Book: Тридцать лет среди мертвых



Тридцать лет среди мертвых

Карл Викланд

Тридцать лет среди мертвых

© Маттиас Дрегер, Издательство «Райхль»


Все права защищены. Никакая часть электронной версии этой книги не может быть воспроизведена в какой бы то ни было форме и какими бы то ни было средствами, включая размещение в сети Интернет и в корпоративных сетях, для частного и публичного использования без письменного разрешения владельца авторских прав.


© Электронная версия книги подготовлена компанией ЛитРес (www.litres.ru

Дорогой читатель!

Вы держите в руках книгу, которая указывает путь к успешному излечению так называемых душевнобольных, четко указывая причину и сущность наиболее частых расстройств рассудка. Вы узнаете, что незнание того, что мы продолжаем жить после нашей физической смерти, не только имеет крайне мучительные последствия для умерших, но также причинило и причиняет неисчислимые страдания и несчастья живущему на Земле человечеству. Автор напоминает нам, что нужно очень серьезно относиться к земной жизни как к подготовке к истинной жизни в духовных сферах.

Умершие, которым автор дает слово и которые сообщают о своем опыте после смерти, говорят о состояниях земной сферы, то есть рассказывают, что происходит на невидимой для нас «обратной стороне» нашей земной жизни. О духовном мире они не знают ничего, так как в своем невежестве просто не могли найти доступ к нему.

И, наконец, вы поймете, что медиумическое общение с духами, конечно же, зачастую небезопасное, может стать подлинной благодатью, если оно правильно осуществляется серьезными и ответственными людьми. Ибо благодаря просветительской деятельности доктора Викланда не только многие душевнобольные вновь стали совершенно здоровыми людьми, но еще гораздо больше невежественных, беспомощно мятущихся умерших нашли путь в духовный мир, тем самым поднявшись в счастливые сферы.

От издателя

Все сказанное издатель предполагал предпослать новому изданию, так как только что приведенные наиболее важные моменты, по-видимому, остались незамеченными при различных обсуждениях первого издания, в то время как второстепенные особенности книги и содержащиеся в ней сообщения подверглись критике.

Самой большой ошибкой было называть доктора Викланда атеистом. Конечно, его любительская теология довольно примитивна, но по своей сути и делам он настоящий деятельный христианин, а то представление, которое он дает читателю о первоначальных условиях жизни людей, умерших в незнании о собственной смерти, явно больше соответствует потусторонней действительности, нежели церковные учения. Содержащиеся в этой книге сообщения, основанные на собственном опыте, отмеченные знанием дела и трезвым взглядом на вещи, оставляют глубокое впечатление, и их нужно воспринимать так же беспристрастно и объективно, как они здесь представлены. Широкие круги непредвзятых читателей живо приветствовали появление книги как желанный источник просвещения. То, о чем говорится в этой книге, еще слишком малоизвестно, эта сфера слишком мало исследована, чтобы какая-либо инстанция была в состоянии давать о ней окончательные заключения.

Духовных пастырей, опасающихся, что высказывания Карла Викланда, не всегда соответствующие церковным догмам, способны сбить верующих с толку, можно успокоить. Ведь не вероисповедание, не кредо, а побудительные мотивы наших поступков по отношению к ближнему своему определяют истинное отношение человека к Богу и Его мировому порядку. По сравнению с деятельным доказательством любви к ближнему своему не так уж и важно, каковы представления человека о сущности и могуществе Бога. И есть явные атеисты, в силу их доброжелательного отношения к окружающим людям более угодные Богу, чем некоторые верные церкви, глубоко религиозные люди.

Предисловие к немецкому изданию

Вывести книгу, подобную этой, на немецкий рынок – для этого необходимо некое оправдание. Собственно говоря, этой книге нужно было бы предпослать целую новую психологию. Но, пожалуй, будет достаточно, если мы попытаемся в общих чертах разобраться с сегодняшней наукой о душе – то есть психологией.

Карл Викланд пишет в своей книге об одержимости и излечении от нее. Супруга автора служила ему в его борьбе с одержимостью более трех десятилетий медиумом. В течение этого долгого времени многие сотни и даже тысячи людей говорили ее устами, проявляя себя как четко очерченные, своеобразные, своенравные сущности. Все это – духи умерших, говорит автор, в основном невежественные, блуждающие во тьме ду́ши людей, которые, окончательно отделенные от их тел, не смогли сориентироваться в новых условиях, потому что не были правильно подготовлены к этому изменению своего жизненного положения или же были введены в заблуждение ложными представлениями. Растерянные и беспомощные, они не придумали ничего лучше, как искать контакта и поддержки у людей с медиумическими наклонностями, потому что те более доступны им, чем все другие. При этом соединении, не осознаваемым ни тем, ни другим, продолжает Карл Викланд, умерший всячески обременяет живого человека и, наконец, полностью завладевает им.

Тут переводчик и издатель немецкого перевода сознается, что со всей убежденностью разделяет эти представления. Именно в силу этой убежденности он считает своим долгом необычайно поучительное содержание этой книги, свидетельствующее о неизмеримом благословении свыше, полученном автором-врачом на дело всей его жизни, сделать доступным немецким читателям, в частности – врачам и психологам.

Я спрашиваю наших психологов и психиатров – исследователей и целителей человеческой души: как получилось, что именно фрау Викланд, тихая и терпеливая соратница своего мужа Карла Викланда, столь успешно помогавшего больным, сумела «создать такое поразительное множество различных цепей сознания своего собственного «я» в виде персонифицированных личностей, действовавших вполне самостоятельно»? Ведь именно такое объяснение подобных явлений считается сегодня единственно приемлемым. Оно известно каждому психиатру и психологу как диссоциация, или раздвоение личности. Но разумно ли такое предположение, если счет таких – совершенно разных – персонификаций идет на сотни и тысячи?

Я спрашиваю дальше: как это у больного исчезают психические расстройства благодаря тому, что фрау Викланд создает в своем «я» некую персонификацию, проявляющую те же характерные черты, которые позволяли квалифицировать пациента как психически больного? Такое многообразие «персонификаций» в одном медиуме, а в еще большей степени их исцеляющее воздействие на душевнобольных лишают сегодняшние объяснения новейшей психологии какой-либо достоверности.

Нашу новейшую науку о душе (психологию) обуревает неодолимый страх – страх перед духами. Может быть, это еще и просто страх быть осмеянным записными умниками, для которых духов не может быть уже потому, что они, полностью задушив в себе истинный дух, принимают идола по имени рассудок за дух.

Во всяком случае, бросается в глаза, что теперешняя психология не признает никакого духовного визави, если тот не привязан к видимому, ощутимому телу, если это не человек, стоящий у всех на глазах. Умерший человек для них больше не существует; раз и навсегда исчезнув, он уже ни в коем случае не должен вмешиваться в земные человеческие дела. Все, кто утверждает, что они из потустороннего мира, это якобы лишь голоса, призраки, некие явления из области физических явлений. Все это исходит из тебя самого, милое дитя человеческое, говорят нынешние психологи. Существуют иллюзии, галлюцинации, псевдогаллюцинации, внушение, телепатия, телекинез, экстерриторизация, телепластика, стигматизация и многое другое. Все это плоды творческих способностей твоего собственного неосознанного «я». Ты сам создаешь все эти странные, таинственные явления. Так что у тебя нет никаких оснований бояться духов или призраков; да ты просто смешон, если вообще веришь в существование духов. Вот такую «колыбельную» напевает наша психология, чтобы усыпить фатальную, наивную веру в духов, а в сущности, веру в бессмертие, которая, в конце концов, заставляет предположить, что Бог есть. А это нашей психологии ни к чему.

Однако я не утверждаю, что выкладки новейшей психологии совершенно неверны и не стоят ни гроша. Нет, во всем, что она обнаружила, есть нечто верное. Вот только со всеми своими объяснениями она проходит мимо самого существенного.

Попробуем пойти друг другу навстречу и встретиться посередине пути. Мне кажется, что тогда мы намного ближе подойдем к истине.

Но прежде чем предпринимать такую попытку единения, я убедительности ради хотел бы напомнить о феномене Карлоса Мирабелли. При участии этого медиума, осуществившего в двадцатые годы XX века удивительные акты материализации, происходили в том числе и письменные манифестации духов. Рукой этого человека были записаны многостраничные тексты на 28 языках, причем со скоростью, удивлявшей даже стенографистов. Некоторые языки состояли из букв, вернее, знаков, совершенно не известных никому из присутствующих при этих сеансах. Пришлось искать лингвистов, исследователей редких языков, чтобы констатировать и убедиться в том, что это были содержательные, информативные труды на арабском, коптском, сирийском и других языках, написанные соответствующими шрифтами. И все это было написано человеком, находящимся в состоянии транса, родом из Южной Америки, в лучшем случае прилично владевшим двумя, тремя языками стран этого континента. Как мог Мирабелли хранить в своем подсознательном «я» столь разные персонификации, выказавшие в своих трудах такое необычайное знание языков и обширные познания? И как сильно должны быть вывихнуты мозги, чтобы согласно правилам научной психологии объяснять эти манифестации как некие выбросы подсознания такого человека, как Мирабелли?

А теперь поговорим всерьез о предложенной мною попытке единения. За исходную точку возьмем следующие слова Гёте: «Наше состояние мы приписываем то Богу, то черту, и в обоих случаях ошибаемся: загадка в нас самих, порождениях двух миров». Тот же Гёте писал:

«Не будь столь солнечным наш глаз,

Как смог бы он узреть светило?!

И не жила бы сила Бога в нас,

Божественное б нас не восхитило!»

Но он, конечно, не имел в виду, что глаз создает солнце; нет, он признает за солнцем реальность его существования. И точно так же он не хотел сказать, что заключенная в нас божественная сила создает Бога; нет, способность откликаться на зов всемогущего Бога, который и без нас был и есть, для Гёте знамение нашего сущностного сродства с Богом. Но так как мы, по сути, еще и сродни черту, и его зов с необычайной легкостью находит в нас отклик, то загадка неуравновешенности и колебаний лежит в нашем внутреннем мире. И от нашего решения зависит, на чью сторону мы хотим встать. Но как мы не создаем ни Бога, ни черта, а только обладаем способностью ощущать и того, и другого, когда их силы находят в нас отклик, так мы не создаем и духов, а лишь откликаемся на их воздействие на нас, потому что в нашем внутреннем «я» мы с ними одной сущности.

Оставим же духам и в наших психологических представлениях право на собственное существование, спокойно и уверенно расставшись с прямо-таки смехотворным страхом перед ними. Стоит только передвинуть исходную точку и источник всевозможных проявлений духов назад, за область подсознательного, за рамки души человека, одаренного медиумическими или магическими способностями, – и все будет в полном порядке.

Результаты исследований и утверждения психологии абсолютно верны. Все эти таинственные, медиумические, магические, оккультные явления, все они без исключений исходят из души причастного к ним, физически живого человека. Но эта душа ни в коем случае не первоисточник, а только коридор, посредник, проводящий путь для сил, порождающих медиумические явления. Все оккультные процессы и явления проистекают из физической личности – духа. Такие совершенно самостоятельные, полностью осознающие себя личности-духи возникают не в душе медиума, а находятся рядом и позади нее, не имея в нашем мире пяти чувств иной возможности проявить себя, как через такую душу. Всякое проявление духа, идущее из потусторонних уровней бытия и достигающее дневного сознания физически существующих людей, непременно привязано к посредническому сотрудничеству некоей души, еще живущей в теле.

Даже у Бога и Христа нет никаких других возможностей быть увиденными или услышанными верующим человеком, кроме как через его собственное, духовно-душевное нутро. Но лучи света, в которых Христос является верующему, исходят не из души того, кто видит Спасителя, не из его подсознания, а через его подсознание, проходя сквозь него, из истинного источника жизни, что видящий Христа осознает с нерушимой уверенностью. Только бездуховная, мертвая рассудочная мудрость будет и впредь представлять себе под недоступным ей самой переживанием призрак личности Христа, отколовшегося от души ясновидящего. То же относится и ко всем феноменам стигматизации: силы, формирующие ее, никогда не проистекают из души стигматизированного человека, а лишь приходят к телу, которое они метят, через эту душу, исходя из источника, искать который нужно только вне человеческой личности – позади нее или над ней.

Неизмеримо огромна пропасть, велик контраст между только что упомянутыми священными переживаниями настоящих, глубоко религиозных мистиков (кстати говоря, по-видимому, совершенно неизвестных автору, доктору Викланду) и зловеще-смутными, мучительными проявлениями отнюдь не святых духов одержимости. И все же – священные, как и лишенные всякой святости, – духовные воздействия идут по одному и тому же проводящему пути, так как иного пути, кроме как через душу переживающего это воздействие человека, нет, так что наблюдающему со стороны «душеведу» кажется, будто все одним и тем же способом исходит из человеческого подсознания.

То, что путь различных воздействий бывает очень разным и они в зависимости от их происхождения и совершенно разной ценности также и входят в душу в разных местах, выходя из нее всегда только через одни врата, в узких рамках предисловия можно только вкратце упомянуть. Для полного ознакомления с этим фактом нужно было бы подробно изложить суть особого учения о духах (пневматологии), которое ясно и понятно, а главное, плавно, вытекает из опыта высокоразвитых мистиков.

Для понимания данной книги знание учения о духах необязательно. Однако я все же хочу хоть немного рассказать о нем. Прежде всего, вот что: «духи», которых мы встретим на страницах этой книги, в сущности, не могут претендовать на это звание. Это вообще-то просто души – недостаточно воспитанные, необузданные, невежественные, блуждающие и заблуждающиеся существа, живущие только страстями. У них более или менее развит разум, но они совершенно лишены здравого смысла, потому что их связь с принадлежащим им самим индивидуальным умом и духом крайне несовершенна и недостаточна. Ум и дух не сумели при жизни этих людей в телесной оболочке подчинить их строгой дисциплине, не смогли ни вразумить, ни образумить их. Как души они по своей сущности совершенно сродни душам земных тварей, стоящих ниже человека, имея перед ними лишь то преимущество, что навеки принадлежат индивидуальному духу и разуму, из которого проистекают все их способности, делающие их людьми и отличающие от животных.

Все что обнародовано в этой книге, исходит из сферы этих совсем еще не духовных душ. Все эти проявления во всех отношениях характеризуются огромной человеческой несостоятельностью, и их нельзя расценивать иначе, как проявления черт характера наших дорогих земных соседей; то есть нужно трезво и взвешенно оценивать ценность и значение их содержания. Они не являются откровениями, а их источники, «личности-души», не возникают в душе медиума как нечто отколовшееся от нее, как это представляет научная психология, а стоят, являясь особенными, самостоятельными и равноценными существами, рядом с душой человека-медиума, находясь на одной ступени с ним. На своем собственном уровне существования эти души соотносятся друг с другом как осязаемые реальные (овеществленные) фигуры, обладая, таким образом, некоей материальностью, которая, правда, коренным образом отличается от материальности нашего физического мира. Так как изъявления такого рода, исходящие с уровня души, чаще всего служат предметом исследования психологии, легко понять, что их человеческая несостоятельность сбивала исследователей с верного пути, заставляя видеть в них лишь производные души самого медиума. Но просто неисчерпаемое многообразие этих якобы «персонификаций», а также их переносимость с одного человека с даром медиума на другого позволяют нам с уверенностью считать воззрения научной психологии заблуждением. Они, скорее, яркое подтверждение того, что миллионы и миллионы оторванных (от нормального существования), невежественных, заблудших душ на самом деле обретаются среди нас – людей, живущих в телесной оболочке, в тягость и на муку самим себе и людям.



Наряду с этими обычными и наиболее частыми манифестациями явно существуют еще два проявления совершенно иного рода, резко отличающиеся как от тех, о которых мы только что говорили, так и друг от друга по ценности и происхождению. Прежде всего позади души, причем довольно далеко позади, находится относящийся к ней «истинный» дух, самая сердцевина человека, носитель и податель всех величественных способностей, столь явно возвышающих человека над животным. Он (дух) – тоже ощутимо материальная фигура для себе подобных и как таковая воспринимаема и распознаваема даже для людей, однако лишь для таких, которые, будучи высокоразвитыми религиозными мистиками, способны испытать его действие на себе. Ни один человек, в обыденном смысле «способный к ясновидению», не в состоянии увидеть этот чистый образ-дух. Способности к такому видению человек достигает только через бесконечно мучительное совершенствование, к которому он не может устремиться по своей человеческой воле, а может быть только призван высшей волей. Однако совсем необязательно видеть этот образ-дух, чтобы человек с более или менее ясным сознанием мог черпать из океана совершенной мощи своего духа, а затем дарить внешнему миру произведения искусства, изобретения или новые познания. Уровень этого подлинного, истинного духа – глубинный источник, из которого проистекают творения гения. У этих высших сил тоже нет иного пути, кроме как через душу, если они хотят что-то совершить для внешнего мира и во внешнем мире. А наблюдающий со стороны «душевед» считает, что и эти проявления духа, наблюдаемые гораздо реже, исходят из души, и эта видимость сбивает его с панталыку, заставляет относиться к этим проявлениям духа тоже как к результатам деятельности подсознания, души. Эти «результаты» действительно исходят из глубин личности самого человека, но не из его неосознанной души, а из его сверхосознанного духа.

Нам известны и еще более высокие, еще более редкие проявления духа, источник которых следует искать на неизмеримой высоте над душой и духом человека. Оттуда, из первоначального жизненного источника Бога, путь откровения ведет прямиком через дух и душу, достигая «дневного» сознания человека, хотя, конечно, далеко не всякого человека. Лишь там, где не только душа благодаря постоянному страданию воспитана так, чтобы полностью подчиняться духу, но где и сам этот дух, пройдя сквозь очистительный огонь страдания, оказался в состоянии целиком и полностью оставить все собственно свое, безоговорочно подчинив все свои устремления Божественной воле, только там открывается путь безошибочному откровению, когда весь человек в духе, душе и теле, в послушании до смерти знает лишь один девиз: «Не как я хочу, а как Ты хочешь!» Силы такого откровения – слышит или видит ли их человек, оставляют ли они на его теле шрамы и рубцы, или даже, без остатка пронизывая все существо человека, позволяют ему испытать UNIO MYSTICA, единение или полное слияние с Богом – эти силы никогда не исходили из глубин человеческой личности, но всегда текли через нее, исходя от Бога. Но это так, к слову[1].

В данной книге мы встретим только проявления низшего порядка, упомянутые в самом начале, так что не следует ожидать от них никаких высоких откровений. И все же они весьма ценны и поучительны, так как очень наглядно дают понять, что по ту сторону могилы развитие человека продолжается без какого бы то ни было перерыва, и в другой жизни каждый пожинает то, что он посеял в жизни этой. Характер и сущность человека не изменяются, когда он сбрасывает с себя земное тело, а только проявляются еще более отчетливо, с непоколебимой последовательностью воздействуя на судьбу человека в потустороннем мире.

Но главная ценность этой книги состоит в том, что она указывает, как помочь душевнобольным – успешно и со стойким эффектом. Но чтобы вступить на этот путь помощи, нужно сначала всем сердцем принять точку зрения, представленную в этой книге. Так как, судя по опыту, как раз специалисту особенно трудно сойти с давно привычных, глубоко протоптанных троп, по которым бродят его мысли, не нужно надеяться, что ученые исследователи души сразу присоединятся к этой точке зрения. Однако я хочу призвать врачей, ориентированных на действенную помощь пациентам, взять представленную здесь точку зрения на вооружение, по крайней мере, как рабочую гипотезу и применить ее на деле, чтобы, следуя примеру доктора Викланда, добиться благодатных успехов.

Обобщающий обзор сферы медиумического общения с духами читатель найдет в предисловии к русскому изданию.

Предисловие к русскому изданию

Сущность, опасности и благодать медиумического общения с духами

Что придает книге Карла Викланда уникальный характер и особую ценность, так это не столько содержание приведенных в ней бесед с обитателями потустороннего мира, сколько то, как автор – врач и энергичный помощник – сделал эти медиумические манифестации поводом и основанием плодотворной деятельности.

И без этой книги Викланда сообщений о судьбах обитателей потустороннего мира предостаточно. В литературных источниках на всех языках мира сообщения такого рода представлены в изобилии. То, что такие сообщения до сих пор были интересны и важны лишь для узкого круга людей, оставаясь для абсолютного большинства представителей культурных кругов Запада чем-то совершенно абстрактным, на это есть серьезные основания. В полную противоположность к жителям Азии, для которых знания о неразрушимости жизни и, следовательно, ее продолжении после смерти – нечто само собой разумеющееся. Представления о жизни людей Запада в наши дни, несмотря на исповедуемое ими христианство, столь материальны и бездуховны, что подавляющее большинство наших современников вообще не принимают всерьез мысль о жизни за могилой. Подлинная, основанная на знании убежденность в том, что осознанная жизнь нашего «я» продолжается после смерти, встречается лишь у ничтожного меньшинства людей, и только они считают серьезное изучение сферы медиумических явлений достойным того, чтобы приложить к этому усилия.

Только спиритисты однозначно признают существование медиумических явлений и процессов.

В церковных кругах к этим фактам относятся очень сдержанно, даже отрицательно. Духовные пастыри практически единодушно и настойчиво предупреждают своих «овечек» об опасностях, таящихся в них. Католическая церковь не подвергает сомнению действительность этих явлений, но ясности относительно их происхождения и сущности у нее тоже еще нет. Для укрепления христианской веры в общине они не годятся, а вот все ужасы и опасности, скрытые в них, очевидны и осязаемы. В результате все очень смахивает на происки дьявола, и католические священники считают себя вправе, даже считают своим долгом громогласно предупреждать об этом всех и каждого. Протестантскую церковь эти дела, в общем-то, беспокоят гораздо меньше. Но как только выдается случай высказаться по этому поводу, мы слышим, как правило, лапидарный возглас: отойди от меня, сатана, ты мне мерзок!

А с другой стороны, – при совершенно иных предпосылках и совсем в другом смысле, – к этой сфере, вяло проявляя волю к познанию, прикасается наука. Создается впечатление, что наука обращается к этим вопросам всегда только вынужденно и без особого рвения, причем лишь с целью и намерением доказать, что игра якобы не стоит свеч. И тут исследователя сдерживает не столько страх оказаться «у черта в гостях», сколько прослыть несерьезным ученым. Эта сфера по-прежнему остается столь одиозной, что ученый загодя боится любого положительного результата своих исследований, так как положительный результат грозит ему приговором его коллег, который поставит его на одну доску с «безгранично легковерными» спиритистами. Наука в целом сегодня еще не готова даже к тому, чтобы признать фактическое существование медиумических явлений.

Правда, значительное число именитых ученых уже убедились в этом и смело объявили миру, что не сомневаются в том, что эти процессы были бы невозможны без участия разумных бестелесных существ. Но этим людям, имевшим мужество сделать такое признание, до сих пор приходится сносить пренебрежительные суждения так называемых научных экспертов, считающих их некомпетентными, заблуждающимися и легковерными отщепенцами. Сегодня еще нет такого института, такой организации, которая бы решилась заявить от имени науки, что продолжение индивидуально осознанной, одушевленно-одухотворенной жизни после физической смерти и возможность вмешательства умерших в земные жизненные процессы – научно доказанные факты. Нет, мы вновь и вновь видим, что официально назначенные представители науки, выступая экспертами в суде по проблемам этой сферы, рвутся из кожи вон, дабы доказать, что речь идет если уж не о заведомом обмане, то всего лишь о фантазиях и подсознательном обмане чувств, причину которых следует искать в неконтролируемых способностях души так называемого медиума и в легковерности его почитателей.

Итак, перед нами три разных суждения, которые нам предстоит оценить. Все три одновременно по-своему верны и неверны, как это вообще бывает со всеми человеческими суждениями, поскольку каждое высказывается с некоей устоявшейся точки зрения и потому всегда страдает однобокостью.

Но тот, кому удалось поглубже заглянуть в человеческую суть (как триединство, состоящее из тела, души и духа), тот без труда увидит, где и насколько эти три разных суждения – спиритистов, церквей и науки – имеют право на существование, где и насколько они заблуждаются.

Спиритист считает все эти явления фактами исходя из собственных ярких переживаний, воспринимая их просто и без затей – так, как они ему представляются. Только на этом основании упрекать его в безграничном легковерии совершенно неправомерно. Кто судит так, выдает собственное невежество. Либо у него полностью отсутствует собственный опыт в подобных вещах, либо шоры материалистических принципов не дают ему признать очевидные факты, коль скоро они не соответствуют его мировоззрению. Каждый непредвзятый человек не только сможет убедиться в том,

что стол стучит,

что скользящее стекло логично и осмысленно подбирает буквы, что предметы, будто в насмешку над всеми законами земного тяготения, парят в пространстве,

что медиум пишет и говорит на иностранных языках, которых никогда в жизни не слышал,

что предметы бесследно исчезают и вновь появляются, казалось бы, из ничего,

что предметы и даже живые существа могут быть перемещены из одних закрытых помещений в другие, тоже закрытые, без использования какого-либо естественного доступа в эти помещения,

что человеческие фигуры образуются, казалось бы, из ничего, ведут себя, как живые люди, и разумно разговаривают с живыми людьми, причем живые люди могут потрогать их, исследовать, увидев и признав в них подобные себе человеческие существа,

не только в фактическом существовании всех этих явлений сможет убедиться каждый непредвзятый человек, обладая только здоровыми органами чувств, а также здравым смыслом и критическим складом ума. На основании этих воспринятых им фактов он не сможет не признать, что думающая воля, сознающая свою цель и себя, исходящая не от медиума или одного из участников сеанса, а от разумного существа-духа, в решающей степени должна быть причастна к созданию таких явлений.

То есть за то, что спиритисты признают фактическое существование таких явлений, их действительно никак нельзя упрекнуть в легковерности. А вот та легковерность, с которой содержание медиумических сообщений воспринимается как достоверная истина, представляет собой опасность. Испытывая чувство священного трепета перед усопшими, люди легко отставляют в сторону критику, слишком часто принимая за чистую монету все, что на самом деле – лишь фальшивое золото, не стоящее ни гроша. Необходимо самым решительным образом подчеркнуть, что абсолютно всем медиумическим сообщениям нельзя доверять ни на йоту больше, чем какому бы то ни было высказыванию одного из наших земных соседей – людей. Если мы знаем такого человека, нам не составит труда верно оценить его слова – сказал он их в шутку или всерьез, в ясном сознании или пьяном задоре, представляют ли они собой некое компетентное значимое сообщение или всего лишь ничего не говорящую фразу, хотел он предупредить нас о какой-то опасности или намеревался ввести нас в заблуждение. Точно так же нужно всегда серьезно проверять и оценивать медиумические сообщения – и тем более тщательно, что ведь мы даже не в состоянии установить, является ли пишущий или говорящий на самом деле тем, за кого он себя выдает. Нужно постоянно помнить о том, что все медиумические сообщения приходят из царства, обитатели которого еще очень несовершенные, по большей части жалкие в своем безрассудстве, абсолютно невежественные, зачастую даже злонамеренные существа с дефектами характера.

Сказанное ни в коем случае не оспаривает того, что медиумическим путем к нам могут приходить также по-настоящему ценные сообщения, приносящие нам высокие знания. Но сообщения такого рода столь редкие исключения, что в обычном спиритическом общении с духами вообще не принимаются в расчет. Правда, практически из всех медиумических сообщений можно извлечь множество реальных подробностей о положении дел в потустороннем мире, как ясно вытекает из сообщений, приведенных в этой книге. Однако ничего из действительно высоких, в подлинном смысле этого слова «духовных» познаний тут не найти. Даже в тех редких сообщениях, что исходят от духов, уже поднявшихся до определенной ступени самопознания и так или иначе ориентирующихся в своем потустороннем окружении. Они тоже еще целиком и полностью остаются в плену своих душевных переживаний, почти не имея представления о собственно духовной сфере. Это в первую очередь все еще связанные с Землей или, по крайней мере, близкие к Земле духи, заявляющие о себе через медиумов. Там, где через стучащий стол или автоматически пишущую руку медиума якобы что-то сообщает дух высокого ранга, там мы, как правило, имеем дело с духом-обманщиком, который – либо добросовестно заблуждаясь, либо с сознательным намерением обмануть – хочет придать своему высказыванию особый вес или же просто посмеяться над слушателями.

Воистину достаточно лишь немного логически поразмыслить, чтобы перестать удивляться достойной сожаления бездуховности столь многих умерших. Ведь как мало людей на самом деле всерьез, в самом сердце своем озабочено мыслями о религиозной подоплеке собственного существования и поисками ясности в этом вопросе?! И, напротив, как много людей в своих помыслах и устремлениях привязано только к внешним вещам! Почему же смерть, сбрасывание внешней оболочки, должна в одночасье что-то сильно изменить в душевной структуре, во внутреннем мире человека, живущем в этих людях? Безудержный сластолюбец, легкомысленный обманщик, тщеславный хвастун, корыстолюбивый аферист, не терпящий возражений спорщик – все они Там остаются тем, чем были до того, и не могут, коль скоро они и дальше дают о себе знать, высказаться иначе как в соответствии со своей внутренней пустотой.

Обнаружатся ли во время сеанса более или менее серьезные и поучительные сообщения, зависит, как мы знаем по опыту, от нравственной высоты и качеств, ценности характера как медиума, так и прочих участников сеанса. Чем единодушнее все собравшиеся в благородном духовном настрое сконцентрируются на поставленной задаче, тем чище и ценнее будут результаты. Разность духовных устремлений всегда мешает этому. А так как низшие силы всегда и самые бесцеремонные, а потому одновременно и внешне наиболее успешные, то один-единственный «неправильный» участник может сорвать сеанс с серьезными исследовательскими целями, открыв неполноценным существам-духам, своим единомышленникам по нечистым замыслам, доступ в этот круг людей и предоставив этим духам возможность проявить себя самым неприятным образом. Только люди действительно нравственные и неизменно чистые в своих помыслах могут не бояться тех страшных опасностей, что поджидают здесь всех и каждого.

Для супружеской пары Викландов не могло быть более явного свидетельства их по-христиански самоотверженной готовности помочь, чистоты вытекающих отсюда намерений и целей, нежели тот факт, что миссис Викланд более трех десятилетий кряду была для своего супруга медиумом, ни разу ни в малейшей степени не пострадав вследствие такой посреднической деятельности. Ведь самая большая и даже роковая опасность общения с духами состоит в том, что как медиум, так и, по крайней мере, некоторые участники сеансов рискуют сильно подорвать здоровье. Больше всего всегда рискует медиум, с душевнотелесным организмом которого существа-духи входят в соприкосновение. Но и каждому участнику сеанса, если он обладает задатками медиума и тем самым более доступен душевному воздействию, чем другие, грозит опасность того, что низшие духи прицепятся к нему и станут упорно досаждать самыми разнообразными способами. В результате человек начинает жаловаться на плохое самочувствие, и шкала этих жалоб может растянуться от легкой депрессии, головных болей, преходящей нервозности, навязчивых мыслей, угнетенного состояния, мании преследования до полного помрачения разума или спутанности сознания и навязчивых действий, приводящих человека в сумасшедший дом. Все это – просто состояния одержимости всех возможных степеней. Им подвергаются те участники сеанса, которым недостает нравственной силы, чтобы обуздывать слабости собственного характера, и у которых, стало быть, нет надежной защиты от духов, соответствующих их слабостям. Эти опасности заставляют со всей настойчивостью вновь и вновь предупреждать о том, что людям с неочищенной душой, в которой еще происходит брожение внутренних сил, не следует заходить в эту сферу.



С другой стороны, вся работа «кружка Викланда» и достигнутые им успехи учат, что сведущему исследователю и просветленному медиуму, действующим надлежащим образом и с осторожностью, не нужно опасаться отрицательных последствий. Наоборот, от правильного понимания душевных взаимосвязей и использования этого понимания как во благо страдающих земных людей, так и множества блуждающих и заблуждающихся, привязанных к Земле умерших следует ожидать много благодатной помощи. На самом деле медиумические явления точно такая же «дьявольщина», как, например, силовые разряды пара высокого давления, электрического тока, горючих газов или взрывчатых веществ. Примененные надлежащим образом, с соблюдением всех необходимых мер предосторожности, они могут принести разностороннюю пользу. Если же ими злоупотребляют с легкомысленной дерзостью и детским безрассудством, следует ожидать большого несчастья.

В той же мере сколь важно предупреждать посторонних и непризванных от вступления в зону опасности, столь же необходимо потребовать от науки и церквей помощи в дальнейшем прояснении этих проблем. Добытую ясность нужно надлежащим образом использовать для дела помощи, от которого может быть много благодати не только страдающему земному человечеству, но и сонмам привязанных к Земле умерших. Мы должны видеть в них не чертей, проявляющих себя через медиумов, не духов одержимости, ввергающих людей в болезнь, а братьев и сестер, в той или иной мере нуждающихся в помощи: недоучившись в подготовительной школе своей земной жизни, они теперь не знают, как быть. Действенную помощь им могут оказать люди, живущие в этом мире. То, что это действительно так, и как это осуществить на деле, этому доктор Викланд учит всей своей деятельностью. Эта помощь на самом деле возможна. А потому прямо-таки преступное упущение просто окружить опасную область забором из церковных запретов, вместо того чтобы после удачной попытки осуществить эту помощь на практике, предпринятой серьезным врачом, постараться с той же серьезностью и рвением продолжить и расширить это дело – столь же нужное, сколь и благодатное.

Принципиальное возражение, часто высказываемое церковью против медиумического общения с духами, гласящее «не гоже нам, людям, беспокоить мертвых в их могильном покое», совершенно несостоятельно и идет от неверных представлений или незнания условий жизни усопших. Конечно, можно по праву говорить о блаженных умерших, они почивают в Боге. Но это не то же самое, что «отдыхать после работы», как это понимается в общепринятом значении слова «почивать». Те, что блаженны, обрели душевный покой в близости к Богу или даже в единстве с ним. Но они вовсе не бездеятельны и не отдыхают в могильном покое, который можно потревожить. А все остальные, и им несть числа, еще не нашедшие покоя в Боге – у тех уж и вовсе нет никакого покоя, который нельзя было бы нарушать.

Совершенно заблуждаются те, кто думает, что попытка через медиумов вступить в связь с усопшими означает оказание какого-то давления на духов. Этого не происходит даже в том случае, если этим способом кто-то пытается вызвать определенную личность. У потустороннего человека тоже есть собственная свободная воля, и он может либо последовать призыву, либо оставить его без внимания, если у него есть на то основания. И вообще призыв, обращенный к возвышенным духам, эффективен лишь как преисполненная любви мысль с целью оказания внутренней помощи и поддержки. Низких, нуждающихся в помощи духов звать не надо, они сами слишком рьяно осаждают людей с медиумическими способностями, и с их стороны потребность высказаться явно еще гораздо сильнее, чем со стороны людей. Как бы то ни было: вступление в контакт с обитателями потустороннего мира – очень ответственное дело, которым нельзя легкомысленно заниматься ради забавы или удовлетворения праздного любопытства, если мы не хотим подвергнуть себя большой опасности.

Главное требование для того, чтобы успешно работать в духе Карла Викланда нахождение надлежащего медиума, такого, каким была для него его супруга. Это довольно трудно, потому что при этой посреднической деятельности требуются не только хорошие медиумические способности, но и полная самоотдача. Что влечет за собой недостаточная надежность медиума, об этом говорят судебные процессы, в которых медиумы доказательно обвиняются в явном обмане. Сотрудник уголовного розыска и работающий с ним научный эксперт обычно испытывают чувство глубокого удовлетворения, если им удается уличить медиума в обмане. И едва ли есть другие случаи обмана, которые перед широкой общественностью обсуждаются и раздуваются с таким же рвением, как разоблачение какого-либо медиума. Все это, конечно, обставляется так, будто в очередной раз найдено доказательство того, что весь спиритизм с его так называемым медиумическим общением с духами организован и существует только благодаря хитрости и обману одних, а также безграничной легковерности других.

На самом деле все обстоит совершенно иначе: ни один из уличенных в обмане медиумов не был просто заведомым обманщиком, лишенным медиумических способностей. Всем им просто не хватало нравственной силы противостоять искушению сделать из практического применения своих медиумических способностей ремесло. Однажды выступив перед общественностью, может быть, даже подписав контракт на регулярные выступления, они рано или поздно начинают испытывать смущение и неловкость оттого, что обязаны в заранее оговоренное время сделать нечто, на что они в данный момент неспособны ни душевно, ни физически. Прибегнуть в таком случае к какому-нибудь мелкому вспомогательному трюку вовсе не значит намеренно обмануть. Но вскоре обманывать все же приходится, если такие ситуации повторяются, а заработок для медиума важнее, чем истина и искренность.

Когда сделан первый шаг на пути нечестности, опасность стать настоящим обманщиком начинает лавинообразно нарастать. Потому что многочисленные духи, для которых в земном бытии обман был делом всей жизни, с большой охотой используют возможность через медиума вновь применить на практике свою изощренную наглость. Они внушают ему соответствующие «добрые» намерения и, воздействуя на него, с готовностью помогают их осуществить. Их радость, оттого что им удалось в очередной раз основательно провести весь белый свет, ничуть не меньше, чем удовлетворение, испытываемое судом, в очередной раз разоблачившим лживую подоплеку спиритизма. Осознать, что в подобных случаях подлинными виновниками являются невидимые духи-обманщики, а уличенный и наказанный в судебном порядке медиум лишь игрушка и беспомощная жертва в их руках, на это у судей и их помощников не хватает необходимых знаний предмета.

Все ненадежное, неправдивое, лживое и обманчивое в спиритизме имеет в первую очередь потустороннее происхождение. Медиумические явления – все до одного подлинные проявления обитателей потустороннего мира. Возможности для таких проявлений весьма доступны и встречаются повсеместно, так что вообще не стоило бы для достижения этой цели прибегать к обману. Подлинности таких сообщений, исходящих от духов, ни в коей мере не опровергает тот факт, что эти сообщения зачастую бессодержательны, пусты, нелепы, бестолковы, даже лживы и злонамеренно вводят людей в заблуждение. В них логическим образом отражается вся убогость положения, в котором находятся мятущиеся духи земной сферы и низших регионов промежуточного царства вследствие их безумия, незрелости, невежества, необузданности инстинктов и порочности.

Содержание таких посланий не стоит практически ничего. Пришли они к нам через руку (автоматическое письмо) или уста медиума, – их не принято считать проявлениями духов. Сообщения духов, полагают особо умные люди, должны отличаться выдающимся объемом знаний и мудрости, а такие глупости и нелепицы никак не могут исходить от духов. Они правы и неправы одновременно. В том, что тут царит полная неясность, виновато неточное употребление слова «дух». То, что философ и теолог вкладывает в понятие «дух», тот дух, который «исследует все вещи, даже глубины божества», и от которого по праву можно ожидать недюжинных знаний и мудрости, тот дух уж точно не дает о себе знать при таких явлениях. Ведь в случае «духов», заявляющих о себе через медиумов, мы имеем дело не с «духами в собственном смысле этого слова», а с ушедшими в мир иной душами бывших земных людей. В этой книге речь идет как раз о душах, почти лишенных разума и далеких от Бога, душах, в которых еще не взошло солнце их собственного духа и которые поэтому бродят в столь жуткой тьме.

То есть от медиумических сообщений духов a priori нельзя ожидать высокой мудрости. Однако из них в любом случае и при всех обстоятельствах можно почерпнуть весьма весомую информацию. Дело в том, что действие закона развития, по которому последовательно, шаг за шагом вся органическая жизнь продвигается по пути эволюции, не прекращается и после смерти, так что духовному человеку в потустороннем мире приходится продолжать свое развитие именно с той точки, в которой смерть оборвала это развитие в этом мире. Процесс смерти, сбрасывание бренной оболочки, не отнимает у мудрого его мудрости, но не делает из глупца мудреца, а оставляет его в его привычной глупости.

Это царство низших, незрелых духов по всей своей сути и состоянию является областью бедствий и поприщем для миссионеров, достойным внимания как духовных пастырей, так и врачей-психиатров.

Католическая церковь осознает свой долг по отношению к этой области бедствий и старается «погасить» его заупокойными службами – службами за упокой души. Протестантская церковь тоже знает молитву об усопших, сохранив в поминальном песнопении и в празднике поминального воскресения остатки культовых обрядов, с помощью которых католическая церковь оказывает поддержку душам, ушедшим в мир иной.

Тот факт, что заупокойная служба и прочие церковные, как и личные, виды молитвы (заступничества) за умерших могут в значительной мере помочь усопшим, подтверждается многочисленными свидетельствами. Правда, в этой книге они в расчет не берутся. Однако такие молитвы могут помочь лишь тем умершим, которые хотя бы в какой-то мере осознают, сколь они несовершенны и как сильно нуждаются в помощи. Но ведь есть очень много ушедших в мир иной душ, против тяжелого безумия и глухого невежества которых все виды такой духовной помощи бессильны. Как видно из отчетов доктора Викланда, продвинутые духи-помощники тоже тщетно пытаются привести таких несчастных усопших к осознанию перемены их жизненной ситуации. Чтобы в таких сложных случаях добиться поставленной цели, духипомощники ищут поддержки людей-медиумов, живущих на этом свете. Далее мы узнаем, что некоторым совсем уж заблудившимся безумцам нельзя помочь иначе, как дать им еще раз тесно соприкоснуться с грубоматериальной земной, человеческой телесностью. Этой цели как нельзя лучше служат контакты, в которые умершие вступают с медиумами. Особенно полезными для умерших людей будут разъяснения благосклонного и знающего помощника, каким был доктор Викланд в своих диалогах с изгнанными духами одержимости.

Сильная привязанность души к грубоматериальному земному телу чрезвычайно важна для ее обучения и воспитания. Строгая ограниченность всякой земной материи неизменными законами природы явно предоставляет наилучшие возможности для того, чтобы удерживать в определенных рамках склонные к безудержному разгулу души и даже принуждать их к некоторой понятливости, обуздывать их инстинкты и втолковывать им начатки закономерного порядка. Тело – это внешняя твердая оболочка, в которую душа заключена во время земной жизни. В совершенно одностороннем материалистическом взгляде на жизнь тело вообще играет роль единственно надежной основы существа человека, а душа считается всего лишь функцией тела, которая со смертью тела прекращается. То, что это не так, тому имеется такое изобилие фактических доказательств, что только невежество или закоснелость еще как-то могут поддерживать это изжившее себя материалистическое убеждение.

Лишившись вследствие физической смерти оболочки, на которую опиралась, душа становится беспомощной, если при земной жизни она не научилась следовать велениям своего «внутреннего вожака», обитавшего в самых глубинах ее нутра, чей голос как тревожащая совесть не мог остаться ей неизвестным. Слушалась ли она этого вожака, и если да, то в какой мере поддавалась его воспитанию – на эти вопросы красноречиво отвечает судьба души после смерти тела.

Очень важно познакомиться с этим внутренним вожаком поближе. Мы называем его «духом» человека. Это «дух в собственном смысле этого слова». Именно он имеется в виду в Библии, когда человеческое существо определяется как «дух и душа и тело во всей целости». И что же он из себя представляет, этот дух? Прежде всего – крайнюю противоположность грубоматериальному и бренному телу, противоположность во всех отношениях. Насколько близко и грубо осязаемо тело, настолько совершенно непостижим и недостижим дух. Насколько непрочно и бренно тело, настолько вечен и крепок дух. Дух присущ человеку и все же так далек, что мы, люди, всегда улавливаем только несколько его лучей, когда во время особо значимых событий нас охватывает истинное воодушевление или нами глубоко овладевает религиозное благоговение. Как огненный шар солнца в космосе остается недоступным и как мы просто не смогли бы перенести его непосредственной близости, так для человека физического, телесного недостижимо далеким остается его собственный дух. Его непосредственное воздействие человек был бы не в состоянии перенести без вреда для себя – так же, как и непосредственную близость солнца. Из своего возвышающего влияния наш дух дает нам ощутить лишь столько, сколько мы в соответствии с нашим конкретным уровнем развития можем перенести в состоянии воодушевления, одухотворенности.

Немного, очень немного можно сказать о столь недоступном далеком вожаке внутри нас, но и этого достаточно, чтобы понять его выдающееся значение. Ему присущи все те качества, которые отличают человека от животного. Душа есть и у животного, и у человека. То, что поднимает человека над животным, проистекает из более возвышенного источника – духа. Способность к высшему познанию, разум, способность судить обо всем, огромный мир высоких мыслей и умозаключений, совесть, чувство ответственности, сознание самого себя и сознание того, что собственное бытие связано с окружающим его миром, также зависят от некоего высшего творца. Все эти способности, проистекая из духа естественного (природного) человека, даются ему как выражение сокровенного творческого источника жизни. А высокоразвитый религиозный ясновидящий – спасибо ему за это – в завершение всех умозаключений может наглядно показать нам, что этот дух является человеком прекрасным на вид, сильным и ослепительно красивым. Дух – это Ангел, не имевший до того, как стал человеком, ничего общего с нашим земным миром, а затем пришедший сюда, чтобы надеть на себя душу как сорочку и тело как верхнюю одежду для путешествия по этой Земле. Ясновидящий уже в существе новорожденного ребенка провидит этого Ангела – совершенного человека на вершине жизни, то есть видит юношу или девушку, хотя их земные одежды – душа и тело – еще имеют детские размеры. Он, этот Ангел, остается внутренним вожаком человека, ожидая, что в ответ на его увещевания душа человека обратится к нему и навсегда подчинится его водительству. Если душа поступает именно так, то смерть и, стало быть, сбрасывание тела в конце жизни для нее не потеря, а путь к свободе и все возрастающему блаженству. Но если душа одурманена физическими ощущениями, если ее помыслы и устремления направлены вовне, если даже разочарование в скоротечных и пошлых земных наслаждениях не подвигает ее к тому, чтобы обратиться к более высоким и стабильным благам, находящимся внутри нее самой, то после смерти, лишившись тела, она беспомощно озирается в темноте. Ведь для восприятия естественного земного света у нее уже нет глаз, а свет духа для ее неопытных внутренних глаз слишком ярок, чтобы что-то разглядеть. И вот душа, ослепленная этим светом, закрывает «внутренние глаза» или отводит взор, продолжая смотреть в привычном направлении, то есть вовне, в суету земного мира, которому она уже не принадлежит, но с которым она никак не может расстаться.

Неисчислимые толпы таких беспомощных душ, более или менее темных существ почти бездуховного нижнего мира, где царит дикий беспорядок, в поисках опоры и помощи все время стремятся прилепиться к нам, земным людям. Спиритистам даже не нужно вызывать этих духов. Мучительная потребность обмена сообщениями в низших потусторонних сферах, без сомнения, гораздо сильнее, чем у людей, живущих в этом мире.

Человечество, в абсолютном своем большинстве даже не подозревая об этом напоре, позволяет этим несчастным обременять себя уймой страданий, бедствий и несчастий. При всех заболеваниях, характеризующихся более или менее явными нарушениями нервного и душевного равновесия, влияние духов играет значительную роль. И все так называемые душевнобольные сегодня, как и во времена земной жизни Христа, – это одержимые, из которых можно изгнать нечистых духов, если сведущий помощник знает верные средства и пути, ведущие к исцелению. Наши клиники для умалишенных можно было бы, не прибегая к преступным деяниям, полностью освободить от их обитателей и вернуть их всех за незначительными исключениями к нормальной жизни, если бы наши психиатры согласились учиться на удачных примерах доктора Викланда. Правда, для этого им понадобилось бы в корне изменить свое мировоззрение и взгляды на жизнь, с тем чтобы они лучше отвечали фактическому положению вещей, нежели современная медицинская наука.

Так же решительно и неотложно, как, с нашей точки зрения, нужно утверждать и продвигать дело планомерной помощи душевнобольным по методике Карла Викланда, необходимо в то же время возразить на весьма возможное, но ошибочное предположение, что мы предлагаем нечто вроде врачебного экзорцизма как панацею от всех психических расстройств и заболеваний.

Заражение инфекционной болезнью зависит не только от наличия определенных бактерий, а, собственно, в гораздо большей степени от того, достаточно ли в организме защитных веществ или он слишком слаб, чтобы отразить атаку. Так же и при «инфицировании души» влиянием чуждого ей духа решающую роль играет не существование духов как таковое, а – в гораздо большей степени – состояние здоровья, общая физическая и моральная крепость человека, подверженного этой угрозе. Беспорядок и слабость как в душе, так и в теле могут открыть одержимости доступ в наш внутренний мир.

Как благодаря по-настоящему здоровому образу жизни повышается сопротивляемость организма инфекции, так и для повышения и укрепления душевной сопротивляемости пагубным душевно-духовным воздействиям есть апробированные средства.

То есть общее состояние здоровья и уровень физических сил имеют основополагающее значение для сопротивляемости душевному воздействию из потустороннего мира. Наиболее тесные отношения с душевной сферой связывают вегетативную нервную систему, задачей которой является регулирование и управление жизненными процессами, не подчиняющимися сознанию. Так состояние вегетативной нервной системы в первую очередь определяет душевное равновесие. Не менее значимы в этом отношении здоровье и порядок в двух больших железах нашего тела – селезенке и печени; да и щитовидная железа, центральная нервная система и, наконец, все остальные внутренние органы, находящиеся в постоянном взаимодействии друг с другом, отказав, могут стать причиной психических расстройств. Зачастую простая физическая слабость, например, после сильной кровопотери, может открыть дорогу одержимости. Однако гораздо чаще бывает, что различные яды, с одной стороны парализующие, с другой – возбуждающие определенные нервные центры, приводят к различным нарушениям душевного равновесия. Действие алкоголя, опиума, морфия, гашиша и многих других наркотиков в этом отношении хорошо известно. Зато – как ни странно, особенно среди врачей – малоизвестен тот факт, что тонко распыленные бактериальные токсины (распыленные очень сильно и потому не обнаруживаемые в ходе медицинских исследований) оказывают на нервную систему точно такое же действие, приводя тем самым к одержимости. Верность этого утверждения может подтвердить только биологический эксперимент или успешное лечение таких больных специальными высокоэффективными антитоксинами. И, стало быть, оно основано отнюдь не только на логических заключениях, а на совершенно определенном и достоверном опыте.

Таким образом, перед врачами, занимающимися лечением нарушений душевного равновесия, которые можно рассматривать как одержимость, встают важные задачи, а именно повысить и гарантировать порядок в физическом здоровье человека. Этими задачами ни в коем случае не следует пренебрегать, иначе будет просто невозможно обеспечить и закрепить успех ни одной из иных мер, предпринятых против одержимости. В легких случаях достаточно просто повысить уровень физического здоровья, чтобы больной вновь обрел утраченное душевное равновесие.

Новая, современная наука об исцелении души с переменным успехом, но совершенно добросовестно старается излечить больных, страдающих душевно-духовными расстройствами. Но истинный и стойкий успех увенчает только те методы, которые помогут больному зажить истинно религиозной жизнью. Лишь так душа попадет под надежное водительство ее собственного духа, которому дана власть защитить ее от чуждого влияния. Правда, душа должна послушно открыться воздействию своего собственного духа.

Для того чтобы постепенно облегчить человечеству ту тяжкую ношу, которой в силу своего убожества и острой нужды в помощи его постоянно обременяют связанные с Землей усопшие, есть только один действенный способ – распространение истинного знания о неразрушимости жизни. Каждый человек должен не только верить, но и четко и уверенно знать, что каждое индивидуальное человеческое самосознание продолжает существовать и за могильной чертой, что умереть – значит родиться к новой, потусторонней жизни, для которой жизнь в этом мире является лишь подготовительной школой. С каким результатом, в какой степени зрелости человек окончит эту подготовительную школу, принципиально важно для его дальнейшей судьбы на потусторонних уровнях, где его развитие продолжится с незыблемой последовательностью.

«Это великая справедливость творения, что каждый сам создает условия своей будущей жизни. Поэтому будьте бодры и храбры! Ибо тот, кто здесь идет медленно, там будет хромать; и кто здесь не раскроет глаз, тот там увидит все в превратном свете. А кто лицемерит и творит зло, тот ощутит свою дисгармонию с хором истинных и добрых духов, как боль. И эта боль в мире ином заставит его избавляться от зла в себе и отдавать то, что он задолжал в этом мире, не давая ему ни отдыха, ни покоя, пока он не избавится от зла в себе и не искупит все свои злодеяния до последнего. И если другие духи уже давно покоятся в Боге или, скорее, живут причастные Его мыслям, его (как духа одержимости) все еще будет носить по волнам уныния и переменчивости жизни на Земле. И зло его души будет мучить людей идеями безумия и суеверия, ведущими к пороку и сумасбродству. И тащась за этими идеями на своем потустороннем пути к совершенству, он будет задерживать людей, в которых продолжится его жизнь, на их пути развития в мире этом».

Так писал более 100 лет назад именитый естествоиспытатель Густав Теодор Фехнер, в свое время ординарный профессор физики в Лейпцигском университете. Его небольшое сочинение, «Книжечка о жизни после смерти», из которого взяты эти строки, – настоящая жемчужина немецкой литературы как по необычайной глубине содержания, так и достоинству и красоте формы.

Близкое знакомство с явлениями и законами земной природы не замутнило естествоиспытателю Густаву Теодору Фехнеру четкое видение фактов душевно-духовной жизни. Он ясно осознавал, что смерть не несет с собой уничтожения человеческого «я», а, напротив, означает его рождение к новому, более свободному существованию с новыми, более широкими возможностями развития, позволяющими человеку достичь неведомых ему высот. Правда, лишь в том случае, если он правильно использовал возможности и выполнил задачи своего земного бытия. В противном случае ему придется в скорбных условиях развития в потустороннем мире наверстывать то, что он упустил в этой жизни, пока человек по прошествии несоизмеримо больших отрезков времени дальними окольными путями придет туда, где для него наконец начнется подлинный подъем.

Фехнер не был спиритистом. Столь глубокое познание глубинной сущности человека открылось ему во время мучительной болезни, через которую его провела судьба. Для него это была невероятно тяжелая борьба; часто он оказывался на грани того, чтобы сдаться перед напором ужасного недуга. Только люди, действительно сильные духом, приходят таким путем к столь глубокому познанию. Тем благодарнее должны быть люди за то, что общение медиумов с духами предоставляет им намного более удобную возможность убедиться в неразрушимости сознающей себя жизни. Причем им совсем необязательно участвовать в спиритических сеансах. Свидетельства заслуживающих доверия серьезных людей о своем личном опыте вполне достаточно, чтобы удостовериться в продолжении жизни личности после смерти. Конечно, для этого нужно проявить недюжинную волю к познанию истины, решительно отбросив какие бы то ни было предрассудки. Страх перед всеми этими фактами так же неуместен, как и чрезмерное рвение, в основе которого зачастую лежат лишь любопытство и погоня за сенсацией. Все, что происходит по воле мудрого всемирного правления Господа, не только имеет право на существование, но и идет на пользу и благо нам, людям, – в том числе и медиумизм, предоставляющий нам возможность удостовериться в продолжении жизни после смерти. Нужно только подойти к этому вопросу со всей серьезностью, которой он заслуживает. И как раз религиозному человеку тут нечего бояться, не в чем сомневаться, ибо сказано апостолом Павлом, что любящим Бога все содействует ко благу.

Доктор медицины В. Байер

Глава 1

Взаимоотношения двух миров

Осознание реальности незримого, скрытого мира, окружающего мир материальный, – задача достаточно трудная для большинства из нас, поскольку наш разум ограничен областью видимого или осязаемого. Но требуется лишь небольшое усилие, чтобы представить себе постоянное взаимное превращение видимой и невидимой форм материи, поскольку на самом деле речь идет о превращении, подобном переходу трех форм существования видимой материи – твердой, жидкой и газообразной – из одной в другую.

Окружающая нас природа – это лишь невидимое в видимой форме, действительно сущее, являющееся нашим органам чувств благодаря особому устройству и составу его основных элементов. Научными исследованиями доказано, что растения из 100 частей своей биомассы 95 частей берут из воздуха или атмосферы. А разве весь человеческий род не живет на дне невидимого океана, атмосферы, имеющей для нашего физического существования большее значение, чем какое-либо видимое вещество? Ведь исчезни атмосфера, и жизнь продлилась бы всего несколько кратких мгновений!

Азот, невидимый газ, составляющий бо́льшую часть нашей атмосферы, жизненно необходим для роста и поддержания жизни растений и животных. Такие газы, как водород и кислород, постоянно изменяют форму своего внешнего проявления – от состояния невидимого газа до видимых и ощутимых тел. Углерод дает нам еще один пример подобных превращений. Звук, запахи, такие термические силы, как тепло и холод, а также множество иных явлений от мельчайшего электрона до могучих энергий, движущих планетами и звездами, – все это неощутимые и невидимые реальности.

Всякое действие, неважно, химического, естественно-живого или духовного рода, происходит невидимо, и мы наблюдаем это в химическом избирательном сродстве, в энергетическом напряжении, в процессах растительной и животной жизни, в движениях мысли и души. Все, что мы наблюдаем в видимых сферах окружающей нас природы, уходит корнями в невидимое и приходит оттуда! Невидимое – первоисточник всего видимого!

Поэтому если мы осознаем, что все физическое является лишь особой формой сосредоточения невидимых субстанций и сил, то наличие невидимого мира станет простым и понятным. Особенно, если учесть, какого потрясающего прогресса достигла наука в области познания природы, просто непостижимо, как думающий разум может так ошибаться, что отказывает в признании основанному на здравом смысле выводу о самостоятельном существовании человеческого «я» – в том числе и отдельно от его земного тела! Ничто – во все времена и в литературе всех народов – не было лучше засвидетельствовано и достоверно подтверждено, чем наличие духов и факт жизни после смерти!

Историк Фиске говорит: «У всех народов, живущих на Земле, насколько это сегодня известно, почитание предков (вступление в контакт с духами усопших) было самой ранней формой религиозного культа, … преимущественно в Африке, Азии, Китае и Японии, среди арийцев в Европе и в племенах американских индейцев!»

Аллен пишет в своей «Истории цивилизации»: «У первобытных народов всего мира мы встречаем совершенно определенные представления о человеческой душе, духовном мире и – повсеместно распространенную – веру в бессмертие. Дикари с легкостью представляют себе потустороннюю жизнь просто как продолжение земной жизни. Они верят в существование другого «я», обладающего таинственными силами. В момент смерти это таинственное другое «я» покидает тело, однако – по их представлениям – остается где-то рядом с живущими. Любовь и ненависть это другое «я» берет с собой в мир духов».

Конфуций говорит: «Не оплакивайте усопших с излишней скорбью. Умершие – наши преданные и верные друзья, они всегда окружают нас!»

Писатели и поэты античных времен – Сократ, Геродот, Софокл, Еврипид, Платон, Аристотель, Гораций, Вергилий, Плутарх, Иосиф Флавий, Максимус Тирский – неоднократно ссылаются на духовную жизнь после смерти как на общепризнанный факт. Цицерон пишет:

«Разве все небо не полно людьми? Даже прототипы самих богов находятся здесь, внизу, и они (боги) отсюда поднялись на небо».

Тот факт, что раннее христианство признавало наличие духов, так надежно засвидетельствован в трудах святого Антония, Тертуллиана, Оригена и их современников, что не нуждается в лишних комментариях.

Библия полна прямых указаний на духовную жизнь после смерти.

«Посему и мы, имея вокруг себя такое облако свидетелей…» – «Возлюбленные! Не всякому духу верьте, но испытывайте духов, от Бога ли они». – «… и к духам праведников, достигшим совершенства». – «Есть тело душевное, есть тело духовное. … Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное». Тут можно было бы привести еще и другие подобные цитаты из Библии.

Свою лепту внес и Сведенборг, написав тома на эту тему. Доктор Сэмюэль Джонсон говорил: «Я не верю в духов – я слишком много видел их сам!»

Джон Уэсли писал в книге «Невидимый мир»: «К сожалению, правда, что англичане, в общем и целом, как, впрочем, и большинство образованных людей Европы, все сообщения о волшебниках и явлениях духов уже не принимают всерьез, считая их бабьими сказками. Я сожалею об этом и с удовольствием использую возможность торжественно заявить о своем протесте этим аплодисментам, которые таким образом те, кто еще верит в Библию, воздают тем, кто в нее уже не верит! Такая вера прямо противоречит не только Библии, но и тому, чему учили мудрейшие и лучшие люди всех эпох. Они очень хорошо понимали, что, отказываясь от веры в чудодейственные силы, они отказывались и от веры в Библию!»

Медиумические явления, происходившие в доме Сэмюэля Уэсли, отца преп. Джона Уэсли, в Эпворте, которые в течение многих месяцев повторялись, сопровождаемые различного рода звуками и неприятностями, хорошо известны.

Шекспир, Мильтон, Вордсворт, Теннисон, Лонгфелло и многие другие поэты с глубоким пониманием и верой писали о жизни человека после смерти.

Мы все слышали об убедительных результатах психологических (парапсихологических) изысканиях современных ученых, философов, священников, врачей, психологов и других исследователей, среди них: проф. Крукс, Альфред Уоллес, сэр Оливер Лодж, сэр Артур Конан Дойл, преп. Р. Дж. Кэмпбелл, архидьякон Колли, преп. Ньютон, преп. Сэведж, У. Т. Стед, Камиль Фламмарион, доктор Барадюк, доктор Жане, проф. Ричет, Чезаре Ломброзо, доктор Ходгсон, доктор И. К. Функ, проф. Джеймс, проф. Хислоп, доктор Каррингтон и многие другие.

Доктор Томас Дж. Хадсон писал в своей книге «Закон психических явлений»: «Кто сегодня еще отвергает факты спиритуализма, тот не имеет права называть себя скептиком – он просто невежда!»

Преп. доктор Джордж М. Сэрл, священник католической церкви Св. апостола Павла в Нью-Йорке, говорит: «Существуют ли на самом деле и заявляют ли они о себе в современном спиритизме, этот вопрос перестал быть открытым для ученых, исследовавших эту сферу! Кто считает такие явления всего лишь мистификацией, обманом и игрой воображения, тот просто отстал в своем развитии!»

«В наши дни уже никто не отрицает реальность спиритуалистических фактов за исключением тех немногих, кто, хотя и стоит ногами на земле, головой живет на луне», – писал Дж. Франко в своей книге «Католическая культура». «Спиритические феномены – это внешние факты, доступные нашим органам чувств, феномены, которые каждый может наблюдать; и если о таких случаях сообщает такое множество образованных и достойных доверия свидетелей, то не только бессмысленно, но прямо-таки глупо и смехотворно оспаривать очевидные факты. Да и просто для людей здравомыслящих эти факты остаются фактами!»

Духовный мир и мир наших органов чувств постоянно взаимно «прорастают» друг в друга; духовный уровень – это не какая-то неосязаемая пустота, эта сфера реальна и естественна, это бесконечно огромное царство тонких субстанций, деятельных и развивающихся, и жизнь там – продолжение земной жизни. На Земле душа обретает знания через опыт и соприкосновение с окружающим миром, осознает в разуме себя, проявляя это физическими органами. На духовном уровне развитие человека продолжается. Согласно рациональной закономерности, через добровольное служение совершенствуются силы души, человек ставит перед собой более высокие идеалы, продолжая все глубже познавать цель и смысл жизни.

Перемена или переход, называемые «смертью» (это слово – лишь неправильное обозначение процесса), на которую все смотрят со страхом и ужасом, обычно происходит так естественно и просто, что большинство людей, покинув свое бренное тело, даже не осознают этого. А поскольку большинство умерших ничего не знают о духовной жизни после смерти, они оказываются в полном неведении о том, что перешли в иное состояние бытия. Лишенные физических органов чувств, они уже не видят земного света; не понимая высокой цели жизни, эти люди – словно слепые – обнаруживают, что попали в некие сумерки, называемые в Библии «кромешной тьмой», после чего бесцельно скитаются в той области, которая известна как земная сфера.

Смерть не делает грешника святым, а глупца мудрецом. Образ мыслей остается прежним, и каждый человек берет с собой в потустороннюю жизнь все свои земные страсти, привычки, взгляды, заблуждения, почерпнутые из каких-то учений, равнодушие или сомнения.

«Что человек несет в своем сердце, то он и есть!»

Приняв духовный образ, который является результатом фантазий в земной жизни, миллионы умерших некоторое время остаются в земной сфере, а зачастую даже на месте своей земной жизни, удерживаемые там своими привычками и склонностями. «Ибо, где сокровище ваше, там будет и сердце ваше».

Те же усопшие, кто в своем развитии ушел далеко вперед и попал на более высокий уровень духовного мира, усердно пытаются просветить этих привязанных к Земле духов относительно их нынешнего положения. Но последние, вследствие ложных представлений о жизни после смерти, в своем безумии считают представших им усопших «мертвецами» или «призраками»! Поэтому они часто отказываются узнавать своих друзей и не желают осознавать истину о своем нынешнем состоянии.

Многие находятся в состоянии глубокого сна, иные думают, что заблудились, или просто пребывают в смятении. Тех, кто помутился рассудком, в окружающей их, непонятной им тьме мучает страх. Другие страдают, испытывая угрызения совести и ужасаясь тому, как жили на Земле. Некоторые под влиянием эгоистических и злых побуждений ищут удобного случая проявить свои дурные склонности. В этом состоянии они остаются до тех пор, пока разлагающее действие их желаний не проявится полностью, душа не возопит о вразумлении и озарении и продвинутые не обратятся к ним с помощью.

Лишенные своего физического тела, через которое они удовлетворяли земные, человеческие страсти, многие бестелесные чувствуют притяжение ярких излучений, исходящих от оставшихся на Земле. Эти духи и присоединяются к «магнетической ауре», обретая таким образом возможность проявить свои желания и стремления на земном уровне, воздействуя на людей, делая их одержимыми или полностью овладевая ими! Такие назойливые и воздействуют на медиумически восприимчивых людей своими мыслями, переносят на них свои побуждения, ослабляют их волю, зачастую определяют все их действия, принося им несчастья и беды, доводя их до помутнения рассудка и других недугов!

Эти привязанные к Земле духи – «бесы», в которых верили в старину. Это «бесы» человеческого происхождения, порождения человеческого эгоизма, ложных учений и невежества, которые, совершенно слепыми попав на духовный уровень, существуют там, связанные по рукам и ногам путами своего невежества!

Влияние этих лишенных тела сущностей – причина многих необъяснимых и таинственных событий в земной жизни; на них лежит вина за многие беды этого мира. Чистота образа жизни и принципов или проницательный ум ни в коем случае не дают полной гарантии от одержимости! Только полное понимание этих проблем, а также разъяснение и просвещение в этой области могут защитить нас от подобной напасти!

Физические состояния, благоприятствующие проникновению духов в человека, бывают разного рода. Часто такое «вмешательство в наши права» происходит вследствие медиумической восприимчивости, обусловленной естественной предрасположенностью человека, истощения нервной системы или внезапного душевного потрясения. Чисто физические расстройства тоже могут благоприятствовать появлению одержимости. Ведь если ослаблена естественная жизненная сила, организм не оказывает должного сопротивления, облегчая наступающим духам проникать в душу человека, хотя очень часто ни живой, ни умерший ничего не знают друг о друге!

Это вредное вмешательство духов в жизнь человека изменяет характер жертвы, и отсюда возникает явное изменение личности, при котором она иногда копирует несколько чужих личностей одновременно или в четко разделенной последовательности. Зачастую такое воздействие духов приводит к явному безумию различной степени, начиная с простого помутнения рассудка, включая все формы помешательства, истерии, эпилепсии, меланхолии, посттравматического стресса, клептомании, слабоумия, религиозного бреда и мании самоубийства, а также амнезии, психически обусловленной физической дряхлости, алкоголизма, вплоть до непреодолимой тяги к аморальному поведению и жестокости, потери человеческого образа и других форм самых тяжких преступлений.

На человечество воздействуют мысли миллионов лишенных тела духов, еще не познавших высшего смысла жизни! Если признать это как факт, легко объяснить множество таких явлений, как нежелательные мысли, необоснованные возбуждения, странные предчувствия, подозрения, капризы, раздражительность, повышенная возбудимость, безрассудные вспышки страстей, неуправляемые мании (бредовые состояния), а также всякие иные аномалии в психике и образе мыслей.

О воздействии духов на людей и одержимости есть великое множество сообщений с древнейших времен до наших дней. Известный английский антрополог доктор Тайлер пишет в своей книге «Primitive Culture» («Первобытная культура»): «Мы не скажем лишнего, утверждая, что вера в демоническую одержимость, по сути своей неизменная теория, объясняющая однородные факты, сохранилась у половины человечества. Логично, что все представители этой веры стоят на плечах своих предшественников с незапамятных времен!»

В труде Мюллера «Первобытные религии» мы находим следующее замечание: «Нецивилизованные народы и до сей поры считают причиной таких болезней, как эпилепсия, истерия, бред (делирий), слабоумие и безумие духов».

В очередной раз ссылаясь на демоническое воздействие, Гомер говорит: «Больной, который чахнет, это один из тех, на кого взглянул злой дух». Платон утверждает, что демоны делают человека одержимым.

Сократ напрямую говорит о демонах, воздействующих на сумасшедших. Плутарх пишет: «Некоторые властолюбивые демоны ищут для удовлетворения своих страстных желаний душу, еще живущую в человеческом теле; так как они (будучи бестелесными существами – духами) иным способом уже не могут ублажить свои земные страсти, они подбивают людей на беспорядки, захватнические войны, разжигают в них похоть, добиваясь тем самым того, чего хотят». Иосиф Флавий говорит: «Демоны – это души злых людей».

Духи одержимости часто упоминаются как в Ветхом, так и в Новом Завете. В 1-й Книге Царств мы читаем: «…Давид, взяв гусли, играл, – и отраднее и лучше становилось Саулу, и злой дух отступал от него». Вера в духов и одержимость во времена апостолов была так сильна, что способность изгонять злых духов считалась одним из важнейших признаков подлинного апостольства; и нужно признать, что чудеса, приписываемые Иисусу, в значительной мере были случаями изгнания злых духов.

В подтверждение этого достаточно привести лишь несколько мест из Нового Завета. «И призвав двенадцать учеников Своих, Он дал им власть над нечистыми духами, чтобы изгонять их…». «Он проповедовал… и изгонял бесов». «… один человек… одержимый бесами с давнего времени… Иисус повелел нечистому духу выйти из сего человека… Видевшие же рассказали им, как исцелился бесноватый». «… также и страждущие от нечистых духов…». «… и злые духи выходили из них».

«Учитель! Я привел к Тебе сына моего, одержимого духом немым… И спросил Иисус отца его: как давно это сделалось с ним? Он сказал: с детства… Иисус… запретил духу нечистому, сказав ему: дух немый и глухий! Я повелеваю тебе, выйди из него и впредь не входи в него. И вскрикнув и сильно сотрясши его, вышел; и он сделался как мертвый, так что многие говорили, что он умер. Но Иисус, взяв его за руку, поднял его; и он встал». (Абсолютно идентичные случаи не являются чем-то необычным во время психопатологических исследований.)

У одного из писателей раннего христианства, св. Антония, мы читаем: «Мы бредем среди демонов, внушающих нам злые мысли; но и среди добрых ангелов. Когда эти последние особенно близки, тогда нет беспокойства или спора и шума, такой добрый мир наполняет душу радостью. Бог мне свидетель, что однажды я после долгого плача и поста увидел себя окруженным сонмом ангелов и исполненный радости запел вместе с ними». Тертуллиан торжественно призывал язычников устраивать испытания, чтобы выявить, кто лучше всех умеет изгонять демонов. Минуций Феликс, древнеримский адвокат, писал в своем труде «Октавий»: «Есть ложные духи, утратившие все небесные качества и бродящие повсюду; и они, будучи теперь сами испорченными, не перестают портить других».

Доктор Годфри Роперт из Лондона, которого много лет назад папа Пий Х послал в Америку с лекциями о спиритуализме для тамошних католиков, сказал о предмете нашей книги в основном следующее: «Теперь уже невозможно пренебрегать сферой медиумических явлений. Ученые всего мира познали и признали спиритизм как решающую и действительную силу; и просто не замечать их означает затевать опасную игру. Вследствие этого папа поручил мне сказать католикам, какую позицию они должны занять в этом вопросе… Церковь никоим образом не оспаривает реальность спиритических явлений и существование духов, производящих эти явления. Более того, она всегда признавала их реальность. Здесь нам важно выяснить, какого рода духи являются нам. Сейчас мы находимся в пограничной области новых открытий, которые, возможно, преобразят мир. Пока еще не время давать объяснения всем (спиритическим) явлениям. Нам нужно повременить с нашими суждениями, пока эта сфера не будет изучена лучше. Спиритизм – еще совершенно новая область исследований и потому весьма опасна… Неполное знание об этой сфере может легко спровоцировать самые опасные последствия» (то есть привести к явлениям одержимости).

«В древности факт бесовской одержимости не вызывал ни малейших сомнений. И то, что (католическая) церковь и сегодня все еще считает их возможными, видно уже из того, что она составила специальные культовые предписания по заклинанию и изгнанию злых духов». Это слова монсеньора Лавеля, пастора собора Св. Патрика в Нью-Йорке.

Джулиан Хоторн писал в одной крупной газете: «Каждый день умирают тысячи злонамеренных мужчин и женщин, у которых делать зло вошло в привычку. Что становится с их душами или духами? Они стремятся обратно сюда, на Землю. Все увеличивающаяся дерзость и частота, с которыми они пытаются использовать представляющиеся удобные случаи, проявляются самыми разными способами. Для защиты от них у нас есть два пути. Либо мы сделаем так, что иссякнет источник, из которого постоянно подпитываются эти незримые гости, или мы закроем перед ними наши двери!»

Доктор Аксель Густафсон, который, приводя примеры из собственных наблюдений, публично и без обиняков признавал одержимость духами как факт, говорит: «…и мстительные люди после смерти обладают силой при определенных условиях проникать в живых людей, делая их одержимыми».

Проф. Герберт Л. Стетсон из Университета Каламазу, штат Мичиган, заявил в докладе, с которым он выступал в Университете г. Чикаго: «Демоническая одержимость – это не просто легенда; причиной болезни часто является именно такая демоническая одержимость… Вера в демонов широко распространена».

«Я часто вижу духов, являющихся причиной безумия, – заявил доктор И. Н. Уэбстер, один из ведущих членов Американского медицинского общества. – Иногда я слышу их голоса. Душевнобольные, с которыми обращаются как с безнадежно безумными людьми, зачастую лишь жертвы непреодолимого воздействия одного или целой толпы духов. При вскрытии трупа мы часто обнаруживаем, что в мозгу и нервной системе таких людей не было никаких органических нарушений».

Проф. Уильям Джеймс писал в книге «Протоколы S: P: R.: «…что теория о духах вновь заявит о себе и найдет применение – по моему мнению, обязательно и непременно. Нужно стать истинным «ученым», чтобы в слепоте и невежестве не видеть такой возможности!»

Проф. Джеймс Х. Хислоп, издатель журнала Американского общества медиумических исследований, писал: «Постоянно множатся доказательства фактического существования одержимости, которая лежит в основе многих психических болезней и может быть устранена. Мир врачей должен будет проснуться и обратить внимание на эту проблему, в противном случае медицинская наука утратит всякое влияние в этой области».

В одной из последних книг проф. Хислопа «Соприкосновение с другим миром» мы находим следующее замечание: «Тому, что существуют злые духи, вмешивающиеся в земную жизнь, как Новый Завет, так и Ветхий Завет учат с той же ясностью, с которой там излагается всякое другое учение… Понятие «одержимости» используется исследователями медиумов для обозначения воздействия духов на земные условия жизни, нарушающего их порядок… Предпринятые попытки исцеления требуют много времени и терпения, а также применения психотерапевтических мер необычного рода, привлечения медиумов, чтобы вступить в контакт с духами одержимости, ослабить таким образом их влияние или уговорить их добровольно отказаться от преследования своих жертв… В каждом отдельном случае расщепления сознания (шизофрении) и безумия, при котором я указывал на крест с распятым Христом, это оказывало действие, доказывая мне тем самым, что здесь «потрудились» враждебные сущности, вызывая признаки душевной и физической деградации. Пора, не откладывая ни на минуту, начинать широкомасштабные опыты в области, которая сулит столько же пользы, сколько применение скальпеля и микроскопа».

В монографии «Modern Psychical Phenomena» («Новые медиумические явления») доктор Херворд Каррингтон заявляет: «Очевидно… что одержимость духами, по крайней мере возможна, и этой возможностью современная наука уже не может пренебрегать, так как существует множество фактов, ее подтверждающих. И потому, что это так, а не иначе, их исследование становится настоятельной необходимостью – не только с научной точки зрения, но и потому, что сотни, а может быть, тысячи людей в настоящее время страдают именно по этой причине, и для их исцеления требуются незамедлительные исследования в этой области и соответствующая терапия! Если – для начала хотя бы теоретически – признать возможность настоящей одержимости, перед нами открывается невероятно широкое поприще для исследования и изучения, требующих всей тщательности, умения и терпения, на которые только способны ученые, вооруженные новейшими знаниями и пониманием психологических процессов».

Никогда ранее в истории медицинской науки – ни в широких кругах общественности, ни у врачей, ни в соответствующих министерствах не проявлялся столь большой интерес к причинам психозов, к лечению и излечению нервно– и душевнобольных. Цифры доказывают, что психические болезни распространяются повсюду с ужасающей быстротой. Однако медики-специалисты далеко расходятся во мнении об их причинах, и наука пока не обладает однозначным достоверным знанием о происхождении психических расстройств. «Еще немного – и весь мир сойдет с ума!» – заявляет доктор Уинслоу из Англии.

Большинство невропатологов и психиатров убеждены в том, что в самой основе душевных расстройств лежит неустойчивость нервной системы; однако они очень мало пока знают об истинной причине психозов.

Доктор У. М. Л. Коплин, директор департамента по делам здравоохранения и благотворительности в Филадельфии, говорит:

«В абсолютном большинстве случаев сумасшествие не сопровождается никакими изменениями в тканях мозга. При исследовании под микроскопом в мозгу больного не выявляется ровным счетом никаких отклонений от внешнего вида мозга абсолютно здорового человека. Поэтому очевидно, что сумасшествие – следствие отравления крови, вызванного каким-то мельчайшим бациллоподобным существом. Какая-то причина сумасшествия, конечно, существует, но какова она, этого мы еще не знаем».

Доктор Бриттон Д. Ивенс, главный директор психиатрической больницы им. Морриса Плейна в Нью-Йорке, заявляет: «Опухоль мозга или лихорадочное воспаление мозга далеко не всегда становятся причиной психических расстройств… Человек с больным мозгом может быть психически совершенно нормальным».

Проф. доктор Т. Циэн, известный немецкий невропатолог, крупный специалист в вопросах истерии, писал: «Для многих функциональных неврозов до сих пор нет ни точного определения их границ, ни объяснения. Так как патологическая анатомия в этом нам помочь не в силах, не представляется возможным установить единую и исключительную причину истерии».

Доктор Уильям Ханна Томсон, врач больницы им. Рузвельта и профессор практической медицины и нервных заболеваний медицинского колледжа Нью-Йоркского университета, утверждает, ссылаясь на «Лексикон психологической медицины» Тьюка, что «над этим большим справочником трудились выдающиеся профессора, специалисты и руководители психиатрических больниц из Великобритании, США, Франции, Германии, Венгрии, Бельгии, Дании, Швейцарии и России. В статьях о клептомании, алкоголизме, хронической мании и т. д. нет ни слова о патологической анатомии (просто потому, что при этих состояниях не обнаруживается никаких анатомических изменений). Так же обстоит дело и в статьях о меланхолии, послеродовом психозе, кататонии, циркулярном психозе, мании убийства и эпилепсии; ни в одной из этих статей ничего не говорится о патологической анатомии по той простой причине, что ни при одной из этих форм психоза не обнаруживается каких-либо болезненных изменений мозга, которые отличали бы его от здорового мозга психически нормального человека, погибшего в результате несчастного случая».

И далее: «Пора нам для тех форм психоза, которые не приводят к каким-либо изменениям в мозгу, начать искать объяснения в направлении токсемии (отравлении крови)».

В одной из недавних публикаций Государственной психиатрической больницы в Трентоне, штат Нью-Джерси, сообщалось, что во многих случаях в состоянии больных достигалось улучшение за счет того, что им удаляли кариозные зубы, миндалины или другие больные органы. Резюмируя метод лечения, практикуемый в Трентоне, доктор К. С. Коупланд писал: «В основе этого метода лечения лежит предположение, что психоз – это токсемия, или все же отравление, вызванное проникновением болезнетворных бацилл в какую-либо часть тела. Если это верно, то из этого следует, что удаление пораженных тканей, если отравление не зашло еще слишком далеко, приводит к исчезновению помешательства».

Количество успешно излеченных психозов, как подтверждается правительством США и другими институтами, показывает, что число душевнобольных растет относительно быстрее, чем население США в целом. В таком случае достаточно нелепо считать, что основополагающие причины психических расстройств – в кариозных зубах и больных миндалинах при том, что стоматология и хирургия отлично развитые отрасли современного здравоохранения. И напротив, факты говорят о том, что раньше, когда стоматология была малоизвестна и не так распространена, как сейчас, когда у людей самых разных сословий зубы были в плачевном состоянии, психические заболевания встречались реже!

Ни в коем случае не оспаривая или преуменьшая значения сообщений из Трентона, нужно все же, опираясь на опыт, констатировать, что у многих душевнобольных с совершенно разрушившимися зубами душевное равновесие было полностью восстановлено, изгнанием духа одержимости, прежде чем кто-то обращал внимание на состояние их зубов[2].

Так как выяснилось, что духи одержимости очень чувствительны к боли, я вынужден утверждать, что успешные исцеления, о которых сообщается из больницы в Трентоне, по крайней мере частично объясняются тем, что проникшие в человека духи были изгнаны стоматологическими или хирургическими операциями.

Доктор Ф. И. Уильямс, заведующий врачебной частью Национального комитета по психической гигиене г. Нью-Йорка, свидетельствует: исследователю болезненных психических состояний, если он принимает спиритическую гипотезу, на примере многих случаев «военного невроза» или посттравматического стресса – за исключением случаев симуляции – открывается истинная причина таких заболеваний. Это одержимость духами павших солдат, не осознающих, что они перешли в мир иной. Эти неврозы проявляются в «бреде, обмане чувств, фобиях, нарушениях сердечной деятельности, параличе, треморе, нарушении ходьбы, судорогах, болях, потере чувствительности, повышенной чувствительности, потере зрения, расстройстве речи и т. д.».

В пользу предположения участия духов в неврозах говорят еще и факты внезапного выздоровления такого рода больных после применения мощной электротерапии – изгнания духов одержимости. Имеется в виду электротерапия по методу доктора Винсента, «который, как утверждает доктор Уильямс, за несколько часов исцеляет больных, которых месяцами безуспешно лечили другие психиатры, да так, что те снова в состоянии нормально ходить и даже взбираться по стремянкам!»

Эта точка зрения находит дальнейшее подтверждение в объяснениях доктора Уильямса: «Этот невроз редко встречается среди пленных, переживших механическое сотрясение… как и у раненых с внешними повреждениями… При сильных поражениях центральной нервной системы и мозга эти явления, характерные для посттравматического стресса, не наступают… Из всех лечебных мероприятий успех сулят, скорее, те, что рассчитаны на душевную сферу, нежели те, что предназначены для телесной… Следует, поставив диагноз, сразу начинать лечение, прежде чем посттравматический стресс (одержимость!) превратится в устоявшийся психоневроз!»

Не так давно в газетах сообщалось о подростке по имени Фрэнк Джеймс из Нью-Йорка, который в возрасте десяти лет, упав с мотоцикла, после несчастного случая превратился из веселого, милого и послушного ребенка в дерзкого и бессовестного мальчишку, позже ставшего неисправимым разбойником и преступником. После многократного пребывания в исправительном доме и пятилетнего заключения в тюрьме «Синг-Синг» он был объявлен душевнобольным и помещен в Государственную психиатрическую лечебницу. Оттуда Фрэнк Джеймс сбежал и при попытке его поймать получил от одного из преследователей удар молотком по голове, упал без сознания и был доставлен в больницу.

На следующее утро он проснулся совершенно другим человеком. Став обходительным и предупредительным, он и впредь не выказывал никаких признаков психического расстройства, не проявлял ни малейшей склонности к какой-либо преступной деятельности! Сообщение заканчивалось словами: «Что произошло в мозгу молодого человека, этого врачи толком объяснить не могут!»

Как в этом случае можно даже предполагать токсемию? Разве мог удар молотком по голове так быстро, так основательно устранить мнимое отравление крови и восстановить душевное равновесие? С нашей точки зрения, этот случай можно объяснить просто. Вследствие шока от падения с мотоцикла душа какого-то умершего преступника завладела мальчиком; и только удар молотком по голове уже взрослого мужчины и связанные с этим боли привели к изгнанию духа, которым он был одержим!

Успехи водолечения, применяемого в психиатрических больницах, особенно если это сильная струя воды или принятие ванны, тоже могут быть истолкованы как изгнания духов одержимости, которым такая терапия в высшей степени неприятна и противна!

Доктор Принс писал в журнале по вопросам психологических аномалий: «Если мы хотим положить в основу наших представлений здоровые принципы, мы должны свести воедино результаты всех методов исследования – как чисто экспериментальных, так и клинических, чтобы учесть достижения всех ученых, способных к здравомыслящим суждениям».

Если тщательно отделить все, что в виде суеверных и нелепых представлений отягощает наши знания о нормальных и аномальных психических процессах, а также исключить лихорадочные, идиопатические психозы, идиосинкразии и невропатические психозы, то все же остается множество случаев психических расстройств, необъяснимых в своем большинстве и противоречащих всем правилам психиатрии!

То, что знаменитые психиатры и выдающиеся ученые далеко расходятся во мнениях о причинах психических заболеваний, для думающего человека, в сущности, должно послужить достаточным основанием, чтобы невзирая на личные или общепринятые предрассудки основательно ознакомиться с каждой ученой точкой зрения, обещающей привести к осмысленному результату. Мы оказались перед серьезной ситуацией, справиться с которой можно, только проявляя величайшую терпимость и широту подхода. Так как сумасшествие – это внешнее проявление духовного или душевного расстройства, то есть медиумический невроз, исследование признаков болезни должно давать нам в руки путеводную нить для установления причин и помогать в решении загадки психических заболеваний!

Однако такое намерение требует не только исследовательского погружения в область нормальных и аномальных психических процессов, но заключает в себе необходимость признания двойственности человеческой сущности как материи, как внешнего, телесного и внутреннего, духовного человека, чтобы быть во всеоружии для этих исследований.

Сумасшествие не позор; всеобщее отношение к этому недугу должно бы характеризоваться не столько отвращением, сколько пониманием. При этом следует учиться познавать и понимать присущие ему тесные взаимосвязи между видимым и невидимым миром!

Одержимость (духами) – факт, основанный на совершенно естественных, но ненадлежащим образом применяемых законах, и полностью доказуем. И как факт одержимость духами сотни раз доказана тем, что то или иное психическое расстройство или помутнение рассудка временно могло переноситься от больного на особенно чувствительного, специально обученного человека – так называемого медиума. Таким способом удавалось установить, что возбудителем психического расстройства был невежественный или злобный. И зачастую удавалось еще и с абсолютной точностью установить личность такого духа!

Таким способом и без вреда для медиума удавалось (и это доказано) не только освободить одержимого от его духа-мучителя, но и помочь этому духу выбраться из состояния духовного мрака, разъясняя ему действующие в мире духов законы, как это изложено в нижеследующих сообщениях.

Взаимоотношения между видимым и невидимым миром – процесс совершенно естественный, но осуществляться он может только человеком, отличающимся определенными медиумическими способностями, позволяющими ему служить посредником, через которого лишенные тела духи без труда вновь могут вступить в контакт с земной сферой. Из всех уровней медиумической связи с духами состояние абсолютно бессознательного глубокого медиумического сна представляет наибольшую ценность для исследовательских целей. Тогда общение с невидимым миром носит совершенно непосредственный характер и дает возможность выяснить духовное и душевное состояние умерших и установить, продвинулись ли они в своем развитии или остались невеждами.

Медиумические опыты, предпринятые несведущими людьми, всегда будут иметь отрицательный результат. Ведь влезать в эту область без необходимых мер предосторожности, без истинного понимания действующих там законов, так же опасно, как дерзко вторгаться в какую-либо сферу обычной жизни, если ничего в ней не смыслишь, а потому не в состоянии следовать правилам и законам этой сферы. Но то обстоятельство, что каким-то делом можно и злоупотребить, никоим образом не отрицает его полезности в принципе.

Медиумические исследования – прерогатива ученых. Для всякой деятельности такого рода существенной предпосылкой является как здравый рассудок и основанный на остром уме дар интуиции, так и самое обстоятельное знание законов, действующих в этой области. При соблюдении этих условий научные исследования могут оказать неоценимую помощь в создании науки о духе!

Глава 2

Психологические исследования

Психология занимается фундаментальными исследованиями, имеющими величайшее значение для человечества, и играет важную роль в формировании общественной жизни. Нет сомнения в том, что в различных отраслях этой науки предпринимаются честные попытки упорядочить результаты исследований на некоей строго психологической основе.

Психоаналитик считает, что многие психические расстройства уходят корнями в какую-то душевную травму, душевную рану, которую человек либо скрывает, либо забыл. Всё анализирующий и описывающий психолог, проверяя мыслительные способности человека, пытается вычленить душевно-духовные слабости и проблемы по их существенным признакам и расположить в определенном порядке. Невропатологи и психиатры также усердно стараются обнаружить особые причины различных форм нервных заболеваний, помешательства и безумия, чтобы найти наилучшие методы профилактики и лечения.

Представители этих научных направлений, правда, не согласны с предположением, что бестелесные существа-духи бывают замешаны в возникновении многих душевных расстройств. Тем не менее они делают важное дело, обнаруживая и предавая гласности такие изменчивые свойства неврастеников, людей с повышенной чувствительностью и тех, кто предрасположен к психическим расстройствам.

В своих психологических исследованиях ученый видит два основных объекта – душу здоровую и душу больную.

При изучении нормальной душевной жизни вопрос – как с точки зрения врача, так и духовного пастыря – в конце концов, заключается в том, что же станет с человеком после смерти. Этот вопрос имеет самое непосредственное значение для каждого тяжелобольного, стоящего на пороге потустороннего мира, понимая, что вот-вот его придется перешагнуть, сомневающегося, а существует ли вообще загробная жизнь, или с ужасом думающего о том, какой тяжкий жребий ожидает его, грешника, после смерти. Разве в такой ситуации первейшая задача врача не состоит в том, чтобы, исполняя свой долг, на основе истинного знания заверить больного в том, что на самом деле никакой смерти нет, а то, что мы называем смертью, – это рождение в новом мире, полном возможности для активных действий и созидания на более высоком духовном уровне?

При исследовании больной психики врачу важно приобрести как можно более полные и глубокие знания о таинственной деятельности духов – как бестелесных, так и воплощенных. Результаты исследований как больной, так и здоровой души указывают не только на факт существования духов, но и представляют несомненные доказательства того, что существа-духи такого рода играют важную роль при различных нервных и психических заболеваниях, а также в случаях помешательства.

Не вызывает сомнения, что именно врач имеет возможность констатировать случаи душевного расстройства, причиной которых становятся дерзкие дилетантские эксперименты в этой области. Ведь обычно первый, у кого в таких случаях просят совета, – врач. Поэтому от его решения в значительной степени зависит дальнейшая судьба несчастной жертвы. И уже только поэтому прерогативой врача и его долгом должно быть основательное изучение различных отраслей психических исследований во всех мельчайших деталях, которыми может пренебречь бездумно легкомысленный исследователь-любитель – в особенности, если он обладает повышенной нервной и душевной чувствительностью.

Мысли о тяжком вреде, который может нанести себе человек дилетантскими психологическими экспериментами, заставили меня в ходе планомерного исследования выяснить фундаментальные причины психических расстройств. Ведь врачу их просто необходимо знать!

Впервые я обратил внимание на эту проблему благодаря нескольким случаям психического расстройства у разных людей, которые, не имея ни малейшего опыта, решились заняться психологическими экспериментами. Кажущиеся столь безобидными упражнения в автоматическом письме и на скриптоскопе приводили к таким тяжким психическим расстройствам, что экспериментаторов приходилось помещать в психиатрические лечебницы.

Такое случалось со многими. Первой была миссис Бл., чьи опыты с автоматическим письмом привели к помутнению рассудка и деформации личности. Эта милая, кроткая, спокойная и хорошо воспитанная женщина вдруг стала резкой и своенравной; она буйствовала и плясала, употребляла неприличные выражения, утверждала, что она актриса, и настаивала на том, чтобы ее нарядили в сценический костюм, так как ей к определенному времени нужно быть в театре, иначе ее оттуда уволят. В конце концов она стала столь невменяемой, что ее пришлось поместить в лечебницу!

Другой пострадавшей была миссис Бн. Вследствие занятий автоматическим письмом эта высокообразованная дама, художница, совершенно изменилась, стала вспыльчивой и вздорной. Она постоянно визжала, терла себе виски и душераздирающе кричала: «Господи, помоги мне, Господи, помоги мне!» Она выбегала на улицу и, молитвенно сложив руки, вставала на колени прямо в уличную грязь, отказывалась от пищи под предлогом, что если она что-то съест до шести вечера, то попадет в ад.

Миссис Ср., производившая такие же опыты, тоже помешалась, стала драться, так что пришлось вмешаться полиции. Ночью она просыпалась, говорила, что она Наполеон, и стояла в соответствующей позе в витрине своего магазина модного платья. А так как она, будучи невменяемой, натворила еще много чего, ее в конце концов поместили в тюремную лечебницу.

Миссис Вр. страдала галлюцинациями, в которых бог постоянно говорил с ней, указывая на ее грехи и проклиная ее. После того как по настоянию этого так называемого бога она предприняла несколько попыток покончить жизнь самоубийством, ее отправили в лечебницу. Мне стали известны и многие другие злосчастные последствия использования якобы безобидного скриптоскопа. Это, а также мои собственные наблюдения из повседневной жизни подвигли меня на исследования психических явлений, чтобы попытаться найти в них объяснение этих странных случаев.

Выяснилось, что моя жена – замечательный медиум, легкодоступный для проникновения бестелесных сущностей. В ответ на ее сомнения, а хорошо ли это – нарушать «покой мертвых», те существа заявили, что у нас, людей, еще совершенно неверные представления о жизни после смерти.

Они заверили нас, что на самом деле нет никакой смерти, а есть только совершенно естественный переход из мира видимого в мир невидимый, и что духи – высокоразвитые существа и постоянно ищут случая вступить в контакт с нами, людьми, чтобы поведать нам о том, какие невиданные возможности нас ожидают, когда мы сами станем духами! Но умирание, то есть отделение духа от тела, происходит так просто и естественно, что абсолютное большинство людей какое-то время, иногда даже долго, не замечают перемены своего состояния. А так как никто и никогда не рассказывал им о духовной стороне их сущности, то, в силу своего неведения, они, умерев, все еще пребывают в местах своего земного обитания!

Далее они утверждают, что многие из этих духов притягиваются «магнетической аурой» людей, проникают в них, осаждая свои жертвы или делая их одержимыми. При этом ни сам дух, ни пораженный им человек могут не осознавать этого факта. Таким образом духи, сами того не зная, но зачастую и со злобными намерениями, становятся виновниками несказанных несчастий и бед – физического угасания, моральной неполноценности, преступных деяний и мнимого сумасшествия!

С этой стороны попытки вырвать зло с корнем, говорили духи, грозят новичку в области психологических исследований большими опасностями; но еще опаснее, утверждали они, ничего не знать об этих фактах – особенно для чувствительного невротика.

Эти существа-духи заявили также, что с помощью планомерного «переноса», то есть отвлекая таких духов одержимости от их жертв и заманивая их в медиума, можно доказать правильность этой гипотезы и изложить положение дел так, как оно есть в действительности. С помощью такого переноса психических расстройств на медиума удавалось освободить больных от их духов-мучителей, сделать последних доступными воздействию продвинутых духов, которые начинали заботиться о них, обучая их высшим законам жизни.

Духи утверждали, что обрели в лице моей жены замечательный инструмент для таких опытов, и выразили желание доказать мне правильность их утверждений, если я захочу с ними сотрудничать. При этом я должен был заняться несведущими духами и учить их, а они просили разрешения на некоторое время получить в свое полное распоряжение тело моей жены, отчего она бы никоим образом не пострадала.

Нам очень хотелось узнать, соответствуют ли эти чрезвычайно важные заявления действительности или нет, и мы согласились на это, казалось бы, столь рискованное предложение. Если бы переданные нам сообщения оказались верны, то они имели бы огромное значение для разрешения многих загадок, которые ставила перед нами душевная жизнь – как преступников, так и психически больных иного рода.

Выполняя свое предложение, ведущие духи зачастую допускали совершенно неожиданные проявления, которые начались, когда я был в самом начале своих медицинских изысканий.

Однажды я вышел из дома. В этот день я сам не намеревался сразу заняться вскрытием трупа, так что и подсознание моей жены не могло участвовать в том, что произошло вскоре.

Студенты должны были вскрыть нижние конечности мертвого тела; первый из предназначенных для этого трупов принадлежал мужчине примерно шестидесяти лет, и после полудня я приступил к рассечению одной из ног.

Около пяти пополудни я вернулся домой и, едва переступив порог, увидел, что моя жена внезапно почувствовала себя плохо. Она жаловалась на «странные» ощущения, ее шатало из стороны в сторону, она чуть не падала. Как только я положил руку ей на плечо, она выпрямилась во весь рост и явно была захвачена какой-то чужой сущностью, которая с угрожающим жестом проговорила ее устами: «Что это вы вздумали меня разрезать?» Я ответил, что никого в данный момент не разрезаю, но дух в гневе произнес: «Да, конечно, разрезаете, вы разрезаете мне ногу!»

Теперь я понял: душа того человека, чей труп я начал препарировать, последовала за мной до дома. Я заговорил с умершим, прежде усадив жену в кресло.

Этому действию умерший энергично сопротивлялся, говоря, что я не имею права его касаться. На мои слова, что я имею полное право прикасаться к своей жене, он возразил: «Ваша жена? О чем вы говорите? Я не жена и не женщина вообще. Я – мужчина!»

Я объяснил ему, что он сбросил с себя свое собственное бренное тело и теперь пользуется телом моей жены. Его дух находится здесь, а его тело лежит в университетском морге. Когда он, казалось, понял это, я сказал: «Если даже я стал бы сейчас вскрывать ваше тело в университете, это бы вас не убило, потому что вы сами-то здесь!»

Дух согласился, что это совершенно разумный вывод, и сказал:

«Значит, я, так сказать, «мертв» и мое старое тело мне, пожалуй, уже не пригодится. Если вы, разрезая мой труп, чему-то научитесь, тогда ничего, режьте сколько угодно!» И неожиданно добавил: «Послушайте, господин доктор, дайте мне, пожалуйста, немного жевательного табака!» Когда я ответил, что у меня нет табака, попросил трубку и сказал:

«Я заядлый курильщик!» Конечно, и это его желание осталось неисполненным. (Так как моя жена всю жизнь питала сильное отвращение и к жеванию табака, и к курению, можно полностью исключить, что во всем происходящем ее подсознание играло какую-то роль!)

После того как я еще раз поподробнее объяснил ему, что он действительно, что называется, «мертв», он осознал свое теперешнее положение и покинул нас.

Позже я обследовал зубы у его трупа. По ним было видно, что человек всю жизнь сильно злоупотреблял табаком.

В другой раз, когда я был назначен руководителем группы студентов, нам выдали труп чернокожего мужчины; но занятия были назначены на завтра. Вечером моя жена, явно под влиянием вошедшего в нее духа одержимости, говорившего ее устами, резко сказала мне:

«Мастер, вы, надеюсь, не собираетесь резать того цветного?» Я объяснил ему, что он для этого мира «мертв» и находится уже не в своем прежнем теле, а завладел телом женщины. Он не верил. Тогда я указал на руки моей жены, которые он считал своими, обратив его внимание на то, что руки не черные, а белые. На это он ответил: «У меня на руках побелка – я же маляр!»

Этот дух оказался довольно строптивым, долго возражал и опровергал мои доводы, прежде чем признал истину. В конце концов он дал нам себя убедить и удалился.

На примере другого случая станет еще яснее, до какой почти невероятной степени духи привязаны к своей смертной оболочке только потому, что не осознают, что перешли в мир иной, и не знают, что они, что называется, «мертвы».

В анатомическом зале лежал труп женщины примерно сорока лет, умершей в июне прошлого года в одной из больниц Чикаго. В январе, то есть через семь месяцев после смерти, ее труп был выдан группе студентов, среди которых был и я, для вскрытия. В первый вечер, когда студенты уже приступили к работе, я не присутствовал. Я не знаю, что произошло за те несколько часов, но по каким-то неизвестным мне причинам другие студенты уже больше никогда не прикасались к этому трупу.

На другой день после обеда занятий не было, поэтому я один начал вскрытие, делая разрезы на руке и задней стороне шеи. В этом помещении, находящемся в самом дальнем конце длинного первого этажа, царила полная тишина. И тут я совершенно ясно услышал: «Не убивайте меня!»

Голос звучал тихо, будто прилетая издалека. Так как я ни чуточки не суеверен и не склонен в каждом незначительном необычном случае сразу видеть явление духов, я подумал, что эти слова, наверное, произнес ребенок на улице, хотя не было слышно, чтобы на улице играли дети.

Когда на следующий день после обеда я снова один работал в анатомичке, меня испугал какой-то шуршащий звук. Звук исходил от куска газеты, лежащей на полу, как будто кто-то мял ее в руках. Но я не обратил на это особого внимания и ничего не сказал жене об этом случае.

Через несколько дней я вообще обо всем этом забыл. Мы только что провели в нашей квартире медиумический сеанс, и наши невидимые сотрудники уже ушли. Тут я заметил, что моя жена все еще находится в полубессознательном состоянии. Я подошел к ней, чтобы спросить, в чем дело. Вдруг она, встав во весь рост, явно под воздействием духа, который (ее рукой) ударил меня и гневно произнес:

«Я должна разобраться с вами!» С трудом усмирив нежданного гостя, я спросил, отчего он так взволнован. «Почему вы хотите меня убить?» – спросил дух. «Я никого не убиваю», – возразил я. «Нет, вы убиваете меня, вы вдоль и поперек режете мне руку и шею! Я же просила вас, чтобы вы меня не убивали, я хлопала по газете на полу, чтобы вас испугать; но вы ничего не желали слушать!»

Громко смеясь, явно забавляясь сказанным, она добавила: «Но на тех, других, парней страху-то я нагнала!»

Потребовались долгие и подробные объяснения, чтобы растолковать духу его теперешнее положение. Дух сказал, что его зовут Минни Морган[3]. Наконец он образумился и покинул нас, пообещав, что отныне будет стремиться к более высокой духовной жизни.

Так как духам очень легко и просто завладеть моей женой как медиумом, большинству из них очень трудно втолковать, что они умерли и лишь временно находятся в теле другого человека. Если имеешь дело с духами, способными к ясному и разумному мышлению, то достаточно попросить их посмотреть в зеркало или оглядеть свои руки, ноги и одежду. Внимательно рассмотрев тело медиума, которое они считали своим, и, поняв, что это чужое тело, они, как правило, быстро осознают необычность своего положения. Особенно, когда умерший – мужчина; тогда изменение тела сразу бросается ему в глаза. Когда я объясняю этим духам, что тело, в котором они сейчас находятся, принадлежит моей жене, я обычно слышу в ответ: «Я не ваша жена!» Тогда требуются долгие и подробные объяснения, прежде чем они осознают, что тело, в котором они находятся, принадлежит другому, а они могут только временно использовать его.

Другие же бывают так строптивы и своенравны в своих сомнениях, что упорно отказываются осознать, что они покинули земной, телесный мир, перейдя в мир иной. Эти духи никак не хотят образумиться, так что не удается убедить их в том, что их состояние изменилось – даже если дать им посмотреться в зеркало; тогда они заявляют, что их загипнотизировали, делая такими недоступными, что приходится просто прогонять их. Тогда заботу о них берут на себя наши невидимые помощники.

Перенос болезненных психических состояний с пациента на медиума (мою жену) облегчается, если мы электризуем пациента с помощью индукционного аппарата, что мы часто делаем в присутствии медиума. Хотя заряд электричества совершенно безвреден для пациента, он производит чрезвычайно сильное действие, потому что дух одержимости не может долго противостоять ему и изгоняется из пациента.

Изгнанный таким способом дух может войти в медиума только с помощью наших незримых помощников. Тогда становится возможным напрямую поговорить с этим духом, попытаться привести его к осознанию его истинного положения, разъяснив ему заодно, что его жизнь может стать гораздо лучше. Затем более развитые духи забирают его с собой и в дальнейшем заботятся о нем, в то время как к моей жене возвращается ее обычное сознание.

Вот так, набираясь опыта, мы с моей женой в качестве медиума проводили регулярные сеансы, во многих случаях получая весьма примечательные доказательства того, что бестелесные духи являлись возбудителями болезненных состояний. Даже если больные проживали далеко от нас, нам часто удавалось изгнать духов одержимости из их жертв и с помощью наших невидимых духовных помощников привлечь в наш кружок, где им позволялось войти в тело медиума. Такие духи часто жаловались на то, что их прогнали. Однако они и представления не имели о том, что умерли и, став духами, сделали одержимым какого-то человека, и мучили его.

Но если мы, с одной стороны, каждый раз видели, что дух одержимости, проявляя себя через медиума, ведет себя точно так же, как до того в больном, а с другой стороны, что его изгнание из больного освобождало того от мучений, то это, без сомнения, доказывает, что изгнанный дух был причиной болезненного расстройства. Во многих случаях можно было однозначно установить личность умершего человека, входившего в медиума! Благодаря такому «переносу» психического расстройства на медиума и окончательному изгнанию духа одержимости состояние больного улучшается. Однако зачастую из одного и того же больного нужно было изгнать не одного, а нескольких духов!

Кто-то спросит, почему продвинутые в своем развитии духи, не дожидаясь, пока привязанные к земле души будут помещены в тело медиума, сами не позаботятся о них и не наставят на путь истинный? Да просто потому, что многие из этих невежественных душ совершенно недоступны для продвинутых духов до того, как им еще раз позволят вступить в самый тесный и полностью осознанный контакт с земным, материальным, телесным миром. Лишь убедившись на основе суровых фактов, что с ними все же произошло большое изменение, они осознают свое положение и дают увести себя на путь развития и восхождения собственной души!

Когда такой невежественный дух получает возможность проявить себя через медиума, этот процесс служит сразу нескольким целям. Обычно при этом такой дух с нашей помощью приходит к осознанию своего положения, а просвещающий его исследователь обогащает свой опыт. Но одновременно вокруг нас собираются толпы других духов, все еще живущих во мраке незнания, чтобы из поведения своего уже просвещенного собрата по несчастью и из данного ему поучения извлечь урок и для себя.

При этом многие духи ведут себя так, как будто они не в своем уме. Поэтому очень трудно вести с ними разумный разговор. Причина этого кроется в косных догматах веры, предвзятых мнениях и ложных представлениях, которые они усвоили или сформулировали во время земной жизни. Они очень часто бывают буйными; и когда мне вследствие этого приходится крепко схватить медиума за руки, чтобы удержать их в рамках, они резко протестуют.

Но наконец осознав свое положение, многие духи чувствуют, что умирают, и теряют власть над медиумом.

Другие же – тупые и сонные – хотят только одного: чтобы их оставили в покое. С такими духами нужно долго и серьезно говорить, чтобы разбудить их, как станет ясно ниже. Там будет часто говориться о некоей «темнице», в которую можно поместить строптивых духов; так что иногда, обращаясь к нам через медиума, духи жалуются, что были в тюрьме!

В соответствии с духовным законом духи, уже осознавшие и понимающие свое положение, создают для невежественных строптивых духов некое окружение, которое те воспринимают как тюрьму – непроницаемое для звука и света, похожее на тюремную камеру пространство, из которого нет выхода. Там строптивые духи должны оставаться до тех пор, пока не образумятся и не выкажут доброй воли к тому, чтобы наконец-то, учитывая свое изменившееся положение, подчиниться законам духовного развития! Сидя в «тюрьме», они не видят ничего, кроме дефектов и недостатков своей собственной личности, которые – как и все их дела в пройденной ими земной жизни – показываются им в тысячах картин.

Когда моя жена «работает» медиумом, предоставляя свое тело в распоряжение бестелесных существ-духов, она всегда погружается в так называемый глубокий транс: глаза закрыты, ее собственное сознание полностью отключено, и все это время она пребывает в глубоком сне. После она ничего не помнит о том, что происходило и говорилось во время сеанса. В промежутках между этими состояниями транса она не подвергается никаким чуждым воздействиям. Тогда она полностью владеет своим сознанием, тверда и уверена в своем поведении. И после полных тридцати лет нашей исследовательской деятельности ее здоровье ни в коей мере не ослаблено и не претерпело каких-либо вредных изменений.

Она постоянно находится под потусторонней защитой, которую ей обеспечивает сообщество могучих духов. Они называют себя «Союзом Милосердия», и они же руководят нашей работой, стремясь растолковать человечеству, что смерть – всего лишь естественный переход в другой мир, а также сколь важно знать, что происходит с душами умерших после этого перехода!

Цель нашей работы состоит в том, чтобы из первоисточника привести надежные и неоспоримые доказательства реальности потусторонней жизни. Мы застенографировали несколько сотен сеансов, чтобы дать читателю как можно более точное представление о состоянии духов, проявляющихся через медиума!

Глава 3

Подсознание и самовнушение как несостоятельные гипотезы

За тридцать лет неустанных исследований в общении с умершими мы пережили и узнали столько сенсационного, что кому-то может показаться невероятным, как разумно думающие люди – только потому, что их мышление шло совсем иными путями – могли так долго не замечать этих простых фактов, которые легко проверить и подтвердить! Обман чувств или просто обман в наших сеансах исключаются полностью. Во время сеансов духи иногда говорили на иностранных языках, совершенно неизвестных моей жене, употреблялись термины и речевые обороты, которых она никогда раньше не слышала. Но нам вновь и вновь удавалось установить, кто был этот дух, что представал перед нами, и эти факты получали бесчисленные подтверждения!

Однажды мне представился случай беседовать сразу с несколькими различными духами (всего было 21 существо), которые все говорили через мою жену. Большинство из них представили мне убедительные доказательства того, что были чьими-то друзьями и родственниками, которых я знал в их земной жизни. В целом они говорили на шести разных языках, в то время как моя жена владеет только шведским и английским.

Из одной пациентки, миссис А., привезенной к нам из Чикаго, было изгнано тринадцать различных духов, и мы разрешили им заявить о себе через мою жену[4]. Семеро из этих духов были идентифицированы матерью пациентки, миссис Х. У., как знакомые и друзья, которых она хорошо знала при жизни.

Одним из них был священник, некогда пастор методистской церкви, прихожанкой которой была и оставалась миссис Х. У. Он девять лет назад погиб в железнодорожной катастрофе, но все еще не осознавал этого факта. Среди духов находилась и ее свояченица. Были еще три пожилые женщины, давние подруги семьи, еще сын соседей и свекровь пациентки. Ни с кем из них моя жена знакома не была.

Миссис Х. У. долго и подробно беседовала с каждым в отдельности, причем все они говорили через мою жену. Все многочисленные данные и заявления этих духов миссис Х. У. подтвердила как соответствующие действительности и усердно помогала нам разъяснить духам, какая перемена с ними произошла и как они довели ее дочь до состояния одержимости. Эта пациентка сейчас совершенно здорова. Она занимается музыкой и вполне соответствует всем нормам семейной и общественной жизни.

Другой случай четко демонстрирует, что психоз действительно можно перенести с пациента на медиума, и доказывает невозможность того, что «подсознание» или «раздвоение личности» медиума могут играть в этом какую-то роль.

В один из летних вечеров нас вызвали в квартиру миссис М. Эта высокообразованная дама, выдающаяся пианистка, страдала нервным истощением вследствие слишком больших общественных задач, поставленных перед нею. Уже шесть недель у нее то и дело случались припадки буйного помешательства, с ней никто не мог справиться, да и врачи никакими средствами не могли ее успокоить. Ей нужен был постоянный присмотр, так что днем и ночью при ней находилась сиделка.

Мы застали пациентку сидящей в постели. Сначала она поплакала, как обиженный ребенок, а потом закричала, охваченная ужасом:

«Матилла, Матилла!» Неожиданно она начала раздавать удары направо и налево, как будто боксировала с тенью. При этом говорила, дико вращая глазами, мешая английский с испанским (в нормальном состоянии она по-испански никогда не говорила).

Благодаря медиумическому дару моя жена сразу поняла, в чем дело. Ей стало очевидно, что это случай одержимости, что неожиданно быстро подтвердилось: когда жена, уже надев пальто и собираясь уходить, еще стояла в изножье кровати, она вдруг погрузилась в глубокий сон. Мы усадили ее на диван в музыкальной комнате, где я затем два часа по очереди говорил с различными духами, которых моя жена притянула к себе непосредственно от пациентки.

Духов было трое – девушка по имени Мэри, ее поклонник – американец и его мексиканский соперник. Оба мужчины были страстно влюблены в девушку и так же страстно ненавидели друг друга. Взбесившись от ревности, один из них убил девушку, а затем соперники в ожесточенной драке убили друг друга.

Никто из них не осознавал, что они «мертвы», ведь Мэри, плача и стеная, говорила (через мою жену): «Я думала, что они убили друг друга, но они живы и никак не перестанут драться!»

Иными словами, эта трагедия любви, ненависти и ревности вовсе не закончилась с физической смертью. Не сознавая перемены своего состояния, трое умерших, попав в духовную атмосферу пациентки, продолжали драку и спор. Так как нервная сопротивляемость пациентки была крайне низкой, духи один за другим захватили ее тело. Так возникли тяжелые расстройства, объяснить которые не могли ни врачи, ни сиделка.

Было довольно трудно убедить этих трех духов в том, что они утратили свои земные тела; но в конце концов они осознали свое нынешнее положение, и наши невидимые сотрудники увели их прочь.

Тем временем пациентка встала с постели и начала абсолютно разумный разговор с удивленной сиделкой, спокойно расхаживая по комнате. Но вскоре она снова легла и сказала: «Сегодня ночью я буду хорошо спать». Она заснула без привычного снотворного и спокойно проспала всю ночь.

На другой день сиделка привела ее к нам домой. Мы отпустили сиделку и отменили прописанные ей медикаменты. После сеанса электротерапии пациентка пообедала с другими больными в общей столовой, а вечером приняла участие в домашнем концерте, устроенном у нас в гостиной.

На следующий день из нее был изгнан еще один особенный дух. Это была маленькая девочка, погибшая во время землетрясения в Сан-Франциско. Малышка постоянно плакала, потому что, как она говорила, «заблудилась в темноте». Мы утешили девочку, как могли, и ее тут же взяли на попечение наши духовные друзья, для которых она была недоступна, пока находилась в ауре пациентки, предрасположенной к медиумизму.

Несколько месяцев лечения, покоя и отдыха позволили пациентке вернуться домой и вновь начать нормальную жизнь.

Один из самых ранних случаев одержимости мы пережили в Чикаго 15 ноября 1906 года. Во время одного из наших сеансов моя жена, которой внезапно завладела какая-то чужая сущность, упала на пол и некоторое время пролежала без сознания. Когда засевшего в ней наконец удалось образумить, он повел себя так, как будто испытывал сильные боли, то и дело говоря: «Ну почему я выпила так мало карболовой кислоты?[5] Я хочу умереть, я сыта этой жизнью по горло!»

Слабым голосом он жаловался на непроницаемую тьму вокруг него; он был не в состоянии увидеть электрический свет, бивший ему прямо в глаза. Дух тихо прошептал: «Мой бедный сын!» – и когда мы настоятельно попросили его сказать нам, кто он, ответил, что его (ее) зовут Мэри Роуз и она жила в Чикаго на Саут Грин-стрит в доме № 202 – улице, тогда нам совершенно незнакомой.

Поначалу умершая никак не могла вспомнить, какое сегодня число. Но когда ее спросили, а разве не 15 ноября 1906 года, она ответила: «Нет, это на следующей неделе». Жизнь ее была полна жестоких разочарований, она страдала хроническим желудочным заболеванием и в конце концов решила положить конец своему беспросветному существованию, приняв яд.

Сначала она не могла понять, что ей удалось только умертвить свое бренное тело. Потому что – как большинство самоубийц – она не знала, что жизнь неразрушима, а стало быть, она ничего не знала и о реальности потусторонней жизни. Когда мы заговорили с ней об истинной цели жизни, о том, что весь жизненный опыт, а также все страдания имеют глубокий смысл, ее охватило раскаяние, и она взмолилась о прощении.

Тут у этой души открылись глаза, и она увидела, сначала еще нечетко, фигуру своей бабушки, пришедшей, чтобы взять ее с собой в мир духов.

На основании того, что рассказала нам умершая о своем месте жительства, мы навели справки, и все подтвердилось. По указанному адресу действительно проживала женщина по имени Мэри Роуз. Там же жил ее сын, сказавший нам, что его мать была доставлена в больницу «Кук Каунти», где на прошлой неделе умерла.

В ответ на наш запрос в больницу мы получили дальнейшие подтверждения сказанного умершей. Нам прислали копию записи в списке больных:

Больница «Кук Каунти», Чикаго, штат Иллинойс

Мэри Роуз,

доставлена 7 ноября 1906 г.,

умерла 8 ноября 1906 г.,

отравление карболовой кислотой,

№ 341106.

Следующий случай еще раз подтвердит, что зачастую представляется возможным однозначно установить личность духа.

Миссис Фл., пациентка, которую врачи сочли полностью лишенной рассудка, до болезни была образованной дамой, приятной и спокойной. Теперь же она стала очень буйной и строптивой, постоянно ругалась и с такой силой размахивала руками во все стороны, что нужно было несколько человек, чтобы усмирить ее. Временами она впадала в тяжелое беспамятство, теряла сознание, иногда у нее случались легкие обмороки. Она отказывалась от еды, утверждала, что состоит в контакте с небесными силами, и часто разражалась разнообразными вульгарными выражениями. Однако доказательств ее одержимости получить не удавалось до тех пор, пока миссис Фл. однажды, потеряв дар речи и бессмысленно мыча, не превратилась в глухонемую.

В этот день одного из наших больных навестил его знакомый из соседнего штата. Как только появился этот господин, сиделка миссис Фл. сообщила мне, что состояние ее пациентки только что опять изменилось – теперь она заговорила, как маленький ребенок. Эта новая перемена была столь поразительной, что я попросил мужчину пройти со мной и взглянуть на пациентку. Тот ей был совершенно незнаком, но когда он вошел к ней в комнату, пациентка, указав на него пальцем, сказала: «Я знаю этого человека, он всегда прикалывал мне бантики на плечи и всегда дергал мои сахарные палочки. Он водил меня с собой в цыганский табор. Он жил напротив нас на той же улице и называл меня «розовый бутончик». Мне четыре года!»

Мужчина крайне удивился и подтвердил все сказанное. В своем родном штате Айова он знал такую девочку. Но она умерла год назад. Мужчина пояснил, что очень любит детей и действительно несколько раз брал девочку с собой в цыганский табор. А когда он покупал ей сахарные палочки и она их грызла, он брался за них, в шутку грозя ей, что этими палочками вырвет ей зубы.

Стало ясно, что привязанность к взрослому другу притягивала девочку к нему, и в миссис Фл. она нашла инструмент, через который могла заявить ему о своем присутствии.

Пациентка была освобождена от этого, а затем постепенно и от других существ, которыми была одержима. Она совершенно выздоровела, а несколько месяцев спустя была по суду признана полностью дееспособной и получила право подписи под документами.

Другой похожий случай произошел с миссис О., поварихой в ресторане. Она заметила странное поведение одной из официанток. Официантка явно страдала обманом чувств и галлюцинациями, и миссис О. привела ее ко мне на прием. После сеанса электротерапии пациентка заявила, что чувствует себя значительно лучше, и ушла домой. Но той же ночью миссис О. испытала какое-то необъяснимое состояние, которое не давало ей спать. Это состояние беспокойства продолжалось до десяти утра следующего дня, а потом прошло. Она уже накрывала на стол для обеда, как вдруг, возбудившись, начала рвать на себе волосы и грозить, что наложит на себя руки.

Позвали меня, и когда я пришел, то застал миссис О. в состоянии полного безумия. Она жаловалась, что какая-то сила гоняет ее взад и вперед и она нигде не может найти покоя. Предположив, что в ней засело чужое существо, я усадил ее на стул и связал ей руки, чтобы предотвратить возможные эксцессы. После нескольких общих замечаний дух заявил, что он мужчина; но он и знать ничего не хотел о том, что «умер», и поразил некую женщину одержимостью.

Он сказал, что его зовут Джек, что он – дядя обезумевшей официантки и всю жизнь прожил бродягой. После долгих препирательств и уговоров он начал осознавать свое положение, обещал больше никого не беспокоить и удалился. После этого к миссис О. тут же вернулось ясное сознание, и она смогла продолжить свою работу, не испытывая никакого беспокойства.

Позже официантка подтвердила, что у нее действительно был дядя Джек, что он был бродягой и недавно умер. В этом случае медиумом послужила миссис О.: одержимость перенеслась от официантки к ней.

Несколько лет назад доктор Лидстон писал в «Чикагском бюллетене» о пациенте, который, не зная ни французского языка, ни мелодии гимна Франции, совершенно точно пел по-французски «Марсельезу», как только получал дозу снотворного. Доктор Лидстон, не верящий в продолжение нашего «я» после смерти, объяснял это явление выражением повышенного, усиленного сознания или подсознательной работой памяти! Он сравнивал это со случаем с одной совершенно необразованной служанкой, в лихорадочном бреду говорившей на классической латыни, причем так бегло, как говорил при жизни ее хозяин – профессор-латинист.

В ответ на это я возразил в газетной статье, что такие явления очень часто встречаются при медиумических исследованиях, и констатировал, что, несмотря на все заявления ученых-материалистов, такие случаи четко доказывают, что умершие продолжают жить после физической смерти и способны к проявлению через людей, обладающих медиумическим даром. Я еще добавил: кто знает истину, тот найдет ее подтверждение и в этих двух случаях; а она в том, что тот человек, обладая даром медиума, когда поет по-французски, находится под влиянием чужого существа, в то время как служанка, когда говорит по-латыни, одержима духом умершего профессора.

Вскоре после выхода статьи меня посетил человек, о котором сообщал доктор Лидстон. Он прочел мою статью и сказал: «Я ни слова не знаю по-французски, но знаю, что меня смертельно мучают духи!»

Современные психиатры, уделяющие особое внимание таким картинам болезни, как «расщепление личности», «численное умножение личности» или «распад сознания», отрицают возможность того, что здесь могут иметь место выражения или проявления духовных существ. Ведь эти личности не выказывают никаких сверхъестественных знаний и не утверждают, что сами являются самостоятельными существами-духами в смысле спиритических воззрений.

В противоположность этому наш опыт научил нас, что абсолютное большинство этих существ совершенно не осознают, что перешли в мир иной. Оттого-то им даже не приходит в голову, что они стали духами, и они никоим образом не склонны признать этот факт.

В случае с мисс Бьючемп речь шла о четырех разных личностях, попеременно проявлявшихся в пациентке. Доктор Мортон Принс, сообщивший об этом в работе «Расщепление личности», ни слова не говорит о том, что наблюдатели-специалисты сочли вероятным, что виновниками этого изменения личности могли быть какие-то чужие существа. И все же «Салли» (личность № 3) настойчиво подчеркивала, что она не мисс Бьючемп (Кристин), что ее сознание резко отличается от сознания мисс Бьючемп! Так она, например, сообщает о времени, когда мисс Б. еще училась ходить и говорить: «То время, когда она, будучи еще совсем маленькой, только училась ходить … я хорошо помню, в особенности же то, что ее мышление существовало совершенно отдельно от моего, но параллельно с ним!»

Похожий случай произошел со школьницей Бернис Редик из Огайо, в которой ее нормальное «я» постоянно перемежалось с другой личностью; та называла себя «Поли» и вела себя как очень невоспитанный ребенок. Все здесь указывало на воздействие бестелесного существа, очевидно, не осознававшего своего перехода в мир иной и «привязавшегося» к мисс Редик.

То, что эти «личности» были самостоятельными существами, легко доказать, создав соответствующие условия для эксперимента и перенеся их на медиума, как это сотни и тысячи раз делалось при подобных опытах.

Любая попытка объяснить наши случаи известным учением о подсознательном «самовнушении» или как многократное «расщепление личности» окажется несостоятельной. Ведь – во-первых – очевидно, что в моей жене могут жить почти тысяча различных личностей. И – во-вторых – очень легко перенести болезненное состояние якобы душевнобольной личности на мою жену, благодаря чему у пациента исчезают всякие проявления заболевания. Таким образом, становится совершенно ясно, что психическое расстройство было вызвано бестелесными существами-духами, личности которых зачастую можно однозначно установить.

Люди, предрасположенные к «яснослышанию»[6], часто страдают от постоянно досаждающих им голосов духов одержимости. Это то, что у сумасшедших так часто характеризуется как «слуховые галлюцинации»! И если «яснослышащий» присутствует на сеансе, где изгоняемые из одержимого духи переносятся на медиума, то зачастую происходят весьма поучительные разоблачения.

Примером того может служить случай с миссис Бёртон, яснослышащей пациентки, которая постоянно сражалась со своими духами одержимости до тех пор, пока, участвуя в наших сеансах, она не освободилась от своих непрошеных гостей. Нижеприведенные беседы, которые я вел через мою жену как медиума с духами, наилучшим образом прояснят характерные особенности этих столь разных существ.

Дух: Кэри Хантингтон. Пациентка: мисс Бёртон

Врач. Скажите нам, пожалуйста, кто вы?

Дух. Отпустите мои руки!

Врач. Но тогда вы должны сидеть спокойно.

Дух. Почему вы так обращаетесь со мной?

Врач. Кто вы?

Дух. Для чего вы хотите знать это?

Врач. Вы вторглись в совершенно чужого вам человека, и поэтому мы хотим знать, кто вы.

Дух. Какое вам до этого дело?

Врач. Мы хотели бы знать, с кем имеем удовольствие беседовать. Если к вам в дом придет чужой человек, вы разве не захотите узнать, как его зовут?

Дух. Я вовсе не хотела приходить сюда и не знаю ни одного из вас. Кто-то втолкнул меня сюда, и считаю такое насильственное обращение с собой совершенно неправильным. А когда я сюда вошла и села на стул, вы сразу схватили меня за руки, как будто я «арестована». Зачем меня запихнули сюда? (Перенесли высокоразвитые духи в тело медиума.)

Врач. Но до этого вы же находились в темноте.

Дух. Мне показалось, что кто-то насильственно запихнул меня сюда.

Врач. А как вы думаете, почему?

Дух. Я не знаю, почему, и не понимаю, зачем меня так мучить.

Врач. Вам не объяснили, почему с вами так поступили?

Дух. Долгое время мое окружение было ужасным, меня чуть до смерти не замучили. Меня гоняли то туда, то сюда. Я так вышла из себя, что была готова разнести все в пух и прах.

Врач. Что с вами делали?

Дух. Все кажется мне просто ужасным. При ходьбе мне становится очень плохо. Я не знаю, в чем дело. Иногда у меня такое ощущение, будто кто-то бьет меня, так что теряю сознание. Потом меня будто поражает громом и молнией (сеансы электротерапии пациентки). Все это производит такой шум, просто какой-то ужас! Я не могу и не хочу больше это переносить!

Врач. Не удивляйтесь, но нас радует, что вы не хотите этого больше переносить.

Дух. Я что, не в себе? А если и так, то мне до этого нет дела.

Врач. Однако вы довольно бесцеремонны!

Дух. Я перенесла столько мучений.

Врач. А сколько времени вы уже мертвы?

Дух. Что вы этим хотите сказать? Я не мертва, я жива. Я жива, как только может быть жив любой человек, и вновь чувствую себя совсем молодой.

Врач. Вы никогда не ощущали себя кем-то другим?

Дух. Иногда у меня бывает странное ощущение, когда «это нечто» так сильно бьет меня, что теряю сознание. Я очень плохо себя чувствую; я не знаю, чем я заслужила такие страдания и почему все это со мной происходит.

Врач. Наверное, так нужно.

Дух. Я думаю, что могу идти куда хочется; но тогда у меня такое ощущение, как будто я совершенно лишена собственной воли. Я пытаюсь куда-то уйти, но кто-то или что-то хватает меня и вновь приводит в то место, где меня бьют до потери сознания. Если бы только знала, как сделать так, чтобы никогда больше не ходить туда; но есть какая-то личность, которая, кажется, вправе уводить меня куда захочет. Но я думаю, что тоже вправе увести ее с собой (имеется в виду пациентка).

Врач. Но что у вас с ней общего? Разве вы не можете жить своей собственной жизнью?

Дух. Да я и живу своей собственной жизнью, но она то и дело вмешивается в нее. Я говорю с ней. Она хочет меня прогнать; но тогда я тоже хочу ее прогнать, и между нами начинается настоящая борьба, драка. Мне непонятно, почему у меня меньше прав, чем у нее.

Врач. Вероятно, вы вторгаетесь в ее жизнь.

Дух. Она хочет избавиться от меня. Я ведь ничего такого не делаю. Я только иногда говорю с ней.

Врач. А она знает, что вы говорите с ней?

Дух. Иногда она знает это и тогда настойчиво прогоняет меня. Она действует разумно, но тогда очень раздражена и идет туда, где меня избивают до потери сознания, после этого я чувствую себя очень плохо. Я не в силах увести ее оттуда; и она принуждает меня к тому, чтобы ходить взад и вперед.

Врач. Вам не следует все время находиться при ней.

Дух. Но это же мое тело, а не ее. У нее нет прав на мое тело; я не понимаю, почему она постоянно встает у меня поперек дороги.

Врач. Скорее, она встает поперек дороги вашему эгоизму.

Дух. Я тоже имею некоторое право на собственную жизнь – так я, по крайней мере, думаю.

Врач. Вы сбросили свое бренное тело, не осознав этого факта, а теперь досаждаете одной женщине. Вам бы следовало сейчас уйти в мир духов, перестав здесь слоняться.

Дух. Вы говорите, что я здесь слоняюсь. Я не слоняюсь, я вообще не такой человек, чтобы вмешиваться в дела других людей; но я ведь должна, по крайней мере, иметь возможность высказать свое мнение о происходящем.

Врач. Это и было причиной, почему вы слышали раскаты «грома» и ощутили сильные «удары».

Дух. Какое-то время все было в порядке, но в последнее время все стало ужасно. Я должна получить какое-то объяснение этого.

Врач. Сейчас вы его получите.

Дух. Я готова сделать все, чтобы эти ужасные побои прекратились.

М.Б. (Узнает того, кто ее мучил.) Я сыта вами по горло! Кто вы вообще такой?

Дух. Я чужой вам человек.

М.Б. Как вас зовут?

Дух. Вы хотите знать мое имя?

М.Б. У вас, что, его нет?

Дух. Меня зовут Кэрри.

М.Б. Кэрри, а дальше?

Дух. Кэрри Хантингтон.

М.Б. Где вы жили?

Дух. В Сан-Антонио, в Техасе.

М.Б. Вы долго были со мной, не так ли? (Миссис Б. была в Сан-Антонио много лет назад.)

Дух. Это вы долго были со мной. Я хочу знать, почему вы постоянно встаете у меня на пути. Теперь я начинаю вас узнавать.

М.Б. На какой улице вы жили?

Дух. Я жил там по разным адресам.

Врач. Вы действительно даже не допускаете мысли, что на самом деле умерли и лишились своего земного тела? Вы не помните, что были больны?

Дух. Последнее, что я помню, это то, что я была в Эль-Пасо; больше я ничего не помню. Помню только, что приехала туда, но не помню, чтобы уезжала оттуда. Значит, я все еще должна быть там. Там я однажды тяжело заболела.

Врач. Вероятно, тогда вы лишились своего земного тела.

Дух. Куда я направилась из Эль-Пасо, я не знаю. Какое-то расстояние я прошла пешком, затем ехала по железной дороге, и мне казалось, будто я состою из воза. Никто не обращал на меня внимания, и мне пришлось последовать за этой дамой (миссис Б.), как будто я была ее служанкой, что меня очень раздражало.

М.Б. Своим постоянным пением вы замучили меня почти до смерти.

Дух. Я должна была что-то делать, чтобы обратить на себя внимание; ничего другого, что я говорила, вы не хотели слышать. Вы уехали на поезде, и мне пришлось уехать с вами – прочь с моей родины, оставив там моих родственников и знакомых. Это же обидно, неужели вы не понимаете?

М.Б. Я понимаю вас лучше, чем вы меня.

Врач. Вы так и не понимаете, что с вами произошло?

Дух. Я только хочу вам сказать, что не хочу, чтобы меня опять били. Сюда я больше не приду.

Врач. Осознайте же наконец свое положение! Вы умерли, вероятно, тогда, когда болели, и у вас уже больше нет вашего смертного тела. Став духом, но не осознавая этого, вы сделали одержимой эту даму и мучили ее.

Дух. Разве можно говорить с духом?

Врач. Конечно, можно.

Дух. Я не дух. Ведь духи не могут говорить. Когда человек мертв, он просто лежит, и все.

Врач. Когда умирает тело, оно действительно лежит без чувств, но душа продолжает жить.

Дух. Она уходит к Богу, который дал ее нам.

Врач. Где Он? Где, по-вашему, Бог?

Дух. На небе.

Врач. А где небо?

Дух. Там, где мы находим Христа.

Врач. В Библии сказано: «Бог есть любовь, и кто пребывает в любви, тот пребывает в Боге». Где вы хотите найти этого Бога?

Дух. Думаю, все же на небе. Я ничего не могу сказать вам об этом. Но я знаю, что была в самом ужасном аду; этот ад вы создали для меня своими побоями. Я не вижу, чтобы вы мне в чем-то помогли. Вы мне совсем не нравитесь.

Врач. Тогда вам нужно отстать от этой дамы.

Дух. Откуда вы это знаете?

Врач. Если вы уйдете от нас, то поймете, что говорили через чужое тело. Вы находитесь в теле моей жены.

Дух. Какая чушь! Я думала, что вы умнее. Но чтобы говорить такой вздор…

Врач. Может быть, вам покажется это глупым, но посмотрите на свои руки. Вы их узнаете?

Дух. Они выглядят не так, как мои; но в последнее время произошло столько всего, что я еще не знаю, что мне делать. Эта дама (миссис Б.) вела себя как буйная помешанная, и я все воспринимала так, как оно происходило. Так что теперь я попытаюсь выяснить, что она, собственно, собирается предпринять и почему она так ужасно поступает со мной.

Врач. Она была бы очень рада избавиться от вас.

М.Б. Кэрри, сколько вам лет?

Дух. Вы же знаете, что дамы не любят говорить о своем возрасте.

Врач. Особенно, если она не замужем.

Дух. Извините, но с этим вам придется смириться. Я никому не скажу, сколько мне лет.

Врач. Вы были замужем?

Дух. Да, я была замужем, но я не очень-то любила своего мужа.

Врач. А как его фамилия?

Дух. Это моя тайна. Я ни за что на свете не назову его фамилии, и я не хочу носить его фамилию. Меня зовут Кэрри Хантингтон – таковы были мое имя и фамилия, а его фамилию я носить не хочу.

Врач. Вы хотите уйти в мир духов?

Дух. Что за дурацкий вопрос?

Врач. Вам это может показаться глупым, но все же мир духов существует, хотя духовные явления часто кажутся людям нелепыми. Но у вас же больше нет тела!

Дух. Неправда, у меня есть тело. Я живу с этой дамой, но она делает то, чего я терпеть не могу. Она слишком много ест. Она ест слишком много и становится слишком сильной; тогда я теряю власть над ее телом – по крайней мере, не владею им настолько, насколько бы я этого хотела. (Обращаясь к миссис Б.) Вам нужно бы поменьше есть! Чего я только не предпринимала, чтобы вы не ели того или этого; но вы ведь неразумны. Вы даже не слушаете, когда я что-либо говорю.

М.Б. Это то место, куда я уже советовала вам прийти. Но вы же сами не хотели этого.

Дух. Я помню это, но вы не имеете права приводить меня сюда, где я получаю все эти побои. Я не желаю оставаться у вас, если вы будете и впредь бить меня.

Врач. Для побоев существует комната рядом. Вы хотите побоев?

Дух. Нет, спасибо. С меня достаточно.

Врач. Слушайте то, что вам говорят, тогда побои станут просто ненужными. Вы – несведущий дух. Я имею в виду, что вы пребываете в незнании о своем теперешнем положении. Вы покинули ваше тело и явно ничего не знаете об этом.

Дух. А вы откуда это знаете?

Врач. Вы сейчас находитесь в теле моей жены.

Дух. Я до сих пор никогда вас не видела. Как, ради всего святого, вы додумались до того, что я ваша жена?! Нет, никогда!

Врач. Да я и сам не хочу, чтобы вы были моей женой!

Дух. Я тоже!

Врач. Но я также не хочу, чтобы вы все еще оставались в теле моей жены. Вы должны наконец понять, что у вас больше нет земного тела. Вы узнаете эти руки? (Руки моей жены.)

Дух. За последнее время я претерпела столько перемен, что это сводит меня с ума. Я сыта всем этим по горло!

Врач. Ну, Кэрри, ведите себя разумно.

Дух. Я совершенно в своем уме и запрещаю вам утверждать обратное, иначе вы можете услышать такое, чего вам еще никто не говорил!

Врач. Послушайте, Кэрри…

Дух. Обращайтесь ко мне: миссис Кэрри Хантингтон!

М.Б. Но послушайте же, что вам хочет сказать доктор Викланд.

Дух. Я никого не хочу слушать, зарубите себе это на носу. Я ходила от одного к другому, и теперь мне уже все равно, что со мной будет.

Врач. Вы знаете, что сейчас говорите со мной из тела моей жены?

Дух. Что за чушь! Это самое нелепое, что я когда-либо слышала в своей жизни.

Врач. Но теперь вам просто необходимо взяться за ум!

Дух. Взяться за ум? Я в своем уме. А вы что, сама непогрешимость?

Врач. Нет, конечно, но я могу вам сказать, что вы невежественная, эгоистичная. С некоторых пор вы досаждаете этой даме. Только побоями мы наконец изгнали вас из нее. Хотите вы это слушать или нет, вы – невежественны. Теперь вам нужно вести себя разумно, иначе я возьму вас в свой кабинет и еще раз «побью»!

Дух. Я не хочу, чтобы меня били!

Врач. Тогда вам лучше изменить свое поведение. Поймите же: не существует смерти! Когда человек сбрасывает свою телесную оболочку, он просто становится невидимым для окружающих. Так и вы для нас невидимы.

Дух. Я не хочу иметь с вами дела.

Врач. Но мы хотим только помочь вам и разъяснить вам ваше теперешнее положение.

Дух. Мне не нужна помощь!

Врач. Если вы в ближайшее же время не станете вести себя иначе, высшие духи заберут вас и запрут в тюрьму.

Дух. Вы хотите напугать меня; поостерегитесь, как бы с вами чего-нибудь не произошло!

Врач. Вам нужно преодолеть свое упрямство. Посмотрите вокруг! Может быть, вы увидите кого-то, кого любите! Вы, может быть, увидите кого-то, кто заставит вас заплакать.

Дух. Я не люблю плакать. Я больше люблю петь, чем плакать.

Врач. Где ваша мать?

Дух. Я давно ее не видела. Моя мать, моя мать? Она на небе. Она была хорошей женщиной, и сейчас она у Бога и Святого Духа вместе со всеми другими.

Врач. Посмотрите вокруг себя, может быть, ваша мать здесь.

Дух. Здесь ведь не небо, здесь до него так далеко! Если это небо, то оно хуже, чем ад.

Врач. И все же оглядитесь, ведь если ваша мать здесь, вы покраснеете от стыда.

Дух. Я никогда ничего не делала, чего бы мне пришлось стыдиться. По какому праву вы наносили мне побои и хотите посадить в тюрьму? Ведь мы же договорились с этой дамой.

Врач. Дама договорилась не вами, а с нами; она пришла сюда, чтобы избавиться от вас. И с помощью электричества мы изгнали вас из нее. Теперь она свободна от вас!

Дух. Да, некоторое время назад все меня покинули, и я не могу найти других духов одержимости. Почему вы, собственно, прогнали того высокого парня?

Врач. Но дама хочет, чтобы ее тело принадлежало ей одной. Вы что, хотите, чтобы подобные всегда окружали вас?

Дух. Я не понимаю, о чем вы говорите!

Врач. Вы все еще не понимаете?

Дух. (Обращаясь к миссис Б.) Разве я чем-то досаждала вам?

М.Б. Да, например, сегодня вы разбудили меня в три часа утра!

Дух. Правильно, не все же вам спать.

Врач. Вы должны жить своей собственной жизнью!

Дух. Я сама хочу этого.

Врач. Тогда вам, по всей видимости, придется жить в темнице, если вы не будете вести себя прилично.

Дух. Откуда вы это знаете?

Врач. Здесь вы оставаться не можете. Вам нужно бы быть поскромнее и попросить о помощи. Мы с женой уже много лет помогаем заблудшим духам. Она разрешает всевозможным духам использовать свое тело, чтобы облегчить их существование и помочь им.

Дух. (Насмешливо.) Очень любезно с ее стороны!

Врач. Стыдитесь! Вы видите вашу мать!

Дух. Я вовсе не хочу ее видеть. Я же не могу позвать ее сюда с неба!

Врач. Небо – это состояние блаженства, но с такой дочерью она не может быть ни на каком «небе». Во всяком случае, тогда она не была бы блаженна! Предположим, вы были бы на небе и у вас была бы дочь. Вам бы понравилось, если бы она вела себя так же, как вы?

Дух. Я веду себя нормально. Скажите, что со мной происходит?

Врач. Это я вам уже объяснял. Вы используете тело моей жены.

Дух. Каким же образом?

Врач. Согласно высшим законам, это возможно, потому что вы – дух. А дух и душа невидимы. Вы просто своенравны и не хотите этого понять.

Дух. Здесь не небо.

Врач. Здесь Лос-Анджелес, Калифорния.

Дух. Да побойтесь Бога! Нет! (Выражение, которое моя жена никогда не употребляет.) Как я сюда попала?

Врач. Потому что вы осаждаете эту женщину. Поэтому вы здесь. И теперь, чтобы избавиться от вас, она велела побить вас.

Дух. Это было очень глупо с ее стороны.

Врач. Но она же хочет избавиться от вас, и ей это удастся!

Дух. Я не хочу, чтобы меня опять били!

Врач. Если вы не умеете себя вести как следует, то высшие духи сейчас вам покажут, чего вы хотите еще меньше.

Дух. (Явно чего-то испугавшись.) Я не хочу этого!

Врач. Теперь уже речь не о том, чего вы хотите, а о том, что с вами сейчас будет!

Дух. Ах, вот чем дело!


Так как эту умершую никак не удавалось образумить, высшие духи забрали ее с собой.

Позже в нашем кружке из миссис Б. был изгнан другой дух. Он тоже завладел телом моей жены и показал в беседе с нами весьма своеобразный характер.

Дух: Джимми Хантингтон. Пациентка: миссис Бёртон (М.Б.).

Дух, сняв ботинки с обеих ног, далеко швырнул их и, казалось, был совсем не в себе.

Врач. Что с вами? Что-то случилось? (Я держал руку медиума в своей.) На вас нет ботинок.

Дух. Я их снял.

Врач. Скажите нам, кто вы.

Дух. Не знаю, стоит ли мне это говорить.

Врач. Тогда расскажите, откуда вы пришли.

Дух. Не думаю, что в этом есть необходимость.

Врач. Но мы бы очень хотели узнать, кто вы. Что с вами? Похоже, вы не совсем хорошо себя чувствуете?

Дух. Мне действительно нехорошо.

Врач. Чем вы занимались в последнее время?

Дух. У меня не было никаких задач. Я бродил без всякой цели.

Врач. А что еще с вами происходило?

Дух. Ах, ничего особенного. У меня было ощущение, что я находился в заключении. (В ауре пациентки.)

Врач. Как это было?

Дух. Я не знаю, как это было. Но я не мог оттуда выйти.

Врач. Как бы вы это объяснили себе?

Дух. Я не могу этого никак объяснить.

Врач. Вы слышали какие-то разговоры?

Дух. Да, там было много голосов.

Врач. Что они говорили?

Дух. Один – одно, другой – другое. Все воображали себя очень умными.

Врач. Вам представлялась возможность сказать что-то самому?

Дух. Да, но можно было сойти с ума, потому что там постоянно была женщина, которая наперед знала все, что я хотел сказать. Как только я собирался что-то сказать, говорила эта женщина. А если уж женщина начинает говорить, то у мужчины нет никаких шансов вставить хотя бы словечко.

Врач. Вы, по-видимому, женаты?

Дух. Да, я был женат.

Врач. Вы были счастливы в браке или это была ошибка?

Дух. Не знаю, что это было, скорее всего, неудача! Я не был особенно счастлив. Женщины всегда слишком много говорят. Они ни на минуту не могут оставить мужчину в покое.

Врач. А о чем же вы говорили?

Дух. Эта женщина, она говорит не переставая. (Он имел в виду пациентку миссис Б., которая постоянно говорила.) Она вообще не может долго молчать. Иногда мне хотелось основательно ее встряхнуть. У нас только что появились новые гости, они говорят и говорят, я совершенно болен от их разговоров. Думаю, они доведут меня до того, что мне придется уйти. Это самые ужасные люди, которых я когда-либо видел.

Врач. Случилось что-то особенное?

Дух. Вокруг моей головы сверкали молнии, так что вскоре я уже не знал, где нахожусь. (Электротерапия пациентки.) Сначала я думал, что это где-то вдалеке, но, Боже мой, как больно они били!

Врач. И что же вам хотелось сделать в такие минуты?

Дух. Я хотел схватить ту штуковину, из которой вылетали молнии, чтобы они больше не били мне в голову, но молния каждый раз ударяла мне в голову, ни разу не промахнувшись. Раньше с молнией все было иначе. Она не каждый раз била мне в голову, теперь же она никогда не промахивается. Такого со мной еще никогда не было, у меня искры летели из глаз, и мне очень страшно. Но даже во время ударов молнии женщина не переставала говорить! (Пациентка действительно говорила во время сеанса электротерапии.)

Врач. О чем же она говорит?

Дух. Ни о чем. Она хочет играть первую скрипку, и я тоже хочу. Вот, пожалуйста!

Врач. Что же она говорит?

Дух. Вы же знаете, как это бывает у женщин, они говорят и говорят, но смысла в этих словах нет.

Врач. Эта дама обращается к вам?

Дух. Она все время мучает меня, мне очень хочется встряхнуть ее как следует! Но я, кажется, совсем обессилел. Потом тут есть еще одна женщина, она делает то же самое. Это делает меня совсем бессильным! Что можно сделать с женщиной, чтобы она перестала говорить? Если бы вам пришлось заставить замолчать какую-нибудь женщину, ваша задача была бы не из простых.

Врач. Как вас зовут?

Дух. Прошло много времени с тех пор, как я слышал свое имя.

Врач. Откуда вы? Вы из Калифорнии?

Дух. Нет, я из Техаса.

Врач. Как ваша мать называла вас в детстве?

Дух. Меня звали Джеймс, но я всегда называл себя Джимми. Силы небесные! Я не знаю, что со мной! Молнии били меня в колени и стопы, а потом опять ударяли в меня с головы до ног, но я не понимаю, почему они не прекращались.

Врач. Сколько вам лет?

Дух. Я мужчина приблизительно пятидесяти лет, однако должен сказать, что никогда в жизни не попадал под такие молнии. И я не понимаю, почему они ни разу не зажгли на мне одежду. Силы небесные! Вчера я оказался в настоящем аду. Это было самое ужасное, что я когда-либо испытал в жизни. Похоже, там были настоящие черти (духи одержимости). Вон там стоит один из них, он был и вчера!

Врач. Как долго вы уже мертвы, Джимми?

Дух. Что вы имеете в виду?

Врач. Я имею в виду, как давно вы сбросили бренное тело.

Дух. Но я его не сбрасывал!

Врач. Вы не замечаете, что находитесь в очень своеобразном положении?

Дух. Это со мной уже давно.

Врач. В Техасе вы торговали нефтью?

Дух. Я не помню, где я работал, это все так странно!

Врач. И все же, где вы работали?

Дух. В кузнице.

Врач. Вы знаете, какой сейчас год?

Дух. Нет, не знаю.

Врач. За кого вы будете голосовать этой осенью? Кому вы отдадите свой голос на президентских выборах?

Дух. Этого я еще не знаю.

Врач. Как вам нравится ныне действующий президент?

Дух. Он мне нравится, он довольно хороший.

Врач. Вам известны какие-то подробности о нем?

Дух. О, он именно то, что нужно, к Рузвельту не может быть никаких претензий.

Врач. Он сейчас президент?

Дух. Конечно! Он ведь только что стал президентом. МакКинли тоже был хорошим человеком; но, знаете, Марк Ханна имел огромную власть над ним. Я давно уже не интересуюсь политикой. Я долго сидел взаперти, Боже милостивый, я чуть было не сошел с ума от постоянных речей этой женщины.

Врач. Да что это за женщина, которая так много говорит?

Дух. А вы ее не видите?

Врач. Но ее, кажется, здесь нет?

Дух. Да нет же, она здесь! Вот эта женщина – это она (указывает на пациентку).

Врач. О чем же она говорит?

Дух. Ничего, кроме вздора, она делает меня совершенно больным.

Врач. А что конкретно она говорит?

Дух. Ничего! У нее для этого не хватает ума. Она постоянно смеется надо мной. Но однажды я до нее доберусь! Видит небо, она ужасна!

Врач. А теперь, дорогой друг, я хочу разъяснить вам ваше положение.

Вы сбросили свое бренное тело, и теперь вы дух!

Дух. Но у меня есть тело; если бы только эта женщина наконец-то закрыла рот!

Врач. Но это не ваше тело!

Дух. Боже всемогущий! Чье же оно тогда?

Врач. Моей жены!

Дух. Призываю всех добрых духов в свидетели! Я не ваша жена! Как я могу быть вашей женой, если я – мужчина! Это же курам на смех!

Врач. Вы – невидимы.

Дух. Я – дух? Вы имеете в виду – я привидение? Ради всего святого, не говорите глупости!

Врач. Духи и привидения – это одно и то же.

Дух. Я знаю, что такое духи и привидения.

Врач. Оба этих слова означают одно и то же. (Беру за руку медиума.)

Дух. Послушайте, это неприлично, когда один мужчина держит за руку другого! Если вы непременно хотите взять кого-то за руку, тогда возьмите за руку даму и держите ее. Мужчинам не пристало держать друг друга за руки, это сомнительное удовольствие!

Врач. И все же расскажите нам, что говорит эта женщина.

Дух. Ах, она просто разговаривает, не говоря при этом ничего осмысленного.

Врач. Она молодая или старая?

Дух. Она уже немолода. Она скоро сведет меня с ума!

Врач. Я говорю вам правду, утверждая, что вы дух.

Дух. Когда же я в таком случае умер?

Врач. Должно быть, много лет назад. Рузвельт уже давно не президент. Теперь он тоже дух, как и вы.

Дух. Такой же, как я? Так, значит, он умер?

Врач. Точно так же, как вы.

Дух. Но я же здесь и слушаю вас, поэтому никак не могу быть мертвым.

Врач. Но вы всего лишь утратили бренное тело.

Дух. Послушайте, отпустите мою руку, мне это неприятно.

Врач. Я держу руку моей жены.

Дух. Хорошо, держите руку своей жены, но мою-то отпустите!

Врач. А вы разве не видите, что это не ваша рука?

Дух. Да, это не моя рука.

Врач. Это рука моей жены.

Дух. Но я же не ваша жена!

Врач. Вы только временно пользуетесь телом моей жены; собственное тело вы давно утратили.

Дух. А как же это произошло?

Врач. Этого я не знаю. Вы знаете, что сейчас находитесь в Лос-Анджелесе, в Калифорнии?

Дух. Черт побери! Да как я очутился в Калифорнии? У меня же не было денег! Знаете, тут две женщины, одна говорит не так много, она только смотрит на меня, и у нее довольно больное лицо. (Другой дух, которым была одержима пациентка.) Она говорит мало, но я предполагаю, что ее раздражает то, что другая так невероятно много говорит. Пожалуйста, отпустите мою руку; я хочу чувствовать себя свободным. Если бы я был наедине с дамой и мог держать ее за руку, это было бы совсем другое дело. Разве вам недостаточно держать руку одной из дам?

Врач. Я должен держать их обеих за руки, потому что они не хотят сидеть спокойно. Но давайте перестанем понапрасну терять время.

Дух. Иногда мне хочется, чтобы у меня не было столько свободного времени.

Врач. Мы предоставим вам возможность кое-что делать.

Дух. Если вы меня чем-то займете, то я буду только рад! Если вы можете дать мне какую-нибудь работу, я с удовольствием возьмусь за нее. Может быть, вам нужно подковать лошадей? Я часто занимался этим.

Врач. В каком штате?

Дух. В Техасе, это большой штат.

Врач. Вы, наверное, много где побывали?

Дух. Да уж, кое-где я побывал. Я был в Гальвестоне, Далласе, Сан-Антонио и еще много где. Я ехал куда хотел – в Хьюстон и другие города.

Врач. Теперь вы дух, и вам позволено непродолжительное время использовать тело моей жены. Но вы лишены зрения.

Дух. Да вы только посмотрите на этих чертей. Они тут скачут как банда кобольдов! (Духов одержимости.) И все они собрались вокруг этой женщины (миссис Б.).

Врач. Вы всех их возьмете с собой, как только покинете нас.

Дух. И не подумаю! (Прикасается к цепочке на шее моей жены.) А это что такое?

Врач. Это цепочка моей жены.

Дух. Вашей жены?

Врач. Вас перенесли сюда, чтобы разъяснить вам ваше положение. Мы силой «изгнали» вас из женщины, сидящей там.

Дух. Да, ударами молнии! Боже мой, такого со мной еще никогда не было. У нас в Техасе были ураганы с громом и молнией, да и в Арканзасе тоже, но молнии редко попадали в людей, а ваши молнии каждый раз били в меня!

Врач. Успокойтесь. Грома и молнии больше не будет.

Дух. Не будет? Это хорошо.

Врач. Ваша мать тоже жила в Техасе?

Дух. Да, конечно, но она умерла. Я точно это знаю, потому что был на ее похоронах.

Врач. Вы были на похоронах, тогда было погребено ее тело, но не ее дух и ее мыслящая душа!

Дух. Я думаю, она попала на небо.

Врач. И все же посмотрите внимательно вокруг. Не видите ли вы здесь своей матери?

Дух. Где?

Врач. Может быть, она здесь.

Дух. Да что это за место такое? Если я, как вы говорите, ваша жена, то я ее никогда не видел!

Врач. Вы не моя жена.

Дух. Но вы же называли меня своей женой.

Врач. Я не говорил, что вы моя жена, просто сейчас вы находитесь в теле моей жены.

Дух. Да черт меня побери, как же мне теперь покинуть тело вашей жены?

Врач. Ведите себя разумно! Что говорят эти кобольды?

Дух. Они говорят, что хотят остаться здесь; но я говорю, я настаиваю, чтобы они все ушли прочь!

Врач. Вы не хотите взять их с собой?

Дух. Пожалуй, хочу.

Врач. Вы можете оказать им большую помощь: они изменятся и научатся понимать свое положение. Им очень нужна ваша помощь. Все они – невежественные духи и досаждали этой даме. Я тот, кто, поражая вас ударами молнии, изгнал вас из нее. Теперь вы все можете уйти в мир духов и научиться там существовать.

Дух. А эта говорливая дама тоже пойдет туда? Теперь здесь полно народу, целая толпа, но я никого из них не знаю.

Врач. Вы действительно не видите никого, кого бы вы знали? Посидите хоть минутку спокойно и оглядитесь!

Дух. (Взволнованно.) О, вот идет Нора! (Дух.)

Врач. Кто эта Нора?

Дух. Нора Хантингтон, моя сестра.

Врач. Спросите ее, пожалуйста, действительно ли вас зовут Джимми Хантингтон?

Дух. Она говорит, что меня на самом деле так зовут и что она давно меня не видела. (Вдруг удивленно.) Но ведь она же умерла!

Врач. Попросите ее объяснить, что происходит.

Дух. Она говорит: «Джимми, пойдем домой!» Но куда я должен идти?

Врач. А что она говорит?

Дух. Она говорит: «В мир духов!» Но я не верю ей!

Врач. Ваша сестра раньше часто вас обманывала?

Дух. Нет.

Врач. Если раньше она вас не обманывала, зачем же ей сейчас вам лгать?

Дух. Она говорит, что уже много лет искала меня, не зная, где я.

Врач. А где же была она?

Дух. Да она же умерла! Я был на ее похоронах и точно знаю, что ее хоронили не живой, а мертвой!

Врач. Вы видели, как хоронили ее тело, но не душу.

Дух. Тогда она является здесь как дух?

Врач. Скорее всего, она – продвинутый дух. Не будем пускаться в пространные предположения на этот счет, попросите ее все рассказать.

Дух. Она говорит: «Пойдем, Джимми, и возьмем с собой всю эту компанию». Она говорит, что стала миссионеркой и помогает каждому, кому только может как-то помочь; она говорит, что помогает всем несчастным. Но я ведь тоже очень несчастный!

Врач. Тогда скажите и этой даме – я имею в виду другую умершую, о которой вы говорили, – чтобы она тоже пошла с вами.

Дух. Она говорит, что если уйдет отсюда, у нее тогда не будет тела.

Врач. Скажите ей, что тогда у нее будет душевное тело. Грубо-материальное тело ей уже не нужно. Скажите ей, что там, в мире духов, ей покажут возможности дальнейшего развития. И возьмите с собой всех этих духов-мучителей!

Дух. Но я же не могу их всех унести на руках; вы уверены, что они захотят пойти со мной?

Врач. Они непременно пойдут с вами, если вы объясните им, что там, куда вы идете, им будет лучше, чем здесь. Вероятно, при жизни они никогда ничего не слышали о потустороннем мире.

Дух. Об этом и я никогда не думал.

Врач. Мы никого не хотим упрекнуть в этом. Вы только укажите им путь в лучший мир, и они обязательно пойдут с вами.

Дух. Где я сейчас?

Врач. В Калифорнии.

Дух. Где именно в Калифорнии?

Врач. В Лос-Анджелесе.

Дух. Если вы в Калифорнии, это еще не значит, что я тоже там.

Врач. Как же вы можете быть где-то еще, если вы здесь?

Дух. Что ж, логично. Первое, что я помню, происходило в Далласе в Техасе, а последнее воспоминание – удар по затылку. Я ковал лошадь, тогда и получил этот удар. По-видимому, это меня и убило?

Врач. Это изгнало вас из вашего тела. Никто вообще не может умереть. Но если вы сейчас не уйдете, ваша сестра будет очень страдать, ожидая вас.

Дух. Я пойду с ней, если вы меня отпустите; тогда что ж – ноги в руки!

Врач. Как же вы собираетесь идти? Ведь не в теле же моей жены? Вам нужно заново научиться передвигаться. Представьте себе, что вы у своей сестры, тогда вы действительно окажетесь там. В стране духов все передвигаются с помощью мыслей.

Дух. Силы небесные! Просто замечательно!

Врач. Тогда, дорогой друг, не теряйте зря времени.

Дух. Вот это мило! Почему вы так со мной разговариваете?

Врач. Я просто не хочу, чтобы вы все еще оставались в теле моей жены!

Дух. А какое тело будет у меня, когда я выйду из тела вашей жены?

Врач. Когда вы покинете ее тело, то увидите, что обрели душевное тело. Для нас оно невидимо.

Дух. Я что, могу перепрыгнуть из ее тела в душевное тело?

Врач. Ваша сестра все вам объяснит. Просто подумайте, что вы там, где ваша сестра; тогда бренное тело вам уже не понадобится!

Дух. Меня клонит в сон.

Врач. Просто идите с вашей сестрой и слушайтесь ее указаний. В новой жизни в мире духов вам придется многому учиться. Только возьмите с собой всю эту компанию и этих мелких кобольдов!

Дух. (Обращаясь к духам.) Так, все идут со мной, вся компания!

Врач. Они все пойдут с вами?

Дух. Теперь они все хотят идти со мной. Итак, все – шагом марш! Прощайте!


В один из следующих дней к нам в кружок был доставлен «Гарри», чтобы мы разъяснили ему его положение. Он завладел телом моей жены, и у нас состоялась чрезвычайно интересная беседа о другом духе, досаждавшем миссис Бёртон.

Дух: Гарри

Врач. Откуда вы?

Дух. Я не знаю, где я, и не знаю, что со мной происходит!

Врач. Вы хотите узнать, что с вами происходит?

Дух. Я вообще не знаю, что произошло!

Врач. С вами что-то случилось?

Дух. Как раз это я очень хотел бы узнать.

Врач. Что вы делали в последнее время?

Дух. Я этого не знаю.

Врач. Скажите нам, кто вы; уж это вы наверняка знаете!

Дух. Ну полагаю… Да, я думаю, что знаю это.

Врач. Как вы думаете, где вы сейчас?

Дух. Этого я не знаю.

Врач. О нет, вы это знаете.

Дух. Нет, я этого не знаю. Все так странно, и я никак не могу понять, что произошло.

Врач. Вы можете мысленно оглянуться назад и увидеть, что с вами произошло?

Дух. Я не могу посмотреть назад, у меня нет глаз на затылке.

Врач. Я имею в виду «подумать о том, что было».

Дух. Думать о том, что было?

Врач. Вспомнить прошлое. Подумайте хорошенько!

Дух. Я ничего не знаю, не помню.

Врач. Вы, наверное, вообще не любите думать?

Дух. Что я могу с этим поделать?

Врач. Здесь передо мной сидит женщина. Вы мужчина или женщина?

Дух. Я мужчина, там тоже мужчина, а все остальные женщины. Я всегда был мужчиной. Я никогда не был женщиной и не хочу быть женщиной. Вы же знаете, что я мужчина!

Врач. Посмотрите на свои руки, откуда они у вас?

Дух. Это не мои руки.

Врач. Посмотрите на свои ноги.

Дух. И ноги не мои. Я же никогда не был женщиной и не хочу, чтобы у меня были женские руки и ноги, и не хочу иметь тело «напрокат».

Врач. Вы пожилой человек?

Дух. Да, я уже немолод.

Врач. Вы, вероятно, зрелы годами, но не знанием.

Дух. Да, я не могу утверждать, что очень много знаю.

Врач. Если бы вы больше знали, то не оказались бы в вашем теперешнем положении.

Дух. Но это не имеет никакого отношения к знаниям.

Врач. Знания – это как раз то, чего вам недостает. Скажите нам, как вас зовут? Вас зовут Мэри?

Дух. Вы когда-нибудь слышали, чтобы мужчину звали Мэри? Это же смешно.

Врач. Тогда скажите нам, как вас зовут; мне остается только гадать!

Дух. Батюшки светы, господин! У меня, конечно же, мужское, а не женское имя.

Врач. Тогда сами представьтесь нам.

Дух. Зачем, черт побери, вам нужно знать, как меня зовут?

Врач. Вы довольно хорошо говорите по-английски. У вас раньше были седые волосы, как сейчас? (Имеется в виду медиум.)

Дух. У меня были седые волосы.

Врач. У вас были локоны, как сейчас?

Дух. Нет, я их не люблю.

Врач. Вы носили в волосах гребенку?

Дух. Вы когда-нибудь видели мужчину с гребенкой в волосах?

Врач. Откуда у вас это обручальное кольцо?

Дух. Я его не украл! Я не хочу, чтобы у меня была женская рука!

Врач. Джон, откуда вы родом?

Дух. Меня зовут не Джон!

Врач. Как вас называла ваша жена? Как называла вас ваша мать?

Дух. Она называла меня Гарри. А женат я не был.

Врач. Итак, Гарри. А фамилия?

Дух. Я не собираюсь в присутствии стольких женщин называть свою фамилию.

Врач. Но здесь есть и мужчины.

Дух. Как, ради всего святого, я попал в это сборище женщин? Я ненавижу женщин.

Врач. У вас наверняка была несчастная любовь! Вы были очень несчастны?

Дух. Было бы очень глупо с моей стороны перед таким количеством женщин рассказывать о своих тайнах.

Врач. Почему «она» вышла замуж за другого?

Дух. Кто?

Врач. Ну, та девушка, которая была вам неверна.

Дух. Никогда в жизни она не ………. Нет!

Врач. У вас не было несчастной любви?

Дух. Нет.

Врач. Почему же вы тогда ненавидите женщин?

Дух. Я не собираюсь выдавать свои тайны перед всеми этими женщинами, которые тут сидят и смеются надо мной! И вообще, я хочу знать, почему все эти женщины уставились на меня? А что с тем мужчиной напротив? (Дух.) Да, вот тот, за этой дамой. (Миссис Бёртон, сидящая в той же комнате.)

М.Б. Я ненавижу мужчин; пусть он от меня отвяжется!

Дух. Почему этот мужчина всегда рядом с вами? Он ваш супруг, уважаемая? Почему он так увивается вокруг вас? Что с вами? Он вам так нравится, что вы хотели бы приклеить его к себе?

Врач. Лучше спросите его, сколько лет назад он умер?

Дух. О, он и вправду отвратителен. Я боюсь его! Похоже, он вот-вот собирается вступить со мной в перебранку!

Врач. Спросите его, сколько лет назад он умер.

Дух. Умер? Он так прилип к ней, что она не может двигаться без него. Когда она движется, он движется тоже. Мне кажется, он похож на обезьяну.

М.Б. Послушайте, вы не хотите взять его с собой?

Дух. Почему я его должен брать с собой? Ради всего святого, я же его совсем не знаю! Он вам не нравится, уважаемая?

М.Б. Нет, он мне надоел.

Дух. А что с ним такое? Он ваш муж?

М.Б. Нет, я очень хочу избавиться от него.

Дух. А где я вообще нахожусь?

Врач. Вы в Лос-Анджелесе в Калифорнии.

Дух. Тут у нее еще какая-то женщина, она тоже будто прилипла к ней!

М.Б. Вы здесь, чтобы помочь? Не могли бы вы избавить меня от этой компании?

Дух. Вам не нравится мужчина, который с вами?

М.Б. Да, я очень, очень хочу избавиться от него! Дверь распахнута настежь, он мог бы сейчас уйти!

Дух. Ради всего святого, закройте дверь! Я не хочу брать такого человека себе в спутники. Почему вы не позовете полицию? Полиция его выпроводит, если он вам надоел.

Врач. Это всё духи.

Дух. Духи?

Врач. Да, как и вы сами!

Дух. То есть вы хотите сказать, что этот мужчина, который стоит за женщиной, дух?

Врач. Вы видите его!

Дух. Но это же не дух, это человек. Он стоит вон там. Он боится, что она уйдет от него, а он не сможет пойти за ней. А сам говорит, что она ему основательно надоела.

Врач. Он дух; но он этого не понимает. Она не видит его, и мы тоже его не видим. Он невидим для нас.

Дух. Что это вообще за дом, где я нахожусь?

Врач. Мы и вас не видим!

Дух. Вы меня не видите? Но вы же слышите меня!

Врач. Мы слышим вас, но не видим.

Дух. Здесь что, все слепые? Я вижу всех и еще много других людей. Все помещение полно людей.

Врач. Слышать мы вас можем; но только потому, что вы говорите из тела моей жены.

Дух. Вы смеетесь надо мной! Вы имеете в виду, что я стал бы когда-нибудь голосом какой-то женщины?! Никогда! Да я бы с места не сдвинулся, чтобы заговорить через какую-то женщину. Знаете, я вообще не понимаю, что за странные вещи здесь происходят. И я не знаю, зачем я здесь! Я не знаю, что происходит. Они все тут сидят и смотрят на меня! Почему вокруг каждого из них стоит так много людей? А тут еще и другие стоят вокруг и смотрят на меня! Наверное, с ними тоже можно разговаривать?

Врач. Сейчас я все вам объясню; вы готовы серьезно выслушать мои объяснения и попытаться их понять? Во-первых, вы «мертвы» в том смысле, как это принято называть.

Дух. Я – мертв? Ничего себе шуточки!

Врач. На самом деле вы не мертвы!

Дух. Но вы же сказали, что я мертв!

Врач. Для ваших родных и друзей вы умерли. Но мы знаем, что на самом деле вы живы. Умирая, человек только сбрасывает свое бренное тело. Но у него остается тело душевное, когда он выходит из своей физической оболочки. В этом душевном теле человек продолжает жить после земной смерти, но более подробного объяснения для этого нет.

Дух. Я знаю, что много где побывал, и все же, как мне кажется, никогда не стремился к какой-то цели. И вот тут я увидел множество людей, когда проходил мимо. И прежде чем я понял, что произошло, как стало светло, и я увидел всех вас; вы сидели кружком и пели. Я подумал, что вы молитесь, и остался здесь. И вдруг, сам того не ожидая, я заговорил. До сих пор я считал себя глухонемым и слепым, потому что ничего не видел; и я так устал!

Врач. Большинство из тех, кого вы здесь видите, духи – такие же, как вы сами!

Дух. А зачем они здесь?

Врач. Многих привели сюда, чтобы объяснить им их положение. Вы находитесь в теле моей жены. Вы не моя жена, но вы сейчас используете ее тело. И сколь бы странным вам это ни казалось, эта ситуация не изменится, это факт! Вы невидимы для нас и говорите через тело моей жены! Мужчина, с которым вы говорили, тоже дух. Возьмите его с собой, когда будете уходить; он тоже невидим для вас.

Дух. Я бы с удовольствием набил ему морду!

Врач. Вы читали Библию?

Дух. Да, но это было давно. Теперь я уже много лет не видел Библии.

Врач. Вы помните, что читали в Библии о бесах одержимости, которых изгонял Иисус? Это один из них!

Дух. Они все собрались вокруг этой женщины.

М.Б. Видите, я закрыла дверь.

Дух. Если вы оставите дверь закрытой, то я возьму их всех с собой. Но с этим парнем я бы с удовольствием подрался. (Обращаясь к этому, другому, духу.) Как вас зовут?

Врач. Что он говорит?

Дух. Он говорит, его зовут Джим МакДональд. Вы его не знаете, уважаемая? Если он дух, почему тогда так прижимается к этой женщине, если он ей не нравится?

Врач. Может быть, он ощутил то же самое, что и вы, когда пришли сюда. Вероятно, он однажды увидел себя подле нее, как и вы внезапно обнаружили, что находитесь здесь. Вы же сами только что сказали, что увидели множество людей, свет, и вот вы здесь.

Дух. Тот мужчина говорит, что блуждал во тьме и вдруг увидел эту даму. Скажите, пожалуйста, мне теперь придется навсегда остаться здесь?

Один из пациентов. Как зовут всех остальных, собравшихся вокруг нас?

Дух. Тут есть двое, которые то и дело ругаются друг с другом. Я вижу, как они спорят.

Пациент. Мне тоже хочется с ними подраться!

Врач. Не вздумайте бороться с ними с помощью физической силы, это только придаст им бодрости. Если станете с ними биться, то только придадите им еще больше сил. И вы прямо-таки притяните их к себе, если будете биться с ними так, как вы делали это раньше. Боритесь с ними духовным оружием. Почему вы не попытаетесь положить всему этому конец?

Дух. Их я тоже возьму с собой, если смогу! Перестаньте бить кулаками! Я не знаю, что со мной! У меня такое странное чувство!

Врач. Откуда вы родом?

Дух. Из Детройта в Мичигане.

Врач. Какой год вы можете вспомнить?

Дух. Я не могу вспомнить ни одного года.

Врач. Кто был тогда президентом?

Дух. Точно не скажу, но думаю, Кливленд.

Врач. Он очень давно был президентом.

Дух. Я так долго бродил по Штатам, что порядком устал. Нет ли где-нибудь местечка, где обессиленный человек мог бы отдохнуть? У вас нет кровати? Я хочу лечь и немного поспать.

Врач. Если вы оглянетесь, то увидите добрых духов.

Дух. О да, я вижу нескольких симпатичных девушек. Нет, девчонки, с вами я не пойду, не пытайтесь меня обворожить! Я не пойду с вами, даже не подумаю!

Врач. Эти девушки совсем другие, нежели те, которых вы знавали. Они помогают духам, которым нужна помощь. Это не смертные люди, это духи.

Дух. Но они так улыбаются, что опасны для мужчины, как все другие.

Врач. Но они же совсем не такие. Они помогают духам, нуждающимся в помощи.

Дух. Похоже, у этих девушек добрые намерения, но я ненавижу женщин.

Врач. Вы не должны осуждать всех, если одна вас разочаровала.

Дух. Послушайте, я хочу взять с собой всю эту компанию! Если мне это удастся, я всех их возьму с собой. Ладно, я все же пойду с этими девушками. (Удивленно.) О, вот моя мать! Она уже давно умерла!

Врач. Она не умерла.

Дух. А вы не думаете, что она на небе?

Врач. Спросите ее, она сама вам все расскажет.

Дух. Она говорит, что находится в чудесном месте, называемом миром духов.

Врач. Мир духов окружает земной мир. «Небо» – это определенное «состояние» в вас самом. Как только вы это поймете, вы станете довольным и счастливым. Это то, чему учил Иисус!

Дух. Я хочу пойти с моей мамой. Она хорошая старая женщина. Я и МакДональда хочу взять с собой. Идите сюда, МакДональд! Я уже не хочу дольше оставаться здесь и хочу взять вас с собой! Похоже, он никак не может проснуться. Послушайте, МакДональд, пойдемте со мной, станем приятелями и пойдем с этими девушками, ведь у них, похоже, добрые и честные намерения! Мама, только ты тоже пойдешь с нами, да? Все, я пошел. Прощайте! Пойдемте, ребята! Только скажите, почему вы так прицепились к той женщине? Я бы постыдился так досаждать ей! Я ухожу. Прощайте!

М.Б. Только проследите, чтобы все ушли вместе с вами!

Врач. Как вас зовут?

Дух. Гарри! Это все, что я помню. Свою фамилию я не слышал уже много лет.

Врач. Объясните другим, как это глупо оставаться здесь!

Дух. Сейчас я возьму этих парней с собой. Слушайте меня внимательно! Вы все сейчас пойдете со мной! А если кто-то из вас, паршивцев, не захочет, получит от меня хорошую взбучку! Вам не стыдно так цепляться за эту женщину? Никаких возражений – все идут со мной! (Врачу.) Вы видите, они идут! Я уж за ними присмотрю! Прощайте!


Во время одного из других сеансов, вечером, из миссис Б. изгонялся другой дух – мучитель по имени Фрэнк. Он тоже завладел телом медиума, но рассказать ему было почти нечего, так как он ничего толком не помнил.

Дух: Фрэнк. Пациентка: миссис Бёртон

Врач. Откуда вы родом?

Дух. Не знаю.

Врач. Вы здесь кого-нибудь знаете?

Дух. Я не вижу никого, кого бы я знал.

Врач. Вы не знаете, откуда вы пришли?

Дух. Я сам себя не знаю! Как я могу сказать вам то, чего не знаю?

Врач. Как давно вы умерли?

Дух. Умер? Я мертв? Что за мысли. Скажите, что со мной случилось? Мне так странно видеть всех вас, сидящих вокруг меня! У вас тут собрание или как это называется?

Врач. Да, это собрание. Попытайтесь все же сказать нам, кто вы.

Дух. Не понимаю, почему я должен это вам говорить.

Врач. Но мы же вас совсем не знаем.

Дух. Я еще не решил, останусь я здесь или нет. Знаете, я всегда держусь в стороне от чужих людей.

Врач. Скажите нам все же, откуда вы.

Дух. Снова здорово! Я сам этого не знаю! Как же я могу вам это сказать? Скажите лучше, почему вы держите меня за руку? Я сильный мужчина и могу сам спокойно сидеть!

Врач. Я думал, вы женщина!

Дух. Боже всемогущий! Почему вы думаете, что я женщина? Посмотрите на меня повнимательнее! Я мужчина, уверяю вас, и я всегда был мужчиной. Но все это как-то странно… Я не знаю, но с некоторых пор со мной происходит что-то особенное. Понимаете, я бродил без особой цели, вдруг услышал какое-то пение и решил заглянуть сюда. И не успел я оглянуться, как почувствовал себя довольно хорошо. Видите ли, какое-то время я чувствовал себя плохо; все казалось мне каким-то странным. (После того как он запутался в ауре сверхчувствительной личности.) Я совершенно не понимаю, что со мной. Кто-то сказал мне, что если я зайду туда, где поют, то узнаю, что со мной происходит. Я спрашивал каждого, кого видел; но все молча проходили мимо; они были все такие надутые, что не желали идти рядом с таким парнем, как я. Люди казались мне восковыми куклами. Боже ты мой! Я все спрашивал и спрашивал, шел от одного к другому; но ни у одного мне не удалось добиться ответа или просто обратить на себя внимание. (Он, дух, был невидим для людей, и они его просто не замечали.) Вы первый, кто мне наконец-то отвечает на мои вопросы. Иногда у меня к горлу подступает странный маленький комок, и я тогда не могу говорить; но потом все проходит! Однако я чувствую себя очень-очень странно!

Врач. Вы не можете вспомнить, не случалось ли с вами когда-либо чего-то особенного?

Дух. Каждый день что-то случается. Бывает, я отчетливо вспоминаю о том о сем; но совершенно ясно я не могу вспомнить, в сущности, ни о чем. Я ни за что в жизни не мог бы сказать, где я сейчас. Это самое странное чувство, которое я когда-либо испытывал.

Врач. Сколько вам лет?

Дух. Этого я вам сказать не могу. С некоторых пор я не знаю, сколько мне лет. Никто меня об этом не спрашивал, и естественно, что я это забыл. (Слышит проезжающий поезд.) О, вот едет поезд! Я уже давно не слышал поездов. Я, наверное, на какое-то время опять ожил. Только совсем не понимаю, что это значит.

Врач. Где вы раньше жили? И где, как вы думаете, вы сейчас находитесь?

Дух. Я не знаю, где я жил раньше, но сейчас я в этой комнате, полной людей.

Врач. Вы знаете, что вы в Калифорнии, в Лос-Анджелесе?

Дух. Боже мой, нет!

Врач. Где же вы тогда, по вашему мнению?

Дух. Я совсем ничего не могу вспомнить. Иногда мне кажется, будто я женщина, и тогда со мной делают что-то странное, чего я терпеть не могу. (Электротерапия пациента.)

Врач. А что же с вами тогда делают?

Дух. Когда я становлюсь женщиной, у меня появляются длинные волосы, и когда они, распущенные, свисают вниз, начинается эта странная история. (Во время сеансов электротерапии миссис Бёртон обычно распускала волосы.)

Врач. Что вы имеете в виду?

Дух. Кажется, будто меня колют много тысяч иголок. Это, Боже правый, самое ужасное, что было в моей жизни! Я не хочу быть женщиной. Эта странная история приключается со мной только тогда, когда я бываю женщиной. (Видит сидящую в кругу других миссис Б.) Вон она – та, что с длинными волосами! (Обращаясь к миссис Б.) Ну, теперь уж я до нее доберусь!

Врач. Вы знаете эту даму?

Дух. Да, она иногда очень злится на меня и хочет меня прогнать.

Врач. Вероятно, она не хочет, чтобы вы были рядом с ней. Может быть, вы ей в тягость?

Дух. Она мне тоже в тягость!

Врач. Попытайтесь понять ваше положение. Вы не можете себе представить, что вы, как это говорят, «мертвы»? Сейчас вы женщина. Посмотрите на свою одежду. Вы же говорили, что вы мужчина, а носите женское платье!

Дух. Ради всего святого! Я больше не хочу быть женщиной! Я мужчина и хочу быть мужчиной. Я же всегда был мужчиной. Но, батюшки мои, я не знаю, как мне выбраться из этого положения. Эта женщина говорит, что ей нужно уходить. Я тоже пытаюсь уйти отсюда, но мне это не удается. (Узнает вдруг доктора Викланда.) Вы – тот самый, кто «жег меня огнем»! Богом клянусь, я хочу от вас избавиться. Я терпеть вас не могу с вашими огненными искрами, которыми вы меня обрабатывали! С вами я не хочу иметь никаких дел!

Врач. Как долго вы уже находитесь у меня?

Дух. У вас? Да вы же все время гоните меня прочь! Что вы сделали с женщиной, которая была со мной? (Другой[7] дух одержимости, вселившийся в пациентку и к этому времени уже изгнанный.) Она так хорошо пела. Она куда-то пропала. Я все искал ее и искал. Вы можете мне сказать, где она?

Врач. Она покинула эту даму, а еще недавно находилась в том же теле, что вы теперь. Она ушла в мир духов. Туда уйдете и вы, когда покинете нас.

Дух. Вот эта женщина, у нее нет никаких причин так меня ругать, как она это делает. Я же ничего ей не сделал.

Врач. Предположим, вы были бы дамой, а какой-то дух мучил вас. Вам бы это понравилось?

Дух. Нет, конечно же, нет!

Врач. Вы досаждали ей, вы – дух, а эта женщина все еще живой человек в земном теле. Она хочет от вас избавиться!

Дух. Она мучает меня всеми этими «иголками»! Она колола меня в голову, и мне казалось, что иголки пронзают меня.

Врач. Она все еще живет в своем смертном теле, а вы – дух, невидимый для нас!

Дух. Что вы хотите этим сказать?

Врач. То, что говорю. Вы, духи, невидимы для нас. В настоящий момент вы используете тело моей жены.

Дух. Как это? Я же никогда не видел вашей жены и вовсе не хочу ее видеть. Я хочу вам сказать одно: я мужчина и не хочу быть кем-то другим. Я не испытываю ни малейшего желания быть за вами замужем!

Врач. Вы, возможно, мужчина, как вы утверждаете. Я только хочу, чтобы вы поняли, что вы для нас невидимы. Это тело принадлежит моей жене.

Дух. Боже мой! Я действительно женщина! (Осматривает одежду медиума.) Господи, да как же я оказался в этом платье?

Врач. Оно на вас уже некоторое время. Как вы сюда пришли?

Дух. Кто-то сказал: зайдите сюда, там вам все объяснят. Хватит вам бесцельно бродить, это больше не нужно. И вот теперь я женщина!

Врач. Только на время. Соберитесь и попытайтесь понять, что я вам говорю. Вы утратили свое тело – возможно, уже давно.

Дух. В этом виновата эта женщина! (Миссис Б.)

Врач. Вы, вероятно, уже много лет досаждали этой даме, а может быть, еще и другим.

Дух. Я ничего не помню.

Врач. Утратив свое тело, вы бродили в «кромешной тьме», как сказано в Библии! Вы были набожным человеком?

Дух. Я не хочу иметь ничего общего с церквями, они мне порядком надоели. Там всегда говорят: если ты не сделаешь того-то и того-то, то попадешь прямиком в ад и в вечный огонь. Они всегда учат и проповедуют, что нас ожидает вечное проклятие. Понимаете! Когда я был еще совсем молодым человеком, один священник сказал мне, что я попаду в этот страшный ад и они не хотят больше видеть меня в церкви, потому что я поступал не так, как они велели. Я в это не верю. Но я не был таким уж плохим человеком. После того как я вышел из этой церкви, я решил попытать счастья в другой. Но, Господь всемогущий, я попал в тот же ад, был так же проклят, и мне все это окончательно надоело!

Они говорили о Боге и святых вещах. Они сказали, что я должен пожертвовать Богу свои деньги. Они потребовали, чтобы я пожертвовал Богу и мой табак. Я не мог понять, зачем Богу мой табак и те гроши, что у меня были. Я не мог со всем этим согласиться и вышел и из этой церкви. Я пошел в другую церковь; они и там уговаривали меня сделать то же самое. Через некоторое время они сказали, что за мной гонится дьявол, потому что я не хочу отдать церкви свои деньги.

Как-то я с приятелями пошел погулять. Я никогда много не пил, но в этот раз выпил достаточно, чтобы немного развеселиться. Тут я подумал, а не зайти ли мне опять в церковь и сесть в самом первом ряду; так я и сделал. Тут они захотели спасти мою душу для Бога, как они говорили. Священник сказал мне, что дьявол идет за мной по пятам, и я не на шутку испугался. Священник сказал: «И он вас обязательно схватит!» Я оглянулся, думая, что увижу его, но не увидел. Священник сказал: «Подойдите сюда, подойдите сюда, и мы спасем вашу душу от преисподней; подойдите сюда и дайте нам спасти вас. Выйдите вперед и дайте нам обратить вас в веру, дабы вы возродились к жизни вечной!»

Преодолев внутренний протест, я все же встал и пошел вперед, я хотел посмотреть, что они будут делать. Священник сказал: «Теперь встаньте на колени!» Я встал на колени. Он положил мне руки на голову, а все пели и пели, молились и молились. Все они говорили: «Обратись в веру!» Это было великолепно, как все девушки клали мне руки на голову и молились за меня! Затем опять пришел священник и сказал: «Теперь вы всегда должны усердно молиться, иначе дьявол вновь начнет вас преследовать!» Я не хотел лицемерить и потому сказал ему, что если уж я грешник, то, наверное, таким и останусь. «Я вообще не верю в дьявола как живое существо», – сказал я ему, и тут он разозлился. По-видимому, это была для него горькая пилюля! Они испробовали все, что могли, чтобы обратить меня в веру, но это ни к чему не привело. Так что я, в конце концов, встал и ушел. Когда я выходил, за мной увязались несколько мужчин. Тут я побежал что было сил. Тогда кто-то ударил меня по голове, и это было очень больно. Я упал, но вновь поднялся. Я хотел толкнуть того, кто меня ударил, чтобы он упал вниз под гору, но вместо этого он сам толкнул меня, и я покатился с горы вниз. Перестав катиться, я очутился в толпе и вдруг опять почувствовал себя хорошо.

Врач. Вероятно, как раз тогда вы и утратили свое бренное тело. Вы умерли.

Дух. Я не умер!

Врач. Где это было, когда вы катились с горы?

Дух. Это было в Техасе. Я то шел, то бежал, пытался заговорить с людьми, но они не отвечали; они казались мне бесчувственными чурбанами. У меня было очень странное ощущение в голове. Я спрашивал людей, не знают ли они, где мой дом. Голова у меня болела. Я пошел в другую сторону. Тут я встретил даму, и она сказала: «Пойдемте со мной». И вдруг откуда ни возьмись, вокруг нас собралась толпа людей, и все они непрестанно пели (вероятно, Кэрри Хантингтон; пациентке миссис Б. тоже часто досаждало пение духов). Мы иногда разговаривали, но потом, потом она вдруг исчезла, а затем начались эти уколы иголками! (То есть дух еще сильнее завладел пациенткой и стал острее чувствовать действие электротерапии.) Эти уколы были очень болезненными.

Врач. Вы и сейчас используете тело моей жены.

Дух. Как, ради всего святого, я попал в тело вашей жены? Разве вам не противно, что всякие бродяги залезают в тело вашей жены?

Врач. Ничего страшного, если это ненадолго и служит тому, чтобы разъяснить вам, что их место в мире духов.

Дух. Это платье вашей жены? Я что, одолжил его у нее на время? Его надела на меня ваша жена? Мне совсем не нравится сидеть тут в женском, а не в мужском обличье! Что подумают люди – что я сошел с ума? (Смеется.) Разве это не смешно?

Врач. Вы несведущий во внешней тьме! Добрые духи привели вас сюда, чтобы вы, воспользовавшись на время этим телом, научились понимать свое положение. Эти же духи забрали вас от этой дамы (миссис Б.).

Дух. Ее снова будут колоть этими страшными иголками?

Врач. Там, откуда вы пришли, еще много людей? Или вы последний?

Дух. Когда эта дама и другой мужчина ушли, меня стали колоть иголками. Я колотил направо и налево как бешеный, чтобы уйти оттуда, но не мог уйти. Но чего еще можно было ожидать от меня в таких условиях? И я вспомнил священника и его рассказы о преисподней!

Врач. Но та преисподняя была совсем другой. Здесь духи, которые хотят показать вам, как в мире духов вы сможете продвинуться в своем развитии; они вам помогут. А ваш отец еще жив?

Дух. Этого я не знаю. Я не видел отца вот уже лет двадцать пять или тридцать. Моя мать умерла, но жив ли мой отец или нет, я не знаю. Я не знаю никого из своих родственников!

М.Б. А мы не встречались с вами в ноябре этого года?

Дух. Да, и с тех пор я все время болею. Но я вовсе не тот, кто к вам так прицепился, это была та юная дама. У меня страшно болит голова!

Врач. Какой сейчас, по-вашему, год?

Дух. Думаю, 1888 или 1891.

Врач. У нас сейчас 1920!

Дух. Думаю, со мной все же что-то не так!

Врач. Вы некоторое время пребывали во внешней тьме!

Дух. Я все бродил и бродил, пока не встретил наконец эту даму там напротив (миссис Б.). Я хотел убежать прочь. Я раздавал удары во все стороны, она – тоже, и мы по-настоящему дрались. О, смотрите! Видите! Моя мать! Мама! Ты можешь меня простить? Я был не таким, каким ты хотела меня видеть. Мама, ты возьмешь меня с собой? Я так устал; мне так нужны твоя забота и помощь. Ты возьмешь меня с собой, мама, милая моя мама?

Врач. Что она говорит?

Дух. Она зовет меня. Она говорит: «Да, Фрэнк, ты пойдешь со мной! Я долго тебя искала!» Я слабею; я так устал! Мама говорит: «Фрэнк, мы ничего не знали об истинной жизни, потому что нас не учили тому, чему должны были учить; так что мы ничего не узнали о чудесной Вселенной Бога! То, что сейчас называют религией, не имеет никакого отношения к истинной жизни! Священники учат всех: нужно только «верить», тогда спасешься! Нет, нет, «вера» – всего лишь «определение»! Боритесь, чтобы познать Бога! Мы, к сожалению, этого не делали!»

«Мы хотим помочь тебе, Фрэнк, и показать, какой чудесный мир открывается для нас здесь, на другой стороне, если наши чувства открыты ему! Правда, ты сам должен потрудиться и понять, чему хочет научить нас Бог – смыслу и содержанию истинной жизни; при этом ты должен помогать и служить окружающим тебя людям!»

«Фрэнк, – говорит она, – ты всю жизнь был бездельником. Я знаю, ты был хорошим мальчиком, но только очень вспыльчивым. Ты ничего не знал о настоящей жизни и убежал из дому, когда я умерла. Дом пришел в запустение, каждый пошел своей дорогой. Я тоже ничего не знала о жизни после смерти, тем горячее теперь мое желание, чтобы все люди узнали правду о жизни после смерти».

Она говорит: «А теперь пойдем со мной в мир духов, где много мудрости и где нам все объяснят. Там царят любовь, согласие, мир и блаженство, но мы все должны жить друг для друга! Тебе сначала придется пойти в школу и учиться! Не смей больше никому досаждать, как ты делал это раньше! Пойдем, Фрэнк, пойдем в наш замечательный дом здесь, в мире духов!

Спасибо вам, прощайте!»


Несколькими неделями позже последний «враг» покинул тело миссис Бёртон. Через медиума, мою жену, он осведомился о своих собратьях по несчастью, которые уже оставили нашу пациентку, и был весьма возмущен тем, что его одного так долго держали «взаперти».

Дух: Мэгги Уилкинсон. Пациентка: миссис Бёртон

Врач. Добрый вечер, друг, кто вы? (Беру медиума за руку.)

Дух. Отпустите мою руку! Не прикасайтесь ко мне!

Врач. Как вас зовут?

Дух. Меня зовут Мэгги.

Врач. Мэгги, а полностью?

Дух. Мэгги Уилкинсон.

Врач. Вы знаете, что вы в Лос-Анджелесе? Откуда вы родом?

Дух. Из Далласа в Техасе.

Врач. А как же вы попали в Лос-Анджелес?

Дух. Я не в Лос-Анджелесе, я в Техасе. Я все время буянила и дралась.

Врач. Почему же?

Дух. Буянила, потому что была в тюрьме. (В ауре пациентки.) Там нас было много, но все другие ушли. (Другие и одержимости, уже изгнанные из пациентки.) Они все ушли, а я осталась, и это мне не нравится!

Врач. Вы хотите туда, куда ушли ваши друзья?

Дух. До них мне дела нет! Их судьба меня теперь уже не волнует. Они всегда хотели всего только для себя, а я оставалась ни с чем!

Врач. Ваше положение не кажется вам довольно странным? Скажите-ка, сколько лет вы уже мертвы?

Дух. Мертва?! Почему эта женщина (пациентка) все еще рядом со мной? Ее постоянно жгут огнем. С ней происходят самые ужасные вещи. Она на что-то там взбирается, что-то кладет себе на голову, и тогда приходит «огонь»! (Когда миссис Бёртон садилась на платформу рядом с электростатической машиной, она покрывала голову шерстяным платком, чтобы усилить действие электричества.)

Врач. Вы чувствуете себя здесь на своем месте?

Дух. А куда мне идти?

Врач. В мир духов.

Дух. Где это?

Врач. Это место, куда люди уходят, если знают, что покинули свои земные тела! Вы не замечаете, что с вами произошло что-то особенное?

Дух. Если бы вы запретили класть мне на голову платок и жечь электричеством, я была бы вполне довольна. Мне казалось, что меня раскалывали на куски! Как, скажите ради Бога, человек может выдержать, когда по нему бьют с такой силой?

Врач. Это делалось только для того, чтобы изгнать вас. Разве вы не чувствуете себя сейчас свободной? Что вы делали с тех пор, как последний раз испытали эти «огненные удары»?

Дух. Я очень рада, что меня изгнали, потому что теперь чувствую себя гораздо лучше, чем раньше.

Врач. Вам ясно, что вы находитесь в теле моей жены?

Дух. Слава Богу – нет!

Врач. Это тело, которое вы используете, принадлежит моей жене.

Дух. Вашей жене? Да ни в коем случае!

Врач. Вам знакома одежда, которая на вас?

Дух. Это меня не касается.

Врач. Откуда она у вас?

Дух. Я не воровка! Я велю вас арестовать, потому что вы назвали меня воровкой! В ближайшем полицейском участке я подам на вас заявление!

Врач. Мэгги, а какой у вас цвет волос?

Дух. Я – шатенка, темная шатенка.

Врач. (Касаясь волос медиума.) Это волосы не шатенки, и это платье моей жены.

Дух. Меня не касается, мое это платье или нет; я не хотела его надевать.

Врач. Скажите нам, как долго вы уже мертвы?

Дух. Я не мертва! То вы говорите одно, то другое!

Врач. Я имею в виду, когда вы утратили свое тело?

Дух. Я не утратила своего тела; оно не лежит в могиле?

Врач. А вы не были однажды больны, а потом вдруг снова почувствовали себя здоровой?

Дух. Я была очень больна, а когда снова почувствовала себя лучше, оказалась в тюрьме. Я ходила по камере туда-сюда, а какая-то женщина цеплялась ко мне. Нас там было полным-полно; но они все боялись огня, который изрыгали.

Врач. Когда вы прибыли в Лос-Анджелес?

Дух. Я не в Лос-Анджелесе, я в Далласе, в Техасе. Если я, по-вашему, в Лос-Анджелесе, то как я попала сюда?

Врач. Вы, наверное, пришли сюда с рыжеволосой дамой (миссис Б., сидящая рядом).

Дух. Она не имела права приводить меня сюда.

Врач. Она тоже из Техаса.

Дух. Что стало с другими?

Врач. Им разъяснили их положение, и они ушли в мир духов. Туда нужно отправиться и вам! Почему вы так привязаны к этой женщине?

Дух. Я к ней привязана – ничуточки! Я была в тюрьме, но ничего не могла поделать. Я делала все, что могла, чтобы выйти оттуда. Люди, которых я видела, правда, говорили, что помогут мне выбраться, но ничего для этого не делали. Я ругалась и буянила, и тогда они оставили меня в одиночестве.

Врач. Вероятно, теперь они привели вас сюда.

Дух. Всё, что я вижу, – это люди, сидящие вокруг меня.

М.Б. Вы пришли сюда со мной? Почему вы так досаждаете мне?

Дух. Я не имею к вам никакого отношения! О, вы же та самая, которая держала меня в тюрьме!

М.Б. А как звали вашу подругу, с которой вы были вместе? (Имеет в виду другого духа, мучившего миссис Б.)

Дух. Где? В Техасе? Да.

М.Б. Ее звали Мэри; и там была еще одна, ее звали Кэрри. Кэрри пришла с вами?

Дух. Да, конечно. Скажите, почему вы держали меня в тюрьме? Почему вы меня не выпускали?

М.Б. Я же все время вам говорила, чтобы вы уходили!

Дух. Говорить-то вы говорили, но вы не открывали дверь, так что я никак не могла уйти!

Врач. Всё, что вам нужно было сделать, – это мысленно освободиться от той дамы.

Дух. Я не умею мысленно освобождаться.

Врач. Сведущие духи могут в мыслях переноситься куда только захотят; только невежественные духи не могут этого.

Дух. (К миссис Б.) Скажите, а почему вы, собственно, держали меня при себе?

Врач. Вы были непрошеным гостем!

М.Б. Я рада избавиться от вас!

Дух. Я тоже рада! Я страшно рада, что вышла из тюрьмы. Почему вы меня не выпускали? Я же все стучала и стучала; но вы держали меня взаперти. (К доктору Викланду.) Вы насылали на меня эти огненные штуки, и вот наконец я вышла на свободу и очень рада этому!

Врач. Вы вышли на свободу после последнего сеанса лечения?

Дух. Что вы называете «лечением»?

Врач. Если вы благодаря этому отстали от этой дамы, то я бы назвал это даже очень хорошим лечением!

Дух. Вы понятия не имеете, как я страдала от этого огня, особенно из-за ударов! Вы тот, кто насылал на меня огонь, и я ненавижу вас!

Врач. Я должен был лечить эту даму именно таким способом, чтобы вывести вас из нее!

Дух. Вы, кажется, считаете эту дьявольскую машину маленьким богом. Вы хотели, чтобы я ушла. Куда же?

Врач. В мир духов!

Дух. Где он?

Врач. Это место, куда уходят бестелесные духи, чтобы продолжить путь познания. Вы сбросили свое бренное тело, не осознав этого, и поразили эту даму (миссис Б.) одержимостью.

М.Б. Когда я однажды действительно избавлюсь от вас и всех других, я так плотно затворю дверь, что ни один из вас уже больше не войдет внутрь!

Врач. Просто освободитесь в мыслях, тогда вам больше не придется быть в тюрьме! Мы, земные люди, не можем простым движением мысли переходить из одного места в другое, но духи это могут! Вы невидимы для нас. Сейчас вы используете не свое тело, а тело другого человека – моей жены!

Дух. Вы мне это уже говорили.

Врач. Вы все еще не замечаете, что я в крайне странном положении?

М.Б. Вы знаете Кэрри Мэккин? (Другой дух, чье присутствие миссис Б. всегда ощущала с помощью «яснослышания».)

Дух. Да, и Мэри тоже.

Врач. Сколько вам было лет, когда вы сбросили свое тело? Вы можете что-либо вспомнить из вашего прошлого?

Дух. Я помню, что выехала в повозке и лошади понесли; потом все потемнело, и с тех пор я уже мало что могу вспомнить.

Врач. Вы знаете, какой сейчас год?

Дух. Я не обязана отвечать на ваши вопросы. Вы что – адвокат или судья? Кто вы вообще такой?

Врач. Я – «огненный человек». Вы можете себе представить, что у нас сейчас 1920 год?

Дух. Это меня мало волнует. (Щелкает пальцами.) Мне это глубоко безразлично!

Врач. Я думал, вы хотите на свободу.

Дух. Я хотела выйти из тюрьмы и теперь чувствую себя лучше, чем все эти годы.

М.Б. Вам бы следовало поблагодарить доктора за то, что он вас освободил.

Дух. Его следовало бы арестовать за то, что он жег меня огнем. У меня от него просто раскалывалась голова!

Врач. А вы не видите здесь никого из ваших друзей?

Дух. Вот два индейца, один – высокий парень, и еще девушка-индианка; а там дама с вьющимися волосами и светло-голубыми глазами (духи).

Врач. Девушку-индианку зовут Серебряная Звезда? (Сильвер-Стар – один из духов-вожатых моей жены).

Дух. Да.

Врач. Эти духи помогут вам в мире духов продвинуться в своем развитии.

Дух. В одном я уверена. Я хочу на небо, а не в «другое место»! Я всегда прилежно посещала церковь и была благочестивой женщиной.

Врач. Люди, которых вы видите здесь, – духи, как и вы! Мы не можем их видеть!

Дух. Однако они действительно здесь! Вы говорите, если я бы я пошла с ними, они привели бы меня в чудесный дом. Это было бы хорошо, ведь у меня уже давно не было дома! Тогда, значит, меня больше не будут жечь огнем! И я уже не хочу больше приближаться к той женщине с рыжими волосами, и слава Богу!

Врач. Что ж, теперь мысленно станьте свободной и уходите с этими вашими друзьями.

Дух. Хорошо, я пойду с ними. Прощайте!


Когда миссис Бёртон пришла к нам, она сначала была совершенно не в состоянии заниматься какой-то профессиональной деятельностью. Но, освобожденная от духов одержимости, она смогла занять должность машинистки в одном большом торговом доме.

Глава 4

Условия в земной сфере и магнетическая аура

Несведущие духи зачастую много лет бесцельно бродят в земной сфере. Они ничего не знают о высшем духовном мире, в который может войти лишь тот, кто со знанием дела открыл ему свои органы чувств. Так незнание держит их в состоянии сумрачного смятения и тупой монотонности, заставляя страдать. Многие остаются привязанными к месту их земной жизни, продолжая свою прежнюю деятельность, в то время как другие погружаются в глубокий сон, от которого их очень трудно пробудить.

Один дух, нисколько не осознавший факт своего перехода в мир иной и все еще продолжавший заниматься своей прежней деятельностью, во время одного из наших сеансов в Чикаго завладел телом моей жены.

«Почему мы сидим в темноте?» – спросил он. (Мы тогда проводили наши опыты в темноте.)

«Я – Хессельрот из аптекарского магазина», – сказал он.

Мистер Хессельрот, швед, владелец аптекарского магазина в Чикаго, умер за год до этого в больнице. Но мы ничего не знали об этом человеке – ни о его смерти, ни о других обстоятельствах его жизни; однако в этот вечер в нашем кружке находился один из его друзей – мистер Экхольм.

Дух не осознавал своей смерти и утверждал, что все еще заведует аптекарским магазином.

Его друг, сидящий среди нас, сказал, что, как ему стало известно, магазин был продан управляющему. Об этом он сказал умершему. Но тот возражал, утверждая: «Абрахамсон управляет магазином от моего имени».

Дух рассказал о том, что его дом был недавно ограблен, и описал троих грабителей. Он сказал, что, когда они взломали дверь, он сначала испугался. Но потом, собравшись с силами, хотел достать свой револьвер, но был не в состоянии взять его за рукоятку. Тогда он ударил одного из грабителей, но рука «просто прошла сквозь злодея», и ему было непонятно, почему он вообще ничего не мог сделать.

После того как ему разъяснили, что с ним происходит, он увидел множество духов-друзей, приветствовавших его в новом доме в мире духов.

Дальнейшие расследования подтвердили правдивость сказанного духом: аптекарский магазин не был продан, а в доме произошла кража со взломом.

Предположение, что в этом случае какую-то роль сыграло подсознание медиума, так же не выдерживает критики, как и попытка объяснить произошедшее самовнушением. Ведь за исключением своего друга, мистера Экхольма, мистер Хессельрот был совершенно незнаком никому из присутствующих; а его друг был просто неверно информирован о продаже магазина.

Много лет спустя, когда мы уже жили в Калифорнии, этот дух еще раз пришел к нам и вновь говорил устами моей жены.

Сеанс 29 сентября 1920 года

Дух: мистер Хессельрот

Дух. Я пришел, чтобы сказать всего несколько слов, потому что здесь мне помогли выбраться из мрака, и я стал помощником в «Союзе Милосердия».

Врач. Кто вы, друг?

Дух. Я – один из ваших помощников. Иногда я бываю рядом с вами, а сегодня вечером пришел, чтобы сказать вам несколько слов. Когда-то я пребывал в смутном состоянии, но теперь я член вашего Союза. Я подумал, вы будете рады это услышать. Без вашей помощи я, вероятно, все еще оставался бы во тьме. С тех пор прошло много лет. Теперь я обрел полное понимание истинной жизни – благодаря вам и этому маленькому кружку «Союза Милосердия»! Я помню, что помощь мне оказали не здесь, а в Чикаго.

Для меня большая радость быть сегодня вечером у вас. Я бы с удовольствием назвал вам свою фамилию, но, кажется, я ее забыл, потому что давно не слышал. Но я, наверное, еще вспомню ее и тогда назову вам. Вы помните пожилого господина, которого вы хорошо знали, – мистера Экхольма? Вообще-то он был еще совсем нестарым. Он был моим добрым другом, и это он привел меня к вам.

Врач. Во время сеанса в Чикаго?

Дух. Да. У меня был аптекарский магазин в Чикаго. Моя фамилия Хессельрот. Я только что ее вспомнил. Я – один из ваших помощников. Мистер Экхольм тоже здесь со мной, и он тоже делает все, что в его силах. Для него большое счастье помогать вам в вашей деятельности. Он еще при земной жизни был предан этому делу сердцем и душой. Я тоже испытываю огромное желание делать все, что в моих силах, чтобы помогать другим. Ведь если бы вы тогда не помогли мне, я бы наверняка все еще стоял за прилавком моего магазина и продавал лекарства. Целый год после своей смерти я все еще работал в магазине, как при жизни; только я уже не болел, как прежде. Мне ведь однажды вдруг стало плохо в магазине, и меня доставили в больницу, где я и умер. Мой труп отвезли в морг, а не домой. Вы знаете, в Библии сказано: «Где сокровище ваше, там и сердце ваше». Очнувшись от смертного сна, я первым делом подумал о магазине и сразу оказался там. Я увидел, что все шло своим чередом, но мне показалось странным, что я не мог разговаривать ни с одним из моих покупателей. В конце концов я подумал, что во время болезни потерял дар речи, и перестал придавать этому значение. Я полностью посвятил себя работе и велел своему управляющему делать все в соответствии с моими пожеланиями. Я заведовал магазином, а Абрахамсон исполнял все за меня. Я не знал, что умер, пока не попал в кружок мистера Викланда.

Когда в мой дом ворвались грабители, я вспомнил о револьвере, постоянно лежавшем в ящике письменного стола. Я пошел за ним, пытался несколько раз его достать, но моя рука проходила и сквозь револьвер, и сквозь днище ящика. Тут я подумал, что со мной что-то происходит.

Вскоре я впервые пережил «явления». Я увидел умерших родителей и подумал, что у меня не все в порядке с головой. Я не придумал ничего лучше, как навестить своего друга Экхольма. Я всегда считал его не совсем нормальным, потому что он верил в спиритизм. Итак, я решил навестить Экхольма и спросить его, могут ли духи действительно являться людям, а сам при этом был духом!

Наконец, придя в этот кружок, я вдруг вновь обрел дар речи, а вскоре открылись врата, ведущие в чудесную страну потустороннего мира.

Если бы вы только видели, как меня там приняли! Мои родственники и друзья обнимали меня и говорили: «Приветствуем тебя на нашей духовной родине! Добро пожаловать в новую жизнь – жизнь, где ты познаешь Бога!»

Такой прием не поддается никакому описанию, пока вы не удостоитесь его сами, пока вы сами не будете среди нас! Это блаженство, это – «небо»!

Я не хочу больше отнимать у вас время, но, поверьте, для меня было большой радостью прийти сюда сегодня вечером и поговорить с вами. Прошло примерно пятнадцать лет, как я впервые пришел к вам. Экхольм говорит, что гордится вашей деятельностью, и передает всем вам сердечный привет. А теперь – спокойной ночи!


Страдания привязанных к земле духов зачастую представляют собой ужасающие трагедии. В нижеследующих сообщениях речь пойдет о духе, который терзал больную женщину, страдавшую жуткими приступами истерического плача, сопровождавшимися резкими головными болями. Все это тут же прекратилось, как только дух-мучитель был изгнан.

Сеанс 15 января 1918 года

Дух: Минни Дей. Пациентка: миссис Л. У.

Дух. (Истерично плача.) О, у меня так страшно болит голова! Не надо этих иголок (электротерапия больной), они причиняют такую боль, о моя голова! Я заблудилась, я не знаю, где я! Это были тысячи и тысячи иголок; я кричала от боли!

Врач. Где ты живешь?

Дух. Я не знаю.

Врач. Может быть, ты маленький ребенок?

Дух. Я еще маленькая, меня зовут Минни Дей.

Врач. Где ты жила? Сколько тебе лет?

Дух. Я не знаю. Спросите маму.

Врач. Ты не знаешь, в каком городе вы жили?

Дух. В Сан-Луисе. О, мой отец идет сюда! Он так сильно ударил меня по голове! А вот Вилли!

Врач. Кто это – Вилли?

Дух. Мой брат. А это мой отец, мне так страшно! Он говорит, что я должна пойти с ним. О мама, у меня так болит голова! Мама говорит, что я должна пойти с ними; для меня и для Вилли у нее есть новый дом.

Врач. Ты пойдешь в ее дом в мире духов.

Дух. Что такое мир духов? Что вы имеете в виду?

Врач. Это невидимый мир, окружающий Землю. Ты знаешь, что ты умерла?

Дух. Как это – умерла?

Врач. Это значит, что ты утратила свое бренное тело. Что ты делала в последнее время?

Дух. Я все бегала, хотела найти хоть кого-нибудь. Мама умерла уже давно, когда я была еще совсем маленькой. Когда мама умерла, папа стал так плохо относиться ко мне и Вилли и часто бил меня. Мне так плохо, и у меня болит голова. Я побывала в самых разных местах, а моя мама умерла, и я не знаю, где я.

Врач. Ты была так взволнована и совсем сбита с толку, что не заметила, что с тобой произошло. Ты утратила свое бренное тело, так что твои друзья считают, что ты умерла.

Дух. Я на самом деле умерла? Иногда мне казалось, что я в каком-то ящике. Нас было очень много (духи одержимости больной), меня постоянно пихали и толкали. Там был один большой взрослый человек, он очень плохо обращался с нами, все гонял нас туда-сюда. Но однажды он исчез. (Этот дух-мучитель два дня назад был изгнан из больной.) Я была очень рада, что мы избавились от него, и думала, что теперь меня оставят в покое. Но тут начались эти уколы иголками.

Врач. Ты досаждала одной даме до такой степени, что она постоянно кричала.

Дух. Как это?

Врач. Ты – дух и попала в ауру этой дамы. Когда мы лечили ее электричеством, ты это почувствовала и вышла из нее. Сейчас ты находишься в теле моей жены. Посмотри на свои руки: это твои руки?

Дух. Вот это да! У меня на пальце кольцо! Оно не мое, но я его не украла! (Взволнованно.) Возьмите его! Я не крала этого кольца!

Врач. Это же не твое тело, и это не твое кольцо. Скорее всего, ты умерла, когда получила удар по голове. Но твой дух продолжает жить, хотя тело умерло!

Дух. Но я же живая.

Врач. Конечно, ты живая, но у тебя нет земного тела. Ты соприкоснулась с очень чувствительным человеком, этой дамой, которая сейчас находится неподалеку в доме. Она вела себя точно так же, как ты сейчас, жаловалась на боль в голове в том самом месте, где и ты. Она вела себя как сумасшедшая, но во всем был виноват только ее дух-мучитель.

Дух. Мужчина, который был с нами, очень подлый; но теперь его нет, и мы очень рады! Мы все его боялись, он кусался, царапался и все время ругался.

Врач. Он был очень строптивым. Совсем недавно он, как и ты, находился в этом теле. Мы здесь проводим собрания, такие, как сейчас, куда могут приходить духи, чтобы получить помощь.

Дух. Духи? Я ничего не знаю о духах. У меня болит голова.

Врач. Тело, в котором ты находишься, принадлежит моей жене. Но у нее голова не болит.

Дух. Эти иголки, они делали мне так больно.

Врач. Когда мы сегодня лечили больную даму электричеством, тебе явно удалось выйти из нее. И теперь ты можешь использовать тело моей жены, чтобы получить от нас помощь. Ты сказала, что здесь твой отец и твоя мама. Они все еще здесь?

Дух. Разве вы не видите маму? Вот же она стоит!

Врач. Ты не хочешь пойти со своей мамой?

Дух. Но она же мертва!

Врач. Но ведь ты тоже «мертва»! Однако на самом деле никакой «смерти» нет! Мы просто сбрасываем наше бренное тело и становимся невидимы для людей.

Дух. О, уведите меня отсюда! Уведите! Мой отец идет сюда, я так его боюсь! Он опять будет бить меня! Спрячьте меня!

Врач. Твой отец наверняка хочет попросить у тебя прощения. Знай, что он не продвинется в своем развитии в мире духов, пока ты его не простишь. Спроси его, что он хочет тебе сказать.

Дух. Он ничего не говорит, он плачет. Теперь он идет к маме.

Врач. Он выглядит очень расстроенным?

Дух. Он говорит, что очень сожалеет о том, что сделал.


Дух ребенка удалился, и вместо него несчастный отец занял место в теле медиума. Он рыдал, преисполненный отчаяния, и, раскинув руки, пал на колени.

Дух: Уильям Дей

Прости меня! Прости меня! Я не ведал, что творил! Я не хотел тебя убивать, Минни! Я был очень раздражен, а дети всегда так шумят. Я очень горевал о смерти моей жены. Смилуйся надо мной! Как бы я хотел все исправить! Я так сильно страдал! Ах, если бы я был еще жив! Я так долго блуждал во мраке, и мне уже, наверное, нельзя помочь; я даже не могу подойти к собственному ребенку, она слишком боится меня. Я уже столько раз пытался это сделать, хотел попросить у нее прощения; но она так пугается, когда я приближаюсь к ней, что не подпускает меня к себе.

Никогда не бейте ребенка; вам придется много лет искупать эту вину. Я не хотел причинить ей боль; я так любил ее и все же убил ее! Господи, если ты действительно есть, избавь меня от этих страданий, этого горя, которое гложет меня! Дай мне немного света и утешения в несчастье! Я не нахожу покоя, не нахожу мира! У меня перед глазами постоянно стоит мое преступление, которое я совершил в приступе гнева. Будьте настороже, держите себя в руках, когда в вас закипает гнев, чтобы не страдать потом, как я! Господи, помоги мне! О Боже! Смилуйся надо мной, всего лишь один раз смилуйся надо мной!

Врач. Вы осознаете, что мертвы?

Дух. Нет, я убежал, когда убил свое дитя, и кто-то побежал за мной вслед. Меня чем-то ударили по затылку, и я упал. (Вероятно, его убили.) Я вновь поднялся и побежал, и с тех пор я все бегу и бегу, как мне кажется, уже много лет! Я часто встречал мою жену, которая жестоко упрекала меня за убийство собственного ребенка. Я убил ее! Боже, помоги мне! Я так хочу найти хоть немного утешения и света!

Врач. Вам не найти света, пока вы не осознаете своего теперешнего положения.

Дух. Боже, дай мне света и скажи, как быть. Я все время вижу голову моей бедной девочки с зияющей раной. Эту рану нанес ей я! Я пытался попросить у Минни прощения, но она всегда избегала меня, я не мог к ней подойти; а моя жена осыпала меня проклятиями за то, что я сделал!

Врач. Теперь она уже не будет вас ни в чем упрекать.

Дух. Она простит меня?

Врач. Да! Как вас зовут?

Дух. Уильям Дей.

Врач. Вы помните, какой сейчас год?

Дух. У меня в голове все смешалось. Я так долго бежал и бежал, чтобы оторваться от людей, гнавшихся за мной. От каждого, кого я видел, я бежал сломя голову, потому что знал, что любой человек мог выдать меня полиции из-за убийства Минни. По ночам ко мне приходила моя жена, осыпая меня страшными проклятиями, а потом у меня вновь и вновь вставала перед глазами дочка с разбитой головой, вся в крови! Неужели мне уже никак нельзя помочь? Я молился, не переставая, но это не помогло.

Врач. Вы знаете, что вы сейчас в Калифорнии?

Дух. В Калифорнии? Как же я сюда попал? Я что, прошел весь путь от Сан-Луиса до Калифорнии пешком?

Врач. Вы понимаете, что вы, духи, можете говорить с нами только потому, что используете тело другого человека?

Дух. Вы хотите сказать, что я умер?

Врач. Во всяком случае, вы утратили свое бренное тело.

Дух. Но разве я тогда не должен лежать в могиле, пока все мертвые воскреснут?

Врач. Но вы сейчас здесь; как же вам удалось выбраться из могилы?

Дух. Я не могу найти покоя уж не знаю сколько лет.

Врач. Никакой «смерти» нет! Когда человек покидает свое бренное тело, он, правда, утрачивает свои пять физических органов чувств. Но пока умерший ничего не знает о духовной жизни или ничего не хочет о ней знать, не могут открыться и органы чувств его души, и он пребывает во тьме. Он может видеть только в том случае, если он, как вы сейчас, находится в тесной связи с телом живого человека.

Дух. Люди могут загнать человека до полного истощения.

Врач. Сейчас вы должны прежде всего попытаться помириться с вашей женой и вашей дочерью.

Дух. Неужели вы думаете, что они когда-нибудь простят меня? Прости меня, дорогая моя жена! Я был недостоин тебя! Ты была ангелом, а я – очень жестоким человеком. Может быть, ты меня все же простишь? Если бы всего один раз ты сжалилась надо мной, я бы сделал все, чтобы измениться. Я так много страдал, Кэрри, Кэрри! Это истинная правда. Ты готова простить меня? Это правда? Ты всегда была такой терпеливой и так старалась мне помочь, но я был неисправим! Я, правда, любил своих детей, но был вспыльчивым и никогда не мог сдержать гнева. Я свел свою жену в могилу тем, что переложил все заботы о семье на ее плечи. Я прилично зарабатывал, но каждый раз давал уговорить себя моим дружкам пойти с ними выпить и не успевал оглянуться, как пропивал всю зарплату. Тогда я, шатаясь, возвращался домой и сам себе казался дьяволом!

Врач. Возможно, во всех этих несчастьях был виноват не вы один, может быть, вы были одержимы. Когда вы потом пойдете с вашей женой, вам откроется чудесный духовный мир.

Дух. Я недостоин того, чтобы пойти вместе с моей женой, но я хочу попытаться делать добро. Ах, Кэрри, только никогда не уходи от меня! (Плачет.) Минни, ты можешь простить своего отца? Мое дорогое дитя, я тебя убил, но я этого не хотел. Прости своего папу! Да не снится ли мне это все? Может быть, я через некоторое время проснусь и опять окажусь во тьме? Я сплю, мне все это снится? Минни, не убегай от своего отца! Пожалуйста, прости меня!

Врач. Вы не спите, все это не сон, просто вы начинаете понимать свое положение.

Дух. Меня, наверное, убили, когда я почувствовал этот удар по затылку! В меня стреляли!

Врач. Мы не можем с уверенностью этого сказать, но, скорее всего, так и было.

Дух. Если бы мне только еще раз представился случай, я бы все сделал, чтобы сохранить свою семью.

Врач. Вам представятся еще и другие возможности делать добро, когда вы полностью поймете себя и свое положение. Вы можете поставить себе задачу помогать несчастным духам, которые поражают людей одержимостью, превращая некоторых в настоящих бесов. Когда вы еще жили в своем земном теле, вы, возможно, были одержимы такими духами.

Дух. Я был равнодушен к виски, один его вид был мне противен. Но как только я чувствовал его запах, какая-то сила охватывала меня, превращая в дьявола, и я уже не мог противиться выпивке. Я уже не владел собой. Господи, помоги мне и дай хотя бы немного облегчения!

Врач. Если вы уйдете отсюда, то вновь воссоединитесь со своей семьей.

Дух. Вы в этом уверены?

Врач. Совершенно уверен, но вы обязательно должны будете слушаться высших духов.

Дух. Если я как-то могу вам помочь, я готов, ведь вы вернули мне семью. Вы не представляете себе, каково у меня было на душе, когда я, пьяный, пришел домой и увидел, что моя жена при смерти. Я был так пьян, что сначала даже не совсем понял, что происходит. Я осознал это только на следующее утро, когда проснулся, а моя жена была уже мертва! У меня это не укладывалось в голове. Что мне было делать? Что мне было делать с детьми? Моя жена умерла!

Моя жена и Минни, они обе говорят, что готовы простить меня. Теперь моя жена и мои дети опять со мной, и я хочу начать свою жизнь сначала. Благослови вас Бог за все, что вы сделали для меня и моей семьи.


Спутанность сознания, растерянность и душевные страдания в земной сфере бесчисленное количество раз очень наглядно и живо изображались духами, которых приводили к нам в кружок, чтобы мы оказали им помощь!

Сеанс 9 марта 1921 года Дух: мистер Мэллори

Дух вошел в медиума в то время, когда мы пели песню «Тот прекрасный берег моря» и от всей души смеялись.

Врач. Вы нашли тот «прекрасный берег моря»? Расскажите нам, что вы о нем знаете.

Дух. Это все мистификация!

Врач. Правда?

Дух. Да! (Весело смеется.) Глупо верить в такие вещи!

Врач. Но вы же сейчас по ту сторону, на другой стороне жизни; расскажите нам об этом. Разве вы там ничего не нашли? Если вы не верите в жизнь после смерти, тогда объясните нам, почему. Выскажите все, что вы думаете. Если вы во всем сомневаетесь, то скажите, во что же вы, собственно, верите?

Дух. Верю? Чушь! (Смеется.)

Врач. Скажите нам, по крайней мере, над чем вы смеетесь.

Дух. Можно с таким же успехом плакать, как и смеяться, – все едино, все, в конечном счете, одно и то же. Вы пели «Тот прекрасный берег моря»; и когда вы это пели, вы сами хорошо знали, что лжете.

Врач. То есть вы утверждаете, что жизнь вообще ничего не стоит?

Дух. Она, я уверен в этом, ничего не стоит! В ней нет ничего настоящего! Всё – ложь. Всё это не что иное, как цепь звеньев лжи. И жизнь, и религия – всё надувательство; жизнь, религия и всё, что к этому относится!

Врач. А вы вообще когда-нибудь задумывались над своей жизнью, пытались проникнуть в ее тайну?

Дух. Моя жизнь? Мистификация, чистое надувательство! (Смеется.)

Врач. Откуда вы знаете, что это надувательство? Вы смеетесь над собственным невежеством?

Дух. Я мог бы с тем же успехом плакать, как и смеяться; одно не хуже и не лучше другого. Всё ложь, черт меня… Ложь! Я знавал и нужду, и нищету!

Врач. Где? Там или здесь?

Дух. Везде! (Смеется.)

Врач. Вы счастливы?

Дух. Счастлив? Что за чушь! Счастья еще никогда не было и никогда не будет.

Врач. Вы действительно точно это знаете? Вы вообще когда-нибудь спрашивали, что есть истина, когда еще были живы?

Дух. Я молился Богу и прошел всю эту бессмыслицу. Ну и что?

Врач. И в результате вы для себя решили, что всё было надувательством. Но какое же это имеет отношение к реальности жизни?

Дух. Раньше я тоже думал, что я чудо какой замечательный человек. Но потом понял, что все только мистификация, надувательство, ничего, кроме надувательства. Как мужчина вы поймете, что я имею в виду. Вы говорите с мужчиной, и сами все понимаете.

Врач. Вы невидимы для нас. Вы когда-нибудь видели духа?

Дух. Да что за ерунду вы говорите? Я уже не верю в такую бессмыслицу. Каким бы верующим человеком вы ни были, но если вы вообразите, что можете ходить по воде, то утонете так же быстро, как любой неверующий! Я тоже однажды сказал – моя вера так крепка, что я могу ходить по воде, но я все же утонул.

Врач. Потому что вы пренебрегли благоразумием.

Дух. Благоразумие? Вы и с благоразумием не сможете ходить по воде.

Врач. Но вода существует вовсе не для того, чтобы по ней ходить.

Вода для того, чтобы пить и купаться.

Дух. Почему вы так крепко держите меня за руки?

Врач. Я держу руки моей жены.

Дух. Вы не знаете, что говорите. Вы сами-то в это верите?

Врач. Я знаю, что держу руки моей жены.

Дух. Я когда-то тоже верил в это.

Врач. А как же так получилось, что вы утратили свою веру?

Дух. Все это мистификация!

Врач. Вместе с жизнью начинаются познание и осознание.

Дух. До сих пор я ничего не познал и не осознал.

Врач. Но это придет, прежде чем вы нас покинете.

Дух. Я был верующим человеком, я верил. И что теперь?

Врач. Что же было вначале?

Дух. Да что вначале? Я как раб работал на одного «слугу Господня». Теперь я уже не состою у него на службе, это было раньше. Я ушел оттуда. Он проклял меня, и у меня начались проблемы и несчастья. Я поклялся именем Бога, что Бога нет, если Он так жалок, что назвал такого человека своим «служителем». И тогда я потерял веру.

Врач. Но какое же это имеет отношение к реальности и жизни после смерти?

Дух. Когда умираешь, ты просто мертв.

Врач. Почему же вы не остались мертвым после того, как умерли?

Дух. Мертвым? Но я же еще не умер!

Врач. Да нет, вы умерли – по крайней мере, умерло ваше тело.

Дух. Я сбежал от этих лицемеров. Сначала они забирали у меня все деньги, которые я зарабатывал. Если Бог действительно есть, зачем ему, ради всех святых, постоянно нужны деньги? Они все время говорили: нужно только верить; только верь и отдавай свои деньги церкви, тогда твои поступки будут угодны Богу! Я много и тяжело работал – с шести утра до поздней ночи. И все для Бога! Я работал для Бога, и часто у меня не хватало на жизнь.

Врач. Скажите нам, откуда вы пришли?

Дух. Я не хочу ничего, кроме свободы.

Врач. Вы не хотите сказать, откуда вы пришли?

Дух. Посмотрите на всех этих бесов, собравшихся здесь! (Невидимые.) Слышите, как они ругаются и смеются? Они говорят: «Я знаю тебя!» Посмотрите на того, что сидит напротив. Посмотрите на всех других! Слышите, как они все смеются? Они говорят, что я должен вас попросить помолиться за них, потому что они пребывают во тьме.

Врач. Мы готовы помочь им прозреть.

Дух. Послушайте, какие проклятия они извергают!

Врач. Их нужно пожалеть. Что такое любовь к ближнему, вы, кажется, тоже еще не знаете.

Дух. Боже, посмотрите на этого человека! Они говорят, что милостыня им не нужна.

Врач. Я не имел в виду деньги. Нужно дать им возможность помочь себе. Вы знаете, какой сейчас год?

Дух. Мне все равно. Мне это совершенно безразлично, даже если прошло уже сто лет. Я потерял всю веру – в Бога, в людей, во всех и в каждого! А ведь моя вера была так сильна! Но один из «слуг Господа» отнял у меня жену и детей, а я ведь работал на Бога с шести утра до двенадцати ночи.

Врач. Но ведь вы никогда серьезно не задумывались и не спрашивали, а истинно ли то, во что вы верили.

Дух. Я верил в Святого Духа и бессмертие души.

Врач. Почему вы никогда не пытались понять, имеет ли ваша вера разумный смысл?

Дух. У меня было довольно веры, чтобы сдвинуть горы. Нас учили верить только в Святого Духа. Посмотрите, как они тут все сидят (духи). Посмотрите вот на этого! Эй, Каланго! Он и я, мы уже не раз дрались друг с другом, но я всегда его побеждал. Я сейчас могу говорить так хорошо, как не говорил уже давно. Эй, Каланго, ты выглядишь так, как будто у тебя не все дома! Они послали меня сюда, и вот я здесь. Я думал, вы испугаетесь меня, но все же зашел к вам.

Врач. Как вам это удалось?

Дух. Зайти сюда? Как я сюда зашел? Не знаю.

Врач. А откуда у вас эта рука? (Рука миссис Викланд.)

Дух. Эта рука? Это может быть только моя рука, она же не может быть чьей-то еще рукой! Эй, Каланго, пересядь-ка сюда. Так, ребята, теперь я могу поговорить с вами как следует.

Врач. Сейчас же прекратите так говорить!

Дух. Вы думаете, что вы здесь главный?

Врач. Да, конечно!

Дух. Я не доверяю ни вам, ни кому-либо другому.

Врач. Я только хотел объяснить вам, что вы утратили свое бренное тело. В настоящий момент вы пользуетесь телом моей жены, но для нас вы невидимы. Вы сказали нам, что здесь сидят какие-то мужчины. Их мы тоже не можем видеть. Мы все еще живем в наших земных телах, а вы уже утратили свое бренное тело.

Дух. И, стало быть, вы не видите меня?

Врач. Мы не можем видеть духов. Вы находитесь в теле моей жены. Сюда вас привели более развитые духи.

Дух. Мне предложили прийти сюда. А эти все пришли вместе со мной из мрака. Нас ведь пригласили сюда. (Во время концентрации, охватившей всех привязанных к земле духов.)

Врач. Я уже говорил, что вы должны слушаться высокоразвитых духов, которых вы видите вокруг себя; они помогут вам. Вы (все остальные) пребываете во тьме.

Дух. Да, но вы же пригласили нас, и вот мы здесь. Я только хочу сказать: если вы не хотите, чтобы мы были здесь, тогда я вообще не хочу здесь ни о чем говорить.

Врач. Вас пригласили сюда высшие духи, и вам позволено использовать тело моей жены, чтобы мы могли довести до вашего сознания, что у вас больше нет вашего собственного тела. У церкви нет верного представления о Боге. И так как в церкви вы столкнулись с надувательством, вы считаете все мистификацией. Вероятно, вы уже давно утратили свое тело. Моя жена медиум, и в настоящее время вы используете ее тело. Оглядитесь вокруг, может быть, вы увидите кого-то, кто вам знаком.

Дух. Я вижу Каланго.

Врач. Вы должны научиться понимать, что в жизни есть смысл.

Дух. Моя вера была слишком сильна. Я пожертвовал деньгами и женой, и вы видите, куда меня это завело!

Врач. Что общего это имеет с фактами жизни? Вы когда-нибудь наблюдали чудеса природы?

Дух. Я больше не верю в Бога, ничего такого нет.

Врач. Бог не имеет никакого отношения к надувательству. Вы вдумчиво читали Библию? Ведь в Библии сказано: «Бог есть любовь». Со всем тем надувательством, с которым вы столкнулись, полноценная жизнь не имеет ничего общего. Но мы хотим вам помочь увидеть все в верном свете.

Дух. До сих пор мне никто не помогал.

Врач. Вы знаете, что находитесь в Лос-Анджелесе, в Калифорнии?

Дух. Нет.

Врач. Подумайте хотя бы немного над смыслом жизни. Она имеет глубокий смысл, хотя вы его и не знаете. Вам когда-нибудь удавалось сотворить цветок? Вы можете приказать траве расти или остановить жизнь на Земле? Вы когда-нибудь наблюдали, как растет растение?

Дух. Все это – творение Господа.

Врач. Может ли невежество принести плоды познания? Вы когда-нибудь проникали в столь чудесное творение? Разбейте яйцо, и вы не увидите в нем жизни. Возьмите другое яйцо, выдержите его двадцать один день в тепле, как это делает наседка, и вылупится цыпленок.

Дух. Все это совершенно естественно.

Врач. Но благодаря чему появляется цыпленок? Мы должны уяснить для себя и попытаться понять, во что мы верим! В Библии сказано, что «Бог есть Дух», и те, кто Ему поклоняется, должны поклоняться Ему в истине. Этого вы не найдете в церквях, они учат только слепой вере.

Дух. Я действительно верил.

Врач. В Библии сказано: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными». Если даже не называть Библию «святой книгой», в ней все же содержатся чудесные истины.

Дух. Я в это не верю. (Смеется.)

Врач. Вы смеетесь над своим невежеством! Моя жена позволяет невежественным духам использовать свое тело, чтобы мы могли разъяснить вам ваше положение. Она хочет, чтобы вы убедились в том, что и по ту сторону могилы есть настоящая жизнь! Мы даже еще не знаем, откуда вы, однако разрешили использовать тело моей жены. Откуда вы родом?

Дух. Откуда я родом? Я родился в Канаде, вблизи Монреаля.

Врач. В 1881 году я тоже там был. Вы французский канадец?

Дух. Мой прадед был французским канадцем.

Врач. Вы не можете вспомнить свою фамилию?

Дух. Я вообще ничего толком не могу вспомнить.

Врач. Сейчас мы поможем вам осознать истинное положение вещей.

Дух. Я был рабом.

Врач. Но это же все в прошлом.

Дух. Но я все время вижу только прошлое, и это сводит меня с ума. Вместо того чтобы плакать, я решил, что лучше надо всем смеяться. Когда от охватывающего меня бешенства и возмущения я не знаю, уже не знаю, что делать, то просто начинаю смеяться. Похоже, это приносит мне больше облегчения, чем плач.

У меня случилось большое горе: у меня забрали жену, разрушили мой дом, и детей я тоже потерял. Моя жена была очень красивой. Когда я однажды, смертельно усталый после тяжелого рабочего дня, пришел домой, жены и детей не было. Но через некоторое время «слуге Господа» разонравилась моя жена, и она ушла от него. Но к этому времени я уже слишком опустился. Я сказал себе, что церковь для меня больше не существует. Ведь если какой-то «слуга Господа» позволяет себе разрушить мой дом, отнять у меня жену и детей, то Бога просто не может быть. Из-за этого человека я попал в настоящую преисподнюю. Я опускался все ниже и ниже, но даже под забором можно найти друзей и любовь. Если ты сам опустился, то у тебя и друзья такие же. Все остальные люди смотрят на тебя сверху вниз. Но поверьте, те, кто опустился так же, как ты, – верные друзья. Они всегда готовы тебе помочь и делятся друг с другом всем, что имеют. И как бы низко ты ни пал, даже если у тебя не осталось ни цента, эти друзья все равно помогут тебе.

Один день я никогда не забуду и то, что тогда увидел, – никогда! Боже! Если Бог есть, почему тогда, какого черта Он допускает такое? В этот день я встретил свою жену. И где же? Там же, под забором! Я нашел ее в одном из тех мерзких домов – вы знаете их, – куда тот подлый «слуга Господа» сдал ее, когда она ему надоела! Я взглянул на нее, она – на меня.

«Ты – здесь?» – спросил я. И она ответила тем же: «Ты – здесь!»

«Как ты сюда попала?» – спросил я.

«А почему ты здесь?» – спросила она в ответ.

Я возразил: «Я здесь, вероятно, по собственной доброй воле». И тогда она рассказала мне, что тот «слуга Господа» пристроил ее сюда, чтобы скрыть свой срам. Чтобы утаить свое грязное дело, чтобы люди ни о чем его не расспрашивали. Он отправил ее в публичный дом и велел ее там держать; а ей уже было все равно. Так мы оба опустились ниже некуда, все из-за этого дьявола. С тех пор я уже больше никогда не ходил в церковь. Я проклял этого человека и весь этот религиозный дурман. Моя жена не хотела больше иметь со мной ничего общего, я – тоже. Она лежала почти как труп, совсем больная. Ни одно животное не может так низко пасть, как женщина, когда она погибает. Разве можно еще верить в то, что есть какой-то Бог, когда видишь, что такой человек, как моя безвинная жена, так страдает? Как такое возможно?

Врач. Почему же вы не воспользовались разумом, который вам дал Господь Бог?

Дух. Сотни людей низко падают, не задумываясь над тем, что с ними будет.

Врач. Но теперь-то вы должны задуматься над этим. Теперь позвольте мне сказать. Итак, вы прилежно ходили в церковь и слепо верили во все. Вы же сами это признаете?

Дух. Но я же хотел стать хорошим человеком.

Врач. Вы никогда не ощущали потребности в чем-то высшем? У вас была только вера, но не было знания. Всемилостивый Бог не зря дал вам ваши пять органов чувств и рассудок для разумного понимания всех вещей, но вы тем не менее всегда только слепо верили и, не раздумывая, придерживались того, что вам внушали. Но, уверяю вас, вины Бога в этом не было. Для нашей веры нам нужно обрести благоразумие, знание и познание – только это делает нас свободными людьми. Бог ведь не Сам написал Библию.

Дух. Это священная книга, по крайней мере, так все говорят.

Врач. Она написана людьми. Вы когда-нибудь пытались проникнуть в чудеса человеческой души? Я сейчас говорю о фактах. Вы когда-нибудь пытались осознать, как чудесно устроено человеческое тело, или задавались вопросом, как это вообще возможно, что невидимый может управлять человеческим телом и направлять его? Вы вообще когда-нибудь наблюдали вблизи чудеса природы?

Дух. Но все это не имеет никакого отношения к моему горю.

Врач. Если бы вы призвали на помощь ваш разум, то сами бы догадались, что и любовь нельзя увидеть.

Дух. А что, этот дьявол не любил мою жену?

Врач. Это была не любовь, это было вожделение. Вы, к сожалению, не использовали способностей вашего разума. В слепой вере вы доверились церкви, ни на малую толику не воспользовавшись своим рассудком. Мы не видим вас, вы для нас невидимы, и в настоящий момент используете тело моей жены. Сейчас мы говорим о судьбе так называемой «мертвой»; к нам уже неоднократно приводили души людей, которым нам удавалось разъяснить их состояние и тем самым помочь. Вас тоже привели сюда просвещенные духи, чтобы мы помогли осознать вам ваше положение. Теперь у вас есть прекрасная возможность, уйдя в мир духов, продвинуться там в своем развитии, но прежде вы должны забыть всю вашу ненависть. Вы утратили свое бренное тело. Вы знаете, какой сейчас год? 1921, и вы в Калифорнии.

Дух. Как же я здесь оказался? Я никогда не был в Калифорнии.

Врач. Вам интересно, как может путешествовать дух? Вы говорили о других людях, которые все еще здесь; никого из них мы не видим; вы находитесь в теле моей жены. Неужели одно это вам не говорит, как много в жизни чудес?

Дух. Почему же меня никогда ничему этому не учили?

Врач. Потому что истина заключена не в людях. Каждый должен сам познать, как ему найти верный путь между фактами жизни и верой церкви. Церкви – человеческие учреждения; но Бог есть, и мы должны поклоняться ему в духе и в истине. В духе и в истине! Мы, конечно, можем претендовать на высшую жизнь, но само по себе это еще не дает нам знания. «Бог есть Дух», невидимый интеллект. Он открывается нам в чудесах Вселенной!

Дух. Все эти люди (невидимые) пережили жестокие разочарования, как и я, но каждый – по-своему. Вот мы сидим здесь все вместе, время от времени разговаривая друг с другом; каждый рассказывает что-то о своем прошлом, у всех свои заботы.

Врач. Бог тут ни при чем. Вселенная – это Храм Бога, а наши души – его откровения. Подумайте обо всем чудесном во Вселенной. Вы постоянно говорите о своих друзьях, присутствующих здесь, но мы не можем их видеть.

Дух. Они все хотят знать, сможете ли вы им помочь выбраться из их бедственного положения.

Врач. Да, мы можем им помочь. Но сначала объясните им, что жизнь имеет глубокий смысл, а потом оглянитесь вокруг. Думаю, вы увидите высших духов, готовых вам помочь.

Дух. Нас всего шестеро, и все мы пережили очень похожие беды и разочарования; у каждого своя история.

Врач. Вы скажите им, что ни одному из них нет необходимости оставаться в его теперешнем бедственном положении.

Дух. Тут есть одна группа, они называют себя «смеющимися дурачками»; другая группа называется «сквернословящие дурачки», еще одна – «клянущиеся дурачки», и есть еще другая – «поющие дурачки»! Эти поют и молятся с утра до вечера. Их постоянное завывание ужасно действует на нервы.

Врач. В Библии сказано, что как человек мыслит в сердце своем, таков он и есть. Религиозные фанатики хуже всех. Они верят слепо, но не имеют понятия о духовном. А ведь все мы обладаем духовными способностями, но мало кто правильно их применяет. Но Господь Бог в этом не виноват!

Дух. Я уже давно без работы, и зачастую всем нам нечего есть. Мы так давно постимся, что, кажется, нам уже вообще не нужна пища.

Врач. А дух и не нуждается в пище.

Дух. Но нас изматывает голод! Голод!

Врач. Да, духовный голод!

Дух. Мы все испытываем голод и жажду чего-то, но не знаем, чего. Нам очень хочется понять, чего же мы жаждем. Мы все уже говорили, что наши души вопиют о чем-то, только мы не знаем, о чем! Ни один из нас не любит молиться. Что до меня, то я вообще не могу молиться. Я твердо верил и много молился, и вот теперь оказался в глубокой пропасти несчастий и бед.

Врач. Бог каждого из вас одарил разумом.

Дух. Вы нам поможете? Все говорят, что жаждут хотя бы чуточку счастья. У нас все время стоит перед глазами наше прошлое, а мы страстно желаем чего-то высшего. Передо мной постоянно моя жена, какой я ее видел в последний раз – жалкая, больная и опустившаяся.

Врач. Но это было только тело вашей жены – такое больное, а не ее дух.

Дух. Когда мы виделись в последний раз, мы оба расплакались.

Врач. Когда вы обретете полную ясность относительно самих себя, вам всем представится возможность быть полезными, принося пользу другим. Только непременно слушайтесь невидимых друзей, которые всегда рядом с вами. Вы все – помолчите, не произнося ни звука, лишь одно мгновение, и тогда вашим глазам откроются такие чудеса, о которых вы не могли и мечтать!

Дух. Вы думаете, что моей жене тоже окажут помощь? Она была чиста как лилия, и я очень любил ее.

Врач. Вы и сейчас можете ее любить. Жизнь ставит каждому из нас одну и ту же задачу – познать себя. В той мере, в какой мы вырастаем из нашего невежества, обретая ясность в себе и о себе, мы обретаем и способность воспринимать и различать высшие факты и явления жизни – как здесь, так и в духовном мире. Если бы мы пришли в этот мир в совершенном состоянии, тогда мы бы даже не смогли бы оценить этого по достоинству. Вы прошли ад, и если вы отныне будете успешно продвигаться на пути самопознания, то скоро увидите небо. Там вы обретете чудесную жизнь и сможете по достоинству ее оценить. Тогда вы тоже станете вдохновенными помощниками, полными горячего желания служить другим. Только вы все должны открыть свои сердца высшим силам.

Дух. Я люблю свою жену. (К невидимым.) Нет, братцы, погодите уходить, обождите еще немножко.

Врач. В Библии сказано: «Просите, и дано будет вам; ищите, и найдете; стучите, и отворят вам».

Дух. (Торжественно и серьезно.) О Боже, если ты действительно есть, помоги мне! Помоги и моей бедной жене! Мы так любили друг друга. О Боже! Помоги всем нам! Мы все жаждем чего-то!

Врач. Он направит к вам своих посланников. Вы увидите многих, с радостью желающих вам помочь!

Дух. Господи, помоги нам всем!

Врач. Если вы посмотрите вокруг, то наверняка увидите духов, которые хотят вам помочь.

Дух. Вот мой мальчик, мой маленький мальчик – Чарли! Ты же мой мальчик! Ты умер много лет назад, но ты мой любимый Чарли! Ты пришел, чтобы помочь своему старому отцу, мой мальчик? Твой старый отец пережил муки ада; помоги своей матери, мой мальчик, помоги своей бедной матери! (Вдруг с удивлением.) Что, это мой маленький мальчик, но он же теперь взрослый мужчина! Чарли, мой маленький мальчик! Можешь ли ты простить своего старого отца? Я очень старался быть верующим и хорошим человеком.

О Боже, если ты действительно есть, открой мои глаза! Боже, помоги мне! (Смотрит на какое-то явление, затем говорит вполголоса.) Теперь мы все сможем увидеть величие Господа и пойдем с Чарли. (Удивленно.) Ты? Ты тоже здесь, Клара? Подойди ко мне, Клара! Я прощаю тебя! Я прощаю тебя, Клара! Я знаю, это была не твоя вина. Это был тот дьявол, он отнял тебя у меня. Я люблю тебя и всегда тебя любил. Пойдем, Клара, пойдем с нами и возьмем с собой Чарли. Он тоже наверняка тебя простит.

Врач. Что он говорит?

Дух. Он говорит: «Пойдем со мной, в мой духовный дом. Там все так мило и красиво, там вы будете счастливы! Ведь только ваше горе и ваши страдания делали вашу жизнь такой безутешной».

Врач. Ну, теперь вы видите, что вам предстоит нечто прекрасное?

Дух. Это небо? О, посмотрите сюда! Вот моя мать и моя сестра Эмма! Вы обе тоже здесь? Можете ли вы простить меня и Клару? Я думал, что ты на небе, мама, ты была такой хорошей! Ты всегда меня любила.

Врач. Теперь вы понимаете, что есть нечто высшее, чем ваше прошлое?

Дух. Да, теперь я знаю, что Бог есть. Теперь я снова верю в Бога, потому что вижу Его величие. Я вижу и чувствую Его сияние.

Врач. Теперь, когда вы сами духовно пробудились, вы должны помочь и другим – тем, о которых вы говорили.

Дух. Они все пойдут со мной, я всех их возьму с собой, ведь я не могу оставить их в беде. Вы помогли всем нам. А теперь мы пойдем, пойдемте, друзья! У нас для каждого были свои имена, но это были, скорее, прозвища. Полные ненависти, мы все время смеялись и называли себя «смеющимися дурачками». Большую часть времени мы проводили в разговорах о нашем прошлом. Теперь мы все нашли Бога; мы нашли Его – в Его величии, в Его блаженстве, в духовном мире! Теперь нам уже не нужно верить, потому что мы знаем! Он всем нам поможет. Мать, отец и сестра – все здесь.

Пойдемте, друзья. Мы все слышали, что сказал этот человек, и вы видите, куда это нас привело. Теперь я назову вас нашим спасителем, потому что вы спасли нас из тьмы и привели к свету. Вы помогли всем нам. Не только у меня, но и у других открылись глаза, чтобы увидеть величие Господа, но не бога ненависти и зависти!

Врач. Вы можете поблагодарить мою жену, которая предоставляет духам свое тело, чтобы им можно было помочь.

Дух. Я никогда вам этого не забуду. Благодаря вашей помощи я вновь счастлив. Счастье – я не знал его вот уже много, много лет. Вы говорите, сейчас 1921 год. Это правда? Я думал, 1882.

Врач. Вы можете назвать нам вашу фамилию, дорогой друг?

Дух. Мою фамилию? Да – Мэллори. Меня называли «смеющимся дурачком». Мы так благодарны вам за ваше терпение. Я был так полон ненависти, но теперь все прошло. Бог да благословит всех вас! Я вновь должен назвать вас своим спасителем, потому что вы освободили всех нас из темноты и привели в такое прекрасное место. Клара, пойдем со мной, я люблю тебя всем сердцем; теперь ты здорова.

Врач. Вы теперь станете духами-служителями. Забудьте все, что было; ищите Бога, помогая и служа ближним своим, только так вы сможете укрепить свое счастье!

Дух. Когда я видел Клару в последний раз, она была очень больна и постоянно принимала морфий. Иди ко мне, Клара, я прощаю тебя. Смотри – Чарли с нами. А мы не можем помочь Кларе? Похоже, она под действием наркотика.

Врач. Да, она, вероятно, еще под действием морфия. Но любовь позволит ей прийти в себя.

Дух. Я никогда всерьез не сердился на нее, она была так чиста. Клара, очнись! Ты не умерла! Забудь все, что было, и начни новую жизнь!

Я благодарю вас всех за то, что вы помогли мне обрести столько счастья и вернуть веру в Бога. До этого я не знал Его по-настоящему. Теперь же я познаю Его в чудесах природы. Посмотрите, все посмотрите на эти чудесные цветы! Это – небо?

Врач. Это духовный мир!

Дух. Ну а теперь я пойду и буду жить с теми, кого люблю, в мире духов. Пойдемте. Прощайте!

Послание совершенно иного рода мы получили от духа одного молодого человека, умершего сына одного из членов нашего кружка. Молодой человек, умерший два месяца назад, лишенный каких-либо предрассудков, был открыт всему новому, и поэтому его духовным друзьям не составляло труда просветить его относительно перемены его положения.

Во время краткого посещения нашего кружка он очень интересно описал те условия, которые он наблюдал как в земной сфере, так и в духовном мире.

Сеанс 14 апреля 1920 года Дух: У. Й.

Дух. Ну вот, папа, я снова здесь. Духовные друзья разрешили мне прийти и говорить первому. Папа, это странно, что я должен был так скоро уйти, но мое время пришло. Я рад, что дверь не была закрыта. Я видел много духов в глубокой скорби, потому что у них перед носом захлопнули дверь, когда они хотели прийти к своим еще живущим родственникам и друзьям, чтобы явиться им. (Если еще живущие люди никоим образом не воспринимают существование своих умерших близких и вообще не верят в то, что те живут после смерти, тогда духи оказываются перед закрытыми дверями.)

Это для них довольно тяжелый удар. Поэтому я очень благодарен, что дедушка Б. и дядя С. стояли рядом со мной, когда я очнулся от смертного сна. Это было весьма странно – будто сквозь мое тело прошел электрический разряд.

Жизнь вообще странная штука. Если бы вы только могли видеть, через что люди только не проходят, оставив земную жизнь.

Папа, я, правда, немного знал о жизни после смерти, но кое-что мне было известно. И уже это пошло мне на пользу. Я сразу осознал, что умер, и узнавал моих усопших родственников и друзей.

Дядя Ф. настаивает, я должен рассказать, что оказался гораздо в лучшем положении, нежели он при его переходе в потусторонний мир, и что его деятельность заключается теперь в том, чтобы помогать другим несчастным, еще не имеющим понятия об истинной жизни.

Папа, тебе не кажется странным, что я восстал к новой жизни в свой земной день рождения! Теперь у меня и мой духовный, и мой земной день рождения приходятся на один и тот же день. Папа, это прекрасно! Скажи это Э. и Б., скажи маме; скажи всем, что я счастлив тем, что могу приходить к ним, и что для меня дверь никогда не бывает закрыта. Еще скажи моему маленькому сыну, что я не умер, не «мертв»; что я не в могиле, а всегда подле него. Я хочу познать управляющие миром законы, чтобы стать ему вожатым в этой жизни. Объясните ему, что я – с ним и что у меня теперь больше силы и власти помогать ему, чем прежде.

Слава Богу, что я кое-что знал и был достаточно осторожен, чтобы не вступить в тесный контакт с моей любимой женой; в противном случае я бы попал в ее магнетическую ауру и причинил бы ей одни беспокойства. Моя любимая милая жена, я так рад, что не причинил нам обоим вреда.

Здесь я вижу много работы среди отринутых от всего душ, которые сами даже не знают, что умерли. Они ходят домой к своим родственникам и друзьям и хотели бы лучше остаться там, чем постараться здесь продвинуться в своем развитии. Папа, я так рад, что опять смог прийти, и очень рад, что между нами нет никакой стены.

Господин Й. (Отец умершего.). Я тоже рад, что смог опять прийти сюда.

Дух. Я сейчас совершенно не чувствую, что как-то отделен от вас. Я просто ушел в другую страну, но могу бывать и у вас. Я среди вас, когда вы собираетесь все вместе и говорите обо мне. У меня вообще такое чувство, будто бы я никуда и не уходил.

Скажи маме и моей любимой милой жене, пусть они не печалятся обо мне. Я так счастлив, что могу быть с ними. Это было, конечно, тяжелым ударом, что нам пришлось расстаться как раз тогда, когда в нашем маленьком доме зрело счастье. Но мое время пришло, а если наш час пробил, мы должны уходить из земной жизни. Мы ведь не уходим в никуда, как многие думают; мы остаемся здесь, подле тех, кого любим, только наши тела уже невидимы для них.

Как бы я хотел, чтобы ты увидел, как дядя Ф. трудится в темной земной сфере, помогая множеству несчастных и удерживая их от того, чтобы поразить еще живущих людей одержимостью. Он старается изо всех сил, чтобы разъяснить каждому, что здесь, в потустороннем мире, все правда и реальность, ведь это же ужас какой-то, как много различных догм веры и вероисповеданий мешают этому. За короткое время после моего перехода в мир иной я многому научился.

Я благодарен тебе и маме за то, что вы не загнали меня в жесткие рамки какого-либо вероисповедания, неотяготив тем самым моей души. Так что я был свободен и благодарю вас за это!

Господин Й. Иногда очень трудно, воспитывая детей, дать им правильное религиозное направление.

Дух. Как я хотел бы, чтобы все были так же свободны, как был я, тогда не было бы столько бед и сомнений. Папа, я так счастлив, что снова могу прийти к вам.

На следующий день дядя Ф., дядя С. и я спустились в земную сферу, где царят законы низкого уровня. Там все гораздо хуже, чем в преисподней, чем можно описать словами. Там хуже, чем в сумасшедшем доме, где каждый сходит с ума по-своему! Вы даже не можете себе представить, какой это ад.

У одного – одна вера, у другого – другая, и все пребывают во мраке! Они все – заложники своих вероучений, и их нельзя образумить. Им нужно ставить какую-то осязаемую задачу, чтобы привлечь их внимание. Бывает, что музыка приводит их к осознанию их положения. Если удается привлечь их внимание, становится возможным до них «достучаться», но догмы и фанатическая вера укоренились в них так глубоко, что ни до чего другого им просто нет дела.

Если вы хотите получить очень приблизительное представление об условиях в земной сфере, тогда зайдите в отделение для тяжелобольных сумасшедшего дома, и вам представится примерная картина того, в какого рода состояниях оказываются здесь люди, попадающие сюда без малейшего представления о реалиях потусторонней жизни.

Представьте себе, что такой невежественный дух попадает в магнетическую ауру какого-то человека и поражает его одержимостью, что случается довольно часто. Тогда этого человека объявляют сумасшедшим и помещают в дом для умалишенных. Там содержится множество сумасшедших обоих уровней – как земных людей, так и существ из мира духов. Ужасно видеть все это и знать, что причиной этого являются лишь не терпящие никаких возражений догмы веры и косные учения. Я никогда не перестану благодарить тебя и маму за то, что вы не принуждали меня к какой бы то ни было догматической вере; те небольшие знания, которыми я обладал, были, по крайней мере, реальными жизненными истинами.

В другой раз дядя С. показал мне совсем иную жизнь. Он сказал мне: «Пойдем со мной!», и мы посетили несколько мест духовного мира. Среди них было одно, описать которое я не в силах. Я также не могу описать своих ощущений и условий, царящих там, потому что тамошняя музыка была так бесконечно нежна, так отличалась от всего, что я когда-либо слышал. Меня охватило чувство легкости и приподнятости. А что за люди были там! Это действительно невозможно описать.

Представь себе, если можешь, что ты слышишь прекрасную музыку большого оркестра, состоящего из одних виртуозов, играющих на одном дыхании. Ты можешь себе представить такое?

Это была такая радость для меня! Но, увы, я не мог наслаждаться этим вполне, потому что мне не давала покоя боль сожаления, что вы и моя любимая жена не могли этого услышать. А наслаждаться одному – это не по мне. Я бы с радостью открыл дверь вашего дома, чтобы и вы смогли это услышать. Только тогда я был бы по-настоящему счастлив.

Я ломал голову, как это сделать, но тут ко мне подошел старик, потрепал меня по плечу и сказал: «Молодой человек, я прочел ваши мысли. Не горюйте. Скоро придет время, на которое мы все уже работаем, когда на Земле будет изобретен инструмент, через который все, кто этого захочет, смогут услышать игру великих мастеров духовного мира. Еще не сейчас, но – скоро!» Папа, моя работа состоит в том, чтоб сначала учиться тому, как я могу помочь тем, кто не так счастлив, как я. А потом я буду учиться, как мне поступать, чтобы быть в состоянии помогать моей любимой жене, моему маленькому мальчику и всем вам. И уж во всяком случае не вредить! Я усерден в учении, и когда выучусь, тогда по-настоящему приду к вам!

Только не думайте, что сейчас я не среди вас, а как можно больше думайте, что я здесь, ведь тогда я смогу быть гораздо ближе к вам; особенно, когда вы музицируете, потому что музыка очень облегчает нам связь с теми, кого мы любим.

А теперь – прощайте все и передайте моей любимой жене мой сердечный привет!


С изысканной грацией и вежливыми любезными вопросами к нам пришел дух одной ранее знаменитой актрисы, друзья которой тщетно пытались пробудить ее от «смертного сна».

Сеанс 7 июля 1922 года Дух: Лилиан Р.

Врач. Добрый вечер! Вы откуда?

Дух. Кто-то велел мне прийти сюда, но я не знаю, зачем я здесь. Я пребываю в странном состоянии и не понимаю, в чем дело. Я вообще не понимаю, где я.

Врач. Вы в Лос-Анджелесе, в Калифорнии.

Дух. Нет! А вот вы, те, что непременно хотели завлечь меня сюда! Но я не понимаю, зачем. Я не знаю никого из вас.

Врач. Вас привели сюда, чтобы помочь вам.

Дух. Я и не знала, что мне нужна помощь. Все кажется мне таким непонятным.

Врач. Это только оттого, что вы не осознаете своего положения. Как вы думаете, где вы?

Дух. Дома.

Врач. В каком штате вы жили?

Дух. В основном в Нью-Йорке, но иногда и в Лондоне, и в других городах.

Врач. Вы не видите здесь совсем никого, кого бы вы знали; даже того, кого вы привели с собой?

Дух. Ох! (Стонет от сильных болей во всем теле.)

Врач. У вас был несчастный случай? Вы путешествовали? Что было последним, о чем вы можете вспомнить?

Дух. Я была очень больна, мне было так больно.

Врач. Вероятно, это была ваша последняя болезнь, а потом вы вдруг внезапно выздоровели?

Дух. Нет, мне кажется, я до сих пор спала и почему-то именно сейчас проснулась. Все так странно.

Врач. Вы просто не осознаете своего состояния. Вам совершенно нет нужды мучиться этими болями. Если вы только скажете: «Я не хочу испытывать эти боли», они сразу исчезнут. Не хотите попробовать?

Дух. Да, но мне это не кажется таким простым делом. Вы, наверное, приверженец христианской науки. Я права? Я тоже когда-то немного занималась христианской наукой, но не могу сказать, что вообразила себе эти боли.

Врач. Но сейчас вы пребываете в совершенно измененном состоянии. Вы не встретили здесь кого-нибудь из друзей?

Дух. Да, я частенько вижу кое-кого из моих лучших друзей, но они уже умерли, и я думаю тогда про себя, что у меня «не все дома». Когда мои друзья со мной, один из них всегда говорит: «Проснись!» Но я не могу даже поднять веки, да и не хочу никого видеть.

Врач. Это как раз то, чего вы не хотите понять. Вы что, боялись их при жизни?

Дух. Нет, ничуточки.

Врач. Зачем же теперь вам их бояться, когда вы всего-навсего сбросили свое бренное тело?

Дух. Я пуглива, я очень нервная и не хочу, чтобы они ко мне приближались. Почему мои родственники нисколько не заботятся обо мне?

Врач. Для ваших земных друзей вы мертвы, но не для ваших духовных друзей.

Дух. Я была больна, но я не помню, чтобы умерла. Я заснула, но я не помню, чтобы я вновь не проснулась. Некоторые из моих друзей как раз пришли, чтобы позвать меня пойти с ними.

Врач. Вы знаете, почему они все время кричали, чтобы вы проснулись? Для ваших духовных друзей вы просто спали.

Дух. Чего они хотят от меня?

Врач. Они хотят вам помочь и разъяснить вам ваше теперешнее состояние.

Дух. Я вас не знаю.

Врач. Я – доктор Викланд. Кто привел вас сюда?

Дух. Анна Х.[8] (актриса, с которой умершая была хорошо знакома при жизни) сказала мне, что я должна пойти вместе с нею.

Врач. С нею у нас тоже была беседа, как теперь с вами.

Дух. Она пришла ко мне, но я же не знала, что она мертва и перешла в мир иной.

Врач. Она не мертва. Мы, правда, и ее не можем видеть, мы только слышим, что она говорит. Вы же не видите меня, только мое тело. Дух невидим, и смерти нет.

Дух. Так много людей приходят ко мне и хотят меня разбудить; они говорят, я снова должна взяться за свою работу.

Врач. Если вы ничего не имеете против, мы бы хотели знать, кто вы.

Дух. Вы меня не знаете? Я была актрисой. Я была известна как Лилиан Р. Я не умерла, я не мертва. Уильям Стед был у меня, а также умерший король Эдвард. Я была его любимой актрисой. Я не понимаю, зачем я здесь. Мне говорят, меня привели сюда, чтобы вы меня разбудили.

Врач. Наше дело разгадать загадку жизни и ответить на вопрос, что происходит с умершими после смерти.

Дух. Я тоже интересовалась этой проблемой, но толком так и не разобралась с явлениями. Жизнь моя была волнительной и до отказа наполненной всякими другими вещами, я пыталась сделать свою жизнь настолько приятной, как это только возможно. Я очень устала, и меня клонит в сон.

Врач. А что у вас была за болезнь?

Дух. Ей давали столько названий, что я, в конце концов, совсем уже не знала, что это было. У меня были такие ужасные боли – отсюда и книзу. (Показывает от колена вниз.) Какое-то время я была без сознания. Я уже не могу четко вспомнить подробности; мне кажется, что я до какой-то степени потеряла память. Я уже совсем ничего не помню, что случилось. Я чувствую себя совершенно другой, и у меня такое предчувствие, что мне совсем нечего ждать от будущего. Я не могу назвать себя несчастливой, но и ощущения счастья у меня тоже нет.

Врач. Мы готовы вам все объяснить. И вам нет никакой необходимости ломать над этим голову.

Дух. Когда ко мне пришли мои умершие друзья, я не захотела иметь с ними ничего общего. Они звали меня: «Пойдем с нами!», но я возразила: «Нет, нет, нет, я еще не готова и не хочу умирать».

Врач. А между тем вы уже умерли, просто не осознав, что произошло. Тут пришли ваши друзья, хотели вам помочь, но вы не поняли этого. Вы знаете, где вы сейчас? Это тело моей жены, которым вы пользуетесь, в то время как сама она спит. То есть вы говорите устами моей жены.

Дух. (Видит другого умершего, ее бывшего друга.) Это же Джон Джей Эй![9]

Врач. Моя жена – медиум и предоставляет свое тело духам, чтобы мы могли разъяснить вам ваше положение. В случае мистера Джей Эй, мистера Стэда и Анны Х., как и в вашем случае, это пока не удалось.

Дух. Я боюсь вас.

Врач. Здесь своего рода «справочная» для таких случаев, как ваш. Вы – дух и находитесь в чужом человеческом теле. И поэтому мы можем с вами разговаривать, хотя мы все еще живем в наших бренных телах на Земле. Вы утратили ваше бренное тело, но у вас есть духовное тело. Когда вы умерли, вы заснули, а теперь настало время вам вновь просыпаться. И когда вы сейчас проснетесь, то окажетесь в этом сумеречном состоянии!

Дух. Мне показалось, что меня ударило электрическим током, и после этого я, кажется, вновь проснулась к жизни, но я все еще в полусне. Комната полна людей, которых при жизни я хорошо знала. Я вижу только знакомые лица, но они же все давно умерли! Они часто бывали у меня и каждый раз пытались завести со мной разговор, но я не хотела их слушать.

Врач. Это было ошибкой с вашей стороны.

Дух. А что, дух продолжает жить?

Врач. Конечно, он продолжает жить. Мы, члены кружка, – смертные люди; а те, другие, кого вы видите, – духи.

Дух. Но они так же реальны, как вы.

Врач. Они еще более реальны, чем мы, потому что они свободны; по сравнению с ними мы находимся в состоянии сна.

Дух. Сейчас я чувствую себя хорошо, но мне кажется, что это только сон, а проснувшись, снова буду испытывать боли.

Врач. Если вы покинете нас, вы пойдете вместе с другими.

Дух. Вы действительно полагаете, что я смогу пойти вместе с ними?

Врач. Как только вы преодолеете свое внутреннее сопротивление.

Дух. Один за другим они приходят ко мне, уверяя, что их самое большое желание – взять меня с собой.

Врач. Вы помните, что сказал Лонгфелло?

«Человеческое сердце

Знало горести, сомненья

И порывы к светлой правде,

Что в глубоком мраке жизни

Нас ведет и укрепляет…»

(Перевод И. Бунина)

Дух. Бог мой, какое великолепие я вижу! Разве это не чудо? И это не сон!

Врач. Ваши друзья дают вам заглянуть в духовный мир.

Дух. О, посмотрите на эти прелестные домики – там, на склоне холма! Посмотрите на эти радующие глаз дорожки, красивые озера и холмы, прекрасные цветы, растущие повсюду! Это так чудесно! И мне можно туда пойти?

Врач. Ничто не может помешать вам в этом, кроме вашего собственного нежелания и внутреннего сопротивления.

Дух. Я была актрисой, но сердцем я верю в Бога. Вы же знаете, что церковь пренебрежительно относится к актерам. Я всегда старалась дать миру все самое лучшее, что было во мне. Я хотела показать, что могут сделать актеры, чтобы доставить людям удовольствие.

Врач. То же самое вы сможете делать и в вашей новой жизни.

Дух. Может быть, можно сказать, что в каком-то смысле я не была христианкой. Но по-своему я всегда старалась быть хорошим человеком и делать другим добро. И это было моей верой. Иногда я ходила в церковь, но мне было как-то не по себе в этой атмосфере, хотя я всегда стремилась к тому, чтобы делать лучшее, на что только способна.

Врач. То, что вам было неуютно в церкви, это только потому, что там не найти духа истины.

Дух. Видите там огоньки? Как они великолепны! Они переливаются и вибрируют в разных оттенках и тонах. Их цвета чудесны.

Я попытаюсь наверстать там то, чего не успела здесь. Как часто мне хотелось дать миру больше, чем просто удачные и счастливые актерские находки. Временами мне становилось совершенно ясно, что жизнь должна служить более высоким целям, чем принято думать вообще. Но в сердце своем я всегда оставалась верной самой себе. Я вижу такие чудесные вещи! Это – небо?

Врач. Да, но это не небо «христиан»; не небо «блаженных», а мир духов, окружающий Землю. Иисус говорил о существовании духов и мира духов, а апостол Павел наставлял: «Есть тело душевное, есть тело и духовное. Но не духовное прежде, а душевное, потом духовное».

Дух. Анна Х. говорит, она стала сейчас совсем другой, чем я знала ее раньше, и что я бы сейчас с трудом узнала ее. Она служит и помогает несчастным, говорит, что старалась изо всех сил разбудить меня. Могу я спросить, что вы здесь делаете?

Врач. Мы проводим здесь особые исследования, чтобы выяснить, что становится с умершими, и пытаемся собрать об этом подлинные знания. Одновременно мы – своего рода справочное бюро для духов. Дама, через которую вы говорите, – моя жена; она – медиум, и вы можете использовать ее тело и мозг, чтобы убедиться в своем теперешнем состоянии, то есть вы используете тело, которое вам не принадлежит. (Поднимает руку своей жены.) Это ведь не ваша рука!

Дух. Нет, не моя. Это странно.

Врач. Самое странное в этом – человеческое незнание таких явлений.

Дух. Церковь ничего не говорит об этом.

Врач. Церковь ограничивается одной верой, не испытывая потребности в том, что можно узнать о естественной жизни духа после смерти. Библия говорит, что мы должны наряду с верой обрести еще и познание, а Иисус учил: «И познаете истину, и истина сделает вас свободными». Если бы друзья, которые пришли к вам, когда вы проснулись, были знакомы с этой истиной, то наверняка встретили бы вас радостными приветствиями.

Дух. Все так чудесно, что я с удовольствием пойду с ними. Они говорят: когда я вновь окрепну, то смогу в потустороннем мире довести свою работу до конца. Но как они мне в этом помогут? Я ведь еще так слаба.

Врач. Вы не будете чувствовать такой слабости, когда вновь покинете это тело. Ведь как человек думает в своем сердце, таков он и есть. Вас примут с любовью и введут в прекрасный дом. В вашей новой жизни вы будете так безмерно счастливы, что для слабости у вас просто уже не останется времени.

Дух. Я снова засну?

Врач. Когда вы были больны и испытывали сильные боли, вам, вероятно, давали снотворное, и оно оказывало на вас сильное усыпляющее действие.

Дух. Благодарю вас! Они уже зовут меня, и я, пожалуй, пойду. Я так благодарна вам за то, что вы помогли мне и указали истинный путь к прозрению. Вы помогли мне найти моих друзей, и теперь я знаю, как мне прийти к ним, вместо того чтобы закрывать перед ними дверь, самой оставаясь во тьме.

Я благодарю всех вас за то, что дали мне эту возможность и пробудили к такой прекрасной жизни, которую я сейчас вижу перед собой.

Из-за своего собственного невежества я пребывала во мраке. Они вновь и вновь зовут меня, уверяя, что будут рады привести меня в свой дом в духовном мире.

Тут некто хочет, чтобы я еще кое-что вам поведала, но не знаю, хватит ли у меня на это сил. Здесь есть один господин, который говорит: «В моей земной жизни я был королем Эдуардом, но теперь я простой человек. Я пытался разбудить вас, потому что сам очнулся от жизни, которую вел. Моя мать была королевой, но теперь она тоже уже больше не королева. Теперь ее задача служить другим, но больше, чем на Земле.

Моя мать знала о духовных явлениях и имела представление о взаимоотношениях между духами, но не знала, каков был ее долг; всю жизнь ей прислуживали, не давая ничего делать самой, и ей никогда и ни за что не приходилось брать на себя полную ответственность. Теперь она помогает то тут, то там. Я тоже должен теперь служить и помогать, пока не пойму, что такое настоящая жизнь».

Этот господин непременно хотел сообщить это вам, потому что вы, вероятно, думаете, будто он все еще король. Здесь он простой человек. Он очень старается помочь вам, как и все другие. Он теперь уже не персона благородных или королевских кровей. Все мои друзья пришли пожать мне руку; похоже, они – одна большая семья.

А теперь я хочу попрощаться. Но как мне уйти отсюда?

Врач. Мысль дает нам ответы на все естественные вопросы. Не думайте ни о чем, кроме ваших друзей «по ту сторону», и вы окажетесь среди них. Вы должны направить ваше непоколебимое желание уйти отсюда и прийти туда. Думайте: «Я действительно там!»

Дух. Я испытываю искреннюю потребность поблагодарить вас за то, что мне было позволено прийти сюда, за то, что вы меня разбудили, так что я теперь могу быть в мире ином с моими друзьями.


Организм каждого человека испускает флюидные силы, окружающие его тело атмосферой живых и лучистых тонких тел, известных как «магнетическая аура». Эта аура видна бродящим в темноте, привязанным к Земле духам, как свет. Она привлекает их преимущественно к таким людям, которые на основе своей медиумической предрасположенности – с одной стороны – излучают особенно яркий свет, с другой – особенно открыты духовному воздействию и легко могут стать жертвой одержимости.

Такие привязанные к Земле духи, однажды попав в тонкую атмосферу человека-медиума, зачастую неспособны выйти из нее обратно, как бы они ни старались освободиться. И – хотят они этого или нет – им приходится жить практически одной жизнью с теми, кого они сделали одержимыми. Неизбежное, непосредственное и постоянное присутствие другого человека очень досаждает им, и от ощущения двойственности их личности во всем они сходят с ума, причиняя ужасное смятение пораженной ими душе.

Изгнав из одного пациента, вначале бывшего очень строптивым, уже нескольких духов, мы смогли наглядно убедиться в том, как страдают такие духи, если они запутались в ауре живого человека.

Сеанс 23 января 1918 года

Дух: Эмили Джулия Стив. Пациентка: миссис Л. У.

Врач. Скажите нам, кто вы. Нас интересуют все духи, пребывающие во мраке; скажите, как давно вы уже мертвы.

Дух. Со мной, должно быть, что-то случилось.

Врач. Вы осознаете, что утратили свое бренное тело?

Дух. Пожалуйста, отпустите мои руки. Я благородная дама (выражение, часто используемое пациенткой) и вправе ожидать, что ко мне отнесутся с подобающей вежливостью и уважением, как это принято по отношению к даме.

Врач. К вам обращались миссис или мисс?

Дух. Я благородная дама и не привыкла, чтобы меня расспрашивали подобным образом; я просто вынуждена сказать вам, что я о вас думаю.

Врач. Что же вас так беспокоит?

Дух. Мне кажется, вы имеете привычку втыкать людям в спину всякие странные вещи (электротерапия пациентки), и я не могу понять, почему вы это делаете. И еще вы держали меня в камере. Это ведь вы бросили меня в тюрьму? Кто вы вообще такой?

Врач. Я друг и хотел бы немного побеседовать с вами.

Дух. Во-первых, я вас не знаю, а во-вторых, мне не о чем с вами беседовать. Кто вы? Назовите мне вашу фамилию.

Врач. Я – доктор Викланд.

Дух. Я вовсе и не хотела знать вашу фамилию, мне она совершенно безразлична.

Врач. А вы не хотите перейти на другую сторону и войти в духовную жизнь?

Дух. Я не люблю слышать о таких вещах; я – не дух.

Врач. Но посмотрите на свои руки, это ваши руки?

Дух. Вы виноваты в том, что мне так долго пришлось сидеть в тюрьме, а теперь вы еще пытаетесь уверить меня в чем-то, не имеющем ко мне никакого отношения. Я просто не желаю вас слушать.

Врач. А как вы, собственно, попали сюда?

Дух. Я сама этого не знаю. Это очень странно. Только что еще я была в тюрьме и не успела оглянуться, как оказалась здесь. Я не понимаю, как я попала сюда. Нас была целая толпа народу, но вдруг я осталась одна. Я была в тюрьме, но не знаю, что я такого сделала.

Врач. Где вы были, когда с вами были другие люди? Где вы находились? (Вопрос относится к духам одержимости в ауре пациентки.)

Дух. Я была там, где и должна была быть. Нас было там очень много, как сельдей в бочке – и мужчины, и женщины. Мы жили в доме, но не могли из него выйти. Иногда в комнатах было довольно тепло. Но с некоторых пор я оказалась одна в совсем маленьком темном помещении. Прежде чем я очутилась в тюрьме, мы могли разговаривать. Правда, говорил всегда один мужчина (который в конце концов полностью завладел больной), но теперь я совсем одна. Вы не имеете права изводить меня этими горячими штуковинами.

Врач. Этот способ электрического лечения очень хорош для привязанных к Земле духов – для невежественных!

Дух. Невежественных! Как у вас хватает наглости говорить мне подобное? Как вы себе это позволяете?

Врач. Вы разве не знаете, что покинули свое смертное тело? Вы сбросили свое бренное тело.

Дух. Откуда вы это знаете?

Врач. Потому что тело, посредством которого вы сейчас говорите, вам не принадлежит! Это тело моей жены.

Дух. Я никогда вас не видела, прежде чем вы стали обрабатывать меня этими острыми штуковинами.

Врач. Но тогда вы еще не использовали тело моей жены.

Дух. Что все это значит?

Врач. Это значит, что вы сейчас используете тело другого человека.

Дух. Что ж, это многое объясняет. Иногда мне казалось, будто я не в своей тарелке; но потом, через некоторое время, я снова становилась собой. Там был один высокий старик, большой дурак, но мы все должны были делать то, что он велел. (Другой дух одержимости, которого мы уже несколько дней назад изгнали из больной.)[10]

Мне не хотелось следовать его указаниям. У меня было столько денег, что я могла себе все позволить, и почему я теперь должна была терпеть придирки этого глупца? Но мне было ясно, что я, несмотря ни на что, обязана была делать все, что он велел, только не могла понять, почему. Это был не мой дом, но я почему-то вынуждена была там оставаться. Я так и не смогла понять, почему я не могла оттуда уйти. Он многих удерживал там.

Врач. А электрические разряды не помогли вам уйти оттуда?

Дух. Да, конечно, правда, это было ужасно больно. Казалось, мне вырывают нервы из тела.

Врач. Тем не менее электричество вас освободило.

Дух. Мы не могли уйти от этого человека. Мы должны были делать все, что он велел. Он все бегал и бегал (больная часто убегала), и мы все бегали вместе с ним, даже маленькая девочка, которая там была и постоянно плакала (дух одержимости, который недавно был изгнан из больной)[11]. Временами я была свободна, а потом мне опять приходилось очень плохо. Иногда я парила с одного места на другое.

Врач. Тогда вы становились свободным духом.

Дух. Не употребляйте этого выражения! Как я ненавижу это слово! С подобными явлениями я не хочу иметь ничего общего и не хочу ничего о них знать!

Врач. Вы не принимаете во внимание тот факт, что человек вовсе не умирает, когда сбрасывает свое тело, а живет дальше, становясь духом.

Дух. Вы знаете, что я не умерла. Разве вы не слышите, что я говорю с вами? И разве вы не видите, что я могу двигать руками?

Врач. Дорогая моя, мы, правда, слышим вас, но не видим. Мы видим здесь только мою жену, и вы говорите через ее тело. Это миссис Викланд. Как зовут вас?

Дух. Я – миссис Эмили Джулия Стив. Я была замужем, но мой муж умер несколько лет назад.

Врач. Вы знаете, что вы сейчас в Калифорнии?

Дух. Тут я никогда не была. Я сначала поехала в Чикаго, а потом в Сан-Луис. (Пациентка тоже жила в Сан-Луисе, и там у нее впервые наступило помутнение рассудка.)

Врач. Где именно вы жили в Сан-Луисе?

Дух. Я бывала там только проездом, а жила обычно в другом месте. Однажды я жила на Ла Саль Авеню в Чикаго, правда, очень недолго. Это было вблизи Ла Саль и Дивижен. Оттуда я направилась в Сан-Луис и дальше – куда, я теперь уже не знаю. Я только помню, что меня мучили резкие головные боли. (Пациентка жаловалась на то же самое.)

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

Примечания

1

В этой связи хочу сослаться на книгу «В духовном огне Бога» Карла Велькиша (Carl Welkisch «Im Geistfeuer Gottes»), вышедшую в издательстве Otto Reichl в 1957 г.

2

См. также гл. 5 – пациентка: миссис З.; гл. 7 – пациентка: миссис Р.

3

См. также гл. 8 – Минни Морган.

4

См. также гл. 11 – дух: Франц Бергквист, пациентка: миссис А. См. также гл. 13 – дух: Й.О. Нельсон, пациентка: миссис А.

5

Карболовая кислота = фенол. – Прим. пер.

6

Яснослышание то же, что и яснодуховидение, только в акустической области. – Прим. пер.

7

См. также гл. 3 – дух: Кэрри Хантингтон.

8

См. гл. 12 – дух: Анна Х.

9

См. гл. 12 – дух: Джон Джей Эй.

10

См. гл. 5 – дух: Джон Салливан; пациентка: миссис Л. У.

11

См. гл. 4 – дух: Минни Дей; пациентка: миссис Л. У.


home | my bookshelf | | Тридцать лет среди мертвых |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 1.0 из 5



Оцените эту книгу