Book: Тайный смысл нынешних и грядущих событий



Тайный смысл нынешних и грядущих событий

Барон

РАУЛЬ де РЕННЕ

ТАЙНЫЙ СМЫСЛ НЫНЕШНИХ И ГРЯДУЩИХ

СОБЫТИЙ

Baron Raoul de RennesDerrieres les coulisses de la politique et de la diplomatie officialle.

Ad usum initiatirum, Bordef, 1931.

`Нова Штампария` Белград, Кнез Милетина 28.

За штампарию Александр Милиненич, Белград,

Кнез Милетина

В первых главах своего труда барон де Реннэ обширно касается организаций и деятельности Всемирного

Израильского Союза и его служебных органов, разбросанных по всему свету и носящих многоразличные названия. Интересующихся этим вопросом лиц, мы отсылаем к этим главам, которые мы считаем излишним приводить, так как они касаются достаточно известных вопросов, по которым к настоящему времени существует объемистая литература.

В ряде обманов, не условных обманов, которые создаются и вводятся в народные массы ради их дисциплинирования и духовного воспитания, а обманов, рассчитанных на то, чтобы при помощи их обмануть бдительность правительств народов и подчинить эти народы чужой власти, особенное место по своей продуманности, целесообразности и мудрости занимает тот обман, который в течение стольких веков преподносился миру в вопросе об английской культуре и о форме правления в Великобритании.

Если, впрочем, в настоящую сущность и настоящие задачи и цели английской культуры, обобщаемой теперь даже термином `европейская культура`, пытливый ум не вполне загипнотизированного мыслителя неоднократно уже старался проникать и задаться вопросом, насколько эта культура отвечает высшим запросам человеческого духа вообще и расовым, национальным и племенным свойствам отдельных человеческих группировок в частности, и не является ли эта культура в действительности лишь средством, с одной стороны, для совращения исканий духа с праведных путей, а с другой, для насильственного извращения и насильственной нивелировки в нужном для целей английской политики направлений всех веками созданных и устоявшихся укладов жизни различных народов, - то в тайники управления внутренней и внешней политики Англии никто не пытался заглянуть с целью выяснения и поведания миру, что скрывается в этих тайника. По-видимому ни у кого из непосвященных даже и не зарождалось подозрение, что действительное управление судьбами Англии происходит не в том виде, в каком оно представляется всему миру, и что общеизвестная английская форма правления с ея классическим парламентаризмом не соответствует действительному государственному механизму страны.

Все народы, и не только иноземные, но и широкая масса собственного народа, были уверены, что Великобритания завоевала себе свое положение в мире и сделалась в области государственного устройства чем-то вроде идеала для большинства современных народов только благодаря совершенству своего правящего аппарата. И правда, свое могущество Англия сумела достигнуть и удержать до последнего времени действительно только благодаря своей форме правления, но не той, которая известна всему миру, а той, которая состоит из чрезвычайно искусной комбинации явных форм правления с тайными, известными только тем, кто принимает в них участие.

Считается аксиомой, что `Английский Король царствует, но не управляет`. Между тем аксиома эта совершенно неправильна: в действительности английский король именно управляет и, притом, управляет более самодержавно, чем многие былые монархи, считавшиеся самодержавными и неограниченными. Происходит же это вследствие того, что король является главой особой системы негласных законспирированных установлений, руководящих всеми сторонами государственной и общественной жизни страны.

Наряду с явными органами государственного управления, т.е. Верхней и Нижней

Палатами и административно-судебными и дипломатическими установлениями, на всей территории Великобританский Империи существуют организации, которые скрыто от глаз непосвященных оказывать решающее влияние на внутреннюю и иностранную политику государства.

Организации эти на вывеске своей имеют лозунги чисто научного и гуманитарного свойства и таковыми они кажутся огромной массе своих членов, не достигших в них степеней и не посвященных в тайну настоящих задач. А между тем, эти последние, в действительности, находятся, исключительно в области политики и все, что делается в этих организациях, приноровлено только к политическим планам Англии. В зависимости от различных способов, какими эти планы должны быть осуществляемы, названные организации делятся на две главные группы: островную и континентальную с целым рядом степеней в каждой из них. Члены отдельных степеней каждой группы объединяются на местах в особые `Ложи`. Основные задачи и конечные цели континентальной и островной системы лож одни и те же, а именно - укрепление мощи

Англии и расширение ея владычества в мире, но способы и приемы их работ диаметрально противоположны.

Континентальная ложи учреждены для того, чтобы распространять в мире учения и взгляды, которые бы ослабляли силы и размягчали крепость иностранных государств и, таким образом, мирным путем подготовляли эти государства к поглощению их английской великодержавностью или впредь до времени, к подчинению их, в качестве бессознательных исполнителей, целям английской политики. Эти ложи должны были, но исключительно для заграничного экспорта, создавать и популяризовать при посредстве своих филиалов на континенте различные учения и теории, которые бы подрывали основы всякой государственности; национализм и религию. Из недр этих ложь, покрывших с течением времени своими филиалами все государства мира, вышли так называемые либеральные учения. Эти ложи были плодовитыми матерыми всех революций последних трехсот лет и источником всех беспорядков, волнений и восстаний почти во всем мире.

Так как продукты деятельности этих ложь не предназначены для употребления на территории самой Англии, т.е. на Британских островах, а предназначены только для вызова, в соответственно приспособленном виде, то количество таких лож в самой

Англии сравнительно незначительно. При этом они состоят почти исключительно из иностранцев и Великобританских инородцев (т.е. Великобританских поданных инородческого происхождения). Сами же англичане состоят в них или на командных должностях или же сравнительно в небольшом числе, ради декорации.

В зависимости от данного подбора, т.е. данной группировки иностранцев и инородцев, отдельные ложи несколько видоизменяют и приспосабливают свои внушения к реальным задачам, которые английская политика связывает с данной группировкой.

Отсюда возникают такие противоположные принципы, применяемые к разрушению, сложившегося государственного строя или уклада жизни, как например `самоопределение народов` в тех случаях, когда надо расчленить какой-нибудь государственный организм, и `объединение народностей`, когда надо эти народности соединить под одной властью, послушной внушениям исходящим из английских ложь (например объединение Италии во времена Гарибальди, объединение Германии во время Бисмарка и Мольтке, когда английская политика рассчитывала, но была обманута в своих расчетах, что объединенная

Германия будет послушным орудием в ея руках.

За границей и среди непосвященных английских подданных, когда говорят о ложах, то имеют в виду исключительно эти ложи. Точно также и весьма значительная литература, которая по сие время имеется по вопросам существования, цели и тактики разбросанных по всему миру ложь, касается только лож континентальной сети.

ОСТРОВНАЯ СИСТЕМА ЛОЖ является организацией, куда входят все природные англичане, которым предстоит играть более или менее серьезную роль в политической, общественной или экономической жизни своего отечества, и где они получают политическое воспитание и образование, в дополнение к тому, которое они уже получили в учебных заведениях. Ни один человек, не состоящий в этих ложах и не заслуживающий доверия их руководителей, не может рассчитывать на какой либо успех в своей государственной или общественной карьере или деятельности. Существование этих лож хранится в глубочайшей тайн от иностранцев `не островитян` и даже от тех англичан, которые не привлечены туда в качестве членов. Если же когда-нибудь кто-либо из непосвященных нащупывал существование такой ложи, то его всегда убеждали, что эти ложи ни что иное, как та же континентальная ложа, но выделившая из себя подложу для разработки и обсуждения какой либо отрасли знания, особенно интересующую данную группу членов. Подобная оговорка являлась тем более правдоподобной и естественной, что многие члены островных лож являются членами континентальных лож, куда они входят для декорации и для проведения инструкции, полученных в островных ложах.

Воспитание в ложах островной системы ведется в строго патриотическом и национальном духе. Все те начала, которые служат основной каждой государственности, подробно объясняются и последовательно внушаются братьям островных ложь и доводятся даже до крайних степеней своего выражения: как известно, у англичан патриотизм доведен даже не только до шовинизма, но и до более крайней степени, носящей название `джингоизма`, национализм - до национального высокомерия и заносчивости, а религиозность - до ханжества. Наряду с этим там же преподается и искусству развращения чужих народов и объясняется необходимость двойной морали в политике: то, что составляет оплот и силу всякого государства и всякого общежития, необходимо в своем государстве не только беречь и охранять, но даже возводить в священный культ; но в то же время и то же самое в других государствах надо подрывать, разлагать и истреблять. Одним словом, в политике надо поступать по принципу `то, что хорошо для меня, должно в твоих глазах быть нехорошим для тебя` и наоборот, что вредно и опасно для меня, ты должен считать полезным для себя. Благодаря такому приему

Англии в течение долгого времени удавалось уберечь руководящие слои своего собственного народа от той заразы, которую она вносила в остальной мир. По этой же причине все английские уроженцы, которые привлекались в континентальные ложи, заранее застрахованы от заражения таким растлевающими теориями, которые преподавались в тех ложах. Мало того, они сознательно помогали руководителям континентальных лож вести толпу братьев по обманному пути, противоположному тому, по которому они шли в вопросах собственного государства.

Так как в ложи попадают исключительно по приглашению, а не по своей просьбе, то в зависимости от роли, к какой предназначен тот или другой субъект, его привлекают в ту именно ложу, которая должна его соответственным образом `обработать` и подготовить к предстоящей роли. Но общие и основные начала во всех островных ложах одинаковы на всех их ступенях. Только по мере продвижения в высшие степени члены посвящается в некоторые особенные секреты государственного механизма и народовластия, секреты, которые сообщаются не всем в одинаковом толковании и освещении. На самых же высших степенях все островные (айлендские) ложи уже сливаются в одно русло и работают совершенно согласно не только в одном и том же направлении, но и при посредстве одной и той же тактики и одних и тех же приемов. Наконец, на самом верху, в качестве

Великого Магистра (Гроссмейстера) всех лож, состоит Английский Король, который эту должность занимает наследственно и слово которого в этих ложах - закон.

Так как отличительной чертой организации всех лож является строгая дисциплина, обязывающая всех членов под угрозой жестоких репрессий беспрекословно и точно исполнять все решения своей ложи и все приказания ея мастеров и старших братьев, а каждая ложа в свою очередь обязана в точности следовать указаниям высшей ложи, то становится ясным, какое огромное значение имеет в этой организации слово Короля и какую роль он в действительности имеет огромную власть в государстве, (прим. переписчика: это не совсем так. Король только `подставное лицо` действующее по `указке` тайных, выше его стоящих лиц. Как может `недалека` Королева Елизавета и др. ей подобные монархи управлять такой сложной организацией. Исполнять же `чужую волю` они могут).

Если бы задачи островных лож заключались только в принципиальном обсуждении различных этнических вопросов и явлений государственной и общественной жизни, то и тогда значение их было бы велико, так как они тем самым внушали бы своим членам определенное миросозерцание и определенное отношение к тем или иным внешним проявлениям, а, следовательно, и их образ действий при столкновении с этими явлениями.

Но дело в том, что задачи этих лож не ограничиваются только теоретическими обсуждениями различных вопросов. Начиная с известных степеней, там обсуждаются все решительно вопросы внутренней и внешней политики причем, разумеется, директивы даются высшими ложами. Если вопрос имеет государственной значение, то окончательное решение его следует не иначе, как по утверждению его Королем, и затем это решение сообщается к неукоснительному исполнению всеми заинтересованными ложами, члены которых обязаны проводить его в жизнь через официальные учреждения, в которых они числятся. Поэтому процедура, которая происходит в представительных английских учреждениях - в Палатах Лордов и в Палате Общин является в сущности лишь бутафорией, рассчитанной на введение мира в заблуждение. Так как большинство членов Палат состоит членами островных лож, то они является на заседания законодательных палат уже с готовыми решениями. Но для создания иллюзий, роли между ними заранее уже распределены, Так, что одни, например консерваторы, обязаны говорить в одном духе, а другие либералы, должны оппонировать в другом смысле, причем взаимоотношение сил для голосования вопроса в нужном смысле заранее уже уточнено и установлено так, чтобы налицо оказалось нужное большинство, а оппозиция оказалась в меньшинстве, или же наоборот. В глазах же непосвященных кажется, что происходят свободные прения, свободное волеизъявление народа, свободное голосование со всеми последствиями свободного парламентского режима, т.е. со случайным якобы низвержением кабинета и со свободным образованием нового кабинета и т.п.

Точно также происходит дело и в административной области. Королю преподносят как будто бы только на подпись предложения министров, которые, однако, в действительности уже ранее были решены по желанию и указанию Короля во время совещаний в высшей ложе. Равным образом все министры и все остальные административные и даже судебные органы решают дела так, как это предварительно поставлено в ложах.

Из сказанного видно, что Английский Король на самом деле является Монархом, который не только царствует, но и управляет своей страной со всей полнотой самодержавной власти.

Изложенная система управления государством, при помощи двух параллельно действующих сил, т.е. явных органов правительства и скрытой власти островных лож, создала такой уклад жизни, который является характерным для Англии и который принято ставить в пример другим народам, как пример свободы и свободных форм общественной жизни. Между тем, из сказанного становится ясным, что вся английская пресловутая `свобода` диктаторски регулируется островными ложами, которые умеют заставить исполнить свои приказания и которые немилосердно наказывают или даже устраняют тех, кто, даже не зная об их существовании, действует не так, как им нужно. Можно смело сказать, что в Англии все области жизни положительно скованы этим давлением островных лож. Только эти цепи носят название `традиция`, `обычай`, `приличие`, `джентельментство` и другие тому подобные термины, которые прикрывают действительные причины, дисциплинирующие волю и жизнь англичан в нужном для английской цивилизации направлении.

Многое из того, что невооруженному глазу представляется свободным в действительности, является рабом порядка вещей, созданного и установленного объясненными режимом. Так, например, пресловутая свобода английской печати, о которой так громко и навязчиво кричат заграницей и которая выражается в почти полном невмешательстве в ея область административных и полицейских властей, на самом деле есть фикция, ибо она скована по рукам и ногам угрозою репрессий, которые будут применены к ней со стороны всемогущих лож. Стоит, например, какому-нибудь органу выступить против какого-нибудь жизненного интереса государства или начать распространять непатриотические взгляды, как он немедленно теряет большую часть подписчиков и розничная продажа его почти исчезает. Происходит это же потому, что в таких случаях из лож исходит директива бойкотировать и не читать такой орган. Почти то же случается, если орган переступает границы допустимого интереса к жизни частных лиц: в таком случае орган объявляется `некорректным` и читать его считается неприличным.



Такими же приемами регулируются и поступки всех таких отдельных лиц и организаций, в которые имеют хотя какое-нибудь значение в общественной жизни.Благодаря изложенному механизму правящего аппарата, обеспечивается устойчивость всей государственной политики, как внешней, так и внутренней, Ибо как бы не называлась партия, которая приходит к власти, ея политика является, в сущности, продолжением всей предшествующей политик, в том числе и политики противоположной по названию партии, т.к. вся политика ведется и регулируется одним и тем же, общим для всех партийных деятелей, органом. Если и происходят колебания, то толь такие, которые не затрагивают жизненных сторон государства и которые почему либо нужны в данный момент для иностранной политики. Последняя же именно поэтому всегда во все времена и отличались своей традиционностью, непрерывностью и последовательностью в своих стремлениях и достижениях. В то время, как в других странах новые государственные деятели зачастую разрушали то, что было сделано их предшественниками, в английской политике каждый новый деятель, не зависимо от своей партийности и личных симпатий, продолжал неуклонно идти теми же путями и к той же цели, как и все его предшественники. Разрушая традиции в других землях, Англия бережет их у себя, как зеницу ока, ибо это ея главное духовное богатство, составленное как синтез из многовекового опыта в своих успехах и неуспехах, в своих победах и поражениях.

Осмеивая внешняя формы традиционного быта других народов, Англия с умилением держится за свои формы, за свои обычаи и за свои церемонии, как факторы, отмежевывающие ее от остальных рас и народов, и в этом она следует по стопам другого народа, который благодаря таким же причинам, пронес сквозь тысячелетия свою национальность и сохранил ея жизненные силы до настоящих дней.

Все, что только сказано, нуждается в настоящее время в дополнении и в поправке.

Долгое время работа континентальных лож походила на работу тех химиков, которые в своей лаборатории изготовляют ядовитые вещества для отравления посторонних лиц в уверенности, что сами они и члены их семейства застрахованы от заражения и отравления этими веществами, тем более что они на всякий случай давали своим близким противоядие. И действительно, в течение долгого периода времени их уверенность, казалось, оправдывалась на деле. Между тем, потому ли, что секрет их сделался достоянием враждебных им конкурентов, или потому, что изготовленная ими отрава попала в ненадлежащие неумелые руки, или же, наконец, потому, что они сами неожиданно для себя просыпали или пролили свой ядовитый продукт, но вот настало время, когда, помимо их воли и сначала даже незаметно для них, яд стал понемногу впитываться членами их собственных семей, зараза стала распространяться среди окружающих и близких и всему дому стала угрожать опасность уничтожения.

Вот такая точно опасность встает теперь и перед Англией, и ведь почему все, что выше приписывается настоящему времени, следует, в сущности относит к прошлому, правда, к прошлому еще очень недавнему.

Долгое и долгое время Англия экспортировала духовную отраву и думала что она сама, благодаря противоядию островных лож, застрахована от этой отравы. Но вот теперь настал час возмездия. Ея отравленные продукты, как обратная волна ядовитых газов, начинают подтачивать ея дотоле здоровый организм. Разрушительные силы, лишь недавно, сравнительно, начавшие, открыто работать в Англии, достигли уже сейчас таких успехов, какие они нигде за такой краткий срок не достигали. На глазах у вех не только разрушается спайка всех составных частей Великобританской Империи, но и внутри ея основного ядра положение вещей близко к взрыву.

Главная причина такого перелома в судьбе Англии заключается в том, что никогда, начиная со времен Кромвеля, она не была самостоятельно в ведении свой политики, т.е., иначе говоря, никогда Англия с тех пор не вела политики только за свой счет и только ради своих интересов. Как бы ни было разительно быстрое увеличение мощи и границ

Великобритании, в каком бы сиянии не представлялось величие и блеск ея государственности, какими бы совершенными и несокрушимыми им казались устои ея власти и ея авторитет среди народов, все это в действительности было ни что иное, как нарочно и искусно созданный мираж для самообольщения одних и для обольщения других.

За этим миражем скрывалась та сила, которая двигала политикой Англии в нужном ей направлении, создав из самой Англии не более, как свой авангард в давно уже задуманном походе на мир.

Для того чтобы усилится и укрепиться самой, эта сила, которая не имела ни собственной территории, ни войска и которая была разбросана по всей вселенной в виде обрывков одного и того же народа, спаянных между собой общностью крови, религии и национальных идеалов, эта сила была принуждена опереться на такой организм, который обладал всеми необходимыми для наступательных целей элементами: территорией, объединенным в одно государство народом, войском и, наконец, достаточными денежными ресурсами.

С этой целью названная международная сила выбрала именно Англию, островное положение которой, ставившее естественные преграды тесному общению английского народа с народами континента и, главное, назойливому любопытству иноземцев, обеспечивало тогда по тогдашним условиям большую свободу в принятии таких нужных подготовительных мер к осуществлению своего плана, настоящий смысл которого должен был быть скрыт от постороннего внимания. Избрав, таким образом, Англию за свой авангард, тайная сила должна была, конечно, озаботиться всемерным ея укреплениям внутри и извне. Поэтому прежде всего было обращено внимание на то, чтобы подвести прочный фундамент под ея финансовую и хозяйственную систему и затем превратить ее в как бы в центр мировой центр, регулирующий денежное обращение. Эта задача тем более по плечу названной тайной силе, что она, эта сила, уже тогда сосредотачивала в своих руках колоссальные по тому времени денежные средства и кроме того, успела в арийском мире создать такую хозяйственную систему, которую она и несомненно начала уже тогда подчинять требованиями ею же созданного `капитализма`.

Но прежде чем укреплять финансовые и хозяйственные основы страны, интернациональная сила должна была, конечно, сначала позаботиться созданием таких условий, при которых ей было бы обеспечено незримое руководство государственными делами. С этой целью немедленно после ею же предательстве организованного торжества

Кромвеля, была введена форма правления, наиболее обеспечивающая влияние на ход дел закулисных, анонимных и тайных факторов. Вместе с тем стала вводится в мало тогда еще развитое сознание руководящих слоев населения целая система новых понятий и миросозерцаний, приноровленная к задаче, поставленной себе тайной силой. Ведь тогдато Англия и стала покрываться сетью лож, из которых одни должны были в одной среде укреплять (впредь до времен) основы государственности, а другие в другой среде эти же основы колебать и разрушать. Эти ложи с самого начала были главным орудием

Интернационала. Они родились, развивались и жили только по воле этого

Интернационала, хотя официально, по уставу этих лож, лица, принадлежащие к интернациональному народу, устраняются не только от руководства ими, но даже и от участия в них в качестве простых членов. Для практических целей совершенно не было надобности, чтобы интернациональный элемент входил в ложи низших и средних степеней, т.к. эти ложи никакой самостоятельности не имеют, а лишь слепо исполняют внушения и распоряжения ложь высших степеней. А в этих последних влияние интернационального элемента почти безгранично, так как огромное большинство их членов являются, сами того не сознавая, лишь марионетками в опытных руках невидимых своих режиссеров. Помимо того, что в высшие степени вообще могут продвинуться только те, кто уже в должной мере воспринял миросозерцание соответствующее ее целям тайных двигателей политики, значительная часть братьев этих ступеней находится в непосредственной тесной материальной и моральной зависимости от многочисленных агентов интернационального правительства, которые, разумеется, маскируют и себя и свою сущность какими либо иными, непременно красиво звучащими названиями, лозунгами и задачами. Ловкие общения, перспектива какой-либо серьезной выгоды, или, наоборот, какого-либо неуспеха или несчастья, шантаж или даже прямой подкуп являются нередкими орудиями воздействия на отдельных личностей. Для воздействия же на события крупнейшего государственного или международного значения выработать прием давления на экономические и финансовые нервы всего государства. Наконец в высших континентальных ложах, где все члены уже отрешились от `расовых предрассудков и нетерпимостей`, интернациональцы открыто состоят не только в качестве членов, но даже и мастеров, а в высших островных степенях они состоят членами в путем приобщения к природным Бриттам под видом разных сэров, баронетов и даже лордов:

Расширяя всеми доступными ему средствами английское владычество и влияние по всему свету, Интернационал тем самым завоевывал чужими руками все новые и новые территории и подчинял влиянию растлевающих учений все новые и новые народы, и таким образом, во имя свой будущей государственности и своего обостренного национализма разрушал и нивеллировал национальные самосознания остальных народов.

А Англия все время горделиво несла, что все делала, все, что она достигла, - она делала и достигала только своими силами, только для себя и только за свой страх и риск.

ТЕПЕРЬ НАСТУПАЕТ РАСПЛАТА.

Все, что Англии было суждено выполнить на путях завоеваний Интернационала, - она выполнила. Теперь дальнейший рост ея империализма становиться не только ненужным, но даже вредным для Интернационала. Мавр сделал свой дело - теперь Мавр может уйти. По всем учреждениям Интернационала, по всем его ячейкам и агентурам дана директива начать разлагать и разрушать другую из двух недавних еще мировых Империй.

Россия уже разрушена. Теперь очередь за Англией. Патриотизм и национализм гордого

Бритта уже не может выдержать натиска разрушительных сил и справиться у себя дома с волнами ядовитых газов, которые он ранее направлял в другие страны:

Другая существеннейшая причина успешности и быстроты разрушительного процесса и несомненной безуспешности в будущем всех попыток остановить этот процесс заключается в том, что воспитывая мысль и чувство своих членов в патриотическом и ультра-национальном духе, основная система лож интересовалась лишь сравнительно немногочисленным высшим и средним классом населения, который она выдвигала на правящие позиции в государстве и который в течение долгого времени создавал общественное мнение и настроение. Многочисленные же низшие слои населения совершенно игнорировались и островными и континентальными ложами, т.к. им отводилось лишь место послушной массы в руках аристократического и буржуазного класса. Благодаря этому создавалось, так, сказать, пустое место, которое постепенно стали занимать те, кому надо было подточить устои Великобритании, и в их числе некоторые иноземные правительства, знакомые с механизмом и техникой разрушительной работы континентальных лож. Среди низших и особенно рабочих классов стали шириться пропаганда тех именно разлагающих учений, которые раньше распространялись только на континенте; начали возникать организации, черпавшие средства из иностранных, враждебных Англии источников и собиравшие массы во враждебные государственному порядку группировки; в колониях и доминионах неожиданно вспыхнуло общее сепаратистское движение, несомненно, долгое время подготовлявшееся и организовавшееся опытной рукой в таких же тайных содружествах, как и английские ложи и по тому же рецепту. Мало того в Англии стали появляться ложи, открываемые иностранными высшими ложами, которые раньше входили в состав континентальной системы, но которые потом разорвали всякую связь с центральными английскими ложами и образовали свою собственную систему. Вот эти иноземные высшие ложи и стали учреждать на территории Англии зависимые от них провинциальные ложи, в то время как бывший главный центр разрушительной системы лож в Лондоне ничего о них не знал, а если и знал, то уже не мог с ним сделать, т.к. них проповедовались те же принципы, какие официально внушались в ложах, открытых самих этим центром.

Интернационал все это, конечно, давно видел и не только не противился но даже помогал в предвидении того оборота свой политики, когда ему будет выгодно использовать эту опасную для Англии атмосферу.

Все это привело к тому, что сейчас в организме Великобританской Империи все его жизненные центры настолько отравлены и поражены, что остается очень слабая надежда на его исцеление, так более, что слишком активны и сильны те, кто будут прилагать все старания, чтобы помешать его исцелению и чтобы довести его до паралича.

Несомненно миру предстоит видеть - и притом еще не раз сцены кажущегося выздоровления и возрождения. Но все это будут именно только представлением инсценированным все той же тайной силой ради ей ведомых требований ея политики данного момента. Иначе утратила бы свой смысл вся история Англии последних столетий и оказались бы напрасными и все гениальные замыслы тайной силы и все гениальное их исполнение при помощи Англии и ея народа.

Если этой тайной силе и суждено потерпеть в конечном итоге поражение, то поражение это во всяком случае явится в условиях, при которых ни Англия, ни ея ведомая этой силой политика никакого значения иметь не будут.

ГЕРМАНИЯ

Более, чем какой либо народ, Германский народ с давних времен обнаруживал чрезвычайное влечение к тайным обществам, содружествам и союзам. Под знаком объединялись и ремесленники и художники и ученые и рыцари и духовные вожди.

Существовали даже тайные судилища независимые от государственной власти, которая неоднократно пробовала с ними бороться, но всегда безуспешно.

Понятно, поэтому, какую благодатную почву нашли для себя на германской территории тайные Ложи континентальной системы. Разумеется, настоящий характер их, т.е. политический характер конечной их цели, был сознательно скрыт от глаз непосвященных. На их знамени всегда выставлялись такие лозунги, которые должны были быть общими для всего культурного человечества и которые, поэтому, не смущали ни совесть, ни патриотическое чувство их членов. Искажение истины, проникновение в таинственные области материи и духа, властвование над тайными силами природы, а также и самоусовершенствование как приготовительная ступень для всего этого, вот цели, которые главным образом выставлялись в качестве соблазнительных приманок, притягивающих падкий до исканий и до всего таинственного и потустороннего немецкий характер.

Вскоре вся территория нынешней Германии покрывается густой сетью Лож. Под их влиянием, а следовательно и под влиянием той незримой интернациональной силы, которая руководит центральной их ложей в Англии, развиваются немецкая научная мысль, художество, искусство и социальное миросозерцание и постепенно становятся орудием тайной власти в ея устремлениях мирового масштаба. Немецкие ученые создают теории о государстве, государственности в смысле и значении разных систем государственного управления и людского общежития. Они же, под влиянием особых внушений, положили начало фальсифицированной истории в нужном для Интернационала смысле. Повинуясь таинственному камертону, сначала ученые коллегии, а потом пресса всего мира восхваляли и рекламировали этих ученых и их труды. Поколения за поколениями воспитывались на них в школах и университетах. Но в то время, как за пределами

Германии эти труды овладевали разумом и чувством нарастающих поколений, в самой

Германии, по какому-то, на первый взгляд, непонятному чудотворному процессу, они превращались лишь в предмет обязательного изучения и не затрагивали глубоких основ мировоззрения и национального самосознания ни университетской молодежи, ни главных руководящих классов - бюргерства и аристократии. Чтобы германские ученые ни проповедовали, все это скользило лишь по поверхности духовной сущности названных слоев населения, которые продолжали твердо и неуклонно идти по пути своих старых традиций, и главное, внушать эти традиции тем, кто должен придти им на смену.

Было бы, однако ошибочным объяснять все это только врожденными свойствами германского характера, не мирящегося, якобы, с тем, что вносит беспорядок, путаница и хаос. Описанное настроение умов и психики германского народа является, несомненно, плодом преемственных трудов духовных его вождей, сумевших так именно воспитать народную душу и привить ей устойчивость и отпорность против ядовитых лозунгов либеральных учений.



Начало сознательной, планомерной и последовательной работы в этом направлении следует отнести к середине 18 века.

Выше было уже сказано, что настоящий смысл существования и настоящие цели

Лож были скрыты от глаз непосвященных, т.е. от всех , кроме руководителей того

Великого Интернационала, одним из орудий которого являются эти Ложи. Но если масса `братьев` не видала, да и до сих пор еще видит - куда ее ведет неведомая сила, то нашлись все-таки люди, которые это узрели и поняли.

Эти люди в тени Лож увидели Духа, вдохновляющего и двигающего Ложи, и прозрели его цели всемирного владычества. Презрение не ослепило их, но поразило своим откровением и вдохновило их на борьбу для самозащиты, так и на подражание и соперничество. Гений этих людей, увидав то, что он увидел, не мог уже найти удовлетворения только в заботах об обороне родного народа от грозящего ему порабощения. Перед ним естественно должна была встать влекущая картина величия своего собственного народа, если он для цели этой приспособит и применить способы и средства своего противника.

Во главе этих людей, этой ничтожной по своей численности группы прозревших мудрецов, оказался Прусский Король Фридрих Великий.Прозрев, однако, смысл и значение Лож в деле распространения английского политического влияния и мирового владычеств, Фридрих Великий был лишен возможности вступить с ними в открытую борьбу. Он был вынужден считаться со сравнительной внешней слабость. Тогдашней Пруссии, не позволявшей ей вступать в конфликт с Англией. С другой стороны он понял, что при тогдашнем положении вещей в Европе ему выгодно было обеспечить себе дружественное отношение и, когда нужно, поддержку со стороны интернациональной организации, которая уже к тому времени успела приобрести могущественное влияния в политических делах Европы.

Возникла трудная задача: с одной стороны необходимо было обезвредить Ложи во что бы то ни стало, а с другой стороны представлялось выгодным использовать их для усиления Прусской государственности.

Если нельзя было их уничтожить, то необходимо было их незаметно приспособить и использовать для целей, обратных тем, ради которых они возникали. Необходимо было превратить их в орудие для укрепления и расширения Прусского влияния среди прочих соплеменных государств. А затем, когда это будет достигнуто, то можно будет приступить и к свержению их ига.

И вот Фридрих начинает двойную игру.

Искусными маневрами он достигает знания Великого Мастера германских лож и ревностно забоится о их распространении как в немецких странах, так и за границей, где основываются зависящие от них Подложи. Сосредоточив в своих руках высшее наблюдение над ними, он дает им нужные для него директивы и, таким образом обеспечивает себе их поддержку в своей внутренней и внешней политике. Поддержка оказывается ему также и главным центром континентальных Лож в Англии, простирающим свое незримое влияния и директивы на все страны, где успели внедриться его филиальные отделения.

Если иметь в виду, что все члены Лож, к какому бы они классу или сословию не принадлежали и какое бы высокое место в данном государстве они не занимали, приносят клятву в том, что не будут иметь тайн от своих старшин и что будут им сообщать все, что им известно и что может иметь какое-либо значение в частной, общественной и государственной жизни, то становится ясным, каким готовым осведомительным и шпионским аппаратом владели руководители Лож. В те времена, когда чувство патриотизма не было еще так подорвано, как теперь, и когда поэтому рискованно было призывать государственных деятелей и военноначальников к открытому предательству и измене (как это сделалось возможным в последствии например во время сражения при

Ватерлоо, или при Метце и Седане), незачем и было ставить ставку на прямую измену.

Члены Лож, сами тот не сознавая, открывали наиболее уязвимые места свой родины, думая, что они этим исполняют только свой обет и служат высоким целям своего братства, которое, как им упорно внушается, не вмешивается в политические дела.

Опираясь, таким образом, и на поддержку Английской дипломатии и на почву, им самим подготовленную и созданную посредством немецких и иноземных Лож, Фридрих

Великий переходит от успеха к успеху и в области дипломатической и в области стратегической. Личные его таланты в этих областях были, несомненно, велики, но несомненно также, что постоянный удачный исход его начинаний должен быть объяснен и изложенными причинами.

Пользуясь, однако, Ложами для усиления и укрепления своего государства в международном отношении Фридрих Великий не упускал из вида и другой намеченной им задачи: обезвреживания их учения среди собственного народа.

Он понимал, что только заложенное с раннего возраста чувство национальной гордости и преданности родине может парализовать, или, по крайней мере, уменьшить гибельные последствия либеральных учений, которыми Ложи отравляют своих членов.

Именно к его времени относится начало планомерного и систематического внедрения во все классы немецкого народного, сознательного, патриотического и националистического мировоззрения. Как бы в противовес различным Ложам `Трех Роз`, `Пальмы`, `Розенкрейцеров` и т.п., территорию сначала Пруссии, а потом и других германских государств, стали покрывать патриотические союзы и общества, действовавшие сначала неумело, наивно и разрозненно, по потом все более и более уверенно и согласованно.

Так в его время была заложена основа того, что впоследствии выросла в так называемый германизм и затем в следующую его ступень: пангерманизм.

Но, заложив названную основу, Фридрих Великий позаботился и о том чтобы она не была разрушена или расшатана позднейшими поколениями. С этой целью он оставил тайной политическое завещание, с содержанием которого могли знакомиться только его наследники на Прусском престоле и единичные приближенные к ним лица, пользующиеся особым их доверием. В этом акте содержится ряд поучений и советов, которым будущие

Короли Пруссии должны были следовать в своей внутренней и внешней политике. Среди этих заветов находится завет покровительствовать Ложам и брать от них все, что можно взять для страны. В особенности следовало стремится к тому, что при их помощи и поддержке Прусские Короли объединили под своей властью или гегемонией все остальные германские государства Центральной Европы.. Усилившись же и достигнув этой главной цели Прусские Короли должны порвать с интернациональными ложами, или, иначе говоря, с руководительницей их - центральной Ложей в Англии и тем самым освободить себя из под ярма английской политики. По примеру этих лож завещанием рекомендуется основывать свои национальные германские Ложи, которые должны теми же путями и теми же средствами, как и английские, работать на пользу и величие

Германии и на распространение ее влияния и владычество в мире. Одновременно с этим завещалось Прусским правителям обращать сугубо внимание на воспитание всех классов населения в духе патриотизма и нравственной дисциплины, дабы самим нейтрализовать влияние континентальных Лож.

Дальнейшая история показала, что следуя заветам своего родоначальника, правители Пруссии постепенно укрепляли и расширяли свое королевство, возвышали свое влияние в среде остальных владетельных германских князей и камень за камнем воздвигали здание духовной дисциплины и духовной мощи своего народа.

Так вырастало и выросло поколение, удивительно сочетавшее и примирявшее в себе и либеральные учения и безграничную преданность идее германской государственности и немецкого национализма и, превратившее как бы в инстинкт, стремления к дисциплине и порядку, как уже сказано в начале этой главы, либеральные теории как бы скользили по поверхности их мозга или захватывали только из область знания, нисколько не влияя на их чувства и убеждения как добрых немцев, ставящих превыше всего идею `Дойчланд убер аллес`. Это явление подобно, например, тому, когда убежденный христианин изучит буддийскую, конфуцианскую. Или магометанскую религию. Он вполне понимает и усваивает все их учения и все их догматы, но душа его остается ним холодной и он не чувствует никакого влечения следовать этим религиям. В нужных случаях он даже может их преподавать, но сам ими не соблазняется. Точно также и религия социального разрушения чужда душе современного доброго немца. Даже в низших народных слоях, где проповедь либерализма и классовой зависти встречала благодарную почву, даже там мятежные настроения большинства не носят такого резко интернационального характера, как среди других народов.

К началу второй половины 19 века тайная подготовительная работа строителей новой германской государственности была закончена. Прусское Королевство успело сделаться настолько могущественным, что могло уже приступит к осуществлению завета

Фридриха Великого о свержении ига Английских Лож.

Только что перед тем Ложами континентальной английской системы было проведено объединение Италии. В те времена пространство современной Италии было занято несколькими самостоятельными государствами, в том числе политически самостоятельной Папской Областью. Большинство из них в лице своих королей и правительств оказывали сопротивление работе Лож, т.е. тем настроениями, которые Ложи незримо создавали в умах различных классов населения. В особенности же мешали их работе преданность этих правительств и их народов Католической Церкви и, конечно, прежде всего, власть и значение самого Папы. Необходимо было, поэтому, лишить все итальянские народы своей самостоятельности и накрыть их, как колпаком, единой властью, покорной и преданной Ложам, а Папский Престол унизить и ограничить его влияние.

Подобно тому, как в эпоху Великой Войны 1914-1919 гг. народы фанатизировались лозунгом `самоопределения` всевозможных, вплоть до самых фантастических народностей и самых микроскопических территорий, в те времени народа Аппенинского полуострова и связанных с ним государств, поднимались и воодушевлялись противоположным лозунгом: `объединение` народностей и территорий. Результатом было свержение престолов христианских государей и объединение всей Италии под властью Лож в лице покорной им королевской династии.

Подобное же положение вещей было и в Германии накануне Франко-Прусской войны.

Во главе Пруссии стояли люди, занимавшие высшие должности в системе интернациональных Лож. В преданности их английские руководители не сомневались. (Чего никак нельзя предполагать в отношении закулисных их вождей их сверхправительства Великого Интернационала, от которых едва ли могла укрыться работа на два фронта прусской политики. Но если они этого не боялись по причинам, о которых сказано в другом месте этого труда). Надо было, поэтому, расширить рамки их непосредственного влияния и власти, и `объединить` под их главенством остальные немецкие народы. С другой стороны представлялось, тогда как раз подходящим использовать Пруссией для примерного наказания французского Императора Наполеона

III, который был вознесен на престол исключительно благодаря Ложам, но который вскоре не только от них отвернулся, но даже их стал преследовать.

Ловко пользуясь изложенной политической ситуацией, Пруссия объявляет войну

Франции. Несмотря на легендарное геройство французов и их высокую военную технику, прусское оружие сопровождает изумительное счастье и, наконец, при Метце и Седане оно наносит Франции решительный удар. Теперь вполне доказано, что и самое объявление войны и успехи немецкого командования и торжество его при Метце и Седане произошли при решающем содействии верховного центра Лож в Англии. Все геройство, все самопожертвование французских войск, все напряжение нации должны были уступить место пораженческому внушению, которое Ложи оказывали на французских военноначальников. Эти последние были выдвинуты на свои места стараниями Лож, в которых они занимали высокие звания. В течение всей войны они не столько следовали указаниям военного центрального аппарата, сколько директивам, исходившим из верхов французских Лож. Им внушалось, что во имя высоких задач всеобщего мира и человеческого братства они должны содействовать падению империи Наполеона, который, де, снова ввел в стране режим реакции и нетерпимости. Их убеждали, что помогая успеху противника, они не только не наносят ущерба свой родине, но содействуют ея свободе и торжеству великих светлых начал, служить которым они присягали при своем вступлении в Ложи. Наконец, им, в порядке организационной дисциплины, был дан прямой приказ капитулировать перед германским командованием, во главе которого находилось еще более, высокие должностные лица интернациональных

Лож - Вильгельм 1, Мольтке и Бисмарк, которым они, по уставу этих Лож, обязаны были слепым повиновением и подчинением.

Так произошло очередное предательство родного отечества и родного народа во имя верности Ложам.

Победа Пруссии над великой державой Францией естественно выдвинула ее на первое мест в ряду других немецких государств. Благодаря этому и опять таки благодаря всемощному содействию закулисной интернациональной силы, Пруссия `объединяет` под своим главенством все немецкие государства Центрально Европы, за исключением потерявшей значение и сравнительно небольшой чисто немецкой территории Австрии, и таким образом казалось, осуществляет очередную тактическую задачу интернациональных

Лож на пути поступательного движения английского влияния и империализма.

Но тут случилось то, чего менее всего ожидали в главном центре Лож в Англии.

Перед глазами пораженной неожиданность английской дипломатии вдруг падает и рушится все здание, так давно и так тщательно созидавшееся ею в Центральной Европе: почувствовав себя достаточно мощной и крепкой и верная завету великого основополагателя своего могущества, Пруссия благодарит Англию за ее постоянную усердную помощь и заявляет, что она теперь в этой помощи больше не нуждается и потому порывает всякую связь с ее Ложами.

Вместе с тем, так как механизм системы интернациональных Лож и техника их работы были превосходны известны творцам Великой Германии, то они, точно придерживались этой уже доказавшей свою целесообразность системы, устраивают один общий для всего государства ТАЙНЫЙ СОЮЗ с целями, конечно, противоположными тем, которые на территории самой Германии преследовали интернациональные Ложи.

Было ли известно духовным вождям новой Германии о существовании английской островной, т.е. патриотической системы Лож - на это определенно ответить нельзя.

Весьма вероятно, что до идеи использовать механизм тайных интернациональных Лож они дошли самостоятельно. Во всяком случае, упомянутый всегерманский тайный союз представлял организацию, весьма сходную с айлендскими Ложами. Из его рядов пополнялись кадры гражданских и военных слег государства. Он же поставлял и агентов и эмиссаров для работы в иностранных государствах по опутыванию их гениально сотканной паутиной осведомительных и пропагандистских организаций. Но в отличие от паутины английских Лож, оплетавшей почти исключительно высший и средний класс, паутина германская плелась среди всех классов населения и на всем пространстве иностранного государства и, пожалуй, больше по селам и деревням, чем по городам.

Уже в то время, когда произошел описанный разрыв между германскими и английскими Ложами, можно было с уверенность предсказать, что Англия никогда не простит Германии ее измены и предательства. Для всякого, знакомого с настоящими пружинами международной политики, было ясно, что должен наступить день, когда

Англия, чужими, по своему традиционному обычаю, руками отомстит Германии и постарается жестоко ее наказать. И чем дальше шло время, тем уверенность эта становилась все сильнее и сильнее, ибо Германия как бы нарочно дразнила и вызывалаАнглию, становясь ей поперек дороги и конкурируя с ней почти во всех главных и наиболее чувствительных областях жизни. Так Германия постепенно захватывала все больше и больше колоний именно там, где Англия считала это своим неотъемлемым правом. Торговой флот Германии все возрастал и возрастал и стал угрожающим образом соперничать с английским. Мануфактура германская `Мэйд ин Джермани` - начала вытеснять на мировом рынке английские произведения, пользовавшиеся до того монопольным сбытом. Наконец, Германия уже стала протягивать через турецкую и персидскую территории свои щупальца к наиболее уязвимому месту Великобритании – к Индии.

Неизбежность столкновения с Англией, или ради Англии с какой либо другой державой, прежде всего и лучше всего сознавали сами творцы Германской Империи.

Немедленно же после своего триумфа 1871 г. они начали готовиться к этому столкновению. Всем теперь известно, как постепенно вся Германия превращалась как бы в военный лагерь и в фабрику военных орудий и военных припасов. Вся промышленность была постепенно милитаризована, т.е. организована так, чтобы с момента объявления войны она могла быть немедленно использована для военных потребностей. Народное настроение также милитаризовывалось, т.е. во всем народе создавалось воодушевление к вооруженной борьбе ради защиты своих национальных задач.

Для того, чтобы не остаться одинокой в предстоящем ей столкновении с Англией и с жаждущей реванша Францией, Германия ищет союзников и находит их в лице АвстроВенгрии и России. К ее несчастью, однако, ея неумеренно личная политика в отношении

России вынудила Русского Царя Александра III порвать с ней союз и принять меры к ому, чтобы сбросить с России экономическое иго ея политики. В этих видах она порывает с

Германией и заключает союз с Францией, вследствие чего Германия попадает как бы между зубцами клещей. С течением времени она понимает ошибочность своей политики, старается ее исправить и ищет союза с Россией. Однако влияние интернациональных

Лож, членами которых были все более или менее видные русские дипломатические чины, мешает ей этого достигнуть. Даже когда при личном свидании Императора Вильгельма II и

Николая II в Бьерке (в Финском заливе) обоими монархами был уже подписан договор, взаимно обеспечивающий обе державы на случай войны с третьей силой, то даже тогда, благодаря вмешательству и давлению враждебной Германии англо-прусской дипломатии, договор этот был уничтожен. (Договор этот, подписанный обоими Монархами, был с русской стороны скреплен генерал-адъютантом Бирюлевым. Когда он попал в руки

Министра Иностранных дел Извольского, тот этот последний сообщил содержание его

Английскому послу. Благодаря последующему затем давлению английской дипломатии договор был уничтожен).

Настал, наконец, день сведения счетов. Германия, по только что изложенным причинам, оказалась в одиночестве. Ибо нельзя же было считать серьезным союзником лоскутные войска лоскутной Австро-Венгерской Империи среди которых можно было положиться только на незначительные по численности чисто венгерские военные дисциплины. Остальные же части, составлявшие смесь всевозможных народностей с преобладанием враждебно настроенного славянского элемента, с военной точки зрения представляли только отрицательную ценностью Еще менее можно было принимать в расчет небоеспособность румынских войск с их неустойчивым командным составом.

Таким образом, в решительную минуту Германия была предоставлена сама себе.

Тем не менее, она в сущности говоря, сама спровоцировала войну, понадеявшись на свой военную мощь и патриотическую сплоченность всего своего населения. Ея трагедия в том, что она не видела, что на провоцирование этой войны она в свою очередь была спровоцирована интернациональной силой, в интересах которой было вызвать эту мировую бойню, результатом которой должно было быть не только уничтожение одних и ослабление других из стоявших на ея дороге государств, но и внесение хаоса в мировую политическую и экономическую жизнь. Впрочем этого провоцирования не заметили ее даже и Англия, несомненно заранее знавшая о готовящейся войне, но обольщавшаяся мыслью, что именно она, и только в своих интересах, готовит при посредстве своих Лож ловушку Германии и остальным континентальным державам.

Разразилась мировая война. Для лиц, знавших действительный смысл событий и знакомых с тайными движущими силами мировой политики, было с самого начала ясно, что победить должна та сторона, на которой стояла Англия, а следовательно и та тайная мировая сила, которая пользовалась Англией в качестве своего авангарда.

Когда же Германия была разгромлена и понесла уже возмездие за свою измену, то мировая сила, почти уже не скрываясь, взяла в свои руки бразды дальнейших судеб европейских держав-победительниц и побежденных.

Естественно, что та сила, которая спровоцировала войну и которая ею втайне руководила, должна была играть доминирующую роль при зафиксировании и ея результатов. Ибо эти результаты должны были вылиться именно в те формы, которые были ей нужны и которые должны были быть ничем иным, как новым звеном в цепи выковываемой ею для порабощения мира.

И действительно, мы видим, что главную, почти диктаторскую роль при выработке мирных условий играл президент Северо-Американских Соединенных Штатов

ВИЛЬСОН, чья фигура, как одного из виднейших представителей этой оккультной силы, выяснена уже с достаточной полнотой не только неосторожными откровениями его ближайших сотрудников, но и всей сущностью и смыслом вызванных им в политической жизни явлений. Правда, почти и все остальные участники мирной конференции были более или менее крупными функционерами Лож, за спиной которых стоял и стоит

Великий Интернационал, но несомненно, что Вильсон был много глубже посвящен в тайные замыслы и цели мирового сверхправительства, чем кто-либо из его сотрудников, выкраивавших вместе в ним новую географическую карту и диктовавших миру новые политические и экономические условия жизни. Общность же идеологических основ, которыми были проникнуты все действующие лица Версальской конференции и подготовленность их к восприятию директив, исходивших из общего для всех Лож невидимого центра, облегчали Вильсону его задачу. Задача же эта заключалась в том, чтобы создать из Европы кипящий котел политических, национальных и иных страстей и подготовить ее к хаосу, который должен наступить, как очередной этап на победном пути

Великого Интернационала.

В частности, Германия в этой тактической задаче предназначена была совершенно особая, чрезвычайно сложная роль, ни разу еще не встречавшаяся в мировой истории.

В предыдущих главах был уже раскрыт и объяснен тайный замысел

Интернационала. Ему для торжества его империализма надо было сначала разрушить все основы существующего государственного порядка и народного быта и затем уже на развалинах их создать нужную ему государственную форму. К подобной работе уже приступили на территории несчастной России. Она уже была под властью

Интернационала, надевшего там на своих агентов маску коммунизма и большевизма, и на ней уже производилась первая, разрушительная часть программы. Но остальные народы

Европы не были еще достаточно подготовлены к зарождению их большевизмом, т.е. к превращению их в взбесившееся стадо двуногих животных, истребляющих и друг друга и все вокруг себя по методам и указке III интернационала. Хотя к тому времени помешательство умов `культурных` народов достигло уже высокого предела и самое понятие `культурности` измерялось степенью, до которой доведена уже смута в умах народов и их правителей, тем не менее почва для пан-европейского большевизма не достаточно еще созрела. Необходимо было ее сначала как следует удобрить и обработать

Установленные Версальским догоовром репарации, права меньшинств, объединение народов, не бывших никогда объединенными, разъединение народов дотоле мирно и благополучно живших объединенно и составлявших одно целое, отнятие от народов жизненно им необходимых частей территории, присоединение к другим народам территории, с которыми они справится не в состоянии - все это составляло такого рода удобрения и ферменты, которые неминуемо должны были вызвать брожение и накопление взрывчатых газов. При этом сугубая забота была обращена на создание такого положения вещей, при котором экономическая сторона жизни народов неминуемо должна придти не только в расстройство, но прямо таким в безвыходный тупик, и довести народы до отчаяния и озлобления, усиливая тем самым напряжение взрывчатых элементов. Но для того, чтобы произошел взрыв, притом взрыв всеевропейский, необходим толчок и этот толчок может быть только в виде новой войны с соответствующим, конечно, нужным для Интернационала исходом. Объявить же войну обыкновенно рискует только тот, кто сознает себя достаточно сильным и подготовленным для успешной борьбы. Будет ли это сознание отвечать действительности, или же оно будет ошибочно, т.е. иллюзией, это обстоятельство для момента объявления войны не имеет значения.

И вот роль грядущего воспламенителя Европы была вдохновителями Версальского мира заранее предназначена Германии, которая поэтому и только поэтому, и не была окончательно добита.

Ее, правда, зажали в такие экономические тиски и опутали такими политическими обязательствами, которые, казалось, должны были лишить ее на долгие годы, если не навсегда, всякой возможности встать на ноги и угрожать европейскому миру.

Но это только казалось

На самом же деле незримая рука интернационального сверхправительства создав для нея, с одной стороны, невыносимые условия существования, которые должны были с самого начала побудить ее искать путей для свержения ига Версальского договора, с другой стороны открыли для нея лазейку, через которую она как раз и могла, в обход всех

Версальских заграждений, пробраться к восстановлению свой военной мощи и такого экономического и финансового благосостояния, которое необходимо для использования этой мощи.

Лазейка эта была ей представлена на территории Советской России.

Как известно Версальским договором Германии запрещено вооружаться сверх определенной ничтожной нормы, совершенно исключающей возможности каких-либо внешних военных операций. Но лишенная этого права у себя дома, Германия фактически получает возможность неограниченно вооружаться на территории Советской России.

Сначала при непонятном, на первый взгляд, попустительстве Европы, она заключает тесный союз с Советами. Ея переодетые воинские части, во главе со своим генералами и офицерами, сражаются в рядах большевистских войск против союзников

Антанты (против Польши и так называемых белых русских Армий); под видом сельскохозяйственных рабочих она наводняет юг и восток России своими людьми, прошедшими сквозь ряды войск. Там же она получает колоссальные земельные концессии, на которых она устраивает свои орудийные и военно-промышленные заводы, блюдя, чтобы никто из посторонних не проникал туда. Для обслуживания этих заводов переправляются все новые и новые контингенты инженеров, техников, офицеров и нижних чинов. Наконец совершенно открыто посылаются специалисты-инструкторы для руководства в самой советской армии теми отраслями военного дела, для которых у большевиков нет еще достаточно подготовленных и опытных лиц.

Таким образом, произошло постепенное превращение Советской России в германскую военную базу и склад военных припасов и снаряжения. Подпольные же военно-промышленные базы устраиваются и в некоторых других соседних державах, но, конечно, в неизмеримо меньших размерах.

Все это происходит на глазах всего мира, а мировая дипломатия молчит и не принимает никаких мер к воспрепятствованию роста Германской военной силы, которая накапливается, очевидно, не для того, чтобы ею только любоваться. Точно также на виду у всех и в самой Германии возникает целый ряд организаций, проникнутых шовинистическим духом, спаянных суровой дисциплиной и носящих боевой характер.

Откуда то сыплются средства на их содержание и на снабжение их военным снаряжением, которое, как известно, в настоящее время требует затраты таких огромных денежных средств, которые даже не под силу и многим современным государствам. Заграничная и даже германская либеральная пресса громко кричит о всех этих приготовлениях и грозных симптомах надвигающейся мировой опасности. А великие державы благодушно закрывают глаза, или делают вид, что не придают этому никакого значения.

Тоже происходит и в области Германской общественной и экономической жизни.Патриотическими элементами государства ведется усиленная работа по поднятию упавшего было под влиянием результатов войны народного духа и национального самосознания и по внедрению в массы убеждения в необходимости вооруженной борьбы для освобождения себя от политических и экономических оков. Процесс постепенной фанатизации германского племени проходит открыто на глазах мировой дипломатии и эта последняя, непонятным образом, не только не принимает никаких оградительных или предупредительных мер от возможного взрыва, но наоборот, как будто ему содействует.

Так, например, она содействует очищению Рурской области от военной оккупации и тем самым возвращает Германии чрезвычайно важный в экономическом и, особенно, в стратегическом отношении район.

И в экономической области нельзя не заметить мощную поддержку чьей то невидимой руки, двигающей финансовой политикой почти всех континентальных держав.

В предвидении последствий, к каким могут ее привести экономические тиски

Версальского договора, Германия начала с ого, что, скрыто от взоров своих врагов, перевела свои капиталы в Америку, т.е. в свои Американские банки. После этого она искусно и искусственно обесценила свою марку и этим достигла того, что оказалась в положении, лишавшем ее возможности платить репарации наличными своими деньгами.

В получении же репараций были заинтересованы все победившие государства. Поэтому они сами же старались придти на помощь Германии, создавая условия, при которых она все-таки могла исполнять принятые на себя обязательства. Так ей, например, было разрешено выплачивать репарации не деньгами, которых у нея, будто бы не было, а натурой, т.е. различными предметами ея добывающей и обрабатывающей промышленности, а также сельского хозяйства. Обстоятельство это вызвало необходимость финансировать извне все эти отрасли хозяйства, которые иначе не могли бы служить делу репарации. В страну стала притекать здоровая иностранная валюта.

Промышленность и грюндерство расцвели как нигде в другой стране. Отсутствие фактической возможности контролировать, насколько кредиты шли по своему назначению, а также насколько они вообще были необходимы для целей, на которые напрашивались, позволяло Германии финансировать свои военно-промышленные учреждения в России и даже кредитовать, и, при том, в немалых суммах, союзное большевистское правительство.

Наконец, следует отметить, что, словно по чьему-то безапелляционному приказу, международная дипломатия не желает видеть и учитывать факт существования огромных германских капиталов в американских банках и положительную роль этого явления во взаимных отношениях между германской и американской финансовой политикой.

Так при благосклонной, хотя и маскированной, международной поддержке или, иначе говоря, при содействии мирового Интернационала возрождалась и усиливалась национальная Германия.

Чем же объяснить такое, казалось бы, неестественное покровительство возрождению германской мощи и ея агрессивности и, во всяком случае, противоестественное сотрудничество двух прямо противоположных элементов: германского национализма и мирового интернационализма. Ведь для всякого знакомого с историей наступательного движения Интернационала с неуклонной последовательностью всех его тактических шагов и начинаний, вполне ясна вся бессмысленность того, чтобы в его планы могло входить усиление и торжество германизма. А раз это так, то не подлежит сомнению, что та пассивная и активная помощь, которую в настоящее времени Германия встречается со стороны интернациональной дипломатии и интернационального капитала, ничто иное, как тактический прием, как очередная провокация очередного, нужного

Интернационалу, явлению.

Провокация эта рассчитана на то, чтобы вызвать у Германии ИЛЛЮЗИЮ, что силы ея окрепли настолько, что она в состоянии сбросить с себя ярмо Версальского договора и затем возобновить свою великогерманскую политику довоенного времени.

Под влиянием изложенных причин и под давлением и взаимодействием описанных явлений, как будто, на первый взгляд, исключавших одно другое, создалась современная Германия. Сейчас, в сущности, имеются две Империи: одна `братски` солидарная с другими народами, идущими на помочах `всечеловеческих братских Лож`, а другая кипящая и горящая национальным и расовым пылом, ненавистью и жаждой свободы и мщения.

Первая Германия представляет продолжение той старой Германии, которая находилась прежде всецело во власти Лож и распространяемых или учений. Совершенно уничтожить Ложи и вытравить посеянные ими всходы было невозможно и до великой, так как это вызвало бы такие внутренние и внешние осложнения, с которыми государственная власть не была бы в состоянии справиться. Кроме того, открытое преследование ЛОЖ и умеренно `прогрессивных учений` бросило бы на правящие верхи такую тень, которая бы повредила дела германизма, дав противникам основание кричать об обскурантизме, нетерпимости и ретроградстве германской культуры. С этим надо было считаться, а поэтому государственные кормчие боролись с Ложами лишь тихой сапой, подрывая их, как уже сказано выше, патриотическим воспитанием народа. Только этим путем достигли они того, что к началу Великой войны баланс народного настроения и сознания был на их стороне.

Во время войны германские Ложи континентальной системы. , т.и. Великие Ложи, всячески старались помешать успехам германского оружия и содействовали вражескому шпионажу.

После же катастрофы под влиянием горечи поражения и инсценированного `народного гнева` сразу всколыхнулась и залила широкие массы народа волна дотоле заглушенных и подавленных страстей и инстинктов. Прокаталась она по всей Германии, но не потопила и не поглотила ее, как соседнюю Россию. Силу ея умерили, а затем и отвели в русло все те же, как это ни странно, Великие Ложи, т.е. те государственные и общественные деятели, которые в тот период времени были из рядов Лож вынесены революцией на поверхность государственной жизни. Сделали они это потому, что окончательное умерщвление или большевизация Германии именно в то время не входило, как уже объяснено вше, в планы Великого Интернационала.

Отсрочкой этой воспользовались живые силы немецкой расы.

Работе Великих Лож они противопоставили работу своих снова начавших сплачиваться организаций и, при закулисном ПРОВОКАЦИОННОМ СОДЕЙСТВИИ

Великого Интернационала, создают вторую из названных двух Германий: Германию, пылающую патриотизмом, национальной обидой и жаждой реванша и мести.

И вот теперь, накануне новых решающих событий мировой истории, происходит, в сущности, авангардная борьба двух Германий: Германии национальной и Германии интернациональной. Или, иначе говоря, борьба между созданными ранее по образцу Лож национально-германскими организациями и Великими Ложами интернациональной системы. О том, что эта борьба входит в планы интернационального сверхправительства, которой направляет ее к нужному для него результату, сказано уже выше.

РЕЗУЛЬТАТОМ ЖЕ ЭТИМ ДОЛЖНА БЫТЬ НОВАЯ ВЫЗВАННАЯ ГЕРМАНИЕЙ

ВОЙНА.

Полагаясь на свои окрепшие силы, Германия, вероятно под влиянием соответствующего внушения, откажется от дальнейших репарационных платежей, как в деньгах, так и в натуре. Как бы державы на это не реагировали, Германия на этом своем шаге не остановится, и будет иметь уже наготове план для дальнейшего наступления. Если не отказ от платежа репараций, то во всяком случае один из ея последующих шагов непременно должен быть тем ударником, которой взорвет Европу. Ибо повторяем, эта именно роль предназначено Германии творцами Версалького мира, и только имея ее в виду, история Европы и развивалась ими так, как она развивалась за все время после

Великой Войны.

РАЗРАЗИТСЯ НОВАЯ ВОЙНА. Разумеется, Германия выступить не одна. С ней пойдут все те государства, которые считают себя обиженными Версальским договором, как то: Австрия, Венгрия, Италия и Болгария. Но, конечно, главную свою надежду она будет возлагать на самою себя, т.е. на патриотическое воодушевление и решимость к борьбе своего народа и на свои военные базы на территории России с их колоссальным запасом вооружения, технических средств и военного снабжения. При этом расчет на вооруженную помощь своей союзницы Советской России будет занимать большое место в ея стратегических планах и соображениях.

Между тем из всего сказанного должно быть ясным, что Германия готовится ловушка и что ей, вероятнее всего придется обмануться в своих надеждах и расчетах.

Современное правительство Советской России в действительности ни что иное, как административный орган Мирового Интернационала. Если бы все что оно творит на территории несчастной Совдепии, и не только Совдепии, но и во всех решительно странах земного шара, не было продиктовано интернациональным сверхправительством, в зависимости от которого находится теперь и большинство правительств остальных народов Европы, то оно не могло бы удержаться у власти ни самой короткое врем. Оно было бы свергнуто или своим собственным народом, или же соединенными усилиями всех тех государств, в которых оно ведет подрывную работу. Только по указанию своих таинственных властителей советское правительство допустило внедрение на своей территории Германии с ее военной промышленность и воинскими контингентами. Только по такому же приказу оно делало и продолжает делать вид, что состоит в дружбе и союз с

Германией и вынуждено даже во многих случаях подчинять воздействию ея правительства.

Повинуясь все тому же таинственному камертону, Советы должны будут изменить

Германии, как только она со своими вооруженными силами втянется на западный фронт, и отрезать ее от ея военно-промышленных и продовольственных запасов на русской территории. Таким образом, с одной стороны германская армия будет в буквальном смысле обезоружена, а с другой - будет оголен ея тыл, который она до того времени считала защищенным союзной Россией. Весьма вероятно, что Совета не ограничатся только приведенной мерой, а окажут противниками Германии и вооруженную помощь, напав на Германию как раз с тыла в союзе с Польшей.

При таких условиях германская армия должна быть И. Несомненно, будет разгромлена. После этого, также несомненно наступить взрыв народного возмущения, почва для которого уже теперь заранее подготавливается. Взрыв этот немедленно примет характер большевистской революции с ея резней, истреблением консервативных и имущих классов, грабежом частного имущества и расхищением государственного достояния и всеми теми ужасами, которыми сопровождалась и до сих сопровождается власть большевизма в России.

Само собой разумеется, что разгром Германии немедленно же повлечет за собой и разгром всех ея европейских союзников и что большевистский хаос немедленно же перебросится из Германии сначала в побежденные страны, а вскоре потом и во все остальные европейские государства, которые не в силах будут сопротивляться окружающим их волнам большевистской анархии, тем более что почва для всхода большевизма у них обработана даже лучше, чем в странах, которые выступят на войну на стороне Германии.

Далее последует разрушение всех существующих основ государственной, общественной и частной жизни по рецепту, достигшему столь блестящих результатов в

России. Хаос, нужда и всеобщее озлобление будут расти все более и более. Освобождение народов от нравственных начал повлечет быстрое их одичание и превращение в людскую массу, живущую лишь одними животными инстинктами. Даже семейное чувство, семейный инстинкт будет такими же способами, как в России, сначала расшатываться. А потом и совершенно вытравляться.

А над всем этим хаосом, как мрачный дух, будет витать гений Великого

Интернационала, двигать им и создавать из него, через положенный предел лет, ПАНЕВРОПУ.

Когда хаос достигнет кульминационной точки и когда уже ни о каком организованном сопротивлении нельзя будет и говорить, то Великий Интернационал приступить к такому же взнузданию народов, какое им уже проделывается теперь в отношении народов, населяющих бывшую Россию. Когда же на разнуздавшееся и взбесившееся человеческое стадо снова будет надет намордник, то Интернационал установит такой порядок, при котором даже мысль о восстании против его жестокого и свирепого владычества сделается невозможной. В руках его будут сосредоточены такие могучие непреодолимые технические средства для воздействия на непокорных и мятежных его рабов, которые заставят этих последних отказаться от всякой попытки к борьбе и сопротивлению.

И вот тогда настанет столь долгожданная и столь мудро и последовательно подготовлявшаяся эра сначала Пан-Европа, а вскоре затем и Пан-Вселенной, с единым земным владыкой - земным мессией.

Тогда, вне правящего народа-касты, все будут равны в своем бесправии и нищете. И не будет тогда ни войн, ни восстаний и будет это тогда тем `всеобщим миром`, к которому слуги Великого Интернационала ведут теперь человечество.

Так должно осуществиться крушение европейской христианской цивилизации и культуры и торжество - несомненно временное - того, что Великий Провидец назвал антихристианством. Такова механика вырождения и гибели также и всей арийской культуры во всех ея разновидностях.

А каковы и в чем будет состоять динамика возрождения - об этом скажем в другой книге.

Может, конечно, случиться, что война все же не будет объявлена, ни Германией, ни кем либо из других народов, считающих себя обиженными Версальским миром.

С такой возможностью несомненно должны были считаться вожди Великого

Интернационала и заранее заготовить варианты для создания анархии и хаоса среди народов.

Но тут уже роль, предназначенная этим вариантом Германии, ничем не выделяется по сравнению с остальными обреченными государствами. Поэтому об этом варианте, который в свою очередь имеет несколько разновидностей, будет сказано в главе, посвященной европейскому центру пан-европейской политики.

Здесь мы скажем лишь об одном из вариантов, к выполнению которого давно уже приступили.

Во всех областях жизни планомерно создается хаос, получающий наименование `кризиса`. Кризис финансовый, кризис промышленный, кризис сельского хозяйства, кризис здравого смысла, кризис совести, кризис чести, кризис понятия добра и зла - словом кризис всех основ жизни и взаимоотношений народов и отдельных лиц. И постепенно и осторожно приучая мысль и сознание, распространяется внушение, что выход из создавшегося невыносимого критического положения может быть только в отказе народов от самостоятельности в своей экономической жизни и объединении их в один союз с общим для всех центральным хозяйственным органом, регулирующим все финансовые и экономические их вопросы и запросы. Так как, однако, именно эти вопросы и запросы и создают политические затруднения, осложнения и столкновения, до такой центральный орган должен был бы вмешиваться и во внутренние и внешние дела народов и принудительно навязывать им свои решения, стирая постепенно не только экономические и таможенные, но и политические границы. Разумеется, такой центральный орган потребует и предоставление в его распоряжение внушительной вооруженной силы на всякий случай необходимости принудительного приведения в исполнение его решений и постановлений. Без этого такой орган не имел бы никакого авторитета и самое существование его не имело бы смысла.

Для успешного выполнения своих разросшихся обязанностей `экономический` центральный орган должен будет иметь в отдельных государствах не только своих представителей, но и целый кадр многочисленных чиновников, делегированных во все решительно государственные учреждения для того, якобы, чтобы согласовывать (координировать) деятельность этих учреждений с общим ходом экономической политики союзных стран. На самом же деле, по самому характеру своих задач, эти чиновники будут вершителями дел государственных учреждений, которые вследствие этого постепенно будут утрачивать свой национально-государственный облик и превращаться в денационализированные местные управления центрального `экономического` всеевропейского центра.

Таким образом европейские народы приучатся к сознанию своей подчиненности единому пан-европейскому правительству.

Однако действительная Пан-Европа не будет той, которая теперь рисуется представлению европейцев на основании картин, рисуемых г.Брианом и остальными агентами интернационала. Это не будет союз самостоятельных государств, объединенных общностью экономической политики (ибо такое объединение есть ничто иное, как утопия), а это будет единой государственное образование с правительством, поставленным верховной властью Великого Интернационала с двумя классами населения: одним полноправным со всеми данными правящей касты, и другим, лишенным всех прав состояния и находящимся в полной рабской зависимости от властвующей касты.

Произойдет ли такое конечное порабощение бескровно, или же в результате кровавого хаоса и террора на подобие большевистского в России предсказать трудно.

Как бы слуги интернационала не приучали постепенно народы к мысли о ПанЕвропе и о подчинении пан-европейскому правительству, как бы талантливо ни обрабатывали они в этом направлении мысль и чувства своих жертв, но все же полное порабощение их сможет быть произведено ТОЛЬКО ОГНЕМ, МЕЧОМ и каленным железом, подобно тому, как оно произведено в России. Нужно будет уничтожить целые сословия, целые классы, которые, по самой свой сущности, никогда не в состоянии искренно примириться с вновь установленным социальным бытом. Придется истреблять, прежде всего всех духовных вождей народов и все элементы, которые неспособны отрешится от чувства патриотизма и национализма, затем всю, так называемую

Интеллигенцию, которая так основательно впитала в себя лозунги интернационала о всевозможных свободах и равенствах, что всегда представляла бы угрозу новому бесправному режиму, и, наконец, всех тех, кто без борьбы не захочет отказаться от своей недвижимой, и в особенности, земельной собственности. С этой целью придется, как и в

России, сначала натравить народ на высшие классы, потом завести такой же кровавый хаос, какой описан выше, как последствие разгрома на войне национального блока государств, и затем путем беспощадного кровавого террора подавлять анархию и взнуздывать и закабалять людское стадо.

Европейской же базой, откуда всемирный паук будет оплетать своей паутиной народы Европы при осуществлении и первого, и второго вариантов будет служить территория Советской республики, приведенная к тому времени в полную покорность

Интернационалу и снабженная, стараниями Германии, всеми нужными для того непреодолимыми техническими средствами, недоступными народным массам.

Могут, однако, задать вопрос: так ли уж несомненна победа Интернационала и не может ли быть еще третьего варианта грядущих событий, при котором все же победит

Германия со своими союзниками, несмотря на все козни и ухищрения Интернационала.

Две с половиной тысячи лет тайная сила прилагает все старания к тому, чтобы овладеть миром путем отравления его ядами, притупляющими в нем чувство самосохранения и расслабляющими силами его сопротивления. В настоящее время

Великий Интернационал уже поверг под свои ноги одну ШЕСТУЮ часть земного шара и творить на ней свою волю, а остальной `культурный` мир превратил в сплошной БЕДЛАМ с разоруженными в государственном, национальном и моральном смысле народами, вполне занаркотизированными для того, чтобы быть ввергнутыми в раскрытую уже пасть всемирного Молоха, подобно тому, как в былые времена, особыми наркотиками опьянялись обреченные толпы людей перед тем, как быть принесенными в жертву этому кровожадному божеству СЕМИТСКИХ народов.

И неужели же теперь, накануне своей окончательной победы, Интернационал выпустит из своих рук плоды многотысячелетнего упорного своего труда и многотысячелетнего напряжения свой мудрости, изворотливости и терпения. Если бы такое чудо совершилось и победила Германия со своим национальным блоком, или если случилась какая либо людская или земная катаклизма, которая бы вырвала победу из рук

Великого Интернационала и даже раздавила и смела его из Европы, то все же и тогда семена, посеянные Интернационалом, долго будут тормозить и засорять всходы любой новой культуры, если эта культура будет находится в какой либо преемственной связи с теперешней западноевропейской культурой.

Но динамика возрождения ив этом случае сделает свое дело, и надо верить и надеяться, человечество снова возродится, очищенное от плевел и блудословия

Антихристова учения.

СОВЕТСКАЯ РОССИЯ (СССР)

В заключение следует сказать несколько слов о Советской России в дополнение к тому, что уже сказано о ней в предыдущей главе, касающейся Германии и к чему мы здесь больше возвращаться не будем.

Из всего сказанного ранее видно, насколько наивен общепринятый повсеместно (за исключением, конечно, посвященных кругов) взглядов, что сейчас в Советской России правит шайка фантастических последователей идеи коммунистического социализма, решившая не останавливаться ни перед какими, даже самыми бесчеловечными средствами, чтобы осуществить на подвластной ей территории опыт установления коммунистического рая. Исходя из положения, что подобный абсурд, получивший название большевизма, не может увенчаться успехом, а также не может долго продолжаться, запряженная в шоры либеральных учений и преклонения перед капитализмом европейская мысль предсказывает близкое падение большевизма и установление в России одного из испытаний уже у других государственного строя (в зависимости от симпатий предсказателей к тому или иному строю). Впрочем если придерживаться точности, то подобными предсказаниями занимается и интересуется, повидимому, почти исключительно русская эмигрантская масса, тогда как остальные народы мало интересуются смыслом вещей в Советской России, а озабочены только вопросом, долго ли им еще нельзя будет вести торговлю с Россией и вывозить в нее свои накопившиеся и залежавшиеся товары. Некоторых еще даже пугает призрак освобожденной от большевизма России, снова идущей своими историческими национальными путями. Иные же государства явно стараются воспользоваться благоприятным для себя, как они думают, положением вещей в будто бы обессиленной

России и урвать от нея то, что возможно, не стесняясь никакими предрассудками этического свойства. Действительно показала, что до сих пор получалось от подобных стараний.

Глубоко ошибочен также и взгляд, что современное положение вещей в России явилось следствием происшедшей в конце 1917 года `большевистской революции`, приведенной к власти названных радетелей о благе народа.

В действительности же это, что тогда произошло в России, была вовсе не революция или внутренний переворот, а настоящее завоевание, заполонение России враждебной иноземной и инородческой силой: Великим Интернационалом. Но завоевание не в открытом бою на ратном поле, а тысячелетиями выработанными приемами отравления народов такими ядами, которые в конечном результате вызывают притупление чувства самосохранения и расслабление. И даже паралич силы сопротивления.

Подготовить сначала почву постепенным отравлением и духовным развращением мозга страны - ея интеллигенции и правящего класса - вражеская сила взбесила и вздыбила народ не менее ядовитыми приманками и заставила его собственными руками рушить свое государство и помогать своим завоевателям.

Завоевав же стран, враг стал делать то, что в древние времена всегда проделывалось над покоренным народом. Сначала в корне истреблялись его правящие и руководящие классы, а потом жесточайшими мерами превращался в рабство весь народ.

Его народная религия и воспринятая установившиеся веками начала личной и социальной морали уничтожались: для раба единственной религией должно было быть преклонение перед плетью господина, а вместо морали должен был быть скотский обиход жизни. И вот то же самое происходит сейчас на территории завоеванной России. Вся страна в буквальном смысле слова дезинфицируется от тех элементов, которые никогда не могли бы примериться с ненавистным им новым социальным бытом. Остальное же разнуздавшееся и взбесившееся человеческое стадо снова взнуздывается и приводиться к рабской покорности при помощи средств и приемов, разительно совпадающих с теми, которые были как бы предначертаны гениальной мыслью в пресловутых `Сионских

Протоколах`. Огнем, мечом, каленным железом, морозным холодом и бесчеловечным голодом подавляется былое революционное настроение масс и вытравляется в народе даже память о революционных его лозунгах свободы, равенства, всеобщего наделения землей и т.п. Частная недвижимость и, в особенности, земельная собственность коренного населения почти окончательно уничтожена и крестьяне превращены в подневольную рабочую силу, обрабатывающую землю исключительно в пользу государства. И все остальные стороны хозяйства и быта страны всецело подавлены ярмом враждебной русскому народу государственности.

Одним словом от принципов народного коммунистического социализма, на которые вначале были пойманы, как на удочку, широкие массы рабочего и сельского народа, теперь не осталось и следа. Сейчас над покоренной землей распоряжается деспотическая власть, поставленная правительством Мирового Интернационала в виде местного его органа и установившая в стране систему государственного коммунизма, или так называемого ЭТАТИЗМА, подчиняющую все без исключения стороны государственной и народной жизни исключительно требованиям и пользе данной государственности и прикрепляющую каждого подданного к определенной работе на нужды государства. Если гнет этаизма бывает почти нечувствителен, или в былые времена казался даже вполне естественным в государствах, которые возглавлялись властью и правящим классам, вышедшими из среды самого народа и бывшими природными носителями и хранителями его исторических заветов и охранителями его исторически сложившихся бытовых особенностей и духовной жизни, то в стране, которая покорена враждебным ЧУЖКЯДНЫМ Мировым Интернационалом и в которой правительство представляет собой лишь административный орган этого Интернационала, этатизм ведет к безжалостному, свирепому порабощению и обнищанию коренного населения. При этом всякая попытка народа сбросить с себя ненавистное иго заранее обречена на неудачу, так как в руках поработителей сосредоточены теперь такие могучие и непреодолимые технические средства, которых народ не имеет и иметь не может. Кроме того, не следует забывать, что всякая подобная попытка встретить противодействия, хотя бы и маскированные, со стороны европейской дипломатии, которая как здесь неоднократно уже доказывалось, находится под воздействием директив, исходящих от правительства Мирового Интернационала. Стоит только вспомнить, чем окончились подобные попытки русских генералов: Колчака, Деникина и Юденича, предпринятые еще тогда, когда советская власть еще не окрепла и не была еще снабжена в достаточном количестве названными непреодолимыми техническими средствами борьбы. История отметит, как все эти попытки завершились неуспехами именно благодаря лукавому и предательскому поведению европейской дипломатии.

Так совершилось завоевание и закабаление под власть Великого Интернационала одной шестой части земного шара.

В настоящее время можно считать, что первый разрушительный период владычества завоевателей, когда разрушались все устои былой государственности и былого народного быта, уже почти закончен. Теперь завоеватель приступает к созданию новых форм государственной жизни, и притом, таких, какие ему нужны как для его очередных тактических задач, так и для того недалекого, как он мечтает, будущего, когда

Россия будет составной частью его всемирного царства.

Сейчас Советская Россия представляет из себя на половину уже выстроенную,Цитадель Мирового Интернационала. Из это цитадели Интернационал ведет уже наступление на весь остальной мир. Эту же цитадель он, пока еще есть время, приготовляет и приспосабливает к тому времени, когда он зажжет вокруг нея пламя нового европейского затем и мирового пожара. Цитадель эта обноситься высокой стеной в виде красной армии, назначение которой состоит в том, чтобы не выпустить волну европейского большевизма в совершенно уже к тому времени замиренную и скованную Россию. С этой целью ея солдаты, по истечении сравнительно незначительного времени после своего оторвания от деревни и вообще от своего прежнего окружения, привыкли смотреть на себя, как на людей привилегированного состояния, которые должны быть сыты, обуты и одеты за счет остальных обслуживающих их слове населения. Такая психология заставляет их не только духовно оторваться от своей бывшей среды, но даже противопоставлять. И притом, подчас озлобленно противопоставлять свои интересы интересам подавленной массы народов, из которого они вышли. Таким образом создается кадр надежных воинских частей, преданных новой власти уже не за страх, а за совесть, и видящих свое благополучие в крепости этой власти.

Вероятно, с течением времени, мы будем свидетелями и других способов укрепления этой твердыни большевизма, вроде, например, обнесения ея кольцом ограждающих ее буферных государств, выкроенных из состава ея же окраинных территорий. Этому, конечно, будет предшествовать розыгрыш соответствующей комедии: будет говориться, что все это козни капиталистических держав, стремящихся подорвать и ослабить Советский Союз отгорождением от него части его территории. На самом деле же, таким путем будут достигнуты две цели. Во-первых, будет создано кольцо соседних слабых, не опасных и, действительно, буферных государств, ограждающих свободу действий Советов за время подготовительного периода их работ по поджогу мира и, вовторых, будет несколько сокращена территория самой крепости, которой, благодаря этому, легче будет завести у себя нужный ей внутренний порядок в ожидании того времени, когда она заведет его и в остальном мире, а вместе с тем ей легче будет и защитить себя от проникновения в нее грядущего пожара.

В частности, следует ожидать, что та роль, которую Советской России предстоит сыграть в случае новой войны Германии с ее соседями и о которой подробно сказано в предыдущей главе о Германии, побудить интернациональное сверхправительство принять меры к расширению буферного кольца на западной границе с Польшей и Румынией.

Несомненно, и в этом случае будет выставлен перед Европой какой-нибудь соблазнительный БУТАФОРСКИЙ АРГУМЕНТ, которому в Европе вероятно и будут содействовать осуществлению такого плана в предположении, что этим подрывается владычество Советов в несчастной России. А между тем о том, чтобы постепенным отвоеванием отдельных частей советской территории действительно способствовать отвоеванию и всей России их под власти ея поработителей, об этом, конечно, европейская дипломатия менее всего будет заботиться, ибо это и есть один из двух возможных путей избавления России из под ига того владыки, которому эта дипломатия и сама, сознательно или бессознательно, служит.

Наконец, говоря о красной армии, нельзя не упомянуть о возможности инсценировки войны ради поддержания ея боеспособности. Нельзя создавать эту боеспособность только борьбой со случающимися то здесь, то там восстаниями собственного населения. Нужен какой либо патриотический лозунг. А раз ни одно иноземное государство не выказывает желания воевать с Советами, то, Интернационал все же может вызвать подобие войны с какой-либо частью собственной советской территории, которая непременно при провокационной поддержке какой либо иностранной силы, станет самоопределяться и отделяться.

Такова текущая и вероятная в будущем работа по укреплению, так сказать, внешних стен современной цитадели Мирового Интернационализма.

Внутри ея в `ударном порядке` ведется спешная работа по созданию экономической независимости от иноземных стран, причем достижение этой независимости чрезвычайно облегчается тем, что из всех стран земного шара Россия единственная самодавлеющая в экономическом отношении страна, в которой имеется все решительно, что необходимо для нужд как мирного, так и военного времени.

Промышленность и сельское хозяйство милитаризуется. Накапливаются запасы военного снабжения и снаряжения, причем, как выше было объявлено во главе о

Германии, Советы, по указке своих владык, широко открыли свои двери для внедрения у них германской военно-технической промышленности в расчете присвоить себе, когда настанет время, все продукты этой промышленности.

Во всех областях хозяйственной жизни вводится подневольный, рабский, ничем не оплачиваемый труд, в следствии чего ограничивается до минимума потребность в денежных знаках и в денежном обращении внутри страны, а следовательно и зависимость от иноземных денежных рынков. Впрочем, в этой, финансовой области правителям

Советской России никогда не придется терпеть никаких действительных затруднений, ибо в чем другом, а в золоте у их хозяев недостатка не будет. Золото это и теперь притекает туда в неограниченном количестве и, притом, как для внутренних потребностей, так и для подрывной работы во всех иноземных государствах. Все причитания и вопли советского правительства о недостатке у него денег, все его настойчивые поиски кредитов в иноземных странах есть ничто иное, как тактический ловкий прием для отвода глаз от наводившей бы иначе на недоумения и подозрения действительности, дающей ему возможность бросать на его политические цели колоссальные суммы из какого-то неисчерпаемого источника. Ведь дико даже предполагать, что `Золотой Телец` оставит без питания свое любимое детище, расчищающее по его указаниям, путь к его всемирному владычеству.

Пресловутая `пятилетка` т.е. план для достижения в 5 лет определенных экономическополитических результатов, имеет все данные к удачному завершению. Все злорадные указания на разные явления, как то саботаж, т.е. пассивное сопротивление и вредительство со стороны населения, ничтожный процент выполненных заданий и тому подобные явления, свидетельствующие, якобы, о предстоящем неуспехе, или срыве этого плана, не более как наивное самоутешение безнадежно ослепших людей, или, опять таки, тактический ход тайных советских граничных сторонников и агентов. Казалось бы, должно быть ясным, что без вспышек возмущения, без попыток сбросить недавно еще только надетое ярмо не может обойтись ни один процесс порабощения народов и что подобные явления не могут служить помехой советскому правительству, сломившему на своем пути куда более серьезные препятствия.

Наконец от заграничной зависимости последовательно раскрепощается и научная и, в особенности, научно-техническая мысль: постепенно создается собственный кадр специалистов и ученых, которые, по имеющимся уже признакам, способны будут самостоятельно справляться с заданиями, которые в области их знаний будет выдвигать государственная жизнь.

Вот что в настоящее время представляет из себя царство Великого Интернационала, которое этому последнему впервые за долгие тысячелетия удалось создать со всеми элементами самодержавной государственности: собственной территорией, собственной самодержавной - хотя до поры и тайно-верховной властью, собственным войском, собственным народом и собственной, пока еще не вполне выявляющей, правящей кастой, спаянной общностью религиозной и расовой идеологии.

Безысходной тоской и смертельным ужасом должно было бы проникнуться сердце прозревшего человека при мысли о той теме, которая неминуемо должна объять мир в случае конечного мирового торжества этого царства с его `царственным народом`.

Но вера, перешедшая в уверенность, что Светоч, внесенный в мир две тысячи лет тому назад, не может быть осилен тьмой, должна внести в душу человеческую утешение и бодростью

Эта же уверенность внушает видит пути возрождения ЧЕЛОВЕКА в возрожденном человечестве, совершающем свой жизненный путь под стягом на котором в обновленном сиянии будет гореть знамение `ИН ХОК СИГНО ВИНСИС` - `СИМ ЗНАМЕНИЕМ

ПОБЕДИШЬ!`


home | my bookshelf | | Тайный смысл нынешних и грядущих событий |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу