Book: Сквозь аметистовые очки



Сквозь аметистовые очки

Ирина Грин

Сквозь аметистовые очки

© Грин И., 2019

© Оформление. ООО «Издательство «Эксмо», 2019

* * *

Пролог

Заезжая во двор, Еремин понял, что жены дома нет: квартира смотрела на него черными прямоугольниками окон. В принципе ничего удивительного в этом не было. Если любимое занятие твоей жены – бродить пешком по городу, наматывая порой километров по двадцать-тридцать, поздние возвращения неизбежны. Но за зиму Еремин от этого немного поотвык. Несмотря на очень теплую, хоть и абсолютно невзрачную парку и сапоги на высокой подошве с хорошим протектором, по двадцатиградусному морозу много не нагуляешь. Разве что по магазинам. Но сегодня на улице так явственно запахло весной, что Альбина наверняка решила наверстать дни вынужденного «простоя». И даже разыгравшаяся к вечеру метель ей не помеха.

Еремин зашел в лифт, встретившись глазами с собственным отражением в его зеркальной стене. Читал, что при этом нужно похвалить себя любимого. Но хвалить было не за что. Еремин и в юности был неспортивным, а с годами эта неспортивность никуда не делась и даже, наоборот, усугубилась благодаря приобретенному жизненному «багажу» в виде пары десятков лишних килограммов. Другое дело – Альбина. Казалось бы, от постоянного бродяжничества должна быть похожа на бомжиху с почерневшим, обветренным лицом, так нет же. Снять с нее «бабушкин» свитер, одеть в нормальное платье – и хоть на подиум. Не потому, что слишком худая, а потому, что красивая. Даже чересчур красивая. Красотой хрупкой, неброской, но берущей за душу, таинственной. Одним словом, той, что надо, красотой.

У Еремина еще оставалась надежда, что Альбина заснула, дожидаясь его. Сейчас он откроет дверь и вдохнет запах настоящей домашней еды. Потом будет мыть руки и рассказывать о том, как прошел день. А на кухонном столе уже накрыт ужин. Отбивная, картошечка с зеленью. Что там еще у нормальных людей бывает?

– Альбина? – позвал Еремин, входя в квартиру. Подождал пару минут и понял, что как у нормальных людей не будет – раз уж его угораздило выбрать в спутницы женщину ненормальную. Со всеми вытекающими последствиями.

Клацнув кнопкой чайника, он заглянул в холодильник, смастерил бутерброд, налил здоровенную чашку чая и устроился на диване у телевизора в ожидании жены.

Наверное, он немного задремал, потому что не слышал, как хлопнула дверь, и в комнату ворвалась Альбина.

– Мне срочно нужно на Домбай, – заявила она.

Резкий переход от сна к бодрствованию замедлил мыслительные процессы в ереминской голове, и оттого он сразу не понял, о чем идет речь.

– Домбай? – Он решил, что это какой-то новый торговый центр. Но почему срочно? И почему Альбина не может съездить туда сама? Вопросы роились в голове, один заковыристее другого. – Слушай, там такая метель на улице. Давай завтра?

– Конечно, завтра, – подтвердила она. – Я все уже узнала. Самолет на Минводы в двенадцать тридцать. Там можно взять машину напрокат или такси…

Какой самолет? Какие Минводы? Какая машина напрокат? Откуда такое странное желание? Он знал, что жена сумасшедшая, но не до такой же степени. Или это весеннее обострение? За те пять лет, что они знакомы, Альбина ни разу не покидала пределы Москвы. И вдруг – Домбай. Надо же!

– Подожди. Домбай – это же где-то на Кавказе? Горнолыжный курорт? – спросил Еремин.

– Ну да, – Альбина кивнула, – он.

– И ты собираешься туда поехать? – уточнил Еремин.

– Ну да, – повторила Альбина и снова кивнула. – Завтра.

– Завтра?

– Я же сказала, – терпеливым тоном заявила Альбина. – Мне срочно нужно на Домбай.

– Ты хочешь кататься на лыжах? Не замечал раньше за тобой любви к этому виду спорта. Слушай, такие вещи надо планировать заранее! У меня же работа. Чтобы покататься на лыжах, вовсе не обязательно далеко ездить. Тем более – лететь. Ивкин недавно ездил с семьей куда-то по Дмитровскому шоссе. Там отличные лыжные трассы, подъемники. Давай в субботу махнем? А на твой Домбай… – Еремин подошел к жене, успокаивающе обнял ее за плечи, заглянул в глаза, зеленые, немного кошачьи, – давай поедем на майские. Закончится сезон, уедут лыжники, зацветут альпийские луга. Будет теплее, лучше, дешевле, в конце концов.

– Дешевле… – прошипела Альбина, сбросила его руки со своих плеч, резко развернулась, хлестнула обиженным взглядом и бросилась в спальню. – Можешь ехать, когда захочешь, а я еду завтра!

– Да я вообще никогда не хочу, – пробормотал себе под нос Еремин. К активному отдыху он был абсолютно равнодушен. Конечно, зависал порой над отфотошопленными фотографиями и роликами, выложенными в интернете отважными горнолыжниками. Смотрел фильмы, снятые в горных «декорациях». Но всё – только дома. На диване. С бокалом вина или бутылкой пива – это как карта ляжет.

Он стоял в дверях спальни и смотрел, как жена нервно кидает в дорожную сумку свои вещи – объемные свитера ручной вязки, футболки, штаны. Зачем так много? Жить она там, что ли, собирается?

– Зачем? Объясни, зачем тебе нужно туда ехать?

Альбина оставила в покое одежду, выпрямилась и с вызовом посмотрела на Еремина.

– Ну, например, за вдохновением – я же художник.

– Художник… – медленно произнес он. – Знаешь, про вдохновение свое – это не ко мне. Это к Умуту.

Умут Кылыч, турецкий отельер, был большим почитателем картин Альбины. И, как подозревал Еремин, не только картин, но и художницы.

– Не волнуйся, если ты не поедешь, обращусь к нему. Думаю, он не откажет… – Она снова принялась собирать сумку.

Еремин смотрел на агрессивную спину Альбины. Чокнутая. Она точно чокнутая. Но он не может без нее. Не может, и все.

И следующим утром Еремин с женой уже сидели во Внуково в ожидании рейса на Минеральные Воды. Рейс все откладывался и откладывался, и с каждым новым объявлением о задержке в душе у Еремина росло и крепло чувство, что в какой-то момент Альбине все это надоест. Но жена молчала, и он решил ее немного попугать.

– Знаешь, Альбина, у меня какое-то странное предчувствие. Помнишь, мы смотрели фильм… – Он задумался, роясь в памяти в поисках названия, но так и не нашел ничего подходящего. – Там парень выскочил из самолета, а самолет возьми и разбейся. Так и я. Чувствую, что ничего хорошего из этого полета не выйдет.

Ответный взгляд Альбины предложил Еремину заткнуть свои чувства куда подальше. С ней вообще происходило что-то непонятное. Какая-то нервная, на-электризованная. И потом: почему вместо тихих, абсолютно безобидных, к тому же невероятно бюджетных прогулок по Москве ее вдруг понесло в горы? Главное, предлог какой нашла – вдохновение искать! Надо же такое придумать! Не иначе как новая психотерапевтша ее накрутила. Надо будет, когда они вернутся, разобраться с этой дамочкой, подумал Еремин и тут же мысленно хмыкнул: если, конечно, они вернутся.

Когда посадку наконец объявили, Еремин уже категорически не хотел лететь. Но даже если он откажется, танк по имени Альбина с намеченного курса не свернет. А отпустить ее одну он не мог. Хотя бы из-за дурацкого предчувствия, терзавшего душу.

Самолет набирал высоту, и Альбину вроде немного отпустило. Видно, поняла, что при любом раскладе на Домбай они попадут. Похлопала Еремина по руке.

– Ну, как твои предчувствия?

Он пожал плечами.

– Не боись, – криво усмехнулась она. – Я читала, если с самолетом что-то случается, люди умирают, не успев долететь до земли. Так что больно не будет.

Молодая девушка, сидевшая с ними третьей, вцепилась пальцами в подлокотник.

– Извините, пожалуйста, моя жена немного не в себе, – счел нужным пояснить Еремин.

Девушка ничего не ответила, но как только смолкли аплодисменты, сопровождающие посадку, и погасла табличка «Пристегните ремни», молниеносно схватила с верхней полки довольно упитанный рюкзачок и в числе первых рванула к выходу.

К тому моменту, как они на такси добрались до гостиницы, забронированной Альбиной на «Букинге», Еремин был уже окончательно измотан и желал только одного – поскорее добраться до кровати. Альбину же, казалось, переполняли веселье и энергия. Откровенно флиртовала с парнем на ресепшене, требуя от него ответы на какие-то идиотские вопросы, которые якобы просила задать ее московская подруга. Еремин-то знал, что никаких подруг у Альбины в Москве нет и никогда не было. Потом спросила, где здесь вечером можно вкусно поесть, и стала требовать непременно отправиться туда сейчас же, а когда Еремин отказался, вообще понесла что-то несусветное – что, мол, она пожалуется на него в полицию.

– Может, все-таки прогуляемся? – предложила Альбина, когда они наконец попали в свой номер – вопреки ожиданию, довольно приличный: большая кровать, вместительный шкаф, черный прямоугольник современного телевизора на стене, халаты, тапочки, чистая ванная комната и куча всяких умывальных прибамбасов на полочке под зеркалом.

– Опомнись, ночь на дворе!

Тут Еремин покривил душой. Часы на мобильном показывали начало восьмого. Солнце уже село, но улицы освещали мириады разноцветных огней, а где-то слева взрывали небо всполохи фейерверков – гуляла веселая компания. Двойной стеклопакет не впускал звуки в комнату, но и так было ясно – жизнь вокруг бьет ключом. Еремин почти физически ощутил, как этот ключ с размахом опускается на его практически лысую голову. Наверное, он уже слишком стар для таких забав. Альбина же… Кошка, гуляющая сама по себе. Вот кто его любимая жена! Более чем чёткое определение сущности женщины, стоящей сейчас у окна и жадно впитывающей атмосферу чужого праздника.

Утром Альбина вскочила ни свет ни заря и поспешно начала собираться.

– Ты куда? – недовольно спросил Еремин, разбуженный не вовремя, а потому злой.

– Узнаю насчет завтрака. И кофе хочется.

– Подожди, вместе пойдем, – сказал он не терпящим возражений голосом.

И жена отступила. Села в кресло и лишь молча подгоняла его взглядом, словно нерадивого раба на плантации. Он наскоро принял душ, порезался, когда брился, и, не найдя, чем заклеить ранку, оторвал клочок бумаги от гостиничной памятки постояльцам.

Разумеется, гостиница еще спала. Правда, в кафе на первом этаже горел свет и позвякивали посудой, но Альбина потянула Еремина на улицу. Поселок приветствовал их бодрящим морозцем и редким снежком, смачно хрустящим под ногами: хрум-хрум, хрум-хрум. Словно кто-то за спиной ел ядреную квашеную капусту, загребая ее рукой прямо из бочки. По улице уже сновали разноцветные лыжники. На фоне их ярких курток и комбинезонов Альбина в парке мышиного цвета казалась инородным элементом, никак не желающим вписываться в окружающий мир. Многочисленные уличные торговцы расчехляли свои прилавки, сметая насыпавший за ночь снег. Откуда-то потянуло кофе, и Еремины, не сговариваясь, пошли на манящий запах.

В крошечном кафе был всего один стол. Зато очень длинный. На деревянных лавках, протянувшихся вдоль него, при желании могло разместиться человек эдак двадцать. Но сейчас посетителей было только двое – Еремин и Альбина. Кофе оказался крепким и вкусным, а хычин – тонкая лепешка с мясом прямо со сковородки слегка примирил Еремина с Домбаем. Обжигаясь, он отрывал зубами куски от хычина и насмешливо поглядывал на Альбину, опасливо дующую на слишком горячую начинку.

Пока они завтракали, подъемники заработали, и радостно гомонящие толпы хлынули к станции канатки. Альбина не спеша брела по дороге, всматриваясь в лица спешащих людей. Будто сканировала, чтобы изобразить впоследствии на картине. Изучала хэнд-мейд на прилавках сувенирных ларьков. Мерила шапочки и варежки, просила Еремина сфотографировать ее, радостно смеялась в камеру телефона. Одну из шапочек, в виде розового кролика с большими розовыми же ушами, Еремин купил и, несмотря на Альбинины протесты, тут же нахлобучил ей на голову. То ли от тепла, то ли от удовольствия, то ли от мороза, а может, и от всего, вместе взятого, обычно бледные в голубизну щеки Альбины раскраснелись. Со стороны могло показаться, что она бесконечно счастлива. Но Еремин чувствовал, что это не так.

В одной из лавок он увидел большой плакат с изображением панорамы Домбая. Единственный раз Еремин видел горы вблизи в студенческой юности, когда путешествовал с друзьями по Крыму. Крымские горы запомнились величественными и спокойными. На плакате же он увидел сплошное нагромождение пиков. Каждый пик был подписан. Названия заковыристые, и Еремин запомнил одно – Белала-Кая. Самый высокий острый клык. Запомнил потому, что напомнило крымские походы: горы Ильяс-Кая, Куш-Кая.

– Давай поднимемся на первую очередь. Я читала, там можно взять инструктора и попробовать покататься на лыжах.

– Ну нет! Только через мой труп! Гулять – гуляй себе на здоровье, а кататься… – возмутился Еремин.

Но билеты купил, причем сразу на три станции – так было дешевле.

До второй станции они добирались в восьмиместном вагончике. Альбина, затаив дыхание, впитывала открывающийся из заднего окна вид: долина и крошечный городок в огромной пасти великана, ощерившейся острыми клыками. Внимание же Еремина привлекло совсем другое. На трассе он увидел двух лыжников, медленно спускающихся один за другим, а между ними, на скользящих по снегу носилках, лежал уже не лыжник. Завернутый в одеяло, с шеей, упакованной в специальный воротник, похоже, человек не скоро снова встанет не только на лыжи, но и на ноги. Жалко, что Альбина, увлеченная созерцанием панорамы гор, этого не видела. Может, выкинула бы из головы блажь про инструктора.

Станция шумела и бурлила. Еремин с радостью отметил, что не одни они здесь без лыж. Толпы и отдельные личности слонялись, периодически щелкая фотоаппаратами разной степени навороченности или просто телефонами. Еремину вспомнился рассказ одного приятеля о своей поездке в Гриндевальд.

– Ты умеешь кататься на горных лыжах? – спросил тогда Еремин.

– А что тут уметь? Наливай да пей.

Накатить бы не мешало, задумчиво поскреб подбородок Еремин. Наткнулся на заплатку из гостиничного «дацзыбао», отодрал и выбросил в снег.

– Ну, едем дальше?

До следующей станции они добирались на кресельном подъемнике – скамье, рассчитанной на шесть человек. Сиденье, казалось, было сделано из куска льда, и Еремин просто мечтал о той минуте, когда они, наконец, спустятся с небес на землю, найдут какой-нибудь уютный ресторанчик и отдадут должное местной кухне и горячительным напиткам.

Кресло канатки скользило совсем низко над землей, и когда зависало над лыжной трассой, казалось, будто скользящие по склону лыжники запросто могут палкой достать сидящих и раскидать в разные стороны, как мяч раскидывает кегли в боулинге. Но лыжники были людьми адекватными. Хотя и не все. Некоторые – по мнению Еремина, абсолютно безбашенные – умудрились привезти с собой совсем маленьких детей. Те еще на собственных ногах держались не совсем уверенно, не говоря уж о лыжах.

Следующая станция встретила их очередными лотками торговцев сувенирами, многочисленными ресторанчиками, приклеившимися к горам, словно ласточкины гнезда, и праздношатающимися курортниками.

У одной из лавок толпился народ. Еремин от нечего делать подошел ближе и оказался в центре дегустации местных вин. А почему бы, собственно, и нет, – подумал он, принимая из рук улыбающейся продавщицы пластиковый стаканчик. Поискал глазами своего розового кролика: вон они, ушки, совсем рядом.

Солнце припекало, снег искрился, заставляя жмуриться. Какие-то девчонки, сбросив одежду, фотографировались в купальниках. Белые, незагорелые тела, едва прикрытые пестрыми полосками ткани, заснеженные клыки Домбая, яркое солнце – фотографии должны были получиться запоминающимися.

Дегустаторша перешла от вин к более брутальным напиткам – чаче и коньякам. Еремин поискал глазами Альбину и обнаружил розовые ушки среди толпы, собравшейся у стенда экскурсионного бюро.

Коньяки Еремин не оценил – пробовал и получше. А вина можно было прикупить. Вот только какого? В принципе ему понравились почти все сорта: каберне совиньон, рислинг, мерло, саперави, алиготе… Народ активно затаривался пузатыми пластиковыми бутылочками. Еремин оглянулся, поискал глазами жену: розовые ушки по-прежнему изучали экскурсионные маршруты.

Тяжело вздохнув, Еремин направился к стенду. Нет, не нужно было пить этот коньяк. Вроде совсем немножко выпил, а ноги словно ватные.

– Альбина! – окликнул он жену.

Розовая шапочка с ушками отнеслась к его зову абсолютно индифферентно.

– Альбина! – что есть мочи заорал Еремин.

Казалось, обернулись все, кроме той, кому был адресован его призыв.

Он протиснулся сквозь толпу, схватил жену за плечо и тут же одернул руку, словно обжегся – плечо было желтым, а ниже – красным. Никакая это была не Альбина, совершенно чужая девушка, совсем еще девчонка.

– Извините, я ошибся, – с досадой произнес Еремин.

Рванул назад, к ларьку с сувенирами и оказался в самом центре группы китайских туристов, улыбающихся и размахивающих моноподами, именуемыми в народе селфи-палками. Щурясь от слепящего снега, Еремин вдруг заметил розовые ушки за столиком на открытой веранде одного из ресторанчиков. Вынырнув из толпы китайцев и пренебрегая протоптанными тропинками, он понесся прямо по снежной целине, проваливаясь и с трудом вытаскивая ноги. К девушке за столиком подошел мужчина, сел рядом. Еремин остановился, присмотрелся. Ярко-синяя куртка с белыми полосками – не она. Снова осечка.



Еремин стоял по колено в снегу и, приставив на манер козырька ладонь ко лбу, вертел головой, словно стрелка компаса в аномальной зоне. Он насчитал по крайней мере два десятка женщин в розовых шапочках. Попытался шагнуть вперед, не удержал равновесия и плюхнулся на вмиг ставшие ватными колени. Снег противно хрустнул. Горные вершины сдвинулись и угрожающе нависли над головой. Пот заливал глаза. Сердце бешено колотилось где-то в горле. Еще миг, и оно выскочит прямо в пасть Домбая, и тот будет рвать его вершинами своих острых клыков. Белала-Кая и остальными, имени которых Еремин так и не запомнил.

– У вас все в порядке? – раздался над головой чей-то голос.

Сначала он увидел ноги в высоких берцах, затем черные непромокаемые брюки, красную куртку с черными полосами и только потом наполовину закрытое лыжными очками лицо.

– У вас все в порядке? – повторил мужчина, поднимая очки на макушку.

– Я, кажется, потерял свою жену, – растерянно сообщил Еремин.

Глава 1

Лето для детективно-консалтингового агентства «Кайрос» выдалось во всех отношениях «горячим». С одной стороны, на смену прохладному апрелю и дождливому маю пришла аномальная жара, а с другой – увеличилось количество клиентов. Не сказать, чтобы очень сильно… Но генеральный директор Кристина Светлова уже подумывала прислушаться к прозрачным намекам своего заместителя Тимура Молчанова и взять на работу еще одного сотрудника. Фактически в агентстве числилось пять человек: Кристина, Тимур, бывший милиционер Иван Рыбак, милая девушка Ася Субботина и талантливый программист Федор Лебедев. Но Ася, филолог по специальности, работавшая до «Кайроса» учителем литературы в школе, абсолютно не желала вникать в хитросплетения экономических лабиринтов. Однако именно за помощь в прохождении этих лабиринтов, за обретение, так сказать, Ариадниной нити клиенты и несли свои деньги в фирму. В принципе, считала Кристина, если возложить на Асю функции секретаря и первичного общения с новыми клиентами, она вполне могла бы справиться. Хотя клиент клиенту рознь. Если бы все были такими же рафинированно интеллигентными, как один из первых клиентов «Кайроса» Прохор Тарасов. Но, к превеликому сожалению, на одного Тарасова приходился добрый десяток не самых приятных посетителей, озадаченных извечным вопросом: «Что делать?» Что делать, чтобы платить как можно меньше налогов? Что делать, чтобы их вообще не платить? Да и вообще никому и ничего не платить?

Кристина (поскольку общалась с клиентами в основном она) терпеливо сообщала, что советы по нарушению законодательства не входят в компетенцию их агентства. Их цели и задачи заключаются в следующем: проведя анализ финансовых потоков предприятия, выдать рекомендации по абсолютно законной оптимизации налогообложения. Некоторых посетителей эта фраза приводила в ступор. «Ты хоть сама поняла, что сказала?» – читалось в их глазах. После этого кто-то оставался, а кто-то уходил, неласковым словом поминая Кристинину матушку. Именно из-за этих, которые с матерью, она и не хотела подключать к делу Асю, чересчур мягкую и ранимую.

Официально Ася находилась в отпуске для подготовки к свадьбе с Иваном Рыбаком. Вообще-то свадьба планировалась на начало июня… Но в связи с не зависимыми от брачующихся событиями была перенесена на конец лета[1]. И вот сейчас, когда до часа «Х» осталось всего ничего, Кристина стояла перед выбором: или пробежаться по магазинам в поисках так и не купленного свадебного подарка, или закончить выборку, которую она готовила для одного из клиентов.

Первое было, конечно, важнее. Если бы речь шла не об Асе, то Кристина обошлась бы самым банальным подарком всех времен и народов – конвертом с деньгами. Но для Аси, мечтательницы и фантазерки, которая смотрит на мир сквозь розовые, и не просто розовые, а аметистовые очки… Нет, здесь нужно нечто особенное. Может, подарить аметистовый кулон? Ведь Ася, начитавшись книг по эзотерике, безоговорочно уверовала в то, что аметист помогает стать умнее. Сережки у нее есть, но они не ко всякому наряду подходят, а кулон – вещь универсальная. Хочешь – носи на виду, не хочешь – спрячь под одежду. А вдруг ей не понравится? Вдруг она ждет чего-то другого, но из гипертрофированной скромности не позволит себе даже намека? Спросить же как-то неловко – не получится сюрприза. То ли дело в Австралии! Австралийский брат Кристины, Оливер, и его невеста Лина просто-напросто выложили на Фейсбуке список подарков со ссылками на магазины, где их можно приобрести, а приглашенные на свадьбу гости в комментариях отписывались, кто какой презент оставляет за собой[2]. И хоть Кристина по-прежнему считала, что в Австралии все происходит вверх ногами, подобный прагматизм очень ей импонировал.

Звон колокольчика известил о приходе нового посетителя. Кристина, мысленно нахмурившись, закрыла файл, с которым работала. Она не любила вот так – на полуслове обрывать работу. Потом придется начинать сначала. Все-таки, наверное, Тимур прав. Нужно брать еще одного человека. Или Ася после свадьбы все-таки вернется в «семью»? Хотелось бы… Отогнав мысли, Кристина вежливо улыбнулась потенциальной клиентке, женщине лет тридцати пяти, и жестом предложила присесть.

– Нет, спасибо! – отказалась гостья. – У меня очень мало времени. Сначала хотелось бы уточнить, сможете вы вообще мне помочь.

С трудом подавив горячее желание указать не вовремя явившейся посетительнице на дверь, Кристина сказала:

– И все-таки, наверное, лучше присесть. Слушаю вас.

Гостья раздраженно кивнула и демонстративно уселась на краешек стула для посетителей. Пахнуло тонким фруктовым и явно дорогим парфюмом.

Тимур бы сейчас непременно предложил даме кофе – в надежде разрядить напряженную атмосферу. Но Тимур, как назло, уехал с Рыбаком проверить готовность площадки к завтрашнему свадебному банкету, а Кристине не хотелось терять время. Просить об услуге Федора было бесполезно – он способен только о себе позаботиться. Ну, может быть, еще об Асе.

– Мне хотелось бы, чтобы вы проверили одну фирму, – наконец озвучила свою проблему гостья.

Проверка контрагентов, как одна из самых востребованных услуг «Кайроса», была отработана Кристиной и Федором практически до автоматизма, поэтому Кристина утвердительно кивнула:

– Слушаю вас.

Гостья, назвавшаяся Еленой Сергеевной Старцевой, оказалась хозяйкой фирмы «Торговый дом Ильиных». Профиль деятельности – оптовые поставки продуктов питания. Семейный бизнес создал отец Старцевой. Недавно он отошел от дел, поселившись с супругой в приморском французском городке. Фирма перешла в руки Елены. Но она вышла замуж и после рождения дочери уже не могла эффективно управлять делами. Человек, которого она пригласила на должность директора, был компетентным и во всех отношениях надежным. Сначала все шло хорошо. Фирма обрастала новыми клиентами, доходы увеличивались. Затем процесс затормозился, а спустя некоторое время Елена Сергеевна поняла, что «Торговый дом Ильиных» стал приносить гораздо меньше прибыли, чем раньше. Она посмотрела отчетность, полистала документацию и не смогла понять, в чем дело. Вроде никто из старых покупателей не ушел к конкурентам, и в папке с договорами добавились новые. Что же могло случиться?

– Конкуренты теснят, – пояснил наемный директор Станислав Иванович. Порылся в стопке бумаг, достал нужную и ткнул пальцем в данные по расходам: – Вот, видите? Приходится снижать цены, иногда даже демпинговать.

Надев для верности очки, Елена Сергеевна просмотрела документ. Цифры говорили, что за последние пять лет прибыль упала почти в двадцать раз. Если так пойдет дальше…

– У вас есть предложения по стабилизации ситуации? – спросила она.

– Минутку. – Станислав Иванович достал из сейфа папку. – Предложения, конечно, есть. Но главное – нужно укрупняться. Сейчас по всему миру идет тенденция создания олигополий во всех сегментах рынка. Крупные игроки вытесняют мелких. Я вижу выход в объединении с конкурентами. Здесь, – он похлопал ладонью по папке, – мои предложения по наиболее перспективному варианту слияния. Фирма «МС Промоушен» занимается примерно тем же, чем и мы, имеет собственную складскую базу на Индустриальной. Планирует в следующем году создание автопарка. Мне нужно ваше «добро», чтобы я начал готовить переговоры.

Елена Сергеевна неуверенно взяла папку. Почему-то именно в этот момент ее доселе незыблемая вера в честность и порядочность Станислава Ивановича пошатнулась. Конечно, придраться к его словам нет никакой возможности. Но вот к чему все это приведет в итоге? Не остаться бы в результате слияния у разбитого корыта.

Кристина сочувственно покачала головой и краем глаза посмотрела на Лебедева. Тот едва заметно кивнул, что означало: гостья та, за кого себя выдает. Значит, за время их беседы он успел пробить в интернете фирму «Торговый дом Ильиных», а также найти фотографии владелицы и убедиться, что именно она, собственной персоной, находится сейчас в офисе «Кайроса».

– Сколько это будет стоить? – поинтересовалась Старцева.

Кристина, молниеносно прикинув, озвучила сумму. После этого часть клиентов прощалась, обещав подумать, и больше их никто не видел. А Кристина в очередной раз убеждалась – необходим еще один сотрудник. Именно для проведения таких вот предварительных бесед, с целью отсеять жмотов на раннем этапе. К счастью, нынешняя посетительница оказалась не из таких.

– Устраивает, – кивнула она. – Я даже готова заплатить больше, если вы сделаете первоначальное заключение на основании этих документов уже к понедельнику.

Она вытащила из сумки картонную папку с завязками и положила на стол перед Кристиной.

– К понедельнику? – Кристина растерялась. Завтра свадьба, и скорее всего мероприятие растянется на все выходные. Можно, конечно, урвать пару часов утром в субботу… Или в воскресенье? И завтра с утра… вместо парикмахерской…

– Что вас смущает? Мне не нужны подробные выкладки, достаточно только вашего мнения. А сроки окончательного заключения я не регламентирую.

– Может, кофе? – спросила Кристина, чтобы еще немного потянуть время.

– Без сахара, – кивнула Старцева.

Пока кофемашина с кряхтением справлялась с заданием, Кристина вопросительно посмотрела на Федора. Тот выразительно закивал: соглашайся, мол, успеем.

– Мне нужно посмотреть документы, вы позволите? – Кристина, поставив перед гостьей чашечку из английского фарфора, села за стол, придвинула к себе папку и потянула за завязки.

Глава 2

Несмотря на предоставленный фирмой отпуск для подготовки к свадьбе, Ася занималась чем угодно, только не этой самой подготовкой. Да и чего готовиться? Никаких пышных торжеств не планировалось. Будь ее воля, все ограничилось бы обедом в ресторанчике на берегу моря, или, как вариант, посиделками в переговорной «Кайроса» с собственноручно налепленными бутербродами и шампанским. Но Кристина сказала, что халатно относиться к такому важному в жизни каждой девушки событию не стоит. У моря так у моря. Но все должно быть по-настоящему. И организация свадебного банкета была отдана на откуп кейтеринговой компании «Эмеральд», обещавшей незабываемый банкет с фонтаном из шампанского для взрослой аудитории и шоколадным для детей.

Многочисленной толпы гостей не ожидалось. Из родственников у Аси имелась только неизвестно-сколько-юродная тетя, проживавшая где-то под Екатеринбургом. Но после смерти матери никаких отношений с ней Ася не поддерживала и сообщать о предстоящей свадьбе не планировала. Друзья – они же и коллеги у будущих молодоженов были общие, то есть список приглашенных ограничивался сотрудниками «Кайроса». Плюс в качестве почетного гостя главный (и всеми любимый) клиент фирмы – Прохор Тарасов и его жена Лада. А еще многодетная семья Лариных, снимавшая у Тимура домик для гостей: журналист Руслан, его жена Ольга и их четверо детей – спокойная рассудительная Ксюша и бесшабашные тройняшки Юрик, Гарик и Ярик. Площадка для свадебного застолья находилась у дома Тимура, и не пригласить Лариных было бы невежливо.

Свидетелем со стороны невесты, конечно же, была Кристина, а Иван пригласил своего давнего приятеля, капитана полиции Сергея Новоселова. Вообще-то Ася предпочла бы видеть в свидетелях Федора Лебедева. Но спорить не стала. Да и Тимур одобрил выбор жениха – дружба с полицией детективному агентству не помешает.

– Федя тебе испортит все свадебные фотографии своим костюмом, – поспешила утешить подругу Кристина, с которой Ася поделилась своими мыслями насчет свидетеля.

Одежда штатного хакера и в самом деле не выдерживала никакой критики. Не ведавшие о существовании утюга футболки, искусственно состаренные джинсы с прорехами и, в довершение всего, кеды или кроссовки с кислотного цвета шнурками и вываленными наружу языками, как у английских борзых после длительного забега. Конечно же, подобный наряд не совсем гармонировал с деловой атмосферой офиса «Кайроса», но талант Лебедева добывать в интернете абсолютно любую информацию с лихвой компенсировал легкую неряшливость. К тому же в офисе Лебедева скрывали от посторонних глаз стол и большой монитор.

Воспоминания об одежке Федора вызвали у Аси улыбку и желание еще раз увидеть свое свадебное платье. Спрятанное от посторонних глаз и вездесущей пыли в непрозрачный чехол, оно висело посредине комнаты на трёхрожковой, оставшейся еще от бабушки люстре. Ася не хотела никаких специальных платьев. Она вообще предпочитала джинсы, уютные толстовки или футболки на пару размеров больше. Но, узнав о предстоящей свадьбе, Лада Тарасова заявила, что платье сошьет сама, а приемная дочь Тарасовых, десятилетняя Саша, нарисовала эскиз будущего свадебного наряда. И у Аси не нашлось сил отказаться. Ей понравилось сочетание нежных кружев на узком корсаже с пышной юбкой фасона «русалочий хвост» из органзы. Но это было не банальное белое свадебное платье. Подол был расшит аппликациями – разноцветными бабочками, закрепленными таким хитроумным способом, что их крылышки все время трепетали при ходьбе. Асе казалось, будто она сказочная фея… И в этом дивном наряде хотелось ходить, ходить, ходить… А еще к платью прилагалась восхитительная сумочка-клатч. Белоснежная и расшитая жемчугом.

– Для чего невесте сумка? – поинтересовалась практичная Кристина. – Причем такая крошечная. В нее только конверт с деньгами влезет. Никогда не видела невесту с сумкой.

Но Асе клатчик пришелся по душе. В конце концов, в него можно положить паспорт – не придется потом долго искать. Наверняка в последний момент поднимется жуткая суматоха. И Ася улыбнулась, предвкушая эту самую суматоху.

Она потянула за молнию, раскрыла чехол, и луч солнца оживил роскошные шелковые, кружевные, вышитые мелкими стразами цветы. И кто это придумал, будто жених не должен видеть невесту в платье до свадьбы? Федор сказал, что все это забобоны. Может, и забобоны. Однако часто приметы срабатывают независимо от того, веришь в них или нет. Лучше не рисковать. Иван, узнав, что ночь перед свадьбой ему придется провести дома, только хмыкнул понимающе. Уже давно понял, с кем связался.

– Ничего, мы с Молчановым и Тарасовым устроим «мальчишник».

Асю же перспектива расстаться, пусть даже на одну ночь, привела в смятение. Ей уже не хотелось никакой свадьбы – лишь бы Ваня был рядом.

– Ты же не собираешься грустить? – почувствовал настроение невесты Иван. – Пригласи Кристину. Получится мини-«девичник».

Кристина должна была приехать утром в день свадьбы. Помочь надеть платье и сделать прическу. На эскизе платья Саша, не особо искушенная в изображении лиц, нарисовала короткую, до плеч, фату, из-за чего невеста смахивала на торшер (или, по мнению ехидного Лебедева, на Дарта Вейдера). Асе не хотелось быть ни тем, ни другим. И она решила заплести свою любимую французскую косу, а Лада предложила вплести в волосы ленты из органзы и украсить прическу заколками-бабочками, уменьшенными копиями бабочек с юбки. Кристина настаивала на походе в салон красоты, но Ася решила обойтись собственными силами.

Может быть, стоит пригласить Кристину приехать сегодня вечером? Посидели бы, поболтали, посмеялись… Ведь это благодаря Кристине они познакомились с Иваном.

Ася набрала номер подруги.

Уже по тому, как та поздоровалась – кратко и сухо, Ася поняла, что посидеть, поболтать и посмеяться не получится. Но на всякий случай спросила.

– Асечка, ничего не выйдет! – Голос Кристины был полон сожаления. – У нас тут клиентка пришла, попросила срочно… Извини, пожалуйста. Но завтра к десяти я у тебя. Как штык. Хорошо?

– Хорошо, – промямлила Ася.

– У тебя все в порядке? – всполошилась Кристина.

– Конечно! – Ася уже взяла себя в руки и постаралась, чтобы голос звучал как можно радостнее. – Я просто на всякий случай. Ваня с Тимуром и Лариным устраивают «мальчишник»… Я подумала, может, и тебе захочется что-то в этом роде…



– Обязательно! Вот вернешься после свадьбы в офис, и будем каждый день устраивать «девичники». Ты же вернешься?

– Ну да, наверное… – неуверенно промямлила Ася.

А все потому, что будущий супруг Иван Рыбак был категорически против ее работы в «Кайросе», мотивируя это Асиным талантом непременно попадать в разные передряги. И пусть пока ей удавалось выходить из них без особых потерь. Но сколько же можно дергать судьбу за усы? «Ну ладно, если бы у тебя не было работы, нечем было заняться, – ворчал Иван. – Но ведь есть же!»

Работа у Аси действительно была – вот уже пять лет она занималась копирайтингом, писала статьи для разных сайтов. Поначалу, конечно, приходилось тяжеловато, но со временем появились постоянные заказчики. Сама Ася к своей писанине относилась скептически. Когда-то, не пожалев времени, она научилась печатать «слепым» методом всеми десятью пальцами. Получалось быстро. Университетское образование вкупе с врожденной грамотностью позволяли, не заботясь об ошибках, сочинять тексты практически на любую тему. И это была удаленная работа – то есть выполнять ее можно было где угодно. Хотя бы даже на кухне.

Или в офисе «Кайроса». Параллельно разгружая, насколько это возможно, Кристину и Федора. В мечтах Ася видела себя в «Кайросе» кем-то вроде доктора Ватсона при Шерлоке Холмсе или капитана Гастингса при Эркюле Пуаро. Своеобразным биографом, описывающим сложнейшие расследования. Ася мечтала написать книгу о приключениях своих друзей – умных, бесстрашных, решительных. Но пока у агентства в архиве числилось только одно настоящее дело, и затрагивало оно настолько личные отношения клиентов, что обнародовать факты, даже заменив фамилии действующих лиц на вымышленные, не представлялось возможным ни сейчас, ни в обозримом будущем. Однако не зря говорят, что стоит чего-то очень сильно захотеть, и мечта непременно сбудется. Похоже, очень скоро Ася действительно приступит к написанию самой настоящей книги.

Все! За работу! Решительно застегнув молнию на чехле с платьем и зажав под мышкой ноутбук, она прошла на кухню. Ожидая, пока чайник заливистым свистом сообщит о готовности, проверила почту в поисках новых заявок и с удивлением обнаружила письмо от одного из заказчиков, Алексея Еремина. Того самого…

Еремин владел довольно раскрученным мебельным интернет-магазином. Ассортимент постоянно обновлялся, и Ася должна была по фотографиям составлять краткое описание новинок. Ничего особенного. Но неделю тому назад Еремин поинтересовался, могла бы Ася выполнить для него работу несколько иного рода. Личную. Ася сообщила, что в следующую пятницу выходит замуж, но до пятницы абсолютно свободна. И тогда Еремин предложил помочь написать книгу о своих предках – донских казаках, проживавших до революции в казачьей станице, о трагедии расказачивания. О том, как его прадед, Илья Лазарев, пытаясь спасти троих своих сыновей, двадцатипятилетнего Алексея, двадцатилетнего Ивана и младшенького, пятилетнего Сашка, вывел их под покровом ночи к румынской границе, а сам вернулся, чтобы умереть на пороге родного дома.

Ася читала письмо, ощущая, как болото паники постепенно затягивает ее сознание. «Я же не справлюсь! Не справлюсь! – стучали в ушах звонкие молоточки. – Надо отказаться! Отказаться!»

Она захлопнула крышку ноутбука, крепко зажмурилась, прошла в ванную, открыла холодную воду и долго смотрела, как струя исчезает в сливном отверстии. Молоточки постепенно смолкли, паника отступила. Ася понимала, что второго Шолохова из нее не получится. Но сколько же замечательных историй может рассказать ей Еремин, а она поведать миру? Историй о людях, которые заслуживают, чтобы о них помнили.

– Почему вы выбрали именно меня? Я ведь не писатель, – спросила она, прежде чем дать окончательный ответ.

– В твоих работах очень много эмоционального подтекста, – ответил Еремин. – Это именно то, что я в первую очередь хочу видеть в книге. Не исторический трактат, а трагедию одной отдельно взятой семьи, изложенную на бумаге.

Ася смутилась. Последние «работы», подготовленные Асей для Еремина, представляли собой краткие, по четыре-пять строчек, описания комодов московской фабрики «Стиль ХХХ». Отнюдь не мебель в стиле Чиппендейла. Никакой особой красоты, сплошная функциональность. Нашлепала Ася тексты часа за два. Смотрела на фотографии и печатала, не думая ни о каких подтекстах. Надо же…

– А что с ними стало? С детьми? – Ася еще не знала, согласится она или нет.

Ответ разочаровал.

– Не знаю, – написал Еремин.

И тут Асю осенило:

– Послушайте! Мой жених работает в детективной фирме. Самой настоящей, с лицензией. – О своей роли в «Кайросе» она почему-то решила промолчать. – Можно поручить ему попытаться отыскать следы ваших родственников.

– Сколько это будет стоить? – Еремин в первую очередь был человеком дела.

– Не знаю, я попрошу сделать максимальную скидку. Конечно, совсем бесплатно не получится, особенно если придется ехать за границу. Но тогда за книгу я с вас ничего не возьму.

Еремин, конечно, не согласился сразу – Асино бескорыстие его, кажется, немного насторожило, и попросил тайм-аут для окончательного решения. К тому же он собирался в командировку. Ася грешным делом подумала, будто сказала что-то не то, спугнула птицу удачи, ненароком присевшую на подоконник ее окна. И вдруг сегодня в почте она обнаружила письмо от Еремина.

«Завтра проездом буду в вашем городе, – писал тот. – Хотел бы передать имеющиеся у меня документы. Сообщи, пожалуйста, свой номер телефона».

Ася тут же ответила. Но, уже нажав кнопку «отправить», засомневалась: а не поторопилась ли она? Начало работы над книгой ей виделось иначе. Еремин приедет в офис «Кайроса», подпишет нужные бумаги, поговорит с Кристиной… А тут, получается, все на бегу. Перед отъездом в командировку сунет ей бумаги и был таков. А потом окажется, что он представлял себе все совсем по-другому, и что все не так, и виновата в этом она, Ася. И о каких документах идет речь? Семейные архивы? Можно ли взять у человека такие ценные вещи просто так? Разве не положено при этом составлять какую-то опись? Или это называется реестр? Протокол? Хоть бы он не позвонил!

Чуда не произошло. Еремин таки позвонил. Ася впервые услышала голос своего заказчика – до этого общались они исключительно с помощью переписки, и голос этот ей не понравился. Нет, собеседник был вежлив и корректен, ударения ставил правильно и табуированную лексику не употреблял. Но она всегда рисовала мысленный образ своих постоянных заказчиков: речь, телосложение, черты лица, цвет глаз. Так ей было удобнее. Может, эти мысленные образы и служили источником эмоционального подтекста, обнаруженного Ереминым в ее работах? Однако сейчас что-то в интонации ереминского голоса шло вразрез с образом, придуманным Асей. Конечно, она не ждала от потомка казачьего рода фрикативного «г» и употребления в разговоре малороссийских слов. Да и сказано было немного. Еремин лишь предложил встретиться в удобном для Аси месте. И все-таки Ася не могла избавиться от тонкого, едва уловимого ощущения чего-то неправильного. К тому же сегодня, накануне свадьбы, ей все места были равно неудобны. Но коротать последний вечер холостяцкой жизни в одиночестве не хотелось. Нет, Ася любила одиночество. И даже, можно сказать, принадлежала к его адептам. Во всяком случае, в компании с самой собой ей было уютнее, нежели на шумной вечеринке в обществе незнакомых людей, где она чувствовала себя не в своей тарелке. Да это и не просто посиделки в кафе, а работа. И Ася согласилась. Кафе выбрала поближе к дому и сразу сказала, что у нее совсем нет времени.

– Свадьба, понимаю, – ничуть не обиделся Еремин.

Ася стащила футболку и надела более подходящую для знакомства с клиентом блузку в горошек. Хотела сменить джинсы на строгую юбку-карандаш, но решила не тратить время на грозящие затянуться ритуальные танцы с одеждой. Сунула ноутбук в сумку и пару раз пшикнула на себя «Вербеной». А потом разволновалась – слишком много хлопот, как будто она на свидание собирается. Вспомнился фильм «Свидание вслепую». Хотя какое может быть свидание перед свадьбой? Захотелось немедленно позвонить, отказаться. Или перенести встречу на другое время, когда Еремин вернется из командировки. Не на всю же жизнь он уезжает? Подумаешь, пара недель!

Ася решительно вытащила телефон, открыла журнал вызовов… И не смогла нажать на первую строчку списка. Следующей в списке шла Кристина. За ней – Иван… Как бы он отнесся к ее встрече в кафе? Нет, Ваня не обидится. Все-таки это работа. Может, все-таки лучше позвонить ему и спросить?

Однако жених попросту не ответил на звонок. Наверное, не слышит, тут же нашла объяснение Ася. Перезванивать было уже некогда. Сунув ключ от входной двери под коврик (вдруг Кристина все-таки придет), побежала на встречу с Ереминым. Мыслями она была там, на «мальчишнике»: вот Иван с бокалом пива что-то бурно обсуждает с Лариным, вокруг носятся загорелые, словно чертенята, тройняшки, а Тимур возится с мангалом и улыбается в пшеничные усы, как солдат из стихотворения Фатьянова. Впрочем, у Тимура, в отличие от солдата, не было ни усов, ни бороды.

Как не было ничего такого и у Алексея Еремина. У Еремина вообще с волосами было туго – едва заметные брови и огромная лысина в окружении венчика волос, делавшая его похожим на вождя мирового пролетариата. А тяжелая складка верхнего века вызывала ассоциации с чингизидами. Ася почувствовала очередной укол разочарования, гораздо больший, чем когда услышала голос своего заказчика. Разумеется, она не ждала, что потомок казацкого рода пренепременно будет похож на персонажа с картины Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану». Но ей хотелось чего-то более колоритного в образе будущего персонажа своей первой книги.

Впрочем, вел Еремин себя очень даже обходительно. Стоило Асе перешагнуть порог кафе, как он, неизвестным образом догадавшись, что она – это действительно она, встал из-за стола, блеснув лысиной в лучах послеобеденного солнца.

– Ася? – И, дождавшись ответного «ага!», помог ей сесть, придвинув стул.

Асе это понравилось – из всех ее немногочисленных знакомых мужчин подобными манерами обладал разве что Тимур Молчанов – и автоматически расположило к собеседнику.

Некоторое время они молчали, потом Еремин сказал:

– Извините, что побеспокоил вас в такой момент. Я не задержу вас надолго. Вот документы, – он показал на пухлую папку. Ася протянула руку, но Еремин остановил ее. – Дома посмотрите. Попробуйте лучше пирожные. Официант сказал, что эти – фирменные. Не знал, что вы предпочитаете – чай или кофе, и заказал и то, и то.

– А вы? – поинтересовалась Ася, беря в руки чашку с чаем.

– Я вас не дождался, – он смущенно улыбнулся и кивком указал на пустую посуду. – Уж очень аппетитно выглядели фирменные пирожные.

Ей понравилось его смущение, и то, как он при личном общении перешел на «вы». В интернете-то они общались без церемоний, по-свойски. К тому же пирожные и впрямь оказались восхитительными. Модная версия традиционного эклера – нежная, слегка хрустящая трубочка, мягкий сливочный крем и настоящая шоколадная глазурь. Ася, сладкоежка по натуре, в последние дни решительно отказывалась от десертов, переживая, что не влезет в свадебное платье. Но в тот момент позволила себе немного расслабиться.

– Еще? – спросил Еремин, перехватив полный сожаления взгляд, который Ася бросила на последний кусочек.

– Нет! – она замотала головой, глотнула чая, затем кофе и снова чая. Напитки успели остыть, и у Аси промелькнула мысль: когда же он все это успел заказать? Договорились о встрече они где-то с полчаса тому назад, и Еремин предоставил выбор кафе Асе. Ее основным критерием была близость к дому. Как же он смог настолько ее опередить? Ася уже собралась поинтересоваться у Еремина, но тут зазвонил ее телефон.

– Ваня! – обрадовалась было Ася, но это была Кристина. – Кристиночка, я тебе попозже перезвоню, – тихо сказала она, – я тут в кафе по работе.

Одним глотком допив кофе, она снова потянулась к папке, но Еремин, взглянув на часы, заявил:

– Извините, Ася, будь моя воля, я бы до утра с вами сидел. Но рискую опоздать на самолет. Давайте вы заберете документы, а я по возвращении с вами свяжусь, и мы обо всем договоримся. Лады?

Асе оставалось только кивнуть.

Глава 3

– В кафе, ну надо же. – Кристина все же выкроила минутку, чтобы выбраться за подарком подруге и теперь в нерешительности застыла перед витриной ювелирной лавки.

– И не раздумывайте, – увещевала ее девушка-продавец. – Эти украшения уникальны. Сделаны в единственном экземпляре.

Да Кристина и не раздумывала. Кулон – тончайшей работы замок из черненого серебра, с башнями, бойницами, сводчатыми окошками, покоящийся, словно на скале, на необработанной аметистовой друзе, бросился ей в глаза сразу, стоило переступить порог магазинчика. И если до этого в душе она посмеивалась над подругой, верившей в магические свойства камней, то сейчас внезапно ощутила, как по позвоночнику пронеслось стадо мурашек. И не каких-то микроскопических блошек, а здоровенных, откормленных и подкованных муравьев. Конечно же, она не собиралась уходить отсюда без этого камня. Смущало одно – ведь это не Асин день рождения. Свадьба – праздник для двоих. Получится, Рыбак останется без подарка. Снова вспомнив Оливера и его свадебные подарки, Кристина решила, не мудрствуя лукаво, поинтересоваться у Аси, есть ли у них с Иваном какие-то пожелания. И хотя она была уверена, что пожелание у Аси только одно – видеть своих друзей за свадебным столом, она все-таки позвонила ей.

Получилось не очень удачно – Ася с кем-то общалась по работе, пообещала перезвонить. Кристина решила не тратить времени даром, попросила продавца упаковать кулон в подобающую случаю коробочку и поспешила вернуться в офис.

– Тю! – недовольно приветствовал ее Лебедев. – А я-то думал, ты пошла в салон красоты…

– А я и пошла, не видно, что ли? – Кристина поправила идеальную, как всегда, стрижку.

– Пришла, а там было закрыто? – Федор ухмыльнулся. И уже деловым тоном добавил: – Я тут покопал немного этих Ильиных. Сделал папку в «облаке». Глянешь?

Кристина обреченно опустилась в кресло. Зачем, спрашивается, было обещать заняться делом этой Старцевой прямо сейчас? Подумаешь, подождала бы тетка немного. Что за спешка такая? Зачем еще одна клиентка? Жалко стало денег? А не жалко Асю, которая накануне свадьбы захотела побыть в обществе лучшей подруги, а та ей от ворот поворот?

«Надо срочно что-то предпринять, иначе какая же я подруга!» – решила Кристина и набрала Асин номер. Но телефонный робот сообщил, что аппарат выключен или находится вне зоны действия сети. «Наверное, спать легла, – подумала она, – а телефон отключила. Ничего, завтра как увидит мой подарок…»

И хотя пришлось испортить помпезную конструкцию, созданную продавщицей ювелирного магазина из упаковочной бумаги и ярких лент, но Кристина все же вытащила «магический» кулон, посмотрела сквозь камень на свет. Здорово! Внезапно она почувствовала неожиданный прилив сил, и следующий час просматривала принесенные Старцевой бумаги и найденные Федором файлы. В какой-то момент ее охватило радостное возбуждение: еще немного, и она поймет, в чем кроются финансовые проблемы «Торгового дома Ильиных»…

Но именно в этот момент Федор взвыл:

– Может, по домам? Мне еще костюм гладить! Я обещал Тимуру Михайловичу… Я тебе и по «Промоушену» этому накидал.

Кристина посмотрела на часы и охнула: вот это да! Что на нее нашло?

– Конечно, Федь. – Она сохранила файлы, сунула папку Старцевой в сумку, чтобы полистать на досуге (знать бы еще, где его взять – этот досуг).

Глава 4

Иван поставил в кухне раскладушку, предусмотрительно захваченную Тимуром из дома, положил на нее матрас (тоже принадлежащий Молчанову) и направился в комнату за постельным бельем. В дверях он столкнулся с самим владельцем постельных принадлежностей.

– Я на раскладушке, – безапелляционным тоном заявил тот.

– Но я все-таки хозяин… – засомневался Иван, – а ты гость…

– Но у тебя завтра ответственное мероприятие и нужно выспаться, – парировал Молчанов.

Выпитое на «мальчишнике» спиртное сделало Ивана покладистым. Пожелав другу приятных снов, он прошел в комнату и растянулся на диване. Конечно, гораздо лучше было бы сейчас зарыться лицом в Аськины волосы… А Молчанов мог бы и дома поспать одну ночь. Уж не стеснил бы семейку Лариных! Будь у Ивана такой дом, ни за что не пустил бы к себе этот табор. А Тимуру хоть бы хны. Преспокойно смотрит на вытоптанный цветник – дело беспокойных ног Юрика, Гарика и Ярика, и целомудренное бикини мраморной нимфы у беседки, пририсованное разноцветными фломастерами все той же удалой троицей. Или это Ксюшина работа? А ведь нимфа – единственная ценность, которую Тимур забрал на память из родительского дома. Иван бы за такое святотатство голову оторвал. Не ребенку, ясное дело, родителям. Когда-нибудь у них с Аськой тоже будет свой дом. Конечно, не такая махина, как у Молчанова. На что им такие хоромы? Хотя, если вдруг родится ребенок… Или, как у Лариных, сразу три? Что они будут делать, если сразу три? Это нужно обязательно обсудить с Асей.

Рыбак долго искал мобильник, а когда нашел, обнаружил пропущенный звонок от невесты. Вот черт! Может, она передумала и решила-таки начхать на приметы. Иван нажал на кнопку вызова и выслушал сообщение о том, что телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети. Иван посмотрел на часы. Находиться в такое время Ася могла только в кровати, которая в зону действия сети определенно входила. Выключила телефон? Обычно за Асей такого не водилось. Но кто знает, что взбредет в голову этой фантазерке накануне свадьбы? Может, решила выспаться. А вдруг обиделась из-за того, что он не ответил на звонок? Обидеться могла. Надуться, как мышь на крупу, и молчать. У Ивана даже мелькнула мысль рвануть к Аське выяснять отношения, но тут телефон пискнул, оповещая о новой эсэмэске.

Иван обрадовался. Подумал, случился какой-то сбой – потому и Ася была недоступна. А теперь все стало нормально, и ему сообщают, что абонент вновь появился в сети. Но радость длилась недолго. Иван увидел имя отправителя – «Кайрос», и в сердцах пробормотал:

– Твою мать!

Разумеется, отправителем злополучного эсэмэс был вовсе не древнегреческий бог счастливого случая, и клял Иван не богиню Земли Гею, а матушку Федора Лебедева. Именно он предложил не тратиться на дорогостоящую охранную сигнализацию, а поставить элементарные датчики объема и собственноручно сконструированную систему, которая при их срабатывании посылает эсэмэс сотрудникам агентства. Тимур, спонсировавший оборудование офиса, на экономию повелся (да если бы ее и не было, он все равно повелся бы, потому что уважал и поддерживал лебедевские идеи, вплоть до самых бредовых). И в результате примерно раз в месяц сигнализация срабатывала, сзывая всех во внеурочное время. Разумеется, никто на имущество фирмы не покушался, и весь следующий день Лебедев регулировал свое детище, изменяя чувствительность датчиков. Некоторое время было тихо, а потом все повторялось. И вот сейчас, после «мальчишника», накануне свадьбы… Как это некстати!

– Может, на фиг ее, эту сигнализацию? А, Михалыч? – спросил Иван у появившегося в дверях Молчанова. Тот, разбуженный точно таким же сообщением, был уже полностью одет и готов бежать спасать офис. – Ведь стопудово в очередной раз зря сгоняем. А нам утром еще за машиной ехать.

Свой «Форд» Иван, изрядно употребивший на «мальчишнике», оставил в молчановском гараже.

– Давай я сам съезжу, – предложил Тимур и направился к двери.

– Да ладно тебе, это я на всякий случай. Подожди, я сейчас. – Иван потянулся за брюками.

– Только поторопись, не хочу, чтобы Кристина нас обогнала.

К дому, на первом этаже которого располагался офис, Тимур с Иваном прибыли первыми. Улица была тиха и безлюдна, окна целы.

– Я же говорил. – Иван подергал запертую дверь.

– А вот и Кристина, – прислушавшись, сказал Тимур.

Автомобиля еще не было видно, лишь глухой рев двигателя свидетельствовал о его приближении. Но Иван не сомневался: раз Тимур сказал – это Кристина, значит, так оно и есть. Нет, не только работа связывает эту парочку, есть между ними какая-то химия. Развить мысль Рыбак не успел. Хлопнула дверь автомобиля, и через мгновение генеральный директор «Кайроса» собственной персоной уже стояла рядом с ними, озабоченно прислушиваясь к ночным звукам.

– Тихо? – шепотом спросила она.

Тимур кивнул и достал из кармана ключи.

Звякнул колокольчик на входе, вспыхнувший свет залил комнату, не оставляя шансов потенциальному непрошеному гостю остаться незамеченным. Но гостей не было. В офисе царили спокойствие и порядок, если не считать клочка бумаги, белеющего под столом Федора Лебедева. При виде этого намека на беспорядок Рыбак досадливо поморщился. Он не был фанатичным поборником чистоты, его возмущала неряшливость конкретно Лебедева. В голове не укладывалось, как можно быть одновременно таким умным и таким придурком.

– Порядок? – Молчанов посмотрел на Кристину.

В этот момент все они услышали громкий топот, и слегка запыхавшееся «здрас-с-те!» засвидетельствовало появление Федора Лебедева.

– Сколько можно! – набросился на него Иван, но тут глаза Федора округлились и с нечленораздельным возгласом он оттолкнул стоящего на пути Рыбака и бросился к своему столу. Схватил с пола оскорбившую взор Рыбака бумажку, впился в нее тревожным взглядом, потом удовлетворенно хмыкнул, зачем-то заглянул под стол и, выпрямившись, растерянно заявил:

– Кажется, у меня комп сперли…

– Кажется или сперли? – В три шага преодолев расстояние до стола, Рыбак смог убедится, что Федору не показалось. Подставка, на которой стоял системный блок его компьютера, пустовала.

Кристина бросилась к своему столу.

– И у меня…

Третий компьютер, называемый Кристиной «гостевым», тоже исчез в неизвестном направлении.

Тимур прошел в переговорную – вторую комнату офиса. Компьютеров тут не было изначально, а все остальное, похоже, оставалось на своих местах.

– Давайте внимательно посмотрим, не пропало ли еще что-нибудь, – предложила Кристина.

Она проверила содержимое сейфа, пересмотрела папки в шкафу – вроде все на месте.

– Федь? У тебя как?

Лебедев, любовно рассматривающий поднятый с пола клочок бумаги, посмотрел на нее непонимающим взором.

– А? Что?

– У тебя ничего не пропало?

– В каком смысле?

– В смысле ценного.

– Нет, самое ценное вот оно, – и Федор с гордостью продемонстрировал листок, который так и не выпускал из рук.

– Что это? – заинтересовался Молчанов.

– Это автограф Стива Джобса! – с трепетом в голосе произнес Лебедев.

– Это который «Эппл»? – спросил Рыбак, подходя ближе.

– Он самый, – подтвердил Лебедев. – Я только на прошлой неделе купил. Представляете, он в 1985 году приезжал в Москву, ну и подписал… А мужику очень деньги нужны были. Он и решил продать. Просто чудо, что я первый увидел!

– Что-то бумажка слишком белая, – засомневался Рыбак. Тут к ним присоединилась Кристина и довольно чувствительно ткнула его кулаком в спину, прямо между лопатками.

– Вполне нормальная бумажка, – примиряюще сказала она. – Хочешь, Федор, можем ее в сейф положить. Целее будет.

– Нет, – затряс головой Лебедев, – я домой отнесу.

– Ну, домой так домой, – одобрила Кристина и, оглядев сотрудников, спросила: – Итак, что делать будем?

– Варианта два, – пожал плечами Тимур. – Вызываем полицию или едем по домам.

– Я за второй, – выпалил Рыбак. – Спать осталось всего ничего. Не хочется заснуть на собственной свадьбе. В то, что полиция сможет найти компьютеры, верится слабо, а вызови их – и канитель будет до самого утра. Поэтому предлагаю разойтись по домам.

– Поддерживаю, – сказал Лебедев, обычно вступавший с Рыбаком в конфронтацию. – Мне еще костюм гладить…

– Тимур? – Кристина посмотрела на Молчанова.

Тот, как обычно, ушел от прямого ответа:

– Оставляю на твое усмотрение.

Кристина задумалась. С одной стороны, конечно же, правильнее было бы вызвать полицию. Но это действительно мероприятие долгое. Пока приедут, пока запишут показания, пока снимут отпечатки… С другой – свадьба. Есть еще третья сторона. Никакой рабочей информации в офисных компьютерах не было. По настоянию Федора она хранилось на облачном сервере. Кристина сначала с большим недоверием отнеслась к этому предложению. Ей казалось, что непонятно где хранящиеся файлы могут стать достоянием злоумышленников. Но Лебедева поддержал Тимур, и Кристина уступила. И, как теперь оказалось, не зря. Самым дорогим в офисе был компьютер Лебедева. Потом Кристинин. Третий компьютер достался в качестве подарка при приобретении первых двух. Всего несколько часов тому назад у Кристины уже была возможность пожалеть о том, что между работой и личной жизнью она выбрала работу. Может, пришла пора выбрать жизнь? Если бы не свадьба, она, конечно же, осталась. А сейчас… Она решительно выдохнула и сказала:

– Ну, тогда по домам. В понедельник в девять ноль-ноль совещание. Попрошу всех быть без опоздания.

– А разве молодоженам не полагается отгул? – возмутился Рыбак.

– Ты действительно сможешь наслаждаться медовым месяцем, когда у нас ЧП? – нахмурила брови Кристина.

– Нет, я так – на всякий случай.

Уже выходя из офиса, Иван спросил у Кристины:

– А как там Ася? Я думал, вы вместе.

– Да ерунда какая-то получилась! Она мне позвонила, а я была занята с клиенткой. А когда перезвонила, она с кем-то встречалась.

Про кафе Кристина говорить не стала – мало ли как Иван воспримет эту информацию.

Глава 5

Иван проснулся ни свет ни заря. Несмотря на практически бессонную ночь, он чувствовал себя бодрым и бесконечно счастливым. Он читал, что мужчины нервничают перед свадьбой, но, сколько ни прислушивался к себе, не ощущал ни волнения, ни страха. Аська наверняка уже не спит. Потягивается в постели, довольно мурлыча себе под нос, и любуется пылинками, танцующими в солнечном луче, пробивающемся сквозь неплотно задернутые шторы.

Иван вскочил, свернул постель, сделал необходимый минимум утренних упражнений и позвал:

– Михалыч!

Тимур, судя по всему, давно не спал, поскольку появился в дверях полностью одетый:

– Завтракать будешь?

– А есть что? – Иван привык, что холодильник в его квартире отключен по причине ненадобности, и перед утренним завтраком нужно совершить пробежку в ближайший магазин. Или не бежать, а позавтракать на ходу, по дороге на работу. Вот у Аси никогда таких проблем не было. Всегда находилось что-нибудь не только полезное, но и вкусное.

– Могу предложить бутерброды и кофе.

И тут Иван, никогда не отказывавшийся ни от бутербродов, ни от кофе, почувствовал неприятный холодок где-то в районе желудка.

Обычно подобные ощущения он воспринимал как голос собственной интуиции, пытающейся сказать нечто важное. Но в такой день, да к тому же в такую рань интуиция должна спать. Или не должна? Или это и есть то самое чувство страха, наличие которого он только что отрицал? А может, это касается ночного происшествия? И кому понадобились их офисные компьютеры?

– Знаешь, Михалыч, давай бутеры на ходу поедим, а кофе у тебя сварим. Уж очень вкусно варит его твоя машинка. Если, конечно, семейство Лариных ее не раздолбало.

– Как скажешь!

Через десять минут Тимур и тщательно выбритый Рыбак с большим чехлом, где в ожидании своего «звездного часа» дремал свадебный костюм, загрузились в автомобиль и помчались в сторону моря.

Тимур вел машину, а Иван решил-таки отдать должное его кулинарным способностям и съесть пару бутербродов, пакет с которыми лежал на заднем сиденье. Но не тут-то было. Стоило ему впиться зубами в аппетитно пахнущую конструкцию из батона, ветчины, сыра, тонко нарезанного соленого огурца и листа салата, как его телефон требовательно затрезвонил.

– А-а? – только и смог вымолвить Иван, спешно прожевывая еду.

– Иван, – раздался в трубке голос Кристины, – Ася не с тобой? Телефон отключен, и вчера не могла ей дозвониться.

– Нет, – Иван покачал головой, словно собеседница могла его видеть. – Я сам вчера ей не дозвонился. Наверное, спит еще.

– Ладно, сейчас поеду, разбужу ее. Нам же еще косу плести.

– Вы поторопитесь, времени не так уж много осталось.

Сейчас скажет: не учи ученого, подумал Иван, но Кристина ничего говорить не стала и просто отключилась.

Иван сунул недоеденный бутерброд обратно в пакет, набрал номер Аси и, недослушав доклад робота о нахождении абонента вне зоны действия сети, в сердцах сунул трубку в карман джинсов.

– Спокойствие, только спокойствие, – благодушно проговорил Молчанов.

– Хорошо тебе говорить, – огрызнулся Иван.

Ларины уже были готовы. Для тройняшек, несмотря на их дружные протесты, на целый день пригласили няню, а Ольга, Руслан и Ксюша поджидали Тимура и Ивана на террасе.

– Только не это, – сквозь зубы прошептал Иван при виде пузатого каравая, чью макушку венчала солонка с солью. Очевидно, Ольга по древнему русскому обычаю решила встретить молодых хлебом-солью. У Рыбака уже был горький опыт подобных «встреч». Во время своего первого бракосочетания он чуть не лишился зуба, стараясь отмахнуть кус побольше – ведь согласно вернейшей примете, кто откусит больший кусок, тот и будет в доме хозяином. Теща к свадьбе готовилась заранее, и каравай успел изрядно зачерстветь. На всякий случай Иван подошел к столу и незаметно щипнул глянцевый бок хлеба. Мягкий. Повезло.

Он надел костюм, повязал галстук и поправил платок, выглядывающий из нагрудного кармана. Посмотрел на себя в зеркало, поправил растрепавшиеся после поездки волосы, убедился, что лицо достаточно мужественное и решительное, спина прямая. Пора.

Тимур с Лариными поехали вперед, а Иван пристроился им в хвост. За всеми предсвадебными хлопотами он забыл об оставшемся в кармане джинсов телефоне.

В городе Иван немного приотстал – завернул в свадебный салон за букетом. Цветы Ася заказывала сама, и Ивану они, честно говоря, абсолютно не нравились. Какие-то мелкие розочки, собранные в бледный, невыразительный пучок, перевязанный длинными ленточками. Он бы такой букет ни за что не купил. Но раз невеста сама выбрала…

Первое, что бросилось в глаза Ивану, когда он припарковался возле ЗАГСа, – лицо Тимура. Всегда спокойный и даже порой совершенно отстраненный Михалыч был не на шутку встревожен.

– Ты чего не отвечаешь на звонки? – набросился он на Ивана, стоило тому выйти из машины.

– Телефон оставил, а что? – Иван поправил платок в нагрудном кармане, норовивший спрятаться от чужих глаз куда подальше.

– Кристина волнуется – Аси нет дома. Наверное, отправилась в парикмахерскую, хотя изначально планировалось, что прическу ей сделает Кристина.

– Черт! – Иван посмотрел на часы. До заветного часа оставалось сорок минут. Ася с Кристиной доберутся за десять-пятнадцать. Время еще есть. Вот Аська дает! Хотя, если рассудить здраво, это ее праздник, и она вольна устраивать его…

– Зрассти, Иван Станиславович, – вторгся в размышления Ивана чрезмерно жизнерадостный голос, который мог принадлежать только одному человеку во Вселенной – хакеру Федору Лебедеву.

– Привет, – хмуро буркнул Иван и протянул руку, мысленно добавив «явился, не запылился».

Федор действительно не запылился. Модный льняной пиджак с поддернутыми рукавами был идеально выглажен, выглядывающую из-под него идеально белую футболку не украшали никакие надписи, вместо привычных джинсов с прорехами на коленях – черные брючки скинни. Даже своим кедам с высунутыми языками Лебедев на этот раз изменил, обувшись в мягкие черные туфли, напоминающие мокасины. И только саркастическая ухмылка осталась прежней.

– А что это у вас, Иван Станиславович, за платочек? – заинтересовался тем временем Федор. – Насморк, что ли?

– Мужчина носит платок не для себя, а для женщины, – произнес Иван где-то услышанную фразу. – Это для Аси. Уверен, без слез не обойдется.

– Знаете, Иван Станиславович, эти ваши тряпки – полный отстой. Исключительно для лохов. Весь мир сейчас пользуется вот этим, – и Лебедев выудил из кармана упаковку бумажных платков. – Это гораздо гигиеничнее. Я специально для Аси приобрел.

– Значит, я – лох? Так выходит? – Иван, набычившись, шагнул к Федору.

– Вы? Нет, конечно, нет. Лох – это дерево такое. Знаете, серебристый лох. Пахнет. А вы у нас просто сингулярный…

Серебристый лох – дерево, ветви которого по весне усыпают мелкие желтые, вкусно пахнущие медом цветочки, позже превращающиеся в серебристые плоды со сладковатой кожицей, было Ивану знакомо. Лучше, чем идиотское словцо «сингулярный». Наверняка гадость какая-нибудь. К тому же преподнесенная с мерзкой ухмылкой, отчего возникает горячее желание стукнуть неугомонного говоруна по его слишком умной башке.

До предела наэлектризовавшуюся атмосферу разрядил Тимур.

– Думаю, нужно съездить, посмотреть, что там происходит, – заявил он, в очередной раз бросив взгляд на часы.

– Я с вами, Тимур Михайлович! – мигом отреагировал Лебедев.

– А ты, Иван? – спросил Молчанов.

Конечно, Иван обещал, что не увидит Асю до свадьбы в платье. Но ее непонятное отсутствие вроде как отменяло это обещание. Или не отменяло? Не получится ли, что своим приездом он нарушит придуманный невестой сценарий и даст повод для обид? Хотя обиды Асины бывали кратковременными, порой незначительными, как летний дождик. И, наверное, лучше съездить, чем отсвечивать вот так возле ЗАГСа. Дурень дурнем, да еще и с дурацким белым платком. В конце концов, можно и зажмуриться, если невеста захочет соблюсти традиции.

Глава 6

В женщине, бросившейся под колеса, стоило Тимуру притормозить у Асиного подъезда, Иван не сразу признал Кристину. И не только из-за того, что шеф «Кайроса» в кои-то веки изменила строгому офисному костюму, сменив его на нечто светло-зеленое и воздушно-легкомысленное. Нет. Она изменила и привычке глубоко прятать эмоции, которую переняла у Тимура и тщательно в себе взращивала.

– Иван! – Казалось, женщина вот-вот заплачет. – Аси нет дома! Куда она могла деться?

– А может, она передумала? – предположил бессердечный Федор.

– Что ты мелешь? С чего это она вдруг передумала? – надвинулся на него Иван.

– А что? Бывает! – В глазах у Федора Иван заметил легкий проблеск радости.

– Не дождешься! – Иван рванул к подъезду, на ходу шаря по карманам в поисках ключей. Но ключи скорее всего остались там же, где и мобильный телефон – в джинсах. Иван тихо ругнулся и набрал на домофоне номер Асиной квартиры. Немного подождал, затем набрал номер квартиры соседки, которой недавно помогал двигать комод и которая, как он надеялся, еще не успела его забыть.

– Здравствуйте, – вкрадчиво проговорил Иван, – это Ваня из восемнадцатой квартиры, забыл ключик от домофона. Пустите, пожалуйста.

– Ваня? – бдительно переспросила соседка.

– Да, Иван. Асин жених.

Писк домофона известил о доверии, которым Иван пользовался у соседки.

– А как в квартиру войдем? – спросил Тимур под грохот дверей старого лифта.

Иван готов был выломать дверь, благо особой крепостью та не отличалась, но настолько радикальная мера не понадобилась. Под резиновым ковриком у входной двери сиротливо лежал золотистый ключ на тоненьком серебряном колечке.

– Наверное, Ася мне оставила, когда уходила в парикмахерскую, – сказала Кристина.

Иван первым вошел в прихожую и замер. В лучах света, пробивающихся сквозь неплотно задернутые шторы, он увидел висящее на люстре тело.

– Ася! – Иван рванул в комнату, обхватил руками жуткий предмет и понял, что это всего-навсего чехол с платьем. Такой же, в котором он утром вез в дом Тимура свой костюм, только в два раза длиннее.

Тело, еще не отошедшее от пережитого страха, не повиновалось, ватные ноги подгибались, и Иван поспешил опуститься на стул, чтобы никто не заметил его состояния.

– Наверное, еще не вернулась из парикмахерской, – предположил он.

– Наверное, – не совсем уверенно согласился с ним Тимур.

– Нет, – сказала Кристина и показала на какой-то лохматый моток, лежавший на столе.

– Что это? – Иван встал, опираясь на спинку стула.

– Ленточки. Для прически. Ты можешь посмотреть, в чем она ушла? Каких вещей не хватает?

Шок уже почти отступил, и Рыбак кивнул:

– Да.

Свадебный костюм душил его. Стащив галстук, Иван смял его и швырнул в угол. Горя желанием отправить следом пиджак с ненавистным платком, все-таки сдержался и аккуратно снял его, примостив поверх Асиного платья. Многострадальная люстра опасно накренилась, но выдержала. А Иван прошел в спальню. Посмотрел на смятое покрывало, открыл шкаф, выдвинул ящик, где Ася хранила документы. Паспорта не было.

«Аська, неужели ты и правда передумала? – подумал Рыбак, садясь на кровать и пряча лицо в Асину подушку. От едва уловимого запаха вербены перехватило дыхание. – Что же ты со мной делаешь, Аська?»

Глава 7

– Тюк! – раздался совсем рядом нежный и чистый звук. Словно маленький человечек ударил серебряным молоточком по серебряной наковальне. – Тюк!

Ася открыла глаза. Вокруг стояла всепоглощающая темнота. Словно она провалилась в «черную дыру». Пошевелилась, ощупала руками свое ложе – то ли диван, то ли топчан. Села, спустила ноги и вздрогнула – пол оказался ледяным. Девушка никак не могла понять, где находится.

Она была в кафе с Ереминым. Пила чай… Нет, кофе… Ела пирожное. Потом он сказал, что спешит на самолет… Как же это было? Мысли расползались кругами, но Ася все-таки постаралась собрать их воедино.

Вспомнила, как Еремин встал, отодвинул ее стул и галантно помог положить папку в сумку.

– Вы всегда носите с собой ноутбук? – спросил он, кладя на стол тысячную купюру.

– Практически… – Ася вдруг почувствовала, что язык стал каким-то неуклюжим.

– Вы в порядке? – тихо спросил Еремин.

Она не была уверена, но на всякий случай утвердительно кивнула.

– А знаете, – мужчина слегка наклонился, и Ася вдруг поняла, что он гораздо моложе, чем ей показалось, – сорока точно нет. – Давайте я вас отвезу. Вы же где-то рядом живете?

– Нет, что вы, я прекрасно дойду сама, – начала отнекиваться Ася. – Просто волнуюсь, сами понимаете. Мне будет полезно прогуляться.

Голос звучал как-то неправильно. Будто у нее полон рот камней, и главная задача – не выплюнуть их в лицо собеседнику. А тот делает вид, что не замечает ее затруднений. Взял у нее сумку и, осторожно приобняв за талию, вывел из кафе.

И что потом? Она пошла домой? Нет… Была какая-то машина… Мягкое сиденье… Заднее… Такси? Он вызвал такси? Посадил ее, а она уснула, причем так глубоко, что таксист, не добившись от нее адреса, отвез бесчувственную пассажирку… Куда? Наверное, для таких случаев существуют определенные места. Ночлежки какие-то?

– Тюк!

Ася встала, сделала несколько шагов. Голова кружилась, словно она находилась в вертолете, попавшем в смерч и беспомощно молотившем лопастями сгустившийся воздух.

– Тюк!

Надо найти выключатель. Вытянув руку, Ася сделала несколько неуверенных шагов. Пальцы уперлись в стену. Еще пара шажков… Похоже, дверь… Где-то рядом должен быть выключатель. Тщетно обшарив ладонью пространство с двух сторон дверного наличника, Ася решила, что выключатель вполне может находиться снаружи.

– Тюк, – подтвердил молоточек.

Вот только дверь наверняка закрыта. Но попробовать все же стоит. Ася легонько толкнула дверь и почувствовала, как та с тихим вздохом подалась. Споткнувшись о неожиданно высокий порог, Ася сделала несколько быстрых шагов, чтобы сохранить равновесие, и вдруг пол ускользнул из-под ног, и она кубарем покатилась вниз по лестнице. Ей повезло – лестница оказалась хоть и довольно крутой, но деревянной, а на нижней площадке чья-то заботливая рука положила коврик с высоким ворсом. Здесь, внизу, было еще темнее. К тому же серебристый молоточек прекратил стучать, и от этого стало еще жутче. Сердце отчаянно колотилось, будто, неудовлетворенное результатами Асиного падения, решило сломать ребра изнутри. Осторожно пошевелив конечностями и убедившись, что они по-прежнему работают, Ася встала на четвереньки и попыталась понять, в какую кроличью нору она свалилась. Но ползать в норе на четвереньках – не лучшая идея. Пара шажков – и многострадальная Асина голова врезалась во что-то твердое. Похоже, еще одна дверь. Не сомневаясь, что эта, так же как дверь наверху, окажется открытой, Ася навалилась на нее всем телом. Не тут-то было – дверь не шелохнулась. Опершись спиной о стену, Ася вслушалась в окружающую ее тишину, пытаясь уловить пусть не звук, но хотя бы отзвук. Через минуту голова закружилась от напряжения, незаметно подкралось отчаяние. Встало комом в горле, мешая дышать. Да что же это я?

Ася вскочила и изо всех сил забарабанила по двери.

– Выпустите меня! Слышите! Откройте дверь!

Глава 8

– Куда вы пропали? – бросился Ларин к Тимуру, припарковавшемуся возле ЗАГСа. – Мы на минуту отвернулись…

– Это не мы пропали, это у нас невеста пропала, – заявил Федор и многозначительно усмехнулся.

– Да брось ты! – К ним присоединился Сергей Новоселов.

– Это ты не мне говори, – не скрывая радости, заявил Лебедев, – это, похоже, она бросила нашего Ивана Станиславовича.

– Ах ты, сволочь, – подъехавший минутой раньше Иван услышал последнюю фразу, выскочил из машины и, не закрыв дверь, бросился на обидчика.

Весовая категория у них была разная. Иван легко сбил Лебедева с ног, а потом, не удержав равновесия, и сам плюхнулся сверху. Завязалась яростная потасовка. В этот момент двери ЗАГСа открылись, выпуская свадебную процессию. Невеста взвизгнула, подхватывая свои пышные юбки, и уронила букет. Воздух огласили крики, требования вызвать полицию.

– А ну прекратите, живо! – заорал Новоселов и бросился разнимать дерущихся. Ларин и Тимур тоже не остались в стороне. Когда драчунов удалось растащить, зрелище они представляли еще то. Белая рубашка Рыбака напоминала смятую газету, которую ветер несет вдоль тротуара. Щегольской пиджачок Лебедева, казалось, побывал в челюстях доисторического динозавра и был выплюнут по причине несъедобности. К тому же капли крови из разбитого носа лишили футболку ее первозданной белизны. Впрочем, сейчас Лебедев был похож на себя обычного, уронившего на грудь кусок пиццы, что случалось с ним довольно часто, так как питался он, не отрываясь от работы.

– С ума сошли! – возмутилась Кристина. – Быстро по машинам!

И, видя, как Лебедев, прихрамывая, поковылял за Иваном, которого Новоселов за локоть тащил к своей машине, рявкнула:

– По разным!

Но Лебедев все же догнал Рыбака. Тот, уже сидя на заднем сиденье, отряхивал брюки. Федор полез в карман и под пристальным взглядом Новоселова, готового в любой момент вмешаться, протянул Ивану пачку бумажных платков:

– Возьмите, Иван Станиславович. – А потом насупился и совсем уже тихо, себе под нос, пробубнил: – Извините меня, пожалуйста.

– Что-то случилось? – К Кристине подошла Лада Тарасова в сопровождении двух дочек, Маши и Саши и мужа Прохора. Лада принадлежала к женщинам, которым беременность к лицу. Слегка пополневшее лицо, жест, которым она обняла дочек, и даже взгляд, брошенный на мужа, – все свидетельствовало о внутренней гармонии и радости, наполнявшей ее.

– Пока не знаю. – Кристина по-мужски обменялась рукопожатием с Прохором, обняла Ладу и обеих девочек.

– Похоже, свадьбы сегодня не будет, – сказал Рыбак, вновь выползая из машины. – Не можем найти Асю. Телефон выключен…

В руках он держал свадебный букет. С минуту Иван недоуменно рассматривал цветы, а потом протянул их Ладе. Или нужно было отдать Кристине?

– Предлагаю банкет не отменять. – Тимур подошел к ним и вопросительно посмотрел на Ладу.

– Извините, но я, наверное, лучше поеду домой, – глаза Лады сделались грустными-прегрустными. Она знала, с каким волнением Ася ждала сегодняшнего дня, и понимала, что причины, заставившие Асю не явиться на собственную свадьбу, должны быть очень вескими. Однако волноваться сейчас она просто не имела права – нужно думать о ребенке.

Глядя на маму, расстроились и девочки. У Саши глаза были на мокром месте. Как же ей хотелось увидеть Асю в платье с бабочками!

Лада слез не видела, но настроение дочки почувствовала каким-то шестым чувством. Наклонилась к ней, потерлась носом об щеку.

– Не расстраивайся! Уверена, скоро ты сможешь полюбоваться на свое творение.

– Но скоро осень, бабочки осенью спят…

– Значит, придумаешь новое платье. Еще красивее. Так?

Сашины слезы мгновенно высохли.

«Вот что значит детство, – думал Тимур, провожая взглядом машину Тарасовых. – Достаточно одного слова, чтобы слезы сменила улыбка. И не нужно задумываться, стоит ли что-нибудь за этим словом или это колебательные движения частиц воздуха, лишенные всякого смысла». Порой Тимур ловил себя на том, что завидует такому безусловному доверию детей родителям. Он не помнил себя в таком возрасте, но был уверен, что и тогда ничего не воспринимал на веру.

После отъезда Тарасовых участники несостоявшегося свадебного торжества остались ввосьмером: Иван с Федором, Кристина с Тимуром, Ларины с изрядно истомившейся Ксюшей и Новоселов.

– Поехали, не пропадать же добру, – решил взять на себя обязанности гостеприимного хозяина Ларин.

Глава 9

По дороге Тимур позвонил в кейтеринговую компанию, и когда участники банкета прибыли к месту его проведения, все свадебные атрибуты: шатер с увитыми розами колоннами, столы под белоснежными скатертями, чехлы для стульев с пышными бантами, подиум для жениха и невесты были демонтированы. И только коробки с деликатесами громоздились на веранде, наполняя воздух упоительным ароматом. Тимур отпустил официантов и расплатился с представителем фирмы, пообещав завтра вернуть упаковки. Впрочем, одного официанта, наверное, стоило бы оставить. Потому что Новоселов, Ларин и Лебедев каждый по своим каналам пытались узнать, не случилось ли что-нибудь с Асей, Ольга Ларина уехала с детьми в развлекательный центр, чтобы дать взрослым возможность спокойно заняться делами, а Кристина пыталась поговорить с Рыбаком, который заперся в ванной и отвечать на вопросы отказывался. Накрывать же на стол пришлось Тимуру – как хозяину дома.

Кристина уже начинала волноваться:

– Иван, у тебя все в порядке?

– Да, – глухо отозвался он. – Ты не могла бы принести мои джинсы? Они в спальне на втором этаже. И футболка там должна быть.

Кристина поднялась по лестнице, прошла по коридору. Иван не уточнил, где именно оставил одежду, поэтому она заглянула в каждую из четырех комнат. Первая и вторая были пусты и безлики. В третьей явственно пахло туалетной водой, которой любил пользоваться Тимур. А вот в последней, судя по висящим на спинке стула джинсам, побывал Рыбак. Но внимание Кристины привлекли вовсе не его штаны. На столе лежал телефон, забытый Иваном в спешке и предсвадебном мандраже. Кристина нажала кнопку и увидела сообщение о пропущенных вызовах. Трех! Последний – двадцать минут тому назад, десять гудков. И звонила Ася! Точнее: «Ася любимая», так значилась она в телефоне Рыбака.

Ладони мигом вспотели. Кристина нажала на кнопку вызова – телефон был выключен. Забыв и о джинсах, и о футболке, Кристина полетела в ванную, забарабанила в дверь что было сил.

– Срочно выходи! Ася звонила!

Дверь распахнулась, и Кристина смущенно отвела взгляд – из одежды на Рыбаке были только красные трусы боксеры.

– Что сказала? – закричал он, вырывая у Кристины из рук телефон.

– Мне ничего. Просто кто-то оставил телефон на столе…

– Да, я придурок! Я лох! Я этот, как его… сингулярный! Может, хватит уже? – Иван прижал плечом телефон к уху, а свободной рукой сдернул с вешалки полотенце и обмотал бедра. – Не отвечает. – И в подтверждение своих слов он показал Кристине экран телефона.

– Знаю, – согласилась она, – я сама звонила минуту назад.

– И что будем делать?

– Ждать.

– Легко сказать. – Иван побрел в спальню, а Кристина отправилась в беседку, чтобы рассказать присутствующим о звонках.

Она думала застать друзей за поеданием свадебных закусок, но не тут-то было. Ларин и Лебедев что-то изучали каждый в своем ноутбуке, Новоселов висел на телефоне.

Первым освободился Ларин.

– По нашим базам не проходила.

Кристина поняла, что речь идет о каких-то местах, где журналисты черпают сведения о происшествиях.

– И у меня пусто, – сказал Новоселов, поблагодарив телефонного собеседника.

– Телефон выключен, – закрывая ноутбук, доложил Лебедев. – Последний звонок был сделан двадцать три минуты назад. Место нахождения в тот момент – где-то в районе Асиного дома.

– А точнее? – спросил Ларин, больше из журналистского любопытства, чем реально для пользы дела.

– Без понятия, – отрезал Лебедев.

«Неужели действительно передумала и спряталась у какой-то соседки? – подумала Кристина. – Конечно, на Асю это не похоже. Но мало ли какие обстоятельства вынудили ее пойти на такой шаг?»

Из дома вышел Рыбак и, шаркая по-стариковски, направился к беседке.

Все присутствующие обратили к нему встревоженные лица.

Кристина вкратце сообщила ему последние поступившие сведения.

– Значит, говоришь, из дома звонила?

Он представил, как Ася, взяв лишь паспорт и ноутбук, на цыпочках вышла из квартиры, постучала к соседке, может, той самой, которую он просил открыть дверь подъезда, и попросилась посидеть у нее пару часов. Может, принесла тортик. Или что они там едят, эти старые грымзы?

– Может, по соточке? – предложил Новоселов, чтобы хоть как-то развеять гнетущую атмосферу, царящую в беседке.

– А давай, – согласился Рыбак.

Он положил телефон на стол, взял протянутую другом рюмку. И в этот момент телефон ожил.

«Ася любимая», – успела прочитать Кристина на загоревшемся экране.

Рука Рыбака дрогнула, водка ручейком побежала на скатерть.

– Аська! – закричал он, хватая телефон, и было в этом крике столько боли, столько радости, столько надежды, что присутствующие смущенно переглянулись.

«Наверное, нужно уйти, – подумала Кристина. – Вряд ли Ивану захочется, чтобы все стали свидетелями выяснения отношений». Она мельком взглянула на Ивана и поразилась выражению, появившемуся на его лице. Рыбак пылал яростью.

– Ты, сволочь! – заорал Иван. – Как только я тебя найду, а это произойдет очень скоро, ты пожалеешь об этом разговоре!

Кристина поняла, что случилось нечто ужасное. При любом повороте событий Иван никогда не стал бы так кричать на Асю. А значит, по ее телефону говорит кто-то другой.

Задыхаясь от гнева, Рыбак швырнул телефон на стол.

Все молчали, выжидающе глядя на него, и только Лебедев что-то внимательно изучал в своем компьютере.

– Какой-то негодяй похитил Аську, – наконец сказал Иван.

– Выкуп? – быстро спросил Ларин, и в глазах его загорелся огонек любопытства.

– Нет, – помотал головой Иван. – Дело касается поисков исчезнувшей женщины. Он хочет, чтобы мы вчетвером – я, Тимур, Кристина и Федор, приехали в офис. И тогда он позвонит и расскажет обо всем подробнее. Поехали?

И, не дожидаясь ответа, пошел к машине. Иван уже не шаркал ногами. Предельно сконцентрированный и злой, он готовился дать бой. И Кристина не сомневалась, кто окажется победителем в этом сражении.

– Вань, ты это… – догнал его Новоселов. – Любая помощь… Звони – и мы сразу подключимся.

– Спасибо. – Иван пожал ему руку и сел в машину.

Кристина завороженно смотрела, как на экране ноутбука Федора движутся две перпендикулярные линии. Масштаб карты увеличивался, линии двигались, вот уже появился Асин район, улица, перекрестье линий приближалось к дому, где жила Ася, а потом все замерло.

– Выключил телефон, – сказал Федор и встал, закрывая ноутбук. – Едем.

– Подождите, а еда? – растерянно спросил Ларин.

Вопрос повис в воздухе.

Тимур и Кристина сели каждый в свою машину, а Лебедев, не дожидаясь приглашения, нырнул к Кристине.

Глава 10

Ася в свадебном наряде стояла у двери своего подъезда. Ветер, наполненный ароматом вербены, играл с крыльями шелковых бабочек. С минуты на минуту должен был появиться Иван, и Асино сердце трепетало от волнения. Ведь они так давно знакомы, а трепет этот до сих пор никуда не делся. Стоит Асе увидеть Ивана, и сердце начинает биться совсем по-другому.

Иван не шел, и Ася начинала волноваться. Вдруг с ним что-нибудь случилось? А потом она увидела его. Обрадовалась, рванула навстречу и остановилась, увидев поникшие плечи и грустное лицо жениха.

– Ваня? – Ася вопросительно посмотрела на него. – Что-то случилось?

– Случилось, – с грустью в голосе ответил Иван. – Случилось то, что я увидел тебя в свадебном платье. А значит, жениться нам нельзя.

– Ты шутишь, – не поверила Ася. – Ну что за глупости! Увидел в платье, не увидел… Какая разница?

– Большая! – Иван развернулся и, не оборачиваясь, пошел прочь.

– Ваня! – Слезы побежали по щекам, такие горячие, что, казалось, прожигали на коже дорожки.

Ася подняла руку к лицу, чтобы вытереть их, и проснулась. Она сидела на мохнатом коврике грязно-серого цвета у основания лестницы. Сверху, через распахнутую дверь лился свет, позволявший оценить высоту, с которой она слетела ночью. Ася вскочила и в бессильной ярости забарабанила в дверь.

– Откройте! Откройте немедленно! Мне надо домой! У меня сегодня свадьба!

Если за дверью и был кто-то, он ни одним звуком не выдал своего присутствия. Сидеть на пороге в ожидании неизвестно чего было бессмысленно, и Ася решила вернуться в комнату. Видимо, падая, она ударила колено, и при ходьбе оно противно ныло.

Комната оказалась довольно большой и светлой, но больше похожей на пустой склад или мастерскую, чем на жилое помещение. А еще на дом трех медведей из сказки – такое здесь все было большое. Два огромных окна, большущий стол в центре, два неподъемных деревянных стула. Интересно, каким образом все это было занесено сюда по узкой лесенке. Может, через окно? На сиденье одного из стульев Ася обнаружила свою сумку. Сразу бросилась на поиски телефона. Искала долго, хотя уже поняла, что в сумке его нет. Но на всякий случай вывернула все содержимое на стол. Хорошо хоть ноутбук и папка на месте. Пропади документы, как бы она смотрела в глаза своему работодателю? Вытащив ноутбук, девушка проверила наличие интернета. Чуда не произошло.

Затем она заглянула в два объемных пакета, стоявших на полу. В одном Ася обнаружила умывальные принадлежности, полотенце, тапочки, футболку и спортивные штаны. Это хорошо, подумала она. Если есть мыло с полотенцем, значит, должна быть и вода. Пятилитровая бутыль обнаружилась во втором пакете, вместе с упаковкой одноразовых стаканчиков и разнообразной едой – колбасой и сыром в вакуумных упаковках, печеньем, конфетами, шоколадом, яблоками, бананами. Плюс несколько пачек сухариков. «Холодец с хреном», – прочитала Ася на упаковке. Впервые за время пребывания в таинственном доме у нее появились мысли о человеке, который привез ее в эту загородную резиденцию. Федор Лебедев… Но зачем? Нет, этого не может быть!

Справа от окна у стены стоял диван – не диван… Пожалуй, лучше всего подойдет слово «ложе». Покрытое вдобавок чем-то, отдаленно напоминающим медвежью шкуру. Рядом – очередная дверь. Ася подошла к одному из окон и с трудом подавила вздох разочарования. Закрыто наглухо, да и окно современное, металлопластиковое – такое вряд ли разобьешь. Когда-то имелась ручка, о чем свидетельствовали отверстия на раме. Но кто-то заботливо убрал ее. Возможно, в доме жил маленький ребенок, и родители боялись, что он откроет окно и упадет? Или помещение специально готовилось для использования в качестве тюрьмы. Ее, Асиной, тюрьмы? Но почему? Что она такого сделала? Кому помешала? Перешла дорогу?

Сразу за домом начинался лес. Темный и угрюмый, он подступал к окну так близко, что комната, где находилась Ася, представлялась скворечником, примостившимся на ветке лесного исполина.

От окна Ася перешла к двери и с радостью, какая только может быть доступна в ее положении, обнаружила за ней ванную. Ванна, раковина, унитаз – в отличие от мебели все было вполне нормальных размеров, и, не считая потеков ржавчины, содержалось хозяевами в чистоте. Здесь имелось оконце, длинное и узкое, словно бойница, в которое даже ребенок не пролез бы. Но зато оно открывалось, позволяя свежему лесному воздуху проникать в помещение. Встав на цыпочки, Ася выглянула в окно, но ничего, кроме ярко-голубого неба и густой листвы, не увидела.

Она открыла кран. Труба пару раз чихнула и выдала струю ржавой воды. Немного подождав, пока она станет чистой, Ася вымыла руки, ополоснула лицо. Вода смыла слезы, но легче от этого не стало. Все мысли Аси были устремлены к Ивану. Она словно ощущала его боль, и от этого становилось невыносимо тяжело. А еще было страшно стыдно перед приглашенными на свадьбу гостями. Перед Ладой и Сашей, столько сил потративших на ее платье, перед Тимуром, организовавшим банкет, перед Кристиной, которая наверняка уже с утра волнуется.

Ася снова подошла к окну. Лес пестрел всеми оттенками зеленого. Впрочем, не всеми. Здесь были только зловещие, угрюмые тона. Казалось, добрые и светлые краски исчезли, не выдержав натиска темных цветов. Ася даже не могла подобрать названия этим цветам, хотя разбиралась в колористике довольно хорошо. Ее мама увлекалась вышиванием, и Ася любила копаться в маминой шкатулке, полной моточков ниток со смешным названием «пасмы». Каждую пасму опоясывала этикетка с названием цвета. Названия эти порой были самые неоднозначные. Например, «цвет иудина дерева». По идее, ведь должен быть зеленым. Ну, коричневым. Бежевым, в конце концов. Но нитки напоминали багряно-розовые гиацинты. А красно-коричневый «кастрюльный» цвет? Ни у кого из знакомых Ася не видела кастрюль такого цвета. Мама предпочитала именно яркие, радостные тона. У нее никогда не было таких угрюмых цветов, как за окном дома, где Ася совершенно неожиданно для себя оказалась.

Как всегда, при воспоминании о маме Асе стало грустно. Прошло уже три года с того дня, когда мама ушла из Асиной жизни. А душа до сих пор болит. Мама так мечтала побывать на дочкиной свадьбе. И тут Ася вспомнила о Ване, о свадьбе, о волшебном платье с бабочками и ленточке для волос. Душа наполнилась такой невыносимой тоской, что она опустилась на пол и горько заплакала.

Впрочем, плакала девушка недолго. С каждым вздохом, с каждым всхлипом в ней рождалась уверенность – все это временно. Иван обязательно ее найдет. Вот только свадьба сегодня точно не состоится. Но ведь это не главное. Главное – у нее есть Иван. Добрый, умный, надежный Иван. Жаль, что она не может ему ничем помочь.

Главное – не раскисать. А для этого нужно взять себя в руки и заняться делом. Например, посмотреть документы Еремина и попробовать составить план будущей книги.

Воодушевленная этой мыслью, Ася достала из сумки папку, положила ее на стол и потянула за конец завязки.

Глава 11

Выехав из ворот дома Тимура, они понеслись по трассе. Рыбак ехал первым, и, хотя стрелка у Кристины на спидометре приближалась к ста двадцати километрам в час, расстояние между автомобилями неуклонно росло.

– Черт с тобой, – сдалась она. – Мне все равно нужно еще домой заехать за ноутбуком.

– Как думаете, Кристина Сергеевна, – спросил сидевший рядом Лебедев, – это один и тот же человек спер наши компьютеры и Асю?

«Мы же вроде уже перешли на «ты», – подумала Кристина. Она ужасно не любила, когда ее называли по имени-отчеству.

– Не знаю, Федор, не знаю, – сказала она. – Асиного ноутбука ведь тоже нет.

– Ну, вряд ли Асин ноутбук может иметь какое-то отношение к нашим офисным компьютерам, – с сомнением заявил Федор.

– Но тот, кто влез в наш офис, мог этого не знать, – сказала Кристина, сбавляя скорость – они въехали в город. Рыбака и Тимура уже и след простыл.

Высадив Лебедева у дома, чтобы он сменил заляпанную кровью футболку и измятый пиджак на что-нибудь почище, Кристина поехала к себе. Быстро приняла душ, надела строгий темно-синий костюм, взяла ноутбук и через четверть часа, подобрав Федора, поехала в офис.

Звонок телефона застал ее на перекрестке улиц Куликова и Гагарина.

– Кристина! – услышала она взволнованный голос Тимура. – Вы где?

– Мы едем. Что-то случилось? – Волнение Молчанова передалось и ей. – Он звонил?

– Пока нет. Мы вас потеряли. Давайте бегом в офис. Не хватало еще вас потерять.

– Видите, как Тимур Михайлович о вас заботится, – не преминул вставить свои «пять копеек» Федор. – Звонит!

– Кстати, – Кристина свернула на парковку перед офисом «Кайроса», – он о тебе тоже заботится.

– Что-то я не заметил, – голосом обиженного ребенка заявил он.

– Он же сказал: «не хватало вас потерять», а если бы имел в виду только меня, то сказал бы «тебя потерять».

– Думаешь? То есть, извините, думаете?

– Уверена.

Сопровождаемые мелодичным звоном дверного колокольчика, Кристина с Федором зашли в помещение. Кроме компьютеров ночные гости ничего не взяли, но атмосфера все равно стала другой. Напряженной, тягостной. Хотя, может быть, Кристине просто не хватало привычного запаха кофе, ставшего уже визитной карточкой их офиса.

Тимур и Рыбак по давно сложившейся привычке сидели у стола Кристины.

– С чего начнем? – спросила она, занимая свое рабочее место.

– Можно я скажу? – Федор с вызовом посмотрел на Молчанова. – Вы, Тимур Михайлович, всегда меня тормозите. Требуете, чтобы я не нарушал закон. Так вот… – Он набрал полную грудь воздуха и продолжил: – Сейчас дело касается лично меня. И поэтому я… Короче, плевать я хотел на все ваши тормоза. Я буду делать все, чтобы найти Аську. И вернуть ее. И если вы со мной не согласны… Я знаю! Вы сейчас скажете, что начальник у нас Кристина Сергеевна и ей решать. Так вот – она согласна. И поэтому я хочу, чтобы вы сейчас, при всех сказали…

И в этот момент у Рыбака зазвонил телефон и по его вмиг окаменевшему лицу все поняли, что звонит Асин похититель.

– Да? – сказал Иван. Потом долго молчал и слушал. – Я вас понял. Но я не буду делать ничего до тех пор, пока не получу доказательств, что Ася цела и невредима. Я должен с ней поговорить.

Какое-то время он молча слушал собеседника, потом сказал:

– Разговора не будет. Или вы убеждаете меня в том, что Ася жива и здорова, или мы находим ее сами. И в этом случае, уж будьте уверены, последствия для вас будут самыми печальными.

С этими словами Иван нажал на кнопку и положил телефон на стол.

– Вы что, Иван Станиславович! С ума сошли? – закричал Лебедев. – Он же ее сейчас…

От волнения он поперхнулся собственными словами и разразился кашлем, согнувшись пополам и упираясь руками в колени.

– Все правильно, – согласилась с Рыбаком Кристина. – Мы не должны идти на поводу у похитителя.

На самом деле она не была уверена. Если бы похититель звонил ей, то вряд ли она смогла бы быть такой категоричной, как Иван. Но сейчас очень много зависит от их слаженной работы. Если они с первых минут начнут ссориться и критиковать друг друга, ничего хорошего не получится.

– Конечно, правильно, – подтвердил Рыбак. – Суть его требований я услышал.

Раздался звон колокольчика, и в офис ввалился Ларин с большой коробкой в руках.

– Ух, – он с облегчением поставил ношу на стол, – еле допер. Неудобная, зараза. Нужно было веревкой обмотать. А что за требования?

Судя по вопросу, он услышал последние слова Рыбака.

– Найти какую-то художницу, Альбину Еремину. В марте этого года пропала в горах.

– Как же, как же! Сумасшедшая художница! – обрадовался Ларин. – Я тут вам еды принес. Вдруг захотите.

– Подожди ты со своей едой, – отмахнулся Рыбак. – Что за художница? Знакомая твоя?

– Да нет. Откуда нам, грешным. История просто была резонансная. Вполне заурядная молодая женщина – злые языки поговаривали, будто бы она и жрицей любви успела побывать, попадает в аварию. И после этого начинает рисовать картины. Кто-то ее очень грамотно пропиарил, картины стали пользоваться спросом, да и цены на них взлетели до небес. И чем дальше, тем больше. А потом она бесследно исчезла. Причем случилось это в горах, при огромном стечении народа, практически на глазах у мужа.

– И что дальше? – спросила Кристина.

– И все. Ищут пожарные, ищет милиция, ищут фотографы в нашей столице, ищут давно, но не могут найти[3]. Хотя скорее всего уже и не ищут. Разве что муж.

– А кто у нас муж?

– Какой-то мелкий бизнесмен, я не в курсах. Могу в архивах порыться и прислать вам.

– Муж – генеральный директор фирмы «Приоритет», – заявил Лебедев, не отрывая глаз от монитора своего ноутбука. – Еремин Сергей Валентинович.

– И что у нас в приоритете? – поинтересовалась Кристина.

– Ты не поверишь, – ответил Лебедев. – Ой, извините, Кристина Сергеевна! Вы и не поверите…

– Мог бы и не извиняться, – разрешила Кристина.

– Хорошо. А в приоритете у нас переработка ТБО.

– ТБО? – не понял Рыбак.

– Твердых бытовых отходов. Сиречь, мусора.

– А что, это выгодно?

– А как же, – вмешалась в разговор Кристина. – Вполне доходный бизнес. Конкуренция небольшая, рентабельность доходит до пятидесяти процентов.

– Я тут еще сайт этой Альбины нашел.

– Ну и как? – Ларин вместе со стулом переместился к столу Федора, следом подошли Тимур и Кристина.

– Мне кажется, я бы тоже так нарисовал, – хмыкнул Лебедев.

– Особенно если тебе по голове стукнуть, – подтвердил Ларин.

– Ну-ну, – пригрозила Кристина, – эта голова нам сейчас очень даже нужна.

На мониторе Лебедева одна за другой появлялись картины. С первого взгляда можно было подумать, что нарисованы они ребенком – этакие каляки-маляки. Но если присмотреться, то становилось ясно, что за внешней простотой скрывается что-то гораздо большее.

– Мне одной кажется, что это рисовал мужчина? – после нескольких минут молчаливого созерцания спросила Кристина.

– Нет, тут же написано – художник Альбина Еремина, – возразил Лебедев.

– Ну, знаешь, если верить всему, что написано в интернете… – Тимур прищурился, глядя на странное животное – то ли медведя, то ли собаку, стоящее на задних лапах. Глаза у зверя были человеческие. – Почему ты считаешь, что мужчина?

У Кристины не сразу получилось облечь в слова свои ощущения. Взять хотя бы этого собачьего медведя (или медвежью собаку). Зверь лежал на трех горизонтально положенных и скрепленных между собой ржавыми гвоздями досках, которые художник даже не потрудился «подогнать» друг к дружке. Создавалось впечатление, что это кусок ветхого забора. Какая-то типично мужская небрежность. Женщина наверняка бы выбрала более приличный материал. Хотя если у нее действительно проблемы с головой… Но ощущение, что все это создано мужской рукой, было слишком сильным.

– А может, это муж и рисовал? Если он занимался отходами, то достать такие обшарпанные доски для него не проблема. Вот ты, например, где бы взял такие доски?

Тимур задумался и предположил:

– Думаю, есть какая-то технология, которая позволяет искусственно состарить дерево.

В этот момент Рыбак, не разделявший интереса коллег к картинам, многозначительно кашлянул.

– Короче, я понял. Искать Аську никто не собирается.

– Подожди, – возмутилась Кристина, разглядывавшая в этот момент еще одно живописное полотно. На картине была изображена пара – мужчина и женщина, едущая на лошади с человеческими глазами. – Ты же сам сказал, что похититель требует, чтобы мы нашли Альбину Еремину. Поэтому мы должны…

– Да никому мы ничего не должны! Вот ему, а не Альбина Еремина! – Тут Иван сделал неприличный жест. – Неужели ты не понимаешь: когда мы найдем эту чертову художницу, он потребует найти какую-нибудь балерину! Потом клоунессу! Потом актрису погорелого театра!

– Не кричи на меня! Я тоже люблю Асю и переживаю за нее. Но считаю, что мы должны хотя бы попытаться…

– Ну и пытайтесь. А я пытаться не собираюсь. Если надо, я весь мир перетрясу, но Аську найду.

Кристина понимала, что спорить сейчас с Иваном бесполезно. Но и дать ему уйти она не могла. Иван – единственный из них, у кого за плечами реальный опыт оперативной работы. Как всегда, в поисках выхода из трудной ситуации она посмотрела на Тимура. «Отпусти!» – говорили его глаза. И Кристина сдалась.

– Ладно. Давай разделимся. Ты ищешь Асю, мы с Тимуром – художницу.

– А я? – взвыл Лебедев.

– Тебя я разделить не могу. Ты будешь помогать и нам, и Ивану.

– Но я тоже хочу расследовать Асю. – Лебедев не хотел играть на вторых ролях.

Неожиданно помощь пришла со стороны Рыбака.

– Поддерживаю Кристину, – сказал он. – Можешь мне сделать распечатку Асиных звонков. Я, конечно, могу Новоселова попросить, но у тебя это гораздо быстрее получится.

– У нас с вами, Иван Станиславович, похоже, мозги на одной волне работают. Я уже списочек загрузил. Сейчас напечатаю.

Принтер загудел и выдал два листа.

– Это с начала месяца, – пояснил Федор. – Если нужно, я предыдущий месяц загружу.

– Пока хватит. – Взяв со стола Федора ручку, Иван погрузился в изучение списка. Что-то подчеркивал, ставил галочки.

– Последней с ней разговаривала Кристина Сергеевна, – тихо сказал Федор. – Телефончик в этот момент находился в районе Асиного дома.

– А конкретнее?

– Пар сек!

В переводе на русский язык это означало «пару секунд».

– И еще вот этот телефончик сможешь пробить? – Иван поставил галочку возле одного из номеров и отдал листки Лебедеву.

Пара секунд грозила затянуться, и Иван подошел к Кристине, вернувшейся за свой стол.

– Скажи, пожалуйста, когда вчера вечером вы с Асей разговаривали… – Иван запнулся, – она ничего странного не сказала?

– Сказала, – кивнула Кристина. – Она была в кафе. Вроде как по работе. Разговаривать не могла, обещала перезвонить. Когда я позже сама ее набрала, телефон уже был выключен.

– А что за кафе?

– Не знаю, – Кристина покачала головой.

– Слушайте, Иван Станиславович. – Лебедев, похоже, нашел какую-то информацию, и Рыбак подошел к нему. – Я ничего не понимаю. Телефончик, который вас заинтересовал, принадлежит какому-то серверу. Он, кстати, во время звонка находился в том же районе, где и Ася.

– Пас, значит, сволочь! А что за сервер?

– Керимов Сéрвер Эбилмухсинович, – растерянно проговорил Лебедев.

– Да не Сéрвер, а Сервéр! Имя такое.

– Вот бы никогда не подумал. – Федор озадаченно поскреб макушку.

– То есть вы считаете, что этот Сéрвер спер Асю?

– Сервéр? Вряд ли. – Иван взял у Федора листки и набрал номер. – Вне зоны доступа. Скорее всего дал телефон позвонить. А может, продал вместе с симкой. Или потерял. Или еще что. Одним словом, попытайся дозвониться. А я побегу.

– Куда? – Федор вскочил. – Возьмите меня с собой!

– Нет, ты все-таки попробуй. И еще. У тебя есть фотография Аси?

– Ну… – Федор замялся.

– Не ломайся, знаю, что есть!

Федор свернул окно браузера, в котором пытался отыскать координаты таинственного Сервера, и Иван увидел Асю. Сосредоточенная и грустная, она смотрела с экрана лебедевского домашнего ноутбука. Конечно же, Ивану очень хотелось знать, почему Лебедев использует фотографию его невесты в качестве «обоев» на рабочем столе своего компьютера. Одно дело, хранить в папке наряду с фотографиями остальных сотрудников. И совсем другое – вот так. Но он не мог позволить себе тратить драгоценное время на разборки. Искать лучше, пока следы еще не остыли. И скрепя сердце Иван скомандовал:

– Напечатай мне штук пять.

– Знаете… – задумчиво протянул Федор, когда под звон дверного колокольчика Рыбак покинул офис, – думаю, Иван прав. Серве́р этот тут совсем ни при чем.

– А кто при чем? – спросила Кристина.

– Знал бы, убил гада! – воскликнул Лебедев.

– Сначала нужно его найти, – осадила юношу Кристина. – А посему предлагаю всем заняться сбором информации об Альбине Ереминой.

– Я знаю человечка, который делал про нее большой материал, – сказал Ларин. – Он встречался с ней и с ее мужем. Съезжу к нему, узнаю, что к чему.

– Я тоже кое с кем переговорю. – Тимур встал и посмотрел на Кристину.

– Да, конечно. А мы с Федором пока пороемся в сети. Любую информацию передавайте по мере поступления, не накапливайте.

– И вот еще, – уже в дверях сказал Тимур, – Иван вернется. Я в этом уверен.

Еремин остановился у небольшого магазинчика, купил пол-литровую бутылку минералки и осушил ее одним махом. Вода несколько остудила сжигавшую его ярость. Надо же было так проколоться! Он ожидал, что пылкий Ромео, лишившись своей Джульетты, тут же бросится на поиски Альбины. А тот оказался вовсе не пылким. Стал торговаться, выдвигать свои условия. И теперь придется объясняться с Асей. Но это не страшно. Судя по короткому разговору, который состоялся у них в кафе, уговорить ее помочь не составит большого труда.

Глава 12

Ася, подперев голову рукой, сидела за столом, машинально перебирая бумаги из папки, которую передал ей Алексей Еремин. Впрочем, теперь она уже не была уверена в том, что это был он: листы оказались абсолютно чистыми.

«Это ошибка, – уговаривала себя Ася. – Он просто взял не ту папку». А внутренний голос шептал: это именно та папка, которую он хотел взять. Ты же сразу почувствовала, что он не тот, за кого себя выдает.

С этим невозможно было не согласиться, но Асе все-таки хотелось придумать какое-нибудь оправдание. Лучше бы все это оказалось веселым розыгрышем. Каким-нибудь смешным свадебным ритуалом. Конечно, сбитые в кровь костяшки пальцев и ушибленное колено не очень вписываются в праздничный сценарий. Но наверняка авторы и не рассчитывали, что она решится ночью бродить по лестнице и ломиться в запертую дверь. Сейчас внизу стукнет дверь, раздадутся шаги и в комнату войдет…

Размышления прервал звук поворачивающегося в замке ключа, затем тихий скрип открывающейся двери и шаги – медленные шаги, сопровождающиеся тяжелым одышливым дыханием тучного человека. Ни у кого из Асиных знакомых не было такой тяжелой походки. Поэтому, когда в дверях показался Еремин, она нисколько не удивилась.

– Здравствуйте, Ася, – сказал он, старательно улыбаясь.

– Здравствуйте. – Ася привыкла быть вежливой при любых обстоятельствах.

Она мысленно оценила возможность проскользнуть мимо него. Дверь он не закрыл на ключ, во всяком случае она не слышала. Если повезет – удастся выскочить на улицу.

А Еремин (или это был не Еремин?) словно прочитал ее мысли:

– Тут кругом на многие километры леса, поэтому…

– Кто вы? – спросила Ася и села на стул. Она не собиралась отказываться от мысли о побеге, но думала таким поведением притупить бдительность собеседника. Пусть решит, что она сдалась. – Вы же не Алексей Еремин.

– И да, и нет. – Еремин смотрел на ее печальное лицо и думал: сколько же нужно времени, сколько слов, чтобы, позабыв свои печали, она прониклась его печалями. – Меня зовут Сергей. Сергей Валентинович Еремин. И, предвосхищая ваши следующие вопросы, скажу, что да – я родственник Алексея Еремина, с которым вас связывают рабочие отношения, и нет – он не имеет никакого отношения к тому, что вы находитесь здесь.

Говоря откровенно, Лешка, конечно же, отношение имел. Хотя и довольно опосредованное. Из большой семьи Ереминых Сергей поддерживал отношения только с ним. Не особо теплые, но все-таки поддерживал. Потому что Лешка был человеком самостоятельным. Своими руками сообразил хоть какое, да дело. Правда, распылялся сильно, не всегда считал деньги. Взять ту же Асю. Ну, скажите, бога ради, если вы зашли в интернет-магазин, чтобы купить себе, предположим, шкаф, так неужели вас заинтересует его художественное описание? Скорее всего вас интересуют габариты, материал, а не то, как этот шкаф похож на бабушкин гардероб из вашего детства. Бред же! Может, кому-то не хочется вспоминать о детстве. Но Лешка якобы проанализировал статистику продаж и выяснил, что мебель, к которой делала описания Ася, продавалась лучше, чем та, которая выставлялась без комментариев, с голыми тактико-техническими данными.

С другой стороны, когда Сергей предложил ему повысить доходность продаж с помощью динамического прайсинга, Лешка наотрез отказался. Хотя выгода была очевидная. Фишка состояла в том, что если человек заходит на сайт с дорогого телефона или ноутбука, то видит более высокие цены, чем простой смертный.

– Не буду обманывать покупателя, – сказал тогда Лешка.

Честный. Еремины все честные. И бедные. Сергей для родни был владельцем заводов-газет-пароходов и рассматривался только как кошелек. У них болели дети, которых затем надо было отправлять в школы, не хватало денег на ремонт квартиры, машины. И они считали, что Сергей просто обязан помочь – родственник же. Он отказывал. Постепенно поток страждущих оскудел, а затем и вовсе сошел на нет. За Сергеем закрепилась слава Кощея, чахнущего над златом. Отец, тот никому не отказывал, потому, наверное, и не любил Сергей вспоминать о детстве. Не о чем было особенно вспоминать. Ни поездок интересных, ни модных джинсов. Да и бизнес отцовский поначалу вызывал у одноклассников смешки.

«Из говна – конфетку», так одной меткой фразой характеризовал свой бизнес отец Сергея, Валентин Еремин. В конце восьмидесятых, в эпоху тотального дефицита, он одним из первых создал производственный кооператив. Тогда, в еще не развалившемся Советском Союзе, работа на хозяина, то есть эксплуатация человека человеком, считалась вещью недопустимой. Подразумевалось, что кооператоры будут в одном лице работниками и собственниками. На деле же фактическим собственником был Валентин Еремин, а номинальными – его мать и жена. Кроме того, у кооператива имелись поставщики сырья и материалов, которые, не являясь его членами, получали от Еремина-старшего неплохие деньги. Всего-то делов! Взять то, что плохо лежит, и заставить приносить пользу себе и людям.

Занимался Еремин-старший всем, что можно было продать: сумки из мешковины и парашютного шелка, разноцветные рубашки из марлевки с вышитой пальмой и надписью «Beach» на кармане, заколки для волос. И хотя от сумок попахивало сыростью, рубашки после первой же стирки теряли форму, а у заколок цветные пластмассовые накладки отваливались от стальных оснований без всякой надежды на дальнейшее восстановление, спрос был. Да еще какой. Потом кооперативы прекратили свое существование, но бизнес Еремина выжил. Появились новые направления, новые поставщики. Оказалось, сырье можно найти не только на складе, но и на помойке. «Агенты» Еремина исследовали свалки и базы приема вторсырья, собирая материалы для новых, подчас уникальных товаров. Отсюда и пошла присказка про говно и конфетку.

К двухтысячному году семья Ереминых уже владела небольшим мусороперерабатывающим заводом. Несмотря на то что рос Сергей вместе с отцовским бизнесом, после окончания института он стал искать новые пути зарабатывания денег. Не то чтобы от отцовского бизнеса откровенно дурно пахло, нет. Деньги, как говорится, не пахнут. Но Еремина-сына привлекали другие возможности. Он понял: делать деньги можно не только на мусоре. Вернее, на мусоре несколько другого рода. На людях. Овладев азами умения манипулировать людьми, он выстраивал комбинации, порой за неделю приносившие денег больше, чем мусорный бизнес за месяц. Бывали, конечно, проколы. Зачастую обидные. Но с годами их становилось все меньше и меньше. Планируя очередную операцию, Еремин чувствовал себя настоящим художником, маэстро, талантливым и предусмотрительным, у которого всегда все идет как по маслу, но тем не менее в нужных местах подстелена соломка.

Когда Лешка пришел с предложением поучаствовать в создании книги об их общих родственниках, первой мыслью Сергея было отказать. Категорически. Но Лешка за деньгами к нему обратился впервые, обычно выкручивался сам. Еремин не стал торопиться, и, как оказалось, не зря. За бутылочкой «Hennessey XO» не привыкший к спиртному Лешка «поплыл» и начал рассказывать о будущей книге. Поведал про девушку Асю – замечательную уникальную Асю, которая готова написать книгу за так, даром.

Еремин, разумеется, поинтересовался, какие такие отношения у Лешки и этой трижды замечательной Аси, если она готова работать бесплатно. Оказывается, все не так просто. Ася пытается дать заработать своему жениху, бывшему работнику полиции и сотруднику детективного агентства в настоящем. А с Ереминым ничего «такого» у них быть не может, потому что Ася с сыщиком собираются пожениться. И тут-то Сергея и осенило. Со дня пропажи Альбины прошло уже почти полгода. Единственным, кто по-прежнему хотел ее найти, был он, Сергей. Полиции, куда он рванул в тот же день, поиски пропавшей женщины были абсолютно по барабану. Сергей попытался надавить – и мгновенно как первый подозреваемый попал за решетку. Когда через двое суток его выпустили за неимением улик, он решил обратиться к частным сыщикам. Потратил чертову кучу денег, но не получил даже намека на то, что могло случиться с Альбиной. В ответ на его требования результатов детективы, обещавшие свернуть горы, но найти Альбину, что-то невразумительно блеяли, доводя его до бешенства. Он представлял, как в своих модных офисах они потешаются над ним, считая, что Альбина бросила его. Да хотя бы и так! Пусть бросила, но ему все равно нужно отыскать ее. Раз не помогли деньги, значит, выход один – сыщик должен быть кровно заинтересован в том, чтобы найти пропажу. До крови, конечно, не дойдет, но побегать ему придется.

Все дальнейшее – просто дело техники. Подобрать пароль от почты Алексея было абсолютно не сложно, не мудрствуя лукаво, тот забил день своего рождения. Написать Асе письмо, тут же удалить все электронные следы и дождаться заветного телефонного номера было еще проще. Узнать адрес по номеру телефона, позвонить от подъезда с купленного в переходе телефона, чтобы иметь фору для прибытия к месту встречи. Заказать и чай, и кофе, чтобы наверняка. И успеть вывести девушку из кафе, пока не отключилась.

И теперь осталось только одно – убедить Асю играть на его стороне. Заставить, запугать – не тот случай, все должно произойти по обоюдному согласию. По любви. Действовать надо гибко, по обстоятельствам. Домашние заготовки вряд ли помогут.

Еремин медленно, собираясь с мыслями, сел за стол.

– Ася, – начал он. – Мне нужна ваша помощь.

Ее бледное лицо было грустным, но спокойным. Она не смотрела на него, и ему это не нравилось. Еремин заглянул в пакет с продуктами, по-прежнему стоявший под столом.

– Э, да вы ничего не едите! Так не пойдет. Я обещал вашему жениху, что вы ни в чем не будете нуждаться. Получается, я его обманул?

По-прежнему не поднимая глаз, Ася несколько раз кивнула.

– Мне очень жаль, что пришлось поступить с вами так некрасиво.

Она дернула подбородком, будто пытаясь что-то сказать, но промолчала.

– Понимаете, Ася, дело в том, что у меня пропала жена. Вот уже полгода, как пропала.

Она снова попыталась что-то сказать. Еремин ждал, но Ася молчала, и он продолжил:

– Вот вы молчите. Смотрите на меня и думаете: такой страшный, лысый, толстый. И как у такого может быть жена? Я и сам так думал долгое время. В школе девчонки потешались надо мной. В институте я попытался было поухаживать за одной. В результате она предпочла другого… Было тяжело, и я решил больше не предпринимать попыток. Ну, вот такой я невезучий уродился. В конце концов, не все такие везучие, как ваш жених.

– Вы ошибаетесь… – сказала Ася, и Еремин мысленно потер руки – ему удалось вызвать у нее отклик.

– Да, – кивнул он, – пять лет тому назад жизнь расщедрилась и подарила мне встречу с Альбиной. Красавица, умница, редкой души человек, к тому же невероятный талант. Даже не знаю, что она во мне нашла.

Ася закивала, и Еремин тихо возрадовался. Похоже, он на правильном пути.

– А потом… – Еремин замолчал, борясь со спазмом, перехватившим горло. – Потом она исчезла. В горах Кавказа. Заснеженных, опасных. Я хочу найти ее. Живую или мертвую. Если живая, я… А если мертвая. Я видел фильм про Эверест. Умершие остаются там, где их настигла смерть. Не хочу такого для своей жены.

Ася приподняла руку в возражающем жесте.

– Знаю, Кавказ – не Эверест. Я пытался отыскать ее. Но не нашел поддержки (тут Еремин несколько покривил душой, но его искренний тон не позволил Асе усомниться ни на мгновенье). А мне бы хотелось… Нет, думаю, этого хотелось бы ей – чтобы я развеял прах над горами, к которым так стремилось ее сердце, а малую часть оставил себе. И по весне она превратится в дивный альпийский луг, а я, словно правительница Галикарнаса Артемисия, высыплю пепел в чашу с вином и выпью. Так частичка любимой навсегда останется во мне.

Асины глаза потемнели, и Еремин понял: именно сейчас девушка готова на все, чтобы помочь ему. Но у него в запасе было еще одно средство, неотразимо действующее на такие чувствительные натуры, как Ася. Мужские слезы. И Еремин воспользовался им.

Глава 13

– А вы верите словам Тимура Михайловича? – спросил Кристину Лебедев, когда они остались в офисе одни. – Ну, насчет того, что Иван Станиславович вернется?

– Я уже привыкла, что он никогда не ошибается, – уклонилась от прямого ответа Кристина.

– Ага! – Федор глубокомысленно почесал в затылке. Немного подумал и спросил: – И что мы теперь будем делать?

– Сначала соберем как можно больше информации. Посмотрим, что пришлет Руслан, что раздобудет Тимур. А потом будем делать какие-то первоначальные выводы.

– Может, тогда, для разминки, пожуем, – Лебедев кивнул в сторону принесенной Лариным коробки со свадебными закусками.

Есть Кристине не хотелось, но глаза Федора были такими голодными, что просто вынуждали ее согласиться.

– Давай, – сказала она. – Ты посмотри, что можно съесть, а я налью кофе. Идет?

– Конечно. – Он радостно бросился к коробке, а Кристина включила кофемашину. Аппарат закашлялся, но не настолько громко, чтобы заглушить приветственный звон колокольчика.

– Извините, у вас обед? – осведомился посетитель.

Отчего-то мужчина Кристине сразу не понравился. Бывает же такое – вроде вполне нормальная, не отталкивающая внешность, прилично одет, дорогие – у Кристины на это взгляд наметанный – туфли. А душа не лежит, и все тут.

– Да, обед, – сказала она резко.

– Нет, – одновременно с ней выпалил Федор, машинально закрывая коробку. Вдруг незваный гость изъявит желание присоединиться?

– Так да или нет? – с миролюбивой улыбкой уточнил визитер. – Впрочем, надолго я вас не задержу. Моя фамилия Пасечник. Пасечник Станислав Иванович, директор «Торгового дома Ильиных».

– И? – спросила Кристина, прошла к своему столу и жестом предложила гостю присесть.

– И моя начальница, Елена Сергеевна… Она вчера у вас была. Еще папку с документами оставила.

Да?

Кристина не собиралась отвечать, молча уставившись Пасечнику в точку на переносице.

– Она уполномочила меня забрать у вас эту папку, – выпалил Станислав Иванович, заметно нервничая под Кристининым взглядом.

– Даже не представляю, чем я могу вам помочь. Дело в том, что меня, – Кристина сделала ударение на последнем слове, – никто не уполномочивал с вами разговаривать.

– Простите, мне, наверное, нужно было показать свои документы, – с этими словами Пасечник вынул из кармана пиджака паспорт и сложенный вчетверо бланк нотариальной доверенности. – Вот, посмотрите.

Он развернул доверенность, разгладил ее руками и принялся, тыкая пальцем в нужные строки, зачитывать свои полномочия.

Кристина поморщилась.

– Я не понимаю, о чем вы говорите. У нас сегодня выходной день. Обед. Приходите в понедельник, в рабочее время. А сейчас – извините, я попрошу вас покинуть помещение.

– Но …

– Почтеннейший! У вас проблемы со слухом, – встрял в разговор Федор, и, к ужасу Кристины, вытащил из стола пистолет. Самый настоящий. – До свиданья.

И он указал стволом на дверь.

Пасечник пробормотал какие-то ругательства, встал и попятился задом к двери, не сводя глаз с пистолетного дула.

– Федор, – возмущенно сдвинула брови Кристина, убедившись, что гость исчез, – что за шуточки?

– А что? – Лебедев подскочил к двери и закрыл ее на внутренний замок. – Иначе бы он никогда не ушел. А так – раз, и готово.

– Готово… – повторила Кристина. – Где ты взял оружие?

– В интернете, ясное дело.

– Настоящий? – Кристина подошла к Федору, взяла пистолет в руки.

– Ясен пень! Не детская игрушка!

– Давай так. Чтобы я больше его не видела. Во всяком случае, при посетителях. Хорошо?

– Что там с кофе? – Весь вид Федора выражал несогласие.

Свадебное угощение не доставило Кристине никакого удовольствия. Нет, все было вкусно и изысканно, но здесь, в офисе, да еще и в свете произошедших событий, красота закусок и десертов казалась неуместной и вместо восхищения раздражала. Нельзя забыть о случившемся и как ни в чем не бывало есть блюда, предназначенные совсем для другого события.

Кристина убирала невостребованную еду в холодильник, когда одновременный сигнал ее и лебедевского телефона сообщил о пришедшем на электронную почту сообщении. Не сговариваясь, оба ринулись каждый к своему столу. Письмо было от Ларина. Как и обещал, тот прислал заархивированные материалы, собранные его коллегой-журналистом для статьи про Альбину Еремину и ее картины.

Первое, что увидела Кристина, – фотографии с места аварии. Жуткие, не смягченные ретушью. В газете такое не напечатают. Альбина Еремина, хотя тогда она была еще Альбиной Лисицыной, в окровавленном свитере. Вдребезги разбитый автомобиль, даже не разобрать какой марки. Два тела, накрытых с головой. Алексей Еремин – еще одна жертва аварии. По результатам следствия он признан невиновным, но в момент, когда делалось фото, он еще об этом не знает и выглядит, мягко говоря, потерянным.

Еще одно фото – уже в больнице. Альбина на кровати, рядом, в углу, стоит Еремин.

– По-моему, я читала, что у нее при аварии пострадала голова. Именно это и послужило причиной ее трансформации в художника, – задумчиво сказала Кристина. – А тут написано, что была проблема с легкими, сломаны ребра. Как думаешь, получится посмотреть ее медицинскую карточку? Или как это в больнице называется?

Вопрос повис в воздухе – Федор с головой погрузился в изучение присланных файлов.

– У меня тут тоже какая-то нестыковка. Получается, сайт, где висят картины этой Альбины… Ух ты! «Картины-Альбины» – отличная рифма получилась!

– Так что там с этим сайтом? – спросила Кристина, не склонная разделять веселье Лебедева.

– Сайт сделан раньше, чем произошла авария.

– И? – Кристина облокотилась об стол, подперла кулаками лицо и задумалась. – Ты хочешь сказать…

– Ага! Картины были до аварии. Вся эта история с посттравматическим озарением – просто попытка хайпануть картинки. И неплохо получилось.

– Согласна, неплохо. Если я правильно понимаю, все картины, выставленные на сайте, проданы.

Они еще долго изучали присланные Лариным материалы, изредка подкрепляясь кофе и едой из холодильника. Плотно закрытые жалюзи защищали их от посторонних глаз. Постепенно усталость брала свое, и Кристина почувствовала, как глаза начинают слипаться. Но она продолжала искать хоть какие-то зацепки в жизнеописании Альбины Ереминой. Или Лисицыной. Все-таки им необходимо раздобыть документы из больницы, куда Альбина попала после аварии. Наверняка журналисту рассказали не все. Хотя им тоже вряд ли расскажут. Кто они такие? Хотя подождите! Ведь у этой Альбины Лисицыной вполне могут быть родственники. И в больнице им скорее выдадут информацию, чем частным детективам. Поэтому в первую очередь нужно отыскать этих родственников и попытаться установить с ними контакт.

И Кристина снова принялась читать документы, а Федор – что-то искать в своем ноутбуке. Вдруг внимание ее привлек какой-то подозрительный звук.

– Что это? – спросила она у Федора.

– А? Что? Я не слышал. Может, кулер?

Да, у их кулера была такая любимая фишка – в самый неожиданный момент издавать утробное бульканье. Причем происходило это абсолютно непредсказуемо, без чьего-либо участия и оставалось только догадываться, что за события заставляют его раз за разом это проделывать.

– Наверное, кулер, – согласилась Кристина, хотя абсолютно не была в этом уверена.

Какое-то время в офисе царила ничем не нарушаемая тишина. И вдруг… Звук открываемого замка прозвучал словно выстрел.

Глава 14

После ухода Еремина Ася долго не могла найти себе места. Все думала о разговоре с ним. Что-то было не так в его рассказе. Вот только что? Лампочка в ее комнате почему-то отказалась зажигаться, заняться было абсолютно нечем по причине отсутствия интернета. Оставалось лишь бесцельно мерить шагами комнату, периодически останавливаться у окна и вглядываться в ночь. Которая была не совсем уж непроглядной – Ася видела прямоугольник света, падавший из окна первого этажа. Может, Еремин специально его оставил, чтобы дом выглядел обитаемым? А может, он действительно был обитаемым и сейчас там, внизу, кто-то сидел, читал книгу или газету, а может, просто дремал, укрывшись теплым одеялом. Эта мысль успокаивала, потому что оказаться одной в лесу, даже под защитой стен – приключение не из приятных.

Как же хотелось Асе сейчас оказаться дома! Залезть в горячую ванну, а потом прошлепать босыми ногами в спальню, забраться под мохнатое одеяло с собачками – Ванин подарок – и, рассматривая их веселые морды, погрузиться в сон. Стоило представить этих собачек, как на глаза навернулись слезы. Ваня, чтобы рассмешить ее, заказал в интернет-магазине глаза. Ну, то есть не настоящие глаза, а такие белые прозрачные кругляши, с одной стороны выпуклые, а с другой – с наклеенной липучкой и с черными болтающимися зрачками посредине. Глаза эти Иван приклеил псам на одеяле. Не всем, только избранным. И теперь эти псы смотрели на Асю, весело скалясь. И Иван тоже смотрел и смеялся, а потом обнял ее, крепко-крепко, как только он умеет обнимать. А псы смотрели и смеялись. И Ася смеялась.

Улыбаясь воспоминаниям, Ася забралась на кровать – холодную и жесткую. Медвежья шкура при ближайшем рассмотрении оказалась шерстяным одеялом, колючим и пахнущим псиной, но выбирать не приходилось, и Ася укуталась в него и заснула.

Разбудил ее звук, который она слышала прошлой ночью.

– Тюк!

Сейчас ей уже не казалось, что это звон от удара маленьким серебряным молоточком. Звук был живым и доносился из-за приоткрытой двери в ванную.

– Тюк!

Ася, стараясь ступать как можно тише, проскользнула в ванную, и, встав на цыпочки, подтянулась на руках к оконцу-бойнице. Холодный лесной воздух, настоянный на грибах, прелой листве, сосновых шишках, наполнил легкие, вызвав легкое головокружение.

– Тюк!

Да это же птица! – догадалась Ася. Ночная птица, живущая где-то неподалеку. Может быть, сова? Осознание того, что в лесу она не одна, наполнила душу тихой радостью.

– Говори со мной, птица! – попросила Ася.

Оставив дверь открытой, она пошла обратно к кровати и, проходя мимо окна, заметила, что свет внизу погас. Значит, есть еще кто-то. И этот кто-то, несомненно, человек. Очень хотелось бы надеяться, что хороший.

Уже проваливаясь в сон, Ася вдруг поняла, что насторожило ее в рассказе Еремина. Безутешный муж, готовый ради поиска своей жены на преступление, не носил обручального кольца. Хотя, может быть, это абсолютно ничего не значит?


Кафе, в которое Ася заходила вчера вечером, Иван нашел практически сразу. Если бы дело происходило в центре, пришлось бы побегать. А в спальном районе в третьем по счету заведении бармен, бросив взгляд на Асину фотографию, мгновенно ее узнал.

– Да, была такая. – Он мотнул головой, откидывая назад волосы. – Мужик ее еще ждал. Он заказ на троих сделал – два кофе, один чай и три наших фирменных пирожных. А потом единолично уничтожил два десерта. Видно, понравились. Кстати, не хотите попробовать?

Иван подозревал, что пирожное застрянет у него в горле, но обижать добровольного помощника ему не позволял свой собственный кодекс сыщика. Поэтому он попросил завернуть ему три пирожных с собой и отказался от сдачи с пятитысячной купюры.

После этого у бармена просто не нашлось аргументов для отказа в просьбе посмотреть данные с камеры видеонаблюдения.

Камера оказалась плохонькой. Считай, ее вовсе не было. Но лысую голову и объемный торс обидчика Иван все-таки разглядел, как и уловил момент, когда тот что-то подлил или подсыпал в чашки из маленького пузырька. А потом еще ложечкой, подлец, помешал! Чтобы получше растворилось. Увидел Иван и такси, в которое лысый пузан усадил Асю.

С помощью Новоселова таксист-таджик нашелся практически мгновенно.

– Она сильно пьяный был, – с сожалением покачал головой мужчина. – Девушка хороший, но сильно-сильно пьяный. Папа его домой понес.

Иван понял, что папа – это лысый. Водитель высадил пару у Асиного подъезда. Там, к сожалению, камер не было, и куда они отправились дальше, можно было только догадываться.


Ручка на входной двери повернулась, и Кристина скорее почувствовала, чем увидела, как рука Федора нырнула в ящик стола. Как-то это неправильно. Почему они боятся, находясь в собственном офисе? Из-за ночного вторжения? Из-за происшествия с Асей? Из-за визита Пасечника? Стоило вспомнить про Пасечника, и в Кристининой голове мелькнула некая, еще до конца не оформившаяся, идея. Мелькнула и пропала, потому что на пороге возник Тимур. Сон как рукой сняло. Кристина с Лебедевым наперебой начали делиться с Тимуром своими мыслями, а тот стоял у кофемашины, готовясь, по обычаю, напоить всех идеальным эспрессо, и улыбался. Впрочем, улыбка исчезла, стоило Кристине заикнуться об инциденте с Пасечником.

– Что за «Торговый дом Ильиных»? Откуда взялся?

Кристина вкратце изложила историю визита Старцевой.

Тимур слушал, не перебивая, лишь изредка качал головой.

– Я считаю, нам все-таки придется, прости, Федор, прекратить самодеятельность. Нужно заключить договор с охранной фирмой и заменить Федоров пистолет на тревожную кнопку. Стрелять должны специально обученные люди.

– Я же хотел, как лучше, – взвыл Лебедев.

– Согласен. Но если мы будем так же неразборчивы в выборе клиентов, то своими силами нам не обойтись.

Разумеется, эти слова Кристине пришлись не по душе. Ей захотелось сказать в ответ что-нибудь резкое, как вдруг вернулась идея, возникшая перед появлением Тимура.

– Доверенность! – подняла она указательный палец. – Мы сделаем нотариальную доверенность от имени родственников Альбины и сможем получить ее историю болезни.

– Мудрое решение, – одобрил Тимур.

– Дело за малым, – согласился Лебедев, – найти этих самых Лисицыных. Я тут одну программку запустил… Она отберет всех Лисицыных, у которых есть дочь Альбина, нам останется только выбрать нужную семью и поехать в гости.

– Кстати, ты так и не сказал, удалось ли тебе что-нибудь узнать? – обратилась Кристина к Тимуру.

– А как же! Очень даже удалось. Я поговорил со знакомым искусствоведом. Он считает, что картины эти писал профессионал. Конечно, по картинке в интернете трудно сказать что-то определенное. Но характер мазков, игра света и тени… У художника явно за плечами хорошая школа и большой опыт. Следовательно, или история про девушку, которая начала рисовать после аварии, – мистификация, или мы имеем дело с подлинным чудом. Я больше склонен к первому. Знакомый мой обещал поговорить с коллегами, показать картины знающим людям. А теперь по домам, – скомандовал Тимур. – Предлагаю свои услуги в качестве водителя. Сейчас и завтра утром. Согласны?

Только теперь Кристина поняла, насколько она устала. Стоит сесть за руль, и она вполне может уснуть прямо в машине, даже не успев включить зажигание. Поэтому она, не раздумывая, согласилась.

Глава 15

Ночью пошел дождь. Под барабанную дробь крупных капель город прощался с летом. Когда утром Кристина вышла из подъезда, от вчерашней солнечной погоды не осталось и следа. Пасмурное небо, пасмурные дома, пасмурные люди, куда-то спешащие, невзирая на воскресный день. И даже темно-серая «Тойота» Тимура, осторожно, чтобы не забрызгать, притормозившая у самых Кристининых ног, казалась такой же пасмурной, как окружающая вселенная.

Из машины выскочил Федор, распахнул перед Кристиной переднюю дверь и радостно заявил:

– Я нашел Лисицыных! Нам повезло, только одни Лисицыны во всей России решили назвать свою дочку Альбиной. Так что мы с вами сегодня к ним едем!

– Мы? – удивилась Кристина, и Федор сразу сдулся.

– Ну конечно. А кто еще? Тимур Михайлович будет заниматься сигнализацией. Еще он хочет поставить на окна роллеты. Чтобы как в танке было. Ивана Станиславовича нет. Я бы с Асей поехал, у нас с ней здорово получалось расследовать. Но Аси тоже нет.

На последних словах тон Лебедева перестал быть ликующим, Кристине даже показалось, будто она слышит тихий вздох. Но тут Лебедев принялся громко сопеть, либо пытаясь прочистить заложенный нос, либо маскируя свое истинное отношение к отсутствию Аси.

У офиса их ожидал сюрприз в виде рыбаковского «Форда», припаркованного возле входа.

– Ну, что я говорил?! – шепнул Тимур Кристине.

Глядя на Ивана, можно было предположить, что он неделю не ел и спал в одежде.

– Может, кофе? – по давно сложившейся традиции предложил Тимур.

– К черту! – буркнул Иван и, приткнувшись рядом со столом Федора, положил на крышку ноутбука флешку. – Попробуй отыскать в интернете этого гада.

Федор включил компьютер, вставил флешку, подождал, пока загрузится видео, пару минут наблюдал за событиями, происходящими на экране, после чего радостно заявил:

– Чего искать, я этого мужика знаю!

– Кто он?

Рыбак вскочил, и Кристине показалось, что он сейчас ударит Федора.

– Так муж же! Муж пропавшей художницы Альбины Ереминой, владелец мусорного завода.

– Ну все! – Рыбак аж зубами заскрипел от ярости. – Найди мне адрес этого завода!

– Подожди, – вмешалась Кристина, накладывая на тарелку свадебные закуски. – Ты думаешь, он так прямо и сидит на заводе, дожидаясь, пока ты придешь с разборками?

– Ты хочешь накормить его этой едой? – спросил Тимур, с недоверием рассматривая горки салата и тарталетки с икрой. – Мне кажется, это уже не совсем съедобно.

– Пахнет вроде вполне прилично. – Кристина отщипнула листик салата и задумчиво пожевала. – У Ивана сейчас есть два варианта – отравиться несвежим салатом или умереть от голода. Первый можно устранить с помощью таблеток, у нас там что-то в аптечке было. А от второго…

Телефон Рыбака пискнул – пришло сообщение на интернет-мессенджер. Увидев имя отправителя, Иван вскочил, отошел подальше от Федорова стола и провел пальцем по экрану.

– Ася? – спросила Кристина.

Рыбак не ответил, но плечи его вдруг как-то резко поникли, а спина, обычно по-военному прямая, сгорбилась. Он даже ростом меньше стал.

Когда запись закончилась, Иван протянул Кристине телефон:

– Посмотри!

Лицо его – плотно сомкнутые губы, заострившиеся скулы, нос, ввалившиеся глаза – все было пепельно-серым. Как будто это не Рыбак, а какой-то инопланетянин, притворяющийся Рыбаком.

Кристина взяла телефон, но в это же мгновенье Лебедев шустро выхватил его, моментально приладил к своему компьютеру, поколдовал с клавиатурой, и через минуту с монитора ноутбука на них смотрела Ася. Была она чуть грустнее, чем обычно, чуть бледнее, но, несомненно, живая и здоровая.

– Ваня… Ванечка… – В горле у девушки что-то булькнуло, но потом ей удалось справиться с эмоциями. – Прости, что так получилось. Мне ужасно стыдно. Я вас всех так подвела!

Кадр сменился – видно, снимавший сделал паузу и дал Асе указания насчет того, в какую сторону двигаться дальше.

– Видишь эту газету? – Камера приблизилась, и теперь Аси на экране не было. Лишь часть заголовка «….ЛЯ ВАС». – На ней сегодняшняя дата… – продолжал за кадром Асин голос, – то есть у меня все в порядке.

Кадр снова сменился.

– Ваня, я понимаю, ты сейчас очень злишься. Но прошу тебя, не обвиняй Сергея. Отчаяние заставило его так поступить. Отчаяние порой толкает нас на неправильные поступки. Я чувствую, что сейчас ты тоже готов совершить ошибку, о которой все мы будем жалеть. Поэтому прошу тебя, Ванечка, не ищи Сергея. Если хочешь увидеть меня как можно скорее – найди Альбину. Ванечка…

На этом запись закончилась.

– Как думаете, запись настоящая? – спросила Кристина. Она не сомневалась, что настоящая, но тишина, наполнившая комнату после окончания записи, сводила с ума. С ней нужно было что-то делать. Вытеснить словами, шумом, криком, какими-то действиями, наконец.

Наверное, что-то подобное ощущали все присутствующие. Поэтому Иван с размаху стукнул кулаком по лебедевскому столу. А Федор, которому раньше такое неуважительное отношение к его собственности вряд ли пришлось по душе, ничего на это не сказал.

– Вы же наверняка что-то придумали? – бесцветным голосом спросил Иван. – Как искать эту Альбину, будь она проклята.

– Да, – Кристина кивнула. – Мы нашли адрес ее родителей. Хотели навестить их, а еще побывать в больнице, куда она попала после аварии.

– Зачем в больницу?

Кристина объяснила насчет картин.

– Хорошо. Я сам съезжу к родителям и в больницу. Если получится без доверенности, значит, завтра вернусь. Не получится – задержусь еще на день. А вы пока еще что-нибудь придумайте. Фото есть?

– Вот, возьмите, Иван Станиславович. – Лебедев вынул из принтера и передал Рыбаку несколько листов.

Фотографии, конечно, были так себе. Похоже, фотографироваться Альбина не любила. Фото с места аварии, пара кадров из больницы, несколько более свежих, но худшего качества, снимков. Федору удалось отыскать Альбину на групповых фотографиях и максимально увеличить изображение.

– Держи нас в курсе, хорошо? И записи на диктофон не забывай делать. Будет что важное – сразу пересылай.

– И вы звоните, если что.

Глава 16

Лисицыны жили в поселке под названием Каретниково. Совсем недалеко от места аварии и больницы в Ивановском, куда «Скорая» доставила Альбину. Иван забил в навигатор адрес. Умная программа связалась со спутником, построила маршрут и вынесла вердикт – двенадцать часов ходу. Нормально. Хорошо, что в багажнике «живут» подушка с одеялом – можно будет несколько часов поспать перед визитом к родителям Альбины. Вряд ли они будут рады, если Иван заявится к ним ночью. Вот только кофе в офисе он забыл сварить, чтобы не тратить время в придорожных кафе. Ну, да ладно. На заправке купит. Все равно придется заезжать – топлива всего четверть бака. Выехав из города, Иван прибавил скорость, благо, невзирая на выходной день, машин на трассе было немного.

На первой же заправке Иван позвонил Новоселову.

– Ты точно не хочешь, чтобы я подключился? – спросил тот.

– Пока нет, – ответил Иван. – Но ты мне здорово поможешь, если раздобудешь дело об исчезновении Альбины Ереминой. Знаю, что произошло это в районе Домбая в марте сего года. И еще мне нужно посмотреть в Ивановской больнице историю болезни Альбины Лисицыной. Была доставлена на «Скорой» с места аварии пять лет тому назад. Я вечером буду в больнице, хотя, наверное, скорее завтра утром, и мне нужно, чтобы местная полиция замолвила словечко больничному начальству. Можешь такое устроить?

– Насчет Домбая не знаю, но постараюсь. А с Ивановском проще. Сейчас попробую переговорить с одним человечком. Если получится, скину тебе контакт эсэмэской. Лады?

К вечеру пошел дождь, и Рыбаку волей-неволей пришлось сбросить скорость. Наверное, нужно устроить ночлег, а утром, часиков в пять, рвануть дальше, подумал он, и расстроился – от Новоселова все не было известий.

Стоило вспомнить о старом друге, как он тут же позвонил.

– Вань, в больнице тебя ждут.

– Прямо сейчас? – оторопел Иван, как раз в этот момент парковавшийся между двумя фурами на стоянке у придорожного кафе.

– Ну, как я понимаю, тебе еще часа три ехать, – сказал Новоселов. – Давай, жарь. Спросишь Ларису Николаевну. Скажешь, от Самойлова. Она в курсе. Запомнишь или тебе скинуть ФИО?

– Запомню, – ответил Иван и, поблагодарив приятеля, отключился.

Легко сказать – жарь, когда дорога такая скользкая. В своих шоферских качествах Рыбак не сомневался. Но кто может поручиться за водителей машин, несущихся навстречу? Однако до больницы он добрался вполне благополучно.

Обнесенный забором комплекс зданий смотрел на Ивана хмуро и неприветливо. Так же хмуро и неприветливо встретил его вахтер на воротах. С ходу начал бурчать себе под нос насчет всяких, которые шастают по ночам и занятых людей беспокоят. Но узнав, что ночной визитер идет к Ларисе Николаевне, смягчился и Ивана впустил.

Входная дверь оказалась запертой, но Иван был к этому готов. Глаза тут же обнаружили кнопку звонка. Звук раздался резкий и неприятный, как нашатырь на ватке. Наверное, чтобы будить спящих летаргическим сном.

Ларису Николаевну Иван нашел сразу – она дежурила в приемном покое. Внешний вид ее полностью соответствовал виду больницы: она была такой же хмурой и неприветливой. А может, еще даже более неприветливой. Казалось, будто поперек груди у нее висит табличка «Не влезай – убьет». Но стоило Рыбаку назвать фамилию Самойлова, как надпись тут же сменилась на другую: «Добро пожаловать, гости дорогие».

Женщина пригласила Рыбака в небольшой кабинетик, где на столе лежала только тонкая стопка слегка пожелтевшей бумаги.

– Вы же понимаете, – сказала врач, – что я не имею права этого делать?

Рыбак уверил женщину, что она вполне может на него положиться. При этом он старался выглядеть так убедительно, что Лариса Николаевна окончательно прониклась к нему доверием и даже предложила чаю. От чая Рыбак не отказывался никогда. Даже когда не хотел. Чай – отличный предлог для разговора. Это было еще одним пунктом из его кодекса сыщика. Тем более что чай оказался крепким, ароматным, а в придачу к нему шел бублик. Большой, круглый, густо посыпанный маком бублик из Иванова детства. Когда-то он очень любил такие бублики. Особенно когда по дороге из магазина мама отламывала ему половинку, и он шел, с упоением чавкая. «Когда буду взрослым, – думалось ему тогда, – буду каждый день покупать себе такие бублики». И вот он стал взрослым, но бублики почему-то не покупает. Не потому, что они исчезли с прилавков – нет, пожалуйста, бери сколько хочешь. Но больше бубликов не хотелось. А вот теперь – очень даже захотелось. Но, для приличия, Иван сначала попытался отказаться и ограничиться только чаем. Но Лариса Николаевна отказа не приняла.

– Это больные нас угощают, – пояснила она. – Кушайте.

К сожалению, ничего интересного о Лисицыной Лариса Николаевна рассказать не смогла – в больницу она пришла позже. Утром будет врач, который оперировал Альбину. Можно поговорить с ним, если будет желание. Пока Рыбак определялся, будет у него желание или нет, за окном тревожно загудела сирена «Скорой помощи», и Лариса Николаевна убежала. А Иван, разом откусив добрую половину бублика, погрузился в изучение истории болезни. Впрочем, изучал документы он недолго. Сравнил адрес с уже имеющимся – все верно, поселок Каретниково, улица Рассветная, дом номер семь. А дальше шла сплошная медицина, в которой он был откровенно не силен. Поэтому, тщательно сфотографировав каждую страницу и убедившись, что фотографии получились вполне читабельными, Иван отправил их Лебедеву на электронную почту. Пусть коллеги устроят совместный «мозговой штурм».

Справившись с делами, Иван собрался было вернуться к бублику, но с огорчением обнаружил, что оставшаяся половина бесследно исчезла. Разумеется, потусторонние силы к пропаже бублика не имели никакого отношения. Просто, увлеченный фотографированием, сыщик умял бублик, даже не заметив этого.

Сколько времени он провел в ожидании Ларисы Николаевны, Рыбак не знал, потому как благополучно задремал, положив голову на стол, и проснулся лишь от звука открываемой двери. Сердечно поблагодарив женщину и получив в награду еще один бублик, Иван покинул больницу и отправился дальше.

В Каретниково, на улице Рассветной он оказался в полшестого утра. Остановив машину у нужного дома, Рыбак вышел на улицу. Утро встретило его прохладной свежестью. Иван сделал несколько вращательных движений плечами, чтобы разогнать застоявшуюся кровь, пару приседаний и, приняв боксерскую стойку, нанес несколько быстрых и одновременно мощных ударов предполагаемому противнику. В гости идти еще рано, окна темные – хозяева наверняка спят. Но тут дверь дома отворилась, на крыльцо вышла женщина и, строго посмотрев на Ивана, спросила:

– Вы что это тут размахались?

На ней была длинная серая кофта с карманами, из-под которой выглядывало платье в сине-зеленую клетку. На ногах – черные, поблескивающие на солнце галоши. В руках – большая алюминиевая кастрюля. Иван понял, что женщина эта не кто иная, как мать Альбины Лисицыной.

– Елизавета Максимовна? – спросил он, хотя не очень был уверен, правильно ли запомнил ее имя. Но, как оказалось, правильно.

– Допустим, – пожала плечами она и пошла вдоль забора к небольшому сарайчику, крича: – Цыпа, цыпа!

На крик выбежала стайка кур – длинноногих, голенастых.

– Цыпа, цыпа! – Елизавета Максимовна бросала им еду из кастрюли, а они радостно клевали.

– Что вы хотели? – накормив птиц, обратилась Елизавета Максимовна к Ивану. – Если ищете Альбину, ее здесь нет. И не было уже давно.

– А кто-то искал ее недавно? – спросил Иван. Он достал телефон и нажал на кнопку включения диктофона.

– Да чтобы так уж недавно, не скажу. А в апреле – мае – да, спрашивали. Участковый наш, Сидорчук. Еще какой-то «фрукт». И потом еще девушка.

– «Фрукт» случайно не этот? – Жестом фокусника Рыбак вытащил из кармана фотографию Еремина.

– Нет, этого не было. Этого бы я точно запомнила. Да и что ей у нас делать? Говорят, она в Москве стала художницей. И денег у нее куры не клюют. – Женщина грустно посмотрела на своих курочек. – Хотя, конечно, мы с Петриком не в обиде. Петрик – это Петр Васильевич, муж мой. Альбинка, когда, значит, после аварии из больницы уехала, попросила передать нам свой кошелек. Денег там было всего ничего, мелочь. И карточка банковская. Я-то поначалу спрятала ее. Пусть лежит. Да и что с ней делать – банкоматов у нас нет, а в банке мне бы не дали по Альбининой карточке. А в банкомате – пожалуйста, потому что в кошельке лежала бумажка, а на ней пин-код. Это все Любочка мне сказала, она вместе с Альбинкой в школе училась. А как по осени Петрик заболел, и понадобились деньги, чтобы, значит, лекарств ему купить, я и попросила Любочку съездить в город и снять деньги. А там, оказывается, столько денег было, что Любочке пришлось два раза ездить. Банкомат за один раз столько не выдает. Почти сто восемьдесят тысяч. Я, конечно, Любочку отблагодарила – ситчика отрез подарила. На платье, значит. Я Альбинке покупала, веселенький такой ситчик. Но она не захотела. Переборчивая больно!

Отрез ситчика – это тоже было откуда-то из Иванова детства. Он родился и вырос вот в такой же стране березового ситца. Точно так же мама сзывала по утрам кур: цыпа-цыпа, и они прибегали, такие же суетливо-голенастые. А еще был петух, которого маленький Ваня очень боялся. А потом как-то разом бояться перестал.

– Мать, ты чего же это гостя на пороге держишь? – раздался вдруг зычный мужской голос.

– Петрик, так это я курочек кормила! А мужчина пришел про Альбинку узнать. И я уже все рассказала, поэтому он уходит. Да? – И она обернулась на Ивана, сделав большие глаза. – Да?

Но уходить Иван не собирался. Ему не хотелось обижать женщину с курочками, но даром, что ли, он двенадцать часов трясся в машине и спал, примостив голову на стол? Поэтому Иван с ответом тянул.

– Заходите, что ли! – пригласил Петр Васильевич, или попросту Петрик.

И Иван зашел. Сняв обувь в маленькой прихожей, он прошел в большую гостиную. Здесь было все, как положено: «стенка» с хрусталем, в углу – большой иконостас. На окнах – полотняные, расшитые петухами занавесочки. Такие же петухи на скатерти, покрывающей обеденный стол.

– Зовут-то тебя как? – спросил хозяин, отодвигая стул и садясь за стол.

– Иван, – ответил Рыбак, следуя его примеру. На сиденье стула он обнаружил подушечку. Опять же с петухами.

– И зачем ты, Иван, ищешь Альбинку мою?

– Я – частный детектив. – Иван показал свое удостоверение. – Меня нанял муж Альбины, Сергей Еремин, чтобы я ее нашел.

– А она, значит, сбежала?

– Я не знаю. Просто пропала.

– А чего он ее ищет? Может, из-за денег?

– Каких денег? – насторожилась Иванова интуиция, иначе называемая им «чуйкой».

– Деньги мы все потратили, – заявила Елизавета Максимовна. Она вошла в комнату, вытирая ладони об полы кофты.

– Не было никаких денег! – возразил Петр Васильевич, с укором глядя на жену.

– Так с карточки, – едва слышно пробормотала она.

– Не было денег, – поспешил согласиться с хозяином Рыбак.

– Вот это дело! – одобрил Лисицын. – А знаешь, мать, тащи-ка ты бутылочку и закусить чего.

– Какую бутылочку, Петрик! Времени шесть утра. Кто ж пьет в такое время?!

– Если человек не пьет, то он либо хворый, либо великая подлюка. Писатель Гоголь Николай Василич сказал. А чем мы хуже?

– Гоголь? – Елизавета Максимовна воззрилась на Рыбака: – Правда, что ли?

У Рыбака с Гоголем отношения как-то не сложились, но не поддержать хозяина он не мог, поэтому сказал:

– Да вроде было такое что-то…

– Давай, тащи! – скомандовал Петр Васильевич. – Докажем, что мы – хорошие люди.

Елизавета Максимовна притащила. И Рыбаку, никогда не садившемуся за руль даже после наперстка водки, пришлось приложить все усилия, чтобы максимально вежливо отказаться от доказательства собственной порядочности.

– А правда, что ребеночек у нее был? – спросила Елизавета Максимовна, не участвовавшая в пьянстве.

– Ребеночек? – удивился Рыбак. – Первый раз слышу.

– А чего бы ему не быть, ребеночку-то! – заявил Петрик, наливая третью рюмку. – При ее работе такое бывает. Типа, несчастный случай на производстве.

– Какой-то дурак сказал, а ты повторяешь! – попеняла ему жена.

– Да слишком много дураков-то. – Петр Васильевич влил в себя четвертую рюмку. – Шлюхой дочь твоя была, самой что ни на есть подзаборной шлюхой! Даже Мишкой одноруким не побрезговала.

Выстрелив в супругу последней фразой, Петр Васильевич настолько обессилел, что уронил голову на стол, да так и застыл в такой не очень-то удобной позе.

– Нельзя ему пить, говорю же, так нет – налей и все тут! Хоть ты тресни! И что мне теперь делать?

– Не волнуйтесь. Давайте я помогу его уложить в постель, – предложил Иван.


– Это я предложила дочку назвать Альбиной, – поведала Елизавета Максимовна, когда Петрик с большим трудом был уложен на широкую семейную кровать.

Острый глаз Рыбака и здесь уловил все тех же красных петухов – на покрывале и на многочисленных подушках-думках.

– Петрику не нравилось. Говорил, что это за Альбина? А я вычитала, что Альбина означает белая, светлая, чистая. Специально беременная в библиотеку ходила. Вот и решила – будет у дочки такое имя, и жизнь будет другой.

«Ага, по принципу «как вы лодку назовете…» – подумал Иван.

Они вернулись в комнату.

– А кто у вас так здорово вышивает? – Иван провел рукой по красному петуху со скатерти.

– Так Альбиночка и вышивала. В школе их учили. Ей понравилось, вот она и понашила. У меня еще салфеточки есть такие же.

– Значит, у нее с детства была склонность к искусству? А рисунки сохранились ее детские?

– Чего нет, того нет, – Елизавета Максимовна развела руками. – Конечно, рисовала что-то в школе, но как все дети рисуют. Ничего особенного. Зато какая красавица была! Хотите посмотреть?

Смотреть Ивану не хотелось. В принципе все, что можно было, он узнал. Вряд ли просмотр семейных фотографий мог обогатить его ценной информацией. Но как-то невежливо было вот так прямо встать и уйти. Поэтому он согласился. И, как показали дальнейшие события, не зря.

С полчаса Иван рассматривал незнакомые лица.

– А это маленькая Альбиночка. Правда, она чудо?

Альбина на фотографиях росла. Вот она научилась сидеть. Первые шаги. Первый класс. Еще первый класс.

Фотографии Ивану не понравились. Вернее, что-то его определенно настораживало. Но вот что именно, он пока не мог понять.

– Это Альбиночка в пятом классе. Видите, какая высокая? А это в седьмом на физкультуре.

Да, к седьмому классу Альбина стала настоящей красавицей. Спортивная форма выгодно подчеркивала длинные ноги и не по годам пышную грудь.

– А это девятый, выпускной.

– А есть какие-нибудь свежие фотографии? – перебил женщину Иван. Получилось немного грубо, Елизавета Максимовна посмотрела на него с укором.

– Так ведь после аварии она сюда не приезжала. Только карточку передала.

– А до этого?

Елизавета Максимовна полистала альбом, неуверенно сказала:

– Разве что вот эта – на Новый год? Вот тут Альбиночка лучше получилась, – видите.

Рыбак, наконец, все понял. На карточке из альбома и той, что лежала в кармане его пиджака, были запечатлены разные женщины. И разница была видна невооруженным глазом.

– Вы если что услышите про ребеночка, скажете мне? Давайте, я запишу телефон? Пожалуйста…

– Пишите, – согласился Иван.

Пока Елизавета Максимовна ходила за ручкой и очками, он отработанным движением сунул в карман фотографию. Ту самую, где Альбина получилась получше.

Попрощавшись с хозяйкой, сунувшей ему листок бумаги со своим телефоном, Иван вернулся в машину. Чтобы не мозолить глаза Елизавете Максимовне, отъехал от дома Лисицыных на пару километров и остановился в негустом березовом перелеске. Переснял фотографию Альбины – настоящей Альбины, отправил ее Федору. Следующее, что он собирался сделать – послать Федору диктофонную запись разговора.

Но тут зазвонил телефон.

«Кристина» – увидел Иван и свайпнул пальцем по экрану.

– Слушаю, Рыбак!

– Привет, Иван. Что за красотку ты прислал Федору?

– Это фотография Альбины Лисицыной. Собственноручно позаимствовал у ее матери.

– Стащил, что ли? – раздался голос Федора, и Иван понял, что Кристина включила громкую связь.

– Ну почему сразу стащил? Взял в обмен на обещание сообщить, если что-нибудь узнаю.

– Узнаешь что? – хмыкнула Кристина.

– Матери кто-то сказал, что у Альбины был ребенок. И она хочет знать, так это или нет. А в медицинской карте есть что-нибудь про ребенка?

– Если честно, мы ничего не поняли. Я отправила твои фотографии Оливеру, жду от него ответа.

Иван немного не понял: что Оливер, австралийский брат Кристины, а по совместительству талантливый нейрохирург, спасший когда-то Тимуру жизнь[4], может понять в истории болезни, написанной жутким почерком русского врача?

– Он до такой степени изучил русский?

– У него вообще-то русская жена с медицинским образованием. Если что – проконсультирует. И мы тут тоже зря времени не теряли. Просмотрели недвижимость, которая числится за Еремиными – пытались найти места, где он может прятать Асю. И выяснили, что у Еремина есть в Москве однокомнатная квартира. На Ясеневой. Та самая, где они с Альбиной прописаны. Куплена еще до их знакомства. После свадьбы Еремин никакой недвижимости не приобретал, но вложил большие средства в закупку нового оборудования для своего завода и модернизацию старых линий. Зато сама Альбина Еремина за пять лет обзавелась тремя квартирами в Москве. Общая стоимость в районе восьмидесяти четырех миллионов. Так что мы тут подумали – может, Еремин этот не из большой любви хочет развеять и употребить в пищу прах своей жены? Может, он действительно ее убил? И ему нужно тело для вступления в наследство?

– Это прекрасно, – одобрил Иван. – Вот только ни на шаг не приближает нас ни к настоящей Альбине, ни к Асе. Пока мы здесь разглагольствуем, она там совсем одна.

– И какие теперь наши действия?

– Я считаю, тебе нужно отправиться в Москву, – сказала Кристина, – побывать в доме на Ясеневой, поговорить с соседями. Может, кто видел Альбину после исчезновения. Ну, короче, ты сам знаешь. Я тебе денег кинула на карточку на всякий случай.

Последнее Ивана порадовало – денежный запас никогда лишним не будет.

Глава 17

Едва поднявшись с кровати, Ася заняла пост у окна. Ей обязательно нужно было увидеть того, кто вчера ночью выключил свет. Ведь не приснилось же ей это. Время шло, но дом не подавал никаких признаков жизни. Разувшись, Ася на цыпочках спустилась по лестнице и приложила ухо к двери. Ничего. И вдруг… Звук напоминал глухой и очень медленный стук сердца. Тук-тук. Потом два шаркающих шага. И снова: тук-тук.

Ася что есть силы забарабанила кулаками в дверь:

– Откройте, пожалуйста! Ну пожалуйста!

Она кричала и колотила ни в чем не повинную дверь, сколько хватило сил, а потом, прислонившись к стене, медленно сползла на пол и безутешно заплакала.

Просидела она так довольно долго, пока холод стены, у которой она сидела, не подействовал отрезвляюще.

«Что толку кричать, – подумала она, с трудом разгибая затекшие колени. – Кто бы ни был там, за дверью, он не мог не услышать меня. Ведь не глухой же! А значит, просто не собирается открывать. Зачем в таком случае напрасно тратить силы? Они могут пригодиться, если вдруг получится убежать отсюда. А если нужны силы, значит, нужно есть. Даже если все продукты напичканы снотворным, ведь во сне время летит гораздо быстрее, чем в бессмысленном ожидании под окном».

Поднявшись в комнату, Ася заставила себя взять пакет с едой. Естественно, из всех продуктов она выбрала сухарики со вкусом холодца и хрена. Разорвала пачку, засунула пару остро-соленых кусочков в рот, легла на кровать, укутавшись в одеяло, и лежала долго-долго, пока не заснула.

Во сне она слышала, как открылась внизу дверь, но проснуться не смогла. Тем более что дверь снова закрылась.

Еремин переживал, что Ася не притронулась к продуктам, которые он для нее купил. Может, без ножа она не смогла разорвать упаковки? Но оставлять ей нож было бы опасно. Поэтому он попросил продавщицу нарезать продукты и сложил их в контейнер. Выбирал те, которые не испортятся при хранении в комнате. Как-то он не подумал, что на втором этаже нет холодильника. А теперь уже поздно. Если процесс поиска Альбины затянется, нужно будет с этим что-то делать.

Сегодня в первый раз он задался вопросом: что будет, если сыщики «Кайроса» не найдут Альбину? Куда он денет Асю? Сам, понятно, уедет куда-нибудь «за бугор». Денег у него хватит. Конечно, могло быть больше, но как-то неожиданно все получилось с Альбиной. А ведь как все отлично складывалось.

Тогда в разработке у Еремина была очень интересная идея. Имелся объект продажи, оставалось найти непосредственно исполнителя. И тут сама судьба обрушила на его голову эту странную женщину в нелепом растянутом свитере. Конечно, лучше бы провидение обставило свой подарок не так драматично. Два трупа, вдребезги разбитый новенький, неделя как из автосалона, «Шевроле». Это была первая авария Еремина, и до сих пор при воспоминании о тех страшных минутах Сергей очень остро ощущал собственную беспомощность. Паника, «ватные» ноги и беспредельный ужас. Потом он, разумеется, со всем этим справился, но тогда…

Он видел, что по какой-то причине женщине срочно нужно уехать из больницы, и, договорившись с врачом, при первой же возможности отвез ее в Москву и поселил в своей квартире на Ясеневой.

Месяца через два он предложил ей пожениться.

– Зачем тебе это? – спросила она.

– А если я скажу, что люблю тебя? Что полюбил в тот самый момент, когда увидел в автомобиле, несущемся навстречу?

Она безразлично пожала плечами:

– К чему эта романтическая чушь? Мы же с тобой прекрасно знаем, что это неправда.

Разумеется, он знал. И чувств никаких особенных Альбина у него не вызывала. Конечно, отвращения из разряда «даже если бы ты была единственной женщиной на земле…» тоже не было. Но уж очень смущали Еремина тараканы, обитавшие в ее голове. Сама по себе она, может быть, и представляла определенный интерес: стройная фигурка, высокая грудь, длинные ноги, не изуродованные силиконом губы, глаза… Нет, глаза, пожалуй, в перечень достоинств включать не стоило. Слишком уж глубокие и тревожные, они отражали хаос, царящий в голове своей хозяйки.

– Так что ты скажешь? – поторопил Еремин задумавшуюся Альбину.

– Не могу понять, нужно мне это или нет.

– Тебе представляется отличная возможность сменить фамилию. Мне отчего-то кажется, что тебе не очень нравится быть Лисицыной. Не так?

И она согласилась.

Глава 18

В Москву так в Москву. Навигатор пообещал, что с учетом знаменитых пробок на Кольцевой он доберется до столицы за семь часов. Организм молил об отдыхе, но Иван приказал ему заткнуться, клятвенно заверив, что вечером подберет для него хорошее место, где можно будет хорошенько выспаться.

Навигатор не обманул, и к шестнадцати часам Иван подъехал к дому, где согласно паспортным данным обитали Сергей и Альбина Еремины. Абсолютно стандартная девятиэтажка, ничем не отличающаяся от своих собратьев. В представлении Ивана она никак не походила на единственное жилье владельца мусороперерабатывающего бизнеса, приносящего, по мнению Кристины, вполне приличный доход. Впрочем, вполне вероятно, что у Еремина есть еще недвижимость, только оформлена она на маму, папу или еще кого-нибудь. Рыбак набрал на домофоне номер нужной квартиры. Разумеется, дверь ему никто не открыл. Да он, собственно говоря, и не рассчитывал на это. Сел на скамеечку возле подъезда и приготовился ждать.

Ждать пришлось не очень долго. Минут через двадцать к двери подошла женщина лет пятидесяти. Строго зыркнула на Рыбака, вытащила из сумки связку ключей и поднесла к домофону «таблетку».

– Извините, пожалуйста, – подскочил к ней Иван. Наверное, сильно близко подскочил, потому что она недовольно посмотрела на него. – Вы случайно не знаете Ереминых из восемнадцатой квартиры?

– Нет, – сурово поджала губы женщина.

– Жалко. – Иван сделал печальное лицо. – Мне нужно Альбине передать письмо, а я никак не могу ее застать. Уже третий раз прихожу, а дома никого нет.

– Так она же в больнице, – сказала женщина.

«Ну надо же, – подумал Иван, – а только что говорила, будто не знает Ереминых».

– Как в больнице? И давно?

– Послушайте, молодой человек, дайте мне пройти! – Женщина (откуда только силы взялись?) оттолкнула Ивана и вошла в подъезд, захлопнув дверь перед самым его носом. Ничего не оставалось, как снова сесть на скамейку.

Минут через пять к двери подошла женщина с мальчиком лет пяти.

– Здравствуйте! – обратился к ней Иван. – Не подскажете, где я могу найти Альбину Еремину из восемнадцатой квартиры?

Женщина вдруг переменилась в лице, схватила ребенка на руки, крепко прижала его к груди. Видно, слишком крепко, потому что ребенок стал брыкаться, пытаясь освободиться.

– Мам! Ну мама же!

– Артем, успокойся! – истеричным тоном заорала женщина, хотя за секунду до этого выглядела абсолютно спокойной. Проигнорировав вопрос Рыбака, она вбежала в подъезд и понеслась вверх по лестнице со скоростью, достойной спринтера.

Удивленному таким поведением Рыбаку ничего не оставалось, как снова занять свой пост на лавочке.

Сидеть пришлось долго. Изрядно проголодавшийся Иван все сильнее ощущал потребность сбегать в пекарню на углу дома и перекусить хоть чем-нибудь, но тут в дело вмешалась судьба. Имела она облик тщедушной старушки, медленно бредущей к соседнему подъезду. В руках женщина несла два объемных пакета, причем ручки у одного из них оторвались, и бабуле приходилось прилагать серьезные усилия, чтобы не позволить содержимому вывалиться на тротуар.

– Давайте я вам помогу. – Иван пулей бросился навстречу.

Но старушка была не лыком шита.

– Спасибо, я уже дома, – сказала она сурово.

Тон этот мог обмануть кого угодно, но не Ивана. Он видел, что бабушка под завязку наполнена информацией и просто жаждет излить ее хоть на кого-нибудь.

– Капитан Рыбак. – Иван показал одно из своих удостоверений.

Бабуля поставила пакеты на скамейку. И сухонькой, похожей на лягушачью лапкой схватила документ. Иван даже не ожидал от собеседницы такой прыти.

– И что вам нужно, капитан Рыбак? – спросила она, вручая Ивану свои пакеты.

Пакеты оказались тяжелыми – каждый не меньше десяти килограммов, и Иван невольно подивился старушкиной выносливости.

– Я разыскиваю Альбину Еремину, – сказал Иван, стремясь заинтересовать потенциальную свидетельницу, пока она не скрылась за дверью подъезда.

– Это которая Альбина?

– Художница, – сразу же перешел в наступление Иван.

– Худо-о-ожница? – Старушка, похоже, удивилась, но сориентировалась быстро. – Значит, она художница… Ну тогда все ясно!

– Что ясно?

– Ну, если художница. Знаете, молодой человек, раз уж вызвались мне помочь, так помогайте.

И, приложив ключ к домофону, женщина решительно толкнула дверь и вошла в подъезд. Перехватив поудобнее пакеты, Иван последовал за ней.

– Художники, – назидательно сообщила старушка, – все сумасшедшие. Кто-то сильно, кто-то слегка. Кто-то отрезал себе ухо, кто-то вместо собаки завел самого настоящего муравьеда…

– Муравьеда? Это такого большого? С хоботом? – Про ухо Иван был наслышан, а вот про муравьеда как-то не довелось. – Это, наверное, этот… как его… Таити…

– Таити, Таити, – передразнила бабуля. – Стыдно, юноша, не знать такие элементарные вещи! С муравьедом на позолоченном поводке гулял Сальвадор Дали. И не по Таити, а по Парижу.

Выйдя из лифта, старушка открыла дверь, и они вошли в крохотную прихожую. Открытая дверь позволяла видеть празднично сервированный в единственной комнате стол.

– Я не вовремя? – извиняющимся тоном поинтересовался Рыбак, снимая кроссовки.

– Почему вы так решили? – спросила она, потом поняла и добавила: – Нет, сын должен заехать.

Ожидаемый приезд сына в совокупности с наполненными едой пакетами заставил Рыбака форсировать события.

– Так почему вы решили, что Альбина была сумасшедшей? – спросил он, проходя на кухню. По размерам она не превосходила прихожую. Поставив сумку на стол, Иван испытал ни с чем не сравнимое облегчение.

– Хотите чаю? – поинтересовалась женщина, выкладывая покупки. – Печенье я вот купила, ореховое.

Печеньиц в пакете было штук восемь – Ивану на один зуб.

– А сыну? – счел нужным поинтересоваться он.

– Так он в воскресенье заедет…

Она не договорила, а Ивану послышалось мысленное окончание фразы: если заедет. Это напомнило ему соседку, тетю Галю. Ее дочь с мужем и двумя детьми жили на Севере, а летом приезжала к матери в гости. За неделю до планируемого приезда тетя Галя звала Ивана, чтобы он помог поставить на середину комнаты стол, и начинала готовить праздничный ужин. Варила холодец, овощи и яйца для фирменного салата всех жителей постсоветского пространства «Оливье». Может, и его, Ивана, мама, пока была жива, точно так же ждала сына. Ждала каждый день, даже будучи уверенной, что он точно не приедет. И все-таки ждала.

– Вы извините, я не знаю вашего имени-отчества…

– Валентина Николаевна. Так как насчет чая?

– Было бы здорово. И все-таки, Валентина Николаевна, насчет Альбины…

– Да, насчет Альбины… Она такая тихая была. Вежливая. Всегда здоровалась, хотя жила в соседнем подъезде, и лично знакомы мы не были. В Москве это сейчас редкость. Наверное, только в деревнях сохранился такой добрый обычай – желать всем встречным здоровья.

Тут Иван вспомнил, как еще до знакомства с Асей ходил в поход к знаменитому крымскому Храму Солнца. Все люди, встреченные им в горах, здоровались. Поначалу Ивану показалось это странным, а к концу похода, когда их группа уже спускалась к трассе, он уже сам первым приветствовал поднимающихся в горы.

– Я не часто ее видела. Она уходила рано утром, возвращалась поздно вечером. Пальто у нее такое – серенькое, неброское. Шапочка, варежки-самовязки. А где-то осенью я ее чаще стала видеть. Она с Лизой из соседнего подъезда подружилась. У той сын – Артемка, ему тогда четыре года исполнилось.

Иван тут же вспомнил истеричную мамашу с маленьким мальчиком. Уж не с Лизой ли он разговаривал у Альбининого подъезда?

– Так вот, – продолжала Валентина Николаевна, – Альбина всегда с Лизой сидела на скамеечке, пока та с Артемкой гуляла. У нас во дворе, видели, какую хорошую детскую площадку поставили? Кандидат в депутаты поставил, чтобы проголосовали за него в Думу. В Думу он не попал, а доброе дело – осталось. Чаю подлить?

Иван покивал – чай у Валентины Николаевны был отменным. Не из пакетика, а заваренный по всем правилам в нарядном – мелкие незабудки по белой глазури – фарфоровом чайничке.

– И вот однажды Лизе понадобилось срочно сбегать в магазин. Уж не знаю зачем, но суть не в этом. Попросила она Альбину присмотреть за Артемом. Пока бегала – полил дождь. Прибегает – ни Альбины, ни сына. Подумала, что те от дождя в подъезде спрятались. Сунулась, а нет их в подъезде. Тогда решила, что Альбина отвела мальчика к себе. Лиза бы и сама так поступила – зачем зря ребенку мокнуть. Побежала к Альбине – дверь закрыта, на звонки никто не отвечает. У Лизы истерика. По улице бегает, кричит. Я услышала, тоже вышла, подключилась, хоть и дождь был сильный. Вызвали полицию, прибежал муж Лизы. Увел ее в квартиру. Что потом было, я не видела. Видела только, как вечером приехала «Скорая», я всегда смотрю, когда «Скорая» приезжает. Возраст, понимаете ли, такой. И увидела, как Альбина вышла из подъезда и в «Скорую» села. А следом муж ее вышел с сумкой, небольшой такой… – Валентина Николаевна показала руками, какой примерно была сумка, и Иван понимающе кивнул, – и тоже в «Скорую» сел. И больше я их не видела – ни его, ни ее. Гуля, она у нас в подъездах убирает, рассказала, что в тот же день вечером Еремин привел ребенка к родителям. Вроде как он вернулся домой и обнаружил чужого мальчика в своей квартире. Сказал, что у Альбины проблемы с нервами. Как ему удалось замять это дело – неизвестно. Говорят, будто Альбина до сих пор в психиатрической клинике. Но все это слухи.

– А в какой квартире живет Лиза?

– В тридцать шестой. Только не думаю, что она станет с вами разговаривать.

Ивану тоже в это не особо верилось, но попытаться стоило. И, попрощавшись с гостеприимной хозяйкой, он отправился к соседнему подъезду.

– Да, – ответил женский голос, когда он набрал на домофоне код квартиры.

– Здравствуйте! Меня зовут Рыбак Иван Станиславович. Мне нужно задать вам несколько вопросов о вашей соседке Альбине Ереминой, – официальным тоном заявил Иван.

– Убирайтесь, а то я позвоню в полицию! – закричала собеседница. Казалось, это вовсе не та женщина, которая минутой раньше спокойно произнесла «да».

– Я и есть полиция. – Ивану не очень хотелось еще раз светить липовым удостоверением. Одно дело – добродушная Валентина Николаевна, другое – женщина в состоянии перманентной истерики. Но иначе на разговор ее точно не вытянуть.

– Полиция? – В голосе по-прежнему звучали истерические нотки, но Иван понял, что он на правильном пути.

Женщина надолго замолчала, но потом все же открыла дверь. Иван поднялся на лифте на нужный этаж и смог лицезреть левый Лизин глаз, сердито уставившийся на него через едва приоткрытую дверь.

– Покажите удостоверение, – скомандовала она. Это была та самая молодая мать, которую он видел у Альбининого подъезда.

Иван козырнул удостоверением, женщина удовлетворенно кивнула, но открывать дверь и пускать Ивана в дом явно не собиралась.

– Может, тогда вы выйдете? – предложил он альтернативный вариант. – Не разговаривать же нам через дверь.

– Лучше спуститесь вниз и подождите меня там, – поколебавшись, сказала Лиза.

Иван послушно вышел на улицу, а следом за ним выскользнула из подъезда и присела на край скамейки бывшая подруга Альбины, готовая в любой момент вскочить и убежать. Ее пальцы напряженно крутили ключ от домофона.

– Спрашивайте, только быстро. У меня ребенок один дома, – распорядилась она.

– Меня интересует Альбина Еремина. Когда и где вы видели ее в последний раз?

– А что она опять натворила? – задала Лиза встречный вопрос.

Будь воля Рыбака, он бы сейчас рявкнул что-нибудь типа: «Вопросы здесь задаю я!» Но это было бы равносильно провалу, и он лишь терпеливо сообщил:

– Она пропала в марте этого года, и я ее разыскиваю.

– Понятно. Последний раз я видела ее пятого октября. В этот день она украла моего сына.

И Лиза рассказала уже известную Ивану историю.

– Что было потом?

– Вечером раздался звонок. Саша, муж мой, открыл. На пороге стояли Артемка и Еремин. Сын бросился ко мне, а у Саши с Ереминым состоялся разговор.

– О чем они говорили, вы слышали?

– Мужской разговор, – многозначительно сказала Лиза.

Рыбак понял, что Лизин муж попросту врезал Еремину.

– И что произошло после того, как ваш муж избил Еремина?

При слове «избил» Лиза протестующе замотала головой, но отрицать ничего не стала.

– Еремин ушел. Саша сказал, что Альбина когда-то потеряла ребенка. Сейчас ему было бы столько же лет, сколько сейчас нашему Артемке. После смерти сына у Альбины проблемы с психикой, и при виде Артема у нее произошло обострение. Сейчас Еремин вызовет «Скорую помощь» и отправит ее в больницу. И еще он предлагал Саше деньги, чтобы он забрал заявление из полиции.

– А Саша?

– Он ему снова врезал, и тот ушел. Потом приходил адвокат Еремина и сообщил, что он в больнице снял побои. И если мы будем настаивать на обвинении, выдвинет встречный иск. Альбине за похищение Артема ничего не будет – с нее взятки гладки. Психиатрическая экспертиза докажет, что она была не в себе. А Саше за нанесение тяжких телесных повреждений грозит срок. Пусть даже условный, но кому нужно наличие судимости в биографии? И мы забрали заявление. Квартира так и стоит закрытая, никто в ней не живет. Это все.

После ухода Лизы Иван еще немного посидел на скамейке, а потом отправился к верному «Форду», попутно прихватив в давно облюбованной пекарне два больших пирога с мясом и стаканчик кофе.


Первым делом Иван отправил Федору файлы с записями разговоров с Валентиной Николаевной и Лизой, а потом перешел к трапезе. Так как после раннего завтрака у Лисицыных он только выпил чашку чая у Валентины Николаевны (съесть печенье ему не позволила совесть), пироги и кофе показались просто пищей богов. Изначально он планировал ограничиться одним пирогом, а второй оставить на ужин, но увлекся и не заметил, как умял оба. После чего с помощью телефонного приложения нашел неподалеку недорогую гостиницу.

Комнатка оказалась крошечной, но Ивану и не нужны были хоромы. Перво-наперво он нырнул под душ, после чего улегся на кровать – в номере даже стула не было, позвонил Кристине.

– Привет, Иван! Как погодка в Москве?

Ну как можно говорить о погоде, если они ни на шаг не продвинулись в поисках Альбины?! Хотя какая она Альбина? Аферистка эта? А потому Иван сухо ответил:

– Нормальная погода.

– Я поговорила с Оливером, – продолжала Кристина. – Он подтвердил, что мозг Альбины во время аварии не пострадал. Так что версия о том, что после черепно-мозговой травмы она начала рисовать, несостоятельна.

– А кто же тогда рисовал?

– Завтра у Тимура встреча с одним художником. Может, что-нибудь и прояснится. Я тебе еще самого главного не рассказала про нашу «Альбину». В истории болезни упоминается амнезия. Но Оливер считает, что такие травмы не могли вызвать амнезию. И еще там написано, будто она перенесла операцию. Кесарево сечение. Судя по состоянию послеоперационного шва, произошло это не более чем за четыре месяца до аварии. И самое главное – у нее была лактация.

– Это как?

– Молоко в груди. То есть в то время у нее был четырехмесячный малыш и непосредственно накануне аварии она кормила его грудью.

– Значит, ее наверняка должны были искать.

– В том-то и дело! Федор искал, где только можно и где нельзя, но заявлений о пропаже кормящей матери четырехмесячного ребенка в тот период не поступало.

– Может, ребенку было пять месяцев? – предположил Иван.

– Вообще не поступало. Федор сначала искал в трехмесячном интервале, затем поставил год. Не искал ее никто.

– Подожди. Лиза сказала, что Альбина – будем ее пока так называть – потеряла ребенка. Может, она была матерью-одиночкой, жила абсолютно одна. Ребенок умер, она его похоронила и поехала…

– Куда?

– А хоть куда. Люди по-разному воспринимают смерть близких. А что по машине, в которой она ехала?

– Водитель – Анатолий Жуков, одна тысяча девятьсот семидесятого года рождения, был женат, имел двоих совершеннолетних детей. Возвращался домой из командировки в Нижний Новгород. Девушек, очевидно, подобрал по пути, чтобы не так скучно было. Где конкретно подобрал – неизвестно.

Личность второй девушки не установлена. Ее тоже никто не искал, труп в морге остался невостребованным. И по истечении установленного законом срока захоронен.

– Ты тоже считаешь, что…

– Да. Думаю, именно та девушка была Альбиной Лисицыной.

– Дела-а-а, – только и мог сказать Иван.

Ему вдруг стало жалко мать Альбины Лисицыной. Настоящей Альбины Лисицыной. Ту самую простую женщину, которая сегодня на рассвете сзывала кур: «Цыпа, цыпа». А потом угощала его завтраком и с гордостью показывала фотографии дочери. А перед отъездом попросила сообщить, если он вдруг узнает про дочкиного ребенка. И что он может ей рассказать? Что ребенка не было и не будет никогда? А ее дочь давно мертва и захоронена в общей могиле? Лучше уж вообще ничего не сообщать. И тогда дочь останется для матери живой.

– Иван, ты еще здесь? – позвала Кристина, приняв его долгое молчание за обрыв связи.

– Тут, тут, – поспешил откликнуться он. – Я это… того… Какие мои дальнейшие действия?

– Отдыхай. Мы пока еще подумаем, послушаем. Завтра созвонимся, хорошо?

Тут Иван услышал звонок по второй линии. Вдруг это Еремин звонит с Асиного телефона? Он быстро распрощался с Кристиной, но звонившим оказался Новоселов.

– Вань, – сказал он, – с Домбаем пока ничего не получается. Но если ты сам туда поедешь, ребята местные тебе окажут содействие.

– Сколько же туда ехать из Москвы? До этого Домбая?

– На самолете два часа. Правда, это только до Минеральных вод. Потом – пешочком. Зато красота какая! Солнце, горы! Я бы сам с удовольствием поехал. Так ты же не хочешь, чтобы я подключился.

– Не хочу, – согласился Иван. – Пока не хочу. Я должен подумать. Если соберусь, завтра тебе позвоню.

Несмотря на усталость, он долго не мог уснуть. Думал об Асе, потом о странной женщине, назвавшейся чужим именем. Женщине, рисующей необычные картины. Ведь Федор сказал, что сайт был создан до аварии. Значит, она уже тогда рисовала. А Еремин просто воспользовался случаем, чтобы раскрутить ее. Интересно, кто покупал эти картины? Надо спросить у Кристины. Может, в процессе продажи у нее возникли чувства к одному из покупателей, а Еремин не желал расставаться с выгодным «бизнес-проектом», и псевдо-Альбина просто от него сбежала? Улучив момент во время поездки на Домбай?

Но почему именно Домбай? Судя по недвижимости, приобретенной на вырученные от продажи картин деньги, Альбина с мужем были богаты. Да и гипотетический любовник – покупатель картин должен быть человеком состоятельным. А люди, способные заплатить такие деньги за довольно странные картины, наверняка ездят на более дорогие горнолыжные курорты. Куда-нибудь в Швейцарию или в Австрию. Но проверить все-таки стоит.

Глава 19

Ночью Ася проснулась от завывания ветра. За окном бушевал настоящий ураган. Ей даже показалось, что ее убежище раскачивалось из стороны в сторону. А что, если ветер повалит дерево, и оно разобьет окно? Можно будет хотя бы увидеть, что там, внизу. Сейчас это невозможно сделать, даже прижавшись лбом к стеклу – широкий карниз не дает увидеть стену под ним. Интересно, можно ли вообще разбить такое окно? Конечно, разбить можно все. Только чем? Стулом? Он такой тяжелый, что его и с места-то сдвинуть тяжело, а поднять и размахнуться – тем более. И даже если она разобьет стекло… Как потом спуститься вниз? В книгах рвут простыни на полосы и плетут из них веревки. Но в Асиной тюрьме простыни предусмотрены не были. Только толстое одеяло. Такое вряд ли порвешь.

Остается рассчитывать на добрую волю того, кто обитает на первом этаже. И без истерик. Похоже, такие методы на него не влияют.

Ася подошла к двери и увидела у порога пакет. Значит, ей не послышалось – ночью дверь действительно открывалась. В пакете оказался контейнер с нарезанными копченостями и сыром, очередные яблоки и бананы, шоколадные конфеты, печенье, три жестяные банки с колой. Наверное, все-таки стоит поесть. Вдруг действительно подвернется случай сбежать отсюда. А для этого нужно быть сильной. Прихватив пакет, Ася вернулась в комнату, забралась с ногами на кровать, укуталась в одеяло. Она ела колбасу, запивая ее колой, и представляла, что находится в загородном отеле и ждет Ваню. Он пока занят работой, но скоро освободится и приедет. Обязательно приедет.


– Удалось что-нибудь выяснить насчет больницы? – спросил Иван, позвонив утром Кристине.

– Пустой номер. «Скорая» доставила ее в психиатрическую клинику. Там ей оказали неотложную помощь и утром следующего дня выписали.

– Такое бывает?

– Наверное, да, если больной не нуждается в стационарном лечении. Пообщались, убедились в адекватности и отпустили на все четыре стороны. Я тебе скинула координаты больницы, можешь попробовать пообщаться с персоналом…

Иван чувствовал, что идут они не тем путем: это тот редкий случай, когда нужно начинать не с начала – то есть с Москвы, а с конца – то есть с Домбая.

– Я еду на Домбай, – сообщил он Кристине. – Думаю, это может оказаться полезным.

Судя по продолжительному молчанию, Кристина так не думала.

– Домбай? – переспросила она, явно желая затянуть время. – Даже не знаю…

– А что еще ты можешь предложить?

– Тимур встречается с художником по поводу картин. Может, подождем его возвращения?

– К черту Тимура! К черту художника! – заорал Иван. – Мы должны искать жену Еремина, а не какого-то художника.

– Делай, что считаешь нужным, – согласилась Кристина и после небольшой заминки поинтересовалась: – Ты хоть на самолете полетишь?

– К черту самолет, – уже спокойно сказал Иван. – На «Форде». И ничего не говори.

– Я и не говорю. Когда выезжаешь?

– Да прямо сейчас.

– Деньги есть? – Не прерывая разговор, Кристина открыла в интернете карту и посмотрела расстояние от Москвы до Домбая. 1611 километров! Ехать часов двадцать, не меньше.

– Есть. Куда бы им деться со вчерашнего дня? – буркнул Иван.

– Вань, может, все-таки самолетом?

Наверное, она должна была потребовать и даже приказать, чтобы он непременно летел, а не тащился на машине. Шутка ли, почти сутки за рулем?! Но при таком положении дел Иван вполне мог «полезть в бутылку». Или вообще уйти в «автономное плавание», не оповещая о своих перемещениях и не делясь сведениями. А допускать этого ни в коем случае было нельзя.

– Ладно, – нехотя согласилась Кристина. – Поступай, как считаешь нужным. И сразу звони, если возникнут проблемы.


– У меня две новости – плохая и хорошая, – сообщил Тимур, появившись после обеда в офисе. – С какой начать?

Кристина с Федором переглянулись.

– Конечно, с хорошей! – озвучила общее мнение Кристина.

– Мы знаем, кто написал картины!

– Кто? – в один голос воскликнули Кристина с Федором.

– Снегирев Павел Павлович. Я общался с человеком, который учился с ним вместе в Пензенском художественном училище. Дядька на сто процентов уверен, что мы имеем дело с работами Снегирева. Его характерная художественная манера, неповторимый почерк, тематика картин, за которую во времена не столь отдаленные подвергался резкой критике. И главное – его подпись. Не знаю, обратили вы внимание или нет…

– Я обратил! – завопил Лебедев. – Подпись похожа на птичку!

– Да, – подтвердил Тимур. – На снегиря!

– Ну-ка, покажи! – попросила Кристина и подошла к столу Федора.

– Пар сек!

Он открыл сайт, кликнул по одной из картин, еще несколькими кликами увеличил ее так, что на экране помещался только отдельный фрагмент, и, щелкая по полосе прокрутки, поместил в центр этого фрагмента подпись. Выполненная черной краской, с огненно-красной точкой в центре, она действительно напоминала снегиря.

– А какая плохая новость? – спросила Кристина, уже догадываясь сама.

– Павел Павлович Снегирев умер шесть лет тому назад.

– Как умер? – не поверил Лебедев и полез в интернет, чтобы проверить слова Тимура.

– Грипп, несвоевременное обращение к врачу, осложнения, плюс возраст…

– А кто же тогда писал картины? – спросила Кристина, возвращаясь за свой стол.

– Может, кто-то из его учеников? Лет двадцать он учительствовал в сельской школе. Преподавал русский язык и литературу. Вполне мог организовать художественную студию, – предположил Тимур, присаживаясь напротив Кристины.

– И эта наша Альбина была его ученицей? Живя в том же селе? – уточнила она.

– Я не исключаю такой возможности, – согласно кивнул Молчанов.

– Так надо ехать! – заявил Федор, радостно потирая руки. – В этот раз точно я еду.

– А где у нас Рыбак? В Москве? – спросил Тимур.

Кристина медленно покачала головой:

– Поехал на Домбай. Я не могла его удержать.

– На самолете хоть?

– Если бы! На «Форде».

– Тогда поеду я, – сказал Тимур.

– А я? Когда уже я куда-нибудь поеду? – Возмущению Федора не было предела.

– Федор, – попыталась утихомирить разбушевавшегося программиста Кристина, – ты нам нужен здесь, на своем рабочем месте. Как мы без тебя? Как без рук! А вдруг Ивану что-нибудь понадобится? К кому он в первую очередь обратится за информацией? Не ко мне же!

– А далеко ехать? Может, тут совсем рядом?

– Ивановский район, село Сосновка.

– Бинго! – заорал вдруг Федор.

– Федор! – Зашкаливающая жизнерадостность программиста показалась Кристине крайне неуместной.

– Кристина Сергеевна, помните…

Выяснить, что она должна вспомнить, Кристина не успела, потому что входная дверь открылась, и под веселый звон колокольчиков в офис вошел незнакомый мужчина.

Кристина почему-то сразу решила, что вошедший имеет отношение к полиции.

– Светлова Кристина Сергеевна? – спросил он, подходя к Кристининому столу.

– Да, это я.

– Здравствуйте, майор Щедрый Андрей Геннадьевич, – представился визитер и показал свое удостоверение.

– Здравствуйте! Чем я могу помочь?

– Вы меня очень обяжете, если проедете со мной.

– А с какой целью? Дело в том, что у меня сейчас абсолютно нет времени.

– Вы меня не поняли, Кристина Сергеевна! Я – майор полиции. И если я предлагаю поехать со мной, то все дела нужно отложить, – заявил Щедрый противным менторским голосом.

– Подождите, вы что – арестовываете меня? – удивилась Кристина.

– А есть за что? – усмехнулся Щедрый.

– Нет, – уверенно отрезала Кристина.

– Нет – значит, нет. Просто предлагаю проехать со мной для дачи показаний.

– По какому вопросу? – Хотя Кристина никакой вины за собой не чувствовала, но ей вдруг стало не по себе.

– По вопросу причинения тяжких телесных повреждений Старцевой Елене Сергеевне. Знакома вам эта фамилия? – Тут Щедрый впился глазами в лицо Кристины.

– Ерунда какая-то, – усмехнулась Кристина. – Неужели я похожа на человека, способного нанести кому-то тяжкие телесные повреждения?

– А почему не похожи? Только из-за того, что вы женщина? Так у нас недавно жена – сорок пять килограмм живого веса, без слез не взглянешь, так отделала мужа, который, кстати, по молодости боксом занимался, что пришлось бедолаге двенадцать швов накладывать. И слабость слабого пола в наши дни вещь довольно-таки относительная.

– Чушь какая-то, – возмутилась Кристина.

Слова эти подействовали на Щедрого, как мулета на быка.

– Вы собираетесь ехать, или мне наряд вызывать? – Он прямо-таки выдернул из кармана телефон и угрожающе помахал им перед носом Кристины.

– Хорошо. – Она встала, взяла в руки сумку.

– Я с вами, – сказал Тимур.

– А вы, осмелюсь спросить, кто? – с издевкой поинтересовался Щедрый. – Адвокат?

– Нет, я заместитель Кристины Сергеевны.

– Вот и замещайте себе на здоровье! А мы пойдем. Да, Кристина Сергеевна?

Кристина пожала плечами.

– Ты знаешь, что делать, – сказала она, остановившись в дверях и посмотрев поочередно на обоих мужчин. Но было не очень понятно, к кому она обращается.

Глава 20

Надо попробовать поговорить с тем, кто живет внизу, решила Ася. Без слез и истерик, просто спокойно поговорить. Ему же, наверное, тоже скучно одному в этой глуши.

Она спустилась по лестнице, села на последнюю ступеньку. И бодрым голосом сказала:

– Доброе утро! Я знаю, что вы меня слышите. Не хотите разговаривать – ваше право. А у меня просто мозг взрывается от безделья и тишины. Можно я буду с вами разговаривать? А вы молчите, если вам так больше нравится.

Она рассказала о свадьбе, на которую не попала, о бабочках на своем платье, о том, какой замечательный у нее жених. Наверное, за весь последний год она не говорила так много, как сейчас. Так и не дождавшись ответа, Ася медленно побрела обратно. Она долго бесцельно стояла у окна, глядя на черный лес. Внезапно она вспомнила обещание, данное Алексею Еремину – написать книгу о его родственниках. Наверное, они шли к границе именно по такому лесу. Ася попробовала представить, что могли чувствовать пятидесятилетний мужчина, по тем меркам уже почти старик, два его взрослых сына и пятилетний ребенок. Наверное, сердце отца, Ильи Лазарева, болело в предчувствии скорой разлуки. Молодым, Алексею и Ивану, тоже было тяжело, но не так. Конечно, они покидали родной край, дом, где прошло их детство. Но впереди их ждал целый мир, полный приключений. В них с детства воспитывали смелость и отвагу, поэтому трудности не пугали, а, наоборот, манили, потому что обещали взамен славу, богатство и, конечно же, любовь. А что еще нужно, когда ты молод и вся жизнь у тебя впереди. А вот маленькому Сашку наверняка пришлось туго. Утомительная, не для детских ног дорога, слезы мамы, оставшейся где-то позади, черный лес. Ему тяжело и страшно, но он же казак, и он идет, несмотря на усталость, страх и боль.

Как же Асе хотелось поскорее засесть за эту книгу! Уйти в нее с головой, пройти со своими героями их путь. Понять, где они очутились в конце концов.

Погруженная в свои мысли, Ася не услышала, как к дому подъехал автомобиль. И только когда в замке повернулся ключ, она очнулась и подбежала к лестнице.

В дверях стоял Еремин с пятилитровой бутылкой воды и пакетом. Он хотел оставить все на коврике возле двери и, как вчера, незаметно ретироваться, но не успел.

– Здравствуйте, Сергей! – сказала Ася. – Вы не могли бы подняться ненадолго. Я хотела с вами поговорить.

– Конечно! – Лестница была довольно крутой, и он изрядно запыхался, пока забрался по ней. Шумно дыша, Еремин упал на стул. – Здравствуйте, Ася!

Он думал, что она начнет торговаться, просить выпустить ее. Но она вдруг заговорила о книге, о бредовом Лешкином проекте.

– Сергей, – она вытащила из сумки папку с завязками, ту самую, с помощью которой он заманил ее в этот дом, – расскажите мне про своих родственников. Про Илью, Алексея, Ивана и Сашеньку. Какими они были?

– Господи, Ася! Зачем вам это?

– Я же обещала Алексею написать о них книгу. Когда я вернусь… Я же вернусь?

Еремин посмотрел ей в глаза. Господи, она же просто ребенок! Глупый, не приспособленный к жизни ребенок. А еще замуж собралась! Хотя Альбина тоже казалась несмышленой куклой.

Когда он впервые понял, что она не такая? Наверное, на презентации картин, устроенной для Умута Кылыча.

«Какое дерьмо!» – подумал он, впервые увидев эти картины. Но почти все в мире было дерьмом, и, применяя метод Еремина-отца, почти из всего, приложив определенные усилия, можно было сделать конфетку. Да не одну, а много вкусных конфеток.

Он заказал сайт, разместил на нем фотографии картин, заплатил деньги за раскрутку и приготовился получать дивиденды. Но покупатель на странные картины никак не находился. За картины, намалеванные макакой из зоопарка, пользующейся вместо кисти собственным хвостом, можно было выручить гораздо бо́льшие деньги.

А потом появилась Альбина. С амнезией и тараканами в голове. Альбина, которая после удара по голове проснулась талантливой, получила от судьбы фору по сравнению с обыкновенными ремесленниками.

И когда он сообщил ей, что ее картины понравились бизнесмену из Турции, она, слыхом не слышавшая ни о каких картинах, совсем не удивилась. Просто переспросила:

– Картины?

– Картины, – повторил Еремин. – Ты попала в страшную аварию и после этого стала писать картины.

Он ожидал чего угодно. Шквала вопросов, иронии, сарказма, смеха, слез, скандала. Но Альбина лишь поинтересовалась:

– А можно увидеть эти картины?

– В интернете, – кивнул он. – Конечно. У тебя есть свой сайт, где эти картины выставлены. Ты не волнуйся, говорить в основном буду я. У тебя после аварии проблемы. – Он неопределенно показал пальцем на правый висок.

– Ну да, амнезия, – хмыкнула она.

И не только, мысленно добавил он, радуясь ее реакции. Неплохая получается конфетка – чокнутая художница, рисующая чокнутые картины, которые нравятся чокнутому миллионеру. Теперь дело за подходящей оберткой. Посыпанные какао подушечки уже давно не в моде и вряд ли у кого пробудят аппетит.

Выбранное Альбиной платье в стиле «бохо-шик» – серое, многослойное, с многочисленными оборками и кружевами ручной вязки отлично работало на образ безумной художницы. Она походила на летучую мышь – умную, хищную и немного беспомощную в чуждой ей среде. Для презентации картин Еремин снял небольшой лофт на Чистых прудах, обошедшийся ему в копеечку. Впрочем, место того стоило: стены из необработанного красного кирпича, огромные окна, забранные в старинные багетные рамы, древние медные люстры служили замечательным фоном к странным картинам.

Умут Кылыч, невысокий седоволосый мужчина с ярко-карими глазами, сразу прирос к самой большой картине. Полотно представляло собой коллаж из небольших сценок, изображающих сельский праздник: хор женщин в длинных белых платьях, музыканты, играющие на народных инструментах, танцовщицы в пачках с крепкими короткими, явно не балетными ногами, белые домики с синими окнами без переплетов, странные черные птицы, изображенные совсем уж по-детски, и тут же тщательно выписанная сова с человеческими глазами. А также слишком тонконогая лошадь, запряженная в повозку с возницей и двумя ездоками, всадник на такой же тонконогой лошади и еще один всадник на олене в сопровождении пары то ли собак, то ли волков. Тут же легковой автомобиль, трактор, вертолет. Река, по которой катер тянет за собой фигуру на водных лыжах. И, совсем уже не понятно откуда взявшиеся, слон, жираф и мужик с медведем. А в центре огромный, бьющий прямо из-под земли, голубой фонтан. И вроде бы ничего особенного, но картина буквально излучала безудержную веселость, наполняла окружающее пространство позитивом.

Глаза у Умут-бея загорелись.

– Сколько?

Зная любовь восточных людей к торгу, Еремин назвал цену, в два раза превышающую ту, за которую планировал отдать картину. Умут-бей в грязь лицом не ударил. Торговался так, будто пытался на последние гроши купить кусок хлеба.

И тут к ним подошла Альбина. До этого она бродила между картинами. Любовалась. Или прощалась? Сама разрумянилась, а глаза грустные-прегрустные. Платье какое-то несуразное, огромное, в него и бабища весом в сто килограммов без труда поместится. А из кружев шейка тоненькая торчит, ручки маленькие, слабенькие. Еремину вспомнилась авария. Альбина в свитере с чужого плеча. Точно так же беззащитная шея торчала из растянутого ворота, наводя на мысль о ненадежности жизни человеческой, о ее бесконечной хрупкости.

Умут вдруг поплыл. Карие глаза стали мягкими, словно шоколад на солнце, взгляд сделался масляным. Прочистил горло и спросил тихо:

– Альбина-ханым? – Тут слова у него закончились, а у нее как будто и не начинались вовсе. Она в этом своем платье улыбнулась собственным мыслям, провела пальцем по гриве тонконогой лошади. И застыла, глядя на турка.

И после этого он скупил все, что Еремин приготовил. Впрочем, не все. Одну картину – старуху у окна Альбина не отдала. Не повелась ни на какие уговоры. Сказала – это моя мать. И Умут-бей ее еще больше зауважал. Отбросив официоз, величал не иначе как своей жемчужиной и светом очей. Конечно, в Турции, может, и принято обращаться подобным образом к чужим женам, но Еремин же турком не был и впервые ощутил нечто похожее на ревность. А еще понял, что Альбина не так проста, как пытается казаться. Что есть у нее таланты, о которых он не догадывался. И что в словах «предопределена судьбой», которые он раньше считал бреднями экзальтированных девиц, есть некий тайный смысл.

Похоже, он слишком надолго углубился в воспоминания. Ася сидела напротив, терпеливо ждала чего-то. Чего? Точно, она хотела узнать, что случилось с сыновьями Ильи Лазарева.

– Умерли они все, – сказал, как отрезал, Еремин.

– Как умерли? – не поверила Ася. – Нет, не может быть.

– Разве Лешка не сказал, отчего умер Илья Лазарев?

– Ну как же! Революция, расказачивание…

– Ага, налетели красные и шашками порубили! А вот и нет! Все было совсем не так! Проводив сыновей до границы, он с трудом дошел до родной станицы, упал на пороге своего дома и умер. От тифа умер! От страшной болезни! Они бродили много дней по лесу. Спали, прижавшись друг к другу, чтобы не замерзнуть. Неужели ты думаешь, что заболел только отец? Они все умерли от тифа, только отец на пороге дома, в окружении любящих домочадцев, а дети его – в лесу, в компании диких зверей.

– Нет, – твердо сказала Ася. – Это неправда. Маленький Сашенька выжил. Дети не должны умирать.

– Господи, Ася! Как можно быть такой наивной! Сними свои розовые очки! Будем реалистами! Мир совсем не такой, каким ты представляешь его в своих бредовых фантазиях. Вот я, по-твоему, какой? Хороший или плохой?

– Хороший! – после небольшой заминки сказала она и повторила для верности: – Хороший.

Хороший Еремин встал, потоптался на месте, не зная, что делать, потом махнул рукой, вышел из комнаты, служившей Асе временным пристанищем, в сердцах хлопнув дверью. Повернул ключ в замке. В душе царил полный раздрай. Никогда не думал, что ему будет совсем не безразлично узнать, что хотя бы одна душа считает его хорошим.

На веранде сидел старик, укутанный в старое ватное одеяло.

– Слышишь, Сергей. – Голос старика звучал странно – очень громкий, он был абсолютно лишен интонаций, как будто говорил робот. – Мне кажется, в окно на втором этаже залетела птица. Голубка. Я чувствую, как она бьется об стекло. А ты слышишь?

Еремин изобразил на лице сочувствие. Подошел ближе, стараясь не морщиться от запаха старости, пропитавшего одеяло. Ему хотелось быть хорошим, и он приложил руку к груди старика.

– Ты принимаешь таблетки, которые прописал доктор? Может, свозить тебя в больницу? – Еремин говорил медленно, чтобы старик успевал прочитать по губам слова.

– Нет, в больницу я не хочу. Таблетки пока есть.

– А это что у тебя? – Еремин подошел к огромному мольберту.

Он стоял спиной к старику, и тот не видел движения его губ. Но каким-то странным образом понял.

– Голубка.

Белая птица смотрела на мир сквозь оконное стекло. Полотно было написано мастерски: стекло не скрывало ни одной детали. Полураскрытые белые крылья с нежно-голубой оторочкой маховых перьев, приоткрытый в безмолвном крике клюв. И глаза – огромные, человеческие. Асины глаза.

Глава 21

– Звоните скорее Ивану Станиславовичу! – зашептал Федор, когда они с Молчановым остались в офисе одни.

– Федор, без паники! – твердо заявил Тимур. – Ивану Станиславовичу мы сейчас звонить не будем. А позвоним мы вот кому…

Он полистал телефонную книгу и нашел нужную фамилию.

– Сергей, добрый день. Молчанов.

Федор навострил уши, пытаясь понять, кому звонит Тимур. Тот усилия коллеги заметил и включил громкую связь.

– Здорово, Тимур Михалыч! – пронесся по офису радостный баритон Новоселова. – Как ваше ничего? Нашлась пропажа?

– Ищем!

– Точно не хотите, чтобы я подключился?

– Хотим, но по другому вопросу.

– Что за вопрос? – мгновенно посерьезнел Новоселов.

– Тут к нам сейчас заходил коллега ваш, Щедрый Андрей Геннадьевич. Знаете такого?

– Щедрый? Лично не знаком, но о ком речь, представляю. Что хотел?

– Щедрый этот увез нашу Кристину. Якобы она нанесла тяжкие телесные повреждения женщине, нашей клиентке.

– Ого! А на самом деле?

– Понятия не имею, какие у майора соображения на этот счет. Но настроен он был серьезно.

– Хорошо, я понял. Сейчас узнаю, что к чему, и мигом созвонюсь.

– Здорово у вас все это получилось, Тимур Михайлович! – одобрительно заметил Федор, когда Молчанов убрал телефон в карман.

– Будем надеяться. Будем надеяться. – Тимур устало помассировал пальцами веки и будничным голосом сказал: – Давай вернемся к нашим делам.

Случившееся выбило Федора из привычной колеи. Он напрочь позабыл обо всем на свете и знал только одно: надо бросать дела и бежать спасать Кристину. Поэтому и смотрел на Молчанова грустными глазами потерявшегося спаниеля.

Но Тимур знал волшебное слово, способное вывести его из ступора.

– Ася, – многозначительно сказал он, и Федор опомнился.

– О чем мы говорили?

– Я сказал, что художник проживал в селе Сосновка Ивановского района, и у тебя эти слова вызвали какие-то ассоциации.

– Точно! – Федор хлопнул себя ладонью по лбу. – Помните газету, которую держала Ася? Ну на ролике, который Еремин прислал!

– Конечно.

– Я написал программку, и она по отрывку названия подобрала возможные варианты полного названия газеты. Потом из полученного списка выбрал те, которые выходили в субботу. А потом просто разослал во все газеты из второго списка фотографию с просьбой сообщить, их ли это газета. Из Ивановского района пришел ответ, что это их газета «Все для вас». И когда вы сказали по художника, я понял, что нужно срочно ехать туда. Вы, Тимур Михайлович, сейчас нужнее здесь. Вдруг Кристине Сергеевне понадобится адвокат. А я поеду. У меня точно получится. А ноутбук я с собой возьму и, если что понадобится, приконнекчусь к серверу и быстренько все найду.

Тимур колебался. Говорун Федор не отличался повышенной коммуникабельностью. У него не имелось Асиных способностей к эмпатии и опыта оперативной работы Рыбака. Он был хорош исключительно на своем месте. Но что делать, если человек изъявляет такое горячее желание? Отказать? Он решит, что ему не доверяют.

– Ты уже посмотрел, как будешь добираться? – наконец решился Тимур. У него было ощущение, что он толкает ребенка в клетку со львами.

– Ура! – обрадованно заорал Федор. Потом сообразил, что в сложившихся обстоятельствах его ликование не совсем уместно, и шепотом повторил: – Ура-ура! Конечно, Тимур Михайлович! У меня же навигатор в телефоне имеется. Карту Ивановского района я скачал. Так что прорвемся. Только если будут какие-то новости, звоните, пожалуйста. Хорошо?

Взгляд его опять сделался несчастным, но Тимур не знал, что больше удручает мальчишку: нынешние печальные события или перспектива узнать, что Ася найдется без его участия.

– Не сомневайся! Может, кофе на дорожку?

– На автовокзале выпью, – сказал Федор, бережно укладывая в рюкзак ноутбук.

Сунув в карманы несколько пачек с сухариками из своего неистощимого запаса, он рванул к выходу.


Кристина посмотрела на часы, висящие на стене. Вот уже сорок минут, как она сидит в крошечном кабинетике с зарешеченным окном, в который не иначе как по ошибке засунули три стола: два у окна и один – возле двери. За столами сидели серьезные неразговорчивые мужчины и что-то сосредоточенно печатали. Напечатав фразу, перечитывали, исправляли опечатки и снова утыкались в клавиатуры. Поочередно они вставали и выходили, и тогда Кристине тоже приходилось вставать и отступать к стене, чтобы выпустить их. А потом вставать, чтобы впустить.

Ей так и не объяснили, в чем дело. Щедрый, усадив ее у своего стола, ушел, не сказав ни слова. Затем пришла какая-то девушка и сняла у нее отпечатки пальцев. И вот теперь она сидит, вместо того чтобы заниматься поисками Аси.

Дверь снова открылась.

– Здорово, мужики! Где майор? – Голос показался Кристине знакомым. Она обернулась и с облегчением выдохнула – в кабинет заглядывал Сергей Новоселов.

Один из мужчин счел возможным оторваться от клавиатуры и неопределенно пожать плечами:

– А я знаю?

– Понятно, – криво усмехнулся Новоселов. – Вы тут девушку не обижаете?

– Одна попробовала – в коме лежит в третьей больнице, – вступил в разговор второй.

– Ну и чудненько, – обрадовался Новоселов. И спросил у Кристины: – Ты в порядке? Ничего не нужно? Воды или в туалет?

– Мне нужно на работу, – тихо сказала Кристина.

– Представляешь, мне тоже. Какое совпадение! Посиди, сейчас попробую найти Щедрого.

Время поползло еще медленней. «А что, если встать и тихонько выйти?» – подумала Кристина. Она уже почти решилась претворить свой план в действие, как дверь распахнулась и в кабинет ворвался Щедрый. Так стремительно, что чуть не сшиб сидящую в проходе Кристину. Пахло от него какой-то по-домашнему вкусной едой. То ли борщом с домашней сметаной, то ли тушенной с копченостями капустой. Вероятно, майор отлучался на обед. Оставалось надеяться, что он относится к мужчинам, которые после еды добреют.

Он попросил у Кристины паспорт, включил компьютер и принялся двумя пальцами вбивать в заготовку протокола Кристинины паспортные данные. Делал это Щедрый невыносимо медленно, и Кристина с трудом сдерживалась, чтобы не предложить свою помощь. Справившись с «шапкой» протокола, Щедрый долго шарил глазами по столу, а потом встал. Кристина решила, что сейчас он снова уйдет. Но он влез в большой сейф и вытащил оттуда папку.

– Посмотрите, пожалуйста, на эти фотографии.

Кристина подумала, что сейчас увидит Старцеву с разбитой головой, но на фотографиях в разных ракурсах был снят ноутбук, серебристая «Тошиба». У Кристины тоже был такой, пока в ночь перед Асиной свадьбой кто-то не утащил его из офиса «Кайроса».

– Вы узнаете этот предмет?

Кристина пожала плечами.

– Ноутбук. У меня был похожий.

– Был? И куда он делся?

– У нас из офиса украли три компьютера. В том числе и этот ноутбук.

– И когда же это произошло?

– В ночь с одиннадцатого на двенадцатое.

– Вы сообщили об инциденте в полицию?

– Нет, – Кристина покачала головой. – У нас двенадцатого должна была состояться свадьба сотрудников и мы решили… В компьютерах все равно никакой рабочей информации не было…

– Ну да. Вам, конечно, было не до полиции. Странно, странно, – пробормотал майор. – А когда вы узнали о краже компьютеров?

– Сразу, как только их украли.

И Кристина рассказала о сигнализации, которую придумал Федор, и показала полученную ночью эсэмэску.

– Как я понимаю, Старцеву ударили именно этим ноутбуком, – предположила Кристина.

– Вы правильно понимаете. И предполагаете, как мы вас нашли.

Кристина предполагала. В ноутбуке были сканы регистрационных документов «Кайроса».

– А отпечатки, которые мы у вас сняли, совпадают с отпечатками, обнаруженными на ноутбуке.

– Значит, это действительно мой ноутбук.

«Как же это не вовремя, – злилась Кристина, отвечая на вопросы Щедрого. – И каким же нужно быть придурком, чтобы ударить женщину ноутбуком по голове!» Вспомнился визит Пасечника. Может, это его рук дело? То-то он Кристине сразу не понравился.

Входная дверь снова отворилась. Кристина привычно встала, чтобы впустить вошедшего, но тот входить не собирался.

– Андрей Геннадьевич, – сухо обратился к майору Новоселов, – на минутку в коридор.

Щедрый собрал фотографии, сунул их в папку и вышел вслед за Сергеем.

Отсутствовал он недолго, а когда вернулся, то, не говоря ни слова, поклацал по клавиатуре, добавляя что-то в протокол, пробежался глазами по тексту. Зажурчал принтер и выдал два листочка бумаги.

– Прочитайте, пожалуйста, – сухо сказал майор Кристине. – Если все устраивает, распишитесь везде, где галочки. И на каждой странице напишите: «С моих слов записано верно». И можете идти, – сообщил он, когда Кристина вернула ему ручку.

«Вот это да! – изумилась Кристина. – Значит, я могла просто так встать и уйти?»

Все оказалось не так просто – за дверью подпирал плечом стену Новоселов.

– Пойдем, что ли?

– Куда? – спросила Кристина.

– Да куда скажешь, туда и пойдем. У нас тут столовая есть неплохая.

– Ну нет, только не у вас. Ты меня выведи на улицу, а там уж я сама.

– Сама она! – передразнил Кристину Новоселов. – Знаю, как ты сама!

– Ты же не думаешь, что это я Старцевой дала по голове ноутбуком?

– Да и Щедрый так не думает. Просто раскрываемость у них низкая, вот и старается, как может. Так куда тебя? В офис, что ли, отвезти?

– Ну, если можно…

– А чего нельзя? Заодно кофе вашего фирменного хряпну. У Михалыча здорово получается эспрессо варить.

«У него много чего хорошо получается, – подумала Кристина. – Вот только Михалыч скорее всего уже уехал в Сосновку».

Глава 22

Автобус на Рассветное, следующий через Сосновку, уже отходил от автостанции, когда бросившийся наперерез Федор лихорадочно забарабанил в закрытые двери.

– Опаздываем, молодой человек, – добродушно пожурил его водитель.

– Я это… того… извиняюсь… – пробормотал он, протискиваясь к своему месту.

– Волки за тобой гнались, что ли? – спросила тетка, единолично занимавшая практически все сиденье.

– Ага, – сказал Федор, присаживаясь на оставшийся в его распоряжении кусочек посадочного места.

Волки – не волки, но всю дорогу до автовокзала он ждал, что сейчас позвонит Кристина и скажет, чтобы он немедленно возвращался и сидел на месте. Это недоразумение со Старцевой – просто неожиданный подарок судьбы. В тот момент, когда он уже и сам почти поверил, что сыщик из него никакой, провидение устроило все так, чтобы именно он поехал в Сосновку.

Конечно же, сначала он испугался, когда этот противный майор увез Кристину. Но услышав, как спокойно Тимур разговаривает с Новоселовым, и сам потихоньку успокоился. Михалыч Кристину в обиду не даст. А он, Федор, должен первым найти Асю. Не может он ударить в грязь лицом, иначе больше возможности доказать, что он тоже годится для серьезных дел, может и не представиться.

На крутом повороте Федор чуть не слетел с сиденья в проход. Тетка подвинулась, но места от этого больше не стало.

Если бы рядом сидела Ася, некстати подумал Федор… Он вспомнил, как они вместе ездили в Андреевск, когда искали дочку Тарасова[5]. Как же быстро она умеет находить со всеми общий язык! У него так не получается. Ася говорила, что нужно просто попытаться найти в человеке что-то хорошее и мысленно восхищаться этим хорошим. И человек обязательно почувствует, что интересен тебе. Причем не из-за того, что тебе от него что-то надо, а именно как личность. И тогда он откроет тебе свою душу. Как-то так. Но чем можно мысленно восхититься в этой тетке, чьи необъятные телеса так и норовят вытеснить его в проход, Федор никак не мог сообразить. Он осторожно присмотрелся к ее профилю. Большой лоб, большой нос, большой подбородок, а на нем, с Федоровой стороны, большая бородавка, похожая на сушеную ягоду малины. А из бородавки – бр-р-р – торчат несколько черных волосков. Нет, только не это.

А тетка, видно, почувствовала внимание Федора, потому что вдруг предложила:

– Хочешь, местами поменяемся? Ты у окошка сядешь?

В принципе это было логично. Сейчас на сиденье помещается примерно одна четвертая часть Федора, три четверти висит в воздухе. Тетка расплылась на три четверти. Если Федор займет половину сиденья, то есть две четверти, у его соседки будет свисать одна треть. Он собрался было изложить ей всю эту математику, но вовремя спохватился, решив, что она, пожалуй, может обидеться. Конечно, ему не было дела до обид случайной попутчицы, но он же решил потренироваться на ней в использовании Асиного метода. И, мысленно водрузив на переносицу розовые очки, сказал:

– Можно.

– Мне просто в Сосновке сходить, – сказала она, пропуская его на свое место. – А ты, наверное, дальше едешь, в Рассветное?

Федор даже ушам своим не поверил. Вот это везение! Оказывается, его случайная попутчица тоже едет в Сосновку! Он уже готов был полюбить ее. Даже вместе с бородавкой.

– А вы случайно не знаете художника такого – Павла Павловича Снегирева? – закинул он удочку.

– А чего же не знать? Конечно, знаю. Сын мой, Олежка, у него учился.

– Рисовать? – от волнения у Федора сумасшедшим образом зачесался нос.

– Почему рисовать? Нет. Пал Палыч преподавал у нас в школе русский язык и литературу. Хорошим был учителем. Олежка мой в колледж строительный поступал, так русский на четыре сдал. Без всяких репетиторов.

– Здорово, – похвалил Федор.

– Да ничего здорового. – Соседка горестно вздохнула. – Там еще математику нужно было сдавать. А математичка – Эльза Львовна не такая была хорошая. Олежка на бюджет и не прошел. А за деньги учиться – дорого. Да он и там не добрал баллов. Пошел в десятый, а после школы в город подался. На стройке работает. И без диплома взяли. Вот так-то.

Ася бы сейчас сказала что-нибудь доброе, но Федор ничего подходящего не смог придумать и предпочел промолчать.

– А ты, наверное, студент?

Раньше бы он выдал что-нибудь этакое, забористое. Потому что не любил, когда его считали несмышленым малолеткой. Но сейчас Лебедев стал адептом Асиного культа доброты и старался мыслить соответствующе.

– Ага, – согласился он, – студент.

И тут его осенило.

– Студент. У меня тема диплома – творчество современных художников. Вот я и хотел про Снегирева написать. Собираю материал.

– Ну надо же! – возмутилась женщина. – Как при жизни, так никому не нужен был! А как умер…

– А он точно умер? – с глупым видом спросил Федор.

– А то ты не знал?

– Нет, в учебнике не написано. Наверно, старый учебник…

– Так он и умер не вчера.

Некоторое время они ехали молча. Федор понимал, что с каждым километром теряет возможность вытянуть из женщины информацию.

– А скажите… Извините, я не спросил ваше имя-отчество…

– Светлана Сергеевна.

– А я – Федор, – и он протянул женщине руку.

Очевидно, она не привыкла к подобным жестам, поэтому смутилась до легкого румянца на смуглых щеках и вложила свои пальцы в Федорову ладонь.

– Светлана Сергеевна, а вы видели картины Снегирева?

Тут Федор вспомнил, что нужно включить диктофон. Он сам ввел в «Кайросе» это правило – записывать все беседы, чтобы при необходимости их можно было прослушать.

– А как же? Видела, конечно! В школе они висели.

– И как вам?

– Картины как картины.

– А вы бы повесили такую дома?

– Да упаси боже! – Светлана Сергеевна размашисто перекрестилась. – Я бы лес повесила, озеро, небо. Чтобы по-людски. А он все больше зверей рисовал. Хотя вроде и звери, а глаза – человеческие. Нет, людей тоже рисовал. Но чтобы природу – никогда. А еще когда в Поповке собрались храм строить, его пригласили купол расписывать. Лето как раз было, в школе каникулы. А жил он по-городскому – ни огорода, ни скотины. Знай себе рисует. Он крещеный был, но в церковь не ходил. А как заказ на храм взял, воцерковился, батюшка его благословил – и приступил. Но недолго рисовал. Батюшка как увидел, что у него получается, сразу это дело забраковал. Сказал, что святые слишком на людей похожи. А это неправильно. Иначе какие они святые? Хотя Эльзе Львовне, математичке нашей, понравилось. Она тогда специально ездила в Поповку – посмотреть.

– Они дружили? – Федор удивился, вспомнив нелестную характеристику, данную собеседницей «математичке».

– Бабы наши, сосновские, говорили, любовь у них. А хоть бы и так. Она тоже приезжая. Ни скотины, ни огорода, ни мужа, ни детей. Забот никаких, знай себе – люби. Может, и сошлись они. Да только сразу после того лета, когда Пал Палыч церковь расписывал, заболел он. Летом – оно же проще простого простуду схватить. Колодезной водицы выпил, и готово. А лечимся мы как? Все больше народными средствами. Мед, малина, липовый цвет. Отпустило, и ладно. Однако к Новому году стало ему совсем худо. Тогда уж он к врачу обратился. И вроде бы лечили по науке – капли, антибиотики, но к весне Пал Палычу пришлось школу оставить. Директриса наша школьная, Елена Фроловна, до последнего не хотела отпускать. Где ж ей взять учителя в конце года? Но глухой учитель тоже не выход. А Пал Палыч, как из школы ушел, еще и ходить стал плохо. К осени уже окончательно сел на ноги.

– Что значит «сел на ноги»? – переспросил Федор.

– Ну, у нас так говорят, когда человек ходить не может. А доктор сказал – суставы. Прописал таблетки для восстановления хрящей. Дорогущие! А толку – ноль. Потом приехал сын Пал Палыча и увез его. Дом так и стоит бесхозный. Года три тому назад, или даже все пять, кто-то хотел купить. Стали искать хозяина – и не нашли. А потом сын его приехал, привез картину. Вроде как на память. Мы и поняли, что он умер.

Автобус свернул с трассы и запрыгал по грунтовке мимо простирающихся до самого горизонта полей.

– Я так и не поняла, ты до Рассветного поедешь или в Сосновке сойдешь? Если в Сосновке, то уже почти приехали. А в Рассветном про Пал Палыча вряд ли тебе кто расскажет.

– В Сосновке выйду, – сказал Федор. – Я бы в школу зашел, картины посмотреть. А эта Эльза Львовна еще работает?

– А куда же ей деваться? Конечно, работает.

За окном замелькали заборы. А за ними яблони, ветви которых были столь щедро усыпаны нереально крупными яблоками, что деревья казались похожими на украшенные шарами новогодние елки.

Автобус притормозил возле одноэтажного здания с ярко-красным транспарантом «Добро пожаловать!» над входом. Дверь с шипением открылась, приглашая желающих на выход. Желающих оказалось всего двое – Федор и Светлана Сергеевна.

– А вот и наша школа, – махнула рукой женщина.

Школа показалась Лебедеву странной. И дело было не в размере. Нет, просто не хватало привычного шума и суеты. Не выбегала из дверей расхристанная ребятня, не доносился веселый гомон – постоянный спутник детских компаний, не курили за углом мальчишки, пряча сигареты в рукав и искоса поглядывая на сплетничающих на крыльце девчонок.

Впрочем, село вообще выглядело пустым. Конечно, оно было обитаемым – почти у каждого дома стоял автомобиль, а у некоторых и по два, где-то надрывалась газонокосилка, перекликались собаки. Но людей не было. Лишь вдали, почти в конце дороги, упирающейся в лес, маячила одинокая фигурка женщины с детской коляской.

– Ты куда сейчас? – тоном заботливой мамаши поинтересовалась Светлана Сергеевна.

Сейчас, когда она стояла к Федору лицом, бородавка с черными волосками торчала практически перед самым его носом. Она уже не вызывала в Лебедеве прежнего отвращения, но, не желая искушать судьбу, он старался не фокусировать взгляд на злополучной «малине».

– В школу, – неуверенно отозвался Федор.

– Какая школа?! Время-то уже позднее. Все по домам разошлись.

– Тогда не знаю…

– Если хочешь, можешь у меня переночевать. Утром зайдешь в школу, а в девять часов будет автобус.

– А это удобно? – Лебедев никогда бы вот так просто не пустил незнакомого человека в свой дом. А вдруг это вор? Или маньяк какой-нибудь?

– Почему нет?

– Я заплачу, – засуетился Федор.

– Окстись, милок! – Его попутчица заливисто расхохоталась. – Моему сыну тоже добрые люди помогали, пока он в городе не устроился, не нашел работу.

И тут Федору стало стыдно: она к нему со всей душой, а он… «гражданин, соврамши». Но не идти же на попятную, разрушая легенду о студенте, приехавшем изучать наследие забытого художника.

Дом Светланы Сергеевны находился неподалеку от школы. Белый сайдинг, красная крыша, блестящие в лучах заходящего солнца окна – все несло на себе отпечаток заботливой хозяйской руки.

– Сын мой, Олежка, каждые выходные приезжает, – с гордостью пояснила женщина.

Стоило войти в дом, как навстречу им бросился малыш.

– Бабушка!

– Это внучок мой, Игореша. Олежек с женой всю неделю работают, а Игореша со мной. Вернее, с прабабушкой, моей мамой.

Светлана Сергеевна подхватила мальчика на руки, расцеловала пухлые щеки.

– Ты, наверное, хочешь умыться с дороги? Вот тут у нас ванная. – Не спуская с рук ребенка, она толкнула одну из дверей. – Пойдем, я тебе дам полотенце. А здесь будешь спать. Короче, ты пока устраивайся, а мы с Игорешей пойдем ужин сообразим. Сейчас приедет Вадим, муж мой, и будем ужинать.

Федор вошел в комнату – небольшую, но ужасно уютную – и, раскинув руки, плюхнулся на диван, застеленный пледом с густым шелковистым ворсом. Красота!

Но разлеживаться было некогда. И Федор позвонил Тимуру:

– Здравствуйте, Тимур Михайлович. Как там Кристина Сергеевна?

– Да нормально, кофе пьем.

– Как пьете? – Федор чуть не подпрыгнул от неожиданности.

– То есть как пьем? – Федор почувствовал, что Тимур улыбается. – Обыкновенно, как все нормальные люди.

– Я понимаю. Просто я думал, что она… Что ее закрыли…

– Как закрыли, так и открыли. Ты как?

Федор вкратце сообщил, что ему удалось узнать.

– Завтра пойду в школу, встречусь с учительницей, потом позвоню.

На самом деле у Федора были еще кое-какие соображения, но делиться с ними он не торопился. Очень уж хотелось продемонстрировать Молчанову и Кристине свои сыщицкие таланты.

Он попытался послать Тимуру запись разговора с Светланой Сергеевной, но обнаружил, что мобильный интернет здесь очень слабый. И это было настоящей катастрофой. Нет, не то, что Тимур с Кристиной не узнают подробности его разговора со Светланой Сергеевной, ведь основные тезисы он изложил. Волновало другое – плохой сигнал не позволит ему зайти на облачный сервер и с помощью своих волшебных программ найти необходимые сведения.

Наверное, в школе есть интернет. И завтра можно попытаться подключится к сети. Но проблема в том, что его методы добывания сведений были не совсем законными, а потому требовали сосредоточения и уединения. А в школе, пусть даже трижды пустой, вряд ли можно будет добиться одновременного наличия двух этих факторов.

М-да, проблема, – Федор задумчиво потер кончик носа. Можно, конечно, завтра вернуться домой, потеряв целый день, и сделать все самому. Но можно и попросить Тимура. У него наверняка есть знакомые, к которым можно обратиться за помощью. Это будет быстрее, но при таком раскладе все лавры достанутся Михалычу. Или не достанутся? Или не все?

Стук в дверь прервал размышления Федора.

– Ты, что ли, Федор? – В дверях стоял невысокий коренастый мужчина. – Ну, здравствуй! Давай знакомиться. Я – Вадим.

И он протянул широкую ладонь.

– Федор.

– Пошли ужинать.

– Да я… – замялся Федор.

– Пошли, пошли, – развеял его сомнения Вадим.

Стол был накрыт в большой, ярко освещенной комнате. Во главе сидела пожилая женщина. Тонкая кожа, похожая на пергамент, была испещрена глубокими горизонтальными складками и сетью морщин, делавшими ее похожей на древнюю черепаху. Федор обычно испытывал необъяснимый страх при виде таких старух. И по возможности старался держаться от них подальше. Но если представить, что смотришь на мир сквозь Асины розовые очки, нельзя не заметить, что синее платье с белым кружевным воротничком делает суровую старуху похожей на школьницу. А прическа из кос, уложенных вокруг головы «корзинкой», придает сходство с актрисами из черно-белых советских фильмов.

– Это моя мама, Лариса Васильевна, – представил старуху Вадим, садясь рядом с женой. Федор устроился напротив, рядом с Игорешей.

От запаха вареной картошки, щедро посыпанной укропом, кружилась голова.

– За знакомство? – предложил Вадим, открывая бутылку с чем-то рубиново-красным.

– Я не пью, – Федор замотал головой.

– Зря, вещь отменная! Хозяюшка моя делала. Ручки у нее золотые.

И тут он чмокнул Светлану Сергеевну в щеку, практически в родинку с черными волосками. Она заулыбалась, раскраснелась. А Федор вдруг подумал, что, оказывается, ни лишние килограммы, ни жуткая родинка не являются помехой для простого человеческого счастья.

– А нет у вас случайно интернета? – спросил Федор, когда с ужином было покончено, Лариса Васильевна ушла укладывать внука, а Вадим помогал жене убирать посуду в посудомоечную машину.

– Сын подарил, – похвасталась Светлана Сергеевна технической новинкой.

– Интернета нет, – сказал Вадим. – Олег все грозится подключить, да не успевает.

Вернувшись в любезно выделенную хозяевами комнату, Федор еще немного поколебался между собственным эго и делом. И выбрал дело.

– Тимур Михайлович, я вас случайно не разбудил? Помощь ваша нужна, – выпалил Лебедев, едва дождавшись ответа.

И рассказал, какие сведения ему нужны для дальнейших поисков следов Снегирева.

– Хорошо, Федор. Завтра прямо с утра займусь. Как только что узнаю – сразу сообщу.

– Спасибо, Тимур Михайлович. Кристине Сергеевне передавайте от меня привет. А что там слышно про Ивана Станиславовича?

– А Иван Станиславович уже добрался до Домбая.

Глава 23

Иван гнал, лишь изредка останавливаясь на заправках. Пока шел по М4, проблем не было. Но лишь только впереди в легкой дымке показались заснеженные вершины, скорость пришлось снизить. И все равно до Домбая он добрался за рекордные четырнадцать часов. Конечно, вымотался до предела, но предпочитал об этом не думать.

Первый визит Иван нанес в отделение полиции. Новоселов, добрая душа, с кем-то успел переговорить, а этот кто-то нажал на нужные кнопки, и в результате к Ивану отнеслись крайне доброжелательно. Выделили стол, большую чашку, полпачки заварки и коробку рафинада. Показали, где можно взять кипяток и направление, в котором находится ближайшая столовая. И, что самое главное, дали посмотреть дело, ради которого Иван отмахал столько километров. Папка с делом была разочаровывающе тонкой.

– Муж убил, однозначно, – сказал настоящий хозяин кабинета капитан Али Османович. – Буду очень признателен, если поможешь прижать его.

Иван был иного мнения, но рассказывать всю эпопею с похищением Аси не стал, чтобы не расстраивать радушного хозяина.

В уголовном деле его особенно заинтересовали показания администраторов отеля «Высокая гора», где останавливались Еремины. Сменщики Артур и Анастасия в один голос заявляли, что мира между супругами не было. Альбина рвалась «в люди», а муж хотел отдохнуть в номере. Анастасия слышала, как жена угрожала мужу, что расскажет о его художествах полиции.

Выписав из дела все заинтересовавшие его моменты, Иван попрощался с Али Османовичем и отправился в отель «Высокая гора». Сезон пешего туризма и альпинизма уже заканчивался, до начала горнолыжного сезона было еще далеко, поэтому гостиница стояла почти пустая. Администратор за стойкой, изнывая от скуки, что-то изучал в своем телефоне. Увидев Рыбака, он воспарил духом и натянул на лицо самую любезную улыбку из всех возможных.

Ивану хотелось сразу приступить к поиску свидетелей, но играть следовало по правилам. Поэтому он оплатил номер: две с половиной тысячи за сутки – чистая обдираловка, пусть и с завтраком, принял душ и вернулся на ресепшен. Во время его отсутствия к юноше-администратору присоединилась миловидная блондинка, невысокая пышечка с милой улыбкой пухлых губок. Иван с одного взгляда понял, что этих двоих связывают не только рабочие отношения.

– Вам понравился номер? – спросила девушка Рыбака.

– Все чудесно, – ответил Иван и посмотрел на парня: – Вы, наверное, Артур и Анастасия?

– Да, а в чем дело? – насторожился тот.

Иван вынул свое удостоверение.

– Я частный детектив, занимаюсь исчезновением Альбины Ереминой.

– Ой! Ну, сколько можно! – Анастасия надула губки. – Эта Еремина просто сбежала от своего мужа. Вы бы его видели! Такой толстый! Он так смешно пыхтел! А она молодая. Ей не хотелось в номере сидеть, хотелось к людям, – и без всякого перехода спросила: – Может, хотите пообедать? Я могу разогреть лагман.

Иван от лагмана не отказался, и вскоре сидел перед обжигающей тарелкой не то густого супа, не то домашней лапши с большим количеством подливы, остро пахнущей чесноком и какими-то неизвестными пряностями. Оба администратора сидели напротив, с интересом за ним наблюдая.

– А если сбежала… – сказал Иван, сражаясь с лагманом: длинные скользкие лапшины, будто живые, выскакивали из ложки и со звонким хлюпаньем падали обратно в тарелку, – то куда она делась потом?

– Да к мужику какому-нибудь прилепилась, – улыбнулась Анастасия. – Знаете, она с Артуром заигрывала! Прямо на глазах у мужа!

Чувствовалось, девушку больше возмущает не то, что Альбина кокетничала на глазах у мужа, а избранный для заигрываний объект. Молодой человек самой Анастасии то есть. Кстати, ни про какие шашни Альбины с другими мужчинами в полицейских протоколах ничего не говорилось.

– А в чем оно выражалось, это ее кокетство? – спросил Рыбак.

– Просто она задавала всякие вопросы. Рассказала, что ее знакомые отдыхали здесь в прошлом году и собирались вернуться в этом. Вот только она забыла, как называется гостиница. Но даже если они остановились в другой гостинице, она все равно отсюда не уйдет, потому что тут такие замечательные люди работают.

– По-вашему, это можно считать флиртом? – удивился Рыбак.

– Ну конечно. Она при этом так улыбалась. А сама – вы бы только посмотрели – просто какая-то полинявшая моль.

– А она случайно не называла фамилию этих своих знакомых? – спросил Иван не особо, впрочем, рассчитывая на удачу. Все-таки времени прошло довольно много.

– Не помню я. Вроде как разведчика звали в старом фильме. Многосерийный такой. Советский еще.

– Штирлиц?

– Ну, вроде того. Только не Штирлиц, а как-то по-другому.

– Тихонов?

– Может, Тихонов. Или нет?..

– Вы ешьте лагман. А то остынет и будет невкусным.

Тут хлопнула входная дверь, и парочка, к великому Иванову облегчению, убежала встречать гостей. А Иван, пользуясь моментом, поднес тарелку с лагманом ко рту и быстренько выхлебал супчик через край, помогая себе ложкой.

Это напомнило ему, как он сидел с Асей в китайском ресторане и мучительно пытался съесть с помощью палочек удон с курицей. У Аси это получалось так ловко, будто она всю жизнь ела исключительно с помощью палочек. А Иван чувствовал себя неуклюжим цирковым медведем, который ест на арене ложкой мед из бочки. В это время в ресторан зашли два китайца. «Сейчас будет мастер-класс», – решил Иван. Ничего подобного! Китайцы расправились со своей лапшой точно таким же образом, как Иван только что разобрался с лагманом. Только вместо ложки они помогали себе палочками.

Итак, Альбина искала какого-то Штирлица – не Штирлица, Тихонова – не Тихонова.

Лагман, съеденный после четырнадцати часов практически безостановочной езды, оказал на Рыбака снотворное действие. Не в силах бороться со сном, он отправился в номер, упал на кровать и крепко заснул.

Глава 24

Федор уже привык носить розовые очки, не снимая. Поэтому Эльза Львовна Кошкина ему понравилась. Хотя, не будь очков, он бы, наверное, угорал со смеху, представляя ее отца, – Льва Кошкина. Вот умора! Надо же было так назвать ребенка. И смех этот не позволил бы рассмотреть тонкие черты лица Эльзы Львовны, ее добрую, хотя и усталую улыбку, элегантный черный костюм, и, несмотря на возраст, поистине королевскую осанку.

Утром Светлана Сергеевна отвела Федора в школу и, познакомив с «математичкой», уехала на работу.

Узнав, что Федор пишет дипломную работу о творчестве Павла Павловича и хочет познакомиться с его работами, Эльза Львовна настойчиво попросила его подождать, пока она освободится.

– У меня сегодня только два урока, – сказала она, держа Федора за рукав. – Подождите, пожалуйста.

Федор согласился – полтора часа ничего не меняют.

Вышел на улицу, позвонил Кристине, поинтересовался, нет ли каких-нибудь новостей. Новостей не было, и он отправился на прогулку по центральной улице Сосновки. Съел пару яблок с висящих над забором веток, подразнил скучающего на цепи пса, за что был злобно облаян, и за десять минут до окончания второго урока уже топтался у входа в школу.

Эльза Львовна появилась почти сразу после звонка. В легком плаще, с элегантной сумочкой и гладкой прической, покрытой легким светло-серым шарфом, она нисколько не походила на сельскую учительницу. Во всяком случае, в представлении Федора. Ему казалось, что в селе работают учителями только неудачники, не нашедшие себе лучшего применения, а оттого ненавидящие весь мир, или фанатики, которые днюют и ночуют в школе.

Кого же она ему напоминает, задумался Федор. А потом мысленно преобразовал седые волосы, собранные на затылке в узел, в пышную прическу – и учительница превратилась в диснеевскую Эльзу, королеву из мультфильма «Холодное сердце». Царственную, гордую, изящную и решительную, заточившую себя в ледяном замке в ожидании спасения с помощью Знака истинной любви. Впрочем, дом, в котором жила Эльза Львовна, на ледяной замок не тянул. Маленький, одноэтажный – не чета дому Светланы Сергеевны, – но очень теплый и, как показалось Федору, до самого потолка наполненный книгами. Причем не только по математике. Полные собрания сочинений Пушкина, Горького, Толстого, Тургенева, Гёте, Дюма, Бальзака… Книги громоздились на подоконниках, на столе, на маленьком журнальном столике, стоявшем у дивана, и даже на самом диване. Так что Эльзе Львовне пришлось отвоевать у книг немного диванного пространства, чтобы усадить гостя.

«На фига столько книг?» – чуть не сорвалось у Федора с языка. Но тут он вспомнил про Асю и ее розовые очки. Стоило только подумать об этом, как в голову пришла гениальная мысль.

– Это книги Снегирева? Он же был учителем литературы?

Эльза Львовна грустно кивнула.

– Он, когда уезжал, попросил меня забрать их, пока не вернется.

– Он вернется, – убедительно сказал Федор. – Вот увидите. Готов поспорить!

Эльза Львовна смотрела на него с грустной улыбкой.

– Он был слишком больным. А еще слишком гордым, чтобы обременить собою кого-либо. Хотите чаю?

От чая, по примеру Ивана Рыбака, Федор не отказывался никогда. Хотя кофе любил больше. Особенно приготовленный Тимуром. Бред, конечно, чего там готовить? Убедился в наличии зерен и воды, нажал на кнопку, подставил кружку – и готово. И все-таки у Тимура получалось вкуснее. Магия какая-то!

Чай у Эльзы Львовны оказался вполне съедобным. Особенно с печеньками и яблочным вареньем. Яблоки были наструганы полупрозрачными тонкими дольками. Бабушка Лебедева называла такие пелюсточками. Название это – почти единственное, что Лебедев помнил из детства. Как-то, уже будучи студентом универа, он загуглил это слово, и оказалось, что так называется капуста со свеклой, приготовленная каким-то особым способом, с добавлением уксуса и еще пес знает чего. В тот момент по его незыблемой вере в непогрешимость интернета, как источника информации, был нанесен серьезный удар. Потом, там же, в интернете, он все-таки вычитал, что пелюсточка – слово украинское и в переводе означает «лепесточек». Но, как говорится в «бородатом» анекдоте, осадок уже остался.

– А скажите, пожалуйста, Эльза Львовна, были ли у Снегирева ученики? Я имею в виду у Снегирева-художника? – Федор закинул в рот сразу два печенья.

– Как художника – нет, – покачала головой Эльза Львовна. – У него ведь было свое видение мира, своя манера. Не всем доступная.

– А вы его понимали? – спросил Федор и испугался – не обидел ли ненароком хозяйку.

Но Эльза Львовна не обиделась.

– Хотите посмотреть? – спросила она.

Федор понял, что речь идет о картинах, и вскочил, нечаянно толкнув коленом столик. Если бы не книги, столик наверняка перевернулся бы. А так – устоял.

Картина была всего одна.

– Это автопортрет, – сказала Эльза Львовна.

«Никакой это не автопортрет», – хотел возра-зить Федор, но снова вовремя остановился. Это даже портретом можно было назвать с натяжкой. Федор в художественной терминологии не особенно разбирался и определенно сказать мог только одно: это не натюрморт. Потому что изображены на картине были три живых существа. Сначала был конь. Прямо как в песне: рыжий конь косил лиловым глазом. И глаз этот, как все глаза в снегиревском исполнении, был человеческим. На коне сидел мужчина с буйной гривой вьющихся седых волос. А за его спиной – женщина. Гордая посадка, прямая спина, шарф развевается по ветру. Тот же самый шарф, который был на голове у Эльзы Львовны, когда она вышла из школы.

– Это вы? – спросил Федор.

– Похоже?

Ну не говорить же ей, что он узнал шарф. Бывают моменты, когда лучше промолчать. Мудрость сию Федор Лебедев обрел только недавно. А еще понял, что это именно та, прощальная картина, которую сын Снегирева привез Эльзе Львовне. Но задавать лишних вопросов не стал.

– Значит, учеников у него точно не было? – переспросил Федор, когда они вернулись на диван.

– Во всяком случае, не в нашем селе. Может, когда-то раньше…

– А сын?

– Вы хотите спросить, был ли сын художником?

– Ну да.

– Нет. Они вообще не были близки. Пал Палыч разошелся с его матерью, когда сын в школу пошел. Помогал, когда тот учился. Сын редко его навещал. Один-два раза в год. Поохотиться приезжал. Он очень любил охоту. А отцовское творчество не одобрял. Ценил только то, что можно продать. А картины Пал Палыча…

– А не можете сказать, – Лебедев вытащил из рюкзака ноутбук и попытался зайти на сайт с картинами Альбины Ереминой. Интернета не было. – Черт! У вас случайно нет интернета?

– Нет, – она покачала головой. – В школе есть, а дома я как-то даже не думала. У меня и компьютера-то нет.

Для Федора отсутствие интернета в доме было непостижимым ретроградством.

– И за все эти годы вы ничего не слышали о нем?

– Нет. Но я пыталась искать его в интернете. Или сына. И ничего не нашла. Может, еще чаю?

Ответить помешал телефонный звонок.

– Федор?

Тимур был мастером скрывать свои истинные эмоции. Вот и сейчас голос его прозвучал абсолютно буднично.

– Да, Тимур Михайлович! – отозвался парень.

– Похоже, процесс пошел, – сообщил начальник.

Ну вот, опять он в пролете! Волна разочарования накрыла Федора с головой. Но тут Тимур радостно добавил:

– Исключительно благодаря тебе!

– Да ну? – Федор не верил своим ушам.

– Я навел справки о сыне Снегирева. Антон Павлович Снегирев. Личность ничем не примечательная, кроме двух фактов. Первый: девичья фамилия его матери – Еремина. И она не однофамилица, а двоюродная тетя нашего Еремина. Тебе это ни о чем не говорит?

Федору было страшно неловко обсуждать с Тимуром ереминско-снегиревское родство в присутствии Эльзы Львовны. Асины «розовые очки» привили ему несвойственную ранее деликатность.

– Я это… – сказал он, надеясь, что Тимур войдет в его положение.

И Тимур вошел:

– Ты не можешь говорить?

– Ага! – затряс головой Лебедев, как будто Тимур мог его видеть.

– Тогда вторая новость. У Антона Павловича из недвижимости вне города только небольшой дом в лесу неподалеку от Старска. Когда-то в нем жил местный лесник, но когда лесников сократили…

– Как это сократили?

– Ты разве не в курсе? После принятия Лесного кодекса лесников сократили, остались только лесничие.

– Один фиг? – Федор забыл о присутствии Эльзы Львовны и стал обычным Федором, говорливым и нетерпеливым.

– У лесничих свои задачи. Занимаются они в основном бумагами. А лесники жили в лесу. Собирали валежник, ликвидировали свалки, которые оставляют после себя некоторые несознательные туристы, тушили пожары. Существовали целые династии лесников, и человек, выросший в лесу, знал его, любил, берег.

– Короче, Тимур Михайлович, я проникся. Лесников нужно вернуть в лес.

– Нужно, – согласился Тимур. – Так вот. Наш Антон Павлович Снегирев – большой любитель охоты – купил дом лесника и устроил в нем что-то типа охотничьего домика.

– Подождите, Тимур Михайлович, вы предполагаете, что… – Тут Федор метнул взгляд в сторону Эльзы Львовны.

Она, казалось, полностью ушла в воспоминания, но Федор готов был дать голову на отсечение, что женщина не пропускает ни одного слова.

– Давайте так. Найдите координаты домика и пришлите мне эсэмэской.

– И не подумаю. Возвращайся в офис, и мы поедем на машине. Обещаю взять тебя с собой.

– Но пока я вернусь, пока мы соберемся… Тимур Михайлович! Ну, пожалуйста. Если бы я мог! Ну нет тут нормального интернета! А информация эта, она же в общем доступе.

– Федор! Ты понимаешь, что это лес! Глухой лес, в котором водятся дикие звери. И одно дело поехать туда на машине, а другое дело – пешком. Жми домой, я постараюсь перехватить тебя по пути. Сейчас узнаю координаты и перезвоню.

– Эльза Львовна, – завопил Федор, хватая из вазочки последнее печенье, – спасибо огромное за информацию! Я полетел!

– Что-то случилось? – Резкая трансформация вежливого и почтительного юноши в петарду, подпрыгивающую и разбрасывающую искры, смутила пожилую женщину. Но за многолетнюю учительскую практику она видела и не такое, а потому прошла на кухню, взяла пакет с остатками печенья и вручила Федору: – Держите, Федор. И спасибо вам.

– За что же? – спросил он, обрадованный подарку.

– За воспоминания. За компанию. Если вам еще понадобится какая-то информация – приезжайте. Места у меня меньше, чем у Светланы, но как-нибудь поместимся.

Глава 25

Ася сама не знала, что заставило ее подойти к окну. А когда подошла, вскрикнула от неожиданности: она увидела внизу человека! Не Еремина! Это был незнакомый пожилой мужчина. Седой и грузный, он с трудом передвигался с помощью алюминиевых ходунков. Вот он переставил конструкцию – сначала об землю ударились задние ножки – тук, затем передние – тук, а затем мужчина медленно перетащил свое тело. Это был именно тот звук, который она слышала и который казался ей звуком большого, медленно бьющегося сердца. Еще несколько минут, и мужчина скроется из виду.

Ася закричала, забарабанила кулаками по стеклу:

– Помогите! Выпустите меня, пожалуйста!

Мужчина переставил ходунки и сделал еще один шаг вперед. Нельзя было допустить, чтобы он ушел. Ася оглядела комнату, схватила за спинку стул, тот самый, который еще вчера с трудом передвигала, и изо всех сил ударила по окну. Стекло выстояло, мужчина сделал еще один шаг. Нет! Ася ударила еще раз. Стекло даже не дрогнуло. После третьего удара стул разлетелся на части, и в руках у Аси осталась высокая спинка с задними ножками. Сиденье и две передние ножки валялись на полу.

Ася подошла к окну. Человека на ходунках не было. Обхватив голову руками, Ася опустилась на пол и застыла. Все силы ушли на попытку расколотить окно, и ничего не осталось даже на слезы, которые обычно не требовали никаких особых усилий. Она просидела в такой позе, наверное, лет сто. А может, все двести. И вдруг до ее слуха донесся какой-то посторонний звук. Что это? Как будто кто-то пытается открыть замок внизу. Но ведь она не слышала шума подъезжающей машины. Неужели мужчина все-таки увидел ее? Ася попыталась встать, но ноги не слушались. Вытащив из обломков ножку стула, она поползла к двери на лестницу. Здесь звук был слышен гораздо сильнее. Сомнений не оставалось – кто-то пытался открыть замок. Держась за перила, Ася подтянулась и встала на ноги. И в этот момент дверь распахнулась. На пороге стоял мужчина с ходунками и внимательно смотрел на нее. Зажав ножку стула в кулаке, чтобы при необходимости использовать ее в качестве оружия, Ася устремилась вниз. Проскользнув между мужчиной и дверной коробкой, она оказалась в комнате, заставленной картинами. Рассматривать было некогда – прямо перед ней дверь, за которой была свобода.

– Не ходи! – громким лающим голосом сказал мужчина. – Там лес! Опасно! Звери!

Для Аси в тот момент гораздо страшнее были не какие-то гипотетические звери, а вполне реальный человек за спиной, и, не обращая внимания на его крик, она понеслась к лесу. Конечно, можно было пойти по дороге, но так она рисковала нарваться на Еремина. Кто знает, когда ему захочется навестить свою пленницу.

Водитель автобуса, следующего из Рассветного, был крайне удивлен, когда на подъезде к Николаевке один из пассажиров – взъерошенный студент с рюкзаком – попросил его остановиться. Приспичило, что ли? Так скоро станция, подумал он, но просьбу выполнил. Парень выскочил из автобуса и со всех ног понесся к припаркованной неподалеку темно-серой «Тойоте».

– Приветствую, Тимур Михайлович! – Федор обменялся с Молчановым рукопожатиями. – Есть координаты?

– Есть, конечно, – медленно трогаясь, сказал Тимур.

– Дайте мне! – потребовал Федор. – Я тоже хочу контролировать.

Тимур, понимая, что проще дать Федору требуемое, чем объяснять почему «нет», молча протянул ему свой телефон.

– Ага, спасибки! – радостно засмеялся Федор и, периодически сверяясь с телефоном Тимура, перенес координаты домика лесника в свой смартфон.

– Кофе хочешь? На заднем сиденье в сумке термос.

– Тимур Михайлович! Вы просто кофейный гений! Печеньку хотите? – И Федор выудил из кармана пакет с раздавленным в мелкую крошку печеньем. – Ну да, немного помялось. Зато вкусное!

– Кушай, Федор, кушай!

В ответном вздохе Лебедева слышалось явное облегчение.

Километров через десять они свернули в лес. Деревья обступили дорогу, сплелись над ней ветвями, образовав своеобразный тоннель. Видимость была ограниченной, и Тимур плелся со скоростью пешехода. Федор обстановку оценивал правильно, поэтому сидел смирно и не требовал ехать быстрее. Дом вынырнул из темноты абсолютно неожиданно. Темный и неприветливый, он казался по-настоящему нежилым.

– Приехали, – резко затормозив, заявил Тимур.

Лебедев выскочил первым. Подсвечивая дорогу фонариком мобильного телефона, он рванул к дому. Тимур, оставив фары включенными, последовал за ним.

– Михалыч, дверь открыта! – придушенным голосом прошептал Федор.

– Стой, не входи! – скомандовал Тимур. Куда там! Разве может что-нибудь остановить охваченного сыщицкой лихорадкой Лебедева?

– Ой, Михалыч, тут кто-то лежит, – закричал парень. И в тот же момент вспыхнул свет. – Михалыч, кажется, это Снегирев!

– Кажется или Снегирев?

– А я откуда знаю? Я его и видел-то только на автопортрете. Мужик с волосами – вроде похож.

– Мы с тобой тоже мужики с волосами!

Мужчина вдруг пошевелился, застонал.

– Надо «Скорую», Михалыч! А что мы им скажем? Как они сюда приедут?

– Дай, я сам поговорю.

Набрав номер, Тимур описал ситуацию и объяснил, в каком месте будет на машине ждать «Скорую», чтобы проводить к месту нахождения больного.

– Все, Федор! Я поехал, ты присматривай за ним!

– Как, Тимур Михайлович! Вы меня здесь одного оставляете? А вдруг он умрет?

– Я бы сам остался, но ты же не умеешь водить машину.

Тимур уехал, а Федор присел на корточки рядом с лежащим на полу человеком.

– Вы только не умирайте, пожалуйста, – попросил он. Потом подумал, что если это Снегирев, то он его не слышит. И по губам читать не может, потому что глаза у него закрыты. Федор огляделся по сторонам. Вся комната была заставлена картинами, а на большой подставке, которую художники зовут мольбертом, был прикреплен холст, изображающий птицу за стеклом.

Федор присмотрелся и не поверил своим глазам: с холста на него смотрела Ася.

– Аська! – закричал он.

Казалось, звук утонул в окружающих его картинах. Федор увидел дверь, за ней лестницу.

– Ася!

Лестница угрожающе заскрипела под ногами. Поднявшись по лестнице, Федор оказался в комнате. Света здесь не было, и пришлось снова включить телефонный фонарик. Луч света вырвал из темноты поверхность стола, стоящего посредине комнаты. Федор сделал два шага, и сердце его скоростным лифтом ухнуло вниз. Он узнал Асину сумку и ноутбук, с которым она практически не расставалась.

– Ася! – заорал он изо всех сил.

Ответа не было.

Федор слетел вниз по лестнице, подошел к Снегиреву, встал на колени и потеребил его за плечо:

– Пал Палыч, миленький! Скажите, пожалуйста, где Ася?

Веки больного дрогнули, но глаза оставались закрытыми. Может, он не знает, что Ася – это Ася? Федор подтащил поближе мольберт с голубкой.

– Пал Палыч! Голубка – девушка с картины, – где она? Вы слышите? Скажите, пожалуйста!

По гравию зашуршали шины. Федор выскочил на крыльцо и увидел «Тойоту» Тимура в сопровождении машины «Скорой помощи».

Из «Скорой» вышел мужчина в синей робе и с чемоданчиком, склонился над больным.

– Михалыч! – Федор потянул Тимура за рукав. – Ася была здесь!

– Почему ты так решил? – Тимур тут же насторожился.

– Смотрите! – И Федор показал рукой на картину. – Видите? Это же она, наша Ася! А вот ее вещи.

Тимур взял в руки сумку, залез внутрь, открыл и закрыл молнию.

– Точно ее? Уверен?

– Ноутбук точно ее, уверен. Да вы на картину посмотрите.

Тимур подошел к картине. Долго всматривался в рисунок, потом сказал не без сомнения:

– Похоже.

– Мы забираем его, – сказал врач. – Поможете положить на носилки?

– Пал Палыч, – зашептал Лебедев, хватая больного за руку, – пожалуйста, скажите, где Ася? Девушка-голубка, где она?

Врач «Скорой» посмотрел на Федора с сомнением – не нуждается ли он тоже в помощи неотложки.

А больной вдруг открыл глаза и резким, лишенным всякой интонации голосом произнес:

– Голубка – улетела.


Чем дальше Ася углублялась в лес, тем более темным и непроходимым он становился. И если сначала эйфория, вызванная неожиданным освобождением, придавала ей сил, то с каждым пройденным шагом силы стремительно убывали. Она уже жалела, что не пошла по дороге. В конце концов, звук работающего двигателя слышно издалека, и остается достаточно времени, чтобы хорошенько спрятаться. Ася где-то читала, что если человек в лесу не делает корректировку по компасу или другому навигационному прибору, то в связи со своей анатомией он будет бродить по кругу с радиусом около трех километров. И что зачастую потерявшиеся либо сами выходят к населенному пункту, откуда начали свой путь, либо их обнаруживают где-нибудь поблизости спасатели. Хотя искать Асю вряд ли кто будет. Еремину это абсолютно не нужно, ведь тогда станет известно, что он держал Асю в доме против ее воли. А у странного человека с ходунками скорее всего даже нет телефона.

Минут через сорок Ася поняла, что больше не в силах сделать ни одного шага. К ночевке в лесу она была абсолютно не готова. Если сейчас еще относительно тепло, то ночью наверняка похолодает, а утром выпадет роса. Ничего, она посидит немножко и пойдет дальше. Ася устало закрыла глаза и прилегла на мягкий мох. Она не знала, сколько прошло времени, но разбудило ее чье-то частое дыхание. С трудом очнувшись, Ася закричала от страха – прямо перед ней стояли два волка.

И в упор смотрели на нее холодным голубым взглядом. Нельзя смотреть им в глаза – вспомнила Ася вычитанный где-то совет. А еще нужно попробовать притвориться мертвым. Волк не шакал – падалью не питается. И нельзя поворачиваться к ним спиной.

Ася сделала шаг назад, и один из волков зарычал. Шерсть у него на загривке стала дыбом. Ася снова закричала – громко, отчаянно и, зажмурившись, без чувств упала на землю.

До дома – Асиного дома – оставалось километров тридцать, и Рыбак решил позвонить Кристине:

– Как наши дела?

– Нормально. Тимур с Федором вышли на след художника.

Иван с трудом сдержался, чтобы не сказать что-нибудь слишком грубое. Какого черта! Сначала вместо Аси стали искать Альбину. Это как-то можно понять – все-таки Ася сама попросила. Но зачем, скажите на милость, понадобилось искать художника? Да еще и радоваться, когда тот нашелся?

Ася – вот что сейчас самое главное! Хотя поиски, похоже, снова зашли в тупик. Никаких версий, никаких предположений, где ее нужно искать.

Зря он послушался Асю и сразу не сконцентрировался на Еремине. Попадись эта падаль ему в руки, и максимум через три минуты выложил бы, где держит Асю. Кристина и Тимур слишком мягкотелые. Конечно, они сидят в теплом офисе, пьют кофе. А Аська, может быть, в какой-нибудь вонючей конуре, с кляпом во рту, прикованная наручниками к батарее. Иван в сердцах ударил руками по рулю. К черту всех! Завтра же он отправляется на поиски Еремина. Лебедев даст ему адреса, где тот может скрываться… Черт, Лебедев поехал с Тимуром искать художника. Черт, черт, черт! Ничего. Он сам найдет Еремина. Понятно, что этот гад ждет подобной реакции и наверняка спрятался. Но сколько веревочке ни виться, конец все равно будет. И конец этот для Еремина будет ужасным.


– Неправильная тактика, – раздался вдруг над Асиной головой человеческий голос. – Лучший вариант, конечно же, забраться на дерево. Но никак не изображать из себя добычу, которая сама идет в пасть. И самое главное: ни в коем случае не быть похожей на добычу. Бильбо, Вандам! Как вам не стыдно!

Ася открыла глаза и увидела мужчину лет сорока – сорока пяти в камуфляжном костюме.

– Извините, ради бога, девушка, если мои собаки вас напугали. Знаю, что выгуливать собак нужно в наморднике. Но честное слово, за те три года, что мы гуляем в этом лесу, вы первое живое существо, которое мы встретили на своем пути.

Асино сердце до сих пор дрожало, словно овечий хвост.

– Так это собаки? – спросила Ася.

– Сибирские хаски, потомки древнейших ездовых собак.

«Вот бы эти ездовые собаки довезли меня до дома», – с грустью подумала Ася. С грустью, потому что понимала – это неосуществимая мечта.

– А вы, милая барышня, что здесь делаете в столь поздний час?

– Я заблудилась, – призналась Ася.

– Раз мои собаки так сильно вас испугали, я готов загладить вину и отвезти вас, куда скажете.

Ася назвала свой домашний адрес.

– Ничего себе! Вот это вас занесло! Но, как говорится, назвался груздем – так тебе и надо. Бильбо, Вандам! Домой!

Псы радостно унеслись в только им известном направлении. Ася же не спешила последовать их примеру.

– Вас что-то смущает? – спросил мужчина. – Если вы думаете, что я маньяк и насильник, то вынужден вас разочаровать: я – не они. А зовут меня Роман. Можно без отчества.

– А я – Ася. Тоже без отчества.

– Вот и прекрасно, Ася. Так вы доверяете мне доставку вас домой или предпочитаете добираться своим ходом?

Ася сделала пару шагов и поняла, что ноги разучились ходить.

– Вы что, собираетесь упасть? – Роман подхватил ее на руки. – Нет, в следующий раз непременно надену на псов намордники.

Усадив Асю на переднее сиденье, Роман открыл заднюю дверь, и потомки древних ездовых собак радостно запрыгнули в машину.

– Придется нам с вами немного покататься, – сказал им хозяин. – В следующий раз будете знать, как пугать заблудившихся девиц.

Ехать оказалось действительно довольно долго. На первой же заправке Роман принес Асе стакан крепкого кофе и здоровенный хот-дог.

– Я не спросил, едите ли вы горчицу, кетчуп и майонез, и поэтому заказал как себе – со всем сразу и побольше.

– Спасибо.

Несмотря на то что она не чувствовала со стороны Романа никакой агрессии, Ася сидела как на иголках до тех пор, пока автомобиль не остановился у ее подъезда.

– Заносить или сами?

– Спасибо, я сама. – Ася через силу улыбнулась. – Я вам очень благодарна.

Она ждала, что Роман попросит у нее номер телефона, предложит продолжить знакомство, завязавшееся таким экстремальным способом, но он просто усмехнулся и уехал.

«Наверное, женат, – подумала Ася. – И дома его ждут жена и дети. А меня, – она посмотрела на темные окна, – не ждет никто».

С трудом поднявшись на свой этаж, Ася вспомнила, что оставляла ключ под ковриком. Ключа не было. Но у нее был запасной вариант – ключ хранился у Людмилы, соседки из квартиры напротив.

– Тут тебя на днях искали, – сказала она, отдавая Асе ключ.

Было видно, что Людмиле не терпится поговорить. Но сегодня ее желание не совпадало с Асиным.

– Прости, Людочка, я пойду. Устала очень.

Первое, что увидела Ася, когда, войдя в квартиру, зажгла свет в прихожей – свое свадебное платье, висящее на бабушкиной люстре. А поверх него – пиджак Ивана. Ася подошла ближе, уткнулась носом в пиджак. Ей показалось, что ткань еще хранит запах Ваниной туалетной воды, смесь цитруса, можжевельника, осеннего ветра, летнего солнца, весенней капели и свежего снега – именно так в Асином понятии пахло счастье.

Затем она прошла в ванную, открыла краны, сбросила с себя грязную, местами порванную одежду, вылила в воду полфлакона лавандовой пены и, дождавшись, пока ванна наполнится, опустилась в расслабляющее тепло.


– Иван Станиславович! – Ивану показалось, что Федор вот-вот заплачет.

– Да, говори, – сказал он резко, сворачивая на улицу, ведущую к Асиному дому.

– Иван Станиславович, Ася пропала.

«Идиот! – Иван выругался. – Я и без тебя это знаю!»

– Мы нашли, где Еремин ее держал, – продолжал тем временем Федор, – но там ее уже не было. Она ушла! В лес! Одна! Понимаете, Иван Станиславович!

– И что вы сделали?

– Тимур Михайлович вызвал полицию. Сидим и ждем.

Тут Иван въехал в Асин двор и увидел свет в ее окнах.

– Подожди, Федор, я сейчас перезвоню.

Он буквально взлетел на Асин этаж. Повернул ручку – замок был закрыт, но у него же был ключ.


В ванной текла вода, и Рыбак сразу же направился туда. Асино лицо, бледное и осунувшееся, но такое родное, едва было видно среди белых пенных облаков.

– Ася, – тихо позвал Иван.

Она вздрогнула, открыла глаза и вдруг заплакала.

– Ваня, Ванечка, – сквозь слезы забормотала она.

Иван упал на колени, чтобы быть как можно ближе к ней.

– Ася, Асенька! Родная! – Он коснулся ее плеча, чтобы убедиться, что все это действительно происходит с ним. Происходит наяву, а не является продолжением сна. Плечо было горячим и мокрым – именно таким, каким должно быть плечо самой лучшей во вселенной женщины, сидящей в сугробе из пены. – Аська, разве так можно! Ведь я подумал, что ты меня бросила. Передумала выходить замуж.

– Но почему? Как ты мог так подумать?

– Потому что я – это я. У меня нет заводов, газет, пароходов и вообще я этот… как его… – Он старался припомнить словцо, которое подобрал для него Лебедев. Оно крутилось на языке, но никак не хотело произноситься. – А, вспомнил! Сингулярный!

Тут Иван вспомнил о звонке Лебедева.

– Стой, у меня тут один важный разговор.

Сначала он собирался позвонить Тимуру, чтобы сообщить, что пропажа нашлась. Но потом увидел в начале списка звонков фамилию Лебедева.

– Федор, привет! Ася дома, – сообщил он.

Лебедев еще что-то спрашивал, но Ивану было совсем не до подробностей. Потому что губы, прекрасные Асины губы, верхняя потоньше, а нижняя – попухлее, прошептали:

– Так на чем мы остановились? Ты сказал, что ты – какой?

– Сингулярный? – без прежней уверенности повторил Иван.

– Мне очень нравятся сингулярные мужчины! – Ася приподнялась, обхватила Иванову голову и смачно чмокнула его в щеку. А он отыскал губами ее губы и растворился.

Потом каким-то странным образом он материализовался в спальне.

– Это наша первая брачная ночь? – смеясь, спросила Ася.

Глава 26

В кондитерской была очередь, и Иван пожалел, что не купил торт в супермаркете. Но Ася любила именно «Красный бархат», а в супермаркете таких не водилось. Здесь был, но в довесок к изысканному лакомству прилагалась очередь. Пусть и небольшая. Человек пять таких же, как Иван, желающих побаловать своих близких свежей выпечкой.

Старушка у прилавка копалась в кошельке, выискивая мелочь, а у Ивана все внутри клокотало от нетерпения. Ему хотелось лететь к Асе, а вместо этого приходилось отираться в очереди. Чтобы хоть как-то убить время, Иван решил проверить электронную почту. Писем не было. А бабуля все никак не находила нужное количество монеток. Тут Иван вспомнил, что давно хотел сделать, но никак не находил лишней минуты. Забив в поисковик слово «сингулярный», он нажал на кнопку поиска.

Результат ошеломил. «Сингулярный – единственный в своем роде, уникальный исключительный», – сообщал словарь.

– Девушка, – сказал уникальный Иван продавщице, терпеливо поджидающей, когда покупательница наскребет необходимую для оплаты покупки сумму. – Сколько у бабушки не хватает?

Я заплачу.


Ночью прошел дождь, и умытые улицы выглядели как-то по-особенному торжественно. Иван представлял, что сейчас тихонько проскользнет на кухню, сварит кофе, отрежет кусочек «Красного бархата» и отправится будить свою спящую красавицу.

Но тут взгляд его выцепил из вереницы машин, припаркованных у подъезда, молчановскую «Тойоту». Похоже, его красавицу уже разбудили, причем менее романтичным способом.

– Иван, доброе утро! Ты вовремя, – приветствовала Рыбака Кристина.

Они сидели в гостиной – все сотрудники «Кайроса». Свадебное платье с люстры исчезло. На столе стояли чашки, из кухни доносился шум собирающегося закипеть чайника.

– Я всегда вовремя, – буркнул Иван и отправился на кухню.

– Ваня, – Ася поспешила за ним, уткнулась носом в небритую щеку, чмокнула, легко коснувшись мягкими губами. – Холодный!

Он осторожно поднял ее на руки, а она обвила его плечи руками, и раздражение, вызванное визитом нежданных гостей, потихоньку стало отпускать Ивана.

– Я предлагаю обсудить наши дальнейшие действия, – сказала Кристина.

Иван мог бы предложить попить чаю с тортом и разойтись по домам, но, не желая шокировать невесту, озвучил только первую часть – насчет чая и торта.

– Я – за, – обрадовался Федор.

Они пили чай и наперебой рассказывали друг другу о своих злоключениях.

– Давайте узнаем, в какой больнице находится Снегирев, – попросила Ася.

– Зачем? – пожал плечами Иван.

Ему не было никакого дела до Снегирева. Как можно было позволить девушке убежать одной в лес? Страшно подумать, что могло бы с ней там случиться. И этот мужик с собаками! Это только с Асей такое могло случиться – чтобы первый встречный вот так запросто пришел на помощь, ничего не прося взамен. Будь на ее месте кто-нибудь другой, Кристина, например… Иван посмотрел на Кристину. Нет, Кристине бы тоже помог. Определенно помог.

А Федор совсем даже не раздумывал. Открыл ноутбук, постучал по клавишам и выдал:

– Старск, больница номер три. Тут и телефончик стола справок имеется.

– У меня нет телефона, – сказала Ася. – Вань, можешь позвонить?

Отказать Иван не мог.

– Состояние стабильно тяжелое, – ответил ему неприветливый женский голос.

– А что это означает? – попытался уточнить Иван.

– Мы по телефону таких справок не даем. Вы – родственник?

Иван поспешил согласиться.

– Тогда приезжайте. С девяти до часу врач беседует с родственниками, – и женщина отключилась.

– Мы с Асей едем, – заявила Кристина. – Тимур и Федор – дежурите в офисе. Иван – по желанию.

Разумеется, Федору и Ивану данное заявление не пришлось по вкусу. Федору не хотелось сидеть в офисе, а у Ивана, наоборот, не вызывала никакого энтузиазма необходимость ехать навещать неизвестно кого. Но он решительно не собирался отпускать Асю одну. И потому заявил, что тоже поедет в Старск.

– Едем на моей машине, она самая большая. И я поведу, – не терпящим возражений тоном сообщила Кристина.

Спорить Иван не собирался. Он не относился к классическим шовинистам, вообще отрицавшим способность женщин водить машину. К тому же ему хотелось сейчас быть как можно ближе к Асе, а руль в руках не очень этому способствовал.

Разумеется, к часу они в Старск не попали. И даже к двум. Добраться до больницы им удалось только к пяти. Но, похоже, удача решила вознаградить сыщиков за все их злоключения, и лечащий врач Снегирева не только оказался на месте, но и согласился с ними поговорить.

– Запустили вы своего родственника, – с укором сказал он Асе (именно она взяла на себя роль внучатой племянницы Пал Палыча).

– Мы ему все давали, что доктор прописал, – ответила она.

– Да, я в курсе, что он принимал. В его случае хондропротекторы абсолютно бесполезны.

– А что полезно, доктор?

– Операция, причем как можно скорее. МРТ показала опухоль головного мозга. Отсюда проблемы со слухом и с ногами.

– То есть у него рак? – Асины глаза заблестели от набежавших слез.

– Не волнуйтесь, – поспешил успокоить ее доктор. – Большинство опухолей мозга являются доброкачественными. Как и случай вашего дедушки.

– То есть он может выздороветь? – уточнила Кристина.

– Скажем так – шансы у него есть. Сейчас, с развитием нейрохирургии, даже при такой поздней диагностике и при не самом совершенном лечении выживаемость после таких операций превышает пятьдесят процентов. Оговорюсь сразу – не в нашей больнице. Мы таких операций не делаем.

– У меня брат – нейрохирург. Он живет в Австралии, и я уверена, что он сможет прооперировать нашего родственника.

– Ну разумеется, – судя по изменившемуся тону, ее слова задели доктора за живое. – Нет пророков в своем отечестве. Но такой тяжелый перелет вашему родственнику может оказаться не по силам. А в Москве есть несколько клиник, где прооперируют ничуть не хуже, чем в Австралии.

– А сможет он рисовать после операции? – спросила Ася.

– А он сейчас рисует? – Губы доктора тронула едва заметная улыбка. – Вы меня извините, просто анекдот вспомнился из больничной жизни. «Бородатый», конечно, но все равно смешной. Про больного, который все выспрашивает, сможет ли он после операции играть на скрипке, а когда врач его успокаивает, восхищается: мол, раньше-то он скрипки и в руках не держал, а после операции заиграет.

Анекдот напомнил Рыбаку Альбину Еремину. Получается, они с Ереминым были просто мошенниками. Отсюда угрозы заявить на мужа в полицию, которые слышали администраторы «Высокой горы». А ведь как славно пел безутешный вдовец. «Развеять пепел, а часть растворить в вине и выпить, чтобы быть вместе навсегда». Иван прямо проникся! А на самом деле тело Еремину было нужно, чтобы поскорее получить принадлежащие Альбине московские квартиры. И не ждать пять лет, пока жену официально не признают умершей. А если Али Османович был прав, и Еремин действительно убил Альбину?

Тут он услышал, что Ася просит у врача порекомендовать клинику в Москве, где лучше всего сделать операцию.

– А сколько это будет стоить? – спросил Иван. Не очень ему хотелось лечить чужого родственника за свои или Асины деньги. Понятно, что если она решит помочь деду, то от мысли этой ни за что не откажется. Но пусть хоть знает, что все это не просто так.

– Я не могу сказать, – ответил доктор. – В принципе большинство видов опухолей на ранней стадии можно вылечить и бесплатно. Запущенные же случаи тяжело вылечить даже за деньги. К тому же после операции вашему родственнику необходимо будет проходить сложную реабилитационную программу под контролем врача-онколога. Ведь вы же хотите, чтобы у него восстановился слух и двигательные функции. Одним словом, готовьтесь – финансовые затраты будут серьезными.

– И как скоро мы должны перевезти его в Москву? – спросила Кристина.

– Мы продержим его максимум двадцать один день. Поддержим сердце, поколем общеукрепляющие препараты. Потом будем вынуждены его выписать. Так что у вас остается чуть меньше трех недель.


– И где мы возьмем денег на лечение Снегирева? – спросила Ася, когда, попрощавшись с доктором, они вернулись в машину.

– Ты действительно собираешься этим заниматься? – спросил Рыбак.

– А ты – нет? – удивилась Ася.

– Конечно, – тут же пошел на попятный Иван.

– Мне кажется, нам всем нужно определиться, чем мы собираемся заниматься, а чем нет, – сказала Кристина. – Предлагаю остановиться где-нибудь на ужин и принять решение. А то я до сих пор не знаю ваших планов.

– Наши планы – свадьба! – заявил Иван и вопросительно посмотрел на Асю.

– Подожди, Ванечка, давай покончим с делами…

– Ты передумала? – в этом вопросе прозвучало столько разочарования, что Кристина не выдержала. К недовольству водителя идущей позади машины, резко перестроилась в правый ряд и остановилась.

Обернувшись, она обнаружила на заднем сиденье готовящуюся расплакаться Асю и бледного от гнева Ивана.

– Все, хватит, – разозлилась она. – Я устала и хочу есть. У меня с утра, кроме вашего «Красного бархата», ничего не было.

– Тут кафе есть неподалеку хорошее, – сказала Ася. – Природа очень красивая. Помнишь, Ваня?

Как же он мог забыть, если именно в этом кафе Ася согласилась стать его женой? А теперь, получается, передумала?

– Хорошо, – согласилась Кристина. – Садись, Иван, за руль и вези нас. А я отдохну немного.

Через двадцать минут они были на месте. Заказали еду, полюбовались природой и устроились за столом у окна, из которого открывался замечательный вид на реку.

– Я предлагаю выработать план действий, который устроит всех, и в дальнейшем от него не отступать, как бы ни сложились обстоятельства, – сказала Кристина, вытащила из сумки лист бумаги и положила его посредине стола. – Сначала будем писать все, что придет в голову. Потом каждый пункт обсудим, отранжируем и начнем работать. Есть возражения?

Возражений не было.

– Итак, первое. Операция Снегирева. У кого какие предложения по финансированию?

– У меня есть немного денег, тысяч пятьдесят, – сказала Ася.

– Хорошо, принимается. – Кристина написала на листке «1. Снегирев. И ниже: Ася – 50 тысяч».

– Иван? Твое предложение.

– У меня нет денег, – возмущенно сказал Иван.

– Не принимается. Я просила не деньги, а предложения. У меня тоже нет, но я предлагаю связаться с сыном Снегирева.

И Кристина вписала в список: «2. Сын Снегирева». Подумала и добавила: «2.2. Его первая жена».

– Давай, Иван! Твоя очередь.

– Еремин, – сказал Рыбак.

– Еремин Алексей, – добавила Ася. – Мы же собирались с ним встретиться.

– Только в офисе, – предупредила Кристина.

– Разумеется. Он хотел, чтобы мы отыскали трех его дальних родственников.

– Трех? Что, тоже пропали? – спросил Иван. – Похоже, в этой истории с Еремиными количество пропавших просто зашкаливает. Я считаю, что от них нужно держаться подальше.

– Да нет же, Ваня! Это совсем другая история.

И Ася рассказала все, что знала об Илье Лазареве и трех его сыновьях.

– Еремин Сергей сказал, что они все умерли от тифа. Но мне кажется…

– Да пошли они, эти Еремины! После всего, что они с тобой сделали… – начал Иван и осекся, увидев, как разом поникли Асины плечи. – То есть, я хотел сказать, записывай, Кристина: «3. Илья Лазарев и его сыновья».

– Есть какие-нибудь мысли по этому пункту?

– Я думала попросить Федора поместить объявление о поиске в интернете. Еремин обещал дать фотографии, – сказала Ася. – И еще Руслана Ларина подключим.

– Отлично, а главное – бюджетно, – одобрила Кристина. – Надеюсь, ты сказала этому Алексею о наших расценках?

– Нет, но сказала, если придется выезжать за границу…

– Скажем, что выезжали, – кивнула Кристина.

– Но если через интернет… Может, получится без выезда? Дешевле? – пролепетала Ася.

– Во-первых, не надо экономить чужие деньги, во-вторых, смотри пункт первый. Если Еремин не даст денег на Снегирева, то даст их на поиск предков. А мы просто перераспределим денежные потоки.

Иван смотрел на Кристину и поражался, как ловко она это проделывает.

– Дальше, – сказала Кристина, – что мы делаем с Ереминым, который Сергей?

– А что мы с ним делаем? – испугалась Ася. – Не нужно с ним ничего делать.

– Разве ты не хочешь подать на него заявление в полицию? Ведь Уголовный кодекс предусматривает за подобные вещи лишение свободы.

– Не хочу, – сказала Ася твердо.

И тут Иван был с ней солидарен. Доказательств нет. Для любого мало-мальски ушлого адвоката развалить это дело – как два пальца об асфальт.

– Хорошо. – И Кристина, собиравшаяся записать очередной пункт плана, отодвинула листок. – Еремина не трогаем. Дальше. Что делаем с Альбиной Ереминой? Продолжаем поиски или сворачиваем?

– Конечно, сворачиваем! Зачем нам ее искать? Ася же дома. Пусть Еремин кусает локти. Ася под моей личной защитой.

– Ты хочешь сказать, что будешь повсюду водить ее за собой на коротком поводке, как собачку?

– Не утрируй!

Официант, наконец, принес заказ, и Кристина убрала листок в сумку.

Ася, которой последняя фраза Кристины не понравилась, обиженно молчала.

Мучения с лагманом на Домбае не прошли даром – Иван заказал хинкали. Он точно знал, что грузинских родственников наших русских пельменей можно есть руками. К хинкали прилагалась плошечка с соусом и пиалка с водой, в которой плавал тонкий ломтик лимона. Когда-то по молодости Иван пришел в чебуречную и там тоже к чебурекам принесли такие же пиалы. Иван, у которого лишних денег в кармане не было, попросил убрать незаказанную еду. Официант ответил, что все идет в комплексе с чебуреками. Только благополучно выпив воду и закусив лимоном, Иван увидел, как женщина за соседним столиком полощет в этой воде наманикюренные пальцы. С тех пор Иван пил воду в заведениях общепита, только если сам ее наливал из бутылки, либо видел, как это делают другие.

Ася заказала огромную тарелку с рыбой, а Кристине принесли самую настоящую, изрядно закопченную сковородку с жареной картошкой и грибами. Еще они заказали целое блюдо разноцветных овощей. Желто-зелено-бордовые пузатые перцы, розовые и коричневые помидоры, фиолетовый базилик – на фоне этого пиршества вкуса и цвета белые хинкали Рыбака, вкупе с плошечкой и пиалкой, выглядели будто члены какой-нибудь тайной лиги дураков из романа Ильфа и Петрова. С этим срочно нужно было бороться, чем Иван и занялся. Взяв хинкалину за хвостик, он вонзил зубы в нежное тонкое тесто и глотнул бульон. Пожалуй, это была самая вкусная вещь, которую он ел в этом году. Куда там «Красному бархату»! Иван аж застонал от удовольствия.

– Горячо? – заволновалась Ася.

А Иван вдруг понял, где они возьмут деньги на операцию Снегиреву.

Глава 27

Конечно же, Федор был недоволен, что его не взяли с собой в Старск. Разве он не продемонстрировал свой сыщицкий талант, когда нашел Асю?

Не виноват же он, что в реальной жизни встречаются еще места тотального безинтернетья!

Молчанов не мог не заметить страданий программиста.

– Может, кофе? – спросил он.

– А давайте! – с готовностью отозвался Федор.

Кофе у Тимура, как всегда, вышел на ура.

Пошарив в столе, Лебедев достал пачку печенья.

– Угощайтесь, Тимур Михайлович! Вот можете мне объяснить, – сказал он, когда Тимур с кружкой примостился рядом с его столом и взял из пачки печенье, – как у этого художника, Пал Палыча, получилось нарисовать Асю? Ведь он ее увидел уже после того, как нарисовал эту птицу?

– Художники, Федор, не рисуют, а пишут, – заметил Тимур, запивая свои слова большим глотком кофе.

– Да какая разница! Главное – он ее не видел! Мистика какая-то, правда?

В мистику Тимур не верил. Хотел подвести под вопрос Федора какую-то материалистическую базу, но не успел: под звон колокольчика в офис вошла странная парочка – Сергей Новоселов и Андрей Геннадьевич Щедрый. Странная, потому что развязная походка и неестественный румянец наводили на мысль, что два сотрудника полиции не совсем трезвы.

– Присаживайтесь, – предложил Тимур.

– Михалыч, а можно кофе? Я Андрюхе рассказал, какой у вас кофе, а он обиделся. Мне, говорит, даже не предложили.

– Так мы сейчас это исправим! – Тимур подошел к кофемашине и нажал на кнопку.

– Но кофе – это не главное. Куда ты свою начальницу дел?

– Она сегодня в командировке. Вам с сахаром кофе? – спросил Тимур у Щедрого.

А Новоселов, слегка фальшивя, пропел:

– Счастье конторы – шеф в командировке! – А потом, сразу посерьезнев, попросил: – Парни, помогайте. Детективы вы или где?

– А что надо-то? – спросил Федор.

– Да про Старцеву эту, что вашим ноутбуком по голове получила, хоть что-нибудь сообщите следствию. А то у Андрюхи совсем плохо с раскрываемостью. Я же знаю, что вы все пишете. Дайте хоть распечатку, если не запись.

– Пишете? – встрепенулся Щедрый. – Нас тоже сейчас записываете?

Он потянулся к галстуку, но на полпути вспомнил, что галстука на нем нет, и постарался выпрямить спину.

– Нет, – поспешил успокоить его Тимур. – Мы только клиентов пишем.

– А Старцеву писали?

– Не знаю, меня тогда в офисе не было, – уклонился от ответа Тимур.

Он поставил перед гостями чашки с кофе, высыпал на тарелку остатки Федорова печенья.

Федор проводил сдобу грустным взглядом, потом задумался и выдал:

– А я знаю, кто тетке дал по голове.

– Ты имеешь в виду Старцеву? – мгновенно протрезвел Щедрый.

– А кого же еще!

– И кто?

– А вы вернете мой комп?

– В смысле ноутбук?

– В смысле системный блок. У нас сперли один ноутбук и два системных блока. Так вот два не прошу. Нужен один. Мой.

– Процессор, что ли?

– О, мамма миа, – простонал Федор. – Как же можно быть таким неизлечимым невеждой.

– Федор! – предостерегающе произнес Тимур.

– Молчу, молчу, – замахал ладонями Федор.

– Ты лучше говори! Только чуть потише. А то у меня сейчас голова взорвется, – взмолился Новоселов.

– Короче, предлагаю вам пообщаться с неким Пасечником. Ща поищу, как его зовут. Ага, вот, Станислав Иванович.

– Есть такой, – подтвердил Щедрый.

– Старцева попросила нас проверить фирму, с которой Пасечник хотел объединиться, «МС Промоушен». Дала Кристине Сергеевне какие-то документы. Кристина Сергеевна пообещала к понедельнику выдать предварительное заключение. Это было в пятницу. В ночь с пятницы на субботу у нас украли компы. А в субботу пришел этот самый Пасечник и стал требовать документы. Откуда он вообще узнал, что Старцева к нам ходила? Вряд ли она стала ему докладывать. Отсюда напрашивается вывод, что он за ней следил. Может, я, конечно, и не прав, но готов поспорить – это Пасечник.

– И кстати, Михалыч, – встрепенулся Новоселов. – Я надеюсь, выводы соответствующие вы сделали? На сигнализацию человеческую денег наскребли всем миром?

Тимур подтвердил, что наскребли.

– Только смотри, именно человеческую ставь. Нашу, полицейскую. Ванька, знаю, будет чоповцев своих лоббировать, но ты, Михалыч, прояви бдительность. ЧОП тебе злоумышленника не задержит толком, не досмотрит, в дежурную часть не заберет. Нет у него таких полномочий. А у полиции есть. И реагируем мы на поступающие с пультов охраны сигналы гораздо быстрее. Так что действуй, Михалыч.

Глава 28

Ася отрезала кусочек рыбы, поднесла ко рту. Иван как завороженный следил за ней.

– Хочешь рыбки? Очень вкусная!

– Так что ты хотел сказать насчет денег на операцию? – заинтересовалась Кристина.

– Мы возьмем их у турка.

– Какого еще турка?

– Того самого, что покупал у Ереминых картины. Попросим Федора найти его адрес и спишемся. Ася говорит, там картин много было.

– Да, – согласилась Кристина, – Федор тоже так сказал. Только сначала нужно убедиться, что Еремин не вывез картины. А то мы пригласим турка, а покупать нечего.

– Подождите, – Ася отодвинула тарелку с недоеденной рыбой, – вы хотите забрать картины, не поставив в известность Павла Павловича?

– Мы что – Еремин? – обиделась Кристина. – Конечно же, поставим. Еще и оформим все необходимые документы. Договор, доверенность. Но для начала надо обеспечить сохранность картин.

– А что, если турок покупал картины не потому, что они ему нравились, а из-за личного интереса к художнице? – предположила Ася.

– Вот это-то мы и проверим.

И Кристина, достав листок, дописала еще один пункт: «4. Продажа картин турку».

Конечно же, Ася с Кристиной пожадничали. И Рыбаку, вдобавок к хинкали, перепали и рыба, и картошка, и овощи.

– Так что мы решили с планом? – спросил он у Кристины.

– Утверждаем, как есть, за исключением Асиных пятидесяти тысяч. Сергея Еремина не трогаем, поиски Альбины прекращаем. Перво-наперво решаем дело с операцией. Основной источник финансирования – продажа картин, дополнительные – сын Снегирева и Алексей Еремин. Заключаем с Алексеем Ереминым договор на поиски его родственников, аванс направляем на оплату операции. Утверждаем?

Иван кивнул.

– Получается, если мы откажемся от поисков Альбины, квартиры, оформленные на ее имя, достанутся Еремину? – спросила Ася. – Но ведь это несправедливо.

«Конечно, – подумал Иван, – в идеальном Асином мире зло всегда должно быть наказано. Равно как и мошенник, присвоивший деньги от продажи чужих картин. «Чему нас учит семья и школа? Что жизнь сама таких накажет строго», – вспомнил он Высоцкого. – Давайте не будем играть в графов Монте-Кристо».

– Что скажешь, Ася? – спросила Кристина, но Ася сосредоточенно рассматривала узор на скатерти. – Тогда предлагаю голосовать. Кто за то, чтобы утвердить план?

Рука Ивана взметнулась вверх, не дождавшись конца фразы. Он вопросительно посмотрел на Асю. Пальцы ее правой руки, лежавшей на столе, медленно зашевелились, а затем вся рука начала медленно, словно подчиняясь команде гипнотизера, подниматься.


Вероятно, Сергей Еремин был еще не в курсе случившегося, и, когда Тимур с Иваном приехали в дом лесника, все в нем оставалось в прежнем состоянии. Все стены завешаны картинами, а полотна, которым не хватило места, в несколько рядов стоят на полу. Хорошо, Тимур и Иван приехали на двух машинах, иначе им просто не удалось бы все забрать. Надо сказать, что действовали они на вполне законных основаниях – на руках у них имелся нотариально заверенный договор между агентством «Кайрос» и Снегиревым П.П., согласно которому последний поручал агентству продажу своих картин. Для хранения картин арендовали специальный склад, оснащенный охранной сигнализацией.

Основная работа по первоначальной организации продажи картин легла на Федора.

Он сфотографировал каждое полотно, стараясь, чтобы фотографии как можно точнее передавали цветовую палитру оригинала. Затем создал сайт – почти точную копию сайта Еремина и разместил на нем фото картин. Дело было за малым – связаться с Умутом Кылычем и попробовать продать ему хотя бы часть картин.

Предварительная переписка заняла почти неделю. Федора перебрасывали с одного адреса на другой, но вступить в личную переписку с Кылычем, а тем более поговорить с ним по телефону никак не получалось – персонал строго блюл покой хозяина отеля. Конечно же, никто не рассчитывал, что Умут Кылыч примчится на первый же зов, но и такой проволочки никто не ожидал. Из трех недель, которые дал им доктор из Старска, прошло уже десять дней. Через десять дней они должны перевезти Снегирева в Москву. Место в клинике для него уже забронировано, дело было за малым – найти деньги.

На утреннем понедельничном совещании было решено приступить к запасному пункту плана – связаться с сыном Снегирева и Алексеем Ереминым.

Антон Снегирев – молодой, коротко стриженный мужчина в дорогих джинсах, куртке-косухе и байкерских ботинках появился в офисе «Кайроса» четко в назначенный час. Кристина пригласила его в переговорную, предложила кофе. От кофе он отказался, как, впрочем, и от помощи отцу.

– Я не могу лишить свою семью таких денег, – сказал он. – Я уже помог ему, когда он только заболел. Увез из деревни – это было его желание, поселил ближе к себе. Навещал практически каждые выходные. Оплачивал коммунальные услуги, привозил продукты. Поверьте, если посчитать все, что я потратил на него за эти годы, сумма получится гораздо больше, чем те несчастные копейки, которые он платил матери.

– А вы знали о его диагнозе? – спросила Кристина.

– Да, знал. Я сначала попытался помочь. Пошел по всем родственникам. Но у отца никого нет, вся моя родня – со стороны матери. А для них он – никто. Понимаете? Чужой человек, который не смог стать ни хорошим мужем, ни хорошим отцом. Он жил для своих картин. Почему в таком случае я должен жить для него?

Кристина могла сказать многое. О том, что дети, глядя, как мы относимся к родителям, будут точно так же относиться к нам самим. И что сейчас еще не поздно разорвать этот порочный круг, протянуть руку помощи отцу, чтобы быть уверенным – в старости твои дети поступят точно так же и не бросят тебя на произвол судьбы. Но она понимала – до таких вещей нужно дойти самому. Услышанные от кого-то, они редко воспринимаются как аксиома, редко находят отзыв в душе. Может быть, пройдет несколько лет, и Антон Снегирев повернется лицом к отцу. Главное, чтобы это не случилось слишком поздно.

Все сотрудники «Кайроса» с нетерпением ждали результатов встречи Кристины с Антоном Снегиревым. И когда Кристина вышла, слов не понадобилось – ее глаза лучше всяких слов свидетельствовали о неудаче, которую она потерпела. Вернее, потерпели все они.

Алексей Еремин приехал утром следующего дня. Был он полной противоположностью Сергея Еремина. Высокий, спортивный, с густыми русыми волосами – просто ходячая реклама здорового образа жизни. Он подарил Асе большущий букет мелких розочек в странной обертке, напоминающей рыболовную сеть, чем вызвал скрытое возмущение Ивана. А после его слов: «Вы еще красивее, чем я представлял», – он просто возненавидел торговца мебелью, которого за глаза прозвал «Папа Карло».

Кристина назвала сумму аванса, который необходимо было внести до начала работ. Алексей расходы одобрил, не колеблясь, но попросил неделю для аккумулирования средств. Неделя – это слишком много, заплатить за операцию Снегирева требовалось не позднее понедельника, то есть через пять дней. Да и сумма эта была лишь пятой частью от требуемой.

В пятницу, на очередном совещании, Ася предложила:

– Давайте заберем Снегирева сюда. Не возвращаться же ему в лес. Он может пока пожить у нас. Да, Ваня?

От неожиданности Иван закашлялся, потом неуверенно произнес:

– Ну… это, наверное, можно…

А воображение вмиг нарисовало картину – глухой дед с ходунками в их с Асей квартире. Глухой – это ладно. Вполне терпимо. Но с ходунками? Представились оккупированная ванная, забаррикадированный туалет…

– Вань, это же временно. – Ася почувствовала сомнения жениха.

«Ага! Нет ничего более постоянного, чем временное», – подумал Иван.

И тут слово взял Тимур.

– Этот вопрос можно считать решенным, – сказал он. – Я договорился. Завтра Снегирева перевозят в Москву и, если все будет нормально, во вторник прооперируют.

Тут уж настала очередь Кристины удивляться.

– Подожди, но ведь… Я не поняла!

– Договорился я. Во вторник – операция. Что тут непонятного?

– А деньги?

– Слушайте, давайте пить кофе, – миролюбиво предложил Тимур.

Но Кристине мира не хотелось.

– Пейте сами, – сказала она, – у меня сегодня много работы. Совещание окончилось. Всем спасибо.

– А я бы выпила кофе, – тихо сказала Ася, когда Тимур с Иваном, что-то вполголоса обсуждая, отправились к кофемашине.

– Так вперед, компания есть!

«Слишком резко получилось, – спохватилась Кристина, – Ася может обидеться».

Но Ася и не думала обижаться.

– Я хочу моккачино, – заявила она, – а его можно получить только в кафе.

Да, моккачино в кофейне, расположенной в подвале соседнего дома, готовили непревзойденный. На дне – растопленный шоколад, затем горячее молоко, кофе и плотная молочная пенка. Все это в высоком прозрачном бокале, позволяющем видеть плавное взаимопроникновение слоев друг в друга. Мечта, а не моккачино! А еще к напитку подавались крошечные шоколадки с самыми разнообразными вкусами – миндаля, малины, а также с перцем, солью и чесноком.

– А пойдем, – согласилась Кристина. Она посмотрела на себя в зеркальце, слегка тронула помадой губы.

Провожаемые удивленными взглядами мужской половины «Кайроса», они направились к выходу.

– Мы скоро! – пообещала Ася.

Иван рванул было следом, но Тимур остановил его:

– Пусть идут.


В кафе Кристина заняла столик в дальнем углу, поручив Асе сделать заказ на свой вкус. Шоколадки Ася выбирала долго – хотелось всего и сразу, но страх не влезть в свадебное платье дамокловым мечом висел над ее головой. Подойдя к столику, она застала Кристину в слезах. Кристина и слезы – вещи несовместимые. Она и плакать толком не умела. Вот и сейчас лишь размазывала по лицу некогда безупречный макияж.

Ася не стала забрасывать подругу вопросами. Молча села рядом, успокаивающе похлопала по ладони.

Когда официант принес напитки и поднос с шоколадками, Кристина уже взяла себя в руки. С помощью салфетки устранила потеки туши, припудрила покрасневшие скулы и нос.

Моккачино ожидания Аси оправдал, но вид Кристины, не прикоснувшейся к своему бокалу, не позволял ей в полной мере насладиться напитком. И она ждала. Ждала, когда Кристина сама расскажет, что случилось. Хотя в принципе догадывалась о причине ее слез.

– А давай поедем в понедельник в Москву. Ты и я, – предложила Ася. – Ну и Ваня, конечно. Он меня одну ни за что не отпустит.

И тут Кристина снова заплакала.

– Вы все – каждый за себя. Рыбак, ты, Тимур…

– Я-то каким образом попала в их компанию? Ладно, Тимур с Ваней.

– Почему ты проголосовала за прекращение поисков Альбины? Я рассчитывала на твою поддержку.

– Но Ваня… Он против…

– Вот в том-то и дело! Что бы ни случилось, ты всегда поддерживаешь Ивана.

– Но зато Тимур при любом раскладе поддерживает тебя. Это все знают. Он и в этот раз сделал все, чтобы ты не переживала. Уверена, он потом расскажет, где взял деньги.

– А почему он не сделал этого сейчас? Я вся испереживалась, стараясь раздобыть денег для Снегирева. В результате Тимур сам все решил. А зачем тогда я? Вместо забавной дрессированной обезьянки в цирке?

– Ну, может, он и переборщил немного со своей скрытностью. Но он же всегда был таким – сам по себе. Уж кто-кто, а ты-то лучше всех его знаешь. Кто с ним ездил в Австралию?

– Знаешь, в Австралии он таким не был. А тут… Просто государство в государстве какое-то. И не вздумай нарушить границу. Стрелять на поражение, конечно, не будет, но…

– Попробуй шоколадку! С гранатовыми криспами. Потрясающий вкус!

– Пожалуй, ты права, – задумчиво сказала Кристина.

– Ты же еще не попробовала!

– Я насчет Москвы. Поехали. Проведаем Снегирева. Подождем, пока ему сделают операцию. Только, бога ради, не на машине.


Тимур решение Кристины о поездке в Москву выслушал спокойно. Он почувствовал ее обиду. Понимал, что должен был посвятить ее в свои планы, но до последнего сам не знал – получится все так, как он задумал, или нет.

– Можно тебя на минутку? – спросил он и, дождавшись ответного кивка, прошел в переговорную.

Кристина ожидала услышать объяснения, но вместо этого Тимур спросил:

– Что Ася говорит? Собирается она за Ваню выходить замуж или нет? А то он нервничает.

– Вам, мужчинам, иногда полезно понервничать, – сказала Кристина и вышла из комнаты, нарочито тихо прикрыв за собой дверь.

Тимур остался в переговорной и подозрительно долго оттуда не выходил. Кристина уже думала послать Асю: спросить, не желает ли он кофе. Но тут Тимур вышел. Его непроницаемое лицо было абсолютно спокойно.

Глава 29

В понедельник с самого утра должны были приехать специалисты для монтажа охранной сигнализации. Тимур приехал в офис пораньше и, зная, что Кристины сегодня не будет, устроился за ее столом. Нужно еще купить новые компьютеры. Что за офис без техники? Ни новости посмотреть, ни почту проверить толком. Конечно, все это можно делать с помощью телефона, но на большом экране гораздо эффективнее получается. Кристина с Федором до сих пор таскают свои домашние гаджеты. И если Кристину это вполне устраивает, то Федор периодически жалуется, что к ноутбуку нельзя подключить его любимый монитор с 4к разрешением.

Когда в офис вошли двое мужчин, Тимур сначала решил, что это представители охранного предприятия. Но, во-первых, было еще очень рано – он даже на часы посмотрел на всякий случай, во-вторых, у них не было с собой чемоданчиков с оборудованием. А ведь монтаж сигнализации без инструментов и самого этого оборудования невозможен. Ну и в-третьих, даже если чемоданчики свои они оставили в машине, специалисты по монтажу оборудования не ходят на работу в такой обуви. А обувь у посетителей была самого высшего класса – невооруженным глазом видно. Особенно у мужчины постарше. Лаковые, из кожи аллигатора, туфли первого, на вкус Тимура, чересчур громко заявляли о своей высокой цене. У второго, невысокого мужчины лет пятидесяти, ботинки в строгом классическом стиле были, несомненно, ручной работы.

– Здравствуйте, – сказал первый, – мне нужна Кристина Сергеевна.

Судя по произношению, русский язык для него явно был не родным.

Тимур ответил, что Кристина Сергеевна, к сожалению, в командировке, но он, ее заместитель, Молчанов Тимур Михайлович, готов оказать любую посильную помощь.

Человек в туфлях из кожи аллигатора повернулся к своему спутнику и что-то сказал не по-русски. Тимур весь обратился в слух, чтобы уловить хоть одно знакомое слово, но тут дверь с шумом распахнулась, и в офис влетел Федор.

– Михалыч! Смотрите, что я купил! – В руках у программиста были три картонные коробки, в которые обычно упаковывают пиццу.

– Федор, у нас гости, – попытался урезонить сотрудника Тимур.

– Так им тоже хватит! – обрадовался Федор, чуть уменьшив громкость. – Заводите свою машинку, будем пить кофе с пиццей. В «Самурае» акция – две берешь, третья в подарок. Вот я и купил.

«Туфли из аллигатора» с удивлением воззрился на эту вакханалию и что-то зашептал своему спутнику.

Тут Федор, сгрузив коробки на стол, заметил, наконец, второго гостя и растерянно сказал:

– Это… как там… Умут эфенди! Мэрхаба! – И он изобразил что-то похожее на поклон.

Второй гость удивленно посмотрел на него и, немного помешкав, протянул руку:

– Мэрхаба.

Тимур заметил, что, несмотря на густую седину в коротко стриженных волосах, глаза у гостя молодые, ярко-карие. Умут эфенди? Умут Кылыч? Вот так просто, без предварительной договоренности у них в офисе? Тимур просто глазам своим не верил. А Федор молодец – сразу понял, кто есть кто. Вот что значит интернет. Нет, надо срочно покупать компьютер и не просто читать и слушать, а еще и видеть.

– Здравствуйте! – сказал он.

– Умут-бей не мог приехать сразу, как только узнал про картины, потому что готовился к приему новой гостиницы. – Фраза звучала не очень по-русски, но Тимур понял, о чем идет речь.

Умут Кылыч, владелец трех гостиниц в Бодруме, в тот момент, когда они с таким нетерпением ждали его ответа, достраивал четвертую. То есть достраивали, конечно, строители, а Умут-бей контролировал процесс и готовился к праздничному банкету.

И Тимур представил этот праздник: море, крик чаек, разряженные гости, фейерверк, взрывающий ночное небо. Фуршет, шампанское. Что-то это ему напоминало. Наверное, несостоявшийся свадебный банкет.

– Умут-бей, – продолжал между тем переводчик, – хочет посмотреть картины.

– Разумеется. Они находятся на складе, тут, неподалеку, и если господин Кылыч не возражает, я мог бы вас туда отвезти.

Судя по выражению лица, предложение это переводчик принял без восторга.

– Понимаете, – попытался объяснить Тимур, – если бы вы заранее предупредили о своем приезде, мы бы…

Умут-бей что-то сказал по-турецки, и переводчик сообщил:

– Умут-бей готов поехать с вами.

– И я! – зашептал Лебедев. – Тимур Михайлович, пожалуйста, возьмите меня с собой.

– Нет, Федор, мы же не можем бросить офис, кто-то должен обязательно остаться. Тем более сейчас должны приехать монтировать сигнализацию.

– Ща, Тимур Михайлович, я обеспечу сидельца.

Он пощелкал по экрану своего телефона и едва слышно сказал:

– Где ты? – Выслушал ответ собеседника и добавил: – Давай скорей. Я пиццу купил. Три пиццы. Ага, жми, поддай жару. Конечно, кофе есть!

Тимур не знал, с кем разговаривает Лебедев, но готов был голову дать на отсечение, что Умут-бей с интересом прислушивается к разговору. А значит, понимает по-русски больше, чем хочет показать.

Буквально через пару минут, под истошный звон колокольчика над входной дверью, в офис влетел Руслан Ларин. Сначала он увидел стопку коробок с пиццей, потом двух незнакомцев, а лишь затем хозяев офиса – Тимура и Федора.

– У вас под окнами кто-то шляется, – сообщил Ларин.

– Вот, Тимур Михайлович! – Федор довольно заулыбался. – Руслан отлично проконтролирует процесс подключения сигнализации, а мы поедем. Да? Поехали, Тимур Михайлович! У гостей время дорого.

Тимур снова перехватил взгляд Умут-бея. Похоже, тот был не против присутствия Федора, и сказал:

– Ладно, едем.

– А мне что делать? – спросил Ларин.

– Работай, – разрешил Федор. – Ешь пиццу. Звони, если что понадобится.


Под окном гостей ждал белоснежный «Мерседес».

– Предлагаю поехать на моей машине, – сказал Тимур.

Умут-бей и переводчик обменялись парой коротких фраз, после чего переводчик важно кивнул:

– Умут-бей не возражает.


Тимур понимал, что в таком виде, как они есть, картины показывать нельзя. Вообще-то, нужно было их заранее развесить или хотя бы расставить. И чего он раньше об этом не подумал? Все-таки хорошо, что Федор поехал с ним. Даже несмотря на всю его эксцентричность.


Умут-бей ходил между полотен, придирчиво рассматривал их, всматривался в подпись художника и одобрительно цокал языком. Потом он увидел чайку за стеклом. Ту, что, по мнению Лебедева, изображала Асю. Долго смотрел на нее, а потом на русском языке сказал:

– Да, это она.

Глава 30

Суета, которая непременно предваряет каждую поездку, полет на самолете, ночная Москва в окнах отеля – все это вытеснило из головы Кристины разочарования последнего дня. Да, Тимур – непростой человек, но он ценный сотрудник, и пора принимать его таким, какой он есть. Вот только что-то внутри Кристины сопротивлялось тому, чтобы Тимур был просто сотрудником.

Сразу после заселения в гостиницу сотрудники «Кайроса» отправились в клинику к Снегиреву.

Им очень хотелось поговорить с хирургом, который будет оперировать Павла Павловича, но он был занят, и медсестра проводила их в палату, пообещав сообщить, как только доктор освободится.

– Только вас слишком много, – строго сказала она. – Я могу пропустить только двоих.

– Я останусь, – сказал Рыбак. Атмосфера больницы действовала на него гнетуще, но раскисать было никак нельзя, ведь он несет ответственность за Асю с Кристиной.

Обнаружив в коридоре несколько удобных кресел, он сел, прихватив с журнального столика какую-то брошюру. И тут же зазвонил телефон. «Тимур» – увидел Рыбак и нажал на зеленую трубку.

– Приветствую, Иван! Как вы там?

– Нормально, в больнице сейчас. Девчонки с дедом разговаривают, а я сижу в коридоре.

– Это хорошо, что сидишь. У нас тут такие дела произошли.


И Тимур рассказал о неожиданном визите Умута Кылыча.


Осмотрев картины, турецкий гость изъявил желание купить их все. Оптом.

Тимур, разумеется, не возражал. Когда зашел разговор о цене, Тимур решил перестраховаться и попросил пятьсот тысяч долларов. После яростного торга сумма уменьшилась до трехсот тысяч.

– Разумеется, я готов купить картины, которые еще будут написаны, – сказал Умут-бей.

Тут Тимур признался, что художнику завтра удаляют опухоль головного мозга, а потому, будут или нет написаны новые картины, ведает только Господь Бог. То ли Тимур был настолько убедителен, то ли тема онкологии имела для Умут-бея особое значение, но он переменил свое мнение и заплатил первоначально запрошенную Тимуром сумму. Пятьсот тысяч.

– То есть как заплатил? – не поверил Рыбак.

– Очень просто. Деньги уже у нас на расчетном счету.

– Круто!

– Но это еще не все. Слушай дальше.

Время было обеденное, и Тимур предложил гостям перекусить. Ну, это он так сказал. На самом деле, не желая ударить лицом в грязь, Тимур отвез гостей в «Грецию» – один из лучших ресторанов в городе. Владел заведением давний друг «Кайроса» Прохор Тарасов. Поэтому сотрудников фирмы в ресторане знали и всегда угощали самыми вкусными блюдами.

К удивлению Тимура, Умут-бей отпустил своего помощника, а Федор Лебедев самоликвидировался, объявив, что побежит в офис к Руслану, посмотрит, как там у него дела. Таким образом, они с турецким бизнесменом остались вдвоем в уютном кабинете, куда пускали только самых дорогих гостей.

Официант принес вино, закуски и удалился.

Умут-бей с видом знатока рассматривал ресторанное убранство – тяжелые бордовые драпировки на стенах, массивный стол, мягкие кресла на гнутых ножках, имитирующих львиные лапы.

– Почему вы выбрали именно этого художника? – спросил Тимур, наполняя бокал гостя греческим вином.

– Четыре года тому назад я готовился открыть третий отель в Бодруме, и хотел, чтобы он был особенным. Два других отеля оформлены в турецком стиле: османский текстиль, мебель из натурального дерева, перламутровые инкрустации, бронза и бархат. Но потом мне захотелось чего-то особенного. В моих отелях отдыхает много ваших соотечественников, и я подумал, что неплохо было бы добавить к восточному колориту немного колорита российского. Чуть-чуть. Я рассматривал много разных вариантов декора, но остановился на этих картинах. Они самобытные и при этом яркие, теплые и очень позитивные. Способны улучшить даже самое плохое настроение. Если когда-нибудь будете в Бодруме – добро пожаловать, посмотрите и убедитесь.

Умут-бей поднял бокал и сделал небольшой глоток.

– Неплохое вино. Очень даже неплохое. Хотя я предпочитаю наши турецкие вина. Кстати, я догадывался, что картины пишет не Альбина.

– Почему? – заинтересовался Тимур.

– Эти картины только внешне простые. В них очень много жизненной философии, которая требует уединения и сосредоточенности. У Альбины же была совсем другая душевная организация. Она постоянно бродила по московским улицам. Пыталась как-то меня вытащить на прогулку, но я быстро сдался. Похоже, она действительно перенесла какую-то очень сильную травму, но не ту, о которой рассказывал ее муж. Все это было до аварии.

Кстати, ее даже звали не Альбиной. Полина Исаева – вот как ее звали.

– Откуда вы узнали?

– Она сама мне написала. Когда я первый раз встретился с ней и ее мужем, она отказалась отдать одну картину. Сказала, что на ней изображена ее мать. А картина была очень сильная. Она сейчас висит в моем кабинете в стамбульском особняке.

– Но ведь вы сказали, что она не продала вам картину.

– Не продала. Но этой весной я получил посылку. Картина и записка. Всего два слова: «Простите и прощайте». И подпись – Полина Исаева. Я почему-то подумал, что она собралась свести счеты с жизнью, и эта записка – ее прощальное письмо…


– Извини, Тимур, девчонки вышли из палаты, – вынужден был прервать рассказ Молчанова Иван. – Идут на беседу с хирургом. Я схожу с ними, а потом тебе перезвоню, лады?

– Лады, – согласился Тимур.

То ли Асе показалось, то ли это действительно было так, но Снегирев выглядел гораздо лучше, чем в больнице в Старске.

– Спасибо вам, – сказал он. – Спасибо тебе, голубка.

И, не сдержавшись, заплакал.

– Все будет хорошо. – Ася взяла его за руку. – Я точно знаю.

– Это опухоль плачет, не я, – успокоил ее Павел Павлович.

В это время в палату заглянула медсестра и пригласила посетительниц на беседу с лечащим врачом Снегирева.

Хирург Леонид Николаевич Асе очень понравился. Лет сорока, высокий, крепкий, спортивный. Во всем его облике чувствовалась такая сила и уверенность, что в сказанное им верилось безоговорочно.

– Технически операция по удалению опухоли не представляет труда, – сказал он, показывая на снимки, висящие на подсвеченной панели. – Опухоль абсолютно доступна. Сложность в том, чтобы не нарушить жизненно важные центры, которые уже затронуты опухолью. От этого зависит качество жизни пациента в послеоперационный период. Мы же хотим, чтобы наш Павел Павлович мог слышать и ходить.

– И рисовать, – добавила Ася.

– И рисовать, – согласился Леонид Николаевич. – Чтобы избежать осложнений, операция проводится в условиях нейрофизиологического мониторинга, который в нужный момент дает знать хирургу, когда нужно остановиться.

– А что потом? Облучение? Химиотерапия?

– Мы сегодня взяли у Павла Павловича биопсию. Если анализ подтвердит, что опухоль доброкачественная, то ничего этого не потребуется.

Иван слушал доктора, а в голове его зрела некая мысль. Что-то в рассказе Тимура разбудило его интуицию. Шестое чувство нашептывало Ивану нечто важное, пусть он пока и не мог конкретизировать свои ощущения.

После беседы с врачом девчонки хотели снова пойти к Снегиреву, но медсестра не пустила их. Больному только что сделали укол снотворного, ему нужно отдохнуть перед операцией.

Глава 31

– У нас есть повод для праздника, – сказал Рыбак, выйдя из клиники и с наслаждением вдыхая свежий, пахнущий осенью воздух.

– Рано еще, нужно дождаться результатов операции, – возразила Ася.

– В мире происходят и другие события, не только операция Снегирева.

– Рассказывай, мы с Асей уже достаточно заинтригованы, – скомандовала Кристина.

И Иван рассказал о визите турка, о сумасшедшей сумме, которую он заплатил за картины. Рассказал и о том, что настоящее имя Альбины Полина. Полина Исаева. И тут он вдруг понял, что нашептывала ему его интуиция.

Анастасия, администратор отеля, где остановились Еремины, сказал, что Альбина называла фамилию разведчика из советского сериала.

Он тогда спросил:

– Штирлиц?

Она сказала:

– Нет.

И он снова спросил:

– Тихонов?

И она снова сказала:

– Нет.

А фамилия разведчика была Исаев! Максим Исаев! Она искала человека по фамилии Исаев! Нашла и уехала с ним. Причем уехала на его машине, поэтому ни таксисты, ни водители автобусов ее не видели.

Он резко остановился и сказал:

– Надо ехать на Домбай!

– Ваня, что случилось? – Ася озабоченно заглянула в его глаза.

– Я, кажется, знаю, куда делась Альбина Еремина.

– И? – спросила Кристина.

– Ты же хотела ее найти! Я по глазам видел, что хотела.

– Но ты же не хотел!

– Это я тогда не хотел, когда у нас полмиллиона долларов не было, – подражая почтальону Печкину, заявил Иван. – А теперь очень даже хочу.

– Я тоже хочу, – согласилась Кристина.

– И я, – подтвердила Ася.

– Мне просто на самом деле интересно, что с ней случилось и почему, – сказала Кристина. – И когда мы отказались от поисков, мне стало как-то не по себе. Появился какой-то внутренний дискомфорт.

– Я заметил. Особенно когда вы с Асей отправились пить моккачино, а потом вернулись с вытянутыми физиономиями. И что мне теперь с вами делать? Бросить здесь одних без присмотра не могу.

– Зачем бросать? – Кристина пожала плечами. – Поедем втроем. Только узнаем, как прошла операция Снегирева, и поедем.

С утра зарядил мелкий осенний дождь, подул ветер, срывая листья с деревьев и засыпая ими землю. К Снегиреву их снова не пустили и вообще попросили не мешаться под ногами.

Ася тут же принялась что-то строчить в своем ноутбуке. У Кристины в сумочке оказалась электронная книжка, и она с головой ушла в чтение. Один Иван, не зная, чем заняться, мерил шагами больничный коридор. Почему-то ему казалось, что операция продлится до конца дня, и когда через два часа к ним подошел Леонид Николаевич и сказал, что все прошло успешно, не поверил своим ушам.

К этому моменту дождь закончился, и, хотя небо оставалось хмурым и сумрачным, на душе стало гораздо светлее.

– Ну, поехали? – спросил Иван своих спутниц, и те в унисон ответили:

– Да!


И все-таки на машине добираться до Домбая было гораздо удобнее. Пока они заехали в гостиницу за вещами, добрались до Домодедово, дождались самолета, долетели до Минеральных вод, а оттуда на перекладных доехали до «Высокой горы», где Иван решил остановиться, прошло одиннадцать часов. На своем «Форде» он добрался за четырнадцать. Но, путешествуя на «Форде», он ни от кого не зависел, не должен быть подстраиваться под расписания и действовал исключительно по собственному разумению. Нет, в следующий раз он поедет только на машине.

За стойкой портье они обнаружили Анастасию. При виде Ивана она радостно взвизгнула, что вызвало легкое недоумение у Аси. С чего бы это она так радовалась приезду чужого мужчины? Но тут появился Артур, и Ася успокоилась.

Гостиница стояла абсолютно пустая, и гостям выделили самые лучшие номера: Кристине – апартаменты с камином, а Ивану с Асей – номер для молодоженов. Никаких особых преференций это расселение им не принесло, потому что камин не разжигался, а номер для молодоженов отличался от Кристининого только отсутствием камина. Ну, еще в нем была одна большая кровать, а у Кристины две поуже. Зато на ужин Анастасия накормила их очень вкусным пловом.

Иван заранее составил список всех гостиниц Домбая. Их оказалось больше шестидесяти. Конечно, эффективнее было бы разделиться и обходить каждому свой участок, но Иван не собирался отпускать от себя Асю ни на шаг. А предлагать Кристине ходить одной, в то время как они с Асей будут вдвоем, ему показалось неправильным. Поэтому, позавтракав хычинами с горячим чаем, они все вместе пошли по центральной улице поселка, заходя во все подряд отели, работники которых, как на подбор, оказались людьми приветливыми и доброжелательными. И уже в восьмой по счету гостинице с романтическим названием «Звезда» девушка-администратор, покопавшись в регистрационной книге, сообщила, что у них действительно останавливался Павел Исаев. Приехал двенадцатого марта, номер снял на десять дней, но четырнадцатого уехал. Сказал, что встретил друзей, снявших апартаменты, и хочет перебраться к ним.

– Он был один? – спросил Иван у администратора.

– Похоже. Хотя видите: в журнале поставлен плюсик. Это значит, в номере было дополнительное спальное место. Обычно такие берут, когда приезжают с ребенком. Кровать маленькая, взрослый не поместится.

А еще в регистрационном журнале нашелся номер машины Павла Исаева. Без марки автомобиля, только номер. Но Ивану и этого было достаточно.

Он тут же позвонил Сергею Новоселову, продиктовал ему номер автомобиля и фамилию владельца.

Немедленного ответа Новоселов не обещал, и друзья решили, что успеют подняться по канатной дороге на самый верх горы.

От дикой красоты природы захватывало дух. Сыщики зашли в кафе, откуда открывался величественный вид на горные пики, и сидели, не сводя глаз с окружавшего их белого безмолвия.

Ася готова была просидеть так всю оставшуюся жизнь, но тут у Ивана зазвонил телефон.

– Да, записываю, – сказал Иван. – Москва? Как удачно. Спасибо! Конечно… Да понял я, понял.

Иван посмотрел на Асю и Кристину:

– Итак? Возвращаемся?

Глава 32

Погода в Москве разительно отличалась от погоды на Домбае. Если в горах осень была золотой, нарядной, солнечной, то столица встретила их промозглой сыростью и мелким секущим дождем. Пока они добрались до онкологической клиники, у Ивана промокли ноги. Нет, на машине гораздо лучше. Пробки – ерунда. Главное – независимость. От погоды и, что самое главное, от человеческого фактора.

В клинике им сразу же разрешили навестить Снегирева. По мнению Рыбака, выглядел старик не очень. Но Ася с Кристиной радостно хлопотали вокруг него, пытались поправить одеяло и подушку, наперебой делились впечатлениями о домбайских красотах, и к концу их краткосрочного визита в Пал Палыче произошли какие-то неуловимые изменения. Какие конкретно, Рыбак затруднялся сказать, но, несомненно, они произошли.

Покинув больницу, они отправились на поиски Павла Исаева. Словоохотливый таксист довольно быстро – по московским, конечно, меркам – довез их до нужного дома. Неподалеку от подъезда Рыбак приметил черный «Мицубиси Паджеро» с номерами, которые он диктовал Новоселову. Значит, Исаев дома. Во всяком случае, никуда не уехал. Однако на звонок домофона никто не отвечал. Иван попробовал позвонить в соседнюю квартиру.

– Да? – ответил недовольный мужской голос.

– Извините, я ищу вашего соседа Павла Исаева.

– Да пошел ты! – возмутился мужчина.

Иван набрал номер следующей квартиры. Ответа не последовало. И только с шестой попытки ему повезло.

– Это Артема папа? – спросил детский голос. – Они пошли в кино. Артем рассказывал, что пойдут в воскресенье. Сегодня же воскресенье – и они пошли. А я болею и сижу дома.

– Спасибо! – поблагодарил неожиданного помощника Иван. – Выздоравливай.

И что теперь делать? Вдруг после кино они решат зайти куда-нибудь пообедать? Он бы обязательно пошел на их месте. И снова пожалел об отсутствии машины. Сейчас бы сидели в тепле и сухости, попивая кофе из термоса. А так, не ровен час, Ася промокнет и заболеет. С нее станется. Разумеется, автомобиль можно взять и напрокат. Но для Ивана это было равносильно тому, как бежать марафон во взятых напрокат кроссовках. Он должен быть уверен в своем «железном коне» на все сто. А иначе лучше пешком.

И тут он их увидел. Мужчина и женщина шли, держа за руки ребенка. Он что-то радостно рассказывал, а родители молча слушали и улыбались. Это, безусловно, была она. Альбина. Или Полина.

– Здравствуйте! – обратился Иван к женщине. – Полина Исаева?

– А в чем, собственно, дело? – спросил мужчина, аккуратно отстраняя женщину плечом.

– Мне нужно поговорить с вашей женой, – и Иван показал свое удостоверение.

Но Павел Исаев (а в том, что перед ним именно он, Рыбак абсолютно не сомневался) оказался не лыком шит и резко ответил:

– Это удостоверение частного детектива. Моя жена не будет с вами разговаривать. Если вы будете настаивать, мне придется вызвать полицию.

– Здравствуйте, – раздался за спиной голос Аси. – Не надо полиции, Альбина. Вы не представляете, как долго мы вас искали.

– Вы обознались, девушка. Мою жену зовут Полина. – Исаев явно начинал злиться. Казалось, еще секунда, и он набросится на Ивана с кулаками. – Дайте пройти.

– Паша, – Полина сказала это очень тихо – даже не сказала, а прошелестела. Но Павел Исаев услышал и мгновенно отступил. – Паша, вы идите домой, а я поговорю.

– Ты уверена?

– Да, пожалуйста. Все в порядке.

– Давай наоборот: вы поговорите дома, а мы с Артемом съездим в батутный парк. Я ему давно обещал. Да, Артемка?

Сын ответил таким громогласным «Ура!», что у Ивана чуть уши не заложило.

– А ты, – продолжал Павел, – как освободишься, подъедешь. Устраивает такой вариант?

Полина кивнула и, обернувшись к Асе с Иваном, сделала приглашающий жест рукой.


– Можете не разуваться, – разрешила хозяйка, когда они оказались в квартире.

Иван решил разрешением пренебречь – уж очень ему хотелось избавиться от промокших насквозь туфель, и, оставляя за собой мокрые следы, зашагал в комнату.

– Чаю? – предложила Полина.

Никто не отказался.

– Это у вас такие мокрые ноги? – раздался из коридора ее голос, и Иван смутился. Почувствовал себя напроказившим школьником, ожидающим своей участи под дверью кабинета директора.

– Это… ничего… высохнут, – промямлил он.

– Не высохнут. Держите. – И Полина вручила Рыбаку пару мягких тапок из овчины. – Носки можете снять, и вместе с туфлями – на батарею.

Рыбак от предложения отказываться не стал.

Детективы устроились на диване. На маленьком столике перед ними выстроились чашки с чаем, розетки с вареньем, вазочки с печеньем и коробка конфет. А Полина села в кресло и начала свой рассказ.

Глава 33

Полине Исаевой очень нравилось покупать вещи для будущего сына. Нет, она не сметала с полок все подряд, хотя средств хватало – ее муж, Павел, был собственником небольшой, но довольно успешной фирмы, разрабатывающей проекты систем электроснабжения и наружного освещения.

Узнав, что скоро станет отцом, Павел предложил Полине переехать в деревню, где он вырос, где жила его мать и где, по его мнению, малышу будет намного лучше, чем в пыльном и шумном городе.

Не все доводы мужа нашли отзыв в душе Полины. Она считала, что ребенок с малолетства должен привыкать к той среде, в которой будет жить всю свою сознательную жизнь. К тому же до женской консультации, где Полина в положенные сроки стала на учет, добираться было непросто. Но самой главной причиной, которую она предпочитала держать при себе, была свекровь, Надежда Михайловна, с которой у Полины не сложилось доверительных отношений. И вообще никаких не сложилось. Как почти любая мать, Надежда Михайловна считала, что девушка без высшего образования не может быть подходящей парой ее сыну, блестяще закончившему университет.

Однако деревенский дом, стоявший посреди фруктового сада и утопавший в цветах, Полине пришелся по душе. Было лето, слабый ветерок раскачивал качели, наверное, еще для Пашки повешенные на старой, наполовину засохшей яблоне. Радовали глаз разбросанные по двору островки цинний всех цветов радуги. Во времена Полининого детства эти цветы называли майорами. Маленькая Полина любила мастерить из них куколок: цветок – бальное платье, бутон – головка. Тогда они еще не знали, кто родится – мальчик или девочка. А вдруг девочка? Будет кататься на качелях и рвать цветы, вызывая недовольство бабушки. Впрочем, нет. Все бабушки обожают внуков и с гордостью рассказывают об их шалостях соседкам. К тому же отец Павла, ныне покойный, будто предвидя ситуацию, разделил дом на две части, устроив для каждой отдельный вход и даже отдельную калитку. Так что жить со свекровью предстояло формально под одной крышей, но, к счастью, вроде как в разных домах. А еще переезд в деревню позволял Полине уйти с поднадоевшей работы в централизованной бухгалтерии, где она выполняла обязанности кассира. И когда транспортный вопрос был решен путем покупки симпатяги «Дэу Матиса», а в доме сделан косметический ремонт, семья Исаевых переехала в деревню Пятихатки.

Поначалу Полина все силы бросила на обустройство гнезда. Почти каждый день ездила в город в поисках каких-то особых штор, вазочек, подушечек. А потом полюбила гулять по детским магазинам. В какой-то момент Полина поняла, что эти прогулки стали одной из главных составляющих ее жизни. Тогда она уже знала, что родится мальчик. Темыч. Так они с Пашей решили назвать будущего сынишку – Артемом, Темычем. Полина заходила в детский магазин, с благоговейным трепетом перебирала милые вещички, и в какой-то момент, словно толчок откуда-то, из середины едва начавшего округляться живота говорил – вот оно, подойдет. Она брала понравившуюся одежку и всю дорогу домой мысленно обсуждала ее с еще не родившимся сынишкой. Иногда ничего подходящего не находилось, но это было не страшно. Главное, Полина чувствовала – сама атмосфера магазина делает их с Темычем ближе. Хотя куда уже ближе, ведь они, как в песне, скованы одной цепью. Дома она стирала покупки специальным детским порошком – только руками, никакой машинной стирки, сушила, тщательно отглаживала и в специально для такого случая купленных пакетах складывала в новенький комод.

– И к чему это? – возмущалась свекровь Надежда Михайловна. – Заранее покупать вещи для новорожденного – плохая примета. А вдруг с ребеночком что случится?

– Что с ним может случиться? – каждый раз отвечала Полина. – Мы живем в экологически чистом доме, с Пашей кучу анализов сдали, сами здоровы, и ребеночку не в кого родиться больным.

Но подобно капле, точащей камень, разговоры эти не могли не влиять на уверенность Полины в благополучном исходе беременности. Нет-нет, да и вспорхнет в мыслях черное: «А вдруг?» Посоветоваться бы с кем-нибудь. Да не с кем.

Мама Полины жила в Иркутске – уехала туда с новым мужем, и грузить ее своими проблемами не хотелось. Да и не обсудишь такие вещи по телефону. А как по-другому? Бросить Пашку и лететь к матери? Оно, конечно, здорово было бы повидаться. Но как оставить мужа под одной крышей с «пятой колонной» – так Полина про себя звала свекровь. Дом хоть и был разделен на две части с отдельными входами, но что значит отдельный вход для любящего материнского сердца? Для нее разделяющая их с сыном стена была пустой формальностью. Ей нравилось приходить к сыну рано утром, на зорьке. Принести купленного у соседки козьего молочка и, пока сын с женой досыпают, сварганить блинчиков. Мягких, ажурных – из магазинного молока хоть в лепешку разбейся такие никогда не получатся. Или затеять в выходные генеральную уборку в саду. Подумаешь, у молодежи свои планы были! Успеется! А вот мама не вечная. Сегодня есть – а завтра того… Кто им, птенчикам, не приспособленным к этой жизни, поможет?

Полина поначалу старалась изо всех сил понравиться свекрови, а потом поняла, что эффект от ее усилий прямо противоположен ожидаемому, и пустила все на самотек, лишь изредка позволяя себе фразы типа: «Зря вы, Надежда Михайловна, я бы сама…»

– Она у тебя чокнулась на почве беременности. Все мозги ушли в пузо!

Слова предназначались Павлу, и Полина услышала их совершенно случайно. Можно было, конечно, возмутиться, но в тот раз она была отчасти согласна с Надеждой Михайловной. Действительно, зачем, скажите на милость, ей понадобилось покупать Темке лыжи? Ладно, ползунки и комбинезончики. Но лыжи? Причем не короткие и широкие, с округлыми концами, а настоящие лыжи для довольно-таки взрослого ребенка. Но эти мысли появились гораздо позже. А тогда, в магазине… Увидев лыжи, Полина вдруг поняла, что во что бы то ни стало должна их купить. Как будто вся ее дальнейшая жизнь зависит от того, приобретет она эти лыжи или нет. Замечательные лыжи, удачная комбинация дерева и пластика. Специальные насечки от нежелательных откатов. Не лыжи – мечта! И главное – Темке очень понравились. Полина почувствовала, как он радостно зашевелил ручками. Ни на миг не сомневаясь, она пошла к кассе.

И только на подъезде к дому уверенность в правильности покупки стала ослабевать, уступая место неловкости от того, что придется объяснять причины, побудившие ее совершить столь странный поступок. Нет, не перед Павлом отчитываться. Он любую ее покупку одобрит, ни секунды не сомневаясь. А вот Надежда Михайловна… Мелькнула даже мысль не показывать ненужную «обновку» свекрови. Оставить до лучших времен в машине. Наверное, изменение гормонального фона при беременности действительно что-то делает с мозгами будущих матерей.

– А мне нравятся лыжи, – сказал Павел вечером, когда материнское бдительно око отправилось вместе с хозяйкой на свою половину. – Мы в универе на зимние каникулы гоняли на Кавказ. Вот веселые были времена. Обязательно сына отвезем. Да? Лыжи лет на пять? Вот пять исполнится – и махнем. Теберда, Домбай, Эльбрус… Эх! Какая ты у меня все-таки молодец!

И столько счастья было в его глазах, что Полина успокоилась. Сверлившее мозг чувство неловкости исчезло. Теберда, Домбай, Эльбрус… Слова звучали как обещание счастья, свободы, белого снега, синего неба и слепящего солнца. А еще любви – открытой, во весь голос, а не шепотом, чтобы, не дай бог, не услышали за стеной.

После лыж Полина уже ничего для Темыча не покупала. Да и живот вырос настолько, что за рулем было тесно. Полина и без руля чувствовала себя перезревшим фруктом, грозившим вот-вот лопнуть и выдать на свет выпестованную косточку.

Теперь она почти все время находилась в обществе Надежды Михайловны. Даже к врачу ездила с ней – в город добирались с Пашей, а обратно на такси. Когда до родов осталось совсем ничего, она собрала необходимые вещи. Долго выбирала, что взять Темычу.

– А помнишь, у Любочки внучка родилась почти пятикилограммовая? – спросила Надежда Михайловна.

– И что? – Полина положила в сумку пакетик с чепчиком – самым простым беленьким, бязевым с девчачьими рюшами, и еще один – байковый, с хохочущими мишками и медвежьими же ушками на макушке.

– Так мала оказалась вся заранее купленная одежка! – радостно сообщила свекровь. – Пришлось надевать, что добрые люди дали.

Полина собралась возразить, и тут тело пронзила нестерпимая боль. Она дико вскрикнула, согнувшись пополам и обхватив руками живот. Нет, конечно же, Полина ходила на курсы подготовки к родам и была готова к боли. Но не к такой.

– Что с тобой, детка?

Боль немного отступила, и за эту «детку» Полина простила Надежде Михайловне блины спозаранку и некстати устроенные «субботники» в саду. Хотела сказать что-то в ответ, но тут очередной, более сильный приступ скрутил ее. По ногам потекло что-то горячее. Полина попятилась к стенке и медленно сползла на пол.

– Я… я, кажется, рожаю… Воды отошли…

Все было неправильно. Она рассчитывала при первом намеке на схватки вызвать такси и отправиться в роддом. Но, похоже, времени у них с Темычем было не так уж много.

– Да что же это! Сейчас! – Надежда Михайловна ураганом прошлась по комнате.

Через пять минут, показавшихся Полине пятью веками, в дверях появился Коля, сын той самой соседки, у которой свекровь покупала молоко. А еще через пять Надежда Михайловна с Колей вывели с трудом передвигающую ноги Полину к калитке, за которой их дожидался верный «Матис».

Полулежа на заднем сиденье, Полина кусала губы, пытаясь удержать крик.

– Дыши, детка, дыши, – увещевала Надежда Михайловна. – Немного осталось.

Да какое там немного! Полина дышала, как могла. Но когда очередной приступ боли настигал ее, сил на дыхание не оставалось. От понимания, что Темычу еще хуже, чем ей, боль, казалось, во сто крат усиливалась.

Когда «Матис» долетел до роддома, у Полины уже не оставалось сил выйти из машины. Надежда Михайловна с Колей буквально выволокли ее и помогли лечь на каталку.

Она, наверное, на какое-то время потеряла сознание от боли, а когда очнулась, врач, совсем еще молодой мужчина, медленно водил по ее животу датчиком УЗИ.

– Что с моим сыном, доктор? – закричала она. Голос прозвучал как выстрел сквозь пуховую подушку.

– Резкое урежение сердцебиения. Будем оперировать.

– Как это оперировать? Кесарево? Но почему? Я же должна с мужем рожать. Сейчас Паша приедет…

Тут очередной приступ боли заставил ее содрогнуться. Крик прорезал тишину коридора. Полина уже ничего не слышала, лишь чувствовала прикосновения чьих-то рук, неясные голоса. Кто-то сказал: угрожающий разрыв матки. Зачем угрожающий? Кому угрожающий? Темычу? Те-е-е-мы-ыч!

В руку впилась игла. Тело растворилось, распалось на молекулы и полетело в темноту, наполненную такими же молекулами чьих-то растворенных тел. Они перемешивались, проникали друг в друга. Вспомнилось из школьной программы смешное слово диффузия. Ди-фу-фу-фузия. Полина попыталась засмеяться, но в этот же момент страшно перепугалась: если она смешалась с чужими телами, как ей удастся вернуться? Неужели она так и останется навсегда этой быстро несущейся в темноте массой?

А потом раздался голос. Женский, незнакомый, решительный.

– Полина! – требовательно звал он. – Полина! Исаева!

Частички Полины понеслись на этот зов, отталкиваясь от частичек чужих и притягиваясь друг к другу, выстраиваясь в определенный природой порядок.

Сквозь туман на Полину смотрели чьи-то внимательные глаза.

– Как самочувствие? – спросили они.

Глаза не говорят, это сон…

– Попробуй сжать мою руку, – потребовали глаза.

Туман немного рассеялся, и теперь Полина увидела голубую шапочку и маску, скрывавшую нижнюю часть лица. Медсестра. Захотелось что-то сказать, но не вышло. В горло словно мешок песка высыпали.

Полина шевельнула пальцами.

– Хорошо, – похвалила ее медсестра. – Сейчас я выну трубку, и ты должна будешь дышать сама. Готова?

Полина попыталась кивнуть, но не смогла и закрыла глаза.

Что-то звякнуло, щелкнуло. Мешок в горле сдулся, оставив ощущение жжения, словно при ангине.

– Мой сын… – прошептала Полина. – Где он?

– Он в детском отделении. С ним все в порядке. Ваши муж и мама его уже видели. Отдохнете немного, и вам его принесут.

Что-то странное было в интонации медсестры, и слова, вместо того чтобы успокоить Полину, разбудили в ней тревожные подозрения.

– Я не устала, принесите мне ребенка, – заявила она, стараясь по возможности избавиться от неприятной дрожи в голосе.

– Я сейчас позову врача, – и медсестра растаяла, словно и не было ее.

Врач все не шел, и вскоре усталость или медикаменты, а скорее и то, и другое погрузили Полину в подобие сна. С одной стороны, она вроде как спала, но с другой – понимала все, что происходит. Видела, как медсестра меняет флаконы на стойке капельницы, как она же с надсадным шипением: «Фух-фух!» накачивает воздух в манжету тонометра, как другая медсестра, наколов ей палец иголкой, берет кровь на анализ. Как потом все-таки пришел врач, снова померил ей давление и что-то скомандовал кому-то, находившемуся вне поля зрения Полины. Потом медсестра привесила к стойке капельницы пакет, напоминающий медузу, наполненную тягучим красным вином. Типа каберне или кагора. Полина никогда не любила такие вина. Щупальце медузы воткнулось в Полинину руку, вино потекло по трубочке, смешалось с кровью, вызывая чувство сонного опьянения.

Потом снова взяли кровь на анализ, и снова пришел доктор, и повисла на стойке очередная винная медуза. А потом вдруг в окно заглянуло солнце, и Полина понял, что настал новый день. Дверь открылась, и вошел все тот же доктор, с посеревшим от усталости лицом. В руках – свернутые в трубку бумаги. Поздоровался, подвинул к кровати стул, сел. Все молча. «Господи, пусть лучше я умру, чем Темыч!» – взмолилась Полина.

– Доктор, что с моим сыном?

– Разве вам не сказали? Он в полном порядке. Вот, смотрите – рост 52 сантиметра, вес 3 килограмма 200 грамм, по шкале Апгара – 4/6. Маловато, конечно, но, если учитывать обстоятельства родов… Впрочем, это было вчера. Сейчас, уверен, он на твердую десятку. Ваши родные разговаривали с детским врачом. Если хотите, он и к вам зайдет.

– Хочу, – твердо сказала Полина. Ей вдруг сделалось обидно, что Паша со свекровью уже видели Темыча, разговаривали с его врачом, а она лежит здесь. Бревно бревном! Мать называется… От обиды из глаз хлынули слезы, едкие и горячие.

– Ну что вы, не нужно плакать! Не забывайте – вы теперь кормящая мама. Все эмоции нужно убрать до лучших времен. Иначе молоко будет невкусным. Вы же этого не хотите?

Полина на удочку участия не поймалась.

– Но если с ним все хорошо, почему мне его не несут?

– С вами не все хорошо, Полина. Как только вы придете в себя, мы переведем вас в палату и сразу же принесем сыночка.

– А когда вы меня переведете?

– Скоро. – Вроде бы это «скоро» прозвучало уверенно, но Полина ему не поверила.

– А что со мной, доктор?

– Понимаете, роды были очень тяжелыми. Сильное кровотечение.

– Но ведь у меня все анализы были отличными.

– К сожалению, такие вещи пока не диагностируются заранее…

Доктор встал, поставил стул на место и вышел из палаты. А Полина лежала и смотрела в потолок. Белый-пребелый. Ни слез, ни горьких мыслей в голове не было. Одно лишь желание – поскорее увидеть Темыча.

На следующее утро ее перевели в палату. Там уже обитала одна роженица, женщина лет сорока, с бледным, но счастливым лицом, назвавшаяся Катей.

– Первый? – спросила она.

– Да, – кивнула Полина.

– А у меня четвертый, – она кивнула на металлическую тележку с пластиковой колыбелькой рядом со своей кроватью, где лежал туго спеленутый сверток. – Все пацаны.

– И у меня мальчик, – поделилась Полина. – Только я его еще не видела.

– Увидишь, – махнула рукой Катя. – Еще надоест.

Как же может надоесть, подумала Полина. Разве может надоесть собственная кровиночка?

А потом дверь открылась, и молоденькая медсестричка вкатила такую же, как у Кати, тележку.

– А вот и наш Максимка, – радостно возвестила она. – Максим Исаев, прямо как Штирлиц!

«Мы что, однофамилицы с Катей?» – подумала Полина. Но медсестра подвезла тележку к ее кровати. Беленький, словно ангелочек, мальчик. Соломенные бровки домиком, зажмуренные глазки, носик-кнопка.

– Давайте, мамочка, ложитесь на бочок, а все остальное я сама сделаю. Вы у нас пока слабенькая…

– Подождите! Тут какая-то ошибка! Моего сына зовут Артем! Артем Исаев!

– Артем? – В поисках поддержки медсестра озабоченно посмотрела на бирку из оранжевой клеенки, прикрепленную к ручке тележки. – Подождите, ваша фамилия – Исаева?

Полина утвердительно кивнула.

– Ну вот, видите, написано: Исаева Полина Андреевна. Вес три двести – это же ваш вес? И рост ваш, пятьдесят четыре сантиметра. Ваш же? Ваш это ребеночек, точно. Это ваши родные меня запутали. Сказали – Максим. Вчера еще приходили. Да. А я еще бабушке рассказала. Она очень любит кино про Штирлица! Вот она обрадовалась! Типа, реинкарнация, говорит. Может, я что-то напутала? Извините, пожалуйста! Так будете кормить, мамочка? Давайте, давайте!

Медсестра оказалась такой шумной и многословной, а история про бабушку – убедительной, что Полина сдалась. Приложила к груди чужого ребенка и с недоумением смотрела, как он жадно обхватил сосок маленькими губками и сосредоточенно зачмокал.

– Мама не знала, что мы хотим назвать сына Артемом, вот и сказала – Максим, – объяснил случившееся Павел. – Но мы назовем, как ты захочешь.

Через неделю они вернулись в Пятихатки. Ребенка несла Надежда Михайловна: Полина, еще не до конца отошедшая от операции, с трудом передвигала ноги.

Вечером Полина позвонила матери, поздравила со званием бабушки.

– Что-то не так, Полюшка? – спросила мама.

– Да нет, нормально, – поспешила успокоить ее Полина. А потом не выдержала и, оглянувшись, не слышит ли кто, быстро зашептала: – Вот только почему-то я не ощущаю к нему ничего. Не люблю совсем. Вроде бы как должна любить, а нет. Он мне как чужой. Знаешь, мне кажется, его перепутали. Там была женщина, Катя. У нее тоже мальчик, такого же возраста. Я его не видела, только слышала. Но будто чувствую – это мой Темыч.

Сказала и пожалела. Мать в далеком Иркутске разволновалась.

– Доченька, это все пройдет. У тебя просто послеродовая депрессия. Такое бывает. И это только считается, что материнская любовь возникает мгновенно, стоит лишь увидеть ребенка. Подожди немного – она придет. И накроет. Да так, что не продохнешь.

Мальчика все-таки записали Артемом. Но Темычем Полина его не называла. Не могла. Она вообще никак его не называла – он был для нее просто ребенком. Чужим ребенком, занимавшим все ее время. Ее, Полины, уже не существовало. Остался робот, механически выполняющий заложенную в него программу: покормить, поменять памперс, укачать, постирать, повесить сушить, погладить, убрать, покормить, поменять памперс и так без конца.

Мама звонила часто – почти каждый день. Поначалу Полина радовалась этим звонкам, но постепенно они стали ее раздражать. Нет, мама не пыталась, подобно Надежде Михайловне, учить Полину правильно ухаживать за ребенком. Но она каждый раз обещала, что скоро все наладится. И именно из-за того, что это «скоро» никак не наступало, Полина с каждым звонком чувствовала, как ком раздражения внутри ее разрастается отвратительной раковой опухолью.

– Полечка, это у тебя послеродовая депрессия. Я читала, что до двадцати пять процентов женщин в той или иной мере страдают от нее. Потерпи, родная. Постарайся находить время для сна, отдыха.

Легко сказать – постарайся. А если этот ребенок постоянно претендует на ее внимание?! Если стоит только заснуть, как он начинает кричать, и, если через две минуты его не успокоить, прибегает встревоженная Надежда Михайловна. Бегает вокруг, квохчет, дает порой совершенно противоречивые советы, обижается, хватается за сердце, пускает слезу. И приходится успокаивать не только ребенка, но и свекровь. С виноватым видом бормотать какие-то оправдания, извиняться. Как будто она виновата, что стены такие тонкие и что всеобъемлющее чувство материнской любви все никак не накроет ее, а значит, и мать она никудышная.

А чувство это, похоже, ошиблось адресом и накрыло Павла. Возвращаясь с работы, муж, едва успев помыть руки, бросался к ребенку. Целовал, тетешкался с ним, смеялся, носил на руках, рассказывая новости дня. Он научился ловко, одной рукой, менять подгузник. Разве что грудью не кормил, а так – образцовая мамочка. Не то что Полина. А как он смотрел на Артема! Какой бесконечной нежностью и любовью светился его взгляд! На Полину он уже давно так не смотрел. Их любовь словно сложили и убрали на самую верхнюю полку шкафа – до лучших времен. Осталась только свадебная фотография на тумбочке возле кровати, как горькое напоминание о скоротечности счастья, да и жизни в целом. Нет, умереть Полине не хотелось. Но и жить в принципе тоже было незачем.

– Может, тебе к психологу обратиться? К специалисту? – спросила мать во время очередного контрольного звонка.

– Господи, мама, о чем ты? У нас же не Иркутск! Какие психологи в Пятихатках!

Но не выдержала, поделилась с Павлом. И пожалела, услышав обрывок его разговора с матерью:

– Да она просто ледащая у тебя. Выдумала отговорку. Раньше женщины серпом перерезали пуповину и шли дальше пшеницу жать. Стирали в проруби! Воду таскали из колодца! А сейчас придумали: депрессия. Все это от лени, от безделья. Все эти машинки-автоматы, памперсы-хренамперсы. У нас ничего этого не было и ерундой всякой никто не страдал. И что прикажешь? В психушку ее отправить?

Тут проснулся Артем, и свекровь бросилась к нему с причитаниями.

Но, видно, чувство недосказанности распирало ее, поэтому на следующий день, когда Павел был на работе, Надежда Михайловна заявилась на половину сына, якобы поинтересоваться, не нужно ли чего в магазине. Полина вежливо сказала, что особо ничего не нужно, а за мелочью разной она сама сходит, когда пойдет гулять с Артемом – в коляске удобнее покупки везти.

Но вежливостью Надежду Михайловну взять было непросто.

– Ты, Полина, не выдумывай себе ничего. Понятно, что тяжело с маленьким ребенком, но, если считаешь, что больная, отправим тебя в больничку. Там из тебя сделают «овощ». Думаешь, я не вижу, как ты мучаешь Пашу и Тему? Да и я извелась вся! Без таблетки не усну. Прекращай уже, а?

Я и так «овощ», хотелось крикнуть вслед свекрови Полине. Безвольная, переваренная картофелина. Ни на что не годная. Но вместо крика она заплакала. Горько и безутешно.

Теперь Полина плакала часто – по делу и без. Слезы капали в еду во время готовки, на пеленки при глажке, на грудь, когда она кормила ребенка. Слезы смешивались с молоком, и малыш ел их. Ел Полину. Она сильно похудела, хотя старалась следить за питанием, чтобы не пропало молоко. Одежда болталась на ней, как на вешалке. Давно не стриженные волосы закалывала на скорую руку в неопрятный узел и даже не пыталась скрыть покрасневшие, опухшие от слез глаза, бледное лицо – ей было наплевать на свой внешний вид. Она была полностью безразлична к жизни, и жизнь платила ей той же монетой.

Тем временем мать всеми силами старалась ей помочь.

– Если ты подозреваешь, что Артем – не твой ребенок, – позвонила она с очередной идеей, – сделай генетическую экспертизу. Я узнавала. Можно вызвать специалиста на дом, он приедет и возьмет материал для анализа. Результаты пришлют по почте. С доплатой за выезд получается двадцать тысяч рублей. Я готова тебе эти деньги прислать.

– У меня есть. – У Полины не тронутыми оставались «декретные» и выплата за ребенка. Продукты в основном покупал Павел, а на мелочи в местном магазинчике Полина тоже брала у него – терминалов для оплаты картой там не было.

На этот раз Полина не стала делиться идей с Павлом и после бессонной ночи, ненавидя себя за то, что делает, но понимая, что будет еще больше ненавидеть себя, если не сделает, набрала номер медицинской лаборатории.

Когда у калитки притормозил белый автомобиль с логотипом известной клиники на дверце, Полина вдруг поняла, что совершила ошибку. Если она хотела сохранить свои действия в тайне, нужно было самой поехать в лабораторию. Ведь можно же вызвать такси с детским автокреслом. Как она объяснит Павлу, а в особенности Надежде Михайловне, приезд в дом медработника? Наверняка свекровь уже в курсе и с минуты на минуту примчится.

«Сделайте все поскорее», – мысленно молила она медсестру, худенькую невысокую женщину предпенсионного возраста. Но та, похоже, никуда не торопилась. Медленно расстелила на столе стерильную салфетку, достала какие-то колбочки, палочки.

«Сейчас еще чаю попросит», – дрожа от нетерпения, подумала Полина.

Но чай не понадобился. Медсестра попросила Полину открыть рот и привычным жестом повозила по внутренней стороне щеки ватной палочкой. Очередь была за ребенком. Полина думала, что для детей предусмотрен какой-то другой способ. Например, отрезать прядь волос или состричь ногти. Но не тут-то было. Вооружившись очередной палочкой, медсестра подошла к кроватке, где крепко спал Артем, и вопросительно посмотрела на Полину. Обреченно вздохнув, девушка взяла ребенка на руки.

Резкое пробуждение Артему не понравилось, и он завопил что было мочи. Сейчас точно свекровь прибежит, испугалась Полина. Она схватила Артема, уговаривая его помолчать, но тот вопил все громче и громче. Полине казалось, что медсестра смотрит на нее с укоризной. Мол, что за мать, которая не умеет успокоить своего сына?

– Сейчас, сейчас! – Одной рукой прижимая к себе ребенка, Полина протянула медсестре приготовленную банковскую карту. – Вот, возьмите.

– Вы хотите заплатить картой? – удивилась та. – Но в таком случае нужно было предупредить заранее. Я бы взяла с собой терминал.

– Я говорила! – стараясь перекричать ребенка, возмутилась Полина. Впрочем, сама она не была в этом уверена.

– Извините! Мне ничего не сообщили. Может, у вас все-таки найдутся наличные?

– Двадцать тысяч! – вскричала Полина.

Высыпав на стол содержимое кошелька, она пересчитала имеющуюся наличность. Три тысячи. По-прежнему прижимая к себе ребенка, понеслась в спальню и принялась рыться в карманах зимней одежды. Пусто. Выдвинула ящик прикроватной тумбочки. Памятная олимпийская сторублевая купюра «Сочи 2014», две сторублевки «Крым» и «Севастополь 2015». Мало! Со злостью закрыла ящик, и свадебная фотография – два счастливых идиота, не подозревающих, что ждет их впереди, шмякнулась на пол. Хорошо хоть стекло осталось цело. Решив, что наведет порядок позже, Полина под несмолкающие вопли ребенка кинулась обратно в комнату.

– Послушайте, – начала было медсестра, но Полина оборвала ее:

– Сейчас! – И на руках с вопящим Артемом прошла на половину свекрови.

– Полина? – изумилась та. Визиты невестки в ее часть дома можно было пересчитать по пальцам. – Что-то случилось?

– Мне срочно нужны деньги! Семнадцать тысяч. Я знаю, что у вас есть.

Отчаяние заставило Полину блефовать, но блеф удался.

– Я не знаю… – засомневалась Надежда Михайловна. – Сейчас посмотрю… Вроде должны быть…

Маленькая удача заставила Полину выдохнуть с облегчением, и, как показали дальнейшие события, совершенно напрасно.

– Павел хоть в курсе? – прокричала свекровь, стараясь переорать внука.

Полина замешкалась.

– Дай сюда! – Надежда Михайловна вырвала у нее ребенка, от чего он зашелся еще более громким криком. – Не можешь с дитем справиться! Измучила ты нас всех! Ни сна, ни отдыха. Я вон всю пенсию на таблетки от нервов потратила, – она кивнула на довольно увесистый пакет, примостившийся на столе.

Попыток поиска денег она уже не предпринимала.

– Придется позвонить Павлу, чтобы он бросил работу и срочно привез деньги, – в ультимативном тоне заявила Полина.

Ей было стыдно выступать в роли попрошайки, стыдно разговаривать с матерью Павла в таком тоне – никогда за время совместной жизни со свекровью она не опускалась до крика, хотя порой ой как хотелось, но иного выхода не было.

– А еще лучше, мы с Артемом сейчас сами поедем к нему на работу. – Полина попыталась вырвать вопящего младенца из рук Надежды Михайловны.

– Ладно, черт с тобой. – Свекровь поковырялась одной рукой в недрах древнего секретера и выудила оттуда четыре пятитысячные бумажки. – С возвратом.

– Конечно. – Схватив купюры, Полина помчалась домой. Вслед ей несся неумолкающий крик Артема.

Медсестра рада была поскорее покинуть этот шумный дом. Наскоро нарисовав квитанцию, она пообещала прислать ответ почтой и стремительным шагом, так не вязавшимся с медлительностью, сопровождающей ее появление в доме Исаевых, направилась к двери. Шума мотора отъезжающего автомобиля Полина не услышала. Рев Артема начисто забил все звуки окружающего мира.

Пользуясь минутной передышкой, Полина прошла в спальню, подняла свадебную фотографию, стерла полой кофты пыль. Какое же красивое у нее было платье! Из белейшего шелка, нежного, как сама любовь. Платье осталось, лежит где-то на антресоли. А сама любовь, похоже, разошлась по швам. Можно, конечно, подлатать, но шрамы останутся. Навсегда.

Ребенок за стенкой затих. Слышны были только причитания свекрови. Отдых закончился. Пора к станку. Что у нас по программе? Глажка, смена памперса…

– Полина, – прокурорским голосом сказала Надежда Михайловна, когда она переступила порог ее «половины». – Я тут подумала… Может, тебе действительно нужно какие-нибудь лекарства принимать? Я вот только начала… – тут она кивком указала на пакет, – и уже чувствую себя совершенно другим человеком. Хочешь, я тебя завтра запишу?

«К психиатру? – вертелось на языке у Полины. – “Овоща” в доме не хватает?»

– Я как-нибудь сама, – сквозь зубы проговорила Полина, забрала ребенка и пошла к себе.

Позвонила мужу, предупредила, что вечером нужно отдать свекрови деньги. Тот (вот же добрая душа!) даже не спросил, зачем Полине понадобилась такая сумма. Ребенок, накричавшись, заснул, даже не поев, а Полина, пользуясь моментом, скользнула в спальню. Легла на кровать, взгляд снова упал на свадебную фотографию. Вспомнились слова Надежды Михайловны о том, что Полина измучила ее своей неспособностью справиться с ребенком. Свекровь Полине жалко не было: уговорила сыночка жить у нее под бочком, вот пусть и пожинает плоды своих усилий. А вот Пашку… Пашку было жалко. На работе кутерьма, да еще и дома филиал психбольницы. Все-таки нужно попробовать пить какие-нибудь лекарства. Мысль о таблетках угнездилась в мозгу и горела раздражающе красным фонарем, требуя срочно что-то предпринять. А что?

И тут словно кто изнутри пнул Полину. Не осторожно, как пинался Темыч, а серьезно, со злостью. Надо у свекрови взять таблеток. Зачем ей полный пакет? «Так там же не только успокоительные», – возразила самой себе Полина. Свекровь в аптеку редко выбирается, вот и набирает всего подряд – нужного и не очень. От простуды, от запора, от поноса, от пониженного и повышенного давления, от насморка, витамины разные. «Тем более, – заявил злобный тип внутри ее. – Она и не заметит, что таблеток не хватает. А заметит, подумает, что в аптеке обдурили. Ругаться не поедет – далеко».

Красный фонарь в голове у Полины раскалился, поджаривая мозги. «Я всего несколько таблеток возьму. А потом съезжу с ребенком. Попрошу Пашку поставить в «Матис» автолюльку и съезжу. Скажу, что в поликлинику. Или еще куда-нибудь…» Полину охватила жажда деятельности. Как все-таки странно устроен человек. Вот уже, кажется, жизнь кончилась. Силы остались лишь на то, чтобы выбросить белый флаг. Но стоит забрезжить призрачному свету в конце тоннеля, и мозг начинает лихорадочно искать пути для превращения этого света из призрачного во вполне реальный. Наверное, это такая разновидность инстинкта самосохранения.

Схватив спящего ребенка, Полина бросилась на половину свекрови. Пакет со спасительными таблетками по-прежнему стоял на столе. Девушка сама себе напоминала лисицу из басни, только не совсем понятно, из какой: то ли окучивающую ворону, то ли ругающую виноград. Наверное, все-таки первую – ту, что с сыром.

Полина бормотала какие-то нелепые извинения, воскуривала фимиам сидящей обиженным изваянием свекрови, и вскоре та обмякла, расслабилась, подобрела лицом.

– Да ладно, Полинка, какие обиды! Я тебя даже в чем-то понимаю…

Тут Артем зашевелился, прислушался к себе, понял, что ужасно голоден, и оповестил об этом родных громким криком.

– Кушать хочет, – пояснила Полина.

– Давай, давай, корми, – поддержала ее свекровь.

Полина удобно устроилась в кресле, и, как будто только что сообразила, попросила:

– Вас не затруднит принести чистый памперс. По-моему, Артемка мокрый.

– Конечно, конечно. – Свекровь хлебом не корми, дай предлог сбегать на сынову половину. Полина была уверена, что Надежда Михайловна не преминет поискать следы семнадцати тысяч. А значит, пара минут в запасе у нее есть.

– Не подведи, – шепнула она Артему. Ведь вздумай он поднять крик, свекровь прекратит играть в детектива и примчит на всех парах успокаивать кровиночку.

Ребенок как будто понял. Кряхтел, краснел, размахивал кулачками, но криком не заходился.

Чтобы не терять зря времени, Полина высыпала содержимое пакета на стол. Так и есть – большинство лекарств куплены, что называется, про запас. Иначе зачем свекрови три абсолютно одинаковые упаковки таблеток от давления, десять упаковок активированного угля, три большие пачки с пакетиками растворимых порошков от простуды, три упаковки противовирусных таблеток, пачка с корневищами валерианы и в такой же коробочке трава пустырника, успокоительный чай… Может, она это имела в виду? Когда говорила, будто всю пенсию на таблетки потратила. Но вряд ли травы сильно дорого стоят. А вот и что-то новенькое! «Мидарамин»[6]. Наверное, это оно и есть. Полина заглянула в коробку. Два блистера по десять таблеток в каждом. Быстро вытащила один, сунула в карман. Прислушалась: не возвращается ли Надежда Михайловна, закрыла коробку, бросила ее в пакет, а потом смела туда же остальные лекарства. Убедилась, что не оставила следов преступления, и, взяв ребенка, снова села в кресло.

– Кушай.

Он сосал с жадностью, а она смотрела на этого маленького человечка и, казалось, впервые испытывала что-то похожее… Нет, не на любовь. Нежность, что ли. Наверное, так проявляется эффект плацебо. Таблетки, даже находясь в кармане, творили с ней чудеса.

Покормив Артема, Полина с помощью Надежды Михайловны поменяла ему памперс. Она бы и сама прекрасно справилась, а неуклюжая помощь свекрови обычно раздражала ее, но не в этот раз. Ожидание скорого выздоровления сделало Полину покладистой и терпеливой.

«Сегодня же попрошу Пашу купить автолюльку и до конца недели обязательно съезжу в аптеку», – пообещала себе Полина.

Придя домой, она первым же делом рассмотрела свою добычу. Маленькие голубенькие таблеточки, каждая в отдельном гнездышке. Крошечные яички синей птицы, птицы счастья. Какая-то мысль тревожно маячила на задворках сознания. Что-то связанное с «Мидарамином». Но Полина не желала анализировать собственные сомнения. Главное сейчас – спастись из болота, в котором она оказалась. Вытянуть себя, вернуть на дорогу, с которой судьба безжалостно ее столкнула. Тогда всем сразу станет легче – и Паше, и Надежде Михайловне, и малышу, и даже маме в Иркутске.

На всякий случай Полина сразу приняла две таблетки – ударную дозу. Запила водой и принялась за готовку. В последнее время она не особо баловала Павла разносолами, старалась сообразить что-нибудь на скорую руку. А тут словно вдохновение нашло. Разморозила леща и подготовила к запеканию в духовке: посыпала солью и перцем, прованскими травами из пакетика – одной из спонтанных покупок во время своего последнего шопинга в продуктовом супермаркете (как же давно это было!), побрызгала лимонным соком, смазала майонезом. Осталось дождаться приезда Павла и засунуть рыбу в духовку, обложив ее оставшейся от завтрака вареной картошкой. Пока муж будет ставить машину в гараж, мыть руки, любоваться спящим сыном, лещ покроется золотистой корочкой, а запах волшебным джинном выберется из духовки и отправится в путешествие по дому. И кто сказал, что фраза насчет самого прямого пути к сердцу мужчины безнадежно устарела?

Конечно же, все пошло немного не по намеченному плану. Артем проснулся, и Павел пришел к столу с сыном на руках. Попытку уложить его в коляску ребенок тут же пресек мощным ревом.

– Конечно же, кому понравится лежать в коляске, когда мама и папа сидят за столом, – прокомментировал поведение сына Павел, и Полина почувствовала абсолютную солидарность с мужем, хотя раньше могла возмутиться приписыванием ребенку мыслей и чаяний родителей.

Она попыталась успокоить Артема, взяла на руки, положила ладонь на теплую, напряженную от крика спинку. И мальчик вдруг успокоился. Полина даже опешила от такой неожиданности: обычно Артем вот так сразу не замолкал.

Нужно было как можно осторожнее подвести Павла к разговору о покупках.

– Знаешь, давай купим ему стульчик? Я видела в интернет-магазине очень симпатичные. И тогда он будет сидеть с нами за столом. Ну, то есть пока еще лежать, но все видеть. Думаю, ему понравится.

– Согласен.

– И еще автокресло для самых маленьких.

– И кресло.

– Кстати, я в этом магазине кое-что уже заказала. А курьер забыл терминал для карточек. Представляешь? Пришлось бежать к Надежде Михайловне за наличкой. Неудобно получилось. У тебя найдется семнадцать тысяч?

Павел даже не поинтересовался, что она купила.

– Не волнуйся, я отдам деньги. После ужина схожу к маме и отдам.

Ночью, когда сытый и довольный Артем крепко заснул, они, лежа в постели, долго рассматривали в интернет-магазине различные стульчики, скамеечки, автокресла. В какой-то момент Полине показалось, будто ужас последних недель ей приснился. И она все еще беременна, и завтра поедет в город, на прогулку по детским магазинчикам – будет выбирать одежку для Темыча и тихо радоваться жизни. Перед тем как уснуть, она проглотила еще одну волшебную таблеточку.


Ее разбудил звонок будильника в мобильном телефоне Павла. Пять часов? Она попыталась встать и вдруг с ужасом поняла, что забыла, как это делается. Тело превратилось в подобие желе. Полина услышала какой-то звук. Павел? Что-то говорит, но слов не разобрать, какая-то мешанина из звуков. Вспыхнул свет. Что он делает? Сейчас проснется Артем, завопит пожарной сиреной, а она не готова его успокаивать. Проснуться бы… Полина почувствовала руку Павла на своем плече. Он тряс ее, и с каждым толчком она будто срывалась в пропасть с американских горок.

– Полина! – Первое слово, которое она смогла понять. – Полина!

– Что-о-о? – с трудом протянула она. – Что-о-о?

– Проснись ради бога! Что-то с Артемом! Мне кажется, он не дышит…

До колыбельки ребенка было ровно два шага. Вот она – рядом с их кроватью. Но для Полины эти два шага превратились в две вечности, два заброшенных рва, полных скользких змей.

– Артем? – Мальчик лежал на спине. Глаза закрыты, лицо спокойное. Полина схватила маленькую ручку. Теплая, мягкая. – Артемушка, проснись!

– Ну что? – Испуганные глаза Павла были совсем рядом.

– Я не знаю. – Странное оцепенение, охватившее Полину при пробуждении, потихоньку развеивалось.

– Ты кормила его ночью? – Павел уже орал. – Он просыпался ночью?

Полина не ответила, пытаясь вспомнить.

– Я… я не помню.

– Так, я звоню в «Скорую», – решительно сообщил Павел.

Она с мольбой всматривалась в безмятежное лицо ребенка в кроватке. Проснись! Ну проснись же!

Павел что-то говорил по телефону. Полина бессильно опустилась на кровать. Она чувствовала, как проваливается в сон. «Что со мной? Что?» – не давала покоя тревожная мысль. И вдруг ее осенило: таблетки. Мысль оттолкнулась от этого слова, словно прыгун в воду от трамплинной доски, и, кувыркаясь, понеслась вскачь. Таблетки… Волшебные яйца птицы счастья. Это они отправили ее в такой нокаут. «Раз…два…три…» – считает рефери. Сейчас, сейчас она встанет, и все будет хорошо. Четыре… пять… Помедленнее… Но рефери неумолим. Шесть… Семь… В горле пересохло, голова кружится… Восемь… Девять… Воды, пожалуйста. Похоже, она сказала это вслух, потому что через какое-то время губ касается чашка. Она пытается сделать глоток, но вода превратилась в песок. Она застревает во рту. Десять… Она проиграла.

И в этот момент вода выливается на ее лицо, футболку, оживляя мысли. Артем умер. Отравился ее молоком. Таблетки убили его… Таблетки? Нет, это она! Конечно же, она! На курсах материнства все уши об этом прожужжали! Она прекрасно знала, что кормящим матерям не все лекарства можно принимать. Значит, она убийца? Значит, она убийца! Убийца…

Но я же не хотела… Полина нашла в себе силы встать. Не хотела… Что это? Инстинкт самосохранения, который заставил спасать собственный рассудок, невзирая на последствия? И что теперь? Суд? Тюрьма? Я не хотела!

Действуя на автомате, влезла в джинсы, надела растянутый свитер Павла, который в последнее время практически не снимала, стянула волосы резинкой.

Стукнула калитка. Не иначе, как Надежда Михайловна летит на шум. Полина не могла сейчас ее видеть. Она вообще никого не хотела видеть. Вот бы сейчас умереть. Исчезнуть, раствориться в предрассветных сумерках. Но ни умереть, ни раствориться не дадут. Свекровь мигом припомнит разговоры о депрессии и обещание отправить невестку с поехавшей крышей в психушку. И не факт, что Павел будет против.

Хотя почему нельзя раствориться? Решение пришло мгновенно. Некогда было взвешивать все «за» и «против», отмерять семь раз, перед тем как отрезать. Полина скользнула в кухню, разминувшись со свекровью, и, когда та прошла в комнату, тихо выскользнула из дома, аккуратно прикрыв за собой дверь.

Истошный вопль Надежды Михайловны резанул по нервам. Бежать, бежать отсюда, бежать…

Никем не остановленная, Полина пронеслась по просыпающимся Пятихаткам, выбежала на трассу. У нее не было ни денег, ни документов, ни планов. Навстречу с воем пролетела «Скорая», свернула в деревню, и Полина понеслась еще быстрее.

Вскоре от быстрого бега сильно закололо в боку. А еще ныла переполненная молоком грудь. Полина остановилась на обочине, согнулась, пытаясь восстановить дыхание.

– Куда бежим, спортсменка? – Рядом остановилась светлая легковушка – ни цвет, ни марку разобрать она не смогла, и водитель, потянувшись через сидящую рядом девушку, опустил стекло и вопросительно смотрел на Полину.

– В Москву, – сказала она с вызовом.

– Ну в Москву – не в Москву, а до поворота на Каретниково подвезу. Только если анекдоты знаешь. Знаешь?

Полина подтвердила, что анекдоты она знает.

– Так, ты давай назад, – скомандовал водитель попутчице. Та начала вяло сопротивляться, но тем не менее из машины вылезла. Она была явно навеселе и из-за боевой раскраски, глубокого декольте и короткой юбки Полина решила, что девушка является представительницей древнейшей профессии.

– Садись, – водитель приглашающе похлопал по сиденью. – Только если не будешь рассказывать анекдоты, высажу. Тут вот некоторые тоже обещали веселую поездочку, а сами храпят без задних ног!

Девушка недовольно фыркнула, но спорить не стала. Полина нерешительно скользнула на переднее сиденье, постаралась как можно аккуратнее закрыть дверь и пристегнула ремень безопасности. Сидеть было не очень удобно – в ногах лежала довольно объемная сумка, наверное, принадлежащая девушке. Или водителю. Похоже, он решил, что Полина с его пассажиркой – коллеги по цеху. Конечно, раньше, в прошлой жизни, Полина ни за что не воспользовалась бы подобным приглашением. Но, с одной стороны, страх гнал ее как можно дальше от места преступления, с другой, присутствие девушки несколько успокаивало. Не будет же любитель анекдотов вытворять что-то выходящее за рамки приличий в присутствии свидетельницы. И тут она его недооценила. Они миновали развязку Ивановского шоссе. Полина старательно вспоминала все, над чем смеялась со школьными подругами, но даже ей анекдоты казались какими-то затертыми, «бородатыми» и абсолютно не смешными.

– Да что за «баян»? – прокомментировал водитель последний анекдот. – Я над таким в роддоме смеялся.

Последние слова мужчины расстроили Полину.

– А вы там работаете? – уточнила она.

– Издеваешься? Родился я там. Родил-ся! Понимаешь? Мама, уа-уа, молочко… – И, словно желая прокомментировать свои слова, он положил руку на Полинину грудь и крепко сжал. Застоявшееся молоко устремилось наружу, намочив свитер.

– Твою мать! – завопил водитель, испуганно уставившись на мокрые пальцы. – Это еще что за хрень?

В следующий миг Полина вздрогнула от отчаянного визга шин. На фоне ослепительного света она увидела несущуюся навстречу легковушку и полные ужаса глаза водителя. Затем удар и глухой звон. Ремень безопасности впился в грудь, выдавливая из нее остатки молока.

Ветровое стекло, словно в фильме-катастрофе, пошло многочисленными трещинами, затем прогнулось и рухнуло на нее. Машина перевернулась, потом еще раз, и еще… А потом наступила тишина, нарушаемая лишь звуком падающих капель. Кап, кап, кап… Полина поняла, что висит вниз головой. То ли от удара, то ли от сильного запаха бензина страшно кружилась голова. Звон не прекращался. Гулкий и вибрирующий. Будто она находилась не в перевернутом автомобиле, а в огромном колоколе, который звонил, не переставая.

А потом Полина увидела свет. Он приближался, становился ярче. Наверное, это тот самый свет в конце тоннеля, подумала она, закрывая глаза. Но свет пробивался сквозь веки, словно они стали бумажными. А потом разом стало темно.

– Эта, похоже, жива, – услышала она мужской голос. – Осторожно. Тут сумка ее, возьми.

Кто-то потянул ее за плечи, отчего все тело взорвалось оглушительной болью.

«Оставьте меня», – попыталась сказать она, но губы не слушались.

– Он выскочил из-за поворота, я не успел, – бормотал кто-то рядом. – Не успел. Выскочил из-за поворота…

Где-то вдалеке взвыла сирена. Кто-то бежал, кричал. Огней становилось все больше и больше. Они превратились в какой-то дьявольский хоровод.

Она увидела совсем близко лицо мужчины.

– Успокойтесь, все будет хорошо, – сказал он.

Потом она почувствовала, что движется по длинному, едва освещенному коридору.

– Гемоторакс, – говорил кто-то за ее спиной, – разрыв диафрагмы…

Она снова провалилась в темноту и вынырнула из нее в залитой светом комнате. Она лежала на чем-то страшно холодном, одна женщина прилаживала к ее руке манжету тонометра, а другая ножницами разрезала ее свитер.

– Альбина! – сказал кто-то у нее за спиной. – Мы не нашли в вашей сумке телефон. С кем из ваших родственников можно связаться? Кому позвонить?

Она поняла, что этот человек обращается к ней. Но почему Альбина? И о какой сумке идет речь? Хотела спросить, но не смогла.

Потолок и стены заскользили, она оказалась в другой комнате. Здесь остро пахло какими-то лекарствами, и было еще холоднее. Она почувствовала, как все тело сотрясает крупная дрожь.

– Все в порядке. – Она увидела сестру в голубой форме и в маске, скрывавшей все лицо. – Все в порядке, Альбина. Через несколько секунд вы уснете. Считайте до десяти.

В руку вонзилась игла.

– Один… два…три…че… – И мир растворился.

Глава 34

– Можно? – В палату протиснулся невысокий полновато-лысоватый мужчина и вопросительно улыбнулся.

Полина кивнула. Она уже знала, что зовут его Сергей, и это он ехал в той машине, с которой они столкнулись на Ивановской трассе. Знала, что уцелела только она, а водитель и неизвестная девушка погибли. Впрочем, почему неизвестная? Ее звали Альбина Лисицына. А поскольку сумка девушки, где, кроме одежды, лежал еще паспорт, кошелек с деньгами и банковской карточкой, стояла под ногами у Полины, то в больнице она числится именно под этим именем. А еще знала, что Сергей оплатил для нее отдельную палату и дополнительное лечение, благодаря которому она уверенно шла на поправку.

Он помог ей встать, надеть халат, тоже, кстати, купленный им, подвинул ближе ходунки и повел на прогулку по «проспекту Николаева». Так, по имени главврача отделения, пациенты в шутку называли длиннющий больничный коридор.

За все время прогулки Полина не сказала ни слова. Она вообще ничего не говорила – ни врачам, ни медсестрам, ни полицейским. Изображала амнезию, хотя на самом деле помнила все. Помнила и боялась, что ее вот-вот найдут и арестуют за убийство ребенка. Из больницы нужно исчезнуть как можно скорее. Но как? Одна надежда – Сергей. Полина видела, как терзает его ее молчание. Хотя следственные мероприятия доказали, что в аварии он не виноват, но как сбросить со счетов то, что ты фактически убил двух человек и покалечил третьего? Пусть нечаянно, но все-таки убил. Они с Полиной – два сапога пара, не хотевшие и все-таки нарушившие одну из главных христианских заповедей. Не зря он так к ней привязался. Ведь притяжение одинаково заряженных частиц существует не только в физике.

– Куда ты ехала так рано? – спросил Сергей, и Полина явственно услышала его мысленное продолжение – на мою голову.

Она переставила ходунки вперед, остановилась, задумалась и выпалила:

– В Москву.

Он опешил и несколько секунд переваривал услышанное. Потом спросил:

– Почему в Москву? У тебя там кто-то есть?

Она неопределенно пожала плечами. Мол, рада бы ответить, да не могу – амнезия.

– Хорошо, я отвезу тебя в Москву, – сказал Сергей.

Он смотрел на эту растерянную, поломанную, но не сломленную молодую женщину, и понимал, что она как никто другой подходит для его далеко идущих планов. А в амнезию он уже не очень-то и верил. Поэтому через неделю, согласовав план реабилитации с лечащим врачом, он забрал Полину – Альбину из больницы и привез в квартиру в панельной многоэтажке на улице Ясеневой. Из всех вещей она взяла только паспорт. Деньги раздала медсестрам, а сумку с кошельком, в котором остались банковская карточка и скидочные карты магазинов, и одеждой попросила по возможности передать родителям настоящей Альбины. «Не мое», – сказала. «Амнезия», – пояснил Сергей.


Москва Полине понравилась. Почему-то раньше ей представлялся шумный, пыльный город, наполненный нервными, куда-то спешащими людьми. Но столица открылась для нее совсем с другой стороны. Можно было часами бродить по Царицынскому парку или у Борисовых прудов, не встретив ни единой души. Понятно, что они есть совсем рядом: переговариваются пенсионеры, вооруженные палками для скандинавской ходьбы, хозяева зовут своих четвероногих питомцев, ветер доносит детские голоса. Но сами обитатели этих голосов словно существуют в каком-то ином, не постижимом неподготовленному человеку измерении, и от этого делается одновременно спокойно и грустно.

А еще ей нравилось бродить по огромным торговым центрам. Отрицательно кивать на дежурное: «Вам помочь?» – и примерять, но не с целью купить, а просто так, наряды, обувь, бижутерию. Выслушивать не всегда искренние комплименты, а потом отдыхать на фуд-корте со стаканчиком кофе, исподволь наблюдая за окружающим. В ней уже почти ничего не осталось от прежней Полины Исаевой. Теперь она жила под именем Альбины Лисицыной – девушки, погибшей в аварии на Ивановской трассе. Чужой паспорт с чужой фотографией не особенно смущал Полину. В уютном мирке, который она сама себе создала, никто не спрашивает документов. Документы – это из другой жизни. Из жизни, где она убила собственного сына. Воспоминания слишком болезненны, поэтому лучше от них уйти, спрятавшись в призрачный домик под названием «амнезия».

– Кем она была? – спросила как-то Полина у Сергея.

– Зачем тебе? – пожал он плечами. Помолчал и все же сказал: – Проституткой. Самого низкого пошиба. Тебя это устраивает?

– При чем тут устраивает или нет? У проституток тоже есть матери, которые, несмотря ни на что, любят, ждут и надеются…

– Матери бывают разные…

Слова прозвучали как пощечина. Полина пристально посмотрела на Еремина. Знает? Нет? Тот, как назло, сидел с совершенно непроницаемым лицом. Поди, догадайся.

А примерно через месяц после этого разговора Сергей совершенно внезапно сделал ей предложение. Да, то самое, которое женщины ждут от мужчины. Но она-то не ждала! Между ними никогда не было и намека на какие-то чувства. Конечно, она понимала, что он не просто так ее кормит, одевает, выдал карточку с регулярно пополняемым балансом. Ей было с ним удобно. И она согласилась.

– Надеюсь, мне не грозит знакомство с тещей? – спросил он.

Полина отвернулась, чтобы глаза не выдали боль от внезапного укола. Она не могла не думать о матери. Понимала, что своим бегством тяжело ранила ее. Но одновременно, в глубине души, считала именно мать причиной своего поступка, повлекшего за собой такие тяжелые последствия. Именно мать первая заговорила о депрессии и необходимости принимать транквилизаторы. Полина успокаивала себя мыслью о том, что мать найдет утешение в своем новом муже, хотя и понимала, что смириться с исчезновением единственной дочери ей будет очень сложно.

Женитьба ничего не изменила в отношениях Полины и Еремина. Он все так же жил отдельно, приходил по выходным, пополняя запасы продуктов. Даже лимит на Полининой карточке остался неизменным.

А потом все в одночасье изменилось. Словно смерч прошелся по квартирке на Ясеневой, обрушив на голову Полины странные новости: ее картины понравились богатому бизнесмену из Турции. Оказывается, все это время Сергей представлял ее художницей, автором каких-то картин.

Тогда Полина впервые увидела эти картины вживую. Хотя они были выполнены в разной манере – часть написана на плохо подогнанных досках, из-за чего изображение напоминало рисунок на заборе, а часть на традиционном холсте, было ясно, что принадлежали они кисти одного человека. Особенно понравилась Полине серия человеко-зверей. Олень, волк, кот, бык были изображены в примитивной манере, казалось, будто рисовал ребенок, впервые взявший в руки кисть и краски. Если бы не глаза. Человеческие, полные непереносимой тоски. Такие глаза мог написать только истинный мастер. А еще картина, которую Полина про себя назвала «Мама». Пожилая женщина в платке, чем-то напоминающем монашеский головной убор, сидит за столом при свете керосиновой лампы. На столе свернулся уютным клубком рыжий кот и разложены черно-белые фотографии. Но женщина не обращает внимания ни на кота, ни на фото. Ее большие, окруженные морщинами, глаза смотрят внутрь, губы изогнуты в мягкой полуулыбке, как у Мадонн на картинах художников эпохи Возрождения.

Турецкому бизнесмену, которого звали Умут Кылыч, картина тоже понравилась. Полина видела, как блеснули его глаза. Ей вдруг стало страшно, поскольку она ощутила родство с этой задумчивой женщиной на картине. Конечно, на мать самой Полины – до сих пор молодую и красивую хохотушку женщина нисколько не походила. Разве что, да и то только самую малость, на свекровь Надежду Михайловну. И неожиданно Полина подумала: «А вдруг это она сама в глубокой старости?» Но если на картине действительно она, то как можно кому-то отдать ее?

Она так и сказала. То есть не совсем так. Сказала, что это портрет ее матери. И тогда Умут-бей (так, в соответствии с турецкими традициями, величал его Еремин) сказал, что в таком случае они родственники. И после этого стал к ней по-особенному относиться. Полина видела, как Еремин ревнует, но проявления симпатии турецкого бизнесмена никогда не выходили за рамки допустимого. В каком-то смысле это действительно были отношения старшего брата и младшей сестры.

Умут принес Еремину большие деньги. И Полинин муж решил покупать квартиры, считая это самым выгодным вложением капитала.

Глава 35

Прошлой осенью в жизни Полины появился Артем. Все четыре года, что Полина обитала в Москве, они жили в одном подъезде со счастливыми родителями энергичного мальчишки. Наверняка встречались возле лифта, однако Полина просто не обращала на младенца, лежащего, а позже и сидящего в коляске, внимания. Но однажды, когда она выходила из подъезда, какая-то женщина (тогда она еще не знала, что ее звали Лиза) крикнула:

– Артем!

И тут Полина его увидела. Одетый по-осеннему, в ярко-синюю курточку и в коричневую шапочку с медвежьими ушами, мальчик мчался прямо на нее. Полина не успела отскочить, и живой снаряд на всей скорости врезался в нее.

– Ой! – закричал он.

– Артем! – Женщина подбежала к Полине. – Извините, пожалуйста. Артем, я же тебе говорила, что на улице нужно обязательно смотреть, куда несешься! Что надо сказать тете?

– Здравствуйте! – сказал мальчик.

– А еще? – настаивала мать.

– До свиданья! – И он понесся дальше.

– Извините, пожалуйста…

Женщина ожидала ответа от Полины, но та не отрываясь следила за мальчиком. У нее тоже мог быть такой забавный, шустрый, румяный мальчишка.

– Мы с вами в одном подъезде живем, – сказала женщина. – Я – Лиза. Только вы рано уходите на работу, а мы с Артемкой выползаем ближе к обеду.

Все следующее утро Полина простояла у окна, ожидая, когда из подъезда выйдут Лиза и Артем. А когда дождалась, набросила парку и кинулась вдогонку. Лиза была только рада новому знакомству – она была не из тех, кто предпочитает одинокие прогулки. Ее манила компания, даже из одного человека. Постепенно Лиза так сдружилась с Полиной, что стала сама просить ее посидеть с Артемом. Как же иначе сделать маникюр маме неугомонного мальчишки, за которым нужен глаз да глаз? Постепенно отлучки Лизы становились все длиннее и длиннее, и Полина фактически превратилась в няньку мальчика. Но она была счастлива.

В тот роковой день Лиза выглядела как-то по-особенному – более тщательный макияж, более аккуратный пучок на голове. А еще духи. Обычно от нее пахло чем-то сладким, типа клубничной жвачки. А в этот раз к жвачке добавились сладкие восточные нотки.

– Я сегодня могу задержаться, – сказала она Полине, – это ведь ничего? Хочу по-другому покрасить волосы и что-нибудь с ними сделать, а то торчат, как палки.

Почему-то Полине не верилось, что Лиза действительно идет в парикмахерскую. Скорее всего у нее встреча, причем совсем не деловая. Но Полине это было безразлично. Главное – Артем.

– Конечно, у меня все равно нет никаких планов. Я буду рада погулять с Артемом, – улыбнулась она.

– Ты моя палочка-выручалочка. Может, вам с ним денег дать?

От денег Полина отказалась. Да она и свои готова была отдать, лишь бы иметь возможность каждый день проводить с Артемом хотя бы пару часов.

Когда через три часа Лиза не появилась, Полина отвела Артема к себе и покормила, а потом уложила поспать. Мальчик спал, а она смотрела на него, не в силах отвести глаз. Как же ей хотелось иметь такого же! Ведь это так просто: найти в детдоме ребенка подходящего возраста и усыновить. И необязательно, чтобы его звали Артем. И даже если это будет девочка – тоже здорово! Главное, уговорить Еремина. Ведь если он не захочет, то ничего из ее затеи не выйдет.

За окном стемнело, и Полина задремала, а когда проснулась, над ней стоял взбешенный Еремин.

– Ты с ума сошла! – заорал он. – Как ты могла? Лиза уже всю московскую милицию на ноги подняла. Чокнутая, ты определенно чокнутая! Психушка по тебе плачет!

Полина не понимала, в чем дело. Крик Еремина разбудил Артема, и он заплакал. Еремин схватил ребенка на руки и потащил куда-то.

Он вернулся с разбитым носом и залитой кровью рубашкой.

– Сергей, что случилось? – закричала она, бросаясь к нему, но он оттолкнул ее, зашел в ванную. Она схватилась обеими руками за ручку, пытаясь помешать ему закрыть дверь.

– Скажи, что случилось!

Он толкнул ее с такой силой, что Полина отлетела к стене и, ударившись об косяк, сползла на пол.

– Лучше бы ты сдохла тогда на дороге! – завопил Еремин, закрываясь на защелку.

В ванне текла вода, с улицы доносились крики детворы. Детей, которых у нее никогда не будет. Разве у чокнутых бывают дети? Лучше бы она действительно погибла в той аварии. Хотя и сейчас не поздно. Она встала, медленно пошла на кухню, задернула шторы, взяла нож – свой самый любимый, керамический, с приснопамятными майорами на ручке. Точнее, это были герберы. Но Полине нравилось называть их майорами. Или цинниями. Крепко зажав циннии в кулаке, она провела ножом по запястью. Посмотрела на тонкую, быстро набухающую кровью полоску и провела еще одну. А потом еще одну…

Очнулась она от резкого запаха нашатыря. Застонала, помотала головой. Кто-то довольно настойчиво хлопал ее по щеке.

– Идти можешь? – Она никак не могла сфокусировать взгляд, лицо спрашивающего расплывалось, как сплошной круглый блин. – Альбина!

С третьей попытки ей удалось подняться. Что это с ней? Рука забинтована, кругом кровь.

– Не упадешь? – Теперь она увидела глаза говорившего, но ни сочувствия, ни жалости в них не прочитала.

– Нет, – Полина помотала головой.

У подъезда стояла «Скорая помощь», рядом отиралось несколько любопытных.

– Куда ее? – услышала Полина чей-то голос.

– В психушку, наверное. Смотри, как мужа отделала!

– Так им, сволочам, и надо.

Она села в машину. Следом, тяжело дыша, вскарабкался Еремин. Хлопнула дверь, и вскоре дом на Ясеневой исчез за поворотом.

В больнице на порезанную руку наложили швы, Полину накололи успокоительным, антибиотиками и обезболивающим. Хотели госпитализировать, но Еремин уговорил отпустить домой.

Глава 36

Он привез ее не домой, а в одну из квартир, купленных на имя Альбины Лисицыной. Квартира была старой, требовала ремонта, и Еремин как раз планировал этим заняться. Но теперь с ремонтом пришлось повременить – ремонта требовала Полина. Она, казалось, полностью потеряла вкус к жизни. Могла целыми днями лежать в постели, рассматривая рисунок на обоях. Не отвечала на вопросы, забывала поесть. Еремин даже подумывал нанять жене сиделку, а потом кто-то посоветовал ему отправить ее на консультацию к психологу. Сначала Еремин подобную мысль категорически отверг. Ему не хотелось, чтобы посторонние копались в некоторых частностях их с Альбиной жизни. Но к Новому году ожидался приезд Умут-бея, и Альбина должна к этому времени прийти в норму.

К необходимости посещать психолога Полина сначала отнеслась холодно – она не собиралась никого посвящать в свои внутренние переживания. Но уже на первом сеансе вынуждена была изменить свое мнение. Ей понравилось, как в очень вежливой форме психолог Юлия Андреевна выставила Еремина, непременно желающего присутствовать на консультации. А еще понравилось, что Юлия Андреевна ничего не вытягивала из нее. Иногда все пятьдесят минут – столько длилась консультация – Полина просто молчала. Постепенно она вернулась к своим долгим пешим прогулкам по Москве. В дни встреч с Юлией Андреевной специально выстраивала маршрут так, чтобы попасть к нужному времени на «Белорусскую», где находилась клиника. Даже в январе, когда морозы порой доходили до двадцати градусов, Полина не пропускала ни дня. От уличной стужи пустота внутри ее сжималась, а Юлия Андреевна наполняла ее словами, мыслями, образами. Через три месяца после происшествия с Артемом Полина нашла в себе силы рассказать об этом психологу. А еще через три – раскрыла посторонней, казалось бы, женщине свою самую страшную тайну.

К этому моменту она уже поняла, что удобная с виду жизнь с Ереминым на самом деле медленно ее убивает. Она должна была действовать, но не знала, с чего начать.

– Ты должна попросить прощения у своего сына, – сказала Юлия Андреевна. – Поезжай на его могилу, привези ему игрушек, поговори с ним. Вот увидишь – тебе станет легче. Может, не с первого раза, но обязательно станет.

И Полина стала готовиться к поездке в Пятихатки. Она не знала, сможет ли это пережить, а поэтому предприняла определенные шаги.

Во-первых, оформила завещание, оставив все свое имущество родителям Альбины Лисицыной. Во-вторых, отправила Умут-бею так полюбившуюся ему картину «Мама». А в-третьих, потихоньку вытащила из сейфа все документы на недвижимость. Теперь можно было отправляться в Пятихатки. Она вышла из дома рано утром, вызвала с помощью приложения «Яндекс» такси и к двенадцати часам уже подъехала к дому, где когда-то была счастлива. Пускай недолго, но все-таки была.

Попросив таксиста подождать, Полина подошла к забору. Дом почти совсем не изменился за эти годы. Те же качели на старой яблоне, то же крыльцо. Наглухо зашторенные окна почему-то наводили на мысль, что в доме никто не живет. Полина подергала калитку – закрыто. Просунула пальцы между прутьями, открыла щеколду и вошла во двор. Поднялась на крыльцо, постучала.

– Кто там? – раздался с соседнего крыльца голос Надежды Михайловны.

– Это я, Полина.

– Полина? – Через мгновенье свекровь уже открывала калитку, ведущую на половину сына. – Полина! Какими судьбами?

В вязаном берете, надвинутом на самые брови, свекровь до такой степени была похожа на женщину с картины, отосланной Умут-бею, что Полина не выдержала, обняла ее и расплакалась.

– Ты чего? – приговаривала Надежда Михайловна, похлопывая ее ладонью по спине. – Ну ты чего?

– А где Паша? – спросила Полина.

– Не живет он сейчас здесь, в Москву переехал. Квартиру купил на «Алексеевской», – с законной гордостью за сына сообщила Надежда Михайловна.

– А Артем? Где он… – Полина никак не могла выдавить из себя слово «похоронен».

– Так с отцом же! Где ж ему еще быть? Я хотела у себя оставить, но Пашка не захотел.

– Подождите… Стойте… Я говорю про Артема, нашего с Пашей сына…

– А я про чьего сына? И я про него. Нету больше у Пашки детей. Один Артемка. Я его сколько раз уговаривала снова жениться! А он ни в какую. Есть, мол, у него уже жена.

И тут до Полины дошло. Горло сдавило так, что не вздохнуть. Она всхлипнула и вдруг разрыдалась так громко, так отчаянно, что услышал дремавший в машине таксист и прибежал узнать, не требуется ли его помощь.

– Так он сейчас в Москве? На «Алексеевской»? – немного успокоившись, спросила Полина.

– Сейчас нет, – поджала губы Надежда Михайловна. – Уехал. В отпуск. А все лыжи твои, будь они неладны.

– Лыжи? Какие лыжи?

– Да те, что ты купила, когда Темка еще не родился! Павел его с детства к лыжам приучал. Пообещал – как пять лет исполнится, повезет его в настоящие горы. Вот и повез. На Домбай куда-то. Да еще на своей машине. Если бы без лыж, то самолетом можно было, а так – на машине. Слава богу, вчера позвонил – доехали.

– Спасибо, Надежда Михайловна! – Полина обняла женщину, расцеловала в обе щеки. Потом задумалась и спросила тихо-тихо: – Как думаете, Паша меня простит?

– Да я-то почем знаю? Это ваши с ним дела, – сурово ответила свекровь, но Полине показалось, что в душе она не против такого развития событий. – Кстати, письмо тебе пришло, где-то через месяц после того, как… Ну ты понимаешь.

– Письмо? Какое письмо?

– Сейчас принесу. Ты извини – мы его прочитали. Думали – мало ли что, вдруг что важное. А оказалось…

Она вошла в дом и через пару минут вернулась с конвертом. Слегка помятым, выгоревшим с одного края конвертом с каким-то явно медицинским логотипом в левом углу.

«Наверное, из роддома или женской консультации», – подумала Полина и, попрощавшись, пошла к машине. Но на полпути вдруг вспомнила, что забыла сделать одну вещь.

Она обернулась – свекровь все еще стояла у калитки.

– Можно я оставлю у вас эти бумаги? – спросила Полина.

– А чего нельзя? Оставляй.

И папка с завещанием и документами на квартиры перекочевала из Полининой сумки в руки свекрови.

Уже в машине Полина вспомнила о письме и достала из конверта лист бумаги. «Экспертное заключение о биологическом материнстве», – гласил заголовок. Сердце оборвалось, стало нечем дышать. Как бы ей хотелось сейчас открыть окно и, не читая, выбросить это воспоминание о совершенных когда-то ошибках. Но глаза уже скользили дальше. Лабораторный номер анализа… Родство… Предполагаемая мать… Ребенок… Дата рождения… Дата взятия образца… Все не то… Сердце бухало в груди, словно колокольный набат. Вот оно! Результат материнства: 99,9999 %.

– Остановите, пожалуйста, – попросила Полина шофера.

– Укачались? Плохо? – заволновался тот. – Воды?

– Нет, спасибо, сейчас все пройдет.

Полина вылезла из машины, несколько раз глубоко вздохнула. Представила, что находится на сеансе у Юлии Андреевны. Спросила сама у себя: «Что будем делать?» И сама же себе ответила: «Настраиваться на лучшее. Я верну своего сына. Верну своего мужа. Верну свою жизнь». С каждой фразой она рвала письмо на кусочки, все мельче и мельче, а потом подняла лицо к небу и подбросила обрывки вверх. Ветер, которому нет дела до глупостей, совершаемых людьми, подхватил их и понес в одному ему известные края.

Глава 37

Всю обратную дорогу Полина думала о встрече с мужем и сыном. Ждать, пока они вернутся в Москву, было невыносимо. Полина даже спросила у водителя – не отвезет ли он ее на Домбай.

– У меня машина не для гор, – засмеялся тот. – Вам лучше самолетом.

Самолетом Полина не летала никогда в жизни. А все неизбежные формальности – регистрация, посадка, пристегните ремни, наводили на нее ужас. Поэтому она решила во что бы то ни стало вытащить с собой Еремина.

А дальше все было очень просто. Она заранее составила список гостиниц, где мог остановиться мужчина с пятилетним ребенком. Но все получилось гораздо проще. В первый же день пребывания на Домбае они поднялись на канатке на гору, и, пока Еремин прилип к палатке с дармовой выпивкой, Полина отправилась к трассе, где катались самые юные лыжники. Павла она увидела почти сразу. Он нисколько не изменился. Высокий, спортивный, такой родной и близкий… И одновременно такой далекий. А рядом с ним уверенно держался на лыжах мальчик. Артем? Полина сделала шаг вперед, чтобы получше разглядеть лицо сына, и тут всеобъемлющее чувство материнской любви, обещанное когда-то матерью, накрыло ее. Накрыло окончательно и бесповоротно.

– И что дальше? – спросила Ася.

Чай давно остыл. Никто из присутствующих так и не притронулся к нему.

– А дальше мы пошли на канатку. Народу было так много, что на нас никто не обращал внимания. Только шапку приметную я сняла и подарила какой-то девочке. По дороге в гостиницу купили мне новую куртку. Парку – верную спутницу моих прогулок рука не поднялась выбросить. Мы поужинали в номере, уложили спать Темыча. А потом всю ночь проговорили. Решали, как жить дальше. И решили. На ресепшене Павел сказал, что встретил друзей, и переезжает к ним. Отель внакладе не остался – Паша за неделю вперед заплатил. Мы сели в машину и уехали на Эльбрус. А через неделю вернулись в Москву. И вот – живем, – Полина обвела руками комнату, показывая, как они живут.

– Вы же понимаете, что Еремин не оставит вас в покое, пока не вернет свои деньги? – спросил Иван.

– Разумеется. Я готова вам заплатить, сколько скажете, и вы сообщите ему, что не нашли меня. Знаю, у частных детективов такое иногда практикуется.

– Плохого же мнения вы о частных детективах, – усмехнулся Иван. – Но нам деньги не нужны. Мы напали на одну из «золотых жил» вашего мужа.

Полина удивленно подняла бровь.

– Я имею в виду Еремина. Мы нашли художника, и теперь он работает на нас.

– Да нет же, – вмешалась Ася, которой не понравилась последняя фраза Ивана. – Мы продали картины. И помогли ему сделать операцию.

И она рассказала о Снегиреве и о том, с каким трудом они нашли деньги на операцию.

– Наверное, я должна была оформить завещание на него, – сказала Полина. – Но я ничего о нем не знала. Если бы мой паспорт не остался у Еремина, я бы сейчас так и сделала. Но, к сожалению…

– А у вас есть его номер телефона? – спросил Иван.

– Конечно. – Полина принесла записную книжку и переписала из нее номера на листок бумаги. – Вот, здесь три номера. Звоните по всем, на каком-нибудь поймаете.

– Ну что, можно возвращаться? – спросила Кристина, когда они вышли из подъезда и снова окунулись в промозглую московскую осень. – Полину нашли, любопытство удовлетворили. Или нет? – Она с подозрением посмотрела на Ивана.

– Нет, – твердо сказал Иван, и Ася с недоумением посмотрела на него.

– Ваня?

– Сначала мы пойдем и купим мне новые ботинки.

Его радостный тон не успокоил Кристину. Зная Ивана, она понимала, что его отказ от поисков Еремина – фикция. Он просто не хочет вмешивать в это дело их с Асей. Но не такой человек Иван Рыбак, чтобы спустить с рук Еремину сорванную свадьбу и Асины слезы.

Глава 38

На следующее утро в офисе «Кайроса» было запланировано расширенное совещание с участием Руслана Ларина. Нужно было отрабатывать аванс, полученный от Алексея Еремина.

– А вот и наши москвичи, – завопил Федор, первым увидев Асю, Кристину и Ивана.

Ася помахала ему рукой, а Кристина встретилась взглядом с Тимуром и сдержанно кивнула.

– Кстати, пока вас не было, – сказал Тимур, подходя к Кристине, – я прошерстил интернет и научился готовить моккачино. Все ингредиенты в холодильнике, так что теперь вам не придется покидать офис, чтобы выпить любимый напиток.

– Не надо паясничать, – сказала Кристина. Она до сих пор злилась на Тимура.

– Я абсолютно серьезен. Понимаю твое негодование, но я не знал, получится у меня или нет, и не хотел заранее обнадеживать тебя.

– Получится – что? – с подозрением спросила Кристина.

– Я взял кредит в банке под залог своего дома.

– Что? – Кристина не верила своим ушам. – Ты готов был лишиться своего дома, чтобы заплатить за лечение старика, который не нужен даже собственному сыну?

– Зачем столько пафоса? Я видел, как вы с Асей хотите помочь бедолаге. И постарался исполнить ваше желание. Если бы я знал, что это обидит тебя…

Но разговор был прерван трелью дверного колокольчика.

– А вот и я! – заявил Руслан Ларин. – Спешу заметить, что во время вашего отсутствия, я не покладая рук работал на благо вашей фирмы!

– И в чем это заключалось? – улыбнулась Кристина, занимая свое рабочее место.

– Если бы не я, у вас не было бы замечательной системы охранной сигнализации. Если вы посмотрите вверх и влево, то увидите камеру видеонаблюдения, которая бдительно следит за всем происходящим в офисе. А если опустите глаза вниз, то заметите на правой боковине вашего стола кнопочку. Только не нажимайте, а то некоторые тут развлекались…

– Ничего я не развлекался! – возмутился Лебедев.

– Федор, ну разве же я говорил, что имею в виду тебя?

– На самом деле кнопки неправильные. Чихнешь – и они срабатывают. Спецом – чтобы деньги брать за ложный вызов, – возмущенно заявил Федор.

– Хорошо, про сигнализацию я поняла. Что по родственникам Еремина?

– В связи с негативными ассоциациями, которые вызывает у некоторых наших коллег фамилия Еремин… – тут Ларин сочувствующе посмотрел на Рыбака, – предлагаю называть их не родственниками Еремина, а детьми Ильи Лазарева. Нет возражений?

Возражений не нашлось.

– А теперь… Если вы, Кристина, не возражаете… я бы попросил всех перейти в переговорную, дабы оценить приготовленную нами с Федором презентацию.

«Ай да Ларин! – Кристина искренне восхитилась. – Вот что значит профессионал! Говорит как по писаному».

Когда все расселись, Ларин нашел нужный файл в своем ноутбуке, и на большом экране появилась карта Европы.

– Итак. – Ларин вооружился указкой и подошел к карте. – Илья Лазарев с тремя детьми: двадцатипятилетним Алексеем, двадцатилетним Иваном и пятилетним Александром вышли вот отсюда. – Он ткнул указкой в Ростов-на-Дону. – И через Запорожье, Кривой Рог, Умань и Черновцы добрались до румынской границы. После этого Илья Лазарев вернулся домой, а дети пропали.

Мы с Федором объявили по всем доступным нам сообществам поиск в румынских населенных пунктах, расположенных на границе с Украиной. К сожалению, на сегодняшний день результатов пока нет. Мы решили расширить поиск и привлекли к нему волонтеров в Молдавии, Словакии, Венгрии и Польше. – Называя страны, Ларин тыкал в них указкой. – Ждем. Но пока – тишина.

– Понятно, – сказала Кристина. – Продолжайте. В следующий понедельник расскажете, что получилось найти.

– А вот я, – неожиданно сказала Ася, – когда гуляла недавно по лесу, вспомнила, что люди обычно ходят кругами. А что, если Лазаревы не дошли до Румынии, а остались в Украине?

– Неплохая мысль, – кивнул Тимур. – Думаю, ее тоже стоит проверить.

– Этого не может быть, – заявил Ларин, – и я сейчас объясню почему.

И, выведя на экран новую карту, пустился в долгие объяснения.

– Ну, теперь можно и моккачино попить, – вздохнула Кристина спустя сорок минут.

И подозрительно посмотрела на тревожную кнопку. Действительно как-то не по делу торчит. Будем надеяться, что пользоваться ей не придется.

– Куда мы поселим Снегирева, когда его выпишут из больницы? – миролюбиво спросила она Тимура, получив свою порцию кофейной новинки.

Расстарался он, конечно, на славу – даже бокал купил такой же, как в кафе.

Кристина сделала маленький глоток и одобрительно кивнула:

– Знатно!

– Я думаю, для начала устроим его в какой-нибудь реабилитационный центр. Там же, в Москве. А потом перевезем сюда. На деньги, полученные от Умут-бея, вполне можно купить небольшой домик.

– Вряд ли его устроит небольшой. Лебедев намекал, что у нашего художника в Сосновке есть подруга.

– Предлагаю решать проблемы по мере возникновения, – лукаво улыбнулся Тимур. – Пока ограничимся реабилитационным центром.

– А кредит ты хоть погасил?

– Нет, ждал, чтобы ты дала «добро»!

Глава 39

Убедившись, что все вышли из переговорной и заняты своими делами, Рыбак достал листок с телефонами, полученный от Полины.

– Слушаю, – ответили по первому же номеру.

– Сергей Еремин? – спросил Рыбак.

– Да, это я. С кем имею честь?

– Кто бы говорил о чести! Это Рыбак Иван.

– Здравствуйте, Иван! Есть какая-нибудь информация о моей жене?

– Конечно. Например, я знаю, что перед исчезновением ваша жена составила завещание.

– Этого не может быть, – тоном полностью уверенного в себе человека заявил Еремин.

– К сожалению, может. Я могу вам показать копию. Как вы понимаете, все свое имущество она завещала не вам.

– А кому?

– Нет, так дело не пойдет. Предлагаю честный обмен – я отдаю вам копию завещания, а вы мне – паспорт Альбины.

– Какой-то неравноценный обмен получается, вам не кажется?

– Мне – нет. Даю вам на раздумье день. Завтра в полночь встречаемся в офисе нашей фирмы. Согласны?

И, не дожидаясь ответа, Иван сбросил вызов. Потом он позвонил Новоселову, чтобы убедиться, что их договоренность остается в силе. Оставалось дождаться завтрашней ночи.

Самым сложным было уйти вечером из дома. Ася, казалось, что-то подозревала и, когда он сообщил, что хочет сбегать за пивом, вызвалась проводить его.

– Ася, с тобой мы два часа будем ходить. Я же знаю, как с тобой ходить в магазин. А так я только пива схвачу. Хорошо?

– Ваня!

Наконец, Ася согласилась, потребовав, чтобы максимум через час он был дома. Конечно же, Иван не собирался возвращаться через час – именно для этого ему нужен был Новоселов. Иван заехал к нему, тот набрал Асин номер и бодрым голосом заявил:

– Ася, извини, но я тут немножко задержу твоего жениха. Нам нужно обсудить очень важный вопрос.

– Какой? – Ася уже предполагала, что сейчас услышит.

– Есть ли жизнь на Марсе, например.

– Это обязательно прямо сейчас обсуждать? – Ася уже понимала, что Иван сбежал, и никакая сила не заставит его вернуться раньше чем к утру.

– Ладно, – уступила она, – только если придешь, а я буду спать, постарайся сильно не топать.

– Есть! – отозвался Иван и повесил трубку. – Спасибо, выручил.

– Не нравится мне это, Ванька, – добродушно пожурил друга Новоселов. – Ася твоя – клад, а не девушка! А ты ее дуришь.

– Да нет, это другое. Потом как-нибудь пересечемся, и я тебе все объясню. Лады?

– Да лады, лады.

– Ну тогда я побежал.

Без пятнадцати двенадцать Иван подбежал к офису. Раньше приходить не было смысла. Как только офис снимался с сигнализации, на телефон всем сотрудникам приходило соответствующее сообщение. Тимур не в счет, он далеко живет, но любопытная Кристина вполне могла приехать с проверкой и испортить всю обедню.

Без десяти двенадцать Рыбак вошел в офис, отключил сигнализацию, сел за стол Федора и застыл в ожидании. Еремин явился ровно в двенадцать. Иван даже представил, как он стоял под дверью, отсчитывая секунды.

– Здравствуйте, Иван Станиславович, – излишне вежливо расшаркался гость и самым беспардонным образом уселся за Кристинин стол.

– Здравствуйте, – неприветливо буркнул Иван.

– Итак, вы узнали что-то о моей жене?

– Да, узнал. Но, как вы, наверное, догадывались, я привык получать деньги за свою работу. Вы же хотели воспользоваться помощью нашего агентства бесплатно. Поэтому решили оказать на нас давление и украли мою невесту Анастасию Субботину.

– Как-то вы грубо говорите – украл. Я ее не крал. Она сама поехала.

– Конечно, сама! После того, как вы опоили ее снотворным.

– Да что же вы за слова такие подбираете! Сразу «опоил»! Она сама чашку ко рту подносила. Собственными ручками. Как-то мы не о том говорим, Иван Станиславович. Вы обещали показать мне завещание моей жены.

– Да, пожалуйста, вот оно. – Иван встал и ладонью припечатал к столешнице ксерокопию завещания. – А вы обещали мне принести паспорт Альбины.

– А почему тут фамилии замазаны? Я же должен знать, к кому уплывут мои денежки.

– Паспорт! – рявкнул Иван и стукнул кулаком по столу.

– Зачем тебе паспорт? Жениться собрался?

– А хотя бы и так! Ты же сорвал мою свадьбу! Почему бы мне не жениться на твоей жене?

– Да хотя бы потому, что мы с ней официально женаты! И ты даже не представляешь, чего мне это стоило! Иногда так хотелось убить ее. Дать по голове молотком, чтобы наверняка. Тупая истеричная гусыня.

– Ты же пепел ее собирался жрать!

– Так это исключительно чтобы повлиять на тонкие душевные струны твоей невесты. Короче, колись, где моя жена и кто наследник! Иначе завтра твои коллеги будут отскребать твои мозги во-он от той стенки, – и Еремин вытащил из кармана маленький, прямо-таки игрушечный пистолетик и показал им направление полета рыбаковских мозгов.

– В Москве, – сказал Иван, возвращаясь к столу Лебедева. – Ты бы пистолетик свой убрал. Какой-то он у тебя несолидный. У женщины какой-то отобрал? Ты же только с женщинами можешь воевать? А Альбина тебя сделала. Вот ты и бесишься. Я же не поверю, что квартиры эти куплены на деньги от продажи картин. Наверняка ты еще какие-то махинации проворачивал. Я тут уже шепнул кое-кому. Заводик твой знающие люди изучают под микроскопом. Уверен, что найдут достаточно, чтобы бизнес твой мусорный накрылся медным тазом.

– Ах ты..! – Еремин вскочил и выстрелил, не целясь.

И, конечно же, нажал при этом тревожную кнопку.

Пуля из пистолета пробила предназначенный для зерен отсек кофемашины, и они шипящей струйкой посыпались на пол. Вторая пуля взорвала бок кулера. Хорошо, что воды в нем было немного. Еремин выстрелил еще раз. Пуля наверняка снесла бы Ивану полчерепа, но за секунду до того он упал на мокрый пол, ухватил стрелка за ноги и резко дернул вниз. От неожиданности тот кулем свалился на Ивана, однако в последний момент изловчился и изо всех сил ударил детектива по голове кулаком с зажатым в нем пистолетом. Таким ударом, наверное, можно оглушить быка. Иван почувствовал, как по лицу, заливая глаза, течет кровь.

С ловкостью, почти невероятной для такого упитанного человека, Еремин вскочил на ноги, размахнулся и ударил Ивана в бок ногой. Затем поднял пистолет и…

– Брось пистолет, – услышал он приказ.

Еремин резко обернулся и выстрелил в говорившего. А потом еще раз.

Тот согнулся почти пополам и ничком упал на пол. Еремин бросился к двери и столкнулся с еще одним человеком. Что-то горячее вонзилось в ереминское колено, разрывая мышцы и связки. Он взвыл и повалился на пол, прижимая раненое колено к груди.

– Иван Станиславович! – услышал Рыбак полный сарказма голос, который не перепутал бы ни с чьим другим. – А что это вы здесь делаете?

Игнорируя лебедевский вопрос и держась за бок, Иван поднялся на ноги. Голова кружилась.

– Живой? – спросил он у лежащего на полу бойца группы быстрого реагирования.

– Нормально, – простонал тот, похлопав рукой по груди, надежно прикрытой кевларовой броней.

Входная дверь была открыта, позволяя видеть двух других бойцов, пакующих Еремина. Где-то неподалеку завывала «Скорая помощь».

– Вам, по-моему, глаз прострелили, Иван Станиславович, – испуганно сообщил Лебедев. – Вы сейчас на Терминатора похожи. Просто точь-в-точь Терминатор.

– Цел глаз, Федор, – успокоил его Рыбак.

– Жа-а-алко, – протянул Федор. – И кофеварку ранили. Тимур Михайлович расстроится. Как думаете, если пластырем заклеить, будет держаться?

Иван кивнул, голова закружилась с новой силой. Он поискал глазами стул, но вместо стула уселся на мокрый, щедро посыпанный кофейными зернами пол.

– Я ведь только хотел, чтобы он на камеру признался, как похитил Аську. Без камеры мы бы не смогли его закрыть.

– Знаете, Иван Станиславович, я тут недавно в интернете вычитал: когда ты умер – ты об этом не знаешь, только другим очень тяжело. И то же самое, когда ты – тупой.

Эпилог

Суд над Ереминым состоялся семь месяцев спустя. За применение насилия, опасного для жизни в отношении представителя власти при исполнении должностных обязанностей, незаконное хранение и ношение оружия, нанесение легкого вреда здоровью (имелось в виду здоровье Рыбака) он был приговорен к восьми годам лишения свободы. Ася от обвинений в похищении или незаконном лишении свободы отказалась. За это (без Асиного ведома, но с одобрения Кристины) Рыбак выманил у подсудимого паспорт Альбины Ереминой.

Почти одновременно закончился суд над директором «Торгового дома Ильиных» Пасечником Станиславом Ивановичем. Он был признан виновным в нанесении тяжких телесных повреждений Старцевой Елене Сергеевне.

– Забирайте, что ли, свои компьютеры! – заявил Новоселов, появляясь в офисе «Кайроса» в сопровождении майора Щедрого. – Прямо с доставкой на дом. Видели вы когда-нибудь такое? Получите и распишитесь.

Федор с Иваном принесли из машины Новоселова два системника и ноутбук.

– Не сомневайтесь, все в целости и сохранности, – не сводя с Кристины умильных глаз, сказал Щедрый.

Кристина посмотрела на свой ноутбук. Как, интересно, она будет пользоваться гаджетом, которым проломили голову женщине?

– А он точно работает? – спросила Кристина у Щедрого.

– Точнее не бывает, – поспешил заверить ее майор.

– А знаете, Андрей Геннадьевич… – задумчиво протянула Кристина. – Может, я подарю его полиции?

Майор Щедрый чуть не подпрыгнул на месте от того, что она, оказывается, запомнила его имя-отчество. Да и предложение казалось весьма заманчивым.

Подпрыгнул от неожиданности и Федор Лебедев. Ничего себе подарочки! Это же настоящий «японец»! Это майор должен дарить Кристине подарки – его вроде как фамилия обязывает, да и виноват он перед ней, как ни крути.

Майор от подарка не отказался, поцеловал Кристине ручку.

– Тимур Михайлович, ну почему мне никто не дарит таких подарков? – заныл Лебедев, когда гости ушли.

– Это не подарок, Федор, это инвестиции. Думаю, майор Щедрый нам еще очень пригодится.

А через неделю по одному из федеральных каналов шло телешоу, посвященное встрече родственников, никогда ранее друг друга не видевших. У героев брали образцы ДНК и к концу передачи должны были огласить результаты.

Предыстория такова: в 1918 году донской казак Илья Лазарев, спасая трех своих сыновей от репрессий советской власти, вывел их на румынскую границу, а сам вернулся домой.

Алексей Еремин, правнук Ильи Лазарева, внук его дочери Лидии Ереминой, обратился к известному журналисту Руслану Ларину с просьбой помочь отыскать сыновей его прадеда. Почти полгода поисковые волонтерские организации России, Украины, Румынии, Венгрии, Словакии, Молдавии и Польши разыскивали любое упоминание об Алексее, Иване и Александре Лазаревых. И в результате в украинском селе Зирка был обнаружен Владимир Александрович Коваль, предполагаемый двоюродный дядя Алексея Еремина.

Вот что он рассказал:

– Мой дед, Александр Коваль, помнил, как он оказался в семье Марии и Владимира Ковалей. Не знал почему. Но, когда в девяностых годах с истории расказачивания стали сниматься покровы тайны, а в 1991 году вышел Закон «О реабилитации репрессированных народов», понял почему.

В январе 1919-го на Оргбюро ЦК РКП(б) было принято циркулярное письмо, подписанное Яковом Свердловым, которое определило политику новой власти по отношению к казакам. «Беспощадный террор, никаких компромиссов, поголовное истребление» – этот вердикт стоил жизни большому количеству донских казаков.

Илья Лазарев понимал, что его сыновей Алексея и Ивана – урядников Войска Донского, ожидает неминуемая смерть. Даже если их не расстреляют на месте, ссылка и тюрьма в России, умирающей от голода и тифа, гораздо страшнее. Единственную возможность спасти сыновей Илья видел в бегстве. Если добраться до Румынии, сыновья будут спасены. Сам-то он в Румынию не собирался: у него была жена и подрастали две дочери – Лида и Сонечка. Не оставишь же их на произвол судьбы? Сомневался Илья только в одном – что делать с Сашком, самым маленьким, самым любимым, который с трех лет уже уверенно держался в седле и обещал стать настоящим казаком, таким, как все в лазаревском роду. Род жив, пока живет хотя бы один его представитель. Илья долго взвешивал «за» и «против» и, наконец, решился. Той же ночью четверо Лазаревых покинули станицу. Шли ночью, днем прятались в лесу.

– Ну прощайте, может, уже и не свидимся никогда, – сказал Илья на опушке леса, за которым начиналась Румыния. – Берегите Сашка. И ты, Сашко, береги братьев.

Они провожали взглядом удаляющуюся фигуру отца, пока ночь не поглотила ее, а потом углубились в лес. Лес казался бесконечным. Привычный к тяготам военной службы Алексей старался не обращать внимания на головную боль, преследовавшую его последние дни пути. Потом к головной боли прибавились приступы кашля, резкого, лающего. Каждый такой приступ отнимал частичку силы, и под конец сил не осталось совсем. Страшно хотелось спать.

– Слышь, Иван, – сказал он, останавливаясь и тяжело переводя дыхание, – вы идите, а я догоню.

У казаков слово старшего – закон. Даже если разница всего в пять лет. Тем более что Иван тоже очень устал. Один Сашко бодро топал впереди, изредка оглядываясь на брата. С лесом происходило что-то странное. Казалось бы, деревья должны были расступиться, но этого не происходило. Лес стоял стеной, словно заколдованный злыми силами.

– Ангел навстречу, спаситель впереди, а ты, Николай Угодник, дорожку мне свети, а ты, матушка, Матерь Божия, со мной иди. Аминь, аминь, аминь! – бормотал Иван.

Но молитвы не помогали, с каждым шагом дорога становилась все труднее и труднее…

Мария Коваль собирала в лесу хворост и вдруг услышала детский голос. Подошла ближе, раздвинула ветки и увидела хлопчика, сидевшего рядом со спящим мужчиной.

– Матерь Божия, – повторял мальчик. – Ангелы небесные, разбудите брата моего!

Мария подошла поближе и поняла, что мужчина мертв.

– Как зовут тебя, сыночек? – спросила она.

И мальчик ответил:

– Сашко Лазарев.

– Пойдем, Сашко, брат твой умер.

– Как дедушка Николай?

– Да, родной, как дедушка Николай.

Дома Мария отмыла мальчика, переодела, накормила. Свои дети давно выросли и разлетелись кто куда. Мария страшно тосковала о них, денно и нощно молила Матерь Божию послать им счастья, а ей утешения. Поэтому маленького Сашка она восприняла как дар небесный, посланный в ответ на ее молитвы.

Ночью они с мужем похоронили Сашиного брата.

А Саша остался в семье Ковалей. Вырос, женился, воспитал сына. Он всю жизнь любил и заботился о своих родителях, но никогда не забывал страшного леса, унесшего жизнь двух его братьев.

– Итак, – взял слово ведущий, – у меня в руках конверт с результатами теста ДНК. Я открываю этот конверт… открываю… И…

Сотрудники «Кайроса», в полном составе смотревшие передачу на большом экране в переговорной, застыли в ожидании результата. Ларин наверняка его знал, но секрет не выдал, тянул интригу до последнего. Ведущий, наконец, справился с конвертом.

– Результаты теста ДНК показывают…

– Да рожай ты уже! – не выдержал Лебедев.

– Алексей Еремин и Владимир Коваль являются родственниками!

Конец фразы утонул в радостных воплях и аплодисментах массовки. Вновь обретенные родственники обнялись, радостно хлопая друг друга по спине, оба плакали.

– И всем этим, – вещал ведущий, – вы обязаны нашему гостю, журналисту Руслану Ларину!

– А как же мы? – спросил Лебедев. – Мы просто так старались?

Микрофон перекочевал к Ларину.

– Я хочу поблагодарить всех своих помощников…

– Ну, наконец-то, – обрадовался Федор и приготовился услышать свое имя.

Но Ларин с темы помощников как-то быстро соскочил.

– Скоро увидит свет моя книга, посвященная семье Лазаревых и трудным поискам, благодаря которым ветви этой семьи соединились сегодня на наших глазах.

– Мы прервемся на небольшую рекламную паузу, – снова взял слово ведущий, – не переключайтесь, оставайтесь с нами.

– Это же должна была быть моя книга, – прошептала Ася.

Сказано это было очень тихо – просто мысль, нечаянно сорвавшаяся с языка. Но Тимур не был бы Тимуром, если бы пропустил ее мимо.

– Знаешь, Ася! Расказачивание и тиф – не твои темы, – мягко сказал он. – Я считаю, ты должна написать про нашу фирму. Про поиски Альбины Ереминой, про Снегирева и его картины.

– А можно? – Асины глаза красноречиво свидетельствовали о том, как ей по душе эта тема.

– Конечно! – вмешалась в разговор Кристина. – Почему нельзя? Фамилии можно изменить, написать на первой странице, что все совпадения – это совпадения. И – вперед!

– Ларина фамилию не меняй! – потребовал Лебедев. – Пусть знают, какой он!

– А свадьба будет? – спросил Тимур.

– Да, меня тоже это интересует, – поддержала Тимура Кристина.

Ивану, похоже, тоже небезразлична была эта тема. Но он промолчал, поскольку Ася предпочла сменить тему.

– А как назвать книгу? – задумчиво спросила она.

– «Кайрос» начинает и выигрывает, – засмеялся Иван.

– Слава «Кайросу»! – подхватила Кристина.

А Лебедев вспомнил, как месяц тому назад они с Кристиной ездили навестить Снегирева. Умут-бей пригласил Павла Павловича пожить в своем особняке на берегу Босфора в азиатской части Стамбула. Полина Исаева с помощью Тимура оформила на художника дарственную на московскую недвижимость. После операции слух Снегирева восстановился, а при ходьбе он обходился легкой тростью и мог считаться завидным женихом. Но он свой выбор сделал уже давно.

Теплый ветерок играл с легким светло-серым шарфом женщины, сидевшей в пляжном кресле-кабинке из ротанга. Высокая спинка спасала ее от солнца, песка и дождя. Сейчас никто не узнал бы в этой даме сельскую учительницу математики Эльзу Львовну, угощавшую когда-то Федора вареньем с яблочными пелюсточками.

Рядом в таком же кресле расположился Павел Павлович с небольшим мольбертом и переносным столиком для красок и кистей. Художник самозабвенно наносил на холст мазки, которые волшебным образом превращались в животных с необыкновенными человеческими глазами.

– Знак истинной любви, – твердо сказал Федор.

– Что это? – поразилась Кристина.

– Мой вариант названия романа.

– Может, тогда знак истинной глупости? – не смог удержаться от «шпильки» Иван.

Сноски

1

Подробнее читайте об этом в романе Ирины Грин «Эффект прозрачных стен».

2

Об австралийских родственниках Кристины читайте в романе Ирины Грин «Бог счастливого случая».

3

С.Я. Маршак. Рассказ о неизвестном герое.

4

Подробнее читайте об этом в романе Ирины Грин «Бог счастливого случая».

5

Подробнее читайте об этом в романе Ирины Грин «Эффект прозрачных стен».

6

Название из этических соображений изменено.


home | my bookshelf | | Сквозь аметистовые очки |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 4.0 из 5



Оцените эту книгу