Book: Священные книги и кто их написал



Священные книги и кто их написал

Кира Воропаева

СВЯЩЕННЫЕ КНИГИ И КТО ИХ НАПИСАЛ

Священные книги и кто их написал

Священные книги и кто их написал

БИБЛИЯ

Ветхий завет

Разные религии для доказательства истинности своих учений ссылаются на те или иные книги, называя их священными, богооткровенными, боговдохновенными, т. е. написанными якобы по божьему вдохновению, па внушению бога и являющимися источником веры. «Священные книги» имеют многие религии.

Библия является «священной книгой» христианской и иудейской религий. Христианская Библия состоит из Ветхого и Нового заветов. Иудейская религия признает «священным писанием» только Ветхий завет, который почитает основой своей веры.

Многие века Библия считалась «кладезем мудрости», «фундаментом жизни». По ней учились, усматривая в каждой ее букве глубочайший смысл; библейская мораль была объявлена основой высокой нравственности, правилом и мерилом поведения людей.

На Библию смотрели со страхом и благоговением, а за всякую мысль, противоречащую ей, люди подвергались жестоким преследованиям. Библия вооружала церковь на борьбу против передовой науки. Во имя Библии устраивались гонения на прогрессивных ученых и литераторов, которые расплачивались за свои открытия и труды годами тяжелых мук и лишений. «Может быть признано только то, что признается Библией, ибо ее авторитет значит больше, чем все силы человеческого ума», — заявлял один из виднейших «отцов» христианской церкви епископ Августин.


Библия — это «священная книга» древних евреев, которая впоследствии была воспринята и христианством, зародившимся, как известно, в иудейской среде и добавившим к Библии свой Новый завет. Слово «библия» — древнегреческое и означает «книги». Этим словом при переводе текста с древнееврейского на греческий перевели еврейское название «соферим», что тоже означает «книги».

Библия (Ветхий завет) действительно состоит из нескольких десятков книг. Ветхий завет начинается с Пятикнижия. В первой книге Пятикнижия, которая называется Бытие, рассказано о том, как бог сотворил землю, живые существа и первых людей — Адама и Еву, об изгнании их из рая, о всемирном потопе и плавании Ноя в ковчеге. Остальные книги Пятикнижия — Исход, Левит, Числа и Второзаконие — повествуют о легендарном еврейском законодателе, вероучителе, пророке, чудотворце и вожде Моисее и о судьбах еврейского народа вплоть до прихода его в Палестину.

Так, в Книге Исход говорится, что древнееврейские племена в XIII веке до нашей эры якобы попали в рабство к египетскому фараону, после чего последовал «исход» евреев из Египта в «землю обетованную» — Палестину. Моисей с помощью бога чудом спас свой народ из египетского плена: евреи бежали через расступившееся перед ними Чермное (Красное) море, а преследовавшие их войска фараона были поглощены волнами. Этот рассказ ничего общего не имеет с исторической правдой, так как в действительности древние евреи никогда не поселялись в Египте и не попадали в рабство к фараону.

За пятью книгами Пятикнижия следуют так называемые летописи, рассказывающие о жизни еврейского народа в Палестине, книги пророков, псалмы, приписанные царю Давиду, притчи, приписанные царю Соломону, и несколько своеобразных литературных памятников самых различных жанров: лирическая поэма о любви «Песнь песней», философский трактат Екклесиаст, Книга Иова, новеллы такие, как Книга Руфь… Некоторые из них, по существу, не имеют никакого отношения к религии, являясь образцами светской литературы.

Подлинное происхождение Библии на протяжении многих столетий оставалось неизвестным. Иудейская и христианская религии утверждают, что книги Ветхого завета написаны теми людьми, именами которых они названы: Книга Иисуса Навина написана будто бы Иисусом Навином, Книга пророка Исайи — Исайей и т. д. У верующих особенным авторитетом пользуется Пятикнижие, называемое Моисеевым, так как, согласно христианскому и иудейскому учениям, примерно в конце XIII века до нашей эры избранник божий Моисей на горе Синае записал все пять частей Пятикнижия под диктовку самого господа бога.

Однако уже в древности среди мыслящих людей были известны вольнодумцы, отрицавшие божественное происхождение Библии. Среди них был образованнейший человек своего времени, еврейский мудрец I века нашей эры Элиша бен Абуя, который однажды заявил толкователям Библии: «Я слишком много знаю, чтобы верить вашим книгам».

В VIII–IX веках в персидском городе Балки жил еврейский ученый Хиви. Он высказал мысль, что Моисеев закон порожден земными причинами, первым насчитал несколько сот противоречий в Библии и привел двести возражений против ее чудесного происхождения. Хиви задавал, например, следующие вопросы: «Почему в Книге Самуила говорится, что израильтян было восемьсот тысяч, а в Книге Хроник один миллион сто тысяч?», «Зачем бог, который не нуждается в пище, требует для жертвоприношений пшеничный хлеб, самое лучшее вино, сливочное масло и свежие фрукты?», «Зачем богу свечи, неужели он нуждается в освещении?», «Почему бог не выполняет своих обещаний?» Хиви дал объяснение некоторых библейских чудес: переход через Чермное море, писал он, мог бы быть возможен благодаря отливам и приливам и т. д.

Сочинения ученого Хиви ал Балки были сожжены, а его самого приказано было упоминать только как Хиви ал Калби, т. е. как Хиви-собаку.

В XII веке в испанском городе Толедо другой передовой еврейский мыслитель своего времени Авраам ибн Эзра также учил, что Библия сочинена простыми людьми, содержит массу противоречий и ошибок и поэтому не может считаться священной. Он неопровержимо доказал, что Пятикнижие никак не могло быть написано Моисеем, так как в пятой Книге Моисея описана не только его смерть, но и то, как его оплакивали! «И умер там Моисей, раб Господень… И погребен на долине в земле Моавитской… и никто не знает места погребения его даже до сего дня… И оплакивали Моисея сыны Израилевы… тридцать дней» (Второзаконие, глава 34, стихи 5–8). Ясно, что такие фразы не мог написать умерший пророк по поводу собственной кончины.

Пятикнижие много раз говорит о Моисее в третьем лице: «Моисей взошел на гору», «Моисей беседовал с богом», «Ни до, ни после Моисея Израиль не имел такого пророка, как он». Разумеется, это другие писали о Моисее. В Пятикнижии рассказывается также о таких событиях, которые, согласно самой же Библии, имели место уже после того времени, когда якобы жил Моисей. Ясно, что и об этом тоже он не мог писать. Значит, не мог быть Моисей и автором Пятикнижия. Сказанное относится и к подавляющему большинству книг пророков. Например, в книге Иисуса Навина рассказывается о смерти Иисуса Навина — автора этой книги: как он умер, будучи ста десяти лет, как его похоронили и как после его смерти евреи стали поклоняться другим богам.

В XVII веке знаменитый голландский философ-материалист Бенедикт Спиноза дал блестящую критику Библии, разрушив самые ее основы — веру в пророчества и чудеса, за что был проклят духовенством.


Священные книги и кто их написал

Философ Спиноза, проклятый духовенством за критику Библии.


В середине XVIII века француз Жан Астрюк подметил, что в древнееврейском тексте Книги Бытия в одних местах бог называется именем Ягве, а в других употребляется слово «элогим», что означает «боги». Так, например, в русском переводе Библия начинается словами: «Вначале сотворил бог небо и землю», а в еврейском подлиннике сказано иначе: «Вначале сотворили Элогим (боги. — К. В.) небо и землю».

Исходя из этого, Жан Астрюк доказывал, что Книга Бытия составлена из двух самостоятельных рассказов: автор одного из них называл бога Ягве, другой — Элогим. Механическое соединение обоих произведений и породило многочисленные противоречия и повторения в Книге Бытия. Действительно, в этой книге дважды говорится о сотворении мира и человека, но всякий раз по-разному. Так, в первой главе сказано, что в шестой день творения бог создал мужчину и женщину, чтобы они владели всей землей, и рыбами, и зверьми, и птицами, сотворенными ранее. Во второй же главе бог создает из земли мужчину — Адама и поселяет его в раю, после чего занимается творением зверей и птиц, а затем уже производит жену Адама — Еву из его же ребра. В одном месте говорится, что потоп продолжался 40 дней и 40 ночей, а в другом — 150 дней. В двух противоречивых версиях излагается также, как Иосифа продали братья: не убивать Иосифа в одном случае братьев уговаривает Иуда, а в другом — Рувим; в одном случае Иосиф попадает в руки купцов, а в другом — в руки измаильтян. В 37-й главе оба варианта соединили в один, но столь неудачно, что так и осталось неясным, кто же вытащил Иосифа из рва: братья или купцы.

«И сказал Иуда братьям своим: что пользы, если мы убьем брата нашего и скроем кровь его? Пойдем, продадим его измаильтянам, а руки наши да не будут на нем, ибо он брат наш, плоть наша. Братья его послушались, И когда проходили купцы мадиамские, вытащили Иосифа изо рва и продали Иосифа измаильтянам за двадцать сребреников, а они отвели Иосифа в Египет».

Когда ученые выделили в библейских мифах те части, где бог именуется Ягве, они получили цельный рассказ. Столь же цельное изложение дала и остальная часть рассказа, в которой бог называется Элогим. Видимо, составители дошедшего до нас текста Библии стремились сохранить максимум и из первого и из второго источников.

Впоследствии было доказано, что Пятикнижие и Книга Иисуса Навина содержат следы по меньшей мере четырех различных источников, которые зачастую повторяются и противоречат друг другу. Вот почему в Книге Чисел (глава 4, стих 3) в одном месте говорится, что в левиты (священники) надо брать с 30 лет, а в другом месте — с 25. О детях у дочери Саула сказано, что «у Мелхолы, дочери Сауловой не было детей до дня смерти ее» (II Книга Царств, глава 6, стих 23), а в другом месте той же Книги мы читаем: «и пять сыновей Мелхолы дочери Сауловой» (II Книга Царств, глава 21, стих 8), а также находим сотни других противоречий.

Даже в одной и той же главе можно зачастую встретить противоречия. Так, в главе 21 Книги Левит стих 2 запрещает прикасаться к покойникам, но делает исключение: «Только к ближнему родственнику своему, к матери своей можно ему прикасаться, не оскверняя себя». А стих 11 подчеркивает: «Даже прикосновением к умершему отцу своему и матери своей он не должен осквернять себя».

Энгельс писал о Библии: «…если здесь имеется какое-нибудь противоречие, то вся вера в библию идет прахом»[1].

Передовые мыслители, подвергнувшие тщательному критическому исследованию и анализу эту «богооткровенную» книгу, сумели найти в ней противоречия и нелепости, которые были бы совершенно недопустимы, если признать, что Библия излагает одни только истины и ниспослана непогрешимым господом богом. В последнем случае «священное писание» должно было бы представлять собой абсолютно строгое и последовательное учение, так как бог не стал бы противоречить самому себе.

Научная критика библейских текстов опровергла церковное учение о божественном происхождении Библии, полностью сорвав с нее ореол святости и доказав земное, историческое происхождение каждой из ее книг. Стало возможным определить время составления и основные источники библейских книг, их взаимоотношение, позднейшие искажения текста и целый ряд других фактов.

Наука установила следующее. Основная и более древняя часть Библии — Пятикнижие — сложилась из разнообразных источников, записанных около VIII века и сведенных еврейскими жрецами воедино в книгу в середине V века до нашей эры. Еще до того как возникла письменность, среди еврейского народа складывались свои обычаи, бытовали устные легенды и песни о патриархах, героях, пророках, победах и бедствиях народа и т. д. Эти предания хранились в народной памяти.

Когда появилась письменность, жрецы стали записывать религиозные предписания и законы и, как это часто бывало в древнем мире, умышленно приписывали им чудесное происхождение, чтобы они имели большую силу. Постепенно к библейскому законодательству, якобы полученному Моисеем от самого бога, и мифам о сотворении мира прибавлялись другие сочинения: полуисторические легенды о жизни древнееврейского народа, сказания о праотцах — родоначальниках и царях, своды новых законов и поучений, богослужебные тексты, военные песни, хвалебные гимны, народные притчи и изречения. Всё это в дальнейшем неоднократно перерабатывалось, пополнялось в соответствии с интересами и взглядами господствующих классов, отдельные записи связывались в одно целое. Библия и является таким собранием, сборником сочинений и записей устных рассказов, составленных в разное время и различными людьми. Совокупность этих разнообразных произведений древнееврейской литературы и получила значение священного писания у иудеев, а впоследствии и у христиан.

В Библии очень много удивительных нелепостей, несуразностей, выдумок. И это вполне понятно. Ведь библейские легенды складывались в условиях сначала родового, а потом рабовладельческого общества, создавались людьми, познания которых о мире были ничтожны. Они серьезно верили, что бог создал мир одним своим словом из ничего, т. е. из пустоты, в течение шести дней, что женщина сотворена из ребра мужчины (у мужчин, следовательно, должно быть одним ребром меньше), что змий и осёл говорили по-человечески, а Иисус Навин остановил солнце, что Иона жил три дня в желудке кита, а Навуходоносор, подобно быку, семь лет питался травой, и тому подобным вымыслам!

В библейских мифах и отразился весьма невысокий уровень знаний и ограниченный кругозор древнееврейских племен, среди которых возникли эти мифы.

Рассказы Библии об устройстве вселенной, о возникновении жизни на Земле и происхождении человека крайне примитивны и антинаучны.

Так, по наивным представлениям древних людей, Земля является плоскостью, стоящей на столбах; на края ее опирается твердый небосвод, к нему прикреплены звезды. Солнце представляется светильником, подвешенным на тверди небесной для освещения земли в течение дня. Солнце имеет жилище, откуда выходит утром и куда возвращается вечером.


Священные книги и кто их написал

Земля и небо по религиозным представлениям.


Библия говорит, что свет был создан богом в первый день творения, а «светила» — Солнце, Луна и звезды — появились лишь на четвертый день. Но откуда же мог исходить на Землю свет, если не было Солнца и звезд, и как при отсутствии Солнца могли быть на земле утро, день и вечер в «день первый», «день второй», которые отсчитывает Библия?

Астрономия давно разрушила библейское учение о мироздании и правильно объяснила происхождение и строение небесных тел. А теперь люди создали искусственные спутники Земли, движение которых говорит о том, что нет никакой небесной тверди, и наглядно показывает полную несостоятельность учения Библии о сотворении мира.


Священные книги и кто их написал

Библейская картина вселенной, составленная по рассказу средневекового монаха, который будто бы нашел «край света» и просунул голову в трещину «небесной тверди».


Раскопки культурных центров древнего мира показали, что сходные с библейскими сказания о сотворении мира и первых людей, о грехопадении и спасении Ноя в ковчеге, о столпотворении и смешении языков возникли у других народов задолго до составления Библии. Так, например, Библия рассказывает, что около семи с половиной тысяч лет назад бог вылепил тело первого человека — Адама из глины, «из праха земного», а потом «вдунул в него душу живую», после чего глиняный человек ожил и открыл собой историю человеческого рода. Родина этой легенды — древняя Вавилония — государство, существовавшее несколько тысяч лет назад в Месопотамии, между реками Тигром и Евфратом. В жизни этой страны большое хозяйственное значение имела глина: из нее строили дома, делали посуду и другие вещи, а глиняные таблички служили вместо бумаги для письма. В одной из таких «глиняных книг», найденных в развалинах вавилонских городов, и содержались отрывки рассказа о том, как бог создал первого человека из глины. В вавилонском сказании первый человек назван Адапа.

Легенды о потопе также были известны в Вавилонии, только вместо библейского Ноя в вавилонской легенде назван Ут-Напиштим, вместо горы Арарат, на которой будто бы задержался Ноев ковчег, гора Назир. Глиняные дощечки рассказывали предания о споре между земледельцем и скотоводом, подобно спору скотовода Авеля и земледельца Каина в Библии.

Библейское сказание о борьбе Самсона со львом напоминает вавилонский миф о борьбе героя Гильгамеша, а рассказы о рождении и спасении Моисея очень похожи на миф о рождении и спасении вавилонского царя Саргона I. Сказка о том, как был избавлен герой-младенец от грозящей ему опасности, была широко распространена в Древнем Востоке.



По-видимому, часть вавилонских мифов была заимствована древними евреями, когда в VI веке до нашей эры они были уведены в плен в Вавилон.

Научная критика Библии показала, как повлияли на Ветхий завет предания соседних с Палестиной народов — древних вавилонян, египтян, финикийцев, — и доказала, что библейские сказания ничем не возвышаются над религиозными мифами других народов древности или над легендами современных малоразвитых народов.


Священные книги и кто их написал

Вавилонская глиняная табличка с изображением «грехопадения» первых людей. Этот рисунок был сделан за две тысячи лет до составления Библии.


Ученые открыли, что у самых различных племен земного шара существуют мифы о том, как колдуны или боги творили людей из глины. Эти сказания возникали среди людей в тот период, когда гончарное производство начинало играть в их жизни значительную роль. Так были подорваны легенды об исключительности и «святости» библейских сказаний. Они оказались общими с легендами многих народов, находившихся на таком же уровне развития, как и древние евреи в период создания Библии.

Поскольку Ветхий завет был объявлен священной книгой, текст его переписывали очень тщательно: средневековые еврейские толкователи Ветхого завета, так называемые масореты, знали количество слов и букв каждой из библейских книг и при переписывании перечитывали и проверяли, не пропущено ли какое-нибудь слово или буква. Поэтому средневековые рукописи Ветхого завета не содержат особых расхождений и составляют единую (масоретскую) традицию. Эту незыблемость библейского текста церковь считает одним из важных доказательств, говорящих о священном характере Ветхого завета.


Священные книги и кто их написал

Древнеегипетский бог Хнум с бараньей головой делает людей из глины на гончарном круге.


Но ученые уже давно предполагали, что сам текст ветхозаветных книг в древности не раз менялся и имел несколько вариантов. Недавно, в 1947–1955 годах, в Иордании были обнаружены интересные находки.

В 1947 году двое арабов-пастухов перегоняли своих коз по горным склонам глухого палестинского района Хирбет-Кумран. Здесь, к западу от побережья Мертвого моря, раскинулась безлюдная Иудейская пустыня, лишь кое-где сохранившая следы жизни минувших поколений. Когда пастухи не досчитались козы, они принялись искать ее по пещерам, образовавшимся в толщах известняка. Бросив камень в одну из них, они с удивлением услышали звук, похожий на треск разбиваемых черепков. Замирая от страха, пастух полез в пещеру и увидел там высокие глиняные кувшины. В них находились свертки кожи, покрытые древними, непонятными письменами.


Священные книги и кто их написал

В кувшинах оказались кожаные свитки, покрытые древними, непонятными письменами.


Это были отрывки из некоторых книг Библии, относящиеся к периоду последних веков до нашей эры. Оказалось, что рукопись книги пророка Исайи содержит значительные расхождения с общеизвестным текстом. Новые находки подтвердили, что Библия в древности неоднократно переделывалась.

Поскольку Библия составлялась в течение веков и многими людьми, писавшими по разному поводу и с разной целью, в ней можно обнаружить невероятнейшую путаницу, тысячи неувязок, разногласий и взаимных противоречий. Любому тексту Библии можно в ней же найти контртекст. Если говорится, например, от имени бога: «не убий», то там же есть тексты, которые требуют воздавать ближнему «око за око» и «зуб за зуб».

В Библию случайно просочились даже отдельные наивно-материалистические и атеистические взгляды. 853 раза Библия упоминает о душе, но нигде не сказано, что она бессмертна. Более того, «священное писание» несколько раз прямо отрицает загробную жизнь и выражает мысль о том, что со смертью человека всё для него кончено, он уже не воскреснет, и даже сам бог не сотворит такого чуда. Об этом говорит, например, Книга Бытия, глава 3, стих 19, а в Книге Премудростей Соломона (глава 2, стихи 2–3) мы читаем: «Случайно мы рождены и после будем как небывшие… тело обратится в прах, и дух рассеется как жидкий воздух». Еще сильнее эта «безбожная» мысль выражена в Екклесиасте: «Участь сынов человеческих и участь животных — участь одна: как те умирают, так умирают и эти, и одно дыхание у всех, и нет у человека преимущества перед скотом… Всё идет в одно место; всё произошло из праха и всё возвратится в прах» (Екклесиаст, глава 3, стихи 19–20).

Но эти «опасные места» столь старательно замалчиваются богословами и настолько тонут в море поучений о загробной жизни, что верующие обычно даже не подозревают об их существовании. Наткнувшись на них, нельзя не обратить внимания на вопиющие противоречия. Однако размышлять над этим верующему запрещено. Библия боится здравого смысла и поэтому поучает: «Во многой мудрости много печали», «Кто умножает познания, умножает скорбь» («Екклесиаст», глава 1, стих 18).

Подобно всем другим законодательствам, законы Моисея созданы людьми и являются историческим памятником своей эпохи — эпохи рабовладельческого строя. Они излагают рабовладельческие законы и правила поведения. Так называемые библейские «патриархи» и «праотцы», почитание которых обязательно для верующих, были рабовладельцами, поступавшими по всем правилам рабовладельческой морали. Рабов Библия рассматривает как собственность, как вещь, принадлежащую хозяину: «Можете передавать их в наследство и сынам вашим по себе, как имение; владейте ими, как рабами» (Левит, глава 25, стихи 45–46).

Жрецы, составляя Библию, стремились освятить свою власть и доходы. Книги Левит и Числа перечисляют всевозможные подношения жрецам, которые брали себе десятую часть всех доходов, первые плоды урожая, первый приплод скота, первую шерсть от стрижки овец и т. д. «Никто не должен являться перед лицом бога с пустыми руками», — это требование неоднократно повторяется в разных местах Библии.

Библейские притчи и псалмы постоянно прославляют царя, поучают, что подданные должны бояться его. «Даже в мыслях твоих не злословь царя, а в спальной комнате твоей не злословь богатого», — говорит Екклесиаст (глава 10). «Нищие всегда будут среди земли», — говорит Второзаконие (глава 15, стих 11), утверждая вечность социального неравенства, поэтому «если ты увидишь в какой области притеснение бедному и нарушение суда и правды, то не удивляйся этому» (Екклесиаст, глава 3).

Когда-то в России классовый гнет церковники объясняли тем, что по Библии у прародителя Ноя были три сына, от которых и пошла «Симова кость святая» (от Сима пошли священнослужители), «Яфетова кость белая» (любимый богом Яфет породил князей, царей и прочих власть имущих) и «Хамова кость черная» (проклятый богом Хам дал поколение людей, обязанных трудиться). Есть и другое толкование этой же легенды, используемое сейчас колонизаторами: Яфет — прародитель «высшей расы» — белых, Сим дал начало желтой расе, Хам — праотец людей черной расы, которые должны оставаться вечными рабами белых.

Наряду с классовым неравенством Библия проповедует ненависть к «чужим» народам, захват и опустошение принадлежащих им земель.

Миф о «всемирном потопе» внушает, что человек бессилен перед божьим гневом. Библия подчеркивает ничтожность и греховность человека. Он «раб божий», «прах земной», «червь и моль». Он обречен на страдания волей всесильного бога.

Библия оправдывает неравенство и угнетение женщины, которая наряду с волом и рабом рассматривается как имущество человека — мужчины. Достоинство женщины унижается, начиная с библейского мифа о сотворении человека, в котором рассказывается, что первая женщина — Ева создана «только из ребра» мужчины и в угоду ему, что она принесла в мир «грех», не устояла перед искушением — съела и соблазнила Адама отведать запретное яблоко с «древа познания» и этим погубила весь род человеческий, так как в результате люди были изгнаны из рая со страшным проклятием бога: мужчине в поте лица добывать хлеб, женщине — в муках рожать детей.


Священные книги и кто их написал

Рисунок с иконы на стене церкви села Ивановское Курской обл., подчеркивающий классовую сущность библейского учения: сам бог разделил людей на трудящихся и господ.


Характерно, что когда в 1847 году шотландский врач Симпсон впервые применил обезболивание родов, церковь стала травить ученого. Его метод был объявлен противоречащим «священному писанию», ибо за «грехопадение» праматери Евы все женщины должны страдать, и избавлять их от родовых мук — преступление.

В Библию входят сборники социально-политических произведений пророков, составленные в VI–II веках до нашей эры. Что же представляют собой библейские пророки? Многих из них, оказывается, вовсе не было. Пророки Моисей, Иисус Навин, Илья, Елисей — это легендарные, мифологические фигуры. Древние евреи считали их божествами и поклонялись им.

Но в Библии говорится и о таких пророках, которые, возможно, и действительно существовали. Древние евреи пророками называли народных проповедников, прорицателей, лекарей. Некоторые из них доводили себя до исступления и галлюцинаций различными способами: головокружительной пляской и оглушающей музыкой, постом и дурманящими курениями. В таком состоянии, исполнившись «духа божьего», они произносили слова и фразы, которые принимались за «божественные».

Идея несправедливости и угрожающей за нее кары занимала важное место в выступлениях библейских пророков. В словах некоторых пророков звучит народное возмущение против угнетения, резкие обличения роскоши и своеволия богачей, жадности ростовщиков, купцов, знати, захватывающей земли крестьян. «Горе вам, — провозглашал пророк Исайя, — прибавляющие дом к дому, присоединяющие поле к полю, так что другим не остается места, как будто вы одни поселены на земле» (Исайя, глава 5, стих 8).

Пророки выступали в период, когда еврейский народ терял свою независимость под ударами ассирийцев и вавилонян. Все внутренние народные бедствия и международные осложнения пророки объясняли греховностью людей. Они говорили, что народ будет спасен мессией — посланником божьим, и учили, что царство свободы и счастья придет готовым из рук этого спасителя. Этим пророки утешали угнетенных, отвлекая их от действительной борьбы. Но проходили века, а «небесного спасителя» всё не было.

Большое количество пророчеств было записано в Библии много позже того, как соответствующие события уже произошли. Например, легко говорить о «сбывшемся предсказании» пророка Исайи о том, что ассирийцы завоюют Палестину, если оно было написано после того, как это событие совершилось.

Среди библейских высказываний много всяких неясных, туманных выражений, многие пророчества высказаны в столь общих и неопределенных словах, что их можно толковать по-всякому, как кому нравится, как кому выгодно. Такие пророчества можно относить к каким угодно событиям. Часто, например, в религиозных пророчествах говорится о грядущих войнах. Так, в Библии сказано: «Пойдет народ на народ и царство на царство». Ясно, что подобное пророчество рано или поздно сбывалось, ибо под него подходила любая война. Но не менее ясно и то, что такие «пророчества» ничего, по сути дела, не предсказывают.

Отдельные же предсказания оказались трезвым предвидением будущего, на основе анализа сложившейся обстановки. Так, Иеремия в конце VII века до нашей эры ясно видел, что Иудейское государство неминуемо должно пасть под ударами сильного и агрессивного Вавилона. Оценка обстановки Иеремией оказалась верной. «Пророчество» его сбылось, но ничего сверхъестественного в этом не было.

Некоторые верующие утверждают, что многое, что сейчас происходит, было задолго предсказано в Библии, где якобы говорится: «Наступит время, когда земля будет опутана железной паутиной, в воздухе будут летать железные птицы, огненные колесницы бегать по земле». «Конечно, — думают некоторые верующие, — это говорится о телефоне и телеграфе, о самолетах и поездах». В действительности же в Библии нет никаких, даже отдаленных намеков на современные великие достижения науки и техники.

Для предвидения будущего надо постичь законы развития природы и общества, а во времена создания Библии, много веков назад, познания людей были еще очень ограничены, примитивны, зачастую ошибочны.

Нередко со стороны защитников религии можно слышать утверждения о том, что Библия учит добру, прививает уважение к старшим и вообще содействует воспитанию высоких моральных качеств. Нет ничего ошибочнее такого мнения! Библейское воспитание всегда было средством воспитания не свободного человека, а раба.

В поучениях Библии основное место занимает воспитание страхом, палкой. Так, Библия рекомендует: «Нагибай выю (шею. — К. В.) его в юности и сокрушай ребра его». В законодательной части Библии предусматривается множество случаев, когда за малейшее нарушение «божественных» предписаний виновного следует казнить. Смертная казнь полагается, например, за нарушение субботнего отдыха.

А какой нравственности можно научиться у Библии? Всюду на ее страницах по велению или при покровительстве бога совершаются гнусные преступления против совести и человечности — льется кровь, истребляются люди, совершаются грабежи, обманы, распутства, злые и несправедливые поступки. Библия рекомендует подражать самому богу в его поведении и в отношении к людям: «будьте совершенны, как отец ваш совершенен». Но сам бог в «священном писании» предстает чрезвычайно завистливым, корыстным, обидчивым, жестоким и мстительным существом. Он, например, истребляет 50 070 жителей города Вефсамиса по ничтожному поводу: только «за то, что они заглядывали в ковчег господа» (1 Книга Царств, глава 6, стих 19). Он помог одному человеку «свежей ослиной челюстью» уничтожить тысячу человек (Книга Судей Израилевых, глава 15, стих 15). Библейский бог требует постоянной лести, славословий, молитв и даже человеческих жертвоприношений, он коварно ставит людям ловушки, в которые они попадаются, а потом сурово наказывает их за это. Так, грехопадение Адама и Евы, по Библии, подстроено самим богом, а между тем он несправедливо наказал за это всё их потомство, весь род людской.

Можно ли считать жизнь прославленных церковью «героев» Ветхого завета образцом для подражания? Библейские патриархи, цари, пророки во многих случаях исключительно жестоки, вероломны, алчны, развратны, вроде, например, царя Давида или царя Соломона с его 700 женами и 300 наложницами. А каково поведение «праотца» Иакова, обманом получившего наследство, и его сыновей, продавших в рабство своего брата Иосифа, да и самого Иосифа, ограбившего египтян при помощи ловкой ростовщической спекуляции. Пророк Елисей за то, что дети назвали его плешивым, приказал волчице сожрать 42 ребенка!

По своему содержанию библейская мораль противоречива, противоестественна и бесчеловечна, нравственные примеры поведения вредны в воспитательном отношении. Библия может только извратить нравственные понятия человека.

Новый завет

Вторая часть Библии — Новый завет — признается только христианами и содержит религиозный миф об Иисусе Христе и его учении.

В Новый завет входят 27 произведений: четыре евангелия, названных именами мифических учеников и последователей Христа — Матфея, Марка, Луки и Иоанна, «Деяния святых апостолов», двадцать одно послание апостолов и Откровение Иоанна Богослова (или Апокалипсис).

Новозаветными произведениями христианство и обосновывает историческое существование своего «основателя» — Иисуса Христа. Важнейшие книги Нового завета — евангелия. Само слово «евангелие» — древнегреческое и означает в переводе «благовестие», т. е. добрая, благая весть. Евангелия излагают историю чудесного рождения, жизни, смерти и воскресения Христа.

Хотя церковь и не отрицает, что евангелия писались людьми, но считает, что их рукой водил бог, он вдохновлял евангелистов и внушал им все те слова, которые они писали. На этом основывались авторитет непогрешимости и ореол святости, которым христианство окружило Новый завет.

Согласно евангельскому мифу, единый и всемогущий бог, жалея людей, послал на землю Иисуса Христа, своего сына, который должен был, приняв мученическую смерть на кресте, искупить грехи людей, а своим воскресением подать им надежду на загробное воздаяние и бессмертие. Иисус родился чудесным образом от девы Марии в одном из иудейских городов Палестины. В зрелом возрасте Иисус был крещен иудейским проповедником Иоанном, прозванным Крестителем. Иисус посвятил свою жизнь проповеди «истинного» учения, суть которого заключалась в том, что верующие должны безропотно переносить все земные лишения ради загробного блаженства. Окруженный своими учениками Иисус учил народ и творил чудеса: ходил по водам, как по земле, насытил тысячи людей пятью хлебами и двумя рыбами, да так, что еще осталось двенадцать корзин объедков, исцелял больных и слепых, воскрешал мертвых.



Иудейские священники и книжники возненавидели Иисуса и решили его убить. Незадолго до праздника пасхи он был за тридцать сребреников предан своим учеником Иудой. Иерусалимский суд осудил Иисуса за то, что он называл себя «царем иудейским», «сыном божьим» и выступал против официальной еврейской религии. По приговору римского правителя Понтия Пилата он был распят и умер на кресте в Иерусалиме. На третий день Иисус будто бы воскрес и явился ученикам. В сороковой день после этого он вознесся на небо, а его ученики пошли в разные стороны проповедовать новое учение.

Церковь считает евангелистов Матфея и Иоанна учениками, апостолами самого Христа, а Марка и Луку — ближайшими последователями апостолов Петра и Павла. Все они были якобы очевидцами деяний Христа или получили свидетельство об этих событиях от их непосредственных участников. Поэтому произведениям евангелистов придается значение истин, не требующих доказательств, чем и обосновывается «правдивость» их писаний об Иисусе.

Наука на основании исторического и критического анализа текста точно установила, что евангелия были составлены не раньше второй четверти II века. Согласно же евангелиям, Иисус умер в 33 году нашей эры, следовательно, их авторы повествуют о фактах, свидетелями которых они не были. Не были они даже и современниками предполагаемой жизни Иисуса.

Интересен факт, что евангелия именуются не «евангелие Матфея», «евангелие Марка» и т. д., а «евангелие от Матфея», «евангелие от Марка». Значит, писались евангелия не самими Матфеем, Марком, Лукой и Иоанном, а только «от них», или, если точнее перевести с древнегреческого языка, на котором сначала были написаны евангелия, «по ним», «согласно им». Иначе говоря, уже при записи этих произведений указанных лиц не считали непосредственными авторами евангелий, события излагались только «по ним». Наука считает, что четыре евангелиста были вымышленными лицами, так как не имеется никаких доказательств их исторического существования. В этом признавались и некоторые церковники. Например, Иоанн Златоуст писал, что авторские имена евангелиям были даны только в конце V века нашей эры.

Первоначально евангелия были написаны на древнегреческом языке. В Палестине же в I веке нашей эры по-гречески говорили и понимали только очень немногие богатые и образованные люди. Почему же ученики Христа, которые, согласно евангелиям, были простыми людьми, рыбаками и крестьянами, обращаясь к народу, писали на языке, непонятном для него? Отсюда можно заключить, что авторы евангелий не знали языка, на котором говорили в Палестине, и не могли быть выходцами из народа, какими принято их считать.

Внимательное изучение евангелий показывает, что их авторы не знали также ни географии, ни истории, ни быта этой страны, не имели никакого представления ни о римском, ни об иудейском праве того времени, о котором пишут.

В евангельских рассказах содержится много грубых фактических ошибок, удивительно нелепых сведений, несуразностей. Так, например, евангелисты упоминают города и местечки, в которых будто бы жил и учил Христос: Капернаум, Хоразин, Вифсаиду. Но все эти города возникли значительно позже: в Палестине во времена описываемых в евангелиях событий, т. е. в I веке нашей эры, их не существовало. Известно также, что Назарет, где якобы Иисус провел свое детство, основан во II веке, через полтора столетия после года «рождения» Христа.

В евангелии от Матфея (глава 2) говорится, что Иисус родился во время правления иудейского царя Ирода, который якобы преследовал Христа. Такой царь действительно существовал, но он умер в 4 году до нашей эры, т. е. за несколько лет до «рождества Христова», Евангелие от Луки (глава 23) рассказывает, будто бы Иисус был казнен в Иерусалиме при двух иудейских первосвященниках — Анне и его зяте Кайафе. Но это неверно вдвойне: Анна был первосвященником с 6 по 15 год нашей эры, до своего зятя, а главное, в Палестине никогда не было одновременно двух первосвященников, что точно известно. Та же ошибка содержится и в евангелии от Иоанна (глава 18).

В евангелии от Луки говорится, что Христос родился во время переписи населения «всей земли». Если под этим разумеется Римская империя, то история не знает такой переписи в правление Августа, не говоря уже об исторической невозможности переписи населения «всей земли».

Ряд несообразностей имеется при описании последних дней Иисуса. Согласно евангелистам, этим событиям предшествовал торжественный въезд Христа в Иерусалим, когда народ приветствовал его как царя иудейского. Весь ход дальнейших событий поражает крайней непоследовательностью: после такой встречи Иисуса вдруг арестовывают, причем в пасхальную ночь, и сам же народ требует его казни. Этой же ночью он был подвергнут суду в частном доме первосвященника. Затем его распяли на кресте, прибив руки и ноги гвоздями. Представитель римской администрации, прокуратор Понтий Пилат, по евангельскому рассказу, отнесся к Христу чрезвычайно мягко и долго не решался утвердить смертный приговор. Лишь уступая настояниям народа, Пилат на глазах толпы «умыл руки» в знак того, что не берет на себя ответственности за гибель невиновного человека, и отдал Иисуса на казнь.

Это совершенно не соответствует характеру исторической личности Пилата — жестокого и грубого римского чиновника. Кроме того, местопребыванием Пилата был город Цезарея, а не Иерусалим, как указывает евангелие. Следует отметить, что еврейские обычаи не разрешали арестовывать в праздники, ночной же суд и притом в частном доме был вообще невозможен по существовавшим законам. Известно также, что при такого рода казни, как распятие, гвоздей не употребляли, а привязывали руки и ноги веревками.

Евангелия от Матфея (глава 8) и от Марка (глава 5) рассказывают, как Иисус изгнал бесов из двух одержимых и приказал этим бесам вселиться в стадо свиней около двух тысяч голов, которое, взбесившись, бросилось с крутизны в море и погибло в воде. Не говоря уже о невероятности самого «чуда», в этом рассказе бросается в глаза и другая, на первый взгляд правдоподобная, а в действительности нелепая деталь: ведь в Палестине свиней не разводили, так как этих животных евреи считали нечистыми и религиозными правилами запрещалось есть свиное мясо.

Евангелисты рассказывают об изгнании Христом торговцев из Иерусалимского храма, тогда как хорошо известно, что торговцы и менялы располагались не в самом храме, а на окружавших его площадях.

Такое же невежество обнаруживается и при описании природы Палестины. Маленькое пресноводное Генисаретское озеро евангелисты превращают в «Галилейское море» и рассказывают о грозной буре на нем. Но на этом озере вообще не бывает бурь.

«Царство божие» Христос сравнивает с большим «развесистым горчичным деревом», в ветвях которого укрываются птицы (евангелие от Луки, глава 13, стих 19), тогда как горчица — растение однолетнее и растет маленькими травянистыми кустиками, и тот, кто знает природу Палестины, никогда не допустил бы подобного ляпсуса. О характерных для Палестины миндальных и оливковых деревьях, финиковых пальмах и кедрах, о гиенах, шакалах и львах евангелисты даже ни разу не упоминают. Видимо, «свидетели» жизни и проповедей Христа, бродя вместе с ним по Галилее и Иудее, ничего этого не заметили, ибо эти странные ошибки совершенно необъяснимы в устах людей, выросших в Палестине и хорошо знающих эту небольшую страну.

Подобные несообразности тоже доказывают, что евангелия сочинены не теми лицами, которым они приписаны.

Сравнивая изложение событий отдельными евангелиями, мы найдем в них множество всевозможных расхождений и непримиримых противоречий в описании земной жизни Христа. Родословную Иисуса евангелия излагают различно как в отношении количества его предков, так и их имен. Матфей, например, от Иисуса до Авраама насчитывает 42 предка, а Лука — 55. Согласно Матфею, деда Христа звали Иаковом, а евангелие от Луки называет дедом Илию. О рождении Иисуса говорят только Матфей и Лука, но их рассказы резко отличаются друг от друга. По евангелию от Матфея, Иисус родился в Вифлееме, в доме своей матери Марии и ее мужа Иосифа. Здесь же ему поклонялись и принесли дары восточные маги — волхвы. Отсюда со всей семьей Иосиф бежал в Египет, где и находился до смерти царя Ирода. Согласно же евангелию от Луки, родители Иисуса проживали совсем в другом городе — Назарете, а родился Иисус в яслях для скота в Вифлееме, где Иосиф и Мария находились временно. Поклонялись младенцу не восточные мудрецы, а местные пастухи, после чего родители принесли его в Иерусалимский храм, а затем возвратились в Галилею, в свой город Назарет. О преследовании младенца Иродом ничего не говорится.

По евангелию от Марка, Иисус сразу же после крещения отправляется в пустыню, где проводит 40 дней, а по Иоанну — он на третий день после крещения пирует на свадьбе в Кане Галилейской, где превращает воду в вино. По-разному определяют евангелисты возраст Христа. Лука говорит, что «Иисус, начиная свое служение, был лет тридцати…», а у Иоанна можно прочесть слова, обращенные к Христу: «Тебе нет еще пятидесяти лет…» Разумеется, тридцатилетнему человеку нет пятидесяти лет, но ясно, что автор, писавший эти слова, представлял себе Иисуса в возрасте не тридцати, а именно под пятьдесят лет.

Так называемая «нагорная проповедь» Иисуса, где изложены основы христианской морали по Матфею (глава 5), произносится на горе, а по Луке (глава 6), — на ровном месте. Марк и Иоанн о ней вообще не упоминают.

Одни евангелисты рассказывают, что Христос проповедовал всего только год, причем в Галилее, и только один раз побывал в Иерусалиме. По свидетельству же другого «очевидца» — Иоанна, Христос проповедовал свое учение три года и почти исключительно в Иерусалиме и в Иудее.

В евангелиях от Матфея и от Марка говорится, что Христа «злословили» и «поносили» оба распятые с ним разбойника, Лука же изображает богохульником лишь одного из этих злодеев, тогда как другой, напротив, унимал его и даже стал молиться Иисусу.

Различна и датировка смерти Христа: по евангелию от Иоанна, он умер 14-го числа древнееврейского месяца нисана, по остальным евангелиям, это произошло 15-го нисана.

Надпись на кресте с распятым Иисусом всеми евангелистами передается по-разному: у Матфея сказано: «Сей есть Иисус, Царь Иудейский». У Марка: «Царь Иудейский». У Луки: «Сей есть царь Иудейский». У Иоанна: «Иисус Назорей, Царь Иудейский».

Таких противоречий в евангелиях можно найти огромное количество. При изучении 3829 дошедших до нас рукописей Нового завета ученые обнаружили в них до 150 000 разночтений, т. е. расхождений, неувязок и противоречий. Рассказы же о чудесах, которыми переполнено описание жизни Иисуса, совершенно противоречат не только законам природы, но вообще здравому смыслу. Всё это объясняется тем, что евангельская история Христа является сплошным вымыслом, фантазией, сказкой, не выдерживающей научно-исторической критики.

Интересно, что и в рассказах о чудесах евангелия не обнаруживают единогласия. Так, только в евангелии от Иоанна есть рассказ о воскрешении Иисусом Лазаря на пятый день после его смерти. Иисус заглянул в склеп, из которого пахнуло тлением, и сказал: «Лазарь, иди вон!» И Лазарь… встал и вышел. Почему же другие евангелия умалчивают о столь разительном чуде и наглядном «доказательстве» божественности Христа? Не потому ли, что это «чудо» было придумано уже после составления первых трех евангелий и успело попасть лишь в четвертое, самое позднее?

Результаты исследования евангелий показали, что все они являются записью народных сказаний (мифов) о Христе, которые имеют множество вариантов.

Миф о Христе не был создан каким-нибудь одним человеком. Он складывался постепенно на протяжении поколений, впитывая в себя многое из других, более ранних религий, дополнялся, разукрашивался богатой религиозной фантазией людей, обрастал всё большим числом новых деталей. Миф сочиняли неведомые сказители из народа, выступавшие проповедниками новой веры. Это происходило около двух тысяч лет назад на территории древней Римской империи, где зародилось христианство. Оно возникло как своеобразное движение угнетенных масс, которые после поражения народных выступлений, будучи в состоянии крайнего упадка, разочарования и неверия в свои силы, мечтали о чудесном избавлении от рабства, надеялись найти в новой религии спасение и осуществление своих чаяний. Конечно, эти надежды были иллюзорными. Религия никогда не спасала человека, а только играла роль наркотика, притупляющего боль.

Угнетенные, отчаявшиеся массы первых христиан, с их болезненной фантазией, жаждой утешения, чудес и откровений, слепо воспринимали рассказы о «спасителе» людей — сыне божьем, легко поддавались обману и самообману. Они готовы были принять за истину любой утешительный слух или легенду, которая соответствовала их мечтам и чаяниям. Окружавшая их действительность была слишком безрадостной, а сказка о Христе подавала им надежду хоть на «том свете» получить награду за свои страдания. Но это была вредная сказка, так как она не звала к борьбе против угнетателей, а призывала терпеливо ожидать «спасения» свыше.

Евангелий, содержащих сказания о Христе, было написано несколько десятков. К началу IV века их насчитывалось больше сорока. Известно, например, что были в ходу еще евангелия от Петра, Иакова, Иуды, Никодима, Фомы, Варнавы, Евы, Марии, от евреев, египтян и многие другие. Все они по-разному изображали Иисуса, его жизнь и содержали столь явные нелепости, что духовенству после долгих споров пришлось выбрать из них только четыре, приписываемые Матфею, Марку, Луке и Иоанну, которые казались наименее противоречивыми. Эти евангелия были объявлены церковью подлинными, каноническими (т. е. законными), освящены как «боговдохновенные» и включены в Библию. Остальные были отвергнуты, запрещены как подложные (апокрифические), и церковь постаралась их уничтожить. Поэтому до нас дошли только названия этих произведений и небольшие отрывки, из которых, однако, можно заключить, что миф о Христе в апокрифической литературе имел еще более фантастический характер.

Евангелия, вошедшие в Библию, представляют собой, таким образом, запись народных сказаний о Христе, переведенную на греческий язык и литературно обработанную какими-то неизвестными нам людьми.

Евангелистам дали вымышленные имена учеников Иисуса, чтобы легче было заставить людей верить в эти мнимые показания «очевидцев». В древности часто бывало так, что автор книги, чтобы придать ей большее значение, подписывал ее не своим именем, а каким-нибудь более авторитетным или выдавал ее за сочинение вымышленного святого.

Еще больше противоречий обнаруживают евангелия при изложении учения Христа, которое рассказывается гораздо более путано, чем «биография» Христа. Изречения Иисуса представляют собой хаотический набор отдельных несвязных фраз и часто содержат самые противоположные суждения. Это объясняется тем, что люди, создававшие в разное время евангельские легенды, держались различных взглядов на мир и войну, на общность имуществ и собственность. Поэтому их Христос то выступает за мир и провозглашает: «Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами божиими» (евангелие от Матфея, глава 5, стих 9), то, наоборот, заявляет: «Не думайте, что я пришел принести мир на землю; не мир пришел я принести, но меч» (там же, глава 10, стих 34).

В евангелии от Луки Иисус на тайной вечере говорит: «…продай одежду свою и купи меч», а в евангелии от Матфея он же предостерегает: «…все, взявшие меч, мечом погибнут».

В евангелии от Матфея, в главе 6, Иисус рекомендует не собирать себе сокровищ на земле, не заботиться о завтрашнем дне, а в главе 25 он же рассказывает притчу, которая удивляет своим стяжательством: не держать серебра попусту, а пускать его в оборот, чтобы иметь верные проценты.

В евангелии от Марка (глава 13, стих 10) Иисус учит, что евангелие надо проповедовать в первую очередь среди языческих народов. А в евангелии от Матфея (глава 10, стих 5) утверждает нечто противоположное: «На путь к язычникам не ходите…» Но в заключительной части того же евангелия апостолам предписывается крестить и поучать «все народы».

То Христос требует любви к врагам и всепрощения, то сам неоднократно говорит о жесточайших наказаниях, которым подвергнет «в день Суда» не уверовавших в него людей. За то, что кто-нибудь скажет другому, что он безумный, Иисус сулит виновному геенну огненную, а сам неоднократно ругает людей, в том числе своих же учеников, змиями и порождениями ехидны. Слова Христа: «Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку— домашние его» (евангелие от Матфея, глава 10, стихи 35–36), — несовместимы с проповедуемым им же учением «о любви к ближнему». Они разрушают семью.

По евангелию от Матфея (глава 6), Иисус требует безусловного служения только господу богу и, отвергая всё земное, внушает: «никто не может служить двум господам». В главе же 22 он требует воздавать «кесарево кесарю, а божие богу».

Таким образом, даже в каждом отдельном евангелии наблюдается нагромождение внутренних противоречий и несогласий. Перечень подобных противоречий, а также ошибок, содержащихся в евангелиях, можно было бы значительно увеличить, но в этом нет необходимости.

Христианство, как и всякая другая религия, всегда являлось дурманом, опиумом для народа. Но благодаря тому, что первыми христианами были рабы и городская беднота, в раннехристианском учении отразились уравнительные стремления, идеи всеобщего равенства, протесты против богатства, осуждение власть имущих. Эти настроения сохранились и в признанной церковью христианской литературе, хотя духовенство неоднократно подправляло такие места, чтобы изгнать из них «опасные» мысли.

Вот интересный пример позднейшей обработки евангелия. В греческом подлиннике евангелия от Луки (глава 6) сохранилась древнейшая редакция «нагорной проповеди» Христа, содержащая восхваление бедности и нападки на богатых. «Блаженны нищие, ибо ваше есть царство божие. Блаженны алчущие ныне, ибо насытитесь. Напротив, горе вам, богатые, ибо вы уже получили свое утешение» и т. д. В евангелии же от Матфея (глава 5) это место уже претерпело изменение и звучит так: «Блаженны нищие духом» и т. д., получив, следовательно, совершенно иной, вовсе не демократический смысл. «Алчущие», т. е. просто голодные, стремящиеся насытиться, превратились у Матфея в «алчущих правды» и т. д.

Приток зажиточных слоев населения в христианские общины изменил и содержание христианства, так как состоятельные люди не могли мириться с демократическими и оппозиционными настроениями первых христиан. Вот почему в христианские книги на смену уравнительным и антигосударственным идеям всё более проникают другие мотивы: утверждение рабства, призывы повиноваться властям и т. п. В евангелиях Христос то прославляет нищих и громит богатых, то вдруг учит, что надо считать нормальным явлением, когда всякому имущему дается еще и приумножается, а у неимущего отнимается то, что он имеет. То проповедуется, что невозможно богатому войти в «царство небесное», если он не раздаст свое имущество нищим, то восхваляется частная собственность, накопление богатств. Во всем этом отражаются и перекрещиваются различные противоположные классовые взгляды и моральные нормы разного времени, перешедшие в евангелия. В них и нищий и богач должны были находить немало приемлемых для себя изречений.

В дальнейшем ранний, антирабовладельческий дух первых христиан был не только полностью утерян, но и окончательно вытеснен духом примирения и покорности. Из религии угнетенных христианство превратилось в религию угнетателей. Оно открыто стало на защиту эксплуататорских классов, оправдало рабство и осудило всякие мечты о борьбе за свободу, равенство и братство на земле.

«Любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящих вас и молитесь за обижающих вас», — поучает евангелие от Матфея (глава 5, стих 44), призывая трудящихся к покорности и повиновению своим господам. Эта евангельская проповедь была объявлена церковью вершиной человеческой морали.

Новозаветные произведения складывались в эпоху упадка и отчаяния, охватившего разлагавшееся римское общество. В них много рабской приниженности и нищенского смирения, в них сказывается безнадежно-равнодушное отношение к действительности. Если в Ветхом завете еще сохраняются смутные воспоминания о том, когда народные массы сумели постоять за себя и, свергая тиранов-царей, творили божью волю, а пророки обрушивали проклятия на власть имущих, то Новый завет требует никогда не протестовать против насилия, произвола, побоев. «Кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую», — говорит евангелие от Матфея (глава 5, стих 39).

Наиболее раннее произведение Нового завета — Апокалипсис (или Откровение Иоанна Богослова) вовсе не изображает Христа как человека, жившего и проповедовавшего на земле, а рисует его совершенно неземным, сверхъестественным существом, в мифическом облике агнца «о семи очах и семи рогах» или всадника, который появляется в небе на белом коне, с таинственным именем, с пламенными глазами, со сверкающими диадемами, в обагренном кровью плаще. Волосы его белы как снег, огнем горят очи; ноги его из раскаленного металла, а голос подобен «шуму вод многих»; в правой руке он держит семь звезд, и изо рта его выходит обоюдоострый меч (Апокалипсис, глава 1). Его мать — небесная дева. Его жертва не содержит в себе никакого искупления. В грозе и буре он покинет небо только для наказания людей и установления «тысячелетнего царства».

Следующие по времени новозаветные произведения— так называемые Послания апостола Павла, составленные на грани I и II веков. Здесь Христос предстает уже в человеческом виде и образ его приобретает большую определенность: это бог, рожденный земной женщиной и пострадавший за грехи людей. Но нигде в посланиях нет еще никаких подробностей жизни Христа на земле.

Наконец, в наиболее поздних сочинениях Нового завета — евангелиях (II век нашей эры) появляется земная «биография» Христа со всеми ее деталями.

Казалось бы, если основатель христианства был подлинной, реальной личностью, то чем ближе произведение к историческому Христу, тем больше должно быть в нем подробностей. Более древняя христианская литература должна хранить о нем живое воспоминание и, следовательно, содержать гораздо больше конкретных фактов его жизни. В действительности же получается наоборот. Отсюда можно сделать вывод, что в представлениях первых христиан Христос был не человеком, а божеством. Но религиозное чувство верующих не может жить отвлеченными представлениями, и народная фантазия постепенно облекает образ Христа в «плоть и кровь», наделяет его конкретными чертами живого человека. Так, во II веке нашей эры Иисус Христос превращается из мифического божества в мнимоисторическую личность с земной «биографией». Но эта «биография», как мы видели, неправдоподобна и противоречива; вся реальность образа Христа только мнимая, кажущаяся: от нее ничего не остается при серьезном рассмотрении.


Священные книги и кто их написал

Протестантская листовка XVI в. под названием «Ложные и истинные апостолы Христа». Слева — католики («ложные апостолы»), справа — протестанты («истинные»). Между ними идет жестокий спор о том, как толковать евангелие. В царском облачении Христос с небес бесстрастно взирает на эту сцену.


Противоречивость евангелий с самого начала вызывала бесконечные споры в понимании и истолковании их. Между различными течениями и сектами христианства часто возникали распри, доходившие до кровавых столкновений. Например, в 1572 году в Париже, в ночь, вошедшую в историю под названием варфоломеевской, христиане-католики напали на христиан-гугенотов и вырезали около 30 тысяч человек.

Современное христианство также распадается на целый ряд церквей и на множество сект, между которыми царит вековая вражда, хотя все они в одинаковой степени признают «священной книгой» евангелие.

То, что евангелия не соответствуют исторической правде и не повествуют о действительных событиях, вынуждены были неоднократно признавать даже сами «отцы церкви». Так, уже упоминавшийся нами крупнейший христианский богослов IV–V веков епископ Августин, прозванный церковью «Блаженным», писал: «Если бы авторитет церкви не обязывал меня к этому, я бы тоже не верил евангелиям». А в XIII веке сам папа римский Бонифаций VIII, о котором, кстати, говорили, что он пришел к власти, как лисица, управлял, как лев, а умер, как собака, однажды цинично сказал своим близким помощникам: «Ни одна басня никогда не приносила столько доходов, как басня о Христе». Примерно то же говорили и другие папы — Юлий II и его преемник Лев X.

Следовательно, полные вопиющих противоречий и нелепостей евангелия нельзя считать доказательством существования Иисуса Христа. Наоборот, противоречия евангельских рассказов о жизни Христа и его учении только подтверждают мифичность мнимого основателя христианства. Наука давно уже пришла к выводу о полной несостоятельности новозаветных рассказов о Христе и неоспоримо доказала, что лицо, именуемое Иисусом Христом, никогда не существовало, — ни в виде воплощенного божества, которому поклоняются верующие, ни даже в виде определенной исторической личности.

Весь авторитет Нового завета как «священного писания» рассыпается в прах при одном лишь прикосновении к нему научной критики.

Таким образом, Библия, подобно «священным книгам» других религий, создана людьми. Это продукт человеческой истории и человеческой фантазии. Как памятник древнего мира Библия отражает взгляды людей того времени, полные противоречий, невежественных и наивных представлений, вымыслов и несообразностей, искаженных на протяжении столетий множеством позднейших вставок и поправок со стороны переписчиков, переводчиков, редакторов.

В качестве литературного памятника Библия оказала большое влияние на искусство и литературу не только средних веков, но и нового времени. Это объясняется тем, что многие века библейские легенды преподавались в школах и Библия являлась настольной книгой каждого грамотного европейца. Библейский язык, примеры и ссылки на Библию были отличительной чертой всей средневековой литературы. Библейский образ Каина использовал и Байрон для пропаганды смелых атеистических взглядов. На библейские сюжеты писали картины Рубенс, Рембрандт и другие великие художники. Изучение библейской мифологии во многом помогает нам понять культуру прошлых поколений. Ветхозаветные книги дают немало ценных материалов исследователям, занимающимся древней историей Палестины. Но нет никаких оснований искать в Библии воплощение высшей мудрости, источник истины или руководство к жизни.

КОРАН

Мусульманская религия — ислам тоже имеет свою «священную книгу». Это — Коран.

По мусульманской догме считается, что Коран не сотворен, а существует предвечно: «Это — слово божие не сотворенное, а вечное, в предвечности существовавшее». Оригинал Корана находится на «седьмом небе» и хранится под престолом бога аллаха, который как «откровение» передавал его частями в течение 23 лет пророку Мухаммеду через ангела.

Мухаммед, или Магомет, был действительно реальным человеком. Он жил в 571–632 гг. в Аравии, где среди арабских племен возникла в VII веке мусульманская религия, основателем и проповедником которой он был. Но о жизни и деятельности этого человека сохранилось больше легенд и мифов, чем достоверных исторических сведений. Мусульманские богословы и биографы Мухаммеда, возвеличивая новую религию Востока и возникшее одновременно с ней арабское государство, наделили его званием пророка и всеми сверхчеловеческими качествами. Впоследствии в сознании мусульманской массы верующих образ Мухаммеда всё более развивался, усложняясь новыми приписываемыми ему чудесными свойствами и божественной силой. Легендарный пророк превратился в заступника и ходатая за людей перед аллахом, принял черты утешителя и спасителя, стал, наконец, мусульманским Христом, богом, к которому обращались с молитвами о помощи и милости.

Мусульманская богословская история так описывает обстановку передачи Корана людям: пророк Мухаммед, стоя близ Мекки на горе Арафат, слушал голос ангела Джабраила, который с седьмого неба диктовал ему содержание Корана. В свою очередь Мухаммед в виде отдельных проповедей и поучений сообщал это своим последователям.

Рассказ о передаче мусульманам «священного писания», т. е. божественной книги, заключающей в себе откровение, якобы ниспосланное Мухаммеду, — почти целиком заимствован из библейской истории, очень напоминая то, как ветхозаветный пророк Моисей на горе Синае писал законы под диктовку самого господа бога.

Подобно Библии, Корану приписали божественное происхождение, чтобы поднять на небывалую высоту авторитет изложенных в нем установлений.

Мусульмане признают, таким образом, Коран «словом божиим» и смотрят на него не как на обыкновенное произведение арабской литературы, а как на внушенную свыше «священную книгу», которая находилась в готовом виде где-то у аллаха еще до появления земли и людей.

Коран, или точнее и правильнее — Кур’ан, в переводе с арабского буквально означает «чтение».

На Коране основано мусульманское вероучение и свод всех законов, уголовных, гражданских и духовных. Все правоверные смотрят на него с величайшим благоговением, как на основное жизненное руководство.

Набожный мусульманин считает своим долгом и гордостью иметь копию с находящегося на небе Корана в красивом переплете и с разными украшениями. Мусульманская религия запрещает прикасаться к книге тому, кто «нечист», а держать ее ниже пояса считается непочтительным. На Коране принимаются клятвы и присяги, по нему мусульмане и гадают, открывая наугад страницу и прочитывая первые попавшиеся на глаза слова текста. Отдельные экземпляры Корана и выписанные из него изречения продаются как талисманы, будто бы наделенные волшебной силой. И сейчас в странах, где мусульманство является государственной религией (например, в Пакистане, Тунисе), Коран и его толкование (тафсир) изучаются в школах, и многие положения Корана сохраняют силу закона. В конституции Пакистана сказано, что «мусульмане должны подчинять свою жизнь в индивидуальной и коллективной сфере учению и требованиям ислама, изложенным в священном Коране».

Действительная история происхождения Корана представляется в следующем виде. Сам Мухаммед был неграмотным, но всё, что он говорил, некоторые его последователи стали потом записывать на пергаменте, на черенках пальмовых листьев и стволах, на камнях, плоских кирпичиках и даже на верблюжьих лопаточных костях. Имеются сведения, что собранные в таком виде первоначальные документы и материалы, были распространены среди мусульман еще во время первого халифа[2] Абу-Бекра. Записанное подвергалось в течение длительного времени обработке и редактированию. Можно предполагать, что в настоящем своем виде Коран существует только со времени третьего мусульманского халифа Османа (644–650), когда секретарем Мухаммеда Задом была составлена официальная редакция Корана. Это произошло, следовательно, лет через 20 после смерти самого «пророка», который, кстати сказать, в Коране, в отличие от позднейших преданий, изображен еще простым смертным. Редакция Зада постепенно была принята всеми, хотя сначала существовали и другие редакции, мало от нее отличные. Так, в раннем средневековье, при власти первых арабских халифов, был составлен Коран — свод законов, регулирующих всё поведение, жизнь и государственное право мусульман. В основу Корана были положены различные отрывки из проповедей и предписаний Мухаммеда, обработанные в угоду феодалам и купцам.

Даже по мусульманскому преданию, по сообщению арабского историка IX–X веков Ат-Табари, Коран содержит стихи, не известные при Мухаммеде.

Мусульманские предания не скрывают факта позднейшего появления в Коране целого ряда стихов, относящихся, например, к смерти Мухаммеда (глава 3, стихи 138, 139, 182; глава 29, стих 57; глава 21, стихи 35, 36; глава 39, стих 31 и др.).

Вопреки заявлению Корана, что он «ясный» и в нем нет «противоречий», большое число его стихов противоречит друг другу. Сами мусульманские, толкователи Корана насчитывают в нем 225 противоречий. Представители разных направлений ислама толкуют Коран по-разному.

Коран делится на 114 глав, так называемых «сур» (написанных рифмованной прозой) различной длины; каждая сура состоит из стихов — аятов, в самой маленькой главе их всего 3, в самой большой их насчитывается 286.

Главы расположены без всякого учета содержания, только по принципу их величины: самые длинные в начале (начиная со 2-й главы), самые короткие — в конце. Отдельные мысли даже одной главы часто ничем между собою не связаны, и в большинстве случаев ничего общего не имеют с названием главы. Это произошло потому, что большая часть содержания многих глав при Османовой редакции была упущена или намеренно уничтожена, так что от них остались только одни заголовки и некоторые стихи. И в существующих в настоящее время 114 главах Корана содержатся части разных глав, которые поэтому имеют между собой мало общего. Приданные же этим сборным главам старые названия совершенно к ним не подходят. Так, например, вторая глава называется «Корова» только потому, что в четырех из 286 стихов всей главы (с 63 по 66) есть упоминание о корове, не имеющее никакого отношения ни к предыдущему, ни к последующему тексту. Почти все главы второй половины Корана названы по первому слову, с которого начинается текст главы, хотя слово это почти никогда не бывает связано общим смыслом с содержанием всей главы.

Полнейшая бессистемность в расположении материала, в результате чего нельзя установить связи даже между идущими друг за другом стихами, множество явных противоречий, — всё это заставило последователей Корана придумать специальный хадис — изречение самого пророка по этому поводу: «Поступайте согласно тем местам Корана, которые вы понимаете; то же, что вызывает в вас смущение, то принимайте верою». Этой же цели служит изобретенная мусульманскими богословами и узаконенная в Коране (глава 2, стих 100) особая теория отменения (насх), по которой из двух противоречивых постановлений об одном и том же предмете выбирать следует более позднее (мусульманское учение делит Коран на две части, соответственно двум периодам проповеди Мухаммеда — мекканскую и мединскую).

Изложенное приводит нас к выводу, что Коран не только не имеет «божественного» происхождения, но даже и не является, как это утверждают богословы, оригинальным продуктом творчества одного лица — Мухаммеда.

Как и всякий религиозный сборник, Коран представляет собой собрание законов, обычаев и традиций, распространенных среди арабов в VI–VII веках и отражающих производственные отношения, существовавшие тогда в Аравии.

В содержании Корана много заимствованного из других религий — христианской, иудейской, древнеперсидской, из южноаравийских культов.

В учении Корана особенно много общего с иудейской и христианской религиями. Это объясняется тем, что арабы имели постоянные торговые сношения с соседями и жившими на Аравийском полуострове представителями других религий, в частности иудейской и христианской. Арабы и заимствовали от них, как от более культурных соседей, некоторые житейские и религиозные обычаи и законы.

Коран впитал в себя значительную часть Библии и содержит пересказ многих ее мифов и легенд. Так, Коран повторяет библейское учение о сотворении мира и человека, о рае и аде, об ангелах и пророках. Мифы о Моисее (пророк Муса), Иосифе Прекрасном (Юсуфе, Ионе, Юнусе), Иисусе Христе занимают в Коране много места. Наряду с общей иудаизму и христианству идеей единобожия, в Коране нашли также яркое выражение христианские идеи о ничтожестве земной жизни по сравнению с загробной, о конце мира, страшном суде и воскресении мертвых. Христианские идеи послужили одним из основных элементов в учении ислама. В спорных между христианством и иудаизмом вопросах Коран примыкает к христианству.

Заимствования имеют место и в языке Корана. Чтобы убедить арабов в том, что они являются народом, избранным аллахом для высокой миссии распространения ислама, в Коране дано специальное указание на то, что он ниспослан на арабском языке (глава 12, стих 2 и др.). На самом же деле Коран содержит много слов, заимствованных из других языков.


Священные книги и кто их написал

Отрывки Корана, написанные на пергаменте древнеарабским (куфическим) письмом в VII–VIII веках. Хранятся в Государственной Публичной библиотеке им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.


Уровень умственного развития и круг познаний авторов Корана был очень ограничен, что сказалось, например, в антинаучном рассказе о происхождении мира и земли, в подходе к явлениям природы. Составителям Корана был известен лишь незначительный участок земной поверхности — Аравия и некоторые соседние страны. Представления Корана об устройстве мира отражают всю отсталость мировоззрения арабов того времени. Так, по их невежественным взглядам, земля была плоскостью, на которой поставлены горы, чтобы она не колебалась, когда проходят по ней толпы людей или стада верблюдов. Солнце, луну и звезды Коран считает чем-то вроде фонарей или ламп, прикрепленных к твердому небосводу для освещения земли. Само существование аллаха доказывается тем, что птицы держатся в воздухе и летают, как говорит Коран, «под твердью неба». «Кто, кроме бога, — спрашивается в Коране, — поддерживает их там?» (глава 16, стих 81).

Коран дает представление о боге как едином по существу. «Аллах есть бог единый, нет другого бога, кроме аллаха, у него нет товарищей, помощников и детей». «Бог не нуждается в соучастниках» и т. д.

Коран считает, что воля аллаха может создавать из ничего любое явление и превращать его в ничто. В Коране сказано, что аллах — это тот, кто сотворил небеса и землю. Он сказал: «Будь! и они получили бытие» (глава 6, стих 72). «Потом он взошел к небу и построил там семь небес» (глава 2, стих 27), «одно над другим сводами» (глава 67, стих 3). Небо аллах устроил так, что «нет в нем ни одной щели» (глава 50, стих 6). Солнце, луна, звезды подчинены его управлению (глава 7, стих 52).

Само слово «аллах» означает «повелевающий». Это полновластный владыка мира, и «ни один лист древесный не падает без его ведома» (глава 6, стих 59). Стоит только аллаху захотеть, «и горы, которые считаешь неподвижными, пойдут, как ходят облака» (глава 27, стих 90). «Аллах сотворил всех животных из воды» (глава 24, стих 44).

Человек тоже сотворен аллахом. Коран семь раз говорит о человеке и отмечает, что бог сотворил его собственноручно. Из чего именно аллах сделал человека, Коран точно не знает. То говорится, что бог сотворил человека из воды, то из земли, то из глины, причем глины сухой, «звенящей», или, наоборот, из глины, которая была липкой, сырой, или еще из глины вонючей, гончарной, цветной, причем эта разноцветная глина будто бы и послужила причиной возникновения различных рас. Эти противоречия свидетельствуют о том, что Коран составлялся не одним лицом и не одновременно.

Женщину аллах произвел уже от первого человека, который, как и в Библии, называется Адамом, «для того, чтобы ему успокаиваться у нее» (глава 7, стих 19). Но это было совершено уже не собственноручно, а поручено ангелу Джабраилу (соответствует христианскому архангелу Гавриилу), который вынул во время «сладкой дремоты» ребро Адама и произвел из него «приятного» ему «товарища». Аллах снабдил Адама супругой одновременно с тем, как доставил ему «в пищу восемь скотов в четырех парах» (глава 39, стих 8). Эта унизительная для женщины мусульманская сказка развита в законодательстве Корана, о чем будет сказано ниже.

Коран далек от науки не только в понимании явлений природы, но и в объяснении общественной жизни. Антинаучный и реакционный характер «священной книги» мусульман проявляется здесь в том, что эксплуататорский строй объявляется установленным самим Аллахом. Освящая именем бога общественное неравенство и социальный гнет, Коран требует от трудящихся слепого повиновения, безоговорочного подчинения господствующим классам, находящимся у власти.

Самому Мухаммеду приписывали изречение, записанное в Коране: «Верующие! Повинуйтесь богу, повинуйтесь посланнику его и тем из нас, которые имеют власть» (глава 4, стих 62).

«Человек сотворен слабым», — учит Коран (глава 4, стих 32), — и поэтому во всех случаях жизни он должен надеяться только на аллаха, «Терпеливо жди, пока бог не даст суда» (глава 10, стих 109). Коран подчеркивает, что «благочестие перед богом есть покорность» (глава 3, стих 17), что бог «благоизволил поставить вероуставом для нас покорность» (глава 5, стих 5).

Согласно Корану, аллах привязал к каждому человеку его судьбу, которую никто не в силах изменить и не должен пытаться это делать. Отсюда следовало нелогичное, противоречащее науке и опыту учение Корана о предопределении (кросмат), по которым всё в мире совершается в силу предопределения аллаха, в силу действия рока (глава 17). Отсюда вытекал догмат о зависимости человеческой воли от аллаха.

Изображая человека как безвольную тварь, Коран заявляет верующим: «Вы можете хотеть только того, чего хочет бог» (глава 81, стих 29), поэтому у людей «нет свободного выбора» (глава 28, стих 68). Таким образом, Коран внушает мусульманам, что их судьба полностью зависит от аллаха, что люди должны быть покорны своей судьбе, что всякая борьба за переустройство земной жизни — это «смертный грех».

Угнетенные не должны завидовать богатству угнетателей. Коран защищает их частную собственность и предупреждает неимущих: «Не засматривайся очами своими на те блага, какими наделяемы некоторые семейства» (глава 20, стих 131). Разделение общества на классы, превращение трудящихся в невольников, бедность, нищету, страдания, несправедливость и другие неизбежные спутники эксплуататорского общества Коран провозглашает божественным установлением и благодеянием аллаха, который «возвышает одних над другими в степенях, так что одни из них держат других подвластными себе невольниками» (глава 43, стих 31).

Внушая народным массам мысль о необходимости полностью, беспрекословно покоряться своим угнетателям, Коран обещает терпеливым и послушным вечное блаженство на «том свете», а непокорных и строптивых, не выполняющих предписания Корана, запугивает муками ада. Коран уделяет много места наивным рассказам о загробной жизни, описывая ее столь подробно, как будто кто-то сам побывал во всех этих местах. «Здешняя жизнь, — поучает Коран, — есть только суета, призрак. Но будущая жизнь есть лучшее благо для благочестивых» (глава 6, стих 32). Грешников же ожидают ужасные наказания.

В аду — страшная жара и вечно бушующее пламя, где нечестивые грешники «будут среди знойного самума и кипящей воды», которой их будут поить так, что пища будет кипеть в желудке. Одетые в огненные одежды, связанные одни с другими, грешники повергнуты в тесные вместилища. Смерть со всех сторон будет подступать к ним, но они не умрут, и их ждет вечная жестокая мука. Мусульманский ад пугает грешников главным образом огнем. Их обещают поджаривать беспрерывно. При этом сгоревшие части тела вырастают опять, чтобы вновь мучительно гореть.

«Каждый раз, как пропечется на них кожа, — говорит Коран, — мы ее заменим другою кожею для того, чтобы наслаждаться их мукой» (глава 4, стих 59).

До мельчайших подробностей, красочно и многословно описывает Коран мусульманский рай, где обещает все наслаждения и блага, каких только мог пожелать человек того времени, когда складывались представления арабов о загробной жизни. Это роскошный сад блаженств, где текут молочные, винные и медовые реки, где землю заменяет самая лучшая пшеничная мука, а песок и камни — жемчужные зерна, где плоды сами склоняются к руке того, кто только пожелает их сорвать…

Правоверный восстанет из гроба полным сил молодым мужчиной, все его способности умножатся и будут равняться способностям ста человек. Одетый в шелковые одежды, усыпанные драгоценностями, он будет жить в прекрасном жилище, имея в своем распоряжении сотни слуг. Вместе с другими праведниками он будет возлежать за пиршественными столами, пить душистое вино, проводя время в приятной прохладе, сладком бездействии и усладительных снах. В раю вечно и неразлучно будут жить счастливые супруги, а дети, родившиеся там, за один час вырастают до своих родителей. Кроме того, в раю можно будет наслаждаться женским обществом в такой мере, в какой это доступно только воображению, ибо на долю каждого правоверного, кроме жен, бывших у него на земле, придется еще по 72 чернооких красавицы — гурии, наделенных вечной юностью, красотой и способностью восстанавливать свою девственность. Причем желания будут скорее усиливаться от наслаждений, чем удовлетворяться.

«Истинно, — заключает Коран свою сказку о рае, — это есть великое блаженство. Ради подобного ему — да трудятся трудящиеся» (глава 37, стихи 58–59).

Коран содержит учение о привилегированном положении мусульман по отношению к людям других вер. Коран делит всех людей на два сорта: на мусульман, иначе «правоверных», как на людей «своих», и на всех прочих, как людей «неверных», «чужих», с которыми нельзя вместе ни пить, ни есть, ни делать какое-либо дело. Коран призывает мусульманские массы к полнейшей обособленности от других народов, к отказу от дружбы с ними. «Верующие, — говорится в Коране, — не дружитесь с народом, на который гневается бог» (глава 60, стих 13).

Коран проповедует не только недоверчивое, но и прямо враждебное отношение к людям другой религии и к неверующим, воспитывает массы в духе ненависти и жестокого преследования всех инаковерующих и инакомыслящих.

Специальная глава Корана, озаглавленная «Добыча», толкует «рвение» и «усердие» в битвах с иноверцами как «войну за веру» (газават), называет эту войну «путем божиим». Коран уделяет большое внимание войне с неверными, проповедуя, таким образом, не только разъединение, но и воинствующий лозунг необходимости физического уничтожения всех людей, не относящихся к мусульманству, под предлогом священной войны за веру при покровительстве аллаха. По Корану, неверные — вообще народ погибший, обреченный на вечные муки, а потому, чтобы не распространялось вместе с ними зло на земле, надобно их истреблять (глава 9, стих 5 и др.).

«Не берите их в друзья к себе, убивайте их, — пишет Коран об этих народах, — убивайте, где ни застигнете их. Вам доставляем мы полную власть над ними» (глава 4, стихи 91, 93).

Коран искусственно вызывает вражду даже между самими трудящимися мусульманами, чтобы затруднить их объединение в классовой борьбе и облегчить эксплуататорам угнетение народа. Коран культивирует недоверчивость и подозрение мусульманина даже к собственной семье. «Верующие, — поучает Коран, — из ваших супруг, из ваших детей есть враги вам, потому остерегайтесь их» (глава 64, стих 14).

Деспотические традиции устанавливает Коран по отношению к женщине. В течение многих веков религия освящала и закрепляла униженное, рабское положение женщины. Ислам, как и любая религия, считает женщину греховным существом, «веревкой сатаны», источником зла и порока, ставит ее в приниженное по сравнению с мужчиной положение, предписывает безропотно подчиняться мужчине.

Коран говорит о женщине совершенно ясно: «Всякие клятвы перед женщинами не обязательны, потому что женщина не человек». Коран считает, что при разделе имущества доля мужчины равна доле двух женщин. На суде свидетельства двух женщин приравниваются показанию одного мужчины. Если же свидетелями выступают только одни женщины, их показания вообще не принимаются во внимание. «Если хочешь поступить правильно, — учила мусульманская пословица, — то спроси женщину и поступи наоборот».

Мусульманская религия много веков создавала бесчеловечные условия жизни для женщин Востока. Ислам выработал массу унизительных для женщины обычаев, требуя от нее полной покорности, приравнивая к хозяйственному инвентарю, который можно купить, продать и даже уничтожить.

Коран предписывает женщине затворничество. Она могла выйти из дома, только закрыв лицо чадрой или чачваном — густой сеткой из конского волоса, опускаемой на лицо и грудь, надев паранджу — широкий халат, скрывающий фигуру, так как даже дыхание женщины объявлялось нечистым. Дома свекровь надевала на невестку яшмак — шаль, один конец которой закрывал рот и часть носа. Так делалось для того, чтобы молодая женщина не могла говорить при старших: она должна была взять конец яшмака в зубы и слушать, не открывая рта. В правоверной мусульманской семье для женщин существовал отдельный от мужчин стол. Им запрещалось разговаривать при мужчинах, садиться, они не имели права даже идти впереди них. Когда женщину хоронили, ее могилу делали глубже: даже после смерти она должна была быть ниже мужчины. Рождение девочки считалось несчастьем, «наказанием аллаха».

Во всем подчеркивая рабство, на которое ислам обрекает женщину, Коран узаконяет продажу невест, выдачу замуж малолетних и многоженство, ссылаясь на то, что сам пророк Мухаммед имел 15 жен и 23 наложницы, и призывая «правоверных» широко пользоваться дарованным им аллахом правом иметь несколько жен. «Жены ваши — нивы для вас, — поучает Коран мужчин. — Ходите на нивы ваши, когда захотите, но предварительно делайте что-нибудь и для душ ваших».

Коран стоит на враждебных науке позициях. Самый догмат о несотворенности и «святости» Корана противостоит развитию науки, несовместим с прогрессом. Мусульманская религия, стремясь пригнуть к земле человеческий разум, объявила, что вся мудрость и совершенство содержатся только в Коране, а посему никакие произведения, кроме него, не могут быть ценимы. Изучение всего того, «чего нет в Коране», объявлялось недостойным.

Характерен, например, такой факт. Когда арабы завоевали Египет, военачальники задали халифу Омару вопрос, что делать с Александрийской библиотекой. Предание рассказывает, что Омар дал им следующий ответ: «Если в этих книгах содержится такое, что противоречит Корану, то они вредны. Если в них говорится о том же, о чем говорит Коран, то они излишни. И в том и в другом случае их следует уничтожить. Сжечь!..» И шесть месяцев городские публичные бани топились драгоценными рукописями величайшей библиотеки древнего мира, просуществовавшей почти тысячу лет.

Огнем костров, пытками и казнями пыталась мусульманская религия заставить людей верить в каждое слово Корана. Но несмотря на это идущая вперед наука опровергла все догмы Корана.

Нелепость антинаучных представлений Корана еще в средние века подвергалась критике со стороны прогрессивных людей Востока, пытливая мысль которых настойчиво искала правильные ответы на вопросы об устройстве и развитии окружающей нас природы, выдвигала доказательства и положения, расходившиеся с догмами Корана. Так, великий среднеазиатский ученый и философ Авиценна (980—1037) пришел к выводу, что горы произошли без вмешательства аллаха, что мир вечен и существует не по воле бога.

К числу вольнодумцев, вынужденных, чтоб избежать обвинения в неверии, скрывать свои «еретические» убеждения и доводы под маской аллегорий или других литературных приемов, принадлежал выдающийся арабский поэт и мыслитель Абу-ль-Ала (973—1057). Свои атеистические взгляды он изложил в различных посланиях. Например, в «Послании об ангелах», под видом спора о грамматических окончаниях в арабском языке, он высмеивает представления ислама об ангелах и о загробной жизни. Он смеется над наивной верой мусульман в то, что их за гробом якобы ожидает новая жизнь. Умерев, человек разлагается на свои составные элементы, становится землей. Поэтому молиться и истязать себя за умерших, «раздирая лицо или грудь», то же, что проливать кровь за земной прах. Рай, ад, страшный суд — всего этого не существует, говорил Абу-ль-Ала и делал вывод, что не вера, а знание, разум должны руководить человеком в его поступках. Сомневаясь в правильности догматов ислама и критикуя Коран, Абу-ль-Ала писал, что люди сами создали верования, которые выдают за откровения свыше, что «у каждого народа есть своя ложь, в которую, однако, люди свято веруют».

Современник Абу-ль-Алы гениальный хорезмский ученый-энциклопедист Бируни (972—1048) учил, что к религии люди прибегают тогда, когда не могут найти правильный ответ и стараются всё приписать аллаху, чтобы этим оправдать свое невежество. Бируни выступал против религиозно-идеалистических представлений о возникновении мира, критиковал тех, кто отвергал шарообразность земли. Бируни не проявлял неприязни к людям другой веры и, относясь одинаково ко всем религиям, пытался приводить разумные объяснения тем явлениям, которые в его время выдавались за «чудо», показывал несостоятельность веры в магию и колдовство. Критически рассматривал Бируни и отдельные легенды о Мухаммеде. Так, он считал неправдоподобным рассказ о том, будто однажды солнце на три часа остановилось над головой пророка, ибо это противоречит естественным законам природы.

Откровенную критику представлений Корана можно найти и в произведениях народного творчества, в пословицах и поговорках, в широко известных анекдотах, связанных с популярным именем Ходжи Насреддина. Фольклор даже тех народов Средней Азии, у которых до Великой Октябрьской социалистической революции при господствовавших патриархально-феодальных отношениях велико было засилье мусульманского духовенства, дает этому примеры. Так, в каракалпакской народной поэме «Сорок девушек» («Кырк Кыз») высмеивается учение Корана о предопределении, согласно которому всё на свете совершается по воле бога. В поэме рассказывается, как нищий пастух Журын испытывает на себе всю жестокость и нелогичность этого учения. В то время, когда он ходил свататься к прекрасной Гулаим, волки уничтожили много байских овец, которых он пас. Но Журын не воспринял этого безропотно. По его мнению, бог, которого зовут «всемилостивым», вовсе не источник милости, а причина общественного неравенства и несправедливости.

Еще в первые века ислама сложились жизнерадостные народные рассказы, с тонким юмором осмеивающие мусульманские представления. Вот один из них: «Однажды жена старосты уронила в капусту Коран и не заметила, как священная книга была съедена быком. Только дома спохватилась она, что наделала, и объявила мужу, что бык съел Коран и стал хаджой (т. е. лицом духовного происхождения). После этого, подумали супруги, не подобает уже держать быка в хлеву, а нужно оповестить о случае односельчан. Собрались-мужики и торжественно повели быка в баню. Они надели ему на голову белую повязку и, выстроив мечеть из сыра, поселили там быка. Бык съел стену мечети, и она обвалилась. Случайно ночью пошел сильный дождь. Мечеть рухнула и растаяла, а бык, обожравшись сыром, издох. Когда утром подошли к месту, где стояла мечеть, мужики никого там не нашли и решили, что молитва быка была так угодна богу, что он взял его на неба вместе с мечетью» (В. Гордлевский. Материалы по османскому фольклору. «Живая старина», СПб., 1911, стр. 137).

Таким образом, Коран представляет собой книгу, составленную после смерти Мухаммеда при власти первых арабских халифов и отражающую наивные и невежественные представления тогдашних арабов. Утверждения Корана не имеют ничего общего с наукой; социально-политические взгляды и призывы, направленные в угоду господствующим классам, реакционны и вредны. В течение веков в странах распространения ислама учение Корана подвергалось критике как со стороны передовых и атеистически настроенных деятелей науки и литературы, так и со стороны простого народа, не желавшего мириться с его догмами, сковывавшими всё живое.

Раскрывая антинаучный и реакционный характер мусульманства, как и всякой религии, следует однако правильно понять его роль в современных условиях. Нельзя не считаться с тем, что в некоторых странах Востока есть еще немало людей, у которых религиозные чувства сливаются с национальным чувством. В борьбе народов Ближнего и Среднего Востока за свою независимость, в их нуждах и требованиях есть много общего. И поскольку среди многих из этих народов распространен ислам, может создаться впечатление, будто общность их интересов покоится на религиозной основе. Глубоко ошибочной будет в наши дни попытка истолковать национально-освободительное и антиколониальное движение народов по признаку религиозной принадлежности большинства его участников.

Бандунгская конференция стран Азии и Африки, состоявшаяся в 1955 г., показала, что национальность, различие вероисповеданий или атеизм не могут служить препятствием к объединению народов в их борьбе против колонизаторов и империалистической агрессии. Врагам национальной независимости народов Азии и Африки всё труднее становится играть на религиозном вопросе.

Рост классового самосознания многих трудящихся Востока, вступление в борьбу за мир и демократию помогает им понять реакционную сущность ислама и его «священной книги» Корана.

ТАЛМУД

Талмуд, наряду с Ветхим заветом, является «священной книгой» иудейской религии. Эта книга очень почитается верующими евреями и имеет для них значение непререкаемого авторитета.

Слово «талмуд» по-древнееврейски означает «учение», «изучение». Талмуд представляет собой собрание толкований Ветхого завета. Это памятник древнееврейской религиозной и правовой литературы, сложившийся в Палестине и в Вавилонии в III веке до нашей эры — V веке нашей эры.

Талмудическая литература составлена и бессистемно записана различными лицами. Она состоит из сборников проповедей и поучений, религиозных, бытовых и правовых предписаний, возникших в связи с необходимостью приспособить древние библейские законы к изменившимся историческим условиям жизни еврейского народа.

Талмуд содержит также легенды и мифы о боге, причудливые рассказы о «потустороннем мире» и загробной жизни, поучительные притчи и т. п. Так, в отношении устройства мира Талмуд сообщает, что небо состоит из семи частей. Первое небо представляет собой занавеску. Утром эта занавеска поднимается, а ночью опускается. Второе небо — твердое, к нему приделаны звезды, луна и солнце. На третьем небе работает огромная мельница, которая мелет манную крупу. Эта манна идет на кашу небесному населению. На четвертом небе находится небесный Иерусалим. На пятом небе живут прислуживающие ангелы. На шестом — помещаются склады, наполненные снегом, градом, ливнями, там же есть амбары, где заперты бури и дым. Дверь «дымного склада» — из пламени. На седьмом небе живут справедливость и добродетель. Там же в раю обретаются души праведников и тех, кто еще не родился.

По «свидетельству» одного талмудиста, «живьем побывавшего в раю», прежде чем попасть в рай, души умерших купаются в 248 источниках бальзама, потом перед ними открываются алмазные ворота, и они получают доступ ко всему, о чем только можно мечтать. Средь чудного благовония праведники отдыхают в различных отделениях рая, едят необычайно вкусные яства из какой-то особенной птицы и рыбные блюда, пьют вино, которое главный еврейский бог Ягве сохраняет для них с шестого дня сотворения мира.


Священные книги и кто их написал

Так называемый Вавилонский Талмуд — на древнееврейском языке. Издание 1896 года.


Согласно Талмуду, только слепо верующие евреи, которые покорно и безропотно ожидают, когда бог услышит их с высоты небес и смилостивится над их бедственным положением, попадут в рай. Для душ в целом добродетельных, но имеющих и некоторые прегрешения, за гробом как исправительное средство предлагается душепереселение. Смотря по степени греховности душа временно переселяется в животных или в растения или даже в неодушевленные предметы, после чего душа чистою восходит к богу.

Неисправимым грешникам и безбожникам Талмуд обещает ад, который в 60 раз больше рая, где и навоз, и гной, и плач, и темнота, где в каждом адском помещении 6000 громадных сундуков, в каждом сундуке по 6000 бочек желчи и т. д. и т. п.

Тот же талмудист, который «побывал» в раю, заодно «заглянул» и в ад и, вернувшись на землю, рассказал, что видел там людей, подвешенных крючками за волосы, за руки, за языки, за глаза. Все эти муки ожидают будто бы людей за нарушение «богом данных» законов.

Талмуд считает единственным источником знаний и обучения молодежи только «священное писание» и предлагает изучать Библию день и ночь. О светских науках Талмуд отзывается с большим презрением. В Талмуде содержится много заявлений талмудистских законоучителей, так называемых рабби, осуждающих светские науки. Поскольку Библия должна изучаться круглые сутки, то ясное дело, что для других наук времени не остается. Спросили, сообщает Талмуд, одного учителя: «Можно ли учить сына греческой книге?» Тот сказал: «Его можно учить в такое время, когда ни день, ни ночь».

«О том, что выше тебя, не рассуждай». «В то, что не по силам тебе, не углубляйся, непостижимым для тебя не занимайся, о том, что скрыто для тебя, не спрашивай», — поучает Талмуд, показывая свою враждебность подлинной науке.

Для Талмуда характерно освящение приниженного положения женщины. Так, Талмуд считает дочь товаром отца и все его обязанности по отношению к ней сводит к выгодной продаже дочери, выдаче ее замуж. Сделка по купле и продаже жены завершается подписанием формального торгового договора — «кетубы», как делается и при продаже рабочего скота. Муж, согласно Талмуду, является полным властелином своей жены. Он может свободно развестись с ней. «Пишут разводное письмо по предложению мужа, без согласия жены, но пишут это письмо только с согласия мужа», — инструктирует мужчин Талмуд. Он поучает: «Человек (т. е. мужчина. — К. В.) может Орать сколько угодно жен, если только у него есть, чем их содержать». Талмуд вообще лишает женщину всех прав, ставит ее вне закона. До сих пор в утренней молитве верующий еврей ежедневно произносит слова: «Да славится имя твое, господи, что ты не сотворил меня женщиной».

Талмуд тоже освящает классовое неравенство, рабство, господствующее положение иудейских священников — раввинов, национальную обособленность, проповедь трудящимся смирения и покорности. Талмуд внушает верующим евреям, что они должны терпеть и надеяться лишь на милость бога, не должны протестовать против несправедливости. В Талмуде говорится: «Обижаемые, но не обижающие, слушающие свое поношение, но не отвечающие, сохраняющие радостные настроения в страданиях — вот истинные друзья бога».

Талмуд оправдывает деление общества на богатых и бедных как вечное и незыблемое божественное установление. Этому учит верующих ряд назидательных притч, в одной из которых рассказывается следующее. Один очень бедный рабби помолился, прося бога облегчить его участь. Молитва возымела действие — с неба к нему свалилась золотая ножка от стула. Но во сне ему было откровение, что это — ножка от золотого стула, на котором в раю восседает каждый праведник. Тогда рабби справедливо подумал, что же получится, если он воспользуется небесными благами в земной жизни. Не придется ли ему тогда стоять в раю?! И он попросил бога забрать эту ножку обратно, что немедленно и было исполнено.

Так, внушая людям покорность своей участи, Талмуд выступал орудием обмана и угнетения трудящихся евреев.

КОМУ НУЖНЫ «СВЯЩЕННЫЕ КНИГИ»?

Библия, Коран, Талмуд — «священные книги» крупнейших религий нашего времени. «Священные писания» имеются и в других религиях: в буддийской религии — это Сутры, в индуизме — Веды и т. д. Все они представляют собой сборники разрозненных, часто взаимно противоречащих религиозных легенд и в разное время написанных, полных исторических ошибок сочинений. Все «священные книги» составлялись людьми, которые жили в далекой древности или в темные времена средневековья, когда научных знаний было еще очень мало. Поэтому их понятия и представления так наивны и в них много вымысла. Этим, как мы видели, и объясняется обилие нелепостей и противоречий в книгах, содержание которых ревнители веры выдают за истину.

Мы видели также, что «священные книги» оправдывали и укрепляли те жестокие отношения, которые сложились между людьми в классовом обществе. Во все времена и у всех народов «священные книги» не облегчали подневольного, бесправного положения трудящихся, а, наоборот, всегда старались его обосновать и закрепить. Уже приводились и можно было бы привести еще бесчисленное множество текстов из «священных писаний» любых религий, в которых защищается власть эксплуататоров, а обездоленному простому народу предписывается абсолютная покорность и повиновение всем власть имущим и господам.

Освящая угнетение человека человеком как богом установленный порядок вещей, «священные книги» внушали верующим массам ложную мысль о вечности и незыблемости эксплуататорского строя со всеми его пороками. Эта реакционная сущность «священных писаний» всегда использовалась церковью и господствующими классами для затемнения сознания трудящихся и увековечения классового неравенства.

Во времена рабства «священные книги» помогали рабовладельцам подавлять рабов, при феодальном строе они выступали пособниками помещиков в ограблении крестьян. Когда на смену феодализму пришло капиталистическое общество, буржуазия использовала эти же книги в своих интересах, чтоб освятить ими наемный труд, угнетение пролетариата и колониальных народов.

Проповедь покорности и терпения обезоруживала людей, смиряла их протест и возмущение, обещая им только на небе, в «потустороннем мире» лучшую жизнь и награду за страдания.

Терпеливое ожидание посмертного вознаграждения парализовывало волю и разум народа, обрекало его на пассивность. Ложная надежда на небесную награду направляла стремление людей на поиски несбыточных путей улучшения своей жизни, отвлекала от борьбы за свое освобождение и подлинное счастье на земле, сковывала революционную активность и боевой дух трудящихся. Основной целью всех поучений «священных книг» является стремление удержать массы от участия в классовой борьбе против угнетателей и перенести окончательный расчет в «потусторонний мир».

Мы видели, что «священные книги» отрицают закономерности в природе и обществе, отдаляют людей от науки и подлинных знаний, держат в темноте и невежестве, приучают человека к мысли, что он ничтожная тварь, раб божий. Разумеется, такое учение, которое способствует удержанию людей в угнетении и темноте, выгодно и нужно не трудящимся, а эксплуататорам.

«Священные книги» насаждают национальную ненависть и нетерпимость, внушая своим последователям, что только они — «избранные сыны бога», а всех других бог не любит и накажет после смерти. Избранному народу Библия, например, от имени бога обещает: «Господствовать будешь над многими народами, а они над тобою не будут господствовать» (Второзаконие, глава 15, стих 6). Библейский бог дает людям и такое наставление: «Не ешьте никакой мертвечины; иноземцу, который случится в жилищах твоих, отдай ее, он пусть ест ее, или продай ему, ибо ты народ святой у господа бога твоего» (Второзаконие, глава 14, стих 21). Это учение оправдывало социальный гнет и жестокость по отношению к покоренным народам. Оно давало возможность правящим классам изображать затеянные ими несправедливые войны как «священные», как благодеяние и следствие «божьего промысла».

Когда же поднимался трудовой народ на борьбу против своих поработителей, ему приводились цитаты из того же «священного писания» о мире на земле, о том, что не надо брать в руки оружие.

Недоверие людей друг к другу также выгодно угнетателям народа, ибо вполне отвечает эксплуататорской морали: «человек человеку — волк», «каждый за себя, один бог за всех».

Для всех «священных книг» характерно неуважительное, презрительное и даже враждебное отношение к женщине. В своем учении о женщине они рассматривают ее как существо низшее, менее совершенное, чем мужчина, существо «второго сорта», ограниченное, неполноценное, низменное, греховное и «нечистое». Этот эксплуататорский взгляд на женщину как на получеловека находит яркое выражение в Библии, Коране, Талмуде и других книгах «священного писания».

В старину народным массам «священные книги» были почти не доступны. Большинство из них было написано на древних, уже мертвых языках: иудейская Библия — на древнееврейском языке, христианская Библия на Западе — на латинском, а на Руси, где установилось православие, — на церковнославянском.


Священные книги и кто их написал

Одна из древнейших рукописей Библии на латинском языке (XII век), хранящаяся в Государственной Публичной библиотеке имени Салтыкова-Щедрина в Ленинграде.


Коран был написан на арабском языке, тогда как мусульманская религия охватила не только арабские государства, но и большое количество восточных стран, где народ не знал арабского языка.

В глазах угнетенных масс духовные лица, совершающие богослужение, умеющие говорить и молиться на непонятном языке «священных книг», были обладателями каких-то сокровенных, таинственных знаний и сверхъестественного могущества.

Не случайно католическая церковь в течение многих веков запрещала переводить Библию, читать ее самим верующим. Католическая церковь предпочитает, чтобы Библию читали и толковали верующим только представители духовенства, опасаясь, что народ, ознакомившись со «священным писанием», увидит, что ничего священного в нем нет, и потеряет веру в божественность Библии.

Немецкий католический писатель Альгермиссен пишет: «Кто может предотвратить опасность ошибочного понимания Библии? Она давно написана, ее трудно понять; Библия — это письмо отца (бога) к матери (церкви), и дети не обязательно должны ее читать. Церковь не дает детям в школе читать Библию, а рассказывает им библейские истории; многие люди всю жизнь остаются детьми, и самостоятельное чтение Библии может только им повредить. Им читать ее должны священники». Конечно, если верующий не читает Библию и плохо знает «священное писание», ему, ссылаясь на Библию, можно говорить о чем угодно.

Еще представители французских просветителей XVIII века высмеивали эти запреты церкви. Так, Вольтер писал: «Духовенство приписывает верующим: мы требуем от вас веры, но мы не желаем, чтобы вы читали книгу, на которой эта вера основана». Гольбах говорил: «„Священные книги“ божественны, ибо так решила церковь, решение церкви священно, ибо так сказано в „священных книгах“. Запрещение мирянам читать священное писание весьма разумно, слово божие может им повредить».

Если в прошлом католическая церковь запрещала верующим чтение Библии, то и в настоящее время это положение фактически осталось в силе. Еще в 1950 году папа Пий XII в своем послании, в котором шла речь о происхождении человека, писал, что Библия является основой мировоззрения, толковать же Библию может не всякий, а только папа. Вот почему католическая церковь и сейчас запрещает издание Библии или примечаний к ней без предварительной церковной цензуры. Читать ее можно только на латинском языке, обращаясь за разъяснениями к пастору.

Православная и католическая церкви запрещали переводы Библии на родной язык. В России полный текст Библии был впервые напечатан на русском языке только в 1876 году.

Здравомыслящий русский народ скептически относился к Библии и еще в глубокую старину создал много пословиц и поговорок, направленных против библейских поучений. В. И. Даль в рукописном сборнике русских пословиц привел следующие народные поговорки: «Кто Библию прочтет, тот с ума сойдет», «Под здоровую голову Библию не кладут» и т. п.

Запрещая верующим изучать «священное писание», рассуждать по поводу написанного там, церковь учила, что всякое сомнение, критика, требование доказательств «греховны» и являются оскорблением бога. При этом все религии ссылаются на свои «священные книги», которые решительно осуждают человеческий разум, подчеркивают его бессилие познать истину. Первые люди — Адам и Ева, учит Библия, блаженствовали в раю, пока не попробовали по наущению дьявола плодов от запретного «древа познания добра и зла». Прикинувшись змием, дьявол так говорил людям: «Если отведаете его плодов, откроются глаза ваши, и вы, подобно богам, узнаете, что — добро и что — зло». За это стремление к познанию бог жестоко наказал первых людей, лишил их бессмертия, проклял, а с ними обрек и весь род человеческий на неисчислимые страдания. Отсюда следовало учение церкви о том, что жажда знаний была внушена людям дьяволом, и стремление к разуму клеймилось как тяжкий грех. Эксплуататоры боялись, что если люди «познают добро и зло», они не захотят больше терпеть гнет и насилие.

«Священные книги» не сулят ничего хорошего тем, кто опирается на разум, и, наоборот, обещают блаженство тем, кто «нищ духом», утверждая, таким образом, невежество масс.

«Погублю мудрость мудрецов и разум разумных отвергну», — говорит Библия, всегда ставя на первое место слепую веру. Бог хочет, говорится в послании апостола Павла к коринфянам, унизить ум человеческий и подчинить его вере. «Мудрость мира сего есть безумие перед богом» (Первое послание апостола Павла к коринфянам, глава 3, стих 19). «Загадочного не ищи, сокровенного не исследуй, о разрешенном размышляй, а таинственным не занимайся». «Лучше было бы совсем не родиться тому, кто вникает в следующие четыре предмета: что выше небес, что ниже земли, что было прежде и что будет после», — поучает Талмуд.

В 1870 году в Риме Ватиканский собор католической церкви постановил: «Да будет анафема тем, кто не желает признать святыми и каноническими книги священного писания целиком и во всех его частях, кто подвергает сомнению их божественное происхождение».

Наряду с этим, прекрасно зная, что в религиозных книгах содержатся бесчисленные нелепости и противоречия, которые вызывают сомнения в истинности их учения и приводят к религиозным раздорам, деятели церкви предпринимали множество попыток привести эти книги хотя бы к некоторому единству. Эти попытки ведут свое начало с X века, но и по сей день они не увенчались успехом.

В 1953 году на XVI международном старокатолическом конгрессе в Мюнхене (Западная Германия) церковники обсуждали вопрос о том, как устранить или хотя бы объяснить верующим непримиримые противоречия и ошибки в Библии, но, ввиду обилия таковых, освободить от них «священное писание» оказалось невозможным. Тогда конгресс принял отнюдь не новое решение: верующий не имеет права вдумываться в расхождения или недостатки текста, а должен спокойно воспринимать христианское учение так, как поучает церковь.

Вопрос о неточностях, противоречиях и ошибках в «священных книгах» Ветхого и Нового заветов беспокоит и православное духовенство. Об этом свидетельствует ряд статей, появившихся в журнале «Московская патриархия» за 1954 год («К вопросу о восстановлении первоначального греческого текста Нового завета», «К вопросу о новом переводе на русский язык евангелия от Матфея» и др.). Один из авторов-богословов жалуется в статье на «дремучий лес разночтений» новозаветного текста, из которых невозможно выбраться. Автор указывает, что настало время «очистить текст новозаветных писаний от вариантов и возвести его, по возможности, к… единству», что необходимо «разобраться в многоголосом хоре свидетельств, выявить и классифицировать все варианты» и т. д.

Таким образом, современная церковь официально вынуждена признать, что разобраться в «слове божьем» весьма трудно и что необходима какая-то коренная его переделка, подправка и подчистка.

Видя, как расшатывается авторитет «священных книг» под влиянием успехов науки, церковь на протяжении столетий преследовала передовых ученых, которые двигали вперед знания и своими доказательствами научного понимания устройства мира колебали веру в «священное писание». Даже в XX веке парламент Южно-Африканского Союза запретил демонстрацию опыта с маятником Фуко, доказывающим вращение земли вокруг своей оси, на том основании, что «нечестивая теория вращения земли находится в противоречии с Библией». Но запреты, пытки и казни не помогли, ибо запретить развитие свободной человеческой мысли невозможно. Наука восторжествовала.

В наше время современная империалистическая буржуазия пытается любой ценой упрочить гнилое царство капитала, удержать массы в повиновении, отвлечь их от борьбы за свои насущные права, запугать «божьим гневом». Для этого и используется религия, в которой сейчас особенно нуждается буржуазия как в испытанном веками средстве духовного порабощения масс.

В буржуазных странах не жалеют денег для насаждения и упрочения веры в божественность «священных книг», для усиления их влияния на массы. На доказательство «истинности» «священного писания» направлены все старания богословов и духовенства, с этой целью используются средства пропаганды — печать, радио, телевидение, периодически фабрикуются сообщения об археологических раскопках и мнимых находках, якобы подтверждающих существование персонажей и событий, упоминаемых в Библии.

Реакционные буржуазные ученые, верой и правдой служа империалистам, издают работы вроде книги реакционного биолога дю Нуи «Человеческая судьба». Этот ученый холоп буржуазии требует, чтобы наука перестала подрывать веру в бога. Человек, по мнению дю Нуи, ничтожное существо, его ум не способен постигнуть тайны природы. Поэтому лучше не думать о Вселенной, Земле и других «темных вопросах», а предаться вере в Библию.

Профессор чикагского университета Уивер объявил всё просвещение и книгопечатание «величайшим злом», источником человеческих бедствий, ниспосланных богом за то, что развитие культуры сокрушило веру в Библию.

На Западе, как указывал в одном из своих недавних выступлений Н. С. Хрущев, «любят ссылаться на Библию и прикрываться евангелием»[3]. Некий Дорн в американском конгрессе прямо заявил: «Я верю в такую политику, чтобы в одной руке держать бомбу, а в другой — Библию». Но «священные книги» не помогут поджигателям войны усыпить бдительность трудящихся, отвлечь их от борьбы за мир и счастье на земле.

Естествознание давно разрушило библейские понятия о мироздании и возникновении жизни. Величайшие достижения науки в наше время, сокрушающие библейское мировоззрение, убеждают миллионы людей на всем земном шаре, что истина заключена не в «священных книгах», а в науке. Видя силу и неотразимость научных доводов, современные богословы стараются подогнать «священные книги» к выводам науки, очистить их от чересчур уже явных нелепостей. Так, подновляя и подправляя обветшалую библейскую сказку о сотворении мира богом в шесть дней, некоторые богословы заявляют теперь, что «дни творения» следует понимать не буквально, а иносказательно, т. е. в переносном смысле. У бога-де «дни» были иные, чем у нас, людей. «Дни творения» — это длительные периоды, целые геологические эпохи, продолжавшиеся многие миллионы лет.

Но такое аллегорическое толкование Библии совершенно произвольно и ни в какой мере не спасает «священного писания», не делает его истинным, не «согласует» с наукой. Почему, в самом деле, мы должны считать, что библейские шесть дней творения — это шесть эпох? Ведь в Библии ясно говорится: «И был вечер, и было утро: день второй», «И был вечер, и было утро: день шестой» и т. д. Здесь речь идет не о миллионах лет, а именно о днях в буквальном смысле слова. А далее Библия говорит, что, поработав над созданием мира шесть дней, на седьмой день бог отдыхал. Так что же, и отдых бога продолжался миллионы лет?

Кроме того, такая поправка ничего не меняет в признании единого акта творения и лишь старается сделать высказывания Библии менее абсурдными, вывести их из-под ударов научной критики.

Это своего рода заплата, которой церковь пытается прикрыть прореху в Библии, замаскировать нелепости и антинаучность «священного писания», ибо буквальное толкование библейской легенды вступает в кричащее противоречие с данными современного естествознания. Всякие разговоры о необходимости толковать Библию «духовно», «символически», «аллегорически» и т. п. только показывают, что «священное писание» не выдерживает критики здравого смысла.

Наиболее влиятельные церковные организации отвергают эти «новшества». Римский папа, например, неоднократно высказывался против них, отстаивая буквальный смысл библейских сказаний и требуя от ученых безоговорочно следовать указаниям Библии.

В католических странах некоторые врачи, боясь ослушаться папу, не применяли метод обезболивания родов, разработанный советскими медиками, что вызвало большое недовольство. Тогда тому же папе, Пию XII, пришлось давать разъяснение, что клиники могут применять метод обезболивания родов, что «законы, теория и техника обезболивания бесспорно являются ценными, хотя они разработаны учеными, которые в большинстве своем принадлежат к материалистической культуре».

За последнее время в капиталистическом мире появилось много книг и статей под такими заголовками: «Библия и современная наука», «Творение как научная истина XX века», «Свидетельство науки в пользу творения», авторы которых силятся показать, что религия и наука по существу ни в чем не расходятся между собой.

В 1953 году шведское общество баптистов издало «Священную историю Ветхого и Нового завета», в которой, по заявлению этого общества, дается «научное», «материалистическое» объяснение сотворения мира в шесть дней. Чтобы хоть как-то поддержать падающую веру в Библию, сектанты пускают в ход научную терминологию, вроде «вещество», «атмосфера», «закон природы» и т. п. Православная церковь стремится ныне доказать, что «Библия и природа — две книги», написанные одним автором — богом, а потому они не могут противоречить друг другу.

Всё это делается не случайно и говорит о том, что защитникам библейских воззрений на мир приходится отступать, маневрировать под влиянием развития научных знаний.

Замечательная победа советских ученых, инженеров и рабочих — запуск первых в мире искусственных спутников Земли — наглядно продемонстрировала могущество человеческого разума, торжество науки и знаний. В то же время эта победа вызвала растерянность среди защитников «священного писания». Атеистические журналы, издающиеся во Франции и Англии, сообщили, что успехи Советского Союза по прорыву в космос породили большие трудности среди богословов.

Вскоре после того, как известие о первой «советской луне» облетело весь мир, в городе Детройте (США) известный религиозный деятель Билли Грехем выступил со специальной проповедью, на которой присутствовало четыре тысячи человек. Он говорил, что «тучи божьего гнева спустились над миром, запуск искусственного спутника — это знак приближения того времени, когда произойдет суд божий», и т. п.

После неудач, длительное время преследовавших США в их попытках запустить свой искусственный спутник, один из священников епископальной церкви в Вашингтоне объяснил эти провалы следующим образом: «Для познания вселенной мало искусственных спутников Земли, для этого нужна Библия».

Как видно из сообщений иностранной печати, церковники всё активнее включаются в решение всевозможных проблем, связанных с космическими путешествиями. В частности, уже подобран святой — покровитель межпланетных путешественников. Американская газета «Нейшнл гардиан» передает, что недавно епископ методистской церкви в американском городе Джексон (штат Миссисипи) призвал религиозных руководителей начать разработку планов деятельности миссионеров на других планетах.


Священные книги и кто их написал

Получивший первую премию проект 50-метрового обелиска в ознаменование запуска Советским Союзом первого в мире искусственного спутника Земли.

* * *

Наш народ сбросил со своих плеч угнетателей и впервые в истории построил социалистическое общество, доказав, что своими силами трудящиеся могут добиться счастливой жизни на земле. В СССР в результате победы Великой Октябрьской социалистической революции и построения социализма подорваны социальные корни религии, уничтожена база, на которую опиралась церковь. У нас нет бесправия и угнетения, которые в эксплуататорском обществе порождают религиозность трудящихся. Советский народ под руководством Коммунистической партии успешно выполняет грандиозные планы хозяйственного и культурного развития страны.

В Советском Союзе господствует социалистическая идеология, несовместимая с религиозными представлениями. Основная масса советских граждан освободилась от религиозных предрассудков, но они еще сохраняются в сознании некоторой части трудящихся как вредный пережиток прошлого, эксплуататорского общества. В СССР существует свобода совести.

«И у нас есть еще такие люди, которые верят в бога, — говорил Н. С. Хрущев в беседе с американскими журналистами 22 ноября 1957 г. — Ну и пусть себе верят. Верить или не верить в бога — это личное дело каждого человека, дело его совести». Но, отмечал там же Н. С. Хрущев: «вера в бога противоречит нашему коммунистическому мировоззрению»[4].

В условиях социализма религия не выступает орудием закабаления трудящихся эксплуататорами, но она по-прежнему противоположна науке, засоряет сознание ложными представлениями о сверхъестественном, проповедует рабскую, унижающую человека мораль, воспитывает безволие и пассивность — словом, тормозит наше движение вперед.

Однако в нашей социалистической стране, в силу изменения социально-экономических условий, не все религиозные поучения встречают доверие даже среди верующих. Поэтому некоторые основные установки «священных книг» церкви приходится толковать по-иному или просто замалчивать, скрывать.

Так, Библия учит, что труд является «проклятием божьим за грехи людей», оправдывая этим тяжелый, изнурительный труд рабов, крестьян, рабочих на своих угнетателей. Раньше трудящиеся иначе и не относились к труду, плоды которого доставались не им самим. Но в Советской стране труд не является зазорным бременем, так как наш народ работает на себя, на свое социалистическое общество.

Сознательное, честное отношение советских людей к труду заставляет церковь считаться с этим фактом. Теперь нередко духовенство призывает верующих добросовестно трудиться, провозглашая, что труд на пользу родине, во имя мира и благоденствия — «богоугодное дело», что христианство не осуждает заботы человека о земном счастье, а благословляет труды, направленные к умножению земного благополучия. Но реакционный смысл и такой проповеди не устраняется, так как наши успехи объясняются церковью не тем, что в строительство новой жизни вложен гигантский творческий труд миллионов свободных людей, а тем, что на то «воля божья», необходимость же трудиться связывается с заботой о «спасении души».

Изменила церковь и свое отношение к женщине. Женщина в СССР сбросила оковы рабства и бесправия. Она равноправный член нашего общества, активная строительница коммунизма. Попытка унизить женщину будет у нас немедленно пресечена. Величайших прав советских женщин церковь не признать не может, так как это оттолкнуло бы от нее самих верующих, значительную часть которых как раз составляют женщины. Вот почему церковь в СССР признала за женщиной ее права и относится к ней не столь пренебрежительно, как раньше.

В век радио, телевидения, атомной энергии и искусственных спутников Земли, открывших новую эпоху в развитии научного знания, уже нельзя просто объявить науку «порождением дьявола» и упорно настаивать на библейских догмах. О происхождении вселенной священники в своих проповедях просто умалчивают и вовсе не настаивают на том, что Иисус Навин мог остановить Солнце. Не выпячиваются современными богословами на первый план и религиозные легенды о загробном мире и многие другие.

Всё это говорит о том, что духовенство изменяет свою деятельность, стремясь приспособиться к новым условиям нашей советской действительности.

В СССР, конечно, не скажешь: «Женщине дорога — от печи до порога» или «Бога бойтесь, царя чтите», или «Рабы, повинуйтесь господам своим». На Советской земле нет ни царя, ни господ, ни рабов, ни бесправных в семье и обществе женщин.

Не будешь у нас также поучать: «Любите врагов ваших», «Не противься злому», «Взгляните на птиц небесных: они не сеют, не собирают в житницы, и отец ваш небесный питает их… Не заботьтесь о завтрашнем дне».

Однако, если эти и подобные им изречения не проповедуются широко, замалчиваются, из этого вовсе не следует, что все они пересмотрены и исключены из религиозной морали, что сама религия стала какой-то другой. Нет, ни одна религия в Советской стране не изменила своих догм, исходных установок, основ своего учения. Из «священных писаний» не исключена ни одна фраза, ни одна буква.

Противоположные коммунистической морали установки «священных книг» являются помехой на пути общественного прогресса, мешают коммунистическому строительству в нашей стране. Не может мириться и наша передовая наука с неправильными, ложными и вымышленными представлениями о жизни природы и человека, проповедуемыми «священными книгами», в которых верующий и поныне ищет ответа на волнующие его вопросы, считая этот ответ истинным и непогрешимым.

В условиях нашей советской действительности, насыщенной героическими делами и невиданными доселе радостями, реакционные поучения «священных книг» о том, что всё совершается по воле бога, обрекают верующих на бездеятельность и пассивность, сеют неверие в свои силы. Забота о несуществующей загробной жизни убивает в человеке творческие силы и стремление преодолевать препятствия. Всё это снижает ценность нашей прекрасной жизни, мешает выработке правильного, научного мировоззрения.

Вся несостоятельность учения «священных книг» о розни между народами особенно ясна теперь, на примере братской нерушимой дружбы народов СССР, ставшей одним из источников силы и непобедимости нашего многонационального государства.

«Но верующих в бога становится всё меньше и меньше — растет молодежь, а она, в подавляющем большинстве, не верит в бога. Народное просвещение, распространение научных знаний, изучение законов природы не оставляют места для веры в бога»[5].

Советские люди не ждут милостей от бога, не нуждаются в ссылках на «божественные установления», а строят свою жизнь по законам марксистско-ленинской науки. Могучим расцветом нашей Родины мы обязаны не каким-то сверхъестественным силам, а своему творческому труду и мудрому руководству Коммунистической партии, которая смело и уверенно ведет трудящиеся массы к коммунизму.

Примечания

1

К. Маркс и Ф. Энгельс о религии и борьбе с нею. ГАИЗ, 1933, т. 1, стр. 62.

2

Халиф — по-арабски означает «заместитель», «преемник». Так стали называть правителя, которого после смерти Мухаммеда выдвинула руководящая верхушка мусульман и который совмещал в своем лице высшую духовную, светскую и военную власть.

3

«Правда» от 13 июля 1958 г.

4

Н. С. Хрущев. Беседа с главой газетно-издательского треста В. Р. Херстом. «Правда» от 29 ноября 1957 г.

5

Н. С. Хрущев. Беседа с главой газетно-издательского треста В. Р. Херстом. «Правда» от 29 ноября 1957 г.


home | my bookshelf | | Священные книги и кто их написал |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу