Book: Город Бессмертных. Трилогия



Город Бессмертных. Трилогия

Книга первая

Кристалл Иллюзий


Человек в сером поношенном плаще нервно ходил по грязной комнате, расположенной на втором этаже таверны. Дорожная сумка на плече тяжело раскачивалась. Это раздражало, но о том, чтобы снять ее, не могло быть и речи. Человек этот даже спать последние несколько ночей ложился полностью одетым. Всегда настороже, всегда готовый к любой неожиданности. Доверять жителям этого Создателем забытого места он не собирался.

Никому.

То и дело человек в плаще бросал взгляд в единственное окно, выходящее на дорогу, словно кого-то ждал. Снизу доносились громкие голоса постояльцев, собравшихся в общей зале выпить по кружечке-другой эля. Развлечение, которого он никогда не понимал. Стойкое отвращение к подобным застольным сборищам у него возникло чуть ли не с детства.

– Ну, где же носит этого мерзавца? – пробормотал человек в плаще, зло сжимая кулаки. – Все сроки давно вышли!..

Внезапно на лестнице скрипнула половица, и он мгновенно обернулся к двери. Руки взметнулись вперед и застыли на уровне груди, пальцы были особым образом собраны. Готовый атаковать любого нежданного гостя, ожидавший замер, прислушиваясь к звукам в коридоре.

В комнату постучали, два раза быстро и еще три – с долгими паузами между ударами. Первое желание – вздохнуть с облегчением – человек в плаще подавил, и ответил лишь, не опуская рук:

– Не заперто!

Дверь медленно отворилась, и в комнату заглянул невысокий, остроносый мужчина средних лет. Бегающими глазками он мигом оценил обстановку, довольно хмыкнул и угрем скользнул внутрь.

– Опусти руки, чародей, – скороговоркой произнес остроносый, быстро задвигая поржавевший от времени засов. – Опасности нет, за мной никто не следил.

– Почему я не видел, как ты подъехал? – ожидавший все еще оставался настороже – Дорога все время у меня перед глазами!

– По дорогам нынче ездить небезопасно, – усмехнулся гость. – Слишком много глаз на нее бывает нацелено.

– Тоже верно, – согласно кивнул чародей, опуская, наконец, руки. – Рад снова видеть тебя в добром здравии, Ратхар. Привез?

– За столько лет я хоть раз тебя подвел, дружище? – широко улыбнулся Ратхар, но тут же посерьезнел: – Сперва покажи золото!

Человек в плаще снял с плеча дорожную сумку и швырнул ее к ногам гостя. В ней что-то явственно звякнуло. Ратхар, нагнувшись, запустил в нее руку и извлек пригоршню монет.

– Могу не пересчитывать? – по-деловому спросил он, в свою очередь снимая и расстегивая заплечный мешок.

Чародей презрительно промолчал, наблюдая, как остроносый достает небольшой ларчик, обитый черной кожей.

– Сейчас-сейчас, – пробормотал тот, безуспешно воюя с замочком.

– Скорее!

Человек в плаще буквально вырвал вещицу у гостя. Он мог бы воспользоваться заклинанием, но поступил проще, разломав ларчик одним движением руки.

– Удивительное варварство! – восхищенно воскликнул Ратхар, пересыпая золото в свой мешок. – Так уничтожить без малого тысячелетний…

– Замолкни! – рыкнул чародей, трясущимися от вожделения руками разворачивая пергамент, что лежал внутри ларца.

Никаких сомнений: подлинник. Он вдохнул чуть сладковатый запах, исходивший от листа. Серебро рун тускло блеснуло в лучах закатного солнца, пробивавшихся через давно немытое окно.

– Эта писулька действительно так дорого стоит? – вопросительно поднял брови Ратхар, внимательно наблюдавший за игрой эмоций на лице покупателя.

– Не для тебя, – покачал головой чародей, бережно пряча свиток в карман плаща. – Лишь немногие поймут смысл написанного. Что ж… Приятно иметь с тобой дело, Ратхар. Прощай.

– Погоди! – остановил его остроносый. – Я хочу предложить одну услугу… Ставлю золотой, ты согласишься!

– Манускрипт мой! – отмахнулся ожидавший, устремляясь к двери. – Остальное меня не интересует.

– Дослушай, – Ратхар преградил ему путь. – За свитком охотятся многие чародеи.

– Имена? – коротко, отрывисто спросил человек в плаще. – Две монеты за каждое.

– О, нет, – мягко улыбнулся остроносый. – Моя услуга не в этом. Как думаешь, дружище, нужно ли другим знать, что манускрипт обрел нового хозяина? Я, конечно, могу молчать, но тишина нынче в такой цене… – Ратхар многозначительно вздохнул. – Это будет нелегко!

– Легко, дружище, – недобро прищурился чародей. – Легче, чем ты думаешь.

И яркая фиолетовая вспышка беззвучно разорвала полумрак комнаты.


Высокое здание университета, несмотря на возраст, могло смело соперничать с королевским дворцом. Строгая простота внутренних помещений с избытком восполнялась красотой снаружи. Его восемь башен, сложенных из желтого камня, уже три сотни лет возвышались над городом, и были заметны с любой дороги, ведущей в Визенгерн.

Широкая аллея, проложенная через небольшой университетский парк к главному входу, была обсажена кипарисами, очень редко растущими в этих местах. Ходили слухи, здесь не обошлось без чародейства, но на самом деле это была выдумка, которую ученики факультета Природы устали опровергать.

Главную часть здания венчал большой полукруглый купол, прямо под которым располагалась библиотека. Выдающееся собрание книг, манускриптов и карт делало ее известной даже за пределами королевства. Редким днем у бронзовой коновязи не топталось нетерпеливо несколько лошадей, чьи седоки проехали сотни лиг ради прикосновения к пожелтевшим от времени страницам.

Этажом ниже были комнаты для занятий и лаборатории, а еще ниже – Зала Торжеств, единственное богато убранное помещение, с дорогими коврами и скульптурами. Каждое из мраморных изваяний было подлинным шедевром творения древних мастеров.

Залу открывали лишь по самым выдающимся поводам, в число которых входили начало нового года обучения, церемония прощания с закончившими получать знания, а также – визиты важных особ.

Видимая часть университета была доступна взгляду каждого, но мало кто догадывался, насколько глубоко здание уходит под землю. Даже старожилы-профессора не все знали о расположении подвалов, скупо освещаемых редкими факелами. Некоторые ходы были перекрыты массивными дубовыми дверьми в железной оплетке. Что находилось за ними – оставалось ведомо уж совсем немногим.

Но было и несколько коридоров, хорошо известных ученикам всех без исключения факультетов. Исхоженные вдоль и поперек, с разных концов старинного здания они вели к комнате Наказаний.

– …и, как гласит пророчество Риллианнат из Иллениара, этот человек будет единственным, кто сможет проникнуть в упомянутый мифический город и вернется, наделенный великой силой. Сказано о нем: rhethire'onnar di thur va'are enie avaefair iele1, – звонко продекламировал ученик, занимавший место отвечающего, и, довольный собой, повернулся к магистру.

– Скверно, Эллагир, довольно скверно! – проговорил магистр Сандáр надтреснутым старческим голосом.

Голос этот вовсе не соответствовал высокому росту наставника, горделивой осанке, длинным и черным, как смоль, волосам, спадавшим на плечи. Да, магу, на первый взгляд, можно было дать лет сорок-сорок пять. Но чародеи редко выглядят на свои года. Сколько раз праздновал день рождения Сандар – не знал ни один ученик. Многие склонялись к мысли, что его действительный возраст минимум втрое превосходит кажущийся… если не вчетверо. А среди младших курсов ходили уж совсем невероятные слухи, что и трехсотый юбилей наставника остался далеко в прошлом.

– В Вашем ответе масса неточностей, Эллагир, – продолжил магистр после небольшой паузы.

От его слов отчетливо повеяло холодом. Ученик слегка втянул голову в плечи, приготовившись к разносу. От былого восторга не осталось и следа.

"Пропал", – подумал он.

Остальные ученики в аудитории перешептывались, поглядывая на товарища. Эллагир явственно различил несколько смешков.

"Ха! Держа перед собой открытую книгу, очень просто находить ошибки в чужих ответах", – с возрастающим раздражением думал юноша, обводя аудиторию взглядом.

Тридцать четыре ученика в разного цвета мантиях. Будущие магистры Велленхэма. Кто бы мог встать и, под немигающим взглядом Коршуна, ответить так, чтобы тому понравилось?.

"Зáггерт? Я удивлюсь, если он вообще читать умеет! Никки? У нее одни тряпки на уме", – Эллагир даже фыркнул при одной мысли, что Никки смогла бы ответить на вопрос магистра. "Ну, кто? Жерáль? Вряд ли. Мерзавец Вииффим? Умен, но не настолько же! Áльрин? Альрин…" – юноша задержал на ней взгляд чуть дольше.

Закутавшись в белую с серебром мантию мага Воздуха, она сидела во втором ряду, возле окна. В ее зеленых с сероватым отливом глазах не было и признака насмешки, наоборот, Эллагиру виделось сочувствие.

"Да, Альрин могла бы, – подумал он, слегка покраснев. – Ну, так она из библиотеки не выходит"!

– Мне обождать, пока Вы закончите свои размышления и вновь станете слушать своего наставника? – вдруг донесся до юноши насмешливый голос Сандара.

– Прошу простить, Магистр, – изобразил легкое недоумение Эллагир. – Я внимал каждому Вашему слову!

Тонкие губы Коршуна растянулись в подобие улыбки.

– О чем я говорил? – быстро проговорил он, метнув в Эллагира тяжелый взгляд.

– Я… эээ…

– Оставьте, – презрительно поморщился магистр. – Я повторю. Мудрые мира сего не смогли пока доказать существование Города Бессмертных… но и не смогли опровергнуть. А значит, "мифический" – неудачное слово. Вы, Эллагир, учитесь не в торговой школе при Гильдии, а в Визенгернском университете! Маг, или даже будущий маг обязан тщательнейшим образом продумывать свою речь. Ибо последствия от одного неверно сказанного слова могут быть самыми разными!

Магистр замолчал на секунду и бросил рассеянный взгляд в окно, забранное цветным витражом.

– По совокупности вышеизложенного, моя оценка вашего ответа: "средне".

Эллагир мысленно застонал. Все, что было ниже, чем "достойно", означало порку.

– Вместо обеда, будьте добры пройти в комнату Наказаний, – подтвердил магистр. – А как закончите с этим, потрудитесь заглянуть в мой кабинет.

"Провалиться б тебе!.. Опять подставлять спину", – мрачно подумал юноша.

Он поднял взгляд на сидящих однокурсников. Альрин по-прежнему смотрела на него с сочувствием. Это немного сглаживало противное чувство ожидания экзекуции.

Совсем немного.


Эллагир вышел из комнаты Наказаний, расположенной в подвале, хлопнув дверью так, что с каменных сводов посыпалась труха.

"Гаппо, сукин сын, сил не жалел", – подумал он, произнося исцеляющую магическую формулу.

Боль едва отступила.

– Да, заклинание Йерры – не мой конек, – раздосадовано буркнул юноша, осторожно пошевелив лопатками. – А ну-ка, еще раз…

Он глубоко вздохнул и привычным движением сложил пальцы обеих рук в причудливую фигуру, чтобы направить и усилить заклинание. На младших курсах он с товарищами по несколько часов в день тренировался складывать такие фигуры, или, как их еще называют, Символы. Чтобы в минуту надобности руки сами вспомнили нужные комбинации. Десятки, сотни разных Символов, – к каждому заклинанию свой. И попробуй, перепутай! За каждую ошибку наставники нещадно наказывали.

– Yerrha equillia! – негромко, но четко, выделяя каждый звук, проговорил Эллагир, удерживая Символы Йерры.

Боль в спине поутихла.

"У Альрин вышло бы с первого раза, – вздохнул юноша мысленно. – Несмотря на то, что ей редко приходится его использовать… В отличие от меня"!

За все время обучения, Эллагир действительно стал одним из частых гостей комнаты Наказаний. Поэтому, он давно уже научился относиться к этому философски, как к досадному недоразумению. И получасом раньше спокойно вошел в "камеру пыток", как ее окрестили ученики.

Пока палач, толстый варвар по имени Гаппо, выбирал плеть, Эллагир хранил презрительное молчание.

"Конечно, варвар – всего лишь слуга, – размышлял юноша, в сотый раз изучая незамысловатое убранство помещения. – Зарабатывает на жизнь… Но, чтоб он сдох, неужели во всем Велленхэме не нашлось более достойного занятия?!"

Палач, наконец, сделал выбор, снял с крюка одну из плетей, и рывком развернулся к ученику. Висевший на толстой волосатой шее зеленый камень, изумруд, величиной с кулак, слегка задрожал.

– Ну что, господин маг-недоучка, опять не удалось облегчить себе участь? – насмешливо спросил Гаппо, отвесив издевательский полупоклон.

Эллагир, естественно, знал, что изумруд у варвара – не бесполезное украшение, а защитный талисман, выданный Сандаром. Такие камни подавляли любые заклинания. Юноша всякий раз надеялся, что сможет преодолеть его силу, но, разумеется, тщетно. За всю историю магии, это не удавалось никогда и никому.

Гаппо рывком схватил Эллагира за руку и одним движением защелкнул на запястье простой металлический браслет с изумрудиком поменьше. Сомнительное украшение было призвано не дать юноше воспользоваться Исцеляющими чарами во время наказания.

– Приступим! У меня мало времени! – толстяк притворно закатил глаза, изобразив на лице крайнюю занятость. – Одолжить Вам ясеневую чурочку в зубки? Чтобы господин великий магистр не орал на весь Визенгерн, – осклабившись, добавил он.

– Qhard 'hett samma qfur qeda, q'adhur majaq!2 – не поворачиваясь, спокойно проговорил Эллагир, сбрасывая одежду и ложась на дубовую, пропитанную потом и кровью, скамью для порки.

Он знал, что, в любом случае, варвар его жалеть не станет. Потому ничем особо не рисковал, надерзив палачу.

Гаппо затрясся от злости, глаза его налились красным.

– Я тебя научу вежливости! – рявкнул он, меняясь в лице и занося плеть для удара.

– Учитель выискался, – насмешливо хмыкнул Эллагир.

Резко выдохнув, палач ударил, и юноша, дернувшись, замолк на мгновение.

– А как тебе это? – прорычал Гаппо и снова взмахнул рукой, отрывисто и зло.

– Ублюдок!

Последовал очередной удар.

– Жирный боров! Может попрыгаешь так, да похудеешь?

И снова тяжелая кожаная плеть рассекла кожу. Юноша припомнил самые скверные ругательства, которые только знал на варварском наречии, и наградил ими сперва Сандара, затем – палача, всех их друзей и родственников.

Кровь ручейками побежала по спине, стекая на дубовую скамью, на грязный пол комнаты, собираясь в небольшие алые озерца.

– И как тебя, кабана, жена выдерживает?! – после глубокого вдоха, продолжил издеваться Эллагир, выгнувшись дугой от очередного ожога плети. – Ты наверное уже раздавил ее, да? Оооох! – новый удар вынудил юношу протяжно застонать.

Толстяк недобро ощерился.

– Ну, ничего. Наверняка в твоем сарае есть любимая овца… – Эллагир тоже попытался усмехнуться, но следующий взмах Гаппо превратил смешок в сдавленный крик.

Тело юноши сотрясалось от крупной дрожи, а спину жгло расплавленным свинцом. Варвар не отвечал на оскорбления, чтобы не сбить дыхание. В комнате отчетливо пахло свежей кровью и потом.

Эллагир до хруста стиснул зубы: надо было постараться не закричать. Не доставить Гаппо хотя бы этого удовольствия.

"Ну, ублюдок, – подумал он, зажмуриваясь в ожидании следующего взмаха плетки. – Поквитаемся еще!"

После удара перед глазами все поплыло, раздвоилось, как в мутном зеркале. Юноша тряхнул головой, чтобы прийти в себя. Осталось ведь немного! Краем взгляда он увидел, как палач замахнулся в последний раз…

…Все! Гаппо в ярости отбросил плеть, разразившись, в свою очередь, ругательствами на своем языке. Как же ему хотелось засечь наглеца! Но магистра палач боялся ужасно. Сандар давно еще продемонстрировал свою неприязнь к тем, кто нарушал его указания.

"Традиционно, наказуемым полагается двенадцать ударов, понимаешь? Двенадцать, Гаппо, это не пятнадцать, и не двадцать… Впрочем, сейчас я тебя научу считать до двенадцати", – сердито проговорил тогда магистр, проворно перехватывая свой жезл посередине…

Эллагир, пошатываясь, оделся, не обращая внимания, что ткань моментально пропиталась кровью. За время обучения он извел таким образом не один десяток рубах. Одной больше, одной меньше…

– Даже через сотню лет найду тебя, – громко, чтобы Гаппо разобрал каждое слово, проговорил юноша, подойдя к двери. – И засуну в жирную глотку твой талисман! – он указал взмахом руки на камень и вышел из комнаты Наказаний.

Гаппо все еще исходил ругательствами, брызжа слюной и крича так, что слышно было в коридоре. Эллагир задержался на несколько мгновений, запоминая наиболее яркие словесные обороты, удивительные с точки зрения физиологии, которую ему преподавали два года назад.

"В следующий раз пригодится", – удовлетворенно кивнул он, устремляясь, наконец, прочь.

В том, что он будет, этот следующий раз, юноша почти не сомневался.


Когда Эллагир вошел в лабораторию учителя, Сандар стоял у окна, опершись о массивный подоконник и закрыв глаза. Своей неподвижностью он мог соперничать с любой из статуй в Зале Торжеств.

Юноша огляделся. Рабочий кабинет магистра выглядел таким же, как и всегда. Два огромных шкафа с алхимическими принадлежностями, письменный стол, заваленный книгами и манускриптами, аквариум с черепахами, большое кресло, обтянутое красной кожей…



– Могу я войти, Магистр? – вдруг раздалось в дверях.

Эллагир, услышав знакомый голос, удивленно обернулся.

– Альрин! Что ты здесь делаешь?

– Мне тоже было велено подняться сюда, – негромко пояснила девушка.

Сандар по-прежнему хранил молчание. Едва ли он вообще замечал, что происходит в его кабинете.

– Заходи, – усмехнулся Эллагир. – Наставнику явно не до нас.

Тихонько ступая по каменным плитам, Альрин вошла в лабораторию.

– Зачем он нас позвал? – шепотом проговорила она, с тревогой глядя на юношу. – Почему вместе? Неужели он узнал…

Эллагир взъерошил пятерней копну светлых, соломенного цвета волос и равнодушно пожал плечами.

– Мне он не доложился. Странно, да?

Девушка нервно облизала губы. Веселости друга она явно не разделяла.

– Ну а если и узнал, что с того? – Эллагир взял Альрин за руку, стараясь успокоить. – В кодексе нет ни слова о том, что ученикам запрещено… эээ… В любом случае, мы не нарушали университетский закон!

– Знаю, – кивнула девушка. – Иначе мы бы встретились у Гаппо, а не здесь.

– Будь он неладен, этот выродок! – раздраженно отозвался Эллагир. – Обязательно было напоминать о нем?

– Ой… прости. – Альрин смутилась. – Больно было?

Она легонько коснулась ладонью спины юноши и прошептала:

– Yerrha equillia.

– Немного… – Эллагир улыбнулся, не уверенный, что понравилось больше: исцеление рубцов или прикосновение Альрин. – Зато я узнал несколько новых оборотов варварской речи. "Qhir ghed zaduq3"… Каково звучит, а? Знать бы еще, что сие означает.

– Половой орган барсука, если перевести мало-мальски прилично, – буркнул Сандар, поворачиваясь к ученикам. – Что-то наш палач стал чересчур несдержан на язык.

Альрин и Эллагир застыли, как вкопанные.

– Разумеется, "он все слышал", – усмехнулся магистр, отвечая на их невысказанные мысли. – Если вам интересно, я слушал, о чем говорят в ратуше. Вам ведь знакомо заклинание Файеха, усиливающее слух?

Ученики судорожно кивнули. Сандар раздраженно взмахнул рукой:

– Успокойтесь! Мне нет дела до ваших отношений… – он замолчал на мгновение, собираясь с мыслями. – Если вы уже закончили услаждать мои уши личными секретами и нетривиальными идиомами Бесстыжего Слова, то я перейду к делу. Сегодня исполняется десять лет вашему обучению. В связи с этим, у меня есть для вас подарки…

– Один такой я уже получил, – пробормотал Эллагир.

Альрин, не сдержавшись, хихикнула.

– Вы решили порадовать учителя дерзкими комментариями его решений? Прошу, выскажите их все, прежде чем позволите мне продолжить.

– О… Простите, Магистр. – Юноша смиренно опустил голову, размышляя, не доведется ли ему вновь навестить Гаппо уже сегодня вечером.

– Видимо, мне позволено. – Хмыкнув, Сандар взял со стола два небольших свитка пергамента, перевязанные алыми лентами с печатями. – Как я уже говорил, у меня есть подарки для вас… – он неторопливо подошел к Эллагиру и Альрин. – Впрочем, "подарки" – сказано неудачно. А маг не должен употреблять пустые слова. Это я и пытался преподать Вам, Магистр Эллагир, на нашем последнем уроке.

"Свитки… алые ленты… последний урок, – быстро пронеслось в голове юноши. – Магистр?! "

Он и Альрин одновременно пришли к одной и той же мысли и посмотрели друг на друга с замешательством и удивлением.

– Итак! – голос Сандара обрел торжественность, приличествующую такому событию. – Я, как глава факультета Магии Визенгернского университета, в сей знаменательный час, вручая грамоты об окончании вашего обучения, объявляю вас Магистрами Велленхэма! Вы причислены к Первому кругу Ордена Магии Воздуха, которую столь усердно изучали. Служите на благо нашего великого королевства всегда и везде!

Наставник с легким поклоном вручил свитки Эллагиру и Альрин, и совершенно другим голосом, далеким от торжественности, будничным и даже усталым, добавил:

– Надеюсь, вы понимаете, олухи, что это – всего лишь красивая фраза, изобретенная придворным церемониймейстером?

При этом он метнул взгляд на Эллагира, который, судя по его растерянному выражению лица, как раз совершенно перестал понимать суть происходящего. Альрин тоже выглядела довольно бестолково. Сандар тяжко вздохнул.

– Само по себе вступление в Орден ничего не значит. Вам ведь хорошо известно, что каждому после окончания обучения поручается Задание? Не выполнив его, выпускник не может рассчитывать на работу в качестве мага королевства. Впрочем, – голос магистра потеплел, – приготовленное испытание вполне вам по силам.

Он ободряюще улыбнулся. Ученики крайне редко видели такую улыбку на лице Сандара. На душе сразу полегчало.

"Мы сможем"! – исполнился уверенности Эллагир.

Тем временем магистр извлек из складок своей мантии еще один свиток, на этот раз совсем небольшой, без печати и лент.

– Вы должны отправиться в эльфийский город Авердиар с этим манускриптом. Там от вас потребуется уговорить самых искусных theari4, каких только сможете, растолковать смысл написанного здесь.

Альрин бережно взяла манускрипт, поводила взглядом по серебряным рунам, слегка выступающим над пергаментом и удивленно проговорила:

– Этой надписи не меньше тысячи лет! Слова, вроде бы, мне знакомы… Древнеэльфийский, верно? Это… – она запнулась. – Это же…

– Это – полный текст пророчества Риллианнат, – произнес Сандар со значимостью. – Того самого, которое Вам, Эллагир, сегодня сыграло плохую службу.

Новоиспеченный чародей с недовольным выражением лица поводил плечами, вспоминая сегодняшнюю порку. Не обращая на это внимания, магистр продолжал, поворачиваясь к Альрин:

– Пророчество полно двусмысленностей. Слова понятны, но смысл… ускользает, увы. Не только я – многие маги и мудрецы Велленхэма бьются над манускриптом.

Сандар бросил быстрый взгляд на девушку, но ее лицо оставалось бесстрастным.

– По ряду причин я… – чародей осекся на мгновение, а затем продолжил: – …мы не можем продолжать стучаться в запертую дверь. Прояснить смысл написанного надо как можно скорее. Поэтому… – Сандар вдохнул побольше воздуха и официальным голосом продолжил: – Поэтому, есть ли у вас вопросы? Связанные с Заданием, или нет, – я постараюсь на них ответить.

Эллагир шагнул вперед:

– Только один вопрос, учитель. Когда нам начинать?

– Юношеский задор, – поморщился магистр. – Кровь вскипает от ощущения свободы, и кажется, что все по плечу? Понимаю. Но учтите: эльфы – непростой народ. Человеку сложно дается общение с ними. Эльфы никогда не лгут и не опускаются до грубой лести. Они настолько прямолинейны в разговоре, что люди часто видят в этом оскорбление.

– Это всем известно, – согласно кивнула Альрин. – В библиотеке много книг про…

– Ах, "много книг", – язвительно перебил ее Сандар. – Боюсь, изучение пыльных томов и живое общение – понятия довольно разные. В наших краях встретить эльфа – большая редкость. Посему ваши теоретические знания об этом народе – почти ничто.

– Впрочем, – магистр усмехнулся, – этот пробел исправит практика, а уж ее будет вдосталь. Я даю вам один час на сборы и прощание с друзьями. Излишне говорить, что задание тайное. Никому не следует знать о нем, кроме нас троих. Зайдите в казначейство, вам выдадут сотню золотых, я уже распорядился… – Сандар говорил все тише и тише, словно сам с собой. – Покупка необходимых вещей, припасов и лошадей, наконец… К вечеру вы должны покинуть Визенгерн.

Эллагир и Альрин молча поклонились, не зная, что полагается говорить напоследок в таких случаях.

– Что ж, берегите себя! Пусть Солнце днем, а Одинокая Звезда ночью указывают вам путь!.. – магистр произнес древнюю формулу, сулящую путникам удачу, и, развернувшись, быстро вышел из лаборатории.

Молодые чародеи остались вдвоем.


– Авердиар! Подумать только!.. – в третий раз, с негодованием в голосе, воскликнул Эллагир. – А что ж не в Ратторию сразу? Или, может, к варварам на север? – Он сморщил курносый нос и сразу стал похож не на титулованного чародея, а на озорного мальчишку лет тринадцати.

Альрин бросила на него раздраженный взгляд, словно говоря "брось, здесь ничего не изменить", но юноша не унимался:

– Долина Иллереммина!.. Да мы придем туда дряхлыми стариками!

– Ох, избавь, Создатель, от нашествия саранчи, морового поветрия и Эллагира в дурном настроении, – полушутя-полусерьезно вздохнула Альрин, возведя глаза к небу, а точнее – к потолку. – Пошли собирать вещи, а по дороге давай придумаем, что ребятам скажем…

Они затворили дверь кабинета простеньким заклинанием, которому в свое время научил их Сандар, и устремились к спальному крылу факультета. Сквозь распахнутые настежь окна галереи доносился веселый гомон, – младшекурсники устроили какую-то забаву. Теплый воздух был пропитан запахом меда и свежей листвы.

"Действительно, свобода… Даже не верится, – подумалось Эллагиру. – Вот и кончилось обучение. До свидания, Визенгерн!"

– Зато, – Альрин по-своему истолковала гамму чувств, отобразившуюся на лице юноши, – мы сможем еще многому научиться у эльфов.

– У эльфов?! – внезапно раздался голос сзади.

Высокий и резкий, он принадлежал долговязому белобрысому пареньку.

– А зачем вам к эльфам? – вопрос так и сочился ядовитым любопытством.

Эллагир и Альрин переглянулись. Во все горло кричать о тайном Задании не следовало.

– Вообще-то, мы решили никому не рассказывать… – задумчиво протянул чародей. – Но тебе, Виффим, – его голос понизился до шепота заговорщика, – я не могу не открыться. Мы хотим отправиться в Араннари, изучать искусство любви!

Альрин закусила губу, стараясь не улыбнуться.

– В Храм Богини Любви? – переспросил паренек, названный Виффимом. – Где люди, как пишут в книгах, словно рождаются заново? Говорят, оттуда мало кто возвращается!

– Верно, – усмехнулась девушка. – Но не потому, что их там силой удерживают. Подумай сам! Оказавшись в таком месте, многие захотели бы уйти?

– Тяжело поверить, – паренек ехидно улыбнулся, – что в Араннари вас чем-нибудь смогут удивить. Или, может, вы там будете… преподавать? Шучу! – он предусмотрительно отступил на два шага, увидев выражение лица Эллагира. – Мир?

Чародей, оттеснив плечом Виффима, молча зашагал дальше, увлекая за собой Альрин.

– Пронюхает, – шепнула девушка, когда они отошли на достаточно большое расстояние. – Это же Виффим! Не стоило нам обсуждать задание так громко.

– Что ты предлагаешь?

– Надо его запутать, – все так же тихонько продолжила Альрин, сворачивая вслед за юношей в очередной коридор. – Стой! Он близко?

Эллагир закрыл глаза и произнес формулу. По части заклинаний, усиливающих слух, он и в подметки не годился своему учителю. К счастью, требуемое расстояние было невелико. Юноша почти сразу же услышал легчайшую поступь и осторожное дыхание человека.

Виффим.

Чародей кивнул, одновременно рассеивая заклинание, чтобы самому не оказаться ненароком обнаруженным. Альрин улыбнулась одними уголками губ.

– Коршун окончательно спятил, когда придумывал задание, – громко проговорила девушка, подмигнув другу. – Отыскать Семь Ключей, подумать только!

– Ты хоть знаешь, о чем речь, – успешно изображая недовольство, проворчал Эллагир, и, в свою очередь, ехидно улыбнулся.

"Пусть этот недоносок теперь разбирается, где правда, а где ложь", – подумал он удовлетворенно.

– Ну, что же ты, – Альрин укоризненно посмотрела на чародея.

В ее зеленых глазах плясали озорные искорки.

– Семь кристаллов, также именуемых "Ключами", являются могущественными и до конца не изученными артефактами стихии Воздуха. Наиболее известен кристалл Стремительности, помогающий волшебнику передвигаться с невероятной скоростью, затем – кристалл Иллюзий…

Болтая без умолку о древних полузабытых реликвиях, они двинулись дальше, не забывая время от времени проверять, преследует ли их Виффим. Когда, наконец, назойливое присутствие бывшего однокурсника перестало ощущаться, Альрин вздохнула с облегчением:

– Коршун был бы доволен, если б слышал. Один Создатель ведает, сколько уроков подряд я ответила…

– У нас был весьма благодарный слушатель, – хохотнул Эллагир. – Пусть теперь разгадывает наш ребус.

– А мы приступим к сборам, Магистр Эллагир? – улыбнулась чародейка.

– Еще мгновение, Магистр Альрин, – чародей привлек к себе девушку и нежно поцеловал. – Еще всего лишь мгновение…


Сборы и прощание с приятелями оказались недолгими. Через неполный час Эллагир и Альрин, одетые в простые дорожные плащи, вышли из ворот университета на улицы Старого Города.

Время обеда давно прошло, и жители, обитавшие в этой части Визенгерна, предавались отдыху. Улицы были пусты, лишь редкие прохожие приветливо кивали, завидев двух молодых чародеев.

Рынок, где можно было купить все необходимое, от лошади до дорожного посоха и от магического амулета, почти наверняка фальшивого, до запаса провианта, располагался на площади перед ратушей. Бургомистр не раз пытался перенести шумный, пестрый, полный терпких ароматов базар подальше от своих окон, к Южным воротам, но все безрезультатно. Жителям Визенгерна было намного удобней ходить за покупками к ратуше, и они не собирались отказываться от этой привычки из-за прихоти властей.

"Что ж, дорога нам известна. По крайней мере, ее начало", – думал Эллагир, шагая рядом с Альрин по булыжной мостовой.

Он рассеяно почесал плечо: во время экзекуции туда попал кончик плетки. Исцеляющая формула, конечно, сняла боль и затянула раны, но легкое покалывание еще напоминало о неприятном инциденте. Это не укрылось от взгляда девушки:

– До сих пор больно, милый? – тихонько спросила она, осторожно касаясь травмированного места. – Гаппо постарался на славу?

– Сколько помню, он всегда старается, – проворчал Эллагир. – С одиннадцати лет мечтаю с ним поквитаться.

Альрин изумленно охнула.

– Что ж ты натворил такого, в одиннадцать-то лет, что тебя…

– Мальчишки со старшего курса рассказали мне одно заклинание, – пустился вспоминать юный маг. – Оно разрывает изнутри небольшой объект, – камешек, орех, головку сыра… Чары не боевые, и на живую плоть не действуют. Их придумал некто Лайран, и, если верить его же рукописи, изрядно повеселился.

– Действительно, обхохотаться можно, – язвительно ввернула девушка. – Что может быть смешнее головки сыра.

– Ну, расколоть чернильницу под самым носом Коршуна, было и впрямь забавно, – усмехнулся Эллагир.

– И Сандар вычислил тебя по следу от заклинания?

– Оно не оставляет следа, – мотнул головой юноша. – Меня заложил тот недоносок, который научил чарам. Верно, обиделся, что у меня они получались лучше.

Последние слова Эллагира потонули в шуме толпы: новоиспеченные маги вышли к Торговой площади. Гвалт на рынке стоял невообразимый. Это было особенно заметно после благоговейной тишины университетских аудиторий. Торговцы пытались перекричать друг друга, расхваливая товары, покупатели спорили о ценах, из скотного ряда неслось мычание и визг. Жаркая сумятица и сутолока царили повсюду.

Протискиваясь с великим трудом между людей и лотков, Эллагир и Альрин добрались, наконец, до торговцев конями. Здесь было малость посвободнее: все же лошадь – не повседневный товар, раскупаемый направо и налево.

Чародейка потянула спутника к небольшому бревенчатому загону, где стояли два коня, приметные еще издали. Тонкие ноги, изящный изгиб шей, умные глаза… Одна лошадь была серебристо-белая, как снег на солнце, а вторая – напротив, цвета воронова крыла. Любой распознал бы в них благородную кровь. Даже если доселе доводилось покупать лишь сахарных лошадок на палочке, какие торговки сластями продают на осенней ярмарке.

Перед загоном, рассеяно постукивая ладонью по старому потрескавшемуся дереву, топтался здоровенный рыжебородый мужик лет сорока-пятидесяти. Судя по одежде, он явился из самого глухого места этой части света. Просторные штаны из кожи были подпоясаны бечевой, а холстяная рубаха оказалась в нескольких местах порвана и грубо заштопана. Под слоем дорожной пыли едва угадывался какой-то узор.

– Что хочешь за белого коня, добрый человек? – с легким кивком спросила Альрин, останавливаясь перед торговцем.

Мужик оглядел ее и со смехом ответил:

– За коня? Два золотых, да ночь в твоей постельке, цыпа! И эта кобылка – твоя!

Рядом кто-то засмеялся, соседние торговцы подошли поближе, послушать. Девушка не переменилась в лице:

– Даю четыре золотых и добрый совет сверху: прежде, чем напрашиваться в постель, хотя бы помойся.

Теперь засмеялось гораздо больше людей, и молодой чародей тоже позволил себе улыбнуться. Он не очень беспокоился за подругу, зная, что та сама может о себе позаботиться. Боевым заклинаниям их обучал лично Сандар. А уж если запахнет серьезной опасностью, то он, Эллагир, тут как тут.

Коневод сперва насупился, но быстро сообразил, что четыре монеты золотом – весьма высокая цена даже для такой кобылы.

– Согласен на четыре золотых, и ну его в пропасть, твой совет.



"В пропасть, вот как… Значит, он из земель Хорта, с этих жутких гор. Присловье родом-то из тех мест… – подумал Эллагир. – Может, из Гатвина, или даже из Ксандры".

Альрин тем временем скинула заплечный мешок, порылась в нем и достала кожаный кошель.

– Красавица-кобылка, – торговец легонько шлепнул лошадь по крупу. – Значит, зовут ее Свирга, это по-нашенски…

– Снежная, – извлек из закоулков памяти нужное слово Эллагир.

– Ух, ты, – удивился коневод. – Ты знаешь все языки Хорта?

Чародей, до сей поры понятия не имевший о том, что в горах юга говорят больше, чем на одном языке, со скучающим видом кивнул.

– Я буду звать ее Снежка, – сказала Альрин, передавая монеты горцу.

– Шнежка – так Шнежка, – невнятно отозвался тот, пробуя одну монету на зуб, – хоть Кошка, лишь бы понимала. Как обходиться-то, знаете?

– Знаем, научены, – ответил Эллагир, переводя взгляд на оставшуюся лошадь. – А за эту кобылу что просишь?

Торговец хмыкнул.

– Знают они, как же! Научены, вишь ты! А коня от кобылы не отличат! За монету отдал бы, да не про тебя товар, парень! Не сладишь.

Вороной, почувствовав, что разговор о нем, яростно заржал и топнул ногой. Только сейчас чародеи заметили, что тот на привязи. И не просто веревка, а два толстых скрученных каната приковывали коня к столбу, врытому в землю.

– Впечатляюще, – пробормотал Эллагир обескуражено.

– Как же удалось притащить его сюда? – повернулась Альрин к торговцу.

– Он успокаивается малость, когда слышит эльфскую речь, – пояснил тот. – Ихняя ж порода, чтоб им! Мой брат разумеет по-эльфски немного, так и привели. Гарт болтал с ним, чего в голову взбредет, а я треножил.

– Эльфийскую речь, говоришь? – задумчиво проговорил чародей, глядя коню прямо в глаза.

Тот фыркнул и замотал головой. Эллагир шагнул вперед и негромко произнес на распев:

– Aeleriath ti readdhan a thidorihil5! …

Вороной заржал так громко, что обернулись все, кто оказался поблизости, и резко прянул, насколько позволяла привязь. Раздался треск разрываемых пут, и конь обрел свободу. Расстояние, отделявшее его от юноши, он пересек одним прыжком, и затормозил так резко, что копытами ушел в землю. Еще шаг, и могучий конь просто смел бы чародея с пути. Взгляд его был внимательным, оценивающим. Он стоял, раздувая ноздри и прядая ушами, и будто чего-то ждал.

– Thaeriligwen te lindhariath ka va thelerian aethar6! – проговорил Эллагир звенящим от волнения голосом.

И вороной, сделав маленький шажок, грациозно наклонил голову и ткнулся теплым носом в открытую ладонь. Торговец лошадьми изумленно ахнул. Альрин с белым, как грива Снежки, лицом медленно, на негнущихся ногах, подошла к Эллагиру и порывисто обняла.

– Я думала, что сойду с ума! – прошептала она.

– Все в порядке, Аль, – улыбнулся молодой чародей, но голос его все еще дрожал. – Мы с ним подружимся. Смотри, какой красавец! – юноша легонько потрепал коня за холку.

– Сложен восхитительно, – согласно кивнула Альрин. – Осталось выяснить, сможешь ли ты им управлять.

– Не нужно никем управлять, – вдруг раздался мелодичный голос. – Если наш конь ответил на предложение дружбы, то можете доверять ему так же, как себе.

Чародеи обернулись. Позади стоял высокий юноша в легком плаще цвета сентябрьского неба с изящным узором серебром. Ветер слегка растрепал его длинные светлые волосы. Взгляд изумрудно-зеленых глаз был ясным и открытым, а улыбка – обезоруживающе-честной.

– Leir neiradhan thaerlariar iatha selerigan7! – удивленно воскликнул Эллагир.

– Мое имя – Эннареон, – с легким поклоном произнес светловолосый. – Пожалуйста, разговаривайте на своем языке. На нашем у вас получается безобразно.

Чародей насупился, но вовремя вспомнил, что эльфы никогда не лгут. Значит, незнакомец вовсе не старался их поддеть, а всего лишь открыто высказал свои мысли.

– Я – Альрин, а это – Эллагир, мой друг, – девушка первая вспомнила про вежливые манеры.

– Долгих вам лет, Альрин и Эллагир, – произнес эльф формулу знакомства, сохранившуюся еще с давних времен.

– Значит, ты считаешь, кони станут нас слушаться? – спросил чародей, чтобы скрыть неловкость.

– Я этого не говорил, – мягко поправил его Эннареон. – Я сказал, можете им доверять, и это – истина. Коль скоро они согласились вас нести, то будут и заботиться. Не дадут упасть, если заснете от усталости на ходу. Предупредят об опасности: их чутье превосходит и человеческое, и наше. Постараются защитить в бою…

– Потрясающе… – пробормотал Эллагир, окинув приобретенного коня удивленным взглядом. – Назову тебя… Пусть будет Фаэль8.

Вороной скосил на него глаз и насмешливо фыркнул.

– Так чего же я это… – встрял в разговор торговец лошадьми. – Не продается! Не отдам, и точка. Такой самому сгодится!

Эллагир и Альрин нахмурились, но эльф лишь рассмеялся:

– Поздно спохватился. Конь уже выбрал, с кем ему идти.

– Ничего, – возразил тот. – Авось, передумает еще. Уведу обратно в Хорт, выучу пару слов по-вашенски…

– …И, при первой же возможности, он проломит тебе череп, человек! – холодно прервал его Эннареон. – Как можно силой навязать дружбу?!

– Значится, тогда так. Десять… нет, двадцать золотых, и лошадка ваша, господин, – торговец кивнул Эллагиру.

Тот даже присвистнул от такой наглости.

– Не ты ли говорил, за монету отдашь? Смотри, пройдоха, конь без привязи остался! Хватит ли двадцати золотых тебе на лекаря?

– Не уступлю ни медяка!

– Ах, ты…

Эннареон с презрением кинул под ноги торговцу пригоршню монет.

– Должно хватить. Конь пойдет с тобой, – улыбнулся он чародею.

– Не стоило за нас платить, – покачала головой Альрин, развязывая кошелек.

– Это не за коня, – пожал плечами эльф. – Я купил совесть этого человека. Цена, конечно, непомерно велика, но… за годы путешествий у меня еще не было такого приобретения!

Он улыбнулся, рассматривая торговцев, точно коллекционер – редкую вещицу.

– Но мы теперь твои должники, – заметил Эллагир недовольно.

– Это не так, – мотнул головой Эннареон. – Я позаботился о коне. Ему ведь далеко не безразлично, с кем идти!

– В университете нам рассказывали, что эльфы относятся к лошадям совершенно не так, как мы… – негромко проговорила Альрин, легонько коснувшись Снежки.

– Это верно, – их зеленоглазый собеседник непринужденно рассмеялся. – Простите, не могу взять в толк: зачем вам лошади в университете?

– Мы уже закончили обучение, – пояснил Эллагир. – Теперь нам предстоит путешествие, по заданию Ордена.

– Я тоже собираюсь в дорогу, – Эннареон радостно потер ладони. – Домой! В Иарлириат, – уточняюще добавил он.

– Наш путь лежит туда же, – отозвался чародей. – По крайней мере, поначалу…

– Поначалу?! – воскликнул эльф. – Страшно представить, куда вам велено ехать, если долгая дорога до Иарлириата – всего лишь первый шаг.

– И даже этот шаг представляется мне в тумане, – вздохнула Альрин. – Мы не выбирались отсюда дальше, чем на десяток лиг. Остается поверить в точность карт и собственную удачу.

– Хм, – задумался Эннареон. – Если вы готовы отправиться сегодня, то до Иарлириата мы можем ехать вместе… Дорогу я знаю неплохо, да и безопаснее втроем-то.

Молодые чародеи вопросительно переглянулись. – Мне нравится эта идея, – решил, наконец, Эллагир. – Что скажешь, Аль?

– Втроем – безопаснее, – рассудительно повторила девушка слова эльфа. – Что ж… Выезжаем вечером?


Солнце еще не скрылось за Кабаньей лощиной, что к западу от города, когда Эллагир и Альрин подъехали к Столичным воротам. Оба были одеты в парадные мантии Ордена магии Воздуха, белые с серебром. Девушка сбилась со счета, ловя восхищенные взгляды прохожих, пока ехала по улицам города.

– Как вообще мы попадем в Авердиар? Мы поедем на юг? – спросила Альрин, наклоняясь к спутнику.

По странному стечению обстоятельств, географию девушка почитала менее других наук, и оттого чувствовала себя сейчас довольно беспомощно.

– Что же ты, карт не помнишь? – слегка рассеяно отозвался Эллагир. – Мы поедем по Столичному Тракту до Квенкира, а оттуда свернем прямо на запад, к Закатному хребту. Ты любишь горы?

– Не очень. Они такие… изменчивые. Внизу, у подножия, стоит жара, а на вершине – жуткий холод, – Альрин зябко поежилась, словно заснеженные пики были уже в нескольких лигах. – На северном склоне – зима, а на южном еще собирают виноград… Нам обязательно идти через горы?

– Боюсь, что да. Но ты не переживай: покорять вершины мы не станем. Дорога петляет по седловинам и ущельям… И выводит затем к городу гномов, Румхиру. Вот на что бы я посмотрел!.. Затем – парочка перевалов и спуск к Тоддмерской равнине. Наши далекие предки, слегка обделенные воображением, прозвали ее Великой. Хотя, если бы они почаще смотрели на карты, то знали бы, что есть равнины куда больше этой.

– Прими во внимание, друг, что во времена далеких предков карт еще не было, – раздался звонкий голос Эннареона, подъехавшего сзади.

Вдалеке послышался удар колокола на городской башне, первый из восьми. Конь эльфа был пепельного серого цвета, умопомрачительной красоты и стати. Тонконогий, грациозно переступавший по брусчатке площади перед Столичными воротами, он, без сомнения, мог мчаться с невиданной скоростью. От внимания Альрин не укрылось, что эльф легко обходился безо всякой сбруи, сидя прямо на спине благородного животного.

– Это – Ниэроиль, – улыбнулся Эннареон, проследив за взглядом девушки. – Она – мой верный спутник во многих странствиях. Nierrohielle, faia Ellaeghir ea Aelirinn9, – добавил он негромко на Древнем Слове, обращаясь к кобыле.

– Рад знакомству, – машинально отозвался Эллагир, не зная, плакать или смеяться.

За всю жизнь его еще ни разу не представляли лошадям.

Ниэроиль скользнула по нему взглядом и фыркнула.

– Кони понимают намного больше, чем вы думаете, – счел необходимым пояснить Эннареон. – Погоди! Не ты ли сегодня разговаривал с Фаэлем на рынке?

– Сказать по правде, я просто повторил фразу, которую прочел когда-то в "Легенде о Каллериане", – усмехнулся чародей. – Хотел покрасоваться. Мне даже в голову не пришло, что у этого сельского дуралея никудышные веревки! Когда Фаэль рванул на меня… – он глубоко вздохнул, вновь переживая недавние события, – я чуть с ума не сошел от страха!

– Однако, нашел в себе силы договорить до конца, – с восхищением посмотрела на него Альрин.

– Как видишь, – юноша погладил иссиня-черную, как вороново крыло, шею своего скакуна.

– Скорее всего, это-то ему и понравилось, – заметил эльф. – Уметь связать пару слов на нашем языке – недостаточно, чтобы тебя сочли хорошим спутником.

– В университете я получил "Непревзойденно" по Древнему Слову, – с шутливым возмущением заспорил Эллагир. – Высший балл!

– Тебя переоценили, – серьезно, без тени улыбки ответил Эннареон. – И сильно.

Оба чародея рассмеялись: чувство юмора у их новообретенного попутчика явно хромало.

– Давайте отложим пока этот вопрос, – все еще улыбаясь, предложила Альрин. – Ты остановился на тоддмерской равнине, помнится.

– Так, сейчас… – Эллагир пошарил рукой в седельной сумке и извлек еще одну карту, весьма потрепанного вида.

Судя по состоянию, она и во "времена далеких предков" уже была более, чем старой.

– Мы пойдем Срединным Трактом, дойдем до Агродо, это то ли деревня, то ли небольшой городок… И там, наконец, свернем на юг.

Эннареон согласно кивнул.

– То есть, минуем Тоддмер, и снова углубимся в горы, – продолжил чародей. – Если верить карте, на пути у нас будут еще одни гномьи владения, Дирхкаг.

– Мы зовем его Даирхираир, "Пристанище Ветра", – добавил эльф, мечтательно прищурившись на закатное солнце. – Оттуда уже недалеко и до моей земли.

– Угу, верно, – юноша достал очередную карту. – Спустившись с гор мы попадем в Иарлириат, земли эльфов-корабелов.

– Благословенный край! – с нежностью в голосе проговорил Эннареон. – Я завидую: вы впервые в жизни увидите воды Аэльдиары. Ни на одном языке не выразить всю красоту Серебрянозвездной! – слезы навернулись на глаза эльфа, но он и не подумал их стереть.

– Стало быть, мы увидим немало восхитительных стран, – мечтательно вздохнул Эллагир, сворачивая карту. – В путь?

– В путь! – в два голоса ответили Альрин и Эннареон.

Легкой рысью, бок о бок, они миновали Столичные ворота Визенгерна. Пожилой усатый стражник помахал им вслед.

– И чего дома не сидится этим чародеям-богатеям? – добродушно проворчал он, устраиваясь поудобней на ступенях караульной и раскуривая трубку. – Самим делать неча, так хошь коней поберегли б!


Столичный тракт был отлично вымощен, и спутники успели проехать не меньше полусотни лиг10, прежде чем начало темнеть.

– Надо искать ночлег, – заметила Альрин, вглядываясь в быстро сгущающиеся сумерки. – Впереди, кажется, таверна.

– Надеюсь, там хорошо готовят. Я проголодался, – отозвался Эллагир.

Каменное здание придорожного трактира, с большим внутренним двором и дюжиной окон из ярко освещенной общей залы выглядело достойно. На втором этаже, где обычно располагаются комнаты для ночлега, огней не было.

"Кабаний бок" – гласила вывеска с изображением головы дикого вепря и короной над ней.

– Верно, трактирщик недолюбливает нашего короля, – хихикнула чародейка, спешиваясь.

Трое спутников, закутанные в теплые плащи по случаю вечернего похолодания, поручили коней заботам слуги и направились ко входу. Юноша, шедший первым, распахнул дубовую дверь, и на всех обрушилась лавина соблазнительных запахов.

– Быка бы съел! – потирая руки от предвкушения сытной трапезы, проговорил Эллагир.

– За один раз? – недоумевающе обернулся к нему эльф, шурша капюшоном.

Альрин негромко рассмеялась:

– У нас так говорят, когда очень голодны. Это – шутка.

Эннареон понимающе кивнул.

"Шутка… Люди так легко и непринужденно лгут, – подумалось ему. – И находят это забавным. Интересно, почему"?

Добрая половина посетителей обернулась к входящим. Большей частью здесь собирались жившие неподалеку. Ремесленники, земледельцы, пара купцов из тех, что попроще. Посудачить за большим столом да за доброй кружкой эля, обменяться новостями, перекинуться в карты…

Альрин, Эллагир и эльф, проходя по зале к стойке трактирщика, ловили любопытные взгляды и перешептывания. Нетрудно было догадаться, о чем, или, вернее, о ком шла речь. Однако, это интересовало спутников во сто крат меньше, чем кулинарные способности хозяев. Дивные ароматы кухни уже почти свели с ума молодого мага.

Коренастый трактирщик вышел из-за стойки, улыбаясь и сияя, как все золото гномов.

– Добро пожаловать в "Кабаний бок", господа! Лучшее вино и отменно приготовленное мясо, на добрую сотню лиг в любую сторону! Прикажете накрывать?

– Да-да, конечно, – в нетерпении отозвался Эллагир. – И поскорее, я умираю с голоду!

Альрин откинула капюшон, и длинные светло-русые волосы в беспорядке рассыпались по плечам. Эннареон и чародей последовали ее примеру. Таверна тотчас загудела, словно улей рассерженных пчел. Три путешественника – событие на Столичном Тракте вполне заурядное. Но если среди них девушка редкой красоты, и эльф, которых даже в столице не каждый день встретишь, – это уже меняет дело.

– Ух ты! Вот это девка! – различила Альрин чей-то восхищенный вздох.

– Да-а… Такую б обнять покрепше, и…

– Ага, размечтался! Подойди только – и ейная охрана тебя так обоймет, до зимы не очухаешься.

– Какая то охрана? Двое мальчишек только! Соплей перешибешь.

– Разуй глаза, Берт! Один – точно взаправдашний эльф, чтоб мне провалиться. А они знаешь какие мастаки подраться?

– Зачем драться? Мы и этой… дипломантией можем уговорить, – хохотнул тот, кого назвали Бертом, здоровенный детина с руками, загрубевшими от кузнечного дела, и следами сажи на небритом лице.

Он встал и сделал несколько шагов по направлению к спутникам.

– Сударыня! Мы – люди простые, складно говорить не научены… Ежели Вам охота обчество сменить, захаживайте к нам за стол!

– Благодарю за приглашение, – Альрин мило улыбнулась. – Я, пожалуй, останусь при своем… обчестве.

Эллагир, не сдержавшись, рассмеялся.

– Нешто Вам с юнцами интереснее, чем со справными мужчинами, – с досадой проговорил Берт. – Всего и толку, что морды смазливые, – добавил он, оглядев чародея с эльфом.

– Кажется, он расстроился твоим отказом, Аль, – подмигнул девушке Эллагир. – Может, все-таки составишь компанию справным мужчинам?

– Не стоит, – не распознав по обыкновению шутки, заметил Эннареон серьезно. – Мне они не кажутся подходящей компанией для Альрин.

– Это ж чем же я неподходящий, а? – набычился Берт. – Может, растолкуешь, эльф?

– Ты недостаточно образован, чтобы поддержать беседу с нашей спутницей, – спокойно пояснил Эннареон. – И недостаточно чистоплотен, чтобы девушка могла составить тебе компанию, не боясь выпачкаться.

– Ничего не забыл, – вздохнул Эллагир. – Послушайте, сударь, – обратился он к кузнецу. – Наш друг – эльф, как Вы заметили. А их прямолинейность…

– Клал я на его линейность! – в ярости ударил кулаком по столу тот. – Иди-ка лучше сюда, – поманил он Эннареона. – Рожу те начищу, не посмотрю, что юнец сопливый! Девки от одного вида убегать станут!

– Берт, не надо, – донесся осторожный голос приятеля. – Попомни мои слова! Эльфы чуть не с пеленок драться горазды!

Но предупреждение потонуло в нестройном хоре толпы, почуявшей развлечение:

– Давай, врежь ему!

– Закатай промеж глаз, Берт!

– Разукрась ему харю!

– Их только двое, и девчонка, а нас пол-деревни собралось! Дави его, Берт!

Положение троицы становилось незавидным. Кузнец, разгоряченный выкриками посетителей, решил во что бы то ни стало уложить эльфа с одного удара. За Эллагира он вовсе не беспокоился. Не сладит с двумя сам, так друзья помогут.

– Стоять! – выкрикнула Альрин и отчаянно рванула с себя плащ.

Серебряный узор мантии Мага ордена Воздуха заблестел в хорошо освещенной зале таверны.

– Чаровница! – выдохнул кто-то.

– Убью любого, кто приблизится к моим друзьям! – звенящим от волнения голосом произнесла девушка, сложив пальцы в Символ Эххара.

Эллагир безмолвно и стремительно повторил движение Альрин.

– Молодые слишком… Кишка тонка, убивать-то, – сказал кто-то басом из толпы. – Давай, Берт, кончай уже с этим хлыщом. Ежели что, пособим! Тогда и девчонка посговорчивей станет.

– Ишь, храбрецы, – раздался вдруг хриплый насмешливый голос. – Десятком на двоих пошли. А ну, пропустите!

Передний ряд зрителей расступился. К кузнецу и Эннареону, стоявшим футах в десяти друг напротив друга, вышел коренастый рыжебородый гном. Кольчужная рубаха на нем издавала легкий звон в такт ходьбе. Помахивая секирой, которая выглядела отнюдь не церемониальным оружием, гном неторопливо прошагал к спутникам, и стал лицом к зале.

– Ну? – все так же ехидно проговорил он, огладив лезвие. – Желающие будут?

Эннареон усмехнулся.

– Спасибо, друзья… Благодарю и тебя, уважаемый гном, – он кивнул рыжебородому. – Позвольте мне, однако ж, решить это недоразумение самому.

Он шагнул к Берту и коротко сказал:

– Уходи отсюда.

– Что?! – опешил кузнец. – Уходить – мне?! Иэээх!

С коротким звучным выдохом он выбросил вперед левый кулак, целя Эннареону в лицо. Удар был хорош: быстрый, прямой, мощный. Таким Берт запросто валил с ног быка на ежегодной ярмарке, к вящему удовольствию зрителей.

Альрин в ужасе вскрикнула. Кузнец уже предвкушал, как костяшки пальцев с хрустом впечатаются в челюсть, дробя кости, раздавливая плоть. Как сдуется, словно лопнувший помидор, эта эльфийская рожа.

Череда приятных мыслей вдруг прервалась самым бесцеремонным образом. Эльф, сделав маленький шажок в сторону, мягко, почти бережно положил свою руку на лапищу Берта. И кузнец внезапно обнаружил, что зубодробительный удар не достиг цели, а его самого стремительно затягивает в водоворот встречного движения.

Эннареон двигался не как обычный соперник в кулачном бою, коих Берт повидал немало, а иначе. Какую-то долю секунды кузнец еще дивился этому странному движению, а потом его мозг буквально взорвался от нестерпимой боли. Словно руку забрало в мельничный жернов, и теперь каждую косточку, каждый хрящик безжалостно перетирают в порошок.

Вдруг стало легче: Эннареон освободил кузнеца из жестокого захвата. Тот отошел на пару шагов, шатаясь и жадно глотая воздух. Больше всего на свете ему хотелось исчезнуть из этой проклятой таверны, чтобы не встречаться глазами с многочисленными свидетелями позора.

– Эй, приятель! Держи! – послышалось вдруг сзади, и Берт ощутил, как в ладонь ему легла тяжелая рукоять меча.

– Ха! Похоже, моя возьмет!

Он выпрямился, снова обретя уверенность в своих силах, и двинулся навстречу врагу. Острие клинка было нацелено эльфу прямо в грудь.

– А ну, брось! – рыжебородый гном первым оценил смену расстановки сил.

Внезапно Эннареон шагнул вперед. Взметнулся синий эльфийский плащ, молнией сверкнула сталь, и клинок кузнеца, перерубленный у самой гарды, со звоном упал на дощатый пол.

Толпа застыла в ошеломлении. Берт бестолково уставился на обрубок меча, оставшийся у него в руке.

– Уходи, – негромко проговорил эльф. – Иначе я оборву твою жизнь, не задумываясь.

Теперь кузнеца дважды просить не пришлось. Сопровождаемый десятком приятелей, он продрался сквозь ряды зрителей, и, опасливо оглядываясь, покинул таверну.

Эннареон неторопливо спрятал свой меч, показавший такое дивное превосходство. Альрин удивленно моргнула: сначала ткань плаща встопорщилась, выдавая оружие, но почти сразу вновь стала гладкой. Теперь клинок мог обнаружить только человек, точно знающий, что искать. Небольшую выпуклость над рукоятью было едва заметно.

– Особый покрой, – улыбнулся эльф, отвечая на невысказанный вопрос. – Никакой магии. Невооруженным путешествовать довольно опасно.

Оставшиеся посетители загалдели, обсуждая поединок. Но никто уже не рискнул заговорить с троицей. Лишь опасливые взгляды то и дело скользили по спутникам.

Напряжение немного снял трактирщик.

– Э, да чего там! – громко заявил он. – Берт первый задираться начал! Кирк ведь уговаривал его не ввязываться? Но нашему кузнецу-то после третьей пинты сам король не указ… А коли так, получил по заслугам. Вы, господа и дамы, уж не сердитесь, – трактирщик поклонился Эннареону со спутниками.

– Моя тоже в том вина, что вместо гостеприимства такое вот безобразие устроилось. Ежели остаться теперь не захотите, то в двух лигах всего есть "Три куропатки", там и накормят, и ночлег дадут. – Он хитро сверкнул глазами. – А только против нашей кухни им не выдержать!

– Боишься в деньгах потерять? – усмехнулся Эллагир. – Не дождешься, никуда мы не пойдем. Я и раньше от голода чуть на ногах стоял, а сейчас и подавно… Накрывай уже скорей!

– Это сейчас! Это мы мигом! – воодушевился хозяин. – Отменное мясо, вкуснейшее вино, свежайший хлеб!..

– Для меня – кувшин воды, будь так добр, – попросил Эннареон. – Эльфы не пьют ничего дурманящего.

– Обижаете, сударь, – шутливо попенял трактирщик. – Как мне можно об этом забыть? Чай, не со вчера таверну держу… – он подмигнул и стрелой умчался на кухню.

Гном тем временем поднял с пола обломок Бертова меча и принялся его изучать.

– Славный удар, клянусь Троаром! – провозгласил он на всю таверну, оглядев срез. – И славный клинок, способный на такое. Где кован?

Эннареон молча извлек меч тем же невероятно быстрым движением, какое уже продемонстрировал несколько минут назад. По таверне пронесся вздох восхищения: никому из собравшихся никогда не доводилось видеть такой скорости.

– Смотри сам, уважаемый гном.

Тот скользнул взглядом по стали:

– Не наша работа. Как же зовут мастера, создавшего столь дивное оружие?

– Его имя – Каллериан, – ответил эльф. – Прославленный полководец сам ковал свой клинок. Легенда гласит…

– Прошу прощения, – встрял Эллагир. – Может, прежде чем вспоминать древние сказания, перекусим сперва? И так с ужином задержались – дальше некуда!

Эльф, рассмеявшись, согласно кивнул:

– Да будет так. Уважаемый гном, разделишь с нами трапезу? – он повернулся к недавнему собеседнику. – Мое имя – Эннареон.

Эллагир и Альрин тоже назвали себя.

– Тангор к твоим услугам, высокородный эльф, и к услугам твоих друзей! – церемонно поклонился в ответ гном, коснувшись бородой пола, что означало просто-таки безмерное уважение. – Я с радостью присоединюсь к вам, но с одним условием: за ужин плачу я.

На столе, стараниями расторопного хозяина таверны, появлялись все новые и новые блюда и подносы.

– А почему ты называешь Эннареона "высокородным"? – с любопытством спросила Альрин.

– Слишком уж на короля ихнего похож, – пожал плечами Тангор. – Наверняка, родственник.

Чародеи уставились на эльфа, заставив того смутиться:

– Ну… Я действительно из правящей семьи, – натянуто улыбнулся Эннареон. – Не думал, что это так бросается в глаза, уважаемый Тангор, – добавил он, слегка подняв брови в немом вопросе.

– Я пять лет прожил в Аэрдиэрате, – самодовольно проговорил гном, ухмыльнувшись. – Учился кой-чему по кузнечному делу. И короля вашего видел стократ чаще, чем кружку доброго эля в тамошних кисельных тавернах, чтоб им пусто было!

– А нас учили, что эльфы и гномы недолюбливают друг друга, – машинально пробормотал Эллагир, но тут же понял, что сморозил глупость, и густо покраснел.

"Недолюбливающие друг друга" Эннареон и Тангор расхохотались.

– У нас нет поводов для серьезных разногласий, – отсмеявшись, ответил эльф. – Причина проста: и нам, и подгорному народу дарован очень долгий век. Поэтому в любом споре у нас хватает времени подумать и найти общий язык.

Эннареон замолчал на мгновение, собираясь с мыслями.

– А люди… Они не могут позволить себе роскошь десятилетиями искать компромиссы. От поспешных решений – много бед. Войны, раздоры…

Альрин понимающе кивнула.

– Кстати, куда вы путь-то держите? – сменил тему Тангор.

Два молодых чародея переглянулись, и девушка негромко ответила:

– Наставник дал нам задание, и мы должны попасть в Авердиар.

– К лесным эльфам? – сделал круглые глаза гном. – Однако!

Эннареон тоже выглядел удивленным.

– Народ из долины Иллереммина едва ли примет вас тепло, – проговорил он, наконец. – В отличие от нас, береговых эльфов, жители Авердиара в прошлом воевали с людьми.

– Да? А почему… – начал было маг, но Тангор перебил его:

– Так вы, верно, пойдете через Дирхкаг?

Эллагир молча кивнул. Гном довольно потер руки:

– Я направляюсь туда же. Быть может, в вашей компании моя секира лишней не будет? Терпеть не могу путешествовать в одиночку.


После сытного ужина выяснилось, что таверна располагает всего одной комнатой для ночлега. Хитрый трактирщик нарочно повременил оповещать об этом спутников до трапезы, чтобы те не ушли искать постой в другом месте.

Сытый человек всегда настроен благодушно: приятная тяжесть в желудке, разомлевшее тело… Словом, возмущаться как-то не с руки. И Альрин с Эллагиром, в конце концов, пожали плечами: не идти же в ночь на улицу.

– Впрочем, к лучшему, что мы не будем спать порознь, – заметил Эннареон, поднимаясь по узкой темной лестнице на второй этаж. – У меня тревожное чувство.

– Нельзя быть напуганным мышонком и безоглядно верить таким ощущениям, – наставительно промолвил Эллагир, отпирая комнату ключом, взятым у хозяина таверны.

В нос путникам ударил запах влажного дерева: трактирщик, верно, совсем недавно добросовестно вымыл дощатый пол.

– Нельзя быть редкостным болваном и не слушать, что подсказывает сердце, – ехидно поправил его эльф.

– А тебя, уважаемый гном, ничего не беспокоит? – обернулся чародей к Тангору, ища поддержки.

– Беспокоит! – ступая в комнату, проворчал тот и зашагал куда-то в угол. – Беспокоит, что я бы мог уже сладко спать, а вместо этого вынужден слушать ваш дурацкий спор.

Послышалась какая-то возня, затем гном удовлетворенно хмыкнул и высек огонь. Оказалось, что он разглядел в темноте камин с дровами. Через несколько мгновений пламя занялось и начало разгораться. В его неярком свете можно было различить довольно дорогую мебель, какую нечасто встретишь на постоялом дворе, тяжелые занавеси на окнах и резной деревянный потолок.

– Ты отменно видишь в темноте, – проговорила Альрин, озираясь.

В комнате стоял небольшой диванчик, который Тангор сразу же подтащил поближе к огню, огромный дубовый стол и кресло. На стенах висело несколько больших картин. В другом углу чародейка обнаружила альков с широченной кроватью, на которой она смогла бы поместиться хоть вдоль, хоть поперек. Но больше мебели, подходящей по росту людям или эльфу, здесь не было.

"Значит, на кровати нас будет трое", – с легким замешательством подумала девушка.

– Я постелю на полу, – развеял ее смятение Эннареон. – Мы всегда так поступаем. Сооружать искусственные возвышения для сна – довольно странная привычка…

В комнату деликатно постучали.

– Ваши постели, господа! – послышался голос хозяина таверны.

Эллагир придержал дверь, чтобы трактирщик, нагруженный бельем чуть ли не до потолка, смог беспрепятственно войти.

– Здесь на всех, – объявил он, отдуваясь. – А еще за дверью я оставил кадку с горячей водой, если кому умыться… Вас, господин эльф, прикажете устроить на полу?

Пока трактирщик и Альрин заправляли постели, Эллагир бродил по комнате, рассматривая картины. Вдруг его внимание привлек темный предмет, лежавший на столе.

– Эге! – удивленно протянул он, подойдя поближе.

Спутники, как по команде, повернулись к магу и увидели, что тот держит в руках большую книгу в коричневом кожаном переплете.

– Лежала здесь, – проговорил Эллагир. – Посмотрите, какая красота! – он бережно погладил тиснение на коже.

– Пару лет назад здесь останавливался какой-то чародей, – пояснил трактирщик, распрямляясь. – Книга осталась после него. Я к ней и не прикасался ни разу. Небось, заколдованная! – добавил он с опаской.

– Это можно проверить, – усмехнулась Альрин.

Она положила ладонь на темный, испещренный царапинами переплет и мелодично пропела:

– Kalle kanni Bethan!

– Что скажете, магистр? – с легкой поддевкой спросил Эллагир.

– Чистая, – пожала плечами та. – Без следов заклинаний… по крайней мере, без явных.

Юноша открыл книгу и пролистал пару страниц

– Пустая… – разочаровано протянул он.

– Есть множество чар, чтобы скрыть письмена, и ты это прекрасно знаешь! – мотнула головой Альрин. – А если маг весьма искусен, то и Взор Бетан легко обманет.

– Если на надписи наложено заклятье, то, возможно, Тангор смог бы разглядеть пару строк… – вскользь заметил эльф.

– Тангор? – удивленно переспросил Эллагир. – Почему он?

– Ну, конечно же! Подгорный народ не восприимчив к магии, – воскликнула девушка. – Помнишь?

– С другой стороны, я бы не стал будить спящего гнома ради какой-то книги, – усмехнулся Эннареон. – Они весьма изобретательны по части ругательств.

С диванчика у камина раздавалось ровное сопение.

– Ваши постели, господа! – провозгласил трактирщик, отходя от кровати. – Хорошей вам ночи! Здесь и тихо, и спокойно. Двери, к слову, заговорены на взлом, так что никто вас не потревожит.

– Что ж, – Эллагир отложил книгу, в которой, разумеется, не увидел ни буковки, и сладко потянулся. – Добрых снов?


Пасмурная ночь черной тканью укутала поселок. Общая зала вскоре опустела: завсегдатаи разошлись по своим домам. Кого ноги уже не несли, по обыкновению, устроили на конюшне. По таверне прокатился стук запираемых ставней, и, наконец, наступила тишина.

Эльф полулежал, облокотившись на ножку дубового стола. Откуда взялось это безысходное чувство, что должно произойти что-то недоброе? Эннареон не знал. И, тем более, не представлял, с какой стороны последует удар. Все, что можно было сделать, – это не уснуть.

И смотреть.

И, конечно, слушать.

Ждать.

"Перевернута еще одна страница в Книге Судеб", – говорили у него на родине. Эльф очень хорошо понимал всю неизбежность этой фразы. Он чувствовал: далеко, где проложены незримые нити событий, несколько их сплелось в узел, неожиданно и неотвратимо. А липкая тьма вокруг – лишь завеса, которая каждую секунду может разверзнуться, являя миру нечто, уже предначертанное.

Слева, на диванчике у камина, сладко спал Тангор.

"Вот – народ, начисто лишенный предчувствий, – подумал Эннареон, улыбнувшись в темноте. – Свой внутренний голос они припишут разыгравшемуся воображению и выпитому элю, а вовсе не интуиции и ощущениям, что за гранью разума"…

Справа, в глубине алькова, тихо посапывали Эллагир и Альрин.

"Интересно, кто из них первый проснется, когда начнутся неприятности"? – принялся размышлять Эннареон.

В том, что они начнутся, эльф не сомневался.

Вдруг на лестнице, ведущей на второй этаж, скрипнула ступенька. Тонко, еле различимо. Эннареон бесшумно вскочил на ноги, схватив меч, лежащий рядом. Теперь он слышал тихие шаги за дверью и приглушенное дыхание.

"Четверо, – подумал он, подкрадываясь к входу на цыпочках. – Нет, пятеро. Четыре человека и гном. Надо разбудить Тангора, в темноте от него больше помощи! Чародеи могут и промахнуться, швыряясь заклинаниями"…

Эльф шагнул к камину, но вдруг с наружной стороны кто-то аккуратно и тихо вставил ключ.

"Нет времени на Тангора", – решил Эннареон и притаился за дверью.

Замок чуть скрипнул, дубовая дверь бесшумно распахнулась, и темный силуэт скользнул в комнату. Эльф сделал стремительный, но беззвучный выпад мечом, метя в горло. Вошедший лишь тихо вздохнул, прежде чем бесформенной грудой осесть на пол.

Второй разбойник быстро оценил ситуацию и понял, что угроза притаилась за дверью. Он толкнул ее от себя, что было сил, и сразу же резко прянул вперед, через труп подельника. Расчет был на то, что противник, задетый дверью, не успеет среагировать. Такая тактика могла бы сработать с менее опытным бойцом, но Эннареон предвидел этот вариант. Быстро крутанувшись в уходе от удара, он косо рубанул мечом на вытянутой руке. Враг успел защититься своим оружием, но это мало помогло. Эльф молниеносно скользнул лезвием по лезвию, и острие клинка вошло нападавшему глубоко между ребрами.

Третий, настоящий громила, взмахнул длинным узким ножом. Эннареон распластался под ударом, и тут же вскочил, готовый атаковать. Вдруг со стороны алькова, разрывая темноту, ударила сиреневая молния. С легким шипением она попала нападавшему точно в лоб.

Эльф успел увидеть широко распахнутые глаза. В них была боль пополам с удивлением. Затем враг рухнул на пол, так и не издав ни звука. Нож с глухим стуком выпал из ослабевшей руки и откатился к столу.

"Хорошо, чародеи проснулись, – подумал Эннареон. – И хорошо, что они обучены защищаться. И просто чудо, как хорошо, что они не попали в меня"!

Очередным его противником оказался гном. Ненамного выше Тангора, но чуть ли не вдвое шире, он был облачен в шлем и кольчугу. Слегка изменив позу, Эннареон ушел с линии атаки. Зарычав, гном махнул секирой, метя сопернику в грудь. Эльф легко увернулся и сразу попытался поразить врага коротким тычковым ударом в горло. Клинок скользнул вперед, но нападавший круговым движением оружия увел меч в сторону.

Из алькова ударила еще одна молния, попав разбойнику между лопаток, но тот не обратил на нее никакого внимания.

– Не гнома! – прокричал Эннареон, делая обманное движение мечом вверх. – Бейте другого!

Вновь магическая вспышка осветила поле боя. Из алькова донеслось грязное ругательство: заклятье лишь слегка зацепило последнего нападавшего за бок. Но хватило даже неточного попадания. Пятый ночной гость, хрюкнув, осел на пол.

Скомкав движение, эльф внезапно разорвал гладкую траекторию очередного удара. Клинок с тонким свистом рассек воздух, метя в бедро. Гном успел парировать, но при этом потерял подвижность. Эннареон, крутанувшись в обратном направлении, мощным ударом буквально снес ему голову.

– Тангор, просыпайся, наконец! И запали камин поскорей! – воскликнул он, стряхивая кровь с меча.

– Сейчас, – произнесла из темноты Альрин.

В комнате сверкнула еще одна молния, и дрова в камине взвились сиреневым пламенем, тут же ставшим, впрочем, обычного цвета. С диванчика послышалось недовольное ворчание:

– Что тут у вас происходит? С ума вы посходили, что ли?! – над спинкой появилась всклокоченная голова Тангора.

Гневное выражение его лица так и застыло, когда он увидел лежавшие на полу тела.

– Кто-то хотел нас прикончить… Во сне, – мрачно усмехнулся эльф.

Почти без одежды, забрызганный кровью нападавших, он являл собой в свете огня поистине необычное зрелище.

– Мы много раз били Стрелой Эххара по мишеням… – проговорил бледный Эллагир. – Но по живым людям – никогда.

Казалось, его сейчас стошнит. Альрин, впрочем, выглядела не лучше.

– Надо… вынести их вон… – выдохнула она, махнув рукой в сторону трупов.

– Справитесь без меня? – спросил Тангор, сладко зевнув, и, не дожидаясь ответа, улегся обратно на диван.

Ворча на гнома, столь эффективно уклонившегося от работы, спутники сложили тела нападавших в коридоре. После небольшого обсуждения, трактирщика решили позвать лишь утром: всем хотелось спать.

– Надо было сразу звать нас, – попенял чародей Эннареону. – Ты действительно собирался биться один против пятерых?

– У меня было преимущество, – пожал плечами тот. – Я слышал шаги по лестнице и был готов к бою. Едва незнакомцы отомкнули дверь, я атаковал.

– Но ведь они могли оказаться мирными людьми! – опешила Альрин. – Откуда ты мог знать, что это – враги?

– Ниоткуда, – недоуменно отозвался эльф. – Но едва ли добропорядочные гости заходят ночью и с отмычкой.

– Это могли быть простые воры, – горячо возразила чародейка. – Взломали замок, чтобы утянуть что-нибудь ценное.

– Воры, торговцы, странствующие менестрели, – с долей раздражения в голосе перебил ее Эннареон. – Какая разница? Они пытались проникнуть сюда тайно, а потому – были опасны. В таких случаях надо нападать первым. А расспросы оставить на потом, если до этого дойдет.

– Люди так не поступают, – тихо заметил Эллагир, усаживаясь на единственную в комнате кровать. – Может мы и принимаем поспешные решения, но уж точно не бросаемся с оружием на всякого встречного. Любой постарался бы сначала выяснить, в чем дело.

– Глупость, которой нет оправдания, – жестко отрезал эльф. – Возможно, вы это поймете. Когда-нибудь потом… – он помолчал мгновение, но все-таки докончил ехидно: – Если доживете, конечно.

Чародей попытался придумать ответную колкость, но вдруг обнаружил, что уже лежит на кровати, и сил, чтобы спорить, совсем не осталось…

– А уважаемый гном не слишком чувствителен к таким происшествиям, – нервно хохотнула Альрин, неуклюже пытаясь сменить тему разговора. – Глянь, Эл… Эл!

Юноша спал, раскинув руки в стороны. Чародейка с тревогой взглянула на Эннареона, но тот поспешил ее успокоить:

– С ним все в порядке. Несколько часов сна – лучшее снадобье в этих случаях. Тебе тоже отдых не помешает, – добавил он, с сомнением глядя на бледное лицо и запавшие глаза Альрин.

– Мне страшно, – бесхитростно ответила девушка, зябко поводив плечами.

– Я буду настороже, – заверил ее Эннареон. – Не тревожься ни о чем.

Он сел, привалившись спиной к стене, положив меч прямо перед собой. Тучи на небе рассеялись, и звездный свет, проникший в комнату, заиграл на клинке, отполированном до блеска. Очертания фигуры эльфа в этих неверных бликах – это было последнее, что запомнила Альрин, прежде, чем провалилась в объятия сна.


Эллагир открыл глаза и покрутил головой. Эльф стоял лицом к окну, вглядываясь в рассветное небо. Начинался новый день.

– Ты что же, вовсе не ложился? – поинтересовался чародей, спрыгивая с кровати.

– Тела наших ночных визитеров пропали, – каким-то слишком спокойным голосом сообщил Эннареон, проигнорировав вопрос. – И я ничего не слышал. Магия?

– Возможно, – негромко ответила Альрин, приподнимаясь на локтях.

Чародейка, без сомнения, принадлежала к тому типу девушек, которые после сна выглядят особенно мило и трогательно. Даже Эннареон не мог не восхититься ее красотой. Что до Эллагира, он просто терял дар речи всякий раз, как видел свою возлюбленную такой.

– Kalle kanni Bethan, – проговорила та скороговоркой и сразу почувствовала магический отклик. – Да, за дверью творили заклинания. Думаю, надо разыскать трактирщика. И, если он замешан во всем этом…

– …то всадить мерзавцу клинок в брюхо, – предложил Тангор с дивана.

– Но сперва – расспросить хорошенько, – заметил Эннареон, завязывая тесемки дорожного мешка, носившего следы долгих странствий.

Чародеи переглянулись: эльф не возразил против жестокой расправы.

– Скорее всего, трактирщик бежал еще затемно, – проговорил Эллагир, спускаясь по полутемной лестнице. – Положение у него незавидное, как ни посмотри…

– Да, пожалуй, найти его будет непросто, – согласно кивнул Тангор.

Оба они ошиблись. Трактирщик оказался первым, кого увидели спутники в этот ранний час, спустившись в обеденную залу. Бедняга висел в петле, закинутой на потолочную балку. Рубаха была вся в пятнах крови, еще одно пятно расползлось по простым тканным штанам, перехваченным поясом из бычьей кожи. На руках недоставало нескольких пальцев.

– Пытали, – вздохнул эльф. – Наверное, спрашивали, где ключи.

– Или же он сам повесился, не выдержав мук совести, – предположил чародей.

– После чего взял топор и поотрубал себе пальцы? – язвительно заметил Тангор. – Или нет, он сперва покалечил себя, а петлю приготовил загодя, и…

– Довольно, – оборвал его Эннареон. – Надо убираться отсюда. Если заявятся деревенские, да еще со стражниками, неприятностей не избежать.

– А он? – кивнула на трактирщика Альрин, превозмогая дрожь. – Так и останется тут висеть?

– Мы ничем не можем помочь бедолаге, – вздохнул эльф. – Зато он теперь может навредить. Если стража нас задержит… – Эннареон покачал головой. – В этом месте нельзя оставаться. Ночью мы бились не с простыми грабителями. Уверен – кто-то устроил ловушку! Правда, не ясно, на кого из нас. Но в любом случае, еще один шанс предоставлять ему глупо. Поэтому, в путь!

Сборы были недолгими: всем хотелось поскорей покинуть злополучный трактир. Малость задержался лишь гном, бесцеремонно решивший пополнить запасы провианта из кладовых таверны. Альрин хотела остановить его, но тот лишь отмахнулся, пробурчав что-то о "компенсации" и о том, что "приличное с виду место – и такое безобразие".

Чародейка попыталась было заручиться поддержкой Эннареона и вместе урезонить Тангора, но эльф отнесся к "разграблению" на удивление спокойно. И Альрин отошла, раздумывая о таком своеобразном понимании справедливости.

Наконец, все собрались перед выходом.

– Ну, двинулись? Наши лошади, наверное, застоялись… – проговорил Эллагир, подтягивая лямки заплечного мешка. "Тяжеловат"! – подумалось ему.

– О! Так вы – конные? С лошадью у меня определенные сложности… – растерянно протянул Тангор.

– Устала?

– Заболела?

– Ее вовсе нет! В этом и сложность, мы же – пеший народ!

– Не беда, – вмешался эльф. – Моя Ниэроиль прекрасно понесет нас двоих.

– И непременно будет рада багажу, – пробормотал гном себе под нос.

– Я спрошу ее, – серьезно ответил Эннареон.

Эллагир и Альрин только молча переглянулись, понимая, что эльф не шутил.

Вскоре все четверо рысью удалялись от оказавшегося столь негостеприимным трактира. Эльфийская кобыла, как выяснилось, была совершенно не против нести не только Эннареона, но и его спутника.

"Как она образовалась, увидев выходящего из таверны эльфа, – думал чародей. – Будто старому другу"!

Получасом назад они все наблюдали удивительное зрелище: Эннареон, улыбаясь, подбежал к своей лошади и начал ласково гладить ее по шее, быстро говоря что-то по-эльфийски, перебирая шелковистую гриву. Кобыла отвечала тихим радостным ржанием и терлась мордой о его плечо.

"Она чувствовала, что ночью что-то происходит, и очень волновалась за меня", – пояснил тогда Эннареон.

Кони Эллагира и Альрин тоже были эльфийской породы, но они проявили радость от встречи с хозяевами гораздо более сдержано.

– Это потому, что вы вместе с недавних пор. А мы с Ниэроиль успели крепко подружиться, – сказал эльф совершенно серьезно. – Удивительно, что эти кони вообще согласились вас нести! Своими седлами вы доставляете им массу неудобств.

Сам Эннареон легко и непринужденно держался на лошади без седла и прочей конской сбруи. Каково приходилось гному, чей опыт верховой езды насчитывал два случая за всю жизнь, приходилось только догадываться.

Впрочем, Тангор держался молодцом. Через пару часов он даже нашел в себе силы отцепиться от эльфа, за которого до сей поры держался мертвой хваткой.

– Не бойся, – произнес Эннареон вполголоса. – Ниэроиль не позволит тебе упасть.

– Да? Я бы охотнее поверил в ее заботу, скажи она об этом сама, – скептически проворчал гном.

Кобыла, обернувшись, посмотрела на Тангора и тихонько фыркнула.

– Ты ее забавляешь, – без обиняков заявил эльф. – Думаю, время дать отдых лошадям, – обернулся он к остальным спутникам. – Заодно разомнемся и перекусим.

Выбрав уютную полянку на опушке леса, недалеко от тракта, путники спешились. Солнце, стоявшее высоко в зените, прогрело землю, и в воздухе разлился пряный аромат чабреца. Где-то в кустах неподалеку распевался дрозд. Над островками лугового клевера, разнося пыльцу, деловито сновали пчелы, эти неутомимые труженики.

Альрин и Эллагир, предоставив лошадей себе, занялись изучением содержимого дорожных мешков. Припасов, захваченных хозяйственным гномом в таверне, хватило бы на десятерых: тут было и мясо, и хлеб, и овощи, и даже пара бутылок вина.

– Так вот почему мой багаж потяжелел по меньшей мере вчетверо, – со смехом сказал чародей, извлекая очередной сверток, на этот раз – с копченой свининой.

– Не только поэтому, – многозначительно заметила Альрин, бросив выразительный взгляд на его мешок.

Через грубую ткань отчетливо проступали очертания книги солидного размера. Юноша покраснел:

– Я подумал, трактирщику книга чародея без надобности. А я… а мы, возможно, разгадаем ее секрет… со временем.

Тангор одобрительно похлопал Эллагира по плечу:

– Молодец! Считай это справедливой платой за неспокойную ночь.

– Ты-то спал вполне безмятежно, – рассмеялась Альрин.

– О, если б меня разбудили… – начал гном, но чародей подхватил его:

– …утащил бы на фунт солонины больше? Ну, в качестве "платы"?

Тангор насупился, сурово оглядел спутников, и изрек:

– Не меньше, чем на пару фунтов! Кто бы говорил… Книгокрад!

Все рассмеялись, и громче других – сам гном. Вдруг Эннареон замолк и жестом попросил остальных сделать то же.

– Кто-то идет со стороны леса, – шепнул он быстро. – Двое… нет, трое.

– И что с того? – удивился Эллагир. – Это – Велленхэм, здесь… – он хотел сказать – блюдут законы – но прикусил язык.

События в таверне плохо вязались с этой мыслью.

Из-за кустов, покрывающих опушку леса, вышли трое крепких с виду мужчин. На местных крестьян они походили не больше, чем хищная рысь на толстого домашнего кота. Одежда из мягкой кожи не сковывала движений, а удобные сапоги позволяли шагать без излишнего шума. Каждый нес наготове короткий лук.

Эннареон вздохнул.

"Верно, ночь в трактире еще не закончилась", – подумал он.

– Долгих лет, господа! – небрежно кивнул первый, остановившись шагах в пяти.

– И вам, судари, – отозвалась Альрин с прохладцей.

– Здесь охотятся только с королевским разрешением, – подал голос второй, самый старший из той компании.

– Мы что, похожи на охотников? – поднял голову Тангор, поправлявший сапог.

– Кто вас разберет, – усмехнулся третий, долговязый детина с перебитым носом. – Видали мы тут всякую шушеру… За проход по этой земле платить надо! Верно говорю, Беркут? – он подмигнул старшему.

– Мы – королевские маги, – произнес Эллагир негромко, но веско. – Поостерегся бы.

Вместо ответа, долговязый отточенным движением выхватил стрелу и натянул тетиву. Его друзья слаженно повторили движение.

– Кошельки на землю! Или перестреляем вас, как куропаток!

– Живо!

Альрин охнула от неожиданности. Эннареон с тревогой оглянулся на нее Вдруг названный Беркутом пошатнулся и осел на траву. Стоявший рядом отвлекся, всего на мгновение. Но эльфу оказалось достаточно и этого.

Он прянул вперед, и клинок Каллериана, выхваченный уверенной рукой, разрубил лук и вошел в тело стрелка. Из жуткой зияющей раны на груди выплеснулась кровь. Одновременно с этим, долговязый получил удар камнем в голову и свалился, как подкошенный.

Тангор довольно хмыкнул.

– Он уже не встанет? – деловито поинтересовался Эннареон, повернувшись к гному.

– Если рука меня не подвела, – пожал плечами Тангор. – Отчего их вожак свалился?

– Сонные чары, – пояснил Эллагир коротко.

– Так он живой? – вздохнул эльф, подходя к уснувшему не по своей воле. – Что ж…

С этими словами Эннареон быстрым движением вонзил меч в горло лежащему разбойнику. Тот с хрипом дернулся, заскреб пальцами и затих. Казалось, даже птицы, поющие на опушке леса, умолкли. Слышно было только дыхание спутников.

– Зачем? – потрясенно вымолвил, наконец, чародей.

– Устранил угрозу, – коротко пояснил эльф.

– Он был не опасен!.. Я его усыпил! – сорвался на крик Эллагир.

– Проснувшись, он мог пуститься по нашему следу. Отомстить за друзей, – мрачно заметил Тангор. – У него лук. А кольчуга, к слову, надета только на мне.

– Ему было не догнать нас, – упавшим голосом произнесла Альрин. – Мы едем верхом!

– А если бы он сумел? – с нотками раздражения отозвался Эннареон. – Пустой спор, друзья. Может, двинемся дальше? Есть что-то расхотелось…

Наскоро собравшись, они продолжили путь. Чародеи подавлено молчали. Каждый в глубине души понимал, что эльф, возможно, уберег их от многих неприятностей. Но хладнокровно убить безоружного, да еще и спящего под действием заклятья человека? Эта мысль одинаково им претила.

Эннареон тоже ехал молча, рассеяно глядя перед собой. Никаких угрызений совести он не испытывал. Была лишь досада, что Эллагир и Альрин не признают его правоты. Один Тангор находился в приподнятом расположении духа. Сидя позади эльфа, гном тихонько напевал какую-то песенку на своем наречии и то и дело крутил головой по сторонам.

– Хватит унывать! Взгляните, какая красота! – не выдержал, наконец, он этой тишины, прерываемой лишь мерным стуком копыт.

– Ты о чем? – моргнул Эннареон.

Выросший по обе стороны Столичного тракта подлесок выглядел действительно довольно заурядно. Молодые ясени, вязы, кое-где попадалась тонконогая березка или раскидистый дуб.

– Камни, которыми вымощен тракт! Среди них нет хотя бы двух одинаковой формы, а как все подогнаны!

– Ах, ты об этой красоте, – не выдержав, рассмеялся Эннареон. – Прости, дружище. Хотел бы я разделить твой восторг…

– Дорогу мостили гномы, – слабо улыбнувшись, сказала чародейка. – Во времена правления Хальрена Просветителя было решено нанимать мастеров, а не использовать труд преступников. Король посчитал, что эти траты окупятся с лихвой.

– Я так и думал! – торжествовал Тангор. – Сразу видно нашу работу!

Он довольно хлопнул эльфа по плечу.

– А?.. Угу, действительно, хорошая дорога, – вздохнул тот.

Тангор бросил на него косой взгляд и поубавил пыл:

– Ну… Ваши Озерные сады в Аэрдиэрате тоже ничего. Да-а, – взгляд гнома затуманился от воспоминаний. – Они радовали глаз!

Эннареон молча склонил голову, принимая похвалу.

– Как вы ухитрились создать это чудо?

– Потом и кровью, – просто ответил тот. – Буквально.

– Так значит, легенда говорит правду? – удивленно проговорил Тангор.

– Да… В древности у нас считалось великим делом отдать немного собственной крови родной земле. Пожертвованная добровольно, она обладает большой силой. Эта сила передается деревьям и травам… И вообще, всему живому, что нам по-настоящему дорого.

– Какой восхитительный дар! – воскликнула Альрин.

– Он стал проклятием, – Тангор потеребил бороду. – О том, что эльфийская кровь несет чудесные свойства, давным-давно узнало одно дикое людское племя. Мечтая о бессмертии, они однажды напали на лесных эльфов…

– Потом племена объединились, был тяжелый бой, – продолжил Эннареон глухим голосом. – Остатки эльфов укрылись на юге, в лесах Иллереммина. Позже там возникло их королевство. Людям тоже не поздоровилось: потеряв тысячи убитыми, они, разумеется, так и не обрели желанного бессмертия. Те немногие, кто смог идти, ушли через перевалы на север. Их далекие потомки построили Гатвин и Ксандру.

– Теперь вы понимаете, ребята, почему лесные эльфы не очень любят людей? – усмехнувшись, спросил Тангор.

– Знаешь, в наших книгах сказано по-другому, – с сомнением покачала головой Альрин. – Лесные эльфы хотели отнять земли у людей. Но те храбро дали бой, и отбросили врага к югу.

– Зачем моим собратьям скалистые предгорья? – заметил Эннареон, горько улыбнувшись. – Людская история лжет.

– Ну, положим, те предгорья богаты самоцветами, – проворчал гном, ерзая на лошади. – Камни сказочной красоты! А в ваших лесах что красивого? Гроздья рябины, разве…

– Одна ягодка стократ совершеннее всех рубинов в вашей сокровищнице, – спокойно возразил Эннареон. – Подгорному народу не понять.

– Куда уж нам, – рассмеялся Тангор. – Впрочем, люди тоже без понятия: наши самоцветы ценят малость подороже лесных ягод.

– Глупцы нашли друг друга, – пожал плечами эльф. – Смотрите, город!

– Это – Квенкир. Чувствую запах свежего эля! – обрадовано потер руки гном.

В отличие от насупившихся чародеев, он ни капли не обиделся на "глупцов", будучи уверенным, что считать какую-то рябину дороже самоцветов и есть самая настоящая глупость.


Квенкир оказался небольшим, но шумным местом. Как и полагается городу, стоящему на пересечении основных торговых путей королевства, он имел огромную рыночную площадь. В высокообразованном и от того немного чопорном Визенгерне торговцы чинно стояли у своих палаток, ожидая, когда кто-нибудь подойдет взглянуть на товар. Совсем иначе дело обстояло здесь. Любой, забредший на рыночную площадь Квенкира, сразу же бывал атакован дюжиной "невероятно выгодных предложений, только здесь и сейчас, и по самым низким ценам во всем Велленхэме".

Торговцы сновали, как проворные пауки, опутывая своими сетями жертву, и редко кто мог уйти с рыночной площади без покупок и при своих деньгах. Верховая езда в городских стенах была под запретом. Об этом давным– давно позаботилась гильдия, вынудив бургомистра издать такой указ. Это был хитрый ход: теперь быстро миновать назойливых купцов стало невозможно.

Едва эльф, гном и Эллагир с Альрин ступили на мощеную булыжником площадь, ведя коней за собой, их тут же окружило прочное кольцо желающих поскорее сбыть свой товар.

– Упряжь, лошадиная упряжь!

– Оружие, лучшие мечи и луки в Велленхэме!

– Каменья, драгоценные каменья для прелестницы!

Тангор скользнул взглядом по добру ювелира и коротко заключил:

– Фальшивка.

– Э, думай, что говоришь, гном! – возмутился торговец. – Самолично за каждый по двадцать золотых платил!

– Камни – поддельные, а сам ты – простофиля, коли так, – емко присовокупил тот, усмехнувшись в бороду.

– Молодой господин, – оттеснил незадачливого ювелира оружейник. – Вы просто обязаны купить меч! Можно ли в наше время путешествовать без оружия?

Эннареон сначала не понял, что обращаются именно к нему.

– Имеется превосходный выбор клинков гномьей ковки! – продолжал тараторить торговец. – Из самого Дирхкага!

– У меня есть меч, уважаемый, – негромко ответил эльф, не замедляя шага.

Оружейник, видя, что теряет возможного покупателя, отчаянно закричал вслед:

– Два по цене одного отдам!

– Странный человек, – проговорил Эннареон недоуменно. – Я же сказал, что у меня есть клинок. Зачем мне еще два?

– Незачем, – подтвердил Тангор, одновременно отмахиваясь от очередного купца, предлагающего бальзамы от ран. – Ты и одним мечом можешь таких дел наворотить…

– Хмм… А что может сделать даже самый прославленный мастер клинка против боевой магии? – не без поддевки спросил Эллагир, многозначительно коснувшись мантии.

Они с Альрин решили въехать в новый город в парадной одежде своего Ордена, и теперь то и дело ловили на себе восхищенные взгляды.

– Зависит от обстоятельств, – спокойно ответил Эннареон. – Вздумай мы биться, какое заклинание ты б выбрал?

– Нууу… – задумался чародей, но эльф прервал его: – Поздно. Я уже успел тебя прикончить.

– А будь мы в тридцати шагах друг от друга? – не унимался тот.

– Ты попадешь с такого расстояния? – улыбнулся Эннареон. – Хорошо, когда мишень неподвижна…

– Друзья, давайте даже теоретически не будем обсуждать такие вещи, – вмешалась Альрин, которой от этого разговора стало не по себе.

– Действительно, чего это вы бородами надумали помериться, – проворчал Тангор.

Молодой маг рассмеялся:

– И у нас есть такая пословица! Только не про бороды, а…

– Эллагир! – быстро сказала девушка и густо покраснела.

– Что? Я молчу, – с притворной скромностью отозвался юноша, пряча озорную ухмылку. – Ох, что это там?

Последнее замечание относилось к странного вида сооружению в самом центре рыночной площади. Оно выглядело, как помост для представлений, и с двух сторон его находилось по высокому, футов в тридцать, деревянному столбу. Промеж них был натянут канат, трепетавший на ветру, точно струна. За помостом располагался пестрый шатер, из которого доносилась музыка, безобразно исполняемая небольшим оркестром из трех человек.

– Я думаю, это бродячий цирк, – пожал плечами гном. – Ничего интересного.

– Цирк! – воскликнула Альрин. – Как здорово! Друзья, давайте чуть-чуть задержимся?

– Разве в Визенгерне недоставало представлений? – удивился эльф.

– Было не до них, – нетерпеливо проговорила чародейка. – Университет отнимал все время. И, – она хихикнула, – с нашими наставниками цирк не нужен. Так мы посмотрим, что там?

– Я тоже с удовольствием глянул бы, – поддержал ее Эллагир. –Что скажете? Эн? Тангор?

– Они-то, небось, за просмотр деньги берут? – осторожно осведомился гном.

– У меня найдется пара монет, – отмахнулась Альрин и решительно двинулась к помосту.

Друзья ввинтились вслед за чародейкой в самую гущу толпы и начали прокладывать себе дорогу. Впрочем, особо толкаться им не пришлось: увидев одеяние королевских магов, зеваки расступались. Таким образом, уже совсем скоро спутники оказались в первых рядах.

Внезапно на помост выскочил невысокий и довольно нескладный человек в ярко-красном камзоле. Его густая черная борода резко контрастировала с наголо выбритой головой. Народ, поняв, что представление начинается, оживился. Лысый тем временем набрал полную грудь воздуха и завопил что есть мочи:

– Почтеннейшая публика! Лучший странствующий цирк во всем Велленхэме! Только одно представление моей труппы в вашем славном городе! Каждый трюк смертельно опасен! Смотрите все, и не жалейте монет для артистов, рискующих жизнью на потеху зрителям!

– Когда ж ты замолкнешь, – тихонько пробормотал Эннареон, успевший десять раз пожалеть, что подошел так близко к сцене.

Голос хозяина труппы оказался на редкость противным и при этом – громким. Чуткому слуху эльфа действительно пришлось несладко. Наконец, красный камзол скрылся в шатре. Три музыканта заиграли вполне мелодичный марш, после воплей хозяина труппы звучавший музыкой богов.

Эннареон с облегчением вздохнул, но вдруг замер, забыв выдохнуть. Из шатра танцующей походкой вышла девушка сказочной красоты и изящества. Стройная фигура была обтянута яркой тканью, подчеркивающей восхитительные линии тела. Светлые длинные волосы были собраны на затылке в густой хвост. На лице играла озорная улыбка.

Эльф буквально утонул в ее глазах, ярко-синих, цвета неба в августе. Тем временем, девушка легко запрыгнула на помост, и, все также пританцовывая, подошла к одному из деревянных столбов.

– А она ничего, правда, дружище? – Тангор дернул эльфа за рукав плаща.

– А? Что? – рассеянно отозвался Эннареон, не сводя взгляда с артистки.

Гном открыл рот, чтобы съехидничать, но увидел этот взгляд, и замолк на полуслове.

Девушка в две секунды каким-то непостижимым образом взобралась по столбу до верха и теперь тихонько шла по канату, ловя равновесие. Солнце ярко освещало ее стройную фигурку, балансирующую между небом и землей.

Музыка зазвучала громче, и толпа ахнула: артистка принялась танцевать на канате, будто на сцене. Узкая полоска пеньки на тридцатифутовой высоте отчаянно затрепетала. Зрелище действительно завораживало. Умопомрачительно сложные движения, которые и на земле-то не всякий танцор сможет изобразить, девушка совершала настолько легко и естественно, что дух захватывало от восторга. Без сомнения, несмотря на молодость, у нее был колоссальный опыт таких выступлений.

Вдруг раздался громкий треск и эльф, ахнув, увидел, как канат распался на два. Артистка, изогнувшись в воздухе, каким-то чудом успела ухватиться за обрывок и стремительно понеслась к столбу, к которому тот был привязан. Все произошло за считанные мгновения, но Эннареон рванулся к сцене сразу же, как только услышал звук рвущейся пеньки.

Расстояние в десять шагов он преодолел в два могучих прыжка, еще один понадобился, чтобы влететь на помост. Циркачка попыталась избежать удара в деревянную опору, но безуспешно. Вскрикнув от боли, она выпустила конец каната из рук.

Хрупкая девичья фигурка камнем рухнула вниз, прямо в руки эльфу. Эннареон успел отметить уголком сознания, что артистка все-таки смогла кое-как сгруппироваться, а затем в работу включилось натренированное тело. Поймав девушку, эльф как бы продолжил ее движение, приседая, чтобы погасить скорость падения, и одновременно крутанувшись, чтобы смягчить силу удара.

"Вроде удалось"! – успел подумать он, прежде, чем потерял равновесие и упал на помост, не выпустив, однако, артистку из рук.

Музыка, наконец, смолкла. По толпе пронесся шумный многоголосый выдох. Тангор склонился над эльфом:

– Шустрый! Сам-то цел?

Эннареон осторожно пошевилился, прислушиваясь к ощущениям.

– Думаю, да. Как она? – эльф кивнул на девушку, которая лежала на нем неподвижно.

– Без сознания, – подоспел Эллагир. – То ли от боли, то ли от страха. Плечо разбито в кровь. Альрин, – повернулся он к спутнице. – У тебя исцеление лучше получается…

– Без сомнения! – ослепительно улыбнулась чародейка. – Yerrha equillia!

Артистка пошевелилась и открыла глаза.

– А ну, хватит! – раздался сзади противный голос.

Эннареон, узнав его, поморщился. Маги обернулись и увидели того самого человека в красном камзоле, который объявлял о начале представления. Лицо его исказила злоба.

– Я не собираюсь платить за лечение! Вас не просили! – прогнусавил он. – Лисси, вставай, дрянь эдакая! И живо за работу!

Циркачка стремительно вскочила на ноги. Не следовало проделывать это столь быстро. Она покачнулась, и упала бы снова, но Эннареон успел подхватить ее.

"Словно шелк", – подумал он, слегка поглаживая тонкое запястье. Внезапно пальцы наткнулись на грубый рубец. Эльф бросил быстрый взгляд на руку девушки и вздохнул.

На нежной, медового цвета коже явственно выступало треугольное клеймо. Легеррандский знак рабства.

– Простите, хозяин, – тихонько проговорила Лисси, мягко высвобождая ладонь. – Я сейчас буду в порядке.

– Ей нужно отдохнуть, – сказал Эннареон, холодно глядя прямо в глаза владельцу цирка.

– Поуказывай еще, красавчик! – огрызнулся тот. – Если мне понадобится совет эльфа, – он произнес это с нескрываемым презрением, – я спрошу. Лисси! – бросил он артистке. – Будешь танцевать с лентой на помосте!

– Я… да, конечно, мастер Тáгриз, – все также негромко ответила девушка.

Она сделала шаг вперед и снова оступилась.

– Да ты будешь сегодня стоять на ногах, сучка? – взревел Тагриз, размахиваясь для хорошей оплеухи.

Но его ладонь не достигла цели, неожиданно столкнувшись с рукой Эннареона, твердой, как сталь. Хозяин труппы охнул, схватившись за предплечье.

– Лисси, – спокойно повернулся к девушке эльф. – Хочешь покинуть этого человека? Мы едем на запад. Можешь присоединиться к нам.

Артистка выглядела совершенно непонимающей, но все же слегка кивнула, глядя на Эннареона широко распахнутыми от удивления глазами.

– Тогда беги за вещами, и поторопись, – вмешался Тангор.

– По крайней мере, – Эллагир усмехнулся, – с нами будет безопаснее, чем с ними, – он кивнул на красный камзол.

Тагриз тоже сбился с толку от всех событий, но одно понял ясно: его рабыню сейчас уведут, среди бела дня, прямо во время выступления. Этого, конечно, нельзя было допустить.

Сноровисто достав кинжал откуда-то из складок одежды, он с коротким рыком кинулся на эльфа, главного виновника происходящего. Маги и Тангор не ожидали такой стремительной атаки. Но Эннареон вдруг сделал маленький шаг в сторону, перехватывая кисть нападающего, и, мощным рывком, повернулся всем корпусом.

Владельца цирка подхватила какая-то неведомая сила. Она мягко, но непререкаемо повела его по широкой дуге вокруг эльфа. И невозможно было не подчиниться. Наконец, Эннареон отпустил руку Тагриза и тот, пролетев еще несколько шагов, неуклюже шлепнулся на зад. В толпе засмеялись.

– Посмеешь напасть, расплата будет суровой, – не повышая голоса произнес эльф.

То ли падение каким-то образом ухудшило сообразительность хозяина цирка, то ли потеря рабыни затуманила разум. Он, не вняв предупреждению, довольно ловко вскочив на ноги, и снова шагнул к Эннареону. Теперь – намного более осторожно, бдительно следя за каждым движением эльфа. Тот насмешливо посмотрел на нападавшего.

– Сейчас я выпущу тебе кишки, ублюдок, – прорычал Тагриз сквозь зубы. – А потом пойду и спущу шкуру с этой сучки, как делал уже не раз.

Лезть вперед, очертя голову, было неразумно, он усвоил этот урок. Его взгляд ощупывал Эннареона в поисках слабого места. Из шатра выбежало четыре человека, одна девушка и три крепких мужчины в цирковой одежде. Тангор сделал несколько шагов и стал у них на пути:

– На вашем месте я бы туда не лез, ребята, – добродушно проговорил он, прикидывая, кого уложит первым, если возникнет надобность.

– Любой, кто посмеет напасть на моего друга, будет убит, – без обиняков заявила Альрин.

Ее руки взметнулись вверх, готовые метать заклятья, пальцы были собраны в Символ Эххара. Рукава мантии Ордена Воздуха, белой с серебром, затрепетали на ветру. Эллагир стал рядом, повторив движение девушки.

Но артисты вовсе не горели желанием помогать своему хозяину. Их намерения стали более чем понятны, когда они остановились шагов за десять до гнома, заняв удобную позицию для наблюдения.

"Видимо, Тагриз не снискал любовь и уважение своих людей", – усмехнувшись, подумала Альрин и слегка расслабилась.

Тем временем, владелец цирка решил что подходящий момент для атаки настал. Не тратя времени на размах, он с коротким выдохом попытался проткнуть Эннареона клинком. Но эльф быстро шагнул наискосок, одновременно сделав левой рукой легкое движение от себя.

Тагриз с удивлением осознал, что этот беспроигрышный удар враг каким-то образом увел в сторону, еще и захватив при этом предплечье. Хозяин труппы успел подумать, что надо снова атаковать, как вдруг у него кончился воздух. Эннареон вполсилы ткнул его пальцами в горло.

– Ты был предупрежден, – спокойно, как-то буднично произнес эльф, изящным, но быстрым движением кистей развернув руку нападавшего.

Толстые, как квенкирские колбаски, пальцы Тагриза оказались прямо напротив его же лица. От резкой боли владелец цирка выпустил кинжал, и тот, звякнув, упал на мостовую. Толпа шумно вздохнула: может, представление у бродячих артистов не задалось, но порция зрелищ собравшимся здесь определенно перепала. И, пожалуй, забесплатно: едва ли этот эльф станет собирать монеты с почтенной публики.

– Красный камзол очень кстати: кровь не так видна, – безразлично заметил Эннареон.

Затем, не изменившись в лице, он резко дернул захваченную руку на себя и вниз. Крик хозяина труппы, треск ломающихся костей, лопнувшей кожи и разорванной ткани слились в один жуткий звук. Выбежавшая из шатра Лисси с заплечным мешком, едва заполненным наполовину, увидела валяющегося в пыли Тагриза со сломанной рукой. Рукав его камзола стремительно темнел, пропитываясь кровью.

– Поделом, – заметила Альрин холодно. – Заберите его! Артисты цирка нерешительно двинулись к хозяину.

– Я еще не поблагодарила Вас за то, что не дали мне упасть, господин, – тихонько проговорила Лисси, вздрогнув от недавних переживаний.

– Не стоит, – эльф впервые улыбнулся, и та немного успокоилась. – Откуда ты, красавица?

– Я родом из Раттории, господин, – девушка слегка зарделась.

– Здесь нет господ. Ты свободна, как ветер, – проговорил Эннареон несколько высокопарно.

Торжественный момент испортил Тангор, заметив не без ехидства:

– Может, наконец, двинемся отсюда? На тебя глазеет куча народу. Кроме того, Тагриз куда-то смылся. Не за стражей ли?

– Едем, не мешкая, – согласно кивнул Эннареон. – Но сперва, нужна еще одна лошадь.

Лисси помрачнела:

– У меня нет столько денег…

– Не страшно, – махнула рукой Альрин, но, увидев, как артистка гневно вскинула голову, тут же добавила: – Взаймы, разумеется.

– С процентами вернешь, я прослежу! – состроил свирепую гримасу гном, вызвав улыбки остальных.

С покупкой управились быстро. На рынке нашлось лишь с пяток коней на продажу. Эльф, не замедляя шага, прошел мимо четырех из них, и остановился у последней.

Спутники окружили торговца, хмурого седого старика, и его лошадь. Если в жилах той и текла кровь эльфийской породы, то очень разбавленная. Но все-таки это была неплохая кобыла, крепкая и с умными глазами.

Старый квенкирец наотрез отказался уступать в цене, чем вызвал немалое негодование Тангора, заявившего, что если нет торга, то и место это "рынком" назвать нельзя. Хозяин кобылы мрачно взглянул на него и проворчал, что, мол, уважаемый гном может называть эту площадь, как ему заблагорассудится, а остальные могут хоть бесплатно раздавать своих никчемных кляч. Лично он не уступит ни медяка.

Эннареон, впрочем, заплатил, не споря: лошадь ему понравилась.

– Я звал ее Ромашкой, – проговорил торговец, пробуя одну из монет на зуб. – Воля ваша, господа, придумать ей другое имя, но к этому она уже попривыкла…

– Пусть будет Ромашка, – улыбнулась Лисси. – Отлично звучит.

Кобыла потерлась носом о ее плечо и переступила с ноги на ногу. Видно было, что соседство с эльфийскими красавцами-конями ее нисколько не тяготит.

– Ты когда-нибудь ездила верхом, девочка? – заботливо спросил Тангор. – Мы-то, гномы, прирожденные всадники… Шучу! – воскликнул он, увидев красноречивый взгляд Эннареона.

– Вам не придется из-за меня задерживаться, – ответила Лисси просто.

– Нам снова не удалось поесть по-человечески, – простонала Альрин, запрыгивая на Снежку.

– Перекусим в седле, – ободряюще похлопал ее по плечу Эллагир. – Сейчас надо поспешить.

И маленький отряд, который теперь насчитывал пятерых, поскакал прочь от рыночной площади.


Миновало пять дней с тех пор, как путешественники покинули Квенкир, оказавшийся не самым гостеприимным городом. Дорога их по– прежнему лежала на запад. Позади остался знаменитый каменный мост через Сигген. Девять арочных проемов на высоте в добрую сотню футов, – у Альрин дух захватило, когда она мельком взглянула вниз.

В небольшом городке на берегу сонной реки спутники провели последнюю ночь в уюте и тепле небольшой таверны. Эллагир с тоской вспоминал горячее вино с пряностями, что подавали там вечером, по случаю похолодания, и сдобные булочки, заботливо испеченные доброй трактирщицей. Нынешняя же ночевка в лесу, оказалась на редкость зябкой: сказывалась близость гор.

Проснувшись, друзья обнаружили, что день обещает быть ненастным. Тяжелые серые тучи повисли прямо над макушками вековых сосен, угрожая пролиться на землю холодным осенним дождем. Альрин и Эллагир ехали, хмуро посматривая по сторонам и кутаясь в плащи. Также, как и парадные мантии, плащи эти уже успели потерять красоту и величие одеяния мага Велленхэма.

"Тот, кто придумал чародейскую моду, видимо, считал, что мы должны спать в теплых постелях. И в уютных комнатах, где поутру принесут горячую воду для умывания, – кисло размышлял молодой маг. – И провалиться мне на месте, если он неправ"!

Лисси негромко расспрашивала Эннареона обо всем на свете. У нее оказалось редкостное любопытство и незаурядный ум. Пять дней, проведенных в компании эльфа и его спутников, сильно изменили девушку. В ней уже мало оставалось от того запуганного существа из цирковой труппы. Ощущение свободы кружило голову. В нынешней, уверенной в себе, часто улыбающейся Лисси едва ли можно было узнать недавнюю рабыню. Лишь клеймо с запястья напоминало о прошлом.

Эннареон, не скрывая своих эмоций, открыто восхищался новой спутницей, ее красотой и тягой к новым знаниям. Он, казалось, не умолкал, отвечая на многочисленные вопросы. Все, что их окружало, словно куда-то отодвинулось и перестало интересовать. Промозглая сырость, которую тихо проклинали чародеи, и на которую в голос ворчал Тангор, не доставляла Эннареону и Лисси никаких неудобств. Эльф чувствовал, что с каждым мгновением влюбляется в девушку все сильнее.

– Оказаться бы сейчас на юге, – в десятый раз пробубнил Тангор в бороду. – В Дирхкаге…

– Лучше уж прямо в Раттории, – подхватила Альрин, потирая озябшие руки.

– Там правда тепло? – повернулась к ней Лисси. – Я столько слышала об этой стране…

– Ты говорила, что родилась там, – удивленно заметил Эннареон.

Все спутники, как по команде, уставились на девушку.

– Все так, – проговорила та, нервно облизнув губы. – Я не лгала, клянусь! Я действительно родилась в Раттории. Но в три года меня украли. Варвары при набегах часто забирают детей из приграничных деревень. Потом – деревянная клетка, невольничий рынок в Легерранде, клеймо, – Лисси потерла запястье. – Сперва меня купила богатая семья, которой не суждено было иметь своих детей. Они хорошо обходились со мной, может даже любили…

– Так любили, что продали в бродячий цирк, – хмыкнул Тангор.

Девушка опустила взгляд.

– В надежде вернуться домой, однажды я сбежала. Но у городских ворот меня схватили стражники. На беду, там как раз проезжал Тагриз со своей труппой. Новому хозяину приобретение обошлось в десять монет серебром, – она горько усмехнулась. – Очень символично: мне было как раз десять лет.

Альрин на мгновение попыталась представить – каково это, быть безвольной пленницей и послушной служанкой у какого-нибудь мерзавца. Выполнять любую его прихоть… Ее лицо исказила гримаса отвращения.

– Мне было недосуг изучать историю и географию, – продолжала тем временем Лисси. – Вместо этого мне преподавали гимнастику… и в качестве учителя чаще всего выступала плетка. Можете мне не верить, – голос девушки предательски задрожал, – но я правда не помню ни цвета родного неба, ни вкуса ветра, ни языка своей страны. У меня отняли даже имя! Helessiarrhe оказалось слишком длинным для хозяина, и я стала просто Лисси.

Она, не выдержав, спрыгнула на землю, уткнулась в теплую шею Ромашки и разревелась.

Первым опомнился эльф. Он легко спешился, подошел к девушке, и взял ее ладони в свои. Тепло и бережно, словно хотел забрать боль, что терзала душу.

– Лисси… Никто из нас не желал тебя обидеть. Прости, что разбудили такие воспоминания.

Девушка робко улыбнулась сквозь слезы:

– Не за что извиняться. Благодаря вам, я вырвалась из кошмара своего прошлого. Но он… он еще мучает меня. Больше всего на свете боюсь однажды проснуться и увидеть стены циркового фургона. Будь он проклят!

Лисси снова расплакалась.

– Никогда не позволю твоему прошлому забрать тебя… у меня, – тихо проговорил Эннареон, крепко обнимая девушку.

Она доверчиво прижалась к эльфу, зарывшись лицом в светлые длинные волосы.

Внезапно раздался тихий свист. Эннареон вздрогнул всем телом, пошатнулся, и выпустил Лисси из объятий. В широко распахнутых изумрудных глазах читалась боль пополам с удивлением. Он попытался сделать вдох, но вдруг упал лицом вперед. Девушка коротко вскрикнула.

В спине эльфа, чуть ниже левой лопатки, торчало древко стрелы с черным оперением.

Поначалу все оцепенели. Первым в себя пришел гном:

– Во имя Троара! – проревел он, спрыгивая с эльфийской кобылы, и выхватывая секиру.

– Не советую, недомерок, – раздался громкий насмешливый голос из-за дерева, что росло шагах в двадцати.

Лисси смотрела невидящим взглядом прямо перед собой, и слова едва достигли ее слуха. Но все-таки она вздрогнула, узнав ненавистный говор. Именно с этого голоса совсем недавно начинался каждый ее день.

"Вставай, дрянь, и за работу" – звучало в цирковом фургоне еще затемно.

Тагриз никогда позволял поспать вдосталь.

– На вас нацелено пять стрел. Сделай одолжение, гном, метни свой топор прямо по дороге. Так далеко, насколько сможешь. Остальным – спешиться!

– Секиру ты отнимешь только у мертвого гнома, вонючий червяк! – гневно выкрикнул Тангор, сжав рукоять со всей силы.

Эллагир и Альрин, озираясь, медленно спустились на землю.

– Пять стрел, не забывай! Первой мы подстрелим эту сбежавшую сучку!

Гном взвыл от бессильной ярости. В ту же секунду еще одна стрела, просвистев в воздухе, воткнулась в землю, в шаге от Лисси.

– Последнее предупреждение! – Тагриз явно терял терпение.

– Будь ты проклят! – процедил Тангор сквозь зубы и размахнулся.

Секира, пущенная сильной рукой, ударила в дерево, из-за которого раздавался голос. Остро отточенный металл вошел в цель на ладонь. Откуда– то из глубины кроны, ругаясь на своем птичьем языке, взмыла ввысь стайка синиц.

– Отлично, ребята! Вперед! – произнес хозяин цирка удовлетворенно.

Из-за деревьев на дорогу, один за другим, начали выходить люди, одетые так, чтобы сливаться с листвой. Лица их были скрыты берестяными полумасками, многие держали в руке луки.

Эллагир обернулся, услышав позади себя шорох, и увидел еще двоих. Последний нападавший спрыгнул с веток вековой сосны, росшей буквально в нескольких шагах.

"Четырнадцать", – подумал гном, прикидывая, как станет биться.

За голенищем у него был спрятан нож, о котором враг, похоже, не знал.

– Лисси, – быстро произнесла Альрин сквозь зубы. – Медленно отойди за Тангора. Шагни словно невзначай… и не стой на пути у меня или Эла, когда начнется бой.

Чародейка боялась, что девушка еще не отошла от шока, и не воспримет ее слова. Но та чуть заметно кивнула.

Из-за дерева с торчащим в нем гномьим топором, наконец, показался Тагриз. Рука, сломанная в драке с Эннареоном, была закатана в лубки. Он кинул взгляд на тело эльфа и хрипло расхохотался:

– Так-то, дружок.

– Эн! – выдохнула Альрин, мысленно обругав себя, что забыла о друге, который, быть может, еще жив и нуждается в помощи.

Она метнулась к эльфу и упала рядом с ним на колени. Пятеро разбойников вскинули луки, но Тагриз снова гнусно рассмеялся:

– Спокойно, ребята. Ихнего бойца мы подстрелили, а остальные не опасны. Два целителя, безоружный гном и моя маленькая, бедненькая, заблудившаяся Лисси!.. Высеку тебя так, что месяц отлеживаться будешь! – прорычал он, бросив на девушку злобный взгляд.

Эллагир сделал два шага вперед и протянул руки ладонями вверх. Универсальный жест, означающий добрые намерения.

– Господа, – испуганно-учтивым голосом произнес чародей, прижимая большие пальцы к ладоням и выпрямляя указательные и средние. – Почему бы нам не договориться? – заискивающе продолжил он, сгибая безымянные пальцы и мизинцы в первой фаланге, образуя, таким образом, законченный Символ Эххара.

– Вы, господин Тагриз, отомстили эльфу. Забирайте свою рабыню, и забудем об этом. Право же… – Эллагир запнулся, словно подыскивая нужное слово, и вдруг резко выкрикнул:

– Traekkart Ehharra!

С рук чародея сорвались две сиреневые молнии. Альрин эхом повторила боевую формулу. Без промедления Тангор рванулся вперед со скоростью, которой никто не мог ожидать от коренастого гнома. Одним ударом в колено он сломал ногу ближайшему разбойнику. Затем, не останавливаясь, выхватил кинжал и всадил по самую рукоять в живот следующего. Его подельник попытался достать Тангора клинком, но тот ловко обвел руку нападающего, захватил и дернул к земле. Враг потерял равновесие, сунулся вниз, и гном одним движением свернул ему шею.

Заклинание Стрелы Эххара снова прозвучало двухголосием, воздух вокруг полыхнул фиолетовым, и еще двое упали замертво.

– Не люблю незавершенных дел, – прорычал Тангор, делая шаг назад, к лежащему со сломанной ногой.

Страшный удар гномьего сапога пришелся разбойнику в висок. Тот хрюкнул и затих. Эллагир услышал шум и вспомнил про двух нападающих, зашедших с тыла.

– Альрин, берегись! – выкрикнул он, едва увернувшись от удара мечом.

Вдруг Фаэль рванулся назад и буквально смел ближайшего врага. Сдавленно вскрикнув, тот вмиг оказался под копытами коня. Второй попятился, но убежать не успел. Ниэроиль одним ударом проломила ему череп.

За несколько секунд ожесточенного боя ситуация разительно переменилась. На земле осталось лежать одиннадцать покалеченных тел. Это ошеломило оставшихся в живых разбойников. Они даже не пытались ничего предпринять, и только с ужасом смотрели, как погибают их соратники.

Чародей бросил взгляд на подругу и не узнал ее. Губы Альрин превратились в тонкую линию, а в глазах сверкала ярость. Она метала заклинания, по-прежнему стоя на коленях возле эльфа, но неудобная поза ей не мешала.

– Traekkart Ehharra! – произнес Эллагир в третий раз, простирая руки к двум очередным жертвам.

И… ничего не произошло.

Один из нападавших шумно выдохнул:

– Сдается мне, Тагриз, силенки у них кончились, а?

Акцент выдавал в нем варвара, уроженца Легерранда. Владелец цирка ухмыльнулся, смелея, хотя еще несколько секунд назад цветом лица не отличался от трупа.

– Похоже на то.

– Ну что же, – подобрался второй разбойник, вытаскивая меч. – Вот теперь и посмотрим, кто кого.

– А тут и смотреть нечего, – прорычал гном, крепко сжимая рукоять кинжала.

"Эх, не тот у меня размерчик, – подумал он, мельком оглядев клинок противника, – секиру б сюда"!

Вдруг варвар нелепо взмахнул руками и с хрипом повалился на спину. В горле у него торчал узкий метательный нож.

В суматохе боя все забыли про Лисси. Тем временем, девушка выхватила второй нож.

– А это, – ее голос звенел от ярости, – тебе за Эннареона!

Владелец цирка взвизгнул, как молодой поросенок, и схватился здоровой рукой за лицо, горящее точно в огне. Между пальцами заструилась алая кровь.

Вместо того, чтобы принести смерть, клинок лишь распорол щеку. Лисси взвыла от разочарования, топнув ногой.

– Ты за это заплатишь, сука, – прорычал Тагриз, зажимая рану. – Убейте всех, кроме этой паскудницы!

Ближайший разбойник бросился на Тангора, размахивая мечом. Но цирковая артистка неожиданно кинулась оземь, перекатилась и подсекла ему ноги. Враг, не ожидая такого приема, не удержался и упал. Гном, не мешкая, всадил кинжал ему в спину.

– Славно проделано, девочка! – одобрительно хмыкнул он, извлекая окровавленный клинок. – Ха!

С коротким возгласом Тангор швырнул подобранный мгновением раньше камень. Удар пришелся точно в лоб, и очередной нападавший мешком осел на землю. Последний оставшийся в живых разбойник и Тагриз, не сговариваясь, развернулись и кинулись наутек. Гном колебался лишь секунду, а затем метнул кинжал в спину неизвестному. Клинок вошел в тело по самую рукоять, и тот рухнул лицом в прелые листья.

Догнать владельца цирка не составило никакого труда. Шагов через тридцать спутники окружили его кольцом, не давая вырваться. Тагриз затравленно озирался, осознавая, наконец, всю безысходность и гибельность своего положения.

– Лисси! Лисси! – в отчаянии закричал он. – Скажи им, чтобы меня пощадили! Не убивайте! Я клянусь, что не причиню больше зла… Умоляю!

Девушка посмотрела на него с холодной ненавистью. Поняв, что поддержки с этой стороны ждать не придется, хозяин труппы обратился к остальным:

– Неужели вы убьете беспомощного калеку? Господин маг, разве у Вас поднимется рука на безоружного?

Каре-зеленые глаза Эллагира потемнели от захлестнувшей ярости. Не раздумывая ни мгновения, он простер ладони и глухим голосом произнес:

– Ierrigo Zartassa!

Тагриз вспыхнул, как сухая трава. Нечеловеческий вопль боли и страдания огласил окрестности. Яркое пламя неестественного, темно– зеленого цвета пожирало останки того, кто недавно был владельцем бродячего цирка.

Через пять минут, самых долгих минут в жизни подлеца, все было кончено. Эллагир бросил безразличный взгляд на обугленный труп. Альрин, наконец, перевела дух:

– Я и не знала, что ты умеешь вызывать Пламя Зарты.

Чародей лишь странно улыбнулся. Теперь, когда бой закончился и напряжение спало, он обнаружил, что еле стоит на ногах от усталости. Пальцы предательски дрожали. Подруга нежно обняла его за плечи, взъерошила соломенные волосы.

– Ощущение, будто целый месяц не спала! – призналась она. – Не упасть бы.

– Держитесь, ребята, ваша работа еще потребуется! – проговорил гном и бросился к лежащему на дороге Эннареону.

– Он жив?! – вскричала Лисси, устремляясь следом.

– Думаю, да, – отозвался Тангор, подбегая к телу. – Я видел такие раны. Стрела, оставшаяся в туловище, не дает потерять много крови. Шанс выжить довольно высок. По крайней мере, у гнома…

– Мы сделаем все, что сможем! – воскликнул Эллагир.

– Это уж само собой, – проворчал Тангор, пытаясь нащупать пульс на шее эльфа.

Альрин мягко отстранила его руку.

– Дай, я попробую.

Все затаили дыхание. После томительной паузы, чародейка, наконец, слегка кивнула:

– Он жив, но его сознание далеко.

– Слава Творцу! – с жаром воскликнула Лисси.

Опустившись на колени возле эльфа, она что-то горячо зашептала в благодарственной молитве.

– Без сознания, говоришь? – Тангор схватился за древко стрелы. – Это к лучшему.

Эллагир и Альрин сложили пальцы на обеих руках в Символ Йерры. Крякнув, гном одним резким движением вырвал стрелу, и маги тут же в унисон воскликнули:

– Yerrha equillia!

Эннареон слабо застонал.

– Живой! – выдохнула Лисси.

От нечеловеческого перенапряжения у Альрин закружилась голова и подкосились ноги.

"Сконцентрируйся"! – мысленно приказала она себе.

Права на обморок не было. Чародейка неуклюже села рядом с эльфом и взглядом позвала Эллагира. На речь сил уже не оставалось.

– Я готов, – прошептал юноша, собирая остаток воли.

Они положили ладони прямо на рану, из которой темной, почти черной лентой струилась кровь.

– Yerrha equillia! – прозвучало в унисон.

Магическая сила взметнулась ярким, почти зримым фонтаном, прошла через Символы Йерры и излилась через ладони в рану. Эннареон выгнулся с хриплым вдохом и упал обратно, но сразу задышал ровно и размеренно. Тангор наклонился над другом и довольно констатировал:

– Молодцы!

Рана затянулась, оставив довольно жуткий шрам. Но это было воистину пустячной платой за возможность жить. Эльф, окончательно истощенный борьбой со смертью, провалился в глубокий сон.

Ни Альрин, ни Эллагир этого, впрочем, не видели. Израсходовав все силы на исцеление, они потеряли сознание.

– Поспи и ты, – предложил Тангор Лисси, когда они устроили лагерь и перетащили туда чародеев и эльфа. – Я пока посторожу. Будем чередоваться со стражей, пока ребята отдыхают, – он кивнул головой в сторону спящей троицы. – Вот везунчики! Насколько я понимаю, они проваляются во сне целые сутки…

"Да уж, везения – сверх всякой меры", – хотела съязвить девушка, но вместо этого с удивлением обнаружила, что уже почти заснула, вытянувшись рядом с Эннареоном и обнимая его одной рукой.


Тангор наполовину ошибся в своих предположениях. Эльф очнулся спустя восемь, от силы – девять часов, когда уже смеркалось. Двигаясь очень осторожно, чтобы не разбудить Лисси, он поднялся и подошел к гному, несшему вахту. Тот аж подпрыгнул, когда почувствовал на плече чужую руку.

– Тебе полагалось валяться еще целую ночь, Троар тебя забери!

– Прости, не оправдал твоих ожиданий, – усмехнулся Эннареон. – Что произошло?

– Сперва ты заполучил стрелу в спину. Из засады, – деловито уточнил Тангор. – Старый цирковой дружок устроил ловушку. Куда подевалось твое хваленое чутье опасности?

Эльф нетерпеливо поморщился:

– Я бы покраснел от смущения, но мы немного иначе устроены. Продолжай.

– Мы всех положили, – пожал плечами Тангор. – А затем наши ребята тебя подлатали, – он хмыкнул. – Хоть какая-то польза от магии!

– А во время схватки она не пригодилась? – удивленно моргнул Эннареон.

– Допустим… – нехотя признал гном. – Но мне от этих чародейских штучек как-то не по себе.

– Главное, эти "штучки" вполне эффективны, – философски заметил эльф, срезая пучок травы. – С врагом покончено… Это хорошо! – он медленно разогнулся, памятуя, что совсем недавно лежал пластом.

В голове слегка зашумело, но быстро прошло.

– Поможешь мне? Я собираюсь приготовить целебный отвар, – повернулся он к Тангору. – Он восстанавливает силы.

– Я бы предпочел добрую пинту эля и копченую свиную ногу, – проворчал тот. – И бьюсь об заклад: мой рецепт куда действенней твоего.

– Увы, мой друг, пинты у нас нет.

– И мяса тоже немного осталось, – с сожалением вздохнул гном. – Думал, может те сукины дети имели запас провизии… Но хозяин цирка, верно, им не заплатил. Подлецы кормились сухарями, – он усмехнулся. – Я обыскал четверых. Тангор махнул рукой в сторону тракта.

Там, в быстро сгущающейся темноте, бесформенными пятнами чернели тела разбойников. Эннареон только головой покачал.

– Тагриз участвовал в схватке? Вы его убили, надеюсь?

– Да. Эллагир поджарил нашего циркача, – незамысловато обрисовал Тангор финал боя.

– Надо было прикончить его еще в Квенкире, да народу многовато глазело, – недовольно поморщился эльф, протягивая руку к очередному растению.

Он уже собрался срезать стебель, но вдруг замер. На широком, с прожилками, листе сидел богомол. Настоящий красавец, без малого в три дюйма, застыл в своей легендарной грозной стойке, готовый защищаться. Противник был чудовищно огромен и мог смести его одним щелчком, но… убежать и спрятаться?

Ни за что.

Богомол стоял, внимательно следя за движениями эльфа, так бесцеремонно вторгшегося в его владения.

"В нем одном красоты и изящества больше, чем во всех творениях эльфов, гномов и людей вместе взятых, – подумал Эннареон, отводя руку. – Красота и сила".

Растение он не тронул.

– "Прикончить"… А как же великодушие? – проворчал Тангор.

– Я сломал Тагризу всего лишь руку, а мог и шею. Это ли было не великодушно? Впрочем, циркач не оценил, – произнес эльф без тени улыбки.

Он бросил взгляд на богомола, но тот уже успел покинуть поле боя, не без оснований считая себя победителем.

Вскоре, котелок с водой и травами, собранными Эннареоном, весело забулькал. В воздухе разнесся тонкий аромат, и гном снял посудину с огня.

– Пахнет недурственно! – покрутил он носом.

– Не эль из подвалов Дирхкага, но на отраву не похоже.

В ветвях что-то зашуршало. Эннареон и Тангор среагировали одновременно. Эльф волчком крутанулся вправо, выхватывая меч. Гном, уверенный, что его кольчуга выдержит попадание стрелы, быстро прикрыл голову рукой и осторожно посмотрел вверх.

– Белка, – рассмеялся с облегчением Эннареон, пряча клинок.

– Чтоб ей… – ругнулся гном, тоже переводя дух. – А ты по-прежнему быстр.

Эльф ничего не ответил: он смотрел на фигурку, стоящую в центре лагеря, освещенную пламенем костра. Фигурку девушки с длинными светлыми волосами.

Лисси.

Тангор заметил направление взгляда друга и ехидно поинтересовался:

– Ну, и чего ты ждешь?

Эннареон подбежал к девушке. Мгновение они смотрели друг на друга, ничего не говоря, а потом так же молча обнялись.

– Ты живой! Живой! – горячо шептала Лисси, прижимаясь к эльфу всем телом.

– Самое главное, что ты цела! – отвечал тот, чувствуя, как бьется ее сердце.

Аромат волос девушки сводил Эннареона с ума, заставляя забыть обо всем на свете. Время словно остановилось для них, и ничто в мире больше не имело значения. Очарованные той единственно истинной магией, творимой самим Создателем, магией, имя которой – Любовь, они могли бы стоять так и день, и два, и целую вечность, до конца этого мира.

– Девочка вообще держалась молодцом, – одобрительно заметил подошедший Тангор.

Голос гнома вернул Эннареона и Лисси к реальности. Снова стал слышен треск поленьев в костре и далекие крики ночных птиц, почувствовалось дуновение легкого ветерка, смешанного с дымом.

– Одного она положила метательным ножом, тот и пикнуть не успел. А Тагриз за малым не получил в горло второй!

Эльф тепло и нежно посмотрел на Лисси:

– Ты полна сюрпризов!

Девушка шутливо потупилась:

– Должна же я уметь постоять за себя?! Кидать нож меня научил Норвис, он два года провел в нашей труппе. Потом его выкупил какой-то богач из Делора, для охраны…

Тангор тем временем сунул палец в котелок и попробовал получившийся отвар:

– Вроде, ничего.

– Это снадобье надо пить, а не мыть в нем руки, – улыбнулся Эннареон. – Налей всем, будь так добр.

– Я снимал пробу! – оскорблено вскричал гном, разливая варево по кружкам. – Мало ли, какие сорняки ты мог найти в темноте. Клянусь бородой Троара! – удивленно выдохнул он, отхлебнув. – Как будто глотаешь силу в чистом виде!

– Немного силы мне бы не помешало, – раздался голос Эллагира.

Все обернулись. Чародей, пошатываясь, брел к ним и отчаянно зевал.

– Ты в порядке? – озабоченно проговорил Эннареон, оглядев юношу.

Тот скривился:

– Бывало лучше.

– Но бывало и хуже, – заметила Альрин, подтягиваясь следом к костерку. – На тренировках я выматывалась еще почище. Уфф! – с шумом втянула она воздух. – Пахнет приятно!

– На вкус не хуже, – заверил чародейку эльф. – Тебе надо…

Что именно было надо Альрин в представлении Эннареона, осталось непроизнесенным. Со стороны дороги послышался неясный шум. Эльф, резко обернувшись на звук, молниеносно выхватил оружие. У Лисси дух захватило от восторга: подобной быстроты она не видела никогда.

– Это еще что! – тихонько заметил Тангор. – Совсем недавно он на выхвате перерубил клинок противника.

– Научишь меня управляться с мечом? – тут же спросила девушка, но Эннареон предостерегающе поднял руку, прося тишины.

– Трое в доспехах, верхом, – наконец сказал он, вслушиваясь в ночь. – Наверное, стража.

– Я их вижу, – объявил Тангор, приглядевшись. – Движутся к нам. Наверное, костер привлек их внимание. Оружия не достали, – добавил он через несколько мгновений.

Эльф таким же неуловимым движением спрятал клинок.

– Как ты это проделываешь? – снова восхитилась Лисси.

– Особый покрой плаща и конструкция ножен, – ответил Эннареон просто. – И тренировки, конечно же.

– И сколько ты учился? – тут же последовал следующий вопрос.

– Почему учился? – неподдельно удивился эльф. – Я и сейчас учусь.

Трое всадников въехали в круг света, отбрасываемый костром. Это были люди в легких доспехах с гербом Велленхэма на груди. Вид у них был усталый и мрачный, да и кони выглядели не лучше. Все трое одновременно спешились. Легкость, с которой это было проделано, выдавала людей, привыкших проводить в седле бóльшую часть дня.

Ехавший первым коротко поклонился:

– Мое имя Лефтар, я – капитан дорожной стражи. Кто вы, и куда держите путь?

– А Вам что за дело? – вопросом на вопрос ответила Альрин.

В ее голосе ощутимо повеяло холодом.

– Видимо, господам стражникам скучно, – вполголоса предположил Эллагир. – Вот и докучают вопросами простым путникам.

– Я не обязан отчитываться, – проворчал капитан. – Но ответ простой. Из-за начавшейся войны с Тоддмером патрули дорог усилены.

– Войны? – потрясенно повторил Эннареон.

– Два дня назад тоддмерское войско двинулось к Румхиру, у которого с Велленхэмом союз, – пояснил Лефтар. – Вы не знали?

– Мы четвертую ночь проводим под открытым небом, – Альрин фыркнула. – Вам доносят свежие новости, а мы такой роскоши лишены.

Лефтар нахмурился:

– Я все еще жду ответа на свой вопрос. Колкости можете оставить при себе, меня они не трогают.

– Мы – маги Велленхэма, – гордо, почти заносчиво произнесла девушка. – Не вижу необходимости обсуждать со стражей наши планы.

– Вот с-стерва, – пробормотал кто-то из конников.

Эллагир моментально вскинул руки:

– Иди сюда и повтори, глядя мне в глаза, недоносок!

– Спокойно! – эльф шагнул вперед. – Мы – не тоддмерские шпионы, и нам нечего скрывать. Меня зовут Эннареон, я еду домой, в Иарлириат.

– Я – Тангор, еду в Дирхкаг, – назвался следом гном.

Взгляд Лефтара остановился на Лисси.

– Я… – замялась девушка, – мое имя – Хелессиарре. Я выступала в цирке, с труппой. Теперь я с ним, – кивнула она на эльфа.

– Меня зовут Альрин. Можете даже записать, если умеете. Через "и", – любезно-издевательским тоном пояснила чародейка.

– А куда мы едем – вас не касается, – отрезал Эллагир.

– Куда бы ни ехали, – не выдержав, повысил голос Лефтар, – продвинетесь не дальше Румхира. – У господ магов тугоухость? Тоддмер идет войной! Дороги за гномьими владениями перекрыты. И, если подгорное королевство падет, то армия двинется дальше, уже на нас!

– Разберемся на месте, – в тон ему ответила Альрин. – В любом случае, совет стражника – последнее, что нам нужно.

– Мой капитан, – снова подал голос конник, оскорбивший чародейку. – Давайте их арестуем! В гарнизонной тюрьме дознаются, кто они, куда и зачем едут!

– Хочешь стать героем, вояка? – насмешливо спросила девушка. – Поверь, когда заклятье Эххара попадает в грудь, это – очень больно… хотя и недолго.

– Господин Лефтар, – эльф снова перехватил инициативу разговора. – Вы, возможно, знаете, что мой народ не умеет лгать?

Капитан велленхэмской стражи молча кивнул.

– Я заверяю Вас, что ни мои спутники, ни я не представляем угрозы королевству. Разные дела позвали нас в дорогу, которую мы – так уж получилось – намереваемся проделать вместе. Если на Румхир надвигается вражеское войско, то тем больше причин нам поспешить. С вашего позволения, или без него, но мы пойдем дальше, – твердо закончил Эннареон.

– Это уже ни в какие ворота… – возмущенно начал Лефтар, хватаясь за оружие, но осекся.

Острие клинка, в очередной раз появившегося в руках эльфа словно по волшебству, уперлось капитану в кадык.

– Каждый из нас легко уничтожил бы трех воинов, замысли мы зло, – негромко проговорил Эннареон. – Подумайте об этом.

Он с тихим шелестом вернул меч в ножны и вопросительно посмотрел на Лефтара.

– Что ж… Желаю уцелеть в резне с Тоддмером, куда Вы так торопитесь, – сухо ответил капитан и развернулся к соратникам. – Двинулись, ребята!

– Одну минуту, – Эллагир шагнул вперед и указал на стражника, неуважительно отозвавшегося об Альрин. – Он оскорбил мою спутницу.

– Галлер приносит извинения, – отмахнулся Лефтар. – По седлам!

– Я не принимаю таких извинений!

– Послушайте, господин-который-так-и-не-представился! – капитан в раздражении разрубил ладонью воздух. – Что Вы хотите? Галлер не управится с чародеем! Честной дуэли по правилам не получится. Можете пожаловаться в гарнизон, милости просим в Арренхад. За это дадут дня два– три кухонных работ… Лично я наказывать своего человека не собираюсь, потому что Ваша спутница и сама ведет себя вызывающе нагло.

– Никаких заклинаний, даю слово, – холодно усмехнулся Эллагир, сжимая кулаки. – Пусть трус, который открывает рот, только для того, чтобы оскорбить девушку, выйдет сюда без доспехов, как я. Нас рассудит поединок. Настолько честный, насколько бой между воином и человеком, не обучавшимся военному ремеслу, вообще может быть таковым.


– Yerrha equillia! – со вздохом, в очередной раз произнесла Альрин, положив юноше ладонь на здоровый, в два дюйма в поперечнике, синяк. – Ну зачем ты с ним связался?

– Хошел накажашь шукина шына, – невнятно отозвался чародей, осторожно пробуя языком разбитую губу. – И докажашь што мы – лушше.

– Докажал? – не удержался от поддевки Эннареон, разминая в кашицу листья ночного огнецвета, помогающего от ушибов и ран. – Если у тебя преимущество, глупо от него отказываться!

– То есть, шарахнуть заклинанием с безопасного расстояния? – скептически хмыкнул Тангор.

– Разумеется! – воскликнул эльф в раздражении, что не все понимают такие очевидные вещи.

– Заклинанием… Да хоть бы дубиной по башке! – пробормотала Альрин злобно.

– Вы не терпите воинов? Почему? – с любопытством спросила Лисси.

– И верно, с чего бы? – саркастически воскликнула чародейка, махнув рукой в сторону только что исцеленного друга.

Земля, где он сидел, восстанавливая силы, все еще была влажной от свежей крови.

– Вояки боятся нас, потому что магия сильнее меча и быстрее стрел, – пояснил Эллагир, усмехнувшись. – Но при этом презирают. Им кажется, будто наши умения появляются сами собой. Будто нет ни изнуряющих многочасовых тренировок, ни жестоких испытаний. А главный их довод – мол, чары – изначально подлое оружие. Использовать которое – настоящий позор!

– А разве нет? – встрял Тангор с вопросом. – Можно швырнуть заклятье из-за угла и убежать, сверкая пятками. Но применить магию в честной рубке, меч в меч? Вот уж вряд ли!

Молодой маг возмущенно открыл рот, чтобы разразиться ответной тирадой, но Альрин тихонько заметила:

– Пустое, милый. Он ведь вояка.

Лисси хихикнула. Гном поначалу хотел рассердиться, но вместо этого махнул рукой и проворчал:

– Оно и к лучшему. И так фокусников развелось – ступить некуда.

Эннареон задумчиво посмотрел на звездное небо и промолвил:

– У моего народа есть песнь об одной битве, вошедшей в легенды, – он прикрыл глаза, вспоминая. – В песни говорится о полководце Каллериане, равно известном и воинскими умениями, и чародейством.

– Уже смешно! – фыркнул Тангор, но эльф не дал себя сбить:

– Он создал заклинание, которое даже ты счел бы честным. Оно наделяет меч и его обладателя невероятными способностями к бою. Но цена безмерно высока…

– Сколько, если золотом? – попытался сострить гном и натянуто рассмеялся.

На лицах остальных не промелькнуло даже тени улыбки.

– Однажды Каллериан шел с небольшим отрядом. Пятнадцать эльфов, считая самого полководца и его любимую. Аэльдиара только-только получила право зваться воином, да и остальные не могли еще похвастаться мастерством, – Эннареон вздохнул. – Отряд окружило целое полчище варваров. И Каллериан применил свое заклинание. Он в одиночку одолел две сотни врагов, за одну короткую жаркую схватку, – эльф сжал кулаки так, что костяшки пальцев побелели, но больше ничем не выдал своих эмоций. – Но бой оказался последним для полководца. И он об этом знал.

– Так значит, чары не сработали? – тихонько спросила Лисси, завороженная рассказом.

– Сработали, – севшим голосом ответила Альрин. – Читала про Руны Каллериана в университетской библиотеке. Это заклинание не произносится вслух, а пишется на клинке, накануне битвы. Но после, руны должны быть смыты собственной кровью. И меч в последнем ударе оборачивается против своего владельца.

– Так гласит песнь, – кивнул эльф. – Это и есть та страшная цена, которую отдал Каллериан. Не золотом, Тангор, а жизнью он платил за тех, кто был ему дорог, кого он защищал… и защитил.

Несколько минут царило полное молчание, нарушаемое только треском поленьев в костерке.

– Все равно магия – не подходящее оружие для боя, – упрямо проворчал гном. – В решающий момент она может подвести, не так ли?

Он поймал взгляд Альрин.

– Можно подумать, ты не устаешь махать топором, – отозвалась та. – Мы не можем бесконечно бросаться заклинаниями.

– Почему? – коротко спросила Лисси, устраиваясь поближе к огню.

– Любое существо от рождения наделено Кай, магической Силой, – ответил Эллагир. – Когда мы используем чары, то расходуем ее. Точно также, как ты тратишь силы на цирковые трюки.

– Время от времени, нам нужно отдыхать и восстанавливать Кай, – продолжила Альрин. – В такие моменты мы беспомощны.

– И на сколько заклинаний вас… хватает? – с интересом проговорил Эннареон.

– Зависит от ситуации. Одно дело – детишек на ярмарке урожая развлекать, и совсем другое – применять боевые чары.

– А что бывает, если Кай израсходована полностью? – не унимался эльф.

Альрин и Эллагир переглянулись.

– Такого не бывает. Без остатка Силу можно отобрать только специальными заклинаниями, – тихо ответила девушка. – Так поступают с теми чародеями, кто не желает служить короне. Если не выполним или откажемся от задания, данного Орденом, эта участь постигнет и нас.

– Так вот оно что! – протянул Тангор. – А я-то гадал, отчего вы так стремитесь чуть ли не на край света.

– Заметь, воину не рубят голову, если он не попал по мишени, – горько усмехнулся Эллагир. – А к нам не столь снисходительны.

– Положим, у вас всего лишь отнимут эту вашу Кай.

– "Всего лишь"?! – взвилась Альрин. – Когда Силу высасывают до последней капли – говорят, будто кровью истекаешь. Не знаю, что может быть хуже.

– Смерть, наверное? – ехидно подсказал гном.

– На полях сражений чародеи гибнут так же, как и воины, – парировал Эллагир. – Но у вас изначально есть выбор. Можно изучать ратное дело, а можно репу выращивать. А вот если ты родился с даром творить заклинания… Наши законы предельно ясны: магия должна либо служить короне, либо быть уничтоженной!

Тангор, уже открывший рот для ответа, так и не нашелся, что сказать.

– А если убежать? – осторожно предположила Лисси.

Альрин только вздохнула:

– Наш наставник однажды сказал, что у беглых чародеев дороги все равно сходятся к плахе.

В наступившей тишине Эннареон подбросил в костер пару поленьев.

– Скоро рассвет… Поспите немного? Я послежу за огнем.

– Кстати об огне, – чародейка повернулась к Эллагиру. – Я несказанно удивилась, когда циркач сгорел в Пламени Зарты. Откуда ты узнал это заклинание?

– О… Помнишь магическую книгу из таверны? – откликнулся тот, обнимая спутницу за плечи.

– Которую ты упер, – уточняюще хмыкнул Тангор. – Дурацкая книга с пустыми страницами. Самые бесполезные два фунта в твоем мешке.

– Прошлой ночью она явилась мне во сне. Говорила со мной… – чародей издал нервный смешок. – И учила меня заклинанию.

Эллагир выразительно взглянул на гнома.

– Возможно, страницы и чисты, но книга – отнюдь не пустая.

– А на утро ты открывал ее? – задумчиво спросил эльф, глядя на пламя костра.

– Ох, верно! – выдохнул чародей, выпуская подругу из объятий.

Одним рывком он вскочил на ноги и ринулся в шатер.

– Вот так всегда, – театрально раскинула руки Альрин. – Эти университетские мальчики способны легко оставить девушку, чтобы поскорей схватиться за любимую книжку.

Лисси звонко рассмеялась, нежно обхватив руку эльфа. Эллагир тем временем вернулся с походным мешком в руках.

– Сейчас мы посмотрим, – пробормотал он, сражаясь с завязками. – Какой недоумок понаделал тут узлов? – взревел он через пару мгновений, убедившись, что пока победа на стороне мешка.

– Ты, конечно! – фыркнула Альрин. – Кто же еще?

Эллагир тихонько ругнулся совсем уж неприличным словом, но тут, наконец, хитрый узел поддался. Маг удовлетворенно выдохнул.

– Сейчас мы проверим, – повторил он, вытряхивая из мешка все, что в нем находилось.

Книга лежала на самом дне и выпала последней, с глухим стуком. Юноша вцепился в нее, как одержимый, раскрыл и тихо ахнул. Альрин, с улыбкой следившая за действиями Эллагира, подошла, заглянула через плечо и почувствовала, как земля уходит из-под ног.

На пожелтевшей от времени странице, ранее девственно чистой, как и все остальные, проступили письмена.

– Теперь для этих двоих мир ненадолго перестал существовать, – вполголоса заметил Эннареон без тени улыбки.

Куда больше, чем друзья, внимательнейшим образом разбиравшие закорючки неизвестного чародея, его занимало другое.

"Заклинание явилось Эллагиру как раз, когда в нем была нужда. Совпадение ли"? – размышлял эльф с тревогой.

Спать в ту ночь он так и не лег.


За следующий день друзьям четырежды встретилась дорожные разъезды. Увы, колкости Альрин и Эллагира только осложняли переговоры, увеличивая время расспросов по меньшей мере впятеро. Наконец, Эннареон не выдержал:

– Прекратите дразнить стражников! Держите рот на замке всякий раз, как вблизи находится патруль!

Чародейка разозлилась:

– Еще чего! Ненавижу вояк. В их взгляде – презрение. Они думают, что мы – ярмарочные шуты.

– Не-ет, – протянул Эллагир ехидно. – ничего подобного. Думать – это задачка не для среднего вояки.

Лисси прыснула.

– Интересно, из меня получится хотя бы "средний вояка"? – вновь обретая серьезность, спросила она у эльфа. – Ты ведь обещал учить меня бою на мечах, – в ее голосе прозвучал легкий укор.

– Начнем на следующем же привале, – отозвался Эннареон.

"Если где-то впереди идет битва с Тоддмером, это окажется нелишним", – добавил он мысленно.

– А пока потренируйся думать всякие глупости про уважаемых магов, – ввернул Тангор, с неудовольствием взглянув на чародейку. – Видишь же, для воина это – совершенно необходимо.

– Давайте устроим отдых прямо сейчас, – предложил Эллагир. – Эльф с Лисси займутся тренировкой, а мы посмотрим и отвлечемся… Иначе, эта словесная грызня будет продолжаться.

Они разбили лагерь на берегу безымянной речушки. Вода в ней была прозрачная и невероятно холодная даже для осени. Верно, со дна били ключи. На почти пятифутовой глубине играла стайка серебристых окуней. Иногда они поднимались к поверхности, вызывая рябь на сонной глади.

Гном в задумчивости глядел на них, прикидывая, как бы половчее изловить парочку, и при этом не сильно вымокнуть.

– Тангор, нужна твоя помощь, – отвлек его эльф. – Сумеешь вытесать подобие меча?

– Что значит "подобие"? – оскорбился тот, снимая с пояса секиру. – Точь-в-точь сработаю! Ты, – гном хитро прищурился, – даже не успеешь свое травяное снадобье приготовить.

– Ох, уж этот расчетливый народец, – Эннареон картинно развел руками и полез в сумку, где лежали пучки трав.

Накануне эльф сделал довольно приличный запас, и теперь убедился, что не зря лазил по поляне впотьмах.

– Нам потребуется два меча, – громко сообщил он в спину Тангору.

Тот уже приступил к поискам подходящего дерева и теперь шумно пробирался через густой подлесок.

– А магистры могут рассчитывать на глоточек твоего чудесного варева? – вкрадчиво поинтересовалась Альрин. – Или сперва нам тоже надо выполнить какую-нибудь работенку?

– Ну… Развести костер было бы не лишне, – заметил Эннареон, опершись ногой на сухой ствол, валявшийся у дороги. – Безусловно, если вас не затруднит. Я слышал, воины с такими делами справляются быстрее. Тангор может научить, как высечь искры из кремня с первого раза…

Он заметил, как сузились глаза Альрин. Чародейка резко выкрикнула:

– Sillerian Stikkatta!

Эльф едва успел отпрыгнуть. Огонь так быстро охватил дерево, что через несколько секунд все было кончено. Осталась лишь обугленная головня.

– Перестаралась, – буркнула Альрин, выискивая взглядом еще какое– нибудь полено, пригодное для костра.

Гном не обманул: вода в котелке только-только закипела, когда он закончил выстругивать второй меч. Кузнец – не плотник, но если есть у тебя дар к одному ремеслу, то и в других не оплошаешь.

С невероятной быстротой, попеременно орудуя то секирой, то большим ножом, Тангор успел вытесать две точные копии клинка, что носил Эннареон. Дерево повторяло и легкий благородный изгиб, и пропорции… Даже эмблему мастера, в незапамятные времена ковавшего эльфийский клинок, гном воспроизвел один-в-один.

Эннареон взял один из мечей, сделал пробный взмах, прикидывая вес… и, ни слова не говоря, низко поклонился. Тангор от смущения затеребил бороду:

– Да ладно тебе! Был бы инструмент подходящий! Отшлифовать надо, как следует. И лаком еще…

– Они – совершенство, – без преувеличения, констатировал эльф. – Лисси, попробуй-ка!

Девушка решительно взялась за рукоять. Эннареон уже открыл рот, чтобы дать первые наставления, но не произнес ни звука. Он лишь молча смотрел на захват, уверенный, грамотный и очень легко узнаваемый.

– Что не так? – по-своему истолковала Лисси игру эмоций на лице друга.

– Все хорошо, – мотнул тот головой. – Просто… Ладно, не важно. Попробуй замах и прямой удар. Хотя нет, погоди! – эльф, наконец, собрался с мыслями. – Давай так: я медленно нападаю, а ты попробуй защититься.

Он взял второй меч, не преминув еще раз восхититься работой Тангора. Рукоять удобнейшим образом легла в ладонь.

– Медленно, – напомнил эльф, замахиваясь.

Лисси сделала шажок в сторону, уходя от удара и прикрываясь мечом. Красивое в своей верности, согласованное движение рук, и клинок, отведя нападение, очертил широкую дугу и устремился к Эннареону. И это движение было вполне знакомо эльфу. "Ясеневая ветвь указывает путь".

Восхищенный, он парировал удар легким скользящим взмахом и сразу же шагнул вперед, сокращая расстояние. Девушка, лишь мгновение помедлив, двинулась полукругом, мягко переступая по траве. Ее глаза не следили за оружием противника. О следующей атаке она старалась прочесть по взгляду. Улыбаясь, Эннареон опустил меч.

– Где ты училась? – просто спросил он.

– У нас в цирке было несколько номеров, – Лисси неосознанно нахмурилась, вспоминая прошлое. – Мы с Эри устраивали зрелищные бои. Она показывала мне движения, которые сама знала, уж не ведаю, откуда. И мы долго тренировались, иначе представления выходили бы слишком опасными. Тагриз заставлял нас работать с настоящим оружием. Так зрителям больше нравилось, – девушка пожала плечами.

– Жалко, что мерзавца нельзя убить еще раз, – пробормотал Эллагир.

Эльф согласно кивнул.

– И сколько лет ты участвовала в таких представлениях?

Лисси задумалась:

– В первый раз я взяла в руки меч в тринадцать лет. Эри было двадцать, но выглядела она намного моложе, – артистка тепло улыбнулась, вспоминая подругу. – Особым успехом эти номера пользовались на севере.

– Проклятые варвары, – буркнул чародей, добавив еще несколько ругательств, совсем уж непристойных.

– Эри оказалась неплохим учителем, – заметил эльф. – Думал, потребуется объяснять самые простые вещи, но теперь вижу, это – не обязательно. У тебя есть навыки, и, главное, есть интуиция бойца. Понимание движений и намерений противника.

– То есть, кучу уроков можно пропустить? – рассмеялась девушка. – Я скоро стану таким же мастером, как ты?

– Нет, – честно ответил Эннареон, – не станешь. Даже не приблизишься. Пока не постигнешь суть техники. А вот тогда… – он многообещающе замолчал.

– Перевожу на человеческий язык, – встрял Тангор. – Наш зазнайка имел ввиду, что он – недостижимый идеал. Но по обычным меркам, ты станешь отменным бойцом, и довольно скоро.

Вечером Лисси готова была отказаться и от ужина, и от сна, чтобы "еще немного попрыгать", как она сама выразилась. Эльф успел показать ей много разных движений, и теперь ему почти силой пришлось заставлять девушку не изматывать себя тренировками. Он ждал, что Лисси начнет жаловаться на усталость и боль, потому что темп занятий иногда казался запредельным. Но девушка крепко стиснула зубы и решила, что скорее умрет, чем признается, насколько ей трудно.

Тренировка перед сном, которую ученица выпросила у своего учителя, превратилась чуть ли не в пытку. Лисси мужественно нападала и парировала воображаемые удары, вытаптывая траву на лужайке. Но каждое движение получалось резким и угловатым.

– Довольно! – первым не выдержал все-таки эльф. – Перерыв. Причем – до завтра!

Девушка с тихим стоном вытянулась прямо на траве. Аккуратно присев рядом, эльф начал сильными, но ласковыми движениями разминать ей спину. Лисси благодарно замурлыкала, чувствуя, как расслабляются натруженные мышцы.

– Со мной все в порядке! Правда!.. – проговорила она, блаженствуя. – Я же артистка, тело привыкло к нагрузке.

Эльф тихо рассмеялся:

– "В порядке"? Спина точно из дерева! Изматывающие тренировки тебе не внове. Но разница между цирковыми упражнениями и боевыми приемами есть. Впрочем, – добавил он через мгновение, – к новым движениям твое восхитительное тело скоро привыкнет.

– Эльфы никогда не лгут? – игриво проговорила Лисси, переворачиваясь на спину и притягивая Эннареона к себе. – Оно правда тебе нравится?

– Ответ тебе известен, – ответил эльф в перерыве между долгими поцелуями. – Ты для меня – самая очаровательная девушка на свете!

– Твоя… Твоя девушка, – прошептала Лисси, сходя с ума от восторга и помогая Эннареону избавить ее от одежды, ставшей вдруг совершенно лишней.

По телу прошла сладкая дрожь: нежные губы и чуткие пальцы эльфа творили чудеса, доставляя ей невероятное, неведомое ранее наслаждение. Удовольствие, от которого хотелось кричать в полный голос. Отвечая такими же страстными ласками, она отдавала всю себя этим ощущениям, без остатка растворяясь в прикосновениях и поцелуях.

Ритм движений захватил ее, разжигая чудесное пламя где-то глубоко внутри, и оно рвалось наружу, стремясь зажечь все вокруг, не оставить от мира ничего… Ничего и никого, кроме нее и Эннареона, с которым она слилась в единое целое, сгорая в этом пламени любви.


Ночами эльфу и Лисси почти не приходилось поспать, но в дороге они не жаловались на усталость. Так было и в очередное утро. Эннареон и девушка ехали первыми, за ними – чародеи.

С легкой улыбкой Альрин смотрела на Лисси, вспоминая как Эллагир, множество раз пробирался к ней в крыло общежития для девушек, ухитряясь обойти и университетскую стражу, и магические ловушки.

Под бородой гнома тоже пряталась довольная улыбка, но совсем по другой причине. Дорога сделала очередной поворот, и спутники неожиданно оказались перед древней каменной аркой с выбитыми на ней рунами. На своде, с интересом изучая гостей, сидел старый ворон.

– Здесь написано "Румхир, Великое королевство Подгорного Народа", – гордо проговорил Тангор, позабыв, что наверняка и эльф, и оба мага умеют разбирать гномьи надписи. – До нашего города всего несколько часов пути!

Эллагир нахмурился:

– Несколько дней, ты хотел сказать?

Он зашуршал картой Велленхэма.

– Этот жалкий клочок пергамента тебе не поможет, – усмехнулся гном. – Отсюда я поведу вас Тайным Путем, которого нет на ваших картах. Солнце еще не скроется, как мы будем у Нижних Врат!

– Звучит интригующе, – пробормотал чародей. – А ты сможешь его найти? Я, например, вижу только одну дорогу.

Тангор презрительно хмыкнул.

– Нам туда, – махнул он рукой в сторону от тракта.

Спутники перебрались через невысокую насыпь и двинулись друг за другом по еле заметной тропинке, то и дело пропадавшей среди камней. Она поднималась вдоль склона, все выше и выше, и наконец привела к узкому карнизу, где с трудом мог проехать всадник.

Маги испуганно переглянулись.

– Не стоит беспокоиться, друзья, – ободрил их гном, спрыгивая с лошади. – Тут пути-то не больше, чем на полчаса.

– По мне, так и пяти минут достаточно, – пробормотала Альрин, невольно поеживаясь от мысли, что придется идти по краю пропасти.

– Тебе не страшно? – негромко спросил Эннареон у Лисси.

Та улыбнулась:

– Я же циркачка, забыл? Мне ли бояться высоты?

Эльф озабоченно нахмурился: такое отношение к опасности скорее взволновало его еще больше, нежели успокоило.

– Думаю, лучше спешиться и проделать остаток пути на своих двоих. Так меньше риск.

– Согласна! – тут же поддержала его Альрин, слезая со Снежки.

Эллагир повторил ее движение.

– Лисси, – позвал девушку эльф, придерживая Ромашку.

– Не понимаю, почему я должна топать пешком, – пробурчала она, покидая седло. – Чего мне-то бояться?! По уступу такой ширины идти все равно, что по Королевскому Тракту.

– Ромашка может испугаться камешка, скатившегося сверху, и шарахнуться в сторону. Может подвернуть ногу и упасть. Любой подобный случай неминуемо приведет к твоей гибели, – терпеливо пояснил Эннареон, поглаживая лошадь, которая действительно вела себя неспокойно.

– Если бы, да кабы… – передразнила его Лисси. – Всех случайностей не угадаешь.

– Согласен, – пожал плечами эльф. – Поэтому давай предусмотрим хотя бы то, что в наших силах!

Он поцеловал любимую в губы.

– Ну, как с тобой спорить, – прошептала девушка, горячо отвечая на поцелуй.

– Веди, уважаемый гном, – проговорил Эллагир, перебрасывая дорожный мешок на спину и беря коня в повод.

Фаэль негромко заржал.

– Это – лишнее, друг, – покачал головой Эннареон, обернувшись. – Наши лошади прекрасно пройдут сами. Ты можешь только помешать. Вести надо лишь Ромашку.

Он ласково погладил Лиссину кобылу:

– Theerie, kaennae lidheirviel, theerie11!

Альрин с удивлением заметила, что та действительно немного успокоилась и перестала испуганно коситься на обрыв.

– Дело не только в словах? – спросила чародейка негромко. – Между зверями и вашим народом существует что-то… – она помедлила, подбирая слово.

– Не только, – подтвердил эльф, шагая за Лисси по тропе. – Нам все еще легко понимать друг друга. У людей, тоже когда-то был этот дар. Ныне он утрачен. Думаю, это оттого, что мы пытаемся жить в гармонии с природой, отдавая ей столько же, сколько берем. А люди стараются приспособить под свои желания весь мир.

– Ну, конечно! – воскликнул маг. – Куда нам, несовершенным, до ваших чудес.

– Это для тебя разве открытие? – поднял брови Эннареон.

– Ах ты… – захлебнулся гневом Эллагир, но эльф бесцеремонно перебил его:

– Замолкни!

Чародей опешил.

– В этом – ваша сила, – уже спокойней продолжил Эннареон. – Людям есть, куда развиваться. Возможно, близок тот день, когда уже мы станем у вас учиться. Но сейчас ваш народ все еще далек от совершенства. Глупо обижаться, – он пожал плечами. – В гномьих свитках сказано, что первые эльфийские корабли не могли проплыть и пол-лиги. Мне рассердиться на соплеменников Тангора за неприятную правду?

Эллагир помолчал минуту, а затем ответил с каменным лицом:

– Мы намного ближе к совершенству, чем ты думаешь. Однажды я это докажу.

"Прозвучало, как угроза", – подумала Альрин с тревогой.

Лисси тут же воспользовалась паузой, чтобы удовлетворить свое ненасытное любопытство:

– А ваши корабли правда поначалу были такими никудышными?

Эльф рассмеялся:

– Некоторые из них тонули сразу после спуска на воду. Все мы учимся, прежде чем набраться хоть какого-то опыта. Из этого правила исключений нет.

– И у кого же вы учились? – подняла брови чародейка. – В то время вряд ли среди людей имелись искусные корабелы. А гномы вовсе не ходят в море.

– Тогда людей в нашей части света вообще не было, – улыбнулся Эннареон. – Мы набирались опыта самым сложным путем, – на собственных ошибках.

Несмотря на заверения Тангора, что они вот-вот окажутся у Нижних Врат, ничто вокруг не указывало на близость подгорного города. Чуть приметная тропа, которой вел маленький отряд гном, причудливо петляла промеж каменистых уступов, иногда пропадая вовсе. Звенящий воздух был наполнен ароматами горных трав. Солнце стояло высоко в небе, припекая путников и их лошадей.

Альрин то и дело доставала флягу, но отпивала всякий раз лишь по небольшому глотку.

– Воду можно не беречь, – заметил Тангор, обернувшись. – Считай, мы уже в Румхире.

– Я слышу это на протяжении целого дня, – проворчала чародейка в ответ.

Тропинка, вильнув, обогнула очередной отрог и уперлась в почти отвесный горный склон, поросший вьюнком.

– Тупик, – простонал Эллагир. – Ты заблудился, уважаемый гном.

– Спорим на пинту, что нет? – хитро прищурился Тангор.

Он подошел к обычному с виду валуну и с силой надавил. Камень так легко ушел под землю, что гном едва удержал равновесие. Скала, казавшаяся незыблемой, задрожала и вдруг разломилась пополам. Рядом зазмеились небольшие осыпи.

– Верно, Нижними Вратами нечасто пользуются, – извиняясь, проговорил Тангор, отступая на шаг назад. – Позаросло тут все…

Трещина стала медленно расширяться. Кусок скалы, поворачиваясь вокруг своей оси, открывал проход вглубь горы.

– Ух ты! – восхищенно выдохнула Лисси.

– Давайте не мешкать, друзья, – поторопил гном. – Думаете, Врата будут открыты до заката?

Спутники, под предводительством Тангора, один за другим вошли в расщелину и оказались в огромной пещере. Воздух здесь был, вопреки ожиданиям Эннареона, довольно свеж. Тем не менее, ступив под сень камня, эльф сразу помрачнел.

В дальней стене высились еще одни врата, на сей раз никак не сокрытые. Огромные, сработанные из базальта, они были отделаны металлом и украшены рунической вязью.

Пока все озирались, рассматривая пещеру, Тангор набрал в грудь побольше воздуха и завопил:

– Эй, стража! А ну, отпирай!!!

– Вряд ли через этот камень нас услышат, – заметил Эллагир, однако в этот же момент створки ворот дрогнули и начали открываться.

Удивительно, но эта массивная конструкция двигалась почти без шума.

– Строители позаботились о том, чтобы до стражников долетал каждый звук из этой пещеры, – с гордостью проговорил гном.

– А зачем же ты так орал? – возмутилась Альрин. – У меня даже уши заложило!

– Ну… Надо было произвести на вас впечатление! Добро пожаловать в Королевство Румхир, – театрально взмахнул рукой Тангор и первым устремился вперед.

В подгорном мире оказалось неожиданно светло, почти как снаружи. Благодаря сложнейшим сплетениям искусно ограненных кристаллов, падавшие на склоны горы лучи солнца легко сюда проникали.

Альрин ожидала, что в пещерах будет страшное эхо, но, верно, гномы умели строить так, чтобы уберечься от лишнего шума.

– Мы сейчас почти в самом сердце горы, – пустился в разъяснения Тангор. – Здесь мало народа. А вот на первом ярусе, где расположены Главные Врата, очень шумно и не протолкнуться!

– А это какой ярус? – немедленно влезла с вопросом Лисси.

– Сто двадцать второй, вниз.

Все восхищенно выдохнули, представив, сколько сил надо было положить, чтобы создать из гранитной тверди целый мир.

– Ну что? Даже любителя солнечных полянок мне удалось привести в восторг? – ехидно осведомился Тангор, кинув взгляд на Эннареона.

– Не тебе, а этому месту, – спокойно возразил эльф. – Оно целиком – сплошной памятник трудолюбию и долготерпению твоего народа. Но это вовсе не значит, что мне тут по душе.

– Подожди, вот увидишь Гостевой Чертог, – ухмыльнулся гном в бороду. – По-другому запоешь!

– Веди, – покорно вздохнул Эннареон.

– Нам нужно попасть на сто пятьдесят пятый ярус, вверх, – задумался Тангор. – Потребуется воспользоваться несколькими подъемниками. Пошли?

Означенное устройство являло собой простую деревянную площадку с бортами, наподобие деревенского парома. Крепкие стальные тросы, удерживающие ее, уходили в неизвестность. Смотритель, неразговорчивый и невзрачный гном, принял несколько мелких монеток и дернул за веревку, также скрывавшуюся в выси, несколько раз. Видимо, сигнал благополучно достиг цели, так как платформа с взошедшими на нее прямо на лошадях спутниками дернулась и медленно и величаво поплыла вверх.

Друзьям пришлось сменить четыре подъемных приспособления, прежде, чем они достигли нужного яруса, незамысловато, но практично называвшегося "сто пятьдесят пятый, вверх". Повсюду в Румхире кипела работа. Огромные кузницы, оружейные мастерские, целые ярусы гранильщиков и каменотесов. Разные механизмы, назначение которых Тангор не успевал объяснять, создавали сильный шум. Звенела сталь, стены дрожали от ударов сотен молотов, и везде слышалась гортанная речь гномов.

Оба мага и Лисси вертелись во все стороны, пытаясь ничего не проглядеть. Эльф, который оказался здесь уже пятый раз в своей жизни, решил, что все подземные города могут меняться только от плохого к худшему. Оставалось радоваться, что никто не спросил его мнения на сей счет. Соврать на мотив "о, здесь премиленько" он, понятно, не смог бы.

Правда, в сравнении с прошлыми визитами, было одно отличие. Оно легко перечеркивало все тяготы, отсутствие нормального солнечного света, свежего воздуха, шелеста листвы и аромата трав. Увы, это самое "отличие" хоть и обнимало эльфа, сидя на Ниэроили за спиной, но уделяло намного больше внимания пейзажам вокруг, одновременно засыпая Тангора кучей вопросов.

Эннареон тихо вздохнул. Будь его воля, он ни при каких обстоятельствах не остался бы в Румхире дольше, чем это требовалось для пополнения запасов продовольствия. Именно так он всегда и поступал, когда оказывался в Подгорном Королевстве. В лесу на склоне горы ему ночевалось намного лучше, чем в пещерах. Но он понимал, что друзья-маги и любимая девушка вряд ли были бы рады такому повороту событий. Еще бы! Когда представляется возможность побывать в удивительном мире гномов… Что до Тангора, то эльф мог биться об заклад на все золото гномов: тот отказался бы пройти мимо Румхира наотрез. Расставаться же с друзьями, пусть и на одну ночь, Эннареону не хотелось.

"В самом деле, – тоскливо размышлял он в такт покачиванию очередного подъемника. – Тангор уже много ночей провел под сенью листьев. Неужели я не смогу один раз поспать в каменном мешке"?

Подъем длился целую вечность. Наконец, платформа поравнялась с последним ярусом, и гном-смотритель этого чуда техники провозгласил: – Сто пятьдесят пятый ярус, вверх.

– Да, воздух тут посвежее, – принюхался эльф, и тут же заработал сумрачный взгляд Тангора:

– Ты не смотрел по сторонам. Тебе здесь совсем не по душе?

– Просто я уже бывал в Румхире, – ответил Эннареон, с осторожностью обходя суть вопроса. – Четыре раза, если быть точным.

– И не знаешь, где Гостевой Чертог? – прищурился гном подозрительно.

– Не знаю, – подтвердил эльф, уверенно относя это к достижениям, а не к недостаткам. – Обычно я управлялся с делами за день, и к вечеру покидал город-под-горой.

– О, так тебе еще не доводилось здесь ночевать?

– Не доводилось, – повторил Эннареон, мысленно застонав.

– Ну, сегодня мы это исправим, – довольно заключил Тангор, окончательно добив беднягу своим задором.

Друзья прошли по короткому коридору, который привел их в небольшой круглый зал с рунической надписью над входом.

– Добро пожаловать в Румхир, господа, – раздался голос сзади.

Спутники, как по команде, обернулись: приближения смотрителя никто, кроме эльфа, не слышал. Это оказался довольно высокий и худой гном. Узоры на его одеянии, выполненные золотой нитью, переливались даже в здешнем неярком свете.

– Это – наши гости, – выступил вперед Тангор. – Им нужен ночлег и еда.

– Конечно, – коротко поклонился смотритель. – Прежде всего, позвольте отвести ваших лошадей в конюшню.

– Я хотел бы взглянуть на нее, – проговорил Эннареон негромко, но твердо.

Альрин подумала, что это прозвучало не очень-то вежливо, но гном еще раз поклонился:

– Разумеется, уважаемый эльф! Я знаю, с каким трепетом вы относитесь к своим животным. Прошу за мной. – Он развернулся и двинулся к крайнему правому коридору.

Конюшня оказалась вполне подходящей даже на взыскательный взгляд Эннареона. Вдоволь свежего сена, зерна и воды, а самое главное – "настоящего" света и воздуха! Там были окна. Пусть небольшие, но их было достаточно, чтобы помещение казалось уютным, насколько может быть уютным зал с каменными стенами, выдолбленный в толще горы.

Устроив лошадей, они вернулись в круглый грот, слушая комментарии смотрителя:

– Комнаты для эльфов – крайний левый коридор. Вы можете выбрать любую, господин. Все они пусты, а ключи торчат в дверях. Уважаемые люди, ваши комнаты во втором коридоре слева. Они также не заняты, других путешественников сейчас нет, – гном развел руками. Что касается ужина, любая таверна Румхира к вашим услугам.

– Отлично! – подытожил маг. – Сколько стоит провести ночь? Мы выходим завтра утром.

– Нисколько, – удивился смотритель. – Вы – гости. Разве на входе написано не "Гостевой Чертог"?

– А я думал, гномы ценят золото, – пробормотал Эллагир под нос, и тут же получил локтем в бок от Альрин.

Стоявший рядом Тангор услышал реплику, но, по счастью, не обиделся:

– Мы ценим золото, когда берем оплату за то, что сделано нашими руками. Клинки, камни, украшения, – любой труд. Но дать гостю ночлег – это ведь не ремесло. Это – честь. Явись я к тебе на порог, взял бы ты с меня денег за постой?

– Конечно нет, – воскликнул юноша, – но ведь это – мой дом, а…

– …А Румхир – наш дом, – улыбнулся смотритель. – Чувствуйте себя свободно, господин чародей.


Эннареон переступил порог комнаты и дар речи потерял от изумления. Он находился в лесу! На самой настоящей лесной поляне: под ногами была мягкая земля, поросшая упругой сочной травой. В двух шагах от него рос огромный раскидистый вяз. Еще один стоял чуть поодаль, а за ним вытянулась ввысь молоденькая солнечная липка. Лес, казалось, простирался до самого горизонта. Эльф бросил взгляд вверх и снова ахнул: там проплывали облака, освещенные закатным солнцем. Внезапно налетевший ветерок растрепал его длинные светлые волосы. Лисси, шедшая следом, тоже замерла от восхищения.

– Это не может быть магией… Гномы ей не владеют, – проговорил Эннареон шепотом, словно боясь разрушить прекрасное наваждение. – Значит, это какой-то невероятный трюк!

– Будут ли какие-нибудь пожелания? – раздался сзади голос смотрителя.

Эльф быстро обернулся:

– Будут. Уважаемый гном, расскажите, как вам это все удалось?

– Что ж… – тот улыбнулся. – Комната не настолько большая, как кажется. Какая-нибудь сотня шагов в поперечнике. Стены расписаны красками, это – эльфийская работа. Мы специально приглашали мастеров из Иллереммина. Оттого и ощущение, что леса здесь полно. Потолок выложен мозаикой из камней. Мы огранили их так, что картина кажется движущейся. От иллюзии можно избавиться, если смотреть на него, стоя совершенно неподвижно.

– Но высота…

– …Достаточна для настоящих деревьев. Их здесь семь, – смотритель бросил взгляд на вяз. – Вырастить таких гигантов было непросто, но у нас получилось. Земля была привезена из плодородной долины, недалеко от Румхира.

– А ветер? – потрясенно спросил Эннареон.

– Во внешней стене мы проделали много отверстий. Потому воздух здесь свеж и чист, как снаружи. А когда ветер стучится в склон горы, в комнате также появляется ветерок.

– Нет слов, чтобы выразить восторг, – просто сказал эльф. – Вы сотворили настоящее чудо, не применяя никакой магии.

– Рад, что Вам нравится, господин, – поклонился смотритель и вышел, притворив дубовую дверь.

– Кроватей здесь, надо полагать, нет? – осторожно спросила Лисси, тихонько хватая спутника за рукав.

– Нет, – улыбнулся Эннареон, привлекая девушку к себе. – Мы ведь не устраиваем сооружений для сна.

Лисси нежно обвила шею эльфа, и они слились в горячем поцелуе.

– Думаешь, я мечтаю о том, чтобы выспаться? – прошептала девушка, запустив руки ему в волосы.

Эннареон заглянул ей в глаза – и утонул в небесной чистоты взгляде, полном любви.


Что бы там эльф ни думал накануне об ужасах ночевки в пещерах Румхира, теперь он желал, чтобы эта ночь не заканчивалась. Увы, с наступлением утра явился Тангор, и планы об очень позднем подъеме пришлось отменить.

– Давайте, лежебоки, – ухмылялся гном в бороду, деликатно отвернувшись, – просыпайтесь! Я знаю одну чудесную таверну, чтобы перекусить.

Та и впрямь оказалось неплохой. Обеденная зала располагалась на один ярус выше Главных Врат, всегда широко распахнутых: это символизировало гостеприимство в любое время дня и ночи. С террасы открывался красивый вид на долину у подножия Румхира и кусочек тракта, ведущего через многочисленные перевалы в Тоддмер.

Спутники оказались единственными посетителями. Тангор немало подивился этому, зная, что таверна над Вратами неизменно пользовалась спросом у гостей королевства.

– Так ведь война, – пожал плечами трактирщик, старый седобородый гном, ставя тарелки с едой. – Уже две недели, как дорога пуста.

Жареное на углях мясо оказалось настолько вкусным, что следующие полчаса друзья не произнесли ни слова. Владелец таверны терпел, сколько мог, но наконец не удержался от вопроса:

– Вы идете из Велленхэма, господа? Какие новости в той земле?

Эллагир открыл рот, чтобы ответить, но так и замер, уставившись на тракт.

– Что это, во имя Создателя, такое? – наконец проговорил он потрясенно.

Все моментально обернулись. По каменистой дороге, сильно хромая, шел человек в доспехах.

Тангор, обладавший самым острым зрением, оповестил:

– Велленхэмский воин. Одет, как капитан.

Из-за поворота показался еще один ратник, и еще… Все они едва могли двигаться, и шли из последних сил. Привратники тоже заметили приближающихся людей и сразу выслали подмогу. Когда эльф с друзьями спустился к Вратам, капитан уже стоял там, устало опершись о камень.

– Тоддмер… – с трудом говорил он, прикрыв глаза от усталости. – Сюда идет тоддмерское войско. Будут здесь к закату.

– Подгорное Королевство хорошо укреплено, – покачал головой Эннареон, вызвав одобрительный гул гномов. – С наскока его не возьмешь, да и осадой едва ли удастся. На что же рассчитывает Тоддмер, хотел бы я знать?

– Не имею понятия, – выдохнул велленхэмец. – Но они приближаются.

– Значит, надо готовиться к бою!

– Полегче, эльф! – раздался хриплый голос.

Собравшиеся расступились, и вперед вышел гном с черной, как смоль, бородой и в полных доспехах. Его лицо наискосок пересекал шрам.

– Мое имя – Кантад, я здесь командую. Насколько большое войско? – повернулся он к капитану.

– Около десяти тысяч.

– Десять тысяч тоддмерцев! – удивленно повторил Кантад. – Однако! Асмир! – возвысил он голос, – объявляй сбор. Страже – закрыть и запечатать Врата! Послать гонца в Велленхэм – нам может потребоваться помощь.

Названный Асмиром, коротко поклонился и молча исчез в толпе. Где– то недалеко раздались гортанные возгласы команд.

– Собратья, – Кантад оглядел гномов, – оповестите всех, кого сможете, и вооружайтесь! Женщин и детей укрываем на нижних ярусах, там же – запасы провизии. И еще… – голос командующего приобрел недобрый оттенок, – я хочу видеть капитана моей разведки! То есть, бывшего капитана разведки, проворонившего наступление Тоддмера. Плюну ему в бороду!..

– Позвольте перейти под ваше командование, – устало поклонился велленхэмец. – Нас, правда немного… Отряд из двух десятков человек был полностью разбит, осталось пятеро. Мое имя Хенвиг.

– Мне нужны все, кто может биться! – впервые улыбнулся Кантад, но зрелище, благодаря шраму, вышло довольно жутким. – Вопрос решен. Вы, – он бросил взгляд на чародеев, – были бы совсем нелишние в обороне. Я видел, что может магия. Но заставлять велленхэмцев я не вправе.

– А Вам советую укрыться на нижних ярусах, – повернулся гном к Эннареону. – Если случится ужасное, и Румхир будет захвачен, Вас, возможно, пощадят. Не думаю, что Тоддмеру нужен конфликт с вашим народом. Что смешного? – зарычал он, глядя на улыбающегося эльфа.

– Давно я не слышал такой глупости, – спокойно ответил Эннареон, тем более – от командующего целой армией. Я буду сражаться, как и все.

– Вот это и есть глупость, – хмуро возразил Кантад. – Если Вас убьют, это может втянуть в войну Иарлириат. Который, не исключено, хочет остаться в стороне.

– Я провел ночь в вашем доме, – тихо молвил Эннареон. – Пристало ли гостю прятаться в подвале, если на дом напали разбойники?

– Да будет так.

Эльф обернулся к Лисси:

– Милая… Тебе нужно в укрытие.

– Нет! Не уговаривай.

– Но…

– Не пойду в подвал, не проси, – тихо, но твердо сказала девушка. – Я буду с тобой. В конце концов, ты учил меня биться!

– Сколько было тех уроков?! – с отчаянием воскликнул Эннареон, понимая, что любые уговоры бесполезны. – В схватке может случиться что угодно!

Он не помнил ни единого случая, когда Румхир хоть кому-нибудь удавалось взять. Но… Десять тысяч воинов движутся к Подгорному королевству. Значит – надеются на победу.

"Если тоддмерцы ворвутся в крепость, я буду защищать только самое ценное, что у меня есть в этом мире… Ее", – эльф с нежностью взглянул на Лисси.

– Милый… – девушка смотрела на него грустными, и очень серьезными глазами. – Конечно на нижних ярусах безопасней. Но неужели ты думаешь, что я сбегу, оставив тебя здесь?

– А если меня убьют? – тихо спросил Эннареон. – Пообещай, что хоть тогда ты сразу же…

– Нет, – перебила его Лисси, мотнув головой. – Если это случится… – она смахнула невольную слезу, – …зачем мне бежать? Я ведь тоже люблю тебя! Просто знай: мы уйдем из Румхира вместе… или вместе останемся здесь.

Она горячо и нежно обняла эльфа. Эннареон ответил тем же, и чувства захлестнули его с головой, не оставив места сомнениям или неуверенности. Он понял, что нет и, наверное, не может быть решения правильнее.

– По какому поводу траур? – пропыхтел подоспевший Тангор, отлучавшийся ненадолго. – На ваши грустные рожи накануне боя смотреть противно. И, чтобы вы знали, Румхир еще никому не удавалось взять! Вы идете на пир?

– Пир? – переспросила Альрин. – Какой еще пир?

– Ну как же, – нетерпеливо пояснил гном. – Общее гулянье в Дворцовых Чертогах по случаю начала войны.

– Любопытный повод праздновать, – незлобно поддел Тангора чародей.

– Хороший воин – сытый воин! – отмахнулся тот. – И, между прочим, чем дольше мы тут стоим, тем меньше там остается вкусной еды!..

Гномы-каменщики, следуя распоряжениям Кантада, наглухо запечатали Врата и теперь стремительно укрепляли стены. Прочная каменная кладка, небольшие наблюдательные проемы, которые могли также использоваться, как бойницы, – все делалось по всем правилам фортификационного искусства. На специально оборудованных площадках обосновались катапульты. Метательными снарядами для них служили гигантские глыбы гранита. Хоть многие и не верили, что Тоддмер решится штурмовать крепость, орудия были заряжены все до одного.

На верхних ярусах тоже кипела работа. Подъемные машины, натужно скрипя, сотню за сотней доставляли камни поменьше. Высота наделяла убийственной силой даже небольшой булыжник. Если враг бросится к стенам Румхира, на него обрушится настоящий каменный град. Наиболее крепкие гномы уже занимали места у окон и проемов, другие готовились подавать все новые и новые снаряды. Разводился огонь, котлы наполнялись смолой, оружейные хранилища стремительно пустели. Подгорное королевство достойно собиралось встретить незваных гостей.

У самой стены, прильнув к отверстиям в кладке, стояли эльф с друзьями, Хенвиг, Кантад и еще несколько гномов. Все они хмуро следили за тем, как в Румхирскую долину вступали войска под тоддмерским зелено-красным флагом.

Незадолго перед этим Тангор отвел Лисси и магов к кузнецам, выбрать хоть какое-нибудь оружие. Больше всех недоумевал этому Эллагир:

– Я никогда не умел биться на мечах. Зачем он мне сейчас?

– Все же присмотри что-нибудь, – посоветовал гном. – Лучше протаскать меч зря, чем в решающий момент сожалеть, что его нет.

Лисси тем временем внимательно выбирала клинок, вспоминая все уроки, полученные от эльфа. Она до того придирчиво разглядывала сталь, что вызвала раздражение у всех без исключения кузнецов. Наконец, один из них с плохо скрываемым сарказмом проговорил, оторвавшись от работы:

– Верно, ты – выдающийся мастер боя. Еще никогда наше оружие не подвергалось такому тщательному осмотру.

– Я только учусь, – бесхитростно улыбнулась девушка. – Но пока мне действительно не понравился ни один клинок.

– А! Не понравился, значит, – рассержено крякнул кузнец. – Может, расскажешь, отчего так?

– Ну, все они тяжеловаты для моей руки, – задумалась Лисси. – Некоторые не очень хорошо сбалансированы. А на одном – следы ошибок при закалке.

– Что-о?! – взвился гном. – Какие еще ошибки? А ну-ка, покажи!

Девушка, пожав плечами, отыскала нужный меч. Кузнец схватил его, уже открыв рот для язвительной реплики, но вдруг замер, вглядевшись в разводы на металле. Еле заметные темные извилистые линии сначала шли равномерно, но на середине клинка вдруг стали расходиться к краям.

– Одна-ако, – протянул гном, заметно остывая. – И впрямь кой-чего понимаешь! Постой тут, я сейчас.

Он двинулся в дальний угол кузницы, зашвырнув по дороге бракованный меч в небольшой деревянный ящик. Все, что попадало туда, подлежало переплавке. К чести здешних мастеров, ящик этот уже несколько лет оставался совершенно пустым.

Вернулся гном с длинным, слегка изогнутым клинком. У него была удобная, но простая, безо всяких украшений, рукоять. Только под самой гардой блестела изящно выгравированная руна.

– Посмотри-ка на этот виир, девочка.

Лисси взяла меч, отметив, что тот удобно лег в ладонь, сделала пару пробных взмахов и расплылась в улыбке:

– Чудесная работа!

– У этого клинка довольно забавная история, – ответил кузнец, довольный от похвалы. – Я ковал его для дочери короля Велленхэма. Но она отослала меч обратно – дескать, плохо украшен, – гном презрительно хмыкнул.

Тангор проворчал какое-то ругательство на своем языке.

– Не стану выдавать своих секретов, – продолжил кузнец. – Скажу только, что этот виир отнял у меня времени больше, чем сотня иных. Он пробьет любой доспех… – гном подумал мгновение, и все-таки не удержался от ехидцы: – если, конечно, у его обладателя достанет мастерства.

– Предлагаю пари, – шагнул вперед Тангор. – Найди нам стальной прут в палец толщиной. Ставлю пять золотых, что эта девочка сможет разрубить его надвое. Увидишь, она умеет обращаться с оружием.

У Лисси внезапно пересохло в горле.

"Зачем мне этот дурацкий спор"? – подумала она, смотря на гнома с неодобрением.

– Принимаю пари, – расхохотался кузнец, по-своему истолковавший этот взгляд. – Мог бы поставить и больше, да жаль тебя разорять.

Он запустил огромную пятерню в лоток с заготовками и извлек первую попавшуюся железяку.

– Все в порядке, – подмигнул Тангор Лисси. – Ты справишься. Я не видел никого, кто столь быстро и умело учился обращению с оружием. У тебя несколько дней ушло на работу, которую иные проделывают за годы.

– Спасибо, – тоскливо поблагодарила девушка.

Уверенности гнома она ни капли не разделяла. Оружейник тем временем вертикально закрепил прут в кузнечном зажиме.

– Мне пальцы еще сгодятся, – хмыкнул он в ответ на немой вопрос Тангора.

Лисси тем временем старательно вспоминала все, чему учил ее эльф.

"Положение руки, захват… ох, позору будет!… Прекрати сейчас же, размазня! – одернула она себя. – Сосредоточься! И положи конец дурацкому спору"!

Девушка медленно отвела меч за левое плечо, стараясь дышать, как советовал Эннареон: размеренно и глубоко.

– Этот удар в переводе на Общее Слово называется "солнечный блик", – услышала она эльфа в своих мыслях. – Быстрый, невесомый, неотвратимый… Бей на выдохе, не раздумывая!

Клинок молнией сверкнул в полутемной кузнице, почти беззвучно очертив широкую дугу… и нигде не встретив сопротивления.

"Почему? – подумала мельком Лисси, заканчивая движение и приводя рукоять клинка к бедру. – Неужели вовсе промахнулась"?

Вдруг в воцарившейся тишине раздался мелодичный звон. Верхняя часть косо разрубленного стального прута в палец толщиной упала на каменный пол и откатилась к ногам кузнеца.

Казалось, заговорили все сразу. Эллагир восхищенно выругался, Альрин от радости даже захлопала в ладоши, Тангор шумно требовал свой выигрыш у оружейника, с лица которого все не сходило потрясенное выражение… Лисси с шумом выдохнула, поняв, наконец, что ей удалось.

– Госпожа, – медленно подбирая слова, произнес кузнец, растеряв весь свой запас сарказма. – Прошу простить за насмешки. И, раз уж этот клинок Вам так послушен, примите его в дар.

– Все равно не стоило затевать спор, – шепнула чародейка Тангору. – Тоже мне, нашел способ подзаработать!

– Эннареон – прекрасный учитель, – отозвался гном, пересчитывая монеты. – Но Лисси позарез нужна уверенность в собственных силах. Сегодняшний урок пойдет на пользу, особенно, если скоро нас ждет битва. Так что, – он с довольной миной позвенел золотом, – с какой стороны ни посмотри – стоящее было дельце. Не правда ли?

Ветер на террасе был довольно холодный. Чтобы не озябнуть, друзья прохаживались взад-вперед, время от времени бросая взгляды в проемы– бойницы. Главный военачальник королевства что-то прикидывал в уме, загибая пальцы и бормоча. Внезапно он бросил хмурый взгляд на Лисси.

– А почему Вы, собственно, не в доспехах?

– Потому что один сведущий в военном деле уважаемый гном сказал, что раньше утра тоддмерцы не рискнут идти на штурм, – улыбнулась девушка.

– Мало ли, что я сказал, – раздраженно пожал плечами Кантад. – Я их мысли читаю, что ли? Если они прямо сейчас кинутся атаковать Румхир, Вы будете тратить время в поисках кольчуги.

Лисси слегка покраснела.

– Оставь девочку в покое, Кантад, – положил ему на плечо руку Тангор. – Если люди начнут битву в ночь, я готов съесть собственную бороду. Все так считают, посмотри вокруг! В полных доспехах ты здесь один– одинешенек.

– Значит, только я готов к войне, – хмыкнул Кантад. – Так себе новость. А Вы что же? – он кинул взгляд на эльфа. – Будете убивать врагов голыми руками?

– Мой меч при мне, – прохладно возразил Эннареон, недовольный придирками гнома к Лисси. – Что до кольчуги…

– Что до кольчуги, – неожиданно закончила за него девушка, – тот стиль боя, который мы изучаем, не предполагает их ношения.

– "Не предполагает", вот как? – насмешливо поднял брови Кантад. – Ну, побольше бы нам врагов, считающих так же, как и Вы, что добрый доспех мешает биться.

– Сильно мешает, – подтвердил Эннареон, пожав плечами.

Вдруг раздался звук рога. Все снова прильнули к отверстиям в стене. Со стороны лагеря тоддмерцев к Вратам Румхира приближалось три воина. Один из них нес знамя Тоддмера и трубил. Зелено-красное полотнище отчаянно развевалось и хлопало на ветру.

– Переговорщики, – ухмыльнулся Кантад. – Ну-с, послушаем.

По прикладной лестнице он в мгновение ока взобрался на гребень стены и стал на нем, уверенно и твердо.

– Наследный принц Тоддмера, его высочество Виккела! – звонко провозгласил герольд со знаменем.

Один из воинов слегка кивнул. Виккеле было не больше тридцати. Длинные, черные, как смоль, волосы развевались на ветру. В тонких чертах лица угадывался королевский род. Определенно, этот человек был красивым, но какой-то холодной, слишком строгой и слишком чуждой красотой. Он остановился в двадцати шагах от Врат и посмотрел на Кантада.

– Есть ли среди вас король Ринхаг? Я желаю говорить с ним, ибо моя кровь не позволяет держать речь с простыми каменщиками.

– Когда хотят говорить с королем, присылают посла, – прокричал сверху Кантад. – А когда приходят с армией – в лучшем случае удается поговорить с королевским военачальником. Тебе крупно повезет, если не в пыточной.

– Я пришел сюда с миром! – воскликнул принц.

– Ха-ха-ха! – рассмеялся гном. – Так и знал, что армия в десять тысяч человек мне попросту привиделась! Шел бы ты отсюда… с миром.

– Я не замышляю зла против Румхира, – не дал сбить себя с заранее намеченной речи принц. – Лишь прошу у вас разрешения пройти через ваши земли к Велленхэму.

– Может, вам и гостинцев дать в дорогу? – съязвил Кантад.

– После победы над востоком, мы дадим вам много земель! – упорствовал Виккела.

– На что нам земли? Репу разве выращивать? – удивился гном. – Мы – ремесленный подгорный народ.

– Тоддмер станет покупать ваше оружие!

– И так станете, – отмахнулся Кантад. – Куда вы денетесь? Или ваши кузнецы уже превзошли Румхир? Еще будут "выгодные предложения"?

– В бою многие гномы погибнут! – драматически воскликнул принц, всплеснув руками. – Почему вы хотите умирать ради кого-то?

– Вот как, в бою, значит! – усмехнулся Кантад. – А как же "мы пришли с миром"?

– Мы оплатим проход, – пустил в ход последний довод Виккела. – Я дам по сотне золотом за каждого воина, прошедшего на ту сторону гор.

– Могу показать дорогу в темницу! – съязвил командующий армией Румхира. – Причем, забесплатно.

Последние его слова потонули в хохоте гномов, но Виккела, видимо, расслышал.

– Тогда будет война!!! – проорал он в бешенстве, но Кантад уже спускался по лестнице обратно.

– Эка, удивил, – проворчал он, спрыгивая на камень, – я-то думал, ты так, поговорить зашел…

Гномы встретили своего военачальника восторженным гулом.

– Переговоры прошли отлично! – улыбнулся Эннареон.

– Да, мне тоже понравилось, – довольно засмеялся Кантад. – А уж принц вообще в полном восторге!

До них до сих пор доносилась брань Виккелы.

– Все-таки, почему ты, во имя Троара, расхаживаешь тут безоружный?! – воскликнул Кантад и отпрянул.

В руке эльфа, словно по волшебству, появился клинок, яростно сверкнув в закатных лучах солнца.

– Ловко! – с искренним восхищением произнес гном. – Никогда не видел такой быстроты.

– Я говорил тебе, что мой меч – со мной, – напомнил ему Эннареон.

– Эльфы ведь никогда не лгут, – заметил назидательно Тангор.

– Так, ладно, – в голосе военачальника появилась командная нотка. – В ночь они все же не выступят, а нам надо поспать перед битвой. Отбой, ребята!

С этими словам он ушел с террасы, и скрылся в коридорах Румхира, по дороге назначая часовых. Маги вышли следом за Кантадом. Поднимаясь по широкой и удобной лестнице, Эллагир хмурился, о чем-то напряженно размышляя.

– Задумался? – Альрин нежно коснулась его ладони, и почувствовала, как юноша слегка сжал ее пальцы, словно не хотел отпускать.

– Я боюсь за тебя, – просто ответил Эллагир. – Боюсь, что если что-то пойдет не так…

– Все будет хорошо! – улыбнулась девушка. – В конце концов, мы – маги Велленхэма. Нас призывают под знамена короля, когда случается война. Тебя разве не предупредили перед поступлением в университет?

– О, да, мы с тобой – выдающиеся маги Велленхэма, – с горькой иронией воскликнул Эллагир. – Вспомни, насколько нас хватило там, в лесу? А тут не десяток разбойников, тут – тысячи обученных воинов!..

– Нам не обязательно быть на поле боя, – пожала плечами Альрин. – Мы можем метать заклятья с верхних ярусов.

– А если мечники Тоддмера ворвутся в крепость?

– Тогда, – со странным спокойствием проговорила чародейка, – мы постараемся убить столько врагов, сколько возможно, прежде, чем сами падем.

– Неправильно, Аль, – мотнул головой маг. – Тогда ты уходишь в подземелья и бежишь прочь из Румхира. А я постараюсь задержать их, сколько смогу.

– Милый, – девушка остановилась и обняла друга за плечи, – ты хоть понимаешь, какую глупость сейчас сказал?

– Послушай…

– Нет, это ты послушай. Помнишь, что сказала Лисси эльфу сегодня? Думаешь, я люблю тебя меньше, чем она – его?

– Нет, милая. Но ты для меня значишь намного больше, чем Лисси для Эна. Поэтому обещай мне, что убежишь.

– А обо мне ты подумал? – жалобно спросила девушка. – Я спасу не Альрин, а всего лишь ее тело. А душу? Если ты… если тебя, – она судорожно вздохнула, – убьют, душу я оставлю здесь, с тобой.

– Пусть так! – с жаром возразил чародей. – Но пройдет время, и к тебе снова вернется жизнь!

– Не жизнь, Эл, – покачала головой Альрин, – а жалкая ее тень. Я задам тебе всего один вопрос: на моем месте ты бы ушел?

– Мне никогда не удавалось тебя переспорить, – устало махнул рукой Эллагир.

– Не волнуйся, – девушка нежно поцеловала его в губы. – Здесь, в гномьей твердыне, вполне безопасно. А что до непредвиденных, крайних случаев… давай не будем об этом больше?

Чародей молча вздохнул.


Утром, в рассветный час, друзья вновь встретились на террасе, нависающей над Главными Вратами Румхира и прошлым днем, силами каменщиков, преобразованной в цитадель. Теперь здесь стояли хитроумные приспособления, способные посылать в полет камень в несколько пудов весом.

Эллагир был бледен и тревожен, и сразу же открыл причину беспокойства своим спутникам:

– Не все будет гладко: мне снова снилась книга. Три отличных боевых заклятия.

– Они проявились на страницах поутру? Альрин, ты тоже прочитала их, надеюсь? – быстро спросил эльф.

– Да, – кивнула девушка, разминая кисти. – Боюсь только, что эффективность в моем исполнении не сравнится с эллагировой. Книга охотно делится секретами только с ним. Глядите!

Альрин произнесла формулу и выбросила руку вперед. Красная молния, сорвавшаяся с пальцев чародейки, ударила в один из каменных снарядов, отколов несколько небольших, с наперсток, кусочков породы.

– Теперь ты, – пригласила девушка Эллагира, откидывая волосы со лба.

Вновь полыхнуло красным, раздался звук, будто обрушился гигантский молот, и пудовый камень раскололся на четверо.

– Разница заметна, – кивнул Эннареон.

– Тренируетесь? – заметил подошедший к ним сзади Кантад.

В полном боевом доспехе он выглядел очень очень внушительно.

– Здесь будут работать метательные орудия, а вы – только мешаться. Советую подняться на десять-двадцать ярусов выше и помогать швырять камни врагам на головы. Маги, – военачальник обернулся к Эллагиру и Альрин, – если принц Виккела будет настолько глуп, что возглавит атаку лично, вы сможете убить его каким-нибудь заклинанием издалека?

– Зависит от расстояния, – пожал плечами юноша. – Постараемся. Смущает, правда, одно, – добавил он, усмехнувшись. – Это по-честному? А то один знакомый мне гном утверждает, что шарахнуть магической стрелой из– за угла – не по-мужски.

Тангор насупился:

– В открытом поединке – да, и я не отказываюсь от своих слов. Но когда под стенами твоего города стоит армия в десять тысяч голов, и это при том, что в самом городе едва ли тысяча воинов наберется, что здесь нечестного?

– А какая, собственно, разница, – начал Эллагир, но Кантад бесцеремонно перебил его:

– Разберетесь потом. Марш все отсюда, живо!

Друзья заняли позицию на двенадцатом ярусе "вверх". Здесь, у широких прорубленных в граните окон, обосновались гномы-камнеметатели. Чтобы швырять булыжники как можно дальше, все они были в очень легких доспехах, почти бесполезных в рубке.

Возле одного окна, почти в человеческий рост, засели Эллагир с Альрин, готовые высматривать Виккелу или кого-нибудь из его военачальников. Эльф, Лисси и Тангор заняли места в цепочке, по которой, из рук в руки, подавались тяжелые камни.

Вдруг раздался уже знакомый звук тоддмерского рога.

– Армия выступает! – гневно крякнул Тангор. – Решили атаковать!

– Это было ожидаемо, – пожал плечами эльф. – Ждем команды Кантада, чтобы начать обстрел.

– Угу, – кивнул гном. – Интересно, на что рассчитывает этот Виккела? Все Врата запечатаны, а до окон не добраться!

– Хотел бы и я знать его план, – пробормотал Эннареон, разминаясь в плечах.

Альрин внезапно пришла в голову мысль. Она резко выпрямилась в оконном проеме, сосредоточилась на надвигающейся лавине тоддмерцев и мелодично пропела:

– Kalle kanni Bethan!

И тут же отшатнулась назад, едва не упав на Эллагира, который едва успел подхватить девушку.

– Великий Создатель, – прошептала она, побледнев. – Их там… не меньше сотни.

– Что? – спросил кто-то из гномов.

– Сотня чародеев! – возвысила Альрин голос. – И если хотя бы половина из них – боевые… Хваленые каменные Врата гномов, способные выдерживать любой таран, не простоят и получаса.

– Надо предупредить Кантада! – оценил важность новой информации Тангор и мигом кинулся к лестнице.

– А может эта армия магов разнести по камням весь Румхир? – внезапно спросил Эннареон.

Близстоящие гномы в ужасе переглянулись.

– Нет! – в унисон ответили Альрин и Эллагир.

– По крайней мере, не за один год, – пояснил юноша.

– Хоть одна хорошая новость, – пожал плечами эльф. – Думаю, их план таков: разбить Врата, возможно – пробить еще несколько проходов, а затем ворваться армией и задавить числом.

– И что нам делать? – проворчал кто-то из камнеметателей.

– Ждать команды, – усмехнулся Эннареон. – Я слышу жуткий топот несколькими ярусами ниже. Верно, это Тангор с донесением.

– Кантад сказал, – пропыхтел гном, вскоре появившись из темноты коридора, – в узких коридорах Румхира численное преимущество врага будет ослаблено. Поэтому самые искусные воины сейчас занимают места по всем выходам из Первого Чертога.

– Иду, – просто ответил эльф.

– Нет, – покачал головой Тангор. – Кантад велел, чтобы ты поберег себя на крайний случай. Кроме того, в ближайших к Вратам коридорах уже все занято: многие чуть не подрались за право стоять первыми.

– Сумасшедший народ, – вполголоса пробормотал Эллагир. – Драться за право первым умереть.

– Поэтому, – продолжал гном, не обратив на слова мага внимания, – как только дадут сигнал, что враг в крепости, мы бегом спускаемся на первый ярус к коридору семь-най. Миновав семь-най, можно легко добраться до основных точек Румхира. Посему, если тоддмерцы смогут туда дойти, это и будет считаться "крайним случаем".

– А… – начала Лисси.

– А до тех пор, – подмигнул ей Тангор, – мы исправно кидаем камни на головы виккеловых воинов. Эллагир и Альрин получают новое задание – постараться уничтожить не только принца, будь он неладен, но и как можно большее число его магов, будь они неладны тоже. Фух! У меня все! Вопросы?

– Все это звучит, как план, придуманный в панике, – прокомментировал высказанное эльф, недовольно поморщившись.

– Сможешь придумать лучше? – проворчал кто-то из гномов– камнеметателей, и тотчас был перебит другим:

– Внимание! Тоддмерцы входят в зону поражения для метательных машин!

Практически сразу в небо взметнулись каменные снаряды: команда бойцов, засевшая в цитадели, не дремала. Огромные куски скал, посланные в полет сильными механизмами, описав крутую дугу, рухнули вниз с убийственной быстротой. Земля содрогнулась от ударов. Гул, издаваемый идущей толпой, на мгновение смолк, а затем раздались жуткие крики боли и ярости.

– Не понравилось! – констатировал один из гномов и кровожадно потер руки.

– Готовимся! – скомандовал Эннареон. – Сейчас они подойдут поближе.

Тоддмерцы, после небольшого замешательства, с ревом ринулись вперед.

– А ну, давай, ребята! – крякнул Тангор, отправляя в полет первый пудовый булыжник.

Камнеметатели размахнулись и швырнули в окна свои снаряды. Каждый наверняка достиг цели: армия Виккелы шла плотно. Заработали живые цепочки, по которым камни, из рук в руки, передавались стоящим у окон.

Альрин усмотрела внизу фигуру в серой мантии.

– В такого непросто попасть, – усмехнулся Эллагир, тоже увидев вражеского мага. – Неброские цвета… Хитро.

– Ожидаемо. Traekkart Ehharra! – выкрикнула девушка, выбросив вперед руку.

Фиолетовая молния разрезала воздух и попала тоддмерскому чародею прямо в грудь. Тот упал на месте и тут же скрылся от обзора, заслоненный воинами, но Альрин точно знала: враг убит. Всякий маг знает судьбу своего заклинания.

"Раз", – подумала девушка, с удивлением отмечая, насколько легко и без особых колебаний отняла чужую жизнь.

Жизнь человека, быть может, опасного, но не угрожавшего непосредственно ей. Человека, который секунду назад о чем-то думал, смотрел широко распахнутыми от удивления глазами на этот мир, дышал полной грудью…

– Хороший выстрел, – одобрительно кивнул Эннареон. – Вон, еще один!

– Угу, вижу, – пробормотал Эллагир, на секунду замерев, а затем выкрикнул формулу.

Второй вражеский чародей упал мертвым на землю Румхира. Вдруг в проем, где стояли маги, ворвалась ярко-красная молния. Чудом не задев ни Альрин, ни Эллагира, она с шипением вонзилась в стену, оплавив камень.

Тангор грубо выругался.

– На пол! – проревел эльф, сам следуя своей команде.

Один метатель замешкался, и, получив следующую огненную стрелу прямо в грудь, упал. Альрин кинулась было на помощь, но Эллагир успел перехватить ее за запястье и утянуть вниз. Там, где только что была голова девушки, пролетело очередное заклятье.

– Плохо дело, – сказал Тангор, подползая к упавшему гному. – Он без сознания.

– Как могли чары подействовать на гнома? – удивленно приподнял голову Эннареон.

– Доспех, – коротко ответила Альрин. – Кольчуга приняла удар каким-то заклинанием Огня и в мгновение раскалилась. Бедняга потерял сознание от боли.

– Еще горячий! – воскликнул Тангор, стаскивая с лежащего доспех и обнажая жуткий ожог, – Нам теперь голыми биться?

– Это – идея! – фыркнул Эллагир, в свою очередь подползая к раненому. – Никогда не видел гнома без штанов.

– Я тебе и так покажу, – парировал гном, – если останемся живы. Убедишься, что наши расы гораздо более схожи, чем ты думаешь.

– Ловлю на слове, – усмехнулся маг, кладя руку прямо на обожженную, в волдырях и пепле от волос, грудь. – Yerrha equillia!

Волдыри тут же исчезли, но кожа осталась ярко-рубиновой. Гном со стоном пошевелился.

– Нет, ты уж полежи пока, – пробормотал Эллагир, снова сосредотачиваясь на заклинании.

Исцеление Йерры было произнесено второй раз. Камнеметатель открыл глаза и шумно вздохнул.

– Все, приятель, за остальным – к лекарям, – проворчал маг, восстанавливая силы ментальным упражнением.

– А сейчас почему чары сработали? – спросил вдруг Эннареон.

Повисло недоуменное молчание.

– Книга! – наконец, воскликнула Альрин. – Другого объяснения нет. Она дает тебе какую-то особенную силу.

– Интересно, хорошо это или плохо, – проговорил эльф.

– Магический труд, написанный великим мастером, дарит мне свое могущество, – потер ладони Эллагир. – Что за вопрос? Конечно, это – хорошо!

– Дарит?.. – Эннареон на мгновение задумался. – Или, может, продает? И, если так, то какую цену он потребует однажды?

Чародей не успел ответить. Неожиданно раздался низкий гул, и стены крепости содрогнулись от страшного удара. Будто какой-то невообразимый великан, для которого весь Румхир – не больше булыжника, что валяется под ногами, залепил по нему хороший пинок. Все замерли в оцепенении.

– Что это, во имя Троара, было? – выдохнул Тангор.

Раздался еще один удар. С потолка пещеры посыпались мелкие камешки.

– Пора в семь-най, – сказал Эннареон. – Бьют по Вратам. Куда?! – воскликнул он, видя, что гномы вознамерились встать. – Ползком!

Они двинулись, собирая с пола пыль и ругая, на чем свет стоит, тоддмерцев.

– Виданное ли дело, чтобы гном ползал на брюхе у себя дома? – кипел гневом Тангор, перемежая речь эмоциональными фразами на своем языке.

Наконец, помещение с окнами покинул последний гном, и все двинулись к заветному коридору. Снизу доносились звуки сражения, усиленные эхом пещер.

– Врата пали, – горько вздохнул Тангор, идя во главе маленького отряда бок о бок с эльфом. – Судя по тому, что я слышу, бой идет в Первом Чертоге.

Они повернули, и внезапно оказались перед небольшой группой тоддмерцев. Те, видимо, пробились сквозь оборону, и теперь не знали, что делать дальше: продвигаться вглубь Румхира в отрыве от своих – убийственно опасно, а возвращаться назад, вроде бы, глупо.

Их было четверо. Двое постарше, а двое – совсем юных воинов, выглядевших едва ли на двадцать лет. Один из них стоял, сильно накренясь на левый бок. Ближайший тоддмерец с клинком наголо ринулся на Эннареона, но вдруг упал с коротким всхлипом. Эльф, не отряхивая крови с меча, волшебным образом появившегося в руке, направил острие на оставшихся:

– Сдавайтесь, или будете убиты.

Моментальная расправа над товарищем, подействовала на тех, как ледяной душ. На мгновение тоддмерцы замерли.

– Какие гарантии, что нам сохранят жизнь? – задал, наконец, вопрос старший по виду боец.

Говорил он на Общем Слове со странным акцентом, но вполне разборчиво.

– Никаких, – отрезал Эннареон. – Вашу судьбу решит совет Старейшин сообразно здешним законам.

– Значит, так и так – смерть, – хрипло усмехнулся тоддмерец и неожиданно, без замаха, ткнул мечом в эльфа.

Но вопреки его ожиданиям, меч не почувствовал сопротивления плоти и пронзил лишь воздух. Воин несказанно удивился. Его пятнадцать лет учили таким ударам, которые невозможно блокировать, и от которых нельзя увернуться. Но это была его последняя мысль: тоддмерец рухнул мертвым, даже не успев толком понять, откуда пришелся удар эльфийского клинка.

– Сдаемся! – вдруг выкрикнул один из юнцов. – Мы сдаемся, только помогите нам. Деера ранена, – он кивком головы указал на скособочившегося воина. – Ей нужен целитель!

– Ха! – воскликнул Тангор. – Вы пришли сюда убивать, а теперь просите о помощи?

– Если Вам так хочется чьей-нибудь смерти, – рванулся к нему юноша, – убейте меня, прямо здесь и сейчас! Но спасите ее, умоляю Вас!

– Нет! – хотела прокричать девушка, о которой шел разговор, но у нее вырвался только слабый хрип.

Растратив на это последние силы, она сползла по стене. Альрин решительно шагнула вперед:

– Довольно! Отказать в помощи я не могу, это – против моих правил… И против правил моего Ордена, если уж на то пошло.

Юноша кинулся к ней:

– Удар пришелся слева, под ребро…

Альрин кивнула: она уже разглядела глубокую резаную рану. Секира воина-гнома рассекла и доспех, и живую плоть под ним.

– Зачем же вы отправились воевать? – вздохнула чародейка, пытаясь стащить кольчужную рубаху с раненой девушки.

Она вдруг ощутила себя намного старше и мудрее, чем эта странная пара, хотя в действительности разница составляла от силы год-два.

– У нас не было выбора, – тихо и печально ответил тоддмерец, помогая справиться с ремнями доспеха. – Вы сможете ей помочь? Она выживет? – с полным надежды и мольбы взглядом спросил он Альрин.

– Хочу в это верить, – коротко отозвалась та, сосредотачиваясь на заклинании.

– Уму непостижимо! – хмыкнул Тангор. – Мы занимаемся спасением собственных врагов!

– Yerrha equillia! – провозгласила Альрин, не обращая внимание на происходящее вокруг.

Левую руку она положила прямо на рану, из которой все текла и текла густая темно-алая кровь, а правую сложила в Символ Йерры. Как и всегда бывает при наведении чар, мир для нее сузился до размеров мысли о заклинании. Которое должно сработать, и точка.

– Милая, очнись, ну же! – юноша похлопал лежащую без сознания девушку по щекам.

– Эл, ты мне нужен! – неестественно громким голосом сказала Альрин, не поворачивая головы. – Она уходит.

Чародей пробрался через небольшой строй гномов, выглядевших не то возмущенно, не то удивленно, и без разговоров опустился на колени рядом с девушкой. Его ладонь мягко накрыла руку Альрин.

– Yerrha equillia! – в два голоса прозвучала формула.

Деера открыла глаза и слабо застонала. Страшная рана на боку почти затянулась, но по краям все еще выступала кровь.

– Паршивый вид у нее, – заметил Тангор. – Может и не выживет.

– Она будет жить, – возразила Альрин негромко, чувствуя, как возвращается сила.

Удивительное дело, она восстанавливалась гораздо быстрей, чем раньше.

“Благодаря Эллагиру и его странной книге?” – подумала чародейка.

– Великий Создатель! – юноша упал перед ней наземь. – Скажи свое имя, целительница, и я в каждой молитве буду вспоминать его до конца своих дней!

– Это, скорее всего, вовсе не долго, – проворчал Тангор. – Раненые вы или нет, я должен посадить вас в темницу. Вашу судьбу решит Совет. Особо не обольщайтесь: военных преступников у нас обычно казнят. Хармаг, Лонгор, отведите их!

– Абсолютно всех? – тихо спросил Эннареон, когда гномы увели юношу– тоддмерца и унесли девушку.

– Всех, кто не может заплатить выкуп или работать на восстановлении крепости, – пожал плечами Тангор. – А какие из них каменщики?

Отряд повернул в коридор "семь-най", прямой и широкий настолько, что по нему могли пройти десятеро в ряд. Гном с облегчением выдохнул: сюда тоддмерцы еще не добрались, а значит и Румхир пока в безопасности.

Однако, его спокойствие длилось всего несколько секунд: в дальнем конце послышались крики и звон металла, и внезапно из полумрака высыпали воины Виккелы. В доспехах, забрызганных кровью, они были ведомы магом в серой мантии.

Эллагир неожиданно для всех резко выкрикнул заклинание:

– Noriemme Skaladhar!

Вражеский чародей вскинул голову, но это было последним его действием. Серебряная молния ударила его прямо в грудь и оборвала контратакующую формулу, готовую сорваться с губ. Боевой маг упал, не издав ни звука, смешно раскинув руки.

– Копь§ Скаладара? – изумленно воззрилась на Эллагира Альрин. – Ты становишься сильнее и сильнее! Поди, и щит можешь?

– Ну… – замялся юноша, но ответить не успел: тоддмерцы, разъяренные смертью соплеменника, бросились в атаку.

Двадцать шагов, отделявших их от гномов, воины Виккелы преодолели за две-три секунды. Но противостояли им отнюдь не ремесленники или крестьяне! Эннареон первым рванулся вперед, расчищая путь короткими, экономными движениями клинка. Рядом в гущу противников влетел Тангор, размахивая секирой, следом кинулись в атаку и остальные.

Завязалась кровавая битва, в которой на стороне гномов оказался ощутимый перевес. Эллагир и Альрин стояли чуть поодаль, даже не пытаясь влезть в этот смертельно опасный вихрь из остро отточенной стали. Рядом растеряно переминалась с ноги на ногу Лисси. От ее уверенности в том, что она готова убивать направо и налево, не осталось и следа.

Вдруг из сутолоки выскользнуло два воина, избежавшие гномовских секир. Эллагир и Альрин тут же бросили по заклятью, но оба второпях промахнулись. Эта ошибка едва не стоила им жизни. В мгновение ока один из тоддмерцев оказался на расстоянии удара меча. Холодно блеснул вражеский клинок, со свистом рассекая воздух… и, звякнув, наткнулся на неодолимую преграду.

Довольная ухмылка на лице виккеловского воина сменилась гримасой. Удар, который должен был раскроить молодому магу череп, остановила Лисси. С удивлением тоддмерец обнаружил, что хрупкая с виду девушка, которую он вообще не принял в расчет, сумела выставить его мощной атаке глухой блок. Удивление врага оказалось очень недолгим. Скользнув лезвием по лезвию, Лисси двинула кистью, выворачивая клинок, и рассекла ему горло.

Брызнула фонтаном алая кровь. Тоддмерец захрипел, глядя на девушку мутнеющим взглядом. На Лисси нахлынула дурнота, и второй нападающий едва не достал ее. Двигаясь скорее благодаря рефлексам, чем сознанию, она ушла с линии атаки мягким круговым движением. Воин понял, что проиграл за мгновение до того, как Лисси нанесла молниеносный удар сбоку. Кончик клинка непревзойденной работы перерубил тоддмерцу позвоночник, в месте, где шея переходит в плечи. Враг выронил оружие и упал, сначала на колени, а потом – наземь, лицом вниз.

Наконец, наступило затишье: в конце коридора Тангор прикончил последнего виккеловского воина. Со стороны гномов один боец погиб, еще несколько оказалось оцарапано, что немудрено во время кучного боя. Из полусотни тоддмерцев в живых не осталось никого.

– Хорошей жизни тебе в Агднотаре, – поклонился павшему товарищу Тангор. – Да не остынет огонь в твоем горне!

Эннареон, осторожно переступая через трупы, подошел к Лисси:

– Ну, как ты?

– Плохо! – девушка кинулась к нему на грудь и разрыдалась. – Не хочу убивать людей!

– Людей? – печально усмехнулся эльф. – Они пришли сюда, неся смерть невинным жителям. Достойны ли они после этого называться "людьми"?

– И нечего тут расстраиваться, – ввернул свое мнение Тангор. – Не ты их – так они тебя.

Передышка вышла короткой: в конце коридора опять послышался шум. Гномы вмиг приняли боевой порядок. Эннареон решил на этот раз не занимать позицию во главе, а остаться рядом с Лисси. Ее нервы оставались на пределе, и эльф хотел иметь возможность подстраховать девушку во время боя, если понадобится.

Вдруг из тьмы "семь-най" вылетело сразу одиннадцать огненно– красных молний. Разрывая пространство яркими вспышками, они несли мучения и смерть каждому, кто окажется на пути. Пятеро гномов сразу рухнули без сознания, еще двое завыли от ужасающей боли и принялись кататься по полу. Доспехи, раскаленные вражескими чарами, прожигали тело до костей.

Отряд бросился врассыпную. Гномы прижались к стенам, тщетно пытаясь выискать хоть небольшие каменные выступы для защиты. Эннареон прикрыл своим телом Лисси. Тоддмерские чародеи поняли замысел гномов, и новый залп прошелся вдоль стен коридора, разя без пощады. Гном, стоявший прямо перед Эннареоном, без единого звука упал. Эльф понял, что следующая смертоносная молния достанется ему.

"Надо постараться не упасть, а повиснуть на Лисси", – подумал он, крепко обнимая любимую и сплетая руки в замок – для верности.

– Нет! – отчаянно выкрикнула та, разгадав план Эннареона.

– Так надо! – шепнул эльф в ответ. – Используй мое тело, как щит.

Девушка попыталась вырваться из этих объятий, но Эннареон только сильнее сжал пальцы рук. – Ai aenlaarhe12! Люблю тебя!

Внезапно Эллагир отделился от стены и стал в середине прохода, представляя собой невероятно удобную мишень.

– Стой! Назад! – истошно заорала Альрин, рванувшись к юноше, но тот, не обращая внимания, простер открытые ладони перед собой и звонко воскликнул:

– Valtirassa Skaladhar!

Бледно-голубые сполохи озарили полумрак "семь-най". Чародейка с изумлением смотрела, как изливающаяся с рук Эллагира магическая энергия заполняет проход, образуя щит.

– Вот чудо! – прошептала Альрин восхищенно.

В щит с вражеской стороны ударило три огненные стрелы… и исчезли, не причинив гномам никакого вреда. Тангор с радостным возгласом повернулся к Эллагиру, но тут же осекся. Лицо чародея было искажено от боли: каждое попадание заклятья по щиту причиняло ему страдания.

– Эл… – неуверено начал Тангор.

– Вперед! – сквозь зубы прорычал маг и сделал первый шаг.

"Удержать защиту. Любой ценой удержать"! – билась в его голове мысль.

Медленно, шаг за шагом, отряд приближался к тоддмерцам. Наконец, можно было атаковать.

Эннареон первым рванулся вперед и врезался во вражеский строй. С опозданием на несколько мгновений, к эльфу присоединился Тангор, размахивая верной секирой. За ним подоспели остальные гномы. Два или три раза полутьму коридора разорвала фиолетовая вспышка. Альрин или Эллагир тратили остаток сил: видимо, кто-то из виккеловых воинов оказался к ним опасно близок.

Впрочем, рядом с ними была и Лисси, уложившая четверых тоддмерцев точными, выверенными ударами клинка. В ее опасно сузившихся глазах полыхал огонь битвы. Эльф бы очень удивился, увидев этот взгляд.

Неистовая схватка оказалась короткой. Эннареон, не глядя, через плечо поразил последнего врага, вонзив острие меча ему в горло, и наступила тишина, прерываемая только тяжелым дыханием и стонами раненных.

Их, увы, было много. Несколько румхирцев погибли, не выдержав невероятную боль от ожегов. Когда все, кто не мог больше держать оружие, отправились в Целительский Чертог, боевой отряд, и без того немногочисленный, сократился чуть ли не вдвое.

Тангор безрадостно обвел взглядом оставшееся войско:

– Что ж… Мы будем стоять здесь до последнего гнома! – вокликнул он. – Пока хоть один из нас еще дышит, враг не пройдет!

Раздались редкие возгласы одобрения, и Эннареон вздохнул. По всему выходило, что коридор "семь-най" в скором времени станет местом памяти. Лисси почувствовала его настроение и прошептала:

– Не волнуйся! Все будет хорошо… Надежда есть всегда!

– Не хочу, чтобы с тобой что-то случилось! – горячо вдруг воскликнул Эннареон. – Не хочу, слышишь?

– Слышу… – девушка нежно прикоснулась губами ко лбу эльфа. – Я всегда буду с тобой, Эн. Что бы ни произошло!

– Обещаешь? – как-то совсем по-детски спросил он, прижав Лисси к себе.

– Угу, – не сдержала улыбки та.

Неожиданно, где-то совсем недалеко раздался мощный удар, такой, что гора задрожала. Друзья в замешательстве переглянулись.

– Мои сородичи обрушили ходы, – бесцветным голосом проговорил Тангор.

– Значит, дела совсем плохи, – вздохнул Эннареон.

В дальнем конце коридора вновь раздался шум приближающегося отряда.

"Началось"! – подумал эльф, выхватывая меч из ножен.

Лисси повторила его движение так грациозно и стремительно, что он невольно залюбовался девушкой. Шум все нарастал. Судя по всему, на этот раз по коридору шла целая армия. Эннареон прислушался, и вдруг просветлел лицом:

– Это румхирцы! – кивнул он гному.

Маленький отряд воспрял духом, но Тангор сказал мрачно:

– Если так, то это отступление, а то и бегство.

Через несколько минут в сумраке коридора уже можно было разглядеть первые шеренги. Гномы шли не в ногу, спотыкаясь и прихрамывая, иногда хватаясь за стены. Шли молча.

– Не поют, – прокомментировал Тангор, – а значит, идут побежденные.

– Не стонут, – возразил эльф, – а значит, дух еще крепок.

Армия Румхира медленно, но верно приближалась, звеня оружием и доспехами. Топот доброй тысячи ног эхом отдавался в "семь-най".

– Как идет битва, собратья? – звучно спросил Тангор, выйдя в центр коридора.

Несколько бойцов, забрызганных кровью и покрытых горной пылью повернулись к гному. Кто-то бросил всего одно слово, которым было сказано все:

– Отступаем.

– Почему отступаем, Троар вас забери? – взорвался Тангор. – Где командование? Где Кантад? Где его помощники?! Асмир? Керсан?!

Никто не ответил. Строй гномов медленно и угрюмо двигался дальше. Тангор в бешенстве дернул себя за бороду:

– Где…

Внезапно он осекся, увидев, как несколько воинов несут грубо сколоченные носилки. На них, вымазанный кровью с ног до головы, лежал военачальник Румхира.

– Aellassir ca va daekkaathant il Thirrheoar siimte13, – произнес Эннареон, подойдя к носилкам и заглянув в глаза полководцу.

– Да, – едва слышно прошептал Кантад, – на Белом Корабле, в чертоги Троара. Оставь! – слабо качнул он головой, видя, что подбежавший Эллагир собрался творить исцеляющее заклинание. – Эльф прав, он видит в моем взгляде смерть… Не поможет. – Кантад закашлялся, на губах показалась кровавая пена. – Ребра сломаны, и внутри все… кашей… Не трать силы, маг! – даже сейчас, умирающий, он сохранил командные интонации, которые были слышны, несмотря на шепот.

– Не думал, что так пойдет, – выдохнул Кантад, отыскав глазами эльфа. – Эннареон! Я не вернул тебе долг… – гном снова закашлялся. – И собрался умереть. Хитрец, а?

Эльф печально улыбнулся:

– Тебе нет нужды возвращать его, Kaenthadh Kirhalihir-laearhath14.

– Ты помнишь? – изумился гном. – А я посмел забыть. Я не узнал тебя при встрече. Кирай-Лигир…

– Былое, – отмахнулся Эннареон.

– Нет… Ты спас тогда… меня… нас… нас всех. Смею ли я просить тебя о том снова, мой Ghven'hir15?

– Полководец? – вытаращил глаза Тангор. – Когда это ты успе…

– Потом, – шепотом прервал вопросы Кантад. – Сейчас важно другое… ты спасешь их, Эннареон? Мой народ… Гномы и люди Востока в опасности… Румхир нельзя сдать! А я… Я и так столько тебе должен…

Эльф обвел взглядом остатки румхирского войска.

– Я постараюсь, Кантад, – сказал он просто.

– Братья, – прохрипел военачальник, захлебываясь кровью.

Услышали его только те гномы, что были рядом с носилками, но и этого было достаточно.

– Последний приказ! Эннареон поведет вас. – Он попытался указать на эльфа рукой, но силы уже совсем его оставили. – Он поведет вас, – повторил Кантад, – как я… Нет. Лучше, чем я… K'dar Gven'hir torgh di frattad… Trargat16!

И бывший военачальник Румхира закрыл глаза.

Минуту царило горестное молчание. Затем в этой абсолютной тишине, нарушаемой только дыханием воинов, раздался спокойный голос эльфа:

– Кто сообщит мне последние новости с поля боя?

– Мы завалили все проходы, кроме этого, – тут же отозвался один из гномов с бородой ниже пояса, заплетенной в косы, переложив топор из руки в руку. – Я – Асмир, помощник Кантада… был. Наш план – отойти в глубины гор и ждать помощи от Велленхэма.

– Плохой план, – не колеблясь, констатировал Эннареон. – Тоддмер превосходит нас числом. Враги расползутся по верхним ярусам, захватят большую площадь и смогут атаковать нижние уровни во многих местах. Единственный выход – вернуться и дать бой, пока чародеи Виккелы не разрушили завалы и не расчистили дороги для его армии. Сколько у нас воинов? – возвысил он голос.

– Сотен восемь, может, чуть больше – ответил Асмир. – Против пяти тысяч тоддмерцев… – добавил он.

– Очень хорошо. Расклад неплохой.

– Неплохой? – язвительно переспросил кто-то из толпы. – Шестеро на одного?

– Вот именно, – подтвердил Эннареон холодно. – Соотношение сил приемлемое. Воины Румхира! – вдруг воскликнул он звонко, и его голос эхом раскатился по "семь-най". – Здесь, в этом коридоре, двадцать храбрых гномов сумели положить две сотни тоддмерских мечников и с десяток чародеев!

Воины одобрительно загудели.

– Нас – восемьсот бойцов! На каждого придется всего по шесть тоддмерцев! – продолжал эльф. – Много ли это? Спросите себя! Задайте себе этот вопрос: скольких врагов каждый из вас хочет убить? Одного? Может, двух? Или все-таки больше?

– Больше! – уверенно отозвался Асмир.

– Я не слышу! – крикнул эльф толпе.

– Больше!

– Больше? Трех?

– Больше! – проревели в ответ гномы. – Всех!!!

– Всех! До единого!

– Смерть Тоддмеру!

– У них есть козырь: чародеи. Их много! – продолжал выкрикивать Эннареон. – Но с нами правда! Виккела пришел сюда с войной, но мы… Мы защищаем свой дом! И мы защитим его! В яростном бою с врагом, в кровавой сече мы уничтожим разбойников и убийц!

– Дааа!!! – бесновалась армия.

– Многие из нас погибнут! – еще сильнее повысил голос эльф. – Но вспомните, что, а главное – кого вы защищаете! Вспомните свои дома, свои кузницы и шахты! Вспомните родных, близких, любимых жен, детей, стариков, что молятся за нашу победу! Разве не стоит это того, чтобы биться с врагом, яростно и беспощадно? И разве не стоит ради этого умереть?!!

– В боооой! – отозвалось тысячеголосое войско.

Лисси неожиданно обнаружила, что кричит вместе со всеми.


Этому бою суждено было войти в легенды и песни. Румхирское войско совершило по коридору "семь-най" короткий и яростный бросок и накинулось на тоддмерцев в Главном Чертоге. Удар был так стремителен, что враг после первой же атаки понес потери более, чем в половину армии.

Военачальники Виккелы пытались собрать мечников в один кулак, чтобы контратаковать в лоб, воспользовавшись пока еще имевшимся численным преимуществом. Но Эннареон, ожидая такой ответный ход, разделил свою армию на три ударные части. Словно три клинка, рассекли они толпу тоддмерцев и более не давали им соединиться.

Эльф, выделявшийся среди румхирцев и ростом, и цветом волос, казалось, был в нескольких местах сразу, без устали нанося удары по врагам, и не забывая призывать гномов биться до последнего. Его меч яркой молнией сверкал в Главном Чертоге, неизменно принося гибель захватчикам. В тесной рубке помощь вражеских чародеев была ничтожна, из-за угрозы повредить заклятьями своих же воинов. Сами же волшебники оставались легко уязвимыми для ударов боевых секир и мечей.

Беспорядочное сопротивление Виккелы переросло в столь же беспорядочное отступление, а затем и вовсе в хаотичное бегство. Гномы догоняли разрозненные группы тоддмерцев и легко расправлялись с ними, убивали или брали в плен. Немногие из захватчиков успели вырваться из адской битвы живыми и убежать через Врата Румхира в долину. Что до невредимых – таковых не было вовсе. Каждый чудом спасшийся мечник уносил на теле несколько кровавых напоминаний о румхирских секирах.

Эннареон устало сел на камень, мокрый от крови, и огляделся. Главный Чертог, огромная чаша внутри горы Румхир, был устлан телами от "семь-най" до ворот. К нему тут же подбежали, поскальзываясь в лужах крови, Лисси и Эллагир.

– Ты весь изранен! – воскликнула девушка, увидев многочисленные порезы на руках эльфа, по счастью – не слишком глубокие.

– В такой битве не остаться невредимым, – улыбнулся Эннареон.

На его лице было наслаждение. Не победой, доставшейся дорогой ценой, а тем, что бой уже позади, что снова можно спокойно жить, не опасаясь за близких людей.

– Не верю, что тебя можно серьезно ранить, – проворчал невесть откуда взявшийся Тангор с перевязянной головой. – Я видел, как ты бился. Мне порой казалось, у тебя не две руки, а добрых два десятка. И в каждой – по клинку.

Гном вел за собой какого-то невзрачного человека, вымазанного в крови, грязного и крепко связанного.

– Взгляните-ка, кого мне посчастливилось поймать! – хмыкнул он и толкнул пленника вперед.

Эльф заморгал от удивления:

– Принц Виккела? Не ожидал. Думал, Вы уже в сотне лиг отсюда, на тоддмерском тракте!

Тоддмерец сплюнул под ноги Эннареону.

– Зачем мне бежать? Совет Старейшин Румхира освободит меня. Я предложу много золота и много рабов, чтобы восстановить город. Их старейшины… весьма практичны, – он зло усмехнулся. – Я – принц, почти король! Никто не посмеет казнить короля, как какого-то вшивого бродягу. Меня отпустят. А потом… Потом мы вернемся. На восток и на север, на юг и на запад пойдут мои войска!

– Я вернусь в Тоддмер, эльф… – продолжил Виккела. – И ни ты, ни твоя девка, – принц указал на Лисси, – не сможете чувствовать себя в безопасности! То же касается и вас! – он кивнул магам. – Я всем отплачу. Вы станете умолять меня о смерти, чтобы прекратить мучения, но я… Я не буду милостив к "великому полководцу" Эннареону и его друзьям!

– Я понял тебя, – спокойно ответил эльф, легко извлек меч из ножен и, не останавливая движение руки, перерезал принцу Виккеле горло.

Две долгих секунды тоддмерец еще смотрел на всех ненавидящими глазами, а затем почти беззвучно упал на каменный пол Главного Чертога Румхира лицом вниз.

– Скор ты! – первым опомнился Тангор.

Лисси шумно выдохнула.

– Воистину, я у тебя в долгу, уважаемый гном, – тихо произнес эльф. – Страшно подумать, каким врагом мы могли бы обзавестись, на свою голову.

– Поединок выглядел бы достойней, – нахмурился Эллагир. – Убивать связанного человека…

– Он потерял право называться человеком, – отмахнулся Эннареон.

– Все равно… – начал чародей, но Тангор перебил его:

– Чего обсуждать мерзавца? Тем более – мертвого мерзавца. – он усмехнулся. – Есть предложение поинтереснее: прервать ваш диспут и заняться более благородным делом.

– Что может быть благороднее философского диспута? – маг гротескно поклонился Эннареону. – Так сказать, духовная пища! Черпать знания из колодца мудрости…

Эльф улыбнулся:

– Мне кажется, уважаемый гном намекает на самую что ни на есть физическую пищу, в книгах мудрено называемую "обедом". Настроение, честно говоря, такое, что я бы сейчас охотнее зачерпнул из котла с мясом, чем из какого-то там колодца мудрости.

– Вы, господа, так изящно выражаетесь! – заметил Тангор, в свою очередь издевательски-вежливо кланяясь обоим. – Если я скажу "хватит трепаться, и пойдемте-ка жрать, наконец", не прозвучит ли это… диссонансом?

– Прежде нужно закончить еще одно дело, – вздохнул Эннареон, борясь с усталостью. – Покажешь мне, где темница?


"Да, без провожатого я бы пропал", – подумал эльф, шагая вслед за Тангором. Бесконечные переходы, лестницы, мосты, висящие над пропастями, сменяли друг друга так быстро, что Эннареон едва ли смог запомнить дорогу. Впрочем, он мог положиться в этом на Лисси: девушка и впрямь ориентировалась в хитросплетении коридоров не хуже иных гномов.

Подгорное королевство удивительно быстро восстанавливалось после битвы. Повсюду звучали молоты. Недавние воины уже сменили доспехи на фартуки ремесленников и сновали туда-сюда, точно муравьи. Разбирались заваленные ходы, туннели и залы очищались от трупов и камней. Врата в один день не восстановить, но не было никаких сомнений: трудолюбивый народ быстро справится и с этой задачей.

Многие из встреченных гномов приветствовали нового военачальника Румхира поклоном, но эльф лишь рассеяно кивал на ходу.

– Далась тебе эта парочка, – проворчал Тангор, сворачивая в очередной проем, безо всяких опознавательных знаков над входом.

– Что-то в них есть такое… – задумчиво ответил эльф. – Этот мальчик, он ведь готов был умереть ради спасения подруги. Такая преданность дорогого стоит!

– Вот и сидел бы в Тоддмере, со своей преданностью и подругой, – не унимался Тангор. – Пришли, наконец!

Перед ними высилась массивная железная дверь. Эннареон деликатно постучал по холодному металлу, украшенному какими-то узорами, плохо различимыми в полутьме. Гном скептически хмыкнул и со всей силы затарабанил кулаками, не отказываясь ударить и ногой.

Вскоре послышался скрежет засовов, и перед друзьями предстал стражник, одетый в легкие доспехи с секирой в руке.

– Кто вы такие и что вам тут надо? – буркнул он, оглядывая визитеров.

– По-твоему, по Румхиру разгуливают толпы эльфов, остолоп? – напустился на него Тангор. – Это – Эннареон, военачальник королевства.

– А это – мои друзья, – добавил эльф, улыбнувшись. – Я хочу видеть узницу Дееру и юношу, которого доставили вместе с ней сегодня утром.

– Прошу, – коротко поклонился стражник, приглашая следовать за собой.

Эннареон, Тангор и Лисси прошли за гномом в небольшую залу, по центру которой высился постамент. На его вершине покоилась огромных размеров книга, окованная железом. Рядом стояла чернильница с пером.

– Все узники записаны здесь, – важно пояснил стражник, открывая фолиант на последней странице. – Деера, Деера, – забормотал он, водя заскорузлым пальцем по желтой бумаге, – Деера… Вот! – воскликнул он довольно.

– Деера, уроженка королевства Тоддмер и Дейар, уроженец того же королевства. Заключены в темницу Румхира сегодня, так-так… Боюсь, вы опоздали, – повернулся к друзьям гном. – Их уже увели на казнь.

– Так быстро? – потрясенно спросил эльф. – Разве совет Старейшин уже собирался?

– Здесь записано: "по решению королевского советника Рентара", – развел руками стражник. – Наверное, у Совета и так слишком много дел, чтобы заниматься мелочами.

– Тангор, – быстро обернулся к другу Эннареон. – Проведи меня к месту казни, и поскорее!

– Чертог Возмездия, – пыхтел Тангор на бегу, – успеем, коль повезет. Пленников ведут главной дорогой, чтобы все видели работу правосудия. А я, – он нырнул в узкий туннель, почти сразу сменившийся крутой лестницей, – веду вас кратчайшим путем.

– Хорошо, – выдохнул эльф, удивляясь, что у него еще есть силы на марш-бросок по подземельям.

Гном еще пару раз резко свернул, и вдруг друзья буквально вылетели на большую и хорошо освещенную площадь. Посередине стоял деревянный помост, окруженный несколькими десятками гномов.

Как и все в подгорном королевстве, она выглядела довольно мрачно, хоть и являла собой очередное проявление искусства гномов-каменщиков. Высокий потолок, резные колонны и стены, покрытые орнаментом, в другое время восхитили бы Эннареона и Лисси.

Но сейчас им было не до красот. Эльф, которому рост позволял разглядеть происходящее поверх толпы, увидел юного тоддмерца, стоявшего на помосте со связанными руками. Затем эльф повел взглядом чуть вправо и шумно выдохнул: Деера уже стояла на коленях, положив голову на плаху. Все могло быть кончено меньше, чем за минуту!

Эннареон, сообразив это, закричал на всю площадь:

– Остановите казнь! Приказываю остановить казнь!

– Слушайте военачальника Румхира! – вторил ему Тангор, удивляясь собственному поведению.

Толпа собравшихся заволновалась, зашумела. Многие узнали эльфа и теперь принялись объяснять остальным, кто это такой. Эннареон, бесцеремонно растолкав стражу у помоста, в два прыжка очутился на площадке, где стояли приговоренные и герольд. Последний выглядел сбитым с толку и рассерженным: за без малого семьдесят лет службы такого вопиющего нарушения всех порядков еще не было.

– У меня приказ! – попробовал возразить он, переминаясь с ноги на ногу. – От имени короля, подписан советником Рентаром!

– Рентаром?! – воскликнул тоддмерец, – но ведь это…

Девушка толкнула его в бок, и тот замолчал.

– Я даю вам новый приказ, – спокойно проговорил эльф, вглядываясь в лица Дееры и Дейара, бледные и испуганные, но со вновь затеплившейся надеждой в глазах.

"Во имя Создателя! – подумал он раздраженно, – им просто рано умирать", а вслух произнес:

– Казнь отменить. Пленников отвести в темницу, я лично займусь ими.

– Советник приказал… – замялся герольд, но Тангор грубо оборвал его:

– Ты слышал слово военачальника? Марш выполнять! Куда теперь? – вопросительно обернулся он к Эннареону.

– К советнику, – пожал плечами тот.

Советник Рентар, чернобородый, тучный, но довольно высокий гном, внимательно и не перебивая выслушав эльфа, откинулся на спинку кресла и забарабанил пальцами по дубовой столешнице.

– Я правильно понял, господин Эннареон, что Вы отменили королевский приказ? – спросил он вдруг.

– Он подписан Вами, – пожал плечами эльф. – Едва ли король вообще знает о двух простых узниках…

– Не имеет значения! – перебил его Рентар. – Наш правитель слаб телом, и уже два года как все распоряжения подписываю я. Но формально они исходят от короля Румхира.

– Но я не думаю, – от неожиданности растерялся Эннареон, – что…

– За Вас об этом подумал я, – снова оборвал его гном, подвигая к себе чернильницу и лист бумаги. – Обычно такие решения действительно принимает совет Старейшин. Но увы, дел слишком много, а Совет один. Я вызвался помочь Старейшинам в разрешении мелочных дел, – Рентар не отказал себе в удовольствии понаблюдать, как исказилось лицо эльфа на этом слове.

– Пленных допросили. Выкупа за них не дадут, а следовательно, – советник выдержал паузу, наблюдая за капелькой чернил, свисающей с кончика пера, – их казнят. Так гласят наши законы, и мы не станем их менять ради случайно забредшего в Румхир эльфа, пусть и совершившего геройский поступок.

– "Геройский поступок"?! – взорвался Тангор. – Да если бы не он, в вашем кресле уже сидел бы капитан тоддмерской армии!

– По румхирским законам, – вкрадчиво начал оправившийся от первого удара Эннареон, – можно судить лишь пленников королевства. А эти двое сдались в плен исключительно мне, еще до моего назначения военачальником. Иными словами, – торжествующе заключил эльф, – они вам не подсудны.

– Они содержались в нашей темнице, – нервно возразил Рентар, комкая лист.

– По-дружески, – мягко улыбнулся Эннареон, – гномы любезно согласились поместить туда моих пленников. Но я никоим образом не передавал их Румхиру.

Лисси, не проронившая ни слова во время этой беседы, широко улыбнулась.

– Допустим, – советник взял себя в руки. – А сколько бы Вы хотели получить за пленных золота, господин Эннареон, чтобы передать их нам? – Рентар с деланным безразличием уставился на свои руки, ожидая ответа.

Эльф на мгновение потерял дар речи, ошеломленный невероятной догадкой, но тут же вновь овладел собой:

– Мой народ не продает пленных и не обменивает их, словно вещи. Таковы наши принципы, и мы не станем их менять ради гнома, пусть и старающегося во имя соблюдения румхирских законов, – он сопроводил свои слова преувеличенно вежливым поклоном.

– Что ж, – сладко улыбнулся Рентар. – Боюсь, придется королю подписать новый указ. О том, что военнопленных, не предложивших выкупа, следует казнить независимо от того, кем они были захвачены.

Эннареон молчал. Он понял, что в любом случае проиграет этот дипломатический поединок и уже догадывался, что прозвучит далее. От советника не укрылась игра мыслей на лице эльфа.

– Более того, у меня есть ощущение, что подобный указ будет датирован вчерашним днем.

Тангор грязно выругался на своем наречии.

– Но мы бесконечно благодарны Вам за захват двоих преступников, господин Эннареон, – даже не поморщившись, закончил советник.

Он придвинул к себе какие-то бумаги и сделал вид, что углубился в чтение, давая понять, что встреча окончена.

– Я пойду к королю, – вдруг произнес эльф резко.

– Наш бедный правитель не сможет Вас принять, – притворно развел руками Рентар. – Он без сознания уже несколько дней, можете уточнить у королевского целителя. Я назначу аудиенцию, если ему вдруг… станет лучше.

По тону советника было ясно, что сам он в такой исход не верит.

– Спросите меня об этом… например, завтра? – Рентар снова улыбнулся, на этот раз – откровенно холодно. – А пока что, прошу Вас, не мешайте мне работать.

– Завтра будет поздно, – сквозь зубы пробормотал эльф, выходя из кабинета советника, – а ты, мерзавец, что-то скрываешь! – Лисси, – повернулся он к девушке. – Ты хорошо ориентируешься в этих подземельях. Найди Альрин и Эллагира, они должны быть в Гостевом Чертоге. Хватайте наших лошадей и уходите из Румхира как можно скорей. С пленниками или без, но мы должны немедля покинуть это место. – Эннареон замолк на мгновение, собираясь с мыслями. – В десяти лигах отсюда по тоддмерской дороге есть родник. Укройтесь там и ждите нас.

– Что происходит, Эн? – с тревогой спросила девушка.

Даже в полутьме эльф увидел столько беспокойства и заботы у нее на лице, что комок подступил к горлу.

– Я считаю, – ответил он, мотнув головой, чтобы отогнать нахлынувшие эмоции, – Рентар – предатель и пособник Тоддмера, и, думается, не единственный. Что хуже – он скоро сообразит, что я догадался. Посему, мы все в опасности, и надо бежать! До встречи у родника!

Он припал к ее губам в горячем поцелуе, но это мгновение, сладкое и сказочно прекрасное, не могло, увы, длиться вечно.

– Ну же, скорей!..

Когда Лисси скрылась за поворотом, эльф повернулся к Тангору. – А мы – бегом к темнице. Те двое явно знают о предательстве Рентара. Иначе откуда у советника такое упорное желание их казнить? Он даже золото мне сулил! За двух якобы ничего не значащих пленников – золото? Невероятно. А Дейар там, на площади, показал, что имя Рентара явно ему знакомо.

– Давай за мной, – проворчал гном и проворно устремился вниз по коридору. – Сами допросим тоддмерцев, и выясним, наконец, правду.

– Согласен, – ответил Эннареон, перепрыгивая серый валун и стараясь не отстать.

"Откуда в идеально ровных румхирских коридорах взялся такой здоровый камень"? – мельком подумалось ему.

Снова замелькали коридоры, мосты и лестницы. Эльф, хоть и не ориентировался в этом огромном каменном городе, но все же сообразил, что Тангор ведет его другой дорогой.

– Верно, – усмехнулся тот в ответ на сомнения Эннареона. – Мы зайдем с тайного входа. Если ты прав, то на главном пути нас уже ждет стража.

– А кому еще известно про тайный вход?

Вместо ответа Тангор затормозил так резко, что эльф едва не сбил его с ног.

– Пришли.

Гном бегло ощупал стену, нашел нужный камень и надавил. В глубине что-то тихо щелкнуло, и секретная дверь открылась. Из темноты туннеля повеяло затхлостью.

– Прошу, – театрально поклонился Тангор. – Дорога открыта.

– Там есть ступеньки? – опасливо уточнил Эннареон, тщетно пытаясь всмотреться в черноту.

– Нет там никаких ступенек, – нетерпеливо ответил гном, – сплошь ровный пол и небольшой уклон. Время, дружище!

Эльф, отогнав сомнения, решительно сделал во тьму несколько шагов. Тангор резко захлопнул за ним дверь:

– Попалась, лесная пташка!

Эннареон молнией метнулся обратно и ударил в дверь плечом. Бесполезно: сработанная гномами на совесть, как и все в Румхире, она выдержала бы удары молотов северных троллей. Гном по ту сторону зашелся смехом.

– Что ты творишь? – только и мог потрясенно спросить эльф.

– Служу своему королевству! – заявил Тангор из-за двери. – Или не своему? – в притворной задумчивости спросил он сам себя и снова рассмеялся. – Так и быть, объясняю: ты оказался на редкость проницательным, Троар тебя забери!

– Предатель! – в ярости ударил кулаком по стене эльф. – Лжец и предатель!

– Ну-ну, – урезонил его Тангор. – Тебе не в чем меня обвинить. Я обещал привести тебя в темницу, и что же? Ты в ней!

От очередного издевательского смеха у Эннареона потемнело в глазах от гнева.

– Рентару совершенно не нужен слишком сообразительный полководец, понимаешь? Обидно будет, если о его планах узнают раньше времени. Жаль ребят, конечно, как бишь их… Эллагира, Альрин. И Лисси, конечно. Их возьмут прямо в Гостевом Чертоге. Застанут врасплох.

Эльф от ужаса покачнулся. От отчаяния, от осознания собственного бессилия хотелось завыть.

– У нас нет другого выбора, дружище. Ты ведь умный, должен понять, – с фальшивым сожалением в голосе продолжил гном. – Мы не можем позволить им покинуть королевство.

Эннареон машинально нащупал рукоять клинка и сжал его так, что хрустнули костяшки пальцев. Удивительное дело – почувствовав ладонью сталь, он снова обрел способность трезво мыслить.

– Ну, чего примолк, дружище? – продолжал ехидствовать Тангор.

– Я убью тебя. Голос Эннареона не дрожал, не срывался, а звучал четко и холодно, отражаясь от каменных стен. – Если с Лисси что-то случится, я найду тебя, где бы ты ни был. Я хочу убить тебя медленно и мучительно, но буду доволен и быстрой твоей смертью. Я убью тебя при первой же возможности. В открытом бою, или ударом в спину… Или может быть даже перережу горло во сне. Хотя, если удастся застать тебя спящим, я все же не удержусь от удовольствия убивать тебя медленно. Выжимая из тебя жизнь по капле, не позволяя потерять сознание. Чтобы ты понимал и чувствовал все-все, до самого конца! Я обещаю это. Ты, верно, помнишь, что эльфы никогда не лгут? Думай об этом. Думай об этом всегда, каждый день своей никчемной жизни. Потому что однажды я приду за тобой.

– Прекрасная речь, – Тангор попытался засмеяться, но не смог.

"Боится! – возликовал Эннареон. – Значит, отсюда есть возможность выбраться"!

– Твои мечты о мести останутся мечтами, – продолжил гном. – Господа! – по голосу эльф понял, что Тангор отошел от двери на несколько шагов и слегка повернулся. – Сможем ли мы одолеть одного эльфа, мастерски владеющего мечом?

Эннареон напряг слух, стараясь выяснить число прибывших к Тангору помощников.

– Он правда хорошо рубится? – спросил один гном на своем наречии.

– Превосходно! – подтвердил Тангор. – Но там абсолютно темно. Значит, он слеп, а нас все-таки немало!

– В доспехах справимся, – услышал эльф свой приговор. – Возьмем числом. Пошли к другому входу!

"Что ж, возьмите, – холодно подумал Эннареон. – Если сможете".

По удаляющемуся топоту тяжелых гномьих башмаков он прикинул, что врагов не меньше десяти.

"Пора действовать! Гномы – это сложный соперник. Не люблю с ними биться"! – вздохнул эльф мысленно.

Он принялся исследовать пещеру, в которую его заманили. Она оказалась идеально круглой, шагов пятьдесят в поперечнике, и довольно высокой. Эльф даже мечом в прыжке не смог достать потолка. Увы, несмотря на все старания, "другой вход", о котором говорили гномы, разыскать не удалось.

– Что ж, это ожидаемо, – пробормотал Эннареон.

Зато, несколько раз его ладони чувствовали влагу: некоторые камни были покрыты мельчайшими капельками воды.

– Полезное открытие, – невесело усмехнулся эльф в темноте, облизывая пальцы, – на случай, если придется пробыть тут дольше, чем хотелось.

Вдруг послышался скрежет открывающейся двери. Быстрым движением Эннареон нацарапал на камне стрелку, указывающую направление звука. Быть особенно тихим он не старался: вошедшие в темницу гномы издавали массу звуков: топали, шаркали, сопели, хотя самим им, вероятно, казалось, что они бесшумны. Наконец, они увидели эльфа своим великолепным зрением жителей подгорного мира и пошли широким полукругом, намереваясь окружить его с трех сторон. С тихим позвякиванием снимались с поясов боевые секиры, доставались кинжалы из ножен.

"Двенадцать", – определил Эннареон по шагам.

Для эльфа тьма была абсолютно непроглядной.

– Такое уважение, – насмешливо сказал он вслух, внимательнейшим образом примечая, как распространяется звук в пещере: от этих знаний зависела теперь его жизнь. – Надо же, вдесятером пришли, и все ради моей скромной персоны. А есть ли среди вас Тангор, господа? Или он отсиживается в безопасном месте, ожидая результатов боя?

По звукам эльф точно знал, что Тангор пришел, и даже знал где именно он стоит, но счел полезным об этом не упоминать.

– Впрочем, какой же это бой, толпой на одного? Скорее уж бойня, – продолжал Эннареон, растерянно оглядываясь по сторонам: нападающие были уже совсем близко. – Ну, где же вы, Троар вас побери?!

– Он нас не видит! – торжествующе сказал один из гномов на своем языке, замахиваясь секирой, и вдруг, странно булькнув, осел на пол.

– Я вас слышу, – прошептал эльф, резко выдергивая меч из тела врага.

Удар пришелся тому прямо в горло. Остальные кинулись в бой. Эннареон, крутанувшись, ушел от секиры, еще одну атаку парировал мечом, после чего обвел руку противника, и сделал резкий выпад с шагом. Меч, коротко звякнув, ткнулся в доспех, выкованный мастерами-оружейниками в недрах Румхира.

Эльф едва не выронил клинок. Конечно, тычковый удар не смог бы пробить эту броню.

"Нельзя забывать про их панцири!" – укорил он себя мысленно, моментально меняя тактику и рубя по ногам.

Крик одного из нападавших подтвердил правильность такого решения. Эннареон вновь стремительно атаковал, ориентируясь на звук. Клинок Каллериана кромсал плоть без малейшего сопротивления, а скорость, с которой эльф наносил удары, не оставляла врагам ни малейшего шанса на жизнь. Один за другим, гномы падали на скользкий от крови камень, чтобы остаться лежать здесь навсегда.

Эннареон бился, не обращая внимания на раны: о том, чтобы остаться невредимым в этой бешеной рубке, не могло быть и речи. Руки и лицо покрывали многочисленные порезы, по счастью – неглубокие.

"Я, верно, буду весь в шрамах, – подумал эльф, парируя очередную атаку. – Что на это скажет Лисси?"

Внезапно он почувствовал острую боль в плече.

– Я достал его! – выкрикнул кто-то на гномьем наречии.

Эннареон косым ударом снизу вверх молча снес столь удачливому врагу голову.

"Я чувствую руку, значит пока все в порядке", – подумал он, пять раз подряд меняя траекторию движения, запутывая гномов и сводя на нет их преимущества в зрении: не так уж много толку видеть врага, если нет ни малейшей возможности просчитать, откуда он в следующий раз ударит.

"Осталось четверо… И Тангор"! – при мысли о предателе эльф недобро усмехнулся.

– Будь ты проклят! – внезапно воскликнул один из нападавших, и, яростно размахивая топором, кинулся прямо на Эннареона.

Тот оборвал атаку одним точным ударом.

– Убейте его, наконец! – голос Тангора дрожал, ни то от страха, ни то от нетерпения.

Эльф рванулся на звук, но внезапно услышал свист, издаваемый секирой. В одно короткое мгновение он понял, что в этот раз не успеет. Тренированное тело, опережая мысли, рванулось назад, но было слишком поздно. Щекой Эннареон успел почувствовать холодную волну воздуха, несущуюся впереди лезвия.

"Все. Конец" – подумалось ему.

Вдруг траектория удара невероятным образом поменялась. Секира, вместо того, чтобы ударить в голову, лишь слегка царапнула по лбу. Эльфа спасла случайность: атакующий запнулся о чье-то лежащее тело.

– Забавно, – хрипло рассмеялся Эннареон, вонзая клинок. – От живых вас – никакой пользы. А от мертвых – пожалуйста!

Мягко уйдя от удара боевого молота, он небрежно полоснул нападавшего по горлу, и сразу же, на вытянутой руке, достал еще одного гнома. Тот умер с тихим всхлипом, и в пещере воцарилась тишина.

"Остался последний", – подумал эльф, перехватывая меч поудобней.

Тангор.

– Я могу вывести тебя отсюда! – раздался искаженный ужасом голос.

Эннареон шумно выдохнул, стараясь успокоиться.

– Что ты хочешь взамен? Чтобы я оставил тебя в живых?

– Да! – взвизгнул Тангор. – Я хочу жить!

– Как я могу верить твоему слову? Ты не эльф. Ты солгал мне раз, и с радостью сделаешь это снова.

– Я – твой единственный шанс снова увидеть любимую, – отозвался гном, унимая дрожь. – Верить или нет, – решай сам.

Эннареон осторожно переступил вперед.

– Что я должен делать?

– Дай слово никогда не убить меня, – потребовал Тангор.

– Не могу, – пожал плечами эльф. – Я уже пообещал тебе смерть.

– Ты тогда сказал, – гном нервно облизнул губы, – что убьешь меня, если с Лисси что-то случится. Но если я вызволю тебя отсюда, и ты поторопишься, с ней все будет в порядке. Это ведь меняет дело?

– Да, – после паузы, наконец, согласился Эннареон, и Тангор с облегчением перевел дух, – ты прав.

– Значит, обещаешь? – радостно подытожил гном.

– Обещаю, что никогда не убью тебя, жалкий предатель, если ты выпустишь меня.

– Отлично, – довольно заключил Тангор. – За мной!

Подойдя к стене в нужном месте, он положил ладонь на один из неприметных выступов и слегка нажал. Кусок породы, казавшийся монолитным и незыблимым, со скрипом медленно отъехал в сторону.

– В какую сторону идти?

Гном указал направление:

– Туда, все время вверх.

– Отлично, – кивнул эльф. – Осталось последнее.

Он неожиданно зашел Тангору за спину и левой рукой захватил его голову за подбородок. Гном в ужасе оцепенел:

– Ты ведь обещал! – прошептал он.

– Верно, – легко согласился Эннареон. – Но вот что: вы с Рентаром ведь любите разные секреты? Вот вам еще один.

И, наклонившись к самому уху Тангора, он прошептал:

– Эльфы тоже лгут.

С этими словами Эннареон резко дернул голову гнома влево и вверх. Чуткие пальцы эльфа почувствовали, как хрустят и ломаются шейные позвонки, после чего он отпустил захват. Мертвое тело осело на пыльный пол. Эннареон этого не видел: оставив труп остывать, он уже мчался по темному коридору.

Бегущий эльф, весь забрызганный кровью, являл собой незабываемое зрелище. Встречные гномы останавливались с удивленными возгласами, но Эннареона это нимало не заботило.

"Если… – Эннареон сглотнул, стараясь прогнать самые мрачные мысли, но они упорно лезли в голову, – если я не успею ее спасти… Что ж, эти проклятые подземелья надолго запомнят, что может сделать один разъяренный эльф, которому нечего терять"!..

Он вихрем ворвался в Гостевой Чертог, пролетел мимо смотрителя, не успевшего даже головы поднять, и, вбежав в комнату, огляделся.

Никого.

Эннареон тщательно все осмотрел. Никаких следов борьбы.

"Они должны были сопротивляться! – шептал эльф, пытаясь найти хоть что-то. – Невозможно застать врасплох двух магов и мастера клинка"!

Он услышал аккуратные тихие шаги по коридору и, развернувшись, выхватил меч. Но это оказался всего лишь смотритель. Изрядно перепуганный скоростью, с которой обнажилось оружие, он стоял в распахнутых дверях и не решился войти.

– Вы – господин Эннареон, – сказал, наконец, гном, ни то спрашивая, ни то утверждая.

– Да, – эльф спрятал клинок таким же молниеносным движением. – Что Вам угодно?

– Вы ищете девушку с мечом и двух магов, – продолжил смотритель все с той же непонятной интонацией.

– Ищу! – Эннареон быстро подошел к двери. – Где они?

– Недавно сюда заявлялась личная стража советника Рентара, – снова проигнорировал вопрос гном. – Они тоже, представьте, их искали.

– Куда их увели? Ты знаешь? – быстро спросил эльф.

– Они их не нашли. Потому что не там смотрели, – ухмыльнулся вдруг смотритель, но тут же вернул прежнее невозмутимое выражение лица.

– Продолжай, – хмуро уставился на него Эннареон, поняв, что тот что– то знает.

– За полчаса до прихода стражи, здесь была девушка с мечом и раненный гном. Кажется, у него была пробита голова, – с сомнением в голосе добавил смотритель, – но он был в сознании. По их словам выходило, что советник Рентар – предатель.

– Это так, – просто кивнул эльф.

– Гном попросил укрыть их и еще двух магов.

– Где, где ты их спрятал? – перебил смотрителя Эннареон, быть может, не слишком вежливо, но обстоятельства его извиняли.

Тот помолчал несколько секунд и продолжил:

– Стража обыскала все комнаты, особенно эльфийские. Они ведь самые большие! Там есть, где укрыться, – смотритель хихикнул. – Уже никто не помнит, как были выстроены эти огромные залы. Как из королества лесных эльфов были привезены саженцы, которым предстояло вырасти в могучие деревья… Как из долин за южными склонами мы приносили землю для этих деревьев. Много земли! – Гном подмигнул. – Сильные корни деревьев уходят глубоко…

– Там что, есть землянка? Нора? – удивился Эннареон.

Смотритель тем временем закрыл дверь и зашагал к раскидистому вязу. Не доходя пяти шагов, он несильно топнул три раза. Раздался тихий скрежет металла по металлу, а затем квадрат земли с растущей на ней травой просто поднялся и отодвинулся в сторону.

– Ужасно! Пещера в пещере! – выразил свое отношение к происходящему эльф.

В образовавшейся дыре возникла голова Альрин:

– Спускайся скорей! Надо обсудить все.

– Благодарю, господин смотритель, – Эннареон глубоко поклонился гному, – что укрыли моих друзей.

– Да чего там, – махнул рукой гном. – Вы ведь сегодня все королевство спасли. Так что, это мы Вам благодарны. А на Рентара и его стражу чихать! – фыркнул он.

"Занятно, – подумал эльф. – Похоже, Рентара ожидает большой сюрприз по части повиновения собственных граждан".

– Может, Вам что-то еще потребуется, господин Эннареон? – прервал его мысли смотритель.

– Пожалуй, – ответил эльф. – Только не знаю, по силам ли вам это. В темнице содержатся двое пленников, тоддмерцев. Их зовут Дейар и Деера, и они приговорены к казни. Скорее всего, она намечена на завтрашнее утро, но мало ли… В общем, я бы хотел знать о любом изменении времени и места их казни. Это возможно?

Гном усмехнулся:

– Это устроить проще простого. Мой племянник работает в темнице стражником. О любых новостях мы сообщим. А, господин Эннареон, Вы бы хотели этих пленников… освободить? Или, напротив, быть уверенным в их смерти?

– Освободить! Конечно освободить! – воскликнул эльф. – А что, это для вас тоже… проще простого?

Смотритель хитро прищурился:

– Я обещать не буду, но посмотрим. Через час я вернусь и сообщу, что можно сделать. Это все?

– Еще один вопрос, – не удержался Эннареон. – Вы все время говорите "мы", "нас"… Кто эти загадочные "мы", и сколько вас?

– Не очень много, – гном покачал головой, – но достаточно, чтобы действовать. Нам очень не нравится королевский советник Рентар и его стремление к полной власти над Румхиром. По закону он ее не получит: у нас короля на троне сменяет военачальник. А вот преступным путем – шансы есть. Многие гномы знают, что советник ведет нечестную игру, пытаясь вырвать престол, и уже полгода как объединились в некое подобие союза… Но теперь, когда стало известно, что Рентар еще и предатель на службе у врага, нас станет намного больше!

– Погоди-ка, – эльф помолчал секунду, собираясь с мыслями. – Откуда стало известно о тоддмерских связях Рентара? Свои предположения я рассказал лишь Лисси и Тангору…

– Тангор все передал мне. Ну а я уж – остальным, – улыбнулся смотритель, и с удивлением взглянул на расширившиеся до предела глаза Эннареона.

– Тангор сказал тебе? Когда? – в полном недоумении произнес тот.

– Когда он и девушка с мечом… Лисси, да? Когда Тангор и Лисси пришли сюда, получасом раньше стражников Рентара, – терпеливо повторил гном. – Я же сказал, что, хоть и с пробитой головой, но он был в сознании…

– Эн…

Эльф обернулся на любимый голос и сразу забыл обо всем. Девушка, стремительно выскочив из укрытия, подбежала к нему и горячо обняла.

– Живой, – шептала она, целуя его в губы, – Слава Создателю, живой!

Лисси, не обращая внимания на жуткий шрам, пересекавший всю щеку, прижалась к эльфу еще крепче.

– Господа, – тихо, но непреклонно напомнил смотритель, – вам лучше вновь спрятаться. Не ровен час, вернется стража.

– Спасибо, Фелнар, – коротко поклонилась гному Лисси и снова повернулась к Эннареону:

– Идем? Ох, ребята будут рады… Тангору ужасно стыдно, ты не ругай его, хорошо?

Эльф вздохнул, полностью отказываясь понимать происходящее.

"Стыдно – кому"?! – думал он, шагая за Лисси по узенькой крутой лесенке в их подземное укрытие, откуда виднелся слабый свет нескольких свечей.

– Эн! – Альрин, встретившая их внизу, порывисто обняла эльфа и чмокнула в щеку.

Лисси полушутя-полусерьезно нахмурилась: –

Что это еще за нежности?

– Ай, отстань, – отмахнулась чародейка. – Я что, не могу порадоваться, что он живой и невредимый?

– Не то, чтобы совсем невредимый, – заметил Эннареон, указывая на шрам на лице.

– Однако! – в неровном свете свечи Альрин только сейчас заметила окровавленную щеку эльфа. – Попробуем…

Она немедленно сложила пальцы в символ Йерры и произнесла исцеляющую формулу. Шрам заметно потемнел и уменьшился, но все еще оставался виден.

– Господин маг, – девушка посмотрела направо, Эннареон проследил за ее взглядом и увидел, что коротенький коридор заканчивался комнатой, такой же темной и маленькой, как и "прихожая", где они сейчас стояли. – Ну что ты там копаешься? Мне нужна твоя помощь! Эльф ранен!

– Эльф ранен, гном вообще чудом выжил… Что за день сегодня? – ворча, вышел к ним Эллагир, потирая руки. – Впрочем, кажется, Тангору намного лучше. Мы его неплохо подлатали, а? Yerrha equillia!

Эннареон помотал головой:

– Я понятия не имею, кому там полегчало и кого вы латали. Но скажу одно: в румхирской темнице, куда меня заманили, мне пришлось убить двенадцать гномов, и среди них был… Kaelliannor Kaillirearh17!!! – воскликнул он вдруг, в невероятном изумлении уставившись на Тангора с повязкой на голове, выходящего из комнатушки на свет. – Хоть кто-нибудь может мне сказать, что происходит?!

– Это – Тангор, – любезно пояснил Эллагир. – Ты что, успел его забыть? Странно, ведь не тебе, а ему досталось по черепушке…

– Так что случилось, дружище? – спросил гном, усаживаясь прямо на земляной пол. – Рассказывай!

– Когда мы вышли от советника, – эльф горько усмехнулся, вспоминая фиаско в кабинете Рентара, – я сказал Лисси бежать к магам, хватать лошадей и уносить ноги из Румхира. Мы же с Тангором побежали вниз, к темнице, за пленниками. И тут Тангор заманил меня в ловушку… Запер в какой-то пещере, и, вместе с одиннадцатью приятелями, попытался убить. Они полагали, что я никого не увижу, но меня учили биться на слух. Что до Тангора, я сломал ему шею. После чего побежал сюда, и вот здесь вижу еще одного Тангора. И оттого слегка в замешательстве. Эннареон выговорился и замолк, оглядывая друзей.

– Да, – задумчиво изрек гном. – Я-то думал, с твоим приходом появится хоть какая-то ясность. А тут все еще больше запутывается… У меня история намного короче твоей: я помню, как ты отправил Лисси за магами и лошадьми. Она скрылась за поворотом "Три-сорок два Онне", а затем я открыл глаза и увидел, как девочка уже склонилась надо мной, приводя в чувство. Рядом валялись два трупа…

– Повернув, я дошла до конца какой-то галереи, – проговорила Лисси негромко, – но вернулась, увидев, что перепутала направления. Тебя уже не было, а возле Тангора, лежащего, стояли два гнома. Они обсуждали, что теперь с ним делать, насколько я поняла. В общем…

– В общем, она расправилась с двумя рентаровскими стражами, а потом помогла мне добраться сюда, – просто закончил Тангор. – Но вот откуда взялся второй "я" – непонятно.

– А по-моему, понятно, – загадочно протянула Альрин, и, когда внимание остальных оказалось приковано к ней, добавила лаконично: – Магия! Kalle kanni Bethan! – она направила указательный палец на Эннареона и тотчас почувствовала магический отклик на формулу. – Я вижу следы заклятья. На нашего Эна наслали иллюзию, и он думал, что перед ним Тангор, хотя настоящего Тангора уже хватили чем-то тяжелым по голове. И все это произошло, когда он смотрел вслед Лисси, то есть, когда гном выпал из его поля зрения…

– Допустим, что это возможно, – с сомнением отозвался эльф. – Я смотрел на совершенно незнакомого гнома, искренне веря, что передо мной Тангор. Но ведь я не мог переступить через настоящего Тангора, лежащего тут же с пробитым черепом, и не заме… – внезапно он осекся.

– Ну? – нетерпеливо поторопила Эннареона чародейка.

– Там лежал большой камень, – проговорил он, вспоминая. – Да! Когда мы побежали вниз, я перепрыгнул через какой-то валун.

– Вот вам и ответ, – торжествующе заключила Альрин. – На него наслали две иллюзии, одну – чтобы он посчитал какого-то гнома Тангором, а вторую – чтобы вместо настоящего Тангора увидел кусок породы. Правда, я всегда считала, что невозможно создать две иллюзии для одного объекта… – добавила она слегка растерянно.

– Дружище, – обескураженно произнес Эннареон, – я бы никогда…

– Пустое, – проворчал гном, трогая повязку. – Какие могут быть обиды! Это ведь все из-за чар. Одни беды от них…

– Однако, – полушутя-полусерьезно нахмурился Эллагир, – одну беду, вызванную магией, я точно могу назвать: вон она, – он махнул рукой на Тангора, – сидит и ворчит, поразительно живая для гнома с проломленной башкой!

Убранство землянки никак не напоминало богато обставленные комнаты для людей наверху. Единственная деревянная кровать, готовая развалиться из-за сырости, да десяток свечей, заботливо завернутых в промасленную бумагу.

– Две иллюзии за раз, – в который раз пробормотала Альрин. – Невероятно. Нонсенс и небывальщина. То-то Коршун порадуется, когда узнает…

– Наш учитель, – пояснил остальным Эллагир, – большой охотник до всяких диковинных магических случаев.

– Шшш! – вдруг прошептал Эннареон. – Кто-то идет там, наверху. Трое.

Раздался условный стук.

– Это – смотритель, – выдохнул Тангор, успокаиваясь.

Он потянулся к механизму, управляющему входом, и потянул рычажок. Что-то щелкнуло, и плита, маскирующая лаз, отодвинулась в сторону.

– Спускайтесь, господа, – раздался голос Фелнара. – Уверен, вас там точно хотят видеть.

Сначала в проеме показались ноги, осторожно нащупывающие ступени, затем – человеческая фигура по грудь, и, наконец, визитер ступил на земляной пол.

Эннареон улыбнулся:

– Дейар… Добро пожаловать в наше укрытие.

Юноша тревожно озирался. Он явно не знал, куда его вели: на свободу или на казнь, но, увидев эльфа, успокоился. Следом спустилась Деера, в отличие от друга, легко перескакивая со ступеньки на ступеньку. Завершил процессию Фелнар.

Зашелестел механизм, и входная плита снова стала на свое место. Старый гном довольно потер руки, быстро оглядел всех, и произнес:

– Собрание – лучше не придумаешь! Что ж, господа, нам есть что обсудить, верно?

– Тогда первый вопрос за мной! – Эннареон сел на пол, прислонившись спиной к земляной стене. – Дейар, откуда тебе известно имя советника румхирского короля?

– Я был в армии Виккелы, – начал юноша.

– Представляю, сколько на тебе румхирской крови, – перебил его Тангор.

– Не много, – усмехнулся Дейар. – Я – менестрель.

– Это очень печально, – тихо, словно сам себе, произнес эльф, – когда певец берется за меч.

– Да, – согласился юноша. – Но у меня не было выбора. За неповиновение приказам в Тоддмере наказывают всю семью.

– Бред! – воскликнул Тангор. – Выбор есть всегда. Умереть, наконец, если понимаешь, что убивать ни в чем не повинных жителей другой страны – отвратительно и мерзко! За смерть воина, надеюсь, у вас семью не наказывают?!

– О… – тоддмерец слегка растерялся от такого напора, но все же пришел в себя. – У меня есть ради кого жить!

– Это можно понять, – кивнул Эннареон. – Но прошу тебя, ближе к сути.

– Когда войско стало на ночевку, я разыскал Дееру. Мы отправились побродить окрест под звездами, погулять… Утомившись, мы уселись под каким-то кустом, я тихонько пел и наигрывал на лютне, Деера слушала… Это был потрясающий вечер! – воскликнул менестрель. – Такой случается раз за десятки лет.

Тангор скривил гримасу, но от ехидной реплики каким-то чудом удержался.

– Вдруг мы услышали голоса, которые приближались к нам. Мы затаились, не желая быть обнаруженными, а разговаривающие приблизились к нашему укрытию. Можно было разобрать каждое слово! Одним из говоривших был принц Виккела, голос другого был незнакомым. Они обсуждали завтрашний штурм. Принц твердо считал, что победа у него в кармане, потому что, как я понял, он сумел заслать в Румхир какого-то на редкость могучего воина.

– Что-о-о?! – в один голос воскликнули Эннареон, Тангор и Фелнар.

– Дослушайте, – нетерпеливо проговорил тоддмерец. – Я и десятой доли из их слов не понял, но запомнил многое. Может, вам будет яснее, о ком шла речь. Принц сказал, что Рентар наконец-то уговорил этого воина присоединиться к ним. Дословно это звучало так: "Рентар передал мне, что Теларфаннад сможет справиться с большинством гномов. Нам и делать-то ничего не придется". Еще он добавил, что "советника придется убрать, аппетиты у мерзавца растут не по дням, а по часам". И посетовал, что на этого Рентара золота ушло больше, чем на тысячу воинов.

– Вот оно! – довольно хмыкнул смотритель. – Доказательство!

– Потом я неловко пошевелился, и они поняли, что не одни, – развел руками Дейар. – Мы рванули оттуда так, что пятки сверкали. Виккела и его собеседник бросились в погоню, но в лесной темноте нам удалось оторваться. Мы ворвались в лагерь и затерялись среди остальных воинов. Уже потом я обнаружил, что забыл лютню под тем кустом, будь он неладен!

– Вот растяпа, – хлопнул по колену Тангор. – Почему же тебя не казнили сразу же, по приказу Виккелы…

– Это несложно, – возразил Эннареон. – Принц понятия не имел, скольким встречным в лагере Дейар успел пересказать его слова. Если казнить сразу – всем станет ясно, что менестрель говорил правду. Самое умное, что Виккела мог придумать – это отправить Дейара в передовом отряде на штурм. По сути – на верную смерть.

– Так он и поступил, – кивнул юноша. – Меня назначили в авангард.

– А дальше все понятно, – эльф на мгновение зажмурился, давая отдых глазам. – Вариант, что вас не убьют при атаке, а лишь возьмут в плен, Виккела предусмотрел и предупредил Рентара, что живыми вас оставлять нельзя.

– Допустим, свидетельство против советника имеется, – заметил Тангор, вставая с земляного пола. – Но есть другой вопрос – кто такой этот ваш Теларфаннад? Где он? И почему он не вступил в бой? Мне лично вся история про великого воина кажется нелепицей.

– Я передал вам все, – развел руками юноша. – Хотелось бы помочь разгадать эту тайну, господа, но, боюсь, от меня будет мало толку. Я просто не умею этого…

– Да что ты вообще умеешь, бестолочь? – беззлобно проворчал гном себе под нос, но менестрель его расслышал.

– Я умею петь и играть на лютне, – просто ответил он.

Дейар сделал шаг вперед и оказался в середине комнатушки, словно в центре импровизированной сцены. Помедлив секунду, будто вспоминая слова, он начал петь, сначала тихо, почти шепотом, но затем голос его становился все громче и громче, и, наконец, зазвучал в полную силу. Яркий и звонкий, он отражался от стен тесной комнаты и звал за собой, уводя мысли от обид и горестей к чистому абсолютному свету самого сильного из чувств, дарованных Создателем.


Книги древних сказаний исчезли в веках,

И мечи поржавели за давностью лет,

Только память людская, надежней клинка,

Защитит от забвения времени след.


Ночь укрыла леса от сияния звезд,

На доспехе – неверные блики костра,

Он ступил за порог, удержавшись от слез,

А она вслед смотрела ему до утра.


Нам война – не война, если дома горит,

Чуть мерцая, уютный огонь в очаге,

Уходя, он не думал, что будет забыт,

Эфес, скользкий от крови, сжимая в руке.


Он шагал на восток, отрицая свой страх,

Не считая врагов, не считаясь с судьбой,

Вспоминая любовь в бирюзовых глазах,

День за днем удивляясь, что все же живой.


Не однажды он в небо, прощаясь, смотрел,

Каждый раз возвращаясь на путь свой земной,

Верно, срок не пришел уходить за предел,

Знать, иное начертано было судьбой.


Он прошел до конца, он вернулся домой,

И, едва удержав, стон, застывший в глазах,

Сквозь завесу из слез, посмотрел на пустой,

Серым пеплом укрытый, остывший очаг.


Обернулась победа былая бедой,

Мир иллюзией стал, и, собравшись уйти,

Он увидел на камне бездушной золой

Окончание песни: "Пойми и прости"!


Родниковой водой смыв остатки золы,

Он ушел, унося за собой боль и грусть,

А на камне, в неровном сияньи луны,

Кровью фразу оставил: "Люблю и дождусь"!


Менестрель умолк на мгновение, переводя дыхание, а затем принялся петь эту же песню по-эльфийски. Эннареон почувствовал, как эмоции захватывают его, подобно морской волне: мягко, но неодолимо. Только дивный язык Изначального народа мог передать всю полноту печали и надежды, ожидания и любви.

Дейар закончил петь, и наступила тишина, какая бывает разве что после того, как отзвенел первый весенний ливень, смыв с лица мира всю наносную грязь суетливых дел, и обнажив чистые чувства.

– Эту песню ты написал сам? – непривычно тихо спросил, нарушив, наконец, молчание, Тангор.

– Нет, к сожалению, – развел руками менестрель. – Это – эльфийская баллада, я лишь перевел ее на Общее Слово…

– Тебе это удалось, – потрясенно произнес Эннареон, все еще находясь под впечатлением услышанного.

Внезапно Альрин вскочила с кровати:

– Повтори-ка, что там было… Куплет, где про иллюзии, как он звучит в исходном варианте!

– Ti vaelle aerrhiath e lidhan irglessarh, Fillearh en faennadh18… – начал Дейар, но девушка не дала ему договорить.

– Вот оно! – с торжеством провозгласила она. – Объяснение всем загадочным обстоятельствам. Эл, ты помнишь о семи Ключах стихии Воздуха?

– Естественно, – удивился вопросу маг. – Я же все-таки получил диплом от Коршуна!

– Как называется второй из семи кристаллов?

Эллагир наморщил лоб, вспоминая, а затем грязно выругался.

– Вот именно! – довольно кивнула Альрин. – Кристалл Иллюзий. Обладая им, любой сможет насылать наваждения десятками! Никакого воина Теларфаннада не существует. Имеется в наличии лишь один зарвавшийся королевский советник и один мощный магический артефакт. Который на Древнем Слове зовется – как?

– Theel ar Fannadh19, – констатировал чародей. – Все сходится!

– Альрин, ты – умница! – восхищенно проговорил эльф. – Осталось придумать, как отобрать кристалл у Рентара.

– Советник собирался лично присутствовать при казни тоддмерцев, – усмехнулся смотритель Гостевого Чертога. – Надо полагать, хочет лично убедиться, что с опасными свидетелями покончено. И, поскольку казнь назначена на утро… – он не договорил.

– Дейар, – вздохнул Эннареон. – Вам придется вернуться в темницу и завтра взойти на эшафот. Не бойтесь, – взмахнул он рукой, видя, как поменялись в лице тоддмерцы. – Вы будете подсадными утками. Рентар придет на вас поглазеть, ну а остальное уже наша забота.

– Я боюсь, – просто сказал менестрель. – Но сделаю, как вы скажете. Мы многим Вам обязаны.

– Я буду рядом, – успокоил их эльф. – И вмешаюсь, если потребуется.

– Отлично! – Фелнар потер руки. – Завтра, при скоплении народа мы бросим в лицо обвинение Рентару. Пусть все узнают предателя!

– Неужели мне предстоит провести в этом склепе целую ночь? – спросил Эннареон сам себя.

Вопрос оказался, как и предполагалось, чисто риторическим.


Пробуждение выдалось безрадостным: в душноватой землянке, заселенной вдобавок сверх всякой меры, выспаться не удалось.

– Выдвигаемся, – коротко распорядился эльф. – Надо прийти на место до стражи.

Подкрепившись остатками вчерашнего ужина, заботливо принесенного Фелнаром, спутники покинули подземное укрытие.

– Альрин, расскажи мне, как действуют остальные Ключи стихии Воздуха, – внезапно попросил эльф, шагая по коридору Гостевого Чертога.

– Ну, – начала чародейка, – многое про них еще неведомо, а из того, что мы знаем, не все может оказаться правдой. Кристалл Стремительности позволяет быстро преодолевать любой путь. Ключ Зоркости обостряет зрение, и, возможно, усиливает дар предвидения. Кристалл Спокойствия создает магические щиты, наподобие того, что делает Эллагир. Кристалл Забвения может отнимать у врагов память.

– Однако, – удивленно покачал головой Эннареон, – тот, кто обзавелся всеми ключами, может не тратить время на обучение в университете…

– Кристалл Силы дарует источник магической энергии, Кай, – продолжала чародейка. – И, наконец, что делает последний, седьмой Ключ – никто не знает. Имя ему – Неназванный.

– Пришли! – объявил гном, сворачивая в очередной проход, и друзья неожиданно оказались в Чертоге Возмездия, всего в нескольких шагах от помоста для казней.

Он был достаточно большой для того, чтобы под ним поместилось несколько желающих укрыться от лишних глаз. По площади бродили редкие прохожие, но в их сторону никто, вроде бы, не смотрел.

– Марш под помост! Там нас не заметят, – прошептал Тангор и первым кинулся выполнять собственное распоряжение.

Спутники устроились под дощатым настилом и принялись ждать. Постепенно Чертог Возмездия начал заполняться народом. Подтянулась и стража, привычно занимая места на площади таким образом, чтобы не допустить никаких вольностей со стороны толпы.

– Все они из охраны советника, – прошептал гном. – Видишь оранжевые повязки на рукавах? Надеюсь, у Фелнара есть подробный план действий.

– Какие тебе нужны подробности? – осведомился Эннареон. – Если советник окажется в пределах досягаемости моего меча, я убью его. А потом можно рассказать о его предательстве. Таков мой план.

Тангор хотел что-то сказать, но в это время в конце площади показалась процессия с осужденными. Эльф нашел взглядом тоддмерцев: те шли, глядя перед собой, окруженные двойным кольцом стражи с неизменными оранжевыми повязками. Завершал шествие палач в маске из темной плотной материи, эту традицию гномы заимствовали у людей еще в незапямятные времена.

– Какое-то у меня странное ощущение, – негромко пробормотала Альрин. – Голова чуть кружится…

– И у меня, – нахмурился чародей.

Пленников тем временем ввели на помост и приказали развернуться лицом к толпе. Дейар был бледен, но старался держаться уверенно. Его спутница, напротив, заметно нервничала.

Вдруг собравшиеся на площади заволновались и зашумели: важно ступая по каменным плитам Чертога Возмездия, в окружении охраны, неспеша шел королевский советник Рентар.

– Овации-то жидковаты, – усмехнулся Эллагир.

– Вот и хорошо, – заметила Альрин. – Не хватало еще, чтобы здесь собрались лишь его сторонники. Тс-с, он собирается говорить!

Рентар остановился, не доходя до помоста добрый десяток шагов и развернулся лицом к зрителям. Эльф вздохнул: втайне он надеялся, что советник поднимется на возвышение и окажется в прямой досягаемости его меча.

– Дорогие собратья! – воскликнул Рентар, и его громкий голос эхом разнесся под высокими сводами Чертога. – Друзья мои! Вместе мы одержали судьбоносную победу над вероломными соседями из Тоддмера. Отстояли в жестокой битве наш дом! Теперь нам осталось последнее: уничтожить остатки мерзости, что принес нам Виккела. Перед вами на помосте, – он сделал театральный жест в сторону пленников, – последние оставшиеся в живых враги. Кровь наших сородичей на их руках!

– И вот я спрашиваю у вас, у моего народа, – продолжил предатель, переведя дух. – Что надлежит сделать с врагом? Оставить в живых и позволить уйти? Или предать смерти во имя справедливого отмщения за тех, кто пал в бою против коварных тоддмерцев?

– Сильно сказано для предателя, который оказался подлей любого врага! – вдруг выкрикнул кто-то из толпы.

Эта фраза подействовала на собравшихся, как холодный душ. Гномы расступились, и вперед вышел Фелнар, облаченный в доспехи, и в этом виде больше похожий на сурового воина, чем на смотрителя Гостевых Чертогов.

– Пора и нам, – шепнул эльф в полумраке укрытия.

Все внимание гномов было сосредоточено на советнике и Фелнаре, поэтому никто не обратил внимания, как Эннареон, Лисси, Тангор и маги обогнули помост и стали перед ним.

– Слава Создателю, – донеслось до чутких ушей эльфа негромкое восклицание Дееры, – они здесь!

– Я и не сомневался, – тихонько ответил Дейар. – Ведь эльфы никогда не лгут!

Эннареон едва заметно усмехнулся. Внезапно он почувствовал спиной чей-то острый взгляд и резко обернулся. На него в упор смотрел палач, и даже через завесу материи в его глазах угадывался ужас.

– Не приближайся к топору и пленникам, – бросил ему эльф. – Тогда останешься в живых. Уяснил?

Голова в маске слегка склонилась в утвердительном ответе. Некоторые гномы заметили Эннареона и его друзей и начали указывать на них остальным, но Рентар стоял, не поворачиваясь и всецело сосредоточившись на смотрителе.

– Собратья мои! – также громко воскликнул Фелнар. – Слушайте меня! Несколько лет советник целенаправленно рушил наше королевство и старался захватить престол. Чтобы достичь цели, он пошел на предательство своего народа. Он с потрохами куплен Тоддмером! Все это время мы терпели, не имея достаточно доказательств, но вот, наконец, час наступил! Эти двое тоддмерцев знают имя предателя, случайно услышав его от самого принца Виккелы. Дейар и Деера, скажите его всем!

– Собратья мои! – воззвал к гномам опомнившийся советник. – Разве можно верить врагам? Тем, которые перед лицом неминуемой смерти наплетут что угодно, лишь бы спастись?

– А что ты ответишь на речь Фелнара? – выкрикнул один гном.

– Он – уважаемый и честный собрат! – подхватил его второй.

– Я не знаю, зачем Фелнару потребовалось очернить мое доброе имя, – громко воскликнул Рентар. – Может, враг сделал еще одну попытку пробраться в наш дом, на этот раз – изнутри!

– Лжешь, мерзавец! – проревел Фелнар в ярости. – Дейар, назови имя предателя!

– Советник Рентар!!! – раздался в Чертоге Возмездия звонкий голос менестреля, и одновременно Эннареон шагнул вперед:

– Я подтверждаю его слова. Советник пытался уничтожить этих пленников, так как они знали правду, и устроил ловушку для меня, намереваясь убить. Рентар – предатель на службе у бывшего тоддмерского принца Виккелы.

– Слушайте его! – воскликнул Фелнар. – Это – военачальник Румхира, он возглавил наше войско, когда битва казалась проигранной, и он привел нас к победе! Его слова не нуждаются в доказательствах, ибо всем известно, что эльфы никогда не лгут!

– Довольно! – внезапно раздался голос советника. – Стража! Схватить подстрекателей к бунту и заточить в темницу. Всех до единого, в том числе и военачальника Эннареона!

Воины слегка замешкались, не решаясь выполнить такой приказ, а Фелнар тут же сориентировался:

– Собратья, не надо служить преступнику! – и, обращаясь к советнику, добавил, выхватывая боевой молот: – Нас здесь много, и мы готовы биться с предателем и его сворой мерзавцев до конца!

– Оружие к бою! – проревел Рентар, делая шаг в сторону, под защиту трех охранников. – Всех, кто не сдастся, считать врагами королевства!

Гномы изготовились к битве, но вдруг неожиданно на площадь вбежал взмыленный герольд. Судя по всему, он весь путь от Королевских Чертогов проделал бегом, и сейчас тяжело, с присвистом, дышал, стараясь втянуть побольше воздуха. Вид гномов с оружием в руках его не смутил, или же ему было настолько все равно, что происходит вокруг, что он не придал этому никакого значения. Пройдя на негнущихся ногах десяток шагов, герольд оперся об одну из колонн, чтобы не упасть от потери сил, и скорбно возвестил:

– Собратья! Горе пришло в Румхир! Король Ринхаг только что отправился в Чертоги Троара! Горе пришло в Подгорное Королевство!

– Как? Что? О чем ты говоришь? – воскликнул советник. – Ринхаг не мог… Не мог умереть, – повторил он потрясенно.

– Горе пришло в Румхир! – чуть пошатнувшись, выкрикнул герольд снова и замолк, стараясь хоть как-то восстановить дыхание.

– Если король Ринхаг умер, – произнес смотритель со странным блеском в глазах, – то его место занимает…

– Военачальник! – подхватил кто-то сзади.

– Собратья! – провозгласил Фелнар, перекрывая громким голосом шум, стоявший на площади. – По нашему закону, твердому и незыблемому, новым королем стал военачальник Румхира Эннареон. Преклоните колени перед лицом короля!

– Так и знал, что это закончится катастрофой, – пробормотал Тангор, становясь на колено. – Эн, не молчи! Скажи им что-нибудь!

Эльф вобрал в грудь побольше воздуха и твердо произнес:

– Мой первый приказ, как короля Румхира – казнить изменника и предателя, бывшего советника Рентара.

Двое стражников, стоящих рядом с советником, тут же схватили его за руки. Предатель был настолько поражен всем происходящим, что даже не пытался сопротивляться.

– Это должно быть выполнено незамедлительно, – продолжил Эннареон. – Также, своей властью даю полную свободу двум тоддмерцам, Дейару и Деере. Придя в составе вражеской армии, они сдались в плен, не желая сражаться за неправую сторону, а позже принесли Румхиру большую пользу, дав свидетельство против предателя. Спускайтесь оттуда, – обернулся он к менестрелю и его возлюбленной. – Это место – для преступников.

– Скажи мне, дружище, – тихонько спросил эльф у Тангора, пока бывшие пленники покидали помост, – по вашим законам король может прямо передать свои полномочия любому, кому захочет? Например, тебе?

– Ты с ума сошел, – прошипел гном в ответ, продолжая улыбаться толпе. – Трон передается только после смерти короля, или его самоотречения, чего в истории Румхира не было никогда. Назначить правителем кого вздумается – большей глупости ты просто не можешь совершить! Ты что, хочешь гражданской войны в своем королевстве? И если у тебя какие-то планы относительно меня и румхирского престола, то крепко подумай сначала, а мне-то оно нужно? Какой из меня король?!

– Ты против? – притворно изумился Эннареон. – Не хочешь быть румхирским правителем? – И увидев, что Тангор еле сдерживается, чтобы не ответить ругательством, поспешно добавил: – Я пошутил. Твое чувство юмора просто невыносимо!

"Я точно тресну его по уху, – решил Тангор. – Как только останемся наедине".

– Третий мой приказ, – снова громко произнес Эннареон, – касается стражников бывшего советника. Они не могут быть осуждены только за то, что выполняли свою работу, в этом нет вины. Но если выяснится, что кто-то из них действовал против законов Румхира – наказание для него будет определено советом Старейшин, как для любого другого нарушителя.

На площади зашумели, обсуждая услышанное.

– Осталось последнее, – продолжил эльф. – Смотритель Гостевых Чертогов Фелнар, – возвысил он голос. – Подойди ко мне.

Гном, удивленно пожав плечами, приблизился к эльфу.

– Да, мой король?

– Я думаю, – улыбнулся Эннареон, – из тебя выйдет намного лучший правитель для своего народа…

– Но это невозможно, мой король! – воскликнул Фелнар. – Власть в Румхире не передается по прямому указу!

– Я знаю, – кивнул эльф, прикидывая, что можно вырваться из подгорного мира еще до захода солнца, к зеленым лесам и чистым рекам, и, от этих мыслей, широко улыбаясь. – Поэтому я нашел другой способ.

– Мой четвертый приказ, – обратился он к толпе гномов, собравшейся в Чертоге Возмездия, и все прибывающей и прибывающей, так как многие прослышали о новом короле. – Я назначаю Фелнара военачальником Румхира.

Эннареон подождал, когда поднявшийся гул немного стихнет, и продолжил:

– И, наконец, пятый и последний королевский приказ – о моем самоотречении от трона Подгорного Королевства, – звонко проговорил эльф и в наступившей тишине твердо закончил: – По закону, твердому и незыблемому, новым королем стал военачальник Румхира Фелнар. Преклоните колени перед лицом короля!

Кинув взгляд на площадь, Эннареон первый коснулся коленом твердого черного камня, которым был вымощен Чертог Возмездия, за ним последовали Лисси, Тангор, маги…

– Вот хитрец, – услышал эльф негромкий возглас гнома, второй раз за утро стоящего на коленях. – За десять секунд придумать, как обойти закон, которому без малого две тысячи лет!

– Просто я очень хочу выбраться, наконец, отсюда, – улыбнулся Эннареон.

Речь Фелнара была краткой. Он не пообещал чего-то из ряда вон выходящего, даже наоборот, подчеркнул, что восстановить былую мощь Румхира – задача сложная. Но вовсе не невыполнимая, особенно если действовать сообща.

– Непременное условие любой победы – единство! Способность держаться вместе – это и есть наше главное достояние, подлинное сокровище подгорного народа! Единство и вера друг в друга поможет нам вернуть величие нашего королевства. Единство, – в голосе Фелнара почувствовался лед, – которого мы чуть было не лишились. Благодаря предателю, – гном кинул гневный взгляд на Рентара, по-прежнему находившегося в руках стражников. – Приказ о твоей казни был отдан бывшим королем Эннареоном. Я этого приказа не отменял. На плаху его!

– Пощадите… Помогите… – забормотал жалобно гном, когда стражники повели его к месту казни, точнее даже – поволокли: ногами советник идти не мог от страха.

– Предателям пощады нет, – король был непреклонен.

– Нет… Я не… Нет, не надо!.. – лепетал Рентар в ужасе, с каждым шагом стражи приближающийся к эшафоту.

– Ох, – выдохнула Альрин, когда советника протащили мимо магов, стоящих рядышком. – Голова закружилась, точно мельница…

– И не говори, – сочувственно кивнул Эллагир. – Погода, что ли, меняется?

– Какая еще погода, под горой-то? Что ты почувствовал? – вдруг подозрительно спросила девушка.

– Да просто повело как-то в сторону. Слишком сложные дни нам с тобой выдались в последнее время, – через силу улыбнулся маг. – И еще такое дурацкое ощущение, будто щекотно где-то внутри, знаешь, как будто летишь на качелях…

Альрин внезапно выпрямилась, пораженная невероятной догадкой.

– Мы – идиоты, Эл, – прошептала она, сосредотачиваясь. – Kalle kanni Bethan!

– Kalle kanni Bethan! – эхом повторил за девушкой нахмурившийся Эллагир, и тут же грязно выругался.

– Мы, конечно, не невинные юные девушки, – начал Тангор, – но в присутствии короля…

– Это – не Рентар! – перебил его маг. – Король Фелнар, этот гном – не советник!

– А кто же? – ошарашено повернулся к ним бывший смотритель.

– Иллюзия, – горько усмехнувшись, сказала Альрин. – Очередной фокус.

– Стойте! – приказал король, и стражники недоуменно обернулись.

– Остановитесь, – повторил Фелнар уже более спокойным голосом. – Как вы это определили? – обратился он к магам.

– Поиск магических формул и их следов, – пожала плечами девушка. – Чары Бетан, нас этому учили.

– Заклинания иллюзии повсюду, на каждом гноме, который здесь присутствует, на нас, на Эннареоне, – подтвердил Эллагир. – Тот, кого ведут на казнь – не советник. На нем тоже лежат чары, но иные. Им кто-то управляет, и, хотя он борется, но сделать не может ничего.

– Я даже знаю, кто, Троар его забери! – прорычал Тангор, быстро озираясь, словно Рентар стоял прямо у него за спиной.

– А ведь верно! – воскликнула Альрин. – Чтобы наслать наваждение на такую огромную толпу, ему надо быть совсем рядом. Такой фокус на расстоянии не проделаешь, даже с Ключом.

– Рентара моментально узнали бы на площади, – покачал головой Эннареон, и тут же осекся, прищурив глаза.

До помоста было десять шагов, дело двух-трех секунд.

"Так вот почему он посмотрел на меня с таким неописуемым ужасом, – мысленно усмехнулся эльф, слегка повернувшись, чтобы можно было легко рвануть с места. – Ну, конечно. Мерзавец-то полагал, что меня изрубили в куски двенадцать его прислужников"…

Эннареон перенес вес на левую ногу, и вдруг стремительно кинулся вперед. Молнией пронесся мимо стражников, цепко держащих за руки неведомо кого, могучим прыжком взлетел на помост, одновременно выхватывая клинок, сверкнувший даже в полутьме подземной площади… и отлетел шагов на двадцать в толпу. В последний момент он успел сориентироваться в пространстве, и неминуемое, казалось бы, падение обернулось неуклюжим приземлением на ноги.

– Ха-ха, неужели ты думал, что сможешь меня достать? – пророкотал палач.

– Сними маску, мерзавец! Тебе больше незачем прятаться, – гневно ответил эльф.

– Как он смог проделать такую штуку? – потребовал Тангор ответа у юных магов.

– Это был Щит, и я понятия не имею, как он его сотворил, – огрызнулась Альрин. – Второй Ключ – это всего лишь кристалл Иллюзий, и все, что он может – это…

– У Рентара – не Второй Ключ, – с мрачным спокойствием перебил ее Эллагир. – Ты еще не поняла?

– Великий Создатель… – девушка замерла от ужаса. – Так вот оно что!

– Знаете, в маске было лучше, – рассмеялся чернобородый гном с помоста. – В ней было хуже видно ваши тупые мерзкие рожи! "Ах, у него не Второй Ключ", – передразнил он Эллагира и снова рассмеялся.

– Что тебе нужно? – сухо осведомился король Фелнар.

– Мне? Что мне нужно? – переспросил советник. – Мне нужно все. Но как же приятно, Троар меня возьми, держать вас всех в своей власти!..

Несколько гномов из толпы кинулись вдруг к помосту. Рентар поднял руку, из которой вылетели пять зеленых огненных стрел и поразили смельчаков. Те упали и больше не шевелились.

– Ублюдок! – крикнул кто-то в толпе, и в советника полетели камни.

Но ни один из них не в силах был пробить магический щит, окружавший Рентара со всех сторон.

– Есть идеи, Аль? – спросил маг, лихорадочно соображая, что можно предпринять.

Очевидно, большинство предполагало, что магические фокусы советника – это как раз по их части. Но тягаться с Седьмым, Неназванным Ключом…

– Можно попробовать вот это, – пожала плечами девушка. – Банально, но вдруг удастся? Traekkart Ehhara! – воскликнула она неожиданно, и простерла обе руки к эшафоту.

Эннареон, разгадав ее замысел ударить не в Рентара, а в помост, чтобы советник не удержался и упал, моментально кинулся вперед. Достаточно, чтобы на секунду Рентар утратил контроль над Щитом, и все будет кончено! Увы, две фиолетовые молнии, пущенные чародейкой, ударили в ничто и пропали: советник закрыл щитом не только себя, но и помост для казни. Эльф еле успел затормозить, чтобы снова не наткнуться на защитные чары.

– Хорошая попытка! – рассмеялся Рентар. – Но недостаточно сильная. Надо научить тебя хорошенько этому заклинанию. Traekkart Ehhara!!!

Эллагир выкрикнул заклинание одновременно с советником. Мгновенно выросший бледно-голубой купол принял удар Стрел Эххара. По поверхности побежала рябь, но чародей выстоял и удержал защиту.

– Достойно, – констатировал советник. – А мне говорили, что в университетах ничему не учат.

– Вся твоя сила зиждется на простом камне, – презрительно сплюнул Эллагир.

– А что, – вкрадчиво поинтересовался Рентар, игнорируя грубость, – ты тоже не прочь заполучить такой "простой камень"?

Он пошарил в складках одежды и вынул сияющий ярко-голубым светом кристалл в золотой оплетке, размером с яйцо. Артефакт притягивал взоры своей хрупкой, неземной красотой, но в то же время в нем чувствовалась могущественная сила.

– Хорош? – издевательски спросил советник, надевая импровизированное украшение себе на шею. – А главное, заменяет годы учений! Вы еще не уразумели, безмозглые овцы, что в моей власти сделать с вами все, что угодно?

– Кое-какие навыки с младшего курса все же бывают полезными! – громко ответил Эллагир, делая шаг вперед.

Он мгновение сосредотачивался, а затем поднял правую руку и громко и отчетливо произнес:

– Dellaro Llaerhan!

Один из известнейших магов прошлого, Лайран, несомненно, гордился своими чарами. Формула, придуманная им в девять лет исключительно из хулиганских побуждений, была неприменима к живым существам, но прекрасно действовала на небольшие объекты неживой природы, разрывая изнутри деревянные кубики, камни, стеклянные шарики… даже сырные головки, в чем в детстве успел убедиться Эллагир, вовсю подшучивая над одним из поваров в трапезной зале факультета.

Чары сработали, как и всегда, безукоризненно. Седьмой Ключ Стихии Воздуха, известный также в трудах по магии, как "Неназванный", восхитительной красоты горный хрусталь с инклюзом – пузырьком воздуха точно по центру, взорвался, осыпав советника Рентара дождем сверкающей пыли.

Во внезапно наступившей тишине, среди всеобщего оцепенения, Эннареон один из очень немногих сохранил хладнокровие и, не тратя ни мгновения, бросился к помосту, оставшемуся без магической защиты. Преодолев десяток шагов за две секунды, он буквально взлетел на возвышение, где стоял советник.

– Ты был приговорен к смерти двумя королями Румхира, – произнес эльф, с холодным шелестом извлекая меч из ножен.

Придя, наконец, в себя, Рентар дернулся было бежать, но клинок в руке Эннареона оказался быстрее. Советник закричал от боли: эльф нанес удар, суливший несколько минут адских мучений. Сколько времени оставалось жить смертельно раненому подлецу, Эннареон не знал, но очень надеялся, что бывший советник будет чувствовать все, до самого конца. Прощения Рентар не заслуживал.


– Значит, это был Неназванный? Седьмой Ключ? – спросил Эннареон, глядя на закатное солнце, не прикрывая глаз, и подставляя лицо легкому ветерку из долины.

– Угу, – кивнула Альрин, не оборачиваясь.

– Жалко, что пришлось его уничтожить, – вздохнул Эллагир. – С другой стороны, вряд ли Рентар бы отдал его нам на блюдечке.

– А вы разгадали, что он делает? – вклинилась в разговор Лисси, сидящая позади эльфа.

– Да, – усмехнулась чародейка. – Седьмой Ключ не обладал каким-то уникальным даром, но заключал в себе все способности остальных шести кристаллов. По счастью, бывший советник только начал изучать его возможности. Пробудь это дело в тайне еще полгода, и кто знает, – пожала плечами девушка, – возможно, миру, каким мы его знаем, пришел бы конец.

– В таком случае, – безапелляционно заявил эльф, – хорошо, что камень уничтожен. Слишком большой соблазн для слабых духом, но богатых желаниями. Как же он оказался в Румхире?

– Я отправила донесение Сандару с нарочным из Подгорного Королевства. – проговорила Альрин негромко. – Думаю, он сможет пролить немного света на историю Ключей.

– А как ты рассчитываешь получить ответ? – удивился Тангор.

– О, наш учитель что-нибудь придумает, – беспечно улыбнулась девушка.

Дорога миновала перевал и устремилась вниз, петляя между валунов и деревьев. Впереди, повсюду, куда мог достать взгляд, расстилалась желто– зеленое покрывало степи.

– Тоддмер, – выдохнул Дейар с благоговением. – Наш дом.

– Дом, в котором не все ладится, – грустно усмехнулась Деера.

– Но он от этого не перестает быть родным, – возразил менестрель, вглядываясь в даль. – До ближайшего города день пути, друзья, значит, завтра на закате мы простимся.

– Даже раньше, – заметил Эннареон. – Мы скоро свернем с тракта. Чем меньше людей в Тоддмере нас увидит, тем лучше. В королевстве гномов приключений было более, чем достаточно, на всех нас.

– А я думал, что эти самые приключения, наконец, закончились, с тех самых пор, как мы покинули Румхир, – вздохнул Эллагир.

Альрин, легко поцеловав его в шею, весело возразила:

– Не скучай! Может быть, наоборот, все только начинается?

Книга вторая

Руны Каллериана


Человек в темно-синем плаще довольно откинулся на дубовую спинку высокого кресла. Пальцы его слегка подрагивали от только что творившихся чар. В неверном свете масляной плошки можно было увидеть, как торжествующе сверкают его глаза.

Человек улыбался, и это была улыбка победителя.

Перед ним, на широком столе, заставленном колбами, ретортами, заваленном ворохом пергамента и кучей непонятных для постороннего, скупо поблескивающих инструментов, лежала большая книга в кожаном переплете.

С виду небрежный, но точно выверенный взмах руки – и том сам собой раскрылся. С сухим шелестом ломкие страницы начали переворачиваться, одна за другой. Они были девственно чистыми: ни единой надписи, ни руны. Язычок пламени в светильнике заплясал от дуновения воздуха.

Листы мелькали все быстрее, пока, наконец, не закончились. С глухим стуком переплет захлопнулся. Пламя погасло, и все вокруг погрузилось во тьму.

Чародей стремительно встал, одним движением сунул книгу в заплечную суму и уверенным шагом покинул комнату. Через несколько часов он уже распахивал дверь таверны “Кабаний Бок”, что на Столичном тракте.

– Добро пож… – начал с поклоном трактирщик, но человек в плаще грубо оборвал его:

– Замолкни! Веди меня в комнату, которую ты сдаешь гостям на ночь.

– Эй, полюбезнее, приятель! – раздался зычный бас сзади. – А то мы научим тебя манерам!

Чародей не обернулся.

– Веди! – повторил он трактирщику, и шепотом, так, чтобы его никто больше не услышал, добавил:

– Arrea Irmenare!

Подчиняющая волю формула Ирменара сработала, хотя шансов на это без долгой, многодневной подготовки объекта было не так уж много.

“Мне сегодня везет”, – с усмешкой подумал чародей, поднимаясь за трактирщиком по скрипучей лестнице.

Комната оказалась убранной довольно богато. Тяжелые бархатные занавеси на окнах и резной деревянный потолок вызывали удивление: нечасто в тавернах можно встретить такую обстановку.

Но человек в темно-синем провел несколько часов в седле не для того, чтобы любоваться интерьером. Он выложил книгу на стоявший здесь же массивный дубовый стол.

– Она лежит здесь несколько лет, понял, болван?

Трактирщик равнодушно кивнул. Из уголка рта показалась струйка слюны. Чародея передернуло от отвращения, но он знал: это – побочный эффект от заклинания. Приходится терпеть.

– Ты никого не станешь сюда селить, кроме пары молодых магов. Они заявятся через пару дней.

Он подробно описал внешность будущих гостей, чтобы исключить ошибку, и добавил еще несколько инструкций.

Дверь распахнулась и в комнату, распространяя запах крепкого эля, ввалился высокий грузный детина. В одной руке он держал увесистый деревянный табурет.

– Что этому говнюку от тебя надо, Гил? – уже знакомым басом обратился он к трактирщику, не замечая, что с тем что-то неладно. – Давай вышвырну его отсюдова!

– И еще, – хладнокровно произнес чародей, не удостоив вошедшего взглядом. – Ты сейчас спустишься в залу и будешь работать, как обычно. Если кто-то начнет беспокоиться об этом человеке, ты скажешь, что видел его уходящим домой. Ступай!

Трактирщик покорно вышел прочь, не обернувшись ни на синие сполохи, ни на короткий вскрик, полный боли, ни на стук выпавшего из руки табурета. У него было четкое указание, и он даже в мыслях не имел его нарушить.

От незадачливого заступника остался лишь слой пыли и пепла. Чародей, выходя из комнаты, грязно выругался: пепел запачкал подошвы сапог. Если бы он обернулся, то с удивлением увидел бы: по книге разлилось едва заметное голубоватое сияние. На обложке медленно, точно выписываемые невидимым пером, проявились серебряные руны.

Но чародей не оборачивался. Он все спланировал и рассчитал. Не было ни одной причины проверять ловушку еще раз.

– Перед приездом гостей приберись там хорошенько и вымой пол, – бросил он Гилу, покидая таверну.

Как чародей и предполагал, до этого приезда оставалось всего два дня.


Куда ни кинь взгляд – всюду путников окружала высокая, упругая и сочная трава. Зеленое море раскинулось от пояса гор, где осталась твердыня Румхир, до зримого края небес. Свежий ветер насылал волны, отчего сходство степных просторов с морской гладью только усиливалось. Иногда на ковре из трав, точно риф посреди пучины, попадалось одинокое дерево.

Альрин недовольно поежилась и поплотнее закуталась в плащ. Некогда торжественно-белый, сейчас он являл довольно жалкое зрелище. Путешествие, еще не очень продолжительное, но уже весьма богатое на события, превратило одеяние мага стихии Воздуха в заурядную тряпку.

– Не люблю степи, – негромко пояснила она Эллагиру, отвечая на его немой вопрос. – Всюду пустота. А мы ползем по ней, точно мухи по голому столу.

Маг усмехнулся:

– Горы ты не жалуешь за их непредсказуемость. Степь – за открытое пространство. А бывает ли в нашем мире местность, что пришлась бы тебе по душе?

– О, да, – с чуть тоскливой улыбкой ответила девушка. – Местность большой каминной залы в моем доме вполне подойдет.

– Посидеть у огонька и я бы не отказался, – проворчал Тангор, ерзая в седле.

Верховая езда, сначала пугавшая его, а затем приводящая в восторг, теперь обернулась совершенно скучным делом.

“Может, всему виной этот треклятый пейзаж, – подумал гном. – Словно топчешься на месте. Каждая новая лига похожа на предыдущую, как две капли воды. То ли дело, коридоры Дирхкага! Шагаешь по ним – и петь от радости тянет!”

– О чем там петь, камни одни, да пыль, – пожал плечами Эннареон, обернувшись. – Ты мечтал вслух, дружище, – добавил он, увидев расширенные от удивления глаза Тангора.

– Я уж подумал, ты мысли выучился читать, – буркнул тот недовольно.

Эльф не ответил. Он уже целовал Лисси, сидевшую позади него на Ниэроили, забыв обо всем вокруг.

“Нет магии столь же сильной, сколь сильна настоящая любовь, ибо суть ее – волшебство самого Творца, и нет ничего превыше ее”, – писал один магистр тысячу лет назад. Многое изменилось за это время. Обращались в руины и отстраивались вновь города и целые королевства. Чародеи придумывали новые заклинания, взамен терявших силу. Рождались и умирали герои и предатели. Менялось все, лишь любовь оставалась такой же, как и тысячу лет назад, и такой же, какой она будет через следующую тысячу лет…

“Занятно-то как получается, – кисло размышлял Тангор. – Вроде и еду в компании четырех друзей, а получается все равно, как в одиночестве.”

Срединный тракт, на совесть вымощенный руками сотен тысяч узников, остался далеко позади. Опасаясь встреч с конными разъездами враждебной армии, спутники двигались вглубь степной страны. Часто – наугад, ибо среди всех эллагировых карт не было ни одной тоддмерской. Редкие поселения они старались обойти как можно дальше, чтобы не попадаться на глаза местным жителям.

– Туча надвигается, – гном махнул рукой куда-то вперед. – Если кому интересно, конечно.

– Отлично, – довольно потер руки Эллагир. – Ночью книга научила меня еще одному заклинаньицу… Опробую его в деле!

На его лице отразилось нетерпение. Так изобретателю хочется поскорее запустить только что созданный им мудреный механизм и посмотреть, будет ли работать.

– Что за формула? – немедленно отозвалась Альрин.

– Увидишь, – загадочно подмигнул чародей. – С виду странноватая, но я на нее вполне рассчитываю.

– Просто ради ясности, – проворчал Тангор. – Уверен, что мы не вымокнем?

– Моя магия никогда нас не подводила, – отчеканил Эллагир. – Незачем в ней сомневаться и сейчас.

      Гном скорчил гримасу:

– Прошу простить, о, величайший из магистров.

Лисси рассмеялась. “Величайший” раздраженно пожал плечами:

– Шуты балаганные.

– Предлагаю спешиться и перекусить, – распорядился Эннареон. – Как раз успеем до дождя.

– Надо выкопать нору, – предложил Тангор. – Возьмемся впятером и пересидим непогоду в землянке.

Внезапный порыв ветра растрепал волосы Альрин.

– Пахнет грозой, – заметила она. – Не успеем. Ты ведь среди нас единственный мастер по строительству. Да и чем копать-то? Руками?

– Я. Не буду. Ковыряться. В грязи, – процедил Эллагир, спрыгивая с коня. – Сейчас шторм подойдет поближе, и вы увидите, на что способна магия.

“Определенно, его книга дурно влияет на характер, – заключил Эннареон, задумчиво глядя на чародея. – Интересно, чем еще грозит нам ее присутствие.”

Фолиант, который Эллагир утащил из таверны неподалеку от Визенгерна, не давал эльфу покоя. За свою достаточно долгую по человеческим меркам жизнь он уже видел разные магические артефакты и разных магов, их использующих. Объединяло таких магов одно: ложное чувство уверенности, что они знают обо всех скрытых свойствах предмета. И расплата за эту ошибку бывала порой весьма высока.

Тучи ощутимо вырастали в размерах, прямо на глазах занимая все небо. Точно гигантское чудище, гроза неотвратимо подминала под себя спутников, окружала их и окутывала мглой. Ветер подул снова, еще сильней, сорвав с Эллагира капюшон.

       Лошади обеспокоено прядали ушами, а Ниэроиль обернулась и тихонько заржала.

Первые тяжелые капли дождя ударились оземь, оставляя еле заметные следы.

“Что бы он ни собирался сделать, самое время сделать это сейчас”, – подумала Лисси, крепче прижимаясь к эльфу.

И Эллагир, словно отвечая ее мыслям, собрав пальцы в сложный Символ (Альрин не смогла его узнать), поднял голову к небу и громко произнес:

– Aen Daerthaero sava'akh!

И, отвечая Зову Дартаэра, на Тоддмерскую степь, на зеленое буйство травы, упал первый яркий солнечный луч. Следом – еще один, и еще… Золотыми стрелами пронзали они грозу, и тучи стремительно отступали, уменьшались и таяли. Наконец, осталась лишь синь неба и солнечный свет, беспрепятственно изливавшийся на равнину, нестерпимо яркий после недавней мглы.

Эллагир постоял еще минутку, согревая в лучах появившегося солнца слегка озябшие кисти, и повернулся к друзьям. На лице каждого была написана целая гамма эмоций: восхищение – у эльфа, уважение – у Тангора, детский восторг – у Лисси, а у Альрин…

У чародейки в глазах застыл ужас.

– Ты хоть знаешь, что за формулу произнес? – смертельно бледная, прошептала она.

– Конечно, знаю! – усмехнулся Эллагир. – Это – “Зов Дартаэра.” Книга сказала, что он уберет любую преграду между мной и солнечным светом.

– “Книга сказала”, – с горечью передразнила Альрин. – Коршун рассказывал про эти чары. Они очень старые… И они не очищают небо от туч, а призывают свет солнца.

– Но солнечные лучи иногда просто не могут следовать Зову, в силу своей природы, – продолжила девушка, переведя дух. – Ни один чародей не обладает достаточной силой, чтобы эти чары сработали ночью, – ведь солнцу неоткуда взяться в это время на небесах. Или в пещере, куда не может проникнуть свет… И знаешь, Эл, что случается с магом, творящим “Зов Дартаэра”, который не может быть исполнен?

– Н-н-нет, – растеряно протянул юноша, догадываясь, впрочем, каким будет ответ.

– Он погибает, – просто сказала Альрин. – Падает мертвым! Потому что произнесенная формула находится в недопустимом противоречии с самой природой Стихий. Будь туча достаточно плотной… настолько, что пробиться солнечному лучу оказалось бы не под силу… – девушка не договорила, поникнув головой.

Повисло тягостное молчание, такое неуместное посреди ярких красок зелени, освещенной осенним, но все еще теплым солнцем. Наконец, Эллагир вздохнул:

– Ну… Все хорошо, что хорошо кончается. К счастью, формула не оказалась неисполнимой.

– Зато, ты оказался редкостным глупцом, – без обиняков заявил Эннареон. – Впредь советуйся с подругой по поводу заклинаний из книги.

– Да-да… – к чародею вернулась его обычная язвительность. – Созыв совета двенадцати магов, университетские слушания…

– Достаточно одной Альрин, – мотнул головой Эннареон, по обыкновению восприняв поддевку всерьез. – Я незнаком с вашим советом, но мне кажется, она умнее этих двенадцати магов, вместе взятых.

Девушка зарделась от похвалы:

– Ну, это вряд ли… Просто я старалась запомнить все, что нам говорили магистры.

– А я, значит, невесть чем занимался на занятиях, да? – хмыкнул Эллагир.

Чародейка открыла рот, собираясь ответить, но Тангор ее опередил:

– Господа, помнится мы собирались поесть? Между прочим, когда во рту еда, ссориться труднее.

– Ты не знаешь Альрин, – проворчал маг. – Когда надо, она может ругать меня и с набитым ртом…

– Я тоже тебя люблю, – вздохнула девушка. – Хоть иногда и сама не понимаю, за что. Согласна с уважаемым гномом, немного перекусить нам сейчас не повредит.

– Перекусить, вообще говоря, никогда не повредит, – шаря в заплечном мешке, довольно подтвердил Тангор. – Жалко только, что припасов все меньше и меньше. Как говорят на юге – синицам на завтрак…


Сумерки сковали, наконец, Тоддмерскую степь. Изумрудно-зеленая в лучах солнца, она сменила цвета на все оттенки серого, и стала выглядеть совершенно по-иному. На небе, среди облаков, неспешно, одна за другой, начали загораться звезды. Легкий ветерок, гулявший в травах, нес ночную зябкую прохладу, но небольшой костер, разведенный Лисси, приятно согревал. На этот раз путникам повезло: они набрели на давно высохший ствол дикой сливы, некогда одиноко росшей в степи. Но вовсе не каждым вечером им удавалось посидеть у огня.

Еще один день, состоящий только лишь из бесконечного конного перехода, подошел к концу.

– Чего вас понесло в такую даль? – задумчиво спросил Тангор, глядя на молодых магов.

– Задание от Ордена, – туманно ответила Альрин.

– Это – что-то вроде экзамена, проверки знаний и опыта… и лояльности. Так всегда поступают с выпускниками университета, – пустился объяснять Эллагир. – Выполнивший задание получает звание Мага Велленхэма и идет на королевскую службу.

– И что же вам надлежит сделать? – заинтересованно произнесла Лисси, поворошив догорающие поленья.

– Расшифровать тайный смысл одного манускрипта. А для этого требуется прийти в эльфийский город Авердиар, и заручиться поддержкой тамошних мудрецов.

– Всего-то? – насмешливо спросил Эннареон. – Думаете, они будут с вами разговаривать?

– Что ж… Мы проведем там столько времени, сколько понадобится, чтобы их переубедить, – хмуро ответила чародейка, прихлебывая кипяток.

Запасы чая у них давно вышли, а трава, растущая вокруг, не годилась для заварки. Горькая и маслянистая, она не утоляла жажду, а вызывала ее.

– Можно наплевать на задание, и остаться где-нибудь на юге, далеко от Велленхэма и его чокнутых порядков, – прямо высказался Тангор. – Виданное ли дело, чтобы кому-то указывали, чем он должен, а чем – не должен заниматься?!

– Беглых чародеев разыскивают, привозят в Велленхэм и… – Эллагир осекся на полуслове.

– И лишают их способностей к магии. Отнимают силу, их Кай. – деревянным голосом продолжила Альрин. – А с ней уходит вся радость и тяга к жизни. Лучше бы сразу вешали, – девушка вздохнула.

– С этим поспорю, – возразил Тангор, устраивая себе место для сна. – Подумаешь, отобрали ваши колдовские штучки. Всегда можно заняться настоящим делом – ковать, гранить, чеканить…

Неожиданно он поймал взгляд чародея и замолк. В его глазах сверкала искренняя, неприкрытая ярость.

– Настоящим делом? – обманчиво-тихим голосом переспросил Эллагир, внутренне содрогаясь от гнева. – Значит, по-твоему, мы – ярмарочные шуты? Тогда послушай меня.

– Я…

– Заткнись и слушай! – выкрикнул чародей, не в силах более сдерживаться. – Мы сражаемся в войнах, где один боевой маг стоит сотни мечников. Мы исцеляем, когда лучшие знахари бессильны. Мы проникаем в тайны мира, когда ученые мужи лишь разводят руками. Мы спасаем целые королевства, и ничего не просим взамен…

– Но ведь… – предпринял еще одну попытку гном, но Эллагир взмахом руки снова его оборвал.

– И мы расплачиваемся за все это. Маги гибнут десятками! В битве чародей – первейшая цель. Излечивая раны других, мы тратим все силы на заклинания, а сами остаемся легкой добычей для любого недоумка, научившегося за неделю тренировок попадать копьем в соломенное чучело. Но ты и такие, как ты… о, вы можете продолжать заниматься настоящими делами. Делать подковы… Гранить стекляшки… И ни в грош не ставить то, чем жертвуем мы.

Альрин тихо взяла его за руку.

– Мы ведь знали, на что шли.

– Знали, – с горечью повторил Эллагир. – Но это их, – он кивнул в сторону обескураженного Тангора, – не оправдывает.

– Ему не в чем оправдываться, – негромко заметил эльф. – Он не виноват в вашей судьбе. Что до настоящих дел… По мне так любое хорошо, лишь бы было достойным. Давайте спать, друзья! Тронемся в путь с рассветом.


После ночного отдыха спутники снова двинулись на запад. Окружавший их пейзаж ни в чем не изменился, и вокруг все также волновалось море сочной травы. Пыльный ветер, бьющий в лицо, не улучшил и без того мрачное настроение отряда, как и скудный завтрак получасом ранее.

– Припасы подходят к концу, – в десятый раз проворчал Тангор, прикрывая глаза рукой.

Ему, горному гному, привыкшему к полутьме, яркое утреннее солнце доставляло наибольшие неудобства.

– Придется пополнить запасы в ближайшем поселке, – вздохнул Эннареон. – Попадаться на глаза жителям, конечно, не хочется, но… – он не договорил.

– Тогда лучше, если это сделаем мы с Альрин, – заметил маг, глядя прямо перед собой. – Ты слишком приметен, со своей эльфийской внешностью. А Тангору, из-за войны с Тоддмером, вовсе нечего соваться на люди.

– А я? – возмущенно проговорила Лисси. – Если что пойдет не так, я смогу вас защитить! – она погладила рукоять меча.

       Эннареон с сомнением покачал головой:

– С оружием ты привлечешь ненужное внимание. И местный капитан гарнизона очень скоро узнает, что в его округе шастают незнакомцы.

– А их плащи велленхэмских магов, значит, сойдут за местную моду? – съязвила девушка недовольно.

– Мы переоденемся, – улыбнулась Альрин. – И я даже знаю, у кого позаимствую гардероб.

       Вскоре на горизонте показалась очередная деревня. Спутники разделились: оставив друзей, Эллагир и Альрин двинулись за провиантом. Лиссино платье казалась чародейке слишком коротким, и та постоянно его одергивала.

– Надеюсь, лавочники здесь говорят на Общем Слове, – пробормотал Эллагир. – Как-то не удосужился изучать язык Тоддмера.

До ближайших домов оставалось каких-то пол-лиги. Их крыши были сделаны из соломы и отличались оттенками: новые – цвета спелой пшеницы, постарше – выцветшие под степным солнцем почти до белого. Кое-где виднелись серые проплешины пожарищ.

Поселок с кривыми узкими улочками был разделен на две неравные части небольшой рекой. Вода в ней, судя по всему, начала цвести, и аромат болота доносился до магов с каждым порывом ветра. На краю поселка виднелась покосившаяся ветряная мельница. Одной лопасти у нее недоставало.

Узкая дорога, по которой ехали маги, незаметно влилась в одну из улиц. Ни деревянной, ни тем более каменной мостовой здесь не было: ее с успехом заменила хорошо утоптанная земля. Иногда попадались глубокие лужи со стоячей водой и, верно, коровьей мочой: запах, царивший здесь, напоминал о скотном дворе. Домики, по большей части – глиняные, казались грязными и неуютными. Людей на улице не было вовсе.

– Странно тут, – негромко заметила Альрин. – Помнишь, нас учили, что тоддмерские города строятся из камня и ровными рядами?

– Ну, так это и не город, – рассудительно ответил Эллагир. – Кроме того, – он хохотнул, – может они не читали наших учебников по страноведению, и не знают, как им надлежит строиться.

Чародейка не разделила веселости друга и по-прежнему настороженно осматривалась.

– Нам, видимо, во-он туда, – она указала пальцем на чуть ли не единственное деревянное строение в сотне шагов.

Вывески с названием на нем не было, но грубо намалеванная то ли свинья, то ли кошка над тяжелой двустворчатой дверью, давала надежду, что это заведение окажется либо лавкой, либо, на худой конец, таверной.

Коновязи у входа не оказалось.

“Надеюсь, Фаэль понимает, что надо стоять и ждать”, – подумал Эллагир, спешиваясь. Секундой позже к нему присоединилась Альрин, и они, толкнув дверь, вошли в дом.

В ноздри им сразу ударил запах лука, сырой картошки и еще чего-то, вероятно, протухшего несколько дней или даже недель назад. Смесь получилась ядреная: у девушки сразу защипало в глазах и запершило в горле. Дом, без сомнения, был продуктовой лавкой: отовсюду свешивались гирлянды овощей, на грязном замусоленном столе лежал здоровенный окорок.

– Лучше, чем ничего, – пробормотал чародей. – Голодными не останемся. Наверное, стоит позвонить? – Эллагир глазами указал на колокольчик, засиженный мухами.

– Чем дольше мы тут торчим, тем выше шанс столкнуться с кем-нибудь из посетителей, – добавил он, осторожно беря колокольчик двумя пальцами.

– Фу! – скривилась Альрин. – Не забудь потом руки вымыть. Дважды.

Где-то наверху послышалась возня, стук, приглушенные ругательства. Затем скрипнула половица, и по лестнице, ведущей на второй этаж, которую в полумраке спутники даже не заметили, грузно спустился хозяин лавки.

Чародейка, помимо своей воли, вздрогнула: единственный глаз купца смотрел, не мигая, и пронизывал, казалось, насквозь. Сальные космы в беспорядке падали на лицо. В довершение всего, жуткая вонь, которую источало это тело, легко перебила ароматы гнилых овощей в лавке.

Неожиданно купец, доселе молча изучавший посетителей, на чистейшем Бесстыжем Слове, произнес:

– И что? Так и будем пялиться друг на друга? Или вы все-таки приперлись чего-нибудь купить?

"Варварское наречие! Но откуда ему взяться здесь, в Тоддмере"? – растерянно подумала Альрин.

– Возьмем все, что можно принять за нормальную жратву в твоей вонючей хибаре! – отозвался Эллагир, быстрее подруги справившийся с удивлением.

– Что-то не нравится? Тогда валите, откуда взялись, – осклабился варвар, подходя ближе.

Удушливый запах мочи и пота по-прежнему волнами распространялся вокруг него.

– Все не нравится! – брезгливо подтвердил чародей. – Но нам нужна еда, а тебе – деньги. Поэтому неси свою задницу в кладовую и тащи сюда вяленое мясо, сушеные овощи и пшено.

Для пущей убедительности он достал одну монету и помахал ей.

– Золото? Велленхэмское золото? – продемонстрировал отличную наблюдательность хозяин дома, несмотря на отсутствие одного глаза. – Откуда ж вы приперлись?

– Не твое дело, – отрезал Эллагир. – К чему вопросы? Мы платим золотом – остальное тебя не волнует.

– Твоя правда, – проворчал хозяин лавки, впервые изобразив на лице то, что сам считал приветственной улыбкой для покупателей.

Из-за отсутствия большей части зубов, зрелище вышло жутковатым.

– Не нравится мне все это, Эл, – впервые подала голос Альрин, когда варвар потопал куда-то вглубь здания. – Уверена, он замышляет какую-то пакость. И вообще, тебе не кажется странным, что варвар торгует припасами в Тоддмерской деревне?

– Ох, Аль… Ты еще не поняла? – вздохнул маг. – Мы крепко сбились с пути.

– Ты хочешь сказать, что…

– …Что это – не Тоддмер, – развел руками Эллагир.

В полумраке лавки послышалась какая-то возня, а затем на свет явился варвар, волоком тянувший за собой два мешка из грубой ткани. Он дотащил их до середины комнаты и бросил со словами:

– Вот. Мясо, пшено и овощи. Проверяй, если хошь.

– И ведь надо проверить, – пробормотал вполголоса чародей, подходя к мешкам.

Удивительно, но запах от них шел вполне пристойный, даже вкусный.

“Может, я просто оголодал?” – подумал он, наклоняясь и заглядывая в мешок, но вдруг почувствовал на шее холод стали.

– Не дергайся, – рыкнул варвар. – Без глупостей. Твоя жизнь мне ни к чему, а вот золотишко пригодится. Но вздумаешь бороться, – прирежу, и не пикнешь. Уразумел?

– Traekkart Ehharra! – звонко выкрикнула Альрин, выбросив вперед руку со сложенным Символом.

Ничего не произошло.

– Уахха-ха-ха! – развеселился хозяин лавки. – Вот уж повезло, на чаровников напал.

– Ничего не понимаю, – растерянно пробормотала Альрин. – Sellivalissa Raonheia!

Сонное заклятье Раонея также не возымело никакого эффекта.

– Пошутили – и будет! – хмыкнул купец. – Ваши фокусы на меня не действуют! Выкладывай деньги, живо! – Он слегка надавил на рукоятку кинжала.

Эллагир почувствовал, как по шее побежала тонкая струйка крови.

– Будь ты проклят, – прорычал он, медленно доставая кошелек.

– Не тощий, – ухмыльнулся варвар. – А у подружки твоей, часом, такого же нет? А ну, подойди сюда! – приказал он Альрин.

Девушка осторожно приблизилась.

– Выкладывай свои денежки! И не вздумай припрятать, найду – тебе же хуже будет.

Альрин медленно протянула купцу свой кошелек. Хозяин лавки чуть подался вперед, за желанной добычей, и вдруг коротко и резко выдохнул: чародейка, сделав неуловимое движение второй рукой, вонзила ему в живот узкий метательный нож, невесть откуда взявшийся в маленькой девичьей ладошке.

Эллагир, вывернувшись из-под руки, с силой пнул варвара ногой в бок, но это было уже лишним: удар Альрин оказался смертельным.

Бывший хозяин лавки отлетел на несколько шагов и упал на спину, смешно раскинув руки. На лице у него навек осталась гримаса удивления.

– Однако! – нервно хохотнул чародей, с изумлением глядя на девушку. – Боюсь спросить, откуда…

– Лисси научила, – просто ответила Альрин. – Мне однажды пришло в голову, что нельзя целиком полагаться на магию. Уходим отсюда.

– Само собой. Только проверю одну догадку… – с этими словами Эллагир подошел к трупу и начал его раздевать.

Вонь, и так нестерпимая, усилилась многократно.

– Фу, оставь его! – выдохнула девушка. – Берем припасы и смываемся!

– Сейчас-сейчас, – пробормотал маг, с отвращением шаря у варвара на груди. – Вот! Нашел! – воскликнул он, извлекая на свет небольшой, с лесной орех, камень в медной оправе. – Поэтому твои чары не работали.

Даже в полумраке лавки изумруд засверкал всеми оттенками весенней зелени.

– Маленький такой, стервец! – злобно прибавил Эллагир, глядя на камень, как на личного врага. – Интересно, откуда Смарагд Отречения взялся в этой глуши?

– Мы даже не знаем, что это за глушь, – хмыкнула Альрин. – Поехали скорее к друзьям! Нам есть, что обсудить.


Эннареон задумчиво уставился вникуда, переваривая свежие новости. В десятый раз он перебирал варианты, где они могли бы допустить ошибку и сбиться с верного пути. Конечно, у них не было карт Тоддмера, но звезды-то все время указывали направление… Или нет?!

Эльф резко вскочил на ноги. Ниэроиль, щипавшая траву неподалеку, тут же вскинула голову, но, увидев, что пока никто никуда не собирается, вернулась к своему занятию.

– С тех пор, как мы покинули Румхир, не было ни одной ясной ночи, верно? – немного охрипшим голосом спросил Эннареон.

– Угу, – коротко согласился Тангор.

– То есть, ночное небо всегда было в облаках, – продолжил эльф. – Ну, по крайней мере, бо́льшая его часть…

– К чему ты клонишь? – вопросительно поднял брови Эллагир. – Звезды остаются на своих местах! Не важно, закрывают их тучи или нет.

– Мы с тобой все время видели лишь часть неба. Потому-то и выбрали неверное направление, – с горечью заключил Эннареон. – Смотрите! – он принялся чертить палочкой по земле.

Маг узнал примерный контур западной границы Велленхэма, горное королевство гномов Румхир, Срединный тракт и Тоддмер.

– Мы планировали пересечь равнину наискосок, с каждым днем забирая все больше влево. Так, чтобы выйти к подножью Полуденных гор.

На земле появилась косая черточка.

– Ну да, – подтвердил Тангор. – Надо было перевалить через них, выйти к долинам Хагервалада, и по засохшему руслу Огнекаменной добраться до тракта на Дирхкаг.

– Но из-за нашей ошибки мы свернули к северу… направо. И сейчас, – Эннареон ткнул в чертеж, – мы находимся в северной части Легерранда, в варварских владениях. Это – земли Хуглад, друзья, – угрюмо закончил он, обводя пространство вокруг себя рукой.

– Восхитительно, – ехидно заметил гном. – Получается, теперь между нами и Полуденным хребтом лежит весь Тоддмер, с их столицей, будь она неладна! И нам придется нарисовать приличный крюк, чтобы его обойти. Дрянные новости, как ни посмотри…

– Но почему мы повернули не туда? – удивленно спросила Альрин. – Не могли же двое одновременно запутаться в звездах.

– В том-то и дело, что могли, – развел руками эльф. – Выйдя из Румхира, мы ни разу не видели ясного ночного неба.

Он снова взялся чертить узоры на земле.

– Смотрите: вот созвездие Короны, третий зубец которого указывает точнехонько на юг. А вот – Клинок. И мы думали, что идем по линии между ним и третьим зубцом, то есть – на юго-запад. Но каждую ночь тучи закрывали созвездия, вот так. – Эннареон ладонью стер часть нарисованного неба.

Эллагир охнул:

– Но ведь это…

– …Лютня, мой друг, – вздохнул эльф. – И две звезды от Водопадов. А то, что мы приняли за Клинок…

– Пьянчуга Халл, – потрясенно проговорил маг. – Невероятное совпадение! Будь они неладны, эти тучи!

Затянувшуюся паузу нарушила Альрин:

– Не вижу ничего непоправимого.

– Хотел бы я посмотреть на ваши рожи, когда однажды поутру вы бы увидели, вместо скал Полуденного хребта, синие воды Северного моря, – съехидничал Тангор.

– Может, тебе еще предоставится такая возможность, – усмехнулся маг. – С чего ты взял, что мы снова не заблудимся? В конце концов, из всех нас, только я и Эн по-прежнему разбираемся в звездах.

– Давайте не “по-прежнему”, а по-правильному, – шутливо взмолилась чародейка. – Я совершенно не хочу ехать два месяца неведомо куда, а потом оказаться где-нибудь поблизости Ксандры…

– Мы этого не допустим, – твердо пообещал ей Эннареон. – Надо вернуться немного назад и свернуть прямо на юг.

– Зачем возвращаться? – удивленно спросил Эллагир. – Раз уж мы забрались так далеко, скоро наткнемся на Пояс Легерранда. Цепь невысоких гор, которая вливается в Полуденный. Двинемся по ней, и тогда проклятая тоддмерская столица останется не справа, а слева от нас.

– Я бы не стал углубляться в эти земли, – отрицательно покачал головой эльф. – Места здесь неприятные, дикие.

– Когда-то здесь жили гномы, – подал голос Тангор. – Если найти одну из наших старых дорог, она приведет прямо в Дирхкаг.

– Вернуться назад – безопаснее. Эта часть страны нами уже разведана, – упорствовал Эннареон.

– Твои разговоры про безопасность уже раздражают, – поддержала гнома Лисси. – А мысль о том, что снова потянутся эти бескрайние степи – просто бесит. Уж лучше в горы! Предлагаю сделать так: кто за то, чтобы пойти вперед?

И девушка первая подняла руку.

– Я – за, – присоединился к ней Эллагир. – Хватит с меня бесконечных равнин.

– И я – за, – добавил Тангор. – Найдем старую дорогу, и так будет куда быстрее.

– Я – против, – задумчиво возразила Альрин. – Незачем соваться в неизвестность.

– Значит, трое против двоих, – подытожил чародей. – Решено: идем к Поясу Легерранда.


В незапамятные времена эта горная гряда принадлежала гномам. Согласно летописям Дирхкага, те пришли сюда с севера и выстроили в горах неприступную крепость, чьи нижние ярусы уходили глубоко под землю, и несколько более мелких селений. Город получил незамысловатое название Армкхар, “Неприступный”, главным образом потому, что для диких племен орков даже добраться до него было почти невозможным делом, и уж подавно немыслимым было бы попытаться его завоевать.

Они, собственно говоря, и не пытались. Невысокие, но труднопроходимые горы со всех сторон защищали Армкхар, а единственную дорогу к нему, петлявшую среди ущелий, можно было успешно оборонять даже небольшим отрядом.

Освоившись здесь, гномы двинулись дальше, разделившись на два больших родовых клана. В первом костяк составляли оружейники из рода Яростного Клинка. Они отправились на юг, и через месяц пути наткнулись на богатейшие рудами – не чета Легерранду – горы. Так, со временем, и возник Дирхкаг, Южная Обитель.

Второй же клан состоял преимущественно из мастеров по камням. Род Звездного Алмаза, – так они себя именовали, – миновал огромную Тоддмерскую равнину и вышел к другой горной гряде. Здесь был основан город Румхир, в переводе с гномьего языка – Восточная Твердь. Он стал знаменит не оружием, хотя и оно у румхирцев получается “вполне сносным”, по выражению Тангора, а камнями, самоцветами и алмазами всех мастей.

       По замыслу гномов, три могучих крепости позволили бы им уверенно диктовать этой части мира свою волю, но судьба распорядилась иначе. Через какое-то время запасов руды в Армкхаре стало не хватать, за ней приходилось все глубже и глубже вгрызаться в твердь гор. Наконец, даже у гномов, народа, про стойкое терпение которого ходит не один десяток пословиц, не хватило усердия разрабатывать эти месторождения. Слишком много сил приходилось тратить, чтобы достичь более чем скромных результатов, а гномы – народ практичный. Армкхар стал пустеть: с каждым годом все больше мастеров перебиралось на юг или на восток. И однажды настал тот день, когда в горах Легерранда умолк последний молот, и последний из гномов покинул Неприступный в поисках лучшей жизни.

       Прошли годы, десятилетия, века… В заброшенных гномьих поселениях появились сперва орки, затем – варвары. Но если уж подгорному народу оказалось непросто там жить, то что говорить о тех, кто и терпением, и мастерством во всем уступал гномам? Больше сотни лет не продержался никто, и Армкхар стал покрываться тленом забвения.

       Трескались своды пещер и залов, ярус за ярусом рушился в бездну город, выстроенный трудолюбивыми гномами. Только дорога, тянувшаяся чуть ли не через весь Пояс Легерранда, местами осыпавшаяся, местами заросшая, напоминала о некогда процветающем крае. Она все еще была узнаваема среди камней, и по ней, кое-где, еще можно было проехать верхом.

“Все ж лучше, чем по уступам скакать, – думала Альрин, медленно покачиваясь в такт шагам Снежки. – Хотя, конечно, правильнее всего было бы послушаться эльфа и вернуться равниной.”

– Идем уже десятый день! – воскликнула Лисси. – И не встретили ни одного поселения!

– Наш здешний оплот, заброшен уже не одну тысячу лет, – ответил Тангор, рассеянно перебирая гриву у Ромашки. – Эта дорога – все, что связывает ту эпоху с нашим временем.

– И что, здесь вообще никто не живет? – удивленно спросила девушка.

– Живут, – пожал плечами Эннареон. – Почти наверняка по обе стороны от пояса гор есть селения. Варварские – с запада, Тоддмерские – с востока. Но нам только на руку, что мы идем по необитаемой части: каждая встреча может сулить опасность.

– Ты опять начинаешь! – возмутилась Лисси. – Меня уже тошнит от твоих “опасностей”, и от того, что я невесть сколько не видела людей! Ну какая нас может подстерегать опасность, если бы мы зашли в какой-нибудь городишко, просто посидеть в таверне?

Эннареон сперва собрался с ответом, но понял, что взывать к разумным доводам бесполезно, и промолчал. Альрин же не сдержалась:

– Милая, ты наверное что-то не понимаешь. Мы не на увеселительной прогулке! Мы идем по враждебной стране, которая находится в состоянии войны и с Велленхэмом, и с гномами. Может, и Иарлириат уже подвергся нападению Тоддмерских войск. – Чародейка раздраженно взмахнула рукой. – При таком раскладе, любой встреченный тоддмерец может оказаться врагом, или хотя бы навести на наш след вооруженный отряд из ближайшего гарнизона.

– С которым мы легко справимся, – хмыкнула Лисси.

– А по-твоему их пропажу никто не заметит? – язвительно осведомилась Альрин. – Взамен исчезнувшего отряда пошлют два, три… Словом, даже один встречный человек принесет нам кучу проблем. А ты говоришь – в городок зайти, в таверну… Чего уж там, лучше сразу в темницу или на виселицу. И всем меньше хлопот.

– Ну, хорошо, – надулась девушка. – Если в Тоддмере вам кругом мерещатся враги, есть и другой вариант.

– Это к варварам на огонек заглянуть, что ли? – обернулся к ней Эллагир. – Спасибо большое, но как-нибудь потом. В варварской деревне один добрый малый приставил мне кинжал к горлу. Если бы не Альрин, мы бы остались без денег. А то и без мага, – невесело усмехнулся он.

– Можно подумать, все варвары – сплошь разбойники, – окончательно насупилась Лисси. – У нас в труппе был один парень, с севера. Он говорил, что там живет вполне порядочный народ.

– Это – правда, – согласился Эннареон. – На северо-западе, у моря, варвары разительно отличаются от прочих. У них есть небольшое, но вполне развитое государство, со столицей в Рагорраме. Но это далеко отсюда, а в здешних местах шатается лишь всякое отребье… Я чувствую опасность почти все время.

– Я тоже, – согласно кивнула Альрин. – Уже третью ночь мне снятся кошмары. Человек в мантии с капюшоном… Не могу разглядеть лицо, но уверена, что знаю его. Мне снится, что мы просим его написать нам какое-то заклинание… Очень важное заклинание! Во сне я очень четко знаю: от этих чар зависит наша жизнь, – девушка нервно облизала губы.

– Он берет пергамент и пишет что-то… Пишет кровью! Затем отдает свиток, а сам падает и… и все. – Голос чародейки предательски задрожал. – Я пытаюсь спасти его, исцелить Йеррой, но знаю, что это не сработает. И от этой беспомощности выть хочется… а затем я просыпаюсь.

– Ты видела, что написано на пергаменте? – спокойно спросил Эннареон.

– Н-н-нет… – вспоминая, протянула девушка. – Кажется, нет.

– В следующий раз, – мягко проговорил эльф, – попробуй вспомнить об этом разговоре и прочесть заклинание. Пока сложно сказать, простой ли это ночной кошмар или предупреждение о какой-то опасности…

– Конечно, предупреждение! – вклинилась в разговор Лисси, картинно всплеснув руками. – Опасность, она же везде! А теперь еще и в снах.

– Ох и дура же ты! – в сердцах воскликнула Альрин.

– Что-о?! – не поверила своим ушам та.

Вдруг шедший первым Эллагир остановился и грязно выругался.

– Что такое? – тревожно спросила чародейка, вытягивая шею.

– Идите, взгляните сами, – мрачно ответил тот. – Только осторожно.

Все сгрудились вокруг Фаэля и уставились в направлении, указанном Эллагиром. Едва различимая среди камней гномья дорога упиралась в довольно глубокий овраг. Такие уже встречались и раньше, вынуждая спутников искать обход и снова возвращаться на тракт. Но сейчас от края до края расселины лежало три толстых, добротно обтесанных и подогнанных друг к другу бревна. Почти мост.

– Здорово, кто-то здесь живет! – радостно воскликнула Лисси.

Альрин посмотрела на нее, как на ненормальную.

– То есть, о, Боги, кто-то здесь живет! – в притворном ужасе повторила девушка, ответив чародейке язвительным взглядом. – Это ведь так опасно, встретить крестьянина!

– Ты права, – без тени улыбки заметил эльф. – Поищем другой путь. Не стоит нам попадаться на глаза…

– Э-ге-гееей! – вдруг раздался радостный возглас.

Все, как по команде обернулись на звук. В четверти лиги от них, на большом валуне, стоял невысокий человечек и приветственно махал рукой. Эннареон грустно вздохнул.

– Может, прибавим шаг и уйдем от него? – вопросительно предложил Эллагир.

– Толку-то, – пожал плечами эльф. – Он нас уже увидел.

– Верно, – согласилась Альрин. – Что ж, выясним, кто он, и что здесь делает. А там решим…

Человек, между тем, стремительно приближался. Там, где дорог позволяла – бегом, где камни и заросли затрудняли путь – сбавлял темп, не забывая время от времени помахивать путникам рукой. Наконец, он счел, что подошел достаточно близко, чтобы поздороваться.

– Доброго здоровьичка, господа! – прокричал он, забавно кланяясь на ходу.

– И Вам, сударь, – мрачно ответил Эннареон.

Человек тем временем преодолел последний десяток шагов и остановился перед спутниками. Лисси с интересом разглядывала первого встреченного ими соплеменника за многие дни пути.

Он оказался крепко сложенным мужчиной лет сорока, с простым и открытым лицом. Одеяние его, свободные штаны из грубой ткани и кожаная рубаха, изысканностью не блистало, но, без сомнения, являло собой образец практичности и удобства. Темные курчавые волосы были прикрыты от солнца старой соломенной шляпой. На лице играла добродушная улыбка.

– Какой же из меня сударь? – весело отозвался он. – Я – Балик, живу здесь сам себе. До сударьев мне – как до моря пешему. А вы, я гляжу, знатные вельможи?

– Мы не вельможи, – первой не выдержала девушка. – Меня зовут Лисси. А это – Альрин, Эллагир, Эннареон и Тангор, – она указала на всех по очереди.

Чародейка тихо хмыкнула:

– Ты еще расскажи, куда мы идем.

– А и правда, куда господа путь-дорогу держат? – продемонстрировал великолепных слух Балик, но тут же сам себя перебил:

– Ой, да что ж это я?! Вы поди проголодались? Притомились с дороги? А я ишь, расспрашивать начал. Пойдемте-ка ко мне, всяко найду, чем перекусить, да горло промочить. Ну же! – и он, не дожидаясь согласия, затопал первым.

– Подумать только, настоящий дом! – воскликнула Лисси, устремляясь следом за Баликом. – Может, там и горячей воды найдется…

– А то как же, непременно! – не оборачиваясь, кинул через плечо их новообретенный проводник.

– Послушай, – эльф схватил Лисси за рукав. – Нельзя быть такой беспечной и доверять всякому, кто попадется на пути!

Девушка неожиданно сделала рывок в сторону, развернулась и попыталась перехватить руку. Дальше у Лисси было бы несколько вариантов, от броска до перелома, но эльфу эта техника была, разумеется, знакома. Вместо того, чтобы податься за девушкой и дать вывести себя из равновесия, он перенес захват на запястье, превратив кисть в один большой рычаг, и… Лисси не успела сообразить, что происходит, как оказалась в крайне неудобном положении, едва стоя на ногах.

Эннареон не швырнул ее оземь и не причинил боли, но контролировал каждое движение. Лисси узнала этот захват, много раз встречавшийся ей на их с эльфом уроках боя, и зарычала от досады и бессилия.

– Пусти меня! Слышишь?! Пусти немедленно!

– Ты слишком неосмотрительна, – спокойно ответил Эннареон, проигнорировав требование. – Нельзя так запросто идти за первым встречным, даже если он пообещал тебе сытный обед и горячую ванну.

– Брось, Эн, – ввернул Тангор, до этого времени шедший молча. – Даже если у парня дурные мысли, по крайней мере он нас сперва накормит. Ну, чтобы бдительность усыпить.

– Чтобы оставаться начеку, – хмуро процедила Лисси, потирая кисть, – можешь ничего не есть.

– Я и не собираюсь, – удивленно ответил эльф. – Как можно брать что-то со стола человека, которого придется…

– Пришли!!! – заорал идущий впереди всех Балик и обернулся. – Пришли! – повторил он для пущей убедительности, обводя руками неожиданно показавшийся из-за поворота небольшой дом. – Сейчас будет вам и сытный обед, и с дороги помыться! А коли хотите, то и заночевать можно, чай дале путь-то не близкий?

– Очень не близкий! – подтвердила Лисси. – Мы собираемся…

– Ты один живешь здесь, добрый человек? – перебила ее Альрин. – Как же ты пропитание добываешь?

– Чего там добывать-то, – рассмеялся мужик. – Али рук-ног нет? Охочусь помаленьку, рыбу из речки ношу, да и огород за домом имеется.

– Достойно хозяйство ведешь, – одобрительно заметил Тангор, оглядывая дом.

Сложенный из толстых бревен, тот выглядел небогатым, но очень добротным и надежным. В таком пристанище без опаски можно пережидать любой каприз погоды: яростную майскую грозу или зимнюю студеную вьюгу, которыми так славился здешний край… Неподалеку угадывалась река, точнее – речушка, один из многочисленных притоков Огнекаменной. Если она и была обозначена на каких-нибудь картах, то лишь весьма приблизительным образом. Из-за землетрясений, совершенно не редких в горах, ручьи и реки меняли русло, проявлялись вновь и исчезали в расселинах, иные пересыхали, лишаясь подпитки или даже поворачивали вспять. Со стороны речушки доносилось мерное поскрипывание: верно, хозяйственный крестьянин поставил там колесо под мельницу.

– Добро пожаловать, – Балик распахнул крепкую дубовую дверь и посторонился, пропуская путников. Кони остались пастись на лужайке перед домом. – Вот уж впрямь не думал, что буду сегодня гостей привечать. По этой тропинке, бывало, за год ни едина душа не пройдет, а то нате вам, сразу столько пожаловало!

– Мы тоже не ожидали встретить здесь кого-то, – невесело проговорил Эннареон, оглядывая комнату.

– На карте не указано ни одного приюта на много лиг вокруг, – добавила Альрин, малость схитрив: карт этих мест у них, понятно, не было и быть не могло.

– Да нешто мой домишко можно на карту нанесть? – залился добродушным смехом крестьянин, разжигая огонь в очаге. – Чернил поди не напасешься, всех рисовать-то…

– Вот как? И многих еще мы встретим, идя на юг по тропе? – поинтересовался эльф, нахмурившись еще больше.

Крестьянин отрицательно потряс головой:

– В той стороне не селятся, недобрые там места. К югу до самого Делора, почитай, никого и нет. А вот поверни на восход – и будет вам сперва Хенниг с женой, это бортники, я у них завсегда уток на мед вымениваю. Затем чуть спуститься по склону – и попадете к старому Гавви. Хотя к нему аккурат лучше не соваться, он все норовит сперва стрелу пустить, а потом разговор разговаривать. А опосля Гавви, ежели еще лиг двадцать протопать, будет целая деревня, Вокхаром зовется. Большая – страсть! Там даже кузнец имеется, и корчма…

На столе с невероятной скоростью появлялись нехитрые, но аппетитно выглядящие и сытные блюда: всевозможные овощи, жареное мясо, румяные буханки хлеба и даже вино в кувшине, на стенках которого мелкими капельками собралась вода.

– Все сам, сударь, – отвечал мужик на немой вопрос Эллагира. – Сам сеял, сам собирал, сам пек. Слышали поди, колесо на речке скрипит? То – моя мельница.

– Доброе вино, – выдохнул Тангор, осушив полкружки одним глотком.

Хозяин расплылся в улыбке, довольный от похвалы.

– Да, в прошлый год-то солнышко для винограда аккурат в самый раз светило!

Спутники приналегли на еду, отдав должное кулинарным способностям Балика. Лишь Эннареон сидел, мрачнее тучи, и не притронулся ни к одному кушанью.

– Что с тобой? – с тревогой спросила Лисси, заглядывая эльфу в глаза. – Почему ты не ешь?

– И то верно, сударь! – подхватил мужик. – Аль вы к совсем благородной снеди привыкли?

Тангор, вспомнив переход через Тоддмерскую равнину, когда, бывало дело, он на пару с эльфом уплетал подмоченные дождевой водой и слегка заплесневевшие сухари, явственно фыркнул. На лице Эннареона, однако, не промелькнуло и подобия улыбки. “В конце концов, какая разница, – подумал он, – сейчас или чуть позже.”

– Увы, я не смею обедать в твоем доме. Мы передвигаемся скрытно, стараясь, чтобы ни одна живая душа не узнала. Знай мы, что встретим здесь человека, обошли бы долину широким кругом. Но… мы здесь, а ты нас видел, – мрачно закончил эльф.

– Да что вы, судари! – всплеснул руками крестьянин. – С кем новостями-то делиться? До Хеннига-то, почитай, цельный день идти! А и были б соседи рядом – сроду не приучен языком молоть без дела!

– Ты не понимаешь, – перебил его Эннареон. – Мы должны быть полностью уверены, что ты никому ничего не расскажешь.

Каждое слово прозвучало медленно и значимо.

За столом воцарилось тягостное молчание. Есть уже никому не хотелось, как ни дразнились ароматами приготовленные кушанья. Балик медленно встал и слегка попятился:

– Я… я… судари милостивые, да что ж это такое делается?! Что же вы это такое удумали? Да я никому…

– Прости, если можешь. – Эннареон тоже вышел из-за стола. – У нас нет выбора.

Балик хотел убежать, но страх парализовал его волю, и все, что он мог – это пятиться потихоньку от эльфа, с ужасом глядя на спутников, принесших ему беду.

– Прошу Вас, милостивый государь, – взмолился он снова. – Пощадите!

– Я не могу, – тихо ответил Эннареон, медленным движением вынимая клинок.

Меч холодно блеснул, легко выскальзывая из ножен, и это придало крестьянину сил. Слабо вскрикнув, он бросился вон из дома. Эльф с друзьями рванул за ним, через огород.

Увидев торчащие в земле вилы, Балик рывком выдернул их и обернулся:

– Я… я буду защищаться! – Он вскинул руку с вилами, метя Эннареону в голову.

Но эльф коротко взмахнул мечом, и у крестьянина остался лишь обрубок древка. Железный наконечник с глухим стуком упал оземь.

Балик понял, что настал его последний миг, и рухнул на колени, заливаясь слезами:

– Прошу… сударь… не убивайте… молю Вас!..

Эннареон занес меч для удара, но вдруг прервал замах. Взгляд его зацепился за пучок травы, который бедолага Балик примял коленом.

– Есть другой выход! – радостно проговорил эльф, неуловимым движением вкладывая клинок в ножны.

Крестьянин, уже успевший проститься с жизнью, посмотрел на него снизу вверх невидящими глазами.

– Правда? Какой? – спросила Альрин.

– Взгляни, – Эннареон указан на траву, росшую под ногами. – Это же яснолист! – и, увидев непонимание на лицах друзей, добавил:

– Из него можно приготовить отвар, выпив который, человек засыпает. Причем надолго: на месяц, а то и на два!

– И что с того? – нахмурился Эллагир.

– Балик уснет, – довольно заключил эльф. – А мы за месяц уйдем далеко отсюда.

– А с голоду он не помрет во сне? – уточняюще осведомился Тангор.

– Конечно нет! – Эннареон даже рассмеялся от облегчения: мысль об убийстве ни в чем не повинного создания претила ему. – Во сне время замедляется. Он проснется зверски голодным, понятное дело, но живым и здоровым.

– Вы… вы сделаете это ваше снадобье для меня, милостивый государь? – дрожащим голосом спросил Балик. Осознание действительности мало-помалу вернулось к нему, и в глазах вновь замерцал огонек надежды. – Вы позволите мне… жить?


На приготовление отвара ушло от силы полчаса. Все это время спутники обменивались короткими, ничего не значащими фразами. Разговор не клеился: сказывалось недавнее напряжение. Балик вовсе сидел молча, изредка вздыхая и внимательно следя за каждым действием эльфа.

– Готово! – объявил Эннареон, вдыхая аромат над жаровней.

– Уверен? – тихонько спросила его Альрин. – Что-то я не припоминаю такого декокта. Хотя чародеям про зелья читают лишь краткий курс, мы же не целители…

– Не беспокойся, – ответил эльф, переливая отвар в большую кружку. – Я знаю, что делаю.

Он подал кружку Балику. Тот осторожно, будто за край пропасти, заглянул в нее и принюхался.

– Пахнет медом и яблоками, – удивленно объявил он. – Вишь ты, а на вид обычный сорняк. Слава Создателю, что я не успел их выполоть!

– Это – запах твоих сновидений, – улыбнулся Эннареон.

Крестьянин несмело улыбнулся.

– Пей, – проговорил эльф. – Приятных снов, и прости за все неприятности, что мы тебе причинили.

– Да ладно, – слабо махнул рукой тот. – Могло ведь быть и хуже! – крестьянин покосился на эльфов меч.

“Да оно и так не очень-то хорошо”, – мысленно вздохнул Эннареон.

Балик обвел взглядом комнату и припал к кружке с пряным напитком. Эльф внимательно следил за каждым его действием. Первые несколько глотков дались легко, точно это была вода, но затем зелье неожиданно стало густеть, а мысли – путаться.

“Суматошный выдался денек, – подумал Балик. – Сейчас напьюсь да лягу поспать часок-другой. Почему вот только вода такая зеленая?”

Он сделал попытку открыть глаза, чтобы удостовериться в цвете напитка, но внезапно обнаружил, что поднять веки будет сейчас совершенно непосильной задачей.

“Запах меда в сентябре… Мед… Его надо лить тонкой струйкой в липовую плошку… Лить и вдыхать его аромат…”

Эннареон осторожно вынул из ослабевших пальцев пустую кружку. Балик мягко улегся на спину, улыбаясь во сне. Альрин бережно укрыла его одеялом, выделанным из шкуры какого-то зверя, и, встретив недоуменный взгляд Эллагира, смущенно пояснила:

– Он был так добр к нам, а мы причинили ему столько зла…

Все, кроме крестьянина, уплывшего в царство сна без остатка, чувствовали себя неуютно. Тангор, хмурясь и покусывая бороду, молча упаковывал заплечный мешок. Чародей в легком раздражении барабанил пальцами по столу, на котором еще теплыми стояли глиняные тарелки с остатками обеда. Наконец Эннареон обвел спутников взглядом и негромко произнес:

– Что ж… Идемте!

Друзья покинули гостеприимный кров, унося с собой чувство вины, которое было несравнимо тяжелее, чем их нехитрый скарб. Тангор, выходивший последним, плотно притворил за собой дверь, но этого ему показалось мало:

– Надо бы запечатать ее получше, – хмыкнул он. – Если поблизости окажется хищный зверь или, еще хуже, приблудный орк… – гном не договорил.

– Я могу наложить на дверь запирающие чары, – пожал плечами Эллагир. – Правда, после этого бедняге придется выходить в окно, покуда он не прорубит новую.

– Ему не придется, – мрачно проговорила Альрин, осененная внезапной догадкой. – Верно, Эн?

Эльф печально улыбнулся, одними кончиками губ, и ничего не ответил.

– Нам мало рассказывали про травы, но про яснолист я все-таки вспомнила кое-что, – продолжила чародейка. – Из этого растения готовится только одно зелье.

– Какое? – тихо спросил Эллагир, догадываясь, каким будет ответ.

– “Медовый сон.” Это – убивающий отвар, – с ужасающим спокойствием произнесла Альрин. – Бедняга Балик не проснется.

Лисси с немым вопросом уставилась на Эннареона.

– “Медовый сон” – убивающий отвер – эхом подтвердил эльф, вздохнув. – Но, по-моему, это лучше, чем умереть от удара клинка, тщетно вымаливая пощаду и ползая на коленях.

– Это – подло! – воскликнула Лисси. – Отвратительно, низко и подло! Твой меч он хотя бы видел, а так…

– …А так он спокойно уснул и сейчас находится во власти грез. Когда-нибудь и ты будешь решать, как распорядиться чужой жизнью. Увы, я предчувствую, что тебе предстоит делать это чаще, чем хотелось бы. И вот тогда ты обретешь право судить меня. Но не раньше.

– Я согласен с девочкой, – заявил Тангор. – Лучше отнять жизнь сталью, чем исподтишка подпоить отравой.

– Это оттого, что тебе не доводилось пробовать ни меча, ни яда, – жестко возразил Эннареон.

– А ты, значит, испытал все, и мы сейчас разговариваем с живым мертвецом? – в тон ему ответил гном.

– Мне довелось испытать больше, чем ты когда-либо сможешь представить! – отрезал эльф.

– Эннареон прав, – неожиданно вклинилась в разговор Альрин. – Прав дважды. Первый раз – когда убеждал, что наша безопасность важнее, чем жизнь одного незнакомого человека. Второй – когда дал ему возможность умереть достойно, без страха перед мечом. Поехали уже! А то уж больно безмятежно выглядит это место. Так и кажется, что бедняга Балик сейчас откроет дверь и позовет на десерт…

– Он проснется не раньше, чем через месяц, – пожал плечами Эннареон.

Все снова уставились на него.

– Так… Я окончательно запуталась, – чародейка потрясла головой, словно желая привести мысли в порядок. – “Медовый сон” – смертельная отрава, разве нет?

– Без сомнения. То есть, противоядие, конечно, существует, но если его не окажется под рукой…

– Тогда объясни мне, – перебила его Альрин, – причем тут “месяц?”

– Я дал ему не “Медовый сон”, – развел руками эльф. – Понятия не имею, почему в вашем университете рассказывают лишь об одном из девяти зелий на основе яснолиста.

– Так какого ж рожна ты тут комедию ломаешь? – взревел Тангор. – Давно по башке не получал?!

– Не сердитесь, – успокаивающе проговорил Эннареон. – Я давно хотел узнать, насколько вы мне верите. Поддержите ли меня, вопреки всему, если однажды выяснится, что я – намного страшнее, чем кажусь.

– Нет, чтобы понять эту логику, надо было родиться эльфом, – пробормотал Эллагир. – Бред какой-то! Надеюсь, ты не станешь кого-нибудь убивать по-настоящему, только чтобы выяснить, как мы к этому отнесемся.

– Не стану, – совершенно серьезно подтвердил Эннареон. – Надо было родиться человеком, чтобы придумать такое!

Он усмехнулся одними уголками губ и первым выехал за ворота.


Миновало несколько похожих друг на друга дней с тех пор, как спутники покинули злополучный дом Балика. Наученные горьким опытом блужданий по Тоддмерской равнине, каждые несколько часов они проверяли верность направления, используя все доступные ориентиры и приметы.

Раз за разом эльф с чародеем возвращались к разговору о том, как могло случиться, что оба так здорово ошиблись, читая звездное небо. Чем больше Эннареон думал об этом, тем больше беспокоился. “То, что облака каждую ночь так неудачно для нас прикрывали созвездия, – это слишком невероятное совпадение” – размышлял эльф невесело.

– Я боюсь таких совпадений, и не верю им, – признался он однажды Эллагиру, устраиваясь на ночлег.

– Давным-давно был такой мудрец, Галлар, придумавший интересное учение, – зевнул чародей. – Все события в мире, по его мнению, заключены в воображаемые цепи, протянутые из начала бытия в его конец. Поначалу эти цепи тянутся, не пересекаясь, но безупречных прямых линий в мире нет, и рано или поздно они начинают задевать друг друга, цепляться и перекручиваться, сплетаться в узлы. Чем крупнее и сложнее узел – тем невероятнее событие, случающееся на этом “перекрестке…” Жалко, что Альрин спит. Ее объяснение было бы лучше, – прибавил Эллагир с ноткой зависти в голосе. – Она на всех лекциях старательно слушала профессоров. Или, по крайней мере, делала вид.

– Лучше бы пожалел, что Альрин проснулась, – послышался в темноте недовольный голос волшебницы. – Я понимаю: мужчины спорят об устройстве мира. Но неужели нельзя потише?

– О, тебе тоже не спится, – невинно заметил Эллагир, чудом успев поймать сапог, запущенный в него подругой.

Эльф рассмеялся:

– Дразнить разбуженного человека – довольно опасное занятие.

– Допросишься, прилетит и тебе, – хмыкнула девушка, подбираясь поближе. – В связи с чем вы тут вспомнили о Цепях Галлара? Тема для бесед мрачноватая, как ни крути…

– Это еще почему? – с любопытством спросил маг.

– Ну, один из выводов в этом учении – абсолютно все в мире когда-то заканчивается. И сам мир конечен. Кошмары сниться не будут? – усмехнулась Альрин.

– Глупости, – фыркнул Эннареон. – Я легко приведу пример вещи, у которой нет, и не может быть конца. И учение будет опровергнуто.

– Да ну? – съехидничала Альрин. – Интересно будет послушать. Что же это за вещь такая?

– Счет.

– А… э… – девушка была готова оспорить любой вариант из тех, что звучали на диспутах в университете, но такого простого и в то же время логичного ответа не ожидала.

– Я слишком сонная, чтобы думать, – попыталась выкрутиться она.

– Конечно! – воскликнул Эллагир. – А поутру ты скажешь, что слишком бодрая для эдакого скучного разговора. А потом, глядишь, он и вовсе забудется… эй! Хватит разбрасываться обувью! – маг аккуратно поставил второй сапог рядом с первым.

– По крайней мере, у нее кончились боевые припасы, – улыбнулся Эннареон.

– Ошибаешься, – со смехом заявила чародейка. – У меня под рукой башмаки Тангора.

– Прошу, пощади! – взмолился Эллагир. – Они одним своим запахом выведут из строя полсотни воинов!..

Все тихонько рассмеялись.

– Не будем все же шуметь, друзья, – заметил маг. – Лисси спит, да и гном тоже десятый сон видит.

– Все уже проснулись, – усмехнулся Эннареон. – Тангор – сразу после того, как Альрин запустила в тебя сапогом, а Лисси – только что.

– Как ты узнал, хитрец? – раздался из темноты голос гнома.

– По дыханию. Вы стали издавать другие звуки…

– Что-о?! Да я вообще беззвучно сплю! – возмутился Тангор.

Альрин громко расхохоталась, откинув голову и глядя на звездное небо:

– Твой “беззвучный” сон отлично отпугивает всех хищников окрест: они думают, здесь завелся дракон, а то и несколько.

– А драконы… – вклинилась в разговор Лисси. – Они бывают?

– Нет! – в четыре голоса ответили остальные.

– Совсем-совсем? – с детской непосредственностью уточнила девушка.

– Ну, может эльфы что-то слышали про них, в те времена, когда других рас еще не было, – задумчиво предположила Альрин, но Эннареон отрицательно покачал головой:

– Ни в те времена, когда в этой части мира жили одни эльфы, ни позже, когда появились гномы, ни еще позже, когда сюда пришли люди, не было никаких драконов. Это – всего лишь красивые сказки, легенды, обросшие подробностями, как морской камень – ракушками, пересказанные тысячи раз…

– Жалко, – вздохнула Лисси. – В детстве я фантазировала, будто дружу с драконом… Представляла, как он по ночам прилетал ко мне, мы с ним разговаривали о том – о сем… Я рассказывала ему все свои тайны!.. А потом он подхватывал меня, сажал на спину и мчался меж звезд! Я до сих пор помню его! – воскликнула она. – Огромные крылья небесно-голубого цвета, и мудрый, бесконечно добрый взгляд. Он звал меня Каивариин, я вообразила, что на драконьем языке это должно было означать “хорошая девочка”…

– Небесно-голубой дракон из снов, – вполголоса пробормотал эльф. – Удивительно!

– Чему тут удивляться, – проворчал Тангор. – В детстве-то, чего только не приснится! Драконы, великаны, замки…

– У нашего народа есть сказка, – задумчиво ответил Эннареон, глядя на звезды. – В ней говорится о таком драконе.

– Верно, маленькой Лисси кто-нибудь ее рассказывал, – рассудительно заметила чародейка. – Или она случайно услышала обрывок, а детское воображение добавило красочных подробностей.

– Каивариин… – у эльфа внезапно пересохло в горле, но внешне он ничем не выдал своих чувств. – Ну надо же!

– Что такое? – с любопытством спросила Лисси.

– Оказывается, наши сказки рассказывают и людям, – хмыкнул Эннареон. – Кто бы мог подумать?

– Действительно, – в тон ему съехидничал Эллагир, болезненно воспринимавший всякое сравнение с эльфийской расой. – Такие наполненные глубочайшего смысла сказки – и этим тупым неотесанным болванам – людям!

– Только не начинай, – простонала Альрин. – Просто наказание какое-то!

– Да ну вас, – проворчал маг, заворачиваясь в плащ поудобней. – Наказание идет спать, чего и остальным желает. Доброй ночи, друзья! Пусть всем нам приснится по дракону, а Эну, как самому мудрому и просветленному из нас, – сразу два.

– Это был бы не Эллагир, если бы последнее слово не осталось за ним, – смеясь, потянулся эльф. – Доброй ночи всем! Первая стража – моя, так что спите без тревоги: я не только самый мудрый, но еще и слышу лучше вас всех.

– Хоть какая-то польза, – буркнул чародей, полностью оправдывая характеристику, полученную от Эннареона.

Тот лишь развел руками.


Ночь, как и предыдущая, выдалась прохладной. Спутники выбрали удачное место для отдыха: каменистый уступ надежно защищал их от ветра. Однако, стоило Эннареону обойти его, как сразу почувствовалось дыхание приближающейся зимы.

Эльф поежился от пронизывающего холода, с легкой грустью вспомнив свой Город Тысячи Кораблей, лежащий далеко к югу отсюда.

Небо, усеянное звездами, было кристально чистым: ни облачка. Оно казалось таким близким, что стоило протянуть руку – и можно было бы зачерпнуть полную пригоршню созвездий. Эннареон постоял немного на ветру, прикрыв глаза и слушая ночные шорохи, вдыхая запах трав, растущих здесь, в горах.

– Не спится, Аль? – не оборачиваясь, тихонько спросил он.

– Никогда не перестану удивляться твоему острому слуху, – не сдержала улыбку чародейка. – Да, не могу уснуть. Закрываю глаза, и вижу… все тот же кошмар. – Девушка вздохнула. – Можешь считать меня спятившей дурой. Я уверена, что это – знак. Весть, которую я не могу никак понять. И от собственной тупости выть хочется.

– Успокойся, – мягко ответил эльф. – И не вини себя. Некоторые всю жизнь учатся понимать такие знаки… и безуспешно, между прочим. В тщетной погоне за мудростью они проводят долгие годы. А ты… ты очень молода, но твоему уму уже многие могут позавидовать. Очень многие… – Эннареон задумчиво посмотрел на девушку. – Нечего наговаривать на себя.

– “Позавидовать”, – передразнила его Альрин. – Чему тут завидовать, если я сама себя не понимаю?

– Научишься, – беззаботно пожал плечами Эннареон. – Время просто не пришло еще.

– Хотелось бы верить, – рассеянно отозвалась чародейка. – Ладно, я о другом хотела спросить. Только ты ответь честно, хорошо?

– Э… – моргнул эльф удивленно.

– Ой, прости, – Альрин рассмеялась. – Забыла, что вы всегда говорите правду. Извини еще раз.

– Аль, – вздохнул Эннареон. – Предисловие несколько затянулось, тебе не кажется? О чем ты хотела спросить?

– Когда Лисси рассказывала о своих детских снах, что-то тебя заинтересовало, – проговорила девушка и умолкла.

– Это был не вопрос, – заметил эльф негромко.

– Ну, хорошо! Что такого во всей этой истории? Я наблюдала за тобой: ты что-то понял, но чтобы этого никто не заметил, принялся дразнить Эла. Тот, разумеется, молчать не стал, и о Лисси с ее драконом как-то забыли… Зачем это все?

– Долго рассказывать, – после небольшой паузы заговорил Эннареон. – И кстати: видишь, насколько ты проницательна?

– Эн, – лукаво прищурилась чародейка. – Я тоже не люблю предисловий. Давай к делу?

Тот тяжко вздохнул.

– Ты слышала, конечно, старую эльфийскую сказку о том, как возник наш мир и все остальные миры? Там говорится, что он возник из дыхания дракона, который живет в наших снах. Легенда, между прочим, упоминает, что крылья его – небесно-голубого цвета. – Эльф усмехнулся. – Дыхание этого дракона замерзло и застыло кристальной сферой, а в ней, разделенные прозрачными гранями, существуют тысячи разных Велленхэмов, Тоддмеров, Иллеремминов и Создатель ведает что еще.

– Сказочка-то сложновата. Не для детей, – ехидно заметила девушка. – Такие теории стоит обсуждать не перед сном, а на ученых советах.

– Она звучит очень красиво, с множеством живописных подробностей, и вполне по-детски, – улыбнулся Эннареон. – Я же излагаю самую суть, без словесных украшений. Сколько эльфийских наречий тебе известно? – спросил он вдруг. – Явное Слово, Тайное… возможно, немного из Древнего Слова?

– Я была уверена, что неплохо говорю на Явном, и могу сносно читать на Тайном, – хмыкнула Альрин. – В университете я получила “превосходно” по обоим языкам.

– В те времена, когда возникла эта легенда, эльфы севера говорили на другом языке, мы называем его Изначальным Словом, – продолжал Эннареон, оставив без комментария оценки чародейки. – Сейчас его знают считанные единицы, и именно на нем была записана эта сказка. Не думаю, что Лисси в детстве усердно изучала этот забытый язык, сказочно красивый, но безумно сложный. Поэтому я очень, – эльф сделал ударение, – очень удивился, когда она произнесла фразу на Изначальном.

– Та-а-ак, – понимающе протянула Альрин. – Она сказала, что дракон звал ее Каивариин, что она сама себе нафантазировала, будто на драконьем языке это – “хорошая девочка.” А что в действительности это означает на Изначальном Слове?

Эльф усмехнулся:

– Снова схватываешь на лету. Kai va'a Rhie Ienn? Страж на Границе Миров.


Альрин стояла на ветру рядом с эльфом, молча обдумывая услышанное. У нее возникло странное ощущение, что рядом с ней прошла какая-то большая тайна, может быть, величайшая из тех, которые только возможно встретить. Прошла и зацепила ее краешком своей тени, дохнула загадочной вечностью, оставила еле заметный след и растворилась в темноте ночи.

Эннареон, тоже не произнося ни звука, смотрел в глаза девушке и любовался игрой мысли в ее взгляде. Наконец, она тряхнула головой:

– Это слишком сложно для меня. Звучит волнующе, таинственно, но я совершенно не представляю, что с этим делать.

– Я тоже, – спокойно признался эльф. – И поэтому я не буду делать ничего. Но прошу тебя сохранить этот секрет от остальных спутников.

– Разумеется, – кивнула чародейка. – А если кто-нибудь из них тебя прямо спросит обо всем этом? – лукаво улыбнувшись, добавила она.

– Я солгу, – с такой же хитрецой в голосе заявил Эннареон.

Альрин, безмерно удивленная, воззрилась на него.

– Эльфы не могут лгать, – проговорила она скороговоркой и осеклась, осознав абсурдность ситуации.

– Эльфы не любят лгать, – мягко поправил ее Эннареон. – Но если обман станет наилучшим выходом из положения… – он не договорил.

Волшебница выглядела абсолютно сбитой с толку.

– Прости, что сразу обрушил на тебя столько тайн, – развел руками эльф. – Я решил, что ты должна об этом знать. То, что эльфы не лгут – распространенное заблуждение, которое мы не спешим опровергать. Когда слова принимают на веру без лишних вопросов – это весьма удобно. Мы не делимся этим секретом с людьми… или гномами, если уж на то пошло.

– Но как?.. Почему?.. – пролепетала Альрин. – Ты меня сейчас разыгрываешь? – со слабой надеждой вдруг спросила она.

– Нисколечко, – отрицательно мотнул головой Эннареон, слегка улыбнувшись кончиками губ.

– Ты понимаешь, что я не смогу тебе после этого верить? – почти простонала девушка.

– Как раз ты, – с нажимом произнес эльф, – именно ты – сможешь.

Альрин открыла рот, чтобы возразить, но вдруг сообразила, что имеет в виду Эннареон. Позволив узнать одну из тайн своего народа, он дал понять, что полностью ей доверяет.

– Почему я? – только и спросила чародейка.

Эльф снова улыбнулся, на этот раз – грустно, и устремил взгляд на звезды, холодно сиявшие на ночном небе. Ветер в беспорядке разбросал его светлые волосы, спутав длинные пряди. Альрин неожиданно подошла к нему почти вплотную и заглянула в глаза:

– Эн… Ты меня пугаешь. Ответь, пожалуйста, – шепнула она.

– У вас с Эллагиром важная миссия, – проговорил эльф, не обращая внимания на тревогу чародейки. – Что конкретно вам нужно сделать в Авердиаре?

Альрин взглянула на него и тихо произнесла:

– Нам надо растолковать один свиток. Мы несем его с собой… Это – пророчество Риллианнат, – добавила она после секундного колебания. – Видишь, я тоже доверяю тебе: задание секретное. Может ты что-то знаешь об этом манускрипте? – осенило ее вдруг.

Но Эннареон развел руками:

– Почти ничего. Считается, что в нем зашифрован секрет большой власти. Тот, кто сумеет его понять, сможет подчинить себе многие народы этого мира… возможно, всех. А как напутствовал вас наставник? Он не объяснял, почему вам досталось именно это задание?

– Лишь парой фраз – нахмурилась девушка. – Сандар сказал тогда, что не может слишком долго стучаться в запертую дверь. Что толкование текста действительно нужно, и затягивать с этим не следует… Но не имею понятия, почему он отправил нас с Элом, а не поехал сам.

– Объяснений может быть много, – задумчиво проговорил Эннареон. – У него могло оказаться какое-то еще более важное дело. Он мог полагать, что вам будет легче добиться успеха у лесных эльфов, чем ему. Наконец, он мог использовать вас, чтобы незаметно вынести пророчество из города: допустим, за ним следили.

– Занятно, – невесело хмыкнула Альрин, – получается, в любом из вариантов мы остаемся пешками в его руках. Ну а мой сон? Вижу ли я намек на будущее? Успокой меня! Или хотя бы скажи, что делать. Человек во сне одет в мантию чародея, и, кажется, я не просто с ним знакома. Это – близкий, друг… Ох! – выдохнула девушка с ужасом. – Это – Эллагир?

Эльф молча пожал плечами.

– Скажи, что ждет нас впереди? – снова взмолилась Альрин.

– Я же не Риллианнат, – пожал плечами Эннареон. – Не провидец. Скажу одно: если наш отряд будет вынужден… разделиться, – эльф запнулся, подбирая наиболее обтекаемое слово, – требуй, чтобы те, кто останется с тобой, слушались тебя во всем. Тангор намного старше тебя, но его жизненный опыт слишком однобокий. Гномы живут в подгорном мире, закрыто, не привечая чужаков, что бы там ни говорили про гостеприимство. Поэтому он, несмотря на возраст, без доброго совета может наделать немало ошибок. Лисси, напротив, слишком юна, чтобы мудро принимать решения. Она любит, чтобы все вопросы решались быстро. У нее есть клинок… и будет большой соблазн пускать его в ход чаще, чем надо. Эллагир… Он в десятки раз сильнее тебя в магии, и во столько же раз глупее. Радует, что он это понимает и старается быть тебе под стать. И он тебя любит, это – тоже хорошо. Ты должна использовать всю свою мудрость, умело управлять им так, чтобы он даже не догадывался об этом. Обойтись без конфликтов. Потому что любая ссора между вами может привести к катастрофе. Его быстро растущее могущество пугает меня больше всего.

Чародейка снова кивнула.

– А теперь скажи мне, друг, как относиться к себе самой? – усмехнулась она. – Я едва ли посмею давать советы Тангору, разве что он сам об этом попросит. Я постараюсь приглядывать за Лисси. Надеюсь, мне это удастся. Я приложу все усилия, чтобы у нас с Элом все было в порядке. Но вот я сама… дай мне совет!

Эльф медленно покачал головой.

– Ты уже выросла из моих советов, Аль. Потому-то я и говорю тебе все это. У тебя с Эллагиром большое будущее, и не нужно быть провидцем, чтобы это понимать. И оно полностью в твоих руках. У тебя получится, – он улыбнулся, на этот раз – широко, открыто.

Альрин нечасто видела такую улыбку у эльфа.

– Все у тебя получится, – повторил тот убежденно. – Я уверен. А сейчас пойдем, разбудим Тангора, его черед сторожить.

– Еще минутку, Эн, – прошептала девушка, подходя к нему вплотную и заглядывая в глаза, где отражались звезды, в изобилии рассыпанные по небосклону. Звезды, висящие так близко, что, казалось, протяни руку – и можно зачерпнуть полную пригоршню этих ярких, дивных огоньков.


Утро окутало горы густым туманом, будто земля и небо, вечно смотрящие друг на друга влюбленными взглядами, наконец сошлись вместе. Облака легли прямо на ущелья и вершины, бережно и ласково их обняв. За десять-двадцать шагов уже было не видно ни зги, и путники медленно пробирались между валунами чуть ли не на ощупь, стараясь не потерять тропу, что когда-то была древней дорогой гномов.

– Мы медленно спускаемся вниз, – заметил Тангор, обладающий способностями ориентироваться в горах, как и всякий гном.

– Может, в долине будет потеплее, – зябко подернула плечами Лисси. – Здешний климат нагоняет тоску. А внизу, может, живет кто-нибудь… Кто-нибудь, кто накормит нас сытным обедом, и кого мы непременно отравим, уходя. По последней эльфийской моде.

Эннареон, вздохнув, не ответил. Он вообще почти не разговаривал все утро, и сейчас промолчал, хмуро всматриваясь в туманную даль, хоть пользы от этого занятия было немного. На немой вопрос Альрин он негромко пробормотал:

– Не нравится эта долина. Воздух в ней не движется, значит, вокруг – высокие скалы. Мы окажемся на дне эдакой чаши. Глубокой чаши. Неприятное ощущение!

– Ерунда, – махнул рукой Тангор. – Как раз в таких долинах путник защищен от мерзкой погоды лучше всего. Уютнее – только в пещерах.

– Ты начисто лишен предчувствий, – без обиняков заявила Альрин. – А я считаю, что раз Эннареону не нравится это место, надо вернуться назад и поискать другую дорогу. Поворачиваем!

И, не дожидаясь остальных, она развернула Снежку. Эннареон, слегка удивленный столь быстрыми переменами, последовал примеру чародейки.

Неожиданно раздался гулкий рокот, а земля ощутимо задрожала. Ромашка с ужасом всхрапнула и резко попятилась, к неудовольствию Тангора.

– Землетрясение, – хмыкнул он в бороду. – Редкость для этих гор, вообще-то. Ребята, давайте постоим здесь: под нами хороший пласт, он не пойдет трещинами, если что.

– Тут равных тебе нет, – невесело усмехнулась Альрин. – Ждем здесь.

Страшный звук, однако, больше не повторялся. Простояв некоторое время неподвижно и не дождавшись новых подземных толчков, путники решили, что можно двигаться дальше. Удвоив осторожность, они медленно пробирались обратно: Альрин настояла, что надо искать другую дорогу и теперь возглавляла группу. Через полчаса такой ходьбы с черепашьей скоростью, она вдруг резко остановилась и грязно выругалась.

– Аль, – укоризненно проговорил Эллагир. – Давненько я не слышал таких слов. Что с тобой?

– Иди сюда и посмотри сам, – огрызнулась девушка, махнув рукой в сторону беспорядочного нагромождения камней, возвышавшихся, казалось, до самого неба.

– Скалы сошлись и закрыли проход, – констатировал Тангор, беглым, но опытным взглядом оценив произошедшее. – Боюсь, придется все-таки идти в долину. Путь обратно невозможен.

Через несколько часов дороги стало ясно, что к ночи долину пересечь не удастся. Она была похожа не столько на чашу, сколько на длинную и узкую щель. Практически отвесные скалы образовывали неширокий, в пол-лиги, коридор, посередине которого угадывалось русло давно пересохшей речки. Деревьев в этом месте почти не было, но зато всюду раскинулся густой ковер зеленой травы, чему лошади весьма обрадовались. Дорога, в незапамятные времена выстроенная гномами, совсем исчезла, но потерять направление было невозможно.

Путники шли, почти не разговаривая, до самого вечера: каждый был погружен в свои мысли. Эннареон пытался понять, почему ему так не понравилось это место. Оно ничем особо не отличалось от множества других долин в разных частях света. И однако же, ощущение незримой опасности было почти физическим. К этому примешивалось еще и чувство неизбежности.

“Словно книга жизни уже написана, и ее прочли все, кроме меня самого, – усмехнулся эльф про себя. – А попробуй спросить, что там, на следующей странице, – все отворачиваются и замолкают.”

Мысли Эллагира тоже занимала книга, но вполне реальная и осязаемая. Она покоилась на дне его заплечного мешка, и, время от времени, делилась с магом своими знаниями, являясь тому в снах. Он помногу раз перелистывал пожелтевшие страницы с проступающими наутро чернилами заклятий, пытаясь понять причины, по которым книга выбрала именно его. Но гораздо больше Эллагира теперь занимали чистые листы: их было еще порядочно. “Почему она раскрывает свои тайны так неспешно? – досадовал он. – Я бы многое отдал за то, чтобы ее можно было прочесть разом до конца.”

Лисси, снова успевшая поругаться с эльфом из-за легкомысленного отношения к опасностям пути, сидела на Ниэроиль подчеркнуто прямо. Сперва она пыталась дразнить Эннареона, изображая дозорного начеку, но тот, занятый своими раздумьями, не обращал на девушку особого внимания. Тогда Лисси принялась расспрашивать Тангора о жизни в подгорном мире, но гном, которому передалось настроение эльфа, отвечал рассеяно и невпопад. Наконец, Лисси прекратила болтать и уставилась в одну точку, окончательно надувшись на своих спутников.

Чародейка, донельзя удивленная собственным поведением, в подробностях вспоминала вчерашнюю ночь. Отчасти, ей было стыдно, и она украдкой поглядывала на Эннареона, пытаясь найти на его лице эти же эмоции. “Было бы легче, – подумалось ей, – если б и он испытывал хоть какую-нибудь неловкость.”

Но потом эти воспоминания уступили место размышлениям над словами, что сказал эльф.

С какой стороны ни посмотри, он не успокоил ее насчет сна, являвшегося каждую ночь. Памятуя давний совет, Альрин каждый вечер, ложась спать, давала себе зарок прочесть содержимое свитка и рассмотреть лицо человека в мантии. Девушка была уверена, что это – Эллагир.

Беспокойство, тревога за близкого человека, страх и осознание собственного бессилия что-либо предпринять изматывали Альрин намного больше, чем любые трудности путешествия.

“Не сойти бы с ума окончательно, – мрачно подумала она, саркастически усмехаясь. – Вряд ли Эл оценит такую перемену. Я где-то слышала, что парням нравятся сумасбродные девицы, но не думаю, что это стоит понимать буквально.”

Не однажды Альрин пыталась заговорить с Эллагиром об этом, но что ей мог ответить маг? Сам он не испытывал никаких предчувствий, а из всех снов только те, где ему являлась книга, можно было б назвать странными.

Наконец, сумерки сгустились настолько, что пора было подумать о ночлеге. Путники решили сделать привал под открытым небом: погода дождя не обещала. Вдобавок, на дне долины и впрямь оказалось теплее, чем на склоне горы.

– Думаю, нам стоит лечь спать пораньше, – заметил Тангор, когда с небогатым ужином было покончено. – Если двинемся в путь, как только рассветет, то больше проедем.

– Гениально, – поддел его чародей. – И как это я сам не додумался?

– Были бы мозги – непременно додумался бы, – согласно кивнул гном.

– Я останусь на часах, – потянулся Эннареон. – Потом – Эллагир, а после него – Тангор.

– Эй, с чего это моя стража – под утро? – запротестовал гном.

– Только подгорному народу все равно, что творится на небе, – усмехнулся эльф. – А вот мы и люди в рассветный час спим крепче всего. Толку от таких караульных немного, и безопасности ради будет лучше, если в это время покараулишь ты.

– Конечно, снова кругом опасность, – съехидничала Лисси. – Скажи мне, ну сколько можно сходить с ума?!

– Сколько можно быть такой беспечной? – парировал Эннареон, в этот раз не пожелавший молчать. – Мы не на прогулке, и вокруг – не стены города! Я всего лишь хочу уберечь тебя от возможной беды. Желание, заметь, совершенно нормальное.

– Твои попытки оградить меня от всего и вся дико раздражают! Понимаю, тебе было бы спокойней, сиди я в какой-нибудь башне, с решетками на окнах и парой сотен стражников у дверей. Но даже там, Эн, подстерегают опасности! – Лисси все сильнее повышала голос. – К примеру, меня может ужалить ядовитый паук, пробравшийся в комнату. Всего не предусмотришь!

– Не предусмотришь, верно, – горячо возразил эльф. – Но можно позаботиться хотя бы о том, что в наших силах! Что ты от меня сейчас хочешь? Чтобы все легли спать и остались без караула на ночь? Потрясающе глупая идея!

– Да мне плевать, на твой караул и на тебя! – сорвалась на крик девушка. – Хочешь – можешь сам хоть всю ночь торчать на страже! Ты – сумасшедший. – Она порывисто отвернулась и принялась устраиваться на ночлег.

– Не обращай внимания, – успокаивающе проговорила Альрин. – Она просто не понимает, что несет.

– А понимания, честно говоря, хотелось бы, – невесело усмехнулся Эннареон. – Потому что…

Внезапно эльф осекся. Где-то далеко впереди, пока еще на границе слышимости, ему почудились голоса. Он поднял руку, требуя тишины, и весь превратился в слух. Тангор и маги застыли, боясь пошевелиться. Лисси открыла рот, чтобы что-то сказать, но, увидев красноречивый взгляд чародейки, промолчала.

Эннареон просидел так довольно долго, а затем, наконец, произнес:

– Впереди отряд, пять-шесть воинов. Судя по всему, они – разведчики, и за ними движется куда бóльшая сила.

– Кто они? – деловито поинтересовался Тангор, живо вскакивая на ноги.

– Варвары, – коротко ответил эльф.

– Сколько у них воинов? – последовал еще один вопрос.

Эннареон молча пожал плечами.

– Что мы будем делать? – спросил уже Эллагир. – Назад бежать некуда, там – обвал. В долине тоже не спрячешься, здесь даже деревьев нет! И по отвесным стенам не взобраться… По всему выходит, что мы… – он замолчал.

– Мы – в западне, – закончила за него Альрин, удивляясь, что так спокойно может это говорить. – Если их там два-три десятка, ну, может – полсотни, – то есть шанс справиться, верно? – Девушка вопросительно взглянула на эльфа.

Тот, грустно улыбнувшись, кивнул:

– Шанс есть всегда. Другое дело, какой ценой он достанется… Я – на разведку, – коротко бросил он вдруг, и почти сразу растворился в темноте.

– Тангор, – чародейка обернулась к гному. – Как думаешь, могут ли быть в этих скалах пещеры или хотя бы малоприметные уступы, – она обвела рукой горы, окружавшие их.

Гном медленно покачал головой:

– В этой породе не бывает пещер, камень очень плотный и гладкий. Воде и ветру просто не за что зацепиться.

– Лисси, – Альрин повернулась к девушке. – Может, ты смогла бы залезть по скале?

– Проползти вертикально вверх две лиги? – воззрилась на него циркачка. – Я же не ящерица! Вдобавок, какой от этого прок? У нас нет веревок такой длины, чтобы вы смогли бы по ним выбраться.

– Но ты могла бы спастись сама, – внимательно посмотрела на девушку чародейка.

Лисси фыркнула:

– То есть, лишний меч вам уже не нужен?

Чародейка вздохнула.

– Меч лишним не бывает. Но если шансов на спасение другим путем маловато… – она не договорила.

– Даже если бы я могла взлететь на эту скалу, – тихо проговорила Лисси, – я бы не бросила вас одних.

– Раз такое дело, я ложусь спать, – объявил Эллагир, устраиваясь прямо на траве. – Видимо, это – лучшее, что я могу сделать.

– Вот это выдержка! – восхитился Тангор, точивший свою секиру.

– Причем здесь выдержка? – с нотками раздражения отозвался чародей. – Просто так уж повелось в нашей сумасшедшей компании, что самые эффективные боевые заклятья я узнаю во сне, от некоей книги. Причем она, несомненно, обладает чувством юмора, – маг хохотнул. – Обычно она открывает свои секреты накануне очередной заварушки.

– Эл, – Альрин устало провела ладонью по глазам. – Раз так, то заткнись и спи. Может, ты – единственный, кто хоть что-то сможет сделать. – С этими словами чародейка собрала пальцы в Символ Кайели, помогающий сосредоточиться и обрести ясность духа, и замолкла.

Долго медитировать ей не дали. Не прошло и часа, как в темноте послышались осторожные шаги. Лисси кинула взгляд на магов, и с тихим шелестом извлекла меч из ножен. Тангор тоже взял оружие наизготовку, но, вглядевшись в ночь, опустил секиру.

– Это – наш эльф, тащит кого-то, – резюмировал он.

– Кого? – изумленно спросила Альрин, открывая глаза.

– Пленника, – негромко ответил Эннареон, выступая из тьмы и бросая оземь варвара, которого нес на плече, как подстреленного из лука зверя.

Все в который раз изумились силе эльфа.

– Расспросим его о числе войска. – Эннареон неожиданно улыбнулся. – Хотя, насколько я мог слышать, их… много. Больше двух сотен, вероятно.

Лисси охнула. Тангор нахмурился и принялся покусывать себя за бороду. Чародейка грустно взглянула на эльфа:

– Две сотни означают, что надеяться особо не на что. Чему ты улыбаешься, хотела б я знать?

– Если я загрущу, их число не уменьшится, – Эннареон пожал плечами. – Ты можешь наложить на него исцеляющее заклятье? Иначе он не скоро сможет говорить. Мерзавец так и норовил закричать и позвать на помощь, – пояснил он. – Пришлось ударить его в горло.

– Yerrha equillia! – негромко произнесла чародейка, прикоснувшись к варвару, скорчившемуся на траве.

Формула, как и всегда, возымела силу. Варвар пошевелился и открыл глаза.

– Пить, – выдохнул он. – Дайте воды!

– Воду надо еще заслужить, – заметил Тангор недобро. – Говори, сколько вас там?

Варвар сфокусировал взгляд на спутниках и понял, что его захватили в плен. Эннареон, внимательно наблюдавший за ним, видел всю смену эмоций на его лице. Ненависть, от осознания того, что он – в руках врагов. Желание бежать, сменившееся отчаянием, когда он осознал, что не успеет и шагу ступить, как его убьют. Наконец, – непокорность и упрямство: варвар понял, что его будут расспрашивать, и решил стойко молчать.

– Ошибочное решение, – негромко заметил эльф. – От ответов на вопросы зависит твоя жизнь. Как тебя зовут?

Варвар удивленно уставился на Эннареона: такого вопроса он не ожидал.

– Назови свое имя, – повторил эльф настойчиво.

– Что тебе до имени? – медленно, с усилием проговорил варвар на Общем Слове. – Ты забудешь его к утру.

– Сколько вас в долине? – последовал новый вопрос.

– На рассвете… сочтешь, – варвар хрипло рассмеялся, но смех сразу перешел в надсадный кашель. – Больше, чем ты думаешь, эльф. Намного больше! – выговорил он, наконец.

– Я смогу заставить тебя отвечать, – не повышая голоса, сказал Эннареон. – Не хочу снова причинять тебе боль, но легко сделаю это, если потребуется. Не задумываясь и без угрызений совести. Я буду убивать тебя настолько медленно и мучительно, что ты захочешь рассказать даже то, что не знаешь!

– Я – северянин! – гордо ответил варвар. – Ты можешь пытать меня, сколько угодно. Это – всего лишь тело, и оно в твоей власти. Но мой разум тебе не захватить. Я погибну от пыток, и уйду победителем.

Сказав это, воин бросил на Эннареона презрительный взгляд и замолк.

– Угораздило же тебя наткнуться на единственного мужчину среди варварского отребья, – хмыкнул Тангор. – Что будем делать, дружище?

– Попробую сломать его раньше, чем он умрет, – вздохнул эльф. – Иного выхода нет.

С этими словами он медленно извлек меч из ножен. На клинке заиграли лунные блики, изредка соскальзывая на траву.

– Обожди, – подал голос Эллагир. – Думаю, ваш новый приятель все же заговорит. Мне тут приснились одни чары…

Северянин повернул голову и смерил мага уничтожающим взглядом, в котором ясно читалась холодная ненависть.

– Пытки заклятьями дадут такой же результат, как и пытки сталью, – процедил он сквозь зубы. – Потому что мне без разницы…

– Felvarhior Raas! – прервал его Эллагир, коротко и четко произнеся формулу.

Крошечная оранжевая искра сорвалась с его пальцев и ударила варвара точно в сердце. Тот удивленно выдохнул и опустил взгляд на грудь, но на одежде не оказалось никаких следов.

– Не сработало? – вопросительно посмотрела на чародея Альрин.

– Сработало, еще как сработало, – улыбнулся тот. – Как тебя зовут? – отрывисто спросил он северянина.

Тот поднял на мага полные ненависти глаза. Гримаса исказила его довольно красивое, обрамленное прямыми светлыми волосами лицо. Видно было, как он сопротивляется чему-то изо всех сил, борется с невидимым противником и… проигрывает.

– Далахар, – выдохнул он, наконец.

– Сколько тебе лет?

– Тридцать шесть.

– Что ты делаешь здесь, в горах?

– Мой отряд отправили на поиски двух магов и их спутников, – был ответ.

– Сколько вас?

– Кто отправил? – внезапно спросил Эннареон. – С какой целью?

– Я… На какой вопрос отвечать? – северянин посмотрел на мага все тем же ненавидящим взглядом, но в голосе звучала покорность.

– На все, – отрезал Эллагир. – И побыстрее.

“Потрясающие чары”, – подумала Альрин восхищенно.

– Кто дал задание, я не знаю, – Далахар покачал головой. – С этим человеком мог разговаривать только наш вождь. Нам было сказано, чтобы мы пришли сюда, по устью высохшей реки. Здесь мы должны были встретить двух магов с несколькими спутниками. Их всех надлежало убить, кроме девушки-чародейки. Все вещи полагалось собрать и, вместе с чародейкой, доставить в Делор.

– Где это? – спросила Альрин хрипло.

– Это – небольшой городок в двух днях ходьбы к югу отсюда.

– Почему меня надо было оставить в живых?

– Я не знаю, – ответил северянин просто. – Это – приказ вождя. Мы не смеем задавать ему вопросы.

– Сколько всего вас охотится за нами? – вернулся к вопросу численности эльф.

– Вместе со мной – четыре полных сотни и еще три четверти сотни с человеком.

Из всех только Эннареону удалось совладать с эмоциями полностью, и то лишь потому, что он был в разведке и уже успел прикинуть, что врагов в долине набралось предостаточно.

“Почти пятьсот воинов, – подумала Альрин, холодея. – И никакой лазейки из этой западни. Больше не на что надеяться.”

– Как вы вооружены? – продолжил спрашивать эльф. – Сколько лучников?

– У каждого есть меч. Луки мы не любим. Врага надо убивать так, чтобы можно было видеть его глаза.

– Есть ли еще выходы из этой долины? – подал голос Тангор. – Подгорные туннели или пещеры?

– Я не знаю, – был ответ. – Но наш вождь объявил нам, что, если вы здесь, то никуда не денетесь. Думаю, что единственный выход из этого места – на юг, через наш лагерь.

– Ну, уж сейчас-то мы точно не пойдем через ваш лагерь, – пробормотал Эннареон себе под нос. – Зачем идти на верную гибель?

– Незачем, – послушно подтвердил северянин, приняв риторический вопрос на свой счет. – Там не пройти, каждый третий воин не спит.

– Чего это? – удивился гном. – Бессонница замучала?

– Чтобы преградить долину живой цепью и не дать вам ускользнуть, – бесхитростно ответил Далахар.

– У тебя есть подозрения, кто бы это мог отдавать приказы твоему вождю? – поинтересовался Эллагир.

– Я думаю, это – величайший воин, – серьезно кивнул северянин. – Только такой посмел бы давать распоряжения Стадхагалу.

– Зачем ты идешь за этим головорезом? – неожиданно спросил Эннареон. – Я слышал о Стадхагале и его банде. Правда, не думал, что она столь многочисленна. Твой вождь – убийца, принесший гибель сотням, если не тысячам мирных жителей. И слушается он не “величайших воинов”, а всякого, кто хорошо заплатит.

– Долг крови, – спокойно ответил Далахар. – Моя семья со времен Алых Кораблей служила семье Стадхагала.

– И ты готов на любую мерзость, по первому же его приказу? – удивленно переспросил Эллагир.

– Долг крови, – повторил северянин таким уверенным тоном, как будто это было наилучшим объяснением, и замолк.

Вслед за ним, замолчали и остальные, обдумывая услышанное.

– Что будем делать с ним? – спросила Альрин на Древнем Слове и кивнула на северянина.

Эннареон слегка нахмурился.

– Совершенно не хочу его убивать, – произнес, наконец, он. – Отпустим. Учитывая, что их там почти пять сотен, одним врагом больше – невелика разница.

– А по-моему, лучше, когда одним врагом меньше, – покачала головой чародейка.

– У меня такое чувство, – вздохнул Эннареон, – что следует позволить ему уйти. Считай, что так подсказывает мне интуиция. А, поскольку она меня редко подводит… – он не договорил.

– Пусть будет, как ты считаешь нужным, – уступила Альрин. – В конце концов, пленник твой.

– Не стану тебя убивать, – повернулся эльф к Далахару. – Надеюсь, ты по достоинству оценишь то, что я не трону самое священное, что есть у любого, – его жизнь. Насколько я знаю, у вас, на севере, тоже многие так считают: когда-то ваш юный народ перенял у эльфов часть их знаний. И я жду от тебя ответной благодарности. Ты должен уйти из долины до рассвета, и не возвращаться, пока не кончится бой. Иначе ты погибнешь, а чутье говорит мне, что у тебя должна быть другая судьба.

Эннареон протянул северянину руку, чтобы помочь подняться. В глазах Далахара бушевала целая буря эмоций… но ненависти в них не было. Они стояли друг напротив друга, почти одного роста, оба – светловолосые, и даже чертами лица в чем-то схожие.

– Иди, – коротко приказал эльф.

Северянин помолчал секунду, а затем произнес:

– Я запомню тебя. – Он обвел взглядом двух магов, Тангора, Лисси, и добавил:

– Я запомню всех вас, – и шагнул в темноту.

– Ну, и что нам делать? – спросила Альрин, когда звук шагов Далахара стих.

– Вам – поспать, утро обещает быть непростым, – усмехнулся Эннареон. – Особенно это касается Эллагира. Я не теряю надежды, что книга покажет тебе еще что-нибудь, – кивнул он магу. – Какое-нибудь могущественное заклинание, позволяющее справиться с огромным количеством врагов… – он пожал плечами. – Я же останусь на страже, как и собирался. Вдобавок, мне надо подготовиться к бою…

– Я с тобой, – вызвался Тангор, но эльф отрицательно покачал головой:

– Отдохни, дружище. Завтра нам понадобится вся твоя сила и выносливость.

– Плевать я хотел на завтра, – сварливо отозвался гном. – Успею еще отдохнуть. Мне с тобой надо поговорить кое о чем.

– Мне тоже. Поэтому на вторую половину ночи я тебя все равно разбужу, – рассмеялся Эннареон. – Не думаешь же ты, что я буду сторожить до утра?

– Будь по твоему, – махнул рукой Тангор, зевая. – Спать хочется ужасно, если честно.

Эннареон отошел на несколько шагов от устраивающихся на ночлег друзей и уселся на траву, лицом к югу. Теплый ветерок, принеся запахи ночных трав, слегка разбросал его волосы.

Эльф глубоко вдохнул, собираясь с мыслями, но сзади вдруг послышались осторожные шаги.

– Ты придешь ко мне? – робко спросила Лисси, тихонько коснувшись руки эльфа. – Сердишься?

– Я почему-то не могу долго на тебя сердиться, – улыбнулся Эннареон, беря ее ладонь в свои.

– Я отвратительно себя веду все эти дни, – покаянно продолжила девушка, садясь рядом с эльфом. – Сама не знаю, отчего так…

Эннареон хотел ответить ей, что все в порядке, что он всегда готов ее понять, что ее выходки похожи на простое ребячество и не могут стать причиной обиды. А самое главное, – что он любит ее, день ото дня все сильнее, и потому простит что угодно…

Но вместо этого, он просто притянул Лисси к себе и нежно обнял. И девушка прочла это у него во взгляде, услышала в биении сердца, почувствовала в тепле его тела, поняла всю невысказанную нежность безо всяких слов.

А поняв – расплакалась. Наполовину – от счастья, наполовину – от отчаяния и осознания того, что утром все может измениться, и все, что у них есть на двоих, – эта ясная теплая ночь.

Эльф бережно, как величайшую драгоценность, собрал губами слезинки с лиссиных ресниц, нежно поцеловал девушку, зарылся пальцами в ее длинные светлые волосы…

Лисси таяла от каждого его прикосновения, отвечая на поцелуи и ласки. Пламя страсти разгоралось в них все сильнее, и, наконец, захватило их целиком. Спутники, спящие в нескольких шагах, орда варваров в двух-трех лигах, горы, звездное небо и ночь, – все перестало их волновать. Они растворились друг в друге без остатка, стали одним целым, возносясь выше самых неприступных вершин и падая ниже дна любой пропасти. И никакая сила, никакие чары не могли нарушить их безудержный полет, ибо нет магии превыше магии любви ни в одном из миров.


…Лисси застыла в объятьях эльфа, боясь пошелохнуться, чтобы подольше сохранить тепло минувшего чуда. Но мало-помалу, ее мысли перенеслись на утро, которое не сулило ничего доброго.

– Милый? – девушка откинула голову и посмотрела эльфу в глаза. – Обещай мне одну вещь.

Эннареон погрустнел. Ему совсем несложно было догадаться, о чем пойдет речь.

– Я бы хотел, чтобы завтра ты охраняла наших магов и не лезла в гущу событий, – сделал он слабую попытку.

– Нет, – спокойно возразила Лисси. – Чародеям будет достаточно Тангора. А я, – она легко поцеловала эльфа в губы, – пойду с тобой.

– Завтрашний бой будет намного сложнее, чем в Румхире, – мрачно заметил Эннареон. – Здесь – открытое пространство, а наших врагов в сотню раз больше! Шансов уцелеть в рубке маловато, и планов на послезавтра я не строю, – он вяло пошутил.

– Я хорошо понимаю наши шансы, – все так же спокойно сказала Лисси. – Поэтому и говорю: я с тобой, до конца. Насколько хватит сил держать меч. А потом – уйду с тобой. Потому что, какая мне радость от всего этого, – она обвела рукой горы и небо, – без тебя?

– Лис…

– И, если мы будем биться вместе, если нам повезет, если боги будут к нам благосклонны, то… пусть призрачная надежда, но у нас она будет!

– Пусть так, – вздохнул Эннареон. – Вижу, у меня не получится тебя отговорить…

– Не получится, и не сомневайся! – шепнула девушка, нежно обнимая эльфа. – Но теперь, когда ты согласился, я точно знаю: все будет хорошо! – Она поцеловала Эннареона в губы.

– Тебе бы поспать немного, – с любовью произнес тот. – Завтра предстоит непростой день.

– Не возражаешь, если я задремлю у тебя на руках? С тобой так уютно, – Лисси прижалась к эльфу покрепче и засопела.

– Придется тебя разбудить, когда Тангор сменит меня на посту. Хорошо?

Но девушка уже спала, улыбаясь чему-то, увиденному в далекой стране грез.

О, это – волшебная страна! Не нанесенная ни на одну карту, она никогда не испытывает недостатка в путешественниках, что пересекают ее границы с заходом солнца. Страна, где не встретить ни стражи, ни темниц, где каждый путник волен делать все, что ему вздумается без малейшего урона для остальных. Место, где не бывает королевских указов, и где всяк сам себе король. Прекраснейшие города и замки с ажурными башенками, полноводные реки, теплые и ласковые моря, густые леса, сады, где ветви гнутся под тяжестью спелых сочных плодов, – все можно найти в этой стране, было бы желание! И лишь одно условие, которое путник непременно должен соблюсти. Условие несложное, вовсе даже не неприятное, но совершенно неизбежное: с восходом солнца – покинуть этот благословенный край. Хотя и то сказать, право вернуться сюда следующей ночью никто не отнимает…

Эннареон очень медленно и осторожно, чтобы не разбудить Лисси, слегка переместил вес, и снова замер, вслушиваясь в тьму. Приглушенные возгласы варваров, что стояли на страже, доносившиеся с юга, шелест крыльев ночной птицы, даже дуновение ветра, – ничто не укрывалось от внимания эльфа.

– Книга что-нибудь подсказала тебе? – шепотом спросил он в ночь.

– Никогда не перестану восхищаться твоим слухом, – также тихо ответил Эллагир, подходя и садясь рядом. – Увы, в этот раз – ничего. Даже не верится. Может, боя завтра не будет? Ведь она открывала мне свои тайны только, когда в них возникала нужда…

– Да, – рассеяно пробормотал Эннареон. – Только, когда возникала нужда…

– Отправлюсь-ка я снова спать, – вздохнул чародей после непродолжительного молчания. – Да и тебе не помешает, перед боем нужно быть отдохнувшим.

– Скоро лягу, – согласно кивнул эльф. – Но прежде… – Он кинул взгляд на Лисси и убедился, что девушка крепко спит. – Прежде, пообещай мне, друг, сделать завтра одну вещь…


Эннареон проснулся за полчаса до рассвета и первым делом прислушался к звукам, доносившимся из стана врага.

“Еще не собрались, – отметил он. – И верно, у них полно времени… а вот у меня его явно не хватает.”

Эльф осторожно выбрался из-под лиссиной руки, стараясь не разбудить девушку. Тангор сидел на траве, шагах в двадцати впереди, спиной к лагерю. Не обладавший острым слухом, он ровным счетом ничего не заметил.

Эннареон, усмехнувшись, достал из своего заплечного мешка маленькую, почти игрушечную чернильницу и четыре листа пергамента. Следом было извлечено перо, тоже небольшое, но удобное. Чтобы кончик пера не повредился в мешке, на него был надет серебряный колпачок. Эннареон кинул взгляд на Лисси, улыбающуюся во сне, на магов, которые лежали неподалеку, обнявшись, и принялся быстро писать.

Свернув листы трубочкой, он засунул их под свой мешок и встал. Тангор обернулся:

– Доброе утро, дружище! Не рановато?

– В самый раз, – улыбнулся эльф. – Солнце вот-вот взойдет.

– А что наши гости? Ты их слышишь?

Эннареон закрыл глаза и жестом попросил Тангора не шевелиться.

– Слышу, – наконец, произнес он. – Они… они выступили. Просыпайтесь, друзья! – громко позвал он остальных. – Пора готовиться к бою!

Все тотчас встали, без лишних слов. Тангор аж языком цокнул:

– Вот это дисциплина у нас в отряде! Почти как у моих сородичей, в Дирхкаге.

Альрин хмуро посмотрела на него:

– Ненавижу рано вставать, – вздохнула она, массируя кисти. – Еще с первого курса.

Рядом Лисси деловито проверяла меч, легко ли выходит из ножен. Выхватив клинок, девушка на одном дыхании сделала несколько движений, расправляясь с воображаемым соперником. Меч в ее руках сверкал серебристой молнией. Эльф посмотрел на нее с любовью и нежностью.

– А ты будешь разминаться? – звонко спросила она Эннареона. – Доставай клинок!

– Непременно достану, – улыбнулся тот. – Чуть позже.

– Ну что, покажем этим червякам, как надо драться? – Тангор снял с пояса свою секиру и погладил лезвие пальцем.

– Покажем, – усмехнулся чародей, вслед за Альрин принявшийся делать зарядку для рук.

– Эллагир, – словно невзначай обронил эльф. – Как спалось? Не снилось ли чего-нибудь?

– Никаких снов, – вздохнул тот, понимая, что речь идет о книге. – Прости.

“Я так и предполагал, – подумал Эннареон, пожав плечами. – В общем-то, ничего удивительного. Книга являет новые чары действительно, когда в них есть нужда.”

– А мне снилось, – голос Альрин внезапно дрогнул. – Снова все тот же кошмар…

– Ничего страшного, – мягко улыбнулся эльф. – Сегодня он прекратится.

– Думаешь? – рассеянно отозвалась девушка, но тут же воскликнула: – Стоп! Что это значит?

– Это значит, – Эннареон поймал ее взгляд, – что сегодня этот сон перестанет тебя донимать. Смотрите, солнце всходит!

Свет нового дня бережно, но неотвратимо вытеснял полумглу из долины. Прямо на глазах серые тона мира менялись, освещенные солнечными лучами, уступая место всему многообразию красок, щедро дарованных Создателем.

Эльф прислушался: армия приближалась. Голоса, лязг оружия и тяжелая поступь тысячи ног доносились с юга с каждой минутой все отчетливей. Теперь даже Тангор мог без труда слышать вражеское войско, которое двигалось пока безликой темной массой. Но совсем скоро варваров можно будет не только услышать, но и увидеть их лица.

Эннареон подошел к Ниэроиль, пасшейся тут же, и положил ладонь ей на шею. Лошадь немедленно ткнулась ему в плечо, и в огромных ее глазах стояли настоящие слезы.

– Друзья, – голос эльфа на мгновение дрогнул, но он взял себя в руки и продолжил:

– Мы прошли долгий путь вместе, и я хочу поблагодарить вас. Не за что-то в отдельности, хотя вы многое для меня сделали. Хочу сказать вам спасибо просто за то, что вы есть. По дороге с вами, я нашел дружбу, которой не знал уже давно. И встретил любовь, – он посмотрел на Лисси, – которой не знал вообще никогда.

– Зачем ты это говоришь? – с тревогой спросила Лисси. – Мы ведь вчера уже все решили…

Эльф кинул взгляд на юг, где уже можно было различить движущуюся толпу, и даже отдельных воинов.

– Любимая, – повернулся он к девушке. – Прости. Я написал тебе несколько строк, свиток лежит под моим мешком… Ты меня поймешь. Я не могу взять тебя с собой. – Эльф подошел к Лисси и крепко ее обнял, не стесняясь слез, катившихся у него по щекам. – Мы бы не справились с такой ордой. Есть только один способ защитить тебя и остальных…

– Эн! Не уходи без меня!

– Я люблю тебя! Yllariae'ar neeire ka an'llavaerhiir20! – Эннареон нежно поцеловал девушку в губы.

– И я люблю тебя, безумно люблю! – эхом отозвалась Лисси, горячо отвечая на поцелуй. Сладость губ любимого смешалась с соленым привкусом слез. – Поэтому я пойду с тобой, хочешь ты этого, или нет.

– Ради меня, – прошептал эльф. – Нет. Не надо.

– Подождите! – воскликнула Альрин. – Может еще можно что-то придумать…

Эннареон молча покачал головой и плавно вынул меч из ножен. Яркие рассветные лучи солнца упали на клинок. В бликах, играющих на стали, выкованной непревзойденным Каллерианом, его спутники с ужасом увидели эльфийские руны. Ярко-красные, они были начертаны кровью.

– Laerrhi aer Kallaerhiand, – потрясенно прошептала Альрин, холодея.

– Руны Каллериана, – эхом повторил побелевший Эллагир.

Эльф бросил прощальный взгляд на Лисси, легко развернулся и зашагал в сторону войска северян. Без сомнений, высоко подняв голову, зная, что поступает правильно.

Ниэроиль негромко и жалостливо заржала ему вслед.

– Нет! – страшно закричала Лисси, и рванулась за эльфом так стремительно, что Эллагир еле успел перехватить ее.

– Всем оставаться здесь! – маг тоже сорвался на крик. И, видя, что девушка сейчас вырвется, тут же добавил:

– Я обещал ему, что ты останешься тут! Я ударю в тебя заклинанием, клянусь! Тангор, тебя тоже касается! Эннареон взял с меня слово, и я намерен его сдержать!

Лисси обмякла в его руках, заплакала каким-то жутким сухим плачем, без единой слезинки. Тангор смерил мага презрительным взглядом, и, не говоря ни слова, кинулся за эльфом. Девушка коротко вскрикнула, отчаянно рванулась и выскользнула из захвата мага, чуть не сломав тому руку. Одно мгновение, – и она устремилась за Тангором.

– Sellivalissa Raonheia! – негромко произнес Эллагир, потирая руку, и оба они – Тангор и Лисси – рухнули на траву, скованные крепким магическим сном.

– У меня не было выбора, – развел он руками в ответ на немой вопрос Альрин. – Ночью Эннареон вынудил меня принести обет нашего Ордена.

Со стороны варваров долетели смех и какие-то ругательства.

– Может, мы сумеем его спасти, – выдохнула чародейка. Вдруг она вспомнила кровавые руны на эльфийском клинке, и сразу же сон, который давно лишил ее покоя, стал понятен. Это – руны Каллериана были начертаны в свитке, что являлся ей каждую ночь. А раз так… Девушка мотнула головой, отгоняя ужасную мысль о том, что все уже предрешено.

– Убирайтесь прочь, твари! – прорычала она, жестко собрав побелевшие от напряжения пальцы в Символ. – Traekkart Ehhara!!!

Ничего не произошло.

Альрин не поверила своим глазам, своим ощущениям, но чары Эххара, отточенные до совершенства, действительно не сработали!

“Позже будешь удивляться”, – со злостью пробормотала волшебница, моментально концентрируя энергию и меняя Символ.

– Sillerian Stikkatta!

Заклятье Огненной плети также не подействовало. Альрин выругалась так, что небу стало жарко.

– Что происходит, Эл? – выкрикнула она в бешенстве. – Какого…

– Еще не поняла? – неожиданно тихо отозвался маг, опуская руки. – Смарагды.

– Где? На ком?! – воскликнула Альрин, уже зная ответ, не оставляющий и тени надежды.

– На всех, – кивнул Эллагир отрешенно. – На каждом вонючем варваре, будь они прокляты! – добавил он все тем же пугающе тихим голосом.

– Значит, все, что нам остается, – это сидеть и ждать? – глухо спросила девушка.

– Прости, но ничего лучше я предложить не могу, – огрызнулся чародей, неотрывно следящий за эльфом, прошедшим уже более половины пути.


Эннареон приближался к врагам, переполненный уверенностью в своей победе. Он не прикидывал шансы выйти из боя живым, ибо знал цену заклятью Каллериана. Меч, выкованный в незапямятные времена великим кузнецом и полководцем, казался невесомым. Клинок стал даже не продолжением его руки, но продолжением мысли.

Навстречу, поигрывая своим оружием, размашисто шагал рослый варвар с медвежьей шкурой на плечах. На его губах играла злобная усмешка, а густые волосы были забраны в хвост, что у северных племен дозволялось делать только выдающимся воинам. На шее болталось жуткого вида ожерелье из человеческих зубов, где каждый зуб означал убитого врага.

Эннареон не разглядел, сколько ниток было в этом сомнительном украшении, пять или шесть, но верно варвар и вправду был выдающимся мастером боя. Он не гримасничал, пытаясь изобразить свирепость, и не следил за движением эльфийского клинка. Он смотрел Эннареону прямо в глаза, стараясь прочесть дальнейшие его действия. Уверенный, что остановит любое из них одним взмахом своего меча.

Когда до противника оставалось три-четыре шага, эльф, не замедляясь, почти не уходя с линии атаки, сделал молниеносное, неуловимое для взгляда движение правой рукой и, оставив варвара за спиной, двинулся дальше.

Тот умер еще стоя, даже не успев понять, что случилось. С разрубленного на груди ожерелья под ноги ему посыпались зубы. Наконец, Эннареон услышал приглушенный звук упавшего тела.

“Может, это и был их вождь, – подумал он спокойно, продолжая приближаться к неприятелям, мягко переступая по изумрудному ковру трав. – Хорошо бы, если так.”

Внезапно дикий рев всколыхнул тишину луговины. Варвары, потрясая мечами, топорами и копьями ринулись в атаку. Каждый из них хотел первым достать эльфа.

Эннареон чуть ушел в сторону, пропуская копье, нацеленное ему в грудь, и ударил наискось, снизу вверх, рассекая доспех и все, что под ним находилось. Затем сразу же, не замедляя движения, выдернул меч, темный от крови, крутанулся с широким разворотом и снес голову второму варвару, замахнувшемуся топором. Переместившись на шаг вправо, размашистым ударом сверху разрубил третьего нападающего и сделал еще один поворот, достав кончиком клинка до горла очередного врага.

Каким-то чувством Эннареон понимал, что сейчас любой его удар окажется смертельным. Тычковым движением он вонзил клинок в глазницу следующему варвару.

Легкий поворот запястья, – и меч высвобожден вновь, чтобы и далее беспощадно разить врагов. Движения были настолько стремительны, что их невозможно было просчитать. Вся мощь эльфийского искусства боя, Раэннари, безмерно усиленная смертоносным заклятьем, обрушилась на варварское войско. И не было, не могло быть спасения от клинка в руке Эннареона, сверкавшего, как тысяча молний, как миллион солнечных бликов на поверхности моря.

Варвары падали один за другим, и, среди криков ярости и боли, превосходя звон вражеского оружия, тонко и чисто звучал меч Каллериана, и это была его прощальная Песнь.

Четыреста восемьдесят пять отлично вооруженных воинов пришло в эту узкую безымянную долину. И никто из них не смог уйти, чтобы рассказать о бесславной гибели орды от руки одного эльфа.

Сквозь пелену соленых слез, Альрин смотрела за боем. Губы ее были искусаны до крови. Долго еще после этого дня на ее ладонях не сходили шрамы от впившихся в плоть ногтей.

Она видела, как число врагов стремительно уменьшается, но ей прекрасно был известен исход боя, где применялись Руны Каллериана.

Наконец, варваров осталось не больше двух десятков. Они бились с отчаянием обреченных, но не могли выстоять против Эннареона. С ног до головы забрызганный кровью, эльф парировал любые удары, уклоняясь от атак, тогда как каждый его ответ нес смерть очередному нападавшему. Через несколько секунд число их сократилось до пяти-шести, а еще через пять ударов Меча Каллериана все было кончено.

Альрин и Эллагир видели, как эльф отер рукавом кровь со лба, взмахнул клинком в последний раз… и упал на колени.

– Бежим! – воскликнула Альрин, но маг уже несся к Эннареону со всех ног, не разбирая пути. Пробегая мимо Лисси и Тангора, он снял заклятье, но приводить его жертв в надлежащий вид не было времени.

– Yerrha equillia! – выдохнул Эллагир, добежав, наконец, до эльфа.

Тот стоял на коленях возле последнего убитого им врага. Из груди, перечеркивая все надежды, торчала рукоять его собственного меча.

– Yerrha equillia! – прокричала формулу Альрин, подбегая. – Yerrha equillia!!! Что ж ты молчишь, будь ты неладен?! Ну же, вместе!

Маги несколько раз синхронно произнесли формулу исцеления.

– Оставьте, – прошептал Эннареон, не открывая глаз. – Этих чар вам не превозмочь. Использовать Руны Каллериана… Это жертва, и она… – эльф сделал вдох, собирая остатки сил, – она должна быть принесена.

– Мы попробуем все равно, – тихо произнес Эллагир, концентрируя сознание.

Он попытался призвать всю доступную ему силу, всю мощь, с которой только способен совладать, чувствуя, как энергия переполняет его, срываясь с кончиков пальцев.

– Передайте Лисси…

– Не-е-ет!!!

Подбежавшая девушка упала рядом с эльфом на колени.

– Я ухожу, – улыбнулся эльф знакомому голосу и, совершив невероятное усилие, открыл глаза, чтобы взглянуть на любимого человека еще раз.

На изумрудную траву с клинка начали падать первые капли крови.

– Пожалуйста… прочти мое письмо! Не забудь!

– Вы можете хоть что-то сделать? – крикнула Лисси чародейке. – Он отдал жизнь ради вас!

Альрин, которая последовала примеру Эллагира и начала собираться с силами, не ответила, чтобы не потерять концентрацию. Кай бурлила в ней, как подземный источник, в поисках выхода наружу. Рядом послышался перестук копыт: это Ниэроиль подошла к своему другу. Эннареон узнал ее и еще раз улыбнулся.

– Kaia faellidh, Nierrohielle, – произнес он. – Vaerh vallirhein, kae-laerrhii!21

Очень бережно и осторожно, словно спящего ребенка, лошадь дотронулась носом щеки эльфа.

– Великий Троар, – прошептал только что подошедший Тангор.

Сонное заклятье Эллагира ударило по нему сильнее, чем по Лисси, и он никак не мог полностью прийти в себя.

– Прощайте, друзья! Эллагир, Альрин… Тангор… Лисси! Не бросайте друг друга… Вместе… вы должны быть вместе… – эльф вдохнул полной грудью.

Капли крови с клинка слились в ручейки.

– Лисси… Я всегда буду любить тебя!.. Всегда… – Эннареон замолк, сделал еще один вдох и мягко упал наземь.

– Сейчас!!! – чародей обхватил скользкий от крови эфес меча и одним рывком выдернул его из груди эльфа.

Альрин пальцами левой ладони сложила Символ Йерры, а правую положила на рану. Эллагир сделал то же самое. Одновременно, вкладывая всю силу в каждое слово, чародеи произнесли:

– Yerrha equillia!

Тангор мог бы поклясться, что почувствовал мощный толчок, словно во время землетрясения. Нестерпимо яркий сноп света, направляемый Эллагиром и Альрин, излился в рану эльфа. Чары такой силы могли бы исцелить любого… но не того, кто, начертав руны Каллериана на клинке, добровольно принес себя в жертву ради других.

Эннареон расстался с жизнью, и никакое заклинание было не в силах это изменить.

Ниэроиль громко и горестно заржала, вытянув шею. Было столько печали в ее голосе, что казалось, – кричит человек.

Лисси без единого звука упала на тело Эннареона и лежала, не шевелясь. Чародеи, исчерпав запас силы до предела, рухнули рядом с ним. Гном стал на колени и с невидящим взором начал читать молитву. Горы окрест тысячи лет уже не слышали Стального Слова и теперь, казалось, жадно внимали каждому звуку, срывавшемуся с губ Тангора.

А рана на теле эльфа все истекала кровью. Шелковой лентой река жизни струилась по запыленному плащу, что некогда – очень давно! – был небесно-голубым, по изумрудно-зеленой дивной траве, окрашивая ее в алый цвет. Наконец, и она иссякла, и лишь ветер, поднявшийся вдруг, беспокоил тишину долины.


Тангор первым пришел в себя, открыл глаза и огляделся. Судя по солнцу, прошло уже несколько часов, но ничего с тех пор не изменилось. Лисси все так же неподвижно лежала на груди эльфа, рядом в нелепых позах покоились Эллагир и Альрин. Неподалеку неприкаянно бродили их лошади.

Гном бросил взгляд на чародеев и впервые за долгое время порадовался: мертвые так не лежат. Затем он вздохнул и попробовал встать с колен, опираясь на секиру, как на посох. В голове зашумело, кровь прилила к вискам. “Последствия сонного заклинания, – подумал Тангор, выпрямляясь. – Хорошо еще, что живой… Ненавижу магию!”

Борясь с головокружением и тошнотой, он подошел к Лисси и бережно перенес ее на траву, попутно отметив, что сердце девушки бьется исправно.

“Могло быть хуже”, – мрачно подумал гном, возвращаясь за чародейкой.

К удивлению Тангора, едва он склонился над Альрин, та открыла глаза и прошептала:

– Йерра… Она не сработала?

Гном промолчал.

– Эллагир… Что с ним?

– С ним все в порядке, – хмыкнул Тангор в ответ.

Альрин вздохнула, собираясь с силами.

– Yerrha equillia!

Чары, направленные на самоисцеление, сработали образцово, как на университетском экзамене. Девушке сразу стало легче дышать, и голова прояснилась. Гном завистливо вздохнул, глядя на нее:

– А меня сможешь так приободрить?

– Прости, – Альрин виновато развела руками. – Из нас только Эллагир умеет творить заклинания на гномов.

– О да, – отозвался Тангор. – Он умеет, паршивец.

– Не сердись на него, – Альрин положила руку гному на плечо. – Это был приказ Эннареона.

– Это не тянет на оправдание, – отрезал Тангор. – Он ударил меня в спину.

– Ему не в чем перед тобой оправдываться. Эльф взял с него обещание. Yerrha equillia!

Заклинание вернуло Эллагиру силы. Он открыл глаза и рывком сел.

– Что…

– Не сработало, – предвосхищая вопросы, сказала Альрин горько. – Мы его не спасли.

– Оказывается, эльфы могут лгать, – вполголоса, ни к кому не обращаясь, заметил маг.

– Ты о чем? – Альрин с гномом переглянулись.

– Он дал слово, что с ним все будет в порядке, что он не погибнет в схватке. И на этих условиях я пообещал ему, что не позволю вам ввязаться в бой.

– Ох!.. – чародейка вздохнула. – Да, эльфы могут лгать. Эннареон сказал мне об этом несколько дней назад. Сейчас надо позаботиться об остальных: Тангора до сих пор мутит после твоих чар.

– Обойдусь без новых заклинаний, – проворчал гном.

– Да иди ты, – усмехнулся невесело Эллагир. – Yerrha equillia!

– Я что, неясно сказал? – взревел Тангор, вскакивая.

– Гляди, как запрыгал, – хмыкнул чародей. – Ну, что ты собирался там сделать? Врезать мне? Смелее. Я даже отбиваться не стану, ибо мне сейчас все равно.

Тангор выругался на своем наречии и остался стоять, где стоял. Альрин тем временем привела в чувство Лисси и сейчас поила ее водой из фляги.

– Надо… уходить отсюда, – медленно проговорил гном и ушел к лошадям

Вернувшись с мешками, навьюченными на Ромашку, он застал странную картину: Эллагир и Альрин обыскивали мертвых варваров и грабили их.

– Что вы творите?

– Мы пытались помочь Эннареону заклинаниями, – ответил Эллагир, обыскивая очередного воина.

Неизвестно, из какой части света он пришел, но на Далахара он был совершенно не похож. Низкий приплюснутый лоб, квадратные скулы, короткие темные волосы и неприятный запах, теперь грозивший перейти в отвратительное зловоние. Маг нашел что искал, и поспешил отойти от трупа.

– Но чары не действовали, – продолжил он. – У них у всех было вот это, – в руке засверкал небольшой изумруд.

– Тот самый камень, который мешает вам колдовать? – уточнил Тангор.

– Да. – Эллагир с яростью посмотрел на смарагд и швырнул его оземь. – Noriemme Skaladhar! – воскликнул он и простер к камню руку.

Ничего не случилось.

– Не сходи с ума, – Альрин деловито срезала очередной изумруд с шеи убитого врага. – Никто и никогда не мог совладать со Смарагдом Отречения.

– Но попробовать-то можно? – раздосадованно отозвался маг. – Dellharo Laerrhan!

– Вы не тем занимаетесь, – хмыкнул Тангор. – Что будем делать с Эннареоном?

– Посмотри, – Альрин кивнула в сторону эльфа.

Возле тела, на коленях, немым изваянием, сидела Лисси. Опустив голову до земли, рядом с девушкой стояла Ниэроиль.

– Пока они с ним прощаются, мы ничего не посмеем…

– Лисси может так сидеть целый день, – нахмурился Тангор.

– Хоть год, – отрезал Эллагир. – Не думаю, что кто-то из нас вправе ее поторопить.

– Вдруг это ей поможет? – Тангор помахал в воздухе тоненьким свитком. – Письмо, что эльф оставил перед боем.

Он подошел к Лисси и деликатно коснулся ее плеча. Девушка обернулась и медленно подняла глаза на гнома. Тангор поймал этот взгляд и отшатнулся: никогда прежде он не видел такой смеси горя, ненависти и яростного огня.

Тело бойца среагировало прежде, чем мозг успел осознать угрозу, и гном распластался в падении на спину. Лиссин меч с тонким пением рассек воздух там, где мгновение назад стоял Тангор. Гном понял, что следующий удар принесет ему смерть, но опять-таки спасся исключительно благодаря инстинктам, а не осознанным действиям. Лежа, он подсек Лисси ноги, и та с ругательством упала.

– Эллагир!!! – выкрикнул гном, перекатываясь и вскакивая на ноги.

Лисси, тоже уже на ногах, за малым не достала его: клинок чиркнул по кольчужной рубахе Тангора, самым кончиком. Никаких иллюзий, что доспех защитит его от прямого удара, гном не испытывал, и поймал себя на мысли, что ему страшно. Тело, однако, исправно делало свою работу: правая рука метнулась к секире и сорвала ее с пояса.

– Я не могу ее убить! – растерянно воскликнул маг, опуская руку.

Заклинание Стрелы Эххара так и не сорвалось с его губ.

Тангор все же успел поставить блок секирой перед следующим ударом. Он никогда не мог пожаловаться, что недостаточно силен или плохо владеет оружием, он пережил много битв и давно уж сбился со счета, скольких врагов убил. Но сейчас его противник, совсем юная девушка со светлыми волосами, с запястьями ненамного толще, чем тангоров указательный палец, сделала легкое движение кистью, и выбила секиру из рук гнома так же легко, как ураган вырывает с корнями сухое дерево.

Тангор понял, что теперь надеяться просто не на что, и что следующий удар завершит его дни.

– Yerrha equillia! – Альрин вложила все силы в формулу.

Заклинание Йерры обычно слабо работает на расстоянии, но девушка была непревзойденным мастером этих чар чуть ли не с детства. Эллагиру вспомнилось, как еще в девятилетнем возрасте, Альрин сумела наложить это заклинание на него, исцелив сломанную руку.

Формула сработала, и Лисси в последний момент сумела изменить траекторию движения меча. Клинок глухо вонзился в землю.

Девушка упала на колени. Сознание медленно к ней возвращалось. Гном понял, что все кончилось, вдохнул полной грудью и грязно выругался. Некоторые слова оказались незнакомы никому из присутствующих.

Альрин истерически хихикнула. Эллагир с тревогой глянул на нее, но чародейка поспешила заверить:

– Со мной все в порядке.

– Почему Йерра? – удивленно поинтересовался маг.

– Безумие – тоже болезнь, и тоже поддается исцелению, – пояснила чародейка. – В некоторых случаях.

– Как это – “в некоторых?” – расширил глаза Тангор. – Что это значит?

– Это значит, что тебе невероятно повезло. Один шанс из тысячи, что это могло сработать, – нервно улыбнулась Альрин.

– Прости меня, – еле слышно проговорила Лисси, все еще стоя на коленях. – Это было ужасно. Как будто что-то мной командовало, я почти не помню, что делала!

– Ты едва не угробила одного уважаемого гнома, но в остальном все в порядке, – попытался пошутить Эллагир, но, увидев взгляд Лисси, осекся.

Глаза девушки были полны слез. Тангор вздохнул:

– Забудем… Я понимаю, каково тебе сейчас…

– Нет, – все так же тихо ответила Лисси. – Не понимаешь, Тангор… – она вздохнула. – Не понимаешь. И не сможешь понять. Но знаешь… когда я нападала, какая-то часть меня желала, чтобы ты своей секирой нанес ответный удар, и… Если хочешь, – она подняла глаза на гнома, – можешь меня убить. Я не стану уворачиваться.

– Да что ж ты такое говоришь? – воскликнул гном, подходя к Лисси и бережно ее обнимая. – Неужели ты думаешь, что я это сделаю? Неужели ты считаешь, что он, – гном кивнул в сторону Эннареона, – хотел, чтобы ты погибла?

– Я не знаю, – прошептала Лисси и расплакалась, уткнувшись в бороду Тангора.

– Плачь, – гном погладил девушку по голове. – Плачь. У эльфов говорят, что слезы – это хорошо.

– “Слезы – это не всегда плохо”, так он говорил, – всхлипнув, поправила Лисси.

– Может, письмо, что Эннареон тебе оставил, поможет тебе справиться с болью утраты, – негромко сказала Альрин, поднимая с земли свиток, чудом не затоптанный во время короткого, но жаркого поединка.

Лисси с нежностью прижала к груди листок пергамента, исписанный рукой любимого.

– Спасибо! – шепнула она. – Спасибо вам… всем.

Она развернула письмо и стала жадно читать. Эллагир вздохнул:

– В письме ко мне, эльф попросил, чтобы его усадили на Ниэроиль, – маг протянул свой пергамент друзьям. – Написал, его лошадь сама знает, куда идти.

Они выполнили указание Эннареона в точности. Картина получилась жутковатая, но для спутников это не имело значения: желанию эльфа они не посмели бы отказать.

Когда гном поднял меч Каллериана, раздался тихий звон, и клинок раскололся на две части. Это было так неожиданно, что Тангор выпустил его из рук.

– Клянусь, это – не я, – воскликнул он. – Во имя Троара, никогда не видел, чтобы меч…

– Конечно, не ты, – заметила Альрин со вздохом. – Скорее всего, магия Рун Каллериана…

– Это к лучшему, – проговорил маг. – По крайней мере, никто не сможет ограбить его и воспользоваться клинком для черных дел.

Собрав обломки, они все же положили их в ножны.

– Прощай, kae-laarh22! – Альрин коснулась руки эльфа. – Прости, что мы не идем за тобой. И спасибо, что дал нам возможность жить.

– Прощай, мудрый друг! – повторил Эллагир. – Я не забуду ни одного из твоих советов.

– До встречи в садах Троара, друг и вождь, – до земли поклонился Эннареону Тангор. – Не было для меня большей чести, чем пройти этот путь с тобой.

– До встречи, любимый, – прошептала Лисси, в последний раз припав губами к холодной руке эльфа. – Мы обязательно увидимся… скоро, очень скоро!..

– Иди же, – негромко сказала Альрин лошади и погладила ее по шее.

Ниэроиль осторожно переступила и двинулась вперед, на юг. Остальные кони в один голос протяжно и заливисто заржали вслед, и эльфийская кобыла негромко ответила.

Друзья стояли и смотрели вслед Ниэроиль, пока та не скрылась из виду.

– Что ж, – вздохнула чародейка. – Давайте разведем костер, и обсудим, что нам делать.

– Собрать все камни, закопать их так, чтобы никто не нашел, и двинуться дальше, – ответил Эллагир. – Или ты собираешься заночевать среди этой компании? – он обвел руками трупы варваров, которыми было усеяно все вокруг.

– Хотите забрать изумруды на обратной дороге? – вклинился Тангор. – Я вас не осуждаю, конечно… Но…

– Дело не в добыче, – перебил его маг. – Нельзя, чтобы они попали в чужие руки. Если этот загадочный повелитель варваров поймет, что от его армии ничего не осталось, то наверняка захочет вернуть себе Смарагды Отречения. Хотя бы для того, чтобы собрать новый легион, который не боится магической атаки.

– А меня больше занимает сам “загадочный повелитель”, – призналась Альрин. – По словам Далахара выходит, что их послали целенаправленно охотиться на нас. Значит, кто-то знает, что мы здесь. И более того, этому “кому-то” понадобились я и наши вещи, он приказал наемникам доставить нас в Делор.

– Или она, – ввернул Эллагир. – Ты все время говоришь “он”, но это может оказаться и женщина.

– Верно, – Альрин кивнула. – В любом случае, не кажется ли тебе, что нам стоит зайти в этот Делор и поискать этого мерзавца? Ну, или мерзавку.

– А не кажется ли вам, – влез в разговор Тангор, – что это будет не по зубам? Если он ухитряется командовать ордой варваров, то наверняка у него есть и сила, и деньги, и власть.

– И все это не спасет его от Стрелы Эххара в спину, – хмыкнул Эллагир. – Если будет возможность ударить сзади, я обязательно ей воспользуюсь. После всего, что он сделал… – маг не договорил.

– Пожалуй, согласен, – медленно протянул гном. – Если кто-то посылает пять сотен варваров на пятерых, то честного поединка он не заслуживает. Прикончить падаль любым доступным способом! Я – с вами!

Все выжидающе посмотрели на Лисси.

– Уйду на рассвете, – тихо проговорила она. – Я могу оказаться слишком опасным спутником. Неизвестно, успеет ли Альрин со своим заклинанием в следующий раз.

Чародейка посмотрела на Лисси с жалостью и состраданием.

– Мы постараемся, чтобы этого больше не произошло. Вместе мы справимся с этой бедой.

– Как? – чуть не сорвалась на крик девушка. – Вернете Эна?! Ни одно из ваших заклятий мне не поможет… кроме тех, что убивают.

– Ты ведь не сделаешь глупость? – осторожно спросил Эллагир.

– Не сделаю, – кивнула Лисси, немного успокаиваясь. – В письме Эннареон попросил меня жить, – просто добавила она. – Но я могу внезапно наброситься на любого из вас! Вы знаете, что я могу. Тангор остался жив только потому, что я боролась с этим сумасшествием… как могла. Я просчитывала каждое твое движение, – она кивнула гному. – Твоя подсечка не была неожиданностью. Я упала лишь потому, что часть меня очень хотела упасть. Чтобы дать тебе возможность уйти. Представь себе, что будет, если… – девушка запнулась, – если это захватит меня целиком!

– Мы понимаем, что находиться в твоем обществе стало немного опасно, – усмехнулся Эллагир. – Но это ничего не меняет: мы готовы рискнуть.

– Мы – все еще один отряд, – продолжила за мага Альрин. – Если бы со мной случилось нечто подобное, ты прогнала бы меня прочь? Мы сделаем все возможное. Заклинания, травы… найдем настоящего целителя, наконец! Мы идем в страну лесных эльфов, там много мастеров-лекарей!

Лисси открыла рот, чтобы возразить, но передумала и просто махнула рукой:

– Будь по-вашему… Мне все равно.

– Вот и славно, – подытожил Тангор. – Теперь давайте быстро дособираем изумруды, – он кивнул чародеям. – И пройдем хотя бы пару лиг, чтобы не видеть этих… – он запнулся, подыскивая подходящее ругательство для варваров, но, так и не придумав ничего достойного, ограничился красноречивым жестом.


       Лисси ушла еще до рассвета. Ушла пешком, в несколько минут собрав свои нехитрые пожитки и попрощавшись только с лошадьми. Памятуя о том, что эти благородные животные намного умнее, чем может показаться на первый взгляд, она попросила их заботиться и беречь друзей, как это сделал бы Эннареон.

Сперва девушка думала двинуться в путь верхом, но потом решила, что пешком она будет менее заметна для посторонних. Да и вести лошадь к гибели ей совершенно не хотелось. А в то, что ее дорога приведет именно туда, Лисси почти не сомневалась.

Ведь задумала она ни много – ни мало, пробраться в Делор, найти того, кто командовал варварским отрядом, и…

“Мне потребуется одна секунда и расстояние не длиннее клинка, – размышляла девушка. – Кто бы он ни был, я найду способ приблизиться к нему и убью. А потом… Нет, не будет никакого “потом”, Лис! – одернула она сама себя. – Наверняка у него есть охрана. Мне лишь останется увести за собой столько из этой своры, сколько достанет сил. Все просто!”

Впервые за последнее время, Лисси позволила себе улыбнуться. Все действительно было проще некуда.

Она снова ушла вглубь себя, механически шагая на юг по зеленому ковру трав. Ласковое осеннее солнце уже перевалило через зенит, а Лисси не присела ни отдохнуть, ни перекусить, ни даже выпить глоток воды. На душе у нее было пусто, словно неведомая сила ураганом вымела оттуда все эмоции и чувства. Осталось лишь несколько простых и понятных желаний.

Дойти.

Найти.

Убить.

И умереть.

Местность пошла под уклон, и древняя дорога, полностью заросшая в долине, снова начала проявляться то тут, то там.

“Хороший знак, – решила Лисси. – Дороги обычно приводят в города.”

Внезапно она услышала, как кто-то за ней бежит, и резко обернулась, выхватывая меч почти с эльфийской быстротой.

Далахар затормозил так резко, что пыль взметнулась у него из-под ног. Медленно он поднял руки в приветственном и, одновременно, доверительном жесте.

– Я не достаю оружие!

– Мне плевать, – хмуро проговорила девушка, пряча меч в ножны.

– Позволь поговорить с тобой, – продолжил северянин, делая еще несколько шагов вперед.

Лисси промолчала, разглядывая его лицо, и он решил, что разрешение получено.

– Я видел бой… Я наблюдал за ним издалека.

– Достойно мужчины, – фыркнула Лисси презрительно. – Как ты там говорил позавчера, “долг крови?”

– Эльф сказал мне, чтобы я не вмешивался в бой, – возразил уязвленный Далахар.

– Что ж… Трогательное послушание.

– Прекрати со мной так разговаривать! – вскипел варвар окончательно. – Если бы ты была женщиной из моего племени…

– Я не убила тебя только потому, – перебила его Лисси, – что Эннареон написал мне письмо… Прощальное письмо, – с горечью уточнила она. – Где сказал, что, возможно, я тебя встречу. И, если это случится, он попросил сохранить тебе жизнь. Но, если ты мне надоешь окончательно, я отрежу тебе что-нибудь… например, язык. Эн ничего не говорил насчет небольших повреждений, – Лисси хмыкнула.

– Пора научить тебя уважению, – полностью потеряв самообладание, Далахар сделал шаг вперед. – Калечить тебя я не стану, но по заднице ты точно получишь, как следует! – Он сделал еще один шаг, и сам не понимая, как это произошло, оказался на земле.

Лисси задумчиво рассматривала его сверху вниз, как смотрят на какого-нибудь червяка или жабу.

– Ах ты!.. – варвар сделал попытку подняться, но обидный короткий удар в лоб пресек ее.

– Ты разозлила меня окончательно, – заявил он, предусмотрительно откатываясь, и лишь потом вскакивая на ноги. – Теперь я не стану тебя жалеть!

Лисси чуть хрипловато рассмеялась, с удивлением отмечая, что, оказывается, не утратила эту способность, – смеяться.

– Скоро я буду веселиться! – выкрикнул Далахар, атакуя.

Он сделал обманное движение правой рукой, в расчете коротко ткнуть левой в бок. Обездвиживающий на несколько секунд удар был из разряда тех, что невозможно отвести: без замаха и незаметно для глаза. Северянин уже представлял, как научит строптивую девчонку уму-разуму, но вдруг понял, что что-то не так. Эта мысль молнией промелькнула в его голове, но решение он принять уже не успел. Непонятная сила повела его по широкой дуге, вокруг девушки, не давая никакой возможности что-либо предпринять. Наконец, Далахару показалось, что движение на мгновение прервалось. Он решил контратаковать, но немедленно получил хлесткий удар в многострадальное горло и захлебнулся воздухом. В следующий момент его левая рука отозвалась дикой, разрывающей болью, и рванулась к земле, управляемая девушкой.

Варвар понял, что если сейчас же не упадет, то перелом будет гарантирован, и неуклюже плюхнулся на траву, мечтая лишь об одном, чтобы это все закончилось. Лисси сделала вращательное движение вокруг далахаровой руки, и тот, наконец, обрел передышку, лежа на животе, лицом в пыль. Даже малейшая попытка пошевелиться вызывала такую же сильную боль.

Далахар заскрежетал зубами от злости, но ровным счетом ничего не мог поделать: Лисси контролировала его полностью.

– Начинай веселиться, – спокойно заметила девушка. Она даже не сбила дыхание. – Ты же собирался, кажется…

– Gholqagarrhath23! – прорычал Далахар. – Отпусти меня немедленно!

– Проси прощения, – серьезно ответила Лисси.

– Что-о?!

Вместо ответа, девушка слегка усилила давление на руку. Далахар изо всех сил старался не закричать от боли, но это не очень хорошо ему удавалось. По мере того, как Лисси продолжала движение, он все громче стонал сквозь зубы, и, наконец, не выдержал:

– Прошу! Чтоб тебя!..

– Недостаточно вежливо, – хмыкнула девушка, и поднажала еще немного. – Если надавлю сильнее – рука сломается, – будто бы между прочим, заметила она. – В четырех местах, по всей длине.

– Прости! – выдохнул Далахар вполне искренне, тем более, что сил терпеть не осталось вовсе.

Давление на кисть исчезло, и варвар повернул, наконец, голову. Лисси уже стояла в двух шагах, смотря с усмешкой, как осторожно, с нежностью, он ощупывал руку, все еще не уверенный, что она цела.

– Пройдет к утру, – бросила она, наконец. – Может, научишься сперва думать, а потом уже говорить.

– Кто же ты такая? – недоуменно спросил Далахар, принимая вертикальное положение. – Где ты училась бою?

– О… – Лисси грустно и мечтательно улыбнулась, глядя вникуда. – Он был моим учителем.

– Надо было предупреждать, – проворчал Далахар. – Это было бы честнее.

Лисси усмехнулась, снова безмерно удивляясь, что способна на эти эмоции.

– Надо быть учтивее с дамой. Так, зачем ты меня догонял?

– Я видел, как бился эльф, – начал Далахар. – За всю жизнь я не встречал более великого воина! Жаль, что он пал.

Лисси промолчала.

– Я чувствую себя обязанным ему жизнью, – продолжил Далахар. – Он отпустил меня из плена, хотя куда правильней было бы убить.

– Ближе к делу, – заметила девушка.

– Я очень хотел бы отплатить ему добром, но, поскольку его больше нет, позволь мне следовать за тобой. Может, я смогу тебе пригодиться? Думаю, это может искупить мой долг.

– Угу, ясно, – Лисси помолчала секунду, собираясь с мыслями. – Во-первых, мне не нужна ничья помощь. Забыл, что я сделала с тобой несколько минут назад?

После этих слов Далахар помрачнел и опустил взгляд. Он все еще не мог смириться с мыслью, что не справился с противником, столь не похожим на воина.

– Во-вторых, – продолжала девушка, – раз Эннареон не желал твоей смерти, то и я не буду. Моя дорога… – она запнулась, – ведет к погибели. И я пойду по ней до конца. Но отвечать за твою жизнь перед богами не собираюсь. Так что топай своей стороной, Далахар.

– Я все равно могу помочь, – покачал головой тот. – Хочу принести хоть какую-то пользу. Тебе, если уже не могу услужить Эннареону. Вы ведь были близки…

– Мы и сейчас близки, – поправила его Лисси. – Просто мы в разлуке, но это ненадолго.

– Пусть так, – кивнул Далахар. – В любом случае, два меча лучше одного. Твоей дороги я не боюсь, куда бы она не вела. Какая разница, где и когда умереть?

– Поступай, как знаешь, – не выдержала Лисси. – Я тебе не нянька, в конце-то концов. Моя дорога ведет в Делор, где я найду и убью вашего нанимателя. Уверена, у него достаточно охраны, чтобы не дать мне уйти живой. Можешь идти со мной, или в другую сторону, – мне все равно. – С этими словами девушка развернулась и зашагала прочь, не оборачиваясь.

– Два меча лучше одного, – повторил Далахар, догоняя ее и подстраиваясь под шаг. – Больше шансов на успех.

Лисси не ответила. Она размышляла о письме эльфа, в котором тот уделил северянину достаточно слов.

“Эн написал, у Далахара иная судьба, – вспоминала девушка. – Интересно, какая? И откуда ему стало это известно?”

– Ты всегда такая задумчивая? – поинтересовался варвар.

– Шагай молча, – хмуро ответила Лисси. – И поживей, – добавила она, переходя на легкий бег. – Еще не хватало, чтобы нас догнали мои друзья.

Однако вскорости ей пришлось сбавить темп. Уклон, сплошь усеянный валунами, становился все круче. То тут, то там начали появляться глубокие овраги и обрывы. Каменистые расселины, казалось, нарочно располагались именно так, чтобы наилучшим образом препятствовать продвижению путников.

Но Лисси не была обычной девушкой из крестьянской семьи, спешащей на ярмарку с гусем подмышкой. С детства привыкшая к трудностям, закаленная цирковыми тренировками, она легко и непринужденно прыгала с камня на камень, спрямляя себе путь, где только можно. В совсем уж труднопреодолимых местах она помогала делу руками, стирая ладони в кровь. Разумеется, это ни капли ее не волновало. Мысленно она уже давно была в Делоре, раз за разом атакуя в своем воображении врага.

Далахар мужественно старался не отставать, хотя давалось это нелегко. Там, где Лисси порхала, как бабочка, северянин избегал падений благодаря лишь удаче, а не физическим способностям.

– Давай помедленнее, – выдохнул он наконец, в сотый раз едва не соскользнув в очередную расселину.

– Я и так не бегу, – отрицательно покачала головой Лисси. – А надо бы: мои друзья наверняка постараются меня догнать.

– На этом склоне лошади не пройдут.

– Надеюсь, что так, – отозвалась девушка, продолжая спуск. – Но до Делора я не стану останавливаться, так что на привал не рассчитывай.

– Не смею даже мечтать, – буркнул под нос Далахар. – Для нормального путешественника, отсюда в Делор было бы дня на два пути, но я не удивлюсь, если мы там окажемся уже к вечеру.

– Я тебя за собой не звала, – заметила Лисси.

– Кто ж знал, что ты начнешь прыгать по склону, как горная коза? Я-то так не могу!

– Это точно! – девушка кинула оценивающий взгляд на Далахара. – Горный козел из тебя не выходит. Ты едва шевелишься. Точно жирный, разожравшийся сурок. Идешь медленно, и с чувством собственной важности. – Лисси перепрыгнула через овраг шагов в пять-шесть шириной. – Извини, но я тороплюсь… Руку! – воскликнула она, поняв, что северянин не набрал достаточно скорости, чтобы повторить ее прыжок.

– Спасибо!

– Не за что. – Девушка смотрела на Далахара ровно столько, сколько требовалось, чтобы понять, что он более-менее обрел равновесие, и не собирается падать спиной в этот самый овраг. – Навязался на мою голову…

– Все равно я принесу пользу, – миролюбиво возразил северянин. – Вот увидишь!

– Хочу в это верить, – скептически хмыкнула Лисси. – Пока от тебя одни сложности. Меньше болтай и сосредоточься на дороге. Если ты вдруг упадешь и переломаешь ноги, я оставлю тебя здесь, так и знай.

– Где же твое милосердие? – в шутливом укоре спросил Далахар, и осекся, когда девушка посмотрела на него без тени улыбки:

– Осталось в той долине. Навсегда.


– Она ушла, – в сотый раз повторил Тангор, констатируя очевидный факт и всматриваясь вдаль.

Необычайно острое зрение подгорного гнома позволяло ему различать руны за сотню шагов, а человека на плоскогорье он мог заметить лиг за двадцать. Увы, они ехали уже второй час, но всюду, куда хватало взгляда, были только камни, поросшие травой, остатки древнего тракта, выстроенного трудолюбивым народом в незапамятные времена.

– Мы сможем ее догнать! – Эллагир потрепал по гриве своего коня. – Она ушла пешком.

– Возможно, – медленно проговорила Альрин, – она не хочет, чтобы ее догоняли. Возможно, нам следует приблизиться к ней, но оставаться на расстоянии…

– Так и поступим, – хмыкнул Тангор. – Если мне не изменяет зрение и чутье, вскоре будет довольно крутой спуск, на лошадях там не разгонишься, если вообще пройдешь.

Вскоре спутники подъехали к крутому каменистому склону, который ранее легко преодолела Лисси и – с проклятьями на всех известных ему языках – Далахар. Гном присвистнул:

– Вот это да! Не думаю, что наши кони справятся с таким испытанием.

Фаэль покосился на него и насмешливо фыркнул.

– Ты-то может и пройдешь, красавец, но не забывай, что с нами есть и простая лошадка, – пробормотал Эллагир, спешиваясь, по примеру остальных. – Ты сможешь о ней позаботиться?

Конь цвета ночи ткнулся носом ему в плечо, осторожно подошел к краю склона… и шагнул вперед. Следом двинулась Ромашка, а замыкала маленькую кавалькаду снежно-белая кобыла Альрин. Люди, забыв, что им тоже надо бы приступать к спуску, невольно залюбовались на слаженные движения лошадей.

– Эх! – крякнул Тангор, и ловко запрыгал по камням вниз. – Не вздумайте делать также! – предостерег он магов, остановившись на очередном валуне. – Шагайте аккуратно. Возьмите сначала влево, затем обогните вон тот обломок скалы, похожий на орочью голову, потом можно съехать по осыпи на десяток шагов вниз, снова немного влево, и попадете сюда, – гном притопнул ногой. – И не стесняйтесь помогать себе руками!

– Когда ты успел наметить дорогу? – удивленно спросил сверху Эллагир. – Ты же прыгал по склону, как мяч!

– А, – гном ухмыльнулся. – Вам, жителям равнинных городов, не понять. Я родился в подгорном мире, меня не напугать такой вот обстановкой. – Он обвел рукой вокруг себя. – Двигайте уже!

– Легко сказать, – проговорила Альрин, осторожно переступая с одной ноги на другую и цепляясь за какой-то чахлый кустик, выросший в расщелине между камней.

– Давай-давай, – подзадорил ее Тангор. – Если что, тут и падать невысоко, в общем-то. На осыпи будь повнимательнее. Не пропусти момент, когда надо затормозить.

Девушка молча кивнула, готовясь сделать следующий шаг.

– Интересно, как наши кони выбирают себе дорогу, – заметил Эллагир. – У них ведь нет советчика-гнома.

Он кинул взгляд на лошадей, которые медленно, но верно продолжали спуск, двигаясь замысловатым зигзагом, но не испытывая видимых затруднений. Фаэль по-прежнему шел впереди.

– Животные лучше разбираются в таких вещах, чем гномы, или, тем более, люди, – философски ответил Тангор. – Но я бы не слишком расстраивался из-за этого. Ящерица взберется по скале, которая нам покажется гладкой, как зеркало. А мухи вовсе по потолку могут ползать, вот уж совершенство!

Альрин расхохоталась, и чуть не упала на мелких сыпучих камешках, скользящих под ногами. К счастью, она была уже рядом с гномом, который успел поймать ее за локоть.

– Говорил же, повнимательнее, – с укоризной вздохнул он, втаскивая девушку на валун.

– Я учту, – коротко ответила чародейка, унимая дрожь в ногах.

– Жди здесь Эллагира, а я посмотрю, как мы двинемся дальше, – предложил Тангор, спрыгнул с камня и продолжил спуск с прежней пугающей скоростью.

Солнце уже начало уходить за горизонт, когда друзья, наконец, преодолели склон и вышли к очередной лесистой долине. Голубой лентой горной реки она была разделена на две неравные части. На берегу, на небольшом возвышении чародеи обнаружили гладкий обелиск из серого камня. Очевидно, что он был создан чьими-то руками, а не природой, но никаких надписей не имел.

Луговина перед лесом была устлана ковром цветов самых разных оттенков. Чародейка узнала несколько трав, что росли в университетском саду, где она часто любила гулять. Воздух был наполнен смесью умопомрачительных ароматов, сладких и пряных, свежих и теплых. Казалось, друзья каким-то чудом попали в Иллереммин, дивную страну лесных эльфов, где бывали единицы, но о красоте которой ходили легенды.

– Какое сказочное место, – восхищенно заметила Альрин, оглядываясь по сторонам. – Как думаешь, Эл, в этой речке можно искупаться?

– Почему бы и нет, – пожала плечами тот. – С удовольствием смою грязь. Уважаемый гном, а ты как смотришь на такую возможность?

– Еще чего не хватало, – проворчал Тангор. – Если вам так приспичило, давайте, купайтесь, только недолго. Я посторожу одежду и лошадей.

– Чего только не придумают некоторые, чтобы не мыться, – усмехнулся Эллагир. – Да разве таких лошадей надо сторожить? И кто, интересно, может украсть здесь наши поношенные плащи

– Ну… – гном прищурился. – Например, он!

Маги, как по команде, резко обернулись в указанном направлении. В полулиге от них, на краю леса, маячила одинокая фигура в темном плаще с капюшоном.

– Это еще кто? – пробормотал Эллагир удивленно. – И что он здесь делает?

– Достойный вопрос, – хмыкнула чародейка.

Желание искупаться вдруг куда-то пропало.

– Позовем его? – маг старался разглядеть незнакомца более детально, но тщетно.

– Или ее, – пожала плечами Альрин. – Я не могу отсюда различить черты лица этого… странника…

– Это потому, что у него нет лица, – каким-то чужим голосом хрипло проговорил Тангор. – Я прекрасно вижу отсюда складки капюшона, и то, что под ним… точнее, чего под ним нет. Выглядит жутковато, – он нервно хохотнул.

– Kalle kanni Bethan! – прошептала Альрин формулу, позволяющую увидеть следы заклинаний, и удивленно выдохнула:

– Ничего! Что бы это ни было, это – не магия!

Фигура в плаще задрожала и вдруг исчезла, просто растворившись в воздухе.

– То есть вы, ребята, хотите сказать, – язвительно начал Тангор, – что этот незнакомец в плаще исчез не из-за чьих-нибудь чар, а… естественным образом?

Эллагир молча развел руками.

– Большего бреда в жизни не слыхивал! – припечатал гном. – Да виданное ли дело, чтобы…

– Сзади!!! – отчаянно выкрикнула Альрин.

Тангор обернулся как раз вовремя, чтобы увидеть, как еще одна внезапно возникшая фигура в плаще с капюшоном, на этот раз – всего в полусотне шагов, натягивает тетиву лука. Эллагир скользнул вперед и оказался между незнакомцем и гномом, закрыв того собственной спиной.

– Valtirayassa Skaladhar!

Полупрозрачный светло-голубой купол сразу же накрыл трех друзей. Одновременно с этим воин в плаще выстрелил, целясь в чародея.

Всякому магу ведома судьба собственного заклинания. Эта нехитрая истина объясняется вновь поступившим на факультет магии в Визенгерне чуть ли не на следующий день после начала обучения. Стрела только начала свой полет, а Эллагир уже знал, настолько твердо, насколько вообще возможно что-то знать наверняка, что его магический Щит не задержит ее ни на мгновение.

Мыслью он метнулся в сторону, спасаясь от смерти на острие наконечника. Но за спиной оставался Тангор, а у чародея не было той лишней секунды, за которую можно было бы удостовериться, что гном тоже ушел с траектории полета.

“По-дурацки все получилось”, – подумалось ему вдруг.

Альрин снова вскрикнула, увидев, как стрела незнакомца миновала магический Щит безо всяких затруднений.

Эллагир остался стоять на месте, по-прежнему закрывая Тангора своим телом. Стрела прошла сквозь него и продолжила полет, не отклонившись ни на дюйм.

– Это что… это была иллюзия? – хрипло выдохнула Альрин, когда вновь обрела способность говорить.

Маг, тщетно пытаясь успокоить дрожь в руках, слабо кивнул головой:

– Похоже на то… Даже выругаться сил нет!

С этими словами он осел на траву: пережитое потрясение оказалось слишком велико. Девушка крепко обняла его, согревая своим теплом, и тихонько прошептала:

– Yerrha equillia!

– Спасибо, так намного лучше, – с признательностью отозвался Эллагир, целуя руки любимой. – Я просто немного испугался, когда понял, что Щит ее не остановит…

– Но ты должен был знать это с самого начала! – голос Альрин снова дрогнул. – Какого ж рожна ты стоял, точно каменный?!

– Это из-за меня, – проговорил Тангор. – Он побоялся, что я не успею уклониться. Нечасто так бывало, чтобы меня были готовы защитить ценой собственной жизни. Если точнее, это был второй раз, за все мои годы. – Сказав это, гном поклонился, коснувшись бородой земли.

– Пустое, друг, – пожал плечами чародей. – Ты бы разве ушел, будь за твоей спиной я?

– Но то – я, – бесхитростно ответил Тангор. – А для людей, да еще и магов, это не слишком обычно…

– С ума сойти, сколько комплиментов в одной фразе, – от души расхохотался Эллагир.

Тангор, который и сам уже понял, что ляпнул что-то не то, в смущении отчаянно затеребил многострадальную бороду и снова поклонился:

– Надеюсь, мне предоставится случай поступить так же ради тебя.

– А я надеюсь, что не предоставится, – чародей поднялся. – Еще не хватало, чтобы в нас стреляли по дюжине раз на дню! Вы посмотрите, а? – он обвел рукой луговину.

Загадочных фигур, закутанных в плащи, прибавилось: в сумерках маячило уже с десяток плохо различимых силуэтов. Долина наполнилась множеством шорохов и звуков. Путникам чудились приглушенные крики, доносившиеся словно издалека лязг железа, звон оружия, стоны и плач. Поднявшийся ветер принес с собой холод горных вершин, и друзья в считанные минуты замерзли, хоть и завернулись в плащи с ног до головы.

Вдруг, луна, наконец, вышла из-за облаков и залила долину ровным серебряным светом. Даже Тангор не смог сдержать возглас восторга: зрелище было непередаваемо красивым. Голубые, будто покрытые алмазной пылью, верхушки елей отражались в черной глади реки. Ковер трав был усыпан ночными цветами всех оттенков, от нежно-бирюзового до темно-фиолетового. Призрачные, чуть мерцающие в лунном свете силуэты воинов создавали ощущение, что это все – дивный сон.

Но, пополам с восхищением, друзья вдруг почувствовали огромную печаль. Она завладела ими без остатка, заставив вспомнить все, что было грустного в жизни. Это чувство было так велико, что даже разговаривать не хотелось. У Альрин в глазах застыли жемчужины слез: она вспоминала Эннареона. Маг тщетно пытался совладать с эмоциями и проглотить ком в горле.

– Попробуйте доказать мне, – предательски срывающимся голосом проговорил гном, – что это – тоже не магия.

– Я не знаю, – всхлипнула чародейка. – Я ничего уже не знаю…

– Смотрите, смотрите! – воскликнул вдруг Эллагир, указывая на холм с обелиском.

Тот просто сиял серебром, бросая вокруг причудливые тени. Не сговариваясь, друзья бросились к нему. Тангор, самый зоркий из них, еще издали заметил руны на камне, который днем был абсолютно гладким.

– Dael va Keirhalihir, – прочитала Альрин вслух, подбежав поближе. – Illavathan di naarh aer thi'assaeivaedh.

– Дол Киралиир, – машинально перевел потрясенный маг. – Место великой битвы и великой скорби.

– Киралиир, конечно же! – выдохнул гном. – Вот почему мне это место так знакомо…

– Ты уже бывал здесь? – спросила его чародейка. – Что тут произошло?

– Бой, – просто ответил Тангор. – Некогда здесь в смертельной схватке сошлись три воинства, – он обвел рукой долину. – Армия, ведомая Синнареаром, билась против полчищ орков. Немногим более десяти тысяч эльфов и пять тысяч гномов схлестнулись с четвертьмиллионной ордой Ойтхаша.

– Как же они победили?!

– Они не победили… – горько вздохнул Тангор. – У эльфов в живых осталось семеро, у гномов – четыре. Но темное войско тоже было разбито! Подлые твари оказались в смятении. Их победоносное шествие по землям мирных народов завершилось здесь, в Киралиир. Остатки орков убрались в свои норы.

– Наверное, этот Синнареар – великий полководец, – задумчиво проговорила Альрин.

– Да. – Тангор склонил голову. – Без сомнения. Увы, ему не посчастливилось уйти живым с поля боя. А из его девяти помощников выжил только один. – Гном грустно усмехнулся. – Вчера он погиб в таком же безнадежном бою, один против полутысячи. У Троара, видимо, такое чувство юмора…

– Эннареон был здесь?! – удивленно вскричал чародей. – Так он уже тогда воевал?

Тангор кинул на него язвительный взгляд:

– Догадливый!

– Так значит, эти странные наваждения – души погибших воинов, не нашедшие покоя… – задумчиво проговорила Альрин, ни к кому конкретно не обращаясь.

– Среди выживших в той битве, к слову, был Кантад. Вот почему он назначил нашего эльфа командующим армией Румхира перед смертью. Он уже сражался под началом Эннареона, – пояснил Тангор.

Повисло тягостное молчание: все вспоминали эльфа, который пал, защищая их.

– Надо отсюда уйти, – наконец, тихо вздохнула чародейка. – При лунном свете можно продолжить путь, на отдых остановимся ближе к утру. Мы здесь совершенно чужие… слишком живые для этого места.

Уход из долины больше напоминал бегство. То и дело оглядываясь, будто ночные воры, спутники углубились в редколесье. Как только Дол Киралиир скрылся из виду, все с облегчением выдохнули: неизбывная печаль и тоска уступили место обычной усталости, а это ощущение было весьма знакомым.

Лагерь разбивать не стали: сил собирать хворост и разводить огонь попросту не осталось. Улегшись прямо в плаще на ковер из сосновых иголок, Альрин успела подумать, что они не условились, кто останется на страже. Но это была последняя мысль: крепкий сон сморил чародейку.


Делор открылся взгляду Лисси неожиданно, когда та взошла на очередную седловину, поросшую мелколесьем. В ярком солнечном свете девушка рассмотрела несколько башен, довольно изящной формы, и пару домов, возвышавшихся над остальными.

“Должно быть, ратуша, – безразлично подумала она. – Или, может, городской суд”…

– Ратуша, – указал Далахар на одно из этих зданий, стоявшее почти в центре города. – А вон то, поодаль, – городской суд.

Лисси хмыкнула и начала спускаться вниз.

– Интересно, где может быть ваш… наниматель? В ратуше?

– Навряд ли, – покачал головой варвар. – Я пару раз видел бургомистра. Он не производит впечатления человека, отдающего приказы целому войску. По-моему, он и жене-то своей ничего приказать не может.

– Ты не умеешь разбираться в людях, – отмахнулась Лисси. – Вон и меня за воина не посчитал…

– Когда-нибудь я все равно смогу победить тебя, и всыпать, как следует, – серьезно заявил Далахар.

– Хорошо, что мы не враги. Не хотелось бы тебя убивать.

Варвар вспыхнул:

– Не думаю, что у тебя бы получилось!

Девушка остановилась и обернулась к нему в легком раздражении:

– В бою против меня ты – ничто. Можешь обижаться. Ты должен понять, что тебе необходимо долго и упорно тренироваться. Эннареон попросил в письме позаботиться о тебе. Считай, я так выполняю его просьбу.

– Чувство, словно я разговариваю с другим человеком, – проговорил Далахар задумчиво. Отчасти, чтобы сменить неприятную тему, а отчасти потому, что это действительно его удивляло. – Знаешь, ты ведь совсем не та девчонка, которую я видел всего пару дней назад в лагере, куда меня притащил эльф.

– О, ты такой проницательный, – саркастически усмехнулась Лисси, всматриваясь в густые заросли деревьев, обрамлявшие дорогу, а точнее то, что от нее осталось.

Несмотря на непосредственную близость города, древний тракт пребывал в совершенной негодности, и восстановлением его никто никогда не занимался.

“Не ходят они в эту сторону, что ли”, – мысленно пожала плечами девушка.

– Я серьезно, Лис, – северянин покачал головой. – Ты будто постарела на десять лет за одну ночь. У тебя появился другой взгляд, другой характер… более жесткий, холодный, что ли.

– Я постарела на целую жизнь, Далахар, – без тени улыбки, ответила та.

– Да, но какая Лисси настоящая? То юное и забавное создание, или же эта сильная и суровая женщина?

– “Настоящая…” “Другая…” – проворчала девушка, переступая через поваленный ствол дерева. – Тебя так тянет пофилософствовать? Что тебе за дело до моего характера и до перемен, которые с ним произошли? Зачем тебе это надо? Разве что, беспрестанно ворочая языком, ты каким-то образом помогаешь ногам легче шагать? Если так, то это – интересный навык, меня такому не обучали…

– Думаю, что это – все же маска, – не обращая внимания на ехидство, продолжил Далахар. – Да, ты отлично дерешься, но вот убить кого-нибудь, – это вряд ли. Потому что в душе ты – все та же девчонка, добрая и… нежная. Уверен, что я прав, – он усмехнулся. – Ты могла бы свободно прикончить меня, когда мы встретились, но ведь не сделала этого! Даже руку не сломала, хотя возможность была.

– Я искренне жалею об этом.

– Не стоит, – Далахар слегка смутился. – Я не в обиде на тебя за тот случай. Ты была вне себя, и…

– Я имею в виду, жалко, что не сломала, – пояснила девушка. – Было б тебе занятие – руку беречь, может не болтал без умолку.

Далахар открыл рот, чтобы съязвить в ответ, но не успел. Внезапно из-за кустов, шагах в двадцати впереди на тропинку, один за другим, вышли четыре крепко сложенных мужчины. Их одежда выдавала отнюдь не городской образ жизни: удобные рубахи из прочной ткани, не сковывающие движений, отделанные мехом, такие же штаны, подпоясанные, однако ж, чем придется, на ногах – сапоги из мягкой козлиной кожи. У каждого в правой руке был меч.

– За проход здесь надо платить, – возвестил тот, что оказался ближе всех.

Голос у него был высокий и противный, и совсем не вязавшийся с внушительным обликом.

– Доставайте монеты, голубки! – прибавил второй, усмехаясь.

Больше они ничего не успели сказать: Лисси, не замедляя шага, вклинилась в этот импровизированный отряд, и клинок, выкованный мастерами Румхира, с легким звоном покинул свои ножны. Девушка сделала всего пять движений рукой, мягко и стремительно перетекающих одно в другое. По одному на каждого разбойника, и последнее – стряхнуть кровь с меча.

       Зелень ясеневой листвы окрасилась от алых, еще горячих, капель. Звук от четырех упавших тел слился в один.

Лисси, не оборачиваясь, вытерла на ходу лезвие об рукав и вложила меч обратно в ножны.

– Возможно, я немного менее добрая и нежная, чем ты отчего-то считаешь, – пожала плечами она.

– У тебя на щеке кровь, – осторожно проговорил оторопевший Далахар.

– Это не моя, – отмахнулась девушка. – Скажи мне лучше, сколько ворот в Делоре? Они охраняются?

– Двое. “Врата Закатной Песни” и “Врата Рассветного Ветра”, – северянин усмехнулся.

– Западные и восточные, стало быть. А что со стражей?

– Стража есть, – кивнул Далахар. – Они всегда страшно заняты – играют в кости.

– Однако, рисковать не станем, – заметила девушка. – Если прорываться с боем – это может спугнуть мою цель. Сделаем вот как: держи-ка!

Она сняла с себя меч и повесила Далахару на шею.

– Снимай пояс! Надеюсь, без него с тебя штаны не спадут?

– Что-о? – удивленно воскликнул северянин, поправляя ножны. – Это зачем?

– Не за тем, о чем ты подумал, – усмехнулась Лисси. – Но это тебе тоже понравится. Свяжи мне руки.

– Звучит неожиданно…

– Закрой рот и слушай, – бесцеремонно перебила его девушка. – Я – твоя рабыня, ты поймал меня где-то в горах окрест, а теперь ведешь к себе домой. Что, заманчиво? Главное – пройти караул.

– Понял, – с готовностью кивнул Далахар.

После непродолжительной возни с кожаным поясом, запястья девушки оказались надежно связаны.

– Смотри, – северянин бережно взял Лисси за руки. – Потянешь зубами в этом месте, и узел в мгновение распадется. Да не сейчас!

– Извини… Хотела проверить, как это работает. Отличный фокус, Далахар. Ты сам придумал этот узел, или научил кто?

– Да я вообще много чего умею, – неопределенно ответил тот. – Не шевелись, а то петля соскальзывает…


Через четверть часа они уже подходили к воротам города. Лисси шла с опущенной головой, всем своим видом выражая покорность. Но при этом, она внимательнейшим образом осматривала все вокруг, стараясь не упустить ни одной детали, которая потом может оказаться важной.

– Кто там с тобой, Далахар? – лениво поинтересовался стражник, стоящий на входе.

– Да вот, в горах поймал дикарку, – ответил тот, усмехаясь. – Будет с кем позабавиться ночью.

– Если она не из Делора, то я должен записать ее в книгу, – с сомнением проговорил страж. – Эй, девка! У тебя есть хоть какая-нибудь бумага, кто ты?

– Какая бумага, Вил? – Далахар в раздражении взмахнул рукой. – Ты башкой двинулся, что ли? Они ни писать, ни читать не умеют…

– Ну-у-у, – в нерешительности протянул тот, кого назвали Вилом. – Я бы мог пропустить ее и так, но от тебя ведь благодарности не дождешься… – Он выразительно похлопал по толстому животу.

– Будет тебе благодарность, – успокоил его северянин. – Дай я только до казармы-то дойду.

– Тогда договорились, – удовлетворенно кивнул стражник. – Так и запишем, мол, вернулся Далахар Стийр с женой.

Он расхохотался, и северянин присоединился к смеху.

– Скажешь тоже, “с женой!” – Он смачно шлепнул Лисси пониже спины. – Топай давай!

– Да, господин, – чуть слышно пробормотала девушка, шагая вперед.

– Ох, завидую я тебе, – ухмыльнулся Вил вслед. – Горячая она штучка, сразу видно!

За свое цирковое прошлое, Лисси повидала много мест. Крупные столицы сменялись небольшими провинциальными городками, и наоборот. Делор показался ей довольно красивым. Просторные улицы были вымощены розовым камнем. Дома, хоть и уступали визенгернским, все же выглядели весьма достойно.

Девушка обратила внимание на множество таверен и лавок с выпечкой и сладостями.

“Здесь не дураки вкусно покушать”, – подумала она, развязывая, наконец, руки и возвращая пояс законному владельцу.

– Найдем таверну побольше, с постоялым двором. Поговорим с людьми, – обрисовала Лисси незамысловатый план. – Наверняка ваш наниматель – важная фигура, простолюдину не под силу платить целой орде варваров. Такие обязательно становятся персонажами досужих рассказов за пинтой. Вон то местечко вполне подойдет, – она ткнула пальцем вперед.

Трактир, носивший название “Два брата”, встретил путников соблазнительными запахами вкусно приготовленной еды и шумом, производимым десятками посетителей.

“Отлично, – подумала девушка, озираясь. – Будет, кого порасспросить.”

Казалось, чуть ли не полгорода собралось в этой большой зале с закопченным потолком. Взгляд Лисси скользил по таверне, отмечая расположение дверей и окон, на всякий непредвиденный случай. Хозяин был явно мужиком рукастым: мебель, двери, оконные рамы – все было сделано из дуба и выглядело добротно, построенным на века.

Далахар тем временем договорился насчет комнаты, и подбежавший мальчишка лет десяти – сын трактирщика – предложил свою помощь в качестве провожатого.

– Спасибо, дружок, – потрепала его по голове Лисси. – Но думаю, мы и сами найдем дорогу.

– Могу поспорить на серебряную монету, что если и найдете, сударыня, то не сразу – озорно улыбнулся тот. – У отца три лестницы наверх, и каждая ведет в свою часть здания.

– Наша комната на третьем этаже, – заметил Далахар. – Если память мне не изменяет, она здесь одна такая.

– О! – на лице мальчишки отразилась целая гамма эмоций. – Господин снял самый роскошный номер для своей подруги? – он подмигнул.

– Самый роскошный номер? – нахмурилась Лисси. – Это что еще за новости?

– Я попросил комнату, где можно помыться, – пожал плечами северянин. – Наверняка тебе этого хочется. Какая-нибудь лохань с горячей водой…

– С лепестками роз, – ввернул сын трактирщика.

– Да хоть со шпинатом! – с притворной небрежностью ответил Далахар, устремляясь к одной из лестниц наверх.

– Третий этаж, – ворчливо проговорила Лисси. – А если потребуется бежать через окно? Спрыгнешь?

– Прорвусь через дверь, – в тон ей заявил северянин.

– Хотела б я посмотреть… – усмехнулась Лисси, входя в комнату. – Великий Создатель, что это?!

Раньше Лисси доводилось изредка бывать во дворцах и замках, когда Тагриз добивался права устроить представление для высокой знати. Комната, в которой она сейчас оказалась, выглядела лишь немногим беднее. Здесь в избытке была позолота, витражи и огромные зеркала, созданные мастерами-гномами в Дирхкаге, картины, написанные лучшими художниками Велленхэма и умопомрачительно мягкие ковры с длинным ворсом из самой Ксандры.

       Взгляд девушки не нашел обещанной лохани с горячей водой, вместо этого он наткнулся на бассейн, выложенный мрамором. На поверхности его мерно колыхались тысячи розовых лепестков. Их благоухание восхитительным образом смешивалось с еще какими-то пряными ароматами. Посредине залы стояла огромных размеров кровать с красным бархатным балдахином, застеленная, по всей видимости, шелком.

– Вообще, единственное, чего я требовал, – это возможности искупаться. Наверное, трактирщик что-то не так понял, – пожал плечами Далахар. – Ну, еще я назвал тебя принцессой, когда он спросил, что это за прекрасная девушка со мной. Снова говорить, что ты – моя рабыня как-то не хотелось.

– Кстати, о “рабыне”, – Лисси подошла к северянину и посмотрела на него в упор. – Что это была за выходка там, у ворот?

– Какая еще выходка? – удивленно моргнул Далахар.

– Не увиливай. Обязательно было хватать меня за задницу?

– О…Ну, должен же я был усыпить бдительность стражника. По-моему, отлично сработало! Можешь меня ударить, если хочешь, – добавил он, увидев молнии в глазах Лисси.

– Хочу, – неожиданно ответила девушка и отвесила Далахару короткую, без замаха, оплеуху. – Так гораздо лучше, – удовлетворенно кивнула она, пару секунд изучая, как розовеет щека в месте удара.

Северянин тяжко вздохнул:

– Вот она, женская благодарность!

– Давай так, – Лисси шагнула в глубь комнаты, скидывая поношенный плащ. – Ты пока тут пожалуйся на судьбу, а я искупаюсь.

– Купайся на здоровье, – кивнул Далахар. – Я даже подглядывать не стану, хотя посмотреть-то есть на что.

Девушка резко развернулась и подошла почти вплотную к северянину. Тот попятился:

– Снова будешь бить?

– Что ты хочешь, Далахар? – тихо, глядя прямо в голубые выцветшие глаза спутника, спросила Лисси.

– Не понял…

– Все ты отлично понял! – на мгновение ей захотелось сорваться на крик, но в последний момент она взяла себя в руки. – Твои дурацкие поступки, твои шуточки… Ты пытаешься за мной приударить. Зачем?

– Потому что ты мне нравишься, – невозмутимо ответил северянин.

– Отлично! – Лисси всплеснула руками, отходя на шаг назад. – Ты забыл разве, что я принадлежу Эннареону? Мне показалось, что ты проникся к нему уважением… жаль, что я ошибалась.

– Не ошибалась. Ты действительно мне нравишься, и я не вижу здесь никакого преступления. Но я не позволю себе оскорбить память твоего эльфа попыткой вступить с тобой в близкие отношения.

– Тогда какого же рожна…

– Я просто пытаюсь вернуть тебя к нормальной жизни, – развел руками Далахар. – Заставить вспомнить, что вокруг – целый мир… Огромный, прекрасный мир! – убежденно повторил он. – Ты так твердо вознамерилась с ним расстаться, что мне больно на это смотреть. Уверен, Эннареон, где бы он ни был, тоже меньше всего на свете хотел бы для тебя такого конца. Он отдал жизнь не ради того, чтобы ты погибла в неравном бою со стражей в Делоре. Он хотел, чтобы ты жила, понимаешь? А я, – северянин вздохнул, – я всего лишь стараюсь отвлечь тебя от твоего мрачного плана. Наверное, плохо стараюсь… – он вздохнул еще раз.

– Спасибо тебе, – просто ответила Лисси, подходя и легко целуя его в щеку. – Мы могли бы стать отличными друзьями, Далахар. Но мое время на исходе… Я здесь уже лишняя. Эн ушел, и я последую за ним. Только и всего.

– Откуда такая уверенность, что после гибели ты снова его увидишь? – в отчаянии спросил Далахар.

– Ниоткуда, – пожала плечами девушка. – Но если есть хоть малейший шанс встретиться с ним в каком-нибудь другом мире, я попытаюсь. Отвернись, пожалуйста, я все-таки хочу выкупаться, прежде чем начать поиски вашего загадочного нанимателя.

Через полчаса немного отдохнувшая и посвежевшая Лисси, в сопровождении Далахара, спустилась в общую залу. Обеденное время подходило к концу, и людей в таверне стало ощутимо меньше.

– Меня зовут Ольве, я – сын трактирщика. Что вам принести, господа? – поклонился подбежавший мальчишка. – Изволите сытно отобедать или же легко перекусить перед дорогой?

– Мы еще не решили, – улыбнулась Лисси. – Скажи-ка, ты хорошо знаешь здешних жителей? Самых известных, важных и богатых людей города?

– Я знаю почти всех, – кивнул мальчишка. – У нас – лучший трактир, к нам за кушаньями даже из ратуши присылают!

– Расскажи нам про местную знать, – попросил Далахар.

– Значит так, – серьезно начал Ольве. – Самый важный – это городской голова. Он с женой живет прямо в ратуше, и главная его забота – появиться на праздниках урожая и нового года на площади. Он человек добрый, но глупый, как индюк, – мальчишка хихикнул. – На самом деле, как говорит отец, в городе правит его первый советник, Демир.

– Демир – не самый плохой правитель, – заметил северянин. – Город ухоженный…

– О да, он – очень хороший! – с жаром подтвердил Ольве. – Прошлой зимой Демир прыгнул с моста за маленькой дочкой мельника, когда та поскользнулась и упала в реку.

– Было такое, – кивнул Далахар.

– Главный судья Шомал, – продолжал между тем Ольве. – У него есть своя стража, не из числа городских.

– Вот как? – насторожилась Лисси. – Это уже интереснее.

– Отец рассказывал, что на прием к Шомалу без золотых можно не ходить. По счастью, он очень ценит нашу кухню, так что к папиным просьбам относится благосклонно. Когда цирюльник по соседству придумал вытребовать у нас по монете каждую неделю, за то, что наша вывеска, мол, бросает тень на его, Шомал отказал, даже не дослушав.

– Мелкий взяточник и слизняк, – презрительно скривил губы северянин. – Не могу поверить, чтоб Стадхагал связался с таким, сколько б золота тот ему не посулил.

– Еще есть начальник городской стражи, Дарвай.

– Даже подчиненные его не слушают, – заметил Далахар. – Охрана здесь дело исключительно каждого, а стража – так, для вида.

– Значит, здесь немало преступников? – спросила Лисси у мальчишки.

Тот погрустнел:

– Отец запретил говорить мне об этом. Но налоги он платит не только в городскую казну…

– Тогда у них должен быть предводитель, эдакий ночной бургомистр, – девушка забарабанила пальцами по столу. – Может, он-то мне и нужен. Наверняка у него достаточно золота, чтобы нанять орду головорезов.

– Допустим. Но зачем ему идти на такие безумные траты, нанимать полтысячи воинов ради маленького вашего отряда? Вы разве везли с собой несметные богатства?

– Понятия не имею, что было в заплечных мешках у Альрин и Эллагира, – пожала плечами Лисси. – Допустим, золота там уместилось бы немного, но какая-нибудь магическая штучка… – девушка вдруг замолкла на полуслове.

– И ведь приказ был – доставить чародейку живой, – подхватил невысказанную мысль Далахар. – Либо что-то действительно дорогое, либо что-то невероятно важное. Стадхагал всем раздал талисманы, которые противодействуют магии. Вряд ли они были из его личной коллекции. И едва ли у воровского вожака нашлось бы полтысячи камней. И уж конечно, ему магические вещи твоих друзей без надобности, – подытожил он и повернулся к мальчишке:

– Скажи, Ольве, есть ли в Делоре чародеи?

Сын трактирщика открыл рот для ответа, но в это время двери таверны распахнулись, и в залу вошел новый посетитель. В неярком свете Лисси не смогла разглядеть его лицо, отметила лишь, что это был темноволосый мужчина без усов и бороды. Черный, как ночь, плащ незнакомца слегка топорщился слева, выдавая меч.

Ольве сей же час вскочил из-за стола и стремглав рванул к отцу за стойку.

– Скартал желает благополучия и процветания твоему заведению! – звучно, но холодно произнес незнакомец, обращаясь к трактирщику.

– Судя по голосу, плевать этому Скарталу и на благополучие, и на процветание этой таверны, – вполголоса заметила Лисси ехидно, немного смещаясь к краю стула.

Трактирщик стоял, сжав кулаки и опустив голову. Девушка без труда видела, что этому посетителю совсем не рады.

– Я смог собрать только сто пятнадцать золотых в этом месяце, – проговорил, наконец, он. – Это – все, что у меня есть, без остатка… Попроси Скартала подождать еще немного, я соберу недостающее.

– Времени было предостаточно, – отрезал странный посетитель, подходя к стойке.

– Мой господин и так дал тебе отсрочку. А ну, пойди сюда! – прорычал он, неожиданно схватив Ольве за рубаху.

Паренек попытался сопротивляться, но силы были явно неравны, и человек в плаще в считанные мгновения подтащил мальчишку к себе.

– Только дернись, Гвилар! – предупреждающе поднял он руку. – Ты ведь знаешь, я сверну ему шею, не задумываясь!

– Прошу тебя, – трактирщик умоляюще поднял руки, – давай решим все миром.

– Миром? – эхом откликнулся темноволосый. – Разумеется. Сегодня вечером мы пойдем с тобой к судье, где ты перепишешь владение трактиром на другое имя. А чтобы тебе легче было согласиться на этот шаг, мальчик пойдет со мной. Ты ведь не против? – издевательски спросил он у Ольве. – Если твой туго соображающий отец примет мое предложение, ты увидишь его еще до заката. А если нет, – посетитель метнул взгляд на трактирщика, – то получит только твою голову. До встречи, Гвилар! – темноволосый развернулся, намереваясь уйти, но внезапно замер в удивлении.

– Отпусти мальчика, – бесцветным голосом произнесла Лисси, стоявшая между незнакомцем и выходом.

Немногочисленные посетители трактира, и без того перепуганные непрошенным визитером, вжались в спинки стульев.

– А иначе – что? – усмехнулся мужчина в плаще, крепче сжимая плечо Ольве. – Может, ты мне за него заплатишь?

– Заплачу, – согласно кивнула Лисси. – Дам очень большую цену!

– Вот это – деловой разговор, – хмыкнул темноволосый. – Золотом?

– Сталью! – воскликнула та, извлекая клинок из ножен с вполне эльфийской быстротой.

Разбойник не успел даже моргнуть, как у его горла оказалось острие меча.

– Подходящая цена? – усмехнулась девушка, слегка надавливая.

Тонкая струйка крови заструилась по бледной коже незнакомца.

– Ты даже не представляешь, какую ошибку совершила, – нервно облизал губы темноволосый. – В этом городе никто не смеет так разговаривать с правой рукой Скартала!

– Вот ведь незадача, – издевательски ответила Лисси, пошевелив клинком. Струйка крови стала чуть шире, несколько алых капель со стуком упали на дощатый пол. – Я пришла из других краев, и мне плевать на Скартала, и на его паскудные руки.

– Убьешь меня, – выдохнул посетитель в плаще, – и через четверть часа все наши будут здесь.

– Все-все? – притворно изумилась девушка. – Знаешь, что? Четверть часа у меня есть. Я подожду! – и резким движением перерезала темноволосому горло.

Тот упал, хрипя и пуская кровавые пузыри. Лисси пару мгновений холодно смотрела на него, пока он не затих, скорчившись в луже собственной крови.

– Надо здесь убраться, – заметила она, наконец. – Вонючей падали не место в приличном трактире.

– Да, но что мне делать, когда сюда заявится целая армия Скартала? – растеряно спросил трактирщик, не уверенный, радоваться ему или огорчаться такой подмоге.

– Тогда погоди с уборкой, – хмыкнула Лисси. – Надо поторопить этого Скартала…

– Но как вы это сделаете? – спросил Ольве. – Если пожелаете, я бы мог отнести ему какое-нибудь известие, – с усилием произнес он.

Видно было, что мальчишка явно не горит желанием сунуться к разбойникам в логово.

– Именно известие, – кивнула девушка. – Но тебе не придется никуда ходить.

Она подошла к лежащему незнакомцу в плаще, и одним движением меча отделила ему голову от тела. Ольве судорожно сглотнул.

– Это – всего лишь куча мяса и костей, которая ни сейчас, ни при жизни не была человеком, – пожала плечами Лисси.

Она нагнулась и подняла голову скарталовского посланника за волосы.

– Вот вам и известие, – проговорила она довольно, пересекая зал по направлению к выходу. – Написано – понятнее некуда.

Ступив из таверны на улицу, девушка быстро осмотрелась. Послеобеденный Делор, как и всякий небольшой городок, был тих и спокоен. Однако, напротив “Двух братьев”, с деланным безразличием, слонялся какой-то прыщавый юнец, лет пятнадцати. Когда отворилась дверь, он бросил быстрый взгляд на трактир, и этим выдал себя с головой.

Лисси усмехнулась:

– Ступай к Скарталу, и передай ему это. – Она швырнула голову незнакомца в плаще.

Паренек, замерший на секунду в оцепенении, вдруг бросился бежать и почти сразу скрылся за поворотом.

– Скоро сюда пожалуют гости, – проговорила Лисси, притворяя дверь.

– Простите мой вопрос, госпожа, – поклонился ей трактирщик. – Но… со сколькими людьми вам по силам справиться, с вашим спутником?

– Боишься? – понимающе спросила девушка. – Не нужно, Гвилар. Оставь свой страх, он мешает тебе защищать своих близких.

– Вы не похожи на опытного воина, – хозяин таверны все еще колебался.

– В этом мире, – тихо заметил Далахар, – очень немногие смогли бы с ней тягаться.

– Как, вы еще здесь? – с удивлением проговорила Лисси, обращаясь тем временем к оставшимся посетителям трактира. – У вас есть минута, чтобы убраться отсюда… Нет! У вас нет минуты! – воскликнула она, увидев в окно бегущую толпу вооруженных мужчин. – Все – за стойку!!!

Ворвавшиеся в таверну люди Скартала в удивлении остановились, обозревая довольно необычную картину. В центре зала, в трех шагах от них стояли могучий воин, чьи черты лица выдавали в нем северянина, и совсем юная, хрупкая девушка со светлыми волосами. В руках у обоих были мечи. Человек десять сгрудились, меж тем, за стойкой трактирщика, с откровенным ужасом глядя на вновь прибывших.

– Ну что там, Топор? – крикнул кто-то сзади, кому было не разглядеть.

– Здесь всего один боец с девкой, – полуудивленно-полунасмешливо ответил тот, кого назвали Топором. – Ребята, да тут нечего де…

Договорить он не успел: Лисси коротко взмахнула мечом и оборвала его жизнь на полуслове. С коротким рычанием к девушке присоединился Далахар. Атака была столь яростной, что стало ясно: люди Скартала обречены.

Лисси и северянин сыпали ударами направо и налево, сами успешно уклоняясь или защищаясь от встречных замахов. Может, разбойники и поднаторели в запугивании мирных жителей и выбивании из них денег, но против слаженной работы мастеров клинка им нечего было противопоставить. От толпы в три десятка человек в первые же минуты осталось меньше половины.

– Один мне нужен живым, Дал! – прокричала Лисси в пылу сражения.

– Хорошо, – усмехнулся северянин, нанося удар рукояткой меча точно в лоб ближайшему разбойнику. – Этот выживет!

– Отлично, – пробормотала девушка, легко отбивая очередную жалкую попытку атаковать и пронзая клинком нападавшего.

Еще через несколько минут все было кончено: банда Скартала нашла свой конец в одном из лучших трактиров Делора.

– Кажется, мне снова понадобится окунуться в бассейн, – заметила девушка, размазывая красные разводы по лицу.

– Ты не ранена? – заботливо спросил Далахар, вытирая клинок о рубаху одного из нападавших.

– Обижаешь, – Лисси склонилась над разбойником, которого северянин только оглушил. – Я бы могла биться против них с закрытыми глазами. – Вот как! – удивленно воскликнула она, узнав в лежащем того самого паренька, что недавно караулил напротив таверны. – Ну что ж, ты сам выбирал свою судьбу…

Девушка подобрала чей-то нож и всадила острие клинка в пятку молодому бандиту. Тот сразу пришел в себя. Этот жестокий, но действенный способ часто применял Тагриз, когда его циркачи падали в обморок от изнуряющих выступлений или голода.

– А ну-ка, поднимайся, – прорычала она, рывком ставя парня на ноги.

Он охнул от боли в поврежденной ноге, но Лисси не дала ему упасть.

– Сейчас ты отведешь нас туда, где прячется Скартал, – сказала она, поддерживая бандита за руку.

– Поцелуй меня в… – начал тот, но вдруг, не успев договорить, сорвался на крик.

– Это была рука, – не меняясь в лице, пояснила девушка. – Я сломаю и вторую, если услышу еще один неправильный ответ. Где Скартал?

Парень упрямо сжал губы. Лисси резко сдавила в локте переломанную руку, вызвав у юнца очередной крик муки и ярости.

– Веди! Ну же!

– Он здесь… здесь! – выдохнул парень и обмяк, потеряв сознание от боли.

– Однако, – удивленно подняла брови девушка, оглядывая сгрудившихся за стойкой людей. Никто из них не был похож на предводителя разбойничьей банды. – Кто из вас Скартал?

– Положи меч, отойди от двери и дай мне уйти, – отозвался ничем не примечательный человек с жидкими рыжеватыми волосами, одетый, как зажиточный горожанин.

– А денег тебе не дать на дорожку? – насмешливо спросил Далахар. – Или, может, котлетку завернуть?

– Если вы не выпустите меня, я убью Гвилара, – глухо проговорил Скартал. – Мне терять нечего.

Он медленно вышел из-за стойки. Рядом с ним семенил трактирщик: к его правому боку был приставлен длинный нож с загнутой рукоятью. Зеленый камень, заправленный в оголовье рукояти, тускло блеснул.

– Ты можешь перебить хоть всех, – кивнула Лисси на собравшихся за стойкой посетителей, к ужасу последних. – Мимо меня тебе живому не пройти. Хочешь меня разозлить? Я могу убивать тебя настолько медленно, что успеешь сойти с ума от боли.

– Зато я перед этим получу удовольствие, глядя, как в твоих прекрасных глазах отражается их смерть, – прорычал Скартал. – Начну с трактирщика!

Неожиданно, он коротко всхлипнул, как-то неестественно дернулся, и рухнул лицом вниз.

– Я не позволю, – прошептал Ольве, стоявший за спиной Скартала, сжимая окровавленный нож для рыбы побелевшими от напряжения пальцами. – Слышишь? – Он судорожно вздохнул. – Не позволю!


Гвилар выпроводил, наконец, последних перепуганных посетителей, выбравших воистину неудачнейшее время для обеда в “Двух братьях”, и уставился на гору тел, сваленных прямо в общей зале.

– Что ж с ними делать?

– Что вы со мной сделаете? – почти эхом отозвался прыщавый юнец, единственный оставшийся в живых разбойник.

Он сидел на скамье, бережно держась за сломанную руку и переводил взгляд с Лисси на Далахара, с Далахара на Ольве, с Ольве на трактирщика и обратно.

– Зачем ты пошел в банду? – задала встречный вопрос Лисси.

– А что? – парень попытался улыбнуться разбитыми губами, но не смог. – Работка не хуже любой другой! Золотишко всегда водится, а люди… Вот ты, – он смерил взглядом трактирщика, – когда режешь барана, тебе его жалко? Но ты все равно это делаешь, кушать-то хочется. – Он хохотнул. – Я поступаю так же. Просто у нас бараны… разные. А ты бедовая! – юнец повернулся к Лисси. – Возьмешь в свою компанию? Могу делать для тебя грязную работу, – он подмигнул.

– Хм… В самом деле! Толковые ребята мне всегда нужны, – усмехнулась девушка.

Она подошла к пареньку, положила ладони на голову и резко крутанула вправо. Раздался мерзкий хруст.

– Теперь – все. Зови стражу, трактирщик. Уверена, они будут рады. А нам, пожалуй, пора…

– Куда же вы направитесь, господа? – спросил трактирщик. – Может, я могу чем-то помочь? Укройтесь у меня в трактире. Живите, сколько пожелаете!

– Мы пришли в Делор не для того, чтобы очистить его от мерзавцев, – грустно улыбнулась девушка. – У меня есть здесь одно важное дело…

– Тем более! – с воодушевлением воскликнул Гвилар. – Возвращайтесь к нам, как закончите свое дело. Это будет большая честь для нас!

Лисси вздохнула.

– Я не планирую остаться в живых. А вот Далахар, быть может, примет ваше любезное приглашение.

– Великий Создатель, да что ж это за дело, ради которого Вы собираетесь погибнуть, да еще так спокойно об этом говорите? – всплеснул руками трактирщик.

– Долгая история, Гвилар, – ответила девушка. – Скажи-ка лучше, есть ли в Делоре чародеи?

– Чародеи – задумчиво повторил хозяин таверны. – Говорят, очень давно, здесь жил один волшебник, и притом – преотменный. Но он ушел, и уже две сотни лет, как наш город обходится без магов.

– А как же Фавилла? – подсказал Ольве, сидевший тут же, рядом. – Она – сильная колдунья!

– Фавилла развлекает гостей в своем балагане на рынке, – пояснил Гвилар. – Предсказывает будущее, угадывает прошлое… Иногда даже что-то сходится! – рассмеялся он.

Лисси погрустнела:

– Не думаю, что она – тот человек, которого я ищу… Но попробовать стоит! В какую сторону рыночная площадь?

Рынок встретил спутников шумом толпы и ароматом пряностей. Вопреки ожиданию Лисси, привыкшей лицезреть грязные торговые ряды с наглыми до невозможности купцами, со зловонными мясными прилавками и сборищами попрошаек, это место оказалось на удивление ухоженным и аккуратным. Площадь под ним была вымощена плоским камнем, а палатки стояли строго по линиям.

– Как они добились такой чистоты? – пробормотала Лисси вполголоса. – Моют его, что ли?!

– Очень может быть, – усмехнулся Далахар. – Я слышал, что советник Демир лично наводил здесь порядок.

– Скребком и тряпкой, что ли? – съехидничала девушка, прикидывая, где им искать балаган Фавиллы.

– Кнутом и штрафами, – серьезно ответил северянин, также осматриваясь по сторонам. – Каждого, кто нарушал правила торговли, в первый раз – предупреждали, во второй – пороли здесь же, на площади, в третий – забирали все имущество в казну и выгоняли из города.

– Наверное, не всем нравились такие порядки, – пробормотала Лисси.

– Не всем, – согласно кивнул Далахар. – Четверо купцов, обиженных больше остальных, надумали подстрелить Демира, когда тот совершал обход. Но советник прознал об этом и принял меры. Во время очередного обхода эти купцы заняли самое высокое положение среди остальных… в прямом смысле.

– Как это?

– На виселице посреди площади.

– О! – удивилась девушка. – Странно, что при таком правителе, в городе орудовала шайка разбойников.

– Ну, он не всесилен, – пожал плечами Далахар. – И лишь полгода, как занял свой пост. Дай ему время, и…

– Кажется, нам сюда, – перебила северянина Лисси и потянула за рукав.

Большая оранжевая палатка была украшена многочисленными надписями на куче языков. “Великая Фавилла, Хранительница Знаний, Верховная Жрица Семи Созвездий”, – гласила самая крупная, начертанная над входом. “Предсказание будущего, провидение судьбы, гадание по имени” – было написано буквами поменьше. “5 монет серебром” – оповещала совсем уж небольшая табличка на уровне глаз.

Лисси задержалась у входа, рассматривая остальные надписи, и хмурилась все больше: по всему выходило, что Фавилла – обычная балаганная фокусница и шарлатанка, коих за свое цирковое прошлое девушка повидала достаточно. “Добро пожаловать”, – было написано на стене палатки Общим Словом, а ниже шли приветствия на других языках.

– Aellan ti'naeth24, Vaelastaera aallinadh25, Ot entwendaar26, Dragh aftad27, – прочитала она вполголоса. – Да уж, “хранительница знаний”…

– Что-то не так? – спросил Далахар.

– Все эльфийские надписи – с кучей ошибок, – пояснила Лисси. – Велленхэмское приветствие – сплошная околесица. Я не разбираюсь в гномьих языках, но уверена, что и там без нелепостей не обошлось.

– Фавилла может знать, есть ли в городе другие, тайные чародеи, – покачал головой северянин. – В конце концов, должна же она была выяснить, занимается ли здесь еще кто-нибудь магическими штучками, прежде, чем начинать свое дело?

– Хорошо бы, – ответила девушка и решительно шагнула в палатку, раздвинув занавеси.

Далахар двинулся следом.

Внутри балаган был отделан черным бархатом с серебряными звездами. Царивший здесь полумрак и аромат благовоний дополняли картину. Именно таким и должно быть чародейское жилище… для обыкновенного горожанина, который никогда не видел ни одного серьезного мага, и, уж понятно, не бывал у таких в гостях.

В центре комнаты, на возвышении из подушек, сидела высокая, довольно худая женщина. Волосы, то ли седеющие, то ли просто светлые, выглядели нечесанными по меньшей мере неделю. Ее одежда была под стать убранству помещения: длинная черная тога, открывавшая одно плечо, большой сапфир в серебре на шее, а на голове – обруч, украшенный сапфирами поменьше.

– Я – Великая Фавилла, Хранительница Знаний, Верховная Жрица Семи Созев… Созвездий, – возвестила она чуть заплетающимся языком. – Вы пришли ко мне узнать будущее, и я открою его вам! Запишем ваши имена новыми или древними рунами, и узрим вашу судьбу. Но, раз вас трое, то и оплата в тройном размере.

– Нас двое, – поправила ее Лисси. – И мы здесь за другим.

– Двое, вот как? – удивилась Фавилла, поубавив торжественности в голосе. – Мне отчего-то показалось, что трое. Девушка с граничных земель, добрый варвар с севера и эльф, чье имя начинается с руны “Эард.”

У Лисси подкосились ноги и перехватило дыхание. Далахар тоже выглядел сбитым с толку.

– Откуда ты узнала про эльфа? – пролепетала девушка.

– Я же говорю, показалось, – раздраженно ответила Фавилла. – С вас девять монет, двойная цена. Одну монету так и быть уступлю за неточноть. Погодите! – вдруг лукаво прищурилась она. – Может, эльф ждет снаружи? Тогда никаких скидок!

– Нет, – вздохнула Лисси горько. – Не ждет… Его с нами больше нет.

– Уверена? – Фавилла впервые посмотрела прямо в глаза девушке, и та вздрогнула – до того пронзительным оказался взгляд.

– Объясни мне, наконец, что все это значит?! – взорвалась Лисси.

– Девять монет серебром, – невозмутимо сказала прорицательница. – Оплата вперед.

– Этого будет достаточно? – ехидно осведомилась девушка, протягивая золотой.

– Монета не из твоей страны, – как бы про себя пробормотала Фавилла. – Да, явно не из твоей… Хотела бы я взглянуть, как выглядит золото в твоих мирах, – хихикнула она.

– По-моему, она несет бред, – ни к кому не обращаясь, заявил Далахар.

– Я заплатила, – напомнила Лисси нервно.

– О, верно! – проворно пряча монету, ответила враз подобревшая Фавилла. – Что ж, дитя, спрашивай!

– Тебе показалось, что с нами – эльф, – начала девушка, осторожно подбирая слова, чтобы не запутать прорицательницу и не запутаться самой во время этого сеанса балаганной магии. – Опиши его подробней.

– Высокий, светловолосый, – без запинки ответила Фавилла. – Очень красивый.

– Под это описание подойдет вообще любой эльф, – скептически заметил Далахар.

– Добрый, – между тем продолжала прорицательница. – И очень могущественный. Я вижу три руны, с которых начинается его имя. Эард, Найя и… еще одна Найя. Рядом с ними – другие три руны. Наверное, они указывают на твое имя, дитя. Харрата, малый Эард и Ллейнар. А еще – звезда.

– Промахнулась, – рассмеялся северянин. – Ее зовут Лисси.

– Хелессиарре, если полностью, – пробормотала девушка, окончательно сбитая с толку. – Что все это значит? Руны, звезды…

– Это значит, что вы вместе, – просто пояснила странная волшебница.

– Были вместе, – мрачно заметил Далахар. – Не знаю, откуда тебе известно про эльфа, но он погиб в бою, несколько дней тому назад.

– О, нет, – замахала руками Фавилла. – Когда говоришь об Изначальном народе, нельзя так бросаться словами!

– Он жив? – вскрикнула Лисси глухо.

– Такой никогда и не был жив, – покачала головой провидица. – И никогда не будет мертв, – добавила она через мгновение.

– Я не понимаю, – почти простонала девушка в отчаянии. – Зачем ты говоришь загадками, зачем мучаешь меня?!

– Ты спросила, я ответила, – пожала плечами Фавилла. – Я не виновата, что тебе сложно уразуметь, о чем я говорю.

– Значит, – потерявший терпение северянин с тихим шелестом извлек меч из ножен, – ты будешь объяснять нам смысл до тех пор, пока мы не поймем.

– Я сказала все, что узрела, – Фавилла пожевала губами, не сводя взгляда с клинка. – Существуют разные эльфийские народы… К западу отсюда живут береговые или морские эльфы. На юге, в Иллереммине, обосновались лесные.

– Как раз к ним направляется Альрин с Эллагиром, – пробормотала Лисси себе под нос, но Фавилла расслышала.

– Нечего им туда идти, – также вполголоса проговорила она. – Их цель – далеко на юге. Там, где море бьет в черные скалы.

– Что? – опешила девушка. – Ты и про них что-то видела?

– Еще бывают эльфы заснеженных равнин, – Фавилла сделала вид, что не расслышала вопроса. – Они живут высоко в горах, среди вечных снегов, и увидеть их – большая редкость. Есть еще несколько видов, и о каждом я бы могла рассказывать часами, – вы бы устали слушать. В тебе, кстати, тоже чувствуется эльфийская кровь, Хелессиарре. – она усмехнулась. – Ее немного, но она довольно сильна… И, наконец, есть Изначальные эльфы, – после небольшой паузы, закончила прорицательница. – Вот о них я ничего не могу поведать, ибо знаю очень и очень немного.

– Расскажи, что знаешь! – воскликнула Лисси, сложив в немой мольбе руки. – Пожалуйста!

– Я же сказала: почти не знаю, – сварливо отозвалась Фавилла. – Слышала лишь краем уха название места, якобы средоточия их силы. – Она помолчала еще пару мгновений.

– Оно зовется Тиераннáм. Теперь идите, – махнула рукой провидица. – Я больше ничем не могу вам помочь. И не смейте больше заходить ко мне такой толпой, – ворчливо добавила она. – Думали, раз вчетвером заявились, то за одну цену я каждому предсказывать стану? И так уступила кучу денег!..

– Уже “вчетвером”, – пробормотал Далахар безо всякой почтительности. – Да у нее поди в глазах двоится после доброй пинты, а то и двух… – он развернулся и шагнул к выходу.

– А мага вы найдете в большом белом доме неподалеку от ратуши, – голос Фавиллы настиг их уже в дверях. – У него на воротах выкован коршун.

Спутники шагнули за порог и заморгали от яркого закатного солнца. Рынок продолжал жить своей жизнью, ожидая вечернего наплыва покупателей, – из числа тех горожан, кто работает далеко от дома.

– Смотри, – дернул Лисси за рукав северянин, и ткнул пальцем вперед и влево. – Палатка картографа. Может, зайдем? Поищем на картах этот Тиераннам?

– Давай попробуем, – рассеянно отозвалась девушка, все еще под впечатлением услышанного. “Была бы рядом Альрин, – подумалось ей с сожалением, – она бы поняла больше! А я – глупая, как гномий башмак.”

Небольшое помещеньице – не чета балагану Фавиллы – было от пола до потолка завалено всевозможными картами и схемами, так, что протиснуться между стеллажами было едва возможно. На изучение всего товара мог уйти не один десяток лет, поэтому спутники решили сразу атаковать вопросами хозяина.

– Хорошего дня, господин, – поклонилась Лисси сухонькому старичку, одетому в зеленую жилетку со множеством карманов. Из них торчали перья, кисти, обрывки пергамента, так, что тот чем-то походил не то на огромного ежа, не то на чучело, что дети наряжают на праздник Урожая.

– И вам не хворать, – приветливо отозвался старичок. – Чем обязан такой дивной посетительнице? Откуда родом такая неземная красота? Бьюсь об заклад, Вы появились на свет в Раттории!

– Верно, я из Раттории, – не сдержала улыбки та. – Мы ищем карту, на которой было бы указано одно редкое место, Это…

– Одну минутку! – перебил ее старичок, и исчез в ворохе карт с головой.

Лисси и Далахар удивленно переглянулись.

– Вот! – картограф вынырнул весь покрытый пылью, но довольный. В руках у него был пожелтевший от времени свиток пергамента. – Карта пояса Легерранда, с Кат-ан-Гвейхир, Гранатовыми озерами. Извольте убедиться, – он за мгновение развернул свиток, – все восемнадцать здесь!

– Вообще-то нам не нужны Гранатовые озера, – покачала головой Лисси. – Мы хотели…

– Стоп! Я понял! – воскликнул старичок, и нырнул обратно в груду карт. – Подземные ходы Визенгерна, – высунул он руку с очередным свитком. – Даже те, о которых все забыли!

– Мы не…

– Сейчас-сейчас! – Ворох шевелился, точно живой. Наконец, из него снова вылез картограф, довольный пуще прежнего:

– Тропы Иллереммина. Редчайшая вещь, своего рода шедевр! – он погладил пергамент, как любимого внука. – Лесные эльфы не жалуют нашего брата, а за подобную карту вовсе могут серьезно наказать.

– Спасибо, но мы ищем карту, где есть Тиераннам, – выпалила Лисси скороговоркой, чтобы картограф не успел ее перебить или исчезнуть.

– Как, простите?

– Ти-е-ран-нам, – повторила девушка разборчивей.

На старичка жалко стало смотреть: улыбка погасла, и весь энтузиазм вмиг улетучился. Казалось, еще немного, и он начнет обиженно шмыгать носом.

– Может, господам стоит пройти два ряда прямо, свернуть налево и зайти в палатку Кибиса? – из последних сил сохраняя остатки учтивости, проговорил он.

– У него есть карты? – оживленно спросила Лисси.

– У него есть картины, – поправил ее старичок. – Кибис – художник, господа. И за пару монет он нарисует вам любую карту, – он ядовито хихикнул, – на ваш вкус. А здесь, – голос его зазвенел, – только настоящие карты настоящих мест, которые существуют не в воображении сказочников, а на самом деле!

– То есть, Тиераннам – выдумка? – упавшим голосом уточнила девушка.

– Чистейшей воды сказка! – подтвердил торговец картами. – Неужто Вы не знали?

– Что ж, – расстроенно проговорила девушка, сопровождая свои слова легким поклоном. – Мы, пожалуй, пойдем.

Вдруг, ненароком она заметила карту, разложенную на прилавке. “Окрестности Делора”, – гласила витиеватая надпись вверху. Масштаб был очень крупный, и Лисси без труда узнала и каменную гряду, по которой они с Далахаром спускались (оказывается, она называлась “Змеиными угодьями”), и Киралиир, и длинную, узкую, сильно вытянутую долину с почти отвесными стенами скал.

– А почему у Вас не указано название этого места? – чуть изменившимся голосом спросила девушка.

– Разве оно как-то называется? – удивился старичок, наклоняясь над картой. – Это просто долина, одна из многих затерявшихся среди гор.

– Называется, – тихо проговорила Лисси. – Это – Dael va Ennarheon. В этой долине эльф по имени Эннареонон победил полутысячное войско варваров и погиб последним в том бою…

– Вот как, вот как? – пробормотал старичок озадаченно, извлекая перо и чернильницу. – Что-то я не слышал о такой битве… Когда, говорите, она произошла? – спросил он, делая аккуратную надпись на пергаменте.

– Два дня назад, – ответила Лисси. – Известия еще не дошли. Прощайте, господин картограф.

– Ну, куда теперь? – спросил девушку Далахар, когда они, миновав последние торговые ряды с тканями, вышли с рыночной площади.

– В дом мага, – твердо ответила Лисси. – Мы и так потеряли достаточно времени.

– Просто подойдем к воротам и постучимся? – деловито уточнил северянин. – Или, может, у тебя есть план?

– План есть, – улыбнулась девушка. – Именно подойдем и постучимся. Пошли скорей, расскажу детали по дороге!

“Похоже, наше короткое путешествие подходит к концу”, – вздохнул Далахар, сворачивая к площади Солнца, на которой стояла ратуша.


Дорогая свеча, источавшая сладкий аромат, наконец, разгорелась, и полумрак в шатре предсказательницы немного рассеялся. Крохотный язычок пламени робко задрожал, исполняя вечный танец Огня и Воздуха, как повелось от сотворения миров. Серебряные звезды, нашитые на черный бархат стен, зажили собственной жизнью, искрясь и играя в редких лучах света. Когда легкий ветерок снаружи чуть касался стен палатки, бархат заходился волнами, и казалось, ночное небо спустилось с высоты, чтобы обнять одиноко сидящую на подушках женщину, что зарабатывала на жизнь предсказаниями. Черную тогу, в которой она принимала посетителей, сменил вполне обычный халат, уютный и теплый.

Фавилла бережно пересчитывала монетки, заработанные за день, и складывала их в аккуратные стопки. Самая большая получалась медная, поменьше – серебряная, а золотая вовсе состояла только из одной монеты, которой расплатилась Лисси.

– Ну, зачем же деньгами разбрасываться-то? – с неодобрением пробурчала она себе под нос. – Хватило б и серебра.

– Что ты там бормочешь? – недовольно проворчал высокий мужчина с черными, как смоль, волосами.

Невозможно было по лицу определить его возраст: человек мог родиться и пятьдесят, и сто пятьдесят лет тому назад. Но даже если бы кому-то пришло в голову установить сей факт, долго всматриваться в это лицо было непросто. Такой чрезмерно любопытный наблюдатель сразу же чувствовал недомогание, тем сильнее, чем дольше удерживал взгляд. Чары, преодолеть которые не удавалось никому. Кроме сидящей в центре палатки женщины в халате.

– Ничего важного, Магистр, – спокойно ответила Фавилла, даже без намека на подобострастие. – Ничего такого, что заслуживало бы вашего внимания.

– Ладно, – чародей махнул рукой. – Так ты говоришь, их двое? Парень и девушка?

– Совершенно верно, – кивнула предсказательница. – Обычная девчонка, мордашка смазливая, впрочем. Ее спутник – варвар из северных земель.

– Варвар? – удивленно переспросил черноволосый, неспешно меряя шагами шатер. – Ты ничего не перепутала, женщина? Я жду, что сюда заявятся пара молодых магов. Оба из Велленхэма, причем тут варварские земли? Ты уверена, что эти двое – не чародеи? Может, им удалось тебя одурачить?

– Вы забываете про мой дар, – покачала головой Фавилла. – Я способна видеть все таким, какое оно есть на самом деле. Вот и вашу сиятельную рожу могу лицезреть сколь угодно долго… Хотя, с какой стороны ни взгляни, это – сомнительное удовольствие.

– Не более сомнительное, чем выслушивать твои плоские остроты, – поморщился чародей. – Не забывай, Фавилла, ты жива только потому, что время от времени мне нужен твой взгляд.

– Вот незадача, а я думала, потому, что так угодно Создателю, – пробормотала прорицательница, глядя в пламя свечи.

– Что еще ты можешь сказать об этой паре? – требовательно спросил тот, кого Фавилла назвала магистром.

– Я уже все сказала, – развела руками женщина в халате. – В них четко можно было прочесть желание вашей скорейшей смерти. О причинах его возникновения мне ничего не известно.

– Причины, причины, – махнул чародей рукой. – Я уничтожил немало людей безо всяких на то причин. Какая разница, отчего эти двое хотят уничтожить меня? Мало ли обиженных…

– Я никогда не сомневалась, что Вы – чудовище, – согласно кивнула Фавилла.

– Закрой рот! Единственное, что важно – те ли это люди, которые нужны мне, или нет, – задумчиво произнес магистр.

– Скоро Вы сможете это выяснить, – заметила прорицательница. – Парочка направилась прямиком к вашему дому.

– Что ж, верно, – черноволосый довольно потер ладони. – А ты, часом, ничего от меня не скрываешь? – неожиданно спросил он, нацелив указательный палец на Фавиллу. – Pellastaerrhi Staghar!

– Я говорю только правду моему господину, – неестественным деревянным голосом изрекла прорицательница.

– Как мило с твоей стороны, – криво ухмыльнулся чародей, снимая заклятье Зеркальной Истины. – Что ж, мне пора. Надо встречать гостей!

Он коротко произнес заклинание, развернулся на месте и исчез в ярком луче света.

– До встречи, недоумок, – пробормотала Фавилла, удостоверившись, что маг действительно ушел. – Своим Зеркалом будешь пугать желторотиков, только-только нацепивших мантию чародея. Со мной такие номера не пройдут… – и она снова принялась задумчиво рассматривать дрожащее пламя свечи.

Чародей стремительно пересек собственный двор, хлопая полами мантии на ветру. Стражники, давно привыкшие к тому, что хозяин может возникнуть из ниоткуда, без единой капли удивления на лице, привычно вытянулись по струнке.

– Слушайте все! – провозгласил маг. – Скоро сюда прибудут двое, девушка и воин. Вы должны их обезвредить и доставить ко мне. По возможности, живыми, – добавил он после легкого колебания: любопытство все же взяло верх.


Нужный дом было трудно не заметить: большое строение из белого камня возвышалось над остальными, как красавец-парусник, окруженный рыбацкими барками. Сложенный из нескольких слоев добротно обожженного бело-розового кирпича забор, с массивными, забранными сталью воротами и двумя башенками по бокам, уместнее смотрелся бы, окружая небольшую крепость. На створках был выкован коршун, расправивший когти. Мастер им наверняка гордился: казалось, сейчас послышится трепет крыльев, и птица взмоет ввысь.

“Что ж, за красотой часто таится зло”, – философски подумала Лисси, оценивая обстановку.

На улицу со двора не долетало ни звука, однако девушка была абсолютно уверена, что у чародея не может не быть охраны.

– Так себе новости, – пробормотала она тихонько.

– Что ты имеешь в виду? – поинтересовался Далахар, в свою очередь осматривая дом.

– Стража – это люди, а люди – это шум, – выстроила девушка нехитрую цепочку размышлений. – Звуков не доносится, значит, стража затаилась. А раз так, то, во-первых, она готова к нападению, а во-вторых… достаточно и “во-первых”, – невесело усмехнулась она.

– Ну, и что меняется в твоем плане? – повернулся к ней северянин.

– Ничего, – пожала плечами Лисси. – Я войду через главный вход, как и собиралась.

– Мы, – поправил ее Далахар.

– Прости, друг, – покачала головой девушка, кладя ладонь северянину на плечо. – Спасибо, что был рядом эти несколько дней… но последний шаг я сделаю одна.

Коротким движением она ткнула двумя пальцами в шею, там, где виднелась пульсирующая жилка.

Далахар дернулся и обмяк.

– Вот так, – проговорила девушка, устраивая его спиной к забору. – Надеюсь, ты меня поймешь. – Она наклонилась, прислушиваясь к его дыханию, и убедилась, что тот спит, как и было задумано.

Из-за забора по-прежнему не доносилось ни звука.

Несколько секунд Лисси еще прикидывала, как будет двигаться и, наконец, сделав короткий вдох, бросилась к воротам. С силой оттолкнувшись от земли, она подпрыгнула футов на пять, уцепившись руками за слегка выступающий камень, который заприметила раньше. Короткий яростный рывок, перехват, – и она уже держалась за одну из стальных пик, венчающих ворота.

Грани оказались неожиданно острыми, и Лисси выругалась сквозь зубы, чувствуя, как металл врезался в плоть. Но отступать было поздно, и она, надеясь, что собственного веса не хватит, чтобы ей отрезало пальцы, прыгнула вперед, повиснув на руке.

Ладонь пронзила адская боль, но девушка, удержав захват, крутанулась и все-таки вышла в стойку. Еще мгновение ушло на то, чтобы вернуться в нормальное положение и осмотреть двор с высоты створок.

– Вот они! Я их вижу!!! – завопил стражник, стоявший во дворе прямо напротив ворот.

– Глазастый, – усмехнулась Лисси, и прыгнула вниз.

Мягко кувыркнувшись, чтобы смягчить прыжок на твердую брусчатку двора, она выхватила меч и, вставая с разворотом, разрубила крикуна пополам. Клинок восхитительной гномьей работы даже не почувствовал сопротивления, рассекая плоть вместе с костями.

Стражник молча рухнул на камни, заливая их кровью, а девушка воспользовалась мгновением, чтобы оценить ситуацию. Со всех сторон, размахивая оружием, к ней бежали люди. Оставаться на месте было бессмысленно, и она решила пробиваться ко входу в дом.

В первые же несколько минут боя, Лисси ощутила всю разницу между толпой разбойников в трактире и отлично обученными воинами, владеющими достойным оружием. Удары сыпались один за другим, и только непревзойденное мастерство девушки помогало ей отражать атаки, успевая еще и нападать.

Первую схватку Лисси выиграла вчистую, не получив ни царапины, и оставив за спиной девять трупов. Однако, при этом она продвинулась вперед всего лишь на несколько шагов.

“Если так пойдет и дальше, – размышляла она, уворачиваясь от мечей, – то я проторчу тут до вечера, а маг сбежит, как миленький.”

– Сдаюсь! – проорала Лисси, не прекращая биться, ибо это было смерти подобно: ее крик мог остаться неуслышанным в пылу драки.

Закрутив одного нападающего вокруг своей оси, она отбросила его в сторону остальных, и это дало ей мгновение передышки.

– Сдаюсь!!! Отведите меня к своему господину!

Охранники, наконец, замерли, прекратив атаковать. Один из них, седой, но крепко сложенный, прокричал в ответ:

– Брось оружие!

– Отведите меня к чародею, – выдохнула девушка, опуская меч. – Я должна с ним увидеться, и немедленно!

– Положи меч и отойди в сторону, – ответил все тот же боец. – Тогда мы отведем тебя к хозяину. Он просил сохранить вам жизнь, если это будет возможно.

– Ага! А если я оставлю оружие, вы доложите ему, что возможности не предоставилось? – съязвила Лисси.

– Слово чести, – отрицательно мотнул головой стражник.

– Хорошо, – кивнула девушка, прикинув, что сможет убить его голыми руками, если что-то пойдет не так. – Вот мой меч, – она медленно положила клинок на камни, обильно вымоченные кровью.

– Руки вперед! – седой осторожно приблизился. – Туннар, берем ее.

От толпы отделился еще один стражник, недюжинного роста. Они схватили Лисси за запястья, сжав их так, что кости хрустнули.

Девушка инстинктивно рванулась прочь.

– Не дергайся, – пробасил тот, что звался Туннаром. – Тебе дали слово чести, чего тебе еще надо? Сейчас отведем тебя к хозяину, он разберется.

– Так и будете вести за ручку? – ехидно осведомилась Лисси, шагая по длинному коридору.

– Да, – без тени улыбки ответил седой стражник. – Где второй?

– Какой второй? – неподдельно удивилась Лисси, недоумевая, откуда охране известно о Далахаре.

– Нам сказали, вас двое, – повернулся к ней Туннар.

Девушка почувствовала резкий запах лука, исходивший от него, и поморщилась.

– Я – одна, если только у тебя в глазах не двоится, вонючка, – дерзко ответила она.

Охранник изменился в лице, и Лисси зажмурилась, ожидая оплеухи, но ее не последовало.

“Неплохо их выдрессировали, – подумала она безрадостно. – Хорошая дисциплина у врага – еще одна неприятная новость.”

Неожиданно они оказались перед дубовой дверью высотой до потолка. Седой стражник деликатно постучал:

– Хозяин? Мы доставили девушку.

– Ведите, – тотчас раздался голос из-за двери.

Лисси оказалась в большой зале с камином, выложенной мрамором и малахитом. Комната была столь же огромной, сколь и пустой. Из мебели здесь находился только письменный стол с причудливой резьбой и такой же стул, весьма тяжелый на вид. Через гигантское, идеально прозрачное окно падал свет.

Человек с черными как смоль волосами, в мантии чародея, медленно обернулся к вошедшим:

– Вот это красавица! – удивленно воскликнул он, увидев Лисси.

Одетая в порванный во многих местах, запыленный плащ, забрызганная кровью с ног до головы, девушка усмехнулась.

– Что привело такую восхитительную прелестницу в мой дом? – полюбопытствовал маг. – Что могло заставить ее совершать такие ужасные поступки, убивать моих бедных людей, рисковать жизнью ради встречи со мной?

– Меня зовут Хелессиарре, – ответила та просто. – Недавно я потеряла любимого, и почти уверена, что это – твоих рук дело. Поэтому, если хочешь жить, попытайся доказать, что ты не причем.

– Хелессиарре? – переспросил чародей с интересом. – Однако! Я ждал кого-нибудь из вашей шайки, но Вас – меньше всего, признаюсь.

– Ты знаешь меня? – опешила девушка.

– Лично не имел чести быть знакомым, – гротескно поклонился маг. – Но заочно… О, да, милая красавица, знаю. Еще как знаю! Я, скажем так, в курсе, кто Вы, откуда и куда направляетесь, и с кем. – Он сделал ударение на последнем слове. – Должен признаться, не все из вашей компании мне были симпатичны, Лисси… так, кажется, Вас звал этот эльф?

– Так значит, это – ты, – сквозь зубы прорычала девушка. – Ты нанял головорезов, чтобы уничтожить нас, ты все это подстроил! И ты убил Эна! Ублюдок!

Она рванулась из рук охраны. Те, однако, держали лиссины запястья, как в тисках.

– Очень интересно, – насмешливо проговорил маг, внимательно изучая Лисси. – Значит, Вы, юная прелестница, ставите мне в вину смерть вашего кавалера? Поверьте, он бы убил меня с не меньшим удовольствием, чем я его. Просто, так уж получилось, что я оказался хитрее в этот раз, и опередил вашего эльфа. Война, знаете ли, такое дело… Особенно – личная война. Там, представьте себе, убивают.

– Что он тебе сделал? – прорычала Лисси, снова тщетно дернувшись из рук стражи.

– А он Вам не рассказывал? – чародей закатил глаза в притворном удивлении. – Ну, надо же. Оказывается, эльф Вас обманывал? Какая незадача… А может, у Вас, такой красивой и наверняка чудовищно глупой, просто не хватало умишка поинтересоваться прошлым своего избранника? Тогда ему и лгать Вам не пришлось…

– Если я не смогу тебя убить, – холодно процедила Лисси сквозь зубы, – то мои друзья до тебя доберутся!

– Спешу разочаровать Вас, прекрасная Хелессиарре, – в голосе волшебника, несмотря на сладкие речи, прорезалась сталь. – Ваши жалкие друзья никогда не приблизятся к моему могуществу. Им за всю жизнь не научиться сотой доле той магии, что творю я! Я – единственный в мире, кто обладает такой силой. Правда, – чародей хихикнул, и это было так неуместно, что Лисси вздрогнула, несмотря на все свое самообладание, – был еще один не в меру обнаглевший эльф, но мы его своевременно устранили, да-с. – Маг довольно потер руки.

– Скажу Вам по секрету, юная прелестница, – продолжил он после небольшой паузы, – Эннареон был единственным, кто внушал мне… нет, не страх, но легкую боязнь, что ли. А я уже немолод, и терпеть не могу, когда что-то меня беспокоит, отвлекает от важных дел. Вы уж не держите на меня зла, – улыбнулся чародей издевательски. – Уничтожение источника опасности – самое естественное действо для человека. Вот Вы, например, боитесь мышей? Пауков? А?

Лисси грязно выругалась.

– А вот грубить не надо, – на лице черноволосого мага появилась очередная слащавая улыбочка. – Допустим, боитесь. Все красивые и глупенькие девушки боятся пауков. И Вы его, бедняжечку, ррраз – и ножкой! Безо всяких высоких раздумий о совести, гармонии и бесценности жизни. Ну а чем, в этом случае, эльф хуже? Мне он доставлял гораздо больше неприятностей, чем Вам – маленький беззащитный паучок.

– Что он тебе сделал, ты, мерзавец? – яростно выкрикнула Лисси.

– Прошу простить, милая, но подробностей не будет, – чародей гротескно поклонился. – Неужели Фавилла Вам не сказала? Не поведала грустную и поучительную историю о том, как один из Изначальных вдруг начал вмешиваться в дела, в которые ему как раз влезать-то и не стоило? Странно… Это – одна из любимых ее баек. Впрочем, совсем скоро Вы сами сможете спросить Эннареона, – он лукаво подмигнул.

– Где? Когда? – с жадностью спросила девушка.

Человек в мантии довольно расхохотался:

– В каком-нибудь другом мире, конечно же! Попросите своих богов, чтобы они отправили Вас туда же, куда попал ваш ненаглядный эльф. Увести и убить, – коротко отдал он приказ.

Лисси почувствовала, как холодная ярость захлестнула ее с головой.

– Я с радостью пойду за Эннареоном, – ледяным голосом проговорила она. – Но сперва, – девушка напрягла руки в кистях, – я убью тебя!

Она сделала рывок вперед, и, когда стражники инстинктивно дернули ее назад, поддалась этому движению. Первый из телохранителей чародея попытался пресечь попытку вырваться, но было поздно: Лисси привела локти к туловищу, как учил ее Эннареон, и резко, с приседом, крутанулась.

Увлекаемый движением, стражник был вынужден отпустить ее руку, чтобы не упасть, и тут же получил удар пальцами в трахею. Туннар уже наполовину извлек свой меч, но Лисси была быстрее. Она ударила его ребром ладони по шее, в месте, где артерия ближе всего подходит к поверхности, и для верности – кулаком освободившейся руки в висок.

Он умер еще после первого удара, так и не успев достать оружие. Девушка сделала это за него, и, с мечом в руках, бросилась к магу.

– Traekkart Ehhara! – спокойно улыбаясь, произнес он чуть ли не нараспев, подняв правую руку и удерживая Символ.

Лисси улыбнулась в ответ одними уголками губ, совсем как Эннареон когда-то.

– По-твоему, только у твоих головорезов может быть Смарагд Отречения?

Это было ее ошибкой. Маг и сам успел осознать, что заклинание не подействовало, и использовал эту секунду, чтобы схватить свой жезл. Лисси, не медля более, ударила мечом наискосок, сверху вниз, но чародей уже смог парировать удар. Лезвие меча со звоном скользнуло по магическому жезлу, высекая снопы искр.

– По-твоему, только ты умеешь обращаться с оружием? – в тон ей ответил чародей, перехватывая жезл посредине и яростно атакуя.

Девушка не отвечала, недовольная собственным промахом, сосредоточенно отбивая удары, сыпавшиеся на нее со всех сторон.

“Нет бы сначала заколоть ублюдка, а потом уж пускаться в разговоры”, – тоскливо подумалось ей.

Однако маг, без сомнений, уступал Лисси в мастерстве поединка. Девушка, перестав, наконец, укорять себя, сконцентрировалась на бое, и это начало приносить плоды. Она перешла в наступление, заставляя чародея отходить, шаг за шагом. За несколько минут, маг получил три легкие раны, так и не сумев причинить Лисси хоть какое-нибудь повреждение.

Волшебник запаниковал. Он обладал одним из величайших магических даров в мире, но тот был абсолютно бесполезен против Смарагда. Еще с полсотни лет назад поняв эту свою уязвимость, общую беду всех чародеев, он начал оттачивать мастерство боя без помощи заклинаний, и, несомненно, в этом преуспел. Но сейчас ему противостоял еще более хорошо подготовленный противник. Недооцененный поначалу, и потому опасный стократ.

Лисси прочла испуг в глазах мага и позволила себе слегка улыбнуться. Очередной удар, уход с линии атаки, легкий поворот, и снова удар, коварный, со сложно угадываемой траекторией. Чародей в последнее мгновение лишь чудом избежал смерти, выгнувшись дугой. На лице его расцвел алым еще один глубокий порез.

Внезапно послышался топот ног, и в залу вбежал Далахар, с ног до головы вымазанный в крови, своей и вражеской. Одежда на нем свисала клочьями, живописно развеваясь во время бега. В руке он держал Лиссин меч.

– Это и был твой план? – воскликнул он, бегло осматриваясь. – В жизни не видывал более дурацких затей!

Девушка молчала, сосредоточенно тесня чародея к стене. Тот, отступая, наконец почувствовал лопатками близость преграды, и понял, что у него остался последний шанс спасти свою жизнь. Собрав остаток сил, он обрушил на Лисси град ударов, скорее хаотичных, чем продуманных. Но ему требовалось, чтобы девушка под натиском хоть немного отступила. И он добился своего: Лисси, слегка удивленная таким напором, сделала шаг назад.

Громко прозвучало заклятье, и на месте, где стоял маг, вспыхнул ослепительно-яркий сноп света. Лисси, чья реакция была молниеносной, рванулась к нему, а Далахар, совершив один гигантский прыжок через полкомнаты, – за Лисси, успев схватить ее за рукав плаща.

Голову девушки будто сдавил стальной обруч: раскалывающая боль обрушилась на нее так неожиданно, что она вскрикнула и на мгновение потеряла ориентацию. В следующий миг она упала на песок и удивилась, откуда взялся шум волн в этой зале, расположенной за тысячи лиг от моря. После этого сознание оставило ее.

Впрочем, забытье длилось лишь несколько мгновений.

“Наверное, я пропустила удар в голову, – подумала Лисси, – вот и мерещится всякое.”

Открыв глаза, девушка рывком встала, и первое, что она увидела, было море. Безбрежное, синее море неспешно катило свои волны к песчаному берегу.

– Я, конечно, не сумасшедший картограф с делорского рынка, – заметил Далахар негромко, – но не думаю, что сильно ошибусь, сказав: “Добро пожаловать домой, Лисси.”

– Ты хочешь сказать, что это, – девушка обвела пейзаж рукой, – это…

Северянин коротко кивнул:

– Я почти уверен, что мы в Раттории.


– Какой красивый городок! – восхищенно выдохнула Альрин, любуясь Делором в свете закатного солнца.

Белые стены домов, окрашенные в нежно-розовые цвета, напомнили ей родной Визенгерн: там тоже предпочитали строиться из белого камня. Но Делор, будучи намного меньше, очаровывал совсем по-иному, завораживал и убаюкивал тишиной своих широких улиц. Площади города были чем-то неуловимо похожи на сонные лесные поляны, и даже возле ратуши редко когда бывало многолюдно.

– Да, приятное место, – подтвердил Эллагир. – Что скажешь, друг? – повернулся он к Тангору.

Гном неопределенно пожал плечами, словно говоря: “город как город, ничего особенного.” Альрин тихо рассмеялась:

– Ну, конечно. Здесь нет пещер с алмазными сводами!

– И галерей длиной в два Столичных тракта, – в тон ей подхватил чародей.

– И огромных кованных ворот на входе…

– А главное – ни одной подъемной машины!

Тангор, наконец, слабо улыбнулся.

– Мне здесь тоже нравится, – задумчиво проговорил он, раскачиваясь на Ромашке в такт ее поступи. – Просто у меня мысли о другом.

– О чем же? – полюбопытствовала Альрин.

– Первое, – загнул гном палец в латной рукавице, – кого именно мы здесь ищем. Второе – как мы его найдем…

– Или ее, – ввернул Эллагир.

– Или ее, – недовольно поправился Тангор. – Третье – как мы ее убьем.

– Или его, – усмехнулась чародейка.

– Друзья, – едва сохраняя остатки терпения, воскликнул гном. – Давайте не будем цепляться к словам, а вместо этого подумаем над ответами? Вопросы отнюдь не праздные!

– Сперва нужно выяснить, здесь ли Лисси, – покачала головой Альрин. – Она все время шла впереди, и дорога должна была привести ее сюда.

– Мы вроде решили не навязываться, – напомнил маг.

– Да, – кивнула девушка. – Надо было дать ей время побыть одной. Но дальше так продолжать нельзя… Если она здесь, то наверняка попытается найти главаря варваров. Понятно, чем это для нее обернется!

– Четвертое, – вздохнул Тангор, загибая очередной палец. – Где искать Лисси.

Чародейка кивнула.

– Остановимся в какой-нибудь таверне перекусить, ну и расспросим местных жителей. Лисси – запоминающаяся девушка. Прошу прощения, господин! – воскликнула она, обращаясь к встречному прохожему.

Тот остановился, слегка озадаченный: за все его пятнадцать лет так к нему еще обращались.

– Вы не подскажете, где найти в этом славном городе лучший трактир с постоялым двором?

Паренек озадаченно поскреб в затылке.

– В двух кварталах выше есть неплохая таверна. Мимо не пройдете, вывеска у них огроменная! Мой хозяин с ними даже судиться пытался, потому как за ихней вывеской нашей не видно. Да только все без толку: судья наш падок на денежки. А мой хозяин…

– Благодарю Вас, господин, – деликатно остановила его Альрин. – Как называется это место?

– “Два брата”, – ответил смущенный донельзя юноша. – Может, вас проводить?

В таверне яблоку было негде упасть: казалось, здесь собрался весь Делор. Посетители гудели, как рассерженный пчелиный рой, обсуждая свежие события. Шутка ли – банда разбойников, обирающая почти всех купцов города, нашла свой конец.

Гвилар с ног сбился, выполняя многочисленные заказы, от которых отбоя не было. Каждый хотел за кружечкой эля услышать невероятную историю, как два бесстрашных воина с далекого севера расправились с шайкой Скартала.

Надо заметить, история от раза к разу становилась все богаче на детали, а роль трактирщика в ней заметно возросла. Когда Альрин, Эллагир и гном вошли в душноватую залу, до них донеслись его слова:

– …и тогда я говорю: “Нет, ребята, надо дать им бой!” Лисси – бедовая девчонка, сразу согласилась, а варвар оказался каким-то дохловатым, все раздумывал, нельзя ли миром дело решить”…

– А ну-ка, поди сюда, – Тангор ухватил трактирщика за локоть и бесцеремонно оттащил в сторону. – Давай поподробнее про бедовую девчонку!

– Господа, право же…

– Высокая, светловолосая, в серо-зеленом плаще и машет мечом так, что его не видно? – незамысловато охарактеризовал ее Эллагир. – Где она?

– Позвольте узнать, а вы кто ей будете? – малость оправился от неожиданного натиска трактирщик. – Ежели что, через меня вы ее не найдете! Она ушла невесть куда, а и знал бы – не выдал.

– Мы – ее друзья, – мягко вклинилась в разговор чародейка. – Мое имя Альрин, это – Эллагир и Тангор, – представила она спутников. – Мы идем из Велленхэма.

– Не беспокойтесь, господа, – добавила она, заметив, что уже десятка два человек заинтересовались разговором и с неодобрением поглядывают на Тангора, по-прежнему не выпускавшего локоть трактирщика. – Мы не причиним вам вреда.

– Это вы должны беспокоиться, – отозвался кто-то из толпы. – Нас-то больше!

Народ одобрительно загудел.

– Ну-ка, гном, пусти его, – поддержал выступившего второй горожанин, – покуда бока не намяли!

– Мне-то? – задиристо уточнил Тангор, не отпуская Гвилара. – У меня свободна всего одна рука, но и ей я наваляю здесь каждому, если захочу.

– А ну, попроб…

– Драки не будет! – громко провозгласил Эллагир, вставая между гномом и горожанами.

– Торрик, дай этому хлыщу промеж глаз! – раздалось в толпе.

– Aelvarian Ye'arrhadh! – звонко пропел чародей, выставляя ладони вперед.

Невидимая волна вихрем пронеслась по таверне, сбивая всех с ног, опрокидывая стулья, сметая тарелки с едой и кружки с элем со столов. Устояли только Альрин, Тангор, трактирщик, да сам Эллагир.

– Ого! – тихонько восхитилась девушка. – Это было умопомрачительно!

– Спасибо, – польщенно улыбнулся чародей. – Последние ночи были богатыми на сны… И я, наконец, почувствовал силу!

Он вновь повернулся к горожанам:

– А теперь, господа, когда вы более расположены слушать…

– Да пошел ты! – раздалось откуда-то.

– Заткнитесь и слушайте! – проревел Эллагир, резко взмахнув правой рукой.

Этого жеста оказалось достаточно, чтобы собравшиеся в трактире утихли. Снова попасть под действие заклятья не хотелось никому.

– Мы не желаем вам зла, – прозвучало это не слишком убедительно, особенно в свете событий последней минуты, но маг продолжил:

– Мы всего лишь ищем своего друга.

– Пытать будете – и то ничего не скажу, – угрюмо процедил трактирщик.

– Отец! – раздался вдруг звонкий мальчишеский голос. – Это – друзья Лисси! Она говорила про них… – по зале, перепрыгивая через поваленные стулья, бежал мальчишка.

– Хоть один здравомыслящий человек в этом городе, – вздохнул Эллагир с облегчением.

– На одного больше, чем я сперва подумал, – хмыкнул гном, отпуская, наконец, руку трактирщика.

– Господа, – потирая локоть, обратился к троице Гвилар. – Отчего же вы сразу не сказали, что Лисси – ваша подруга?

– Мы сказали, – заметила Альрин прохладно. – Но нас никто не слушал.

– Люди взвинчены, – немного извиняющимся тоном отвечал трактирщик. – После всего, что тут было… По правде говоря, Лисси-то спасла и меня, и Ольве, – он кивнул на мальчишку. – Да и многих других…

– Куда она ушла? – бесцеремонно прервала его чародейка.

– Увы, – печально вздохнул трактирщик. – Она явно дала понять, что идет на верную смерть.

– Так… – Альрин шумно вдохнула. – А она не сказала, куда именно?

– К сожалению, нет, – совсем расстроенно ответил хозяин трактира. – А лезть с расспросами я, понятно, не посмел…

– Лисси спрашивала, есть ли в городе маги, – ввернул Ольве.

Трое друзей так резко повернулись к мальчишке, что тот попятился.

– Она попросила рассказать меня о самых богатых и известных людях города, – нервно облизнув губы, продолжил он. – А потом… потом она с другом начала обсуждать… прошу прощения…

– Ну, говори же! – воскликнул Эллагир. – Не тяни!

– Они сказали, что у вас, верно, денег немного, но, возможно, есть что-то ценное… – наморщив лоб, вспомнил мальчишка. – А затем Лисси спросила, есть ли в городе чародеи.

Альрин со странным выражением посмотрела на Эллагира.

– Мы с тобой – недоумки.

– А что за друг такой был с Лисси? – неожиданно спросил Тангор.

– Тоже воин, – ответил Ольве. – Она звала его Далакар, кажется…

– Далахар?! – в один голос вскричали все трое.

– Да, именно так, – кивнул паренек. – Вы его тоже знаете?

– Знаем, – задумчиво согласилась чародейка. – Однако, главный вопрос в другом.

Она снова повернулась к Ольве:

– Так что же, есть ли в Делоре маги?


Солнце уже совсем скрылось за поясом гор на западе, и на город опустилась ночь. На пустынных улицах редкие прохожие могли стать свидетелями поистине необычной для Делора картины: рассекая тьму, по каменным мостовым мчались три лошади: снежно-белая, угольно-черная и гнедая. Скакавший с Эллагиром на Фаэле, сын трактирщика указывал дорогу.

На открытом пространстве эльфийские кони мчались бы намного быстрее, но здесь, стесненные улицами и поворотами, они шли не быстрее тангоровой Ромашки. С той лишь разницей, что гнедая кобыла скакала почти на пределе возможностей, а Снежка и Фаэль имели более чем солидный запас сил.

Разорвав ночную тишину яростным стуком копыт, они влетели на рыночную площадь. Как и во многих других городах, в Делоре иные торговцы ночевали прямо в тех же палатках, в которых с утра до вечера привечали покупателей. Поэтому сам рынок не закрывался никогда, а некоторые купцы продолжали торговать даже ночью. Такие, как правило, предлагали лекарские снадобья или любовные зелья, словом – товар, покупка которого не терпит отлагательства до утра. И уж конечно, за неурочный час дельцы запросто назначали двойную, а то и тройную цену.

По счастью, Ольве отлично ориентировался в этом маленьком городе из палаток и торговых рядов. Дважды повернув направо от входа, он вывел спутников точно к шатру прорицательницы.

– Что за бред? – возмутился Тангор, прочитав надписи, означавшие, по мнению Фавиллы, “Добро пожаловать” на языке гномов. – Какая, Троар ее забери, корова?!

– “Дверь открытый”, – прочитал Эллагир написанную по-велленхэмски околесицу. Чтобы разглядеть буквы, ему пришлось подойти почти вплотную к стенке шатра. – Однако! Если с чарами она обращается также, как с языками…

– Нет-нет! – замахал руками мальчишка. – Фавилла – очень могущественная колдунья!

– Сейчас посмотрим, – пробормотала Альрин. – Kalle kanni Bethan!

– Отклик есть, но очень слабый, – объявила она, наконец. – Я даже не могу понять, то ли это немощный чародей внутри, то ли какое-нибудь слабенькое заклятье на самой палатке.

– Есть только один способ это выяснить, – заметил Тангор, рывком отодвигая занавеси на входе. – Да, здесь спит женщина, – сообщил он, бросив взгляд в темень шатра.

– Ты – Фавилла? – громко спросил Эллагир, заходя следом. – Просыпайся, нам надо с тобой поговорить.

– Что такое? – сонным голосом отозвалась провидица. – Приходите утром…

– Сейчас, – отрезала Альрин. – Вставай побыстрее.

– Да вы знаете, с кем говорите?! – гневно ответила Фавилла, приподнимаясь на подушках. – Я – Верховная Жрица Семи Созвездий! Если не прекратите мне докучать, я нашлю на вас такое проклятье…

– Я сейчас сам нашлю на тебя проклятье, ни один костоправ не поможет! – зарычал Тангор, подходя ближе. – Сказано тебе, подниматься!

– Хорошо, хорошо, – испуганно проговорила та, отползая назад и зажигая свечу. – Но учтите, за ночной прием – пятикратная цена!

Альрин молча вынула из кошеля на поясе три золотых, тускло сверкнувших в неровном свете пламени.

– Спрашивайте, господа, – переменилась в лице Фавилла. – Поведаю и о прошлом и о будущем столь дорогим гостям!

– Обойдемся без сказок на ночь, – усмехнулся Эллагир. – Сегодня, ближе к вечеру, к тебе приходила светловолосая девушка…

– Верно, была такая, – кивнула прорицательница. – Она искала чародея, и я указала место, где его можно найти…

– И где же? – вкрадчиво поинтересовалась Альрин.

– Большой дом белого камня, неподалеку от ратуши. На его воротах выкован коршун. Ваша подруга отправилась туда…

Фавилла хотела сказать еще что-то, но спутники уже покинули шатер.

– В таком маленьком городке, и целых два чародея – донесся до прорицательницы голос гнома снаружи.

Альрин расхохоталась:

– Я бы на ее месте постеснялась называть себя чародейкой… Обычная ярмарочная фокусница.

– Мои предсказания сбываются довольно часто, – пробурчала Фавилла недовольно, пряча монеты в карман халата. – А тебе, Альрин ден Линденгер, неплохо бы поучиться хорошим манерам!.. Эх, что ни говори, а день, хоть и суматошный, но довольно прибыльный! – прибавила она, похлопав себя по карману. – Грех жаловаться.

Прорицательница устроилась поудобнее на подушках, потушила свечу, и в шатре снова воцарилась тьма.

Ольве и в этот раз не подвел. Зная город, как никто другой, он сумел спрямить путь от рынка до ратуши чуть ли не наполовину. Было новолуние, и обитель чародея едва выделялась на фоне остальных строений в округе. Но Тангор еще издали рассмотрел коршуна на вратах.

– О, да! – провозгласила Альрин, опробовав ”Пристальный взор Бетан” и почувствовав сильный магический отзыв. – Дом нашпигован чарами, как запеченая индюшка – яблоками.

– Наконец, нашли того, кого искали, – ухмыльнулся Эллагир, разминая кисти.

– Можешь оказать нам одну услугу? – внезапно проговорила Альрин, повернувшись к сыну трактирщика. – Возьми наших лошадей и отведи их к себе на двор. Утром мы за ними вернемся.

– Или не вернемся, – скептически хмыкнул Тангор.

– И еще кое-что, – задумчиво протянул Эллагир.

Запустив руку в заплечный мешок, он порылся там немного и извлек потрепанный свиток, в котором чародейка узнала манускрипт Риллианнат.

Вопросительно взглянув на Альрин, Эллагир передал свиток мальчику.

– Сохрани его до нашего возвращения.

– Если таковое случится, – снова проворчал гном, заслужив сумрачные взгляды от обоих магов.

Убедившись, что Ольве скрылся за поворотом, чародейка повернулась к спутникам:

– Я не знаю, что нас там ждет, – проговорила она спокойно. – И у меня нет какого-нибудь потрясающего плана. Больше того, мы даже не уверены, что живущий здесь маг – виновник наших бед. Давайте просто постучимся и зайдем туда, а дальше видно будет.

– Потрясающий план, – ехидно одобрил Тангор.

– Гениальность – в простоте, – процитировал Эллагир известную пословицу. – Чего же мы ждем? – И он затарабанил по воротам кулаком.

Вскоре по ту сторону забора, больше похожего на крепостную стену, послышались шаги, замелькали огни, и, наконец, лязгнул засов.

– Что угодно вашим милостям? – довольно учтиво осведомился стражник, высунувшись из полуоткрытой двери и осветив лицо каждого факелом.

– Мы хотим увидеть твоего хозяина, – ответила Альрин, выступая вперед.

– Проходите, – стражник посторонился, пропуская троицу во двор. – Как о вас доложить?

“Что-то подозрительно легко они нас впускают, – подумал Эллагир, осматриваясь вокруг. – Или у местных чародеев так заведено, что в любое время можно на огонек завернуть?.”

– Скажи, что пришли два члена Ордена магии Воздуха с просьбой о помощи, – проговорила Альрин. – Господин Тангор с нами, – добавила она, проследив за взглядом стражника, остановившемся на гноме.

– Прошу вас подождать, – оставив факел в начищенном до блеска бронзовом держателе, тот с поклоном исчез.

– Не нравится мне здесь, – заметил Тангор, едва они остались одни.

– Ну, прием не из худших, – пожала плечами чародейка. – Нас впустили, и даже охрану не приставили

– Великий Троар, люди вообще видят что-нибудь дальше собственного носа? – вздохнул гном. – На нас нацелено, самое меньшее, пять стрел, лучники засели у тех окон, – он мотнул головой в направлении, где Альрин только угадывала очертания дома. – Думаешь, стражник оставил огонь, чтобы нам было не страшно в темноте? Это – чтобы они могли лучше прицелиться. И кстати, по центру двора – здоровенное кровавое пятно.

– Так намного лучше, – удовлетворенно кивнул Эллагир.

Казалось, тот факт, что их держат на острие стрелы, наоборот успокоил его.

– Иначе, все выглядело слишком просто, а потому – опасно, – пояснил он друзьям.

– Я связался с сумасшедшими, – пробормотал Тангор.

Маг открыл рот для ответа, но сказать ничего не успел. Внезапно, повинуясь заклинанию, во дворе вспыхнули факелы, – десятки, если не сотни. Стало светло, как днем, и чародеи, наконец, разглядели дом, массивные каменные ступени, ведущие ко входу, и таких же внушительных габаритов дубовую дверь.

– Слабенький трюк, – ничуть не впечатленный произошедшим, усмехнулся Эллагир. – Погасить?

– Не надо, – ответила Альрин. – Судя по всему, хозяин решил принять нас здесь. И то верно, зачем пачкать в доме, – весело закончила она, собирая пальцы в Символ Эххара.

– Но мы ведь сначала убедимся, что он виновен? – поднял бровь маг.

– Если будет время, – пожала плечами девушка. – Непременно.

Створки дверей медленно, с усилием, разошлись, и на пороге показался мужчина, одетый в черную мантию с капюшоном, скрывавшим лицо. Неторопливо спустившись по лестнице, постукивая жезлом по камням, он направился к стоявшей неподвижно троице друзей. Острие жезла высекало искры из булыжников, которыми был вымощен двор.

По мере приближения мужчины, Альрин и Эллагира все больше и больше охватывало изумление и чувство нереальности происходящего. Спутать эту походку с чьей-нибудь другой они бы не смогли при всем желании. Все сомнения рассеялись, когда чародей остановился в десяти шагах от них и откинул капюшон.

– Альрин и Эллагир… Какую именно помощь вы желали бы получить? – звучно проговорил Сандар, и холодно улыбнулся.

– Коршун… – потрясенно выдохнул Эллагир, отступая на шаг назад.

– Попросил бы Вас называть меня магистром. По крайней мере до тех пор, пока не завершите свое задание, – Сандар церемонно поклонился.

– Что Вы здесь делаете, Магистр? – наконец, к Альрин вернулся дар речи.

– Неуместный вопрос, – сухо заметил чародей. – Не я, а вы стоите на пороге моего дома, хотя должны быть совершенно в другом месте… в Иллереммине, если я не ошибаюсь? Выполнять задание, которое вам было дано.

– Так вы, ребята, друг друга знаете? – влез в разговор гном.

Коршун внимательно посмотрел на него:

– Не имел удовольствия быть знакомым лично, господин Тангор. Мое имя – Сандар, я учил ваших друзей искусству магии.

– Ну, как меня зовут, вы-то явно знаете, – заметил тот безо всякого почтения. – И я даже не спрошу, откуда. Где Лисси?

– Вы не очень-то вежливы для гостя, многоуважаемый гном, – без тени улыбки заметил Сандар. – А что до вашего вопроса… знал бы кто, до чего мне самому интересно, куда же попала эта сумасшедшая девчонка, кинувшись за мной в портал, и как она вообще ухитрилась сквозь него пройти! Мы так мило беседовали у меня в зале, а затем она почему-то схватилась за меч, ну а я – за жезл… Маленькая мерзавка припрятала Смарагд Отречения, так что колдовать было затруднительно. Не стоит делать лишних движений! – воскликнул он, заметив, как изменились в лице чародеи. – Вы под прицелом моих людей.

– Да, пятерых, – бросил Эллагир небрежно.

Сандар мгновение удивленно смотрел на него, а потом расхохотался:

– Гном их все-таки увидел, да? Ну да ладно… Чтобы избавить вас от ненужных иллюзий, хочу сказать: каждый мой человек носит Смарагд. Вы здесь почти бессильны, ибо ваши чары ничего не стоят. Вряд ли вы настолько преуспели в бое на мечах, как ваша подружка.

– Но у Вас-то, Магистр, талисмана, подавляющего заклинания, быть не может, – заметил Эллагир. – Иначе Вы сами не смогли бы колдовать. Так назовите мне хоть одну причину, по которой я не могу убить Вас прямо сейчас? Учитывая, что Вы попытались сделать то же самое раньше, подослав орду головорезов.

– Убить меня? Стрелой Эххара, что ли? – Сандар искренне удивился. – Я был лучшего мнения о Вас! Неужели Вы всерьез считаете, что мне можно навредить таким примитивным заклятьем?

– Дозволите попробовать, Магистр? – издевательски спросил юноша.

Сандар хитро прищурился:

– Извольте! Стража, – повысил он голос. – не стреляйте пока в этого молодого человека.

– Эл, он что-то замыслил! – горячо прошептала Альрин. – Не делай этого.

– Надо выяснить, как он защищается, – едва шевеля губами, ответил Эллагир. – У меня нет другого шанса.

– Я готов, – Сандар вышел на середину двора и стал, расправив руки в стороны, точно собирался обнять дорогих гостей.

– Traekkart Ehhara! – выкрикнул Эллагир, нацелившись точно в грудь чародею.

Сине-фиолетовая молния, сорвавшись с пальцев, причудливо расчертила пространство двора, устремившись к Сандару. Но, не долетев до цели какой-то дюйм, она отразилась от невидимой преграды и рванула обратно. Два возгласа слились в один:

– Эл, берегись!

– Valtirassa Skaladhar!

Заклятье ударило в Щит Скаладара и рассыпалось. Воцарившуюся тишину разорвали редкие хлопки в ладоши.

– Браво! – проаплодировал Сандар. – Беру свои слова обратно, Вы даром времени не теряли. Кто научил Вас этим чарам?

– В книжках прочитал, – огрызнулся Эллагир.

– Совсем неплохо, – еще раз кивнул магистр уважительно. – Но даже боевые формулы Скаладара в подметки не годятся моей защите. Вам, к слову, удалось определить, что за чары я использую? – Он издал короткий смешок.

– Покров Тьмы, он же – Оберег Файнара, – пожала плечами Альрин. – Непробиваемая штука, Эл, – вздохнув, добавила она. – Ни магией, ни оружием, ничем.

– Вы, Альрин, всегда были сильны в теории, – заметил Сандар. – Действительно, против этого заклинания нет ничего, оно практически идеально! Без единого изъяна, кроме… может, вспомните? Я вам говорил! – шутливо погрозил он пальцем.

– Формула работает только ночью, – спокойно, как на уроке, ответила девушка. – Она рушится при солнечном свете и восстанавливается после наступления темноты.

– Верно! Ставлю Вам “непревзойденно”, как и всегда. – Магистр гротескно поклонился. – Но уверяю, до утра наша беседа не затянется, а ночью с солнцем бывают сложности естественного характера, – он снова рассмеялся.

– Зачем все это, Сандар? – Альрин обратилась к чародею по имени в первый раз в жизни. – Я знаю, что весь смысл нашего задания – незаметно вынести свиток Риллианнат из города, чтобы он не достался вашим противникам. Но мы-то никогда не были врагами! Мы тебе доверяли… я тебе доверяла! – поправилась она. – Почему ты просто не потребовал свиток обратно?

– А ты бы отдала? – резко спросил маг, тоже переходя на “ты.” – После того, как этот паскудный эльф рассказал тебе, что там сокрыт секрет абсолютной власти?

– Откуда ты…

– …узнал? – Сандар снова улыбнулся ледяной улыбкой. – О, я много знаю о вас. Вы даже не представляете, сколько. Ты права. Все, что от вас требовалось, это – унести свиток подальше от Визенгерна, чтобы одурачить Орден. Они шпионили за мной, контролировали каждый мой шаг. Но на вас, дурачков, никто б и не подумал. И я обвел их вокруг пальца! – магистр хохотнул. – Выбрал самых сообразительных и способных, чтобы они могли защитить свиток, если что-то пойдет не так.

– Но Эннареона перехитрить было сложнее, – после паузы продолжил Сандар. – Он навязался к вам сразу же, верно? Думаете, ваша встреча была случайной? Ха! Этот гаденыш любого за пояс заткнет по части интриг.

– Не смей! – задохнулась от возмущения Альрин. – Не смей так о нем говорить!

– Очень трогательно, – хмыкнул магистр. – Защищать того, кто на протяжении всего пути так цинично вас всех обманывал! Так оправдывают разве что любимых… постой-ка! – он хитро прищурился. – Неужели я что-то не знаю о вас с эльфом? Книга не все мне рассказала?!

– Книга! – понимающе протянула Альрин, уводя разговор в сторону со скользкой темы.

– Да, книга, – довольно подтвердил Сандар. – Правда, это было удачной идеей – подсунуть вам якобы магический фолиант, чтобы вы таскали его с собой везде и всюду? Она попала ко мне очень давно, и я сразу понял, как она работает. Полезная вещица: все, что происходило в вашей сумасшедшей компании, становилось тот час же известно мне. А ты надеялся прочесть что-то на ее вечно пустых страницах? – расхохотался он, обращаясь к Эллагиру.

– Но ведь… – начал сбитый с толку Тангор, но Альрин шикнула на него:

– Тсс! Ни слова!

Гном, и сам понимая, что чуть не ляпнул лишнего, замолчал, продолжив изучать расположение стражи.

– Надо было избавиться от эльфа. То, что вы сбились с пути, блуждая по Тоддмерской равнине, – моих рук дело. Прикрыть от вас часть звездного неба облаками, – пара пустяков, – Сандар радостно потер руки. – Я смеялся до колик, когда вы выясняли причину, по которой забрели невесть куда!

– Ну а дальше все просто, – в тон ему продолжила Альрин. – Зная дорогу, по которой мы пойдем, ты нашел подходящее место, чтобы запереть нас там, как в мышеловке. Нанял орду варваров, чтобы те перебили всех, кроме меня, и доставили тебе свиток Риллианнат. Одного не пойму, зачем тебе я?

– Ты уже ответила на этот вопрос, – пожал плечами Сандар. – Ты мне верила. Неглупый, сообразительный, способный человек, которому я бы тоже мог немножко доверять, всегда пригодился бы. А если он, вдобавок, – красивая девушка, то тем лучше для меня, не правда ли?

– Я убью тебя, – с ледяным спокойствием произнес Эллагир.

– А вот твой избранник не дотягивает до “способного” и “сообразительного”, – не удостоив того вниманием, продолжил магистр. – Что же до Лисси и Тангора, то они просто оказались, волею случая, в неподходящем месте. В самом-то деле, – с шутливым упреком в голосе воскликнул он. – Не могу же я предусмотреть абсолютно все? Однако, беседа затянулась, – Сандар сделал пару шагов вперед и протянул руку. – Давайте свиток!

– Зачем он тебе? – прозвучал короткий вопрос. – Что ты хочешь от него?

– Я? – магистр удивленно поднял брови. – Я хочу все. Все, что он может дать мне… Признаюсь: я вовсе не обманул вас, когда давал задание обратиться за толкованием написанного к эльфийским мудрецам. Смысл сказанного Риллианнат действительно сокрыт от всех… Но к эльфам пойду я, так будет вернее. Свиток!

Никто не шелохнулся.

– Стража! Обыскать этих троих!

Помня о лучниках, маги и Тангор не особо сопротивлялись, когда подбежавшие охранники Сандар вывернули содержимое их заплечных мешков на камни, исследовали каждый предмет, затем – сорвали одежду и тоже внимательно осмотрели каждый клочок.

– Не нашли? – участливо поинтересовался Эллагир. – Вот незадача… Наверное, это оттого, что у нас его нет, – любезно уточнил он, наслаждаясь игрой чувств на лице магистра.

– Где манускрипт? – отрывисто спросил чародей, сверля каждого взглядом.

Ответом ему было презрительное молчание.

– Это вы сейчас такие храбрые, – усмехнулся Сандар, справляясь, наконец, с эмоциями. – Но мы отправимся в подвал, и там вы захотите рассказать даже то, что не знаете… Увести их вниз! – приказал он страже.

Эллагир шел, подгоняемый вооруженными охранниками, запоминая каждый поворот. Он был уверен, что Альрин и Тангор делают то же самое, но так было надежнее. На шее у магов предательски раскачивались Смарагды Отречения, не позволяющие им пользоваться заклинаниями. Сандар самолично повесил их перед тем, как войти в подземелье.

По мере того, как они спускались все ниже и ниже, воздух становился все более спертым. Изредка им попадались узенькие комнатки с решетками вместо дверей, видимо, для содержания пленников.

Наконец, спуск закончился. Они попали в небольшую залу с невысоким потолком, освещенную факелами, как и все здесь. В углах помещения, в полумраке, виднелись какие-то приспособления, назначение которых узнавать совершенно не хотелось. Посредине комнаты стояла дыба, к которой стража привязала Эллагира. Альрин и Тангор, связанные по рукам и ногам, стояли тут же.

– Сейчас ты расскажешь все, – довольно заключил Сандар, натягивая веревки. – Хочу представить тебя моему приятелю… хотя, вы, кажется, знакомы? Ну, где же ты? – воскликнул он, обращаясь к кому-то в дальнем углу.

– Сейчас-сейчас, – раздался до боли знакомый Эллагиру голос, и на свет вышел Гаппо с тяжелой плетью в руке.

Университетский палач ничуть не изменился:

– О! – удивленно проговорил он, узнав чародея. – Благодарю Вас, Магистр! Это – поистине королевский подарок.

– Он не хочет со мной разговаривать, – с притворной обидой пожаловался на Эллагира Сандар.

– Скоро захочет, – Гапо обошел залу по кругу, выбирая наиболее удобное место. – Не беспокойтесь, скоро он будет умолять о милости поговорить с Вами.

– Qhir ved zaduq28, – проговорил Эллагир, выворачивая шею, насколько это возможно, чтобы разглядеть, что происходит с остальными.

Альрин стояла у стены, очень бледная, но глаза ее полыхали яростным огнем. Тангор внимательно изучал обстановку, пытаясь найти хоть какую-нибудь возможность спасти положение.

“Глупо все вышло, – подумал он, попеременно напрягая и расслабляя мышцы рук, чтобы немного растянуть веревки на запястьях. – Полезли наобум, без подготовки, без плана, вот и результат.”

– Получи! – Гаппо с силой взмахнул плетью.

Раздался отвратительный звук рассекаемой плоти, усиленный эхом подвала. На спине Эллагира расцвела алым первая рана.

– Что бы ни случилось, Аль, молчи! – выдохнул он, собираясь для следующего удара.

Тот не заставил себя долго ждать:

– Вот тебе!

Плеть снова впилась в спину юноши, вырывая клоки кожи. Где-то сзади Альрин глухо вскрикнула.

– Что, рады бы поколдовать, да не можете? Изумрудики мешают? – Гапо потоптался на месте, примеряясь с очередным замахом. – А я всегда говорил, что от драгоценностей одни беды.

Он нанес очередной страшный удар, от плеча. Эллагир застонал, не разжимая зубов. Снова брызнула кровь.

– Тьфу, мерзость, – сплюнул Сандар, отирая щеку, на которую попало несколько капель.

– Магистр, Вы можете вернуться к делам, – Гаппо поклонился. – Я позову Вас, когда этот молодой человек захочет поговорить.

– Справишься сам? – коротко спросил чародей.

Варвар кивнул в ответ.

– Что ж, не будем мешать мастеру своего дела. – Выходя из залы, Сандар обернулся:

– Смотри, Эллагир, когда Гаппо устанет с тобой, он займется твой подружкой! Захочешь что-то сказать – зови. – Он помахал рукой и, сопровождаемый стражниками, вышел.

– Совсем как в Визенгерне, – Гаппо провел рукой по окровавленной спине юноши.

Тот дернулся:

– Не прикасайся ко мне!.. Чувствовать плеть приятнее, чем твои вонючие лапы.

– Тогда – наслаждайся! – выкрикнул Гапо, нанося очередной удар, и сразу, без передышки, еще один, и еще.

Эллагир сорвался на крик, страшно звучащий в этом подземелье.

– Держи! – плеть прочертила седьмой кровавый след, наискосок, пересекая остальные.

– Как Сандар измельчал, – прохрипел чародей. – Записать в соратники такую мразь!

– О, у нас с ним отличный союз, – варвар усмехнулся. – Откуда, по-твоему, у магистра взялось полтысячи отличных воинов?

Он перехватил плеть поудобнее и быстро нанес очередной удар.

– Ха! – плеть снова змеей впилась в кожу. – Ну, тебе уже есть что рассказать магистру?

Эллагир, прикинув, что Сандар с охраной отошли достаточно далеко, облегченно вздохнул.

– Есть, – он потянулся, проверяя, насколько прочны путы. – Ellavaedar Ellaeghiri!!!

Заклятье, которое впоследствии получило название “Клинок Эллагира”, тогда прозвучало в первый раз. Созданное им два дня назад самолично, чтобы разрушать самые страшные кандалы для чародея – Смарагды Отречения – оно сработало превосходно.

Большой, восхитительный, переливающийся всеми оттенками вешней зелени изумруд, болтавшийся у Эллагира на шее в такт ударам плети, рассыпался в пыль мгновенно, будто размолотый незримыми гигантскими жерновами.

В отличие от остальных, юноша был готов к такому повороту событий. Еще одна формула – и веревки вмиг превратились в пепел. Огонь обжег Эллагиру кисти и лодыжки, но маг не обратил на это внимания.

– Ну что, стручок барсучий, теперь мы поговорим на равных? – ухмыльнулся он, простирая руки вперед.

Палач, осознавший, что все пошло совсем не так, как должно было бы, попытался замахнуться, но Эллагир был быстрее:

– Ierrigo Zartassa! – раскатилось по подземелью страшное заклятье Зарты.

Гаппо вспыхнул, как сухая ветка в костре. Ярко-зеленый магический огонь объял его грузную тушу, в мгновение сожрал одежду

Варвар завыл, закричал каким-то звериным криком, полным нестерпимой боли и страха, завертелся волчком на месте, пытаясь сбить все сильнее разгоравшееся пламя.

– Жаль, что эту штуку нельзя с ним проделать несколько раз, – вздохнул Эллагир, снимая с шеи Альрин изумруд.

– Эл, это было потрясающе! Что за чары ты использовал против камня? – с жаром поинтересовалась девушка. – Это же считалось невозможным!

– Я ведь говорил, что почувствовал настоящую силу!

– Господа, я конечно понимаю, вы увлеклись местью, у вас какое-то там открытие, но… Может кто-нибудь развяжет и меня, наконец? – проговорил Тангор, нетерпеливо переступая с ноги на ногу. – А то ублюдок догорит, я его даже пнуть не успею. А ведь очень хочется!

– Нет смысла тратить силы. Все равно он уже ничего не почувствует, – с сожалением кивнула Альрин в сторону обгоревшего трупа.

– Ну а у меня есть один должок, – Эллагир взял один из уцелевших Смарагдов и подошел к источающему запах горелого мяса телу варвара. – Я когда-то пообещал затолкнуть ему такой камень в глотку…


Сандара они нашли во дворе, где тот оттачивал навыки боя жезлом без помощи заклинаний. Выбрав восьмерых наиболее искусных в драке стражников, чародей велел им нападать на него с оружием. Сам же, усвоив урок, отлично преподанный ему Лисси, тренировал защиту.

В свете десятков факелов худое остроносое лицо Сандара с довольной усмешкой на тонких губах, являло собой поистине демоническое зрелище. Пламя стократ отражалось в глубоко посаженных черных глазах, и, если бы кто-нибудь набрался смелости поймать этот взгляд, то в ужасе отшатнулся бы. Во взгляде не было ничего человеческого.

– Всего восемь? – насмешливо спросил Эллагир, выходя на свет. – Эннареон в одиночку положил куда больше!

Появление молодого чародея было настолько неожиданным, что даже Сандар на мгновение потерял способность соображать. Стражники, нападавшие на него, оцепенели от изумления.

– Ничего личного, ребята, – вздохнул Эллагир, простирая руки вперед. – Ellavaedar Ellaeghiri! Laellirhego da Xatraghar!

Огненные бичи Шатрагара ударили по страже, лишенной талисманов, не оставляя им ни единого шанса на жизнь. Однако, Сандар был защищен превосходно: его чары обошли стороной, не причинив вреда.

Он прорычал какую-то формулу в ответ, изо всех сил ударив жезлом в камни двора. Земля вздыбилась, и огромная волна, подобная океанской, с грохотом помчалась на Эллагира.

– Aelvarian Ye'arrhadh! – выкрикнул молодой маг заклинание, так успешно опробованное им в таверне.

Стихия Воздуха столкнулась со стихией Земли, и между ними началась борьба. Осколки камней летели во все стороны. Пыль, закружившись вихрем, поднялась до небес.

Из-за спины Эллагира девушка послала в Сандара несколько молний, но у того хватало сил и на бой, и на поддержание защитного покрова. Несмотря на напряжение, ясно читавшееся на лице, чародей недобро усмехнулся. Затем, глубоко вздохнув, он удвоил натиск, не прекращая творить заклинание.

Эллагир понял, что нужно изменить способ защиты, иначе, через несколько минут такого противостояния, он сломается.

– Все, за меня! – прорычал он сквозь зубы. – Я сделаю Щит, узкий, но сильный!

Альрин и Тангора не надо было просить дважды. Не проронив ни слова, они стали точно за магом.

Бело-голубой купол вырос мгновенно, накрыв собой трех друзей. Огромная масса земли, песка и камней, не встречая более сопротивления Воздуха, на долю секунды зависла над куполом, а затем с ужасающим грохотом обрушилась вниз.

Двор Сандара стал похож на поле, если бы его перепахал какой-нибудь великанский плуг. Тангор и два молодых чародея не получили ни царапины, но оказались в центре глубокой воронки, образовавшейся, когда пласты земли падали и разбивались о купол.

– Надо выбираться отсюда поскорее, здесь мы – отличная мишень! – воскликнул Эллагир. – Лезем наверх!

И он первый начал карабкаться по наклонным стенам ямы. Альрин двинулась следом. Гном мгновение смотрел на это действо, затем скептически хмыкнул и в один прыжок догнал магов.

– Вы слишком долго зависаете на одном месте, – без обиняков заявил он. – Надо быстрее.

С этими словами, Тангор подхватил Эллагира на одно плечо, Альрин – на другое, крякнул и устремился вверх, легко прыгая по уступам, используя малейшую неровность, каждую крохотную впадинку, чтобы продвинуться дальше.

Подъем на гребень занял от силы десять секунд.

– Уфф, – выдохнул гном, опуская чародеев на землю и выпрямляясь. – Хорошо еще, что в пути не удавалось как следует отъесться.

– По-моему, ты в отличной форме, – заметил Эллагир, оглядывая окрестности в поисках Сандара.

Рельеф здесь изменился до неузнаваемости.

– Я – в отличной, – кивнул Тангор. – А вы – нет, и это хорошо. Если бы вы имели возможность лопать столько, сколько влезет, я б вас сюда не дотащил.

– Traekkart Ehhara! – выкрикнул вдруг Эллагир, выбрасывая правую руку вперед.

Сандар, появившийся на краю обрыва, шагах в тридцати, однако, и не думал прятаться. Надежно защищенный Оберегом Файнара, он от души рассмеялся, глядя, как сиреневая молния, сверкнув в ночи, отразилась от него и устремилась к молодому чародею. Тот грязно выругался и снова прикрыл Щитом себя и остальных.

– Я надеялся, что устроил чудное надгробие над вашими могилками, – продолжал изгаляться Сандар. – Чуть живот не надорвал, увидев, как ты надумал сотворить Щит Скаладара. На моей памяти эта штука защищала только от чар. Что ты сделал, что он прикрыл вас и от камней? Научный интерес, знаешь ли, – он картинно развел руками. – Мне еще таких, как Вы, учить, в Визенгерне.

– Альрин, – тихо проговорил Эллагир, слегка нагнувшись к девушке. – Нужна будет Стрела Эххара. Всего одна! Не промахнись!..

Получив утвердительный кивок, маг снова выпрямился, метнув в Коршуна яростный взгляд.

– Я усовершенствовал чары Скаладара, – усмехнулся он. – Как и некоторые другие заклинания.

– Скажите, какой успех, – язвительно протянул Сандар, однако в его голосе засквозили нотки уважения. – Может, у тебя и против моего Покрова Тьмы что-нибудь найдется?

– Может быть, – задиристо и звонко выкрикнул Эллагир, сделав шаг вперед.

Сандар снова зашелся смехом.

– Ты что, невнимательно слушал свою подругу? До утра, пока солнце не вернулось на небо, я непобедим!

– Ты учил нас, что нельзя недооценивать врага, – негромко заметил юный чародей, собирая пальцы в символ. – Сегодня ты сам совершил эту ошибку.

И, глядя в темно-синее ночное небо, громко, гордо, чеканя каждое слово, он произнес:

– Aen Daerthaero sava'akh!

Крик ужаса застыл у Альрин на губах, едва она услышала начало заклятья. Замер Тангор, вспомнив, как уже слышал эту формулу, когда Эллагир пытался разогнать тучи и призвать солнечный свет. Как чародейка ругала его за то, что он по незнанию подверг себя смертельной опасности.

“Если магу не под силу призвать солнце, из-за естественных причин, например, в подземелье, или ночью, – он умирает, Эл” – далеким эхом отдалось в его голове сказанное тогда.

Точно истукан, в немом изумлении, позабыв про собственное заклинание, которым хотел ударить молодого выскочку-мага, стоял оцепеневший Сандар, которого ученики почти столетие назад прозвали Коршуном.

Застыл, не дыша, весь Делор, и горы окрест, деревья и травы, скалы и камни, птицы, звери и люди в этой части мира, – все замерли, и Эллагир, творя Зов Дартаэра, слышал только биение своего сердца.

А потом, разорвав темное небо, на землю упал первый солнечный луч. Следом – еще один. И еще. За всю историю магии этого мира, это был первый и единственный раз, когда солнце, следуя зову древнего заклинания, взошло на небе в неурочный час.

– Traekkart Ehhara! – раздался в этой звенящей тишине мягкий девичий голос, и сиреневая молния, соперничая в яркости с солнечными стрелами, сорвалась с пальцев Альрин.

Магистр, чье настоящее имя не было известно никому, и которого все знали, как Сандара, рухнул на обломки камней, которыми некогда был вымощен его собственный двор. Выражение крайнего удивления навеки осталось на его лице, в которое теперь можно было смотреть безо всякой опаски. С первым лучом солнца Оберег Файнара развеялся, и заклинание, брошенное Альрин, прожгло Коршуна насквозь. Черная мантия местами обуглилась и еще тлела, когда к лежащему на уступе телу подошел Тангор.

– С ним покончено! – заключил он, кинув взгляд на то, что осталось от некогда великого волшебника.

– Я знаю, – прошептал в ответ Эллагир. – Иначе и быть не могло.

Молодой чародей пошатнулся, попытался найти опору, хватаясь за воздух, и упал на спину, нелепо раскинув руки. Тонкие ручейки крови заструились из его глаз.

– Что с ним? – в два гигантских прыжка Тангор очутился рядом.

Альрин, без остановки творя исцеляющее заклинание, не ответила. Казалось, еще немного – и она сама упадет в обморок от перенапряжения.

– Я жив, – не открывая глаз, шепотом отозвался Эллагир. – Но за такое могущество надо платить.

– И какова цена? – холодея, спросила девушка, не выпуская его руку из своей.

– Кай ушла от меня, – Эллагир горько улыбнулся. – Полностью. Как и было написано в книге, на последней странице. Я дочитал ее вчера.

– Как ты мог пойти на такое? – сквозь пелену слез проговорила девушка, понимая, что означает для мага потеря всех способностей, всех навыков и умений.

– Не сомневаясь ни на мгновение, – твердо ответил Эллагир, бережно целуя тонкие пальцы чародейки.


День, занявшийся раньше положенного срока, подходил к концу. Природа восстановила равновесие, дерзко нарушенное юным магом, и солнце собиралось укрыться за пиками гор на западе в совершенно обычный час. В лучах заката, белокаменные дома Делора отливали нежно-розовым цветом.

– Красивый, все-таки, город, – вздохнула Альрин, обернувшись.

Плащ, позаимствованный в кладовых Сандара взамен одеяния, разорванного стражей в поисках свитка, тихо зашуршал.

– Город как город, – пробурчал Тангор, раскачиваясь на спине Ромашки в такт ходьбе. – Вот придем в Дирхкаг, вы увидите, какими восхитительными бывают города.

– Ну да, там же есть подъемная машина, – слабо улыбнулся Эллагир, устраиваясь на Фаэле поудобней.

Гном расхохотался:

– И огромные кованные врата на входе! Куда же без них?

– Главное, что там есть Храм Тысячи Камней, – серьезно проговорила чародейка, задумчиво поглаживая Снежку. – Ты уверен, что там найдется песок, который мы обнаружили в зале Сандара на месте портала?

– Убежден, – кивнул Тангор. – Все известные породы, камни, пески и глины, что только есть в нашем мире, описаны гномами, и сохранены в Дирхкаге. Это – наша гордость, не меньшая, чем ваша университетская библиотека, между прочим.

– Звучит обнадеживающе, – заключила Альрин. – По крайней мере, так мы быстро выясним, куда попала Лисси с этим варваром… А значит, сможем выйти на их след.

– Да, – согласился гном. – Вот бы еще девчонка сидела на месте и смирно ждала, пока мы туда за ней явимся. Но о такой удаче я и просить не смею. Скорее всего, она уже давно идет куда-то, невесть в каком направлении. А все потому, что мы позволили ей уйти тогда…

– Ох, – вздохнула чародейка. – С тех пор не было ни дня, чтобы я не укоряла себя за то решение.

– Ничего, – преувеличенно бодро отозвался Эллагир, бросив уничтожающий взгляд на спутника. – Вместе мы сумеем отыскать Лисси, где бы она ни была.

– О, да. Вместе можно пройти любую дорогу, – важно подтвердил Тангор. – Так говорят гномы.

– И люди, – заметил маг.

– И у эльфов тоже есть похожая пословица, – кивнула Альрин.

– Что ж, значит не такие уж мы и разные, – ухмыльнулся гном в бороду. – Вперед, друзья, наша дорога ждет нас!


– Любой путь под силу идущим вместе, – процитировала со вздохом Лисси одну из любимых поговорок Эннареона. – Но что-то я сомневаюсь в пользе твоего присутствия рядом. Да и дорог в этой проклятой пустыне что-то не заметно…

– Судя по всему, ты не очень рада возвращению на родину, – хмыкнул Далахар, вытряхивая песок из волос.

Белый и тонкий, словно мука на хорошей мельнице, песок этот отзывался на легчайшее дуновение ветерка, взмывая ввысь и осыпаясь вновь. Он скрипел на зубах, норовил забраться в нос, густо присыпать волосы и даже – невесть как – мог проникнуть под рубаху и в исподнее.

– Я не помню своей родины, – пожала плечами девушка, осматриваясь по сторонам и выбирая дорогу. – Мое детство прошло в фургоне бродячего цирка. Неустанные тренировки, растяжки, обучение трюкам и боль. Много боли! – Лисси прикрыла глаза, борясь с воспоминаниями. – А единственной за все детство игрушкой была плетка Тагриза. И мне отчего-то не хотелось с ней играть, – девушка невесело усмехнулась.

– Но ты должна быть, по меньшей мере, благодарна этому Тагризу, что выросла такой ловкой и гибкой, – начал северянин и осекся, встретившись с полным ярости взглядом.

– Я и благодарна, – процедила Лисси сквозь зубы. – Больше всего – за нашу последнюю встречу. Тогда Эллагир наслал на него какое-то заклятье… Ох, как красиво горел этот мерзавец! Как кричал! – Лисси мечтательно улыбнулась, успокаиваясь. – Я бы многое отдала, чтобы посмотреть на это еще разочек.

Далахар с плохо скрываемым ужасом посмотрел на эту хрупкую светловолосую девушку, произносящую слова, никак не вязавшиеся с ее обликом.

– Самое время подумать, какое я чудовище, – фыркнула та, поймав ненароком этот взгляд.

– Вообще-то, я задумался, что нам теперь делать, – малость покривил душой северянин. – Тут оставаться бессмысленно, – добавил он, обводя рукой песчаную отмель, на которую их выбросил портал Сандара. – Надо идти. Но куда?!

Не считая следов, оставленных спутниками, эта часть мира выглядела совершенно нетронутой человеком. Пронзительно синее море медленно и величественно несло свои воды к пустынному берегу. До самого края небес – ни жилья, ни дыма костра, ни кромки леса вдалеке… Только волны и тонкий белый песок. И солнце, – нестерпимо яркое, южное солнце, сияющее на небосводе.

– Надо найти хотя бы воду, – согласно мотнула головой Лисси, шагая по песку, как по снегу. – Сколько ты сможешь протянуть, Далахар?

– Сколько потребуется, – северянин взглянул на нее хмуро. – А потом еще столько же.

– Как почувствуешь, что силы уходят окончательно, – обернулась к нему девушка, – дай мне знать. У меня в запасе есть пара способов, чтобы поставить человека на ноги. Но – это на крайний случай.

Далахар молча кивнул, решив про себя, что скорее умрет, чем позовет Лисси на помощь.

– Надеюсь, тебе хватит ума не геройствовать, – пожала плечами та, продолжая шагать.

До заката они прошли с тридцать лиг, не останавливаясь, почти не разговаривая, чтобы сэкономить силы. Наступившие сумерки облегчения не принесли: ветер стих и воздух вокруг застыл липкой, душной массой. Казалось, жара ничуть ни спала, даже наоборот, вопреки всякой логике – усилилась.

“Наверное, это – оттого, что мы ушли от моря”, – устало подумала Лисси, облизывая пересохшие губы. – Что ты делаешь? – удивилась она вслух, глядя на Далахара.

– Собираюсь отдохнуть, – пожал плечами тот, пытаясь устроиться на песке поудобней. – Завтра будет трудный день.

– Никакого отдыха, – помотала головой девушка. – Надо идти, Дал. Мы не можем позволить себе терять время.

– Если будем шагать всю ночь, то вымотаемся окончательно, и завтра вовсе упадем без сил.

– Мы не сбережем силы, валяясь тут без воды и без сна! – возразила Лисси.

– Поверь мне, так будет лучше, – убежденно ответил северянин. – Я, в отличие от тебя, имею большой опыт в походах.

– Да? И сколько раз тебе приходилось пересекать пустыню? – хмыкнула девушка.

– Какая разница? – раздраженно отмахнулся варвар. – Навыки есть навыки! И неважно, где они получены.

– Добрых снов, Дал, – бросила через плечо Лисси, шагая дальше. – Тебе и твоим… навыкам.

– Несносная девчонка! – проворчал тот, поднимаясь и устремляясь вслед.

Ночь сменил день, как две капли воды похожий на вчерашний. Пустыня, раскинувшаяся всюду, куда хватало глаз, безбрежная синь неба да нестерпимо яркий солнечный диск остались единственными спутниками Лисси и Далахара, бредущими в полной тишине по раскаленному песку.

Перед глазами девушки стояли разноцветные круги, а в мыслях она видела воду. Много чистой, прохладной, свежей воды! Голубые озера, прозрачные горные реки, звенящие водопады сменяли друг друга, дразня Лисси своими брызгами. Она охотно променяла бы их на глоток реальной, настоящей воды. Даже не воды, а хотя бы затхлой, мутной жижи с привкусом мочи, оставшейся после дождя в отпечатке ослиного копыта на пыльной деревенской дороге.

Но на многие лиги окрест не было ни деревень, ни дорог, ведущих к ним, ни животных, указывающих на близость человеческого жилья. И один Создатель ведает, сколько лет назад здесь шел последний дождь.

На Далахара жалко было смотреть: могучий воин еле передвигал ногами, увязая в песке. В затуманенном взгляде не было ни игры мыслей, ни эмоций. Им овладело полное безразличие к происходящему, словно сознание почти угасло, и лишь малая его частичка оставалась бодрствовать и неустанно повторять: “Шаг! Еще шаг!”

Так прошли еще сутки пути.

На рассвете следующего дня Лисси случайно бросила взгляд в небо и увидела стервятника, кружащего в синей дали. Он, казалось, завис на одном месте, зорко высматривая добычу в песках. Его появление говорило само за себя.

“Вы – люди, вы строите каменные дома и замки, устраиваете запруды на реках и ставите огромные колеса. Ваши корабли соперничают с волнами великих морей, а магические школы учат повелевать миром. Но здесь… Здесь это не значит ровным счетом ничего. Днем раньше – днем позже, вы будете моими, и ничто не в силах этому помешать.”

– Вот уж нет, – выдохнула Лисси, и грязно выругалась.

Далахар посмотрел на нее без тени удивления, словно заранее знал, что она скажет именно это и именно сейчас.

– Отдохнем, Дал, – едва ворочая распухшим языком, проговорила девушка. – Теперь можно.

Северянин, без лишних слов, упал на песок и тут же затих в забытьи. Лисси неуклюже опустилась на колени рядом с ним.

“Едва дышит, бедняга, – отметила она в мыслях. – Впрочем, сейчас это к лучшему.”

Девушка отползла на пару шагов и легла на спину, устремив взгляд в небо и крепко сжав рукоять меча.

“Остается только ждать, – подумалось ей. – Ждать и надеяться.”

Прошло несколько часов, прежде чем черная точка в зените начала медленно расти в размерах. Почуяв, что настал его черед, стервятник начал снижаться.

Лисси неподвижно лежала на белом покрывале пустыни, стараясь сберечь каждый вдох, каждое биение сердца.

Падальщик мягко сел на песок шагах в десяти от девушки, аккуратно сложив крылья. Птица оказалась молодой, здоровой, в самом расцвете сил.

Покрутив головой на длинной лысой шее, стервятник посидел несколько секунд неподвижно, словно собираясь с мыслями, а затем, слегка