Book: О жизни такой непростой…



Яна Алексеева

О жизни такой непростой…

(Записки некроманта)

Часть 1

А он не фанатик… хуже, гораздо хуже! Он практикующий прагматик!

Мерль, некромант

Итак, Империя обречена. Засунув в рукав свиток, прилетевший с последней почтой, закинул ноги на подлокотник трона. А что? Кто-то меня осудит? Так здесь, кроме меня никого нет. Зомби не считаются…

Империя обречена. Я попробовал эти слова на вкус. Неплохо… По крайней мере, не приторно.

Империя обречена. Я так решил. Мда… И, между прочим, собираюсь приложить все усилия к тому, чтоб сие государственное образование рухнуло как можно скорее. И безболезненнее. Хм, в особенности для меня. Ну и для всего остального мира, пожалуй.

В конце концов, приходится признать, что когда надо выбрать между целостностью сомнительного государственного образования, удовлетворением личных амбиций очумевших фанатиков и жизнями миллионов людей… колебаться не стоит. Не сказать, что я большой гуманист. Некромант все же, хоть и не самый сильный. К тому же — будем знакомы — Великий магистр ордена Бездны, Повелитель империи Тьмы, той самой, что обречена.

Вот так вот. И все же я выбираю эти самые миллионы, половина которых совершенно точно ненавидит меня очень горячо. А вторая — еще горячее. Почему не моих родимых фанатиков? Ну, знаете… Я достаточно разумен. Конец света — это очень красиво, но чем я потом буду заниматься? Если нынешний мир развалится, как я смогу работать над столь милым моему сердцу предметом? Для некромантии и смежных дисциплин нужны, знаете ли, люди и боги. Впрочем, эльфы тоже годятся. И орки, и оборотни, и… В общем, не годятся только обитатели Бездны, которые намереваются пробраться на Физический план.

Мда, так что прости — прощай Империя. Пусть падает, нет… да падет Империя! С грохотом. А для того, что бы сие занимательное дело таки случилось, надо стать предателем. У кого это получится лучше, чем у меня?

— Мой Повелитель!

Я торопливо выпрямился, принимая подобающий вид. Мертвый страж за спиной явственно хихикнул. Вот скажите, зачем я наделил этого зомби псевдоразумом? Хорошо хоть речевые центры не восстановил…

— Мой Повелитель!!! — двери зала с грохотом распахнулись.

Ну, чего так кричать? Я демонстративно поковырял ухо. В тронный зал вломился живой слуга и пал ниц прямо на пороге. Он, похоже, боялся, что отрывает своего господина от ежеутренних размышлений о судьбах мира. Поздно, я уже все решил…

Как я этого не люблю! В смысле слуг! Носятся, мешают… То ли дело зомби, спокойные, услужливые и не шумят!

— Что случилось? — буркнул я.

Слуга подполз ближе.

— В ловушки попали новые лазутчики!

Я закатил глаза.

— И что-о? — лениво так протянул.

— ??? — во взгляде слуги смешались удивление и ужас.

Ах да, я же всегда приходил полюбоваться на идиотов, регулярно пытающихся меня убить.

— Пр-рекрасно! Куда их поместили?

— В пятое подземелье.

Я вопросительно поднял брови.

— Трое из пяти остались в живых.

— Многовато, — задумался я. Неужели ловушки выдыхаются? А может, в этот раз нагрянули персоны посерьезнее, вот и выжили? Озабоченно нахмурившись, встал. Слуга затрепетал и попятился.

— Свободен, — хмыкнул я и сделал рукой вращательное движение, активируя двигательные центры зомби. Вздохнув, двинулся в подвалы. Опять, наверное, светлые очередных героев на заклание прислали. От неугодных, что ли, избавляются? За последний год это уже четвертая партия… Может, действительно, обновить ловушки, а?

В общем, предыдущие полегли все еще на выходе из телепорта. Ну не идиоты ли? В Оплот Тьмы лезть порталом? Идиоты, а потому не жалко… А вот на нынешних посмотреть стоит.

Замок у меня как замок. Ничего особенного. Камни, сквозняки, выдержанные в темных тонах интерьеры, уродливые, а порой и мерзкие скульптуры по углам. А что поделаешь — традиции! Столичная резиденция принадлежит Ордену со времени воцарения, почти две сотни лет. Приходится соответствовать.

Посему и подземелья у нас обширные, и, фигурально выражаясь, залитые кровью под самые потолки, причем высо-окие. Обычно я их избегаю. Из природной брезгливости, знаете ли. Грязь, вонь, орудия пыток ржавые… Вотчина моего дорогого сводного братца, коего я тоже по мере сил избегаю. Вот он там себя прекрасно чувствует. Фанатик…

Исключение составляет пятое подземелье, содержащееся в приличных условиях из-за секции для живых и складов сырья. Трупов то бишь.

Спускаюсь, спускаюсь, спускаюсь… За спиной глухо топают зомби. Живым я свою почтенную персону не доверяю. Вниз, вниз, вниз, по спиральной лестнице. В молодости мне довелось пересчитать количество ступеней. От нечего делать, надо думать. Двести тридцать две штуки! Стоило бы подумать о подъемнике. Ну да что теперь! Этот замок не переживет Империю. Особенно если я лично о том позабочусь, мда…

Колодец сменился длинным коридором, а тот в свою очередь вывел в просторное помещение с низким закопченным потолком.

Официальный ритуальный зал моего брата. Пол выскоблен, крови не видно, но атмосфера… брр! Га-адостная! Жертвоприношения никогда не были моей любимой темой.

С сосредоточенным видом поплутав по коридорам, напугал парочку встреченных живых стражников (зомбаки местные для меня давно превратились в мебель), и вышел к развилке. Теперь налево. Отлично. Вот и наша тюрьма. Полукруглый зал, в стене напротив — камеры. Неторопливо прошелся вдоль ряда толстенных решеток. Где тут у нас новенькие? Вот они, ребятки. Побитые, прокопченные, окровавленные… отлично. Вполне боевые наемнички.

Итак…

Темноволосый, смуглый мужчина, покрытый коркой запекшейся крови. Рониец, судя по всему. Я прищурился и невольно облизнулся. Чувствуется смешанная кровь. Четверть оборотень с примесью светлой ветви, явно — воин. Почему? Комплекции мускулистой такой… очень типичной! Такой, которой я не достигну, даже если буду махать мечом всю ставшуюся жизнь. Даже завидно, мда… Хотя чему? Я то не сижу в камере. Ехидненько улыбнувшись прожигающему меня ненавидящим взглядом карих глаз мужчине, прошел дальше.

Дальше у нас сидел, а точнее валялся без сознания алхимик. Причем патентованный, а не самоучка. Клеймо на груди очень хорошо было видно, потому как рубаха или что там у него было, рассыпалась прахом. Комплекцией он не уступал воину, а происхождение… Похоже, северянин. Волосы соломенные, лицо широкоскулое, загорелое, а не смуглое. Без сознания, а потому бесполезен.

А третий… я на миг замер. То есть третья… Несколько удивленно созерцая создание, сжавшееся в комок посреди камеры, лихорадочно продумывал неожиданно возникший план. Пожалуй, эта идея поможет обойти собственноручно отлаженную систему безопасности. Ну-ка, ну-ка, подними головку, мысленно попросил я.

Отлично! Лицо тонкое, одухотворенное, густые пепельные волосы, сейчас спутанные, а если помыть… фигурка, если прикинуть, тоже ничего. Просто конфетка! А в раскосых небесно-голубых глазах растерянность и почти детская обида. На шее противомагический ошейник. Квартеронка, однако… отлично! Как раз в моем вкусе девушка. Да еще и стихийница огненная.

Щелкнув пальцами, подозвал успешно изображавшего статую стражника.

— Где остальные?

Вопрошаемый смешался и обернулся. Я прищурился. Это почему-то всегда стимулирует память слуг. Странно, я вообще-то не злой человек. Просто практичный.

— На четвертом складе, — подсказал второй стаж.

Что-то они тут разбаловались. Надо бы расшевелить моего личного инспектора…

— Обоих — сейчас же в мою лабораторию. А эту — отмыть и доставить в личные покои вечером.

Услышала. Обожгла ненавидящим взглядом. Я хмыкнул… ну уж! Гордая. Пообломал бы, да некогда.

Лиссаэль, маг огня

Все тело болело. Треснувшие ребра не добавляли приятных ощущений, ошейник сдавливал шею, не давая воспользоваться силой. Отчего мы так глупо попались? Отчего… ведь все было продумано. И координаты точные. Стоило задуматься, почему еще ни одно покушение не увенчалось успехом. Стоило… Почему никто не вернулся? И почему никто даже не сумел приблизиться к магистру Ордена… Нам затуманили мозги, похоже… Оби-идно…

Я вздрогнула… да уж, жаль, что тот, кто дал нам эти координаты, останется цел и невредим. В отличие от нас… а мы… мы умрем. Я как-то не обольщалась. Оплот Тьмы — не то место, откуда возможно убраться безнаказанно, особенно заявившись с целью уничтожить местного властелина.

Совершенно точные данные! Га-ад! Ненавижу этого Светлого! Ненавижу… хочется плакать… и прикончить этого эльфа, отправившего нас прямой дорожкой в Бездну. Жаль… не смогу… Жить хочу!!

Мы вышли из портала прямо в ловушку, нет, в Ловушку. Большой зал, белые плиты пола, синие колонны… Я только и успела развернуть защитный контур, как на нас обрушился Черный ветер, безжалостно вынимающий души… гадство… Ресс и Шаен прикрыли нас, встретив первую волну…

Больше ничего не помню… Очнулась уже в камере. Охранник поприветствовал меня сальным взглядом, подмигиванием и сожалеющим вздохом. Пояснил, что портить меня запретило начальство. Повелитель, да продлятся его годы, вот такими красавицами неудачливыми награждает своих верных слуг и сподвижников. А то бы…

Не будь я ошейнике… А так просто зло глянула, да сплюнула кровь. Обидно… закончить жизнь так гадко… Или ритуал какой-нибудь, или насиловать будут… На глаза слезы навернулись… Я не девочка, но такое… О нравах в этой Империи такие страшные слухи ходят! Не хочу… В душу медленно, но верно заползала паника.

Шаги слышу. Неторопливые, хозяйские. Посмотрю…

Смотрю… Человек, роста среднего, одет во все черное, волосы с сильной проседью, на лицо самый обыкновенный, на такого посмотришь и тут же забудешь. В толпе потеряется. А за спиной у него мертвец стоит. Страшный — смесок темный, весь порезанный. Стоит и улыбается…

Человек посмотрел на меня в упор и довольно улыбнулся. Я удивилась. Глаза у него совсем эльфийские, ярко-зеленые. И наглые…

Ну, заодно я услышала его распоряжения. У меня отличный слух, дедово наследство. На счет меня… Что?! Этот… Я его убью!! Такое… такое… не-ет! Но пока пришлось ограничиться только взглядом. Ни вопить, ни бросаться грудью на решетку не стала. Сил не было, да и глупости это. Картинные причем.

Человек кинул на меня непонятный взгляд и ушел. А я, свернувшись клубком посреди камеры, погрузилась в давно собирающееся засосать меня забытье. Пообещала, что, оставшись наедине с этим… пообещала… Кто бы он ни был, убью.

Убью…

Очнулась я, когда меня куда-то поволокли. Вниз головой. Трепыхаться бессмысленно, решила я, упираясь носом в спину здорового стражника. И обвисла обессилено, стараясь доставить тащившему меня живому как можно больше неудобств. О, мои ребра! Я не сопротивлялась, когда меня отмывали, переодевали и орошали ароматной водой. Молча терпела раздраженные прикосновения служанок, сочувствующий шепот и завистливые взгляды… Вот этого не понимаю! Чему завидовать? Тому, что меня сейчас насиловать будут?

Коридоры, коридоры, коридоры… Из окутанной паром купальни меня поволокли дальше. Я даже ориентацию потеряла, сколько всяких переходов и ступеней мы миновали. А перед дверью, украшенной вензелем из семи переплетенных звезд, небрежно поставили на ноги. Я замерла, затравленно озираясь. Вот попала… хотя казалось, что хуже уже быть не может. Личная анаграмма Повелителя Темной Империи, великого магистра Ордена Бездны. В душу начала закрадываться дикая паника.

Дверь неожиданно открылась, и резкий толчок в спину отправил меня в короткий полет. Апартаменты Повелителя встретили неласково, твердым, мраморным полом. Не до конца регенерировавшие ребра отозвались на удар вспышкой резкой боли. Прикрыв глаза, коснулась лбом холодного камня.

Не хочу…

Над головой раздалось обманчиво мягкое:

— Ну что же вы так неаккуратны, Росиль? Вы же знаете, что лицезрение окровавленных лиц не доставляет мне удовольствия.

— Э-э..

Я невольно усмехнулась.

— Подите вон, — устало приказал тот же голос.

Хлопнули двери. Шаги, неторопливые, мягкие. Знакомые уже… У меня отличный слух, да. Он обошел распластанную меня, ненадолго остановился. В поле зрения попали мягкие замшевые сапоги. Черные… затем они исчезли, и раздалось повелительное:

— Вставайте, леди.

Я вздрогнула. И попыталась встать, побуждаемая желанием броситься на хозяина и… убить? Смешно-о, так, что плакать хочется. Мышцы протестующе заныли, сдержать короткого стона я не смогла. Путаясь в шелковых тряпочках, напяленных местной прислугой, поднялась на корточки и осмотрелась. Ничего особо интересного. Парадная гостиная, судя по всему. Черный пол, черные драпировки, черная мебель в минимальных количествах. Вот когда у этих некромантов появится хоть капля фантазии?

Подняла голову и поняла, что ошибалась. Фантазии у магистра хватало. На потолке сияли разноцветные огни, образуя весьма странную картину. То ли соблазнение девицы, то ли ее жертвоприношение. А вообще-то, соотнеся ее с местом, где она находится, можно предположить — и то, и другое.

Ой, не о том думаю. Поднявшись на ноги, ощутила, как меня повело в сторону. Тем не менее, почувствовав на себе чужой взгляд, резко развернулась, вздымая руки в глупой попытке призвать магию.

Хозяин стоял в дверях, ведущих в соседнее помещение. Легендарный некромант действительно оказался неприметен до удивления. Весь в черном, разумеется. И лицо такое… ровнехонько так смотрел на меня мой мастер, когда я пыталась с похмелья попасть по мишени. Легкий интерес, капля пренебрежительного презрения, немного веселья.

А где же его овеянная слухами похоть? Говорили, что он с ходу кидается на всех женщин без разбору! Я верила, между прочим! Попробуйте пожить в компании зомбиков, и не такие выверты психика учинит!

— Проходите, проходите, леди!

Да он издевается!

— Я не леди, — поразившись собственному жалкому голосу, проговорила я.

— И, тем не менее, в спальню, в спальню, пожалуйста.

Га-ад! В голове помутилось от злости, и я ринулась вперед. Некромант легко перехватил занесенную для удара руку, одним движением вывернул назад, развернулся и втолкнул в следующую комнату, буркнув при том:

— Как вы все мне надоели!

Я шмякнулась на кровать, а этот… этот… гад! Уселся в кресло, заложив ногу за ногу.

— Поднимайтесь, леди-и…

Злобно фыркнув, сползла на пол. Посмотрела на некроманта, непринужденно попивающего алое вино из хрустального бокала. Будто не по его душу чуть ли не раз в месяц наемников шлют. Хозяин… Почувствовала, как в горле встал комок, облизнула пересохшие губи и… разрыдалась. Внезапно и четко осознала, где я и куда попала. И что будет дальше. Слезы полились нескончаемым потоком, уткнувшись в ладони, я судорожно вздрогнула, давясь всхлипами. Неожиданно оказалась в кольце уверенных, хозяйских рук. Некромант погладил меня по спине:

— Поплачь, поплачь… говорят, помогает.

Остановиться я при всем желании не могла. Позорная истерика… а спустя несколько минут плачь перешел в тихое нервное хихиканье. ДА, такого точно никогда не было! Меня, несостоявшуюся собственную убийцу, утешает Великий магистр Ордена Бездны. Вот только не похож он на типичного злодея.

Хлюпнув носом, тупо уставилась на платок, предложенный гостеприимным хозяином. Черный, с золотой монограммой. Без колебаний высморкалась, решив, что убивать меня сегодня не будут. Надеюсь. Нервно хмыкнула, возвращая испачканный кусок ткани и стараясь не смотреть в лицо некроманта. Как он близко-о… И ничуть не холодный… обычный человек, теплый на ощупь.

— Успокоилась?

— К-кажется, — выдавила я, отсаживаясь подальше.

— Садись уж, магичка, — указал некромант на освободившееся кресло, а сам тяжело рухнул на гигантскую кровать под черным балдахином.

— Разговор есть, леди.

— Я не леди! И нам не о чем разговаривать!

— Да-а? — прищурился мужчина, окидывая меня оценивающим взглядом. — Тогда я сразу займусь практикой, нэ?

В душе шевельнулся холод. Он же опасен! А я — провоцирую…

— Так что, поговорим, Светлая?

Боги… я невольно вздрогнула. Как же больно. Знает, куда ударить… десять лет назад меня не признали родичи Старшей ветви. Изгнали, выбросили из своей жизни… сделали меня сиротой…

— Светлая-а? Очнись! Как тебя зовут?

— Лиссаэль, маг огня, — пробормотала я еле слышно, понимая, что годы не изгладили боли предательства. И я не боялась… все самое страшное уже произошло… меня предали. Предали и забыли…

— Мерль, — усмехнулся магистр, — некромант. И хватит уж переживать о прошлом, толку в этом чуть, поверь.

— Что ты вообще знаешь?

— Я — много чего знаю. О жизни и смерти, например, почти все, — пожал плечами магистр, — о предательстве так вообще можно трактат написать. И не шутите, не в том вы положении.



— Я знаю, — подобралась, как перед сражением.

— Хор-рошо. Начнем. Вы шли убивать именно меня?

Киваю. Вздыхаю.

— Понимаешь, что вас банальнейшим образом подставили?

Снова киваю. Вздыхаю еще тяжелее. Зачем он это говорит?

— У кого координаты для телепорта брали?

— У мага из Светлого леса, — скрывать информацию не было смысла. Да и многого ли она стоит?

— Ну и ну, не у Алфаэля, ли?

Опять киваю. На сей раз удивленно.

— Все подобные личности давно находятся под наблюдением. На всякий случай, — пояснил некромант.

— Но он же был совершенно надежен! Мне говорили…

— Угу, а если вам скажут, что маги едят землю, вы поверите?

Шаен, Шаен, за что ты погиб… Как глупо и горько, братец…

— И в Темной Империи не существует абсолютно надежных людей, — назидательно продолжил некромант.

— Но…

— Хм, а откуда, вы думаете, ваш Алфаэль взял координаты для портала? То-то же!

Полюбовавшись на мое перекошенное лицо, продолжил.

— И пусть следующая команда борцов за светлое будущее идет пешком, через горы и Озеро. Все целее будет. А то ведь, знаете, — доверительно так прошептал магистр, — на отсекатели у моих магов сил не хватило, зато искажений они навели море. И все они выводят в знакомый вам зал. Правда, там мило?

— Не знаю, я не разглядела обстановки.

— Жаль, но на экскурсию я вас приглашать не буду.

— Зачем вы это говорите? — я злобно прожигала взглядом пол, упорно не желая смотреть на собеседника.

— Неужели не понятно?

Мотаю головой, отчего стены вновь поехали в стороны.

— Во-первых, из шока вывожу. Продуктивная злость хорошо прочищает мозги. А во-вторых, чтобы, уйдя отсюда, вы выбрали правильную дорогу.

Мерль, некромант

Пару минут любовался на ошеломленное лицо магички. Совсем молодая. И заторможенная какая-то. Скорее всего, от шока не отошла. Да и ребрышки наверняка болят, плюс контузия. Не очень хорошо головка работает, наверняка… Хотя язычок бойкий. Эх, красавица! Да будь у меня время и желание пообщаться с тобой поближе, не думаю, чтоб ты отказалась. Мда… что-то меня занесло. Продолжаем разговор.

— Я, по здравому размышлению, решил отпустить вас, леди.

— За — зачем?

— Не зачем, а почему, — подняв назидательно палец и скрывая улыбку, проговорил я.

— Почему?

Ой, не делай такие коровьи глазки, тебе не идет.

— Потому что мне нужен посланник. А точнее, почтальон.

— Кто — кто?

Какие наивные, непонимающие глаза. Ну точно, сказываются последствия контузии.

— Поч-таль-он, — повторил я по слогам.

Озадаченное молчание. Квартеронка стиснула виски пальцами, прикрыла глаза и тихонько захихикала. Страха в ней не было…

— О боги, — я закатил глаза, — светлая леди, очнитесь. Когда же мы начнем конструктивный диалог?

— О чем нам говорить? — тут же злобно выщерилась леди.

Повторим. Перейдя на «ты».

— Жить хочешь?

Она покивала.

— Своих спутников спасти хочешь?

Опять кивает. Право, что же она как заведенная!

— Тогда выслушай, будь любезна. Я вас нанимаю. Чтобы вы доставили одно серьезное послание тому, кому я назову.

— А гарантии?

О, в леди наконец-то проснулись инстинкты наемника.

— Какие такие гарантии? — улыбнулся я. — ВЫ останетесь живы. Что еще надо?

— Имя адресата, возможность удалиться безнаказанно с места передачи заказа, дополнительная информация о границах и патрулях… И вообще, у вас разве своих почтальонов мало?

Выдала целый список на чистом автомате. Хорошо ее выдрессировали.

— И если послание способно причинить какой-то вред нормальным людям…

— Хм, вы собираетесь его прочитать?

— Да! Или вы сами расскажете его содержание.

— С чего бы это?

Осмелела. Замечательно.

— С того! — победно улыбнулась магичка. — Мы вам нужны! И если мы откажемся, то…

— Умрете, — равнодушно закончил я.

— Почему? — стушевалась девушка.

— Потому что я не занимаюсь благотворительностью и в случае отказа вас не выпущу.

— Да мы и сами…

— Что, милая? Попробуете сбежать? Ну-ну… а я с удовольствием полюбуюсь. На ваши трупы. Там, глядишь, и зомби сделаю. Из тебя получится отличная прислуга, — доверительно сообщил я Лиссе.

Она сжалась в комок в кресле. Но страха в ней не появилось. Ненависть, злость, раздражение, бессильная ярость… грустное осознание собственной глупости. Пожалуй, следует добавить ей еще один стимул.

— Впрочем, скорее всего, зомби из вас я делать не буду. Завтра состоится ежегодное заседание Совета Ордена, на котором будут объявлены завоевательные планы. В честь этого события, разумеется, будет проведен ритуал Звезды Хаоса. Вы отлично подойдете в качестве жертв.

Она сглотнула. Опять в шоке? Похоже. Продолжим.

— Вы прекрасно будете смотреться на камнях главной площади. У тебя, надо заметить, отличная фигурка. Народ с удовольствием придет на подобное зрелище. Квартеронка в пентаграмме! Это изрядно поднимет престиж Ордена!

Магичка закашлялась, сжимая ошейник. По-моему, пытается что-то колдовать? Дурочка. Останутся ожоги.

— Вы не посмеете!

— Почему? — я удивился напору в ее голосе.

— Весь мир возмутится такому святотатству!

Вот тут я не выдержал и от души расхохотался. Да, да, у меня есть душа. Святая наивность!

— Да обитателям этого мира все равно, что происходит где-то на задворках континента! И пока зомби не постучится в их дверь, а упырь не поскребется в окошко, они и не почешутся!

— Но…

— А мы очень удобны в качестве деткой страшилки. Чуть только какой князек голову поднимет, жрецы тут же — Бу!! Некроманты не спят, страшные козни строят! И просят денег, велят смирить гордыню и слушаться беспрекословно… Фу! Так что выбирай за всех.

Девушка сглотнула, широко открыв глаза. На лице отразилась напряженная работа мысли.

— Хорошо, я согласна.

Я досадливо фыркнул. Быстро сломалась. Хотелось еще расписать, как увеличится влияние государства на его обитателей после подобного действа. Наверняка наши принципы ее не устроили бы! Идеалистка… а еще наемница!

— Прекрасно!

Я встал и прошелся по черным плитам пола. Квартеронка внимательно за мной следила. Вот только взгляд у нее был слегка расфокусированный…

— Завтра, а точнее сегодня ночью, вас троих переведут на верхние ярусы Оплота, и немного приведут в порядок.

— З-зачем?

— Затем, что в нынешнем своем виде вы вряд ли будете эстетично смотреться во время жертвоприношения. Да и из здоровых тел больше энергии можно выкачать. Но это мелочи. Завтра на рассвете вы покинете Оплот и в течение суток уберетесь с территории Империи. Причем, не пользуясь обратными телепортами. Хотя… — я всмотрелся в ауру девушки, — вы и не сможете. Предметная телепортация — твой потолок. Какие еще будут вопросы?

— О, — Лиссаэль задумалась, — как мы покинем замок и город?

— Через потайной ход, милочка, как же еще?

— А почему вы не можете отправить письмо с обычной почтой?

— Я могу, и не только обычной, но и магической — хмыкнув, подошел к креслу, вытащил из него девушку и пересадил ее на пол, — но не желаю покончить с жизнью столь экзотическим способом. Адресата вряд ли одобрят мои младшие магистры, для которых отловить почтового голубка как чихнуть.

— Но как? — она явно не поверила, что это возможно. Зря!

— А так, — решил просветить девушку, но не от большой доброты, а в надежде, что она эти сведения обязательно кому-нибудь сообщит, — что благодаря стараниям моего параноидального предшественника вся магическая и не только магическая, почта отслеживается на раз. Да и я кое-что добавил. Так что все чужие и подозрительные послания оседают в Луче безопасности.

Здорово я ее ошарашил. И когда она доложит светлым об этой маленькой хитрости, мне, надеюсь, перестанут слать отравленные письма? Уже неплохую коллекцию собрал. Бестолковый перевод полезных ингредиентов… причем дорогих. Достаточно ли эльфы практичны для этого? Интересно.

В общем, мы договорились. Услуга за услугу, как я люблю. Хотя детали придется прорабатывать опять мне. Как это надоело! Магистр то, Магистр это! Хорошо хоть не подай-принеси! Да наша драгоценная империя существует до сих пор только потому, что на переговорах по поводу моратория на темные чары, дипломатических приемах и прочих политических игрищах я изображаю склизкую увертливую змеюку. До сих пор, уворачиваясь от, порой частично справедливых, обвинений, мне удавалось сводить на нет все поводы для войны. Но последняя выходка выкормышей моего дорогого братца, а точнее, ее последствия, превосходят мои скромные возможности как дипломата.

И опять именно мне придется наносить упреждающий удар, причем сразу по нескольким направлениям. Хотя предательство меня не пугает, и совесть не мучает. Она у меня вообще покладистая леди, когда не нужна (а таких дней куда больше, чем каких-то иных), не лезет.

Кстати, все заговорщики ловятся на мелочах. А потому сейчас надо создать иллюзию отчаянного сопротивления со стороны магички. Что мне не особенно нравится, потому что портить такое лицо синяками — кощунство! Ну да ладно, на светлых все как на кошках заживает. Квартеронка нервно покивала в отсвет на изложенные соображения и встала, напряженно выпрямив спину. Да еще зажмурилась! Прямо таки девственница в первую брачную ночь!

Не удержавшись, заметил нежно:

— Поверь, я буду очень осторожен, дорогая.

Не успела она осознать, что именно я имел ввиду, и качнуться в сторону, вырубил ее одним коротким ударом. Девушка мешком свалилась на пол. Так, теперь подождем, одновременно приводя в художественный беспорядок полупрозрачные тряпочки. Вот скажите, почему каждую женщину, попадающую в мою спальню, экономка считает своим долгом нарядить в черное! Может, я больше желтое люблю, а? Или красное… Так ведь нет же, репутация, не положено! Тьфу!

Я с Лией Мароей пытался как-то на эту тему поговорить… И что вы думаете? Она бестрепетно сообщила, что пережила пятерых магистров и лучше знает, что надо делать для поддержания репутации! И что с ней сделаешь за такие слова? А ничего, потому что Лия Мароя — настоящий, высший лич. Ну а я — некромант. И не самый плохой, и мог бы попытаться ее уничтожить, но… НО! Вряд ли после этого Оплот остался бы сколько-нибудь пригоден к жизни! Не только потому, что мы бы разнесли половину помещений, пытаясь ее упокоить (пробовали, знаем), но и потому что нигде в мире мы бы не нашли экономку, способную дирижировать как живыми горничными, так мертвой прислугой, притом держа в страхе младший магистерский состав и адептов Ордена. Порядок держался только на ней! И кухня, надо признать — тоже. А это немаловажный фактор. Я, например, готовить не умею, а кушать хочется всем. Ну, кроме мертвецов, разумеется.

Пока я раздумывал, стоя над телом девушки, она начала приходить в себя. Прекрасно! Пора в уютную камеру-у… Подняв безвольное тело, для достоверности пару раз поцеловал, погладил по спине. Нужно же оставить на ней следы собственной ауры, нэ? Приятная на ощупь грудь, кста-ати! Мой любимый размер. Ну и хватит, пожалуй…

Кое-кто может, и на большее позарился, но мне нужно добровольное сотрудничество, а не злобная месть попранной добродетели. К тому же все знают, что я предпочитаю живых женщин, причем находящихся в сознании. Вот такой я садист и злодей! Хотя ни одну не брал против ее воли, мда… всех убалтывал. Дипломат, тьма побери!

Правда, они потом все равно меня убить пытались! Половина так точно… неблагодарные-е!

В общем, сдал я квартеронку зомби — прислужникам и отправился в лабораторию.

Лиссаэль, маг огня

Окончательно я пришла в себя уже в знакомой камере. Ох, и тяжелая рука у этого некроманта! А еще он гад, каких мало! Облапал меня в наглую, пока я без сознания была…

Тяжело вздохнув, повернулась к стене. Было тошно и противно… сейчас, понимая, с кем и на какую сделку я иду ради собственной жизни… и жизней ребят. Я знаю, что меня не поймут… ни они, ни все прочие… не поймут и не простят. Скажут — надо было принять героическую смерть, но не соглашаться на это предложение. Скажут — ты предала душу Тьме, ты продала Свет.

А что, если этот хваленый Свет первым предал нас, отправив на заведомо невыполнимое задание? Так было надо, скажут мне, из высших соображений…

Я сжалась в комок, не обращая внимания на боль и холод…

Но что, спрошу я, героического в смерти от потери крови на алтаре в окружении фанатиков? Ни-че-го!!! Но что значит мое мнение?

Я просто хочу жить, особенно теперь, когда мертв единственный родственник, не отвергавший меня. Жить, несмотря на презрение других…

Как же хорошо, что этот некромант не фанатик! И мы нужны ему… нужны пусть даже всего лишь в качестве почтальонов. Хорошо, что не в качестве жертв. И он не врет, ложь я всегда ощущала прекрасно.

Шанс, это шанс, в который я готова вцепиться зубами. Ради того, чтоб жить и вернувшись, попытаться отомстить… хоть кому-нибудь…

И я задремала, согреваемая мыслями об осенних кострах Светлого княжества…

Очнулась, услышав крики и проклятия из соседних камер. Ребята проклинали на все лады тюремщиков, охранников, обитателей Империи Тьмы и некромантов, всех вместе и по отдельности. Я не особенно сдружилась с ними за время короткой дороги… обычные наемники, хотя и из лучших. Ремеш — с юга, отличный мечник из Приграничья, а Свист — алхимик, закончивший Ронийскую школу, родом из Воли. Оба готовы жизнь положить на то, чтоб сразиться с некромантами. Это, по-моему, личное… у обоих. Хотя чувства не должны верховодить над разумом тех, кто занимается наемничеством. Не способствует это долгой жизни… Уж это-то наставник вбил в меня накрепко, но следую этому умному совету я, к сожалению, далеко не всегда…

Наконец ребята утихли. После того, как стражник вылил на них по ведру ледяной воды и предложил посетить великого магистра. Мол, ваша товарка, как вернулась, так и сидит… Тихая, спокойная, вежливая, чисто зомби! Наш Повелитель как раз таких любит! И скрабезно подмигнул.

Я хмыкнула. Ребята обеспокоено зашептались и попытались выяснить, как я себя чувствую. А действительно, как? Ребра болели поменьше, зато кожа под ошейником покраснела и чесалась. Зря я пыталась колдовать… еще в носу свербело. Кажется, время, проведенное в эротичном, но отнюдь не согревающем наряде, не пошло мне на пользу… Я стиснула зубы. Ненавижу!

Шаен, Шаен, почему ты бросил свою непутевую сестру? Почему погиб так глупо? Да и Рессарина жалко, хоть и сволочью он был преизрядной. Но не предателем… Меня предавали раньше… мать, отец, люди, эльфы… но все равно обидно, горько. Ненавижу!

Отец… крепкие руки, подбрасывающие меня в воздух под счастливый смех матери, веселые зеленые глаза. Я запускаю пальчики в густую платиновую шевелюру и спрашиваю:

— Пап, папочка, что ты мне привез?

…и тихий шепот за дверью:

— Я больше не вернусь…

…мертвые, тусклые материнские глаза…

— Лиса, мне придется уехать, через два дня я вернусь…

Она не вернулась… только и осталось от нее, что скромный могильный холм на деревенском кладбище да музыкальная шкатулка.

…с недоверием смотрю на статного светловолосого мужчину… мой… дед?

— Убирайся! Дочери шлюхи нечего делать в княжьем тереме!

… недовольные взгляды за спиной, ехидное шипение:

— Квартеронка, твой… отец мертв. И в светлом лесу нет для тебя места, незаконнорожденная эллис.

Я, кажется, потеряла счет времени. Сколько прошло часов? Голова кружилась от голода, ведь я не прикоснулась к миске с бурой жижей, коя здесь заменяла тюремную баланду. И когда нас троих выволокли из камер и повели наверх, не стала бросаться с воплями на стражей. Отрешенно взирая на то, как те лупят ребят по ребрам и головам, сказала тихо:

— Они же идти не смогут…

Грубый толчок в плечо заставил двигаться дальше, минуя радостно скалящихся прислужников некроманта. Ой, надеюсь, с соратниками все будет в порядке…

Спустя еще некоторое время, потраченное на безуспешные усилия привести меня в порядок, служанки вывели меня большой мрачный зал. Там уже ждали ребята, скованные надежными, зачарованными цепями. Выглядели они жалко. Вовсе не те бравые наемники, обещавшие одной левой завалить всех встреченных на пути злодеев… Кровь с них отмыли, обнажая нездоровую бледность лиц, нарядили в черные балахоны, очень похожие на те, в которых щеголяли живые обитатели замка. Алхимика явственно шатало, глаза закатывались и он готовился рухнуть в обморок. Только стена и спасала. Воин прожигал горячим взглядом возвышение с троном, не очень удобным, судя по его виду. Спинка низкая, сиденье узкое, а черный камень на вид ну очень холодный. Инкрустации в виде черепов наверняка врезаются в спину… наверное, все великие магистры были худыми как жерди… Все это я отметила сквозь странный, застилающий глаза туман. Кажется, магическое истощение нагрянуло…



Меня поставили рядом с ребятами, но немножко в стороне. Ремеш покосился на меня сочувственно… Что ты скажешь, когда узнаешь, с кем я сумела договориться? Все так же отрешенно рассматривала четырех своих товарок по несчастью, поставленных рядком вдоль стены. Жертвы для пентаграммы, все как одна под дурманом.

Вокруг сновали слуги, придворные, зомби развешивали непонятные флаги. Что-то готовилось…

Наконец двери распахнулись и тронный зал вошел Повелитель. Именно так, с большой буквы. Потому что сейчас он излучал опасность и величие. Черная мантия, черный плащ, на голове сплетенная из серебряных нитей узкая корона, пальцы унизаны кольцами. Некромант весело щурил зеленые глаза. Неторопливо пройдясь вдоль ряда замирающих под его взглядом людей, подошел к трону по черной ковровой дорожке, чуть заметно скривился, и садиться не стал.

Да, я бы тоже не хотела регулярно посиживать на таком стуле. Очень неудобно.

Магистр кивком подозвал замершего рядом личного зомби. Тот вынес на середину зала темный кристалл на треножнике. Еще один зомби в давящей тишине выволок из рядов присутствующих одного из младших магистров и приложил его руки к граням драгоценного камня. Тот засветился ярче факелов, разгонявших здесь мрак, а вот активировавший его человек заметно побледнел и осел на пол без сознания.

Магистр недовольно скривился и велел убрать невезучего прислужника Тьмы. А потом начал вещать… Судя по всему, действительно на всю страну. И с таким убедительным энтузиазмом он говорил, что я даже поверила на несколько мгновений, что они смогут совершить все то, что он провозгласил. Расширить свой ареал, захватив все северные княжества!! Он был страшен в своей уверенности, а приветственные вопли присутствующих вызывали нервную дрожь у меня и желание порвать всех в клочки у воина. Свисту похоже, было уже все равно.

— А это — наши гости, любезно согласившиеся украсить грядущий праздник своей кровью. Да пребудет Орден Бездны вечно!! — звучно провозгласил великий магистр напоследок и растянул губы в мертвенной улыбке, указывая на нас.

Жуткая мистерия под пристальным взглядом прищуренных зеленых глаз длилась и длилась, постепенно превращаясь в бесноватые пляски. Магистр уселся на трон, возвел глаза к потолку, украшенному безвкусной лепниной, потом перевел взгляд на меня. И ободряюще подмигнул. Я вздрогнула…

Странный, страшный, жуткий, опасный, язвительный, наглый, сильный… Он объявил войну всему миру. Воплощение мирового зла улыбается мне… и я закатила позорную истерику в его спальне. Рассказать кому, не поверят! Но кому рассказать?!

Мерль, некромант

После вечернего представления, именуемого в народе Благословеньем Тьмы, пришлось уделить время делам государственным. Налоги, виды на урожай, дипломатические ноты, и прочие прелести быта отнимали немало времени. Вот у меня как будто лишнее есть! Если бы я двадцать лет назад знал, или хотя бы догадывался, чем приходится заниматься правителям вместо тихих и мирных опытов в отлично оборудованной лаборатории, сбежал бы, право слово!

Но, в конце концов, отмахнувшись от десятка глупейших указов, я скрылся в лаборатории. Все мои подданные, включая законотворцев, пребывали в легком шоке после устроенной мной мистерии. Не столько от новостей, сколько от добавленного в разносимое зомби-прислужниками легкое вино наркотика. Глазки у них заблестели, а фантазия заработала на полную мощность… А эта подруга у них мерзкой направленности, кстати! Полюбовавшись на дорогого братца, занятого потрошением старого лича и развешиванием на стенах малого приемного зала его кишок, уверился, что в моем распоряжении не меньше полусуток для плодотворной работы. Предстояла напряженная ночь.

Ну что же, продолжим, подумал я, обходя разложенные на полу переломанные тела. Потирая руки, проверил, все ли готово к ритуалу. Я, конечно, никогда не ошибаюсь, но бывали прецеденты! Однажды вышел, да запереть забыл, а тут в гости Ришаль, приятель моего дорогого братца, подвалил. И начудил… свечи переставил, травяные полынные сборы развеял… в результате неупокоенного духа пришлось забирать лично Ловцу Душ. Причем не через ритуальную звезду, а с помощью свободного призвания! А этот демон сволочь еще та! Бесплатно не работает никогда! А уж когда не в духе… помотал он мне нервы изрядно… В общем, эти природные некроманты такие неучи, хуже них только пираты с Ожерелья.

Итак, эльфы… красавчики мои зеленоглазые. Были! После Черного ветра в моей интерпретации они больше походили на мешки с костями, совершенно непригодные для классического поднятия. Благо, мне это и не нужно. Я еще раз обошел вокруг разложенных на полу тел. Всмотрелся в перекошенные застывшие лица и задумчиво хмыкнул. Рессарин и'Наиль, собственной мертвой персоной, один из наследников Повелителя Светлого леса. Выглядит он далеко не так презентабельно, как во времена моих дипломатических разъездов по землям соседей. Неудивительно… И что он скажет о своей столь неэстетичной кончине, интересно? Ну, это мы сейчас узнаем. Между прочим, это уже второй представитель правящей верхушки Светлых за последние три года, посещающий меня подобным образом! Сей факт заставляет задуматься… особенно если иметь представление о длине очереди наследников. А я имею! Собственно, остался всего один принц, и жив он до сих пор либо потому, что сам таким незамысловатым образом избавлялся от соперников, либо потому что старательно не попадается на глаза нынешнему Повелителю Светлого леса.

Второй эльф, как и моя леди из темницы, не чистокровный Светлый. Квартерон с преобладанием старшей крови. Кстати, политика Старшей ветви в отношении смешанных браков меня умиляет. Полукровок презирают, но использовать не гнушаются… а те, в свою очередь, рады до чрезвычайности устроить своим родичам крупную пакость. Идиллия! Темные в этом плане осторожнее и терпимее, не по своей воле, конечно же, а по воле своего властелина. Этот тип куда более предусмотрителен, чем его коллега из Светлого леса, активно борющийся за чистоту крови и власть… Впрочем, Темный тоже активно борется, и куда более успешно. Последствия поединков и всяческий сор не выносятся за пределы Тирита.

Что-то я отвлекся…

Приступим. Раскинув руки над распятыми в семилучевых, переплетающихся лучами, звездах телами, начал речитатив призвания. Это моя личная, не каноническая разработка, привязанная к рунному алфавиту, она позволяет обходить посредников и обращаться прямо к заведующему душами демону. А он у нас один на всех, Ловец Душ. Монополист! А потому может позволить себе издеваться над нами, некромантами, неимоверно взвинчивая цены за услуги. Магические огни под потолком всколыхнулись. Чувствуя, как проходит сквозь тело поток силы, внимательно слежу за его равномерностью.

А вот и он, серокожее чудовище. Материализовался прямо в звезде, огляделся, и недовольно ощерившись, выругался на своем наречии. Выглядел он вполне прилично, почти как обыкновенный человек, даже клыки не выпирали! Не то, что в прошлый раз, когда я выдернул его с Бездна знает какой вечеринки. Незавершенная боевая трансформация — зрелище не для слабонервных.

— Опять ты! — рявкнул он.

— Ну, я, — не опуская рук, киваю и ухмыляюсь. Продолжаю закреплять чары, затем прерываюсь на миг и черчу в воздухе руну Общение.

— И как у тебя это получаетс-ся? — повиснув в воздухе и осторожно касаясь границы сдвоенной звезды, риторически вопросил демон.

— Что именно?

— З-запирать меня!!!! Меня!! Ты же по уровню силы не достигаешь даже моего кааради!

Ну не достигаю. Зато изобретательный! Чем и горжусь!

— Секрет мастера, — фыркнул я, — и чем быстрее мы договоримся, тем быстрее ты вернешься к своим мученикам.

— Чего тебе надо? — буркнул демон. Проникся, надо же! В прошлый раз мы с ним чуть ли не до рассвета пререкались. Наверное, у него дела.

— Оглянись, — подойдя вплотную к рисунку, приказал я.

— Ну и? — критично осмотрев тела, спросил демон.

— Это свеженькие. И они мне нужны!

— За-ачем?

Нет, отчего он такой любопытный?

— Дорого-ой, не делай удивленное лицо, — манерно спросил я, имитируя одну свою знакомую, — какое твое дело? Надо мне.

— Ах, на-адо? Тогда поторгуемся!

И вот так — каждый раз! Этот демон до жути азартен. Почему не он покровительствует игрокам, непонятно… Хотя, во что тогда превратились бы всяческие развлечения, ведь он не погнушался бы поучаствовать в каждом?

Медленно обходя звезды, решил ему подыграть. Пусть получит свое маленькое удовольствие, если другие ему недоступны.

— Ну что же, пожалуй, я отпущу тебя в обмен на полсотни душ из Хранилища нерожденных.

Демон поперхнулся заготовленной фразой.

В итоге сошлись на стандартной цене, разумеется. Десяток лет в Бездне за парочку отличных душ, лишенных права перерождения — разве это цена? Особенно имея за собственной уже полторы сотни лет на изучение посмертного существования в Хранилище. Правда, я туда не собираюсь, знаете ли! Хотя мало ли что может случиться…

В общем, демона я благополучно изгнал с помощью соответствующей руны и энного количества силы, и принялся изучать полупрозрачные сгустки света, мечущиеся в звездной ловушке. М-да… какие-то они нервные. А посмотрел бы я на вас, господа, после Бездны-то!

Сведя ладони, пристально уставился на линии зачарованного рисунка. От них внутрь звезды устремилась волна света, сжимаясь вокруг душ в плотное кольцо. Заключив в сферу Стабильности неудачников — Светлых, аккуратно выдавил их сквозь защиту и погасил звезду. Сияющий шар лег на ладонь, немного обжигая кожу. Стабилен, судя по пульсации. Плавно развернулся, делая шаг к столу, где были разложены кристаллы кварца. Возложил сферу на треножник. Та-ак… Теперь разделение… аккуратно, тонким темным лезвием из сгустившегося воздуха, на две части, так, чтобы в каждой половинке оказалось по одному клиенту. По молодости я как-то троицу поделил неправильно, не заметил, что одна из душ была сдвоенная. Неопытный был… В итоге поимел кучу проблем со встраиванием и привязкой к кристаллам, к тому же получился явно неадекватный призрак с раздвоением личности, не способный ни к шпионажу, ни к простейшим психологическим воздействиям на объект.

Теперь выбрать камни. Контролируя краем сознания процесс разделения, зажал в тисках подходящий, дымчато — розовый. Для квартерона — в самый раз. Наложение рун занимает немного времени, но требует точности и сосредоточенности. Вычерчивая в воздухе мерцающие фигуры, кратким посылом силы активировал их, чувствуя, как начинает вибрировать пространство. Задав направление воздействия и движения, проследил, как кристалл впитывает каждый рисунок. На немного неровных гранях в местах касания рун оставались темные размытые следы, повторяющие очертания смысловых сочетаний. Поглощение, Устойчивость, Удержание и… нет, Принуждение заменим Служением. Палец добавил еще одну черту повисшей в воздухе фигуре и легким касанием отправил ее в полет. Это даст немного больше свободы воли призраку… сделаем приятное моей наемнице. Это ее родственник, судя по ошметкам ауры. Пусть работает не за страх, а за совесть. Пусть оба работают…

Сформировав тонкую магическую иглу, проколол половинку сферы и перехватил на выходе пытающуюся улепетнуть душу. Врешь, не уйдешь, подумал я, весело улыбаясь и направляя квартерона в нужную сторону. Дальше даже силы тратить не приходится, все происходит само. Упираясь всеми фибрами, комок света просочился внутрь кристалла, на миг будто заполнив его морской водой. Нервно переливаясь, сине-зеленый огонь метался, не в силах противиться избранной для него участи.

Борется. Хорошо… но бессмысленно. Наконец он утих, и камень приобрел прежний дымчато-розовый оттенок.

Следующий. Хищно потянувшись и устало выдохнув, снова начал вычерчивать руны, на сей раз над прозрачным, как горный родник камнем размером с пол ладони. Все-таки Светлого надо уважить более дорогим вместилищем, хотя бы потому, что от Принуждения его я избавлять не собираюсь.

Строго говоря, то, чем я тут занимаюсь, уже не чистая некромантия, а скорее шаманство. Рунная магия — один из базовых его разделов, самый древний, древнее даже гномских горных песнопений. И очень экономичный. На знаки древнейшего алфавита отзывается сам мир и затраты личной силы в итоге весьма скромны. По крайней мере, манипуляции с душами без помощи рун мне недоступны. Да и никому другому тоже… вот природные некроманты, вроде дорого братца могли бы попробовать, но, к моему счастью, это их не интересует. А иначе что я бы в таком случае делал?

Наверное, отшельничал бы в Озерных горах…

Бывший принц метался по кристаллу довольно долго, заставляя его переливаться всеми оттенками синего. Хотел освободиться! Наивный… я его сейчас на разговор вызову, чтобы избавить от всех оставшихся иллюзий. Будет работать, как миленький… Думаю адресат, которому предназначен этот кристалл, обладает достаточно извращенным чувством юмора, чтоб оценить идею. Светлый Принц — призрак на посылках… у некроманта. Мне самому уже смешно. Ха-ха-ха!

С такими мыслями я продолжил работу, теперь изображая гнома — ювелира. Ну, или кого-то вроде. От каждого кристалла с помощью того же темного кинжала отделил по кусочку, вызвав в них гневное сине-зеленое сияние. По лезвию руке передалась нервная дрожь. Мда… однозначно не ювелир, а кто-то еще… криворукий гоблин, наверное, разглядывая неровный срез, подумал я. Хорошо хоть оправу не сам делаю, а заказываю, точнее, заказывал у местной диаспоры клана Брейгерр, пока они не ударились в эмиграцию. Изящные штучки, куда я одним импульсом впаял осколки, даже жаль было использовать под такое… слов нет, чтоб передать, какое уродство! Ну что я эстетствую, э? Все равно же одену эти перстни и буду носить, только иллюзию накину. Носил кое-что и похуже, например амулеты из сушеных человеческих пальцев!

А вообще-то теперь в моем распоряжении находится отличный способ альтернативной связи, перехватить контроль над которой не представляется возможным. Души, заключенные в кристаллы подобным образом, даже сквозь половину мира способны чувствовать часть своего вместилища, а, по сути, часть себя, и стремительно перемещаться туда, откуда доносится зов. После активации, разумеется, и если знаешь, как звать! К тому же, одетые на руку, кольца автоматически попадали под действие личных охраняющих чар, и теперь даже если их снять с моего трупа (что за неприятная мысль), да или просто снять, служить чужаку не будут. Кристаллы просто рассыпятся, и учуявшие это призраки, хм, возрадуются.

А во время приведения в исполнение задуманного плана предательства хорошая, надежная связь совершенно необходима.

В дверь вежливо постучали. Обернувшись, почувствовал слабое головокружение и велел зомби открыть дверь. Слуга сунулся было вперед, но испуганно отшатнулся, встретившись со мной взглядом. Н-да, видок еще тот, признал я, глядя в отполированную до блеска стену-зеркало. Бледный, даже с каким-то сероватым оттенком, глаза, обведенные синими тенями, светятся зеленым… При общей неприметности — просто клиент Пятого подземелья!

Вздернул брови и сощурился. Слуга зачастил:

— Мой Повелитель, вас ожидает Совет, дабы Вы…

Махнул рукой зомби, велев выдворить человечка. Понятно, вот только что-то они быстро очухались. И полночи не прошло, оглянувшись на часовую свечу, подсчитал я. Может, стоит сменить состав наркотика?

Критично оглядел кристаллы. Ладно, сначала поговорим с Советом, а потом с душами. Передернув плечами, покинул лабораторию и щелкнул пальцами, привычно активируя защиту от любопытных. Оч-чень капитальную защиту.

Совет проходил, естественно, в Большом зале Советов. Большое помещение на первом этаже Оплота, холодное и неуютное, естественно, решенное в том же стиле, что и весь остальной замок. Меня уже ждали. Гулко стуча каблуками, прошествовал к круглому столу и уселся на единственный свободный стул. Оглядел так называемых соратников…

Высоченная спинка из каменного дерева неприятно холодила лопатки. Мой предшественник сменил обычные кресла на эти орудия пыток после одного неприятного инцидента с арбалетный болтом, выпущенным в спину. Вообще-то, я, а точнее один милый спусковой механизм, мною установленный, целил не в него, а одного из тогдашних генералов, и даже попал ровно между лопаток, но по факту происшествия и случившегося трупа были сделаны соответствующие оргвыводы. В целом мною одобренные, особенно после опробования этого места. В смысле, места Великого Магистра… хоть стрелы в спину можно не опасаться.

Молчание затягивалось… Меня это совершенно не беспокоило, а вот прочие начали ерзать.

Итак, соратники… удавил бы, чтоб не мучились! Шесть старших магистров, три генерала, пять советников по различным вопросам (да, у меня тут большой стол). Виду расхристанного, кое от кого несет свежей кровью. Кое-кто ошеломлен, кое-кто в предвкушении… Я поморщился, выразительно оглядел братца, сидящего по правую руку. Прошипел:

— Вы бы аромат сменили, дорогой Ариль.

— Магистр, — процедил тот сквозь зубы, — не стоит демонстрировать мне вашу неприязнь так явно…

— Ну что вы! Я к вам чрезвычайно расположен. Но запах… — я помахал рукой перед лицом.

Один из генералов фыркнул. Агуриш, пехотой занимается. Сволочь, конечно же, но умная сволочь. По моей личной квалификации — гад умеренный, чрезвычайно разумный. Всегда можно договориться, но доверять — ни в коем случае. Среди генералов, кстати, фанатиков нет. Не та область.

Серрениль, некромант эльфийских кровей, участливо проговорил:

— Вы не очень хорошо выглядите, Магистр.

Это он мне?! Прищурившись, ласково улыбнулся.

— Советник, а вы хотите мне помочь… с гримом?

Все знают, что он красится. Волосы у него светлые, но статусу советника по кладбищам, то есть по населению, это не совсем соответствует. Вот он и пользуется черной краской. И очень не любит, когда ему об этом напоминают.

— Мы собрались здесь не для того, чтоб выяснять, кто лучше выглядит, а для обсуждения заявления Великого Магистра, — вежливо мне кивнув, заявил Нираль, старший магистр, единственный среди них не-фанатик, и оттого еще более опасный.

Чего его обсуждать? Все уж решено… и давно.

— Очень неожиданного заявления, — пробурчал тыловой генерал, Диналь, сволочь мелкая, подхалимная.

Ну, уж… для него, несомненно! А все остальные на меня уже полгода наседали, требуя смены курса во внешней политике. Вот, сменил на радость окружающим… ха!

— Стоит ли простирать наши претензии так далеко, как вы заявили? — Это Агуриш.

Не стоит, разумеется. Мир завоевывать — это такая скука! Но по лицам соратников-фанатиков вижу, что стоит, еще как стоит! И чем больше, тем лучше. Они не догадываются, насколько далеко простираются мои планы. Только несколько в другую сторону.

— Не бойтесь, генерал, я еще не сошел с ума, — вежливо заметил я, — для начала займитесь Озерным княжеством. И вообще, это ваше дело — воевать, а мое — раздавать указания.

— А Внутреннее море? — о, наш морячок проснулся! Ремеля (гад недалекий, увлекающийся) вообще стоило на Ожерелье загнать!

— Вот о чем можно не беспокоиться милостью магистра Ариля, так это о Внутреннем море. Оно вообще никому не достанется!

Заметьте, это не я сказал, а советник по безопасности. Маршаль Вер, сволочь неумеренная, изворотливая (по реестру), не боится моего братца (я, кстати, опасаюсь) и сейчас очень недовольно на него посматривает.

— Отчего это?

— Как, вы еще не в курсе? — с издевкой протянул Советник.

Не в курсе советник по водным ресурсам, и понятно почему! Тот милый доклад естественно, пришел в единственном экземпляре, ну а Маршаль не преминул заглянуть в него, перед тем как вручить по долгу службы своему Повелителю. Шпион от богов, точнее от демонов.

Ремель нахмурился…

Я откинулся на спинку стула, сплел пальцы. Пустые формальности, бесполезные разговоры… Это надолго. Поспорить мои подданные любят, хотя на людях и демонстрируют потрясающую сплоченность. В их межсоветные дрязги я не лезу, а ротацию кадров они опять же обеспечивают самостоятельно. Вот и сейчас, судя по настроениям, посмертная отставка грозила именно Ремелю Шаишу…

Как говорят, чем бы некромант не тешился, лишь бы в наши дела не лез! Вот-вот, пусть ругаются, а я пока…

— Та-ак, — протянул я, когда надоело выслушивать рассуждения об опасности войны на два фронта, — вы сомневаетесь в высшем предназначении нашего Ордена?

Генерал Агуриш поперхнулся. Обычно этой фразой начинают проповедь о величии Империи магистры. Сейчас же они только молча поддерживают мое выступление. Не потому, что согласны со мной — по большей части это совершено не так — просто они не совсем отошли от своих развлечений, да и эйфория от моих заявлений еще не выветрилась.

— Нет, разумеется!

А попробовал бы! Наши ритуальные звезды никогда не пустуют, и все инакомыслящие рано или поздно прелести главенствующей идеологии ощущают на собственной шкуре. Угрожать дальше не стал, генералу оказалось достаточно взглядов, коими его наградили старшие магистры. Иногда они вполне предсказуемы.

В общем, это было бестолковое времяпрепровождение. Обсуждения, рассуждения… они еще не знают, сколько у них будет противников, иначе не были бы столь оптимистичны. Вспомнят еще генерала с его сомнениями, да поздно будет. Так что, оставив вместо себя «следящего» зомби, вернулся в лабораторию.

Разговор с душами прошел куда как более эффективно. Принц, правда, попытался возмутиться, но легкий энергетический тычок мгновенно привел его в чувство. Точнее, способствовал осознаю его нового положения, на редкость незавидного. Полюбовавшись на полупрозрачный фантом души, посочувствовал всем эльфийским красавицам, для которых он отныне потерян. Вслух посочувствовал… Как приятно было наблюдать за перекошенной его физиономией. Дело в том, что призраки после парочки процедур и применения ключа обрели прижизненный вид. С ними так куда легче общаться, да и для родственников, к которым обычно отправляются подобные посланцы, проще. Или тяжелее, с какой точки зрения посмотреть… А с моей — веселее!

Квартерон, Шаеннар Илиарен, меня порадовал своим безоговорочным согласием на сотрудничество. Стоило только намекнуть, что у него появится возможность поспособствовать мести тем, кто его сюда послал, одновременно затрудняя жизнь целой толпе фанатиков… Он даже не пытался обвинять меня в своей смерти и прочих смертных грехах! Умный, однако… Поинтересовался только, жива ли его сестра. М-да… Заботливый брат! А какой кровожадный! Я только косвенно обвинил в постигшей отряд неудаче Светлый лес, как он тут же загорелся идеей маленько попугать своего бывшего Повелителя. Думаю, смерть сильно испортила характер квартерона. Рессариль же только молча страдал, вися под потолком лаборатории… ему слова вообще не давали.

Удостоверившись, что принц послушно выполняет приказы, впаял в кристаллы по цепочке и, покинув лабораторию, пошел писать письмо. Очень важное для моих планов письмо. Следовало сообщить адресату о намерениях таким образом, чтоб если письмо перехватили, автор остался неизвестен, как и общий смысл послания. В тоже время тот, кому письмо отправлено, должен понять, что я имею ввиду. То есть, придется использовать шифр. Но это не все. Следует заинтересовать адресата, предложив план, сулящий выгоду именно ему, небанальный, способный по приведении в исполнение поразить несколько целей. И цели эти надо выбрать верно… А план у меня есть, вот только жаль, что мне в нем предназначена далеко не главная роль. План, план… ошметки и наметки… плюс экспромт и надежда на продуктивное сотрудничество. Стоило бы обдумать родившуюся идею подольше, но действовать приходится сейчас, ибо когда еще такой удобный случай представится? Личный почтальон, хе! Ах, да, не забыть упомянуть Светлый лес и его обитателей.

Обычная дипломатическая почта — вот что в итоге получается. Солидный такой запечатанный пакет, обернутый в плотную рыжую кожу, куда вложен один из кристаллов и ключ к его активации. Перевить лентами с гербовой печатью, залить воском и оставить личную вязь. Мерль Тагиль, некромант. Адресат знает меня именно под этим именем, а сам скрывается под псевдонимом Сер ап Шенан. Скромник, хе! Обернув послание в черный шелк, прикинул, что наемницу и ее спутников уже перевели в верхнее помещение. Пора. Предупредив живых стражей, успешно изображавших истуканов у входных дверей о том, чтоб меня не беспокоили, привычно бросил в спальне фантом. Я сплю, я сплю… а кто попробует проверить, отведает моего фирменного Ветра. Потянувшись до хруста в спине, подошел к зеркалу.

Чем там мои советники занимаются? Активировав связь с зомби, понаблюдал, как на редкость дружная компания составляет план военной компании. Вообще-то внутри этого конкретного неупокоенного скрывается интересный записывающий артефакт, и после таких посиделок я, как сейчас, без труда узнаю, о чем говорилось и что делалось в мое отсутствие. Когда такое случилось в первый раз, мой Совет был в шоке оттого, что я в курсе их заговора (парочка советников от шока скончалась), потом они попытались найти артефакт, выпотрошив зомбака. Малый зал совета до сих пор на ремонте, а магистерский состав обновился почти наполовину. После этого случая к моему «следящему» они относятся с куда большим пиететом, чем ко мне лично. Самое смешное, что даже у магистров не всегда получается отличить обычного поднятого от модернизированного! Внешне они ничем друг от друга не отличаются, но на каждом лежит моя личная печать, затрудняющая опознание по магическим полям… И расшаркивания высшего руководства Ордена с простым прислужником порой выглядят так смешно, что слов нет. Впрочем, следящие кристаллы встроены не только в моих личных прислужников… Это было бы верхом непредусмотрительности! Так что даже Лия Мароя таскает один вместо глаза, о чем, впрочем, не догадывается…

Судя по всему, генералитет уговорил магистров использовать мертвецов в качестве пушечного мяса. Это же сколько некромантов будет надо для поддержания целого мертвого легиона? Я довольно улыбнулся. Половина всех природников уйдет на передовую! Стоит позаботиться о том, чтоб они оттуда не вернулись… ни в каком виде!

Через пару дней магистры принесут мне на подпись свои проекты. И начнется военная рути-ина! Но, на сей раз, я постараюсь несколько разнообразить процесс.

Подойдя к одной из стен, отстучал по ней незатейливый ритм. Толстенный кусок черного мрамора беззвучно отъехал в сторону, открывая узкий проход. Пора в гости. М — да, в самый глухой предрассветный час подлый некромант крался по заросшему паутиной потайному ходу, дабы сотворить очередную пакость… это про меня! Тьфу, и что в голову лезет? Отмахнувшись от парочки мерзких слизней, принялся считать метки.

Преемственность, надо заметить, великая вещь, даже если учесть, что, вселяясь в доставшиеся по наследству покои Великого Магистра, пришлось менять всю мебель. Ну да, брезглив я порой… Но иначе как бы я обнаружил такую полезную вещь, как план потайных переходов? Точнее, не совсем я, а который год покоящийся в запасниках слуга, так и не успевший растрепать о своей находке кому-то кроме меня. А что, надо было его пощадить? Вот еще! Да ради возможности невозбранно передвигаться по Оплоту и окрестностям, я бы и мать родную успокоил. Впрочем, ее я как раз вполне успешно… м- да, прикончил. Так вот, сейчас ни у кого, кроме меня нет таких планов, а две трети обитателей Оплота даже не в курсе, что таковые существуют. За этим я проследил лично…

Лиссаэль, маг огня

Действительно, с показательного выступления главного злодея нас потащили не в подвалы, а на третий этаж, где в одной из комнат, драпированной багровыми гобеленами, меня равнодушно ощупал какой-то узколицый тип с нервно подрагивающим веком. Темная мантия с серебряным узором из переплетенных змей скрывала тощую фигуру. Чьи это эмблемы? Я знаю… Безучастно позволив черному целителю делать свое дело, отстраненно наблюдала за тонкими легкими пальцами, скользящими по коже мерзнущих рук. Амулет силы, висящий у него на шее, тускло засиял, когда магия смерти покидала его, трансформируясь в нечто, способное уничтожить меня в любой момент. Слабо трепыхнулась, пытаясь избежать прикосновения черной силы. Мой огонь! Он же погаснет… Пальцы заледенели еще больше, хотя казалось, что дальше уже некуда, но боль в ребрах прошла. Ожоги на шее тоже престало саднить. Сглотнув, заворожено уставилась в глаза человека (человека ли?), залитые бездонной тьмой.

— С-следующий…

Зомби — прислужник отволок меня в сторону, а перед черноглазым предстал алхимик. Он бессильно провис на руках двоих сопровождающий и даже не сопротивлялся, когда бледные тонкие пальцы коснулись его висков. Только глухо застонал, приоткрыв мутные от боли глаза. Воин же попытался отшатнуться и, получив тычок в спину от стоящего сзади живого стража, упал на колени. Цепкие пальцы схватили его за копну волос, заставив поднять голову. Не обращая внимания на гримасы ронийца, пытающегося изобразить героя и не поддаться злым чарам, черный сделал свое дело. Быстро и безупречно…

Мне же было все равно, странное равнодушие поселилось где-то в глубине души. Убьют, не убьют, отпустят… зачем куда-то идти, когда можно лечь на эту лавочку и закрыть глаза. Резкий тычок привел меня в чувство. С трудом поняла, что это губительное безразличие последствие исцеления. Магический голод. Несовместимость энергий… да, я огонь и свет, а целитель это тьма и смерть… а о том, чтоб трансформировать накопленное, он даже не подумал. А я… У меня нет доступа к силе, чтоб облегчить скопившуюся в груди тяжесть, поедающую меня изнутри… изменить… истощение грозило поглотить меня целиком, не оставляя возможности для возвращения. Стиснув руки, попробовала хотя бы согреться. Бессмысленно…

Нас вели по темному безлюдному коридору. Гулко громыхали кандалы, цокали подошвы сапог, шелестел безумный сквозняк… оцепенение все больше охватывало тело, и я уже сомневалась, смогу ли выполнить договоренность. Смогу ли дожить?… может, это была жестокая шутка, дарящая ложную надежду?… не думать об этом… не думать… Ноги начали заплетаться, когда нас троих втолкнули в просторное помещение, где, о радость, был камин и слабо тлеющие в нем угли давали хоть каплю тепла.

Нервно трясясь, бросилась к огню. Замерла, скорчившись у решетки, не обращая внимания на спутников. Краем уха уловила, что стража, живая и мертвая, нас покинула. Воин, бренча кандалами, попытался выломать дверь. Безуспешно… я скривила губы в усмешке. Ремеш с силой навалился на створки, они неожиданно распахнулись и он выпал прямо под ноги какого-то некроманта. На миг мне показалось, что это Великий Магистр Мерль, но нет, просто похож… Тоже неприметный, зеленоглазый, в черной мантии свободного покроя. Вот только он зло, зло в чистом виде. Нерациональное, почти безумное зло. Откуда я это взяла? Не знаю… что-то в посадке головы, в движениях, в глазах… Алхимик, сглотнув, совершенно машинально встал на линии огня, прикрывая мою жалкую фигурку.

По знаку магистра двое сопровождавших его адептов подняли обездвиженного воина и зашвырнули внутрь. Окинув нас презрительным взглядом, будто мы жалкие, недостойные его внимания блохи, некромант отвернулся. Правда, на миг мне показалось, он заинтересовался мною, но… обошлось.

— Подготовьте их как следует, — и неторопливо двинулся дальше, продолжая отдавать распоряжения, — выставьте тут полную пятерку охраны. А где остальные?

— Дальше по коридору… — подобострастный, испуганный голос сопровождающего.

Дверь захлопнулась. Скрежет засова.

И Свист, шипя сквозь зубы, осел на пол, в отчаянии обхватив голову руками.

— За что?? — простонал он. — За что?! Мой Бог…

Я невольно усмехнулась дрожащими губами. Вот оно, осознание… а я уже прошла эту стадию, и горечь в душе сидит мерзлым комком, а не выплескивается бессильными слезами…

Ремеш, кряхтя, поднялся, окинул отчаявшегося Свиста недовольным взглядом.

— Не такой смерти я для себя хотел, — заметил он как-то слишком флегматично.

— А как-кой? — спросила, едва не прикусив язык. Хоть как-то надо обозначить для себя, что я еще жива и борюсь…

Ответил алхимик:

— Он хотел героической смерти… а я, я вообще не хочу умирать! Мой бог…

— Бог тут тебе не поможет! — резко оборвал северянина воин. — Может, стоит облегчить нашу участь? Я могу… — он выразительно поиграл мышцами.

Убить нас? Чтоб мы не достались некромантам? Желай я смерти… может быть, сочла бы такую возможность избежать Звезды Хаоса за удачу, но я хочу жить… И надежда еще теплится в глубине души. Прошу, боги, пусть этот некромант сдержит свое обещание… Северянин окинул нас полубезумным взглядом, почти соглашаясь. Ему, истовому единобожцу, самоубийство казалось грехом. А предстоящее страшило так сильно, что простая смерть от руки товарища казалась благом. Я потрясла головой, сбрасывая оцепенение, и засунула ладони подмышки. Не для того я согласилась на предложение магистра, чтоб погибнуть от меча, то есть удавки, если не друга, то хотя бы соратника…

— Х-хватит уж! Еще не окончена ночь, и утро еще нескоро наступит… все может из-змениться…

Как я на это надеюсь! До боли в прокушенной губе, до звона в ушах. А вот товарищи по несчастью смотрят на меня как на сумасшедшую. Не верят. Их право! Но свой шанс на сомнительную честь умереть легко я менять не собираюсь. Мой шанс… шанс… шанс…

— Не хочешь? Не могу тебя винить… — почему в голосе такая снисходительность? Может, он думает, что я слишком глупа и не понимаю, что нас ждет? Понимаю… и получше некоторых. Я ведь какой-никакой маг.

Проваливаясь в забытье, услышала скрип двери, звуки шагов, лязганье, стук. Кто-то вошел… легкое оцепенение завладело телом. И голос:

— Что бы все съели, иначе накормим насильно…

Шаги… Тишина…

Ждать, ждать, ждать… жить…

Аромат какого-то варева, медленно распространяющийся по помещению, вырвал меня из опасной дремы. Нервно вздрогнув, уставилась на неглубокую миску, полную серой жижи. Опять! Но теперь, всесторонне обдумав свое положение, брезговать едой не стала. Подняв голову, посмотрела на ребят, мрачно сидящих по углам. Хрипло прокашлялась и сказала:

— Вы бы поели, а?

— И не подумаю, — буркнул воин.

— Доставлять радость некромантам — ни за что! — из противоположного угла согласно подал голос алхимик. Именно его рубашка покоилась на моих плечах.

— Как хотите, — равнодушно пожав плечами, запустила руку в миску. Зажмурившись, проглотила… терпимо. Кисло, но терпимо… Я ведь хочу уйти отсюда? И из империи этой… Да, а потому нужно кушать… Так я себя уговаривала и глотала, глотала…

Полюбовавшись на мое перекошенное, страдальческое лицо, соратники мрачно переглянулись, а в глазах у них зажглись нехорошие огни.

— Ты что-то знаешь? — вкрадчиво поинтересовался воин, подходя ко мне.

Я не обратила на его слова внимания, прислушиваясь к тому, что происходит внутри меня. Мелкая дрожь начала утихать, холод медленно отступал… кажется чужеродная энергия так сказать, медленно переваривается… Покачала головой, не желая говорить.

— Куда тебя на самом деле водили? — подступил с другой стороны алхимик, в голосе которого уже не было сочувствия, а только подозрительность.

— Что тебе сказали? Предложили? Что?! — Ремеш вздернул меня вверх и встряхнул. — Что с тобой сделали, магиня?

— Ничего… — прошептала я, сдувая с лица волосы.

— Может быть, расскажешь? — чуть брезгливо морщась, алхимик погладил меня по спине.

Я дернулась вперед и вниз, выскальзывая из захвата воина и подхватывая с пола миску. Размахнулась и заехала ей в лицо Свисту.

— Не тронь меня! — из пальцев посыпались черепки.

— С-с-с-сволочь! — прошипел алхимик, прижимая руку к лицу. — Глаз!

— А чего переживать, завтра все равно умреш-шь! — не отстала я.

— Успокойтесь, оба, — пресек нашу нелепую ссору Ремеш, — ты была у Повелителя, я правильно понял?

Киваю, прижавшись спиной к стене.

— И не хочешь рассказывать о том, что там произошло?

Снова киваю. И обессилено сползаю вниз. Снова хочется плакать… Что произошло? Да если бы знали!

Хватит уж жалеть себя, соберись! Ты же Лиссаэль Огненная, у тебя есть все шансы убраться отсюда… и отомстить. А все остальное… уважение, признание, грядущая ненависть…. Не важно. Переживу. Одергивая себя таким образом, принялась ощупывать ошейник, что хоть чем-то заняться. Не снимается… по краям полосы из зачарованного серебра выгравирован затейливый узор. Заклинание, блокирующее ауру, встроено прямо в основу металла… Даже если его снять. Еще больше суток я не смогу колдовать…

Почему-то вспомнился Шаен, такой, каким он был еще месяц назад. Спокойный и рассудительный, умелый воин и маг… Он навсегда останется здесь, лишенный права перерождения. Никто не даст ему второго шанса. Погибшие здесь навсегда лишаются этого права. Единственный, кто был ко мне если не добр, то, по крайней мере, равнодушен… Как глупо!

Снова шаги… Воин замер у двери в пустой надежде вырваться отсюда. Дверь распахнулась, и в комнату шагнули зомби, на лету подхватывая попытавшегося атаковать Ремеша. Некромант, удивительно похожий на магистра, скользнул внутрь, и я поморщилась… От него отчетливо несло мертвечиной.

Огляделся. Небрежно махнул рукой, отчего тело скрутило судорогой.

— Ай — ай — ай! Не покушали? Регир, Мароя!

В комнату скользнули синекожие личи, подхватили с пола миски и неторопливо двинулись в сторону ребят, замерших под действием чар. С ловкостью, вызванной, вероятно, многолетней практикой, влили в горло бешено вращающему глаза алхимику похожее на кисель варево. Тощая костистая рука сжала горло и заставила сглотнуть. Воин, видя бесполезность сопротивления, смирился…

Некромант, от вида которого внутри меня все почему-то сжималось в комок ужаса, прошелся по помещению. Цокнул языком при виде осколков у камина. Посмотрел на меня, забившуюся под его колючим взглядом в самый дальний угол. Подобрав ноги, я пыталась оттереть с лица липкую паутину страха…

— Жаль, что Великий Магистр уже наложил на тебя свое клеймо, — пробормотал он, — ну да ладно, ритуал я буду проводить лично… Красавица… — и вышел, неодобрительно покачав головой.

Облегченно выдохнув, несколько злорадно посмотрела на перекошенные лица ребят.

— Ну что, гордые, получили?

Чего это я такая злая?

Тишина, равнодушное ожидание… и за временем не уследишь, ибо окно нет, а единственный магический огонек под потолком остается все таким же тусклым и безжизненным.

Когда же? Неужели передумал? Нет… не хочу от этом думать. И чтобы заглушить зарождающееся отчаяние, глухую панику, холод и равнодушие, тихо-тихо завела песню…

Ту, что первой на ум пришла…

Семеро героев отправились в поход,

Злодеев сокрушить и местью насладиться.

Один упал с обрыва

И их осталось шесть.

Шестеро героев пошли быстрее дальше,

С победой чтобы по-быстрому вернуться.

Один изволил влюбиться,

И их осталось пять.

Пятеро героев поплыли бы на лодке,

Но лодка прохудилась,

И их осталось…

Одна из стен неожиданно бесшумно отодвинулась в сторону, и я поперхнулась следующим куплетом. Скользнувшее в комнату пропыленное нечто мало напоминало Повелителя Темной Империи. Чихнув, некромант заявил:

— Хорошо поёшь!

С трудом поднявшись на затекшие ноги, прохрипела:

— Ошейник снимите.

— Чуть позже. Собирайтесь, — и удивленно покосился на настороженно замерших в противоположном углу ребят, явно собирающихся поднять крик, — та-ак, и чего мы ждем? Рассвета?

Я истерически хихикнула. Это, правда, смешно! С запутавшейся в волосах паутиной, осунувшийся и недовольный, он ничуть не напоминал Великого Магистра, объявившего совсем недавно войну целому миру. А после того, как нас посетил тот … Мерль казался просто душкой! Некромант посмотрел на меня скептически, подошел ближе, взял за подбородок и внимательно посмотрел в глаза. Вздохнул, подняв лицо к потолку.

— Познакомилась с магистром Арелем? Н-да… стандартная реакция! Хочешь продолжить близкое с ним общение? Могу оказать тебе эту услугу.

Мотаю головой. Вот уж чего категорически не желаю.

— Так пойдем…

— Куда это? — вскинулся Свист. Ошеломленный, он протирал лицо, пытаясь изгнать непонятное видение.

— По домам, — флегматично пожал плечами зеленоглазый, и неожиданно спросил, — может, оставить их здесь? Представляешь, они не хотят уходить! Зря ты собой пожертвовала!

Гад! Я вскинулась и сделала шаг вперед. Да как он смеет намекать на такое! Некромант склонился в насмешливом поклоне:

— Только после вас. А вы, — неожиданно прищурившись, покосился на воина, и любезно улыбнулся, — если желаете пополнить когорту неудачников, лишенных права перерождения, можете оставаться. Вот только о вашем молчании мне придется позаботиться лично…

Он шевельнул пальцами правой руки, зажигая Огни Забвения. Воин сбледнул и шагнул назад. Свист хмуро сглотнул.

Я уже стояла в проеме хода, теряющегося где-то во тьме.

— Так вы идете?

— Ребята, правда, мы уходим отсюда.

— Но не все! — неожиданно возмутился Ремеш.

Я поморщилась. Алхимик прав, но не время спорить… На лице некроманта расплылась ехидная такая усмешка. Он вытащил из кармана дымчато-розовый неровный кристалл на цепочке и покачал его на пальце.

— Вот это, — назидательно заметил он, — ошибка. Вы уйдете отсюда все! Тем или иным способом. И если не хотите ножками, то могу устроить вам вот такие милые домики, — он выразительно крутнул кристалл.

Ошеломленно замерла, а затем нерешительно спросила:

— Это… души?

— Ну, разумеется. Кто я, по-твоему, красавица?

— Спасибо.

— Спасибом сыт не будешь! Услуга за услугу, милочка, — усмехнулся некромант, — ваша удача в моих интересах. Да и польза от твоего родича будет немалая. Быстрее решайте, господа, вы с нами, или…

Воин буркнул недовольно:

— Как будто у нас есть выбор! — и двинулся в проход.

— Выбор есть всегда, другое дело, что не все варианты понравятся именно вам. Нет, нет, я первый, а вы, неудачники, след в след! И побыстрее.

Проход оказался темный, пыльный и узкий настолько, что я задевала стены плечами. Не особенно широкоплечему некроманту неудобств проход не доставлял, но сзади доносились неразборчивые ругательства. Шли долго, петляли и плутали…

Потом были ступеньки, неожиданно высокие в полной темноте. После того, как я налетела на впереди идущего магистра, он соизволил зажечь огонек. Остановился, невнятно выругавшись, и свернул на одной из развилок вправо. Коснувшись выступающего камня, приказал:

— Быстро зашли, выбрали подходящее облачение и назад, — и тише добавил, — а то в жертвенных балахонах вы далеко не уйдете.

Я послушно протиснулась мимо, а Ремеш начал возмущаться. Но запнулся, наткнувшись на светящиеся в темноте глаза. Свист же, проникшись ситуацией, молча скинул балахон. Моя вынужденная отстраненность помогала, да еще настрой любой ценой вырваться отсюда. А ребята… они не понимали, что происходит, и оттого ерепенились… глупые, неужели они такие глупые…

Вещи были свалены неопрятными кучами.

— Что это за место? — пнув ком окровавленной одежды, валявшийся на полу, буркнул воин.

— Склад ученической прачечной, — ответил некромант, как оказалось, обладающий отличным слухом.

— Брр, — передернулся алхимик, натягивающий некромантский балахон.

Я торопливо подцепила плащик и какие-то непонятные штаны.

— А обувь? — опять возмутился воин.

— А я не сапожник! — хмыкнул некромант, и спросил меня, участливо так, — Может, все же оставишь этих здесь? Уж я найду им применение…

Я лишь вздохнула. Не сомневаюсь… Но нельзя… я же Светлая. Понимающую усмешку Магистра гордо проигнорировала.

— Закончили? Дальше шагаем, шага-аем!

И мы шли, довольно долго, вниз по ступенькам, потом по длинному, заросшему паутиной коридору. Завернули в еще одно помещение, где некромант велел забрать тяжелую сумку. Я торжественно вручила ее воину. Потом каменную кладку сменили деревянные панели, а затем и голая земля. Свист начал нервничать, вслух перебирая все известные ругательства. Идущий впереди магистр обернулся, зло блеснув глазами, и шикнул недовольно.

Уперлись в тупик, но некромант вытянул руку, касаясь поросшей корнями земли, и она раздвинулась, шурша и осыпаясь. Вышли в легкую осеннюю прохладу. Глубоко вдохнув, огляделась. Не верю… не верю… но вот она, воля! Холмы, за которыми скрывается столица Империи. Заросшие травой луга, полоса леса вдалеке, горизонт, уже занимающийся первыми отсветами зари.

Легкое покашливание вернуло меня к реальности. Мы еще не выбрались… Смотрю на магистра, который, недовольно морщась, ерошит волосы.

— Снимите ошейник…

— Ах, да, — он подошел, задрал мне подбородок, кончиками пальцев провел по металлу. Что-то прошептал, и зачарованное кольцо распалось на две половинки. Подхватив их, вручил мне со словами:

— На память о прекрасно проведенном вечере…

Я хмуро покосилась на ребят, замерших совсем рядом. Придется им многое объяснять… Боги, как не хочется! Но тут накатило… сила, свобода… магия хлынула сквозь меня, кружа голову и побуждая к безумствам. Подняла руки и… очнулась от резкой пощечины.

Некромант отступил на шаг и выставил щит от совершенно машинально зажженной мною огненной сферы.

— Очнись, красавица!

Впитав силу, буркнула:

— Извините…

— Что, не разу не блокировалась? — вздернув брови, некромант убрал мерцающую линию.

— Нет, магистр…

— А зря. Впредь, будь любезна, не столь ярко выражай свою радость по поводу освобождения. Советник по безопасности не зря свое вино хлебает! Но да ладно, это не мои проблемы… Какое счастье!

Воин и алхимик недоверчиво косились на происходящее, изображая барельефы на поросшем травой склоне. До них медленно доходило, кто вывел их из Оплота… Ненависть и раздражение сменились благоговейным страхом и недоумением… Как я смогла договориться с этим? Ох, длинных объяснений мне не избежать… Но это потом, а сейчас… Выжидающе уставилась на некроманта. Тот демонстративно хлопнул себя по лбу:

— Самое главное чуть не забыл!

И швырнул мне кристалл. Я едва успела поймать его. Теплый… живой. Полюбовалась на розовую дымку, повесила его на шею. Тонко улыбнувшись, магистр заметил:

— С его помощью минуете посты на границе с Озерным княжеством, отправишься в Ронию через Светлое, не заходя в эльфийский лес, на Геронийском перевале в трактире «Вольный охотник», найдешь хозяина, Риста Снежного, отдашь пакет, — он протянул сверток приличных размеров. И где прятал только?

— Хорошо…

— Это не все. Проследишь, чтоб почту отправили магическим посланником, с помощью вот этой штучки, — показал простое кольцо с печаткой в виде дракона, — не зарьтесь, — бросил в сторону моих спутников, — одноразовое. Красавица, может, все же, оставишь их мне?

— Ээ?

— Вот этих вот, — указал в сторону ребят, — как-то не хорошо они на тебя смотрят.

Качаю головой.

— Не стоит…

— Ну ладно, тем не менее, я прослежу за всеми вами, — пообещал некромант. — Берегите моего почтальона, — обратился он к Ремешу, — от этого зависят и ваши никчемные жизни.

Я как-то сразу поверила, что он может… И не только проследить.

— Да кто ты такой?

— Я разве не представился? — он склонился в издевательском поклоне, и щелкнул пальцами, — Великий Магистр Мерль, к вашим услугам, и прощайте.

Алхимик побледнел от ярости.

— Даже не пытайтес-сь… А ты, красавица, разве не хочешь спросить, что написано в этом письме, и куда оно полетит?

— Хочу.

— Спрашивай.

Я вздохнула…

— Все равно не скажете… а я слово наемника уже дала!

— Пожалуй… — некромант качнулся на пятках и неожиданно схватил меня за ухо, — скажу, — и прошептал, — письмо пойдет в Тирит.

— Ку-уда? — я непонимающе округлила глаза. Как наивная идиотка… не понимаю…

— Это большой секрет, — весело ухмыльнулся магистр, — а теперь брысь! Рассвет скоро. К вам это тоже относится… — покосился он на ребят, — или вы остаетесь?

И я припустила вниз по склону, подхватив на ходу брошенную воином сумку, и чувствуя, как горит ухо. Следом бежали спутники, отложившие выяснение отношений на потом. На далекое, труднодостижимое потом…У подножия холма обернулась, махнула рукой и крикнула:

— Обещаю, сделаю что смогу. До свидания…

И почти уверена, что некромант поморщился и буркнул:

— Прощайте, и желательно вам больше здесь не показываться…

р, — некромант. И хватит уж преживать о прошлом, ды не изгладили поли давясь всхлипами.??????????????????????????????????? идается на? о презрения, ления. ымая руки в глупой попытке призвать магию.

Часть 2

Чем заканчиваются благородные порывы…

Мерль, некромант

Ну, если кто-то думал, что я просто отпустил ребяток, помахал рукой и забыл, то он ошибается. Я внимательно отследил все путешествие до границы, выслушал все перепалки и скандалы, порой с применением тяжелой магической артиллерии и рукоприкладством. А как иначе может быть между тремя такими разными соратниками? С непреходящим удовольствием понаблюдал, как они разгромили заброшенную пограничную заставу, не прибегая к помощи маскировки, которую мог бы предоставить призрак, и лично, но удаленно, позаботился о свидетелях. Гуманизм в таких вопросах неприемлем.

Проконтролировал и передачу послания, слишком уж важное дело, нельзя его пускать на самотек. В принципе, при необходимости, через врученные магичке кристаллы я мог бы ее и одернуть, но эта упоительно честная красавица выполнила все условия договора. А когда связь с вложенным в письмо кристаллом прервалась, стало ясно, что оно нашло адресата. Прекрасно! Даю на раскачку и разработку плана декаду.

Ради интереса я время от времени наблюдал за Лисой, правда времени того было не много, ибо страна активно готовилась к войне. Основную тяжесть тащил на себе Совет, но необходимо было контролировать процесс, иначе дорожка безумного наращивания мощи завернула бы мои планы немножко не туда.

Похоже, насчет декады я преувеличил. Кое-кто управился за пять дней. Мое почтение!

И на шестой день после того, как прервалась связь с кристаллом, я с большим удовольствием принялся наблюдать за процессом смены власти в Светлом лесу, в котором моя красавица решила принять активное участие. Ну, не решила, а, скорее, не имела другого выхода. От предложений, вроде полученного ею, не отказываются. Опасно для жизни.

Лиссаэль, маг огня

Ну, зачем, зачем я в это дело ввязалась? Хотя чего переживаю, непонятно! Одно тянет за собой другое, и, согласившись на сделку с некромантом, теперь пожинаю плоды этого взаимовыгодного сотрудничества. Понять бы еще, кому оно было выгоднее?

Как же я его ненавижу, этого зеленоглазого гада!

Ага, это он во всем виноват!

В чем? В том, что я прямо с дороги, в пропыленной одежде, с грязными волосам и темными маскировочными разводами на лице, вынуждена явиться в Эльфийский Град, да не просто в Град, а во дворец, то есть Древо! Прямо на бал в честь какого-то праздника!

Хорошо хоть, не одна, а в компании Ремеша и Свиста. Да толку-то в них! Встали у порога зала, ненавязчиво преграждая дорогу посторонним. Они на подстраховке, а я выступаю сольно!

Бездна, как я зла!

Век бы здесь не появлялась, но… пришлось вот.

Раздраженно отмахиваясь от цветочных гирлянд, влетела в тронный зал. Еще одно место, без посещения которого чувствовала бы себя лучше некуда. Я, собственно, здесь ни разу не была, с родственниками общалась далеко не в такой торжественной обстановке. Приграничный форпост в Загорье — единственное место, где я была. Но, воспользовавшись любезностью брата (а куда ему деваться?) и предоставленных вместе с инструкциями планами… В общем, дорогу я нашла сама.

Огляделась, делая пару шагов к центру просторного светлого помещения. Эльфы, эльфы, эльфы… ну и эльфийки. Светловолосые, в переливающихся шелковых нарядах, усыпанные цветами и драгоценностями. Советники в мантиях, стража в тонких на вид серебристых кольчугах по углам, предполагаемый наследник.

Зал утопает в солнечных лучах.

Ага, все тут!

Ну, готовьтесь!

Но глаза-то какие у гостей! Удивленные…

Но безопасность здесь ниже среднего. Как побывавшая в застенках Империи Тьмы, заявляю об этом со всей определенностью!

Я ведь сначала препиралась с пограничной стражей! И долго! Эти зануды кого хочешь из себя выведут. Но отказать не посмели. Я была в своем праве, спеша сделать важный доклад, не так ли? К тому же с визой принца, пусть и мертвого. Так вот, за время, что мы провели на границе и телепортами добирались до столицы, можно было армию собрать! А эти… эльфы даже не взволновались! Понадеялись на магию леса… Я же ведь не с уничтожительными намерениями! Просто злая. Так сказать — безотносительно.

К тому же, что может какая-то недоэльфийка сделать? Так вот, она может сказать, и такое…

Я, не давая замершим от неожиданности гостям очнуться, четко печатая шаг, прошла в центр залитого солнечным светом зала.

Вот она, тварь поганая! Повелитель в длинной золотистой хламиде сидел на троне, сохраняя невозмутимое лицо.

Еще три шага… Швырнула свиток ему под ноги, отчего дернулся ближайший советник. Пугливый… это — не взорвется. Уперев руки в бока, фыркнула и громко сказала:

— Не ждали? А мы вернулись!

А теперь не дай свет мне ошибиться хоть в одном слове! Неизвестный адресат об этом предупреждал особо. И о мрачных последствиях нарушения.

— И заявляем, что вы недалекий, непредусмотрительный и недостойный занимать это место политик. Либо несчастный, обманутый, бесполезный и не умеющий подбирать ближних слуг Высокий Светлый! Мы вам более не доверяем! Правом моей крови утверждаю, что вы недостойный представитель Старшей Ветви Древа!

Не дожидаясь, пока отвисший подбородок Повелителя вернется на место, и выйдут из ступора стражники, резко развернулась и бросилась вон из зала.

Где, где там телепортационный амулетик? Перебирая пальцами вытащенные из-за шиворота камни, взмолилась Тьме, чтоб предположения о местах установки отсекателей телепортации были верными. Только бы по границе…

Скатившись по ступеням на изумрудную травку, оглянулась, поджидая напарников. Взмыленные ребята вцепились в протянутую руку, и я активировала перемещение.

Тошнота, мгновенная потеря ориентации… Отвратительно… Но мы еще живы. И находимся, кажется, в Светлом Загорье.

По крайнем мере, под ногами голый камень, поросший сине-зеленым мхом. Над головой синее небо, не вдалеке — густые еловые заросли. Мы живы, чудесно!

Но вот почему-то мне кажется, что великий магистр Мерль среагировал бы куда быстрее! Я бы и шагу сделать не успела, осыпавшись кучкой пепла, а тут… Мы даже из Древа успели выйти!

А еще говорят, что Светлые поголовно телепаты! И могут чувствовать намерения всех, кто находится в пределах видимости.

Неужели они так сильно удивились? Непривычные, видимо, к такому невежливому обращению! А еще многовековые эльфы, обожающие власть!

— Лиса, не пора ли нам… — прервал мои сумбурные мысли Свист, делая замысловатый жест рукой.

— О, да… — и мы гуськом двинулись к лесу. Следующим этапом у нас что? Прогулка… по лезвию меча!

Мерль, некромант

Мое мнение о Повелителе Светлых опустилось так низко, что достигло Бездны. А вот о Темной ветви… Нет, ну кто бы еще присоветовал Лисе так выносить эдикт недоверия верховной власти? Да еще правом крови! Да в таком тоне… изощренно-оскорбительном.

Кстати, моя Лиса права. Я за такое на месте душу вынимаю! А еще говорят, у эльфов скорость реакции высокая! В принципе, это правда. Сам опыты проводил. Наверное, с этим давно никто не спорил… и не пытался отнять власть. Боялись, что ли? Кто вообще этот Повелитель? Рыжий, рыжий, только что не конопатый. Это, между прочим, очень интересный факт. В Светлой династии эльфы через одного если не рыжие, то золотистые, что вызывает закономерные сомнения в чистоте их происхождения. Рыжина среди старшей ветви считается признаком смешанной крови, хотя для И'Наиль было сделано исключение. Лично я думаю, что в предках у них затесался, по крайней мере, один оборотень.

Сильное удивление вредит здоровью удивившегося, решил я. На примере Светлого И'Наиль это прекрасно видно.

В общем, следующим высказался последний оставшийся в живых наследник, причем в том духе, что давно следовало окоротить дядин нос! И слинял с приема. Правильно! Ату его! Дядю, а не наследника.

И у Светлого снесло крышу! Столько прилюдных оскорблений! Такое смывается только кровью!

И, разумеется, очередным этапом шла закономерная месть разъяренного оскорблением благородного Светлого. Ага, этапом, в северные копи! Повелитель сорвался из дворца, даже не обеспечив прикрытия. Смелый и сильный, ага. И яростно налетел на демонстративно прогуливающуюся в предгорьях Светлого леса Лиссаэль. Но та заранее озаботилась приличными щитами и первый натиск разбился о рассеивающие артефакты. Где взяла, вам интересно? Я знаю, но адреса не скажу. Потом огненная в очередной раз сбежала, ибо на подстраховке у нее был неслабый телепортист, а прикрывали двое прошедших огонь, воду и некромантскую столицу людей. И опять Повелитель остался с носом. обо на подстраховке у нее был неслабый телепортист, то золотистые.????????????????????????????????????????????????????????

Дальше пойдут только мои предположения. Спустя сутки Светлого нашли мертвым, причем обставлена была его кончина по полной программе. Взбесившаяся лошадь якобы проволокла его по кочкам горного приграничья и сбросила в ущелье. Там он банально сломал шею, и не помогла ему регенерация.

Хм, некто прямо таки поиздевался над здравым смыслом. Чтоб лошадь под Светлым понесла!!! Всадник-то не демон, а эльф! Изначально способный договориться практически с любой живностью, не обремененной сколько-нибудь сложным сознанием! К тому же что он делал без охраны в горах? Охотился! Мда, на кого, спросите вы? На магичку эту наглую, оскорбившую достоинство Старшей ветви! А с чего Повелитель взял, что она прячется там? А вот взял откуда-то. Подсказали доброжелатели. Тайное послание отправили… А охрану он не взял, скорее всего, потому что хотел применить какие-нибудь запрещенные чары, предающие жертву медленной и мучительной смерти. Есть у этих Светлых и такие, например, проращивание ядовитого хмеля прямо сквозь живое тело. Вот и отправился в горы, навстречу гибели. И на выходе из телепорта, напоролся, скорее всего, на мастера Смерти или Хаоса. Можно предположить, что душа просто была просто изгнана из тела, и волочился он по земле уже мертвенький. Потому что будь эльф в сознании, не выпал бы из седла, да и лошадь бы не понесла.

Ну а животное взбесилось от присутствия убийцы. Нежная тварюшка была, нетренированная. И сошла с ума, только учуяв чуждую всему живому ауру. Или умелую подделку под нее.

Чистая подстава.

Спустя непозволительно короткий срок в полторы декады был возведен в ранг Повелителя последний наследник. В эти дни ноги моих солдат уже топтали землю княжеств, и моим генералам казалось, что весь мир лежит у их сапог. Ну, поменялся Повелитель, ну и что? Он хоть и молодой, но не опустится до союза с людишками. Будут эльфы сидеть в своем лесу, да огрызаться, пока поздно не станет. Мечтатели. В смысле генералы.

Еще через декаду грянула свадьба сестры Повелителя Светлого леса Лианнариана И'Энианнери с единственным близким родственником Повелителя Тирита, то бишь Темного. Моего брата чуть в Бездну демоны не унесли от ярости. Я бы помог, явись они за ним на самом деле. Да вот, не нагрянули, к сожалению, другие дела нашлись.

А потом… о, потом была сформирована коалиция, во главе которой встал Великий Князь того, что осталось от Северных Княжеств. Все государства континента объединились, чтоб уничтожить нас, таких злобных! У-ти, наивные! Если бы я не подсуетился, сколько бы времени прошло до того, как они осознали всю серьезность намерений моих орденцев? Вот… так о чем я?

Ага, официальным поводом объединения стало убийство Светлого Повелителя. Да, Орден Бездны потянул свои наглые загребущие руки к самому сердцу Светлого леса, а потому великие и могучие больше за своими границами отсиживаться не собирались. И приняли активное участие в круговом наступлении.

Угу, а тиритский интриган прислал в войско десяток своих самых буйных магов, в качестве консультантов.

Короче говоря, все при деле.

Жуткая вещь, скажу я вам, круговое наступление. Как будто удавка на шее затягивается. Хрр… очень неприятные ощущения. А если добавить, что я лично устроил все это… Теперь понимаю, что чувствуют самоубийцы. С севера и запада напирают княжеские дружины, усиленные эльфийской военной элитой, на востоке давят индолийцы, ронийские войска блокируют внутренне море и горы. Кучи трупов, реки крови… война, проще говоря.

Даже жалко стало, когда удалось понаблюдать за происходящим на границах. Не людей, ибо все нормальные, умные и достойные из Империи давно разбежались, а остались либо патологические трусы, либо идиоты и сволочи, надеявшиеся отсидеться. Зря надеявшиеся. Жалко мне стало землю. Знаю ведь, что высшая некромантия творит с миром. В таких масштабах она просто высасывает из него жизнь. А если добавить немного огня… после парочки грандиозных сражений остались только выжженные пространства, покрытые жирным черным пеплом. А какие поля были, а сады! А какие в тех садах созревали яблоки! Увы, в ближайшие двадцать лет каких-либо урожаев можно не ждать.

В общем, теснили нас потихоньку, хотя мои генералы упирались всеми частями тела, а некроманты толпами поднимали скелеты.

Спустя два месяца начался массовый переход солдат на сторону противника. Наиболее умных солдат… фанатики стояли до последнего. Примерно в это же время начались покушения на меня любимого. А что вы хотели? Пока все хорошо, тебя боготворят и только что на руках не носят… Тьфу, тьфу, не дай Бездна! В смысле вредительство находится на среднестатистическом уровне. А едва запахнет жареным, причем в прямом смысле слова, так тут же найдется козел отпущения. Тот, кто во всем виноват, а для фанатиков, стягивающихся в столицу, таковым оказался я. Логично, если это слово вообще применимо к их мыслительному процессу. Где-то декаду я был очень-очень занят, уворачиваясь от многочисленных магических и оружейных гадостей, сдавая выживших неудачников братцу на опыты, а позже тоже занят, но другими вещами. Приходилось довольно часто корректировать движения войск, загоняя их то в болота, то в окружение. Собственно, генералы со своими на редкость противоречивыми приказами бы справились и без моей помощи, но жертв было бы куда больше! С обеих сторон. И тянулось бы это безобразие куда дольше.

Братец мой творил ритуал за ритуалом, все его выкормыши разбежались по войсковым соединениям, но делу это не помогало. Ха, как могло быть иначе, если ингредиенты через раз порченые, а ученички иногда даже до места дислокации не доезжали! Правда, Совет ко мне приставил соглядатаев, мотивируя это усилением безопасности. Наивные люди! И нелюди… Эти несчастные не приближались ко мне ближе, чем на пятнадцать шагов. Что они там увидеть могли? А вот наябедничать и помешать по-тихому исчезнуть…

В общем, весело мы проводили лето. У меня от такой жизни даже прибавилось шрамов и седых волос.

Прогуливаясь по галерее, я осматривал практически обезлюдевшие улицы столицы. Все или в подвалах отсиживаются или на стенах готовятся. Замок возвышался над городом угрожающей темной громадой. Девиз «Стабильность и процветание», выгравированный на его воротах, казался утонченным издевательством. Затянутое серыми тучами небо не добавляло оптимизма, мелкий моросящий дождь, идущий вперемешку с противнейшим снегом побуждали к желанию сжечь чего-нибудь. Или кого-нибудь… За спиной послушно шаркала свеженькая троица зомби. Увы, обычных. После того, как мой личный телохранитель пришел в негодность, времени сотворить что-то оригинальное категорически не хватало. Да и не очень-то хотелось. Настроение было какое-то мрачное. Ну, депрессия у меня… бывает. Что я, не человек, что ли? Обычно в таком случае я или напиваюсь, или издеваюсь над окружающими в меру сил и способностей. Только сейчас и тот и другой варианты как-то не к месту. Первый… ну понятно, я может и депрессивный некромант, но не самоубийца. А второй не доставит особенного удовольствия. В замке одни фанатики остались, не считая советников, а много ли радости в мучении мазохистов?

А вообще-то я еще и зол. Правда, на кого? А, не важно, просто зол. Вчера неожиданно обнаружил, что один приличный человек таки в столице остался. Даже два. Ну, может, не приличные, а идиоты? Хотя в Академии у Риона всегда был высший бал по логике… И где эта логика, если он еще здесь торчит? Неужели не видит, к чему все идет? Благоро-одный, точно. Еще лет двадцать назад зародились у меня подозрения на счет его происхождения. Внебрачный княжеский сынок, скорее всего! А Синиль о чем думает? Поддерживает супруга в его безумном решении?

Обернувшись на звук неторопливых шагов, полюбовался на бывшего друга. Почему бывшего? Чем дальше от меня, тем безопаснее. Так мы оба дольше проживем.

— Повелитель, — склонило светловолосую голову это отродье Севера.

— Та-ак, — я неторопливо обошел вокруг замершего в недоумении от срочного вызова воина. Он, между прочим, на голову меня выше! Как не стыдно, пробуждать чувство собственной неполноценности в своем властелине, а?! И выглядит хорошо так, свежо. Голубоглазая бестия, мать его так! На лбу можно выгравировать девиз «Моя супруга меня бережет». Тоже красавица, каких мало. У нас, в Империи, по крайней мере.

— Отлично, — полюбовавшись на демонстративно покорного человека, вытащил из рукава толстенький свиток и помахал им в воздухе, — сейчас вы, мой др-руг, — при этих словах Рион вздрогнул, — возьмете эти документы, соберете вещи и отправитесь в Горный Риль. С инспекцией.

— Но… — вскинулся было воин.

Я улыбнулся. Слегка безумно, как полагается. Я долго тренировал улыбку, копирующую выражение лица брата.

— Это приказ! Ясно? — и пристально на него посмотрел. — Пропуска на двоих.

А вот это его добило. Он сделал шаг вперед, оглянулся…

— Что же ты творишь, Мер…

Кивнув зомбикам, рыкнул:

— Чтоб завтр-ра и духу вашего здесь не было!! Обоих!

Светловолосый отшатнулся и преклонил колено:

— Повинуюсь, мой господин.

— Давай, давай…

И парочка моих трупов выпроводила его из галереи, за дверями которой толпились живые охранники. Вообще-то, чтоб их отогнать, теперь достаточно прищуриться. Ну, еще бы, после того, как я демонстративно кроваво упокоил, а затем поднял одного из самых надоедливых.

Между прочим, я с Рионом и Синиль, его женой, уже лет десять не разговаривал. А ведь учились, пили и гуляли вместе. Дружили мы, поясняю для непонятливых. И в ауспиритэ кутили здорово. Что за времена были! Уж получше этих, кажется. Потом Син уехала на практику в княжества, Рион, обнаружив, что до магистрата не дотягивает, подался в армию и в итоге оказался во Внешней страже столицы Империи. Что до меня… я карьеру делал! Успешно, как видите! Правда, стоит признать, что роман я с целительницей, вернувшейся из Княжества, все же закрутил. Уж больно красива была, а умна… до сих пор облизываюсь при воспоминании. А этот наглец посмел ее у меня отбить. Да еще и женился… так ему и надо! Хотя в итоге все остались живы и довольны друг другом. Относительно.

Только вот я думал, что вытравил из себя лишнее, ан нет, оказывается! Старая дружба не забывается… Жаль этих самоотверженных кретинов стало. Вот и решил помочь убраться обоим из обреченной столицы. Стража стражей, а покинуть город, находящийся на военном положении возможно, только имея полдюжины бумаг, подписанных и заверенных по всем правилам, и не только мной. Но я бы не был я, если б не имел весь комплект, и не в одном экземпляре. Просто на всякий случай. А чтоб эти… хм, как бы помягче выразиться… умные и благородные господа не вздумали выполнить свой долг до конца (чьего, интересно?), отдал вполне четкий и ясный приказ. Если посмеют нарушить, пошлю зомби, чтоб они этих идиотов выкинули за ворота. Инспекция — это дело серьезное. Чтоб не было подозрений, кстати, я до них три пары отправил, в са-амое пекло. Понятно, пеклом эти места стали в момент прибытия инспектирующих.

Думаю, что в отличие от фанатичных служителей, мои посланцы выберутся из сжимающегося кольца благополучно. Да и потом не пропадут. У Синиль, скорее всего, сохранились знакомства в Доме Исцеления, она же вполне классическая врачевательница, да и Рион вовсе не типичный некромант. Княжий сынок, сбежавший из плена, да…

Свои же шансы я оценивал не так оптимистично. Если не прикончат свои, добьют победители. Ну да ладно, по ходу дела разберемся. Нельзя сказать, что у меня не было плана. Был, но не дающий стопроцентной гарантии на успех, так сказать. Следовало тихо-тихо испариться из замка Ордена в самый последний момент перед штурмом, ровно в тот момент, когда ни одной, ни другой стороне до меня не будет дела, и раствориться на просторах разгромленной страны. У меня и недвижимость прикуплена на нейтральное имя, причем даже в Мории! Только с «последним моментом» должны возникнуть трудности. Наверняка! Следовало как можно дольше оставаться в замке, дабы мои фанатики не разбежались. Создать, так сказать, мощный оплот сопротивления, который войска коалиции должны уничтожить поголовно. Хорошо бы еще стены с землей сравняли. Воспитанники же моего братца собираются стоять до конца… если в качестве цементирующей составляющей будет присутствовать сам Великий Магистр. Да и большинство Светлых с куда большим энтузиазмом полезут на стены, если там как следует помаячит моя драгоценная персона. А вот потом придется выбираться из осажденного города… мало приятного! К тому же если меня хотя бы заподозрят в желании смыться, то никакие руны не оградят против объединенной мощи двух десятков глубоко обиженных некромантов.

Пробуксовав некоторое время на границе, войска светлых двинулись вперед. И живенько так, с ходу беря города и быстро давя ожесточенное сопротивление крепостей. Только вряд ли это было так стремительно, если б я не передал кое-кому ключи-пароли от универсальной магической защиты. Думается мне, тратили б на каждую не меньше десяти дней. А так… халтура!

Медленно ли, быстро ли, но к первому снегу объединенная армия подступила к стенам столицы и замкнула кольцо. И, кажется, моя огненная магичка прибыла вместе с ней. Пойти, что ли проверить?

Лиссаэль, маг огня

Какой демон меня затащил в эту дыру? Так примерно я думала, направляясь в штаб коалиции, расположенный на подступах к высоким мрачным стенам столицы. Не так уж давно я покинула этот город, тайком и с большим трудом. А теперь вот вернулась. Вообще-то после удачной подставы с Повелителем Светлого Леса я с полным правом могла уйти на покой, собственно, мне настойчиво предлагали остаться у эльфов в качестве почетной гостьи, но… как не могла я отказаться от предложения, сделанного через душу-посредника одним Темным, так и сейчас не была способна оказаться не у дел. Да, тогда мною двигала месть, жаркая и не способствующая трезвой оценке происходящего. Оттого и оказался удачным безумный экспромт с наглым обвинением Светлого Повелителя. Я совершенно не жалею о его смерти, заслужил. Как и я — благоговейные почести окружающих, ибо часть эльфов была убеждена, что я самостоятельно прикончила их властелина. Наиболее романтическая часть, надо признать. Более разумные персоны считали, что я посредник, исполняющий грязную работу и имеющий заоблачное покровительство. А на самом деле я — всего-навсего пешка, да теперь еще и отработанная! Вот от подобных идей я и сбежала в армию, где меня приняли с распростертыми объятиями и заключили очень выгодный контракт. Тоже частью из-за зародившейся репутации, но не только. Маги огня все же очень пригодились во время этой компании. Мною двигало, наверное, нездоровое любопытство и желание подраться. Просто так, для души. Покрошить зомби, прижечь вурдалаков…

А любопытство… мне хотелось понять, зачем Великий Магистр затеял эту странную войну. Неужели именно для того, чтоб уничтожить собственную Империю? Но разве он в таком случае не должен был уже тихо исчезнуть, бросив своих людей на произвол судьбы? Я бы… А некромант все еще маячил, как недостижимый приз, вне пределов досягаемости заколдованных арбалетов. Причем в прямом смысле слова. Армия расположилась в двух полетах стрелы от стен столичного города, и от шатров отлично просматривались готовящиеся к отражению атаки солдаты противника. Разумеется, только теми, кто мог похвастаться эльфийским зрением. Я остановилась, поправляя плащ и натягивая поглубже капюшон, не спасающий от мерзкой мороси. Посмотрела на стену. Суета среди чернобалахонных служителей Бездны, командующих наряженными в серую форму живыми, и разномастными зомби только усилилась, когда среди зубьев высоченной стены показалась невзрачная фигурка в сопровождении стандартной частично умертвленной свиты. Нет, с такого расстояния я не могла сказать точно, кто это… в конце концов, немалое количество высокопоставленных фанатиков уже посетило последний рубеж обороны. Но они не хранили равнодушное молчание, а изливали на многотысячную армию потоки грязных ругательств и неисполнимых обещаний. Этот же прошелся молча, после чего крохотные фигурки на стенах забегали еще быстрее. Неожиданно он остановился, выглянув в амбразуру, и я замерла, ощутив на себе его внимание. Спрятанный на груди кристалл слегка нагрелся и дернулся. Судорожно выдохнув, отпрянула назад, за один из шатров. И перевела дыхание.

Иррациональный страх, неожиданно вцепившийся в сердце, немного ослаб и спрятался в глубине души. Как странно… я боюсь… этого некроманта. Почему? Ведь была свидетелем множества куда более страшных вещей, а один только намек на то, что могу лишиться разговоров с призраком брата, заставил превратиться из весьма безжалостного наемника в дрожащую тварь.

Тряхнув головой, двинулась дальше, на последний перед решающей атакой совет. Я числюсь в магическом корпусе, что самое странное, ронийском. Впрочем, это было настолько разномастное собрание, что одна светловолосая полукровка просто терялась на фоне смуглых, сероглазых потомков орк'ха.

Моей обязанностью последние три месяца было примитивное сожжение не-мертвых. Очень много не-мертвых, прямо-таки горы… мне они уже сниться начали. Представляете, какие у меня сны? И какое настроение с раннего утра? Под злостью и раздражением я усиленно прятала усталость и безнадежность, что не самым лучшим образом сказывалось на моей способности плодотворно общаться с окружающими. Да еще ребята прибудут только дня через четыре, прямо к шапочному разбору. Они сейчас зачисткой северных территорий занимаются… мне их, честно, не хватает. Не территорий, друзей. Но приказ есть приказ, а дисциплина есть дисциплина. Хотя, я подозреваю, что Свист, что Ремеш не горели желанием возвращаться сюда. Неприятное место, гадкие воспоминания… А вот я, похоже, мазохистка.

Война, вообще-то, дело далеко не благородное, а даже грязное, размышляла я, меся ногами раскисшую землю. Да, конечно, мы побеждали, причем малой кровью. Информация о продвижении врага регулярно поступала от вечно недовольных жизнью советников-дроу, наиболее разумные солдаты сдавались при одном только виде коалиционных войск. Часть из них отправляли во временные лагеря, а кое-кого, руководствуясь странными соображениями и непонятно как полученными сведениями, убивали на месте, даже не пытаясь допросить. Правильно, между прочим. Один такой одуванчик, молодой человек с рассеянным взглядом, приведенный в ставку командующего по просьбе одного не слишком умного, зато любопытного лорда, не хуже Магистра Мерля пользовался Туманом Забвения и уложил этого любопытного, а так же не менее десятка солдат, бросившихся на защиту князя. Да еще и штатного мага зацепил, пока наше подразделение не подоспело. Хорошо, что мимо проходили. Вот я с ним церемониться не стала. Пара огненных Сфер, Синий огонь, Дематериализация призванных тварей и на всякий случай Полное Развеивание души, чтоб сей адепт Ордена Бездны не восстал в виде призрака или какой-нибудь высшей нежити. Временный напарник, угрюмый полуорк-рониец, потом спрашивал меня, отчего я так неаккуратно расходовала силу? Призналась ему, что довольно близко познакомилась в свое время с методами некромантов. И гарантий полноценного упокоения не дам даже сейчас. Остатки тела хорошо было бы сжечь а пепел развеять по ветру… Меня, представьте, меня обозвали параноидальной сумасшедшей эльфийкой!

Кстати, дроу были чрезвычайно наглы и угрюмо-пренебрежительны, но по некоторым обмолвкам Советника И'Веаль, не менее высокомерного типа, усиленно пытавшегося уложить меня в постель… или в стог сена… стало ясно, что к нам посланы наиболее адекватные. Могу себе представить, что сейчас творится в Светлом Лесу и окрестностях! Я уехала до исторической свадьбы, но отголоски скандала, который закатила сестра Повелителя дорогому родичу, докатились и до выдвигающейся к Империи Тьмы ставке. В виде трех сотен эльфов, некоторая часть из которых могла похвастаться потрясающего вида отметками на лице. Как будто их долго возили по траве и кустам, причем колючим. Окольными путями удалось выяснить, что меченые входили в охрану нового Повелителя и как раз были на дежурстве, когда двое не до конца вошедших в силу эльфов принялись выяснять отношения. А не вошедшие в силу представители Старшей Ветви Древа выясняют отношения с помощью огня, воды и прочих боевых чар. Это вам не магическая дуэль старшего поколения Светлых. Постоят, постоят двое друг напротив друга, а потом бац — и один их них оказывается с выжженными мозгами… Так что от позорного падения Великое Древо спасло только появление жениха и то, что он был слегка навеселе… Ну и воспринял безобразную драку и истерику с размахиванием мечами как веселое предсвадебное развлечение. Дроу, говорят, долго мурыжил вопросами Повелителя, желая выяснить, где будет жить и каковы его обязанности, мимоходом отмахиваясь от разъяренной невесты и стражей. Затем, разумеется, предложил выпить…

Ко всему прочему веселый человеческий обычай мальчишника оказался ему не чужд. И плавно перешел в свадебный пир и тяжелое похмелье.

И что можно сказать о медовом месяце пары, ставшей жертвой политического союза, если любимым развлечением самых спокойных дроу, что сейчас с угрюмым вожделением рассматривали вражеских солдат, было жонглирование черепами? Как человеческими, так и звериными. И где только доставали?

А стог тот прелый горел просто замечательно. И даже серебристая грива эльфа была слегка подпорчена и укорочена. С тех пор он общался со мной только через посредников, не желая даже вспоминать о том, что почти месяц пылал ко мне нездоровой страстью. Вот же гад!

Для одноразового постельного приключения я годна, видите ли, а для серьезных отношений… увы, не чистокровная! И соловьем он разливался, и обещания раздавал, да только выполнять не собирался. В этом смысле некромант мне понравился куда больше. Беспринципный, наглый, своего не упустит, но ничего сверх возможного не обещает. Да к тому же даже одиночная камера в Замке Ордена удобнее неубранной копны. Только в своем тогдашнем состоянии оценить хорошего отношения Магистра я не смогла…

Почему я не рассказываю о планах командования? А что про них рассказывать? Я не тактик и не стратег, а простая наемница, которых не посвящают в планы князей и генералов. Есть участок работы, есть приказ и тот, кто вправе отдать иной. Больше мне не положено знать. Ох, порой это раздражает… Безумно. Да, я наемница, да, разменная пешка в игре великих, но вполне разумна и могла бы пригодиться не только в тупой долбежке выделенного участка стены. И когда весь этот фарс кончится, я уйду, и больше никогда не буду связываться с армией. Не мое это.

Сидя на твердой скамье, задумчиво возила пальцем по столешнице, и слушала очередную установку. Хотелось есть, пить и спать, а в палатке меня ждала койка и сухой паек, который не мешало бы употребить по назначению. Завтра может не оказаться времени, если погода наладится, днем пойдем на приступ.

План же был прост, как… валенок? Это такая национальная обувь в северных княжествах, довольно сложная в изготовлении. Атаковать собирались по трем направлениям с простым приказом убивать все, что движется, и сжигать все, что не убивается. Сперва стены, потом поэтапная зачистка улиц и на десерт — дворец Ордена, полный высших фанатиков. А на сюрпризы, без которых наверняка не обойдется, есть у нас маги Тьмы и Света, гордо заметил И'Веаль. Ну да, ну да… скептически хмыкнув, пожала плечами. Темные, я еще понимаю! Янтарноглазые адепты Хаоса дружно проигнорировали собрание, разминаясь где-то позади палаток. Оттуда доносились шипящие смешки и взрывы чуждой энергии, больно бьющей по ауре. Я сплела руки, поправляя щиты. Эти господа сами по себе сюрприз. Ядовитый. А вот Светлая ветвь… что-то о себе слишком хорошего мнения. Здесь сейчас присутствует сотня лучников да пятерка природников. А вовсе не отряд легендарных магов Света, от вида которых нежить сама закапывается! От нас, огневиков, и то больше пользы ожидается. А эти что, будут колючие да ядовитые кусты на камнях выращивать? Или лестницы-лианы? Мм, а что, идея неплохая…

Закашлялась, когда один из сидящих рядом патентованных некромантов закурил сигару. Присутствующие в количестве трех штук светлые дружно чихнули и демонстративно отсели подальше, за другой конец стола. Аллергия у них, что ли? В палатке вообще-то царил такой тяжелый дух зелий и эликсиров, что унюхать что-то еще было сложно. Алхимики пол дня здесь свои хитрые взрывчатки варили, для подрыва ворот. Но аромат горькой полыни… это такая мерзость! Похоже, этот черноглазый садист использует траву в качестве стимулятора, и, вдобавок, отгоняет эльфов. Попросить, что ли? Нет, для меня слишком крепко, да и побочные действия…

Теперь здесь точно топор вешать можно. Все же почти два десятка людей… и нелюдей здорово надышали. И все так и лучатся дружелюбием! От взаимоистребления нас удерживал только четкий и суровый приказ. Парочка нарушителей перемирия была повешена еще в начале войны, даром, что магами были не из слабых! Князь воспользовался услугами служителей Единого бога. Мерзость, конечно, но действенная… кажется, после того, как закончится война, они заберут в княжествах великую силу. Уже сейчас наряженные в цветные мантии северяне с постными, но благостными физиономиями выглядят хозяевами мира!

Что-то я отвлеклась.

— Всем все понятно? — сурово спросил главный эльф. Правда, перед этим он долго пытался прочистить горло, а сплюнуть горечь полынную ему не позволяло происхождение. Это так вульгарно! Наверное, проглотил.

Все дружно покивали. Я даже и того делать не стала, просто встала, накинула плащ и пробралась к выходу, по пути отдавив ногу И'Веалю. Тот промолчал, вспомнив, что мы не разговариваем. Хотел выругаться, но осекся под взглядом старшего. Мелочь, а приятно.

Судорожно вздрогнув, распахнула глаза. Вдох, выдох… спокойнее. Бешено колотящееся сердце немного унялось, и я поднялась с узкой койки, ставшей моим прибежищем в эту ночь. В нынешней ситуации хорошо, что хоть такое спальное место нашла. Да только вот не пригодилось. Я только задремала в полглаза, как тут же рухнула в странный иррациональный кошмар. Трупы, кровь, смерть… Кажется, меня съели?

Дрожащими руками запалив огонек, зажгла свечу. Соседняя лежанка была пуста, похоже на нее никто и не ложился. На серых стенах палатки плясали тени, сквозняк морозил босые ноги. Я не раздевалась, но сапоги-то снять надо, не так ли? На улице царила тишина, прерываемая только перекличкой часовых, да злобным шипением огней, зажженных по периметру лагеря. Шаги дежурных сливались со свистом ветра, навевающего отчаяние. Закутавшись в одеяло, всхлипнула. Да что это такое?! Второй месяц не могу нормально выспаться! Только глаза закрою — такое снится, что орать во сне начинаю. Ну что же, как бы скоротать время до рассвета?

Взяв в ладони неровный дымчатый кристалл, подышала на него и выжидательно уставилась на противоположную стену. На ее фоне медленно проступили сияющие очертания человеческой фигуры. Да, вот так я коротаю бессонные ночи. Разговоры с братом-призраком не всегда поднимают настроение, но заставляют кошмары отступить и взглянуть на происходящее с другой стороны. Пожалуй, я благодарна некроманту… иногда.

В тишине прошелестело:

— А не опасно ли здесь вызывать меня, а?

— Нет, — вздохнув, покачала головой, — никто не учует, здесь слишком сильны помехи от темных чар.

— Ну, смотри, найдутся умельцы и развеют…

— А что, ты так дорожишь своим посмертным существованием?

— А тебя опять мучают кошмары? — риторически вопросил брат, обретая объем. Полупрозрачный колышущийся силуэт в сумраке показался настолько реален, что хотелось его коснуться.

— Да, — поникла я.

— Не расстраивайся… это пройдет. Хоть призраки и не чувствуют… так как люди… и спать не спят… Я был в Бездне. И не хочу возвращаться.

— И что?

— Страх, он везде одинаков. В тебе и во мне живет страх… — прошелестел призрак. — Я не хочу возвращаться, ты — тоже. Но это не правильно.

— Угу, зачем вот я вернулась?

— Чтоб сразиться с ужасом… испепелить воспоминания.

Я хмуро прикусила губу. Ах, как он прав…

— Пусть так… — пора менять тему, — и ты не хочешь, чтоб тебя развеяли. А вот когда некромант со стены на нас смотрел, что ты чувствовал? Не боялся?

— Не-ет, — тень улыбки скользнула по губам брата, — зачем ему? Он вытащил меня из Бездны, заплатив кусочком собственного посмертия!

— Странно, — я устало сгорбилась, — зачем ему это?

— Для кристаллов связи…

— Но платить собой?

— Да, для некромантов не типично…

Я согласно кивнула. Обычно они платят чужими жизнями, оттого их ремесло и является таким кровавым. И запрещенным к использованию. Только ронийская магическая школа и осмеливается патентовать таких магов. Их принимают на обучение в таком юном возрасте, что удается намертво вдолбить некоторые основы и щепетильность при использовании некоторых методов. Выпускники кафедры некромантии несколько брезгливы…

Как у меня повелось, мы прошептались всю ночь. А утром началось…

Мерль, некромант

Ну вот, а я надеялся, что еще пару дней мой дорогой братец потерпит! И хотя бы в сей предрассветный час мне удастся отдохнуть. Так нет же, именно сейчас он начал применять тяжелую артиллерию. Значит, пора убираться отсюда. Встав с уютного кресла, аккуратно поставил бокал с вином на столик и потянулся, разминая мышцы. Тьма, как же я устал.

Сцепив пальцы, прислушался к стонам и скрипам замка. Камни были категорически недовольны происходящим, потолки и своды капля за каплей теряли устойчивость… В одном из скрытых от глаз простых смертных залов, где всегда проводились особо интересные ритуалы, концентрировалась сила. И очень специфическая, из тех, что стараются будить как можно реже.

К горлу подступила тошнота. Не от брезгливости, меня трудно чем-то кровавым смутить, простая физиология. Прах, тлен и гниль, извлекаемые сейчас из Бездны, задевали за раскинутую мной тонкую поисковую сеть. И аура, признаться, не столь мощная, чтоб игнорировать совместное воздействие двух десятков магов, вливалась в этот гадостный резонанс и от этого терялась концентрация. К тому же настройки моих амулетов рассыпались в прах… Ну, точнее могли сорваться в любой момент. Заканчиваем. Потерев виски, в которых зудела боль, встряхнул кистями, сбрасывая заклинание.

Тьфу, гадость. Хотя…

Полная, настоящая Звезда Хаоса. Очень удачно. Но плохо то, что меня не позвали на ритуал. Совсем уважать перестали. Придется невежливо, без приглашения…Ну, ничего, я еще им напомню про то, кто здесь главный. В последний раз.

Если честно, в подвал я не собирался идти ни за какие блага. Ушел бы тихо по прекрасно изученным тайным ходам, только меня и видели. Угу, как же. Есть одно большое НО. Договор. С персоной, планов которой лучше не нарушать. Лиссаэль вот, стиснув зубы, выполняла, несча-астная. Переполох устраивала в Светлом Лесу. Вот и я весь из себя такой же, обиженный. Заикаться о том, что требования, переданные напоследок с призраком, невыполнимые, даже и не стоит. Лучше попробовать выжить.

Так что…

Поторопимся? А то ведь можно и опоздать к кульминации. Первое и главное — лаборатория. Открыв дверь, посмотрел на тускло сияющие в темноте амулеты. Да… жаль добро бросать. Поэтому заберу все, что смогу унести. Ну, жадный я, жадный! Пробежался кончиками пальцев по разложенным на столе изделиям, ощущая легкие покалывания. Что тут у нас самое полное? Щиты, накопители силы и исцеляющие амулеты — на шею; на пальцы правой руки, вместо кастета — призывающие призраков кольца и парочка огненных алмазов. На левую — четыре тонких серебряных колечка, соединенных цепочкой — артефакт посмертного проклятия.

Вот теперь я похож на ювелирную лавку. Только серег не хватает. Впрочем, дело поправимое. Тонкое золотое колечко, подвешенное за проволочку на гвоздике, лежало в бархатной коробочке с таких давних времен, что я даже про него забыл. Наследство одного удачливого диверсанта. Ему удалось пробраться через эшелонированную систему безопасности дальше всех, да и умереть получилось без мучений. А опытный, существующий в единственном экземпляре, амулет, маскирующий ауру носителя, достался мне.

Поморщившись, одним движением проколол мочку уха и закрепил серьгу. Слизнул кровь с пальцев. Пусть это будет единственная потерянная мною капля! М-да… вот уж вряд ли!

Дальше… Окинув прощальным взором собрание редкостей, вскрыл тайник в одной из стен. С оружием. Забрал небольшой, можно сказать карманный, арбалет и набор стрелок с особой начинкой. Пусть малышу в локоть длинной далеко до станковых монстров, что стоят у нас на стенах, зато самое то для коридоров и переходов.

Отбросив черную мантию, остался в легкой рубашке, жилете… Ну и далее… пристегнул на пояс арбалет.

Вперед.

Выйдя из покоев, резко развел руки, всаживая в грудь охранникам короткое проклятие. Оба мгновенно осели на пол пустыми мертвыми мешками. Раздраженно отмахнувшись от воющего призрака, тут же осыпавшегося незримым пеплом, нырнул в один из ходов.

Пыль, пыль, пыль… Тьфу! Это сколько же я здесь не ходил. А вот и ступеньки. Винтовая лестница уходила в колодец, дна которого было не видно даже «ночным зрением». Касаясь свободной рукой влажной стены, понесся вниз.

Сократив путь, вышел уже в подвалах, в преддверии ритуального зала. Где-то выше остались боевые десятки ордена, с одной единственной установкой — не допустить моего появления внизу. Любым способом. А против совмещенной мощи трех отрядов, состоящих пусть всего лишь из младших адептов, никакой магистр не выдержит. Количеством задавят, поганцы.

Не любит, не любит меня брат. Да и в курсе, как я отношусь к тому ритуалу, что он затеял. Отрицательно отношусь, ибо жизнь свою люблю трепетно и нежно. А результатом пробоя реальности будет однозначная и окончательная смерть. Не только моя, впрочем.

Так что приговор вынесен и обжалованию не подлежит.

Что тут у нас? Во влажном сумраке, освещаемом только парой факелов, шевелилось, сопело и скрипело нечто…

Охрана, прелесть какая!

Несколько потрепанных, истерзанных зомби, повинуясь неслышному приказу, безвольными вонючими кучками осели на камни. Сила, наполняющая их кристаллы, частично рассеялась в пространстве, а частью осела у меня на щитах. Чтобы тут же устремиться в полет уже в виде десятка призрачных игл. Боевая пятерка последнего рубежа обороны — высококлассный лич, пара магов и воины до кучи вынуждены были уворачиваться, вместо того, чтобы атаковать.

И все пустые, без единого щита. До последней капли отдали силу дорогому брату. В рукопашную они, что ли, драться со мной собираются? Не самая хорошая идея. Я драться не умею, просто обычно до ситуации соприкосновения клинками процесс уничтожения не довожу.

Танец меченосцев вещь красивая, даже в исполнении этих ошметков в черных тряпках. Выписывая пируэты клинками, они пытались избавиться от надоедливых, как пчелки, синих иголок. Те вились, вились, только что не зудели. А на сине-серой коже лича проступили темные узоры «последнего приказа». А вот этого не надо!

Руна разрушения, стремительно начертанная в воздухе, впечатала мертвеца в стену, краем задела остальных, сметая тела к порогу зала.

Перестарался. С этими рунами так всегда, чуть отпустишь контроль — потеряешь излишек энергии.

Я неторопливо зарядил арбалет, прислушиваясь к происходящему за тяжелыми дверями. К горлу подступала тошнота. Успеваю.

Так. Двери заложены засовами, наверняка. Помню, помню, толстые такие, чуть ли не бревна. Значит…

Присев на корточки перед еще живым магом с продавленной грудью, положил ладонь ему на лоб. Тот что-то прохрипел, кривя лицо в гримасе презрения. Из уголка рта вытекла тонкая алая струйка. Чуть надавил пальцами и разумом, глядя в мутные от боли глаза, сливаясь с ним аурой. И потянул остатки его жизни на себя.

Примитив, самые-самые основы черного целительства. Но энергия-то нужна. Так что без жалости.

Кожа полумертвого мага посерела, лицо осунулось, усохло, тело стремительно превратилось в мумию. За миг до того, как душа неудачника отлетела в Бездну, разорвал контакт.

А теперь… Вскинув левую руку, размял пальцы. Спустя миг на дверь легла, тускло сияя, руна Праха. Дерево потускнело, покрылось стремительно отслаивающейся коростой и рухнуло вниз мелкой серой пылью, забивающей горло и нос.

Задержав дыхание, шагнул вперед сквозь поднимающиеся к потолку клубы праха и вскинул арбалет. Щелчок. Зачарованный болт, вращаясь, полетел в ближайшую ко мне спину, затянутую в черную мантию. Полыхнули алым руны на древке, и, ввинтившись в плотное магическое поле, он мигом оплавился. Линии семилучевой звезды, свет от которой был почти не виден из-за пыли, пересекла уже оплавленная, роняющая горячие капли нить. Причем вовсе не утерявшая своей убойной силы. Маг, держащий щиты, упал на камни. Растекшаяся по его спине лужица прожгла ткань, добавив к ароматам благовонных палочек запах горелого мяса.

Пронизывающий до костей речитатив ненадолго прервался. И сверху, потеряв равновесие, обрушилась накопленная сила. В висках стрельнуло дикой болью. Т-тьма… Слизнув кровь с прокушенной губы, торопливо перезарядил арбалет.

Прах медленно оседал, открывая живописную картину. В свете тускло сияющих линий Звезды хаоса, в рвущем щиты магическом ветре стоял брат. Еще шестеро магистров, покачиваясь под напором силы, пытались восстановить стабильность потока, кровь из распластанных перед ними жертв алыми нитями тянулась вверх. И безнадежно запутывалась, превращая четкий узор резонанса в гнусную, разболтанную мешанину потоков. Прерваться они не могли…

И тут внешние щиты рухнули, отшвырнув меня к стене сильнейшей отдачей и перемалывая в фарш магистров. В глазах на миг потемнело. В ушах стоял неразборчивый гул. Вскинувшись, машинально разрядил в ту сторону арбалет, отшатнулся от бьющего по стенам зала мелкой каменной крошкой вихря. От ударов оставались глубокие выбоины…

И встретился взглядом с братом. Тот неподвижно стоял посреди демонического буйства, собирая силу и не обращая внимания на секущие его тело осколки.

— Предатель… — я скорее угадал, чем услышал его слова.

Ну, есть немного.

А у него получилось собрать в горсть часть силы. Природник мой Темный, Бездна его забери… Его бы энергию, да на благое дело! Стены ощутимо дрогнули, когда вихрь поменял направление, ринувшись ко мне гигантским копьем.

Сделав шаг вперед, раскинул руки, вычерпывая содержимое амулетов почти до дна.

Щит!

Сырая волна прошла сквозь него, как через бумагу, и впечатала меня в стену. Ребра хрустнули. Белесые линии Звезды хаоса мигнули…

Но руна Отражения, встроенная во все мои щиты вторым слоем, запустила еще один резонанс вдобавок к Звезде Хаоса. И силовое копье, едва не размазав меня по камням, вернулось назад. Разрезало пыль, отшвырнуло брата, кривящего лицо в насмешливой гримасе, взбаламутило остатки идущей вразнос энергии… И выбило колонны, кусками повалившиеся вниз.

Тьма!

Отлепившись от стены, покачнулся. Или это пол подо мной как корабль танцует? С потолка начали сыпаться камни, запах крови и смерти щекотал ноздри. В груди будто засела пара кинжалов. Опираясь рукой о стену, двинулся в ту сторону, где в пыльном облаке исчез братец.

Похоже, наверх не выберусь… магический фон не даст запустить исцеление… Еле ноги переставляю. Состояньице не для лестничных пролетов. Резкий кашель добавил к паре кинжалов в груди еще десяток.

Хорошо, что на полу камни мелкие валяются… пока.

Если упаду — не встану.

В голове стало мутно от боли. Зрение расплывалось… но тело родственничка я нашел. Природник, тьма его побери… Он был еще жив. Слабо ворочаясь в пыли, пытался перевернуться на бок. Разобрать, насколько серьезны его раны, было невозможно.

Добить. Немедленно.

Рухнув на колени, положил руки ему на затылок. Надавил…

Под ладонью полыхнул огнем желтый алмаз, вставленный в кольцо. Металл оплавился, но и голова братца превратилась в обугленную головешку.

Руку до локтя прострелило болью.

Плевать. Не отвалится.

А от запаха гари неожиданно захотелось блевать. Что-то раньше это меня не беспокоило…

Пора отсюда уходить.

Где тут мой любимый, дорогой и вообще бесценный потайной ход?

Зал содрогался все сильнее… Посмотрев вверх, в очередной раз мысленно помянул Тьму. Потолок медленно опускался.

Сшибленные опоры были несущими? Плохо, очень плохо. Плохо я архитектурные планы изучал. Но представляю, что там сейчас наверху творится. Прелесть! Штурмовать нечего будет.

Пошатываясь, поднялся с колен. Где этот демонов ход? Пыль, в ушах гудит, грохот такой, что мыслей не слышно. Впрочем, о чем таком вечном и ценном можно думать в момент предполагаемой кончины? Только подсчитывать, сколько веков посмертия Ловцу должен.

Полагаясь больше на везение, опять двинулся вдоль стены.

Тьма! Мать моя! Не видно ничего!

Немеющими пальцами неожиданно нащупал дверь. Ага… Что это за знак вырезан? Двойное кольцо? Эта ведет дальше, в казематы…

Значит… Сюда!

Дернув за ближайший канделябр, протиснулся в открывшуюся узкую щель. Еле переставляя ноги, двинулся вперед. Ну, родимые, выводите! Боль в ребрах стала острее, при дыхании так вообще… будто осколки легкое протыкали. Бездна!

Переждав приступ, скручивающий внутренности, поплелся дальше. Вот ведь, и исцеляющие амулеты не применишь. Утешает только то, что идти надо по прямой, и все больше вниз. Но долго…

Иду, иду, иду… Представляю, на что я сейчас похож. На перекособоченного, несвежего зомби.

Шум позади… Обернувшись, замер и прислушался. И прибавил ходу. Каменный потолок осыпался, проседая. Пока медленно, но… все еще впереди.

Только сейчас понял, что с пальцев истекает магический Призыв. Вот ведь Тьма! Что-то я часто ругаться стал, нехороший признак. Но и такой бесконтрольной растраты мизерных ресурсов силы не допускал уже лет тридцать как. Причем бестолковой к тому же. Здесь же нет ни одной нематериальной сущности, созданной мной. Да и зачем они нужны?

Впрочем, оправдаюсь состоянием. Потом. Заблокировав чары, двинулся дальше.

Лиссаэль, маг огня

Я ошарашено наблюдала за плясками возвышающегося над стенами города замка, не забывая, впрочем, поддерживать щиты. Откровенно говоря, мне с моего места были видны только шпили, но и этого хватило! Впечатлений — на всю жизнь!

Сначала меня, едва успевшую прикорнуть после задушевных разговоров, засветло будит командир. Вытаскивает расхристанную меня наружу и кратко приказывает становиться в Круг. Впрочем, почувствовав, что творится где-то в осажденном городе, я сама, сглотнув, проглотила нецензурные возражения и полностью раскрылась, хватая за руки последнего из выстроившихся цепью магов. Кто-то из боевиков сжал другую мою ладонь.

Мы стояли на ветру. Холодный дождь хлестал по лицу, спутанные волосы облепили спину. Сыплющиеся из серых предрассветных туч мелкие льдинки секли кожу под тонкой рубахой. Магия гуляла между нами, выстраиваясь в защитные полосы и линии.

А в городе некромантов поднимала голову мрачная, мощная сила. Не остановить которую значило — потерять весь мир.

Мимо с ленцой прошествовал дроу, задумчиво щуря алые глаза и кутаясь в темный плащ. Вот кто не спешил. Остановился. Хмыкнул. Выпростал изящную руку из-под ткани и принялся разглядывать когти.

И чего он ждет, распластав по холмам крылья своей ауры? Прорыва?! Нет… Наверное, вот этого момента? Когда неожиданно, ни с того, ни с сего мощная отдача хлестнула по нам, по суетящимся на стенах защитникам, по готовящимся к торопливому штурму нашим солдатам.

Зашипев от боли, я едва не нарушила круга. А дроу довольно улыбнулся.

И вот тут башни заплясали. Я даже холод перестала чувствовать. Или просто замерзла так, что кожа потеряла чувствительность…

Вспомнив, кто оставался помимо фанатиков, в столице бывшей Темной империи, задумалась. Интересно, чем сейчас занимается Великий Магистр Мерль?

И тут, словно в ответ на незаданный вслух вопрос, спрятанный на груди кристалл начал нагреваться. Спустя мгновение кожу уже обжигал нестерпимым жаром маленький комок огня. Пронзительно-синяя искра мелькнула в тусклом рассветном сумраке, уносясь куда-то вдаль.

Застонав от острой боли, я рухнула на колени, теряя контакт с магами Круга. Впрочем, по цепи, кажется, уже пошел приказ его заканчивать. И какое мне дело, что эти надменные военные увидят во мне слабость? Я — не воин, я просто наемница, мне с ними в разведку не идти.

Сквозь марево бессознательного до меня доносились крики и шум разгорающейся битвы. Поднявшись с колен, огляделась. Замечательно. Вон… солдатня с энтузиазмом на частично осыпавшиеся стены полезла, пока защитники деморализованы…И, похоже, бесполезного мага, то есть меня, никто не собирается привлечь к сражению. Списали… Даже обидно немного. Все ждали, ждали от убийцы Светлого Повелителя чуда, да не дождались! Да, звезд с неба не хватаю, но ведь вполне устойчивый стихийник! Могу долго держать огонь! И аура у меня хорошая, плотная… И вообще, я развиваюсь, расту. Мне вот есть куда! А этим армейским…

Пока я предавалась самобичеванию, дроу стоял рядом, искоса так на меня поглядывая. Вот… гад еще тот. Любопытствует. Хотя уронить достоинство в глазах Темного не так противно. Он хоть стыдить не будет. И почему-то кажется, что этот тип знает о том, что происходит куда больше, чем даже командующий? Впрочем, какое мое дело?

А сейчас мое дело…

Земля под ногами ощутимо содрогнулась. Грохот едва не заставил пригнуться и рухнуть в грязь. Я вскинула голову, и взгляд заметался по пустоте, где только что еще были видны шпили Орденского дворца.

Тьма!

Так что я хотела сделать?

Эта мысль пришла уже на бегу. Я неслась прочь из лагеря, игнорируя окрики дежурных, натыкаясь на спешащих по убийственным делам солдат.

Где, где там этот потайной ход?

Зачем я туда помчалась? Не зачем, а за кем. За братом. Его явно позвал тот, кто сотворил кристалл. То есть этот некромант сволочной. Найду — верну! И этому чернобалахоннику мало не покажется! Не позволю отбирать то, что принадлежит мне!

Скользя и оступаясь, съехала вниз, к подножию холма. Ну, где же! Не помню, не помню… Все эти склоны на одно лицо! Сосредоточившись, попыталась нащупать призрака… Дорогу покажи, братец! Кристалл на цепочке ощутимо дернуло.

Куда?

Сняв его с шеи, я вытянула руку вперед, следя за направлением. Ага, ага… Уткнувшись носом в поросший пожухлой травой склон, на миг задумалась, затем раздраженно фыркнула. Отбросив спутанные волосы за спину, повесила кристалл на шею и принялась ощупывать место предполагаемой двери. Мыслью и силой.

Маг я или не маг? Импульс прошел сквозь камни и замер в пустоте. Так… Присев на корточки, сложила руки лодочкой. Комок полупрозрачного алого огня возник неохотно, сердито зашипел, разбрасывая искры, оставляющие на мокрой траве подпалины. Завернув его в кокон, отправила внутрь. Он легко прошел сквозь почву, не повреждая ее. И завис с той стороны. Этот огонь ведь не материальный, просто сгусток энергии, силы, изолированный от окружающего мира. Откатившись, сдернула защиту.

Фонтан земли и камней ударил в небо. Комья больно отстучали по спине. Вскочив, я нырнула в развороченный проем.

Не обращая внимания на темноту, понеслась вперед. Пол и стены вздрагивали, с потолка сыпался какой-то мусор. В запале я не отправила вперед поисковик, а потому налетев на что-то, машинально вскинула руку, уже объятую пламенем.

И отскочила назад, не желая попасть под удар тусклым мертвенно-зеленым светом. В проходе, опираясь одной рукой на стену, стоял мой знакомый некромант. В другой руке он держал… нет, да просто над его раскрытой ладонью витал комок энергии, прикосновение которой мгновенно отправляет в небытие любую нежить, да и живому существу способно причинить массу проблем со здоровьем. И магистр явно не очень хорошо контролировал этот огонь. Судя по его виду… мягко говоря расхристанному… Удивительно, что он вообще на ногах держится!

Я отступила еще на шаг, развеивая собственные чары:

— Здравствуйте, магистр.

Тот кивнул, впитал свою личную смерть в ауру и хрипло прошептал, взмахнув рукой:

— Забирай своего… — яркая искра души вонзилась мне в грудь. — И вообще, ты жить хочешь?

Я попятилась. Очень уж угрожающе это прозвучало.

— Ага… хочешь. Тогда развернулась и шагом марш обратно!! Дура… — испугавшись больше диковатого блеска в глазах, чем оседающего позади магистра потолка, развернулась и побежала обратно.

Нет, ну зачем, зачем я сюда полезла? Точно он отметил… И мягко. Я себя готова обозвать и не так!

Сзади доносились тяжелые неровные шаги, хриплое, клокочущее дыхание. Кашель… Надо заметить, некромант, несмотря на состояние, более полагающееся покойнику на кладбище, не отставал. Жить, видимо, и ему хотелось. Ну да… а пробитое легкое, сломанные ребра и истощенный магический резерв не являются особым для этого препятствием.

А тоннель трясло все сильнее, мотая меня от стенки к стенке. А вот и выход… Наполовину протиснувшись в развороченную взрывом воронку, замерла. Какая компания по торжественной встрече… Мама моя… и несколько нецензурных слов до кучи. Я поперхнулась ругательством, когда уверенная рука толкнула меня в спину, и вылетела наружу. Га-ад! Он меня… он меня попытался выпить! Нет! Он из меня выпил… Скатившись вниз, под ноги магам оцепления, вскочила и развернулась, позволив ярости свободно течь сквозь тело.

— Ты!!!

Некромант, тяжело вздохнув, выпрямился. Посмотрел на небо, на солдат, прикрыл глаза, позволив ветру растрепать волосы.

О, а он поседел…

А взгляд такой же зеленый и наглый!

— Ну что же, очень рад вас всех тут видеть. Позвольте, кланяться не буду, — спускаясь вниз, проговорил Магистр. — И, Лиса, угомонись. Тебе что, жалко?

Я только зубами клацнула. Ну и наглость!

— Да, мне жалко! И пробуйте ваши навыки в вампиризме на ком-нибудь еще. Благо, — я резко взмахнула рукой, — кандидатов полно!

Не обращая внимания на мгновенно воздвигнутые в воздухе щиты, демонстративно сложила руки на груди. А некромант глянул на меня снисходительно.

— Девочка моя, ты представляешь, насколько смешно выглядишь?

— Ну, уж не хуже вас! — и едва поймала себя за язык, чтоб не добавить «Великий Магистр».

— У меня есть оправдание. И конкретное такое… — он оглянулся на стены, где уже, кажется, отгорели последние схватки. Сражение плавно переместилось в город.

Подволакивая ногу и так же, как и я, не обращая внимания на блистающие в готовности клинки солдат и чары, готовые сорваться с пальцев тройки магов, подошел ближе к одному из них. У этого щеголя в нагрудном кармане чистенького камзола торчал белейший платок.

— Разрешите, — пробормотал Мерль, и перепачканной в крови и пыли рукой извлек ткань из кармана. Небрежно отер лицо и отбросил грязную тряпку в сторону.

— Ну что, натешились? — выступил из-за первого ряда солдат еще один маг. Кажется, один из советников Коалиции. — Теперь пройдемте. Поговорим.

— Секундочку.

Нет, ну какая выдержка у этих солдат. Тут некромант, можно сказать, чары творит, а они даже бровью не поведут без приказа. Элита! А магистр просто взял и щелчком пальцев активировал один из амулетов, прячущихся за пазухой. Исцеление, кажется… Подождал пару мгновений, блаженно щурясь, затем кивнул.

— Вот теперь пройдемте, господа маги, поговорим, — и под конвоем из десятка солдат двинулся к ставке.

Я хихикнула. Почему-то мне кажется, что этот десяток магистр без проблем упокоит даже сейчас. Хотя резерв-то у него по-прежнему на нуле, да…Странно, он двинулся вперед так уверенно, будто вооруженные люди — вовсе не тюремщики, а почетная свита. А маги вообще вынуждены подстраиваться под него, не забывая держать частичную блокировку. А это, поверьте, очень сложно.

— И вы тоже, Лиссаэль, будьте любезны!

Увернувшись от цепкой хватки незнакомого мага, вздернула брови.

— Пройдемте, пройдемте… ваше поведение мы тоже всесторонне обсудим.

Меня передернуло от этого голоса. Я дура, не так ли? Зачем только полезла? Будто этот гад без меня не выбрался бы! А призрак брата? Ну… можно было, по крайней мере, не срываться настолько бездумно! Кристалл на груди утешительно нагрелся.

А ведь Безопасность теперь просто не отпустит…

Кажется, до меня, наконец, дошло! Он вовсе не притворяется! Такой и есть, наглый и самоуверенный до невозможности! И удачливый. Там вывернулся, здесь пролез, везде успел. И приняли его в рядах объединенной армии если не с почетом, то с уважением. И некоторым пиететом… А как он шел! Нет, он не просто шел, он шествовал по окраинам лагеря, с вежливым интересом рассматривая шатры, костры и прочие тактико-стратегические построения. Баллисты там… которые издалека видно было, вообще-то. И будто снисходя до какого-то нищего, с истинно придворным величием покивал головой в ответ на предложение командующего немного подождать, пока они разберутся с оставшимися противниками. В тепле и удобстве.

Хорошо, что меня записали в его свиту. Хоть погреюсь.

Вообще, я только сейчас поняла, насколько рискованное предприятие было затеяно. И меня в нем разыграли вслепую. Подставить целое государство! Причем, не абы кем являясь, а его фактическим главой! Это, это… вообще!

Кажется, я в восхищении! Ну… частично. Еще больше полна злости, примерно как огненный демон, чью трапезу прервал незадачливый демонолог.

Вот ведь… просто слов не хватает для выражения моих эмоций! Я нервничаю и психую, с трудом сдерживаясь, чтоб ничего не поджечь.

А некромант сидит себе за столом, невозмутимый, как камень придорожный!

Не понимаю, отчего ему оказывается такое уважение!? Разве что… Услуга за услугу, и каждый шаг действующих лиц был заранее оговорен. Вот только интересно, кто-нибудь знает, что вот этот усталый и грязный маг не просто шпион, ну…или предатель, а бывший Повелитель Темной Империи. Впрочем, то, что устал, не так уж заметно. Демонстрируемая им степень утомления как раз подходит для человека, просто хорошо выполнившего свою работу. И ожидающего некой награды.

А я, случайно попав в окружение сего замечательного индивидуума (ага, говорила же, по умолчанию в свиту записали), тоже удостоилась приятного времяпрепровождения перед допросом. Отдельный шатер, большой, из плотной непромокаемой ткани. Стол, пара скамей, застеленных циновками, походная жаровня. Красота. Воду принесли, вина и даже закусок. А охрана стоит снаружи. Не мешают солдаты. Выжидают.

И мы ждем, когда командующий и советники соизволят завершить военные действия и заняться нами. Ммм, почему они, а не более низкие чины? Впрочем, магистр достаточно важная персона. Секретная, к тому же.

Едва не засовывая руки в угли, я сидела у огня, пытаясь согреться. И искоса поглядывала на некроманта, который, умывшись, неспешно цедил вино, прислушиваясь к шуму за стенами и чему-то улыбаясь.

Вот чему радуется? В очередной раз раздраженно выдохнув, села напротив и принялась буравить его взглядом.

— Красавица, будь добра, не нервируй меня, — отставив бокал, попросил маг.

— Не буду, — буркнула еле слышно. — Как будто Вас взглядом можно раздразнить или спровоцировать!

— Ну, смотря каким, — мужчина вздернул брови. — И на что. Но не таким точно. Более нежным, как минимум. Вот когда освоишь его, тогда пожалуйста.

Я поперхнулась. Скорее не от осознания смысла фразы, а от тона, каким она была произнесена.

— И желательно привести себя перед этим в порядок.

Он что, на полном серьезе? Похоже, да.

— Да я…

— Нет, не настаиваю, ни в коем разе. Если тебе нравится ходить в таком виде, и если кому-то еще нравится — я только за, но… ведь простудишься.

Это он меня так пожурил по-отечески?

— Да что вы себе позволяете?!!

— Совет старшего по возрасту. Умойся и надень камзол, хотя бы. Видеть не могу твое посиневшее личико.

Сипло каркнув нечто невразумительное, вскочила. И замерла. А ведь разумно. Хотя само построение фразы на редкость оскорбительно! Но… разберемся!

— А ведь я могу кое-что и порассказать!

Некромант отставил бокал, помолчал, задумчиво водя пальцем по столешнице. Посмотрел на меня, сверкнув зелеными глазами, и усмехнулся.

— Угу… додумалась. Поздравляю. И какое к тебе после этого отношение будет?

Гад!

— Ну, допустим. А Свист?

— Думаешь, я о том не позаботился?

— Но как?

Я на миг похолодела. Вскочила, опершись руками о стол и нависая над бывшим магистром. Тот запрокинул голову и понимающе усмехнулся.

— Если вы…

— Успокойся. Маленькая незаметная точечная блокировочка разума. Я не мастер такого воздействия, но все прошло более чем удачно.

— А… я? — не знаю, что делать, поражаться предусмотрительности или придушить от ненависти!

— А что ты? Будешь молчать и так, — маг пожал плечами и поморщился, — тебе выгоднее.

Я хотела сказать, что это неизвестно, кому что выгоднее, но не стала. По-детски как-то. Действительно, только хуже сделаю, если донесу. И ладно бы этой наглой сволочи! Так еще и себе, и ребятам.

И вообще — у меня, похоже, истерика. Посмотрев на мелко подрагивающие пальцы, признала, что нервы никуда не годятся. И тяжело плюхнулась на скамью. Уставилась в стол. Ну что за дела? Могу бестрепетно сжечь десяток солдат-зомби, да и живых тоже не пожалею, могу, не боясь последствий, отшить высокородного эльфа, а пара предложений, сказанных этим типом, тут же доводят до срыва!

А… зло стукнула кулаком по столу. Так его наверняка кто-то узнает! Из облеченных властью! Но не успела я озаботиться данным вопросом, как полог шатра откинулся, и появилось высокое командование. И началось…

Светлый Реавель И'Веаль, командующий Сенриль Вьюжный и Темный Шесс'Эрисс перебрасывались словами с некромантом, как мячиками. Туда сюда, туда-сюда… И как он успевает отвечать каждому, да еще и язвить! Я вот уже после третьей фразы перестала понимать, о чем разговор. То ли обвиняют, то ли угрожают, то ли хвалят. Кто, кого и за что — непонятно!

Я тихо сидела в уголочке под присмотром парочки магов-охранников из допущенных к тайнам, и внимала…

Когда же они о деле начнут разговаривать?

— Разумеется, вы можете диктовать условия, но имейте ввиду, присутствующих здесь можно уничтожить в данный момент тремя различными не магическими способами, — заявил магистр, слегка безумно ухмыляясь.

— Это какими? — заинтересованно подался вперед Темный, в то время как И'Веаль слегка нервно покосился на охрану.

Некромант поманил дроу пальцем и зашептал ему что-то на ухо. Тот одобрительно закивал, хищно улыбаясь.

— Ор-ригинально…

— Так, — пристукнув ладонью по столу, сказал невозмутимый северянин. Его именно за эту невозмутимость и поставили во главе коалиционных войск, — закончили шептаться, те-емные. Решаем вопрос о предоставлении убежища…

— Зачем это мне убежище? Убожество… безопасность себе я обеспечу самостоятельно, — щелкнул пальцами Мерль, — лучше рассчитаем компенсацию.

— Мммм, может, вы нам выплатите? — фыркнул эльф, — за то, что нашим войскам не досталось подобающего противника?

Я зажала руками рот и согнулась пополам, сдерживая нервный смех.

— Вам мало крепостей, с которыми вы, даже имея ключи, провозились непозволительно долго? Это вы мне должны полжизни за то, что не деретесь сейчас с сотнями Тварей из Бездны. Но если не хватило адреналина — могу устроить.

Сложив пальцы домиком, бывший магистр пристально уставился на Светлого.

— Что ты можешь? Пуст, как колодец в засуху…

— Я некромант. Мое могущество не в сырой силе, перекачиваемой аурой. Проклятия, посмертные мучения, душеловки, дематериализация, призвание сущностей, теория магической пытки, кровные чары, ритуалистика…

По мере перечисления И'Веаль отодвигался все дальше. Маги-охранники напряглись. Я почувствовала, как вокруг них заклубилась сила… нарывается…

— Благодари своих богов, Светлый, за то, что мой долг перед Бездной достаточно высок для того, чтоб я пожелал удовлетворить уязвленное самолюбие за твой счет. Ну а вам, командующий я скажу вот что. Три дня на восстановление, полторы тысячи банковскими векселями дома Вейрейр и я вас покину. Таковы мои условия.

— Наглая зеленоглазая сволочь! — воскликнул Вьюжный.

— Да, приметы, в общем-то совпадают, — протянул Темный, все это время наблюдавший за нами, как увлеченный экспериментатор.

Узнаю этот взгляд. В Оплоте Ордена Бездны я познакомилась со множеством представителей одержимых чем-либо фанатиков. Интересно, чем занимается этот?

— А у вас что-то есть? — заинтересовался некромант.

— Разумеется. Как было оговорено, — откуда-то из кармана Темный вытащил медальон и аккуратно положил его на стол. Мерль тотчас накрыл его ладонью, но я, как и все прочие, успела разглядеть выгравированного на черном металле серебряного дракона.

Что это такое?

— И пожелание.

— Какое?

— Заняться уборкой на море. Услуга за услугу.

— Хм… боюсь, там последствия будут в любом случае необратимыми.

— И тем не менее.

— Тогда, разумеется, я изменю свои требования. Все предыдущее, плюс десять заряженных силой амулетов и напарник. Соглашайтесь, — глядя в глаза командующему, сказал магистр.

Дроу, коротко дернув подбородком, подтверждая. Вьюжный раздраженно хмыкнул, но согласно кивнул. И'Веаль промолчал, буравя взглядом почему-то меня.

— И кого же вы хотите в напарники?

— Ее.

Я поперхнулась. Выдавила:

— Обоснуйте!

— Мы сработались.

Так вот как это называется!

— А Свиста вы в напарники не хотите?

— Деточка, мне нужен боевой маг огня. Ты подходишь. Вы согласны? — это уже советникам.

Светлый и Темный проявили потрясающее единодушие. Гады! Ненавижу! Всех.

— И, кстати, не стоит перед отъездом мучить мою красавицу вопросами. Если таковые будут у ваших людей, пусть обращаются сразу ко мне, — сказал некромант равнодушно.

Ну, пожалуй, сегодня я его убивать не буду…

===


О ЧЕРНОМ АРХЕОЛОГЕ ЗАМОЛВИТЕ СЛОВО

Моя дань увлечению самой разной космической фантастикой. Как двое людей смогут остановит разграбление могильника целой бандой? А запросто! К тому же в том могильнике хранится нечто интересное. Без претензий. Закончено.

Докладная записка капитана Сергея Мирного, эсминец «Красотка».

12 марта 529 года, преследуя катер контрабандистов, сошел со струны у планеты за номером 23-678 по стандартному каталогу, именуемой Черная Земля. На нижних орбитах происходил бой между двумя катерами класса «Стремительный» и звеном внеатмосферных истребителей. Преследуемый катер попал под встречный ракетный залп и был уничтожен. Все находящиеся на нем люди погибли. В данном случае захват категорически невозможен. Эсминец одновременно с гибелью катера атаковало крыло истребителей с орбитальной базы. После приказа сложить оружие и соответствующего предупреждения, противник был уничтожен. Под залп главного калибра попали три яхты, стартующие с местного космодрома. Две уничтожены мгновенно, одна — ушла на струну прямо из атмосферы.

Считаю оправданным применение главного калибра, ибо в свалке, царящей на орбите этой планеты, невозможно маневрировать. Приближение орбитальной базы одного из неподконтрольных местным властям кланов, вооруженной планетарными мортирами, создавало определенные трудности при проведении маневра разворота. Статистические расчеты показали большую вероятность нанесения эсминцу критических повреждений (распечатка прилагается).

Петицию правительства Черной Земли о нанесении ущерба космодрому и гибели мирных граждан считаю невразумительной попыткой откреститься от безобразий, происходящих на планете. Ибо известно, что повреждения нанесены катерами класса «Стремительный» при посадке, а так называемые мирные граждане — сплошь контрабандисты и убийцы.

Сергей Владимирович Мирный, капитан, эсминец «Красотка».

В канцелярию Главного управления космофлота, орбитальная база 1–1, Метрополия.

Приписка командующего Первого флота:

Почему такой молодец — да всего капитан? Повысить за усердие. А насчет «гражданских» — туда им и дорога!

Я с обалделым интересом обозревала окрестности через внешние сенсоры катера. Куда это меня вынесло? Звезды, звезды, звезды, на глаз все — абсолютно типичные. Медленно вращаясь вокруг своей оси, наблюдаю… Звезды, звезды… Нижние и брюшные каналы обожжены и информация не пробивается на сетчатку. Двигатели молчат, заблокированы в автоматическом режиме. Обзорные экраны погасли сразу же после прыжка. Так, это катер, а я? Сознание разделилось. В затылке и висках пульсировала боль. Импланты, через которые происходило подключение к системам катера, явно перегрелись…

Без координатной сетки никак не определюсь. Переход на визуальное опознание невозможен из-за перегрузки информационных каналов. Вот ведь обещала сама себе еще год назад, что после первого же удачного дела поставлю на переходники новые импульсники! Так ведь нет! Передумала! Катер, мол, сам справится! Ой, идиотка! Вот теперь он в шоке, и в ближайшее время никуда двинуться не сможет. Нежный, дери его Полковник! В прошлый раз, помнится, почти неделю просидели на орбите! Так то у обитаемой планеты, с запасом топлива и продовольствия, и, что самое главное, полными компрессорными баллонами. А сейчас… Ой, как болит голова! Сейчас половина сенсоров выбита при атмосферном рывке, покрытие обгорело, половина энергии утекла через пробоину в защитном кожухе. Схай, конечно, восстановится, но на это нужно время, причем много! Но его нет! И запасов никаких нет! Я же собиралась на орбиту Маарики, за заказами! А попала! Слов нет, одни эмоции!

В эфире царила подозрительная тишина… Причем на всех частотах! Уж на что у меня схема мощная, расширенная, ловящая даже переговоры Метрополии. А тут… ой, плохо. Вздохнула и открыла глаза, переключаясь на собственное зрение. Здесь, кажется, все в относительном порядке, разгерметизации нет. И все равно я умница, что таки одела защитный комбез! Потому что холодно. Вся энергия уходит на латание поломок, не до обогрева. Передняя панель мерцала фиолетовыми огнями тревоги. Да, да, раздраженно дернув лежащими на подлокотниках пальцами, подумала я, знаю. У нас проблемы. Унифициант, подключенный к блокам катера, судорожно перебирал варианты координат. У… этому тоже надо было мощности добавить! И памяти… и подключение к сети не помешало бы. Вот выберусь отсюда…

Почему, интересно, на выходе так тряхануло? Врезались во что-то? Во что?? Каким должно быть мое невезение, чтоб наткнуться при выходе со струны на нечто крупное. Прыжок был случайный, по свободному вектору, да еще и прямо из атмосферы! По всем законам он должен был быть коротким и окончиться на стыке полей двух ближайших звезд. Ну-ну, что-то не похожи эти места на окрестности Черной Земли… Ух, как вставать не хочется, а придется! С чем — то мы намертво сцепились, судя по динамике вращения… причем в мертвой зоне. И теперь проще вручную запустить стыковочный узел и посмотреть, чем разойтись. Та-ак, отключаемся…

Тонкие шнуры нейроконтактов послушно отсоединились от висков и затылка и скользнули в подголовник. Я поднялась с ложемента, потягиваясь и раздраженно шипя. Спина ныла… Давно надо было поменять этот ложемент на стандартный, да все руки не доходили. Схеениджи, все-таки не совсем гуманоидны, и форма лежанки с выемкой для спинного гребня, скажем, не совсем удобна! Да вот блин, уж года три, как я на Схае этом летаю, а все никак! А почему никак? Потому что для перенастройки и подключения стандартного ложа потребуется полное десятичасовое погружение. А откат после этого такой, что врагу не пожелаешь. До сих пор меня от одной мысли в дрожь бросает… в прошлый раз не меньше двух суток корежило. Вот после того случая я даже при раскопках полного погружения стараюсь не допускать. При моей работе слишком опасно терять контроль над ситуацией.

Пальцы нервно подрагивали, тело не желало приходить в себя после нейрошока неконтролируемого полета. Ну и свалка случилась!! Еле ушли! Эти кланники совсем обнаглели, выяснят отношения под носом эсминца Метрополии! Не зря я по большей части работаю в одиночку.

Сделав шаг, поняла, что все еще хуже. Ноги не слушались, заплетались одна за другую, не желая выполнять простейшие команды мозга. Мне только командного замедления для полного счастья не доставало! Это такая вредная штука, в основном происходящая с нейропилотами после перегрузок или… сражений. Нервная система, через которую были пропущены огромные массивы информации о состоянии корабля, в основном весьма болезненно воспринимаемой организмом, хотела отдохнуть, и доносила команды от мозга к органам и обратно с заметным замедлением. После такого шока надо не меньше суток в себя приходить! И не будь мне вживлен нанорегулятор насильственных сердечных сокращений и дыхания, лежала бы сейчас и остывала. Вообще-то не обязательно, конечно, я на подсознательном уровне контролирую все процессы организма. Но это не моя специализация, могу и начудить чего-нибудь. Так что страховка не помешает.

Мда… оглядевшись, поняла, что деваться-то некуда. Придется идти. Веретенообразную рубку освещали только тревожные огни пульта, унифициант, единственное чудо человеческой техники, которое получилось подключить к катеру, уже погас, огорченно пропищав нечто нецензурное в качестве извинений. Нет, он не разумен, просто программу раскодировки с языка схеениджи я составляла лично, а потом забыла подчистить словарный запас.

Обзорные экраны, занимающие все пространство над ложементом, были темны. Ну да, проецирующие сенсоры тоже накрылись. Угу… и панель ручного управления на подлокотниках потускнела. Полетели какие-то биосхемы, наверное… Оставалось надеяться на чудо регенерации. Если энергии хватит. Ну-ну, оптимизмом от меня так и веет! Встать… Медленно шагнуть с помоста на пружинящий губчатый пол рубки. Еще шаг, еще… миновать ложемент пассажира. Мембрана сыто хлюпнула, выпуская меня в короткий, залитый красным светом коридор. Герметизация в норме… кажется. Направо — маленькая каютка с кухонькой, налево — проем, ведущий в святая святых, двигательный и центральный отсеки. Миновала пустой зальчик с бело-голубым кристаллом посередине. Это мозги катера, одновременно компьютер, база данных и черт знает еще что. В двигательный я даже и заглядывать не стала, потому что над мембраной мерцала тревожная фиолетовая полоса. Излучение, причем жесткое, разгерметизация, утечка из компрессоров, пробоина в кожухе компрессоров и корпусе… Похоже, именно этим боком мы и приложились обо что-то куда более крепкое, чем наше покрытие. Брр, ощущения при этом были, будто меня в кипяток окунули. Жуть…

А вот и выход. Рядом красуется ящик, за стеклом виднеется шлем простенького скафа. Весь путь занял едва ли не час. Хорошо, что я вообще ходить могу! Рука категорически не желала попадать в кодовый замок, дрожала и выделывала странные пируэты. В конце концов, я влезла-таки в скаф, и выбралась через переходную камеру наружу. Хорошо хоть, базовые функции катера не отключаются, когда вырубаются мозги. Ну, что тут у нас? Утвердившись на поверхности с помощью магнитов, огляделась.

Темно… и чешуя корпуса, раньше отливавшая зеленым, почернела. Вытянутое сигарообразное тело катера с овальными выступами- ребрами по всей длине и сфинктерами в хвостовой части казалось мертвым. Отойдя в сторону, запустила мысль в один из сенсоров. Так и есть, выгорел начисто… придется опять менять биосхемы основы. Еш каррот! Полторы сотни артефактов схеениджи! Целое состояние, даже если со скидкой! Или самой какой-нибудь могильник выпотрошить? Например…

О чем я думаю? Щелкнула рукой по пластику шлема и тяжко потопала в сторону компрессорных кожухов. Обогнула один из выступов и увидела. Да что ж за… Абсолютно черное, поглощающее свет тело, по форме напоминающее вытянутую чуть приплюснутую каплю, короткие обрубки атмосферных крыльев, сглаженные выпуклости, скрывающие мощные огневые батареи, кормовой выступ, на который мы так удачно насадились компрессорным отсеком. Намертво сцепленные топорщащейся чешуей, мы медленно вращались вокруг новообретенного центра тяжести. Вот ведь… Тишком расцепиться не получится, уйти на струну не сможем, притвориться случайной путешественницей не получится. У меня на борту столько компромата, что хватит на пару смертных приговоров. Это если бы я не была пси специфического направления, а так… тоже приятного мало. Замерев, я зажмурилась и потрясла головой. Дыхание на миг перехватило. Интересно, это регулятор не справляется или нервы шалят? Вот какая мне разница? А никакой, потому что на корме этого кораблика, размерами почти не превышающего мой собственный, красовалась знакомая эмблема. Стилизованная серая волчья голова на темно-красном фоне, заключенная в цепь из серых же звеньев. Служба безопасности Метрополии, подразделение Охотников.

Проще самостоятельно в космос выброситься, чем задурить им голову и смыться.

Причем Охотник-то в режиме засады. Иначе, почему мы, вылетев со струны, наткнулись прямо на него? Тоже, наверное, особенно везучий! Таких, когда они в рабочем состоянии, врасплох не застанешь, сумеют уклониться от любой неприятности! Я имею ввиду, не только пилотов, но и катера, напичканные порой так, что страшно делается даже бывалым пиратам. Сколько я вот так простояла, не знаю, только резерв мобильного компрессора исчерпался больше чем наполовину. Устало вздохнув, я, наконец, смирилась со своей незавидной участью. Угу, камера на каком-нибудь астероиде, подключение полного контроля и полсотни лет отработки на благо государства мне гарантированы.

А корабли продолжали вращаться, немного вихляя, и из-под темной туши медленно выползла планета. Логично, в общем-то… где сидеть в засаде, как не у закрытой планетки? Вот только в каком секторе мы находимся?

От пришедшей в голову мысли я хмыкнула. Почему бы не спросить у пилота этого кораблика? Уж он-то совершенно точно нырял на струну не вслепую. Хуже все равно не будет!

Еще некоторое время я прождала хоть какой-нибудь реакции со стороны Охотника. Но хозяин так и не соизволил явить себя космосу. Во мне затеплилась робкая надежда, что я его насмерть прибила своей кормой. Ха! Мечтать не вредно… Сидит, наверное, в рубке, да мною, такой красивой любуется. Попроситься в гости? А что мне остается-то?

Мысленно ругаясь и прикусив губу от усердия, совершила очередной героический поступок. Или грандиозную глупость. А именно — переход с одного катера на другой без страховки. Еще точнее — прыжок. Примерившись как следует, разумеется. Только это мало помогло. Тело совершенно не слушалось и реагировало с таким замедлением, что… Хо-па! Я едва не улетела в пространство, изображать очередной спутник. Ноги разъехались, безотказные раньше подошвы категорически отказались фиксироваться на черном гладком покрытии.

Звезды мигнули.

Автомат, благослови его Большой Пират, сработал вовремя, выстреливая фиксатором. Отдача закрутила меня вокруг оси. Тошнота подобралась к горлу мерзкой горечью. Голова кружилась и я медленно, но верно теряла ориентацию. По затылку стекла струйка крови из импланта.

Томно прилегла на обшивку. Ох, как мне плохо! Что называется, берите тепленькой! Где, мать его, хозяин? Я уже на все готова, хоть на тюрьму, хоть на контроль, только положите на сутки в медтех! Сканировать катер не решилась, а то совсем отрублюсь. К тому же, они там, в Корпусе через одного если не Ловчие, то Хвататели…

И где же тут вход? Подняла взгляд и как раз на него наткнулась. И то счастье. Подтянулась. Привстала на корточки. С трудом подняла руку и, нервно хихикнув, постучала по овальному люку.

Тук, тук, есть кто дома? У меня-то точно уже никого нет.

Огонек на бронированной панельке мигнул зеленым, и вожделенный вход открылся, люк вдвинулся внутрь, и я ввалилась в тамбур, залитый мертвенным фиолетово-синим светом. Приложившись об пол, выяснила, что сила тяжести здесь есть. Слабая, но мне хватило и этой. Опять… подтянуться, подняться на корточки, нащупав следующую дверь и, обнимая ее как дорогого друга, встать на дрожащие ноги. Гордые мы, черные археологи, и встречаем опасность лицом к лицу. Все это с заметным запозданием реакции я и проделала.

Дверь с шипением отъехала в сторону. И я, даже не поняв, что, собственно, случилось, рухнула вниз. Хорошо, не головой. В коленях болезненно хрупнуло. А я, оглядевшись, ошарашено осела на пол. Короткий коридор был отделан золотистым пластиком с черным готичным узором. Пол был покрыт, мда… ковром. Истерически расхохотавшись, я не услышала шагов и когда в поле зрения возникли сапоги, подумала, что у меня начались галлюцинации. Сапог меня в том разуверил, чувствительно пнув в колено. Я подняла голову. Мужчина в сером комбезе без знаков различия, чей лоб был украшен свежей ссадиной, рассматривал меня с явным исследовательским интересом. Угу, наверное, у него в ногах еще никто так не валялся. Он выразительно постучал себя по виску, приказывая снять шлем.

Отрицательно мотаю головой. Щаззз! Зря я это сделала, потому как стены мгновенно уплыли в сторону. Усмехнувшись, этот гад схватил меня за плечо и одним движением вздернул вверх, ловко отключил аварийную защелку автомата. Должным образом отреагировать я не успела. Задержать дыхание — тоже. Шлем сложился. Машинально втянув носом холодный, насыщенный ароматом аниса воздух, почувствовала как перехватывает горло резкой болью. Глядя в слегка расширившиеся от удивления желтые глаза. Кратко выругалась. Тревожный писк наноадаптера прервал тираду, сообщая о перегрузке и невозможности очередной перерегуляции. И сознание отключилось.

Сбылась мечта идиотки, подумала я, придя в себя открыв глаза. Сознание вернулось резко, будто от толчка. Я лежала на мягкой губчатой поверхности, окруженная тусклым желтым сиянием. Всматриваясь в накрывающий меня купол медтеха, решила, что вряд ли провела в нем сутки. Судя по не особенно улучшившимся ощущениям, прошла пара часов. И то хорошо. Мог бы и добить!

Командное замедление никуда не делось, поняла я, пытаясь встать. Перерегуляция, кажется, прошла нормально, но теперь желудок сводило от голода.

Медтех пискнул и купол покорно сложился. Скосив глаза, обозрела самый современный биоцентр из всех когда либо виденных. Эх, был бы такой на Сииарне, может больше народу выжило. Метрополия это вам не Старая Земля, они денег на оборудование не жалеют. Да и на отделку тоже. Кому еще придет в голову отделывать каюты под синий мрамор? Эстеты…

Ме-едленно встаю. И цепляюсь за край лежанки. Голова кружится. Шлепнув босыми ногами по полу, выглянула в приглашающе открытую дверь.

Хм, а где моя одежда? Вряд ли мои телеса кого-то вдохновят, и скромностью я не страдаю, но в одежде удобнее. Да и холодновато, признала я, передернувшись от пробежавших по спине мурашек.

Посмотрела на зеленый огонек адаптера, тускло светящийся на запястье. Жизнеобеспечение на минимуме, гравитация — тоже. Зато кислорода… до фига! Одно слово — Метрополия. На себе не экономят! Я потому и отключилась, что ферментативная перерегуляция с настройки на гелий-азотную обедненную смесь Схая на полноценную атмосферу довольно энергоемкая штука. А в моем состоянии…

Сказать, что ли, Охотнику спасибо? Не-а! И не подумаю! Я помотала головой, влезла в комбез родимый и на ходу застегиваясь, побрела в поисках любезного хозяина.

Уууу… Едва сделав пару шагов, начала завидовать метропольцам черной завистью. Если у них так Охотники живут, то, что творится в генштабе? Этот коридорчик был отделан тонкими панелями из натурального дерева.

И уж если у меня хватило сил на зависть, значит не все так плохо?

Шагая по коридору, я успела подумать и о том, что сказать Охотнику. Да, я долго шагала, а думала, как древний Интел.

«Здравствуйте! Давайте расцепимся и отправимся дальше, каждый по своим делам! Ведь у вас наверняка есть дела?»

Ах, мечты! Внутренний монолог резко прервался, когда я, пошатываясь, застыла в дверях салона. Обозревая открывшуюся мне картину, поняла, что никаких дел, кроме как лениво посиживать в кресле, у этого типа и быть не может. Небольшое помещение было отделано в оранжево-желтую полоску. Глаза тут же заслезились, хотя освещение было приглушено более чем на половину. Проморгавшись, уставилась на Охотника, с равнодушным видом рассевшегося в одном из трех кресел. Интересно, они привинчены к полу? Серокостюмщик приветственно поднял бокал, в котором плескалось нечто, очень похожее на… Я втянула носом воздух. Лучшее метропольское вино!

— А, госпожа Лерион, — а кого еще он ожидал здесь встретить? — Проходите, садитесь.

И вроде мягко сказал, спокойно, а вот понятно, что это безапелляционный приказ. Пожав плечами, рухнула в ближайшее кресло.

Меня ничуть не удивило, что он уже знает, как меня зовут. Генсканирование еще никто не отменял. Пара капель крови, вот и все, что для этого требуется.

— Присоединяйтесь, — воспитанно предложил любой напиток на выбор гостеприимный хозяин.

Я отрицательно мотнула головой. Алкоголь в любом виде мне сейчас категорически противопоказан. Уйду в откат и не вернусь! Сосредоточенно оглядывая Охотника, думала, что все происходящее мне категорически не нравится. Посетившее меня смутное чувство узнавания смущало.

Невысокий, смуглый, лицо узкое, глаза хищные, желто-карие, нос с горбинкой, волосы короткие, темные с проседью… и кого же он мне напоминает? Дикого кота…

Ох, моя голова! Я же знаю, кто это, только вспомнить не могу!

Молчание затягивалось. Наконец, недовольно фыркнув, мужчина поднялся, сдвинул одну из скрытых панелей и убрал бокал. Здесь что, за каждой панелькой скрывается ниша или дверь? Оригинально.

— Ну а теперь поговорим, — раскатистый голос заставил меня встряхнуться. Вздрогнув, тупо уставилась на рассматривающего меня словно редкое насекомое человека.

— О чем? — спросила я и закашлялась.

— Пока вы изволили отдыхать, мне удалось расцепить сотворенный вами кошмар художника — конструктивиста. И теперь у вас имеется несколько вариантов действия.

— М-да? — протянула я. А он сразу взял быка за рога! Что-то мне подсказывает, что все предложенные варианты окажутся весьма трудновыполнимыми.

Охотник прошелся по салону и замер ровно напротив моей жалкой персоны. По крайней мере, в карих глазах отразилось сожаление. Все так плохо? Где бы зеркало взять…

— Первое, — на полном серьезе продолжил мужчина, — можете попытаться отбить у меня корабль и удрать на нем, второе — можете попробовать сбежать на свой катер… и удрать на нем.

Издевается! Я хрюкнула, едва сдерживая невольный смех, откинулась на спинку кресла и оценивающе прищурилась.

— Третье — лечь в анабиоз и огрести через некоторое время по совокупности деяний пожизненный контроль. Ну а четвертое…

Он замолчал, хищно усмехнувшись. Я устало прикрыла глаза. Гад! Прекрасно знает, каков единственный приемлемый для меня вариант, но не торопится, наслаждаясь каждым мгновением беспомощного барахтанья. Иллюзия выбора потрясающая! Куда деваться? В открытый космос выброситься? Я всегда хотела умереть красиво, но не так же! Обидно, страшно… так глупо попалась! Кланники! Если вернусь назад, выпотрошу парочку! Может, назло этому типу предпочесть анабиоз? Силой он меня запихнуть в сон не сможет, специфика организма. Я же какой-никакой пси-сканер! Кроме тела нужно усыпить еще и разум, причем добровольно, иначе на корабле такое веселье будет, и никаких гарантий, что в итоге он долетит до порта приписки. Не-ет! Оно того не стоит! Лучше попробую вывернуться позже.

Но чем я могу быть полезна этому Охотнику?

Раздраженно прокашлявшись, выдавила вопросительно:

— Гарантийная сделка?

И согнулась в кресле, едва не выхаркивая легкие. Вот ведь! Только отвлечешься… Дернув рукой, глянула на сигнал адаптера. Еш каррот! Ресурсы исчерпались! Сквозь надрывный хрип выдавила:

— Кислород убавьте!

Нервирующее присутствие охотника исчезло. Зато атмосфера через некоторое время изменилась к лучшему. В смысле содержания элементов дыхания! Сколько времени я здесь корчилась? Долго-о… чертово замедление! Поднялась и хмуро улыбнулась вернувшемуся хозяину. А он, как ни в чем не бывало, продолжил разговор:

— Сделка, именно так. Ты догадлива! Интел, зафиксировать сделку с Марной Лерион, — добавил он в пространство.

Ну, вот и все! Я обреченно вздохнула. Кончилась вольная жизнь. Теперь придется отрабатывать. А я еще мнила себя не самым последним аналитиком…. Глупые, правда, в нашем мире долго не живут! Сейчас, конечно, по мне не очень заметно, но я умна и сообразительна. В обычном состоянии.

На лице охотника нарисовалась откровенная насмешка. Что смешного в моем положении, я не понимаю? Рассеянно уставилась на протянутую руку.

— Что?

— В честь заключения контракта на длительные консультационные услуги, предлагаю пройти в рубку и ознаменовать начало нашего плодотворного сотрудничества опознанием пары человекообразных персон.

— Чего? — я глупо моргнула.

Мужчина схватил меня за плечо, рывком поднял с кресла и поволок в один из дверных проемов. Я едва успевала переставлять ноги, раздумывая над произнесенной только что фразой. Над ее конструкцией, точнее. Что-то это сильно отдает высшим светом, как я его себе представляю…

Рубка охотничьего катера — это нечто! Поляризованный купол, снаружи ни по внешнему виду, не по свойствам не отличающийся от брони катера, покрывал овальную платформу и три ложемента, расположенных в ряд. Полностью встроенное, интуитивное управление, нейроконтакт третьего уровня, определила я наметанным взглядом. Запрещен к применению в сфере влияния Старой Земли и на гражданской космоавиации Метрополии, из-за возможных побочных эффектов. Да вообще-то полная загрузка сознания в блоки управления сама по себе опасна, но я же летаю! И многие другие тоже, только не все возвращаются. А вернуться правильно способен только пси. Даже такой, как я, сканэр…

С новым интересом посмотрела на хозяина. Пси, значит… способен легко прочитать поверхностные мысли, что в нынешнюю ситуацию не добавляет ничего существенного. Значит, отложим до будущих времен. Если они наступят. Обежала взглядом панораму.

— Если вы ищете свое средство передвижения, то оно пристыковано вне поля видимости.

Спасибо, утешил.

— Желаете что-то забрать перед отправкой?

— Да… — какой отправкой?

— Поясню позже.

Ну точно, пси… Устало рухнула на крайний ложемент, судорожно вцепившись в который стояла уже минуты три. Гадство! Но хорошо… тело медленно расслаблялось.

— Не спать! — резкий окрик с соседнего кресла привел меня в чувство. Скосив глаза, с интересом понаблюдала, как охотник работает с виртуальной панелью. Быстро…

— Внимание на экран!

Перед нервно вздрогнувшей мной развернулась панорама планеты. Явно проекция в реальном времени. Заснеженная равнина начала стремительно приближаться, я разглядела постройки, гигантский котлован, накрытый простой маскирующей сетью.

— Почему не поле? — вырвался у меня вопрос.

— Слишком большое энергопотребление.

Я опять вздрогнула. Что с моими нервами творится? Или это его голос нам меня так действует? Хотя если он пси, то не только и не столько голос…

— Не отвлекайся!

Еш каррот! Планета резко бросилась мне в лицо, стремительно укрупняясь в деталях. Маленькие точки, снующие между стандартными времянками поисковиков, превратились в снегоходы, еще спустя секунду стали узнаваемы люди.

Какая прекрасная оптика. Картинка чуть сдвинулась, вычленяя одного человека.

— Кто это? — спросил Охотник.

— А то вы не знаете… — проворчала я, но была прервана голосом, от которого по спине побежали мурашки:

— Это официальное опознание. Кто он?

— Луис Счастливчик, — вздохнула, вспоминая, по какой именно по причине не люблю работать в команде. Меня страшно раздражают чужие приказы, — самый удачливый поисковик нашего сектора.

— Когда вы виделись с ним в последний раз?

— Девять дней назад. Он приглашал меня в рейд, я отказалась.

— Почему?

— Почему, — задумчиво переспросила я, барабаня пальцами по подлокотнику. Этот разговор фиксирует бортовой компьютер, и это заставляло формулировать ответы четко и как можно более правдиво. Но как объяснить приступ паранойи, смешанной с интуитивным подозрением в том, что с этим предложение мне все чисто?

— Первое — ему совершенно не нужен еще один сканер. Есть и свои, вполне приличного уровня.

— Ты — лучший поисковый сканэр в обитаемой части галактики.

— Это комплимент? — я покосилась на чеканный профиль соседа, устремившего взгляд куда-то в пространство. Судя по змеящимся кабелям, он уже успел подключиться к катеру и грузил какую-то информацию.

— Нет, цитата из досье.

Ну, надо же! Я удивилась и продолжила:

— Второе — я всегда лучше работаю в одиночку, и третье — он предлагал слишком большие деньги за простой слепой рывок, — наблюдая за человечками, проводившими стандартную разведку местности, вздохнула.

— Опознание проведено успешно, — официально завершил допрос охотник, и в его голосе опять прорезалась насмешка, — как видишь, не совсем слепой.

— Что это за место?

— Бродячая планета с зубодробительным номером, больше известная как Жемчужина.

Я задохнулась.

— Та самая!? Жемчужина Второго Царства? Но как!? Как сюда попал Счастливчик?

Не ожидая услышать ответ, поразилась еще больше, когда поняла, что мое любопытство удовлетворено:

— По следам разведчика «Меченосец».

— Ну не наглость ли с его стороны! — возмутилась я. — Где же он достал маяки эсминца, пропавшего больше сорока лет назад в дальнем поиске?

— Это еще предстоит выяснить. А вот разорение могильников, возможно, содержащих нечто, способное нарушить существующее статус-кво, следует пресечь немедленно.

— Это как это? — опешила я, поняв вдруг, что отсчет неприятностей в этот богатый на события день еще не закончился.

— Не принципиально, — клянусь, услышав в голосе охотника нотки сдерживаемого веселья, испугалась так сильно, что прослушала всю следующую фразу.

— Что — что?

Впрочем, ничего приятного для себя не услышала.

Мужчина отчетливо фыркнул и повторил:

— Для начала следует приземлиться так, чтоб мониторы слежения остались к нам равнодушны.

— Туда? — с ужасом посмотрев на бушующую на картинке метель, поняла, что лучше было бы лечь в анабиоз. — Не-ет! Ни за что!

— Ты заключила сделку, — напомнил охотник.

И уже жалею об этом!

— Хм, предлагаю тебе сходить на катер, собрать необходимые для работы вещи и поставить его на консервацию. Вы не скоро увидитесь.

Если вообще увидимся. Выволакиваясь из кресла и бредя по коридору, тяжело опираясь на стены то одной, то другой рукой, мысленно ругалась. Вот все они, метропольцы, такие! Только попадись им на крючок, сразу же впрягают в работу. И ни сна тебе, ни отдыха, ни скидки на состояние здоровья!! А альтернатива — полный контроль. Брр! Лучше уж красиво сдохнуть!

Мысли перескочили на другой актуальный вопрос. Как именно один безопасник собирается остановить целую сработанную команду разорителей гробниц? Знала я одного недоучившегося Ловчего, который мне по пьяному делу такого понарассказал! По его словам, для завершившего обучение, опытного охотника нет ничего невозможного. Легонько просканировав его вещи после отключки, узнала такие подробности… То, как воспитывали нас в Школе Эрики — просто цветочки по сравнению с тем, как издеваются над курсантами Метрополии. И это притом, что дети туда идут совершенно добровольно! Вот что значит правильно поставленная реклама.

Стоп, стоп, стоп! Минуточку! Не о том я думаю! Постояв минуточку, обернулась к замершему в дверях рубки мужчине и спросила:

— Как же ваше имя, господин сдельщик?

— Роджер Янг, — представился он, с удовольствием наблюдая за метаморфозами, происходящими с моим лицом, затем стремительным движением оказался рядом, подхватил под локоть и поволок к шлюзу.

Правильно! А то бы я еще долго стояла, переваривая сию замечательную новость! Да этот Янг, по сетевому нику Тигр, таких как я, на завтрак троих съедает. Пси третьего уровня! Надо было соглашаться на анабиоз!

Вам знакомо ощущение, будто глаза продавливают мозг и выходят наружу через затылок? Да? Значит, вы тоже спускались на аварийном болиде в атмосферу, далекую от спокойной. Сочувствую вам, кто бы вы ни были, но кто посочувствует мне?

Похожий на каплю аппарат, в котором я болталась в компании больше похожего в полном облачении на танк спутника, кружил и кувыркался, то камнем падая вниз, то замирая в парении, подхваченный мощными атмосферными потоками. Ни стабилизаторы, ни парашют не работали, надо думать для маскировки. А к богатой гамме моих ощущений добавилась боль от ушибленного о пульт лба. Точнее о внутренности герметичного шлема… но суть от этого не меняется. И синяки цвет не меняют. Нет, конечно же, вся капсула была заполнена специальным прозрачным желе, компенсирующим гравитационные перегрузки, да и пристяжные ремни на люльках наличествовали, но в некоторых случаях даже технология Метрополии бессильна.

Мой Схай и черный катер, взявший его на буксир, остались на орбите, причем транспорт охотника со включенным таймером. То бишь с заложенным в автопилот приказом уйти на струну через двое стандартных суток, если компьютер не получит особого сигнала от хозяина. А, судя по устойчивым слухам, ходящим среди моих коллег о безопасниках и этом конкретном в частности, такой сигнал не поступит. Никакой эвакуации — только вперед, до победного конца! Или до смерти… Самоубийство чистой воды, и я в нем участвую! Вынуждена участвовать…

С собой пришлось взять всю рабочую экипировку, благо много места она не занимает, потому как подобрана по принципу «все свое ношу с собой». Хотя и уверяла я Янга, что полноценного погружения в таком состоянии не потяну, пришлось упаковать кристаллы с записями на схеене-ре, одеть все браслеты — реперные временные точки и подобия для калибровки, выгрести все запасы модулей и переходников для нейроимплантов и дополнительные картриджи для наноадаптера, вяло подмигивающего оранжевым огоньком. Хитрые помощники взломщика, как электронные, так и механические заняли едва ли не половину багажа… Набралась целая заплечная сумка, и, поверьте, мне ее хватило. В моем состоянии тащить еще и такой вес! Хочу в анабиоз, подумала я, пристегивая ремни.

А полковник… Упертый тип. И опа-асный! Одно слово — Тигр! А уж вооружен… как танк. Кажется, я повторяюсь… а что еще остается делать, болтаясь между небом и землей? Разве только молиться… никогда! Я не верю в богов. Ну ладно… Мысли ползут медленно, как полураздавленные черви.

Танк… да уж! Среднего класса доспех типа Мимикр, с автономным жизнеобеспечением, встроенными оружейными портами, не пустующими по случаю высадки, навесное оборудование, также имеющее отношение к причинению смертоносного ущерба живым существам… и любимая игрушка мужчин всех времен и народов — энергетический ковыряльник. Это я мысленно ерничаю… потому что до дрожи в пальцах хочу прикоснуться к перевитой синтетическим шнуром рукояти. Древность манит… а такая, родовая четырехсотлетняя, впитавшая в себя мысли и чувства не одного десятка воинов, для меня как наркотик. При виде него я с трудом удерживаю в узде срывающиеся в штопор способности. Сканэр, еш каррот! Когда увидела это… длинное узкое лезвие из черненого материала, синие сполохи, пробегающие по тончайшему краю, простая в своей эффективности гарда из сплетенных в строенные косицы нитей, родовое клеймо в основании… мечта о смерти, воплощенная в реальность, пристегнутая к бедру в простых пластиковых ножнах.

На фоне внушительной персоны Роджера Янга я смотрюсь куда скромнее. Легкий универсальный скаф… и все! Обидно, не смотря на то, что обычно я предпочитаю работать именно так, налегке. Зато перед тем, как полностью облачиться в рабочий костюм, я имела возможность наблюдать хищный прищур, скрывающий удивление Тигра. Мне есть чем гордиться! Под скафом скрывались полсотни наборных стальных, пластиковых и деревянных браслетов, они увивали руки в строго определенном порядке, от Первого царства предтеч до наших дней. Также у меня имелся инкрустированный древними информкристаллами и трансформируемый в нечто очень острое пояс. Его следовало одевать поверх скафа. Шею украшал широкий ошейник со встроенным инъектором и капсулами снотворного, полностью отшибающим сознание (необходимый элемент личного контроля). Не забыть бы объяснить Янгу, как им пользоваться, если вырублюсь в самый неподходящий момент… а я могу, хм. Да…

Вид у меня получался экзотичный и архаичный.

В общем, падаем мы вниз. Сквозь щиток шлема наблюдаю за невозмутимо колдующим над пультом мужчиной. Ему не мешает даже компрессионное желе и постоянные кувырки, от которых в моем желудке царит на редкость неприятное ощущение. А я в очередной раз прокручиваю поступившую информацию. Роджер Янг… он никогда не нарушает букву договоренностей, но славится тем, что может прочитать их совершенно иначе, чем вы. Так, как ему удобнее. И это не есть хорошо… Я нервно хихикнула. Уже не первый раз, и теперь, покосившись недовольно, охотник затемнил щиток шлема и заблокировал связь. Отвлекаю.

Если он решит, что я мешаю, то просто бросит меня здесь, а повод и оправдание найдутся. Пси третьего уровня, причем ни кинетик, ни сканер, а специалист широкого профиля, то есть специализирующийся на прочтении живых существ и установлении контроля над ними. Я могу прочитать только поверхностные мысли, и то не всегда, он способен вывернуть наизнанку любого. Утешает только то, что когда у меня начинается откат, кроме снотворного, гасящего и альфа и гамма ритмы мозга, никто со мной не справится. Даже если вырубить самым примитивным образом, ударом по голове, подсознание будет работать и… потрошить прошлое в попытках повлиять на настоящее.

Так вот, пси… способностями своими не злоупотребляет, большей частью обходясь продвинутой аппаратурой. В уничтожении себе подобных не имеет равных, среди нашей, черной когорты, я имею ввиду… опять же, способен и руками это проделать весьма успешно, но любит удаленные способы. Предпочитает огнестрельное, плазменное и волновое оружие. Кстати, из перечисленного на данный момент имеется карабин плазменный АМГ, лазеры волновые алмазные встроенные, рокет рок «последний довод» (типа многозарядный гранатомет) и куча мелочи типа мин, гранат и наноботов. Это только из того, что мне знакомо…

А вот интересно, он модификацию проходил?

То, что я не узнала одного из тех, на кого кропотливо собирала досье в попытке если не обезопасить, то хотя бы предугадать опасность, добавляет мне лишь позора. И оправдаться я могу только своим состоянием.

Мельтешение панорамы на проекции вызывало головокружение, и я вернулась к разглядыванию спутника. Приятное зрелище, внушающее… что? А просто, внушающее. Черные пластины доспехов матово поблескивали в тусклом свете рабочего пульта. За непрозрачным щитком шлема не видно лица, но я уверена, что он вполне доволен жизнью. Пальцы уверенно касались сенсорных клавиш и контролировали падение… Все ближе, ближе и ближе к земле… сглотнув, зажмурилась. Удар о землю, вбивший болид едва ли не по самую макушку в ледяное плато, швырнул меня вперед. Инерционные ремни загудели, желе мгновенно загустело, но эти меры не избавили меня от компрессионного удара. В висках стало горячо-горячо, а из ноздри скатилась капля крови. Облизнувшись и сглотнув, поверила, что осталась жива. Никогда больше! Не буду! Пользоваться болидами! Клянусь моим нейроимплантом!

Наноадаптер противно запищал, но медсистема скафа вколола что-то в вену, отчего недоделанное детище Вольной системы заткнулось. Зря ведь ругаюсь, модификация по классу адаптации не раз мне жизнь спасала.

Прикусив губу, постаралась отвлечься от мысли, что по крови гуляет уже такая доза стимуляторов, которой хватит на десятидневный кайф и месячную ломку. И конца-края этому не видно! Хочу в анабиоз!!

Пока я предавалась отчаянию, болид освободился от желе, выплеснув его наружу. Охотник отстегнул ремни и легко выскользнул в откинутый люк. Куда тут же набился снег, мгновенно перекрывший мне обзор, залепив щиток и окончательно дезориентировав. Щелкнули ремни, и я вывалилась наружу, где едва не упала под порывами негодующей стихии. Прислонившись к покрытому стремительно замерзающим конденсатом борту, наблюдала, как Мимикр Янга меняет окраску. Чернота доспеха и оружия подернулась синеватой пленкой, становящейся под моим взглядом все более прозрачной, пока практически полностью не обрела сине белые тона окружающего мира. Только по тому, как разбивается о фигуру ветер, несущий снежные хлопья и льдистые кусочки почвы, можно было понять, где Охотник стоит и что делает.

О, уже не стоит. Подцепив меня тросом, призрачная фигура двинулась в неизвестном направлении, повелительно махнув рукой. Поправив ремни рюкзака, покорно двинулась следом, мимолетно удивившись тому, что так же слилась с окружением. Разве на легкие скафы ставят эту функцию? Шаг за шагом я удалялась от попыток разумного восприятия происходящего, соглашаясь плыть по течению. Кажется, эта эйфория в результате передозировки?

Оглянувшись, убедилась, что болид почти засыпало снегом. И беспричинно хихикнула. Точно, передозировка… еще парочка таких уколов и пойду танцевать, песни похабные петь.

Сознание то уплывало, то возвращалось, а мы так и шли в неизвестном направлении. Откровенно говоря, я не горела желанием задавать наводящие на цель вопросы. Зачем? С большой долей уверенности и без их могу предсказать, где закончится наш путь. А зигзагом мы туда придем или по прямой, мне все равно. Ноги еле идут, но на руки никто брать не собирается, а потому шагай Марна, шагай! Пару раз едва не унесло порывом ветра, и только резкий рывок троса привел в чувство и заставил сосредоточиться на движении. Ненадолго… после беспричинного веселья накатило сонное отупение. Раздражение охотника было вполне отчетливым. Даже спина его, кажется, излучала превосходство. Высшая раса, совершенное создание! Впрочем, это скорее проделки моих слабых способностей. Н-да, как бы он меня не бросил. Но, опасаясь этого, я еще и злорадно усмехаюсь. Сам ведь предложил договор! Вот пусть теперь и тащит!

Он и тащил… Значит, нужна зачем-то… как бы побыстрее в себя прийти? Только в таких условиях это невозможно…

Молчание раздражало. Хотя о чем говорить? Обсуждать погоду? Замечательная, бодрящая, бурная… какие еще эпитеты можно подобрать? Снежная… что да, то да. Когда Янг остановился, я по инерции проделала еще несколько шагов и уткнулась ему в спину. Подняла взгляд и задумалась. О границу маскирующей сети разбивались снежные комья, осыпаясь на землю сугробами. Красиво и холодно, впрочем, ни свиста ветра, ни хруста шагов я не слышала. Вообще ничего не слышала, кроме собственного сиплого дыхания.

Итак, сеть… И что дальше-то? Пока я думала, охотник принял решение. Моргнула, наблюдая, как под рукой, возложенной на скошенную переливчато-синюю поверхность нижней ячейки, расходится волнами силовое поле. Похоже, он просто собирается просочиться внутрь. Ну, как он это делает?

Пока собиралась задать вопрос, дыра расширилась до размеров хорошего люка, а в ухе щелкнул коммуникатор.

— Быстро!

Янг шагнул вперед, потянув меня за трос, пристегнутый к поясу, и я двинулась вперед, пригибаясь и надеясь не споткнуться об протянутый по льду луч.

— Э? — под куполом тоже шел снег, но ветер не метался бешеным волком по окрестностям. Проход тут же затянулся, и купол стабилизировался. Вдалеке виднелись бараки лагеря археологов, а вокруг не было ни души. Не, а где же охрана? Охрана-а?! Ау! Я усмехнулась… ну и дисциплина. А уж понятия о безопасности… именно, что понятия! Как Луис с такими порядками вообще продержался в нашем деле, да еще и репутацию себе заработал? Вообще-то в таких местах рекомендуется проверять любое странное возмущение или некорректно сработавшую технику, а то можно и головы лишиться. В данном случае опасность пришла не от странных древних артефактов, а от современника, но… от этого покусившимся на могильник легче не будет. Скорее тяжелее… Довольное хмыканье спутника при виде этой потрясающей безалаберности подтвердило, что мысли его тоже далеки от мирных.

А куда это мы идем? К одному из бараков. Короткий писк электронного (дешевка) замка, сдавшегося на милость встроенного компьютера Янга, и мы, миновав тамбур, оказались на складе. Мда, кажется, продуктовый. По крайней мере, ящики, неровными штабелями расставленные по просторному темному помещению, были промаркированы как пищевые концентраты. Ну, даже если попадем в осаду, с голоду не помрем.

— Совершенно с тобой согласен, если и помрем, то скорее от нехватки кислорода.

Я опечаленно покачала головой. Совсем плохая, уже вслух сама с собой разговариваю. Посмотрела на Янга, открывшего шлем, вздохнула и присела на один из ящиков. В голове гудело, от имплантов в мозг будто молнии стреляли, адаптер неприятно, совершенно истерически подвывал. Глянув на индикаторы воздуха, вздохнула и рискнула последовать примеру охотника. Откинув щиток, втянула носом воздух. Влажный, затхлый, с явным превышением углекислоты, наверное, система вентиляции не работает. Прислушалась к ощущениям. Все плохо, но терпимо. Адаптер собрал нанитов и перепрограммировал на минимальное вмешательство, так как они все равно не справлялись с нейтрализацией плавающего в крови коктейля. Во рту сухо и привкус противный, в ногах слабость…

— Ну и какие у вас планы? — спросила, наблюдая, как мужчина приводит в боевую готовность карабин. Собственно, это составляло некую трудность, потому что мимикр поменял расцветку, и заметить охотника можно было только при большом желании. Впрочем… Накопитель плазмы постепенно нагревался, создавая вокруг себя колышущийся ореол, загорелись индикаторы заряда, со ствола закапал конденсат. А на мониторах слежения мы наверняка засияли самым ярким огнем. Уж это мои коллеги не пропустят, думается.

— Тебе о них знать не обязательно, — скидывая лишнее оборудование на пол, буркнул Янг. Узкое лицо приняло сосредоточенное выражение, в глазах загорелся хищный желтый огонь. Это метаморфоза, если кто не понял, означает, что верхнюю часть смуглого лица прикрыл боевой планшет, встроенный в шлем.

— Сиди тут и не рыпайся. Поняла? — внимательно оглядел меня, и дождавшись таки кивка, защелкнул шлем и был таков. А я осталась посиживать в мирной тишине, правда таковой она оставалась недолго.

Громыхнуло слева, затем справа, спустя минуту прерывистые очереди донеслись откуда-то издалека. С другого конца лагеря, что ли? И как он везде успевает? С некоторым трудом сползя с ящика, нагнулась над горой оружия. После довольно долгого (а какое оно у меня сейчас может быть?) размышления, подобрала то, чем пользоваться умею. Миниган огнестрельный для кислородно-азотной атмосферы. Взвесила в руке, держа за рифленую рукоять. Тяжеловат… а с другой стороны, рокет рок я вообще не подниму! Сняв с предохранителя, уселась обратно на ящик и положила оружие на колени стволом ко входу.

Мало ли… стоит побыть предусмотрительной. А то Луис вот расслабился, и что в итоге? Грохот, от которого ощутимо качнулось все здание, послужил мне ответом. Судя по всему, это атмосферные движки малого струнника! Ха, теперь и милейший мой соперник с этой планетки убраться не сможет! Чем, интересно, Янг работал? Вручную что ли? Потому что ничего похожего на топливные детонаторы я не заметила…

Сколько времени прошло, не знаю. Может, пара часов, а может и несколько минут. Сознание то выплывало на поверхность, то погружалось в дебри галлюцинаций. В себя я пришла при звуках, издаваемых насосом тамбура. Встрепенулась, поднимая оружие… дверь отворилась, и едва только сознание отметило, что это явно не Янг, палец нажал на курок. Тяжелая пуля ударила в открытое лицо пришельца, отшвыривая его назад. Ноги пару раз дернулись и замерли. Бинго! Стоит только испугаться, как я прекрасно справляюсь даже с замедлением. Впрочем, этот тип не ожидал меня увидеть. Задним числом отметила явное удивление на бледной физиономии… сердце бешено стучало, к горлу подкатывала тошнота. Вовсе не от осознания того, что я только что убила человека, просто нагрузка на нервную систему опять подскочила. Ох-хо, а я так хорошо сидела. Надо встать и оттащить труп от дверей, а то тамбур не закрывается, и сигнализация противно пищит, потому что тело перегородило полозья, по которым створка ездит. А пока открыта внутренняя дверь, наружная заблокирована.

А снаружи погромыхивало. Теперь, наверное, наземный транспорт…

Хронометр неторопливо отсчитывал минуты. Не так уж мало времени прошло, но мертвецом я так и не занялась. А потом стало не до него, потому что наружная дверь открылась, и в помещение вошел Янг, деловито остужая резак, которым расплавил замок. Ну да, подумаешь, какая-то дверь! С ним на склад ворвались ароматы горелой изоляции, ядовитые испарения ракетного горючего, холодный воздух и снег.

Встряхнувшись по-собачьи, он выразительно на меня посмотрел. Ну, я так думаю. За щитком не видно. Аккуратно перевернув ногой тело, мужчина внимательно осмотрел изувеченное лицо. В ухе раздался щелчок.

— А знаете ли вы, дорогая госпожа Лерион, кого прикончили?

— Нет.

— Нашего информатора, Тонио Каскети.

Я пожала плечами, откладывая оружие в сторону. Фамилия знакомая. Кажется, это наемник с Вольной, планеты из системы, соседней с Черной Землей.

— И что же? Я должна выплатить контрибуцию?

— Скорее, получить наградные от Метрополии. Каскети уже давно-о в розыске.

— Переведите на мой счет, пожалуйста.

Пока мы перебрасывались дружелюбными шуточками, полковник неспешно навешивал на скаф свое убийственное оборудование. Наконец он закончил, оставив только использованный мной атмосферный миниган.

— Забирай, раз уж настройки сбила, — сказал он в ответ на мой вопросительный взгляд.

Ну да, мне сейчас лишняя тяжесть нужна, как легендарным драконам — третья пара крыльев. Подняла, вздохнув. Рукоять льнула к ладони даже сквозь перчатку. Тьфу, действительно, совершенно машинально считала и взломала биокоды. Иначе как бы он выстрелил. Теперь кроме меня никто этой штукой пользоваться не сможет, разве что еще какой сканэр попадется, посильнее меня.

Так… потерла виски. Ага, на бедре есть подходящий зажимчик. Туда эту дуру, чтобы не мешалась. Что еще?

— Шлем загерметизируй.

Я благодарно покосилась на Охотника. Да, надо бы… Совсем расклеилась. Скоро развалюсь.

Снаружи вьюжило. И это мягко сказано. Генераторы маскирующей сети, разумеется, не работали. На сей раз Янг привязывать меня не стал, просто взял за запястье и поволок куда-то сквозь бурю. Снег потерял первозданную белизну, мешаясь с пеплом. Справа что-то тлело, слева что-то полыхало, выстреливая алыми искрами. Валил черный, маслянистый на вид дым. Я только успевала перебирать ногами, да перепрыгивать через какие-то ошметки и обломки. Людей что-то не видно. Впрочем, я и не могу разглядеть ничего и в трех шагах. Даже спина Охотника, и та сливалась с окружающим миром. Тьфу, у него же доспех типа хамелеон…

Но людей-то нет! Хе, тушат, наверное, струнник свой. Хотя, что там тушить? Я завертела головой, не обращая внимания на предупреждающий писк адаптера. Ага, что-то смутное вырисовывается. Сквозь порывистый ветер, размазывающий по щитку серую грязь, видны развороченные дюзы атмосферного движка. Там крутились какие-то фигуры.

Были бы силы и время, обязательно рассмотрела в подробностях все последствия работы Охотника. Когда-то слышала хорошую фразу, характеризующую подобную работу и таких людей: позади всё горит, впереди все рыдают. Угу… подходит, хотя я бы переиначила: позади все горит, впереди — тоже!

Внезапно Янг прижал меня, так, что затрещали ребра, и замер, сливаясь с окружением. Даже дышать перестал, кажется. Восприняв это действие как приказ, затаила мысли. Меня нет, меня нет… Мимо, шаря по пространству сканерами, прошли трое в темных доспехах. А вот и охрана. И она нас не видит, однако. А вон и еще троица. Хорошо идут, правильно, перекрывая своим полем часть обследованной шагающими впереди людьми территории. Вот только наниматель и здесь сэкономил, кажется. Конкретно так. На сканерах. Или я чего-то не понимаю в технике Метрополии? Нас не заметили!

В голове опять помутилось, и внезапно обнаружила себя шагающей следом за Охотником. Неожиданно он исчез из поля зрения, снег под ногами внезапно поехал, и я соскользнула вниз по крутому откосу. Не успела затормозить и врезалась лбом во что-то. Стоп! В ухе щелкнуло.

— Реакция никуда не годится! Узнаешь?

Упершись взглядом в стену, помолчала. И еще помолчала, пытаясь сообразить, что я вижу. Сделав шаг, коснулась рукой серо-синего пластика. Постучала. Нащупала дверной проем. И что? Входим? Укоризненный вздох заставил вздрогнуть и развернуться.

— Тормоз… — о, Тигр часом не устал меня опекать? Еш каррот, я же не специально!

— А не надо было, не надо было устраивать у Дикой такой драки…

Янг подхватил меня под руку и, надавив на незамеченную из-за вьюги панель около мембраны, сквозь образовавшийся узкий проем втянул меня внутрь. Согласна, я тормоз. И даже хуже… Оглядев длинный коридор прямоугольного сечения, изгибающийся и уходящий куда-то в стороны, хмыкнула. Потолочные панели с трудом разгоняли синий сумрак, пол перегораживали продукты жизнедеятельности коллег. Ящики, коллекции оборудования, полуразобранные детали, вывороченные из стен жгуты кабелей, грязные следы чьих-то башмаков. На зернистых стенах — красочные потеки, даже на вид липкие. Наверняка еще и запах. Но щиток шлема откидывать не буду, чтобы проверить носом, поверю индикаторам. А то вырублюсь, ведь держусь на стимуляторах, а выдохшиеся наниты потихоньку впадают в спячку.

Оглядывая обычный пейзаж отработанного уровня, на котором не было ничего интересного, решила, что его отработали на предмет ловушек. Все самое интересное прячется глубже, но и в самых, казалось, безопасных местах порой встречается такое… Дальше, надеюсь, царит идеальный порядок. По крайней мере, должен.

— Ну? — прошелестел голос Охотника над ухом, в очередной раз заставив меня встрепенуться. Как призрак, право слово. При движении его еще немного видно, не всегда изменение цвета покрытия скафа успевает за обстановкой, но когда стоит, держа Мимикр в активной фазе, да пригашивает мысли… Призрак! Пси чертов!

И если бы Янг не продолжал держать меня за запястье, потеряла бы и его и ориентацию.

— Что?

— Докладывай по основной специальности.

— Стандартный исследовательский комплекс сийран, времен Второго царства, скорее всего, предназначенный на экспорт. Ничего интересного, — выдала на автомате, опознав, наконец, пару похожих на восьмилапых паучков-символов, нарисованных точно напротив нас. Ну вот, сколько я так стояла? Замедление…

— А что же они исследовали здесь, на Жемчужине, легенде аж Первого? — сколько язвительности в голосе. Жаль, лица не видно. Наверное, оно кривится в разочарованной гримасе.

— Что-то. Может, из нулевого? Оно где-то глубже.

— Вперед!

А я снова замираю, рассматривая еще одну группу узоров. Читаю, одновременно переводя, и не обращая внимания на гулкий стук крови в висках:

— Первый грузовой терминал. Синий сектор, второй уровень.

— Это что?

Разговаривала я, делая паузы перед каждым словом. Недюжинное терпение надо сейчас иметь, чтоб дождаться ответа.

— Короткий проход на второй уровень.

— Почему им не воспользовались копатели?

— Не нашли, — шее опять стало горячо. Кровь. Угу, опять импланты. Но с чего, я же даже не подключаюсь ни к чему! От одних мыслей плохо становится?

— Плохо искали?

— Н-не знаю… поленились… так что?

— Вперед, — повторил Янг раздраженно.

Делаю шаг на заплетающихся ногах, и едва не падаю. Невидимые руки подхватывают за талию и ставят вертикально, перед измазанной черной пакостью из гидравлических или каких-то других систем стеной. И вспоминать больно и сканировать нельзя… Как открывать-то?

И почему здесь никого нет? Кроме нас… Вот вопрос, что, все побросали и побежали наружу, искать того, кто взорвал… ммм, хозяйство? Ну, тогда эскапада Охотника оправдана. Правда, засекут нас, едва я начну копаться в системе этого комплекса. Так что быстрее… А может, не копаться?

— Поторопись.

Тьфу! Командир…

Моргаю. В глазах двоится, наноадаптер противно пищит. Надо картридж менять, кажется, не только мой, но ресурс системы наноботов вышел. Не видно ничего толком, весь щиток измазан серой гадостью, в которую превратился снег.

Любая активность мне сейчас противопоказана. Хочу в анабиоз, или хотя бы в медтех! Ан нет, покой нам только снится.

Руки в перчатках привычно ложатся на нарисованные паучьи тельца. Пальцы мелко подрагивают. Никакой тонкой работы я выполнить не смогу. И… Не погружаться … Итак, коды доступа.

— У меня в сумке кристаллы, достаньте, пожалуйста, синий.

Движение за спиной, щелчок замка. Темно-синий граненый цилиндрик в гнездах только один. Не ошибется.

— Есть читалка? — Почти легла на стену, упершись в нее лбом. Не дожидаясь ответа, продолжила. — Первый слой, полностью.

Охотник, не возражая, стремительно и ловко выполнил все указания. Надеюсь, ибо не смотрю на него. Мелькнула циничная мысль насчет того, что наука — не его специализация. Хотя и не моя тоже. Посути я — вор. А Янг — воин, наверное. Либо безжалостный авантюрист, либо… тот, кто следует клятве, даваемой при поступлении на службу Метрополии. Верность и честь…

Кстати? Этот Охотник проломился бы в центральный отсек и без моей сомнительной помощи, на одной наглости. Может, он хочет проделать это как можно тише? Быстрее?

А смысл? Сейчас как сработают датчики да сенсоры. Хотя сийране техногенная раса, чувствительность их оборудования на высоте. А Луисов сканэр наверняка уже подключился к системе. По крайней мере, так следует делать. Повторяюсь, кажется?

Не пора ли проснуться?

Повернув голову, тупо смотрю на красивую картинку. Охотник, держа кристалл двумя пальцами, подсветил лазером целеуказателя одну из граней. Переплетение линий расплескалось по стене неразборчивым голубым пятном. Так, кажется, не то.

— Прокрутите ниже…

Как он это делает? Картинка поехала, явив оглавление спецификации. Так. Коды… ага, ага, ага… вот они. Слизнув каплю пота с губы, усмехнулась. Не совсем еще плохая! Соображаю.

Выловив нужную закорючку в череде ей подобных, трижды тронула один из знаков. Правая верхняя лапка, средняя и нижняя. Вспомогательный, срочный, аварийный проход. С хрустом до сих пор невидимая мембрана разъехалась, погружаясь в стену и открывая узкий тоннель, уходящий наклонно вниз. Где-то в глубине продолжали расходиться лепестки, образующие в прослойке стены воздушные карманы.

— Десять секунд, — сказала я и, подчинившись рукам Охотника, протиснулась внутрь. И стремительно заскользила вниз. Спустя пару мгновений, захлебнувшись криком, вылетела из тоннеля на пол.

Еш каррот! Не успела даже вытянуть рук, что бы смягчить падение. Больно! Головой и грудью о пол-то! Пусть даже и в шлеме. Позвонки хрустнули. На какое-то время вырубилась, потому что пропустила приземление Янга. Черная фигура неслышно воздвиглась в поле зрения. Охотник вздернул меня за шиворот и водрузил на ноги. А они не работают! Прислонившись к стене, медленно сползла вниз. Панели на потолке работают через одну, светло-желтый рассеянный свет высвечивает длинный ряд значков, уходящий в бесконечность. Здесь — порядок. Чистота и никаких взломанных грязных стен.

— Кристалл сюда, — пробормотала я.

Нет, работа с Охотником — это нечто. Понимает с полуслова, и уступает дорогу специалисту… Хотя этот специалист почти не соображает, что делает. Придерживая у бедра снятую с предохранителя двуствольную пушку неизвестного наименования, Янг достал кристалл, подсветил. Красота… только в глазах двоится.

— Дальше куда?

Щелчок в ухе почему-то оглушил.

— В центральную исследовательскую сферу.

В голосе Охотника просто каменное спокойствие. Но мне уже все пофиг. В сферу, так в сферу. У меня таймер на ошейнике со снотворным начал тикать.

— Угу… так сразу не получится. Четвертый уровень, синий сектор.

Поднялась, посматривая то на картинку, то на стену. Три, пять, семь? Попробуем. Нет, не получается. Что-то, мне кажется, некто заблокировал систему. Сканэр проснулся? Еще раз. Три, пять, семь. Ага! Просто система проверяет коды. Но и противник не дремлет, шерстя по секторам похожего на многомерную паутину комплекса. А секторов здесь… много. Попробую другой код. Три, пять, два, семь, два!

Лапки у парочки знаков мигнули тревожно, но мембрана начала открываться, хотя и куда медленнее, чем на предыдущем уровне. Точно сканэр блокирует. Пытается. Гад!

— А кого Луис с собой взял? — Спросила Охотника, торопливо убирающего кристалл. Не ответив, он впихнул меня внутрь тоннеля, активируя боевой планшет.

— Быстрее.

Зажмурившись от попавшей в глаза желтой искры, заскользила вниз. А, ненавижу! Приземлилась, распластавшись по полу, как морская звезда. Такая же вялая и плоская. Перевернулась, считая секунды и наблюдая за изменениями на потолке. По нему прошлась волна белого цвета, оставляя за собой тонкие линии, напоминающие извилины на древних компьютерных платах. Панели медленно потускнели, а полоски наоборот, налились светом и запульсировали в рваном ритме.

— Выросло энергопотребление системы, — в очередной раз поднимая меня, сообщил Янг.

У меня опять провал в восприятии. Это бы раздражало безумно, не поглоти большую часть мыслей слабость и боль. А так, все равно. Не бросил и ладно.

— Что именно ты активировала?

— Я? Да я… даже… не я! Кто сканэр у Луиса? — забыла, идиотка!

— Рихтер Арно.

Прислонившись к надежному боку Охотника, оглядела длинный изогнутый коридор. Арно. Арно-о… Плохо.

— Этот — умный. Он систему безопасности взломал, наверное.

— Хм, и что же дальше?

— Надо ее отключить. А пока ждем гостей. Я ни разу не сталкивалась с роботами сийран, — помимо воли просыпается опасливое любопытство.

Длинный ряд знаков на стенах все сильнее наливался фиолетовым, нервно пульсировали линии на потолке. Что-то где-то тихо щелкало, потрескивало и звякало. Эээ? Это снаружи или в коммуникаторе? Охотник замер посреди коридора, взяв наизготовку двуствольник. Вокруг стволов начал раскручиваться охлаждающий контур. А не слишком ли сильно для коридора шириной в пять шагов? Хотя хорошо, что не плазма.

Скрежет и звон стали о сталь. Из пола, потолка и стен стремительно вырастают тонкие, полупрозрачные ленты, сжимаются, скручиваются, переплетаются прочной паутиной, соединяются в центре, образуя овальный кокон. Гигантский паук на миг замирает и начинает движение вперед. Звук такой, будто ногтем скребут по стеклу, как по нервам.

— Работай! — бросает мне Янг, поднимая оружие. И отступает на шаг. Я пячусь тоже, потому что скрываюсь за его спиной.

Работать? Погружение? Повторный взлом системы после ловких ручек Арно не потяну. Взгляд заметался среди побагровевших знаков. Выход, выход… нет, это жилой сектор. Ну, хоть что-нибудь!

Мимо что-то просвистело. Обернулась на звук. С ужасом уставилась на тонкое лезвие, вонзившееся в стену и там продолжающее мелко вибрировать.

Выстрел, еще выстрел. Это Янг опробовал вооружение. Крупнокалиберный патрон взорвался, встретившись с тельцем стального паука. Впрочем, какого уж там стального… это я так, по привычке. Результат не особенно впечатлил. Рваная дырочка тут же затянулась. Свист стал чаще, да и движение сторожа убыстрилось.

Пячусь, пячусь. Обернувшись, заметила, что шагах в ста позади нас коридор перегородила решетка из таких же скрученных полос.

— Э…

— Знаю, — отозвался Янг. — Работай!

Выстрел, выстрел, выстрел… они сливаются в постоянный глухой то ли рев, то ли рык, разбиваемый звонким щелканьем многочисленных стальных ног. Осколки металла и снарядов безжалостно секут стены. Покрытие трескается. Нас прикрывает защитное поле, но его ресурсы не бесконечны. Часть лезвий Охотник успевает сбить на подлете, часть удается отклонить. Раскаленные стволы стремительно перемещаются в непонятном дерганом ритме.

Непрерывный свист, от которого стынут в жилах кровь и наноботы. Непоколебимая черная громада Охотника неожиданно вздрогнула. Локтем он отпихнул меня подальше. А мой блуждающий взгляд зацепился за нечто, показавшееся манной небесной. Вечный Полковник! Терминал. Шанс!

— Туда!

Янг рукой отшвырнул меня назад. На миг отвлекся, заплатив за это кровью, плеснувшей на пол из пробитого скафа. А где защита?

— Минуту! — прохрипела, врезаясь в стену. Руки легли на паучьи каракули, украшающие небольшой выступ. Машинально погружаясь, отсчитывала секунды. В сознании замелькали смутные картинки прошлого, ломая восприятие, пальцы заскользили по знакам, ставшим на какой-то миг не просто знакомыми по старинным, взломанным кристаллам, а понятными на интуитивном уровне. Отбой, отбой, отбой, ошибка, ошибка, ошибка… Сбой в системе. Корежащееся сознание мутилось от боли. Поток информации, трансформируемой в удобопонятные символы, выжигал мозг, но тропку я нащупала, не производя полного сканирования.

Приоритет нулевой, сбой системы, перезагрузка.

Перезагрузка.

Подтверждаю.

Тут очнулся сканэр-противник.

Запрет, запрет, запрет!

Ошибка!

Ныряю глубже, касаюсь воспоминаний древнего интеллекта.

Перезагрузка экстренная! Выхватываю смутный образ, перехватывающий контроль. Энергетическая подпитка… Странный символ… нарушена целостность? Давно… Закоротить! Шоковый импульс расходится по системе. Отскочив от терминала, валюсь на пол. Значки на стене полыхнули алым и погасли. Потолочные панели мигнули и с тихими хлопками, не слышными за ревом разрывов и скрежетом робота, одна за другой начали лопаться, рассыпая тысячи искр и льдистых мелких осколков.

Все быстрее и быстрее. Импульс разрушения добрался до робота. Раздался пронзительный скрежет, пробравший до костей даже сквозь шлем. И натянутые поперек коридора ноги-ленты опали. Покореженный комок туловища бессильно провис, мерно покачиваясь. Последний патрон, пролетев сквозь сеть, разорвался дальше по коридору. Через каждые пару шагов под потолком зажглись серые аварийные огни.

— Вовремя, — обернувшись, процедил Янг.

Я икнула. Пластины его доспеха украшали три крупные пробоины. И еще штуки четыре лезвий торчали в районе сердца. А защитное поле? Охотник спросил, пристроив на место, за спину, то есть, двустволку:

— Что сканэр?

— Ну… как я, примерно. Его, думаю задела перезагрузка. А вы модификацию проходили?

О, когда мне срочно нужен ответ, даже не запинаюсь. Впрочем, у меня кроме языка сейчас ничего не шевелится.

— Да. По классу Боя.

— И сколько вам осталось? Функционирования в активном режиме?

— Один час, семь минут, сорок три секунды.

Голос у него деревянный. И движения дерганые. Тоже вместо крови, наверное, сплошные стимуляторы. Но направление Боя изначально более устойчиво.

— А мне десять минут… и дальше я не пойду. Не смогу, — поделилась доверительно. — Но знаете, я ломала систему с терминала сийранского медтеха. Кажется, автономного. То есть перезагрузка его не затронула. Аварийный генератор заработал.

Внезапно потолок содрогнулся, что-то заискрило. Резко развернувшись, Охотник воззрился куда-то в пространство. Ну, видимо сканирует что-то. Жаль, за затемненным щитком не видно лица. А то со статуей, прямо скажем, обдолбанной наркотиками, общаться не очень хочется.

Сама не лучше. Валяюсь неопрятной кучкой и боюсь шлем разгерметизировать. Минутку… а какая здесь сейчас атмосфера-то? Скосила глаза на индикатор и сквозь муть принялась разбирать цифры. Вот ведь… Голову будто изнутри поджаривают на микроволновке. Никак не получается сосредоточиться. Аргон? То есть эта часть базы была на глубокой консервации?

Щелчок, свист в ушах. Поморщившись, перевела взгляд на Янга. Это он меня… вызывает.

— У нас есть пять часов. Открывай медтех.

— Откуда-то … время? — пытаюсь встать. Понимаю с легким ужасом, как все плохо. Ног вообще не чувствую. Абсолютно!

— Оставил наверху несколько сюрпризов для твоих коллег.

— Приятных, видимо. И до кучи перезагрузка. Мило. Извините, руку не подадите?

Мужчина нагнулся и потянул меня за запястье. Сустав жалобно хрустнул, и я взлетела вверх. Навалилась на Янга, стараясь не задеть торчащих из него лезвий. И оборудования. Навешанного на него оружия, то есть. Плохо старалась, через комм до меня донеслось сдавленное шипение. Он развернулся так, чтоб я видела сгоревший терминал.

— Открывай.

Срочный доступ.

Руки дрожали, когда я набирала код. Сработает или нет? Сработало. Точно — автономный. Мембрана разъехалась до половины и застыла. Паучьи лапки, на которые я надавливала, засветились предупреждающе. Все, предел.

А ведь я не пролезу туда. Сумрак прорезал белый лазерный луч. С шипением вгрызся в полуоткрытые лепестки. Оплавленные кончики полетели вниз, расплываясь под ногами неопрятными бурыми пятнами. Стараясь не задеть горячие края, Охотник протащил меня внутрь.

Большой овальный зал, серо-синие стены, по ним змеится такой же паучий узор, как и в коридоре. С потолка льется серый свет. Посередине трехлепестковое возвышение, прикрытое прозрачным колпаком. Между ними, как пестик диковинного цветка, торчит колонна компьютера.

— Милости прошу.

Как хорошо, что в свое время некоторые знаки выучила наизусть. Не обычные, а как раз специфические. Именно на такой случай, для личного пользования. Нам как раз нужны не стандартные процедуры для сийран, которые, судя по артефактам, были похожи на разумных пауков, а генсканирование. И исследование. И лечение. Ну, мне-то точно. А Янг как хочет.

Хочет, похоже.

Поставив меня к стеночке, по которой я удачно сползла, одновременно нажимая нужные знаки, он коснулся боковин проема, оставляя на них серые кружки размером с крупную монету. Потом прошел в центр зала, деактивировал шлем, аккуратно снял и сложил оборудование. Тьфу… оружие свое. Кучкой. В этот момент пробудилась центральная колонна, заполняя помещение тихим гулом, саркофаг наполнил молочно-белый туман. По серо-синей поверхности поползли черные значки. Пар просочился наружу, оседая на полу белесой плесенью. Бледная, украшенная парой алых полос, маска, в которую превратилось лицо охотника, обернулась ко мне.

— Пять часов, — напомнил он. Как из колодца, право слово. Гулко и громко, с эхом. И доходит не сразу.

Мотнула головой. Нет сил сообщать, что как раз это не получится. Неизвестно, сколько времени займет лечение. Как и экстренная перезагрузка системы комплекса, из-за которой мы заперты здесь, как, впрочем, сканэр Луиса и кто еще в этот момент находились внутри. Хорошо, что медтех автономный…

Прикрыла глаза, чтобы не видеть, как мужчина вытаскивает из себя лезвия. Интересно, из чего они сделаны, если пробили такой доспех. И поле защитное…

Хруст, противное чмоканье, скрежет. Легкий звон брошенных на пол кусков металла. Шурх, шурх, шурх, шмяк… колпак открылся, что ли? Пшшш.

Когда я очнулась, только по сгустившемуся туману в одном из лепестков поняла, где лежит Янг. Сброшенный Мимикр валялся безжизненной кучкой. Как я. Перевалившись на бок, тупо уставилась в потолок. И что делать? Ползти, видимо… Нет, ну что ему стоило сначала меня подтащить. Хотя бы поближе… на пару шагов! Перекатилась на живот. Полюбовалась на губчатую светло-серую поверхность. Ну, погребли дальше. Лучший сканэр Черной Земли на карачках ползет к медтеху. Если бы не было так больно, было бы смешно. Бунтующее сознание то выдавало микс из воспоминаний, отчего в глазах двоилось, то отправляло руки совершенно не туда, куда следует. Пару раз ткнувшись лицом в пол, смирилась. Где-то по дороге потеряла сумку.

Добраться бы только…

Десять минут окончились неожиданно, когда я, затаив дыхание, сдирала с головы шлем. Щелчок, противный писк, резкая боль в шее, добавившаяся в какофонию разлаженного организма. И онемение, стремительно распространяющееся по непослушному телу. Ага, двигаться я не двигалась толком, но зато все ощущала… В особенности то, как все до последнего нервы горят, будто окунутые в кипяток. Блаженное отсутствие ощущений заставило поторопиться. Со скорости улитки к скорости черепахи… Последний рывок, и я, подтянувшись, рухнула на ложе, в белую муть, не снимая скафа.

Пшшшссс… Приехали.

Выход из целительного сна сопровождался не такими уж приятными ощущениями. Открыв глаза, не увидела ничего кроме белесой мути. А еще на саркофаге проступили морозные узоры. Я только успела порадоваться, что жива, как поняла, что не дышу. Не успев запаниковать, услышала тревожный писк выдохшегося адаптера. Скосила глаза на руку. Одежда куда-то делась. Ёш каррот! Дернулась, поняла, что замедление никуда не делось. Тело категорически не хотело двигаться, подчиняясь приказам желающего стремительности мозга, но хоть не болело. Ноги тоже шевелились. Кто с меня скаф снял? Изогнув колени, надавила на крышку. С тихим шипением она поднялась, и вывалилась наружу, отсчитывая секунды. Сколько мозг без кислорода функционирует?

Где картриджи? Сумка?

Встав на ноги, огляделась, и, сдирая прозрачную гелевую пленку с тыльной стороны ладони, в пару шагов очутилась рядом с вещами. Дернула замок, да так, что из держателей внутри выскочили кристаллы, разлетаясь по серой поверхности. Выдрала из планшета свежий картридж и приложила на красноватый след от прежнего. Спустя миг писк утих, огонек на запястье сменил цвет с тревожного алого на оранжевый. Минимальная функциональность. А этого маловато!

Где скаф? Дернув головой туда-сюда, и поразившись хрусту в шее, всем телом развернулась к лежакам. Как раньше-то не заметила спутника? Мда… Оценила внешний вид Янга, прислонившегося к одному из них. Этот тип, небрежно покачивающий на кончиках пальцев черный наплечник, лицом уже не напоминал робота в маске, бледность которой была разбавлена тонкой струйкой крови из уголка рта. Если мне не изменяет память…

А она, падла такая, может.

Скаф, комбинезон и прочее барахло свалено у его ног неопрятной кучей. Некогда, некогда злиться из-за унизительной позы и стесняться наготы. Холодно. Дышать нечем. Рухнув у ног Охотника, принялась торопливо натягивать одежду.

Как и кто ее с меня снял? Неужели медтех?

Дрожащими руками герметизирую шлем и облегченно вздыхаю. Интересно, побила ли я рекорд скорости? Судя по тому, как истерил наноадаптер, вряд ли. Сверху вниз посмотрела на Охотника. Философ он, однако. Присев на край ложа, смотрит, изучает подробно. Любуется моими метаниями? Причем сам щиток поднял, и ничуть его не заботит, что атмосфера… Я покосилась на индикаторы. Все такая же. Бескислородная. Модификация по классу Боя, да? Скорее универсал.

Цел и невредим, судя по довольному виду.

— Ну что же, эксперимент можно считать удавшимся, — пробормотала я, вставая. Внезапно Янг подобрался.

— Какой эксперимент?

— С запуском негуманоидного медтеха.

— Экс-сперимент, значит, — прошипел он, сгребая меня за грудки и подтаскивая поближе. По мозгам ударила горячая ярость. Больно! Я же только…

Оказавшись лицом к лицу с Охотником, поморщилась. Он, конечно, весьма достоин внимания, но не настолько. Эти желтые глаза сейчас во мне дырку проделают. До крови прикусила губу, демонстративно закатывая глаза.

— Ну, вы же не думали, что эти пауки часто с людьми общались? Полноценный эксперимент получился. Правда, замедление мое эта техника не осилила… Жаль. Но спецификации оказались достоверны.

Так же внезапно отпустив меня, Охотник успокоился. Я чуть не осела на пол. Тьфу! Общая слабость тоже никуда не делась.

— Прекрасно. Вот только знаешь ли ты, сколько прошло времени?

Глянув на хронометр, вздохнула. Уставилась на шикарные дыры в доспехе, изображая вину.

— Пятнадцать часов.

Много.

— Выговор тебе с занесением в личное дело.

Что-то я не поняла… Искоса глянула на Янга, уловила на лице снисходительную усмешку.

— Да что вы понимаете! Полное сканирование плюс восстановление тканей, незнакомая биохимия, да после трех тысячелетнего перерыва! Хорошо, что оба вылезли людьми! — зажмурившись от стрельнувшей в висок боли, выпалила раздраженно. Не волноваться, ёш каррот!

— Успокойся и собери вещи. Зачем оправдываешься? Делай то, что умеешь как можно лучше. И — я понимаю, между прочим. Чем, по-твоему, занимаюсь? Но рекомендации мои впредь старайся выполнять!

Вот это речь! Причем почему-то доносится она из-за спины. Развернувшись, уставилась на Охотника. Темный силуэт на сером фоне стен выделялся очень хорошо. А вот подробности как-то не очень рассматривались! Так что зрение мое, похоже, тоже подлежит восстановлению. Точнее, не подлежит восстановлению в этом медтехе. Очень плохо. Наверное, сел имплантированный в свое время хрусталик, наследство Ловчего. Хорошо, что на черно-белое не перешла. Поторопив меня жестом, Янг выскользнул через обугленный проем в коридор. И сколько он так, не дыша, сможет проходить, даже после медтеха? Дырки в Мимикре, в отличие от дырок в груди не заросли. Впрочем, что я знаю о метропольских модификациях и технике? Я на Вольной свою покупала… В любом случае, Охотнику дико повезло в том, что он жив. И мне тоже.

Минутку, а как же перезагрузка системы комплекса? Пятнадцать часов… закончилась или нет? Ползая по полу в поисках браслетов, мысленно составляла список вопросов.

Перезагрузка, где Луис и компания, что делать сейчас, куда идти и вскрывать ли командный центр? И когда домой? Вечный полковник, и когда я успела рассыпать по всей зале свои вещи?! За каждой мелочью нагнуться, взять непослушными пальцами. С первого раза не всегда получалось. Кристаллы рассадить по гнездам. Одного не хватает. Синего… Браслеты. В Космос! Не буду одевать! Переждав приступ головокружения, сгребла их в кучу и ссыпала в один из карманов сумки.

Щелчок в ухе прервал сборы.

— Закончила? — донеслось через шелест помех и отдаленный скрип.

— Нет. Минутку.

Центральная колонна, прежде абсолютно чистая, сейчас была покрыта черной узорчатой скорописью. Это важно. Это надо запомнить. И потом проанализировать на компьютере Схая. Но стоит ли?

Да, стоит! В конце концов, старые спецификации пригодились же! Так что… Внимательно глядя на роспись, обошла колонну по кругу, насильно впечатывая в память узоры паучьего языка. Пошатываясь и морщась от стреляющей боли, выплыла в коридор. Какие у меня там были вопросы? Не успела я их задать, как меня поволокли дальше. Хрустя подошвами по рассыпавшимся осколкам, механически переставляла ноги. Пришлось сосредоточить все внимание на попытках не упасть, споткнувшись об обломки перегораживающих дорогу стальных сетей. Причем скорость передвижения поражала. Прямо летели. Только куда?

Удалившись из развороченного коридора, Янг спросил:

— Откуда ты знаешь коды этого комплекса?

— Я предусмотрительная. Довольно давно, еще в Гардеции, нашла каталоги торговцев Второго царства. Подробные. Они торговали с сийранами, посредничали при контактах, шпионили… В общем, общедоступную информацию я скопировала. И запомнила. Пригодилось. А куда мы идем?

Как-то это наивно прозвучало.

— Сюда, — спокойно ответил Янг, останавливаясь. — Энергетическая развилка в активном состоянии.

Оглядевшись, усмехнулась. Да, он прав. В сером свете огней, тянущихся вдоль стен, ярким пятном выделялись фиолетовые знаки, сгруппированные по три штуки у каждого ответвления коридора. Два из них, прямоугольного сечения, уходили в глубины базы под прямым углом. Там, дальше виднелись замершие поперек проходов в ожидании перезагрузки роботы-пауки. А на потолке просматривалась утопленная на полпальца овальная мембрана.

— У вас отличная интуиция… или что? Сканеры? Это, скорее всего переход на сийранские уровни.

— Через них в центр быстрее?

Охотник, задрав голову, изучил мембрану. Поднял руку, собираясь резать.

— Подождите. Возможно, я смогу открыть. И в любом случае, надо проверить, почему система комплекса не была запущена вновь.

— Это принципиально? — в голосе мужчины мне послышалось недовольство.

Ну да, надо быстрее действовать. Вот только я не могу…

— Да. Все, что не соответствует стандарту, должно быть проверено. Возможно, это спасет кому-то жизнь. В данном случае — мне.

— Хм, а мою жизнь ты ни во что не ставишь? И спасать не будешь?

Серьезно оглядев мужчину от глянцево-черных сапог до скрытого за боевым планшетом лица, пересчитав количество стволов и дырок уже затянутых пленкой.

— Ваше существование есть гарантия неприятностей. Для оппонентов. Ваша жизнь… о ней вы можете позаботиться самостоятельно.

Что-то меня в философию потянуло. А это не дело. Охотник хмыкнул.

— Поднимите меня к тому терминалу, пожалуйста, — попросила, махнув рукой в потолок.

Без вопросов Охотник присел, подхватил меня под колени и одни плавным движением вознес к потолку. Вскинутыми руками уперлась как раз в терминал, пережидая головокружение.

— Не упадешь? — с явственной усмешкой спросил мужчина, без труда поддерживая меня за ноги.

— Не уроните? — переспросила почти весело, касаясь кончиками пальцев знаков.

Могу я позволить себе легкое погружение? Совсем мелке, только чтобы проверить застрявшую на грани осознанного деталь. «Нарушена целостность…»

Ныряя в муть образов, привычно заскользила пальцами по значкам. На выехавшем перед лицом овальном экране замелькали сине-зеленые расплывчатые картинки. Тревожные, непонятные… Хотя, вот! Глаза, машинально перемещающиеся по строчкам, выхватили знакомый символ, сознание трансформировало в удобочитаемый вид. Хорошо, что это экспортный вариант, а то тексты, предназначенные для фасеток сийран без полного погружения не интерпретируешь…

Перезагрузка приостановлена, завершить невозможно, нарушена целостность. Как плохо! А дальше… не хватает программ. Каких программ? Обрыв… резервных программных команд?

— Арно! — прошипела я, борясь с подступающей паникой. — Арно! Если ты жив, я сама убью тебя!

Сукин сын!

— Отчего так жестоко? И, к тому же, он отсутствует в рядах… да, в рядах, — с некоторым сомнением заметил Охотник.

Умник! Он что, аж на кубический километр может просматривать пси-пространство? Мда… почему нет? Если никаких щитов не стоит? А здесь ни энергетических, ни иных нет. Сийране при всей своей нелюбви к биотехнологиям обладали общим сознанием. Похоже на муравьев. Ну, это такая теория, объясняющая собственно отсутствие внутренней защиты.

— Опустите!

Коснувшись ногами пола, вцепилась в мужчину. В висках опять заколотили мелкие, но очень твердые молотки. Уткнувшись щитком шлема в грудь спутника, пережидала приступ гнева, скручивающий внутренности. Безалаберный идиот Арно! А ведь был такой умница, никогда прежде безопасностью не пренебрегал! А теперь!

Что делать-то?

— Хм, так ты все же сообщишь вызвавшие столь бурную реакцию результаты?

Я что, не сказала? Прокрутив последние несколько минут, поняла, что да, действительно. Сейчас порадую.

— Извините, я в ярости.

— Это я понял. Сканэр, а мозги можешь выжечь не хуже меня, если постараешься.

— Извините, — хотя не чувствую за собой никакой вины. Этому выжжешь, как же! — В общем и целом, дело обстоит так. Перезагрузка комплекса не может быть завершена, так как нарушена программная целостность системы. — Пробубнила я уныло. — Нарушена потому, что была проведена экстренная эвакуация резервного командного центра. То есть хозяева сбежали. От чего-то очень опасного, что прорвалось из исследовательской сферы. Причем даже до того момента, как прибыл обслуживающий персонал. Это ясно, потому что часть комплекса, где мы находимся, не была расконсервирована.

— А при чем же здесь Арно?

— Он обязан был проверить целостность системы перед погружением! Хотя бы ради собственной безопасности! Нештатная ситуация в исследуемом комплексе чревата…

— Возможно, его торопил Луис Счастливчик.

Я раздраженно махнула рукой.

— Все равно! Он же хотел жить? От чего сбежали сийране? Вы все еще хотите попасть в центральную исследовательскую сферу?

— Разумеется, теперь еще больше. Нечто, заставившее так поспешно, если ты права…

— Я права.

— …эвакуироваться сийран, несомненно, стоит внимания государства.

— Самоубийца, — очень тихо резюмировал я. — Прошу учесть, что это нечто наверняка активировалось. Тут бы и мертвый проснулся.

— Учту, — сообщил Янг таким тоном, что мне мгновенно захотелось закопаться. И поглубже. Пси! Все-то они слышат! А что не слышат, то читают.

— Ну что же, — обреченно вздохнув, попросила: — Поднимите меня, я открою проход. Пойдем через сийранскую часть комплекса.

Охотник вновь вознес меня к потолку. Багрово светящиеся лапки предупреждающе мигали, полосуя щиток и заставляя болезненно щуриться. Откроем, да? Как? Запросто. Перебрав все коды, какие знаю.

Три, пять, семь. Восемь, четыре, три… На третьем по счету у меня заболела неудобно изогнутая шея, при наборе пятого онемели кончики пальцев. Шестой сработал. Лепестки начали медленно разъезжаться, открывая темное нутро иных коридоров. На кончике одного из них повисла тяжелая на вид серебристая капля. Набухнув немного, она упала вниз. В это же миг я оказалась на полу, а плазменное ружье Янга, овеянное туманом охлаждающегося газа, уставилось в открывшуюся над головой черноту.

Капля, похожая на ртуть, расплескалась по пластику небольшой лужицей. Что это? Но на раздумья нет времени. Охотник, на миг напружинившись, подпрыгнул и одной рукой ухватился за край, подтянулся, не спуская с прицела овальный темный проем. Исчез внутри. Надолго. И звуков никаких сверху не доносилось. Тишина…

Так я и стояла, поглядывая то наверх, то на каплю, собравшуюся в такую миниатюрную плюшку-полусферу. И когда уже смирилась с тем, что Янг меня здесь бросил, и даже погоревала по этому поводу, он неожиданно спрыгнул из тоннеля и вежливо пригласил следовать за ним. Интересно, как?

Оказывается, очень просто. Меня в очередной раз закинули. На сей раз — в наклонный коридор сийранской части комплекса. Вечный Полковник, как же мне это надоело! Надоело, что меня швыряют куда попало и как попало, надоели синяки на лбу и прикушенный язык, и это, ёш каррот, замедление, из-за которого я не успеваю смягчить ни одного, даже самого медленного падения. Достал, достало, достало! Хочу в анабиоз! Поняв, что медленно сползаю вниз, вцепилась в какую-то перемычку. Встала на корточки и попыталась сориентироваться. Темно…

— Включи свет, — посоветовал Янг откуда-то сзади.

Опять мысли читает?

— Нет, просто озираешься ты очень выразительно.

Ненавижу пси! Но в рассеянном свете фонарей, вмонтированных в наплечники, все же разглядела длинную овальную кишку, уходящую вверх под небольшим углом. Каждые несколько метров ровный серый пластик прерывался перетяжкой, как будто трубу перетянули веревкой. За один такой выступ, оканчивающийся тонким двухсантиметровым гребнем, я держалась. Рядом с рукой затянутой в мягкую перчатку скафа, колыхалось, взблескивая, озерко. Оно наполнялось тонким ручейком, очень медленно текущим от предыдущей перемычки. И так же медленно, будто цепляясь за ноздреватый пластик, серая ниточка тянулась вниз, грозя сорваться еще одной каплей. Впрочем, меня это не касается. И пальцы в это непонятнее нечто я совать не стала. Потому что это явно не штатная принадлежность комплекса.

— Налюбовалась? — спросил Янг, когда я поднялась-таки на ноги.

— Угу. Что это?

— Нечто в перспективе опасное. Фиксирую минимальную энергетическую активность.

Все же Охотник иногда бывает на редкость терпелив. И на вопросы отвечает…

— Вперед, — перешагнув через подозрительную лужицу, он двинулся по коридору. Естественно, я потащилась следом. Подозрительно прищурившись, обернулась на шуршание, убедилась, что мембрана закрылась. Ну и ладно. Переживем…

А вообще, интересно, куда в итоге мы придем. Сийранская база больше всего похожа на половинку шара, зарытую в землю круглой стороной. Все ходы, которые мы прошли до сих пор, тянулись вдоль поверхности сферы, переплетаясь по типу простейшей паутины. Поперечные и продольные коридоры с наклоном по мере углубления комплекса в землю. Здесь уже сложный, трехмерный лабиринт. Он заполняет оставшуюся часть базы, и логику его построения не понять без погружения. Но это и не обязательно, нам надо просто пройти в центральную исследовательскую сферу, а она понятно, где находится.

Но вот что в ней?

Мелкого беса страха, проснувшегося так некстати, я принялась заглушать очередной партией деловитых мыслей.

Соотношение сийранской и общеупотребительной, вполне антропоморфной части комплекса зависит от назначения последнего. В смысле — для личного употребления или на экспорт. Эта — явно экспортная. Потому что видела как-то развалины другой. Там только один коридорчик человеческий был. Явно для гостей. А здесь даже медтех. К тому же я не проверяла никаких других помещений. Хотя кто мне дал на это сил и времени? Интересно, какие еще расы существовал в царствие сийран? Надо будет заняться этим вопросом.

Хм, может, стоит обратить внимание на внешний мир.

Так. Все еще идем, медленно и осторожно преодолевая подъем. На потолке и правой стене (относительно меня, не знаю, чем это было для прежних хозяев) появились знакомые значки — пауки. Знакомые не в смысле смысла, увы. Скрытый алфавит? Интересно…

Ага, мне все интересно. А более всего, во что выльется подписанный на орбите договор о сотрудничестве. Можно будет забыть о воле, для начала, потом катер отберут. И слава пойдет нехорошая… Впрочем, я же ушла в слепой рывок на струну прямо из атмосферы. Так что, похоже, мертва. Облизнув губы, усмехнулась. Покатала эту интересную мысль на языке. Я умерла. А мертвецы, как известно, ничего не боятся.

Но голова, как ни странно, болит, и ноют имплантанты.

Наткнувшись на протянутую поперек прохода руку Янга, остановилась. Впереди была натянута тонкая полупрозрачная мембрана. Она тускло светилась, отражая лучи фонарей. Охотник обернулся ко мне, спросил:

— Откроешь? Энергетически активна.

— Нет. Ломайте.

— Почему?

— Займет много времени. И сил. Эта штука — на полное погружение тянет. Оно того не стоит.

Хмыкнув, Янг включил лазер. Короткий луч уперся в тонкое полотно, посыпались искры, на серых стенах заиграли алые отблески. С шипением перегородка начала оплавляться, спустя секунду застывая причудливыми потеками. А ручеек под ногами неожиданно взбурлил, выбрасывая короткие щупальца. Подпрыгнув, выругалась.

— Быстрее, — схватив за запястье, Охотник потянул меня дальше. Почти бегом преодолев оставшийся подъем, застыли на развилке. Два коридора вверх на тридцать градусов, два вправо и вниз, один влево и вниз. Сверху, из приоткрытой мембраны тонкой струйкой очень медленно вытекала та самая подозрительная жидкость. Из ручейка, маслянисто поблескивая, тянулись тонкие щупальца, изучая пространство. Гадость с минимальной энергоактивностью… хорошо, что не с максимальной. Иначе бы это нас уже нашло. И съело.

— В правый, на пять часов! — подумав, сказала я.

Спорить Янг не стал. Просто потащил следом. И дальнейший путь по коридорам слился для меня в сплошную серую пелену, смазанными пятнами пролетающую мимо, и прерывающуюся короткими остановками на развилках. Сворачивала, повинуясь интуиции. Почему Охотник верил мне, непонятно. Коридоры, залы, проходы тянулись в бесконечность. От мельтешения в глазах корявых значков, то черных, то багровых, начало тошнить.

Быстрей, быстрей. Меня, кроме раздраженного дергающего за запястье Охотника, подгоняли еще и инстинкты, в голос вопящие об опасности. Не заморачиваясь на осознание картинок, выдаваемых тормозящим сознанием, просто переставляла заплетающиеся ноги.

Слегка очнулась только в большом зале, когда Янг резко обернулся, опершись рукой на стену.

— Тупик! — выдохнул он. Жаль, что его лица я не вижу. Впрочем, разумом ощущаю вполне ясно.

— Режьте. Оно там. Кто же знал, что с точки зрения сийран самый короткий путь не есть самый логичный? Или наоборот…

— Хм… — мужчина положил ладонь на пластик. Золотистая нить активного сканера уперлась рядом, пробираясь внутрь, изучая. Куб, в котором отразилась внутренняя часть изогнутой стены в разрезе, осветил зал, разбрасывая солнечные блики.

— Отлично. Тонкая. Отойди.

Я послушалась. Зрелище завораживало. Алый луч, шипя, уперся в стену, вгрызаясь в ее глубины, постепенно меняя цвет на пронзительно-белый с синим, даже с ультрамариновым ореолом. Подсвеченная им темная фигура Охотника походила на изваяние какого-то языческого бога. Думаю, он бы не чурался принимать человеческие жертвы.

Высокий овал, вырезанный лазером, с глухим стуком упал внутрь. И это называется — тонкая стена? Сантиметров двадцать толщиной. Охотник настороженно замер у дыры. Подойдя ближе, выглянула из-за его плеча. И застыла.

На дне глубокого и широкого цилиндрического колодца лежала… жемчужина. Большая, диаметром наверное метров пять. В свете, проникающем через белесые мембраны исследовательской сферы, находящейся прямо под нами, она переливалась из розоватого в серый. Двумя метрами выше вырезанного проема колодец перекрывала непробиваемая даже на вид лепестковая мембрана. Там должен был находиться резервный командный пункт, который спешно эвакуировался по неизвестной причине.

Впрочем, вот она, причина. Вокруг этого покоящегося на гранитном основании шара и был возведен весь комплекс. Как кокон вокруг бабочки. Дикая технология, годящаяся только для тех вещей, которые нельзя перемещать.

— Не зря планетка так называется… Но кто смог угадать?

— Вниз, — скомандовал Янг, поднимая щиток шлема.

— А можно, я здесь подожду? — десять метров вертикально вниз смогу преодолеть только в падении. Мужчина отрицательно покачал головой.

Обнаружив в лице Охотника все признаки нездорового азарта, как-то огонь в глазах и кривую довольную усмешку, я испугалась. На сей раз по-настоящему. Кажется, возможность предоставить нечто оригинальное Метрополии является отговоркой. Ему самому находка настолько интересна, что он готов…

Я не додумала.

— Нет уж. Ты забыла? У нас договор.

— По оказанию консультационных услуг!

— Вот и проконсультируешь.

Не хочу!! А придется. Охотник тонкой леской обмотал мои запястья, насильно подтащил ближе к прорезанной дыре. Развернулся спиной. Получившееся из мои рук кольцо продел через голову. Я машинально прижалась к доспеху, напрягая запястья. Хорошая задумка, только я не пушинка.

Однако… Это оказалось не затруднение, а так, мелочь. Моего веса на спине Янг даже не заметил. Выбрался в колодец, и, впиваясь в светлый пластик то ли когтями, то ли просто пальцами, спустился вниз. Я успела только пару раз поморщиться от дергающей боли в запястьях, как очутилась внизу.

И присела на пол, уже не обращая внимания на провалы в восприятии. Серая жемчужина давила на психику. Оторвав взгляд от ее перламутровой поверхности, огляделась. Охотника видно не было, зато в мертвой тишине разносились шаги. Размеренные, четкие. Осторожные.

Одна из прозрачных мембран-окошек отсутствует, кругом валяются вплавленные в пол осколки, выбитые, видимо изнутри комплекса. Там что-то взорвалось?

— Скорее похоже на выброс активной плазмы, — раздался голос Янга.

— Я опять вслух?

Охотник многозначительно промолчал. Покачал на пальце двустволку.

— Ну, работать будешь?

Подойдя вплотную к шару, провела рукой в паре миллиметров от гладкой поверхности. Полное погружение… Готова ли я рискнуть ради сомнительной чести переподчинить это нечто людям? А если себе?

Внезапно заметила, что от шара к разбитому окну тянется ниточка, поднимается по стене и исчезает где-то в лабиринтах комплекса.

— Заметила? Поторопись. Активность Жемчужины возрастает. И Луисовы ребятки очнулись.

— Они опоздали в любом случае. А для вас, полковник, могу предложить три варианта. Изложить?

Янг поощрил меня взмахом руки. Я продолжила, постепенно вгоняя себя в рабочее состояние.

— Первое. Эта штука, — я приложила ладонь к поверхности артефакта, ощутила дрожь и улыбнулась, — нас разложит на атомы, едва я начну ее читать. Второе, — сознание медленно очищалось от всего, что мешало. Раздражение, страх и боль друг за другом покидали разум. — Мне удастся прочитать и перенастроить это. Тогда вы получаете новый фактор в межпланетном раскладе, способный поменять все. — Холодное, расчетливое спокойствие, равнодушная оценка собственных возможностей. Вывод. Негативный. — Третье. Я проведу погружение, но структура жемчужины не позволит полностью ее понять. Из-за того, что мое состояние далеко от идеального. И тогда у вас на руках окажется вышедшее из-под контроля программ нечто и сканэр с выжженными подчистую нейронами. Мертвый или полностью подчиненный Жемчужине.

— Мой штатный сканэр себя до такого состояния не доводил.

— Разумеется, он не прыгал вслепую на струну с подключенными нейропереходниками, машинально ответила я, задумчиво поглаживая становящуюся светлее поверхность артефакта.

Были еще результаты, разумеется. Даже примерный анализ выдавал четыре дополнительные развилки. Но этим пусть Янг занимается.

Итак, погружение. Реперные точки. Хватит двух, сийран и схай. Все равно я уйду глубже. И куда быстрее обычного. Убедившись, что кислорода как не было, так и нет, шлем снимать не стала, а только отстегнула перчатки. Автоматика перекрыла утечку где-то в районе локтей. Холодно. Но это ощущение не затронуло никаких струн. В голове — пустота. Отлично. Время пошло.

Реальность медленно уплывала, сворачиваясь в маленький упругий комок где-то в глубине сознания. Я скользила в глубины времени, когда комплекс еще был жив, когда нелепые ломаные тени скользили по коридорам, неблагозвучно перещелкиваясь и сливаясь разумами. Мое я стремительно плавилось, отсекая неприятные ощущения тела, изучая память неживой, искусственной материи.

Паника, интерес, создание.

Еще глубже, буквально проваливаясь в черную дыру, спиралью закручивающей изломанное тело в водоворот образов. Долго, очень долго.

Образы. Чужие. Родные. Понятные. Рычание и шипение, свист и пение. Восприятие еще раз изменилось, застывшая перед глазами серая пелена расцветилась алыми, желтыми и синими пятнами.

Тепло-холодно. Снаружи холодно, внутри тепло.

Рывок. Выворачивающий наизнанку переход.

Я. Нечто. Хищное, прожорливое, голодное. Сбой. Я-мы. Много. Бесконечность, объединенная программой. Я-мы. Несем смерть. Сбой. Несем жизнь. Сбой. Изменяем.

Изменяем?

Изменяет оно? Что? Программный запрос-образ сформировал клочок человеческого сознания, до которого доходили трансформируемые потоки прошлого.

Все. Живое — разумное. Ко всему не-живому.

Неживое я-мы изменяет все живое? Адаптирует. Разумное. Все.

Я-мы количество? Размер?

Запредельное число-образ на миг выбивает из невозмутимой сосредоточенности остатки человеческого разума.

— Знаете? — вслух, хрипло, почти забыв, как воспроизводить звуки. Но ассоциативная цепочка не успевает оборваться. — То, что десять лет назад украли с вашей Тхешты — наивные детские игрушки, по сравнению с этим. Нанокомплекс предтеч. Легенда…

А образы, формируясь, ложатся на сознание. Сбой программы, сбой программы, сбой…

Восстановить. Пароли? Сбой. Повреждения.

Образец.

Копия. Несоответствие, несоответствие…

Форматирование.

Переустановка программ. Ожидание…

Перезагрузка.

Включение. Активация. Я-мы перемещение.

Командный приоритет?

Снова на краткий миг просыпается прослойка человека, помнящего о том, что рядом кто-то есть.

— Положите руки на поверхность.

Снятие параметров.

Продолжить модификацию?

Да.

Командный приоритет?

Да.

Подтверждено. Перезагрузка.

Отключение.

Подъем. Один за другом гаснут образы. Разум стремительно всплывает в реальность. Слишком быстро.

Кажется, кровь кипит, как при кессонной болезни. Болит все. Снаружи, изнутри… Глаза открыты, но я не понимаю, не помню, где нахожусь. Стою, погрузив руки почти по локти в какую-то непонятную полупрозрачную субстанцию. Непрерывный, захлебывающийся писк наноадаптера глохнет, но раздается еще один щелчок и шея мгновенно немеет. Что это? Адаптер? Что… Срывающееся сознание успевает только уловить сквозь шум в голове:

— Три часа, семь минут. Шла на рекорд? Отлично, успеваем.

Шесть месяцев спустя

— Марина Сергеевна Леринская?

Я подняла руку.

— Прошу вас, — секретарша приглашающе кивнула и открыла дверь, — мистер Кейти ждет вас.

Ну, вряд ли именно меня он ждет.

Вежливо кивая, неторопливо шествую по шикарной приемной Центра Методических исследований. Предположительно, это мое новое место работы, да. Хотя внештатному сотруднику СБ Метрополии и так неплохо платят, но в возможности работать по второй специальности есть нечто романтическое. Пусть даже это частично — задание по внедрению. Я пробуюсь на должность внештатного переводчика. Думаю, меня возьмут. Не так уж много в Метрополии специалистов по мертвым языкам. Плюс знание еще семи самых распространенных в освоенной части галактики.

Кстати, об освоенной части.

После достопамятного погружения я месяц! Месяц провела в изолированном от внешних воздействий кессоне. Потом еще неделю в медтехе. С перерывами, разумеется. Дальше меня изучали. Всесторонне. Ибо хитрый нанокомплекс предтеч модифицировал структуры организма. Спасибо ему за выстроенные дублирующие нейросети. Иначе бы не выжила. Но вот с погружениями года три придется подождать, пока аксоны, или что там, не регенерируют. Воспоминания о лечении, надо заметить, не из тех, что относят к приятным.

Грехи мои простили в зачет верной службы обществу. В качестве консультанта-практика. Марна Лерион погибла на Черной Земле.

Янга, кстати, тоже обследовали. Ведь и Тигр полную дозу нанитов схлопотал.

А над нанокомплексом до сих пор штатные сканэры головы ломают. При перезагрузке я использовала единственное доступное программное обеспечение. Со своего наноадаптера. Так что в лабораториях Тхешты сейчас хранится большой адаптер по классу модификации.

А три месяца назад, когда эксперты убедились в моей полной безопасности для окружающих, на свет появилась Марина Леринская, тридцати лет, натурализованная эмигрантка со Старой Земли. Все документы — подлинные. Только сама личность до этого момента была виртуальной.

И еще. Выживших из Луисовой команды сутки спустя после нашего отлета (которого я не помню по объективным причинам) снял с планеты патрульный крейсер. Кое-кто из них в истерике вопил о призрачных змеях. Автономная перемещающаяся форма Жемчужины — гигантская перламутровая гусеница.

ДОСЬЕ, краткое.

секретно

Марна Лерион (настоящее имя неизвестно)

Происхождение — предположительно Старая Земля.

Дата рождения — предположительно около 490 года от начала Освоения.

Биографическая справка — впервые информация о Марне Лерион появилась в 509 году, как о единственно выжившем члене экспедиции на Гранаду, закрытую планету 3 категории, расположенную в секторе Стикс у звезды Альфарда. В течение последнего времени, базируясь на Черной Земле, занимается незаконными археологическими изысканиями. Работает в одиночку или в составе малых групп. Предположительно, вскрыла мавзолеи Схеениджи (513 г. сектор Стикс Вердана Нерона), изучала Гардецкий архипелаг (517 г. сектор Ахерон Гардеция Беты Кота) и Сийранское кладбище (523 г. сектор Ахерон туманность Кошачий коготь). Прочие сведения о раскопках не подтверждены и носят предположительный характер. См. полное досье.

Особые сведения — предположительно — незаконтроленый пси 9 уровня, лингвист класса супер, сканэр, подвергалась генетической наномодификации по классу адаптации, вживлено три нейропереходника запрещенной категории Х5, нейропилот, личный транспорт одноместный Схай.

Внешность — стандартная, рост средний, черты лица крупные, славянского типа, телосложение среднее. Глаза серые, цвет волос брюнет. Генокарта отсутствует. Голограмма последней пластики прилагается.

Рекомендации — осторожность.

ПРИЛОЖЕНИЯ

Ахерон — крайний сектор, официально причисленный к исследованным человечеством к 500 году от начала Освоения.

Стикс — область пространства, где, предположительно, расположен информаторий Скитальцев. Соседствует с сектором Ахерон, не освоен до сих пор из-за проблем с навигацией. Причина — искажение пространства, вызванное неестественным скоплением черных дыр.

Вечный Полковник — аллегория Смерти; реально существовавший человек — Роджер Янг — полковник Службы безопасности Метрополии. Официально числился в подразделении, отслеживавшем незаконные археологические раскопки на закрытых планетах.

Тхешта — планетарный исследовательский комплекс Метрополии у одноименной звезды.

Основные расы и временные промежутки в терминологии черных археологов:

— Второе царство — сийране. Три — сто тысяч лет назад.

— Первое царство — схеениджи. Пятьдесят — триста тысяч лет назад.

— Предтечи — то, что было еще раньше. Названия царства и расы нет. Триста тысяч — миллион лет назад.

Более точная датировка идет по календарям схеениджи.

(Год 1039 от начала Освоения. Сноска к краткой энциклопедической справке из Императорской энциклопедии «Основатели и Разрушители»).

Кабацкая

Играй, играй, пей, пей, воруй, воруй!

До звезд ты сможешь дотянуться рукой!

Не бойся, не бойся, пиво льется рекой,

Водка да виски, нам не впервой!

Мы археологи, мы контрабандисты,

Мы первые там, где ставят метку созвездью,

За Ахероном, а то и за Стиксом!

Мы не боимся гоняться за смертью!

Мы находим на дорогах звездных

Много всяческих странных вещей.

За нами охотится Вечный Полковник,

Но можно встретить и добрых людей!

Нас не догнать, не найти, не спасти!

Лесть площадных пророков откинь.

В дверь за бессмертьем хотим мы пройти!

Весь мир — беспощадных пороков лишь тень.

Образчик народного творчества времен упадка Октагонов Старой Земли. Пользовался популярностью у так называемых черных археологов. Почему — понять сложно.


home | my bookshelf | | О жизни такой непростой… |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 20
Средний рейтинг 4.6 из 5



Оцените эту книгу