерла ею заплаканные глаза, потом решительно зашвырнула её в ближайшие кусты и, не разбирая дороги, бездумно побрела вперед. Добравшись до какой-то оживленной улицы, тормознула проезжающую мимо машину и не торгуясь загрузилась в нее. Назвав адрес, откинулась на спинку сидения, закрыла глаза и замерла, чувствуя, как в затылке начинает ворочаться и нарастать головная боль. Честно говоря, я уже успела подзабыть о ней и её неожиданное появление здорово меня расстроило. Конечно, я отлично понимала, что она является результатом недавнего нервного потрясения, но легче от этого не становилось.

Глава 8

Поглощенная борьбой с собственым организмом, я не замечала дороги и очнулась только, когда автомобиль застыл перед подъездом моего дома.

- Надо же, собиралась ехать к Стасу, а машинально назвала свой адрес. Да, дорогая! С мозгами у тебя того, не все ладно! Ну, это давно не новость, раздумывать тут особо не над чем, нужно вот что решать: ехать под крыло заботливой Мани или выгружаться и топать в собственную квартиру. Причем, с решением следует поторапливаться. Вон, водитель, уже косится в недоумении, сейчас спросит, чего это я застыла и не думаю расплачиваться.

Я прислушалась к себе и сокрушенно покачала головой. Нет, самочувствие не к черту! Силы на исходе, перед глазами плывет чернота и кружатся красные мошки, к горлу комом подкатывает тошнота. В таком состоянии новую тряску в душной, пропахшей бензином машине мне не выдержать, а значит не остается ничего другого, как собрать волю в кулак, доползти до четвертого этажа и рухнуть на тахту.

Я сунула шоферу причитающиеся деньги, с трудом выбравшись наружу и покачиваясь двинулась к подъезду. Не успела я переступить порог квартиры, как поняла, что в мое отсутствие в ней были гости. На это указывали многочисленные грязые следы, оставленные ими на линолиуме. Превозмогая дурноту я принялась обследовать квартиру и вскоре убедилась, что незваные посетители тщательно осмотрели все, что только было возможно. Правда, на первый взгляд последствия их обыска в глаза не бросались, но дверцы шкафов были приоткрыты, плед небрежно отброшен к стене, будто мешал неизвестным заглядывать под тахту. В последний свой визит я так была озабочена исчезновением трупа, что на все эти мелкие детали внимания не обратила, теперь же они меня озадачили.

- Интересно, что они искали? Ведь в квартире ничего, кроме старой рухляди, нет. Что ж, раньше об этом знала только ты, теперь и твоим неизвестным друзьям это известно. - грустно усмехнулась я.

Голова болела все сильней и я, плюнув на всех неизвестных недоброжелателей скопом, рухнула на тахту, натянула на себя плед и закрыла глаза. От покрывала слабо пахло пылью и немного духами. За то время, что меня мучали эти приступы, я уже научилась с ними справляться, поэтому, свернувшись калачиком, попыталась сосредоточиться на боли. Стала представлять себе, как она собирается на затылке в пучок, свивается в жгут и медленно утекает куда-то вверх. Этот прием уже помогал мне раньше, помог и в этот раз. Постепенно ломота в затылке становилась все слабее, а потом и вовсе затихла и я незаметно для себя заснула. Не могу сказать, что сон был мирным и спокойным. К сожалению, вместе с травмой головы я приобрела не только обмороки и головные боли, но и ночные кошмары. Они мучали меня с завидным постоянством, заставляя каждый раз просыпаться в поту и с ощущением первобытного ужаса в душе. Ничего не изменилось и в этот раз.

Мне казалось, что я проваливаюсь в черную бездну. Меня несло куда-то вниз, неведомые, но мощные силы крутили и вертели безвольное тело, швыряли его из стороны в сторону и тянули вглубь. Я сопротивлялась, как могла, пытаясь ухватиться руками за проносящиеся мимо шершавые стены и хоть немного замедлить падение. Однако, все усилия были тщетными, зацепиться за мелькающие выступы никак не удавалось и меня несло все быстрее. Постепенно темнота сменялась светом, он шел откуда-то снизу и поначалу был очень слабым. На короткий миг появилась надежда, что кошмарное падение во мраке близится к концу, однако, скоро стало ясно, что перемещение из тьмы к свету облегчения не принесет. Свет был зловеще-красным, как раскаленные угли, от него исходил жар, который обжигал меня, заставляя корчиться и громко кричать. Когда боль стала нестерпимой и казалось, что дольше выносить её сил нет, что продлись она ещё мгновение и сердце не выдержит, наступила внезапная прохлада.

В общем, этот сон мало чем отличался от предыдущих кошмаров. Ни авария, ни погибший мотоциклист, как ни странно, не снились, огонь и мучения были вполне привычными, вот только в языках пламени в этот раз мелькали чьи-то кривляющиеся лица. Было ощущение, что они мне хорошо знакомы и нужно только немного напрячь зрение и я обязательно их узнаю. Я старалась изо всех сил, но в последний момент хитрые лица растворялись в огне и разглядеть их я не успевала.

Проснулась от собственного крика и некоторое время лежала, глядя в потолок. Переход от сна к реальности был настолько резким, что в первый момент все вокруг показалось незнакомым. Моментально нахлынула паника, мелькнула мысль, что кошмар ещё не кончился, что он все ещё продолжается и сейчас начнутся новые, пока ещё неведомые мне, мучения. Усилием воли взяла себя в руки и заставила внимательно оглядеться. Взгляд перестал испуганно метаться из стороны в сторону и в проступающих серых сумерках предметах я стала узнавать очертания мебели. Постепенно пришла в себя и сообразила, что лежу на тахте в своей квартире. Осторожно повертела головой и поняла, что боль ушла. Так обрадовалась этому обстоятельству, что почувствовала себя совершенно счастливой. Вскочила с лежанки и заспешила на кухню, потому что вместе с хорошим настроением вернулся и голод.

Телефонный звонок настиг меня в коридоре. Его заливистая трель прозвучала в тишине квартиры неожиданно громко и тут же свела на нет мое умиротворенное состояние. Я застыла на месте, не зная, что предпринять. С одной стороны, неожиданный звонок меня встревожил, неизвестно было, что от него ждать и это беспокоило. С другой стороны, одолевало любопытство, хотелось выяснить, кому это я понадобилась в такое позднее время. В конце концов, последнее чувство оказалось сильнее, я подняла трубку и сказала:

- Алло!

- Как дела? - мягко поинтересовался интеллигентный мужской голос.

Я представления не имела с кем говорю, а рассказывать незнакомому человеку о своих проблемах посчитала лишним и потому вежливо ответила:

- Все хорошо, спасибо.

Мужчине этого показалась недостаточно и он уточнил:

- Как со здоровьем?

- Просто великолепно! - отшутилась я и в тот же момент на меня обрушился поток слов.

- Слушай, ты что ж это вытворяешь, мать твою! - понеслось из телефона. - У тебя, что, с головой нелады?

Ошарашенная таким поворотом разговора, я не сразу нашлась, что ответить, а неведомый мне абонент продолжал разоряться:

- Ты можешь мне объяснить, что вообще происходит? Как твои выходки понимать?

К этому моменту я уже оправилась от шока и решила внести ясность в наш односторонний разговор:

- Эй, товарищ! Затихните на секунду и скажите внятно, кто Вы и что Вам от меня надо! Может неправильно номер набрали?

- Во, дает! - восхитился мой собеседник. - Всегда знал, что у тебя сволочной характер, но сейчас ты переборщила!

Тут его настроение резко изменилось и он сердито заорал:

- Кончай вкручивать! Ты прекрасно знаешь, кто я и о чем говорю. Надеюсь, не забыла, какие бабки на кону стоят? А может ты решила правила игры поменять? Так напрасно! Без меня у тебя ничего не выгорит!

Решив, раз мы с ним на "ты", значит можно особо не церемониться, я сердито огрызнулась:

- Что тут менять, если я их даже не знаю, твоих правил. И кончай разоряться! Если есть, что сказать, излагай внятно! А орать я и сама могу.

Мой собеседник на минуту замолк, видно переваривал услышанное и когда заговорил снова, голос его звучал значительно спокойнее:

- Ладно, ссориться нам не с руки, от этого никто не выиграет. А поговорить надо! Неясности в нашем деле только вредят!

- Вот это другой разговор! - одобрительно сказала я. - Говори, чего надо и я, если получится, обязательно помогу!

- Опять?! - возмущенно взвыл мой собеседник. - Ты что, издеваешься?! Обманула меня, заметь, не в первый раз уже, а теперь решила за нос водить?

Тут я окончательно поняла, в собеседники мне достался законченный псих, который ещё битый час будет разорятся, а до сути не доберется и решила взять инициативу в свои руки.

- Эй, минуточку! - пресекла я неизвестного скандалиста.

Он замолк на полуслове и насторожено засопел в трубку. Довольная достигнутым результатом, я примирительно сказала:

- Понимаю, у тебя сложности, ты нервничаешь, хочешь побыстрее с ними разобраться и считаешь, что я могу тебе в этом помочь. Ладно, я не против! Всегда рада посодействовать хорошему человеку! Но, не в обиду тебе будет сказано, ты до сих пор не объяснил, в чем именно заключается твоя проблема и я не знаю, имеет ли она вообще отношение лично ко мне. А у меня, знаешь ли, своих неприятностей хватает! Сегодня вообще сумасшедший день выдался, так что, по большому счету, мне не до тебя и твоих трудностей.

- Моих трудностей?! - истерично взвизгнула трубка, да так громко, что я невольно вздрогнула. - Я не ослышался? Ты говоришь, моих трудностей? Нахалка! Да это в первую очередь твои трудности! Ты деньги взяла, а работу не выполнила! Время идет, сроки поджимают, заказчик ждет! Да что я перед тобой распинаюсь? Сама все знаешь! Так что, кончай придуриваться и рассказывай, как наши дела обстоят.

Слова о якобы взятых мной деньгах вызывали тревогу, потому что я ничего такого не припоминала. Потом появилась мысль, что речь идет о тысяче, что я обнаружила в газетах и так успешно начала тратить. Желая внести ясность, уточнила:

- Ты о той тысяче баксов говоришь?

Но собеседник воспринял мои слова, как оскорбление, и буквально захлебнулся яростью:

- Издеваешься, да? Конечно, издеваешься! Я ж тебя знаю! Ты по-людски не можешь! Все с подковыркой, да с подначкой! Стерва! Какая тысяча?! Ты хоть раз соглашалась за тысячу пальцем пошевелить?!

Честно говоря, его слова так ошеломили меня, что я даже не оскорбилась за "стерву". Это что ж получается? Если верить этому типу, то тысяча баксов для меня не деньги? Значит я получала значительно большие суммы? А где они? Выходит, свалившиеся на меня напасти вышибли из моей памяти не только факты личной биографии, но и воспоминания, где деньги лежат?! Значит, у меня где-то припрятаны денежки, а я даже не знаю где?! Как только до меня в полной мере дошел трагизм ситуации, я не удержалась и всхлипнула.

Неизвестный собеседник услышал мое хлюпанье и вполне миролюбиво сказал:

- Слушай, давай не будем сориться.

- Давай! - охотно согласилась я, надеясь, что он знает, где лежат мои деньги и нечаянно проговорится.

- Пойми меня правильно. Ты всегда прекрасно работала, четко, без сбоев и проволочек. А тут вдруг такой облом! Я ничего не понимаю и, что вполне естественно, нервничаю. А ты, вместо того, чтоб все объяснить, прячешься! Знаешь, это выглядит некрасиво! Заметь, я не употребляю более сильного слова, а мог бы. Твое поведение ни в какие ворота не лезет.

- Да что такого я сделала? - не выдержала я.

- Нет, ты не можешь по-людски! - взвыл он. Или не хочешь! Не знаю! Но я тебя предупреждаю в последний раз-прекрати дурить! Для тебя это может кончиться плохо! Если она уже у тебя и ты собираешься действовать в одиночку, то не советую. В одиночку ты денег за неё получить не сможешь, а головы точно лишишься. И твоя наглость тебе не поможет. Детка, послушай меня! Ты знаешь, как я к тебе отношусь. К чему эти игры? Мы давно вместе, я тебя никогда не обижал, что ж с тобой сейчас случилось? Что происходит?

В его словах мне почудилось искреннее сочувствие, я не удержалась и честно сказала:

- Сама ничего не понимаю. У меня всю память напрочь отшибло, я ничего не помню. Может тебя это удивит, но я и тебя не помню.

Это была последняя капля, которая переполнила чашу его терпения.

- Ты меня достала! - завопил он. - Мне надоело слушать твой бред. Сейчас я приеду к тебе и мы во всем разберемся. И не вздумай сбежать, я тебя и под землей найду!

- Конечно, приезжай! - радостно согласилась я, искренне надеясь, что, когда этот псих будет сидеть напротив, у него не пройдет номер с истеричными взбрыками и я смогу, наконец, узнать все, что он хотел мне сказать. К тому же у меня самой к нему было немало вопросов, на которые я мечтала получить внятные ответы.

Незнакомец обещал быть только через полтора часа, кушать хотелось очень и я, отбросив на время все заботы, пошлепала босиком на кухню. Она меня не поразила, я знала, чего ждать, поэтому обшарпанную комнатенку с видом прямо на мост приняла как должное. Подошла к окну, глянула на несущиеся на уровне моего лица машины и мимоходом подумала, что если открыть фрамугу, то до мостовой рукой подать. Около окна притулился маленький стол со столешницей из серого пластика, слева, вдоль стены расположились чугунная раковина, допотопная газовая колонка и не менее допотопная двухконфорочная газовая плита. Справа приткнулся пузатый, с облезлыми боками холодильник ЗИЛ, выпущенный никак не позднее 1961 года, в простенке между дверью и раковиной примостился буфет для посуды. Безрадостную картину дополняла лампочка без плафона и отсутствующие занавески на окнах. Правда, в углу стоял металлический карниз для штор, присутствие которого означало, что, в принципе, занавески вешать собирались, просто руки пока не дошли. Я постояла немного, грустно обозревая все это хозяйство, в очередной раз вынесла приговор "Тут жить нельзя!" и пошла к шкафу. Что холодильник девственно пуст, вымыт и отключен от сети, я знала, потому и не обратила на него никакого внимания, а вот что делается в шкафу я понятия не имела. За распахнутыми верхними створками глазам предстали аккуратные стопки тарелок, несколько разноколиберных чашек и пара стаканов. Из съестного присутствовала упаковка чая и надорванная пачка закаменевшего от возраста порошка какао. Я эти мелочи едой считать отказалась, присела на корточки и занялась обследованием нижнего отделения. Скажу честно, на многое я не расчитывала, но какой-то минимум продуктов все же найти ожидала. К моему безмерному возмущению, обнаружить удалось только початую пачку соли, сахар в литровой стеклянной банке, немного гречки и макароны в пестрой упаковке. Соль и сахар, как полноценные продукты питания, способные удовлетворить голод, я отмела сразу. Гречку я терпеть не могу, поэтому её наличие в шкафу меня не порадовало. Конечно, можно было бы сварить макароны, к ним я относилась вполне благосклонно, но не было сливочного масла. В общем, как ни крути, а надо было идти в магазин и покупать продукты. Деньги у меня были, но выходить из квартиры в ночь страшно не хотелось, однако и помирать голодной смертью я не собиралась. Не для того я вырвалась из ада, что б погибнуть от голода, у меня на собственный счет были совсем другие планы. Стараясь оттянуть момент выхода из квартиры, я уселась на табуретку и занялась пересчетом своей наличности. Деньги я люблю, считать их умею, хотя и трачу, как показали последние выходы в свет, широко и особо не задумываясь. В общем, много времени процедура не заняла и показала, что мои денежные запасы довольно значительны и даже при моей безалаберности и склонности к мотовству на безбедное существование в течение некоторого времени их должно было хватить. Что будет дальше, когда эта сумма кончится, я не загадывала, собственное будущее видилось мне крайне туманно и вполно могло обернуться так, что деньги мне вообще не понадобятся.

- Магазин рядом с автобусной остановкой. - размышляла я. - "Мини супермаркет" называется. Сейчас ещё не очень поздно, по улице ходят люди, шансов столкнуться с кем-нибудь из своих неведомых недругов не так уж и много, маловероятно, что они будут ждать меня у подъезда, если я сама несколько часов назад не собиралась приезжать сюда. Значит, можно не опасаться неприятных сюрпризов, выйти и запастись всем необходимым.

Поход за покупками прошел спокойно. Оказавшись в яркоосвещенном торговом зале, где, между прочим, других посетителей не наблюдалось, я в страшной растерянности застыла перед прилавком. Вид большого количества разнообразных продуктов поверг меня в ужас, я вдруг осознала, что понятия не имею, какие покупки должна делать рачительная хозяйка. Мой взгляд метался от от темнокрасных кусков сырого мяса до ярких упаковок с готовыми котлетами, а я пребывала в смятении и совершенно не знала на чем остановиться. В результате решила не мудрить и взять самые простые продукты, приготовление которых не требовало большого ума. Приобрела свежих огурцов, картошку, ржаной хлеб, сыр с маслом и на этом решила остановиться. На ужин должно было хватить, а там видно будет. Я уже привыкла жить маленькими отрезками времени, предыдущий горький опыт показывал, что Глашина поговорка "Загад не бывает богат" ох, как справедлива! Я вежливо поблагодарила продавщицу, забрала пакеты и покинула магазин.

По дороге домой решила отказаться от варки макарон, а вместо этого побаловать себя жареной картошкой. Посещение магазина подсказывало мне, что в той, прошлой жизни, готовка не была моим излюбленным занятием и я, если и занималась ею, то только в виде исключения. Избавление от смертельной опасности по моим представлениям являлось событием достаточно значимым и, следовательно, отступление от заведенного правила являлось вполне оправданным. Рассудив таким образом, я со спокойной душой приступила к приготовлению любимого блюда.

- Кастрюли в шкафу. - напомнила я себе и оказалась права, потому что на нижней полке действительно стояло несколько кастрюль. Выбрав ту, что поменьше, я принялась чистить картошку. Быстро покончив с этим незатейливым занятием, я наклонилась к картонной коробке из под телевизора Panasonic, что стояла рядом с плитой, и достала чугунную сковороду. Достала, да и застыла с ней в руках, пораженная неожиданной мыслью.

- Интересно, а откуда я знала, что она находится именно здесь? Я ведь ни на минуту не задумалась, где же искать эту чертову сковороду, а коробка из под телевизора, между прочим, не самое подходящее место для хранения кухонной утвари. Чего ж я туда полезла? Интуиция или остатки воспоминаний? Может там, на задворках памяти, все же осталось что-то, о чем я пока не догадываюсь?

Кожа покрылась мелкими противными пупырышками, в висках слабо запульсировала боль. Я раздраженно тряхнула головой, отгоняя ненужные мысли, и шваркнула сковороду на плиту.

Картошка шкварчала в масле, я машинально её переворачивала, а сама думала об эпизоде со сковородой.

- Так что же это было? Случайный поступок или воспоминание? Хотелось надеяться, что последнее. Ведь это означало бы, что память покинула меня не навсегда, что это явление временное и теперь она постепенно возвращается ко мне. Может тот роковой удар, что вышиб из головы все воспоминания и стер напрочь из памяти все события моей жизни, все же оказался бессилен перед всепоглощающей любовью к жаренной картошке? Может она была настолько сильна, что воспоминание о сковороде, несмотря ни на какие травмы, все же сохранилась где-то среди извилин?

Я опять досадливо тряхнула головой, отгоняя бредовые мысли, и попыталась сосредоточиться на процессе жарки.

Картошечка получилась на диво удачная: румяная, в меру поджареная, с аппетитной золотистой корочкой. Рот моментально наполнился слюной, а в животе заурчало. Я дастала из шкафа тарелку, выложила на неё картошку и украсила кругляшками огурцов. Быстро нарезала хлеб, сыр, а в довершение сбегала в комнату и притащила оттуда маленькую вазочку. В неё я, за неимением цветов, ткнула ветку, которую сорвала по дороге из магазина домой. Покончив с приготовлениями, уселась на табуретку в углу между окном и холодильником и удовлетворенно обозрела творение своих рук. На мой взгляд, вышло очень даже неплохо!

- Эх, сюда бы ещё рюмку! Надо бы отметить начало нового этапа своей жизни. Жаль, не догадалась купить!

Я огорченно откинулась назад и острый выступ металлического карниза тут же впился мне между лопатками. Я злобно выругалась, кляня некоторых нерадивых хозяев, которые, вместо того чтобы вешать карнизы, ставят их в угол. Лирическое настроение тут же пропало, я схватила вилку и принялась жевать. Сидеть и ни о чем не думать я была не способна, а так как в ближайшее время ожидался приезд незнакомца, то мои мысли, естественно, начали крутились вокруг него.

- Странные вещи происходят со мной последнее время! Конечно, вполне возможно, что нечто подобное имело место и раньше, отрицать это, ввиду полного отсутствия памяти, было бы глупо. А если верить словам этого типа, что звонил мне по телефону, моя прошлая жизни была наполнена сомнительными знакомствами и рискованными предприятиями. Честно говоря, меня это открытие нисколько не огорчает, согласно тому же господину, мне за это хорошо платили, а особого риска для здоровья не было и мне это нравилось. Но потом, похоже, правила игры изменились, меня крепко стукнули по голове и бросили умирать. Покушение не удалось и теперь моей жизни угрожает реальная опасность, причем, она усугубляется тем, что я даже не знаю с какой стороны её ждать. И вот это мне совсем не нравится!

Ради выяснения причин этой напасти я вернулась в квартиру, которая по паспорту числилась моей и в которой, я, тем не менее, чувствовала себя совершенно чужой. Не успела я появиться, как на меня стали нападать, преследовать, одолевать странными звонками. Создается впечатление, что разные подозрительные личности, с которыми меня связывали непонятные теперь узы, имеют ко мне массу претензий и это грозит мне крупными неприятностями. К сожаления, попытка хоть как-то прояснить ситуацию сегодня окончилась полным провалом. Кирилл погиб, а его напарник в синем "Форде" может больше никогда не появиться. Таким образом, тонкая ниточка, связывающая меня с моим прошлым, оказывается оборванной, а причину такого пристального интереса к своей особе с их стороны я так и не выяснила. Что общего могло быть у меня с этими молокососами? Какую опасность я для них представляла? Что б Кирилл, забыв осторожность, кинулся за мной и попытался задавить прямо средь бела дня, нужны веские причины. Ясно же, он потерял голову от страха, но причины этого страха я объяснить не могу. А тот тип, что явился ко мне? Кто он?

Теперь вся надежда на незнакомца, звонившего по телефону. Судя по всему, он играл в моей прошлой жизни немаловажную роль. Сдается, нас с ним связывали тесные деловые отношения и дела эти были очень сомнительного толка. Может, именно в них, этих делах, и кроется причина моих неприятностей? Тогда не остается ничего другого, как дождаться его приезда и попытаться до них докопаться. К сожалению, нет уверенности, что он захочет пролить свет на эти загадочные события. Хотя, я могу и ошибаться на счет этого незнакомца! Он что-то там орал о деньгах, невыполненных обязательствах и вообще был сильно расстроен.! А если припомнить, что Стас обвиняет меня в похищении своей маленькой дочери, то можно подумать, что речь шла об этом. Можно попробовать надавить на него, авось что и расскажет. Ну, а если окажется, что он действительно говорил о похищении, тогда вообще полный мрак! Мало того, что я украла чужого ребенка, так ещё умудрилась об этом напрочь забыть! Неужели такое бывает? А за что меня тогда пытались убить? Заметали следы и устраняли исполнителя? Если оба эти происшествия связаны, тогда мой незнакомец не такая уж и безобидная личность. А Кирилл с дружком здесь причем? Тоже причастны к похищению? Ох, нет! Что-то намудрила я, слишком большая банда получается и все действуют в разнобой. Может оказаться, что его интересы лежат совсем в другой плоскости и ни о похищении, ни о Кирилле он ничего не знает. А это крайне печально, ведь ничего меня сейчас так не занимает, как разгадка обрушившихся на напастей и собственная безопасность.

За окнами уже давно и окончательно стемнело, поток машин иссяк и их гул, который преследовал меня весь день, почти стих. Наминая ужин, я между делом мельком поглядывала на улицу, но ничего интересного там не видела. Правда, на мосту, прямо против моего окна, стоял автомобиль. Свет в салоне был погашен и понять, есть внутри кто-нибудь или нет, было невозможно. Нужно сказать, присутствие машины я отметила мимоходом, её появление меня не заинтересовало.

- Мало ли, почему она там стоит! Может сломалась, а может влюбленные целуются. - подумала я, и в ту же минуту вазочка на столе разлетелась в дребезги. Если бы за секунду до этого я не отклонилась назад, на кусочки разлетелась бы моя бедная голова. Судорожно всхлипнув, я всем телом вжалась в угол между окном и стеной и замерла.

- Господи, что ж это такое твориться? Никак стреляют? - пронеслось в голове.

Дыхание перехватило и меня стала бить крупная дрожь.

- Успокойся! - строго прикрикнула на меня сильная часть моего характера. - Здесь, в углу, тебя никто не достанет. С улицы тебя не видно!

Я сжала пальцы в кулаки так, что ногти больно впились в ладони, и замерла на табуретке, тихо поскуливая. Кажется, я так сидела и скулила довольно долго. Время медленно ползло, отсчитывая минуты, а ничего больше не происходило. Я из своего угла не высовывалась, а неизвестный больше не палил. Постепенно я пришла в себя, немного успокоилась и ко мне стала возвращаться способность соображать.

- Интересно, он там до сих пор сидит или уже уехал? Может проверить? подумала я.

Подумала и протянула руку к остаткам еды на столе. В то же мгновение раздался ещё один выстрел. Руку я успела отдернуть, но разозлилась здорово.

- Это что ж за райончик такой? Стреляют, а хоть бы одна душа милицию вызвала! - сердито подумала я. - Хотя, может оно и к лучшему! Милиция мне сейчас без надобности. А стрелок ты никакой! Два раза пальнул и ни разу не попал! Только ужин испортил!

Последние слова относились к неизвестному, который, может по недостатку умения, а может потому, что просто хотел меня попугать, действительно стрелял мимо.

Я грустно посмотрела на тарелку, в которой в перемешку с картошкой поблескивали осколки хрустальной вазочки. Есть мне, конечно, расхотелось, но пропавшего ужина было жаль.

Я ещё немного потосковала, но не сидеть же так до бесконечности. Всю ночь, вжавшись в угол кухни, не проведешь. Надо было что-то предпринимать. А что? Маленькая кухонька была ярко освешена и отлично просматривалась с моста. Я сердито посмотрела на лампочку под потолком:

- Хоть бы абажур какой или плафон висел! Все ж не так светло было бы! Или, ещё лучше, бра на стенке! Рассеянный свет, уютный полумрак! К чему эта ненужная иллюминация?

Я отвела взгляд от лампочки и уставилась на облезлый бок холодильника:

- Если стреляли из той машины, что остановилась незадолго до выстрела напротив моего окна, то им нужно только сидеть и терпеливо ждать, когда я вылезу из своего угла. Если даже я стану на четвереньки и начну пробираться к выходу ползком, он меня все равно достанет у порога яркоосвещенной кухни.

Я тяжело вздохнула, понимая безвыходность своего положения. В общем, я была готова к неприятностям, события последних дней убедили меня в реальности грозящей опасности, но именно сегодня я не ожидала ничего плохого и расчитывала на спокойный вечер. По моим прикидкам никто не знал, что я явилась домой, но, как теперь видно, в мои расчеты вкралась ошибка. Скорей всего, за домом следили и видели, как я сюда вошла. Но, как бы там ни было, сейчас я сидела вжавшись в узкое пространство между окном, стеной и холодильником, а какой-то псих с оружием в руках ждал, когда я высунусь, что б продырявить мне голову. Хорошенькая перспектива, ничего не скажешь! Я беспокойно заерзала на табуретке и карниз не замедлил впиться мне в спину. Но на этот раз я не разозлилась. Напротив, обрадовалась, потому, что в голову пришла интересная идея и в ней я увидела свой шанс выбраться из опостылевшего угла.

Осторожно, стараясь случайно не показаться в окне, я попыталась выдернуть карниз из-за спины. Это оказалось делом непростым, эта железка за что-то зацепилась и никак не хотела вытаскиваться. Я попыхтела немного, вся взмокла и поняла, что сидя спиной к карнизу, мне с ним в этом узком пространстве не справиться. Тогда я изловчилась, влезла на табуретку и легла грудью на холодильник. На мое счастье он был стар и потому, в отличие от своих новомодных собратьев, был в высоту невелик. Обретя точку опоры, я ухватилась за карниз и потащила его к себе. Стоять на хлипкой трехногой табуретке и сохранять равновесие было непросто, но я с этой задачей справилась. После нескольких тщетных попыток, мне удалось в конце концов отцепить карниз и подтащить его к себе. Грудью и правой рукой я опиралась на холодильник, поэтому свободной у меня оставалась только левая рука. Ею я и принялась орудовать: сначала прислонила карниз к боку холодильника, потом стала тянуть его вверх. Только после многочисленных попыток мне удалось в конце концов водрузить карниз на холодильник. Я так притомилась от этих акробатических этюдов, что решила немного передохнуть. Улегшись грудью на крышку ЗИЛа, положила подбородок на скрещенные руки и затихла. Постояв так немного и собравшись с силами, я перешла ко второму, более сложному этапу. Нужно было дотянуться канизом до выключателя и погасить свет. Ухватившись за конец железки, я стала проталкивать её вперед. К счастью, она была достаточно длинной, что бы достать до клавиши выключателя. Беда была в другом: металлическая планка вибрировала, прогибалась и никак не хотела цепляться за клавишу. Я много раз подводила её конец к выключателю, но в последний момент или промахивалась или неправильно выбирала точку приложения силы и капрниз соскальзывал в сторону. Я вся взмокла, волосы прилипли к вспотевшему лбу, а с моим вызволением из плена так ничего и не получалось. Чем больше я возилась, тем больше нервничала, от чрезмерного возбуждения начали дрожать руки, а я все не могла зацепить злосчастный выключатель. Наконец, мне эта возня надоела и я сурово приказала себе успокоится. Замерев на секунду и полностью сосредоточившись на своей непростой задаче, я начала осторожно продвигать карниз вперед. И вот, наконец, когда он уперся в плашку выключателя, я осторожно надавила на него. Раздался щелчок и свет в кухне погас. Издав глубокий вздох облегчения, я сползла с холодильника на пол. От долгого стояния в неудобной позе у меня затекла спина, а руки и ноги просто онемели. Дождавшись, пока конечности придут в норму, опустилась на четвереньки и быстро поползла к двери. Несмотря на то, что в кухне стало темно, я боялась идти в полный рост. Все-таки темнота не была абсолютной и, если мой враг до сих пор сторожил меня, он вполне мог заметить мой силуэт на фоне светлой стены. В общем, я посчитала, что передвигаться ползком будет безопаснее.

Добравшись до конца коридора, повернула за угол и обессилено прислонилась спиной к стене. Все! Из кухни я выбралась! Но сама квартира перестала казаться надежным пристанищем и превратилась в моем воображении в западню. Эта хлипкая дверь никак не могла служить защитой! Вид у неё был такой, словно она готова разлететься в щепки от одного хорошего удара кулака. А замки? Разве это замки? Да такие запоры народные умельцы за пару минут жвачкой открывают! Я живо представила себе, как в тот момент, когда я сладко сплю, дверь в квартиру распахивается и в неё проникают убийцы. Не внушали мне доверия и балкон с кухонным окном. С моей точкм зрения они были прямо таки подарком для воров и грабителей. Вдоль дома росли деревья, а для физически сильного человек влезть на высокое дерево и потом перебраться с него на балкон особого труда не составит. От таких мыслей я пришла в жуткое волнение и отдыхать мне тут же расхотелось.

Вскочив на ноги, я кинулась в комнату, сорвала с тахты плед и подушку и поволокла все это добро в коридор. Хватило нескольких минут, чтобы соорудить на полу около двери стенного шкафа подобие постели, потом я стала на четвереньки и отправилась на кухню. Там, не поднимаясь с колен и стараясь особо не высовываться, изловчилась, открыла шкаф и достала нож. Причем, пылая яростью, кровожадно выбрала самый большой. Пощупала лезвие, удовлетворенно посчитала его достаточно грозным оружием сопротивления и только после этого вернулась в прихожую. Временно оставив нож на пледе, я опять отправилась в комнату.

Тут мне пришлось тяжко. Выполнить в одиночку, да ещё в полной темноте то, что я задумала, было непросто. А задумала я забаррикадироваться в коридоре, перекрыв все входы и выходы. Для этого нужны были крупные предметы, способные наглухо перекрыть все подступы ко мне и обеспечить безопасность в течение ночи. Естественно, из всех предметов, находящихся в комнате, для этой цели больше всего подходила мебель. Но так как шкаф и сервант были слишком громоздкими и в одиночку мне с ними было не справиться, то перво-наперво я решила заняться тумбой из под телевизора. По размерам она меня очень устраивала, но, к сожалению, была сделана из настоящего дерева и потому оказалась совершенно неподъемной. Помучавшись немного и сообразив, что могу всю ночь пропыхтеть около нее, а с места не сдвинуть, я прибегла к хитрости. Она заключалась в том, чтобы притащить коврик и подсунуть его под ножки упрямой тумбочки. Он должен был сыграл роль салазок, помочь мне оттащить тумбочку в прихожую и установить её в проходе в кухню.

Коридорчик был достаточно узким, а тумбочка достаточно широкой, так что, в конце концов, она запечатала выход, как пробка горлышко бутылки. Но мне этого показалось мало. В голову пришла мысль, что человеку, который умудрится проникнуть в квартиру через окно, перелезть через тумбочку труда не составит, поэтому, я немного подумала и водрузила на неё телевизор. Полюбовавшись делом своих рук, решила, что выглядит эта конструкция неплохо, но полной безопасности все же не гарантирует. Я ещё несколько раз сгоняла в комнату, притащила всю стеклянную посуду, которая только нашлась в серванте и расставила её рядами на свободной поверхности тумбочки и по верху телевизора. После этого, внимательно обозрев творение своих рук, пришла к выводу, что без шума через эту приграду не перебраться, а значит и в расплох меня не застать.

Теперь, когда один проход был забаррикадирован, наступила пора заняться дверями. С моей точки зрения, для этой цели вполне хватало двух кресел и мотка веревки. С креслами все было просто: я притащила их из комнаты. С веревкой дело обстояло сложнее. Если она и была в доме, то где лежала, мне известно не было. Я нашла выход из положения, заменив веревку поясами от платьев. Связав несколько штук вместе, я продела эту самодельную веревку сквозь ручки входной двери и той, что вела в комнату, подтянула потуже и завязала крепким узлом. Теперь открыть дверь из комнаты было невозможно, а чтобы зафиксировать входную дверь, я подперла её двумя креслами. Благо, коридор был таким узким, что перегородить его не составило труда.

Все эти заботы заняли немало времени, но зато теперь, когда преграды были возведены, я могла спокойно улечься на свой половик и отдохнуть. Со вздохом облегчения опустилась на пол, свернулась калачиком и закрыла глаза, и тут вдруг раздался звонок в дверь. От неожиданности я вздрогнула и инстинктивно крепко зажмурилась в тщетной надежде отгородиться таким образом от опасностей окружающего мира. Уловка не помогла, человек за дверью продолжал упорно жать на кнопку звонка, оглашая прихожую противными дребезжащими трелями. Я замерла на полу, боясь пошевелиться и нечаянным шорохом выдать свое присутствие в квартире и в тоже время отчаянно прислушиваясь к тому, что делается на площадке. Про себя решила, если начнут ломиться в дверь, поднять ор и перебудить всех жителей этого забытого богом и городской администрацией района. На мое счастье неизвестный хоть и продолжал названивать, попыток проникнуть в квартиру не делал, в результате я осмелела, протянула руку и принялась шарить по пледу в поисках ножа. Как только в моей ладони оказалась рифленая рукоятка, сразу почувствовала себя уверенней, страх ушел и теперь я прислушивалась к происходящему за дверью уже с любопытством. Правда ничего особенно интересного там пока не происходило. В те короткие мгновения, что незнакомец не давил на звонок, слышно было только шарканье подошвы о цементный пол, когда он в нетерпении перступал с ноги на ногу. Никаких других звуков разобрать не удавалось, не ясно даже было сколько человек стоит перед моей дверью: один или несколько. Неожиданно хлопнула соседская дверь и сердитый мужской голос спросил:

- Чего трезвонишь? Видишь же, никого нет! Весь дом перебудил, охламон!

Мой ночной гость ничего не ответил, но звонки смолкли, послышались тяжелые шаги и удаляющийся вниз по летнице топот. Я выждала некоторое время, все было спокойно и только тогда немного раслабилась. Вытянула затекшие ноги, выдохнула через крепко сжатые зубы и вытерла вспотевшую от напряжения ладонь о плед.

Кто же это был? Первое, что приходило на ум-тот псих, что звонил мне вечером. Обещал ведь приехать, вот и прибыл, хоть и с заметным опозданием! Объяснение было простым и именно поэтому меня не устроило. Последнее время ничего просто так в моей жизни не происходило и если сразу после стрельбы по окнам звонили в дверь, это наводило на определенные подозрения. Может именно он и стрелял! Сначала позвонил по телефону, убедился, что я дома, назначил встречу, чтоб я никуда не исчезла, и поехал на мост меня убивать. Выстрелить-то он выстрелил, но уверенности, что попал у него не было, вот и пришел проверить. Наверное, надеялся, гад, что я откликнусь на его звонки, если даже ранена, все равно голос подам. Только ошибся ты, погань! Не на такую напал!

Я возбужденно завозилась на своем пледе, переполняемая бурлившими во мне эмоциями. Неожиданно в голову пришла свежая мысль, что я неправильно рассудила. Может стрелял один человек, а в дверь звонил совсем другой! Может эти события никак не связаны между собой! Тогда нужно было открыть дверь и впустить визитера. Вдруг он поведал бы что-нибудь интересно, что помогло бы разобраться в этом нагромождении непонятных фактов? Ага, умная какая! Легко рассуждать, когда все обошлось! А он пришел сразу после пальбы, когда я ещё от шока оправиться не успела. Откроешь тут дверь, если в каждом углу убийцы мерещаться. Господи, кончится ли это когда-нибудь? Уста-а-ала я!

Устала я действительно сильно, денек выдался на диво насыщенный событиями, сейчас бы заснуть крепким сном, так нет, после всего случившегося я никак не могла успокоиться. Все ворочалась на своем ложе без сна, пялилась в темноту и ежеминутно трогала нож. От лежания на жестком полу каждая косточка ныла и давала о себе знать при малейшем движении, в конце концов, когда в комнате стало сереть, я не выдержала, кряхтя и ругаясь с трудом села, обхватила коленки руками, прислонилась спиной к стене и принялась рассматривать творение своих рук.

- Здорово же я испугалась. Хотя, чему тут удивляться? Сидит себе человек на кухне, ужинает и вдруг какой-то псих начинает палить ему в голову. Любой испугается! Ну, это-то понятно! А вот чего я потом так засуетилась? Начала мебель таскать, баррикады сооружать! Может, зря все это? Ну, ехал по мосту какой-то ненормальный, может наколотый, может пьяный. Увидал освещенное окно, а в нем чью-то голову, достал оружие, его сейчас нет только у самых ленивых, и начал палить. Могло такое быть? Вполне! Нелепая случайность! Неприятно, конечно, что именно моя голова виднелась в том окне...

Я скептически хмыкнула и возразила самой себе:

- Случайность - это, когда неприятность случается один раз. А если они следуют одна за другой, как в моем случае, то это уже закономерность. Разве не меня с завидным упорством пытались уже несколько раз убить? Нет, только неприятной случайностью это объяснить нельзя.

Я повздыхала немного, искренне себя жалея, и снова вернулась к событиям последних дней:

- Все эти происшествия кажутся особенно страшным именно оттого, что я ставлю их в ряд. Каждое по отдельности можно толковать по разному, но вместе они выглядят так, будто кто-то очень хочет моей смерти и всеми силами пытается отправить меня на тот свет.

От этой мысли стало зябко, я нервно передернула плечами и тоскливо подумала:

- Знать бы ещё причину такой страстной ненависти к себе. Кого и чем я могла так достать, что он решил извести меня?

Я порылась в памяти, пытаясь откопать в ней хоть какие-то крупицы воспоминаний, которые помогли бы найти ответ. Ничего путного я там, конечно, не обнаружила и вскоре бросила это бесполезное занятие. Да и что можно было откопать, если я ничего не помнила? Абсолютно ничего! Память была девственно чиста, как белый лист бумаги. Последние дни я узнавала жизнь заново. Все мои воспоминания в действительности были и не воспоминаниями вовсе, а историями, которые мне рассказывали окружающие. Я слушала эти рассказы, они ложились на чистый лист моей памяти и превращались в мои собственные воспоминания. Любой, при желании, мог заполнить мою память по своему усмотрению, нужно было только сочинить подходящую историю и как можно убедительнее изложить её мне. Но этих рассказов конечно же было слишком мало, что б воссоздать полную картину моей жизни, их не хватало даже на то, чтобы заполнить пробелы последних дней.

Меня беспамятство очень угнетало, но Глаша была уверена, что это явление временное, вызванное сильным испугом.

- Что-то ты увидала, касатка моя, такое, чего выдержать не смогла. Вот и ушла в себя. Не хочешь ты этого помнить, потому и не помнишь. Но, верь мне, вечно так продолжаться не будет. Наступит миг или событие какое и ты все вспомнишь. Отдохнет твоя головка немного и вспомнишь. - уверенно говорила она.

Мне очень хотелось, чтоб пророчество бабы Глаши сбылось. Вообще-то, сомневаться в её предсказаниях оснований не было. Она слыла отменной травницей, знахаркой и немного колдуньей. Распознавать травы её научила мать, а та получила свое умение от своей матери. В их семье женщины всегда умели лечить травами и заговорами. Слух о необыкновенном Глашином умении шел по всему району. Другая на её месте давно бы поставила дело на поток и деньги лопатой гребла, Глаша же лечила неохотно, помнила, как её бабку уже в весьма преклонном возрасте за знахарство и шарлатанство осудили и по этапу отправили. Сейчас, конечно, времена другие, но страх перед властью по-прежнему жил в ней, поэтому лечила она только самых тяжелых из тех, кто приезжал к ней.

Тяжелым Глаша не отказывала, лечила, но денег не брала. Отмахивалась и говорила:

- Не мой дар, божий! Его и благодарите!

Те, кто приезжал к Глаше, обычно знали об этой её особенности и вместо денег привозили продукты.

Вот и от меня Глаша не отказалась, взялась лечить не только рану на голове, но и душу. Изо дня в день, не уставая и не раздражаясь, она рассказывала, повторяла, уговаривала, увещевала. Я молчала, слушала и... сомневалась. Собственного понимания событий у меня не было, воспоминания отсутствовали, а страх от пережитого делал меня замкнутой и недоверчивой. Глашины доводы звучали, конечно, вполне убедительно, но так ли все обстояло в действительности? Этого я не знала! И сейчас не знаю! Как не знаю я и того, мои ли имя и фамилия значатся в паспорте, который я нашла в кармане вязаной кофты, бывшей на мне в день покушения.

Я протянула руку, достала паспорт и принялась разглядывать в предрассветном сумраке. Бодайло Альбина Ивановна, 1968 года рождения. Ну, и сочетание! Имечко-то с претензией, а вот фамилия подкачала! Я прислушалась к себе, стараясь ощутить себя Альбиной Бодайло, но ничего не почувствовала. Имя жило само по себе, а я существовала совершенно отдельно. С таким же успехом я могла бы называть себя Аллой, Татьяной, Викторией или ещё как-то. Не одно из этих имен не казалось мне ни родным, ни привычным. И вообще, Альбина ассоциировалась у меня с белобрысой особой, с бесцветными бровями и ресницами, а фамилия Бодайло вызывала перед глазами образ коренастой фигуры с мощными плечами и необъятной талией. Ничего общего со мной эти образы не имели и я с раздражением задавалась вопросом, чем думали мои родители, нарекая свою хрупкую смуглолицую малютку дурацким именем Альбина. А может у них была неизъяснимая тяга к парадоксам и они меня так нарекли именно из-за моей внешности? По контрасту, так сказать! Мол, родилась смуглянка с черными волосами, а будет зваться Альбиной. Кайф! Хотя, если честно сказать, мне такое объяснение не очень нравилось, потому что выставляло моих родителей полными придурками. Думать так о них не хотелось и я возвращалась к мысли, что имечко не мое и мне его подсунули позднее. Правда, с фотографии на паспорте смотрело мое собственное лицо, но меня это ни капли не убеждало. Подозрительность настолько угнездилась во мне, что я не верила ничему, в частности и тому, что этот паспорт мой.

Когда Глаша в очередной раз начинала мне что-то говорить, я согласно кивала головой, а внутренний голос между тем шептал мне, что все может обстоять совершенно иначе. Он убеждал меня, что может существовать другое объяснение всему происшедшему, а тогда и паспорт с моей фотографией, и рассказы бабы Глаши, и даже она сама-всего лишь плод чьей-то злой воли. Он нашептывал мне, что ничего нельзя принимать на веру, ведь пользуясь полным отсутствием памяти, мне можно рассказать любую байку. Не знаю, почему мне в голову приходили такие мысли, может я по природе подозрительна и страдаю манией преследования, может это было результатом испуга и невозможности понять происходящее. Я гнала эти мысли прочь, объясняя их следствием травмы головы и расстроенными нервами, но они приходили снова и снова и мешали мне с полным доверием отнестись к бабе Глаше. Иногда верх брал здравый смысл и тогда я задавала себе вопрос: зачем Глаше врать? Разумного ответа не находила и оттого запутывалась в своих рассуждениях ещё больше. Баба Глаша выглядела такой домашней и уютной, так заботливо ухаживала за мной, что, глядя на нее, становилось стыдно за такие черные мысли. Однако, стоило мне остаться в одиночестве, как подозрения опять возвращались. Особенно тяжело приходилось по ночам, когда, лежа без сна, я скрупулезно перебирала их в голове, пытаясь разобраться в своих сомнениях и понять, что же я могу принимать, как истину. После долгих мучений, я, в конце концов, пришла к выводу, что могу доверять только тому, что знаю наверняка. А так как единственное, в чем я могла быть твердо уверена, так это в том, что жива и ничего не помню, то именно от этого я и решила отталкиваться в своей новой жизни.

Но теперь, после событий минувших дней, слова бабы Глаши приобретали черты грозной реальности. От одной этой мысли стало тоскливо и жалко себя до слез. Захотелось уткнуться носом в уютную жилетку и вволю выплакаться, но я точно знала, что такой жилетки в природе не существует, каждый выкарабкивается в одиночку. Так же хорошо я понимала бесполезность слез, да и мне ли, не одну ночь проплакавшей в подушку от бессилия и обиды, не знать этого! Нет, я уже уяснила, что горю помогают не слезами, а действием, поэтому упрямо тряхнула головой и громко сказала:

- Хватит хныкать, делом займись! Сидя на полу, много не узнаешь! Ну-ка, быстренько собирайся и дуй к Стасу!

Как ни странно, собственные слова подействовали на меня ободряющеюще, я смахнула слезы, вскочила на ноги и принялась с энтузиазмом растаскивать баррикаду.

Времени это заняло много, особенно долго пришлось потеть над развязыванием узлов. Накануне, я со страху затянула их на совесть, совершенно не думая о том, что утром нужно будет распутывать. Оттащить в комнату кресла и посуду труда не составило, а вот тумбочку я решила на привычное место не возвращать. Посчитала нецелесообразным попусту надрываться и тащить эту тяжесть в комнату, если потом опять придется возвращать её назад. В общем, приткнула этот неподъемный предмет меблировки в прихожей возле стены и утешила себя тем, что, гостей принимать не собираюсь, а сама, ввиду своей необыкновенной худобы, легко протиснусь в любую щель.

Мебель по местам я расставила и узлы распутала, а квартиру, тем не менее, покинула через черный ход. Предполагала, что у подъезда меня могут сторожить, а это был, хоть и ничтожный, но шанс удрать незамеченной. Добежав проходными дворами до улицы, тормознула частника и объяснила, куда ехать.

На углу Весенней вышла из машины, попросила подождать немного и зашагала в сторону магазина одежды. Я решила забрать свои вещи. Не дело это, бросать на ветер добро, за которое деньги плочены, да и сменная одежда нужна, не ходить же изо дня в день в одном и том же.

Была уверена, что в нем меня встретят без особой приветливости и потому приготовилась к небольшому скандальчику, но все обошлось мирно. Давишняя продавщица сразу узнала меня и без возражений извлекла из подсобки пакеты. Я рассыпалась в благодарностях, она ответила мне кислой улыбкой, после чего я покинула магазин и через несколько минут уже ехала к дому Стаса.

Глава 9

Дверь открыла Мария Ефимовна с покрасневшими глазами и опухшим от слез лицом.

- Что случилось? - выдохнула я.

Первое, что пришло на ум при виде заплаканой тети Мани, было страшное подозрение, что у похитителей неожиданно изменились планы и они убили девочку.

- Галя погибла. - всхлипнула тетя Маня.

Я так была поглощена мыслью о возможном несчастье с ребенком, что не сразу сообразила о ком идет речь. А когда до меня дошло, выпалила:

- Когда?

- Позавчера вечером. - проговорила Мария Ефимовна и эти простые слова послужили толчком к новым рыданиям. Она залилась слезами, а я совершенно неожиданно для себя шагнула вперед, обхватила её обеими руками и крепко прижала к себе. Старушка уткнулась лицом мне в грудь и перемежая слова бурными всхлипываниями, запричитала:

- Как же я теперь её матери в глаза смотреть буду? Она ведь мне её доверила! Думала, здесь дочке лучше будет! А её здесь убили! Не уследила я! Я ведь даже не знала, что Галя из дома ушла. Она мне сказала, что к себе идет, а я и поверила! Если б знала, что она на ночь глядя гулять собирается, не пустила бы. А она так тихо из дома ускользнула, что никто и не заметил! А ведь в тот вечер все дома были. И Стасик, и Костя, и Кристина. Даже Юлечка неожиданно приехала и осталась ночевать! И никто не заметил, как она ушла!

Мне было искренне жаль тетю Маню, хотелось утешить её, вот только, к сожалению, не было у меня в запасе ни подходящих слов, ни умения. Я грустно подумала, что меня саму, наверное, никто никогда не жалел, вот я и получилась такая неуклюжая. Не зная, что предпринять, я покрепче прижала её к себе одной рукой, а второй стала гладить по спине и бессвязно бормотать:

- Ну-ну, перестаньте. Успокойтесь... нет тут Вашей вины. Не виноваты Вы ни в чем. Она была уже взрослая девушка, поступала, как считала нужным. Не могли Вы за ней уследить и от беды уберечь..

Я ещё много чего бормотала и в конце концов это бормотание сделало свое дело. Рыдания потихоньку стихали, всхлипывания становились реже, Мария Ефимовна постепенно успокоилась. Я разомкнула руки и сказала:

- Не вовремя я явилась, поеду лучше домой.

В ответ тетя Маня вцепилась в меня и принялась с жаром уговаривать:

- Не уезжай! Останься! Ведь будут звонить по поводу Поленьки. Стасик нервничает, от наших помощи никакой. С молодых спрос маленький, а жена у него - вертихвостка. А ты поддержишь его, советом поможешь. Ты умница и голова у тебя светлая.

Насчет ума и светлой головы она, конечно, погорячилась. Ум, если и имелся, то только ввиде остатков, но сообщать об этом тете Мане я не собиралась и быстро перевела разговор на другое:

- Стас где?

- В городе. Может на работе, а может с милицией разбирается. Ты есть хочешь?

Я отрицательно покачала головой и пошла наверх.

Дверь в комнату Кости была распахнута, а сам он ссутулившись сидел перед компьютером и неотрывно смотрел на мигающий монитор. Заслышав шаги за спиной, оглянулся и неприветливо бросил:

- Вернулась? Я уж думал, ты навсегда исчезла!

Я сделала вид, что не заметила его настроения и спросила:

- Что у вас тут приключилось? Что за дикая история с Галей? Расскажи поподробнее.

- А сама не в курсе? - хмыкнул Костя.

- Откуда? Меня же здесь не было! Я домой ездила.

- Ну, мало ли! Раз тебе известно, что её убили, значит и подробности можешь знать!

- Про её гибель мне тетя Маня несколько минут назад рассказала. При этом так рыдала, что было не до подробностей.

Константин кивнул:

- А, ну да! Тетя Маня здорово убивается. Весь день плачет и себя во всем винит.

- Дурацкие обвинения! Она в чем виновата? Галя взрослая девушка была...

- Конечно, дурацкие! - согласился он, задумиво посмотрел на меня и спросил: А Галкина смерть не дурацкая? Зачем нужно было её убивать? Кому она мешала?

Мне совсем не интересно было слушать пустые причитания по поводу происшедшего и я бесцеремонно прервала его:

- Как её убили?

Он запнулся на полуслове, потом сухо ответил:

- Ударили шилом в шею и оттащили в кусты. Ее нашли два пенсионера. Пошли рыбачить на зорьке и на берегу, недалеко от причала наткнулись на тело.

- А со следами что?

- Нет ничего. Собака не взяла. Очевидно, убийца вошел в воду, прошел вдоль берега и в другом месте вышел.

- Понятно. - неопределенно протянула я и побрела к себе.

Войдя в комнату, завалилась на кровать, закинула руки за голову и принялась пялиться в потолок.

- Надо же, Галю убили! И именно возле причала! А ведь я слышала, как она договаривалась об этом свидании и про причал слышала. Еще решила, что в комнате прячется Костя и посмеялась над их детскими тайнами.

Я наморщила лоб, пытаясь вспомнить, с чего взяла, что здесь замешан Костя.

- Я ведь не видела, с кем в действительности разговаривала девушка. Из тех нескольких фраз, что удалось уловить, ничего понять было невозможно. По сути, Галиным собеседником мог быть как мужчина, так и женщина. А образ Кости возник в голове только по ассоциации с причитаниями Марии Ефимовны по поводу якобы любовных страданий её подопечной. Но, если хорошенько подумать, то поведение девушки не укладывается в рамки амурной истории. Она была так напугана, что причина должна быть посерьезнее, чем банальная любовная связь с последствиями, пусть даже соблазнителем является хозяйский сын. А что такого страшного могло произойти в жизни девушки, приехавшей из глухой деревни и почти не покидающей пределов элитного загородного поселка? Только похищение девочки! Может Галя была соучастницей? Нет, это вряд ли. А вот невольно что-то узнать она вполне могла. Интересно, она была здесь в день похищения? Стас говорил, что в доме была только Юля. Однако, он мог просто не принимать прислугу во внимание. Нужно будет как-то ненавязчиво расспросить у домашних.

И тут вдруг меня осенило:

- Господи, так ведь я сама и считаюсь этой похитительницей! Как я могла забыть? Совсем из головы выпало! Что ж тут удивляться, что девчонка буквально цепенела от страха при виде меня. Только ведь я её не убивала! Меня саму чуть не прикончили! Так, так, так! Минуточку!

Я попыталась ухватить мелькнувшую мысль.

- Значит, что получается? Галю убивают поздно вечером в тот день, как я подслушала разговор. А в меня стреляют вечером следующего дня! Выходит, человек, причастный к похищению, убирает неугодных свидетелей и я права, подозревая, что Галя что-то знала об этом преступлении? Но если она была свидетелем, значит и я только свидетель? Не факт! Я могла быть и главным действующим лицом, только забыла об этом. А сообщники помнят, и потому хотят избавиться от меня. Выходит, Стас прав, когда обвиняет меня в похищении дочери! И вот почему мне все так знакомо в доме. Я жила здесь некоторое время.

Последняя мысль вогнала меня в тоску и я приуныла.. Но в следующее мгновение появилась другая и я ухватилась за нее:

- А почему обитатели дома меня не помнят? Нет, тут что-то явно не стыкуется! Ладно, отложим пока эту часть проблемы в сторону, все равно сейчас ни до чего не додумаешься. Интересно другое! Галя уславливалась о встрече с человеком, который находился в комнате. Я его не видела и не знаю, кто именно там был, но нет сомнений, что это член семьи. Постороннему человеку в дом не пробраться. Значит, кто-то один из этой милой семейки организовал похищение и собирался получить деньги, как вдруг очень не кстати в дом явилась я. Думаю, это был неприятный сюрприз для него. Похититель испугался, что я поломаю все планы и предпринял попытку избавиться от меня.

Я завозилась на постели, пытаясь собрать вместе расползающиеся мысли.

- Вообще-то это не первая попытка! Убрать меня пытались и раньше, просто я, как фальшивая монета, появляюсь снова и снова... Но интересно не это, а то, что Галю убили только сейчас. Не означает ли сей факт, что она была одним из главных действующих лиц, ей доверяли, её не боялись и потому не трогали? А вот я была просто свидетелем, опасным и ненужным! Именно поэтому меня пытались убить! Когда же я неожиданно появилась в доме, Галя начала нервничать. Организатор испугался, что она не выдержит и выдаст себя, вот и убрал ее...

Ох, все это лишь мои домыслы. Была девушка соучастницей или просто о чем-то догадывалась, теперь уже не узнаешь. Галя мертва.

Я зашла в своих рассуждениях в тупик и пригорюнилась. Идея сделать Галю одной из главных злодеек мне очень нравилась, вот только фактов недоставало. Тут мне пришла в голову неожиданная мысль, я вскочила с кровати и бегом кинулась в соседнюю комнату. Костя по прежнему сидел перед компьютером и мое стремительное появление его изрядно удивило.

- Костя, Галя была в доме в день похищения? - выпалила я с порога.

Мой вопрос его явно озадачил:

- Ты-то почему об этом спрашиваешь? Странно как-то...

Я нетерпеливо мотнула головой:

- Так была или нет?

- Была.

- Отлично. - выдохнула я. - А жила она где? Покажи мне её комнату.

- Чего ты добиваешься? - сухо проронил Константин, не двигаясь с места.

- Ничего, просто хочу посмотреть.

Он внимательно глянул на меня и процедил:

- Гали уже нет. Может, оставишь её в покое?

- Не могу. - отрезала я. - Показывай комнату.

- Хорошо. - неожиданно легко согласился он.

Я ожидала, что он пойдет к той комнате, возле которой я видела Галю последний раз, но он повернул в противоположную сторону.

- А разве она жила не там? - кивнула я на интересующую меня дверь.

- С чего ты взяла? - прищурился Костя. - Там гостевая спальня. Круглый год стоит пустая.

Галина комната находилась в дальнем конце коридора и выглядела крайне скромно. Кроме узкой кровати, стенного шкафа и туалетного столика с зеркалом в ней ничего не было.

- Вот, пожалуйста. Любуйся. - сказал мой спутник, широко распахивая дверь.

Я вошла и остановилась посредине, не зная, что делать дальше. Костя же прислонился плечом к стене и принялся с интересом наблюдать за мной. Его глаза ехидно щурились, на губах блуждала насмешливая усмешка и по всему видно было, что к парню вернулось его обычное слегка пофигистское настроение.

- Думаешь, после неё остались какие-то улики? - хмыкнул он. - Зря стараться будешь, здесь уже милиция побывала.

Такая мысль мне и самой пришла в голову, но природная настырливость не позволяла сдаваться без боя и я упрямо набычившись шагнула к шкафу. Он был почти пуст, лишь несколько дешевеньких платишек сиротливо висели на плечиках. Большая часть их, судя по разумной длине и фасону, была привезена из дома, а вот мини юбка из кожзаменителя и кургузый сарафан из того же материала скорей всего приобретались уже в городе и были данью моде. На полках, кроме небольшого количества белья, тоже ничего не было и я в раздражении захлопнула дверцы.

- Я же тебя предупреждал, что ты здесь ничего не найдешь. - ехидно промурлыкал Костя.

Я обратила на его слова ноль внимания и нетерпеливо оглянулась вокруг. Честно говоря, искать больше было негде. На туалетном столе беспорядочно валялась дешевая бижутерия и косметика, но они для меня интереса не представляли. Оставалась ещё аккуратно заправленная кровать с кипой потрепаных журналов на покрывале. Под насмешливым взглядом Константина я начала пролистывать один журнал за другим и нетерпеливо отбрасывать в сторону. Это были "Космополитен" и "Бурда" годичной давности, изрядно затертые и измятые. Один журнал оказался толще других. Я нетерпеливо тряхнула его и на покрывало посыпались разноцветные вырезки из газет и журналов. Там были и советы по уходу за лицом, и заметки их жизни кинозвезд и фото импортных автомобилей. В общем, всякий хлам, который любят собирать юные девушки, мечтающие о красивой жизни. Среди этих беспорядочных вырезок лежала половинка страницы, вырванной из школьной тетради. На нем круглым, почти детским почерком были в столбик выписаны адреса магазинов. Я пробежала их глазами и удивленно вздернула брови. Это были сплошь магазины одежды и парфюмерии, причем московские и очень дорогие. Я дочитала список до конца, машинально заглянула на обратную сторону листка и увидела, что это начало какого-то письма.

"Дорогая доча! Письмо и деньги получили, за что большое спасибо. Хорошо, что не забываешь родителей, которые не жалели сил, растили тебя, кормили и одевали. Деньги пришлись очень кстати, теперь купим корма корове на зиму, мне осенние сапоги и отцу что-нибудь. Конечно, на все, что нужно, тех денег не хватит, поэтому в следующем месяце пришли побольше. Маня говорила, что жалование у тебя не маленькое, так ты там не трынькай деньгами попусту, а копи помаленьку. Копеечка к копеечке и рублик будет. А те большие деньги, про которые ты пишешь, что вскорости получишь, я ..."

На этом месте листок был оторван и что за деньги имелись в виду понять было невозможно. Я раздраженно смотрела на обрывок:

- Ну, надо же! Пол страницы исписано всякой глупостью, а на самом интересном месте - оторвано!

- Нашла что-то стоящее? - раздался голос над ухом.

Это неслышно подошел Костя и теперь с любопытством заглядывал мне через плечо. Я сунула ему в руки злосчастное письмо и выскочила из комнаты.

Мария Ефимовна стояла возле стола и месила тесто.

- Тетя Маня, милиция Галину комнату осматривала? - с порога выпалила я.

Она не сразу поняла, о чем я спрашиваю, но потом с запозданием кивнула:

- Осматривала! Конечно, осматривала!

- А журналы, что там лежат, она видела?

- Журналы? Нет, я их потом наверх отнесла. Они здесь на кухне валялись. А в чем дело?

Я пропустила вопрос мимо ушей и задала следующий вопрос:

- А ещё бумаги были?

- Да нет! Сама подумай, какие у девчонки бумаги? Вот только эти журналы.

- Понятно. - кивнула я и вышла.

- Да в чем дело? Скажи толком! - донеслось мне вслед, но я не стала задерживаться и побежала вверх по лестнице.

Оказавшись в своей комнате, быстро разделась и юркнула в постель. Мысли вертелись вокруг злополучного письма. Надо же, как неудачно сложилось! Оторвано на самом интересном месте, а ведь там содержалось что-то важное. Похоже девушка ждала прихода больших денег и даже домой об этом написала. Постепенно мысли ползли все медленнее, стали путаться, глаза закрылись и я незаметно для себя заснула.

Я стояла на переходе и ждала, когда зажжется красный свет. Мне нужно было попасть на автобусную остановку, видневщуюся на противоположной стороне. Наконец, поток машин замер, я стала неспешно пересекать улицу, как вдруг мой взгляд случайно наткнулся на белое, перекошенное лицо водителя синего "Форда". Я замерла на месте, недоумевая, что это могло так его напугать. В замешательстве стала озираться, выискивая причину, но вокруг было спокойно. Тут загорелся зеленый, водители дружно загудели, требуя освободить проезжую часть, я сделала огромный прыжок и оказалась на тротуаре. Машины сорвались с места и понеслись вдоль улицы, а вместе с ними и перепуганный насмерть водитель синего "Форда".

Картинка исчезла и, как это часто бывает во сне, в следующий миг я оказалась совсем в другом месте.

Теперь я стояла на обочине широкой трассы, по которой потоком шли машины. Одна за другой, они проносились мимо, взбирались на громаду моста, вздымавшуюся вверх справа от меня, и уносились по ней в даль. По обе стороны дороги высились кирпичные четырехэтажки, облупленный вид которых наводил на мысль, что они были построены во времена царя Гороха, ни разу с тех пор не ремонтировались и теперь подлежали немедленному выселению. За спиной у меня, дессонируя с общим пейзажем, сверкал стеклами новомодный павильон с вызывающей надписью: "Мини супермаркет. Продукты из Европы. 24 часа в сутки. Без перерывов и выходных". Я скептически хмыкнула, дивясь фантазии русского человека, умудрившегося соединить в одной строчке два таких несовместимых слова, как "мини" и "супермаркет", и пошла к ближайшему дому. Он числился под номером 387, следующий был 389. Решив, что двигаюсь в правильном направлении, я побрела по улице, разделяющей жилой массив и мост. Нужное мне здание стояло прямо против центральной секции моста и его последний четвертый этаж находился как раз на уровне проезжей части. Я удрученно покачала головой, сочувствуя жителям несчастливого дома и особенно тем, кому не повезло жить на последнем этаже.

Заглядывая в каждую парадную и просматривая номера на почтовых ящиках, выяснила, что нужная мне квартира находится в третьем подъезде. Стала медленно подниматься по лестнице, выискивая взглядом цифру 37. Искомую дверь обнаружила только на последнем этаже и застыла перед ней, оттягивая тот момент, когда нужно будет, наконец, решиться и войти внутрь. Делать это мне почему-то не хотелось, но и топтаться на площадке казалось опасным. В любой момент мог появиться какой-нибудь чересчур разговорчивый сосед или не вмеру любопытная соседка, а я от такой встречи ничего хорошего не ждала. Неохотно достала из пакета плотно увязанный узелок, извлекла из него ключ и вставила в замочную скважину. Он вошел как родной, легко провернулся и после двух поворотов дверь распахнулась. Я удивленно хмыкнула, быстро переступила порог и замерла, настороженно прислушиваясь. Сердце бешено колотилось, а душа от страха ушла в пятки. Казалось, сию минуту кто-нибудь обязательно выйдет мне навстречу и сурово поитересуется, что это я здесь делаю. Конечно, волновалась я зря, в квартире никого не было и из комнаты никто не вышел, что было вполне естественно. К сожалению, умом я понимала это, а вот сердце ничего понимать не хотело и продолжало трепыхаться. Я тихо выругалась сквозь зубы, кляня расшатанные нервы и свою излишнюю впечатлительность, перевела дух и насторожено огляделась вокруг.

Я стояла в узком коридорчике, оклеенном блеклыми обоями в мелкий цветочек. На стене, прямо напротив меня, висело круглое зеркало без рамы и в нем отражалась девица весьма странного вида. Я посмотрела на неё и она мне не понравилась. Вид тощей фигуры, исхудалого лица и зеленых, горящих лихорадочным блеском глаз вызывал смешанное чувство недоумения, раздражения и страха. Сердито нахмурившись, отвернулась в сторону, что б только не видеть её. Коридор был настолько узким, что достаточно было сделать один шаг и уже можно было коснуться рукой противоположной стены. В длину он был не намного больше, ну, пять-шесть шагов от силы. Слева виднелась дверь стенного шкафа, справа был вход в комнату, а передо мной, рядом с зеркалом, находился проход в кухню. Все было таким маленьким, узким, потолки были такими низкими, что возникало тягостное ощущение, будто тебя заключили в тесную клетку.

Я кинула пакет с жизнерадостными матрешками на пол, вздохнула и двинулась по коридору в направлении кухни. По пути мимоходом распахнула дверь туалета и обнаружила клетушку, в которой, кроме как для унитаза, ни для чего больше места не было. Не лучше оказалась и ванная комната: раковина, зеркало, под ним стеклянная полочка с какими-то флаконами и ванна, расчитанная на человека значительно ниже среднего роста. Стены оклеены синей клеенкой в белую ромашку. Очень мило и очень убого.

Кухня была под стать остальному и я только мельком её оглядела, развернулась и пошла в комнату.

Как и следовало ожидать, она была ничуть не лучше кухни. Единственное, что порадовало, так это наличие штор на окнах. Я машинально отметила про себя, что если их задернуть, то хоть моста видно не будет. Мебели было немного и вся она была куплена в шестидесятых годах. Полированные бока, раскоряченные ножки, наподобие козьих, потертая красно-зеленая обивка-все, вместе взятое, производило тягостное впечатление нищеты и заброшенности. Я рассеянно провела пальцем по столу, посмотрела на серый комок пыли и громко сказала:

- Судя по количеству грязи, здесь не убирали, по крайней мере, месяца два.

Подошла к тахте, опустилась на неё и подперла голову рукам.

- Ну и конура! Неужели это и есть моя квартира? - грустно подумала я и это давала себя знать та часть моей души, которая отличалась мягкостью, крайней уязвимостью и склонностью к меланхолии.

- Еще чего! Да не могла я жить в этой халупе! Не моя это хата! моментально взбунтовалась другая часть моего характера, отличительной чертой которой были вспыльчивость, решительность и даже некоторая агрессивность.

- Отчего ж не твоя? Еще как твоя! Так и в паспорте указано! - ехидно возразила я самой себе. - А не веришь документу, так осмотри все вокруг. Авось и найдешь следы своего пребывания. Разве не за этим ты сюда прибыла?

Эти мысли подстегнули меня и я вскочила на ноги, горя желанием незамедлительно осмотреть все укромные уголки. Аболютное отсутствие самых элементарных знаний о самой себе мучали меня, хотелось найти хоть что-нибудь, что прольет свет на мою биографию, а если повезет, то и даст нить к разгадке всему произошедшему со мной.

Поиски решила начать со стенного шкафа. В этой крохотной квартире он был единственным местом, где среди хозяйственной рухляди можно было спрятать компрометирующие материалы и улики. При условии, что они существовали, конечно!

Я щелкнула выключателем, под потолком загорелась лампочка и в тусклом свете стало видно, что никакой это не шкаф, а небольшая коморка, приспособленная под кладовку. Вдоль одной стены на деревянных вешалках располагались пальто, плащи, куртки. Все старое, поношенное и давно вышедшее из моды. На остальном пространстве громоздились чемоданы и картонные коробки, покрытые толстым слоем пыли и оттого выглядевшие очень непривлекательно. Прикасаться к ним не хотелось, но я пересилила себя и принялась добросовестно просмотривать весь этот хлам. Коробки были забиты старыми книгами, преимущественно школьными учебниками, и предметами домашнего обихода. Я принялась выуживать одну вещь за другой и внимательно разглядывать все, что попадало в руки. Чего там только не было! Например, я натолкнулась на коробку, до верху заполненную лекарствами. Все эти пузырьки, коробочки и пакетики были очень старыми, с просроченным сроком годности и пожелтевшими от времени этикетками. За этой коробкой последовала другая с немыслимым количеством пустых флаконов от духов и баночек из под кремов. В третьей было найдено два фена для сушки волос, причем оба очень старые и похоже сломанные, пластмассовые бигуди, несколько расчесок с отсутствующими зубьями и платяная щетка. Я безнадежно смотрела на гору старья на полу и с тоской думала, что ничего похожего на то, что я искала, там и близко не было. Совершенно отчаявшись, запустила руку внутрь последней коробки. Это был скорее жест отчаяния, чем разумный поступок, но он, как ни странно, принес свои плоды. На самом дне обнаружился маленький альбом с фотографиями. Затаив дыхание, открыла его и стала рассматривать одно фото за другим. По мере того, как я перелистывала плотные страницы, во мне нарастало разочарование. К сожалению, альбом, как и все остальные вещи, был старым и все фотографии относились к давно ушедшему времени. На меня глядели мужчины в двубортных костюмах и широкополых шляпах, женщины с прическами "валиком" и в платьях с подложными плечами, девочки в белых школьных фартуках и маленькие мальчики в матросках. На большей части снимков были изображены компании, весело улыбающиеся в объектив и тянущиеся друг к другу бокалами. Я вытаскивала каждую фотографию, в надежде найти на обороте какую-нибудь надпись, но старалась я напрасно-там ничего не было. По всему выходило, что все эти снимки отношения к нашим дням не имели и помочь в моих поисках не могли. Я вздохнула, последний раз глянула на фотографии и резко захлопнула альбом. Не могу сказать, что неудачное начало поисков совсем не огорчило меня. Конечно, огорчило, но желание разузнать правду о собственном прошлом не отбило, напротив, укрепило ещё больше. Внутри поднималось глухое упрямство, яростное желание идти до конца и злость на своих неизвестных недругов.

Наскоро собрав разбросанные по полу вещи и сунув их назад в коробки, перешла к чемоданам. К сожалению, они меня тоже не порадовали, в них хранилась старая одежда и обувь. Я потратила много сил на разборку вещей, но самое интересное нашла совершенно случайно.

За одной из вешалок в стене оказалась узкая дверь, заложенная массивным засовом. Я никогда бы её не обнаружила, если бы мне в голову не пришла мысль проверить карманы всех этих пальто и курток. В карманах ничего стоящего не было, а вот дверь меня заинтересовала. Я сдвинула одежду в сторону, отомкнула засов и потянула створку на себя. В следующую минуту я уже стояла на верхней площадке черного хода. Что эту лестницу жильцы дома не один год используют, как склад ненужных вещей, было ясно с первого взгляда. Она вся была заставлена старьем, которое хозяева уже не хотели держать дома, но по какой-то, только им известной причине, решили не выбрасывать на помойку. Здесь было все, начиная от поломанного платяного шкафа и старого кресла с рваной обивкой до тазов, кастрюль, лыж и ржавого двухколесного велосипеда. Наличие второго выхода мне очень понравилось, так как обеспечивало возможность незаметного исчезновения из квартиры в случае опасности. Решив проверить, куда выходит дверь подъезда, я начала спускаться вниз, осторожно лавируя между нагромождением предметов, стараясь не задеть их и не обрушить на себя. Вещей было так много, что любое неловкое движение грозило вызвать обвал и погрести под горой вторсырья.

С непростой задачей я справилась успешно, до первого этажа добралась без происшествий и вскоре стояла перед массивной облезлой дверью, запертой на длинный металлический крюк. Поднатужившись, я откинула запор, налегла на дверь и она с большой неохотой отворилась. Осторожно высунув голову из двери, я с удовлетворением обозрела окрестности, пришла к выводу, что пути для отступления очень удобные и опять нырнула назад.

Вернувшись в квартиру, остановилась в дверях комнаты и критическим взглядом оглядела её. Мест, где можно было бы поискать документы, фотографии или какие-либо другие не менее интересные предметы, было не много: платяной шкаф, сервант да тумбочка. Прикинув в уме, где вероятнее всего могут храниться нужные мне вещи, я распахнула дверки тумбочки. Она оказалась до верху забитой постельным бельем с жирными штампами "Детская горбольница".

- А ты, оказывается, ещё и подворовываешь по-маленькой. - хмыкнула я, перешла к серванту и начала методично в нем шарить. Мне снова не повезло и ничего, кроме постельного белья, скатертей и полотенец, я не обнаружила. Теперь оставалось только одно место, где ещё можно было искать. Упрямо закусив губу, я принялась осматривать одну полку за другой. Две из них были заняты нижним женским бельем, причем, на одной лежало, хоть и чисто выстиранное, но довольно дешевое, сильно поношенно, и даже кое-где заштопанное. Вещей на другой полке было мало, но они разительно отличались, как своим качеством, так и новизной. Все было дорогим, преимущественно шелковым, отделанным плотными кружевами. Поддев кончиком пальца воздушные трусики, глянула на этикету. Иш, ты! А белье-то у нас от Hanro! Его присутствие никак не вписывалось в окружающую обстановку и выбивалось из общей картины. То же самое наблюдалось и на следующих двух полках. Одна была забита дешевыми свитерами и пуловерами, а на другой сиротливо лежали две кофты тонкой шерсти и небрежно скомканная шелковая блузка. Странный набор поражал своим несоответствием, рождал в душе чувство тревоги, вызывал ощущение, что ещё немного и все прояснится. Я замерла на секунду, надеясь, что вот-вот придет озарение, но вместо него пришла головная боль. Я разозлилась и резко захлопнула дверцу шкафа. Дополнительные отрицательные эмоции мне были ни к чему, хватало тех, что уже имелись в наличии.

Перешла к тому отделению, где висела одежда, и широко распахнула створки. Глазам предстал ряд аккуратно развешенных на плечиках женских нарядов. В основном, там были старомодные костюмы и строгие блузки, летней одежды было мало. Мужская одежда в шкафу отсутствовала. Это наводило на мысль, что хозяйка живет одна. А дружок если и был, то приходящий. Своих домашних тапочек и одежды он в этой квартире не держал. Ну, что ж! Так оно и лучше! По крайней мере, меньше шансов услышать неожиданный звонок в дверь и увидеть на пороге незнакомого джентельмена, с которым придется выяснять отношения.

- Интересно, кем ты работаешь, красавица? Служишь кастеляншей в детской больнице? Или трудишься врачом? - задумчиво пробормотала я, осторожно проводя рукой по ровному ряду платьев и костюмов. Неожиданно для себя, вдруг наклонилась и понюхала одежду. Она ещё хранила слабый аромат духов, который я, как не напрягала память, припомнить не смогла.

Я перебирала наряды в шкафу, осторожно прикасаясь то к одному платью, то к другому и в то же время внимательно прислушивалась к себе. Надеялась уловить внутри хоть какой-то отклик на происходящее, почувствовать хоть что-то, что натолкнет меня на разгадку странных событий, но в моей душе ничего не шевельнулось. Подивившись странному поведению собственного подсознания, которое напрочь отказывалось помогать в расследовании, я усмехнулась и подумала:

- Ну, не хочешь и не не надо. Без тебя обойдусь! Вот сейчас займусь проверкой карманов. Кстати, очень полезная вещь! Часто приносит положительные результаты! Люди кладут в карманы разные пустяки и забывают о них, а потом их находят другие люди и они превращаются в важные улики.

Подумала и замерла с поднятой рукой, пораженная ходом собственных мыслей. Откуда у меня это? Откуда я знаю, что нужно обыскивать чужие карманы и это часто приносит неожиданные находки? Чем это таким я занималась в той жизни, которая теперь скрыта от меня?

Я торопливо захлопнула дверцы, отгораживаясь от неприятных мыслей, и оглядела комнату, прикидывая в уме, что ещё можно предпринять. Единственным необследованным местом оказался верх шкафа. Решив не тянуть, притащила из кухни табуретку и взгромоздилась на нее. Мой немалый рост плюс высота табуретки, позволили вполне спокойно заглянуть наверх, но кроме нескольких, покрытых толстым слоем пыли, газет, там ничего не было. Факт, несомненно, грустный, значительно лучше было бы, если б там лежало мое полное жизнеописание, желательно в толстом переплете, с золотым теснением и дарстственной надписью составителя. К сожалению, об этом оставалось только мечтать, а действительность наградила меня только пачкой пожелтевших газет. Я сгребла их, намереваясь просмотреть, и спрыгнула на пол.

- Спору нет, квартира производит странное впечатление. Я обшарила её с верху до низу и не обнаружила ни одной бумажки с какой-нибудь, хоть самой пустяковой, записью. Я уж не говорю о письмах, дипломах, документах. В общем, о всех тех бумагах, которые наличествуют в каждом доме. Разве так бывает в нормальных квартирах? Обычно, всякого рода справки и свидетельства копяться годами и у хозяев вечно не доходят руки их выбросить. А тут такое впечатление, будто нарочно убрали все, что может рассказать о владельце.

Держа газеты в вытянутых руках и стараясь не испачкаться, я протопала на кухню, стала посредине и громко заявила неизвестно кому:

- Меня это не остановит! Я докопаюсь до истины и всех выведу на чистую воду!

Конечно, со стороны мое поведение выглядело крайне глупо. В квартире я была одна, никто не мог меня услышать, да и обращалась я неизвестно к кому, но, высказав вслух собственные мысли, я отвела душу. Почувствовав облегчение, оглянулась в поисках мусорного ведра и обнаружила его под раковиной. Швырнула газеты на пол и начала методично рвать бумагу на мелкие куски. Педантизм сродни занудству, и то и другое качество симпатии не вызывает, но в том случае оно сыграло свою положительную роль. Только благодаря ему я нашла конверт с деньгами, а ведь могла просто выбросить пыльные газеты и никогда не узнать, что среди них лежали деньги. Целая тысяча долларов! Пачечка бумажек прелестного нежно-зеленого цвета! Сумма, в моем положении, просто фантастическая! Я моментально поняла, что это подарок судьбы и деньги следует начать тратить немедленно. Раз это шальной дар Фортуны, то и расставаться с ним надо легко и широко, иначе судьба обидится на сквалыжничество и отвернется навсегда.

В этом месте я проснулась. Обвела взглядом комнату, поняла, что нахожусь в доме Стаса и разочарованно хмыкнула. Ну, надо же, такой хороший сон и прервался на самом интересном!

В доме стояла тишина. Похоже, завалившись накануне спать спозаранку, я теперь встала ни свет, ни заря. Хозяева ещё мирно почивали и мне, дожидаясь их пробуждения, придется провести несколько часов, валяясь на кровати и изнывая от нетерпения. Этим утром должны были звонить похитители. Я чувствовала, что период неопределенности подходит к концу и в ближайшие дни должны произойти события, которые кардинально изменят ситуацию и прольют свет на истинное состояние дел. Я очень надеялась, что, как только пойму, что же в действительности происходит, ко мне вернется память.

Когда из кухни стало доносится слабое позвякивание посуды, я обрадовавшись, что есть хоть одна живая душа, с которой можно скоротать время до заветного звонка, быстро привела себя в порядок и бегом спустилась вниз. У плиты возилась Мария Ефимовна. Выглядела она неважно, похоже, ночь провела без сна и в слезах. Однако, не даром говорят, что натуру изменить нельзя. Увидев меня, слабо улыбнулась и тут же принялась командовать:

- Встала уже? Умница! Садись за стол, кормить тебя буду. С утра стою у плиты, блины жарю, а есть некому. Бери мед, сметану! Сейчас кину тебе на тарелку пару блинов прямо с пылу, с жару.

При одном взгляде на её добродушное лицо у меня поднялось настроение, а в голове мелькнула завистливая мысль, что бывают же на свете такие счастливцы, у которых каждое утро начинается со встречи с подобными тетушками.

- Да я, вроде, не хочу. - слабо возразила я.

- Глупости говоришь! - цыкнула она. - Ешь без разговоров!

Безпричинно улыбаясь, я уселась за стол и принялась с аппетитом поглощать один блин за другим, не забывая при этом вести непринужденный разговор.

- Молодые ещё спят?

- Кристина до полудня из комнаты не покажется, а Стасик уже встал. В кабинете сидит. - откликнулась Тетя Маня, шлепая очередной блин мне на тарелку.

- Ну, как он?

- Переживает. - горестно вздохнула тетка Стаса.

- После завтрака зайду к нему, поговорить надо.

- Зайди, конечно! Может, поддержишь его немного. От родной-то жены ему доброго слова во век не дождаться. Кристина такая, что задаром и на ладонь не плюнет.

Быстро покончив с завтраком, от всей души поблагодарила милейшую Марию Ефимовну и пошла к Стасу.

Кабинет располагался на первом этаже, рядом с лестницей. Постучавшись и услышав в ответ невнятный возглас, посчитала его разрешением войти и толкнула дверь. Стас сидел за письменным столом, но не работал, а мрачно сверлил взглядом стену перед собой. За эти дни он здорово сдал. Мне показалось, что с нашей первой встречи он постарел на несколько лет. Но больше всего мне не понравилось затравленное выражение его лица, в таком состоянии нельзя ввязываться в дело, требующее светлой головы и, самое главное, железных нервов. Решив, что его надо подбодрить, ласково улыбнулась и сказала:

- Вот, зашла проведать тебя и пожелать доброго утра.

Он почему-то мои усилия не оценил, глядел сумрачно и улыбаться в ответ не спешил. Тогда я решила перестать метать перед ним бисер и перейти к делу, ради которого и пришла.

- Сегодня будет второй звонок. Нужно обсудить, как вести разговор. сухо заявила я, без приглашения плюхаясь в кресло напротив него.

- Что тут обсуждать? Спрошу, где можно обменять деньги на девочку и все сделаю, как скажут. Деньги из банка привезу сегодня до обеда. пробурчал он, не отводя взгляда от стены.

- Дурак! - в сердцах выпалила я. - Ну, что ты раскис, как баба! Возьми себя в руки! От того, как ты себя поведешь, зависит жизнь твоей дочери!

Он возмущенно зыркнул на меня, раздраженный моим тоном, но мне его взгляды были по фигу. Главное в тот момент было встряхнуть его и вывести из аппатии.

- Давай обговорим, что ты им скажешь. - настаивала я. - Во-первых, не соглашайся на всю сумму.

Стас открыл рот, собираясь возразить, но я, взмахом руки заставила его замолчат:

- Знаю! Уже слышала! Денег не жаль, ты согласен на все, но дело совсем не в тебе. Нужно оказать на похитителей моральное давление, посеять в них неуверенность, подорвать их веру в себя. И второе, следует убедиться, что девочка у них и жива. Требуй, чтоб прислали её фото. Полю должны сфотографировать с какой-нибудь приметной вещью в руках.

- Это ещё зачем? - спросил он.

Я мысленно выругалась, кляня его тупость, но вслух сказала:

- Если они умные люди, могли подстраховаться, сделать снимок ребенка сразу после похищения, а потом убить его.

Я отлично сознавала, что говорю жестокие вещи, но он должен был понять, что в этом деле нет места мягкотелости. Стас побледенел, но меня это не остановило:

- Что б быть уверенным, что фото сделано именно сегодня, отошли им её игрушку и пусть она будет поприметнее. Например, Петрушку, что лежит в её комнате.

- Откуда ты знаешь про Петрушку? - удивился он, но так вяло, что я готова была его треснуть.

- Видела-отмахнулась я и продолжила инструктаж:

- Времени на разговор у тебя будет мало, так что заранее хорошенько обдумай, что скажешь. Не забудь обговорить условия передачи игрушки.

Как ни странно, мои слова оказали на него желаемое действие, в глазах появился живой блеск, он вышел из состояния прострации и стал напоминать того Стаса, которого я видела несколько дней назад. Порадовавшись за него и за себя, конечно, ведь от исхода этой операции зависело и мое будущее, я немного расслабилась и позволила себе оглядеться вокруг. В частности, посмотрела на стену за своей спиной, с которой хозяин все это время не сводил глаз. Оказывается, он смотрел на картину, что висела прямо против стола. Это был портрет маленькой девочки с очень милым личиком, одетой в легкое платье изумрудного цвета с ажурным белым воротником. Ее голову венчала громадная соломенная шляпа с букетом цветов на тулье. Портрет был очень хорош и писал его мастер высокого класса.

- Вторая половина восемнадцатого века. - машинально прошептала я.

- Разбираешься в живописи? - изумился Стас.

Я была изумлена не меньше его и честно призналась:

- Да нет, вроде! Наобум сказала.

- Наобум, а угадала! Действительно, конец восемнадцатого века. Портрет Екатерины Строгановой. Работа неизвестного мастера. Купил в Москве в художественной галерее, причем задешево. Она мне понравилась тем, что девочка очень похожа на мою Полину.

- Портрет Строгановой? - недоверчиво протянула я. - Ну, не знаю... при продаже картины антиквары часто стараются впарить легенду, что это изображение потомка старинного рода или какой-то знаменитости. Таким образом подогревается интерес к картине, так её легче сбыть с рук.

- Откуда ты это знаешь?! - удивленно спросил Стас, не подозревая, что в этот момент я и сама мучаюсь этим же вопросом. Дйствительно, откуда? Откуда у Альбины Бодайло, учительницы заштатного городишки эти знания и эта уверенность в своей правоте?

Я тяжело вздохнула, отлично понимая, что на эти вопросы, как и на многие другие, ответа у меня нет.

- А может живопись - мое хобби? - подумала я. - Может, меня не удовлетворяла скучная жизнь педагога и в свободное от работы время я увлекалась изучением истории старинных картин? Может это была моя вторая жизнь, о которой никто не знал? Ага, а в своей третьей жизни ты занималась похищением детей. Забыла, в чем тебя обвиняют? - ехидно оборвала я собственные мечтания.

Все то время, что я строила предположения в отношении собственной биографии, я не отрывала взгляда от картины. Она завораживала меня, притягивала к себе, и в то же время от её вида я ощущала смутное беспокойство. Казалось, ещё немного и в голове что-то всколыхнется и всплывет нечто важное, связанное или с картиной или с изображенной на ней девочкой. Ничего я не вспомнила, но голова действительно всколыхнулась, закружилась и начала болеть. Чувствуя, что нужно поскорее выйти на улицу и проветриться, поднялась и пошла к выходу.

Стас тревожно глянул на меня и просительно сказал:

- Не уходи, хочу, чтоб ты рядом была, когда позвонят.

- Голова очень болит, нужно побыть на воздухе.

Он вскочил, распахнул дверь, ведущую прямо в сад, и предложил:

- Посиди там, а нужно будет, я тебя позову.

Я и сама не собиралась пропускать разговор, но просьба была мне приятна и грела душу. Хорошо, когда в тебе нуждаются! Я кивнула и мягко сказала:

- Скоро вернусь, пройдусь немного и вернусь.

Выйдя в сад, я медленно побрела по дорожке, дошла до ближайшей скамейки и тяжело опустилась на нее. Голова кружилась, в висках тупо билась боль. Правда, в этот раз она была слабее чем раньше, но меня мучала не столько сама мигрень, сколько причина её возникновения. Я уже заметила, что она появлялась в те моменты, когда я встревожена или расстроена. А чем меня мог расстроить невинный портрет? Сколько не думала, на ум ничего не приходило и, опасаясь нового приступа, постаралась выбросить все из головы, чтоб отвлечься, принялась смотреть на траву. Тут из кабинета донесся голос Стасика:

- Аня, скоро десять! Возвращайся!

Покорно поднялась и побрела назад. Не успела опуститься в кресло, как на столе зазвонил телефон. Стас поднял трубку и сказал:

- Слушаю.

Голос его звучал твердо и уверенно и я мысленно порадовалась за него. Хорошо, что он сумел взять себя в руки. Выслушав все, что ему хотел сказать неизвестный похититель, Стас очень жестко заявил:

- Прежде, чем говорить о деньгах, давайте обсудим гарантии. Я должен быть уверен, что с девочкой все в порядке. Мне нужна её фотография, причем, сделанная сегодня. Найдите возможность, забрать у меня её куклу и с ней сфотографируйте дочь. Только после получения снимка, я буду вести разговор о выкупе.

Отчеканив все это, он замолчал, зато похититель начал что-то говорить в ответ. Стас выслушал его, бросил короткое "Хорошо" и положил трубку.

- Ну, что? - спросила я, сгорая от нетерпения.

- Хотят, чтоб куклу им передала Юлька. Ровно в час дня она должна положить её на первую скамейку от входа в парке имени 60-летия Октября и уйти. Фото обещали прислать.

- Отлично! Значит, девочка у них и с ней все в порядке. А кто говорил, мужчина или женщина?

- Не поймешь! Говорили шепотом и голос какой-то странный. - рассеянно ответил Стас, усиленно накручивая диск телефона. Безрезультатно набрав несколько раз нужный номер, раздраженно бросил трубку:

- Юльки нет дома. И мобильник не отвечает! Где её только носит с утра пораньше?

- Может она на пути сюда. Обещала же приехать. Мобильник могла дома забыть. - утешила я его и оказалась права. Буквально через полчаса раздались быстрые шаги и в кабинет влетела сестра Стаса.

- Извини. Не успела к десяти. Проспала. - выпалила она.

- Я звонил тебе, никто не брал трубку. Ты дома не ночевала? - хмуро спросил брат и подозрительно покосился на Юльку.

Она вспыхнула и послала ему в ответ раздраженный взгляд:

- С чего ты взял?

Чувствовалось, ещё минута и родственники сцепятся насмерть. Так бы и случилось, скажи Стас ещё хоть слово, это поняла и его сестра, поэтому она быстро перевела разговор на другое:

- Ну, звонили? Что сказали?

Стас продолжал хмуриться, но содержание разговора пересказал сестре слово в слово и она тут же согласилась передать куклу. Чмокнула брата в щеку и унеслась наверх за игрушкой.

Делать мне в кабинете Стаса больше было нечего и я пошла к Марии Ефимовне. Предстояло тягостное ожидание и его лучше было коротать в обществе доброй старухи, чем маяться в одиночестве. Только я устроилась около стола с чашкой горячего кофе, как в кухню вошел огромный рыжий кот. Грациозно потянувшись всем телом, он внимательно огляделся и решительно направился в мою сторону. Сначала котяра просто терся о мои ноги, но потом этого ему показалось мало, он запрыгнул мне на колени, потоптался немного, свернулся в клубок и затих.

- Гляди-ка, Ваучер сам к тебе пошел! - удивилась тетя Маня. - Чудеса! Первый раз такое вижу. Он у нас дикий, незнакомых людей избегает. Даже гладить себя не позволяет.

Я молча пожала плечами, не зная чем объяснить такую неожиданную кошачью приязнь. Мария Ефимовна хотела ещё что-то сказать, но вошел Стас. Видно, ему тоже трудно было сидеть одному.

Потянулись изматывающие минуты ожидания. Нам всем было не по себе, но особенно нервничал Стас. Он поминутно вскакивал с места, обегал кухню и с криком:

- Ну, где же Юлька? Почему так долго не возвращается? - снова падал на стул.

Наконец, Юля вернулась и мы все скопом накинулись на нее:

- Ты где болталась? Все в порядке? Почему так долго?

Вопросы сыпались один за другим и бедная девочка не знала на какой отвечать. Порядок навела Мария Ефимовна.

- Цыц! - прикрикнула она и мы со Стасом замолкли.

Довольная произведенным эффектом, тетушка повернулась к племяннице и приказала:

- Рассказывай, где была?

- Я следила за похитителем. - гордо ответила Юля.

- С ума сошла! - ахнула я.

- Дура, а если б тебя заметили? - вторил мне Стас.

Улыбка сползла с лица девушки, уголки рта опустились и она, еле сдерживая слезы, прошептала:

- Я хотела, как лучше. Думала, он приведет меня к дому, где Полинку держат.

- Ну и что? Привел? - влез Стас.

Она замотала головой:

- Я его потеряла, ушел проходными дворами.

Тут не выдержала я и тоже полезла с вопросом:

- Кто пришел за куклой?

Она бросила в мою сторону короткий взгляд, не выдержала, тут же отвела его в сторону и сухо проронила:

- Подросток.

Фото принесли вечером, когда на улице уже совсем стемнело. Задолго до этого момента вся семья, включая водителя Аркадия, уже собралась на кухне и маялась от невыносимого ожидания. Чтоб не молчать и хоть чем-то занять себя, я, ни к кому конкретно не обращаясь, спросила:

- Когда Галю хоронить будут?

Заслышав вопрос, вся компания повернулась в мою сторону, но откликнулся только Стасик:

- Мать ждем. Телеграмму послали, должна приехать.

- Она, наверное, захочет дочь на родину увезти. - подала голос тетя Маня.

- Как захочет, так и сделаем. - проронил Стасик, явно думая о другом.

- Я что-то не поняла. - подала голос Кристина. - Как это понимать: как захочет, так и сделаем? Ты, что ж, собираешься все расходы из собственного кармана оплачивать?

- А в чем проблема? - тяжело глянул на жену Стас.

- Кристина, что ты говоришь? - пискнула тетя Маня.

- А то и говорю! С какой стати мы должны тратить деньги на чужие похороны? Она нам не родственница, просто служанка!

- Кристина в своем репертуаре. - фыркнула Юля. - Теперь сон потеряет, будет подсчитывать убытки.

- А ты помолчи! Сама живешь за чужой счет. Тебе скоро тридцать, а ты сидишь на шее брата. Зарабатываешь копейки, а ни в чем не нуждаешься и только потому, что он тебя содержит. Слава богу, у него хватило ума отвадить твоего ухажера, а так бы вы вдвоем на его шею взгромоздились.

- Ах, ты...! - взвизгнула Юля. - Да ты на себя посмотри! Думаешь, я не знаю...

- Юля, перестань! - сердито оборвал её Костя.

Она метнула на него гневный взгляд, собираясь дать достойную отповедь, но он не испугался и примирительно сказал:

- Сейчас ляпнешь лишнее сгоряча, потом жалеть будешь.

Юля проглотила заготовленные слова, сердито нахмурилась и отвернулась в сторону.

В общем, вся компания, издерганная неопределенностью и ожиданием, жестоко переругалась. В стороне от общей свары остался только Аркадий, по своему обыкновению и в силу должности молча сидевший в углу и внимательно наблюдавший за схваткой издали. И я, однако не потому, что имела ангельский характер, просто членом семьи себя не считала и смотрела на всех несколько отстраненно. К моменту, когда раздался звонок у входа, все уже были без сил, друг на друга не глядели и хранили угрюмое молчание. Услышав звук дверного колокольчика, Стас с неожиданной резвостью сорвался с места и кинулся в холл, следом выскочили Костя и Юля, за ними поспешила я. Что делали остальные, не видела, была занята тем, что изо всех сил тянула шею, пытаясь разглядеть происходящее на крыльце. Как выяснилось, ничего особенно интригующего там не происходило. Перед дверью никто не стоял, улица перед домом была пустынна, только на ступенях лежал простой белый конверт без адреса. Пока Стас дрожащими руками пытался его вскрыть, я выбежала за ворота и увидела как от дома торопливой походкой удаляется мальчишка. Не раздумывая, со всех ног припустила за ним. Догнала его, когда он уже сворачивал за угол, схватила за плечо и дико заорала:

- Стой!

Парнишка, как ни странно, испуга не выказывал. Плечо, правда, вырвал и даже отступил на шаг, но не от страха, а по независимости характера. Было ему от силы лет двенадцать. Простенькая одежда, давно нестриженые вихры и задиристый взгляд выдавали в нем воспитанника улицы, этакого российского Гавроша.

- Ты принес письмо?

- Ну, я!

Глядел он из под лобья, но отвечал без спешки и беспокойства не демонстрировал.

- Откуда оно у тебя?

- Тетка дала. Приказала положить на крыльцо и уходить.

- Что за тетка?

Тут он в первый раз проявил подобие чувства и с легким удивлением спросил:

- А я её знаю? Видел первый раз в жизни!

- И согласился?

- А чего не согласиться? Она денег дала. Не жалась, стольник не глядя выложила.

- Хочешь ещё столько же заработать?

Неожиданное предложение его заинтересовало:

- А что делать надо?

- Опиши мне ту тетку! Как можно подробнее! Какая она?

Услышав мою просьбу, Гаврош сник:

- Да не помню я ее! Что, я эту старуху разглядывал?

- Старуху? Сколько ж ей лет?

- Тридцатник ей точно есть!

- Ясно! - вздохнула я. - Ну, хоть что-то вспомнить можешь? Только не сочиняй, сколько не припомнишь, деньги все равно твои.

Он кивнул, сурово нахмурился, стараясь таким незамысловатым способом ускорить мыслительный процесс, и выдал:

- Рост средний... симпатичная.

- А волосы какие?

- Вроде темные.

- Не густо. Больше ничего не помнишь?

Тут парнишка впервый раз улыбнулся:

- Не помню, но могу сочинить!

- Без надобности! Держи вот свои деньги!

Я расплатилась с Гаврошем и бегом побежала назад.

Вся семья, как один, сидела на кухне вокруг стола, а в центре лежала цветная фотография и сложеный пополам тетрадный листок. Сгорая от любопытства, я схватила бумагу, развернула её и увидела всего два слова "ЖДИ ЗВОНКА". Печатные буквы были вырезаны из газеты и небрежно наклеены поперек страницы.

- Насмотрелись детективов и сами туда же, аферисты хреновы! выругалась я сквозь зубы.

Швырнула листок на стол и взяла фото. Девочка была снята во весь рост на фоне белой стены. Стояла, прижав к груди своего Петрушку, и смотрела прямо в объектив. Одета была в широкие джинсовые шорты до колен с перекрещивающимися на груди помочами и красную маечку. Она действительно была очень похожа на девочку с портрета. Только у той взгляд был нежный и задумчивый, а у этой, напротив, задиристый. Бойцовский взгляд, я бы сказала! Даже в момент съемки у неё на лице было написано упрямство и вызов, а ведь этому ребенку довелось пережить похищение. Дяди постарше и то пугаются до колик, а эта держится мужественно! В общем, ребенок мне понравился и теперь к желанию реабилитировать себя примешалось желание помочь девочке.

Я бросила снимок на стол, уселась на ближайший свободный стул и с удовлетворением объявила:

- Ну, что ж, намеченную на сегодня программу, мы выполнили. Все, что можно было сделать, сделали. Теперь мы наверняка знаем, что девочка жива и здорова. А это в нашей ситуации главное! Можно расходиться и ждать завтрашнего звонка.

Говоря все это, я обводила присутствующих сияющим взглядом, приглашая их порадоваться вместе со мной. Однако, странная это была семейка! Получили известие, что ребенок жив, а радости не чувствовалось. Стас сидел понурый и неотрывно пялился в столешницу. Мария Ефимовна горестно вздыхала, Константин смотрел в даль поверх голов. Юлька из-под тишка косилась на меня, а когда я отвечала ей открытым взглядом, тут же отводила глаза в сторону. Что касается Кристины, так та вообще клокотала от злости. В какой-то момент она не выдержала и сорвалась:

- Слушай, что ты себе позволяешь? Что ты тут раскомандовалась? Кто ты, вообще, такая, что лезешь в наши дела?

В удивлении я глянула на нее, не очень понимая, чего это её так разбирает. Мое молчание Кристина расценила как вызов, ещё больше разадорилась и накинулась на меня с удвоенной силой:

- Нахалка! Втируша! Лицемерка! Только появилась неизвестно откуда, а уже все к рукам прибрала!

Я пожала плечами:

- Хотела помочь, но, если мешаю, могу уйти.

- Сиди, Анна. Кристина сейчас замолчит, а не захочет сидеть тихо, ей самой придется уйти. - подал голос Стас.

- Ах, вот как! Ты за неё заступаешься! Не жену защищаешь, а эту версту коломенскую! Интересно, почему? Кто она тебе? Может любовница? Значит, при живой жене ты в доме любовницу поселил?!

Тут не выдержала, хранившая до сих пор молчание, Мария Ефимовна:

- Кристя, чушь городишь!

- Я не Кристя! Я Кристина! Слышите, вы все, Кристина!

Скандал набирал обороты, грозя втянуть в себя всех членов дружной семейки. Желания присутствовать при нем у меня не было и я сказала:

- Вы тут ругайтесь, если задор имеется, а мне здоровье не позволяет. Пойду лучше наверх, отдохну. Тетя Маня, не найдется у тебя стакана молока? Хочется перед сном тепленького выпить.

- Отчего ж не найдется? Найдется, конечно! Я тебе его на столе оставлю. - откликнулась Мария Ефимовна.

Выпалив слова благодарности и пожелав всем спокойной ночи, я под гробовое молчание покинула кухню. Честно говоря, заняться мне было совершенно нечем и ушла я просто потому, что не могла дольше выносить этих людей.

В комнате нашла любовный роман и от нечего делать принялась листать. Постепенно увлеклась и стала глотать одну главу за другой, получая от чтения огромное наслаждение. К середине книги поняла, что любовный роман, это ни что иное, как сатирическое произведение, приправленное очень тонким юмором. А любовным его обозвали, чтоб смешнее было! Ясно же, что на полном серьезе такое написать невозможно, значит автор, обладая недюженным талантом, умудрялся с серьезной миной рассказывать ужасно забавную историю. Я, конечно, не специалист, но мне кажется, для этого требуется большое мастерство. Я смеялась до слез, читая некоторые перлы, а уж когда доходила до описания страданий героини, тут я хохотала, как сумасшедшая. В общем, вопреки ожиданиям я отлично провела время и когда подкатило к часу ночи, решила спуститься вниз, выпить молочка и отправиться на боковую.

Марья Ефимовна, добрая душа, не забыла мою просьбу и оставила на столе не только кастрюльку с молоком, но и плошку с медом, и накрытую салфеткой хлебницу. Благодарно улыбнувшись, я слегка подогрела молоко, положила в него ложку меда и принялась помешивать, ожидая, пока он растворится. На звон посуды неизвестно откуда явился кот, принялся виться у моих ног, заглядывать в глаза и жалобно мяукать.

- Жрать хочешь? - ласково спросила я.

- Мяу. - ответил котище.

- Ну что с тобой делать? Налетай! А я обойдусь! - вздохнула я и поставила чашку перед усатой мордой.

Ваучер с жадностью принялся лакать молоко, а я с усмешкой подумала, что на сегодняшний день это мое последнее доброе дело. И так план перевыполнила! Удобно откинувшись на спинку стула и положив ногу на ногу, смотрела на рыжую зверюку и думала о завтрашнем дне. Кот закончил вылизывать остатки меда со дна чашки, сел посреди кухни и занялся намыванием усатой морды. Я с любопытством наблюдала, как старательно он возит мохнатой лапой по глазам и щекам и в какой-то момент мне показались, что лапа стала двигаться неуверенно, рывками. Приписала это своему живому воображению, но тут кот жалобно мяукнул и завалился на бок. Задние конечности его несколько раз судорожно дернулись и он затих. Я вскочила с места, подошла к неподвижному тельцу и носком туфли осторожно потрогала его. Кот не шевелился и признаков жизни не подавал. Приложила ладонь к боку, пытаясь уловить дыхание или сердцебиение, но ни того ни другого не услышала. Он, вроде бы, и не дышал.

- Интересное кино получается! А если б я выпила это молоко? Тоже сейчас лежала бы на полу и дергала конечностями? А завтра милые хозяева нашли б на кухне мой хладный труп? - возмущенно подумала я.

Однако, в следующий момент стремление к объективности взяло верх и я возразила себе самой:

- Ну, почему обязательно труп? Может это и не отрава вовсе, а снотворное! Может, кому-то из этой семейки просто нужно, что б этой ночью я спала крепко-крепко! Другое дело, что я не знаю этого доброхота, что не пожалел для меня хорошей дозы снотворного, как не знаю причин столь экстравагантного поступка! Конечно, подсыпать эту гадость мог любой из дружной семейки. Все они слышали наш разговор с Марией Ефимовной. А всыпали зелье, скорей всего, в чашку с молоком! К меду я могла и не притронуться, а молоко было приготовлено специально для меня! Но кто это сделал? Кому я мешаю и чем?

Тщательно вымыв чашку и кастрюльку, взяла кота, вынесла в холл и пристроила пушистое тельце за огромной кадкой с пальмой. Если это снотворное, кот завтра очухается и уйдет. А если отрава, так это тоже выяснится завтра.

Глава 10

Как ни странно, происшествие совсем не повлияло на сон, а самое главное, не вызвало мигрени. То ли меня оно не особо расстроило, то ли я уже была близка к выздоровлению. В любом случае, заснула я очень быстро.

Мне опять снилось падение в бездну, языки пламени, странные лица. В какой-то момент я не выдержала и проснулась. Вытерла тыльной стороной ладони мокрые глаза и некоторое время лежала неподвижно, бессмысленно пялясь в потолок. Потом тряхнула головой, отгоняя туманные видения, и потянулась к тумбочке. Чем хандрить, лучше почитаю что-нибудь забавное. Хандра-слишком большая роскошь, которую я не могла себе позволить. Хандрят те, у кого жизнь благополучная, налаженая, без особых потрясений. Они лежат себе на диване, перебирают в уме мелкие неудачи и расстраиваются до слез. Хандрящий человек жалееть себя и оттого становится слабым. А я с этой жизнью стояла один на один, лоб в лоб, и чтоб победить, мне нужно было быть сильной.

Я открыла наугад середину книги и заскользила глазами по строчкам. Сначала не очень понимала, что читаю, но потом заставила себя сосредоточится и постепенно стала вникать в суть повествования.

Я валялась с книгой на кровати уже часа два и даже стала получать от неё удовольствие, как послышался осторожный стук в дверь. Я отложила роман в сторону, но отзываться не спешила. И дело было не в том, что мне не хотелось прерывать чтение, не такое уж это было и забавное занятие. Просто, помня ночной инцидент, хотела посмотреть не с проверкой ли эффективности действия неизвестного снадобья явились ко мне.

В дверь раздавалось деликатное, но настойчивое постукивание, я лежала, молчала и открывать не собиралась. Только, когда послышался встревоженный голос Юли, осторожно сползла с постели и босиком пошла к двери.

- Анна, Вы там? Анна, отзовитесь! С Вами все порядке, Анна? - в полголоса взывала она.

- Я здесь. Что случилось? - тихо спросила я и приотворила дверь.

При виде моей долговязой фигуры, неожиданно возникшей на пороге, девушка переменилась в лице, а я с огорчением подумала, что она никак не может привыкнуть ко мне. Однако, Юля была человеком сильным, с минутной слабостью справилась быстро и даже смогла слабо улыбнуться:

- Да нет, ничего не случилось! Просто Вы не спустились к завтраку и Маня послала меня узнать, все ли в порядке.

- Конечно, в порядке! Сейчас приду!

Тут я улыбнулась ей, причем, очень ласково, чтоб показать, что я совсем не такая страшная, как кажусь. Она же, увидев мою улыбку, вздрогнула, повернулась и почти бегом кинулась по коридору. Я пожала плечами и пошла следом, решив, что время завтрака уже наступило и не грех перекусить. По дороге на кухню мимоходом заглянула за кадку. Кот лежал на прежнем месте и его оскаленная морда выглядела просто зловеще.

- Значит, все-таки отрава! - прошептала я и пошла завтракать.

Я уже заканчивала есть, когда в кухню вошел хмурый Стас и поинтересовался:

- Трапезничаешь?

Было бы глупо отрицать очевидный факт, тем более, что застал он меня с куском хлеба в руках, и я молча кивнула. Он присел напротив:

- Утром опять звонили.

- Что сказали?

- Требуют произвести обмен сегодня. Ровно в два часа дня они будут ждать за городом, у старого Митяевского моста. Привожу деньги в условленное место и получаю ребенка.

- Условия обмена обговорил?

- Да, с этим все ясно.

- Кто звонил?

Спросила просто так, на всякий случай. Была уверена, он опять скажет, что пол звонившего определить затрудняется. И ошиблась! Стас ответил:

- Женщина.

- Уверен? - уточнила я.

- Говорила шепотом, но ясно, что женщина.

- Опять женщина! Конверт с фотографией Гаврошу тоже вручала женщина! подумала я, а вслух попросила:

- Возьми меня с собой!

Просила и боялась отказа, но Стас коротко кивнул и приказал:

- Выедем в двенадцать, так что будь к этому времени готова.

- Конечно, буду. - поспешила заверить его, пока он не передумал.

Стас ушел, а мне есть расхотелось. От волнения и нетерпеливого ожидания кусок в горло не лез и на месте сидеть не было мочи. Поблагодарив тетю Маню, вышла в холл с намерением немного прогуляться и таким образом скоротать время. На выходе столкнулась с Кристиной, которая, с сумкой на плече и изумительным макияжем на лице, тоже покидала дом.

- Куда собралась? - приветливо спросила я, как хорошо воспитанный человек, делая вид, что не помню вчерашней безобразной ссоры.

- Не твое дело! - огрызнулась она и выскочила наружу, захлопнув дверь прямо перед моим носом.

Я покачала головой, дивясь её необъяснимой неприязни ко мне, вышла следом и прогулочным шагом двинулась за ней. А чего не прогуляться? Время есть и места здесь очень приятные! Мощеные плиткой тротуары, аккуратные заборы, много зелени. Прямо Швейцария какая-нибудь, а не российская глубинка. Кристина быстро шагала впереди, не оглядываясь и не смотря по сторонам. Увидев выезжающий из ближайших ворот "Мерседес", подняла руку и тот остановился. Конечно, остановился! Какой же мужик устоит против такой красотищи, а за рулем того "Мерса" точно мужик сидел. В общем, переговорила Кристина с водителем, села в машину и укатила. А я ещё немного погуляла по окрестным улочкам, любуясь местными достопримечательностями, да и пошла назад. Стас уже ждал меня во дворе и жутко злился.

- Где была? Пора выезжать! - накинулся он на меня, как только я вошла в калитку.

- Гуляла! - досадливо отмахнулась я и тут же задала встречный вопрос: Куда это Кристина умелась?

- К косметичке.

У меня отвисла челюсть:

- Это сегодня? Когда должны выкупать её ребенка?

- У неё жесткий распорядок. Полагающиеся процедуры она никогда не пропускает. Будь хоть потоп, хоть землетресение, но если назначен визит в косметический кабинет, Кристина поедет.

Я покрутила головой в немом изумлении. Ну и семейка! Зачем такие мамаши вообще детей заводят? Кристина мне не нравилась и осуждала я её с большим наслаждением. Жаль только, что повозмущаться всласть мне не дали. Стас распахнул дверь машины и рыкнул:

- Садись быстрее! Времени в обрез!

Боясь, что он передумает и уедет без меня, я быстренько юркнула в салон и замерла на сидении. Однако, моя покладистость нужного впечатления не произвела и устроившись за рулем, он тут же ворчливо забубнил:

- Первый раз в машине едешь? Правил не знаешь? Пристегнись! Объясняйся потом по твоей милости с гаишниками! Желания нет!

Я покорно накинула на себя ремень и щелкнула замком. И при этом, заметьте, не сказала ни слова! А могла бы! Ясно ж было, что Стаса не страшили бдительные стражи на дорогах. Не похож он был на человека, у которого при виде импозантной милицейской фигуры на обочине спина покрывается липким потом. Просто нервничал мужик, вот и цеплялся по пустякам. И я его прекрасно понимала, потому что у самой наблюдалась легкая дрожь в коленках. В общем, я совсем не обиделась и его ворчание приняла как должное. Мощный мотор взревел и, заложив лихой вираж, мы вылетели со двора.

В окрестностях я совершенно не ориентировалась, в какую сторону ехать представления не имела и, если когда и слышала о старом Митяевском мосте, то теперь напрочь забыла, поэтому почла за лучшее положиться на водителя. Решила, что он за рулем да и с головой у него все нормально, значит, привезет, куда следует, а мне остается только молча сидеть рядом и смотреть на пролетающий за стеклами пейзаж. Хотя, сказать по совести, особенно смотреть было не на что. Сначала мы ехали по оживленной трассе и вокруг тянулись леса, перемежающиеся заросшими бурьяном полями, потом свернули на узкую шоссейку и мимо потянулись бесконечные садовые товарищества. Там тоже особо разглядывать было нечего: игрушечные домики походили один на другой как две капли воды и отличались только цветом стен да разной степенью ухоженности. Когда мне надоело глядеть на этот однообразный пейзаж, я разлепила губы и спросила:

- Далеко еще?

Стас ответил не менее лаконично:

- Нет.

И не соврал! Садовые участки действительно скоро кончились и снова потянулся лес. Через несколько километров дорога сделала крутой поворот и впереди замаячила река и деревянный мост через него. Не доезжая сотню метром, Стас остановил машину и сказал:

- Деньги передавать буду один. Без свидетелей. Так что тебе лучше спрятаться.

На языке сразу завертелся вопрос:

- Если тебе не нужны свидетели, зачем тащил меня сюда?

Но я язык благоразумно прикусила, чтоб он чего лишнего не сболтнул, и торопливо кивнула. Ведь в конце концов в напарники Стасу я сама напросилась, он только согласился выполнить мою просьбу, и спасибо ему за это. А какими мотивами он при этом руководствовался, не мое дело.

- Раз надо-спрячусь. Сейчас в кусты лезть? - бодро спросила я.

Моя покладистость несколько смягчила Стаса и он сказал:

- До назначенного часа время ещё есть. Походи немного, разомнись, ещё успеешь спрятаться.

Я кивнула, вышла из машины и неспеша побрела к реке. Табличка, прикрепленная на столбе перед въездом на мост, гласила, что река называется Митяйка. Сам мост, хоть и был деревянным, выглядел вполне крепким. Почему он назывался "старым", сказать было трудно, во всяком случае, на вид он таковым не казался. Я осторожно взошла на настил, подошла к перилам, на всякий случай потрогала. Да нет, крепкие! Глянула вниз и подумала, что когда-то река Митяйка была широкой и полноводной. Теперь же она здорово обмелела, от былого величия осталась лишь узкая речушка, крутые берега и высохшее дно густо поросли травой и кустарником. Местность вокруг выглядела безлюдной, со всех сторон поднимался мрачный лес и, если был поблизости какой-то населенный пункт, с моста его видно не было. Вдоволь налюбовавшись пейзажем, я неспешной походкой вернулась к Стасу, который стоял возле машины и с мрачной миной мусолил сигарету. Всем своим видом он показывал, что разговаривать желания не имеет, только мне было решительно наплевать на его вид, потому как лично я желание поговорить имела, причем огромное.

- Как обмен производить будешь? - бодро спросила я.

Он одарил меня взглядом, от которого муха на лету сдохнет. Да ведь я не муха, на меня подобные взгляды не действуют. Если надо, сама могу такой взгляд выдать, что не то что муху, слона завалит. В общем, на взгляд я внимания не обратила, сделала вид, что не замечаю, и принялась нудить:

- Ну, что ты такой мрачный! Расслабься! Конечно, дело ответственное, только ведь нам ещё ждать предстоит неизвестно сколько. Не факт, что они вовремя явятся! Будешь молчать, да мысли перебирать-себе хуже сделаешь. Тебе сейчас трезвую голову на плечах иметь надо, а значит следует успокоиться, отвлечься, а лучше пустой болтовни лекарства нет. Так что давай, рассказывай, как собираешься деньги на ребенка менять.

Нудеть-то я нудела, но уверенности, что он меня слушает, не было. Уж очень отстраненное выражение было у него на лице. Но видно все-таки слушал, потому что ещё пару раз затянулся, швырнул сигарету под ноги и сказал:

- Все просто. Я приезжаю один, паркую машину на расстоянии примерно ста метров от моста. Ровно в два часа дня ставлю сумку с деньгами на копот и отхожу на несколько метров в сторону. Похитители привозят ребенка, оставляют его около моей машины, забирают деньги и уезжают.

План показался мне не совсем удачным и я не замедлила это высказать:

- А если кто случайный выскочит? Схватит сумку и был таков?

- Здесь никто не ездит.. Дорога старая, населенных пунтов поблизости нет, все едут по новой дороге.

Меня ответ не очень убедил и я полезла с новыми замечаниями:

- Не дело это-оставлять такую сумму сиротливо лежать на копоте, а самому в стороне стоять. Если тебя вздумают надуть, ты даже до машины добежать не успеешь. Схватят сумку и ходу! Плакали тогда твои денежки!

Похоже подобные мысли приходили ему в голову и без меня, а я только масла в огонь подлила.

- У меня, что, выход есть? - вызверился Стас. - Я, что, могу им свои условия диктовать? Все может случится! Никаких гарантий нет! Но мне, главное, ребенка получить! Ради этого буду делать, как приказали! И вообще, хватит болтать! Лезь в кусты и сиди там тихо!

Я пожала плечами:

- Хозяин-барин!

Развернулась и пошла выбирать место для укрытия. Решила спрятаться на противоположной стороне дороги. Там и кусты были повыше и обзор получше. Машина с сумкой на капоте была видна, как на ладони. Проломившись сквозь заросли, прислонилась плечом к дереву и замерла.

- Так и будешь стоять? Да тебя за версту видать! - накинулся на меня Стас.

- Услышу шум машины, сяду! - отмахнулась я и отвернулась в сторону.

Вообще-то, просто стоять и молчать было тоскливо и я не прочь была поболтать, но по лицу Стаса было видно, что он к светской беседе не расположен. Ну и ладно! Могу и помолчать! Тем более, что подумать было о чем. Ведь увязалась я туда не ради Стаса, а чтоб воочию увидеть похитителей. Когда поняла, что для обмена выбрали не город, глухое, безлюдное место, появилась уверенность, что за деньгами приедут главные действующие лица. Если бы встречу назначили в оживленном месте, можно было бы подумать, что деньги заберет "шестерка", незаметно передаст их в толпе главарю, а потом другая "шестерка" приведет ребенка. А тут место было скрытое, слежку организовать сложно и существовала реальная опасность, что "шестерка" не выдержит соблазна, да и рванет с деньгами куда подальше. В общем, я очень надеялась, что за деньгами явятся главные режиссеры спектакля. Конечно, были большие сомнения, что я узнаю кого-нибудь из действующих лиц, если даже и встречала их раньше. Но тут я поделать ничего не могла и оставалось только надеяться на свою счастливую звезду. Ведь до этого момента мне везло! До сих пор ангел-хранитель берег меня и помогал, чем только мог, и я очень надеялась, что и теперь он меня не оставит. Тем более, что мои желания были очень скромны, я просто хотела получить какую-то зацепку, позволяющую распутать этот клубок.

Стас вдруг замахал руками, как ветряная мельница, и закричал:

- Чего стоишь столбом? Прячься! Слышишь? Едут!

Действительно, вдали послышался звук мотора и, хотя пока никого видно не было, он быстро приближался. Правда, мне показалось, что едет не машина, а мотоцикл, но я тем не менее послушно опустилась на корточки и замерла. Высокие кусты полностью скрыли меня, но сквозь ветки хорошо была видна та часть машины, на которой стоял дипломат. Я ещё успела подумать, что такая большая сумма, как полмиллиона долларов, уместилась в таком небольшом чемоданчике.

Треск мотора быстро приближался и уже не осталось сомнений, что это мотоцикл. А в следующее мгновение перед глазами действительно появился одетый во все черное мотоциклист. Он возник совершенно неожиданно, не снижая скорости поравнялся с машиной Стаса, протянул руку, на ходу схватил сумку и понесся дальше.

- А где же ребенок? - мелькнуло в голове. Вторая мысль была совсем глупой:

- Как он похож на Кирилла!

Когда я выскочила из кустов на дорогу, мотоциклист уже был на мосту и удалялся от нас на большой скорости. Возмущенная до глубины души, я завертела головой в поисках Стаса и обнаружила его около машины. Он пребывал в состоянии полной растерянности и нестись следом за похитителем даже не собирался.

- Тебя же кинули, придурок! - завопила я и со всех ног побежала за уносившимся мотоциклом. Конечно, догнать его я не могла и отлично это понимала, но просто стоять и смотреть сил тоже не было. В общем, я понеслась к мосту и тут произошло нечто, совершенно непонятное. Мотоцикл вдруг подскочил, резко вильнул в сторону и на полном ходу врезался в ограждение. Деревянные столбики не выдержали удара. Летящая на большой скорости машина легко прошибла их и выскочила с моста. Секунду она висела в воздухе, а потом рухнула вниз. Не помня себя, я бросилась к перилам, перегнулась через них и далеко на дне увидела лежащий на боку мотоцикл. Его колеса все ещё продолжали вращаться, а чуть в стороне распласталась фигура в черном. Не соображая, что делаю, кинулась назад и цепляляясь за кусты заскользила по крутому склону. Слышала, как рядом пыхтел Стас, но в его сторону не смотрела. Мой взгляд был прикован к телу на траве.

Мы со Стасом подбежали к лежащему почти одновременно. Парню в тот день не повезло дважды. Первый раз, когда он несся по мосту, сжимая в правой руке кейс. Он не позволял ему твердо держать руль, поэтому, когда колесо попало в выбоину, водитель не справился с управлением и вылетел с моста. А второй раз, когда умудрился угодить головой на единственный валун, красующийся на пересохшем песчаном дне Митяйки. Ну точно, в тот день удача отвернулась от парня! Упади он на поросшую густой травой землю, может и остался бы жив, а так шлем раскололся как гнилой орех, а вместе с ним треснул и череп. Погибший лежал на животе, лицом вниз и широко раскинув руки. Стас подбежал на минуту раньше меня, перевернул погибшего и принялся стаскивать остатки шлема, а я завертела головой в поисках дипломата. В тот момент он меня интересовал больше, чем погибший. Этот уже никуда деться не мог, а вот кейс ещё найти нужно было. Может Стас в суете и забыл про него, я же - никогда. С моей точки зрения он представлял слишком большую ценность, чтоб надолго выпускать его из поля зрения. Рядом со злосчастным похитителем дипломата видно не было и я принялась шарить в окрестных кустах. В конце концов кейс нашелся, причем, довольно далеко от места трагедии. Видно, водитель выпустил его из рук в момент падения и он отлетел в сторону. Схватив драгоценный чемоданчик, я нежно прижала его к груди и заторопилась назад.

Стас сидел на корточках рядом с телом и с потрясенным видом неотрывно смотрел на него. Он даже ухом не повел, когда я, довольная находкой, оповестила его об этом громким криком. Честно говоря, его поведение меня здорово удивило. Никогда бы не подумала, что он способен убиваться по поводу гибели неизвестного бандита, который не только его дочь похитил, но, что с моей точки зрения значительно гаже, и на деньги покушался. Крепко прижимая кейс с деньгами к груди и дивясь чрезвычайной впечатлительности его хозяина, подошла к застывшей в неподвижности группе и заглянула в лицо погибшего. И сразу все стало ясно! На траве лежала Кристина. Намокшие от крови волосы разметались по траве, половина лица представляла собой месиво, но сомненией быть не могло - передо мной лежала жена Стаса.

- Это как же надо понимать? - непроизвольно ляпнула я и тут же пожалела об этом, потому что он наградил меня таким свирепым взглядом, что захотелось провалиться сквозь землю.

- Тебе понимать ничего не надо. - проронил Стас, чеканя каждое слово. - Выбирайся наверх и шагай по дороге вперед. Через четыре километра будет большая трасса. Лови попутку и езжай домой.

Мне бы тут же повернуться да и уйти, гордо подняв голову, а я, дура набитая, спросила:

- А ты?

За что и получила по полной программе.

- Я останусь здесь и все улажу. Это дело крайне личное и посторонние тут ни к чему. - отрезал он, демонстративно повернулся ко мне спиной и вытащил из кармана сотовый.

Услышав эту отповедь, я задохнулась от обиды и на секунду даже потеряла дар речи. Это надо же! Я суечусь, таскаюсь с ним по всем закоулкам этого вшивого городка, изо всех сил стараюсь ему помочь, а он меня посылает! Его собственная жена пыталась ограбить его, а злится он на меня. В тот момент я напрочь забыла, что принимала активное участие в поисках не столько из состадания к нему, сколько по личным мотивам. Обида была настолько сильной, что мне было не до таких тонкостей. Не говоря ни слова, я швырнула на траву кейс, развернулась и, высоко вздернув подбородок, пошла прочь. В конце концов, не моя жена оказалась нечиста на руку и не мою дочь похитили, так что карты ему в руки и перо... сам знает куда!

Карабкаясь по склону, слышала, как он говорил в трубку мобильника:

- Иван Иванович? Егоров беспокоит. У меня осложнения. Нужна помощь.

В изумлении покрутила головой:

- Надо же! У него жена погибла, причем, при весьма странных обстоятельствах, а он называет это остложнениями!

И тут же одернула себя, напомнив, что это не мое дело и меня больше должны волновать собственные проблемы. Ведь я как была в полном тумане, так и продолжала в нем пребывать. События последних часов никакой ясности не принесли.

Я споро двигалась по узкой дороге, печатая шаг и ломая голову над тем, что делать дальше. Меня очень интересовало, почему вместо ожидаемых злоумышленников прибыла Кристина. Неужели, она принимала участие в организации похищения собственной дочери? Не могу сказать, что эта мысль меня ужаснула или возмутила. В жизни бывают и не такие чудеса, а Кристина за время нашего короткого знакомства не показалась мне ни человеком особо твердых принципов, ни примером страстной материнской любви. Беда была в том, что, если Кристина действительно имела отношение к похищению, то теперь она ничего рассказать уже не могла. А как поведут себя её сообщники, предсказать было трудно. Что у неё должны были быть сообщники, я не сомневалась. Не могла она в одиночку провернуть такое дело. В момент похищения ребенка она находилась за границей, и если даже все было спланированно именно ею, непосредственного участия в акции она не принимала. Когда принесли фотографию девочки, она была в доме и никуда не отлучалась. Значит, был кто-то еще, выполняющий черновую работу. Сейчас эти люди, скорей всего, ждут Кристину в условленном месте. Как они поступят, не дождавшись ни женщины, ни денег, сказать трудно. Может позвонять ещё раз и все начнут сначала. А может испугаются и залягут на дно. В последнем случае ребенок станет обузой, они могут захотеть избавиться от него и жизнь девочки будет в опасности.

Если сообщники Кристины затаятся, найти их будет трудно и это сильно осложнит мое положение. Ведь Стас по прежнему будет считать, что учительница принимала участие в похищении его дочери. В свете последних событий, он с утроенным усердием будет заниматься поисками предполагаемой преступницы и в конце концов может выяснить, что злополучная Альбина Бодайло-это я. Я же, в свою очередь, убедить его, в своей непричастности к этой истории скорей всего не смогу и не столько потому, что сама ничего не понимаю, а главное, потому что он мне не даст на это времени. Узнав, кем я являюсь на самом деле, он в ярости просто прибьет меня. В общем, образуется замкнутый круг и, если я хочу остаться в живых, следует незамедлительно докопаться до истины.

Неожиданно, деревья справа расступились и вдоль дороги потянулся высокий бетонный забор. Похоже, на огороженной территории располагался пионерский лагерь или дом отдыха, потому что среди высоких зеленых крон виднелись крыши двухэтажных корпусов. Не сбавляя шага, я продолжала идти дальше и как раз поравнялась с глухими железными воротами, когда их створки распахнулись и выпустили микроавтобус. Без всякой надежды на успех я подняла руку и машина, как ни странно, остановилась. Водитель высунул голову в окно и мрачно поинтересовался:

- Куда тебе?

- До города подбросишь? - заискивающе улыбнулась я.

- Садись - кивнул он.

Я шустро взобралась на сидение и машина тронулась. Водитель оказался молчуном, за всю дорогу только раз открыл рот:

- Куда тебе конкретно нужно?

- Высади, где тебе удобно, а там я сама доберусь. - туманно ответила я.

Парень согласно кивнул и на этом наше общение закончилось. Высадил он меня на какой-то окраине, денег не взял и молча укатил прочь. А я отправилась искать остановку. Еще в дороге я решила, что после инцидента около моста к Стасу мне дорога заказана, а значит нужно ехать домой, на Южную. Возвращалась я туда не только потому, что больше идти было некуда, но и с тайной надеждой ещё раз обыскать квартиру и найти хоть какой-то след из своей прошлой жизни.

Ждать автобуса пришлось долго, но я никуда не торопилась. Настроение было отвратительное, пребывание в душной, убогой квартире его бы не улучшило, поэтому я терпеливо стояла в тени развесистого дерева и раздражения не проявляла. К тому моменту, когда автобус, наконец, появился, на остановке собралась огромная толпа. Как только двери распахнулись, народ стал энергично ломиться, стараясь побыстрее попасть в салон и занять сидячие места. Я топталась в сторонке, не решаясь смешаться с этой многорукой и многоногой раздраженной толпой и тут вдруг меня за талию обхватили крепкие руки и поволокли в самую гущу.

- Вы, девушка, если будете стесняться, никогда не уедете. - весело сказал голос над ухом. - Народу здесь всегда полно, не переждешь!

Благодаря стараниям моего неожиданного благодетеля, я оказалась внутри битком набитого автобуса, зажатая со всех сторон так, что не то что пошевелиться, вздохнуть толком не могла. Не успели двери закрыться, как откуда-то из середины салона раздался визгливый голос:

- Граждане, оплатите проезд! Пока все не обилетятся, автобус никуда не поедет!

В ответ на это заявление, послышался хор возмущенных голосов, требующих немедленно прекратить издевательство и трогаться. После пререканий, длившихся не менее пяти минут, точка зрения большинства победила и, хотя никто не сделал попытки заплатить, автобус, тронулся. Он шел без остановок, народ постепенно утрясся, приладился друг к другу и замер. Меня беспокоило, что я еду в неизвестном направлении, не знаю, где выходить и вполне могу проехать нужную мне остановку.

- Не подскажете, я этим автобусом до Южной доберусь? - обратилась я к соседу справа и сопроводила свои слова открытым взглядом и застенчивой улыбкой.

Тот ничего не ответил, но раздался девичий голос слева:

- Южная длинная, Вы куда попасть хотите?

- Мне нужен мост. - сказала я и улыбнулась ещё шире, прибавив к уже имеющейся застенчивости нотку беззащитности.

Улыбка сделала свое дело, сосед расслабился, девушка прониклась ко мне симпатией и они стали наперебой объяснять, как добраться на Южную.

- Можно пятым троллейбусом, а можно автобусом, только все равно с пересадкой. - задумчиво произнесла соседка.

- Вам в самый конец Южной, так лучше на седьмом автобусе. Он экспрессом идет, народу там поменьше будет. - солидно уточнил сосед.

- А где выйти? - поинтересовалась я и снова улыбнулась, на этот раз немножко виновато, как бы извиняясь за то, что так плохо ориентируюсь в городе.

- Через две остановки! Да Вы не беспокойтесь, это "Сенной рынок" будет, там народ весь свалит.

Девушка оказалась права. Возле рынка толпа дружно покинула автобус, а вместе с ней и я. Седьмой номер стоял тут же, причем совершенно свободный. Из пассажиров в нем, не считая меня, была только женщина с ребенком на руках. Я прошла к кабине водителя и стала смотреть вперед. На Южную автобусом я добиралась только однажды, остальные разы предпочитала пользоваться частниками, дорогу не помнила и теперь боялась пропустить пресловутый мост. Но волновалась я зря, кондуктор своими обязанностями не пренебрегала и в нужный момент пронзительным голосом проинформировала пустой автобус:

- Следующая "Мост"!

Я соскочила с подножки на землю и неторопливо зашагала уже привычной дорогой по направлению к дому. Я почти дошла, когда услышала за спиной женский голос:

- Альбина! Эй, Альбина! Да, подожди же! Куда так торопишься?

Голос был мне незнаком, но я оглянулась. Меня догоняла полная женщина с огромной, груженой до верху, хозяйственной сумкой. С одного взгляда было ясно, что это лицо я вижу впервые, однако, она звала меня по имени и я застыла на месте, ожидая, когда она подойдет ближе. Женщина торопливо приближалась и уже в нескольких шагах от меня вдруг опять зычно закричала:

- Альбина, подожди! Не слышишь, что ли?

В мою сторону она даже не глядела и обращалась явно не ко мне. Тяжело пыхтя, толстуха решительно обошла меня и устремилась вдоль дорожки. Проследив за ней взглядом, я увидела, что она медленно, но упорно настигает идущую впереди высокую, худощавую женщину с яркой спортивной сумкой в руках. Та не могла не слышать призывов толстухи, но внимания на них не обращала и шла себе вперед, как ни в чем не бывало. Однако, преследовательница не намерена была отставать и, предприняв героическое усилие, таки догнала идущую и схватила её за руку. Той ничего не оставалось, как остановиться, но радость встречи она изобразить не пыталась. Смотрела хмуро, рта не открывала, только темные глаза мрачно поблескивали на нездоровом лице. Ее приятельница на холодность приема внимания не обратила и громко затарахтела:

- Я за тобой от самой остановки бегу. Только ты так быстро ходишь, за тобой не угнаться. Да ещё эта сумка все руки оттянула.

- Давай сюда, помогу. - откликнулась подруга, без всякой деликатности выхватила сумку из рук толстухи и зашагала вперед. Освобожденная от тяжкой ноши, хозяйка сумки облегченно вздохнула и, стараясь не отставать, шустро засеменила следом. Удавалось ей это с большим трудом, уж очень коротенькими были её ножки, но она не сдавалась, упорно двигалась вперед и при этом умудрялась ни на минуту не закрывать рот. Ее пронзительный голос разносился по всему двору, а так как я, между прочим, не терялась и теперь шла вплотную за ними, то слышала каждое слово.

- Давно тебя не видела. Где пропадала? - гудела толстуха.

- Отдыхать ездила. - коротко откликнулась её спутница.

- Иди ты! - изумилась толстуха и замолкла на минуту.

Ровно столько времени ей понадобилось, чтоб переварить ужасную новость. Видно, женщина она была сильная, с неожиданно свалившимся на голову печальным известием справилась мужественно и скоро снова перешла в атаку:

- Я тебя весной видела. Ты жаловалась, что денег совсем нет, ремонт делать не на что. А теперь про отпуск говоришь. Как же это?

Голос её был полон искреннего возмущения и я её прекрасно понимала. Когда все лето сидишь в душном городе и нет денег выехать отдохнуть, известие о том, что другие в это время нежатся на курортах здорово выбивает из колеи. Особенно, если совсем недавно этих других ты считала такими же голодранцами, как сама, и потому питала к ним самые теплые чувства.

Если моя тезка и поняла, какие страсти клокотали в тучной груди подруги, виду она не показала и вполне беззаботно ответила:

- А вот так! Плюнула на все и уехала. Решила, ремонт подождет, а отдохнуть надо. Тем более, что халявный вариант подвернулся. Отдых по первому классу и задаром!

- Неуж премию дали? - зашлась толстуха, под самый корень подкошенная несправедливостью судьбы.

- Вроде того! - усмехнулась худая.

Тут мы дошли до нашего подъезда и толпой ввалились внутрь. Женщины, занятые разговором, внимания на меня не обращали, и я неспеша двигалась за ними следом. Как оказалось, толстуха жила на втором этаже, где вместе с сумкой спутница её и оставила, а сама стала подниматься выше. Я шла следом и в душе у меня бушевала буря сомнений. Ну что это такое? Вторая Альбина! И живет в том же доме и в том же подъезде, что и я. Ну, не странно ли? А когда Альбина номер два остановилась на последнем этаже и, достав из сумочки ключ, принялась открывать мою собственную дверь, мне совсем плохо стало. Решив, что пришла пора вмешаться и внести ясность в сложившуюся ситуацию, я сурово спросила:

- Извините, Вы кто будете?

К её чести нужно сказать, что она совсем не испугалась и ответила вполне спокойно:

- А в чем собственно дело?

- Меня интересует хозяйка этой квартиры. - твердо заявила я, подразумевая, что раз хозяйка я, то хотелось бы знать по какому праву она лезит в мое жилище.

Я хозяйка. - спокойно ответила наглая самозванка.

Разозленная неслыханным нахальством, я потребовала:

- Документик покажите.

- С какой стати? - хмуро поинтересовалась она.

- Я юрист. У меня официальное дело к хозяйке этой квартиры.

Она без возражений открыла сумку, достала паспорт и протянула мне со словами:

- Пожалуйста. А теперь объясните, что случилось.

Паспорт действительно был на имя Альбины Ивановны Бодайло и все данные совпадали с моими, вот только с фотографии глядело её лицо. Я захлопнула книжицу, вернула женщине и сказала:

- Поговорить надо.

Она не спеша сунула документ в сумочку, громко щелкнула замком и сумрачно глянула мне в глаза:

- Кто Вы?

- Я из адвокатской коллегии. Прихожу к вам третий раз.

- Из коллегии? - настороженно переспросила женщина. - И что Вам от меня нужно?

Мне много чего от неё нужно было, только не на площадке же объясняться, поэтому я кашлянула и солидно сказала:

- Это серьезный разговор и вести его на лестнице неудобно.

Тезка оглядела меня с ног до головы, задержав взгляд на испачканных травой джинсах и пыльной обуви и выразительно подняла брови:

- Уверены, что Вы именно та, за кого себя выдаете?

Мысленно чертыхнувшись и послав миллион проклятий на её настырную голову, вслух я сказала:

- Не обращайте внимания на мой вид. Была за городом, разыскивая свидетелей по Вашему делу, вот ненароком и испачкалась.

Она неопределенно хмыкнула, но от комментариев воздержалась. В квартиру, правда, тоже не пригласила. Твердо сказала:

- Здесь говорите. В чем дело?

Голос звучал резко и она даже не посчитала нужным скрывать свое раздражение.

И совершенно зря! Я ещё не пришла в себя после расставания под мостом, душевная рана, нанесенная неблагодарным Стасом, ещё не затянулась и сыпать на неё соль было по крайней мере опрометчиво. Будь я в другом расположении духа, наша беседа, возможно, пошла бы иначе и странная путанница с одинаковыми паспортами была бы выяснена мирным путем. Но дама задела меня в самый неподходящий момент и я решила её проучить:

- Дело в том, что мы разыскиваем наследников швейцарского подданного Анри Бодлоо. Полтора года назад он скончался после длительной болезни в возрасте восьмидесяти трех лет. Прямых наследников у него нет, жена умерла десять лет назад и он все свое состояние завещал родственникам в России.

Держалась она очень хорошо, только хищный огонек, загоревшийся в глубине темных глаз, выдавал истинные чувства дамочки.

- Он русский? - безразлично проронила она.

- Да, он выходец из России. - любезно ответила я.

- А ко мне Вы почему пришли?

- Вы одна из возможных наследниц.

- И что же он мне завещал? - хмыкнула она, стараясь показать, что не принимает наш разговор всерьез.

- Ну, я тебе покажу! Держись крепче. Мало тебе не покажется! подумала я, а вслух произнесла:

- Пока мы не можем сказать, Вам ли завещено имущество господина Бодлоо. Я не видела Ваших документов и потом есть несколько других претендентов, их права в данный момент уточняются. Что касается суммы завещенного, то она не слишком велика. В нашей практике мы сталкивались и с более крупными.

Выдержав достаточную паузу. Я небрежно проронила:

- За вычетом налогов, это составит миллион. Если придется делить на несколько человек, сами понимаете, получится не так уж и много.

Сумма её впечатлила. Да и как не впечатлить, если живешь в проголодь, а тут деньги светят. Но она вида не показала и никак не проявляя интереса, равнодушно спросила:

- Рублей?

- Ну, вот ты и попалась! - мысленно возликовала я и небрежно бросила:

- Нет, конечно! Причем здесь рубли? Долларов!

У дамы вытянулась мордочка, а глазки начали медленно выкатываться из орбит. Что касается меня, то я с наслаждением наблюдала за происходящими метаморфозами. Странно, я видела её в первый раз, а она уже успела вызвать у меня стойкую неприязнь. Наконец, моя собеседница смогла справиться с шоком и дрожащим от волнения голосом вопросила:

- И вы считаете, что все это завещано мне?

Конечно, тут можно было бы и остановиться. В конце концов, цель нашей беседы была совсем другая, но мне как шлея под хвост попала. Остановиться я уже не могла и потому заявила:

- Это ещё не все. Я упомянула только денежные средства, а есть ещё недвижимость.

Девушка тихо охнула и обмякла. А я, испытывая наслаждения садиста, добравшегося до жертвы, продолжала:

- Есть дом в Швейцарии, доходные дома в Монако...

Тут я запнулась, не зная, что бы такое ещё сказать, потом улыбнулась и добила ее:

- И замок во Франции.

Она стала белее бумаги, глазки лихорадочно заблестели, из горла вырвался хриплый шепот:

- И все это мне?

- Чтобы ответить на этот вопрос нужно увидеть все Ваши документы. Учтите, есть другие родственники господина Бодлоо. Они тоже претендуют на имущество.

- Других родственников нет! - выпалила она. - Если Вы имеете ввиду детей от второго брака моего отца, то эти притязания незаконны. Брак не был зарегистрирован. И потом, они уже все получили! Продали квартиру, на которую не имели никаких прав. Хватит с них!

- Чтоб установить истину, мне нужно ознакомиться с документами. Покажите, пожалуйста, свое свидетельство о рождении, сообщите сведения о ваших родителях. Если имеются братья и сестры, то и о них. Вы можете показать мне все, что у Вас есть. Мы проверим подлинность и тогда будем решать.

- Конечно... - растерянно протянула она.

- Прекрасно-бодро воскликнула я. - Тогда не будем терять время и приступим.

Собеседница помялась, потом, осторожно подбирая слова, заговорила:

- Сегодня не получится. Дело в том, что эту квартиру я получила недавно. Вещи ещё не перевезла. Собиралась сначала сделать ремонт, а потом уж переезжать.

Я демонстративно округлила глаза и вопрошающе подняла брови, всем видом показывая, что отговорка выглядит крайне неубедительно.

Она смущенно хихикнула и, стараясь быть любезной, сказала:

- А потом неожиданно все планы пришлось менять.

- Что-то случилось?

- Да нет! - махнула она рукой и слабо улыбнулась. - Последнее время со мной происходят интересные вещи, причем, приятные. А если учесть, что жизнь меня никогда особо не баловала, то сейчас у меня полоса удачи. Вот теперь Вы пришли и, может статься, я получу наследство.

- А перед этим?

- А месяц назад ко мне пришел молодой человек и сказал, что их туристическая фирма празднует пятилетний юбилей. В ознаменование этой даты они решили бесплатно отправить трех человек отдыхать. И представьте себе мою радость, когда он объявил, что компьютер выдал мои данные. Только они не могли меня дома застать, поэтому путевка оказалась горящей. Пришлось собираться буквально за один день и уезжать. Даже своей подруге, Нине Лебедевой, позвонить не успела. Но это такие пустяки! Ведь так повезло! Сама бы я никогда в дом отдыха не поехала. Денег нет. А тут все оплачено! И дорога, и отдых, и даже карманные расходы. Чудеса!

Тут она понизила голос и доверительно сказала:

- Я их деньги с собой не взяла. Здесь оставила. Подумала, еду на все готовое, чего ж лишнее тратить. Мне эти денежки по возвращении, ой как, понадобятся. Верно?

Я согласно кивнула и небрежно поинтересовалась:

- И где отдыхали?

- В Сочи.

- А совсем не загорели.

- Старалась не загорать. У меня аллергия на ультрафиолет, моментально обгораю, начинаю температурить. Поэтому, благоразумно держусь в тени.

- Но отдохнули хорошо?

- Великолепно!

- Это главное. А с документами мне все же надо ознакомиться. И как можно скорее.

- Конечно. Схожу на старую квартиру и принесу в Вашу контору. Адрес оставьте.

- Я приехала из Москвы. Лучше будет, если договоримся и я сама зайду.

- Завтра. В десять утра.

- Прекрасно. И есть ещё один нюанс. По законам Швейцарии, человек, замешанный в преступлении, пусть он даже просто подозреваемый, не имеет право на наследство.

Любезность моментально слетела с неё и она посуровела:

- Что Вы имеете ввиду?

Я изобразила крайнюю растерянность и забубнила:

- Извините, что напоминаю... Но неожиданная смерть Вашей тети.. Сразу после подписания завещания.. Разные слухи ходят.

- С тетей все просто! - оборвала она мои причитания. - Была любительницей выпить, вот и отравилась некачественной водкой. С рук по дешевке купила.

- Это можно доказать?

- Конечно! Было проведено расследование. Причина смерти та, что я сказала. Есть документы. Поверьте, я здесь ни при чем!

- Ну, что ж! Тогда все в порядке. Завтра встретимся, возьмем документы и будем работать-бодро выпалила я.

Глава 11

После беседы с женщиной в душе царил хаос. Эмоции бурлили, грозили перелиться через край, захлестнуть меня и погрести в мутных водах тревог, сомнений и ужаса. Позволить себе такое я не могла, ситуация складывалась странная и, чтобы разобраться в ней, нужна была светлая голова. Предприняв титанические усилия, я заставила себя успокоиться и начать мыслить логически.

- Что ж это получается? Имеется в наличие два человека с одинаковыми именами и фамилиями, с одинаковыми паспортными данными, прописанные в одной и той же квартире по улице Южной. Я, конечно, человек нездоровый и с головой у меня нелады, но считать такое положение делом вполне обычным чересчур даже для меня. Я хоть и с приветом, но отлично понимаю, что подобное совпадение абсурдно, его просто не может быть, а, значит, здесь таится какая-то тайна. Первое, что приходит на ум, это подозрение, что одна из претенденток на благородную фамилию Бодайло является самозванкой и никаких прав на неё не имеет. В связи с этим возникает резонный вопрос: кто же именно из нас двоих является настоящей Альбиной? Она или я?

Мне очень хотелось со всей категоричностью объявить Альбиной себя, но беда была в том, что на этот счет у меня имелись большие сомнения. Единственным весомым подтверждением того, что я являюсь Альбиной Бодайло, был паспорт. Но каждый знает, что в наше время подделать паспорт на нужную фамилию большой проблемы не составляет. В остальном мои позиции по сравнению со второй претенденткой были значительно слабее. Начать с того, что я, совершенно ничего не знала о своей жизни и факты собственной биографии собирала по крохам, опираясь на рассказы посторонних людей. Она же, в отличие от меня, была прекрасно осведомлена о событиях своей личной жизни, свободно ориентировалась в родственных взаимоотношениях, была знакома с Лебедевой. А меня, между прочим, Нина Лебедева, не узнала, хотя предполагалось, что мы являемся коллегами и не один час провели, сидя в одной комнате бок о бок. И соседка по дому меня не узнала. Ту Альбину узнала, а меня-нет. Но самым главным аргументом против меня, как Альбины, было то, что я сама совершенно не чувствовала себя ею, как не ощущала себя педагогом, как квартиру на улице Южной не считала домом.

Результатом этих рассуждений был неутешительный вывод, что, если кто и является фальшивой Альбиной, так это я. И значит, пока законопослушная Альбина отдыхала на курорте, я, авантюристка и пройдоха, похитила ребенка Стаса. Как только я доходила до этого момента в собственных рассуждениях, все во мне начинало возмущаться. Я категорически не воспринимала себя, как похитительницу детей. Конечно, пока ещё я плохо себя знала, но кое-что о себе все же уже поняла. Так, например, я точно знала, что очень люблю деньги и отношусь к ним с большой приязнью. Я так же знала, что могу быть грубой и даже хамовитой, ради собственной выгоды легко могу пойти на обман. И точно так же, я четко знала, что никогда не смогу похитить ребенка. Назовите это, если хотите, не моим амплуа. В этой точке своих рассуждений я себе опять резонно напоминала, что ребенок тем ни менее был похищен. И сделала это, по свидетельству родных девочки, её учительница по фамилии Бодайло. А так как из двух имеющихся в наличии Бодайло именно я вызывала большие подозрения, то были все основания похитительницей считать меня.

На какое-то время я приуныла. Что ни говори, собственные ощущения, вещь, конечно, интересная, но против фактов они не катят. Но тут упрямый внутренний голос начинал бунтовать и вопить во всю мочь, что он с такой постановкой вопроса не согласен. Почему это обязательно нужно считать преступницей именно меня? Только потому, что у меня паспорт фальшивый, а сама я ничего не помню? Тоже мне довод! Ребенка отлично можно похитить и с настоящим паспортом на руках. Одно другому не мешает! Альбина уверяет, что в момент похищения она была в Сочи. А кто это проверял? Где доказательства? Говорит, что была на юге, а сама даже не загорела! Может, в действительности она вообще никуда из города не уезжала, под видом учительницы проникла в дом Стаса и в результате похитила его дочь. В пользу этого предположения свидетельствовал и тот факт, что у Стаса меня никто не узнал. Неужели родственники девочки могли напрочь забыть особу, которая совсем недавно служила у них. Ободренная этими мыслями я принялась рассуждать дальше.

- Может потому я и оказалась в горящей машине, что мешала этому грязному делу? Может меня вывезли в лес, чтоб убрать с дороги Альбины, когда наши пути случайно пересеклись в доме Стаса? Допустим, я авантюристка и мошеница и с какой-то, не очень благовидной целью проникла в дом Егоровых под именем Бодайло. Там в это время находилась настоящая Альбина, замышляющая похищение хозяйского ребенка. Мое появление путало все планы, поэтому меня тихо убрали, Альбина сделала свое дело и исчезла.

Занятая этими мыслями, внимания на парня, что курил у окна между первым и вторым этажом, я не обратила. Он же, в отличие от меня, столь безразличен не был. Как только я поравнялась с ним, он швырнул окурок на пол и шустро подхватил меня под руку.

- Привет. - пропел он, демонстрируя все тридцать два зуба в широкой улыбке.

Я в ответ улыбаться не спешила и вовсе не потому, что испугалась. Дело происходило средь бела дня, в жилом доме. В случае чего и заорать можно было! Просто недосуг мне было кокетничать с незнакомым парнем, настроение не соответствовало. Он похоже был другого мнения, потому крепко сжимал мой локоть и отпускать не собирался.

- Ты случаем не ошибся? - миролюбиво спросила я.

- Никогда. - опять сверкнул он зубами. - Тебя ждал и, как видишь, дождался.

- Точно меня? Может все же ошибся? - засомневалась я. - Мы вроде не знакомы.

- Тебя, Анна, тебя! И не сомневайся даже! И не рыпайся. Все равно ничего не выйдет. Пойдем лучше по-хорошему. Поговорить надо.

Первым моим желанием было вырвать локоть да заорать погромче, призывая на помощь всех соседей, но в следующую минуту я отказалась от этой затеи. Если парень умудрился выследить меня и отловить на выходе из дома, значит ему было что мне сказать, а я находилась не в той ситуации, чтоб отказываться от общения, ведь в результате могли выявться интересные факты. В общем, я решила не сопротивляться и миролюбиво сказала:

- Надо, значит надо! Пошли, поговорим.

Парень подозрительно глянул мне в лицо, ожидая подвоха, я ответила своим самым честным взглядом. Можно сказать, взглядом кристальной чистоты, такие взгляды присущи мошенникам и проходимцам высокой пробы. Что ещё раз подтверждало мою догадку о том, что с моей биографией не все чисто.

Тесно прижавшись друг к другу мы вышли их подъезда и загрузились на заднее сидение белых "Жигулей", которые очень кстати оказались прямо около входа. За рулем сидел молоденький щуплый парнишка, который при нашем появлении отложил в сторону газету и любопытно стрельнул глазами в мою сторону. Не успели мы устроиться на заднем сидении, как я тут же открыла рот и собралась начать переговоры. У моего спутника были другие мысли на этот счет и он сердито цыкнул:

- Потом поговорим. Приедем на место и все обсудим.

Мне такой оборот дела не очень понравился. Разговаривать на виду у большого количества народу-это одно, а ехать в неизвестном направлении с совершенно незнакомыми парнями-совсем другое. Однако, выбора у меня не было. Если хотела разжиться сведениями, нужно было рискнуть и я пожала плечами, демонстрируя, что мне все равно. Правда, посчитала возможным спросить:

- Далеко ехать?

- Не далеко. В этом городе все близко. - хмыкнул мой напарник и замолк на весь остаток дороги.

Приехали мы действительно быстро. Как только "Жигули" остановились около неказистого двухэтажного домишки, напарник выбрался первым, помог выйти мне и, цепко держа за локоть, поволок в подъезд.

Дверь нам открыли сразу и на пороге, заполняя собой весь проем, возникла громадная фигура.

- Анечка, дорогая! Приехала наконец! Радость-то какая! - пропела эта гора, в ответ на что я с подозрением поинтересовались:

- Мы знакомы?

- Знакомы, конечно, знакомы! Причем давно и очень близко. - закивал он в ответ.

Я с сомнением оглядела его с ног до головы и он мне не понравился. Может раньше, в далекой молодости он и был высоким, стройным парнем с приятным лицом. Теперь же этому типу было далеко за шестьдесят, тело его расплылось вширь и на боках наросли подушечки жира, которые не могла скрыть даже широкая рубаха. Живот напоминал огромный шар, ноги больше подошли бы слону средних размеров, а поросшие светлыми волосами руки напоминали два окорока. Не лучше было и лоснящееся от жира, сплошь состоящее из выпуклостей и вмятин лицо. Всю эту красу довершали две здоровые бородавки. Они царственно венчали массивный нос, но очарования владельцу не добавляли. Общее неприятное впечатление сглаживали лишь глаза с цепким, слегка ироничным взглядом. Казалось, они принадлежат совершенно другому человеку, живут своей, независимой от остального тела, жизнью и попали на это потное, мясистое лицо по ошибке. В общем, смотреть на него было противно и я побыстрее отвела глаза, удрученно подумав:

- Если этот бугай действительно мой хороший знакомый, то с какими же мерзкими типами я водила дружбу.

А хозяин растянул толстые губы в улыбке, показавшейся мне неискренней, и проворковал:

- Ну, что на пороге стоишь? Проходи! Нам о многом поговорить нужно, а в ногах, как известно, правды нет.

С этими словами он развернулся и тяжело потопал в комнату. Я пошла следом, а шествие замыкал парень, что доставил меня туда. В большой и весьма мрачной комнате мы расселись вокруг стола и толстяк, подперев огромной рукой массивный подбородок, со вздохом проронил:

- Ну, рассказывай.

В ответ я недоуменно пожала плечами:

- А что рассказывать? Я ж ничего не знаю.

Он коротко хихикнул и этот тоненький смешок совершенно не вязался с его слоновьей внешностью:

- Шутница!

- Я не шучу. Говорю совершенно серьезно. Что рассказывать? О чем?

- Аня, Анечка! Цветочек мой ненаглядный! Знаю твой своеобразный характер и всегда относился к нему с пониманием, но сейчас не время для шуток. Перестань придуриваться и давай рассказывай.

- Ну, зачем Вы так! Я не придуриваюсь и с дорогой душой рассказала бы все, что знаю. Да загвоздка в том, что я НИЧЕГО не знаю. Абсолютно! И даже не догадываюсь, что Вам от меня нужно.

Услышав мой ответ, толстяк заметно посуровел. Игривые нотки исчезли из его голоса, а на смену им пришел металл. Чеканя каждое слово, он сказал:

- Мне нужно, чтоб ты объяснила мне, что произошло. Рассказала все с самого начала и до конца, желательно ничего не пропуская.

Тут уж посуровела я:

- Послушайте, Вы ведете себя, мягко говоря, странно. Вы схватили меня на улице, силой приволокли сюда и теперь говорите загадками. Что вам от меня надо? И вообще! Кто вы такие, черт вас возьми! Могли бы и представиться!

- Во дает! - восхищенно прошептал парень.

- Заткнись! - проревел толстяк, шумно выдохнул через нос и растягивая слова спросил меня:

- Представиться? Ты говоришь представиться?

- Ну, да! - кивнула я. - Незнакомые люди всегда сначала знакомятся, а потом уж ведут разговоры. А то, знаете ли, некрасиво получается. Вы, похоже, меня знаете, я же в полном неведение, кто вы такие.

- Ты хочешь сказать что не знаешь меня?! - опять начал закипать толстяк.

- Наконец, сообразили! Я Вам русским языком уже битый час твержу: не знаю, кто вы, вижу вас обоих в первый раз в жизни и не понимаю, чего вы от меня добиваетесь.

Толстяк моргнул в растерянности, а потом горестно вздохнул:

- Правду говорят: горбатого могила исправит. Как была ты взбалмошной дурой, так ею и осталась. Ничему тебя время не научило.

На "дуру", конечно, можно было бы и обидеться, но в его словах не было злобы, скорее сожаление и я не стала цепляться. Ну, сорвалось у мужика грубое выражение, так видно же, что не со зла, а по горячности. А толстяк между тем продолжал:

- Я твой хороший знакомый. Можно даже сказать друг и многое сделал для тебя.

- А что Вы сделали?

- А сама ты не знаешь?

- Нет. Я память потеряла и ничего не помню.

Он коротко глянул на меня и тяжело вздохнул:

- Ясно. Ну, что ж! Потеряла, так потеряла! Мне не трудно, могу и рассказать. Я подобрал тебя на Курском вокзале.

- Как это подобрали? Я, что, щенок бездомный? - с возмущением перебила его я.

- Точно! - кивнул он. - Голенастый, худой, голодный щенок. И именно бездомный! Твоя мать, кстати сказать потомственная алкоголичка с большим стажем, в очередной раз привела в дом случайного хахаля. Они хорошенько выпили, пришли в игривое настроение и ухажер, подзуживаемый мамашей, стал к тебе приставать. Тебе это не понравилось, ты треснула его разделочной доской по башке и убежала из дома. Идти тебе было некуда, на улице стояли холода и ты пошла на вокзал. Устроилась на скамейке в зале ожидания и закимарила.

- И там мы с Вами познакомились?

- Слово познакомились не совсем точное. Я вынужден был вмешаться, когда к тебе привязался пьяный хулиган. Он схватил тебя за руку и хотел выволочь на улицу.

- И никто не вступился? - возмутилась я.

- Была глубокая ночь. Кто спал, кто просто не хотел вмешиваться в скандал.

- А Вы вмешались? Вы с ним подрались?

- Зачем драться? Я уже тогда был в возрасте да и комплекция у меня не та, чтоб в драку кидаться. Я действовал через убеждение.

- И хулиган прислушался?

- Ему пришлось. У меня был только один аргумент, но очень весомый.

При этих словах парень тихо хрюкнул, за что и был награжден суровым взглядом толстяка.

- А дальше? Что дальше было? - подстегнула я рассказчика.

- Ну что дальше? Мне стало жаль тебя. Подумал, что, если оставлю тебя, пропадешь! Вот и взял с собой.

- Я стала Вашей любовницей?

- Деточка моя, что ты городишь? Какая из тебя любовница? Это же были кости, обтянутые кожей! Ты от голода была зеленой! Первое время ела не переставая и не могла наесться.

- А почему тогда Вы забрали меня с собой? В бескорыстную доброту я не верю, значит, была причина?

Толстяк еле заметно усмехнулся краем рта:

- Мне нужна была помошница. А у тебя была очень смышленая мордашка. Вот я и решил, что ты можешь мне подойти.

- А чем Вы занимаетесь?

- Я искусствовед.

- Значит, и я стала искусствоведом? - с интересом спросила я.

- Ты специалист широкого профиля. Я положил на тебя много сил и многому тебя научил. Справедливости ради надо признать, что ты была способной ученицей. У тебя были очень хорошие природные задатки и я только развил их.

Он замолк. Видно, вспоминал былые дни, а когда заговорил снова, то голос его звучал резко и крайне неприятно:

- Ну, теперь все вспомнила? Может хватит дурака валять? Давай перейдем к делу. Рассказывай!

- Вы не поверите, но я действительно ничего не помню.

Услышав такое начало, толстяк побагровел и собрался заорать, но я не дала ему открыть рта.

- Подождите! - зачастила я. - Не перебивайте меня! Выслушайте, что я скажу, потом будете ругаться. Я действительно ничего не помню, даже собственного имени. Все, что мне известно, я узнала со слов бабы Глаши. Мои воспоминания начинаются с момента, когда я очнулась в деревенской избе. Я открыла глаза и увидела перед собой бревенчатую стену, а на ней большую фотографию в резной рамке. На фото были изображены молодой мужчина в военной форме и женщина, трогательно припавшая головой к его плечу. Я порылась в памяти, пытаясь понять, кто бы это мог быть, но ничего не вспомнила. Тогда повела глазами и поняла, что лежу на кровати, в окно светит солнце, а сбоку от меня сидит старуха и что-то рассказывает. Совсем этому не удивилась, просто отметила про себя, что нахожусь в избе, а старуху зовут Глашей.

Глаша же внимания на меня не обращала, смотрела мимо и продолжала распевно говорить:

- ...а в лесу я, милая, оказалась потому, что пришла пора собирать травку. Травка эта не видная, только мне известная, а сила в ней большая. Многие болезни та травка лечит, а растет как раз в тех местах, где я тебя нашла. И нашла-то как интересно! Иду лесом, все больше под ноги смотрю и вдруг между деревьев вижу машину. Думаю, что это такая дорогая и красивая машина заехала в нашу непролазную чащобу? Место там гиблое, болотистое, от дороги далекое, потому любители выпить да погулять туда не заглядывают. Не скрою, попутал меня бес любопытства. Решила подойти поближе и посмотреть, кто же это там стоит. Ничего плохого я не подозревала, зря врать не буду, а только знаешь ли, милая, страшновато мне вдруг стало. Идти-то я шла, а только все кустов держалась и старалась особо не шуметь. Ну, подобралась я ближе и вижу, за рулем сидит молодая женщина. Странно так сидит, будто больная. Кулем привалилась к спинке, голову назад откинула и плечи опустила. С первого взгляда показалось, что она без сознания. И ведь тогда, я старая, ничего дурного не заподозрила. Решила, заехала по какой-то ей одной известной причине молодка в глубь леса и там ей вдруг стало плохо. Подивилась я людским причудам и стала пробираться через кусты к машине. Надеясь, что явилась не слишком поздно и ещё как-то помочь можно. Я уж почти рядом с машиной была, даже видела сквозь стекло, что глаза у неё закрыты и бледная она очень, как с противоположной стороны, из чащи, выскочили двое парней. Уж не знаю почему, только испугалась я. Показались они мне подозрительными и я, вместо того что б их окликнуть, быстренько в траву присела. Затаилась я, а сердце так ходуном и ходит. Веришь ли, милая, сижу трясусь, а сама жду, что же будет дальше. А парни-то канистру с собой притащили! Крышку отвинтили и давай поливать машину! Как в воздухе запахло бензином, я совсем голову от страха потеряла. Сижу и не знаю, что делать! Вижу, что-то плохое творится, а что предпринять ума не приложу. А они все льют и льют этот проклятый бензин. Наконец, тот, что постарше, скомандовал:

- Хорош! Уходим!

Второй молча подчинился, схватил канистру и побежал прочь. Тот же, что отдавал команду, остался. Вытащил из кармана носовой платок, поджег его и бросил на капот. Голубое пламя резво побежало во все стороны, в миг охватило весь корпус и машина заполыхала. Парень отскочил на безопасное расстояние, посмотрел через плечо и бросился вслед за товарищем. В тот же миг услыхала я, как в стороне заработал двигатель. Что за машина, в каком направлении уехала, за деревьями видно не было, да я и внимания не обращала, потому как дверь горящей машины вдруг распахнулась и на траву вывалилась женщина. Ну, тут я совсем голову потеряла! Сама не помню, как бросилась к ней, подхватила под руки и прочь поволокла. И откуда только силы у меня, старой, взялись?

А женщиной этой, милая, ты была! И такая ты была слабая, что одной тебе никогда б не справиться, да видно Господь берег тебя, раз меня на помощь послал. Тебе, считай, повезло, ведь кроме меня по этим чащобам никто не лазит, так что ты вполне могла там проваляться без сознания несколько дней да и помереть. Если бы, конечно, уцелела при взрыве.

Отползли мы в сторону совместными усилиями, а тут и бак рванул. Машина полыхает, я возле тебя стою и что делать не знаю. У тебя сил хватило только, чтобы из машины выброситься, да с моей помощью в сторону отползти. После ты сознание потеряла, я рядом топчусь и на тебя гляжу. Ясно, что своим ходом ты до деревни не доберешься, мне в одиночку тебя не дотащить, значит нужна подмога. Постояла, поглядела, поняла, что в себя ты приходить не собираешься, да и потрусила в деревню.

Говоря по справедливости, это давно уж и не деревня, а только воспоминание о ней. Она и раньше-то была не больно большой и процветающей из-за удаленности от районного центра, а теперь в ней и вовсе осталось только три жилых дома. Один мне принадлежит, два других занимают такие же, как я, старухи. Остальные дома стоят заколоченными и не рухнули до сих пор только потому, что сложены из вековых деревьев и клали их в свое время на совесть. Мы все одинокие, сродственников у нас не осталось, районному начальству до нас дела нет и надеяться мы можем только на себя. Кормимся с огородов, которые распахиваем с помощью старого полуслепого мерина Васьки, а потом совместно обрабатываем. Кроме Васьки держим десять ангорских коз. Они нам дают не только молоко, но и пух, из которого долгими зимними вечерами вяжем носки да кофты. Эти самые кофты, милая, чудесным образом спасают наши старые спины от ломоты и ревматизма. А если какая из нас все же захворает, тут уж за дело принимаюсь я. Что и говорить, живем мы бедно, праздник наступает, когда в деревню приезжают больные. В такие дни мы собираемся в моей избе, лакомимся городской ветчинкой, сырком, пьем чай с конфетами да закусываем пряниками. Ну, да к тебе это прямого касательства не имеет и потому слушать не интересно. Это я по стариковской привычке так длинно рассказываю, что б тебе понятнее было.

В помощь позвала Гликерию. Она всего на шесть годков старше меня самой и потому считается у нас молодой. Вместе мы запрягли мерина в телегу и погнали в лес. Ты лежала на том же месте, где я тебя и оставила. Когда мы тебя поднять пытались, открыла глаза и даже с нашей помощью смогла взгромоздиться на телегу. Домой добирались долго, мы старалась ехать осторожно, чтобы не растрясти тебя. В избу ты тоже сама зашла, хотя взгляд у тебя был такой, что трудно сказать, понимала ли ты, что происходит. Мы тебя раздели, уложили на кровать и тут ты снова потеряла сознание. Да, оно и не удивительно. На голове-то у тебя рана! Врать попусту не буду и не скажу, что глубокая... Нет, от этого Господь миловал. Только кожа рассечена, да, похоже, сотрясение мозга имеется. Сдается мне, тебя сначала ударили, потом затолкали в машину и повезли в лес умирать.

Уж почитай вторые сутки пошли, как мы тебя сюда доставили, а ты никак в себя толком не придешь, милая. То откроешь глазоньки, то опять в беспамятство впадешь. Я за тобой ухаживаю, а толку-чуть! Я уж и отварами поила, и компрессы на голову клала, и молитвы за исциление читала, а ничего не помогает. Но, наконец, услышал, таки, Всевышний, мои молитвы, оклемалась ты.

Я смотрела в потолок, слушала Глашу и молчала.

Она пронзительно глянула на меня глубоко запавшими глазами и спросила:

- Понимаешь ли, что я говорю?

- Понимаю. - прошептала я.

- А помнишь ли, что с тобой приключилось?

- Ничего не помню. - прошелестела я в ответ и заплакала.

В последующие дни Глаша много раз возвращалась к происшествию в лесу, надеялась, что её рассказы произведут на меня впечатление и заставят вспомнить хоть что-нибудь. Но этим надеждам не суждено было сбыться, память не хотела возвращаться и мое прошлое оставалось для нас за семью печатями. Как только Глаша поняла это, она оставила свои попытки и принялась лечить меня. Я оказалась женщиной физически крепкой, на поправку пошла быстро и через неделю пришла в норму, если, конечно, не принимать во внимание полное отсутствие памяти. Только став на ноги, я сразу засобиралась в город. Как ни отговаривала меня Глаша, как не стращала всякими опасностями, я твердо стояла на своем. А потом горько пожалела об этом. В первый же вечер ко мне явился человек и попытался меня убить...

За все время, что я сбивчиво излагала эти события, толстяк ни разу меня не перебил, а вот улыбчивый парень возбужденно ерзал на стуле и время от времени тихо восклицал:

- Во дает! Ни хрена себе! Ну, бляха-муха!

Кстати, звали его Степаном, а откликался он на кличку "Щегол". Толстяк именовался Павлом Ивановичем. Но все это я узнала позднее, в тот момент оба они были для меня безимянны. Но странное дело, впервые за последнее время я почувствовала, что нахожусь среди близких мне люди, ощутила прилив необыкновенной радости от этого и поверила им безоговорочно. Больше я была не одна, я нашла своих друзей и они помогут мне! Даже малосимпатичная внешность Павла Ивановича перестала мне казаться таковой, теперь я видела только умный взгляд, слышала только доброжелательный голос.

Наконец, я закончила и спросила:

- Теперь понимаете, почему на Ваше требование рассказать все, я не могла ничего ответить?

Павел Иванович кивнул и задумчиво сказал:

- Теперь кое-что становится ясно.

- Ну, так расскажите мне все. Объясните, что же проиходит. Я устала от неизвестности. Все так непонятно. Вот, например, паспорт. Вы зовете меня Анной. Я и сама так назвалась однажды. А паспорт у меня на имя Альбины.

- Да. Паспорт.. - задумчиво протянул толстяк. - Тут нужно начинать с начала.

- Ну, так начните! - взорвалась я.

Он моей вспышки не заметил или сделал вид, что не заметил. Во всяком случае, вида не показал и остался совершенно спокоен:

- Как я тебе уже сказал, я эксперт по предметам искусства. А ты и Степан-мои помощники. Конечно, роли у вас разные, но мы трое - одна команда, работаем вместе давно, дружно и очень успешно. Наш бизнес приносит нам хорошие деньги и мы не бедствуем. Вот ты, например, смогла купить себе квартиру. Одеваешься в дорогих магазинах, имеешь машину и ни в чем себе не отказываешь. Степан живет скромнее, но это потому, что все деньги на девок тратит. Он у нас Дон Жуан.

- А вы?

- Ну, что я? Я уже старик, мне много не надо. У меня только одна страсть, ею и живу. Я коллекционер, собираю произведения искусства. Приобрету желанную картину-и счастлив.

Я окинула взглядом комнату и не увидела на стенах ни одной картины.

Он перехватил мой взгляд и усмехнулся.

- Это не мой дом. Квартира чужая. На время сняли. Будем здесь жить, пока одно дельце не провернем.

- А на самом деле, где живете?

Он пожал плечами:

- Как это, где? В Москве. Мы все трое там живем, а сюда приехали по делам. В гостинице светиться не хотелось, вот и сняли эту халупу.

- А что за дело?

- Сейчас и до этого дойдем! Дело не простое, оно нам уже много денег стоило. Причем, заметь, я выкладывал их из собственного кармана. Потому я так и нервничал, когда с тобой говорил. Может я был груб, так ты не обижайся, не со зла.

Я понимающе кивнула и он продолжал:

- В этом городе проживает один господин, который владеет очень интересной картиной. Он не коллекционер, искусством не интересуется, в картинах ничего не понимает и эту купил в Москве по случаю. А в столице имеется другой господин, который просто мечтает иметь это полотно у себя. Он готов заплатить за него значительную сумму. Картина сама по себе стоит мало, её художественная ценность сомнительна, но тут есть нюанс... Тот московский господин считает эту картину семейной реликвией, утерянной в революцию. За последние годы он здорово разбогател и им завладела идея собрать у себя все вещи, которые когда-то были реквизированы у его семьи. За картиной он охотился давно и почти получил её, как вдруг, совершенно неожиданно она попала в руки нынешнего владельца. Тот увез её в этот захолустный городок и московскому меценату пришлось начинать все сначала.

- Он обратился к нам с поручением выкупить ее?.

- Он обратился к нам потому, что мы лучшие специалисты в своей области. А выкупить картину невозможно. Наш заказчик уже обращался к владельцу картины с просьбой о продаже, но тот в деньгах не нуждается и продать её отказался. Вот тогда он и обратился к нам.

- Мы должны её украсть! - догадалась я.

Павел Иванович страдальчески поморщился:

- Я не стал бы называть наши действия этим вульгарным словом. Тут вполне допустима иная формулировка. Мы должны изъять её у владельца и предать заказчику в обмен на кругленькую сумму.

- И в чем проблема?

- Проблема в том, что нас подвела ты. Мы приехали в этот город и начали искать подходы к дому, где хранится картина. Чтобы изъять её, сначала нужно было попасть внутрь, а это задача непростая. Днем в доме полно народу, ночью включается сигнализация. Кроме того, этот загородный поселок патрулируется частным охранным бюро. В общем, вульгарный грабеж исключался. Следовало придумать какой-нибудь оригинальный ход и мы занялись разработкой объекта. Для начала стали прослушивать телефонные разговоры и удача улыбнулась нам. По крайней мере, в тот момент мы так думали. Хозяин уехал за границу по делам, а его сестра вдруг решила нанять на лето учительницу для его дочери. За кандидатурой она обратилась в "Центр здоровья и обучения детей", он в городе пользуется хорошей репутацией, в нем работают лучшие педагоги. К счастью, девица не поехала в Центр лично, а предпочла позвонить по телефону. Мы перехватили её разговор с директрисой и узнали, что на это место рекомендуется Альбина Бодайло. Представлялся прекрасный шанс проникнуть в дом и сделать это должна была ты. Проблема была в том, чтоб опередить нанимательницу, успеть убрать педагога из города и заменить её тобой. В тот же день Степан явился к Альбине, отрекомендовался сотрудником туристической фирмы и объявил, что она выиграла поощрительный приз. Он вручил ей путевку в дом отдыха, билеты на поезд и тысячу долларов на карманные расходы. Сумма, конечно, великовата, но зато была гарантия, что девушка не сможет устоять. И я оказался прав! Отказаться от такого подарка судьбы было выше её сил и вечером Степан самолично посадил Альбину в вагон. На её место заселилась ты и, когда сестра нашего бизнесмена позвонила на квартиру Бодайло, ей, естественно, пришлось вести разговор с тобой.

- Подождите! А паспорт? У меня же есть паспорт с моей фотографией. Откуда он так быстро взялся?

Павел Иванович сочувственно глянул на меня:

- Нет, ты точно память потеряла. Забыла, с кем имеешь дело? Чистые корочки с фото у нас всегда на руках, а изготовить печать такому специалисту как я...

Я с пониманием кивнула. Действительно, для людей, занимающихся таким серьезным бизнесом, новый паспорт не является проблемой.

- Короче, вы с сестрой договорились о встрече и в назначенный день ты отправилась по указанному адресу. - продолжал вводить меня в курс дела Павел Иванович.

- И что?

- И все!

- Как это все?

- А так! После этого ты исчезла.

- А вы разве за домом не следили? Сами говорите, у вас была соответствующая аппаратура. Могли бы прослушать телефонные разговоры, может и разобрались бы, в чем дело.

- В том и беда, что не могли! Аппаратура маломощная, берет на коротком расстоянии. Готовя операцию, приходилось парковаться прямо рядом с домом. В общем, мы уже намозолили глаза местным жителям и они сообщили в охрану. Ну, тогда мы отговорились, но появиться там ещё раз уже не могли. Пришлось отпустить тебя без страховки. Договорились, ты будешь звонить. Мы ждали, ты не позвонила. Мы не могли понять, что происходит. Сторожили тебя на выезде из поселка, наведовались к дому Альбины, но все без толку. Ты нигде не появлялась, ты просто исчезла.

- Это все произошло не вчера и тем не менее вы все ещё здесь.

- А ты как думала? Столько денег потратить, потом все бросить и уехать? Никогда!

- Ладно, проехали! Дальше что было?

- Наше терпение было вознаграждено. В один из дней Степан дежурил на Южной и вдруг увидел, как ты входишь в подъезд. Сам Степан ничего предпринять не решился, я, к сожалению, был в отъезде. Мотался в Москву проверить, не объявлялась ли ты там. Поступок был продиктован отчаянием и результатов не дал, но я не мог сидеть сложа руки. Вернулся поздно ночью, Степа тут же сообщил мне о твоем возвращении и мы поехали к тебе. Смотрим, окна темные, набираем твой номер-трубку никто не поднимает. Решили, что ты на время заскакивала на Южную, а потом снова исчезла. Повернуться и уйти ни с чем мы просто не могли, поэтому, поднялись на твой этаж, позвонили в дверь, никто не откликнулся, тогда мы её открыли и вошли. Думали пошарить немного, пока ты неизвестно где шляешься, а обнаружили в кухне труп. Представляешь, каково нам было? И, главное, непонятно, что произошло. Мы со Щеглом его из квартиры Альбины на всякий случай вывезли. Между прочим, ради тебя старались!

- Так это с Вами я по телефону разговаривала?

- Да. После твоего очередного исчезновения, я не знал, что и думать. Совершенно не понимал, что происходит. Почему ты поехала не сюда, а на Южную? Зачем это нужно было? И выглядела ты очень странно. Степан сказал, ты была на себя не похожа. А труп? Что это за человек и кто его убил? Ты? А сама куда делась? Я не знал, где тебя искать и приказал Степе неотлучно дежурить у дома Альбины...

- А я ведь возвращалась на квартиру через день после убийства! Степан Вам говорил?

- Как возвращалась?! - удивился Павел Иванович, грузно повернулся к Щеглу и сурово спросил: Почем я об этом ничего не знаю?

Тот прижал руки к груди и запричитал:

- Павел Иванович! Христом клянусь, неправда это! Не приходила она, не видел я ее!

- Не приходила или не видел? - вкрадчиво поинтересовался шеф. - Я же тебе приказал ни на минуту не отлучаться от дома.

- А я и не отлучался! - горячо заверил Щегол, но при этом его глазки так плутовато бегали, что и менее проницательный человек, чем Павел Иванович, легко догадался бы, что парень врет.

Под пристальным взглядом начальника Степан поник и смущенно прошептал:

- Ну, может, разок отбежал. Перекусить.

Павел Иванович коротко кивнул и сухо обронил:

- С этим потом разберемся. Сейчас есть дела поважнее.

Он опять развернулся в мою сторону и как ни в чем не бывало продолжал:

- Когда Степан доложил, что ты опять вернулась, я тут же стал тебе звонить.

- А зачем было звонить? Не проще ли было сразу прийти и все выяснить?

- Умная очень? Наше дело тонкое, всегда существует опасность нарваться на неприятности. Хватит с меня прошлого визита! Поступился правилами, пришел без предварительного звонка и напоролся на мертвеца. Хорошо, все обошлось, а могло и плохо кончится. А тут нарушены все планы. Ты то исчезаешь, то появляешься, оставляешь после себя трупы. И после этого я должен явиться к тебе предварительно не поговорив? А вдруг за тобой следят и ты поэтому не пришла к нам?

- И тем не менее Вы все равно пообещали приехать.

Он поднял толстый палец и назидательно заметил:

- После того, как ты сказала кодовые фразы.

- Какие фразы? - прыснула я.

Павел Иванович сурово посмотрел на меня и четко повторил:

- Кодовые! Я спросил тебя "Как дела?", ты ответила "Все хорошо, спасибо". Вторая фраз была "Как со здоровьем?", ты сказала "Просто великолепно". Это означало, что опасности нет и тебя никто не опекает. Если бы рядом были чужие, ты ответила бы иначе.

Честно говоря, я бы предпочел вообще обойтись без этого визита, но... Было у меня сильное подозрение, что все объясняется просто и ты решила вести собственную игру. Добыла картину и теперь хочешь начать единоличный бизнес. Ты меня знаешь, такого я снести не могу, только потому и пошел к тебе.

- Значит, Кирилла с дружком Вы ко мне прислали? Хотели наказать за измену? И стреляли в меня тоже по этой причине?

- Что ты несешь? Зачем мне тебя убирать? Моя специальность-охота за произведениями искусства, а убийства-это совсем другая статья. И никакого Кирилла вообще не знаю!

- Подождите! - остановила я его. - В тот вечер, когда Вы мне звонили... Вы все-таки приходили?

- Конечно, но ты мне не открыла. Может объяснишь, почему?

- Сразу после разговора с Вами в меня стреляли. Из машины, с моста. Я испугалась и не стала открывать.

- Ясно. - вздохнул Павел Иванович. - А я грешил на твой дурной характер. Ну, ладно. Забудем об этом и давай поговорим о деле. Как я понимаю, нам повезло во второй раз. Ты теперь в доме господина Егорова свой человек, можешь беспрепятственно приходить и уходить, когда тебе вздумается. Таким шансом грех не воспользоваться, значит ты должна улучить момент, взять картину и быстро исчезнуть.

- А потом?

- А что потом? Далее все просто! Отдаешь картину мне и отправляешься в Москву. Все остальное-мои проблемы. Я сам свяжусь с заказчиком и обменяю полотно на деньги. Вашу долю вручу дома, за вычетом моих расходов, естественно. И не волнуйся попусту! Ты свое получишь, как и всегда получала. Я человек честный и помощников не обманываю.

Я согласно кивнула и Павел Иванович принялся меня инструктировать:

- Значит, так. Сегодня же возвращайся к Егорову и без картины назад не приезжай. Действуй осторожно, но особо и не тяни. Нас сроки поджимают. Если в ходе дела возникнут осложнения, информируй меня по телефону, запоминай номер... Попусту не звони-это лишний риск. Ну, вот и все. Жду тебя в скором времени назад, да не одну, а с картиной!

- Не все! Вы забыли сказать о какой картине идет речь!

- Ты, что, и этого не помнишь?

- Откуда? Я ж говорю, что все напрочь забыла!

- Хорошо, напомню! Меня интересует холст размером 68х55. Это портрет маленькой девочки в шляпе, масло. Время написания картины-примерно вторая половина ХVIII века, автор неизвестен.

- Я её видела! Она висит в кабинете. - радостно воскликнула я.

- Великолепно! Я боялся, что эта деревенщина сунул портрет в дальний чулан, да и забыл о его существовании. А раз картина висит на стене, значит задача упрощается. В кабинет свободный доступ или хозяин закрывает его на ключ в свое отсутствие?

Не зная, что ответить, я в нерешительности пожала плечами:

- Точно не скажу.

- Значит, узнай. И убедись, что он не подключен к сигнализации. Эти провинциалы бывают чрезвычайно хитры. Пока не проверишь все досконально, к картине на стене не дотрагивайся. Поняла?

- Чего уж тут? Поняла!

- Ну, тогда все. Отправляйся. Добираться к Егорову будешь своим ходом. Отвезти не сможем, следует избегать любого риска.

Я вышла из дома и вместо того, чтоб остановить первую же проезжающую мимо машину и отправиться к Стасу, медленно побрела вдоль улицы. В конце концов, к нему можно было поехать и позже, меня там никто особо не ждал, а вот все хорошенько обдумать следовало не откладывая. Совершенно неожиданно на меня вдруг свалилась новая информация, её было слишком много и она представляла для меня черезчур большую ценность, чтоб отложить её осмысливание на потом. Делать это нужно было немедленно, чем я и занялась, мерно шагая вдоль улицы.

- Значит, что ж это получается? На самом деле я не законопослушная гражданка, а авантюристка, мошенница, по просту говоря, воровка. Зовут меня Анна, постоянно проживаю в Москве, а в этот городок приехала по делу. То-то я его совершенно не знаю! В дом Стаса проникла под видом Альбины Бодайло с целью похитить картину сомнительного качества и неопределенной ценности. Как же вышло, что я оказалась замешанной в похищении ребенка? По словам Павла Ивановича, в доме Егорова я провела всего несколько дней. Как же могло случиться, что за столь короткое время, я так кардинально поменяла свои планы? А может планы именно такими и были с самого начала? Может, отправляясь в дом к Стасу, я и собиралась украсть его дочь, а картина тут не при чем?

Я в задумчивости поддела носком туфли камешек и он покатился по тротуару. Проследив взглядом его путь, я тяжело вздохнула и принялась размышлять дальше:

Конечно, дело могло обстоять и так, но тогда тут возможны два пути. Первое, Павел Иванович врет, картина его совершенно не интересует и в прошлый раз он меня посылал к Стасу совсем с другой целью. Но подобное предположение не выдерживало никакой критики, потому что при таком раскладе ему не было нужды отправлять меня туда снова с наказом привезти портрет. И потом, на упоминание о похищении ребенка он внимания не обратил, пропустил его мимо ушей и говорил только о портрете. Вообще, из всей моей встречи с коллегами я вынесла твердое убеждение, что их занимает только он. По всему выходит, что Павел Иванович акцию по похищению девочки не планировал и к ней совершенно не причастен.

Придя к этому заключению я здорово приуныла, потому что в этом случае картина происшедшего совершенно менялась и на первый план выступала моя собственная фигура. Получалось, что посылали-то меня за портретом, но сама я планировала похитить ребенка. Дальше брела совсем уж черепашьим шагом и мучалась вопросом:

- Могла я по собственной воле ввязаться в такое мероприятие, как киднеппинг?

Тут следует честно сказать, что точного ответа на этот вопрос у меня не было. Согласно моим ощущениям, душа у меня к такому делу не лежала. Но только ощущения вещь весьма эфимерная и крайне ненадежная, в реальной действительности все могло обстоять совершенно иначе. А вот что же произошло на самом деле, я сказать не могла, потому что ничего не помнила. Беседа с Павлом Ивановича хоть и пополнила мои знания о себе самой, но память не вернула.

Подавленная, я брела по улице, машинально расшвыривая попадающиеся на пути камешки и тасуя в уме имеющиеся в наличие факты. Однако, к счастью уныние не было превалирующей чертой моего характера, уже через несколько минут на смену ему пришла здоровая злость на себя, а потом в дело вступил здравый смысл. Он подсказывал мне, что против моего участия в похищении имеется много доводов. Первый заключался в том, что, судя по всему, Павел Иванович держал своих помощников с ежовых руковицах, они у него находились под неусыпным контролем и самодеятельностью не занимались. Но если даже допустить, что я проявила непослушание и влезла в эту авантюру на свой страх и риск, то другим доводом в мою защиту являлся тот факт, что ребенок был украден в маленьком провинциальном городе. А ведь похищение людей вещь сложная, требует хорошего знания местных условий, тщательной подготовки и наличия сообщников. Получалось, что мне проще было бы найти жертву в богатой Москве, где я жила и многих знала, а не лезть в провинцию. Конечно, можно допустить, что Павел Иванович приехал сюда с целью похитить портрет, а я со своими неизвестными сообщниками решила воспользоваться моментом и похитить заодно и дочь Стаса. Получалось, что планировались две операции параллельно и в обеих я была звездой. Моему самолюбию это льстило, но на правду походило мало. Но самым весомым доводом в пользу моей невиновности было то, что меня не узнали в доме Стаса. А ведь предполагалось, что я подвизалась там некоторое время в качестве домашнего учителя. Забыть меня они не могли, ведь моя личность связывалась с исчезновением ребенка и тогда возникал вопрос:

- А служила ли я вообще в этой семье?

Мозг лихорадочно заработал, анализируя эту идею и выдал новую версию:

- Действительно, планировались две операции. Одна с целью выкрасть картину, другая-похитить ребенка. Организовывали их две совершенно разные группы людей и лишь по чистой случайности время и место проведения акций совпали. В результате возникли накладки, приведшие к нарушению всех планов.

Новая теория мне понравилась, главным образом тем, что из разряда злобных похитителей переводила меня в безобидные мошенницы, и я начала быстренько прикидывать, как могли разворачиваться события в этом случае.

Вполне возможно, не только Павлу Ивановичу могла прийти в голову идея прослушивать домашний телефон Стаса, чтобы быть в курсе событий. Наши конкуренты тоже могли додуматься до этого и, когда услышали переговоры Юли с директрисой Центра, им, как и нам, могла прийтись по душе идея подсунуть в дом своего человека под видом педагога. А когда они перехватили звонок Юли на квартиру Альбины, узнали день и время встречи, то подсуетились и подослали своего человека раньше. Повод для преждевременного появления в доме Егоровых самозванной учительницы придумать было не сложно, а вот что вместо настоящей Альбины переговоры с Юлей вела я, ни сестра Стаса, ни заговорщики не подозревали. Юлька с Альбиной знакома не была, поэтому, не ожидая плохого, пришедшую под её именем женщину, приняла с полным доверием. А когда появилась я, меня уже ждали. Меня могли перехватить на подходе к дому сообщники самозванки, могла встретить в холле сама лже-Альбина. Неожиданно тюкнуть меня по голове, думаю, было несложно, ведь я ничего подобного не ждала. Потом эта дрянь могла вызвать дружков, дежуривших, например, в машине на улице и они вывезли меня за город. С моей точки зрения больших трудностей такая операция не представляла, зато такой расклад давал объяснение, каким образом я оказалась в лесу и, самое главное, снимал с меня обвинение в киднеппинге.

По большому счету, после этих умозаключений меня уже вроде бы не должно было интересовать, кто именно похитил ребенка. Можно было просто сказать себе, что это была не я и забыть навсегда. Однако, мне почему-то не удавалось выбросить эти мысли из головы и, вопреки здравому смыслу, я решила, что как только вернусь в дом Стаса, так обязательно расспрошу Юлю поподробнее, как произошло похищение и, самое главное, как выглядела эта учительница.

Глава 12

Прибыв к Стасу, я позвонила и дверь мне открыла новая горничная. На вопрос, где хозяева, неопределенно махнула рукой в глубь холла и снова загудела пылесосом. Решив, что раз уж явилась в дом, то следует засвидетельствовать свое почтение, я отправилась на кухню и застала всю семью в сборе. За исключением Кристины, конечно, но, учитывая происшедшее с ней, её там быть и не должно было. В общем, отсутствию жены Стаса я не удивилась. Остальные же с мрачным видом сидели вокруг обеденного стола и, судя по грязным тарелкам, ужинать уже давно закончили. Тем не менее, расходиться по своим комнатам не спешили, продолжали сидеть в полном молчании и мое неожиданное появление внесло в ряды семейства приятное оживление. Создавалось впечатление, что с моим приходом каждый нашел себе занятие по душе. Стас, срывая на мне накопившееся за день раздражение, моментально накинулся с укорами:

- Где шлялась? Я когда тебя домой отправил? Еще днем! А ты только сейчас являешься! Мало мне своих забот, так ещё о тебе волноваться надо. Уж, думал с тобой в дороге что случилось. До чего ж ты безответственая! выпалил он на одном дыхании и, отшвырнув стул в сторону, выскочил из кухни.

Тетя Маня при моем появлении тоже вскочила, но ругаться не стала, а с причитаниями бросилась к плите:

- Утром ушла, толком не поела! Целый день неизвестно где ходишь. Голодная, небось! Садись, кормить буду.

Константин ухмыльнулся и произнес насмешливо:

- Я ж говорил, что она вернется! Зря волновались!

Одна Юлька ничего не сказала, но от тарелки глаза оторвала и глянула на меня с интересом и даже некоторой загадочностью.

То, что мое появление вызвало такой ажиотаж, мне польстило и я никого не обделила ответным вниманием.

Стасу ответила хоть и в спину, но со всей возможной приветливостью:

- Нигде я не шлялась! Домой к себе ездила! После того, как ты меня там, у моста, послал куда подальше, я туда и поехала.

Маня переменилась в лице, услыхав такое про своего любимца, а тот заскочил назад в кухню громко заорал:

- Куда это я тебя послал? Что городишь? А? Что городишь? Сама-то хоть веришь в то, что говоришь?! Я тебе приказал сюда ехать! И между прочим, правильно приказал! После твоего ухода, там такая кутерьма началась! Народу и без тебя хватало, ты бы там только под ногами путалась.

Выпалив все это, он опять выскочил из кухни и вскоре послышался грохот захлопнувшейся двери: Стас заперся в кабинете.

- Братец в своем репертуаре! - осуждающе покачала головой Юля. Сгоряча ляпнет обидное, потом начинает переживать, а в результате все раздражение на свою жертву и выльет!

- Неправда твоя, Юля! - тут же вступилась за Стаса тетка. - Стас человек добрый, душевный. Вспыльчивый немного, так это не со зла.

- Ага, добрый! - скептически хмыкнула девушка. - Одна ты так и думаешь!

Константин поддержал Юлю и поучительно изрек:

- Запомни, тетя! Добрые богатыми не становятся, у них на это характера не хватает! Чтоб стать богатым, нужно иметь волчью хватку и полное отсутствие жалости! Не подумай, что я это в осуждение говорю. Мне самому волки куда больше овец нравятся! Просто хочу, чтоб ты, Маня, не заблуждалась на его счет. Он очень богатый человек, делает деньги буквально из ничего, а значит принадлежит к волчьему племени и на пути у него лучше не становиться.

- Балаболка! Ведь не думаешь так, а болтаешь. Лишь бы подразнить меня. - махнула на него рукой старуха и повернулась ко мне:

- Ты неправильно его поняла. Не мог он тебя обидеть.

- Ага - поддакнул Костя. - никак не мог. Он у нас не такой. Он у нас ангел небесный! И крылья у него белые!

Я пододвинула стул к столу, села, закинула ногу на ногу и вымолвила:

- А я и не обиделась. Понимаю, что человек не в себе был. У него жена погибла. Кстати, где она сейчас?

- Где ей и полагается быть-в морге. - хмыкнула Юля.

- Что-то вы сегодня разошлись. - цыкнула тетка. - Болтаете такое, что уши вянут.

- Как есть, так и сказала! Кристя в морге, погибла в результате несчастного случая. Похороны через два дня, цветов просьба не присылать. Вот так!

- Цыц, неуемная! - прикрикнула на племянницу Маня и та, вдруг, подчинилась. Действительно замолчала, поникла и стала походить на сдувшийся воздушный шарик.

Оказавшись невольным свидетелем семейной ссоры, я решила воспользоваться удобным случаем и прояснить некоторые, интересующие меня вопросы. Напустив на лицо скорбное выражение, что было полным лицемерием, потому что гибель Кристины меня совершенно не тронула, я вздохнула:

- Какая нелепая смерть и это в самом расцвете сил. Такая молодая! Такая красавица! Ей бы ещё жить и жить!

Тут я тихонько вздохнула и боясь, что Маня с Юлей пустятся в воспоминания о своей невестке, торопливо закончила:

- Непонятно только, что она делала на той дороге возле моста.

Мария Ефимовна, услышав заключительную часть моей речи, смущенно потупила глаза и плотно сжала губы, чтоб, значит, чего лишнего ненароком не ляпнуть. Юлька же, наоборот, голову вскинула и на меня уставилась. Ответил за всех Костя. Лениво растягивая слова, он сказал:

- Чего уж тут не понять! За деньгами она туда приехала! Ей, как и всем нормальным людям, нужны были деньги. Много денег! Вот она и решила воспользоваться моментом, прикинуться похитительницей и под шумок умыкнуть у Стаса кругленькую сумму.

В этот момент он очень походил на своего отца: тот же упрямо выдвинутый вперед подбородок, тот же вызывающий взгляд и полная уверенность в своей правоте. Все это я заметила мимоходом и точно так же машинально отметила, что впервые за время нашего знакомства Юля не отводит взгляд и без смущения смотрит мне в лицо.

- Ты это серьезно говоришь?! Она собиралась прикарманить деньги, предназначенные на выкуп её собственной дочери?

- О, Господи! Что ты так удивляешься? Ну, решила! Ну, деньги на выкуп! Подумаешь! Она знала, что они у Стаса не последние, другие из загашника вытащит и за Полинку все равно заплатит. А у неё ситуация была критическая. Думаешь, зачем Стас ездил к ней на курорт? О разводе договариваться! Надоело ему, что она там с кучей любовников, а он здесь со шлюхами. А для неё такой поворот был убийственным. За годы замужества она привыкла к роли шикарной женщины, а на то содержание, что Стас предложил, этот образ не поддержать. Это не значит, что он предложил мало! Нет! Он не жмот и предлагал сумму, достаточную для безбедного существования, только Кристю она не устраивала. Она привыкла к сумасбродствам, а сумасбродства, знаешь ли, о-ч-чень дорого стоят! В общем, похищение Полинки оказалось ей на руку. Правда, она не сразу это сообразила, иначе бы прилетела сюда вместе со Стасом, но в конце концов она догадалась, что из этой беды можно извлечь выгоду и сразу рванула домой.

- Не верю, что эта женщина могла быть так корыстна, ведь речь шла о её ребенке.

Тут вмешалась Юля:

- Не верите потому, что Кристю хорошо не знали. Ее Полина никогда не интересовала, а тут она вдруг нарушает все свои планы и прилетает сюда. Больше того, она терпеливо сидит вместе с нами и слушает все эти разговоры о похитителях. Для Кристи это был подвиг! По большому счету, её всегда интересовал только один человек на свете-она сама! Все, что не имело непосредственного отношения к этому бесценному творению природы, интереса не представляло!

- Как ты о ней зло говоришь! Здорово ж ты её не любила!

- Конечно, не любила! За что мне её любить, стерву алчную? Она моего брата окрутила тем, что родила ему ребенка, а потом пользовалась этим ребенком, как охранной грамотой, и только тянула из него деньги. Сам по себе он ей и даром не был нужен! Она мимо себя ни одного мужика не пропускала.

- Юля, перестань! Она теперь покойница, нельзя плохое говорить! вмешалась Мария Ефимовна.

- Ей уже все равно, а я правду сказала! - огрызнулась племянница и к моему большому сожалению выскочила из кухни.

- Завтра утром не буди меня, сама встану! - донеслось из холла и каблучки зацокали вверх по лестнице.

- И меня завтра не буди. Как всегда, сам проснусь. - бросил Костя и небрежной походкой вышел следом за Юлей.

Мария Ефимовна тяжело опустилась на стул напротив меня и горестно вздохнула:

- Ох-хо-хо! Грехи наши тяжкие! Как сглазил кто! Ну, все наперекосяк идет! Зимой я тяжело заболела, думала не выживу. Потом Стасик удумал разводиться и вроде по новой жениться. Юлька говорит, у него в городе зазноба есть. Дальше-хуже! Вот Полинку украли, Кристина с Галей погибли. А тут, представляешь, кота нашего, Ваучера, за кадкой в холле нашла. Дохлого! Вроде не болел, а сдох! Не поверишь, утром просыпаюсь и боюсь, что ещё что-то плохое случится! И Юлька совсем извелась! Дерганная стала, нервная! Из-за Полинки и брата переживает! Очень она их обоих любит! Особенно Стасика! Веришь ли, когда он на Кристине женился, так она вся почернела. Уж так переживала, так переживала!

Мария Ефимовна ещё раз тяжело вздохнула и просительно заглянула мне в глаза:

Она тут тебе наболтала невесть что, так ты её не слушай, глупую. Это все от нервов! Она сама на себя не похожа последнее время.

А я не обращаю! Понимаю, что вам всем сейчас не сладко приходится. Вы мне лучше вот что скажите... Могла Кристина организовать это похищение?

- Куда ей! Ума бы не хватило, да и жила она за границей безвылазно. В этот раз почитай год домой не возвращалась.

- А кто тогда?

- Да учительница эта проклятая. Чтоб ей ни дна, ни покрышки, змее подколодной!

Наконец-то мы подошли к самому интересному и, боясь спугнуть удачу, я осторожно поинтересовалась:

- Какая она была? Как выглядела?

То, что я услышала в ответ, повергло меня в уныние:

- Не знаю. В глаза её не видела. Все без меня случилось! Если б я была дома, разве разрешила бы допустить к ребенку непроверенного человека? Да, никогда! Это Юлька у нас ветрогонка, ничего не опасается.

- А Вы где были?

- К себе в деревню ездила. Этой зимой, когда занемогла сильно, так вдруг по родным местам затосковала. Подумала, помру и никогда больше там не побываю. А тут Стасик уехал, забот в доме сразу меньше стало. Юленька посоветовала воспользоваться моментом и на родину съездить. В общем, соблазнилась, дура старая, отпуском и уехала, а детей одних оставила. Вот беда и приключилась. Была б я здесь или хоть Аркадий на крайний случай, ничего б этого не произошло! Аркадий, он хоть и молодой, а очень рассудительный. У него, в отличие от нашего Костика, в голове ветер не гуляет.

- А он куда делся?

- Так отпуск выпросил! Сказал, устал здорово, дайте отдохнуть. Ну, оно и верно! Без выходных парень работал.

Разочарованию моему не было предела. Только было решила, что удача улыбнулась мне и я, наконец, узнаю, что за женщина выступала под именем Альбины, как вдруг такой облом. Но сдаваться я была не намерена и решила при первом же удобном случае расспросить об учительнице Юлю. А в заключение, чтоб извлечь из разговора хоть какую-то пользу, спросила:

- Где Кристина достала мотоцикл?

- Да что его доставать! Он у неё был, в гараже у механика стоял. Она как домой из своей заграницы приезжала, всегда на нем по окрестностям гоняла. Азартная была и страсть, как скорость любила! Сколько раз я её предупреждала, что эти гонки добром не кончатся. И вот видишь? Накаркала!

Мария Ефимовна опять пригорюнилась, обуреваемая грустными думами, а я, потеряв интерес к разговору, украдкой зевнула. Но чуткая тетя Маня заметила мои гримасы и тут же принялась гнать меня в постель. Немного посопротивлявшись для приличия, я в результате подчинилась и, пожелав старушке спокойной ночи, пошла наверх.

Глава 13

На следующее утро я в гордом одиночестве сидела на кухне и с большим аппетитом поглощала кофе, который сама себе и сварила. Шел десятый час, но в доме стояла мертвая тишина и где находились члены семейства Егоровых, я понятия не имела. Можно было бы, конечно, пойти и проведать Марию Ефимовну, но после вчерашних неудач я пребывала в легкой меланхолии и рыскать по дому в поисках хозяев желания не имела.

Неожиданно громко тишину нарушил звонок телефона, прикрепленного на стене кухни. Некоторое время я с сомнением смотрела на него, решая в уме трудную задачу: вставать мне со стула или остаться на месте. В конце концов беспокойный характер взял верх над ленью, я поднялась и пошла к аппарату. Именно в этот момент, звонки неожиданно смолкли, но я все же подняла трубку и услышала голос Стаса:

- Егоров у телефона.

Сообразив, что аппарат параллельный и звонят хозяину, я уже собралась отойти, как следом зашелестел тихий голос. Он был настолько бесцветным, что определить, принадлежит мужчине или женщине, было невозможно и именно поэтому от него мурашки ползли по телу.

- Завтра, ровно в одиннадцать утра ты должен быть у дома номер 27 по Ясеневой улице. Войдешь в подъезд, на подоконнике между первым и вторым этажом найдешь пустую пачку от сигарет "Ява". В ней будет инструкция для тебя. Выполнишь все, что там написано-получишь дочь. - прошуршал голос.

- Завтра?! Завтра я не могу! У нас похороны! - в панике закричал Стас.

- А ты постарайся! Выбирай, кто тебе дороже: мертвая жена или живая дочь!

Голос вещал очень ровно и очень тихо, но мне показалось, что в нем прозвучала скрытая издевка. Вслед за этим раздались короткие гудки, означающие, что неизвестный повесил трубку. Я тоже швырнула свою на рычаг и не теряя времени, рысью понеслась в кабинет Стаса. Он сидел за письменным столом, в мрачной задумчивости смотрел перед собой, а в руках продолжал сжимать телефонную трубку. Мой неожиданный приход его нисколько не удивил, я же, не успев переступить порог, выпалила:

- Я все слышала. Что думаешь делать?

Он неопределенно пожал плечами:

- Не знаю. Я не могу не пойти на похороны Кристины, будет много людей, мое отсутствие вызовет скандал. Меня не поймут.

- Во сколько хороните?

- В одиннадцать. Мне никак не успеть.

Я начала лихорадочно соображать, что же можно предпринять в этой ситуации. Стас молча смотрел на меня, ожидая, что я предложу что-то дельное. Ничего особо умного я придумать не смогла и выпалила первое, что пришло в голову:

- И ты, и Юля, и Костя должны быть на кладбище. Вы члены семьи. Я же человек посторонний, мое присутствие там не обязательно, значит я и поеду на Ясеневую.

- А это не опасно?

- В каком смысле?

- Похитители, увидев тебя, могут разозлиться, что я неточно выполнил их инструкции и откажутся иметь со мной дело. А у них Полина!

- Ну, это вряд ли. Особо капризничать не в их интересах. Они здорово рисковали, похищая твою дочь, и теперь хотят за этот риск получить компенсацию. Затягивать обмен им не выгодно, с каждым звонком сюда растет опасность разоблачения. Ты боишься их, они боятся тебя. Так что, они заинтересованы в быстром и успешном обмене не меньше тебя. И, по большому счету, им все равно, кто заберет записку.

Я говорила с большим апломбом, стараясь подбодрить Стаса и вселить в него уверенность, но у самой в глубине души шевелился червь сомнения. Мои доводы были справедливы только в том случае, если девочка была жива и её намеревались возвратить отцу невредимой. В ином случае, поведение похитителей становилось непредсказуемым и все мои рассуждения теряли смысл. На Стаса моя речь оказала благотворное влияние, он немного успокоился и обрел способность рассуждать здраво:

- Так и сделаем. Все равно иного выхода у меня нет. Но пускай это останется между нами. Не говори ни кому, что поедешь за запиской. Пускай все до последнего момента думают, что туда отправлюсь я.

- Ты кого-то подозреваешь?

- Нет, но у меня такое чувство, что нужно держать язык за зубами. Я боюсь, что совершенно неожиданно с тобой что-то может случиться.

- Как скажешь! - пожала я плечами и, посчитав разговор оконченным, покинула кабинет.

Остаток дня я провела в полном одиночестве. Стас уехал по делам в город. Следом за ним укатила Юля, объявив, что ей нужно подготовить траурный наряд и немного отдохнуть. Костя болтался неизвестно где. Мария Ефимовна из своей комнаты не показывалась и горничная сказала, что старушка плохо себя чувствует. Я была предоставлена самой себе и потому, прихватив очередной любовный роман, завалилась на кровать и очень неплохо провела время.

На следующее утро я проснулась от громких воплей Стаса в очередной раз чем-то очень недовольного. Сквозь притворенные двери было слышно, что в доме царила необыкновенная суета. Сообразив, что хозяева собираются на кладбище, решила комнату до их отъезда не покидать. Не стоило вертеться под ногами, когда люди готовятся к такому печальному событию и нервничают. Ровно в десять Стас, забыв постучать, ворвался в мою комнату с последними инструкциями, а затем они все загрузились в машину и отбыли. Следом за ними отправилась в путь и я.

Поймав на трассе попутку, я через сорок минут стояла на углу Ясеневой и Тополиной и оглядывала пустынную улицу. Она была короткой, всего в несколько домов и заканчивалась тупиком. Строения были старые, сплошь трехэтажные, с облезлыми стенами и облупленными дверями. Выждав достаточное с моей точки зрения время, я пошла вдоль тротуара, высматривая нужный мне номер. Перед домом 27 я стояла без пяти одиннадцать. Решив, что пять минут роли не играют, толкнула входную дверь, вошла в прохладный подъезд и стала подниматься по лестнице. Навстречу спускалась немолодая женщина в фартуке, с ведром грязной воды, шваброй и мешком для мусора. Я вежливо посторонилась, пропуская её, а у самой тревожно екнуло сердце. Как только она миновала меня, я со всех ног припустила наверх, ожидая самого худшего. Плохие предчувствия оправдались и никакой пачки от сигарет "Ява" на подоконнике не было. Да и откуда ей было взяться, если только что на лестнице я встретила уборщицу. Развернувшись, я кинулась вниз в надежде перехватить женщину и узнать, куда она дела собранный в подъезде мусор. Выскочив на улицу, я завертела головой, выискивая фигуру с ведром. Таковой нигде видно не было и я, решив, что женщина может убирать соседний подъезд принялась прочесывать их один за другим. Не обнаружив её в доме 27, я обежала и соседние дома, но уборщица как в воду канула, а вместе с ней исчез и злополучный коробок. Набегавшись вдоволь и в результате ничего не выяснив, я решила признать свое полное поражение и ехать назад.

Дом встретил меня пустотой и тишиной. Хозяева ещё не вернулись, а горничная, открыв мне дверь, скрылась на втором этаже. Мрачная и недовольная собой, я побрела на кухню, сделала себе чашку крепчайшего кофе и в задумчивости примостилась за столом. Прихлебывая маленькими глотками горячую жидкость, принялась успокаивать себя, твердя, что ничего непоправимого, в сущности, не случилось. Ну, нет у нас этой инструкции! Ну и черт с ней! Другая будет! Не оставят нас похитители без внимания. В самый разгар моей борьбы с самой собой зазвенел телефон. Звонил по мобильному Стас, услышав неутешительные новости, коротко выругался и отключился. Я пожала плечами, поражаясь чужой невоспитанности, и решила, что для успокоения нервов самое время сменить род занятий. Поугрызаться я успею и вечером, а вот кабинет Стаса следовало осмотреть немедленно, пока есть такая возможность.

Дверь была открыта, я беспрепятственно вошла внутрь и подошла к дальней стене. Став на расстоянии вытянутой руки от портрета, принялась внимательно его разглядывать. В прошлый раз я смотрела на него издали, а, как оказалось, вблизи он производил совершенно иное впечатление. С одного взгляда было ясно, что он никак не может относиться ко второй половине XVIII века. Нет, качество картины не вызывали сомнения! Портрет писал талантливый художник, он старательно выдержал манеру и стиль письма того времени, но краски были слишком яркими и отсутствовала та патина, которая со временем покрывает поверхность картины, затемняет её и придает ей оттенок старины. В общем, невооруженным взглядом было видно, что это новодел. Рама тоже была новой и во всю блестала богатой позолотой. Хоть это ни о чем и не говорило, но сомнений добавляло. Осторожно приподняв край портрета, я заглянула за него, но проводов сигнализации не заметила. Решившись, сняла картину с крюка, положила на стол и принялась миллиметр за миллиметром обследовать её поверхность. Результаты осмотра озадачили и вызвали смутное беспокойство. При ближайшем рассмотрении обнаружился целый ряд дотоле не замеченных мелких странностей и несоответствий. Так, чуть ниже левого уха девочки я углядела еле заметную, но вместе с тем тщательно выписанную серьгу. Ее присутствие на портрете ребенка очень удивило меня, а то, что подвеска не соприкасалась с мочкой и как бы висела в воздухе заставило изумиться ещё больше. Отметив про себя эту странность, я продолжила осмотр картины с ещё большей тщательностью.

Усилия не пропали даром и она подарила мне ещё несколько сюрпризов. Разглядывая кружевной воротник на платье, я заметила, что кое-где под его оборкой сквозят голубые и синие мазки. На белом фоне они не очень бросались в глаза, но при приближенном рассмотрении становилось ясно, что это просвечивает плохо закрашенный нижний слой. Заинтригованная, я принялась изучать эту деталь туалета девочки с утроенным вниманием и вскоре обнаружила ещё одну интересную особенность. Весь воротник был написан белилами, но если его основная часть была выполнена плотыми, непрозрачными мазками, то с оборкой дело обстояло совершенно иначе. Она была написана в другой манере и мазки была очень легкими, почти прозрачными. Создавалось впечатление, что обе части воротника писались двумя совершенно разными художниками.

Заинтригованная своими неожиданными открытиями, я перевернула картину и занялась изучением её оборотной стороны. Следует отметить, что знающему человеку она может рассказать ничуть не меньше, чем лицевая. И тут меня снова ждал сюрприз! Если на самой картине краски блистали свежестью и она представляла собой явный новодел, то холст, на котором её написали, был действительно старым. Такое странное несоответствие озадачило меня, я не могла понять, с какой целью это было сделано. Конечно, подобные вещи практикуются, но такое обычно происходит при создании фальшивки высокого качества. В этом случае действительно учитывается любая мелочь, не говоря уж о подборке старого холста и искусственном старении картины. Делается все, что бы она соответствовала заявленному времени написания, потому что такие подделки удается сбывать за приличные деньги. Но в данном случае все обстояло иначе. Краски портрета блестели новизной, их никто и не пытался замаскировать, а значит, картину не собирались выдавать за подлинник XVIII века. Зачем же тогда было использовать старый холст? Ведь найти подобный не просто! Правда, Стасу картину впарили под видом старинной, но случилось это, я думаю, исключительно потому, что он человек неискушенный. Наверное, продавец, увидев в салоне лоха с толстым кошельком, просто возликовал и тут же воспользовался подернувшимся шансом сбыть шедевр с рук. Да и купил её Стас задешиво, сам говорил!

Все эти мысли не мешали мне внимательно осматривать холст, выискивая зацепки, способные объяснить это странное несоответствие между наружной и оборотной сторонами картины. Мои усилия не пропали даром, потому, что в правом верхнем углу холста я нашла размашистую полустертую надпись углем: "Из собрания Строгановых". Теперь становилось ясно, почему Стас решил, что на портрете изображена девочка из семьи Строгановых. Его ввела в заблуждение эта надпись на обратной стороне картины. А скорей всего, к ней привлек его внимание продавец, ведь наличие этой пары слов значительно поднимали стоимость картины.

Другую надпись я нашла на подрамнике. Она была сделана карандашом, за долгие годы стала совсем слабой, но прочтению все ещё поддавалась. Это был адрес, возможно даже прежнего владельца картины. Фамилия, к большому сожалению, там отсутствовала, но зато улица была явно московской и это утешало. Будь у меня под рукой дореволюционный справочник "Вся Москва", можно было бы попытаться узнать, кому именно принадлежал этот адрес и возможно в связи с этим появились бы новые идеи. Но справочника не было, и от попыток побольше разузнать о картине пришлось отказаться.

В большой задумчивости я глядела на портрет милой девочки и мучалась сомнениями:

- Ну, со Стасом дело обстояло просто. Ему понравилась картина и он, не долго думая, купил её. Продавец в салоне уверил его, что вещь старинная, и Стас, который не является знатоком живописи и вообще в искусстве разбирается плохо, поверил. Но как быть с Павлом Ивановичем? Он-то воробей стрелянный, его на мякине не проведешь. Отчего ж он твердит, что портрет старинный? Врет или не видел его сам и повторяет слова заказчика?

Поглазев еше некоторое время на картину, я вернула её на место и пошла звонить Павлу Ивановичу. В весьма туманных выражениях сообщила, что все идет согласно плану, но нужно немного подождать. О том, что картина-явная фальшивка, я не упомянула, чтоб не вызывать дополнительных расспросов. Решила, что ещё будет время все обсудить и во всем разобраться. Павел Иванович и так пытался затянуть разговор, изводя меня вопросами, но я сказала, что говорить возможности нет и бросила трубку.

Стас вернулся в три часа дня. С ним приехала только Мария Ефимовна. Юля, измотанная тягостной церемонией, отправилась к себе домой. Костя тоже решил домой не являться. Прямо с порога Стас накинулся на меня с вопросами. Я, как могла, объяснила ему сложившуюся ситуацию, чем повергла его в отчаяние.

- Нужно было самому ехать. - стонал он. - Ты просто не посмотрела там, как следует. Пачка могла завалиться в угол, а ты её не заметила.

Сначала, входя в его положение, я терпеливо слушала эти причитания, потом они мне надоели и я рявкнула:

- Нормально я смотрела! Только что носом цемент на площадке не рыла. Не было там ничего! Или туда ничего не клали или её успела убрать уборщица. В любом случае, трагедии не вижу. Позвонят ещё раз и передадут новые инструкции.

Стас выпучил в бешенстве глаза и собрался было заорать, но затрещал его мобильник. Он щелкнул крышкой и в запале рявкнул:

- Говорите!

На том конце провода заговорили, а Стас моментально затих и весь превратился в слух. В какой-то момент ему удалось вклиниться в разговор и он принялся оправдываться. Его собеседник оправданий не принял и Стас заткнулся. Дослушав до конца, осторожно положил мобильник на стол и выдавил:

- Это они. Спрашивают, почему не поехал за инструкциями.

- Ты им все объяснил. Я слышала-нетерпеливо перебила я, боясь что он начнет пересказывать разговор и завязнет в подробностях. - Что они нового сказали?

- Приказали немедленно отправляться к Вечному огню на площади Победы. Там, справа от стеллы, лежит коробок от "Явы"...

- Опять?! - взвыла я.

- В нем инструкции. - продолжал Стас, не обратив ровно никакого внимания на мой вопль. - Я еду немедленно.

- Я с тобой.

Он глянул на меня, собираясь отказать, но потом передумал и кивнул головой.

К площади Победы мы неслись, как угорелые и пару раз я даже подумала, что живыми в город не попадем. Однако, как это ни странно, ничего с нами не случилось, мы благополучно одолели путь от загородного дома до центра города и вскоре тормозили против мемориального комплекса на площади Победы. Стас выскочил из машины и понесся к стелле, а я осталась на месте, рассудив, что ползать на коленях по земле на виду у многочисленных прохожих вдвоем нужды нет. За глаза хватит и одного Стаса. Его массивная, коленопреклоненная фигура посреди центральной площади и без меня будет выглядеть очень впечатляюще. Через пару минут Стас бегом вернулся назад, плюхнулся на сидение рядом со мной и показал зажатый в кулаке листок бумаги. Дрожащей от нетерпения рукой расправив его, он принялся вслух читать напечатанный на машинке текст:

"Если хочешь получить свою дочь живой и невредимой, точно следуй нашим указаниям. Завтра, 23 июня, ровно в четыре утра ты с деньгами должен быть на железнодорожном вокзале. Сумму, равную 500 000 долларов, положи в дипломат и держи в правой руке. В 4. 15 выходи на первую платформу. В это время там будет стоять электричка. Иди вдоль состава до десятого вагона, остановись перед первой дверью. Ровно в 4. 20 бросай дипломат в тамбур и сразу возвращайся в здание вокзала. Назад не оглядывайся! Сделаешь все точно - у центрального входа тебя будет ждать дочь. Не вздумай нарушить наши инструкции! Мы будем следить за тобой! Если обманешь, твоя дочь умрет."

- По моему, фуфло. - сказала я, дочитав до конца послание. - Ты оставляешь деньги и уходишь. Гарантий, что Полина будет ждать тебя на вокзале, никаких. Похоже на очередной кидняк! Я бы на твоем месте не стала этого делать.

- Ты не на моем месте! Тебе легко рассуждать, там не твоя дочь. А я голову теряю, как только представлю, что с ней может случиться.

- Мне кажется ты эту голову потерял давно, как только узнал, что Полину украли. Нужно было не идти на поводу этих вымогателей, а предпринимать меры к поискам девочки.

Стас открыл рот, собираясь возразить, я махнула на него рукой:

- Слышала, слышала! В родную милицию ты не веришь! Хорошо! Не веришь не надо! Но ведь у тебя есть "крыша"! Ты человек в городе известный, у тебя солидный бизнес, значит и "крыша" должна быть солидная. Нужно было обратиться к ним. Они бы по своим каналам прощупали местную братию. Информационная служба у них поставлена четко. Могли бы тебе помочь.

- А то я не обращался! - огрызнулся Стас. - Это было первое, что я сделал. Но меня уверяют, что никто из местных в этом деле не замешан. Полину похитили залетные и следов они не оставили.

- Ладно, я была не права. Зря на тебя напустилась. - примирительно сказала я. - Только отдавать деньги в обмен неизвестно за что-глупо. Ты вполне можешь остаться и без денег и без дочери. Не хочу тебя лишний раз травмировать, но, вспомни, что произошло совсем недавно. Забыл?

- Ничего я не забыл, но выбора нет. Сделаю, как они говорят. - упрямо набычился Стас.

Я предприняла последнюю попытку:

- Ну, пошли хотя бы людей проследить, кто возьмет деньги.

- Никогда! В такую рань в электричке будет пусто. Если моего человека заметят, Полина может погибнуть. Я не могу рисковать её жизнью. Лучше я рискну деньгами.

Все доводы были исчерпаны, Стас остался при своем мнении и я устало пожала плечами:

- Это твоя дочь и твои деньги. Поступай как знаешь.

- Вот именно. - угрюмо бурнул Стас и решительно повернул ключ зажигания.

- Эй, подожди! Мне выйти надо! - воскликнула я, открыла дверь и выскочила из машины.

- Ты уходишь?! Именно сейчас? - изумился Стас.

- У меня дела в городе, так что поезжай без меня.

- Ты вернешься? - через силу выдавил он из себя, кося глазом в сторону.

- Обязательно! - жизнерадостно заверила я. - Утрясу тут кое-что и приеду. Не беспокойся, через пару часов буду у тебя.

Он молча кивнул, завел мотор и машина мягко отъехала от тротуара. Я стояла на месте до тех пор, пока она не скрылась за поворотом, потом развернулась и рысью затрусила вдоль улицы. День клонился к вечеру, а мне нужно было успеть сделать все, что задумала.

Я честно сдержала слово, данное Стасу, и ровно через два часа стояла на пороге его дома. Мне открыла горничная, чему я очень порадовалась. В тот момент встречаться с членами семейства Егоровых в мои планы не входило. Бросив на ходу, что очень устала, я побежала наверх. Заперев дверь комнаты, разложила на кровати принесенные свертки и с удовлетворением оглядела их содержимое. Вдоволь налюбовавшись своими приобретениями, разделась и отправилась в душ. После десяти минут пребывания под горячей водой почувствовала себя заново родившейся и готовой к новым подвигам. Завернувшись в огромное полотенце, босиком прошлепала в комнату, натянула на себя чистую одежду и, полная решимости добиться своего, спустилась вниз.

Стаса я нашла на кухне в обществе Марии Ефимовны. Моему появлению он обрадовался и даже не посчитал нужным это скрывать. Я уселась напротив него и сразу приступила к делу:

- Ты уже решил, в чем деньги передавать будешь?

- Ну, да. - удивленный вопросом, он кивнул. - В кейсе.

- Покажи-приказала я.

Не говоря ни слова, он сходил в кабинет и притащил тот самый дипломат в котором уже пробовал передать выкуп за дочку в прошлый раз. Именно его я разыскивала в кустах под мостом.

- Не надо в этом. - покачала я головой.

- Почему?! - удивленно вздернул он брови.

- Из суеверия. Один раз уже случился облом, не нужно использовать этот же кейс второй раз.

- Глупости. - отрезал Стас.

- Не глупости! Народная примета!

Стас скептически хмыкнул, но тут Мария Ефимовна, внимательно прислушивавшаяся к нашим препирательствам, бросилась мне на подмогу:

- Сделай, как она говорит! Раз есть примета-соблюдай!

- Бабские фантазии! Не знаю я такой приметы! - отмахнулся племянник.

- Если ты не знаешь, это ещё не значит, что её нет. - сурово отрезала я, а Мария Ефимовна согласно поддакнула.

Но Стас наш напор выдержал и упрямо пробурчал:

- Нет у меня другого дипломата. Только этот. В нем и повезу деньги.

Я тоже отступать была не намерена и потому торжественно объявила:

- У меня есть!

Выбежала в холл, схватила предусмотрительно припрятанный там дипломат и с торжествующим видом водрузила его на стол:

Вот! В нем деньги и передашь! Сегодня специально для этого случая купила.

Стас скептически оглядел дешевенькое произведение местной промышленности, потом пожал плечами и проронил:

- Ну, если тебе так хочется...

- Хочется! Очень хочется! - горячо заверила его я.

Благополучно решив поблему с дипломатом, я пришла в отличное расположение духа и с жадностью накинулась на ужин. У меня во рту с самого утра маковой росинки не было, не удивительно, что я в момент умяла все, что поставила передо мной Мария Ефимовна, потом наговорила старушке кучу комплиментов по поводу её кулинарных талантов и, сославшись на усталость, отправилась к себе.

Закрывшись в комнате, ещё раз проверила свое нехитрое снаряжение, завела купленный специально для этого случая будильник и завалилась в кровать. День выдался нервный, следующий обещал быть не легче и я собиралась хорошенько отдохнуть.

Глава 14

Заснула сразу, как только голова коснулась подушки, но выспаться не удалось. Впервые за последние дни мне опять приснился сон. Кошмар длился не долго, но я пробудилась вся в холодном поту и больше уснуть не смогла. Да и смысла засыпать по новой не было: будильник показывал второй час ночи. Повалявшись ещё некоторое время в кровати и в последний раз перебрав в голове детали задуманного, я встала и принялась неторопливо собираться. Натянула на себя черные джинсы, черную рубаху с длинными рукавами, которую, чтоб не развевалась вокруг меня и не мешала двигаться, старательно заправила внутрь, волосы прикрыла черной каскеткой и критически оглядела себя в зеркале. Призрак ночи! Бэтмэн российского разлива! Никита из Урюпинска! Что и говорить, наряд совершенно не шел к моей костлявой фигуре, но я приобрела его накануне в целях маскировки, а не для украшения собственной внешности. Решительно повернувшись спиной к зеркалу, нацепила на спину рюкзачок и вышла.

В холле горел свет, из кухни доносилось позвякивание посуды и негромкая воркотня тети Мани. Похоже, хозяевам тоже не спалось в эту ночь и они уже были на ногах. Тихо скользя вниз по лестнице, я добралась до первого этажа, на цыпочках прокралась к выходу и осторожно повернула защелку автоматического замка. Она легко вышла из гнезда, дверь без звука отворилась, пропуская меня, и снова мягко захлопнулась. Посчитав это хорошим началом, сулившим удачу моему предприятию, я, стараясь держаться деревьев, бодро зашагала к выходу из поселка.

До трассы я добралась быстро и без приключений, а вот там пришлось понервничать. Ночью движение было не таким интенсивным, как днем, и я проторчала на обочине битых двадцать минут, пока дождалась первой попутки. Сначала водитель РАФика наотрез отказался везти меня к вокзалу, твердя, что ему нужно совсем в другую сторону. Но тут я с горяча посулила ему двойную цену и он не устоял. В результате, уже в 3. 30, я стояла в тени газетного киоска и украдкой обозревала перрон. Народу на платформе было мало. Неподалеку от меня стояла кучка мужиков в рабочей одежде, ведущих между собой неторопливый разговор, поодаль маялась толстая бабища с многочисленными баулами. Никто из них на роль похитителя маленьких девочек не годился, а других фигур в обозримых окрестностях не наблюдалось.

Электричка пришла ровно в 4. 00. Подслеповато мигая тускло освещенными окнами, состав протащился до конца платформы и замер. Мужики, негромко гомоня, стали неторопливо загружаться в вагон, а под их прикрытием и я просочилась внутрь. Работяги тут же заняли две лавки, вытащили колоду карт и, не теряя ни минуты, приступили к игре, я же задерживаться на месте не стала и торопливо пошла вдоль прохода. Конечной целью моего движения был девятый вагон и добраться до него нужно было как можно скорее.

Желающих ехать в столь ранний час было мало и за время моего передвижения по составу мне встретилось только давишняя баба с баулами. Я на неё внимания не обратила и быстро прошмыгнула мимо, в тот момент меня больше беспокоил человек, прятавшийся в десятом вагоне. Никаких сомнений, что он находится там, у меня не было. Раз Стасу было приказано швырнуть деньги на пол тамбура, значит кто-то внутри должен был их поднять. Не могли похитители оставить такую гигантскую сумму без присмотра! Так вот, меньше всего мне хотелось, чтоб он меня заметил, а в освещенном вагоне такой шанс у него был.

Короче, шагнув в девятый вагон, я низко наклонила голову и шустро засеменила мимо пустующих сидений, стремясь как можно быстрее миновать опасную зону видимости и добраться до противоположного тамбура. Стараясь особо не высовываться, осторожно повернула ручку и потянула тяжелую дверь на себя. Она неохотно поддалась и в следующий момент я оказалась в вонючей темноте. Со вздохом облегчения вжалась в угол и минуту стояла неподвижно, переведя дыхание, потом осторожно выглянула в дверное окошко. С моего места наружный вход виден не был, но зато хорошо просматривался проход между сидениями. Сейчас он был пуст, но если похититель явится за деньгами, я его сразу замечу. Я поднесла руку к глазам и посмотрела на часы. Стрелки показывали 4. 17, значит, ждать оставалось три минуты. Неожиданно, пол под ногами завибрировал, отзываясь на работу двигателей, а я испугалась, что состав тронется раньше времени и Стас не успеет зашвырнуть кейс в вагон. Словно в ответ на мои мысли мимо окошка пролетел темный предмет и с глухим стуком шлепнулся на пол. В следующую минуту двери закрылись и состав медленно тронулся. Припав боком к стене, я вытянула шею, стараясь не пропустить момента появления похитителя.

Сначала в соседнем вагоне ничего не происходило, потом между сидениями поднялась фигура в сером и кинулась по проходу в мою сторону. Боясь быть замеченной, я отпрянула в угол, но за предыдущий короткий миг все же успела рассмотреть бегущего. Худощавая фигура, могла принадлежать и подростку, и парню субтильной наружности, и юной девушке. Кем он был в действительности, понять было невозможно: на человеке был мешковатый спортивный костюм, волосы прикрыты капюшоном, а черты лица искажал натянутый на голову черный чулок. Краем глаза я видела, как в тамбуре мелькнула тень и исчезла. Решив, что посланец поднял кейс и вернулся в вагон, я снова припала к окну.

Человек в сером сидел спиной ко мне и возился с замками. Я понимающе кивнула: ему не терпится проверить содержимое. С моего места видно было, как он открыл крышку дипломата и некоторое время сидел склонясь над ним. Убедившись, что внутри находится то, что он и ожидал, неизвестный захлопнул кейс, стянул с головы чулок и расслабленно откинулся на спинку сидения. Мне очень хотелось, чтоб курьер ненароком повернулся ко мне хотя бы боком, но он упрямо продолжал демонстрировать свою спину и не оставалось ничего другого, как терпеливо разглядывать её.

Неожиданно состав стал тормозить, человек вскочил и бросился к противоположному выходу. Я боялась его потерять и первым порывом было бежать следом, но мое внезапное появление могло напугать похитителя и, горестно вздохнув, я отказалась от неразумного намерения. Вместо этого, вернулась в свой вагон и, как только поезд остановился, соскочила на землю. Однако, неизвестный оказался шустрее и я опять увидела только его спину. Спорым шагом он удалялся от меня, деловито помахивая дипломатом.

Остановка называлась "Озерки", но озер вокруг видно не было. Со всех сторон высился лес, причем, довольно старый, с мощными деревьями и густым подлеском. От платформы в глубь него уходила неширокая, но хорошо утоптанная дорожка. Заросли по обеим её сторонам были настолько густы, что при всем желании, неожиданно свернуть в сторону и скрыться, было затруднительно. Довольная этим обстоятельством, я отпустила преследуемого на безопасное расстояние и, стараясь не особенно бросаться в глаза, двинулась следом. В таком порядке, не встретив по дороге ни души, мы благополучно миновали лес и вышли к поселку. Тропинка незаметно перешла в неширокую улицу и вот тут я забеспокоилась. Я боялась, что парень оглянется и увидит меня, тем более что спрятаться было некуда. На мое счастье, объект уверенно шел вперед, назад не оглядывался и было видно, что этот путь пройден им не раз и хорошо знаком. Дойдя до рынка, он, не сбавляя темпа, обогнул его и свернул в небольшой проулок.

Топая следом за незнакомцем, я гадала, сколько же он ещё собирается плутать по окрестным улицам, как он вдруг толкнул калитку в высоком деревянном заборе и исчез. Увидев этот маневр, я сначала замерла на месте, ожидая подвоха, однако прошло долгих пять минут, незнакомец не показывался и я двинулась вперед. Неторопливым шагом прошла мимо глухого забора, выискивая подходящую щель и одновременно прислушиваясь к звукам во дворе. К сожалению, щели я не нашла, а со двора не доносилось ни звука. В тщетной надежде прошла дальше, но забор соседей не уступал "моему" ни высотой, ни добротностью. Раздосадованная неудачей, я, сердито матеря проклятых куркулей, настроивших неприступные ограждения, перешла на противоположную сторону улицы, стала за кустами и занялась изобретением способа проникновения в дом. Ничего путного придумать не успела, ворота неожиданно распахнулись во всю ширь, так что стал виден внутренний двор, легковая машина и бегущая к ней от ворот фигура в сером. Человек резво прыгнул за руль, автомобиль сорвался с места, вылетел из ворот и унесся в сторону рынка. Лица водителя опять разглядеть не удалось, теперь его закрывали огромные темные очки.

Первым моим порывом было кинуться в догонку за исчезающей машиной, но вместо этого я перебежала через дорогу и остановилась у ворот. Похоже, все мои планы летели в тар тарары. Уж очень подозрительно выглядело поведение человека в сером, в его действиях сквозила такая нервозность, что для этого должны были быть серьезные основания. Внутренний голос подсказывал мне, что эти основания могут обернуться для меня крупными неприятностями и предостерегал от попытки проникнуть в дом, но я сердито ответила ему, что осторожность, конечно, вещь хорошая, только раз уж я здесь, то топтаться на улице смысла не имеет. И хотя причина моего приезда сюда унеслась на блестящей машине, было ещё кое-что, ради чего стоило рискнуть. В результате, я приняла половинчатое решение: в дом идти, но соблюдать крайнюю осторожность.

Строение было приземистым, всего в один этаж, и стояло посреди участка. От ворот его отделяла мощеная плиткой площадка, а позади виднелись деревья сада. Шторы на окнах были задернуты, а вокруг царила такая тишина, что дом казался необитаемым. Быстрым шагом я пересекла открытое пространство, прошла вдоль глухой стены, завернула за угол и оказалась в саду.

Он был сильно запущен, зорос бурьяном и если бы не распахнутая настежь задняя дверь, место казалось бы необитаемым.

Напряженно прислушиваясь и каждую секунду ожидая неприятностей, я поднялась по скрипучим ступеням и вошла в дом. Комната, куда я попала, была большой, но её назначение поддавалось определению с трудом. В центре стоял круглый, накрытый длинной, до полу скатертью стол с остатками еды и это позволяло считать её столовой. Но справа громоздилась широкая деревянная кровать с измятыми простынями и это превращало её в спальню. Обстановку комнаты дополняли гигантский платяной шкаф и древнее трюмо с треснувшим зеркалом.

Стараясь ничего не касаться руками, я стала медленно обходить вокруг стола и вдруг на полу увидела девушку. Она лежала на спине и широко распахнутыми глазами неотрывно смотрела в потолок. Одета лежащая была в ночную сорочку, поверх которой был наброшен легкий халат. Все это теперь задралось, оголяя длинные, красивые ноги и стройные бедра. Странно, но меня почему-то шокировал не факт смерти женщины, а вид этих бесстыдно оголенных ног. И ещё шприц, который валялся рядом с ней. Первое, что я подумала, увидев эту штуку около тела девушки, было, что она наркоманка и погибла от передозировки. В следующий момент я от этой мысли отказалась, потому что таких чистых, без единого синяка и следов уколов рук и ног у штатных наркоманов не бывает. В общем получалось, что если ей и ввели какую-то дурь, то только с целью убийства.

Я стояла над телом, решая сложный для себя вопрос: уйти или все же сначала осмотреть дом. Неожиданно за моей спиной раздался шорох. Я быстро оглянулась. Комната была пуста, но в проеме распахнутой двери мелькнула и тут же пропала маленькая фигурка. В следующую минуту, забыв про труп на полу, я выскочила в сад и закричала:

- Поля! Полина!

Мой голос звонко разносился по округе, не слышать меня она не могла и тем не менее показываться не спешила. Не переставая звать, я сделала несколько шагов в направлении сада и остановилась. Искать девочку в этих зарослях было бессмысленно. Там было такое множество укромных уголков, в которых можно было легко спрятаться, что, если Полина не захочет, мне её во век не найти. Одновременно с этой мыслью, в голове родилась другая. А может я вообще зря кричу и ребенок, которого я видела краем глаза, вовсе не был Полиной. Может это сын или дочь той женщины, что лежит на полу в комнате, а Полины здесь и близко нет. Ведь я с самого начала плохо верила, что похитители собираются сдержать обещание и привезти девочку на вокзал. А судя по тому, как разворачивались события в этом доме, в живых мог остаться только один человек и это точно была не Полина. Не очень надеясь на ответ, я на всякий случай позвала ещё раз:

- Полина! Поля! Ты здесь? Вылезай! Не бойся! Я тебя к папе отвезу!

Сначала все было тихо, потом в кустах справа от меня послышалась возня, ветки раздвинулись и из-за ржавой бочки вылезла худенькая фигурка с растрепанными кудряшками огненного цвета и в джинсовых шортах до колен. С пронзительным криком:

- Аля! Альбина! Живая! - она кинулась ко мне и в мгновение ока с обезьяней ловкостью вскарабкалась на руки. Приникнув всем худеньким тельцем и крепко обхватив руками за шею, она зашептала:

- Жива! Тебя не убили!

Мир закрутился вокруг меня в бешенном вихре, земля под ногами зашаталась и, чтоб устоять, мне пришлось прислониться спиной к ближайшему дереву. Нет, девочка вовсе не была тяжелой, просто в тот миг я вдруг все вспомнила. Все от начала до конца, все до мельчайших подробностей, даже то, что мне совсем не хотелось бы вспоминать. Кадрами немого кино передо мной замелькали события недавнего прошлого. Вот я еду в машине вместе с Полинкой. Я-за рулем, она рядом. Машина дорогая, а главное чужая и я еду осторожно. Вот нас, громко сигналя, догоняет синий "Форд". Вот он обгоняет нас, разворачивается поперек узкой дороги и из него выскакивают двое. Я хочу дать задний ход, но сзади перегораживает дорогу другая машина. Из него выскакивает девушка и спешит к нам. Боковым зрением вижу, что за рулем сидит человек, но длится это всего мгновение и лицо за темными очками и длинным козырьком низко надвинутой на лоб каскетки разглядеть не успеваю. Вот Кирилл с пистолетом в руке рывком открывает дверь моей машины и приказывает выйти. Вот пронзительно визжит Полина, потому что второй похититель пытается вытащить её наружу. Она верещит и вырывается и он несколько раз с силой бъет её по лицу. По подбородку ребенка бежит алая кровь. Я пытаюсь схватить девочку за руку, но получаю удар по голове и все вокруг становиться сначала красным, а потом погружается в темноту.

А Полина между тем продолжала засыпать меня вопросами, которые выскакивали из неё как горох из дырявого мешка:

- Ты сбежала от них? Обдурила их всех и сбежала? А меня как нашла? Как узнала, что я здесь? Ты искала меня? Искала долго-долго и нашла? Это потому, что ты меня любишь, да?

Превозмогая дурноту, я прошептала:

- Подожди минутку! Что-то мне не по себе! Слабость, знаешь ли!

Она разжала руки, соскользнула на землю и деловито спросила:

- Ты случайно не беременна?

Услыхав такое от маленького ребенка, я ошарашено пискнула:

- Что ты говоришь?

- А что такого? Мама всегда, когда плохо себя чувствует, так говорит. Я слышала!

Взяв себя в руки, я быстренько перевела разговор на другой предмет:

- Кто был с тобой в доме?

- Танька! Она здесь живет и меня сторожит. Другие приезжают и уезжают, а она всегда здесь!

- А сегодня утром кто приехал?

- Не знаю! Слышала, как сначала в дверь колотили, Танька пошла открывать и с кем-то разговаривала в коридоре, а потом кричать стала:

- Нет, я этого делать не буду! Берем деньги и мотаем отсюда. Оставь её в покое!

Я испугалась и удрала в сад.

- Значит, не знаешь, кто привез сюда диломат с деньгами?

- Папа заплатил за меня выкуп?! Ура! Молодчина! Я знала, что он не будет жадиться!

- А ты откуда про выкуп знаешь?

- Я много чего знаю! Я слышала! Они меня привезли сюда и в шкафу заперли, чтоб не мешала. А сами сидели в комнате и все обсуждали.

- Что ты слышала?

- Все! Как деньги собирались у папы просить. Долго спорили, сколько он может дать. Танька и Колька хотели просить сто тысяч, а Кирилл сказал:

- За сто тысяч мараться не стоило. Возьмем по макси...

Полина запнулась, припоминая трудное слово потом старательно выговорила:

...максимуму. И вообще, не мы это дело задумали, не нам и решать. Лепила в доме свой человек, знает, сколько хозяин потянуть может. А кто такая лепила?

- Врач. - машинально ответила я.

Полина кивнула и продолжила рассказ:

- Они сначала покричали, а потом согласились. А потом эта стерва убила Кольку, а потом разбился Кирилл.

- Какая стерва?!

От изумления я даже забыла указать Полине, что маленькие девочки слово "стерва" не держат в своем лексиконе.

Полина равнодушно пожала плечами:

- Не знаю. Какая-то тетка убила Кольку. Стервой её Танька называла. И ещё Танька плакала. Она его любила. А ещё она ругалась. Сидела, пила водку и повторяла:

- Сволочь! Бессердечная сволочь! Надо же такое сказать!

И передразнивала кого-то:

- Значит такая у них судьба. Нам больше достанется.

И опять плакала и говорила всякие плохие слова. Только это потом было, когда Кирилл разбился.

- Эти разговоры не для маленьких девочек. - попыталась я по ходу разговора провести воспитательную работу, но Полинка мои жалкие попытки решительно отмела:

- А я не маленькая. Я в этом году в школу пойду. Должна была в прошлом идти, только мне трех месяцев не хватило. И я не виновата, что в шкафу все слышно было.

- Конечно, не виновата.

Она кивнула, довольная признанием своей правоты, и спросила:

- Они уехали? Я в кустах сидела и слышала, как мотор работал.

- Тот, кто деньги получил, уехал. А какая-то женщина лежит в доме.

Не успела я удержать её, как Полина метнулась в дом. Я кинулась следом, кляня себя за длинный язык. Зрелище было не для маленьких девочек.

Полина стояла около тела, личико её кривилось от сдерживаемых рыданий, по щекам текли слезы, но она мужественно боролась с собой и прилагала все силы, чтоб не зареветь в голос. Я подошла, обняла за плечи и прошептала:

- Пойдем отсюда.

- Она с всем умерла?

- Совсем.

- А почему она умерла?

Я неопределенно пожала плечами и кивком указала на шприц:

- Наверное от этого.

- Это её Лепила убила. Раз она врач, значит все лекарства знает. А лекарства ядовитые. Если много съесть-обязательно умрешь. Мне Юлька говорила, она у нас фармацеф.

- Фармацевт. - поправила я.

- Ага, фармацевт. Она всякие отравы знает. Когда зимой в подвале крысы завелись, огромные, их даже Ваучер боялся, Юлька отраву сделала и они все подохли. Я сама их видела.

Она замолчала, потом тихонько вздохнула и проговорила:

- А Танька хорошая была. Не злая. Она меня, когда никого не было, из шкафа выпускала. Только просила никому не говорить. А ещё мне Танька разрешала телек смотреть. И кормила вкусно. Кашу никогда не варила. Утром делала яичницу с колбасой, а днем жарила картошку и ещё сосиски. Я все это очень люблю. Маня не разрешает есть много яиц и жареную картошку не разрешает. Ворчит, что вредно. А Танька всегда разрешала.

Неожиданно она сменила тему и спросила:

- А деньги где?

Я огляделась, дипломата нигде видно не было. Да я, в общем, здорово удивилась бы, окажись он там. Потому, в ответ на вопрос девочки, неопределенно пожала плечами.

- Значит, тот "серый" увез! - авторитетно заявила Полина. - Таньку убил и увез.

- Так это был мужчина? Ты его видела? А сама сказала, не знаешь, кто приезжал!

Полина посмотрела на меня страдальчески, как смотрят взрослые на несмышленых и докучливых детей и принялась объяснять:

- Я же тебе говорю! Когда Танька кричать стала, я испугалась и из шкафа вылезла. Только я не сразу в сад убежала, а сначала к двери подошла. Интересно же было, с кем она ругается.

- Так ты видела, кто приезжал или нет? - простонала я, теряя всякое терпение.

- Нет. - сердито отрезала Поля. - Щель маленькая была, а он сбоку стоял. Видела только руку и немного спину.

- А почему говоришь "он"?

- Не знаю. - раздраженно дернула она плечиком.

- А голос какой был? - предприняла я последнюю попытку добиться ясности.

- Никакой! Он шепотом говорил. Это Танька орала. - сердито ответила Полина, раздосадованная моей непонятливостью.

Увидела мое огорченное лицо и решила утешить:

- Он теперь в аэропорт поехал.

- Откуда ты знаешь?

- Слышала! Он уговаривал Таньку не кричать. И ещё говорил, что деньги получили и это главное. Теперь надо лететь в Москву, а потом каждый куда хочет. И билеты показывал. И ещё он хотел меня убить. - хвастливо закончила она и с гордостью посмотрела на меня.

- Почему ты так думаешь?

- Я не думаю! "Серый" сам сказал. Я-опасная. Я всех видела и обязательно заложу. Меня в живых оставлять нельзя. А Танька не соглашалась и кричала. А потом я в сад убежала.

- Как тебе удалось удрать? Разве тебя не запирали?

- Запирали. Вон в нем.

Она подбежала к платяному шкафу и показала на крючок, прикрепленный к наружной стороне дверцы.

- Видишь? Меня на него закрывали и думали, дураки, я не вылезу. А у меня в кармане ножик. Я всегда его с собой ношу.

Она продемонстрировала мне перочинный нож.

- Я его просовывала в щель и откидывала крючок. Показать?

- Нет! Пойдем отсюда. Нужно поскорей отвезти тебя к папе.

- А деньги? Если мы поедем к папе, "серый" улетит и деньги увезет. У него билет на 8. 30 утра. Я слышала.

Я внимательно посмотрела на неё и спросила:

- Не хочешь деньги отдавать?

Вообще-то у меня самой были планы насчет этих денег, но я не ожидала такой прыти от этой малютки.

- Не хочу! Это наши с папой деньги, а не его. Их надо отнять.

- Ну, что ж! Значит, едем в аэропорт забирать твои деньги. Только, я одна не справлюсь, мне твоя помощь нужна.

- Ура! - закричала Полина схватила меня за руку и потащила из комнаты.

Около рынка мы остановили "Москвич" и его владелец по сходной цене согласился подбросить нас в аэропорт. Смышленая Полина всю дорогу рта не раскрывала, понимая, что болтать в присутствии постороннего не стоит. Мы попросили высадить нас возле автобусной остановки и к зданию аэропорта пробирались, смешавшись с толпой пассажиров. Достигнув цели, внутрь не пошли, а стали в нише рядом с входом и я принялась её инструктировать. Полина слушала с горящими глазами и видно было, что предстоящее приключение ей очень по душе.

- Постарайся, чтоб тебя не заметили. Почувствуешь опасность-удирай. Ну, а если совсем туго придется-ори во всю мочь.

Дослушав до конца, Полина кивнула и нырнула в распахнутые двери, а я осталась томиться на улице. Девочки не было минут пятнадцать и я уж было собралась наплевать на конспирацию и идти её искать, как совершенно неожиданно она возникла рядом со мной. Очень довольная собой, Полина принялась рассказывать:

- "Серый" на втором этаже. Стоит в дальнем углу. За колонной. С лестницы не видно. Чемоданчик с ним. Он его в руке держит.

- Когда будем подниматься по лестнице, он нас заметит?

- Нет. - замотала головой девочка. - Стоит спиной и смотрит в окно. Пойдем быстрее, а то ещё уйдет куда.

- Хорошо, давай руку и пошли.

Быстрым шагом мы пересекли зал со снующими в разные стороны пассажирами, поднялись по широкой лестнице на второй этаж и тут Полина заговорщицки прошептала:

- Вон там, в углу.

Я глянула в указанном направлении и хмыкнула. Возле колонны действительно стоял человек в сером спортивном костюме. Несомненно, это был тип из поезда. Я его спину на всю оставшуюся жизнь запомнила. Капюшон он с головы сдернул и теперь ничем не отличался от других граждан. Обычный пассажир, каких было много вокруг, коротающий время до своего рейса за разглядыванием самолетов на летном поле. В руках он крепко сжимал тот самый дипломат, что я лично купила накануне.

Налюбовавшись вдоволь спиной незнакомца, я отвела Полину в сторону и принялась инструктировать. Когда я начала в третий раз повторять одно и тоже, она закатила глаза, показывая, что у неё уже мочи нет меня слушать. Я согласно кивнула, стянула с плеча рюкзачок и отдала ей. В нем лежал дипломат, между прочим точная копия того, что был в руках у человека из поезда, и спросила:

- Помнишь, что делать надо?

- Что я, дебилка? - возмутилась Поля.

- Так говорить нельзя. Это плохое слово. - машинально поправила я её, думая совсем о другом.

- Нормальное. - отмахнулась Полина. - Плохие слова совсем не такие, но я их тоже знаю.

Я не стала спорить, оставила ребенка в покое и озабоченно завертела головой. Милиционера увидела в дальнем конце зала. Он неторопливо шел между скамеек, ритмично помахивая дубинкой и меланхолично озирая ввереную ему территорию. Я ухватила Полю за руку и без лишней суетливости двинулась в его сторону. Чем ближе я подходила к блюстителю порядка, тем растеряннее и беззащитнее становилось мое лицо. В какой-то момент милиционер заметил нас и теперь с любопытством наблюдал, как мы лавируем между сваленными на полу тюками и чемоданами. Я тоже из-под тишка оглядела его и осмотром осталась довольна. Парень был совсем молоденький, а значит существовала надежда, что он окажется более доверчивым, чем любой из его взрослых коллег. Подойдя вплотную, я робко кашлянула и искательно заглянула ему в глаза:

- Товарищ милиционер... извините, что беспокою... не могли бы Вы нам с дочкой помочь...

Милиционер перевел глаза на Полину, она ответила ему робкой улыбкой и жалобным взглядом. Я искоса следила за маленькой плутовкой и осталась довольна. Вид очаровательной детской мордашки сделал свое дело и милиционер вполне доброжелательно спросил:

- Что случилось, гражданка?

- Неприятность у нас... я понимаю, Вы совсем не должны это делать... но чисто по человечески... - невнятно забубнила я.

Некоторое время он слушал и пытался понять, что именно со мной приключилось и какой помощи я от него жду. Когда же сообразил, что мое бессвязное бормотание может растянуться до бесконечности, нетерпеливо прервал:

- Объясните толком, гражданочка, что с Вами приключилось?

- Ох, не знаю, как сказать.. Муж мой там стоит... поругались мы... а он выгреб все деньги и ценности, что были в доме и вот... собрался улетать к матери...

- А от меня что хотите? Чтоб я его арестовал? - насмешливо хмыкнул страж порядка.

- Ох, нет. Зачем арестовывать? Он ведь не со зла. Просто психованный очень. Я поговорить с ним хочу. Может согласится домой вернуться...

Милиционер уже начал терять терпение и готов был идти дальше, поэтому я перестала нудить и торопливо выложила свою просьбу:

- Боюсь я его. С горяча может и ударить. Пожалуйста, постойте в сторонке, пока я с ним разговаривать буду. Делать ничего не надо, просто станьте, чтоб он Вас видел. При милиции он хулиганить не будет и я смогу с ним поговорить.

Милиционер колебался. История ему не нравилась и вмешиваться в неё у него желания не было. Взвесив все за и против, он открыл рот, что б ответить отказом, но тут вмешалась Поля. Она шмыгнула носиком, жалобно заглянула парню в глаза и тоненьким голоском протянула:

- Дядя, помогите маме. Папа все деньги забрал, нам завтра кушать нечего будет.

Милиционер досадливо крякнул и сдался. Я развернулась и, пока он не передумал, заторопилась к колонне. Полина вырвала ладошку из моей руки и вприпрыжку побежала вперед.

Человек с чемоданом по прежнему стоял за колонной и пристально смотрел на летное поле. Гул взлетающих самолетов заглушал все остальные звуки, поэтому он не слышал, как я подошла. Только, когда я легонько коснулась его плеча и прошептала почти в самое ухо:

- Привет, далеко собрался? - он вздрогнул и обернулся.

- Ты? - изумленно выдохнул он.

- Я, Аркаша, я! Не ожидал?

Он дернулся, однако я была на чеку и зашипела:

- Не рыпайся, хуже будет. Видишь, там милиционер стоит?

Я кивнула в сторону блюстителя порядка, который стоял в сторонке и внимательно смотрел в нашу сторону. Дубинкой он легонько постукивал по ноге, думаю, совершенно механически и без всякого намека. Однако, его вид произвел должное впечатление и Аркадий остался на месте.

- Чего тебе надо? - тихо спросил он, с ненавистью глядя на меня.

- Отдай деньги.

- А больше ничего не хочешь? - ощерился он.

- Не хочу. Думаю, за то, что твои парни со мной в лесу сделали, это будет в самый раз.

- А если не отдам?

- Тогда я скажу милиционеру, что ты украл ребенка и убил женщину. Труп между прочим до сих пор на полу лежит.

- Не докажешь, что я там был.

- Докажу. Мне Полина поможет.

Из-за другой колонны выскользнула Полина и стала рядом со мной. Я обняла её за плечи и сказала:

- Стоит мне намекнуть, чья это дочь, и ты конченный человек. Ее отца в этом городе знают все. Ему позвонят и он будет здесь ровно через десять минут. Ну, а тогда я тебе не завидую. Да ты и сам все понимаешь, что я тебе объясняю! Отдай чемодан Полине. Медленно, без резких движений и неожиданных фокусов. И головой не верти! Смотри на меня и делай вид, что мы мирно беседуем..

Колебался он ровно мгновение, потом с большой неохотой подчинился. Полина схватила кейс, а я облегченно вздохнула. Основная часть дела была сделана, теперь можно было и поговорить.

- Зачем ты это сделал? Ведь твоя была идея, не так ли?

Он с ненавистью посмотрел на меня:

- Чего спрашиваешь? Сама-то за этими бабками сюда прилетела! Значит, тоже хочешь красиво пожить!

- Ты всерьез думал, что на те небольшие тысячи, что приходились на каждого из вашей банды, ты смог бы долго шиковать? Дорогой! Деньги имеют отвратительное свойство быстро кончаться и что потом?

- А кто собирался делиться? - презрительно процедил он. - Если б ты мне не помогла и не убрала двоих, я сам бы сделал черную работу. А так, только с бабами пришлось разбираться.

- Значит, ты мне был благодарен и за это пытался убить. Класс! Что за гадость в молоко подлил?

- Все равно не поймешь. Но, если б ты выпила, результат был бы хороший. Острая сердечная недостаточность. А если и возникли бы случайные подозрения, Стас бы все замял. Он скандалов не любит! Смотри, как все гладко с Кристиной обернулось. Погибла девушка от неосторожной езды. И никаких вопросов! Никому в голову не пришло спросить, а что там в это время Стас делал.

- Не отвлекайся и отвечай конкретно на вопрос. - одернула я его.

- Слушай, почему я должен с тобой разговаривать? - возмутился Аркадий.

- Чтоб я не позвала вон того симпатичного милиционера и не передала ему в руки убийцу и похитителя детей. - нежно проворковала я.

Он дернулся, собираясь послать меня куда подальше, но вовремя опомнился и угрюмо процедил:

- Что ты хочешь знать?

- Все с самого начала.

- Долго рассказывать, а скоро мой самолет.

- Говори сжато и по существу, вот и успеешь на посадку. - посоветовала я.

Аркадий недоверчиво глянул на меня и я поспешила его заверить:

- Ты мне без надобности. Расскажи все и можешь быть свободен.

Он кивнул и, глядя прямо перед собой, монотонно забубнил:

- Нужны были деньги. Я по вечерам после института подрабатывал, но это так, копейки.

- Подожди! - прервала я его. - Ты в институте учился?

- А что тут удивительного? - обиделся Аркадий. - В меде, в одной группе с Костей. Он мне и работу предложил. Его отцу как раз водитель требовался. Ну, я зарплатой соблазнился, институт бросил и подался шоферить.

- Так Костя принимал участие в похищении сводной сестры?!

- Да нет! Он просто помог мне работу получить. К нашим делам он отношения не имеет.

- Хорошо, рассказывай дальше.

- Поначалу зарплата казалась хорошей, потом посмотрел, как люди живут, и понял, что это гроши. Обидно стало! Тот же Костя, ничего не делает, а имеет в несколько раз больше. И только потому, что ему повезло с папашей. Короче, придумал план, но одному было не справиться, нужны были помощники. Сначала привлек Кирилла. Мы с ним давно знакомы. Он предложил кандидатуру своего дружка Кольки. Ну, а потом уж и Танька подключилась. Она была самым слабым нашим звеном. Все её совесть мучала! То-нельзя, это-не делай! Если б ни хата, никогда бы с ней не связался..

- А Галя?

- Что Галя? Нормальная девка! Приехала из деревни и на все была готова, лишь бы из нищеты вырваться. А мне нужен был свой человек в доме. План-это хорошо, но ещё и удачный момент для его осуществления нужно выбрать. Девчонку за пределы поселка вывозили редко, когда она в доме к ней вообще не подступишься...

- Ну, сколотил банду. А дальше?

Он дернулся при слове "банда", видно, такое прямолинейное обозначение его группы Аркадия задело, но возражать не стал и продолжал рассказыать:

- Узнал, что Стас надолго уезжает. Он меня на эти дни отпустил. Галя сказала, что Маня на родину решила съездить и Полину оставляет на молодых. Я сразу сообразил, что удобный момент приближается. Ни Костику, ни Юльке с девчонкой неохота будет сидеть, значит они её на Галю бросят. Но Юлька позвонила в Центр и пригласила на лето учительницу. Я сначала расстроился, а потом понял, мне это только на руку. Можно свалить все на постороннего человека и пускай ищут. Только приперлась ты и все испортила. Ты ведь не Альбина Бодайло. К сожалению, я только недавно догадался это проверить. Что тебе нужно было? Откуда ты взялась?

- Неважно. Продолжай.

- Сначала все шло по плану. Галя позвонила и сказала, что у девчонки разболелось ухо и ты повезешь её в город. Я приказал ей вас задержать, чтоб мы успели подъехать.

Я согласно кивнула. Помнила, как сердилась на Галину бестолковость и нерасторопность, но мне тогда и в голову не приходило, что она делает это нарочно.

- Все прошло гладко. Мы с Танькой забрали Полину и отправились в Озерки. Кирилл и Колька повезли тебя в лес. Они должны были добить тебя, а машину облить бензином и сжечь. Но эти козлы струсили, решили убийством руки не марать, только машину подожгли. Как-будто заживо сжечь человека-не убийство! Болваны! Мне побоялись сказать, думали пронесет. Сознались только, когда ты явилась. Как тебе удалось выбраться?

- Перестань задавать вопросы. Продолжай.

- Мы хотели немного помурыжить Стаса, чтоб стал покладистее, потом получить деньги и скрыться. Но все планы неожиданно рухнули. Неизвестно откуда появилась ты. Я случайно увидел тебя на переходе около автобусной станции и глазам своим не поверил. Решил, что обознался и погнал к ребятам. Те сначала отпирались, потом сознались, что добить тебя у них духу не хватило и они просто подожгли машину, тут я сам едва этих болванов не прикончил. Вечером послал к тебе домой Кольку с наказом исправить ошибку, а он исчез. Только через день его мать позвонила Таньке и плача сказала, что сына нашли за окружной. Мертвого. И в тот же вечер, когда я надеялся, что Колька тебя пришил и мы больше никогда о тебе не услышим, ты опять объявилась. Когда я вышел из машины и увидел тебя без сознания на мостовой, думал умру на месте. Веришь ли, такая меня злость охватила, что будь я один, не раздумывая бы тебя прикончил. К сожалению, рядом был хозяин, которого я из аэропорта забирал, пришлось затаскивать тебя в машину и везти к нему домой. Сколько же ты мне крови за это время попортила! Непонятно ведь, чего тебе надо! Смотришь загадочным взглядом и делаешь вид, что не знаешь меня. Я голову сломал, прикидывая, чего от тебя ждать! А тут ещё Галка запсиховала. Твое появление в доме её напугало. Захотела получить деньги и скрыться, шантажировать меня начала. А ты своими намеками масла в огонь подлила, пришлось с Галей срочно разбираться.

- Значит в комнате был ты! Ты её выманил к причалу и убил.

Аркадий пропустил мои слова мимо ушей и продолжал рассказывать. Создавалось впечатление, что он слишком долго носил все в себе и теперь был рад возможности выговориться

- С тобой нужно было что-то делать. Сначала мы собирались за тобой следить, хотели узнать, пойдешь в милицию жаловаться или нет. Но тут разбился Кирилл, нас с Танькой осталось двое и стало уже не до разбирательств.

- И ты решил меня убить.

- Так одной проблемой становилось меньше. - равнодушно процедил он.

- Это точно! Значит, ты в меня стрелял! А я на другого грешила!

Аркадий ничего не ответил, я же не удержалась и спросила:

- Чего ж не убил?

- Я плохо стреляю. - пробормотал он.

- Жалость какая. - бросила я.

Аркадий моей иронии не заметил и в ответ просто пожал плечами. А я не успокаивалась и продолжала к нему цепляться:

- Со стрельбой не вышло и ты решил меня отравить. Только тебе не повезло, молоко выпил кот.

- Знаю! С твоим появлением все пошло не так! Мало нам тебя было, так ещё Кристина явилась! Денег ей захотелось! Чума какая-то! Я звоню Стасу и говорю одно, она звонит и говорит свое. К счастью, сдохла вовремя, иначе плакали бы мои денежки. А я после случая с Кристей решил не тянуть, деньги у Стаса изымать и уезжать.

- Разумно. - согласилась я: Напарницу свою зачем убил?

- Я всю работу сделал, а ей половину отдавать? И потом, она слишком мягкотелая была. Полину, видите ли, ей жалко стало.

- А тебе не жалко! Это ведь дочь твоего благодетеля!.

- Другую родит. Дурацкое дело не хитрое. - обронил он.

Говорить больше было не о чем. Я оглянулась на милиционера: он стоял на прежнем месте, но в нашу сторону не смотрел.

- Ладно, поболтали и хватит. Можешь лететь, куда душа желает. великодушно разрешила я.

Их-за колонны выскочила Полина с рюкзаком на спине и дипломатом в руке, подбежала ко мне и стала рядом. Я перевела взгляд на её поднятую ко мне смышленую мордашку и улыбнулась. До чего стойкий ребенок! Столько перенесла, а присутствия духа не потеряла.

- Давай кейс сюда. Так лучше будет. - сказала я, взяла у неё чемоданчик и потянула за собой к лестнице. Милиционер увидел, что мы мирно расходимся, повернулся к нам спиной и пошел в дальний конец зала.

Мы с Полиной были почти у лестницы, когда сзади налетел Аркадий, выхватил у меня дипломат и кинулся на утек. Я спокойно смотрела, как он бежал вниз, потом, расталкивая встречных, пересекал зал ожидания и, наконец, выскочил на улицу. Зря он так торопился, догонять его никто не собирался.

Аркадий исчез из виду и Полина немедленно принялась меня теребить:

- Я все правильно сделала?

- Абсолютно!

- А что было в том чемодане, что Аркаша утащил?

- Две пачки поваренной соли и махровое полотенце, чтоб они не громыхали.

Полина весело хрюкнула:

- Ну и рожа у него будет, когда он его откроет.

Я представила себе эту картинку и широко улыбнулась. Аркаше я в тот момент не завидовала!

- А теперь поехали к папе. Он там, наверное, поседел, оплакивая свою любимую дочурку. - объявила я.

- Я буду ему хорошим подарком, правда?

- Отличным! - заверила я её. - Дочь не только сама вернулась, но и выкуп в целости привезла. На это он точно не расчитывал!

Полина хихикнула, довольная услышанным, потом свела рыженькие бровки, отчего её мордочка стала ещё забавнее, и очень серьезно сказала:

- Возьми его себе.

Странное дело, мне ведь очень хотелось прибрать к рукам эти деньги! С того момента, как я поняла, что все это затеял кто-то из домашних Стаса, я только и думала, как их заполучить... Сколько планов было разработано, а потом отметено, прежде, чем я остановилась на одном. Только ради этой кругленькой суммы я отправилась на вокзал и томилась в грязной электричке. И вот теперь мне протягивали их, а брать было неудобно. Чудеса!

- Не могу-промычала я.

- Возьми! А папе скажем, что их Аркаша забрал.

Полинка настойчиво совала рюкзак мне в руки

- Не могу. Это не мои деньги. - повторила я.

- Твои! Считай, я тебе заплатила! За работу! Ведь освобождение заложника - это работа? Да?

Я неуверенно кивнула, а Полина радостно затараторила:

- Конечно, работа! И потяжелей, чем папина! А папа всегда говорит, что деньги ковать трудно. И ещё он говорит, что за всякую работу платить надо. Вот я тебе и заплатила! Бери, не стесняйся! Мне папа другие заработает!

- Ну, не отказываться же от денег, когда они сами в руки плывут! подумала я, отбросила в сторону сентименты и без возражений приняла рюкзачок.

Одной рукой сжимая драгоценную ношу, а другой - ладошку весело щебечущей Полины, я в самом радужном настроении вышла из здания аэропорта. Первое, что бросилось в глаза, была огромная толпа галдящих людей на площади перед входом. Плотной стеной они обступили рейсовый автобус и, вытягивая шеи, с жадным любопытством пытались разглядеть нечто, лежащее на земле.

Полина тоже обратила внимание на это скопище народа и с криком:

- Гляди, там что-то случилось! - вырвалась из моих рук и нырнула в людскую гущу. Я не успела и рта открыть, чтоб остановить её, как она уже ввинтилась между зеваками и скрылась из виду. Я горестно вздохнула, сетуя на тяжелую долю воспитателя такого живого ребенка и боясь её потерять, двинулась следом.

Чтоб понять что произошло, не нужно было лезть в толпу, достаточно было послушать реплики зевак, которые с жаром обсуждали аварию:

- Сам кинулся! Бежал, как оглашенный, и по сторанам не глядел!

- Водители тоже хороши! Гоняют, а тут люди!

- Да не виноват водила! Он прямо с тротуара на мостовую под колеса сиганул. Я видел! Курил тут у входа и видел!

Тут из людского скопища вынырнула Полина и, подняв ко мне смышленую мордочку, жарко зашептала:

- Там Аркаша лежит. Мертвый! Он под машину попал. У него вся голова в крови и на земле кровь. Много.

- Этот ребенок везде успеет! - чертыхнулась я про себя, схватила девочку за руку и торопливо поволокла прочь. Судьба Аркадия меня совершенно не волновала, а вот то, что Полина второй раз за сегодняшний день сталкивается с трупом, сильно тревожило. Неизвестно еще, как это может повлиять на неё и какие последствия вызвать. К счастью, Полина следовала за мной без сопротивления и особой печали по поводу неожиданной кончины знакомого дяди не демонстрировала. То ли она по малолетству не сознавала до конца всей глубины произошедшей трагедии, то ли уж очень сильно была обижена на отцовского водителя, не знаю. Во всяком случае, в тот момент её волновала только тетя Маня, которая будет горько плакать, когда узнает о смерти Аркадия. Вот о том, как воспримет Маня горькую весть, она и трещала не замолкая.

- Нормально воспримет. - мрачно пробурчала я, таща Полину за собой. Как узнает, что за штучка был этот шоферюга, так сразу и успокоится.

Мои слова совершенно неожиданно для меня самой оказали на ребенка магическое действие: он глубоко задумался и замолчал. Паузу прервала я:

- Как ты считаешь, Полина, папа может ещё часик подождать тебя?

Она подняла ко мне умненькую мордочку и тихо спросила:

- Мы не поедем к папе?

- Поедем, конечно, поедем. - поспешила я успокоить её. - Но тут вот какое дело... В этой истории есть белые пятна. Мне бы хотелось все выяснить до встречи с твоим папой. Понимаешь, он будет задавать вопросы и я должна объяснить ему все правильно... В общем, надо найти Юлю.

Полина облегченно улыбнулась и затарахтела:

- А чего её искать? Давай, поедем к ней! Я знаю, где она живет. Ей папа купил квартиру.

- Адрес знаешь?

- Нет. Я дом знаю.

Я досадливо поморщилась:

- Этого мало. Как мы будем искать этот дом?

- Не надо искать! Он рядом с цирком стоит. А квартиру я помню.

- Ну, что ж! Давай рискнем.

Юлькин дом искать не пришлось. Он действительно стоял рядом с цирком. Между прочим, очень хороший дом, сложенный из светлого облицовочного кирпича, с огромными лоджиями и большими окнами. Просто отличный дом! Думаю, такие строения в городе можно было по пальцам пересчитать. Мы поднялись на третий этаж и я решительно надавила кнопку звонка. Зазвучали первые такты американской песенки "Нарру birthday to you". Я прослушала до конца незатейливую мелодию, которая своей популярностью превосходила американский гимн, снова надавила на звонок, ещё раз выслушала навязшую на зубах песню и собралась уходить. Похоже, Юли дома не было. Неожиданно за дверью послышались легкие шаги и Юлькин голос осторожно спросил:

- Кто там?

- Юля, это я! Открывай! - закричала Полина.

Щелкнул замок, дверь распахнулась и на лестничную площадку, как была босиком, с развевающимися полами легкого халатика вылетела Юля. Она упала на колени рядом с девочкой, схватила её в охапку и прижала к себе.

- Пусти, задушишь. - стала вырываться Полина.

- Тебе следует обуться. Пол холодный. - сказала я.

При звуке постороннего голоса, Юля дернулась и резко развернулась в мою сторону.

- Вы?! - выдохнула она.

Потом надменно вздернула подбородок и с вызовом спросила:

- Решили её вернуть?

- Решила. - согласилась я.

- Она меня спасла. - хвастливо заявила Полина, приплясывая на месте от возбуждения.

Если Юля и слышала, что сказала племянница, то, боюсь, не поняла. Он не сводила с меня недоверчивых глаз и пыталась сообразить, что же в действительности происходит.

- Давайте зайдем в квартиру. Нам нужно поговорить. - взяла я инициативу в свои руки.

Юля поднялась с колен и после секундного колебания согласно кивнула.

Полина унеслась куда-то в глубь квартиры, а меня Юля проводила в светлую гостиную, знаком указала на кресло, сама села напротив и выжидающе уставилась мне в лицо. Однако, я не спешила начинать разговор. Мне нужно было получить правдивые ответы, а уверенности, что Юля захочет их дать, не было. Короче, я позволяла ей дозреть и тянула время. Вальяжно раскинувшись в кресле, принялась оглядывать обстановку комнаты, особое внимание уделяя картинам на стенах и книгам. Картины были так себе, подбор книг стандартный и о пристрастиях хозяйки ничего не сказал. Мимоходом заметила на журнальном столике пачку сигарет и зажигалку, а на диване небрежно брошенный мужской свитер. Юля поймала мой взгляд, сердито вздернула подбородок и опять стала очень похожа на своего норовистого братца. Закончив осмотр, я с доброжелательной улыбкой сказала:

- Очень уютно. Мне нравится.

- Спасибо. - сухо промолвила она. - Но Вы ведь не за этим пришли.

- Нет. Я хочу кое о чем спросить. Но сначала ставлю тебя в известность-я Полину не похищала. Это сделал Аркадий и его дружки.

- А как же Вы.. Вы же...

Девушка запуталась в словах и замолкла.

- Я жертва. Меня оглушили, а потом забрали ребенка. Я почти разобралась в этой истории, но кое-какие детали мне не понятны.

- Да? - насторожилась Юля.

- Мне не ясна твоя роль в этом деле. Пойми, сейчас я привезу твоему брату дочь, он начнет задавать вопросы и я должна буду сказать, что подозреваю тебя. Мне кажется, ты имеешь отношение к этому похищению.

- Да как Вы можете? - вскинулась Юля, но возмущение в её голосе звучало довольно - таки неубедительно.

- Очень даже могу. - заверила я. - Ты вела себя так странно, что другое подумать сложно.

Юля прикусила губу и задумалась.

Неожиданно дверь отворилась и в комнату вошел молодой мужчина. Сказать, что он был красив-значит не сказать ничего. Густые светлые волосы, мужественные черты лица, прекрасная фигура и изумительные глаза. Он был божественно, ослепительно красив! Другое дело, что я терпеть не могу этих конфетных красавчиков и абсолютно им не доверяю. За свою жизнь я пару раз сталкивалась с такими и ничего путного из этого не вышло.

Юля глянула на вошедшего и тихо охнула. Он подошел к ней, положил руку на плечо и твердо сказал:

- Юля, нужно рассказать все. Хватит тайн и недомолвок.

Я одобрительно кивнула. Хоть и красавчик, а говорит вполне разумные вещи. Могут и такие, когда захотят!

- Что Вы желаете знать? - обреченно спросила Юля, крепко сжимая в своих ладонях руку красавца.

- Какое отношение ты имела к этому похищению?

- Никакого! Честное слова, никакого!

- Хорошо, давай по порядку. Зачем ты пригласила в дом учителя для Полины? Действительно хотела, чтоб она её подготовила к школе или была другая причина?

- Да, хотела... но не только это... Понимаете, Стас не разрешает мне встречаться с Денисом. Он очень настроен против него. Считает, что он мало зарабатывает и не способен содержать семью...

Услышав, что этот венец природы где-то работает, я не удержалась и с любопытством спросила:

- Кем Вы трудитесь?

- Преподаю высшую математику в Политехническом институте. - прозвучало в ответ.

Такого я не ожидала и глянула на него с неподдельным уважением:

- Надо же! Такой красавец, а ещё и голову имеет на плечах.

А Юля продолжала жаловаться:

- ...и ещё Кристина постаралась в свой прошлый приезд. Наговорила Стасу всяких гадостей про Дениса. А все со злости и зависти. Ей самой Деня очень нравился!

Денис осторожно пожал ей руку, призывая сменить тему, она сразу подчинилась и перешла на другое.

- Весь год мы встречались украдкой. Старались, чтоб нас не увидели знакомые и не рассказали брату. Это было сплошное мучение. Денис снимает комнату, к нему я пойти не могу, а меня Стас после нашего скандала стал контролировать. Может неожиданно нагрянуть и проверить, нет ли тут Дени. Считает, что оберегает меня от необдуманных шагов, а того не понимает, что портит мне жизнь... В общем, я узнала, что Стас собирается уезжать, обрадовалась и решила, что это время Денис может спокойно пожить у меня. Только нужно было отделаться от Мани. Она обязательно потребовала бы моего переезда на это время к ней, а я не сумела бы отказаться. Ну, я пошла на хитрость и уговорила её съездить на родину. Мне так Костя посоветовал, он у нас ужасно пройдошистый и изворотливый. Но меня мучала совесть, что я оставила Полину, знала, что она весь день будет предоставлена самой себе. Галя будет заниматься хозяйством, ей не до ребенка, а на Костю вообще надежда плохая. Он может весь день просидеть перед компьютером и о девочке не вспомнить. В результате, я наняла Полине учительницу, взяла с Кости слово, что он будет неотлучно сидеть дома и приглядывать за всем и уехала к себе. Некоторое время все было хорошо. Я звонила, Костя заверял меня, что все в порядке и я успокаивалась. Но однажды ночью он позвонил и сказал, что Поля исчезла. Сказал, что ещё днем она уехала вместе с учительницей и до сих пор они не вернулись домой. Оказывается, этот балбес болтался неизвестно где, вернулся в полночь и узнал от Гали, что ребенка дома нет.

- Ты рассказала все это брату?

- Нет... Я собиралась! Честное слово, собиралась, но Костя отговорил меня. Сказал, что наше признание делу не поможет, а всех подведет под монастырь. Он прав... Стас убил бы меня и за Полю, и за то, что оставила её на чужого человека, и за Даню.

- А Галя почему молчала? Она же ни в чем не была виновата. Ей скрывать правду смысла не было.

- Я ей заплатила.

- Хорошо, девочка исчезла и ты, не вдаваясь в подробности, поставила брата об этом в известность. Почему же он приехал только через неделю после твоего звонка?

Юля потупилась и еле слышно прошептала:

- Он вылетел в Россию в тот же день. Это я позвонила ему не сразу.

Увидела мое изумленное лицо и торопливо пояснила:

- Костя сказал, что постарается сам все разузнать. У него есть знакомые... Он боялся скандала и надеялся все уладить до приезда Стаса.

Тут вмешался Денис:

- Когда мне стала известно об этом, я пришел в ужас и приказал Юле немедленно звонить брату.

Я одобрительно кивнула. Этот красавчик с каждой минутой становился мне все симпатичнее.

- Ну, а когда я появилась в доме, почему смолчала? Знала же, кто я. Понимала, что происходит, что-то странное.

Юля вздохнула:

- Костя отговорил. Я испугалась и хотела все рассказать брату. Решила, будь что будет, но нужно признаться, но Костя не разрешил. Сказал, что речь идет не только обо мне. Попадет и ему, а у него и так отношения с отцом не очень хорошие... В общем, заявил, что я его в эту историю втравила и не имею права теперь подставлять. И ещё он считал, что Вы явились неспроста. Скорей всего, Вас прислали, чтобы следить за нами. Похитители боятся подвоха и хотят контролировать ситуацию изнутри. Я бы, наверное, все равно его не послушалась и все расказала, но он сказал, что это может повредить Поленьке. Стас из Вас душу вытрясет, а Ваши дружки убьют девочку. Этот довод меня убедил и я решила молчать.

- Я ей доказывал, что Костя говорит глупости, но она меня не послушалась. - заметил Денис.

- Как думаешь, Костя причастен похищению?

- Мне приходили такие мысли. - задумчиво проговорила Юля. - Он легкомысленный, эгоистичный, вечно нуждается в деньгах. Стас дает ему достаточно, но они у него не держатся. И с отцом у него плохие отношения. Он не может простить ему развод с матерью и женитьбу на Кристине. Вечно дерзит отцу, делает все назло.

Она оглянулась на дверь и понизила голос до шепота:

- У него была связь с Кристиной. Я сама видела, как она среди ночи к нему в комнату входила в одном прозрачном халатике. Кристину он терпеть не мог, но пошел на это из вредности. Хотел отомстить отцу и унизить его точно так же, как тот унизил мать. Конечно, очень некрасивый поступок, но его можно понять. Скоропалительный развод родителей сильно травмировал его, он ведь тогда был подростком.

- Ты нарисовала такой портрет, что парня можно сию минуту брать под белые руки и вести в тюрьму.

- Тут не все так однозначно. Костя, конечно, человек не простой, но он не злодей. В принципе, он добрый, а вся его ершистость, задиристость и вредность-это реакция на несправедливость. И самое главное, он любит Полину и никогда не согласился бы причинить ей вред. Просто, он хотел сохранить в тайне наш необдуманный поступок.

- Ясно, а из-за ваших тайн и амбиций ребенок чуть не погиб.

- Я тоже не раз повторял это. - заметил Денис.

- Мы с Костей зависим от Стаса. Он нам материально помогает. вздохнула Юля.

- Проживем и без его денег. - вспыхнул Денис.

- Эту проблему протом обсудите. А сейчас позвони брату и скажи, что Поля у тебя. Он, наверное, с ума сходит.

Юля расстроенно кивнула и быстро вышла в другую комнату. Вернулась очень скоро, уже одетая и с ключами от машины.

- Я сама вас отвезу. - заявила она.

Глава 15

Конечно, нас уже ждали и наше с Полей чудесное появление вызвало бурю радости. По красным глазам Марии Ефимовны и по осунувшемуся лицу Стаса можно было догадаться, что они пережили после того, как он вернулся с вокзала так и не получив дочь. Даже Костя, от которого я этого не ожидала, выглядел грустным и измученным со своей двухдневной щетиной на небритых щеках. Зато теперь все они бурно ликовали, по очереди тискали девочку и боялись выпустить её из рук даже на мгновение. К чести Полины надо сказать, что она все это сносила с ангельским терпением и только иногда снисходительно роняла:

- Маня, ну что ты ревешь? Вот же она я! Папа, не дави так, мне больно. Костька, отстань, надоел.

Когда угар первой радости прошел, Мария Ефимовна вдруг спохватилась и сказала:

- Надо Аркаше позвонить! Что ж это мы про него забыли! Он очень переживал за Поленьку. Каждуй день про неё спрашивал, интересовался, как идут переговоры.

Стас моментально набычился и раздраженно напустился на тетку:

- Я же просил тебя не обсуждать этих дел с прислугой!

Скандал погасила Полина, которая безмятежно заявила:

- Не надо звонить. Он уже мертвый. Под автобус попал. Мы его на площади оставили.

Сначала последовала немая сцена почище, чем в народной комедии "Ревизор", потом посыпались вопросы. Перебивая друг друга и нервно дергая ребенка каждый в свою сторону, отец с тетей допытывались, что же это имело в виду их любимое чадо. До этого, охваченные радостным чувством, родственники не задавались вопросом, откуда я вообще привезла девочку, а тут вдруг возжелали узнать все подробности. Гордая всеобщим вниманием, Полина красочно описала свое необычное похищение и не менее необычное освобождение, особо упирая на мою геройскую роль в обоих случаях. Родственники слушали повествование затаив дыхание, только тетя Маня иногда утирала слезу, да у Стаса бугрились желваки на щеках. Дослушав до конца рассказ дочери, он коротко приказал всем оставаться на местах и кинулся в кабинет к телефону.

Тетя Маня и Юля утащили девочку мыться, а мы с Костей остались вдвоем.

- Рад, что она вернулась? - спросила я.

- Конечно. - кивнул он.

- А ведь все могло быть быстрее, если б не твои интриги. - усмехнулась я.

Костя насмешливо вздернул брови:

- Ты о чем? Какие интриги?

- Да, брось Костя! Ты так боялся за свое благополучие, ну и отцу хотел насолить, что вполне сознательно подвергал риску жизнь ребенка. Если б не ты, Юля давно бы все рассказала брату и тот принял бы адекватные меры.

- А ты сама? Чего молчала?

- Ну, у меня для этого были причины личного порядка, а потом Стас мне не отец и никаких обязательств у меня, в отличие от тебя, перед ним нет.

Он дернулся, резко развернулся в мою сторону и прошипела:

- У меня нет перед ним моральных обязательств. Это он мне много чего должен, только понимать этого не хочет.

- Тебе чего-то не хватает?

- Чего-то?! Всего не хватает!

- Это тебе? При таком отце?

- Вот именно! При отце! Деньги не мои-его! Каждую мелочь надо просить! Машину-просить, квартиру-просить и лишнего не отвалится! У него, видишь ли, есть ещё молодая жена и дочь! Им тоже много чего надо, так что моя очередь последняя.

- Тебе мало? Ты взрослый парень, а живешь за его счет. С моей точки зрения, он совсем неплохой отец. Дает тебе кров, кормит, покупает тряпки, снабжает карманными деньгами. Неужели, мало?

- Конечно, мало! Но дело не только в этом. Я его первый ребенок и до четырнадцати лет жил с уверенностью, что он любит только меня. А потом вдруг появилась Полина и я почувствовал себя преданным. С первого места в жизни отца я переместился на последнее. Ему нет до меня дела! Сколько не прошу машину купить, он все обещаниями отделывается. Твердит одно: "Вот когда ты будешь нормально учиться, тогда и поговорим о машине". Да я вообще там учиться не хочу! Сунул меня в мединститут и рад до смерти! Пристроил сыночка! Думает, я мечтаю всю жизнь с этими таблетками да порошками возиться!

- Ну, не хочешь с порошками, сказал бы Стасу, он придумал бы что-нибудь.

- Ему до меня дела нет! Сначала на одной прошмандовке женился и деньгами её осыпал только потому, что она ему этого ублюдка родила. Потом разочаровался, решил развестись и на другой жениться, чтоб она ему ещё одного ублюдка принесла. Сечешь, какой я в этой очереди? Уж точно, не первый. А я жить хочу! Мне тоже многое нужно и не потом, а сейчас, пока молодой.

- Слушаю тебя и создается впечатление, что ты вполне мог быть организатором и вдохновителем этого похищения.

- Ты ошибаешься, я этого не делал. Сейчас коротко объясню, почему и ты поймешь. Я этого не делал не потому, что я люблю Полину. Скажу честно, я её терпеть не могу. И не потому, что меня смущает моральный аспект. Поверь, у меня очень мало принципов и о морали я имею свое собственное представление. Дело в другом. Я очень люблю себя и никогда не подвергну себя риску. При занятии уголовщиной шанс получить деньги не велик, а угроза тюрьмы очень реальная. И второе! Выкуп - это единовременный куш. Пройдет некоторое время, деньги кончатся и я останусь ни с чем. Такой примитивный подход не для меня! Я предпочитаю не вступать в игры с законом, а методично, в течение очень долгого времени вытрясать деньги из отца. Он мне крепко должен, значит пускай платит.

Его высказвание было настолько цинично, что я сразу поверила ему.

- А небритый чего?

- Чтоб соответствовать образу и обстановке. - небрежно пожал он плечами и вышел.

Я сама далеко не ангел, но осадок после разговора был отвратительный. На мое счастье, я недолго оставалась одна. Через несколько минут в кухню влетела сияющая чистотой Полина и объявила, что она очень хочет есть. Прибежавшая следом за ней Маня радостно охнула и кинулась накрывать на стол. При виде тех яств, что были выгружены из холодильника, у меня потекли слюнки. Странно, но события прошедшего дня ни у меня, ни у Поли аппетита не отбили.

Когда Стас возник в дверях и пригласил меня в кабинет, мы с ней уже заканчивали трапезничать. Отставив чашку в сторону, я молча поднялась и пошла за хозяином. Полина тут же оставила свое какао, соскользнула со стула и вприпрыжку последовала за нами. Хозяин указал мне на кресло и сказал:

- А теперь ты, Аня, расскажи все, как было.

Я согласно кивнула и только собралась заговорить, как вмешалась Полина:

- Папа, почему ты её Аней зовешь? Она же Альбина, Аля!

Стас в недоумении вздернул брови, а я, стараясь уйти от скользкой темы, поспешила пояснить:

- Я сама так себя называю. Не нравится мне имя Альбина.

- А мне нравится! Очень хорошее имя. И ты мне нравишься. Ты тоже очень хорошая. - не согласилась Поля.

- Ты тоже очень хорошая. - улыбнулась я девочке, а потом повернулась к её отцу и принялась отчитываться.

Я рассказала все, с самого начала и до конца. Рассказала и про похищение, и про потерю памяти, и про стрельбу, в общем, ничего не упустила. Единственное, о чем я умолчала, так это о том, что я не Альбина. Ну, а в связи с этим пришлось умолчать и о картине, и о своей истинной роли в этой истории.

- Значит, все это время ты знала, что похищение организовал кто-то из моих домашних и молчала! - прервал меня Стас и сердито выкатил глаза.

- Ничего я не знала! - огрызнулась я. - Только догадывалась, а догадки без доказательств ничего не стоят.

- Ладно, рассказывай дальше. - буркнул он.

- Я начала подозревать твое окружение после того, как меня попытались отравить. В тот вечер в доме присутствовала вся семья и кому-то из них я так мешала, что он решил меня устранить. Мешать я могла только тому, кто причастен к исчезновению девочки. Он знал, что я не Анна, а Альбина Бодайло, учительница Полины, и боится меня. Двоих, тебя и Марию Ефимовну, я отбросила сразу. Значит, оставались все остальные.

Хорошей кандидатурой на эту роль была Кристина. Она производила впечатление человека алчного и в то же время обожающего пускать пыль в глаза, а таким всегда не хватает средств. Значит, твоя жена могла нуждаться в деньгах и для этого организовать похищение собственного ребенка, её моральные принципы это вполне позволяли. Другое дело, что она не имела для этого возможности. Слишком долго находилась за границей и не приезжала домой, а организовывать такое дело по телефону не реально. Хотя, если у неё здесь был сообщник, с которым все было обговорено заранее и которому она полностью доверяла, то такой вариант исключать было нельзя. В общем, Кристину я подозревала, но ещё большие подозрения были у меня в отношении Юли.

Причин для этого было достаточно. Именно на её попечении находился ребенок. Именно она, ни с кем не посоветовавшись, пригласила педагога, которого потом и обвинила в похищении. А когда я, тот самый педагог, которого тщетно разыскивал её брат, появилась в доме, она не подняла тревогу. Она даже намеком не показала, что знакома со мной. Напротив, старательно делала вид, что не знает меня. Правда, удавалось ей это с трудом и её странная реакция на меня здорово бросалась в глаза. Подозрительно выглядело и то, что всякий раз, когда звонили по поводу выкупа, Юли рядом с тобой не было. Приняв за исходную точку, что Юля причастна к похищению, я принялась рассуждать дальше. Если уж сестра столь обеспеченного человека, как ты, пошла на это, значит она рассчитывала на хороший куш. Она не нищая, привыкла к деньгам и хороший куш в её понимании должен был выражаться солидной суммой. Просто подельникам много не платят, львиную долю забирает тот, кто задумал и организовал похищение. Так, в своих мыслях я определила Юлю на роль главного похитителя и тогда сразу стала ясна роль Кирилла и Николая. В одиночку такое дело не провернуть и я решила, что твоя сестра привлекла в качестве помощников этих парней. Кроме того, была ещё какая-то женщина, которая передала фото Полины с игрушкой в руках! В тот раз Юля находилась на глазах у всей семьи, значит был ещё человек. Я была уверена, что роль его незначительна и Юля, задумавшая обобрать родного брата, делиться ни с кем не станет. Она все заберет себе. Теперь я признаю, что ошибалась, но тогда она была моей главной подозреваемой.

Подозрительна мне была и Галя. То, как она пугалась при виде меня, её странная нервозность, начавшаяся по словам Мани, сразу после исчезновения Полины, и наконец неожиданная смерть наводили на мысль, что девушка являлась соучастницей преступления. Но я сообразила это слишком поздно, когда ничего спросить было уже нельзя. Правда, я нашла обрывок письма её матери, в нем упоминается о том, что Галя ожидала получения каких-то больших денег и это укрепило мои подозрения. Однако, истинная её роль прояснилась только после разговора с Аркадием.

Были у меня подозрения и в отношении Константина. Мне казалось, что вечно нуждающийся в деньгах лоботряс вполне мог организовать похищение собственной сестры. Однако, никаких конкретных фактов против него у меня не было, так, одни смутные ощущения.

После всех смертей у меня в итоге осталось двое подозреваемых, но я не знала на ком остановиться. С одинаковым успехом преступником мог быть как Костя, так и Юля, а могли быть виноваты оба и действовать в сговоре.

Мои умопостроения оказались ошибочными. Ни она, ни он не причастны к похищению. Все задумал и осуществил твой водитель, но как раз его я и выпустила из виду. Тогда я правды не знала, но в одном была уверена: тебе не привезут дочь в обмен на деньги. А бросить Полину на произвол судьбы я не могла и поехала на вокзал.

В этом месте я замолчала и подумала:

- Я решила приложить все усилия к тому, чтоб деньги от похитителей перекочевали ко мне и на всякий случай приготовила второй дипломат. Однако, в тот момент, когда увидела проносящуюся мимо машину и поняла, что выкуп уезжает, я почему-то вместо того, чтоб кинуться следом, отправилась в дом. По большому счету, делать мне там было нечего. Я была уверена, что найду в доме труп сообщника и, возможно, Полины. Но все же у меня теплилась маленькая надежда, что девочка жива и я, наплевав на деньги, пошла её искать.

Тут подала голос Полина:

- Это потому, что ты меня любишь.

Она успела притащить в кабинет набор "Лего" и теперь сидела на ковре и собирала какую-то замысловатую конструкцию. Однако, это занятие не мешало ей внимательно прислушиваться к нашему разговору.

- Точно. - согласилась я, причем совершенно искренне. Полина мне действительно нравилась.

Услыхав наш диалог, Стас смутился:

- Ты, Аня, прости. Я набросился на тебя с расспросами и даже не поблагодарил. А если б не ты, неизвестно еще, что было бы с Полиной.

Она меня тебе вернула. - важно заявила Полина, потом заговорщицки подмигнула мне и совсем другим тоном добавила: А чемодан украли! Когда Аркашка на асфальте валялся.

Повезло кому-то. - проронил Стас и тут же перешел к другому:

Я звонил прокурору города. Он мой хороший знакомый и твердо обещал, что имя Аркадия никак не свяжут с нашей семьей. О Полином похищении знают лишь несколько человек и они будут молчать. В смерти этой Татьяны и её дружков обвинят Аркадия.

- Прекрасно. - без энтузиазма откликнулась я.

В комнате повисло тягостное молчание, прерывать которое никто не спешил. Первым не выдержал Стас и смущенно отводя глаза, спросил:

- Что дальше делать думаешь?

Я пожала плечами и как можно легкомысленнее ответила:

В Москву собираюсь съездить на недельку. И в связи с этим хочу обратиться к тебе с просьбой.

- Да, конечно. - оживился Стас.

Просьба связана с этой картиной. - я кивком указала на портрет на стене. - Хотела бы взять её в столицу и показать своим знакомым. Просто, чтоб удовлетворить любопытство. Ты сказал, что это портрет Строгановой, а я сомневаюсь. Вот и хочу выяснить, кто из нас прав. Но это только в том случае, если ты не боишься мне её доверить.

Бери, конечно. Я ведь тебе уже говорил, что она дорого не стоит.

Спасибо. - с чувством поблагодарила я и, пока он не передумал, не мешкая направилась к картине. - Через неделю верну в целости и сохранности.

Глава 16

Дом Стаса я покидала рано утром. Поправив лямку рюкзака и помахав на прощание рукой вышедшей меня проводить тете Мане, я размашистым шагом двинулась в направлении выезда из поселка. Причем, как и все прочие разы, я предпочла воспользоваться не главными воротами, у которых меня могли сторожить Павел Иванович со Щеглом, а боковыми. Они выходили на узкую шоссейку и движение здесь было не таким оживленным, как на трассе перед главным входом, но зато избавляли меня от встречи с "коллегами".

Дождавшись попутной машины, идущей до соседнего городка, я загрузилась в неё со всем своим немногочисленным скарбом и коротая дорогу разговором с водителем, сама не заметила, как через час с небольшим была на месте. Покладистый водила довез меня прямо до автобусной станции, где я пересела на рейсовый автобус и уже утром подъезжала к Москве.

Попросив остановиться возле станции метро, нырнула под землю и через сорок минут уже была возле своего дома. Ключи, уезжая надолго, я оставляю у соседки с нижнего этажа. Она пенсионерка, выходит редко и охотно оказывает мне эту маленькую услугу. А я не люблю брать в командировки лишние вещи, потому что, если обстоятельства вдруг вынуждают спешно удирать, приходится бросать все без сожаления.

Очутившись в квартире, не стала терять время ни на завтрак, ни на душ и сразу взялась за телефон. Сгорая от нетерпения принялась набирать знакомый номер, моля всех богов, чтоб Дарья оказалась на месте. Сначала все время было занято и я уже было решила, что испортился телефон, как вдруг услышала низкий голос:

- Данилова у телефона.

- Дашутка, привет! Это я! - заорала я в трубку, от возбуждения напрочь забыв, что можно говорить и тише.

- Анка, ты? - прогудела трубка. - Вернулась?

- Точно! И очень хочу тебя видеть.

- Ну, так в чем проблема? Приходи ко мне вечером. Посидим, поговорим.

Такой поворот событий меня вовсе не устраивал и я жалобно заканючила:

- До вечера долго ждать, а я соскучилась очень. Сейчас нельзя встретиться? Я бы к тебе мигом подъехала!

На том конце провода установилось длительное молчание, потом Дашка подозрительно спросила:

- Ты меня хочешь видеть по дружбе или дело какое ко мне есть?

По дружбе! Конечно, по дружбе! Ну и дело, конечно! Дашута, можно я приеду?

- Стерва. - беззлобно пробормотала подруга. - Ладно, приезжай сюда. Сегодня не особо много дел, чаю можно и здесь попить. Да сувенир не забудь! Иначе на порог не пущу!

- Все! Еду! Жди! Целую! - проорала я, швырнула трубку на рычаг и принялась спешно переодеваться.

Дашка была не только моей близкой подругой, но и неоценимым помощником. А познакомил меня с ней Павел Иванович, который время от времени обращался к Дарье то за помощью, то за консультацией. Дело в том, что она работала заведующей лабораторией одного очень солидного научно-исследовательского учреждения. И, когда нам в руки попадало произведение искусства, подлинность происхождения которого вызывала сомнение, мы обращались к ней за помощью. Она проводила на своем оборудовании исследования и выносила вердикт, которому мы верили безоговорочно. Дарья была специалистом высокого класса и Павел Иванович, понимая это, щедро платил ей за работу. А она, постоянно нуждаясь в деньгах, потому как зарплату в её солидном институте платили в мизерную и очень нерегулярно, охотно выполняла его просьбы. В общем, они нуждались друг в друге, плодотворно сотрудничали и тем не менее, Дарья его терпеть не могла. Со мной же она сошлась сразу и очень близко, и за те пять лет, что мы с ней дружим, я ни разу об этом не пожалела. Она была всего лишь на два с половиной года старше меня, но это не мешало ей чувствовать себя мудрой и при каждой встрече наставлять меня на путь истинный. Разговор всегда вертелся вокруг одного: Дашка уговаривала меня оставить Павла Ивановича и заняться чем-нибудь другим.

- Подставит тебя этот боров. - горевала она. - Ох, подставит! И ведь глазом не моргнет!

В ответ я смеялась и отвечала, что знаю цену своему хозяину, но он хорошо платит и потому я его терплю.

- Да он на тебе в сто раз больше наживает! - вскипала Дарья. - Ты ж никогда точно не знаешь, сколько реально он получает за каждую работу которую ты ему добыла. У, кровосос толстозадый! Бросай его, пока не влипла!

Как только ты дозреешь, оставишь свое НИИ и организуешь собственное дело, сразу его брошу и к тебе приду. - хохотала я в ответ.

Эти разговоры возникали почти каждый раз, как мы с ней встречались, но дальше дело не шло. Дашка продолжала трудиться в своей лаборатории, время от времени получая левый заказ, я продолждала работать с Павлом Ивановичем.

В этот раз я нашла подругу в маленьком закутке, отгороженном от остальной комнаты сдвинутыми книжными шкафами. Притулившись на краю стола, она писала очередной отчет и смолила очередную сигарету. Водрузив на стол рядом с бумагами, коробку со слоеным тортом, который она крепко уважала, я с сходу предъявила ей картину.

- Опять для Павла нарыла?

- Нет, это моя. Личная. Но я тебе заплачу по обычному тарифу.

- Да, ладно! Какие счеты между своими. - отмахнулась Дашка и деловито спросила: - Что тебя интересует?

- Сама не знаю. Эта картина вызывает у меня смутное беспокойство. В ней полно несоответствий. Глянь! Верхний слой блестит, как новый, а холст, на котором она написана, похоже старый. Вот смотрю на неё и гложут меня сомнения. Будь другом, покрути её на своей аппаратуре, выжми все, что сможешь.

- Ну, давай начнем с рентгеноскопии. Сделаем снимок и все станет ясно. Если под верхним слоем есть второй, ты его увидишь. Но учти, если присутствуют краски с содержанием металлических белил или картина была перенесена с другого холста, результат гарантировать не могу. Ну, ты это все и сама знаешь! Подожди меня здесь. Я скоро! Пока меня нет, можешь чайком побаловаться. А торт не трогай!

Дарья вышла из комнаты, а я села на стул и принялась ждать. Сколько раз я приходила сюда по аналогичным делам, но никогда ещё время не тянулось так медленно и никогда я так не сгорала от нетерпения. Тысячу раз я успела пересчитать кафельные плитки над раковиной и цветочки на обоях, пока, наконец, Дарья вернулась и положила передо мной рентгенограмму. Я бросила на неё только один взгляд и с тихим стоном рухнула на стул. И было, ведь, от чего обалдеть! Моя картина была поясным изображением маленькой девочка в широкополой шляпе, а на рентгеноснимке можно было различить даму с высокой прической, глубоким декольте и осиной талией. Если моя девочка была полностью развернута лицом к зрителям, то неизвестная была изображена в повороте. Левая рука дамы, сжимающая сложенный веер, спокойно лежала на складках пышной юбки, а правая была изящно поднята к виску.

- Вот это да! - выдохнула я

- Скажешь, ожидала чего-то другого? - изумилась Дарья. - Не поверю! Иначе ты бы не притащила её сюда.

- Я надеялась, что там что-то будет, но такое...

- Хватит охать, у меня мало времени! Дальше смотреть будем или на этом остановимся?

- Ну, хотелось бы поглядеть на неё в цвете. - нерешительно протянула я. - Черно-белое изображение-это не совсем то.

- Ладно, сейчас организуем!

Дарья разложила картину на длинном мраморном столе, достала с полки два пузырька и ватные тампоны. Я знала, что в одном флаконе находится изопропиловый спирт и с его помощью она снимет верхний слой краски, а в другом - очищенный бензин и его она использует как нейтрализатор. Точным и давно отработнанным движением, Дарья смочила один тампон спиртом, другой-бензином и приступила к операции. Затаив дыхание, я стояла рядом и следила, как подруга осторожно коснулась тампоном со спиртом нижнего правого угла картины. Тонкий слой краски исчез, а под ним проступил серо-голубой фон. Она тут же прикоснулась к обработанному участку тампоном с бензином, не давая спирту впитаться в следующий слой картины и повредить его.

- Ну, видишь?

- Вижу! - выдохнула я.

- Это все. Представление окончено.

- Дашутка, миленькая, любименькая! А нельзя ещё и химический анализ провести?

- Можно. - милостиво кивнула Дарья. - Результат получишь через пять дней.

- С ума сойти! Это ж долго! Давай побыстрей сделаем. - подхалимски заглянула я ей в глаза.

- Ты, что ли, делать будешь? - ухмыльнулась подруга, отрезая огромный кусок торта и шлепая его себе на тарелку.

Я мудро не стала ничего отвечать, дожидаясь, пока Дарья расправится с ним и придет в благодушное настроение. Она была отъявленной сластеной и слоеный торт мог решить то, что не могли сделать никакие уговоры. Мой расчет полностью оправдал себя, принимаясь за следующую порцию, подруга покладисто пробурчала:

- Ладно, оставляй. Позвони мне завтра. Может и скажу что хорошее.

Я чмокнула её в щеку, пообещала никогда не забывать её доброты и вылетела из помещения.

Народная мудрость гласит, что нет ничего хуже, чем ждать и догонять. Причем, ждать трудней, по крайней мере, для меня. Находиться в бездеятельности, пока Дарья сообщит свои результаты, было выше моих сил и я, чтоб скоротать время, решила заняться имеющимся в моем распоряжении адресом. Нацарапаный карандошом на подрамнике картины, он мог принадлежать кому угодно: продавцу картины, ее владельцу, реставрационной или багетной мастерской. Очень может быть, что я собиралась тянуть пустышку, ведь удачное стечение обстоятельств бывает крайне редко, а я уже получила сегодня один подарок судьбы-даму с веером. Надеяться на второй было очень нахально с моей стороны, но я на всякий случай решила попробовать.

Ввиду того, что в надписи присутствовали старорежимные "яти", начать решила с дореволюционного справочника "Вся Москва". После непродолжительных поисков выяснила, что по данному адресу располагался дом барона фон Крагга А. П., мецената и любителя искусства. Окрыленная первым успехом, я разыскала на полке потрепанную книжицу 1913 года издания и из неё узнала, что фон Крагг был в Москве человеком известным. Располагая немалыми средствами, он собрал великолепную коллекцию живописи. Обладая ещё и просветительской жилкой, барон, в отличие от многих других собирателей картин, не желал наслаждаться произведениями искусства единолично и открыл свой дом для желающих ознакомиться с его коллекцией. Разместив картины в залах нижнего этажа своего обширного особняка, он позволил "чистой публике" раз в месяц любоваться шедеврами. В той же книжице я вычитала, что фон Крагг несколько раз издавал каталог своей галереи и эта информация меня очень обнадежила. Если бы мне удалось отыскать такой каталог и найти в нем изображение своей дамы с веером, то я могла расчитывать на точное определение, как автора портрета, так и изображенного на нем лица.

Швырнув книгу на стол, я снова взялась за телефон. Дело в том, что у меня была одна очень интересная знакомая, которая в этой ситуации могла бы оказаться полезной. Зое Ивановне Ивановой было 75 лет и как минимум пятьдесят пять из них она собирала материалы о художниках и их произведениях. Кроме обычных альбомов с репродукциями картин, монографий о творчестве мастеров, мемуаров и воспоминаний современников, в её обширной коллекции можно было найти и пожелтевшие брошюры, посвященные давно забытым событиям в области изобразительного искусства, и афиши художественных выставок, и каталоги. Вот к ней я и пыталась дозвониться, а делом это было не простым. Зоя Ивановна хоть и была дамой преклонных лет, но общительности с возрастом не потеряла и, затрудняясь выходить из дома, компенировала недостаток личного общения нескончаемыми разговорами по телефону.

Пробиться к ней я смогла только через долгих сорок минут, но зато была вознаграждена за свое терпение обнадеживающим ответом. Когда, после приветствий и обмена последними новостями, я задала вопрос о каталоге фон Крагга, то в ответ услышала:

- А как же! Конечно, есть! Я достала его в сорок восьмом году, причем, совершенно случайно.

Обрадованная интересом к своим сокровищам, моя собеседница пустилась в подробное описание перепитий выменивания интересующего меня каталога на какие-то книги. Покорно дослушав длинный монолог до конца, я попросила разрешения приехать и тут же его получила.

Конечно, абсолютной уверенности, что в каталоге, хранящемся у Зои Ивановны, я найду репродукцию интересующей меня картины, не было, но робкая надежда все же присутствовала. Вдруг судьба, решив вознаградить меня за все неприятности, сделает мне царский подарок. Полная радужных мечтаний, я купила очередной торт, присовокупила к нему букет роз и понеслась к Зое Ивановне.

Ее квартира, расположенная в одном из старинных московских переулков, давно перестала быть жилищем и превратилась в хранилище экспонатов. Они вытеснили почти всю мебель из трех комнат, а её место заняли шкафы и стеллажи с папками, альбомами, книгами, плакатами. Даже в коридоре не осталось свободного пространства для вещалки и одежду клали на старый сундук, в котором, наверняка, хранились старые книги.

Зоя Ивановна, польщенная вниманием к своей коллекции, юркнула в соседнюю комнату, покопалась там и вскоре положила передо мной тонкую книжицу на каждой странице которой было дано цветное изображение картины, а на обороте приведено имя художника, название работы и её полное описание. Дрожащей рукой я начала листать хрупкие листы и где-то в середине брошюры под номером 152 обнаружила свой портрет. Только тут он был дан в цвете и произвел на меня неизгладимое впечатление. Это было изображение хорошенькой молодой женшины. Высокая припудренная прическа украшена цветами, голова грациозно склонена к плечу. Одна руку с перстнями манерно поднесена к виску, другая свободно покоится на складках пышной юбки. Огромное декольте обрамлено кружевной оборкой, тонкая талия стянута корсажем. На обратной стороне было указано, что картина написана Антуаном Ватто и называется "Портрет в жемчужных тонах".

Название удивительно точно отражало суть работы, она была выполнена в голубовато-серых тонах и, казалось, излучала тихое сияние. Тот, кто знаком с творчеством Ватто знает, что достигалось это благодаря его необычной привычке смешивать краски непосредственно на кисти. В результате получалось, что на её волосках одновременно присутствовало несколько различных цветов, которые под рукой мастера мельчайшими разноцветными мазочками сливались в единое целое, мягко переходили один в другой и придавали картине необыкновенное свечение.

- Ну, нашли, что хотели? - поинтересовалась хозяйка.

Я молча кивнула головой, размышляя, могло ли случиться так, что картина Ватто, самого талантливого художника 18 века, гордость коллекции барона фон Крагга, оказалась в заштатном городе да ещё спрятанная под слоем краски. Нет, историю появления в доме Стаса этого холста я знала, загадка заключалась в другом.

Дело в том, что сразу после Октябрьской революции был создан Государственный музейный фонд, эмиссары которого занимались выявлением художественных ценностей и отправкой их в государственные хранилища. Все произведения искусства и культуры, будь то редкие книги, дорогая посуда или живописные полотна, подлежали национализации и мне казалось невозможным, что бы такая известная коллекция, как у барона фон Крагга, избежала этой участи. А значит, все картины, включая "Портрет" Ватто, должны были оказаться или в музее или в его запасниках и оставаться там и по сию пору. Речь об антикварном салоне могла идти, если картина была украдена из музея и по непонятным для меня причинам начала безсистемно переходить из рук в руки. В этом случае становилось вполне понятным появление второго слоя с изображением девочки в шляпе: после похищения дорогую картину замаскировали, чтоб она до поры не привлекала ненужного внимания. Было и другое объяснение, но оно мне нравилось значительно меньше: это не настоящий Ватто, а его копия. Точный ответ на этот вопрос могла дать только Дарья и у меня просто руки чесались, до чего не терпелось позвонить ей и узнать, как идут дела. Но я сдержалась, зная, что это ничего не даст и если Даша сказала звонить завтра, то так тому и быть. Вместо этого я отправилась на кухню пить чай с Зоей Ивановной и беззлобно сплетничать об общих знакомых. До завтрашнего дня от меня ничего не зависело и раз не оставалось ничего другого, как ждать, я решила приятно провести время.

Глава17

На следующее утро я с трудом смогла дождаться десяти утра, когда Дашка приходит на работу, и начала ей названивать. Услышав мой голос, она довольно хохотнула и заявила:

- С тебя магарыч!

- Неужели.. - прошептала я неожиданно пересохшими губами.

- Неужели, неужели. - передразнила она меня, потом серьезно сказала: Это не копия, подлинник, конец XVIII века. Приезжай. Я верну твой шедевр и расскажу, что удалось узнать.

- Лечу! - пролепетала я.

Когда я вошла в лабораторию, подруга возилась с какими-то колбами. Увидев меня махнула рукой в сторону закутка:

- Подожди, скоро освобожусь.

И действительно, не прошло и получаса, как она плюхнулась на скрипучий стул напротив меня, со вкусом закурила и сказала:

- Значится, так! Верхний красочный слой совсем свежий, он даже не успел толком затвердеть и спаяться с нижним. Ему от силы несколько месяцев. Со вторым слоем дело обстоит иначе. Это хорошо высохший, "устоявшийся" слой. Проведенный микроанализ его частиц, а так же химический анализ красочных пигментов, грунта и холста показали, что это не подделка, все подлинное и относится ко второй половине XVIII века. Надпись на обороте картины сделана углем, причем, совершенно недавно. Ну, вот в кратце и все. Довольна? За подробностями приходи позже, сейчас времени нет, зашиваюсь!

От всей души поблагодарив дорогую подругу, я подхватила бесценный сверток и понеслась домой. Дел предстояло ещё немеряно, а сроки поджимали.

Первое, что я сделала, ворвавшись в квартиру, это установила картину на подставке и сфотографировала её полароидом. Я собиралась навестить антикварный салон и попытаться выяснить, откуда у них появился этот портрет. Таскать за собой полотно считала неразумным, вот для этого мне и нужны были снимки. Покончив с технической стороной дела, взялась за телефон. Прежде, чем ехать на другой край Москвы, следовало узнать, функционирует ли ещё данное учреждение. А то существуют такие магазины-однодневки, которые ещё вчера работали, а сегодня их и след простыл. К счастью, этот салон оказался не из таких и очень приятный женский голос проинформировал меня, что они ежедневно открыты до девятнадцати часов и всегда рады покупателям. Распросив девушку, как удобнее к ним доехать и пообещав скоро прибыть, я в большой спешке переоделась и покинула квартиру.

Посещение антикварного магазина немного отложила и сначала заехала к одному своему хорошему знакомому. Здесь удача опять улыбнулась мне и я застала Андрея дома, причем, почти трезвым.

- Нюрка! Подруга! Выглядишь обалденно! - заорал он и полез целоваться.

Помятуя о деле, ради которого и приехала к Андрею, а так же о его сложном характере, я стойко вытерпела и объятия и поцелуи, а потом изложила свою просьбу. Сначала приятель по привычке стал на дыбы:

- Не, Нюрка, не могу! Дел не в проворот!

- А ты постарайся! Я ведь тебе часто работу подбрасываю, так и ты уважь постоянного клиента.

Андрей ещё немного поломался для приличия, потом сказал:

- Ладно, приезжай через день. Только цена будет двойная! За срочность.

- Идет. - моментально согласилась я, потому что была готова к такому повороту разговора.

Андрей мне был симпатичен не только своим мастерством, но и предсказуемостью. С ним всегда все ясно: платишь деньги-получаешь работу, и никаких неожиданностей.

Очень довольная плодотворной встречей с Андреем, я ехала в антикварный салон и в мыслях прокручивала варианты предстоящего разговора. Зная эту публику не понаслышке, была уверена на все сто, что по доброй воле правды мне там никто не скажет. Значит, нужно поставить их в такие условия, что б им выгоднее было рассказать все как есть, чем темнить.

Придуриваться я начала прямо от входа. Сдвинув темные очки на затылок и сунув жвачку за щеку, я рывком распахнула входную дверь и размахивая сумкой, расхлябанной походкой "от бедра" двинулась по проходу. Из-за прилавка мне на перерез кинулся тщедушный продавец и, заглядывая в глаза, пропищал:

- Я могу Вам помочь?

- Себе помоги! - рявкнула я, не сбавляяя шага и даже головы не повернув в его сторону. - А мне нужен директор!

Продавец сначала опешил, потом опомнился, сделал мощный рывок, обошел меня на вираже и загородил дорогу:

- Директор занят! Объясните, в чем Ваша проблема и я постараюсь помочь.

Я притормозила, глянула на него сверху вниз и процедила:

- Проблема не у меня, а у вас! И мне нужен директор!

Он окинул меня многоопытным взглядом, в ответ я криво усмехнулась и перекатила жвачку с одной щеки за другую. Собираясь в салон, я знала, что буду изображать богатую и взбаломошную стерву, потому и прикид себе соорудила соответствующий. Желая поразить воображение, натянула на себя лайковые белые брюки в облипку и маечку от Гуччи цвета тела испуганной нимфы, которая хоть и стоила кучу денег, но не прикрывала даже пупка, не говоря уж о груди. Это великолепие дополняла огромная сумка и босоножки на каблуке, и то и другое того же незабываемого цвета. А чтоб окончательно сразить неприятеля и заодно продемонстрировать свое материальное благополучие, нацепила на запястья несколько браслетов, а в уши вдела килограммовые серьги и все, между прочим, из чистого золота. Эти цацки были приобретены мной в начале моей карьеры, когда появились первые деньги и я начала превращаться из нищей девчонки в обеспеченную женщину. Но так как наличие денег не является гарантией вкуса, то в тот период все эти блестящие побрякушки казались мне верхом красоты и должны были не только придать мне вес в глазах окружающих, но, самое главное, вселить уверенность в меня саму. К счастью, переходный период быстро закончился, я перестала комплексовать и с тех пор ни разу не надевала их, а тут вот они вдруг пригодились.

Звеня и сверкая, как новогодняя елка, я вышагивала по проходу, не обращая ни малейшего внимания на продавца. А он семенил рядом и лопотал:

- Дама, подождите минуту. Да подождите же, дама! Директор занят! И, вообще, он принимает посетителей только в исключительных случаях!

- Я и есть его исключительный случай! Поди и скажи ему, что я хочу его видеть. И поспеши! Я женщина нетерпеливая, могу разволноваться и разнести вашу лавочку на части. Поверь, если разойдусь и начну крушить все вокруг, тебе меня не остановить.

Продавец тяжело вздохнул и примирительно сказал:

- Подождите здесь. Я сообщу директору, что вы желает его видеть.

С этими словами он кинулся в глубь помещения, а я двинулась следом. Дама, подобная той, что я изображала, никогда не станет топтаться на месте, ожидая, пока ей разрешат войти. Она просто не приучена к этому и подобное предложение должно было бы показаться ей оскорбительным. В общем, я вплыла в кабинет как раз в тот момент, когда продавец пытался сбивчиво разъяснить начальству сложившуюся ситуацию. Начальство не было расположено к беседе и в ответ гневалось и супило брови. Едва переступив порог комнаты, я сразу поняла, что директор мне очень не нравится. Может у меня предвзятое мнение, но я не люблю коренастых мужчин с грубыми чертами лица и гладко зачесаными назад волосами. У них лакейский вид, а всем известно, что нет души подлее лакейской. Увидев меня в кабинете, продавец испугано пискнул:

- Вот эта дама.

Хозяин кабинета послал мне кислый взгляд и пролаял:

- В чем дело? Почему Вы врываетесь без спросу. Вам же сказали подождать!

Я перекинула жвачку к передним зубам, выдула огромный отвратительный пузырь, который тут же лопнул с мерзким звуком. Директор брезгливо скривился, а я, довольная произведенным эффектом, заявила:

- Пускай твой холуй топчется в предбаннике, я ждать не привыкла. А нужна мне от вас самая малость. Хочу знать, что это за дерьмо?

С этими словами я раскрыла сумку достала фотографии картины и широким жестом швырнула их на стол. Большая часть снимков разлетелась по полу, но один он все-таки успел поймать. Бросив мимолетный взгляд на изображение, недовольно спросил:

- Ну и в чем проблема?

- Ваша картинка?

Директор кинул вопросительный взгляд на продавца, тот вытянул шею, заглянул через руку шефа и еле заметно кивнул.

Я громко хмыкнула, перегнала жвачку за другую щеку и сказала:

- Ваша, ваша! Не отпирайтесь! Точно знаю, что мой придурок купил её у вас. У меня и документик имеется.

- Мы и не отрицаем, что картина могла быть куплена в нашем салоне. - с достоинством проронил директор. - Если нужно, мы поднимем документацию и тогда сможем ответить со все определенностью. Но сначала объяните, что вам от нас нужно!

- А я не объясняю? - возмутилась я. - Русским языком спрашиваю: что за дерьмо вы втюхали моему недоумку?

В несколько шагов пересекла комнату, плюхнулась в кресло и непринужденно развалясь, закинула ногу на ногу. Этого мне показалось мало, я достала сигареты и громко щелкнула зажигалкой.

- Я не курю и.. - начал директор

- А я тебе и не предлагаю. - хамски оборвала его я.

- Что Вам угодно? - ледяным тоном осведомился хозяин кабинета и по всему видно было, что сейчас он вызовет охрану.

- Мне угодно знать, что за дрянь вы впендюрили моему мужу, причем за несусветную цену.

- Выбирайте выражения! Вы понимаете, что говорите? В нашем салоне продаются только произведения подлинного искусства и по очень разумным ценам.

Я скептически хмыкнула:

- Ага, мой придурок мне это уже излагал, когда приволок из вашей сраной Москвы эту мазню.

Директор салона задохнулся от возмущения и на мгновение потерял дар речи, я же воспользовалась заминкой, выдохнула через ноздри две струи дыма и деловито продолжила:

- Только такой профан, как мой муженек, мог принять этот самопал за антиквариат. На нем же ещё краски не успели высохнуть, к рукам липнут а вы ему его как восемнадцатый век впарили. Я носила вашу мазню в наш местный музей. Мне сказали, что это фуфло.

- Здесь какая-то ошибка. Подобного не могло произойти в нашем салоне. Конечно, у нас продаются не только старинные вещи, но и современные, Как правило, они выполнены в манере старинных мастеров и все до единой отличаются хорошим качеством. И заметьте, мы никогда не выдаем их за антиквариат! Нам это ни к чему! Если вдруг окажется, что Ваша картина была приобретена в нашем магазине, то могу с уверенностью утверждать, что Ваш муж просто что-то напутал, рассказывая Вам о её старинном происхождении. Не хочу сказать, что он сделал это умышленно... скорее по незнанию!

- Точно! А вы, тоже по незнанию, документик ему выдали, в котором черным по белому написано, что картина куплена у вас, автор её неизвестен, но период создания датируется концом XVIII века.

Директор бросил гневный взгляд на подчиненного, тот скроил недоуменную мину и пожал плечами, а я торжествующе продолжала:

- Мой муж, конечно не шибко разбирается в искусстве. Да ему это и не к чему, его голова другими проблемами занята, но картину он покупал для меня. Надоело ему брюлики каждый раз мне дарить, вот и решил выпендриться. Только он знает, что меня на мякине не проведешь и дешевку я за версту чую..

Я демонстративно поправила браслеты на руках и продолжала:

- В общем, он хотел иметь гарантии, что вещь подлинная, поэтому и потребовал бумагу.

Продавец хотел мне возразить, но я махнула рукой:

- Знаю, обычно вы такое не практикуете, боитесь нарваться на неприятности. И правильно, между прочим, поступаете.. Только тут вас бес попутал, уж очень соблазн был велик. Пришел в магазин мужик, с лету видно, что не столичная штучка, но с деньгами. С порога объявляет, что желает купить подарок жене и начинает трясти пачкой баксов. Можете мне этого даже не рассказывать, я своего супружника хорошо изучила! Вы ему, естественно, подсовываете самое дорогое, а ему, дураку, подделка приглянулась. Ну как тут быть? Сказать, что это новодел-деньги потеряешь, ну и решили рискнуть. Были уверены, что мужик уедет в свою Тьмутаракань, о которой он вам тут наверняка трепался, и вы его больше никогда не увидите. Потому вы так безбоязненно и выдали ему документик. А чтоб его ещё больше заинтересовать и, соответственно, цену на товар поднять, сочинили легендочку про семью Строгановых и даже надпись на обороте успели углем нацарапать.

По правде говоря, никакой бумаги у меня и в помине не было. Излагая эту историю, я нагло блефовала, но вся надежда у меня была на то, что картину Стас покупил не вчера и потому эта история несколько стерлась из памяти продавцов. Конечно, Стас мало походил на нарисованного мной пентюха, вид у него вполне цивилизованый и вел он себя, наверняка, совсем не так, как я описывала, но он не был постоянным покупателем и они, наверняка, плохо его запомнили. Да и вся эта история была нужна мне только для затравки. Поэтому, когда директор открыл рот и собрался послать меня с моим документом куда подальше, я вдруг примирительно сказала:

- Да ладно, чего нам ссориться! Конечно, когда мой привез мне эту мазню вместо подарка, я здорово разозлилась. Женщина я вспыльчивая, потому не сдержалась и кое-что сгоряча в доме переколотила. Ну, а на следующий день отошла и подумала: чего я развыступалась? В конце концов, не такие это и большие деньги для нас, а мужик хотел сделать мне приятное. И вас я понимаю! Не могли вы не воспользоваться удачей, если она сама пришла в ваш магазин. В общем, решила, что зря шум подняла, картину на стену повесила и забыла про нее.. Только зря я упокоилась, не прошло и месяца как к нам гости пожаловали и изъявили желание её купить. Мне эта мазня и даром не нужна, но если в ней кто другой нуждается, значит следует узнать её настоящую цену. Я ж не дура, что б задарма свою вещь отдавать! В общем, я предложенную цену подняла вдвое и они, представьте, без спора на неё согласились. Тут ясно стало, что с картиной все не просто и я отказалась её уступить. Они немного меня поуговаривали, но в конце концов ушли. А через два дня снова явились и объявили, что картина краденая. Мне бы на это заявление было глубоко наплевать, да беда в том, что мой муж мэром в нашем городе служит и у него на носу выборы на второй срок. А эти сволочи пригрозили в газету сообщить, что мэр занимается скупкой краденого. Представляете, как конкуренты мужа такому подарку обрадуются? В общем, я решила в Москву смотаться и узнать, что за дерьмо его угороздило здесь купить.

- Что ж вы от нас хотите?

- Дайте адрес человек, который принес вам эту картину. Если подтвердится, что портрет не краденый, разговор с подонками будет совсем другой.

- Мы не даем координатов людей, сдавших нам свои вещи. Это против правил.

- Так ведь и ситуация необычная. Тут можно и правила нарушить.

Директор молчал, прикидывая, как поступить, потом, видно, решил, что проще дать адрес, чем ввязываться в непонятную историю и согласно кивнул.

Через несколько минут я покидала салон с листком бумаги на котором был нацарапан адрес и фамилия бывшей владелицы портрета. Проживала она на Плющихе и вполне можно было отправиться к ней немедленно, но меня вдруг охватила необыкновенная усталость. Захотелось очутиться дома, залезть в постель, включить телевизор и прихлебыая крепкий кофе, посмотреть какой-нибудь необременительный для ума детектив. Я не смогла устоять против соблазна и вместо Плющихи поехала домой.

Глава 18

Следующий день у меня начался с того, что я отправилась на почту и оформила Глаше перевод на солидную сумму. Зная её щепетильность, посылать деньги от своего имени не стала, ограничилась туманной припиской, что это единовременное пособие, выделенное ей негосударственным благотворительным фондом. И только покончив с этим приятным для меня делом, поехала по полученному накануне адресу.

Бывшая владелица картины проживала на втором этаже симпатичного трехэтажного особнячка без лифта. Неторопливо поднявшись по широкой лестнице, я позвонила и нарочно замерла прямо перед глазком, чтоб на меня удобно было смотреть. Спустя непродолжительное время за дверью послышались неторопливые шаги и стеклянное отверстие потемнело: меня внимательно рассматривали. Длилась эта процедура довольно долго, но я беспокойства не проявляла и терпеливо стояла на площадке.

Выглядела я в тот день совершенно иначе, чем накануне. От вчерашнего кричащего наряда, в котором я заявилась в антикварный салон, не осталось и следа. Собираясь на эту встречу, я даже не прикоснулась к косметике, а из одежды предпочла темную юбку разумной длины и целомудренную белую блузку. Коротенькую стрижку прикрыла прикрыла повязанным назад шелковым шарфом неброской расцветки, на нос, в качестве последнего штриха к образу, нацепила очки в тонкой оправе. Стекла в них, правда, были простые, без диоптрий, но в диоптриях и нужды не было. Зрение у меня первокласное, а очками я люблю пользоваться потому, что они придают моему облику беззащитность и клиент невольно начинает испытывать ко мне доверие. Ведь первое, что приходит на ум при виде очкарика, что тот человек интеллигентный, зрение испортил чтением книг, такой не может быть аферистом или проходимцем, значит, ему можно доверять. А в моей работе доверие играет огромную роль.

В общем, я терпеливо стояла перед глазком и очень надеялась, что по ту сторону двери останутся довольны осмотром моей персоны и в конце концов откроют. Терпение было вознаграждено, засовы загремели и дверь отворилась. Правда, не полностью, а только на длину цепочки, но и то было хорошо, могли ведь вообще не открыть. В образовавшейся щели нарисовалась пожилая женщина с гладко зачесанными назад волосами и настороженным взглядом.

Я растянула губы в робкой улыбке и неуверенно спросила:

- Простите, я могу видеть Надежду Викторовну Золотову?

- Это я. Что Вам угодно? - ответила женщина. Ответила, надо сказать, вполне спокойно, без излишней агрессивности, но цепочку откидывать не спешила.

Я вытащила из сумки фотографию портрета девочки в шляпе и с извиняющейся улыбкой протянула его женщине.:

- Я по поводу картины.

Она посмотрела на фото, потом перевела взгляд на меня и сказала:

- А в чем дело? Что не так с этой картиной?

Я замялась, потом, запинаясь и с трудом подыскивая слова, пролепетала:

- Нет, нет! С самой картиной все в порядке! Картина великолепная! Но дело в том..

- Вы сами-то кто будете? - перебила меня хозяйка.

Я часто-часто заморгала и спотыкаясь на каждом слове проговорила:

- Ох, извините! Я забыла представиться. Я такая неловкая! Меня зовут Анна. Это я купила Вашу картину.

Я ещё раз потрясла перед её лицом фотографией.

- Ну, и в чем дело?

- Понимаете... так трудно сразу объяснить... я не знаю с чего начать... это немного приватный разговор...

- Откуда Вы узнали мой адрес?

- В Салоне дали! - с готовностью выпалила я. - Вошли в мое положение и дали! Конечно, это против правил, но они меня поняли и посочувствовали. Говорят, у них такого никогда раньше не случалось!

Мои слова оказали на хозяйку квартиры именно то действие, на которое я и расчитывала. Она встревожилась, сдержаться не смогла и порывисто выпалила:

- О чем это Вы? Объясните толком!

Я прижала руки к груди и испугано глянула из-за стекол очков:

- Извините... Я сбивчиво говорю.. это потому, что я нервничаю.

Потом пугливо оглянулась и, понизив голос, попросила:

- Мы не могли бы поговорить? Ну, не через дверь и не на площадке. Может, выйдете на улицу и посидим на лавочке?

Хозяйка помолчала, потом со вздохом распахнула двери и пригласила:

- Входите!

Я змейкой скользнула в квартиру и, стараясь не отставать, пошла по коридору следом за женщиной. Она привела меня в комнату, оставленную массивной старомодной мебелью с обеденным столом в центре. Указав кивком на стул с высокой спинкой, сама села напротив и сухо проронила:

- Слушаю Вас.

Я осторожно села на краешек стула, суетливо одернула юбку, вытащила из кармана платок и принялась протирать очки. Я сознательно тянула время, желая прощупать, насколько женщина готова к диалогу. Если будет изнывать от нетерпения, раздражаться от моей несобранности, значит разговора не получится, на откровенность вытянуть её не удастся, а значит и затевать игру не стоит. На мое счастье она совершенно спокойно дождалась, пока я закончу манипуляции с очками и снова пристрою их на нос, и только тогда спросила:

- Ну, так что там с картиной?

- С картиной все в порядке. - торопливо заверила я хозяйку. - Мы с мужем купили её в Салоне и очень довольны. Она нам очень нравится.

Тут я замолчала, скроила скорбную мину и выдохнула:

- Вот только после покупки стали происходить странные вещи.

Она вопросительно вздернула брови, послала мне колючий взгляд, но не сказала ни слова.

Выдержав короткую паузу и сообразив, что нужной реплики от неё не дождусь, я пустилась в объяснения:

- Мы с мужем живем не одни, у нас большая семья. С нами живут родители мужа, потом у нас двое детей... В общем, в квартире целый день полно народу... Ох, извините! Я опять так сбивчиво говорю!

Она понимающе кивнула:

- Ничего! Рассказывайте, как считаете нужным..

- Да, да... спасибо. Короче, вскоре после покупки в квартире стали раздаваться странные звонки. Неизвестный набирал номер, а когда поднимали трубку, не говорил ни слова и тут же клал её. Знаете, мы бы не обратили на это внимания... Но однажды нам опять позвонили и в этот раз не молчали. Напротив, мужской голос сообщил, что звонит по поводу приобретения у нас картины. Он имел в виду портрет. Я, конечно, удивилась, объяснила, что ничего не продаем, но он продолжал настаивать и я положила трубку. Второй раз он позвонил и попал на мою свекровь. Она человек вспыльчивый, бывший торговый работник, слушать ничего не стала, просто накричала на него. Третий раз звонивший опять попал на меня, я не смогла ему отказать и согласилась выслушать.

В его изложении история выглядела так: несколько лет назад эта картина была украдена у его семьи. Портрет ему дорог, как семейная реликвия, поэтому все это время он не прекращал поисков, стараясь выяснить его судьбу. Каким-то образом, ему удалось узнать, что портрет выставлен на продажу в салоне. Он кинулся туда, но опоздал и картину успели приобрести мы. Вот он и предлагает выкупить её у нас, причем за большую сумму, чем мы заплатили. Знаете, он ужасный человек! Когда я отказалась продать портрет, он стал грозить мне милицией, судом, конфискацией. Чего он мне только не наговорил! Я так растерялась, что сглупила и согласилась на встречу с ним. Он приехал к нам домой, долго рассматривал портрет, потом сказал, что это тот самый. И опять заговорил о выкупе! Опять слово в слово повторил историю о похищении и семейной реликвии. Только, я уже немного пришла в себя, смогла соображать и начала задавать вопросы. Понимаете, в его истории было столько несоответствий и она выглядела так неправдоподобно... Гость на мои вопросы отвечать отказался. Он просто ушел от них и весь разговор повернул так, будто я уже дала согласие на продажу и вопрос теперь только в цене. Я, конечно, возмутилась, он вспылил и мы... поспорили. Я даже думать боюсь, чем бы все закончилось, будь я одна дома! Мне кажется, он вполне мог стукнуть меня по голове, забрать эту злосчастную картину и уйти. К счастью, в доме было полно народу. В сборе была не только вся семья, но и племянник с женой... В общем, все обошлось, я его благополучно выпроводила за дверь, а сама тут же поехала в Салон. Мне, конечно, не верилось, что картина ворованная, но хотелось узнать их точку зрения на сложившуюся ситуацию и ещё выяснить, откуда он узнал наш адрес. В Салоне меня уверили, что о воровстве и речи быть не может, с ворованными вещами они дела не имеют, а адрес он мог получить у кого-то из продавцов. Правда, признаваться в этом никто из них не захотел. Знаете, я могла бы уступить ему эту картину. Но он такой неприятный человек! Такой наглый! И я решила набраться смелости и прихать к Вам. Может Вы проясните эту странную ситуацию, а то мне в голову приходят страшные мысли

Тут я округлила глаза и трагическим шепотом выпалила:

- Может он рецедивист! Может с ним лучше не связываться и просто отдать ему этот портрет!

Хозяйка слушала мой пространный монолог очень внимательно и ни разу не прервала меня, а тут вдруг спросила:

- Как он выглядел, ваш визитер?

Я зябко передернула плечами:

- Знаете, такой неприятный тип! Пожилой! Ему явно далеко за шестьдесят. Очень толстый! Такой, знаете ли, огромный, в подушечках жира, а живот напоминает огромный шар. И лицо очень неприятное! Все лоснится, и на носу две здоровые бородавки. В общем, противный тип.

- А зовут его как?

- Назвался Павлом Ивановичем, а как на самом деле...

- Я знаю, о ком Вы говорите. - кивнула головой хозяйка.

- Вы его знаете! - обрадовалась я и с робкой надеждой посмотрела на нее.

- Нет, я его не знаю! Но сюда он тоже приходил и тоже по поводу картины.

Я закивала с таким видом, будто после её слов сразу поняла в чем дело. Хозяйка на мои телодвижения внимания не обратила и продолжала говорить:

- Я думала, что больше никогда о нем не услышу и надо же, приходите Вы и все начинается с начала!

- Что начинается? Я ничего не понимаю! - проблеялая я и снова затеяла протирание очков. Правда, это не мешало мне краем глаза наблюдать за хозяйкой, которая сидела, погрузившись в свои невеселые думы и совершенно забыла обо мне. Я решила, что не мешает её немного растормошить и потому, водрузив очки на переносице, робко кашлянула:

- Может нам и правда продать её от греха подальше? Вы что посоветуете?

Звук моего голоса вывел женщину из забытья и она вздохнула:

- Что я могу посоветовать? Я сама не знаю, как поступить. Я расскажу вам всю эту историю, а там сами решайте.

Мой покойный муж был художником. Не очень удачливым, иначе мы не жили б так, как жили, но это дело прошлое. Детей нам бог не дал, но и без них могли бы дружно жить, если б не его страсть. Он собирал картины. Он был просто болен ими и эта болезнь перешла к нему по наследству от его отца. Тот тоже был художником и тоже увлекался собирательством картин. Собственно, он и положил начало коллекции, муж только дополнил её. Картины он покупал не часто. С деньгами у нас всегда было туго. Но уж если была возможность купить понравившуюся вещь, то он отдавал все до последней копейке. Знаете, я эти картины всей душой ненавидела. А как иначе, если десять лет ходишь в одном пальто и нет надежды получить новое? Как к ним относиться, если деньги, с таким трудом отложенные на новые зимние сапоги, муж отбирает и взамен приносит в дом кусок холста? И вот что интересно... Он всю жизнь собирал эти проклятые картины, значит любил их. А обращался с ними очень странно! Он ведь их никогда не выставлял на обозрение, на стенах висели только его собственные произведения. Вся его коллекция хранилась в маленькой комнате. Полотна пачками стояли на полу, повернутые лицом к стене. Когда ему хотелось полюбоваться одной из них, он приносил её в эту комнату ставил на стул, сам садился напротив. Он мог часами так сидеть и молчать. Я к нему не лезла. Мы давно отошли друг от друга. Последние годы он занимал маленькую комнату, я жила в спальне, эта считалась общей.

Я никогда не задумывалась над стоимостью его коллекции, он никогда ничего мне не говорил. Муж был человеком скрытным, замкнутым, друзей почти не имел. Так, два-три человека, но даже их в свою коморку никогда не пускал. Да к нам почти никто и не ходил последнее время. Все уже старые стали, кто умер, кто болеет, кто просто охладел. В общем, телефон у нас днями молчал, а тут вдруг зазвонил. К аппарату муж сам подошел. Он разговаривает, а я под дверью слушаю. Стыдно, конечно, сознаваться в таком, но мне было очень скучно. Он от меня всех подруг отвадил. Пока на пенсию не вышла, была возможность на работе с людьми поговорить, а как уволилась, так из дома только в магазин разрешал выходить. Даже соседку не пускал в квартиру. Бирюк он был, как и его батюшка покойный. Ну вот, стою я под дверью и слышу, разговор о картине идет. Сначал думала, он опять что-то купить хочет. Удивилась, откуда деньги? Мы последнее время на пенсию жили, а его картины никто не покупал. Потом слышу мой супруг сердиться стал и громко так закричал:

- Вы ошиблись адресом. Этой картины у меня никогда не было!

Трубку швырнул и шмыгул в свою каморку. Сначала хотела спросить у него, что случилось, потом побоялась. У него такой сумасшедший характер был, что на ругань нарваться ничего не стоило. На следующий день-опять звонок. Муж поднял трубку и сразу в крик:

- Не звоните сюда больше! Я уже сказал, что у меня никогда не было этой картины.

Поговорил и ушел к себе, а спустя буквально полчаса раздается звонок в дверь. Я и открыла с дуру, на пороге тот самый толстяк стоит, что к Вам приходил. Тоже Павлом Ивановичем назвался. Вежливый такой. Поздоровался и мужа спрашивает. Ну, я его в комнату пригласила и тут муж появился. От злости аж белый и, не стеснясь чужого человека, на меня набросился:

- Зачем постороннего в дом пустила без спросу?

Покричал, покричал, потом приказал выйти из комнаты. Я вышла, а сама за дверью стала. Интересно мне было, чего этому толстяку от нас понадобилось. А они ругаться стали. Толстяк все предлагал у мужа картину купить, а тот кричал, что у него ничего нет и грозил милицию вызвать. Только дурак он был! Кричит, что никакой картины не знает и тут же спрашивает откуда гость про неё прознал. Тот спокойно так объясняет, что о картине ему рассказал один знакомый моего мужа. И фамилию этого человека называет. Я его знаю. Он тоже художник и одно время муж вроде с ним дружил. Так этот человек утверждал, что видел у мужа эту картину. Вроде он сам показывал ему её. Мой как услышал это, так аж зашелся и сразу выгнал толстяка. А потом пошел на кухню, достал бутылку водки и стал пить. Тут я и поняла, что творится что-то неладное. Он не пил, только иногда рюмку с усталости выпьет. А тут сидит и одну стопку за другой опрокидывает. Ну, я подошла, села рядом, да и спрашиваю:

- Что происходит? Чего ты так нервничаешь?

Видно, тяжко ему было, нужно было душу отвести, только потому и стал рассказывать. Начал издалека, еще со своего деда. Тот, вроде, служил сторожем у одного московского барина. Очень богатый был барин и знатный. Титут имел баронский. А фамилия его была Крагг. Так этот барон тоже картины собирал. А отец моего мужа, свекор мой, он тогда ещё мальчик был, часто ходил в барский дом этими картинами любоваться. Барин вроде не запрещал. Парнишка подрос, увлекся живописью и стал копировать барские картины. Однажды барон увидел, как он рисует, и заинтересовался. Сказал, что у парнишки есть способности и ему нужно учиться. Отдал его на учебу какому-то художнику, сам деньги платил за обучение и обещал потом к себе в галерею на службу взять. Может так оно и было бы, потому, что парень очень старался и успехи в рисовании делал, но только революция грянула. Семья барона за границу спешно уехала, а он остался. Вроде, не хотел картины свои бросать. Сначала все тихо было, потом пришли красноармейцы, с ними несколько человек гражданских и объявили, что все картины реквизируются и переходят в руки народа. В тот момент, когда барон с ними разбирался, в соседнем зале мой будущий свекор сидел и над очередной копией работал. Как услыхал он про реквизацию, снял со стены картину, которая ему больше всех нравилась и удрал через другой вход. Называлась картина "Портрет в жемчужных тонах" и была она одной из лучших в коллекции барона. Барин пропажу картины заметил, приходил к парню, но тот все отрицал. Тут барина арестовали и он сгинул, а картина осталась в семье мужа. Ее сначала свекор хранил, потом муж и оба всю жизнь таились, никому не рассказывали. Только однажды муж не удержался и показал картину приятелю, видно очень хотелось похвастаться своим сокровищем. Ведь коллекционеры, как дети, им мало обладать сокровищем, хочется чтоб другие завидовали. Ну, не удержался, показал, потом очень жалел и, как оказалось, не зря. Разболтал друг о картине и в результате к нам гость пожаловал. Сначала предлагал выкупить картину, потом угрожать стал. Муж хоть и хорохорился, но я видела, что он очень испугался. Хотела, как лучше, и предложила:

- Да продай ты ему эту проклятую картину. Денег получишь на безбедную старость и бояться перестанешь.

Как он тогда рассвирепел! Так меня по лицу ударил, что губу рассек! И давай орать:

- Не смей мне это советовать! Не получит он ее! Никто не получит! Мы с отцом её всю жизнь хранили, а теперь отдавать за здорово живешь? Ну, уж нет! Я её так спрятал, что ни тебе, ни ему не найти!

Ну, спрятал и спрятал! Я даже спрашивать не стала, что он с ней сделал. Желания не было самой на новые неприятности нарываться и его лишний раз дразнить. Он вспыльчивый был, ему волноваться нельзя было. У него сердце было слабое.

На следующий день опять раздался телефонный звонок, муж послушал, за сердце схватился и мертвый на пол упал. Я так никогда и не узнаю, что он там услышал такое страшное, что сердце у него остановилось.

Следующие дни я провела в суматохе. То документы на похороны надо оформить, то гроб и венки заказать. В общем, моталась!

- Не боялись оставлять дом без присмотра?

- Нет, в то время у нас двери и окна на сигнализации стояли. ответила хозяйка и продолжала: Похороны - дело дорогое, а денег у меня было мало и скоро они все вышли. Ну, я вошла в его комнату, взяла две картины, которые ближе всех к двери стояли и свезла в Салон. На вырученные деньги его и похоронила.

- Отчего ж именно в этот Салон? Живете в центре, а картины повезли на другой конец Москвы.

Подруга посоветовала. Она там живет поблизости, иногда носит им вещички на продажу. Сказала, что они деньги дают нормальные и не очень обманывают при оценке. Я ж сама ничего не знаю. Вот и поехала туда.

А после похорон опять этот Павел Иванович явился и снова про картину толковать стал. Мне эти картины нужны не были, я его отвела в комнату мужа и сказала:

- Ищите! Если что приглянется, продам!

Он все перерыл, но картины, что искал, не нашел. Стал допытываться, не выносил ли муж какое полотно из дома. Я честно сказал, что муж ничего не выносил, а вот я продала две вещи. С тем он и ушел, больше я его не видела. Видно, он в салон съездил, разузнал, кто картину купил и теперь к вам пристает. Вот такая история, рассказала я все это, чтоб предупредить. А продавать Вам портрет или себе оставить, Вы уж сами решайте. Здесь я вам не советчик. Сама я все свои картины сразу продала. Они мне жизнь испортили, так я хоть на старости лет решила деньги за них выручить и пожить.

Все! Больше говорить было не о чем! Последние факты стали на свое место и не осталось белых пятен в этой истории. Значит, вот откуда на старом холсте появился портрет девочки в широкополой шляпе! Его нарисовал сумасшедший художник, муж этой несчастной женщины. Очевидно, после визита Павла Ивановича старик здорово испугался, что у него отберут его сокровище и решил его спрятать. Он никому не мог доверить драгоценную картину и придумал хитрую, с его точки зрения, вещь. Поверх "Портрета в жемчужных тонах" он написал девочку в шляпе в надежде, что картина затеряется среди других менее значительных полотен его коллекции и спокойно простоит до лучших времен. Наивная, конечно, надежда, плохо он знал Павла Ивановича. Тот со своей бульдожьей хваткой уже не отстал бы от него и в результате все равно отнял бы портрет. Но тут в эту историю, как это иногда бывает, вмешался Его Величество Случай и все повернул по своему. Людские планы и расчеты-ничто перед Его волей. Художник неожиданно умер, а его нуждающаяся в деньгах вдова взяла наугад две картины из коллекции мужа и продала их. Естественно, одной из них оказывается именно работа Ватто. Поэтому, когда великий хитрец и махинатор Павел Иванович явился к вдове в полной уверенности, что портрет уже у него в кармане, он ничего не нашел. Желанная картина уплыла прямо из под носа пройдохи и начала самостоятельное путешествие по чужим рукам.

Странно, но о Павле Ивановиче я подумала мимоходом, без обиды и возмущения. Конечно, я уже поняла, что он собирался в очередной раз надуть меня. Чтоб не платить мой законный процент, он, посылая меня за портретом к Стасу, предпочел не говорить о нем правды. А для отмазки сочинил историю о дельце, который вдруг загорелся непонятным желанием получить картину работы неизвестного мастера. Ну, так это не в первый раз! Он поступал так и прежде. Только в отличие от предыдущих случаев, теперь это меня совершенно не тронуло. Меня больше не занимали мелкие интриги моего работодателя, я строила планы на будущее. Мне не терпелось побыстрее закончить дела в Москве, отправиться к Стасу, вернуть ему портрет девочки и, наконец, почувствовать себя свободной от всех обязательств и, самое главное, счастливой.

Глава 19

В коттеджный поселок я прибыла утром. Выехав из Москвы накануне вечером, я всю дорогу гнала почти без остановок. Только где-то около полуночи, когда глаза уже слипались от усталости, остановилась рядом с постом ГАИ и вздремнула пару часов прямо в машине. Пробудилась совершенно неожиданно, будто кто в бок толкнул, и, хотя сон был недолог, почувствовала себя отдохнувшей. Остаток пути проделала на максимальной скорости и в девять утра уже благополучно подруливала к железнодорожному вокзалу. Мне хватило тридцати минут, чтоб в платном туалете умыться, переодется и ощутить себя в полном порядке.

Въехав в поселок, я оставила джип в соседнем переулке, а к дому пошла на своих двоих, полагая, что Стасу совсем не обязательно видеть приезд бедной учительницы Альбины на такой дорогой машине. Немедленно бы возникли вопросы, отвечать на которые я была не готова.

Как ни странно, бессонная ночь и дорога совсем не отразились на моем самочувствии. Я ощущала себя необыкновенно бодрой, меня переполняли радость и ожидание близкой удачи.

Взбежав по каменным ступеням на крыльцо, я надавила на кнопку звонка и не в силах дождаться, пока откроют, затопталась на месте. Мне не терпелось быстрее увидеться со Стасом, переговорить с ним и услышать от него очень важные для меня слова. Я очень надеялась, что на этом закончится один этап моей жизни и начнется другой, более счастливый.

Дверь отворила горничная, я ей приветливо улыбнулась и ступила в прохладный холл. В следующую минуту из кухни с радостным визгом вылетела Полина.

- Ура! Вернулась! Альбина вернулась! Ура! - заорала она и принялась исполнять боевой танец маленького индейца, вышедшего на тропу войны. Я сунула ей в руки коробку, купленную в Детском мире, и с интересом стала ждать, что последует дальше. Нужно сказать, накануне я провела в магазине немало времени, пытаясь выбрать подарок для Полины. Мне хотелось купит нечто такое, что пришлось бы ей по душе. К сожалению, среди моих знакомых не было замужних женщин, я не имела опыта общения с детьми и никогда не дарила им игрушек. По моим представлениям девочке следовало дарить куклу, но чутье подсказывало, что Полина девочка необычная и кукол особо не жалует. В конце концов после долгих мучительных колебаний я остановила свой выбор на игрушечном автомате. По уверению продавца, он был точной копией автомата Калашникова, снабжен прицелом ночного видения, а при нажатии спускового крючка издавал оглушительный треск и в стволе загоралась лампочка. Теперь я с волнением наблюдала, как Полина потрошит оберточную бумагу, открывает коробку и извлекает из неё игрушку. Как только она увидела, что именно ей подарили, то издала восторженный вопль от которого зазвенели подвески хрустальной люстры. Я поняла, что подарком ей угодила.

Полина непрерывно палила из автомата и между делом вводила меня в курс дела:

- А у нас скоро свадьба! Юля выходит замуж за Дениса. Я тоже поеду в ЗАГС! Мне уже купили новое платье. Розовое, с бантом и воланами. А Костик теперь будет жить отдельно, он с папой поругался.

Она собиралась рассказать мне ещё что-то, но на её крик их кухни вынырнула Мария Ефимовна, а из кабинета показался Стас.

- Приехала? - спросил он.

- Конечно. Должна же я была вернуть тебе твою собственность. усмехнулась я и потрясла в воздухе портретом.

- Ну и как успехи? Что показало твое расследование?

- Ты был прав! Она ничего не стоит. Даже тех денег, что ты за неё отдал. Ее написал один безвестный художник всего полгода назад.

- Значит, не XVIII век?

- Точно, не XVIII. Новодел, правда, очень талантливый. - ответила я, направлясь следом за хозяином в кабинет.

- Жаль, картина мне нравилась.

- Знаешь, у меня предложение. Тебе с твоим капиталом и положением, держать у себя копию не солидно. Это не твой уровень, а тут есть один господин, который не прочь её купить. В картинах он ничего не понимает, но портрет ему приглянулся и он хочет его приобрести. Если желаешь, можешь избавиться от этой подделки.

- Думаешь, стоит?

- Почему нет? - ухмыльнулась я. - Вернешь свои деньги и взамен купишь что-то более стоящее.

- А что? Дело говоришь! - улыбнулся в ответ Стас.

- Я ему сейчас позвоню. - быстро сказала я и взялась за телефон.

Павел Иванович откликнулся сразу и, услышав мой голос, с ходу попытался напуститься на меня с упреками. Но все моментально прекратилось, как только я произнесла магические слова:

- Павел Иванович? Это Альбина! Господин Егоров согласен продать картину. Можете приехать немедленно?

Павел Иванович, естественно, мог и обещал быть незамедлительно. И действительно, буквально через тридцать минут он уже сидел в кабинете Стаса и умиленно поглядывал на стену, где опять висел портрет девочки в шляпе.

- Я давно мечтал купить что-нибудь в этом роде. - бормотал Павел Иванович, грузно ворочаясь в кресле. - Люблю, знаете ли, хорошие картины.

- Картина, действительно хорошая, но предупреждаю сразу-не антикварная. Новая, хоть и высокого класса-перебил его Стас.

- Да, что, я не понимаю? - всплеснул руками мой шеф. - Знаю, что шедевр стоил бы совсем других денег. Но, понимаете, мне всегда хотелось иметь что-то подобное. Денег на антикварную картину не хватает, а тут и сумма для меня приемлемая и вид у картины очень достойный. Кто не знает, подумает, настоящий антиквариат. В общем, очень удачная для меня покупка.

Павел Иванович радостно захихикал, потом замолк и деловито спросил: Так какая же Ваша последняя цена?

- Цена та, что я сам за неё заплатил-две тысячи долларов.

- Дороговато...

- Мне деньги не нужны и продавать картину я не собирался. Это Альбина меня уговорила. Сказала, что хочет сделать Вам приятное и потому просит уступить портрет. Ей я отказать не могу, но, сами понимаете, свое терять не хочу.

- Конечно, конечно! О чем речь! Все понимаю! - залопотал Павел Иванович торопливо извлек из кармана солидный бумажник и принялся торопливо отсчитывать купюры. Пересчитав деньги два раза, положил их на стол и с неожиданной для него шустростью подбежал к стене. Ловко снял портрет с крюка, торопливо пробормотал слова прощания и выкатился из кабинета. Стас не пошел его провожать, видно, покупатель ему не понравился, что же касается меня, то я вышла вместе с Павлом Ивановичем на крыльцо. Оставшись наедине со мной, он согнал с лица улыбку с лица и сухо спросил:

- Едешь со мной?

- Нет, надо немного задержаться. - покачала я головой.

- Через час жду тебя у себя. И не опаздывай! После обеда уезжаем в Москву.

- Хорошо. - покладисто согласилась я. - Буду.

Шеф скатился с крыльца, затолкал свое грузное тело на заднее сидение машины и отбыл. А я представила себе его физиономию, когда он поймет, что вместо желаемой картины из собрания старого художника купил копию, выполненную Андреем, что никакого "Портрета в жемчужных тонах" под ним нет и широко улыбнулась:

- Ну, не все же коту масленница, бывают иногда и у проженных пройдох непредвиденные проколы.

Вернувшись к Стасу, возвестила:

- Ну вот и все! Покупатель уехал, пора и мне идти.

Стас покосился на меня, потом отвел глаза и неловко спросил:

- Что собираешься делать?

Я пожала плечами и честно ответила:

Думаю съездить куда-нибудь на юг, отдохнуть, сил набраться. У меня же отпуск.

- Встретимся, когда вернешься?

Почему нет? - легко согласилась я, а про себя подумала: Зачем мне это? У меня есть чемодан, набитый деньгами, и бесценная картина Ватто. Я, впервые за много лет, ни перед кем не имею обязательств. Я свободна, весь мир у меня на ладони и мне никто не нужен!


home | my bookshelf | | Всё взять и смыться |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения



Оцените эту книгу