Book: Спи спокойно



Спи спокойно
Спи спокойно

Рейчел Эббот

СПИ СПОКОЙНО

роман

Пролог

Выходя из шумного, полного посетителей паба, девушка улыбалась. С трудом открыла тяжелую дверь, впустив внутрь ледяное дуновение холодного ветра. Вокруг раздавался смех. Девушка обернулась и крикнула «Пока!», обращаясь ко всем, кто смотрел в ее сторону. Несколько человек вскинули руки в прощальном жесте, но большинство продолжали увлеченно поглощать свои напитки или активно жестикулировать, рассказывая всем, готовым слушать, очередную забавную историю.

Уютный желтый свет и веселые голоса молодых людей остались за захлопнувшейся дверью. На улице давно стемнело, а контраст между оживленным гулом голосов и ночной тишиной был так велик, будто она с разбегу нырнула в ледяную воду. Несколько секунд девушка стояла неподвижно.

Было начало зимы, и от свежего морозца пробирала дрожь. Девушка плотнее обернула шарф вокруг шеи и для тепла обхватила себя руками. Все-таки надо купить пальто, но только красивое, чтобы не стыдно было выйти в люди. Девушка улыбнулась собственному тщеславию и напомнила себе, что до дома всего пятнадцать минут хода. Если идти быстро, замерзнуть не успеешь.

Дверь в паб снова распахнулась, на секунду нарушив тишину, и мокрый тротуар засиял янтарным блеском. Из теплого бара доносилась громкая музыка. Вдруг девушке показалось, что ее окликнули по имени, но дверь тут же захлопнулась, и вокруг опять стало тихо.

В этот час прохожих на улицах Манчестера было мало, да и те шагали торопливо, спеша поскорее укрыться в домах. Ничего удивительного — пасмурная погода и ранние заморозки не располагали к прогулкам.

В нескольких ярдах от паба остановилась пара. Молодая женщина обхватила мужчину за шею и привстала на цыпочки, прижимаясь к нему всем телом. Казалось, от их поцелуя стало чуточку теплее. Глядя на них, девушка улыбнулась. Любить — это же так прекрасно! Она и ее молодой человек недавно начали жить вместе, и девушка еще никогда не была так счастлива.

Она дошла до пересечения с главной дорогой и остановилась на перекрестке. Сейчас машин было не много, но движение здесь всегда было оживленное. Перебежав через дорогу, она зашагала по другой стороне, по тихим улочкам вдали от общежитий и новостроек. Когда они нашли эту квартиру в старинном доме Викторианской эпохи, девушка пришла в восторг. Весь первый этаж был в полном распоряжении новых жильцов, и хотя апартаменты им достались немного запущенные, но скоро они наведут порядок. А лучше всего было то, что дом располагался на прелестной, спокойной зеленой улочке и его отгораживали от дороги деревья.

Девушка повернула. Маленький парк справа, в котором целыми днями играли дети, ночью был совершенно пуст, только бесшумно покачивались пустые качели.

В туфлях на плоской подошве она шла почти неслышно, и у нее возникло странное ощущение, будто она не в городе, а где-то далеко от людей. На ходу девушка искала взглядом окна домов, но большинство скрывали от дороги изгороди, а в тех, что удалось разглядеть, свет не горел, лишь отражались фонари, только усиливая зловещее ощущение.

Девушка чувствовала, что она здесь не одна. Сама не знала почему. Она не слышала шагов, не видела тени — ничего подобного. Дело было в другом. Она ощущала спиной чей-то взгляд.

Все тело напряглось, по коже побежали мурашки. Что делать — бежать? А если этот человек кинется вдогонку и схватит ее? Зайти в чужой дом? А вдруг он догонит ее до того, как она успеет захлопнуть за собой дверь? Надо ли дать понять, что заметила слежку? Может, обернуться? Или это, наоборот, спровоцирует его? Девушка не знала.

Но этот человек был близко. Вопрос в том, насколько… Не успев подумать, правильно ли поступает, она лихорадочно осмотрелась. Улица была пуста. Если он не идет за ней следом, значит, где-то притаился. Девушка оглянулась на парк и вспомнила, как покачивались качели. Наверное, сейчас он идет вровень с ней, прячась за темными изгородями.

И тут девушка вспомнила кое-что еще. В пабе, среди смеха и веселья, у нее вдруг возникло неприятное чувство. Развернувшись на барном стуле, она ожидала увидеть за спиной незнакомца. Но рядом никого не было. Никто не смотрел в ее сторону. Тогда она просто отмахнулась от дурного предчувствия и продолжила наслаждаться вечером. Но в этот раз было точно так же. Она чувствовала то же самое.

Впереди маячил вход в парк. Если неизвестный подстерегает ее там, лучше места, чтобы напасть, не придумаешь. Оставалось несколько секунд, чтобы продумать план действий. Девушка решила сделать вид, будто ни о чем не подозревает, а как только поравняется с воротами, сразу побежит со всех ног. А если надо будет, и крик поднимет. Еще два шага… Девушка перестала обхватывать себя за бока и опустила руки. Она уже видела угол своей улицы, но там было еще темнее, и толстые стволы деревьев, которые так ей нравились, отбрасывали глубокие тени на узкий тротуар, а голые черные ветки сливались с ночным небом. На старт, внимание, марш.

Девушка побоялась оглянуться на открытые ворота парка и не знала, преследует ее кто-то или нет. В любом случае все звуки заглушал топот ее собственных ног и тяжелое, прерывистое дыхание. До угла оставалось десять метров, когда это случилось. Еще немного, и девушка была бы в безопасности.

Из-за черных деревьев шагнула темная фигура и застыла, широко расставив ноги. Готовясь поймать ее.

Часть I. ОЛИВИЯ

Глава 1

Пронзительная трель звонка нарушает мрачную тишину дома, и я перестаю ходить из угла в угол. Меня охватывает отчаянная надежда. Вдруг это Роберт? Забыл ключи, вот и звонит? Но нет. Я знаю, кто пришел. Полицейские. Сама их вызвала.

Я должна была предвидеть, что это произойдет. Должна была догадаться. Все поведение Роберта говорило об этом, не хватало лишь слов. Прошло три часа с тех пор, как он уехал с детьми, и каждая частичка моего тела изнемогает от боли потери. Где мои дети? Вдруг произошел несчастный случай? О боже, только не это. Мысль поражает как удар. Я закрываю глаза. Передо мной, как живые, встают картины — дети на заднем сиденье машины Роберта, в какой-нибудь темной канаве. Кто-то несся на бешеной скорости и спровоцировал аварию. Помочь некому. Вижу на личиках детей кровь и надеюсь услышать плач: это означало бы, что они живы. Но не слышу ничего, кроме доносящегося через открытое окно птичьего чириканья. Роберту в моем видении места не нашлось.

Но, как бы ни страшны были порожденные воображением образы, я понимаю, что на самом деле никакой аварии не произошло. Все гораздо, гораздо хуже.

Открываю дверь. На пороге стоит молодой широкоплечий констебль. В бронежилете и рубашке с короткими рукавами выглядит сильным и уверенным. Заранее знаю, какие вопросы он будет задавать. Я это уже проходила. Все будет, как в прошлый раз.

Интересно, знает ли он, кто я? Известно ли ему, что позвонившая сегодня Оливия Брукс и Лив Хант, которая семь лет назад заявила о пропаже гражданского мужа, — одно и то же лицо? Впрочем, какое это имеет значение?

Даже спустя столько лет мне снятся кошмары о той ужасной ночи. Каждый раз просыпаюсь в ледяном поту. Он позвонил, когда выходил из университетской лаборатории, сказал, что скоро будет дома. Идти недалеко, но прошло два часа, а он все не появлялся. Я места себе не находила. Прижимала к себе маленькую дочку, шептала: «Зайка, папа сейчас придет». Жасмин, естественно, ничего не понимала. Ей тогда было всего два месяца. Конечно, я говорила неправду. Папа домой не вернулся. Больше я его не видела.

Думала, ничто не может быть хуже страха, который я испытала в ту ночь, и долгих часов ожидания, когда я гадала, что могло случиться с моим милым Дэном. Но я ошиблась — на этот раз все было гораздо хуже. Страх походил на твердый шар, болезненно колотившийся в грудной клетке, и боль отдавалась по всему телу.

Полицейский, конечно, хочет знать подробности. Понять, отчего я так встревожилась. Дети с отцом, значит, для беспокойства нет причин. Пробовала ли я звонить ему на мобильный? Даже не удостаиваю констебля ответом.

Роберт ушел в шесть. Сказал, что собирается свозить детей в пиццерию. Порывалась ехать с ними, но Роберт хотел побыть с детьми наедине и настоял на своем. Сейчас даже думать тошно, но тогда я обрадовалась. Учитывая, как развивались наши отношения, я подумала, что это хорошая подготовка к будущим изменениям в жизни детей, когда мы расстанемся. Поэтому я отпустила их.

В первый час я не тревожилась. Не ждала, что они вернутся так быстро, и просто занималась делами. Роберт пиццу есть не станет — захочет поужинать со мной, когда дети лягут спать. Вот и решила приготовить чили — одно из его любимых блюд — в качестве благодарности.

Но вот все дела были переделаны, и я вернулась в гостиную, но там было слишком пусто. Привыкла, что днем кто-то из детей всегда рядом. Жасмин, конечно, уже ходит в школу, но Фредди всего два годика, поэтому он дома, со мной, а Билли отдаю в детский сад только на утро.

Казалось, будто из дома выкачали весь воздух, осталась только холодная пустота. Окинув гостиную свежим взглядом, с которого наконец спала пелена, понимаю, какое стерильное пространство мы создали. Эту цветовую гамму даже нейтральной назвать — преувеличение. Ни единого цветного пятна, ни одной личной вещи на видном месте. Ни фотографии ребенка, ни безделушки, купленной просто потому, что понравилась. Картины выбраны не из-за чувств, которые они пробуждают, а исключительно по цветовому признаку, чтобы сливались с безликой обстановкой. Все аксессуары подобраны по размеру, чтобы создать идеальный баланс. И конечно же Роберт не любит, когда в гостиной валяются игрушки.

Что можно сказать о человеке, который так оформил комнату? Вообще ничего. Вероятно, Роберта потянуло на нейтральное после стольких лет жизни в моей квартире, где оранжевые стены и изумрудно-зеленые пледы мирно сосуществовали в веселой гармонии. Но эти цвета излучали радость. А что излучает наша нынешняя гостиная? Правильно, ничего.

Я ответила на все вопросы полицейского. Тот вариант, что после ужина в пиццерии Роберт мог поехать с детьми в гости к родственникам или друзьям, мы исключили. Ни у меня, ни у Роберта родственников нет. Мои родители умерли давно, когда Жас была еще маленькая, а Роберт своего отца не знал. Мать потерял в детстве. У нас обоих ни братьев, ни сестер. Вот они, сухие факты, которые никак нас не характеризуют. Но как объяснить, что у нас нет ни единого друга? Почему мы живем так уединенно и замкнуто? На самом деле я знаю ответ на этот вопрос. Роберт хочет, чтобы я общалась только с ним. Ни с кем не желает меня делить.

Могла бы сразу понять, что дело нечисто. С каких пор Роберт начал проводить время с детьми без меня? Он этого никогда не делал. Надо было вовремя обратить внимание на тревожные признаки, и тогда я смогла бы остановить его, пока не поздно. «Оливия, — говорил Роберт. — Я просто хочу сводить их в пиццерию. Что ж тут удивительного? Некоторые отцы только так и видятся с детьми».

Неужели это был намек, и Роберт догадался о моих намерениях? Будь на его месте другой мужчина, я бы еще могла предположить, что он смирился с неизбежным уходом жены и хочет доказать, что справится и без нее. Но речь идет не о каком-то абстрактном мужчине, а о Роберте. С ним никогда не бывает просто.

Уже прокрутила в голове все возможные сценарии, и каждый повергает в ужас. Не знаю, что хуже — страх, что с детьми что-то случилось, или другие мои опасения. Те, которые я даже не решаюсь выразить словами.



Глава 2

Уже начало двенадцатого. Прошло пять часов с тех пор, как я в последний раз обнимала Фредди, ощущала его тепло, вдыхала самый приятный запах на свете. Одна мысль о том, что мой малыш напуган, невыносима. А Билли? Ему пора спать. Он всегда капризничает, когда устает. И моя милая Жасмин конечно же хочет домой, к маме. Она не любит расставаться со мной надолго, и вообще слишком осторожна для семилетней девочки. Только бы Роберт вернул их живыми и здоровыми! Тогда я сразу выброшу из головы все вздорные мысли о разводе. Научусь жить под постоянной слежкой, лишь бы с детьми все было в порядке.

Привези их домой, Роберт…

Полиция осматривает дом — совсем как в тот раз, когда пропал Дэн. Неужели думают, будто я их нарочно прячу? Потом полицейские ушли, начали стучать в двери, будить соседей. Не видел ли кто чего-нибудь подозрительного? Не располагает ли важной информацией? Потом приехали полицейские более высокого ранга — детективы.

— Миссис Брукс, — прерывает мои раздумья чей-то голос. Поднимаю взгляд и встречаюсь глазами с женщиной, лицо которой выражает сочувствие. На вид примерно моего возраста, но наверняка старше, потому что все обращаются к ней «мэм». — Не возражаете, если буду называть вас по имени? Меня зовут Филиппа. Боюсь, мы обзвонили все ближайшие пиццерии, но никто не видел вашего мужа и детей.

— Может, они передумали и решили поесть гамбургеров? Они ведь могли поехать в другое место, правда?

Я цепляюсь за соломинку, и мы все это понимаем.

— Почему вы не поехали с ними, Оливия?

Что я могу ответить? Не знаю. Раньше Роберт никуда не водил детей. Сама не понимаю отчего, но чувствую острую потребность что-то придумать, соврать.

— Роберт сказал, что у меня усталый вид и мне надо отдохнуть. Хотел помочь…

— Вы действительно сильно устаете? У вас нервная работа? Или дети плохо себя вели?

На что она намекает — я сама решила избавиться от детей?!

— У меня очень хорошие, послушные дети. И я не работаю. Хватает дел по дому — забочусь о малышах и о Роберте.

Вообще-то никогда не работала — если не считать нескольких месяцев до рождения Жасмин. Но когда закончился декретный отпуск, Роберт сделал мне предложение. Он был против того, чтобы я возвращалась на работу. Хотел, чтобы жена уделяла время только ему. Тогда я не возражала. Но теперь сомневаюсь, правильное ли приняла решение. Устраивает ли меня тот факт, что как отдельная личность я ничего собой не представляю.

Вопросы сыплются один за другим. Так и хочется закричать: «Хватит спрашивать всякие глупости! Найдите моих детей!»

— Извините, что приходится вас об этом просить, но не могли бы вы подняться наверх с одним из наших офицеров? Нужно проверить, не пропало ли что-нибудь из детских вещей. Одежда, любимые игрушки, книги. Сами понимаете.

Нет, не понимаю. Совершенно ошарашенная, молча смотрю на нее. С какой стати что-то должно было пропасть? Встаю с дивана и с трудом удерживаю равновесие. Чувствую себя раза в три старше, чем на самом деле. С чего вдруг они заговорили о пропавших вещах? Эта мысль вертится в голове, точно заевшая пластинка.

Один из офицеров идет со мной наверх. Лицо кажется знакомым, но где его видела, не помню. Хотя какое это имеет значение? Решаю начать с комнаты Жасмин. Она девочка аккуратная. Если что-то исчезло, сразу будет заметно. Подхожу к кровати и поднимаю покрывало, ожидая увидеть на подушке Лотти, тряпичную куклу Жас. Ее там нет. Сдергиваю одеяло. Где она? Даже в свои семь лет Жас продолжает спать с Лотти. Но куклы нигде не видно. Совершенно убитая, поворачиваюсь к полицейскому, но тот лишь молча глядит на меня.

Медленно приближаюсь к одежному шкафу. Не могу заставить себя открыть дверцу. Но полицейский не сводит с меня глаз. Нерешительно берусь за ручку, будто надеясь, что, пока тяну время, что-то изменится. Розовый рюкзак Жасмин исчез со своей полки. И тут я, как одержимая, принимаюсь двигать пустые вешалки туда-сюда и выдергивать ящики.

— Нет! — рыдаю я, превращая одно короткое слово в протяжный вопль. Куда делась одежда Жасмин?

Слышу на лестнице торопливые шаги, и в дверь заглядывает Филиппа. Подходит ко мне и берет за руку. Вопросов не задает — по моему лицу и так все ясно. Случилось именно то, чего я боялась. Роберт забрал моих детей.

Глава 3

Том Дуглас устало поднялся из-за стола и потянулся, вскинув руки над головой. С тех пор как его начальник Джеймс Синклер досрочно ушел в отставку по состоянию здоровья, служба в столичной полиции стала уже не та. Новый начальник справлялся неплохо, но, на вкус Тома, слишком увлекался бюрократией. И проблема была даже не в том, что он железной рукой контролировал бюджет. В конце концов, это его прямая обязанность. Но создавалось впечатление, что и преступления он тоже хочет расследовать при помощи бумажных расчетов. Будто существует волшебная формула, которая поможет с точностью вычислить преступника.

Том согласился на должность в столичной полиции только для того, чтобы быть поближе к дочери, Люси. Его бывшая жена Кейт после развода переехала в Лондон, и Том последовал за ними. Конечно, служба была во многих отношениях завидная, но в целом Тома в Лондоне ничто не удерживало. После расставания с новым мужчиной Кейт увезла Люси обратно на северо-запад. Том сам не понимал, почему он до сих пор здесь, и очень скучал по маленькой дочери.

Снял кожаную куртку со спинки кресла и взял ключи. В этот поздний час остальные уже разошлись, и, хотя Тома не слишком тянуло в пустую квартиру, необходимо было выспаться. И поесть — готовка была одной из немногих радостей, оставшихся в жизни Тома. Он задумался, что бы приготовить на поздний ужин.

Не успел Том выключить лампу на письменном столе, как зазвонил телефон. Несколько секунд он сердито смотрел на трубку, но понимал, что ответить надо. Том был не из тех, кто способен повернуться спиной к трезвонящему аппарату и просто уйти.

— Старший инспектор полиции Дуглас.

— Том, как хорошо, что я тебя застала! Это я, Филиппа Стенли. Надеюсь, не отвлекаю? Нужна кое-какая информация.

Услышав это имя, Том сразу понял, что разговор предстоит долгий, поэтому выдвинул стул и сел, бросив куртку и ключи обратно на стол. Перед тем как Том уехал из Манчестера, Филиппа была одной из его подчиненных, а теперь успела дослужиться до одного с ним уровня. Эта женщина двигалась по карьерной лестнице семимильными шагами и явно намеревалась достичь вершины.

— Привет, Филиппа. Рад тебя слышать. Чем могу помочь? — спросил Том.

— Хочу узнать про одно старое дело — если конкретно, семилетней давности. Кажется, в тот день тебя подвозил до дома констебль Райан Типпеттс, но по пути вам пришлось задержаться и отправиться к женщине по имени Оливия Хант, которая заявила о пропаже сожителя.

Сразу стало ясно, что на дружескую болтовню и обмен новостями рассчитывать не приходится. Филиппа, как всегда, думала только о работе. Том так и видел ее перед собой. Одета в ту же «униформу», что и обычно: белая блузка, у которой расстегнута только одна верхняя пуговица, темно-синяя юбка прямого кроя и элегантные, но строгие туфли — мама Тома назвала бы их «выходными». Короткие, блестящие темные волосы заправлены за уши, и никакого макияжа — только помада телесного цвета. Филиппа всегда выглядела нарядно и женственно, но считать ее привлекательной мешала властная, повелительная манера держаться.

— Наверное, удивишься, но я довольно хорошо помню этот случай. Имя забыл, но, если ничего не путаю, у этой девушки был ребенок, который ревел не умолкая, и она настаивала, что с ее молодым человеком что-то случилось. А когда Райан узнал, что пропавший мусульманин, начал вести себя так, будто это все объясняет. Мол, парень лежит избитый где-нибудь в темном переулке. Глупые предрассудки, и больше ничего. Я, само собой, провел с ним разъяснительную работу и заставил извиниться перед девушкой. Так что ты хотела узнать?

— Какое впечатление у тебя сложилось об этой девушке? Оливии Хант? — спросила Филиппа.

— А в чем дело? Что-то случилось? — спросил Том. История давняя, и в архивах есть все подробности, но Филиппа не станет задавать вопросы без причины.

— Потом объясню, а сейчас мне нужно твое непредубежденное мнение. Расскажи все, что помнишь. Пробовала обсуждать эту тему с Райаном. Он теперь детектив, хотя не представляю, кому пришло в голову его повысить. Самомнение все такое же раздутое, считает себя непризнанным гением, но как был ни на что не годным, так и остался. Подумала, от тебя толку будет больше.

Том не знал, считать эту фразу комплиментом или наоборот, но решил не обращать внимания. Дело, о котором говорила Филиппа, и впрямь было странным, но не из-за того, что произошло в ту ночь, а из-за событий, случившихся позже.

— Как я уже сказал, она вызвала полицию, потому что ее гражданский муж — если не ошибаюсь, иранец — не вернулся домой. Было не очень поздно, и мы решили, что, скорее всего, парень просто заскочил по дороге в паб и к утру явится как миленький, еще прощения просить будет. Но, по словам девушки, его религия запрещает алкоголь, и молодой человек капли в рот не берет. Мы объявили молодого человека пропавшим, но потом отследили движение средств на его кредитном счете. Оказалось, он купил билет на поезд из Манчестера в Лондон и тем же вечером забронировал место в самолете до Австралии. А через некоторое время прислал гражданской жене эсэмэску — кажется, просил прощения. Сообщение было отправлено приблизительно из того района, где располагается аэропорт Хитроу. Если хочешь, можешь сама проверить. Насколько помню, тем рейсом он так и не улетел, но приобрел билет с открытой датой, так что мог отбыть в любое время. А после того, как пропавший вышел на связь с Оливией, продолжать расследование не было оснований.

— Ты почти дословно процитировал документы. Восхищаюсь твоей памятью.

— Ну, — усмехнулся Том, — вряд ли так хорошо запомнил бы эту историю, если бы на том все и закончилось. Думаю, ты в курсе, что произошло через два месяца?

— Я ознакомилась с делом, но хочу услышать это от тебя.

Том примолк. У него перед глазами так и стояла заплаканная Оливия Хант, в глазах которой читалось такое отчаяние, что казалось нелепым рассматривать ее как возможную подозреваемую, но формальность есть формальность.

— Она продала квартиру и собиралась поселиться у родителей. Насколько помню, делала она это неохотно, скорее по необходимости. В день переезда она поехала к ним домой, чтобы узнать, почему ее отец опаздывает, — кажется, он обещал приехать на грузовой машине, чтобы перевезти вещи. Оливия Хант обнаружила родителей в спальне. Причина смерти — отравление моноксидом углерода. Неисправный бойлер плюс заблокированное вентиляционное отверстие. Мы расследовали все обстоятельства и очень внимательно наблюдали за Оливией. Картина складывалась подозрительная — за два месяца потерять и гражданского мужа, и родителей… Настораживал тот факт, что молодой человек внес достаточно большую предоплату за квартиру — на имя Оливии Хант. Кроме того, она была единственной, кто упоминался в завещании ее родителей. Через Министерство иностранных дел мы пытались разыскать семью гражданского мужа… его ведь, кажется, Дэном звали?

— Дануш Джахандер, — уточнила Филиппа.

— Точно. Хотели выяснить, известно ли им что-то о его местонахождении. В то время отношения между Великобританией и Ираном были напряженные, так что прояснить ситуацию не удалось. Оливия пережила серьезнейшее потрясение, когда гражданский муж бросил ее с младенцем на руках, а после смерти родителей была совершенно уничтожена. Твердила, что отец всегда был зациклен на безопасности и ничего подобного произойти попросту не могло.

— Но доказать, что несчастный случай подстроен — Оливией или кем-то другим, — не удалось.

— Верно, — согласился Том. — Просто трагическая случайность. Оливия была совершенно раздавлена. Тем утром она съехала из проданной квартиры. Оливия не могла себе позволить оставаться в доме родителей, да и не хотела. Кроме того, ей нужно было думать о ребенке. Но, если ничего не путаю, человек, который купил квартиру, позволил ей остаться. У него было другое жилье, поэтому Оливия попросту вернулась в свою старую квартиру. Больше о новом хозяине ничего не помню.

— Его звали Роберт Брукс, и через некоторое время он женился на ней.

— Хоть одна хорошая новость, — улыбнулся Том. — Но вся эта информация есть в документах. Что конкретно тебя интересует?

— Расскажи, какое впечатление она на тебя произвела. Я спрашиваю не об уликах, а о поведении этой женщины. Как тебе показалось, ей можно доверять? Может, ты заметил признаки фальши, притворства?

— Хорошо, я отвечу, но сначала объясни, в чем дело, — ответил Том.

— Сейчас я в ее доме. На этот раз пропал Роберт Брукс. А вместе с ним — трое ее детей.

Глава 4

Полицейские задают вопросы о Роберте, их интересуют наши отношения. Но как объяснить то, чего сама толком не понимаю? Определенно могу сказать только одно: Роберт был рядом в самое тяжелое время в моей жизни. Сначала я потеряла Дэна, а потом, всего через два месяца, родителей. Оба умерли. Одновременно.

Не знаю, что делала бы без Роберта. Тогда я его совсем не знала. Для меня он был просто человеком, купившим мою квартиру, но удивительным образом Роберт как будто понимал, что мне нужно, и поддержал в эти страшные дни.

Когда Дэн покинул меня, я была сама не своя и ходила точно в тумане. Единственное, что осознавала, — придется продать квартиру, в которой мы жили. Я не могла позволить себе там оставаться, и каждый уголок напоминал о Дэне — мебель, которую мы покупали в магазинах подержанных вещей и на гаражных распродажах, ужасная бледно-розовая краска, которую мы взяли для кухни только потому, что ее раздавали бесплатно… Здесь меня повсюду окружали воспоминания. Но идти было некуда. У нас с дочкой оставался один путь — поселиться у моих родителей. Конечно, я любила их всем сердцем, но не знала, как мы сумеем ужиться.

Тем холодным, морозным днем, когда Роберт приехал занять свою новую квартиру, я была все еще там, стояла в коридоре рядом с коляской в окружении коробок и ждала папу. Тогда я еще не знала, что больше его не увижу.

Роберт был единственным человеком, знавшим, как поступить. Он позволил мне остаться и отложил переезд на два месяца. Иногда заикалась о поисках нового жилья, но Роберт и слышать ничего не желал, а когда все же съехал со старой квартиры, предоставил в наше распоряжение свободную спальню. Даже похороны организовал, и продажу дома взял на себя.

Понимаю, я перед Робертом в долгу, и очень ему благодарна. Без него я бы пропала, но даже в те дни он, ни слова не говоря, давал понять, что в обмен на помощь требует похвал и признания. Со временем я начала от этого уставать.

А еще он постоянно наблюдает, прямо-таки следит за мной. Даже когда дети дурачатся, он смотрит не на них. Нет, глаза Роберта устремлены на меня, он улыбается, когда улыбаюсь я. Если выхожу из комнаты, каждый раз глядит мне вслед. Чувствую спиной его взгляд. А когда возвращаюсь, Роберт по-прежнему смотрит на дверь, будто все это время глаз с нее не сводил.

Вот почему у нас нет друзей. Несколько раз пытались общаться с другими парами, но Роберт не обращает внимания ни на кого, кроме меня. Если говорю с женщиной, потом Роберт хочет знать, о чем шла речь, и по пути домой мне устраивают настоящий допрос, заставляя пересказывать беседу слово в слово. А если меня угораздит заговорить с мужчиной, Роберт сразу бьет тревогу.

В первый раз за много лет скучаю по Софи. Она была моей лучшей подругой, почти сестрой. Вспоминаю ее заразительный смех, веселый взгляд, и на сердце становится теплее, но это ощущение исчезает так же быстро, как и появилось.

Когда познакомилась с Софи, все вокруг сразу засияло яркими красками. Жизнь превратилась в увлекательное приключение. На полном серьезе верила, что наша дружба нерушима, но Софи всегда мечтала служить в армии, и спустя несколько недель после окончания университета отправилась проходить подготовку в Сандхерст. Так Софи исчезла из моей жизни, и с тех пор ее место никто не занял.

Поэтому теперь сижу здесь совсем одна, и в голове крутится единственная мысль.

Где мои дети?


Чувствую, что полиция начала беспокоиться всерьез. Уже утро, но никаких результатов поиски не дали. Меня бьет непрекращающаяся дрожь. Ладони в поту, пальцы трясутся. Каждый раз, когда мне предлагают чашку чая или кофе, вынуждена отказываться: боюсь, что не удержу в руках. Общее настроение неуловимым образом изменилось. В воздухе витает нервозность. Теперь у них есть все основания тревожиться за безопасность моих детей. Филиппа сказала, что сейчас проверяют записи камер видеонаблюдения на всех крупных шоссе. По предыдущему опыту знаю — в таких делах самую важную роль играют первые сутки. Но у Филиппы хватает такта не напоминать об этом.



Как только обнаружили, что часть детской одежды пропала, сразу начали спрашивать о загранпаспортах. Думают, будто Роберт похитил их, чтобы вывезти детей из страны, — конфликты из-за права опекунства и все в таком духе. Но у детей загранпаспортов нет, и у меня тоже. Отдыхать в теплые страны мы не ездим. Нам нравится Энглси, остров у северо-западных берегов Уэльса. Добираться всего два часа, к тому же там мы все знаем.

Филиппа снова садится рядом со мной. Каждый раз, когда она так делает, начинаю нервничать. Жду плохих новостей.

— Оливия, пора сообщить об исчезновении детей в прессу. Они, конечно, с отцом, но нам до сих пор не удалось напасть на его след. Вчера вы дали нам снимок, на котором малыши все вместе, но не могли бы вы поискать другие фотографии? Для объявлений нужны отдельные снимки.

Встаю, хотя ноги едва держат, и достаю из комода коробку с фотографиями. Не уверена, что в состоянии смотреть на них. Этой боли мне не вынести. Если бы произошла авария, их бы давно уже нашли, верно? Вдруг дети в больнице, плачут, зовут маму и не понимают, почему она не идет? Зачем я вообще представляю эти рвущие душу картины? Знаю же, что не было никакой аварии.

Несу коробку к столу, но на полу валяется чье-то упавшее пальто. Бреду, как в тумане, и, естественно, спотыкаюсь. Равновесие сохранить удается, но фотографии разлетаются по всей комнате.

Я узнала мужчину, который придержал меня за руку, не дав упасть. Наконец вспомнила, где его видела, — это один из полицейских, которые приезжали, когда Дэн не вернулся домой. Мне он не понравился — все заглядывал под кровати и шкафы, будто думал, что Дэн притаился где-то в квартире. Впрочем, это, наверное, такая процедура. Как зовут полицейского, забыла, но тут Филиппа поинтересовалась:

— Это ваше пальто, детектив Типпеттс?

Типпеттс. Точно. Фамилия неблагозвучная, да и внешность соответствующая — острый нос, маленькие крысиные глазки. Хорошо все-таки, что расследованием руководит не он.

Опускаю взгляд и вижу раскиданные по полу фотографии. Ноги сразу подкашиваются, хватаюсь за спинку дивана. Отовсюду на меня смотрят мои дети — веселые, улыбающиеся… А ближе всех — фотография Дануша. Много лет избегала на нее смотреть, и теперь от одного вида перехватывает дыхание. Вглядываюсь в каждую черточку лица. Вьющиеся черные волосы до плеч зачесаны назад, чтобы не мешали, темно-карие глаза искрятся весельем, а полные губы расплылись в улыбке, адресованной хорошенькой юной девушке с длинными светлыми волосами и ярко-голубыми глазами. На голове у нее — кремовая кепка-гаврош, сбоку украшенная блестящей пряжкой. Филиппа смотрит на меня, потом снова на фотографию.

— Это вы? — наконец спрашивает она, не в силах скрыть удивления. Да, это была я. В то время проходила стадию увлечения головными уборами. Пыталась приобщить Софи, даже готова была одолжить свою любимую черную шляпу-федору, но подруга заявила, что ее головы не коснется ничего, кроме офицерской фуражки, да и то исключительно если прикажут.

Роберт ни разу не встречал Софи. И вдруг осознаю — а ведь с Лив он тоже незнаком. Роберт знает только Оливию — добропорядочную, скучную Оливию.

Гляжу на фотографию Дэна. Что бы он подумал о женщине, которая сейчас стоит перед ним? Волосы такие же длинные, но цвет изменился — из яркой блондинки превратилась в скромную шатенку. Страсть к ярким нарядам исчезла вместе с бесстрашием и авантюрной жилкой. Мы с Софи чего только не вытворяли, и Дэн нас горячо поддерживал, хотя сам держался в стороне. Были и прыжки с парашютом в целях сбора средств на благотворительность, и тарзанка на мосту. Но теперь понимаю, что безнадежно увязла в болоте серости и заурядности. Как я вообще это допустила? Когда потеряла саму себя?

Принимаю решение — если дети вернутся… Нет, неправильно — когда они вернутся, я снова стану собой прежней. Найду способ вернуть индивидуальность. Получается, проблема не в том, что Роберт скучный человек. Если кто-то здесь и скучный, то я.

Прячу фотографию Дануша в карман джинсов. Когда Роберт вернется домой, вряд ли будет рад ее увидеть. А вернется он обязательно — по-другому и быть не может.


Поверить не могу, что уснула. Мне советовали пойти в спальню и прилечь, но я отказывалась, хотя в гостиной от переговаривающихся полицейских было не протолкнуться. Но усталость взяла свое — а может, моему измученному организму просто необходима была передышка.

Просыпаюсь оттого, что кто-то громко раздает всем присутствующим инструкции. Приглушенные голоса, полные напряжения и тревоги, сменяются бодрыми, торопливыми.

— Отменить брифинг для прессы! Никаких комментариев, в курс дела будем вводить позже.

Никто не заметил, что я проснулась, но из-за лихорадочной атмосферы остатки сна как рукой сняло. Пустота внутри наполняется чем-то, до боли похожим на надежду. Сажусь прямо. Филиппа поворачивается в мою сторону и обводит комнату взглядом, призывая всех к молчанию. Все послушно затихают и выходят. Филиппа снова садится рядом со мной.

— Хорошие новости, Оливия. Машину вашего мужа зафиксировали камеры видеонаблюдения в Северном Уэльсе. Точно разглядеть не удалось, но, кажется, дети тоже находились в автомобиле. Это было несколько часов назад. С тех пор мы его не видели, но подключили к поискам местную полицию.

Мое первое чувство — облегчение. Дети живы. Слава богу. Но когда осознаю, что это может значить… О нет, Роберт. Только не это.

— Где его видели? Где конкретно в Северном Уэльсе? Вы уверены, что это был он?

Филиппа слышит в моем голосе страх, но хладнокровия не теряет.

— Ваш муж ехал по мосту через Менай, который соединяет Уэльс и остров Энглси. Мы на сто процентов уверены, что это была его машина. Не догадываетесь, куда он мог направляться? С тех пор автомобиль вашего мужа в поле зрения камер не попадал. Это в высшей степени странно.

Филиппа обеспокоенно смотрит на меня.

— Он едет проселочными дорогами, — отвечаю я. — Говорит, глупо путешествовать большими магистралями, когда есть пути намного интереснее. — Не удержавшись, спрашиваю: — Как думаете, Роберт может добраться до Холихеда, ни разу не проехав мимо камеры?

— Понимаю, что вас тревожит. Боитесь, он мог отправиться в порт и сесть на паром? — Филиппа берет меня за руку. — Не волнуйтесь. Наши люди отслеживают информацию обо всех пассажирах. Чтобы попасть в Ирландию, загранпаспорт не нужен, но без документа, удостоверяющего личность, не обойтись. На имя Роберта Брукса билетов приобретено не было.

Филиппа поворачивается и пристально вглядывается в мое лицо, а я стараюсь сосредоточиться на разговоре и подавить нарастающую тревогу.

— По-моему, вы что-то недоговариваете, Оливия, — произносит Филиппа. — У вас есть догадки, где он может быть?

Даже думать об этом не хочу, но невольно вспоминаю нашу первую поездку на Энглси. Роберт показывал нам маяк на острове Южный Стэк, к востоку от Холихеда. Мы стояли и смотрели на море, холодный ветер трепал мои волосы. Я наслаждалась от всей души. Давно не чувствовала такой свободы. Любовалась высоко вздымавшимися волнами, слушала, как они ударяются о скалы. Мысли мои витали где-то далеко, и тут Роберт сказал, что в этом году здесь покончил с собой мужчина — спрыгнул с этих самых скал.

— Самое подходящее место, чтобы умереть, — прибавил он.

Очень хорошо запомнила эти слова. Тогда я растерянно посмотрела на него, но Роберт не сводил глаз с бушевавшей внизу стихии.

— Если когда-нибудь потеряю тебя, сразу отправлюсь сюда, — продолжил Роберт. — В последний раз вспомню тебя среди этой красоты. Ты же понимаешь, что я не смогу без тебя жить? — спросил он.

Но я еще не ушла от Роберта. Неужели он догадался о моих намерениях? Не может быть. Во всяком случае, не представляю, чем могла выдать себя. Закрываю глаза и пытаюсь взять себя в руки.

Из груди рвутся рыдания, и я сворачиваюсь в клубочек на диване, пытаясь облегчить боль и отогнать пугающее воспоминание.

Глава 5

Ожидание невыносимо. Меня мучают сомнения и чувство полного бессилия. Умоляла Филиппу позволить мне поехать на Энглси, пусть даже сама она останется здесь. Но Филиппа настаивает, что местная полиция отлично справится без нас обеих. Они хорошо знают местность. Понимаю, что уговаривать Филиппу бесполезно. От злости и досады по щекам льются слезы. Прижимая к глазам насквозь промокший платок, пытаюсь сосредоточиться, несмотря на шум, и представляю лица детей. Зову их к себе, шепчу слова утешения и ободрения, которых они не слышат.

И тут сквозь рыдания слышу, что интонации полицейских снова изменились. Но на этот раз все по-другому. Ни суеты, ни деловитой раздачи указаний. Такое чувство, будто все собравшиеся одновременно испустили глубокий вздох. Что выражает этот вздох — печаль, уныние или что-то совсем другое — не знаю.

Ощущаю чью-то тяжесть в другом углу дивана. Кто-то сидит, убирая с моего лица прилипшие влажные волосы. Слышу голос, но слова ускользают от понимания.

— Мы нашли их, Оливия. С ними все в порядке. И ваш муж, и дети целы и невредимы. Сейчас они возвращаются домой. Все хорошо.

Судя по голосу, Филиппа улыбается, и я рада, что новости обнадеживающие, но смысл доходит не сразу.

— Что?.. — переспрашиваю дрожащим голосом. — Где они были? С ними точно ничего не случилось?

Филиппа ободряюще сжимает мою руку.

— Они остановились в пансионе на Энглси. По словам вашего мужа, вы часто там отдыхаете. — Филиппа внимательно смотрит на меня. — Все нормально. Успокойтесь.

Единственное, что я в состоянии осознать, — мои дети целы и невредимы и возвращаются домой. Тут замечаю, что детектив Типпеттс собирает сумку. Другие полицейские успели разойтись, остались только Филиппа и Типпеттс. Неужели они тоже сейчас уйдут? Но, когда приедет Роберт, у меня просто духу не хватит встретиться с ним наедине. В панике обвожу взглядом комнату. Филиппа будто прочитала мои мысли.

— Не волнуйтесь, Оливия. Детектив Типпеттс побудет с вами, пока не приедет ваш муж.

Устремляю на нее отчаянный взгляд. От этого человека сочувствия не дождешься, и мне совсем не хочется с ним оставаться.

— А вы не можете задержаться? — спрашиваю я, хотя сама понимаю, как жалко это звучит.

Филиппа смотрит на меня, потом на детектива Типпеттса. Моя просьба явно застала ее врасплох — видно, эту обязанность выполняют полицейские более низкого звания. Но она единственный человек, настроенный благожелательно, и я воспринимаю ее почти как подругу. Наконец Филиппа едва заметно вздыхает.

— В конце концов, что меня ждет дома? Кошка и пара лишних часов сна. Иди, Райан, ты свободен. — Филиппа поворачивается ко мне: — Хорошо, Оливия. Я никуда не ухожу. Останусь с вами.

Не свожу с нее глаз. Должно быть, взгляд у меня безумный. Я растеряна, сбита с толку, но при этом ощущаю невероятное облегчение оттого, что с моими малышами все в порядке.

— Еще успеете подняться наверх и быстренько умыться. Ни к чему, чтобы дети видели маму в таком состоянии, — деликатно советует Филиппа.

Должно быть, и впрямь выгляжу ужасно. На ощупь волосы напоминают спутанную солому. Ноги до сих пор плохо держат, и Филиппа помогает мне встать и провожает до лестницы.

— Справитесь? — спрашивает она.

Я должна, обязана справиться. Когда дети вернутся домой, мне понадобятся все силы. Тащусь на второй этаж, в ванную, и гляжу на свое отражение в зеркале. Глаза красные, вокруг размазана черная тушь, щеки пошли пятнами. Но слез в запасе еще много. Опускаюсь на крышку унитаза и рыдаю от облегчения. Слава богу.

Зачем Роберт это сделал? Что взбрело ему в голову?

Постепенно успокаиваюсь, встаю и пытаюсь хоть немного привести себя в порядок. Чищу зубы, причесываюсь и размазываю по лицу тональный крем, которым пользуюсь крайне редко, но другого способа хотя бы частично скрыть неровный цвет лица нет. С покрасневшими глазами ничего не поделаешь, но будем надеяться, что дети не заметят.

Весь следующий час провожу, балансируя на краешке дивана. Колени плотно стиснуты. То сжимаю руки, то разжимаю, то начинаю нервно их потирать. Сидеть спокойно выше моих сил. И тут мы слышим, как к дому подъезжает машина, и видим на стене бледный отсвет фар, когда она разворачивается. В ту же секунду вскакиваю с места и стремительно распахиваю дверь. Роберт, раскинув руки, бежит навстречу по дорожке и что-то кричит. Но я проношусь мимо него. Сейчас мне не до Роберта. Я тороплюсь к моим малышам.

Глава 6

Не хочу расставаться с детьми ни на минуту. Пусть все спят в одной комнате, а я лягу на полу перед дверью и никого к ним не подпущу. Не могу насмотреться на двух моих мальчиков, целую теплые лобики. Спящие, они похожи на невинных ангелочков. Потом тихо перехожу в комнату Жасмин. Дочка поняла — что-то случилось. Как я ни старалась, но, подбежав к машине и прижав к себе детей, не сумела сдержать слез. К счастью, сейчас Жасмин крепко спит, прижав к щеке Лотти. Опускаюсь на колени возле ее кроватки и осторожно убираю волосы с лица.

— Сладких снов, милая, — шепчу я.

За спиной не раздается ни единого звука, но чувствую, что за мной наблюдают. Поворачиваю голову и вижу около лестницы силуэт Роберта, обрамленный светом бра. Лицо в тени, но точно знаю — он улыбается. Роберт разворачивается и спускается обратно вниз, туда, где ждет Филиппа. Оставлять детей не хочется, но понимаю, что придется.

Конечно, Филиппа отнеслась ко мне по-доброму, однако продолжает задавать каверзные вопросы — причем большая часть адресована не Роберту, а мне.

— Оливия, ваш муж утверждает, что предупредил вас о том, что уезжает с детьми на выходные. Может быть, вы просто забыли?

Роберт делает обеспокоенное лицо, будто мое состояние внушает ему тревогу. Пристраивается рядом со мной на диване, но я встаю и отхожу. Даже смотреть на него не хочу. Роберт поворачивается к Филиппе с самым что ни на есть пристыженным видом, точно извиняясь за мое отвратительное поведение.

— Как я могла забыть? Он сказал, что повезет их в пиццерию, — чеканя каждый слог, цежу я сквозь стиснутые зубы.

— Дорогая, — произносит Роберт. Подходит, садится на подлокотник кресла и начинает гладить мои волосы. Так и тянет оттолкнуть его руку, но боюсь, что тогда Филиппа точно примет меня за неуравновешенную. — Ты же сама собрала их вещи. Неужели не помнишь? Откуда мне знать, что нужно двухлетнему ребенку?

Снова вскакиваю и встаю напротив электрического камина, который мы никогда не включаем. Страх и паника сменились обжигающей яростью. Поворачиваюсь к Роберту и, устремив на мужа испепеляющий взгляд, тычу ему в лицо дрожащим указательным пальцем.

— Я думала, вас в живых нет. — Голос дрожит и звучит гораздо тоньше, чем мне бы хотелось. — Роберт, как ты мог? Как ты мог?!

Глядя на Филиппу, Роберт наигранно разводит руками, будто хочет сказать: «Видите, какие мне тут сцены закатывают?»

Вскоре после моей гневной вспышки Филиппа решает, что дольше задерживаться ни к чему. Когда Роберт отправляется за ее пальто, Филиппа сжимает мою руку и тихо произносит:

— Оливия, если вас что-то беспокоит, звоните, не стесняйтесь.

Она вручает мне визитку, которую быстро прячу в карман, едва муж входит в комнату. Если заметит — непременно заберет. Роберт провожает Филиппу до двери и возвращается в гостиную с улыбкой на лице, весьма довольный собой. Всегда считала себя умной, но тут мне ума явно не хватило. В нашем доме один хозяин — Роберт, и мимолетная вспышка гнева гаснет без следа. Ее место занимает страх. Я боюсь собственного мужа — вернее, того, на что он способен.

— Зачем ты это сделал, Роберт? — спрашиваю я, хотя уже знаю ответ. Чувствую, как дрожит голос. Надолго меня не хватило, вызванная страхом ярость быстро улеглась, и Роберт это знает. Мне страшно, и в его взгляде читается удовлетворение.

— А что я сделал? Просто уехал с детьми отдохнуть на пару деньков. Не представляю, как ты могла забыть.

Роберт старательно изображает недоумение, но понимает, что меня не проведешь. Отворачиваюсь. Сейчас я просто не в состоянии на него смотреть. Когда наконец заговариваю, голос звучит чуть громче шепота.

— Я все отлично помню, и ты это знаешь. Ты говорил совсем другое. Сказал, что повезешь детей в чертову пиццерию!

Наблюдаю за его отражением в зеркале и замечаю, как уголки рта едва заметно приподнимаются. Я вообще-то человек миролюбивый, но, окажись под рукой оружие, честное слово, на месте бы прикончила. Роберт кладет руки мне на плечи. Едва сдерживаюсь, чтобы не вздрогнуть. Роберт разворачивает меня к себе и смотрит прямо в глаза, будто надеется, что так я скорее поверю его лжи.

— Я вообще в пиццерию не хожу, ты же знаешь. — Роберт склоняет голову набок и молча смотрит на меня. — Наверное, вот так и живут разведенные женщины. Каждый раз, когда муж забирает детей, гадают, что у него на уме, куда они поехали… Он может увезти детей куда угодно. Только представь.

Зажимаю уши, как ребенок. Не хочу слушать. Выбежала бы из комнаты, но Роберт преградил путь к двери и продолжает рассуждать о том, что я — самое дорогое, что у него есть. Подходит ко мне, берет за руки и удерживает их на уровне бедер. Даже не пытаюсь сопротивляться. Роберт стоит совсем близко. Так близко, что различаю каждую пору у него на коже. Роберт наклоняется вперед. Чувствую щекой его горячее дыхание. Муж шепчет:

— Если ты уйдешь, Оливия…

ЧАСТЬ II. ДВА ГОДА СПУСТЯ

Глава 7

ПЯТНИЦА

Когда Том Дуглас зашел в паб, внутри царило праздничное оживление — члены его команды отмечали очередную победу. В общем шуме слов было не разобрать, однако радостный гомон ни с чем не спутаешь. Голоса звучат выше, речь более торопливая, время от времени раздается веселый смех. Что и говорить, повод для празднования был самый что ни на есть основательный.

Прошел почти год с тех пор, как Том уволился из Службы столичной полиции и после короткого отдыха в Чешире вернулся в Манчестер. От новой работы он был просто в восторге. Тому досталась отличная команда — за исключением разве что пары человек, создававших проблемы, которые требовали решения в самое ближайшее время. Тянуть не следовало, но Том счел неразумным раздувать конфликт, когда они вот-вот готовы были распутать очень серьезное дело. И теперь усилия увенчались успехом. Два года кропотливой работы, большая часть которой была проделана до прихода Тома, — и наконец удалось получить неопровержимые доказательства, необходимые, чтобы арестовать серийного насильника.

Прокладывая путь к барной стойке, Том взмахом руки поприветствовал коллег и жестом предложил угостить их выпивкой. Те поняли намек без слов и вскинули пивные кружки, давая понять, что не отказались бы от добавки. Том повернулся к бармену.

— Вот кредитная карта. Плачу за все, — проговорил он.

Ни для кого не было секретом, что деньги у Тома водятся, хотя большинство даже не догадывались, что почти все они унаследованы от брата. Команда Тома заслуживала поощрения, и он был рад, что может позволить себе заплатить за несколько кружек на каждого. Ребята потрудились на славу — теперь негодяю, угрожавшему своим жертвам ножом и насмехавшемуся над полицией, поскольку против него не нашлось ни единой улики, предстоит отбывать немалый срок. Тому приятно было осознавать, что теперь благодаря ему и его коллегам жизнь в Манчестере стала спокойнее и безопаснее. Хотя, конечно, он был не так наивен, чтобы верить, будто свежее достижение значительно снизит уровень преступности. Каждый день совершаются новые злодеяния, появляются новые дела.

Том решил посидеть с коллегами полчасика, а потом незаметно удалиться. Многие чувствовали себя в его обществе совершенно непринужденно, однако те, кто был намного моложе или ниже по званию — за исключением нахала Райана, — робели в присутствии Тома. Эти смогут как следует повеселиться, только когда он уйдет.

К тому же Том подумывал, не навестить ли Лео. Хотя они встречались довольно давно, никто из них не готов был сдвинуть отношения с мертвой точки. Похоже, инициативу придется брать на себя Тому — уже не в первый раз.

Леонора Харрис. Радость и печаль его жизни. Со дня их первой встречи прошел почти год, и Том надеялся, что к этому времени между ними установятся теплые, доверительные отношения. Когда Том купил коттедж в Чешире, по соседству с которым жила сестра Лео, он и не помышлял о новых романах. Личная жизнь у Тома стояла на последнем месте. Но Лео была не такой, как другие женщины. Прямая, будто стрела, и честная до беспощадности, она пережила тяжелое детство, а душевные шрамы от равнодушия отца остались на всю жизнь. Лео с самого начала дала понять, что никого не подпускает к себе близко, но Том надеялся стать исключением из этого правила.

Лео была совершенно особенной. Никому не подражала, ни под кого не подстраивалась и всегда держалась с этакой небрежной элегантностью. Ранимость Лео прятала за язвительными словами, но Том видел возлюбленную насквозь.

Он отдавал себе отчет, что выстроить отношения будет непросто, но рассудил, что, если быть с Лео абсолютно честным и относиться к ней с уважением, крепость, которую она возвела вокруг себя для защиты от мужских посягательств, рухнет. Но задачка оказалась не из легких. События развивались по принципу «шаг вперед и два назад», хотя иногда Тому казалось, что никакого движения вперед и вовсе не наблюдается — одно отступление на прежние позиции. Создавалось впечатление, что Лео нравится, когда он рядом, и она искренне хочет быть с ним, но тут снова, откуда ни возьмись, вырастали неприступные стены. Тогда Лео отталкивала Тома, иногда исчезая на несколько недель. Том не мог сказать наверняка, в чем причина подобного поведения, но догадывался, что Лео проверяет его. Только непонятно, когда закончится этот бесконечный экзамен.

Лео избегала недомолвок и напрямик заявила, что «серьезные отношения» не для нее. Секс — одно дело, но постель — не повод для знакомства. К тому же Том не должен обольщаться: если Лео проведет с ним ночь, это еще не значит, что за первой последуют и вторая, и третья.

Том глубоко вздохнул. Нет, так больше продолжаться не может. Том не успокоится, пока не поймет, в отношениях они или нет. Вдобавок он устал жить по правилам Лео. Иногда Тому удавалось отстоять свои права, но он понимал, что стоит им заняться любовью, и о здравом смысле можно забыть. Когда дело касалось Лео, Тому вообще трудно было рассуждать трезво, а когда она так близко, можно окончательно лишиться рассудка.

— Сэр! — окликнул кто-то из-за спины, отвлекая Тома от раздумий. Он обернулся и увидел, как коллеги салютуют ему кружками. В ответ Том поднял собственную пинту. Все хором прокричали:

— За победу!

На сердце сразу потеплело. Том решил на время выкинуть Лео из головы. Пожалуй, встречу можно и отложить. Том не любил юлить и предпочитал действовать напрямик. Но если он позвонит и честно скажет, что отмечает раскрытие дела вместе с коллегами, Лео возражать не станет. «Мог бы и не звонить. Раз не пришел, значит, занят. Чего тут непонятного?» — скажет она, в очередной раз давая понять, что их не связывают никакие обязательства. Да, с этой женщиной терпение надо иметь ангельское.

Телефон в кармане у Тома завибрировал. Кстати, о несносных особах женского пола — вот и еще одна представительница этого племени, начальница Тома, детектив суперинтендент Филиппа Стенли. С тех пор как она работала под его руководством, Филиппа стала еще добросовестнее, если не сказать настырнее, и получала одно повышение за другим. Том, конечно, надеялся, что начальница звонит поздравить команду с успешно выполненной задачей, но всерьез на это не рассчитывал. В официальной обстановке Филиппа, безусловно, выразит свое одобрение, но в паб ради такого дела звонить не станет. Поднеся телефон к уху, Том понял, что не сможет разобрать ни слова.

— Погоди, Филиппа. Сейчас выйду на улицу. Здесь шумно.

Том поставил кружку обратно на стойку. Он был не большой любитель пива, поэтому не слишком огорчился, что ему помешали наслаждаться хмельным напитком. Том с радостью заказал бы красного вина, но беспокоился, как это скажется на его репутации. Прокладывая путь через толпу коллег, спешащих к бару за бесплатной выпивкой, Том наконец вышел за порог и шагнул на тротуар.

— Извини, Филиппа. Мы тут с ребятами праздник устроили. Не расслышал, что ты сказала.

— А теперь нормально слышно? — спросила та, проигнорировав упоминание о празднике.

— Да. Четко и ясно. Так что ты хотела?

— Решила поставить тебя в известность, что нам сообщили о пропаже человека. Отправили констебля разбираться. Что и говорить, с дежурным сержантом повезло — ему, судя по виду, лет сто стукнуло, зато память, как у слона. Сразу уведомил меня, узнала обо всем первой. — Филиппа выдержала паузу. Том ждал, понимая, что рассказ не закончен. — Помнишь, два года назад я звонила тебе в Лондон насчет девушки, у которой сначала пропал гражданский муж из Ирана, а потом умерли родители?

— Помню. Вроде ее второй муж поехал куда-то с детьми и не вернулся. Правильно? Ты еще потом по электронной почте мне написала — сообщила, что все нашлись, живые и здоровые. А теперь-то что стряслось? — спросил Том, понимая, что Филиппа не стала бы звонить ему ни с того ни с сего из-за старого дела.

— На этот раз муж приехал домой из командировки и утверждает, что пропала она! В смысле, жена. Оливия. И дети вместе с ней.

Черт возьми! Да что творится в этой семейке? Том провел рукой по коротко стриженным волосам.

— Они точно исчезли или опять недоразумение вышло? Напомню, в прошлые разы оказалось, что ни с кем ничего не случилось — ни с детьми, ни с мужьями. Мы все вверх дном переворачиваем, и тут выясняется, что происшествие совершенно заурядное, — ответил Том. — У этой Оливии вечно кто-то пропадает, а потом оказывается, что они просто друг друга недопоняли. А на этот раз? Рискну предположить, ты не веришь, что вызов ложный, иначе не позвонила бы. Голос у тебя встревоженный.

В трубке раздался вздох. Казалось бы, расследование еще на ранней стадии, беспокоиться не из-за чего, но Филиппе происходящее определенно не нравилось.

— Филиппа, — позвал Том, так и не дождавшись ответа.

— Констебль говорит, что обстоятельства очень подозрительные. Машина Оливии в гараже, сумка лежит на кухне. Можно подумать, она внезапно сорвалась и умчалась. Ни кошелек не взяла, ни одежду, ни детские вещи. Кому придет в голову уехать с пустыми руками? Не знаю, что и думать. Констебль… если не ошибаюсь, его фамилия Митчелл… Так вот, Митчелл все еще в доме. Первоначальный обыск закончил, пора отправлять кого-нибудь посерьезнее.

— Давно она пропала?

— Муж наверняка сказать не может. Говорит, утром точно была дома, а днем, когда приехал, уже куда-то исчезла, и дети тоже. Сейчас десять вечера, полицию вызвал около восьми. Младшему мальчику всего четыре года, и отец не верит, что Оливия могла уйти с ним куда-то допоздна. Но муж вернулся без предупреждения, на день раньше, чем предполагал. Возможно, ситуация снова разрешится сама собой.

— Но тебе так не кажется.

Это был не вопрос. Том все понял по голосу.

— Я помню, что Оливия говорила в прошлый раз, когда муж увез детей и пропал. Я обратила на это дело особое внимание — ну, из-за прошлых вызовов — и пообщалась с ней лично. Оливия все время повторяла одну и ту же фразу: «Нет, на это он не способен, правда?»

— На что не способен? — уточнил Том.

— Понятия не имею. Так и не сказала. Но Оливия была ужасно напугана. Признаюсь честно, Том, до сих пор ее лицо перед глазами стоит. Самой жутко стало.

Глава 8

Том протолкался обратно в забитый до отказа паб и принялся высматривать Бекки Робинсон. Несколько недель назад он узнал, что Бекки пошла на повышение и станет детективом-инспектором в полиции Большого Манчестера, и новость его искренне порадовала. Но, когда увидел Бекки, сразу забеспокоился. Похудела, осунулась, и глаза ввалились. Том гадал, представится ли случай узнать, что за беда с ней стряслась — а в том, что стряслась беда, сомнений не оставалось, достаточно было взглянуть на бедняжку Бекки.

В Лондоне она была сержантом и служила под его началом. Тому понравилось с ней работать, Бекки оказалась женщиной умной и наблюдательной — для нового дела то, что надо. Только сначала следует убедиться, что Бекки в состоянии взяться за расследование.

Она стояла рядом с остальными, сжимая в руке стакан, содержимое которого подозрительно напоминало апельсиновый сок. Губы Бекки были растянуты в улыбке, но взгляд казался пустым и остекленевшим. Том помахал рукой, и Бекки, а вместе с ней еще несколько человек повернулись к нему. Том поманил ее, и, когда Бекки повернулась, чтобы поставить стакан на ближайший столик, в каждом ее движении сквозило облегчение оттого, что появился повод сбежать. Остальные тоже испытали облегчение — радовались, что зовут не их.

— Да, сэр? — произнесла Бекки, устремив на Тома темные глаза.

— Появилась серьезная работа, Бекки. Из дома пропала женщина с тремя детьми. Сейчас заплачу за напитки и по пути введу тебя в курс дела. Ну как, готова?

— Конечно. Хотите, я поведу? — предложила Бекки, пока Том подзывал бармена.

— Предложение любезное, но нет, спасибо, — ответил Том, вспомнив, как Бекки подвозила его в Лондоне. Будто на американских горках прокатился. — Поедем на моей машине, а когда закончим, попросим кого-нибудь отвезти тебя домой.

До размещавшейся через дорогу парковки шли молча. Том нажал на кнопку пульта. Пока включал двигатель и пристегивался, продолжал хранить молчание. Искоса взглянул на Бекки, но та смотрела прямо перед собой, явно стараясь не встречаться с ним глазами. На Бекки это было не похоже.

— Бекки, я был очень рад, что ты захотела служить у нас, в Манчестере, и еще больше обрадовался, когда твое прошение о переводе удовлетворили. Начальство этого не любит, в наши дни не так-то просто добиться, чтобы тебя перевели. Да что я говорю, сама знаешь. Но почему ты решила уехать из Лондона? Извини за прямоту, но видок у тебя — краше в гроб кладут. Прямо на себя не похожа.

— Спасибо за комплимент, — ответила Бекки. На губах промелькнуло легкое подобие улыбки, и напряженные плечи чуть расслабились. — На самом деле все нормально. Очень довольна, что уехала, но говорить на эту тему не хочу. Даже с вами. Если мое настроение будет сказываться на результатах работы, сэр, просто скажите. А в остальном буду очень благодарна, если мы больше не станем обсуждать этот вопрос. Здесь меня никто не знает. Наверное, думают, что я всегда такая унылая. Сейчас меня это устраивает больше всего.

Том задумчиво кивнул, выезжая с парковки и поворачивая в направлении дома Бруксов. Ему и самому были знакомы чувства Бекки. Не хочет рассказывать — не надо.

— Надеюсь, ты понимаешь, что можешь обратиться ко мне в любое время. Учти, я не болтун, сплетни распускать не стану. И кстати, когда мы наедине, зови меня просто «Том». Что за формальности?

— Хорошо, как скажешь. Так ты собираешься вводить меня в курс дела или нет? — спросила Бекки, на секунду превратившись в себя прежнюю — озорную и немножко дерзкую.

По дороге Том пересказал все, что узнал от Филиппы. Поведал и об исчезновении Роберта Брукса два года назад, и о своей первой встрече с Оливией Брукс, которая произошла почти девять лет назад.

— Помню, тогда у меня сложилось впечатление, что история не так проста, как кажется, но почему — напрочь забыл. Я тогда был с Райаном, а он оттарабанил стандартные вопросы и успокоился. Даже не пытался разобраться.

— С каким Райаном — с нашим? Типпеттсом?

Том молча кивнул.

— Да, не повезло бедняжке.

Несмотря на недавнее знакомство, Бекки явно успела раскусить Райана Типпетса.

— Как по-твоему, что на самом деле произошло с ее гражданским мужем? — спросила Бекки.

— Даже не представляю. По нашей последней информации, купил билет на самолет. Остается предположить, что уехал из страны.

Оба некоторое время помолчали. Сказать, что Оливия переживала из-за бегства гражданского мужа, — значит ничего не сказать. Какие слова в состоянии передать потрясение и страх несчастной девушки? Конечно же это нормальная реакция женщины, которую мужчина бросил с недавно родившимся ребенком. Но Тому показалось, что там все гораздо сложнее.

— И это только начало, — продолжил он. — Через два месяца Оливия обнаружила обоих родителей мертвыми.

Том вспомнил истерически рыдающую девушку. Оливия снова и снова выкрикивала, что это не мог быть несчастный случай. Но, как ни старались полицейские, ни одного доказательства преступления не обнаружили. Даже проверили совсем неправдоподобную версию: к делу причастен исчезнувший гражданский муж. Дануш Джахандер учился на инженера и писал диссертацию. Можно было с натяжкой предположить, что имел место коварный план с целью получить деньги по страховке.

— Ладно, подведем итоги. Первый муж — гражданский — сбежал. Родители умерли. Тут на сцене, будто благородный спаситель, появляется второй муж. Через семь лет он уезжает вместе с детьми, а потом заявляет, что предупредил жену. Оливия утверждает, что он лжет. Получается, она подозревает, что муж похитил детей? Ничего себе!

— Наверняка что-то утверждать сложно, но Филиппе поведение Бруксов показалось странным.

— Допустим, два года назад план похищения сорвался, и теперь муж решил предпринять новую попытку, но на этот раз подготовился поосновательнее…

Том повернулся к Бекки и вскинул брови.

— Продолжай, — велел он.

— Если этому типу так важно заполучить детей, он мог отделаться от жены, снова увезти их и где-нибудь спрятать. А что, на обдумывание плана было целых два года!

Но важному процессу выстраивания предположений некстати помешал телефонный звонок. Том включил громкую связь Bluetooth.

— Детектив Дуглас? — произнес хриплый голос дежурного сержанта.

— Слушаю, — ответил Том.

— Только что из дома Бруксов звонил констебль Митчелл, он сейчас с отцом детей, Робертом Бруксом. Ты ведь, кажется, как раз туда едешь?

— Именно. Минут через десять будем на месте. А в чем дело?

— Пока непонятно. Очень странная история. Констебль Митчелл заполнял документы и попросил у отца фотографии детей. В общем, как обычно в таких случаях. Мистер Брукс открыл комод, но коробка с фотографиями была пуста. Подумал, что жена переложила, но искать не стал — мол, чтобы не тратить время, лучше распечатать фотографии с компьютера. Но и там ни одной не оказалось — ни в папках, ни даже в «Корзине». И на телефонах то же самое — и у Роберта Брукса, и у жены. Я не сказал, что ее мобильный остался в сумке? Так вот, если верить Роберту Бруксу, во всем доме не осталось ни единой фотографии Оливии Брукс или детей.

Глава 9

Бекки была очень рада, что из всех присутствующих в пабе Том выбрал именно ее. Не то чтобы Бекки отличалась необщительностью, просто сейчас ей трудно было постоянно притворяться, будто все нормально. По крайней мере, с Томом она была знакома в «прошлой жизни» — так теперь Бекки называла этот период. Теперь ей постоянно казалось, будто все пялятся на нее, тычут пальцами и прыскают, прикрывая рты ладонями, словно школьники на уроке.

Со дня приезда в Манчестер Бекки с подобным поведением не сталкивалась, однако в Службе столичной полиции дела обстояли именно так. Стоило Бекки войти в помещение, и казалось, что собравшиеся замолчали или сменили тему, поскольку только что перемывали ей косточки. Идиотка самовлюбленная, твердила себе Бекки. Думаешь, все только о тебе и говорят! Впрочем, на это была причина.

Когда они притормозили перед домом Бруксов, само здание Бекки разглядеть толком не сумела. Хотя сегодня был день летнего солнцестояния, солнце зашло час назад, и света было достаточно только для того, чтобы оценить внушительные размеры дома и полюбоваться красивой, обсаженной деревьями улицей. Когда Бекки только начинала работать в полиции, она была поражена, узнав, сколько в таких домах совершается преступлений. Бекки выросла в неблагополучном районе Лондона и с детства сохранила убеждение, что проблемы бывают только у бедных. Как же она ошибалась! Оказалось, единственное различие состоит в том, что люди обеспеченные старательно скрывают произошедшее, руководствуясь ложным чувством стыда.

Но если пропадают дети, тут уж не до страха перед оглаской. Все полицейские терпеть не могли дела, связанные с причинением вреда детям, и Бекки не была исключением. Особой религиозностью она не отличалась, однако повторяла в уме нечто среднее между молитвой и обетом. Мы обязательно вас найдем, обязательно. Оставалось надеяться, что так и будет.

От раздумий ее отвлек Том:

— Ну ладно, Бекки. С потерпевшими мы с тобой разговаривали много раз, так что обычный порядок знаешь. Как всегда, представлюсь и отойду в сторонку. Буду наблюдать, а ты допрашивай мужа. Учитывая все обстоятельства, сомневаюсь, что жена просто уехала с детьми в гости, так что бдительность терять нельзя.

Бекки кивнула и, открыв дверцу машины, постаралась захлопнуть ее потише, чтобы не привлекать внимания к их появлению на тихой, мирной улочке. Единственными, кто мог бы разглядеть припаркованный перед домом полицейский автомобиль, были соседи напротив, но сейчас Бекки меньше всего хотелось спровоцировать наплыв сочувствующих соседей. Тем более что на самом деле ни о каком сочувствии речь не шла. Те, кто стучался в дверь, интересуясь, не нужна ли помощь, просто хотели первыми узнать, что случилось.

Когда они шли к главному входу, ярко вспыхнул сенсорный фонарь, но Бекки с Томом из темноты не выхватил. Бекки повернулась к Тому и пожала плечами, радуясь, что луч не ударил в лицо, и одновременно сомневаясь в эффективности работы этого приспособления.

Том нажал на кнопку, и за дверью раздался звонок — пронзительный, на одной ноте. Дверь открыл констебль, которого Бекки не знала. При виде их на молодом лице мелькнуло облегчение. Парень явно радовался прибытию старших по званию, которые снимут груз ответственности с его неопытных плеч. Констебль был похож на худенького, нескладного жеребенка. Руки и ноги выглядели чересчур длинными, и бедняга явно не знал, куда их девать.

Тома и Бекки провели в гостиную. С дивана поднялся мужчина и молча уставился на них. Причем смотрел в основном на Тома. Глаза были чуть прищурены.

— Мистер Брукс? Старший инспектор Том Дуглас, а это моя коллега, инспектор Бекки Робинсон. Вы, наверное, не помните, но мы с вами уже встречались, сэр. При расследовании обстоятельств смерти родителей вашей жены. Тогда я был просто инспектором.

Бекки заметила, что Роберт Брукс резко напрягся. Глаза его открылись шире. Брукс протянул руку, и Том пожал ее. Потом Брукс повернулся к Бекки и коротко кивнул, не удостоив рукопожатия. Видимо, посчитал слишком мелкой сошкой, ради которой не стоит соблюдать элементарные правила приличия.

Рядом с Томом Брукс казался мелким и тщедушным Сантиметров на десять ниже ее начальника и в плечах намного уже. Над глубоко посаженными глазами с тяжелыми веками нависали массивные брови. Брукс лихорадочно переводил взгляд с Тома на нее и обратно так, что белки глаз отсверкивали желтым в мягком свете расставленных по комнате настольных ламп. Однако лицо хозяина оставалось в тени. У Бекки возникло ощущение, будто за ними наблюдает хищник — ночная сова, выбирающая момент, чтобы спикировать на добычу.

— Спасибо, что приехали, — произнес Брукс. Он казался растерянным, будто не знал, что теперь делать, и ждал инструкций от них.

— Давайте присядем, сэр. — Том указал на диван, и Роберт торопливо плюхнулся обратно на подушки, будто боялся, что у него вот-вот подогнутся ноги. Бекки опустилась на диван напротив, а Том занял место сбоку, в кресле с прямой спинкой.

— Вы, наверное, уже все это рассказывали констеблю Митчеллу, — начал Том, кивнув на молодого человека, облегченно слившегося с обстановкой за спиной у Брукса. — Но если не возражаете, инспектор Робинсон и я хотим услышать подробности от вас, чтобы лучше оценить ситуацию.

Роберт Брукс молча кивнул. Том взглянул на Бекки.

— Вы уверены, что ваша жена не могла уехать с детьми на несколько дней? Она ведь, кажется, не ждала вас до завтра? — тут же перехватила эстафетную палочку Бекки.

— Оливия бы предупредила меня, я с ней разговаривал каждый день хотя бы один раз, но чаще два. Она была дома. Я ей звонил сегодня утром.

— Куда и на какой срок вы уезжали, сэр?

— В Ньюкасл, на конференцию. На две недели. В первую неделю Оливия отправилась с детьми отдыхать, но в субботу уже была дома. Я должен был вернуться завтра, но решил сделать ей сюрприз и приехал пораньше. Даже цветов и вина купил. Никак не ожидал, что ее может не оказаться дома.

Бекки видела, как Том со своего места наблюдает за Робертом Бруксом, и гадала, удалось ли начальнику прийти к каким-то заключениям. Ей уж точно нет. Брукс упорно не смотрел ей в глаза, и вообще его взгляд постоянно находился в движении.

— Значит, вы не предупредили жену о приезде? Вам, наверное, приходила в голову мысль, что на время вашего отсутствия она могла отправиться погостить к друзьям? Вы всем знакомым позвонили?

При этих словах на лице Роберта Брукса явственно отразилось раздражение.

— Мы так не делаем. Ни у кого не ночуем и не останавливаемся. У нас нет таких друзей. Даже если бы были, Оливия бы мне уже позвонила. Наше время для звонка давно прошло. Девять часов, каждый вечер. И по утрам, в семь, прежде чем она пойдет будить детей. Просто чтобы сказать «доброе утро».

— Вы точно знаете, что утром ваша жена была дома, сэр? На какой телефон вы звонили — на городской или на мобильный?

— Ни на тот, ни на другой. Мы пользуемся FaceTime для Macintosh. Это что-то вроде скайпа, можно делать видеозвонки. У нас обоих ноутбуки. Гораздо приятнее разговаривать лицом к лицу, чем просто слышать голос. Оливия всегда звонит из нашей спальни, чтобы я видел, как она лежит, откинувшись на подушки, и мог представлять ее себе в нашей постели. Это напоминает мне о доме. За все два года ни разу не было такого, чтобы мы с Оливией не созвонились, когда я в отъезде.

Бекки обратила внимание, как Брукс зыркнул на Тома. Должно быть, заметил, что выражения его лица считывают самым внимательным образом. Хозяина это определенно смущало. Бекки всегда становилось немножко стыдно в таких ситуациях. Человек сходит с ума от беспокойства, а они… Впрочем, случается всякое.

— Это ваш ноутбук, сэр? — спросила Бекки, указывая на тонкий кожаный футляр, лежавший на диване рядом с Робертом Бруксом.

— Да. Принес сюда на случай, если Оливия будет звонить. Сам много раз пытался дозвониться. Но теперь знаю, что на связь она не выйдет.

Тут в череду вопросов и ответов вклинился Том Дуглас:

— Почему вы так думаете, мистер Брукс?

Роберт Брукс откинулся на спинку дивана и прикрыл глаза.

— Оказалось, ее ноутбук остался дома. Нашел наверху, на дне шкафа.

— И что же вы с ним сделали, сэр? — спросила Бекки.

— Поставил заряжаться. Батарея села, вот и вставил в розетку — чисто машинально. Оливия часто забывала про такие мелочи, приходилось напоминать.

Роберт Брукс замер, устремив взгляд в какую-то точку над головой Бекки, но было ясно — он видит нечто недоступное другим. И Бекки безумно хотелось узнать, что именно.

— Ладно, продолжим. Если мы правильно поняли, ваша жена и дети пропали, но все их вещи на месте. Вы проверяли, не исчезло ли что-то из игрушек? Может, в доме где-то были спрятаны сбережения? А как насчет старых мобильных телефонов или кредитных карт, которыми вы редко пользуетесь?

— Да что ж такое? — взорвался Роберт. — Сколько раз повторять? Делайте уже что-нибудь, ищите мою жену, а не задавайте по сто раз одни и те же вопросы! Нет, ничего не пропало. Никаких секретных сбережений у Оливии нет, она вообще денег не зарабатывает, а семейным бюджетом распоряжаюсь я, у меня каждое пенни на счету. Детские вещи на своих местах, а мобильный у Оливии всего один, и он сейчас лежит в ее дурацкой сумке! Ничего не пропало. Ничего!

Кроме женщины и трех детей, подумала Бекки. Но озвучивать свою мысль не стала.

— Простите, если процедура вас раздражает, мистер Брукс, но необходимо проверить все варианты. Значит, вы считаете, что ваша жена пропала в промежутке между утренним разговором и четырьмя часами дня?

— Да, — еле внятно процедил Роберт сквозь стиснутые зубы.

— С вашей женой в последнее время не случалось ничего странного? Может, ей кто-то угрожал? А может, дети упоминали о чем-то из ряда вон выходящем? Например, видели подозрительного человека? Или разговаривали с ним?

Роберт снова принялся переводить взгляд с Бекки на Тома.

— Мне Оливия ничего не рассказывала, но что-то явно было не так. Скорее всего, решила не беспокоить, пока я в отъезде, — знала, что буду волноваться.

— Что вы имеете в виду, сэр? — уточнила Бекки.

— Ничего конкретного, просто Оливия в последнее время вела себя не совсем обычно. Ни с того ни с сего стала нервная, напряженная. Пару раз видел, как она что-то шептала на ухо Жасмин. Вообще-то не позволяю шептаться в своем доме. По-моему, у мужа и жены не должно быть секретов друг от друга. Пришлось сделать Оливии замечание.

Черт возьми, подумала Бекки. Он что, серьезно читает жене нотации из-за таких мелочей? Хорошо хоть, не наказывает и не орет. Хотя кто его знает…

— Значит, у жены завелись от вас секреты?

— Нет, конечно, никаких секретов. Перестаньте извращать мои слова. Просто она из-за чего-то беспокоилась, и Жасмин, кажется, тоже. Оливия не хотела волновать меня перед отъездом. Она ведь знала, как для меня важна эта конференция, а если бы у Оливии что-то случилось, я остался бы дома — она и это прекрасно знает. А теперь давайте угадаю следующий вопрос — нет, я понятия не имею, что могло ее встревожить.

И тут, к досаде Бекки, у нее завибрировал телефон. Бекки встала, извинилась и вышла.

Глава 10

Том так и не пришел к определенным выводам относительно ситуации. Оливия не ждала Роберта до завтра, и, учитывая их прошлую историю, можно предположить, что женщина просто поехала куда-то с детьми, не предупредив мужа. Что касается машины в гараже, тут все просто — за Оливией заехала подруга. И хотя пропавшая не захватила ничего из вещей, Том был уверен, что и этому есть разумное объяснение. Однако создавалось впечатление, будто супружескую чету буквально преследуют несчастья, а по опыту Тома, такие явления редко удается списать на совпадение.

Если Оливию похитили, то, по словам констебля Митчелла, она сама впустила злоумышленника в дом. Никаких следов взлома или незаконного проникновения не обнаружили, да и следов борьбы тоже.

— Хорошо, мистер Брукс. Раз вы не знаете, что тревожило жену, давайте вспоминать подробности. Расскажите обо всем, что происходило с тех пор, как вы говорили с ней в последний раз. Постарайтесь ничего не упустить, а констебль Митчелл будет делать записи.

Роберт Брукс откинулся на подушку дивана и уставился на одну из унылых картин на противоположной стене, будто в поисках вдохновения. Том обратил внимание, как Брукс едва ощутимо тряхнул головой и сел прямо, чуть наклонившись вперед и опершись предплечьями о колени.

— Сегодня утром, как всегда, поговорил с женой. Даже намеком не дал понять, что возвращаюсь: не хотел портить сюрприз. Из Ньюкасла выехал на машине, примерно в час, и сразу направился к дому. По пути нигде не останавливался, кроме заправки. Раз уж вас до такой степени волнуют подробности, заехал в цветочный магазин, ну, и еще в пару мест — купил бутылку вина, комиксы для детей… — Роберт провел пальцами правой руки по волосам так, что они встали дыбом. — В общем, добрался в начале пятого. Не верите мне — спросите любопытную старую кошелку из дома напротив. Она видела, как я подъезжаю. Целыми днями у окна торчит. Зовут миссис Престон. Мимо нее мышь не проскочит.

Когда Роберт говорил о соседке, рот его исказила гримаса. Да, со старушкой определенно необходимо побеседовать.

— Продолжайте. Итак, вы вошли в дом, и что дальше?

Роберт озадаченно взглянул на Тома:

— В каком смысле?

— Вашей жены не было, это мы уже поняли. И что же вы предприняли? Позвонили куда-нибудь? Проверили, на месте ли вещи? Пожалуйста, опишите все свои действия по порядку.

Лицо Роберта пошло красными пятнами.

— Сколько можно? Я уже все это рассказывал вашему человеку. — Брукс пренебрежительно махнул рукой в сторону Митчелла. — Зачем повторять одно и то же? Вы вообще собираетесь искать мою жену?

— Разумеется, сэр, но, чтобы поиски были успешными, надо разобраться, с чего начать. Вот почему вы должны ввести нас в курс дела еще раз. Если вы не против.

Роберт на несколько секунд закрыл глаза и плотно сжал губы, перед тем как продолжить.

— Я вошел в дом. Позвал Оливию, но она не ответила. Естественно. — Интонация Брукса прозвучала даже слишком язвительно. Он выдержал паузу, но, когда Том никак не отреагировал на досаду потерпевшего, продолжил: — Сумка Оливии лежала на столе. Я вытряхнул ее, и все вещи были на месте. Кошелек, карточка, телефон, даже ключи. Потом проверил гараж — машина Оливии стояла там. Моя жена очень любит свою машину, представить невозможно, чтобы она ее бросила. Когда наконец вспомнил про свой чемодан, отнес его наверх, а потом наткнулся на ее ноутбук. Вот и все. Утром Оливия была дома, а потом исчезла.

Хоть бы раз детей упомянул, подумал Том.

— Чем она обычно занимается в пятницу днем? У вашей жены есть какие-то привычки? Может, она ходит по магазинам? Или приглашает подруг на кофе? А где в это время дети?

— В школе. Заканчивают в половине четвертого. Иногда Оливия идет за ними пешком, иногда забирает на машине. А посторонних она в дом не зовет.

Не успел Роберт Брукс договорить, как дверь в коридор открылась. Похоже, Бекки успела услышать его последние слова. Взглянула на Тома, и тот едва заметно кивнул.

— Мистер Брукс, когда пропадают дети, мы первым делом обращаемся в школу. Рассудили, что дело срочное, и до понедельника ждать не можем, поэтому связались с директрисой. Она говорит, что ваши дети занятия не посещают. Верно, мистер Брукс?

Том внимательно наблюдал за Робертом. Выражение его лица разгадать было трудно, однако картина стоило того, чтобы ей полюбоваться. Щека у Брукса задергалась, и он принялся тереть ее рукой, однако это не помогло.

— Директриса, миссис Стоукс, утверждает, что вы с женой две недели назад решили перевести детей на домашнее обучение. Их последний школьный день был в пятницу перед началом каникул — то есть ровно две недели назад. С тех пор ваших детей никто не видел.


После неожиданного сообщения Бекки Роберт Брукс некоторое время переводил взгляд с нее на Тома, а потом встал и, не произнеся ни слова, покинул комнату. Том посмотрел Бруксу вслед, но решил не ходить за ним — пусть побудет один. А он пока обсудит ситуацию с Бекки.

— Ну и что ты обо всем этом думаешь? — спросил Том.

Бекки покачала головой:

— Странная история. Если верить миссис Стоукс, когда Оливия Брукс пришла договариваться насчет домашнего обучения, глаза у нее были на мокром месте. Миссис Стоукс пыталась отговорить ее, но Оливия ответила, что муж настаивает, и подписала все бумаги.

— А про самих детей директриса что-нибудь говорила? Как они себя ведут? Не возникало ли подозрений, что дома с ними плохо обращаются? В общем, что-нибудь важное, за что можно зацепиться.

— Нет, миссис Стоукс сказала, что дети очень хорошие. Жасмин немножко застенчивая, зато ее братья совершенные сорванцы, как и любые мальчишки их возраста, — энергичные, непоседливые, вечно вляпываются в истории. Директриса даже назвала их «сорвиголовами» — сто лет этого слова не слышала.

— А как насчет родителей? Какое у нее сложилось впечатление о них?

— Боюсь, тут все не так радужно. В последнее время Оливия Брукс, если можно так выразиться, пренебрегала материнскими обязанностями. Несколько раз забывала забрать детей из школы, а когда ей звонили, не подходила к телефону. Тогда они набирали Роберту на работу. Тот сразу бросал все и мчался за детьми, а потом выдумывал жене оправдания, но, по мнению миссис Стоукс, получалось не слишком убедительно.

— А что сказала сама Оливия?

— В том-то и дело, что ничего. Заявила, что перепутала. Мол, думала, детей должен был забрать муж. Но эта обязанность лежала целиком на ней, Роберту Бруксу заезжать в школу не позволяет рабочий график. Директрисе все это показалось подозрительным.

Том был полностью солидарен с миссис Стоукс. Зачем Роберт Брукс настаивал, чтобы дети не ходили в школу? Не хотел, чтобы их хватились? А Оливия? Судя по рассказу, нельзя исключать, что у этой женщины некие психические проблемы.

— А теперь пора возвращать Роберта Брукса.

— Хорошо, но сначала расскажу еще кое-что. На неделе миссис Стоукс заходила к Оливии домой. Принесла учебники и хотела рассказать, что сейчас проходят бывшие одноклассники детей. Никого не было дома. Миссис Стоукс очень рассердилась. «Это обучение на дому, а не бессрочные каникулы!» — заверещала Бекки тоненьким голоском, явно подражая директрисе. — В общем, миссис Стоукс оставила книги у соседки напротив.

— Интересно. А может, Оливия просто вышла за продуктами или повела детей в музей — это ведь тоже можно расценивать как часть образования?

— Может быть. Но соседка, которой миссис Стоукс отдала учебники, упомянула, что у нее сложилось впечатление, будто в доме уже неделю никого нет. А еще я поинтересовалась у миссис Стоукс насчет фотографий. Надеялась получить хотя бы несколько у школьного фотографа, раз в доме ничего нет.

— Хорошая мысль, — кивнул Том. Он с радостью заметил, что в глазах Бекки снова появился знакомый блеск.

— Мысль-то хорошая, но толку никакого. Оказалось, два года назад Оливия Брукс попросила, чтобы ее детей не фотографировали. Вообще. И не объяснила почему. Просто сказала, что ей это не нужно. Так что фотографий у нас как не было, так и нет.


Бекки отправила констебля Митчелла за Робертом Бруксом, и тот доложил, что хозяин лежит на кровати.

— Обещал, что сейчас спустится, мэм, и все бормотал про школу. Сказал, в первый раз слышит, что детей перевели на домашнее обучение.

— Как по-вашему, Брукс говорит правду? — уточнила Бекки.

— Не знаю. Он же в глаза не смотрит. Никак не пойму, что он за человек. Извините, мэм.

— Боюсь, в этом вы не одиноки.

Наверху хлопнула дверь. Ожидая появления Роберта, все заняли свои места. Тот вошел в гостиную и снова направился к дивану. Лицо было бледным, только на скулах проступил неравномерный румянец, напоминающий злостную форму сыпи.

— Простите, нужно было собраться с мыслями. Даже не знаю, что сказать. Вот это новость. Я…

— Ничего страшного, мистер Брукс. Позже обсудим. А теперь вернемся к насущной проблеме — как разыскать вашу жену и детей? Вы уверены, что в доме нет ни единой фотографии?

Бекки внимательно наблюдала за Робертом Бруксом. Тот качал головой, всем своим видом демонстрируя озадаченность. Но что, если Брукс притворяется? Бекки терялась в догадках.

— Не люблю украшать комнаты фотографиями. Предпочитаю произведения искусства — сдержанно и со вкусом.

Роберт указал на картины, висящие на стенах. Сама Бекки никогда бы не подумала, что эти произведения имеют какое-то отношение к хорошему вкусу. Впрочем, вынуждена была признать Бекки, во всем, что касается искусства, она, мягко говоря, не эксперт.

— Раньше фотографировал Оливию, но она этого не любит. Терпеть не может смотреть на собственные снимки. Не понимаю почему. Моя жена была очень красивая.

Бекки промолчала, но украдкой переглянулась с Томом. Заметил ли он, что Брукс употребил прошедшее время? Оба ждали, что еще скажет потерпевший.

— Вообще-то у нас были фотографии — в телефонах, в компьютере. И в ящике лежала целая коробка, но ни одной не могу найти. Извините, не представляю, куда они все подевались. Наверное, Оливия решила навести порядок, убрать лишнее…

Как ни хотелось Тому подробнее обсудить тему фотографий, было очевидно, что от Роберта больше ничего не добьешься. Том решил изменить подход.

— Мистер Брукс, вы говорили, что в первую неделю конференции в Ньюкасле ваша жена ездила отдыхать.

— Да. Мы отдыхаем несколько раз в год, на Энглси, всегда в одном и том же пансионе. Вернее, не совсем так. В прошлом году Оливия пыталась забронировать номер на октябрь, но в это время наш пансион был закрыт. Тогда Оливия нашла другой. Я, конечно, зашел на их сайт в Интернете. В общем-то мне все понравилось. Поговорил с хозяйкой — надо же убедиться, что имеешь дело с ответственным человеком. После того, что случилось с родителями Оливии, мы стараемся не останавливаться в чужих домах, а если все же приходится это делать, всегда проверяю, соблюдены ли правила безопасности, есть ли сигнализация и так далее. У меня не было времени поехать туда самому и все проверить, но мы собирались снова отдохнуть там в июле, как только закончатся экзамены.

— Пожалуйста, сообщите, где именно и когда отдыхала ваша жена. Мы позвоним хозяйке и уточним, действительно ли она была в этом пансионе.

Роберт сердито поджал губы.

— Что за бред! Конечно была! Я с ней разговаривал. Оливия обошла с ноутбуком весь номер, чтобы я посмотрел, как она устроилась. Даже пляж из окна показала! Какие тут могут быть сомнения?

Тома вспышка Брукса нисколько не смутила. Бекки вспомнила, чему ее учил начальник: когда собеседник пытается затеять скандал, лучший способ избежать накала страстей — игнорировать все выпады.

— Вы наверняка правы, мистер Брукс, но информация о пансионе нам в любом случае пригодится. Констебль Митчелл запишет название, адрес и телефон, и мы свяжемся с хозяйкой, чтобы проверить кое-какие детали.

Роберт Брукс нехотя сообщил требуемое. Закрыв блокнот, констебль Митчелл удалился на кухню.

Том подался вперед:

— Мистер Брукс, когда инспектор Робинсон разговаривала с миссис Стоукс, директриса упомянула, что ваша жена иногда забывала забирать из школы детей. Потом вы сказали, что ничего не знаете о переводе на домашнее обучение. Заранее простите за вопрос, но в свете полученной информации вынужден поинтересоваться: у вашей жены не было проблем с психическим здоровьем? Пожалуйста, ответьте честно. Это очень важно.

Роберт уронил голову на руки, но перед этим Бекки успела заметить, как он на секунду превратился в живое воплощение стыда.

Глава 11

В голове у Тома уже в который раз прозвучал тревожный звоночек, игнорировать который становилось все труднее. Он был уверен: даже если у четы Брукс были какие-то проблемы, Роберт ни за что не признается. Однако необходимо понять, на что способна Оливия. Могла она уйти сама или стала жертвой преступления?

Роберт наконец взял себя в руки и ответил на вопрос о психическом здоровье Оливии. Сказал, что в целом все было в порядке, хотя его иногда беспокоила ее забывчивость. Супруги даже придумывали вместе разные приемы, чтобы Оливия помнила, что и когда нужно сделать. Интересно, могла ли она поехать куда-нибудь с детьми и заблудиться? Или вовсе забыть, куда направляется? Тому было известно, что и манчестерская, и чеширская полиция поставлены в известность о случившемся. Кроме того, обзванивают все больницы. Если Оливия действительно потерялась, ее, скорее всего, скоро найдут. Том видел, что Роберт глух к попыткам Бекки выудить какую-нибудь полезную информацию. Взгляд Брукса казался остекленевшим, мыслями он явно витал где-то далеко.

Но было и еще одно обстоятельство, не дававшее Тому покоя. По всему было видно, что дом содержится в строжайшем, прямо-таки невероятном порядке — учитывая, что здесь живут трое детей. Обстановка была не просто «сдержанной», а холодной. Чисто, как в операционной. Тогда почему всю мебель покрывает тонкий слой пыли? Когда она успела скопиться, если Оливия покинула дом только сегодня утром?

Настораживало и отсутствие фотографий. Если бы Бруксы вообще не фотографировались, это было бы странно, но во всяком случае понятно. А тот факт, что снимки были, но исчезли, совершенно не поддавался объяснению. Том решил попросить кого-нибудь покопаться в ноутбуках. Как только констебль Митчелл поговорит с хозяйкой пансиона, следует заняться этим вопросом.

Не успел Том об этом подумать, как открылась дверь, и констебль жестом попросил его зайти на кухню. Парень немного нервничал, и Том пришел к выводу, что Митчелла только недавно допустили до самостоятельной работы. Вот бедолага. И угораздило же столкнуться с таким запутанным делом!

— Сэр, я говорил с хозяйкой пансиона в Уэльсе. Она подтвердила, что миссис Брукс неделю отдыхала у нее с тремя детьми и уехала в субботу. Эта женщина утверждает, что не заметила в поведении постояльцев ничего странного. Они остались довольны и выразили желание снова отдохнуть в ее пансионе летом.

— Хорошо, спасибо, — ответил Том. Его внимание привлекла висевшая на стене пробковая доска длиной около двух метров. Она была совершенно пуста, не считая нескольких канцелярских кнопок. Между тем констебль Митчелл продолжал говорить, и Том повернулся к нему…

— Прости, отвлекся. Можно еще раз?

— Конечно. Хозяйка утверждает, что мистер Брукс заезжал навестить жену. Эта женщина сказала следующее, — констебль Митчелл заглянул в блокнот: — «Очень жаль, что я так и не познакомилась с мистером Бруксом. Правда, мы разговаривали по телефону, но было очень обидно, что он даже поздороваться не зашел. Утром, когда я встала, он уже уехал».

Том взглянул на полицейского:

— Ты точно ничего не напутал?

Тому сразу стало стыдно, потому что молодой констебль ужасно встревожился и поспешно встал по стойке смирно, вытянув длинные тощие руки вдоль боков.

— Нет, сэр. Я все записал.

— Ничего не понимаю. Что за ерунда? — произнес Том. Увы, вопрос был риторический. — Надо позвонить в полицию Энглси, пусть нанесут визит хозяйке пансиона. Если не прямо сейчас, то завтра утром — обязательно. Необходимо как следует расспросить эту женщину. Скажи им, чтобы выяснили больше подробностей, пусть вспомнит каждую мелочь. А я пока продолжу беседу с мистером Бруксом. Разберусь, зачем он солгал. А завтра с раннего утра начнем обходить соседей, пока не разбежались по своим делам. Ты ведь знаком с процедурой?

Констебль Митчелл медленно кивнул.

— Вот и отлично. Будут проблемы — обращайся, не надо стесняться. Договорились? Все мы когда-то начинали. Уж лучше задать вопрос, чем испортить дело.

Том подошел к пробковой доске и принялся внимательно ее разглядывать. Обернулся через плечо.

— Пойди-ка сюда. Что ты здесь видишь? — спросил он.

В первую секунду констебль Митчелл озадаченно уставился на доску, но потом указал на левый верхний угол.

— Под одной из кнопок остался кусочек бумаги. Как будто отсюда что-то сорвали.

— Молодец. — Том опустил голову и поглядел вниз. — На полу валяется еще одна кнопка. Все сходится. Как по-твоему, что теперь надо сделать?

— Посмотреть в мусоре? — предположил констебль Митчелл.

Том кивнул:

— Надевай перчатки, и за дело. Может, что-то и найдешь. В любом случае мусор проверить не помешает. Если Оливия Брукс и дети жили здесь всю неделю до сегодняшнего дня, должны остаться какие-то следы их пребывания в доме.

Том ободряюще кивнул Митчеллу и вернулся из кухни в гостиную. Бекки продолжала задавать вопросы, но явно начала выдыхаться. Вахту принял Том. Пока он не собирался спрашивать Роберта о поездке на Энглси. Чутье подсказывало, что, стоит Бруксу понять, до какой степени осведомлена полиция, из него ни слова вытянуть не удастся.

— Мистер Брукс, если не возражаете, мы заберем компьютер вашей жены для проверки. Вы же не против? Возможно, с его помощью нам удастся напасть на след. А заодно позвольте взять и ваш, хотим посмотреть историю звонков на FaceTime.

— Это еще зачем? Вы там ничего не найдете, кроме времени, когда я ей звонил. Сами разговоры не записываю.

— Узнаем, откуда ваша жена выходила на связь.

Роберт покачал головой, едва сдерживая досаду:

— Оливия была дома! По-вашему, я собственную спальню не узнаю?

— В таком случае это поможет обозначить временные рамки и восстановить ход событий. Ваша соседка сообщила директрисе школы, что не видела Оливию целую неделю. Когда вы общались с женой, что было видно на экране — только подушка у нее за спиной или что-нибудь еще?

Роберт в буквальном смысле слова схватился за голову. Создавалось впечатление, что у него из ушей вот-вот повалит пар, точно из чайника.

— В тысячный раз повторяю! Оливия сидела здесь, в нашей спальне, среди наших подушек! В этом самом доме. — Роберт произносил каждое слово очень медленно и внятно, для выразительности покачивая поднятым пальцем. — И не только сегодня, но и всю неделю. Если эта назойливая старая кляча не видела мою жену, это еще не значит, что ее тут не было. Миссис Престон постоянно следит за соседями, но торчать у окна двадцать четыре часа в сутки без перерыва даже ей не под силу.

— Хорошо. Тогда скажите, нет ли в доме других компьютеров, которыми могла воспользоваться Оливия? Скажем, большого стационарного? А может, у детей были какие-то устройства с выходом в Интернет?

Роберт покачал головой:

— Оливия пользовалась только своим ноутбуком. А что касается детей, мы договорились — в Интернете им делать нечего. К компьютерам мы их не подпускали.

Том хотел было спросить, как же они делали уроки, но вовремя сдержался. Это, конечно, не его дело, но дочь Тома, Люси, которая была лишь чуть-чуть постарше исчезнувшей Жасмин, постоянно прибегала к помощи Всемирной сети. Оставалось надеяться, что им с бывшей женой удалось внушить девочке элементарные правила предосторожности, но, если запретить Люси выходить в Интернет, дочка будет сильно отставать от одноклассников.

— Значит, больше в доме компьютеров нет? — уточнил Том.

— Только у меня в кабинете, но Оливия не смогла бы им воспользоваться. Этот компьютер защищен паролем.

— Можно посмотреть? — спросил Том.

Роберт со вздохом поднялся с дивана. Наклонился, поднимая связку ключей с журнального столика, и вышел из комнаты, показывая дорогу. Когда Брукс вставил нужный ключ в замок, Том переглянулся с Бекки. Та озадаченно нахмурилась.

— Зачем вы запираете эту комнату, мистер Брукс? — спросила Бекки.

Роберт нетерпеливо прищелкнул языком, будто речь шла о простых, очевидных вещах.

— Я здесь работаю. Не хочу, чтобы дети врывались, мешали, трогали компьютер… Когда приехал ваш констебль, я его впустил, но у меня вошло в привычку всегда запирать за собой дверь.

— А у вашей жены есть ключ от кабинета? — спросил Том, уже заранее предвидя ответ.

— Нет. Он ей не нужен. Оливия убирает кабинет, когда я дома, но в мое отсутствие туда не заходит.

Том кивнул, будто подобное устройство семейного быта абсолютно в порядке вещей.

— И последний вопрос, мистер Брукс. Если не ошибаюсь, вы пробыли в Ньюкасле две недели?

— Естественно. Я же сказал.

— Понятно. Тогда объясните, почему хозяйка пансиона на Энглси заявляет, будто в середине прошлой недели вы заезжали проведать жену?

Роберт Брукс развернулся на каблуках.

— Что вы сказали?

— Главным образом меня интересует, действительно ли вы навещали жену неделю назад, когда она отдыхала с детьми на Энглси.

— Нет. Я уже объяснял, что все две недели провел в Ньюкасле и не выезжал из отеля. Работы было невпроворот, отлучиться не мог. Спросите кого угодно.

— Непременно, мистер Брукс. Спасибо за помощь.


Бекки казалось, что сегодня они выяснили многое, но при этом не узнали ничего. Еще полчаса допрашивали Роберта Брукса, задавая самые разные вопросы — и о конференции, и об утреннем разговоре с Оливией. Однако единственное, чего удалось добиться, — получить список людей, которые, по словам Роберта, могли подтвердить, что он действительно был в Ньюкасле.

Бекки посмотрела на Тома, обменивавшегося телефонами с Робертом Бруксом, и, не удержавшись, снова принялась сравнивать двух мужчин. На фоне спокойного, непринужденного поведения Тома нервозность Роберта особенно бросалась в глаза. Этот человек был просто не в состоянии сидеть спокойно, даже глаза находились в постоянном движении. А еще у Брукса была, мягко говоря, странная привычка ни при каких обстоятельствах не смотреть собеседнику в глаза. Тут в дверь заглянул констебль Митчелл. Не желая беспокоить Тома, Бекки отправилась узнать, что удалось выяснить.

— Инспектор Дуглас велел осмотреть мусор, — объяснил Митчелл. — В ведре на кухне ничего не обнаружилось. Судя по запаху, его вымыли дезинфицирующим средством. Тогда я заглянул в мусорный бак во дворе. Там тоже было пусто, если не считать двух вещей — пакета из магазина «Джон Льюис» и… вот этого.

Констебль Митчелл развернул широкий лист бумаги и расстелил на кухонном столе.

— Судя по оторванному углу, оставшемуся под канцелярской кнопкой, это висело на стене.

Бекки поглядела на таблицу и достала телефон. Сфотографировать эту штуку не помешает.

— Кажется, это что-то вроде распорядка дня, — предположил Митчелл.

Распорядок — не то слово. На листе размером два на один метр были расписаны каждые полчаса каждого дня на протяжении месяца. А для следующего месяца отводилось пустое место. Бекки наклонилась и принялась читать плотные строки. Скрупулезность хозяйки поражала.

«15:20 — выйти из дома, чтобы забрать детей из школы.

15:40 — вернуться из школы с детьми».

Это была последняя запись, датированная сегодняшним числом. У Оливии был в деталях расписан каждый день. Бекки заметила, что для детского распорядка отводилась отдельная таблица, внизу которой были аккуратно прикреплены напоминания. На этом листе подробно описывалось, в какое время Оливия покидала дом и когда возвращалась. Кроме того, она зачем-то перечисляла всех, кто звонил по телефону, хотя никаких важных переговоров не вела.

«Звонок в 10:30. Ошиблись номером». Кто вообще такое записывает?

Когда Роберта спросили о наличии у жены психических проблем, тот ответил, что они вместе боролись с забывчивостью Оливии. Очевидно, придумали какую-то систему напоминаний. Но этот график, судя по всему, был составлен отнюдь не заранее — Оливия писала о вещах, которые уже сделала или вот-вот собиралась сделать. Попадались записи вроде: «Вернулась в супермаркет «Сэйнсбери» — забыла яйца. Домой пришла через двадцать минут». Возникало ощущение, будто вся эта информация предназначалась не для самой Оливии, а для кого-то другого. А еще, если верить расписанию, сегодня — точнее, вчера, ведь было уже далеко за полночь — Оливия якобы забирала детей из школы. Однако достоверно известно, что ни в какую школу они не ходили.

Бекки принялась внимательно изучать таблицу. Почти все записи были сделаны то карандашом, то красной ручкой, то синей, иногда даже детскими мелками. Но при составлении распорядка последних нескольких дней использовалась одна и та же ручка — правда, почерк остался прежним. Надо кому-нибудь показать этот лист. Хотя вряд ли найдется человек, способный разобраться в такой абракадабре. Кто знает, возможно, Оливия писала все это давным-давно. Не говоря уже о том, что с таким же успехом таблицу мог составить и Роберт.

Глава 12

СУББОТА

Когда из дома наконец исчезли люди с беспрестанно звонящими мобильными телефонами, задававшие бесконечные вопросы, Роберт выждал пятнадцать минут. Потом схватил бутылку воды, ключи от машины, кошелек и покинул дом через главный вход. Загорелся сенсорный фонарь, но до подъездной дорожки луч не доходил, хотя, казалось бы, ее-то он и должен освещать в первую очередь. Фонарь был нацелен прямо на окно миссис Престон в доме напротив. Надо будет поправить. Роберт заметил, как от окна спальни отпрянул темный силуэт. Странное поведение фонаря, вне сомнения, привлекло внимание соседки, и она будет с интересом ожидать дальнейшего развития событий. Скоро миссис Престон получит возможность высказаться по полной программе. Роберт был уверен, что с самого утра полиция начнет обходить соседей.

Он планировал уехать как можно тише, но раз уж эта любительница лезть в чужие дела не сводит глаз с дома, Роберт решительно завел машину и собирался было стремительно вылететь на дорогу под визг шин, лишь бы позлить старую идиотку, но тут заметил, что на их улице припаркован чей-то автомобиль. Причем принадлежал он явно не кому-то из здешних обитателей. Роберт сразу догадался, в чем дело. Проклятая полиция. Роберт ослабил давление на педаль газа и под тихий шум дорогого двигателя медленно и почти неслышно выехал с подъездной дорожки. Если полицейские поедут за ним, что-нибудь придумает.

Но, к удивлению Роберта, он уже добрался до прямой дороги, ведущей к шоссе М56, а слежки так и не заметил. Видимо, подозрения оказались беспочвенными. В час ночи движение отсутствовало как таковое. Будь за Робертом хвост, он бы об этом знал. Предстояло два часа пути, но, несмотря на усталость, спать не хотелось, даже наоборот. Роберт с трудом удерживался, чтобы не превысить скорость. Нет, сегодня ни к чему привлекать к себе лишнее внимание. Роберт понятия не имел, связана ли дорожная полиция с полицией уголовной, но, если его имя фигурирует в каких-то общедоступных списках, рисковать ни к чему.

Вдобавок ко всему разыгралось ненастье. День был ясный и солнечный, а ночью непонятно откуда налетел сильный ветер и принялся яростно раскачивать деревья. Благодаря погоде и позднему часу Роберт добрался до цели даже раньше, чем планировал, — всего за час пятьдесят минут. Конечно, звонить в чужую дверь в три часа ночи недопустимо, особенно если хочешь добиться нужного результата. Тут надо действовать осторожно, а это значит не торопиться и держать эмоции под контролем. Вряд ли хозяева пансионов валяются в постелях допоздна, им ведь надо готовить завтрак для постояльцев. Что ж, придется подождать. Конечно, решение отправиться на Энглси посреди ночи было принято импульсивно, однако Роберту было важно поговорить с хозяйкой пансиона первым.

В этот час пансион скрывала темнота. К главному входу вела широкая дорожка. Снаружи над дверью висела единственная лампа, отбрасывая слабый круг света. На фоне звездного неба Роберт смутно различил колпаки высоких дымовых труб и рассмотрел выкрашенные в белый цвет оконные рамы, ярко контрастировавшие с традиционным серым известняком стен.

Роберт откинул спинку мягкого кожаного сиденья в своем «Ягуаре-XJR», прилег и закрыл глаза. Но сон не шел. Перед глазами так и стояла Оливия. В голове пронеслись события начиная с момента, когда он впервые встретил ее, и заканчивая днем, когда видел жену в последний раз. Роберт каждые несколько минут смотрел на часы. Время тянулось невыносимо медленно. Он старался отгородиться от мыслей об Оливии, но это было просто невозможно. К пяти часам утра от неподвижности свело все мышцы, а чувства прошли всю гамму от ярости до страха и обратно. Дольше оставаться в машине было невозможно.

Роберт открыл дверцу и сразу ощутил острый морской запах. Волны размеренно накатывали на песок. Роберт обернулся и окинул взглядом пляж, в это июньское утро залитый светом восходящего солнца. Потом пригляделся внимательнее. Что-то было не так, но что именно, Роберт сообразить не мог. Выговорив себе за мнительность, он зашагал прочь от маленькой гавани. Дошел до противоположного края бухты и, опустившись на гладкий камень, принялся смотреть на море. Мрачные мысли накатывали подобно прибою. Роберт надеялся, что прохладный утренний ветерок поможет отвлечься и перейти от абстрактных размышлений к конкретным планам. Но надежда оказалась напрасной.

В половине шестого Роберт решил вернуться к своему наблюдательному посту и медленно направился обратно к машине. Между тем ночные тени постепенно таяли в оранжевом сиянии солнца. Наконец Роберт разглядел проблеск света между задернутыми шторами одной из комнат. Похоже, кто-то не спит. Спустя показавшиеся бесконечными двадцать минут занавески раздвинули, и электрический свет был выключен. Роберт выждал еще пять минут и, выбравшись из машины, тихо закрыл за собой дверцу. Подошел к дому сзади — туда, где, по его расчетам, должна была располагаться кухня. Через распахнутое окно доносились приглушенные звуки радио. Ведущий объявлял следующую песню. Хит Майкла Бубле. Роберт поймал себя на том, что чуть не улыбнулся. Оливия терпеть не могла Майкла Бубле. Говорила, его песни отупляют точно наркоз. Сегодня это как раз кстати. Пахло жарящимся беконом. Только сейчас Роберт сообразил, что целые сутки ничего не ел. Вчера так торопился домой, что даже пообедать не остановился. При мысли о еде слегка затошнило, и Роберт проглотил наполнившую рот слюну.

Он резко стукнул в дверь три раза и услышал тихое «иду», произнесенное с уютным валийским акцентом. Загремели сковородки — видимо, хозяйка убирала с конфорки бекон. Роберт подумал, что его, наверное, можно принять за бродягу — рубашка измята, щеки небритые. Впрочем, так, наверное, даже лучше.

Женщина, открывшая дверь, в точности соответствовала ожиданиям Роберта. Чуть за шестьдесят и выглядит на свой возраст, безмятежно-спокойное выражение лица безошибочно выдает человека, довольного жизнью. Седые волосы подстрижены коротко — прическа сугубо практичная, никаких украшательств. Зато розовая помада даже слишком яркая. Женщина мило улыбнулась, однако в глазах мелькнула настороженность.

— Доброе утро, — приветливо произнесла хозяйка. — Чем могу помочь?

Роберт улыбнулся в ответ и протянул руку.

— Миссис Эванс, меня зовут Роберт Брукс. Позвольте зайти на минутку. Хочу кое-что спросить о моей жене.

Глава 13

— Что?! — У Тома Дугласа не было привычки кричать на людей по телефону, но, с другой стороны, судьба нечасто сводит с такими непроходимыми тупицами, как Райан Типпеттс. — Райан, мы нарочно ждали, пока ты доберешься до места, чтобы спокойно уехать. Мы ни малейшего представления не имеем, что случилось с Оливией Брукс и ее детьми. Может, они все убиты, а может, Роберт Брукс их где-то прячет. У нас нет ни единой зацепки, поэтому я и велел тебе следить за домом на случай, если Оливия вернется или Роберт куда-то отправится! А теперь будь добр, объясни, что тут было непонятного?

Том нетерпеливо выслушивал оправдания Райана и не верил ни единому слову. Значит, услышал на противоположной части улицы подозрительный шум и решил разобраться? Как же! Скорее всего, просто заснул. Тогда понятно, почему Типпеттс заметил исчезновение припаркованного рядом с домом «ягуара» лишь несколько часов спустя.

— Да, согласен, хозяин мог переставить машину в гараж, но почему тебе не пришло в голову проверить, действительно ли она там? На этой стадии расследования мы не имеем возможности официально установить наблюдение за Робертом Бруксом, но на твоем месте любой сообразил бы доложить, что объект куда-то уехал.

Том еще десять секунд слушал глупые отговорки и тут заметил стоящую за стеклянной дверью кабинета Бекки. Та активно пыталась привлечь его внимание — явно хотела сообщить что-то важное. Ладно, хватит на сегодня общения с Типпеттсом.

— Райан, не своди с дома глаз, уяснил? Как только Роберт Брукс вернется, немедленно сообщи — если он, конечно, вернется.

Том аккуратно опустил трубку. Еще в начале карьеры он понял, что швырять ее в конце разговора не только грубо, но и бесполезно: человек на другом конце провода слышит обычный щелчок, такой же, как если бы разговор закончился спокойно, чинным порядком. Да, после звонков этого несносного типа приходить в себя надо постепенно. Том сделал глубокий вдох и подал Бекки знак, чтобы заходила.

— Только что звонили из полиции Энглси, — начала она. — В пансион они приехали в восемь часов утра. Думали, что раньше нет смысла, но ошибались. Там уже побывал гость. Роберт Брукс разговаривал с хозяйкой в шесть.

Вот черт. Только этого не хватало! Подозреваемый в преступлении — если преступление вообще было — вмешивается в ход следствия и активно мешает выяснению истины. Ну, попадись Тому Райан Типпеттс…

Бекки продолжала стоять в дверях, и Том пригласил ее сесть, радуясь, что сегодня коллега выглядит чуточку пободрее. Возможно, новое запутанное дело помогло ей отвлечься от проблем, какими бы они ни были. Бекки с досадой пожала плечами.

— Эти свидетели… Иногда придушить хочется, честное слово! Полицейские говорят, что миссис Эванс общалась с ними нехотя, да еще вдобавок извинилась и заявила, что все перепутала. Мол, Роберт Брукс на прошлой неделе к жене не приезжал. В первый раз она его увидела сегодня утром.

— Тогда почему раньше утверждала, что приезжал, да еще и с полной уверенностью?

— Теперь миссис Эванс заявляет, будто ошиблась. Ночью кто-то из постояльцев действительно принимал гостя, и хозяйка подумала, что это мистер Брукс. Однако произошло недоразумение. Народ в пансионе постоянно меняется, запутаться немудрено…

Том призадумался.

— И что, местные полицейские поверили?

— По-моему, не очень. Сказали, миссис Эванс нервничала, ей не терпелось закрыть тему. Попытались на нее надавить, разобраться, с чего вдруг хозяйка изменила показания, но она еще больше распереживалась. Клялась и божилась, что до этого дня Роберта Брукса не видела, причем говорила убедительно. Полицейские рассудили, что во всяком случае тут она не обманывает.

— Значит, пообщалась с Бруксом и сразу поняла, что ошиблась? Интересно… Что же он ей сказал? Может, хозяйка сообщила какую-нибудь примечательную деталь?

— Вроде нет. Миссис Эванс рассказывает следующее. Брукс попросил показать комнату, где спала Оливия. А когда хозяйка его туда привела, уставился на кровать, а потом подошел к окну и стал смотреть на пляж. Бормотал что-то про цвет песка. Хозяйка еще удивлялась — мол, чем его цвет не устраивает? Обычный песок. Обычного песочного цвета. Вот и все. А еще Брукс все время поглядывал на часы. Наверное, догадывался, что скоро приедет местная полиция. Впрочем, мы ему сами вчера сказали. Где Брукс сейчас, неизвестно. Возможно, на пути к дому. Очень на это надеемся. Распорядилась, чтобы просмотрели записи камер — вдруг удастся заметить его машину на А55 или М56? Если в ближайшее время обнаружить Брукса не удастся, круг поисков придется расширить.

— Держи меня в курсе дела. Хочу встретиться с Робертом Бруксом, как только он объявится. — Подавив раздражение, Том откинулся на спинку вертящегося кресла. — Ну, Бекки, и что ты обо всем этом думаешь? Чутье ничего не подсказывает?

Бекки пожала плечами:

— Этому Бруксу есть что скрывать.

— В смысле?

— Пока не разобралась. Все время вспоминаю, что он уже один раз увозил детей. Вдруг он что-то с ними сделал и убил Оливию? Да еще эта история с домашним обучением. Брукс клянется, будто ему об этом ничего не известно. А таблица в мусорном баке? Тут он снова ничего вразумительного сказать не смог. Однако, судя по всему, этот человек следил за каждым шагом Оливии.

Бекки была права. Заходя с разных сторон, они расспрашивали Роберта, зачем такое подробное расписание, а тот лишь твердил, что это памятка для Оливии. Каким образом таблица может решить проблему с рассеянностью, Том не представлял. А еще по графику выходило, что Оливия пропала перед самым приездом Роберта. Но если дети в школу не ходили, почему в расписании указано, в котором часу их забирали домой?

— У меня от этой штуки мурашки по коже, — призналась Бекки, корча гримасу, будто проглотила что-то кислое. — Да, у некоторых есть привычка составлять списки дел, чтобы ничего не забыть. Но тут каждая мелочь по минутам расписана! Удивляюсь, и как она не указала, во сколько в туалет ходила. И кабинет, который постоянно на замке, очень настораживает. Надо бы покопаться в этом компьютере. Брукс не особо обрадовался, когда мы вчера захотели туда наведаться. В общем, говори что хочешь, но чувствую одно: Бруксы ни на грош друг другу не доверяли.

— А пропавшая простыня? — прибавил Том.

Уже после обыска констебль Митчелл заметил, что на кровати в хозяйской спальне нет простыни. Заглянул в корзину для грязного белья, стоящую у двери, но и там отсутствующего предмета не оказалось. Отправился в кладовку — и стиральная машина, и сушилка были пусты. Конечно, можно предположить, что простыню постирали и убрали в шкаф, но в остальном кровать была застелена ровно и аккуратно, и это обстоятельство показалось констеблю Митчеллу странным.

Бекки покачала головой:

— Не знаем, что и думать, но на всякий случай приняли к сведению.

— Полагаю, из больниц новостей нет? И камеры видеонаблюдения никого похожего не зафиксировали?

— Женщина и трое детей, подходящие под приметы, пешком мимо камер не ходили, а поскольку собственную машину Оливия не взяла, за дорогами следить нет смысла. Проверили звонки на ее мобильном телефоне — за последнее время ни одного. Кажется, она им вообще не пользовалась.

Том сцепил руки в замок на затылке.

— Роберт Брукс утверждает, что разговаривал с женой каждый день, и она все это время была дома. Но создается впечатление, будто там уже некоторое время никто не жил. Во-первых, слои пыли. Можно допустить, что Оливия не особо следила за порядком. Но чтобы женщина, моющая мусорное ведро дезинфицирующим средством, не вытирала пыль? Впрочем, это еще пустяки, есть доводы и весомее — получается, что Оливия каким-то чудом умудрялась вести безотходное хозяйство и ничего не выбрасывала. Замечу, мусор вывозили во вторник, за три дня до предполагаемого исчезновения Оливии и детей.

— А я проверила холодильник, — подхватила Бекки. — Ни единого скоропортящегося продукта. Молока, например, вообще не было. И овощей.

— Другими словами, в таблице все неправда, а Роберт Брукс клянется, что до пятницы Оливия была дома. Вдобавок ничего не пропало. — Том снова подался вперед. — Кроме женщины и троих детей. Что будем делать?

Бекки достала из пачки, которую сжимала в руках, лист бумаги, и протянула Тому.

— Создавать оперативный штаб расследования. Необходимо опросить соседей и узнать, видел ли кто-нибудь Оливию Брукс за последние две недели. А еще — отправить человека к директрисе, разобраться, что это за ерунда с домашним обучением. И конечно, нельзя забывать про третий компьютер. Пока занимаемся только ноутбуками. Сообщили о пропаже людей в прессу, хотя отсутствие фотографий объяснить нелегко. Распространим обращение к Оливии — мол, если жива и здорова, пусть выйдет на связь. Пообещаем полную конфиденциальность и все в таком духе. А пока разузнаем, нет ли у кого фотографий с детьми Оливии — скажем, с дней рождения одноклассников, школьных экскурсий, ну и так далее. И вот еще что — надо посмотреть записи камер видеонаблюдения в отеле, где останавливался Роберт Брукс во время конференции. При этом особое внимание уделить территории парковки. Вдруг Брукс все-таки ездил к жене на Энглси? Впрочем, какая теперь разница, правда?

— И все-таки проверить не помешает. Не доверяю я Роберту Бруксу, Бекки. Какой-то он странный. И впрямь что-то скрывает, вот только что?

— Если моя догадка верна, и Роберт действительно убил Оливию, зачем же тогда купил цветы и подарки? Получается, ожидал застать семью дома.

— Необязательно.

Том уже собирался предложить собственную, гораздо более зловещую теорию, как на столе завибрировал мобильный телефон. Том никогда не понимал, почему этот режим называют «бесшумным». На самом деле вибрация привлекает больше внимания, чем обычный звуковой сигнал. Звонила начальница.

— Слушаю, Филиппа, — произнес Том, мысленно застонав. Учитывая ее особую заинтересованность в этом деле, Филиппа, скорее всего, хотела обсудить художества Райана. Но Том ошибся.

— Два года назад, когда Роберт Брукс увез детей якобы отдохнуть на выходные, я, естественно, составила отчет о вызове. Но уже тогда ситуация показалась мне из ряда вон выходящей, и я приложила дополнительный лист — описала собственные впечатления от семьи. Кстати, Том, спасибо, что научил этому полезному приему.

Подобные похвалы из уст Филиппы были редкостью, но Том счел за лучшее промолчать и дать ей договорить.

— Так вот, сейчас некоторые из моих заметок могут оказаться полезны. Во-первых, у Брукса был вид человека, довольного собой, хотя он всячески старался демонстрировать, что сочувствует жене и переживает за нее. А во-вторых, в школе мы узнали, что девочка — Жасмин — носит фамилию отца и говорит об этом человеке так, будто хорошо с ним знакома. Вдобавок использует только настоящее время. Тогда мы не обратили внимания на эти факты. Может, с тех пор привычки у девочки изменились, но прежде чем начнем раскапывать задний двор в поисках тел пропавших, почему бы не разыскать Дануша Джахандера?

Глава 14

— Я спала с начальником.

В тот момент, когда Бекки сделала это сенсационное заявление, Том Дуглас как раз собирался отпить глоток эспрессо из маленького картонного стаканчика. Судя по тому, что внезапное признание было никак не связано с обсуждаемой темой, Бекки уже некоторое время набиралась смелости, чтобы поделиться причиной своего угнетенного состояния. Отпив глоток кофе, Том ждал продолжения.

— Поэтому и хожу как в воду опущенная. Меня угораздило завести роман с начальником, — повторила Бекки с легкой дрожью в голосе. Том посмотрел на нее, и Бекки отвернулась, уставившись в окно машины. Они припарковались на некотором расстоянии от дома Бруксов — ждали, когда Роберт приедет домой. Его заметили на М56, и, судя по направлению движения, хозяин все-таки планировал вернуться. Имело смысл подготовиться к встрече, а заодно потратить время ожидания с пользой — выпить купленного по дороге бодрящего кофе и обсудить разные версии произошедшего. Впрочем, Бекки продолжала оставаться при своем мнении.

Том повернулся к ней, стараясь показать, что внимательно слушает. Дал Бекки время собраться с мыслями. Ее плечи поднялись и опустились, будто Бекки сделала глубокий вдох. Наконец она снова села прямо и уставилась перед собой невидящим взглядом. Лицо встревоженное, губы плотно сжаты.

— Так и знал. Что-то подобное я и ожидал услышать, — произнес Том, стараясь сохранять нейтральный тон.

Бекки резко развернулась к нему:

— Что? Откуда ты знаешь? Кто тебе сказал?

— Не волнуйся, сам догадался. Если хочешь, можешь поделиться подробностями. Например, о котором начальнике речь?

Бекки снова устремила взгляд сквозь лобовое стекло.

— О Питере Хантере.

Старший суперинтендент, ни больше ни меньше. Да, это всем начальникам начальник. Том никогда не испытывал особой приязни к Питеру Хантеру — еще с тех пор, как тот пришел на смену Джеймсу Синклеру в Службе столичной полиции. Работал Хантер добросовестно, однако, кроме упорного бюрократизма и формализма, обладал еще одним недостатком. В свои пятьдесят пять Хантер упорно продолжал причислять себя к рядам продвинутой молодежи. Обожал порассуждать о современной музыке, хотя ничего в этой теме не понимал. Через слово использовал, как ему самому казалось, модный сленг, но на деле только выставлял себя в смешном виде. Хантер сделал впечатляющую карьеру, но уважения подчиненных так и не завоевал — наоборот, за глаза те с удовольствием посмеивались над замашками начальника. Надо думать, интимные отношения с подчиненной не спасли ситуацию, а сохранить такое в секрете не представлялось возможным. Разумеется, с Бекки этими соображениями Том делиться не стал.

— Мне казалось, я люблю его, — продолжила Бекки. — Он был такой заботливый, внимательный. Встречались всего три-четыре раза в месяц, но, если не получалось увидеться, Питер все время звонил. С ним мне было хорошо.

Том закрыл глаза и подавил вздох. Он знал, что Питер Хантер женат. Более того, был лично знаком с его супругой. Очень приятная женщина. Однако тот факт, что муж ей изменяет, Тома не удивил. Скорее поражало то, что Бекки могла быть настолько наивна.

— Знаю, глупее не придумаешь. Понимала же, что Питер семейный человек, но на меня будто наваждение нашло.

Бекки некоторое время помолчала, и Том решил, что пришло время заговорить:

— Не ты первая, не ты последняя, кто потерял голову от мужчины вроде него. Деньги, власть, слава… если репутацию Казановы, конечно, можно назвать славой. Но власть у Питера уж точно есть. Как я понимаю, теперь между вами все кончено?

Бекки издала мрачный смешок:

— Еще бы не кончено. Его жена меня застукала.

Том не знал, кому больше сочувствует в этой ситуации. Не Хантеру точно.

— Она сказала, что ее муж чахнет без восхищения и поклонения, у Питера таких, как я, сотня была, и еще столько же будет. Я сказала, что люблю его, а она засмеялась. Ответила, что я путаю увлечение с любовью, и пора бы мне повзрослеть. Мол, я смотрю на отношения между мужчиной и женщиной сквозь розовые очки, на самом деле страстные ночи и букеты — еще далеко не все. За точность цитаты не ручаюсь, но что-то в этом духе.

Да, миссис Хантер была в чем-то права. Когда отношения на романтической стадии, все легко и просто. Том невольно подумал о Лео, вспомнил, как та старается не подпускать его слишком близко, боясь, что именно это в конце концов и приведет к разрыву отношений. У Тома никак не получалось уговорить ее ослабить оборону. Оставалось два варианта — или ждать, или расставаться. Том заставил себя снова сосредоточиться на словах Бекки — коллеге явно необходимо было выговориться.

— Я спросила — если муж изменяет ей не в первый раз, зачем она терпит такое отношение? И знаешь, что она ответила? Сказала, что презирает Питера за слабохарактерность. В ее глазах он перестал быть мужчиной и причинил ей много боли. Но любовь — вещь сложная, и она давно уже поняла, что нет смысла искать несуществующий идеал. Ну и что ты обо всем этом думаешь?

— Может, в ее словах и есть резон. По крайней мере, я идеала ни разу не встречал. А ты? Посуди сама — все наши близкие неидеальны, но мы их любим такими, какие есть.

Бекки задумчиво примолкла, и Том продолжил:

— Верю — вы с Питером отлично проводили время. Атмосфера секретности сама по себе заводит. Но вы встречались ненадолго, урывками. А как насчет жизни за пределами постели? Может, дома он требует, чтобы жена бегала вокруг него, будто прислуга, или разговаривает с набитым ртом, или ковыряет мозоли перед телевизором, или пукает в кровати.

Том добился цели — Бекки едва заметно улыбнулась.

— Некоторых такие мелочи умиляют, — продолжил Том, — но другие из-за них расстаются. Знал одного парня, который развелся с женой, потому что она запрещала ставить его футбольные кубки на каминную полку. Наверное, Питер с женой приспособились, притерлись друг к другу, и ей в самом деле приятнее жить с человеком, которого она считает слабаком из-за измен, чем терпеть типа, который с утра до вечера будет бесить ее своей черствостью и эгоизмом. Кто знает? Оценивать отношения со стороны — занятие бессмысленное.

Бекки опустила голову. Том дал ей время взять себя в руки.

— Ну и чем кончилось дело?

— В общем, потребовала, чтобы я к ее мужу на километр не приближалась. Или я ищу другую работу, или она поговорит с дядей, заместителем комиссара полиции — удобно, правда? — и плакала моя карьера. Не уверена, всерьез она угрожала или просто припугнуть хотела, но это не важно. С тех пор Питер со мной без лишней надобности не заговаривал и обращался исключительно «сержант Робинсон».

Том видел, как тяжело Бекки дается эта исповедь.

— Как-то прочел афоризм, — произнес он. — Не помню, кто это сказал, но смысл примерно такой: «Если у вас увели жену, лучшая месть — позволить ее забрать». Поменяй жену на мужа, и получится твоя ситуация. Представь, как бы все сложилось, если бы супруга выгнала Питера, и он приполз к тебе на порог. На долго бы хватило вашей идиллии?

Том наблюдал за Бекки, старавшейся вообразить эту перспективу. На бедной девочке до сих пор лица не было.

— Спасибо за доверие, Бекки. Да, нелегко тебе пришлось. Наверное, скучаешь по нему?

Бекки развернулась к Тому всем корпусом, потрясенно округлив глаза.

— По-твоему, я хожу как привидение, потому что скучаю по Питеру?! — Бекки резко рассмеялась. — Ошибаешься. У меня много поводов переживать, и главный — чувство вины. Я-то думала, что знаю, какой я человек. Это и тревожит. Вроде считаешь себя доброй и чуткой, но тут оказывается, что для какой-нибудь Рут Хантер ты коварная, беспардонная стерва. Ну и которая из этих женщин настоящая «я»? — Бекки помолчала. — А еще стыжусь собственной глупости. Ну, тут ничего объяснять не надо.

На этот раз ее улыбка была более искренней, и Тому показалось, что сейчас самое время сменить тему. Он не хотел, чтобы Бекки решила, будто он счел ее признания назойливым нытьем, но что можно сказать в подобной ситуации, не представлял. Придется Бекки искать выход самой.

Между тем она отпила большой глоток кофе. Он видел — Бекки пытается отогнать преследующие ее мрачные мысли.

— Кстати, о странных семейках, — произнесла она. — Вчера вечером, когда мы разговаривали с Бруксом, я кое-что заметила. Роберт предпочитает общаться с женой в отсутствие детей. Звонит, когда они еще не встали или уже спят. Мало того — все время повторяет, чтобы нашли Оливию. А о детях — ни полслова. Обратил внимание?

— Да уж…

— Не знаю, что и думать, ведь в прошлый раз вся история, наоборот, затевалась ради детей. Что, если Брукс точно знает, где они, вот и не дергается? И опять мы возвращаемся к моей версии…

Бекки озорно улыбнулась, но прежде чем Том успел ответить, уловил краем глаза движение. Повернулся и сквозь лобовое стекло увидел, как в ворота въезжает «ягуар» Роберта.

— Извини, Бекки. Вот и он! А за ним, если не ошибаюсь, гонится наш хороший друг Типпеттс. Пошли. — Том сжал в гармошку опустевший стаканчик из-под кофе и запихнул в бумажный пакет. — Райан и так достаточно дров наломал.

Глава 15

Обратная дорога показалась короче, чем путь от дома до Энглси. Почему, когда торопишься, путь тянется бесконечно, а если, наоборот, не прочь оттянуть прибытие, оказываешься на месте в мгновение ока? Роберт отнюдь не спешил домой — знал, что его ждет выговор от полиции. Они, правда, не сажали его под домашний арест, но вряд ли обрадуются, что Роберт побеседовал с миссис Эванс. Зато теперь можно не опасаться, что хозяйка пансиона сболтнет лишнего. У Роберта создалось впечатление, что она достаточно хорошо уяснила последствия избыточной откровенности.

Роберт похлопал по нагрудному карману пиджака, ощущая твердость спрятанной там фотографии. Повезло, что заметил ее на стенде в коридоре среди десятков других. Ну уж нет, полиции этот снимок видеть ни к чему.

Роберт въехал на подъездную дорожку и посмотрел в зеркало заднего вида. За автомобилем трусцой бежал мужчина, на ходу что-то выкрикивая в мобильный телефон. Вчера Роберт этого человека не видел, но не сомневался, что перед ним полицейский. Ну и что теперь? Роберт открыл дверцу машины и не успел выйти, как его оглушил грохот, доносившийся из соседского сада.

— Сэр, хорошо, что вы вернулись. Пожалуйста, давайте зайдем в дом, — проорал полицейский. — Если вы не против. Мне нужно с вами поговорить, а здесь слишком шумно.

От досады Роберт прищелкнул языком. Угораздило же соседа выбрать именно эти выходные для шумных работ на участке. И кому придет в голову по новой мостить подъездную дорожку, с которой и так все в порядке? Роберт шагнул на террасу, выудил из кармана связку ключей и сделал вид, будто никак не может найти нужный. Роберту необходимо было собраться с мыслями и придумать подходящую отговорку. Наконец он вставил ключ в замок и отпер дверь. Повернулся, приглашая полицейского войти, и тут заметил на террасе коробку, на которой было написано имя Оливии.

— Что это? Откуда? — спросил Роберт.

— Для вашей жены оставили. Директриса из школы не застала ее и отдала все соседке. Там еще сверху конверт с письмом…

Роберт наклонился и поднял коробку. Ну и зачем ему теперь школьные принадлежности? Роберт занес коробку внутрь и бросил в коридоре, выдернув конверт и запихнув в карман. Повернулся к полицейскому.

— Ну, говорите, чего надо, — произнес Роберт, широко расставив ноги и скрестив руки на груди. Пусть полицейский думает что хочет, но извиняться и оправдываться Роберт не намерен.

— Мистер Брукс, можно вас попросить? На будущее, если куда-то соберетесь, дайте знать. Вчера мы очень… встревожились, когда вы неожиданно исчезли.

— Я что, в тюрьме?

Роберт сдерживался из последних сил. У него и без этого павиана забот хватало.

— Мне из-за вас такой выговор вкатили! За то, что упустил и не знаю, где вы. Больше так не делайте, договорились?

Роберт едва удержался от соблазна улыбнуться. Этот идиот не заметил, что несколько минут назад к нему со спины подошли двое вчерашних детективов. Шаги заглушил грохот дробящегося бетона, и парочка слышала последнюю фразу. Тут женщина наклонилась вперед и тихо произнесла:

— Спасибо, детектив Типпеттс. Дальше мы сами.

Типпеттс закатил глаза, будто поверить не мог, что их подслушали. Опустив голову, развернулся на каблуках и стремительно покинул дом, избегая встречаться взглядом со старшими коллегами.

— Простите, сэр, — произнесла инспектор, улыбнувшись одними уголками губ. — Но детектив Типпеттс прав, мистер Брукс. Мы бы предпочли быть в курсе, где вы находитесь. Вдруг появятся новости или потребуется ваша помощь? Есть сотня причин, по которым может понадобиться выйти с вами на связь. Мы не только понятия не имели, где вы. У вас был отключен мобильный телефон.

— Значит, я вам еще и докладывать должен! Мало того что следите за мной! Наблюдение установили, или как это называется?

Тут в разговор вступил старший:

— Наблюдение ведется не за вами, сэр, а за домом. На случай, если ваша жена вернется.

Роберт нетерпеливо покачал головой:

— Как видите, не вернулась. Ну, и что дальше?

Том Дуглас внимательно разглядывал Роберта. Оценивал, прощупывал…

— Почему вы так уверены, сэр? Отсюда просматривается только коридор. Что, если Оливия Брукс на кухне, в гостиной, в спальне? Я вроде не слышал, чтобы вы ее звали. А вы, инспектор Робинсон?

У Роберта кровь прилила к голове. Вот черт. Не сообразил.


Том не сводил глаз с Роберта и сразу заметил, когда тот занервничал. Теперь Том был на сто процентов уверен: Роберт точно знал, что жена и дети не вернулись. Спрашивается, откуда? Брукс попытался отвлечь внимание от своей ошибки и принялся энергично тараторить:

— По крайней мере, теперь вы точно знаете, что я не врал насчет Энглси. Миссис Эванс перепутала. Наверное, она уже все объяснила местной полиции. Ну, теперь-то вы мне верите? Я не виделся с женой две недели. Надеюсь, вы наконец-то перестанете ставить под сомнение мою правдивость.

Том молчал, давая Бекки возможность высказаться.

— Вы же понимаете, в подобных делах следует перепроверить каждую деталь. Увы, подозреваются все. Миссис Эванс подтвердила, что ни разу не видела вас до сегодняшнего дня. Простите, сэр, вышло недоразумение.

Том понимал, что, извиняясь, Бекки старается усыпить бдительность Роберта.

— Ах, какой сюрприз! Это у вас вышло недоразумение, а не у меня. Я-то знаю, где я был, а где — нет.

Роберт улыбнулся, празднуя победу.

— И все-таки, зачем вы ездили на Энглси, мистер Брукс? — спросил Том. — Мы разыскиваем пропавшую женщину и троих детей, а непрофессионал, который общается с потенциальными свидетелями — даже если намерения у него наилучшие, — сильно затрудняет ведение расследования. Вы вообще хотите, чтобы мы разыскали вашу семью?

Растерянный, Роберт не нашелся что ответить. И правильно, подумал Том. Поделом.

— Извините. Просто хотел узнать, почему хозяйка соврала. Не думал, что от этого может быть какой-то вред.

— Когда в следующий раз захотите что-нибудь узнать, спросите у инспектора Робинсон или у меня. — Том помолчал, давая Роберту время усвоить сказанное. — А теперь, прежде чем безо всяких на то оснований предполагать, что с вашей женой случилась беда, давайте обсудим ее финансовое положение. Располагала ли Оливия Брукс достаточными денежными средствами, чтобы уйти, ничего с собой не взяв?

Роберт сразу расслабился. Вид у него был такой, будто Том сказал что-то смешное. Впрочем, Том не удивился. И запертая дверь кабинета, и расписание на стене говорили о том, что Роберт Брукс обожает держать все под контролем.

— Проходите, — пригласил он, запоздало вспомнив о хороших манерах. — Сами знаете, всю ночь не спал, без кофе разговаривать не смогу. Садитесь, осматривайте дом — короче, делайте что хотите. Скоро вернусь.

Роберт скрылся на кухне, оставив Тома и Бекки стоять в коридоре. Бекки взглянула на Тома и нахмурилась.

— Для человека, который хочет, чтобы его семью нашли как можно скорее, Брукс не особо горит желанием сотрудничать со следствием, — проговорила она.

— Да, но этому может быть много объяснений. Если Брукс думает, что Оливия просто от него сбежала, он может испытывать самые разные чувства, от стыда до отчаяния. А если опасается, что Оливию похитили, то странное поведение можно списать на страх или чувство вины — не смог уберечь жену.

Бекки кивнула:

— А если Брукс прикончил их всех, или только жену, он может одновременно испытывать и страх, и чувство вины, и отчаяние.

Прежде чем Том успел ответить, кухонная дверь распахнулась, и Роберт пригласил их в гостиную. Садиться никто не стал.

— Так что вы хотели узнать?

— Нас интересуют все банковские счета и кредитные карты, к которым ваша жена имела доступ. Конечно, мы можем проверить и сами, но будет проще, если вы объясните, как в вашей семье решаются денежные вопросы.

— Ну, тут у нас все просто. У Оливии своих денег нет, а мои лежат на счете на мое имя. Эти деньги использую на хозяйственные расходы — плачу по закладной на дом, за коммунальные услуги и все в таком роде. Этот же счет — для крупных покупок. В конце месяца Оливия собирает все квитанции, и мы проводим веселый денек, оплачивая свет и воду. Есть еще один счет для мелких расходов — туда я кладу деньги на продукты и всякие мелочи для детей. У Оливии имеется дебетная карта, привязанная к этому счету. Каждый месяц мы вместе проверяем, сколько истратили. Если деньги остались, приплюсовываем к сумме на следующий месяц, а когда не хватает, подкладываем еще.

— В последнее время вы проверяли этот счет, мистер Брукс? — спросила Бекки.

Верхняя губа Роберта презрительно изогнулась, будто вопрос показался ему глупым.

— Естественно. Вчера. Ничего необычного не обнаружил. Снятие наличных со счета на Энглси — должно быть, на мороженое и все в таком роде. А еще на этой неделе Оливия была в супермаркете «Сэйнсбери». Все как обычно. Ну, и одна дозаправка…

— В какой день ваша жена ездила за покупками?

— В понедельник. Если вам это важно, истратила семьдесят восемь фунтов три пенса.

— Значит, счет предназначался для расходов на продукты? А если вашей жене хотелось купить, скажем, новое платье? Вдруг, под настроение? — спросила Бекки.

Роберт рассмеялся:

— Оливия никогда и ничего под настроение не покупает, инспектор. Она вообще по магазинам не ходит, заказывает все через Интернет. Посмотрит, остановится на паре вариантов, а когда прихожу домой, вместе выбираем, что брать, и оплачиваем покупку. Одежду для меня и детей тоже в интернет-магазинах покупаем. В общем, ходим только за детской обувью — ее обязательно надо мерить, чтобы не промахнуться с размером. Оливия обожает делать покупки в Интернете. Любую вещь можно вернуть. Первым делом примеряет обновки и показывается мне, и если что-то не понравилось, сразу отправляем обратно. Вы ее не знаете. Оливия терпеть не может принимать решения. Мне нравится заботиться о жене, а она заботится обо мне.

Тому показалось, что желания контролировать тут больше, чем заботы, но рассудил, что от категоричных выводов лучше воздержаться. Возможно, у Оливии Брукс и в самом деле проблемы, и обоим супругам так проще и легче.

— Думаете, я жмот? Денег на нее жалею? Пойдите наверх, откройте шкаф! — Роберт резко вскинул руку и ткнул указательным пальцем в потолок — примерно туда, где на втором этаже располагалась спальня. — Одежда еле помещается! И заметьте, вещи все хорошие. Даже пара дизайнерских найдется. Загляните в косметичку — сплошь «Диор» и «Шанель». Впрочем, Оливия мало красится. Да ей и не надо. У Оливии есть все, что только можно пожелать. Ни в чем не отказываю.

На какую-то секунду взгляд Роберта сделался отсутствующим, точно мыслями Брукс перенесся куда-то далеко — в другое место, в другое время. Роберт тут же прикрыл глаза, но Том успел разглядеть в них нечто, похожее на сожаление.

Глава 16

Войдя в оперативный штаб расследования, Том словно очутился в улье, полном трудолюбивых пчел. Примерно десять человек сидели, склонившись над столами, тихо разговаривали по телефону или делились информацией с коллегами. Бекки, должно быть, уже ввела команду в курс дела, но присутствие Тома лишний раз укрепит ее авторитет как руководителя. Каждодневные обязанности, связанные с расследованием, целиком и полностью лежали на Бекки, но Тому также не следовало выпадать из процесса, особенно учитывая историю этой семьи и интерес к делу Филиппы Стенли.

Том чувствовал себя разбитым, хотя было всего одиннадцать часов утра. Его мучило странное предчувствие, что ничего хорошего от этого дня ждать не приходится. Направляясь к столу Бекки, Том кивал всем, мимо кого проходил, затем выдвинул себе стул.

— Ну, как дела? — спросил он.

— Мы обратились в СМИ, и о пропаже сообщили почти во всех утренних выпусках новостей. Газеты объявления напечатать пока не успели. К сожалению, сегодня суббота, а значит, мало кто включает телевизор с утра пораньше. Может, кто-то что-то и вспомнит, но без фотографий надежды мало. Сейчас наши люди опрашивают соседей, а эксперты проверяют ноутбуки. Предварительные результаты будут готовы… — Бекки взглянула на наручные часы, — если повезет, минут через пять. В стационарном компьютере мистера Брукса покопаться тоже не мешает, хотя от Оливии кабинет держали на замке.

В тоне Бекки явственно слышалось негодование: подумать только, эта женщина не имела возможности свободно перемещаться по собственному дому!

— А что с Данушем Джахандером? Не удалось напасть на след?

— Пока нет. Когда Оливия заявила в полицию об исчезновении гражданского мужа, в папке с делом сохранились сведения о брате Дануша по имени… — Бекки принялась прокручивать документ на экране компьютера, — Самир Джахандер. Его разыскать оказалось намного проще. Самир врач, живет и работает в Дубаи. Но время от времени уезжает на несколько недель в Иран, где занимается волонтерской работой. Сейчас он как раз там.

— Значит, снова тупик?

— Оставили сообщение на автоответчике с просьбой перезвонить, а пока побеседовали с женой. Насколько ей известно, Самир не виделся с Данушем с тех пор, как ездил в Англию примерно за год до исчезновения брата. Своим поведением Дануш позорил семью, Самир хотел уговорить брата расстаться с Оливией и вернуться в Иран. Однако дело закончилось грандиозным скандалом, и Самир вернулся, так и не добившись своего.

— И все? — уточнил Том.

— Самир сказал жене, что Дануш выходил на связь только один раз, года через два после исчезновения. Да и то звонил лишь с одной целью — сообщить, что жив и здоров, а еще прибавил, что «благодаря» вмешательству Самира в их с Оливией отношения он, Дануш, принял худшее решение в своей жизни, и этого он брату никогда не простит. Жена утверждает, что муж рассорился с Данушем в пух и прах и с тех пор ни разу о нем не заговаривал.

Том состроил гримасу.

— А что с фотографиями?

Бекки принялась рыться в горе бумаг на столе, которые, несмотря на кажущуюся хаотичность, на самом деле являли образец безупречной организованности.

— Единственные снимки, которые удалось раздобыть, относятся к тем временам, когда Дануш встречался и жил с Оливией. То есть самым поздним не меньше девяти лет. Их сама Оливия предоставила.

Взгляд Бекки задержался на улыбающемся лице Дануша Джахандера. Пухлые губы, идеально белоснежные зубы, вьющиеся темные волосы зачесаны назад, открывая широкий гладкий лоб. Да, если сравнивать с пятидесятилетним бывшим любовником Бекки — небо и земля, не мог не отметить Том. Причем сравнение явно не в пользу Питера.

У Бекки зазвонил телефон. Пока она разговаривала, Том принялся внимательно изучать фотографию Дануша Джахандера. На вид хороший парень, добрый и порядочный, да и улыбка искренняя — нет никакого противоречия между нижней частью лица и выражением темно-карих глаз. Но горький опыт научил Тома, что внешность обманчива. Дануш Джахандер вполне может оказаться полным подонком.

От размышлений отвлек напряженный тон Бекки.

— Гил, ты уверен? — спросила она. Помолчала, выслушивая ответ. — Тогда поднимись, пожалуйста, к нам, и расскажи все то же самое старшему инспектору Дугласу, он сейчас сидит рядом со мной. Думаю, тут надо разобраться как следует. Хорошо, ждем.

Бекки повесила трубку.

Том вопросительно посмотрел на нее, ожидая объяснений.

— Гилберт просветит нас, как работает FaceTime и что происходит на обоих ноутбуках. Боюсь, самой разобраться сложновато, слишком много технических подробностей. Нет, в общих чертах поняла, но повторить вряд ли сумею, обязательно что-нибудь напутаю. Точно не торопишься? Если хочешь, иди. Когда Гил поднимется, позвоню.

Том согласился подождать и достал мобильный телефон, собираясь сделать несколько звонков, в том числе — Лео. Хотел предложить встретиться сегодня вечером, но не был уверен, в котором часу освободится. Если идти в ресторан будет слишком поздно, Том готов был самолично приготовить поздний ужин при условии, что Лео купит продукты. Но к телефону она не подходила, а оставить сообщение Том не успел услышал приближающиеся к столу шаги.

— Не стесняйся, Гил, бери стул.

Том улыбнулся и кивнул Гилберту Теннанту. Этот молодой человек не имел ничего общего со стереотипным образом программиста. Наоборот, Гил уделял неприлично много внимания моде и стилю. Маленького роста и худощавый, фигурой он напоминал девочку-подростка. Сегодня Гил нарядился в горчичного цвета джинсы и черную рубашку поло, идеально сочетавшуюся со сверкавшими чистотой черными замшевыми кедами. Том вообще заметил, что к обуви Гил неравнодушен — пристрастие странное, но вполне безобидное. Жесткие, будто проволока, волосы были уложены при помощи геля. А еще он всегда казался чуть удивленным — видимо, переусердствовал, выщипывая брови.

— Ита-а-ак, — выразительно, будто со сцены, произнес Гил. — Всплыли интересные факты. Что вам известно о программе FaceTime?

Том повернулся к Бекки и пожал плечами.

— Зачем она нужна, знаю. Сам пару раз пользовался. Дома, с Macintosh. Но выдвигать смелые предположения опасаюсь.

— FaceTime позволяет общаться обладателям любых Современных устройств производства Apple — айфонов, айпэдов, «маков» — без разницы. FaceTime — это видеосвязь. В принципе от скайпа ничем не отличается. Пока все понятно?

Том сдержал улыбку — отвык, чтобы с ним говорили, будто с шестилетним ребенком, — и кивнул.

— Хорошо. Короче, фишка вот в чем. Если связь осуществляется между компьютерами, а не между мобильными устройствами, как в нашем случае… — многозначительно произнес Гил и, выдержав паузу, усмехнулся. — Тогда задействованы адреса имейла, а значит, можно воспользоваться IP-адресом компьютера, чтобы установить местонахождение пользователя.

Пока Гил углублялся в ненужные подробности, сравнивая различные технологии и описывая тонкости выслеживания людей, Том позволил себе отключиться. Все это он выслушивал и раньше. Том вспоминал первую встречу с Оливией Брукс. Было это почти девять лет назад, ненастной, ветреной ноябрьской ночью. Дежурство Тома уже закончилось, но, когда поступил вызов, Райан Типпеттс как раз подвозил его до дома. Райана попросили съездить к Оливии, и Тому пришлось отправиться с ним. Больше всего запомнилось, как девушка раскачивалась вперед-назад, прижимая к груди рыдающего младенца и повторяя снова и снова: «Дэн не мог нас бросить. Я знаю. Я вас очень прошу, найдите его». При одном взгляде на Оливию сердце разрывалось. Дочь Тома Люси была ненамного старше ребенка этой девушки. Нетрудно было представить, что переживала бы Кейт, окажись она в такой же ситуации. Конечно, в те времена они были счастливы вместе.

Тут Том заметил, что Гил снова сделал паузу, переводя взгляд с него на Бекки. Видно, проверял, следят ли слушатели за нитью рассуждений.

— А теперь перейдем к мистеру Бруксу. — Тут Гил улыбнулся. — Если не ошибаюсь, он утверждает, что разговаривал с женой каждый день?

— Да, — кивнула Бекки. — До утра пятницы включительно.

Гил прищелкнул языком и поднял указательный палец.

— А вот и неправда. Мы проверили его ноутбук. Мистер Брукс действительно звонил жене каждый вечер и почти каждое утро. Но только до среды. После вечернего звонка во вторник новых исходящих вызовов не было.

Теперь Гилу удалось привлечь внимание Тома. Получается, Роберт обманывал. Почему-то эта новость не стала для него неожиданностью.

— Но мы изучили историю звонков и на компьютере миссис Брукс. Вот тут начинается самое любопытное. За последние две недели — пусто. Получается, будто она ни разу не общалась с мужем. Думаю, вы и так уже все поняли, но на всякий случай поясню. Это означает, что, когда он звонил ей, миссис Брукс отвечала не с этого ноутбука, а с какого-то другого компьютера или айпэда.

На этом месте Том перестал что-либо понимать. По словам Роберта, Оливия лежала на кровати в их спальне, а значит, разговаривала по какому-то переносному устройству с выходом в Сеть. Но — опять-таки, если верить показаниям Роберта, — единственный соответствующий этому описанию предмет, находившийся в доме, — ноутбук Оливии. А теперь Гил заявляет, что она никак не могла им пользоваться. Между тем Гил еще не закончил. Чрезвычайно довольный собой, он переводил взгляд с Тома на Бекки и обратно.

— Однако… За последние несколько месяцев миссис Брукс сделала несколько звонков со своего компьютера. Связывалась с аккаунтом на Hotmail, и, судя по IP-адресу, человек, с которым она разговаривала, находится… — Гил выдержал эффектную паузу, — в Иране.

По ходу дела Бекки делала записи, но, услышав эту новость, замерла и подняла глаза. Они с Томом переглянулись и поняли друг друга без слов.

— По идее, следующий шаг — связаться с провайдером, а дальше начнется бюрократическая волокита, надо же убедить их сообщить точное местонахождение интересующего нас объекта. Но с иранским провайдером на успех рассчитывать не приходится.

— Гил, ты точно уверен, что миссис Брукс звонила в Иран? — поинтересовался Том. — Когда был последний звонок?

Точеные брови Гила чуть под потолок не взлетели.

— Гарантия сто процентов, старший инспектор Дуглас. Я таких элементарных ошибок не допускаю. Последний контакт с аккаунтом на Hotmail был чуть больше двух недель назад. — Гил заглянул в свои записи. — Если быть точным, вчера было ровно две недели.

Том взял со стола карандаш и повертел в пальцах. Возможно, Оливия просто сбежала от мужа к бывшему иранскому возлюбленному, и дело яйца выеденного не стоит? Но что-то подсказывало — нет, тут все гораздо сложнее. Почему Роберт соврал насчет последнего звонка жене? По словам Гила получалось, что он не звонил Оливии со среды. Впрочем, та своим ноутбуком и вовсе не пользовалась. Роберт клялся, что жена была дома до утра пятницы включительно, однако его утверждения расходятся с фактами. Спрашивается, зачем мистеру Бруксу обманывать?

— Извини, Гил. Просто задумался, — произнес Том. — Ты очень толково объясняешь, зато в отношениях семейки Брукс в два счета запутаться можно. Непонятно, где правда, а где ложь. Что еще удалось выяснить?

— Очень немногое. Как я уже упоминал, мистер Брукс звонил жене до вторника включительно. Мы отследили, где находилось устройство, по которому отвечали на звонки. Получается, будто во Франции.

Бекки была совершенно озадачена.

— У Оливии же нет загранпаспорта. Как она туда попала?

— Скорее всего, никак.

Бекки откинулась на спинку вертящегося кресла и состроила гримасу.

— В смысле? — произнесла она.

— Мы почти уверены, что IP-адрес фальшивый. Должно быть, купила в Интернете. Проще простого. Но если понадобится выяснить настоящий IP-адрес, боюсь, без дополнительных бюрократических проволочек дело не обойдется.

— Можно было направить сигнал через полмира, так она бы окончательно нас запутала, — заметил Том. Его родной брат заработал на этой самой технологии целое состояние. Кроме того, во время расследований Тому не раз приходилось сталкиваться со случаями, когда местоположение скрывали именно таким способом.

— С FaceTime этот номер не пройдет. Сигнал будет слишком слабый, качество изображения пострадает, и очень заметно. Мы можем выяснить у провайдеров, где на самом деле находилась Оливия Брукс, но ее муж ничего узнать не сумеет. Видимо, на это и был расчет. Правда, уйдет время — два-три дня, не меньше. И, как я уже сказал, по ходу дела утонем в бумагах.

Гил некоторое время молчал, с нетерпением поглядывая то на Бекки, то на Тома.

— Конечно, не хочется произносить вслух очевидные вещи, но позвольте обратить ваше внимание на один важный факт. Единственное, что мы знаем наверняка, — в FaceTime Роберт Брукс использовал для выхода на связь имейл жены. Но у нас нет никаких доказательств, что отвечала ему именно Оливия. Единственное подтверждение этого факта — слова самого Роберта. Вообще-то на звонки мог ответить любой, кто знал адрес электронной почты миссис Брукс и ее пароль. Можно даже допустить, что Роберт делал это сам — решил представить дело так, будто до пятницы с его женой все было в порядке. Короче говоря, непонятно, есть ли смысл выяснять настоящий IP-адрес. Нет никакой гарантии, что это поможет найти Оливию.

Отлично. Лучше не придумаешь, подумал Том. Выходит, единственное, что удалось выяснить, — Роберт солгал, заявив, что в пятницу говорил с Оливией. Более того, неизвестно, общались ли они вообще на протяжении последних двух недель, или все это хитрая инсценировка. А ведь, за неимением других доказательств, они считали звонки по FaceTime свидетельством, что Оливия жива. Возможно, Бекки с самого начала была права.

Но если Роберт и вправду убил жену, куда, черт возьми, подевались дети?

Глава 17

Роберт полулежал в постели, откинувшись на четыре подушки. Он не спал всю ночь, и ему необходим был отдых, но заснуть мешали навязчивые мысли. Теперь Роберт жалел, что обратился в полицию, но тогда казалось, что это единственный правильный путь. Не сообщи Роберт о пропаже жены, его поведение истолковали бы как верный признак виновности. Однако, как ни странно, заявление в полицию не помогло защититься от подозрений, которые уже нависли над Робертом. С этим надо что-то делать.

Ситуация настолько серьезная, что придется подкинуть полицейским информацию к размышлению. Выдать больше, чем Роберту хотелось бы. Но других вариантов нет. Рано или поздно они сами все узнают. Наверное, будет лучше, если сведениями поделится именно Роберт. Тогда его репутация хоть немного улучшится.

Оливия, ну почему, почему?..

Роберт с самого начала знал, что обречен оставаться для нее вторым номером. В глазах Оливии никто не мог сравниться с Данушем, но Роберт делал все возможное, чтобы добиться ее любви. И Оливия говорила, что любит, однако Роберт знал — за этими словами ничего не стоит. Она не понимала, что он чувствовал, не представляла, как бешено билось сердце от желания вдохнуть в нее хоть какие-то эмоции, вернуть ту смешливую, беззаботную девчонку, которую Роберт встретил много лет назад и полюбил с первого взгляда. Роберту казалось, будто на Оливию постоянно направлен луч прожектора — где бы она ни появлялась, все остальное погружалось в тень. Роберт видел только ее. Но в те времена Оливия даже не знала о его существовании.

Роберт придумал, как надо поступить. Он сделался для Оливии незаменимым, превратился в неотъемлемую часть ее жизни. Без него она пропадет. Роберт доказывал ей это снова и снова. Но пробиться сквозь броню, которой окружила себя Оливия, не удавалось. Отчего она защищалась — не хотела подпускать Роберта слишком близко или пыталась скрыть зияющие внутри раны?

Роберт оглядел спальню. Взгляд остановился на туалетном столике. Роберт представил, как Оливия сидит около него, расчесывая волосы. Перед тем как они купили этот дом, Роберт убедился, что на втором этаже можно будет устроить нечто вроде отдельной квартиры. Спальня была достаточно велика, чтобы вместить и удобный диван, и гардеробную, и смежную ванную. Роберту хотелось баловать Оливию. В обстановке преобладали оттенки кремового и серого плюс несколько темно-фиолетовых деталей. Интерьер напоминал ожившую фотографию из журнала об элитной недвижимости, но по непонятной причине Роберт так и не сумел создать атмосферу уютного уголка, а ведь именно к этому он и стремился. Роберт вспомнил, какие надежды питал в начале совместной жизни, и глаза тут же защипало.

Отогнав печальные мысли о несбывшемся, Роберт сосредоточился на другом чувстве — гневе. Подумал обо всем, что узнал на Энглси. Перегнувшись через кровать, поднял брошенный на пол пиджак, достал из нагрудного кармана смятую карточку и стиснул обеими руками. Миссис Эванс видела, как Роберт смотрел на этот снимок, висящий на доске объявлений среди других фотографий отдыхающих.

— Миссис Эванс, когда была сделана эта фотография? — спросил Роберт, стараясь сохранять ровный тон.

— На прошлой неделе. Ваша жена как раз выходила из дверей, когда одна из наших завсегдатаев фотографировала здание. Эта женщина всегда присылает мне свои снимки. Жаль, что Оливия не смотрела в камеру. Такая красивая женщина! Если хотите, можете забрать фотографию, мистер Брукс.

Чего Роберту действительно хотелось, так это сорвать снимок со стены и разорвать на мелкие клочья, но этим делу не поможешь. К тому же фотография может пригодиться.

— Спасибо, миссис Эванс. Очень любезно с вашей стороны. Может, у вас есть другие фотографии моей жены?

Но других не оказалось. Только эта. Роберт уставился на нее и принялся размышлять. Заходил то с одной стороны, то с другой, но всюду ждал тупик. Со своего места Роберт видел в окно противоположную сторону улицы. Наблюдал, как полицейские стучатся в двери, разговаривают с соседями, ставят их в известность об исчезновении Оливии. Роберт заранее знал, что они все подумают.

Наконец добрались до дома напротив, где жила Эдит Престон. Уж этой точно будет что рассказать. Другой вопрос, сможет ли она сообщить нечто такое, за что сумеет зацепиться полиция. Роберт ожидал, что миссис Престон пригласит полицейского в дом, усадит в кресло и поведает целую сагу о семействе Брукс, по, к его удивлению, соседка шагнула за порог и принялась показывать на что-то пальцем. Роберт сел прямо. Что она говорит? Вот миссис Престон ухватила полицейского за рукав и потащила за собой. Остановились они перед окном ее гостиной. Видимо, миссис Престон демонстрировала свой наблюдательный пост, замаскированный шторами. Вдруг она указала сначала на проезжую часть, потом — на подъездную дорожку. И тут принялась выделывать нечто совсем уж странное — то вытянет палец, то согнет. Спрашивается, как это понимать?

Полицейский достал блокнот. Видимо, велел миссис Престон повторить все сначала, потому что соседка одно за другим проделала те же самые движения. Миссис Престон проговорила с полицейским еще пять минут, на этот раз без жестикуляции. Наконец тот зашагал прочь, на ходу вынимая рацию.

Ну и что ему наболтала эта мерзкая карга? Ничего хорошего, в этом Роберт был уверен. Вдруг он вспомнил. Вчера вечером, когда Роберт вышел из машины и направился к багажнику за чемоданом, миссис Престон подошла поздороваться. Соседка говорила что-то еще, но Роберт особо не прислушивался. Неужели это и вправду было только вчера? Что-то в словах миссис Престон настораживало, вот только что? Роберт никак не мог припомнить. Мозг был утомлен не только недосыпанием, но и обилием самых разных чувств и мыслей. Роберт спустил ноги с кровати. Надо действовать.

Остановившись у комода жены, он принялся наугад выдвигать ящики и рыться внутри, хотя на самом деле не надеялся наткнуться на что-то полезное. Терпения хватило на пару минут. С воплем, исполненным боли и ярости, которые так долго копились внутри и наконец вырвались наружу, Роберт принялся выдергивать ящики и швырять их в стену. Потом кинулся к шкафу и стал срывать с вешалок одежду, пока на полу не выросла целая гора тряпья. Роберт пинал ее что было сил, не встречая никакого сопротивления со стороны мягкой ткани. Потом опустился на пол около кровати и обхватил руками колени. Опустив на них голову, наконец позволил себе расплакаться — глубоко, навзрыд. Напрасно Роберт старался избавиться от чувства вины, грузом висевшего на совести.

Глава 18

На объявления откликнулось гораздо больше народу, чем ожидала Бекки. Однако большинство только отвлекали полицию от дела. Многие звонили, утверждая, что видели женщину с тремя детьми на своей улице или в своем городе. Однако после подробных расспросов выяснялось, что дети не того возраста или не той национальности. Впрочем, такому большому семейству трудно оставаться незамеченным долгое время. Возможно, это направление расследования окажется решающим. Потом, но не сейчас.

Вот бы у кого-нибудь оказалась хорошая, четкая фотография детей. Поиски снимков с дней рождения одноклассников продвигались вяло, особенно потому, что каникулы закончатся только в понедельник. Самой удачной находкой оказалась фотография Билли, на которой мальчик стоит на голове, опираясь о стену, и вдобавок корчит гримасу.

Несмотря на все трудности, Бекки была рада, что расследование поручили именно ей. Для Бекки это была отличная возможность заслужить уважение коллег, и она не собиралась упускать такой случай. Рассказать Тому о Питере оказалось нелегко, но Бекки поступила правильно. Пусть лучше он узнает подробности от нее, чем наслушается сплетен от бывших коллег или старших офицеров. Постепенно боль начала притупляться. Место уныния и отвращения к себе заняло облегчение.

Отношения с Питером дарили Бекки много радости, но, когда Том принялся рассуждать о том, что было бы, заполучи она его в постоянные спутники жизни, Бекки стало почти противно. Питер непременно упал бы с пьедестала, на который она его возвела, и что бы тогда от него осталось? Из привлекательного мужчины, наделенного властью, каким Бекки видела его в коридорах Службы столичной полиции, Питер превратился бы в человека, оставляющего трусы на полу ванной или засыпающего с открытым ртом перед вечерними новостями. Интересно, надолго бы хватило их отношений?

Радуясь, что у нее более чем достаточно других поводов для размышлений, Бекки вернулась к насущным проблемам. Сейчас главное — дело.

Услышав тихое покашливание, Бекки подняла глаза и увидела около своего рабочего стола молодого констебля. Бекки понятия не имела, сколько он там простоял.

— Извини, Ник. Задумалась. Пытаюсь представить, как рассуждала Оливия Брукс. Ты что-то хотел?

— Насчет загранпаспортов, мэм… Мистер Брукс сказал, что у жены и детей их не было. На всякий случай решили проверить, и оказалось, что он говорит неправду. И у миссис Брукс, и у Жасмин есть паспорта, оба получены в течение последних полутора лет. Но у младших детей загранпаспортов действительно нет. Решил, что вам будет интересно.

Бекки нахмурилась. Выходит, Роберт врал? Или загранпаспорта были получены без его ведома? Если Оливия и впрямь уехала за границу, как же двое младших детей? Бекки в задумчивости прикусила нижнюю губу. Заметив, что Ник продолжает маячить около стола, снова повернулась к столу:

— Еще какие-то новости?

Ник кивнул, молодое лицо сияло полной энтузиазма улыбкой. Неужели Бекки уже в том возрасте, когда констебли кажутся неразумными малышами? Во всяком случае, Ник производил именно такое впечатление.

— Опросили соседей. В основном ничего примечательного, но женщина из дома напротив поделилась интересными наблюдениями. Вот два особенно важных момента. Во-первых, соседка клянется, что Роберт Брукс вернулся домой в ночь со среды на четверг, около двух часов. У Бруксов сбился сенсорный фонарь. За две недели миссис Престон неоднократно просыпалась оттого, что луч светит прямо в окно ее спальни. В первый раз сенсоры среагировали на лису. Но в ночь со среды на четверг фонарь включился оттого, что подъехала машина Роберта Брукса. Автомобиль у него достаточно приметный. Миссис Престон утверждает, что хозяин припарковался на подъездной дорожке и вошел в дом. Соседка почти уснула, но тут фонарь зажегся снова. Она решила не обращать внимания, но, когда свет загорелся в третий раз, встала посмотреть, что происходит, и увидела, как мистер Брукс въезжает в гараж. То же самое произошло вчера ночью, когда ему пришло в голову проехаться до Энглси, но об этом мы знаем.

Бекки сделала пометку в блокноте. Странно. Роберт настаивал, что оставался в Ньюкасле до пятницы. Сначала их интересовали его передвижения в течение первой недели — той самой, когда он предположительно навестил жену на Энглси. А теперь сомнения возникли по поводу второй недели, и все дело предстало в совершенно новом свете. Тут надо разобраться. Но прежде чем уличить Брукса в обмане, необходимо проверить, покидала ли его машина парковку отеля. А значит, требуются записи камер видеонаблюдения.

— Продолжай, Ник. Что еще удалось выяснить?

— Похоже, миссис Престон — старушка любопытная. На прошлой неделе, когда миссис Брукс отдыхала на Энглси, миссис Престон проходила около их гаража. Там сбоку есть узкая дорожка, она нам ее показала. Миссис Престон утверждает, что отвозила на место мусорный контейнер Бруксов. Он стоял у калитки начиная с вечера пятницы. Видимо, миссис Брукс выставила его перед отъездом, чтобы мусор забрали, но, по мнению миссис Престон, бак на тротуаре портил вид улицы. Короче говоря, сбоку в стене гаража есть маленькое окошко, и соседка заглянула в него. Внутри стояла машина миссис Брукс, «фольксваген-жук». Однако у миссис Престон создалось впечатление, что хозяева в отъезде уже несколько дней. Она постучалась в дверь, но никто не открыл. После этого миссис Престон каждый день заглядывала в гараж, и машина все время стояла на прежнем месте. А в четверг утром соседка ожидала увидеть рядом с автомобилем Оливии Брукс машину Роберта Брукса, однако ее там не оказалось.

Бекки сложила пальцы домиком и опустила на них подбородок.

— Не знаешь, на этой неделе рядом с домом Бруксов выставляли мусорный контейнер?

— Нет. Во всяком случае, миссис Престон его не видела. Впрочем, она призналась, что во вторник ее все утро не было дома. За это время миссис Брукс вполне могла выкатить его, а когда мусор забрали, увезти обратно.

— Молодец, хорошо поработал. Ну и что ты обо всем этом думаешь?

У Бекки имелись свои соображения, однако она полностью разделяла точку зрения Тома Дугласа: даже в самой нелепой догадке может прятаться рациональное зерно.

— Ну, мэм… Если миссис Брукс действительно уезжала на неделю на Энглси, как же она добралась туда без машины?

Глава 19

От размышлений Тома отвлек противный звук вибрирующего телефона. Ему никак не удавалось определиться с основной версией произошедшего. Однако, стоило Тому увидеть, кто звонит, досаду как рукой сняло. Лео.

— Привет, Лео. А я тебе набирал. Видела пропущенный звонок?

— Да, но звоню не поэтому, — ответила она. Спокойный голос и небрежный тон были призваны подчеркнуть, что это вовсе не разговор двух влюбленных. — Вернее, и поэтому тоже, но главная причина другая.

Разумеется. Лео на все готова, лишь бы продемонстрировать, что не намерена бежать к нему по первому зову. Том улыбнулся, ожидая объяснений.

— Боюсь, у меня для тебя плохие новости.

Том оперся локтями о стол. Лео не склонна драматизировать — если говорит, что новости плохие, значит, так оно и есть.

— Вчера ночью кто-то проник в твой коттедж, — продолжила Лео. Голос зазвучал мягче. — Мне очень жаль, Том. Понимаю, тебе сейчас не до того. Элли с Максом говорят, что сигнализация не сработала, они бы обязательно услышали — всегда спят с открытыми окнами. Полчаса назад проезжали мимо твоего дома и заметили, что окно открыто, а под ним валялись обрывки бумаги и еще какой-то мусор — видимо, сквозняком вынесло. Элли и Макс решили посмотреть, в чем дело…

Элли звали сестру Лео, которая жила рядом с коттеджем Тома в Чешире. Сам он приезжал на выходные, и то изредка, а в последнее время совсем перестал там бывать. Элли и ее муж Макс любезно согласились следить за домом, пока хозяин в Манчестере — то есть постоянно.

Между тем Лео еще не договорила.

— Так вот, они позвонили в полицию. Только что приехал твой старый приятель Стив. Узнал, в чей дом залезли, и решил разобраться лично. Элли с Максом все еще там, но они не уверены, удобно ли звонить тебе на работу по личному вопросу, вот и обратились ко мне. Обещала все передать.

Лео попала в точку — Тому было совершенно некогда этим заниматься. И вообще, в коттедже не было ничего ценного. Разве что пара картин, которые брат купил, желая выгодно вложить деньги. Но Том сомневался, что кому-то о них известно, вдобавок по виду этих полотен не скажешь, что они представляют ценность.

— Что украли? Макс заметил, чего не хватает?

— В этом и проблема. Вроде бы все на месте — по крайней мере, на первый взгляд. Макс удивился, что воры не взяли твой айпэд и компьютер в кабинете. Но, хотя видно, что в коттедже кто-то побывал — бумага по всему полу раскидана, — дорогие вещи лежат, где лежали.

— Сигнализация точно не сработала?

— Элли и Макс утверждают, что да. Они бы наверняка услышали. Я точно помню, как перед отъездом ты ее включал. Я же тогда была с тобой. И Макс сказал, что с тех пор в дом не заходил. Ограничивался, как он выразился, обходом прилегающих территорий.

— Поверить не могу, что сигнализация вышла из строя, она же совсем новая. И фирма ее устанавливала проверенная.

— Ты не приносил домой документы с работы? Дело может быть в них — по крайней мере, так думает Макс. Ведь единственное, что пострадало, — бумаги.

Эта версия вызывала у Тома большие сомнения.

— Иногда беру папки домой, но на следующий же день возвращаю. Конечно, делаю записи, но вряд ли они могут кому-то понадобиться. — Том примолк, решая, как поступить. — Слушай, Лео, у нас тут сегодня полный аврал. Будь другом, позвони Максу и попроси, чтобы проследил за мерами безопасности. Со Стивом поговорю сам, пусть его ребята выяснят, почему не среагировала сигнализация. Приехать пока не смогу, сначала надо с новым делом разобраться.

— Хорошо. Будет сделано. Ну ладно, пока, — ответила Лео.

— Подожди, — выпалил Том и сразу пожалел о своем порыве. Ну почему все время получается, будто эти отношения ему одному нужны? — Я ведь зачем звонил… Хотел сказать, что освобожусь поздно. Но если сходишь в магазин, с радостью приготовлю ужин на двоих. Как тебе идея?

— Неплохая, — произнесла Лео тем же самым тоном, каким рассказывала о проникновении неизвестных в коттедж. Том надеялся хотя бы на маленький проблеск радости. Ну что ж, хоть досады не услышал. — Присылай список. Придешь, когда сможешь.

— Договорились. Будет время — скину эсэмэску. До встречи.

Том повесил трубку. Да, забот невпроворот — тут тебе и Оливия Брукс, и загадочные взломщики, и Леонора Харрис.


Хотя у Тома имелись проблемы поважнее, он не успокоился, пока не поговорил с другом Стивом Корби, инспектором полиции Чешира. Надо же было узнать, что об этом происшествии думает профессионал. После разговора с Лео Том побеседовал со Стивом, и оказалось, что в его коттедже поработали профессионалы. Внутрь проникли, вынув стекло из рамы в кабинете, а оказавшись в доме, сумели отключить сигнализацию. Что касается бумаг, то они оказались разбросаны по всему коттеджу оттого, что стекло неизвестные на место не вернули, а этой ночью в Чешире дул порывистый ветер.

К счастью, Макс вызвался позаботиться о том, чтобы такого больше не происходило. Том решил, что отправится в Чешир в первый же выходной день. Может, получится уговорить Лео составить компанию. Разумеется, под благовидным предлогом — почему бы не проведать сестру?

Том терялся в догадках, что могло понадобиться взломщикам в его доме. Звучит парадоксально, однако пропажа ценных вещей не смущала бы так сильно, как отсутствие следов ограбления. Но пока Том ничего не мог предпринять, поэтому с облегченным вздохом переключился на чужие проблемы.

Войдя в оперативный штаб расследования, Том огляделся по сторонам. Все без исключения были заняты делом, а Бекки разговаривала с одним из молодых констеблей. Лицо у нее было серьезное и напряженное. Неужели удалось что-то нащупать?

— Как дела, Бекки? Новости есть?

Бекки нахмурилась и, едва заметно кивнув, зашагала к своему столу. Том последовал за ней.

— Не уверена, имеет это отношение к делу или нет, но с Энглси только что звонила миссис Эванс. Мой номер ей дали в местной полиции. Хочет поговорить о чем-то важном, причем желательно «не с полицейским, а с полицейской». Так и сказала.

— Наверное, что-то вспомнила. Не пойму, по какому поводу встревоженный вид? — поинтересовался Том.

— К телефону подошел Ник. Говорит, у миссис Эванс был такой голос, будто она плакала. Хозяйка пансиона была явно чем-то расстроена. Я не тревожусь, просто гадаю, что могло довести ее до слез? Впрочем, лучше спросить у нее самой.

Бекки села за стол и взглянула на листок бумаги, где Ник записал номер миссис Эванс. Взяла телефон и набрала номер. Том сел напротив и по репликам Бекки попытался понять, о чем речь, но особо не преуспел.

— Не расстраивайтесь, миссис Эванс. Уверена, вы ничего плохого не сделали. Нет, все нормально, честное слово. Просто расскажите, как все было, и постарайтесь передать разговор поточнее.

Затем Бекки долго молчала, но через пару минут удивленно округлила глаза.

— Вы нам очень помогли, миссис Эванс. Спасибо огромное. Вы правильно сделали. Вам не о чем беспокоиться. У вас не осталось другого экземпляра фотографии?

Фотографии? Неужели им наконец-то повезло и хоть где-то обнаружился снимок детей?

— Пожалуйста, сообщите имя женщины, которая вам ее прислала. И, если можно, координаты. Буду вам очень признательна. Да, ручка есть. И бумага. — Бекки улыбнулась и покачала головой. — Да-да, я все поняла, миссис Эванс. Не волнуйтесь. Нет, повторять не надо. Будут вопросы — позвоню. Еще раз спасибо, и, ради бога, перестаньте казнить себя. Вы поступили совершенно правильно.

Бекки положила трубку, и Том выжидательно посмотрел на коллегу.

— Посиди две минуты. Нужно отдать кое-какие распоряжения, — выпалила Бекки, вскакивая из-за стола. — А потом еще раз наведаюсь к мистеру Бруксу. Ты со мной? Тогда расскажу по дороге.

Бекки быстрой походкой направилась к Райану, который, кажется, был единственным человеком, не висевшим на телефоне. Бекки протянула ему листок бумаги и что-то сказала, но Том ни слова не расслышал.

— Готов? — спросила Бекки, схватив сумку и ключи. Движения ее были энергичны и решительны. С самого начала расследования Том не замечал в ее манере такой уверенности.

— Готов, — ответил Том.

Что бы там ни рассказала миссис Эванс, лицо Бекки пылало праведным гневом.

Глава 20

Бекки твердо вознамерилась сесть за руль, не удосужившись узнать мнение Тома. Однако он не мог вечно избегать ее машины. Оставалось утешаться тем, что в Манчестере движение не такое напряженное, как в Лондоне, где он имел удовольствие испытать все прелести поездки с Бекки в качестве водителя. По дороге она поделилась всем, что рассказала миссис Эванс, время от времени вставляя собственные возмущенные комментарии. Однако это не мешало Бекки лихо петлять по дороге, обгоняя другие машины и давя на тормоз за секунду до столкновения со встречным автомобилем.

— Ну, что скажешь? — наконец спросила она, нисколько не смущенная количеством аварий, которых удалось избежать лишь чудом. Том, вцепившийся в поручень, чтобы не болтало из стороны в сторону, понадеялся, что правильно уяснил основную мысль.

— Ну, Брукс — подонок, это и так ясно. А вообще-то подозрительная история. Что будем делать?

Бекки закусила нижнюю губу.

— С радостью бы его допросила, но, по-моему, тебя он боится больше. Видела, как Брукс на тебя поглядывает. Не знает, чего ожидать. А я всего лишь глупая женщина, какая от меня угроза? Если не возражаешь, поручаю вести переговоры тебе, а сама буду смотреть и слушать — вдруг замечу что-то важное?

Именно это Том и хотел предложить, но боялся обидеть Бекки. Продолжить обсуждение они не успели: Том с облегчением увидел впереди дом Бруксов. Бекки резко затормозила, да так, что машину занесло.

— Про ноутбуки и паспорта лучше помалкивать, — решила Бекки. — Если обрушим все и сразу, будет труднее оценить его реакцию.

Том согласно кивнул. Они вышли из машины и направились к крыльцу. И тут раздался противный скребущий звук, будто кто-то царапал чем-то металлическим по очень твердой поверхности.

— Фу! Это что было? — скривилась Бекки.

— Сосед землеройную машину осваивает. Сразу слышно, делает успехи, — усмехнулся Том. Парень явно захотел сэкономить, решив, что справится без помощи профессионалов. Тут раздалось громкое ругательство, и машина резко заглохла.

Роберт открыл почти сразу, будто ждал гостей. Взгляд у него был безумный.

— Ну что? — спросил он. Глаза казались тусклыми и безжизненными. Том никак не мог понять, что означает выражение лица Брукса.

— Боюсь, найти вашу жену и детей пока не удалось. Но удалось выяснить кое-что очень важное.

Роберт распахнул дверь во всю ширь и жестом пригласил их войти. На лице вновь появилась уже привычная презрительная гримаса. Брукс стоял, опустив голову, и глядел на Тома исподлобья. При этом вид у него был достаточно зловещий. Он замер в центре коридора. Ни пройти в комнату, ни сесть не предлагал, только запер за ними дверь. Между тем снова заработала землеройная машина.

— Ну? — поторопил Роберт.

— Сегодня утром вы побывали в пансионе миссис Эванс на Энглси и разговаривали с хозяйкой, — начал Том.

Роберт сунул руки в карманы и прислонился к стене.

— И что тут нового? Эту тему мы уже обсуждали.

— Верно, мистер Брукс. Но не могли бы вы повторить, что именно сказали миссис Эванс?

Том заметил, как Роберт напрягся. Видимо, догадался, что полиции стали известны подробности.

— Спрашивал, зачем она сказала, что я навещал Оливию десять дней назад, когда ничего подобного не было и быть не могло. Миссис Эванс подтвердила, что раньше меня не видела.

— Она и гостя не видела. Ее с ним не знакомили.

— Может, и не знакомили, инспектор, но владельцы пансионов все подмечают. Гостя она разглядела хорошо и уверена, что это был не я.

— Неужели? Что еще она вам сказала?

— К чему вы клоните?

Роберт тщетно пытался изобразить растерянность.

— Бросьте, мистер Брукс. Хватит притворяться. Миссис Эванс сказала вам, что мужчина, представившийся Робертом Бруксом, провел ночь в номере вашей жены. Правильно? Гость приехал не к кому-то, а к Оливии Брукс.

Губы Роберта плотно сжались, небрежная поза сменилась вызывающей — ноги на ширине плеч, руки скрещены на груди.

— По-вашему, я должен повторять такие вещи? Признаться, что жена изменила мне с другим мужчиной?

— Если честно, да, — ответил Том. — Требуете, чтобы вашу жену и детей нашли как можно скорее, а сами утаиваете важную информацию.

Роберт промолчал.

— Вы не только утаили от нас этот факт, но и заставили миссис Эванс ввести полицию в заблуждение. Более того — она утверждает, будто вы ей угрожали.

Роберт фыркнул:

— Ну уж и угрожал. Инспектор, я всего лишь попросил ее не рассказывать об этом мужчине. Хотел защитить доброе имя Оливии.

— Вы обещали сделать так, чтобы постояльцы обходили пансион миссис Эванс стороной. Угроза физической расправы — не единственный способ запугивания, мистер Брукс. Говорить, что вы напишете разгромные отзывы о ее пансионе на всех сайтах, куда заходят потенциальные гости, и расскажете, что она устроила у себя в заведении… так сказать… бардак… Уверен, тут миссис Эванс поскромничала, на самом деле вы выразились по-другому… Я считаю, что это бесчестный и грязный трюк.

Роберт переводил взгляд с Тома на Бекки и обратно, однако продолжал хранить молчание.

— Как давно вы узнали, что у вашей жены роман? И какова была ваша реакция?

— Не было у Оливии никакого романа. Она бы не по… — Роберт оборвал себя на полуслове.

— Что вы хотели сказать? «Она бы не посмела», мистер Брукс? — уточнил Том.

Роберт вскинул руку и почесал в затылке. Том видел, в каком взвинченном состоянии тот находится. Том открыл папку и достал фотографию, но взял ее так, чтобы Роберту было не видно.

— Вам удалось заставить миссис Эванс взять свои слова обратно. Возможно, вы даже сумели убедить себя, что хозяйка пансиона в самом деле ошиблась и гость ночевал в другом номере. Но кое в чем вы правы. Миссис Эванс действительно успела украдкой поглядеть на мужчину, когда тот поднимался по лестнице. Хозяйка призналась, что не осмелилась сообщить эту подробность вам, но у человека, зашедшего в комнату вашей жены, была не европейская внешность. Насчет национальности миссис Эванс не уверена — то ли с Ближнего Востока, то ли мулат. Не догадываетесь, кто бы это мог быть? Есть предположения?

Роберт покачал головой:

— Нет, конечно! Наверное, она все это на ходу сочинила.

Том показал Бруксу фотографию, которую Бекки передала ему в машине.

— Узнаете, мистер Брукс? — спросил Том.

Роберт поглядел на снимок, и губы сжались в тонкую нитку.

— Да.

— Будьте добры, назовите имя.

Роберт некоторое время помолчал, а когда наконец заговорил, казалось, слова давались ему с большим трудом.

— Дануш Джахандер. — Брукс устремил на Тома холодный, ничего не выражающий взгляд. — Зачем вы принесли его фотографию?

— Насколько хорошо вы знали Дануша Джахандера? — спросил Том.

Роберт помотал головой:

— Ни разу не встречал. Только снимки видел. Когда познакомился с Оливией, у нее вся квартира была ими завешана. Прямо зал славы.

— Если не ошибаюсь, вы купили эту квартиру у жены… вернее, у будущей жены? — уточнил Том.

— Да. Так мы и встретились.

— Поправьте, если что-то путаю, но, кажется, и вы, и ваша жена, и Дануш Джахандер учились в Манчестерском университете. Во всяком случае, нам точно известно, что именно там Оливия познакомилась с мистером Джахандером. И что же, вы их там ни разу не видели?

Губы Роберта искривились в усмешке.

— Инспектор, вы хоть представляете, сколько студентов в Манчестерском университете? К тому же я был ботаником, целыми днями сидел за компьютером. Человеком стал, только когда на первую работу устроился. Понял — если хочу чего-то достичь, надо учиться общаться, другого выхода нет. Потом встретил Оливию, и она сделала из меня примерного семьянина, каким теперь и являюсь. А почему вы спрашиваете про Джахандера? Он давным-давно уехал.

— Вы очень удивитесь, если скажу, что, возможно, к вашей жене в Энглси приезжал именно Дануш Джахандер?

Тут Роберт как будто расслабился. Выражение лица у него было такое, будто Брукс услышал что-то забавное.

— Что же тут смешного, сэр?

Роберт опустил глаза.

— Да нет, ничего. Просто Джахандер исчез много лет назад. Сбежал, и ни слуху ни духу. С чего бы ему вдруг объявиться на Энглси?

— Ну, ни слуху ни духу — это вы преувеличили. Брат Дануша Джахандера говорит, что общался с ним.

Роберт резко вскинул голову. Кажется, новость его неприятно удивила. Настороженно прищурился, но ни слова не сказал.

— Нужно обсудить еще один вопрос. Может, присядем? — предложил Том.

Роберт покачал головой:

— Не надо, я постою. Говорите.

— Хорошо. Расскажите про ваши семейные поездки на Энглси. Сколько раз вы там были и где останавливались?

Роберт выдохнул сквозь сжатые губы. Видимо, счел вопрос не имеющим отношения к делу.

— Мы там много лет отдыхаем. Раньше останавливались в пансионе в Моэлфре. Иногда ездили все вместе, а если я был занят, Оливия отдыхала одна с детьми. Там безопасно. Хозяйка нас хорошо знала.

— Ну-ка, объясните еще раз, почему вы решили сменить пансион и выбрали бухту Семас?

— Я уже говорил. В последний раз мы отдыхали в Моэлфре летом, а потом, в октябре, Оливия хотела забронировать номер, но, когда позвонила, включился автоответчик. Сообщили, что пансион закрывается на неопределенное время в связи с болезнью хозяйки. Оливия передала мне телефон, чтобы я сам послушал. Голос был незнакомый, и мы решили, что хозяйке, видно, совсем плохо — даже обращение записать не смогла. Тогда Оливия поискала и нашла другой пансион. Я заходил на их сайт в Интернете и все проверил. Летом собирался ехать вместе с Оливией и детьми.

— Выходит, жена успела побывать там без вас три раза — в октябре, на Пасху и на прошлой неделе? А вы в первый раз посетили пансион миссис Эванс только в эту субботу, рано утром? Я ничего не перепутал?

— Нет. Вы мне эти вопросы в тысячный раз задаете.

— Пансион в Моэлфре располагается в доме под названием Дубовый коттедж? — спросил Том.

— Не припомню, чтобы говорил об этом, но — да.

— Верно, мистер Брукс, не говорили. По этому поводу мы обратились к местной полиции.

— Тогда зачем спрашиваете?

— Уж не знаю, удивит вас эта новость или нет, но пансион работает в обычном режиме. Хозяйка была очень разочарована, когда ваша жена отменила бронь. Кстати, она совершенно здорова и прекрасно себя чувствует.

Роберт нахмурил брови.

— Может, Оливии просто надоело в Моэлфре? Такое ведь может быть?

— Или ваша жена выбрала новый пансион, чтобы спокойно встречаться с любовником. На предыдущем месте этот номер не прошел бы — хозяйка слишком хорошо вас знает.

— Полная чушь, — фыркнул Роберт.

— Думаете? Еще миссис Эванс упомянула, что у нее была фотография вашей жены, которую вы забрали. Вам ведь известно, что мы не располагаем ни единой фотографией Оливии Брукс и детей? С ног сбились, стараясь найти хоть одну для объявлений о пропаже. Почему вы не передали снимок нам?

Роберт смутился и уставился в пол. Похоже, ответить было нечего.

— Пожалуйста, принесите фотографию Оливии. Мы сделаем копии и, как только сможем, вернем ее вам.

Когда Роберт поднял глаза, выражение его лица напугало Тома. Глаза сужены, рот сжат еще плотнее, чем раньше. Голос прозвучал тихо, но резко:

— У меня нет фотографии. Я ее порвал.

Глава 21

Роберту начало казаться, что полицейские никогда не уйдут. Нарочно держал их на ногах в коридоре, но это не помогло. Старший инспектор с трудом сдержал раздражение, когда Роберт сказал, что уничтожил фотографию. А эта дамочка, инспектор Робинсон, пялилась на него, точно под микроскопом изучала.

Роберт схватил ключи с кухонного стола и направился в кабинет. По пути к книжному шкафу включил компьютер, чтобы успел загрузиться. Сдвинув книги в сторону, открыл спрятанный за ними потайной ящик и достал кожаную папку для документов. Роберт положил ее сюда в день, когда они переехали в этот дом, и с тех пор ни разу не доставал. С сердитым хлопком задвинул ящик обратно и вернул книги на место. Засунул папку в сумку и взялся за телефон.

— Такси? Пришлите, пожалуйста, машину к церкви Святого Петра на Брум-Роуд. Если можно, через двадцать минут. — Помолчав, прибавил: — Имя — Пол Браун. Спасибо.

Нервно взглянув на часы, Роберт щелкнул по ярлыку в левом нижнем углу экрана. Открылся видеофайл. Роберту просто хотелось посмотреть его еще раз. Вот она, ходит по кухне, занятая обычными хлопотами. Разгрузила посудомоечную машину, заварила чаю… Какая же она все-таки красивая! У Роберта рука не поднималась удалить этот файл — так же, как и все остальные. Но он понимал, что придется. Вдруг раздался треск, и экран погас, снова став черным. Что за?.. Роберт потянулся к настольной лампе и щелкнул выключателем. Никакого эффекта. Наверное, пробки выбило. Черт, как не вовремя…

Роберт торопливо прошел через кухню и направился в гараж. Протиснулся между стеной и капотом машины Оливии, подобрался к электрическому щиту и открыл дверцу. Все рычажки находились в положении «включено».

— Средневековье какое-то, — пробормотал рассерженный Роберт. Теперь надо проверять, есть ли электричество у соседей, или одному ему так «повезло». Только этого не хватало. Роберт физически ощущал, как поднимается давление.

Распахнув дверь, пронесся по дорожке и вышел на тротуар. Замер, уперев руки в бока, и поглядел по сторонам, не видно ли других озадаченных жильцов. Ну, хоть один плюс — только сейчас Роберт обратил внимание, что у соседа в первый раз за выходные стало тихо. Увидев, как тот заглядывает в только что выкопанную яму, растерянно почесывая в затылке, Роберт окликнул его:

— Что, тоже электричество отключили?

— Вот дерьмо! Значит, тебя тоже вырубило? Извини, приятель. Это я виноват. Кстати, как дела? Про Оливию ничего не слышно? Наверное, и так с ума сходишь, а тут еще я… Уж прости.

Почувствовав, как внутреннее напряжение достигает критической точки, Роберт рванулся на соседскую дорожку.

— Что значит — ты виноват? Ты что наделал, идиот?

Сосед удивленно уставился на него:

— Расслабься, Роберт. Случайно перерезал кабель. Донна уже звонит в аварийную службу. Наверное, скоро приедут. Извини за беспокойство. Особенно сейчас.

Ну конечно, теперь про исчезновение Оливии вся улица знает. Полицейские ни одного дома не пропустили, в каждый зашли. Еще не легче. Обычно Роберт не удостаивал вниманием своего придурка соседа, но сейчас едва удерживался, чтобы не придушить этого типа.

— Ты хоть представляешь, как мне сейчас нужен компьютер? Секунды дороги! — проорал Роберт.

Сосед был совершенно ошарашен, но уже через секунду перешел в нападение:

— И нечего на меня орать! Я не нарочно, понял? А криком делу не поможешь.

— Дебил недоразвитый! — ответил на это Роберт и повернул обратно к дому.

Но сосед явно хотел, чтобы последнее слово осталось за ним. Сделал пару шагов вперед и завопил в спину Роберту:

— Извини, конечно, но твои проклятые кипарисы своими корнями мне всю дорожку разворотили! Если б не они, ничего этого не было бы! Но я молчал! Да уж, неудивительно, что от тебя жена сбежала!

Роберт развернулся, чувствуя огромное желание дать подонку по зубам, но с крыльца за ними с открытым ртом наблюдала Донна. Будет драка — сразу вызовет полицию. Учитывая, что один из них как раз дежурит на улице, наблюдая сцену из машины, для этого ей даже звонить никуда не придется. А у Роберта не было времени со всем этим разбираться. Ни слова не говоря, развернулся на каблуках и зашагал к себе в дом.

Перепрыгивая через две ступеньки, добежал до спальни, по пути захватив еще одну сумку из пустующей комнаты и пройдясь по одежде Оливии, раскиданной по полу. Открывая ящики, Роберт доставал только самое необходимое. Пользоваться кредитной картой за пределами города не следует, придется задержаться, чтобы снять максимальную сумму со всех четырех. На первое время хватит. До офиса он доедет на такси, а потом позаимствует одну из служебных машин. До понедельника ее точно никто не хватится, и даже тогда отсутствие автомобиля вряд ли сочтут подозрительным. Роберт запишет машину на кого-нибудь, кто сейчас в отпуске.

Он взял фотографию, которую снял со стены пансиона миссис Эванс. Роберту она была больше не нужна, но бросать снимок — тоже не дело, иначе найдет полиция. Теперь, когда у Роберта появился план, сразу стало спокойнее. Оставалась только одна проблема — компьютер. Хотя, если подумать, ничего компрометирующего там нет. Полиция, конечно, не поймет, но это их проблемы.

Две минуты спустя вещи были собраны. Роберт вышел на террасу, прошел в дальнюю сторону сада и, перебравшись через забор, зашагал вперед, через поле.

Глава 22

ВОСКРЕСЕНЬЕ

Для Тома Дугласа воскресенье было обычным днем недели, ничем не отличавшимся от других. В полиции выходных не существовало, поскольку преступники не выказывали желания отдохнуть от трудов по субботам и воскресеньям. Поэтому в семь тридцать Том уже был в оперативном штабе.

Не мешало бы съездить в Чешир и разобраться, что произошло в коттедже, но Оливия и трое ее детей до сих пор не отыскались, и вообще, было во всей этой истории что-то очень неприятное. Вчерашний день тянулся нескончаемо долго, а после общения с Лео усталость и чувство досады только усилились. С одной стороны, когда речь зашла о взломщиках, Лео была само сочувствие — даже вызвалась съездить в Чешир и все уладить. Но с другой, единственное, чего хотелось Тому, — лечь с ней в постель, заняться любовью, а потом спокойно проспать всю ночь бок о бок. И на какую-то секунду Тому показалось, что его мечта вот-вот осуществится.

Лео купила простые ингредиенты, требующиеся для приготовления курицы с маскарпоне и соусом из белого вина. Это блюдо Том мог состряпать за две минуты. Готовка всегда его успокаивала. И в квартире Лео Тому очень нравилось — открытое пространство лофта, стена из голого кирпича, прочные, надежные балки. Квартира располагалась в одном из старых реконструированных манчестерских складов. Ремонт был выполнен с большим вкусом, и в каждом уголке чувствовалась индивидуальность Лео.

Пока Том готовил, они переговаривались. Лео сидела, уютно расположившись на диване с бокалом красного вина, по цвету почти совпадавшим с темной помадой. Сколько Том ее знал, Лео никогда не носила цветных вещей — только черное и белое. Однако, как ни парадоксально, каждый раз ей удавалось создать оригинальную комбинацию. Единственным ярким пятном была помада, иногда — массивное красное ожерелье или бордовый педикюр. Ногти на руках Лео в такой цвет не красила. А вчера на ней были узкие белые брюки и блузка без рукавов в черно-белую полоску. Последняя вещь была одновременно и свободной, и облегающей фигуру при каждом движении. Лео не стала распрямлять длинные темные волосы — Тому больше всего нравилось, когда они вились свободно. Пока он поджаривал курицу в оливковом масле и рассказывал, как прошел день, Лео была вся внимание.

— Ну и что тебе подсказывает интуиция? Забудь про улики. У тебя очень хорошо получается смотреть на ситуацию со стороны, с которой другим и в голову не приходит, — посоветовала Лео.

— У меня от этого Роберта Брукса мурашки по коже. Да и не только от него — от всей ситуации. Я ведь разговаривал с пропавшей — с Оливией — примерно девять лет назад.

Добавив белого вина и положив на сковородку пару лавровых листов, Том начал резать эстрагон и по ходу дела рассказал про все случаи, когда Оливия и ее семья попадали в поле зрения полиции.

— Между прочим, я ведь так и не поверил, что с родителями Оливии произошел несчастный случай. И Оливия тоже.

— И что ты предпринял? — спросила Лео. Вполне закономерный вопрос.

— Ничего.

Лео нахмурилась — это было совсем не похоже на Тома Дугласа, которого она знала.

— Слушай, я честно пытался. Но, насколько мы могли судить, их смерть была никому не выгодна, разве что самой Оливии. А она была совершенно уничтожена. И упорно настаивала на том, чтобы в обстоятельствах произошедшего разобрались как следует. Повторяла, что у отца был пунктик по поводу сигнализаций. Так оно и оказалось. В доме была установлена охранная сигнализация последнего поколения, а столько датчиков дыма я вообще нигде не видел.

Том налил на сковородку куриного бульона и принялся помешивать блюдо.

— Ничего подозрительного наши ребята не обнаружили. Охранная сигнализация была отключена, но, по словам Оливии, родители часто ее выключали, когда были дома. Никаких признаков взлома и незаконного проникновения. Пришлось отступиться.

— Оливия тогда уже была замужем? — уточнила Лео.

— Нет. Они с Робертом недавно познакомились, но он ждал ее на старой квартире и позвонил узнать, почему Оливия задерживается. К телефону подошел я. Когда сказал, что случилось, мигом примчался и все спрашивал, чем помочь.

Решив, что соус достиг нужной консистенции, Том взбил маскарпоне, потом добавил эстрагон и черный перец.

— В общем, так и осталось чувство незавершенности. Думали — вдруг тут не обошлось без сбежавшего гражданского мужа? Но доказательств не нашли, и вообще, никто не знал, где он.

Тому было хорошо известно, что Лео интересно все, связанное с его работой. Особенно с тех пор, как она надумала снова пойти учиться. Когда они познакомились, Лео занималась лайф-коучингом, и весьма успешно — несмотря, или, наоборот, благодаря отстраненности и способности взглянуть на дело трезво, без эмоций. Однако это качество распространялось не только на рабочую, но и на личную жизнь Лео. Она всегда производила впечатление холодной и неприступной. Недавно сестра убедила Лео принять сумму денег, достаточную для обучения в университете. Лео решила заняться судебной психологией, хотя, чтобы освоить эту непростую область, понадобятся годы. Наверное, поэтому Лео с таким интересом слушала рассказы Тома и пыталась понять образ мышления преступников. Но вот ужин был готов, и Тому больше всего хотелось просто отдохнуть.

— Хватит разговоров про работу. Давай поедим спокойно.

Лео радостно вскочила с дивана. Готовить она не любила, зато поесть — очень даже. Взглянула сначала на свою тарелку, потом на Тома и, игриво улыбнувшись, взяла нож и вилку. Потом наклонилась к нему:

— Том Дуглас, ты супер. Приятно, когда у мужчины есть что-то, кроме хорошенькой мордашки.

Таких комплиментов Тому еще не делали, но, пока Лео в благодушном настроении, он был готов выслушивать что угодно. За едой болтали о пустяках. Лео рассказывала, как целый день искала идеальную лампу в угол гостиной, а когда Том ужаснулся такой бесполезной трате времени, принялась подшучивать над его отношением к магазинам в целом и мебельным салонам в частности. Том никогда не скрывал, что вопросы, связанные с дизайном интерьеров, ставят его в тупик. Когда нужно было обставить манчестерскую квартиру, нанял специалистов. Так же поступил и с домом в Чешире. Лео не понимала, как вообще можно поручать подобные вещи посторонним людям, и тщательно подбирала для своего лофта каждую мелочь.

Так они продолжали дружескую перепалку. Слушая ее мягкий голос и сдержанный смех, Том почувствовал, как постепенно расслабляется. Конечно, пришлось обсудить неприятную историю с проникновением в коттедж, но, когда Лео пообещала съездить туда завтра же утром, Том со спокойной совестью отложил тревоги по этому поводу на потом.

Играла тихая ненавязчивая музыка. Исполнителей Том не знал, но голоса звучали нежно и успокаивающе. Одна песня его особенно заинтересовала. Том слышал ее и раньше, довольно давно, однако такой голос трудно забыть.

— Лео, кто это поет?

— Джуди Цуке. Называется «Останься со мной до рассвета». Песня старая, но мама ее обожала. Всегда напевала, когда мыла посуду.

Услышав название, Том затаил дыхание. Хотелось думать, что это намек, но Том уже заранее предвидел, чем закончится вечер. Тем же, что и все остальные вечера, проведенные с Лео. Их влекло друг к другу так, что воздух был наэлектризован от напряжения. От каждого прикосновения по телу Тома пробегала дрожь, и он был уверен, что Лео испытывает то же самое. Но каждый раз она останавливалась в последний момент.

Том нехотя поднялся с дивана, собираясь уходить. Тут Лео протянула руку и удержала его за локоть.

— Останься, Том, — попросила она.

Том посмотрел на нее сверху вниз и намотал на палец густую прядь шелковистых волос Лео.

— А что будет завтра? — спросил он.

Лео только пожала плечами. Минутная слабость прошла, она снова облачилась в защитный панцирь. Том понимал, что это значит. Он может провести ночь, занимаясь с Лео любовью и все сильнее попадая под власть ее чар, но на другой день она будет вести себя как ни в чем не бывало. Они так и останутся друзьями, которые время от времени — по настроению Лео — спят вместе. Лео не в первый раз предлагала остаться, но, хотя соблазн был велик, Тому удавалось его побороть. Пока.

Он наклонился, коснувшись губами ее лба, взял Лео за подбородок и нежно поцеловал в губы. Он скорее почувствовал, чем услышал тихий стон. На секунду Лео закрыла глаза. Потянулась к нему, и Том помог ей встать, придержав за локти. Лео всем телом приникла к нему.

— Так что насчет завтра? — прошептал Том ей на ухо и почувствовал, как спина Лео едва заметно напряглась.

— Отношения — это не мое. Сам знаешь.

Пришлось выпустить ее из объятий — что еще ему было делать? Ясно одно — ситуацию пора менять. Долго так продолжаться не может. Если Том сдастся — Бог свидетель, именно этого ему и хотелось, — они так и будут находиться в непонятных отношениях, и Тому придется все время подстраиваться под переменчивые настроения Лео. Есть два пути — или дождаться, пока она будет готова, или уйти, как бы тяжело ему это ни далось.

Вот почему в это солнечное воскресное утро Том злился на себя и не мог сдержать досады. Несмотря ни на что, он совершенно потерял голову от женщины, в принципе не способной на более серьезные отношения, чем одна совместная ночь.

— Доброе утро, начальник. Прием, земля вызывает Тома Дугласа! Что, ночь была бурная?

Том вздрогнул. Мог бы догадаться, что Бекки тоже придет пораньше. Постаравшись взять себя в руки и выкинуть из головы все мысли о Лео, он с радостью заметил, что постепенно Бекки снова становится сама собой — энергичной и немножко дерзкой.

— Да уж, очень бурная — все думал о нашем деле. Перебирал факты и так, и этак, но толку никакого. Что за человек Роберт Брукс? И вообще, запутанная история. Он, по-моему, неуравновешенный. Если узнал, что жена изменяет, мог ей что-нибудь сделать. Хорошо, допустим. А дети куда подевались? Может, проверить, нет ли у Брукса еще какой-нибудь недвижимости? Вдруг окажется, что он их там прячет? Если они живы, конечно.

— Ну, свою гипотезу уже излагала. Не знаю как, когда и почему, но Роберт убил Оливию. Остается надеяться, что хотя бы дети целы и невредимы.

Между тем потихоньку начал собираться народ. Зевая, коллеги рассаживались за рабочие столы. Пока не удастся разыскать детей, на свободные вечера и выходные рассчитывать не приходится. Ребята из команды включали компьютеры, проверяли автоответчики. Оперативный штаб медленно оживал.

Краем глаза Том заметил, как Райан Типпеттс победоносно вскидывает кулак.

— Есть! — воскликнул он.

Буквально выдернув из принтера лист бумаги, с торжествующей улыбкой направился к Тому. Кажется, Райан распечатал какую-то фотографию.

— Доброе утро, инспектор Дуглас. Упорный труд, как всегда, принес свои плоды.

Типпеттс прямо-таки излучал самодовольство. Том лишь кивнул, ожидая продолжения. Если и удалось чего-то добиться, трудолюбие Райана тут, скорее всего, ни при чем.

— Вчера почти весь день пытался связаться с женщиной, которая сфотографировала Оливию на Энглси.

Райан явно работал на публику — то энергично кивал, то поводил головой из стороны в сторону. Точь-в-точь игрушечная собачка — таких сажают на панель в машине.

— Ну и?.. — поторопил Том.

— Вот, пожалуйста!

Райан с гордостью продемонстрировал фотографию. Том и Бекки внимательно поглядели на снимок, потом снова на Райана.

— Как видите, качество оставляет желать лучшего. По словам женщины-фотографа, Оливия отвернулась — видимо, не хотела, чтобы ее снимали. Но три четверти лица все же попали в кадр. По этой фотографии миссис Брукс вполне можно узнать. Ну что, отдадим для объявлений?

Не сводя глаз с самодовольного лица Райана, Том протянул руку за фотографией. Посмотрел еще раз, проверяя, не ошибся ли.

— Райан, я ведь ничего не путаю? Ты знаешь Оливию Брукс, девять лет назад ты ездил к ней на вызов со мной, а еще через семь лет — с детективом Стенли?

— Да. У этой семейки вечно все не слава богу.

— Внимательно посмотри на фотографию, Райан. По-твоему, это Оливия Брукс? — спросил Том.

— Женщина, которая фотографировала пансион, говорит, что да. Этот снимок она отправила хозяйке, и его же стащил Роберт Брукс.

На лице у Райана появилось озадаченное выражение. Хоть он и не понимал, в чем дело, но чувствовал, что желанный триумф ускользает, как песок сквозь пальцы.

— Значит, с этой женщиной вы разговаривали два года назад, констебль Типпеттс? Присмотритесь как следует.

Том едва сдерживал негодование.

— Ну да, вообще-то и правда не очень похожа, но женщины все время что-то с собой делают, на то они и женщины…

Том отвернулся, едва скрывая отвращение.

— Доставай ключи, Бекки. Понятия не имею, что это за особа, но даже после стольких лет уверен на сто процентов — это не Оливия Брукс.

Глава 23

Сотрудники выдвигали одну версию за другой. Бекки попросила Тома остаться и ввести команду в курс дела, а сама поехала к Роберту Бруксу. Нужно было убедиться, что перед ними та самая фотография, которую Роберт забрал у миссис Эванс, а потом спросить, знает ли он женщину на снимке, а главное, зачем ей выдавать себя за Оливию. Есть и еще один важный вопрос — почему, черт возьми, Роберт ничего не сказал полиции? По крайней мере, теперь понятно, почему предполагаемая измена жены не особо расстроила Брукса. Если в пансионе под именем Оливии останавливалась другая женщина, какая разница, кто у нее ночевал?

Роберт Брукс скрывал от полиции слишком многое. Сначала Бекки послушает, какие нелепые отговорки он еще выдумает, а потом решит, что предпринять. Пожалуй, пришло время вызвать мистера Брукса на официальный допрос. Конечно, оснований для ареста пока нет, а значит, они не имеют права его задерживать, чем Роберт с радостью воспользуется. Но Бекки поклялась, что Брукс сухим из воды ни выйдет. Что бы он ни совершил, Роберту придется за это ответить.

Бекки уже несколько месяцев не ощущала такой бодрости и прилива сил. Глупый, нелепый роман с Питером Хантером оставил ее в расстроенных чувствах. Теперь, когда Бекки успокоилась и смогла взглянуть на ситуацию со стороны, она поняла, что ее больше всего беспокоило. Бекки переживала не из-за того, что Питер ее бросил, а из-за того, что угодила в такую банальную ловушку — юная, неопытная девушка влюбляется в сильного мужчину постарше. А самое обидное, что Бекки не была до такой степени юной и неопытной. Могла бы догадаться, чем все закончится. Теперь Бекки стыдилась своей наивности.

Вчера Том очень ее поддержал. У него вообще не было привычки осуждать людей. Возможно, причина в том, что мелкие ошибки простых обывателей не шли ни в какое сравнение со злодеяниями, с которыми Тому приходилось иметь дело по работе.

Подъезжая к дому Роберта Брукса, Бекки вспоминала, как они с Томом в первый раз встретились. Тогда они занимались делом Хьюго Флетчера, и Том был старшим следователем. Когда он только поступил в Службу столичной полиции, Бекки казалось, что ему очень грустно — должно быть, из-за недавнего развода. Но Том был полон энтузиазма и увлекал за собой всю команду. Однако со временем грусть никуда не девалась, да и энтузиазм исчез. В его манере появился легкий налет цинизма, которого Бекки раньше не замечала. Она не понимала, что случилось — возможно, причина в серьезном деле, которое Тому не удалось распутать. Но теперь старина Том снова стал прежним. От унылого, разочарованного типа не осталось и следа. Том снова был готов с головой погрузиться в работу.

Ну почему она не могла влюбиться в него? Бекки тихонько фыркнула. Нет, она легких путей не ищет. Зачем ей высокий, красивый, одинокий мужчина, который не считает окружающих пустым местом, когда есть женатый бабник средних лет, которому плевать на всех, кроме себя любимого?

Бекки свернула на узкую, обсаженную деревьями улицу, ведущую к дому Бруксов. Каждый дом здесь был построен по индивидуальному проекту, поэтому участки находились под разными углами к извилистой дороге. Бекки любила такие улочки — своеобразие намного интереснее, чем безликая массовая застройка. Но, как бы мило здесь ни было, Бекки передергивало при одной мысли о предстоящем разговоре с Робертом Бруксом. Постаравшись взять себя в руки, припарковала машину.

Вчера сразу несколько соседей заявили, что супруги Брукс обычно держат машины в большом, смежном с домом кирпичном гараже, но сегодня «ягуар» Роберта стоял на подъездной дорожке. Бекки порадовалась, что не слышно невыносимого шума землеройной машины, хотя сам агрегат по-прежнему виднелся из-за ограды. Видимо, у соседей наконец-то проснулась совесть.

Бекки уже доложили, что за ночь Оливия Брукс не объявилась. Она открыла дверцу машины и поразилась, как тихо вокруг. Единственное, что было слышно, — щебетание птиц на деревьях и далекое жужжание газонокосилки. Бекки подняла голову и увидела, что занавески в окне спальни Роберта и Оливии раздвинуты. Поэтому она с чистой совестью взялась за дверной молоток и громко постучала три раза. В ожидании ответа Бекки повернулась к двери спиной и принялась разглядывать дом напротив. Из окон отлично просматривается сад — вид не загораживают ни деревья, ни изгороди. Старушка, которая здесь живет — миссис Престон, — оказала следствию неоценимую помощь. Что ж, сразу видно — бдительности она не теряет. Хотя любопытная соседка стояла сбоку от окна, ее тень явственно виднелась на тонких шторах. Бекки с улыбкой повернулась к двери Бруксов. Постучала еще раз. Никакой реакции.

Вот черт. Брукс что, в ванной? Или нарочно не открывает? В дальнюю часть сада вела тянувшаяся вдоль стены гаража узкая дорожка — вне сомнения, та самая, по которой ходила миссис Престон, проверяя, на месте ли машина миссис Брукс. Бекки решила последовать примеру старушки. Подойдя и заглянув в окошко, нисколько не удивилась, увидев автомобиль Оливии на прежнем месте. Когда они были здесь с Томом, он поделился любопытным наблюдением. Для женщины с тремя детьми, двоим из которых еще требуются детские кресла, двухдверный «жук», мягко говоря, не самый удачный выбор. Означает ли это, что Оливия — импульсивная женщина, не задумывающаяся о последствиях своих поступков?

Обойдя гараж и оказавшись у задней стены, Бекки увидела дверь, которая, как она уже знала, вела в кладовку, а оттуда — на кухню. Бекки подергала ручку, но дверь была заперта. Она отправилась дальше и очутилась перед огромными стеклянными дверьми, ведущими на залитую утренним светом просторную кухню. Бекки такие очень нравились — удобно и готовить, и есть. Тут даже мягкое кресло стояло — можно с комфортом устроиться, книгу почитать… Не кухня, а настоящий дом, все удобства под рукой. Однако на вкус Бекки помещение было слишком стерильным — это она бы точно исправила. На рабочих поверхностях ничего не валяется, на стенах ни картин, ни фотографий. Даже детских рисунков на холодильнике нет. Все очень элегантно — кремовые шкафчики с глянцевыми дверцами, столешницы из черного гранита. Но все какое-то пустое, безжизненное, будто смотришь на экспонат с выставки интерьеров. Даже посуда в шкафчиках со стеклянными дверцами подобрана под цвет обстановки — все сплошь кремовое и черное. Бекки бы с радостью добавила сюда цвета — ярко-красный миксер, салатницы с яркими узорами, напоминающими о Средиземном море, зеленые или голубые стаканы. В общем, что-нибудь, что добавит сюда хоть немного жизни.

В остальном смотреть в кухне было особо не на что. Роберта Брукса не видно, следов недавнего завтрака — тоже. Хотя Бекки вынуждена была признать, что этот человек сразу убрал бы все тарелки и навел полный порядок. Роберт Брукс из таких, на его кухне по-другому быть не может.

Бекки принялась разглядывать огромный сад. Рядом с домом был разбит газон, на котором через равные промежутки располагались красивые цветочные клумбы. Изгородь из тиса отгораживала сад от остальной части обширного участка. На расстоянии виднелись лесенки, турники и детский домик. Бекки удивилась, что площадка для игр находится так далеко от дома. Разумнее было бы разместить ее поближе, чтобы Оливия могла следить за детьми из окна кухни. Впрочем, сад был очень живописен. Наверное, по вечерам тут просто блаженство — можно сидеть на широкой, выложенной каменными плитами террасе, потягивать из бокала холодное вино и вдыхать сладкие ароматы цветов.

Бекки снова повернулась в сторону дома. Ну и что теперь делать? На всякий случай решила проверить раздвижные двери на террасе, хотя не ожидала, что они окажутся открыты. Но ее ждал сюрприз — двери бесшумно разъехались в стороны, и Бекки шагнула на кухню, а потом задвинула их за собой.

Вокруг царила зловещая тишина. Казалось, она очутилась в заброшенном доме, куда много лет не ступала нога человека. Бекки ни разу в жизни не испытывала подобного ощущения — ей вдруг безумно захотелось убежать отсюда, и как можно скорее. Воздух казался застывшим, неподвижным, Бекки почувствовала, что задыхается. Резко развернувшись к дверям, раздвинула их во всю ширь и вдохнула полной грудью.

— Не валяй дурака, — сказала она себе.

Обернулась, почти ожидая увидеть в дверях неподвижную фигуру Роберта Брукса, наблюдающего за ней прищуренными глазами. Но никого не было. С облегчением выдохнув, Бекки шагнула вперед.

— Мистер Брукс, — позвала она. Ответом была тишина. Бекки рискнула заглянуть в гостиную, оттуда вышла в коридор. Снова повторила: — Мистер Брукс.

Никакого ответа. Пришлось подняться наверх. Нельзя же просто торчать посреди коридора. На то Бекки и следователь, чтобы расследовать и разбираться. Но от этого дома мороз по коже пробирал.

Бекки подошла к двери, ведущей в кабинет, и с удивлением обнаружила, что она открыта. Впрочем, хозяина внутри не оказалось. Только на экране компьютера мелькала разными цветами заставка. Бекки зашагала дальше.

— Мистер Брукс, — еще раз позвала она.

Заглянула в спальни, но и там никого не было. Наконец оказалась возле закрытой двери. Деликатно постучала, потом еще раз, громче. Произнесла:

— Мистер Брукс, это инспектор Робинсон. Вы здесь?

Наконец Бекки нажала на ручку и открыла дверь. Ахнув, окинула взглядом разгромленную комнату. Что тут произошло? И главное, куда провалился Роберт Брукс?

Глава 24

Софи Дункан машинально запихивала пакеты из супермаркета в багажник, но мысли витали совсем в другом месте. Софи была не уверена, купила ли все необходимое, и боялась, что, вернувшись домой, обнаружит — не хватает чего-то важного, и тогда придется возвращаться. Впрочем, походы в магазин не были для Софи слишком обременительной обязанностью. Она не уделяла выбору продуктов много внимания. Софи была не из тех, кто полжизни проводит на кухне. Нарочно приехала к самому открытию, чтобы избежать обычного воскресного наплыва покупателей. А ведь воскресенье считается днем отдохновения, или она что-то путает?

Софи повернула ключ в замке зажигания. По радио передавали местные новости. Снова говорили про Оливию Брукс и ее троих детей. Софи в который раз почувствовала смутное беспокойство, но отмахнулась от этого ощущения. С Оливией все будет в порядке. Что с ней может случиться?

Прошло полтора года с тех пор, как Оливия Брукс — впрочем, для Софи Дункан подруга всегда останется Лив Хант — неожиданно объявилась после семи лет молчания. Давненько у Софи не выдавалось такого хорошего дня. В то время в ее жизни наступила черная полоса. Софи было трудно смириться с тем, что в обозримом будущем она не сможет вернуться к активной службе. Казалось, она очутилась в теле другого человека. Кого-то хилого и слабого, ничуть не похожего на нее. К бессильной досаде Софи, это новое тело упорно не желало ей подчиняться.

День, когда пришла Лив, стал для нее настоящим праздником. На какое-то время Софи даже забыла о боевых ранениях. Когда раздался звонок в дверь, мама начала было вставать, но Софи тут же замахала рукой:

— Сиди, мама. Мне надо больше двигаться, а то до пенсии буду бумажки перебирать.

Проигнорировав произнесенное вполголоса «хорошо бы» — что еще ждать от мамы? — Софи медленно, но упорно направилась к двери. Они жили в доме тридцатых годов на две семьи. Открыв дверь, Софи ахнула от неожиданности:

— Лив! Не может быть! Ничего себе! Ну-ка, дай на тебя посмотреть. Как же я соскучилась…

Со слезами на глазах Лив оглядела Софи с головы до ног, оценивая плачевное состояние подруги. Софи попыталась разрядить обстановку — с криком «Ура!» исполнила нечто похожее на пируэт, вскинув здоровую руку и повернувшись вокруг своей оси на той ноге, что пострадала меньше. И конечно, чуть не упала.

— Ой, Софи, ты как? В новостях сказали, что вы эвакуировали людей во время атаки на дамбу, и тут рядом упал снаряд. Ты ведь поправишься?

— Конечно, заживет как на собаке. Травмы мелкие, просто их много, вот и все. Подлечусь и буду как новенькая. Да брось, Лив, не делай такое лицо. Улыбнись. Я ведь могла и не вернуться — некоторые мои товарищи не вернулись.

Тут Софи показалось, что она вот-вот потеряет самообладание, но годы тренировки взяли свое. Несмотря ни на что, она улыбнулась:

— Пошли, сядем, откроем бутылочку вина. Вот и повод появился…

Обняв подругу за талию, Софи увлекла ее за собой в гостиную.

— Мам, гляди, кто пришел.

— Ой, Лив, сто лет не виделись, — обрадовалась Маргарет, мама Софи. — А мы по тебе так скучали. Обе.

Выражение лица у подруги стало виноватым, и Софи пришла Лив на выручку:

— Ну, тут мы обе виноваты. Если б не сбежала на другой край света сражаться в битвах, которые, откровенно говоря, никакого отношения ко мне не имеют, все бы по-другому сложилось. Лив у нас молодец — замуж вышла, потомством обзавелась. Нормальная взрослая жизнь. А я, как мальчишка, все в войнушку играю.

В устах Софи это звучало легкомысленно, но на деле все было по-другому. Когда Софи уехала из Манчестера — сначала в Сандхерст, на офицерские курсы, потом к первому месту дислокации, — она старалась не терять связь с Лив. Но через несколько недель после отбытия Софи Лив перестала писать. Софи полагала, причина в том, что она не поддержала подругу, когда ушел Дэн. Но тогда она должна была улетать в Ирак. Нельзя заявить командованию Британской армии, что ты очень извиняешься, но никуда лететь не можешь — у тебя лучшая подруга переживает.

Поначалу от Лив пришла пара писем, но после смерти ее родителей переписка оборвалась. Софи понимала, что в такое тяжелое время подруге не до писем. Когда мама сообщила, что Лив выходит замуж за какого-то Роберта, Софи отправила поздравительную открытку, а к ней приложила длинное послание, желая новоиспеченной паре счастья и всяческого благополучия. И снова никакой реакции.

Но Софи была не из тех, кто затаивает обиду на долгие годы. Глупо тратить на это время. Главное, что Лив все-таки о ней вспомнила. Правда, выглядела подруга так, будто они в последний раз виделись не семь лет назад, а все семнадцать. Кожа вокруг глаз и рта казалась натянутой, будто за все эти годы Лив ни разу не улыбнулась, а задорный блеск глаз померк до слабого мерцания.

— Ну, я за вином. Посидим, новостями поделимся…

Софи захромала к двери.

— Нет, спасибо. Я за рулем. Меня дети ждут.

— О-о! Уже во множественном числе? Ну и сколько у тебя?

— Трое. Через полчаса надо в школу ехать, забирать…

— Ну, один-то бокальчик не повредит, — настаивала Софи, ухватившись за дверь для поддержки.

— Повредит. Почуют, что от меня алкоголем пахнет, — сразу в службу опеки позвонят. Объясняй потом, что всего бокал выпила.

— Ну, это ты загнула, — ответила Софи. Но, взглянув на Лив, без слов поняла — нет, подруга не драматизирует. — Ладно. Тогда чайку?

Тут с трудом поднялась мама Софи:

— Садись, я заварю. Уж чай принести мне по силам. Вам же надо о многом поговорить, а Лив, кажется, торопится.

Софи понадеялась, что подруга не услышала резкой нотки в мамином голосе. Она явно считала, что после такой долгой разлуки забегать в гости на пять минут некрасиво. Но ничего страшного, главное — начало положено.

— Ну, Лив, давай, рассказывай. Как муж, как дети, как жизнь? Мне все интересно. Когда на пороге тебя увидела, прямо офигела!

Неодобрительно пробормотав: «Что за выражения!», мама покинула комнату. Подруги переглянулись и улыбнулись друг другу. С годами связь никуда не делась.

— Нет, Софи, лучше ты о себе расскажи. Глазам не поверила, когда увидела твою фотографию в новостях. Вообще-то мы телевизор почти не смотрим, но тут включила на пять минут, а там — ты… Даже не представляю, через что тебе пришлось пройти.

— Не смотришь новости? Как же ты узнаешь, что в мире делается? Газеты читаешь?

— Это из-за Роберта. Не хочет, чтобы мне портили настроение. Говорит, плохие новости меня расстраивают. Вот он их и фильтрует — хорошие рассказывает, а об остальных молчит. Так он обо мне заботится. Но, когда Роберта нет дома, время от времени слежу за событиями. Ладно, не важно. Рассказывай.

И Софи рассказала про Ирак, Афганистан и службу в Разведывательном корпусе. Софи старалась рассказывать сухо и без эмоций, но не стала скрывать того факта, что любит дело, которому посвятила жизнь. Она понимала, что тараторит, но старалась закончить рассказ поскорее, пока мама не вернулась. Поведала про тот самый день — и про снаряд, и про кровавое побоище. Софи объявили чуть не героиней, но тогда погибло непростительно много народу, а она сумела спасти лишь нескольких. Услышав, как открывается дверь, Софи поспешно сменила тему:

— Помнишь, как мы познакомились? Ты была у себя в комнате в общежитии, исполняла радостный танец в честь прибытия в университет. Скакала между перевернутыми чемоданами, одежду в воздух подбрасывала… В общем, такое вытворяла!

Лив повернулась к маме Софи, изображая негодование.

— Ваша дочь явилась ко мне в комнату без стука. Просто молча стояла и наблюдала!

— Мама, жаль, что тебя там не было! Второй такой неряхи свет не видывал. И все сваливала на трудное детство — мол, столько лет прожила в одном доме с папой-аккуратистом, и теперь ее от порядка тошнит. Я потом С ней одежду по всей комнате собирала. А когда вместе квартиру снимали, уборку приходилось делать за двоих.

— Да, а еще ты мне очень милые записочки оставляла… Если ничего не путаю, примерно такие — «Оторви задницу от дивана, лентяйка» или «От свиньи и то грязи меньше». В общем, сплошные оскорбления. Зато весело было, правда?

Лив рассмеялась и стала почти похожа на девчонку, с которой Софи познакомилась много лет назад.

— Говори за себя. — Софи устремила на нее обвиняющий перст. — А вот мне иногда казалось, будто я — твоя нянька. У тебя же вообще тормозов не было, вечно лезла куда ни попадя. Чуть какой-то экстрим намечается — наша Лив тут как тут. И меня втянуть норовила. За тобой глаз да глаз нужен был. В тебя все парни Манчестера влюблены были, а я, как телохранитель, обороняла звезду от назойливых поклонников.

Лив улыбнулась:

— Не болтай ерунду. И вообще, с тех пор как Дэна встретила, других мужчин замечать перестала.

При упоминании о Дэне Лив сразу помрачнела.

— Бедная ты моя. Да, хреново тебе тогда было — извини, мам. Зато теперь совсем другое дело — заботливый муж, трое детей! Так и не узнала, куда делся Дэн?

— Нет. После той эсэмэски — ни ответа ни привета.

Софи кивнула и опустила взгляд на сцепленные в замок руки. Сомневалась, уместно ли сейчас рассказывать Лив, что ей удалось узнать, но скрытничать Софи не любила.

— Я тут встретила брата Дануша, Самира, — тихо произнесла она.

— Что?!

Софи сразу пожалела о своих словах. Она-то думала, что после стольких лет Лив к Дэну равнодушна. Но, судя по тому, как подруга подалась вперед, и по читавшемуся во взгляде нетерпению, — какое там!..

— Что он сказал? Где ты его встретила?

— В Дубаи. Подцепила мерзкую инфекцию в какой-то дыре — не помню в которой. Короче, отправили меня на самолете в Эмираты, в больницу. Когда сказали, что моего лечащегося врача зовут доктор Джахандер, сразу обратила внимание на знакомую фамилию. Вспомнила, как ты рассказывала, что Самир — врач. Впрочем, Джахандер — фамилия распространенная. Но, как только увидела, сразу узнала. Мы же с ним раньше встречались, помнишь? Самир приезжал читать брату мораль — как он смеет позорить семью, живя во грехе с распущенной местной девицей, вместо того, чтобы, как подобает, жениться на двоюродной сестре? Или что-то в этом роде.

Судя по выражению лица, Лив отлично помнила Самира. Но вскоре после этого подруга узнала, что беременна. Даже если Дануш и собирался уехать из Манчестера после получения докторской степени, то планы пришлось менять.

— Самир работает в больнице Дубаи. Там он зарабатывает на жизнь, а еще каждый год ездит волонтером в бедные районы Ирана. Мне он понравился.

Софи считала — Оливия имеет право знать, что Самир говорил о Дануше. И она все рассказала. Может, это наконец поможет подруге избавиться от бесплодных мечтаний, которые сохранились даже через столько лет.

Когда Софи договорила, Лив едва боролась со слезами, а через пару минут заявила, что ей пора. Софи была не уверена, увидит ли давнюю подругу снова. В тот раз она не стала спрашивать, почему Лив не отвечала на ее письма. Этот разговор состоялся намного позже и сопровождался гораздо большим количеством слез.

Но все это было давно. Время пролетело быстро, однако с тех пор произошло очень и очень многое. Софи встряхнула головой, выныривая из воспоминаний. Пора подумать о будущем. Скоро она снова вернется на службу. Софи сделали бесчисленное количество операций на ноге, и несколько последних привели к значительному улучшению. Оставалось дождаться, когда нога заживет. Но даже во время реабилитации Софи не теряла времени даром и закончила курсы пушту — именно этот язык предпочитают использовать для общения между собой талибы. А еще Софи радовалась возможности побыть рядом с мамой, за которую очень беспокоилась. Артрит усугублялся с каждым днем. Хорошо, что они установили в доме лестничный лифт, и теперь мама может без проблем подниматься и спускаться с одного этажа на другой.

К тому времени, как Софи вернулась из Афганистана, у нее накопились довольно приличные сбережения. Софи хотела отложить эту сумму, чтобы в случае чего у мамы были деньги на черный день. Но мама отказалась наотрез и не взяла ни пенни: она считала, что Софи должна оставить деньги себе. Теперь Софи поняла, что это и к лучшему — за последний год от сбережений почти ничего не осталось. Как бы она стала объяснять маме, на что истратила столько денег?

Софи припарковалась рядом с маминой серебристой «фиестой». За руль этой машины не садились уже два года, но расставаться с ней мама не собиралась — мол, автомобиль пригодится, когда она снова сможет водить. Все понимали, что на это рассчитывать не приходится, однако ни у кого не хватало духу сказать такое Маргарет в лицо.

Вынимая из багажника продукты, Софи продолжала думать о своих многочисленных заботах и тревогах. Придерживая пакеты коленом, Софи повернула ключ в замке и крикнула:

— Мам, это я!

Мама не ответила. Наверное, спит. Софи вернулась к машине, собрала остальные пакеты и отнесла на кухню. Надо все положить в холодильник. Но сначала Софи решила проверить, как там мама. Она остановилась у подножия лестницы. Лифт был наверху, а значит, искать маму в гостиной не было смысла.

— Мама, — тихо позвала она. Если и правда спит, будить ни к чему. — Принести тебе чаю с печеньем?

Тишина.

— Спасибо, Софи. Очень мило с твоей стороны.

И тут у нее волосы на голове зашевелились. Голос, ответивший со второго этажа, никак не мог принадлежать маме Софи.

Глава 25

Как только Бекки сообщила, что Роберта Брукса в доме нет, но машина на месте, Том велел вызывать криминалистов. Учитывая состояние, в котором Бекки обнаружила спальню, нельзя было исключать ни одного варианта, включая незаконное проникновение. Что и говорить, возможность как следует осмотреть дом представилась очень удачная, пусть даже выяснится, что Роберт просто вышел прогуляться через черный ход. Но это предположение Том отмел сразу. Брукс сбежал. Смылся.

— Вот черт, — пробормотал Том. Он должен был это предвидеть. Но у них не было оснований проводить более серьезную проверку, чем стандартный обыск. На данном этапе слишком рано переворачивать дом вверх дном. Каким бы подозрительным ни казалось поведение Роберта Брукса, сначала надо официально вызвать его на допрос, и только потом принимать решение относительно более обширного обыска.

А эта женщина, которая останавливалась в пансионе под именем Оливии? Может, Роберт заплатил ей, чтобы изобразила его жену? Что, если таким способом он хочет скрыть, когда на самом деле пропала супруга? Однако миссис Эванс утверждает, будто фальшивая Оливия Брукс отдыхала в ее пансионе целых три раза. Нужно как можно скорее выяснить личность неизвестной женщины. Когда Том думал о ней, его каждый раз что-то настораживало, но что — никак не мог сообразить. А тут еще загадочный ночной гость. Кто он? Еще одна пешка в игре Роберта?

Машину Том вел неаккуратно — торопился поскорее добраться до дома Бруксов. От «хороших» новостей голова кругом шла — ситуация с Лео, взлом в чеширском коттедже, а теперь еще Роберт Брукс сделал ноги. На безопасном вождении удалось сосредоточиться, только когда Том едва не сшиб велосипедиста — последний, правда, ехал не по своей полосе. Но через пять секунд от дороги отвлек звонок мобильного телефона. Том нажал кнопку на консоли:

— Том Дуглас.

— Том, это Лео. Я у тебя в коттедже. Разговаривать можешь?

— Надо же. Рано ты выехала, как я погляжу. Спасибо за помощь. Очень ценю.

— Ну да. Восьми еще не было. Что-то не спалось. — Том решил умолчать о том, что не ее одну мучила бессонница. — Том, как ты думаешь… — Лео запнулась. Том ждал. Тут раздался вздох. — Нет, не сейчас. В другой раз обсудим. Ладно, к делу. Макс и Элли уже прибрались и решили вопрос с сигнализацией, но впечатление такое, будто взломщиков интересовали именно бумаги. Один из встроенных шкафов вообще сверху донизу разворотили, даже паркет разобрали. Понятия не имею зачем. Все остальное цело.

Видимо, причина в том, что кабинет в коттедже — единственная комната с паркетными полами, эту часть к дому пристроили несколько позже. В остальных помещениях полы были из каменных плит.

— И на чердаке побывали, — продолжила Лео. — Все коробки перевернуты. Мы с Максом ходили смотреть, но я не хотела рыться в твоих бумагах, так что даже не спрашивай, пропало что-то или нет.

— Ройся сколько угодно, Лео. У меня там ничего секретного, так что не стесняйся. И уборку делать необязательно. Как только разберусь с делом, сразу приеду и наведу порядок сам. Но неплохо бы выяснить, что именно искали неизвестные. Наоборот — смотри все, что хочешь, милая.

Том тут же закусил нижнюю губу и скривился. «Милая»? Да что на него нашло? Оставалось надеяться, что Лео спишет подобное обращение к женщине на северный диалект и не будет искать за ним скрытых смыслов. Впрочем, чего уж тут скрытого, все предельно ясно.

Лео, естественно, ответила как ни в чем не бывало:

— Договорились. Я тут все посмотрю. Что-то обнаружу — перезвоню. Ты сегодня очень занят?

— Не то слово. Наш приятель Роберт скрылся в неизвестном направлении, весь оперативный штаб на уши поставили.

— Может, вечером увидимся? — спросила Лео. Голос прозвучал чуть робко. Том не знал, как реагировать. Обычно Лео была не из тех, кто робеет. Она старалась ни при каких обстоятельствах не показывать слабости.

— Посмотрим.

Том не собирался нарочно изображать неприступность — он и в самом деле не знал, будет ли свободен сегодня вечером.

— Хорошо. Где меня найти, ты знаешь. Если будет очень поздно или сильно устанешь, звонить необязательно. Встретимся, когда тебе будет удобно. Удачи с расследованием.

Лео отсоединилась, и Том принялся гадать: неужели она наконец прониклась к нему доверием? Впрочем, в их отношениях Лео была не единственной, кому трудно довериться партнеру. После развода Том приходил в себя очень долго, а пару лет назад неосмотрительно сблизился с женщиной, с которой у него не было никаких надежд на совместное будущее. Впрочем, Лео обо всем этом не знала.

Том удивленно вздрогнул, обнаружив, что сворачивает на улицу, на которой жили Бруксы. Видимо, на автопилоте доехал. Осмотревшись, Том заключил, что Бекки хорошо поработала. Улица была запружена машинами. Вне сомнения, обыск идет полным ходом. Теперь у полиции наконец-то появился шанс выяснить, что на самом деле происходило в семействе Брукс.

Глава 26

Хотя Том уже несколько раз побывал в этом доме и успел порядочно наследить, лишний раз затруднять экспертам работу ни к чему. Поэтому перед входом он облачился в специальный одноразовый костюм из полипропилена и бахилы, похрустывающие при каждом шаге. Том сразу направился в сторону кухни. Он был уверен, что Бекки именно там. И точно — она как раз беседовала со старшим экспертом, здоровенным чернокожим парнем, с лица которого не сходила улыбка. Джумоке Озоба — впрочем, все звали его просто Джумбо — объяснял всем, кто спрашивал, что обожает чувство неизвестности, ему всегда было любопытно, что его ждет. На каждое следующее место преступления Джумбо выезжал с радостным нетерпением — так шестилетний ребенок ныряет под рождественскую елку за подарками. Чем больше улик обнаруживал Джумбо, тем шире становилась улыбка. Надо сказать, что энтузиазм его был заразителен. Естественно, Джумбо сразу мрачнел, если речь шла об убийстве, но это место преступления было для него идеальным. Работа мечты — в доме ни тел, ни пострадавших, а что именно надо искать — вообще непонятно.

Впрочем, Том опасался, что тела все же обнаружатся, однако поспешно отмахнулся от этой мысли. Том обратил внимание, что щеки у Бекки раскраснелись, и она большими глотками пила из бутылки воду. Потом надо отвести ее в сторонку и спросить, все ли в порядке, но сначала следует поговорить с Джумбо.

— Привет, Джумбо. Рад тебя видеть. Вижу, у нас тут сегодня собралась команда мечты.

Джумбо рассмеялся:

— Точно. Для тебя — все самое лучшее. Чего не сделаешь для друга? Уже не терпится приступить. — Джумбо тоненько рассмеялся — такой звук никак не ожидаешь услышать от крупного чернокожего мужчины. Том не смог сдержать улыбки, когда Джумбо продолжил, с довольным видом потирая огромные руки в перчатках: — На первый взгляд ничего достойного внимания. Посмотрим, что удастся найти.

Джумбо покосился на террасу и взглянул на Тома, вопросительно вскинув брови. Оба поняли друг друга без слов, однако Том искренне надеялся, что раскапывать сад не придется. Широкими шагами Джумбо покинул кухню, собираясь раздавать инструкции своим людям. Том подошел к Бекки.

— Ты как? — спросил он. Бекки рассеянно посмотрела на него, однако сразу же сосредоточилась.

— Извини. Все нормально. Просто воображение разыгралось. Когда зашла в дом, возникло какое-то странное ощущение, будто в морге очутилась. Сама не поняла почему. Тишина была какая-то зловещая. Казалось, будто вот-вот на тело наткнусь, и не на одно. Когда криминалисты приехали, вздохнула с облегчением. Хотя этот ваш Джумбо меня, если честно, ошеломил. В первый раз такого эксперта вижу.

— Он лучший. Скоро сама убедишься, — произнес Том, подходя к окну и глядя в сад. — Как думаешь, Роберт и вправду сбежал или просто отправился на долгую пешую прогулку?

Бекки покачала головой:

— Сбежал. Я чувствую. Наши люди установили, что Роберт выбрался из сада через забор. Для обычной прогулки немного эксцентрично, не находишь? На мягкой земле обнаружили отпечаток ботинка, а еще Роберт принес из игровой зоны пластиковый детский стульчик.

— Вопрос в том, почему Брукс сбежал именно сейчас? Что мы такого узнали? Возможно, Роберт испугался разоблачения и решил, что пора рвать когти? То есть он соврал о местонахождении жены, а когда мы узнали правду, запаниковал? Или ему не понравилось, что кто-то сфотографировал женщину, выдававшую себя за Оливию Брукс? Вдруг, сами того не подозревая, мы подобрались совсем близко к разгадке? Надеюсь, что так. Надо как можно скорее найти детей.

— Роберт напуган — это факт. Понял, что он у нас главный подозреваемый, — согласилась Бекки. — Осталось узнать, как он поступил с Оливией и детьми.

Том покачал головой. С предыдущей версией все было намного проще — Оливия завела любовника и тайком встречалась с ним в пансионе. Но участие другой женщины, которая на протяжении длительного времени целых три раза отдыхала там под именем Оливии Брукс, предполагало мистификацию поистине грандиозных масштабов. Но чья это затея? Такое впечатление, будто Роберт был совершенно ошарашен, узнав, что Оливия ни разу не приезжала в пансион миссис Эванс.

Бекки указала на пустую бутылку из-под воды:

— Пойду выброшу. Заодно узнаю, как идут дела. Наверху жуткий беспорядок, будто в спальне дрались. Правда, Джумбо утверждает, что на драку не похоже. Ну ладно, ему виднее.

Когда Бекки ушла, до Тома донесся безошибочно узнаваемый голос Гила Теннанта. Должно быть, решил покопаться в компьютере Роберта Брукса, прежде чем криминалисты начали увозить технику, требующую особо пристального внимания.

— Доброе утро, инспектор Дуглас, — поздоровался Гил, входя на кухню. Что касается обуви, Гилберт снова не разочаровал. Из-под бахил виднелись стильные бордовые кеды, явно подобранные под цвет рубашки или брюк — под пропиленовым костюмом было не разобрать.

— Привет, Гил. Прости, что выдернули в воскресенье. С Бекки говорил?

— Конечно, говорил. Сказала, что мистер Брукс запирает кабинет на ключ. Любопытно узнать, что за тайны он там скрывает. — Гил потер руки.

— Брукс упоминал, что его компьютер защищен паролем. Для тебя это обстоятельство представляет затруднения? — уточнил Том.

Гил с самодовольным видом вскинул подбородок, и Том понял, что более полного ответа не дождется.

— Хорошо, что электричество наконец появилось. Вчера днем гениальный сосед Роберта Брукса перебил кабель. Будем надеяться, на сегодня он от землеройных работ воздержится, — произнес Гил.

— Том! Можно тебя на минутку? — раздался где-то в доме перекрывавший общий гул голос Джумбо. Все тут же притихли — поняли, что удалось обнаружить нечто важное. Обогнув Гила, Том, перепрыгивая через две ступеньки, устремился наверх. Бекки — следом. Джумбо был в хозяйской спальне.

— Быстро ты управился. Даже по твоим стандартам. Ну, что там?

Джумбо что-то держал в руках, но поначалу Том не обратил на этот предмет внимания — его слишком ошеломил масштаб разрушений.

— Тут что, табун пробежал? — спросил он.

— Ах да. Сейчас объясню. Бекки… Инспектор Робинсон, вы не против, если буду звать вас просто Бекки? — Не дожидаясь ответа, Джумбо продолжил: — Бекки решила, что тут была драка, но похоже, что весь этот беспорядок устроил один человек. Судя по всему, он стоял здесь, — Джумбо шагнул влево, — выдергивал ящики и швырял через комнату. Вещи бросали только с этой точки. Кровать чуть примята — на ней кто-то сидел. С вешалок сдернута только женская одежда. Видимо, мистер Брукс был раздражен и решил выпустить пар.

Да уж, выпустил так выпустил. Всю комнату разнес.

— Может, он что-то искал? — спросил Том.

— Не похоже. Когда ищут, присутствует система. Но… — Джумбо сделал паузу и широко улыбнулся. — Если и искал, то очень плохо. Как видите, одни ящики перевернуты, другие просто брошены на пол. Смотрите, что мы нашли приклеенным к дну одного из них.

Джумбо протянул Тому два предмета, уже упакованные в пластиковые пакетики. Внутри оказались загранпаспорта. Том вопросительно взглянул на Джумбо.

— Это британские загранпаспорта, первый — на имя Оливии Брукс, второй — Жасмин Джахандер. Не знаю, поможет вам это или нет, но в обоих — иранские визы. На октябрь.


Поскольку Том и Бекки приехали каждый на своей машине, обратно в оперативный штаб возвращались также по отдельности. У Тома это обстоятельство вызывало немалую досаду — ему очень хотелось поделиться соображениями с Бекки. То, что у Оливии и Жасмин есть загранпаспорта, они уже знали, хотя Роберт весьма категорично утверждал обратное. Оливия явно прятала документы от мужа. Но если в октябре они с дочерью ездили в Иран, с кем же оставались мальчики?

Когда Роберт объяснял, что ни Оливии, ни детям загранпаспорта не нужны, Тому показалось, что он говорил искренне. Понятно, почему Оливия спрятала паспорта — относительно иранских виз Роберт явно был не в курсе. Если Джумбо сделал такое открытие в первые же пять минут, что еще может скрываться в этом доме? Впрочем, Том быстро получил ответ на свой вопрос. Раздался звонок, и на дисплее высветилось слово «Джумбо».

— Привет! Только не говори, что за час распутал все преступление.

Шутил Том лишь отчасти.

— Ха! Не поверить, какой мы тут компромат нарыли. Погоди, ты еще с Гилом не разговаривал! Парня прямо распирает, все утро заставляет моих ребят по стремянкам лазить…

— По стремянкам? — озадаченно переспросил Том. — Какое стремянки имеют отношение к компьютерам?

— Пусть Гил сам рассказывает. Не хочу лишать его удовольствия. А вообще-то, если серьезно… Не нравится мне все это, Том. Очень не нравится. В чем дело, пока не разобрался, но в этом доме за красивым фасадом такое прячется… И чем дальше в лес, тем больше дров. — Джумбо помолчал, потом глубоко вздохнул. Видно, уже начал выстраивать предположения. — Ладно, вернемся к голым фактам, версиями займемся потом. Уже получили выписки по картам и счетам?

— Пока нет. Только запрос отправили. А что?

— Особенно меня интересуют покупки, сделанные за последнее время в магазине «Джон Льюис». В мусорном баке нашли пакет с логотипом. Кстати, это оказался чуть ли не единственный предмет, который там обнаружили, впрочем, этим вопросом ты уже занимался. Наверху обнаружили несколько вещей из «Джона Льюиса», все еще в упаковке. В комнате мальчиков лежит пододеяльник, на котором нарисован паровозик, и розовая пижама — видимо, для девочки.

— Ну, и что тут подозрительного? — уточнил Том, не в силах скрыть, насколько озадачен.

Ответом был раскатистый хохот Джумбо:

— Думаешь, совсем заработался, а, Том? Нет, просто возможно, что одновременно с этими вещами было куплено кое-что другое. Одна из моих девчонок осматривала кухню и заметила, что все ножи в подставке на месте и стоят ровно. Однако она у нас барышня дотошная и педантичная — других не держим, — поэтому не поленилась, достала их все и сняла отпечатки пальцев. Причем обратила внимание, что Бруксы пользуются ножами Сабатье — ну знаешь, с тремя стальными заклепками на ручке? Так вот, оказалось, что все их ножи — Сабатье Диамант. Кроме одного. Причем на вид от остальных практически не отличишь, но на самом деле этот нож куплен в «Джоне Льюисе».

На Тома такая наблюдательность произвела впечатление. Да, девушка способная, но какая следствию польза от этой информации?

— Знаю, о чем ты думаешь, — прокричал Джумбо — на заднем плане что-то сверлили. — Но самое интересное то, что на всех ножах есть только отпечатки Оливии, и никого больше. За исключением этого самого ножа из «Джона Льюиса», на котором мы нашли только отпечатки Роберта. Одно из двух — или нож очень тщательно вымыли, и после этого его никто, кроме Роберта, не трогал, или вещь приобретена совсем недавно.

Том уже заранее предвидел, что за этим последует.

— Следов крови нет — кстати, на остальных ножах тоже. Мы проверили. Но похоже, что нож из «Джона Льюиса» приобрели в качестве замены старому, и произошло это совсем недавно. Вот почему хочу проверить, кто купил нож и когда. А когда разберемся с остальным, обработаем все люминолом. Что еще остается делать?

По голосу Том почувствовал, что Джумбо больше не улыбается.

— Думаете, что обнаружите следы крови? — тихо спросил Том.

— Честно? Не знаю. Но этот нож поневоле наводит на нехорошие мысли. Куда подевался тот, старый, из набора? Вдобавок получается, что об Оливии уже больше двух недель ни слуху ни духу. Единственный, кто утверждает, будто общался с ней, — ее муж, но показания Роберта Брукса доверия не вызывают.

— Согласен, — ответил Том.

— Ладно, буду держать тебя в курсе.

И Джумбо дал отбой, как раз когда Том въехал на парковку. Не дай бог окажется, что Роберт прикончил всю семью. Тогда окажется, что Том упустил убийцу.

Глава 27

Бекки, фонтанируя бурной энергией, ворвалась в оперативный штаб. Она поверить не могла, что позволила себе настолько расклеиться в доме Бруксов. Бекки с двумя здоровыми амбалами справиться могла, если придется — и приходилось, — а тут испугалась пустого дома. Удивительно, насколько собственные переживания способны лишить человека сил и целеустремленности. Ну ничего. Она еще отыграется. Бекки не намерена проливать слезы, подобно нервной барышне восемнадцатого века, и падать в обморок от каждого шороха. Не дождетесь.

Решительно стиснув зубы, она прошагала к рабочему столу. Том поднял на нее взгляд и кивнул. Радовался, что к Бекки снова вернулась уверенность. Всего несколько недель назад приехала в Манчестер жалкой размазней, а теперь — совсем другое дело. Местные ребята еще не видели настоящую Бекки Робинсон.

— Учитывая новый поворот в деле, хочу собрать всех вместе. Обсудим, что мы имеем на данный момент. Ты же не против?

Прежде чем он успел ответить, Бекки пришло сообщение, и практически одновременно завибрировал телефон Тома. Джумбо писал следующее: «Вы оба должны это видеть. В комнате Жасмин нашли альбом, вот рисунок». Прилагалась фотография. Бекки открыла файл и уставилась на дисплей. Потом подняла глаза на Тома.

— Черт, — пробормотала Бекки.

Она перекинула фотографию с телефона на свой компьютер и, склонившись над столом, принялась увеличивать ее так, чтобы можно было разглядеть все детали. В крупном формате картинка выглядела так же тревожно, как и в мелком. Бекки быстро распечатала ее в нескольких экземплярах и протянула один лист Тому.

— Что он с ними сделал? — спросила Бекки, не ожидая услышать ответ. Тому известно не больше, чем ей.

Бекки молча подошла к пробковой доске, на которую прикрепляли фотографии и улики, и повесила туда рисунок. В комнате стало тихо. Все повернулись к Бекки, почувствовав — что-то случилось. Рисунок из альбома Жасмин ничуть не уменьшил решимости Бекки, но теперь на сердце лег тяжелый груз. Опасение, что она не смогла спасти этих детей, почти превратилось в уверенность.

Все молча собрались вокруг пробковой доски, и Бекки приколола к ней остальные распечатки. Том отодвинул кресло на колесиках, подошел поближе и замер, опершись о край стола. Прежде чем заговорить, Бекки еще раз поглядела на картинку. Им уже говорили, что в школе Жасмин учится хорошо, а теперь оказалось, что для такого возраста художественные способности у девочки развиты выше среднего — каждая деталь была прописана четко и тщательно.

На рисунке была изображена крошечная комнатка. Вот два задних угла и три стены, которые Жасмин заштриховала темно-серым. Окон не видно, мебели тоже. В комнате нет ничего, за исключением красной коробки. И конечно, троих детей, прижавшихся друг к дружке в уголке. Они сидели на полу, свернувшись в комок и прижав колени к груди. Посередине девочка с длинными темными волосами, по бокам — маленькие мальчики. Волосы их были раскрашены желтым. Девочка прижимала обоих к себе. На лице одного из них, самого младшего, были нарисованы маленькие овальные пятнышки — должно быть, слезы. В одной из стен была открытая дверь, но она находилась высоко над полом. Снизу Жасмин подписала: «Прячемся от врага».

В комнате повисла тишина. Команда пыталась понять, что может означать рисунок. Бекки, уже пришедшая к собственным заключениям, дала им время подумать.

— Да, поворот неожиданный. Какие будут идеи?

Бекки окинула взглядом притихших коллег.

— В доме есть подвал? — спросил Райан.

— Нет. Ни подвала, ни большого чулана — вообще ничего похожего. Видимо, это место находится не в доме. Надо попросить Джумбо, чтобы отогнал машину Оливии — вдруг в полу гаража есть люк? Впрочем, сомневаюсь.

— Может, у Роберта есть какая-то другая недвижимость? — уточнил Ник.

— Узнавали — нет. Может, надо провести более тщательную проверку. Кстати, учтите — Жасмин нарисовала эту картинку до того, как они пропали, ведь альбом обнаружили в доме. Получается, дети бывали в этом месте раньше, если только сюжет рисунка не вымышленный. Кто считает, что девочка просто фантазировала?

Молчание было красноречивее всяких слов.

— Мы сразу решили, что враг, от которого прячутся дети, — Роберт. Но на самом рисунке никаких указаний на это нет. Вдруг опасность грозила не со стороны отца, а со стороны матери? Райан, ты приезжал к ним в дом, когда Роберт якобы увез детей отдохнуть на выходные, а Оливия — опять же якобы — ничего об этом не знала. Как тебе показалось, похожа Оливия Брукс на женщину, способную причинить детям вред, запереть их где-то?

В кои-то веки Райан растерял всю браваду. Бекки в первый раз видела его таким серьезным.

— Я, конечно, могу ошибаться, но, по-моему, она была просто в ужасе — боялась, как бы Роберт чего-нибудь с ними не сделал. Представить не могу, чтобы Оливия обижала детей, но вы лучше у суперинтендента Стенли спросите, она тоже там была.

Бекки взглянула на Тома. Он кивнул, обещая поговорить с Филиппой, хотя оба и так знали, что услышат.

— А что, если «враг» — кто-то посторонний? Вспомните как следует — может, в показаниях упоминалось какое-нибудь имя, на которое мы поначалу не обратили внимания?

И снова все промолчали. Бекки не удивилась. Роберт говорил о том, что Оливия и Жасмин казались обеспокоенными, и теперь было совершенно ясно — речь шла не о каком-то пустяке.

— Хорошо. Думаю, и так понятно, что мы должны найти место, изображенное на рисунке. Это задача номер один. Что бы ни случилось с Оливией, можно предположить, что она велела детям прятаться там. Возможно, они живы и здоровы и ждут, пока их заберут, или дети заперты и не могут выйти самостоятельно. Проверьте все варианты. И соседи… Надо снова обойти соседей, и на этот раз — не только с вопросами. Обращайте внимание на сараи, подвалы, чердаки. Вдруг Оливия спрятала детей у кого-то из соседей? Ник, займись, пожалуйста, этим вопросом.

Ник кивнул и вернулся к столу.

— А теперь поговорим про нее. — Бекки ткнула пальцем в увеличенную фотографию женщины, которая останавливалась в пансионе под именем Оливии Брукс. — Мы не знаем, кто это. Роберт видел фотографию, но скрыл, что на снимке — не его жена. Вопрос в том, почему?

Руку поднял кто-то из задних рядов.

— Роберт мог сделать что-то с Оливией и детьми, а потом отправить в пансион эту женщину, чтобы замести следы. Может, она его сообщница? Вдруг эта женщина и есть враг, от которого прячутся дети на рисунке?

Бекки задумчиво кивнула:

— Звучит правдоподобно. Есть другие версии?

Тут встал Том:

— Сегодня утром в доме нашли загранпаспорта Оливии и Жасмин. В обоих — иранские визы. На октябрь. Напомню, в этом же месяце у школьников каникулы. Но Роберт был уверен, что жена и дети на Энглси. Получается, Оливия уже обманывала мужа, скрывая свое местонахождение. Что, если она просто ушла от него? Тогда женщина на фотографии — сообщница Оливии, а не Роберта.

— Хочешь сказать, что Оливия и Жасмин ездили в Иран к Данушу Джахандеру? Допустим, но где в это время были мальчики? Оливия их спрятала? Возможно, Роберт узнал, что жена хочет уйти от него к Джахандеру, с этого все и началось. Надеюсь, никому не надо объяснять, как важно выяснить личность этой женщины? — Бекки снова ткнула пальцем в фотографию. — Зачем она выдавала себя за Оливию и кто попросил ее это сделать? Может, на телевидение обратиться?

Все примолкли. У Бекки возникло навязчивое ощущение, будто она что-то упускает, но что именно — не могла сообразить. Ладно, потом подумаем. Пора переходить к следующему пункту повестки дня.

— Что еще удалось выяснить? Да, Эрика? — обратилась Бекки к женщине с замученным лицом. У Эрики было четверо детей — наверное, когда срочно вызвали на работу, лихорадочно искала, на кого их оставить.

— Миссис Престон утверждает, что Роберт вернулся домой в ночь со среды на четверг, но к утру снова уехал. Эти показания подтвердил другой сосед — он выезжает на работу в шесть часов утра, поэтому с собакой гулял в пять пятнадцать. Говорит, что машина Роберта вылетела так стремительно, что чуть его не сбила.

— Ну и что это значит? Роберт хотел проверить, на месте ли семья? Может, это не первая такая поездка? Что там с камерами видеонаблюдения в отеле Ньюкасла? Ничего интересного не засняли? — спросила Бекки.

— В лобби — нет. Но менеджер сказал, что есть и другие выходы, причем возле некоторых из них камеры не установлены. Если Роберт не хотел, чтобы его заметили, мог и через кухню выйти.

— А с парковкой что?

— Запрос отправили сразу, но записи пришли только сейчас — за систему видеонаблюдения на парковке отвечает другая компания. Отсмотрим сразу после совещания.

— Начните с вечера пятницы, — велела Бекки. — Но и остальные дни проверьте. Даже если машина Роберта покидала парковку на пять минут, я хочу об этом знать.

Повисла пауза — коллеги обдумывали полученную информацию. Тут дверь в оперативный штаб резко распахнулась, и внутрь в бордовых кедах вбежал задыхающийся и явно чем-то встревоженный Гил.

— Вы должны это видеть, — объявил он.

Бекки не хотелось прерывать совещание, но, судя по всему, Гил наткнулся на что-то важное. Он торопливо поставил на стол ноутбук и ткнул в пару клавиш. Изображение отобразилось на белой маркерной доске. Хотя она была исписана сверху донизу, картинка получилась четкая. Оказалось, Гил хотел показать видео, вне всякого сомнения снятое на кухне Бруксов. Открылась дверь, и вошел Роберт Брукс. В руках он держал большой букет белых цветов и пакет, в котором, судя по форме, лежала бутылка. Под мышкой у него Бекки заметила яркие журналы — видимо, те самые комиксы для детей. Роберт сложил все на стол. Хотя звука не было, по губам можно было прочитать имя «Оливия». Брукс оглядывался по сторонам и звал жену, потом вышел из кухни. Следующие кадры были сняты в спальне — Роберт ворвался туда и с растерянным видом обвел взглядом комнату. Потом Гил кликнул что-то на экране. Тут снова показалась кухня. Роберт толкнул дверь так резко, что она врезалась в кухонный шкафчик. Даже без звука многие вздрогнули. Роберт схватил сумку жены, вытряхнул на стол и принялся рыться в содержимом. Гил нажал на паузу.

— Пятница, то самое время, когда, по словам Роберта, он вернулся домой.

Бекки обвела взглядом озадаченные лица подчиненных.

— Откуда ты взял это видео?

— Сейчас объясню, но сначала посмотрите вот это.

Больше Гил ничего говорить не собирался. Он кликнул на другую иконку. В кадре появилась женщина. Съемка велась сверху, камера находилась где-то у нее над головой. К тому же женщина шла, чуть опустив голову, поэтому как следует разглядеть лицо не получалось, но Бекки была уверена — это Оливия Брукс. Бекки обернулась к Тому за подтверждением, и тот коротко кивнул, не сводя глаз с импровизированного экрана. Звука снова не было, но Оливия шевелила губами, разговаривая с кем-то у себя за спиной и одновременно заваривая кофе. Тут в кадре показался маленький ребенок — вернее, его светлый затылок. Судя по росту, мальчику было года четыре. Потом и Оливия, и ребенок скрылись. Изображение исчезло, потом появилось снова. На этот раз полицейские увидели гостиную. Оливия подошла к дивану, села, взяла журнал и отпила глоток кофе из чашки, которую принесла из кухни. В оперативном штабе царила звенящая тишина. Такого не ожидал никто. Гил выключил ноутбук и повернулся к потрясенной публике.

— Согласен — на этих кадрах вы не увидели ничего сенсационного, — объявил он тоном телеведущего. — Однако, друзья мои, перед вами лишь верхушка айсберга. Жесткий диск на компьютере Роберта под завязку забит видеофайлами. Просто кинохроника жизни семейства Брукс. Они все были под колпаком. В каждой комнате спрятаны камеры, кроме детских и ванных. Приятно сознавать, что Роберт Брукс все-таки обладал определенным тактом и деликатностью.

Бекки покосилась на Тома. Выражение его лица не изменилось, только глаза чуть прищурились. Бекки заметила, что Роберт ему не нравился, но при одной мысли, что этот человек снимал на видео каждый шаг жены, по коже бегали мурашки. Знала ли об этом Оливия? Нет, не может быть. Ни один человек не стал бы мириться с тем, что за ним ведется постоянная слежка. А может, это вовсе и не слежка, а вуайеризм, и Роберт подглядывал за женой, потому что его это возбуждало? Возможно, правду они никогда не узнают.

Но Гил еще не закончил.

— Камеры были очень хитро замаскированы и спрятаны между шкафами и потолком. Но кажется, мы все их нашли. Камеры реагируют на движение, но не на всякое — они запрограммированы так, что начинают снимать, только если движение происходит на определенном уровне над полом. Короче говоря, очевидно, что Роберта интересовали исключительно кадры с женой. Каждый раз, когда она заходила в комнату, начиналась видеозапись. Естественно, время от времени вместе с Оливией в кадр попадали и дети, но они слишком малы ростом, чтобы активировать камеры. Так что плохие новости — видны только их затылки, для объявлений о розыске ничего подходящего нет. Наверное, когда Роберт возвращался вечером с работы, он отключал камеры со своего компьютера. Во всяком случае, ни одного видео с его участием найти не удалось — кроме того, которое я вам показал.

Гил обвел взглядом собравшихся и улыбнулся, однако глаза оставались усталыми и печальными.

— Судя по электронным отметкам времени, последнее видео с участием Оливии было снято в пятницу, примерно за час до возвращения Роберта Брукса. Получается, до этого момента и она, и дети были дома, живые и здоровые.


Оперативный штаб гудел как пчелиный улей. Каждый спешил поделиться своей версией, но, по мнению Тома, все они не выдерживали никакой критики.

— Выходит, Роберт говорил правду. Он действительно ожидал застать жену дома, — произнес Райан.

— С этим согласны все? — уточнила Бекки.

Ник робко поднял руку:

— Если камеры установил Роберт Брукс, и он же выключал их, когда возвращался домой, значит, ему было известно, что все его действия записываются. Когда Роберт звал жену по имени, он стоял, повернувшись лицом к объективу, а подарки мог принести нарочно, чтобы подтвердить собственные слова. По-моему, это видео ничего не доказывает.

Молодец парень, отметил Том. Он и сам сразу подумал о том же. С другой стороны, получается, что Оливия весь день была дома и исчезла только за час до приезда мужа. Остается проверить, действительно ли Роберт в это время был на пути из Ньюкасла. Задача несложная — достаточно отследить его машину. Теперь остается выяснить, что успело произойти за час. Сначала Оливия пила кофе на диване, потом вернулся Роберт, и дома ее уже не было…

Вдруг Тому пришла в голову неожиданная мысль.

— Бекки, на видео Оливия готовила кофе, так? И добавляла в него молоко. Но ты говорила, что молока в холодильнике не было? И в мусоре не нашли ни одной пустой бутылки!

Глядя на Тома, Бекки молча кивнула.

Ну и что все это значит?

Глава 28

Такие расследования, как это, Джумбо нравились особенно — главным образом потому, что было неизвестно, есть преступление или нет. Выяснить это предстояло ему. Особенно радовала находка с ножом — подающая надежды новенькая отлично справилась. Вдобавок интригующая история с загранпаспортами… Добавьте сюда видео, которые Гил обнаружил на компьютере, и все эти жуткие камеры, в поисках которых его люди влезали по стремянкам под потолок. Настоящая загадка, да и только. Все как любит Джумбо.

Теперь, когда Гил ушел, Джумбо решил как следует осмотреть кабинет. Том сказал, что хозяин всегда запирал дверь. Да, ничего удивительного. Роберт Брукс определенно не собирался ставить жену в известность, что каждый ее шаг записывается на видеокамеры. Но Джумбо тоже смотрел эти видео, и что-то тут не сходилось. Джумбо показалось, что, перемещаясь по комнатам, Оливия ведет себя совершенно непринужденно. Не похоже, чтобы работала на камеру. По опыту Джумбо, если люди знают, что их снимают, это видно сразу. Их поведение неуловимо меняется. Начинают держаться точно на сцене. С Оливией такого не было, однако смущало два обстоятельства. Во-первых, она как будто специально старалась не показывать лица — когда идет в сторону камеры, голова опущена, а когда поворачивается спиной — наоборот, поднята. А еще Оливия никогда, ни разу не раздевалась в спальне. Для этого она уходила в ванную. Один раз Оливия забыла что-то из белья и, вернувшись в комнату, выдвинула ящик комода. Но из ванной она вышла в халате. Кто станет заворачиваться в халат, выбегая в смежную комнату за трусами?

Во всяком случае, у Джумбо дома подобное было даже представить трудно. Его жена, как и он, телосложение имела массивное, отличалась добродушием и громким смехом — может, даже громче, чем у него. Супруга вечно разгуливала по спальне полуголая, изображая перед Джумбо Тину Тернер — утверждала, будто целый день репетировала. При мысли о жене Джумбо улыбнулся и невольно сравнил ее с Оливией Брукс. Первая самозабвенно запрокидывала голову, хохоча во весь голос, вторая ходила так, что лица толком не разглядишь, и ни разу не засмеялась. Джумбо обвел взглядом кабинет и позвал одного из своих людей.

— Давай проверим книги, Адам. Порядок ты знаешь. Брукс тип скрытный. Обращай внимание на тематику литературы и посмотри, не спрятано ли чего между страницами. А дальше видно будет. Позови Фила, пусть помогает. А я пока отлучусь. Некоторые комнаты уже можно обрабатывать люминолом, там все осмотрели сверху донизу. Договорились?

Перебирать многочисленные книги в мягких обложках — не слишком увлекательное занятие, но ничего не поделаешь. Джумбо хлопнул Адама по плечу:

— Вот и умник. Ничего, справишься быстро.

А теперь к вопросу о люминоле. С чего бы начать? Жаль, что сейчас июнь — свечение люминола видно только в темной комнате, а где ее взять? Впрочем, в детской шторы светоизолирующие. Можно попробовать, вдруг что-то получится? А в ванной вообще окон нет, она будет следующей на очереди.

— Итак, за дело, — объявил Джумбо, ни к кому конкретно не обращаясь.

Примерно через час его позвали снизу.

— Джумбо, пойди сюда! — раздался голос Фила, криминалиста, помогавшего Адаму.

— Две минуты! — прокричал Джумбо через открытую дверь.

С помощью люминола никаких следов обнаружить не удалось. Джумбо обработал все спальни, включая хозяйскую, в которой, к счастью, оказались очень плотные занавески.

Джумбо с топотом сбежал вниз по лестнице. Под его тяжелой поступью ступени жалобно скрипели — видно, раньше им такого веса выдерживать не приходилось. Наконец Джумбо остановился в дверях кабинета.

— Ну, что там у вас, ребята? — спросил он. «Ребятами» Джумбо называл всех, кто моложе сорока.

Адам указал на заднюю стенку книжного шкафа:

— Вроде обычная фанера, но, когда сняли с полки книги, заметили, что один угол немного отстает, вот и решили на всякий случай проверить. И верно — за фанерой обнаружилось нечто вроде компактного потайного ящика. Размер — примерно тридцать на сорок сантиметров, глубина — около восьми. К сожалению, ящик пуст, но там определенно что-то прятали. Похоже, что книги сдвигали в сторону, причем недавно — остались едва заметные следы пыли. — Адам показал пальцем. — Да. Совсем недавно.

— Молодцы. Надеюсь, все записали и сфотографировали? — уточнил Джумбо, заранее зная ответ. — Что же он там держал? Жаль, что камеры не засняли, как он лез в свой тайник. Вот когда эти штуки пригодились бы. А как насчет книг? Ничего любопытного?

Адам покачал головой:

— Извини, Джумбо. Единственное, что мы с Филом заметили, — Роберта Брукса явно интересовали Майра Хиндли и Иэн Брэйди. У него много книг, где упоминается эта парочка, но о других серийных убийцах ничего нет. Странно, почему именно они?..

— Да, парень, сразу видно, что ты не в Манчестере рос. История про убийства на болотах старая, но жива по сей день — прошу прощения за неудачный выбор слова. Тело одного ребенка ведь так и не нашли. Местные об этих страшных случаях наслышаны. Очень жаль, но ничего особо подозрительного тут нет.

Джумбо оглядел кабинет. Похоже, ребята все осмотрели. Бумаги были собраны, оставалось их только вывезти. Компьютер Гил уже забрал.

— А теперь давайте закроем шторы и обработаем комнату люминолом, — произнес он.

Кроме занавесок, на окне обнаружились еще и жалюзи. Видимо, Роберт не хотел, чтобы домашние заглядывали в комнату с улицы. Пока ребята работали, Джумбо шагнул в коридор и заметил на первом этаже двух человек с коробками.

— Что там у вас? — спросил Джумбо.

— Вещи с чердака, — ответил один. По возрасту в «ребята» явно не годился — впрочем, в пропиленовом костюме не разберешь. — Одежда и всякое барахло — ничего особенного. Впрочем, эта коробка может представлять интерес. Там лежат разные бумаги — похоже, научные работы. И еще много всякого другого — шарф, рамка для фотографии, перчатки, старая программка на матч «Манчестер Юнайтед». На коробке написано «Дэн», а на бумагах — «Дануш Джахандер». Насколько понял, этот человек нас интересует, поэтому решил забрать коробку — надо изучить все как следует.

— Отлично, — просиял Джумбо. — А мы тут проверяем кабинет на следы крови. Наверху ничего не нашли. Потом будем обрабатывать первый этаж, так что скоро спустимся к вам.

Джумбо вернулся в затемненную комнату и приготовился. Надел маску и внимательно оглядел кабинет. Через приоткрытую дверь внутрь проникал тонкий луч света. Ничего страшного — сначала надо выбрать место, а потом дверь можно и закрыть. Немного подумав, Джумбо захлопнул ее пинком ноги и нацелил спрей на ковер в углу комнаты. Ничего. Проверил еще пару вероятных мест. Снова никаких результатов.

Джумбо повернулся к двери — шесть панелей, выкрашена белой глянцевой краской. Джумбо распылил люминол, замер, потом пшикнул еще раз. Сердце заколотилось быстро-быстро.

— Черт… Вот здесь…

В темноте Джумбо стянул маску и уставился на дверь и прилегающую к ней стену. С высоты метр восемьдесят до пола тянулся светящийся голубой след.


Том оглядел оперативный штаб. Атмосфера изменилась, стала более лихорадочной и напряженной. Обнаружили кровь — и много. По словам Джумбо, ее очень основательно отчищали при помощи отбеливающего средства, однако кровь успела впитаться в стены по обе стороны двери, так что можно с уверенностью установить — жертвой нападения был не ребенок, а взрослый человек. Следы находятся слишком высоко. Кроме того, судя по форме капель, кровь стекала по стене вниз. Джумбо заявил, что готов поспорить на большие деньги — кровь артериальная. Кроме того, ее так много, что вряд ли жертва выжила.

От следов избавлялись тщательно, после такой обработки узнать ДНК не получится. Но, по опыту Джумбо, в подобных случаях на месте преступления присутствуют мелкие капли, которые практически невозможно разглядеть невооруженным взглядом. Джумбо гарантировал, что криминалисты непременно их отыщут. Ни одному преступнику не удавалось уничтожить все следы.

Столько новых сведений, но что с ними делать, непонятно. Вдобавок до сих пор не удалось выяснить, куда направился Роберт — и на чем. Мобильный телефон не активен. Кредитными картами Брукс пользовался до того, как стало известно о его побеге. С тех пор активности не наблюдалось. Предупредили все посты, но результата это не дало, поэтому теперь составляли пресс-релиз — к списку людей, которых необходимо разыскать, прибавился Роберт.

Обнаружение крови безусловно сильно повлияло на работу команды. К сожалению, у некоторых это известие вызвало казавшееся неуместным оживление. Тома же новость глубоко опечалила — к сожалению, придется признать, что в этой комнате произошло нечто ужасное.

Бекки сидела, опершись локтями о стол и прижав ладони ко лбу. Пальцы теребили и без того уже спутанную челку.

— Да, Том, я об этом уже давно предупреждала, но в некоторых ситуациях лучше ошибиться.

— Значит, ты уверена, что Роберт убил Оливию?

Бекки перегнулась через стол и принялась с неподдельным пылом излагать свою точку зрения:

— Мы знаем, что два года назад Роберт пытался увезти детей, что бы он ни болтал насчет того, что жена в курсе. Кроме того, нам известно, что он следил за Оливией, выбирал удобный момент. А она, в свою очередь, скрывала от мужа, что получила загранпаспорта для себя и дочери. Короче, запутанная история. А теперь Роберт поехал забирать детей оттуда, где их спрятал. Вместе с ними он собирается начать новую жизнь.

Тому эта версия показалась не слишком убедительной. Роберт убил жену, чтобы заполучить детей? А может, он и с ними тоже расправился? Или дети и впрямь где-то спрятаны? Подперев кулаком подбородок, Том внимательно поглядел на Бекки, пытаясь решить, излагать свои соображения или оставить при себе. Бекки с самого начала была уверена, что Оливию убили, и теперь все указывает на то, что она права.

— А что, если это кровь Роберта? — задумчиво произнес Том, заранее предвидя реакцию.

— Что?! Ну-ка, объясни, откуда взялась эта версия.

Том вынужден был признать, что версии как таковой у него не было. Но разве нельзя допустить, что в субботу вечером Роберт вовсе не сбежал? Что, если кто-то убил его и избавился от тела? Такую возможность исключать нельзя. К великой досаде Тома, похоже было, что террасу все же придется разбирать.

Разрозненные факты упорно не желали складываться в целостную картину. Оливия была дома и исчезла только за час до возвращения Роберта. Получается, времени у него было не так уж много, а ведь получается, что Роберт успел убить Оливию, избавиться от тела и что-то сделать с детьми. Он ведь вызвал полицию всего через несколько часов.

Бекки глядела на Тома так, будто у него внезапно рога выросли. Том ждал следующего уничижительного комментария, но, к счастью, неприятную беседу прервал телефонный звонок.

— Вот не вовремя, — пробормотала Бекки.

Когда она брала трубку, Том не удержался от улыбки.

— Инспектор Робинсон, — произнесла Бекки, усиленно изображая бодрость. — Да, Гил? Что ты хотел?

Тут Бекки надолго умолкла и принялась что-то нажимать на клавиатуре компьютера.

— Поняла. И что теперь? — спросила она. Даже со своего места Том услышал торжествующий вопль на другом конце провода, после чего Бекки повесила трубку.

— Гил в восторге от собственной гениальности. Отправил мне фрагмент видео. Если сами не поймем, в чем дело, придет и все растолкует.

Том закатил глаза.

— Ну почему наша восходящая звезда не может объяснить по-человечески? У нас не телевикторина, мы тут, между прочим, убийство расследуем.

Бекки резко вскинула голову. В первый раз кто-то произнес это слово вслух, хотя мысль у всех работала именно в этом направлении. Сейчас Том выразил общее мнение. Что ж, теперь придется признать, что они действительно расследуют убийство, пусть даже тело обнаружить пока не удалось.

Том молча обогнул стол Бекки и поглядел на экран через ее плечо.

— Ну, и на что мы смотрим? — спросил Том.

— Опять съемки скрытой камерой, — ответила Бекки. В голосе сквозило презрение и отвращение. — Не знаю, по-моему, с утра ничего не изменилось.

— Гил прислал тебе два файла. С первым все понятно, а что со вторым? — поинтересовался Том.

— Наверное, то же самое. Только дата другая — два месяца назад.

Бекки начала проигрывать второе видео.

— Ну-ка, прокрути вперед, — попросил Том. Забрезжила какая-то смутная догадка. — И первый файл тоже открой. Пусть оба окна будут на экране одновременно.

— На этом компьютере? — фыркнула Бекки. — Шутишь, что ли? Нет, таких подвигов я от него не добьюсь. А зачем тебе?

— Тогда просто покажи сцены на кухне.

В этот момент двойные двери распахнулись, и в оперативный штаб ворвался сияющий Гил.

— Ну как, сообразили? — с порога выпалил он.

— Почти, — ответил Том. — Что-то ты больно мало времени дал.

— Прошу прощения, не терпелось. Что скажете, инспектор Робинсон? — спросил Гил.

— Пока ничего — воевала с компьютером. Само видео посмотреть толком не успела. Хватит тянуть, Гил, говори уже.

Слегка сбитый с толку этой вспышкой раздражительности, Гил слегка отстранил Бекки и взялся за мышку сам.

— Тринадцатое апреля — то есть почти два месяца назад. Запись сделана камерой на кухне. Подсказка — обратите внимание на цветы. На столе в кувшине стоят нарциссы. А теперь отсматриваем материал за прошлую неделю, когда Оливия якобы вернулась с отдыха на. Энглси. В качестве примера выбрал вторник. Целый день съемки, в кадр попала вся семья, хотя главная героиня, как всегда, Оливия. Итак, смотрим на кухонный стол… И опять кувшин с нарциссами. Вижу, у вас не получилось проиграть оба видео одновременно. Сейчас все сделаю. Смотрите и учитесь.

И Том с Бекки увидели два видеофайла — один с одной стороны, второй с другой. Оливия вошла на кухню, низко опустив голову. На ней был темно-серый свитер. Оливия взяла кружку, стоявшую на столе рядом с кувшином, развернулась и вышла. Обе записи были абсолютно одинаковы. Том взглянул на Гила, ожидая продолжения.

— Конечно, я просмотрел все видеозаписи за интересующий нас период. Как и следовало ожидать, за первую неделю после отъезда Роберта не обнаружилось ни одной. Ведь в это время Оливия якобы была на Энглси. А вот все записи за прошлую неделю, когда, по словам мужа, Оливия вернулась домой, — фальшивка. Все до единой.

Во взгляде Гила блеснуло удовлетворение. Он наклонился вперед и указал ручкой на экран.

— Видео явно монтировал профессионал. То, что мы видим, — не просто копии записей от тринадцатого апреля. Иначе мы бы давно уже сообразили, в чем дело. Все остальные фрагменты, относящиеся к четвергу, взяты из разных видео.

Бекки озадаченно нахмурилась:

— Извини, Гил. Не пойму, к чему ты клонишь.

Гил постучал ручкой по монитору.

— Хорошо, сейчас объясню. Посмотрим, что было до того, как Оливия вошла на кухню. На оригинальной записи, тринадцатого апреля, она вытирала пыль в гостиной. А во вторник перед походом на кухню она якобы пылесосила спальню. Этот отрывок скопирован из файла, датированного двадцать девятым марта. Работа тонкая, тут потрудился мастер. Мало того — как видите, видео смонтировано из фрагментов, на которых Оливия одета одинаково. Ни одного ляпа. Обратите внимание — на всех кадрах Оливия в сером свитере, черных джинсах и белых шлепанцах. Что ж, разумно, иначе получится, будто Оливия по-быстрому переоделась на пути из кухни в гостиную.

Гил пристально посмотрел на Бекки, будто хотел убедиться, что она не потеряла нить рассуждений.

— Короче говоря, задача этих видео — создать впечатление, будто Оливия Брукс вернулась с отдыха и всю неделю провела дома вместе с детьми. На самом же деле она там даже не появлялась. Во всяком случае, начиная со дня предполагаемого отъезда на Энглси настоящие видеозаписи отсутствуют. Короче говоря, нас хотят убедить, что Оливия пропала только в пятницу. Но, как видим, это неправда. Боюсь, мистер Брукс сознательно ввел нас в заблуждение.

Том внимательно следил за лицом Бекки. В глазах ее отразилось понимание. О его последнем аргументе можно забыть. На то, чтобы избавиться от Оливии и детей, у Роберта была не пара жалких часов, а целых две недели.

Глава 29

Софи Дункан лежала на полу — там же, где и упала. Она громко, замысловато выругалась, выпуская всю ярость и горечь.

— Вот гад!.. Ну гад… — накричавшись вволю, сердито забормотала Софи. Как он вообще узнал, где она живет? Глупый вопрос. Этот человек знает про Лив абсолютно все, вплоть до мелочей. А Софи — лучшая подруга Лив. Естественно, ее адрес ему прекрасно известен.

И теперь Софи валяется здесь, привязанная к стулу и абсолютно беспомощная. За себя Софи не беспокоилась. Больше всего она тревожилась за маму. Жаль, что нельзя с ней переговариваться. Софи бы сразу стало спокойнее. Но дверь в комнату заперта, и расстояние от входа до стула — не меньше десяти футов. Дома в тридцатые годы строили основательно, внешние кирпичные стены отличались шириной и прочностью. Живи они в современном здании, можно было просто поднять крик, и вся улица сбежалась бы. Но сейчас от этих мыслей никакого толку.

Мама, наверное, с ума сходит. Оставалось надеяться, что она не попыталась спуститься вниз. Роберт заявил, что не причинил ей вреда. Если соврал, ему предстоит горько об этом пожалеть. Софи его лично выследит. Этот тип не знает, с кем связался. Говорит, что спустил лестничный лифт вниз, выдернул из розетки телефон и запер окна. Остекление у них было двойное, разбить окно мама не сумеет. В любом случае ее спальня в дальней части дома, а соседи уехали в отпуск. И здесь тупик.

Софи сама удивлялась, что угодила в такую передрягу. Услышав на втором этаже голос Роберта, растерялась и запаниковала. Что может быть глупее? Она же солдат. А повела себя глупее не придумаешь. Кинулась наверх, перепрыгивая через две ступеньки, и наткнулась на Роберта, прижимавшего зазубренное лезвие швейцарского армейского ножа к горлу ее мамы.

Полная тупость. Если бы Софи хоть на секунду задумалась, ей в голову бы пришла сотня других планов, выбирай какой хочешь. Роберт не стал бы угрожать ее матери, если бы сама Софи так и не появилась. Вся затея утратила бы смысл. Нет, у мужа Лив точно не все дома.

Он заставил бедную маму связать Софи руки за спиной. Умная тактика. Даже Роберт сообразил — как только уберет нож, Софи сразу кинется на него и обязательно нейтрализует, даже с больной ногой. Потом Роберт повел Софи вниз, дав понять — одно неосторожное движение, и он тут же вернется на второй этаж, чтобы завершить начатое. Роберт втолкнул Софи в заднюю комнату, задвинул занавеску, а потом как следует привязал ее руки и ноги к стулу. И начались вопросы.

Что ты делала на Энглси?

Зачем выдавала себя за Оливию?

Что за мужчина к тебе приезжал?

Что ты знаешь про нас с Оливией?

Сначала Софи упорно молчала, но глаза Роберта пылали опасной яростью. Тонкие губы были плотно сжаты, на щеках двумя алыми пятнами выступил румянец. Все признаки гнева налицо, и гнев этот направлен на Софи. Из-за расширенных зрачков глаза Роберта казались черными. Его взгляд будто прожигал насквозь. И тогда Софи стала отвечать — настолько ядовито, насколько могла. Сама она не боялась этого мелкого вредителя — Софи только не хотелось его злить, чтобы ничего не сделал маме.

— Что ты делала на Энглси? — повторил Роберт и дал Софи пощечину. Она сердито уставилась на него.

— Я тебе не какая-нибудь беззащитная размазня, придурок. И не с такими дело имела. Я прошла в финал отбора в парашютно-десантные войска особого назначения. Ты даже не представляешь, с кем связался. Только полное дерьмо может угрожать пожилой женщине ножом.

Так Софи заработала еще одну пощечину, однако за ней последовали новые угрозы.

— Я не убью твою мать, — произнес Роберт. Губы исказились в злобной гримасе, отдаленно напоминающей улыбку, а глаза засверкали еще ярче. — Обойдусь и без этого. Слышала когда-нибудь, как она кричит, а, Софи?

В ответ Софи выпалила все бранные слова, какие только знала. С ней пусть делает все, что хочет, но причинить вред маме Софи не позволит.

— Я ездила в пансион, чтобы Лив могла отправиться, куда ей нужно. Сбежать подальше от тебя. Это был ее секрет. Там Лив можно было не думать о тебе. Она была в полной безопасности. Не то что с тобой.

Последние слова Софи почти выплюнула.

— Лжешь! — крикнул Роберт. Блеск в глазах погас. Теперь взгляд сделался тусклым, ничего не выражающим. Софи поняла, что ударила по больному месту.

— Своих детей у тебя нет, Софи. С кем же ты ездила в пансион? Неужели с моими?

В ответ Софи рассмеялась, и это понравилось Роберту еще меньше. Он пнул ее в ногу и случайно попал по ране. Софи не смогла сдержать вскрик. Последнюю операцию делали всего несколько недель назад, и рана еще не совсем зажила. Роберт улыбнулся.

— Конечно нет. Думаешь, Лив отпустила бы детей от себя? Она же знает, какой ты псих.

Теперь Роберт знал ее слабое место и собирался его использовать. Он поднял ногу и с силой ударил Софи каблуком. Софи почувствовала, как расходятся недавние швы, но на этот раз она успела подготовиться. Стиснула зубы и молча ждала, когда боль отступит. Роберт ничего от нее не добьется. Софи не собиралась говорить, что два мальчика, с которыми она ездила на Энглси, — дети ее сестры, а девочка — дочь кузины. Кто знает, что взбредет в голову мужу Лив? И кузина, и сестра были матерями-одиночками и не понаслышке знали, как трудно найти человека, готового взять к себе детей на длительный срок. Обе испытали огромное облегчение, когда тетя Софи предложила свозить племянников к морю. Но Роберту об этом знать ни к чему.

— Кто к тебе приезжал?

— Не твое дело. Я тебе не жена, с кем хочу, с тем и сплю. Да и жена твоя делает то же самое, — не удержавшись, прибавила Софи. Ей хотелось как можно сильнее задеть его. Наказание последовало незамедлительно.

— Моя жена не спит ни с кем, кроме меня, и ты это знаешь, — процедил Роберт. Его голос зазвучал угрожающе низко, будто рычание.

— Уверен? — самым невинным тоном спросила Софи. — А если я скажу, что Лив так и не забыла Дануша? Она всегда будет любить его, и ты ничего с этим поделать не сможешь.

Этот гад рассмеялся — весело и искренне. Бедная Оливия. Описывая мужа, она ни капли не сгустила краски.

— Что ты знаешь про меня и Оливию, Софи? Что она тебе рассказала?

— Все. В подробностях. Я знаю, что ты собой представляешь. Мало того, что ты больной на всю голову, так еще и полное дерьмо…

Когда Софи выкрикнула последние слова, он воткнул зазубренный нож в открывшуюся рану на ноге. Уже теряя сознание, Софи услышала, как Роберт задал единственный вопрос, ответить на который она не могла. Софи была довольна — пусть так и не узнает, известен ей ответ или нет.

Глава 30

Сев в машину, Том сунул ключ в замок зажигания и вынужден был признать, что совершенно вымотан. Воскресенье оказалось днем открытий, но сложить все эти разрозненные фрагменты в единую картину не удавалось никому. В доме Бруксов кого-то убили. Но кого?

После того как Гил обнаружил, что видеозаписи за последнюю неделю — умелый монтаж, поступила свежая информация. Камеры на парковке отеля в Ньюкасле засняли, как машина Роберта выезжает оттуда в среду вечером, в одиннадцать тридцать девять, и возвращается на следующее утро, в восемь тридцать две. Очередная ложь. А выписка по счету кредитной карты подтвердила, что в четверг днем Роберт оплачивал покупку в магазине «Джон Льюис», хотя какие именно товары он приобрел, удастся выяснить только завтра.

Наконец позвонил Джумбо и сообщил, что его расчет оказался верным — криминалисты отыскали едва заметный след крови, оставшийся неотчищенным. Совсем крошечный, но, чтобы взять образец ДНК, много и не надо. Джумбо нашел в спальне расческу Оливии и распорядился, чтобы анализ провели как можно быстрее. Джумбо не надо было объяснять, насколько важны эти сведения.

Автомобиль Том вел на автопилоте, но, к счастью, машин в такое позднее время было мало. От размышлений голова шла кругом. До сих пор не ясно, что произошло, вдобавок после побега Роберта придется разыскивать всю семью.

Больше всего озадачивало видео. У Тома сложилось впечатление, будто Оливия специально надевала одни и те же вещи в одних и тех же комбинациях — для удобства монтажа. Что, если в деле замешаны и муж, и жена? Узнать бы еще, что это за дело такое.

С FaceTime никаких подвижек не наблюдалось. Было решено получить судебный приказ и на его основании запросить настоящий IP-адрес Оливии Брукс — или человека, воспользовавшегося ее электронной почтой.

Том обещал приехать к Лео и выслушать все, что она узнала о проникновении в коттедж. Правда, тогда он еще надеялся освободиться пораньше. Очень любезно со стороны Лео, что она взяла на себя столько хлопот. Том по опыту знал, как неприятно входить в разгромленный дом, и радовался, что к его приезду коттедж приведут в порядок. Вот еще одно дело, которым следует заняться и которое придется отложить на потом. Однако Тому хотелось быть уверенным, что можно не опасаться новых инцидентов. В начале летних каникул Люси приедет в Чешир погостить на две недели. Если ее мама узнает, что произошло, может решить, что девочке там делать нечего. А уж если Кейт что-то решила, переубедить ее практически невозможно.

В кои-то веки Тому совершенно не хотелось готовить. Вдобавок уже поздно. Может, предложить Лео поужинать в ресторанчике по соседству? Как скажет, так и будет. Том был настолько измотан, что сейчас мнение у него отсутствовало как таковое.

Пропало трое детей, а дело упорно не двигалось с мертвой точки. Том уже обсуждал с Бекки новую идею — может, позвать в школу художника, чтобы составил фоторобот? Конечно, фотографии были бы лучше, но коллективными усилиями педагогический состав должен составить вполне приличный словесный портрет.

Том отыскал на парковке одно из двух машиномест Лео, взял с пассажирского сиденья портфель и направился к лифту. Позвонил в дверь квартиры и стал ждать. Лео встретила Тома сочувственной улыбкой. Была у этой женщины удивительная способность — она всегда чувствовала его настроение. Лео потянулась к Тому, обняла и поцеловала в щеку.

— Проходи, садись. Я тебе уже вина налила, — шепнула Лео.

— А как насчет ужина? — спросил Том. Он был уверен, что Лео ничего не готовила. Том не знал, почему она ни разу не угостила его ужином — может, боялась выглядеть бледно на фоне его кулинарных талантов? Но, так или иначе, поесть надо было, а если Том усядется сейчас, заставить себя встать уже не сможет.

— Все под контролем, — ответила Лео. Том молча уставился на нее, и она рассмеялась. — Предвидела, что ты придешь уставший, и позвонила в японский ресторан на нашей улице. Заказ уже сделала — темпура, стейк и лосось терияки. Осталось только набрать им еще раз, и через двадцать минут все будет готово. Ты же не против?

Том ощутил огромное облегчение. Какое счастье, что не надо ничего решать и организовывать. Идеальный вариант!

— Отлично, согласен, — пробормотал Том и с благодарной улыбкой опустился на диван.

— Трудный день? — спросила Лео.

— Да уж не простой. Столько всего случилось! — ответил Том и со вздохом потянулся за бокалом. — Ну, про муженька, который дал деру, я уже рассказывал. Официально мы за ним наблюдение на устанавливали — повода не было. Роберт сотрудничал со следствием. Нехотя, конечно, да и случая приврать не упускал.

Лео промолчала. В отличие от других его знакомых женщин она редко высказывала собственное мнение — только если задашь прямой вопрос.

— Ладно, что мы все обо мне да обо мне? Как у тебя дела? Что там с коттеджем?

Лео отпила глоточек вина. Вид у нее был озадаченный.

— Не знаю, что и думать, — нахмурившись, произнесла Лео. — Кажется, эти люди рылись в твоих ящиках. Впрочем, я туда никогда не заглядывала. Может, у тебя всегда творческий беспорядок? Короче говоря, все было свалено как попало. Но ценные вещи лежат на своих местах. И картину не взяли. Ну, красивое абстрактное полотно. Если не ошибаюсь, испанского художника. Пако… Забыла, как фамилия. А ведь картина висит на самом видном месте.

Том пожал плечами:

— Мало кто умеет определять ценность произведения искусства на глаз. Мой брат Джек коллекционировал картины. Почти все были проданы частным лицам или отданы в музеи. Но эта мне понравилась, вот я ее и оставил. Хотя, если честно, сам не знаю, сколько она стоит.

— В любом случае немало. Странно, что ее не тронули, — продолжила Лео. — Насколько могу судить, злоумышленники ничего не украли, но перевернули несколько коробок с бумагами и раскидали их по всему полу. Но их явно интересовали коробки Джека, а не твои. Том, что произошло с твоим братом? Ты говорил, что он умер, но подробностей не рассказывал. По-моему, тебе неприятно это обсуждать.

Том некоторое время помолчал. Джек… Из двоих братьев хулиганом всегда был он. Джек терпеть не мог школу, пытался собирать компьютеры и запирался у себя в комнате, включая на полную мощность альбомы Whitesnake или Black Sabbath, когда Том делал уроки. Пытаться описать словами характер Джека — напрасный труд. Правдивее будет просто сказать, что рядом с ним жизнь начинала играть всеми цветами радуги. С Джеком никогда не бывало скучно.

— Я ведь говорил, что он разработал какую-то новую технологию в сфере обеспечения интернет-безопасности? А потом продал компанию за астрономическую сумму?

Лео кивнула.

— Так вот, на вырученные деньги Джек купил супербыструю моторную лодку, поехал кататься и погиб. Дурак безответственный.

Последние слова Том произнес почти шепотом. Горло болезненно сжалось, и он отпил большой глоток вина.

— Как это произошло?

— Никто толком не знает. Когда Джек не вернулся, снарядили поисковую команду. Лодку обнаружили перевернутой, но тела так и не нашли. Береговая охрана говорит, что унесло в море. Производители проверили лодку и утверждают, что все системы исправны. В результате пришли к выводу, что с братом произошел несчастный случай. Например, плыл на слишком большой скорости и врезался в волну не под тем углом. Что-то в этом роде.

Лео встала и пошла к столу за бутылкой, чтобы налить Тому еще. Он не мог не отметить, как привлекательно она выглядит — белая туника с крупным черным прямоугольником на боку и облегающие черные джинсы. Надо было все же выйти из дома. Жаль, что ее такую никто не видит.

Подлив Тому вина, Лео села рядом и подобрала под себя ноги. Взяла его за руку, но уже через пару секунд отпустила.

— Давай сделаем вот что, — предложила Лео. — Я сейчас закажу ужин, а через пятнадцать минут сбегаю и заберу. А ты отдыхай.

Предложение звучало соблазнительно, однако Том понимал, что расслабиться не сможет. Открыв портфель, достал папку, которую взял на дом, и начал было листать, но тут Лео потянулась к нему и поцеловала в шею, чуть пониже правого уха. Том слегка наклонил голову и позволил себе на секунду прикрыть глаза.

— Зачем тебе фотография нашей местной военной героини? — озадаченно спросила Лео.

— Что? — вздрогнул Том. — Какой еще героини?..

— Это же Софи Дункан! Кажется, так ее зовут. Неужели не помнишь? О ней целый документальный фильм сняли! Вернее, фильм был о женщинах-военных в Афганистане, но про нее сделали отдельный сюжет. Не очень большой, но я запомнила, потому что Софи Дункан тоже из Манчестера. Она еще вывела из-под бомбежки много местных жителей.

Том взял в руки фотографию — ту самую, сделанную на Энглси. Вот она, женщина, которую миссис Эванс ошибочно принимала за Оливию Брукс. Наконец Том вспомнил, где видел это лицо. Они с Лео вместе смотрели этот документальный фильм на каком-то малоизвестном спутниковом канале, но тогда Том был занят чем-то другим и на экран глядел урывками. Лео права — это действительно она. Софи Дункан.

Надо срочно позвонить Бекки.

Глава 31

Со стоном изнеможения Бекки отодвинула клавиатуру и вытянула руки над головой. Все, пора домой. День выдался тяжелый. Как Бекки ни старалась, ей никак не удавалось найти связь между фактами, выясненными за последние четырнадцать часов. Наверное, надо хорошенько выспаться. На ясную голову соображается лучше. Бекки сложила бумаги в стопку, достала сумку из нижнего ящика стола, и тут зазвонил мобильный телефон.

— Вот черт, — пробормотала Бекки. — Ни минуты покоя.

Она решила посмотреть, кто звонит. Если ничего важного, отвечать не станет. Но нет, Тома игнорировать нельзя. Слушая его рассказ, Бекки чувствовала, как усталость исчезает без следа. Том выяснил личность женщины, отдыхавшей в пансионе. Неужели наметился долгожданный прорыв? Бекки считала себя атеисткой, но тут принялась молиться Богу, чтобы это было так.

Софи Дункан.

Бекки ни разу не слышала об этой женщине, но, если она армейский офицер, узнать адрес будет проще простого. В отличие от остальных Ник до сих нор не ушел и всячески старался быть полезным. Но, в отличие от некоторых своих коллег, Ник был полон честолюбивых стремлений и не испытывал разочарования по поводу выбора профессии. Записав адрес Софи, Бекки подозвала Ника — ей не терпелось поделиться новостями.

— Вполне возможно, что эта женщина знает ответы на все наши вопросы. Инспектор Дуглас обещал подъехать, если понадобится, но думаю, пока обойдемся без него. Посмотрим, что скажет капитан Дункан, и потом уже решим, вызывать начальство или нет. Согласен?

Ник пришел в полный восторг. Должно быть, бедняге тоже нечем заняться в воскресенье вечером — совсем как Бекки. Взяв ключи и выйдя из душного помещения, Бекки в первый раз сообразила — с тех пор как она переехала из Лондона в Манчестер, ходит только на работу и обратно. Если не считать празднования по поводу успешного раскрытия дела об изнасилованиях. Неужели это было всего пару дней назад? Бекки решила, что при первой же возможности исправит ситуацию и снова начнет жить активной жизнью.

— Готов? — окликнула Бекки Ника. Тот поспешно собирал вещи.

Пока они ехали в машине, Бекки обдумывала, какие вопросы задаст Софи Дункан.

— Прежде всего надо узнать, зачем она выдавала себя за Оливию Брукс. А потом попытаемся выяснить, знает ли Софи Дункан, где сейчас Оливия. И вот еще важный момент — что за мужчина приезжал в пансион? Возможно, это просто бойфренд Софи, который никакого отношения к делу не имеет. Но следует выяснить наверняка. Ты будешь записывать, Ник, но сам с ней не разговаривай. Если забуду о чем-то спросить, потихоньку отведи меня в сторону и напомни. Я вполне могу сделать это нарочно, так что лишний раз не вмешивайся, понял?

Ник резко, отрывисто кивнул — раз двадцать, не меньше.

— Будет сделано, мэм, — произнес он.

Да, энтузиазм из мальчишки так и прет.

Когда они наконец доехали до дома Софи Дункан, Бекки с досадой заметила, что свет в окнах не горит. Еще не совсем стемнело, однако в такое время суток люди обычно включают хотя бы лампы. Может, Софи живет в задней части дома. Рядом стояли две машины. Хороший знак.

Бекки нарочно припарковалась напротив ворот. Что, если Софи попытается сбежать? Роберта уже упустили. Больше Бекки такой ошибки не допустит. Она достала удостоверение, чтобы в случае необходимости было наготове, и зашагала по дорожке. Ник устремился следом, глядя по сторонам так, будто в первый раз очутился в пригороде. Бекки три раза резко постучала в дверь. Никакой реакции. Попробовала позвонить. Звонок был исправен, однако открывать хозяева не спешили.

Бекки заглянула внутрь через проделанную в двери щель для писем и осмотрела коридор. Никого не было. У подножия лестницы Бекки заметила лифт для инвалидов. Значит, тот, кто пользовался им в последний раз, должен быть внизу. Неужели Софи пострадала настолько серьезно?

— Ник, проверь черный ход. Только осторожно, не пугай хозяев.

Ник скрылся в темноте, а Бекки продолжала колотить в дверь. Вдруг в тишине раздался топот бегущих ног. Констебль спешил к ней.

— Мэм, надо попасть внутрь, и поскорее, — доложил Ник и, не дожидаясь ответа, высадил дверь ногой в ботинке сорок пятого размера, выбив йельский замок. Ник ворвался в дом, Бекки поспешила за ним. Констебль пинком открыл дверь в гостиную и опустился на колени рядом с лежавшей на полу молодой женщиной.

Привязанная к столу за руки и за ноги, она явно пыталась освободиться, но лишь опрокинула стул, чудом не ударившись головой о металлическую решетку камина. На брюках виднелась запекшаяся кровь. Бекки решила, что женщина мертва, но тут Ник принялся нащупывать у нее пульс, и темные глаза резко распахнулись.

— Долго же вас дожидаться пришлось. Развязывайте быстрее эти чертовы веревки. Что с мамой?

Бекки оглядела гостиную, но в комнате никого больше не было.

— Она наверху, сама спуститься не может. Если этот подонок что-то ей сделал…

Но Бекки не стала дослушивать угрозы до конца и побежала к лестнице. Наверху она разглядела в темноте силуэт лежащего человека. Бекки кинулась наверх, перепрыгивая через ступеньки и, упав на колени, протянула руку, дотрагиваясь до шеи пожилой женщины, распростертой на ковре. От прикосновения та вздрогнула и отпрянула.

— Не трогай меня, гад, — произнесла она, едва шевеля сухими, потрескавшимися губами. Бекки вытащила из заднего кармана мобильный телефон и, набирая номер, ласково заговорила с женщиной:

— Успокойтесь, все хорошо. Меня зовут Бекки. Я офицер полиции. Теперь вы в безопасности. Сейчас вызову скорую помощь.

Понизив голос, Бекки объяснила, что произошло, и отсоединилась. Потом стала осторожно гладить женщину по щеке. Рассудив, что сдвигать пострадавшую с места может быть рискованно, Бекки взяла висевшее на балюстраде пальто и с величайшей осторожностью медленно опустила женщине на плечи, хотя той, кажется, было не холодно.

— Скажите, пожалуйста, как вас зовут? — вежливо спросила Бекки.

— Где Софи? Что этот мерзавец сделал с моей дочерью?

В этот момент снизу раздался крик:

— Мама! Мама, ты как?

Бекки обернулась на звук быстрых, но неуверенных шагов. Прихрамывая, Софи ковыляла к лестнице. Время от времени падала, но тут же снова поднималась и на непослушных ногах упорно продолжала путь. Ник пытался ее поддерживать.

— Из-за этих хреновых веревок никак кровообращение не восстановится. Уф, больно… Мама, что с тобой?

— Все нормально, Софи, — ответила Бекки. — Я позвонила в скорую помощь. Ник, принеси, пожалуйста, воды. Для них обеих.

— Софи, деточка, иди сюда, — произнес слабый голос рядом с Бекки. Та подвинулась, освобождая место для Софи, когда та вскарабкается вверх по лестнице. Бекки видела, сколько крови на брюках у Софи, и поражалась, как она вообще может передвигаться.

— Ой, Софи… что он с тобой сделал? — с трудом выговорила ее мама.

— Ничего особенного. И вообще, меня так просто не одолеть, ты же знаешь. Этому психу такое не по силам, — с искренней злобой выпалила Софи. — А ты как здесь оказалась? Лежала бы в кровати…

— Шла к тебе. Хотела съехать с лестницы, как с горки, но, когда садилась, упала. Так за тебя боялась, но встать не могла. Прости, дочка.

Бекки видела, что Софи трудно говорить.

— Если кто-то и виноват, мама, то уж точно не ты.

Софи нежно погладила мать по щеке.

— А теперь расскажите, кто на вас напал, Софи, — вмешалась Бекки. — И почему.

— С превеликим удовольствием. Напал на нас чокнутый тип по имени Роберт Брукс, и он за это поплатится. Причинить вред мне — одно дело. А вот издеваться над Лив — совсем другое. Не говоря уже о маме. Ну нет, это ему с рук не сойдет. И не смотрите на меня так. Вот сами вы что бы сделали, если бы такое случилось с вашими мамой и лучшей подругой?


Когда Том приехал в больницу, он застал Бекки сидящей на жестком пластиковом стуле. Она откинулась на спинку и прислонилась затылком к стене. Вид у Бекки был совершенно измученный, однако в ближайшее время об отдыхе даже мечтать не приходилось. Заметив, что Бекки дремлет, Том решил не будить ее сразу — вместо этого направился к автомату, чтобы купить две банки кока-колы. Обычно он данный напиток не употреблял, но сейчас доза кофеина просто необходима, а кофе в таких местах — настоящая отрава. Вдобавок пить его приходится из пластиковых стаканов, которые нагреваются так, что в руках не удержишь. Том поставил одну из банок на стул рядом с Бекки, а сам сел с другой стороны и с хлопком открыл напиток. Бекки, вздрогнув, выпрямилась и повернулась к Тому.

— Это тебе, — сказал он, указывая на вторую банку.

— Спасибо. Будем надеяться, хоть немного проснусь. — Бекки помолчала. — Мог бы и не приезжать. У меня все под контролем.

Том медленно покачал головой:

— Я вовсе не думаю, будто ты сама не справишься. Просто дело очень серьезное — пропали трое детей. И вообще, одна голова хорошо, а две лучше. Согласна?

— Пожалуй, — тихо произнесла Софи.

— Ну что, как продвигаются дела с мисс Дункан?

— Пока никак. Софи отказывается отходить от матери, пока ту не осмотрят, а потом врач займется ее ногой. Похоже, Роберт нанес серьезный ущерб. Кажется, в ногу ее ранило давно, во время взрыва, но рана никак не заживала, поэтому Софи пришлось сделать несколько операций, после которых она еще не совсем оправилась. И наш приятель Брукс этим воспользовался, хотя Софи наверняка старалась не выдавать своего состояния. Она вообще крепкий орешек, сразу видно…

— Узнала что-нибудь полезное?

— Нет. Если не считать того факта, что в дом к ним проник не кто иной, как Роберт Брукс. Слышал бы ты, какими словами Софи его обзывала. Впрочем, ничего удивительного. Хотела спросить, почему он на них напал, но тут подоспел врач и прогнал меня. Если хочешь знать мое мнение, это уже не игрушки, Том. Брукс настроен совершенно серьезно. Я уже говорила, что он способен на убийство…

Том откинулся на спинку стула и потер лицо руками. Вот так история… Надо было взять Роберта под стражу, пока никуда не делся. Все, что случилось, — вина полиции. Впрочем, у них все равно на него ничего не было, и самый никудышный адвокат вытащил бы Брукса на свободу за пять минут. И все же Том чувствовал себя виноватым из-за того, что не смог предотвратить нападение на Софи Дункан и ее мать.

Том бросил взгляд на часы. Ему совсем не нравилось сидеть без дела. Надо заняться чем-то полезным, но для начала следует побеседовать с Софи Дункан. Давно пора.

— Скоро она освободится? — уточнил Том.

— Наверное. Перед тем как ты пришел, из кабинета выглянул доктор и сказал, что Софи уже накладывают швы.

Краем глаза Том заметил в пустом коридоре какое-то движение. К ним направлялся врач. Напротив Бекки он остановился.

— Инспектор Робинсон, теперь можете поговорить с капитаном Дункан. Вообще-то ей уже можно ехать долгой, но мы позволили ей остаться, пока вы не зададите все необходимые вопросы. А миссис Дункан придется остаться на ночь. У нее повышенное давление, и мы беспокоимся, что возвращение домой может разволновать ее еще сильнее — она ведь до сих пор побаивается. Ну вот, ситуацию изложил. Капитан Дункан — на кровати за занавеской в дальнем конце палаты. Да, сильная женщина, ничего не скажешь. — Доктор улыбнулся. Лицо его выражало уважение, граничащее с благоговением. — Не завидую парню, который на нее напал.

Бекки и Том направились в палату и, раздвинув занавески, заглянули внутрь.

— Софи, это старший инспектор Дуглас. Он с первого дня принимает участие в расследовании обстоятельств исчезновения Оливии Брукс.

Поморщившись от боли, Софи приподнялась на кровати.

— Как вы себя чувствуете? — спросил Том.

— Отлично! Разве не видно? Так что вы хотели спросить?

— Расскажите, каким образом Роберт Брукс попал в ваш дом и что происходило потом.

Том подозревал, что Бекки хотя бы частично знает ответы на эти вопросы, но лучше выслушать всю историю с самого начала.

— Как попал, не видела — меня дома не было. Наверное, просто через дверь зашел. Она была заперта на один замок. Должно быть, всунул кредитку и открыл. Потом поднялся наверх и угрожал моей матери швейцарским армейским ножом. До полусмерти ее напугал. Но вообще-то ему была нужна я.

Софи молчала, но губы были плотно сжаты, а подбородок упрямо выпячен. Похоже, Софи крепко стиснула зубы. Пальцы вцепились в край голубого вафельного одеяла на больничной койке. Если бы можно было кипеть от гнева в буквальном смысле слова, от Софи давно бы уже клубами валил пар.

— Слушайте, — выдавила она, почти не разжимая губ. — Очень хреново себя чувствую. Пришли вопросы задавать — не тяните, спрашивайте.

— Хорошо, Софи, — примирительно произнес Том. — Мы только уточним пару моментов и сразу уедем. А завтра встретимся еще раз и обсудим остальное. Договорились?

Софи кивнула и, чуть расслабившись, откинулась на подушку.

— Самое главное, что мы должны узнать, — где Оливия Брукс и дети?

— Вот черт. Так и знала, что первым делом об этом спросите. Не знаю. Понятия не имею. Даже приблизительно. Честное слово. Сама беспокоюсь, с ума схожу…

Том заметил в ее взгляде искреннюю тревогу и понял, что Софи говорит правду.

— После того как Роберт напал на вас, он скрылся в неизвестном направлении. Нам известно, что он лгал насчет того, когда в последний раз общался с женой. Как думаете, Роберт мог причинить вред ей или детям?

Софи опустила взгляд на собственную ногу и прижала ладони к верхней части бедра.

— Сами видите, на что он способен. Ну и зачем спрашивать?

Софи повернула голову в сторону Тома.

— Есть один человек, который, наверное, получше меня знает, где Лив. Разыщите Дэна и спросите, выходила она с ним на связь или нет, — посоветовала Софи. — Сто раз пыталась дозвониться, а он к телефону не подходит.

— Дэна? — переспросил Том, хотя сразу понял, кого имела в виду Софи.

— Дануша Джахандера. Того самого, который сбежал от Лив много лет назад. Так вот, теперь он снова объявился и хочет наладить отношения. Но Лив при одной мысли трястись начинала — боялась, что сделает Роберт, если узнает.

Том и Бекки переглянулись. Несмотря на состояние Софи, отложить такое дело до завтра попросту невозможно. Том вспомнил самодовольное выражение лица Роберта, когда разговор зашел о Джахандере. Брукс даже рассмеялся. Все он знал, подумал Том. Если так, то чем это грозит Оливии? Однако ход мысли прервал не вовремя завибрировавший телефон. Взглянув на дисплей, Том решил, что надо ответить.

— Извините, Софи. Очень важный звонок.

Том отошел от кровати.

— Да, Джумбо? Какие новости?

В трубке зарокотал знакомый низкий голос:

— Большие, мой друг, а главное — неожиданные. Помнишь кровь в доме Бруксов? Только ради тебя потянул за все ниточки и оказал кое-кому несколько услуг. Между прочим, результаты срочного анализа обычно готовы только через двое суток, но я же вижу, как ты переживаешь за Оливию Брукс и детей. Поэтому работу проделали ускоренными темпами, и тут нас ждал, если можно так выразиться, сюрприз.

Том молча ждал.

— Учитывая высоту, на которой обнаружили брызги крови, мы практически уверены, что жертва — взрослый человек. Хотя, конечно, еще будем проверять. Мы все думали, что это кровь Оливии Брукс. Тут-то мы и ошиблись. Это вообще не женская кровь. Она принадлежит неизвестному мужчине.

У Тома по спине пробежал холодок. Он уже бесчисленное множество раз испытывал это ощущение, но даже за долгие годы не сумел к нему привыкнуть.

Часть III. ОЛИВИЯ

Глава 32

ПОНЕДЕЛЬНИК

Некоторые считают, что свобода — неотъемлемое право каждого человека, но мне за свою пришлось бороться, и борьба оказалась долгой и трудной.

Началось все в тот день, когда Роберт увез детей. Я и не представляла, что способна испытывать такое. Думала, будто пережила худшее, что может случиться с человеком, испытала все существующие виды горя и отчаяния, но ничто не могло сравниться со страхом, что я потеряю своих детей. Конечно, Роберт затеял все это не просто так. Незапланированную поездку на Энглси он устроил в качестве предупреждения — хотел показать, что меня ждет, если уйду. С этого дня я поняла, что никто из нас не может чувствовать себя в безопасности и спокойно спать по ночам в этом доме. Исходящая от Роберта угроза висела над головой, будто черная туча.

С какой стороны ни посмотри, сбежать — единственный выход. Но как это сделать? Своих денег у меня давно уже не было, да и идти некуда. Ясно, что следов оставлять нельзя. Представить страшно, что будет, если Роберт найдет нас.

Не скажу, что после ухода Дэна все время была несчастна — вспоминаются и светлые моменты. Но, хотя мы были вместе не так уж и долго, ни до, ни после не чувствовала такого упоения — будто внутри играют пузырьки шампанского. С Робертом никаких пузырьков не было, но тогда я готова была с этим примириться. После бегства Дэна и того, что случилось с родителями, мне хотелось мира и покоя — казалось, это все, что мне нужно. Однако шли годы, и я поняла, что одного покоя мало. А когда все поняла… когда узнала, почему потеряла Дэна…

Казалось, что внутри у меня все умерло. На месте желанного спокойствия зияла черная бездна. Никаких чувств — одна пустота. И эта бездна росла, поглощая все на своем пути, опутывая своими щупальцами каждый уголок моей души и уничтожая каждый проблеск эмоций.

Когда Роберт забрал детей, я осознала две вещи. Я должна побороть эту пустоту и вернуться к жизни, если не ради себя, то ради детей. А еще мне придется расшевелить погрузившийся в спячку мозг и найти решение. Придумать, как спастись от этой кошмарной жизни, в которую я незаметно для себя погрузилась с головой. Но на ум ничего не шло. Во всех моих планах было полно слабых мест.

Просто уйти я не могла. Я знала, как отреагирует Роберт. И вообще, он слишком хитер. Умудрился убедить даже меня саму, будто я — беспомощное существо, неспособное справиться с самыми пустяковыми делами. Все немногочисленные знакомые, которых становилось все меньше и меньше, были тверды убеждены, что без Роберта я пропаду. Со стороны создается впечатление, будто муж заботится обо мне и делает все, чтобы я была довольна. Не жизнь — мечта.

Но мне нужно было другое — свобода.

Расписание на стене кухни якобы предназначалось для того, чтобы помочь мне побороть рассеянность. Но зачем тогда я должна в письменном виде отчитываться о каждом общении с посторонними людьми — пусть даже речь идет о паре слов? Роберт сказал, что, если вдруг приедет домой раньше времени и меня там не окажется, ему надо знать, где я. Спрашивается, зачем?

Чувствовала себя зверем в клетке. Меня постоянно контролировали, наблюдали за мной. Я знала, что Роберт следит за мной и не хочет отпускать от себя ни на минуту. Стоило заикнуться о том, чтобы завести подругу — или даже просто поболтать с другой мамой возле школы, — и Роберт сразу выходил из себя. В случае чего непременно ужесточил бы надзор.

Но больше всего я беспокоилась не за себя, а за детей. Единственной, кто интересовал Роберта, была я. Для него дети были всего лишь еще одним средством добиться своего.

С того дня, когда Роберт увез детей, прошло полгода, и все эти шесть месяцев я пыталась найти выход из ситуации. Но у меня не было ни денег, ни надежного убежища. А потом я снова разыскала Софи, и тогда наконец забрезжила слабая надежда.

Тяжело одновременно притворяться, будто ничего не изменилось, и снова становиться собой прежней. Но я справилась. Остается только молиться, чтобы Роберт нас не нашел. Никто не знает, где мы. Даже Софи. И особенно Софи, потому что моя подруга — единственное связующее звено. Софи знает очень многое, но я не могла допустить, чтобы ей стало известно наше местонахождение. Для меня не секрет, на что способен Роберт.

Я уже начинаю за нее беспокоиться. Мы договорились заранее, и вчера вечером я ждала звонка, но Софи так и не позвонила. На нее это не похоже. Софи с самого начала оказала мне неоценимую помощь. Если бы не она, не знаю, как бы я справилась. А еще Софи, сама того не подозревая, преподнесла мне бесценный подарок. В день, когда мы встретились в первый раз с тех пор, как я вышла замуж за Роберта, Софи вернула мне Дануша.

— Дэн ни за что бы не разлюбил тебя, Лив. Что бы ни случилось, — сказала она. — Даже не сомневаюсь. Самир очень жалеет и чувствует себя виноватым. Но тогда ему казалось, что он ведет себя правильно. И вообще, столько лет прошло! Теперь у тебя совсем другая жизнь — муж, дети… Давай, рассказывай!

Но в тот день я ничего рассказать не смогла. После того, что услышала про Дэна, не в состоянии была думать ни о чем другом. Только тогда я поняла, как мне не хватало Софи, как я соскучилась по общению с другими женщинами. Но незаметно для себя я зачем-то отгородилась от всех. Я пообещала Софи, что скоро приду снова. Подруга хотела приехать в гости сама, познакомиться с детьми — но я ее пригласить не могла. Роберту это не понравится. Он ни разу не встречал Софи, но я была уверена, что он ее сразу невзлюбит. Достаточно будет одной причины — она моя подруга.

Я выждала пару недель и выбрала время, когда Роберту точно было не до меня. Он давно уже ныл, что на работе ему поручили вести презентацию, так что я отлично запомнила, когда она состоится. Таким образом у меня появились час и двадцать минут свободного времени — редкая удача. Хоть ненадолго смогу вздохнуть спокойно.

Я взяла с собой несколько фотографий, чтобы показать Софи, и быстро поехала к ее дому. Заранее рассчитала, сколько времени уйдет на дорогу туда и обратно. Получалось, что мы сможем провести вместе целых сорок минут — настоящее блаженство! Я не могла предупредить Софи, что приеду, — ее номер сохранился бы в памяти телефона. Роберт регулярно получал распечатку звонков — якобы для того, чтобы проверить, сколько средств списывают со счета. Оставалось молиться, что Софи окажется дома. Мне повезло.

В последний раз Софи видела Жасмин, когда моей девочке было два месяца. Я знала, что Софи восхитится, ведь к семи годам дочка стала такой красивой! Сейчас Жасмин почти девять, и она хорошеет с каждым днем. А с мальчиками Софи и вовсе незнакома. У обоих волосы очень светлые и контрастируют с темными, шелковистыми локонами сестры. Со стороны даже не подумаешь, что все мы — одна семья. Вот почему Билли пришлось выкрасить в более темный оттенок, а Фредди стрижем так коротко, что мальчик кажется лысым.

Софи хотела знать все. Как мы с Робертом познакомились, где живем. Помню, как разыгрывала роль счастливой жены, твердила, что у нас есть все, о чем только можно мечтать, рассказывала, какая мы дружная семья. Но Софи так легко не проведешь. Подруга сразу поняла — все мои восторги совершенно не похожи на правду. Потому что сама я была не похожа на себя. Софи видела — женщина, которая сидит перед ней, кто угодно, но только не Лив.

Смутившись под пристальным взглядом подруги, я принялась рыться в сумке в поисках фотографий.

— Ух ты, какая красавица! — воскликнула Софи, увидев снимок Жасмин. — И внешность такая экзотическая… Впрочем, ничего удивительного — с таким-то отцом! Редко говорю так про мужчин, но Дануш — прямо супермодель!

Промолчав, я достала остальные фотографии. Сначала показала Билли, потом Фредди. Софи, как и положено в таких случаях, умилялась не меньше двух минут, но я чувствовала — подруге не терпится узнать, с кем я сошлась после Дэна.

— Ну, показывай своего принца на белом коне. Нечего скрытничать.

Я уже успела рассказать Софи, при каких обстоятельствах мы встретились. Я достала одну из редких фотографий, на которых мы с Робертом были вдвоем. Снимала Жасмин — когда в последний раз ездили отдыхать, позволила дочке поэкспериментировать с моим фотоаппаратом. Софи широко улыбалась. Когда увидела снимок, выражение лица не изменилось, но улыбка сразу сделалась натянутой.

— Ну-ка, повтори еще раз, как вы познакомились, — произнесла Софи, не сводя глаз с фотографии.

Я поведала всю историю снова, хотя уже объясняла, что Роберт купил у меня квартиру. Рассказала, как он выручил и поддержал меня, когда одно за другим произошли два ужасных события. Как был добр ко мне. И это была правда. Конечно, сейчас я несчастна, но нынешнее состояние наших отношений не перечеркивает того, что было в прошлом.

— А где он учился? — спросила Софи.

Странный вопрос, но я ответила — там же, где и мы с ней, в Манчестерском университете.

— И что, ты его там ни разу не видела? — спросила Софи.

Я занервничала. Зачем подруга задает все эти вопросы? Тут она вернула фотографию, потом подалась вперед, взяла меня за руки и пристально посмотрела в глаза — в первый раз с тех пор, как увидела на снимке Роберта.

— Помнишь, я говорила, что парни в университете проходу тебе не давали? — Не дожидаясь ответа, Софи продолжила: — Так вот, один меня реально беспокоил. Всюду за тобой таскался, но близко не подходил — только издали пялился. Помнишь, я тебе говорила, но ты только посмеялась? Я его еще называла стремным парнем.

Я не понимала, к чему она клонит, и просто молча смотрела на Софи. Подруга заметила мою растерянность.

— Верю — в первый раз ты встретила Роберта, когда он купил твою квартиру, а до тех пор в глаза не видела. Зато он на тебя насмотрелся как следует и отлично знал, кто ты такая.

— Да я тебе клянусь, мы ни разу не встречались. Я бы запомнила.

— Лив, этот тип за тобой ходил как хвост. Ты мне тогда не верила, но я-то заметила — где ты, там и он. Уф, даже не знаю, как сказать… Короче, твой Роберт и есть тот самый стремный парень.

Глава 33

Роберт Брукс лежал на линялом персиковом хлопчатобумажном покрывале и осматривал грязную комнатенку. Роберт не ожидал, что дело закончится этим и придется скрываться от полиции в каком-то занюханном дешевом отеле в неблагополучной части Манчестера. Но выбирать не приходилось. Теперь пользоваться кредиткой нельзя, и он был вынужден искать место, где принимают наличные.

Роберт заглянул во все банки и снял с каждой карты максимально допустимую сумму. Лимит по золотой карте составил семьсот пятьдесят фунтов. Роберт возлагал большие надежды на платиновую, о которой Оливия ничего не знала, но получить удалось ту же сумму и не больше. С дебетовых карт Роберт тоже снял сколько мог. В результате набралось две с половиной тысячи — на первое время хватит. Еще Роберт заглянул в офис и взял служебную машину на чужое имя. Оставалось надеяться, что никто не хватится хотя бы пару дней.

Если повезет, уловка с такси сработает и поможет отвлечь полицию. Неужели и впрямь поверили, что он такой дурак? Вызвать такси из собственного дома! Первый звонок был ложным вызовом. А потом Роберт пошел в прямо противоположную сторону, добрался до ближайшего супермаркета и позвонил в другую службу из автомата.

Оставалось еще одно дело — избавиться от мобильного телефона. Роберт был так взвинчен, что не мог вспомнить, можно ли отследить человека по самому устройству или только по сим-карте? Роберт где-то читал, что в Америке власти могут включить микрофон мобильного телефона, даже если он отключен, и подслушивать, что происходит вокруг. Рисковать было нельзя. По пути в супермаркет Роберт вытащил сим-карту и сквозь решетку бросил в люк. Потом скрепя сердце скрылся за рядом магазинчиков и топтал свой новенький айфон до тех пор, пока не убедился, что телефон восстановлению не подлежит. Все, что осталось, Роберт выкинул в огромный мусорный бак за лавкой мясника, полный остатков туш и потрохов. Уж там точно никому не придет в голову рыться.

Доехав на такси до офиса, Роберт позаимствовал машину, а заодно захватил айпэд, который втайне ото всех прятал в ящике стола. Теперь можно было заняться поисками Софи Дункан. В университете они с Оливией были неразлучны, а потом к дружеской компании присоединился Джахандер. Оливия встречалась с парнями и до Дануша, но это все было несерьезно. Роберт решил просто выждать. Следил за ситуацией и ждал подходящего момента. С тех пор как он увидел в баре Оливию, смеющуюся над какой-то шуткой, Роберт решил, что эта девушка создана для него. Казалось, все остальное вокруг померкло и стало черно-белым, и только одна Оливия оставалась цветной и яркой. Так он ее и видел — всегда в центре. А потом вмешалась эта стерва Софи, и Роберт больше не смог наблюдать за Оливией.

Роберт постарался вспомнить все, что знал о ней. Он вообще выяснил все, что мог, о друзьях Оливии, и Софи в этом списке значилась первой. Девять лет назад он с легкостью от нее отделался — даже стараться особо не пришлось. Нельзя было допустить, чтобы они с Оливией продолжали общаться. Оливия должна во всем полагаться на него, а не на каких-то сомнительных подруг, которые не смогут позаботиться о ней так же хорошо, как он. Когда же они снова встретились? Видимо, Роберт проявил небрежность, однако не понимал, как это могло произойти.

Наконец Роберту удалось припомнить, где живет мать Софи. Роберт отправился по нужному адресу и не мог поверить своей удаче: миссис Дункан созналась — правда, не обошлось без принуждения, — что дочь временно живет у нее и скоро будет дома. Впрочем, эта стерва ничего ему не сказала. Ничего. А потом Роберт немного перестарался. Больше всего хотелось надавать Софи затрещин, чтобы очухалась, но перед тем, как вырубиться, она очень громко орала. Что, если соседи услышали и вызвали полицию? На всякий случай пришлось сматываться, и поскорее.

Едва увидев фотографию Софи в пансионе миссис Эванс, Роберт понял, что Оливия его обманула. Куда бы она ни отправилась, назад возвращаться не собирается. Однако Роберт не стал делиться этими соображениями с полицией. Он должен сам разыскать жену и вернуть ее туда, где ей и место — рядом с ним.

Роберт ясно дал понять, что будет, если Оливия посмеет от него уйти, и убедился, что она все уяснила и приняла к сведению. Роберт приложил столько труда, чтобы завоевать эту женщину, и теперь ей придется поплатиться за то, что она его бросила. Единственное, о чем мог думать Роберт, — как достойно отомстить Оливии за свои страдания.

Глава 34

После того как Джумбо сообщил Тому сенсационные новости, разговор с Софи пришлось прервать. Вернувшись к ее кровати, Том заметил, что лицо Софи приобрело сероватый оттенок, а глаза горят неестественно ярко — видимо, начался жар. Роберт невольно задумался — а вдруг Софи даже с расстояния услышала громкий голос Джумбо? Впрочем, для этого потребовался бы необычайно острый слух. Роберт пришел к выводу, что сейчас от расспросов никакого толку — Софи необходимо как следует отдохнуть.

И конечно же нужно было поделиться новостями с Бекки.

— Это еще ничего не значит, — возразила та. — Роберт вполне мог убить какого-нибудь другого бедолагу.

Однако и у нее появились сомнения относительно правильности собственной версии. Казалось, после всей проделанной работы они снова вернулись к началу. Они искренне надеялись, что Софи сумеет поведать что-то еще и ее показания помогут достроить картину и понять, что произошло с Оливией и детьми. На следующее утро, когда Софи открыла перед ними дверь дома своей матери, вид у нее был такой, будто всю ночь глаз не сомкнула. Бекки вызвалась заварить чаю и поджарить тосты, предоставив Тому задавать вопросы. Он наблюдал, как Софи направилась в сторону одного из двух диванов в гостиной и осторожно опустилась на подушки. Нога явно беспокоила ее, причем сильно.

— Зачем Роберт Брукс проник в ваш дом и напал на вас? Что ему было нужно, Софи?

— Думаю, то же, что и вам. Хотел узнать, где Лив и почему я ездила на Энглси вместо нее. Спрашивал, чьих детей я брала с собой, но они отношения к делу не имеют. Естественно, я ему не сказала — черт знает, что этому типу в голову взбредет. Еще отправился бы их разыскивать. Впрочем, дети ничего не знают. Единственное, что я ему сказала, — это были не Жасмин, Билли и Фредди. Оливия боялась отпускать от себя детей, даже со мной — на случай, если Роберт что-то задумает.

— В каком смысле — что-то задумает?

Тому фраза показалась странной.

— Да, хорошо же вы изучили Роберта Брукса! — Ноздри Софи раздулись от гнева, а губы скривились. Она покачала головой: — В жизни такого человека не встречала — постоянно манипулировал Оливией, во всем ее контролировал. Совершенно чокнутый! Причем всегда таким был, если хотите знать мое мнение. Тот еще экземпляр.

Толкнув дверь, из коридора в комнату зашла Бекки с подносом в руках.

— А теперь, если вы не против, вернемся к вопросу, для чего вы изображали Оливию.

Том не сомневался, что о Роберте Софи готова высказываться долго и с удовольствием, но сейчас ему были нужны факты.

— Лив хотела уехать — так, чтобы Роберт ей не помешал. Лив надо было сбежать, и я с радостью помогла. Никто не должен был узнать, что в пансионе на Энглси останавливалась я. Так что я облажалась по-крупному.

— Чего именно боялась Оливия, Софи? У нее были основания опасаться, что Роберт может причинить ей вред? — спросила Бекки, ставя поднос на столик перед Софи.

— А сами как думаете? К вашему сведению, Лив собиралась от него уйти, но этот Роберт… он же ненормальный! С ним мирно разойтись не получится. Ни за что не отпустит. Вот я ее и выручила. И дальше буду помогать. Не дай бог Роберт ее отыщет.

— И где же Оливия сейчас? — спросил Том. — Нашла какое-то убежище и прячется?

Софи покачала головой:

— Я уже сказала — не знаю, и это правда. Лив ни в какую не захотела говорить. Наверное, боялась, что Роберт вытрясет из меня информацию. Но я бы, конечно, не созналась. Меня так просто не запугаешь, и не с такими дело имела.

Софи откинулась на спинку дивана и скрестила руки на груди. Бекки с досадой вздохнула.

— Ну должны же вы хоть что-то знать, Софи! Я вас очень прошу. Нам необходимо найти Оливию и убедиться, что с ней и детьми все в порядке.

— В третий раз говорю — я не знаю, где она. Раньше мы условились, что я отправлюсь отдыхать вместо Оливии, а она потом вернется домой, якобы с Энглси. Но на этот раз вышло по-другому. Я сразу поняла, что возвращаться Лив не собирается. Обычно, когда я выезжала из отеля, мы с ней встречались. Я отдавала Лив карту — своей пользоваться не могла, Роберт контролировал все расходы жены, — счет из пансиона и все в таком духе. Но на этот раз об этом даже речи не заходило. А главное, Лив не хотела рассказывать мне ничего лишнего — такое у нее было условие. Или соглашаюсь, или к делу меня не допустят.

Том и Бекки переглянулись. Если они рассчитывали на долгожданный прорыв, то напрасно. Одно из двух — или Софи правда ничего не знала, или мастерски умела притворяться. Учитывая род занятий Софи, возможны оба варианта, и какой из них вероятнее, Том судить не мог.

— А на связь Оливия не выходила? — уточнил Том.

— В том-то и дело, что нет. Прямо с ума схожу. Если Роберт узнал, что она затеяла, добра не жди.

В этом Том был с ней совершенно согласен.

— Расскажите о Дэне. Когда они с Оливией снова начали общаться?

Софи покачала головой:

— Точную дату не назову. Вроде в прошлом году.

— А вы не знаете, почему он ушел от нее девять лет назад? — спросил Том.

Морщась от боли, Софи принялась ерзать на диване, стараясь устроиться поудобнее.

— Подробностей не расскажу, но в общих чертах в курсе. Из-за брата, Самира. Да, так оно и было. Самир специально приехал, чтобы уговорить Дэна вернуться в Иран. Дэн отказался. Потом все вроде устаканилось, а через некоторое время Лив забеременела, и тогда Дэн уже не мог уехать, даже если бы чувство вины перед семьей замучило. А потом они вроде как поссорились. Лив сказала Дэну что-то про Самира. На следующий день он и сбежал.

— И где Дануш Джахандер сейчас? — спросила Бекки. — Мы должны с ним побеседовать. Я звонила по номеру, который вы мне дали, но телефон постоянно отключен.

— Тут я знаю не больше вашего. Дэн приезжал ко мне на Энглси — хотел поговорить. Я сказала, что Лив старается найти выход из положения, но ей надо думать о детях. А Дэн ответил, что с него хватит. Он поговорит с Робертом, как мужчина с мужчиной, и скажет, чтобы отпустил Лив.

— И каким же образом Дэн собирался встретиться с Робертом?

Тому эта история определенно не нравилась. Тут Софи закрыла глаза и уронила голову на грудь.

— Опять я во всем виновата. Я знала, в каком отеле Роберт остановился в Ньюкасле. Лив всегда мне говорила на случай, если что-то пойдет не по сценарию. Сдуру проболталась, и Дэн собрался звонить ему в гостиницу. Сказал мне, что приедет к Роберту домой. Хотел назначить встречу на следующую неделю.

— Ну и как, дозвонился Дэн до Роберта?

Софи кивнула.

— И как тот отреагировал?

Софи картинно вздохнула. Что именно ее раздражало — очевидные вопросы или упрямое желание Дэна встретиться с Робертом лицом к лицу — неизвестно.

— Не знаю. Сразу заявила, что хуже идеи не придумаешь. Дэн пусть как хочет, а я в этом участвовать не собираюсь. Дэн хотел рассказать, как все прошло, но я уже была полусонная. Сунула голову под подушку и сказала, чтоб проваливал.

Софи пожала плечами и вытянула руки ладонями вверх. Почему-то Тому казалось, что Софи только изображает равнодушие и отсутствие интереса к этому делу. Но, по крайней мере, можно узнать в отеле, звонили Роберту или нет.

— Не знаете, в котором часу Дэн разговаривал с Робертом?

— Было уже поздно, это я точно помню. Кстати, Дэн звонил с моего телефона, у него мобильник разрядился. Если хотите, можете посмотреть в исходящих вызовах. Я историю не удаляла. Телефон у меня в сумке. Берите, проверяйте.

Софи указала на сумку, валявшуюся на полу. Том поднял ее и передал владелице. Софи небрежно махнула рукой — видимо, имела в виду что-то вроде «хватит реверансы разводить, принимайтесь за дело». Том повиновался.

Получается, Дэн приезжал в пансион в позапрошлый вторник. Софи нетерпеливо кивнула, и Том принялся просматривать исходящие вызовы. Код Ньюкасла — 0191. Нужный номер сразу попался на глаза. Том записал его и вернул телефон Софи обратно в сумку. По ходу дела он рассчитывал наткнуться на имя Лив — но нет, не повезло.

— Спасибо за помощь, — произнес Том. — Еще что-нибудь вспомните, сразу звоните мне или Бекки. — Том вручил ей визитку, поднялся с дивана, но потом замешкался. — Позвольте задать последний вопрос. У вас, похоже, сложилось очень полное впечатление о характере Роберта Брукса. Как думаете, что он предпримет теперь?

— Будет искать ее. Нипочем не отступится. Инспектор, вы хоть представляете, что он за человек? Роберт — просто одержимый. Прикидывается нормальным, а у самого внутри такое прячется… Обвился вокруг Лив, точно удав. Пока не получит того, что ему надо, — не успокоится.

Глава 35

Роберт не помнил, когда в последний раз спал, но в конце концов усталость взяла свое, и на полчаса он задремал. Сон был беспокойный, перед ним мелькали видения и образы из прошлого. Но, как только открыл глаза, все они развеялись точно дым. Кроме одного. Чего-то такого, на что следовало обратить внимание.

И тут Роберт вспомнил. В пятницу вечером он возвращался к машине за чемоданом, и тут его окликнули по имени. Роберт обернулся и увидел на фоне заката женский силуэт. На секунду ему показалось, что перед ним Оливия. Но конечно же Роберт ошибся. Это оказалась Эдит Престон — последний человек, которого он хотел бы видеть. Видимо, как всегда — подкарауливала у окна. Роберту было не до того, чтобы выслушивать болтовню соседки, однако теперь он припомнил некоторые ее слова.

«Уже начала беспокоиться за Оливию. Две недели ни ее, ни детей не видела. А потом, когда в ночь со среды на четверг к дому подъехала ваша машина, сразу подумала — что-то стряслось. Но к утру вы уже уехали. У вас точно все в порядке?» — спросила миссис Престон. Тогда Роберт не стал отвечать и постарался побыстрее от нее отделаться, поэтому пропустил рассуждения миссис Престон мимо ушей. Но теперь они будто сами собой всплыли в памяти.

Роберт лег на бок и прижал колени к груди. Наверняка миссис Престон повторила то же самое полиции. Еще одно свидетельство против него.

Где ты, Оливия? Что ты затеяла?

Роберт вытянул ноги и достал из заднего кармана джинсов смятый конверт. Хотел почитать, что написала миссис Стоукс — вдруг удастся найти какие-то подсказки и понять, что на уме у жены? Может, когда переводила детей на домашнее обучение, обмолвилась о своих планах? Впрочем, особо на это рассчитывать не приходилось. Роберт приподнялся и оперся о спинку кровати, обтянутую засаленной обивкой. Разорвал конверт и вытащил четыре листа бумаги.

Первый оказался письмом от Надин Стоукс, в котором она убедительно просила мистера и миссис Брукс как следует подумать, прежде чем забирать детей из школы. Директриса напоминала, что в образовательных учреждениях дети не только осваивают обязательную программу, но и учатся «жить в обществе», а для этого, по мнению миссис Стоукс, им необходимо общаться с другими детьми…

Бла-бла-бла, подумал Роберт. Может, и так, но ему от этих рассуждений никакой пользы. Далее миссис Стоукс отдельно писала о каждом из детей и особенностях их развития. Это Роберт читать не собирался. Они и так знают, что Фредди несамостоятельный для своего возраста, но Оливия права — ему всего четыре года, он в подготовительной школе самый младший. И то, что Билли готов на все, лишь бы оказаться в центре внимания, — тоже не секрет. Роберт не сомневался, что миссис Стоукс права, и общение с детским коллективом окажет положительное воздействие на обоих, но сейчас его эти соображения волновали меньше всего. Роберт уже собирался скомкать письмо и кинуть в мусорную корзину, но тут в глаза бросилась первая строка характеристики Жасмин.


В последнее время учителя жалуются, что Жасмин стала рассеянной. Для девочки, которая всегда очень добросовестно относилась к учебе, это большой шаг назад. Привожу особенно яркий пример. На пасхальные каникулы ей задали подготовить доклад о Второй мировой войне. Когда пришло время отвечать, Жасмин с готовностью вскочила — девочке явно не терпелось рассказать о том, как во время войны детей отправляли в эвакуацию. Кроме прочего, Жасмин сказала, что остров, на который вы ездите отдыхать, во время войны был эвакуирован полностью — вывезли не только детей, но и даже взрослых.

Учительница мягко указала девочке на ошибку — наоборот, детей вывозили на Энглси, а не с Энглси. Остров наводнили жители Манчестера, Ливерпуля и окрестностей. К сожалению, Жасмин отреагировала очень болезненно. Учительница рассказывает, что девочка покраснела, уронила голову на руки и расплакалась. Обычно Жасмин ведет себя спокойно и уравновешенно, и нас этот эпизод очень встревожил. Дело даже не в том, что девочка перепутала, а в том, что она так сильно распереживалась из-за своей оплошности. Мы решили внимательно понаблюдать за ней и проверить, не связаны ли перемены в поведении Жасмин с какими-то проблемами, однако ничего из ряда вон выходящего не заметили, если не считать того, что девочка не слишком охотно отвечает на вопросы о том, как дела дома. Старались расспросить Жасмин о поездке на каникулах, но после неудачного доклада она эту тему обсуждать не желает.


У Роберта не было привычки следить за поведением детей, но даже он признал, что для Жасмин описанный эпизод совершенно не типичен. Такого педантичного ребенка поискать. Роберт отложил письмо и закинул руки за голову. Почему она так сказала? Ясно, что напутать Жасмин не могла. Роберт взял айпэд и включил. Думай, Роберт, думай.

— Ну давай, давай, — нетерпеливо произнес он вслух. Ну почему эта штука так долго загружается? Конечно, ни о каком Wi-Fi в этой дыре и речи нет. Придется воспользоваться 3G. Нет, так никакого терпения не хватит — скорость просто черепашья. Наконец удалось открыть Google.

«Вторая мировая война эвакуировали остров», — напечатал Роберт и принялся изучать результаты. Первым пунктом шел Крит. Эту версию Роберт даже проверять не стал. Ехать вместо Энглси на Крит… Совершенно неправдоподобно. Загранпаспортов у них нет, и вообще, если бы мальчишки в первый раз в жизни очутились в самолете, непременно проболтались бы.

Далее — «Оккупация Нормандских островов»… Это уже ближе к делу. С Гернси вывезли всех детей. Нет, не подходит. Жасмин сказала, что эвакуировали и взрослых тоже. Роберт стал читать дальше: «После того как Олдерни оказался фактически отрезан от Великобритании, почти все население было эвакуировано…»

Олдерни. Один из Нормандских островов, совсем крошечный. Точка на карте между Францией и Англией. Но почему Роберту кажется, что он уже слышал это название? Он положил айпэд на покрывало и закрыл глаза, пытаясь вспомнить тот вечер, несколько недель назад. И снова Жасмин как-то странно отреагировала. Вот только на что? Они сидели, смотрели телевизор… А дальше?.. Кажется, Билли что-то сказал. Да, правильно. Шел документальный фильм про природу. Роберт читал газету, и тут Билли воскликнул: «Смотри, Жас, наш остров!» Роберт поднял глаза и поглядел на экран. Нет, остров был точно не «их». Песок слишком белый.

Роберт резко сел на кровати. Так вот что его настораживало, когда он ездил к миссис Эванс на Энглси. Темный песок. Совсем не похожий на тот, который Оливия показывала ему из окна. Роберт опустил подбородок на колени и обхватил их руками. Что это была за программа? И почему реакция Жас показалась ему странной?

Роберт закрыл глаза, стараясь сосредоточиться. Жасмин сидела на диване справа, Оливия — слева. Когда Билли сказал про «наш остров», Роберт заметил, как Жасмин с матерью переглянулись. Жасмин округлила глаза и чуть приоткрыла рот. Но тут Оливия подтолкнула Роберта в бок, и он повернулся к жене. Оливия прошептала: «До чего же эти малыши забавные! Видит остров с пляжем и думает, что это Энглси. Надо бы свозить ребенка куда-нибудь еще, пусть узнает, что есть другие пляжи и другие острова». Потом они нежно улыбнулись друг другу, и Роберт выкинул то, что было до этого, из головы. А теперь вспомнил.

Так о чем была программа? Знал бы — смотрел повнимательнее. С другой стороны, это было совсем недавно. Роберт снова схватился за айпэд и зашел на сайт Би-би-си. Да, в тот вечер они смотрели именно Би-би-си — как всегда, включили, когда закончились новости. День был будний, тут никаких сомнений — они решили строить новую террасу, и все выходные Роберт посвящал этому делу. Он принялся изучать программу передач.

— Есть, — произнес Роберт, широко улыбнувшись. То, что надо. Оставалось только прочесть анонс. Роберт чувствовал, как сильно колотится сердце, и принялся нетерпеливо тыкать пальцами в экран в тщетной попытке ускорить процесс. — Вот оно! Ежи!

Как он мог забыть? Фредди хотел построить в саду домик для ежей. Роберт почти не слушал, а вот Оливии мальчишка все уши на эту тему прожужжал. Только ежи, которых показывали в документальном фильме, были не простые, а белые. Если верить анонсу, в Великобритании есть только одно место, где они водятся в дикой природе. Остров Олдерни.

Роберт отбросил в сторону айпэд и заложил руки за голову. Просто камень с души упал. Наконец-то удалось выяснить, где она.

Сладких снов, милая. Завтра я приду за тобой.

Глава 36

Когда Софи рассказала о Роберте — кто он такой и как всюду ходил за мной в университете — у меня в голове будто лампочка зажглась. Сразу все поняла, и в голову полезли страшные мысли. Я понимала, что должна задушить их в зародыше, иначе потом не смогу скрыть своих чувств.

Я была на сто процентов уверена, что наше знакомство состоялось, когда Роберт приехал смотреть квартиру. Вся моя жизнь перевернулась с ног на голову, и он был так добр ко мне… Значит, все это время он знал, кто я. И про Дануша ему было известно. Ну почему я не слушала, когда Софи пыталась предупредить, что за мной следит какой-то парень? Думала, подруга преувеличивает, и даже взглядом его не удостоила. И вообще, из всех мужчин я видела только Дэна.

Софи уже тогда была намного наблюдательнее меня. Постоянно анализировала поведение людей. Софи очень нравилось это занятие, и она надеялась применить полученные знания на практике, когда поступит на военную службу. Я бы ни за что не разглядела Роберта в толпе на вечеринке или в клубе, но Софи, конечно, сразу выделила человека, который смотрит только в одну сторону. Надо было обратить внимание на слова подруги.

Тогда я ей не поверила, но, оглядываясь назад, поняла, что все доказательства были у меня под самым носом, нужно было просто их заметить. Как я могла забыть тот вечер, когда возвращалась одна из паба? С тех пор как мы с Дэном стали жить вместе, тысячу раз ходила этой дорогой. Я шла мимо парка, и тут заметила, как покачиваются качели, хотя ветра не было. Я решила, что за мной кто-то следит, почувствовала спиной чей-то пристальный взгляд. Торопясь добраться до дома, я пустилась бежать. Думала, человек, который следит за мной, у меня за спиной. Казалось, вот-вот нагонит. Но тут навстречу из-за дерева шагнула темная фигура. Чуть сердце не остановилось.

Это был Дэн. Приехал домой, увидел, что я еще не вернулась, и отправился встречать. Заметив, как я напугана, хотел пойти и проверить, не прячется ли кто-нибудь за деревьями. Но мне было так страшно, что хотелось только одного — скорее оказаться дома. Дэн сказал, что на темной улице у меня за спиной никого нет, и в конце концов мы решили, что у меня просто разыгралось воображение. Но больше я в темноте одна не ходила.

Вдруг за мной шел Роберт? А может, это был какой-то неизвестный извращенец, притаившийся в кустах парка. Теперь уже не узнать. Почему Роберт приехал смотреть мою квартиру в первый же день, как только я выставила ее на продажу? Просто совпадение? Что-то не верится. Он сделал это нарочно, чтобы таким образом завязать со мной отношения. Я много лет спала в одной постели с этим мужчиной. Роберт знает каждый сантиметр моего тела, и все это время я даже не подозревала, кто он на самом деле.

Когда Софи рассказала все, что помнит, на меня саму нахлынули воспоминания, и тут я поняла, что произошло на самом деле. Я почувствовала невероятное отвращение, но понадеялась, что сумею его побороть. Сразу вспомнила про своих милых мальчиков. Как я могу жалеть, что сошлась с Робертом? Иначе они бы не появились на свет.

Я должна была сбежать. Вся наша совместная жизнь оказалась построена на лжи. Кроме того, из головы не шли его угрозы. Если хочу, чтобы затея увенчалась успехом, следует быть очень осторожной. И вообще, трудно придумать какой-то план, когда нет ни денег, ни свободы действий.

Но мы это сделали. Здесь мы в безопасности. Слава богу.

Последние полтора года мы жили в постоянном страхе. Ни секунды не чувствовала себя спокойно. Всегда считала себя никудышной притворщицей, но ради детей пришлось научиться разыгрывать целые представления. И днем-то было нелегко — вместе сидеть за столом, пить вино, делать вид, будто считаю Роберта своим спасителем… А ночи — вообще отдельный разговор.

Не знаю, как удалось ничем не выдать себя, когда Роберт обнимал меня, дотрагивался, ждал ответной реакции… Давно уже настояла, что предпочитаю заниматься любовью при выключенном свете, и теперь мне это обстоятельство сыграло на руку. К хитрости пришлось прибегнуть, когда обнаружила в спальне камеру. Сказала Роберту, что в темноте романтичнее, но при одной мысли, что потом муж будет отсматривать это все на видео, изучая выражения моего лица, становилось тошно. А в эти полгода Роберт непременно заметил бы — что-то изменилось.

А на самом деле чуть не плакала. Время от времени из глаз сами собой начинали течь слезы, и, если Роберт задавал вопросы, врала, что это от удовольствия. Его обнаженное тело внушало мне отвращение — стоило дотронуться до него, и казалось, будто ощущаю под пальцами чешую змеи. Никак не могла избавиться от этого чувства.

Но необходимо, чтобы Роберт доверял мне и не сомневался, что уловка с детьми принесла плоды. Если у него появятся хоть малейшие подозрения относительно моих истинных намерений, Роберт увезет детей снова, и на этот раз я могу больше никогда их не увидеть.

Глава 37

Единственное, что оставалось Роберту, — полагаться на чутье. Он провел небольшое расследование, и, судя по всему, островок, который выбрала Оливия, — спокойное, тихое место, где практически отсутствует преступность. Идеальное укрытие. Роберт вынужден был признать, что решение о побеге Оливия принимала отнюдь не импульсивно, под влиянием порыва. Еще в октябре Софи в первый раз поехала на Энглси под видом Оливии. Видимо, жене каким-то образом удалось раздобыть деньги — без финансовой поддержки такую операцию не провернуть. Видимо, Роберт знал ее гораздо хуже, чем ему казалось. Никогда бы не подумал, что Оливия настолько коварна, но, похоже, он ее недооценивал.

Одно Роберт знал совершенно точно. Оливия и не подозревала, какой он на самом деле. Жена видела только те стороны, которые Роберт хотел ей показать. Пришло время продемонстрировать остальное. Оливия — его жена, в ней вся его жизнь. Без нее Роберту жить незачем. Роберт четко и ясно говорил, что сделает, если Оливия его бросит, но она все равно ушла. Бросила ему вызов, обманывала, лгала… Теперь Роберт должен наказать ее.

Чувствуя, как кровь приливает к лицу, Роберт крепко вцепился в руль. Он ехал по трассе М6, направляясь в сторону М40. Тут его подрезал какой-то идиот на раздолбанном старом БМВ. Возмущенный, Роберт принялся громко сигналить, потом открыл окно и показал водителю пару жестов. Безумно хотелось со всей силы надавить на газ, оставив позади этого самодовольного кретина, но так рисковать Роберт не мог. Еще не хватало, чтобы полиция остановила за превышение скорости.

Решение доехать на машине до Пула и там сесть на паром до острова Гернси далось Роберту нелегко. Гораздо удобнее было бы вылететь напрямую из Манчестера, так он добрался бы до Оливии намного быстрее. Однако перелет стоил дороже, и кроме того, полиция наверняка объявила его в розыск — в аэропорту Роберта непременно задержат. После того, что он сделал с Софи, в покое его не оставят.

Роберт вновь испытал удовольствие, вспоминая, как вонзил нож ей в ногу. Он с радостью расправился бы с этой стервой за то, что она сделала, но его цель — Оливия. Если начнется полноценная облава, все планы окажутся под угрозой срыва. А совершенное им преступление не настолько серьезное — его, конечно, все равно ищут, но не так рьяно. По крайней мере, Роберт очень на это надеялся.

Он пришел к выводу, что путешествовать на пароме безопаснее. Роберт был убежден, что его паспорт сканировать не станут — просто проверят, совпадает ли имя с тем, что указано в билете. Роберт узнавал — поскольку Нормандские острова часть Великобритании, потребуется только удостоверение личности с фотографией. Возможно, Роберту удастся благополучно добраться до Оливии, не привлекая к себе лишнего внимания.

Каждый раз, когда Роберт вспоминал, что она совершила, челюсти его крепко сжимались. До чего же несправедливо! Когда родителей Оливии нашли мертвыми, кто, как не он, помог ей? Каждый день Роберт делал для нее все. Как могла Оливия ответить черной неблагодарностью?

Разумеется, для начала Роберт позаботился о том, чтобы Софи исчезла из жизни Оливии. Ее влияние опасно. Роберт знал — когда умерли родители Оливии, Софи написала подруге письмо. Сразу обратил внимание на штамп Вооруженных сил Великобритании. Это письмо Роберт уничтожил — так же, как и все остальные, приходившие после него. Оливия переживала, что от подруги ни слуху ни духу, и несколько месяцев писала Софи каждую неделю. В первые дни убитая горем Оливия редко выходила из дома, и всегда просила Роберта отнести письмо на почту. Он улыбнулся, вспоминая, как она доверяла ему в те дни. До чего приятно было обнимать рыдающую Оливию, переживавшую из-за отсутствия вестей от подруги. Тогда Оливия твердила, что единственный человек, на которого она может положиться, — Роберт. И это ему нравилось.

Но каким образом Оливия и Софи встретились снова? Почему Роберт ничего не заметил?

Софи со студенческих лет была зловредной стервой. В университете Роберт ненавидел ее всей душой. Кем она себя возомнила? Софи заметила, как он разглядывает Оливию. Но разве есть закон, запрещающий смотреть на привлекательных девушек? Как она тогда назвала его? Стремный парень. Точно. Софи сильно осложнила Роберту жизнь. Когда она была рядом с Оливией, приходилось отступать. Но Роберт выжидал, выбирал момент, когда сможет быть полезен Оливии, и она будет готова принять его.

После одного особенно неприятного вечера в университетском театре Роберт решил: теперь Софи точно должна поплатиться за то, что лезет не в свое дело. Софи поймала его с фотоаппаратом в руках — Роберт пытался сфотографировать Оливию, пока они репетировали какую-то дурацкую пантомиму в целях сбора средств на благотворительность. Софи подлетела к Роберту, схватила за грудки и рывком притянула к себе.

— Ну ты, стремный парень, вали отсюда! И камеру забирай, пока я ее тебе в задницу не засунула, извращенец! Хватит таскаться за моей подругой!

Тут Софи окликнула Оливия:

— Софи, ты где? Готовься, через несколько минут твой выход!

Роберт ее тогда чуть не придушил. Представлял, как схватит за шею, как покраснеет ее рожа. Но нет, нельзя. Оливия будет искать утешения в объятиях Дэна, а этого Роберт вынести не мог. Поэтому тогда он ничего не предпринял. Софи встряхнула Роберта еще раз и, вперив в него сердитый взгляд, пробормотала последнее предупреждение. Потом вернулась в гримерку, задернув висевшую на дверях занавеску. Роберт слышал, как Софи сказала:

— Опять этот твой извращенец. Ну, стремный парень. Пойдем, Лив, я тебе его покажу. Ты должна запомнить его лицо, я серьезно.

Оливия рассмеялась:

— Договорились. В следующий раз увидишь — покажешь. Решим проблему раз и навсегда.

— Поверить не могу, что ты до сих пор не обратила на него внимание! Слушай, Лив, тебе надо быть очень осторожной. Есть в нем что-то такое… — ответила Софи.

Вот стерва! С этого дня Роберт старался держать дистанцию, хотя все равно продолжал наблюдать за Оливией. Как-то ночью даже проводил ее до дома, но в самый неподходящий момент из-за дерева вышел прекрасный принц Дануш, и Роберт бесшумно скользнул в открытые ворота соседнего дома, пока его не заметили.

Роберт был рад, что порезал Софи. Она это заслужила, давно напрашивалась. Но сейчас не время думать о Софи. Роберт сосредоточился на главной цели — Оливии. Всю дорогу до Пула обдумывал план действий. Как только паром прибудет на Гернси, Роберт найдет катер, на котором доплывет до Олдерни. Конечно, уйдет лишних три часа, зато так безопаснее всего. А потом Роберт выследит Оливию. Да, ее ждет большой сюрприз. При одной мысли Роберт улыбнулся. Оливия, конечно, хитра, однако она даже не подозревает, на что способен он.

Наверняка кому-то известно, где она прячется. Забрать детей из школы — ловкий ход, но Роберт начнет поиски оттуда, где больше всего людей — скажем, в центре города, если на Олдерни, конечно, есть полноценный город. Еще можно поспрашивать в барах. Не может быть, чтобы никто ничего не знал. Тебе от меня не спрятаться, Оливия.

А что будет, когда Роберт ее разыщет? Два года назад он в подробностях рассказал, что сделает, если Оливия уйдет. И теперь докажет ей серьезность своих намерений.

Глава 38

Мы с Софи втайне разработали план моего побега — во всех деталях. Теперь я знала, какими приемами Роберт пользуется, чтобы привязать меня к себе. Было мне известно и о методах, при помощи которых муж следит за каждым моим шагом. Нельзя было упустить ни одной детали его грандиозного плана, чтобы создать собственный, не менее грандиозный. Иногда я позволяла Роберту выставлять меня в глупом виде. Понимала, зачем он это делает, но вынуждена была подыгрывать, иначе муж только удвоил бы бдительность.

Сначала этот фокус со школой. Все прошло настолько успешно, что Роберт повторил свою уловку несколько раз. Обещал забрать детей, а сам не приезжал. Дети сидели в школе и думали, будто мама про них забыла. Роберт переадресовывал звонки на свой мобильный. Когда из школы звонили сообщить, что дети ждут, Роберт просто не отвечал. В школе думали, будто я отправилась развлекаться, позабыв о материнских обязанностях, или упилась до такого состояния, что не могу ответить на звонок. И тогда у них не оставалось другого выхода, кроме как звонить Роберту и объяснять, что я в школу не явилась.

После первого раза сообразила, что происходит, но какой у меня был выбор? Если бы приехала несмотря ни на что, Роберт понял бы, что я разгадала его игру, и придумал бы что-нибудь похуже. Главное, чтобы детям ничего не грозило. Я не сомневалась, что в конце концов Роберт приедет за ними, разыгрывая роль заботливого папаши, которому заодно приходится опекать и бестолковую жену.

Я отлично представляла, как Роберт обставлял ситуацию. Бегом несся к школьным воротам, торопливо извинялся, всячески демонстрируя волнение — в общем, у присутствующих не оставалось никаких сомнений, что о детях я позабыла. Или со мной что-то не так — алкоголь, наркотики или психические заболевания.

Роберт говорил директрисе, Надин Стоукс, что будет звонить мне каждый день и напоминать про детей. В общем, приложит все усилия, чтобы такого больше не повторилось. При этом Роберт всячески убеждал меня, что я сама виновата в случившемся, и, если бы не Софи, я бы ему поверила. Роберт умудрялся усыпить мою бдительность, уверял, что в последнее время я намного лучше справляюсь. Все это делалось для того, чтобы я усомнилась в собственных силах и способностях. А потом Роберт снова проделывал то же самое.

Мне известно, что он подходил к матерям других учеников и просил за мной проследить. Вдруг я приду за детьми, а потом возьму и уйду без них? Или заберу двоих вместо троих? При этом Роберт ссылался на какой-то «трудный период» в моей жизни. Так бы ничего и не узнала, но Роберт совершил ошибку. Одна из женщин, к которым он обратился, отличалась природной стервозностью — мы таких видим за километр, но редкий мужчина способен распознать подобную особу. Если остальные отнеслись ко мне с искренним сочувствием, пусть и держались несколько настороженно, стерва не могла удержаться, чтобы не поддеть меня. Брошенный мимоходом уничижительный комментарий, замаскированный наигранно приветливым тоном и сладкими улыбочками. Однако скрыть злорадного блеска в глазах эта женщина не могла — какая радость, у кого-то проблемы!

Но я делала вид, будто не понимаю, что происходит. Даже когда Роберт предложил повесить на стену в кухне это ужасное расписание, я согласилась. Сказала, хорошая идея. Дураку понятно, что смысл графика не в том, чтобы напоминать о запланированных делах. Очередной способ следить за мной. Если Роберт вернется домой раньше времени — якобы для того, чтобы сделать мне сюрприз, — он будет точно знать, где я. Роберт набирал на телефоне 1471, чтобы узнать, с какого номера был последний звонок, и, если бы соответствующих цифр не оказалось в памяти, у него возникли бы подозрения.

И эти камеры… Роберт прятал их тщательно, но не настолько, чтобы нельзя было найти. Всегда терпеть не могла работу по дому, но выполняла ее добросовестно. В конце концов, это моя обязанность, и я старалась справляться с ней как можно лучше. Пусть дома чувствую себя как в тюрьме, но пусть это хотя бы будет чистая тюрьма. У меня были все удобства и даже излишества, кроме свободы. Каждый раз, когда на глаза наворачивались слезы, опускалась на четвереньки и принималась драить кухонный пол. Если сидеть и ничего не делать — а других занятий, кроме уборки, у меня не было, — накатывали грусть и уныние. Поэтому сразу кидалась протирать мебель. В нашем доме мне был знаком каждый уголок. Здесь муж ничего не мог от меня спрятать. Даже то, что скрывалось за дверью тщательно охраняемого кабинета, не было для меня загадкой. Но я снова притворялась идиоткой и позволяла Роберту вести свою игру, а сама тем временем разрабатывала план побега вместе с Софи.

Улизнуть из дома оказалось проще, чем я думала. В коридоре, на лестничной площадке и — слава богу! — в ванной детей Роберт камер не установил. И в нашей спальне их не было. Именно тогда у меня и появилась привычка раз в несколько дней подолгу нежиться в ванне. Заходила в нашу спальню и устраивала показательное выступление — снимала с крючка халат, собирала волосы в узел, брала с туалетного столика пару флаконов и исчезала из поля зрения камер часа на полтора. А потом снова появлялась — одетая в халат, ложилась на кровать и читала книгу. В общем, сплошная релаксация.

Однако понятия не имела, как мне удастся сбежать насовсем — у меня ведь ни фунта за душой не было. Позаимствовать хотя бы маленькую часть суммы на хозяйственные расходы было нельзя — Роберт знал, на что уходит каждое пенни. Нужно было достать денег, и поскорее.

Мы с Софи рассматривали всякие идеи — сразу исключили только проституцию. Но в каком-то смысле именно этим я и занималась много лет — ложилась в постель с мужчиной, которого не любила, ради того, чтобы он предоставил нам крышу над головой. Ну и в чем разница?

Софи хотела одолжить мне денег на побег и последующее обустройство. Но как я смогу вернуть долг? К тому же сумма, которую предлагала Софи, слишком мала. А нам вчетвером необходимо на что-то жить, пока не минует опасность. Когда это произойдет — неизвестно.

Наконец мы придумали один план. Вероятность успеха была невелика, но главное, что она была. Дело предстояло рискованное, практически обреченное на провал, но попытаться стоило. Я взяла у Софи всего пять тысяч фунтов и вложила в свой маленький бизнес — занялась интернет-трейдингом. В конце концов, я ведь когда-то училась на экономиста. Неужели не сумею заработать? Купила самый маленький ноутбук, какой только смогла найти, и спрятала в свободной спальне, в ящике для постельного белья. Сунула под подушки и простыни, приобретенные на случай, если к нам приедут погостить. Все вещи до сих пор в упаковках и вряд ли понадобятся в ближайшее время — если вообще понадобятся. Там Роберт ноутбук не найдет. Софи воспользовалась своими невероятно широкими связями, и у меня появились документы на чужое имя, а также банковский счет. Все операции осуществлялись в режиме онлайн, так что начать оказалось легко.

Но первый блин всегда комом. Я принимала решения, основываясь на сиюминутных тенденциях. Сначала мне и в голову не приходило заняться долгосрочным планированием. Но потом поняла, что следует оценивать экономическую ситуацию в целом. Взбодрила старые знания, приобрела много новых, и решения мои стали более взвешенными. Первые четыре тысячи быстро вылетели в трубу, однако вскоре сообразила, что к чему. Теперь я тщательно взвешивала риски, и дело пошло на лад. Правда, деньги к этому времени уже почти кончились. Из-за страха потерять все я действовала даже слишком осторожно. Средства мои прирастали, но очень медленно. Тогда Софи одолжила еще денег, десять тысяч. Подруга рисковала никогда их больше не увидеть, поэтому я просто не имела права на ошибку. Я должна была заработать достаточно, чтобы сбежать. Кроме того, хотелось быть уверенной, что я и дальше смогу обеспечивать семью этим способом, ведь Роберт не должен нас выследить.

Несмотря на все препятствия, я это сделала. Я свободна. Чувствую себя так, будто с плеч свалился тяжелый груз, придавливавший к земле. Теперь можно спать спокойно. Наконец-то перестала просыпаться каждые два-три часа, проверяя, на месте ли дети. Прошло уже две недели, и мы замели следы самым тщательным образом. Дети быстро освоились и чувствуют себя на острове как рыбы в воде. Пока приходится заниматься с ними дома, но, надеюсь, скоро они смогут влиться в детский коллектив — когда привыкнут к новым именам.

Сначала я превратила эту затею в веселую игру — предложила детям самим выбрать себе имена в честь любимых героев книг и мультфильмов. Сказала, это будут наши «островные» имена. Дети пришли в восторг и с радостью подхватили задумку. Так Билли стал Беном, Фредди — Джорджем (правда, так толком и не научился выговаривать свое новое имя, но, учитывая, что мальчику всего четыре года, вряд ли кому-то это покажется подозрительным), а Жасмин теперь Джинни. Сначала хотела быть Гермионой, но я попросила дочку выбрать какое-нибудь другое имя из «Гарри Поттера», не такое редкое и запоминающееся. Джинни — сестра Рона Уизли, так что Жасмин осталась довольна. А меня в этой новой жизни зовут Линн. Хотелось бы выбрать что-то более красивое, но для нас сейчас главное — простота и распространенность. К тому же «Линн» похоже на «Лив» — так привычнее.

Была пара острых моментов, когда дети обращались друг к другу по выдуманным именам дома. Но Роберт крайне редко обращал на них внимание — если и услышал, то решил, что просто валяют дурака. А потом тот случай, когда по телевизору показывали белых ежей на Олдерни. Бедная Жасмин так перепугалась, что не смогла скрыть своих чувств. Но Роберт, похоже, не заметил.

С самого начала понимала — где бы ни решим обосноваться, придется посетить это место заранее, задолго до окончательного побега. Сколько ни меняй внешность, одинокая женщина с тремя детьми сразу привлечет внимание местных. Поэтому мы успели побывать на Олдерни два раза, при этом постарались как следует примелькаться. Когда нас объявят в розыск — а это непременно произойдет, — фотографий не будет, и жители Олдерни привыкнут к нам настолько, что никому и в голову не придет, что мы и есть пропавшие.

Дети почти не задавали вопросов. Правда, Билли — то есть Бен — спросил, зачем я обставила свою спальню в новом доме точно так же, как в Манчестере. Настоящую причину назвать не могла, но что может быть неприятнее, чем лгать детям? Ответила почти правду — чтобы было похоже на наш дом. Сейчас этот период закончился, но на прошлой неделе каждый день ложилась на кровать и разговаривала с Робертом по Facetime, притворяясь, что я в Манчестере. Не могу дождаться, когда переделаю тут все до неузнаваемости и избавлюсь от всех темно-фиолетовых подушек, которые мне уже в кошмарах снятся. Завтра раздобуду большую коробку и уберу в нее все «маскировочные» предметы интерьера прочь с глаз.

Одну из комнат даже пришлось оформить под стандартный номер в пансионе. Стены нейтрального оттенка, поверх одеяла к подушкам для сна прислонены другие, диванные — цвет универсальный, что-то среднее между голубым и синим, чтобы годился и для мужчин, и для женщин. Того же цвета покрывало, прикрывающее нижнюю часть кровати. На покрывале — аккуратная стопка чистых полотенец. Я знала, что, когда буду говорить с Робертом, он обязательно захочет посмотреть номер и вид из окна. К счастью, из нашего как раз виднеется кусочек пляжа. У Роберта не возникло поводов усомниться, что мы не на Энглси. На берегу не было никого и ничего, даже тележки с мороженым. Только блестящий на солнце светлый песок. Необходимо было убедить Роберта, что ничего особенного не происходит. Да, место я выбрала очень удачное. Роберт никогда не был в бухте Семас и разницы не заметит.

Дети считают, что им невероятно повезло — еще бы, жить в двух шагах от пляжа, причем не только на отдыхе. Зато обо всем остальном не задумываются, а ведь через три или четыре месяца наступит зима, закончится курортный сезон, и жить на море будет совсем не так весело. Может быть, к тому времени отдам их в школу. Хотя не уверена. Не думаю, что Роберт успокоится, а значит, нельзя терять бдительность и нам. Муж четко дал понять, что не смирится, если уйду от него.

Но сейчас чувствую себя в безопасности. Следов мы не оставили, и постепенно начинаю расслабляться.

Глава 39

— Лив! Ну слава богу! Как же я рада тебя слышать — словами не передать!

Только тут Софи почувствовала, что задерживала дыхание, подходя к телефону.

— У тебя там все нормально, Софи? — спросила Лив. — Я так беспокоилась… Ты ведь никогда не забываешь позвонить. Уже хотела сама набрать, но решила не рисковать. Как дела? Как мама? Я подумала вдруг она опять упала?

Лив тараторила дальше, и Софи понимала, что придется ее перебить. Но как рассказать о случившемся, не знала. Слава богу, в тот день, приехав из супермаркета, Софи оставила в машине свой специальный телефон, на котором оплата производилась по факту использования, — он же «телефон для Лив», как его называла Софи. По крайней мере, Роберт не наложил на него свои грязные лапы.

— Слушай… Не хочу тебя пугать, но он приходил сюда. Роберт. Вот сволочь. Прямо ко мне домой.

Софи тут же пожалела о своей несдержанности. Она вовсе не хотела показывать, насколько сердита. Софи собиралась сохранять спокойствие. Но стоило произнести имя Роберта, и она моментально вспыхивала от возмущения и гнева. Лив тихонько ахнула, и Софи сразу поняла, что сваляла дурака. У подруги и без того забот хватает, а она еще нагружает ее своими проблемами.

— Софи… о нет… Господи… мне так жаль. Что он сказал?

Ну и как прикажете объяснять, что Роберт одними разговорами не ограничился?

— Нет, Лив, он так просто не успокоится. Мне очень жаль, но это правда. Глаза безумные, весь трясется от гнева, еще чуть-чуть — и пена изо рта пойдет. Слушай, не хочется тебе все это рассказывать, но, чтобы тебя разыскать, Роберт сил не пожалеет. Вы точно в надежном месте?

— Ладно, хватит обо мне, вы-то как? Роберт тебя не тронул? А маму? Пожалуйста, скажи, что все обошлось. Прости, если можешь. Не хотела, чтобы вы пострадали.

Услышав всхлипывания, Софи с досадой зажмурилась. И кто ее только за язык тянул?

— С мамой все нормально. Не волнуйся. Со мной тоже. И все-таки, Лив… ты точно уверена, что вы в безопасности?

— Думаю, да. Не представляю, как Роберт сумеет нас там разыскать. Правда, была одна случайная оговорка, но он, по-моему, не заметил. Ничего, обойдется. А вот за тебя беспокоюсь всерьез. Как Роберт тебя нашел? И главное, почему вообще пришел к тебе?

— Будь добра, успокойся и перестань трещать. Я должна тебе сообщить кое-что важное. Но сначала скажи, как там дети? — спросила Софи.

— Хорошо, даже отлично. Им тут очень нравится.

Повисла пауза. Похоже, подруга собиралась с духом, готовясь к новостям.

— Сейчас играют на пляже, а я сижу на скамейке среди песчаных дюн и слежу, чтобы не убегали далеко. Если бы не проблемы, не жизнь была бы, а сплошное блаженство. Вот посмотрела на волны, послушала, как накатывают на берег, и сразу успокоилась. Не поверишь, даже в сон потянуло.

Софи и сама успокоилась. Лив явно чувствует себя в безопасности, а это главное.

— Только не вздумай засыпать! Сначала выслушай последние известия. Во-первых, Роберт знает, что в пансионе миссис Эванс на Энглси останавливалась я.

Софи притихла, ожидая бурной реакции.

— A-а.

Вот и весь ответ. Софи ждала продолжения. Видимо, Лив не сразу удалось собраться с мыслями.

— Не знаешь, откуда? — Голос Лив прозвучал удивительно хладнокровно. Ведь этого они никак не планировали.

— Кажется, догадываюсь. Отдыхала там одна жуткая парочка. Так вот, жена ни на секунду из своих пухлых ручонок фотоаппарат не выпускала, всех подряд щелкала. Два дня от этой идиотки бегала. Как-то выхожу из пансиона, шагнула за дверь — тут-то она меня и поймала! Я, конечно, быстренько отвернулась, но профиль в кадр попал. А потом эта дурища отправила фотографию миссис Эванс в пансион. Впрочем, я и сама не лучше. Надо было отобрать у нее камеру и зашвырнуть в море. Прости, Лив.

Софи очень переживала, что подвела подругу.

— Софи, милая, тебе не за что извиняться. Ты мне так помогла! Не знаю, кто бы еще для меня столько сделал, да я бы и просить не осмелилась. Давай рассказывай, что было дальше.

— Твой стремный муженек заглянул в гости.

Софи поведала остальное, опустив любые упоминания о стульях, ножах и ранах. Лив молча слушала.

— Потом он спросил, где ты…

— А ты что? — тихо произнесла Лив.

Нельзя же объяснить, что тут Софи потеряла сознание и не смогла бы проговориться, даже если бы знала ответ.

— А что — я? Ничего не сказала. Откуда я знаю, где ты? Ты молодец — правильно сделала, что не растрепала. Я бы, конечно, все равно молчала, но быть не в курсе как-то надежнее.

Софи помолчала. Теперь придется рассказывать про полицию. Но прежде чем Софи успела открыть рот, Лив заговорила первой:

— Но как Роберт узнал, где ты живешь?

Софи вздохнула. Несмотря на все, что произошло потом, у Лив до сих пор не укладывалось в голове, до какой степени была сильна одержимость Роберта в студенческие годы.

— Лив, послушай внимательно. Он не просто глаз на тебя положил. Роберт уже тогда был такой же сдвинутый, как и сейчас. Ты же часто ходила со мной в гости к маме, и Роберт, естественно, тащился следом, следил… Для него это обычное дело. Конечно же Роберт отлично представлял, где живет моя мама. Правда, узнать, что я временно переехала к ней, Роберту было неоткуда. Наверное, просто надеялся получить мой адрес, но тут неожиданно повезло…

— А про мужчину Роберт узнал? Ну, про того, который навещал «Оливию Брукс» на Энглси?

— Да, тут все прошло по плану. Конечно, на ожидаемый результат теперь рассчитывать не приходится — он-то должен был думать, что гость навещал тебя. А еще пришлось отвечать на вопросы полиции. Разыскали меня по фотографии. Но, кажется, я все уладила.

— Софи, ничего страшного не произошло. Мы же предвидели, что меня и детей будут разыскивать. Ну и что они сказали?

Софи подробно пересказала всю беседу, взвешивая каждое слово, чтобы случайно не ляпнуть про больницу.

— Спрашивали, кто к тебе ездил?

— Естественно.

— И что ты ответила? Я должна знать.

— Сказала, что приезжал Дэн, и…

Глава 40

Олдерни я выбрала совершенно случайно. Вернее, с самого начала решила искать подходящий остров. Хотела, чтобы дети — вернее, Билли и Фредди — думали, что они на Энглси. Глупо, конечно — Энглси так велик, что мальчики, скорее всего, даже не замечали, что они на острове. И все же я тогда была в таком состоянии, что ничего умнее придумать не могла. К тому же мне понравилась сама идея маленького острова — здесь чувствуешь себя спокойнее. И не без причины — паромы сюда не ходят. Со всех сторон Олдерни окружает вода. Такое чувство, будто она защищает нас от всякого зла. Море то спокойно переливается под теплыми лучами солнца, то начинает бушевать и пениться, будто отгоняя чужаков.

Конечно, Жасмин большая девочка и ни за что бы не поверила, будто мы на Энглси. Но я придумала объяснение, которое, как мне казалось, ей понравится. С тех пор как два года назад Роберт увез ее и мальчиков, я часто рассказываю Жасмин о ее настоящем отце. Хотела, чтобы моя дочь знала все о своих корнях, познакомилась с другой культурой, которую так любил ее папа. Я узнала, что Жасмин теперь выдумывает всякие истории про Дануша, будто мы — одна семья и вот-вот будем жить все вместе. Меня это беспокоит. Как бы там ни было, надо объяснить Жасмин ситуацию, хотя бы отчасти. Рассказать ей о нем, пусть узнает, кто он и почему не может быть с нами. Но некоторых вещей Жас, конечно, говорить нельзя. Жасмин слишком мала — ни к чему ей знать такие подробности.

Пришлось объяснить про Олдерни, ни так, чтобы Жасмин точно никому не проговорилась. Сказала, что на каникулы мы поедем на другой остров. Там я отдыхала с ее папой, когда мы были счастливы. Но Жасмин должна хранить это в секрете. Дочка уже привыкла, что в присутствии Роберта об отце говорить нельзя. Пару раз заикнулась, но Роберт пришел в ярость и начал кричать, что ее отец — он. Кто ее кормит и одевает? Роберт — единственный отец Жасмин, другого у нее нет, и точка.

После этого при Роберте дочка о папе речь не заводила. Я сказала, что мы ездим на Олдерни, потому что с этим местом связаны мои самые теплые воспоминания о нем. Мне стыдно за эту ложь. Жалею, что пришлось врать собственной горячо любимой дочери, но Жасмин умеет читать и сразу поймет, что мы на Олдерни, а не на Энглси. А мальчикам, надеюсь, и в голову не придет разглядывать таблички. Билли уже шесть, но он до сих пор путает буквы, и в школе поговаривали о том, что, если он не научится читать как следует к новому учебному году, придется проверять его на дислексию.

Да, я солгала, но другого пути не было. Я сделала это не только ради себя, но и ради детей. И особенно ради детей.

Самой серьезной проблемой оказался транспортный вопрос. Мы не могли отправиться на Олдерни на Самолете — мальчики пришли бы в такой восторг, что непременно рассказали бы Роберту. Поэтому до Пула ехали на машине, оставляли «жука» там и добирались до Олдерни на катере. Конечно же Роберт проверял счетчик пройденного пути — он делал это каждую неделю. Пул намного дальше Энглси, но я придумывала всякие истории, объяснявшие лишние мили. Как-то раз даже показала детям один из разрушенных фортов Олдерни и заявила, будто это замок Карнарвон. Роберт там ни разу не был, и, даже если описания детей не имели ничего общего с тем, как выглядит известная достопримечательность, подозрений у него возникнуть не могло. Впрочем, Роберт толком не слушал. Главное, что муж знает — от пансиона до замка ехать не меньше восьмидесяти миль.

Дети заметили, что дорога теперь занимает больше времени, но Роберту было известно, что бухта Семас находится дальше, чем Моэлфр. Поэтому, когда Билли и Фредди рассказывали, что ехали «очень-очень долго», списывал эти жалобы на мальчишескую непоседливость и вопросов не задавал. Объяснить, куда и зачем мы плыли на катере, оказалось труднее, хотя с самолетом проблем было бы еще больше. Но, узнав, что на Энглси организуют прогулки на катерах для туристов, поняла, что зря беспокоилась. Когда разговаривала с Робертом по FaceTime, рассказывала про наши «водные экскурсии». Когда возвращались домой и дети принимались взахлеб рассказывать о «плавании», Роберт даже не пытался слушать — это он уже знал.

Мы очень рисковали, но нельзя было просто взять и объявиться на Олдерни непосредственно в день побега. Местные жители должны были нас приметить и запомнить. Вдобавок надо продемонстрировать, что мы самая обычная, добропорядочная семья. Благодаря Софи у меня есть сразу несколько документов на новое имя, Линн Медоуз, — включая загранпаспорт. Оказалось, сделать его не так трудно, особенно учитывая, что я не собиралась использовать его по прямому назначению и отправляться с ним за границу. Уверена, наши настоящие загранпаспорта уже отыскали. Интересно, поверит ли Роберт, что я ездила в Иран? Надеюсь, что да. Впрочем, мнение Роберта к делу не относится. Главное — что думает полиция.

После нашей первой поездки в октябре едва сдерживала волнение. Понимала, что просто взять и сбежать нельзя. Но безумно хотелось ускорить процесс и как можно быстрее начать новую жизнь. Но спешка в таком деле недопустима. Слишком многое необходимо продумать, не говоря уже о том, чтобы все организовать. Операция должна пройти без сучка без задоринки.

Мне удалось найти сдававшийся в аренду дом, местоположение которого было достаточно уединенным. Никто не видел, когда мы приезжали и когда уезжали. Впрочем, оказалось, что здесь это обычное дело — многие посещают свои коттеджи наездами. Дом стоит у самого берега моря, а лучше всего то, что здесь предусмотрен запасной выход — в случае чего дети сумеют убежать и спрятаться. Уверена, до этого не дойдет, но так мне спокойнее.

Когда приезжали в октябре и на Пасху, старалась попасться на глаза как можно большему количеству народа. Правда, детских мероприятий приходилось избегать, пока Джинни, Бен и Джордж не привыкнут к новым именам. Зато поучаствовали в семейных играх — например, «Найди акулье яйцо». Впрочем, детей больше интересовали спрятанные на пляже в качестве утешительных призов шоколадные яйца, чем главная цель поисков. А еще регулярно прогуливались по главной улице, заходили в магазины, сидели в многолюдном кафе, причем столик выбирали не в зале, а на улице. Вдобавок улыбались, кивали и здоровались с любым, кто смотрел в нашу сторону.

И вот мы здесь. Можно вздохнуть свободно. Конечно, при побеге пришлось бросить все, зато уверена, что мы не оставили ни единого следа, ведущего от Манчестера к Олдерни.

Глава 41

— Олдерни? — удивленно переспросил Том. — Почему ты уверен, что она именно там, Гил?

— И что вообще такое Олдерни — город, деревня? — прибавила Бекки.

— Один из самых маленьких Нормандских островов, — ответил Том. — Если не ошибаюсь, располагается ближе всех к Франции. Так с чего ты взял, что Оливия там?

Вновь услышав этот вопрос, Гил самым раздражающим образом поцокал языком.

— Вношу ясность — я не утверждаю, что Оливия на Олдерни. Точно можно установить одно — до среды некто, имеющий доступ к электронной почте Оливии Брукс, общался с Робертом Бруксом по FaceTime. Из этого факта никак не следует, что на связь выходила сама Оливия или что она до сих пор на Олдерни. Однако вы попросили установить предполагаемый IP-адрес. Если помните, я упоминал, что Оливия Брукс, скорее всего, купила этот самый IP-адрес, и он ненастоящий.

Том чуть зубами не заскрипел. Разумеется, нельзя так раздражаться, но он хотел просто получить ответ на поставленный вопрос, а не выслушивать лекцию.

— Да-да, помню.

— Так вот, я связался с компанией, которая оказала Оливии данную услугу. К счастью, эти люди не из тех, кто любит создавать лишние проблемы на пустом месте, и дело уладилось быстро. Короче говоря, их клиенты — обычные люди, желающие скрыть IP-адрес от посторонних, а не какие-нибудь преступники.

Тому захотелось сказать Гилу, чтобы поторапливался, но соблазн удалось побороть.

— Итак, компания подтвердила настоящий IP-адрес. Провайдером оказалась компания на острове Гернси. Позвонил туда, хотел узнать адрес пользователя. Но… — Гил опять выдержал эффектную паузу, — получилось, что Оливия воспользовалась Wi-Fi в аэропорту острова Олдерни.

Том был очень разочарован, что адрес узнать не получилось, но зато теперь они знают, где Оливия. Вернее, где она успела побывать со дня исчезновения, а это необязательно одно и то же. Не говоря уже о том, что Гил прав — выдавать себя за Оливию мог кто угодно. Даже после грандиозных новостей и долгожданного прорыва они продолжают брести наугад, пытаясь найти выход из тупика. Том никак не мог избавиться от мрачного настроения и порадоваться достижениям команды. Хотя какие уж тут достижения? То, что полиция так и не смогла разыскать детей, давило на совесть тяжелым грузом. Даже после многообещающего разговора с ценной свидетельницей ясности не прибавилось. Если подумать, выяснить удалось очень и очень немногое.

Теперь было известно наверняка, что кровь, обнаруженная на стене в кабинете Роберта, принадлежит не Оливии, но больше ничего о личности жертвы узнать не удалось — кроме того, что это мужчина. Но даже если его убили в этой комнате, нельзя с уверенностью утверждать, что преступник — Роберт Брукс. Но если с неизвестным расправился именно он, можно ли допустить, что на этом Брукс не остановился?.. Тело не обнаружили, но, по словам Джумбо, в том, что оно есть, сомнений никаких. Было очень много крови, а когда Том увидел на фотографиях светящийся люминол, пришел в ужас — как же широко разлетелись брызги. А ведь Том стоял в этой самой комнате рядом с Робертом Бруксом и даже не подозревал, что прямо у него за спиной скрываются следы такого страшного преступления. Тому казалось, что он должен был хоть что-то ощутить, почувствовать. Впрочем, он вскоре отмахнулся от этих мыслей, сочтя их глупыми.

Джумбо утверждал, что есть два варианта — либо тело все еще на территории дома или сада, либо его вывезли в неизвестном направлении. Криминалисты забрали обе машины Бруксов, чтобы проверить, нет ли там следов. Если тело все же увезли, скорее всего, его положили в багажник или даже на заднее сиденье. Впрочем, если речь шла о «жуке» Оливии, ни то ни другое осуществить не удалось бы.

У Бекки был крайне озадаченный вид. Кажется, нашла какую-то нестыковку. Только тут Том отвлекся от размышлений. Задумавшись о том, каким образом убийца избавился от трупа, он прослушал добрую половину речи Гила.

— Нет, не может быть, — заспорила Бекки. — Как Оливия могла разговаривать с Робертом по FaceTime из аэропорта? Он бы сразу понял, что жена не дома. По-вашему, Брукс не отличил бы аэропорт от собственной спальни?

— Уверяю, инспектор Робинсон, сведения абсолютно достоверные. Огромных многолюдных терминалов там нет, по FaceTime можно было и не понять, что Оливия в аэропорту, — произнес Гил. — Хотя даже такой маленький и тихий аэропорт со спальней перепутать затруднительно.

Тут вмешался Том:

— Показаниям Роберта Брукса доверять нельзя, к тому же нам точно известно, что со дня предполагаемого отъезда на Энглси Оливия дома не появлялась. Кроме того, благодаря истории звонков мы выяснили, что в среду кто-то разговаривал с Робертом из аэропорта Олдерни. Место, конечно, неожиданное, к тому же мы не знаем наверняка, кто это был. Впрочем, согласен с Бекки. Если с Бруксом разговаривала жена, вряд ли она ответила на звонок прямо в терминале.

— Согласен, — кивнул Гил. — Вот почему я дополнительно навел справки. Оказывается, к этой конкретной сети Wi-Fi можно подключиться в нескольких местах на территории всего острова. Ею пользуются многие местные жители и туристы. Так что Оливия могла быть где угодно.

— Отличная новость, — пробормотал Том.

— Сэр, — тут из-за спины Бекки показался Ник и взмахнул в воздухе листом бумаги. — Услышал, как вы упомянули остров Олдерни, и почитал про него в Интернете. Население Олдерни составляет меньше двух тысяч человек. Скорее всего, появление неизвестной женщины, да еще и с тремя детьми, привлекло внимание местных жителей. Наверняка кто-нибудь знает, где Оливия Брукс.

Перед лицом такого проявления энтузиазма и оптимизма среди подчиненных Том почувствовал, как беспричинная раздражительность постепенно сходит на нет.

— Хорошо. В таком случае необходимо связаться с полицией Олдерни, пусть окажут содействие. А главное, объясните все обстоятельства — пусть отдают себе отчет, что положение деликатное и действовать надо осторожно. А главное, нужно поскорее выяснить, где сейчас Роберт Брукс. После того как этот человек напал на Софи Дункан и ее мать, к Оливии следует приставить охрану, пока ее муж не окажется под замком.

Бекки направилась к столу Райана, чтобы ввести его в курс дела, а Том с виноватым видом посмотрел на Гила, примирительно улыбнувшись.

— Спасибо, Гил. Прекрасная работа. Из-за всей этой истории кто хочешь сорвется.

Гил вскинул брови, словно хотел сказать «говорите за себя». Тому снова стало стыдно. Он вовсе не хотел рявкать на коллег, но как они могут знать так много и одновременно ничего не знать? Вдобавок до сих пор не удалось выяснить, кто и зачем проник в его коттедж, не говоря уже о непростых отношениях с Лео. В довершение зазвонил мобильный телефон. Филиппа Стенли.

— Вот дерьмо, — пробормотал Том, ни к кому конкретно не обращаясь. Вопросов накопилось больше, чем ответов, поэтому возник большой соблазн не отвечать. Но кто знает? Может быть, Филиппу успокоит след, обнаруженный на Олдерни. Уже нажимая на кнопку, Том сообразил, что все они упустили из виду кое-что очень важное. Догадаться, что Оливия на Олдерни, невозможно, однако можно допустить, что Роберт располагает информацией, которая не известна полиции. Кстати, вполне вероятно. Вместо того чтобы проверять все международные рейсы, вылетающие из Великобритании, нужно обратить самое пристальное внимание на самолеты до Нормандских островов. Хотя бы в качестве предосторожности. Набрав полную грудь воздуха, Том произнес:

— Да, Филиппа?

Глава 42

Часто гадаю, не совершила ли в прошлой жизни чего-то ужасного. Иначе не представляю, чем заслужила столько горя и несчастий. До двадцати двух лет я и вовсе не знала, что это такое. Жизнь моя была легка и беззаботна. Родители баловали, в школе училась на отлично, подруг было много, а все понравившиеся мальчики отвечали взаимностью. Даже в университете ни разу не пришлось столкнуться с трудностями. Конечно, нужно было подолгу сидеть над книгами, но учеба доставляла удовольствие — так же, как и развлечения. Я стремилась принять участие во всем, испытать и попробовать как можно больше. Тогда меня ничто не пугало и не смущало.

Признаюсь, беременность не входила в мои планы, и то, что я жду ребенка, стало полной неожиданностью. Но мы с Данушем любили друг друга всей душой. Два года мы почти не расставались, а потом решили жить вместе. Думала, теперь меня ожидает одно лишь безоблачное счастье. Как же я ошибалась!

Проблемы начались с того дня, когда из Ирана приехал Самир, чтобы напомнить Данушу о долге перед семьей. Родители поручили старшему брату убедить Дэна, что он должен вернуться и жениться на двоюродной сестре, с которой был обручен еще в детстве. Я ужасно испугалась. Не могла представить, что потеряю Дэна, — он был для меня всем. И все же видела, что он колеблется. Не потому, что не любил меня. Просто у Дэна всегда было очень развито чувство долга. Помню, с какой болью он говорил о том, что должен отказаться или от меня, или от своей семьи. Какой ужасный выбор!

Я понимала, как тяжело приходится Дэну, но не делала ничего, чтобы облегчить любимому жизнь. Только и знала, что злиться и с утра до вечера перечислять все, чего он лишится, если уйдет от меня. Дэну придется отказаться от своей любви, от карьеры инженера на Западе, забыть все наши планы и мечты и вернуться в Иран, страну, которую Дануш любил, но готов был покинуть. Ради меня. Самой не верится, что могла вести себя так по-свински. На Дэна и без того давил брат, а тут еще я не оставляла его в покое ни на минуту, пытаясь удержать около себя.

Самир же использовал недостатки противницы в собственных интересах. Презрительно высмеивал мой эгоизм, выставлял глупой, капризной девчонкой. Самир был всего на несколько лет старше нас, но уже получил диплом врача. Я и впрямь вела себя, как избалованный ребенок, которому все должны приносить на блюдечке с голубой каемочкой. В этом случае, как и во всех других, я была твердо намерена получить желаемое. Если бы эта девушка встретила нынешнюю Оливию, что бы она о ней подумала?

Я не могла потерять Дэна, но и как удержать его, тоже не знала. Пыталась заставить ревновать, кокетничала со всеми подряд, даже с его братом. Пусть поймет, как сильно меня любит. Самир, казалось, отвечал взаимностью. Позже он признался, что делал это не потому, что я ему нравилась. Просто хотел показать Данушу, какая я пустышка. Своими выходками я только усугубляла ситуацию и отталкивала Дэна. Я и сама это понимала, но остановиться не могла. Пыталась оправдаться, заявляя, что мои поступки продиктованы одной лишь любовью. Тогда я считала, что любовь — самое главное на свете. Но теперь признаю — раньше мне все давалось легко, и я просто не привыкла к неудачам.

А потом случилось чудо. Я узнала, что беременна. Полная, безоговорочная победа. Со стороны могло показаться, будто я все подстроила нарочно, но, даже будучи юной и наивной, отлично понимала: пытаться удержать любимого — одно дело, а привязывать его к себе, используя беременность как средство манипуляции, — совсем другое. И все же Дэн остался со мной. Я знала — по-другому он поступить не может. К тому времени, когда беременность подтвердилась окончательно, Самир уже вернулся в Иран, чтобы доложить родителям о результатах поездки. Но Дэн сразу сообщил брату новость, и у Самира не оставалось другого выхода, кроме как смириться. Я понимала — он ни на грош не верил, что я забеременела случайно. Должно быть, теперь неприязнь Самира переросла в отвращение. Но мне было все равно. Я победила — вернее, так я тогда думала.

В день, когда Дэн не вернулся из лаборатории, казалось, что моя жизнь кончена. Не знаю, как бы пережила такой удар, если бы не Жасмин. Хотя Дэн всячески меня поддерживал и во время беременности, и когда родилась наша красавица дочка, хотя любил меня с той же страстью и нежностью, иногда я чувствовала — он с горечью думает о вынужденном разрыве с родными.

По минутам помню день, когда потеряла Дэна. Было шестое ноября, и с самого утра я пошла погулять с Жасмин, чтобы насладиться особой атмосферой после Ночи костров, которую помнила с детства. В этот день на рассвете все вокруг окутывала легкая дымка от разведенных на задних дворах костров, которые хозяева оставили догорать. Запахи сажи и отгремевших фейерверков смешивались в один неповторимый аромат. А на лужайке перед домом всегда поджидали сюрпризы — то остатки от ракеты, то почерневшая палочка бенгальского огня, переброшенная через забор.

Но в этот раз меня ждало разочарование. Здесь, в коттеджах на окраине города, по большей части проживали студенты, поэтому семейных праздников у нас не отмечали. Утро выдалось самое обыкновенное, а единственное, что удалось найти на лужайке, — чья-то банка из-под пива. Сделала глубокий вдох, но не ощутила никаких запахов, кроме обычных, утренних — выхлопные газы и подгоревшие тосты.

Тогда я даже не подозревала, что мне готовит этот день. Моему сердцу предстояло разлететься на мелкие осколки, потому что тем вечером Дануш не вернулся домой. Исчез из моей жизни. Теперь я знаю правду. Знаю, что произошло, но от этого не легче.

В те мучительные месяцы казалось, что хуже просто не бывает. Родители не слишком любили Дэна, и его внезапное исчезновение только лишний раз заставило их утвердиться в своем мнении. Папа с мамой были образцами чопорности и благопристойности. Когда я кричала, что они ничего не понимают, и Дэн на самом деле любил меня, мама поджимала губы и переглядывалась с папой, будто хотела сказать «к этому все и шло».

Не то чтобы Дэн не нравился им как человек. Просто родители не одобряли нашего, как выражалась мама, «сожительства». А еще были глубоко убеждены, что смешанные браки обречены с самого начала. Проблема заключалась даже не в том, что Дэн иранец. Просто он был мусульманином, а я — во всяком случае, в глазах родителей — христианкой.

Когда Дэн исчез, мне приходили в голову всякие мысли — что, если его приняли за террориста, увезли на какой-нибудь заброшенный склад и теперь выбивают признание? Но на следующий день от него пришла эсэмэска. Всего одно слово — «прости». Полиция отследила сигнал мобильного телефона и сообщила, что Дэн писал из аэропорта Хитроу, где купил билет до Австралии. В один конец. Видимо, Дэн решил разорвать отношения и со мной, и со своей семьей.

Несмотря на то что они с самого начала не одобряли мой выбор, родители всячески старались помочь. Видели, в каком я состоянии, и беспокоились за маленькую внучку. Когда родилась Жасмин, мне казалось, что я хорошо справляюсь с материнскими обязанностями, и эти первые два месяца мы были как будто бы счастливы, как и полагается молодой семье. Да, я очень уставала, и Дэн тоже. Но все эти хлопоты были нам в радость. Сбылась наша мечта. А когда Дэн пропал, мне стало трудно сосредоточиться на потребностях Жасмин. Внешне все было как прежде — я кормила дочку, меняла подгузники, но делала все это на автомате. Иногда с трудом могла заставить себя встать к ней ночью.

Положение складывалось безвыходное. Я понимала, что придется продавать квартиру и переезжать к родителям. Вариант, мягко говоря, неидеальный, но что еще оставалось делать? Мамины ежедневные призывы «не распускаться» и папины рассуждения о том, что «бывает и хуже», и без того действовали на нервы — а если буду выслушивать все это постоянно? Я просто обожала своих родителей, но им, как и мне до этого, за всю жизнь не приходилось переживать никаких серьезных бед и горестей. Они словно плыли по течению тихой, спокойной реки.

И снова терзаюсь из-за былых ошибок. Будь у меня больше характера, окажись я сильнее, все сложилось бы по-другому и ничего этого не случилось бы. Но я была слаба и всегда шла по пути наименьшего сопротивления.

Покупатель нашелся в первый же день, стоило выставить квартиру на продажу. Им оказался Роберт Брукс.

Глава 43

Еще один день прошел в тщетных попытках собрать все известные факты воедино и прийти к какому-то выводу. Бекки ощущала раздражение и досаду. Напасть на след Роберта Брукса так и не удалось, а ведь они испробовали все варианты. Учитывая, что машина осталась возле дома, было очевидно, что Брукс воспользовался каким-то другим транспортным средством. Разумеется, он слишком хитер, чтобы вызывать такси из собственного дома, но на всякий случай они разыскали водителя машины, приехавшей на вызов. Таксист, разумеется, сообщил, что клиент так и не пришел.

Бекки поджала губы и скрестила руки на груди. Пока Брукс выигрывал. Она мерила шагами комнату и смотрела на пробковую доску с доказательствами. Похоже, Бекки искала черную кошку в темной комнате. Им было известно, что Роберт снял деньги со всех своих карт, но банкоматы, которыми он воспользовался, располагались в центре Манчестера. Если Роберт до сих пор там, искать его посреди большого города труднее, чем иголку в стоге сена.

Еще Бекки беспокоилась за Софи Дункан. Женщина-военный настояла, что никакая охрана и защита ей не требуется, и вообще, Роберта Брукса она не боится.

— Еще раз заявится к маме — опомниться не успеет, как я с ним поквитаюсь.

Вот и все, что сказала Софи. Бекки импонировали ее смелость и уверенность в своих силах, однако вряд ли Софи сумеет одолеть Роберта с больной ногой. Оставалось надеяться, что больше она его не увидит. Бекки договорилась, чтобы время от времени мимо дома миссис Дункан проезжала патрульная машина, но была не уверена, поможет эта мера или нет. Когда Роберт проник внутрь в прошлый раз, снаружи все выглядело спокойно.

Тут в кабинет вошел Райан. Хотелось надеяться, что Типпеттс принес хорошие новости, но, откровенно говоря, в этом Бекки сомневалась.

— Как вы и просили, выяснил, какими способами можно добраться до Олдерни, — доложил Райан. — Но вряд ли это нам поможет — туда постоянно кто-то плавает. Там есть порт, на острове развит рыболовный промысел. Ну, что тут скажешь? Кто угодно мог нанять лодку или катер…

Райан пожал плечами и состроил гримасу:

— Хорошо. А когда человек прибывает на остров? Проверяют там загранпаспорта?

— Гражданам Великобритании для въезда на территорию Нормандских островов загранпаспорт не нужен. Я узнавал.

Райан помолчал, будто ожидая услышать от Бекки похвалу за проявленную инициативу, а когда понял, что на дифирамбы рассчитывать не приходится, в глазах отразилось разочарование. Терпение с этим типом надо было иметь железное.

— Еще что-нибудь узнал?

— За исключением тех, кто прибывает из округа бейлифа Гернси — понятия не имею, что это такое, — все обязаны проходить таможню. Но читал, что за пределами порта полно мест, где можно высадиться безо всякой проверки. Скорее всего, так Роберт и поступил.

Бекки подавила стон. Чем дальше, тем веселее. Но если Софи права и Роберт действительно разыскивает Оливию, это их единственный шанс поймать его.

— Хорошо, Райан. Свяжись с Олдерни и сообщи приметы Брукса, пусть проверяют всех, кто прибывает на остров. Мы не знаем, известно ли Роберту, где находится жена. Даже если Софи Дункан ничего не сказала, он мог найти другой способ это выяснить. Нужно расставить сеть как следует. Я тебя очень прошу, Райан, сделай все, что можешь. — Немного подумав. Бекки прибавила: — Молодец. Очень полезная информация.

Уголок его рта приподнялся. Бекки не могла понять — то ли Райан доволен, то ли раскусил ее и понял, что начальница просто мотивирует подчиненного. Впрочем, какая разница?

Тут Бекки вспомнила Питера Хантера и тот день, когда попала во власть его чар. Вместе они расследовали очень запутанное дело об убийстве. Тщательно собирая улики и проверяя каждую версию, Бекки сумела сделать то, что никому до этого не удавалось, и напала на след. Питер подошел к столу Бекки и сказал то же самое, что и она Райану. «Молодец. Очень полезная информация». Положил руку ей на плечо, а потом отошел, но большой палец задержался на обнаженном участке возле шеи. Питер убирал его медленно, и у Бекки возникло ощущение, будто он погладил ее. Она ждала новых знаков внимания, заливаясь краской каждый раз, когда Питер входил в кабинет. Вдруг снова приблизится к ее столу и даст понять, что Бекки ему интересна?

Теперь она понимала — в этом деле Питер профессионал. Ничего не предпринимал, пока не убедился, что Бекки окончательно пала жертвой его обаяния. Дразнил случайными прикосновениями и мимолетными улыбками, а как-то раз, передавая Бекки папки, задел рукой ее грудь. Мерзкий развратник.

Бекки вздрогнула, сама не понимая, как могла думать, будто влюблена в этого человека. Теперь, несколько месяцев спустя, единственное чувство, которое Питер в ней вызывал, — отвращение. Наконец Бекки заставила себя вернуться к мыслям о деле.

Она с нетерпением ждала новостей от полиции Олдерни. Преступности на таком крошечном острове практически не было, поэтому штат у них был небольшой. Оставалось надеяться, что местные сумеют сообщить что-то важное. Как и Том, Бекки испытала облегчение, когда оказалось, что обнаруженная в доме кровь принадлежит не Оливии. Но какого-то несчастного там все-таки убили. Бекки понимала, что не успокоится, пока не убедится, что дети в безопасности. Вспоминала маленькую комнатку без окон на рисунке Жасмин. Перед глазами вставали трое детей, забившихся в угол, и по коже пробегал холодок. Но продвинуться вперед так и не удалось. Другой недвижимости, кроме дома в Манчестере, у четы Брукс не было, предполагаемых сообщников также выявить не удалось.

Перечислив в уме доказательства, Бекки пришла к выводу, что все они имеют отношение к одному человеку — Данушу Джахандеру. Сначала он уехал, потом вновь объявился, назначив Роберту встречу. Менеджер отеля в Ньюкасле подтвердил, что в комнату к мистеру Бруксу действительно звонили с номера, принадлежащего Софи Дункан. Разговор длился около двух минут. Возможно, именно эта беседа заставила Роберта покинуть Ньюкасл и отправиться домой? Брукс ездил на встречу с Дэном?

На столе у Бекки зазвонил стационарный аппарат. Она постаралась взять себя в руки и подошла к телефону.

— Инспектор Робинсон.

— Здравствуйте, инспектор. Мне сейчас передали, что вы хотите со мной поговорить. Извините, меня не было дома. Ездил в Иран, только сегодня вернулся. Чем могу помочь?

— Для начала представьтесь, пожалуйста, — попросила Бекки, заранее предвидя, какой ответ услышит. Она сразу оживилась.

— Самир Джахандер. Так о чем вы хотели спросить? — произнес тот безупречно вежливым тоном без малейших признаков акцента.

— Спасибо, что позвонили, доктор Джахандер. Если вы никуда не торопитесь, мы хотели бы задать несколько вопросов о вашем брате.

— О котором? У меня их четыре, и еще две сестры, — ответил Самир. Поразительно — и не подумаешь, что говоришь с иностранцем.

— О Дануше, доктор Джахандер. Скажите, в последнее время вы с ним не общались? Мы говорили с вашей женой, и она утверждает, что вы уже много лет не разговариваете. В последний раз он звонил вам через год после того, как покинул Великобританию.

Бекки услышала в трубке странный звук, будто Самир втянул в себя воздух сквозь стиснутые зубы. В первый раз за время разговора этот человек проявил сильные эмоции.

— Дануш больше не член нашей семьи, инспектор Робинсон. К сожалению, он отказался от этого права, когда пренебрег своим долгом перед родными.

— Но ведь он, кажется, уехал из Англии, оставив гражданскую жену и ребенка. Разве Дануш не вернулся в Иран?

— Ребенка. — И снова в трубке раздался тот же сердитый звук. — Да уж, ребенок появился удивительно вовремя! Полагаю, у Дануша наконец спала пелена с глаз. Он ушел от этой женщины. Но Дануш был разочарован последствиями своих опрометчивых поступков — нежеланное отцовство, невозможность закончить диссертацию, разрыв с родителями… Боюсь, не в силах найти другой выход, он поступил как трус.

Бекки уже решила, что Дануш покончил жизнь самоубийством.

— Просто взял и сбежал в Австралию, инспектор Робинсон. Прожил там два года, а потом вернулся в Иран, но поселился в другом городе, подальше от нашей семьи. Захотел идти своим путем.

— Когда вы в последний раз виделись с братом, доктор Джахандер? — спросила Бекки.

— Почти девять лет назад, на ребенка тогда еще и намека не было. Когда приехал, его девушка уж точно не была беременна. Я провел в Англии месяц, уговаривал брата одуматься.

— Значит, с тех пор вы его не встречали?

— Вы неправильно поняли, инспектор. Когда я сказал, что не виделся с Данушем, я имел в виду, что не поддерживал с ним отношения девять лет и не собирался этого делать и впредь, но около года назад Дануш явился ко мне домой и попросил денег в долг. Жена его не видела, и я не стал ей рассказывать, потому что был сам не свой от злости, к тому же боялся, что она расскажет моим родителям. Дануш пропал на столько лет, а теперь объявился лишь для того, чтобы потребовать денег?! Однако у нас было то, что по праву принадлежало Данушу, и я отдал ему эту сумму.

— О чем это вы? — спросила Бекки.

— Когда Лив продала квартиру, по закону половина вырученных денег причиталась Данушу. Она отправила эти деньги мне, чтобы передал их брату. Но я ничего ему не сказал… — В трубке стало тихо. Бекки тоже молчала. — Пожалуй, я поступил некрасиво — просто тяжело было признать, что Лив на самом деле оказалась порядочнее, чем мне казалось. К тому же боялся, что Дануш может вернуться к ней. Но с тех пор прошло много лет, и во время той нашей встречи я решил, что уже можно все ему рассказать. — На том конце провода раздался невеселый смешок. — Этот случай лишний раз доказывает, как плохо я знаю брата. Оказалось, он так и не забыл Лив. Собрался разыскать ее и привезти в Иран, чтобы познакомить с родителями, а заодно показать им внучку.

— И что же, Дануш осуществил свой план?

Бекки не хотелось перебивать Самира, но тот надолго умолк. Даже через телефон чувствовалось, что собеседник едва сдерживает нарастающий гнев.

— Родителям и без того причинили много боли, инспектор. Встреча с Жасмин только разбередила бы старые раны, которые только-только начали заживать. Я сказал Данушу — делай что хочешь. Возвращайся к Оливии, показывай Жасмин нашу страну. Но при одном условии — чтобы ни одна из них к нашим родителям на километр не приближалась, иначе деньги не отдам.

— Это была ваша последняя встреча с братом, доктор Джахандер?

— Да, но потом мы несколько раз созванивались. Дануш был очень расстроен, когда узнал, что Лив замужем, и все твердил, что уверен — этот брак просто формальность, и они не любят друг друга. Я сказал, что Дануш не имеет права вторгаться в чужую семью и рушить их отношения, но ему было все равно. Когда говорил с Данушем в последний раз, он рассказывал, что Лив боится Роберта. Якобы, если она уйдет, муж сделает что-то страшное. Лив утверждала, что она давно уже опасается Роберта, и попросила дать ей время подумать.

— И как на эту просьбу отреагировал ваш брат, доктор Джахандер?

— Грозился, что сам разберется с ее мужем. Доходчиво объяснит, что они с Лив должны быть вместе, а Роберту пришло время отойти в сторону.

— Не знаете, как прошел разговор?

Бекки затаила дыхание. Она уже предвидела, какой ответ услышит.

— Нет, инспектор. С тех пор от Дануша ни слуху ни духу.


Двухчасовая встреча с Филиппой отнюдь не улучшила настроение Тома. По сравнению с утром — никакого прогресса. Бекки все поглядывала на него — видно, пыталась понять, безопасно ли задавать вопросы о том, как прошла встреча с начальницей. Том решил облегчить ей задачу.

— Джумбо хочет привезти наземную радиолокационную станцию, чтобы обследовать террасу и сад. Филиппа тоже считает, что без этого не обойтись. А вот я не согласен, так что немного поспорили. Думаю, надо подождать — вдруг удастся установить, чья кровь?

— Почему? — спросила Бекки. — Чем скорее проверим, на участке спрятано тело или нет, тем лучше. По словам соседей, Роберт Брукс строил эту самую террасу всю весну, а закончил перед самым отъездом на конференцию в Ньюкасл.

Том почесал затылок.

— Да, это конечно… Все понимаю, но почему-то мне кажется, что это бесполезная трата времени и денег — ничего мы там не найдем.

— С чего ты взял? Слушай, Том, не хочется с тобой спорить, но мы пока даже личность убитого установить не сумели. А еще понятия не имеем, что с Оливией и детьми. Да что там — мы не знаем, кто убил этого человека и почему!

Видимо, в этом отделении сторонников у Тома не было вовсе. Доводы, приводимые Филиппой, были здравы и разумны — тут не поспоришь. Тот факт, что убийство произошло в комнате, принадлежащей Роберту, сам по себе не дает оснований предполагать, что преступник — он. Оливия тоже жила в этом доме. Можно допустить, что убийца она — расправилась с неизвестным и подалась в бега. Но Том знал — хотя рассуждения Филиппы звучат достаточно правдоподобно, на самом деле все было по-другому. С каких пор у полицейских вошло в привычку ни во что не ставить чутье?

Бекки оперлась локтями о стол. Наконец-то щеки ее порозовели, а в глазах снова появился былой блеск. Она была вся поглощена делом и благодаря этому меньше думала о собственных переживаниях.

— Все, что мы знаем, — на прошлой неделе неизвестный человек, находившийся где-то на острове Олдерни, выходил на связь с Робертом, воспользовавшись для этого электронной почтой Оливии, — стала перечислять Бекки. — Но у нас нет доказательств, что это была сама Оливия, — если не считать слов Роберта, а доверять ему оснований нет. Согласен? У Роберта вполне могла быть любовница или сообщница — а может, сообщник. Как мы можем быть уверены, что на звонки вообще отвечала женщина, тем более Оливия? Таким образом, нам до сих пор не известно, где она находится. Нельзя исключать, что Роберт все-таки убил ее две недели назад. И детей тоже. Хорошо, на стене в доме не ее кровь, но из этого еще не следует, что Оливия жива и здорова, так?

Том вскинул руки, будто сдаваясь.

— Ну-ну, притормози. Я с тобой не спорю. — У Тома ее ныл вызвал улыбку. — Да, все понимаю — кровь не ее, и тело Оливии вполне может оказаться на территории участка. Так же как и труп того несчастного. Можно предположить, что Роберт убил Оливию и даже детей, а все эти видео и звонки по FaceTime — просто часть ловкого плана, попытка сбить нас со следа. Но если Оливия уже две недели как убита, куда мог отправиться Роберт? Думаю, разумнее будет подождать новостей от полиции Олдерни.

— Уф-ф… — Бекки откинулась на спинку кресла и поморщилась, точно от боли. — Боюсь, тут все не так просто.

Том закрыл глаза и покачал головой. Пора уже привыкнуть, что с этим делом никогда и ничего не бывает просто. Взглянув на Бекки, Том вопросительно вскинул брови. Она смущенно поерзала на месте, но вынуждена была ответить.

— Райан разговаривал с местным сержантом, и тот поначалу был очень любезен. Но Райан спросил, нет ли на острове вновь прибывших — людей, которые приехали в последние две-три недели. Но забыл упомянуть, что Оливия и дети вполне могли побывать там на Пасху или даже в октябре. Пришлось самой перезванивать и объяснять ситуацию. Сержант остался недоволен, когда узнал, что придется начинать все сначала и залезать так глубоко в архивы. Сначала предлагал проверить, не появилось ли в школах новых учеников, но дети Оливии на домашнем обучении, так что этот номер не пройдет. Боюсь, придется подождать.

Нет, они над нами издеваются, подумал Том и вдруг понял, что именно это его и раздражает — кто-то из супругов сознательно и преднамеренно сделал все, чтобы запутать дело. Если Оливия и впрямь хотела исчезнуть, забрать детей из школы — умный ход. Но так же мог поступить и Роберт, если планировал увезти их, спрятать или убить.

Внезапно ведущие в оперативный штаб двойные двери распахнулись настежь, но даже так массивный Джумбо только-только сумел протиснуться внутрь. Том никак не ожидал его увидеть: обычно, когда Джумбо собирался зайти, он предупреждал об этом по телефону или электронной почте. Том надеялся увидеть широкую заразительную улыбку приятеля — может, хоть это поднимет настроение, — но сегодня Джумбо не улыбался.

Том встал и пожал его огромную руку.

— Чем обязаны, Джумбо?

Вид у него был мрачный, губы поджаты, на лбу залегли глубокие морщины.

— Сам знаешь, Том, — обожаю, когда оказываюсь прав. Но иногда, особенно когда речь идет об убийстве, насчет которого еще остаются сомнения, очень хочется ошибаться.

— Присядь, Джумбо. Расскажи, что узнал.

Когда Джумбо грузно опустился на стул Тома, тот жалобно заскрипел. Бекки уже хотела предложить Тому собственное кресло, но он лишь отмахнулся и пристроился на краешке стола. Поза была подчеркнуто небрежной, однако даже она не могла скрыть истинные чувства. Наклонившись вперед, Джумбо сцепил руки на коленях и замер в нерешительности, переводя взгляд с Тома на Бекки — будто не мог решить, готовы они услышать новость или нет.

— Ладно, начну сначала. Как вы знаете, мы провели анализ ДНК. Выяснилось, что кровь мужская, но больше ничего узнать не удалось. На всякий случай взяли вещи мальчиков, чтобы посмотреть, не совпадет ли ДНК, — к счастью, результат отрицательный. Даже проверили версию, что жертва — Роберт Брукс. И снова результат отрицательный.

— Как и следовало ожидать, — вставил Том, но по лицу Джумбо было видно, что это еще не все.

— Помните, я упоминал, что на чердаке мои ребята нашли старую коробку, заклеенную скотчем? Внутри в основном оказались записи, сделанные от руки. Я, естественно, ничего не понял. Какие-то сложные расчеты, потом распечатки материалов из Интернета… Надо показать тому, кто во всем этом разбирается. Конечно, нет оснований считать, что бумаги из коробки имеют какое-то отношение к нашему расследованию, и все же… Я их вам передам. Но важнее всего то, что на коробке написано «Дэн», и на некоторых листах стоит имя — «Дануш Джахандер». На дне обнаружились личные вещи — видимо, тоже принадлежавшие ему. Притом сложены были неаккуратно, будто кто-то просто сгреб все в кучу. — Джумбо широко развел руки, показывая, как это происходило, и не глядя швырнул в воображаемую коробку.

Том и Бекки переглянулись. Оба заранее знали, что сейчас услышат.

— В коробке лежали кожаные перчатки большого размера, явно мужские, — продолжил Джумбо. — Достаточно потертые и поношенные, страна-производитель — Иран. Нам удалось извлечь кое-какие образцы ДНК, мы провели анализ и обнаружили совпадение с тем, что нашли в крови жертвы. Похоже, убитый — Дануш Джахандер.

Хотя именно это Том и ожидал услышать с тех пор, как речь зашла о коробке, он некоторое время задумчиво помолчал, думая об этом молодом человеке, сыгравшем такую важную роль в этом деле. Том никогда его не встречал, но испытывал смутное беспокойство за его судьбу, с тех пор как узнал, что Дануш снова хочет вернуться к Оливии и звонил по телефону Софи, договариваясь о встрече с Робертом. А теперь, когда окончательно подтвердилось, что кровь в кабинете Брукса принадлежит Дэну, расследование принимает совершенно другое направление.

— Спасибо, Джумбо, — тихо произнес Том. — Ты уверен, что жертва никак не могла выжить?

— Конечно, преступник очень тщательно уничтожал следы, поэтому не могу сказать, какова была толщина слоя крови. Однако брызги разлетелись достаточно широко. Кроме того, нет никаких сомнений, что это артериальная кровь. Поэтому можно судить с полной определенностью — в этой комнате произошло убийство.

Джумбо опустил взгляд на собственные руки, зажатые между колен, и затих, будто таким образом объявил минуту молчания по Данушу Джахандеру. Потом вздохнул, поднял глаза и продолжил:

— И вот еще что. Если помните, мы забрали обе машины, и в багажнике автомобиля Роберта обнаружились следы крови — той же, что и в доме.

Бекки нахмурилась:

— Если было столько крови, багажник должен был весь ей пропитаться.

Джумбо покачал головой:

— Необязательно. Брукс мог постелить внутрь пластик — скажем, водонепроницаемый, таким накрывают садовую мебель. Тут даже толстый мусорный пакет сгодился бы, если качество хорошее. И вообще, судя по брызгам, похоже, что вся кровь вытекла в кабинете. Это мы еще проверим, но я практически уверен, что была перерезана сонная артерия. И вот еще что — ваш констебль заметил, что с кровати исчезла простыня, правильно? Ну так вот — в багажнике мы нашли хлопковые волокна. Из такой же ткани сшито все постельное белье в спальне мистера и миссис Брукс.

— Черт, — пробормотал Том. Если тело увезли, оно может быть где угодно. Но был и еще один вопрос, который его тревожил.

— Мы знаем, что Брукс приезжал домой в среду… хотя вернее будет сказать — в четверг, ведь было далеко за полночь. Остается предположить, что именно в это время он и договорился встретиться с Данушем — несомненно, ожидая, что жена тоже будет дома. Возможно, замысел состоял в том, чтобы присутствовали все три заинтересованные стороны. А что, Оливия уже должна была вернуться с отдыха. А может, Джахандер в открытую сообщил о своих намерениях увести Оливию у мужа, но Брукс был готов на все, чтобы этого не допустить.

Глядя на Бекки, Том сразу понял — она не просто уловила его мысль, но и успела ее развить.

— Значит, Роберт приехал на встречу с Данушем и убил его, — произнесла она.

— Дануш Джахандер был убит в кабинете Брукса, — продолжил Том. — А потом Роберт вывез тело на своей машине. Есть и еще одно доказательство — недостающий нож, который, как я подозреваю, мы так и не найдем. Нам точно известно, что Роберт успел вернуться в Ньюкасл к первому утреннему докладу. Мужчина, выгуливавший собаку, видел, как Брукс отъезжал от дома в пять пятнадцать утра. Значит, чтобы не опоздать, Роберт должен был ехать напрямик, никуда не сворачивая по дороге.

— Сейчас принесу карту. Попробуем определить наиболее вероятный маршрут, — предложила Бекки.

Том покачал головой:

— Не надо, Бекки. Я и так знаю здешние дороги. Учитывая время выезда и прибытия, когда машина снова оказалась на парковке отеля в Ньюкасле, Роберт должен был выбрать самый быстрый путь. То есть через Пеннинские горы Брукс ехал или по М60, или по М62, а потом — по А1.

— Ни фига себе история, — пробормотал Джумбо. Том терпеливо ждал продолжения. — Очень удивишься, если скажу, что наш приятель Роберт сильно интересовался делом Майры Хиндли и Йена Брэйди?

Том встретился с Джумбо взглядом, и оба поняли друг друга без слов. Бекки озадаченно переводила взгляд с одного на другого.

— Ну же, Бекки, подумай сама. Где на трассе М62 есть место, где ранним утром уж точно никого не встретишь? Для цели Роберта оно подходило как нельзя лучше. Не говоря уже о том, что далеко от дороги уходить не пришлось? — попытался подсказать Джумбо.

Поскольку Бекки была намного моложе и вдобавок не отсюда родом, она никак не понимала, к чему клонят Том и Джумбо.

— Болото Сэддлуорт, Бекки, — наконец сжалился Том. — В шестидесятые Брэйди и Хиндли убили пятерых детей. Тела четырех из них были зарыты на болоте, а одну жертву так и не нашли.

— Ах да, точно. Извините, не связала, — смущенно покраснела Бекки. — Только… Разве у Роберта было время выкопать яму?

Том покачал головой.

— Сомневаюсь, — произнес он. — Или Джумбо приберегает главную новость — в доме обнаружена лопата со следами торфа?

Джумбо ответил красноречивым взглядом.

— Так я и думал.

Том встал и выпрямился, сунув руки в карманы брюк.

— Только учти, Джумбо, — даже ради расследования все болото выкачать не получится, — произнес он.

Глава 44

Сидя на пляже и глядя на играющих детей, чувствую, как внутри затеплился крошечный огонек счастья. В первый раз позволила себе быть счастливой с тех нор, как потеряла Дэна, а через два месяца — родителей.

Я просто не в состоянии была смириться с их гибелью. Помню, как кричала на приехавшего в дом полицейского инспектора. Они пытались объяснить, что произошло. Говорили, что смерть моих родителей была совершенно безболезненной. Но я чувствовала — что-то здесь не так. Этого просто не могло быть. Полицейские сказали, что в доме есть прибор для определения содержания оксида углерода в воздухе, но батарейки в нем отсутствуют. Должно быть, мой отец достал их, чтобы поменять, а потом просто забыл? Нет, это было невозможно. У папы не переводились запасы батареек всех существующих видов. И вообще, во всем, что касалось таких вещей, у него был настоящий пунктик. Я отвела инспектора в сторону и показала ящик, где они хранились. Папе даже не надо было покупать новые батарейки, так почему же он их не поменял?

Но полицейские меня не слышали. Когда опасные пары выветрились и было признано, что в доме находиться безопасно, какая-то добрая женщина-полицейский отнесла Жасмин в свободную спальню и уложила на новый развивающий коврик — подарок, который мама с папой купили ей в честь новоселья. И тут у меня зазвонил мобильный телефон. Разговаривать я просто не могла. Ни с кем. Не знала, как произнесу слова «родители погибли». Они просто застрянут у меня в горле. Инспектор взял у меня телефон и сам ответил на звонок. Не помню, что он говорил, по, когда вернул мне мобильный, произнес: «Роберт Брукс просил передать, что скоро приедет». Про Роберта я совсем забыла. Он ждал меня в квартире. Когда фургон, который папа взял напрокат, так и не приехал, Роберт посоветовал съездить к родителям самой и узнать, почему они задерживаются. Мы договорились, что я позвоню, когда буду ехать обратно.

Узнав, что о случившемся теперь знает кто-то еще, кроме полиции, я почувствовала облегчение. Казалось, с моих плеч сняли часть ноши. И я была рада, что приедет именно Роберт. Я знала его совсем недавно, однако с того дня, когда выставила квартиру на продажу, а он приехал ее смотреть, Роберт всегда был добр ко мне. Он казался мне сильным, всегда знающим, как поступить. Не могла дождаться его приезда и отчаянно жаждала поддержки.

Было такое чувство, будто Роберт добирался до дома родителей целую вечность, хотя сам потом говорил, что мчался точно гонщик. Между тем криминалисты обследовали все сверху донизу, но ничего подозрительного не нашли. Никаких признаков присутствия посторонних, и за исключением весьма сомнительного доказательства в виде вынутых батареек, ничто не указывало на то, что несчастный случай подстроен.

Приехал инженер, чтобы осмотреть бойлер. Проблему он выявил сразу. Объяснил, что вентиляционное отверстие необходимо для того, чтобы пропускать холодный свежий воздух, который вытесняет газы, поднимающиеся по дымоходу, или что-то вроде того. Тут я на какое-то время вышла из состояния зомби и принялась внимательно слушать. Я должна была понять, что произошло. Когда инженер показал старое полотенце, которым было заткнуто вентиляционное отверстие, я была просто вне себя.

— Что за бред? — кричала я снова и снова. — Папа не мог этого сделать!

Инженер просто указал на тройные стеклопакеты с теплоизоляцией, которые в доме родителей были установлены на каждом окне, а на всех дверях, даже межкомнатных, прикреплены уплотнители от сквозняков. Инженер предположил, что папа был зациклен на экономии и был готов пойти на что угодно, лишь бы сэкономить по счетам. Я вынуждена была признать, что инженер попал в точку. Папа действительно был одержим идеей не пропустить в дом ни единый сквозняк, а вентиляционное отверстие по сути своей противоречило этой цели. Но неужели папа действительно мог сделать такую глупость?

Все печально смотрели на меня. Роберт обнял меня за плечи. Помню, как с досадой сбросила его руку. В утешении я не нуждалась. Все, что мне было нужно, — чтобы кто-нибудь отнесся к моим подозрениям серьезно.

А потом выяснилось, что проблема была не только в заткнутом отверстии. Герметичность вытяжной трубы оказалась нарушена на стыке. Бойлер в доме у родителей был старый — тут возразить было нечего. Получалось, что через эту трубу происходила утечка токсичных газов. Выходило, будто мой папа сам во всем виноват.

Помню, как подогнулись колени, а потом меня окутал черный туман. Кто-то поймал меня и уложил на диван. Но я сопротивлялась забытью, потому что должна была убедить полицию — они ошибаются. Тогда я думала, что Роберта мне сам Бог послал, хотя его объятия и утешения были мне не нужны. С другой стороны, не его вина, что от полиции никакого толку. Роберт был единственным, благодаря кому я окончательно не потеряла голову. Даже посреди всего этого кошмара не забыл напомнить, что пора кормить Жасмин.

Когда у меня просто закончились аргументы и доводы, именно Роберт извинился от моего имени перед полицией. Я не хотела, чтобы он это делал, но рассудила, что криками делу не поможешь. Пришлось смириться, что доказательств у меня нет, к тому же я не представляла, кто мог злоумышлять против моих родителей, и не могла назвать возможного убийцу.

Я чувствовала — инспектору дело тоже кажется подозрительным. Слышала, как он разговаривал с криминалистами. Подошла к двери кладовки, в которой они совещались, и слышала, как инспектор просил их внимательно осмотреть все еще раз и убедиться, что в дом точно никто не проникал. С определенной натяжкой можно было предположить, что папа специально заблокировал вентиляционное отверстие, но про батарейки он никак забыть не мог. Оставалось предположить, что у него ни с того ни с сего резко изменился характер или началась ранняя болезнь Альцгеймера.

При одной мысли, что придется ночевать в доме родителей, меня охватила паника. Как я могу спать там, где они лежали всего несколько часов назад? Этого мне было не вынести. И вообще, я больше не желала ступать на порог дома, где произошло такое. Но квартиры у меня больше нет, а единственный близкий человек, лучшая подруга Софи, где-то на Среднем Востоке. Я съехала по стене на пол, обхватила руками колени и расплакалась навзрыд. Полицейский спросил Роберта, нет ли у меня других родственников, и тот сказал инспектору, чтобы не беспокоился: он отвезет меня обратно в мою — вернее, уже свою — квартиру и позаботится обо мне.

Полицейский не ожидал, что Роберт будет готов принять настолько деятельное участие в моей судьбе. Мне, пожалуй, тоже следовало насторожиться, но тогда я не в силах была соображать здраво. Единственное, чего мне хотелось, — лечь на кровать, свернуться в клубок и плакать, плакать, плакать, пытаясь сдержать боль. Если позволю ей вырваться из-под контроля, она меня совершенно уничтожит. Поэтому я позволила Роберту взять все дела на себя. Он уже не раз помогал нянчиться с Жасмин, и вообще был очень предупредителен. Как еще я могла поступить?

Сначала потеряла Дэна, потом, всего через два месяца — родителей. Неудивительно, что я впала в какое-то странное состояние между сном и явью. Я была благодарна Роберту. Настолько, что через полгода, когда он сделал мне предложение, ответила «да». Что еще мне оставалось? Так было проще всего.

Какой же я была идиоткой. Сама зашла прямиком в расставленную ловушку. А потом дверца мышеловки захлопнулась.

Глава 45

Наступил вечер, и Том собирался ехать домой. Ему нужно было как следует подумать в тишине и покое, и более умиротворяющее место, чем его дом, найти было ложно. Том прочувствовал эту располагающую атмосферу, еще когда приехал сюда в первый раз. Мама говорила, что дома со временем приобретают характеры семей, которые в них живут, и Том частенько посмеивался над ней по этому поводу. Но похоже, мама была права — должно быть, предыдущим хозяевам здесь жилось очень счастливо и спокойно. Как раз то, что надо.

Конечно, Тому нравилось иногда съездить на выходные в Чешир, особенно если компанию составляла дочка Люси, но ездить оттуда на работу было ужасно неудобно. Когда движение не слишком загруженное, пятьдесят миль — не такая уж большая проблема, но в часы пик окрестности Манчестера опоясывали гигантские пробки, а Тома в любое время могли срочно вызвать в штаб-квартиру.

Жилье Том подбирал довольно долго. Не хотел, чтобы его снова окружала холодная, безликая обстановка, как в Лондоне. И вообще, Люси подрастает, и в Манчестере девочке будет гораздо веселее, чем за городом, в чеширском коттедже — магазины, кинотеатры, кафе, в которых можно посидеть с подружками… Ночные клубы… Нет! Том вздрогнул, радуясь, что на эту тему можно не беспокоиться еще несколько лет.

Том планировал остаться в Манчестере, поэтому решил, что, коль скоро деньги не проблема, осядет именно здесь. Конечно, для него одного дом был великоват, однако Том влюбился в него с первого взгляда. Поначалу казалось, что это обычный одноквартирный дом из красного кирпича, имеющий смежную стену с соседним особняком — на юге Манчестера таких много. Но если приглядеться, повсюду сохранились характерные черты Эдвардианской эпохи. Том был покорен окончательно. Комнаты просторные, с высокими потолками, а в гостиной в эркере было два сводчатых окна, на которых сохранились оригинальные витражи. Холл был настолько велик, что Том смог с комфортом разместить там рабочий стол. Уюта добавлял маленький камин. Работать там было одно удовольствие. Два низких книжных шкафа, забитые романами всех эпох, стран и жанров, и паркетный пол, устланный разноцветными ковриками, дополняли интерьер и уже от самого входа создавали располагающую атмосферу.

Открыв дверь и шагнув за порог, Том физически ощутил, как постепенно расслабляется. Положив портфель и ключи на стол, снял пиджак и набросил на спинку кресла. Потом направился в сторону кухни. В ясный июньский вечер на улице было еще светло, поэтому Том прихватил бутылку холодного пива и вышел в сад.

Вообще-то садоводством Том никогда не интересовался, но не исключал, что когда-нибудь может заняться выращиванием фруктов и овощей — правда, с единственной целью. Для готовки. А пока все обязанности по уходу за растениями были возложены на садовника. Конечно, стыдно за собственную лень, но тут уж ничего не поделаешь. Иначе все свободное от работы время Тому пришлось бы проводить за газонокосилкой или с полольной вилкой в руке. Ну уж нет, лучше он побудет с Люси. И с Лео.

Любуясь красивым ухоженным садом, Том снова вспомнил о вторжении в чеширский коттедж, потом подумал о Джеке. Если бы не брат, Тому бы о собственном доме и мечтать не приходилось — ни о городском, ни о загородном. Хватало и на алименты бывшей жене. Иногда Том не представлял, как бы выкручивался без денег Джека, однако не задумываясь променял бы свое роскошное жилье на койку в ночлежке, только бы вернуть брата.

Но вот чего Том никак не мог понять, так это кому могли понадобиться бумаги Джека. Брат погиб больше четырех лет назад, и Том только сейчас забрал их у поверенного. Собирался изучить, когда после увольнения с прежней службы образовалось свободное время, однако перерыв закончился раньше, чем ожидал Том: ему вдруг предложили должность старшего инспектора в Манчестере, и с тех пор время на разбор бумаг выкроить так и не удалось. По словам поверенного, все дела Джека были в полном порядке, и бумаги по большей части носят личный характер, поэтому поводов для спешки нет.

И тут он кое-что вспомнил. Когда Джек погиб, о своих правах заявила его девушка — утверждала, что именно она является законной наследницей миллионного состояния. В завещании брата было ясно указано, что все деньги должны перейти Тому, однако Мелисса пыталась добиться через суд, чтобы документ признали недействительным, и проиграла. С Джеком они встречались не больше полугода, и оставалось только теряться в догадках, почему он выбрал эту девицу. Джек был типичным представителем племени гениальных чудаков и для работы больше всего нуждался в тишине и покое. Мелисса же напоминала Тому хищную представительницу семейства кошачьих. Грациозная, изящная, до поры до времени притворяется ласковой домашней кошечкой — мурлыкает и льнет к окружающим, требуя внимания. Но чуть что не по ней — сразу показываются клыки, и понимаешь, что перед тобой дикий зверь. Помнится, Том спрашивал Джека, что ему в голову взбрело. До встречи с ней Джек несколько лет жил с женщиной по имени Эмма, полной противоположностью Мелиссы. Казалось, от ее улыбки вокруг становилось светлее. Все были уверены, что отношения их прочны и нерушимы, но потом Джек будто с ума сошел.

После того как были оглашены условия завещания и попытки Мелиссы его оспорить не увенчались успехом, она заявила, что, коль скоро денег ей не полагается, она хочет получить хоть что-то, напоминающее о Джеке, и выразила желание забрать у поверенного бумаги. Поверенный ответил отказом, после чего Том выкинул эту историю из головы. Но теперь поневоле задумался.

Сам толком не понимая, что собирается делать, достал из кармана брюк мобильный телефон.

— Стив? Это Том Дуглас. Прости, что беспокою. Если тебе не трудно, помоги, пожалуйста.

Том попросил Стива зайти в коттедж, достать из тайника запасные ключи, забрать все бумаги и спрятать в безопасном месте. Том и сам не понимал, чего конкретно опасается, но чувствовал, что поступает правильно. Как только разберется с делом Бруксов, сразу примется за бумаги Джека. Давно пора.

Том попрощался со Стивом, пообещав в награду за труды поставить приятелю пинту, и волевым решением приказал себе сосредоточиться на работе. Весь день Тому не давала покоя какая-то смутная догадка. Что-то, имевшее отношение к смерти родителей Оливии Брукс.

Том сходил за портфелем и достал папку.

Глава 46

Когда маме порекомендовали задержаться в больнице еще на один день, Софи почувствовала облегчение. Дел у нее было невпроворот, а оставлять маму одну дома не хотелось. Наверное, теперь бедняжка будет бояться, что Роберт Брукс нагрянет снова.

Софи договорилась, чтобы рядом с маминой кроватью установили тревожную кнопку. А еще нужно было поменять обычный йельский замок на что-нибудь понадежнее, чтобы не волноваться всякий раз, когда уходишь из дома. По крайней мере, теперь, если Роберт Брукс надумает нанести им повторный визит, ему придется попотеть, чтобы проникнуть внутрь.

Но Софи сомневалась, что Брукс вернется. Его цель — Лив. Оставалось надеяться, что подруге удалось как следует замести следы. Если повезет, Роберт так и не сумеет найти ее. Лив просто не в состоянии снова отказаться от свободы, вернуться туда, где за ней постоянно и непрерывно следит мужчина, вынашивающий безумные замыслы и плетущий коварные интриги, лишь бы удержать ее. А еще Софи убедилась, что Роберт очень жесток, хотя, насколько ей было известно, жену и пальцем не трогал. Пока.

Но предаваться тревожным мыслям было некогда — Софи ждали дела. К примеру, следовало расплатиться с парой человек за услуги. Она уже рассчиталась за фальшивые документы на имя Линн Медоуз — сразу же, по факту доставки. Но с видео все было сложнее — файлы монтировали и загружали дистанционно.

Софи не представляла, кто мог заметить или узнать ее в этом районе, однако почему-то занервничала, хотя это было на нее совсем не похоже. Софи шагала по узкому переулку в недавно восстановленном Северном квартале Манчестера и время от времени украдкой оглядывалась через плечо. Но этого укромного места восстановительные работы не коснулись — видимо, о нем просто забыли. Тут оживлением и не веяло. Софи была не робкого десятка, но даже ей начало казаться, будто из черных окон на нее смотрят чьи-то бледные лица. Начало темнеть, и задерживаться в таком местечке допоздна не хотелось, особенно учитывая то, что Софи сейчас не в форме. Она сильно прихрамывала, и, если кому-то понадобится легкая цель, лучше объекта не найдешь. Софи дошла до темно-коричневой двери с облупившейся краской. На стене обнаружилась кнопка домофона. Фамилии рядом с ней указано не было. Софи позвонила и стала ждать.

Спустя показавшиеся бесконечными тридцать секунд дверь зажужжала, потом щелкнула — можно заходить. Спрашивать, кто там, не стали, но Софи была уверена, что за ней наблюдают Стюарт кого попало не впустил бы.

Софи потащилась вверх по бетонным ступенькам темной лестницы. Придется осилить два марша. Стоило ступить на больную ногу, и боль отдавала в голову. Проклятый Роберт Брукс. Чертов псих. Добравшись до нужного этажа, Софи остановилась перевести дыхание. Подъем оказался весьма болезненным. Со лба градом катился пот. Софи достала из сумки бумажный платок и, досадуя на собственную слабость, вытерла лицо.

Придя в себя, толкнула еще одну дверь и очутилась в полумраке студии Стюарта. Если на лестнице все же было скудное освещение, то здесь единственным источником света являлся монитор, который частично заслоняла голова Стюарта. При появлении Софи хозяин даже не обернулся.

— Деньги принесла? — спросил он, не отрываясь от работы.

— Стала бы я сюда просто так тащиться, — таким же пренебрежительным тоном отозвалась Софи.

Подойдя поближе, она смогла разглядеть лицо Стюарта, подсвеченное мигающим экраном. Огромные выпуклые глаза, казалось, вот-вот выскачут, однако у Стюарта это была единственная крупная часть тела. Тощий, как жердь, голова в форме треугольника: наверху широко — видно, чтобы поместились глаза, — а снизу узкий рот и острый подбородок. Сальные волосы спадали на выдающийся лоб и были заправлены за уши, будто у женщины. Одной рукой Стюарт крутил контроллер, другой ковырял воспаленного вида прыщ на подбородке.

Стюарт был лучшим в своем деле, и Софи могла не опасаться, что он кому-то расскажет о полученном задании. В противном случае Стюарт рисковал оказаться в одной из тюрем ее величества. У Софи на Стюарта было больше компромата, чем у него на нее. Конечно, Софи могла заставить Стюарта выполнить работу бесплатно, однако была опасность, что тогда результат окажется с подвохом. И вообще, справедливее будет заплатить.

Софи прислонилась к стене, перенося вес с больной ноги, и принялась созерцать мастера за работой. Каким бы невзрачным Стюарт ни казался с виду, в своем деле он был просто волшебником. Монтировал удивительно четко и быстро.

— Отлично справился, Стю. Не подкопаешься.

— Естественно, — ответил тот, не сводя глаз с экрана.

— Как думаешь, скоро полиция заметит подвох?

— Смотря кому дело поручили. У одних глаз алмаз, другие — полные тупицы, дальше своего носа не видят.

— Ладно, посмотрим, кто нам достался, — ответила Софи.

В любом случае дело должно было выгореть.

— Кстати, а она ничего, соображает, — произнес Стюарт.

— В смысле?

— Каждую деталь предусмотрела. Возьмем хотя бы вазу с нарциссами. Вроде не в центре кадра, в глаза не бросается, но даже такая мелочь продумана. Наблюдательный человек сразу заметит. Один день цветы стоят где стояли, на следующий исчезают, а на третий появляются, причем в точности на том же месте. И комплекты одежды… В общем, с непрерывностью действия никаких проблем. Тут и опытный человек мог бы ляпов наделать, не говоря уже о новичке.

— Наверное, купила самоучитель «Непрерывность действия для чайников», — пошутила Софи, отойдя от стены.

Стюарт повернулся к ней.

— А что, есть и такой? — удивленно спросил он.

— Без понятия. Название на ходу сочинила, а ты уши и развесил, — фыркнула Софи. — Короче, держи свои деньги, гений. Все на месте плюс небольшая премия за виртуозность.

Софи положила конверт на стол, отодвинув в сторону картонную коробку, в которой лежала как минимум вчерашняя пицца. К полупустым кофейным чашкам Софи постаралась не притрагиваться. Один раз принялась переставлять, а Стюарт наорал на нее. Если бы пролила хоть каплю на драгоценное оборудование, на месте бы прикончил.

— А Маку заплатила? — не поворачивая головы, уточнил Стюарт. — Когда направляю клиентов к знакомым, хочу, чтобы рассчитывались по-честному.

— Ясное дело, заплатила.

Софи посмотрела на странное, будто у фантастического существа, лицо Стюарта — особенно сходство подчеркивали световые узоры от монитора.

— Его что, правда зовут Мак? — спросила Софи. — Или это прозвище? Ну, потому что он «Макинтоши» взламывает?

— Не спрашивал. Да и какая разница? Парень — гений. Подчистил историю звонков этого типа в FaceTime и ни единого следа не оставил. Талант, — рассеянно пробормотал Стюарт. — Дверь за собой закрой, и поплотнее.

Больше Стюарт на Софи не взглянул. Истолковав это как знак прощания, она приготовилась к мучительному спуску по идиотской лестнице.

Глава 47

ВТОРНИК

Во вторник утром Бекки казалось, будто ей, подобно атланту, взвалили на плечи непомерный груз. Полиция Олдерни сообщала, что поиски продолжаются, но пока безрезультатно. Сержант утверждал, что справки наводили и в агентствах недвижимости, и в отелях, и в пансионах. Те предоставили список клиенток, однако не похоже, чтобы одной из них была Оливия Брукс — если она, конечно, до сих пор на острове. А ведь существует возможность, что она там вообще не появлялась. Но, даже если и приезжала, после разговора с Робертом на прошлой неделе могла отбыть в любом направлении. А это значило, что Оливия может оказаться где угодно — увы, даже под настилом террасы.

Хотя не было никаких сомнений, что тело Дануша Джахандера вывезено на машине Роберта, Джумбо вместе со своей командой обследовал сад при помощи наземной радиолокационной станции. Основание простое — если Роберт оказался способен на одно убийство, то мог совершить и другое.

Том уже говорил Бекки, что уверен — в саду ничего нет. Но теперь они расследовали дело об убийстве, а значит, надо проверить все версии. Том был уверен, что если Роберт действительно убил Оливию и детей, то не стал бы закапывать их прямо возле дома. Но, пока они не убедятся, что семья в безопасности, ничего исключать нельзя.

Бекки взглянула на Тома. Сегодня утром он тоже был молчалив. Сидел, задумчиво уставившись в папку, но соображениями делиться не спешил.

Кроме того, пришли выписки по кредитным картам Роберта за прошлую неделю. Том предположил, что в ночь со среды на четверг Брукс мог остановиться на заправке по пути из Ньюкасла в Манчестер, однако выяснилось, что в этот день Роберт картой вообще не пользовался. Для него такое поведение было нетипичным и могло свидетельствовать о желании замести следы и скрыть поездку. Одно полиция знала наверняка — в четверг Роберт делал покупки в магазине «Джон Льюис» в Ньюкасле, и сотрудники сообщили, какие именно. Брукс приобрел нож — очевидно, тот самый, который криминалисты обнаружили на кухне. Даже удалось побеседовать с продавщицей, обслужившей Роберта. Бекки говорила с ней по телефону.

— Ему нужен был просто нож? — спрашивала Бекки. — Или какой-то конкретный?

Голос у продавщицы был такой, будто она только что бежала и немного запыхалась. Но Бекки знала — это обычное волнение человека, которому задает вопросы полиция.

— Да, он точно знал, что ему надо, — ответила продавщица. — Даже код товара назвал. Я на этого мужчину сразу внимание обратила — все на часы поглядывал, будто опаздывает. Сказал, что торопится — скоро обеденный перерыв заканчивается, а потом ему выступать. Уж не знаю где. Хотела предложить на выбор два-три ножа, но он даже смотреть не стал. Нас так учат, чтобы покупатель не подумал, будто мы ему товары собственного бренда навязываем.

— А ножи Сабатье его не интересовали? — спросила Бекки, вспомнив, что изготовителем всех остальных ножей в доме является именно эта фирма.

— Нет. Они вообще-то мало чем отличаются, но покупатель сказал — если принесет не то, что жена заказывала, она его этим же ножом и прирежет. А потом посмеялся — это он шутил.

— Мужчина назвал код товара наизусть или он у него был записан?

— Да, с листа прочитал.

Бекки задумалась.

— А вы не видели, код был написан от руки или напечатан? — уточнила она.

— Написан, синей ручкой, — ответила продавщица. — Он дал мне подержать этот лист, пока осматривал нож. Там был список покупок, но других товаров для кухни не заметила. Это, конечно, нехорошо, но я проглядела список. Понимаете, просто хотела проверить, нет ли там еще чего-то из нашего отдела.

— И… — поторопила Бекки.

— Я уже всего не помню, но, кажется, ему нужно было что-то из постельного белья.

— Значит, список для него составила жена? — уточнила Бекки.

— Нет, по-моему, он сам писал. Да-да, еще проверял, не перепутал ли цифры, но одну разобрать не смог. Сказал, что писал на коленях, вот и получилось кое-как. У меня сложилось впечатление, будто ему кто-то диктовал.

Пока Бекки не знала, какие из всего этого делать выводы, однако поблагодарила продавщицу за помощь и сделала пару заметок. Том, кажется, только и ждал, когда она закончит разговор.

— Бекки, — окликнул он. Обычно Том в любых обстоятельствах сохранял олимпийское спокойствие, но сейчас лоб его был обеспокоенно нахмурен. — Можно кое-что с тобой обсудить?

— Конечно. Мне срочно необходимо встряхнуться, а то чувство такое, будто в болоте увязла. Будь другом, помоги взбодриться.

— Вообще-то тема далеко не бодрящая. Ломаю тут голову над одним вопросом и очень хочу услышать твое мнение. Дело касается родителей Оливии Брукс, мистера и миссис Хант. Они умерли почти девять лет назад. Помню, что-то меня в этой истории настораживало, но никак не мог понять, что именно. А теперь, кажется, сообразил. Вот только сомневаюсь — вдруг у меня просто воображение разыгралось?

Бекки откинулась на спинку кресла и взяла чашку холодного чая, который собиралась выпить еще час назад. Отпила глоток и поморщилась. Ну что ж, лучше, чем ничего.

— Продолжай, внимательно слушаю.

— В тот день нас вызвали в дом Хантов примерно в два часа дня. Я уже рассказывал, отчего они умерли и при каких обстоятельствах их обнаружила Оливия. Но почему-то с трудом верилось, что это был несчастный случай. Никаких доказательств преступления не нашли, а я тогда был не настолько опытен, чтобы доверять чутью. Да и вообще, работать было не с чем. Во всяком случае, так я думал… пока вчера вечером не перечитал кое-какие материалы.

Том захлопнул папку и положил обратно на стол.

— Несколько раз все изучил, но кое-какие подробности и так помню. Когда разговаривал с Оливией — вернее, пытался разговаривать, бедняжка была в истерике, — у нее зазвонил мобильный телефон. Роберт Брукс хотел узнать, куда она пропала. Оливия говорить не могла, поэтому я взял телефон у рее и объяснил, что произошло. Брукс ответил, что сейчас приедет.

— Надо же, какое неравнодушие! А ведь всего лишь квартиру купил, — произнесла Бекки, помимо воли впечатленная готовностью Роберта прийти на помощь в трудный час. — Другие бы просто сказали: «Ладно, когда будет готова съехать, пусть даст знать».

— Так вот, Роберт приехал примерно через полчаса. Я с ним разговаривал. Создавалось впечатление, будто он сильно беспокоится за Оливию. Хотя в доме было жарко, она вся дрожала. Роберт снял пиджак и набросил ей на плечи. Когда женщина-полицейский, присматривавшая за Жасмин, принесла девочку в комнату и протянула Оливии, та даже не взглянула на ребенка, и тогда младенца взял Роберт. Мы тогда тоже диву давались. Короче говоря, я спросил Роберта, бывал ли он раньше в этом доме, — чтобы не возникало лишних недоразумений в случае, если найдем его отпечатки. Роберт ответил — нет, ни разу.

— И что? — поторопила Бекки. Она внимательно вглядывалась в лицо Тома, однако никак не могла понять, к чему он клонит.

— Повторяю — по телефону Оливии с Робертом разговаривал я. Отлично помню — я просто сообщил, что случилось с ее родителями. И больше ничего не говорил.

Бекки ждала. Том продолжал сверлить ее взглядом. Явно ждал, когда Бекки посетит догадка, однако она все еще пребывала в недоумении. Бекки молча ждала пояснений.

— Бекки, если Роберт и вправду не бывал в доме мистера и миссис Хант, откуда он знал, где они живут?


Том не понимал, как мог упустить такое важное обстоятельство. Впрочем, тогда он больше следил за состоянием Оливии — девушка то кричала, что несчастный случай подстроен, то опускалась на пол и начинала рыдать. Впрочем, ничего удивительного. Оливия была просто не в состоянии осмыслить произошедшее, и ее реакция была вполне естественна. Но теперь корить себя нет смысла. Даже если Том задал бы Роберту этот вопрос, у Брукса наверняка нашелся бы ответ. Скорее всего, заявил бы, что у Оливии где-то записан адрес родителей, а он его просто прочитал. Или соврал бы, что она мимоходом упоминала, где они живут. Вне всяких сомнений, Роберт явился с готовой отговоркой — причем очень правдоподобной и убедительной.

Но какой у Брукса мотив? И как он пробрался в дом? Полотенце, которым было заткнуто вентиляционное отверстие, принадлежало Хантам. Кроме того, если батарейки убрал злоумышленник, он сделал это после того, как Ханты легли спать. С самого начала полицию интересовала только Оливия. Сначала пропал ее гражданский муж, потом умерли родители. Однако, если преступница она, придется допустить, что Оливия обладает незаурядными актерскими способностями — так убедительно изобразить горе и потрясение! Роберта же просто проигнорировали. Да и кто он такой? Просто человек, купивший квартиру Оливии. Спрашивается, зачем обращать на него внимание? Они и не обратили, а зря. Похоже, надо было.

Глава 48

Наконец-то, подумал Роберт, сходя на берег в бухте острова Олдерни. Путешествие было отвратительное. Ночевать на Гернси Роберт не планировал, но, когда добрался, отплывать было уже поздно, поэтому другого выхода не оставалось. Роберт сто раз пожалел, что побоялся лететь на самолете, но нельзя исключать, что его уже разыскивает полиция. А по воде на Олдерни можно прибыть практически незамеченным. Теперь дело за малым — разыскать Оливию. При этой мысли Роберт улыбнулся.

Он был не уверен, стоит ли останавливаться в отеле или пансионе. Все зависит от того, сколько времени займут поиски. Роберт постарался во всех деталях вспомнить берег, который Оливия показывала из окна, но, когда они подплывали к Олдерни, успел разглядеть множество красивых и совершенно одинаковых пляжей. Это мог быть любой из них.

На борту крошечного парома плыли всего десять пассажиров. Роберт спросил у попутчиков совета, куда податься туристу, и ему посоветовали отправиться в город. Справа Роберт заметил достаточно презентабельного вида отель, однако наличных у него на такое дорогое удовольствие не хватит, а картой пользоваться нельзя. Наверняка где-то сдаются дешевые комнаты. Можно поспрашивать у местных, а заодно задать пару вопросов об Оливии. Конечно, лучше бы нанести ей визит сразу же, но надо бы продумать порядок действий заранее. В том, что найдет Оливию, Роберт даже не сомневался.

По дороге на юг он пытался понять, почему Оливия выбрала именно этот остров, но только добравшись до цели, понял, в чем, с ее точки зрения, главное преимущество Олдерни. Добраться сюда непросто. К тому же дорога занимает много времени. Да и уехать не легче. Оливия надеялась, что Роберт не сумеет ее найти, но на всякий случай выбрала остров, на котором ему трудно будет привести свой план в исполнение. Отсюда так просто не сбежишь. Но ничего. Он что-нибудь придумает. Подходящее место можно найти и здесь.

Еще давно Роберт решил, что, если когда-нибудь придется осуществить давнюю угрозу, торопиться он не будет и постарается максимально растянуть действие — пусть Оливия испытает ту же боль, что и он. А потом придет время для кульминации, после которой Оливия всю жизнь будет казнить себя, осознавая, что в ее силах было этого не допустить. Роберт хотел от Оливии совсем немногого — чтобы она любила его. Вот и все. Он отдавал себе отчет, что не сможет без нее жить, и, раз Оливия больше не хочет быть с ним, отныне она будет горько раскаиваться в том, что бросила человека, который любил ее.

Конечно, здесь замысел осуществить сложнее, но Роберт его просто переработает. Единственное, что нужно сделать, — наметить маршрут и выбрать место для финала. Роберт зажмурился, и картина встала перед глазами как живая. Пожалуй, будет даже лучше, если он кое-что поменяет в первоначальном плане. Пусть Оливия поневоле станет свидетельницей разворачивающихся событий. Роберт рассмеялся. Теперь он был доволен, что прибыл морем и успел как следует осмотреть берега. Подходящих мест оказалось более чем достаточно. Оливия навсегда запомнит то, что здесь произойдет. Но для начала надо ее разыскать.

Проходя мимо отеля, Роберт заметил как раз то, что искал, — паб. Пора познакомиться с местными. Толкнув дверь, он шагнул внутрь. Роберту не терпелось перейти от планов к действию.

Глава 49

Я далеко не сразу осознала всю глубину одержимости Роберта. Сначала он просто казался самым чутким, заботливым и предупредительным мужчиной, и, хотя не пробуждал во мне никаких чувств, я сумела убедить себя, что в отношениях важнее всего надежность и стабильность. А Роберт в избытке предлагал и то и другое. Он сделал для меня очень многое, оказывал всяческие знаки внимания. После того как я потеряла и Дэна, и родителей, была совершенно раздавлена. Роберт взял в жены пустую оболочку и все же пытался хотя бы отчасти обеспечить меня тем, чего я лишилась. Но было то, чего Роберт мне дать не мог, — страсть. Я пыталась убедить себя, что это нормально. Возможно, если бы мы с Дэном до сих пор были вместе, погрузились бы в точно такую же рутину — секс два раза в месяц, а во все остальные ночи — только короткий поцелуй в щечку перед сном. Впрочем, дело было не в отсутствии энтузиазма со стороны Роберта. Наоборот, он старался как можно чаще до меня дотрагиваться. Когда возвращался домой с работы, сразу заключал в объятия. Заставляла себя обнимать его в ответ, но потом находила предлог отстраниться — то детям что-то нужно, то ужин подгорает. Он ведь мой муж. Разве это нормально — шарахаться от мужа?

По ночам, когда отворачивалась от Роберта, он каждый раз принимался гладить меня по спине. Я эту привычку терпеть не могла. Конечно же Роберт чувствовал, как напрягается все мое тело. Я молча умоляла его прекратить. Потом раздавался тихий вздох, и Роберт убирал руку. Но после того как Роберт увез детей, а потом молча стоял в дверях спальни Жасмин и слушал, как я желаю ей спокойной ночи, все изменилось — в последние два года он больше не вздыхал. Вместо этого тихонько шептал, обдавая дыханием шею: «Сладких снов, милая». Три ласковых слова — казалось бы, безобидных. Но на самом деле это было напоминание, угроза.

А еще Роберт все время наблюдал за мной. Если мы были в одной комнате, стоило поднять глаза — и сразу натыкалась на его взгляд. Иногда занималась хозяйством на кухне, готовила или гладила, а Роберт следил за мной из сада. Взгляд его пронзал, словно холодный клинок. Если неожиданно оборачивалась, непременно замечала в окне лицо Роберта. Тогда он улыбался, махал мне рукой и отворачивался. Будто такое поведение в порядке вещей. Я же едва выносила эту постоянную слежку. Чувствовала себя связанной по рукам и ногам, будто в коконе или в смирительной рубашке. И липкий, холодный пот — я же знаю, что, если попытаюсь высвободиться, паутина опутает еще сильнее.

Не знаю, когда поняла, что больше так жить не могу. Кажется, началось все с разговоров других матерей, когда мы все вместе ждали окончания уроков, чтобы забрать детей. Эти женщины смеялись и шутили, всячески критикуя своих мужей. Называли лентяями и бездельниками, сетовали на чрезмерную любовь к футболу, ругали за неаккуратность и нечистоплотность. Но при этом в их взглядах читалась нежность. Мне же сказать было нечего. В голову приходило только одно — «муж за мной следит», но я отлично понимала, как это воспринимается со стороны.

Я решила поговорить с Робертом, убедить, что такая холодная, бесчувственная женщина ему не нужна и он заслуживает кого-то получше. Пусть рядом с Робертом будет та, которая сможет любить его и заботиться о нем так же, как он любил и заботился обо мне. И тогда Роберт спросил меня о детях. Если я в принципе не способна на чувства, значит, я и к ним равнодушна? Вопрос, конечно, был глупый. Дети — моя жизнь, и я обожаю их всем сердцем. Неужели он сам не понимает? Тогда Роберт заключил — выходит, я все-таки не бесчувственная. Получается, дело в том, что я не могу любить его? В этом причина? Роберт и сам знал ответ на свой вопрос. Но как я могла признаться, что хочу уйти от него? Нет, я была просто не в состоянии. В конце концов мы обратили разговор в шутку, списав мое настроение на «гормоны». Универсальное объяснение на любой случай — единственное, которое мужчины принимают без вопросов.

Несколько дней мы на эту тему не заговаривали, но потом Роберт неожиданно начал строить планы на нашу следующую поездку. Сказал, что хочет еще раз сходить к маяку на острове Южный Стэк, и поинтересовался, помню ли я, как мы были там в прошлый раз? Я не понимала, на что он намекает, и вдруг вспомнила, как стою на краю скалы, а Роберт рассказывает, что какой-то мужчина покончил с собой, спрыгнув с нее. Роберт еще назвал это место «самым подходящим, чтобы умереть». По коже пробежал холодок, будто в комнату ворвался порыв холодного ветра. Еще несколько недель мы с грехом пополам уживались, но потом Роберт выступил с коронным номером и увез детей. Словами не описать, что мне пришлось пережить, когда я думала, что потеряла их, и все же я почему-то чувствовала себя так, будто сама во всем виновата. Как и следовало ожидать, Роберт сказал полиции, что я знала о его планах, просто совсем о них забыла. Оказалось, это только начало — на этом Роберт не остановился и при каждом удобном случае продолжал ставить под сомнение мою адекватность. Случаи, когда я якобы забыла забрать детей из школы, разговоры с другими матерями, расписание, по которому Роберт отслеживал каждый мой шаг… Причем все это Роберт без малейшего стеснения рассказывал моему врачу, учителям, врачу детей, социальным работникам… Я начала понимать, что, если подам на развод, есть очень большая вероятность, что Роберт получит опеку над детьми, сославшись на мою предполагаемую ненадежность и неуравновешенность. Муж собирал доказательства, и делал это очень хитро. Нарочно загонял меня в угол. Давал понять, что, если уйду от него, детей мне в любом случае не видать. Я угодила в ловушку и чувствовала себя совершенно беспомощной. Все мое наследство вложили в новый дом, а больше своих денег у меня не было. Побег невозможен. Я была совершенно парализована страхом, а потом от бессилия погрузилась в полную апатию. Если раньше меня беспокоило, что Роберт за мной наблюдает, то теперь ощутила себя амебой под микроскопом. Самое странное, что я не всегда видела, как это происходит. Но чувствовала постоянно.

Глава 50

Когда Том вошел в оперативный штаб с двумя чашками кофе, у него в кармане зазвонил мобильный телефон. Бекки сидела, склонившись над столом, темные волосы свисали вниз и закрывали лицо. Но по напряженной позе Том сразу понял — что-то случилось. Бекки кому-то звонила. Том проделал трюки, достойные жонглера, пытаясь одновременно и удержать чашки, и достать из кармана мобильный. Только взглянув на дисплей, понял, что Бекки звонит не кому-то, а ему.

— Бекки, я здесь, — сказал Том, решив не отвечать на звонок.

Бекки вскинула голову. Во взгляде ее читалась тревога.

— Что случилось? — спросил Том, взяв стул и садясь напротив Бекки по другую сторону стола. Потом пододвинул к ней одну из чашек. — Можно подумать, ты привидение увидела.

— Только что звонил владелец паромной компании на Гернси. Они осуществляют пассажирские перевозки, курсируют между Нормандскими островами, ходят и на Олдерни. Этот человек увидел в новостях сюжет, в котором рассказывали о пропаже Оливии и детей, а заодно и об исчезновении мужа.

У Тома сразу возникли дурные предчувствия. Будто прочитав его мысли, Бекки кивнула:

— Сегодня утром Роберт Брукс высадился на Олдерни.

Том тут же вскочил. Черт возьми, все-таки этот тип нашел ее, подумал он. Поспешно проглотив глоток кофе, дал Бекки знак поторапливаться, схватил со стола ключи и мобильный телефон и, развернувшись на каблуках, устремился к двери.

— Собирай вещи, Бекки. Не забудь удостоверение с фотографией. Что делать, решим по дороге.

Том знал, что Бекки не станет тратить время на ненужные вопросы. И точно — она мигом схватила стоявший под столом портфель, открыла и запихнула внутрь пару папок и телефон. Потом, не оглядываясь на констебля, распорядилась:

— Ник, договорись, чтобы нам забронировали места на самолет из Манчестера до Олдерни. Как можно быстрее. Потом позвонишь мне, доложишь о результатах.

В котором часу рейс, они не знали, поэтому на всякий случай пустились бегом. Будет очень обидно, если опоздают всего на несколько минут. Оба не сговариваясь кинулись к машине Тома — ее выбрали только потому, что стояла ближе на парковке. На бегу Том спросил, нет ли новостей от полиции Олдерни.

— И да, и нет. Оливию найти так и не удалось, но если Роберт на острове, значит, она тоже там. Если Оливия где-то остановилась, то в любом случае не в отеле и не в пансионе. Ни описания внешности, ни имена местным ничего не говорят, но Оливия женщина умная — наверняка не забыла о маскировке.

Том был с ней согласен. На месте Оливии он непременно приехал бы на остров заранее, скажем в апреле, и постарался как можно лучше запомниться обитателям Олдерни. А после окончательного побега разумнее всего, наоборот, особо не попадаться на глаза. Ничем не выделяться, изменить детям внешность. Конечно, наличие фотографий поставило бы на затее крест, и Оливия отдавала себе в этом отчет. Иначе зачем она уничтожила их все перед побегом? Полиция Олдерни приложит все усилия, но они не знают и не понимают Роберта Брукса так, как Том. Теперь он не сомневался: Оливии грозит опасность.

Том нажал на пульт, открывая машину, и они с Бекки запрыгнули внутрь и пристегнулись, а потом рванули прочь с парковки.

— Бекки, набери Софи Дункан. Скажи — если она действительно желает Оливии добра, пришло время это доказать. Мы должны найти ее подругу. Над Оливией Брукс нависла серьезная угроза. Даже если Софи и впрямь не знает, где она прячется, наверняка в случае чего может с ней связаться. Попроси Софи предупредить Оливию. Это уже не шутки. Дай понять, что мы тут не в игрушки играем.

Бекки провела пальцем по списку телефонов, вложенному в папку, и набрала номер. Том, разумеется, слышал только половину беседы. Бекки объяснила, что Оливия, скорее всего, скрывается на острове Олдерни, и полиции необходимо выяснить, где именно.

— Ну же, Софи. Это очень важно. Если вам известно, где Оливия, скажите сразу. Мы хотим помочь ей. Уж вы-то не понаслышке знаете, какой опасный человек Роберт Брукс.

В машине стало тихо — Бекки слушала ответ. Тому даже оглядываться не пришлось — он и без того чувствовал, как напряглась Бекки.

— Что?! — вдруг закричала она в трубку. — Вы уверены?

Через некоторое время Бекки отсоединилась.

— Черт, — забормотала она. — Черт, черт, черт.

Том посмотрел на ее бледное лицо, на глаза с расширенными зрачками.

— Что случилось?

— Софи говорит… Она не знает, где Оливия, но сейчас же ей позвонит. И нам ее номер тоже скинет.

Том ждал продолжения.

— Софи сказала, что Роберт не собирается причинять вред Оливии. Его цель — не она, а дети.

Глава 51

Бекки уже давно заметила, что злосчастный роман с Питером Хантером сказался на ее физической форме самым неблагоприятным образом. Бекки перестала ходить в спортзал — старалась лишний раз не уходить из дома на случай, если Питер вдруг позвонит. Даже вспомнить стыдно. А теперь, когда они с Томом прибыли в аэропорт Манчестера и неслись по терминалу номер один, она ощутила плачевные результаты на себе. Только бы самолет вылетал именно из этого терминала, а не из какого-то другого…

Стараясь не отставать от Тома, Бекки лавировала между покупателями в дьюти-фри, едва не сбив с ног женщину с флаконом духов «Шанель» в руках. Если они опоздают на этот рейс, следующий вылетит только через несколько часов, а ведь еще надо добраться с Гернси до Олдерни. Однако проблемы придется решать по мере их поступления.

После разговора с Софи у Бекки толком не было времени обдумать услышанное. Раз за разом она пыталась дозвониться до Оливии, однако неизменно попадала на голосовую почту. Вдруг Роберт уже нашел ее?

Бекки еще раз побеседовала с полицией Олдерни. Те заверили, что делают все, что в их силах, и тоже стараются связаться с Оливией по номеру, который сообщила Бекки. До этого поиски были тщетны, и полицейским до сих пор не удалось точно установить, на острове Оливия или нет. Однако сержант сообщил, что у них есть план и, когда Бекки с Томом прибудут на место назначения, он все им объяснит.

И вот они у цели. Судя по табло, посадка скоро завершится. Бекки вынуждена была согнуться пополам, чтобы перевести дыхание. С удивлением она заметила, что перед ними змеится очередь из целых двадцати человек. Можно было просто дойти спокойно, и сейчас Бекки прекрасно бы себя чувствовала. Даже Том пыхтел и тяжело дышал. Наблюдая за страданиями Бекки, он улыбнулся.

— Мы это сделали, — выдохнул Том, опершись рукой о спинку пластикового сиденья, будто не в состоянии был удержаться на ногах. К тому времени, как они зашли в самолет, оба успели более или менее прийти в себя. Они, конечно, были рады, что благополучно успели, однако ликование длилось недолго — восторги омрачали мысли о том, что им вскоре предстояло.

Весь полет Том с Бекки обсуждали то, что им известно о доме Оливии на Олдерни, — от разговоров с Робертом и описаний вида из окна до того, что смогла вспомнить Софи из телефонных разговоров с подругой. Конечно, фактов было негусто, однако Софи упоминала, что рядом с домом есть дюна, на которой стоит скамейка. Пожалуй, это поможет.

Полет занимал полтора часа, и все это время им оставалось только обсуждать ситуацию. Хотя, по мнению Бекки, они просто ходили по кругу, повторяя одно и то же и каждый раз приходя к одинаковым выводам. Через полчаса Бекки едва могла усидеть на месте, сгорая от желания выяснить, удастся ли им попасть на рейс до Олдерни. Когда нужно срочно связаться с землей, лететь в самолете — просто пытка. Наконец стюардесса, которой Бекки задала интересующий вопрос, вернулась и склонилась над ее креслом.

— Ближайший самолет до Олдерни вылетает через пятнадцать минут после того, как мы приземлимся. Вас сразу доставят на борт.

Стюардесса не обманула — когда они совершили посадку на Гернси, Тома и Бекки вывели первыми, а потом усадили в мини-кар и доставили прямо к трапу. При других обстоятельствах Бекки наслаждалась бы полетом. Нечасто случается лететь так низко над морем, а видневшийся вдалеке Олдерни с его белыми пляжами и бирюзовыми бухтами был похож на райский остров. Однако, чем ближе они подлетали, тем сильнее тревожилась Бекки.

— Скорее, скорее, — бормотала она, пока маленький самолетик издевательски медленно заходил на посадку. И снова они с Томом сошли первыми и кинулись в крошечный терминал, где их встречали местные полицейские.

— Ну как, нашли? — спросил Том, едва пожав сержанту руку.

— Простите, сэр. Пока нет. Может, у вас есть какие-то догадки, где может быть Оливия Брукс?

— Этот вопрос мы со всех сторон обсудили в самолете, — ответила Бекки. — Единственное, что нам известно наверняка, — она живет рядом с морем.

Сержант ответил выразительным взглядом, словно прося не издеваться. Но только когда они сели в машину и отъехали от аэропорта, Бекки поняла, почему он так отреагировал. Куда бы они ни сворачивали, море было повсюду. Сержант, видимо, пожалел ее и прибавил:

— По крайней мере, город можно исключить.

Но, судя по его тону, вряд ли это обстоятельство хоть в какой-то степени облегчит поиски. Том занял переднее пассажирское сиденье, Бекки же подалась вперед, чтобы не упустить ни единого слова.

— Ну и что вы предлагаете, сержант? — спросил Том.

— Придется воспользоваться сарафанным радио, — произнес тот. — Моя жена и жена нашего констебля уже два часа с телефона не слезают. Обзванивают всех знакомых, спрашивают, не видел ли кто чего, не может ли помочь. Поверьте на слово, ничего лучше все равно не придумаем. А пока будем объезжать побережье. Похоже, машину напрокат ваш Роберт Брукс не брал — для этого ему пришлось бы воспользоваться кредитной картой. Велосипед, конечно, мог взять… Впрочем, угон тоже исключать нельзя. У нас тут машины не запирают, и ключи с собой брать никому в голову не приходит. Если Брукс и правда автомобиль угнал, это будет зацепка. Правда, ездят у нас тут мало, все близко, хозяин может только дня через два хватиться. Раз этот Брукс так хитер, наверное, выберет машину, которой редко пользуются.

Отлично, подумала Бекки. А то она уже начала беспокоиться — что-то им слишком везет…

Глава 52

Еще один чудесный день. С утра светит солнце, но в этой части пляжа, кроме нас, никого нет. Сначала целый час изучали обнаруженный между камней маленький водоем с прозрачной водой, который сливается с остальной частью моря только во время прилива, потом помогали Билли возводить «самый лучший в мире» песочный замок. Улучив минутку, решаю передохнуть и ложусь на мягкий песок. Любуюсь голубым небом над головой, а дети между тем бурно обсуждают, из чего сделать подъемный мост. Слушаю вполуха — из головы не идут мысли о Софи. Очень переживаю из-за того, что Роберт приходил к ней домой. Уверена, многие подробности подруга опустила. Не представляю, чтобы мой муж спокойно спросил, где я, а потом, не получив ответа, вежливо откланялся. Чувствую себя виноватой из-за того, что втянула Софи в такую историю. Впрочем, справедливости ради, именно Софи горячо убеждала меня, что дальше так продолжаться не может. Подруга медленно, но верно вытягивала меня из пучины отчаяния, где я, казалось бы, безнадежно увязла.

— Вот что я тебе скажу, Лив, — заявила Софи во время третьей или четвертой нашей встречи. — Ты, конечно, думаешь, что, пока остаешься с Робертом, с детьми ничего не случится. Но откуда ты знаешь, что ему в следующий момент в голову взбредет? Или вдруг твой муженек застанет тебя врасплох и еще плотнее гайки закрутит? Захочет за каждым твоим шагом следить и вовсе из дома выпускать перестанет? Будешь как в тюрьме. Нет, пора рвать когти.

Первым делом попытались найти законный способ благополучно расторгнуть брак, но пришли к выводу, что тут рассчитывать не на что. У меня не было никаких доказательств, что муж мне угрожает, зато Роберт накопил множество свидетельств моей неуравновешенности. При разводе меня могут объявить так называемой «враждебной стороной», и Роберту как минимум предоставят возможность время от времени видеться с детьми. Естественно, Роберт ею воспользуется и приведет свои замыслы в исполнение.

Несмотря на все тревоги, умиротворяющая атмосфера на острове оказывает свое целительное воздействие. Кажется, будто здесь со мной не может случиться ничего плохого. Здешний незамысловатый уклад жизни действует успокаивающе. Здесь люди улыбаются друг другу и всегда готовы прийти на помощь. Машин на дорогах почти нет, а крупные развязки отсутствуют как таковые. Но лучше всего — постоянная близость моря. Иногда оно спокойно и переливается голубыми и бирюзовыми оттенками, а порой становится темно-серым и бурным, покрываясь складками волн и белой пеной. В любую погоду морем можно любоваться бесконечно.

Хотя история с Дэном пока окончательно не разрешилась, знаю, что долго ждать не придется. И тогда я наконец смогу начать жизнь с чистого листа. А пока я словно бы сижу на мягком облачке, паря над разыгравшейся внизу бурей. А рядом — дети. Небо под нами темное и мрачное, затянутое черными облаками, а еще ниже бушует штормовое море. Но у нас наверху светло, солнечно и радостно. Нужно только не подпускать черные тучи слишком близко и не позволять разрушить наше счастье.

Поворачиваюсь и смотрю, как играют на пляже трое моих прекрасных детей. Жасмин… то есть Джинни в любимой голубой футболке, пухлые ножки мальчиков облеплены белым песком. Вот они стоят на мелководье с оранжевыми пластиковыми ведерками. Видимо, хотят наполнить водой ров вокруг замка. Интересно, скоро ли мои малыши поймут, что ничего из их затеи не выйдет — вода все равно впитается в песок? Но я ничего говорить не буду — пусть сообразят сами.

Сажусь и оглядываюсь на дом, который мы снимаем. Идеальнее места не придумаешь. Ближайшие соседи далеко, но ничьего общества мне и не нужно. Зато по ночам можно спать с открытым окном, слушая, как волны мягко накатывают на берег. Не могу дождаться первого большого шторма. Отсюда мы сможем во всех подробностях увидеть это величественное явление природы.

Стены коттеджа выкрашены в светло-кремовый цвет, до калитки тянется лужайка, а потом сразу начинается пляж. Конечно, укромное расположение дома — большой плюс, но выбрала я его не за это. Я сразу обратила внимание на веранду, тянущуюся вдоль задней стены. Во всех спальнях есть двери, ведущие на эту самую веранду, а еще там есть винтовая лестница, но которой можно спуститься на террасу рядом с кухней и гостиной. Для нас — самый подходящий вариант. Поверить не могла такой удаче. Облачко — это, конечно, замечательно, однако всем известно, что облака — субстанция эфемерная и ненадежная. Вот почему у нас есть запасной план. Пожалуй, самое время устроить очередную учебную тревогу.

Для детей я превратила наши тренировки в игру. Играем мы в войну. Дети — беженцы, не успевшие на последний катер. Вот-вот придут вражеские солдаты, и беженцы должны спрятаться. Я хочу, чтобы дети воспринимали «игру» всерьез, но не могу допустить, чтобы им снились кошмары, поэтому постаралась сделать так, чтобы было интересно и весело, а не страшно. Как только приехали на Пасху, первым делом отправились на поиски подходящего бункера. К счастью, на Олдерни их сохранилось более чем достаточно. Конечно, следовало выбирать не тот, что ближе всех к дому, а тот, в который можно легко проникнуть и спрятаться. Два дня мы провели за захватывающим занятием — исследовали все бункеры, до которых в состоянии добежать четырехлетний ребенок на коротеньких ножках. Вынесли накопившийся за годы мусор, потом купила пластиковый контейнер-холодильник, в который положила печенье и любимые напитки детей, еще принесла сюда два фонарика на батарейках и мобильный телефон, который постоянно подзаряжаю. Я рассудила, что в контейнере до продуктов не сможет добраться ни один зверь. Мы накрыли его темно-серыми одеялами. Даже если кто-то заглянет внутрь, не сумеет разглядеть ярко-красный пластик. Раз в несколько дней проверяем, все ли на месте. На случай, если кто-нибудь найдет контейнер и заберет его, храню дополнительные запасы дома.

Но есть у этого острова одна особенность. По-моему, люди тут вообще не понимают, зачем брать чужие вещи. Женщина, у которой мы снимаем дом, удивилась, когда я попросила ключ. Оказывается, она уже двадцать лет не запирает дверь. Воров здесь не водится. Впрочем, на таком маленьком острове просто невозможно уйти безнаказанным. Любого злоумышленника быстро отыщут — будь то грабитель… или похититель детей.

Но я буду держать все двери на замке. Может, у меня и создалось впечатление, что мы здесь в безопасности, но дополнительные предосторожности не помешают — ради детей. Бдительность терять нельзя.

Как только выбрали убежище на случай вражеского вторжения, принялись отрабатывать саму эвакуацию. Выскочить из спальни на веранду, потом спуститься на террасу по винтовой лестнице. Бесшумно пробежать по траве, а за калиткой пуститься в путь по тянущейся вдоль побережья тропинке. Благополучно миновать два первых бункера, съехать вниз по склону холма и юркнуть в крошечный бункер, скрытый в боковой части скалы. Конечно, дверь располагается довольно высоко над полом, и вниз приходится спрыгивать, но я натаскала внутрь камней и сложила из них горку, чтобы мальчики могли без проблем лазать туда и обратно.

Мне, конечно, хочется, чтобы они тренировались как можно чаще, но детям игра быстро надоедает. Боюсь, когда на самом деле понадобится бежать в убежище, они могут попросту отказаться. В первый раз Фредди даже расплакался, но теперь, кажется, привык. Остается надеяться, что бункер так и не понадобится.

Встаю и медленно бреду в сторону скамейки, на которой оставила пляжную сумку. Хочу сфотографировать детей и вытаскиваю телефон из-под стопки полотенец. Вижу несколько пропущенных звонков. В первый раз звонили два часа назад. Почти все от Софи, но замечаю и пару незнакомых номеров. Тут телефон начинает вибрировать снова. Опять Софи. Мы же всегда заранее договариваемся, когда созваниваться. На Софи это не похоже. На секунду меня охватывает беспричинная тревога, но сразу от нее отмахиваюсь. Надо приучаться чувствовать себя уверенно. Касаюсь пальцем дисплея.

— Привет, Софи. Приятный сюрприз в замечательный день, — весело произношу я. — Ты мне звонила?

Но уже через секунду улыбка исчезает. Софи сообщает новость, которую я надеялась никогда не услышать.

— Лив, Роберт узнал, где ты. Он тебя нашел.

Не в силах выговорить ни слова, прирастаю к месту. Роберт приехал за детьми, как и грозился. Раньше не совсем понимала, в чем именно заключаются его угрозы, но два года назад, после того как Роберт забрал детей, он дождался, пока полиция уедет и мы останемся наедине. А потом высказался напрямую, без намеков. Каждое слово произносил разборчиво и медленно, чтобы я уж точно все уяснила. Я пыталась не слышать, будто надеялась таким образом отгородиться от того, что он говорил. Старалась не смотреть на него, будто это может помочь. Но Роберт приблизил лицо вплотную к моему и выдохнул угрозы мне в ухо, чтобы не пропустила ни единого словечка.

— Оливия, ты моя жизнь. Мне больше ничего не нужно, только ты. Если уйдешь, жить мне будет незачем. Поняла? Я думаю о тебе каждую секунду и до сих пор надеюсь, что когда-нибудь ты ответишь мне взаимностью. — Роберт вздохнул. — Но ты же не ответишь, правда, Оливия?

Ответить я была не в состоянии.

— Оливия, ты моя жена. Пусть даже ты не любишь меня так, как я тебя, ты принадлежишь мне. Я, пожалуй, могу с этим примириться, но только если буду каждый день видеть твое лицо, дотрагиваться до тебя, когда захочу… Да, Оливия, когда я захочу. И когда я буду возвращаться по вечерам с работы, дома меня будешь встречать ты. Но если разведешься со мной, в один прекрасный день я заберу детей, вот как сегодня. И никто меня не найдет.

Роберт наклонился ближе, и его губы коснулись моего уха.

— Если бросишь меня, никогда нас больше не увидишь. Останешься ни с чем.

Глава 53

Марджори Бересфорд чувствовала себя ужасно виноватой. Должна была ухаживать за пожилым отцом, а сама с утра отправилась в город и, вместо того чтобы, как обещала, купить мяса и рыбы и сразу вернуться, по пути зашла выпить чашечку капучино. Денек был чудесный, и столики кафе вынесли на улицу. Если подумать, почему она не может побаловать себя кофе? Лишние десять минут погоды не сделают.

Но проблема заключалась в том, что десять минут незаметно растянулись до получаса. Мимо Марджори проходило столько знакомых, которых она неделями не видела! Теперь за папой нужен был глаз да глаз, поэтому выйти в люди удавалось все реже. Переезжать в дом престарелых папа отказывался наотрез. Ну и что прикажете делать? Однако за приятной беседой время летит незаметно. Ничего удивительного, что Марджори немножко засиделась. Один разочек можно.

Марджори уже расплачивалась по счету, когда подошел приятный молодой мужчина и сказал, что ищет сестру. Она недавно приехала на остров с тремя детьми и, если брат ничего не путает, сняла где-то коттедж. Он обещал приехать в гости, но потерял бумажку с адресом — глупее не придумаешь, правда? Вообще-то обращался мужчина к Джо, владельцу кафе, но Марджори сидела близко и услышала вопрос. Единственное, что этот человек помнил о коттедже сестры, — находится домик возле самого пляжа. Вот он и ходит, расспрашивает всех, кого встретит, — вдруг кто-нибудь в курсе? Марджори была почти уверена, что речь идет о Линн. У нее как раз трое детей.

Поначалу Марджори решила промолчать — не хватало еще задержаться. Но к тому времени, как расплатилась и поболтала еще с парой знакомых, заметила, с каким унылым видом мужчина сидит за одним из столиков, и Марджори стало жаль его.

— Извините, — произнесла она. — Не расслышала вашего имени.

— Джонатан, — ответил мужчина с приветливой улыбкой, однако в глазах сквозила легкая грусть.

— А я Марджори. Как зовут вашу сестру?

К ее удивлению, собеседник невесело рассмеялся:

— Представьте себе, не знаю.

— То есть как? — удивилась Марджори.

— Извините, — ответил Джонатан. — Это долгая история, и очень запутанная. У моей сестры проблемы, потому она и уехала из Англии. Задолжала больших денег. Обычная история — муж ушел, осталась без средств к существованию и взяла, как ей тогда показалось, скромный кредит. Только процент оказался огромный. Короче говоря, вляпалась по полной программе. Я, конечно, дал сестренке денег, а она, вместо того чтобы вернуть долги, взяла и подалась в бега. Здесь и прячется. Вот, теперь хочу найти ее и сообщить, что все уплатил. Теперь может спокойно возвращаться домой, хватит скрываться. Наши папа с мамой места себе не находят, скучают и по ней, и по внукам. Но даже не представляю, какое имя она могла выдумать. Вообще-то мою сестру зовут Оливия, а когда была моложе, многие обращались к ней просто Лив. Понятия не имею, какой сестренка выбрала псевдоним. Наверное, и детям имена поменяла.

Марджори вгляделась в его печальное лицо. Повезло же кому-то с братом, невольно позавидовала она. У нее и самой есть брат, только помощи от него не дождешься — изволь возиться со стариком одна.

— Какой вы заботливый брат, — искренне восхитилась Марджори. — Не знаю, поможет это вам или нет, но я присматриваю за домом соседей, которые на несколько лет уехали в Америку. Так вот, они сдали свой коттедж женщине с тремя детьми. Вообще-то она давно въехала, еще в октябре, так что не уверена, может ли эта женщина оказаться вашей сестрой. Зовут Линн. Имена детей не припомню, но у нее два маленьких мальчика и старшая девочка. Ну как, похоже на вашу сестру?

Джонатан улыбнулся:

— Замечательно! Большое спасибо. Это точно они! Не подскажете, как найти этот дом?

И Марджори подсказала. Вот почему домой она явилась с сорокапятиминутным опозданием. Папа, естественно, надулся и на все вопросы отвечал в лучшем случае односложно — если вообще удостаивал «блудную дочь» ответом. Нужно было срочно заглаживать свою вину. Когда Марджори вышла из папиной спальни и отправилась выполнять заказ — то есть готовить сэндвич, — в коридоре зазвонил телефон. Марджори с радостью подошла бы — поболтать она была большая любительница, а в последнее время ее единственным собеседником стал папа. Но нет, нельзя. Дочерний долг прежде всего, надо хоть чаю ему сначала принести.

Марджори стояла на кухне, дожидаясь, пока закипит электрический чайник, но сообщение на автоответчике все равно услышала. Марджори сразу узнала голос Пэм. Сто лет не виделись. Наверное, подруга приглашает выпить кофейку. Хорошо бы, но попробуй тут вырвись. Однако, наливая воду в чайник, Марджори вдруг услышала слово «полиция». Забросив приготовление чая, выбежала в коридор, а когда дослушала сообщение до конца, щеки залил виноватый румянец. «Господи, что я наделала?» — подумала Марджори.

Глава 54

От потрясения я приросла к месту. Как это вообще возможно? Каким образом Роберт нас разыскал? На сто процентов уверена, что не оставила ни единого следа. Конечно, теперь Роберт знает, что на Энглси мы не ездили, но не представляю, как он сумел найти нас на Олдерни. Остается только теряться в догадках. Из раздумий меня выводят веселые крики детей. Жасмин показывает пальцем на дорогу у меня за спиной и что-то оживленно объясняет братьям. О нет. Только бы это был не Роберт.

Я старалась делать все, чтобы дети не стали бояться отца. Не хотела, чтобы они жили в страхе, к тому же искренне верила, что Роберт не причинит им вреда, если буду послушной женой. Но когда поняла, насколько глубока его одержимость, и узнала, на что способен мой муж, наконец убедилась, что с ним ни я, ни дети никогда не будем в полной безопасности. Оборачиваюсь посмотреть, на что указывает Жасмин, и с облегчением вижу пару лошадей. Дочка обожает лошадей. Собиралась записать ее на уроки верховой езды, когда все уляжется.

Усилием воли беру себя в руки и начинаю действовать. Прежде всего нужно отправить детей в убежище, а потом вызвать полицию. Прямо сейчас звонить нельзя — слишком долго объяснять. Дети могут не успеть спрятаться. Встаю со скамейки, и тут начинает звонить телефон. Не обращаю на него внимания — любое дело может подождать. Главное — спасти детей. Я просидела, ошеломленная, не больше тридцати секунд, но кажется, будто своей неспособностью двинуться с места я уже поставила жизни детей под угрозу.

— Жас! — кричу я. — Идите сюда скорее!

Со всех ног бегу по пляжу и подхватываю на руки Фредди, прижимая к себе его пухлое тельце. Зову Билли, стоящего у моря и наполняющего ведерко водой.

— Оставь ведерко! Не спорь! Беги, и побыстрее!

Вижу, что напугала детей. Фредди даже расплакался.

— Простите, мои хорошие, — произношу чуть более спокойным голосом. Впрочем, дети удивительно хорошо улавливают эмоции. — У нас опять тренировка. Враг идет, бегите в бункер и прячьтесь. Сидите тихо, чтобы вас не нашли.

Пытаюсь изобразить улыбку. Дети послушно исполняют приказ, но продвигаются вперед слишком медленно — впрочем, по мягкому песку бежать нелегко. Вместе мы преодолеваем дюны и добираемся до скамейки. Хватаю сумку. Телефон все еще звонит. Ну и пусть, сейчас не до него. Подбежав к тропинке, тянущейся вдоль задней стены дома, через открытое окно столовой слышу самый страшный звук на свете. Звонок в дверь. Дети смотрят на меня. На какую-то секунду прирастаю к месту. Билли тянет меня за руку.

— Мама, что с тобой? — растерянно спрашивает он. Не понимает, с чего я вдруг так разволновалась.

Опускаюсь на корточки и привлекаю к себе Жасмин.

— Объявляю учебную тревогу. Жас, остаешься за главную. Где прятаться, знаете. Бери мальчишек и беги. Сидите в убежище, пока я за вами не приду. Договорились?

Жасмин испуганно смотрит на меня.

— А ты с нами не пойдешь? — тихо-тихо спрашивает она дрожащим голоском.

— Я скоро приду. Проверю, хорошо ли вы все усвоили. Беги, зайка. Ты же у нас храбрая девочка, правда?

Разворачиваю дочку и легонько подталкиваю в спину. Мальчики, похоже, немного сбиты с толку, но я улыбаюсь, давая понять, что все в порядке. Мне с ними бежать нельзя. Через несколько секунд Роберт начнет обходить вокруг дома. Пусть дети спасаются, а я пока отвлеку его. Жасмин оглядывается на меня. Изо всех сил делаю веселое лицо, но дочку так легко не проведешь. Жасмин догадалась, что на этот раз враг настоящий. Невольно начинаю гадать, увижу ли своих детей снова.


Возвращаюсь к дому. В дверь Роберт звонить перестал. Молюсь и надеюсь, что теперь он заглядывает в окна, а не направляется сюда, к задней стене. Я должна задержать Роберта. Если придет сейчас, непременно увидит детей: далеко убежать они не успели. Со всех ног несусь к черному ходу и липкими от пота пальцами пытаюсь открыть замок. Наконец мне это удается. Мчусь через кухню в коридор. Сквозь матовое стекло входной двери вижу мужской силуэт. Вот он выпрямился — должно быть, пытался заглянуть внутрь через щель для писем. Эту форму головы узнала бы из тысячи.

— Одну минутку! — кричу я, изображая жизнерадостный, непринужденный тон.

Пусть думает, что не подозреваю, кто мой гость. Нужно дать детям как можно больше времени, чтобы наверняка добрались до бункера. Хватаю кухонное полотенце, будто только что вытирала руки, и громко хлопаю кухонной дверью. У Роберта должно создаться впечатление, будто дети где-то поблизости, играют в саду или на пляже. Сердце колотится так сильно, что кажется, вот-вот пробьет грудную клетку, но в полицию звонить нельзя. Все равно не успею ничего объяснить — терпение у Роберта закончится, и он попросту ворвется в дом. Скорее всего, в дверь он принялся звонить только по одной причине — не был на сто процентов уверен, что мы именно здесь. Наверняка кто-то дал ему наш новый адрес. Роберт наверняка отдает себе отчет, что этот человек мог и ошибиться, поэтому на всякий случай ведет себя цивилизованно, а то как бы хозяева в полицию не заявили. Но скоро Роберт забудет о хороших манерах. Наконец достаю ключ с верхушки шкафа. Нарочно туда положила, чтобы дети не дотянулись и не открыли замок, пока я не вижу. Набрав полную грудь воздуха, поворачиваю ключ, отодвигаю задвижки и тяну дверь на себя. А вот и он. Лицо точно белая маска, свисающие по бокам руки крепко сжаты в кулаки.

— Здравствуй, Роберт, — произношу я как можно спокойнее.

Но от самого Роберта спокойствием и не веет. Отталкивает меня обеими руками, и я врезаюсь спиной в стойку перил. Изо всех сил стараюсь не вскрикнуть. Если закричу, и дети не прибегут, у Роберта возникнут подозрения. Пока он не должен знать, что их здесь нет. Роберт заходит в коридор и пинком ноги захлопывает дверь с такой силой, что она снова распахивается и ударяет по шкафу. Роберт продолжает хранить ледяное молчание. Просто смотрит на меня, а я смотрю в ответ. Губы сжаты в тончайшую линию, глаза горят. Так проходит почти минута — еще одна драгоценная минута. Нарушать молчание не собираюсь — чем дольше мы так стоим, тем больше шансов, что дети успели благополучно скрыться в убежище. И тут Роберт произносит одно-единственное слово:

— Почему?

Голос его полон такой печали, что человек, который не знаком с Робертом и не подозревает, на какие поступки он способен, мог бы его пожалеть. Роберт приближается ко мне и вытягивает руки. Решаю, что он хочет обнять меня, и сразу накатывает тошнотворная волна отвращения. Вспоминаю все случаи, когда позволяла обнимать себя, зная, кто он на самом деле и что совершил. И все ради того, чтобы спасти детей. Но сейчас Роберт не собирается меня обнимать. Кажется, он хочет меня задушить. Его руки обхватывают и сжимают шею. Задыхаясь, захожусь в кашле. Думаю, что мне конец. Но Роберт почти сразу же останавливается. Руки безвольно опускаются, и вид у него становится сокрушенный. Во всяком случае, так мне кажется.

— Нет, Оливия. Я не стану тебя убивать. Не могу этого сделать, ты же знаешь. И все-таки не понимаю, как ты могла так со мной поступить. Ушла и даже записки не оставила. Не сказала, где ты. Между прочим, полиция думает, что я убил тебя. Наверное, уже разворотили всю террасу. По дому ходят криминалисты, заглядывают в каждый угол. И все из-за тебя — ты же не предупредила, что уходишь.

Невольно ощущаю удовлетворение. Жестоко, конечно, но по сравнению с жестокостью Роберта это пустяки.

— Так ты вернешься ко мне или нет? — спросил он.

Некоторое время молча потираю шею. Нет слов, которые смогли бы выразить мою безграничную ненависть к этому человеку. К тому же прошло достаточно времени, и дети, скорее всего, уже на месте.

— Ни за что.

Хочется выложить все и сразу. Я давно знаю, что скрывается под его маской. Мне известно, что он совершил и кто он такой на самом деле. Так и тянет выкрикнуть, что больше Роберт нас никогда не увидит, но я и без того уже сказала достаточно.

Момент слабости прошел, и Роберт засмеялся. Видимо, ситуация кажется ему забавной. А потом он показывает истинное лицо. Подозреваю, что мой муж всегда был таким, просто я этого не замечала. Подбородок опускается, взгляд становится жестким и неподвижным, рот чуть приоткрывается, обнажая стиснутые зубы. Это лицо зла. Роберт снова толкает меня, но на этот раз для того, чтобы отошла с дороги. Теперь он ищет детей.

Остановить его не могу. У меня просто не хватит сил. Нужно было предвидеть такую возможность заранее и запастись оружием, чтобы было чем ударить Роберта по голове. Нож, пожалуй, тоже не помешал бы. Но я не предполагала, что Роберт найдет нас. Самой большой предосторожностью были военные игры с детьми, но на самом деле я не думала, что нам и в самом деле будет грозить опасность. Хочется побежать, но куда? К детям нельзя, от них — тоже. У этого очаровательного уединенного местечка есть один серьезный минус — к соседям за помощью отсюда не добежишь. Метров через сто Роберт меня нагонит. И вообще, надежнее всего глаз с мужа не сводить. Буду следить за каждым его шагом. Нельзя допустить, чтобы Роберт нашел детей. Вот бы под рукой оказался телефон, однако он остался на кухне.

За какие-то несколько секунд Роберт успевает осмотреть все помещения на первом этаже и, протолкнувшись мимо меня, торопливо поднимается по лестнице, перепрыгивая через две ступени. Потом начинает заглядывать в спальни. Слышу, как хлопают дверцы шкафов. Затем, судя по звукам, Роберт падает на колени — наверное, проверяет под кроватями. Пока он наверху, бегу на кухню, но телефона нет. Роберт забрал его. Вдруг со второго этажа доносится истерический смех — должно быть, зашел в мою спальню и оценил интерьер. До перестановки руки пока не дошли.

— Очень умно, Оливия. Я тебя недооценивал! — прокричал он и кинулся в следующую комнату. Хлопает дверь — видимо, обнаружил один из выходов на веранду. И тут меня посещает ужасная мысль. Никогда не задумывалась, хорошо ли оттуда просматриваются окрестности. Что, если Роберт увидит вдалеке бегущих детей, и… Я не могу позволить ему задерживаться на террасе, поэтому мчусь наверх с криком:

— Роберт! — В голосе звучит испуг, который я не в силах скрыть. — Их здесь нет. Можешь не искать.

Роберт обернулся и уставился на меня. На секунду застыл, потом направился ко мне и медленно произнес:

— Ну и где дети, Оливия? Учти, я все равно их найду, даже если придется заставить тебя сказать правду.

Выпрямляюсь во весь рост.

— Неужели ты правда думаешь, что я их выдам? Делай что хочешь. — Я буквально выплевываю слова. — По-твоему, я пожертвую их жизнями лишь ради того, чтобы избавиться от какой-то там физической боли?

Я нарочно дразню Роберта. Необходимо выманить его из этой комнаты, подальше от веранды и от окна. Поворачиваюсь и начинаю спускаться по лестнице. Роберт кидается следом, вцепляется в мои выкрашенные в каштановый цвет волосы и наматывает на руку, а потом тянет к себе так резко, что чуть не падаю. Когда спускаемся в коридор, Роберт хватает меня за волосы еще крепче и тащит через кухню в столовую. Пытаюсь дотянуться до его руки, но Роберт каждый раз пресекает мои попытки, дергая все сильнее. Приходится идти, согнувшись вдвое. Я ничего не могу сделать, чтобы защитить себя. По пути в столовую Роберт расстегивает ремень, и в этот страшный момент понимаю, что он хочет меня изнасиловать. Почти вползаю в дверь. Роберт бьет меня по ногам, и я падаю на пол как подкошенная. Готовлюсь к неизбежному. Пытаюсь подняться, но Роберт ставит ногу мне на живот, не давая пошевельнуться, и стягивает запястья ремнем у меня над головой, а потом привязывает один конец к батарее. Все, теперь спасения нет. Роберт берет стул и, развернув так, чтобы я не смогла дотянуться до него ногой, садится. Роберт наклоняется и устремляет на меня безумный взгляд.

— Где дети, Оливия? — Его лицо нависает надо мной. Вижу, как кровь прилила к губам, а в уголках рта показалась слюна. Надеюсь, когда Роберт будет меня насиловать, ему не придет в голову поцеловать меня. Вздрагиваю от одной мысли. Роберт усмехается. — Не думал, что такое возможно, но сейчас, любимая моя женушка, я хочу тебя еще сильнее. Ты ведь уже давно собиралась меня бросить, верно? Надо было еще раньше тебя наказать.

Хочется быть смелой и осыпать Роберта оскорблениями, но не желаю приближать неизбежное. К тому же чем больше времени все это займет, тем больше шансов, что дети будут в безопасности.

— Это будет наш последний раз, Оливия. Вот увидишь, такого между нами еще не было. На всю жизнь запомнишь. Но сначала скажешь, где дети.

Закрываю глаза, не в силах видеть перед собой эту чудовищную маску.

— Посмотрим, надолго ли хватит твоей решимости, — произносит Роберт.

Достает из кармана швейцарский армейский нож, который я купила ему в подарок на Рождество, и выдвигает зазубренное лезвие. Отталкивает стул и, сев мне на ноги, наклоняется вперед. Проводит лезвием по обнаженной коже от локтя до подмышки. Выступает кровь. Чувствую резкую, острую боль.

— Это только начало. Очень жаль, что приходится так с тобой поступать, Оливия. Но если не вернешься вместе с детьми, вынужден буду выполнить обещание. То самое, которое дал два года назад, помнишь? Я же говорил, что случится, если ты меня бросишь. Так что признавайся, где дети?

Ни за что не скажу. Никогда.

И вдруг слышу самый ужасный звук в мире. Дверь из кухни в столовую медленно открывается, и до меня доносится детский плач. Фредди.

— Мама, ты где? Не хотим прятаться от врага без тебя. Мама!

Не издаю ни звука, но поверх плеча Роберта вижу в дверях своих детей. Всех троих.

Глава 55

Бекки все сильнее овладевало беспокойство. Она говорила по телефону с Софи, и та сказала, что наконец-то дозвонилась до Оливии и предупредила подругу об опасности. Софи хотела узнать адрес, но, как только сообщила, что Роберт на острове, Оливия сразу прервала разговор. Было это около двадцати минут назад. Бекки с Томом продолжали объезжать остров. Настораживал тот факт, что с тех пор Оливия к телефону не подходила. Бекки мучили дурные предчувствия.

Между тем сержант отлично справлялся со своими обязанностями, показывая Бекки и Тому все попадавшиеся на пути дома, которые подходили под имевшееся в их распоряжении скудное описание.

— Правда, есть одна проблема, — объяснял сержант. — Многие из этих домов принадлежат людям, которые бывают на острове наездами, не чаще нескольких раз в год. А если хозяева сдают коттедж в аренду неофициально, это еще больше затрудняет дело. Можно, конечно, стучаться во все двери подряд. Допустим, никто не открывает. Ну и что это значит? Роберт Брукс проник внутрь и угрожает Оливии оружием или просто никого нет дома?

Они припарковались рядом с красивым каменным домом, и Бекки сразу заметила, что задний двор тянется почти до самого моря. Да, приятное местечко. Они постучали в дверь, но никто не открыл. Том обошел вокруг дома и почти сразу же вернулся.

— По-моему, это не тот коттедж. Здесь пляж не песчаный, а миссис Эванс рассказывала, как Роберт бормотал что-то о цвете песка, — произнес он. — Оливия показывала ему вид из окна и выдавала побережье Олдерни за бухту Семас.

— Точно. И как я сама не вспомнила? — раздосадованная Бекки была готова саму себя стукнуть. Тогда они не придали значение этой истории с цветом песка, но теперь стало ясно, почему Роберт так им заинтересовался. К сожалению, упоминание о скамейке на дюнах оказалось не таким полезным, как они рассчитывали. Такие скамейки стояли по всему острову.

Они сели обратно в машину и поехали к следующему подходящему дому. На этот раз вычеркнули из списка все коттеджи, рядом с которыми не было песчаных пляжей.

— Просто из любопытства, — начал сержант, обогнав двух велосипедистов. — Предположим, найдем мы мистера Брукса. И что дальше?

— Арестуем по подозрению в убийстве, — ответила Бекки.

— Простите, инспектор, — с виноватым видом произнес сержант. — Вы не имеете права производить аресты на территории Олдерни, равно как и я не могу взять под арест мистера Брукса по вашему распоряжению.

— Черт, — пробормотала Бекки. Ну и как они должны поступить, когда отыщут Брукса? Просто позволить ему уйти?

— Успокойся, Бекки. — Том повернулся к ней с ободряющей улыбкой. — Я все предусмотрел. Пока ты договаривалась, чтобы нас как можно быстрее посадили в самолет, сделал один звонок и попросил выдать ордер на арест, так что основания для ареста будут. Оригинал доставят прямо сюда. И что потом?

Том выжидательно взглянул на сержанта.

— Ордер необходимо предъявить председателю суда Олдерни. Когда примерно его доставят, инспектор?

— Самое раннее — завтра. И пожалуйста, зовите меня Том. А это Бекки.

— Рэй, — представился сержант. — Ну ладно, будем решать, что делать, когда выследим мистера Брукса. Есть какие-нибудь идеи?

Повисла пауза, и тут у Рэя зазвонил мобильный телефон. Сержант даже представиться не успел — по всему салону сразу же разнеслись звуки высокого голоса.

— Успокойся, Марджори. Ни слова не разобрать. Сделай глубокий вдох и попробуй еще раз.

Рэй замолчал, слушая собеседницу.

— Хорошо. Спасибо, Марджори. Молодец. И не вини себя, ты ничего плохого не сделала. Не волнуйся, присматривай за папой спокойно. Потом заеду, расскажу, как все прошло.

Рэй убрал телефон и резко надавил на газ.

— Кажется, нашли, — только и произнес он.

Глава 56

Роберт обнимает детей. Нестерпимо видеть, как он к ним прикасается. Хочется закричать. Ну почему, почему они вернулись? Похоже, я совершила ошибку, обратив все в игру, и дети не восприняли тренировки всерьез. Наверное, надо было предупредить, что опасность настоящая. Хотя Жасмин, кажется, поняла. Должно быть, поэтому и вернулась — не хотела меня бросать. Мальчики, похоже, рады видеть папу, а вот Жасмин не сводит глаз с меня. Когда замечает, что я привязана к батарее, глаза округляются, как блюдца. Хочется дать ей знак, чтобы бежала. Но как же мальчишки?

— Что ты сделал с мамой? — спрашивает Жасмин испуганным голосом. Бедная девочка совершенно ошарашена и не понимает, почему я лежу на полу и по моей руке на ковер стекает кровь.

Роберт не отвечает. Да и что тут сказать? Жасмин слишком большая и умная девочка, чтобы поверить его выдумкам. Дочка смотрит то на меня, то на мою руку, то на Роберта. Теперь он встал на колени и прижимает мальчиков к себе. Смотрю на них и пытаюсь придумать какой-то способ спасти их. Надо срочно что-то делать.

— Как я по тебе соскучился, Билли. И по тебе, Фредди. Ну что, хорошо отдохнули? — спрашивает Роберт притворно ласковым голосом. Но глаза горят безумным огнем. Кажется, Жасмин тоже это заметила.

— Я не Билли, я Бен, — с гордостью отвечает Билли. — Смотри, какие у меня теперь волосы.

Роберт поворачивается ко мне и едва заметно качает головой. Взглядом умоляю мужа одуматься, но тот лишь улыбается.

— Роберт… — начинаю я. Однако он игнорирует мои попытки.

— Слушайте, дети, может, покажете мне тут все? Сходим на пляж. А то, когда с мамой по компьютеру разговаривал, плохо разглядел.

Роберт бросает на меня взгляд, исполненный лютой злобы.

— А мама тоже с нами пойдет? — спрашивает Билли.

— Мама останется здесь. Вы и так уже больше двух недель с ней провели. Теперь моя очередь. Ну, идемте.

Жасмин продолжает растерянно оглядываться из стороны в сторону.

— Я останусь с мамой, — произносит она с вызовом в голосе.

— Нет. Пойдешь со мной, — цедит Роберт сквозь стиснутые зубы. Тянется к Жасмин, но дочка отталкивает его руку.

— Я остаюсь, — объявляет она. В этот момент очень горжусь своей маленькой воительницей.

Роберт встает и хватает Жасмин за руку.

— Мальчики, пошли! Показывайте дорогу.

Жасмин не двигается с места. Роберт с силой дергает ее за руку, и дочка чуть не падает. Жасмин вскрикивает от боли.

Я должна освободиться и найти способ спасти их. Тяну за ремень, но ничего не получается — не хватает сил. Мучительно болят плечи. Кажется, будто смотрю какое-то дурное кино — все вокруг погружено в темноту и расфокусировано, а в центре резкость наведена на мужа и детей.

Между тем мальчики насторожились. Оглядываются на Жасмин, потом — на меня.

— Дети, никуда не ходите. Не слушайте его. Он все равно не сможет заставить всех троих сразу. Иди сюда, Фредди.

Хочется, чтобы мой младший оказался подальше от отца, но я опоздала. Роберт подхватывает Фредди и берет на руки. Свободным остался только Билли, но мальчик просто остолбенел от растерянности. Билли, сделай же что-нибудь.

— Жасмин, подержи брата, — распоряжается Роберт, пытаясь отдать ей Фредди. Не уверена, что Жасмин сможет его удержать. Фредди — мальчик крепкий, а дочка маленькая и худенькая. Жасмин продолжает стоять неподвижно, и Роберт снова дергает ее за руку. По щекам дочки катятся слезы. Она поднимает голову и смотрит на Роберта. Неужели у него совсем сердца нет? Как можно устоять перед таким взглядом?

— Не трогай моих детей, Роберт! Если с их головы хоть один волос упадет, я тебя убью!

Понимаю, что угрозы не помогут. Мои крики или позабавят его, или только подольют масла в огонь. Но если дети поймут, что Роберт представляет для них угрозу…

Так я и знала — он рассмеялся, и на этот раз смех звучит еще более истерично, чем раньше.

— Раз ты отказываешься возвращаться, Оливия, ты должна заплатить соответствующую цену. Я всего лишь поступаю так же, как многие другие мужья до меня. Мужья, которых предали, обманули, бросили. — Когда Роберт произносит последние три слова, все признаки веселости исчезают и наружу прорывается гнев.

Волны злобы расходятся от него по всей комнате. Дети начинают горько плакать, и я ничего не могу предпринять.

— Попрощайтесь с мамой, дети. Пора идти.

Роберт отпускает Фредди и Жасмин и подталкивает детей к двери. Опускается около меня на колени и берет двумя руками за шею. Бросаю долгий, исполненный тоски взгляд на детей, а Роберт между тем притягивает меня к себе, а потом с силой отпускает так, что ударяюсь о батарею. Во всей голове вспыхивает боль, но до того, как потерять сознание, успеваю почувствовать его дыхание на своей коже и услышать шепот:

— Сладких снов, милая.

Глава 57

Чувство такое, будто голова раскалывается в буквальном смысле слова. Пытаюсь дотянуться до нее руками, словно надеясь таким способом сдержать боль, но не могу пошевельнуться. Плечи болят, а одна рука почему-то вся мокрая. Ощущаю в ней странное жжение. Что случилось? Кто-то обращается ко мне, упорно добиваясь ответа.

— Оливия! Ну же, Оливия, очнитесь.

Чья-то рука гладит меня по щеке, но голос принадлежит другому человеку, мужчине. А осторожные прикосновения явно женские. И тут она произносит:

— Кажется, приходит в себя, Том.

В ответ низкий мужской голос бормочет:

— Отлично.

Где-то в стороне другой мужчина торопливо раздает инструкции. Слышу слова «скорая помощь», «дети», «оставьте все тела»… Тела?! Тут же прихожу в себя. Какие тела?.. Где мои дети?.. Пытаюсь сесть, но сильные руки удерживают меня за плечи.

— Оливия, вы можете говорить?

Пытаюсь кивнуть, но простое движение причиняет сильнейшую боль. И тут я все вспоминаю. Страшные события этого дня проносятся перед глазами с такой скоростью, что чуть было не теряю сознание снова.

— Роберт забрал детей, — произношу я, словно говоря сама с собой. В голове туман. Пытаюсь разобраться, действительно ли все так и было или это просто бред, последствия удара головой. Но нет, он действительно был здесь, и я это знаю.

Повторяю уже громче:

— Роберт забрал детей.

При последних словах из груди вырываются рыдания.

— Мы знаем, мы их обязательно найдем.

— Сейчас кто-то сказал «оставьте все тела». Какие тела?..

Рядом кто-то испуганно ахает. Перевожу взгляд на хорошенькую девушку с темными волосами и усталыми глазами.

— Нет-нет, вы неправильно расслышали — не «тела», а «дела» — «оставьте все дела». Сержант вызывает подкрепление. Собираемся бросить все силы на поиски ваших детей.

Слава богу. Но как долго я была без сознания? Будто прочитав мои мысли, мужчина с сильными руками спрашивает:

— Не знаете, в какое время Роберт пришел сюда? Чтобы грамотно организовать поиски, нужно рассчитать, далеко ли он мог уйти.

Нет, не знаю, на часы не смотрела. И соображать я толком не в состоянии, однако нужно приложить все усилия.

— Посмотрите у меня в телефоне. Как только позвонила Софи, сразу увела детей с пляжа. А потом объявился он. Все случилось очень быстро. Прошло минут пятнадцать, самое большее — двадцать.

Девушка тут же поспешила на поиски телефона.

— Черт возьми. На какие-то три минуты опоздали! Правда, если прошло двадцать минут, то на восемь.

Полицейского в форме я узнала. Это сержант из островной полиции. Остальных двух ни разу не видела. Но они приехали помочь мне, и это главное. А знакомство можно отложить на потом.

— Знаю, куда он их повел. — Голос у меня дрожит, но пытаюсь взять себя в руки. — На какую-нибудь высокую скалу над морем.

Сержант внимательно слушает, готовый отдавать приказания подчиненным.

— Зачем, Оливия? Почему именно на скалу? — спрашивает мужчина по имени Том.

Едва могу говорить. В голове проносятся картины, одна страшнее другой. Вспоминаю тот день на острове Южный Стэк. И последние слова, которые Роберт сказал моим детям: «Попрощайтесь с мамой».

— Он собирается спрыгнуть со скалы… вместе с моими детьми.


— Бекки, оставайся здесь, с Оливией. Оливия, Бекки — инспектор полиции. Если ваш муж вдруг вернется, она сумеет вас защитить. Договорились?

Ну уж нет.

— Я пойду с вами, — объявляю я.

Мужчина по имени Том порывается возразить. Все-таки есть в его лице что-то знакомое. Кажется, я его где-то видела, только не припомню где.

— Плевать, какие у вас там звания. Моим детям угрожает опасность, и я не собираюсь сидеть сложа руки.

С трудом поднимаюсь на ноги и едва не падаю снова. Голова взрывается болью, но полицейские не должны заметить моей слабости.

— Вы только замедлите наше продвижение, Оливия. Лучше останьтесь.

— Нет. Если Роберт будет на скале и заметит вас, сразу прыгнет. Я единственная, кто может хотя бы попытаться его отговорить.

Том бормочет себе под нос ругательства, но меня его мнение не волнует. И вообще, чего мы ждем? Том подзывает местного сержанта.

— Ну что, Рэй? Какой у нас план? — спрашивает он.

— Сначала хорошая новость — высоких скал поблизости нет. Кроме того, если с мистером Бруксом трое маленьких детей, быстро идти он не сможет. Кстати, решил подключить к делу пожарных. Пойдут в штатском, чтобы не спугнуть его. Спасательный катер уже вышел в море. Будут плыть вдоль побережья и, если заметят мистера Брукса, сразу дадут знать. Так я не понял — вызывать в дом скорую помощь или нет?

Пытаюсь покачать головой, но идея оказалась неудачная.

— Нет, — выговариваю я. — Никакой скорой помощи. Я пойду с вами.

Полицейские переглядываются, и сержант пожимает плечами:

— Некогда препираться. Если Брукс вышел через заднюю калитку, наверняка повернул направо и шел по тропинке. А слева только пляж, до ближайшей скалы оттуда мили две, не меньше. Только что звонил мой констебль — говорит, что присоединился к группе, которая дежурит около дорожки, ведущей к скалам. Они сейчас на расстоянии около двухсот пятидесяти метров от ее начала, и Брукса пока не видно. — Сержант направился к двери. — Я сейчас тоже туда поеду. Надо все проконтролировать. Если что, позвоню.

Выйдя за дверь, он переходит на бег.

— Ну и чего мы ждем? — кричу я, выведенная из себя кажущимся бездействием полиции.

Девушка кладет руку мне на плечо.

— Нам лучше не уходить далеко от машины. Когда найдут ваших детей, так мы сможем гораздо быстрее добраться до места. Рэй оставил нам патрульную машину, она у него с четырехколесным приводом, так что проехать сможем даже по самой трудной местности.

Девушка берет меня за руку и ведет к стулу.

— Давайте осмотрю вашу голову, — ласково предлагает она.

Но, как ни странно, боль меня не беспокоит. Для меня это просто напоминание о том, что я должна сделать. Умудряюсь просидеть спокойно целых тридцать секунд, после чего порывисто вскакиваю. Голова снова начинает болезненно пульсировать, будто предупреждение об осторожности, иначе еще раз сознание потеряю.

— Почему мы не можем выехать в нужном направлении прямо сейчас? Я вас очень прошу. Если буду сидеть и ничего не делать, просто не выдержу!

Полицейские переглядываются. Судя по выражениям лиц, им тоже не терпится. Наконец Том едва заметно кивает.

— Брукс вышел из дома около пятнадцати или двадцати минут назад. Средняя скорость пешехода — примерно пять километров в час, но с детьми он, скорее всего, продвигается вперед гораздо медленнее.

Наверное, Роберт взял Фредди на руки, а Жасмин уже большая девочка. Вся надежда на Билли, но он начнет уставать только после первого километра, не раньше. Делюсь своими соображениями с полицейскими, и Том, похоже, соглашается.

— Бекки, садись за руль, а я буду прокладывать маршрут, — распоряжается он. Кажется, девушку это распоряжение почему-то удивляет. — Где карта, которую ты смотрела?

— В машине, — отвечает Бекки, беря сумку. — Рэя предупреждать будешь?

Но Том, не успев дойти до двери, уже прижимает к уху мобильный телефон.

— Рэй, мы тоже направляемся к дорожке, ведущей на скалы. Будем дежурить на расстоянии километр двести пятьдесят метров от ее начала. Да, карта есть. Встретимся там.

Глава 58

Бекки не представляла, как ободрить Оливию. Роберт ушел вместе с детьми два часа назад, и с тех пор никто их не видел. Оливия сидела на заднем сиденье, прижавшись лбом к стеклу, а по щекам катились слезы. Однако плакала она совершенно беззвучно.

— Оливия, даже не представляю, что вы сейчас чувствуете, но во всяком случае мы можем быть уверены, что с детьми ничего не случилось. Мы бы сразу об этом узнали. Не успел Роберт их забрать, как мы сразу отправили на скалы людей. Там теперь муха незамеченной не пролетит. Мы обязательно найдем ваших детей.

Бекки оглянулась на Тома. Она прекрасно знала — Том терпеть не мог, когда люди давали обещания, исполнение которых гарантировать не в состоянии. Но Том просто кивнул, нервно закусив верхнюю губу. И тут Бекки заметила впереди какое-то движение и сразу подалась вперед. Машина стояла на траве, они подъехали настолько близко к скалам, насколько позволяли соображения безопасности. Должно быть, Оливия что-то почувствовала — отодвинувшись от окна, она принялась заглядывать через плечо Бекки.

— Что там? — спросила Оливия. В голосе звучала робкая надежда.

— Кажется, что-то мелькнуло, но не уверена. Может быть, просто заяц, — ответила Бекки. Но нет — не заяц. Снизу по дорожке поднимался человек, и Бекки удалось разглядеть его затылок. Оливия мгновенно отпрянула и порывисто схватилась за дверную ручку.

— Стоп! — воскликнул Том. — Оливия, не спешите. Если это и правда Роберт, действовать нужно аккуратно. Напугаем — спрыгнет раньше времени или начнет паниковать, а в таком состоянии он может вытворить что угодно. Роберт гораздо ближе к краю, чем мы.

Извилистая дорожка была неровной и изобиловала поворотами. Каждые несколько секунд затылок то исчезал, то показывался снова, будто карабкающийся вверх человек нарочно над ними издевался. И тут на заднем сиденье раздался стон и порывистый вздох — видимо, все это время Оливия задерживала дыхание. Теперь все они узнали бегущего рысцой Рэя. Тот направлялся к машине. Будь у сержанта хорошие новости, определенно бежал бы быстрее, но, с другой стороны, с плохими вовсе бы не торопился. Когда раскрасневшийся Рэй добрался до машины, Том и Бекки распахнули дверцы и вышли из машины. С той стороны, где сидела Оливия, на дверцу был прикреплен специальный дополнительный замок, поэтому, чтобы она могла последовать за ними, выпустили и ее тоже. Бекки была рада возможности подышать свежим воздухом и размять ноги. Дул порывистый ветер, и Бекки полной грудью вдохнула пьянящий запах моря.

— Какие новости? — спросил Том. Изнемогающая Оливия устремила на Рэя взгляд распухших от слез глаз. Бекки подозревала, что мучилась она не только от нетерпения, но и от головной боли, хотя старалась этого не показывать.

— Мистер Брукс даже близко к скалам не подходил. Мы в этом практически уверены. Остается предположить, что он решил спрятаться и переждать.

Бекки огляделась по сторонам, но вокруг простиралась только открытая местность — где тут прятаться? Рэй правильно истолковал ее взгляд.

— Не все так просто. После войны на острове сохранилось великое множество убежищ, а про старые форты вообще молчу. К тому же, выйдя из дома, Брукс проходил мимо нескольких коттеджей, которые в это время года всегда пустуют. Он вполне мог проникнуть в один из них. У нас многие даже дверей не запирают. Будем проверять все укромные места. Мне очень жаль, но придется запастись терпением. Миссис Брукс, во что были одеты дети? Особенно могут пригодиться цвета — если заметим издалека…

Пока Оливия описывала голубую футболку и полосатые шортики Жасмин, Бекки снова повернулась к морю. Что теперь предпримет Роберт? Вот бы выманить его из укрытия, но только как? И вообще, чего он выжидает? Наступления ночи? Но стемнеет еще не скоро. Тут рация на поясе у Рэя затрещала, и он стремительно схватил ее.

— Что?! — прокричал Рэй, и Бекки резко развернулась к нему. Сержант обеспокоенно нахмурил лоб. — Черт! Как он туда попал? — Рэй уже бежал к машине, и остальные последовали за ним. — Свяжись с Эдом и скажи, чтобы стягивал всех людей туда. Но осторожность прежде всего, старайтесь не попадаться ему на глаза. Ясно?

Рэй сел за руль, а Бекки влезла на заднее сиденье рядом с Оливией. Все молчали, боясь отвлекать Рэя, разворачивавшего машину в непосредственной близости к краю скалы. Оливия схватила Бекки за руку. Ладонь ее была холодна, будто лед. Оливия стиснула пальцы Бекки с такой силой, что казалось, вот-вот треснут кости. Между тем Рэй выехал на дорогу и включил сирену.

— Не волнуйтесь. Когда подъедем ближе, выключу. Мы ошиблись. От сада Брукс шел в другую сторону — видимо, неправильно рассчитал, он ведь на Олдерни в первый раз. Песчаный берег тянется где-то на милю. На всякий случай отправили туда пару человек, но Брукс, видно, некоторое время отсиживался, потому что никто его не заметил. А теперь Брукса и детей заметили со спасательного катера над фортом Клонк.

Оливия с облегчением выдохнула:

— Знаю этот форт. Он ведь вдается в море, правильно? Там еще насыпь… Так что Клонк располагается на уровне моря, верно?

Бекки сразу поняла, в каком направлении движутся мысли Оливии. Если Клонк располагается низко, дети в безопасности.

— Да, но дело в том, что Брукса и детей видели не на одном уровне с фортом, а над ним. На скалах.

Глава 59

Вцепляюсь в руку Бекки так, будто от этого зависит моя жизнь. Но когда Рэй объясняет, где дети, чувствую, как кровь приливает к голове, и пульсирующая боль усиливается. Кажется, вот-вот отключусь снова. Усилием воли беру себя в руки. Должно быть, дети очень устали. Еще бы, столько часов шли пешком. Фредди наверняка плачет, Билли едва переставляет ноги и капризничает, а Жасмин?.. Скорее всего, молчит, пытается понять, что происходит, и тревожится за меня. Последнее, что видела девочка, — как Роберт ударил меня головой о батарею.

Когда Рэй выключает сирену, чувствую облегчение. Если Роберт услышит эти звуки, сразу поймет, что полиция нашла его, а я должна добраться до мужа раньше. Въезжаем на крутой холм, огибая еще один огромный разрушенный форт. Вспыхивает мигалка, из-за которой немногочисленные прохожие и водители проезжающих машин провожают нас удивленными взглядами. Рэй тормозит у края дороги, рядом с узкой тропинкой.

— Бекки, — распоряжается он, — останешься в машине с Оливией. А мы с Томом пойдем туда.

Извините, у меня другие планы.

— Я с вами, — объявляю я, молясь, чтобы меня снова не заперли на заднем сиденье. Том поворачивается ко мне. В глазах читается сочувствие, но лицо строгое.

— Оливия, вы можете пойти с нами, потому что понадобитесь своим детям. Но вы должны сидеть тихо и не попадаться Роберту на глаза. Если он вас заметит, это может его спровоцировать. Поняли?

Соглашаюсь, не зная, смогу ли выполнить обещание, когда увижу детей. Между тем Рэй кинулся бегом через поле.

— Куда это он? — настороженно шепчу я, боясь, как бы не услышал Роберт.

— Пошел проверить, что делает Роберт. Не волнуйтесь. Если ситуация будет складываться опасная, даже близко к нему подходить не станем.

Спешим по тропинке, стараясь не упускать из вида Рэя. Земля неровная, вдобавок и без того узкую дорожку почти скрывают заросли желтого утесника и сиреневой герани. Нужно внимательно смотреть под ноги, чтобы не споткнуться, однако не могу отвести глаз от Рэя. Внезапно он пригибается и, повернувшись к нам, предостерегающе вскидывает руку. Сама Роберта разглядеть пока не могу, но похоже, Рэй его видит. Сержант показывает, чтобы мы тоже пригнулись — особенно Том, который намного выше нас всех. Тихо продолжаем путь, почти пригнувшись к земле. Кому-то это может показаться нелепым, но всегда чувствовала, что могу общаться с Жасмин на расстоянии. Считаю, что телепатия — вещь вполне возможная, просто развить в себе эту силу или способность могут далеко не все. Но когда, как не теперь, прилагать все усилия?

«Жасмин, милая, ты меня слышишь? — повторяю про себя. — Ложись на землю, Жасмин, и мальчиков уложи. Сплетайтесь в узел, чтобы было непонятно, где чья рука и где чья нога, чтобы он не смог вас растащить. Это затруднит ему задачу. Давай, Жасмин, давай, дочка…»

Присоединяемся к Рэю. Наконец-то вижу Роберта и детей, прямо под нами. Все трое живы и здоровы. Едва не разрыдалась от облегчения. Роберт возвышается над ними, а Жасмин сидит на земле, опершись на руки и опустив голову. Должно быть, дорога утомила ее. Сбоку к Жасмин прижимается Фредди. Дочка не глядя обнимает его и притягивает к себе. Билли же стоит и смотрит на отца, но я слишком далеко, чтобы разглядеть выражение его лица. Должно быть, бедный мальчик находится в полной растерянности. Вокруг тихо. Стараюсь расслышать хоть какие-то звуки. Вдруг до нас донесутся голоса детей? Внизу на камни ритмично накатывают волны. Их шум и пронзительный свист кулика-сороки заглушает доносящиеся с тропинки голоса. Но потом различаю сдавленные всхлипы, будто Билли старается сдержать плач, а старшая сестра шепчет: «Тише, тише». Хотя может быть, мне просто показалось. И тут слышу низкий, похожий на рычание голос Роберта — его слышно лучше, потому что он стоит к нам лицом. Конечно, все слова разобрать не удается — звуки относит ветер. Но общий смысл улавливаю.

— Вставай, Жасмин, понесешь Фредди.

Судя по жестам, именно этого Роберт от нее и требует. Хочет, чтобы дочка взяла Фредди на руки, потому что всех троих Роберту не унести. Но Жасмин не двигается с места и только крепче прижимает братика к себе. Конечно, она делает не совсем то, о чем я просила, однако и это тоже осложнит Роберту задачу. Том и Рэй шепчутся, пытаясь решить, как поступить. Роберт слишком далеко. Если кинутся к нему сейчас, он успеет схватить детей — двоих точно — и спрыгнуть. Не слышу, что говорят полицейские, но постепенно продвигаюсь вперед, пока не оказываюсь на одном уровне с Робертом.

Внезапно он наклоняется и, схватив Жасмин за волосы, тянет, заставляя подняться на ноги. Дочка вскрикивает от боли. Мое сердце будто ножом пронзает. Забываю про всякий здравый смысл. Не позволю ему причинить вред моей девочке. Вскакиваю и бегу со всех ног. Кто-то протягивает руку, чтобы поймать меня за лодыжку и оттащить в сторону, пока Роберт ничего не заметил, но мне удается высвободиться.

— Жасмин! — кричу я. — Ложись! Ложись на Фредди! Билли, Билли, ты тоже ложись!

Жасмин резко оборачивается, и ее шелковистые волосы выскальзывают из пальцев Роберта. Дочка застывает, но всего на секунду, а потом сразу же бросается на землю, сбив с ног плачущего Фредди и накрыв его собой. Но Билли продолжает стоять, уставившись на меня. Роберт тянется было к нему, но Жасмин реагирует быстро, к тому же Билли замер в шаге от нее. Дочка вцепляется в брата и валит на землю. Вскрикнув от неожиданности, Билли падает. Остается молиться, чтобы полицейские не вмешивались. Если Роберт заметит засаду прежде, чем успею до него добежать, сразу кинется со скалы в бурлящую, бушующую воду, прихватив с собой кого-нибудь из детей. Не осмеливаюсь отвести взгляд от Роберта, однако краем глаза замечаю ярко-оранжевую лодку, покачивающуюся на волнах рядом с берегом. Спасатели. Но если Роберт спрыгнет сейчас, сделать ничего не удастся. До моря они не долетят, разобьются о камни.

— Роберт! — кричу я, вложив в эти два слога всю свою боль и переживания.

Он опустился на корточки, пытаясь оторвать детей друг от друга, но при этом не сводит глаз с меня. Пока у него ничего не получается. На бегу замечаю, как он хватает чью-то руку, но вторая плотно обвилась вокруг чьей-то ноги. Похоже, я успею добежать до Роберта, прежде чем ему удастся их разъединить.

По крайней мере, очень на это рассчитывала. Однако ошиблась. Услышав мой голос, напуганный Фредди выползает из-под Жасмин, но дочка слишком занята спасением Билли, чтобы следить еще и за вторым братом. Роберт тут же хватает Фредди на руки и начинает пятиться к краю скалы. Жасмин испуганно вскрикивает. Дочка решила, что это ее вина — не смогла уберечь брата. Хочется утешить ее, но сейчас не до того. Замираю на месте.

— Роберт, — произношу я, стараясь говорить спокойным, ровным тоном. — Не надо, прошу тебя. Отпусти Фредди.

Между тем Жасмин и Билли медленно отползают от Роберта в мою сторону. Жестом незаметно показываю, чтобы укрылись у меня за спиной. Жасмин сразу все поняла и тянет за собой Билли. Но я по-прежнему не свожу глаз с мужа.

— Ты ведь никогда не понимала, правда, Оливия? — спрашивает Роберт. — Даже не представляешь, на что я пошел, чтобы завоевать тебя, чтобы ты была моей. Хоть раз замечала, с какой любовью я забочусь о тебе?

На самом деле прекрасно знаю, на что он пошел. Догадалась. Но рассказать было некому, вдобавок доказательствами я не располагала. Со стороны Роберт производил впечатление любящего, заботливого мужа. А теперь нужно быть очень осторожной, Роберта может спровоцировать одно необдуманное слово.

— Я все понимаю, Роберт. Знаю, как сильно ты меня любишь, и очень ценю твою заботу. Прости, что причинила тебе боль.

Медленно, шаг за шагом, приближаюсь к нему. Нужно говорить убедительнее — пусть поверит, будто между нами действительно светлые чувства, не запятнанные его чудовищными злодеяниями. Будто у нас еще есть шанс. Делаю еще один шаг, стараясь придать лицу опечаленное, горестное выражение.

— Не хочу твоей смерти, — вру я. — Давай поговорим. Пожалуйста, Роберт…

На какую-то секунду создается впечатление, будто достигла нужного результата, но тут Роберт смотрит мне за спину, и выражение его лица сразу меняется. Похоже, кого-то заметил. Понял, что мы тут не одни. Крепче прижав к себе Фредди, снова начинает пятиться к обрыву. Нужно его остановить, до края остались какие-то жалкие метров восемь.

Жасмин и Билли громко плачут у меня за спиной. Смотрю на испуганное личико Фредди, и тут из головы вылетают все разумные соображения. Сейчас не до планов. Я должна спасти своего малыша. В два прыжка оказываюсь рядом с Робертом и с разбегу врезаюсь в него, чтобы сбить с ног. Роберт, конечно, маленького роста, однако я еще ниже, вдобавок сказывается разница в весе. Поэтому он покачнулся, но остался стоять. Правда, от неожиданности выпустил Фредди. Мой мальчик свободен.

Роберт хватает меня за шею и притягивает к себе, сжимая все сильнее и бормоча себе под нос какие-то бредовые речи о большой любви. Пытаюсь высвободиться, но тут слышу крик Жасмин. Поверх плеча Роберта вижу Фредди. Малыш пятится от нас, не замечая, что через каких-то несколько шагов его крошечная ножка не найдет под собой опоры. Он же сейчас упадет!

Но я не в состоянии даже сделать вдох. Борюсь не за свою жизнь, а за жизнь Фредди. Надо крикнуть, предупредить, но не могу. Пытаюсь изо всех сил, но Роберт сдавил шею так, что из гортани вырывается лишь слабый писк. Голову повернуть не получается, но тут выскакивает темная фигура и, кинувшись к Фредди, успевает поймать его возле самого края. Слава богу. Наконец-то дети в безопасности. Теперь могу умереть спокойно.

Глава 60

Сидя на диване, смотрю на старшего инспектора. Впрочем, во время казавшегося бесконечным двухчасового ожидания в машине он разрешил называть себя просто Том. Сейчас Том сидит за обеденным столом, прижимая к поврежденной руке пакет с замороженным горошком, обернутый в кухонное полотенце. Врач сказал, растяжение связок. Травму Том получил во время отчаянного прыжка, когда перехватил Фредди возле самого обрыва. Теперь я перед этим человеком в неоплатном долгу, даже не знаю, как его благодарить.

Роберта арестовали за правонарушения, совершенные на территории Олдерни, после чего увезли в участок. Британский ордер на арест придет завтра, и тогда будут решать, как с ним поступить — доставить в Манчестер, где ему предъявят обвинения в преступлениях, совершенных там, или и дальше держать на острове, вменив в вину покушение на детей и меня. Спрашивала у Рэя, что Роберт успел натворить в Манчестере, но тот ответил, что этот вопрос мне придется обсудить с Томом.

Дети облепили меня со всех сторон. К одному боку привалилась Жасмин, к другому — Билли. Оба стараются прижаться ко мне как можно теснее. Еще немного, и задыхаться начну. Фредди же забрался на колени. Лежит, плотно свернувшись клубочком. Его затылок упирается прямо в синяки у меня на шее. Но эта боль только напоминает о том, чего я едва не лишилась. Дети находятся в состоянии шока. Даже не знаю, как помочь им пережить такое потрясение. Надеюсь, что мирная, спокойная жизнь на острове со временем залечит раны. Жасмин, конечно, будет приходить в себя дольше, чем малыши. Личико у нее серьезное, лобик время от времени озадаченно хмурится. Моя девочка пытается разобраться, понять, что же сегодня произошло.

Том поглядывает на меня. Явно хочет обсудить что-то очень серьезное. Наконец встает и подходит к дивану, а потом произносит спокойным, ровным тоном, чтобы лишний раз не нервировать детей, да и меня тоже:

— Оливия, ответьте, пожалуйста, на несколько вопросов. Понимаю, вы не хотите оставлять детей, но Бекки за ними присмотрит. Сядем в столовой, оттуда вам их будет хорошо видно. Ни к чему, чтобы они услышали наш разговор.

Тихонько объясняю Жасмин, что буду рядом, и предлагаю дочке выбрать DVD. Пусть посмотрят какой-нибудь добрый, веселый мультик.

Иду за Томом и сажусь так, чтобы дети могли меня видеть. Том же располагается к ним спиной — видимо, очень не хочет, чтобы дети узнали, о чем пойдет речь.

— Том, я вам так благодарна за то, что вы сегодня сделали…

Инспектор лишь улыбается.

— А вы сами? Так рисковать жизнью… Мы уж думали, не успеем. Никогда бы себе не простил.

Мне уже рассказали, как все было. Том подхватил Фредди и передал Жасмин, а Рэй между тем повалил Роберта на землю. А пока сержант вдвоем с Томом надевали на него наручники, Бекки увела плачущих детей в безопасное место. Но я в это время уже была без сознания, так что полицейским во второй раз пришлось приводить меня в чувство. Первое, что увидела, когда очнулась, — склонившиеся надо мной грязные, залитые слезами личики всех троих моих детей. Разве есть на свете зрелище прекраснее?..

Тут Том берет меня за руку, отвлекая от раздумий.

— Мы знали, что детям грозит опасность. Софи нас предупредила. Должно быть, вы были потрясены, когда узнали, что задумал ваш муж.

— Да, но, к сожалению, не он первый и не он последний, кто жертвует родными детьми, чтобы отомстить их матери.

Кто бы мне поверил, скажи я правду — жизни моих детей в опасности? Слава богу, Софи не усомнилась в моих подозрениях, как бы невероятно ни звучала вся эта история. Впрочем, Софи еще в студенческие годы оценила всю серьезность помешательства Роберта и поэтому понимала, что он способен на все. А потом мы вместе догадались, на что именно.

Что бы я делала без Софи? Как только опасность миновала, попросила Бекки позвонить ей. Конечно, хочется поговорить с подругой самой, но дети прежде всего. А Софи наберу потом, когда мои малыши лягут спать.

Том подается вперед и, понизив голос, задает первый вопрос:

— Простите, что лишний раз беспокою после всего, что вы пережили, но не могли бы вы рассказать о своих отношениях с Данушем Джахандером?

Конечно же я этого ожидала. Казалось бы, должна быть готова, но стоит услышать, как кто-то произносит имя Дэна, и сердце тут же пронзают боль и тоска. Изо всех сил борюсь с дрожью в голосе.

— Ну, про то, как Дэн ушел, вы знаете. Теперь я вас вспомнила — вы приезжали ко мне той ужасной ночью. Кажется, будто все это случилось давным-давно. Вы тогда были очень добры ко мне. И потом тоже, когда родители погибли.

Едва не теряю самообладание. С какой стороны ни посмотри, получается, что в смерти родителей виновата я. Но Том хочет узнать о Дэне, и, взяв себя в руки, продолжаю:

— Вы же знаете, Дэн отправил мне эсэмэску, в которой просил прощения. А потом от него много лет не было вестей, но год назад Дэн разыскал меня. Хотел, чтобы мы снова были вместе. Но я не могла к нему вернуться. Я люблю его и буду любить всегда, однако я знала Роберта и не могла так рисковать.

Сижу, не в силах поднять на Тома глаза. Пальцем черчу на столе узоры — со стороны, наверное, можно подумать, будто занята важным делом, так я сосредоточена.

— И…

— Мы с Дэном встречались несколько раз. Он уговаривал меня уйти от мужа. Даже хотел свозить Жасмин в Иран и познакомить с бабушкой и дедушкой. Едва не согласилась, но вовремя одумалась. Пыталась объяснить Дэну, что мне нужно время, но он просто не желал слушать. Не верил, что, если Роберт узнает, нам всем, включая его и детей, будет грозить опасность.

— Вы знаете, что Дануш звонил вашему мужу две недели назад? Хотел договориться о встрече.

Мои узоры на скатерти становятся все более замысловатыми. Голос понижается до шепота.

— Да, Софи рассказала. Дэн в юности был горячая голова, и сейчас остался таким же. Ни в какую не хотел ждать. Но Роберт уехал в Ньюкасл, и я решила, что до его возвращения можно ни о чем не беспокоиться. Дэн уже две недели не звонил, и на мои звонки не отвечает. Наверное, обиделся, что сбежала не предупредив. Может, теперь мы… Хотя не знаю, получится ли. Столько лет прошло.

Продолжаю сидеть, опустив голову. Вспоминаю наши счастливые дни — вот Дэн смеется над чем-то, что я сказала, берет за руку, прижимает к себе, зарывается лицом в мои волосы… Том продолжает говорить, но я все еще думаю о тех временах. От этих мыслей легче на сердце.

— Судя по всему, Роберт Брукс и Дануш Джахандер договорились встретиться в вашем доме в прошлую среду. Нам известно, что этой ночью Роберт возвращался домой.

Грудь будто сдавливает железным обручем. Я знаю, что он сейчас скажет.

— Мне очень жаль, Оливия. Сегодня на вас столько всего обрушилось… Очень тяжело сообщать такую новость, но все улики указывают на то, что ваш муж убил Дануша Джахандера.

Роняю голову на руки. Неизбывное горе так и рвется наружу. С Робертом я не могла дать своим чувствам выход, но теперь никто не помешает мне оплакивать моего милого, прекрасного Дэна. Он как живой стоит перед глазами. Вот он обнимает меня, а я чуть отстраняюсь, глядя в его шоколадно-карие глаза и улыбаясь. Том продолжает рассказывать подробности, а Дэн между тем улыбается в ответ. Думаю, он гордится мной.

— Мы обнаружили следы крови в кабинете вашего мужа. Сравнили ДНК с образцами, оставшимися на перчатках, принадлежавших Данушу. Их мы нашли на чердаке, в коробке с вещами. Но мы хотим убедиться наверняка, что кровь принадлежит именно Дэну. Если не возражаете, нужно провести анализ ДНК вашей дочери.

Поднимаю залитое слезами лицо и смотрю на Тома. Заранее ненавижу себя за то, что сейчас скажу, но другого выбора нет.

— Конечно, инспектор. Правда, не уверена, что он вам поможет. На самом деле Жасмин Дэну не дочь. Ее отец — Самир.

Глава 61

СРЕДА

Во время полета до Манчестера Том был удивительно молчалив. Бекки же, наоборот, радовалась и торжествовала победу. Наконец-то Оливия и ее дети смогут жить спокойно. Конечно, очень жаль, что Дэн не сможет разделить с ними это счастье, но какое же облегчение избавиться от постоянного страха!

— Ты как себя чувствуешь, Том? — поинтересовалась Бекки. — Рука сильно болит?

— Болит, но жить буду, — ответил он.

Бекки ждала продолжения, но Том молчал.

— Тебя что-то беспокоит? — настаивала она. Поведение Тома ее озадачивало. Он сидел, поглощенный размышлениями, и покусывал нижнюю губу. Все это было совершенно не похоже на Тома.

— Да нет, все нормально.

Каждое слово клещами тянуть приходится. Зато Софи Дункан отреагировала, как и подобает верной подруге: когда Бекки позвонила, сообщая, что и Оливия и дети живы и здоровы, Софи была просто на седьмом небе. Про Дануша Бекки рассказывать не стала. Потом Оливия сама скажет то, что считает нужным.

— Как тебе вся эта история с Дэном и Самиром? — наконец спросила Бекки, предпринимая последнюю отчаянную попытку завязать разговор.

— А что тут скажешь? Оливия говорит, что с самого начала не стала скрывать от Дэна правду, потому он и ушел.

— Но зачем? Зачем Оливия завела роман с братом Дануша, если так его любила?

Том покачал головой:

— Не наше дело задавать такие вопросы, Бекки. Люди постоянно совершают глупые поступки по им одним понятным причинам.

Бекки понадеялась, что этим замечанием Том не пытается поддеть ее, напоминая о злосчастной интрижке с Питером Хантером. Впрочем, что за глупости? На него это не похоже.

— Скорее всего, Оливия хотела заставить Дэна ревновать и поэтому начала заигрывать с Самиром, — произнес Том. — Однако дело зашло слишком далеко. Бывает. В любом случае, несмотря на то что биологический отец Жасмин — Самир, для Оливии девочка всегда была ребенком Дануша. Так она ее и воспитала. Надо взять у Жасмин кровь для анализа, но я практически уверен, что образцы ДНК будут частично совпадать — Дануш ведь ее дядя.

— Ну и чем ты тогда недоволен? — настаивала Бекки.

— Даже не знаю. Что-то тут не так. Я чувствую. Но что именно, сказать не могу.

Некоторое время помолчали, каждый погруженный в свои мысли. Том взял было бумаги, которые только что изучал, но тут же снова отложил.

— А еще мне надо кое-что тебе сказать, хотя не уверен, правильно ли поступаю. Теперь, когда ты в нашей команде, очень не хочется тебя терять.

Бекки резко повернула голову:

— В смысле? Меня что, увольняют?

— Нет, конечно. Просто, пока мы ждали самолет в аэропорту Гернси, мне позвонили и предложили временно замещать… одного человека. В Службе столичной полиции освободилась должность.

— Скажи, что отказался.

Бекки не в силах была скрыть тревогу.

— Да, отказался. Но, наверное, ты должна знать… Это должность Питера Хантера. Даже не знаю, как ты отреагируешь на эту новость, но, видимо, жене наконец-то надоели его постоянные измены, и она подала на развод. Питер взял отпуск по состоянию здоровья — мол, сильный стресс.

Бекки притихла. Что сказать, она не знала, а Том, будучи джентльменом, не собирался ее торопить. Бекки смотрела в иллюминатор на простиравшийся внизу ковер из белых облаков. Значит, Питер и Рут развелись. Всего несколько месяцев назад эта новость привела бы ее в восторг и вновь пробудила бы надежды на совместное будущее. Бекки пыталась разобраться в собственных чувствах. Чего она хочет? Снова быть с ним? Или нет?.. Но Бекки поняла, что не чувствует ровным счетом ничего — ни удовлетворения оттого, что Питер получил по заслугам, ни радости оттого, что он теперь свободен. Бекки откинулась на спинку кресла и с улыбкой взглянула на Тома.

— Ну уж нет, так легко ты от меня не избавишься.

— Молодец, правильное решение, — пробормотал Том, едва заметно улыбнувшись, и снова погрузился в изучение бумаг.

Глава 62

ЧЕТВЕРГ

Том весь вечер и всю ночь провел, перебирая в уме известные факты и обдумывая собственные подозрения. С Лео не виделся. Просто сидел на кухне с бутылкой вина, тарелкой пасты, ручкой и листом бумаги, но так ни слова и не написал. Нужно было срочно встретиться с Филиппой.

Когда Том вошел в ее кабинет, начальница встретила его широкой улыбкой и потянулась через стол, чтобы пожать руку.

— Молодец, Том. В этот раз вы сработали особенно хорошо. Чуть позже подойду к инспектору Робинсон и выражу свое одобрение лично. И пожалуйста, передай мои поздравления всей остальной команде.

— Спасибо, Филиппа. Но, прежде чем начнем бурно праздновать успех… Есть у тебя свободная минутка?

— Конечно, садись. Ну, и по какому поводу мрачное настроение? Уж кто-кто, а ты должен радоваться и гордиться.

Том даже не знал, с чего начать.

— Ты же в курсе, что Роберт Брукс утверждает, будто не убивал Джахандера? Клянется, что всю ночь провел в отеле, а в Манчестер и обратно на его машине ездил кто-то другой. Уверяет, будто его подставили. И разумеется, тело до сих пор не нашли.

Филиппа только пожала плечами:

— Если оно действительно на болотах, как ты и предполагал, то, скорее всего, и не найдут. Естественно, Брукс клянется, что невиновен. Обычная история. А ты чего ожидал? И вообще, он единственный человек, у которого был мотив расправиться с Джахандером.

Том покачал головой. Он был убежден, что эта история не так проста, как может показаться на первый взгляд.

— В доказательство своей невиновности Роберт просил нас проверить, лежат ли запасные ключи от «ягуара» в ящике, куда он их обычно кладет. Ключей не оказалось. В то же время единственное свидетельство, что они там вообще были, — его слова, которым по понятным причинам доверять нельзя.

— Том, у нас на руках очевидное, элементарное дело на пять минут. Нам известно, что Джахандер звонил Роберту Бруксу в Ньюкасл. Они договорились о встрече, и Брукс ненадолго заезжал домой. При этом его видели даже не один, а два человека. В доме и в машине обнаружили следы крови. К утру Брукс успел доехать обратно до Ньюкасла. Из кухни исчез нож и был заменен на другой, похожий. Причем мы точно знаем, что новый нож купил Роберт. Не говоря уже о том, что Джахандер исчез: никто его не видел начиная со среды и к телефону он не подходит.

— Знаю, Филиппа, знаю. Но в этой истории многое настораживает. Да, Роберт купил новый нож, но куда подевался старый, выяснить так и не удалось. И еще странно то, что он явился в магазин с кодом товара, записанным на бумажке, но не смог разобрать собственный почерк. Идем дальше. Роберту действительно звонили в Ньюкасл с телефона Софи Дункан. Но мы не знаем, кто ему звонил и что сказал. Единственное подтверждение, что это был Дануш, желающий назначить Роберту встречу, — показания Софи. И это еще не все. Там много разных подозрительных деталей. Хотел записать их все, но, хоть тресни, в единую картину не укладываются.

— Ничего страшного, выкладывай как есть. Попробуем разобраться вместе.

— Оливия Брукс проявила незаурядную ловкость и хитрость, — продолжил Том. — Как минимум трижды ей удалось тайком уехать, скрыв от мужа свое местонахождение. И каждый раз не обошлось без Софи Дункан.

— Ну, за это ее осуждать нельзя. Судя по всему, что мы узнали, помешательство Роберта все больше усугублялось. Оливия — умная, изобретательная женщина, и слава богу, — с пылом возразила Филиппа. Кажется, прониклась к Оливии Брукс уважением.

— Что верно, то верно. Но я почти уверен, что фальшивые видеофайлы оказались в компьютере Роберта при ее непосредственном участии.

Филиппа озадаченно нахмурилась:

— Том, зачем ей это нужно? По-твоему, Оливия хотела обмануть Роберта? Заставить его думать, что была дома до пятницы?

— Возможно. Однако на этот раз Оливия возвращаться не планировала. Ну и какая тогда разница, что подумает Роберт? Скорее всего, Оливия предвидела, что мы обнаружим подделку, и хотела создать впечатление, что видео смонтировал Роберт. Разумеется, именно так мы и подумали.

Филиппа постукивала ручкой по столу.

— Не пойму, к чему ты клонишь, Том.

— Сейчас поймешь. Почему мы решили обыскать дом? — дожидаться ответа Том не стал. — Потому что показания Роберта неоднократно расходились с фактами, и мы пришли к выводу, что он лжет. Если бы Роберт не сбежал, следующий шаг, который мы предприняли бы, — проверили его компьютер. Нашли бы видеофайлы, отсмотрели бы их все, заметили, что некоторые из них — просто смонтированные вместе отрывки из предыдущих видео. Расписание на кухне также ненастоящее. Конечно, мы бы сразу пришли к выводу, что Роберт пытается отвести от себя подозрения, и Оливия на самом деле исчезла гораздо раньше, чем он утверждает. Тогда к делу, естественно, подключились бы криминалисты. Думаю, все эти улики были нарочно оставлены для того, чтобы мы принялись осматривать дом и наткнулись на следы крови.

Том видел, что его рассуждения не производят на слушательницу особого впечатления, и прекрасно понимал почему. Полноценной готовой версии у него не было, однако Том был уверен, что движется в правильном направлении.

— И потом, есть, казалось бы, несущественные мелочи. Например, сенсорный фонарь, который случайно задели таким образом, чтобы луч светил прямо в окно соседке напротив — будто нарочно, чтобы старушка вовремя проснулась. Слишком много совпадений.

Филиппа начала перебирать лежащие на столе бумаги.

— Расскажи про папку, которую изъяли у Роберта Брукса.

Том вздохнул. Это, пожалуй, самая неприятная часть истории.

— Должно быть, именно ее Брукс и прятал в тайнике за книжной полкой. Криминалисты пришли к выводу, что недавно он что-то оттуда доставал. Конечно, наверняка мы не знаем, но по размеру папка подходит. В любом случае, внутри обнаружили сотни фотографий Оливии и какие-то ключи.

— И какие выводы можно сделать из этой находки?

— Все фотографии были сделаны, когда Оливия училась в университете. Причем Брукс явно фотографировал девушку без ее ведома. Снято издалека, и качество оставляет желать лучшего, будто использовался не слишком хороший телеобъектив. Оливия на вечеринках, Оливия исполняет танец у шеста на благотворительном мероприятии в целях сбора средств на что-то там, Оливия смеется, танцует, занимается в библиотеке. Я не преувеличиваю — сотни разных кадров. И все сделаны до того, как Оливия впервые встретилась с Робертом Бруксом. Вернее, так ей казалось. Остается предположить, что одержимость у Брукса возникла давно. Возможно, он считал, что у него есть шанс, пока Оливия не родила ребенка.

Филиппа кивнула, будто подобное поведение в порядке вещей. Том понимал, что перечисление разрозненных фактов не помогает склонить собеседницу на свою сторону.

— А ключи от чего? — спросила Филиппа.

— Конечно, доказательств у меня нет, и вряд ли они будут, но подозреваю, что от дома родителей Оливии. Если он и вправду так хитер, как я думаю, при продаже коттеджа, заниматься которой Оливия предоставила ему, Роберт заменил все замки. В качестве предосторожности. А старые ключи оставил на память.

Филиппа откинулась на спинку кресла.

— Ничего себе! Получается, Роберт убил родителей Оливии?

— Совершенно верно, однако улик, повторяю, нет. Предполагаю, дело было так — Роберт пришел еще раз осмотреть квартиру — мол, сделать замеры, чтобы решить, что куда ставить, и все в таком духе, а сам потихоньку стащил ее ключи и сделал дубликат. Учитывая, что он за человек, наверняка у Роберта были дубликаты всех ключей Оливии — на всякий случай. Других родственников, кроме родителей, у Оливии нет, и Роберт понимал, что после их смерти у нее не останется другого выхода, кроме как принять его предложение крыши над головой и помощи. Таким образом, в самый тяжелый период своей жизни Оливия оказывается полностью зависима от Роберта.

— Или я что-то путаю, или ты намекаешь, что Оливия подставила Роберта Брукса. То есть ты считаешь, что Брукс убил мистера и миссис Хант, но не убивал Дануша Джахандера. Я правильно поняла?

Том покачал головой:

— Нет, неправильно. Я на все сто процентов уверен, что Роберт Брукс расправился с Джахандером.

Филиппа вскинула руки и тут же бессильно уронила их, показывая, что совершенно запуталась.

— Только произошло это не на прошлой неделе. Брукс убил Дануша Джахандера девять лет назад.

Глава 63

Том просидел в кабинете у Филиппы почти час, изложил все свои соображения, и в конце концов начальница сказала ему, чтобы шел домой. Велела как следует все обдумать — включая последствия, которые повлекут за собой его дальнейшие действия. Поэтому Том позвонил Лео. Сегодня вечером лекций у нее не было, и неожиданно Лео проявила совершенно нехарактерное гостеприимство.

— Голос у тебя расстроенный. Приезжай ко мне. Приготовлю ужин… вернее, что-то вроде позднего обеда. Поговорим, послушаем музыку. Если хочешь, можешь остаться на ночь.

Перспектива была весьма приятная. Ни с кем нельзя отдохнуть и расслабиться так, как в компании Лео. Через полчаса Том уже звонил в дверь ее квартиры. О деле сначала не говорил, только рассказал, какое красивое место остров Олдерни. Даже предложил как-нибудь съездить туда отдохнуть, и Лео согласилась. Том не решался думать, что может означать это маленькое «да». К обеду Лео купила в ближайшей кулинарии очень вкусный сыр, хлеб с хрустящей корочкой и варенье из красного лука. К вину то, что надо. Том ощутил, как постепенно отступает напряжение.

— Еще не решил, что делать с коттеджем? — спросила Лео. Естественно, она имела в виду загадочную историю с проникновением неизвестных, просто хотела намекнуть поделикатнее.

— Стив забрал все бумаги, так что беспокоиться не о чем. Знаешь, что я решил? Просмотрю их все, как только выдастся несколько свободных деньков. Попытаюсь разобраться, почему кого-то вдруг заинтересовали документы моего брата. Уверен, это все неспроста.

— Понадобится помощь, обращайся, — произнесла Лео, встав с кухонного табурета и направившись к кофемашине. Указала на нее пальцем и вопросительно вскинула брови.

— Да-да, с удовольствием.

— Ну, отдыхай, а кофе я и сама могу принести, — распорядилась Лео, протестующе взмахнув рукой, как только Том сделал попытку встать.

Том послушно расположился на диване, откинувшись на мягкие подушки и, запрокинув голову на спинку, принялся бездумно разглядывать потолок. Том услышал, как Лео поставила чашку кофе на журнальный столик. Потом она опустилась на корточки и положила руки ему на колени.

— Ну, рассказывай, — только и сказала она.

И Том рассказал. Не сводя глаз с толстой балки под потолком, поведал всю историю и поделился собственными подозрениями.

— Допустим, ты прав. И кто же тогда приезжал к Софи Дункан в пансион?

— Миссис Эванс показали фотографию Дэна, но снимок, к сожалению, девятилетней давности. Человека на фотографии она не узнала, но сказать, что это точно был не он, тоже не могла. Но Оливия явно хотела убедить нас, что приезжал именно Дануш Джахандер. Нам подбрасывали одно доказательство за другим, что Джахандер был жив и здоров еще десять дней назад — чтобы никаких сомнений не осталось.

— У тебя есть какие-нибудь улики? — спросила Лео. Наконец Том посмотрел на нее и после короткой паузы покачал головой:

— Нет. Хотя, если мои предположения верны, можно было бы проверить кровь на цитраты.

— И что это даст?

— Я подозреваю, что на самом деле в кабинете Брукса никого не убивали. Следовательно, по стене разбрызгана кровь живого человека. Одновременно такое количество взять невозможно, а значит, кровь брали по пинте-двум на протяжении нескольких дней или даже недель. Выходит, перед тем, как принести кровь в дом Бруксов, ее где-то хранили. А чтобы не свернулась, в нее пришлось добавить некие химикаты. Какую-то разновидность цитратов. Вчера нарочно узнавал. Однако в список обычных тестов проверка на цитраты не входит.

— Так в чем проблема?

— Джумбо говорит, что удалось обнаружить лишь микроскопические следы крови. Достаточно для анализа ДНК, но слишком мало, чтобы выявить наличие цитратов.

— А Филиппа что сказала?

— Дала понять, что категорически против дальнейшего расследования. У нас железные доказательства, виновность Роберта доказана. Нет никаких свидетельств того, что Брукса подставили. Если у меня будет что предъявить, дело, конечно, придется пересмотреть, но одной интуиции недостаточно. И конечно, если девять лет назад Роберт Брукс действительно убил троих человек, однако предъявить ему соответствующие обвинения не представляется возможным, придется работать с тем, что есть. Я не могу доказать, что Роберт никого не убивал сейчас, но точно так же у меня нет доказательств того, что он совершил три убийства много лет назад. Точно известно одно — Роберт клялся, будто ни разу не встречал Оливию в университете, но это неправда. А когда мы сказали, что на Энглси его жену навещал Джахандер, Роберта наше предположение как будто позабавило. Теперь понятно почему — он ведь точно знал, что Дэн мертв.

— Значит, Филиппа хочет, чтобы ты оставил это дело в покое, но ты не можешь так поступить.

Это был не вопрос, а утверждение. Том закрыл глаза. Признаваться не хотелось, но придется.

— Помнишь, год назад я говорил, что есть один секрет, который не открою никогда и никому?

Том был уверен, что Лео не забыла, и даже подозревал, что это и есть тот самый барьер, который она не в состоянии преодолеть. Ответа Том дожидаться не стал.

— Так вот, однажды я позволил убийце уйти от правосудия. Взял на себя роль и судьи, и присяжных. Но с того дня совесть просто покоя не дает. Конечно, до сих пор считаю, что поступил правильно. Но не мое дело принимать такие решения. Для этого существует правоохранительная система, причем проверенная и эффективная. Хотя иногда бывает, что, сделав все по правилам, нарушаешь другие законы — моральные, общечеловеческие. Филиппа считает, что случай с Оливией как раз такой. Но не уверен, что смогу снова посмотреть на дело сквозь пальцы и отойти в сторону. Как мне с этим жить?

Лео взяла его руки в свои и, поднеся одну к своей щеке, нежно поцеловала.

— В этой ситуации вся ответственность лежит не на тебе, а на Филиппе. И вообще, что будет, если отпустить этого человека? Ты можешь гарантировать, что он не убьет детей?

Том снова откинулся на спинку дивана. Разговор снова взволновал его.

— Наверное, нет.

— Получается, ты переживаешь из-за того, что Роберта Брукса приговорят к пожизненному заключению за преступление, которое он совершил! Просто в другое время и при других обстоятельствах, вот и вся разница. Ну, и что же неправильного, Том? В любом случае Филиппа, похоже, готова взять на себя ответственность за это решение, а значит, оно на ее совести.

Том продолжал сидеть, уставившись в потолок. Некоторое время оба молчали. Том почувствовал, как Лео придвинулась ближе. Ее мягкая грудь задела его ногу. Том чуть не застонал в голос. Дыхание Лео стало быстрым и прерывистым. Том ощутил легкий острый аромат ее духов. Совсем рядом…

— Знаешь, что мне больше всего в тебе нравится? — тихо спросила Лео робким, нерешительным тоном. — Ты такой честный. Никогда не подводишь тех, кто тебе доверился. Ты первый мужчина, на которого я могу положиться… по крайней мере, так мне кажется.

Том затаил дыхание. Неужели она правда так думает? Том, конечно, старался взять чувства под контроль, но точно знал, что влюблен в эту женщину. Опустив голову, посмотрел в эти прекрасные, чуть испуганные глаза. Их взгляды встретились, и Том понял, что сейчас его не волнует больше никто и ничто. Руки Лео пришли в движение, скользнув вверх по его бедрам. И тут она приникла к груди Тома.

— Останься на ночь, — тихо попросила она.

Том погладил ее по волосам.

— А завтра?..

Лео повернула голову и поцеловала его руку.

— И завтра, — улыбнулась она. — А может, даже послезавтра.

Глава 64

НОЯБРЬ

Машина с трудом преодолевает ямы и ухабы узкой дорожки. По возможности стараюсь объезжать самые крупные булыжники и глубокие рытвины. Наконец-то купила нормальную машину вместо этого дурацкого «жука», который подарил Роберт. Спору нет, машинка хорошенькая, но это, пожалуй, самый непрактичный и неудобный автомобиль для женщины с тремя маленькими детьми. До сих пор помню, как остолбенела, когда Роберт доставил подарок к дому. К счастью, мой открытый рот он истолковал как признак восторга и восхищения.

— Черт, Лив! Поаккуратней нельзя? Еще раз так тряханешь, опять в больницу загремлю!

Смеюсь. Как же я рада, что подруга рядом со мной! К сожалению, Софи пришлось выдержать еще несколько операций на ноге. Последствия нападения Роберта оказались более серьезными, чем показалось врачам при первом осмотре. Но Софи категорично заявила, что непременно поедет со мной. Ей ли не знать, как мне это нужно.

Наконец дорожка закончилась. Пора выходить на ноябрьский холод. В воздухе висит промозглая сырость. Невольно передергиваюсь, но в унылом пейзаже болота Сэддлуорт есть что-то завораживающее. Когда стоишь здесь, поверить трудно, что мы совсем недалеко от Манчестера. Здесь совершенно пустынно, если не считать белеющее вдалеке стадо овец и прячущиеся в укромных низинах каменные сельские домики. На холмах ни единого деревца, но земля покрыта одеялом жухлой травы, перемежающейся открытыми участками торфяной почвы. Замираю на этом зеленовато-коричневом ковре. Кое-где виднеются поблекшие сиреневые цветы увядающего вереска.

— Далеко идти? — спрашивает Софи, доставая трость с заднего сиденья.

— Нет, тут совсем рядом, — отвечаю я, надеясь, что правильно запомнила место. Страдания Софи и без того на моей совести, меньше всего хочется усугублять.

— Значит, здесь, да? Точно уверена? — уточняет Софи.

Если честно, нет. Но, если даже не здесь, то близко, очень близко.

Сворачиваем с дорожки и направляемся к болоту, потом переходим по деревянным ступенькам на другую сторону ограды.

— Думаешь, придет? — спрашиваю я. Перед встречей очень нервничаю, но знаю, что поступила правильно, позвав его сюда.

— Если обещал, придет. Он же тебя ни разу не подводил, вспомни!

Софи плюхается прямо на рыхлую поверхность, не обращая внимания на сырость, мгновенно пропитавшую джинсы.

— Хочешь, оставлю вас наедине? — предлагает подруга.

Нет, без поддержки мне не обойтись. Но сначала надо убедиться, что он вообще придет. Молча ждем, вслушиваясь в тишину. Наконец различаем вдалеке хруст камешков под колесами. Вдруг из кустов с громким, хриплым криком вылетает вспугнутый фазан. Вздрагиваю от неожиданности. Наконец машина останавливается рядом с моей. Выходит мужчина и сразу поворачивается спиной, чтобы захлопнуть за собой дверцу. Невольно ахаю. Он отрастил волосы длиннее, теперь они доходят до воротника и чуть завиваются от влажности. На какую-то секунду поверила в невозможное. Софи с трудом поднимается на ноги.

— Молодец, нашел, — произносит она вместо приветствия.

Он машинально кивает, но не сводит глаз с меня. Внимательно изучает мое лицо, пытаясь оценить, в каком я состоянии.

— Ну как ты, Лив? Сколько месяцев не виделись! Иди сюда.

Он распахивает объятия. Два раза меня приглашать не надо. Горло сжимается так, что едва могу говорить.

— Спасибо, что приехал… Самир.

Голос предательски дрогнул. Чуть было не назвала его Дэном. Но я стольким обязана этому человеку. Пожалуй, он сделал для меня не меньше, чем Софи.

— Не знаю, как вас и благодарить. Что бы я делала без вас обоих?..

— Лив, Дануш был моим братом. Я просто не мог поступить иначе, — произносит Самир. Несмотря на то что прошло столько лет, боль его не становится менее острой, да и как иначе? Ведь Самир узнал правду совсем недавно.

— Ты же моя лучшая подруга, — подхватывает Софи. — Думаешь, мы бы тебя бросили на произвол судьбы? Как же! Правда, я чуть было не завалила все дело, когда позволила той тетке себя сфотографировать.

— Но все же обошлось. Наоборот, эта история с фотографией нам даже помогла. Реакция Роберта очень хорошо вписалась в общую картину, и в результате получилось правдоподобнее. Но вы оба так рисковали. И до сих пор рискуете, — честно прибавляю я. — Вдруг…

— Никаких «вдруг», — произносит Самир, прижав палец к моим губам. — Роберта арестовали пять месяцев назад и уже осудили за убийство. Если у меня до сих пор не взяли анализ ДНК, то теперь точно не возьмут, так что хватит нервничать.

Чуть отстраняюсь от Самира и киваю. Конечно, путь мы выбрали рискованный, но другого выхода не было — я должна надежно защитить детей раз и навсегда.

— Ну что, пойдем? — предлагаю я. — Тут недалеко.

Шагаем вперед, одновременно и торопясь, и не желая добираться до места. Хотя мы уже знаем, что с ним произошло, здесь это осознается по-новому, будто в первый раз.

— Почему ты думаешь, что он именно здесь? — спрашивает Самир.

Мне трудно об этом говорить, но прилагаю все усилия, чтобы взять себя в руки.

— Понимаешь, воображение у Роберта развито не слишком хорошо. Я заметила, что его очень, даже слишком, интересовала история «болотных убийц» — вернее, тот факт, что тело последней жертвы, Кита Беннетта, так и не нашли. Семь лет назад, когда я ждала Билли, Роберт привез меня сюда. Сказал, прогулка нам обоим пойдет на пользу. Мы шли, потом остановились чуть подальше от того места, где мы сейчас. Я устала и села на камень. И тогда Роберт опять начал рассуждать о болотных убийцах.

Продолжать я не в силах, ведь теперь этот случай приобретает еще более зловещий смысл, чем мне тогда казалось. Но Самир должен знать, что произошло с братом. Просто не имею права молчать.

— Одну фразу запомнила слово в слово: «Интересно, сколько тел здесь спрятано? Возможно, одно из них прямо у нас под ногами». Я еще обратила внимание — говорил о таких ужасных вещах, а сам улыбался.

Перевожу взгляд с Самира на Софи. Похоже, они начали понимать, каким искаженным способом рассуждал Роберт. Ни слова не говоря, протягиваю друзьям обе руки. Самир берет меня за одну, Софи — за другую. Обмениваемся ободряющими пожатиями.

— Когда ты поняла, что Роберт убил Дэна и твоих родителей? — спрашивает Самир. — И как это случилось?

Бросаю взгляд на Софи и слабо улыбаюсь. Кусочки головоломки начали собираться в целостную картину, когда мы встретились снова почти два года назад. Как только Софи сказала, что Роберт — тот самый «стремный парень», все встало на свои места.

— Софи упомянула, что случайно встретила тебя. Спрашивала о Дэне, а ты ответил, что он не выходил на связь с тех пор, как ушел от меня. И тогда я поняла, что его нет в живых. Дэн очень любил тебя, Самир. Он никогда не смог бы порвать ни с тобой, ни с другими родными. А в то, что в доме родителей произошел несчастный случай, я с самого начала не поверила.

Дальше говорить не могу, поэтому Софи продолжает за меня:

— Заставила Лив рассказать все в подробностях, начиная с того дня, как она познакомилась с Робертом. Всего несколько часов, как квартиру на продажу выставила, а он уже в дверь стучался, причем купил практически не глядя. Тут-то я и поняла — нет, это не простое совпадение. А потом, когда погибли родители Лив, примчался, изображая благородного спасителя. Но проблема в том, что Лив ни разу не говорила, где они живут! Вот и начали перебирать все, начиная со дня так называемого знакомства и заканчивая ночью, когда Роберт грозился убить детей.

— А про Дэна как догадались? — спрашивает Самир, не сводя с меня добрых карих глаз — совсем как у брата.

— В первый раз поняла, что Роберт знает про исчезновение Дэна больше, чем надо, когда он взял да и сказал Жасмин, что ее папа сбежал в Австралию. Сама слышала. Но про Австралию я Роберту не рассказывала. Вообще избегала говорить про эту историю — тогда мне было очень стыдно, что меня бросили с младенцем на руках. Полиция, конечно, была в курсе, но больше никого я в такие подробности не посвящала — до тех пор, пока не встретилась с вами. Должно быть, Роберт убил Дэна, а потом поехал в аэропорт с его телефоном и кредитной картой. Бедная Жасмин. Роберт не имел права говорить моей дочери такие вещи.

— Кстати, как наша дочь? — спрашивает Самир с самым невозмутимым видом.

На секунду закрываю глаза. Мне так стыдно за эту ложь, но что оставалось делать? Мысленно прошу прошения у Дануша и поворачиваюсь к его брату.

— Самир, прости, пожалуйста, мне так жаль… Надеялась, до этого не дойдет.

Самир смеется:

— Расслабься, шучу. Знаешь, Лив, такой дочерью можно только гордиться. Я все рассказал жене. Она нас полностью поддерживает и, когда разговаривала с полицией, роль свою исполнила блестяще.

Обеспокоенно хмурюсь. Самир, конечно, специалист и лучше нас знает, как избежать риска, и все же именно он подвергался самой большой опасности. Самир медленно и осторожно забирал собственную кровь, пинта за пинтой, пока не накопилось достаточное количество, чтобы изобразить сцену убийства. Мы надеялись, что старые перчатки Самира, засунутые в коробку с вещами Дэна, окажутся для полиции достаточным доказательством и другие образцы ДНК им не потребуются. Но всегда существовал риск, что они захотят на всякий случай взять анализ у Жасмин. Тогда эксперты поймут, что обнаруженная на стене кровь принадлежит близкому родственнику, но никак не отцу девочки. Пришлось соврать, но знаю — Дэн простит меня за эту ложь.

Каждый наш шаг был связан с большой опасностью. Сколько раз план был на грани срыва? А что, если бы миссис Престон заметила, что мужчина, вышедший из машины посреди ночи, слишком высок, чтобы быть Робертом? Оставалось надеяться, что бьющий в глаза луч сенсорного фонаря помешает соседке как следует разглядеть Самира и он благополучно доберется до дома. Однако слишком многое зависело от усердия полиции и любопытства соседей.

Медленно, облегченно выдыхаю. Наконец-то все трудности позади, и мы можем спокойно спать по ночам. Отпускаю руку Самира и кладу голову ему на плечо. Если закрыть глаза, на секунду можно представить, что рядом со мной Дэн.

— Ну, теперь мы на месте. Даже если нет, то почти. Роберт привел меня сюда и именно здесь начал рассуждать про то, что у меня под ногами. Зная его искаженный образ мыслей, вряд ли я ошиблась.

Смотрю то на Софи, то на Самира. Софи грустно улыбается, Самир коротко кивает. Открываю сумку и достаю одну-единственную белую розу. Подношу цветок к губам и целую, потом опускаюсь на колени. Осторожно опускаю розу на влажную землю. Чувствую на плече теплую руку Самира.

— Спасибо, мой милый Дэн. За все, что ты для меня сделал, за все, чем ты для меня был, и за нашу прекрасную дочь. Прости, что хоть на секунду усомнилась в тебе.

Со стороны жизнь Оливии Брукс кажется безоблачной и беззаботной: любящий муж, исполняющий все ее прихоти, трое прекрасных детей, комфортабельный дом в пригороде Манчестера… Но однажды Роберт, супруг Оливии, заявляет в полицию о таинственном исчезновении жены и детей. При этом все ее личные вещи, включая кошелек и мобильный телефон, лежат на своих местах. Но это не единственная странность, которая сразу привлекает внимание полицейских. Детектив Том Дуглас вспоминает, что имя Оливии Брукс неоднократно фигурировало в делах, в ходе расследования которых не удалось обнаружить преступного умысла. Произошедшее оказывалось или несчастным случаем, или простым недоразумением. Что же на этот раз случилось с молодой женщиной и ее детьми? Тому Дугласу предстоит ответить на непростой вопрос: кто из супругов сплел сеть хитроумной интриги, а кто стал ни о чем не подозревающей жертвой?

Спи спокойно

Рейчел Эббот родилась 29 сентября 1952 года в Манчестере, Великобритания. Большую часть трудовой биографии Рейчел посвятила управлению своей компанией, занимавшейся созданием веб-сайтов, а также разработкой дизайна и программного обеспечения преимущественно для образовательных проектов.

В 2000 году Рейчел продала компанию и, хотя ей пришлось работать в течение еще пяти лет, смогла исполнить первую свою мечту — купить виллу в Италии. После переезда в Италию у Рейчел появилось время на исполнение второй мечты — написания романа. Он увидел свет в 2011 году и сразу завоевал верхние строчки рейтингов.

Последующие романы Рейчел Эббот столь же высоко оценены читательской аудиторией.

Спи спокойно

Бестселлер № 1 среди электронных книг во всем мире!


Этот роман заставит вас поломать голову в поисках разгадки… но как только вам покажется, что вы нашли ответ, правда вновь станет ускользать от вас.

Suspense Magazine


Сюжет этой книги как паутиной оплетен ложью, предательством, обманом и страхом!

Booklist


Это действительно один из самых лучших остросюжетных романов 2014 года.

Amazon Vine Voice


Дети и муж Оливии пропали… Женщина подозревает самое худшее, ей кажется, что она никогда больше не увидится с ними, и у нее есть на то основания… Кажется, темное прошлое героини постучалось в дверь и расплаты не миновать.

Goodreads

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.


home | my bookshelf | | Спи спокойно |     цвет текста