Book: Оксидженс



Крис Картер

«Оксидженс». Файл №412

«Приветствую тебя, о великий бог, несравненный Владыка Двух Истин и мирозданья! Я пришел к тебе и кланяюсь, чтобы увидеть твою несравненную красоту, услышать сладостные слова уст твоих и почувствовать запах бесконечности бытия! Я слишком давно знаю тебя. Я видел тебя сотню раз во грезах и пред собой наяву! Я смиренно склоняю голову перед тобой и твоими сорока двумя братьями, пребывающими с тобой во веки вечные, восседающими на золотых тронах на Великом Дворе Двух Истин. Я знаю, что братья твои поджидают злодеев, готовящих против тебя мятеж и жаждущих выпить кровь твою. Я приду к тебе во услужение в день, как предстанут эти злодеи на суд Уннефера. Я знаю, что так было, так есть и так будет всегда! О Владыки Справедливости, о Владыки Святости и Благочестия! К вам прихожу с мольбой о справедливости, ради которой молюсь Вам…»

«Египетская киша мертвых» («Киша выхода днем») гл. 125note 1

Соединенные Штаты Америки.

Эль-Пасо.

23 часа 40 минут

Здание банка «Эль-Пасо Дженерал», подсвеченное снаружи мощными прожекторами, чем-то напоминало готический собор. В этот поздний час окна банка не были освещены, за исключением помещения охраны на первом этаже. Окружающие здания «даун-тауна» тоже были пусты. В общем, центр города представлял собой вполне идиллическую картину — отдыхающий после трудового дня деловой квартал.

Однако тишина оказалась обманчивой. В одном из скудно освещенных переулков вдруг показались темные фигуры. Используя выступы стен как укрытия, люди в бронежилетах и касках, с автоматами в руках быстро подобрались к одной из стен банка и замерли, практически растворившись в тени здания. С другой стороны появилась еще одна группа автоматчиков. Затем на крыше соседнего строения показались такие же стремительные и бесшумные фигуры. В считанные секунды ими был наведен веревочный мост, ведущий на крышу банка…

Из салона микроавтобуса, припаркованного метрах в трехстах от места событий, за всем происходящим наблюдал Фокс Молдер, спецагент ФБР. Наблюдал с удовлетворением. Спецназовцы быстро и бесшумно заняли позиции для штурма. Основная группа была на подходе и даже вертолет ожидал команды присоединиться. Все складывалось прекрасно. Наконец-то удалось поймать в сети крупную рыбу и сдвинуть дело с мертвой точки.

Ведь несмотря на царящую вокруг тишину и спокойствие, именно в эти минуты банк «Эль-Пасо Дженерал» подвергался ограблению… Но даже не это было самым чудовищным. Увы, вся проблема крылась в том, что никто, включая Молдера и его помощников, не знал, что за грабители забрались в банк. И это невзирая на длительное расследование и тщательное изучение результатов «работы» неуловимых грабителей, которое продолжалось уже больше года!

У двери микроавтобуса, в котором находился Молдер, внезапно появилась фигура в черном. С легким шорохом дверь впустила человека внутрь и снова захлопнулась.

— Фокс, ты здесь? — услышал Молдер голос Барри.

— Где мне еще быть? А вот ты что-то задержался…

Барри Лыоис, которого Молдер знал еще по академии в Квантико, недовольно пробурчал что-то невнятное и придвинулся ближе к агенту.

— Пришлось устанавливать кое-какую дополнительную аппаратуру, а то эти олухи никак не могли обеспечить прямой доступ к системе охраны банка, — доложил он.

— Ну, если бы это можно было сделать столь легко, то зачем вообще банку такая охрана? — иронически поинтересовался Молдер.

Барри коротко хмыкнул.

— И то правда. Но теперь все в порядке. Сейчас я тебе все покажу…

Он повозился, устраиваясь на двойном кресле. В полумраке салона замерцало легкое голубоватое сияние экрана ноутбука. Молдер заглянул через плечо Барри и увидел быстро сменяющие друг друга изображения, подаваемые с камер, расположенных внутри банковского здания. Затем смена ракурсов прекратилась, и на экране осталась только одна картинка.

В просторном помещении у длинного ряда кабинок банковских операторов на полу лежали неподвижные фигуры охранников. Их было пятеро, и никто из них не подавал признаков жизни. Правда, лежали они на животах в ряд и руки у них были скованы наручниками — это оставляло некоторую надежду на то, что обойдется без человеческих жертв.

— Где это? — спросил Молдер.

— Главный операционный зал. Кстати, оттуда до хранилища довольно далеко, — ответил Барри и переключил изображение на экране.

Теперь Молдер увидел другое помещение — значительно меньше прежнего. Камера, вероятно, была спрятана в вентиляционной трубе, поэтому изображение было нечетким. Но и того, что было видно на экране, оказалось достаточно. У одного из пяти столов, находившихся в помещении за низкой перегородкой, стояло трое людей в черной одежде и масках. Четвертый грабитель сидел перед монитором компьютера и что-то быстро набирал на клавиатуре.

Никакого нетерпения или нервозности преступники не проявляли. Они вели себя совершенно спокойно, жесты их были плавными, никто не торопился и не озирался по сторонам. Если бы не маски на лицах людей, то можно было подумать, что это несколько работников банка ждут, пока их товарищ что-то покажет им на экране своего компьютера. После продолжительной паузы Молдер наконец проявил какую-то реакцию:

— Нет, ну какие наглецы! Что они там делают, Барри?

— Ты будешь смеяться, но, по-моему, они ищут что-то в интернете, — ответил Льюис и снова переключил изображение.

Следующая камера показала длинный коридор, по которому темные фигуры тащили большие сумки. Изображение держалось буквально несколько секунд. Затем на экране мелькнула чья-то рука, и картинка пропала. Барри шепотом выругался и дотронулся до клавиатуры своего ноутбука.

— Фокс, — он прокашлялся. — Зачем им мог понадобиться главный банковский компьютер?

— Ума не приложу. Их ведь обложили со всех сторон. И я не могу поверить, что они об этом ничего не знают…

— Ладно, я иду к своим. А ты, если что, предупреди меня.

— Обижаешь…

Изображение на экране исчезло. Лыоис осмотрелся и, схватив оружие, выскочил из машины. Молдер последовал за ним. Через несколько секунд они уже сидели на корточках у стены окруженного полицейскими здания, неподалеку от главного входа в банк.

— Быстро, быстро, — прошептал агент Молдер. — Пятисекундная готовность.

Он сделал глубокий вдох, мысленно перекрестился и взмахом руки дал команду к началу штурма.

С двух сторон здания по земле ручейком заструился молочно-белый дым. Висевший в отдалении вертолет поддержки приблизился к зданию банка и начал снижаться. Стоящий справа от Молдера спецназовец кинул ко входу в здание небольшой стальной цилиндр, упавший на ступени в нескольких сантиметрах от пуленепробиваемого стекла. Остальные полицейские пригнулись. Тишину нарушил сильный хлопок, из дыма послышался звон разбившегося стекла.

Льюис, понимая, что дверей больше нет, прищурил глаза и ринулся вперед. Холл он пробежал без каких-либо недоразумений. Затем (он знал это из плана здания) следовал первый поворот узкого коридора…

Молдер приготовился и, показав одному из спецназовцев пальцами букву «V», проскользнул за угол. Запах серы проникал даже сквозь мембраны респиратора. Пять, десять, двадцать шагов, и вот уже он — долгожданный зал. Виртуозно лавируя между перевернутых ножками вверх столов и стульев, Молдер быстро проскочил помещение и очутился на лестничной площадке. Здесь он поднял голову и посмотрел вверх. С лестничной площадки второго этажа свисала окровавленная по локоть женская рука.

«Да-а, — Молдер проглотил комок в горле, — значит, эти парни не шутят…»

Однако терять время было нельзя… Он помчался вверх по ступеням на второй этаж, где находился главный банковский компьютер.

— Молдер, — проскрипело в наушниках, — как там твои дела? У меня не очень. Наши клиенты уже успели подключиться к интернету.

— Зачем? Они что, собираются погулять по сети? Издалека послышалась рваная перекличка автоматных очередей, а через мгновение здание погрузилось в тишину. Агент Молдер остановился. В паре шагов от лестничной площадки его взгляд уловил промелькнувшую тень. Молдер отскочил в сторону, прижался к стене и замер.

— Барри, что там у тебя? — прошептал он в микрофон.

В эфире слышалось только потрескивание,

— Что у вас происходит? — повторил агент.

— Происходит что-то невероятное, — послышался хриплый голос Джефферсона, — тех, кто прикрывал твою группу с крыши… похоже, их больше нет…

У Молдера сжалось сердце.

— Они перебили всех…

Агент собрался с силами и, оттолкнувшись от стены, с разбегу ударил ногой в дверь, В новом помещении, напротив окна, возле большого плоского монитора стояло несколько вооруженных людей. Они мгновенно повернулись на шум. Молдер попытался остановиться, но закон инерции подвел его. Ноги заскользили по полу… Последнее, что перед падением успел заметить Молдер, — труп спецназовца с разведенными в стороны руками.

Он попытался схватиться рукой за стол… безуспешно. В следующее мгновение Молдер рухнул на пол, руками успев слегка смягчить падение. Короткий автомат, ударившись магазином о пол, самопроизвольно выстрелил. Пуля ушла в потолок, задев одну из люминесцентных ламп. Понимая, что времени у него совсем не остается, Молдер с трудом перевернулся. Боль в колене была ужасной. Но он все же собрал волю в кулак и резко метнулся к автомату. Увы, до оружия было слишком далеко! Расстояние в полметра оказалось непреодолимым.

«Никогда не думал, что погибну так глупо», — успел подумать он.

Рука автоматически потянулась к ножу. Он кинул взгляд в сторону грабителей. Они стояли и смотрели на агента — очевидно, ошарашенные его неожиданным появлением. Воспользовавшись паузой, Молдер метнул нож в одного из врагов, сгруппировался и приготовился к прыжку. Но, увы, нож пролетел сквозь шею незнакомца, не причинив ему вреда, и со звоном врезался в стену. Молдер замер, не доведя движение до конца.

— Че-е-е-рт… — прошептал он, едва шевеля губами. — Что здесь происходит?!..

Грабитель, которого не сумел нейтрализовать агент ФБР, что-то прокричал своим приятелям. Затем он наклонил голову, ехидно улыбнулся и двинулся в сторону Молдера. Остальные грабители уставились на монитор. Улыбающийся бандит сделал еще пару шагов, остановился и направил короткоствольный автомат в сторону агента.

«Что делать? — Молдер ощутил, что его прошиб холодный пот. — Что вообще здесь происходит?»

Он собрал в кулак все силы и резко метнулся к стене — в тот самый момент, когда раздалась автоматная очередь. Упав в липкую лужу, Молдер перекатился в сторону и оказался за перевернутым вверх дном сейфом. Теперь упавший автомат лежал прямо перед ним.

«Кажется, пронесло, — подумал он. — Но надолго ли?»

Подхватив автомат, агент Фокс Молдер привстал над тушей сейфа и дал длинную очередь в сторону противников.

И в этот самый момент он ощутил легкую вибрацию воздуха. Человек, стоящий в нескольких метрах от него, на мгновение исчез. В нос ударил острый запах уксуса. Глаза стали слезиться, сердце заколотилось в бешеном ритме… Казалось, пространство вот-вот разорвется на части,

— Что это? — громко вопросил Молдер. Но в наушниках слышалось лишь монотонное жужжание.

В воздухе появился полупрозрачный круг, потом второй, третий. Круги возникали один из другого. Яркая вспышка заставила Молдера зажмуриться. Когда он открыл глаза, круги уже исчезли, вместо них появился один из грабителей. Он стоял в паре шагов от .агента, дуло автомата смотрело Молдеру прямо в лицо. Еще мгновение, и все будет кончено…

Молдера спасла атака спецназа… Послышался глухой взрыв, и вместе с остатками подвесного потолка вниз полетели дымящиеся щепки деревянных перекрытий. Под ноги агента упали две дымовые шашки. Воспользовавшись неразберихой, специальный агент ФБР отскочил в сторону. Через секунду прогремел еще один сильный взрыв, ударная волна сбила Молдера на пол…


Центральный госпиталь Эль-Пасо.

Двое суток спустя.

10 часов утра

— Если честно, тебе очень повезло… — присаживаясь на край кровати, произнес Льюис — Мы тут кое-что собрали тебе: бананы, апельсины, мандарины. В общем, сам разберешься.

Барри осторожно положил на стеклянный столик пакет, доверху набитый фруктами. Молдер приподнялся на локтях и поправил подушку.

— Признаться, я не оиень хорошо помню, что же там, в итоге, произошло. Вроде бы, что-то шарахнуло, меня отбросило на пол, а потом был какой-то белесый туман. Больше ничего в памяти не осталось.

Барри подался вперёд и, похлопав Молдера легонько но плечу, сказал:

— Моли бога, что жив остался. Я же тебе говорил, что мы с ними не сладим. Да, конечно, поддержка спецназа… Но Эль-Пасо — не лучшее место, чтобы ловить столь хитрых грабителей.

Агент Молдер нахмурился.

— Теперь и я это понимаю, — пробормотал он. — Удалось хоть кого-нибудь из них задержать?

Льюис помотал головой:

— Увы, никого! Мне нечем тебя порадовать. Фокс Молдер удивленно уставился на Барри, словно не понимая, о чем тот говорит. Как можно было не поймать ни одного человека?

— В смысле, как это — никого?

— А так. Были — и нет их!

В больничной палате воцарилась тишина.

— Не понял…

— А что тут понимать? Это дело казалось мне странным с самого начала. Помнишь, к нам обратились люди из Нью-Йоркского Банка?

— Ну да.

— Так вот, они тогда попросили нас выследить грабителей, которых «ведут» собственными силами вот уже долгих три месяца. По утверждению некоторых специалистов, грабители занимаются взломом электронных сетей. Вот, пожалуй, и все. А теперь…

Лыоис замолчал и почесал затылок, глядя на окно.

— Что теперь-то?

— После провала операции мы обратились к служащим банка за некоторыми разъяснениями. Ты знаешь, всю ту неразбериху, которая происходила до штурма, да и сам штурм засняли скрытые банковские видеокамеры. И то, что они зафиксировали, я лично никак не могу объяснить.

Он шумно вздохнул и замолчал.

— Черт подери, Барри! Говори все, как есть! — взорвался Молдер.

— Хорошо, расскажу. Камеры наблюдения сняли все, начиная с момента проникновения грабителей в «Эль-Пасо Дженерал». На пленках записано даже то, как они смогли уйти от нас.

— Но как это могло случиться? Кругом оцепление, сотни полицейских. Вертолет поддержки… Как они могли выбраться? Канализация?

— Не-ет!

— Вентиляционные шахты?

— Не-ет!

Агент ФБР поднялся и сел на.кровати, оперишсь спиной о деревянное изголовье. Он ничего не понимал, а тут еще голова разболелась вновь. Мысли путались, теряя логическую связь.

— Тогда я совсем ничего не понимаю. Может быть, им помогал кто-то из полицейских или агентов ФБР?

Барри неуклюже откинулся назад на жестком стуле, сморщил лоб и выдавил из себя:

— В этом я сильно сомневаюсь. Ты знаешь, как они проникли в здание банка?

— Гм-м, интересно было бы услышать, раз ты смотрел видеозапись. Разъясни, пожалуйста.

— Хорошо, только ты не падай. Грабители проникли в здание банка через…

Льюис громко откашлялся и продолжил:

— …Через компьютер.

Фокс Молдер побагровел. На его скулах заиграли желваки.

— Как это понимать? Что значит — «через компьютер»?!.

— А вот это и значит. Через компьютер, тот самый, возле которого тебя шарахнуло ударной волной…

Молдер перевел дыхание и резко сказал:

— Барри, выкладывай все полностью. Не тяни ты резину, в конце-то концов!

— Мы просмотрели записи в спектральном режиме. Перед проникновением в здание бандитов из монитора главного банковского компьютера вырвался сильный поток энергии. Потом появился туман, из которого вышли грабители.

— Ты бредишь или просто решил меня разыграть? — улыбаясь, спросил агент.

— Разыграть?! Не-ет… Дело в том, что в банке установлены последние модели суперкомпьютеров. Видишь ли, «Эль-Пасо Дженерал» — виртуальный банк.

— Что это значит?

— Ты лее знаешь о том, что существуют виртуальные деньги, поддерживаемые твердой валютой, — это так называемые «веб-мани». Клиенты компаний, действующих в сети «Интернет», могут ими рассчитываться, хотя при этом с их счетов снимаются не какие-то виртуальные суммы, а самые что ни на есть реальные «франклины» и «Рузвельты».

— Это можно понять, если говорить просто о деньгах. Пришел по сети в интернет-магазин, кинул в корзину какую-то покупку, с реального счета тут же слетели деньги, — понятно! Но при чем здесь люди, проходящие сквозь жидкокристаллические мониторы?

Барри встал с кровати, подошел к окну и отодвинул в сторону полосочку жалюзи.

— Фокс, ты можешь подняться?… Отлично! Подойди сюда и глянь. Видишь это окно?

— Да.

— За окном улица: дорога, дома и прочее. Это так?

— Ты что, меня за полного идиота принимаешь? Льюис смущенно продолжил:

— Подумай немного: это — улица, это — окно. Мы с тобой стоим по эту сторону окна, внутри помещения. Улица находится совсем рядом с нами, стоит только руку протянуть, но… Существует преграда, о которой мы оба хорошо знаем. Эта преграда — то самое пресловутое окно. Но представь себе, что мы с тобой — солнечный свет. Как только солнышко появляется из-за крыш, его первый лучик тут же свободно проникает в эту комнату. И наше окно ну никак не помешает ему пробраться сюда. Понимаешь?



Молдер тяжело вздохнул.

— Что-то на ум начинает приходить. Но разве это возможно?

— Смотря кому… Представь, что существует некий компьютерный гений, которому Билл Гейтс даже в подметки не годится. Представил?

— Легко!

— Так вот, при определенных технических возможностях он сумел изобрести некий модуль для компьютера, который позволяет человеку входить и выходить из него в любой заранее заданной точке пространства и времени.

— Теоретически я это могу представить, но практически… Нет, не верю…

Льюис грустно усмехнулся и щелкнул пальцами.

— Черт, а вот тут-то кроется ответ на вопрос: зачем люди из Нью-Йоркского Банка обратились именно к нам? Неужели их собственные детективы даром ездят на шикарных «Линкольнах» и впустую отдыхают на райских пляжах Майями?

Молдер присел на подоконник.

— Ну и зачем?

— Дело в том, что наш с тобой банк «Эль-Пасо Дженерал» был последним в списке ограбленных. Череда ограблений банков волной прокатилась по всему миру на протяжении последнего года. Эти грабители сумели умыкнуть около триллиона долларов! Много это или мало — не мне решать…

Агент Молдер присвистнул от удивления.

— Мо-о-лод-цы ребята, будь они неладны!

— Так-то, дорогой друг. Но…

— Слушай, когда ты перестанешь тянуть кота за хвост?

— После бегства этих парней мы нашли в комнате вот что…

Барри просунул руку во внутренний карман пиджака и выудил из него небольшой спичечный коробок, который тут же с нетерпением выхватил у него Молдер. Коробок как коробок, ничего особенного. Тонкий, с узкой полоской серы по краю. На обеих сторонах, там, где обычно пишут либо рекламу, либо название спичечных фабрик, готическим шрифтом было написано: «Файеруол».

— Что это? — поинтересовался специальный агент.

— Компьютерное сленговое выражение. Чаще всего — виртуальная машина, оснащенная различными защитными наворотами. Один из наворотов — шлюз для защиты во время нахождения в сети «Интернет».

Молдер прищурился, играя в пальцах спичечным коробком.

— И причем здесь это?

— Пока не могу тебе точно сказать, по думаю, что разберемся. Как ты полагаешь?

Молдер тяжело вздохнул.

— Кстати, — продолжил Барри. — Коробок можешь оставить себе.

— А -а.. а…

— Ничего страшного. Это я его нашел, там такая суматоха была, что ой-ой-ой! Ну да ладно, я пойду. Нужно успеть порасспрашивать свидетелей.

Льюис улыбнулся.

— Вечером я вернусь, обещаю.

— Ладно! — Молдер все еще недовольно хмурился. Медсестра вошла в комнату сразу после ухода Барри. Она остановилась, провожая Льюиса заинтересованным взглядом.


Бруклин.

Неделей позже.

22 часа 18 минут

— Молдер, у тебя что, нормального костюма для вечеринки не нашлось? — недовольно фыркнул Ринго.

Молдер резко обернулся к нему:

— Черт подери, а в чем, собственно, дело? Костюм как костюм, ничего зазорного я в нем не вижу…

Лэнгли запахнул свою кожаную куртку, дернул молнию и тихо произнес:

— Я понимаю тебя, но… Ты сам подумай, кто при галстуке ходит на подобные, мероприятия? Я лично таких людей отродясь не видел. На тебя вся тусовка будет смотреть как на неандертальца!

Специальный агент ФБР мгновенно представил себя в набедренной повязке с увесистой дубиной в руках. Он быстро застегнул пуговицы на пиджаке и посмотрел в глаза одинокому стрелку.

— Ну да ладно, это еще вопрос, кто на кого будет смотреть. Подожди немного, ладно?

Над входом в полуподвальное помещение висел неяркий фонарь. На стенах, слева и справа от испятнанной ржавчиной стальной двери, виднелись граффити — то ли реклама клуба, то ли крик души его завсегдатаев. Чаще всего повторялось одно слово — «Файеруол». Молдер подошел к двери и, повернувшись к Ринго, спросил:

— Это и есть то самое местечко? Лэнгли молча кивнул.

— Ну так значит, мы на месте! — со смешком выдавил из себя Молдер и три раза стукнул кулаком по гулкой двери.

Прошла минута, но дверь так и не открылась. Молдер сжал кулаки и нанес еще одну серию ударов. Тишина! Агент повернулся к одинокому стрелку и с ноткой разочарования произнес:

— Да-а, здесь нас явно не ждут.

Ринго Лэнгли быстро спустился вниз и осмотрел дверь сверху донизу.

— Ага-а… — на выдохе сказал он, — Увы, Молдер, ты долбился в пустоту. Я же тебе говорю, что здесь тусуются хакеры и прочие представители современной молодежи. Ну, или считающие себя таковыми. Понимаешь?

— Ну и что с того? — Молдер вопросительно взглянул на Ринго.

— «Файеруол» — единственное подобное место в молодежной среде. И поверь мне, сюда не каждый смертный может попасть…

Агент прислушался, прислонив голову к металлу двери.

— Да нет, говорю же тебе, там никого нет!

— Это тебе только так кажется, Молдер. Я нашел координаты клуба, вычислив их по названию, в базе данных ФБР. Но, самое любопытное, в базе были только координаты интернет-форума. Форум хакерский! Вход возможен только через мексиканский прокси-сервер.

Молдер состроил гримасу, которая должна была являть понимающую ухмылку: сжал губы в узкую полоску, расширил глаза и что-то невнятно промычал. Что поделать? Компьютерно-молодежный сленг одинокого стрелка был ему совершенно непонятен…

— Объясни, пожалуйста, все то же самое, но обычным языком. Я ни черта не понял!

Ринго отошел от двери, достал сигареты и закурил.

— Одним словом, я зашел в Интернет. С зарубежного адреса. Запустил пару программок и «стал невидимым» для остальных хакеров. Понял наконец?

Молдер улыбнулся и кивнул, хотя про себя не удержался и подумал: «Ну и чепухой же вы все занимаетесь…».

Тем временем Ринго Лэнгли достал из кармана джинсов две небольшие коробочки: одну пластиковую, другую стальную. Из последней торчала пара разноцветных проводков.

— Ну, что, Молдер, так стоять и будем?.. Мобильный телефон у тебя с собой? .

Молдер достал из внутреннего кармана «Эрикс-сон».

— На, держи. Думаешь позвонить тем, кто находится внутри? Бьюсь об заклад — у тебя ровным счетом ничего не получится!

Ринго не ответил ничего. Он присел на корточки, положив на колени обе коробочки и сотовый телефон Молдера.

— Нет, никому я звонить не буду, — произнес он после долгой паузы. — Просто прямо сейчас немного хакну эту хитрую дверцу. Вот и все.

— Сломать надеешься? — Молдер осторожно коснулся ладонью холодного металла.

— Угу, сломать! Пять баллов за сообразительность. Только не в натуре, а виртуально.

— А динамит для этого нам понадобится?

— Понимаешь, когда я бродил по сети в поисках заветного слова «Файеруол», то понял, что на хакерс-кую тусовку попасть не так-то просто. Хакеры дня не могут прожить без создания головоломок. «Файеруол» — не исключение. И вот нате вам, пожалуйста. Как по заказу! К счастью, я прихватил все, что нам может потребоваться для проникновения внутрь…

Молдер присел на корточки около одинокого стрелка.

— Может быть, тебе чем-то помочь?

Ринго склонил голову набок и, сжав зубы, процедил:

— Ты мне поможешь, если хотя бы немного помолчишь. Так вот, я сейчас зайду к ним по анони-мусу и отключу замок, который можно открыть, только используя взлом. Это у них, кажется, основное условие!

Спецагент ненадолго задумался. Немного помолчав, он понимающе кивнул:

— Кажется, я начинаю сечь вашу фишку. Раз здесь собираются хакеры, стало быть, войти к ним можно только хакерскими методами. Да, это они здорово придумали…

Ринго тем временем раскрыл одну из коробочек. Молдер заметил, что ее крышка представляла собой крохотный дисплей. Затем хакер аккуратно присоединил проводки к микрофону сотового телефона, набрал на его панели номер и легонько надавил на зеленую кнопку с надписью «SEND». Послышался звук зуммера, а вскоре характерный для выхода в Интернет скрипящий гул. Через секунду Лэнгли вставил в приемник карманного компьютера смарт-карту и начал набирать на крохотной клавиатуре код к замку. Не прошло и минуты, как не поддававшаяся дотоле никаким усилиям дверь открылась сама собой, произведя при этом ужасный скрежет.

Ринго приподнял голову и сказал:

— Ну вот, и мы тоже кое-что могем!

Убрав миникомпыотер в карман косухи, он, как летучая мышь проскользнул в темный провал входа. Молдер последовал за хакером.

Длинный, плохо освещенный пыльными лампочками коридор петлял то влево, то вправо. В конце концов он вывел агента ФБР и одинокого стрелка к еще одной двери. Справа от нее из стены выдавался небольшой выступ со щитком, на котором моргали три кнопки. Агент остановился.

— Что это?!.. Лэнгли насупился.

— Это еще одна проверка на вшивость, если так можно выразиться. Будем разбираться.

Он достал из кармана еще одну коробочку.

— Хакерская примочка.

Затем одинокий стрелок направил свой прибор торцом прямо на панель, словно это был обычный пульт дистанционного управления. Кнопки несколько раз моргнули и погасли…

— Отлично, я это предусмотрел! Сейчас начнем водить за нос очередной электронный ключик.

Ринго надавил пальцами одновременно на три кнопки и отошел назад. Панель вздрогнула, в ней что-то щелкнуло, но с места она не сдвинулась. Зато в стене рядом открылась потайная дверца, из-за которой блеснул свет электронного экрана.

— Подойдите ближе! — прозвучало в тишине коридора.

Агент наклонился к Ринго.

— Что будем делать?

Одинокий стрелок скосил глаза на Молдера.

— Кажется, сейчас компьютер будет запрашивать у нас дополнительные параметры.

Агент осторожно отступил назад, к стене.

— Посмотрите, пожалуйста, на монитор — это требуется для идентификации! Он будет распознавать вас по сетчатке глаз.

После некоторых колебаний Ринго шагнул вперед и вплотную приблизившись к монитору вытянул руку с зажатой в ней коробочкой.

— Ваша личность определена! Доступ открыт! На лице одинокого стрелка появилась улыбка.

Глаза его заискрились.

— Здорово ты ее обманул! — отметил Молдер. Ринго повернулся к агенту и смущенно произнес:

— Да это ерунда. Я просто скопировал изображение сетчатки глаз того человека, который последним проходил в клуб. Потом передал его вместо моего. Вот, собственно, и все!

Внезапно секретная панель спряталась в стене. Послышалось приглушенное жужжание. Дверь с шипением приподнялась вверх.

— Ну, — слегка кивнул Ринго, — а теперь бегом! Он метнулся к двери, увлекая за собой Молдера.

Затем они прошли бамбуковую занавеску и очутились в большом зале с низким потолком.

В зале было душно и довольно людно. Разношерстная публика клубилась по всему помещению, создавая во всеобщем хаосе движения отдельные потоки и относительно спокойные островки. Оглушительная музыка, казалось, звучала отовсюду. Разноцветные, постоянно вздрагивающие световые лучи метались по гигантскому танцполу. Молдер и Ринго надеялись найти здесь того, кто бы помог им решить основную задачу, — обнаружить след банковских грабителей. Человека, который их интересовал, звали Зуп…

О нем ходили самые невероятные легенды. Говорили, что он как-то отказался работать на президента Соединенных Штатов Америки. Ничего удивительного — Зуп же был из России. А русские хакеры ценятся везде — даже в Америке, где, вообще-то, хакер на хакере сидит и хакером погоняет.

— Ну и чехарда же здесь творится… — попытался перекричать грохот музыкальной вакханалии Мол-дер, — Может быть, мне просто арестовать их всех? А уж потом разбираться, кто из них Зуп, а кто — нет?

Ринго наклонился к уху агента и прокричал:

— Ну да, а на следующий день вся ваша доблестная контора останется без зарплаты. Недели так на две. Или больше. Уверяю тебя, любые действия, направленные против хакеров, вам же дороже и обойдутся. Давай-ка лучше попытаемся прорваться вон к той… — он вытянул руку вперед, — …стойке.

Молдер стал пробираться сквозь толпу к бару. Относительно короткое расстояние он преодолел за время, достаточное, чтобы пробежать километр. Казалось, что они с Ринго находятся в центре увеличенного в тысячи раз муравейника. Еще дольше пришлось добираться до свободного столика, на котором были свалены в кучу пустые банки из-под пива и остатки бутербродов. Молдер, подойдя к столику, решительно смахнул рукой на пол весь хлам.

— Ну, что мы теперь будем делать? Он сел на стул.

— Что, что… Будем ждать официанта.

Долго ждать не пришлось. Рослый детина с небритыми щеками и большими печальными глазами склонился над их столом и хмуро улыбнулся.

— Что будем заказывать?

Он пристально посмотрел на Молдера. Наверное, его удивила слишком цивильная внешность агента. Одинокий стрелок улыбнулся и, взглянув на Молдера, громко сказал:

— У вас есть джин «Гринолз»? — он перевел взгляд на Молдера. — И водки, если мой приятель не будет против.

— Да, и еще у меня будет к вам один вопрос… Можно? — встрял в разговор Молдер.

Одинокий стрелок немного испугался, заметив, желваки на скулах здоровяка. Детина занервничал, хотя и старался не подавать вида.

— Меня не интересуют мужчины! — резко сказал он.

От этих слов Молдеру стало не по себе. Он обычно лояльно относился к представителям секс-меньшинств, по его еще никогда не подозревали в однополой любви.

— Мы просто хотели спросить у вас… — начал было Ринго.

Официант положил на столик пластиковый поднос, бросил на него вафельную салфетку и, низко склонившись над Лэнгли, схватил его за лацкан куртки.

— Мышонок, ты, кажется, не туда заглянул. Ты попал не по адресу, и я сейчас…

Рука официанта, держащая Ринго, была перехвачена Молдером. Агент вскочил со стула, заломил руку громилы и припечатал его к столу. Другой рукой он достал пистолет. Резко перевернув официанта, Молдер приставил ствол к его причинному месту.

— Значит, тебя не интересуют такие мужики, как мой приятель?!. — громким шепотом произнес он. — Тогда скажи мне, где я могу найти Зупа?

Официант замычал от боли и прохрипел:

— Какой-такой Зуп? Не знаю я никого с таким именем, честное слово, не знаю!

Улыбнувшись, агент снял пистол.ет с предохранителя.

— Если ты через секунду мне не скажешь, где прячется Зуп… на второй секунде твое достоинство стечет тебе в ботинки. Понял?!..

Лицо официанта покрылось капельками пота.

— О'кей! Отпустите! Этот ваш жуткий захват… Отпустите — скажу.

Агент ослабил хватку.

— Зуп в андеграундной тусне. Это этажом ниже — вам туда!

Ринго с Молдером в сопровождении официанта подошли к лифту.

— Прошу вас! — детина отступил назад. Молдер похлопал его по плечу.

— Спасибо. Приятно иметь дело с приличным человеком.

Он зашел в лифт и кивнул Ринго:

— Не переживай!

Затем поправил галстук и, удерживая ногой норовящую закрыться автоматическую дверь, обратился к официанту:

— Ты ведь постоишь здесь некоторое время? Правда?

Тот молча кивнул.

— Вот видишь, все в порядке.

Лэнгли нажал на кнопку, двери закрылись, и лифт начал медленно сползать вниз.

— Слушай, одного понять не могу… Ну ладно, хакеры. Но откуда у Зупа столько денег? Хаканьем веб-сайтов на ночной клуб не заработаешь. -

— Смотря как и что ломать… — Ринго улыбнулся. — Молдер, здесь нет ничего удивительного. Хакеры — особые люди. Со своей психологией и миропониманием. К ним постоянно поступают заказы… Конкурентов по бизнесу наказать, деньги со счета на счет незаметно перевести или еще что-то в этом духе. Думаешь, подобная работа плохо оплачивается? А клуб… Что клуб? В Силиконовой долине индусы давным-давно всем управляют. Но до Силиконовой долины отсюда далеко. А вся их работа сводится к тому, чтобы пригласить какого-нибудь умника для разработки новейшего программного обеспечения, после чего…

Молдер достал жевательную резинку и протянул ее Лэнгли. Тот отрицательно покачал головой:

— Спасибо. Глупое занятие, коровья привычка. Молдер удивленно посмотрел на Ринго и убрал упаковку резинки обратно в карман.

— Так ты не договорил…

— Ах да, собственно. Так вот, приходит такой умник, разрабатывает программку и потом какое-то время отдыхает. Ждет оплату. Но индус перестанет быть индусом, если кого-нибудь не надует.

— Это возможно?

— В компьютерном бизнесе возможно все. Индусы надувают даже русских умельцев. Давно известно, что вся компьютерная индустрия держится исключительно на русских и…

Лифт остановился.

— Не удивлюсь, если Зуп окажется русским хакером.

— Почему?

— Мне кажется, что этот клуб он устроил в центре города неспроста. Это щелчок по носу индусам. Хотя кто знает?

Двери открылись. Молдер вышел первым, за ним последовал Лэнгли. Коридор был ярко освещен галогенными лампами, встроенными в пол.

— Неплохо устроился этот Зуп. Не подвал, а кают-компания летающей тарелки.

Молдер постучал ногой по полу.

— Да, не хватает только кибернетического персонала. . -

— Я думаю…

Послышались шаги. Из-за угла вышел невысокий человек. Он шел шатаясь, будто пьяный.

— Пожаловали? — незнакомец остановился и пригладил руками бакенбарды, подбритые в стиле а-ля Элвис Пресли. — Приятно видеть вас, друзья мои! Приятно! Как вам в моей обители?

— Ты Зуп?

— Спрашиваешь…

Молдер и Лэнгли переглянулись. Молдер едва не засмеялся, когда незнакомец сделал еще несколько шагов.



— Да, да, да, — он прислонился к стене, с удовольствием глядя на пришельцев. — Как я понимаю, вам так и не удалось поймать этих придурков. А жаль…

Молдер потянулся за удостоверением агента ФБР.

— Успокойтесь. Я знаю, кто вы такие.

— Гхм-м…

— Оставь это для других.

Хакер улыбнулся. Его лицо в этот момент приобрело демонические черты. Тонкие губы, вытянутый нос, мешки под глазами — и абсолютно черного цвета глаза, зрачков которых совершенно не было видно.

— Ничего удивительного, — Зуп отошел от стены. — Эти парни и в самом деле не промах, они… Хотя, стоп! Обо всем по порядку. Не будем торопить события. Как ты думаешь, Молдер?…

Хакер посмотрел пронзительным взглядом аган ту в глаза. Молдер почувствовал, как по его спине пробежали мурашки. Он наклонился к одинокому стрелку и прошептал:

— Откуда он меня знает?

Как ни странно, на вопрос Молдера ответил Зуп:

— Лэнгли, что же ты так? Нужно было вначале все объяснить агенту, и только потом приходить сюда.

Ринго неуверенно улыбнулся и тяжело вздохнул.

— Я слишком рано сел за компьютер… — улыбаясь, продолжил хакер. — И теперь могу иметь его так, как хочу. В любых видах и позах. Мистер Молдер, вы, наверное, еще не все понимаете. То есть я взял от компьютера буквально все. И благодаря этому, знаю о ФБР даже то, что само ФБР о себе не знает!

— Так ты нам поможешь? — сквозь зубы процедил Ринго.

Хакер в раздумье посмотрел в потолок.

— Помогу ли я? Интересный вопрос… Ладно, а пока что достаньте оружие и положите его на пол. Моя мама не переносит пушек. Особенно фэбээровских.

Ринго ткнул Молдера локтем в бок.

— Не стоит с ним шутить, Молдер. Агент, не раздумывая, достал пистолет.

— Что с ним делать?

— Клади на пол.

Молдер присел на корточки и положил оружие на гладкий, как лед катка, пластиковый пол.

— Теперь толкни его ногой ко мне. О'кей? Агент пнул пистолет к ногам хакера. Зуп взял его двумя пальцами, внимательно осмотрел и бросил в мусорный бак. Молдер сжал кулаки. Такой наглости он не ожидал.

— Молдер, ты думаешь, что с теми парнями можно сражаться такими же мухобойками?

Хакер развел руки и, крутанувшись на месте, воскликнул:

— Какие вы милые… люди. С вашим уровнем интеллекта мы далеко не уйдем!

Внезапно он замер и щелкнул пальцами.

— Хотя… В сущности, скоро все закончится, так и не успев начаться.

В коридоре стало тихо. Молдер слышал, как бьется его сердце. Он очень хотел подойти к хакеру и ударить его в лицо. В эту смазливую рожицу с острым носиком и постоянно бегающими глазками. Ринго Лэнгли, заметив это, торопливо спросил:

— Так что будем делать, Зуп? Хакер пригладил волосы.

— Что будем делать?!.. Мать заждалась нас. Идемте, а там будет видно. Кстати, вы просмотрели видеозапись похищения?

— Не-е-ет… — . испуганно произнес Ринго.

— Ясно. Стало быть, вы не знаете, каким образом пропали деньги?

— Не знаем.

— Все просто. Гм-м, они затащили их в монитор… Почувствовав толчок в спину, Лэнгли обернулся.

— Что случилось?

— Мать — это кто?

— Основной компьютер.

Коридор закончился маленьким залом, в центре которого находился изящный стеклянный стол. Справа, слева и за столом стояли стулья, сделанные в виде огромных человеческих ладоней. С растопыренными пальцами.

— Проходите. Присаживайтесь. Вначале нам нужно кое-что сделать, иначе… — хакер оценивающе посмотрел на гостей. — Иначе мы получим программный сбой. Маме это не понравится! Идет?

Фокс Молдер не спеша обошел стол. Посмотрел на монитор и присел на стул, тут же утонув в неожиданно мягком сидении. Лэнгли уселся напротив монитора. Тем временем Зуп включил компьютер.

На противоположной стене появилась щель, из которой выполз пластиковый экран. По нему тут же пробежали сверху вниз светящиеся в полутьме ряды непонятных символов.

— Здравствуй, Зуп! — голос растекался по залу невидимой волной.

— Мать, привет, — ответил хакер.

— Эти люди… Ты их знаешь? Зуп покачал головой.

— Светловолосый, — тембр голоса повысился, — с карими глазами, полчаса назад взломал доступ в клуб.

Хакер удивленно спросил:

— Кто взломал?

Ринго посмотрел на него и пожал плечами. Зуп кивнул в ответ и, немного подумав, произнес:

— Что я могу сказать, мать? — он подмигнул Одинокому стрелку. — Молодец. У меня нет слов! Его ждет большое будущее. Сам-то ты как думаешь?

Лэнгли, глядя на экран, шумно вздохнул.

— Не знаю насчет будущего, но… Биос в компьютере оказался совершенно бестолковым. Установочного пароля было достаточно, чтобы проникнуть в него. Это же не «стелсы» за нос водить.

— Здорово! Мать, можешь ему доверять.

— А второй? — машина не унималась. — Что ты знаешь о нем?!.

Хакер несколько раз провел ладонью по подбородку.

— Что я о нем знаю? — он внимательно посмотрел на Молдера. — Полное имя — Фокс Уильям Мол-дер. Несколько лет работает в ФБР. Отдел «Секретные материалы». Отдел открыт после случая, обозначенного как «Дело 5x01». Удостоверение личности № JTT047101111. Пароль доступа в компьютер TRUSTNO1. Не женат. Номер телефона и кредитной карты называть?

Молдер проглотил комок, подступивший к горлу.

— Не удивляйся, — прошептал Лэнгли, — он просто хороший хакер. А хороший хакер — прежде всего хороший сыщик! Так что прими все как должное.

«Хороший хакер — мертвый хакер!» — Молдер прямо кипел от ярости, но старался это не показать,

— Могу добавить, — агент поднялся на ноги, — что в Бюро многие меня называют «Жутиком» note 2. Знаешь, почему?

Зуп слушал Молдера, продолжая смотреть на экран.

— Ты не поверишь, но многие считают меня жутким человеком, — Молдер говорил спокойно и весомо. — Видишь ли, у меня есть несколько недостатков. Один из них — несдержанность. К примеру, я могу запросто прострелить голову какому-нибудь говорливому чудаку… вроде тебя.

Ринго отвернулся и закрыл рот ладонью, пытаясь удержаться от смеха.

— Ясно… — «мать» на мгновение замолчала. — Я доверяю им. Процессор действительно существует! И они справятся с этим делом.

Хакер развернулся на стуле и положил ноги-на столешницу.

— Стало быть…

Изображение на экране заморгало. В зале стало светлее, чем прежде.

— Зуп, — снова произнесла «мать», — мы с тобой как-то говорили об этом…

Хакер задумался, пытаясь что-то вспомнить.

— Черт возьми, я все понял!

Молдер посмотрел на Зупа, потом на Лэнгли.

— Значит, кто-то сумел запустить программу «Оксидженс»? — пробормотал он.

— Совершенно верно! — голос «мамы» стал тихим.

Хакер вскочил со стула и закричал:

— Теперь мне все понятно!

— А сейчас, мой мальчик, объясни этим людям некоторые детали. Я же пока ухожу… Пора потрошить девятую и восьмую зону тайваньских серверов. Ты не против?

— Да пет, собственно…

Изображение на экране исчезло. Зуп повернулся к гостям.

— Пить что-нибудь будете?

— Спасибо! — одновременно ответили Ринго и Молдер. — Давай ближе к делу.

Зуп провел рукой по столешнице. Из нее тут же вывернулась маленькая подставка, на которой стояла банка джина «Гринолз»…

— Как хотите, не буду, настаивать.

Хакер дернул за колечко. Банка с шипением открылась. Он сделал пару глотков и, поставив ее на стол, сказал:

— Вы, насколько я понимаю, хотите найти концы этого дела?

— Да, Зуп. И без твоей помощи, — Лэнгли жадно посмотрел на джин, — мы вряд ли обойдемся.

Молдер расстегнул на пиджаке верхнюю пуговицу.

— Совершенно верно. Зачем мы пришли в клуб? Потанцевать, познакомиться с красотками или выпить пару-тройку виски?

Зуп покачал головой.

— Сейчас мы приступим к делу. Но для этого нам нужно кое с кем поговорить.

Ринго покосился на Молдера.

— Тебе придется с кем-то консультироваться? — спросил он Зупа. Хакер кивнул:

— Понимаешь, я, конечно же, не последний человек в нашей тусовке, но… У нас не принято прыгать через голову другого.

Молдер понимающе кивнул головой.

— Хорошо.

Зуп повернулся к экрану, достал из кармана маленький пульт и направил его на появившуюся в небольшой нише в стене коробочку. По экрану сверху вниз пробежали сине-красно-зеленые полосы.

— Другой режим? — поинтересовался Ринго.

— Ошибочка вышла, — буркнул хакер, — Режим обычный, процессор в компьютере проангрейжеи до максимума.

— А-а-а…

— Я не хочу гонять маму попусту. Она сейчас занята делом.

Экран поменял цвет. Теперь он стал сипим. В правом нижнем углу появилась стрелочка. Хакер при помощи пульта переместил ее на иконку, напоминающую раскрывшийся цветок лотоса.

— Ай-си-кыо? — спросил Молдер, иногда пользовавшийся интернет-пейджером. — Я не ошибся?

Зуп взял джин и развернулся на стуле.

— Ошибся. Аська не рулит. Слишком медленная программа. Это новый пейджер-клиент — «Trillian Super Pro».

— Понимаю, — задумчиво произнес агент. — Не буду больше мешать…

— Сейчас Trillian работает в режим «стеллс». Доступ в интернет прикрывает файеруол «Ангинтум»… от всякого дерьма. Более того…

Зуп нажал что-то на пульте. В появившемся окне появилось длинное число.

— Дополнительное сокрытие моего пребывания в сети обеспечит тибетский,сервер.

— Здорово! — Лэнгли не моргая наблюдал за манипуляциями хакера.

— Знаешь, почему я так поступаю?!.

— Догадываюсь… — Ринго посмотрел на джин.

— На мне постоянно висят ваши люди, — Зуп подмигнул Молдеру. — Но это ерунда. Несколько дней назад я решил скачать новую программу слежения… Представляете, какие-то негодяи чуть было не взломали мой компьютер. Мать была недовольна. Зуп замолчал, всматриваясь в экран.

— К чему ты это рассказываешь?

— К чему? — тряхнул головой Зуп. — К чему?! Это не были знакомые мне хакеры. Ни айпишни-ков, ни портов… ничего! Они вели себя нагло и при этом действовали наверняка! Подозреваю, что это были те самые люди… или человек, который имеет отношение к ограблению банка.

Хакер крутанулся в кресле и внимательно посмотрел Ринго в глаза.

— Я слышал, ты из команды «Одинокие стрелки»? Лэнгли, улыбнувшись, кивнул.

— Какой у тебя ник?

— Чаще всего — «Креозот».

Зуп сделал пару глотков джина и прошептал:

— Креозот?!. Врешь!

— Не вру.

— Не может быть? Собственной персоной? У меня в клубе? Тот самый, обложивший наглухо сервер Сити-Банка? Ле-ген-да-арная личность…

Ринго улыбнулся.

— Было дело, когда душа пела!

— Тогда понятно, почему на тебя не вышло ФБР, — Зуп изучающе посмотрел на Молдера. — даже несмотря на обязанность блюсти закон и порядок в банковском деле. Хм-м, мне бы так… Хотя нет, не люблю работать под прикрытием. Это основной закон жизни свободных хакеров.

Внезапно в нижней части экрана замигал маленький желтый прямоугольник. Из мощных динамиков послышалось радостное восклицание: «О-о!»

— Он уже здесь…

Стрелочка переместилась на появившийся в центре экрана прямоугольник. На белом фоне почти сразу высветилась надпись: «Привет Зуп! Как твои дела?» Из столешницы выдвинулась прозрачная клавиатура. Хакер принялся быстро перебирать по ней пальцами. Внизу прямоугольника появился текст: «Отлично, Анонимус. У меня к тебе есть пара вопросов… Ты располагаешь временем?»

В ожидании ответа Зуп достал сигареты и закурил.

«Говори!» — ответил Анонимус.

«О'кей. Вопрос сложный».

«Не переживай. Кодекс чту!»

Молдер так увлекся чтением бегущей строки, что постоянно меняющийся текст для него превратился в обычный разговор.

Зуп: «Ты слышал, что-нибудь о проекте „Оксид-жене“?»

Анонимус: «Довольно любопытная штука. Точно могу сказать — не наша!»

Зуп: «Чья же, если ты докопался?»

Анонимус: «Да-а… докопаешься до них… „Оксид-жене“ — новый вид доступа в сеть. Говорят, разработка какого-то секретного ведомства».

Зуп: «Почему эта сеть не запущена?»

Анонимус: «У разработчиков нет главного компонента — процессора. Вернее, он был, но его похитили».

Зуп: «Что это за процессор?»

Анонимус: «Я не верю в зеленых человечков, но…»

Зуп: «Что значит „но“?»

Анонимус: «Среди наших ходят слухи, что процессор — инопланетный артефакт. Его обнаружили во время крушения НЛО».

Зуп: «Шутка такая?»

Анонимус: «Нет, вполне серьезно говорю. Хотя…»

Зуп: «Меня, похоже, совсем недавно атаковали люди, ограбившие банк в Эль-Пасо».

Анонимус: «Не тебя одного. Меня тоже атаковали, и… всю мою группу тоже. Это уже не секрет».

Зуп: «Ты слышал что-нибудь об ограблении?»

Анонимус: «Эти зеленые… ну, ты понял? Они стянули слишком много денег… Очень много! Теперь мы под колпаком!»

Зуп: «Рядом со мной находятся люди, связанные с ФБР. Им нужна помощь».

Анонимус: «Продался?»

Зуп: «Я не идиот. Не продался, но помочь им нужно»

Анонимус: «Один момент».

Зуп: «Что-то произошло?»

Аноиимус: «Вроде бы, нет, но предчувствие нехорошее… Я должен воспользоваться ресурсами твоей мамы. Ты не против?»

Зуп: «Она сейчас в сети, я работаю на дочернем компьютере. Пользуйся!»

Анонимус: «О'кей!»

Иконка Аионимуса внезапно исчезла с экрана. Молдер встал.

— Что он собирается делать?

— Маму мою потрошить, — пробормотал Зуп. — Пусть потрошит. Она его все равно не подпустит к себе.

— Почему ты ему так сильно доверяешь?

— Гм-м, — хакер тяжело вздохнул, — он патриарх нашего общества.

Через минуту на экране снова появилась иконка Аионимуса.

Зуп: «Ну что, воспользовался?»

Анонимус: «А твоя мать штатовская?»

Зуп улыбнулся. «А как же? Космическая разработка. Кучу денег потратил для того, чтобы ее выкупить. Ты уже побывал в Эль-Пасо?»

Анонимус: «Да, грабители обобрали его до нитки. На всех счетах — сплошные нули!»

Зуп: «Что с основным вопросом?»

Анонимус: «Это не наши… Точно!»

Зуп: «Следы оставили? Хоть какие-нибудь?»

Анонимус: «Оставили кое-что… Подожди, влетаю… Хотя нет, стоп!»

Зуп: «В чем дело?»

Анонимус: «Рядом с тобой, насколько мне известно, есть еще один кул-хакер?»

Зуп посмотрел на Ринго и, побарабанив пальцами по столу, вернулся к беседе с Анонимусом. «Да, есть… кульный-кульный — Креозот!»

Анонимус: «Блин, нет слов! Кул! Мое почтение Креозоту. Ну, начали!»

Зуп: «Жду…»

Анонимус: «О'кей! Уже готово!»

Зуп: «Отлично!»

Прошло несколько секунд. Новой надписи не появлялось, и Зуп заерзал на стуле. «Кул-кул — пять раз ку-у-л!»

Анонимус: «Не поверишь…»

Зуп: «Во что?»

Анонимус: «Это искусственный интеллект!»

Молдер и Лэнгли переглянулись. Рииго подвинулся ближе к хакеру и прошептал:

— Разве такое возможно?

— Сейчас узнаем, — Зуп пригладил бакенбарды и продолжил стучать пальцами по клавиатуре.

«Ты серьезно?»

Анонимус: «Я сам такого не ожидал, думал — слухи, но теперь…»

Зуп: «Подробнее можно?»

Анонимус: «Интернет до сих пор был не более чем игрушкой для пустого времяпрепровождения. Но теперь в нем появилось нечто… „Оксиджеис“! Это новый виртуальный мир, в котором можно жить: есть, пить, ходить на работу, ездить на автомобилях и… грабить банки. Только что я с твоей мамой по— -пытался туда попасть, но…»

Зуп: «Ты это делал один?»

Аноиимус: «Сорри, я забыл сказать, что со мной в он-лайне сидят… сидели еще трое ребят из моей группы».

Зуп: «Ясно…»

Анонимус: «Что тебе ясно? Моя попытка проникнуть в мир „Оксидженс“ привела к тому, что три компьютера попросту отформатировались… Наша защита не сработала! Один из ребят мне только что звонил по мобильному телефону. Сказал, что плохо себя чувствует: кружится голова, тошнит, зрение ни к черту. Подожди, опять трещит телефон…»

После минутного молчания на мониторе появилась новая надпись:

«Ну, вот что. Дела плохи, второй сообщил, что не смог добраться до кухни… его стошнило».

Зуп: «Что это может быть?»

Анонимус: «Не знаю. Если они заразили нас чем-то типа вируса? В сети… понимаю. Но в реальности?»

Зуп: «А куда ведут их следы?»

Анонимус: «Зуп… мне отчего-то стало совсем плохо… Голова…»

Зуп: «Ты отключаешься?»

Анонимус: «Да-да…»

Зуп: «Куда ведут следы?»

Анонимус: «В Мексику… Сыодад-Хуарес… Пока!»

В тридцати километрах от Нью-Йорка…

Дэйна Скалли отошла к обочине старой дороги. «Харлей», накренившись на правый бок, стоял рядом с забором. Женщина осмотрелась и осторожно прошла к воротам.

«Нет, не может быть, — подумала она, разворачивая карту. — Неужели я все-таки заблудилась? Может быть, стоит позвонить Скиннеру?… Хотя нет. Он думает, что я сейчас нахожусь в Нью-Йорке, ну и пусть себе думает. Вот черт, всем ведь давно известно, что это абсолютно безнадежное занятие — анализировать какую-либо операцию, в которой принимал участие Молдер… Интересно, где я теперь нахожусь?»

Глубоко вздохнув, она толкнула ворота и заглянула во двор. Над головой качнулась ржавая табличка, на которой было написано: «Ранчо старого Бланка». Надпись… Дэйна Скалли недовольно фыркнула, разбирая осыпавшиеся ржавью буквы, от которых местами остался лишь смутный контур. Затем она двинулась к дому. Это было большое покосившееся строение с прогнившей во многих местах крышей, наверное, построенное еще во времена первых поселенцев. Или даже раньше. В те времена, когда по этой земле бегали дикие индейцы в поисках скальпов.

— Кхе-е! — громко кашлянула Скалли, пытаясь привлечь к себе внимание. — Кхе-кхе! Кхе-е-е!

Тишина…

— Черт, здесь что, нет ни одного живого человека? — громко сказала она и постучала в дверь.

Дверь была такой же старой, как и все окружающее. Присмотревшись, можно было заметить, что дерево сплошь покрыто маленькими дырочками. Скорее всего, ранчо облюбовали термиты. Через год-другой они точно сожрут здесь все, не оставив от дома и пристроек ни единой щепочки.

Скалли еще раз постучала в дверь. Не услышав ответа, она отошла назад и внимательно посмотрела на фасад жилища. От окон остались лишь мертвые глазницы, частью выбитые, кое-где забитые фанерой или затянутые полиэтиленовой пленкой. В ближайшем окне за пыльным стеклом тяжелой бахромой свисали изодранные в клочья занавески с напрочь выцветшим рисунком. На крыше Скалли заметила флюгер, который представлял собой весьма жалкое зрелище — маленькая железная девочка с обрубленными по локоть руками и головой, от которой остались только половина носа и искривленный в злобной усмешке рот.

Внезапно от дома послышался скрип. Дверь тихонько приоткрылась — так неожиданно, что Скалли машинально потянулась к пистолету. На пороге появился худой человек лет пятидесяти или немногим больше. Небритое лицо, впалые щеки и глубоко посаженные глаза — хозяин дома напоминал ходячий скелет, и Скалли стало немного не по себе. Человек громко высморкался в пыль, вытер нос рукавом промасленной куртки и заговорил:

— Какого черта тебе нужно?

Оглядев еще раз двор, он увидел в просвете ворот байкерский мотоцикл и понимающе кивнул:

— А-а, бензин закончился? Скалли покачала головой.

— А где же твои хреновы татуированные приятели? Пивом упились и телку свою бросили.

— Послушайте…

Незнакомец сверкнул глазами и, будто не замечая попыток женщины заговорить с ним, продолжил:

— Девочка, сколько я себя помню, байкеры здесь еще никогда не появлялись, мать их! Хотя…

Он достал из кармана бутылку виски и, сделав пару глотков, глухо закашлялся.

— Ну, чего нужно, говори? Впрочем, — он грубо выругался, — бензина на ранчо все равно нет ни капли. Можешь так и передать своим тупоголовым дружкам. По-ня-ла?..

Скалли почему-то передернуло. Вид незнакомца вызывал в ней чувство подспудного омерзения.

— Я никакого отношения к байкерам не имею.

— Ага-а, — человек засмеялся, — как и я к папе римскому!

— Это так, — Скалли достала из кармана удостоверение агента ФБР и продемонстрировала его издалека. — И не беспокойтесь — я приехала сюда одна.

В следующее мгновение Скалли почувствовала, что она совершила большую глупость, сообщив об этом незнакомцу. Конечно, вряд ли здесь можно чего-то опасаться. Прежде чем отправиться в путь, она проверила всех местных обитателей по базе данных ФБР. Но, как говорится, чем черт не шутит. А дело, ради которого она тайно уехала из Нью-Йорка, не терпело потери времени. Анализируя ситуацию в Эль-Пасо, Скалли совершенно случайно узнала, что Рафо некоторое время жил на этом ранчо. Как простой постоялец. Вероятно, от здешних хозяев можно будет получить хоть какую-нибудь полезную информацию.

— Фэ-бэ-эр?!.

Незнакомец прищурился, рассматривая удостоверение.

— Дэйна Скалли?

— Да. Я приехала к вам, чтобы узнать кое-что.

— Гх-м-м, — человек убрал бутылку в карман и прикрыл глаза. — Что же вы хотите узнать?

— У вас останавливался…

— Нет, нет, не продолжайте, — незнакомец ковырнул ногой прогнившие доски. — О Рафо меня один раз уже спрашивали.

— Кто? — заинтересованно спросила Скалли.

— Был тут один. Лысый. В очочках.

— Его, случайно, звали не Уолт…

Человек, не дав договорить Дэйне, прохрипел:

— Да, вы абсолютно правы — его звали Уолтер Скиннер. По крайней мере, так было написано у него в удостоверении…

«Нда-а, — подумала Скалли, убирая удостоверение, — может быть, именно поэтому он был категорически против нашей работы в этом направлении?»

— Кроме Рафо, вы о чем-то еще хотели узнать? — пробурчал хозяин после длительной паузы.

— Да… мне нужна информация о земле, на которой построено «Ранчо старого Бланка». Кстати, вы не знаете, где мне можно найти этого самого Блэн-ка? Если он, конечно, жив.

— Гм-м, — незнакомец наконец-то улыбнулся, — за свою жизнь я многое о себе слышал. Но баек о том, что я мертв, еще не появлялось.

— Понимаете, я подумала, что ранчо много лет…

— Вы правы, ранчо много лет. Его построил мой дед. Это было очень давно.

Внезапно Блэнк побагровел. Он свел брови к переносице и прошептал:

— Знаете, у меня несколько раз хотели выкупить землю. Но… эта земля не продается! Особенно ублюдкам из правительства…

— У вас хотели купить землю?

— Да. Сюда приезжали какие-то правительственные агенты. Они бродили по округе. Делали какие-то замеры. Копали землю. Далее скорость ветра измеряли.

— И…

Незнакомец стукнул кулаком по двери.

— У меня есть старый, но вполне надежный «Винчестер», и я никогда и никому не позволю хозяйничать здесь. Чтобы получить эту землю, придется сначала меня убить — но, поверьте, это будет не так-то просто. Когда-то я служил во Вьетнаме. Так что…

Внезапно Блэнк замолчал. За его спиной послышался шорох, затем на крыльце появился еще один человек. Он держался на ногах еще менее твердо, зато сжимал в руках антикварную винтовку.

— Ну? — сказал второй обитатель ранчо. — Что им от тебя понадобилось?

— Убери винтовку! — строго сказал Блэнк.

— Что-о?

— Убери! — хозяин взял рукой ствол «Винчестера» и пригнул его к полу. — Эта дамочка не из покупателей, мать твою! Успокойся!

— Как скажешь. Просто я…

— Иди-иди. Успокойся, я с ней сам разберусь.

— Хорошо.

Мрачный незнакомец смиренно повернулся и вместе с ружьем исчез в полутьме коридора.

— Не обращайте на него внимания. Это Сэмю-эль — мой сослуживец. Мы с ним когда-то вместе воевали против желтомордых.

— В смысле, во Вьетнаме?…

— Да-а, против хуков. Я отыскал Сэма в Нью-Йорке. Он много лет жил в картонной коробке. Пил какое-то дерьмо и жрал из мусорных бачков.

— А семья у него есть?

— У него никогда не было семьи. «Сэм Одинокий волк» — так мы звали его в отряде.

— Простите, а где именно вы служили? В смысле, в каком подразделении?

Блэнк стал мрачнее тучи. На лице появились капельки пота.

— Лучше об этом не вспоминать. — Но все же?

— В карательном.

Пока Блэнк говорил, он все время пялился на Скалли куда-то пониже подбородка. Наконец, женщина сообразила — хозяин дома глазел на узенький разрез ее пиджачка, под которым, кроме ажурного бюстгальтера, ничего не было. Заметив это, Скалли как ни в чем не бывало скрестила руки на груди и спросила:

— Вы сможете мне немного помочь?

— Почему бы и нет? — Блэнк отвел взгляд от разреза. — Вот только чем, собственно?

— Мне нужно осмотреть ранчо. Я слышала, в этих местах есть древнее индейское захоронение.

Мужчина тяжело вздохнул и, почесав бороду, ответил:

— Хм, так значит вам все-таки нужно это самое захоронение? Думаю, что те, кто приезжал под видом землемеров, тоже искали именно его.

— Ну и что, нашли?

— Нет. Кишка у них тонка. Только и умеют, что надувать щеки да пачки денег демонстрировать. Мол, вы продайте нам землю, а захоронение мы потом сами найдем. Уроды!

Из глубины дома послышался писк микроволновой печи.

— Ну вот, кажется, ужин уже готов. Вы голодны?

Скалли помотала головой, с трудом сдержав содрогание. Блэнк открыл дверь шире и пропустил женщину в полутемное нутро дома.

Столовая была похожа на склад старой рухляди. В углах клочьями свисала паутина, единственное окно было замазано белой краской, а на полках громоздились горы немытой посуды. Деревянный стол был покрыт толстым слом жира. Скалли, едва сдерживая брезгливость, уселась на колченогий стул. Сэмюэль и Блэнк разместились напротив. Хозяин ранчо улыбнулся — видимо, для того, чтобы гостья стала чувствовать себя уютнее в этом сумрачном пристанище бывших американских героев. Сэм потянулся к соседнему столу и взял с него почерневшую от копоти алюминиевую кастрюльку, осторожно приподнял крышку… Скалли слегка привстала, чтобы незаметно заглянуть в кастрюльку, и чуть было не потеряла сознание от вида ее содержимого… На ужин на «Ранчо старого Бланка» сегодня подавали густое, словно желе, коричневое варево. Внезапно Дэйиу посетила неожиданная мысль: «Это желе кажется живым! Странно, — она еще раз заглянула внутрь кастрюльки, — оно шевелится! Тьфу-у, гадость-то какая!»

От варева шел густой пар. На стенках кастрюльки была заметна серая пена с вкрапленными в нее серебристыми паутинками. Сэмюэль смачно облизнул губы и опустил в варево большую ложку. Через мгновение на его тарелке уже лежала живая., постоянно шевелящаяся лепешка. От нее исходил аромат, чем-то напоминающий запах в общественном туалете. Когда еда оказалась в тарелках хозяев, Сэмюэль собирался начать есть, и тут…

— Сэм, — в голосе Блэнка звучали командирские нотки, — у нас же гостья! Давай помолимся перед едой! Кстати, молись как положено — не нужно натужно напевать про себя слова: «We all live in the Yellow Submarine…» Хорошо?

Сэмюэль виновато скосил узкие глазки и положил испачканную в желе ложку на стол. Началась молитва, слов которой Скалли, впрочем, не слышала, так как была занята размышлениями.

«Придется все это потерпеть, — думала она, делая вид, что возносит слова к Господу. — Надеюсь, это продлится не слишком долго… Так, пистолет на месте — это хорошо. Неизвестно, что могут отчебучить эти каратели. До захоронения добралась — это тоже неплохо. Расчет оказался правильным. Рафо здесь жил несколько недель… перед тем как сумел добиться того, что не смогли сделать разработчики „Ок-сидженса“. А именно — запустить проект… Так, теперь — захоронение. В индейской легенде говорится о золотой статуе, которая может давать два точных ответа на вопросы того, кто ее впервые увидел. Рафо увидел и… запустил свой проект. Правительственные агенты, замаскированные под землеустроителей, сделать это не смогли. Итог — мне нужно разузнать подробности об операции в Эль-Пасо, кое-что о Рафо — и, естественно, о процессоре. Что выбрать?»

Размышления женщины прервал громкий голос Блэнка:

— Ну все, молитва закончена. Можно приступать к ужину!

Сэмюэль кивнул и тут же набросился на еду.

— Гхм-м, — Скалли вытерла губы. — Приятного аппетита, но я не слишком голодна.

Хозяева ранчо посмотрели вначале друг на друга, потом на гостью.

— Если вы не против, я пока прогуляюсь вокруг ранчо. Прямо сейчас.

Блэнк хмуро улыбнулся:

— Да бросьте вы. Ваше дело никуда не денется. Лучше сделайте это завтра утром. Сейчас уже стемнело, а через полчаса на улицу вообще будет бесполезно выбираться. Поспите…

Дэйна немного подумала и кивнула.

— Утром так утром. Спорить не буду — я сильно устала. Но где…

— Идите в комнату Сэмюэля. Он не станет противиться. Правда, Сэм?

— Отлично! — сказала Скалли, вставая из-за стола. — Где ваша комната, господин Сэмюэль?

— Комната слева! За туалетом — вы ее сразу увидите.

— Спокойной ночи! — услышала Скалли, взбираясь на второй этаж.

Оказавшись в крохотном помещении, она перво-наперво попыталась нащупать выключатель. Несколько попыток не принесли желаемого результата. Казалось, хозяевам ранчо был чужд электрический свет в любых его вариациях.

— Дьявол! — выругалась Скалли в тот момент, когда коснулась рукой оголенных проводов, торчащих из выступа в стене. — Че… й-у… е-е-е…

Она пошарила по карманам, и через минуту темноту разорвал яркий свет от фонарика. Комната Сэмюэля была лучшей во всем доме, если не сказать больше — она была восхитительной в сравнении с остальным здешним интерьером. В дальнем углу стоял вместительный шкаф. Кровать была застлана белоснежными простынями, рядом приютилась аккуратная тумбочка.

Вечер выдался невыносимо жарким. Скалли откинула простыню, легла на кровать и вспомнила, каким тяжелым был прошедший день. Она подумала об этом, прежде чем провалилась в глубокий сон…

Скалли проснулась от легкого прикосновения. Она осторожно приоткрыла глаза и машинально просунула руку под подушку, где покоился пистолет.

— Не делай этого, — послышался детский голос, — успокойся. Тебе сейчас никто не причинит вреда.

— Ты кто? — голос Скалли дрожал. — Кто?

— Я? — голосок тихонько засмеялся. — Алиса.

— А-л-и-с-а?!. — Скалли опустила руку с пистолетом на кровать. — Что ты здесь делаешь?

— Хи-хи, я пришла, чтобы тебя убить… Агент мгновенно покрылась холодным потом.

Сердце начало отбивать барабанную дробь, а в виски вонзилась сотня острых игл.

— Убить?!.

— Да, — со вздохом произнесла Алиса, — убить. Я для этого взяла с собой дробовик.

В это мгновение Скалли сжала в руке пистолет с такой силой, что если бы он был сделан из стекла, то обязательно раскололся бы на части.

— Э-э-э, а почему ты хочешь это сделать? Послышался вздох.

— Меня послал Рафо — мой хозяин.

— Рафо?

— Да, Рафо. А что здесь удивительного? Он убьет не только тебя. И Молдера, и Уолтера Скинне-ра — всех, кто хочет ему помешать.

К горлу Скалли подкатился ком. Она едва удерживалась от того, чтобы спрыгнуть с кровати, сбить девочку на пол и прострелить ей голову.

— Но не бойся. Я уже давно умерла, а сейчас перед тобой мой виртуальный двойник. Я всего лишь программа. Программа-программа-программа. Рафо находится слишком далеко от ранчо. Поэтому он не может полностью меня контролировать. Ты ведь приехала к этим полоумным старикам только для того, чтобы найти древнее индейское захоронение?

— Откуда ты все знаешь?

— Все очень просто. Я была здесь в то время, когда мой хозяин разговаривал с золотой статуей. Это она открыла ему тайну артефакта.

Глаза Скалли постепенно привыкли к полутьме. Теперь она могла как следует рассмотреть собеседницу. Это действительно была довольно милая девочка лет девяти, одетая в точности как Алиса на иллюстрациях к известной сказке. Нереально большие васильковые глаза с простодушной наивностью разглядывали Дэйну. На коленях девочки лежал дробовик…

— Алиса-а-а, — женщина протянула руку к оружию, — может быть, ты мне отдашь эту штуку?

— Не могу. Если я тебе отдам дробовик, Рафо тут же об этом узнает — я так запрограммирована. А если он узнает, тебя обязательно убьют, а я этого не хочу.

— Не хочешь, но пришла для того, чтобы убить меня? Странно…

— Ничего странного. Я ведь только сейчас исполняю приказы моего хозяина, а много лет назад…

Послышалось тихое всхлипывание.

— Ты плачешь? — спросила Скалли, вставая с кровати.

— Не обращай внимания, лучше ложись спать, — Алиса поднесла руку к щеке Дэйны и коснулась ее. Тотчас глаза агента начали слипаться. Руки стали ватными, мысли начали путаться. — Ложись-ложись-ложись… спи-и-и!

— Алиса, — в полудреме прошептала Скалли, — ты сказала, что умерла?

— Да. Я умерла много лет назад. Рафо же вернул меня к жизни — теперь я могу ходить, видеть, слушать. Я снова жива.

— А почему ты умерла? — глаза Дэйны закрылись.

— Слушай…

Бабушка Ванесса присела на краешек кровати, застеленной тощеньким, протертым до дыр одеялом. Она ласково улыбнулась маленькой девочке с роскошными локонами золотых волос и прошептала ей на ухо:

— Не бойся, моя дорогая, моя милая Алисочка. Они — взрослые, и очень часто делают такие вещи, о которых тебе лучше не знать…

Старушка снова улыбнулась и провела морщинистой рукой девочке по голове. Алиса тяжело вздохнула и, повернувшись на бок, тихо, едва шевеля губами, произнесла:

— Да-а… А-ах-х, а ты, бабушка, случайно не знаешь, любят они меня или пет? Ты ведь у меня такая умная…

Бабушка Ванесса закрыла глаза и, не глядя на внучку, ответила ей:

— Знаешь, не могу тебе точно ответить на твой вопрос. Не знаю! Но скажу одно: я знаю твоих родителей сли-и-и-шком давно и могу подтвердить, что они не всегда были такими…

Пожилая женщина замолчала, прислушиваясь к заглушённым голосам, доносящимся со стороны пристройки маяка, где находилась кухня.

— Чтоб тебя разорвало! — кричал отец Майкл, своей супруге Джессике, матери Алисы. — Дура, набитая дура! Ты все пытаешься оплакивать своего хахаля… Этого идиота — бородача Криса!..

— Да-а-х-х… — мать заплакала.

— Дура, подай-ка лучше мне вон ту бутылку. Будешь пить со мной?

Бабушка наклонилась к внучке и, прикрыв ее одеялом до подбородка, прошептала:

— Давай-ка я лучше тебе расскажу старинную японскую сказку о плотнике и демоне. Хочешь?..

На лицо девчушки выплыло подобие легкой улыбки, она кивнула головой и приготовилась слушать. Бабушка Ванесса потушила свет, и комната тут же погрузилась в магическую полутьму. И только пушистый лунный свет, слегка освещая край запыленного окна, отражался в глазах Алисы.

— Тогда слушай…

В давние-предавние времена на берегу большой реки стоял маленький поселок. Весело и богато жили там люди. Только вот была у них одна беда: только построят через реку мост — прочный, красивый — а как дождь пойдет или ветер задует, разлетится мост на мелкие щепки и вниз по течению уплывет. Сколько ни строили люди этот мост, а такого, чтоб дождь или бурю выдержать мог, никак построить не могли. Собрались они однажды, совет держать стали: как такой мост построить, чтоб вечно стоял? Думали, думали и решили в соседнюю деревню сходить — плотника позвать. Был тот плотник мастером хоть куда, со всей округи к нему люди шли помощи просить. Пришли крестьяне к плотнику, в поклоне низком склонились и говорят:

— Просим тебя, почтенный мастер, построить в нашей деревне мост.

— Хорошо, — согласился плотник. — Будет вам новый мост!

— Ну и славно! — обрадовались крестьяне. Вернулись они домой и ждать стали, когда же плотник новый мост выстроит. А у плотника на душе неспокойно.

«Взялся я за дело сгоряча, — думает. — Неспроста в той деревне мосты на щепки разлетаются».

Да и жена ворчать стала:

— Зря ты за это дело взялся. А вдруг и твой мост под дождем не устоит? Вот стыд-то будет! Ну, делать нечего — раз обещание дано, выполнять его надо.

Собрался плотник и на берег реки отправился — осмотреть то место, где мост стоять должен. Пришел он на берег и видит — разлилась река от дождей, бурлит-клокочет.

— Да, непростое это дело — через бурную реку мост построить, — пробормотал плотник. — Надо бы его вот так строить… а может, и эдак …

Долго он на берегу стоял, все никак решить не мог: как же этот мост строить. Вдруг ни с того ни с сего поднялись в реке высокие волны, закрутился водоворот, и появился из воды огромный демон.

— Ха-ха-ха! А вот и я! — загрохотал он. — Ну что, плотник, придумал, как через нашу реку мост строить будешь?

— Да вот, думаю… — отвечает демону плотник. — Очень мне хочется людям помочь и мост хороший построить.

— Ничего у тебя не выйдет, и не старайся, — засмеялся демон. — Силенок не хватит. Никто из людей этот мост построить не сможет. Не по человеческим силам эта работа. Правда, знаю я, как тебе помочь…

— Знаешь? — обрадовался плотник. — Тогда дай мне совет, ничего для тебя не пожалею.

Наклонился демон к плотнику поближе и говорит:

— Ничего не пожалеешь, значит? Да ты не бойся, я дорого не возьму. Давай так сделаем: я мост построю, а ты мне свой глаз отдашь. Идет?!.

Обомлел плотник:

— Мой глаз? Зачем он тебе? — спрашивает.

— Ну вот ты и испугался! — покачал головой демон. — Это же не больно! Зато мост через реку века стоять будет! А люди решат, что это ты его построил.

— Не знаю, что тебе и ответить… — растерялся плотник.

— А ты подумай, — сказал демон, — до завтра подумай.

И в пучину погрузился… Стоит плотник на берегу, рукой двинуть от страха не может.

«Может, приснилось мне все это? — думает. — Дождусь утра, а там посмотрим, что будет».

На следующее утро, еще затемно, отправился плотник на берег реки. Только к воде подошел, да как вкопанный остановился: высится над рекой половина моста, да так ладно срубленная — просто загляденье!

— Эй, плотник! — услышал он голос — Нравится тебе мой мост? Я же говорил, что хороший мост будет!

Поднял плотник голову, видит — сидит на краю моста демон, улыбается.

— Неужто ты один за ночь полмоста построить успел? — удивился плотник.

— Конечно, один! — с гордостью ответил демон. — Это вам, людям, подмога нужна, а мне — ни к чему.

Потер демон руки от удовольствия, что похвалили его, и спрашивает:

— Отдашь свой глаз за мой мост?

— Не решил еще, — ответил плотник. — Вот достроишь, тогда и говорить будем.

— Хорошо, — согласился демон. — Завтра утром, значит, и поговорим.

Совсем опечалился плотник, что делать, не знает: и мост хорош, и отдавать глаз жалко. Проснулся он наутро, слышит: грохочет в небе гром, и дождь льет как из ведра. Обрадовался плотник: «Ну, теперь разлетится демонов мост на щепки, и не надо мне будет ему свой глаз отдавать!»

Собрался он и на берег побежал. Видит — достроил демон за ночь мост, да такой красивый! И вот чудо: дождь хлещет, волны вздымаются, а мост стоит себе, как стоял, не шелохнется даже! Испугался плотник не на шутку.

«Погибель моя пришла, — думает, — не отвертеться мне теперь, придется глаз демону отдавать».

А тут как раз и демон из воды выглянул.

— Видишь, какой славный мост я построил! — хвалится. — За такую красоту и глаза не жалко! Давай сюда глаз!

— Подожди еще немного, — взмолился плотник. — Надо, чтоб все по чести было. Вижу я, что не сломали твой мост дождь и ветер, а вот выдержит ли он бурю?

— Конечно, выдержит! — засмеялся демон. — Да ты, я вижу, время тянешь, должок отдавать не хочешь. Нехорошо это!

— Послушай, — сказал плотник. — Ну что ты к моему глазу прицепился? Может, я как-нибудь по-другому с тобой рассчитаюсь?

— По-другому? — удивился демон. — А что с тебя еще-то взять можно? Хотя… Дай я еще подумаю…

Думал он, думал, наконец и говорит:

— Ладно, загадаю я тебе загадку. Отгадаешь — мост тебе подарю, не отгадаешь — глаз отдашь.

— Загадывай свою загадку, — согласился плотник.

— Ишь ты, как осмелел! — захихикал демон. — Думаешь, я тебе легкую загадаю? А ну-ка, узнай к утру, как меня зовут!

— Как тебя зовут?!. — оторопел плотник. — Кто же мне это скажет, кто знает?

— Не узнаешь — глаз отдашь! — крикнул на прощанье демон и в воду ушел.

Побрел плотник домой печальный-препечальный. Лег спать, да не идет к нему сон.

«Как демона звать могут?» — думает он. И вдруг слышит — заплакал в соседней комнате ребенок, подошла к нему жена, успокоила да песенку напевать стала:

— Спи, малыш мой, засыпай! Демону имени не называй! А не то Онироку придет и глазок твой возьмет!

— Что за странная песня! — удивился плотник. — Онироку какой-то придет… «Глазок твой возьмет…» Ой, да. это про моего демона песня! — осенило его.

Вскочил плотник и давай по комнате бегать и кричать:

— Онироку! Онироку! Онироку!

Вернулись к плотнику спокойствие и радость. Посмотрел он в окно: а там луна яркая светит, улыбается. На следующее утро чуть свет побежал плотник к реке. А демон уже на мосту сидит — его поджидает.

— Ну что, плотник, узнал мое имя? — спрашивает. А плотника прямо так и распирает имя демоново сказать. Но решил он сначала демона подурачить. Медлит с ответом.

— Вижу я, не знаешь, ты моего имени, — сказал демон. — Отдавай глаз!

— Нет, нет, подожди! — закричал плотник. — Тебя зовут… Онитаро!

— Ха-ха-ха! — засмеялся демон и даже подпрыгнул от радости. — Не отгадал, не отгадал! Давай сюда глаз!

— Сейчас, сейчас скажу, — снова сделал вид, что задумался, плотник. — Теперь не ошибусь. Тебя зовут… Онихати!

— Неверно, неверно! — завизжал от восторга демон. — Не знаешь, все равно не знаешь! Отдай глаз!

Выскочил он из воды, подбежал к плотнику, вот-вот глаз вырвет.

— Вспомнил! Вспомнил! — заорал что было мочи плотник. — Тебя зовут… Онироку! Тебя зовут Онироку! Наш мост построил Онироку!

Вытаращил демон глаза. Постоял так с минуту, а потом как в воду бросится — и исчез…

— Подожди, Онироку, не уходи! — закричал плотник. — Я хочу, чтобы все знали, что это ты мост через реку построил!

Звал плотник демона, звал, да все без толку. Не появился больше Онироку. Никто его с той поры так и не видел. А мост, демоном построенный, много-много лет людей радовал, и никакие бури и дожди ему не страшны были…

Бабушка Ванесса замолчала и посмотрела на кровать. Внучка, сложив руки лодочкой под голову, спала. Ее глаза с ресницами, похожими на большие крылья печального махаона, были закрыты, словно лепестки чайной розы, почувствовавшей всем своим естеством наступление ночи…

Бабушка улыбнулась, поправила одеяло и встала. Осторожно, не оборачиваясь, она подошла к окну и посмотрела через затуманенное стекло на улицу. Моросил слабый дождь, где-то за углом неуютно хлюпали капли воды, падающие с ржавого водостока в прохудившийся медный таз. Сверкнула молния, осветив на мгновение двор маяка, его покосившиеся от времени постройки: сарай, возведенный еще ее мужем, когда тот был жив и здоров, баню, в которой последние несколько лет нельзя было париться — того и гляди угоришь; конуру хворой состарившейся собаки…

Старушка покачала головой и, вытащив из кармана халата небольшую безделушку, вырезанную из куска яблоневой древесины, внимательно посмотрела на нее. Голова странного существа походила больше на маленький бильярдный шар, нежели на старинный оберег. Два раскосых глаза под широкими дугами бровей, щеки, выпирающие, словно бока беременных кошек, и ехидный оскал рта… Казалось, оберег излучал неведомую человеческому сознанию силу. Бабушка Ванесса поцеловала безделицу и убрала ее обратно в карман, прикрыв его слегка рукой.

— Да-а-а… — еле слышно протянула она и отправилась спать.

Алиса проснулась от петушиного крика. Уже светило солнце, а настенные часы показывали без четверти двенадцать. Девочка спустила ноги с кровати и посмотрела на стол. Под белым вафельным полотенцем в паровой бане стоял завтрак. Алиса опустила ноги на холодный пол и тут же втянула их обратно на кровать.

— У-ф-ф… — фыркнула она, морщась, — ну и холодина же…

Она обвела взглядом комнату. Ничего необычного, все как всегда — обшарпанные стены, пыль, солнечный свет и утреннее марево… И человек, лежащий в неудобной позе прямо под дверью. Кто это? Ах, да, это же ее отец Майкл, смотритель -маяка. Мужчина был до пояса обнажен, он спал на голом полу, заложив обе руки за спину и задрав вверх голову. Он громко храпел и изредка посапывал.

— Папочка… — прошептала девочка, вставая с кровати.

Она прошмыгнула к отцу и потрогала его за голову.

— Папочка… — повторила она.

Отец тут же заворочался, приоткрыл один глаз, но тут же захрапел снова.

— Папа…

— А-а-а, — мужчина приподнялся, поднял тяжелую руку. — Это ты, собачье отродье?.. А ну… пшла вон, в конуру к собаке!

Отец шлепнул девочку по щеке и, перевернувшись на другой бок, снова захрапел. Отлетев к стене, Алиса ударилась об угол и закрыла лицо обеими руками. Было обидно и больно… Больно… Больно… Только эта боль сейчас исходила откуда-то изнутри.

Девочка прошла к столу, приподняла полотенце. Свежее молоко и кривой ломоть хлеба. Больше ничего… Она взяла хлеб и, прижав его к груди, отошла к противоположному краю стола, на котором лежал сложенный вчетверо тетрадный листок. Алиса откусила хлеб, положила его обратно на стол и, взяв бумагу, развернула ее. На клетчатом листке с ровно отчерченными полями было написано аккуратным бабушкиным почерком:

«Я не в силах больше терпеть, Алиса! Еду к шерифу… подавать заявление о лишении родительских прав… Будь хорошей девочкой, никуда от маяка далеко не уходи! Возьми в моей шкатулке волосатика — духа-хранителя. Помнишь, я тебе говорила? Он поможет тебе в самую трудную минуту… Меня не будет два дня: сегодня и завтра… Потом я тебя заберу и отвезу к себе домой. Дождись меня, моя милая девочка! Твоя любящая бабушка…»

Алиса сложила бумагу и спрятала ее в карман спортивной курточки, в которой она спала практически всегда. Подойдя к шкафу, девчушка открыла дверцу и достала маленькую резную шкатулку. А вот и бабушкин фамильный оберег, такой теплый и веселый, навевающий странное чувство…

Она вышла из домика и направилась к берегу, где теснились и визгливо кричали чайки, не поделившие добычу…

«Не может быть, чтобы мама и папа… Они ведь не могут меня не любить, — думала она, вышагивая по шатающемуся на ветру подвесному мостику, перекинутому через глубокий овраг. — Разве ты, Господи, можешь позволять им поступать со мной так? Разве я этого заслужила?!.»

Доски при каждом шаге предательски поскрипывали. Внизу, в нескольких метрах от настила притаились камни, уродливо обтесанные постоянными приливами и отливами, — большие, средние и маленькие камни. Девочка держалась рукой за почерневший от времени разлохмаченный канат, выполнявший роль перил… Внезапно послышался скрежет. Что-то затрещало, и вместе с настилом Алису сначала потянуло в сторону, потом вниз… Мостик странно прогнулся, часть досок вздыбилась, а затем с грохотом обрушилась вниз. Ноги подогнулись, пальцы девочки вцепились в канат. Глаза закрылись в тот момент, когда Алиса разжала пальцы и полетела вниз…

Над головой закричала чайка, будто пытаясь таким образом разбудить потерявшую сознание девочку. Алиса осторожно открыла глаза. Первое, что она увидела, — голубое безмятежное небо. Правое колено ныло от боли, но сердце ласково шептало: «Не бойся, просто ничего не бойся… И все! Боль сейчас пройдет! Ты жива!»

Алиса приподнялась.

«Почему я жива? — девочка коснулась рукой острого камня. — Я должна была погибнуть. Я жива?!.»

Она подняла голову. Прямо над ней тяжелыми плетьми болтались остатки подвесного моста. Девочка посмотрела направо, потом налево… Повсюду валялись куски досок.

«Но как? — Алиса едва дышала. — Почему? Почему я не погибла?»

Вставая, девочка почувствовала, что с ее груди скатилось что-то маленькое и теплое. Она посмотрела на землю.

— Что-о-о?!.

Под ногами лежал старинный бабушкин оберег. Алиса присела.

— Неужели это ты? — прошептала она. — Неужели ты спас меня?

Алиса прижала оберег к груди. От него пахло парным молоком и луговыми травами.

— Неужели ты спас меня?

Она раскрыла ладонь… Нет, не может быть! Оберег странным образом изменился. Одна из сторон была испачкана кровью. Девочка вспомнила, что падая, она ушиблась и поранила колено. Теперь же старинный талисман потемнел и стал горячим.

Алиса убрала оберег в карман и, прихрамывая, направилась к скалам. Над водой все так же шныряли безалаберные чайки. Они взмывали высоко в воздух, замирали, словно завороженные, в нескольких десятках метров от воды, а потом камнем падали вниз. Девочка прошла несколько метров, пока не увидела на камнях одну из птиц. Окровавленная чайка лежала на боку, ее крыло было сломано.

— Милая моя, — прошептала Алиса, — как же это с тобой произошло? Бедная, несчастная… Давай я отнесу тебя в дом… Нет, ни в коем случае не в дом! В небольшую пристройку за маяком…

Тем временем день неторопливо подползал к вечеру… На кухне сидели мать с отцом и еще пара незнакомых бородачей, которые курили трубки и изредка выкрикивали какие-то кошмарные ругательства.

— А-а-а, — прохрипел отец, увидев появившуюся дочь. — А это, ребята, наша Алиса! Лис, Алис, иди-ка сюда!

Отец поманил дочь пальцем. Девочка посмотрела на него исподлобья, не в силах что-либо сказать.

— А ну, иди сюда! — повторил отец. — Живо! Алиса отошла к стене, пряча за спиной в руках бабушкин оберег. Отец встал со стула и медленно пошел в сторону дочери, протягивая к ней кривые пальцы, но тут же был остановлен одним из бородачей:

— Да зачем она тебе? Оставь ты ее сейчас в покое. Давай-ка лучше еще по стопочке пропустим.

Девочка бочком прошмыгнула в спальню. Здесь было по-обычному тихо. Безмятежно тикали старинные часы.

— Бабуля, милая, — плача, прошептала Алиса. — Скорее приезжай! Забери меня отсюда. Милая, поскорее…

Девочка не могла знать, что сегодня тело ее бабушки — лучшей в мире рассказчицы японских мифов, легенд и сказок — отвезли в морг. Врачи констатировали острую сердечную недостаточность.

Немного успокоившись, Алиса легла на кровать. Повернулась на правый бок и прижала к щеке бабушкин подарок. Завывающий за окном ветер навевал воспоминания. А лучшее воспоминание о бабушке — это ее сказки…

В давние-давние времена стоял в одной деревне старый храм. И все бы ничего, если бы не поселился в том храме оборотень. Стали люди бояться к храму подходить: то покажется им, что ступени скрипят, а то, вроде, и смеется кто-то.

Жуть да и только…

Вот как-то раз собрались жители деревни в доме у старейшины, думать стали, как оборотня усмирить. И так прикидывали, и эдак, а ничего решить не могли. Кто же по собственной воле ночью в храм пойдет?

А в это самое время пришел в деревню торговец снадобьями. Звали его Тасукэ, был он молод, а потому ничего не боялся.

— Да неужели никто с оборотнем справиться не может? — пожал плечами Тасукэ. — Ладно, помогу вам — сам в храм пойду.

Дождался он ночи и в храм отправился. А осенью ночи тихие: ни звука кругом. Сидел Тасукэ в храме, сидел, скучно ему стало, он и зевнул. Да так громко! Запело эхо на всю округу, все вторит, вторит, остановиться не может.

Наконец, стихло все. Видит Тасукэ — стоит перед ним оборотень, улыбается.

— Ты кто такой? — спрашивает. — Смельчак, что ли? Один ко мне пришел?

— Конечно, один. А то с кем же? — не понял Тасукэ и снова зевнул.

Оторопел оборотень:

— Так ты что же, меня не боишься?

— Что значит — бояться? — не понял Тасукэ.

— Чудак ты, да и только! — захихикал оборотень. — Все люди на свете чего-нибудь боятся. Вот -ты чего боишься?

— Отстань от меня, — рассердился Тасукэ. — Не возьму в толк, о чем ты речь ведешь.

Примостился оборотень рядом с Тасукэ и объяснять принялся:

— Понимаешь, — говорит, — ты обязательно чего-нибудь бояться должен. Вот я, к примеру, оборотень. Меня все боятся, потому в храм не ходят.

— Кто ты? Оборотень? — переспросил Тасукэ. — Никогда бы не поверил!

— Да, я — оборотень, — гордо ответил тот. — Ты тоже меня должен бояться!

— Ну, вот еще! — ответил Тасукэ. — Дурак я, что ли, тебя бояться? Уж если я чего и боюсь, то это золотых монет. Как увижу — мурашки по коже.

— Ну я же говорил, говорил! — обрадовался оборотень, — Все на свете чего-нибудь боятся.

— Все? — не поверил Тасукэ. — И ты тоже?

— Я? — задумался оборотень. — По правде говоря, боюсь я вареных баклажанов. Запах у них противный, с ума меня сводит.

Посмотрел оборотень в окошко, заторопился.

— Светает уже, пора мне уходить, — говорит. — Приходи завтра — я тебя пугать буду!

На следующую ночь Тасукэ снова отправился в храм. Захватил он с собой большой чан с крышкой и много-много баклажанов принес. Сварил их, крышкой закрыл и ждать стал, когда оборотень пожалует.

В полночь явился оборотень. Идет, потом обливается. Присмотрелся Тасукэ получше, видит — несет оборотень большой мешок. Отдышался и говорит:

— Ну, готовься, сейчас я тебя пугать буду! Вынул он из мешка горсть золотых монет и в Тасукэ швырнул.

— Ну что, страшно тебе? — спрашивает. — Сейчас еще страшнее будет!

Бросился Тасукэ от оборотня, бегает по храму и кричит:

— Ой, боюсь! Аи, боюсь! Обрадовался оборотень.

— Все чего-нибудь боятся! — кричит.

Бегал Тасукэ по храму до тех пор, пока оборотень весь пол золотом не усыпал. А потом подбежал к чану да крышку-то и открыл. Вырвался оттуда пар и наполнился храм запахом вареных баклажанов. Поморщился оборотень, задергался весь, а потом опрометью из храма бросился. Выбежал в сад да за дерево схватился, глядь — и в гриб превратился, большой-пребольшой.

Обрадовались жители деревни, что от оборотня избавились. Накупили у Тасукэ в благодарность много-много трав и снадобий. А потом пошли в храм золотые монеты собирать. Смотрят — а это и не монеты вовсе, а грибочки. Так ни с чем они и ушли. А Тасукэ дальше отправился, и везде об оборотне из старого храма рассказывал.

А что же стало с большим грибом? Он, говорят, до сих пор у храма стоит. Сначала его съесть хотели, да раздумали: может, он ядовитый, раз оборотнем раньше был?!.

Алиса неожиданно всхлипнула и посмотрела на свет, пробивающийся через щель в двери с кухни. Она тяжело вздохнула и прошептала, держа перед собой на ладошке оберег:

— Ты волшебный, я знаю. Бабушка… Она вытерла рукой слезу.

— …бабушка говорила, что ты можешь помочь мне. Помоги, молю тебя об одном — помоги, избавь меня от этих ужасных мук. Останови моих родителей! Я больше так не могу…

Внезапно девочка почувствовала легкое покалывание на ладони. Странный звук, изданный оберегом, заставил ее бросить фигурку на пол. Алиса вжалась в стену и, прикрывшись одеялом, стала наблюдать за тем, что произойдет дальше.

Но ничего страшного не происходило. Алиса откинула одеяло в сторону и протянула руку к оберегу… Вспыхнул яркий огонь, затем он сразу же погас, но еще несколько мгновений воздух в спальне продолжал мерцать странным призрачным светом. Свет исходил откуда-то снизу.

Через секунду взгляд девочки упал на оберег. Из его центра шло странное свечение. Алиса опустила ноги с кровати. И вдруг… Еще одна вспышка света отбросила ее обратно на постель. В комнате что-то зажужжало и заискрилось. Казалось, мебель ожила, начала перемещаться с места на место, окна исчезли в синеватой дымке, а пол стал медленно подниматься и опускаться. В следующий момент понизу пополз туман, появившийся неизвестно откуда.

Девочка нащупала лежащий на стуле молоток, крепко сжала его в руке и решительно поднялась на ноги. Она подошла к светящемуся оберегу и внезапно почувствовала легкое прикосновение к плечу. Кто-то еле слышно прокашлялся над самым ее ухом. Испуганная Алиса прошептала, как ее учила бабушка:

— К худу или к добру?

Внезапно она услышала, как бьется ее сердце.

— К худу или к добру?! — повторила она дрожащим от страха голосом.

За спиной снова послышался кашель, а потом приглушенный голос произнес:

— Ты звала меня, мое милое создание?

— А-а-а… — заикаясь, пробормотала Алиса. — А кто вы?

— Я-то? — послышалось хихиканье, похожее на писк. — Я хранитель твоего талисмана. И хранитель старого маяка. Так ты звала меня или нет?

Девочка опустила дрожащие руки и обернулась. Перед ней на полусогнутых кривых ножках стояло существо, обросшее с ног до головы густой колючей шерстью. Голова существа чем-то напоминала птичью, глаза излучали холодный блеск. Дух-хранитель ласково улыбнулся, растянув тонкие, как веревочки, губы, и сказал:

— Так тебе нужна моя помощь или нет? «Бабушка была права, — подумала Алиса. — Это существо, стоящее сейчас передо мной, не сделает мне ничего плохого…»

Сердце продолжало учащенно стучать, и девочка, превозмогая страх, прошептала:

— Да, я звала тебя, чтобы ты… Чтобы ты помог мне!

Отец протянул одному из своих гостей стакан виски.

— Ну, пей же! — кинул он, глядя на бородача. Гость вынул трубку изо рта, наклонился вперед — и не заметил, как перевернул трубку. На пол тут же упало несколько угольков.

Дух-хранитель посмотрел в окно.

— Алиса — так тебя зовут?

.. — Да-а… — удивленно ответила девчушка.

— Я помогу тебе, а пока…

Существо повернуло голову в сторону кровати, на которой сидела девочка. Она вздрогнула, увидев, что зрачки незнакомца горят красным огнем.

— А пока… — продолжило существо, — ложись спать. Ты запомнишь этот день на всю свою жизнь!

Девочка почувствовала, как по ее телу волной пробежала усталость. Через несколько секунд Алиса, сложив руки лодочкой под голову, заснула… И только пламя, разгорающееся на кухне под ногами спящих людей, становилось все больше и больше. Больше и больше… Птицеголовое существо подошло к кровати, склонило шею и посмотрело на потолок. Его рот невероятным образом превратился в клюв. Послышалось приглушенное шипение:

— У-а-ша-а, у-а-ша-а, у-а-ша-а…

Дух-хранитель взмахнул руками-крыльями и исчез в дымке. Послышался свист. От дымки отделилась яркая искра. Она немного покружила по комнате и влетела в рот девочке. Примерно через тридцать минут маяк охватило пламя…

Вскоре все было кончено. И только багровый прилив, которого никто и никогда в этих краях не видел, продолжал смиренно лизать пустынный берег, по которому тихими вечерами любила прогуливаться девочка Алиса…

На заре прокукарекал петух… Скалли проснулась и наскоро привела себя в должный вид. От ночного сна, кроме грустных воспоминаний, почти ничего не осталось. Хозяева ранчо дрыхли прямо на полу. Вероятно, после того, как она вчера их покинула, бравые ребята перешли с варева на виски.

А чем еще заняться здоровому человеку в такой глухомани?

Скалли осторожно, чтобы та громко не скрипела, открыла дверь. Оказавшись на дороге, она проверила свой «Харлей».

«Черт, — Скалли шумно вздохнула, вытирая сиденье от утренней росы. — Хорошо бы, байкеры успели отремонтировать машину. В городе меня могут неправильно понять. Этого мне еще не хватало. Но, с другой стороны, не окажись байкеров, как бы я вообще сюда добралась?»

Затем она направилась к густым зарослям кустарника за домом. Сквозь путаницу ветвей виднелся странный плоский камень синеватого цвета. На камне было что-то написано. Но что — Скалли разобрать не могла. Она присела на корточки, аккуратно раздвинула ветви и смахнула с камня песок.

— Ого, это становится интересным!

На камне, кроме надписей, был выбит и рисунок — странное существо с птичьей головой. Интересно, каким образом индейцы могли знать про египетских богов?

Скалли осторожно пошевелила неровную каменную плиту. Камень поддался неожиданно легко. Под ним блеснул свет.

— Мда-а, легенды легендами, а тайник вполне настоящий. Ну, посмотрим, что там хранится…

На дно каменного колодца вела железная лестница. Скалли решительно начала спускаться вниз, не забыв на всякий случай зажечь карманный фонарик. Каменная скважина оказалась неглубокой, метра три-четыре, а на дне ее она сразу увидела большую золотую статую. Причем изваяние действительно сильно напоминало египетского бога Ра. Впрочем, кто сказал, что индейцы не могли быть знакомы с древнеегипетским пантеоном. Может быть, они тоже верили в это божество?

Естественно, статуя не светилась — от нее всего лишь отражался проникавший сверху солнечный свет. Его отблески неплохо освещали дно колодца, поэтому Скалли выключила фонарик и убрала его в карман. Осмотревшись, она осторожно коснулась статуи рукой,., И внезапно тишину нарушил резкий окрик:

— Смотри, эта девочка все-таки нашла захоронение! Что мы теперь будем делать?

Скалли узнала этот голос — он принадлежал хозяину ранчо. Но его интонации, как и слова, совершенно не соответствовали образу старого алкоголика. Тут же ей вспомнился сон: маленькая девочка Алиса, которая сказала, что является программой, созданной Рафо. Неужели эти пьяницы тоже представляют собой компьютерные программы?

— Ты захватил «Винчестер»?

— А как же?

Скалли огляделась, пытаясь найти укрытие. За золотой статуей Ра она увидела небольшую нишу.

— Детка, выходи! Папочки тебя уже заждались!

— Выходи-выходи! Рафо приказал нам убить тебя!

Грохнуло несколько выстрелов. Со стен посыпался песок. Скалли, сгруппировавшись, упала на пол и перекатилась к статуе. Через секунду она оказалась в укрытии. Протискиваясь в расщелину, женщина ударилась лбом о стену.

«Да, кажется, я влипла,..»

— Не бойся!

Скалли чуть было не потеряла сознания от голоса, звучащего у нее в голове.

— Ты пришла, чтобы о чем-то спросить меня?

— Э-э-э…

Грохнуло еще несколько выстрелов.

— У тебя есть только два вопроса. Помни об этом. Скалли закрыла глаза и прошептала:

— Я знаю. Первый — тебе что-то известно об операции в Эль-Пасо? Второй — как я выберусь отсюда?

После минутной паузы послышались слова:

— Для начала, отвечу на твой второй вопрос. Хорошо?

— Да.

— Закрой глаза и представь, что ты сейчас прогнулась в своей нью-йоркской квартире. Закрыла?

— Да-а…

Скалли открыла глаза от яркого света, пробивающегося через открытое окно. Радио, стоящее на столе у двери, разбрасывало по комнате слова знакомой песенки:

Love me tender, love me sweet, never let me go.

You have made my life complete, and I love you so.

Love me tender, love me true, all my dreams fulfilled.

For my darlin' I love you…

and I always will.note 3

— Где я? — прошептала она, откидывая одеяло и выбираясь из кровати. — Неужели не было ранчо, девочки Алисы и всеведущей индейской статуи?

Прошлепав босиком к зеркалу, Скалли охнула от ужаса. На лбу у нее красовался большой синяк…


Пустыня Мохаве.

Немногим позже…

Мощный мотор «Эксплорера» басовито гудел. Дорога сверкающей лентой неслась навстречу. Впереди сиял восход. Молдер поправил темные очки на переносице и посмотрел направо. Пустынный пейзаж, проносящийся мимо, вызвал у него непонятное, тоскливое предчувствие. Молдер вновь сконцентрировался на дороге…

Около двух часов назад на его сотовый телефон поступило сообщение: «Купите в автозакусочной „Пряные холмы“ пиццу с анчоусами. Сегодня в 14 часов. X.» Прочитав сообщение, Молдер рассмеялся. «Детективный бред», — подумал он сначала, но чем больше возвращался мыслью к этой теме, тем больше у него возникало вопросов. Подпись «X» могла означать все что угодно — в частности, это мог оказаться преемник того самого Икса, который уже не раз вмешивался в дела Молдера. Если это действительно обстояло так, то не обращать внимания на пришедшее сообщение было бы непростительной глупостью. К тому же реакция неведомого «Икса» последовала слишком быстро после провала операции в «Эль-Пасо Дженерал». Возможно, это имело какую-то связь с неуловимыми грабителями.

Спецагент ФБР Фокс Молдер вспомнил, как из пульсирующих кругов в воздухе вдруг возникла фигура с автоматом, и передернул плечами. Только благодаря случайности он остался тогда в живых…

Довольно быстро отыскав на карте место, где находилась закусочная «Пряные холмы», Молдер выехал туда. Ничего особенного закусочная из себя не представляла. Небольшое приземистое здание, отделанное снаружи рифлеными металлическими панелями. Вдоль одной из стен — дорожка, по которой автомобили подъезжали прямо к раздаточным окнам. Большая черная доска, на которой мелом написано сегодняшнее меню. Стоянка для тех, кто все же решил перекусить внутри ресторанчика… Когда Молдер подъехал к закусочной, на стоянке торчало всего два автомобиля. Людей нигде поблизости видно не было, зато три пропыленных собаки, лежавшие в тени навеса, заинтересованно разглядывали джип Молдера. Один из псов лениво поднялся, сел и почесался. «Оживленное местечко!» — саркастически подумал Молдер и подрулил прямо к раздаточному окну, в котором тут лее показалось несколько неуместное в этой атмосфере улыбающееся лицо молодой и довольно симпатичной рыжеволос; сой девушки. с,

— Что желаете, мистер?

— Пиццу, пожалуйста, — ответил Молдер, почему-то сухим и официальным тоном.

— Какую именно?

— С анчоусами, пожалуйста.

Девушка на минуту исчезла где-то в недрах кухни, а когда появилась, в ее руках была коробка с пиццей. Молдер протянул деньги и увидел удивленные глаза девушки.

— А пить вы что-нибудь будете заказывать?

— Ах, да! Кока-колу, пожалуйста, — спохватился Молдер, добавляя несколько «никелей».

Девушка удовлетворенно кивнула и, передавая Молдеру пиццу с большим бумажным стаканом напитка, язвительно сказала:

— Ваш заказ, пожалуйста.

Молдер никак на это не отреагировал, и девушка разочарованно отошла от окна. Молдер вырулил на стоянку и откинулся на сиденье, приготовившись к ожиданию. Он потягивал терпкий и холодный напиток из трубочки и размышлял о том, зачем Иксу потребовалось назначать встречу в таком нелепом месте.

За два часа бесполезного времяпрепровождения безрадостный окружающий пейзаж надоел ему до такой степени, что Молдер уже начал задремывать. Пришлось встряхнуться, протереть глаза и сильно помассировать виски. Оглядевшись, спецагент ФБР не обнаружил вокруг ничего нового и взял с сиденья коробку с давно остывшей пиццей. Уже давал о себе знать голод. Увы, в коробке вместо пиццы лежала папка с документами…

Молдер запоздало оглянулся вокруг. Бросив коробку обратно на сиденье, он вышел из машины и решительно направился к ресторанчику. За стойкой сидел потный толстяк в грязном переднике — некогда белом, а теперь больше напоминавшем скатерть после рождества. Молдер показал толстяку свое удостоверение и спросил, оглядываясь по сторонам:

— Могу я увидеть девушку, которая выдавала заказы часа два назад? Она, по-моему, шатенка.

Толстяк усмехнулся и вытер шею грязным платком.

— Ни два часа, ни два дня назад никаких девушек, особенно рыжих, здесь не было. Два часа назад мы были закрыты. А вообще — здесь работаю я, моя жена и Полли, сын нашего соседа.

Молдер растерянно посмотрел на толстяка.

— Как закрыты? Но кто же тогда дал мне пиццу? Хозяин закусочной внимательно посмотрел на агента.

— Приятель, да ты не в себе! Мы отродясь пиццу не делали. Перегрелся ты, по-моему, на солнышке…

Молдер уже понял свою ошибку и поэтому направился к двери, не слушая больше толстяка, который продолжал бормотать что-то об идиотах, которые задают дурацкие вопросы. Выйдя из ресторанчика, Молдер пошел вокруг здания, внимательно вглядываясь в следы, которые еще хранила местная пыль. Вскоре он был вознагражден: на едва заметной тропинке между колючими кустами, не дающими и клочка тени, ясно отпечатались следы мотоциклетных шин.

Тропинка уходила в сторону от шоссе, прямо в пустыню. Молдер сходил к своей машине и взял бинокль. Вернувшись к тому месту, где обиаружились следы, он внимательно обследовал горизонт и далеко, на пределе видимости увидел какой-то блеск. Хозяин ресторанчика, недовольный возвращением докучливого посетителя, объяснил, что увиденное Молдером — не что иное, как заправочная станция на федеральной трассе, которая проходит севернее шоссе. Молдер поблагодарил толстяка и вернулся в машину. Подумав немного, он решил, что девушку на заправке он, конечно же, не найдет, но съездить туда все же придется. Вдруг кто-нибудь ее запомнил?

Открыв коробку с документами, он пробежался глазами по нескольким первым листам, с некоторым недоумением полистал довольно пухлую папку в поисках пояснений. На первый взгляд, содержавшаяся здесь информация не имела ничего общего с последними событиями. В документах давалось основательное описание некоего прибора или его части. Что за прибор, Молдер пока себе не уяснил, но ему надо было сначала оценить, какое отношение эта документация имеет к текущим делам.

Пояснения обнаружились лишь на последних страницах. Оказывается, этот микропроцессор, описание которого занимало без малого сто страниц, был украден из знаменитой Зоны-51. «Всего-навсего! — подумал Молдер. — Инопланетная техника пропадает из строго охраняемого правительственного объекта, а я об этом узнаю неизвестно от кого! Докатились!»

От. возмущения он даже закашлялся. Отложил документы в сторону и завел мотор. Надо было хотя бы попытаться обнаружить следы этой девушки. Правда, теперь Молдер был практически уверен, что поиски ничего не дадут.

На автозаправочной станции Молдер действительно ничего не узнал. Да, продавец видел какую-то девушку, но даже не смог с уверенностью сказать, какого цвета у нее были волосы. Тем более, не запомнил он и номера на мотоцикле. Правда, парень был совершенно уверен, что поехала она в сторону Дартфорда, Но вряд ли это означало, что Молдер сможет ее там найти.

Сделав такой неутешительный вывод, Молдер решил прекратить поиски и, припарковав машину на крошечной стоянке у заправки, взялся за более подробное изучение документов, полученных столь странным способом. Вскоре он узнал, что разработки, связанные с украденным чипом, велись группой «Оксидженс». Разработки эти велись в рамках проекта создания искусственного интеллекта. В целом проект состоял из двух этапов. Сначала создавалась особая программа, которая затем размещалась на множестве стандартных персональных компьютеров обычных пользователей. Таким образом, создавалась нейронная сеть, то есть каждая программа на отдельно взятом компьютере сама по себе значила немного. Важно было объединить множество таких программ в единую сеть, которая становилась неким супермозгом, способным к саморазвитию. Эта сеть действовала по принципу нейронов человеческого мозга, потому и получила название нейронной.

Вторым этапом проекта было введение в уже созданную нейронную сеть ключевого элемента, который бы наделил сеть интеллектом. Этим элементом и был тот самый микропроцессор — продукт инопланетной технологии. Тут информация из папки была несколько туманной. Молдер несколько раз перечитал листы, относящиеся ко второму этапу, но так до конца и не уяснил для себя, откуда именно взялся этот чип. Выходило, что он не был создан на базе неизвестной технологии. Получалось, что его просто нашли или сняли с какого-то прибора неземного происхождения. Последние несколько листов скупо сообщали, что при невыясненных обстоятельствах чип был похищен или пропал из Зоны-51. Подозреваемых не было. Единственной зацепкой был тот факт, что вскоре после пропажи микропроцессора погиб (опять же, при загадочных обстоятельствах) один из участников проекта. Имя его не называлось.

Молдер дочитал последний лист и отложил папку. Он вдруг вновь отчетливо вспомнил, как из пульсирующих кругов перед ним возник грабитель с автоматом. Затем в его памяти мелькнула еще одна картинка: грабители, склонившиеся над компьютером в тот момент, когда их практически окружили. Молдер потряс головой.

«Надо во всем этом разобраться подробнее», — решил он и, развернув машину, направился к городу.

Он остановился в первом попавшемся недорогом отеле. Наскоро пообедав в небольшом ресторанчике, он вернулся в номер и подключил свой ноутбук к интернету. Через несколько минут он уже связался со Скиинером и отослал ему короткую докладную записку о последних событиях, заодно спросив, у кого можно получить грамотную консультацию по проекту «Оксидженс», не засвечивая конфиденциальную информацию.

Почти сразу же вслед за этим зазвонил его мобильный телефон. Молдер взял трубку и услышал недовольный голос Уолтера:

— Здравствуй! Прочитал твое сообщение и не совсем понял, чем это ты там занят? При чем здесь «Оксидженс» и где, наконец, Скалли? Тебе не кажется, что ты опять увлекся? Имей в виду — я жду ответов…

Молдер вздохнул и произнес:

— При чем здесь «Оксиджеис», я пока не знаю. Однако у меня есть кое-какие подозрения о связи этого проекта с нашей последней неудачей в Эль-Пасо. Пока эти подозрения еще не оформились, и мне нужна дополнительная информация. У кого бы я мог ее получить?

После довольно продолжительного молчания Скиннер ответил:

— Я передам тут одному нашему специалисту твою просьбу. С тобой свяжется Уилл Кайсе. Он ответит на все твои вопросы. Что насчет Скалли?

— Не знаю, шеф. Я ее не видел уже около месяца. Она в Нью-Йорке. Работает по той же теме, но, судя по всему, ничего нового пока не нашла. Мы договаривались связаться на днях.

— Понятно, — проворчал Скиннер. — Твои подозрения насчет «Оксидженса» могут дать какой-нибудь эффект?

— Думаю, да, — уверенно ответил Молдер. — Тогда мы хотя бы будем понимать, с чем имеем дело.

— Хорошо, сейчас не исчезай. С тобой свяжутся.

В течение следующего часа Молдер узнал о проекте «Оксидженс» практически все, что ему было надо. Самая важная информация, как это часто случается, была сообщена в конце. Уилл Кайсе, утомленный длительной беседой, в конце концов предложил Молдеру ознакомиться со списком участников проекта.

Специальный агент, усмехнувшись про себя, поблагодарил коллегу и быстро скопировал список к себе в компьютер. Затем он удовлетворенно потер ладони и попрощался с Кайсе. Вот теперь было за что зацепиться — список участников проекта содержал в том числе и фамилию погибшего после похищения чипа сотрудника.

Уснул Молдер за полночь, но отдохнуть ему не дали. Около трех часов ночи его телефон запищал. Молдер недовольным голосом начал было выговаривать неизвестно кому за поздний звонок, но тут он понял наконец, что ему звонит Скалли. Причем звонит из Нью-Йорка, где уже давно наступил день. Молдер потряс головой, прогоняя сон, и заставил себя сконцентрироваться на голосе Скалли.

— Молдер, я проанализировала все данные по операции в Эль-Пасо и…

— Гхм-м, как именно проанализировала?

— Не будем сейчас об этом. Хорошо?

— Договорились.

— Кстати, я обнаружила кое-что интересное.

— Что именно? — все еще сонным голосом поинтересовался агент.

— А то, что еще за месяц до известных событий защитные системы сервера банка подверглись нескольким атакам со стороны хакеров. Работники банка уверяют, что атаки были безрезультатными. Но учитывая то, что потом произошло, естественно, возникают сомнения в том, что это действительно так. К тому же анализ показывает, что и остальные пострадавшие банки также были атакованы незадолго до ограблений.

— Ну и что? — разочарованно спросил Молдер. — С самого начала было ясно, что раз дело уперлось в компьютеры, мы так или иначе столкнемся с хакерами. Чего здесь нового?

В голосе Скалли послышались нотки недовольства:

— Новое здесь то, что я, похоже, могу назвать несколько имен, вернее, прозвищ хакеров, которые могли быть в этом замешаны.

Молдер мгновенно проснулся.

— Это меняет дело!

— Еще бы, — согласилась Скалли. — Я предлагаю встретиться в Эль-Пасо и тщательно изучить защитные системы банка. Мы определим, как проводились атаки, а потом сможем по почерку опознать главного подозреваемого. Согласен?

— Конечно! Только кто будет разбираться с этими компьютерными системами? Я не думаю, что мы с тобой способны это сделать профессионально…

— Нет, конечно, — перебила его Скалли. — Я привезу с собой нашего компьютерщика. Он уже доказал на деле, что смог бы потягаться даже с самыми крутыми хакерами. Собственно говоря, он и сам-то бывший хакер. Только теперь работает на нас. Молдер дотянулся до ноутбука и включил его.

— Хорошо, тогда давай завтра встретимся в холле банка около 15 часов. Успеешь?

После краткого раздумья Скалли уверенно ответила:

— Я буду там в три. Счастливо!

— До свидания, — попрощался Молдер и отключил телефон.

Он сел на кровати и придвинул к себе ноутбук. Надо было внести в дневник изменения в планах…

Внезапно он ощутил, что в комнате есть еще кто-то. Привычным движением Молдер выхватил пистолет из кобуры, лежавшей на столе рядом с компьютером и резко поднялся, настороженно вглядываясь в темноту. Спальная комната была невелика, и спрятаться здесь было негде. Рядом, в гостиной, стоял телевизор, платяной шкаф и два кресла со столиком. Может быть, он просто забыл закрыть входную дверь в номер, и поэтому в гостиную проник кто-то посторонний? По крайней мере, чужое присутствие он ощущал совершенно отчетливо.

Молдер не смог бы внятно объяснить, что именно он чувствовал, но был абсолютно уверен — в гостиной кто-то есть. Сделав несколько мягких шагов, спецагент оказался у двери в гостиную. Затем он быстро выглянул из-за косяка, профессиональным взглядом окинул комнату, готовый тут же укрыться обратно. Быстрый осмотр показал, что в гостиной никого нет. Молдер поднял пистолет, на цыпочках прошел в гостиную и внимательно обследовал ее. Никого здесь не было.

Но когда он уже расслабился и опустил пистолет, в спальне что-то громко пискнуло. Молдер узнал звук предупреждающего сигнала своего ноутбука. Адреналин заставил его сердце биться в два раза быстрее. Одним прыжком агент оказался у двери в спальню, но единственное, что он успел там увидеть, — пульсирующие круги в воздухе возле кровати. Ноутбук был развернут к двери, на экране мигал транспарант, предупреждающий о попытке несанкционированного доступа. Молдер подбежал к окну и откинул тяжелые портьеры. За ними никого не было. Окно тоже было закрыто. Тогда он присел на кровать и, повернув к себе компьютер, набрал код доступа.

По счастью, неизвестный посетитель не успел добраться до информации. Конечно, если бы у него было побольше времени, он, несомненно, взломал бы несложную систему защиты — но компьютер просигналил хозяину, что происходит взлом, и злоумышленник вынужден был бежать. Молдер с ожесточением вырвал кабель подключения к сети из порта компьютера.

«Или я схожу с ума, или интернет отныне для меня — запретная зона», — подумал он, укладываясь на кровать. Несмотря на все перипетии сегодняшнего дня, все же стоило отдохнуть, потому что завтра ситуация могла еще более усложниться…


Банк «Эль-Пасо Дженерал».

15 часов

Уставший с дороги и невыспавшийся Молдер вошел в холл банка, уже восстановленный после ограбления. Никаких следов штурма не было видно. Разве что прибавилось охранников, да на стенах можно было заметить новую аппаратуру слежения. В углу за столиком, между двумя пальмами в вазонах, стояли пластиковые кресла, в них сидели Скалли и худощавый черноволосый парень в цветастой рубашке. Скалли, заметив Молдера, приветственно махнула ему рукой, и спецагент направился к напарнице.

— Здравствуй, как добралась? Нормально? — произнес Молдер, опускаясь в соседнее кресло. — А это, .насколько я понимаю…

Скалли кивнула и представила своего спутника:

— Это Рамой Сайерс, про которого я тебе говорила.

Парень слегка приподнялся в кресле, протягивая руку Молдеру.

— Наслышан о вас, агент.

Молдер кивнул и, натянуто улыбнувшись, посмотрел на Скалли.

— Ты уже говорила с управляющим банка? Она кивнула.

— Да, к работе можно приступать в любое время. Но он попросил, чтобы мы постарались завершить все до конца сегодняшнего рабочего дня. Так что времени у нас немного.

— Хорошо, тогда сначала займемся компьютерами, а поговорим потом.

Молдер поднялся с кресла, и Скалли с Рамоном последовали за ним на второй этаж. Охрана, очевидно, уже предупрежденная, не останавливала их.

Они обосновались в отдельном офисе, который им указал один из служащих банка. Рамон привычно устроился за клавиатурой компьютера и начал работу. Молдер и Скалли пребывали в роли наблюдателей. Хотя смотреть пока было не на что — Рамон колдовал в сети, входил в базы данных, выискивая следы проникновения. Молдер вполголоса пересказал Дэйне последние события, не упомянув только о непонятном ночном госте. Скалли слушала внимательно, время от времени поглядывая на монитор компьютера.

— Вот так. Сейчас я практически уверен, что связь между пропавшим чипом и грабителями есть, но какая — пока не совсем понимаю, — завершил свой рассказ спецагент. Тут в их разговор неожиданно вмешался Рамон.

— Вы уж извините, что вмешиваюсь, но я могу понять, как эти штуки связаны между собой…

Молдер, почти забывший о существовании Ра-мона, рассеянно кивнул, пытаясь понять, о чем тот говорит. А вот Скалли ухватила суть сразу лее:

— Говорите, говорите, раз уж начали! Рамон виновато прищурился.

— Я не подслушивал. Просто вы слишком громко беседовали.

Молдер развел руками.

— Так что вы хотели сказать?

— По-моему, все очень просто. Вы сказали, что похищенный микропроцессор был частью проекта «Оксидженс». Причем одной из главных его составляющих, так ведь? Ну так какие же тогда вопросы? Нейронная сеть уже создана, а значит, тот, кто контролирует чип, контролирует и всю сеть. Кроме того, я уверен, что и сами разработчики пока слабо представляют возможности своего детища. Вот и все…

Рамон улыбнулся, увидев, какой эффект произвели его слова, и снова отвернулся к экрану компьютера. Молдер некоторое время размышлял о сказанном. Он как-то не задумывался о том, что нейронная сеть может быть задействована теми, кто похитил микропроцессор. По его представлениям, использовать чип для контроля сети можно было только с той базы, на которой велись разработки по проекту.

— Рамон, а почему ты так уверен, что сеть действует? — спросил Молдер, неожиданно переходя на «ты».

Компьютерщик повернулся вместе со стулом и, ехидно улыбаясь, ответил:

— Да потому, что даже на моем собственном ком-пе есть несколько программ, которые подключены к этой же самой сети. И, кстати, я ими довольно часто пользуюсь.

Скалли, уловив, куда клонит Молдер, осторожно спросила:

— А ты не смог бы, пользуясь этой сетью, хотя бы приблизительно узнать, в каком районе находится чип?

Рамон покрутил головой.

— Если бы это было так просто, то похитителя уже давно бы поймали. Наверняка разработчики проекта — ребята грамотные. Другое дело, что тут можно воспользоваться некоторыми незаконными методами. Но ведь это, сами понимаете, чревато неприятными последствиями…

— Какими методами? — быстро спросил Молдер.

— Ну, во-первых, можно было бы запустить в сеть «червя», а потом посмотреть, как борется с ним тот, кто контролирует сеть. При этом, вполне вероятно, мы смогли бы определить основные сервера, через которые ведется работа. А уже после этого…

— Стоп! — перебил его Молдер. — Если у нас будет разрешение на такие действия, то ты смог бы все это проделать?

Рамон задумчиво скосил глаза.

— Один я? Вряд ли. Тут надо работать группой. Причем все должны быть специалистами экстракласса.

Скалли вопросительно посмотрела на Молдера.

— Мы сможем это устроить?

— Пока не знаю. Надо связаться со Скипнером. Но если это единственная возможность…

— Наверняка единственная, — подтвердил Рамон. — По-другому их не вычислить.

Молдер кивнул.

— Значит, надо собрать такую группу и получить разрешение. Кстати, а что нам может дать сегодняшнее копание в банковском компьютере?

— Ну, может быть, кое-какую интересную информацию и нароем. Надо только постараться… ~ ответил Рамон.

Молдер решительно встал.

— Так значит, вы и старайтесь тут, а я пойду займусь разрешением новых вопросов. Скалли, ты в каком отеле остановилась?

— «Эксельсиор», 427-й номер.

— О'кей. Я тоже зарегистрируюсь там. Вечером свяжемся.

Молдер торопливым шагом вышел из комнаты, а Скалли придвинула стул поближе к компьютеру и углубилась в изучение бесконечных файлов, которые Рамон извлекал из памяти машины.


Немногим позже…

Молдер сидел перед мерцающим монитором компьютера, бездумно глядя куда-то в одному ему видимую даль. Потом он вспомнил о дискете, которую ему передал Рамон. Вставив ее в дисковод, специальный агент переписал текстовый файл на жесткий диск и раскрыл его. К удивлению Молдера, файл содержал всего лишь длиннейший ряд цифр, время от времени перемежающихся буквами и спецсимволами. После этой абракадабры шел совершенно непонятный постскриптум: «Я буду ждать».

Больше никаких комментариев к файлу не было, поэтому Молдер не сразу догадался, что видит перед собой тот самый пресловутый код доступа в систему «Оксидженс». Он сдублировал файл и поместил его в окно программы-приложения, являвшейся одним из миллиардов «нейронов» той самой сети.

Буквально в следующее мгновение Молдер ощутил, как воздух вокруг него будто бы всколыхнулся. Подобное ощущение бывает, когда в небольшой комнате резко открывается дверь. Агент огляделся вокруг и понял, что находится внутри полупрозрачной сферы, оболочка которой слабо пульсировала. Предметы окружающей обстановки стали размытыми, словно он глядел на них через мутное стекло.

Вместо экрана монитора перед ним возник прямоугольник размерами с обычную комнатную дверь. Прямоугольник казался настолько вещественным, что Молдер протянул руку, пытаясь дотронуться до него. Но в этот момент прямоугольник стал прозрачным, и в нем, как на экране монитора, стал виден отрезок какого-то коридора. Стены коридора были до середины выкрашены в синий цвет. На белой полосе, оставшейся сверху, красной люминесцентной краской было написано: «Убежище — 20 сектор» и нарисован указатель в виде стрелки.

Молдер поднялся из кресла и в нерешительности замер перед открывшимся порталом, висевшим в тридцати сантиметрах над полом. Чувство нереальности происходящего не покидало его, но тем не менее, он шагнул вперед, высоко подняв ногу…

Он ожидал, что просто ударится коленкой о стол, перед которым только что сидел, но ничего подобного не произошло. Его ботинок опустился на гладкую и твердую поверхность! Еще раз оглядевшись вокруг, специальный агент запоздало подумал, что стоило бы дождаться прихода Скалли. Но сообразив, что второго такого шанса у него может и не быть, он решительно вошел в открывшийся портал.

Смена обстановки произошла мгновенно. Молдер ощутил себя, как в дурном сне. Со всех сторон навалилась давящая тишина, в которой четко раздавались звуки его шагов. Причем звуки эти были одинаковыми. Они не отличались по тональности и насыщенности, — словно периодически повторялся один и тот же стук. Эхо тоже было странным: оно гулко раздавалось одновременно со всех сторон, как будто Молдер шагал на месте в центре сферы.

Отойдя на несколько шагов от портала, Молдер обернулся. На том месте, откуда он только что пришел, находилась ровно окрашенная стена. Почувствовав легкую панику, агент бросился назад и потрогал стену. Она была гладкой и прохладной. Никаких намеков на портал не наблюдалось.

«Похоже, что на этот раз я перехитрил сам себя», — подумал Молдер и обреченно огляделся.

С одной стороны коридор заканчивался тупиком, наводя на резонный вопрос — зачем и для кого на стене красовался этот указатель. Скорее всего, именно здесь открывается постоянный портал, а указатель служил для вновь прибывших. Это немного успокаивало, и Молдер решил, что с этого места надо бы получше запоминать дорогу, чтобы можно было потом вернуться обратно. Раздраженно поправив галстук, он еще раз оглядел стену и направился вперед, следуя указателю.

Что бы ни ожидало его впереди, Молдер был настроен решительно, собираясь во что бы то ни стало добраться до грабителей, раз уж судьба привела его сюда. Как оказалось, коридор был не очень длинным. После третьего поворота Молдер обнаружил дверь, на первый взгляд, металлическую, — с громадными заклепками по периметру и крупной надписью «Сектор-20».

«Странно, — подумал агент. — Коридор напрямую ведет к убежищу, но при этом здесь не поленились нарисовать еще и указатель!»

Справа от двери на стене находилась большая кнопка, и Молдер, не раздумывая, нажал на нее.

Дверь открылась, и специальный агент ФБР саркастически усмехнулся. Обстановка в помещении очень напоминала антураж первых трехмерных компьютерных игр. Он потрогал дверной косяк и понял, что дверь вовсе не железная. На ощупь материал казался пластмассой. Однако в следующую секунду усмешка сбежала с лица Молдера, потому что, шагнув вперед, он увидел нечто настолько потрясающее, что у него на некоторое время перехватило дыхание.

Молдер ожидал оказаться в каких-нибудь катакомбах, по крайней мере, в комнате с низким потолком. Почему-то именно так он представлял себе то самое «убежище». Но он очутился на неширокой, всего метра три на три, площадке, буквально повисшей над бездной, заполненной непонятными сооружениями. Цветные потоки совершенно невообразимых предметов летели во всех направлениях. Когда первоначальный шок прошел, Молдер подумал, что эта картина напоминает ему огромный город, состоящий только из небоскребов, где все машины сошли с ума и научились летать. Однако самым потрясающим было то, что все это безумное движение происходило в почти полной тишине, которую нарушали лишь редкие звуки, напоминающие писк электронных приборов.

Молдер попытался рассмотреть предметы, которые на огромной скорости пролетали мимо. Удалось это ему не сразу, а когда удалось, он поймал себя на мысли, что пора, наверное, обратиться к психиатру. Предметы, которые сначала напомнили ему летающие авто, представляли собой детали строительных конструкций, сложно переплетенные между собой наборы объемных букв и цифр, а несколько раз он замечал человеческие фигуры (или фигуры манекенов), соединенные какими-то проводами…

Через несколько минут, когда Молдер уже обследовал площадку и понял, что путь отсюда только один — вниз, в бездонную пропасть, дверь позади него внезапно открылась и на площадку вышел Ра-мон. Ехидно усмехнувшись, он подошел к агенту и протянул руку для приветствия. Молдер автоматически пожал сухую и крепкую ладонь компьютерщика.

— Что, не ожидали такого увидеть, Молдер? Молдер откашлялся и вдруг осипшим голосом ответил:

— Да, я в некотором роде… Это же…

Он указал рукой на странные сооружения.

— Что это, черт меня побери!?

— Это то, что обычные посетители системы «Ок-сидженс» не видят. Это — кухня нового мира, — ответил Рамон и достал из кармана сотовый телефон. Набрав номер, он что-то невнятно произнес в трубку.

— Так, сейчас мы отправимся в одно местечко, с которого можно будет начать наши поиски.

Молдер развел руками.

— Ты хотя бы объяснишь мне, куда я попал? Судя по всему, для тебя такие перемещения — не новость. Однако ты уж меня извини, но я здесь ничего не понимаю!

— Терпение, Молдер. Пока мы будем в пути, я постараюсь вам все объяснить.

Тут от одного из бесконечных потоков, летящих мимо площадки, отделилась прозрачная кабина, напомнившая Молдеру гондолу подвесной канатной дороги. Плавно опустившись на площадку, кабина замерла, панель на ее правой стенке вдруг исчезла. Рамон жестом пригласил Молдера следовать за собой и вошел внутрь. После некоторого колебания агент ФБР последовал за компьютерщиком и неуверенно пристроился рядом с ним на довольно удобном мягком кресле. Таких кресел внутри кабины было шесть, но Молдер не заметил каких-либо приборов управления этой штуковиной.

Пропустившая их панель вновь появилась из ниоткуда, кабина плавно поднялась с площадки и влилась в один из потоков, быстро набирая скорость. Удовлетворенно хмыкнув, Рамон повернулся к Мол-деру и спросил:

— Производит впечатление, не правда ли?

— Мягко сказано.

— Извините, Молдер, но у меня правда не было времени объяснить вам все раньше. Зато я постараюсь теперь исправить это досадное недоразумение… Итак, с чего начнем? Во-первых, мы сейчас находимся внутри действующей системы «Оксидженс». Это не виртуальный мир. Мы с вами остались самими собой, мы вполне реально и во плоти присутствуем здесь, в отличном от нашего континууме. То есть мы не спим, и это не какое-то внушение. Мы действительно находимся здесь. Поймите, это — самое главное. Во-вторых, в этом мире произошло как бы смешение привычного нам материального и виртуального миров. А посему здесь могут происходить не совсем привычные и реальные для нашего мира вещи. Улавливаете?

Молдер кивнул и ответил:

— Кажется, да. Но представить, что все вокруг меня, — это реальность, я пока не могу.

— Это пройдет, — заверил Рамон. — После того как вы набрали код доступа и запустили систему, вы попали за кулисы этого мира. Я сам обнаружил вход сюда совершенно случайно, когда мы вели поиски ваших таинственных грабителей. Сначала я тоже растерялся, но потом освоился и сейчас уже без ложной скромности могу заявить, что неплохо ориентируюсь на местности.

Например, в ближайшее время мы направимся к одному из базовых узлов. По крайней мере, я их так называю. Там мы сможем начать свои поиски. Дело в том, что все это, — Рамон развел руками, — лишь обратная сторона того мира, в который нам ещё предстоит попасть. Но начинать лучше отсюда. Все, что вы видите вокруг, — следствие той деятельности, которая ведется по ту сторону занавеса. Например, если вы используете не совсем привычные для нас возможности мира «Оксидженс» в строительстве, то с другой стороны занавеса детали постройки возникают как бы из ничего. На самом деле они создаются и передвигаются здесь, за кулисами. Но не это самое удивительное! Если вы просто посылаете сообщение по обычным дляэтого мира каналам связи, то пакеты информации также передвигаются здесь. Я еще не до конца разобрался во всем, но думаю, что все дело во времени. Оно совершенно точно имеет разную скорость течения но разные стороны этой границы.

— А этот базовый узел что из себя представляет? Если я правильно понял, то мы можем напрямую видеть передаваемую информацию? Значит, у нас есть реальная возможность отследить Рафо? — спросил Молдер.

Рамон улыбнулся и кивнул.

— Да, мы сможем отследить появление в системе его имени. Но, к сожалению, далеко не вся информация нам может быть здесь доступна. Сами понимаете, что в любой системе, как бы она ни была совершенна, найдутся лазейки для хакера.

В этот момент кабина, плавно затормозив, опустилась на одну из многочисленных площадок, располагавшихся где-то на фасаде громадного «небоскреба», основание и вершина которого скрывались в тумане. Этот туман, а точнее, что-то вроде облачного марева, клубился сверху и снизу, создавая абсолютно нереальное ощущение оторванности от Земли. Когда Молдер поймал себя на этой мысли, ему стало не по себе.

«Какая Земля?! — подумал он. — Есть ли она здесь вообще?»

Он хотел было спросить об этом Рамона, но тот уже вышел на площадку и, не оглядываясь, зашагал к широкому проходу внутрь здания. Молдер последовал за своим провожатым, на ходу отмечая, что здешние звуки неуловимым образом изменились, обретя некоторую насыщенность.

Преодолев несколько плавных подъемов, Рамон и Молдер оказались перед входом в циклопический зал размером не менее пяти-шести стадионов. Все пространство зала было заполнено полупрозрачными, слегка мерцающими объектами, похожими на объемные голограммы. Между объектами время от времени возникали связи, выглядевшие извне как тонкие, едва заметные линии. Некоторые объекты совершали внезапные перемещения или вовсе исчезали — для того, чтобы на их месте тут же появились другие.

— Это своеобразная карта состояния мира «Ок-сидженс», — сообщил Рамон. — Отсюда мы и начнем наши поиски.

Он достал из кармана небольшой прибор, похожий на шарик для пинг-понга, по всей поверхности которого мерцали еле заметные огоньки. Словно жонглер, Рамон подбросил шарик над головой, и тот устремился вперед.

— Я задал программу поиска любых производных слов «Рафо», «артефакт» и «процессор». Теперь нам остается только ждать, — сказал компьютерщик.

Шарик тем временем набрал головокружительную скорость и стремительно носился по залу, иногда двигаясь по сложным ломаным траекториям. Некоторое время Молдер наблюдал за ним, но потом у него слегка закружилась голова, и он опять посмотрел на Рамона.

— Мы сможем узнать, где именно находится Рафо? . — Да, возможно, — ответил Рамон. — Мы узнаем, когда, где и кто упоминал заданные в поисковой программе слова, Совсем как в «Интернете». Разница в том, что эта система может указать местоположение человека, упоминавшего их.

— Ладно. Допустим, мы узнаем, где он находится. Дальше что?

Рамон с некоторым изумлением глянул на Мол-дера.

— Что дальше — вам виднее. Вы же специальный агент ФБР. Если бы я знал, что делать с найденным Рафо, зачем бы я тащил вас сюда?

Молдер озадаченно нахмурился. Он понимал, что находясь в непривычной для себя обстановке, вряд ли сможет действовать эффективно.

«Значит, надо вытащить Рафо в реальный мир и уже там попытаться взять его», — решил он.

— Неужели нет никакой возможности определить, откуда осуществляется управление всей этой системой? — с некоторым раздражением спросил Молдер.

— Вы слишком много требуете. Я сам впервые попал сюда не так уж давно, поэтому если и есть какие-то способы это узнать, мне они пока неведомы, — заявил Рамон.

В этот момент шарик прекратил поиски и молнией вернулся в коридор, где стояли Молдер с Рамоиом. Молдер инстинктивно пригнулся, но затем, смущенно улыбаясь, выпрямился. Рамон спокойно поймал прибор рукой. Поколдовав с ним, компьютерщик удовлетворенно хмыкнул, и тут прямо перед ним появился голографический экран, на котором высветилась найденная информация.

Однако ее оказалось слишком много, и сразу разобраться в этом потоке не удалось. Рамон, манипулируя прибором, удалил все лишнее, и после этого на экране осталось всего десять строчек.

— Вот, пожалуйста! — Рамон указал на третью и четвертую сточки. — Буквально минуту назад Рафо разговаривал с кем-то по телефону, и собеседник три раза назвал его по имени. Конечно, если Ра-фо — это и есть его имя. Координаты места…

Рамон выхватил из кармана телефон и вызвал транспортную кабину.

— Мы можем добраться туда за несколько минут…

Они стояли напротив портала и никак не могли решиться войти в него. Молдер понимал, что надо бы поторопиться, но тревожное ощущение приближающейся опасности не покидало его. Рамон тоже ощущал себя не в своей тарелке. Ему мерещились перестрелки и погони, которые неизбежно начнутся прямо за этой дверью, открыть которую они не торопились. Молдер в который уже раз огляделся по сторонам и решительно шагнул вперед.

— Все, пошли. Мы и так потеряли много времени.

— Ну да, если вся моя жизнь — это потерянное время… — пробормотал Рамон, следуя за агентом.

Молдер открыл портал и шагнул вперед. Ои был настроен весьма решительно, но то, что их ожидало по ту сторону «кулис» повергло его в шок. Едва успев привыкнуть к новому миру, в котором он оказался сегодня, он ожидал увидеть если не ту же самую обстановку, то по крайней мере нечто похожее. Он ошибался. С другой стороны портала их ожидала прохлада утреннего леса. Молдер недоуменно обернулся к Рамону, словно ожидая объяснений — и замер, увидев совершенно нереальную картину…

В тот момент, когда Рамон шагнул вперед, выходя из портала, окно перехода закрылось, и поэтому создалось такое впечатление, что Рамон шагнул на поляну, материализовавшись прямо из воздуха.

— Что за бред! Куда мы попали, Рамон? — спросил Молдер, озираясь по сторонам.

— Понятия не имею. Вообще-то, мы должны были оказаться в том месте, откуда последний раз выходил на связь Рафо. Но что-то мне говорит о том, что мы ошиблись.

Молдер с усмешкой кивнул и развел руками.

— Замечательно. Наши поиски увенчались полнейшим успехом…

— А вы кого-то ищете? — раздался вдруг детский голосок.

От неожиданности Молдер и Рамон вздрогнули.

Из-за необъятного ствола дуба вышла симпатичная девочка лет девяти. Она была одета в точности как Алиса в известном мультфильме. Нереально большие васильковые глаза с простодушной наивностью разглядывали пришельцев. Молдер пришел в себя первым.

— П…при-вет… Мы… Как бы это поточнее выразиться… Вообще-то мы думали…

— Мы ищем Рафо, — сказал Рамон, прерывая бессвязные попытки агента объясниться.

Девочка с серьезным видом кивнула.

— Если вы ищете Рафо, то вы пришли в нужное место. Только позвольте узнать, кто вы такие и как вы узнали, что именно здесь можно найти этого человека?!

Последние слова симпатичная девочка произнесла внезапно огрубевшим голосом и с неприкрытой угрозой. Рамон почти истерически захохотал. Девочка отступила назад, и в ее руках непонятно откуда оказалось помповое ружье. Молдер понял, что шутка зашла слишком далеко, и, оттолкнув Рамона в сторону, выхватил пистолет… Неизвестно, чем бы закончилась эта дикая сцена, но в следующее мгновение девочка вдруг исчезла, растворившись в пульсирующих концентрических кругах. Растерянно озираясь, Молдер сделал два шага вперед и потрогал ствол дуба.

— Да-а, — протянул он. — Что-то мне не по себе от таких фокусов. Что это было, а, Рамон?

В ответ послышалось сдавленное шипение. Рамон, потирая затылок, сидел на земле, прислонясь к трухлявому пню.

— Рамон?

— Незачем было так сильно меня толкать. Я даже толком не видел, что произошло. А куда, собственно, пропала девчушка?

— Вот именно что пропала! Она просто в воздухе растворилась! — ответил Молдер и убрал пистолет в кобуру.

Рамон страдальчески скривился и пояснил:

— Если она пропала, значит, это была программа, а не человек. Очевидно, Рафо каким-то образом узнал, что мы его ищем, и оставил здесь защиту.

— Ну и что теперь мы будем делать? Что-то я не вижу тут ни одного портала. Пойдем гулять по лесу?

— Не надо язвить. Мы подобрались очень близко к нему. Все об этом говорит. Значит, надо продолжать поиски.

Молдер скептически прищурил глаза.

— Как мы теперь его найдем, если он уже знает о нас? И раньше-то это было достаточно непросто, а теперь и вовсе безнадежно.

— Ничего подобного, — возразил Рамой, — конечно, теперь Рафо будет настороже, но если он станет убегать от нас, то мы сможем спрогнозировать его последующие шаги.

— Да, логика просто замечательная! Ну, и на том спасибо. Так что же нам следует делать?!.

Рамон вынул поисковое устройство и показал его агенту.

— У нас есть как минимум десять адресов, по которым мы можем найти этого типа. Надо только правильно выбрать…

Последующие два часа они провели, перемещаясь через многочисленные порталы. Возможно, это было бы забавным, если бы не постоянное ощущение опасности. Некоторые места показались Мол-деру более чем странными, хотя у него не было достаточно времени, чтобы в деталях рассмотреть окружающий пейзаж. А один раз, пройдя через портал, они оказались на узкой смотровой площадке на крыше огромного небоскреба. Впечатление было настолько потрясающим, что минут пять спустя Мол-дер продолжал ощущать шок от пережитого. Несколько раз им пришлось возвращаться в тот самый коридор, с которого Молдер начал свое знакомство с этим миром. После третьего посещения этого коридора Молдер возмутился:

— Рамон! Почему мы постоянно возвращаемся сюда?

— Не знаю. Мне начинает казаться, что здесь находится что-то вроде точки отсчета. Хотя, возможно, мы возвращаемся сюда просто потому, что код доступа в этот портал я узнал, разыскивая Рафо. Теперь мы ищем его здесь, и система сама возвращает нас к старту после каждой неудачной попытки.

— Кстати, сколько попыток у нас осталось? Рамон достал поисковое устройство.

— Хм.-м… Последняя.

— Тогда с богом!

На этот раз они оказались в просторном зале, со вкусом обставленном в стиле «ампир». С первого же взгляда Молдер определил, что им наконец-то повезло. Разбросанные повсюду бумаги. Открытые шкафы. Перевернутые стулья и опрокинутый стол говорили о том, что кто-то был вынужден спешно покинуть это помещение, торопливо собрав все, что успел собрать. Обследовав помещение, Молдер обнаружил несколько пустых спортивных сумок. Он вытащил их из шкафа, кинул на пол и удовлетворенно потер руки. Рамон смотрел на него как на ненормального.

— Это что-то должно означать или вы спятили, агент?

— В этих сумках грабители вынесли деньги из банка в Эль-Пасо. Так что мы подобрались к Рафо совсем близко.

— А-а, тогда понятно. Только вот я с трудом представляю, что же делать дальше, — сказал Рамон, недоверчиво разглядывая сумки.

Молдер опустился в кресло и задумался. Он понимал, что теперь ошибаться нельзя. Если они сейчас упустят Рафо, то найти его потом будет уже невозможно. С деньгами он сможет в прямом смысле слова провалиться под землю. Внезапно Молде-ру пришла в голову интересная идея.

— Послушай, Рамон. А ты можешь определить, куда переместился человек, последний раз использовавший местный портал?

Рамон понимающе улыбнулся.

— Неплохая мысль! Это должно сработать!

Мексика. Сьюдад-Хуарес…

Когда Молдер понял, куда они попали, на его лице появилась довольная улыбка. Он почему-то сразу предположил, что следы похитителей приведут именно в Мексику. Рамон совсем не разделял радости Молдера. Работа компьютерщика, по сути, была завершена, и теперь ему надо было возвращаться в Штаты на обычном транспорте. Дело в том, что портал, через который они попали в Сыо-дад-Хуарес, почему-то работал только в одном направлении. То есть вернуться назад в США через систему «Оксидженс» не было никакой возможности.

Молдер проводил Рамона до автостанции и оттуда позвонил Скалли. Как оказалось, она даже не знала о том, где находился напарник. Последний день она потратила на безуспешные попытки отследить неуловимых грабителей в интернете. Для чего все члены собранной команды хакеров искали те адреса, с которых происходили вторжения в системы безопасности ограбленных банков. Поэтому совсем не странно, что Скалли удивилась, когда Молдер сообщил ей, что он в Мексике.

— Кстати, тебе тоже было бы неплохо появиться здесь, если не хочешь пропустить финал наших поисков, — заявил Молдер, разговаривая с напарницей по телефону.

— Ты серьезно? Неужели ты отыскал Рафо?!

— Похоже, что так…

Обнаружить Рафо (по крайней мере, Молдер считал, что это был именно Рафо) оказалось несложно. Специальный агент ФБР связался с одним из людей Бюро, работающих здесь под прикрытием, и запросил информацию обо всех приезжих, за последние дни поселившихся в отелях города. После этого Молдер поинтересовался, кто из новых жильцов пользуется интернетом. Таковых оказалось всего двое. Молдер организовал за ними слежку, и уже через несколько часов у него были фотографии подозреваемых.

Одним из них оказалась девушка, которая в сопровождении новоиспеченного мужа приехала, чтобы отпраздновать медовый месяц. Вторым был белый мужчина, который, сняв номер, заперся в нем и несколько часов никуда не выходил. Сфотографировать его удалось только когда он подошел к окну, чтобы задернуть занавески. Выбор сделать было легко. Когда в Сыодад-Хуарес приехала Скалли, Молдер уже с уверенностью мог сказать, что обнаруженный мужчина и есть Рафо. Единственным непонятным фактом было то, что у подозреваемого не было с собой багажа. Скалли внимательно рассмотрела фотографию Рафо.

— Почему ты так уверен, что это именно он? — спросила она Молдера, который стоял у окна и смотрел в бинокль на другое крыло здания гостиницы.

— Потому, что он три часа назад вышел в интернет и установил связь с одним из тех адресов, которые мне сообщил Рамон. Вот только я не понимаю, почему он без багажа? При нем служащие отеля видели только «дипломат», и больше ничего.

— А что, по-твоему, он должен все деньги возить с собой на грузовике?

Молдер пожал плечами.

— Да нет, просто там, откуда мы с Рамоном последовали за ним, наблюдались следы весьма поспешных сборов. Собраться он собрался, а куда вещи дел?

— Меня больше волнует, что мы будем делать дальше. Насколько я понимаю, официальными путями нам действовать нельзя, правильно?

— Да. К тому же, для нас самоё главное — это найти процессор, а с самим Рафо можно будет разобраться и потом. Поэтому меня так заботит его багаж.

Скалли вскрыла пакет с соком и налила в стаканы янтарную жидкость.

— Если для него этот артефакт представляет такую ценность, как я думаю, то вряд ли он таскает его с собой, — заявила она.

— Возможно, но я только что разговаривал с Рамоном. И он сообщил мне, что доступ в систему «Оксидженс» закрыт. Похоже, система вообще не работает, а это может означать только одно — процессор отключили. Для чего? Логично предположить, что Рафо забрал его с собой, когда начал заметать следы.

В затемненной комнате у стола с компьютером сидел светловолосый мужчина. Он сосредоточенно печатал некий текст, полностью состоявший из непонятных символов. Это занятие, очевидно, требовало сосредоточенности, потому что мужчина не сразу услышал негромкий стук в дверь.

Раздраженно скривившись, он быстро подошел к двери и спросил, не открывая:

— Кто там?

— Горничная, откройте, пожалуйста, мне надо забрать из холодильника набор напитков.

Недовольно покрутив головой, мужчина отпер дверь, впуская горничную. Этой горничной была Скалли, которая даже в униформе отеля смотрелась довольно колоритно и — что греха таить — сексуально. Владелец номера, даже разговаривая с ней, умудрился встать таким образом, что его лица в полумраке комнаты было практически не видно.

— Извините, еще раз, — сказала Скалли, оглядывая номер. — К нам поселился новый жилец, который потребовал именно такой набор горячительных напитков, как в вашем холодильнике. А вы, кстати, за него и не платили.

— Да, мне сейчас не до алкоголя. Так что забирайте побыстрее. Я занят.

Скалли кивнула и прошла в соседнюю комнату, где располагалась гостиная. Оставшись на минуту одна, она успела закрепить под журнальным столиком «жучка». Потом она забрала из холодильника комплект вин в небольших бутылочках и вышла из номера. По звукам удаляющихся шагов Скалли, Молдер, сидящий в своем номере перед магнитофоном, понял, что подслушивающее устройство установлено. Скалли вскоре присоединилась к Молдеру и присела рядом, вслушиваясь в звуки, доносящиеся из динамика.

— Печатает что-то? — спросил Молдер. — У него ноутбук?

— Нет, обычная персоналка. Не знаю, откуда она здесь взялась, по наш приятель действительно работает на компьютере. Что он там делает — я не рассмотрела.

— Вот это — есть наш шанс. Теперь я знаю, как выманить его из номера, — сообщил Молдер.

Примерно через час, когда уже основательно стемнело, все электричество в отеле внезапно отключилось. В темноте коридоров замелькали лучи фонари— -ков дежурных. Послышались раздраженные голоса. Дверь номера, в котором остановился Рафо, открылась. Владелец вышел в коридор и громко позвал горничную. В этот момент через балконную дверь в номер скользнула темная фигура. Сделав несколько уверенных шагов к столу, необычный посетитель взял стоявший у кресла кейс и так же бесшумно скрылся.

Буквально через несколько минут по всему отелю вспыхнул свет. Рафо быстро вошел, почти вбежал в номер и замер, поняв, что кейс пропал. Из приоткрытой балконной двери послышался звук мотора отъезжающей машины…

Молдер щелкнул замками кейса.

— Никогда не был на месте грабителя. Сейчас узнаем, не напрасны ли были такие жертвы с моей стороны.

Он открыл кейс, передвинув его так, чтобы свет тусклой лампы, скупо освещавшей салон машины, падал прямо на него. Скалли придвинулась поближе…

Внутри кейса на специальных держателях покоился искомый артефакт — процессор, основная деталь системы «Оксидженс».


Окрестности Сьюдад-Хуареса…

— Молдер, на который час ты договорился о встрече со своими людьми?

Дэйна Скалли отошла от машины и огляделась.

— Они опаздывают уже на пятнадцать минут, — Молдер захлопнул дверь, — подождем еще немного… Если не приедут, придется добираться до границы самостоятельно. Плохо…

Спецагент стукнул ногой по колесу.

— Плохо то, что на этой тарахтелке мы далеко не уедем. Впрочем, есть выход, — он внимательно посмотрел на бензоколонку. — Можно взять машину здесь.

Они подошли поближе. Рядом с невысоким домиком стояли три грузовичка. Старые, шестьдесят какого-то года выпуска. У одного из грузовичков были разбиты стекла, а на борту красовалась надпись: «Буэнос диас, камрадес!». Вторая машина выглядела намного лучше, если не считать идущего от нее запаха навоза, который, скорее всего, совдем недавно перевозили на этой таратайке.

Молдер вернулся к своему автомобилю, достал из салона кейс, опять захлопнул дверь и подергал ее:

— Ну что ж, можно попытаться прояснить обстановку.

Было слишком жарко, сильно хотелось пить. Скалли расстегнула ворот джемпера и посмотрела на небо.

— Интересно, когда здесь последний раз шел дождь?

— Месяц назад, — за их спинами послышался громкий кашель. — Всего месяц назад. Больше на землю не упало ни капли…

Агенты обернулись. Позади них стоял сгорбленный старик с седой бородой, в очках и синем комбинезоне, какие обычно носят дорожные рабочие. Старик держал в руках дробовик.

— Вы…

— Это я, — старик снова кашлянул. — Хотел поинтересоваться, зачем вы к нам приехали? Заправиться или?..

Он внимательно осмотрел женщину и мужчину. Взгляд сам собой остановился на кейсе.

— А-а-а, — старик засмеялся, — теперь понимаю… Грабанули банк и пытаетесь скрыться от погони? Правильно я вас понял?

Молдер попытался что-то сказать, но в живот ему уперся ствол дробовика.

— Не делай резких движений. Понял?

— Да-а, хорошо… — Молдер пытался выглядеть как можно спокойнее и одновременно спрятать кейс за спиной. — Собственно, я ничего такого не делаю.

— Знаю я вас, городских. Всегда пытаетесь улизнуть от прямых вопросов. Что в чемодане? Говори!

Скалли не выдержала и, вытянув руку вперед, сказала:

— Подождите, мы не грабители. Старик засмеялся еще громче.

— Смотрите сюда, — Скалли достала удостоверение. — Можете убедиться, мы совсем не грабители!

Она сунула удостоверение едва ли не под нос старику. Тот нахмурился и прочел вслух:

— Дэйна Скалли, удостоверение № JTT0331613. Специальный агент ФБР…

Дед опустил дробовик, почесал затылок, сплюнул и, возвращая Дэйне удостоверение, несколько разочаровано произнес:

— Так бы сразу и сказали. Мало ли тут ублюдков шастает. Мог и пришить.

Он отвернулся и несколько раз свистнул. Через минуту из-за домика появились три человека в черных костюмах.

— Ребята, они уже приехали.

Незнакомцы встали возле агентов полукругом. Один из них сказал, глядя поверх зеркальных очков:

— Дэйна Скалли и.Мол…

— Молдер, Фокс Молдер! — специальный агент показал кейс.

— Ясно. Мы недавно говорили с неким Уолтером Скиннером.

— Это наш шеф.

— Я знаю. Но… — незнакомец вытер пот на лице, — в деле появились некоторые обстоятельства… Мы не сможем вам помочь.

Скалли убрала удостоверение и резко спросила:

— Что значит: «не сможем помочь»? Это неудачная шутка?

— Нет. Это не шутка. Мы больше не работаем под прикрытием.

Агенты переглянулись.

— Значит, вы не сможете препроводить нас с грузом до границы? Ничего не понимаю… Скалли фыркнула и ударила ногой по песку.

— Повторяю, обстоятельства складываются так, что нам велено свернуть все дела и поодиночке добираться до Штатов, — раздельно произнес владелец зеркальных очков. — Это вам понятно?

— Не совсем.

Незнакомец тяжело вздохнул.

— Мы больше не занимаемся Рафо. Увы, но это так.

— Хорошенькое дельце. Зачем же тогда Скиннер договаривался с вами? — Молдер спрятал кейс за спину и осторожно просунул руку в карман.

— Приказ на отбытие из Мексики мы получили час назад. Так что не обессудьте.

— Молдер, — Скалли недоуменно обернулась к напарнику, — что здесь, черт возьми, происходит?

— Что бы ни происходило, — незнакомец снял очки и убрал их в карман, — мы все равно покидаем вас. Хотя…

Он внимательно посмотрел на людей, которые пришли вместе с ним.

— …хотя один из нас может остаться с вами. Согласно пункту инструкции номер 58 дробь 41. Но кто решится на это, я не знаю. Все, — он протянул руку Молдеру на прощание, — нам пора. Удачи!

Через несколько минут от бензоколонки отъехали три джипа. Машины разъезжались в разных направлениях. Один из джипов резко развернулся и остановился напротив сотрудников ФБР…

Джип набирал скорость. Дорога оставляла желать лучшего — мексиканцы уделяют им мало внимания. Хотя это и правильно: пустыня, сплошной песок, торчащие то тут, то там кактусы. Никакой цивилизации. Молдер и Скалли сидели за спиной водителя и молчали, всматриваясь в окна. За рулем сидел агент Парсонс, высокий и красивый мужчина средних лет, по виду — типичный ловелас. Судя по всему, ему весьма нравилась экстремальная езда по бездорожью.

— Послушайте, Молдер, — неожиданно спросил он, — давно вы занимаетесь «Секретными материалами»?

Молдер, увидев впереди небольшой пригорок, предусмотрительно схватился рукой за ручку, выступающую над дверью.

— Давно. Это занятие стало главной целью моей жизни.

— Понимаю, — Парсонс переключил скорость и склонился к рулю. — Чем дальше втягиваешься, тем больше хочется им заниматься. Известный парадокс…

Джип сильно тряхнуло. Молдер подпрыгнул и ударился головой в потолок.

— Почему мы так быстро едем?

— Я не хочу, чтобы вас по моей вине схватили люди Рафо. Они могут появиться в любой момент. А эта местность, — он взмахнул рукой, на мгновение оторвав ее от руля, — далеко не лучшее место для встречи.

— А вы давно работаете под прикрытием? — поинтересовалась Скалли, наконец-то опустив руку.

Парсонс молча кивнул.

— Странно, почему вы не остались со своей группой. Ваши коллеги нас покинули, а вы…

— Я начинал службу в отряде «Дельта Форс».

— О-о, — Молдер улыбнулся. — Неплохо!

— Неплохо-то неплохо, но… Когда мне предложили перейти работать в ФБР, в моей жизни что-то изменилось. Наверное, сломались стереотипы. Стали другими мир, страна, система. До этого у меня все в жизни было иначе. Престижная работа, собственный дом, любящая жена. А потом… Вначале я потерял жену и сына…

— Вы развелись?

Джо тяжело вздохнул, достал из кармана пачку сигарет, ловко выбил щелчком одну, закурил.

— Нет, развода не было… Однажды они исчезли. Представьте себе — ушли и… не вернулись. Я долго искал их. Задействовал все связи… Но все мои старания оказались тщетными. Эта потеря чуть было меня не сломала. Начал пить. Работа стала невыносимой. Можно сказать, что с момента исчезновения жены и сына я… Я просто умер…

— Вы так ничего не выяснили?

Молдер посмотрел на напарницу. Скалли не выпускала из рук кейс с процессором.

— Выяснил.

— И…

— Знаете, я никогда не верил в зеленых человечков. В Чупакабру и круги на полях. Но с момента исчезновения моей семьи не верить не могу.

— Полагаете, вашу семью похитили пришельцы?

— У меня всегда были враги… Работа под прикрытием — не такое уж сладкое занятие. Пристрелить могут в любой момент. И хорошо еще, если тело потом для похорон на родину перевезут. Но чаще, благодаря нашему режиму секретности, даже такого не светит. Увы, это факт.

— Не удивляйтесь, — машина подпрыгнула и Мол-дер снова ухватился за ручку. — Если просмотреть общую статистику похищений людей в Соединенных Штатах, от цифр волосы встанут дыбом. Поэтому, кстати, все эти данные и держатся в секрете.

— Не знаю, как с цифрами, но мою семью похитили именно пришельцы. Единственная зацепка — выжженный круг прямо в центре Далласа.

— Вы из Далласа?

— Я провел в этом городе половину жизни. За исключением тех дней, когда выполнял задания президента — во время службы в «Дельта Форс». Когда я узнал, что вы ищете Рафо, меня кинуло в дрожь. Наша группа вела этого человека последние полтора года. Поступил приказ пойти с вами на контакт, но…

Джо выкинул окурок в окно.

— Имелся приказ самого высокого начальства — выйти с вами на связь и объединить усилия. Но потом, когда мы уже с вами связались, поступило совершенно противоположное указание… Оставить Рафо в покое…

Скалли оторвалась от созерцания пейзажа за окном и удивленно посмотрела на Парсонса.

— Выходит, ваше руководство нас подставило?

— Нет никаких сомнений. Приказ пришел прямиком из Вашингтона.

— Ничего не понимаю.

— Я остался с вами только потому, что мне никто не помог в поисках жены и сына. Все отмахнулись. Никому не хотелось разбираться в этом деле.

— Это произошло давно?

— Да. В то время, когда в ФБР не существовало отдела «Секретных материалов».

— А почему ваше начальство так интересовал Рафо? — Молдер достал сотовый телефон.

— Цель слежки — раздобыть артефакт. Но нам не удалось это осуществить. Впрочем, может быть, и к лучшему. Теперь-то он в наших руках.

Молдер внимательно посмотрел на кейс.

— Скалли, передай мне процессор.

Специальный агент ФБР щелкнул замками и откинул крышку чемоданчика. Внутри кейса находилась миниатюрная клавиатура — прозрачный пластиковый блок с кнопками, переключателями и жидкокристаллическими индикаторами. На дне, в стеклянном кубе, переливаясь всеми цветами радуги, лежал процессор.

— Неплохо… — Молдер захлопнул кейс — Ваш Ра-фо недурно подготовился. Хакер он не из последних…

— Ты испугался? — спросила Скалли

— Если честно, то да. Помнишь, что случилось с Креозотом и его командой?

— Но это всего лишь совпадение, — напарница язвительно фыркнула. — По крайней мере, я не думаю, что его возможности настолько велики.

— А если не совпадение? Я еще не настолько стар, чтобы умирать из-за этой штуковины. Доставим в Штаты, отдадим под расписку, тогда и испытаем судьбу. Хорошо?

— Как скажешь. Но все равно я не думаю, что здесь есть нечто большее, нежели совпадение.

Молдер поставил кейс на пол, скрестил руки на груди и тихо сказал:

— Всегда так: я что-то говорю, а ты постоянно со мной споришь. Всегда!

— Ну, если честно, Молдер, то не всегда, — женщина повернулась и посмотрела напарнику в глаза. — Иногда, пусть и довольно часто. Согласен?

— Друзья, вы не будете против, если мы где-нибудь остановимся?

— Остановимся? — одновременно спросили оба агента.

— Да. Для того, чтобы перекусить. До границы нам еще далеко, а на голодный желудок и бегство — не бегство. Так… игра з догонялки. Как вы на это смотрите?

— Хм-м, — Скалли задумчиво посмотрела в окно. — В принципе, я не против. Можно и перекусить. Только найдется ли здесь подходящее заведение?

— Найдется. Кафе для дальнобойщиков «Big Titses».

— Что?

— «Big Titses», а что здесь такого?

Скалли улыбнулась, вспомнив фильм Тарантино «От заката до рассвета».

— Как там насчет вампиров?

Парсонс удерживая руль одной рукой, на мгновение обернулся и спросил:

— Не понял? О каких вампирах вы говорите?

— Нет, это я о своем.

— Не обращайте внимание, Джо, — Молдер потрогал пистолет в подмышечной кобуре. — Мисс Скалли иногда так шутит. Смотрите за дорогой, а то, неровен час, загремим в какую-нибудь яму.

Солнце уже коснулось горизонта, и на пустыню опускались сумерки, когда машина подъезжала к небольшому деревянному дому, над входом в который висела перевернутая вверх дном рыбацкая лодка. Справа от распахнутой металлической двери была намертво прибита огромными гвоздями к стене черная табличка с надписью: «Big Titses»

— Titses — понятно, но при чем здесь лодка? — удивленно спросила Скалли.

— Местная публика — страшные оригиналы, — усмехнулся Парсонс — Хорошо, что не додумались козлиные головы вокруг кафе развесить. А на двери нарисовать морду дьявола.

— Интересно, — Молдер поднял с пола кейс, — в этих titses хорошо кормят?

— Я несколько раз здесь бывал. Не отравили. А соус… — водитель сладко зажмурился. — Здешний соус просто объедение. Обязательно его попробуйте.

Он дал задний ход и развернул машину капотом к шоссе — так, чтобы ход можно было дать в любой момент. Когда задние колеса переехали кювет, джип слегка качнулся из стороны в сторону гй спружинивших рессорах. Джо Парсонс поднял с соседнего сиденья короткий автомат «Узи», повесил его на плечо и, накинув сверху пиджак, вышел из машины.

— Вас долго еще ждать? — крикнул он. — Еда стынет!

— Идем, — Скалли открыла дверь. Ступеньки от двери вели вниз, в полуподвал..

Джо нажал кнопку на пульте, включив сигнализацию автосторожа и по-медвежьи разлаписто стал спускаться вниз, к освещенному сполохами огней прямоугольнику второй двери. Пройдя пять ступенек они оказались на пороге зала, наполненного безумным грохотом музыки и методичным мерцанием разноцветных лампочек. Лампочки мигали в такт мелодии, рвущейся наружу из многоваттных динамиков.

— Там! — стараясь перекричать музыку, указывал Парсонс — Там есть свободный столик, идемте!

После этих слов он стал продираться сквозь компанию пахнущих алкоголем девиц, одетых в обтягивающие куски ткани, смахивающие на малайские саронги. Их макияж напоминал боевую раскраску индейцев-апачей, вышедших на тропу войны. В своих ультракоротких кожаных юбках, колготках в стиле «Мулен Руле» и с обязательными сигаретами в зубах, они выделывали пируэты руками и притоптывали ногами, словно заводные манекены, выполняющие некую заданную программу.

Поработав немного руками и продравшись сквозь толпу, агенты ФБР и водитель вскоре оказались возле странного на вид столика. Его опорой являлись две больших селедочных бочки, а столешница была сбита из обожженных паяльной лампой досок, сильно напоминающих дверь какого-то сарая. Подозвав официантку, Джо сказал ей:

— Обслужи моих друзей как положено. Чтобы и выпивка была нормальная, и закуска… не второго сорта.

Официантка улыбнулась, продемонстрировав при этом ряд пожелтевших от курева зубов.

— Сосиски свежие есть! — бодро сказала она. — Будете сосиски?

— Сосиски?

Молдер посмотрел на Скалли.

— Будем! — ответила она.

— А-а… какую выпивку предпочитаете?

— Пиво есть? — осведомился Молдер.

«Пиво? — подумала Скалли. — Что-то я не припомню, чтобы он пил пиво. Вот что с людьми делают умопомрачительные приключения! Дожили…»

— Есть «Миллер».

— Тогда, — агент помедлил, взглянув на своих спутников. — Тогда будем.

Странно хмыкнув, официантка удалилась, размеренно покачивая бедрами. У стойки бара она приостановилась на несколько секунд, чтобы поправить подвязку сетчатого чулка. Это нехитрое действие в ее исполнении больше походило на начало танца стриптизерши. Когда заказанная закуска и пиво уже стояли на столе, Скалли произнесла шепотом:

— Кажется, я поняла, что имел в виду наш спаситель, сказав: «Обслужи моих друзей как положено». По-моему, это означает «скатерть, столовые ножи и салфетки». Правильно?

— Не будь такям снобом, Скалли, — улыбнулся Молдер. — Все-таки отсюда до места обитания нашего правительства не километр, а более чем три тысячи километров. Скажи спасибо, что хоть вилки дали.

— А окажись мы сейчас, к примеру, в Пекине, не получили бы и этого, — назидательно заметил Пар-сонс — Пришлось бы довольствоваться палочками. Это еще раз подтверждает теорию цикличности распространения цивилизации…

В этот момент на сцене, где уже была установлена акустическая аппаратура, появился рыхлый мужичок в пестрой рубахе навыпуск и галстуке.

— Леди и джентльмены! Синьоры и синьори-ты! — гаркнул он в свистнувший при этом микрофон. — Любовники и любовницы! Сейчас перед вами выступит несравненная звезда дискотеки «Big Titses», лауреат премии «Ты стала нашей секси-герл!», обладательница самых крутых бедер, бюста, попки. А также самого крутого характера. Наша несравненная Дороти! У-а-у! — взвыл он. — Вот она, наша супердевочка-конфетка-нимфетка!

В следующее мгновение над сценой вспыхнули сотни маленьких огоньков, и под гул оваций на подмостках появилась девица в черном блестящей трико с металлическими бляхами и в металлическом ошейнике с шипами. На голове ее красовалась эсэсовская фуражка с металлическим черепом вместо кокарды.

— Х-х-ха! — крикнула звезда сильным, слегка хрипловатым голосом. — Вот это я понимаю — крутая публика! Я-а-а… исполню вам песню о том, кто приходит к вам в полночь…

Толпа сама многоголосо прокричала название песни, которую собиралась исполнять звезда:

— Вам-пи-ры-ы-ы-ы! Вам-пи-ры-ы-ы! Вам-пи-. ры-ы-ы! Вам-пи-ры-ы-ы!

Дороти повернулась к толпе спиной, нагнулась и продемонстрировала публике обтянутый сверкающей тканью зад. Люди восторженно завопили:

— Вам-пи-ры-ы-ы-ы! Вам-пи-ры-ы-ы! Вам-пи-ры-ы-ы! Вам-пи-ры-ы-ы!

Скалли подвинулась к Молдеру.

— Так я и знала, что в этом захолустье что-то обнаружится… Мало нам скитаться здесь с процессором в кейсе, тут еще и вампиры появились.

Молдеру ничего не оставалось делать, кроме как недоуменно пожать плечами.

— Да, мои любимые, — звезда повернулась и сдвинула с плеч бретельки трико, оголяя полушария грудей, — именно эту песню я для вас сегодня исполню.

В этот момент в кафе наступила тишина и, постепенно набирая мощь, заиграла музыка в стиле тяжелого металла.

Лунный свет твой сон в земле нарушит, Полночь бросит колдовской металл, Пес завоет по усопшим душам, Рухнет вниз могильная плита!

Твой убийца спит, но ты его найдешь.

Не спасут его мольбы и ложь.

Лунный свет — он за твоей спиной, Лишь ценой кровавой ты обретешь покой, Вампир, твой сладок поцелуй!

Только о любви мне в уши не дуй…

— Если бы за плохие стихи судили, то этот поэт был бы достоин высшей меры, — заметил Молдер.

— А композитор — топора и плахи, — поморщился от скрежета Парсонс, — это вам не ливерпульская четверка!

— Не будьте такими мизантропами — музыка вполне соответствует духовным запросам общественности, — резюмировала Скалли.

Рваный саван вновь пропитан кровью.

Цель близка, и страшен твой прыжок.

Гром расколет небо над тобою, И сразит убийцу твой клинок…

Но Дороти не успела закончить.ужасную по тематике и исполнению песню, так как в кафе с грохотом и треском ввалились… герои строчек, которые она только что выводила с пьяным драйвом.

Это были три вампира, облаченные в пыльные, с дырами кожаные куртки…

Оказавшись внутри помещения, они, пошатываясь, ринулись на толпу. Полупьяные девицы с визгом и криками метнулись в разные стороны, кое-кто попрятался под столы, в надежде найти под ними хоть какое-нибудь спасение. Байкеры, сгрудившиеся в дальнем углу вокруг бильярда, в одно мгновение повыхватывали оружие, спрятанное у них за поясами, и мгновенно ринулись к танцполу. Вампиры с искаженными лицами, застывшими в предчувствии свежего ужина, переглянулись и… продолжили свой путь. Человек с изображением Нептуна, вытатуированным прямо на до блеска выбритой голове, прицелился из револьвера в одного из вампиров, который уже склонился над забившейся в угол девушкой.

— Эй ты, — громко крикнул байкер. — Иди-ка лучше сюда и отведай мою кровь. У этой дуры она совершенно невкусная!

Вампиры замерли. Со стороны казалось, что они анализируют обстановку, царящую в кафе, когда вокруг объявились вооруженные байкеры. Внезапно один из троицы схватил себя обеими руками за голову и что есть силы дернул за уши, будто пытаясь стянуть с себя лицо. Голая кожа, обтягивающая череп, начала медленно съеживаться и сползать с головы, как чулок. Два других кровососа громко расхохотались и, сдернув с лиц кожу, тоже продемонстрировали толпе обычные людские физиономии, таившиеся под резиновыми масками. Татуированный парень присмотрелся к шутникам и, опустив ствол вниз, радостно заорал:

— Черт подери, Серхио! Пабло! Вы что, дерьма объелись, что ли? Нудес капасос! Мы чуть было не прихлопнули вас! Так ведь и жизни лишиться можно…

Он сунул револьвер за пазуху, обвел взглядом зал и громко объявил:

— Все нормально! Это свои ребята. Всем можно веселиться дальше.

Взгляд его задержался на Молдере, который стоял возле стола с пистолетом в руках.

— А ты чего пушку достал? — злобно поинтересовался он. — Ты что, не знаешь, что здесь только один человек имеет право обнажать ствол?

— Извини, — миролюбиво сказал Молдер. — Я не знал, что у вас тут такие оригинальные представления о юморе. Хотя меня об этом предупреждали…

— Сейчас я объясню тебе, какие у нас в titses понятия! — заявил байкер, вновь доставая оружие и наводя его на агента. — Ты откуда такой взялся? Умный… правильный!

— Перестань дурака валять, — пробасил Парсонс. — У меня тоже ствол имеется. Прикажешь мне его выбросить?

Джо приподнял полу пиджака, показал бритоголовому автомат и неторопливо вернулся к недоеденной яичнице. Татуированный огляделся по сторонам и опустил оружие. По притихшему залу явственно пронесся вздох облегчения.

— Хорошо, хорошо, — сказал байкер. — Никаких проблем.

— Договорились, — покивал Парсонс с полным ртом и сделал небрежный жест рукой.

Увидев это, человек с татуировкой согласно кивнул головой и, махнув своим приятелям рукой, выскочил на улицу вместе с ними.

— Кажется, мы тут засиделись, — пробормотала, вставая, Скалли. — Мне с самого начала это место не понравилось…

— Местные так отдыхают, — буркнул Джо. — А вообще-то здесь обычно тихо. Но как хотите…

Они поднялись наверх и подошли к джипу. Уже стемнело, площадка перед заведением тускло освещалась одним-единственным фонарем. В этот момент из-за угла здания на полной скорости выверила открытая машина, набитая подгулявшей молодежью. Сверкнув фарами, автомобиль сбил замешкавшегося пса, неторопливо бредущего через дорогу, и, выпустив из-под колес облако пыли, скрылся за ближайшим строением, завалившимся на один бок.

— Ты их знаешь? — Молдер поправил пистолет в подмышечной кобуре.

— Полагаю, что эти ребята связаны с Рафо. Нужно убираться отсюда, чем скорее, тем лучше.

Парсонс поколдовал над пультом, отключая сигнализацию.

— Ну что, едем?

— Куда?.. — послышалось из темноты. — Куда это вы решили так быстро уезжать?

Из темноты вышли несколько байкеров. Их явно интересовало содержимое кейса, который держал в руках Молдер. Несколько человек держали в руках ружья, впереди стоял татуированный.

— Мы обязаны кому-то давать отчет в своих действиях? — спокойно спросил Парсонс, сбрасывая пиджак с плеча и перехватывая поудобнее автомат.

— Слушай, если хочешь перевозить что-либо по нашей дороге — плати. Проезд стоит больших денег! А груз у вас, чудится мне, непростой…

Джо тяжело вздохнул и спокойно произнес:

— Ну что ж, ты сам этого хотел!

Он легко шагнул к бритоголовому и вдруг еле заметно шевельнул рукой. В полумраке движения почти не было видно, но через секунду байкер оказался на земле, держась руками за пах и хрипя от боли. Остальные не двинулись с места, молча наблюдая за своим предводителем. Но ружья они опустили.

Молдер тоже опустил пистолет, уже взятый наизготовку. Джо Парсонс улыбнулся и, не сводя взгляда с банды, коснулся стволом автомата головы татуированного.

— Как ты себя чувствуешь, дружок? — мягко спросил он. — Будешь еще спрашивать, куда и с какой целью мы едем?!

Верзила жалобно проскулил:

— Хватит… На черта вы нам сдались?

— Очень хорошо. Но все же покажи, что у тебя в карманах, не держишь ли ты камня за пазухой?

Верзила сунул руку в карман, достал пистолет и засаленный бумажник. Парсонс забрал оружие, осмотрел содержимое бумажника и забросил его в темноту.

— Грязные деньги; старичок, до добра еще никого не доводили. Помни об этом. Эх, жаль», что я не могу упрятать тебя за решетку!…

Машина второй час мчалась по пустынной дороге. Молдер и Скалли, осоловев от .усталости, дремали, откинувшись на спинку заднего сидения и соприкасаясь плечами. Парсонс, увидев эту идиллическую картину в зеркале заднего вида, грустно подумал:

«Счастливые люди. Они вместе. Они рядом друг с другом. Жаль, что у меня этого никогда уже не будет. Очень жаль… Было время, когда и мы со Стиллой так же, как два голубка, обнявшись, могли заснуть после долгого ночного разговора. Забыв о включенном телевизоре. А как мы обнимались, сидя на лавочке в центральном парке Далласа… или прямо в вагоне метро…»

Потом была свадьба. Белая фата. Свадебный марш и нежный поцелуй… Громкий хлопок — шампанское рекой. Затем появился несмышленый человечек, которого молодые супруги нарекли Уиллом. Когда думаешь, что такое счастье, первое, что приходит в голову, — воспоминания о ребенке. Ведь это и есть твоя кровь, твоя жизнь.

А потом… Все рушится в один миг, неуловимый и жестокий. Лучше бы они разрезали самого Парсонса на тонкие ломтики, разрезали тупым ножом, а затем слоями уложили на горячую сковороду и полили маслом… Потерять все, когда ты этого достиг и сумел вкусить все прелести жизни. Черт, как это несправедливо! Несправедливо! Почему бог не видит, что происходит с ним, Джо Парсонсом? Почему?! Может быть, его просто нет? Или он слеп ко всем кроме избранных, сидящих на вершине пирамиды, сложенной из человеческих жизней и судеб? Нет, так дальше жить нельзя! Нужно что-то делать… Ощущение скованных, связанных рук может довести до полного финала! Нельзя спать, когда ты сидишь на пороховой бочке, зная, что рядом с тобой разгорается в порывах ветра большой костер…

Парсонс внимательно смотрел за дорогой, хорошо освещаемой дальним светом фар. Благо путь теперь пролегал по большой равнине, чем-то похожей на полированный стол, без неожиданных подъемов, спусков и резких поворотов…

Внезапно двигатель, работающий до этого без перебоев, издал звук, похожий на пронзительный свист. Джо Парсонс тут же попытался сбавить скорость, но от этого машину только сильней затрясло. Джип повело юзом, развернуло… С заднего сидения донесся заспанный голос Скалли:

— Что происходит?

Молдер тоже проснулся почти мгновенно и сейчас внимательно наблюдал за происходящим.

— Ума не приложу, что могло произойти. Вроде бы, все было нормально…

— Может быть, нам следует остановиться? — спросила Скалли.

— Не получается. Кажется, отказали тормоза. Вот черт!

— Тормоза здесь ни при чем, — произнес Молдер, выглядывая в окно. — Посмотрите, что над нами зависло.

Над ковыляющим автомобилем висело нечто, похожее на сигару и излучающее белый матовый свет. Оно сопровождало джип, двигаясь наравне с ним.

— Вероятно, неполадки в работе двигателя вызваны нашим странным соседом.

Через секунду двигатель заглох совсем. Джип постепенно сбавлял скорость и вскоре совсем остановился, приткнувшись к обочине. Молдер опустил стекло и высунулся в окно. Сигарообразное тело продолжало висеть над машиной, не издавая при этом никаких звуков. Агент ФБР поближе подтянул к себе кейс.

— Кажется, приехали, — пробормотал Джо, беря в руки автомат. — Точно, приехали… Что, выбираемся наружу?

Он вышел из машины и поднял голову, разглядывая летающий предмет. Скалли тоже открыла дверцу со своей стороны и спустила ноги на дорогу.

— Молдер, выходи, — сказала она. Знаешь, при… Молдер, не двинувшись с места, вытащил пистолет и направил на женщину.

— Молдер, ты что?!

— Ничего, Скалли! Хватит морочить мне голову. Я абсолютно все про тебя знаю.

Скалли проглотила подступивший к горлу комок и тихо спросила:

— Что с тобой происходит? Опусти свой кейс на сиденье и успокойся. Возможно, процессор снова начинает работать самостоятельно. Положи чемоданчик. Успокойся и положи его на сиденье. Договорились?

Молдер чувствовал легкое головокружение. На виски что-то надавило, и… он пришел в себя. Спецагент ФБР удивленно посмотрел сначала на свою напарницу, затем — на пистолет в собственной руке.

— Прости. Ты лрава, так будет лучше.

Он поставил кейс на пол и шумно вздохнул.

— Это происходит со мной время от времени. Началось аккурат после путешествия в виртуальный город. Не знаю, но впервые о подобных ощущениях я узнал от хакеров. Это что-то ужасное. Ужасное!

Скалли обернулась на стоящего Парсонса — тот продолжал глядеть в небо. Женщина выбралась из машины и взглянула на небо:

— Не может этого быть…

Специальный агент ФБР Фокс Молдер вылез наружу в тот самый момент, когда Джо Парсонс исчез. Буквально растаял в воздухе, оставив вместо себя только светящийся силуэт, похожий на серебристо-серую дымку.

— Видел? — спросила Скалли.

Агент вновь достал убранный было пистолет.

— У тебя есть оружие? — спросил он. Скалли покачала головой.

— Подожди, — Молдер открыл переднюю дверцу и внимательно осмотрел водительское место. — Парсонс запасливый человек. Не может быть, чтобы он ездил по Мексике с одним лишь «Узй». По крайней мере, мне в это верится с трудом.

— Что будем делать?

Молдер, не отвечая, открыл «бардачок», в утробе которого обнаружился пистолет.

— Ого! Скалли, тебе повезло.

— Почему?

— Потому что Джо припас для тебя твою любимую пушку.

— «Зиг Зауэр пи двести двадцать восемь»?

— Он самый. Держи, — агент протянул Скалли оружие. — Думаю, вряд ли здесь кто-нибудь спросит у нас лицензию на пользование этой пушкой.

— Так что будем делать, Молдер?

Молдер облокотился на крышу машины, разглядывая висящее в небе чудо.

— Мисс Призрак, Чип и Дейл спешат на помощь… — пробормотал он. — Так, а это еще что такое?

Висящий над ними сигарообразный объект внезапно засветился. Затем его окутала серебристая дымка, из оконечностей вырвались яркие световые лучи. Еще один луч осветил джип, будто в небе включили мощный прожектор.

— Что будем делать? — Скалли осторожно отступила обратно к машине. — Похоже, именно эта штуковина и похитила Парсонса…

Молдер улыбнулся, захлопнул дверцу и решительно обошел машину, встав рядом со Скалли. С неба донеслись громовые раскаты. Женщина, подняв пистолет в руке, еле слышно прошептала:

— Молдер, мне кажется, мы совершаем ужасную ошибку…

Но агент уже ничего не слышал. Он как завороженный, не моргая, глядел на висящий в воздухе странный предмет.

— Молдер, — Скалли коснулась его руки. — Молдер, ты меня слышишь?

Сверкнула молния. Сигарообразный объект издал шипящий звук. Его нижняя часть разделилась надвое, затем послышался глухой удар…

— Черт возьми, — Скалли отскочила в сторону, — они выбросили Парсонса!

Бывший спецназовец грохнулся прямо на капот машины, перевернулся и сполз на землю.

— Джо, ты жив? Ты меня слышишь? — метнулась к нему Скалли. — Молдер, помоги мне!

— А… — пробормотал Молдер. — Черт возьми, что здесь происходит?

Он протер глаза свободной рукой и осмотрелся, будто только что проснувшийся человек. Лишь увидев Дэйну, перетаскивающую тяжелое тело Парсон-са к открытой двери автомобиля, спецагент окончательно пришел в себя.

— Бежим!

Свет, отбрасываемый сигарообразным объектом, внезапно погас. Стало темно. Неопознанный летающий объект засвистел и… исчез.

— Спасибо тебе, Скалли, — Молдер посмотрел на дорожный указатель, мимо которого на большой скорости пронесся джин. — Огромное спасибо! Если бы не ты… Как себя чувствует Парсонс?

Скалли посмотрела на лежащего на заднем сиденье Джо. Тот спал, как после лошадиной дозы снотворного.

— Кажется, ему уже лучше. Сколько километров осталось до границы?

— Хороший вопрос. Мне почему-то кажется, что мы заблудились.

— Как так?

— Только что проехали указатель: «Добро пожаловать в Рафо-Сити!»

— Рафо-сити?

— Да… Мне это подозрительно напоминает путешествие в виртуальный город, будь он неладен! — спецагент посмотрел на часы. — Двенадцатый час ездим, и, похоже, — по кругу. Нам нужно…

Под капотом машины послышался треск. Через секунду погасли фары, джип повело юзом. Загрохотала подвеска, после чего в салоне запахло гарью.

Молдер изо всех сил старался удержать машину на дороге, намертво вцепившись руками в руль.

— Что происходит? — Скалли стукнула зубами, едва не прикусив язык. — Тормози, а не то разобьемся!

Специальный агент ФБР надавил на педаль тормоза. Засвистели колодки, машину несколько раз развернуло, после чего она остановилась.

— Молдер, — на выдохе прошептала Скалли, — ты заметил?

— Шутишь? Как я мог что-то заметить в такой суматохе?

— Включи фары!

Агент щелкнул рычажком — никакого результата.

— Сел аккумулятор?

— Точно не аккумулятор. Подожди минуту, — Молдер заглянул под приборную доску, что-то там пошевелил. — Сейчас я попытаюсь перемкнуть провода.

Не успела Скалли опомниться, как внезапно вспыхнувший свет фар разрезал темноту.

— Молдер, я что-то видела…

— В этой темноте? — спецагент открыл «бардачок» и извлек из него целлофановый пакет. — Здесь есть карта, сейчас посмотрим, сколько от Рафо-Си-ти до границы.

Молдер достал из пакета карту, развернул ее и несколько минут внимательно изучал. Затем недоуменно произнес:

— Ничего не понимаю. Этого не может быть.

— О чем ты говоришь?

— Этот город или… Он на карте не обозначен!

— Приехали, — Скалли подвинула ногой кейс — Хорошо, тогда попробуй позвонить по мобильному.

— Бесполезно. Уже пробовал — пустое занятие.

Скалли повернулась к Парсонсу и легонько толкнула его в плечо. Однако бывший спецназовец спал поистине богатырским сном. Или мертвецким — с какой стороны посмотреть.

— Послушай, Молдер, — неуверенно произнесла женщина. — Мне кажется, я видела нечто, промелькнувшее на дороге перед нашей машиной.

— Ты в этом уверена?

Скалли нахмурилась, пытаясь вспомнить произошедшее, и смущенно прошептала:

— Не совсем, но мне так показалось,

— Что или кто, по-твоему, это был?

— Высо… да, да! Высокое существо, волосы, вьющиеся по плечам, и…

— Что еще?

— У него была птичья голова… Молдер улыбнулся.

— Кажется, ты просто устала. Тебе нужно отдохнуть. Как думаешь?

— Нет, — Скалли заметила, что, наконец, Парсонс открыл глаза. — Мне это не могло померещиться, Господи!

В этот момент Молдер почувствовал, как по его спине пробежали мурашки. Он тяжело вздохнул, поправил пистолет и спросил: — Едем дальше?

— Не знаю, Молдер. Я не знаю, что нам сейчас стоит делать. Все происходящее вокруг выглядит донельзя странно.

Молдер поерзал на сиденье, затем посмотрел в окно, пытаясь разглядеть хоть что-то в окружающей темноте.

— Если честно, у меня тоже кошки на душе скребут, — признался он. — С другой стороны, Джо Пар-соису требуется срочная медицинская помощь, а у тебя под ногами стоит кейс с чудесным процессором. Возможно, Рафо рыщет в округе со своими приятелями, всеми этими байкерами-хакерами. Думаю, что оставаться здесь до утра опасно.

— Но это же Рафо-Сити! Понимаешь, что я имею в виду?

— Понимаю. Город, в котором я побывал, виртуален. В реальности он не существует. А указатель, мимо которого мы проехали, был самый настоящий. Так что не вижу связи.

— А как же карта? Рафо-Сити нет на карте. Молдер убрал карту в сверток и забросил его обратно в «бардачок».

— Мало ли что в этой глуши не указано карте. Едем? — Он покачал головой, что-то буркнул и завел джип. Машина резко развернулась и, подняв облако пыли, поехала в направлении города.

Город встретил агентов недружелюбно… Темные окна домов, поблескивающие в лунном свете витрины магазинов, открытые настежь двери баров и ресторанов, брошенные автомобили…

Молдер снизил скорость до минимума. Теперь можно было не опасаться во время разговора врезаться в какую-нибудь легковушку или грузовичок, стоящий на дороге.

— Ничего не понимаю, — спецагент наклонился вперед, вглядываясь через лобовое стекло в тьму улиц. — Ни человека, ни собаки. Они что, все вымерли?

— Эпидемия? Вирус?

Спецагент вздрогнул, вспомнив о симптомах воздействия процессора, которые ему довелось испытать на собственной шкуре.

— Может быть, и эпидемия. Но не в таких же масштабах! Скалли, теперь я начинаю понимать беспокойство нашего Мистера Икс… Конечно, очень бы хотелось ошибаться, но… Смотри!

Молдер резко вжал педаль тормоза в пол. Машина, скрипнув тормозами, остановилась.

— Гляди вперед! — специальный агент ФБР вытянул руку, указывая, на то, что привлекло его внимание. — Смотри! Это же ребенок!

— Ты не ошибся? — Скалли торопливо опустила стекло двери, напряженно вглядываясь в темноту.

— Не ошибся. Это был ребенок, — Молдер достал пистолет. — Я сейчас выйду. Вероятно, ему требуется помощь.

— Я с тобой.

— А процессор?

Скалли фыркнула и подняла с пола кейс.

— Мы возьмем его с собой.

Молдер выбрался наружу первым, Скалли немедленно последовала за ним.

— Ребенок зашел вон в ту дверь, — Молдер показал на двухэтажный дом, на стене которого слабо светилась неоновая вывеска: «Хлеб. Быстрый и вкусный!»

У дверей ветер гонял из стороны в сторону старую газету, окрашенную в красный цвет.

— Э-э-й! — крикнул агент, открыв дверь, ведущую во двор дома. — Ау-у!

В ответ послышалось только завывание ветра в водосточных трубах да шуршание жестяной кровли на крыше. Молдер крикнул еще, еще и еще раз. Агенты прислушались.

— Уа-а-ш-ша-а!

Скалли вздрогнула и, прижавшись к Молдеру, достала пистолет.

— Уа-а-ш-ша-а! Уа-а-ш-ша-а!

— Что это было? — Скалли вытерла со лба пот. — Не знаю. Но это явно не эхо.

Странный звук повторился еще раз. Но на сей раз он раздался за спинами агентов. Молдер и Скалли резко обернулись. В просвете между домом и забором виднелась отчетливая человеческая тень… Это был ребенок, которого заметил Молдер несколько минут назад.

— Я же говорил, что здесь кто-то есть, а ты… — Молдер широко улыбнулся и двинулся к малышу. — Не может быть, не может быть!

Когда до ребенка оставалось не больше пяти шагов, спецагент остановился. Внезапно увиденное зрелище повергло его в шок…

— О, боже!

Ребенок, улыбаясь, смотрел на агента пустыми глазницами. Волосы мальчика склеились и свисали на плечи тяжелыми паклями. Посиневшая кожа на лице местами отслаивалась от кости. Жуткое существо подняло руку и пальцем поманило к себе Молдера.

— Уа-а-ш-ша-а! Уа-а-ш-ша-а!

— Черт подери! — Молдер осторожно отступал назад. — Скалли, уходи. Уходи немедленно!

Скалли тем временем стояла, сжимая в одной руке пистолет, в другой — ручку кейса. Она открыла рот и не могла произнести ни слова.

— Уходи немедленно! — повторил Молдер, заметив, что ребенок сделал шаг навстречу им. Второй шаг, третий. Агент ФБР попятился назад..

— Молдер, стреляй! — попыталась крикнуть Скалли, но связки не послушались ее, и вместо крика из горла вырвался лишь сиплый шепот. — Стреляй же, ради всего святого!

Специальный агент ФБР медленно поднял пистолет, но… Что-то не позволяло ему взять и выстрелить в ребенка. Пусть он и страшен, пусть это адское чудовище, но все же opi выглядит почти как ребенок.

Одновременно Скалли заметила, что голова мальчика начинает превращаться в птичью. Она тут же пришла в себя, вытянула руку с оружием вперед, прицелилась и нажала на спуск, потом еще и еще. Один за другим прогремело три выстрела. Молдер на мгновение замер и потом посмотрел на Дэйну.

— Прости, но я не сумел. Что-то дрогнуло. Наверное…

Агент не успел договорить, так как послышался странный хруст. Мальчик сел. Вытер кровь с изогнутого книзу клюва, встал на четвереньки и пополз в сторону сотрудников ФБР. Молдер выругался, направил пистолет на странное существо и несколько раз выстрелил. Пули попали ребенку в голову. Он вздрогнул, высунул язык и, упав на землю животом, прохрипел:

— Уа-а-ш-ша-а! Уа-а-ш-ша-а!

Молдер почувствовал, что его тошнит. Он шагнул в сторону, оперся рукой о забор и закрыл глаза, Скалли, убедившись, что существо больше не двигается, подошла к убитому и ногой перевернула на спину.

— Молдер, погляди-ка сюда! — обратилась она к напарнику. — Тебе эта птичка никого не напомийает?

Молдер с трудом заставил себя поднять голову и посмотреть на мертвого монстра.

— Господи! Конечно же, напоминает… Скалли удовлетворенно кивнула:

— Вот и мне тоже!

— Бог Ра?!

— Да. Древнеегипетский бог Солнца. Верховное божество египетского пантеона. Иногда его именовали Ра-Амон-Хепри. Отец богов. Подожди, — Скалли присела над телом и потрогала высунутый из клюва язык. — Это что же получается?

Она низко склонилась к бездыханному телу мальчика-птицы.

— Ты хочешь сказать… — Молдер кашлянул. — То есть ты имеешь в виду схожесть имени египетского отца богов с именем хакера, укравшего процессор?

— По крайней мере, я такую связь не исключаю. Ведь известно, что Ра иногда ассоциировали с четырьмя богами.

— Я слышал об этом. — Молдер плюнул. — Ра, Хеп-ри, две ипостаси Хора — Хорахте и Хармахис. Ра-фо — четыре Ра? Правильно?

— Примерно так.

— Господи, бред какой! — спецагент посмотрел на кейс — Неужели Мистер Икс догадался, что программа «Оксидженс» создана на материальной базе древнего артефакта? Да, в прозорливости ему не откажешь! Позавидовать можно.

— А стоит ли завидовать? Молдер пожал плечами.

— Предположим, что нет. Но тогда…

— Именно! Получается, что наш с тобой оппонент — это и есть древнее божество. Так что мальчики с птичьими головами — всего лишь цветочки. Дальнейшего нужно бояться куда больше.

— То есть наш друг решил выкрасть у правительства то, что, возможно, некогда ему принадлежало?

— Да, скорее всего, именно поэтому Рафо и выкрал процессор.

— А как быть с похищенными деньгами?

— Все просто: мы с тобой всего лишь ищем недостающее звено для «Оксидженса» — то есть процессор-артефакт. Ну а Рафо для осуществления каких-то его целей не хватает… ну, скажем, «железа». То есть компьютерных мощностей, как их называют программисты. У него есть процессор? Есть. Но нет ящика, нет подходящего системного блока, в который его можно засунуть. Украл деньги — приобрел системник. Вставил туда артефакт, и все заработало. Как тебе?

Внезапно сбоку послышалось странное шуршание. Скалли обернулась и замерла в ужасе:

— Э-ау! Да их тут много!

Молдер чертыхнулся, тоже заметив в просвете между забором и домом несколько теней.

— Кажется, птички решили поужинать.

— Уходим! — крикнула Скалли.

Молдер посмотрел на приближающихся людей с птичьими головами, выругался, и медленно начал пятиться к калитке, не сводя взгляд с чудовищ.

— Нам нужно найти полицейский участок, — торопливо проговорила Скалли. — Возможно, оттуда удастся связаться со штаб-квартирой ФБР.

— Не уверен, — ответил спецагент, посторонившись и дав ей возможность пройти вперед, — Рафо не оставил нам надежды на спасение. Лучше попробуем вырваться из города — это самое разумное, что мы можем сделать сейчас.

Оказавшись в машине, Молдер повернул ключ зажигания, продолжая всматриваться в темноту.

— Скалли,, торопись! — крикнул он. В этот момент на дороге появилось не меньше трех десятков птицеголовых существ. — Рвем отсюда когти!

— Знаешь, Молдер, я все еще не верю в происходящее…

— Угу. Это у тебя постоянно. Отбрось логику и посмотри на этих кровожадных тварей. Или, для пущей убедительности, дай им себя поклевать.

— Молдер, давай все же поедем в полицию. Если v. там нет ни одного нормального человека, так, может быть, хотя бы осталась рация? Мы должны хотя бы попытаться связаться со Скшшером. Все равно Рафо нас так просто из своих когтей не выпустит.

Молдер несколько раз нажал на педаль акселератора. Двигатель машины работал нормально, готовый в любую секунду отдать все свои лошадиный силы во благо спасения федеральных агентов.

— Полагаешь, в этом Рафо-Сити просто отыскать полицейский участок? Я в этом совсем не уверен.

— Двигайся по дороге. Прямо.., никуда не сворачивая!

— Скалли, не время шутить.

— Я вовсе не шучу — предполагаю. Ведь это, скорее всего, центральная улица. Стало быть, главный полицейский участок впереди.

Внезапно послышался глухой взрыв. Через секунду два дома, стоящие на противоположной стороне дороги, охватил огонь. Люди с птичьими головами посмотрели на бушующее пламя, что-то прокричали и продолжили идти в сторону джипа. Раздался еще один взрыв. Молдер последний раз обернулся и кивнул напарнице.

— Поехали!

Пламя охватило несколько машин, стоящих у края дороги. Они вспыхнули почти одновременно, будто перед этим были облиты бензином.

— Этого нам только не хватало! — пробурчал Молдер, резко кидая машину сначала вправо, потом влево. — Сейчас эти кофеварки начнут взрываться, как поп-корн на разогретой сковороде.

Действительно, один из автомобилен после громкого хлопка подскочил высоко в воздух, несколько раз перевернулся в полете и с грохотом рухнул на асфальт совсем рядом с набирающим скорость джипом.

— Где же этот чертов полицейский участок?!.

Молдер свернул направо. Посередине дороги лежала на боку огромная цистерна, объятая пламенем с обеих сторон. В последнюю секунду федеральный агент нажал на педаль тормоза. Машина остановилась, передние колеса тотчас же вдавились в расплавленный асфальт.

— Пронесло, — Молдер мысленно поблагодарил Господа за то, что не произошло самое страшное. — Кажется, проне…

Его взгляд внезапно остановился на трех монстрах, выходящих прямо из огня.

— Молдер, — Скалли наклонилась над его плечом, впопыхах уронив пистолет на пол салона. — Скорее давай задний ход, иначе нам не поздоровится!

Молдер огляделся по сторонам. Времени на раздумье почти не оставалось. Он посмотрел на высокие ворота. На них виднелась табличка: «Полицейский участок Рафо-Сити! Добро пожаловать, уважаемые горожане!»

— Давай же, — Скалли подняла свое оружие и со щелчком сменила обойму. — Вон в те ворота!

— Туда? — агент продолжал читать надпись.

— А как ты думаешь? — Скалли недовольно фыркнула. — Не теряй время, у нас его совсем мало. Неужели ты собираешься остаться здесь?

— Почему бы и нет? За спинкой заднего сидения полно патронов — как-нибудь отобьемся.

Скалли даже взвыла от злости:

— Вот дьявол, и почему с тобой это происходит именно сейчас? Боже, разжалобись, подари ему чуточку ума… хотя бы на время!

— Я лично не против, если мы пристрелим парочку птицеголовых.

— У нас мало времени. Дави на газ!

Джин качнулся. Послышался рев мотора, и через мгновение машина на всей скорости въехала в толпу монстров. Скалли на ходу приоткрыла дверь. Несколько существ упали в огонь и вспыхнули, как бенгальские свечи. До ворот оставалось не более сотни метров… Монстры, стоящие на дороге, взвыли от ярости и стали прыжками двигаться к полицейскому участку.

— Сейчас-ты выскакиваешь из машины и открываешь двери, — прохрипел федеральный агент. — А я хватаю Парсонса и пытаюсь проскочить за тобой. Договорились?

— О'кей!

Оказавшись возле открытых дверей, Молдер обернулся и несколько раз выстрелил в разъяренную толпу. Послышался визг. Он выстрелил еще три раза, несколько монстров упало.

— Получите и распишитесь, господа клювоносы!

Скалли схватила напарника за рукав и с силой втянула его вместе с тяжелой ношей в ворота полицейского управления. Дверь с грохотом закрылась. Послышался лязг стального засова.

— Все, кажется, пронесло…

Скалли медленно опустилась на колени и закрыла глаза.

— Похоже, мы действительно оторвались. Слава господу!

— Не совсем, — агент заметил какое-то движение в темной глубине двора. — Похоже, здесь тоже кто-то есть. Скалли, вставай!

— Перестань, эти твари остались снаружи.

— Снаружи? — агент перезарядил оружие.

Скалли обернулась в тот момент, когда послышался скрежет. Окованная металлом дверь несколько раз вздрогнула и продавилась одновременно сверху и снизу.

— Не туда смотришь, — Молдер прислонился к стене и, не целясь, выстрелил в темноту. — Проклятье, эти птицеклювые уже во дворе!

— Уа-а-ш-ша-а! Уа-а-ш-ша-а! А-а-а!

— Один готов, но… Похоже, мы сами залезли в ловушку! Боюсь, что у нас уже не осталось пути к отступлению.

— Ясно, — Скалли обернулась назад, прислушиваясь к шороху в открытом коридоре. — Черт возьми, а это еще что такое?

Из темного провала на них, не моргая, смотрело существо с нахлобученной до ушей полицейской фуражкой. Птицеголовое существо не двигалось, только изредка поднимало то правую, то левую руку.

— Да-а, — пробормотала Скалли. — В этот раз мы действительно попались.

— Подожди, — Молдер аккуратно опустил на землю Парсонса. — Мне кажется, он почему-то нас не видит.

— Или… — Скалли послюнявила указательный палец и выставила его вверх, — не чует…

— Может быть, и то, и другое.

— Нам нужно уходить отсюда, пока не поздно.

Федеральные агенты осмотрелись. Справа, у стены здания, виднелась слегка покосившаяся пристройка — вероятно, склады. Слева в полумраке можно было разглядеть узкую каменную лестницу с массивными перилами, ведущую куда-то вниз.

— Кажется, нам туда.

— Ты уверен, что эта лестница куда-нибудь ведет?

— А что нам еще остается делать? Неизвестно, был этот урод здесь один или вслед за ним вот-вот нагрянет целая толпа таких же птенчиков. Так что лестница — лучший выход из положения.

Через минуту агенты почти бесшумно спустились по лестнице на небольшую площадку, вымощенную крупным булыжником. Здесь имелась пара деревьев и заглохший фонтан.

— Какой же он тяжелый! — Молдер тяжело вздохнул, опуская свою ношу на широкий каменный парапет.

Скалли резко обернулась к нему:

— Ты о ком?

— О Парсонсе. Он килограммов на семьдесят тянет.

— А-а… — Скалли шагнула вперед, осторожно поглядела за угол выщербленной песчаниковой стены. — А мне-то показалось…

— Слушай, милая леди, — грозным шепотом произнес Молдер. — Или ты прекратишь надо мной издеваться, или я дам тебе поносить этого бритоголового спецназовца.

— Тихо, тихо, успокойся. Не хватало нам только ссориться по пустякам.

— Ничего себе пустяк.

— Ребята, — во дворике послышался голос, и агенты ошалело посмотрели друг на друга. — За дорогу нужно платить!

— Скалли, — Молдер вымученно улыбнулся. — Я очень прошу тебя: перестань издеваться.

Женщина пожала плечами:

— Это не я сказала…

— А кто?

— Ребята, за дорогу нужно платить!

Скалли отскочила назад, и в тот же момент из-за угла появился тот самый байкер, с которым агенты столкнулись в кафе «Big Titses».

— Ребята, — громила держал в руке бейсбольную биту, — за дорогу нужно платить!

— Это ты?!.. — с облегчением спросил Молдер. В ответ байкер взмахнул битой и, раскрыв клюв, прошипел:

— Уа-а-ш-ша-а! Уа-а-ш-ша-а!

Федеральный агент Молдер посмотрел на напарницу, замершую у стены. Женщине явно было не по себе, она даже не подняла пистолет. И не удивительно — косуха и кожаные штаны татуированного верзилы были изорваны в клочья, во лбу зияло отверстие, а руки были по локоть вымазаны чем-то темным.

— Платить? — Молдер демонстративно опустил голову несчастного Парсонса на камень и шагнул назад. — Платить, говоришь? Хо-ро-шо, сейчас мы заплатим…

Он повернулся боком и осторожно просунул руку под пиджак. Вот и заветная рукоятка «Зиг Зау-эра». Отличная штука, стоит заметить. Стреляет без осечек. Если хорошо прицелиться и подойти достаточно близко — бьет наповал.

— Платить так платить… Клювоносый байкер кивнул и зашипел:

— Уа-а-ш-ша-а! Уа-а-ш-ша-а!

— Скалли!

Монстр повернулся в сторону женщины.

— Уа-а…

Тишину разорвали четыре выстрела. Татуированный монстр несколько раз качнулся, выронил из рук биту и осел на землю. Скалли повернулась к Молдеру.

— Отличное попадание.

Молдер, опустив голову, улыбнулся.

— Только больше не издевайся, хорошо?

— О'кей! Слушай, как там Парсонс? Не стоит ему лежать на голом камне.

— Согласен. Но, увы, искусство… то есть оборона, требует жертв. К сожалению, я не мог стрелять с этой ношей на руках. Впрочем, шишкой больше, шишкой меньше — какая ему разница? Кстати, по-моему, вот эта дверь — это и есть вход в само здание полицейского управления.

В фойе, полицейского управления Рафо-Сити горело тусклое аварийное освещение. Скорее всего, в подвале работал генератор. По крайней мере, на лестнице, ведущей вниз, слышалось монотонное гудение. Слева и справа вдоль широкого коридора располагались одинаковые двери — здесь была административная часть полицейского управления. Оглядев помещение, Скалли подошла к телефону. Он стоял на столике, за которым некогда сидел дежурный. Женщина сняла трубку и внимательно прислушалась.

— Да, я так и думала…

— Не работает?

— Мертвый.

— Похоже, здесь ничего не работает. Кроме дежурного освещения, — Молдер посадил Парсонса на стул, постаравшись привалить голову раненого к стене. — Говорил же я тебе: нужно скорее убираться из города.

— Ну-у…

— Вот тебе и «ну». Одно слово — женщина.

— Так, а это что еще означает? Проснулись рудиментарные амбиции сильного пола?

— Да брось ты. Не буду больше с тобой советоваться. Поступай, как знаешь.

— Хорошо.

— Хорошо-то хорошо, но что мы будем делать теперь?

— Если честно — не знаю. Я думала, что у тебя, пока мы добирались сюда, созрел хоть какой-то план.

Молдер насупился, а потом неожиданно рассмеялся — так громко, что от этого смеха Парсонс вздрогнул и начал сползать со стула. Скалли еле успела подхватить спящего и не дать ему удариться об пол.

— Вот положеньице-то, — спецагент помог напарнице поднять Джо за плечи и снова водрузил его на стул. — Я думала… я полагала… Тьфу!

— Прости, — сказала Скалли, — я не могла даже представить себе, что мы так вляпаемся.

— Ты не могла, я не мог… — Молдер сел на другой стул, поставил локти на конторский стол и обхватил голову руками. — Вчера не могли, зато сегодня — с легкостью… Ладно, как ты считаешь, что нам следует дальше делать?

Он оторвал голову от рук и поднял взгляд на Скалли.

— Не знаю… Ой, кажется, я что-то услышала! Какой-то странный звук…

Скалли достала пистолет и настороженно повернулась ко входу

— Что? Что ты услышала? Скалли недовольно прошипела:

— Не разговаривай так громко. Слышишь? Молдер приложил к уху ладонь и через несколько секунд тоже услышал шум вертолетного винта.

— Не понял?!.

— Аналогично. Мне почему-то кажется, что нашим птицеголовым друзьям, демоническому Рафо и уж тем более богу Ра вертолеты — что обезьянам трактор.

Оба агента, не сговариваясь, посмотрели на ведущую вверх лестницу.

— Нам нужно попасть на крышу. Может быть, это напарники нашего приятеля вызвали помощь? — Молдер с сомнением посмотрел на вновь сползающего на пол Парсонса, вздохнул и, взвалив Джо на плечи, направился вслед за Скалли.

— Стой, далее — ни шагу! — женщина остановилась, опять доставая пистолет. — Возможно, в здании есть и другие монстры. Вспомни того, который не заметил нас во дворе.

— Увы, но выбора у нас нет. В любом случае, путь остается один — вверх!

— Ну, в таком случае, с богом! — Скалли поцеловала нательный крестик и шагнула на лестницу.

— Аста ла виста, бэби! — отозвался Молдер, большим пальцем правой руки сдвигая на пистолете предохранитель.

— Что… Что ты сказал?

— Э-э-э… ничего. Смотри вперед, не оказался бы там кто-нибудь нехороший!

— Назад! — крикнул агент, пытаясь дотянуться до напарницы. — Там кто-то есть.

Скалли отодвинулась за угол в тот момент, когда на лестничную площадку вышли несколько птицеголовых существ. Молдер, придерживая одной рукой висящего у него на плече раненого, высвободил, вторую и начал стрелять, почти не целясь. Раз, другой, третий… Когда боек щелкнул вхолостую, все четыре фигуры уже лежали на полу в странных позах. Больше движения на площадке не было.

— Очень хорошо, Молдер! — громким шепотом произнесла Скалли. — А куда нам двигаться теперь?

— В смысле?

Женщина кивнула на дверь, ведущую на крышу, подошла к ней и несколько раз дернула за ручку.

— Закрыта. Причем с другой стороны. Молдер осторожно заглянул за угол, откуда появились монстры.

— Эти твари прошли через другой коридор. Вон там. Двигаемся туда!

Оказавшись у запасного выхода, агент остановился для того, чтобы передохнуть. Тяжело дыша, он опустил Парсонса на пол, привалив его спиной к стене, и с облегчением встряхнул затекшими руками.

— Это я во всем… — тихо произнесла Скалли. Молдер улыбнулся и перебил ее:

— Скалли, не вини себя. Чему быть, того не миновать. Я тоже часто ошибаюсь. Полагаю, раненого лучше будет пока оставить здесь. Как ты думаешь?

— Пожалуй, так, — Скалли подошла к двери и прислушалась. — Да, ты был прав. Это не полицейское управление, а какой-то питомник чудовищ.

Молдер не ответил. Он сменил обойму в пистолете, примерился поудобнее и с силой ударил ногой в дверь. Хлипкое дерево поддалось неожиданно легко, дверь слетела с петель и плашмя рухнула на пол, подняв облако пыли

— Черт подери! — специальный агент замер, увидев в помещении не меньше двух десятков птицеголовых существ.

Монстры, заметив людей, дружно зашипели:

— Уа-а-ш~ша-а! Уа-а-ш-ша-а!

Скалли, оттолкнув напарника, проскочила в комнату и прыгнула на длинный стол, заставленный какими-то коробками.

— Стой справа! — крикнула она. — Я буду здесь. Не давай им пройти в коридор!

Молдер пригнулся и бросился вперед, сбив с ног нескольких монстров. Однако в следующее мгновение кто-то, сидевший под столом, ухватил его за ноги и попытался сбить на пол. Молдер потерял равновесие, споткнулся и рухнул на пол, ударившись головой о ножку стола.

Видимо, на какое-то мгновение он потерял сознание, потому что, открыв глаза, увидел склонившийся над ним распахнутый клюв чудовища.

— Уа-а-ш-ша-а! Уа-а-ш-ша-а! Специальный агент среагировал мгновенно — он перевернулся набок, высвобождая руку с пистолетом, и нажал на спуск. Увы, выстрела не произошло — боек щелкнул вхолостую. Осечка.

— Проклятие!

Сквозь шум Молдер внезапно услыхал биение собственного сердца. В это мгновение он понял, что не готов принять смерть здесь и сейчас. Специальный агент сжал кулак и попытался ударить существо в голову. Монстр увернулся и зашипел еще громче:

— Уа-а-ш-ша-а! Уа-а-ш-ша-а!

Тогда Молдер согнул ноги и, резко выпрямив их, сильно ударил тварь в живот. Птицеголовое существо захрипело и отлетело назад.

— А теперь возьми на закуску! — агент вскочил на ноги, передернул затвор, выбросив патрон, и снова нажал на спуск. На этот раз пистолет выстрелил, пуля попала твари в переносицу. Существо несколько раз дернулось и затихло.

Молдер резко обернулся… Скалли, стоя на столе, отстреливалась от ползущих на нее тварей. Ее туфли, брюки и нижняя часть джемпера были забрызганы кровью.

«Вот этого я от тебя не ожидал!» — подумал он, легко запрыгивая на стол.

— Скалли!

Женщина переменила обойму в пистолете и обернулась.

— Как ты, — она заметила на щеке напарника залитый кровью рубец. — Тебе попало, Молдер?

— Нормально. Спасибо за помощь…

— Не стоит. Когда будем уходить, не забудь о Парсонсе!

— Как можно забыть нашего семидесяти килограммового приятеля!…

Через пять минут с птицеголовыми существами было покончено. Последнего, пытающегося спастись бегством, пристрелил Молдер. Монстр захрипел, упав у невысокой двери, за которой была видна лестница на крышу.

— Поднимай Джо, — сказала Скалли, стаскивая испорченный джемпер. — Продажа билетов на рейс закончена. Кто не успел… — Она отшвырнула джемпер в лужу крови и улыбнулась, — …тот опоздал. Я жду тебя.

— Договорились…

— Так, — сделав два шага по гремящей жести, Скалли остановилась, как вкопанная. — Молдер, а где процессор? Мы его случайно не потеряли в этой суматохе?

Спецагент тяжело вздохнул и протянул Скалли кейс.

— Я его оставил возле Парсонса. Как видишь, с нашей драгоценностью ничего не произошло. Замки закрыты.

Женщина фыркнула.

— Молдер, ну нельзя же так…

Она забрала у напарника чемоданчик и направилась к распахнутой двери вертолета.

— Вы можете передвигаться быстрее? — крикнул высунувшийся из окна пилот. В ответ Молдер лишь что-то злобно прошипел и поудобнее перехватил тело Парсонса.

С капли первая нырнула в пассажирский отсек «Robinson R.44» и помогла напарнику втащить внутрь тяжелое тело. Молдер положил Парсоиса на сиденье, захлопнул дверь, размял руки и спросил:

— Как вы нашли нас? Пилот снял наушники.

— Что? Говорите громче!

— Я говорю, как вы нашли нас?

— Меня прислали из Эль-Пасо. Скиннер.., Уолтер Скиннер.

Скалли закрыла дверь.

— Скиннер?

— Да, у границы вас давно ждут.

— А вы? Вы из ФБР?

— Какая разница? Вы живы — это главное. Где процессор?

Агенты переглянулись и в один голос переспросили:

— Процессор?!.

— Да, я работаю на корпорацию, которой он принадлежит. Перед взлетом я должен убедиться, что с процессором ничего не произошло.

— Конечно, конечно, дорогой друг, — Молдер осторожно достал пистолет. — Но так дело не пойдет. За последние несколько часов мы такого насмотрелись…

— Процессор у вас? — повторил пилот, вновь надевая наушники.

Скалли показала ему кейс и крикнула:

— Он здесь. Но мы отдадим его только Уолтеру Скиннеру. Если вам поручено довезти до Эль-Пасо только процессор, мы никуда не полетим.

— Как хотите, — пилот улыбнулся, — можете не лететь.

— Но, — Скалли поставила кейс на пол, — и процессор вы не получите.

— Как?

— А так! — Молдер продемонстрировал направленный на пилота пистолет. — Ну так мы куда-то летим?!.

— Хорошо, — пилот отвернулся. — Как скажете, так и будет. Вы, наверное, не слышали последний анекдот про себя, Молдер?

Молдер убрал оружие.

— Не слышал. А что, о нас уже рассказывают анекдоты?

Мотор заревел сильнее, вертолет начал медленно набирать высоту.

— О-о, спрашиваете… Так хотите самый последний?

— Пожалуй.

— Заходите вы, Молдер, в кабинет Уолтера Скин-нера. И видите, что в кресле заместителя директора ФБР сидит не кто иной, как вы сами, собственной персоной! На стенах вместо привычных портретов развешаны лица гуманоидов в золоченых рамках. Вы тут же спрашиваете сами себя: «Интересно, у меня что, новая должность?» Молдер, сидящий в кресле отвечает: «Нет, у тебя — белая горячка, дорогой друг!»

Скалли, выслушав анекдот, состроила на лице улыбку:

— Хм-м, это было здорово! Молдер лишь недовольно фыркнул:

— Но процессор мы.все равно отдадим только Скиннеру. Думаю, на этом дискуссия завершена?

— Завершена. Собственно, мы уже летим.

Через несколько минут полета вертолет пошел на снижение. Скалли наклонилась вперед.

— Что-то произошло?

— Посмотрите, — пилот показал на окно, — внизу стоит человек, Агенты посмотрели вниз. На крыше одного из домов стоял человек и махал им рукой. В другой он держал бейсбольную биту… К нему из-за невысокой чердачной надстройки приближались еще двое.

— Байкер? — прошептал Молдер. Пилот обернулся.

— Вы его знаете?

— Еще бы!

Татуированный поднял с земли предмет, издали напоминающий кусок трубы. Бритоголовый присел на колено и приладил трубу себе на плечо. Другие направили на вертолет автоматы.

— Поднимайте машину! — закричал Молдер, открывая дверь. — У этого негодяя в руках базука!

Снизу послышалась стрельба. Скалли сунула кейс под сиденье.

— Срочно поднимайте вертолет! — закричала она, увидев ошалелое лицо пилота. — Поднимайте же!

В тот момент, когда от базуки отделился заряд, пилот нажал на две красные кнопки. Тотчас от хвоста машины отделилось несколько дымовых полос.

— Пусть себе стреляют сколько душе угодно, — пилот подтянул к себе ручку управления, — корпорация заботится о безопасности. Поверьте мне.

В нескольких метрах от вертолета прогремел сильный взрыв. На землю посыпались светящиеся искры.

— Все… Мы летим в Эль-Пасо!


Эль-Пасо.

Тот же вечер…

Молдер и Скалли молча стояли в вестибюле госпиталя. Дверь палаты открылась, из нее вышел Уолтер Скиннер. Он держал в руках увесистую папку.

— Как себя чувствует Парсонс?

— Ему намного лучше. Доктора говорят, что для полной реабилитации потребуется три-четыре недели… Имеется поражение центральной нервной системы и ряд внутренних кровоизлияний. А так.,. Кости целы.

Агенты вслед за шефом прошли в фойе. Здесь можно было чувствовать себя спокойнее.

— Процессор у вас?

Скиннер посмотрел на Молдера, держащего руки за спиной. — Да, но…

— То, что не отдали кейс, — правильно, Я бы поступил точно так же.

— Вот он, — Молдер протянул кейс Скиннеру. — В целости и сохранности. С процессором ничего не произошло.

— Отлично!

— А вы… — нерешительно начала Скалли. — Неужели вы возьмете и просто так отдадите им процессор?

Скиннер пожал плечами.

— Придется. Дело «Оксидженс» передано в другой отдел. Это распоряжение исходит от правительства.

— Как интересно!

— Ничего интересного. Сегодня в штаб чейартиру нагрянули адвокаты корпорации. Они настроены решительно. Поверьте, с ними лучше не шутить!

— А городом, из которого мы чудом выбрались, тоже будут заниматься адвокаты?

— Городом? — Скиннер снял очки и протер стекла. — Рафо-Сити больше нет…

Агенты переглянулись, не понимая, о чем говорит их начальник.

— Как нет?

— Он полностью выгорел. Правительство подтянуло войска…

— Вы имеете в виду мексиканское правительство или какое-то еще?

— Почему мексиканское? У корпорации довольно широкая сеть представительств.

— Недурно, — Молдер фыркнул. — Но на территории другого государства…

— Мексиканское правительство предоставило американским войскам «зеленый коридор», и наши «джи-ай» оторвались от души. Артподготовка, бомбометание… В итоге Рафо-Сити просто-напросто стерли с лица земли. Кто будет искать городишко, не указанный ни на одной карте? Никто!

Молдер тяжело вздохнул, глядя на кейс.

— Но самого Рафо, как я понимаю, так и не поймали?

Скиннер покачал головой:

— Бесполезно. Директор корпорации сообщил, что это не более чем виртуальная личность, которой на самом деле не существует. Через час я должен передать директору кейс.

— Хм-м, звучит слишком интригующе: «виртуальная личность, которой на самом деле не существует». А ребята-байкеры? Мы несколько раз сталкивались с ними нос к носу. Кстати, и в Рафо-Сити — тоже! Уж не они ли обносили банки?

— Может быть, и— они… — Скиннер кашлянул. — Но увы, дело по ограблениям банков тоже закрыто. За недостаточностью улик!

— Снова вмешалась корпорация?

— Не исключено. Несколько часов назад в прессу просочилась информация, что на будущей неделе будут возобновлены работы по проекту «Окси-джежж Скиннер похлопал ладонью по кейсу.

— Теперь у них есть недостающее звено. А вам… — Скиннер широко улыбнулся, — вам предложили съездить в отпуск. В Европу.

— Забавно, — Скалли покачала головой. — Случайно, не в Париж?

— Вы очень догадливы. Именно в Париж.

— Прекрасно, — Скалли сжала кулак и легонько ударила Молдера но плечу. — Наконец-то у нас появится время… ну, скажем, посетить Лувр.

— Лувр? — Скиннер посмотрел на женщину поверх очков.

— Да, Лувр. Там хранится большой архив по истории древнего Египта. Нужно будет кое-что выяснить относительно бога Ра.

Молдер кивнул и добавил:

— Только через Мексику я с тобой не поеду. Скиннер удивленно посмотрел на своих агентов.

Его лицо выражало смесь удивления с облегчением. Похоже, он ждал возмущений, скандала, каких-то требований — но сотрудники «Секретных материалов» восприняли новость на диво спокойно.

Сзади послышались торопливые шаги. Скиннер, Молдер и Скалли одновременно повернулись. По коридору двигалась медсестра. Проходя мимо, она строго посмотрела на них и буркнула:

— Пожалуйста, тише, господа. Это ведь, как-никак, госпиталь.

Джо Парсонс открыл глаза. Сел и сорвал с руки капельницу. Когда глаза привыкли к полутьме, он свесил ноги с кровати и босиком прошлепал к окну.

— Эль-Пасо, — бывший спецназовец глядел во тьму сквозь щели в жалюзи, сжимая в ладони свою утаенную добычу. — Эль-Пасо…

Затем он потянул за шнур, поднимающий металлическую штору. В сотне метров от госпиталя над землей висело сигарообразное тело. Парсонс поднес руку к лицу, раскрыл ладонь. На ней лежал, переливаясь всеми цветами радуги, странный предмет. Древний артефакт, очень-очень древний…

— Уа-а-ш-ша-а.,. Уа-а-ш-ша-а… Уа-а-ш-ша-а…


На пути в Париж.

Спустя три дня

«Боинг» оторвался от взлетно-посадочной полосы, заложил круг над аэродромом и взял курс на восток, к далеким берегам Европы. Чтобы скоротать многочасовой перелет, Молдер заказал джин со льдом, а Скалли — содовую.

— Вот, кажется, теперь все закончилось.

— Скалли, — Молдер сделал глоток из бокал. — Послушай, неужели ты в самом деле раскопала древнее индейское захоронение?

— Это не называется «раскопала», но я там действительно была. А как еще могла бы найти информацию об операции в Эль-Tlaco?

— Не может быть! Я не верю своим ушам. Дэйна Скалли, человек, не верящий ни в пришельцев, ни в колдовство, ни в вампиров, — и вдруг занимается подобными вещами! Неладно что-то в вашем королевстве, дорогая Скалли.

— Уверяю тебя, Молдер, — когда нет выхода, я забываю о рационализме, — она повернулась к напарнику и улыбнулась. — И здесь нет ничего удивительного. Меня сейчас волнует совершенно другой вопрос…

— Какой, если не секрет?

— Поведение Рафо — вот что кажется мне странным в этом деле… Наш суперхакер выглядел как египетский бога Ра, ведь так? Однако, согласно древнеегипетским легендам, Ра отнюдь не был злым божеством — по крайней мере, ничто не дает повода обвинять его в человеконенавистничестве.

— Не был? Ну а как тогда быть с этим? — Молдер вытянул губы и, широко раскрыв глаза, зашипел: — У-а-ша-а, у-а-ша-а… Что ты можешь сказать по этому поводу?

— С этим? Не знаю, право слово — не знаю. Но после всего случившегося я склонна доверять информации из древних легенд. Скорее всего, в царстве богов сейчас творится нечто невообразимое, Как один из вариантов, представь себе картину: боги просто сошли с ума. Кстати, хочешь, я расскажу тебе одну из легенд, очень подходящую к данной ситуации?

— Хм-м, с удовольствием послушаю! — Молдер поставил бокал на откидной столик и захлопал в ладоши. — А потом попрошу рассказать что-нибудь на «бис».

Скалли недовольно фыркнула.

— Молдер, перестань паясничать. Лучше вспомни себя, любимого… Как ты таскал на плечах этого здоровяка? Вспомнил?

Агент смущенно улыбнулся:

— Хорошо, больше не буду.

Скалли допила содовую, устроилась в кресле поудобнее и начала рассказ:

— Легенды говорят, что в то время, когда бог Ра воцарился на престоле, его враг и враг Солнца змей Апоп, напал на него. Напал для того, чтобы свергнуть с престола.

— Да, все, как у людей. Скалли тяжело вздохнула.

— Молдер, ты можешь дать обещание больше не перебивать меня? По крайней мере, до конца этого рассказа.

Молдер поднял руки вверх-и прошептал:

— Прости, пожалуйста. Больше я не произнесу ни слова.

— Итак, богу Ра ничего не оставалось делать, как вступить в бой с чудовищным змеем. Сражение продолжалось целый день, Ра и Апоп бились от зари до зари… Так или иначе, Ра одержал победу над врагом, Но легенда не была бы легендой, если бы Апоп погиб. Тяжелораненый змей нырнул в реку и уплыл прочь, В Дуат. С тех пор змей живет под землей. Он каждую ночь нападает на ладью Ра, которая во время плавания пересекает Дуат, то есть небо, с запада на восток.

А еще есть другая легенда. В ней Ра снова выступает в роли борца с силами тьмы и хаоса… Примерно на тридцать шестом году царствования солнечный бог пребывал в Нубии. Его охраняло огромное, бессчетное и могущественное войско. И снова легенда не была бы легендой, если бы не… Словом, тем самым временем в Египте зрел заговор. Силы тьмы, недовольные правлением Ра, готовились к мятежу. Они хотели восстать против Ра и уничтожить его навсегда. Но о страшном заговоре узнали Хор, сын солнечного бога, и Нут — покровитель города Бехдета. Хор Бехдетский сказал своему отцу Ра:

— О, отец, я узрел врагов твоих. Они замышляют против тебя мятеж! Я больше не в силах молчать!

Ра тут же приказал Хору-сыну вступить в битву с заговорщиками. Хор чудесным образом превратился в крылатый солнечный диск и взмыл в небеса. Только с небес можно было без особого труда отыскать вражеский стан.

Хор приготовился к бою, затем издал воинственный клич и со стремительностью молнии обрушился на демонов — посланников сил Тьмы; Хор был так зол, что перебил полчище демонов почти с первого удара. Но Хор погубил не всех врагов своего отца. Некоторые из злоумышленников скрылись на темной стороне мирозданья… Чтобы их не обнаружили, они превратились в крокодилов и гиппопотамов. Тогда Хор Бехдетский позвал на помощь гарпунщиков, и те убили многих крокодилов и гиппопотамов. Кроме того, единовременно попал в плен шестьсот пятьдесят один враг! После этой блистательной победы Хор снова принял облик солнечного крылатого диска и расположился на носу ладьи своего отца. Он взял с собой Нехбет и Уаджет — двух уреев, которые своим видом должны были устрашить врагов Ра. Солнечная ладья преследовала бесчисленное вражеское войско, которому ничего не оставалось делать, как обратиться в бегство. Хор преследовал беглецов от нижнего Египта до Верхнего. Потом он одержал еще много побед и освободил от тьмы бесчисленное количество городов.

Но самым кровавым было последнее сражение. Оно, согласно легендам, произошло в номе Мерет. Хор Бехдетский одновременно пленил триста восемьдесят одного демона. Ну, а убитым просто не было счета…

— Нда-а, — после долгой паузы Молдер вздохнул и посмотрел в иллюминатор. — Битвы-побоища, кровь рекой… Наверное, даже хорошо, что «Оксиджен-сом» заинтересовался Рафо… или кто он там — Ра?!. Представь, что с нами было бы, если процессор попал в руки какому-нибудь божеству из древнеиндийских легенд.

— Ну и что было бы?

— И ты еще спрашиваешь! — Молдер сделал глоток джина. — Скалли, ты читала «Махабхарату»?

— Э-э-э… пролистывала. Так будет правильнее. Молдер покачал головой.

— Пролистывала… А в «Махабхарате» о та-аком написано — волосы дыбом встают.

Внезапно самолет качнуло, громадная машина провалилась в воздушную яму. Скалли на мгновение закрыла глаза, а когда снова открыла их, услышала тихий голос. Голос принадлежал ребенку:

— Простите, у вас не будет лишних наушников?

В проходе между рядами кресел стояла симпатичная девочка лет девяти. Она была одета в точности как Алиса с иллюстраций к известной сказке. Нереально большие васильковые глаза с простодушной наивностью разглядывали агентов. В руках девочка держала маленький лазерный плейер.

— Что-о?! — в унисон спросили Скалли и Молдер.:

— Простите, у вас не будет лишних наушников? Специальные агенты ФБР дружно переглянулись, на мгновение потеряв дар речи.

— Простите, у вас не будет лишних наушников? — в третий раз повторила девочка, мило улыбнувшись.

— На… наушников? — Молдер с трудом пришел в себя. — Пожалуйста. :

Он выдернул из обращенной к нему спинки кресла штекер с проводом и протянул его маленькой незнакомке. Та негромко засмеялась, поклонилась и неспешно направилась к своему месту.

Примерно через минуту Скалли повернулась к Молдеру.

— Ты ее знаешь? — прошептала она. — Молдер, что это было?!.

— Не то чтобы знаю,,. Сталкивался как-то.

— Вот и я тоже. Сталкивалась.

Скалли отстегнула привязной ремень и решительно встала с кресла. Молдер схватил ее за руку.

— Ты куда?!.

— Хочу посмотреть на ее родителей… Маленьким детям не продают билеты на самолет…

Note1

Пер. М.Костовцева в обработке авторов

Note2

«Spooky» — «Жутик», но обычно это слово переводится как «Призрак»

Note3

Одна из хитовых песен Элвиса Пресли


home | my bookshelf | | Оксидженс |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу