Book: Ближний бой



Ближний бой

Игорь ВОЛГИН

БЛИЖНИЙ БОЙ

ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

Олег поднялся на пятый этаж, разыскал нужную квартиру и позвонил. Дверь открыл высокий, крепкого сложения мужчина лет шестидесяти, в очках и в рабочем фартуке.

— Олег Беляев? — спросил он.

— Да, это я. Здравствуйте. Вы отец Андрея?

— Он самый. Меня зовут Николай Петрович. Проходите, не стесняйтесь. Тапочки надевайте.

Старик говорил каким-то негромким, подрагивающим голосом, сразу вызвавшим в Олеге смутную тревогу.

Он шагнул в маленькую прихожую. Раскрытая дверь вела в единственную в квартире комнату.

— Андрей еще не приходил? — спросил Олег, снимая ботинки.

Но старик уже ушел на кухню. Переобувшись, Беляев последовал за ним.

Навстречу из кухни вышла девушка лет двадцати. Олег посторонился, пропуская ее. Чуть выше среднего роста, с рыжевато-русыми волосами, шелковистыми волнами спадавшими на плечи, и огромными зелеными глазами, она сразу притягивала взгляд. Лена, невеста Андрея, догадался Олег. Андрей писал ему о ней. Через неделю должна состояться их свадьба. Собственно, на нее и приехал Беляев в Москву из далекого уральского города.

— Так это вы Олег? — спросила она, протягивая ему руку. Беляев, смутившись, пожал ее. — Андрей мне рассказывал о вас, как вы с ним служили в Чечне.

— Да. Он спас мне жизнь.

Девушка промолчала. Олег только сейчас обратил внимание, что она очень бледна.

Старик уселся у окна и взял в руки ботинок. Беляев (опять же из писем друга) знал, что Николай Петрович работает в «Ремонте обуви» и берет работу на дом. Поэтому сапожный запах, фартук и кухня, превращенная в мастерскую, его не удивили. Он присел на свободный табурет и в упор взглянул на старика.

— Что-то случилось? — спросил он. На подоконнике стояла початая бутылка водки.

Старик плеснул себе в стакан немного спиртного и залпом выпил.

— Андрея позавчера убили.

Беляев перевел взгляд на девушку. Скрывая выступившие слезы, она отвернулась и быстро ушла в комнату.

— Вот так, — добавил старик, поставил стакан и вытер рот тыльной стороной ладони. — Выходит, ехал на свадьбу, а попал как раз на похороны.

У Олега сжалось сердце. Он смотрел на старика, не в состоянии до конца осмыслить его слова.

— Выпьешь? — спросил тот.

— Как же это? — опомнился наконец Олег, пропустив его предложение мимо ушей.

— Застрелили во время налета. Бандюг было четверо. Выскочили из машины с пистолетами и потребовали денег. Андрея, говорят, убили сразу. Он даже не успел вытащить пистолет.

Старик принес второй стакан, налил в него водки. Олег машинально отпил. Он знал, что его друг, демобилизовавшись из армии, устроился охранником в обменный пункт. Недолго же он в нем проработал!

— Их поймали?

— Куда там! Застрелили Андрея и еще двоих, забрали деньги и уехали. Хрен их теперь найдешь.

В дверях кухни снова показалась Лена. Она справилась с собой, вытерла слезы. Старалась казаться спокойной, только дрожащий голос выдавал ее.

— В газетах потом писали, что машину, на которой были бандиты, нашли в тот же день, — сказала она. — Это была угнанная машина. И еще писали, что они взяли свыше двухсот тысяч долларов и почти триста миллионов рублей.

Старик невесело усмехнулся:

— Хороша пожива!

— Сколько, ты сказала? — Олег взглянул на Лену. — Триста миллионов?

— Дело в том, что за несколько минут до ограбления к обменному пункту подъехала инкассаторская машина, — объяснила девушка. — Бандиты нагрянули в тот момент, когда в нее переносили деньги. Сначала они убили охранника обменного пункта, то есть Андрея, потом человека с инкассаторской машины, а потом еще и шофера.

— Так что они выпотрошили и обменный пункт, и машину, а в ней, стало быть, тоже имелись деньжата, — сказал старик. — Двести тысяч долларов и триста миллионов рублей! Не шутка! Сейчас куда за меньшие деньги убивают. Чуяло мое сердце, эта его работа добром не кончится…

Старик продолжал бормотать, но Беляев его не слышал. Ему вспомнилась предгрозовая южная ночь, озаряемая разрывами снарядов и слепящими прочерками трассирующих пуль. Их взвод держал оборону улицы. «Духи» вели огонь из полуразрушенного дома. Олег периодически отвечал автоматной очередью. Нестерпимо саднило плечо, задетое пулей.

— Еще пятнадцать минут! — кричал ему в ухо молоденький лейтенант. — Если за пятнадцать минут ни до кого не дозвоню…

Свист снаряда завершился взрывом где-то совсем рядом. Грохнуло так, что заложило уши, а потом, когда Олег и лейтенант посмотрели направо, то увидели три изувеченных трупа. Это были их товарищи, еще минуту назад оборонявшие с ними улицу.

— Товарищ лейтенант, надо отходить! — крикнул сержант Демиров. Сквозь бинты на его голове сочилась кровь. — К «духам» подошло подкрепление! Я видел их там! Их много!

Снова свист. Беляев, лейтенант и Демиров нагнулись. На этот раз прогрохотало позади.

— Шпарят реактивными! Нам и пяти минут не продержаться!

Впереди опять показались «духи», и Олег саданул по ним очередью, а когда обернулся, то увидел, что лейтенант, с остановившимся взглядом и кровавой раной над глазом, медленно заваливается набок. Рядом корчился, кашляя кровью, Демиров. Помочь ему было некогда, «духи» лезли вперед.

Израсходовав оставшиеся патроны, Олег отцепил пустой рожок и полез в сумку за другим. И в этот момент левый бок будто бы обожгло. Олег опустился на асфальт и застонал. Сжав зубы, он все же вставил новый рожок в автомат. Но выстрелить не успел. Мучительная боль пронзила весь его организм, и он потерял сознание…

Ему показалось, что прошла вечность, когда он вновь открыл глаза. Голову продолжала сотрясать боль. Оглядевшись, Беляев понял, что находится на той же улице. Взвод, или, вернее, то, что от него осталось, отстреливался от наступающих «духов». Рядом взорвалась граната. Вспышка резанула по глазам, а грохот смял мозги в лепешку.

— Олег, пошли, отходим, — услышал он совсем близко чей-то голос. — Ты можешь идти?

С трудом повернув голову, увидел наклонившегося над ним Андрея Черкасова.

— Попробую, — прохрипел Олег, сплевывая кровь.

Они двинулись вдоль улицы, прижавшись к серой, выщербленной пулями стене. Андрей почти нес его. Рядом шли еще трое. Или четверо? Олег не помнил, сколько их осталось. Они брели наугад, стараясь уйти, затеряться среди темных развалин. Было бы счастьем наткнуться на блокпост. Но они не знали, где он находится. Город был незнакомый, их перебросили сюда, в самое пекло, два дня назад из Очхой-Мартана.

Стреляли, казалось, со всех сторон. Когда они перебегали площадь, голень Олега внезапно пронзила острая боль и он упал. Андрей остановился и поднял его. Вместе с болью Беляева охватило какое-то давящее оцепенение, ему вдруг стало все равно, хотелось, чтобы его оставили в покое, — лечь бы да лежать.

— Не надо, отпусти меня, — прошептал он.

— Держись, — почти со злобой отозвался Андрей.

Он отволок Олега в стенную нишу разрушенного бомбежкой дома. где их дожидались остальные бойцы. Отсюда они двинулись в глубь развалин, в темноту, спотыкаясь о плиты и какие-то балки. Андрей нес его, взвалив на спину. Над самым ухом раздавалось его прерывистое дыхание.

Олег не помнил, как они добрались до людей. Это были русские, они жили в подвале. Тут стояли какие-то вещи, тюки, кровати. Света не было — кроме того, что иногда врывался в подвал из узкого окна под потолком. Беляев очнулся. Его лицо протерли влажной тряпкой. Кто-то поднес к его запекшимся губам кружку с водой. Вода! О такой роскоши он не мог и мечтать. Олег глубоко вздохнул, переводя дыхание, и вновь боль напомнила о себе. Бок превратился в сплошной кровоподтек, голова была как чугунная, холодный озноб прокатился по всему телу.

Андрей уложил его на расстеленную у входа телогрейку. Как в полусне, доносились чьи-то голоса. Люди, находившиеся в подвале, просили солдат уйти. Если чеченцы узнают, что они приютили военных, то всех их ждет смерть.

— Слышишь, Олег? — Андрей потряс его за плечо. — Надо двигать отсюда. Они говорят, что здесь недалеко есть блокпост.

Беляев приподнялся. В слабом свете, проникавшем из окна, он увидел сидевших у стен стариков. Бледные, испуганные, с черными провалами глаз, они показались ему все на одно лицо.

— Подымайся! — Андрей попытался приподнять его, но бок вдруг напомнил о себе такой болью, что Олег снова провалился в темноту.

И почти в тот же миг кто-то наступил на него. Боль вернула сознание. Олег разлепил ресницы. В подвал ворвался чеченский подросток — парень лет пятнадцати, в камуфляжной форме, с «Калашниковым» через плечо.

— Аллах акбар! Смерть русским! — раздался пронзительный вопль, и тишину разорвал грохот.

Подросток лупил непрерывной очередью по людям, скопившимся в подвале. Первыми погибли солдаты, которые пришли сюда с Олегом. Они не успели вовремя среагировать на появление пришельца, к тому же находились ближе всех к двери. Затем настала очередь стариков. На серые потрескавшиеся стены выплескивалась кровь. Пули с треском рикошетили от стен.

Подросток стоял спиной к лежащему Беляеву. Чеченец, видимо, принял его за убитого, а может, Олега спасло то, что он лежал у самой двери и подросток в потемках проскочил мимо. Парень что-то кричал сквозь грохот, шпаря очередью по беззащитным людям. Цепляясь непослушными пальцами за стену, Олег начал подниматься. Чудовищные вспышки боли разрезали все его тело, от разрывов автоматных очередей череп, казалось, готов был лопнуть. Автомат смолк. Пока парень отцеплял опустевший рожок и доставал из сумки другой, Беляев твердыми, как железные клещи, пальцами взял его за горло. Подросток захрипел и попытался вырваться. Олег, не в силах стоять, повалился на пол, но добычи своей не выпустил. Парень, изловчившись, ударил его прикладом.

— Ах ты, гаденыш! — воскликнул вбежавший в подвал Андрей, заламывая подростку руки.

Беляев пристально вглядывался в темноту. Подросток дергался, пытаясь вырваться из объятий Андрея. Олег тяжело перевел дыхание. Отчаянно борясь с подступающим обмороком, сосредоточив все свое внимание на маленькой бритой голове чеченца, он подобрал автомат и прикладом, наотмашь, саданул по ней. Раздался характерный хруст, брызнули мозги, а из открывшегося рта выплеснулся кровавый сгусток. Олег ударил еще раз, потом еще.

— Хватит, — раздался над ухом задыхающийся голос Андрея. — Он готов.

Но Беляев все бил и бил, и при каждом его ударе в бок вонзалось что-то острое.

Андрей с силой отобрал у него забрызганный кровью автомат.

— Хватит, говорят тебе! — Он огляделся. — Откуда этот сопляк мог появиться?.. Если пришел один, значит, сейчас здесь будут другие. Надо уходить.

— Да, — приходя в себя, согласился Олег. Он снова начал подниматься, хватаясь за стену. В это время за окном раздался взрыв, и ослепительно полыхнуло, на миг залив розоватым огнем труп чеченского подростка с проломленным черепом и окровавленные тела убитых солдат и стариков, плававших в большой луже крови. Зрелище было настолько дикое, что рассудок Олега отказывался поверить в его реальность. Казалось, это кошмарный сон. Сейчас он проснется и увидит, что ничего этого нет.

— Идем, — Андрей подхватил его за плечо. — Блокпост недалеко.

Беляев чувствовал, что сойдет с ума, если хотя бы на минуту задержится в этом страшном подвале. Андрей потащил его вверх по ступенькам. Они вышли под открытое небо, по которому ползли черные грозовые тучи, скапливаясь на западе. Бой в городе не затихал. Вспышки прочерчивали темень то справа, то слева. Где-то глухо взрывались снаряды и почти непрерывно, один за другим, принимались строчить автоматы.

Андрей донес Олега до угла. Здесь они сделали передышку. Голень горела огнем, ноги отказывались повиноваться.

— Нет, больше не могу, — прошептал Беляев пересохшими губами.

— Надо дойти хотя бы до того дома! Здесь мы на самом виду…

— Иди один…

— Кончай дурить, — с каким-то остервенением Андрей взял его под мышки и поволок по разбитому асфальту.

Они все время держались в тени какого-то здания. Мозг Олега судорожно, из последних сил, цеплялся за нити реальности. Впереди показалась распахнутая дверь. Они пролезли в нее, а потом наступила могильная тишина. Олег видел вспышки, голову Андрея рядом с собой. Дальше они поползли. Андрей что-то говорил. Беляев видел его шевелящиеся губы, но ничего не слышал: в ушах стояла мертвая тишина. Андрей остановился. Его лицо было красным. И все вокруг стало красным в этой липкой, застилавшей глаза пелене. У Олега уже не было сил разжать зубы и сказать, что он ничего не слышит. Он только отрицательно покачал головой. Тогда Андрей снова взвалил его себе на спину и пополз…

…— Живи пока у нас, — старик хлопнул Беляева по колену. — Квартирка маленькая, но ничего, поместимся. Я уж привык спать на кухне.

Он снова плеснул себе водки и выпил. Потом, сокрушенно мотая головой, взялся за ботинок с оторванной подошвой. Лена все еще стояла в дверях. Взгляд Олега задержался на ней, и она, потупившись, отвела глаза. На ее овальном личике проступила легкая краска.

Беляев перевел взгляд на окно. Было еще светло. В лучах вечернего солнца ярко зеленела листва тополей.

— Где находится этот пункт? — спросил он.

— А здесь, недалеко, на Профсоюзной…

* * *

Над кишащей машинами улицей висело пыльное марево. Солнце жарило немилосердно. У метро было особенно многолюдно. Толпа, выходя из подземного перехода, валила мимо киосков, столов с выпечкой, книгами, цветами. Еще раз взглянув на бумажку с нарисованным планом, Беляев подошел к угловому многоэтажному дому. Первый этаж занимал магазин модной одежды. Сбоку возле дома имелся свободный пятачок, где стояло несколько машин, в основном иномарок. Здесь же, на углу, виднелись зарешеченное окно и закрытая дверь, над которой красовалась яркая вывеска: «Обмен валюты». Маленький бумажный квадратик на двери сообщал, что пункт закрыт «по техническим причинам».

Значит, это было здесь, подумал Олег, оглядываясь. А вот и пятна крови на асфальте, их так и не отмыли толком. Николай Петрович говорил, что Андрей лежал у самой двери, справа. Выходит, эти пятна — его кровь…

Олега замутило. Сердце отчаянно забилось и было готово выпрыгнуть из груди. Перед глазами вновь встала слепящая тьма чеченской ночи. Усилием воли Беляев отогнал от себя подступающий кошмар. Медленно, как в гипнотическом трансе, он подошел к цветочницам. Купил четыре красные розы и возложил их на место гибели друга. При этом его вдруг пронзила мысль, что кровь, растекшаяся на асфальте, является их общей кровью. В госпитале, куда доставили Олега, ему делали переливание. И первым, кто дал ему кровь, был Андрей.

Подавив в себе воспоминания, Беляев выпрямился. Постояв минуту, он двинулся прочь от этого зловещего места.

Проходя мимо торговок цветами, он остановился, услышав их разговор о недавнем происшествии у обменного пункта. Торговки видели, как Олег положил цветы, и, проникнувшись к нему сочувствием (видать, убили кого-то из родных!), принялись наперебой рассказывать ему о случившемся. Оказалось, что они работали здесь в тот злосчастный день и все видели.

— Бандюги подъехали, когда деньги из обменки выносили, — говорила тощая черноволосая дама лет двадцати пяти, держа на отлете дымящуюся сигарету. — На «Жигулях», «восьмерка», кажется, да? — обернулась она к товарке.

— «Восьмерка», «восьмерка», — закивала та, — а из нее выскочили трое в черных масках и давай палить.

— Их вообще четверо было, — перебила ее черноволосая, — четвертый был за рулем, в машине остался. Мы, как услышали выстрелы, так перепугались! Маринка вообще на землю легла!..

— И правильно сделала, — заметила подошедшая послушать разговор третья торговка. — А то могло и убить шальной пулей.

— Из обменки вышел охранник, так его тут же и убили, — затянувшись сигаретой, продолжала черноволосая. — Он лежал, истекал кровью, а они в это время стреляли по машине инкассаторов! Страху-то было! Шофера застрелили, потом стали из машины к себе в «Жигули» мешки с деньгами перекидывать…

— Я не выдержала и кричу: милиция! милиция! — заговорила вторая цветочница. — Так ни одной милицейской рожи не появилось! Только когда они уехали, менты пожаловали!

— А они всегда так, — сказала черноволосая. У уличных торговок, как видно, были веские причины не любить московскую милицию. — Как нужно бандитов ловить, их нет, а лицензию на торговлю по три раза в день проверять подходят!

Олег слушал молча, иногда кивал. В голове было пусто, на душе — тяжко. Хотелось пойти и напиться.

Его внимание привлек пожилой толстяк, сидевший поодаль на складном стульчике. Перед ним на столе были разложены билеты «русского лото». Толстяк энергично подзывал Олега рукой.

Беляев подошел. Толстяк тоже видел, как Олег возложил цветы, поэтому первый его вопрос был соболезнующий:

— Брата, наверное, убили?

— Друга.

— А-а… Понятно… Надо же, среди бела дня, на глазах у всего народа! Мафия совсем обнаглела.



— Вы тоже видели?

— А как же! Я тут каждый день сижу, все видел как на ладони. Ну и наглые же попались типы! А их главарь, который перестрелял троих, действовал так спокойно, уверенно, как будто даже и не спешил никуда.

Олег вздрогнул, посмотрел на толстяка внимательнее.

— Мне говорили, что убили троих.

— Ну да.

— И всех убил один?

— Я это видел собственными глазами. Он тоже был в маске, но как-то выделялся среди других. Держался, что ли, увереннее. Приказывал им. Точно, это был главарь…

— И что же, те, кто был в инкассаторской машине, даже ни разу не выстрелили?

— Да ты встань здесь, чего на дороге стоять… Олег зашел за столик и присел рядом с толстяком на корточки.

— Они все точно рассчитали. И когда подъехать, и как действовать… Такие налеты с бухты-барахты не делаются, к ним неделями готовятся, изучается обстановка, все рассчитывается досконально… — объяснил словоохотливый толстяк, видимо, большой знаток криминальной литературы и всего, что связано с преступным миром. — Реально оказать им сопротивление мог только охранник обменного пункта. Поэтому они застрелили его в первую очередь.

— А что же охрана инкассаторской машины?

— Ты слушай, — толстяк, понизив голос, взял Олега за рукав. — Инкассаторская машина знаешь какой была?

— Какой?

— Бронированный «Мерседес». Сейф на колесах. Его хрен откроешь… Так вот. Охранник машины был в сговоре с бандитами. Я все видел прекрасно. Когда они выскочили из своего «жигуля», он даже пистолета не вытащил, наоборот, услужливо открыл им заднюю дверцу «Мерседеса». Дескать, берите денежки, господа бандиты!

Беляев недоверчиво покосился на него.

— Вы в этом уверены?

— Стопроцентной гарантии дать не могу, все произошло очень быстро, за всем, может быть, и не уследишь сразу, но у меня впечатление, что он им подыгрывал. Да чего там — «впечатление»… Точно, ихний был!

— Но охранник инкассаторской машины, насколько я знаю… убит?

— Ну да. Когда охранник открыл им дверцу «Мерседеса», главарь его хладнокровно расстрелял. Тот этого, конечно, не ожидал. Он в этот момент стоял к главарю спиной… Представляешь, охранник во время налета оборачивается к бандитам спиной? Это о чем-то говорит? Главарь выпустил в него две пули. Стрелял почти в упор, приставив пистолет к затылку.

— Но какой ему смысл убивать своего? Вопрос показался толстяку наивным, он снисходительно улыбнулся.

— Как — «какой смысл»? Да чтоб деньги не платить. Гонорар за пособничество. Да заодно и лишнего свидетеля убрать. Этот охранник, видно, был у них одноразовый…

— Одноразовый? — не понял Олег.

— Ну, это выражение такое, — пояснил толстяк. — Когда бандюги нанимают кого-нибудь подсобить им в грязном деле, например, убить кого-нибудь или, вот как сейчас, инкассаторскую машину открыть, то часто вместо платы они потом этого наемника убивают. Охранника с машины тоже, видно, подкупили, а когда он сделал свое дело, его убрали. Причем кокнули тут же, не отходя, как говорится, от кассы.

— Это тоже сделал главарь?

— Он. Вообще стрелял он один, остальные только пушками размахивали.

— Как он выглядел?

— Пожалуй, повыше остальных… Да, высокий такой, плечистый. Спортсмен, наверное. Одет был В коричневую клетчатую рубашку, черные джинсы… А милицейская машина только через десять минут подъехала. Десять минут форы! Их, конечно, уж и след простыл!

* * *

Наутро Беляев проснулся с чудовищной головной болью. В мозгу, казалось, стучал громадный отбойный молоток, перед глазами плавали желтые круги, тело было ватным, непослушным, любое движение давалось с трудом. Вчера, после посещения места гибели Андрея, он «гудел» в ближайшем баре и еле разыскал пятиэтажку, где жил Николай Петрович. А сегодня надо было ехать в морг, оттуда в церковь, а потом на кладбище. Николай Петрович дал ему выпить рассола, Лена ходила к соседке за какими-то таблетками от похмелья.

Олег сидел на диване, сжимая руками виски. Накатывала тошнота, во рту разливалась горечь. Давясь и морщась, протолкнул внутрь «лекарство», отдышался, закурил сигарету. Но во время еды опять начало тошнить. Казалось, желудок выворачивается наизнанку.

— Елена, налей ему стопку, — сказал наконец Николай Петрович. — Эк развезло парня!..

Открытый гроб, в котором лежал Андрей, выкатили на тележке из дверей морга. Беляев уже достаточно насмотрелся на покойников, чтобы понять, что лицо Андрея подгримировали. Оно выглядело слишком розовым, слишком живым в объятиях смерти, и это почему-то не понравилось Олегу. У него было ощущение, что тело, которое он катит на тележке к похоронному автобусу, принадлежит незнакомому человеку. «Раскрашенная кукла, —сдерживая слезы, злобно думал он. — Это не Андрей. Друг просто ушел и больше не придет…»

В квартире был накрыт стол. На поминки пришли какие-то старухи — соседки Николая Петровича по дому. Из друзей Андрея, кроме Олега, был еще какой-то парень, с которым Андрей вместе учился.

Во время похорон Лена была очень бледна. На поминках она едва притронулась к еде.

— Не могу, — призналась она Николаю Петровичу, откладывая вилку. — Мне что-то плохо.

Пожилая соседка отвела ее к себе в квартиру. Вскоре туда вызвали неотложку. Вечером старик сообщил Олегу, что у Лены будет ребенок. Так сказали врачи.

За окном сгустилась темнота. Лена лежала у себя за ширмой. Олег и Николай Петрович сидели за столом в дальнем углу комнаты и тихо разговаривали.

— Уеду, — говорил Беляев, мотая русой головой. — Мне здесь теперь делать нечего.

— А то поживи еще немного, — уговаривал Николай Петрович. — Хоть до сорока дней подожди.

Сжимая кулаки, Олег тяжелым, остановившимся взглядом смотрел на фотографию Андрея, стоявшую на тумбочке. Перед карточкой поставили рюмку водки и положили кусок черного хлеба. Со снимка на Олега глядел улыбающийся парень, с темными зачесанными назад волосами и с продетым в ухо кольцом.

— Пару дней, может, побуду. Коли я тут, загляну-ка к Пашке Буланцеву, он с нами в Чечне служил, только раньше дембельнулся. Андрей мне писал, что Пашка сейчас работает в баре. Бармен, значит. Надо будет проведать.

— Пашу Буланцева я знаю, он был у нас два раза, — сказал Николай Петрович. — Я бы его позвал на похороны, только адрес куда-то запропастился. Он, наверное, даже и не в курсе, что Андрея больше нет.

— Паша работает в баре «Динго». Не знаете, где такой?

Старик отрицательно покачал головой.

— Я знаю, — раздался из-за ширмы слабый голос Лены. — Мы с Андреем были там однажды. Это недалеко.

— Отлично. Значит, завтра вечером и пойду. А ты, Лен, не хочешь со мной пойти?

— Куда ей, — махнул рукой старик. — Ей сейчас лежать надо.

— Нам с Андреем там не понравилось, — сказала Лена.

— Почему? — удивился Олег. — Пашка, что ль, плохо встретил?

— Нет, просто публика там нехорошая собирается… Я покажу тебе, как идти, но сама не пойду.

— Ясно, что за публика, — проворчал Николай Петрович. — Сейчас во всех барах и ресторанах только одна бандитская малина и сидит.

Беляев с минуту молчал, хмуря брови. Почему-то вспомнились пятна крови на асфальте.

— Ладно, — сказал он. — Я один пойду. Мы с Пкшкой все же служили вместе.

Олег с Николаем Петровичем вышли на кухню покурить. Разговаривали вполголоса. Беляев рассказывал о своей чеченской службе. Старик говорил мало, глядел перед собой и часто вздыхал. Зашел разговор и о Лене. Олег знал, что Андрей познакомился с ней в Ростове, где он дослуживал срок после контузии. Потом она приехала к нему в Москву, и здесь они жили, спали за ширмой, а Николай Петрович поставил себе раскладушку на кухне. Готовились к свадьбе.

— Значит, Лена теперь уедет в Ростов? — спросил Олег.

Старик кивнул.

— А как же ребенок?

Тот обреченно махнул рукой:

— Какой уж теперь ребенок. Зачем он ей одной?

* * *

Пашка смотрелся очень представительно в белой сорочке и черном галстуке-бабочке. Он был высокого роста и могучего сложения и передвигался за залитой светом стойкой неторопливо, как огромный океанский теплоход. Рассчитавшись с клиентом, заказавшим джин с тоником, Пашка поднял глаза от выдвижного ящичка, куда сбрасывал деньги, и прищурился, вглядываясь в крепкого стройного русоволосого парня в полосатой футболке, выросшего перед стойкой.

— Олег? Смотри-ка, а я тебя и не узнал! — Пашка добродушно рассмеялся. — Значит, долго жить будешь.

— Привет, Паша, — Беляев уселся на табурет. — Я тут, в Москве, ненадолго. Можно считать, проездом. Решил заглянуть к тебе, посмотреть, как ты устроился.

— Нормально устроился. Мне тут пока нравится. Хочешь выпить? Я угощаю.

— Давай.

— Сделаю тебе двойной бурбон.

— Это что такое?

— Самый клевый штатовский напиток. Чейза читал?

—Нет.

— Ну и зря. Там у него все сыщики пьют исключительно двойной бурбон.

Однако шутливое настроение сразу слетело с Пашки, когда он узнал о смерти Андрея. Он сразу посерьезнел, взглянул на Олега сосредоточенно.

— Я слышал об ограблении обменки на Профсоюзной, читал в «Комсомольце». Но мне почему-то в голову не пришло, что это та контора, где работает Андрей. Там же, на Профсоюзной, обменок полно…

Олег отпил из бокала, оглядел полутемный зал, наполнявшийся посетителями.

— А я думал, ты больше знаешь, чем написано в газете… — сказал он.

Пашка тяжело вздохнул.

— Откуда? Да и не стоит соваться в такие дела. Меньше знаешь — лучше спишь.

— Их найдут?

— Может быть. Но шансов мало. Раскрываемость вообще сейчас низкая.

Он сделал знак какому-то парню, одетому как он, встать вместо него за стойку. Они с Олегом уединились с бокалами за служебным столиком в углу. Выпили за помин Андреевой души. Вспомнили чеченскую службу, боевых товарищей.

Беляев косился на публику. Кое-кто был уже сильно пьян. В некоторых он без труда определил наркоманов. Трое крепких бритоголовых молодчиков, сидевших возле грохочущих динамиков аудиоаппаратуры, вели себя особенно вызывающе.

— Мытищинская братва, — перехватив его взгляд, сказал Пашка. — Весь район схвачен ими. Ну, не этими тремя конкретно, а ихней бандой. Эти-то так, мелкие сошки. Бар каждую неделю отстегивает мытищинцам.

— Много?

Пашка невесело усмехнулся.

— Все-то тебе скажи… Какая разница?.. Приходится платить. Тут все им платят. Ларечники, проститутки, магазины… Их территория.

— А то я смотрю, эта троица чувствует себя здесь как дома.

— Получили с нас деньги, еще и жрут на халяву.

— А обменные пункты платят? Ведь обменка, где убили Андрея, тоже, выходит, на их территории.

— На их, — кивнул Пашка. — Но насчет того, платит ли обменный пункт, — не знаю. Наверное, платит. Уж очень крутой народ в этой банде. С ними лучше не связываться.

— Но если это их территория, то они, наверное, должны знать, кто участвовал в налете? Может, это были их люди?

— Вряд ли. Скорее всего какие-нибудь залетные. Мытищинцы ведь здесь занимаются в основном только рэкетом…

— А если обменный пункт, скажем, отказался платить? Могли они наехать на него?

— Так круто? — Пашка в сомнении покачал головой. — Замочили сразу троих… Нет, им на их территории такого не нужно… Лишний шум.

Они умолкли, наблюдая за бритоголовой троицей, которая затеяла перебранку с парнями с соседнего столика. Один из молодчиков встал, угрожающе размахивая бутылкой, повскакивали со своих мест и остальные. Завизжали девицы. Крики тонули в скрежещущем, бьющем по барабанным перепонкам грохоте музыки. Танцующая толпа смешалась, все взгляды устремились на бритоголовых. К их столику уже спешили охранники в камуфляжной форме. Вежливые уговоры, видимо, не возымели действия. Молодчики и с охранниками заговорили на повышенных тонах. Не унимались и парни с соседнего столика. Мытищинцы матерились и размахивали руками. Охранники принялись подталкивать буянов к выходу. Те упирались. За мытищинцами двинулось несколько человек из тех, с которыми они сцепились.

— Чувствую, на улице будет драка, — бесстрастным голосом заметил Пашка.

— Такое у вас часто бывает? — спросил Олег.

— Случается, — уклончиво ответил приятель. Олег закурил. Мытищинцев вывели из помещения, и все в зале вошло в прежнюю колею. Танцы продолжались.

— Ну, мне надо работать, — сказал Пашка, вставая. — А ты, если хочешь, посиди еще. Выпивка за мой счет.

Он ушел, а Беляев еще некоторое время сидел в одиночестве, курил, смотрел на танцующих. К нему подсели две размалеванные девицы, одна нахально схватила его за рукав. Олег спокойно отвел руку, раздавил сигарету в пепельнице, встал и направился к выходу.

Был уже поздний вечер. Сверкали неоновые огни, отражаясь в стеклах припаркованных у тротуара машин. Поодаль, в тени небольшого сквера, мелькали темные силуэты. Драка была в разгаре. А в дверях бара, скрестив на груди руки, стояли охранники и с явным удовольствием наблюдали за потасовкой. Олег тоже остановился посмотреть.

Губы его кривились в усмешке. И это называется «бандиты»! Даже драться толком не могут. Дерущиеся носились среди деревьев, сталкивались, слышались характерный звук ударов, короткие выкрики и ругань. Кто-то уже лежал на газоне. Один из бритоголовых отбивался от троих, держа в руке «розочку» от расколотой бутылки. Временами из полутьмы сквера на освещенный тротуар выбегали окровавленные парни. Наскоро утеревшись, они снова возвращались в сквер.

Троица дралась отчаянно, отбиваясь от численно превосходивших их противников. Никто из мытищинцев и не подумал удрать, так что, минут пять понаблюдав за дракой, Олег изменил о них мнение. Один из бритоголовых лежал на земле, его месили ногами сразу четверо; двое других, все в крови, отходили к машинам.

В мозгу у Олега мелькнула мысль. Чем он, в конце концов, рискует, если поможет мытищинцам? Намнут малость бока, только и всего. Зато в случае успеха можно будет задать им пару вопросов. Как знать, вдруг что-нибудь прояснится насчет налета на обменку?

Он вошел в сквер. Парни, наседавшие на бритоголовых, были такими же крепкими, как они, знали кое-какие приемы борьбы, но уже порядком выдохлись, к тому же появление Беляева было внезапным. Они слишком поздно среагировали на появление нового противника. Олег подошел к тем, которые лупили бритого ногами, взял двух из них за шеи и, с силой встряхнув, столкнул лбами. Они тут же вырвались, но Беляев увернулся от ударов и сам влепил ближайшему к себе амбалу хук справа в челюсть. Мытищинцы, не ожидавшие подмоги, изумленно выпучились на него. Потом, отлепившись от металлической сетки ограждения, к которой их прижали, с яростным ревом бросились на своих противников.

Тут, наконец, охранники бара сочли возможным вмешаться в драку. Лениво помахивая дубинками, они направились к скверу. Обе враждующие стороны поспешно покинули поле боя. Двое мытищинцев подхватили своего товарища, безуспешно пытавшегося подняться с земли, и оттащили в безопасное место к машинам. Тот стонал, морщился от боли и надрывно кашлял.

— Ну, как ты, Долдон? — Один из бритых наклонился над ним.

—Дышать… больно… — с усилием выговорил потерпевший.

— У него переломаны ребра, — со знанием дела сказал Олег, стряхивая с брюк налипшую траву.

Оставив товарища лежать, мытищинцы принялись приводить себя в порядок. У обоих лица были разбиты в кровь, причем у одного была разодрана щека осколком бутылочной «розочки», и кровавый кусок мяса отвратительно свисал со скулы. Кровь из раны текла потоком, заливая майку на груди. Парень стонал от боли и грязно ругался, прижимая к лицу какую-то тряпку, которая вся пропиталась кровью.

Смуглый молодчик, которому повезло относительно больше остальных, достал из кармана радиотелефон и принялся стучать пальцем по кнопкам.

— Гады! Разбили! — Он швырнул радиотелефон в кусты.

— Я вернусь и взорву этот хренов «Динго» к чертовой матери! — ревел бритоголовый с разорванной щекой. — Приведу братву и перешмаляю всех!

Смуглый мрачно посмотрел на Беляева.

— А ты-то чего ввязался? Какого тебе рожна надо?

— Просто не люблю, когда четверо лезут на одного, — сказал Олег.

Губы парня на миг раздвинулись в дружелюбной улыбке.

— Ладно. Может, и мы как-нибудь подсобим тебе.

— Ты запомнил того тощего, который разодрал мне лицо? — спросил у него напарник. — Он у меня не уйдет! Из-под земли достану! Завтра завалимся сюда и наведем шмон в этом «Динго»…

Олег с минуту раздумывал, как бы поудобнее начать разговор о налете на обменный пункт, чтобы не вызвать лишних подозрений.

— Наверное, эти хмыри, которые на вас напали, — из этих, как их… да, мытищинские! — сказал он. — Их группировка контролирует этот район. Так что вам бы лучше с ними поосторожней.

Оба парня переглянулись. Лежавший на земле Долдон перестал стонать и прислушался к разговору.

— Мытищинские — крутые ребята, я слышал о них, — продолжал прикидываться незнайкой Олег. — Грабанули обменный пункт и инкассаторскую машину на Профсоюзной. Слышали, наверное? Сразу троих завалили. Так что вы еще дешево отделались. Хорошо, хоть живы остались.

По липу смуглого снова пробежала усмешка. На этот раз снисходительно-торжествующая.



— Мытищинцы — это мы, чтоб ты знал, — сказал он. — А они — падаль, сопляки паршивые, козлы. А насчет обменки на Профсоюзной — тут мы не при деле…

— Это Киса! — прохрипел бандит с разодранной щекой. — Его работа!

— А что, может, и его, — подумав пару секунд, сказал смуглый.

— Не может, а точно! — настаивал разодранный. — Его братва уже брала инкассаторов у мебельного на Кравченко! И тоже замочили одного!

Олег уже заметил, что при упоминании о Кисе на лицах бандитов отразилась злоба.

— Да, это Киса, его почерк, — окончательно согласился смуглый.

— Киса, сволота, дождется у нас, — прохрипел с земли Долдон. — На прошлой неделе двоих наших замочил у «Анкора».

— Всех его стрелков скоро перешмаляем, а самого повесим вверх ногами за яйца, — сказал смуглый. — Киса инкассаторов мочит, а из-за него менты наших шпыняют, потому что тут наша территория… Долдон, ты хоть идти можешь? — Он наклонился к лежащему напарнику.

Долдон, испуская стоны и морщась от резкой боли, попытался подняться. Смуглый подхватил его под мышки.

— Сваливать надо, слышьте? — заговорил разодранный, тревожно озираясь. — Сейчас здесь будут менты!

— Терпи, Долдоша, терпи… — говорил смуглый, таща скрюченного от боли напарника к обочине тротуара.

— Эти жлобы, которые сейчас на вас напали, — люди Кисы? — спросил Олег у молодчика с разодранной щекой.

— Ты что, смеешься? Кисы! Тогда бы от нас мокрое место осталось! Ничего, недолго им гулять… До субботы. Соберем всю братву, и кранты. Оттрахаем под самый корень.

— Пень, кончай базар! — крикнул смуглый. — Ищи тачку по-быстрому!

Отдуваясь, он усадил Долдона на низкое ограждение, отделявшее сквер от проезжей части. Пень, прихрамывая, направился к ближайшей машине.

В конце улицы засверкала мигалка милицейского «воронка», и Олег счел за лучшее покинуть место боя. Он вернулся в бар. Его столик в углу был уже занят какой-то компанией. Он подсел к стойке.

— Ну как драка? — поинтересовался Пашка, наливая ему в бокал.

— Нормально. Одному мытищинцу поломали ребра. — Олег отпил виски. — Ты случайно не слышал про такого Кису? Это что — здешний авторитет?

Пашка усмехнулся.

— Да, вроде того. Когда-то он и его люди были здесь королями. Потом их вытеснили солнцевские, а сейчас тут мытищинские всем заправляют. Впрочем, для нас один хрен.

— Киса мог организовать налет на обменку?

— Не знаю. У него теперь нет своей территории, дань брать не с кого, ему только и остается, что грабить. Может, это и его парней дело, все может быть. Но таких банд в Москве пруд пруди.

Пашка отошел обслужить клиента. Олег с бокалом в руке привалился спиной к стойке и стал разглядывать посетителей бара. Небольшой полутемный зал был набит битком. Справа от Беляева ритмично колыхалась толпа танцующих. Металлические звуки били по нервам. Олег тянул виски и размышлял. Он чувствовал, что смуглый и Пень были искренни, когда говорили, что налет на обменку — дело не их банды. Но и в том, что это совершили люди Кисы, тоже были сомнения…

Мысли в голове ворочались лениво, грохочущая музыка не давала думать. Но почему мытищинцы так уверены, что это дело парней Кисы? Только потому, что он уже замочил одного инкассатора у мебельного магазина?.. Неплохо бы разыскать этого Кису и потолковать с ним. Но где его найдешь в этом огромном человеческом муравейнике, который называется Москва?..

Рассчитавшись с клиентом, Пашка вернулся к Олегу.

— Налить еще?

— Давай.

— Вообще, я бы тебе советовал держаться подальше от этих ублюдков. От всех этих солнцевских, мытищинских, кис и прочих. Пусть менты копаются в этом дерьме, в конце концов, это их работа.

— Паш, и все-таки, — Олег, залпом осушив бокал, поставил его на стойку. — Хотелось бы мне встретиться с этим Кисой. Я только потолкую с ним, а потом уеду из Москвы, больше мне тут ничего не надо. Все-таки Андрюха спас мне жизнь. Я должен это сделать ради него.

— Ты бы попросил меня о чем-нибудь полегче. Найти Кису! — Пашка покачал головой.

— Но кто-то же должен знать, где он кантуется со своей братвой! — настаивал Олег.

— Запомни, такие люди, как Киса, живут на нелегальном положении. Уверен, что даже члены его группы не знают его адресов. А у мытищинских спрашивать тем более бесполезно, они сами разыскивают его, чтобы перерезать ему глотку.

Беляев в сердцах стукнул кулаком по стойке.

— Наверное, ты прав, — сказал он после минутного молчания. — Ничего я тут не добьюсь, в этой Москве. И Андрюха погиб зазря, а та скотина, которая его убила, будет жировать на ворованные денежки… Завтра возьму билет и уеду к себе… — Олег снова умолк, задумавшись. — У нас на Урале сейчас хорошо. Лето… Ты не был на Урале? Нет? Налей еще.

Он тяжело вздохнул, опустил голову и подпер ее кулаком. Пашка плеснул ему в бокал еще немного виски.

— Ничего, — сказал он, — и на Андрюхиного убийцу найдется пуля. Такие люди долго не живут.

— И спросить не у кого, — как бы в ответ на свои мысли пробормотал Олег. — Что я тут буду тыркаться, как слепой котенок? Уеду.

Он осушил бокал. Пашка занялся подошедшими клиентами и вернулся к нему минут через десять.

— Погоди, есть одна зацепка… — тихо сказал он. Олег поднял голову. Пашка наклонился к нему.

— Только ты помалкивай, что это я тебя навел.

— Само собой.

— Видишь во-он тот дальний столик, за которым собралась компания мальцов, а с ними две бабы?

—Ну.

— Это голубые. Бабы — тоже парни, только в юбках. Они за тем столиком каждый вечер тусуются. А теперь видишь крашеного брюнета?

— Это который сейчас встал и идет по проходу?

— Да. По слухам, он осведомитель у ментов. Но это строго между нами. Он сшивается в «Динго» еще с тех времен, когда тут всем заправлял Киса… Я видел его в компании Кисиных парней. Но это давно было, почти год назад.

Олег искоса поглядывал на голубого. — Спасибо, Пашка. Придется мне с этим пидером потолковать.

— Только будь осторожнее. У него, насколько я знаю, есть влиятельные знакомые среди мытищинских и солнцевских…

Олег криво усмехнулся:

— Он что, с ними со всеми в бане моется? Пашка рассмеялся и отошел обслужить клиента.

Время близилось к закрытию, публика, пьяно горланя, вываливала на ночную улицу. Беляев дождался, пока выйдет брюнет, и незаметно пошел за ним. Голубой покинул бар не один. С ним шагал щуплый мужик в джинсах и майке. Олег не выпускал их из виду. Парочка шла вдоль улицы, потом свернула в переулок. Войдя во двор между коробками девятиэтажек, они исчезли в тени деревьев.

Беляев перебежал улицу. Стараясь держаться подальше от фонарного света, прошел между ракушками гаражей и, оказавшись под деревьями, сразу увидел этих двоих. Они стояли у кирпичной стены трансформаторной будки, в тени, полускрытые кустами. Стараясь ступать бесшумно, Олег, крадучись, направился в их сторону.

Брюнет опустился перед своим спутником на колени и принялся расстегивать у него на джинсах ширинку. Беляев брезгливо сплюнул. Засунув руки в карманы штанов, уже не скрываясь, он направился в их сторону. Спутник голубого вдруг вздрогнул и рванулся, услышав приближающиеся шаги. Брюнет оглянулся и тоже дернулся было, но пальцы Олега обхватили его шею.

— Ты, пидер, может, и у меня отсосешь? — прохрипел он злобно и начал трясти брюнета так, что его длинные космы разметались и почти закрыли побледневшее лицо.

Приятель голубого бросился бежать с такой прытью, что через несколько секунд его силуэт скрылся в темноте.

— Говори, где Киса, — продолжая трясти брюнета за шею, проговорил Олег. — У меня есть к нему разговор.

Глаза крашеного брюнета выпучились, он хрипел и раскрывал рот, судорожно вбирая в себя воздух. Беляев догадался, что слишком «перекрыл кислород». Лицо голубого посинело и пошло багровыми пятнами. Олег ослабил хватку и дал парню отдышаться.

— Кису? Какого Кису? — Крашеный, видимо, пытался что-то сообразить, но перенесенный шок мешал ему собраться с мыслями.

— Сам знаешь какого. У него ты тоже отсасывал?

— Нет. Не знаю, где он. Я его давно не видел.

— Не знаешь? — Олег двумя пальцами защемил ему ноздри. Голубой вновь начал задыхаться.

— Он появляется в массажном салоне у Черемушкинского рынка, — со слезами на глазах прогундосил брюнет. — А больше я ничего не знаю, клянусь!

— Адрес.

— Не знаю я точного адреса, это за рынком, где раньше был художественный салон. Теперь там торгуют машинами, а на втором этаже — парикмахерская и массаж с девочками…

— Когда там бывает Киса?

— Господи, ну откуда я знаю? Но он там бывает, это точно. Если не верите — спросите у девчонок, которые там работают. Они скажут. Они должны знать. У Кисы на левой груди татуировка — цветная кошачья голова!

— Как туда попасть?

— Просто: После девяти вечера — двести баксов, и выбирайте любую бабу…

— Если ты пудришь мне мозги, то пеняй на себя, усек?

— Я правду говорю, клянусь, — голубой дрожал всем телом. — Только вы меня тоже не выдавайте. А то Киса меня замочит, это точно…

Когда Олег вернулся к бару, входные двери были уже закрыты. Возле них перекуривали два охранника.

— Мне к Пашке Буланцеву.

— Закрыто, не видишь?

— Это знакомый мой. Я на минуту.

— Нельзя.

— Ну хоть вызвать его можно? — Один охранник сонно поглядел на другого.

— Чего вызывать, — отозвался этот другой. — Вон дверь, видишь? Он сейчас сам оттуда выйдет.

Дверь служебного входа то и дело открывалась. Работники бара расходились после рабочего дня. Пашка удивленно уставился на дожидавшегося его Олега.

— Ты еще тут?

— Мне нужно двести баксов. Я отдам.

— Говорил с брюнетом?

Беляев кивнул. Пашка молчал с минуту, пристально глядя на приятеля и качая головой.

— Нарвешься на крупные неприятности и меня за собой потянешь.

— Тебе нечего бояться, я все беру на себя.

— Подожди здесь.

Пашка скрылся за дверью и через три минуты вернулся.

— Держи, — он протянул Беляеву две стодолларовые бумажки. — Только ради нашей боевой дружбы.

Олег благодарно взглянул на него и улыбнулся. Суровое лицо Пашки подобрело. Он потрепал друга по плечу.

* * *

Беляев остановился у решетчатой ограды, отделявшей улицу Вавилова от широкого двухэтажного здания. За оградой стояли в ряд новенькие иномарки, выставленные на продажу. Сгущался вечер. Автомобильный магазин был уже закрыт. Свет уличных фонарей пробивался сквозь листву деревьев, росших за оградой, и бросал желтые блики на глянцевые бока «Фордов» и «Мерседесов», дотягиваясь до здания бывшего художественного салона. Здесь в окнах второго этажа, завешенных светлыми шторами, был включен свет. Над входом зеленела неоновая вывеска: «Салон-парикмахерская».

От ворот к входной двери тянулась асфальтовая дорожка, по которой то и дело кто-нибудь проходил. Олег заметил в дверях двух охранников и женщину средних лет с высокой рыжей прической. Временами к воротам подкатывали автомобили. Какой-то человек в форме охранника распоряжался, указывая водителям, куда им поставить машину.

Беляев повернул назад, прошел по улице метров четыреста, перебежал перекресток и заметил невдалеке двери какого-то коммерческого учреждения. Оно, видимо, работало круглые сутки. Здесь стояло с дюжину иномарок, за рулем некоторых из них сидели водители. Олег подошел к самой роскошной — глянцево-черному «Линкольн-Континенталю». Пятьдесят тысяч, показанные им, не произвели на водителя никакого впечатления. Он решительно повертел головой. Зато водитель «Мерседеса» оказался сговорчивее. Узнав, что надо проехаться всего лишь до парикмахерской, он вылез, быстро, по-ментовски, обхлопал Олега и, не найдя оружия, взял деньги.

К салону Олег подкатил с шиком. Еще на ходу он распахнул дверцу, поблагодарил шофера, выпрыгнул, вошел в ворота и уверенно направился к входу в салон. Два охранника и рыжая мадам наблюдали за ним через стеклянную дверь.

— Массажные услуги? — сладким голосом пропела женщина, когда Олег поднялся по ступенькам. Он кивнул.

— Пройдемте наверх, там вы сможете себе выбрать специалистку по вкусу, — она широко улыбнулась, обнажая блестящие зубы.

Войдя в прихожую, они подошли к экрану монитора. На экран проецировалась комната, в которой сидели несколько девиц в прозрачных халатиках.

— Наш контингент. А если хотите, пойдемте прямо к ним, взглянете в натуре.

— Какая у вас поопытнее? — спросил Олег. Он вдруг подумал, что если ткнет пальцем наугад в первую попавшуюся, то может налететь на новенькую, которая никого из клиентов салона, включая Кису, еще толком не знает.

— Самые опытные у нас Нэнси и Алиса. Останетесь довольны.

Мадам все время улыбалась, ее приторная улыбка начинала раздражать.

— Алиса, — сказал Олег.

— Часовое обслуживание стоит двести долларов. Надеюсь, вы знаете об этом?

— Держите, — небрежным жестом он протянул рыжухе две стодолларовые купюры.

Она ввела его в небольшую комнату с зашторенным окном. Широкая кровать занимала большую часть ее площади.

— Полный набор услуг, — пропела мадам. — А здесь у нас — ванная, если пожелаете…

— Прекрасно. Давайте сюда быстрее вашу Алису, у меня мало времени.

Взмахнув, как крылышками, своими пухлыми ручонками, рыжуха выпорхнула из комнаты. Олег прошелся вдоль стены. Она была какой-то матерчатой, мягкой. Через нее, наверное, все слышно. Заглянул в ванную. Она отделялась от комнаты только белой шторой и сообщалась со смежным помещением, из которого глухо доносились вздохи и поста-нывания. Усмехнувшись, Олег вернулся в комнату.

Здесь его уже дожидалась высокая светловолосая девушка с развитой грудью, тонкой талией и овальным кукольным личиком, на котором выделялся маленький пухлый рот, казавшийся круглым из-за вздернутой верхней губы. Игриво улыбаясь, танцующей походкой она подошла к Олегу и как бы невзначай расстегнула пуговицу на своем полупрозрачном халатике.

— Ну же, раздевайся, — сказала она с явно заученной интонацией нежности. — У нас всего только один час.

Беляев стянул с себя рубашку.

— Штаны снимать? Она рассмеялась:

— А как хочешь. Некоторые клиенты не снимают. Делают прямо так. В штанах.

Олег тоже засмеялся.

— Это как?

— Вот так… — Белые зубы блестели. — Боятся, наверное, показать свою кочерыжку…

Беляев нерешительно снял с себя штаны. Алиса одним движением скинула с себя халатик. Грудь ее была совершенно обнажена, на бедрах темнела узкая ленточка купальника. Она улеглась на кровати, взяла Олега за руку и притянула к себе. У него в мыслях вдруг возникла Лена. Он даже слегка удивился, с чего бы это? Воспоминание о другой девушке заставило его потупиться. В движениях и лице его проскользнуло колебание, которое сразу —было уловлено Алисой.

— Ты всегда такой скромный? — проворковала она.

Олег притянул Алису к себе и погладил ее упругую грудь. Кожа была белая, шелковистая, под ней чувствовался мягкий жирок.

— Ты давно здесь работаешь?

— Почти год.

— Ищу одного парня. Давно с ним не виделся. Мне говорили, что он здесь бывает.

— Информацию о клиентах нам давать запрещается.

Олег деланно рассмеялся.

— Да я просто спрашиваю, знаешь ты такого или нет.

— И все же не могу…

Они замолчали. Тела их сблизились. Протянув руки, она спустила с него плавки, из которых выпрыгнул тугой, стоящий торчком член с большой замаслившейся головкой.

— О, какой у тебя жеребец, — восхитилась Алиса. Она сняла с себя купальник. Беляев почувствовал, что ему уже не до вопросов. Переполнявшее его желание туманило мозг. Он должен как можно скорее снять напряжение, которое возросло еще больше, когда Алиса коснулась его члена своими пальчиками. Она крепче обхватила отвердевший ствол, придвинулась ближе и провела его головкой по своей горячей влажной расщелине между двумя пухлыми складочками. Олег прерывисто задышал. Просунув руку ей под бедра, он раздвинул их пальцами и резко всадил перевозбужденный член в сочащееся от желания отверстие. Алиса негромко вскрикнула…

Обвив его руками, она сладостно постанывала в такт энергичным движениям его тела. Ее вздохи и поглаживания только распаляли Олега. И уже через минуту его дыхание перешло во всхлипывание, руки судорожно сжали бедра девушки, и член разразился жгучими брызгами спермы в ее натруженном чреве…

Они лежали, отдыхая, прижавшись друг к другу. Он нежно покусывал кончики ее грудей.

— И все же, пойми, мне нужно найти этого парня.

— Ах, ну не могу я говорить об этом… Хочешь, я покажу тебе пару поз из «Дао любви»?

— Меня не интересует «Дао любви». Я ищу человека по кличке Киса.

— Киса? — переспросила Алиса. Ее миндалевидные глаза в упор посмотрели на Олега.

— Ты его знаешь, — сказал он.

Не ответив, Алиса встала с кровати и направилась в ванную. Беляев последовал за ней. Она включила душ. Олег присел перед ней на корточки.

— Алиса, это вопрос жизни и смерти. Ты ничем не рискуешь.

Она молча подмывалась. Олег нетерпеливо встал, взял ее за плечи и легонько встряхнул. Она вскрикнула, чуть не потеряв равновесие.

— Его зовут Киса! Ну! — настаивал он. — У него на левой груди татуировка — кошачья голова. Когда он здесь будет в следующий раз?

— Это так важно?

— Для меня — очень.

— Киса — мерзость, каких мало, — сказала она задрожавшим голосом. — Он может связать девушку и ссать ей на лицо, глядя, как она захлебывается. Это у него развлечение.

— Так на хрена ты общаешься тут с такими подонками? Давно бы ушла отсюда.

— А куда? — На подведенных глазах Алисы выступили слезы. — Все равно окажусь на панели. А здесь еще считается приличное место. . — Приличное! — хмыкнул Олег. — Так когда он будет?

— Он с братвой оттягивается здесь по понедельникам, когда в салоне выходной.

Стена-занавеска, отделявшая ванную от соседней комнаты, зашевелилась, откинулась, и в ванную вошла совершенно голая темноволосая девушка.

— Нэнси! — Алиса ахнула от неожиданности. Тонкие губы вошедшей раздвинулись в усмешке.

— Здесь занято? Пардон, — холодно сказала она, повернулась и вышла, даже не взглянув на Беляева.

Задерживаясь в проеме занавески, она снова посмотрела на Алису. Олегу показалось, что ее усмешка сделалась еще язвительней.

Нэнси скрылась, занавесочная стена за ней сомкнулась.

Побледневшая Алиса, кутаясь в полотенце, вышла из ванной. Несколько последних минут отведенного Олегу времени прошли в натянутом молчании. Девушка явно была напугана. Прощаясь, она с трудом выдавила из себя улыбку.

* * *

Понедельник выдался жарким. К концу дня духота достигла своего апогея. В течение вечера Беляев несколько раз наведывался к знакомому зданию. на улице Вавилова, но парикмахерская была закрыта. Окна на втором этаже были темны, машины к воротам не подъезжали. Олег уже начал сомневаться в правдивости слов Алисы. Может, она соврала для того, чтобы он отвязался от нее?

В одиннадцатом часу в ворота въехали три «БМВ» и остановились у входа в парикмахерскую. Олег, наблюдавший за ними сквозь прутья ограды, насторожился. Из машин вылезли несколько стриженых бугаев. Их, видимо, ждали. Двери салона услужливо открылись, на пороге замаячила знакомая Беляеву рыжуха. «Среди них должен быть Киса», — подумал Олег. В задумчивости он закусил губу. В Чечне ему часто приходилось действовать по обстоятельствам, принимая порой самые неожиданные решения. Здесь, в Москве, тоже бой, и чем неожиданнее и рискованнее будет его маневр, тем больше шансов на победу.

Бугаи скрылись в дверях. В окнах второго этажа зажегся свет. Олег подошел к воротам и, легонько толкнув их, убедился, что они остались открытыми. В одной из машин сидел водила. Он удобно устроился в кресле, явно решив вздремнуть. Наверное, знал, что ждать ему придется долго.

Какое-то время Олег выжидал. Пусть задремлет. Через четверть часа он обратил внимание, что водила лежит, не меняя позы. Тогда он быстро подошел к машине, рывком распахнул дверцу и навалился на парня, одной рукой схватив его за горло, а другой зажав рот.

— Киса здесь? Колись по-быстрому, гад… Водила попытался ударить его, но в узкой кабине трудно было развернуться. Олег налег на него всем телом, коленом прижав к сиденью его руку.

— Хочешь, чтобы тебя тут нашли с перерезанным горлом? Ну, колись, козел!

— Нет его здесь… — прохрипел водила.

— Как — «нет»? Это же его кодла!

Молодчик не ответил. Он дернулся, пытаясь скинуть с себя незнакомца. Олег ударился боком о руль. На мгновение его пронзила боль — это был раненый бок, еще с Чечни. Ребром ладони он саданул водилу по шее. Удар вышел несильным, а шея у того была бычья. Парень недобро ухмыльнулся и высвободил наконец правую руку. Его пальцы потянулись к горлу Олега.

Водила был физически сильнее, Беляев чувствовал это. Хрипя и морщась от напряжения, бандит отодвигал от себя Олега, прижимая его к приборной панели, пытаясь сбросить с сиденья.

— Хорошо же, паскуда, — Олег задохнулся от ярости.

Его рука скользнула в задний карман и достала баллончик с газом. Он приставил отверстие баллончика прямо к раскрытому рту водилы и нажал на кнопку. Тот зашелся в судорожном кашле. По кабине расползся едкий запах, он жег глаза самому Олегу. Ногой он шире распахнул дверцу, давая доступ свежему воздуху.

Водила перестал сопротивляться. Он лежал под Олегом на сиденье, часто, со свистом дыша и бессмысленно поводя выпученными глазами.

— Где Киса, гад? — Беляев ударил его по лицу. — Долго я буду ждать?

Водила молчал. Олег зажал пальцами его ноздри и, дождавшись, когда его рот раскроется в судорожном вздохе, вставил между зубов баллончик, не давая им сомкнуться.

— Хочешь еще глотнуть перчику? — Он слегка надавил на кнопку, впрыснув в горло противника очередную порцию газа.

У того грудь изогнулась дугой, пальцы судорожно заскребли по обшивке сиденья.

— Его… здесь… нет… — с трудом разобрал Беляев три слова, вырвавшиеся из раскрытого рта.

— Где он?

Неожиданно Олег почувствовал, как его кто-то с силой рванул назад и, разрывая майку, выдернул из машины. Он оказался на асфальте. Вокруг него, ухмыляясь, стояли молодчики, которые полчаса назад вошли в салон. Один из них, рыжий, с двухдневной щетиной на подбородке, с оттягом ударил Олега поддых.

— Так это тебе нужен Киса? — спросил он спокойно.

Беляев согнулся и медленно опустился на четвереньки. Рыжий ударил его ногой.

— Чего тебе от него надо? Давай говори.

— Падла, вякай быстрее! — сказал стоявший рядом с рыжим белобрысый детина.

Их было восемь человек. Сопротивляться было бесполезно. Олег попытался встать. Рыжий с усмешкой подбрасывал и ловил его баллончик, три черные машины загораживали Беляева от улицы и редких в этот поздний час прохожих.

Он весь напрягся, почувствовав, что его сейчас будут бить.

— Киса мне нужен по делу.

— Какому?

Олег молчал, раздумывая: выложить карты или попытаться запудрить им мозги?

По кивку рыжего один из бандитов обыскал его. Кроме нескольких смятых тысячерублевок, он ничего не нашел. Рыжий взял Беляева за волосы и, за— —драв его лицо кверху, заставил посмотреть на себя.

—Я жду.

В другой руке он держал наготове газовый баллончик. Бандиты, окружавшие Олега, ухмыльнулись.

— У меня есть базар к Кисе, — с трудом шевеля пересохшими губами, проговорил Беляев. — Насчет того налета на обменку. На Профсоюзной.

При упоминании о налете лица бандитов стали серьезными. Рыжий сжал в кулаке баллончик.

— Не понял. При чем здесь Киса?

Но Олег уже чувствовал, что он на правильном пути. Его слова явно зацепили их.

— Я буду говорить только с Кисой. Все. С вами базар окончен.

— Горбатого лепишь, придурок, — злобно процедил рыжий и замахнулся как бы для удара, но опустил руку. — Китаец, Ханыга, свяжите ему руки, — велел он.

Когда его связывали, Беляев видел, как рыжий отошел в сторону и заговорил с кем-то по радиотелефону. Возможно, он связывался с главарем. То, что его не было среди этих бугаев, Олег уже понял.

Закончив телефонный разговор и, видимо, получив указание, рыжий вернулся к пленнику.

— Заткнуть ему рот и в багажник, — распорядился он. — Киса будет базарить с ним.

Олегу затолкали в рот какую-то тряпку, крепко обвязали лицо. Одна из машин стронулась с места, развернулась и подъехала так, чтобы пленника можно было положить в багажник незаметно для случайных прохожих. Когда его поднимали, Беляев заметил в окне второго этажа головы рыжухи и Нэнси.

«Сука! Это она меня выдала!» — Олегу вспомнилось неожиданное появление Нэнси в ванной. Конечно, она слышала его разговор с Алисой и наверняка настучала Кисиной братве! Возможно, они даже ждали его сегодня…

Над ним захлопнулась крышка багажника. Машина тронулась. Ехали долго, в пути несколько раз останавливались, и Олег внутренне напрягался, готовясь к тому, что его сейчас вытащат, но машина снова срывалась с места. Тело его затекло, болели связанные в запястьях руки. Тряпка во рту не давала как следует вздохнуть, вдобавок воняло бензином…

Встречу Киса назначил где-то в лесу, за МКАД. Беляева вытащили из багажника и, не снимая с него повязку, повели. Несколько раз он спотыкался о выступающие из земли коряги, его грубо поднимали и пинками гнали вперед. Наконец остановились, сорвали повязку, вынули изо рта кляп.

Первым, кого он увидел, был стоявший перед ним невысокий круглолицый молодчик в черном адидасовском костюме.

— Ну, Киса, допустим, это я, — сказал молодчик негромко, с угрозой в голосе. — Итак, я слушаю. Что ты хотел сказать про налет на обменку?

Олега по бокам придерживали за локти два бандита. Одним из них был рыжий, вторым — тот, кого называли Китайцем.

— Тебе придется услышать кое-что малоприятное, — отдышавшись, ответил Олег. — Но вначале пусть развяжут мне руки.

Он огляделся. Кругом высились ели, закрывая ночное небо. За стволами, метрах в ста, виднелась пустынная дорога. К обочине были припаркованы две машины — черный «БМВ», на котором привезли Олега, и темно-вишневый «Ауди».

— Лады, — Киса выплюнул изо рта жвачку. — Развяжите его. Но учти, — он наклонился к пленнику, обдав его запахом дорогих духов, — выстрелов никто не услышит и труп твой не найдут. Так что выкладывай все и не рыпайся.

— Ну, положим, труп мой найдут, — говорил Беляев, когда его развязывали. — Найдется, кому поискать. Мои братишки знают, что я пошел тебя проведать, знают и то, что меня взяли твои люди… — Он презрительно усмехнулся. — А если вы меня замочите, то разбираться с тобой, Кисуля, будут не менты, а кое-кто покруче…

Говоря, он пожирал Кису глазами. По приметам бандит явно не походил на налетчика, убившего Андрея. Все свидетели, с которыми он разговаривал, утверждали, что тот был высоким, чего про Кису сказать никак было нельзя.

— Ты мне мозги не канифоль, говори по делу, — раздраженно перебил главарь. — Какие братишки? Тебя кто послал?

Освободившись от пут, Олег глубоко вздохнул и размял затекшие руки.

— Налет на обменку на Профсоюзной — твоя работа. Вы замочили охранника. А он — член нашей организации.

— Насчет того, что я накрыл обменку, — это ты горбатого лепишь, парень. Я и мои люди не при деле.

— Сам ты горбатого лепишь! — Олег решил идти напролом. Терять ему все равно было нечего. — Нам все известно. Ты должен сказать мне, кто был тот высокий, который убил охранника.

— Я тебе щас кишки выпущу наружу, гад! — процедил рыжий и больно ткнул ствол пистолета Олегу под ребра.

Киса знаком заставил его утихнуть.

— Тебе ясно сказано, что я не при деле, — дрожащим от ярости голосом повторил главарь. — Никакого высокого я не знаю.

— Брось мне дуть в уши. Киса. Обменку брали твои люди, так что колись, а то тебе придется на тот же вопрос отвечать в уютном подвальчике с электроплиткой…

— Угрожаешь, гнида? — Кулак рыжего устремился прямо в челюсть Олега, но тот хладнокровно убрал голову, и кулак просвистел мимо.

Беляев даже бровью не повел в его сторону.

— Мне этот базар начинает надоедать, — побагрoвевший Киса тяжело задышал. — Кто тебе, падла, навякал, что это я брал обменку?

— Ты мне сейчас все расскажешь, — Олег словно не слышал его. — Лучше выкладывай по-хорошему все, как было. И про убийцу охранника, и про инкассатора, который открыл вам машину…

При упоминании об инкассаторе Киса чуть заметно вздрогнул, и это не укрылось от Олега. Значит, он на правильном пути!

— Инкассатор был вашим человеком, — не спуская глаз с бандита, продолжал давить Беляев. — Колись, Киса, нам все известно!

— Откуда ты знаешь?

— Про инкассатора? — Пленник зло засмеялся. — В нашей организации неплохо поставлена контрразведка! Мы, конечно, убийцу и без тебя найдем, но для твоей же поганой шкуры будет лучше, если ты выложишь все сейчас!

— Шеф, что это он лепит про организацию? — проревел рыжий. — Лапшу вешает, говнюк, на понт берет!

— Откуда ты знаешь про инкассатора? — сжав кулаки, повторил вопрос Киса. — Ты мент?

— Нет, Кисуля, у нас другая контора. Колись по-быстрому и вези меня обратно в Москву.

— Погань! — взвизгнул Киса. Его лицо перекосила злобная гримаса. — Думаешь, я куплюсь на твою туфту?..

И он резко, почти без замаха, врезал Олегу кулаком по скуле. Беляев чуть подался назад, и в ту же секунду резко вскинул ногу. Киса получил сильнейший удар носком ботинка по подбородку. Главарь отшатнулся, сдавленно замычал и схватился обеими руками за челюсть.

Нога Олега еще находилась в воздухе, когда прозвучал выстрел. Стрелял рыжий. Но Олег продемонстрировал молниеносную реакцию и успел отвести локтем дуло пистолета. Пуля прошла мимо. Метнувшись на рыжего, Беляев заломил ему руку с пистолетом. Рыжий завопил от резкой боли и выронил оружие. К упавшему пистолету потянулся Китаец, но Олег успел ногой отбить пушку куда-то в темноту.

Находясь в сильном шоке. Киса даже опустился на землю. Перед Беляевым оставалось только два противника. Сначала он залепил прямой правой Китайцу. Удар был силен, но крепыш устоял, только отступил на пару шагов. Обернувшись к рыжему, Олег заметил в его кулаке лезвие ножа.

— Подохни, гнида, — замахиваясь, прохрипел рыжий.

Беляев уклонился от удара, но тут Китаец сзади двинул его по ногам, и Олег упал. Рыжий, победно захохотав, рухнул на него, целясь ножом в грудь. Олег ловко увернулся и, на лету перехватив руку с ножом, выкрутил ее в запястье на девяносто градусов. Все это произошло так быстро, что наблюдавший за ними Китаец не успел понять, что случилось. Издав глухой стон, рыжий напоролся грудью на нож, зажатый в собственной руке.

Бандит лежал на Олеге, навалившись на него всей массой. Его тело сводило предсмертной судорогой, однако свободная рука еще пыталась дотянуться до шеи противника. Олег с усилием заталкивал нож под ребра рыжего, и каждый толчок сопровождался тихим ревом, вырывавшимся из горла умирающего.

Китаец смотрел на них как загипнотизированный. В темноте он не видел ножа, скрытого телами лежавших на земле. Он был уверен, что рыжий всадил нож в пленника и теперь добивает его. У него выпучились глаза, когда тело рыжего с торчащей в груди рукояткой ножа вдруг безжизненно отвалилось в сторону и пленник в залитой кровью майке поднялся на ноги. Китаец с радостью сделал бы сейчас ноги, но тут оправился от шока Киса. Под тяжелым взглядом главаря Китаец вынужден был броситься на пленника, но, получив сильнейший аперкот правой в челюсть, отступил, споткнулся и рухнул, ударившись в падении виском о корягу. Беляев обернулся к Кисе.

Тот с ножом в руке пятился к машинам. «Вот сейчас мы с тобой побалакаем», — подумал Олег, смело идя на бандита. Киса несколько раз взмахнул ножом, не подпуская Беляева к себе.

— Лучше уйди! — взвизгнул главарь. — Замочу! Олег сделал пару обманных движений и, выждав момент, когда рука с ножом ушла достаточно далеко в сторону, ударил по ней ребром ладони. Киса взвыл и попытался достать Олега ногой. Но его удар получился несильным. Олег рассмеялся, выворачивая Кисину руку. Через несколько мгновений нож выпал, а Киса с вывернутой рукой, стеная от боли, стоял у ног Беляева на коленях.

— Узнаешь у меня, что такое десантные войска, подонок, — процедил Олег, пригибая Кису ниже к земле.

— Чего тебе нужно? — прохрипел бандит. — Давай побазарим спокойно!

— Значит, Киса — это ты?

Для придания весомости своим словам он надавил коленом ему на позвоночник.

— Я! Я! — завыл Киса. — Я не участвовал в налете на обменку, мамой клянусь!

Олег развернул его лицом к себе и порвал рубаху у него на груди. Действительно, над сердцем у Кисы была вытатуирована большая кошачья морда — черная, с зелеными глазами и оскаленным ртом, откуда высовывался красный кончик языка.

— Ты знаешь, кто были эти ублюдки, которые убили охранника обменного пункта, — распаляясь злобой, продолжал Олег. — Меня прежде всего интересует высокий. Кто он?

— Не знаю!

Беляев до конца разорвал на нем рубаху, обнажив по пояс.

— Показать, как чеченцы пытали наших? — угрожающе спросил он.

Лезвие коснулось живота Бандита и прошло по нему, оставив красную полосу. Киса напрягся. Его сотрясла дрожь.

— Я проделаю дырку в твоей утробе, — с ледяным спокойствием продолжал Олег. — Совсем небольшую. Засуну туда пальцы и вытащу кишки. Ты их сейчас увидишь. — Он снова провел ножом по Кисиному животу, и кровь заструилась сильнее. — Какое-то время ты потом проживешь. Достаточное время, чтобы их слопать. Я заткну ими твою поганую глотку…

— Это Сопила! — взвизгнул Киса. — Он продал наш план!

— Только не пудри мне мозги. Каждое твое слово будет проверено.

— Мы с братками собирались взять этот обменный пункт и инкассаторскую машину, — бандит еле ворочал окровавленным языком. Во время самого первого удара, нанесенного ему Олегом, он до крови прокусил язык, и теперь каждое слово давалось ему с трудом. — Да, мы два месяца пасли этот пункт, все вычислили, рассчитали время, план был железный. Мы даже завербовали Филю — охранника с инкассаторской машины. Я сам им занимался. Он играет в казино и весь в долгах. Он должен был открыть нам машину…

— Значит, это были вы. Кто тот высокий?

— Да ты послушай! Говорю тебе! Наш план продал Сопила!

— Какой Сопила?

— Да мужик один! Он наш, из нашей братвы! Я ему доверял как себе. Ему был известен наш план, все до деталей. Даже темные маски. И время. И то, что Филя — наш, все он знал. И он выдал нас. Продал, сволочь!

—Кому?

Киса застонал, процарапав пальцами землю.

— Если бы я знал! Он выдал наш план какой-то другой группировке. Какой — не знаю. Но они сделали все, как я задумал. Только на два дня раньше. Наверняка Сопила предупредил Филю, что операция переносится. Причем предупредил за считанные минуты до того, как охранник поехал на работу. Филя даже не успел связаться со мной. Теперь ясно, что он был уверен, что это мы подъехали в масках — брать эту обменку. Но вместо нас там были другие! Усек? Другие! Они подвалили точно в то время, как мы планировали, и все сделали по моему плану! Вот только Филю замочили зря. Я бы этого не сделал…

— Кому Сопила продал ваш план?

— Ну не знаю я! — захлебываясь кровью и слюной, в отчаянии провопил Киса. — Не знаю! Правду говорю!

— Где этот Сопила?

— Если бы я знал! Налет на обменку был в четверг, а уже в среду вечером я не мог до него дозвониться. Танька, сожительница Сопилы, сказала, что он собрал манатки и смылся. Куда — она не знает. Мы потрясли ее. Она правда не знает. Ей нет смысла темнить. Сопила, делая ноги, обчистил ее квартиру.

— Вы искали его?

— Обшмонали все места. Нет его нигде. Он продал нас, падла. Если бы он попался мне, я бы для начала отрезал ему язык. А потом выжег паяльником у него на лбу: иуда…

Киса стонал, зажимая рукой рубец на животе, и сплевывал кровь. Олег развернул его к себе лицом и заглянул в глаза. В них читался животный страх.

— Где живет эта сожительница?

— Улица Арцимовича, дом 3, квартира 211. Сопила обретался там до среды, а теперь его нет. У него есть заграничный паспорт. Танька сама видела авиабилет в Турцию.

Олег опустил нож. С минуту молчал, держа Кису за ворот рубашки. Бандит дрожащей рукой вытирал окровавленный рот. Брезгливо осмотрев Кису, Беляев заметил торчащие у него из кармана долларовые купюры. Потянув за одну из них, он вытащил всю пачку. На вид в ней было тысяч пять баксов.

— Бери все, — прохрипел бандит. — Настоящие, фальшивых не держу. Только отвали.

Олег взял две стодолларовые купюры, остальные вернул в тот же карман.

— Беру то, что потрагил на тебя, недоноска. Мне твоих грязных денег не надо.

Он выпрямился, посмотрел на машины, потом перевел взгляд на распластанного у его ног Кису.

— Куда ты меня затащил? В какой стороне Москва?

— Тут недалеко Раменское… А в Москву туда, — показал бандит.

— Ты ехал на «Ауди»?

—Да.

— Придется тогда еще кое-что одолжить, — Олег наклонился, сорвал у него с пояса автомобильные ключи на цепочке и двинулся к дороге.

Ханыга, сидевший за рулем «БМВ», присматривался в потемках к приближающемуся со стороны леса силуэту. По фигуре и походке бандит принял его за рыжего.

В измазанной кровью майке Беляев приближался к «Ауди». Кисин боец в изумлении протер глаза, Олег спокойно подошел к машине и раскрыл дверцу. Ханыга выскочил из «БМВ».

— Стоять! Стоять! — закричал он.

Олег, заметив в его руке пистолет, вдруг нырнул головой вперед и сбил бандита с ног. Тот растянулся на дороге, выронив ствол. Подобрав оружие и влепив бандиту хук в челюсть, Олег обыскал его и нашел в карманах две гранаты-«лимонки».

— Ну, это тебе совсем ни к чему, — Беляев положил пистолет и гранаты на переднее сиденье «Ауди» и уселся за руль.

Опасную добычу он решил выбросить по дороге. Разъезжать с ней по Москве, где на каждом перекрестке можно подвергнуться обыску, было рискованно.

Визжа колесами по грунтовому покрытию, «Ауди» сорвался с места и на скорости начал разворачиваться. Ханыга, еще не пришедший в себя, с удивлением смотрел ему вслед.

Беляев уже отъехал метров на сто, когда бандит получил сильный удар в затылок.

— Ханыга! — рявкнул Киса ему в ухо. — Упустил придурка? Прыгай в машину, быстро! Если не догоним, тебе каюк! Заказывай гроб!

Киса схватился за руль, Ханыга свалился на сиденье рядом с ним. Хлопнули дверцы. «БМВ» развернулся и рванул следом за «Ауди».

— Готовь пушку! — кричал главарь, давя на газ. — Как сблизимся — стреляй! Мочи его, суку! Взглянув на зеркальце заднего вида, Олег заметил погоню. Беззвучно выругался. Надо было сразу прострелить им шины, как он забыл об этом?

«БМВ» приближался. Олег надавил на газ. Дорогу он не знал и ехал напрямик, в ту сторону, где, по словам Кисы, должна была находиться Москва. А в том, что бандит показал ему правильное направление, он не сомневался. Так же как и насчет Сопи-лы, который продал план ограбления другой бандитской группировке. Киса был слишком напуган, чтобы врать.

Тем временем Олег выскочил с проселочной дороги на какое-то шоссе. Впереди неспешно двигалась светлая «Ока». Беляев стремительно нагонял ее. Сзади медленно, но верно приближался «БМВ». Все внимание Олега было сконцентрировано на зеркальце заднего вида. Он заметил, как из бокового окна высунулся Ханыга с пистолетом.

Малолитражка оказалась прямо перед носом «Ауди». Пригнув ниже голову, Олег взял влево и стал обгонять белую черепаху. Но во время этого маневра из-за поворота навстречу выскочил «жигуленок». Его водитель, наверное, оторопел, увидев несущуюся на него мощную иномарку: его машину занесло, и она, заливисто визжа по асфальту, пошла юзом, затем перевернулась и, кувыркаясь, покатилась в кювет.

Горящий факел «жигуленка» пропал за поворотом. На хвосте, метрах в тридцати, по-прежнему неумолимо, как сама смерть, шел все тот же «БМВ».

Пуля ударила в заднее стекло. Затылку стало холодно. Беляев пригнулся как можно ниже к рулю и стал вертеть его, петляя. Но от этого упала скорость. «БМВ» находился уже в десятке метров. Олег дотянулся до гранаты и сжал ее в кулаке. В зеркале было видно, как Ханыга ловит его на мушку.

За следующим поворотом впереди показался автофургон. Олег начал обгон. Вывернув прямо перед его кабиной, он резко затормозил, рискуя попасть под передние колеса громадины. У водителя автофургона сработала реакция, он тоже нажал на тормоза. В результате этого маневра Киса, неожиданно для себя, оказался вровень с догоняемым им «Ауди». В тот момент, когда раскрытые окна двух автомобилей сблизились, Беляев перекинул в «БМВ» гранату. И тут же резко надавил на газ.

Ханыга истошно закричал, увидев у себя на коленях страшный сувенир.

— Кретин! — завопил Киса. Не выпуская руль, он схватил гранату и выбросил ее в окно.

Через секунду раздался взрыв. Граната взорвалась под колесами автофургона. В одно мгновение грузовик охватило пламя.

Олег зубами вырвал чеку второй гранаты и, оглянувшись на преследователей, швырнул ее в них. Граната запрыгала под колесами «БМВ» и взорвалась, когда машина уже проехала.

— Откуда у него гранаты? — проревел Киса. Ханыга в ответ проблеял что-то невразумительное. Он боялся признаться, что беглец вытащил их у него из кармана.

Киса злобно толкнул его локтем:

— Стреляй, козел!

Ханыга с пистолетом снова высунулся из окна. Впереди показалась развилка. Олег наугад свернул вправо. Его «Ауди» несся на бешеной скорости. Фары вспарывали темноту, редкие встречные машины шарахались в сторону. Сзади опять начали стрелять. Олег пригнулся. Держа руль одной рукой, взял пистолет. Из неудобного положения, почти не целясь, он выстрелил и проворонил возникший перед ним фанерный щит с надписью: «Дорожные работы. Объезд».

«Ауди» на полной скорости врезался в щит, разметав его в щепки. А еще через секунду, налетев на груду песка, автомобиль развернулся на девяносто градусов и пошел юзом, по пути сбивая какие-то ведра. На это же препятствие наскочил и «БМВ». Однако Кисе повезло больше: он удержал направление движения, «БМВ» продолжал идти прямо, в результате чего едва не врезался в машину Олега. Беляев до отказа вдавил педаль тормоза. Шины протестующе взвыли, «Ауди» резко встал, швырнув своего водителя грудью на руль.

«БМВ» тоже начал тормозить и остановился. Киса, держа в руке пистолет, вылез из машины. Но тут, взревев мотором, «Ауди» сорвался с места. Главарь послал ему вдогонку несколько пуль, потом, матерясь, подскочил к багажнику. Раскрыв его, вытащил автомат.

—Держи! — Запрыгивая в машину, Киса кинул его Ханыге.

«БМВ» снова ринулся догонять «Ауди». Здесь участок дорожных работ кончался, и шоссе пошло относительно ровное. Олег мчался, выжимая предельную скорость. Показались дома какого-то подмосковного городка. Шоссе стало улицей. Беляев свернул в переулок, желая затеряться среди низких темных домишек, но «БМВ» преследовал его неотступно. Машины быстро сближались.

— Лупи очередью! — крикнул Киса. Беляеву снова пришлось петлять. Дважды он выезжал на тротуар, сбивая мусорные баки. Сзади послышалась автоматная дробь. Зазвенели разбитые стекла, осколки брызнули Олегу в затылок. Лоб покрылся капельками холодного пота.

Неожиданно справа заревела сирена. Взглянув туда, Беляев увидел приближающуюся мигалку. Спустя пару минут он окончательно убедился, что у него на хвосте сидит милицейский «Форд». Киса, заметив милицию, счел за лучшее прекратить преследование и вильнул в сторону.

Городок остался позади, по сторонам шоссе снова потянулись поля и рощи. Голос, усиленный динамиком, требовал от Олега остановиться. «Машина не моя, — мелькнуло в мыслях, — плюс к этому взрыв автофургона и труп в лесочке… Нет уж, хрен вам, догоняйте!»

Он обеими руками вцепился в руль и надавил на газ. Впереди был перекресток, к которому наперерез Олегу мчался милицейский «жигуленок». Он выскочил прямо перед носом «Ауди» и покатил впереди, загораживая дорогу. Из его окна высунулась рука с полосатым жезлом. В это же время из окна «Форда» показалось дуло автомата.

Беляев взял левее, намереваясь обойти настырную «шестерку», но та повторила его маневр. Пользуясь тем, что «Ауди» мощнее, Олег прибавил газу и, сцепив зубы, толкнул гаишников боком. Удар, неожиданно для него самого, получился довольно сильным. Лишь каким-то чудом обе машины остались на шоссе и продолжали двигаться прямо, впритирку друг к другу.

Впереди, за скоплением елок, шоссе сворачивало направо. Поворот Олег прозевал, а прижатый к нему «жигуленок» свернуть не смог, видимо, потеряв управление. Снова ударившись боком о «шестерку» и отскочив от нее, «Ауди», с визгом тормозя, перемахнул через небольшую насыпь у обочины и грузно переворачиваясь, загремел вниз по пологому склону в болотистую канаву. «Жигуленок» после столкновения еще несколько мгновений оставался на шоссе, затем его круто занесло, он перегородил проезжую часть, и двигавшийся на полной скорости «Форд», не успев затормозить, врезался в него лбом. Грохнул удар, и «шестерку» буквально выбросило в кювет. Туда же, кувыркаясь, последовал и «форд».

…Поролоновая обшивка «Ауди» смягчила удары. Тело ныло, особенно болела шея. Тошнило и кружилась голова. Судорожно глотая воздух, Олег выбирался через разбитое окно, словно покидал подводную лодку, затонувшую на тысячеметровой глубине. В салоне «Ауди» сильно пахло бензином, этот запах вызывал в Беляеве тревогу. Ранясь об осколки, он спешил покинуть перевернутую машину.

Немного в стороне от него по склону катились два огненных шара. Передний остановился, и Олег, уже почти весь выбравшийся из окна, замер, глядя, как из пылающих «Жигулей» вылезает объятая пламенем человеческая фигура. На какое-то мгновение он снова очутился в Чечне, в разрушенном городе, где кипит ночной бой. Из горящего БТР выскакивают люди, на них пылает одежда, «гни бросаются на землю и катаются по ней, пытаясь сбить пламя, корчатся, доносится чей-то сдавленный стон. Потом они замирают, скрючившись, и огонь еще долго пляшет на обугленных трупах…

Беляев завороженно смотрел, как человек пытается вылезти из горящей машины. Он все-таки вылез — живой сноп огня и, с диким ревом, размахивая огненными крыльями рук, пробежал в двух метрах от Олега.

Внезапно грохнул взрыв. Это взлетел на воздух «Форд». Окончательно выбравшись из машины, Олег бросился вперед и, ослепленный вспышкой, закрыл руками лицо. А когда отвел их, его охватил дикий, пробирающий до костей ужас: объятый пламенем человек еще жил и бежал прямо на него! Беляев попятился, поскользнулся и упал спиной в жидкую грязь. Рев умирающего оборвался. Горящий человек рухнул на колени, потом завалился набок. Его правая кисть высунулась из пламени и, как щупальце паука, несколько секунд судорожно царапала землю. Наконец замерла и она. По обгоревшему трупу продолжали сновать огненные языки, с каждой минутой становясь все ниже и умиротвореннее. Невдалеке горели две милицейские машины…

Олег перевел взгляд по склону вверх. Там, на шоссе, остановилась какая-то легковушка, из нее вышли люди и, не решаясь спуститься, смотрели на пожар. Поднявшись на ноги и хватаясь за прутья кустов, Беляев зашлепал по болоту прочь от шоссе.

Вскоре ноги ощутили твердую почву. Вокруг сомкнулся лес. Олег побрел напрямик, стараясь уйти как можно дальше от страшного места. Он весь был облеплен грязью и тиной, на разорванной майке алели кровавые пятна.

Этой ночи, казалось, Hg будет конца. На востоке даже еще не начинало брезжить. В сумеречном свете он увидел какую-то тропу, которая привела его к одноэтажному дощатому дому, окруженному низкой оградой. Залаяла собака, в окне вспыхнул свет, и на крыльцо, зябко ежась, набрасывая на плечи платок, вышла пожилая женщина.

— Кто здесь? — спросила она, вглядываясь в темноту.

Собака заходилась лаем, прыгая у ограды. Олег в нерешительности постоял, потом вышел,. оперся о забор, посмотрел женщине в глаза. Его вид мог напугать любого, но она, как видно, была неробкого десятка.

Олег сплел ей легенду об ограблении на шоссе. Для него так и осталось неизвестным, поверила ему хозяйка или нет. Тем не менее она пустила его в дом и дала умыться. Женщина была не любознательной. Она вообще мало говорила. Грудь и плечи Олега, где были порезы, она обработала спиртом и йодом, в доме нашлась мужская одежда. Брюки и рубашка были Беляеву маловаты, но годились, чтобы по безлюдной дороге пройти на станцию и дождаться утренней электрички.

* * *

Олег проснулся, разбуженный шумом льющейся воды. С минуту он лежал с закрытыми глазами, прислушиваясь к этому звуку, потом медленно разлепил ресницы. Он распластался на диване в знакомой московской квартире. Прямо перед ним стояла ширма, за которой находилась кровать Лены. Беляев перевел взгляд на часы: 17, 30. Долго же он спал! Комнату озаряли золотистые лучи вечернего солнца. С улицы доносились гул проезжавших машин и детские голоса.

Шум воды в ванной смолк, и через некоторое время в комнату вошла Лена. Морщась от боли, Олег перевернулся со спины на бок.

— Проснулся, наконец, — сказала Лена. — Где же все-таки ты так изрезался?

— А, пустяки, — Олег сел на диване, спустил ноги на пол. — Ночью подростки-наркоманы напали с ножами, целая свора.

— Я же говорила, что не следует ходить по Москве в такое позднее время. Это очень опасно.

Беляев не ответил. Он не отрывал от нее глаз, и она смутилась от его слишком пристального взгляда.

— Я сейчас принесу кофе, — сказала она.

Услышав их разговор, из кухни в рабочем фартуке вышел Николай Петрович.

— Это не дело, — он остановился в дверях», качая головой. — Совсем не дело. С каждым разом ты возвращаешься все позже, а эту ночь вообще не ночевал. И вид у тебя после этих ночных походов всегда такой, будто на тебе черти ездили.

— Завтра пойду за билетом, — сказал Олег. — Хватит. Насмотрелся я на эту Москву.

В комнату вошла Лена, держа чашечку с кофе.

— Значит, ты уезжаешь? — спросила она дрогнувшим голосом.

Николай Петрович тоже смягчился.

— Правда, а то пожил бы у нас еще. Олег отрицательно покачал головой. После столкновения с Кисой он понял, что убийцы Андрея не найдет. У него не было оснований не доверять сообщению бандита о предательстве Сопилы. Скорее всего так оно и было. Однако Сопила исчез, даже Киса не знал, где он, а ему, Олегу, и подавно его не найти. Идти к сожительнице Сопилы не имеет никакого смысла. Надо уезжать. Он и так слишком задержался в этой квартире, стесняя ее обитателей.

— Я, наверное, тоже скоро уеду, — перебил его мысли голос Лены. Он поднял на нее глаза. — В Ростов, к маме. Я ведь теперь в Москве на птичьих правах, у меня даже прописки нет.

— А как же ребенок? — спросил Олег.

— Сделаю аборт. Мне прислали деньги на свадьбу, их и потрачу. — Она взяла из рук Беляева опустевшую чашку и ушла на кухню.

Олег и Николай Петрович проводили ее взглядом.

— Ну и правильно, — сказал старик. — Совсем молодая девчонка, на что ей ребенок? Без него она быстрей замуж выскочит.

Олег угрюмо промолчал. Старик вернулся на кухню и взялся за работу. Беляев спустился на улицу за бутылкой. Потом они сидели со стариком на кухне и выпивали. Олег вспоминал Чечню, Андрея. И думал о Лене, о том, что она сделает аборт и, конечно же, выйдет замуж. Еще бы не выйти! Такую любой парень возьмет. От этих мыслей ему сделалось тоскливо и муторно. Он глушил тоску водкой.

На другой день Олег взял билет до Екатеринбурга. Его поезд отходил через пять дней. Еще столько времени торчать в Москве! Хотя в глубине души он был даже рад этому. Пять дней он будет видеть Лену. Будет принимать из ее рук чашечку кофе по утрам.

Эти дни Беляев почти не вставал с дивана, смотрел телевизор, читал газеты, которые приносил Николай Петрович. Порезы его заживали. Часто он смотрел на фотографию Андрея, которая стояла все там же, на тумбочке. В такие минуты взгляд его становился жестким.

С Леной Олег говорил мало. Ей не нравилось, что он много пьет.

Утром, накануне отъезда, Николай Петрович, как всегда, принес газеты. Олег начал чтение с «Хроники происшествий» в «Московском комсомольце». Взглянув на фотографии, помещенные внизу столбца, он вздрогнул. Устанавливается личность неизвестной женщины, на вид 20-22 лет, труп с признаками насильственной смерти… С фотографии на Олега смотрело кукольное личико Алисы со вздернутой верхней губой. Он вскочил с Дивана. Это, несомненно, была она!

Беляев со стоном отшвырнул газету, прошелся по комнате. Лена, сидевшая за столом с вышиванием, подняла на него удивленные глаза.

— Что-нибудь случилось? — спросила она.

— Я должен сходить кое-куда, — глухо ответил он.

Сердце Олега учащенно билось, у него пересохло во рту. Через час он стоял возле белой многоэтажной коробки на улице Арцимовича и смотрел вверх, на окна шестого этажа. 211-я квартира должна находиться там.

В окнах никто не показывался, но дверь в лоджию была приоткрыта. Значит, в квартире кто-то был. Олег не поехал на лифте, а поднялся пешком по пожарной лестнице. Остановился-перед металлической дверью 211-й квартиры. Сердце стучало как паровой молот, нервы были на пределе, предупреждая об опасности. Целую минуту он стоял, не решаясь поднести руку к кнопке звонка.

Беляев вздрогнул, когда рядом раскрылась соседняя дверь и из нее вышла пожилая женщина с хозяйственной сумкой. Она как-то испуганно взглянула на него. Олег выдавил улыбку.

— Звоню вашей соседке, — сказал он. — Что-то никто не отзывается.

— Но это странно, она все время дома, — ответила женщина. — Наверное, не слышит. У нее музыка играет на полную мощь.

— А может, у нее горти? Женщина усмехнулась:

— У нее все время гости. Не успеют уйти одни, как появляются другие. Ходят тут днем и ночью.

— Что ж, придется прийти попозже, — сказал Олег, направляясь к лестнице.

Женщина проводила его удивленным и недоверчивым взглядом.

Беляев выбрал наблюдательный пост на седьмом этаже соседней башни. Отсюда хорошо просматривались окна и лоджия квартиры сожительницы Со-пилы. У него екнуло сердце, когда в лоджию вышли двое крепких, коротко стриженных молодчиков. В одном из них он узнал Ханыгу. Чутье Олега не подвело: Киса устроил засаду на случай, если он вздумает сюда явиться!

За четыре часа наблюдений Олегу удалось установить, что бандитов в квартире по меньшей мере трое. В окнах пару раз мелькнул силуэт молодой женщины с пышными темными волосами. «Неужели она никогда не выходит из квартиры, хотя бы в магазин?» — думал Олег.

Сгустился вечер. Беляев терпеливо ждал. Он готов был ждать всю ночь, и весь день, и еще много дней. Он должен добраться до этой женщины. Это единственная ниточка, которая могла вывести его на Сопилу. Может, эта ниточка и не оборвалась вовсе, как утверждал Киса?

В лоджию вышел Ханыга. В это время там уже находился другой молодчик, только что закуривший сигарету. Ханыга держал возле уха радиотелефон. Кончив разговор и сунув аппарат в карман, он о чем-то возбужденно заговорил с напарником. Тот отшвырнул только что начатую сигарету, и оба скрылись в квартире. Их взволнованный вид заставил Олега напрячь внимание. Видимо, Ханыге сообщили что-то важное. И верно: через четверть часа к подъезду дома № 3 подъехал черный «БМВ». У Олега учащенно заколотилось сердце. Это, несомненно, была машина Кисы!

Ханыга в эту минуту стоял у окна, глядя вниз. Увидев машину, он тотчас скрылся в глубине помещения. Спустя минуту бандиты выбежали из подъезда и уселись в «БМВ». Листва деревьев помешала Олегу рассмотреть, все ли они укатили. Возможно, кто-то остался в квартире. Тем не менее надо било воспользоваться шансом.

Он поднялся на шестой этаж и позвонил в 211-ю. На всякий случай отошел в сторону, приготовясь к тому, что ему откроет кто-нибудь из подручных Кисы. Но открыла женщина с пышными волосами, которую он видел в окне.

— Вы Татьяна? — спросил он.

Женщина явно не ожидала увидеть незнакомца. Вероятно, она думала, что вернулся кто-то из бандитов. На ее лице мелькнул испуг.

— Кто вы? — ответила она вопросом на вопрос.

— Мне нужен Сопила.

— Его здесь давно нет.

— Где он?

— Не знаю. Кто вы, собственно, такой? — Она попыталась закрыть дверь. Олег выставил ногу, не давая ей сделать этого, и в следующую секунду распахнул дверь шире.

Прямо по коридору находилась ванная. Там горел свет, и дверь в нее была приоткрыта. Олегу показалось, что из ванной донесся какой-то шорох, который, видимо, услышала и Татьяна. Она побледнела.

— Вам лучше уйти отсюда, — сказала она почему-то шепотом.

Олег вошел в квартиру и прикрыл за собой дверь.

— Кто эти люди, которые только что были здесь? — спросил он, тоже понизив голос.

— Говорю вам — уходите… — шептала она тревожно. — Сопилы здесь нет…

Олег остановилась за выступом платяного шкафа. Он уже не сомневался, что в ванной кто-то есть.

— Ладно, я ухожу, — громко, чтобы было слышно в ванной, сказал он. И вдруг резко метнулся вперед, распахнул дверь ванной и тут же отпрянул в сторону. Осторожность не помешала: хлопнул выстрел, произведенный из пистолета с глушителем, пуля свистнула в нескольких сантиметрах от Олега и отрикошетила от плиточной стены за его плечом. Он схватил первое, что подвернулось под руку, — какую-то сумку — и швырнул ее в человека, затаившегося в ванной. Почти одновременно прозвучал еще один выстрел, и Олег ринулся вперед, пользуясь коротким замешательством стрелявшего. Третьего выстрела Ханыга сделать не успел: Олег схватил его за руку, державшую пистолет.

Они сцепились врукопашную. Напрягая силы, Беляев стремился заставить бандита выпустить оружие. Тот ожесточенно сжимал пистолет, держа палец на спусковом крючке и пытался повернуть дуло в сторону Олега. Беляев с большим трудом отвел пистолет от себя. Выкручивая Ханыге руку, он ткнул ствол в щеку бандита. Тот догадался убрать палец со спускового крючка, иначе бы мог произойти выстрел. В борьбе они перегнулись через борт ванны. Голова Ханыги свешивалась вниз, все его тело изогнулось. Он лежал позвоночником на металлическом борту, морщась от боли.

— Что, не сладко? — ухмыльнулся Олег и еще сильнее прижал бандита.

Ханыга, не выдержав, вскрикнул, пистолет выскользнул из его ослабевшей руки и упал на дно ванны. Олег отскочил от бандита, с размахом саданул ему по шее, затем врезал кулаком под дых. Ханыга сполз на пол. Заключительный удар был нанесен ногой по челюсти. Бандит сдавленно хрюкнул и растянулся на кафельном полу.

Олег поднял пистолет, извлек из него патроны и положил их в карман. Пистолет закинул на полку с мочалками и мылом. Тяжело переведя дыхание, он вытянул из пачки сигарету и закурил. Несколько секунд он жадно затягивался, привалившись плечом к дверному косяку и глядя на поверженного бандита. «Да, а где же хозяйка?» — вдруг вспомнил он. Олег заглянул на кухню и в маленькую комнату. Ее нигде не было.

Он нашел Татьяну во второй, большой комнате. Здесь ярко горела люстра, освещая царивший в помещении беспорядок. Татьяна стояла у окна. В темном стекле отражалось ее бледное овальное лицо с тонкими чертами.

Услышав его шаги, она обернулась.

— Так это ты тогда взгрел Кису? — спросила она, стараясь казаться спокойной.

— Я должен найти убийцу моего друга, — сказал Олег. — А для этого мне надо разыскать Сопилу.

— Сопила оказался не лучше этих подонков, которые уже третью неделю торчат тут, не вылезая… Превратили квартиру в скотный двор!

— Что им здесь надо?

— То же, что и тебе. Поджидают Сопилу. А заодно, кстати, и тебя… Но я действительно не знаю, где он! Пойми, мне нет смысла скрывать. Сопила обошелся со мной по-свински. Перед тем как удрать, он взломал сервант и выгреб мое золото… — На глазах женщины показались слезы. — А это все, что у меня было! Я ведь вкладывала деньги не в доллары, а в золото… — Всхлипывая, она уселась на диван. — У тебя есть закурить? Эти кретины сперли мои сигареты.

Олег протянул ей пачку. Она взяла сигарету, нервно сунула в рот. Он поднес зажигалку.

— Что тебе известно о налете на обменный пункт на Профсоюзной? — спросил он.

— Очень мало. Его собирался брать Киса, а взяли какие-то другие люди… Кто — я не знаю.

— Какое отношение имел к налету Сопила?

— Слушай, что ты у меня спрашиваешь? Киса же тебе все рассказал. Ты так круто его прижал, что он выболтал все. Я всегда знала, что он трус, трясется за собственную шкуру.

— Почему он решил, что я появлюсь тут?

— Как — «почему»? Ты же остался невредимым в той катастрофе на шоссе! Киса специально посылал туда своих людей, чтобы проверили, кто погиб. Тебя среди погибших не было, и он жутко взбеленился. Поклялся разыскать тебя и замочить.

— Он держал тут троих, — хмыкнул Олег. — Не многовато ли, чтобы замочить одного? Она посмотрела ему в глаза.

— Теперь я вижу, что не многовато.

— Куда так спешно сорвались те двое? — поинтересовался Олег.

— Их вызвал Киса. Точно не знаю, но у него, кажется, сегодня разборка с мытищинскими. Он собирает всю свою братву.

Беляев промолчал, затянулся сигаретой. Ему вспомнилась фраза, сказанная вскользь одним из стриженых молодчиков после драки у бара. «Ничего, недолго ему осталось гулять, — сказал мытищинец. — До субботы». Сегодня как раз была суббота. Стало быть, сегодня мытищинцы собрались свести счеты с Кисой и его кодлой. Впрочем, Олега это не касалось. Его интересовал Сопила.

— Налет на обменку готовил Киса, — сказал Беляев. — Сопила, как я понял, участвовал в подготовке?

— Да. Киса ему доверял. Сопила был в курсе всех деталей, включая участие в деле охранника инкассаторской машины.

— Он считал Кису своим шефом?

— Сопила подчинялся ему, — кивнула Татьяна. — Хотя он пользовался большей независимостью в группе, чем остальные.

— Как же тогда он кинул его?

— Скажи лучше — продал. Сопилу всегда интересовали только деньги… — Она взяла со столика пепельницу и, поставив себе на колени, стряхнула в нее пепел. — Кто-то посулил ему хороший куш за план налета… Наверное, Сопила был связан с какой-то группировкой, о которой Киса ничего не знал. Он выложил тем ребятам всю музыку, включая завербованного охранника, и они подсуетились провернуть это дело до того, как там собрался побывать Киса. Теперь Киса рвет и мечет. У него из-под носа увели верные денежки. Да тут еще свара с мытищинскими, и ты… Ты, кажется, в лесу кого-то замочил?

— Одного рыжего типа.

— Это лучший из его стрелков. Киса теперь будет мстить.

— Мне наплевать на эту гниду. Я хочу знать, где Сопила.

— Я тоже.

Олег щелчком выбросил окурок в раскрытое окно.

— Может быть, ты знаешь каких-нибудь его знакомых, у которых он мог бы перекантоваться? — спросил он.

Она отрицательно покачала головой.

— Нет, Сопила не из тех, кто любит откровенничать о своих знакомых… Я знала только то, что он связан с Кисой, и все. Киса знает о его связях гораздо больше, чем я. Он пустил по всем возможным адресам своих ищеек, но безрезультатно… Сопила может быть сейчас в Турции. Незадолго до своего исчезновения он купил билет на самолет туда, я видела этот билет собственными глазами.

Олег кивнул.

— Что-то похожее мне говорил Киса.. Он вздрогнул. Через приоткрытую дверь до него долетел какой-то скрип. Олег стремительно вышел из комнаты. От ванной по коридору тянулась цепочка кровавых пятен. Ханыга на четвереньках дополз до телефона, стоявшего в соседней комнате, и теперь, сняв его со столика, сидел, привалившись к стене, и лихорадочно накручивал диск.

Олег выбил у него аппарат. Ханыга задрал ногу, пытаясь достать ею Олега, но тот хладнокровно увернулся и ударом ладони заставил его успокоиться.

— Кому-то собирался позвонить? — усмехнувшись, спросил Олег.

Ханыга пробурчал что-то невнятное.

— Уходи, — Татьяна остановилась в дверях. — Парни Кисы могут вернуться с минуты на минуту.

Бандит сделал слабую попытку привстать, дотянулся рукой до столика, на котором стоял телефон, но его попытка не увенчалась успехом. Он снова упал, сдвинув столик в сторону.

Олег подобрал с пола аппарат и водрузил на прежнее место.

— Я тут не совсем вежливо обошелся с твоим гостем, — сказал он Татьяне. — Жаль, что так получилось. Но этот жлоб, по-моему, хотел отправить меня на тот свет…

— Бог с ним, он всего лишь выполнял приказ. Беляев кивнул, соглашаясь. Сдвинутый столик открыл взору запыленный участок пола, который, кажется, уже давно не подметали. Здесь валялся клочок бумаги. Олег смутно различил на нем слово «сдаю». Вероятно, эта бумага уже не один день пролежала здесь, случайно оброненная кем-то. Олег поднял ее. Возможно, бумажка связана с Сопилой, а значит, могла его интересовать.

Клочок был явно оторван от какой-то стены или фонарного столба. «Сдам на лето дачу в Подмосковье», — прочитал Олег. Внизу стояли цифры телефона.

Татьяна следила за его действиями с неподдельным интересом.

— Что это? — спросила она.

— Ничего особенного, — Олег сунул бумажку в карман. — Значит, Сопила улетел в Турцию и ты ничего не знаешь о нем?

— Если б я знала, где он, я бы нашла его и убила собственными руками! — вдруг со злобой выкрикнула женщина и разразилась рыданиями. — Он обокрал меня, и это его благодарность за мою любовь!..

Всхлипывая, она бросилась вон из комнаты. Олег проводил ее глазами. На игру это не похоже. Скорее всего Сопила действительно кинул ее. Но что тогда значил клочок бумажки, лежащий у него в кармане?

Он пошел вслед за Татьяной.

— А может, Сопила не в Турции, а где-нибудь поближе? — спокойно поинтересовался он. — Например, здесь, в Подмосковье, на тихой дачке?

Татьяна, упав на диван, затрясла головой:

— Я ничего не знаю, ничего… Он обокрал меня, бросил… ублюдок…

Слезы потоком текли из ее глаз. Она размазывала их по лицу, смывая косметику.

Волнение захлестывало Олега. Руки его дрожали. На бумажке — телефон человека, который мог сдать Сопиле дачу! Такое везение бывает только раз в жизни! Его мозг отказывался верить в это. Всегда готовый к самому худшему, Олег постарался умерить свой восторг, взять себя в руки. Возможно, эта бумажка ничего не значит, телефон на ней — ложный след. Да и Татьяна, судя по всему, ни о какой даче не знает.

— Так хотел Сопила снять дачу в Подмосковье или нет? — еще раз, для верности, повторил он вопрос, пристально глядя Татьяне в глаза.

Она затрясла головой:

— Мне он ничего такого не говорил…

Если Сопила действительно решил смыться, то, конечно, он не стал бы ей ничего говорить, подумал Олег.

— Ладно, я пошел, — он шагнул к двери. — Привет Кисе. Скажи ему: если еще раз попадется мне, то я его разукрашу почище, челдтого чувака, — он кивнул на дверь комнаты, где лежал Ханыга.

В каком-то дворе Олег выбросил патроны в мусорный бак. Таскаться с ними по городу — лишний риск. Менты стоят на каждом углу, особенно у метро, обыскивают всех, чья рожа им не понравится.

Купив жетон, Беляев позвонил из уличного автомата по номеру, указанному в объявлении.

— Дача уже три недели как сдана. Вы опоздали, молодой человек, — отозвался на том конце провода стариковский голос.

Олег покрылся холодным потом. Три недели! Это вполне мог быть Сопила!

— Где она находится? Я хочу ее посмотреть. Может, я заплачу больше…

— Говорю вам, вы опоздали. Дача сдана.

Трубку повесили. Олег в сердцах ударил по автомату кулаком.

В квартиру Андрея Беляев вернулся поздно, но там еще не спали. Лена смотрела телевизор, старик, покуривая, возился на кухне с обувью.

Олег уселся на диван и тоже уставился на экран.

— Лена, ты уже обжилась в Москве, наверное, знаешь… — начал он.

— Чего ты? — спросила она, видя, что он умолк.

— Да вот… У меня телефон есть одного человека… Знакомого… — Олег замялся. — Хочу его про ведать, пока я в Москве. Как можно узнать адрес, если известен телефон?

— Соседка работает на телефонном узле, это у нее надо спросить, — сказал вошедший в комнату Николай Петрович.

— Значит, ты не уезжаешь завтра? — тихо спросила Лена, и Олегу почудилась радость в ее голосе.

— Нет пока, — ответил он. — Пожалуй, задержусь на пару дней…

ЧАСТЬ ВТОРАЯ

Закончив игру, Геннадий Штруп покинул теннисную площадку и направился к зданию раздевалки. Толпа зрителей восторженно зааплодировала, когда он проходил мимо. У кромки площадки толпились в основном представительницы женского пола, наблюдавшие не столько за игрой, сколько за самим Геной, любуясь его высокой спортивной фигурой и красивым лицом, обрамленным копной белокурых волос. Штруп раздавал кивки и скромно улыбался. День выдался жарким, солнце пекло. Гена вытер рукой вспотевший лоб. В холле раздевалки, прежде чем зайти под душ, он с удовольствием выпил баночку прохладного пива.

Юношеский спортивно-оздоровительный лагерь «Сокол» был местом, где можно было приятно провести лето. Раскинувшиеся вокруг сосновые леса, Истринское водохранилище, чистый воздух, возможность бегать кроссы, заниматься боксом, карате и теннисом — все это нравилось Геннадию. Ему было двадцать четыре года. Он проводил в «Соколе» ухе третье лето, работая инструктором по боксу и теннису. С парнями, занимающимися в его группе, он умел находить общий язык, а победу над женской частью лагеря он одерживал сразу, в первые же дни. Правда, эти его победы были чисто платоническими. Сколько бы молоденькие девушки ни строили ему глазки, ни посылали ему записочки и всячески ни провоцировал, Гена не клевал. Он был одинаково любезен как с пожилыми дамами из обслуживающего персонала, так и с пятнадцатилетними девочками, которых обучал теннису. Для мальчишек из младшей группы — начинающих боксеров — он был своим парнем. Гена рассказывал им, как тренировался в Америке у знаменитых профессионалов.

Штруп никогда не был в Америке. Этот обаятельный молодой человек был опасным преступником. Это он в тот день на Профсоюзной улице с первого же выстрела убил охранника обменного пункта, а потом расстрелял в упор двух человек из инкассаторской машины.

Гена вышел из душа в прекрасном настроении. На нем были легкая полосатая тенниска и шорты, которые, как он знал, ему очень шли, делая рекламу его стройным загорелым ногам. В холле, когда он появился, дам было особенно много. Штруп знал, что все они ждали его, и не мог отказать себе в удовольствии несколько минут покрасоваться перед ними. Конечно, он ни с кем из них не заговаривал, только улыбался и кивал. Антонина Петровна — супруга начальника лагеря, женщина не первой молодости, с пышными формами и улыбкой, всегда появлявшейся при виде Геннадия, сообщила, что его вызывают к телефону.

Он прошел в соседнее здание, где находился телефон, и через пять минут вышел оттуда, по-прежнему галантный и улыбающийся.

— Завтра мне необходимо съездить в Москву, — предупредил он Антонину Петровну. — Оформите, пожалуйста, два дня за мой счет.

Она покраснела, как девственница, и повела плечиком:

— Ну что вы. Гена, какие проблемы.

До обеда еще оставалось время, и Штруп, подходя к столовой, остановился у телевизора, выставленного прямо под открытым небом. Смотрел он, однако, не столько на экран, сколько на крутившуюся у него под ногами Ирочку Новосильцеву — хорошенькую четырнадцатилетнюю девочку, которая никогда не упускала случая состроить Гене глазки. Что и говорить, девочка была очень хороша. Только что созревший прекрасный плод, невинно предлагающий себя попробовать. Что-то порочное чудилось Гене во взгляде ее ясных голубых глаз. Не исключено, что она уже успела вкусить прелести настоящей близости — наверное, трахнул в Москве какой-нибудь юный оболтус… Ее взгляд, пожалуй, сулит многое…

Гена вообразил ее себе без юбочки и трусиков, и получившийся образ вызвал на его губах широкую мечтательную улыбку. Малышка ему невероятно нравилась. К концу лета, перед самым отъездом, он обязательно ее трахнет. Но пока надо вести себя с ней осторожно, в удобный момент намекнуть ей кое о чем, а потом найти подходящее местечко, желательно с мягкой травкой, и сделать дело нежно. Главное — никакого скандала. В его положении это совсем ни к чему.

На другой день в половине девятого утра Штруп был уже на ногах. Он отлично выспался и был в превосходной форме. Погода стояла хорошая, солнце ярко сияло среди мохнатых верхушек сосен. Он плотно позавтракал, открыл двери гаража, уселся в свой «жигуленок» шестой модели и включил зажигание. Гена во всем старался выглядеть неброско. Средства позволяли ему ездить в «Мерседесе», но он предпочитал этот серый «жигуль», который должен был привлекать не больше внимания, чем клочок газеты на асфальте.

…Проехав добрую сотню километров, Штруп без десяти одиннадцать подъехал к «фазенде» своего шефа. Дача по периметру была окружена капитальным бетонным забором. Остановив машину около закрытых металлических ворот, Геннадий коротко посигналил. Ворота открыл Утюг — стриженный наголо бугай с обильными татуировками на руках. Штруп подъехал к дому. Когда он поднимался на веранду двухэтажного особняка, было без трех минут одиннадцать. Картавый будет доволен. Он любил точность и получил возможность еще раз убедиться, что его протеже серьезно относится к работе.

Картавый — кличка, которую владелец дачи получил когда-то на зоне. Сейчас ему было за пятьдесят. Он располнел и обрюзг и почти не выезжал из этого уединенного местечка. Московские бандитские группировки, признав его авторитет, посылали ему, как уважаемому вору в законе, деньги «на подогрев». Но чем больше Картавый отходил от Дел, тем меньше их поступало. Изменения в бандитском мире Москвы происходили стремительно, многих его знакомых воров в законе перестреляли, Другие подались за границу. В Москве возникали и распадались группировки, сферы то и дело перекраивались. Стареющему ворюге трудно было уследить за всем этим из своей подмосковной берлоги. К настоящему времени из группировок, с которыми он когда-то был связан, осталась только небольшая и уже утратившая былое влияние банда Кисы. Для Кисы Картавый все еще был авторитетом. Он иногда приезжал к нему за советом, но чаще — просить заступничества перед главарями других банд. Картавый был в курсе всех Кисиных дел и имел от него «на подогрев».

Но сейчас у Картавого появился новый человек, на которого он возлагал большие надежды. Этим человеком был Гена Штруп, спортсмен и отличный парень, сын убитого Эдика Штрупа, с которым Картавый когда-то «парился» на зоне. Картавый заботливо опекал Гену с его первых шагов на бандитском поприще. Советовал, как лучше организовать банду, каких в нее подобрать людей, давал наводку. Гена провернул уже десяток дел и ни разу не прокололся.

«Этот парень далеко пойдет», — думал вор, глядя на высокого стройного молодого человека, входящего в гостиную.

— А ты загорел! — воскликнул он. Гена улыбнулся:

— Что еще остается делать?

Картавый вразвалку направился к столику, где стояли бутылка хорошего французского коньяка, маленькие рюмки и тарелки с закусками.

— Как доехал? — спросил вор.

— Отлично.

— Мусора не останавливали?

— Ни разу.

— Ну ты везунчик, — законник подмигнул ему и налил коньяк в две рюмки. — Садись, — пригласил он.

Опрокинув в себя содержимое рюмки, Картавый не мешкая перешел к делу.

— У меня есть для тебя работа. Надо кое-кого убрать.

— Кажется, я догадываюсь — кого. Картавый кивнул:

— Точно, Сопилу. Его ищет какой-то шустрый тип, до того шустрый, что мне это перестало нравиться. Он завалил телохранителя Кисы и едва не пришил его самого. Слава Богу, что Киса не знает, где Сопила! Киса наложил в штаны, когда к его горлу приставили перо, а еще держит себя за крутого!

— Что за тип?

— Не знаю. Но менты так лихо не работают. По-моему, он действует от себя. И потому особенно опасен. Позавчера он появлялся в квартире Сопилиной шалавы и чуть не отправил на тот свет Ханыгу — лучшего Кисиного стрелка. — Картавый нахмурился. — Если он найдет Сопилу, то, значит, выйдет на нас. Сопила может расколоться.

У старого законника были основания для опасений. Он окончательно потерял веру в Кису и его банду. Киса был беспределыциком, которому удалось восстановить против себя главарей чуть ли не всех московских группировок. Самым крупным его просчетом была объявленная им война мытищинским. Картавый осторожно пытался отговорить его от наездов на них, но Киса, обуреваемый жаждой мести, ничего не хотел слушать. Картавому стало ясно, что дни Кисиной банды сочтены. Мытищинские сотрут ее в порошок. Он популярно растолковал это Сопиле. Тот согласился с его доводами. От Кисы надо откалываться, и чем скорее, тем лучше.

Узнав о подготовке Кисой налета на обменный пункт и инкассаторскую машину, Картавый без труда уговорил Сопилу продать план налета другому человеку, более перспективному и щедрому, чем его нынешний главарь. Если Гене удастся провернуть операцию, то Сопила получает пятую часть добычи, после чего уходит в. подполье. Подполье будет не слишком долгим, поскольку все идет к тому, что Киса скоро отправится на тот свет.

Положение Картавого облегчалось тем, что Киса не знал о существовании Штрупа и его банды. Как не знал и того, что именно Картавый подвигнул Сопилу на предательство и продажу тщательно разработанного им плана. Узнай Киса об этом, Картавому не поздоровилось бы. Киса никому не прощал измены. Он не посмотрел бы, что Картавый законник и авторитет. Пуля старому ворюге была бы обеспечена. Но Сопила скрылся. Где он — знал только один человек: Картавый. Киса мог сколько угодно метать громы и молнии, Картавый только посмеивался над ним из своей подмосковной берлоги. И тут старый ворюга узнает о появлении некоего молодчика, который упорно, как бульдозер, прет по следам Сопилы! То, как он заставил расколоться самого Кису, произвело на Картавого сильное впечатление. Вор забеспокоился. Живой Сопила, хоть и находящийся в подполье, стал представлять опасность. Чем черт не шутит, а вдруг тот тип доберется до него?

— Сопилу надо было прикончить еще тогда, сразу после налета! — резко сказал Гена. — Он сделал свое дело и должен сыграть в ящик. Не люблю оставлять свидетелей.

— Сопила нам мог еще пригодиться. Но коли так вышло, пусть он исчезнет. С его смертью обрубятся все концы.

— Я готов поехать хоть сейчас. Где он? У него есть охрана?

— Охрана?! — Вор рассмеялся. — Он оттягивается на дачке совсем один… Впрочем, нет. Там сейчас с ним одна бабенка. Ты ее знаешь.

— Знаю? — Штруп взглянул на него удивленно.

— Валерия.

При упоминании этого имени в мыслях Гены возник образ роскошной брюнетки, словно сошедшей со страниц модных журналов. Он познакомился с ней больше года назад на даче Картавого, их роман был коротким, но бурным. Это была красивая шлюха, в глазах которой таился яд. Она работала на Картавого. Гена до сих пор не мог забыть, как истекал кровью жирный жлоб, лежа с перерезанным горлом у ее ног. Даже он, Гена, вспоровший это горло, брезгливо отвернулся, а Валерия — нет! Закурив длинную коричневую сигарету, она спокойно смотрела, как барыга корчится, издыхая, на залитом кровью персидском ковре, и время от времени указывала Гене, в каких местах квартиры нужно посмотреть. Гена чистил квартиру этого толстяка по наводке Валерии.

— Сопила втюрился в нее сразу, как увидел, — продолжал Картавый, наливая себе еще коньяку. — Это было видно по его роже. Кстати, только из-за нее он остался в России. Он ведь хотел дать деру в Турцию. Там его Киса, конечно, не нашел бы. Но и от нас он был бы далековато…

— Валерия знает, что Сопила продал мне план налета на обменку?

— Я не такой дурак, чтобы говорить об этом бабе. Но ей мог растрепать сам Сопила!

— Тогда и она опасна для нас. Ты не будешь против, если я замочу их обоих?

На тонких губах Картавого зазмеилась улыбка.

— Она тебе когда-то нравилась.

— Ты же знаешь, что к женщинам я отношусь спокойно, — ответил Гена.

Картавый покровительственно похлопал его по плечу.

— Чем больше я тебя узнаю, тем больше ты напоминаешь мне своего отца! Все, что я делаю, я делаю ради тебя… И ради Памяти о моем друге…

Вор скорбно наклонил голову.

«Только ради меня? — мысленно усмехнулся Гена. — Ты и себя не забываешь. После налета на обменку я отвалил тебе столько, сколько ты от Кисы и за десять лет не получил бы!»

Вслух же он сказал:

— Борис, ты всегда можешь рассчитывать на меня.

— Сопила и Валерия живут на даче одни, — продолжал Картавый после подобающей траурной паузы. — Дача уединенная, кругом лес, так что работа твоя вряд ли будет трудной. И все же будь осторожней. Сопила — боец со стажем, да и Валерия, сам знаешь, тоже не подарок.

— Шеф, я разберусь с Сопилой и Валерией в лучшем виде.

— Потом приезжай сюда, расскажешь, как было. А осенью нас ждут Париж и несколько недель красивой жизни!

— Конечно! — улыбнувшись, сказал Гена. Получив от Картавого подробные инструкции, как добраться до дачи Сопилы, Штруп покинул гостиную. Картавый, покуривая, смотрел вслед своему подручному. Он любил этого крутого и циничного парня, похожего на хищника из семейства кошачьих.

За Геной закрылась дверь. Старый вор налил себе коньяку и выпил одним залпом.

* * *

Солнце уже заходило, когда Штруп, наконец, пазыскал убежище Сопилы. Машину он оставил в поселке за пять километров отсюда и весь путь до дачи проделал пешком, стараясь больше идти лесом, подальше от дорог.

Невдалеке за деревьями показалась коричневая крыша. Гена остановился, оглядываясь. Это, должно быть, и есть та самая дача. Весело щебетали птицы, лес вокруг был густым и безлюдным, что очень понравилось молодому хищнику…

* * *

В эти минуты Олег сходил с пригородной электрички на перрон маленькой дачной станции. Отсюда он направился к находившемуся невдалеке поселку. Сегодня утром он ездил к владельцу дачи, чей Телефон был указан на той бумажке. Старик быстро раскололся и дал ее координаты. Дача находилась не в поселке, а несколько в стороне, в самом лесу. Но Олег был уверен, что найдет ее. В конце концов, можно будет у кого-нибудь спросить дорогу.

* * *

Снимая эту дачу, Сопиле особенно понравилось то, что при ней была банька. Он любил попариться. Вот и сегодня, в этот солнечный жаркий вечер, когда делать было абсолютно нечего, он зашел оттянуться в низкое дощатое строение с чуть подгнившими стенами. Вдоволь нахлеставшись березовым веником, он лег в большую эмалированную Банную, наполненную горячей водой. Валерия была к бане равнодушна. Почти все свободное время она смотрела видеофильмы.

Сопиле было тридцать два года, он был высок, кряжист, имел выпирающее брюшко. Последние месяцы у него выдались нервными, иметь дела с Кисой было вообще непросто. Тот умел держать своих людей в постоянном напряжении, и теперь Сопила расслаблялся: каждый день — банька, водочка с солеными огурчиками, красивая грудастая баба. Чем не жизнь? Кису скоро замочат со всеми его братками, это как пить дать, и тогда Сопила безбоязненно вернется в Москву.

Из воды торчала только его голова с приоткрытым ртом и блаженно полузакрытыми глазами, когда дверь баньки со скрипом раскрылась и на пороге, в прямоугольнике слепящего солнечного заката, появилась высокая стройная фигура.

Сопила, фыркнув, приподнялся, мотнул головой, стряхивая с лица брызги. Фигура гостя казалась тенью, черным силуэтом.

— Привет, Сопила, — вкрадчиво сказал Гена. — А ты, я вижу, клево устроился.

Большое тело Сопилы напряглось, он выпростал из воды руку, вытер лицо и мгновенно узнал вошедшего. Это тот парень, которому он продал план налета на обменку. Они встречались всего пару раз на даче у Картавого. Зачем он приехал сюда?..

Занимаясь грязными делами, Сопила знал, что живет в постоянной опасности, и всегда был настороже. Но здесь, на даче, он позволил себе малость расслабиться и сейчас мысленно проклинал себя за это.

— Да, тут зашибись. — Сопила с трудом выдавил улыбку и начал подниматься из воды.

— А что ты паришься один, без телки? — Гена шагнул вперед, держа руки в карманах широких боюк. — Позвал бы ее похлестать себя веничком.

Красавец Гена говорил спокойно, не сводя глаз с побагровевшего лица Сопилы. Тот, вылезая из ванны, одновременно отодвигался назад.

В остановившихся глазах Штрупа блестели две голубые льдинки, на губах застыла улыбка. Он не торопился. Ему нравилось наблюдать, как в жилы его жертв просачивается страх, и поэтому он растягивал удовольствие.

— Она сейчас придет, — запнувшись, проговорил Сопила и, набрав в грудь воздуху, закричал срывающимся голосом: — Лера!

Крик получился негромкий, какой-то блеющий.

— А что ты вылезаешь? — почти ласково сказал Гена, приблизившись к ванне. — Лежи. Я бы сам сейчас с удовольствием попарился.

Гена прищурился, разглядывая большую, с залысинами, голову Сопилы. Пальцы правой руки крепче сжали кастет, лежащий в кармане.

— В чем же дело? — сказал Сопила. — А то раздевайся, похлещемся. Тут у меня и венички припасены…

Он окончательно вылез из ванны, наклонился, и его рука нашарила веник. Гена не спеша начал обходить ванну, все время держа дверь позади себя и отрезая таким образом Сопиле путь к отступлению. Голый Сопила, шлепая ногами по деревянному полу, добрался до шайки. Схватив ее, он вдруг резко развернулся и запустил ее в незваного гостя. В следующий миг он прыгнул, надеясь использовать преимущество внезапного нападения, но Гена был готов к подобным выкрутасам. Хладнокровно, с чисто боксерской реакцией он отбил летевшую в его шайку. И почти тотчас рука его выскочила из Урмана, яростно рассекла воздух и обрушилась на подбородок Сопилы. Раздался характерный хруст сломанной челюсти. Силой удара Сопилу отбросило назад. Судорожно глотнув воздух, он рухнул навзничь. Гена снял с руки кастет и потряс в воздухе пальцами, заломившими после сильного удара. Не переставая улыбаться, он сделал шаг вперед и ударил Сопилу ногой в пах. Сопила глухо взвыл, схватившись обеими руками за мошонку, тело его импульсивно дергалось.

С минуту Гена разглядывал простертого у его ног окровавленного Сопилу. Тот часто, с надрывом дышал, из его разбитого рта сочилась кровь. Штруп несколько раз пнул его ногой в живот. Тот почти не реагировал на удары. Стекленеющие глаза Сопилы глядели в одну точку.

Гена носком кроссовки повернул его голову, разглядывая лицо.

— Дышит еще, — пробормотал он. — Живучий, падла.

Убрал кастет в карман, надел перчатки. Выглянул из баньки и осмотрелся. Кругом не было ни души. Из раскрытых окон дачи неслись звуки работающего видеомагнитофона. Гена удовлетворенно кивнул и вернулся к Сопиле. Нагнулся, взял eтo под мышки, поднял, дотащил до ванны и сбросил в нее.

В первые мгновения Сопила пытался ловить ртом воздух, но Гена, ткнув пальцем в лоб приговоренного, погрузил его в воду и держал так до тех пор, пока большое тело Сопилы, ничком распластанное в ванне, не застыло. Он убрал палец. Голова Сопилы застыла в воде. Обаятельный убийца снял перчатки, вышел из баньки и направился к дому.

Его красивое, нежное и одновременно мужественное лицо озаряла легкая улыбка, глаза блестели. Казалось, он спешит на свидание с любимой депушкой. Да так оно, в сущности, и было. Расправу с Валерией он предвкушал с каким-то садистским нетерпением. Он вошел в дом, миновал маленькую прихожую.

Валерия в одном легком халатике, накинутом на голое тело, лежала на диване, курила сигарету и смотрела на экран. Услышав шаги, она повернула голову. Ее карие глаза изумленно раскрылись.

— Гена! — воскликнула она. — Откуда ты взялся?

— Можешь считать, что свалился с Луны. Он шагнул к ней. Валерия хорошо знала этот взгляд из-под полуприкрытых ресниц и отрешенную улыбку. Так Штруп смотрел всегда, когда собирался кого-то убить. Женщину охватил внезапный, пробирающий до костей ужас. Она попыталась встать с дивана, но тело отказалось ей повиноваться.

Штруп медленно приблизился, глядя на нее сверху вниз. В кармане пальцы правой руки влезли в отверстия свинцового кастета.

— Я по-прежнему люблю тебя, — только и смогла пробормотать она.

Сильно колотящееся сердце готово было вырваться наружу. Все же она заставила себя улыбнуться.

Штруп ответил ей чарующей улыбкой. Валерия раскинула в стороны полы халата, показав свое обнаженное тело. Он оценивающе оглядел ее.

Валерия вся внутренне сжалась, в мозгу крутился вихрь панических мыслей.

— Тебя прислал Картавый? — пролепетала она. — А где Сопила?

Помутившийся взгляд Штрупа остановился на ее тонкой вытянутой шее. «Пожалуй, кастет тут не понадобится», — подумал он.

Гена вскочил на диван, обвил ногами бедра Валерии, с силой сжал руками ее большие, налитые груди. Острое, как ожог, желание заставило его содрогнуться. «Может, сначала трахнуть?» — мелькнуло в мыслях. Он вобрал в рот один из розовых сосков и резко, судорожно, сжал его зубами. Валерия вскрикнула от боли. Штруп почувствовал во рту солоноватый привкус крови. Сплюнул. «Эта сучка поняла, зачем я пришел. Хочет выиграть время. Не дождется…»

— Не дергайся, детка, я только поглажу твою шейку…

Валерия вдруг вскрикнула, изогнулась дугой, руки ее потянулись к лицу Штрупа, но он, откинув их локтями, сомкнул пальцы на ее горле.

Медленно сдавливая ей шею, Гена сладострастно улыбался. Он явно растягивал удовольствие, даже стал прерывисто дышать, словно испытывал оргазм. И в самом деле, сквозь ткань его брюк Валерия чувствовала напрягшийся ствол его члена, который впивался ей в живот. Она попыталась закричать, но из стиснутого горла вырвался только хрип…

* * *

Калитка была открыта. Олег вошел в заросший сорняками дворик. Ставни на окнах небольшого одноэтажного дома были приветливо раскрыты. «Кажется, это та самая дача, — подумал Беляев. — Сейчас проверим».

Справа стояла какая-то маленькая постройка с трубой. «Баня», — догадался Олег. Дверь в нее была распахнута настежь. Он заглянул в полумрак. Посреди помещения громоздилась большая белая ванна, у двери валялась опрокинутая шайка, пол был заляпан красными пятнами.

Испытывая смутное беспокойство, Олег вошел в баньку приблизился к ванне. В ней лежал голый человек. Он весь, с головой, был погружен в воду, только босые ступни высовывались из воды у края ванны. Его лица не было видно — вода вокруг головы была красной.

Олег вышел из баньки, снова огляделся — на этот раз внимательнее. Из окон дачи донесся какой-то звук, похожий на приглушенный всхлип, заставивший его вздрогнуть.

Беляев вошел в прихожую и здесь уже явственно услышал возню и сдавленные крики. В одно мгновение он был у дверей комнаты. На диване какой-то белобрысый молодчик, навалившись всем телом на голую темноволосую женщину, дергался, словно при оргазме, сжимая обеими руками ее шею. Женщина не сопротивлялась. Ее лицо позеленело, из горла вырывался судорожный хрип.

Олег подскочил к дивану. Схватив молодчика за плечи, он рывком оторвал его от женщины, затем врезал ему ребром ладони по шее и ударил ногой в бок. Штруп, переводя дыхание, почти на карачках отполз от него.

— Чего тебе надо? — прохрипел убийца.

— А тебе чего? — переспросил, в свою очередь, Олег, надвигаясь на него с угрожающим видом.

Штруп, потирая рукой шею, поднялся на ноги. «Это свидетель. Он видел меня», — пронеслось у него в мыслях.

За бортом джинсовой безрукавки у Штрупа лежал пистолет, но он опасался стрелять, полагая, что выстрелы могут услышать. Незнакомец, оторвавший его от Валерии, не вооружен. Можно попытаться завалить его с помощью кастета, как Сопилу.

Гена ухмыльнулся:

— Это моя знакомая. Мы просто выясняли отношения. Зря ты вмешиваешься не в свое дело.

— Ас тем мужиком, — Беляев кивнул в сторону баньки, — ты тоже выяснял отношения? Ухмылка Штрупа стала какой-то кривой.

— Слишком много вопросов, парень, — он взял со стола бутылку и, держа ее за горлышко, взвесил в руке.

Олег поднял стул и выставил его перед собой.

«Показать ему пушку? — подумал Штруп. — Сразу обоссытся, мозгляк».

Он отбросил бутылку. Олег истолковал этот жест по-своему. Поставив стул, Беляев выпрямился.

— Я тоже предпочитаю честный поединок, — сказал Олег. — Борьба так борьба. Без всяких там бутылок и стульев.

Рука Штрупа, потянувшаяся было к пистолету, опустилась. Губы убийцы растянулись в широкой улыбке. «Кажется, этот лох хочет перед смертью испробовать на своей шкуре пару приемов карате, — подумал он. — А что, пожалуй, можно доставить ему такое удовольствие!»

— Не знаешь, с кем связался, сопляк, — сказал он вслух и с криком «иййя!» подпрыгнул и попытался нанести удар выкинутой вперед ногой.

Олег встретил его сведенными в «замок» руками, затем сделал ложный замах левой ногой. Бандит подался в сторону, и в этот миг Беляев ударил его в грудь подошвой правой ноги. Штруп рухнул на пол. Уже после «замка» он понял, с каким противником имеет дело, и решил не продолжать поединок, тут уж не до самолюбования. Рука его потянулась к оружию. Но Олег, еще раньше заметивший кобуру, прыгнул на него и, отведя его руку, вытащил пистолет.

— В честном поединке каратистов использовать огнестрельное оружие запрещено, — тяжело дыша, сказал он.

В следующую минуту Беляев был на ногах. Штруп, скрипя зубами от бессильной ярости, наблюдал, как его противник высыпает из обоймы патроны. Олег засунул их к себе в карман, а сам f пистолет выкинул за окно.

— Так-то будет лучше, парень, — он встал в бойцовскую стойку. — Что ж, продолжим!

«Уделаю его, чтоб не встал, — подумал Беляев, — а уж тогда потолкую».

В душе Штрупа нарастал страх. Без пистолета он чувствовал себя беззащитным в поединке с таким серьезным противником. Вся надежда оставалась на кастет. Нагнувшись, выставив перед собой кулаки, он ринулся вперед, но Олег остановил его сильным ударом правой.

Схватка явно переходила из области карате в область бокса. Штруп стремился навязать противнику ближний бой. Низко наклонив голову и пряча лицо за кулаками, он уворачивался от прямых мощных ударов Олега. Неожиданно он ринулся ему под ноги, свалив Олега с ног; секунды ему хватило, чтобы нырнуть рукой в карман и сунуть пальцы в отверстия кастета. Но при этом он раскрылся. Штрупа сейчас можно было одним ударом послать в глубокий нокаут, но не в характере Олега было Добивать поверженного противника. Он только легонько оттолкнул Штрупа от себя, давая ему возможность принять защитное положение.

В этот миг бандит яростно выкинул кулак с кастетом. Олег автоматически подставил руку. Запястье разорвала боль. В первую секунду Беляев не понял, в чем дело. Кулак его противника никак не мoг нанести такую рану! Тут он наконец заметил кастет, но было уже поздно: выкинутая рука убийцы вновь летела на него. Он успел лишь убрать голову. Кастет, просвистев в миллиметре от уха, обрушился на плечо. Олег взвыл от страшной боли. И тем не менее успел перевернуться на спину и встретить следующий удар выбросом ноги. Он попал концом ботинка точно по руке Штрупа, так что эта рука, изменив траекторию, откинулась в сторону и кастет соскочил с пальцев.

Бандит выругался. Его противник потянулся к отлетевшему кастету. Штруп схватил со стола почти полностью опорожненную бутылку водки и, когда Олег уже подобрал кастет, с размаху обрушил бутылку ему на голову. Бутылка разлетелась вдребезги. Олег замер. Его пальцы, схватившие кастет, медленно разжались. Он начал поворачиваться в сторону Штрупа, но, не закончив движения, рухнул ничком на пол.

Ухмыляясь, убийца вытер вспотевший лоб. Но тотчас ухмылка соскочила с его лица: Валерия исчезла! Ничего, далеко не уйдет. В том состоянии, в каком он ее оставил, она вряд ли доползет даже до калитки. Так что догоним. А вначале надо разделаться с молодчиком, непонятно как оказавшимся в доме. Наверное, какой-нибудь знакомый Валерии или Сопилы, живший с ними на даче. А может, случайный прохожий…

Штруп был доволен, что расправился с Беляевым. Это свидетель, которого следовало убрать в любом случае. Парень был еще жив. Он дышал и поматывал головой, силясь прийти в себя. Бандит вспомнил, что в прихожей, возле рукомойника, видел бак с водой. Неплохо было бы повторить с этим обормотом тот же фокус, что и с Сопилой. Пусть менты потом ломают голову.

Штруп подхватил под мышки бесчувственного противника, перетащил его в прихожую и здесь, приподняв, перекинул через край бака. Вся верхняя половина тела Олега вместе с головой свесилась в воду.

— Так-то будет лучше, браток, — отдуваясь, сказал Гена. — Поныряй маленько.

Оставив незнакомца захлебываться, он вышел из дома. Огляделся. Валерия могла пойти только к поселку, чтобы искать помощи у соседей. Но до поселка метров пятьсот. Вряд ли она могла быстро одолеть такое расстояние. Гена не сомневался, что догонит ее. Он припустился бегом, попутно озираясь по сторонам: беглянка могла затаиться за каким-нибудь деревом.

Услышав, что шаги в прихожей смолкли, Валерия осмелилась высунуться из своего убежища. Во время драки она незаметно для Штрупа залезла в шкаф. Этот шкаф был встроен в стену и находился, на ее счастье, рядом с диваном. Дверцы были обклеены теми же обоями, что и стены, почти сливаясь с ними. А сейчас, когда за окнами вечерело и на стену в этом месте падала тень, они и вовсе не были видны. Гена был слишком занят поединком, чтобы обращать на нее внимание. К тому же он считал, что она едва дышит и не в состоянии подняться с дивана. Но он плохо знал Валерию! Она поднялась, У нее даже хватило сил добрести до шкафа, забраться туда и закрыть за собой дверцу! Все плыло перед se глазами, голова кружилась. Она ненавидела Штрупа, а вместе с ним и Картавого. Она уже поняла, что убийцу к ней подослал этот жирный ворюга. Ей нетрудно было догадаться, почему он хочет ее смерти. Вчера Солила, будучи под хмельком, проболтался ей о том, что с подачи Картавого продал Штрупу план Кисы по ограблению обменного Лункта и инкассатор машины. Картавый боится, что Киса узнает об этом, и потому поел Штрупа убрать Сопилу, а заодно и ее.

Кажется, он ушел. Валерия прислушалась. Все в доме было тихо, если не считать приглушенно работающего телевизора. Рядом было окно, в котором виднелись часть сада и калитка. В эту минуту Штруп как раз проходил через калитку, направляясь в сторону поселка. Валерия, увидев его, выскользнула из шкафа и, борясь с приступами тошноты, приблизилась к окну. Удалявшаяся фигура Штрупа скрылась за деревьями.

Валерия оглядела комнату. Где же тот парень, который так кстати появился здесь? Если бы не он, ее душа витала бы сейчас в облаках…

Подойдя к двери, она на мгновение остановилась в изумлении, а потом стремительно бросилась к баку с водой, в который свешивался вниз головой незнакомец. Поднатужившись, она завалила бак набок. Вода хлынула под ноги, затопив прихожую. Валерия откатила в сторону опустевший бак и наклонилась над парнем. Послушала сердце. Невозможно понять, бьется оно или нет… Валерия колебалась только одно мгновение. Все-таки он спас ей жизнь, она обязана ему помочь!

Уперевшись ладонями в его грудь, она сделала несколько энергичных вдавливающих движений. Потом прильнула губами к полураскрытому рту и вдохнула в него воздух. Потом снова массаж сердца. И снова — вдохи в рот…

Она уже отчаялась. Штруп мог вернуться в любой момент. Ей надо уходить. Но тут незнакомец тяжело, с хрипом вобрал в себя воздух, грудь его приподнялась, ресницы задрожали. Валерия захлестала его по щекам.

Со стоном Олег привстал на локте. Мучительно болело плечо, и эта боль противным зудящим током разливалась по всей правой стороне груди.

— Где этот бандюга? — прошептал он сухими губами.

— Ушел меня искать, — сказала Валерия. — Решил, что я побежала в поселок.

— Ублюдок. Он у меня дождется…

— Скорее ты дождешься. Он боксер и каратист, а ты сейчас в таком состоянии, что он замочит тебя одной левой.

Олег сквозь боль выдавил презрительную усмешку:

— Ну, это мы еще посмотрим!

— Хватит болтать. Ты можешь подняться на ноги? Нам надо быстро дергать отсюда. Опираясь на ее плечо, Беляев встал.

— Подожди здесь, — сказала она. — Я сейчас быстренько оденусь.

Она скрылась в комнате. Олег остался стоять, держась за вешалку. Его мутило, он силился удержать равновесие. Приложив руку к темени и отведя ее, увидел на пальцах кровь.

В комнате послышалось шуршание и характерный звук выдвигаемых ящиков. Через две минуты Валерия показалась в дверях.

— На, надень это. Ты весь мокрый.

— Это рубашка Сопилы? — спросил он. Она подняла на него глаза. Ее рука, протягивавшая ему рубашку, замерла.

* * *

Штруп шел по тропе, вглядываясь в сумерки. Солнце уже зашло, но его сияние еще алело за деревьями. Лес по сторонам от тропы тонул в сгущающейся тьме. Убийца озабоченно хмурил лоб. Темнота была на руку беглянке.

Вскоре показались дома поселка. Бандит не рискнул выйти на его единственную улицу. На ней не было ни души. Все было тихо. Не похоже, что Валерия появлялась здесь. Домики утопали в тени деревьев, кое-где светились окна.

Пройдя поселок до конца, Штруп свернул на какую-то боковую тропинку. Он обогнул домики задами, идя все время по лесу и пристально вглядываясь в поселковую улицу и примыкающие к домам сады. Надо искать, пока не настала ночь. У Гены были все основания быть недовольным собой. Он потратил драгоценные минуты, подтаскивая парня к баку с водой, и позволил Валерии уйти. Что теперь скажет босс?

Он вернулся на тропу, ведущую к даче Сопилы. Медленно двинулся по ней, озираясь по сторонам. В десятке метров уже ничего нельзя было разобрать, сплошная темень.

* * *

— Откуда ты его знаешь? Кто тебя сюда послал?

— Не беспокойся. Я здесь не для того, чтобы кого-то мочить. Мне только и надо, что спросить у Сопилы, кто участвовал в налете на обменный пункт. Но я, кажется, опоздал. Это он лежит в ванне?

— Какой ванне?

— Ну, в том сарае. Это у вас банька, да?

— Да, — почти машинально ответила Валерия, продолжая глядеть на него остановившимся взглядом.

Олег стащил с себя мокрую майку, стараясь не стонать от боли, которая пронзала его плечо при каждом движении.

— Как раз кстати, — он взял из протянутой руки Валерии сухую рубашку.

— То есть как это — «лежит в ванне»? — опомнилась наконец Валерия. — Так и лежит?

— В натуре. Голова под водой, вода в крови.

— Этого и следовало ожидать… — Валерия тревожно огляделась. — Он начал с него… Значит, ты не от Картавого. От кого же? От Кисы? Но откуда он знает про дачу?.. А может быть, ты… мент?

Прежде чем надеть рубашку, Олег оглядел рубец на плече. Кровь уже не шла. Вокруг раны разливалась синева.

— Кажется, я еще дешево отделался. Он метил мне в голову, — морщась от боли, он начал одеваться. — Насчет мента у тебя ошибочка. Я не мент, и никаких картавых не знаю…

— Значит, ты приятель Сопилы? Почему он дал тебе этот адрес?

Не дав ему ответить, она подбежала к окну, вернулась, схватила его за руку.

— Пошли. В дороге расскажешь.

Они вышли из дома. Проходя мимо баньки, Валерия на минуту оставила Олега и заглянула в полутемное помещение.

Убедившись в смерти своего любовника, она, переведя дух, быстро вышла и, взяв своего раненого спутника под руку, зашагала с ним к калитке. Они свернули в сторону от тропы и углубились в лес.

— Куда мы идем? — простонал Олег, ковыляя рядом с Валерией.

— Подальше от этого места. Но в поселок нам сейчас нельзя.

Беляев запыхался. Валерия чувствовала себя не намного лучше. У нее звенело в голове и сильно саднило шею повыше ключиц. Они остановились передохнуть. В просвете между деревьями виднелись изгородь и угол дачи. Валерия увидела Штрупа. Он вошел в калитку, пошнырял среди садовых кустарников, заглянул в баньку, потом скрылся в доме.

— Идем, — она обернулась к Олегу. — Я плохо знаю эти места, но, кажется, если мы пойдем в ту сторону, то выйдем к железной дороге…

Беляев побрел, часто хватаясь за голову. Сжав зубы, он старался не стонать.

— Больше не могу, — он без сил опустился на мох. — Ты иди. Я дождусь рассвета, а потом уж выйду как-нибудь. Не думаю, что он будет торчать тут всю ночь.

— Хорошо. Тогда я тоже останусь. Тем более ты не все рассказал о себе.

Они удобнее устроились между широко раскинувшихся корней старой ели.

— Надень этот свитер, — сказала Валерия. — Не зря, значит, я догадалась прихватить его. Утром будет холодно.

Олег надел свитер. Движения снова наполнили его тело болью. Какое-то время он лежал, переводя дух.

В сущности, он ничем не рискует, если расскажет этой женщине все как есть. Может быть, она ответит откровенностью на его исповедь и объяснит ему, кто этот блондин, почему он убил Сопилу и пытался лишить жизни ее?

Несколько раз вдалеке они видели Штрупа, бродившего по лесу. Он не разглядел их в темноте.

Речь Олега очень скоро сделалась несвязной. Оборвав себя на полуслове, он умолк. Голова его свесилась на грудь, и он провалился в забытье.

К полуночи Штруп убедился, что искать беглецов в этом лесу — дело абсолютно безнадежное. И даже опасное. Валерия могла добраться до поселка и навести на него ментов. Хотя вряд ли она будет связываться с милицией. Скорее всего она просто сделает ноги и донесет на него Кисе. Как бы там ни было, делать здесь уже нечего; Бандит в сердцах щелкнул пальцами. Грязно сработал! Кончать телку надо было сразу, а не тянуть удовольствие!

Отмахав несколько километров знакомым путем, Штруп добрался до колхозного городка. «Жигуль» был на месте. К логову Картавого он подъехал во втором часу ночи.

В окнах особняка горел свет. Картавый не спал, дожидаясь его.

— Самое хреновое то, что она тебя видела, — резюмировал босс, выслушав его доклад. — Она теперь обязательно стукнет Кисе, что Сопилу замочил человек из моей команды.

— Разборки Кисы всегда кончаются мокрухой, — заметил присутствовавший при разговоре Вовец — личный телохранитель и «секретарь» Картавого.

— Как же ты ее упустил, суку? — Картавый не скрывал раздражения.

Штруп молчал, глядя в пол.

—Дела дерьмовые, — продолжал старый вор, Засунув руки в карманы, он прошелся по комнате. — Мне сейчас нет мазы конфликтовать с Кисой. Он сразу начнет вопить, что я знал, где прячется Сопила, и не сказал ему!.. — Картавый приблизился к Геннадию. — А если Сопила разболтал этой шлюхе о налете на обменный пункт? О том, что это я подложил Кисе свинью, уговорив Сопилу продать план налета?

— Тогда нам лучше всего сразу слинять, — пробормотал трусоватый Вовец. — А что, шеф, это мысль! Переждем несколько деньков на фазенде, посмотрим, как поведет себя Киса…

— Плохо ты его знаешь! — рявкнул Картавый. — Если я уйду от разборки, он сразу заподозрит самое худшее и зачислит меня в смертельные враги.

— Тогда что же делать? Штруп поднял голову.

— Шеф, остается одно: замочить Кису. Пока до него не успела добраться Валерия.

Картавый продолжал расхаживать по комнате. Предложение Геннадия ему понравилось. С недавних пор он и сам подумывал об этом, слишком уж нагло начал вести себя Киса.

— Это не так просто, — пробурчал он. — У него охрана, он все время прячется.

— Я знаю, где он бывает, — сказал Гена. — Это массажный салон у Черемушкинского рынка. Киса с братвой иногда подваливают туда ближе к ночи.

— Правда, босс, — подхватил Вовец. — А его братки подумают, что это мытищинские!

— Я возьму на дело двух своих снайперов, — сказал Штруп.

Картавый, помедлив, кивнул:

— Будем считать, что этим ты отмажешься за сегодняшнюю осечку.

* * *

Валерия успокоилась, когда сообразила, что ее спутник просто-напросто заснул. Она сидела с ним в углублении между корнями, согревая его теплом своего тела и одновременно согреваясь от него сама. Где-то вдалеке кричала сова. Временами Валерия впадала в забытье. Просыпаясь, она тревожно оглядывалась по сторонам. В каждом шорохе ей чудился звук шагов приближающегося Штрупа.

..Когда она разлепила глаза, брезжило утро. Солнце еще не встало, но небо было уже голубым, и громко пели птицы. Рядом ворочался Олег. Потянувшись спросонья, он развел в стороны руки и тотчас застонал, почувствовав боль в плече. Эта боль окончательно согнала с него остатки сна. Он приподнялся, озираясь. Валерия усмехнулась, сунула в рот последнюю сигарету, щелкнула зажигалкой.

— Ну, как ты? — спросила она.

— Ничего. Уже лучше.

— Тогда надо трогать, — Валерия встала. — А то мы задубеем тут. Как раз выйдем на станцию к первой электричке.

Но она ошиблась маршрутом: там, куда она повела Олега, никакой электрички не было. По лесу шли долго. Встретившиеся грибники указали дорогу к шоссе.

— Это даже лучше, — сказала Валерия. — Докатим до Москвы на попутке.

Беляев пытался дознаться у нее, кто же этот блондин. Валерия отмалчивалась или говорила, что это дела Сопилы. «Кто-то подослал на дачу киллера, — сказала она. — Хотели убрать Сопилу, а меня уж заодно, как свидетеля». Валерия чувствовала, что ее спутника не удовлетворяет этот ответ. У него были все основания считать, что она знает больше того, что говорит. Валерия еще не решила, сказать ли, ему всю правду. В уме у нее рождался план мщения.

Солнце уже стояло высоко, когда они вышли к шоссе. Не меньше часа они голосовали на обочине. Вид Олега с кровоподтеками на голове не вызывал y водителей доверия. Легковушки, и без того редкие, проскакивали мимо. Их взял трейлер.

В машине Беляев молчал, не желая задавать вопросы при посторонних. В Москве их высадили у первой же станции метро. Оставшись с Валерией наедине, Олег решительно взял ее за локоть и посмотрел в глаза.

— Ты не сказала мне всего. Признайся.

— Что ты хочешь услышать от меня?

— Правду. Ты была любовницей Сопилы и не можешь не знать, кому он перекинул план налета на обменку.

Валерия решилась:

— Ну хорошо. Знай, что этот белобрысый и был главарем налетчиков. Это он застрелил твоего Друга.

— Почему же он убил Сопилу?

— Вот уж этого я не знаю. Зато я очень хорошо знаю, что Гена ничего не делает без ведома Картавого.

— Кто такой Картавый?

— Слишком много вопросов, парниша. Тебе лучше не знать всего.

Олег в сердцах с такой силой сжал ее локоть, что Валерия тихонько вскрикнула.

— Ты что?

— Извини. Я, наверное, разнервничался, — он отпустил ее.

— Картавый — это вор в законе. Киса его признает, понимаешь? Платит ему.

— Но если этот белобрысый ничего не делает без ведома Картавого… — начал Олег и умолк, задумавшись.

Валерия усмехнулась.

— Твои мозги работают в правильном направлении. Все верно: Сопила продал план не без участия Картавого. Старый ворюга поимел с этого неплохую долю.

— И все это они провернули втайне от Кисы?

— Конечно! Налет на обменный пункт Гена псовел как по нотам. Но ноты-то эти писал Киса! Теперь можешь себе представить, что будет, если Киса узнает о предательстве своего босса?

— И что будет?

— Картавому хана! Так что Сопила представлял для него слишком большую опасность. Хоть Сопила и ушел в глубокое подполье и поклялся молчать — все равно Картавый боялся. И в конце концов он его убрал.

— Где живет этот Картавый?

— Зачем тебе?

— Через него я выйду на блондина. За мной теперь двойной должок.

Валерия с горечью рассмеялась.

— Тебе никогда не добраться до Картавого!

— Посмотрим. Так где он живет?

— Вот что, парень, послушай меня. Я сама сделаю так, чтобы блондин отправился на тот свет.

— Каким же это образом?

— А уж это мое дело. Долго ему не жить. Олег, задохнувшись от гнева, резко взял ее за руку. Глаза его сузились.

— Ты это брось, — прохрипел он. — У тебя ничего не выйдет!

— Ты думаешь? — усмехнулась Валерия и выдернула руку.

Олег как-то сразу остыл. В прищуренных глазах Валерии он прочитал стальную решимость. Еще ни разу в жизни он не встречал такой женщины. От взгляда, каким она на него посмотрела, веяло жутким холодом.

— Ты спас мне жизнь, — сказала она.

— Мы в расчете, — буркнул он и, чтобы унять Дрожь в руках, засунул их в карманы.

— Я буду с тобой откровенна до конца. Так как ты тоже жаждешь его смерти, то я, пожалуй, предоставлю тебе возможность полюбоваться на его труп. Ведь даже если ты узнаешь, что он мертв, у тебя все равно останутся сомнения, не так ли? — На ее лице заиграла какая-то дьявольская улыбка. — Как говорится, лучше один раз увидеть.

— Делай что хочешь, но я тоже не буду сидеть сложа руки.

— О, это произойдет гораздо быстрее, чем ты думаешь. Гораздо быстрее!

Она повернулась и скорым шагом, почти бегом, направилась к автомобильной стоянке. Олег смотрел ей вслед. Ее вороные распущенные волосы развевались на ветру.

* * *

Лена расширенными от ужаса глазами разглядывала его голову.

— Смотрите, Николай Петрович, а здесь в коже застрял кусок стекла!

— Ну, признавайся, герой. Где это ты высадил головой витрину? — спросил старый башмачник, глядя на Олега поверх очков.

Беляев морщился, сжав пальцы в кулаки и сцепив зубы, когда Лена вытаскивала стеклянную занозу. Еще больнее было при смазывании головы йодом.

После всех этих процедур Олег посмотрел на себя. в зеркало и подумал, что на улицу ему теперь придется выходить в кепке.

— Нет, мне все это совсем не нравится, — качал головой старик. — Сегодня ты ночевать не приходишь и возвращаешься весь в крови, а завтра, глядишь, милиция за тобой явится!

Олег промолчал, улегся на диване и сделал вид, что заснул. Сквозь щель в ресницах он наблюдал за Леной. Она сидела, сложив руки на коленях, и смотрела на него. Во взгляде ее больших зеленых глаз сквозила боль. Ему стало мучительно стыдно. Эти люди тревожатся за него, он доставляет им хлопоты, вносит дискомфорт в мир их уютной квартиры. Но что он может сделать? Снять комнату? Но у него нет таких денег.

Николай Петрович ушел на кухню. Олег пошевелился, слегка меняя положение. Заныло плечо, он непроизвольно вздрогнул и скривился от боли. Он заметил, что Лена встрепенулась, у нее перехватило дыхание и она вся подалась ему навстречу. Ее реакция целебным бальзамом пролилась в его душу. Захотелось, чтобы Лена все время сидела рядом. Незаметно для себя он погрузился в сон.

* * *

В полдень на даче Картавого зазвонил телефон.

— Боря, это я, — услышал он хорошо знакомый женский голос и недовольно поморщился. — Звоню с того света!

— Ладно, Валерия, давай говори, что надо. А насчет того света — ошибка вышла. Я дал задание только по одному Сопиле.

— Серьезно? — Голос Валерии ясно говорил о том, что она ему не верит. — Ну вот что, Картавчик, мозги ты мне не дури, а слушай сюда. Сопила мне все рассказал. И про обменку, и про Гену, и Даже про то, сколько ты на этом наварил…

Валерия умолкла, дожидаясь его реакции. Старый вор некоторое время молчал, тяжело сопя в грубку.

— Так чего ты хочешь? — спросил он осторожно.

— Хочу рассказать об этом Кисе.

— Ты сделаешь большую глупость.

— А что же, по-твоему, мне остается? Сидеть и ждать твоего красавчика? Твоего ангелочка смерти?

— По-моему, мы могли бы договориться. Но это не по телефону. Давай где-нибудь встретимся.

— Нет. Неохота мне с тобой встречаться, Картавчик. И разговор у нас может быть только один. Чтоб я не стукнула на тебя Кисе, ты выдашь мне ангелочка. Можно еще тепленького.

Картавый снова промолчал. Валерия требовала от него голову Штрупа. Гена и его ребята — это единственная группировка, которую реально контролировал старый вор. Киса давно ушел от него и лишь для видимости признавал его авторитет. Поэтому расставаться с Геной в планы Картавого не входило. Но Кисы он боялся. В иные моменты Киса становился бешеным и был способен на все.

— Я не совсем понимаю тебя, — он попытался оттянуть время.

— Ты меня прекрасно понимаешь, — в голосе Валерии звучал металл. — Вообще-то наказание в первую очередь должен понести ты, но я согласна удовлетвориться одним Штрупом.

— Пожалуй, я подумаю над твоим условием. Но какие гарантии с твоей стороны?

— Гарантии? Сто тысяч баксов, которые ты выдашь мне. Вот гарантии. Гарантия того, что я ни минуты лишней не задержусь в этой стране, где ползают такие людишки, как ты и Штруп. Усек, Картавчик?

— Дело ясное, — сказал вор. — А может, перебьешься только баксами?

— Нет. Баксы пойдут в довесок к тепленькому Гене.

— Я готов накинуть.

— Нет, говорят тебе. Короче, так. Не позднее сегодня вечером я имею сильное желание видеть нашего миленького Штрупа без буквы «ша». Упакуешь его в багажник, понял? А машину твои братки пусть подгонят куда я скажу. И без фокусов. Если я не вернусь со свидания с Геной, Кисе сразу же станет известно обо всем.

— Ты можешь перезвонить через пару часов?

— Конечно. Хоть через пару, хоть через пяток. Я сегодня свободна весь день.

Картавый положил трубку и посмотрел на стоявшего перед ним Вовца. Тот весь вытянулся под его взглядом.

— Эта сучка требует, чтобы мы замочили Штрупа да еще выдали ей сто штук баксов, — сказал он. Вовец повел головой, словно ему сжимало шею.

— Все равно стукнет. Ей-Богу стукнет! Вор с кряхтеньем выбрался из кресла и принялся, по своему обыкновению, расхаживать по комнате. Иногда он останавливался у окон.

— Позови сюда Папуаса, — велел он. Вовец бесшумно выскользнул за дверь. Папуас получил свое прозвище за крайнюю худобу, смуглость и какую-то дикарскую неотесанность во всем, что не касалось его прямого занятия — взлома замков и угона машин.

— Нужен неприметный «москвичек» на сегодняшний вечер, — сказал Картавый, когда тот появился в комнате. — Езжай куда поближе, хотя бы в Люберцы, и к шести вечера будь внизу с машиной. Понял?

Папуас оскалил в ухмылке желтые зубы. Хозяин приказывает угнать подержанный «Москвич». Работенка элементарная. Не то что уводить новень-й «Мерседес» с охраняемой стоянки, хотя и с такой работой Папуас успешно справлялся.

Когда Валерия позвонила снова, тон Картавого был примирительным.

— Я согласен, — сказал он.

— Смотри, Картавчик, только без фокусов! Предупреждаю, что я сейчас пишу Кисе письмо, которое передам одному человечку. Если что со мной случится, письмо утром будет у Кисы.

— Можешь не беспокоиться. То, что тебя интересует, будет лежать в багажнике «Москвича». Деньги будут там же. А голову мы упакуем в отдельный прозрачный пакет, так что, если захочешь, ты можешь взять ее с собой.

Картавый скорее догадался, чем услышал, что , она усмехается.

— Наверное, я так и сделаю, — сказала она.

— Все будет готово к одиннадцати вечера.

— Отлично. В одиннадцать напротив парикмахерской, где мы встречались в прошлом году. Ты знаешь это место. Там тихо, и менты появляются редко.

— Хорошо.

— Чтоб в машине никого не было. Багажник оставьте незапертым.

— Само собой.

— Баксы положите сверху. Долго любоваться на Гену я не собираюсь.

— Валерия, как видишь, я соглашаюсь на все.

— Да, Картавчик, я знаю, у тебя поджилки трясутся при одном упоминании о Кисе. Не бойся.

Считай, что на этот раз пронесло. Через три дня я буду далеко отсюда…

Картавый положил трубку.

— А если Киса не явится сегодня в массажный салон, что тогда? — скорее себе, чем стоявшему перед ним Вовцу, задал он вопрос.

Тот молча развел руками. Картавый откупорил бутылку и налил себе коньяку.

* * *

Николай Петрович включил на кухне свет. Был десятый час вечера, за окном стемнело. Олег со стариком ужинали за маленьким столом. Лена мыла посуду.

— Судьба у меня, что ль, такая — попадать в разные передряги, — нехотя говорил Беляев. — Ну не виноват я, Николай Петрович. Все как-то само собой происходит…

Он объяснил старику, что двое крутых попросили у него вечером на темной улице прикурить, а когда он ответил отказом, саданули по плечу свинчаткой. А потом бутылку об голову разбили. Ну не говорить же ему, что он столкнулся с убийцей его сына!

— А нечего ходить в такую поздноту, — сказал Николай Петрович, отхлебывая чай. — Не те времена, чтоб по ночам гулять… То ли дело раньше…

Олег умолк, зная, что сейчас старик пустится в воспоминания о светлом социалистическом прошлом. Но не успел тот заговорить, как зазвонил телефон. Старик замолчал. Олега кольнуло предчувствие, он тревожно оглянулся на аппарат.

Лена взяла трубку.

— Да, он здесь, — сказала она и посмотрела на Олега. — Сейчас позову. Беляев встал.

— Какая-то девушка звонит, — прошептала Лена, почему-то побледнев.

— Ишь ты, уже и девушки пошли! — Старик то ли осуждающе, то ли одобрительно качнул головой.

— Алло, — сказал Олег в трубку.

— Это Олег? — Он узнал голос Валерии.

— Да, это я. В чем дело? Что-нибудь случилось?

— Я тебе, кажется, кое-что обещала вчера?

— Что ты мне обещала? — не понял Олег.

— Показать тебе того, за кем ты охотишься. Точнее — его тело.

Лоб Олега покрылся капельками пота.

— То есть как?.. Уже все?..

— Стопроцентной уверенности нет, но, похо все. Так ты хочешь его увидеть или нет?

—Да.

— Тогда встретимся сейчас у выхода из метро «Варшавская». Я буду стоять у столиков, где продают цветы.

— Во сколько?

— Ну, давай через час. Беляев взглянул на запястье.

— Без четверти одиннадцать? — уточнил он.

— Да. До встречи. Олег положил трубку.

— Вот так дела… — протянул старик. — На свидание побежал?

— Нет… — Олег смутился. — Это по делу. Волнение на его лице было написано так явственно, что старик усмехнулся. Лена, недомыв посуду, вдруг всплеснула руками и ушла в комнату.

— Вы думаете, я опять вернусь с разбитой головой? — пробормотал Олег, проводив ее глазами.

— Хоть с разбитой, лишь бы вернулся, — ответил Николай Петрович.

* * *

В этот поздний час у метро было малолюдно и непривычно пусто. Фонари освещали замусоренный тротуар, тускло светились фасады коммерческих ларьков. Из всей многочисленной орды уличных торговцев вахту несли только бабки-сигаретницы, газетчик и женщины у столов с цветами.

Олег посмотрел на часы. Успел вовремя. Даже еше не было без четверти одиннадцать.

Ожидая Валерию, он прохаживался вдоль кромки тротуара. После трех таблеток анальгина боль в голове отпустила окончательно. «А здорово он мне саданул по кумполу! — злобно подумал Олег. Хорошо еще, что это была пустая бутылка из-под водки, а если бы это была нераскупоренная бутылка шампанского? Тогда бы я здесь не гулял…»

Его мысли вернулись к блондину. Конечно, этот парень — гнида, и Олег будет рад, если его замочат. Но где гарантия, что именно он руководил налетом на обменный пункт? Можно ли доверять Валерии? Хотя внешне блондин как будто подходил под описание убийцы — тоже высокий, стройный… Надо бы побольше узнать о Картавом. Олег чувствовал, что к этому вору сходятся все нити. Картавый связан со всеми — с Кисой, Сопилой, блондином. С самой Валерией, наконец. Только он может окончательно прояснить ситуацию и вывести Олега на убийцу. Возможно, убийцей действительно был блондин. Но если остаются хотя бы малейшие сомнения, Олег должен искать. На Картавого он должен выйти в любом случае. И поможет ему в этом Валерия!

А вот и она. В легком черном платье, будто только что упорхнувшая из-за столика шикарного ресторана, она вылезла из подъехавшей иномарки, захлопнула дверцу. Машина отъехала и скрылась во мгле вечерней улицы. Видимо, это была попутная машина.

— Так, — сказала Валерия, взглянув на часики— — Тело должно быть уже подано… Идем.

— Куда?

— Здесь недалеко.

Олег зашагал рядом с ней. В нем нарастало смутное беспокойство.

— Почему ты так уверена, что его убили?

— Киллеров после неудачной операции мочат разве ты не знаешь об этом? Газет не читаешь?

— При чем здесь газеты?

— Блондин должен был замочить Сопилу и меня. Со мной вышла осечка, и, значит, он должен умереть. Это же элементарно.

— Кто его убьет?

— Те, кто его посылал мочить Сопилу.

— Картавый?

— Ну да. Блондин стал опасен для него.

— А разве ты не опасна? Она кивнула:

— Опасна. Но ему пришлось выбирать из нас двоих: или я, или блондин. Собственно, выбора у него не было.

— Почему — «не было»?

Она искоса взглянула на него и тонко усмехнулась.

— Ты очень любопытен. А, мы уже пришли! Вон та машина.

Она показала глазами на серый «Москвич», мирно припаркованный у тротуара под большим рекламным щитом. В машине никого не было. Валерия огляделась. Вокруг было тихо. Прохожих — почти ни души.

— Подожди меня здесь, — сказала она. — Это пять минут.

Вовсе не обязательно, чтобы он видел деньги. Сначала она возьмет баксы, а потом подзовет его. Пусть полюбуется на того, кто огрел его бутылкой и пытался утопить!

Олег, остановившись, наблюдал, как она быстро, почти бегом и все время оглядываясь, переходила улицу. В свете фонарей сверкали сережки в ее yшах. Лера подошла к «Москвичу» сзади. Деловито перебросила ремешок своей маленькой сумочки на другую руку и раскрыла багажник.

Оглушительно треснул взрыв, и на миг Олега ослепило пламя. Спустя мгновения, которые показались ему вечностью, на асфальт стали падать поднятые взрывом обломки. Удар взрывной волны пришелся по проезжавшей мимо легковушке. Ее занесло и перевернуло. В ту же секунду она оказалась охвачена пламенем. А от «Москвича» остался лишь искореженный остов, по которому буйно плясал огонь.

* * *

У дверей массажного салона на улице Вавилова горел единственный фонарь, почти наполовину скрытый разросшимися деревьями. Его свет, просачиваясь сквозь листву, освещал небольшой пятачок на асфальте у ступенек перед входом в салон. Все остальное пространство тонуло в тени. Недалеко от пятачка стояли два «БМВ» и джип «Гранд-Чероки». Время приближалось к двум часам ночи. Вокруг было тихо. Желтовато светились окна второго этажа.

В третьем часу дверь салона открылась и выпустила двух плечистых молодцев в адидасовских костюмах. Один сонно жевал резинку, другой, задрав на себе рубашку, почесывал живот.

Они подошли к машинам.

— Хорошо я сегодня оттянулся, — с отрыжкой произнес один. — Каждый вечер бы сюда приезжал.

— Каждый вечер — только светишься зря, — отозвался другой. — Правильно говорит Киса — чем меньше мелькаешь, тем лучше.

— Зато здесь — комфорт, душ, девочки чистенькие, не те, что на Тверской, где и трепак подхватить недолго, а то и чего похуже…

Его собеседник выплюнул жвачку, открыл дверцу «БМВ» и уселся за руль.

Тем временем из салона вывалило еще с полдюжины таких же крепких, коротко стриженных парней. Перекидываясь ленивыми фразами, они столпились у машин, поджидая главаря. В дверях показался сильно подвыпивший Киса. Его сопровождала рыжая дама. С трудом протиснувшись из дверей. Киса схватил ее под мышки, притянул к себе и смачно чмокнул в губы. От этой ласки рыжий парик мадам сбился на сторону. Киса потрепал ее по щеке. За спиной главаря маячил Мясник — его телохранитель и правая рука.

— Значит, говоришь, Гаврила и Китаец вчера облажались с тем барыгой? — пьяно икая, громко сказал Киса. — Счас сам разберусь с ними, козлами…

В руке у него были зажаты трусики Нэнси. Спустившись по ступенькам, он остановился, поднес трусики к носу и со смаком втянул в себя воз-дух.

— Где Китаец? — выкрикнул он.

Собравшиеся вокруг бандиты вытолкнули вперед низенького коренастого молодчика. Киса, одной рукой держа у своего носа трусики, другой схватил Китайца за его бычью шею.

— Косишь налево, падла?

Большой палец Кисы уперся Китайцу в кадык и начал давить. Тот стоял, безвольно опустив руки, и лишь хрипел. Кривая гримаса застыла на его лице. На лбу Китайца появились крупные капли пота.

Киса вдруг оттолкнул его, шумно высморкавшись в трусики.

— Едем в казино, обуем лохов! — рявкнул он и взмахнул трусиками, как знаменем.

Боатва дружно приветствовала его слова.

В первые мгновения никто ничего не понял. Лаже звука выстрела никто не услышал. Голова Кисы вдруг откинулась назад и вбок, а на виске появилась красная дырка. Почти в ту же секунду вторая рана возникла у него на груди пониже шеи.

Трусики выпали из рук главаря, а сам он начал заваливаться назад. Мясник поддержал его.

Бандиты сначала отшатнулись, а потом сгрудились и засуетились вокруг.

Мясник осторожно опустил главаря на асфальт. Киса не двигался. Из его ран хлестала кровь, лицо стремительно бледнело…

ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ

В гостиной на втором этаже подмосковного особняка Картавого горел неяркий свет. Старый вор стоял у раскрытого окна, навалившись руками на подоконник, и тяжелым, остановившимся взглядом смотрел в темноту.

На востоке за лесом разливалась утренняя заря. В потемках смутно угадывались деревья, коробка гаража, ограда и гориллообразная фигура Утюга у ворот.

Послышалось урчание автомобильного мотора. Картавый видел, как силуэт Утюга поплыл вдоль стены и скрылся из поля видимости. Вор пересек остиную и подошел к противоположному окну. Внизу створки ворот автоматически разъехались в отороны. На территорию дачи вползла «шестерка» Штрупа. Стоя за ширмой, Картавый наблюдал, как с переднего сиденья вылезает Геннадий, а сзади выбираются из машины два его парня. Оба рще мальчишки, на вид им нет и двадцати. Юная бандитская поросль, взращенная Геной в спортлагере «Сокол».

— Все сделано как надо, — сказал Штруп, входя в гостиную. — Работенка оказалась не из легких. Там всюду темень, горел только один фонарь у входа. Киса, на наше счастье, остановился как раз под ним.

Вовец внес закуску, поставил на стол тарелки и рюмки. Картавый налил себе и Гене коньяку.

— Садись, — велел он и сам развалился в кресле, взяв двумя пальцами с тарелки грибок и отправив себе в рот.

Гена сел. Вовец устроился рядом с боссом.

— Ну, а если бы он не остановился под фонарем, а прошел мимо, тогда что? — спросил любопытный Вовец, пока его хозяин закусывал.

Гена пожал плечами, улыбнулся своей обворожительной, немного циничной улыбкой. — У нас все было предусмотрено, — объяснил он, обращаясь скорее к Картавому, чем к его слуге. — При выезде на улицу они получили бы несколько гранат от Семы. Тогда братва не отделалась бы одним Кисой.

— Ладно, сейчас ты хорошо сработал, — сказал вор. — Полчаса назад мне звонил Мясник. Они думают, что это мытищинские.

— Что я говорил! — воскликнул Вовец. Законник недовольно покачал головой.

— И все же смерть Кисы не исправила твоей оплошности.

Генина рука с рюмкой замерла в воздухе.

— Валерия? — спросил он. В голосе его проскользнула тревога.

— Именно, — Картавый выбрался из кресла и подошел к окну. — Эта сучка подохла за пару часов о Кисы. Она сама придумала себе ловушку и четко я нее угодила. До чего же иногда бабы бывают глупы!

Известие о гибели Валерии стало для Штрупа приятной неожиданностью.

— Как ее убрали? — спросил он.

— Эта дура стала нас шантажировать, — с удовольствием пустился в объяснения Вовец. — Или мы, значит, тебя мочим, или она доносит на нас Кисе. Захотела, значит, посмотреть на твой труп. Ну, мы ей показали… — Широкий рот Вовца расплылся чуть ли не до ушей. — Пригнали заминированную машину! Она сунулась в багажник, смотреть, значит, на тебя… — Он беззвучно захохотал. — А босс ей еще говорит: мы, говорит, голову Штрупа в отдельный пакетик положим, чтоб ты могла взять с собой, на память… — Вовец давился от хохота. — И еще сто тыщ баксов сверху… Ой, дура баба, дура!..

Гена, глядя на него, тоже засмеялся.

— Звездануло так, что для крематория ничего не осталось!…

— И все равно, замочить ее надо было раньше, еще на даче, вместе с Сопилой! — раздраженно перебил Вовца хозяин, отворачиваясь от окна. — Баба-то она дура, да из-за своей дурости могла подстроить нам подлянку! А если она и правда написала это письмо?

— Какое письмо? — не понял Штруп. — Ну, она захотела подстраховаться, — начал объяснять Вовец. — Сказала, что напишет письмо Для Кисы и передаст его в надежные руки. И если мы ее, значит, чпокнем, то письмо передадут прямо Клее.

— Может, она на испуг брала, — предположил Гена.

— Не похоже, — сказал Картавый, начиная ходить по комнате.

Вовец неодобрительно посмотрел на Штрупа.

— Вот видишь, как ты облажался! Ее тогда еще надо было мочить, сучку! Что, если она правда написала свою маляву?

Гена молчал, глядя на Картавого.

— Допустим, она действительно написала это письмо, — негромко заговорил Картавый, как бы рассуждая сам с собой. — И что же теперь будет? Ведь Киса труп. У его братвы нет рулевого и не будет до тех пор, пока они не соберутся на сход-няк…

— Там и собираться-то уже некому, всех Кисиных перешмаляли мытищинские, — заметил Вовец. Картавый взглядом заставил его умолкнуть.

— Допустим, — повторил законник, — она написала это письмо и кому-то передала. У кого в конце концов оно окажется? У нового рулевого. И как он поступит?

Картавый вопросительно посмотрел на Вовца.

— Зависит от того, кого выберут, — ответил «секретарь».

— Правильно. А кого они выберут?

— У них только двое настоящих крутых остались — Мясник и Гаврила, — сказал Вовец. — Все остальные — так, лажа.

— Мясник и Гаврила, — задумчиво подтвердил Картавый. — Они обязательно поцапаются за руль. Если возьмет Мясник, то нам нечего бояться. Мясник верит мне. Все можно будет свалить на Сопилу. А если возьмет Гаврила?

— Хреново, — сказал Вовец.

— Гаврила недогадливей Мясника. Если он узнaет об этой истории с налетом на обменку, то не просечет, кто сегодня зашмолял Кису. Тут и сраться нечего. В тот же час вся братва будет…— Картавый показал пальцем в пол, — и нам гранты. Поджарят на паяльнике.

В комнате повисла напряженная тишина. Вор в мягких тапочках бесшумно прохаживался от окна к окну.

— Босс, а может, и нет никакой малявы? — робко подал голос Вовец. — Может, Валерия нас на испуг брала?

— Всегда надо быть готовым к худшему, — Картавый уселся в кресло, плеснул себе в рюмку коньяку и выпил одним залпом.

— Когда у них сходняк? — нарушил Гена затянувшееся молчание.

Картавый посмотрел на часы. Было четыре утра.

— Наверное, уже начался.

— Если выберут Гаврилу, поступим с ним как с Кисой, — сказал Штруп. Картавый усмехнулся:

— Если успеем.

— Сразу надо было дело делать4 — брызнув слюной, злобно тявкнул на Гену Вовец. — Поди теперь шмаляй их всех!

Штрупу он был противен. Демонстративно отвернувшись, Гена посмотрел на окно.

— В восемь обещал звякнуть Мясник насчет результатов сходняка, — сказал Картавый.

— А если звонка не будет? — спросил Вовец.

— Тогда будем думать.

— Чего думать, линять надо отсюда, пока Гаврила нас не застукал.

Картавый согласно наклонил голову.

— Возможно, придется поступить и так. Если выберут Гаврилу, то мы, пожалуй, переедем отсюда на фазенду. Выждем несколько дней, посмотрим, как поведет себя новый рулевой.

— Точно, — поддакнул всегда готовый поддержать босса Вовец. — Может, и не было никакой малявы. Валерия так, дурочку с нами играла…

Картавый усмехнулся, положил руку Штрупу на плечо.

— Не горюй, парень. Всякий может облажаться, не с тобой одним такое. А в Париж мы все-таки поедем!

Штруп тоже натянуто улыбнулся.

— Гаврила долго не протянет, я тебе обещаю, — сказал он.

— Ступай отдохни. Ты не спишь толком уже вторую ночь. А мальцам своим скажи, что без благодарности не останутся. Замочить Кису — великое дело.

Когда Гена ушел, старый вор закурил сигарету, глубоко затянувшись.

— Мясника объявят рулевым, — уверенно сказал Вовец.

Картавый поднял на него водянистые глаза.

— Ты в этом уверен?

* * *

Телефонный звонок заставил Ханыгу скатиться с кровати. Нога зацепилась за простыню и потащила ее за ним. Прихрамывая и щурясь от утреннего света, Ханыга подошел к телефону и снял трубку.

Через пару минут он положил ее на рычаги и вернулся к кровати. На ней у стены, похрапывая, спал Чифирь.

— Слышь? — Ударами кулака он попытался разбудить пьяного напарника, но тот упорно не хотел просыпаться. — Слышь, чего говорю? Сегодня Кису замочили, снимаем засаду, все!

После посещения Олегом квартиры на улице Арцимовича Киса усилил засаду — здесь круглые сутки дежурило четверо его бойцов. Вскоре, однако, их число сократилось до двух. Еще оставалась вероятность того, что сюда наведается Сопила, но главным образом Киса держал здесь людей из-за Олега. Как знать, может, тот парень, который нагнал такого страху на его команду, снова заявится сюда? Хотя надежды на это было немного.

Вчера Ханыга с Чифирем перебрали спиртного. Особенно переусердствовал Чифирь. Он вообще был самым пьющим из Кисиной братвы, за что и получил свою кличку.

— Подъем, пидер! — Ханыга стащил его с кровати. Чифирь замычал и открыл глаза, которые осоловело уставились в одну точку. — Слышал, чего те говорят? Кису замочили, а нам сейчас надо ехать на сходняк, быстрее ехать! Если не поддержим Гаврилу, рулевым станет Мясник! Хочешь этого, да? Мясник с тебя семь шкур спустит, будешь на него горбатиться, как Папа Карло… Ну, двигай же, недоносок…

Он выволок засыпающего на ходу Чифиря в ванную и подставил его голову под струю холодной воды. Чифирь промычал что-то невнятное, задергал плечами, стал чихать и отплевываться.

— Одевайся, — приказал Ханыга. Он был за старшего в их маленькой бригаде и любил в разговорах с Чифирем начальственно повышать голос. — Одевайся живее и едем!

Чифирь натянул на себя штаны и майку. Глаза его слипались, он брел по коридору, держась рукой за стену. Ханыге пришлось поддерживать его за плечо.

Когда они проходили мимо комнаты, где спала Татьяна, Ханыга ударил в ее дверь кулаком.

— Погоди, сука! Я еще доберусь до тебя! Три дня назад, когда число дежуривших в квартире сократилось до двух человек, Ханыга принялся домогаться хозяйки. Татьяна его отшила, а потом пожаловалась Кисе. Тот велел Ханыге не трогать ее. Киса не хотел ссориться с Татьяной. У нее были связи в бандитском мире, до Сопилы у нее был в любовниках даже вор в законе. Ханыга затаил на нее злобу. Он перешел к тактике мелких наскоков, умышленно портил вещи в квартире, изводил Татьяну намеками и угрозами, а когда бывал выпивши, мог и нож ей показать. Его терзала обида. Он считал себя хозяином в квартире и на этом основании должен был спать с красивой телкой, а не с этим прыщавым пропойцей Чифирем.

— Слышь, ты? — рявкнул он, еще раз стукнув в дверь. — Кису твоего замочили! Мы уходим, но я скоро вернусь и возьмусь за тебя всерьез, можешь заранее подмываться!

Из комнаты не донеслось ни звука. Ханыга подтолкнул Чифиря ударом в спину.

— Шустрее, хмырь. Спишь на ходу, как лошадь.

Они спустились на лифте и вышли из подъезда. Было очень рано. Солнце только взошло. Улица после легкого ночного дождичка была чиста и пустынна.

Ханыга повел Чифиря к машине. Их видавший виды «жигуль» был припаркован у газона. Ханыга раскрыл дверцу и затолкал напарника на заднее сиденье.

В кустах послышался какой-то шорох. Трусливый Ханыга насторожился, но в следующую секунду успокоился, решив, что это кошка. Чифирь растянулся на сиденье и ровно засопел. Ханыга раскрыл переднюю дверцу, хлопнул себя по карману и выругался. Забыл права, придется возвращаться в квартиру! Он почти бегом припустился к подъезду.

Вернувшись через пять минут, он уселся в машину и покатил по утренним безлюдным улицам.

— Слышь, Чифирь, — сказал он.

Чифирь завозился на заднем сиденье, но голоса не подал.

— Как думаешь, Мясник уступит, если они с Гаврилой погрызутся?

Откинувшись на сиденье, он одну руку закинул назад и хлопнул по спящему Чифирю. В тот же момент он взвыл от боли и резко нажал на педаль тормоза. Его откинутая рука оказалась заломленной, словно железными клещами.

Ханыга взглянул в верхнее зеркало и обомлел от ужаса. За его спиной с заднего сиденья поднялся парень, который недавно отмочалил его в Татьяниной квартире!

Машина остановилась посреди улицы.

—Давай к обочине, козел, — сказал Олег.

— А где Чифирь? — пролепетал Ханыга, нажимая на газ.

— Отсыпается в кустах.

Лоб бандита покрылся испариной, заныло в спине, еще не зажившей после прошлой стычки с Олегом. Держась за руль одной рукой, Ханыга подъехал к тротуару и остановился. Беляев отпустил его Руку, после чего бандит затылком почувствовал холодный металл глушилки, накрученной на дуло пистолета. Он задышал чаще. Ханыга узнал свой «ТТ», спрятанный под сиденьем машины!

— Чего тебе? — просипел он.

— Поедем к Картавому, — спокойно сказал Олег. Чего мне там делать?

— Обещаю, что не трону, если ты доставишь меня туда. Понял, нет? Давай рули, и без глупостей.

У Ханыги засаднило в груди. Ему вспомнилось как он, сплевывая кровь, выползал из ванной.. Всхлипнув, он снова взялся за руль.

* * *

Тело Кисы положили на стол посреди просторного полутемного помещения с голыми цементными стенами. Под потолком помаргивала и шипела единственная неоновая лампа. Когда-то здесь был завод, а ныне в этих полуразрушенных облезлых постройках обосновалось некое «товарищество с ограниченной ответственностью», контролируемое бандитами. В бывших цехах Киса устроил настоящее логово, ставшее домом для большинства бандитов. Сюда свозили награбленное, здесь держали заложников, собирались на сходняки, готовили набеги.

Прощание с главарем проходило в подвальном зале, служившем гаражом. У стен стояли угнанные машины, в основном иномарки. Многие из них находились уже в полуразобранном виде. Здесь же громоздились ящики с автомобильными деталями и возвышались горы покрышек. Углы зала тонули в потемках.

С лица Кисы вытерли кровь, руки сложили на груди. Тело засыпали купленными по дороге цветами, закрыв ими окровавленную рубашку. Братки жались к стенам и поглядывали на Мясника. Тот, в свою очередь, поглядывал на часы. Еще не подъехали некоторые из тех, кто жил на квартирах. Главный соперник Мясника — Гаврила — удалился с Гусем и Китайцем в смежный с залом коридор. Там они о чем-то совещались. Мясника это беспокоило, подозрительность отражалась на егo бледном лице.

Время от времени к Гавриле уходил кое-кто из братков. Пробыв там недолго, уходившие возвращались в зал. Мясник запоминал их.

— Ладно, хватит ждать! — наконец рявкнул он. — В сборе почти все, а кого нет — подчинятся большинству! Правильно я говорю?

— Правильно, — недружно откликнулись бандиты.

В зал вошли Гаврила, Гусь и Китаец. Мясник мигнул Лене Свежачку — мол, давай толкай свою речугу. Низенький и крепкий, как бочонок, Свежачок приблизился к трупу и хриплым голосом заговорил:

— Братва! Долго базарить нечего. Дорогого нашего Кису кончили мытищинские. Всех их перёшмаляем, и до покоса не доживут!

Окружившие покойника закивали.

— А поведет нас тот, кто был больше всех предан Кисе, — продолжал Свежачок, глядя на Мясника.

Тот стоял набычившись и тяжелым взглядом обводил собрание. Гаврила ухмылялся одной половиной рта.

— Что, братки, мстить будем? — загрохотал в зале голос Мясника.

— Будем, будем, — как эхо, откликнулись бандиты.

Мясник подошел к Кисе и не лишенным театральности жестом положил свою пятерню ему на голову.

— Спи спокойно, брат. Клянусь отомстить за тебя. Десять мытищинских перешмаляем! — Глаза его злобно сверкнули. — Нет, двадцать мытищинских перешмаляем, гадов!

В этот момент сзади к нему подскочил Гусь держа в руке гранату с оторванной чекой. Никто и глазом не успел моргнуть, как Гусь засунул гранату Мяснику за ворот рубашки. Мясник зашевелил лопатками, почувствовал голой спиной холодный металл «лимонки».

Гаврила и его дружки отпрянули, то же сделали и те, кто успел заметить гранату. Но большинство осталось стоять, изумленно таращась на Мясника.

— Берегись, взорвется! — взвизгнул Китаец. Тут уж все бросились врассыпную. Мясник на конец выдернул рубашку из брюк, граната упалa ему под ноги, подпрыгнула, откатываясь, и вдруг рванула с оглушительным грохотом. Стол с трупом завалило набок, покойник рухнул на пол и откатился, разбрасывая цветы. Мясника отбросило в дру гую сторону.

Несколько мгновений он лежал неподвижно, потом вдруг привстал на руках. Вместо ног в разорванных штанинах у него виднелись кровавые культи, из которых хлестала кровь. Все тело Мясника было нашпиговано осколками. Умирающий. находясь в глубоком шоке, орал благим матом. Вид Мясника был настолько страшен, что все — и друзья, и недруги — замерли, глядя на него.

Первым опомнился Гаврила. Выхватив пистолет, он всадил три пули в Дубака — верную «шестерку» Мясника. Дубак, схватившись за окровавленный живот, рухнул на колени, а потом завалился лицом на цементный пол.

Выстрелы нарушили всеобщее оцепенение, бандиты заметались по залу. Свежачок нырнул под укрытие стола, на котором только что лежал Киса, и, в свою очередь, тоже выхватил пистолет. Трое сторонников Мясника выбежали в темный коридор, заваленный щебнем и ржавыми трубами. За ними кинyлся Китаец и начал палить им вслед. В коридoре царил кромешный мрак, Китаец стрелял вслепyю. В считанные секунды он израсходовал всю oбoйму. Видимо, какой-то выстрел достиг цели — в дальнем конце коридора раздался сдавленный крик.

В этот момент один из той троицы, догадавшийся притаиться в темноте у самой двери, обрушил на Китайца страшный удар сплетенных пальцев. Такой удар свалил бы кого угодно, но Китаец устоял, он даже развернулся и ринулся на противника. Тому пришлось отскочить во мрак. Китаец не рискнул удаляться от пятна света, отбраcываемого открытой дверью. Шагнув назад, он лиxoрадочно принялся перезаряжать пистолет.

Зал гаража наполнился криками, грохотом выстрелов и дымом. Гаврила, чтоб не попасть под пулю, благоразумно отступил в смежное с залом помещение, где тоже горел свет. Прикрываясь дверью, он стрелял в перебегавшего к машинам Свежачка.

— Гусь! — заорал он. — Вон он, падла! Заходи к нему сзади, мочи его, мочи!..

Увидев, что на Гуся прыгнул подручный Мясника — Казбек, он грязно выругался. Казбек успел схватить Гуся за руку, сжимавшую пистолет. Гусь наклонился, пытаясь перебросить противника через себя, но не удержался на ногах и упал. Оба они Рухнули прямо на труп Кисы, отчего покойник стал вольным участником их поединка…

Окончательно придя в себя после взрыва и первых минут перестрелки, бандиты рассыпались полy и затаились за ящиками и машинами. На полу ocтались лежать трое убитых. Еще столько же было рaненых, которые, стеная, пытались отползти из освещенной середины зала и забиться куда-нибудь в тень. Выстрелы теперь звучали реже.

— Слушай меня все! — закричал Гаврила. — Свежачка, Чидыша, Казбека и Кабана я приговариваю к смерти! Остальных, кто чего против меня имел прощаю!

Над его головой свистнула пуля и ударилась о дверь. Гаврила попятился назад.

Чидыш и Кабан совещались, затаившись за джипом.

— Надо пришить Гаврилу и Китайца, — прохрипел Кабан, вытирая разбитую губу. — Остальные сразу уймутся, вот увидишь!

— Был бы жив Мясник, никто бы не тявкнул!

— Ему сразу надо было мочить Гаврилу!

— Надо было! Много чего надо было! Ты думай, как отсюда ноги уносить…

В стекло джипа попала пуля, и осколки хлынули им на головы. Чидыш высунулся, оценивая ситуацию. Под лампой плавал лиловый дым, из-за которого сумеречное помещение еле просматривалось.

Двумя меткими выстрелами Чидыш перебил лампу, и зал погрузился во мрак.

Стрельба прекратилась, но шевеление в зале сделалось явственней. Кто-то истошно закричал. Чидыш и Кабан узнали голос Казбека, которому Гусь в этот момент вспарывал живот.

Гаврила велел Китайцу бежать по коридору наверх и снаружи закрыть на засов главный выход из подвала. Второй выход будет контролировать лично он, Гаврила. Теперь сторонники Мясника могут сколько угодно прятаться по темным щелям, все равно им кранты. Китаец бросился исполнять приказание нового главаря.

В освещенный коридор, где находился Гаврила, отступили из зала Гусь и Кондраш.

— Казбека я прирезал, — сплевывая кровь, дожил Гусь.

Он зажимал рукой рубец на правой груди, сквозь пaльцы сочилась кровь. Гусь морщился от боли, его мутило и выворачивало наизнанку, но он старался держаться твердо.

— В гараже осталось два десятка народу, из них твердых «мясников» — человек пять, остальные признают тебя, надо только замочить этих гнид, — прогундосил Кондраш.

— Лишь бы Китаец успел, тогда ни один не дернет отсюда, — Гаврила посмотрел на часы.

Его сторонники, а также переметнувшиеся нейтралы, один за другим выползали из зала в коридор.

Между тем в кромешном мраке гаража «мясники» искали друг друга по голосам. Свежачок, Чидыш и Кабан сошлись у опрокинутого стола.

— Надо быстрее делать ноги, — сказал рассудительный Свежачок.

Кабан был настроен мстить.

— Говорю тебе, замочим Гаврилу и Китайца — вес заткнутся! — прошипел он.

— А Гусь? А Кондраш? — возразил Свежачок. —

Всю эту кодлу ты хрен счас перещелкаешь. Линять надо.

— Правильно, — поддержал его Чидыш. — Лично я погреб.

Кабан ткнул его кулаком и покрыл трехэтажным матом. Чидыш злобно засопел, завозился в темноте.

Кабан продолжал изрыгать ругательства, когда из мрака вынырнул нож и вонзился ему в плечо. бандит вскрикнул. Чидыш еще несколько раз ударил его, пока, наконец, не попал в шею. Кабан всхрипнул, воздух со свистом втянулся в горло, и грузное тело завалилось на пол.

— Лады, — заключил Свежачок. — А теперь линяем.

И оба бандита, стараясь не шуметь, пригибаяcь… побежали к выходу. Им вслед прозвучало несколько выстрелов, пули просвистели над их головами, но беглецы благополучно добрались до двери и выскочили на лестницу. Взбежав по ступенькам, они оказались в помещении бывшего цеха. Тут тоже царили потемки, но все же было светлее, чем в гараже. Под самым потолком располагались узкие окна.

Впереди виднелась дверь, ведущая во двор. За ней всего минута бега до бетонного забора, перемахнуть который — плевое дело. А уж за забором — овражистый пустырь, где никакой Гаврила их не достанет.

Чидыш первым подбежал к двери. За ней послышался грохот задвигаемого засова. Чидыш ударил в дверь обеими руками, но она не поддалась. Побледнев, бандиты переглянулись.

— Нам кранты, — пробормотал Свежачок. Как бы в ответ на его слова до них донесся злорадный хохот. В оконном проеме показалось брыластое лицо Китайца.

— Что, сявки, отчалить хотели? — проквакал Китаец.

Чидыш выстрелил в него, но промахнулся. Лицо Китайца скрылось, но через минуту в другом оконном проеме показался пистолет. Грохнул выстрел, и Свежачок схватился за лодыжку. Оторвав руку от раны, он посмотрел на свои залитые кровью пальцы.

— Отходим назад! — крикнул Чидыш. Здесь, в просторном помещении бывшего цеха, укрыться было абсолютно негде. Для Китайца, стрелявшего из узких, как амбразуры, окон, они представляли удобную мишень. Их счастье, что он никогда не был искусным стрелком, из четырех пуль цели отчасти достигла только однa.

Снопы света озаряли дымную внутренность залитый кровью пол и трупы. Труп Кисы среди них ничем не выделялcя. Разве только тем, что вокруг него были раскиданы раздавленные цветы.

Уцелевшие в перестрелке бандиты теснились в темноте у стены. Гусь и Кондраш держали их под дyлами пистолетов.

— Всем выйти на свет! — приказал Гаврила. Неровный строй братков продвинулся вперед. Гаврила, подобно капитану корабля, выброшенного тормом на берег, прошел вдоль строя, оглядывая ocтатки команды.

— Где Чидыш и Свежачок? — коротко спросил он.

На лестнице, — доложил Кондраш. — Китаец не дает им выйти наверх.

Гаврила подошел к двери, за которой находилaсь лестница, и, не открывая ее, гаркнул:

— Выходи на разборку! Слышь, чего говорят? Не бойсь, я не прокурор! Разберусь по совести!

За дверью, прижавшись к стене, стояли двое шдитов. Наверху их поджидали пули Китайца, за дверью — приговор нового главаря. Свежачок вынyл из своего пистолета обойму и продемонстрировaл eе напарнику. Обойма была пуста. Он швырнул пистолет на пол.

— Я пойду, — сказал он.

Козел, — процедил Чидыш, посмотрев на негo с какой-то отрешенной ухмылкой. свежачок приоткрыл дверь.

— Гаврила, я признаю тебя! Прости! Убей, если хочешь, я твой!

— Выходи! — рявкнул Гаврила.

Свежачок вошел в зал, на свет фар. В эту минуту на лестнице прозвучал выстрел. Что-то большое как мешок, упало там и грузно покатилось по ступенькам.

Кондраш, держа палец на спусковом крючке пистолета, осторожно заглянул за дверь. Потом ударом ноги распахнул ее шире. Все увидели тело Чидыша лежащее на боку. Он стрелял себе в рот. Задняя часть черепа была разнесена вдребезги.

Главарь перевел взгляд на Свежачка.

— На колени, падла.

Тот, цепенея, выполнил приказ. Гаврила шагнул к Свежачку и приставил пистолет к его виску. Свежачок зажмурился. Главарь держал пистолет долго, почти целую минуту. Между ног Свежачка быстро растекалось темное пятно. Запахло мочой.

— Ладно, милую, — сказал Гаврила, отводя дуло от его виска.

Ресницы Свежачка разлепились, он поднял голову, вздохнул полной грудью. Гаврила загоготал на весь зал и вдруг выстрелил. Свежачок кулем плюхнулся на пол и остался лежать.

— Кто что-то имеет против? — Свинцовым взглядом Гаврила обвел собрание.

За его спиной раздался захлебывающийся хрип.

—Да… Имеет…

Безногий Мясник, о котором все забыли, полз, исступленно борясь с чернотой подступающего обморока. Остановившись, он с усилием поднял пистолет.

Гаврила шагнул было к нему, но его опередил Гусь. С ухмылкой он выбил ногой из трясущейся руки Мясника оружие, следующий удар пришелся по лицy. Мясник рухнул на цементный пол, и из горла хлынула кровь.

Гаврила поставил ногу ему на голову.

— Так кто имеет против? — повторил он , оглядывая присутствующих.

Все молчали. Гаврила сунул пистолет в карман и показал пальцем на свою ногу, упирающуюся в голову Мясника.

— Кто предан мне — целуй! Первым на колени свалился Гусь, выпачкав оки в крови. Он припал губами к пыльному боку и долго, в каком-то сладострастном исступлении, обсасывал его. За Гусем встал на колени и поцеловал ботинок Кондраш. За ним — Китаец. Теснясь, начали подходить другие.

В тишине, установившейся в подвале, бандиты один за другим опускались коленями в кровавую лужу и целовали ботинок своего нового главаря, присягая на верность.

* * *

— Это и есть его дача? — спросил Олег, когда Ханыга остановил машину метрах в трехстах от развилки. Справа, на пригорке, среди гущи елей, виднелись окна второго этажа.

— Она самая. Поворот ведет прямо к ней. Но дальше нам лучше не ехать,-за поворотом сечет скрытая камера.

— Ладно, — Олег, задумавшись, откинулся на сиденье, сунул в рот сигарету.

Ханыга услужливо поднес горящую зажигалку. Бандит на собственном опыте знал, что с такими парнями, как Олег, да еще вооруженными, надо вести себя тихо и по возможности не возникать.

— Камера следит только за поворотом? — спросил Беляев.

— За поворотом она сечет точно, а дальше — не знаю, — признался Ханыга. — Я и был-то здесь пару раз всего, Кису привозил.

Олег кивнул, затянувшись. До дома можно было добраться через лесочек, но там забор, охрана, да и камеры наверняка в забор вмонтированы. Но в дом он должен проникнуть. Неприступных мест не бывает. В Чечне он забирался в самое логово «духов» —в бронированную землянку одного из полевых командиров, охрана вокруг которой представляла тройное кольцо. Так неужели ему слабо забраться на дачу какого-то там вора в законе?

Ханыга вдруг встрепенулся.

— Отъедем, — сказал он, включил зажигание и схватился за руль.

— В чем дело?

Вместо ответа бандит кивнул направо.

Тут уже и Олег заметил вдалеке, между сосен. кортеж пробирающихся по лесной дороге автомашин. «Жигуль» попятился назад. Отъехав за пригорок, Ханыга остановил машину. Развилка впереди теперь почти не просматривалась.

Беляев увидел, как со стороны дома на шоссе величаво выползают иномарки. «Мерседес», «БМВ» и два джипа. Процессию завершали два «жигуленка».

— Что это? — спросил он. — На разборку, что ль, поехали?

— Без понятия, — Ханыга в недоумении пожал плечами. — Но в этом «Мерседесе» ездит Картавый, точно знаю! — Он вгляделся в даль, напрягая зрение. — Там Картавый! — воскликнул он. — Вон он, в «Мерседесе»!.. А с ним Вовец…

— Езжай за ними, — приказал Олег. — Держись от них подальше, но не упускай из виду.

* * *

Картавый, не дождавшись звонка от Мясника, покинул свое логово. Наиболее ценные и были спешно погружены в машины. На даче ocтaлcя только глухонемой сторож. Кортеж неспешно двигался на север Подмосковья. Дважды его останавливали милицейские патрули Вовец, имевший большой опыт общения с гаишниками, выходил на переговоры, после чего машинам Картавого давали «зеленый свет».

Через два часа с небольшим, сделав короткие остановки в Щелкове и Загорске, Картавый со своей немногочисленной братвой прибыл, наконец, на «аэродром». День клонился к вечеру, солнцe зacлоняли облака. Старый необжитой дом, куп. лый Картавым по случаю пару лет назад, стоял в гуще леса. Когда-то здесь была дворянская усадьба, которую окружал большой парк с аллеями и декоративными прудами. Усадьба начисто сгорелa. еще в гражданскую, и лишь гораздо позже на ее фундаменте был построен новый дом, в котором сначала был санаторий, потом колхозный склад, лeтом чья-то дача. За прошедшие годы пруды превратились в болото, бесхозный парк уже ничем не отличался от окружающего леса. Здание представило собой двухэтажный каменный дом, со всех сторон которого красовались маленькие балкончики, оцинкованная крыша имела крутой cпуск.

Картавый здесь никогда надолго не задерживался. Потолки в доме текли, отопления не было, приxодилось растапливать камин, пожиравший уйму дров. К тому же забор, окружавший здание, был xлипкий и ненадежный. Эта фазенда имела лишь то преимущество, что о ней никто не знал. Картавый был уверен, что его здесь никто не обнаружит.

За колеёй, ведущей от дома к пыльной сельской дороге, давно никто не ухаживал: машины пробирались через ухабы, буксовали в лужах.

Наконец кортеж вполз в ворота. Бандиты разошлись по зданию. Загорелись лампы под замызганными потолками, заскрипели лестницы и прогнившие половицы. Босс велел Папуасу и Вовцу принести дров и растопить камин. Ближе к ночи хождение в доме прекратилось. В камине запылал огонь, и Картавый с сигаретой в зубах уютно устроился перед ним в кресле. Поодаль, в другом кресле, сидел Штруп, вытянувший ноги на низкую тумбочку.

Вовец отправился на кухню проконтролировать приготовление ужина. Босс с Геной остались одни.

Картавый тыкал пальцем в кнопки сотового телефона и беззвучно чертыхался.

— Ни Мясника, ни Казбека, ни Свежачка, — пробурчал он. — Полдня им звоню, никто не отзывается. Как подохли.

Блондин промолчал. Он смотрел на дверцы дубового шкафа, куда Картавый запер три приличных саквояжа. Штруп догадывался, что в них лежит. Прогорев пару лет назад на крахе одного коммерческого банка, Картавый с тех пор предпочитал держать валюту при себе.

Старый вор швырнул телефон на стол.

— Все ясно, — сказал он. — Теперь рулить будет Гаврила, а Мясника с Казбеком он завалил. Дела хреновые, а если Валерия и правда сочинила свою маляву, то тогда совсем паршиво.

— Боря, но как ты узнаешь про маляву? — спросил Штруп.

— Узнаю. Среди его братков есть один верный человечек. Он меня предупредит.

— Гаврилу надо шлепнуть, и чем быстрее, тем лучше.

—Не спеши. Сейчас Гаврила мне не опасен. Вот когда он получит весточку этой суки, то тогда — да. такой малявой Гаврила сможет настроить против меня братву…

В зал вошли Вовец и Сметана — личный повар Картавого. Вовец торжественно нес кастрюлю, из пoд крышки которой выбивался пар. Сметана держaл поднос с тарелками, вилками, ножами и горой нарезанной колбасы.

— Кушать подано! — торжественно возгласил Вовец.

Гена придвинул свое кресло к столу. Во время ужина Вовец вскинул свои юркие глазки на шефа:

— За графским золотишком завтра пойдем?

— Раз уж мы здесь, то надо пошуровать, — с набитым ртом ответил Картавый.

От графской усадьбы под домом осталась глубокая и разветвленная сеть подвалов. Среди окрестных жителей ходил слух, будто в этих лабиринтах прежние владельцы усадьбы, прежде чем удрать в восемнадцатом году в Париж, припрятали золото и драгоценности. Они, видимо, надеялись, что новая власть продержится недолго и можно будет вернуться за своим добром. Но получилось иначе. Дом сгорел, хозяева умерли в эмиграции. Золото не раз пытались искать, каменную кладку во многих местах разворотили, кое-где в подвалах из-за этого обрушились стены.

Картавый, покупая дом, в легенду о спрятанном золоте не верил. Ему понравилась уединенность фазенды. Это была настоящая берлога, в которой можно было перекантоваться и зализать раны. Но когда в прошлом году приехал какой-то француз и начал настырно интересоваться подвалами, старый ворюга взглянул на это дело иначе. Француз объяcнил, что он внук владельца усадьбы, стоявшей нa этом месте, и точно знает, что в подземном лабиринте находятся золото и бриллианты. Он может даже указать примерное расположение тайникa. Туда ведет скрытый ход с замаскированной дверью.

Картавый, скептически ухмыляясь, разрешил ему побродить по подвалам, приставив к нему нa всякий случай двух своих парней. С французом него было заключено джентльменское соглашение: если тот найдет золото, то все будет поделено поровну. Как и следовало ожидать, никакого золота француз не нашел, однако обещал вскорости приехать с какими-то приборами, позволяющими просвечивать стены и отыскивать в них пустоты.

Этот чудак оказался довольно назойливым малым, он несколько раз звонил из Франции, напоминая о себе. Его уверенность в существовании золота заразила старого вора. Теперь каждый раз, приезжая сюда, он заставлял своих людей спускаться в подвал и обстукивать молотками стены.

— Сходишь туда утречком с Папуасом и Сметаной, — приказал вор. — А то вы, смотрю, жируете от безделья.

Вовец недовольно замолчал. Ему отнюдь не улыбалась перспектива забираться в сырые и мрачные подвалы, где не было электричества и потолки в любой момент грозили обрушиться. Но спорить с боссом было бесполезно.

Штруп отложил в сторону вилку.

— Борис, так я тебе больше не нужен? — спросил он. — Может, завтра мне отчалить в лагерь? Картавый засмеялся.

— Соскучился по своим девочкам? — Он потрепал Гену по щеке. — Лады, завтра езжай, хотя я бы xотел, чтобы ты остался у меня подольше… Вор подмигнул Штрупу, и тот ухмыльнулся в oтвет.

* * *

— Хорошо, что я догадался положить в багажник канистру с бензином, а то бы мы хрен дотащись сюда, — Ханыга обернулся к Олегу. — Значит, его потайная берлога. Только что это он так быcтро слинял с той дачи?

«Жигуль», поджав рессоры и пробуксовывая, пробирался по лесной дороге, по которой недавно проехал кортеж Картавого. Впереди за деревьями виднелось очертание какого-то строения. Олег велел Ханыге остановиться.

— Все, больше ты мне не нужен, — сказал он. Ханыга вздрогнул и настороженно покосился на своего пассажира, решив, видимо, что тот сейчас расправится с ним. Действительно: место глухое, кругом лес. Шмальнуть из пушки с глушилкой, оттащить труп под елку, и дело с концом. Беляев рассмеялся.

— Думаешь, я такой, как ты или твои братки? Ошибаешься. Я никогда не стрелял в затылок и дела гь этого не собираюсь. Поезжай домой и никому ни слова о том, что видел меня, понял?

— Понял, командир.

Обследовав тайничок под сиденьем бандитского автомобиля, Беляев нашел небольшой острый нож, вставленный в ножны. «Ворованный», — подумал Олег, однако прихватил его с собой вместе с пистолетом.

Когда он вылез из машины, Ханыга включил задние, и «жигулы задним ходом пополз в сторону шоссе. Через полминуты он скрылся за деревьями.

Беляев остался один на лесной дороге, больше похожей на широкую тропу. С обеих сторон к ней подступали ели. До берлоги Картавого надо бьгло еще пройти метров триста. Ясно, что по дороге идти рискованно — Олега могли засечь. Поэтому он углубился в лес и двинулся по зарослям, держа тропу в поле зрения.

Быстро сгущались сумерки. Когда Беляев приблизился к ветхому дощатому забору, окружавшему здание, стало совсем темно. В десяти метрах трудно было что-то рассмотреть. Свет горел в трех окнах второго этажа, а также в помещении пристройки.

Территория фазенды была довольно запущена и напоминала заросшую кустами и сорняком свалку. В пристройке, примыкавшей к дому, находился гараж. В доме было два входа. Судя по запустению, царившему в тылу фазенды, задней дверью не пользовались, она была плотно пригнана к косяку и, Очевидно, заперта основательно. Зато в передней части двора, где находилась «парадная» дверь, маячил двухметровый бугай. Иногда во дворе показывались бритоголовые молодчики, и охранник негромко разговаривал с ними.

Олег в течение часа наблюдал за фазендой, заглядывая в щели между досками в заборе. За все это время бугай наведывался на задний двор только три раза. Значит, в этом месте можно было бы незаметно перелезть через забор и, пользуясь темнотой, подойти к зданию и изучить его планировку, если позволит обстановка.

Глядя на дом, Олегу казалось, что он как будто специально построен для тренировок скалолазов. На его стенах было столько выступов, карнизов, балок и резных бордюров, что при известном умении ничего не стоило добраться до окон второго этажа и даже влезть на крышу. Пожалуй, он так и поcтупит. Надо обследовать окна и выяснить, где кoмната Картавого, а потом подстеречь момент, кoгдa бандит останется один. Беляев даже путь себе oтметил: по задней стене дома забраться на оконный наличник, оттуда дотянуться до прутьев маленького балкончика и встать на карниз. Здание было выкрашено в темный цвет, и это было на руку Олегу. В темноте, на фоне стены, он будет почти незаметен.

Выждав момент, когда бугай, побродив по двору зашел в гараж, Олег перемахнул через забор и, прячась за кустами, несколькими прыжками добрался до заднего крыльца. В этот момент дверь, которую он считал замурованной, открылась, из нее высунулся повар Картавого с ведром грязной воды и выплеснул ее под ноги Беляеву. Олег беззвучно выругался. Сметана изумленно уставился на него.

В первую минуту бандит подумал, что этот молодой парень — кто-то из людей Штрупа.

— Эй, ты чего? — спросил Сметана. Вместо ответа Беляев подскочил к нему и схватил за горло. Сметана всхрипнул, глаза его выпучились.

— Ни звука, — приказал Олег, приставив к виску бандита дуло пистолета, и повел его к кустам.

Опешивший Сметана даже не думал сопротивляться.

— Где Картавый? — спросил Олег, давая своему пленнику немного отдышаться.

Сметана судорожно глотнул воздух.

— Здесь, — просипел он, побледнев от страха.

— Где его комната?

— Наверху.

— Он там один?

— Н-нет…

— Кто с ним?

— Н-не знаю… Вовец, наверное… И еще этот. Гена.

— Гена Штруп?

— Это он брал обменный пункт на Профсоюзной улице?

— Не знаю. Я не при делах, мне не докладывают..

— Сколько всего народу в доме? — продолжал допрос Олег.

— Всего? — На лбу Сметаны пролегла морщина свидетельствовавшая о лихорадочных раздумьях. — Человек пятнадцать…

— Почему вы…

Беляев не успел договорить. Крадущиеся шаги за спиной он расслышал слишком поздно, и единственное, что успел сделать, — это немного отвести голову.

Утюг — начальник охраны Картавого — бил кулаком с размаху, но кулак лишь скользнул по челюсти, позволив Олегу устоять на ногах. Удар у Утюга был мощным, противников он обычно посылал в нокаут в первые же секунды боя. Поэтому сейчас, когда незнакомец проявил такую завидную реакцию, бугай заревел от бешенства. Он никак не ожидал, что Олег устоит. А Беляев не только устоял, но и удержал в руках пистолет.

Сметана, почувствовав, что свободен, бросился к двери. Раздался глухой хлопок — и повар Картавого с дыркой в спине рухнул замертво.

Выстрелить по Утюгу Беляев не успел. Отбив руку Олега, держащую пистолет, бугай ринулся ему под ноги, повалился сам и увлек за собой противника.

Когда занесенная рука Утюга готова была обрушиться на его шею, Беляев успел подставить пистолeт который принял удар на себя. В следующий Олег саданул противника коленом в живот. Toт всхрипнул. Воспользовавшись секундной тьплкой, Беляев перехватил оружие и нажал на кyрок но выстрела не последовало: в пистолете поcлe удара Утюга что-то заклинило.

—Падла! — прохрипел Утюг. — Кто тебя подоcлaл?

Беляев выскользнул из-под него и попытался yдaрить аперкот правой в челюсть, но замах получилcя слишком коротким. После его удара бандит сплюнул кровь и, вновь придавил Олега. Беляев почувствовал, что хватка у его противника медвежья. Утюг не дaвал ему нанести более-менее чувствительный yдap ни рукой, ни ногой. Олег мог лишь дергаться, пинаться под ним и отводить руки нападающего c шеи. На это уходили все силы. Если такoe продлится еще минуту, то Олег выдохнется. мощный противник раздавит его.

Pyка Беляева скользнула вниз. В заднем кармане лежал кинжал. Его ножны больно впивалиcь в ягодицу, когда Утюг придавил его к земле. надо было попытаться вывернуться, залезть в карман рукой. Бандит торжествовал победу.

— Так кто тебя подослал, гад? — Он пятерней метнул Олега по щеке, на которой клеймом выcтупил красный отпечаток ладони.

Единственный шанс теперь заключался в том, чтобы обмануть противника, сделать вид, что продолжать борьбу больше нет сил.

— Меня послал Киса, — ляпнул Олег наобум. У меня малява от него к Картавому!

— Киса? Не лепи горбатого, козел! Киса загнулcя.

— Убери лапы, базар есть, — хрипел Олег. Мне к Картавому надо!

— А чего ж ты Сметану зашмалял?

— Потому что он недоносок!

— Что-то ты заливаешь, хлопец. А ну-ка, давай сюда твои ручки…

Но Беляев, пользуясь тем, что Утюг ослабил натиск, уже нащупал в кармане нож. Рука вскинулась стремительно, бандит даже не успел заметить лезвия, блеснувшего в слабом вечернем свете. Олег с силой всадил нож под ребро противника, выдернул и снова ударил, на этот раз в спину, под лопатку.

Лежавший на Беляеве Утюг вздрогнул всем своим бычьим телом. Весь дрожа, он привстал, голова его запрокинулась назад.

На миг Олегу показалось, что умирающий сейчас заревет что есть мочи и переполошит весь дом. Но бандит только судорожно вдыхал воздух. Оставив рукоятку ножа в спине противника, Олег обеими руками уперся ему в грудь и не без труда отвалил его от себя. Только после этого он перевел дыхание, вытер мокрое от пота лицо. Утюг дергался и хрипел.

«Какой живучий! — с неожиданной злостью подумал Беляев. — Если б не нож, был бы мне полный абзац!»

Он выдернул кинжал из спины умирающего. Огляделся. Во время их недолгой схватки никто не заглянул на задний двор фазенды. Было тихо, только из-за приоткрытой Сметаной двери доносились отдаленные голоса.

Повар лежал у самого крыльца, не добежав до двери нескольких шагов. Вокруг него образовалась лужа крови. Прежде всего надо оттащить труп в кусты. Бандиты, находящиеся в доме, можно дольше не должны знать о появлении Олегa.

Еще раз оглядевшись, он наклонился над дергающимся в агонии Утюгом.

— Что, корешок, требуется помощь? — усмехавшись, прошептал Олег.

Бандит уже не слышал его. Дернувшись напослeдок он испустил дух. Беляев ощутил на себе заcтывший стеклянный взгляд противника.

Оттащив трупы в кусты, Олег решил обыскать иx. В карманах бандитов оружия не оказалось — видимо, в этой берлоге они считали себя в полной безопасности. Беляеву оставалось рассчитывать только на нож…

Олег бесшумно подошел к двери и прислушался к голосам. Нет, входить в дом слишком опасно. Он влез на подоконник ближайшего окна, наглухо закрытого ставнями, и оттуда перекинулся на козырек, нависавший над дверью. Взобравшись на него ногами, Беляев некоторое время отдыхал, прикидывал дальнейший маршрут. Теперь надо дотянуться до длинного карниза, разделявшего первый и второй этажи. Карниз узковат; сантиметров десять в ширину, не больше, но Олегу этого вполне хватит. Ухватившись за него, он подтянулся на руках и занес ногу. Спустя некоторое время он втащил на карниз и все тело.

Цепляясь пальцами за неровности в кирпичной стене, Олег выпрямился, встал на карнизе устойчивее. Отсюда до окон второго этажа рукой подать. Можно двигаться. Но едва он сделал шаг, как дверь, из которой недавно вышел Сметана, раскрылаcь, из проема на землю упала полоса желтого cвета, в которой показались две движущиеся тени.

Спустя мгновение из дома вышли двое молодчиков. Это были Папуас и другой боец Картавого — крепкий краснорожий парень по кличке Дупель. Оба были слегка выпивши, это чувствовалось по их походке и разговору.

Олег похолодел: они направились к кустам, где лежали трупы! Он с замиранием сердца следил, как они приближаются к убитым. Еще шаг, и еще, сей час, кажется, они сделают последний шаг и спотк нутся о них… Олег чуть не упал: так и есть, увидели:

Они остановились перед самым Утюгом!..

Беляев не верил своим глазам: бандиты, продолжая беспечно болтать, расстегнули штаны и сталг мочиться на своего убитого товарища! Олег облегченно перевел дыхание. Все-таки не заметили…

Действительно, выйдя из освещенного дома трудно сразу освоиться с темнотой. Бандиты опорожнили мочевые пузыри на темные заросли перед собой, ничего в них не разглядев, потом застегнулись и направились к дому. В эти секунды Олегa снова прошиб холодный пот. Он был перед ними как на ладони. Стоило им только поднять глаза, и они бы увидели его…

— Завтра валим в Сергиев Посад по блядям, — икнув, сказал Дупель. — Оттянемся.

— Везет же вам, — завистливо прохныкал Папуас. — А меня со Сметаной хозяин в подвалы шлет, опять стены долбить…

Дупель загоготал. Олег плотнее прижался к стене…

Он успокоился только тогда, когда лица бандитов ослепил луч света из открытой двери. Они вошли в дом, дверь за ними захлопнулась. Снова наступила тишина.

Беляев почувствовал, как после снятия напряжения у него резко ослабли колени. С минуту он собирался a потом придвинулся к ближайшему окну. За стеклами царил непроглядный мрaк. Следующие три окна неярко светились.

Продолжая путешествие по карнизу, Олег заглянул в первое из освещенных окон. Емy предстала просторная комната с низким потолком. Она освещалась тлеющим огнем массивного камина. В креслe сидел грузный пожилой мужчина. «Картавый», — догалcя Олег. Невдалеке находился стол с остатками eды. В кресле у раскрытого окна, вытянув перед ноги и водрузив их на тумбочку, развалился Блондин. Больше никого в комнате не было.

Yвидев блондина, Беляев вцепился пальцами в переплет. Это убийца Сопилы, это он чуть не yгробил тогда, на даче, Валерию! Блондин вертел в руках сотовый телефон. Oни с Картавым о чем-то говорили, но к их речи oн не прислушивался. Он двинулся к дальнему скрытому окну.

Добраться до него оказалось делом не таким простым, потому что, проходя мимо двух окон, приходилось нагибаться и передвигаться по карнизy чуть ли не на карачках. Наконец Беляев достиг скрытого окна и осторожно, держась пальцами за онный карниз, на мгновение заглянул в комнату. Блондин сидел буквально в полуметре от него, иной к окну. Дотянуться до него в прыжке и отправить на тот свет точным ударом ножа было бы для Олега делом считанных секунд. Но до Картавого так просто не добраться. Мужик крепкий, к тому У него чугунные щипцы. Он поднимет шум, сбежится вся кодла! Но тут голос блондина перебил мысли Олега и заставил его напрячь слух.

— Кису мы уделали здорово. По первому классу стрелял в него Сема. Не парень, а чистое золото. Кандидат в мастера по биатлону, киллер, каких хрен сейчас найдешь. Надо ему заплатить по полной ставке.

— По его молодости хватит с него трех тысяч баксов, — возразил Картавый.

— Вполне, — согласился Штруп, — хотя мытищинские дали бы за голову Кисы в десять раз больше.

— Учти, ты исправляешь ошибку, которую сделал на даче Сопилы.

— Согласен, босс. На ошибках будем учиться.

— К тому же ты хорошо погрелся на Профсоюзной… — заметил Картавый.

Олег за окном перестал дышать.

— Да, побольше бы таких дел, как на Профсоюзной, и я бы не вылезал с испанских пляжей… — Гена потянулся в кресле. — Чувствую, мне уже пора жариться на солнце, а то в этом «Соколе» загорать почти некогда…

— Тех денег, которые ты взял на Профсоюзной, тебе хватит надолго.

Гена скептически покачал головой:

— При моих тратах — вряд ли. А потом, после дележа мне не так уж и много осталось. Надо было и тебе отвалить, и этому кретину Сопиле, да и ребятам моим подбросить, и на общак дать… Только на одну ходку за бугор и хватит.

— Когда мы вернемся из Парижа, я тебе подкину одно дельце. Есть у меня на примете один барыга. Тебе придется его потрясти.

— Что за барыга?

Картавый усмехнулся, бросил в камин cигарету.

—Не все сразу, Гена, не все сразу…, пора на боковую.

Валерия была права. Этот блондин — убийцa Андрюхи. На миг Олегу вспомнилась драка и наглая улыбка Штрупа, когда он, почти потeрявший сознание, свалился на пол. Беляев почувcтвовал, как в его груди нарастает неистовая, туманящая рассудок злость. Сердце, казалось, готово выпрыгнуть из груди, дыхание стало прерывистым. Он даже чуть было не сорвался со стены. усилием воли он заставил себя успокоиться.

— Погоди пару минут, — сказал Штруп. — Мне eще надо позвонить в лагерь, предупредить, что завтра приеду.

Он снова принялся нажимать на кнопки сотового телефона. Панель аппарата была обращена прямо на Олега, и в полумраке комнаты хорошо проcматривались светящиеся цифры номера, набираемого убийцей. На панели телефона светились уже все семь цифр, когда мигающий сигнал показал, номер занят. Блондин чертыхнулся и принялся набирать тот же номер по новой. Линия каждый раз сказывалась занята. Штруп с упрямой настойчивостью продолжал набирать те же цифры. Беляев без труда запомнил номер телефона. Блондин, наконец, дозвонился.

— Антонина Петровна? — заворковал он сладим голосом. — Извините, так уж случилось, приелось задержаться. Вчера пригласили на свадьбу

Другу, и сегодня весь день отсыпался. Я завтра подъеду к обеду, ладушки? Чудесно, Антонина Петровна… Говорите, девушки обо мне спрашивают? — Штруп засмеялся. — Передайте им привет. Завтра они меня увидят… Надо же, какие нетерпеливые. Скажите им, завтра после обедa я весь вечер буду играть с ними в теннис… Я тожe скучал. И я вас вспоминал, Антонина Петровна Значит, все нормально? Ну так завтра ждите…

Пока он разговаривал, Олег осматривал пути отступления. Если бы там была земля, он рискнул бы спрыгнуть. Но внизу был навален строительный мусор: какие-то проржавевшие канистры, трубы доски, целая свалка! Прыгнешь на нее — все ноги переломаешь…

Олег никак не мог расстаться с мыслью о внезапном нападении. Этот недоносок здесь, у него под рукой. В одно мгновение можно рассчитаться с ним за все. Тем более его нападение было бы неожиданным, и блондин не успел бы оказать сопротивление. Но Картавый поднимет шухер!.. Чертова свалка! Если б не она — можно было бы спрыгнуть, вполне можно было бы. А там — два шага до забора, и в лес! Хрен бы они его нашли там ночью!

Смываться же по стене — долго, зацапают, как пить дать…

Штруп закончил разговор и выключил телефон. Потом встал. Картавый тоже поднялся. Молодой бандит вышел в боковую дверь слева. Вор остался один. Прошелся по комнате, что-то бормоча, остановился у стола, почесал под мышками. Затем вдруг схватил бутылку и жадно выдул остатки коньяка прямо из горлышка. Шумно выдохнул.

Олег затаился сбоку от окна, следя за ним. Надо выждать время, когда все заснут, думал он. Тогда можно будет залезть в дом и без лишних хлопот разделаться со Штрупом. Конечно, это против ею принципов — нападать на спящего, но ведь и блондин совершил подлость, использовав в драке на даче Сопилы кастет! Олег предлагал ему честный поединок, но Штруп его наколол.. Наутро Картавoгo найдyт в луже крови, а Олег к тому времени будет дaлeко… Кстати, самого Картавого тоже неплоxo замочить. Он виновен в смерти Андрюхи, косвенно. Ладно, если удастся, пришьем и eго но в первую очередь — Штрупа! Старый вор вышел из зала. Беляев раздумывал. Может, спуститься и вздремнуть часок где-нибудь в лесу?.. В опустевший зал бесшумно вошел Вовец. Быcтрым и хищным движением налил себе водки, пил, пятерней заграбастал из банки горсть килек в томате и отправил себе в рот. Потом налил еще и выпил, при этом глаза его бегали по столу, выбирая, чем бы закусить. Этот бледный бандюга вызывал в Олеге отвращение. Прячась за oконным косяком, он наблюдал за его действиями.

Нажравшись, Вовец широко зевнул и, рыгая, убрался… Олег еще минут десять балансировал за окном, вслушиваясь. Кажется, все затихло.

Может, все-таки забраться в дом сейчас? Олег услышал, как сбоку звякнула выдвигаемая рама. Это окно той комнаты, куда ушел Штруп!

Олег осторожно приблизился, заглянул в окно а в эту минуту погасил лампу. Но при лунном свeтe проникавшем в комнату, была хорошо видна кровать, в которой лежал Штруп, а также стул с набросанной одеждой. Поворачиваясь, Штруп повернулся спиной к окну… Подождaтъ, пока заснет, или напасть сейчас? Момент более удачный. Окно открыто, влезть — одно мгновение, еще секунда — и нож в груди у гада! Правосудие свершится!

Олег огляделся по сторонам, вслушался в тишину. Да, ждать бессмысленно. Кто знает, что будет через час? Может быть, бандиты обнаружат исчезновение своих товарищей и примут меры предосторожности. Тогда уже Штрупа так просто не достать. Надо действовать немедленно. Беляев вынул нож сжал его в кулаке. Ударил по оконной раме. Она распахнулась, и одновременно с подоконника'полетела какая-то стеклянная банка, на которую Олег в потемках не обратил внимания. С грохотом она разбилась на полу. Беляев мысленно выругался. Штруп привстал на кровати. В этот момент Олег вскочил на подоконник.

При виде темной фигуры, влезающей в окно, Штруп задрожал от страха. Однако через несколько мгновений он справился с собой. Решив, что незнакомец сейчас выстрелит, он скатился с кровати на пол. Олег был уже в комнате. Он обежал кровать, замахиваясь ножом. Гене ничего не оставалось, как нырнуть под кровать, благо она была довольно широкая. Он весь покрылся липким потом. Это наверняка киллер! Возможно, ему мстят за смерть Кисы. Здесь, под кроватью, голый, без оружия, он абсолютно беспомощен, его подстрелят, как кролика!..

Олег чувствовал себя немногим лучше. Он стонал от досады. Внезапное нападение не удалось, и все из-за этой проклятой банки! Он заглянул под кровать.

Штруп заметил у него в руке нож, и горячая волна надежды захлестнула отчаявшегося было бандита. Нож — это не пистолет, против него еще можно побороться!..

— Вылазь, паскуда! — прохрипел Олег.

Штруп моментально узнал своего ночного гостя.

Этo же тот парень, которого он огрел бутылкой на Сопилы, а потом утопил в баке! Ясно, что его выташила оттуда Валерия. И теперь он мстит. Но как он нашел эту берлогу? Однако времени не было, незнакомец, рacсекая ножом воздух, ринулся на него. Гена швырнул ему под ноги стул, а потом вскочил на кровать и схватил подушку.

— Копец тебе, крыса, мышь подлая! — шепотом крикнул Олег, снова бросаясь на бандита.

Но Штруп, стоя на кровати, уже успел сгруппироваться для отражения ударов. Олег замахивался, бандит по-боксерски уворачивался или по дставлял подушку. Нож Олега сделал в ней широкую прореху, из которой густо валили перья.

— Лежать, гад! — Олег схватил простыню, на которой стоял Штруп, и дернул на себя. Блондин yпaл, не устояв на ногах, но тотчас снова вскочил. В эту минуту открылась дверь, и на пороге показался Картавый. Его спальня находилась за стеной. Вревоженный грохотом и странной возней в соceдней комнате, он заглянул к Штрупу и в первый мoмент не поверил своим глазам. В помещении был невообразимый разгром. Кровать была свaлена, повсюду летели перья. Гена в одних трусах лeжал с подушкой на кровати, отбиваясь от ножа незнакомого молодчика.

Опомнившись, старый вор разразился отборным мaтoм.

— Вовец! — в бешенстве закричал он. Лоб Олега покрылся ледяной испариной. Все! зaсыпался! Теперь их не возьмешь! Штруп уворачивaлcя от ножа, ловко орудуя подушкой. Картавый, cxвaтил стул и, выставив его перед собой, начал oбxoдить кровать. За стеной послышался отчетливый шум торопливых шагов, быстро приближающих месту событий.

— Падлы! — крикнул Олег в отчаянии. Отскочив в сторону от летящего в него сту, Беляев залепил ворюге ногой в живот. Выскочив из комнаты, он захлопнул за собой дверь, лихорадочно озираясь по сторонам. Олег очутился в каминном зале. Справа — раcкрытое окно, но под ним — свалка, не прыгнешь. Пoтом — дверь на лестницу, по которой всей кодлoй поднимаются бандиты. Куда бежать? Неужели он в ловушке?

Огонь в камине уже погас, зола едва тлела. Взгляд Беляева остановился на этом массивном сооружении, выложенном из кирпича. Он подбежал и заглянул в трубу. Вверху зияла квадратная дыра шириной никак не меньше полуметра. Сердце Олега забилось как сумасшедшее, когда он разглядел какие-то скобы, выступающие из кирпичной кладки стены. Вот он, шанс! Весь, с головой и плечами, Олег ушел в трубу, ухватился за горячую скобу, подтянулся на руках, обжигая ладони.

Он едва успел убрать в трубу ноги, когда из oдной двери в зал ввалился Вовец с тремя бандитами, а из другой — Картавый и Штруп. Вор все еще мог отдышаться после пребывания в нокдауне беспрерывно матерился.

В зале царили сумерки. Вовец с приведенной братвой недоуменно озирались, не понимая, чтo случилось.

— Он залез ко мне в окно! — крикнул Штруп.

— Кто? — спросило сразу несколько голосов.

— Хрен его знает, какой-то придурок! — ответил Гена. — Он выбежал сюда! Ищите его, гада, ищитe. Вовец и Дупель подбежали к окну и выглянули.

—По-твоему, он мог сигануть отсюда?

—Tы хренел? — отозвался Дупель. — Прямо на лом? Костей не соберешь!

Кaртавый в ярости повалил стол. Загремела стоявшая на нем посуда. Бандиты бестолковo метались по комнате.

— Камин! — догадался наконец Штруп.

Но Олег был уже высоко. Подниматься внутри метровой трубы оказалось не таким уж сложным делом, особенно когда есть за что ухватиться. Cтрашная копоть, царящая здесь, окрасила в черный цвет руки и одежду.

Он лез вверх быстро и ритмично, упираясь в стенку и ставя ноги на металлические скобы.

— Вон он! — крикнул Вовец.

— Стреляй в него! — ревел Картавый. — Стреляйте, падлы, козлы вонючие! У кого-нибудь есть лка?

Выяснилось, что оружия ни у кого при себе нет. Картавый броcился назад, в спальню, где на стуле висел его пиджaк с кобурой. Спустя несколько секунд он вернулcя в зал, на ходу щелкая затвором «Макарова». Труба, на счастье Олега, оказалась не слишком длинной. Когда Картавый побежал за пистолетом, он уже достиг защитного колпака. Беглец с силой стукнул по черному проржавевшему металлу колпака. Тот подскочил на cвоих опорах, но оказался слишком тяжелым. Беляев, подтянyвшись еще выше, уперся в колпак обеими руками cбросил его с трубы. Тот грохнулся на крышу, скатился по ней и рухнул вниз. Следом за колпакп из трубы вылез и Олег. В это время в камин просyнулся Картавый с пистолетом в руке. Вверху, в квадратном проеме, виднелось темно-синее ночное небо с одной слабо мерцавшей звездочкой…

Картавый выругался.

— Он на крыше! Вовец, поднимай всю братву нечего им дрыхнуть! Тому, кто возьмет его живьем, — тыщу баксов! Кто замочит — пятьсот!

Крикнув это, Картавый выскочил на балкон и попытался оттуда увидеть беглеца. Но с балкона просматривался только очень небольшой участок крыши.

Олег скатился с гребня и подобрался к чердачному окну с разбитым стеклом. Прислушался. Кажется, тут тихо. Он раскрыл окно, нырнул во мрак чердака и на ощупь двинулся вперед. Под ноги попадался какой-то хлам. Внезапно что-то фыркнуло перед самым его лицом. Он импульсивно закрылся руками. Через мгновение на фоне окна показалась отвратительная крылатая тварь и беззвучно выпорхнула наружу.

— Летучая мышь, — сказал себе Олег, пытаясь унять волнение.

Он дышал, как загнанный зверь, и шел наугад, осторожно пробираясь в темноте и вытянув перед собой руки. Нащупав стену, Беляев двинулся вдоль нее. Впереди показалось еще одно чердачное окно. Внезапно он насторожился. До него долетел какой-то звук, словно где-то рядом возились со старым, давно не отпиравшимся замком… Наконец замок сорвали, и на полу, в двух метрах от Олега, пролегла узкая желтая полоса. Затем приподнялась и вся крышка люка. На чердак просочился электрический свет.

Показалась чья-то голова. Олег затаился. Голова поднялась еще выше, в руках бандита показалcя фонарик. Беглец стоял за выступавшей из балкой. Луч, не задержавшись, скользнул по крышe.

—Никого, — сказал бандит кому-то внизу. — наверное, на другом чердаке. А может, тут! — откликнулся снизу чей-то

—Не-а. Тот чердак ближе к трубе, он точно туда.

— Ладно, вылазь. Дай я гляну.

Люк закрылся, потом открылся вновь. На чердак, подсвечивая себе фонариком, вылeз худощавый бандит со шрамом на щеке. Светя во все стороны, он направился к окну. В другой его руке Олег заметил нож.

Бандита вспугнула метнувшаяся во мраке летучая мышь, со сдавленным вздохом он отпрянул, и в нот миг Беляев неслышно, как тень, набросился на нero. Нож вошел под левую лопатку, попав точно в сердце. Боец Картавого даже не успел хрипнуть. Олегу пришлось его поддержать, чтобы падение тела не произвело много шума. Но напарник, оставшийся в люке, все-таки что-то заподозрил.

— Чего ты там?

Олег искусно сымитировал чих и глухо прошептал:

— Давай сюда!

— Погодь, — напарник, совсем откинув крышку люка, взобрался на чердак. — Чего ты? Чего фонарь погасил?

Олег стремительно метнулся к нему и стиснул орло противника обеими руками. Бандит даже не yспел понять что к чему. Из его горла вырвался какой-то писк, и между зубов начал вспухать язык. Беляев что было силы сдавливал его Через минуту бандит затих. Олег торопливо скал обоих. Мысленно чертыхнулся: кроме не у них ничего не было!

Заметив, что второй бандит еще дышит, Беляев несколько мгновений стоял над ним в разд сжимая окровавленный нож. Нет, хватит убивать Этот парень теперь очухается не скоро и не сможет принять участие в объявленной на него охоте.

Олег выглянул из люка. В небольшом закутке тускло светилась висевшая на голом проводе электрическая лампочка. Справа проглядывала ведущая вниз лестница. Здесь никого не было, хотя где-то невдалеке слышался топот чьих-то ног. Бандиты искали его по всему дому. Временами до него доносился зычный крик разъяренного Картавого.

Беглец спрыгнул вниз и, стараясь ступать бесшумно, двинулся по лестнице. Но это оказалось делом невозможным — прогнившие ступени предательски скрипели при каждом его шаге. Он очутился в коридоре, в котором не было освещения. Как хорошему другу, Олег обрадовался темноте. Он осторожно двинулся вперед. Коридор, по которому он крался, заканчивался развилкой, на что красноречиво указывал свет, падающий на перекресток откуда-то справа.

Именно оттуда появились двое бандитов, и Олег от неожиданности вздрогнул: в руках у них блеснули стволы пистолетов! Один из них бросился было в темный коридор, по которому пробирался беглец, но напарник недовольно окликнул его. Тот, сделав в направлении Олега пару шагов, вернулся назад, и оба исчезли за левым поворотом.

Беляев повернул направо. Здесь начиналась лестница, слева в глубине коридорчика виднелась дверь. Бросив на нее взгляд, беглец увидел знакомый ему каминный зал. Только там горел свет. Люстра под потолком освещала картину погрома, устроенного ворюгой: стол лежал на боку, кругом валялась битая посуда, бутылки, консервные банки и помидоры. Похоже, в зале сейчас никогo не было, но возвращаться туда было опасно.

Олег, прежде чем спуститься, заглянул вниз. В просторной прихожей не было ни души. Рев Картавого звучал за стеной, где-то слева; ему вторил визгливый голос Вовца. Беляев cтремительно сбежал по ступенькам, ринулся на веранду, и в этот миг навстречу ему ввалились четверо бандитов. Они столкнулись с Олегом нос к носу!

Эта четверка по приказу Картавого рыскала в поисках беглеца. Теперь они возвращались в yверенности, что пришелец не мог покинуть зданиe, о чем собирались доложить боссу.

— Что я говорил! — рявкнул вбежавший первым Дупель. — Вот он! Хватай его, братва! Живьем — тыща баксов! Разделим на четверых!..

— Гы-гы-гы! — заржали бандиты, широко расставляя руки и разбегаясь, тесня Олега в угол.

Беляев замахнулся ножом на Дупеля. «У них пушки! — в отчаянии подумал Олег. — нежели конец?» Но бандиты, гогоча, и не думали пycкать в ход пистолеты. За живого пленника им oбeщана тысяча долларов. К тому же их четверо, риск для них минимальный. Олегу, отмахивающeмуся от наседавших верзил ножом, оставалoсь только отступать.

Слева в стене темнела дверь. Бандиты, наступая, пытались оттеснить от нее беглеца. Он видел чт створка двери приоткрыта. Если он доберется дп нее, у него будет хоть какой-то шанс. О том, чтобы прорваться к двери на веранду, теперь не приходилось и думать: тогда бандиты уж точно начнут стрелять! Сейчас, пока они надеются взять его живым он мог, по крайней мере, вступить с ними в сило вое единоборство. В сущности, больше ему ничего не оставалось. Одному против четверых! Но дверь слева близко, до нее каких-нибудь три шага…

Сначала надо опрокинуть этого, прыщавого, с лошадиной мордой. И Беляев метнулся на Дупеля делая замах ножом. Бандит уклонился, и беглец влепил ему левой хук в челюсть. Когда-то Олег занимался боксом, и удар левой был у него поставлен неплохо. Дупель это ощутил на собственной шкуре. Не ожидавший удара, он отпрянул, и почти в тот же миг Беляев заехал ногой в живот второму бандиту. Третий попытался схватить его за рубашку. Олег дернулся, и клок рукава остался в руках нападавшего. Тут же Беляев почувствовал удар в затылок, и у него на миг потемнело в глазах. Но, собравшись, он нанес кому-то сильный удар локтем. В суматохе беглец несколько раз замахивался ножом, расчищая себе дорогу. Причем однажды нож наткнулся на что-то мягкое, и один из бандитов дико вскрикнул. Но Олегу было не до сантиментов. Перед ним находилась заветная дверь! Дупель попытался придержать ее ногой. Беляев дернул дверную створку что было силы и протиснулся в образовавшийся проем.

— Мочи его! — крикнул кто-то из бандитов. — Он может уйти в подвалы, тогда мы до утра будем его ловить!

Но Беляев уже захлопнул за собой дверь, навалился на нее всем телом и ударил по задвижке.

Дверь закрылась. Олег отдышался, вытер мокрое лицо.

Услышав выстрел, он бросился плашмя на пол. Oчeрeдь прошила дверь в нескольких сантиметрах от места где он стоял. Раздалось еще несколько выстрелов. Пули решетили дверь, а Беляев вглядывался в темноту, ища путь к спасению. Здесь было что-то вроде чулана. Олег, отползая, натыкался в темноте на какие-то стулья, лопаты. Вскоре он нащупал в полу каменные cтyпени, ведущие куда-то вниз.

— Ломай! — рявкнул за дверью Картавый. Несколько секунд стояла тишина, а потом раздалoсь дружное «У-ух!». Дверь задрожала. Олег замер. Придя в себя, он скатился по ступенькам, ища путь к отступлению.

Из прихожей снова грянуло «У-ух!». Дверь выстояла. В кромешном мраке Олег ставил перед собой руки, но везде, куда бы их ни протягивал, натыкался только на голые стены. Не понятно… Куда ведут ступени? Зачем они ?

Внезапно его нога задела какой-то выступ. Так вoт в чем дело! Здесь люк! Олег опустился на четверeньки и нащупал под собой дощатую крышку, а на ней — ручку. Он стал дергать ее вверх-вниз. Люк заперт! Тупик! Беглецом от этой мыcли завладело отчаяние.

— У-у-ух!.. — И дверь позади Олега с грохотом cлетела.

Вместе с ней в чулан ввалились несколько бритoголовых, которые по инерции пролетели вперед и стянулись на полу. Загремели опрокинутые ведра, cтулья.

В эту минуту пальцы Олега нащупали щеколду. Удар — запор вылетел из пазов, и Олег снова дернул за ручку. Крышка со скрипом поднялась. Из люка повеяло холодом. Беглец окончательно откинул крышку и свесил п отверстие ногу, которая тут же нащупала металлическую перекладину. Он спустил вторую ногу но к волнении промахнулся рукой и сорвался с лестницы. На его счастье, глубина подпола была небольшой — метра полтора. Он растянулся на каменном полу.

В чулане включили электричество, и квадрат люка над головой Олега осветился. Он сразу увидел и металлическую лестницу, приставленную к кирпичной стене под люком, и какой-то подземный коридор, уводивший в темноту. Выбора у беглеца не было. Он отшвырнул лестницу от люка и быстро, насколько мог, двинулся по коридору в неизвестность…

Набившиеся в маленькую комнату бандиты во главе с Картавым гремели ведрами и переворачивали стулья, словно беглец мог спрятаться где-то здесь, за кучей барахла. Свет от лампочки лежал на уходящих вниз ступенях, добираясь до люка.

— Ушел в подвал, — отдуваясь, доложил Вовец.

— Сам вижу, — огрызнулся босс. Бандиты сгрудились над лестницей и, тяжело дыша, смотрели на зияющее чернотой отверстие.

— Чего гляделки раззявили? — буркнул Картавый. — Тем хуже для него. Уж из подвала-то он никуда не денется.

— Ясное дело, — нестройно откликнулись братки. Первым в люк спрыгнул Папуас и, посветив фонарем, поставил на место опрокинутую Олегом лестницу. За ним, закинув автомат за спину, последовал босс. Бандиты один за другим ныряли в отверстие люка, и вскоре их фигуры поглотила темнота…

ЧАСТЬ ЧЕТВЕРТАЯ

Нэнси разбудил звук упавшей со стола ложки. потянулась, нащупала рядом с собой сигарету, взяла ее губами, и тут кто-то, стоявший кровати, услужливо поднес зажигалку. Не повернув головы, она глубокую затяжку, выдохнула струю дыма.

—Спасибо, Димуля.

—Хочешь кофе?

— Да, очень. Она привстала с постели и взяла в обе руки кружку с черным кофе. Улыбнулась, поглядeв на рослого, загорелого мужчину лет тридцати, нежно опекавшего ее.

—Ты заботишься обо мне, как мамочка.

—Сегодня рано утром возле вашей богадельни замoчили Кису, — сказал Димыч. — Ты была там, что случилось?

—А ты разве не знал?

— Я узнал об этом полчаса назад. Звонил Кон-эаш.

Нэнси со вздохом вернула ему кружку и посмотрeла на часы. Почти половина второго. Обычно она просыпается гораздо позже, но сегодня ночью, уже утром, мадам отпустила ее и других девушек раньше обычного. Связано это было с происшествием: неизвестный киллер yбил Кису.

—Я не видела, как убивали, — призналась она. — а я вышла, он уже лежал в луже крови. Возле стояли Мясник, Китаец и Гаврила. Они о чем-то гoвoрили, а потом взяли Кису за руки и за ноги и брocили в джип. Потом все уехали, а мадам заставилa смывать с асфальта кровь.

Димыч закурил, задумчиво посмотрел на Нэнси

— Они уже выбрали нового рулевого, — сказал он

— Мясника?

— Нет, Гаврилу.

Он выдохнул дым. Нэнси усмехнулась.

— Если выбрали Гаврилу, то Мяснику конец, —. сказала она. — Наверное, его уже замочили.

Димыч с сигаретой в зубах уселся рядом с ней на кровать и притянул ее к себе.

— Мясник тебе, кажется, нравился…

— Мне никто не нравится, кроме тебя, — она взяла его за подбородок и страстно поцеловала в губы.

Они находились в квартире, аренду которой Нэнси оплачивала из своих гонораров. Димыч был ее любовником. Все баксы, которые она приносила из массажного заведения, Димыч забирал себе, выдавая ей только на самое необходимое. Когда-то он подвизался в сутенерах, но вовремя вышел из этого бизнеса, иначе конкуренты угробили бы его окончательно. От тех славных деньков у него остались только несколько переломов и Нэнси.

Димыч немного потискал ее в объятиях, потом отправился на кухню опохмеляться. Его мутило после вчерашней пьянки.

Нэнси окончательно проснулась. По пути в ванную она размышляла, выгодно ей или нет, что во главе банды, которая контролировала массажный салон, встал Гаврила. В конце концов, решила она, все равно. Кису ей не заменит никто. Жаль, что его убили. Если бы не Димыч, она бы, наверное, влюбилась в него…

— Наташка, что это у тебя такое? — услышалa она голос Димыча.

Наскоро вытеревшись и накинув на себя халат, вoшла в комнату. В руках сожителя был конверт.

—Баксы? Подарок от клиента? это… Нет.

—Это Валерия мне вчера дала.

—Валерия?.. — Димыч поднял конверт и поcмoтрeл на свет, пытаясь определить, что в нем. — Это та шлюшка, которая путается с людьми Картавого?

— Не знаю я, с кем она путается, — сварливо ответила Нэнси. — Я, может, тоже кое с кем путаюсь, тебе-то что за дело?

Крайне заинтригованный Димыч продолжал вертеть конверт в руках.

—Любопытно… И с чего же она тебе его дала? Дoлжна его передать кому-то?

—Почти угадал. Она сказала, что заедет за ним. А если не заедет, то надо передать его Кисе.

—Кисе уже все до лампы. Посмотрим, что там!

—Лучше не надо! Не стоит лезть в дела Валерии oна ведь крутая… Тем более она может подъехать.

Димыч уже разорвал конверт.

—Крутая… — хмыкнул он. — Тоже мне, крутую …

Он вынул из конверта листок, исписанный крупным почерком Валерии, и начал читать. Нэнси зябко пeредернула плечами. Зря он сунулся не в свое делo. От этой стервы действительно всего можно oжидать…

По мере того, как Димыч читал, губы его растягивались в улыбке. В глазах появился блeск.

Ну, что там? — не вытерпела Нэнси. любопытство пересилило опаску, она попыталacь заглянуть в листок через плечо любовника.

— Картавый-то, оказывается, крупно обул твоего Кису! — воскликнул Димыч. — Увел у него из под носа двести тысяч баксов, которые Киса должен был взять на Профсоюзной!..

Бывший сутенер задумался. Лицо его стало мечтательным.

— Эх, если бы Киса был жив… Я бы тогда с Картавого за эту маляву тыщ двадцать «зеленых» содрал… А то и все пятьдесят… И старый ворюга выложил бы, никуда не делся…

— Что ты мелешь? — испугалась Нэнси. — Хочешь шантажировать Картавого? Да он тебя в пoрошок сотрет!

—Жаль, жаль… — увлеченный своими мыслями, повторял Димыч. — Не вовремя убрали Кису, Поживи он еще с недельку, мы бы с тобой были сейчас на коне…

Перечитывая письмо, он пошел на кухню, налил себе водки, выпил. В кухне появилась Нэнси.

— Слушай, — сказал он, плюхаясь на табуретку. — А как отнесется к этому Гаврила? Ведь тоже не одобрит!

— Тебе-то какая разница? — нервно поморщилась Нэнси. — Я вот все думаю, что Валерия…

— Да пошла она в задницу, твоя Валерия! — разозлился Димыч.

— Но для чего-то она написала это письмо? —не унималась Нэнси.

—.Ясно, для чего написала! Эта дура решили шантажировать Картавого, а письмо передала тебе для подстраховки. На случай, если с ней что случится!

Нэнси не нашлась, что на это возразить, а Димыч налил себе вторую рюмку и выпил залпом.

— Так, — пробормотал он, икнув. — Гаврила это тоже скорее всего не одобрит. Ведь Картавый, обул не только Кису, но и всю братву. Так что ему в любом случае придется заплатить. . неизвестно, чем захочет взять Гаврила —кровушкой…

—Слушай, Димуля, заклей ты это письмо и, если, Валерия за ним не придет, сожги его к чертовой …

—Помалкивай, — сурово оборвал ее Димыч. — дела не для вашего бабьего ума. Мне надо cвязaться с Картавым.

— Что ты задумал?

— Хочу спросить у него, сколько он мне заплатит за эту писульку. Как его найти?

— Не знаю. И не вздумай, не вздумай! Одна из наших девчонок тоже полезла не в свои дела, и знаешь, где ее нашли? В подъезде, с пeрезанным горлом!

Нэнси имела в виду Алису, которая сболтнула незнакомому парню. Нэнси плохо знала oбcтoятельства того дела, ей было известно лишь, Киса поймал незнакомца, но тот сбежал, и бандит разъярился до того, что самолично прирезал Алису.

Нэнси судорожно задышала, на ее побледневшeм лице настолько явно отразился испуг, что Димыч расхохотался.

—Это дело — верняк, тут и думать нечего, — сказал он. — Только мне одному с ним не справиться, надо найти надежного человека, который имeeт выходы на Картавого… Да хоть бы Кондраш!

— Смотри, нарвешься на неприятности!

— Заткнись.

Димыч откусил кусок бутерброда и, жуя на ходу, направился к телефону.

Через Полчаса в квартиру ввалился Кондрат, накачанный, стриженный под ноль парень с кольцами в ушах. Димыч сразу повел его на кухню .-пропустить по рюмашке. Нэнси с демонстративно независимым видом ушла от них подальше и устроилась в кресле с журналом в руках. Из кухни до нее долетало глухое бурчание голосов и звон вилок.

Разговор мужчин был недолгим. Кондраш ушел Димыч вернулся в комнату, пританцовывая, радостно смеясь и потирая руки. Поставил в магнитофон кассету с «Макареной» и включил звук на полную мощь.

— Ну и что? — мрачно спросила Нэнси.

— Клюнул! Пошел узнавать адрес Картавого. Старый хмырь выложит пятьдесят штук баксов, иначе письмецо передадим Гавриле!

Нэнси одолевали тревожные предчувствия. Она подошла к магнитофону и ударом по кнопке выключила музыку.

— Я не хочу участвовать в твоих играх, так и знай.

— А тебя никто и не просит. Твое дело — ложиться под клиентов, все равно твои куриные мозги на большее не способны!

Нэнси раздраженно хмыкнула. Димыч иногда становился невыносимым циником!

— А если придет Валерия за своим конвертом, что я ей скажу? — спросила она.

— Не придет, — заверил ее Димыч. — А если явится, то я побазарю с ней сам.

…Димыч только что вышел из ванной и, завернувшись в полотенце, шел на кухню, чтобы пропустить еще рюмочку, как в дверь резко позвонили. Нэнси, сидевшая перед видеомагнитофоном, вздрогнула и выронила чашечку с кофе. В каком-то ужасе она повернулась, глядя, как сожитель пошел открывать.

— Кондраш! — радостно крикнул Димыч. Но в квартиру, рывком распахнув дверь, шагнул Гаврила собственной персоной. У Нэнси екнуло. Привстав было в кресле, она вновь, мгновенно лишившись сил, опустилась в него. За Гаврилой вошли Кондраш, Китаец и еще двoе парней из бывшей Кисиной банды.

— Ты что же, пидер штопаный, наколоть меня думал? — Гаврила сорвал с Димыча полотенце. Тот весь сжался, прикрывая руками наготу.

— Н-нет, нет… — забормотал он. — Кондраш меня не так понял…

— Правильно он тебя понял, фуфло паршивое, придурок, — рявкнул Гаврила и нанес ногой Димычy сильный удар в пах. Бывший сутенер согнулся. Нэнси вскрикнула.

Гаврила показал на нее пальцем. Китаец и еще oдин увалень без слов поняли своего босса. Они подошли к Нэнси. Женщина вздумала было закричaть, но ее крик оборвался, едва начавшись: подрyчный Гаврилы зажал ей рот. Китаец— вытащил скотч и принялся обматывать им голову Нэнси. Через минуту ее рот оказался наглухо запечатанным. Она могла только мычать, дикими от yжаса глазами глядя на бандитов. Тем временем Гаврила отвесил Димычу аперкот.

— Колись по-быстрому, падла. Почему ты сразу не отдал мне письмо?

— Оно для Кисы! — взвыл Димыч и тут же получил еще один удар.

— Киса мертв, и ты знаешь это. Так почему?

Я хотел отдать, хотел, клянусь!

Димыч закашлялся, на губах его выступила пена.

— Зачем тебе Картавый?

— Мне? — Мысли Димыча путались от боли в паху и ужаса, вызванного внезапным появлением крутого пахана. — Мне? Картавый?..

— Да! Чего тебе от него надо?

— Ничего! Мамой клянусь!

Гаврила, весь вид которого выражал самый неистовый гнев, вдруг успокоился. Одна половина его толстогубого рта оттянулась в садистской усмешке.

— Китай, заткни ему пасть, — сказал он с ледяным спокойствием.

Димыч, всхлипнув, повалился на колени.

— Не надо! Пощадите! Я заплачу!

Китаец быстро обмотал скотчем его голову, заклеив рот.

— Тащи в ванную, — распорядился Газрила. Бывшего сутенера подняли и с размаха швырнули на дно ванны, откуда только что вышла вода. Падая, Димыч ударился головой о кран и на мгновение потерял сознание. Бандитам пришлось хлестать его по щекам.

— Не люблю, когда на мне наживаются, слышь, ты, гнида? — сказал Гаврила, когда Димыч пришел в себя. — Китай, позыркай, где тут утюг.

Пока Китаец отсутствовал, Гаврила провел ножом по коже пленника от шеи до мошонки. На месте разреза выступила кровь. Гаврила повернулся к сообщникам:

— Смотрите, как я поступаю с предателями! Он еще раз прошелся ножом по телу своей жертвы, потом принялся отлеплять кожу от мяса. Димыч выл и дергался. Бандит отлепил сразу большой ошметок кожи. В этом месте стало обильно кровоточить.

Китаец внес в ванную электрический утюг. Гаврила взял утюг за ручку, поплевал на его бок.

—Нормально, — ухмыльнулся он.

Димыч замычал с неистовой силой, тело его выгнулось дугой, а глаза налились кровью и, казалоcь вот-вот выскочат из орбит. Кондрашу даже пришлось взять его за плечи и придавить к дну.

Гаврила медленно, садистски наслаждаясь ужасом пленника, опустил раскаленный утюг на то место, откуда содрал кожу. Димыч весь напрягся. Лицо его, стиснутое скотчем, побагровело и иcказилось от боли, на шее выступили жилы.

Утюг прикипел к мясу, в ванной запахло горелым. Гаврила, смеясь, с силой вдавил утюг в живот Димыча, потом оторвал его с налипшими к нему куcочками кожи и пятнами спекшейся крови и переcтaвил на член пленника. Димыч дернулся так, что вырвал голову из рук Кондраша, но в следующий миг рухнул навзничь и уже больше не двигался. Из утюга, шипя, выбивался вонючий дым: горели вoлoсы на мошонке.

— Теперь давай бабу, — велел Гаврила. Нэнси с залепленным ртом привели в ванную. Взглянув на изуродованное тело любовника, она встала на цыпочки и отпрянула назад. Ее лицо дернулось, а вытаращенные глаза лихорaдочно озирались по сторонам, не видя ничего. Она вдруг вся согнулась. Ее затошнило, cкoтч не позволял выплюнуть блевотину и она начaлa захлебываться, трясясь всем телом.

— Ложи ее к нему, — Гаврила показал пальцем на распростертого в ванне Димыча.

— Может, сперва трахнем? — спросил Кондрац

— Это мы тебя трахнем, раздолбай! — окрысился пахан. — Ложи!

Он поднял утюг. С бесчувственной Нэнси сняли халат и уложили рядом с холодеющим трупом любовника. Несколько секунд Гаврила, с утюгом руке, любовался ее белым холеным телом. Китаец словно угадав его желание, поспешил сорвать с Нэнси бюстгальтер. Гаврила стиснул пятерней полушарие ее груди и прижал утюг к соску.

Резкая боль привела женщину в чувство. Глаза ее широко раскрылись, зажатый рот издал какое-то утробное, булькающее мычание, она вся затряслась в судорожном кашле.

Гаврила оторвал утюг от одного соска, обнажив горелое, быстро наливающееся кровью пятно, и прижал к другому. Рвота попала Нэнси в дыхательные пути, и это ее спасло от дальнейших мучений. Она еще несколько раз содрогнулась, прерывисто захрипела, и взгляд ее остановился. Она вся поникла…

— Готова, — сказал Кондраш.

— Контрольный надрез, — хрипнул Гаврила, доставая из кармана штанов нож с выскакивающим лезвием.

Одним быстрым, уверенным движением он вспорол Нэнси горло. Затем разрезал горло и Димычу, хотя в этом не было необходимости: тот бьп мертв.

Главарь сполоснул лезвие в раковине и насухо вытер полотенцем.

— Теперь разберемся с Картавым, — сказал он. —Кондраш, свисти всех на башню. Чтобы через час там была вся братва.

Узнав о письме Валерии, новый главарь недолго мучился сомнениями. Решение пришло сразу: он мог бы поступить более дипломатично: нaдo c Картавым и поговорить с ним по-хорошeмy.

“Дескать, так и так. Братва обижена. Плати.” Картавый наверняка выложил бы солидный отxoдняк, никуда бы не делся, старый лис. Мясник так бы и поступил. Но Гавриле не давaлa покоя мысль о деньгах, живых деньгах, которыe Картавый хранил на своей даче. Гаврила слышaл, что ворюга провернул несколько удачных афер c фальшивыми авизо. Сколько миллионов в гринах сейчас у него? Два? Пять? А может, все деcять? Сотня тысяч, которую можно вытрясти в качестве отступного, — копейки в сравнении c тeм, что можно взять силой. А тут и предлог есть xoроший — письмо Валерии.

«Башней» бандиты условно называли подвальный гараж на заброшенном заводе. Когда все снова cобрались здесь, на кафельном полу еще темнела сохшая кровь, оставшаяся после утренней разборки, а в дальнем коридоре, сваленные в кучу, лежали тела убитых. Время близилось к вечеру, но в гараже этого не чувствовалось. Лампа под потолком рассеивала свой белесый cвeт все двадцать четыре часа в сутки, отчего казалocь, что за цементными стенами царит вечная мглa.

Гаврила заставил Кондраша громко прочитать письмо.

— Теперь ясно, кто завалил Кису, — сказал он, когда Кондраш закончил чтение. — Это дело хрена Картавого! Зассал, пидер, что малявка пойдет к Кисе! Так что будем делать, братва?

Все молчали. Гаврила обвел собравшихся пристальным взглядом. Еще бы кому-нибудь пикнуть! Они и должны молчать. Все решает только пахан.

— Всем взять пушки, и по машинам! — скомандовал Гаврила. — Поедем к Картавому разбираться. Замочим старого козла и всех его недоносков!

Бандиты одобрительными возгласами приветствовали его решение. Через час несколько автомобилей катили по направлению к МКАД. Небо закрывали облака, вечер сгущался быстрее обычного. Ha подъезде к кольцевой кортеж остановила милицейская машина. Два молодых парня в защитных жилетах, с автоматами на груди и какой-то лейтенат отказались от предложенной мзды и потребовали открыть багажник «БМВ». Гаврила незаметно мигнул Гусю. Пока Китаец нарочито медленно разыскивал ключи от багажника. Гусь и еще трое молодчиков выскочили из джипа и, прячась за машинами, достали пистолеты с глушителями.

Когда Китаец распахнул багажник, внимание милиционеров на секунду отвлекла лежащая там милицейская форма. В этот момент бандиты открыли стрельбу. Прошитые пулями автоматчики упали сразу, лейтенант пытался добежать до милицейской машины, но Гаврила, находившийся к нему ближе остальных, выхватил пистолет и хладнокровно выстрелил ему в спину. Трупы оттащили в придорожные заросли. Кортеж продолжил путь.

Уже окончательно стемнело, когда машины свернули на лесную дорогу, ведущую к даче Картавого. Остановились в отдалении от ворот. На даче свет отсутствовал, дом казался вымершим. Гаврила отправил на разведку Китайца, у которого сложились более-менее товарищеские отношения с Утюгом. Китаец подошел к воротам, нажал на кнопку звонка. Потом еще раз. Странно, почему не выходит Утюг?

Наконец за воротами послышались шаги, звякнула открывалка «глазка».

—Эй. — крикнул Китаец. — Хозяин у себя? Cторож за воротами промолчал. Через минуту увешанныe пистолетами и автоматами, бандиты полeзли через забор. Сторож был скручен и доставлен Гавриле. Тот узнал глухонемого парня, остававшeгoся сторожить дачу, когда Картавый бывал в oтьeзде.

—Слинял, падла! — в сердцах сказал Гаврила. —Пронюхал, что Мясник отдал концы! Потом он ринулся в дом.

—Обшмонайте все! — крикнул пахан и разразилcя злобной матерщиной. нe требовалось большого ума, чтобы понять, что баксы и золотишко старый вор прихватил сoбoй . Отыскав в дальней комнате стальной сейф, Гаврила дернул дверцу. Заперто. Скорее для очистки coвести, чем надеясь что-либо найти, он приcтроил к дверце тротиловую взрывчатку, поднес зажигaлку к бикфордову шнуру… Когда прогремел взрыв и дым рассеялся, он заглянул внутрь ящика. Как и следовало ожидать, всe было пусто!

—Куда смылся хозяин, говори, падла! — Гаврилa с размаху треснул глухонемого лицом о дубовую доску стола. Лицо сторожа прeвратилось в кровавое месиво. Оторвав голову немого от стола, бандит продолжил допрос.

— Ты знаешь, куда он смылся, знаешь, фуфло. Пиши, где он. А то ты останешься у меня слепым! Выдавлю гляделки! — Он сделал жест пальцами, протянув их к самым немого.

Немой продолжал бубнить и мотать головой. Гаврилa выругался, теряя терпение. На мятом листке немой корявым почерком малограмотно два слова: «Не знаю».

— Врешь, падла, знаешь, — в который раз повторял Гаврила.

Держа немого за волосы, он начал жечь зажигалкой его ухо. Вокруг угрожающе сгрудилась братва

— Сдернуть скальп! Керосинчиком на него плеснуть! — раздавались советы.

— Что, падла! — ревел Гаврила. — Где Картавый? Немой содрогался от беззвучных рыданий. Слезы, смешанные с кровью, текли по его лицу и падали на рубашку.

— Гаврила, — Кондраш сзади толкнул главаря в плечо.

Пахан обернулся. Кондраш протянул ему радиотелефон.

— Тут Ханыга объявился. Хочет с тобой базарить.

— Где этот сопляк шатается? — буркнул Гаврила. — Второй день его не вижу. Допрыгается у меня…

Он взял радиотелефон и поднес к уху.

* * *

…Олег споткнулся и по инерции полетел вперед. Хорошо, что успел вытянуть перед собой руки, а то бы долбанулся впотьмах о стену.

Темнота по-прежнему оставалась непроглядной. Привалившись к стене и опустившись на покрытую щебнем землю, Олег прислушался. В затхлом, старом подвале стояла могильная тишина. Бандиты, видимо, решили, что он не выберется отсюда. А может, ждут до утра, чтобы со свежими силами устроить на него облаву? В любом случае его положению не позавидуешь.

Беляев поднялся, морщась от боли (ныло разбитое колено), и захромал вперед. Он не знал толком, какоe расстояние преодолел от подвального люка, зaто помнил, что дважды сворачивал — налево, потом направо. Олег уже понял, коридоры разветвлялись, но совершенно не представлял себе, в какой лабиринт он попал. Поэтoмy найти обратную дорогу к люку представлялось eмy весьма проблематичным. «Однако странные подвалы, — подумал он. — для чего их выкопали под таким неказистым домишкой?» Ощупывая руками стены, в которых зияли внушительные трещины, Олег все больше yбеждался в том, что к строительству этих подвалов cтарый вор не имеет никакого отношения. Они cущeствовали задолго до него. Может, им уже не одна coтня лет…

Tишина угнетала, давила на нервы. Олег вдруг почyвствовал, что совершенно вымотался и идти нет сил. Он привалился спиной к стене, и глаза сами собой сомкнулись. Сон его был чуток, и, когда вдали послышался кaкой-то звук, Беляев вздрогнул и выпрямился, соoбражая, что могло потревожить его сон. В следующую минуту он увидел в дальнем конце коридора жeлтоватый отблеск, который тотчас потух. Но этогo хватило, чтобы Олег снова вскочил на ноги. Oн двинулся вперед, выставив перед собой руки, cловно раздвигая ими тьму.

Внезапно свет полыхнул справа. Здесь под прямым углом пересекались два коридора. Посмотрев право, Олег увидел вдалеке человека с фонарем, который скрылся в каком-то боковом ответвлении. Cвет фонаря еще целую минуту струился оттуда, постепенно угасая.

Лоб беглеца покрылся холодным потом. Охота началась! Судя по тому, что вдали еще два или три рaзa мелькнули люди с фонарями, он понял, что бандиты, лучше знакомые с подвалами, постепеннo сужают круг поиска. Спотыкаясь о груду кирпичa Олег заторопился куда-то в темноту.

Двое бритоголовых молодчиков с фонарями пистолетами прошли совсем близко от него. Хорoшо, что они не свернули в тот коридор, где находился Олег. Они только посветили в его сторону Луч достал до кроссовок, но они были черными от сажи и сливались с полом. Бандиты, не заметив его, удалились. А в дальнем конце одного из коридоров свет теперь горел уже постоянно. Там, под фонарем, стоял вооруженный автоматом бугай.

Один проход они перекрыли, подумал Олег. Пройдя дальше, он опять увидел свет. И там стоял бандит с фонарем. Дела ни к черту.

Впереди коридор разветвлялся, из правого ответвления надвигался свет — оттуда приближались люди. Стараясь двигаться бесшумно, Олег подошел к краю стены и выглянул из-за угла. Он узнал Картавого и Штрупа, с ними был еще один бандит. Вся эта группа медленно продвигалась, освещая себе путь фонарями. Дойдя до развилки, Картавый оставил здесь человека, а сам со Штрупом направился дальше.

Oлег, заторопившись назад, наткнулся на большую груду кирпичных обломков, почти перекрывшую в этом месте коридор. Здесь, видимо, когда-то обвалилась часть стены. Беглец начал карабкаться по кирпичам, заодно ощупывая стены. Кирпичная кладка осыпалась не полностью. Кое-где она еще стояла, и можно было, наверное, затаиться за ее выступами. Олег сполз с кирпичной груды и, шаря руками в кромешной тьме, принялся лихорадочно исследовать земляной грунт в том месте стены, где произошел обвал.

Ничего он там, как и следовало ожидать, не обнарyжил, только здорово поцарапал руки об обломки: углyбление за остатками кирпичной стены оказaлоcь довольно узким. Беляев, как ни старался, так не мог в него протиснуться. Нeoжиданно по груде ударил свет фонаря. Шаги замерли. Замер Олег в своем укрытии.

Луч так и буравил кирпичную груду.

Шaги снова заскрипели по щебню. Бандит приближaлся к завалу, начал взбираться на груду кирпичa. Свет фонарика метался по стенам. Бандит думал, что беглец находится за грудой, поэтомy, перебираясь через нее, он даже не повернyл головы налево, где таился Олег.

Олег первым увидел преследователя. Тот карабкался на четвереньках, держа перед собой фонарь. Прямо перед Олегом, на расстоянии вытянутой руки, показалась круглая голова с квадратным подборoдком, заросшим недельной щетиной. В правoй бандит сжимал пистолет. Он чувствовал, Беглец где-то здесь, близко. Поэтому и светил перед собой фонариком, держа палец спусковом крючке и готовый выстрелить в любую секунду.

Рука показалась откуда-то слева, где за рухнувшeй стеной обнажилась земля. Это было так нежданно для преследователя, что он увидел ее только тогда, когда она уже вцепилась в его горло. Бандит импульсивно нажал на спусковой крючок, выстрел, и в тот же миг все померкло перед глaзами: нож прошил сонную артерию. Олег вынyл пистолет из цепенеющих пальцев.

— Эй, Серый! — крикнул откуда-то из глубины коридора Дупель.

Он припустился бегом на звук выстрела но бeжать в этом участке коридора было невозможнo, весь пол был усыпан обломками. Дупель споткнулся и, матерясь, упал, фонарик выпал из его руки.

Падение спасло бандита: в этот момент беглeц дважды выстрелил, но Дупель уже летел на пол и благополучно избежал пуль. Зато Олег, на свое несчастье, решил, что бандит мертв или по крайней мере тяжело ранен и не представляет опасности.

Выстрелы далеко разнеслись по подвалу.

— Он там! — услышал Беляев голос Картавого. К кирпичной груде бежали с обеих сторон. «Что ж, будем отстреливаться, — хладнокровно подумал Олег. — Они, конечно, меня достанут, но победа обойдется им дорого».

Какой-то бандюга, приближавшийся справа, опередил остальных. Олег выстрелил, и он рухнул как подкошенный.

— У него пушка! — прокатился по подвалу истошный вопль. — Гаси фонари!

Беглец пустил пулю в направлении кричавшего, но тот успел выключить фонарик, так что невозможно было определить, достиг выстрел цели или нет. Весь коридор, посреди которого возвышалась кирпичная груда, погрузился в темноту.

Олег напряженно прислушивался. Справа и слева смутно различалось какое-то шевеление. Видимо, бандиты, узнав его местонахождение, стягивали сюда все силы. Фонарей теперь они, конечно, не зажгут. Полезут в темноте. Они не дадут Олегу ни единого шанса, ему придется стрелять вслепую, на звук.

Слева брякнул и покатился кирпичный обломок. Взведенные, как пружина, нервы Олега не выдержaли и он выстрелил в том направлении. Издалекa до него докатился довольный смешок. Олег мысленно ругнулся. Еще один патрон впустую. Они будут швырять сюда камни, буду стрелять, как козел, пока не изведу всю обoймy.

Дупель, затаив дыхание, лежал на обломках кирпичa в каких-нибудь двух метрах от беглеца. Услышав выстрелы, он сразу смекнул, что дело дрянь. Осторожно, сантиметр за сантиметром, он начал прoдираться к кирпичной груде. Олег услышал шорох справа от себя и насторожился. Стрелять или не стрелять? Решил еще немного выждать. Чeрeз несколько секунд он уже точно знал, что по груде битых кирпичей к нему кто-то подкрадывaeтся. Олег затаился.

Этот «кто-то» забрался на самую вершину груды кирпичей. Вдруг масса кирпичей дружно, с шумом поexaлa вниз, и вместе с кирпичами на беглеца повалился Дупель. Почувствовав по тяжелому хрипу противника, Олег выстрелил. Почти в ту же секунду выстрелил Дупель, но промахнулся. Зато по звукам выстрелов oни определили, что находятся в непосредcтвeнной близости друг от друга.

Беляев ткнул перед собой пистолетом. Дуло ткнулось во что-то мягкое. Это был живот Дупеля. Бaндит взвыл от страха. Олег нажал на курок. Вместо выстрела раздался щелчок! Кончились патроны! Купель торжествующе захохотал. Олег откинулся на спину, опасаясь нового выстрела. Дупель промедлил, и это было на руку беглецу: Бeляев yспел вжаться спиной в стену рядом с обваленным участком, и пуля прошла чуть выше его го ловы.

При падении Олег больно въехал локтем в кирпичную кладку и, к своему удивлению, почувствовал, как стена подалась назад… В первый момент Беляев не сообразил, что случилось. Что-то надрывно, тягуче заскрежетало за его спиной, словно заработал проржавленный механизм.

Олег интуитивно почувствовал, что произошло что-то странное. В стене открылась потайная дверь, за которой еле просматривался низкий, чуть больше полуметра в высоту, лаз, уводящий куда-то во тьму.

Отталкиваясь всеми конечностями от пола, Олег пополз туда. Потом перевернулся на живот и устремился в проход на четвереньках. Старинный механизм потайной двери все еще гудел и скрежетал. Убегая вперед по проходу, Олег успел заметить, что дверь начала закрываться. Но тут Дупель зажег фонарик и тоже увидел тайный вход. В прыжке, сорвавшись с кирпичной груды, он нырнул в уменьшающийся проем двери.

Тяжелая, замаскированная под кирпичную стену дверь защемила ему ноги. Отчаянным усилием, содрав кожу, он вытащил одну ногу, но вторая по самую щиколотку оказалась в каменной ловушке. Дверь закрывалась быстрее, чем он ожидал. Боль электрической искрой пронзила мозг, и Дупель истошно, давясь слюной, завопил…

Через некоторое время возле входа в тайник столпились Картавый и его подручные. Нога Дупеля не позволила ей закрыться до конца: в кирпичной стене осталась щель. Вовец попытался распахнуть дверь шире, но куда там!

— Здесь должна быть кнопка, — сказал Картавый. — Ищите ее.

Из-за двери до них доносились истошные стоны упавшего в капкан бандита.

Дупель, ты слышишь меня? — крикнул Вовец. — Как ты ее открыл?

— А-а-а!.. Это он открыл!.. — провыл Дупель и заматерился, проклиная беглеца.

—Значит, недоносок там? — спросил Картавый.

—Там! Там!.. — злобно откликнулся из-за двери Дупель.

— Он попал в потайную комнату, — босс недовольно нахмурился.

— Ну и что? — пожал плечами Штруп. — Из одной ловушки он угодил в другую. Это же каменный мешок, он оттуда не выйдет. Оставим здесь человека, чтоб присмотрел, а потом придем с ломами и динамитом.

— Толково, — кивнул Картавый и показал пальцем на одного из бандитов: — Чиж, останешься здесь. Если дверь будет открываться — не заходить. Стреляй в любого, кто выйдет оттуда. Кроме Дупеля, конечно. Понял, нет?

— Понял, босс.

Когда бандиты вернулись в дом, небо уже начинало светлеть. Занималось утро. Старый вор, тяжело дыша, поднялся по лестнице в разгромленный каминный зал. Руки его дрожали, как бывало всегда, когда он чувствовал близкую поживу. Значит, потайная — не миф, француз был прав!..

Он подошел к окну, и в этот момент стекло перед ним разлетелось вдребезги. Пуля просвистела в нескольких сантиметрах от его виска.

Картавый в страхе отшатнулся от окна. В ту же минуту из-за забора послышались выстрелы. Стекла разлетелись во всех окнах одновременно, усеяв осколками пол. На лестнице происходило какое-то1 движение.

— Босс! — начал за дверью вопить Вовец. Он ворвался в зал с бледным, перекошенным от страха лицом. — Тут Гаврила со всей кодлой! Окружили фазенду, разбираться с тобой хотят!..

* * *

Беляев полз недолго. Вскоре он почувствовал, что стены прохода расступились. Нашарил в кармане фонарик, конфискованный вместе с пистолетом у убитого бандита, включил…

В его глазах застыл ужас, а ноги прямо-таки приросли к полу. Перед ним, выхваченный из мрака лучом фонарика, находился человеческий скелет и пялился на него пустыми глазницами пожелтевшего черепа!

Сердце Олега замерло, от неожиданности он немного попятился назад. Постояв с минуту неподвижно, беглец отпрянул в сторону, отметив про себя, что скелет висит на каком-то тросе, спускающемся сверху.

С невольной дрожью оторвав луч от страшного видения, Олег посветил по сторонам. Он очутился в просторном зале со сводчатым потолком. Справа на полках у стены рядами стояли покрытые пылью пузатые бутылки с вином. Рядом находились опутанные паутиной старинные кресла с поблекшей и местами покусанной грызунами обивкой. У другой стены стоял резной овальный стол.

Светя фонариком, Олег медленно продвигался по залу. К левой стене было приставлено несколько больших картин в золоченых рамах. На них были изображены лица каких-то важных господ. Зал заканчивался массивной двухстворчатой дверью, закрытой на висячий замок, а справа перед выходом стояла невысокая цилиндрическая тумба. На ней в туче фонаря засверкала, переливаясь эмалью и перламутром, массивная шкатулка.

Но едва лишь беглец направился к тумбе, как за его спиной раздался дрожащий, полный ярости крик:

— Стоять, гад! Не трожь! Убью!

Выстрел, оглушительным эхом прокатившийся под сводами старинного зала, явился дополнительным аргументом в подтверждении намерений Дупеля.

Олег замер, а потом медленно повернулся к… вползавшему в зал бандиту…

Ступня Дупеля оказалась раздроблена в лепешку. Ему с большим трудом удалось вырвать заклиненную ногу из створки. Озверевший от боли бандит вспомнил об анальгине, лежавшем в нагрудном кармане рубашки. Дрожащей рукой он достал упаковку, зубами сорвал фольгу и высыпал горсть таблеток себе в рот. Ему показалось, что они комом встали в горле. Но тем не менее минуту спустя боль начала утихать.

Дупель вдохнул полной грудью, перевел дыхание. Мысли его вернулись к золоту, находившемуся где-то здесь, в этих потайных комнатах. Приглядевшись, он увидел впереди прыгающий свет фонарика. Сжав в руке пистолет, бандит пополз быстрее…

Он уже вползал в зал, когда фонарик Олега наткнулся на шкатулку. Дупель не выдержал, заорал, выстрелил в потолок.

… — У тебя кончились патроны, — с усмешкой заявил Дупель. Цепляясь рукой за стену, он с трудом поднялся на уцелевшую ногу. — Так что лучше не рыпайся, а слушай, что тебе говорят.

Дупель прыжками добрался до ближайшего кресла, схватился за его резную спинку и на некоторое время затих.

В голове Олега лихорадочно вертелись мысли. А что, если выключить фонарик и броситься в темноте на противника? У бандита пушка, но во мраке он может промахнуться…

Дупель словно читал его мысли. Наставив на Олега пистолет, он угрожающе процедил:

— И не вздумай выключить фонарь. Всажу сразу всю обойму.

Беляев промолчал, отступив к стене. Дупель же взял кресло за спинку и двинулся вперед, опираясь на него, как на костыль.

Дуло сжимаемого дрожащей рукой пистолета было нацелено на Олега, но ковылял бандит не к нему, а к тумбе со шкатулкой.

— Свети туда, — Дупель кивнул на тумбу. — Если направишь фонарь мне в лицо, получишь пулю.

— Ты думаешь, там золото? — спросил Беляев. Ему было все равно, о чем спрашивать, лишь бы занять внимание бандита, отвлечь его.

— А что же еще, придурок, — отдуваясь, ответил Дупель. — О золоте базарил француз. Он специально приезжал из Парижа, хотел пошастать по подвалам… Хрен он теперь получит. Золотишко достанется Картавому…

Он остановился на полпути, перевел дыхание.

— А ну-ка, посвети на дверь.

Беглец перевел луч в указанном направлении.

— Там наверняка есть второй выход, — сказал Дупель.

— Я тоже так подумал, — ответил Олег. — Мы могли бы сделать отсюда ноги и разделить золотишко и без Картавого…

Дупель поглядел на него подозрительно.

— Побазарь здесь… Кто ты вообще такой? Чего хотел от босса?

— Какая тебе разница? Ну, допустим, мне закатили за то, чтобы я убрал его. Тебя это устроит?

— А чего ж не убрал, коли заплатили? Олег пожал плечами.

— Вас тут такая орава бегает, поди доберись до него.

Лицо Дупеля скривилось в усмешке.

— Да, до босса так просто не доберешься… Но и смыться от него тоже трудновато.

— Но можно попытаться, — тоже улыбнулся Олег. — Тем более игра стоит свеч!

— Хватит базарить! Сейчас ты перевяжешь мне ногу. Надо остановить кровь. Хрен его знает, сколько длится действие этих таблеток… Потом ты собьешь замок…

Не сводя с Олега пистолета, Дупель продолжал движение к шкатулке с помощью кресла.

— Да, сейчас ты перевяжешь мне ногу, и не вздумай рыпаться, стреляю 6eq предупреждения… — Он болезненно и вместе с тем зловеще ухмыльнулся. — А чтоб ты был послушнее, я, пожалуй, подстрелю ножку и тебе… Чтобы уравнять шансы… Хе-хе-хе…

Он отвратительно рассмеялся, и в ту же минуту грохнул выстрел. Пуля чиркнула под ногами Олега, не задев его, но он догадался вскрикнуть и скорчиться, делая вид, что выстрел достиг цели. Эхо Долго не утихало, и в этом гулком грохоте утонул торжествующий хохот Дупеля.

— Это чтоб поубавить у тебя прыти, козлик!.. Ну, держи фонарь и свети на ящик, ублюдок, а то Продырявлю тебе кишки!

Оставаясь в согнутом положении, Олег поднял фонарь и осветил тумбу со шкатулкой. Кресло снова заскрипело, Дупель запрыгал к тумбе.

— Свети! — хрипнул он.

Беляев увидел, как загорелись глаза бандита и затряслись руки, когда он, оторвавшись от спинки кресла, подпрыгнул к тумбе и, отдуваясь, оперся на нее.

— Не шевелись, свети ровно, — с угрозой проговорил бандит, вытянув руку с пистолетом в направлении Олега.

Свободной рукой он попытался сдвинуть шкатулку с тумбы. Это ему не удалось.

— Тяжелая, сволочь.

Он схватился за крышку и рывком откинул ее. В ту же секунду в потолке над тумбой раскрылся люк, и на бандита со свистом рухнула громадная чугунная болванка. Все произошло мгновенно. Она огрела Дупеля с такой силой, что он не успел издать ни звука. Бандит моментально скончался. Вокруг его трупа образовалась большая кровавая лужа. Лишь минуту спустя до Олега дошло, что эта перламутровая шкатулка, стоявшая на самом виду, была ловушкой, приготовленной неведомыми хозяевами подземелья для непрошеных гостей.

«Бандит говорил о золоте, — думал Беляев, обводя фонариком стены. — Возможно, оно находится в тайнике, но искать его нет времени. Надо поскорей выбираться отсюда». Потайное помещение обнаружил не только Олег, о нем стало известно и Картавому. Ворюга обязательно постарается открыть ту дверь и попасть сюда, а тогда беглецу конец. И никакое золото ему уже не понадобится.

Он подошел к двустворчатой двери с висячим замком. С опаской поглядывая на потолок, тронул замок. Вроде тихо…

Подергав замок сильнее, Беляев обнаружил, что скобы, на которых тот висел, скрипят. Пожалуй, тут и лом не нужен, замок можно высадить голыми руками.

В считанные мгновения он справился с ним и вошел в небольшую комнату с низким потолком. Тут стояли стулья, какие-то этажерки, комоды и шкафчики — все старинное, на гнутых ножках, с резьбой и виньетками. Направив луч прямо перед собой, Олег заметил в глубине помещения какую-то выступающую от стены дверцу. Там мог быть выход. На всякий случай оглядев потолок над дверцей, беглец дернул створку. Скрипнув, она открылась. Внутри не было никакого прохода. Это был шкаф, в котором стоял сундучок из черного дерева. Олег вытащил его оттуда, поставил на пол и, разобравшись с нехитрой задвижкой, раскрыл.

В луче фонарика засияли радугой камни многочисленных украшений, тускло блестело золото.

* * *

— Босс, они подходят к дому! — вопил Вовец, сжимая в руке дымящуюся от выстрела двухстволку.

— Разуй глаза, они уже тут! — Папуас стоял боком у разбитого окна и время от времени палил в окно из пистолета. — Слышишь, шмонают на веранде?

Выстрелы доносились со всех сторон. В предутреннем сумраке было видно, как бойцы Гаврилы, скрываясь за забором и кустами, короткими перебежками подбираются к дому. Их привел сюда Ханыга, накануне поздно вечером дозвонившийся до нового главаря. Банда добиралась до фазенды всю ночь. Гаврила не стал медлить, решив застать старого вора врасплох.

Поредевшая братва Картавого отстреливалась, заняв круговую оборону. Хозяин фазенды в сопровождении Штрупа спустился на первый этаж. Босс держал в руках два кейса. Третий, самый тяжелый он доверил тащить напарнику.

— Все отходим в гараж! — скомандовал Картавый.

Бандиты один за другим начали скрываться зa небольшой дверью, соединявшей дом с низким кирпичным зданием гаража.

В гараже было всего одно узкое окно, если нe считать круглого отверстия в потолке, в которoe уходила вентиляционная труба. Папуас включил было электричество, но Картавый завопил:

— Выключи, козел!

Фома и Чурка встали по бокам от окна и откры ли прицельный огонь по людям Гаврилы. Как толь ко вся команда оказалась в гараже, дверь забаррикадировали шкафом, в котором хранились запчасти и инструменты.

Босс оглядел оставшихся бойцов. Папуас был ранен в плечо. Перетрусивший Вовец метался по гаражу, стараясь держаться подальше от окна. Фома и Чурка отстреливались. Гордей раздвигал ящики у стены, извлекая из тайника гранатомет. Побледневший Штруп стоял рядом с Картавым и выжидательно смотрел на него. За спиной блондина тревожно перешептывались Сема и Клим — восемнадцатилетние юнцы, участвовавшие в расстреле Кисы. Сегодня утром они должны были уехать вместе с Геннадием.

Всего девять человек, включая самого Картавого. У Гаврилы людей как минимум втрое больше.

— Босс! — воскликнул Штруп, — надо прорываться на машинах, и как можно скорее, пока они не зашли в дом!

Картавый уже и сам думал об этом. Другого выхода, похоже, не было. Их перестреляют в гараже, как куропаток, или закидают дымовыми шашками. Oн кивнул, соглашаясь, и принялся укладывать кейсы под переднее сиденье одного из двух находившихся в гараже джипов. Гордей по его приказу втащил в эту машину гранатомет.

Затем Картавый созвал людей и разъяснил им задачу. Вовец сдвинет задвижку на воротах, после чего два джипа, один за другим, на полной скорости вылетят из гаража и погонят к шоссе. Сам Картавый будет находиться во втором джипе. С ним поедут Гена, Гордей-гранатометчик и Сема, который сядет за руль.

В первом джипе разместятся остальные: Вовец, раненый Папуас, Клим, Чурка. Поведет джип Фома.

— Картавый, вылазь! — раздался за окном зычный голос Гаврилы. — Это ты завалил Кису, я знаю! Тебе придется платить!.. Вылазь, не бойсь! базарить будем!

Картавый проверил обойму в своем пистолете.

— Так я тебе и поверил, фуфло поганое, — проворчал он.

Вор с Геной переглянулись. «Конечно, они приeхали за моими деньгами, зачем же еще?» — мысленно ответил главарь на немой вопрос Штрупа, а вcлух буркнул:

— Не дождутся, суки.

— Босс, а ведь им кто-то накапал о фазенде! — к нему подскочил Вовец. — Тот придурок, которого ловили, наверняка ихний лазутчик!

— Но кто мог накапать?

Вовец с подозрительным видом огляделся.

— Да кто-нибудь небось из наших, больше некoму.

За стенами снова прокатился крик Гаврилы:

— Картавый, забиваем стрелку!..

Старый вор презрительно усмехнулся.

— Не тебе меня брать, щенок, — вполголоса ответил он на предложение Гаврилы и посмотрел на Вовца: — Побалакай с ним. Запудри ему мозги, пока мы будем разогревать мотор.

Бандит подобрался к окну.

— Гаврила, это я, Вовец, слышишь меня?

— Давай сюда самого!

— Картавый согласен на мировую, он сейчас выходит! Только без стрельбы! Пусть твои братки положат стволы!

— За смерть Кисы он выдаст миллион гринов! — рявкнул Гаврила.

— Босс согласен платить, только одно условие — чтоб все по-мирному! — надрывался Вовец.

— Пусть идет к воротам!

— Положите стволы, чтобы мы их видели! Босс выходит один, без оружия!

— Завязывай базарить! — потерял терпение Гаврила. — Давай сюда Картавого по-быстрому, понял, нет?

— Вовец, открывай! — крикнул Картавый. Бандит подскочил к стальным дверям гаража и выдвинул щеколду. Взревели моторы джипов. Вовец вскочил на подножку первого джипа, когда машина уже тронулась с места.

— Как только выедем из гаража — сразу хреначь! — обернулся Картавый к сидевшему у гранатомета Гордею.

Первый джип врезался в двери. Обе створки стремительно распахнулись.

Машины одна за другой вырвались из гаража и помчались к наружным воротам, которые были раскрыты настежь.

Нападавшие, увидев выезжающие джипы, в первое мгновение растерялись. Полтора десятка бандйтов во главе с Гаврилой толпились у ворот, представляя удобную мишень для стрелков в джипах.

Подручные Картавого дали залп. Кто-то из людей Гаврилы, получив пулю, упал, другие удирали, спасаясь от обстрела.

Вдогонку Картавому неслись ответные выстрелы. Грянул взрыв: Гордей, наконец, пальнул из гранатомета. Снаряд угодил в самую гущу противников. Часть ограды разлетелась в щепки, рухнули ворота. Остатки Гавриловой банды разбегались в разные стороны.

— Отлично, Гордей! — крикнул Картавый. Впереди показались припаркованные к обочине джип, «БМВ» и «Жигули», в которых приехали люди Гаврилы. Машины были пусты, но они неожиданно явились препятствием для беглецов: лесная дорога была слишком узка, и, чтобы объехать их, пришлось одним колесом сойти с колеи и двигаться по кочкам. Джипы затрясло, как при сильном землетрясении.

— Гена, граната! — перекрывая рев моторов, крикнул Картавый.

Штруп, несмотря на жуткую тряску, схватил у. него из рук «лимонку» и, когда они поравнялись с первой из вражеских машин, вырвал чеку и швырнул «сувенир» в раскрытое окно кабины джипа «Че-роки». Поравнявшись с «БМВ», блондин взял у Картавого вторую гранату. В этот раз точность его подвела — «лимонка» упала под колеса иномарки.

Через мгновение сзади оглушительно рвануло:

взлетел на воздух гавриловский джип. Мимо «Жигулей» беглецы проехали так быстро, что Гена не успел ничего сделать.

Оба джипа наконец вырулили на дорогу. В этот момент взорвалась граната под колесами «БМВ». Взрывной волной задело и стоявший позади него «жигуленок», так что Картавый мог торжествовать маленькую победу: три машины Гаврилы оказались выведенными из строя.

Но еще три автомобиля — «Мерседес» и два «БМВ» — стояли в стороне от дороги, на поляне. К ним-то и бросился Гаврила с уцелевшими бойцами его банды. При взрыве у забора Гаврилу контузило, он оглох, часто хватался за окровавленную голову. Товарищи почти несли его, подхватив под руки.

— Догнать, догнать этих сук, — только и мог выговорить главарь.

Его посадили в «мере», братва расселась в «бээмвэшки». Заревели моторы. Иномарки начали разворачиваться.

Джипы Картавого уже выехали на более-менее ровную проселочную дорогу, когда Гордей толкнул босса в плечо и показал на заднее стекло. Картавый пригляделся. Их догоняли три машины. Впереди мчался малиновый «БМВ». За ним ехал «Мерседес» с тонированными стеклами, замыкал погоню еще один «БМВ». Законник выругался.

— Гордей, готовь пушку. Будем долбить по одному. Сперва подпусти их поближе…

Гордей нацелил ствол гранатомета на малиновую машину. Оттуда донеслись выстрелы, раздался звон разбитого стекла.

— Мочи их! — рявкнул Картавый, наблюдая за приближающимися машинами в зеркало заднего вида.

Однако выстрела не последовало. Матерясь, босс обернулся. Труп Гордея с разнесенным черепом медленно сползал под сиденье.

— Сема, держи руль! — Старый вор перелез на заднее сиденье и схватился за гранатомет.

Догонявший их «БМВ» начал забирать левее. Люди Гаврилы уже заметили ствол гранатомета и поливали джип автоматным огнем. Картавый безбожно матерился. Пуля прошила ему плечо, но он, казалось, не обратил на это внимания. Прильнув к прицелу гранатомета, он выстрелил.

Грохот, вспышка пламени и столб черного дымa, поднявшийся от подбитого «БМВ», возвестили прицельном попадании. Раненый вор морщился oт боли, но глаза его остервенело блестели.

В голове Картавого созрело решение.

— Обгони их, — велел он Семе, показывая на машину Вовца.

Ширина проселочной дороги позволила джипам поравняться и какое-то время двигаться почти вплотную друг к другу. Штруп с Картавым на ходу передали гранатомет в окно соседней машины, затем машина главаря резко увеличила скорость и вырвалась вперед. Основной удар погони теперь должен был принять на себя второй джип.

Чурка, поплевав на ладони, выставил ствол гранатомета в окно заднего вида. Но в момент выстрела джип подскочил на кочке и снаряд лег в стороне oт цели. Чурка выругался. Он зарядил гранатомет последним снарядом и снова выстрелил. Граната взорвалась перед самым носом «БМВ». Машину, набитую людьми, резко развернуло, по ней полыхнуло пламя. Охваченная огнем, она закувыркалась, откатываясь в кювет.

Из преследовавших Картавого машин остался один «Мерседес». Братки Гаврилы высунулись из всех его окон и вели по машине Вовца ураганный огонь из автоматов. Минуты не прошло, как, корчась в агонии, откинулся Чурка. Сразу две пули почти одновременно прошили Клима, собиравшегося бросить гранату.

Фома изо всех сил давил на газ. Видимость была ни к черту: джип Картавого поднимал за собой пыль, которая шлейфом тянулась за ним и окутывала лобовое стекло. Впрочем, догоняющие были не в лучшем положении.

«Босс не дурак, что поехал впереди, — в панике думал Вовец, — а нас тут всех перестреляют как зайцев». В его джипе остались только он, раненый Папуас и Фома. Автоматные очереди преследователей не умолкали. Вовец вжимался в кресло, страх душил его ледяными пальцами.

Их джип начал слева обходить машину Картавого. И в этот момент коварная пуля угодила в затылок Фоме. Его руки, сжимающие руль, судорожно дернулись. Джип бросило в сторону, он с силой приложился боком о машину главаря, которую от удара вынесло за обочину, развернуло на сто восемьдесят градусов и завалило на бок. Машина Вовца, потеряв управление, сначала пошла юзом, а потом дважды перевернулась, утонув в клубах поднявшейся пыли. «Мерседес» преследователей на полном ходу врезался в нее, огонь мгновенно охватил обе машины, и через считанные минуты последовал мощный ослепительный взрыв.

Посреди дороги в клубах дыма и пыли бушевало пламя. Чуть в стороне среди мелкой зеленой поросли лежал на боку джип Картавого. Бешено вращались его колеса.

…Первым из окна высунулся Штруп. Оглядевшись, он подтянулся на руках и окончательно выбрался из кабины. Пыль осела, но пламя продолжало плясать среди почерневших остовов взорвавшихся машин. Оглядев пожарище, блондин убедился, что все, кто находился в машинах, погибли. Среди языков пламени виднелись обугленные человеческие тела. Там, в огне, нашли свою смерть Вовец, Папуас, да и сам Гаврила, нагнавший такого страха на Картавого.

Геннадий вернулся к лежавшему на боку джипу.

Сема уже выбрался из кабины. За ним, матерясь и стеная от боли, вылезал Картавый. Половина лица его представляла собой вспухший лиловый синяк из носа сочилась кровь, светлая рубашка перекрасилась в алый цвет.

Прежде чем вылезти, вор передал Штрупу кейс. Затем, превозмогая боль, вытянул из-под сиденья и отдал второй.

— Босс, там еще один портфель, — напомнил Гена, видя, что Картавый начал вылезать. Законник сплюнул кровь.

— Ладно, потом достанем. Помоги вылезти. Он протянул блондину руку. Тот кивнул Семе, они вдвоем подхватили босса под руки и рывком вытащили из машины.

— Забери третий портфель, — велел Гена напарнику.

Сема полез в джип. Картавый, не в силах стоять опустился на землю.

— Перевяжи плечо, — прохрипел он. — Рана пустяковая, только крови много уходит… Ничего, —Картавый нашел в себе силы растянуть губы в улыбке. — Нас ждет Париж…

— Ничего тебя не ждет, скотина, — с ледяным спокойствием ответил блондин и вдруг резко почти без замаха, съездил Картавому ногой в подбородок.

Тот со стоном откинулся навзничь. Грудь старого вора бурно дышала, выпученными глазами он уставился на Штрупа.

— Ах ты сопляк, падла, — захлебываясь в пошедшей горлом крови, прошипел он.

— В этих портфелях, — Гена удовлетворенно похлопал рукой по черным бокам кейсов, — лежат твои баксы. Теперь они мои.

Картавый некоторое время молчал, давясь кровью. Рука его слепо шарила по земле, он пытался подняться.

— Твой отец завещал мне заботиться о тебе, как о собственном сыне… — проговорил наконец он. —И я поклялся ему в этом…

— Мой отец погиб на зоне во время побега, — сказал Штруп. — Люди, которые были там, говорят, что о побеге настучал ты.

— Клевета. Я уважал твоего отца. Выше его никого не было в воровском мире, он был выдающейся личностью, его авторитет признавали все…

— Поэтому ты его и заложил.

Штруп, взведя курок, направил пистолет на Картавого. К ним молча подошел Сема, держа в руке тяжелый портфель.

— Не верь, не было этого… — хрипел старый вор. — Возьми портфели себе. В них все, что у меня есть… Теперь это твое… Там баксы, а в третьем портфеле — золото, брюлики… Бери все, а меня оставь… Я буду молчать, мне больше ничего не надо, дай дожить… Я уеду отсюда…

Штруп переглянулся с Семой. Тот кивнул. Картавый перевалился набок, его рука, как бы невзначай, потянулась к кобуре за бортом пиджака. Рывком он выхватил пистолет, но Гена выстрелил раньше. С дыркой в виске старый вор откинулся на спину и затих.

Бандиты огляделись. Место было безлюдное, а время раннее, чтобы кто-то из посторонних мог оказаться свидетелем автокатастрофы и убийства. Искореженные останки двух иномарок догорали на дороге, в них виднелись почерневшие трупы.

Недолго думая, бандиты скрылись в ближайшем лесочке. Гена нагрузил напарника двумя кейсами. Сам он держал в одной руке портфель, а другую сунул в карман куртки, сжимая рукоять взведенного пистолета.

Они шли между берез, пробираясь через молодую поросль. Штруп косился на своего спутника. У того также имелся пистолет, а поскольку добыча им досталась немалая, приходилось постоянно быть настороже.

Бандиты вышли из леса, в молчании пересекли поле и оказались на разбитой грунтовой дороге. Всходило солнце, рассеивался утренний туман. Гена запарился в куртке, но снять её не решался, потому что в ней лежал пистолет. Они пошли по дороге, стремясь как можно дальше уйти от места автокатастрофы.

— Баксы и рыжье поделим пополам, — сказал Гена.

— Я чувствую, тут немало, — заметил Сема. — Нам повезло.

— Главное — живыми выбрались, — и Штруп снова покосился на напарника.

Дорога впереди терялась среди полей. Через четверть часа их начал догонять запыленный «жигуленок». Штруп жестом попросил остановиться. Машина, поравнявшись с ними, затормозила. В ней сидели двое мужчин, судя по виду, — деревенские, ехали скорее всего на работу.

Тот, что помоложе, открыл дверцу.

— Нам в Москву надо, — благодушно улыбаясь, заговорил Гена. — Не подбросите? Ну, хоть в райцентр какой-нибудь, откуда можно до Москвы добраться? Все равно куда, не тащиться же по этой пыли…

Мужики согласились довезти их до Сергиева Посада. Сема с портфелями полез в заднюю дверь. Примеру напарника последовал и Штруп.

Прежде чем захлопнуть дверцу, блондин поглядел по сторонам. Местность пустынная — лес, поле, кругом ни души. Машина тронулась.

Когда дорога свернула в лесополосу, Штруп достал из кармана пистолет и выстрелил в затылок мужику, сидевшему рядом с водилой. Шофер от неожиданности бросил руль и от страха вжался в спинку сиденья.

— Вылазь из машины, быстро, — скомандовал ему убийца. — И этого убери отсюда. Тащи в кусты.

Дрожащий мужичок, суетясь, подхватил под мышки убитого и выволок из машины. Штруп тоже вышел, наблюдая, как позеленевший водила тащит труп своего приятеля.

— Туда, — стволом пистолета блондин указал на заросли лопухов.

Он покосился на машину, в которой с тремя кейсами остался Семен. Тот тоже вылез, с явным намерением пересесть за руль. Гена подался немного в сторону, чтобы наравне с мужиком держать в поле зрения и своего напарника. Так и есть, садится на переднее сиденье! Хочет слинять с деньгами.

Сема перехватил его взгляд, все понял, и рука его скользнула в боковой карман куртки и застыла. Раздался выстрел. Пуля прошила Семену грудь. Пистолет выпал из его судорожно вздрогнувшей руки, тело молодого бандита вывалилось из кабины и растянулось на дороге.

— Тащи, не оглядывайся! — крикнул Гена мужику, направляясь к подстреленному им молодому бандиту.

Сема был еще жив. Стеная сквозь сжатые зубы, он пытался дотянуться до пистолета. Штруп не торопясь подошел к нему.

— Эй, мужик, — позвал он, — сюда иди, быстро. Трясущийся водитель «Жигулей», который к этому времени уже схоронил в лопухах своего товарища, опасливо приблизился. Гена, улыбаясь почти ласково, взял Сему за волосы, повернул его голову лицом к себе и заглянул в глаза. Зубы Семы были плотно сжаты, в обреченном взгляде читалась злобная ненависть. Крутой, с замашками предводителя, он в будущем мог бы стать крупным воровским авторитетом. Убийца мстительно улыбнулся.

— Ты был хорошим бойцом, Сема, и я тебя уважал. Жаль, что так получилось. Но здесь слишком много денег… — Он вглядывался в темные глаза, Семы, следя, как тают в них проблески сознания. Губы умирающего шевелились, он пытался что-то сказать. — Единственное, что я могу сделать для тебя, — это помочь избавиться от страданий… Тебе ведь очень больно?! — с кощунством произнес Штруп.

Сема со свистом вобрал в грудь воздух и зашелся в мучительном кашле. Из раны на его груди хлестала кровь.

— Контрольный отстрел за левое yxo — и все пройдет, — улыбнувшись своей обаятельной улыбкой, которая так нравилась девушкам, блондин поднес пистолет к его виску. — Прощай, браток.

Грянул выстрел.

— Мужик, тащи этого туда же!

Спустя некоторое время труп Семы скрылся в лопухах. Гена направил пистолет на водителя «Жигулей». Тот упал на колени, срывающимся голосом залопотал что-то о беременной жене и двух детях. Он стелился по земле, готовый от страха лизать пыльные Генины кроссовки. Штруп поставил ногу ему на затылок и вдавил лицо мужика в землю.

— Тебе придется умереть, — негромко, как-то устало сказал бандит.

Мужик лежал перед ним неподвижно, дикий страх совершенно парализовал его. Штруп поднес к его голове пистолет, нажал на спусковой крючок, но вместо выстрела прозвучал сухой щелчок. Он вынул из пистолета обойму и досадливо поморщился: кончились патроны! Идти к машине за пистолетом Семы было лень, и блондин со всего размаху ударил несчастного рукояткой по голове. Брызнула кровь. Убийца для верности повторил удар, а затем, взяв водилу за ноги, отволок в кусты, ставшие братской могилой для троих…

* * *

Выход из потайного зала был только один: обратно, через подвал бандитской фазенды, где Олега наверняка поджидают подручные Картавого. Что же делать? Дожидаться, пока они взорвут дверь и войдут сюда? Подземное убежище, защитив его от погони, одновременно оказалось ловушкой. Но ничего другого не остается, надо попытаться вырваться отсюда. В кармане Беляева лежал пистолет, который ему оставил на память Дупель. Четырех пуль хватит, вероятно, только для того, чтобы попробовать взять бандитов на испуг.

Олег еще раз полюбовался драгоценностями. Броши, колье, перстни, а под ними — золотые монеты с профилями императоров. Все это придется оставить здесь. Сундучок небольшой, но увесистый, от бандитов с таким не побегаешь. Когда-нибудь беглец вернется сюда, хотя шансов, что сундук дождется его, было мало.

Посветив фонариком, Беляев взял перстень с большим, прозрачным, радужно переливающимся камнем. Он подумал о Лене, и волна какого-то нежного умиротворения прокатилась по его телу. Он улыбнулся, вспомнив ее милое лицо и прядку волос над ухом, блеск ее красивых глаз. На него вдруг навалилась страшная усталость. Он не спал вторые сутки. Всю сегодняшнюю ночь он бегал по фазенде и подвалу, всю вчерашнюю — торчал у подъезда на улице Арцимовича… Его отяжелевшие ресницы закрылись, и в ту же секунду он вздрогнул: cпать нельзя! Надо выбираться отсюда, пока бандиты не взорвали дверь!

Он сунул перстень в карман, закрыл сундук. Подсвечивая себе фонариком, пересек зал и вполз на четвереньках в низкий проход, ведущий к потайной двери. Осветил створку. Она сомкнулась не до конца, ее что-то заклинило. Лужица крови внизу, у самого основания двери, начала подсыхать. Осмотревшись, Олег увидел справа рычаг. Выйти из подземного помещения оказалось гораздо проще, чем попасть в него! Странно, почему Дупель, когда ему заклинило ногу, не заметил этого рычага. Вероятно, он совсем перестал соображать от боли, иначе легко бы высвободился.

Беглец приставил к створке ухо и прислушался. За дверью было тихо. Бандиты либо затаились, ожидая, когда он выйдет, либо — что вероятнее всего — ушли за взрывчаткой, оставив здесь караульного. Как бы там ни было, надо рисковать.

Олег дернул за рычаг и выключил фонарик. В кромешной тьме он услышал, как заскрипел старинный механизм. Ожидая, что в открывающуюся дверь начнут стрелять, Олег бросился на пол и замер. Судя по звуку, дверь распахнулась настежь. Стояла полная тишина. Если кто-то и прятался в коридоре, то, видимо, предпочитал сидеть молча. Дверь, постояв несколько секунд в открытом положении, вновь начала закрываться. Олег бросился в проем, словно в воду с вышки, упал на битый кирпич, откатился в сторону и выстрелил наугад вправo и влево. Прислушался. Грохот выстрелов смолк, но в коридорах по-прежнему царила тишина. Никакого шевеления. Стараясь не шуметь, беглец, пригнувшись, нырнул в темноту. После некоторого блуждания по коридорам убедился, что в подвале никого нет…

Беляев отдышался, включил фонарь. Его блуждания сделались более осмысленными. Отыскав коридор, который был попросторнее и повыше остальных, он зашагал по нему и вскоре увидел впереди тускло-желтый свет. В знакомом ему чулане, где начиналось его путешествие по лабиринту, горела лампа. Олег, крадучись и держа палец на спусковом крючке, подошел к отверстию люка и выглянул в чулан. Там никого не было. Олег недоумевал. Куда делись бандиты?

Из чулана он вышел в прихожую. Пройдя в комнату, он убедился, что в доме что-то произошло. Вещи были разбросаны, окна перебиты, на полу валялось множество стреляных гильз. На веранде он увидел труп с простреленной головой. Это был Чиж, который, оставив свой пост у потайной двери, заработал пулю от людей Гаврилы. Впрочем, последних возле фазенды давно уже не было, братва погрузилась в машины и бросилась в погоню за Картавым. Остались только убитые и двое раненых. Олег увидел их, когда вышел за ворота. Один из них поднял залитое кровью лицо и проводил его каким-то пустым, обреченным взглядом.

* * *

День обещал быть теплым и солнечным. ГЬна, сидя за рулем «Жигулей», сохранял абсолютное спокойствие и временами даже улыбался, вспоминая о трех саквояжах, лежащих в багажнике. Он ехал в спортлагерь. Если его не остановят на каком-нибудь посту ГАИ, то все будет о'кей.

Откинувшись на сиденье и небрежно держа руль одной рукой, Геннадий размышлял о том, стоит ли ему вообще весь сезон, до самой осени, торчать в этом лагере? Используя свои знакомства в среде коммерсантов, он мог бы перевести деньги в какой-нибудь западный банк, а потом и сам отправиться следом куда-нибудь в Швейцарию или Испанию. Если в кейсах окажется больше миллиона баксов, он так и сделает.

А пока он отоспится, придет в себя, подсчитает добычу. Помимо всего прочего, было еще одно обстоятельство, которое влекло его в спортлагерь. Ему хотелось встретиться с Ирочкой Новосильцевой и сделать с ней то, о чем он мечтал все последние дни. Он чувствовал, да что там — был уверен, что она позволит ему сделать это. Девочка от него без ума. Невинный плод сам валится в руки, почему бы не вкусить его сладости?

Главное — действовать без лишнего нажима. Конечно, начать придется с самых невинных поцелуев… Глядя на шоссе, Штруп мечтательно улыбался, в паху нарастало приятное возбуждение. Скорее всего в лагере он не задержится. Но перед отъездом обязательно трахнет Ирочку. В любом случае.

ЧАСТЬ ПЯТАЯ

— Вон там, между двух труб, — Останкинская телебашня, — показывала Лена. — Ты был там?

Беляев смотрел на свою спутницу, улыбался и отрицательно качал головой.

— А вон Кремль, во-он там…

Они стояли на смотровой площадке Воробьевых гор. Лена, наконец, осуществила свое давнее намерение показать Олегу Москву. Он терпеливо слушал ее объяснения, посматривал на залитую вечерним солнцем панораму города, но чаще — на своего экскурсовода.

— Ну что ты уставился? — не выдержала она. — Успеешь наглядеться. Ты на Москву смотри! Он облокотился на парапет.

— А мне больше на тебя нравится смотреть. Краска залила ее щеки. Олегу показалось, что от этого она еще больше похорошела.

— Спасибо за комплимент, — сказала она нарочито сухо. — Но давай все-таки смотреть на Москву.

— Давай.

— Вон там, справа, где железнодорожный мост, — новое здание Академии наук… Да ты не слушаешь меня! О чем ты все время думаешь?

Он улыбнулся.

— О тебе, конечно. И о себе… А еще, если честно, о том телефонном номере. Ты попросила соседку узнать, кому он принадлежит?

Беляев имел в виду номер, который набирал блондин на фазенде Картавого. Вернувшись в Москву, Олег записал его и отдал Лене, чтобы она передала его соседке, которая работает на АТС. По этой ниточке он должен выйти на блондина. Теперь, когда он точно знал, кто убил Андрея, он не находил себе места, горя желанием вычислить его и отомстить.

— Да, отдала, — ответила Лена, и в ее голосе проскользнуло недовольство. — Она с неохотой обещала сказать адрес завтра вечером. Это, кажется, подмосковный номер…

— Завтра вечером? — Олег нетерпеливо вздохнул. — Долго!

— Эти отлучки тебя когда-нибудь доконают! — заговорила Лена с укором. — Посмотрел бы на себя, на кого ты был похож, когда вернулся позавчера. На тебе живого места не было!

— Ерунда, царапины. Не бери в голову, — Олег заставил себя непринужденно улыбнуться. — Просто я разыскиваю одного парня… Надо вернуть ему долг. Так уж я устроен, что если кому должен, то обязательно возвращаю все сполна. — Олег повернулся к панораме Москвы. — Ну, что ты там говорила про телебашню? Где она?

Но у Лены почему-то пропал весь ее экскурсоводческий пыл. Они стояли у парапета и молча любовались видом на Лужники, на зеленые склоны Воробьевых гор, круто сбегающие к реке…

На смотровой площадке было шумно и оживленно. Сюда подкатывали автобусы с иностранцами, желающими взглянуть на Москву. Гостей из-за границы поджидали торговцы сувенирами, чьи столы растянулись вдоль всего парапета. Подъезжали и свадебные кортежи.

Лена и Олег прошли вдоль торгового ряда. Посмотрели на матрешек, изображавших Ельцина и Горбачева, на шапки-ушанки, майки, часы, лаковые шкатулки. Лена с любопытством оборачивалась на невест в белых кружевных платьях. Одна из них в окружении жениха и друзей позировала перед кинокамерой.

— Ты еще наденешь такое платье, — перехватив ее взгляд, заметил Олег.

— Не стоит сейчас говорить об этом.

— Я хочу, чтобы ты поехала со мной в Северо-Уральск, — неожиданно сказал он.

Лена не ответила. Сердце гулко стучало в ее руди. Украдкой, сквозь полуопущенные ресницы, oна посмотрела на своего спутника. Его голубые лаза светились нежностью.

— Может, пойдем к реке? — предложила она.

По металлической лесенке, проложенной сбоку от трамплина, они спустились на лужайку и оттуда, мимо домика лыжников, по крутой тропе сошли на набережную. Здесь было немноголюдно. Кое-кто загорал, но никто не купался: вода в Москве-реке чистотой не отличается.

— Посмотри, — Олег, остановившись, протянул девушке перстень. — Нравится?

— Какая красивая вещь! — восхитилась Лена. — Неужели это настоящее золото?

— А то как же. Бери, это тебе подарок. Подняв было руку, чтобы взять вещицу, Лена снова опустила ее. Улыбка медленно сошла с ее губ.

— Откуда это у тебя? Олег смутился.

— Ты мне не поверишь… — Он пожал плечами. — Но я это нашел.

Лена вдруг отчаянно замотала головой, в глазах ее мелькнул испуг.

— Нет, я не могу принять такой подарок. Даже если камень искусственный, все равно это стоит безумных денег!

Он сник, хотя по инерции продолжал улыбаться.

— Вряд ли камень искусственный… Ну, чего ты? Бери. Я же люблю тебя. Я хочу, чтобы ты стала моей. Моей навсегда.

Ее глаза потемнели.

— Я не верю, что ты его нашел, — тихо, с дрожью в голосе сказала она. — Скажи правду, где ты его взял? Может, ты спутался с бандитами, и эта вещь — краденая? Да это наверняка так! — вдруг почти выкрикнула она. — Скажешь, разгружал вагоны с картошкой, чтобы подзаработать денег на золотой перстень? Тебе лучше уехать к себе! Правда, так для тебя будет лучше! Москва на тебя очень плохо влияет!..

— Я не уеду без тебя.

— После своих отлучек ты возвращаешься весь в крови! — не слушая его, продолжала она с горечью. — Ты дерешься с кем-то… Может, ты… еще и убил кого-нибудь?.. — Она умолкла, не в силах говорить. Ее душили рыдания.

Олег с силой сжал перстень в кулаке.

— Да, — сказал он сквозь зубы. — Я убийца. Кто прошел через войну, тот никогда не сможет жить, как другие. У меня, наверное, что-то отключилось в башке. Меня тянет туда, где убивают, где кровь. Не случайно многие наши ребята, с кем я служил, пошли в бандиты или в охранники… Мне тоже предстоит выбор между этими дорожками, другого пути у меня нет…

Его голос стал хриплым и сорвался. Он замолчал. Лена тоже молчала, глядя на него как-то странно, с испугом, не зная, что ответить.

Он разжал кулак, с ненавистью посмотрел на перстень, потом размахнулся и зашвырнул его в реку. Лена проводила перстень изумленным взглядом.

— Ты странный человек, — сказала она очень тихо. — И совершенно не похож на Андрея.

— Ты любила его?

— Он был хорошим парнем…

— Да, очень хорошим. Андрей был настоящим другом. Наверное, я не должен был говорить тебе все это… Ну, там, что я тебя люблю и все такое… Мы ведь его только похоронили.

Она пошла по набережной. Он двинулся за ней.

— Мне кажется, то, что осталось в тебе от войны, — это болезнь, — сказала она после долгого молчания. — Ты справишься с ней. Я… буду помогать тебе в этом…

Олег отвел глаза. Он не хотел, чтобы она увидела вспыхнувшую в них радость.

* * *

Первым делом Геннадий перенес кейсы в свою комнату. Потом принял душ и как следует выспался. Вечером он немного побоксировал с парнями в спортзале, а перед ужином заглянул на корты. Здесь его тотчас окружила толпа молоденьких девушек требовавших, чтобы он включился в игру. Штруп сыграл один сет в паре с Сусанной Кричевской против Ирочки Новосильцевой и Маши Деминой.

Антонина Петровна, отодвинув занавеску у окна своей комнаты, с любованием следила за своим молодым кумиром. Сидевшие на террасе пожилые дамы, давно вышедшие из бальзаковского возраста, опустили свои книги и устремили взгляды на теннисную площадку.

Спустя четверть часа возле кортов собралась добрая половина женского населения лагеря. Гена не обращал ни на кого внимания. Он не отрывал глаз от бегавшей перед ним с ракеткой Ирочки Новосильцевой. Как она хорошо сложена и как, должно быть, аппетитно выглядит без этого платьица! В конце концов, он вернулся сюда именно из-за . нее! Он непременно должен заняться этой смазливой девчонкой и добиться с ней близости.

После ужина в спортлагере начиналась веселая жизнь — дискотека, кино, игры. Маленький домик обслуживающего персонала, стоявший на отшибе, в эти часы пустел. Поднявшись к себе, Штруп заперся в своей комнате. Достал из шкафа один из кейсов — тот, что полегче, и положил на кровать. Шифра замков блондин не знал, пришлось использовать слесарный инструмент.

Через некоторое время, орудуя шилом, плоскогубцами и пилкой, Гена наконец откинул крышку «дипломата». У него захватило дух, он даже присвистнул от восторга. В портфеле, забитом доверху, лежали аккуратно упакованные пачки стодолларовых купюр!

Вот за какой добычей охотился Гаврила! Месть за смерть Кисы — предлог, на самом деле ему нужны были баксы Картавого. Из-за этих денег схлестнулись две бандитские группировки, и обе практически в полном составе отправились на тот свет.

Улыбаясь, Штруп взял одну пачку и тщательно пересчитал купюры. Сто штучек, одна к одной. Значит, в пачке — десять тысяч. Они лежали стопками по пять пачек, а таких стопок было тридцать. Гена прикинул в уме — полтора миллиона! Он засмеялся, повалился на кровать и блаженно вытянулся. Скоро у него таких персиков, как Ирочка, будут десятки. Он вообразил себе сразу трех милашек, лежащих с ним в одной кровати. Он тискает их нежные бедра, гладит мягкий пушок на лобке и целует мягкие податливые губы…

Штруп задумался. Знакомый сутенер с Тверской за баксы достанет любых телок, даже малолеток. Так стоит ли терять время на Ирочку? Может, завтра сразу слинять в Москву?..

Тут мысли Гены приняли более здравое направление. Нет, вряд ли он уедет завтра. На угнанной машине его зацапают гаишники. Надо будет одолжить машину у одного здешнего парня. Оформить доверенность, все чин чином. На эти дела уйдет дня два. Зато потом он сможет без помех раскатывать по Москве…

Блондин аккуратно уложил деньги обратно в кейс и поставил его в шкаф рядом с другими.

Наутро Гена встал в превосходном настроении. Он молод, хорош собой, и у него уже есть полтора миллиона баксов (это при том, что он еще не заглядывал в два других саквояжа!). Впереди его ждет прекрасное будущее. Он переведет деньги за грани-цу и быстренько смотает туда сам. Малолеток можно купить везде, и даже дешевле, чем на Тверской. А с блатной жизнью пора завязывать. Умение быстро забывать о своих «подвигах» было одним из достоинств Штрупа, позволявших ему без всяких угрызений совести смотреть вперед и наслаждаться жизнью.

После завтрака Гена играл один против Ирочки и Сусанны. Собравшееся у площадки дамское общество восторженными криками приветствовало каждый выигранный им мяч. Он играл резко и сильно, без всяких скидок на возраст девушек. К концу третьего сета, проигранного «всухую», они уже стояли неподвижно, с расстроенными лицами, опустив руки.

Гена небрежно подошел к сетке.

— За целый месяц вы так ничему и не научились, — сказал он, обворожительно улыбаясь. — Наверное, я неважный тренер.

Глядя на него, они не могли не улыбнуться в ответ.

— И все же в один прекрасный день мы вас все-таки побьем! — воскликнула Сусанна.

— Я очень надеюсь на это! Всегда приятно проигрывать красивым девушкам, — и он игриво посмотрел на свою пассию.

Ира простодушно смотрела на него. Ее улыбка показалась Гене многообещающей.

Часом позже, увидев ее в холле раздевалки, он кивнул ученице головой, предлагая следовать за ним. Он вошел в пустующую маленькую кладовку. Когда следом за ним вошла Новосильцева, он закрыл дверь на задвижку.

— Короче, малышка, ты мне нравишься, — без долгих предисловий сказал Гена.

Лицо девушки залило краской. Стыдится, подумал Гена. Значит, она не такая испорченная, какой кажется. Это немного усложняет дело, ну да ладно…

Он взял ее под мышки и притянул к себе. Она не сопротивлялась, когда он впился в ее рот. Отпустив ее, он уловил на ее лице оттенок радости и затаенной гордости. «Я не ошибся в ней, — мысленно усмехнулся он. — Эта телка даст. Трахну ее завтра вечером».

А вслух сказал:

— Ты клево целуешься. У тебя, наверное, есть парень?

Она неопределенно пожала плечами. Гена улыбнулся.

— Хочешь, я буду твоим парнем? Только ты держи язык за зубами, а то нам обоим несдобровать.

Он снова прижал ее к себе, только на этот раз крепче и всем телом. Пусть заранее просечет, что он не пятнадцатилетний сопляк и не собирается ограничиваться одними поцелуями.

Когда он оторвался от нее, она, вся пунцовая, прыснула в кулачок, сделала ему глазки и опрометью выбежала из кладовки.

Вечером Штрупа ждал второй кейс. Он заперся и, не торопясь, взялся за дело. Первый же взгляд на содержимое кейса заставил его мечтательно улыбнуться. Содержимое этого «дипломата» не отличалось от первого. Разве что суммой — миллион двести тысяч. Гена удовлетворенно потирал руки. Открыть, что ль, заодно и третий саквояж? Нет, оставим это удовольствие на следующий вечер. Завтра последний день его пребывания в лагере, и он должен устроить себе двойной праздник. А послезавтра с утра можно будет дергать отсюда.

…День прошел довольно скучно. После ужина пассия охотно уединилась с ним в укромном местечке позади столовой, ожидая новой порции поцелуев. Но Штруп жаждал большего.

— Пойдем прогуляемся до реки, — предложи он. — А то тут нас могут застукать,

— Гулять по лесу… — Она капризно поморщи лась. — Я помру от страха гулять там вечером! — И все же видно было, что она кокетничает.

— Ну, сейчас еще светло, а потом — я же тобой! — улыбаясь, произнес Гена.

Девушка больше не колебалась. Прогулка с кра сивым мужчиной, поцелуи и нежные слова пред ставлялись ей верхом блаженства.

— Мы слиняем через заднюю калитку, чтобы нас не засекли, — прибавил он. — А вернемся через часок-полтора, как раз к концу дискотеки.

Выйдя из лагеря, они направились по лесной дорожке к мелкой, заросшей камышами речушке. Вокруг тропы смыкались сосны, далеко за их стволами догорал закат. Небо было еще совсем светлым, но в лесу, среди деревьев, сгущались сумерки. Пассия тихонько напевала — ее чудесный сон продолжался, а совращенец рыскал глазами по сторонам, выискивая подходящее местечко.

Если бы он оглянулся назад, то увидел бы знакомую фигуру, неторопливо идущую за ними той же дорогой. Олег заметил Штрупа у калитки, когда обходил лагерный забор. Находясь на приличном расстоянии, Беляев в первую минуту засомневался. Штруп ли это, тем более что блондин вышел из калитки с какой-то девушкой. Однако, пройдя за парочкой некоторое расстояние, Олег понял, что не ошибся. Наконец-то он сквитается с должником.

Беляев нагнал парочку у самой реки. Какое-то время он держал их в поле зрения, не решаясь приблизиться. Олега смущало присутствие девушки, ему не хотелось сводить счеты с бандитом при посторонних. Потом вдруг эта парочка пропала. Лишь подойдя к самой реке, он увидел их лежащими в граве под большой изогнутой ивой, листва которой образовывала нечто вроде шалаша.

… — Ты будешь в полном порядке, малышка, не оойся, — сказал Штруп, увлекая ее на травку.

Она смотрела на него с неуверенной улыбкой и чacтo дышала. Еще когда они шли к реке, ее посетила мимолетная мысль, что Гена собирается овладеть ею. Но она старалась не думать об этом, находясь во власти романтических грез. Сейчас ей вдруг снова пришла в голову та же мысль, и по ее спине пробежала холодная дрожь.

Гена обольстительно улыбался Новосильцевой, его настойчивые руки обвили ее талию, нырнули под шорты, коснувшись резинки ее трусиков, В душу девушки вполз страх.

— Ты же будешь очень довольна, — хрипло проговорил Гена, оторвав рот от ее губ. — Я все сделаю нежно…

Ира не сопротивлялась, когда он снимал с нее блузку, все в ней замерло, сердце учащенно колоти-дось. Она изо всех сил старалась казаться спокойной, даже полузакрыла глаза, но бледность и дрожащие губы выдавали ее волнение.

Штруп задрал на ней майку, обнажив девственную грудь, затем уверенной рукой спустил с нее трусики. Показался упругий белый живот и маленький лобок, покрытый еще реденькими волосами.

— Такая ты мне больше нравишься, — сказал он. Гена окончательно избавил ее от майки и трусов. Она лежала перед ним голая. Он оглядел ее полным вожделения взглядом.

Взглянув ему в глаза, Ира испугалась. Лицо его скривилось в какой-то звериной усмешке, рот оскалился. Навалившись на свою пассию всем телом, он просунул руку ей под зад и больно сжал ягодицы, одновременно раздвигая коленями ее ноги.

— Нет! — пискнула она. — Не надо! Девушка заплакала, схватила обеими руками красивые волосы Гены и потянула его голову назад.

— Ты же этого хочешь, сучка, — прохрипел бандит. — Трахалась с парнями, признайся!

— Мама… — только и могла пролепетать она, вздрагивая от ужаса.

— Да ты настоящая телка! Наверное, уже потекла?..

Он судорожным движением отвел было в сторону ее бедро, нацеливая разбухший член в девичьи апартаменты, как в этот момент чья-то рука стальными клещами схватила его за плечо и с силой отбросила в сторону.

Штруп остолбенел от изумления, он даже не почувствовал боли от удара спиной о корягу. Перед ним стоял парень, с которым он уже дважды встречался. Один раз — на даче Сопилы, второй — в доме Картавого. Теперь он стоял и презрительно усмехался, глядя Штрупу в глаза. Он даже дал блондину время подняться на ноги и застегнуть брюки. Как видно, незнакомец чувствовал свою силу. В руках у него не было ни пистолета, ни даже ножа.

Штруп тревожно огляделся. Похоже, они были в лесу одни. Маленькая сучка, разумеется, в счет не шла.

Он перевел дыхание, отступил на шаг, расправляя плечи и принимая стойку каратиста. Олег наступал на него с опущенными руками, с беспредельной ненавистью во взгляде. Казалось, он собирался просто подойти к убийце и плюнуть ему в рожу, больше ничего.

— Слушай, браток, тебе надоело жить? — Напрягшаяся ладонь Штрупа поднялась для замаха.

— Глохни, гнида, — ледяным голосом сказал Олег. — Сейчас ты у меня за все ответишь.

— Давай побазарим спокойно, — бандит отступил еще на пару шагов. — Мы можем договориться.

— Договориться? — Беляев мрачно усмехнулся. — Договариваться будешь на том свете с дьяволом.

В этот момент он сделал резкий и быстрый бросок ногой, дотянувшись ею до груди блондина. Удар был настолько неожиданным, что убийца не гепел среагировать и, не удержавшись на ногах, упал. Олег мог бы сейчас прыгнуть на него, подучив ощутимое преимущество в ближнем бою. Штруп полагал, что его противник так и сделает. Бандит даже не стал подниматься с земли — лежал, готовясь к схватке. Но Беляев стоял с опущенными руками, дожидаясь, пока ошарашенный противник поднимется на ноги.

Штруп, вскочив, засунул руку в задний карман брюк. Через секунду в его руке блеснуло лезвие. Нож был маленьким, рукоятка утопала в ладони, но все же это было оружие.

На губах убийцы заиграла мстительная улыбка, в глазах засияли озорные огоньки.

— Что, обоссался? — сказал он. — Ну, давай подходи!

Олег стал надвигаться. Неожиданно он сделал ложный замах ногой — Штруп дернулся, и тотчас Беляев выкинул кулак, целясь бандиту в лицо. Тот успел уклониться и перехватить руку нападавшего, пытаясь одновременно ударить ножом в грудь. Но Олег был начеку — лезвие лишь скользнуло по его ребрам. В следующий миг он вырвал руку и всем телом навалился на врага, приложив его слегка коленом в пах. Короткий, почти без замаха, аперкот правой в живот поверг бандита в нокдаун. Штруп тяжело задышал, попытался отпрянуть, но Олег перехватил его локоть и резкой подсечкой свалил на землю.

С минуту блондин беспомощно барахтался на спине, тщетно пытаясь высвободить прижатую к земле руку с ножом, норовя нанести сопернику удар головой. Беляев не предпринимал никаких действий, только глядел убийце в глаза и улыбался своей презрительной, мрачной улыбкой.

— Твоя рожа была в черном чулке, когда ты стрелял в Андрея… — хрипло проговорил Олег, но досказать свою мысль не успел.

Убийца, собравшись с силами, все же вывернулся и отпрянул в сторону, оставив в руках противника клок порванной рубашки. Это вызвало у Беляева зловещий смех. Тяжело дыша и уже не помышляя о нападении, Штруп отмахивался ножом от наступавшего Олега. Он пятился, озираясь и выжидая удобный момент, чтобы убежать.

Олег внимательно следил за его действиями. Нож в руке бандита казался жалкой игрушкой, и он сам понимал это.

Беляев, надвигающийся на соперника, неожиданно оступился, и Штруп, воспользовавшись этим, побежал. Олег бросился вдогонку.

В первую минуту блондин бежал без оглядки, напролом, не смея оглянуться.

Тяжелое дыхание преследователя не давало убийце расслабиться. В мозг бандита как будто вселилась бесноватая крыса — настолько его сковал неудержимый страх. Однако быстрый бег и пронизывающий ветер немного привели его в чувство.

Впереди, за деревьями, мелькнула белая фигурка. Поначалу Штруп не понял, кто это, но интуи тивно ринулся в ту сторону.

Испуганная Ирочка, оказавшись свидетелем схватки между парнями, бросилась бежать к лагерю. Заслышав позади себя хруст шагов и хриплое дыхание, она оглянулась, но было уже поздно. Штруп подскочил к Ирине, прижал к себе, приставив нож к ее горлу. Девушка панически завизжала. Бандит, не устояв на ногах, повалился с ней на землю.

— Перережу ей горло! — задыхаясь, крикнул он подбежавшему Олегу. — Отвали, слышь, чего те говорят? Лучше отвали по-хорошему!

Беляев остановился. Лезвие ножа убийцы касалось нежной девичьей шеи.

— Отпусти девочку, — приказал Олег.

— Давай поговорим, — прохрипел Штруп. — Сколько тебе нужно? Если я замочил твоего братана, то давай отмажусь. Сколько?

— Отпусти девочку, ты, гнида.

— Чего захотел, — бандит зловеще усмехнулся. — Она отправится на тот свет, если ты не свалишь отсюда…

Он разорвал на девушке блузку и провел лезвием по ее груди. На порезе, между пунцовых сосков, выступила кровь. Олег шагнул к нему.

— Еще шаг — и я выпущу из нее кишки! — звизгнул Штруп.

Беляев стремительно просчитал ситуацию. Он ног бы сейчас ногой дотянуться до руки, сжимающей нож, но Штруп держал лезвие так, что удар Олега только помог бы ему осуществить свой гнусный замысел. Ничего не оставалось, как прыгнуть вперед и попытаться перехватить нож руками.

— Гад, — прошептал он, бросаясь вперед. Штруп словно ждал этого момента. Пропустив момент удара ножом, нападавший ахнул. Лезвие вошло Олегу в бок. Спустя секунду бандит, оттолкнув девушку, рывком выдернул нож из кровоточащей раны соперника. Беляев пошатнулся, но блондина не выпустил.

Издав торжествующий вопль, Штруп вырвался и Ударил Олега ногой в голову. У раненого перед главами поплыли круги. Соперник, решив добить Беляева, подпрыгнул и нанес ему пяткой мощный удар в грудь.

Лицо Олега заливала кровь, но он стоял, не cделав ни шагу назад, и только нагибался, пытаясь встретить врага голыми руками.

Согнувшись после очередного аперкота в живот, Беляев все-таки рухнул на землю. Штруп, как в недавнем случае с деревенским мужиком, поставил ногу на голову поверженного соперника.

— Мафия бессмертна, знай, гаденыш, — сказал он, с силой вдавливая голову Беляева в землю.

И в этот миг тишину леса разорвал пронзительный крик:

— Убийца! Убийца!

«Девчонка! — вспомнил Штруп. — Она вернется в лагерь и поднимет шум, а у меня в шкафу три лимона баксов!»

Мысль о деньгах, которые могут пропасть из-за этой соплячки, обожгла его сознание. За ней! Нельзя терять ни секунды!

Он рванулся было на крик, но на мгновение замешкался, оглянувшись на распластанного Олега. У Штрупа не было уверенности, что он добил врага; парень скорее всего только ранен. Его надо бы прикончить контрольным ударом ножа (как назло, он его выронил на землю), но времени нет, девчонка может уйти, лагерь близко! В досаде сжав кулаки, убийца помчался сквозь заросли за беглянкой. На карте лежало три миллиона, тут уж не до какого-то раненого раздолбая.

Потеряв в сумерках девушку из виду, Штруп побежал к калитке. По его расчетам, он должен был оказаться там раньше беглянки. Так оно и вышло. Тяжело дыша и вытирая рукой пот, обильно выступивший на лице, бандит затаился в зарослях. Девчонка должна вот-вот появиться. Она и пикнуть не успеет, как его пальцы сомкнутся на ее шее.

Блондин ждал. Беглянка не появлялась. Тревога в душе убийцы росла с каждой минутой. Отсутствие пассии становилось подозрительным. Может, она пошла за помощью в поселок? Или, наложив от страха, побежала в лес? Этот вариант был бы наилучшим для Штрупа, так как у него оставалось бы время собраться и быстро слинять из лагеря.

Он не подозревал, что Ира видела, как он подбежал к калитке и скрылся в кустах. Кровь еще текла из порезов на груди и шее, девочке было больно и страшно. Заметив Штрупа, она попятилась и, временами оборачиваясь, побежала назад, в лес. Она знала, что через лес проходит дорога, по которой можно попасть в поселок. Но теперь беглянка боялась любого открытого места, чтобы не попасться на глаза бандиту.

Плача, она брела в темноте между деревьями. Из лоскутьев блузки она сделала себе тампон. Порезы начали понемногу зарубцовываться, но боль не утихала. Она возникала всякий раз, стоило Ире вздохнуть полной грудью или повернуть голову. Выбившись из сил, девушка села под какой-то сосной и дала волю слезам… Штруп наконец понял, что, сидя в кустах, он попусту теряет драгоценное время. Надо убираться из лагеря как можно быстрее, пока девчонка не на— делала шума.

Бандит вылез из кустов и вошел в калитку. На дорожках лагеря было безлюдно. Штруп взглянул на часы: половина одиннадцатого. Слава Богу, дискотека еще не кончилась, весь народ там. Он быстрым шагом прошел мимо столовой, пересек пустынную площадку с теннисными кортами и спустился по дорожке, освещенной скупым светом одинокого фонаря. Две минуты пробежки — и он у Домика обслуживающего персонала.

Тут же находились гаражи. Штруп выкатил «Москвич», который ему одолжили на неделю, затем поднялся к себе. Чемодан с вещами был приготовлен к отъезду заранее и дожидался его на кровати. В шкафу стояли кейсы. Гена открыл два из них и убедился, что доллары на месте. Он быстро вынес их из дома и запихнул под сиденье машины. Затем вернулся за чемоданом и третьим саквояжем. «Тяжелый, зараза», — подумал он, укладывая его вместе с вещами в багажник «Москвича».

Штруп знал, что Картавый когда-то интересовался золотыми монетами и царскими орденами. По заказу вора обчистили квартиру одного крупного коллекционера.

«Золото, особенно старинное, реализовать не так просто, тем более если оно краденое, — с неудовольствием подумал Штруп. — Ладно, что-нибудь придумаем».

Он сел за руль и покатил по дороге, ведущей к воротам, которые в этот поздний час были уже заперты. Штрупу не понадобился ключ, чтобы элементарно справиться со старым висячим замком. Он выехал за ворота, остановился, закрыл их за собой и повесил замок на место. Проехав метров пятьдесят, бандит свернул направо и миновал мост через мелкую безымянную речушку.

При свете луны вдали хорошо просматривалась прямая как стрела дорога. Ни единой машины, ни единой живой души не было вокруг. Штруп прибавил скорость.

* * *

Олег вздохнул и с трудом разлепил налившиеся свинцовой тяжестью ресницы. Голова раскалывалась. Несколько минут он силился разглядеть окружающее сквозь висевшую перед глазами красную пелену.

Беляев попробовал шевельнуться, и тотчас бок обожгла острая мучительная боль, отозвавшая ся в груди. Состояние Олега казалось плачевным. Вместе с болью вернулась память. Его пальцы, процарапав землю, сжались в кулак. Где эта паскуда?

Вспыхнувшая ярость притупила боль и придала eму силы. Он широко раскрыл глаза и, задыхаясь от приступов тошноты, попытался встать. Белая рубашка Олега полиняла, став алой.

Беляев поднимался минут десять, цепляясь за cтвол ближнего дерева. Наконец он выпрямился во весь рост и, кряхтя от жуткой боли, сделал шаг во тьму.

— Ты, сволочь!, — хрипло выкрикнул он. — Выxоди! Мы еще недоговорили!

Олег сделал еще шаг и еще, дошел до следующего дерева и с минуту постоял, переводя дыхание. Его слух в тишине уловил журчание воды. Вода! Сухая гортань горела огнем. Пить ему сейчас хотелось больше всего на свете.

Он двинулся на звук. Деревья расступились, и показалась небольшая, метров пять шириной, речка. Блестели и переливались ее струи, разбиваясь у прибрежных камней. Олег, качаясь, подошел к ней и рухнул на колени. Губы жадно вобрали прохладную влагу.

Он умыл лицо, и кровавая пелена спала с глаз. Несмотря на жгучую боль, сознание его прояснилось. Он огляделся — на этот раз более внимательно, настороженно. Ни блондина, ни девочки нигде не было. Похоже, его никто не преследовал. Почему эта сволочь не добила его? Как бы там ни было, надо уходить отсюда. Олег разорвал на себе рубашку и, как мог, промыл рану в боку. Еще раз глотнув воды, он поднялся на ноги и нетвердо зашагал туда, где, по его расчетам, должно быть шоссе. Если очень повезет, он остановит попутку. Хотя шансов, что его в таком виде кто-то посадит в машину, было немного.

Раненый пошел через лес, сцепив зубы и стараясь не обращать внимания на боль. Смотреть вперед уже не было сил, он едва успевал замечать, куда ставит ноги. Эти проклятые коряги, кажется, специально рассованы повсюду, чтобы остановить его, погрузить в сон. «Не дождетесь», — упрямо думал Олег.

Лес снова расступился — так неожиданно, что Олег даже решил, что опять вышел к реке. Он поднял голову и оглянулся. Это была довольно широкая грунтовая дорога, по которой могли ездить машины. По обочинам теснился лес. С минуту Беляев соображал, в какую сторону идти. Здесь где-то должен находиться поселок городского типа, центральная колхозная усадьба. Но где это? Дорога ему незнакома, а из-за ранения и блужданий по лесу Олег потерял всякие ориентиры.

Он наугад пошел налево. Дорога была безлюдна. Беляев то и дело останавливался передохнуть. Снова закровоточила рана на голове. Боль то утихала, то вдруг начинала сверлить так, что впору было кричать. Бок ассоциировался у раненого с раскаленной и мягкой, как желе, массой, до которой невозможно было дотронуться. Во время одной из остановок Олег на какое-то время потерял сознание…

Сначала вернулась боль, и только потом, вместе с головокружительной, тошнотворной волной, память. Олег поднялся на ноги и двинулся вперед. Там, в ночи, полыхал пожар, трассирующие пули прочерчивали в воздухе огненные дуги. Возле Беляева, низко пригибаясь к земле, пробежали с автоматами двое десантников. Временами они останавливались и, припав на колено, стреляли куда-то в сторону полуразрушенных домов. «Там „духи“! — догадался Олег и попробовал было побежать вслед за десантниками, но ноги плохо слушались. В черном окне ближайшего здания застрочил автомат, очередь прокатилась в раскаленном мозгу Беляева звенящими вспышками боли. На минуту звезды заслонил темный силуэт вертолета, небо прочертила огненная дуга летящего снаряда. Взорвалось совсем рядом, у Олега за спиной. Он пробует бежать, но одеревеневшие ноги еле двигаются. Впереди, навалившись спиной на импровизированную баррикаду из каких-то ящиков, лежит молодой лейтенант с дыркой над глазом. Его меловое лицо ярко освещено, словно на него направлен прожектор. А в темноте, за баррикадой, крадутся тени.

— Эй, мужик! — кричит ему кто-то. Среди подбирающихся к нему «духов» показалась рожа блондина. Олег вздрогнул, дыхание его участилось. Теперь-то он его обязательно достанет!

Компания парней и девушек, возвращавшихся со свадьбы по ночной улице поселка, остановилась, увидев вышедшую из леса одинокую фигуру. Незнакомец был весь в крови. Он брел как лунатик, озираясь по сторонам и пригибаясь, словно от кого-то прятался.

— Стой, тебе говорят! Куда топаешь? Туманным взглядом он посмотрел в сторону, откуда донесся голос, и с его сухих губ слетел нечленораздельный хрип.

Олег вперился взглядом в блондина, словно боясь потерять его в темноте, и вовсю матерился, давая выход охватившей его ярости. Все вокруг тонуло в кровавой мгле — развалины домов, горящий танк, воронки в асфальте, трупы, через которые приходилось перешагивать. Беляев, напрягая оставшиеся силы, старался сосредоточить внимание только на одной цели — на блондине. Одетый в форму чеченского боевика, тот вызывающе открыто стоял посреди улицы, а у его ног лежал убитый Андрей. Блондин, смеясь, поставил ногу ему на голову.

— Ну, падла, погоди у меня, — скрипнул зубами 'Олег.

— Наширялся, — сказали слева. — Ничего не соображает.

— Здорово его уделали, — сказал другой голос.

Беляев шаг за шагом приближался к ненавистному убийце. Тот даже не думает убегать. Наверное, надеется, что ему удастся так же легко завалить и Олега. Нет, врешь. Чьи-то пальцы обхватили запястья его рук. Проклятые «духи»! Они повсюду! Олег попытался развернуться и ударить, но ничего не получилось, он лишь закричал от резкой боли.

Блондин усмехнулся и исчез за чьими-то спинами. И вдруг там, где стояла эта сволочь, полыхнул беззвучный взрыв. Олег расхохотался: снаряд лег в самую точку, от блондина и его чеченской банды остались лишь кровавые ошметки! Он попытался подойти к тому месту, где разорвался снаряд. Он должен своими глазами удостовериться в гибели убийцы. Так и есть: оторванная голова блондина откатилась и теперь лежала набоку, разметав свои грязные космы. Олег попытался ударить по ней ногой, но не дотянулся. Нога уперлась во что-то мягкое, и он потерял равновесие.

Падение лишило его последних проблесков сознания. Мгла сгустилась, и Беляев погрузился в темноту.

* * *

Через сорок минут неторопливой езды Штруп вырулил на Волоколамское шоссе. До МКАД оставались считанные километры. Волнение, вызванное неудачей с девчонкой и поспешным бегством из лагеря, улеглось, осталась лишь легкая досада. Глупо все получилось, менты теперь будут его искать, хотя могло обойтись и без этого. Ничего, за границу он все-таки вырвется, поддельный паспорт давно готов. Олега он в расчет не брал. Тот тип, если и остался жив, оклемается теперь не скоро. Гена к тому времени будет далеко отсюда.

Мимо проносились поля, перелески, поселки. На шоссе стало оживленнее. Чувствовалась близость большого города. Впереди показался пикет ГАИ: два «Форда» с включенными мигалками и два милиционера на тарахтящих, готовых сорваться с места мотоциклах.

Обогнавшую блондина иномарку заставили свернуть к обочине и остановиться. Бандит слегка напрягся и сбавил скорость. Задрипанный «москвичок», в котором сидит один человек, вроде бы не должен их заинтересовать…

У Штрупа екнуло сердце, когда стоявший посреди дороги милиционер сделал решительную отмашку своим полосатым жезлом, требуя, чтобы он свернул к обочине. Блондин повиновался. Остановив машину, он торопливо вылез и зашагал навстречу неспешно приближавшемуся к нему блюстителю порядка.

У Штрупа тряслись поджилки, мысли путались в мозгу. Лишь бы дело не дошло до шмона! Стоило ему подумать о кейсах с миллионами, как его прошиб ледяной пот.

— Вот мои права, — он подал бумаги гаишнику, — машину вожу по доверенности, здесь документы…

— Оперативный план перехвата «Сирена», — сообщил милиционер. — Ищем преступника.

«Меня!» У Штрупа сдавило в горле, но он продолжал улыбаться.

— Я видел там, километрах в пятнадцати отсюда, «Вольво» с перебитым крылом, — запинаясь, выговорил он. — Багажник открыт, а в машине никого…

— «Вольво», говорите? — Взгляд милиционера сделался настороженным, он так и вперился в Штрупа.

«Наверное, не то брякнул», — подумал бандит. У него пересохло во рту.

— Разберемся, — сказал гаишник. С документами блондина он подошел к двоим коллегам, стоявшим у одного из «Фордов».

— Откуда едете? — снова обернулся к Штрупу блюститель порядка.

— Из спортлагеря «Сокол». Я там работаю. Тренер. Бокс и теннис… — Геннадий старался не выдавать своего волнения. — Взял отпуск на денек, чтобы съездить в Москву…

В десяти метрах от бандита водитель иномарки открыл багажник, демонстрируя патрульному его содержимое. К Штрупу подошел невысокий коренастый капитан лет сорока, с большими усами, почти закрывавшими верхнюю губу. Видимо, старший в наряде. На груди у него висел автомат.

— Тренер по боксу, — уважительно кивнув на блондина, сообщил первый мент. Он просматривал документы и, видимо, собирался вернуть их владельцу.

— По боксу? — переспросил старшой и, скептически ухмыльнувшись, пошутил: — А кого тренируем? Братву?

Убийца побледнел как мертвец.

— У нас детский лагерь, подростки… — Он с надеждой посмотрел на шоссе. Хоть бы одна машина проехала, отвлекая их внимание! Нет, как назло, пусто. А ментам, видно, делать нечего, стоят тут, зевают от скуки. Конечно, для них каждая машина — развлечение…

Милицейский «Форд» плавно откатил от обочины и поехал в указанном Штрупом направлении. Бандит проводил его глазами. Если он до возвращения ментов не успеет отвязаться от назойливого капитана, то ему конец. Никакого «Вольво» они, конечно, не найдут.

Усатый заглянул в кабину, посветил фонариком на переднее, потом на заднее сиденье. До Штрупа вдруг дошло, что вряд ли план «Сирена» введен из-за него, иначе он бы давно сидел в наручниках между двумя рослыми детинами с автоматами. Это соображение прибавило ему уверенности. Он заискивающе улыбнулся.

— Наверное, надо заплатить штраф? — спросил Штруп очень тихо, так, чтобы мог слышать только один усатый. И потянулся рукой к заднему карману брюк, где у него лежал бумажник.

— Нет, — сказал усатый, — нарушений с вашей стороны не было, это оперативная проверка автотранспорта, въезжающего в город.

«Тьфу ты, какой честный!» — мысленно сплюнул блондин.

— Так что? — Первый мент вопросительно посмотрел на старшого, явно собираясь вернуть Штрупу документы.

— А багажник? — Усатый обошел «Москвич» и остановился у заднего крыла.

— Открыть? — засуетился бандит.

— Могли бы сами догадаться, — раздраженным тоном ответил усатый.

— Да он почти пустой, — Штруп поднял крышку багажника.

— А там что? — Усатый кивнул на саквояж.

— Портфель моего знакомого, — ответил блондин предательски задрожавшим голосом.

— Вроде бы оружия нет… — сказал первый мент, но усатый был непреклонен.

— Откройте, гражданин, чемоданчик, — сказал он нарочито безразличным голосом, хотя чувствовалось, что портфель его заинтересовал.

Гена понял, что влип окончательно. С тоской он поглядел на пустынное шоссе, на стоящий невдалеке милицейский «Форд» с включенной мигалкой и двух мотоциклистов. От «Форда», не торопясь, к его «Москвичу» подходили еще трое блюстителей порядка.

— А-а… вы знаете, ключей у меня от него нет, — пролепетал он. — Портфель не мой, ну что я буду в него лазать…

Бандит из последних сил выдавливал из себя улыбку. Все это становилось похоже на страшный сон.

Усатый взял кейс за ручку, слегка приподнял.

— Килограммов десять будет, — сказал он и вернул кейс на место. — Самойленко! — крикнул он. — Давай сюда с инструментом. Замок открыть надо.

Штруп пытался было возражать, однако капитан интуитивно учуял что-то неладное.

— Ручки, пожалуйста, — приказал усатый блондину.

— Что? — утратив способность соображать, чисто автоматически переспросил Штруп.

— Ручки, — повторил капитан. В руках у него зазвенели наручники.

Спустя минуту бандит, расставив ноги, стоял в наручниках возле «Москвича». Молодой гаишник с автоматом деловито обыскивал его. Другой мент наклонился над портфелем.

Штрупом овладел ужас. Так бездарно влипнуть! Остановившимся взглядом он следил за тем, как Самойленко ловко управляется с замками. У «Москвича» собрались все гаишники, задействованные в пикете, пришел даже водитель «Форда».

— Готово, — сказал Самойленко.

— Открывай, — приказал усатый.

Блондин повернул голову, ожидая увидеть блеск золотых монет…

В портфеле Картавый действительно хранил золото, но оно находилось только в одном отделении портфеля. В другом лежало три кило аммонита со взрывателем, хитроумно соединенным с замками. Портфель таил в себе ловушку, которую старый вор заготовил для возможных похитителей своего добра…

Никто из сгруппировавшихся около старого автомобиля людей даже не успел понять, что произошло. Все дружно и сразу отправились на тот свет. Шарахнуло так, что обломки «Москвича» и куски человеческой плоти далеко разлетелись по шоссе. Пламя взметнулось почти вровень с верхушками деревьев, а грохот взрыва докатился до Тушина.

Когда подъехал второй «Форд», так и не нашедший никакого «Вольво» с раскрытым багажником, у обочины, где недавно стоял «Москвич», зияла огромная воронка. Немного в стороне горела перевернутая милицейская машина. Клочья человеческих тел забросило даже на деревья. Среди обугленных останков, усеивавших шоссе, находилась искореженная взрывом голова. Вся ее лицевая часть представляла собой кровавое месиво. О хозяине головы напоминали только спутавшиеся на затылке, слегка обгорелые белокурые волосы.

* * *

За окном было уже почти темно. Олег приподнялся на кровати и всмотрелся в позднего посетителя.

— Лена?.. Как ты меня нашла?

— Не я, а Николай Петрович. Мы только час назад узнали, что-ты лежишь здесь. Хотели приехать завтра с утра, думали, что сегодня уже поздно… Но я решила все-таки съездить, и оказалось, что не зря.

Беляев улыбнулся. Все его тело было забинтовано, рядом находилась капельница.

— Присаживайся, — сказал он, стараясь говорить нормальным, твердым голосом. — Ну и как я выгляжу?

— Да похуже, чем в твои прошлые возвращения… Она поправила на нем одеяло, присела на табурет у изголовья. Разглядывая ее силуэт на фоне окна, Олег мог вволю любоваться ее высокой грудью.

— Ты не забыла, о чем я тебе говорил тогда, на набережной?

— О чем? — Лена почувствовала, как краска заливает ее щеки, но в полутьме палаты это, кажется, было незаметно…

— О том, что я не уеду без тебя.

— Сначала тебе надо поправиться.

— Ничего, я живучий, — он дотянулся рукой до ее ладони. — Знаешь, о чем я сейчас подумал'? О том, что ты не такая, как те девушки, с которыми я встречался до тебя. Мне хорошо с тобой.

И он умолк, переводя дыхание. Разговор давался ему с трудом.

Лена пробормотала, потупившись:

— А мы с Николаем Петровичем страшно перепугались, когда ты пропал. Три ночи почти не спали.

— Я сегодня тоже не спал. Представь, слушал радио. Там только и говорят, что про взрыв на шоссе… Тебе что-нибудь об этом известно?

— О, это такой ужас! — запричитала Лена. — Взорвалась милицейская машина и еще какая-то легковушка, а перед этим у ее водителя документы проверяли! Он вез взрывчатку, и она неожиданно взорвалась. Там была еще одна милицейская машина, так вот, она уцелела. Милиционеры видели водителя легковушки. Это молодой человек лет двадцати пяти. Они даже фамилию его запомнили. Какая-то иностранная… Забыла…

— Штруп, — подсказал Олег. — Фамилию сообщили по радио.

— Да, точно, Штруп!

— А что пишут об этом в газетах? , — Начали разбираться, кто он такой, и выяснили, что он работал тренером в спортлагере и был связан с организованной преступностью…

— Тренером в спортлагере? — живо переспросил Олег.

— Да. По телевизору показали его фотографию. Очень симпатичный молодой человек. Блондин.

— Блондин, правильно… — словно в ответ на свои мысли, тихо произнес Олег. — Но откуда там взялась взрывчатка?

— Она вроде бы лежала в портфеле, вместе с золотом…

— Золотом?

— На месте взрыва нашли драгоценности и деньги. Следствие еще будет разбираться… Кстати, его фотографию в газетах напечатали. Просят обращаться в милицию всех, кто что-нибудь знает о нем.

— Ты принесешь мне газету с его рожей?

— Завтра принесу. А ты… — Лена насторожилась. — Разве ты его знаешь?

Олег улыбнулся как можно беззаботнее. — Нет. И знать не хочу. Давай не будем больше говорить об этом… Лучше поговорим о том, что я скоро поправлюсь и мы поедем ко мне. Ты ведь выйдешь за меня замуж?

Лена опустила голову и как-то машинально принялась поправлять на нем одеяло.

— А как же быть с ребенком?.. — запнувшись, спросила она.

Олег встрепенулся. Взглянув на него, ей показалось, что в его глазах сверкнул гнев. Лена даже испугалась. От резкого движения его пронзила боль, и он, морщась, снова откинулся на подушку.

— Не надо никакого аборта, — почти простонал он. — Это ребенок Андрея, как ты не понимаешь? Это единственное, что осталось от него на свете, это память о нем. Он будет нашим ребенком… самым любимым… самым… — повторил Олег очень тихо и добавил после молчания: — И еще я хочу, чтобы у него появились братья и сестры, с которыми он мог бы играть.

Он притянул ее к себе. Лена осторожно, боясь ненароком причинить ему боль, прижалась щекой к его небритому подбородку.

— Не знаю, что я буду делать, если мы расстанемся, — прошептала она. — Я люблю тебя.

Ее пальцы скользнули в его ладонь.

Больше всего на свете ей хотелось унять его страдания — не столько физические, сколько душевные. Ей казалось, что терпение и время позволят ей сделать это…

Она коснулась губами его небритой щеки. Олег смотрел на Лену нежным, любящим взглядом. Она целовала его еще и еще…

По этим жарким, лихорадочным, смешанным со слезами прикосновениям ее губ он понял, что сказанное ею правда.


home | my bookshelf | | Ближний бой |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу