Book: Горнист



Горнист

Юрий Александрович ДЬЯКОНОВ

ГОРНИСТ

Пока еще была какая-то надежда, что за ними приедут, Сергей волновался. Он вновь и вновь выходил на шоссе и подолгу стоял, всматриваясь туда, в сторону Новороссийска, где так давно скрылись последние шеренги ребят. Потом вновь шел в изолятор и утешал ревущих девчонок. Теперь уже ревели почти все. Крепился только Саша Круглик.

Когда Сергей входил, Саша распахивал ресницы, и огромные голубые глаза его доверчиво искали Сережины. Сергей приглаживал хохолок на его голове, похлопывал по плечу и говорил как можно бодрее:

— Ничего, Саша. Скоро приедут!

Саша медленно наклонял голову. Его белые, выгоревшие брови дергались, пытаясь сойтись к переносице, обозначалась тоненькая морщинка на выпуклом лбу. Растопыренные пальцы подбирались в пухлые кулачки. Он чувствовал себя мужчиной и крепился. Он во всем старался походить на Сергея. Только чуть подрагивала нижняя губа да подозрительно блестели глаза. Но он быстро отводил их в сторону и сосредоточенно рассматривал алычу, протянувшую ветки к самому окну.

Саша вслед за Сергеем вышел на улицу. Молча уселись на ветхой деревянной скамейке у калитки изолятора под ветвями громадного ореха. Говорить не хотелось. Каждый думал о своем. И каждый втайне надеялся, что вот донесется звук мотора. Подъедет долгожданная машина и увезет всех больных, оставленных в. изоляторе, на вокзал, к поезду. И окунутся они в родную знакомую атмосферу предотъездной суеты, смешаются с остальными. И не будут уже больными, выздоравливающими в изоляторе, а просто — пионерами, такими, как все.

В животе у Сергея заурчало. Вспомнил, что сегодня он так ничего и не ел. Не ели и все в изоляторе… Медсестра Лиза утром получила для них питание на день сухим пайком: колбасу, брынзу, сахар… Сергей видел, как рыжеволосая Лиза возвращалась из лагеря с медицинской сумкой, набитой продуктами. Потом она ругала завхоза за то, что он «вместо хлеба кормит больных бумажками». Краснощекий запыхавшийся завхоз рассердился так, что стал похож на индюка: складки на шее и подбородке задрожали, запрыгали. Брызгая слюной, он кричал:

— Что у меня — сто рук?! Мне весь лагерь обеспечить нужно. Потрудитесь, барышня, сами получить в пекарне. Пройдетесь. Не разломаетесь! — Швырнул на стол серую бумажку — накладную на хлеб — и выбежал из комнаты.

Медсестра хотела идти, но по шоссе двинулись отряды. Потом Лиза с девочками долго собирали вещи. А когда наконец все были готовы, к изолятору со стороны Новороссийска подъехал длинный черный «форд». Он развернулся на шоссе, посигналил. Все бросились к окнам. На флажке над радиатором ребята прочли надпись: «Интурист».

— Вы медсестра? — спросил шофер, несмотря на жару одетый с ног до головы в коричневую кожу.

Лиза кивнула.

— Там на шоссе, в семи километрах отсюда, у вашего пионера с ногой что-то. Нужна помощь. Только прошу вас быстро. Могу ждать три минуты. — И, скупо улыбнувшись, добавил: — Мне нужно в порт. За иностранцами. Опаздывать нельзя…

Лиза заметалась. Поспешно стала проверять содержимое медицинских сумок. Никак не находила нужного. С улицы, напоминая о прошедших трех минутах, рявкнул клаксон «форда». Лиза подхватила две сумки с красным крестом на крышках, кинулась к машине. Сергей пошел за ней.

— Синицын. Сережа. Ты посмотри, чтобы чего…

— А что с ними случится, — успокоил ее Сергей, — дождемся тебя. Или завхоз еще раньше приедет с машиной.

— Я скоро! — крикнула Лиза.

Черный приземистый красавец «форд» рявкнул на прощание и рванул с места…

И вот прошло уже пять часов! А машины все нет… Поесть бы.


Саша смотрел на Сергея, сидящего с закрытыми глазами, и думал: «Все о нас забыли… и машину не прислали… Но Сережа все равно придумает… и мы уедем». А вслух спросил:

— Сережа, ты есть хочешь?

— Как волк! Аж в животе урчит… Ты посиди здесь, покарауль. Может, приедет.

Сергей вошел в изолятор. Через открытую дверь в соседней комнате видна кровать, на ней сидят Сонечка и Майя. Сонечка плачет. Майя, тоненькая высокая девочка лет тринадцати с коротко подстриженными темно-русыми волосами, уговаривает ее:

— Ну что ты, Сонечка… Скоро придет машина, и мы уедем. Ты очень есть хочешь?.. Вот возьми галету. Я не хочу.

Соня покорно взяла твердую, как камень, галету и стала ее грызть. А слезы капали ей на руки, на галету, на галстук.

— Я уже почти здоровая… Почему меня не взяли? Я бы сама пошла с отрядом… Потому что маленькая, да?

— Перестань! И я здоровая. А Сережа? Думаешь, мы бы не пошли?! А идти-то сколько, знаешь?! Двадцать километров!.. Это же подумать надо. — Майя отвернулась и украдкой провела рукой по глазам. Увидела Сергея в дверях и, покраснев, опустила голову.

Сергей одну за другой открыл оставленные сестрой медицинские сумки. В них были только медикаменты, бинты, вата… Сергей нахмурился: Лиза впопыхах, по ошибке, забрала с собой сумку с сухим пайком для изолятора. Он открыл стол. На дне ящика одиноко лежал кусок серой бумаги. Прочел:

НАКЛАДНАЯ

Дата 26 августа 1933 года

Получатель изолятор пионерского лагеря

Наименование хлеб

Количество 8 (восемь) кг

Печать Подпись

— Вот здорово! Четыре буханки хлеба! — Сергей еще раз глянул через двери на Соню и Майю. Сложил бумажку вчетверо и сунул в кармашек на груди. Высыпал из рюкзака все свои пожитки в наволочку и, взяв рюкзак, вышел.

— Саша! Если придет машина, добеги до поворота и позови.

— Есть, капитан!

Сергей потуже затянул пояс и быстро пошел по шоссе.


— Дядя, мне нужно получить хлеб для лагеря.

— Ишто-о-о? — угрюмый, дочерна загоревший, обнаженный по пояс пекарь-грек в белом колпаке, с лицом, покрытым тонким слоем муки, обернулся. Недоверчивый острый взгляд черных запавших глаз скользнул по лицу чубатого белоголового паренька в зеленой пионерской рубашке. Залатанные на коленях бумажные штаны подпоясаны широким матросским ремнем с медной бляхой. Босые ноги утопают в мягкой пыли. — Ишто хочэш? Хлэб хочэш? Базар ходи…

— Дяденька, да у меня бумага есть, чтоб хлеб отпустили.

— Вах! Какой хитрый малшик! Какой лагэр? Лагэр — ту-ту! Утро ехал лагэр… А? Нэт хлеб! Пащщел вон! — и замахнулся фартуком. Паренек попятился. Упрямо сдвинул брови и горячо принялся объяснять:

— Лагерь уехал. Знаю. А изолятор остался. Понимаешь, и-зо-лятор! Ну, больные там. Горло болит. Живот болит. Там девочки, мальчики. Они кушать хотят… Выдайте наш хлеб! Вот же накладная!..

— Дэвошка кушат хочэт?.. Мой дэвошка тоже сильно кушат хочэт!.. — он все больше распалялся гневом. Потом вдруг прищурился недобрым оком и процедил сквозь зубы:

— А-а-а! Ты жюлик, навэрно?! — и быстро выбросил вперед руку, намереваясь схватить мальчишку. Но паренек проворно отскочил в сторону и по тропке побежал к шоссе.

Убедившись, что грек не гонится за ним, Сергей остановился. Присел на каменный мостик. Отдышался. «Где найти управу на этого пекаря Фаносопуло?.. Пойти к милиционеру Сурену? Или в сельсовет?.. Пойду сначала в сельсовет», — решил Сергей. И зашагал вдоль шоссе мимо заброшенных жителями домиков с заколоченными окнами.

Дома стояли в глубине садов, ронявших на землю никем не собираемые плоды. Везде следы запустения. Покосившиеся, а кое-где и вовсе сорванные калитки. Зарастающие травой дорожки.

Плохо стало жителям села. Нет хлеба. Рядом, рукой подать, богатые Кубань и Дон. А хлеба нет. Станичные богатеи-кулаки не хотели расставаться со своей вековой властью над землей, над бесправными батраками, над иногородними. Не хотели добром отдавать власть в селе голытьбе. Сопротивлялись кулаки Советской власти всеми силами. Стреляли из обрезов в сельских коммунистов. Морили скот. Поджигали хлеб на полях только что созданных колхозов. Распускали зловещие слухи… А когда стали у них отбирать излишки хлеба, скотину, сельскохозяйственные машины, нажитые кровью и потом батраков, взвыли кулаки звериным воем. Организовали саботаж хлебозаготовок. Попрятали хлеб в подполья. «Пусть лучше сгниет, но не дадим его хамам!.. — говорили они. — Пусть волки по бурьяну заведутся…»

А молодые, только что созданные колхозы еще не окрепли, еще не могут дать хлеба вдоволь городам и рабочим поселкам. Правительство вынуждено было ввести карточную систему на хлеб и другие продукты, на промышленные товары.

Жило село садами. Выращивали фрукты: громадные груши-бергамоты, яблоки, прозрачные белосливы, абрикосы, виноград. Все это везли в город на рынок. Привозили оттуда муку, хлеб, соль, сахар, обувь, одежду… А теперь не стало хлеба. Опустели обе лавки кооператива. Отощали жители.

Говорят: беда одна не приходит. Посыпались беды на селение. Летом 1930 года сгорел маленький заводик по переработке табака, подожженный чьей-то злобной рукой. Потом погибли от филлоксеры чуть не все виноградники. Кровяная тля набросилась на плодовые деревья… Где работать молодежи? Куда приложить свои силы?

Сначала по призыву комсомола поехали молодые на великие стройки страны: на Магнитку, в Кузнецк и Караганду, на строительство Днепровской ГЭС и Ростсельмаша, шахт Донбасса. А потом, вслед за молодыми, потянулись и многие постарше, оставив свои дома и сады. Ехали в города и поселки, на заводы и стройки — туда, где давали, хотя и скудный, хлебный паек. Остались в селе старики да притихшие от голода дети.

Тихо в селении. Не слышно блеяния коз, кудахтанья кур. Редко пройдет, скользя, как тень, старик или старуха, опираясь на палку. Да перебежит дорогу одичавший, со впалыми боками, пес и скроется в зарослях сада.

Над крылечком небольшого деревянного дома, на листе железа, покрашенном поблекшей голубой краской, большими буквами написано: «Сельсовет» и выше — Герб СССР. На дверях большой замок. Повыше замка — записка: «Поехал в райисполком». И чья-то неразборчивая подпись.

Сергей присвистнул с досады: «Дела-а-а». Обошел дом со двора и постучал в двери. Спустя немного времени вышла пожилая женщина с ребенком на руках.

— Мне нужен председатель сельсовета.

— Уехал он… в район.

— А секретарь?

— Вторую неделю, как в больницу отвезли.

— Что ж, так никого и нет из Советской власти?

— Да кого ж тебе? Ну есть еще посыльный, Аббас; так на что он тебе?

— Ой, тетенька, что же мне делать? Председатель мне так нужен, — и Сергей, расстроенный, опустился на дощатую веранду.

— Он скоро приедет. Обещал завтра. А может, послезавтра утром.

— Да нельзя же мне ждать! Мне он сейчас нужен. У меня дело важное… Ну ладно… Я к милиционеру пойду. Он поможет.

Лицо женщины дрогнуло. Взгляд посуровел.

— У всех сейчас дела важные. Есть и поважнее твоих, — и тихо, будто самой себе, добавила: — Ночью на дороге его… убили.

Сережка слушал с широко раскрытыми глазами. Снова опустился на ступеньки.

— Как же так, тетенька?.. Ведь Сурен у нас на костре танцевал… Он же такой веселый… хороший…

Женщина вытерла глаза уголком фартука. Держа ребенка, присела рядом, провела свободной рукой по голове Сережи.

— Не плачь, мальчик… ты ведь пионер… мужчина. Сурен не любил, когда плачут. Это нам, бабам, плакать положено. А ты не плачь… Потому и убили Сурена, что хороший был. Никакой кулацкой сволочи спуску не давал. Хлеб, что они, волки, в горах спрятали, колхозу вернул… Лошадей у бандитов отбил… Целую шайку контрабандистов выловил… Он у них как кость в горле торчал… А муж-то к прокурору поехал со следователем… Его, Сурена, повезли…

Она замолчала. Сережа ждал. Может, еще что скажет про Сурена. Не дождался и встал.

— А что у тебя? Может, я помогу? — встрепенулась женщина.

— Нет, тетенька. Нет… не такое уж у меня дело важное. Сами управимся, — и тихо пошел со двора.


Он шел, опустив голову, не видя дороги. Перед глазами стояло улыбающееся лицо сельского милиционера. Таким Сергей видел его в последний раз на лагерном костре, когда Сурен лихо танцевал кабардинку… Потом вспомнилось почему-то злое, с оскаленными зубами, лицо пекаря Фаносопуло, ненавидящие черные, острые, как буравчики, глаза…

Сергей огляделся. Ноги сами привели его на дорожку, ведущую к пекарне. Он шмыгнул в сорванную калитку. Пробежал по дорожке до конца сада. Перелез через полуразвалившийся плетень и, пройдя еще немного, очутился как раз против пекарни. На больших двустворчатых дверях пекарни, запертых широким железным засовом, висел огромный замок. Там, за этими дубовыми дверями, лежал хлеб. Их хлеб! Он видел большие круглые буханки с шершавой потрескавшейся корочкой. Видел их, когда разговаривал с пекарем. Они лежали на столе, покрытые серой от мучной пыли простыней… Рот заполнила вязкая слюна. В животе так заурчало, что он испуганно обернулся — не услышали бы.

Пригибаясь, Сергей пошел вдоль забора. Вдруг что-то тяжелое стукнуло его по макушке. От неожиданности он присел. Глянул вверх. Над головой, на ветвях старой корявой груши, висели громадные, в два его кулака, плоды. Ветви изогнулись дугой под их тяжестью. Он легонько стукнул по стволу, и на траву, на голову обрушилось десятка два груш. Груши были очень спелые. Он ел их, захлебываясь соком. Унял голод. Стукнул по стволу еще раз и стал собирать в рюкзак. Заполнил его почти доверху, накинул лямку на плечо и знакомым путем вышел на шоссе. «Нет. Про милиционера в изоляторе никому не скажу, — решил Сергей, — а то бояться будут…»

— Что принес, Сережа? Хлеб? — бросился к нему Саша.

— Тоже сказал! Где же его теперь достанешь? На вот, — и Сергей вынул из мешка две огромных груши.

Саша схватил их обеими руками. Глаза заметались: с какой начать? Впился зубами в большую. Захлебнулся соком. Закашлялся так, что на глазах выступили слезы. Сергей легонько стукнул его по спине. Саша перевел дух:

— Спа-а-а-сибо… Ох, вкусные!

— Доедай живей. Да тащи девочкам. Пусть подкрепляются.

Саша доел. Вцепился в рюкзак обеими руками, прижал к животу и, откинувшись назад, потащил в дом. Закричал с порога:

— Эй! Девчонки! Гляди, чего Сережка принес! Налетай! Получай свою порцию!

— Груши!.. Да какие громадные!.. И вкусные, наверно!

— Берите! — улыбаясь, угощал Саша. — Я две съел. Так чуть не лопнул!

Девочки взяли по груше. А Витька Сапыкин стал совать груши в карманы и в рюкзак. Саша обозлился:

— Сапун! Чего запасаешься? Ешь. А ты всё в карманы. Вон Майя еще ни одной не взяла. Бери, Майя!

— Девочки, что вы делаете?! Так же нельзя. Немытые. Я потому и в изолятор попала… Там микробы разные. Лиза говорила… — забеспокоилась Вика.

— Подумаешь, гра-фи-и-ня какая! Я никогда не мыл. И ничего, — рассердился Саша.

— У-у-у-гу… она дура, — промычал Витька, быстро работая челюстями.

Вика намочила кипяченой водой из фляги уголок носового платка. Провела им по груше. И тотчас с жадностью стала есть. Груши были на славу. Слышался хруст и всхлипы втягиваемого сока. Все рты заняты… Когда утолили первый голод, раздался тихий мечтательный голос Нины:

— Вот бы хоть кусочек хлеба… Малю-ю-у-сенький!

Ей ответили только вздохи. Хлеба хотели все.


Медсестра Лиза перевязала ногу мальчишке из шестого отряда и усадила его на повозку с вещами. К счастью, оказалось просто растяжение. Подвернул ногу. Потом прибежал посыльный пятого отряда. Девочке стало плохо. Перегрелась на солнце… Потом Лиза вытаскивала занозы двум щеголям, решившим идти босиком… Она шла и с тревогой смотрела на шоссе. Ждала попутной машины, чтобы вернуться в изолятор. Но машин все не было и не было. Лиза нервничала. Лицо ее покрылось красными пятнами.

Так и дошла она с повозками, замыкающими колонну пионеров, до вокзала. Протискиваясь сквозь разноголосую толпу пионеров и вожатых трех соседних лагерей, затопивших привокзальную площадь, она долго искала начальника лагеря. Наконец нашла:

— За больными из изолятора машину послали?!

— Давно послал. Завхоз приедет и доложит мне…

У Лизы отлегло от сердца.


На самом дальнем пути станции — длинная шеренга вагонов, предназначенных для пионеров. Вдоль нее идет человек в промасленной робе и молотком на длинной ручке постукивает по колесам. Стукнет — и прислушается. А металл отвечает ему чистым звонким голосом: «динь-динь… дон-дон…» Не сомневайся, мастер, мы здоровы… Но что это?! Удар молотка вызвал зловеще сухой, дребезжащий звук ската. Трещина! Глаза мастера стали настороженными. Он записал номер неисправного вагона и пошел к голове поезда, еще внимательней остукивая и осматривая вагоны пионерского эшелона.

— Черт возьми! — мастер сдвинул на затылок фуражку с моментально вспотевшего лба. В буксу второго от паровоза вагона какая-то злобная рука насыпала песку, прикрыв его смоченной в мазуте тряпкой… Во второй, в третьей буксе — то же самое! Загорятся же в пути!

Мастер подхватил на плечо сумку с инструментами и побежал разыскивать начальника станции.


Завхоз уже собирался ехать за больными, когда к вокзалу подъехал маленький автобус с детьми из соседнего лагеря.



— Леня! Кого привез? — спросил завхоз знакомого шофера.

— Да больных же… Я тут и ваших прихватил.

— Вот спасибо! А я уже хотел за ними ехать. Будь другом: сдай их нашему врачу. Ладно? А то у меня дел по горло.

— Ладно! Сдам. Не беспокойся.

В суете задерганный завхоз не спросил: какие больные? Откуда? А шофер Леня привез только двух пионеров из горбольницы после операции аппендицита. Завхоз же доложил на бегу:

— Товарищ начальник лагеря, больных привезли. Сдали врачу… — и помчался по своим делам.

Перрон кипел. По нему в разных направлениях неслись волны пионеров, сшибались, крутились водоворотом. Вместо одиннадцати вагонов на первый путь подали только восемь. Тщательно разработанный план посадки полетел вверх ногами. В вагонах смешались не только отряды, но и лагеря. Пока ругались с начальником станции, надеясь выколотить три недостающих вагона, ушло драгоценное время. Единственной заботой стало никого не оставить на перроне. Пионеры штурмовали двери вагонов. Погрузочные команды из старших ребят кидали в окна рюкзаки, свертки, чемоданчики.

Поезд уже тронулся, когда из-за вокзала на перрон выскочил завхоз. Он бежал, прижимая к животу забытый в суматохе ящик.

— Да бросай же! — крикнул начальник лагеря.

И он наконец бросил. По цементной дорожке, жалобно звеня, покатились пустые бутылки из-под томата. Завхоз схватился за поручни, и ребята дружно втянули его в вагон.


Всю ночь начальники лагерей и вожатые со списками в руках бегали по эшелону — искали своих пионеров. Всматривались в лица спящих, уставших после такого трудного пешего перехода ребят. И облегченно вздыхали, поставив еще одну галочку против чьей-то фамилии…


Солнце повисло над морем. Огромная темно-синяя чаша, как магнит, тянула его к себе все сильней и сильней. И солнце обессилело в этой борьбе, стало падать, коснулось воды.

Как от раскаленного в горне железа, брызнули во все стороны и запрыгали, заиграли тысячекратно отраженные зеркалами волн его разноцветные лучи. А оно, погружаясь, будто обволакивалось паром. Он заклубился белыми легкими облачками над горизонтом. Ослепительный солнечный диск стал ярко-оранжевым. Потом — багровым. Виден уже только краешек солнца. Вот и он, метнув в небо яркий сноп лучей, исчез в волнах. Теперь лучи солнца остались только там, высоко над землей, над морем. Они, прощаясь, играли с облаками. Одни — золотили, другие — окрашивали в розоватый, красный, малиновый и еще какие-то причудливые цвета, которым и название-то нелегко подыскать…

Сергей отвернулся от моря… Так. Все ясно. Поезд уехал. Машина уже не придет. Они остались одни… И Сергей неожиданно почувствовал облегчение. Теперь нужно рассчитывать только на себя… Он слышал доносившиеся из открытого окна разговоры о грушах, о хлебе. Вздохнул. Подумал. И отошел в глубину сада. Вынул из кармана голубой блокнот и сел под пахучей алычей на перевернутую, почерневшую от времени колоду, служившую раньше кормушкой для скота. «Я — старший. Витьку считать нечего. Хоть он и старше на полгода, да что с него толку?.. Значит, я командир. А что делать? Одними грушами не проживешь… и домой ехать надо… Что делать?» Он открыл блокнот. На первых страницах мелкими фиолетовыми буквами записаны слова любимых героев из прочитанных книг. Тут и Овод, и Суворов, и Сергей Лазо… Он пробегал глазами по строчкам: «Букли не пушки, коса не тесак…» Нет, не то! «В науке нет широкой столбовой дороги. И только тот достигнет ее сияющих вершин, кто, не страшась усталости, карабкается по ее каменистым тропам». Так то в науке! А здорово!.. «Сияющих вершин»!.. Вот человек!.. Перевернул страницу. В сгущающихся сумерках, еле разбирая, прочел: «Капитан, потерявший уверенность, теряет власть на корабле. Он не может быть капитаном…» Правильно! Уверенность — вот что главное! И Сергей решительно записал на чистой странице: «Список изолятора». Перечеркнул «изолятора» и написал «гарнизона». Еще подумал, зачеркнул все и вывел: «Список отряда на 27 августа 1933 года», — и ниже:

1. Резван Майя 12,5 лет

2. Покутняя Нина 11 лет

3. Трифонова Сонечка 10 лет

4. Иванова Вика 11 лет

5. Сапыкин Виктор 13,5 лет

6. Круглик Саша 10 лет

Командир — Сергей Синицын


План действий

1. Установить твердую дисциплину.

2. Накормить отряд и не давать реветь.

3. Добраться до Новороссийска и домой.

Перед окнами изолятора Сергей прочертил прямую линию и выложил ее белыми кремнями. Через окно взял горн, лежавший на сетке кровати…

Вечернюю тишину над притихшим селением раздробили звонкие, чистые звуки горна. Сигнал «сбор» ворвался в открытые окна изолятора. Пионеры, сидевшие и лежавшие на голых сетках кроватей, вскочили и бросились к дверям. Горн звал, торопил, приказывал! Сергей оторвал мундштук горна от губ и, став по стойке «смирно», уверенно скомандовал:

— Отряд! На вечернюю линейку становись!

Пионеры пошли к линейке — белой цепочке кремней. А он уже торопил:

— Равняйсь!.. Отставить!.. Сапыкин, Соня, а где ваши галстуки? Надеть — и бегом в строй!

Виктор и Сонечка повиновались. А Майя подошла к Сергею:

— Зачем ты это, Сережа? Все равно…

— Замолчи! Что ты панику разводишь?! Будем сидеть и плакать, да? Становись в строй!

Майя обиженно вскинула голову и отошла. Губы ее дрожали. Когда вернулись Виктор и Сонечка, Сергей перед затихшей по стойке «смирно» шестеркой товарищей произнес свою первую командирскую речь:

— Командиром отряда буду я. Завтра мы отсюда уедем… Я вам слово даю!

Сонечка всхлипнула. Сергей повысил голос:

— Приказываю все паникерские разговоры прекратить! Перестать реветь. Москва слезам не верит. Все продукты разделим поровну. А завтра… завтра будет нормальный завтрак! Кто не хочет подчиняться, пусть уходит из изолятора. Кто не согласен — шаг вперед!

Из строя никто не вышел. Только заворочался и засопел Виктор да чуть всхлипнула Нина Покутняя. А Саша Круглик поднял руку и предложил:

— А я буду твоим ординарцем! Ладно?

— Ладно, — невесело согласился командир. — Вольно. Разойдись!

Он извлек из кармана коробку спичек, обернутую для надежности в промасленную бумагу. Нащупал на стене керосиновую лампу-семилинейку. Зажег свет. По его приказу из разных комнат притащили в большую комнату изолятора, где раньше жили медсестры, три койки. Положили на сетки слой сена, застелили своими простынями и легкими байковыми одеялами. Во дворе разожгли костер и повесили кипятить два котелка воды.

На большом столе, пропахшем лекарствами и покрытом темными пятнами йода, при неярком свете лампы Сережа раскладывал оставшиеся в рюкзаках продукты. Тут было несколько сухарей, семь штук галет, пять кусочков сахару, кучка невысохшего еще лаврового листа (Майя везла маме в подарок), полторы блестящих от выступившей соли тараньки, полпачки малинового чая (суррогата в зеленой полосатой обертке, излюбленного, по случаю его дешевизны, лакомства Сережи, купленного еще в городе).

— Виктор, а у тебя что есть?

Виктор возился с мешком в самом углу, отвернувшись от других.

— Ничего… Вот только чеснока головка.

— И все?

— Все…

— Давай рюкзак к свету. Чего ты в потемках копаешься?

— Вот еще нашелся… мне и тут видно.

— Давай рюкзак! — потребовал Сергей.

— Не дам. Ни у кого не брал, а у меня… Нет у меня ничего!

— Он врет! Он все врет, Сережа! Ему только позавчера посылку привез шофер, который в Геленджик ехал, — выкрикнул, задыхаясь от возмущения, Саша.

— И сало он потихоньку ел, когда ты на дорогу ходил, — пискнула Сонечка. — Он, как кулак, все собирает, собирает…

— Давай! Давай рюкзак! Жадина! — закричали девочки.

Сергей выволок Витьку с рюкзаком к столу.

— Раскрывай сам!

— Не буду… у меня ничего нет… Не имеете права! Мне что, с голоду подыхать?! — по толстым щекам Витьки потекли слезы.

Саша, присевший на корточки у стола, дернул снизу за мешок, и на пол посыпались Витькины запасы. Чего тут только не было: и две пачки белых галет, и громадный кусок свиного сала, завернутый в белую тряпочку, и кулек с крупными бесформенными кусками рафинада, и половинка домашнего пирога, и баночка с желтым сливочным маслом, и большой кусок ванильной халвы…

Семь пар глаз смотрели на это невиданное богатство. В глазах Витьки — страх и жадность. В глазах остальных удивление сменялось возмущением, гневом.

— И халва! — восторженно вскрикнула Сонечка. — Вот чаю попьем! Я люблю с халвой… и с вареньем…

Все молчали. Сонечка тоже смолкла и виновато огляделась кругом.

— Ну?! — еле выдавил из пересохшего горла Сергей.

Витька, собиравший в кучу свои разбросанные на полу богатства, поднял голову и столкнулся с ненавидящим взглядом Сергея. Он привстал и глянул на Сашу. Руки Саши сжались в кулаки.

— Пусть… пусть уходит… жадина! — высоким прерывающимся голосом крикнул Саша.

— Ну и уйду… хитрые какие… нужны вы мне! — злобно бормотал Витька, сгребая в мешок снедь.

— Уходи, — чуть слышно сказал Сергей, — уходи… кулацкая морда!

— Пусть уходит!.. Не нужен нам такой!.. Разве он товарищ?!

Витька, с опаской оглядываясь на Сергея, протиснулся в дверь.

— Дураки! Я в лагере переночую, — донеслось из коридора, и дверь захлопнулась…

Ужин, состоявший из кипятка, заваренного Сережкиным малиновым чаем, тараньки, галет и сахара, прошел в молчании. Все сидели нахохлившись, удрученные случившимся. Когда поужинали, Сергей предложил девочкам ложиться спать по двое на одной кровати. Прикрутил фитиль в лампе и объявил:

— Отбой! Дежурю я, — и вышел с горном во двор.

В комнату, погруженную в полумрак, спокойно, тихо вошли мягкие звуки привычного сигнала «Ложитесь спать». Он навевал покой, обещал спокойный глубокий сон. Трижды прозвучал сигнал и медленно угас, растворился в ночной тишине. В комнате шуршал тревожный шепот девочек.


Саша лежал на койке и смотрел в темный проем окна. Горн напомнил ему тот, ставший уже таким далеким, первый день пребывания в лагере, когда он познакомился с Сережей Синицыным.

…Только они выгрузились из машин и уселись в тени, как где-то над самой его головой стремительно взмыл вверх, к небу, к вершинам гор, каскад звонких серебряных звуков. Саша поднял голову. В двух шагах стоял крепкий загорелый паренек в белой майке и синих трусах. На голове его — белая вязаная беретка, из-под которой падает на лоб выгоревший чуб. Левая рука упирается в бедро, а в правой — короткий двухоборотный горн, настоящий военный рожок. Такой Саша видел у сигналистов кавалерийского полка. Лучи солнца падали на раструб и искрами разлетались в стороны. Казалось, что это звуки так зримо, сверкая и искрясь, вылетают из трубы. А труба, бросив в небо первый призыв, заторопилась, быстро-быстро стала выталкивать звуки, зовя, тревожа, приказывая. Голос ее взлетел высоко-высоко и смолк.

Все, кто только что сидел под кустами, уже были на ногах. Раздались громкие команды: «Первый отряд, становись! Второй отряд…»

Горнист опустил трубу и улыбнулся Саше. Приветливо улыбалось лицо, а главное — глаза, большие серо-голубые глаза. «Привет, парень! Как тебя зовут?» — «Саша…» — «Ну, будем знакомы. А я — Сергей Синицын. Устроишься — заходи. Я в первой палатке. Однако — беги. Ваши уже строятся». — И пошел к линейке.

Сколько интересных историй услышал он от Сережки! Сколько излазили гор и ущелий. Сережа учил его плавать, ловить рыбу и даже давал понемногу «подудеть» на трубе, чего не позволял никому другому…

— Стой! Кто идет?! — бросил в темноту Сергей.

— Это я. Я ведь твой ординарец.

— Отбой для всех, Саша.

— А я спать не хочу ни капельки.

— И девочек одних оставил. Они бояться будут.

— Не будут. Я сказал, что вместе с тобой дежурить буду. Напополам. Половину ты, половину я. Майя сказала: правильно.

— Заснешь ведь.

— Ни за что! Вот честное пионерское…

— Честное слово зря не давай, если не уверен.

— А я уверен! Я, знаешь, один раз с папой на рыбалке просидел всю ночь… почти…

— Ну, ладно.

Молча сидят в темноте командир и ординарец.

Саша с тоской смотрит на чуть освещенное молодой луной шоссе. Прищурил глаза. И, как наяву, представился сегодняшний день…

…Солнечное утро. С песнями шагают мимо изолятора по щебенке шоссе ребята и девочки. Отряд за отрядом проходят мимо. Сначала первый. Это отряд Сережи и Майи. Потом — второй, третий. С рюкзаками за спиной. Шутят, смеются. А вот и последний — шестой, его, Сашин отряд. Без рюкзаков. Рюкзаки едут сзади на повозке, а они идут налегке. Идти далеко! Целых двадцать километров. Да что поделаешь: машины, сказал начальник лагеря, на государственных делах! Хлеб вывозят.

А сюда, в лагерь, они приехали на машинах. Весело было. Всю дорогу пели. Аж охрипли… Но идти веселей! Что на машине? Мелькают мимо скалы, ручьи, бегущие к морю. Лужайки с зеленой травой, с цветами. Вот бы где посидеть, покувыркаться в траве. Погоняться за длинноногими кузнечиками. Или поймать на старом орехе длинноусого жука-скрипача. Попить холодной, как лед, и вкусной (куда там газировке!) воды из горного ручья, что водопадиками скачет с камня на камень. Да разве можно! Мелькнет и исчезнет за поворотом… А теперь они идут. Счастливые! Захотят — воды попьют. Устанут — усядутся в тени. Орехов нарвут. Едят, наверно, кисло-сладкий кизил и черную-черную ежевику. А девочки плетут венки из цветов. Красивые!..

— Ординарец! Ты что? Уже заснул? — откуда-то издалека донесся Сережкин голос.

— Не! Я как кино смотрел. Ясно-ясно… наши идут по шоссе.

— Чудак. Наши уже давным-давно спят в вагонах. Небось уже к Краснодару подъезжают. А колеса их баюкают: «Ту-ту… та-та».

— Ну и что ж, что спят?.. — Саша растерянно смолк. — Мы тоже поедем… завтра. Ты сам сказал…

— Поедем… — Сергей запнулся, хлопнул его по плечу, — поедем, ординарец! А теперь знаешь что?

— Что?!

— Я пойду тут в одно место, а ты подежурь.

— И я с тобой… в одно место.

— Ну вот еще! Девочки же бояться будут.

— А чего им бояться, когда они спят? Слышишь, шептаться перестали. Я во сне ничего не боюсь.

— Ладно, — Сергей тихонько вошел в комнату. Вдел толстую ореховую палку в ручку двери. Попробовал — надежно! Снаружи не открыть. Взял пустой рюкзак, вылез в окно и осторожно прикрыл створки рамы: — Пошли, Сашка!

Осторожно ступая босыми ногами, они выскользнули со двора. Шли по сухой водосточной канаве вдоль шоссе в тени деревьев. Там, где шоссе круто поворачивало к опустевшему лагерю, Сергей остановился.

— Стань под деревом. На дорогу не выходи. Если кто с шоссе свернет на эту дорожку — свистнешь. Свистеть-то умеешь?

— Не-е-ет, — упавшим голосом признался Саша.

— И чему вас только учат! Мелочь пузатая, — рассердился Сергей. — Ну хоть квакать, как лягушка, умеешь?

— Уме-е-ю.

— А ну квакни тихонько.

— Ква-а-а, ква-а-а.

— И это, по-твоему, лягушка? — усмехнулся Сергей. — Ну ладно, сойдет. Только громко квакнешь. Понял?

— Понял…а…а… он стрелять не будет?

— Кто?! Вот чудило! Кто же в лягушку стрелять будет? Квакнешь два раза и сиди под деревом, пока я подойду. Ну, понял?

— Угу-у-у…

Сергей свернул на узенькую дорожку и исчез в темноте.

Саша бодрился. Он сам себя уговаривал: «Ну и что ж тут такого? Посижу немножко… А там и Сережа придет. И ничего страшного нет. И луна вон как высвечивает…»

Но луна, будто ей кто шепнул, нырнула в темные тучи. Саша протянул руку. Нет. Уже и пальцев не видно. Он стал приближать руку к носу, бормоча: «Не видно… не видно… Ой!» Хоть и ожидал, но когда палец коснулся щеки — вздрогнул. А что, если? Во рву кто-то зашелестел сухой травой!.. Кто это?.. Сердце стало быстро-быстро толкаться в ребра. А в голову полезли воспоминания. Они все лезли и лезли. И не отогнать их ничем…

Однажды отряд, растянувшись длинной цепочкой, шел узкой тропкой по дну ущелья между горами Три Сестры. Саша так увлекся ежевикой, что отстал от остальных. А куст попался на удивленье! На стороне, обращенной к тропинке, почти не было спелых ягод. Но зато когда он обогнул куст с другой стороны!.. Сотни больших черных ягод висели на ветках. Он ел их, позабыв обо всем. Потянулся к новой ветке и… обмер. Там, где, пробившись сквозь густую крону дикой груши, солнце круглым пятном упало на землю… в нескольких шагах от него, свернувшись кольцами, подняв маленькую сухую головку и высунув жало, лежала потревоженная им, приготовившаяся к прыжку змея. Саша заорал. Хотел бежать и не смог. Ноги не слушались. А оторвать глаз от змеи не мог… И тут мимо него пролетел большой белый камень. Ударил в змею. Из-за спины выскочил Сережа и несколькими ударами самшитовой палки раздробил змее голову…

Луна снова вырвалась из-за туч. Саша, зажав в руке камень, смотрел на то место, где шелестело… Из рва на шоссе выпрыгнул маленький лягушонок. И — скок, скок — заторопился через дорогу к канаве, где еще не высохла вся вода.

«У-у-у-ух-х! — отлегло от сердца, лоб покрылся каплями пота. — Хоть бы Сережа скорей приходил».




У колючей изгороди пекарни мелькнула тень. Раздался тихий шорох пересыпающейся гальки. Еще. Еще. Кто-то, сопя, пролез по сухому руслу арыка под забором из веток колючего кустарника. Тень скользнула к окну. Опять послышалась возня. Чуть звякнуло стекло. Тень притаилась у куста. Луна надолго нырнула в большую темную тучу. В пекарне что-то грохнуло… Лучик света внутри мазнул по стене и пропал. Что-то большое с трудом протиснулось через раму и мягко опустилось на траву. Мелькнула гибкая тень в окне. Скользнула на землю. Снова звякнуло вставленное стекло. Хрустнуло дерево от вдавливаемых в раму гвоздей.

— Ква-а-а-а! Ква-а-а! — раздалось с шоссе.

Тень метнулась в кусты. Через несколько минут из сухой дренажной трубы у поворота шоссе высунулась голова. В слабом свете луны мелькнул силуэт человека.

— Ой!.. Кто тут?! — раздался сдавленный голос.

— Саша… Сашка! Ты?

— Я-а-а-а.

— Ты что заорал? Зачем квакал?

— А я… шепотом попробовал — не получается. Охрип почему-то… Я и попробовал погромче… чуточку.

— Квакнуть бы тебе по башке!.. Чуточку. Жди. Я сейчас.

Вскоре Сергей вернулся с раздутым мешком. Саша попробовал поднять.

— Тяже-е-елый! А что там? Золото?

— Голова!.. Не золото, а хлеб. Пошли.

— А откуда столько хлеба?

— В магазине купил. Шагай молча.

Не доходя до изолятора, они перебежали дорогу и через соседский сад вошли в свой двор.

— Сережа, а ты… украл его, да?

— Нет. Я законно взял. По накладной.

— По какой?

— Вот привязался. Что я, жулик, по-твоему, да?

— Нет. А страшно это, Сережа… Почему так много?

— Ну слушай. А то ты до утра не отстанешь. Завхоз дал бумажку, накладную, чтобы мы получили хлеб для изолятора. Я пошел. А пекарь, грек такой вредный, знаешь, не дал мне. А это незаконно. И есть нам всем нечего. Вот я и взял сам четыре буханки. А им оставил накладную. Все законно. Понял?

— Ох понял, Сережа! — и Саша в избытке чувств ткнулся ему носом в шею.

— Ну-ну! Без объятий. Не люблю этого. Не девчонка…

У калитки раздался шорох. Сергей раскрыл большой складной нож, взял в левую руку фонарик и стал подкрадываться к калитке.

— Стой! Кто идет?!

Яркий свет электрофонаря выхватил из темноты скорченную фигуру.

— Руки вверх! Стрелять буду!

— Это я! Я!

Сергей и так уже видел, что это вернулся Витька.

— Что дрожишь? Зачем пришел?

— Страшно… Там волки ходят по лагерю. И шакалы воют… Еле убежал… Всю дорогу гнались…

— Страшно?!! А?..

— Не гони его… ему страшно… — Теплая рука Саши коснулась Сережкиной.

— Небось все запасы сожрал?

— Не ел я! Ни крошечки… и не спал… Кто-то все ходит, рычит… воет. Я все принес… бери. — И Витька ткнул в темноте Сережку рюкзаком в живот…

— Ладно… — голос Сережки смягчился. — Мне-то ничего не надо. Это девочкам… им же трудно… Саша, иди ложись с ним на нашей койке… Ну?! Опять спорить будешь? Я тоже сейчас лягу.

Сергей отворил окно. Мирно посапывали девочки. Он влез, открыл дверь и впустил Сашу с Виктором. Принес охапку сена со двора. Снова заложил дверь палкой. Расстелил сено у двери и лег, не раздеваясь, положив под голову рюкзак, а рядом — раскрытый складной нож и тонкую самшитовую палку.

Только сейчас он понял, как устал за этот день. Глаза закрылись сами. Сразу навалился сон. Засыпая, думал: «Встать надо на заре. Я обещал им хороший завтрак…»


Сергей проснулся на рассвете. Тихонько открыл двери. Побежал к ручью. Умылся до пояса студеной водой. Положил на пенек свой голубой блокнот и начал писать:

28 августа 1933 года

ПЛАН

1. Организовать питание.

2. Распределить хлеб.

3. Распределить обязанности.

4. Всем дать дело.

5. Распределить багаж.

6. Найти автомашину.

7. Устроиться в поезд.

И командир принялся за выполнение первого пункта плана. Через два двора от изолятора жила старая армянка Ануш. Сергей не раз приходил к ней за фруктами, поэтому знал ее хорошо.

— Доброе утро, тетушка Ануш.

— Здравствуй, Сережа. Кому доброе, а мне, старой, недоброе. И тебе тоже… Машина не приехала?

— Нет, тетушка Ануш. А вам плохо, потому что кушать нечего?

— Ох, Сережа! Что кушать? Яблук есть. Груша есть. Алыча. Слива. А где хлеб? Что кушать будешь?

— Тетушка Ануш, а вы не продали своих пеструшек?

— Зачем продала? Кому продала? Худые курочки. Яйцо нет. Кормить чем? Сами кушать ищут..

— Тетушка Ануш, а знаете что? Продайте мне одну.

— Зачем деньги, сынок? Что деньги? Пыль…

— А я на хлеб куплю. Променяю. Я вам кило хлеба, а вы мне курочку, а?

— Зачем тебе пеструшка? — удивилась Ануш. — Что делать будешь?

— Суп сварим. Мне моих кормить надо. Чтоб сил набрались на дорогу. Четыре девочки. Слабые они…

— Хороший малчик. Умный малчик. Как мой Карпуша. О других думает.

Она заплакала. То ли от жалости к внуку, уехавшему с отцом в город, то ли ей стало жалко девочек из изолятора. Сережа не понял. Ануш вытерла слезы, улыбнулась и сказала:

— Сама сварю…

Через час, когда ребят разбудил горн и они высыпали во двор, их глазам представилась такая картина. Под большой треногой ярко пылал костер. С треноги свисала цепь с крюком, на котором висел большой медный котел. У костра на обрубке сидела тетушка Ануш и большой деревянной ложкой помешивала что-то в котле. А это «что-то» распространяло такой чудесный запах, что у всех слюнки потекли. Сергей, улыбаясь, скомандовал:

— Умываться быстро к ручью! Зарядка на сегодня отменяется. Дел много. После умыванья — завтрак. Потом поговорим.

Ели все вместе прямо под раскидистыми ветвями старой яблони. На чисто выскобленном столе, на аккуратных кусочках белой бумаги перед каждым лежала его порция хлеба. Стол накрывала Майя. Не пожалела, вырвала из блокнота для рисования белые листочки, так похожие на накрахмаленные салфетки. Посреди стола на большом деревянном блюде горой лежали румяные яблоки и груши, а рядом в эмалированной миске — крепкие красные помидоры, подарок тетушки Ануш.

Ложки так и мелькали. Ануш то и дело отрывалась от еды, чтобы подлить в миску то тому, то другому. Она сама принесла спрятанные «на черный день» фасоль и пшено. И суп вышел на славу. После ели помидоры, затем — яблоки и пили чай. Витька так налег на еду, что Сергею пришлось остановить его:

— Хватит, а то лопнешь.

Девочки помыли посуду. Сергей, не вдаваясь в подробности, рассказал о хлебе. А когда от имени всех поблагодарил Ануш и отдал ей целую буханку хлеба, тетушка Ануш расплакалась. Лицо ее улыбалось, а из глаз сами собой катились слезы. Ей же отдали две пачки соли, несколько коробок спичек, лампу-семилинейку и старые часы-ходики — все, что удалось найти в опустевших комнатах изолятора.

Остальной хлеб разделили поровну на семь частей. Сергей распределил, кому что нести. Выбросили из рюкзаков тяжелые и ненужные вещи: много разноцветных кремней, ракушек, кусков камня с золотистыми искорками, сосновых шишек. Авторитет командира неизмеримо вырос, и его приговор «выбросить» был окончательным и возражений не вызывал. Взамен выброшенного положили еще яблок, груш. Вместе убрали помещение изолятора, закрыли на замок и ключ передали Ануш. Потом расселись под развесистым орехом и стали ждать попутную машину в город.


Машины шли редко. Заслышав шум мотора, пионеры бросались к шоссе, махали руками. Но тяжелые, груженные доверху грузовики, юркие легковые «козлики», потрепанные «фиаты», и «форды», переполненные пассажирами, проносились мимо и исчезали за поворотом.

Солнце палило беспощадно. То и дело ребята бегали во двор к ручью — напиться. Когда время перевалило за полдень, во дворе Ануш пообедали сухим пайком, выпили по кружке крепкого настоящего чаю.

— Тетушка Ануш, а что будет, если Фаносопуло хватится… узнает, что хлеба нет, а одна накладная? — решился наконец поделиться своими опасениями Сергей.

Ануш как-то странно глянула на него и твердо сказала:

— Ничего не будет.

— Почему?

— Ево… свой шкура спасать нада…

Сережа ничего не понял из ответа Ануш и поэтому спросил:

— А почему он на меня накинулся? Я же ему ничего не сделал. И всегда он на нас, пионеров, смотрит, как зверь. Мимо идешь — так и кажется, что ударит.

— Почему, почему, — проворчала Ануш и вдруг, понизив голос, зашептала: — Чужой совсем… темный человек. Все на селе — светлый человек. Кто он? Что делал? Чем живет? Все знаем!.. Один Фаносопуло — ничего не знаем… Два года назад весной пришел. Ночью. Как шакал пришел. Вечером не был. Утром — уже живет… Горы ходит — неделя нет. Что делал?.. А в горы, знаешь, кто есть?.. Бандит прячется. Вот кто. Милиция в горы и то боится, да… Фаносопуло не боится. А?.. Весной соседки племянник приехал, комсомолец. Говорит: в станица Полтавская у кулаков имущество описывал. Один богатый кулак Константиниди, когда стали молотилки отбирать, машину… знаешь, такой черный, труба торчит… трудно называется…

— Локомобиль, — подсказал Сережа.

— Правильно говоришь. Все знаешь. Как мой внук Карпуша… У него три молотилки было. Косилки, сеялки, всякий инструмент — пальцев не хватит пересчитать! Вот какой богатый был Константиниди… Так он схватил ружье и — бум! бум!.. — чуть не пострелял всех. Вот как. Его милиция взяла в Ростов…

— А при чем тут Константиниди? — перебил ее Сергей.

— Ай, Сережа! Голова Ануш совсем плохо думать стала. Сказать забыла. Племянник в селе Фаносопуло увидел. Говорит: очень похож на Константиниди! Совсем похож. Только фамилия другая. Я, говорит, еще посмотрю, может, это он и есть?..

— А чего ж он его в милицию не оттащил?

— Как оттащил? В горы ушел Фаносопуло. Две недели дома не был. Племянник пожил и в город уехал. Отпуск кончился.

— Тетушка Ануш, а милиция знает?

— Все Сурену племянник говорил. Сурен потом Фаносопуло документ проверял.

— А почему Сурен его не арестовал?

— Да что, Сережа, бывает так: человек плохой, а документ хороший. Очень богатый Константиниди был… золото бумагу купить может… Только сердитый стал на Сурена. Мимо идет — зубами скрипит. В спину смотрит — как вилами колет. Очень сердитый. Сама видела.

— А может, это он Сурена… убил? — понизив голос, спросил Сережа.

— Ты знаешь?! — вскинула голову Ануш. Потом глаза ее затуманились, и она заговорила, всхлипывая: — Какой человек был! Умница. Красавец… Никому бедный человек обижать не давал. У-у-у, шакалы! Закон все равно найдет — зубы вырвет!.. — Ануш помолчала, вытерла слезы и почти спокойно закончила: — Нет, Сережа. Не он убил… Но он знает! Фаносопуло все черный дела знает… Мне сердце говорит…


С каждой прошедшей и скрывшейся за поворотом машиной настроение ребят все больше падало. Первой заплакала Сонечка, за ней — Нина. Сергей прикрикнул на них. Отозвал Сашу и Виктора в сторону и устроил «военный совет».

— Нужно действовать смелее! Будем останавливать машины. А там, может, и возьмут.

— Да-а, а как ее остановишь? Собьет и поминай как звали…

— Эх ты! А еще Виктор! Шляпа ты, а не Виктор. Знаешь ты, что значит твое имя?.. Виктория — это победа! Так ее, кажется, древние греки называли… А ты: ах, собьет! Ах, уедет! Трус ты. Слушайте приказ. Ты, Витька, пойдешь к лагерю и на повороте шоссе влезешь на тот дуб, где мы в Робин Гуда играли. Когда увидишь, что идет автобус, — смотри, не грузовая или легковая, а автобус! — маши нам наволочкой. На палку привяжи. А Сашка на этот орех влезет. Ему твой сигнал видно будет. Он нам передаст, а мы тут автобус обязательно остановим. Понятно?

— Вот здорово! — восхитился Саша.

— А если вы уедете, а я… не успею. Бежать далеко, — втянув голову в плечи, запинаясь, прогнусавил Виктор.

— Эх ты!.. Ну ладно. Саша, пойдешь туда, к дубу?

— Пойду! Я успею, Сережа, не бойся! Я по деревьям знаешь как лажу! Как пантера!

— Ну ладно, «пантера», беги!

Саша снял тапочки и с наволочкой в руках помчался по шоссе. Сергей подсадил Виктора, и тот, сопя и боязливо посматривая на землю, медленно полез вверх.

— Выше. Еще выше! Да что ты копаешься? — сердился на земле командир. — Видишь Сашку? Да не туда смотришь! Смотри на мою руку. Туда.

Наконец, Витька увидел и заорал:

— Вижу-у-у! Наволочку вижу. А Сашки нет.

— Его и не увидишь. Следи за сигналом. Не зевай. Да привяжись веревкой. А то сдуру еще трахнешься.

Сережа разъяснил девочкам свой план. Они насобирали больших белых камней, сложили в кучу у дороги. И снова потянулось ожидание. Время от времени проносились полные грузовики и легковые машины. А сигнала все не было.

Обшарпанный запыленный «козлик» затормозил у выстроившихся на обочине дороги пионеров. Из машины вышел пожилой мужчина в полинявшей военной гимнастерке:

— Что тут у вас, ребята?

— Да вот никак на станцию уехать не можем, — ответил Сергей.

— Я могу взять кого-нибудь, а то и двух, а?

— Да ведь нас семь человек.

— А пусть пока двое едут. Остальные на других попутках доберутся. Ну вот хотя бы вы двое, — указал он на Сонечку и Нину.

Те было встрепенулись, схватились за рюкзаки, но тотчас, не подняв их с земли, разжали руки.

— Нельзя нам. Нас семь. Мы — один отряд, — ответила за обеих Нина и покраснела. Уж очень неловко было отказывать этому хорошему человеку с ласковыми карими глазами.

— Ну раз так… конечно, — развел руками человек в гимнастерке, — отряд распылять нельзя. Противника нужно бить сообща, — пошутил он. — Будьте здоровы. Желаю удачи! — захлопнул дверцу, и машина укатила.

Девочки тяжело вздохнули. Помрачнел и командир.

— Едет! Едет! — заорал Витька. — Сашка наволочкой машет.

— Начи-най! — скомандовал Сергей.

Девочки кинулись к груде белых камней и стали перетаскивать их на шоссе. Сережа расставлял камни так, чтобы машина не смогла проехать… Из-за поворота выскочил маленький голубой автобус. Все пятеро вышли на дорогу и стали махать руками. Шофер увидел на дороге преграду, кричащих пионеров и резко сбавил скорость. Взвизгнули тормоза. Из окон выглядывали обеспокоенные пассажиры. Шофер выпрыгнул на шоссе.

— Что? Дорога не в порядке? Где обвал?!

— Дядя, обвала нет. Мы второй день не можем уехать на станцию. Нас семь пионеров, — пояснил Сережа, — у нас денег нет на билеты.

— Так что ж вы машину останавливаете?! Кто вам…

— Дяденька, возьмите нас, мы маленькие, — перебил его жалобный тоненький голос Сонечки.

Шофер остановился на полуслове. Переступил с ноги на ногу и сказал уже мягче, с оттенком сожаления:

— Не имею права… все места заняты.

— Дяденька, нам и мест не надо, мы постоим, — просила Сонечка.

— Ну куда я вас?..

Видя, что шофер заколебался, сразу в несколько голосов закричали разомлевшие от жары и трудной горной дороги пассажиры:

— Куда их! И так друг на друге сидим! Дышать нечем! Мы на поезд опаздываем. Это безобразие! Шофер, поезжайте!..

— Да мы в проходе поместимся. Что вам, жалко?! — перекрыл голоса пассажиров гневный голос Сережки.

— А чемоданы наши куда? Себе на голову?! — выкрикнула толстуха с красным, лоснящимся лицом.

— Видите, ребятки, пассажиры возражают. Уберите камни…

И тут все испортил только что слезший с дерева Витька:

— Подумаешь, цаца! Ну и убирай сам!

— Ах ты паршивец! — вскипел шофер. — Да я вам… — Он зло расшвырял сапогами камни и вскочил в машину.

— Дяденька! У нас хлеб есть. Мы можем…

Но шофер уже не слушал. Автобус рванулся, и Сережка, не успевший выпустить ручку дверцы, упал у колес. Вскочил. Хромая, сделал еще несколько шагов за машиной и стал. Девочки кинулись к нему. Подбежал запыхавшийся Саша:

— Что? Не взяли? Вот… — и осекся, увидев сбитое, окровавленное колено Сергея.

Майя открыла сумку с красным крестом. Помазала ногу Сережи йодом и завязала бинтом. Затем девочки стали спешно приводить в порядок разодранную командирскую одежду, на все лады ругая при этом шофера и его зажиревших пассажиров. Потом все набросились на Витьку:

— Кто тебя просил?! У-у-у, болтун несчастный!

В суматохе позабыли о дороге.

— Ой, девочки, едет! — взвизгнула Нина.

По дороге приближалась большая грузовая машина с брезентовой крышей над кузовом. Первым пришел в себя Саша. Он кинулся к дороге. Сорвал с себя галстук и замахал им над головой.

Машина остановилась. Из кузова выпрыгнули парни и девушки. Бросились к пионерам:

— Что у вас? Несчастье? Что случилось? Чем помочь?!

Сергей, успевший уже за кустом облачиться в свои залатанные штаны, хромая, подбежал к ним:

— Ура-а! Вот кто нас выручит! Это же комсомольцы!

И правда. На платьицах и кофточках девушек, на рубашках и гимнастерках парней горели красные значки КИМ.

Сергей рассказал о случившемся. Комсомольцы заспорили с шофером. Потом высокий парень в голубой ситцевой косоворотке с белыми пуговицами, тряхнув чубом, решил:

— Крой, братва, в машину! Правда, нам крюку километров пятнадцать дать придется. Да и времени маловато. Ну да ничего! Довезем вас до самого города.

Сильные молодые руки подсаживали девочек в машину, другие втаскивали их в кузов. Замелькали в воздухе мешки, сумки. Вмиг опустела лужайка под ветвями громадного ореха.

И тут к машине подбежала запыхавшаяся тетушка Ануш:

— Сережа!.. Сережа!.. Иди сюда! Иди!

— Что случилось? — Сергей побежал ей навстречу.

— Ой, Сережа, что скажу тебе. Поймали. Красноармейцы бандитов поймали… который Сурена убили. Сама видела. Черный. Страшный!.. А один бандит — Коста. Завод сгорел, знаешь? Так это сын хозяина завода. Самый главный бандит!.. Кто думал?..

— Ага, сволочи, попались! — обрадовался Сергей.

— А что Ануш говорила?.. Советская власть все найдет! Зубы вырвет!.. До свиданья, Сережа. Фу-у-у, сильно бежала. Думала — не успела. Приезжай, Сережа…

Обрадованный, Сергей мячиком влетел в кузов грузовика. На дороге осталась одна старая тетушка Ануш. Она махала им платком, пока поворот не скрыл и ее, и орех-великан, и все селение.

В кузове было тесно. По-прежнему немилосердно палило солнце. Но ребята были веселы. Всю дорогу не смолкали песни. Вдоль борта машины, чуть не во всю длину кузова, лежало несколько стальных прутьев. На поворотах они перекатывались и звенели.

— А зачем это? — указывая на прутья, спросил Саша.

— Щупы, малыш! — улыбаясь, ответил парень в косоворотке. — Будем хлебушек кулацкий из земли вынимать.

— Как это — из земли? Прямо буханками?

Комсомольцы грохнули смехом. Саше объяснили, как ищут хлеб щупами. В глазах Саши загорелся огонек зависти:

— И весь хлеб себе заберете? Вот наедитесь здорово!

— Что ты, малыш. Мы же комсомольцы. Себе, как всем, пайку хлеба в магазине, по карточкам. А что найдем — государству отдадим. Оно знает, кому послать, где хлеб нужней…

Сергея больше всего интересовало, что везут в больших ящиках, уложенных у самой кабины грузовика. Но спросить боялся, чтобы, как Саша, не попасть впросак. Неожиданно его выручила десятилетняя Сонечка:

— А вам не будет скучно? Так и будете целый день ходить с железными палками?

— Зачем же целый день?! — ответила быстроглазая тоненькая девушка в красной косынке, которую все называли Анкой. — Щупы — это если потребуется. Мы ведь помогать колхозу едем. У нас все специалисты, — с гордостью заявила она. — Степан, вон тот, длинный, и этот, — тыкала она пальцем, — слесари. Будут трактора ремонтировать. Мы и запчасти с собой везем. Видишь ящики? А я и вот они, — показала она на двух ребят и девушку, — курсы трактористов кончили. Будем хлеб молотить, пахать. Все, что надо. Глеб с Гришей — кузнецы. Им работы больше всех будет. Шура — токарь. Вон в том самом большом ящике мы и токарный станок маленький везем. Колхозу в подарок. Сами отремонтировали! А вот это — бригадир наш Петр… Афиногенович. Он у нас, Сонечка, волшебник, машинный доктор!

Вокруг засмеялись. А чубатый парень в голубой косоворотке улыбнулся смущенно:

— Эк ты меня, Анка, разукрасила. Да не слушайте вы ее, ребята. Это она насмехается. Отродясь никто по отчеству не звал. Петя я. Механик… Подожди, Анка, я тебе еще не такое отмочу. Будешь помнить!..

Комсомольцы ехали на Кубань, в станицу Уманскую. Туда посылал их Туапсинский горком комсомола.


Длинная платформа вокзала. Пути, пути… В стороне от пестрой, разноголосой, бестолково-суетливой, спешащей куда-то толпы пассажиров — кучка ребят в пионерских галстуках. С рюкзаками у ног они жмутся к стене вокзального здания. В глазах беспокойство, растерянность…

Приходят и уходят поезда. Чаще — товарные. Длинные вереницы кирпично-красных вагонов, белые громады вагонов-ледников, черные, с лоснящимися боками, круглые цистерны с нефтью, мазутом, бензином. Реже — пассажирские. Впереди — высокий паровоз с громадными красными ободьями колес, блестящими локтями шатунов, поршней, кривошипов. За ними — десять-двенадцать вагонов-коробочек с открытыми и закрытыми окнами, блестящими на солнце медными частями поручней, множеством труб-вентиляторов на крышах.

Сергей с тоской смотрит на крыши и тормозные площадки, думает: «Влезть бы по тонкой железной лесенке на крышу или на тормозную площадку товарного вагона — и пошел колесами версты отстукивать!..» Но взгляд его падает на растерянные лица девочек, и глаза темнеют. Ответственность за них тяжелым грузом легла на командирские плечи.

Уже в который раз ходил он к разным железнодорожным начальникам. Сколько раз пересказывал свою историю. Одни отмахивались: «Подожди, мальчик, некогда. Поезд отправлять надо!» Другие охали и ахали. Удивлялись. Ругали лагерное начальство. Но посадить на поезд, стоящий на путях, Отказывались: «Вот придет другой, тогда…» Или говорили: «Не могу. А ну как наскочит ревизор с дороги? Беда!» И посылали к другому начальнику. И все повторялось сначала.

Отчаявшись, командир решил сесть в поезд самовольно.

— Через тридцать минут отправляется поезд «Новороссийск — Москва». Вот этим поездом мы и поедем, — объявил он свое решение. — Предупреждаю: слушаться с полуслова. Понятно? Никаких ахов и слез! Когда сядем, никуда не выходить. Ни за водой — наберите полные фляжки, ни еще куда… Сходите. Вон красный домик перед водокачкой…

Девчонки фыркнули. Но сначала одна, а затем и другая пара, пошептавшись, сходили прогуляться в сторону водокачки.

Сергей сделал последнюю попытку. Он прошел вдоль вагонов состава и просил проводников посадить их в поезд. Но везде встретил отказ. Все ссылались на «главного» и ревизора. Тогда он махнул рукой и вместе с Сашей исчез под вагонами.

Шло время. Девочки волновались. Паровоз деловито пыхтел, готовясь в дальний путь.

И тут из-под вагонов вынырнул Сашка. Рот до ушей. Глаза горят:

— Быстро! Берите барахло — и за мной! Командир приказал!

Одна за другой, с бешено колотящимся сердцем (а вдруг поедет!), девочки ныряли под вагон. Саша, пригнувшись стоял под вагоном и помогал им перебраться на ту сторону. А Витька, как всегда, замешкался. Заметался туда-сюда, уронил рюкзак под колеса. Тогда Саша схватил его за руку и втащил под вагон. Витька стукнулся обо что-то твердое так, что из глаз посыпались искры, и сел на шпалы. Но Саша потянул за рюкзак и вытащил вцепившегося в лямки Витьку.

Они бежали по мелкой, пропитанной маслом и мазутом гальке, спотыкаясь о шпалы. У седьмого вагона остановились.

— Все? — командир обвел глазами свой отряд.

— Все, — тихо, побелевшими губами прошептала Майя.

Сергей влез на высокую ступеньку. Перебрался на буфер. Понатужившись, чуть раздвинул руками неплотно прилегающие гармошки между вагонами, проскользнул внутрь. Что-то зашуршало. Тихо щелкнула внутренняя задвижка, и дверь распахнулась.

— Ну, теперь живо! Саша, лезь первым! Будешь показывать, кому куда, и помогать девочкам… Сонечка, давай руку! — И Соня исчезла в вагоне. — Нина!.. Вика!.. Майя!.. Ну лезь же, увалень. Не греми…

Мелькнул толстый зад Витьки, его пухлый мешок. Тихо прикрылась дверь. Неслышно вошла в паз задвижка.

Высоко под потолком в самом начале вагона — громадный не то шкаф, не то ящик, разделенный перегородкой на два неравных отделения. У каждого — отодвигающаяся дверка. В большее отделение влезли четыре девочки. В меньшее — Саша и Витька. Командир дал последние инструкции:

— Я вас пока закрою. Без моего разрешения не вылезать. Пока поезд не пойдет и на остановках — не разговаривать. Когда тронемся — можно шепотом. Лучше умоститесь и спите пока… Когда надо, я разбужу. Воды много не пейте. Если будет очень нужно — очень! стукнете три раза кружкой в стенку. Я тут на третьей полке спрячусь — услышу.

Паровоз загудел протяжно. Звякнул колокол на станции. Прошли, громко переговариваясь, проводники в дальний конец вагона — в служебное отделение. Хлопнули одна за другой закрываемые двери. Зашипел воздух под полом. Вагон качнуло. Скрипнули колеса. Лязгнули буфера. И поезд пошел стучать по стыкам рельсов все чаще и чаще — набирал скорость.

Сергей отодвинул дверку «купе» девочек:

— Ну, поехали. Не страшно?.. Спите. Завтра будем в Ростове. Спокойной ночи… Саша, как каюта?

— Мирово! Только тюлень этот все вертится да вертится. Чихать надумал, когда проводники шли. Так я его по носу рюкзаком стукнул, он и перехотел. А теперь все кулаки в бок сует.

— Витька! Если выкинешь какой номер — вышвырну твою торбу в окно. И тебя на первой же остановке. Понял? Смотри…

— Девочки, вы уже спите? — спросил Сергей, когда за окном уже начало темнеть.

— Все заснули, Сережа, только я… — шепотом ответила Майя. Она несколько минут молчала, а потом прерывающимся голосом продолжила: — Сережа… Сережа, я тебе не хотела, а теперь скажу… Ты настоящий товарищ, Сережа…

Сергей не ответил. Промелькнули мимо огни какого-то полустанка. Снизу вверх метнулись лучи фонарей и на миг осветили потолок, багажную полку, лицо паренька. Он лежал на спине и улыбался.


«Ту-ту, та-та, ту-ту, та-та» — отстукивают километры колеса. Кто бы мог подумать, что ресницы могут быть такими тяжелыми. Не удержать. Не поднять… Снизу, через открытое окно, врывается струя свежего воздуха, шевелит русый растрепавшийся чуб. Стучат колеса…

«Та-а-а, та-та-та! Та-та» — звенит горн. Это он, Сергей, играет подъем. Зашевелились палатки. Откинулись полотняные двери. Выскакивают, ежась от утренней прохлады, заспанные ребята и девочки. Строятся и мигом исчезают за воротами лагеря. Туда, к ручью, бегущему неширокой, звонкой говорливой лентой с горы, с камня на камень… с камня на камень. Брызги. Визг. Звонкие шлепки по мокрому телу. Смех…

Сережа лежит в палатке. Палатка почему-то мелко-мелко дрожит. «Это, наверно, дождь, — думает он. — Жарко». Закрывает глаза. А когда снова открывает их, над ним уже стоит Полина Михайловна в белом врачебном халате: «Что, горнист, опять перекупался? Небось полдня торчал в море?» — «Да я немножко…» — «Немножко… Вот и жар у тебя. Придется положить в изолятор. И горло обметало… Похоже на ангину». — «Да ведь через три дня закрытие лагеря! Кто сигналить будет?» — «И закроют… Ничего… Женя потрубит». — «Он же не умеет! Он, как керосинщик, гудит». — «Ничего, поймут. Лиза, отправьте его в изолятор». — «Полина Михайловна, я не пойду…» — «Пойдешь, милый, пойдешь…» Лицо Полины Михайловны расплывается, растет, становится зыбким…

Что-то шумит… шумит… Шумит, как море, звонкими голосами столовая. Под натянутым от солнца и дождя брезентом, заменяющим крышу, — длинные дощатые столы и скамейки на врытых в землю столбах. Заняты все места. Мечутся между столами ребята с белыми бумажными ромбиками, приколотыми к майкам. На ромбике большая красная буква «Д». Это дежурный отряд. Одни разносят бачки — большие кастрюли с горячим, только из котла, борщом. Другие, быстро двигаясь между рядами, кладут перед каждым кусочек черного хлеба. Кому целый кусок, кому — с довеском. С этим строго! Каждому одинаково — 200 граммов — половину дневной нормы. 100 — в завтрак, 100 — в ужин и 200 — в обед. Ничего не поделаешь — карточки. Вся страна получает хлеб по карточкам.

Сергей ест горячий борщ и чувствует, как тепло разливается в желудке. Кусает острый, щиплющий язык чеснок и понемногу, по малюсенькому кусочку, откусывает хлеб. Нужно, чтобы хватило до конца обеда.

Вдруг он видит, как за соседним столом мальчишка с жирной шеей протянул левую руку за хлебом. Взял его и быстро, как фокусник, спрятал под стол и одновременно, как ни в чем не бывало, правой рукой берет другую порцию. «Кому-то не хватит! Вот подлец! — вскипел Сергей. Вскочил из-за стола и схватил толстого мальчишку за шиворот. — Жулик! Отдай хлеб!» — «А ты видал?» — оборачивается мальчишка. Его круглое лицо расплывается в улыбке. Он старше, здоровее Сергея.

Сергей с размаху бьет в эту ненавистную наглую физиономию… Она пухнет… пухнет и расплывается, как солнце. Краснеет, наливается жаром. Обдает горячим дыханием глаза…

— Молодой человек… Молодой человек, что же это? — раздался над ухом незнакомый скрипучий голос. В глаза брызнул яркий свет фонаря. — Слезайте, слезайте…

Сергей моментально вспомнил все и нырнул с багажной полки вниз: «Скорей… только бы не нашли остальных. Нужно подальше увести от этого места!» Стянул за собой рюкзак.

— Пойдемте, — буркнул он и шагнул по проходу.

— Ишь, прыткий какой! Ты уж тут не командуй!

Но Сергей упрямо шагнул еще и еще. Открыл дверь в соседнее отделение вагона. Тут уже появились пассажиры. Он сжался, сгорбился, втянул голову в плечи. Так и прошел до служебного отделения через весь вагон. Ни разу не поднял глаз, ни на секунду не остановился.

В служебном купе ревизор — высокий, худой старик в наглухо застегнутой черной шинели, в старинных очках в железной оправе — бесстрастным скрипучим голосом долго мучил его вопросами: кто? откуда? зачем? почему без билета? знает ли, что за это бывает? понимает ли вред, который он приносит железной дороге? И так до бесконечности. Сергею лучше было бы, если бы он кричал, возмущался. Тогда бы можно было хоть, что-то возразить. Но старик был невозмутим. Голосом, похожим на скрип ржавой петли на ставне, он все спрашивал, не повышая и не понижая голоса.

Сергей назвал фамилию, имя, где живет. Сказал, что знает — за это полагается штраф. Ехал один. Никто его не учил. Денег на билет у него нет.

— Высадите его на ближайшей станции и передайте в милицию, — проскрипел ревизор. Потом так же нудно и долго, тем же скрипучим голосом стал выговаривать проводникам за недосмотр. Ссылался на статьи и параграфы устава. Обещал обязательно доложить обо всем начальству. И наконец ушел. Отправился дальше, к голове поезда, проверять билеты, ловить зайцев и выматывать душу проводникам.

Как только дверь закрылась, старший из проводников с досады плюнул ему вслед:

— Будь ты трижды неладен! И черт же принес его. — Он повернулся к Сережке: — Вот, брат, как ты нас подвел.

— Да я же не хотел… — Сергею было очень неловко перед проводниками, попавшими из-за него в беду.

— То-то… не хотел, — смягчаясь, ответил старший. — Куда же тебя девать? Ревизор приказал ссадить.

— А ему что? Разве он понимает… Он — Беликов!

— Не Беликов, а Беленький! А откуда ты его знаешь?

— А я вовсе его и не знаю. Век бы не встречал — не соскучился! А Беликов — это такой персонаж у Чехова Антона Павловича в рассказе «Человек в футляре», — и Сергей сначала скупо, а потом, видя живой интерес слушателей, со всеми подробностями пересказал им чеховский рассказ.

Проводники смеялись, соглашались, что Беленький и правда похож на Беликова. Старший проводник, Иван Семенович, тихо сказал другому, помоложе:

— Посмотри. Ежели Беликов этот сойдет на узловой, так пускай парнишка с нами едет. Куда его ночью-то?

Младший проводник, Ванюшка, как звал его Иван Семенович, вернулся с целым ворохом новостей:

— Беленький сошел. Будет дожидаться курьерского. А по дороге телеграмма пущена. Я главному читал. Он свои очки в вагоне забыл. В телеграмме сказано, что ищут по всей дороге семь человек пионеров из лагеря. И фамилии перечислены. Приказ начальника дороги: найти их и доставить в краевой центр…

— Так это же мы и есть! — радостно закричал Сережка.

— То есть как это — «мы»? Ясно же сказано: семь человек…

— Да дяденька же… Иван Семенович! Нас же и есть семь! Весь наш отряд. Четыре девочки и три пацана.

— Что ты мелешь?! Где же они твои…

— Да Иван Семенович. Здесь же, в вагоне…


Через полчаса неожиданно разбуженный, среди ночи Сережкин отряд, тесно прижавшись друг к другу, сидел в служебном купе и пил чай. Выложили на столик все свои запасы хлеба, фрукты. Иван Семенович и Ванюшка угощали их горячим чаем и помидорами. Девочки наперебой подсовывали проводникам груши, яблоки, кизил.

А еще через час, когда за окнами уже начало синеть небо и потускнели звезды, путешественники удобно разлеглись на настоящих ватных матрасах, прикрытых своими простынями. И ничего не надо было бояться. И скрипучий голос Беликова не смог бы прервать их счастливый сон под веселый стук колес летящего к родному дому поезда.


Отстучали колеса по ажурному железнодорожному мосту через Дон. Замедляя ход, скорый «Новороссийск — Москва» вполз на станцию и замер под легким навесом вокзала.

К седьмому вагону устремились люди.

Сергей глянул в окно и отпрянул вглубь. На перроне — начальник лагеря, врач, медсестра Лиза, секретарь райкома, какие-то люди в железнодорожной форме, женщины с заплаканными глазами, сердитые мужчины…

Сергей незаметно отстал от товарищей. Двинулся к противоположному концу вагона. Заглянул в служебное купе. Иван Семенович готовил постельное белье для сдачи.

— До свиданья, Иван Семенович.

— До свиданья, командир. Счастливого пути.

— Возьмите, Иван Семенович, на память, — Сергей протянул ему свою самшитовую палку. — Она крепкая. Не смотрите, что тоненькая. Железное дерево — самшит!

Старый проводник взял палку, погладил ее рукой и протянул назад:

— За подарок спасибо! Однако ты, знаешь что, брат, возьми ее обратно. Может, еще какая гадюка на пути попадется. Пригодится. Мне тот ваш белоголовенький рассказывал… Ну бери, раз приказываю, — он сунул палку в горловину Сережкиного рюкзака, из которого торчал золотистый мундштук горна. Крепко, по-мужски, как взрослому, пожал Сережке руку и легонько подтолкнул в плечо:

— Иди, горнист! Правильный ты парень. Иди.

Сергей прошел через тамбур в соседний восьмой вагон и с толпой пассажиров вышел на перрон. Он терпеть не мог слез и поцелуев, а еще больше — снисходительного одобрения взрослых. Начнут: «Ах, какой мальчик! Ах, умница!.. Да как он мог додуматься?! Ребенок ведь…» А он в такие моменты мог наговорить грубостей.

Сергей стоял у дверей багажного отделения и из-за тюков на железных тележках наблюдал за происходящим у седьмого вагона. Все сбились в кучу. Объятия. Поцелуи. Оживленный разговор. Нет. Кажется, слишком оживленный. Похоже на ссору. Громкие возмущенные голоса:

— Вам это так не пройдет! — выкрикнул тонкий женский голос.

— А медсестру и врача я бы под суд отдал, будь моя воля, — присоединился к нему мужской.

— Как хотите, но я об этом сообщу прокурору! — поддержал его густой бас.

— Ребенка трое суток голодом морили! Он больной! Что он только пережил! — опять перекрыл всех визгливый женский голос.

Сергей всмотрелся и узнал на руке полной, ярко раскрашенной женщины, грудью напиравшей на тщедушного маленького начальника лагеря, Витькин пухлый рюкзак. Это была мамаша замученного голодом Витьки.

Ему стало так противно, что он отвернулся. А когда снова глянул на перрон, у седьмого вагона уже никого не было.

Сергей облегченно вздохнул и медленно в густой толпе пассажиров пошел к воротам. Протиснулся сквозь толпу у выхода и очутился на огромной привокзальной площади. Осмотрелся. Никого из знакомых не видно.

Встречать его некому. Отец на работе далеко за городом. Дома ждет его, как всегда, записка от отца. Что можно поесть, где что лежит, что нужно сделать. И суровый мужской порядок, никогда не нарушаемый легкой до выдумок женской рукой…



home | my bookshelf | | Горнист |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 3
Средний рейтинг 4.7 из 5



Оцените эту книгу