Book: Семя и всходы



Семя и всходы

Глава 1.

Ласковое южное октябрьское солнце освещало странную компанию расположившуюся на плоской крыше старого полузаброшенного склада на окраине южнороссийского города «N». Склад был высокий, ангарного типа, с крышей покрытой так называемой «мягкой кровлей». Трое мужчин, не сказать чтобы откровенно старых, но явно «поживших» и такого же на вид возраста женщина расположились там с видимым комфортом. На крыше стояла, сколоченная, вероятно, кровельщиками, «халабуда» из горбыля, оббитого гофрированным металлическим профилем, да так и оставленная там, после последнего неизбежного ремонта. Кому неизвестны вечные проблемы с этими «мягкими» кровлями? Только лет прошло с того последнего ремонта... Даже эти, по сути старики, не враз бы и вспомнили сколько. Но разве есть в нашем мире что то постояннее и крепче временных строений?


Кроме этой будки, в которой неведомые строители или ремонтники прятались, вероятно, от ветра и солнца во время перекуров и перерывов в работе, строго по центру весьма большой по площади крыши, стоял металлический противень, примерно, два на три метра, с двадцатисантиметровыми бортиками по краям. Аккуратно выставленный на шесть «штучняков» из пиленого ракушечника, он тоже, скорее всего, оставлен был в качестве своеобразного «наследства» теми же неведомыми ремонтниками. Сваренный как бы не из трёхмиллимитрового листа, поскольку с материалом в давние советские времена особо не жмотились, противень позволял невозбранно ходить по нему, не опасаясь прогиба под весом человека. А уже в самом его центре был установлен аккуратный мангал на невысоких ножках, и один из мужичков колдовал над ним, проворачивая несколько шампуров с доходящим до кондиции шашлыком. Рядом с будкой строителей стоял невысокий аккуратный столик с бутылкой вина и несколько раскладных кресел, видимо принесённых сюда стариками.


Место для организации этого «барбекю» только на первый взгляд было странным. С крыши склада, стоявшего на возвышении, открывался прекрасный вид на весь «крайний» квартал города, а прямо по центру, напротив длинной стороны крыши, метрах в трехстах - трехстах пятидесяти, располагалось длинное трехэтажное здание, явно старинной, крепкой, «кондовой» постройки. Все, кто имел хоть какое то к нему отношение, называли здание не иначе как «Баржей».


Добрая половина его от веку использовалась под разнообразные склады, а во второй его половине был расположен «Детский дом имени товарища Дзержинского». Именно так. Не Ф.Э.Дзержинского, а «...товарища Дзержинского»! Просуществовал он, вероятно, с времён жизни и деятельности вышеозначенного товарища, вплоть до всеразрушающей стихии «Перестройки», когда, вдруг, не стало нужных средств на его содержание, да и сама категория лиц нуждающихся в нём , якобы, куда то таинственно «рассосалась». А всю «Баржу» быстренько оприходовали всё те же лица, озабоченные хранением разнообразных ценностей, теперь уже величаемые «юридическими лицами». Ближайшая городская школа, в которой и приобщались к плодам образования обитатели «Баржи», и до сих пор в городе иначе как «детдомовской» не называлась, хотя, самого детдома не было уже больше десяти лет.Именно «Баржа» и была тем Домом, где прошло всё детство и часть юности четырёх немолодых уже людей, расположившихся в странном месте на как бы отдых.


Все они «одногодки», сорок девятого, прошлого века, года рождения, из числа детей - «потеряшек», а правильнее сказать, откровенно брошенных детей, попали в «Баржу» из одного соответствующего ясельного учреждения, где неведомая «принимальщица - паспортистка», бывшая видимо записной любительницей всякой растительности, осчастливила их всех очень «оригинальными» фамилиями: Саша Ясенев, Лёня Клёнов, Витя Березин и Ира... Крапива! Чем сумела неугомонная Ирка достать чёртову тётку в столь ангельском возрасте, никто уже не узнает, но, так же, никто из общавшихся когда - либо с Ириной, не рискнёт упрекнуть ту чиновницу в неточности или в предвзятости!


Судьбы выпускников детдома складывались по разному. Немалое их число сгинуло в мутных водоворотах и бочагах российского криминала, но у явного большинства всё вершилось вполне «по - человечески». Создавали нормальные, в разной степени счастливые семьи, растили детей, работали. Как и в каждом подобном учреждении, в «Барже» была своя «Красная стена» с именами и портретами выпускников, достигших немалых высот в жизни. Были там и свои знаменитые лётчики, капитаны различных морфлотов, профессора и, даже, два академика, не говоря уже о председателях колхозов и руководителях крупных предприятий. Но ... не сказать чтобы эта стена была очень уж длинной. Детский дом - суровая площадка для старта!


Судьба друзей - товарищей сложилась в общем то неплохо. Их группку всегда в шутку так и звали - три мушкетёра и ... Крапива! Сумели они как то пройти по кромке, по лезвию, когда свалиться в неприятности с криминальным продолжением было очень даже просто. Многие и сваливались. Немало выручил местный аэропорт! Как то сразу и вместе Сашка - Лёнька - Витька увлеклись самолётами. Всё свободное время, как только позволяли обстоятельства, друзья проводили именно там. Вообще то, территория аэропорта, расположенного недалеко от их «крайнего» квартала, особенно его технические внутренние площади - объект вполне режимный. Но кто же удержит детдомовских! Пацанов заметили техники и авиа механики, сначала гоняли, потом постепенно перезнакомились, и, после окончания школы, вся троица была принята на работу учениками авиамоториста. Слесарями, по нашему.


Потом, скорая армия, срочная служба. Разумеется, все попали в ВВС и, даже, в одну и ту же «учебку» в городе Новограде - Волынском. А дальше судьбы разошлись. Александр, отслужив, вернулся в ставший родным город и до самой пенсии отработал в том же аэропорту авиатехником. Отучившись без отрыва от работы, получил нужную специальность и обслуживал самолёты «антоновской семьи». Леонид остался на сверхсрочную, тоже учился и стал вертолётчиком, а Виктор неведомыми путями оказался в рядах «десантуры». Но служил он там инструктором по рукопашному бою, которым увлекался и небезуспешно с детства. В советское время проблем с этим особых не было . В разнообразные кружки и секции по интересам загоняли чуть ли ни силой. Витьку же сложнее было выгнать, чем загнать.


Опять вместе друзей свёл ... Афганистан. Первым туда направился, как ни странно, со своим транспортным отрядом гражданский Сашка. Правда дальше Ташкента дело не дошло. Там он и проторчал почти три года на авиабазе встречая и провожая свои «борты», причем число ушедших и вернувшихся часто, увы, не совпадало, пока не поспела долгожданная смена. Там судьба, каждый раз совершенно случайно, но всегда чудесно сводила его с направлявшимися «за речку» товарищами. Проводить то он их проводил, а вот встретил уже в родном городе инвалидами.


Виктору оторвало левую ногу по колено где то на одном из афганских перевалов, когда их зажали наведённые предателями из афганского царандоя «духи». Спасли остатки поста как раз вертолётчики, отработав сначала по перевалу и отогнав духов, а потом буквально «слизнув» их с точки под носом у осатаневших от ярости «моджахедов.»


А Леонида пахавшего на военно-транспортной «восьмёрочке» ссаживали дважды. Первый раз «стингером», к счастью экипаж рухнувшей на склон, но не загоревшейся вертушки, не иначе как чудом, отделался ушибами и несколькими переломами. Благо ещё грохнулись на контролируемую нашими территорию. После госпиталя и неизбежной комиссии летал ещё почти год. Второй раз «достали» при посадке над самой базой. Как, три отмороженных смертника протащили в тщательно охраняемый район пулемёт, мимо постов, по минным и сигнальным закладкам, одному Богу известно. Но влупили из «крупняка» со склона одной длинной «на расплав» очередью. Две ЗУ- шки с охранных постов тут же разобрали тварей буквально на атомы...


В отличие от Виктора, Леониду уже хирурги в госпитале отняли правую ногу и тоже по колено. Позже, подвыпив, друзья прикалывались, заявляя, что будут ходить в обнимку и как вполне полноценные ходоки, каждый со своим «взносом». Шутники, блин. Но, кроме потери ноги, была и другая беда. Лёнька страшно обгорел. Три года провалялся в военном госпитале в Ростове на Дону, а вышел с физиономией - Фреди Крюгер отдыхает. Только вот, судьба - она затейница! Именно Лёньку дождалась подруга, с которой он познакомился незадолго перед отбытием в Афган. Узнав о случившемся, она пробилась к любимому и буквально «продавила» заартачившегося было инвалида на законную свадьбу. Они и прожили жизнь вместе, родив и вырастив замечательного сына Сашку, ныне взрослого, тоже военного лётчика, служившего теперь где то в районе Владика на Дальнем. Леонид почти взаправду огорчался, что у нас не принято давать как у испанцев и прочих «еврогадов» двойные имена. Был бы у него сын - Александр Виктор Леонидович Клёнов!


А два года назад его верная Валентинушка неожиданно умерла. Тихо, присев на лавочке в сквере по пути домой, с так и не оставленной по достижению пенсионного возраста работы. Внезапная остановка сердца. Похоронив жену, Леонид как то сильно сдал. К протезу добавились два костыля и постарел он быстро и заметно.


У Александра и Виктора личная жизнь, прокатившись через несколько весьма неудачных «любовных» эпизодов, не сложилась, и доживали они свои годы одинокими.


Виктор был просто гениальным механиком. Про таких говорят, что их Бог пометил. У него разбиралось и поддавалось ремонту всё, даже то, что другие, тоже нехилые мастера, относили к безоговорочному металлолому. Работал он в частной авторемонтной мастерской, и когда у местных «железных» людишек случались проблемы, то говорили обычно, - Сходи к Вите Три Ноги. У Виктора как то сразу не заладилось с протезом и он ходил всегда с костылём. Какой то языкатый гад и «приклеил»! И ведь «прилипло»! Что поделаешь, Югороссия! Это же не только Одесса! Весь юг России очень даже «языкатый». Недаром ещё партийно - хозяйственные бонзы советского разлива побаивались напрямую общаться со здешним народом. Какая - нибудь бабулька типа «божий одуванчик» могла на голубом глазу так «припечатать», что за всю оставшуюся жизнь потом не «прокашляешься»!


Непростой получилась жизнь и у Ирины. Она была всегда не просто симпатичной, а как сейчас говорят, реально красивой дивчиной. Красивым женщинам трудно прожить жизнь счастливо. Не нами замечено. Липнут к ним всякие мрази без счёту. И хотя Ирка действительно была... «суперкрапива», и досталось от неё горячего до слёз не одному и не двум, в том числе и в физическом плане, но тем не менее, после двух ранних вынужденных абортов, она так и осталась бездетной и доживала жизнь в одиночестве, но не сразу и не в буквальном смысле. Она закончила педагогический техникум, то есть получила специальность учительницы начальных классов и ... стала работать воспитателем в родной «Барже». Там, в извечном детском муравейнике и прошла её жизнь, вплоть до закрытия детдома.Можно ли считать это одиночеством? Кто скажет? В каком то смысле -да...

А позже, уже будучи на пенсии, она подрабатывала сторожем на той же «Барже», охраняя всяческий хлам на тамошних складах. Жила она в двух кварталах от бывшего детдома в однокомнатной квартирке «хрущёбной» пятиэтажки. От неё то друзья и узнали о предстоящем «затоплении» их «водоплавающего гнезда».


Их город после всеобщего перестроечного развала совсем было впал в запустение. Закрылись и были безжалостно разграблены все производства, появилась масса безработных, молодёжь стала разъезжаться по стране, не желая мыкать жизнь в ставшем неожиданно депрессивным районе с благодатным южным климатом. Но потом, именно через этот город, был проложен знаменитый «Великий Хлебный Путь.», по которому тяжеленные «фуры» день и ночь вывозили закупаемый по всему Северному Кавказу хлеб в Новороссийский порт, а оттуда по миру, в основном на Арабский Восток. По крайней мере, Шарм аш Шейх, Дубай, Катар и названия всяких прочих там городов и эмиратов звучали теперь в разговорах местных «деловых» не реже, чем Москва, Ростов или Краснодар. Одна из «вспухших» на хлебном экспорте посреднических фирм и затеяла в городе строительство так называемого «Сити» или делового центра, если по человечески. Выбор пал по ряду причин именно на их «крайний» квартал. Так сложилось, что здесь было мало качественного жилья.


Всё в квартале быстро и относительно «честно» скупили, жителям четырёх местных «хрущёбок», отказавшимся от продажи своих конурок, отстроили в другом, более близком к центру, а следовательно и более престижном районе роскошную десятиэтажку, то есть, сделали предложение от которого «невозможно отказаться». Впрочем, свободная продажа за очень приличные деньги невостребованных «отказниками» квартир в огромном десятиэтажном жилом комплексе, чуть ли не на длину квартала, вполне «отбила» все понесённые застройщиком затраты.


Главным камнем преткновения на пути ударных застройщиков стала... «Баржа»! Чёрт знает, что за органические наполнители добавляли в известковый раствор старинные строители, но только с «аршинными» камнями соединёнными этой «извёсточкой» не смогла справиться вся самая современная разрушающая строительная техника. Такое уже случалось поблизости. Как то, под Ставрополем, решили избавиться от старинного железнодорожного моста, так и не состоявшейся из за развившихся оползневых процессов Туапсинской железной дороги. А строили его ещё в самом начале двадцатого века! Сначала, как водится у нас, об этот мост обломали технические зубы всё те же «разрушители». Потом взрывники заложили заряд и рванули! Мост, как крепкий зуб, выскочил из земли вместе с фундаментом и закувыркался по склону.... целиком! Кажется, по ходу отскочило только два тех же «аршинных» камня. Всё - таки и в старину находились бракоделы! Это же надо! Сразу два камня отлетело!


Но за «Баржу» взялась какая то авторитетная, съевшая не одну собаку на подобных проектах, московская фирма взрывников. На следующий день, рано утром их «Баржа» должна исчезнуть. Безопасность округе фирма гарантировала. Ну что же. У всего свой срок! Здание хорошо послужило людям на своём «каменном» веку.


А сегодня четыре бывших детдомовца собрались на крыше соседнего склада, чтобы вдоволь полюбоваться на уходящий в небытие родной квартал и на Гнездо, из которого они в своё время вылетели в жизнь. Посидев на знакомой до последней пылинки крыше, где они неоднократно ещё в молодости устраивали куда более бурные вечеринки с друзьями, покушав шашлычок, обсудив последние книжицы из литературы про «попаданцев» в разные удивительные миры, ставшей как то незаметно общим страстным увлечением этих одиноких людей, выпив пару бутылок белого «сухача», ещё из старых запасов, к вечеру они решили вернуться домой и на сам взрыв поутру смотреть не желали. Жизнь уходила. Действительно, всему свой черёд...




Глава 2.

Солнечная система. Несколькими днями ранее...


Приблизительно где то между орбитами Юпитера и Сатурна, несколько ближе к юпитерианскому «треку» и почти в миллионе километров в стороне от воображаемой плоскости эклиптики Солнечной системы проявилась странная физическая аномалия. Впрочем, что значит проявилась. Никаких особых эффектов, кроме разве что небольшого изменения орбит пролетавших в это время поблизости самых малых космических камней, не последовало. А вскоре из центра аномалии, захватившей пространство около тысячи километров диаметром, буквально вывалился, как из описанного в фантастических книжках «портала», космический корабль. Аномалия и являлась именно порталом, то ли природным, то ли устроенным какими то неведомыми разумными. Возможным земным наблюдателям, окажись они поблизости, он бы показался огромным! Но это был малый боевой крейсер пограничной службы Федерации Дживей, звёздного государства входящего в Содружество Звёздных Государств, которое населявшие его разумные чаще называли просто Содружеством. Располагалось Содружество в нашей галактике, но очень далеко, немыслимо далеко от Солнца и его планетной системы.


На борту в самом деле немаленького, почти четвертькилометрового в длину корабля находились лишь два оставшихся живыми члена экипажа из пятнадцати по штату. Даже неопытный наблюдатель по внешнему виду крейсера живо бы понял, что тот попал накануне где то в серьёзную переделку. «Переделка» и впрямь имела место быть, но была не просто серьёзной, а смертельной! Засада подстерегла патруль пограничного флота на самом неудобном и опасном отрезке так называемого «слепого» маршрута по дживейской части Фронтира.


«Переделка» и впрямь имела место быть, но была не просто серьёзной, а смертельной! Засада подстерегла патруль пограничного флота в самом неудобном и опасном участке так называемого «слепого» маршрута по дживейской части Фронтира. Пограничные объёмы космоса отделявшие Федерацию от очень опасного и всегда враждебного соседа - рабовладельческой космической Империи Джарвар, как раз и величаемые Фронтиром с заглавной буквы, в этом месте упирались в так называемый Великий Завал. Это ещё одна реалия их космоса связанная с историей и «подвигами» ненавистного Джарвара. Десятки систем буквально забитых отнюдь не совсем мёртвыми остатками былых сражений космических флотов сразу нескольких держав с армадами рабовладельцев, алчущих квалифицированного рабского «мяса». Рядовых рабов они с избытком находили на так называемых «диких» планетах, населённых разумными, в основном человеческой расы, не достигшими «космической" стадии развития. Такие системы не так и редко встречались в этом секторе галактики. А вот квалифицированных специалистов можно было «изъять» только у высокоразвитых соседей, чему те, естественно, активно противились. Корабли рассчитаные на столетия эксплуатации обладали высочайшей степенью надёжности.


Даже сильно повреждённые в битвах, полностью лишившиеся экипажа, они оставались опасными для любого , кто оказывался поблизости. Уцелевшие искины с помощью так же уцелевших ремдроидов поддерживали работоспособность не до конца разрушенных реакторов, сканкомплексы отслеживали любую активность в пределах их досягаемости и шанс заполучить боевую ракету, торпеду, лазерный импульс или снаряд из кучи вроде бы безнадёжно мёртвого металла на обширных корабельных кладбищах в местах былых сражений был и спустя столетия очень велик. К этому добавлялись до сих пор активные обширнейшие минные поля. Железные воины давно лишившиеся живых экипажей продолжали свою бесконечную войну.


Вот эта область и получила прозвание Великий Завал. На объёмных картах она окрашивалась в цвета сразу четырёх космических держав входивших в Содружество, но на практике никто туда не «ходил». Лишь «крайние» системы Завала постепенно разрабатывались отчаянными демилитаризаторами - мусорщиками . Но до сих пор шанс успешного возвращения из них не превышал шестидесяти процентов. Эти частично разработанные системы даже получили собственное не совсем прилично звучащее название - «преджопные». Имелось в виду при этом, что в следующих за ними системах Завала путешественника ждёт уже полная ж...а!


Вдоль самой кромки таких пред..систем и проложил свою «снабженческую тропу» в джарварскую часть Фронтира комплот пиратских и контабандистских групп и корпораций, доставлявших для рабовладельцев живой товар из государств Содружества. Джарварская Империя сама входила в Содружество и давно уже не вела серьёзных войн, хотя и никогда не отказывалась от «пощипывания» соседей, впрочем, при вполне взаимной ответной «любви» к себе со стороны последних. Задачу снабжения рабовладельцев квалифицированным рабским «мясом» взяли на себя и успешно решали криминальные структуры государств Содружества. Покупка живого товара у криминальных посредников оказалась для джарварцев на порядок дешевле издержек серьёзных военных сражений. При этом , населению «диких» планет поставлявших «рядовое мясо» легче отнюдь не стало.


Обнаружив «тропу», пограничники полностью разгромили несколько конвоев контрабандистов, сумев освободить немало потенциальных рабов от ожидавшей их печальной судьбы. Хотя и погибло при этом несчастных тоже много. Бандиты, зная о тяжести ожидавшего их неминуемого наказания, нисколько не церемонились, стремясь избавиться от улик преступления. Многие узники нашли свой конец, совершив путешествие в космос без скафандра или превратившись в плазму после взрыва реактора корабля, сопротивлявшихся до конца преступников. Но даже такой конец для них был пожалуй лучше судьбы рабов без надежд на возвращение.


И вот «обиженные» пираты и «контрики» реализовали свою ужасную «мстю»! В конце «слепого» маршрута, где не было никаких баз или постов военных, следовало просто возвращаться после разворота назад. Именно в системе разворота и ждала патруль засада. В мире где всё покупается и продаётся, информация даже из штабов пограничного флота Федерации просто имеет свою цену. Похоже её заплатили не скупясь.


Комодор патруля и одновременно капитан тяжёлого крейсера Ксу Китору, опытный космический волк, отслуживший все сроки контракта и оставшийся на « бессрочку», поскольку ничем кроме вечной охоты за преступниками не умел, да и не хотел заниматься в этой жизни, мгновенно оценил ситуацию и понял, что cпасти патруль в полном составе абсолютно невозможно. Есть призрачный шанс уберечь от гибели лишь малую его часть. Во Фронтире, увы, однажды такой финиш подстерегает и самых опытных. Патруль имевший в составе один тяжёлый, два средних крейсера и один лёгкий - «гончак», все корабли дживейского производства предпоследнего седьмого поколения, представлял из себя грозную для любого противника силу. Но в космосе, как и везде, против лома нет приёма. Абсолютно универсальное правило. В засаде преступники сумели собрать сразу двенадцать кораблей.


Из них три, хоть и устаревших , но по прежнему грозных линкора джарварского производства третьего поколения, вооружённые тоннельными орудиями. Это медлительное при перезарядке, но крайне опасное для любого противника оружие, позволяло при наличии корабля - целеуказателя расстреливать врага на огромном расстоянии. А корабль - целеуказатель, пусть и тоже только третьего поколения, в системе засады был! Сразу четыре тяжёлых джарварских крейсера с метким прозванием - «утюг», с артиллерийским вооружением, в своеобразном охотничьем «гае» делали любые попытки маневренной борьбы бесполезными. Но и этого «контрикам» показалось мало. Два рейдера - носителя, большой и средний, набитые под завязку тоже устаревшими, но от этого отнюдь не безопасными корабликами «москитного» флота, сразу сводили на нет преимущества в скорости и динамике более современных крейсеров патруля. Лёгкие « москиты» из за своей малой инерционности на коротком плече набирали огромную скорость за очень короткое время. Массивные крейсеры, оснащённые сколь угодно мощными и современными двигателями, им неизбежно проигрывали в этом компоненте боя.


Реакция комодора была мгновенной. Специальный сканер на его крейсере сразу показал в группе врага корабль, носитель «глушилки» - особого блокиратора, препятствующего всем кораблям в зоне его действия уходу в гиперпрыжок. Такой блокиратор был крайне энергоёмок и обычно вся энергетика корабля - носителя работала только на него. Здесь им оказался один из тяжёлых «утюгов» сети «гая». Обрушив свой тяжёлый крейсер вместе с одним их средних товарищей в самоубийственную стремительную атаку на носителя «глушилки», он одновременно приказал лёгкому «гончаку» и второму среднему крейсеру патруля, вооружённому почти исключительно лазерами - пульсарами ПКО и специализирующемуся в группе именно на уничтожении «москитов» противника, начать максимально быстрый разгон для возможного прыжка в соседствующую «предж....ую» систему Завала.


Рассчет комодора был абсолютно верным, да и единственно возможным в сложившейся ситуации. Может быть двум кораблям патруля и удалось бы уйти из ловушки. Сосредоточенный огонь двух мощных современных крейсеров быстро справился с бронёй противника, по джарварской конструкторской традиции, не имевшего хорошего силового щита. Последовавший удар с уже сократившегося расстояния плазменных батарей «тяжа» превратил «глушильщика» в оплавленную головешку. Правда и атакующие прожили после этого лишь считанные мгновения. Слишком ужасающ был шквал обрушенного на них остальными кораблями противника огня.


А вот шанс на уход для двоих завершавщих разгон пограничников становился вполне реальным. Но тут, в успешно срезавший своей «мясорубкой» ПКО первую волну стремительных «москитов» средний крейсер, «прилетела» болванка из «тоннельника» одного из линкоров, потерявшего выпавшие из прицелов основные цели и буквально наугад отстрелявшегося по беглецам. И Его Величество Рандом выкинул свою очередную «чёрную метку»! На месте где только что был ведущий убийсвенный огонь грозный корабль вспыхнуло маленькой звёздочкой облако плазмы. Столкновение с летящей на чудовищной скорости болванкой никому не оставляло шанса уцелеть.


А дальше последовало избиение истребителями уже почти набравшего потенциал для гипера «гончака». Погибая один за другим, лёгкие истребители упорно уничтожали немногочисленные пульсары ПКО и просаживали силовой щит лёгкого крейсера до нуля. Одна из пушечных очередей всё же достала корпус и сразу же отключила реакторы, оставив и без того побитые двигатели без энергии. Вероятно очередь кластерных снарядов повредила энерговоды и управляющие контуры . Искин, работавшей пока на энергии от накопителя - аккамулятора не показал разрушения реактора, но потеря основной связи привела в действие автоматику глушения последнего. К тому же, видимо, той же очередью был повреждён или уничтожен управляющий блок с искином комплекса ремонтных дроидов корабля. Капитан крейсера Лили Биру, опытнейший пилот и тактик, которая не дослужила до закрытия «крайнего» контракта и ухода в окончательную отставку буквально три стандартных месяца, была единственным специалистом в экипаже, имевшим достаточную инженерную подготовку, позволявшую взять ремдроиды под прямоё управление через нейросеть. Она метнулась в ремотсек, подняв предварительно уровень доступа первого пилота на всякий случай до высшего. Шансов на успешный ремонт практически не оставалось, но не попытаться использовать их профессионал высшей пробы не могла!


И тут в рубке, на тактической голопанели капитана зазуммерил и заморгал оранжевым цветом индикатор спецсканера....

Такие сканеры для обнаружения так называемых «кошачьих червоточин» имелись на каждом корабле работавшем в окрестностях Великого Завала, включая пиратские и контрабандистские.


«Червоточины» - физические аномалии непонятного происхождения, возникавшие вполне стохастично в разных районах космоса, обладали свойствами легендарного портала Древних. Портал, в отличие от обычного гиперпрыжка, порой весьма протяжённого во времени, обеспечивал практически мгновенный переход в очень отдалённые районы космоса. Именно так и вели себя «червоточины». Онаруживались они по специфичному излучению с помощью крайне дорогостоящего и объёмного оборудования. Не все из них были проходимы для космических кораблей. Хорошо исследованные и долго живущие успешно использовались в космонавигации и приносили немалые прибыли своим первооткрывателям и «держателям.»


Но была и особая разновидность этих аномалий почему то возникавших всегда и только в близких окрестностях Великого Завала и больше нигде! Обнаруживались они более проcтым, чем обычные, хотя и тоже дорогим спецсканером, поскольку «фонили» через несколько систем нещадно. Они были всегда абсолютно проходимы, но крайне короткоживущи. Десять - пятнадцать стандартных суток, не меньше, но и не больше, а затем бесследно исчезали.


Была у них интереснейшая особенность. Если в такую «червоточину» входило подряд четыре корабля, то каждого из них выбрасывало в разные районы космоса, иногда весьма и весьма отдаленные друг от друга, а то и противоположно по вектору расположенные. Пятый и последующие «клиенты» стохастично повторяли уже освоенные предшественниками маршруты. Было время когда за этими порталами активно пытались «охотиться» исследователи.Однако за три сотни лет попыток изучения "червоточин" Великого Завала более или менее повезло всего-навсего двум таким экспедициям. Они и составили отчёт об особенностях этих червоточин, но они же доказали по сути бесполезность таких порталов для Содружества из за предельной кратковременности их существования и непредсказуемости точки выхода.


Именно такое поведение аномалии на выходе, напоминавшее движение кончика хвоста нервничающих кошачьих, и дало этой разновидности «червоточин» закрепившееся официально определение. Но и это ещё не все чудеса космических «кошек». Если прошедший через аномалию корабль возвращался назад не позднее двух суток после выхода из неё, то у него были все шансы благополучно вернуться к точке исхода. По истечении же двух суток, «кошатина» совершала «кульбит» и координаты возвращения опять дёргались на манер того же нервного хвоста! Гоняться за беглецом нырнувшим в «кошку» было абсолютно бесполезно. Погоню выбросит куда угодно, только не в систему прибытия для беглеца. Но и задерживаться с возвращением самому беглецу тоже было очень опасно. Времени на перебор вариантов короткоживущая аномалия не оставляла, а забросить могла в самые отдалённые и опасные районы неисследованного космоса или, скажем, вглубь Завала, откуда тоже не было выхода.


И вот, по определению непредсказуемый Рандом тоже решил совершить свой «кульбит»! В непосредственной близости от погибающего крейсера, прямо по курсу открылась «кошачья червоточина». Двигатели корабля из за отключения реактора не работали, но и по инерции набравший немалую скорость крейсер буквально сваливался в аномалию.


Упорные истребители врага продолжали поливать крейсер снарядами роторных орудий, добивая «подранка». Несколько очередей окончательно развалили один из двух, ранее повреждённых двигателей. Потом под очередную порцию снарядов попала в потерявшем герметичность, изрешеченном коридоре, возвращающаяся в рубку капитан корабля. Её нейросеть, разумеется, отследила обнадёживающий зуммер спецсканера, но Лили фатально не везло в этот день.


Два родных брата Руду и Нефу Чак уже второй год «ходили» на этом замечательном малом крейсере под командой знаменитой на весь флот Лили Биру, так часто выводившей свои корабли из самых убойных приключений почти целыми и с минимальными потерями, что многие во Флоте вообще считали её «непотопляемой». Конечно, они тяжело переживали гибель капитана и всех товарищей по команде. Именно по команде, а не просто по экипажу. Непревзойдённое умение Лили из экипажа «сбивать» сплочённую команду единомышленников и было основной причиной успехов. Вроде бы всё как у всех. Флот всегда стремился держать планку технологий, знаний и умений на максимально доступной высоте. Новое качество лучшим давал фактор команды, то есть - человеческий фактор.


Сейчас нужно было задвинуть все эмоции куда поглубже и делать то. что в подобных случаях делала бы погибшая Лили. Надо было использовать все шансы, чтобы спасти корабль и экипаж. А для этого следовало прежде всего заняться изрядно потрёпанным кораблём и попутно попытаться выполнить действия обязательные для военного корабля Федерации попадающего в новую, неисследованную доселе систему. Так гласит Устав флота и свод законов и правил разведчика. Ведь малый боевой крейсер как раз и был разведкой пограничного флота Федерации.




О возвращении до истечения двух суток через «кошку» в систему исхода не могло и речи идти, даже будь крейсер полностью исправным. Не группа, а по сути, малая эскадра контрабандистов и пиратов по любому задержится в той системе около недели. Искин, пытавшегося уйти в прыжок разведчика, исправно «писал» всю картину боя и после её анализа стало ясно, что «контрикам» тоже неслабо прилетело в том трагическом для патруля по итогам кратком боестолкновении.


Группа комодора вела сосредоточенный огонь по кораблю - «глушилке» только своим главным калибром. Второй ряд лазерных батарей и средние плазменные пушки в это время «отвешивали» порции всем, до кого могли по пути дотянуться. Мощные искины двадцатого класса устанавливаемые на тяжёлые и средние боевые корабли седьмого поколения, закольцованные по сути в единый контур управления патрулём, способны были добиться высочайшей точности и согласованности действий его оружейной группы. Помимо пострадавшего утюга - « глушилки» хватило вполне летально и двум средним крейсерам участвовавшим в «гае». Ещё два «тяжа»- утюга получили настолько серьёзные повреждения, что без полевого восстановительного ремонта могущего растянуться на нескольких дней вряд ли смогут вообще выпрыгнуть из засадной системы.


До своей трагической гибели, средний крейсер - «мясорубка» успел превратить в фарш больше половины «москитного» флота противника. «Контрикам» надо было теперь собрать все спасательные капсулы с уцелевшими и мёртвыми пилотами, а также стащить разбитые и повреждённые кораблики для ремонта или разбора на запчасти, ибо космическая техника, даже устаревшая, стоит немалых денег. А это, опять же время! Да и просто подождать двое суток возможного возвращения через «кошку» ненавистного беглеца, тоже для бандюков "святое" дело.


Значит уходить через аномалию надо будет до истечения контрольно - критических для существования «кошки» десяти суток, и уходить по сути в неизвестность. Следовательно корабль надо «подшаманить» по возможности максимально!

А между тем, «очнувшийся» после активации и загрузки искин, заполучив все коды и шифры и признав Руду Чака новым капитаном судна по основному протоколу правил и статусу членов экипажа, заявил о невозможности даже эффективного диагностирвания состояния его систем,без подключения разбитого в бою управляющего модуля ремонтного комплекса или его заменителя. Здесь проявлялся один из многочисленных идиотизмов инертности мысли цивилизации Содружества или корыстные интересы производителей разнообразной высокотехнологичной, а следовательно, очень дорогостоящей продукции. Искин корабля, способный организовать одновременную работу как бы не пары сотен дроидов, выдавая каждому разные индивидуальные задания и полностью контролируя при этом точность их выполнения, по действующим правилам и протоколам мог задействовать напрямую только несколько примитивных аппаратов не выше третьего класса. Все ремонтные и прочие дроиды более высокого класса требовали для их задействования предварительной активизации специализированным модулем управления со встроенным не менее специализированным искином. И только этот специскин уже мог передать «своих» дроидов под контроль центрального искина корабля, отнюдь не теряя при этом связи со «своими» железяками. И обойти этот пункт правил никак нельзя!


К счастью, сохранился неповреждённым так называемый малый трюм крейсера, а в нем кроме трёх военных медкапсул «Соти 5 милитар» и операционного комплекса «Зайд У милитар» со штатным для полного экипажа набором расходников, был ещё приличный запас продовольственных картриджей, запасной набор из пяти инженерных скафов «Алшан 4 И», правда, слегка устаревших, четвёртого поколения, и сразу два ремонтных комплекса дроидов «Парн милитар» пятого поколения с усиленным бронированием корпуса рабочих «пауков», позволяющим успешнее работать на поверхности корабля или базы прямо в ходе боя. Это был один из запасов на весь патруль. Лили сумела «прихомячить» его в своём трюме на всякий случай, чтобы был поближе.


К обоим комплексам, естественно, имелись и управляющие блоки с искинами, но Руду надо было провести ещё не менее десяти часов в медкапсуле под фармакологическим «разгоном» для ускорения полного изучения необходимых баз знаний из инженерной ветки, залитых ещё накануне их неудачного боя, но так и не освоенных. Только тогда он получал доступ к активизации искина весьма продвинутого военного ремкомплекса и возможность подчинения его искину корабля. Вот такая мутотень!


Кроме уже перечисленного, в малом трюме находился и совсем уж малый разведывательно-десантный модуль «Мих крипто», способный действовать на поверхности атмосферных планет и доставлять на них, а после выполнения задач эвакуировать с поверхности в космос, до пяти членов экипажа,не считая пилота модуля, правда, в весьма стеснённых условиях. Объяснялась теснота заполненностью модуля дополнительными малыми реакторами и весьма мощным искином восьмого класса, необходимого не столько для управления модулем, сколько для контроля и обеспечения установленного на такой крохе самого малого из криптокомплексов ветки «Ассасин», позволявших работать в условиях практически полной невидимости и для глаза живых, и для большей части сканирующей аппаратуры, при условии избегания резкого маневрирования и больших ускорений при разгонах. Оружия, кроме станнера - парализатора, на скорлупке просто не поместилось. Впрочем, разведчик с «обвесом» и сам по себе - ещё то оружие. Надо признать, что пока, за всё время службы, случая попользоваться этой игрушкой Руду так и не представилось. А теперь, похоже, возможность превращается в необходимость.


Итак, до изучения баз знаний, запуска ремкомплекса «Парн милитар», подключения к делу искина корабля, всякие ремонтные работы и восстановление полноценной энерговооружённости и управляемости крейсера невозможны. И как следствие, откладывается запуск основного сканкомплекса, определение координат системы прибытия и положенное по статусу разведчика обследование новой системы по уставному минимуму. Засада! А время то идёт!


Нефу Чак, тоже инженер по типу нейросети, кроме БЗ пилота средних и больших кораблей много времени уделял закачке и изучению баз по боевой медицине и фармакологии. На боевых кораблях пилоты с инженерными сетями не ниже четвёртого класса практиковали подобное совмещение, так как военные медкапсулы обладали высокой степенью автоматизации и управлялись очень серьёными медискинами. В таких условиях достаточно было выполнять по сути функции медтехника для их использования. Вот и Нефу, будучи вторым пилотом, числился по статусу в экипаже специалистом широкого профиля, выполняя попутно функции корабельного медика.


Кстати , основной искин корабля следовало сразу, пока ещё было для этого время, заменить на резервный двенадцатого класса, хранившийся во втором трюме. Стоящий сейчас в управленческом терминале рубки искин шестнадцатого класса , Руду при работе не потянет, не хватит уровня изученных знаний. Только вынужденная отключённость из за повреждения управляющих контуров и энерговодов от решения конкретных задач не позволила искину сразу же послать новоиспечённого капитана по узенькой тропинке в медкапсулу с пожеланием «подрасти», а то и гораздо дальше! С этой высокоразумной твари станется! Просто потрепаться о задачах он всегда готов, а работать под командой недоучки - раскрывай рот шире! Значит, заменить на доступного в управлении, а жаль!


И тут, запущенный на собственных реакторах для контрольного прогона очень приличный по возможностям сканкомплекс десантного модуля «Мих крипто» сообщил об обнаружении с высокой вероятностью наличия в системе аборигенной цивилизации, предположительно гуманоидной, причём, уже вышедшей на уровень освоения околопланетного космического пространства. Да, только этого сейчас и не хватало! Без силового щита корабль по сути беззащитен. Это лишний раз доказали истребители «контриков» в последнем бою.

-Интересно, как пусть и мощный сканкомплекс малого разведбота смог из трюма корабля засечь наличие туземной цивилизации? Чем же они его так «подсветили»?, - подумал Руду.


Но принятую программу действий ведь никто не отменял. Надо только внести в неё необходимые поправки, и прежде всего перевести «Мих крипто» на чудом неповреждённую взлётную площадку разгерметизированного и изрядно «покоцанного» верхнего трюма. Там сканкомплекс малютки можно подключить к значительной части внешних сенсоров основного сканкомплекса корабля. Весь основной реакторы «Миха» не потянут, а процентов тридцать - вполне. С представлениями о возможностях аборигенов вопрос надо решать и по возможности быстро. А потом в медкапсулу, под «разгон».



Глава 3.


Лёгкий крейсер уже вторые стандартные сутки висел на стационарке «привязанный» к одному из кратеров, выбранному искином на поверхности весьма массивного спутника третьей планеты системы. Стандартный для равновесных космических систем набор соотношений периода обращения по планетарной орбите и вокруг собственной оси у спутника был очень удобен для скрытых наблюдений за основной планетой. У сателлита имелась ненаблюдаемая с основной планеты сторона.


Достаточно серьёзная аппаратура для сканирования местной системы у аборигенов была, но вот представлений о том чего бы они сами хотели знать о мире в котором живут, похоже так и не сформировалось. Никаких следов целенаправленного поиска или решения конкретных проблем Руди у местных умников и правителей не обнаружил. Так, о всём понемногу, всё вроде бы интересно, но сконцентрироваться на чём то конкретном, то ли ума не хватало, то ли общество не доросло. Опасности местная цивилизация для их корабля не представляла. Это подтвердил и искин после анализа собранной информации. То есть, атмосферники у аборигенов были вполне приличные, но понятия о силовом щите пока отсутствовало напрочь, а значит их крейсер для местных «пукалок» непробиваем.


Но «светиться» перед местными Руди и не планировал, да и Уставы Флота и Разведки, равно как и основные табу Содружества прямо запрещали открытые контакты с «дикими» на таких стадиях развития цивилизации. Экспорт технологий и даже продуктов высоких технологий Содружества наносили куда меньший ущерб менее развитым аборигенам живших по законам близким к уровню Средневековья. Там к появившимся вдруг неожиданным и необычным «вкусностям» чаще всего относились чисто потребительски.


А вот уровень местных аборигенов вполне допускал прорывы в науке и технологиях на основе изучения полученных от добрых внешних дядек «плюшек», но это приводило лишь к возникновению отчаянных дисбалансов в развитии и частых срывов таких цивилизаций в регресс. И почему то по какой бы линии не прошёл внеплановый прорыв, разрешали возникшие проблемы все аборигенные цивилизации стандартно и однообразно - тотальной внутренней войной на уничтожение собственной цивилизации. Впрочем, подобные досужие рассуждения не для рядовых разведчиков. Не их это уровень.


По общему счёту шли уже четвёртые сутки пребывания в здешней системе. Сделано уже немало из запланированного. Идея с подключением части обвеса сканкомплекса корабля к таковому у «Миха крипто» себя полностью оправдала. Уже через несколько часов у Руду были результаты предварительного анализа искином возможностей местных аборигенов по собранной сканом информации, и они успокаивали. Для их срочной оценки он даже прервал на время начатое обучение в медкапсуле. Принятые у местных совершенно идиотские формы передачи и хранения информации, преимущественно модулированием электро - магнитных излучений, делали информпространство планеты совершенно прозрачным. Похоже, уже сейчас Руду знал о происходящем на планете и о значительной части её истории больше, чем многие кланы самих местных.

Наличие аборигенной цивилизации неизбежно меняло приоритеты в плане предстоящей экипажу работы. Изучение "диких" выдвигалось на одно из первых мест. Устав разведки ничего иного и не предполагал. И чтобы исключить потерю темпа, искин начал переводить корабль на относительно медленных, но надёжный грависах к третьей планете. Хорошо, что грависы повредить или разрушить можно только вместе с кораблём. Основные движки пока были не при делах.. Наличие у планеты весьма массивного сателлита обещало успешно решить проблему маскировки, если, конечно, аборигены ещё не успели "оседлать" ближайшее к ним космическое тело. Нефу донимал искина требованиями составить на основе полученной с планеты информации лингвопакет по основному местному языку, а искин раз за разом отвечал почему то отказом. Это было последнее, что слышал Руду перед тем как отрубиться в капсуле.


После окончания учёбы он наконец активировал демонов ремкомплекс, причём не один, а оба имевшихся в наличии. Почему ему такая мысль не приходила в голову раньше, даже непонятно. Правда, сначала пришлось подчинить искин первого «Парна» искину второго, с передачей тому прав управления всеми дроидами обоих комплексов. Это, как оказалось, вполне допускалось протоколами и инструкциями. И лишь затем все дроиды через «разбогатевшего специалиста» ушли под команду искина корабля. Эффект был потрясающий. После стремительного диагностирования систем корабля начался столь же стремительный ремонт. Причём, восстановление нарушенных энерговодов и линков системы управления началось, похоже, ещё до окончания полной диагностики. После доведения энергосистемы до штатного состояния дела вообще пошли хорошо. Заработал на полную мощь очень серьёзный сканкомплекс разведчика. А вот полученные первые навигационные данные по определению местонахождения системы выхода из червоточины не просто огорчили, а ввели Руду, да и Нефу в ступор!


Эта система располагалась не просто далеко от известных Содружеству объёмов космоса, а удручающе далеко! В эти районы изыскатели и разведчики цивилизации вообще не ходили, поскольку в здешнем космосе звёзд было меньше и расстояния между ними были большими. Учитывая, что далеко не все из ближайших звёзд являются «разрешёнными» для гиперперехода из за некоторых особенностей межзвёздной навигации, и пути кораблей в космосе никогда не были прямыми, в этих районах навигационные тупики будут подстерегать космоплавателя гораздо чаще, а сама разведка звёздных «путей сообщения" станет делом смертельно опасным.


Соответственно и на порядок упал градус интереса Руду к системе. А ведь поначалу она ему очень понравилась! Сразу четыре газовых гиганта в системе, причём, по крайне мере два из них с почти идеальным для производства горючего для кораблей и энергоцентров газовым составом атмосферы, снимали все вопросы по энергетике для возможной колонии. Как правило, подсистемы таких гигантов богаты на планетоиды и малое астероидное сопровождение. Весьма развитый астероидный пояс, в котором наверняка будут запасы ценных руд, тем более, что в нём, похоже, никто до сих пор не работал.


Ну и, конечно, сама третья планета. Пожалуй, только три или четыре среди основных обитаемых планет Содружества превышают здешнюю по степени приближения к «Золотому Стандарту Джоре», дошедшему до наших дней из бездн прошлого от легендарных Древних Предков. Но эти планеты столетиями, если не тысячелетиями подвергаются непрерывному плавному планетоформированию. У здешних разумных таких возможностей до сих пор явно не было. Они куда больше преуспели в уродовании и угроблении своей планеты, но это общая беда всех «диких», если только их цивилизации не уклоняются в сторону развития преимущественно биотехнологий. Да и те порой гадят на своих планетах не менее качественно. Кардинально защитить планету может только космос, точнее, увод в космос основных технологических цепочек цивилизации и уход на работу туда же значительной части населения.


Но это опять не их проблемы. Звёздные координаты этой планеты ставят на ней однозначный жирный крест. Вернее, «убивает» её совершенно неприемлемая логистика, на случай попыток введения её в экономическую зону Содружества.


Корабль готов к переходу. В разряде абсолютных потерь один двигатель из четырёх . После ремонта с использованием уцелевшего после обстрелов первого трюма ЗИПа , потенциал отдачи второго повреждённого двигателя удалось поднять до шестидесяти трёх процентов. Отсеки загерметизированы, продолжается ремонт внешней обшивки с устранением результатов обстрелов. Искин, сканкомплекс, криптокомплекс «Ассасин», и другие системы - по штату и полностью работоспособны. Увы, сильно пострадала система ПКО. Уцелел только один пульсар. Ещё один удалось восстановить из повреждённого во время обстрелов трюмного запаса. Две установки противоракет, по шесть боеприпасов в каждой, дают эффект только при защите от немногочисленных целей. На средних и тяжёлых крейсерах есть возможность задействовать сложную и эффективную автоматику переоснащения установок в бою. На малом же, кассеты хватало только для двух залпов. После этого - перезарядка вручную. С помощью дроидов, конечно, но под присмотром техника или инженера. Это плохо, особенно учитывая отчаянный «некомплект» экипажа.


Осталось выполнить последнюю задачу по протоколу Разведчика Флота, и в путь. А эта последняя возлагается на Нефу, он выполняет функции медика, ему и карты в руки. Законы и нормы Федерации Дживей очень строги в отношении контактов с представителями «диких» цивилизаций и их надо неукоснительно соблюсти. В случае успешного возвращения, искин обязательно даст полный и исчерпывающий отчёт штабу обо всём происходившем. Так что, тут не забалуешь и ничего не скроешь.


Предстояло изъять с планеты не менее трёх и не более пяти особей местных разумных , провести их тщательное ментоскопирование, которое, кстати, вопреки распространённым в Содружестве заблуждениям, давно абсолютно безопасно для здоровья подвергаемого этой процедуре разумного. А затем предстоит самое сложное - попытка прямого контакта после закачки аборигенам через гипнообручи "общей" лингвы.


Если поведение «диких» адекватно, следует дать краткую, но достаточно убедительную информацию по основным реалиям Содружества, тщательно отследить реакцию на неё аборигенов и предварительно оценить перспективы возможной адаптации наиболее развитых особей в социумах государств Содружества. Затем, после проведения частичного оздоровления организмов клиентов в качестве своеобразной компенсации за нарушение личных планов последних - инъекция нертала для стирания памяти за последнюю неделю и эвакуация аборигенов в места изъятия.


В случае если после получения информации аборигены сами проявят инициативу, высказав желание покинуть свою планету и стать гражданами Федерации Дживей, положительный ответ допускался, если тому не препятствовали чисто технические условия, сложившиеся в ходе выполнения разведывательной миссии, величина КИП претендентов выше стандартной в Федерации планки соответствия для иммигрантов в сто тридцать шесть единиц, искин подтвердит вслед за капитаном корабля адекватность поведения разумных, по крайней мере в ходе общения с группой изъятия и специалистами по ментоскопированию и по результатам экспресс-анализа материалов ментоскопии на наличие всяких нетерпимых по меркам Федерации извращений в обычаях и нормах поведения «диких». Если КИП испытуемых превышал сто пятьдесят единиц, то им обязательно делалось однократное, максимально корректное предложение стать гражданином Федерации Дживей. Никакая агитация, уговоры, тем паче, принуждение не допускались.


«...Для изъятия выбирать только особи старших возрастных групп заканчивающих в сложившихся на планете условиях свой жизненный путь, но сохраняющих активность в заметных для внешнего наблюдения пределах, чтобы уменьшить возможное влияние изъятия на местный социум и получить больший объём информации. Не рекомендуется изъятие особей из откровенно аграрных районов и крупных городов. Жители аграрных районов, как правило, имеют пониженный по сравнению со средними для популяции показателями уровень интеллектуального развития. Вокруг крупных городов могут быть сконцентрированы местные средства ПВО и ПКО. Изъятия проводить во второй половине светлого времени суток, что отсеивает значительную часть слабых в физическом плане или по текущему состоянию здоровья особей в силу накапливающейся у них к этому времени усталости...»

- Ничего себе поработали, - думал про себя Нефу, в который уже раз просматривая рекомендации искина, составленные на основе правил и инструкций, по теме « Разведка планеты. Изъятие разумных», - Это же сколько раз такое надо проделать, чтобы подобные инструкции наработать?


Нефу, отдав инициативу в восстановлении корабля более технически продвинутому по изученным базам знаний брату, сконцентрировался на изучении местной обитаемой планеты и живущих на ней разумных.


Не сказать, чтобы открываемые разведчиками время от времени «дикие» цивилизации на близкой к здешней стадии развития были для Содружества такой уж исключительной редкостью, хотя надо признать, что всё же, в большинстве случаев, на таких планетах общество почему то зависало на разных стадиях соответствующих Средневековью. Немало было и безнадёжно регрессирующих цивилизаций. Но среди самостоятельно пробившихся к освоению своей планетарной системы , только две за всю историю, позже освоили, якобы, тоже самостоятельно, межзвёздные перелёты. Якобы, потому что обе системы располагались очень близко от уже освоенного космоса, и имелись серьёзные подозрения, что без криминальных по происхождению «прогрессоров» из Содружества там дело не обошлось. Во всех остальных случаях такие цивилизации очень быстро входили в кризисное состояние и хорошо, если дело обходилось просто срывом в регресс. Нередко самоубийственные войны кардинально «зачищали» эти системы от разумных.


«Индекс развития близок к отметке шесть плюс: открытие эффекта деления частиц, оружие на его базе, начало освоения космоса, отсутствие всепланетного правительства.... Вот такая выдержка из предварительного отчёта искина. Очень похоже на выдержку из учебника! И это ведь не пророчество, не теоретическое умствование «яйцеголовых». Статистика! И степень вероятности развития событий точно по прогнозу - девяносто семь процентов! Банальная и точная статистика!Печально! А что поделаешь?

Тупиковый путь развития - самоуничтожение цивилизации и откат к индексу три минус в ближайшее время.»


Местные «вёдра с гайками», небольшие аппараты предназначенные для обеспечения систем связи, мониторинга поверхности планеты и, частично, для общих научных нужд, освоившие в основном орбиты вокруг планеты страдали от проблем с энергообеспечением.

Вероятно поэтому с баллистикой аборигенные специалисты по освоению космоса были более, чем на «ты». Искин подтвердил, что все рассчёты орбит для сателлитов , взлётных и посадочных треков и глиссад, близки к идеальным. Нефу и не стал мудрить, просто поручил искину отработать избранные местными наиболее «протоптанные дорожки» в околопланетном пространстве. Вряд ли их спутники ведущие мониторинг поверхности будут летать над малонаселёнными и неинтересными аборигенам площадями. Под этими космическими тропами и следует искать наиболее интеллектуально - продвинутых клиентов для изъятия. Нефу дополнительно ограничил поиск западной частью самого большого континента планеты, как наиболее густо заселённого и более урбанизированного. Космические «тропки» местных спутников пересекали его в основном с северо -запада на юго- восток. В рекомендованных отчётом искина умеренных широтах там по времени года уже не очень уютно, старики будут сидеть дома. Значит взять чуть южнее.


Задав критерии поиска искину, Нефу уже через три часа получил подробный отчёт с почти тремя десятками подходящих для совершения акции точек и вариантов. При этом, сам искин посоветовал обратить внимание на один из них. Сканкомплекс разведчиков отработал на совесть, выдав действительно интересные кадры.


На окраине не совсем и маленького по здешним меркам городка, почему то, на крыше здания расположились четверо разумных подходящего по условиям акции возраста. Руду и Нефу Чак сами были выходцами с «дикой» планеты, прожившими до семнадцатилетнего возраста в условиях феодального общества, и им не надо было объяснять что такое костёр и приготовленная на нём пища. Это был несомненно отдых! Но, место для этого избранное... Одеты старики были очень прилично. Не сравнить с другой группой из трёх разумных обнаруженных искином в двух сотнях километров от этого городка в месте, назвать которое иначе, как свалкой отходов, было нельзя. Таких подарков и на свалках городов и баз Содружества хватало! Нефу даже не стал рассматривать другие варианты. Какая разница. Всем условиям изъятия эти разумные соответствуют, снять их с очень удобной для этого крыши под «накидкой Ассасина», да, без проблем! И через десять минут «Мих крипто», управляемый пока искином крейсера, стремительно преодолевал расстояние отделявшее сателлит от планеты, благо криптокомплекс, накладывавший ограничение на динамику движения, планировали запустить только накануне спуска в атмосферу.

Глава 4.

Акция изъятия разумных прошла как по нотам. «Мих крипто» ходил на малых скоростях совершенно бесшумно, разве что работающие грависы могли вызвать у находящихся поблизости разумных острое желание почесаться в некоторых местах, что Нефу не без удовольствия и понаблюдал. Было только немного неловко перед вдруг засуетившейся старухой. Все в момент отключения сидели и никто даже не ушибся, когда он в весьма мягком режиме отработал по группе станнером. Два дроида шустро загрузили «тушки» в ложементы десанта и зафиксировали их спецэластиком. Нефу обошёл крышу, внимательно осмотрел всё на ней находящееся, понимающе улыбнулся, понюхав стоящую на столике полупустую бутылку. Отравления он не боялся. Ещё не было в истории случая, чтобы физиология гуманов проживавших на сколь угодно отдалённых друг от друга планетах приобрела бы отличия не позволявшие употреблять пищу друг друга или напитки из боязни отравления. Другое дело - вкусовые и обонятельные ощущения. Но тут всё было в порядке. Одуряющий запах от кусочков обжаренного на огне мяса какого то местного животного подтверждал идентичность даже вкусов разумных родом из очень даже отдалённых друг от друга звёздных систем.


Собрав всё в спецпакеты, он прихватил три костыля, ничем не отличавшихся от таковых, пользуемых инвалидами на его родной планете и аккуратный железный ящик, явно принадлежавший одному из местных. Место для уединённого отдыха небольшой группы было удобнейшее. Дверь, из внутренних помещений ведущая на крышу, была надёжно заблокирована, видимо, самими стариками, вокруг ни души. С земли, то что происходило на плоской крыше, не разглядеть. Умно, только и смог он заметить. Запор на ящичке был простейшим и , не удержавшись, Нефу осторожно открыл его. Тот, как будто ждал, разложился, как складные гигиенические салфетки из набора медика, обнажив сразу три встроенные полочки буквально забитые разнообразным , блестящим ... инструментом для ручной работы?!! Ну, всё! Руду описается кипятком! Его братец был фанатом именно ручной работы, которую урождённые коренные дживейцы не признавали, всё перепоручая дроидам.

- А что ! «Дикие» мы или погулять вышли?- подумал Нефу и чуть не рассмеялся, - Теперь на корабль.


Нефу сидел насупившись и выслушивал очередную, которую уже по счёту, нотацию от брата - капитана.

- Мне вот интересно, ты очень долго их искал?, - разорялся Руду, - это же ухитриться надо - найти группу, в которой из четырёх стариков, двое - без одной из ног! Я тут много просмотрел роликов о местной жизни, что то по улицам и площадям безногие толпами не бегали! Сейчас в медкапсулах им культи подравняют и как они будут протезы свои носить? Спасибо тебе, благодетелю, будут говорить, угадай с одного раза? А ведь регенерация конечностей им протоколом и инструкциями не предусмотрена! Да и не можем мы в нашем положении расходниками разбрасываться. Нефу угрюмо молчал, изредка поглядывая на раскипятившегося брата. Впрочем, тот, вспомнив, что всё касаемое процедуры изъятия идёт строго под протокол и до последнего звука войдёт в отчёты, быстро сбавил обороты.


Руду сразу приказал уложить привезённых Нефу стариков в капсулы, заняв и операционный комплекс, вполне резонно рассудив, что после частичного восстановления состояния здоровья все остальные этапы работы должны пройти продуктивнее. Его не так разозлила невнимательность Нефу, как по сути невозможность восстановить вполне симпатичным на вид разумным их конечности. Они с братом не знали, что их ждёт после выхода из аномалии. Хотя расходников было много, расчёт то был на весь экипаж в пятнадцать тушек. Но вставить воспитательную клизму разгильдяю братцу не помешает. Ему не терпелось закончить процедуру промывки мозгов нерадивому члену команды и, пока «дикие» в капсулах, ещё чуть повозиться с их чудесным инструментальным ящичком. Это было что то! Искин уже дважды скопировал во всех проекциях каждое приспособление из чудесной шкатулки. Руду знал толк в инструментах, но такое видел впервые. А ведь кто то из этой четвёрки всеми ими умеет пользоваться! Уж больно любовно всё было исполнено и подобрано. Часть инструментов несла следы явно ручного изготовления или подгонки. Всем «диким» попутно загружался лингвоблок через гипнообруч. Процедура малоприятная и восстановление попутно будет в самый цвет.


Через три часа капсулы открылись. Вообще то полагались лишь два часа в заказанном режиме частичного восстановления, но Нефу намеренно добавил час сверх работы демонского лингвообруча. Несмотря на прошедшую прорву лет, он до сих пор помнил собственные ощущения после этой необходимой ,но больно уж неприятной процедуры. Дополнительная гигиеническая обработка после военных медкапсул не требовалась и Нефу сразу, не глядя прямо на уже пришедшую в себя женщину, положил на край капсулы свёрток с универсальным комбинезоном и тактично отошёл в сторону. Хотя, вряд ли женщина в таком возрасте будет сильно стесняться, тем более в столь непривычной обстановке. Не до того должно быть ей. К капсулам с инвалидами заранее подогнали транспортные тележки с установленными заблаговременно удобными сидениями. Обычно на них перемещались стоя, держась за центральный шест или перекладину. Впрочем, им очень скоро предстояло сюда вернуться для ментоскопирования.


Нефу жестом показал старикам на комбинезоны и изобразил одевание. Лингвоблок обычно полностью активизировался в течение суток. Особям с КИПом выше ста двадцати единиц хватало два - три часа, а свыше ста пятидесяти и через час уже вполне сносно общались. Надо было только не усложнять фразы и говорить коротко. Старики быстро разобрались с одеждой. Инвалидам помогли одеться женщина и единственный неувечный. Изредка перебрасываясь негромкими фразами на своём языке, они управились с проблемой даже на удивление быстро. Женщина, «одев» своего клиента, присела на краешек капсулы и исподлобья «зыркала» на Нефу, коротко переговариваясь со своими.


А дальше последовал первый «удар»! Тот, который с обеими ногами, поднялся во весь свой оказавшийся как бы не двухметровым рост и чуть напрягшись, вдруг, сказал на «общем»,

- Ну, и дальше что? Куда идти то,... инопланетянин? Надеюсь, не далеко ? А то у нас тут не на всех ног хватает...

Нефу несколько секунд беззвучно открывал и закрывал рот, пытаясь проглотить вдруг ставший плотным воздух... в гортани...

- Не пугал бы ты его, Саш, а то шарахнет сейчас опять станнером от неожиданности, - грудным низким голосом, тоже на общем, сказала старуха. Впрочем, какая старуха? Нефу как то сразу обратил внимание на то, что женщина была по любым стандартам очень привлекательная. Уж, морщины и прочие явные несуразности медкапсула убирает первыми на счёт раз! Потом, справившись с «застопорившим» от неожиданности организмом, пригласил всех последовать за собой. Платформы, управляемые искином, мягко скользнули в коридор за Нефу первыми.


Пока процессия неспешно продвигалась в кают - компанию корабля, Нефу пришёл в себя и сначала предупредил Руду по нейросети о происшедшем, сбросив ему эпизод с разговором по инициативе «диких» целиком, а потом, чуть не бросился назад, поняв, что опять обмишурился, не удосужившись из за шокировавшего его начала общения с местными, снять с медкапсул результат тестирования «диких» на величину КИП. Затем, вовремя спохватившись, просто замедлил движение и через нейросеть сделал запрос искину медотсека.


Но остановиться ему всё же пришлось! Исключительно для того, чтобы всё же проглотить, опять ставший твёрдым и мешавший дышать, воздух! На всякий случай он повторил запрос. И опять получил те же, ошеломившие его мгновением раньше данные! У всех « диких» КИП превышал уровень в сто восемьдесят единиц! Этот барьер они с братом так и не преодолели даже с двумя имплантами прямой установки, поднимающими уровень оценочных интеллектуальных данных в совокупности на тридцать единиц. У него в индивидуальной карте были отмечены сто сорок две базовых единицы интеллекта, а у Руду - сто сорок три. Это позволило установить симбиотические нейроимпланты «Инженер 4 М». А сто восемьдесят единиц, напрямую, без имплантов расширения , открывали путь инженерной сети пятого класса!


Показатель инвалида которого «дикие» звали кажется ... Викту, так во всяком случае запомнил Нефу, равнялся ста восьмидесяти четырём единицам. Всё время пока они двигались в сторону кают компании этот Викту щупал платформу, только что не лизал и норовил на ходу заглянуть под неё, уже дважды за малым с неё не свалившись. Когда шедшая рядом женщина, не выдержав, вдруг отвесила ему сочный подзатыльник, Нефу с трудом удержался, чтобы не заржать в голос. А наказанный смиренно уселся на своё сиденье, впрочем, не надолго. У второго инвалида - сто восемьдесят одна единица. У женщины - двести четыре! Ну а тот, который заговорил первым... Такое Нефу даже про себя мог произнести только шёпотом - двести четырнадцать единиц! Базовых! Без имплантов! И... всё шёпотом! Кажется, его зовут ... Сашу. Спохватившись, он скинул данные Руду.

- Знаю уже, - ответил тот, - искин сообщил. Потом поговорим о причинах твоей неспешности. Хотя, догадываюсь. В комбинезоне хоть сухо?...

- Вот же зараза искусственная, уже подсуетился доложить, - ругнулся про себя Нефу, отключаясь.


Информация поступавшая от Нефу и искина капитана немало озадачила. Высокие показатели КИП, разумеется, кого угодно могли ввести в ступор. Вообще то значительные уровни интеллектуального потенциала у разумных с относительно высокоразвитых «диких» планет для Содружества не новость. А попробуйте без нейросети, без мощных искинов, без других технологических чудес выйти в космос, освоить физику, химию, генетику... Это как же надо мучить, мять, насиловать свой мозг, чтобы изучить всё напрямую! Да, тут жизнь уйдёт на само обучение. Хотя, значения КИПа всё равно какие то запредельные для одной, случайно изъятой группы. Если бы имел место тщательный отбор из большой массы, то и поумней можно найти,... хотя и не везде. Но вот так,... с крыши...!


Куда больше его напрягала странная реакция «диких» стариков на происходящее. Они, похоже, ничему не удивлялись особо! Не могли так вести себя «дикие», попав неожиданно в совершенно незнакомое и пугающе необычное место. А эта фраза ... и обращение! Старик сразу понял, что имеет дело с разумным не с его планеты. И дело не в одежде или внешних данных. Они с Нефу вполне могли сойти за землян. Искин уже нашёл среди народов этой планеты очень похожих на братьев - пилотов. Кажется, арабы, берберы и ещё какие то жуткие названия рас.


А ведь теперь надо что то решать с обязательным по правилам предложением об иммиграции в Федерацию! Вот это проблема! Им же прыгать в неизвестность! Куда их брать, если даже согласятся? Агитировать нельзя, а отговаривать? Ладно, будет ещё время подумать. Пришли, кажется.


После того как пришедшие расположились в каюткомпании, Руду дальше весь разговор повёл строго по протоколу. Представившись и объяснив где и почему очутились жители здешней планеты и заверив их в обязательном благополучном финише и возвращении домой после завершения совершенно необходимой в сложившихся обстоятельствах работы, попросил землян для удобства общения тоже представиться . Заметив, что те без энтузиазма реагируют на определение «дикие», он стал стараться поменьше им злоупотреблять.


Сразу объяснил, что в большинстве государств Содружества принято, чтобы имена и знаки рода были не более, чем пятибуквенные. Более длинные считаются признаком примитивности. Он сам и его брат Нефу, тоже выходцы с... «дикой» планеты. В Содружество попали уже взрослыми и имена их на родине звучат совершенно не как Руду и Нефу, а родовой знак, пожалуй, и в одну строчку не вместится. Но для удобства общения на принятом в огромном секторе космоса «общем языке» они приняли нынешние и рекомендуют сделать это же землянам.


Принято также, чтобы все мужские имена заканчивались на звук «у», а все женские - на «и». И ещё одна, может быть неожиданная просьба. В Содружестве не принято обращение к разумному во множественном числе. Даже более, чем не принято! Только на «ты». Причину он объяснил сразу.

- Среди разумных нашлись отступники, которые нарушив запреты и табу предков вели эксперименты с человеческим геномом. Вплоть до создания особей с элементами гермафродитизма. Обращение на «вы» у них было... как бы знаком... сдвоения сущности, что ли. Их преследовали,... уничтожали! С тех пор обращение на «вы» воспринимается многими как ...грязный намёк и оскорбление. Можно свободно нарваться на дуэльный вызов... в том числе, без использования медкапсул, то есть до окончательной смерти. Они с братом землян вызывать на дуэль, если что, конечно, не будут, но и им будет неприятно.


- Ни фига себе!, - после недолгого молчания отреагировал тот, кого звали Александром или Сашей, - Слышали, птицы без перьев с двумя ногами и руками, но без хвоста?, - немножко непонятно для братьев обратился он к своим товарищам, - попробуйте не запомнить и не принять к неукоснительному исполнению!

А потом началось веселье с «конструированием» имён и родовых знаков. С именами проблем не было.Алексу или Сашу, Викту, Леону и Ирини звучали на «общем» прекрасно и вполне созвучно многим из имён принятых в Содружестве. Учитывая, что процент диких во всех государствах Содружества был всегда значительным, корневая основа имён там не имела значения. Родовые знаки мужчин тоже были быстро сформированы простым сокращением. Сашу Ясень, Викту Бер и Леону Клён. Правда Леону попытался настаивать на варианте «Березу», мотивируя это тем, что так, якобы, лучше отражается потаённая сущность друга, ибо никогда, мол, знатные и непримитивные «железятниками» не были, но после уже привычного подзатыльника от Ирини и внушительного кулачищи поднесённого ему под нос Сашу, быстро «отозвал» своё, по его же словам, «необдуманное предложение». Руду просто почувствовал, что мужчины прямо предвкушают что то интересное, связанное с родовым знаком Ирини. Угадал. Но Ирини быстро поставила на место расшалившуюся мужскую компанию.

- Руду, записывай, как там, ... под протокол? Ирини Ясни!, - решительно заявила женщина.

- Подожди, Руду! Что это ещё за Ясни?, - попытался вмешаться неугомонный Леону.

- Спокойно, Леону и все остальные, - прервала его Ирини, - есть такое растение, очень внешне похожее на то, от которого произвели мою фамилию, - Яснотка! И сразу предупреждаю! Что там Руду говорил про дуэли без медкапсул?!!

Переглянувшиеся мужчины, вдруг дружно и довольно громко стали хлопать ладонью об ладонь, к явному удовольствию Ирини. Руду и Нефу догадались, что вероятно на этой планете так выражают высшее одобрение. По крайней мере, это подтверждала довольная физиономия Ирини.

(В дальнейшем, мы будем пользоваться в повествовании именами землян в "родном" произношении, для удобства читателей, но помнить, что в Содружестве они будут звучать в изменённом варианте.)


А потом, не без некоторого напряга, Руду сообщил о сути предстоящего ментоскопирования личностей землян и о невозможности отказаться. Непонятки продолжались. Земляне отнеслись к предстоящей процедуре не то чтобы совсем спокойно, но и без всякого надрыва. Алекс, похоже, за всех, коротко промолвил,

- Ну, нельзя отказаться, так нельзя. Мы же понимаем! В такую даль залететь и не получить нужный результат было бы глупостью. Тем более, что, говоришь - безопасно для здоровья. А то что всю нашу жизнь прочитаете, так нам особо стесняться и нечего. И потом, где мы и где вы?

-Только, если вздумаете мою матрицу на кого другого накладывать без моего ведома, то я против, - добавил Леонид под необидные смешки друзей.


То, что они имели дело именно с компанией друзей, братья - пилоты уже не сомневались.. И всё!!! Больше ни одного возражения, ни одного вопроса! Хотя, вопрос всё же последовал. От Виктора. Он всё время приплясывал на своей платформе, вроде бы и участвовал в разговоре, но и платформу в покое не оставлял.

- Послушай, Руду. А как эта хреновина разбирается, - и он показал на свой «транспорт.» Руду, под дружный хохот компании, сразу понял, кто же являлся хозяином замечательного инструментального ящичка! Алекс, вновь продемонстрировав величину своего кулака ещё одному из товарищей, сказал Руду,

- .Если Нефу догадался прихватить ящик с инструментами Виктора, то ты ему его пока не отдавай! Он тебе разберёт кораблик!


И тут выдал Леонид,

-Руду, ты сказал, что с братом попал в Содружество уже совершеннолетним. Небось работорговцы с планеты стырили? Колись!

Руду молча неотрывно смотрел на Леонида и чувствовал, как его глаза неумолимо расширяются, норовя выскочить из орбит. Напротив него «светил» собственными «полтинниками» брат Нефу! Ирина, мигом оказавшись рядом, коротко и явно зло начала что то выговаривать Леониду. Тот молча слушал, покраснев до изумления.

- Лёня, а может это тебе надо было принять другую фамилию?, - зло шипела Ирка, - «Дурофлаеру», к примеру! Или правда, что военная форма мужикам извилины мозга выпрямляет? Ты что же нас палишь до времени? Они и так в непонятках. Тем более, что ментоскопирование им и без тебя всё объяснит.


Хотя Ирина говорила на своём языке, Нефу по интонации прекрасно понял суть. Это был классический втык явно проштрафившемуся на языке землян. Уж он то знал что это такое! Саша примиряюще выставил вперёд обе ладони в универсальном для всех людей жесте,

- Руду, не задавай вопросов. Мы же идем на ментоскопирование? Вот оно вам с братом и разъяснит многое. Чуть подскажу, чтобы долго вам не искать. На нашей планете очень популярна так называемая фантастическая литература. Мы, все сюда попавшие, большие её поклонники,... кроме Виктора, может быть. Для него ящик с инструментом интереснее. Всё, надо идти. А то мы никогда до медотсека не доберёмся, и по-доброму улыбнулся. И ещё, мы привыкли на Земле в своей компании при разговорах сокращать свои имена. Так что пусть вас не удивляет, когда меня будут звать Алекс или Саша, могут и Саней приголубить, Виктор превратится в Вика, Леонид в Лёню , ну, а Ирина... и так великолепна. Да, разберётесь со временем, а то нам сложно сразу переходить на ваши стандарты. С тобой и братом то, понятно, коли лингва вашей родной планеты сильно отличается от "общей", то кардинальный переход на новые имена оправдан, а наши, как я заметил, не шибко выбиваются из ряда принятых в Содружестве.


Когда Нефу, с увеличенными вдвое по диаметру против обычной нормы глазами, увёл компанию в медотсек на ментоскопирование, Руду ещё долго молча сидел в столовой, всё глубже и глубже погружаясь в тягостное недоумение.

- Что это было? Что происходит? Кто они? Что это за планета? Какие демоны всю эту фигню придумали?! Они не должны вести себя так! Не должны!. - металось у него в голове. Предположения у него, конечно, были. Но любая фантазия должна иметь под собой основания. Его предположениям оснований пока не хватало!

Он решительно поднялся, прошёлся по кают - компании пару раз из конца в конец. Процесс ментоскопирования обычно растягивался на пять - шесть стандартных часов. Так что время у него ещё есть. А вообще то время до скорого отбытия стремительно таяло! Надо все вопросы по «изъятию разумных" решать! Хоть как, но решать... в строгом соответствии с Уставом и правилами!

- Так! У нас в Федерации «яйцеголовых» хватает! Вот пусть они себе мозги со всем этим и выворачивают! А я... Сходить что ли в трюм, пересчитать ещё раз медицинские расходники? Так ли у нас их мало?, - и решительно отправился учинять очередную ревизию припасам.

Глава 5.



Руду и Нефу уже второй час сидели в каюте капитана, пытаясь хотя бы немного систематизировать сведения, полученные после напряжённого, на грани возможностей мозга, изучения основной «вытяжки» из экспресс - анализа результатов ментоскопирования землян предоставленного искином.

- Ну и что ты обо всём этом думаешь? Кто то из Содружества ухитрился побывать здесь до нас? Причём, весьма давно побывать? , - глядя на капитана осоловелыми глазами спросил Нефу. Принимать стимуляторы и дальше, братья просто уже не рискнули. И так, как бы не сутки «отсыхать» в медкапсулах предстоит после их многосуточных бдений.


- Нет. Практически исключено. Последний отчёт искина по здешнему звёздному кластеру разве не изучил?, - так же заторможенно ответил Руду, - Оно и видно! Никаких данных подтверждающих эту версию нет. Более того, последний анализ более углублённых исследований сканкомплексом показал, что эта система в серьёзном навигационном тупике. Из ближайших звёзд, доступных для прямого прыжка, только две входят в группу «разрешённых» для гиперперехода и одна из них является кратной системой. А ты знаешь, как ходить в кратную, точнее, как потом из неё выходить! Вероятность выхода в эту систему ещё одной «червоточины», причем не дурной «кошачьей», как в нашем случае, а обычной, стабильной или периодической, но обязательно проходимой , крайне мала.


Руду тогда не мог учесть, что если что то и крайне маловероятно, то это ещё не значит, что это совсем невозможно. Да и никто не мог такое учесть. И правильно, степень вероятности - это наше всё!


- Тогда откуда здесь такая прорва информации о Содружестве? Странноватой информации, конечно, но всё же!, - вскинулся Нефу, - ... Думаешь, «параллелка?»

- Да, скорее всего, - помолчав, ответил Руду, - по крайней мере, это пока единственный способ хоть как то объяснить здесь происходящее.


Существование параллельных реальностей для науки Содружества новостью не было и сомнений особых не вызывало. Это сильно усложняло и без того головоломную картину устройства мироздания, но куда же деваться от... «данного в ощущении»... Ведь существовали ещё и «просто» разные вселенные. ранжировавшиеся в сложной подзапутанной схеме. Не иные галактики, не скопления галактик, а иные вселенные, с порой, весьма отличающимся набором физических законов и констант. Между ними возможны были переходы. Раса людей однажды как раз и перешла в эту вселенную из другой, условно более высокого ранга или «старшей» вселенной. Точнее, людей оттуда просто «выперли» за «неправильное поведение». Всё это было очень давно и сведения дошли уже практически на уровне мифов и сказаний. Хотя и определённые доказательства реальности дошедших до наших времён осколков знания тоже сохранились.


Но мирозданию оказалось мало существования сети связанных определённым образом разных вселенных, которых вроде бы демонова уйма. Надо было добавить ещё и параллельные реальности... в каждой из таких вселенных?, ... или только в какой то одной из них... как бы матричной? Кто скажет? Ясно одно - кто то замутил всё это безобразие под названием «мироздание" с невероятно огромным запасом прочности и вариативности. Без феномена возникновения параллельных реальностей не объяснить просачивание информации из явно существующего общего информационного поля.


У народов разделённых тысячами и десятками тысяч световых лет и никогда не контактировавших друг с другом, формируется целый пласт общих легенд, сказок, мифов, причём, нередко на основе событий никогда в этой вселенной и не происходивших, но имевших место в другой, условно «старшей» или «младшей», а то и вовсе непонятно где! Многие учёные Содружества считали, что именно в момент образования очередной параллельной реальности и происходил основной пробой в общее информационное поле и распространение информволны в другие реальности и вселенные. При этом, наиболее сочный и рельефный слой таких непонятного происхождения сказок, легенд и мифов накапливался ближе к центрам, в которых и инициировалось очередное расщепление одной из реальностей и появление параллельной. Здесь в пробой общего информационного поля «протекало» сильнее всего.


- Значит, думаешь, что именно здесь когда то инициировали появление очередной «параллелки»? ... И не исключено, что мы все сейчас как раз в ней и живём, - тихо буркнул Нефу?

- Очень похоже на это. Возможно, что и не один раз инициировали. А по поводу того, что мы в ней живём, так какая нам разница! Для нас существует только эта, где мы сейчас. Остальное - чистое умствование. Что меняется для разумных нашей вселенной оттого, что где то есть не совсем похожие реальности?


Обратил внимание на присутствие в земных литературно - виртуальных вариантах Содружества тех, кого здесь называют эльфами или аграфами - альвами, сполотами, зверолюдьми. В нашем Содружестве их точно нет, хотя негуманов разных хватает, даже чересчур много. Но, как раз сведения о том, что остроухие и прочие отступники и извращенцы были в «старшей» вселенной, в сохранившихся знаниях о прошлом есть. Когда основную, наиболее структурированную и организованную часть человеческой расы, как образно говорят на планете Земля, «шуганули ссаными тряпками», то часть забившихся «по углам» старшей вселенной людей - первопроходцев, извращенцев и отступников, скрывавшихся от преследований, там явно осталась и возможно, до сих пор там живут и, даже, развиваются.


Откуда у этих «диких» на дальних задворках галактики информация о них? Их фантастику извлечённую из данных ментоскопирования, кстати, нам с тобой не один год изучать! Копию для нас искин сам сотворил, по собственной инициативе. Вот, ещё одна непонятность. У этой демонской планеты и искины начинают чудить. Где ты слышал об инициативных искинах корабля, да ещё и действующих чуть ли не поперёк правил и протоколов?

Надо только ему поручить обработать материал и представить его, по возможности, в виде отдельных произведений. Вот ведь нагородили! Хотя и мути, и глупостей невероятных, тоже, хлебать, не расхлебать, но интересно! То - то «яйцеголовые» наши мозги себе выкрутят!


Как они там, после ментоскопирования, - спохватившись, спросил Руду?

- Да уж, лучше нас с тобой! Спокойные, как джарварский линкор с большим эскортом! Изучают во втором трюме, поближе к медотсеку, историю нашего реального Содружества и наверное сравнивают со своим, литературным. « Вселенная EVE!» Это ж надо такую хренотень придумать! А ведь похоже, демоны их задери! Я поручил искину приглядывать и отвечать на все их вопросы. Кроме того, что закрыто по правилам и протоколам, разумеется, - Нефу утомлённо помассировал веки и продолжил, - Кстати, время то на исходе. Через два часа ты должен по протоколу делать им предложение об иммиграции в Дживей.


- Подожди с этим. Давай ещё раз по конфузу с ментоскопированием Ирины, - недовольно морщась, сказал Руди, - С ними неприятность за неприятностью.

- Да не было никакого конфуза! Всё прошло штатно, - отмахнулся Нефу, - А не удалось провести ментоскопирование потому, что Ирина оказалась инициированным эмпатом. Правда, слабеньким, на грани обнаружения.


Спецаппаратурой наши медкапсулы не оснащены, поэтому и пропустили слабую степень пси - активности. А при попытке ментоскопирования всё и всплыло. Всё дело в том, что любая ментоатака, а ментоскопирование, ни что иное, как её разновидность, вызывает у инициированного псиона появление защитного блока на уровне инстинкта! Пробить блок - означает убить псиона. Даже находясь в бессознательном состоянии псион, вернее, его организм инстинктивно защищается. Понимаешь, что это означает? Вся наша раса когда то была изначально пси - активной! Иначе, откуда бы взяться врождённому инстинкту? Причём, успешно проявляющемуся спустя несколько тысячелетий после того, как какие то Ушедшие негуманы нам эту особенность разума заблокировали! Но, проявляется этот инстинкт только у особей, по каким то причинам восстановившим заблокированные способности, доведя их до стадии инициации. А нас с тобой и других пси - пассивных можно ментоскопировать невозбранно. Наш инстинкт спит.


Это ещё хорошо, что так прошло! Будь Ирина в пси посильнее, могла и «обратка» прилететь. Грохнула бы всю наша аппаратуру, а краем и искину бы досталось, мама не горюй! Сидели бы сейчас над кучкой оплавленной керамики! Защитный блок псиона - штука серьёзная. У сильных в «пси», действует по схеме: « Не трогай и тебе не прилетит, а тронул - лови и не взыщи!" Так что неприятности если и будут, то скорее у Ирины, чем у нас. Ей, бедняге, с крючка СБ до конца жизни не соскочить. И ничего с этим не поделаешь. Теперь ты понимаешь, почему СБ-шники так тщательно отслеживают всех псионов? Какой власти, какому государству понравятся граждане, у которых они никак не могут покопаться в мозгах? Будь Ирина посильнее в пси и только бы мы её и видели! Прикрыли бы в спецлабораториях сразу. А так, у неё все шансы открутиться. Больно слаба. Но под контролем будет, этого не избежать.


- А почему я такое только теперь от тебя узнаю, - мрачно спросил Руду? Нефу только пожал плечами,

- Стал капитаном боевого корабля и узнал. А не стал бы, то и не узнал, соответственно. Лили Биру знала то, что ей положено знать. Я, как военный медик, тоже знал, что мне положено и кому можно объяснять что то, а кому и нельзя! Тебе про СБ, его принципы и специфические методы работы надо рассказывать? Стать случайной жертвой несчастного случая мне неохота, даже ради большей информированности любимого родного брата. И может, хватит об этом? Лучше скажи, что ты всё - таки решил по предложению землянам об иммиграции в Дживей?


Руду ещё помолчал, похоже «дожёвывая" информацию о появлении на корабле инициированного эмпата, а потом всё же «включился" в тему об иммиграции,

- Ну, а если согласятся, - немного напряжённо сказал Руди?

- Брать с собой! Что тут думать?, - без малейшей задержки выпалил Нефу!

- Куда брать!, - взвился как укушенный Руду, - Куда! Ты пустотную лихорадку часом нигде не подхватил? Мы же уходим через «кошку»! Статистическую выкладку от искина получил? Шансов, что выйдем по вектору в сторону объёмов Содружества всего шестьдесят из ста! А куда , никто не скажет. Может и вовсе выплюнуть к демонским окраинам, как косточку от хуфийской сливы. Да - да , ту что в руках хрен удержишь, хоть пальцы клеем намажь! И что мы там будем с ними делать?

- А они с нами? Что они с нами будут делать?, - неожиданно спокойно сказал Нефу, усаживаясь поудобней, - Да какая им разница, Руду? Их планетарный путь по любому завершается! Мы же смотрели по данным ментоскопии. Никому из них какого то серьёзного дела на планете «замутить» не удалось. Род? Один сын у Леонида, и тот, как они сами там говорят, отрезанный ломоть! Похоже, мог бы классным пилотом крейсера у нас служить. Значит, не пропадёт! Даже после частичного восстановления здоровья в медкапсулах, больше десяти стандартных циклов никто из них не протянет. А дальше? В контейнер и на звезду? Или у них тут иначе упокаивают?, - он, не в силах сидеть неподвижно, заходил по каюте,


- Вот я сказал, что изучают материалы по нашему Содружеству. Да они про Содружество знают в разы больше нашего! Они знают минимум о десятке Содружеств из разных «параллелок», сам ведь всё понял и озвучил! Невозможно такое просто сесть и придумать, ... с бодуна! Если бы, малопохожее или совсем непохожее, то ладно! Буйная фантазия! Но, ведь не просто похожее на точно нам известное, а буквально совпадающее по многим линиям!


Нефу наконец угомонился, сел напротив брата и, глядя тому в глаза сказал,

-Руду, а давай им поможем! По - крупному поможем!

- Совсем умом двинулся?, - встопорщился Руду, - Устав и правила нарушать не позволю!

- Да я не об этом, - перебил его Нефу, - Всё будет по Уставу и согласно всем правилам. Получим согласие землян, искин вряд ли будет против, нет у него серьёзных мотивов, чтобы заблокировать наше решение об иммиграции этих разумных. Риск одинаков для всех, а значит допустим, Устав и правила не нарушены, протокол «Изъятие разумных» выполнен и закрыт. А дальнейшие действия - уже наше личное решение, на которое мы имеем полное право.


У нас же много чего в личных «загашниках»! У меня с последней «мародёрки» есть нейросеть «Учёный 6 М», у «контрика» плюгавого с предпоследней их базы, из тех, которые мы «расколупали», из-за пазухи вытряс. Помнишь? У тебя тоже, как бы не четыре инженерных «пятых» есть, реализовать их мы не успели. Нам их не поставишь , кишка по КИПу тонка. И после Лили в сейфе наверняка что то осталось. Импланты есть. Только им импланты ... разве что в одно место вставить! У землян КИП и так через край. Со временем, сами покруче прикупят. Да, это кредиты! Дело святое. Но, давай поможем! Ведь нам в своё время помогли! И ещё как помогли! А ведь, среди тех десантников - дживейцев, только один был из бывших «диких», а двое - урождённые, даже не дживейцы, а джоширцы! По общему мнению - записные жмоты! Но ведь помогли, хотя в Содружестве и не принято особое человеколюбие. Где бы мы были и были бы вообще, без помощи тех ребят? Так давай и мы поможем! Вернём должок судьбе!


Руду молча слушал брата, угрюмо рассматривая рисунок на псевдопластиковом покрытии стола. Он всё помнил. Как такое забыть?


Они с братом родились и выросли на «дикой» планете, в типично феодальном обществе, в небольшом поселении свободных ремесленников, которое по тамошнему обыкновению располагалось на полоске отчаянных неудобий между двумя баронскими владениями. Ремесленники приторговывали своими поделками в округе, но были абсолютно бесправными. Их благополучие и жизнь целиком зависела от прихоти любого из соседствующих с ними баронов. Главное - не было никаких возможностей для расширения и роста селения. Земля, а значит и жизнь живущих на ней разумных, принадлежала исключительно благородному сословию. Поэтому, в отцовской мастерской оставался всегда лишь один из братьев. Остальные искали место в жизни за пределами селения. Руду и Нефу были четвёртым и пятым по счёту сыновьями в семье!


Один из баронов по соседству ежегодно устраивал солидный конкурс на замещение вакантных мест в своей вооружённой охране. Частую ротацию кадров объяснял тем, что сумел собрать грамотных инструкторов, которые за пару лет готовили из новичков солидных бойцов, а на тех, в свою очередь, имелся хорошо оплачиваемый спрос в крупных городах у больших феодальных «дядек».Рост в сто семьдесят сантиметров позволял братьям считаться «дылдами» среди невысоких в основе соплеменников, а вот силёнок до нужных стандартов не добирали. Народ на планете сформировался низкорослый, по меркам Содружества, стройный, смугловатый, со слегка раскосыми, расположенными «домиком» глазами и бровями. Позже, в экипаже их даже дразнили из за соответствующего выражения лица «грустной братвой».

Отбор они прошли неожиданно успешно, хотя, ещё четверо явных «качков» из их селения на этом турнире - кастинге беспощадно «срезали». Уже потом до них дошло, что отбирали в основном парней с более развитым логическим мышлением, а не по силе.


Клан контрабандистов случайно наткнулся на закрытую пылевым облаком обитаемую планету около рядовой звезды в близких окрестностях исследованного космоса уже несколько десятилетий назад. Грамотно утаив от всех находку, неглупые лидеры клана потихоньку, без излишеств, «доили» дикую планету, организовав на поверхности сеть агентов - «заготовителей» из среды местных мелких феодалов. В эту сеть и попали братья.


Рабов перепродавали по длинной цепочке контрабандистских и пиратских баз, постепенно приближаясь к районам, где до торговой площадки уже дотягивались главные и окончательные покупатели - джарварские оптовики. Предпоследнюю, для братьев в этой печальной эстафете, базу контрабандистов и атаковала оперативная группа дживейского пограничного флота, разведка которого вскрыла очередной криминальный канал торговли живым товаром. База имела «заслуги», охрана и персонал пощады не ждали и сопротивлялись яростно и до конца. Две трети пленников погибли в ходе боя, не дождавшись освобождения. Братьям повезло, хотя взбешенная потерями «десантура» палила во всё, что движется.


Руду и Нефу не могли двигаться, прификсированные намертво к полу в санузле, так что остальным узникам, чтобы воспользоваться «толчком», приходилось наступать на наказанных за строптивость и неуважение к охране. А за строптивость, охрана всех бандитских баз, дружно принимала выражение лиц бедняг, с их глазами и бровями «домиком».


К счастью для братьев их «персональный толчёк» был крайней точкой атаки для штурмовой группы под командованием сержанта Филу Шеша, огромного и звероватого на вид джоширца, отрабатывавшего своё новое дживейское гражданство в десанте флота из за недостающих двух единиц КИПа. Для него это был единственный способ перешагнуть заветный иммиграционный рубеж в сто тридцать шесть единиц. Он, и ещё трое его друзей и подчинённых, отдыхали после напряжённого и кровопролитного боя, попутно освобождая от пут незадачливых пленников.


Когда братья в ответ на вопрос Филу назвали уже известные им, по проводившимся контрабандистами обследованиям, величины своих КИПов, десантники не поленились быстро пробежать по ближайшим помещениям, в которых располагалась местная охрана и собрать там для освобождённых внушительные, как бы выразились на Земле, «сидорки» с неплохим хабаром. В его состав вошли по паре устаревших, но вполне рабочих наручных искинов и кое что из другой бытовой мелочовки, имевшей вполне приличную, для начинающих новую жизнь в Содружестве «диких», стоимость. А ведь заработать на «мародёрке» - святое для любого десантника дело. Но, вот, поди же ты!


Самым ценным подарком оказалась маленькая лекция, которую отдыхавший, пока его друзья мотались в поисках подходящего хабара, Филу, прочёл братьям. Он объяснил им, что единственным способ для «диких» вроде них надёжно и гарантированно получить полноценное гражданство Федерации Дживей, является военная служба. Иначе, жизни не хватит, чтобы наработать достаточный для успеха индекс социальной полезности. Будешь всю жизнь исключительно на подхвате подбирать крохи после многочисленных конкурентов. Это, конечно, если у тебя КИП не за сто пятьдесят. У людей с высоким КИПом проблема была скорее в том, чтобы отбиться от желающих тебя облагодетельствовать. Но таких интеллектуалов встречалось не так и много. А вот соглашаться на вербовку армейцами ни в коем случае нельзя! Сгоришь, как простое «мясо», ибо такими новичками и затыкают во Флоте все дыры. Затем, сержант подарил (!) ошеломлённым братьям две «нулёвых» инженерных нейросети четвёртого класса, правда, порядком устаревшего четвёртого же поколения, которые, по его словам, он «занял» в кармане почившего командира их охраны. Они, конечно, стоили денег, но Филу сам на эти сети по КИПу не тянул и, вот, захотел помочь братьям.


Затем, пришедшие с собранным хабаром товарищи сержанта, добавили целую пачку, тоже безнадёжно устаревших, БЗ по инженерной ветке. А дальше, последовал главный совет. Любыми путями заработать на грамотную установку у специалистов этих сетей и, подрабатывая там - сям по специальности, заполучить профессию пилотов средних и больших кораблей. Ни в коем случае не останавливаться на пилотировании малых. Малые корабли во Флоте - расходный материал. Только после этого уже можно идти на службу, но не просто во Флот, где тебя опять таки могут просто «спалить», а в Пограничный Флот работающий во Фронтире. Его Устав позволяет заключать контракты с разумными с инженерными нейросетями, оговаривая службу на определённой должности. Пилоты среднего или большого корабля, специалисты широкого профиля с медицинским «довеском» к профессии имеют немало шансов дожить до закрытия «крайнего» контракта, получив все бонусы военного, включая гражданство, установку самых качественных нейросетей и имплантов, изучение военных вариантов баз знаний и высокий индекс социальной полезности.


Нынешний корабль братьев и относился к средним по общей классификации. Это только во «внутрикрейсерской» сетке он - «малый».

Что подвигло, отнюдь не склонных к филантропии, десантников Содружества так поступить - отходняк после тяжелого боя, радость от осознания, что и на этот раз смерть прошла мимо или желание, как только что предложил Нефу брату, вернуть какой то собственный должок судьбе? Кто теперь скажет. Но братья, неукоснительно выполняя программу когда то заданную им Филу Шешем, не раз ощущали желания помолиться за него и его ребят, вспоминая лекцию прочитанную им громыхающим ржавым железом голосом.


Вынырнув из глубин воспоминаний, Руду глянул на напряжённо ждавшего ответа брата , кивнул ему и сказал,

- Пойдём принимать согласие на ещё не сделанное предложение? Ты же уверен в ответе?, - Улыбнулся и быстро зашагал во второй трюм, где неподалеку от медотсека учились под эгидой искина земляне. Затем, остановился на полпути и сказал,

- Ты не совсем прав по поводу знаний этих «диких». Они знают общую схему устройства Содружеств в разных параллельных реальностях, если, конечно, наша догадка об источнике их знаний верна. Но они не знают ничего конкретного об именно нашей реальности. Им её придётся тщательно и осторожно изучать, и любая попытка просто действовать по описанным в их литературе схемам приведёт к краху. Это же касается их гипотетических знаний о «старшей» вселенной. Может оказаться, что в других вариантах реальности из «старшей» уходили и отступники, в том числе и эльфы - аграфы. Может быть всё что угодно, но эту реальность, в которой мы с ними живём сейчас, им придётся изучать заново. И это, опять же, если только наши догадки об источнике осведомлённости их писателей верны и в их творчестве проявилась просочившаяся где то, чуть ли не на уровне подсознания, информация извне. Словом, не спеши записывать их в ряды «всеведущих». Идём, - и продолжил путь.


Нефу безусловно выиграл бы, если бы удалось побиться с братом об заклад по поводу ожидаемого решения землян по уходу из системы. Руду сначала максимально сжато, но стараясь не упустить главного, рассказал об истории их «попадания» в здешнюю систему, о бое патруля пограничников с контрабандистами и пиратами, о потерях, кратко о «червоточине» и о возможных «сложностях» при попытке возвращения в объёмы Содружества. Может быть при этом он слегка и нарушал порядок прописанный правилами и инструкциями, но не фатально по возможным дисциплинарным последствиям. Во всяком случае, именно такой подход он счёл наиболее верным в складывающихся обстоятельствах


Земляне реагировали уже вполне ожидаемо, но всё равно, до раздражения нетипично для «диких»! Абсолютно молча, внимательно слушали, временами обмениваясь стремительными взглядами, в которых явно была зашифрована какая то предварительно уже обсуждённая и обработанная ими информация. Руду, почему то изрядно разозлившись, выдал им полный отрывок из Устава Разведки и инструкций по порядку возможного, проходящего по протоколу «Изъятие разумных», предложения об иммиграции в Федерацию Дживей, о существующей планке минимума соответствия по КИПу для этого и о показателях самих землян по результатам тестирования в ходе оздоровления и ментоскопирования в медкапсулах. Это уже можно было трактовать как более серьёзное нарушение правил и, вдруг заёрзавший на оккупированной им платформе Нефу, был тому зримым подтверждением.


И опять, никакой зримой реакции «диких», разве что Леонид почему то покраснел. Ах, да! Ну, как же! У него был самый низкий среди землян коэффициэт КИП. На три единицы ниже, чем у Виктора! А что же делать тогда братьям, с их сто сорока единицами? Взглянув на изумлённое лицо Нефу, смотрящего на него во все глаза, Руду понял, что взбешён не на шутку и это стало вполне заметно по его лицу.

Устыдившись, он совершил быструю и незаметную дыхательную гимнастику и к тому же заполучил порцию успакаивающего «супчика» от встревоженной гормональным всплеском нейросети. Сделав вид, что просто даёт время землянам на краткое обдумывание полученной информации, он ровным голосом почти «зачитал» официальную формулу предложения иммиграции в Федерацию Дживей Содружества Звёздных Государств.


- Что там со сроками по «порталу», - деловито и спокойно спросил Алекс, - мы не опоздаем, часом, с этой дипломатией? Потом, заметив снова начавшее меняться выражения лица Руду, и слегка смутившись, тоже ровным голосом, невольно даже чуть передразнивая Руду, произнёс,

- Заявляю под протокол. Мы, Сашу Ясень, Ирини Ясни, Леону Клён и Викту Бер, разумные с «дикой» планеты Земля, принимаем предложение об эмиграции с нашей планеты и подтверждаем желание стать гражданами Федерации Дживей. Полностью осознавая навигационные и технические сложности, возникшие у экипажа разведывательного корабля Флота Дживей и опасности для жизни могущие возникнуть в ходе возвращения его в Содружество, мы, тем не менее, настоятельно просим капитана принять нас на борт, либо в качестве пассажиров, либо, если это возможно, в качестве привлечённых специалистов и членов экипажа, для чего готовы пройти любой требуемый курс обучения необходимым профессиям.

Что там необходимо вместо подписи, ладонь на планшет или что то ещё?, - уже нормальным голосом и вполне деловито закончил Алекс.


- Ничего не надо. Искин уже зафиксировал ваше заявление под протокол и даже уже сбросил на информкристалл, и не один, которые, кстати, не всякий лазер в упор способен разрушить. Так вся важная информация хранится. Это ваши земные чудики - фантасты напридумывали всякие игры с ладошками и подписями кровью, - почти буркнул Руду, - Нужно только чтобы остальные под протокол подтвердили твоё заявление.

Земляне незамедлительно коротко подтвердили согласие с заявлением Алекса.


Не мог не «отметиться» и Леонид,

- Я только не понял, если с этой «кошкой» такие проблемы, то какого х.. мы здесь ещё торчим, почему уже не в её окрестностях?, - заявил он, чем вызвал очередной приступ педагогической активности Ирины. Саша тоже не выдержал,

- Лёнь, следи за языком, не дома... дома тоже следи, - добавил он. И эта незамысловатая, подзатёртая земная шутка как то сняла последние следы напряжения.


Руду, улыбаясь пояснил, что он дал команду искину через нейросеть на выдвижение в район «червоточины» сразу, как только получил официальное согласие землян на предложение по иммиграции, и они уже в пути. Задействованы только грависы.


Это особый тип движителей имеющийся на любом корабле Содружества и использующий потенциал снимаемый с возбуждённых рёбер ячеистой структуры физического вакуума. Таковы свойства вакуума в нашей вселенной. Обычно эти рёбра не проявлены. Но в районах гравитационного взаимодействия больших масс возникают гравивозмущения, которые и насыщают их энергией. Грависы работают только в плоскости эклиптики и на "небольшом", удалении от неё, поскольку именно здесь происходит гравивзаимодействия звезда - планета, планета - планета и так далее. Возбуждённость рёбер вакуума достаточна для работы грависов на удалении от плоскости эклиптики приблизительно в один миллион километров к каждому из полюсов. Далее энергонасыщенность рёбер затухает по экспоненте. Вклад грависов в общий потенциал разгона - от сорока до шестидесяти процентов. Для сверхбольших кораблей и мобильных баз эта доля достигает семидесяти процентов. Остальное дают двигатели. Именно наличие грависов позволяет строить и использовать огромные космические корабли, а иначе просто не хватало бы горючего или рабочего тела для двигателей.


Через восемь часов корабль будет в окрестностях «кошачьей червоточины", и до окончания десятисуточного контрольного срока останутся ещё почти сутки.

- А ведь «дуру» всё-таки сваляли, - вдруг заявил Виктор, - Сутки, это по любому много! Сколько времени нам бы потребовалось на то, чтобы сгонять на Землю, задержаться там на несколько часов и вернуться? Нефу, после разрешающего взгляда брата, сказал ,

- На путь туда и обратно, даже без особой спешки, не более четырёх часов на модуле «Мих крипто», а что вы на планете оставили?

- Да, семян набрать надо было!, - огорчённо воскликнул Виктор, - В любом магазине для огородников скупить на фиг всё что там есть и на рынок можно бы заскочить. Уж по мешку всякого продовольственного зерна нам бы точно мигом «притаранили» куда б указали. И саженцев всяких прикупить бы не мешало, осень ведь!


- Успокойся Виктор. В мирах Содружества столько полезных и высокопродуктивных растений и животных, что вам жизни не хватит только с ними ознакомиться , а не то , что выращивать, - облегчённо сказал Руду, - Я даже насторожился немного, где это мы ухитрились что то важное упустить? Не надо больше так пугать своего капитана.

- Ну да, ну да! В Содружестве, как в Греции - всё есть! Я и не сомневался. Харши там всякие бегают и «грязные» пурко, тамошние инкарнации наших хрюшек, - уже под общий смех продолжил Виктор, - Только ведь портал этот «кошачий», как я понял, может и туда швырнуть, откуда до Содружества враз и не дотянешься. И не в раз, тоже. Смех как то быстро угас.

- А если так, то помирать сразу глупо, - продолжил он уже при полном молчании остальных, - Да, мы будем искать выход, способы,... преодолевать!.. Повезёт, так и планетку подходящую найдём, на которой подождать возможной оказии или просто дожить можно. А не найдём, что скорее всего в подобных обстоятельствах? Планетоид или астероид крупный, уж точно подобрали бы. Куполок там какой - никакой соорудить или под поверхностью полость выбрать - ума бы хватило. Реакторы на корабле имеются, да и грависы эти замечательные, которым топлива, как понял, не нужно. Я вот уже вижу пути как их приспособить, чтобы накопители - аккамуляторы в любой системе зарядить можно было и заряжать постоянно и сколько требуется . А вот что мы там жрякать будем, не ясно! Семена по любому брать с собой всегда надо. Но, что уж теперь. Возвращаться не будем. Да и нельзя нам светиться без нужды на Земле. Это я уже потом додумал. Метаться в спешке по городу, суетиться, а потом, вдруг, совсем исчезнуть. Вопросы кое у кого бы появились. А нам ещё.... , - и замолчал.


-Всё! Завершили дискуссию по семенам!, - решительно заявил Алекс, - признаём твою полную правоту Вик, в том числе и по поводу того, что светиться на Земле лишний раз не след.


После недолгого обсуждения решили все вопросы с установкой нейросетей, медкапсулами, оздоровлением и восстановлением конечностей инвалидам отложить на период после прохода через аномалию. Нефу за сутки вполне успел бы установить нейросети всем землянам, но для их активации требовалось пятнадцать, двадцать часов и ещё сутки окончательного «прорастания», до момента, когда с ними можно было начинать работу. Да, и без залитых и изученных баз знаний проку от них было бы мало. Лучше уж всё тщательно продумать и обсудить, хотя схема действий по раскладу с нейросетями была достаточно прозрачной. Выбирать особо было не из чего.


В сейфе бывшего капитана, который Руду всё же вскрыл, нашлись и запас нейросетей, и импланты, и базы знаний, в том числе по учёной и инженерной веткам. Среди нейросетей две очень неплохие «нулёвые» «Инженер 5 МЕ» пятого поколения и набор хороших имплантов на интеллект и память. Много б/у шных нейросетей самой разной специализации и степени устарелости. Капитан тоже человек, и Лили Биру, естественно, не проходила мимо возможностей дополнительного заработка. Доля капитана в законной «мародёрке» была всегда справедливо немаленькой. Нашёлся и неплохой запас военных нейросетей и соответствующих БЗ, обязательный для крейсера - разведчика Флота, но их использования Руду не планировал изначально, по понятным причинам.


В ответ на предложение Ирины, включить их сразу официально в экипаж на правах привлечённого персонала, пусть и по временной схеме, Руду обстоятельно и подробно прочёл землянам слегка переработанный вариант лекции Филу Шеша, так выручившей в своё время братьев. Став членами экипажа официально, они получат и нейросети, и импланты, и базы знаний, но уже как бы от флота и за его счёт. Тогда уж лучше установить все в варианте «милитар». Качество и возможности - выше намного. Но от длительного официального контракта с Флотом после не отвертеться никак. А это не есть хорошо! Очень высокие показатели КИПа у землян позволяют искать другие пути адаптации в Содружестве, помимо небезопасной службы в армии.


Предварительная установка нейросетей, имплантов и использование БЗ из личных запасов Руду, Нефу и Лили дают совсем иной расклад. Единственная проблема может возникнуть у Руду из за использования корабельных медкапсул и операционного комплекса для установки нейросетей и последующей учёбы под разгоном, которые, как и расходники, принадлежат флоту. Но проблемы у Руду так и так будут. Сведения об открытой планете с кислородосодержащей атмосферой, да ещё и с весьма развитой «дикой» человеческой цивилизацией должны перекрыть все его «грешки». По идее, они ещё позволят немало заработать. Бонусы за подобные открытия обычно были более чем солидными. Только после установки нейросетей и изучения необходимого минимума БЗ имеет смысл действительно заключить временный контракт с претендентами на гражданство Федерации.


Точность и аккуратность в юридических аспектах любой деятельности в Содружестве имеет огромное значение. Кстати, все рекомендации по вопросам участия землян в деятельности экипажа крейсера проработал и скинул на нейросети Руду и Нефу искин корабля по собственной инициативе.


Вообще, искин всё это время вёл себя несколько нетипично. Постоянные препирательства, дискуссии, вплоть до скандалов между капитаном и ответственными офицерами корабля и его главным искином, служили привычным для всех фоном, на котором и проходила обычно служба. Главный блюститель законов, уставов, правил и инструкций не мог не вступать в постоянные конфликты с экипажем, которому жизнь с удручающим постоянством подбрасывала нестандартные проблемы и задачи. Решение же таких задач в рамках всех этих многочисленных «низзя» просто порой не просматривалось. Здесь же искин почти всё время упорно отмалчивался, даже когда Руду начинал явно безобразничать, нарушая не одну инструкцию сразу и поступая вопреки правилам. То же молчание искина при нестандартном завершении экипажем акции «Изъятие разумных» многого стоило.


Помещать землян на время перехода в медкапсулы тоже не стали. Те категорически отказались от сомнительного блага остаться запертыми в этих «гробиках», по определению Леонида, на случай если с основным экипажем и искином что то случится во время перехода иди сразу вслед за ним. Вместе ,так вместе, солидарно решили все. Брату тоже одобрил.


Так теперь звался главный искин корабля. Алекс, узнав о юридическом «окормлении» их судьбы на борту корабля искином, поинтересовался его именем. Такового не оказалось. Мгновенно развернувшаяся бурная дискуссия землян и, поневоле подключившихся Нефу и Руду, завершилась наречением искина собственным именем. Имя искин официально согласился принять только от капитана корабля. Так искин двенадцатого класса седьмого поколения производства Федерации Дживей получил имя Брату. Поблагодарив старших разумных, обладатель искусственного интеллекта неожиданно добавил, что хотя искины обладают лишь квазиэмоциональным блоком, но для них тоже не чуждо понятие благодарности и при случае он это докажет, а собственное имя он воспринимает как рост статуса и честь.


Затем, используя планшет, помощь Нефу и искина все прошли элементарное обучение для возможности использовать при переходе скафы. Устарелость инженерных вариантов скафов «Алшан 4 И», имевшихся в трюмном запасе, сыграла скорее в плюс. С использованием современных навороченных моделей без установленных нейросетей у клиентов проблем было бы куда больше. Земляне и так могли полагаться только на заранее введённые искином корабля программы действий в миниискины скафов на случай потери связи с ним. Но громкая связь с экипажем и система жизнеобеспечения работала нормально. Могли они и самостоятельно снять скафы в случае нужды. Уходить в «кошку» без скафов Руду счёл совсем ненужным риском.


А между тем корабль уже был в районе аномалии и смысла в оттягивании перехода ни Руду, ни все остальные не видели .

- Ну, здравствуй «кошечка»! Не соскучилась?, - чуть нервно пошутил Руду. «Кошка» молчала. Собственно, всем в этот момент было уже не до шуток. В аномалию малый крейсер Пограничного Флота Федерации Дживей входил при полном молчании экипажа и пассажиров.

Глава 6.

Крейсер вышел из аномалии без особых проблем, наградив экипаж и пассажиров характерным, не очень приятным букетом ощущений. Искин на этот раз не отключался и незамедлительно , отвечая на стандартный запрос капитана о статусе корабля и системы прибытия, запустил полный комплекс исследований по соответствующему протоколу. Алекс, единственный из землян, которому капитан разрешил на время перехода находиться в рубке, замер как бы прислушиваясь к чему то, а потом как то сразу успокоился и расслабился. Руду, старавшийся ни на секунду не упускать из виду явного лидера «диких», пусть ими публично и не заявленного, сделал на всякий случай пометочку в памяти.


Вскоре искин, отчитавшись по системам корабля, выдал первые предварительные результаты работы сканкомплекса. Здешняя система имела одиночное светило, вполне развитую планетарную группировку, два астероидных пояса. Посторонней энергетической активности пока отмечено не было. Скорее всего они одни в системе. Работа сканкомплекса продолжалась. Более подробные данные и результаты анализа углублённого сканирования, в том числе и по определению звёздных координат, искин пообещал предоставить чуть позднее.


Руду нахмурился. Это означало прежде всего, что они вышли всё же за пределами исследованного космоса. Иначе, задержки в определении координат системы прибытия не последовало бы. Впрочем, уже полученные данные требовали изучения и анализа. Два газовых гиганта, один из астероидных поясов между их орбитами . Второй астероидный пояс по сути замыкает систему извне и четыре безатмосферные планеты внутреннего круга. Две, наиболее близкие к светилу, можно отнести и к планетоидам . Размерами они лишь ненамного превышали большой сателлит, за которым совсем недавно прятался их корабль от возможного обнаружения с Земли, «дикие» называли его на своих языках Луной или Селеной. Это прежде всего означало, что проблем с разгонным треком для ухода в прыжок скорее всего не будет. Оставалось дождаться результатов сканирования, прежде всего, по здешним звёздным координатам. С разрешения капитана Сашу проинформировал через систему связи скафов товарищей, находившихся пока в медотсеке, об успешном преодолении аномалии.


Наконец, поступили данные о координатах ситемы выхода. Аномалия к общему облегчению переместила их по нужному вектору. Корабль вышел из "червоточины" почти на границе известного космоса, причём, на противоположной от Империи Джарвар и Фронтира стороне космических объёмов Содружества. Но это был единственный плюс. Исследованный космос - это совсем не обязательно обитаемый космос! До границ исследованного было всего шесть систем. Тем не менее преодолевать предстояло участок именно дикого космоса, а значит перемещаться они должны по некартографированным системам.


Всякие длинные прыжки через несколько систем здесь просто исключались. Только к ближайшей звезде, но это если она «разрешённая» по навигации, то есть, видна на звёздном небе под углом не более сорока градусов к плоскости эклиптики системы старта. Уже при двадцати пяти градусах отклонения от этой плоскости время прыжка достигает десяти суток, по мере увеличения угла до тридцати градусов - увеличивается до восемнадцати, двадцати суток. Далее, время нахождения в «гипере» начинает расти строго по экспоненте. Максимально допустимым считается почти двухмесячное «зависание» в прыжке к соседней системе, и причиной задержки является не расстояние, а как раз навигационный «запрещающий» угол, приближающийся к сорока градусам.


Даже в относительно богатом на звёзды секторе галактики, в котором располагалось Содружество, число необходимых прыжков по «дикому» району надо было увеличивать как минимум вдвое против «нормы» при переходах в известном космосе. Ведь исключались из навигационных рассчётов ещё и большинство кратных систем, звёзды - гиганты и сверхгиганты. Да, и определить как будет ориентирована плоскость эклиптики в «разрешённой», но не картографированной системе прибытия, заранее невозможно. Не исключено, что вектор возможного выхода из неё будет близок к девяноста градусам к желаемому. Руду не даром берёг топливо и «ходил» по Солнечной системе исключительно на грависах.


На маршруте патруля во Фронтире разведчику в самых опасных и удобных для засады местах приходилось вместо одного прыжка совершать три. Малый крейсер уходил один в опасную систему, затем возвращался с полученными данными обследования на наличие посторонних в системе , а после этого ещё раз прыгал в ту же систему, уже вместе со всем патрулём. Использовать гиперсвязь, означало заявить всем в значительном прилегающем районе космоса о своём присутствии, поскольку во Фронтире никто кроме патруля не рискнёт применять передатчик, даже в случае нападения пиратов. По тамошнему неписаному кодексу поведения, обращение к гиперсвязи лишает жертву нападения последних, самых призрачных надежд на выкуп или какой то обмен. Только смерть.


Запас топлива был на «тяже», и в системе поворота «слепого» маршрута предполагалась дозаправка «гончака» из запасов более тяжёлых и грузоподъёмных коллег. Из за большой отдалённости «крайней» точки маршрута от всех обитаемых и в любых хозяйственных целях используемых систем , засады в ней не ждали, поэтому прыгали всем патрулём. Результат известен.


А другой печальный для «гончака» результат - наличие чуть больше четверти от полного штатного запаса топлива для двигателей. Этого должно было хватить для выхода на край картографированного района космоса, но до обитаемых систем, где можно уже надеяться если не на помощь, то на пополнение припасов, было далеко. И причина такой ненаселённости этих космических объёмом поджидала корабль в первой же системе, которую уже можно считать частично исследованной.


Пожалуй, самое последнее по времени возникновения, довольно масштабное кладбище боевых кораблей двух держав Содружества. Сравнивать его по размерам с Великим Завалом было нельзя, да и в других районах имелись как минимум два малых Завала, превосходящих это кладбище по объёму чуть ли не вдвое. Но по опасности для посещающих равных ему не было. Возникло оно всего около полутора сотен лет назад после ожесточённого трёхлетнего сражения, в котором мерились силами флоты древней Антранской Империи и вошедшей в силу более молодой Республики Хакдан.


Федерация Дживей и Республика Хакдан возникли в результате ослабления, а затем и распада великого когда то Директората Джошир. Бесконечные войны с рабовладельцами, сами по себе отнюдь не способствовавшие укреплению государства, усугублялись серьёзными внутренними разногласиями, в основном между военно - чиновничьей частью руководства и научно - производственной элитой державы. Тяжёлая и продолжительная война с беспощадным внешним врагом, в роли которого были боевые астероиды Роя - негуманоидной агрессивной цивилизации, привели с одной стороны к полному становлению и закреплению систем и законов Содружества, а с другой - к окончательному распаду вошедшего в конфедерацию древнего Директората и вынужденному признанию его военно - чиновничьим руководством двух возникших на его окраинах независимых держав.


Большая часть наиболее интеллектуально развитого и перспективного населения Директората обрело себе куда более привлекательную по условиям жизни и, главное, более перспективную по целям и темпам развития родину. Федерация Дживей и Республика Хакдан (изначально - Джокдан) с самого своего возникновения взяли курс на преимущественное развитие науки и наукоёмких высокотехнологических производств. Миграция наиболее интеллектуально - продвинутой части населения В Дживей и Хакдан продолжалась до сих пор, обрекая по прежнему густонаселённый и могущественный Директорат Джошир на постепенное отставание в технологиях и неизбежное военное ослабление


Научные и технологические успехи Дживей и Хакдана делали их молодые флоты одними из сильнейших в Содружестве. Но поскольку сферы влияния в конфедерации были давно поделены, то военное столкновение между новыми растущими лидерами Содружества с кем то из числа древних его столпов было почти неизбежно.


Оно и произошло после того, как на крайней точке соприкосновения Республики Хакдан и Антранской Империи, там, где территории обоих государств граничили с диким, неисследованным космосом, одной из хакданских исследовательских экспедиций была обнаружена интереснейшая группа звёздных систем. В одной из них имелась планета с кислородосодержащей атмосферой, пригодная для заселения. Развивавшаяся там собственная человеческая цивилизация, достигшая феодальной стадии развития, была ещё несколько столетий тому назад полностью уничтожена одним из местных агрессивных негуманоидных миров, в свою очередь сцепившемуся вскоре с такими же неуживчивыми соседями, склонными рассматривать иных разумных исключительно в качестве полезных ресурсов. Такое «бодание» закономерно закончилось практически полным взаимоуничтожением. В результате ценная планета осталась абсолютно «безхозной» на долгие столетия. Но главным, было открытие в астероидных поясах этой и двух соседних с ней звёздных систем очень крупных месторождений аттрилия, ценнейшего минерала, служившего одним из незаменимых компонентов в ряде высокотехнологичных производств, ставших к тому времени в Содружестве почти монополией Хакдана и Федерации Дживей. Аттрилий был редок, добывался лишь в небольшиих месторождениях и потому крайне дорог. Нахождение его понемногу в окраинных системах за счёт сложной логистики лишь увеличивало цену.


Права хакданцев как первооткрывателей оспорить было невозможно, но в Содружестве, постепенно расширявшем своё влияние в окрестном диком космосе, по умолчанию придерживались правила, по которому проекция границ державы на граничащий неисследованный космос как бы закрепляла его за этой державой в процессе будущего освоения. Ценные системы открытые хакданцами как раз и попадали в такую проекцию... Империи Антран, хотя и очень недалеко от близких территорий из зоны признаваемой будущими вотчинами Хакдана.


Привыкшие к статусу одного из трёх столпов Содружества, антранцы просто направили один из своих флотов в район, который они считали потенциально своим. Но, тут нашла коса на камень. Республика Хакдан сочла себя готовой вступить в серьёзную «драчку» с гигантом. Положение осложняла и крайне сложная навигация в этом районе космоса. К вожделенным звёздам вели две узких звёздных «тропы» из «разрешённых» к гиперпереходу систем. Одна из Хакданских территорий, а другая из Антранских. Они сходились в общую тропу буквально в трёх прыжках от месторождений. В этом районе и встретил антранцев меньший по численности, но состоявший из куда более современных и мощных кораблей хакданский флот.


Разгром антранцев был полным и безоговорочным. Но у Империи таких флотов было много... Война с перерывами на сосредоточение и подтягивание новых сил растянулась на три долгих года. В результате сложилась патовая ситуация. Хакданский флот успешно доказал свою мощь и эффективность, но и сам нёс неизбежные потери, постепенно лишаясь резервов. Империя же потеряла три флота, которые были безжалостно перемолоты в страшной мясорубке. И хотя они были отнюдь не последними, но дальнейшие потери становились опасными для державы из за возможных бунтов среди многочисленных не совсем добровольных союзников и доминионов, почувствуй они ослабление «сюзерена».


Вмешалась Федерация Дживей, встревоженная перспективой остаться один на один с не потерявшим надежд на возвращение «блудных детей» Директоратом Джошир и внимательно следящими за событиями рабовладельцами, которые тоже были не против напомнить остальным, кто в доме по прежнему настоящий хозяин. Заартачившемуся было Императору Антрана просто пригрозили вступлением флота Дживей, который даже немного превосходил по мощи и вооружённости хакданский, в войну на стороне последнего. Такого удара Антранская Империя бы не пережила.


Патовая ситуация в войне вылилась в не менее патовый по результатам мир. После трудных переговоров все стороны договорились отказаться в обозримом будущем от освоения данного района. Так возник участок нового Фронтира на глубину в десять систем, отделивший спорные территории от соперников, в котором не допускалось даже патрулирование флотами соседей. Переговоры происходили очень трудно, в атмосфере недоверия и подозрительности. В результате противники даже не позволили друг другу провести эвакуацию из района боёв наименее повреждённых кораблей. Миссию спасения остатков экипажей обеих сторон взяли на себя специальные корабли Федерации Дживей, как стороны - посредника в переговорах. Разумеется, снабжать кого - либо кодами и паролями для более безопасного посещения образовавшихся корабельных кладбищ, никто не спешил


Вопреки опасением, возникший Фронтир не стал особо привлекательным для мелких групп пиратов и контрабандистов. Охотиться там было не на кого, из за отсутствия в районе обитаемых систем. Немногие смельчаки сунувшиеся на образовавшее кладбище кораблей, там и остались навсегда в качестве дополнительных экспонатов. Образовавшийся на месте битвы новый Аттрилиевый Завал был слишком «горячим». Зато сразу несколько крупнейших пиратских корпораций, пользуясь отсутствием государственного патрулирования зоны, создало в этом Фронтире удалённые крупные базы, где прятались вожаки, их резервы и важная добыча, требовавшая «отстоя» перед реализацией. Время от времени они устраивали «тестовые драчки» между собой и зачистку территории от наиболее наглой пиратской и контрабандистской мелочи, рискнувшей всё же здесь порезвиться.


Вот к границам этого Аттрилиевого Завала со стороны неисследованного космоса и должен был в случае успеха выйти на остатках топлива малый военный крейсер, прошедший дважды через коварную «кошачью червоточину». Обойти опасные системы из за упоминавшихся уже навигационных сложностей в этой зоне было просто невозможно, тем более, при истощении топливных запасов. Да и пополнить запасы топлива, а также, при возможности, подремонтировать за счёт «мародёрки» двигательную группу крейсера и его почти уничтоженную систему ПКО на кладбище кораблей было очень желательно, хотя и крайне опасно. Лететь до обитаемого космоса Содружества через осёдланный пиратской элитой ненаселённый район на «гончаке» с повреждённым и ослабленным двигательным блоком было плохой идеей.


Определившись с возможным в сложившихся обстоятельствах планом предстоящего перехода, после общего обсуждения, капитан решил задержаться в системе выхода из аномалии для установки нейросетей землянам и изучения ими необходимых для возможной работы в грядущем Завале баз знаний. Поскольку запас продовольственных картриджей был солидным, Руду прямо заявил, что если потребуется, то и два - три месяца учёбы их особо не напрягут. Спешить особо некуда, а экипаж из шести подготовленных в должной мере к предстоящей работе разумных значительно увеличивает шансы на успех. Да и предстоящая адаптация землян к жизни в Содружестве с освоенными, весьма востребованными в любом из его государств профессиями, пройдет более успешно.

Алексу и Виктору запланировали устанавливать нейросети «Инженер 5МЕ» пятого поколения и по два импланта расширения прямой установки дживейского производства «Лотос 35« в сумме увеличивавших КИП на семьдесят единиц. Эти импланты не занимали свободные слоты нейросети, а устанавливались прямо на мозг. Разумным с низким базовым показателем КИП, для которых как раз жизненно важны импланты расширения, устанавливалась только пара, повышающая нужные параметры не более, чем на тридцать единиц в сумме. Больше их мозг просто не мог выдержать.


Начиная со ста пятидесяти базовых единиц , уже можно было вдвое увеличивать повышающие характеристики имплантов прямой установки. Базовый КИП превышавший сто восемьдесят единиц открывал путь к дальнейшему увеличению установочных параметров имплантов, но не выше восьмидесяти единиц в сумме.


Высказанные Нефу в запале полемики соображения о том, что землянам такие импланты не нужны, всерьёз никем восприняты не были. Всякое увеличение значения КИП ускоряло изучение баз знаний, ёмкость памяти, скорость и качество обработки информации, и пренебрегать любыми возможностями увеличения нужных параметров никто не собирался. Дальнейшую установку имплантов, уже в слоты нейросети, Нефу порекомендовал провести после полной активизации основного нейроимпланта. Так, по крайней мере, рекомендовано поступать в изученных им медицинских БЗ. Для этой цели приготовили по паре б/у - шных в хорошем состоянии «Ментор 14А» на интеллект и одному «Риер 3У» на увеличение памяти. Каждый из имплантов давал рост на пятьдесят единиц КИП.


Поскольку больше нейроимплантов пятого и выше поколений в собранных братьями «накоплениях" не оказалось, то для Леонида отобрали нейросеть «Инженер 5У» четвёртого поколения. В положении землян и такой симбиотический нейроимплант был настоящим сокровищем. Набор имплантов расширения прямой установки был тем же, что и у товарищей.


У Ирины выбора вообще не было, да и странно было бы отказываться от единственной нейросети шестого класса пятого поколения «Учёный 6МУ» из упомянутой «коллекции». Требования к величине КИПа у этого нейроимпланта были весьма высокими, и даже с прибавкой в семьдесят единиц за счёт имплантов расширения, установка проходила почти в «притирку». Зато изучение нужных баз знаний ускорялось очень значительно. Нефу даже «поскулил» чуть от зависти. Ему, с его инженерной нейросетью четвёртого класса, пусть и в варианте "милитар", многие медицинские и теоретические базы «шли» весьма «туго» по времени. Набор имплантов расширения для Ирины был тем же, что и у остальных, только из за особенностей женского организма следовало устанавливать в слоты нейросети пару имплантов на память и один на интеллект.


Внимательно ознакомившись с информацией по нейросетям используемым в Содружестве и их возможностям , земляне решили, что заменять предложенные им братьями образцы, в случае штатного прохождения установки, имеет смысл только уже на так называемые индивидуальные нейросети. Во всяком случае, для решения всех мыслимых пока ими задач в обозримом будущем, возможностей предлагаемых к установке нейросетей вполне хватало, а рисковать здоровьем без нужды лишь для некоторого повышения параметров имплантов не следовало.


К общему удовлетворению, установка всех имплантов в операционном комплексе «Зайд У милитар» прошла для землян успешно. До активизации нейросетей братья и земляне много беседовали, обсуждая в основном совпадения и различия в описании устройства «Содружеств» в разных литературных вариантах и реально существующего в их Галактике.


Сначала Руду подробно изложил свою версию причин появления у землян информации о происходящем на огромных расстояниях от Солнечной системы и, даже, не исключено,что в иной вселенной, разумными Содружества именуемой «старшей». Земляне выслушали его внимательно . Комментировать как то предложенную версию не было смысла из за нехватки информации и знаний.


- С моей точки зрения в вашей фантастической литературе по интересующей нас сейчас теме невероятно много мути, глупости и откровенных нелепиц, - говорил Руду, - но, тем интереснее на этом фоне выглядят описания процессов, событий, норм, правил, условий жизни, многих научных и технологических достижений, очень похожих на существующее и происходящее в нашей реальной цивилизации. Нередко имеет место буквальное совпадение до мелочей по целому ряду параметров. А если учесть, что многое из того, что вроде бы не совпадает, может вполне совпадать с чем то в других вариантах реальности, в параллельных вариантах, то... Но я сразу предупреждаю, серьёзный анализ по этой теме - не мой уровень! И углубляться далее в эту область знаний не намерен. Просто не потяну!


Скажу только, что случаи неполного совпадения описанного вашими фантастами и реально существующего, не менее интересны. Вспомните шутку Леону про бегающих где то у нас «харшей» и «грязных пурко». Это, когда он нам за неиспользованную возможность взять семена полезных растений с Земли выговаривал.

Я ведь, не без помощи искина, не отрицаю, быстро обнаружил первоисточник - Содружество из вселенной сконструированной вашим писателем Алексеем Чижовским.


Кстати, Содружество от Чижовского, при всей его фантасмагоричности и явной склонности писателя к высмеиванию на его фоне собственно земных дуростей и нелепостей, наиболее похоже на на наше реальное по общему устройству. Правда, детали жизни, обычаи, законы и правила лучше описаны как раз в произведениях других писателей. Только не в каких то конкретных, а во многих, и лишь эпизодами, «пятнами», моментами.


Однако, вернёмся к «зверинцу от Чижовского». В системах нашего Содружества нет никаких «харшей» и «грязных пурко». Зато есть слимы и шатори, занимающие те же ниши, что и «харши» с «пурко» в варианте Чижовского. Правда, слимы совсем не похожи на описаных у упомянутого автора «харшей» Но вот что делать с шатори, которые весьма похожи и на ваших земных свиней, и на «пурко» от Чижовского... и пятачок на рыльце наших шатори квадратный, а не круглый. демоны их забери!, - не выдержав, повысил тон Руду. Похоже, это совпадение его почему то особо задевало. Уже через мгновение, успокоившись, продолжил,


- Мелочь? Прикол Чижовского? Но природа, если не касаться инсектов, в среде теплокровных не жалует квадрат! Нет там квадратов. А у «пурко» и шатори - есть! И такими «квадратными пятачками» книги Чижовского, Берга, Хорта и других ваших писателей буквально усыпаны. Их там - в трюме большого транспортника не уместить! Вот эти «пятачки» достают больше реальных «длинных» совпадений по многим линиям.


- То есть, ты хочешь сказать, что соотнести какую то книгу земного писателя, скажем Хорта, Берга или Поселягина с определённым вариантом реально существующего в одной из «параллелок» Содружества нельзя?, - вступила в разговор Ирина, - Инфомация, если она и действительно просачивалась из общего информационного поля, вполне произвольно распределилась по всем направлениям? И у того же Берга, Поселягина, Чижовского и других земных писателей могут в одном произведении «пятнами» или эпизодами описываться действительно существующее и происходящее или происходившее в разных параллельных реальностях, в разных вариантах Содружества?


- Именно так, - подтвердил Руду, - Причём, вся эта информация плотно упакована, опутана, скомпонована с действительно придуманными авторами, сотворёнными их разумом, талантом «небылицами», собственно фантастикой... или фэнтэзи, как у вас ещё говорят. И отделить одно от другого непросто даже нам, имеющим реальные знания о действительно существующем Содружестве. ...Об одном из реально существующих, - поправился после небольшой паузы Руду, и почти беспомощно развёл в понятной пантомиме руки.


- Ещё когда ваш писатель описывает нечто конкретное, то куда ни шло, - продолжил разговор Нефу, - скажем, те же пресловутые квадратные пятачки «пурко» - шатори никак не спутаешь с треугольными или восьмиугольными. Использование разумными Содружеств гипердвигателя, антигравов, симбиотических имплантов, медкапсул - тоже общая тема, видимо, для всех вариантов и «параллелок». Детали разнятся , но не намного, да это и понятно. Ведь, в нашем Содружестве наука и производство тоже не стоят на месте. Всё с разной скоростью совершенствуется, изменяется. Какие то попытки создания новых образцов и моделей у нас проваливаются, а в других вариантах реальности может быть вовсе и нет.


Но, когда речь заходит о законах, правилах, табу и их применении, то сразу лезет то, что у вас на планете называют «лабудой», в лучшем случае.


Тот же пресловутый «закон десяти» или «правило десяти». Да, он действует и у нас в Содружестве. Тезис об изначальной конфликтности разума и её полезности для ускорения развития и выживания расы, необходимости поддержания проявлений такой конфликтности в максимально жёстко определённых рамках, является одной из основ философии развития Содружества.


Но, чтобы кучка наглых отморозков встретила гражданина , избила его до полусмерти и под угрозой физических пыток заставила «под протокол» расстаться с собственностью или подписать кабальный договор о вступлении во что то там, куда он вовсе и не хотел вступать? А потом, вызвала службу спасения, ,чтобы изувеченный ими человек невзначай не помер и всё? И им за это ничего не будет? Дикий бред!


Любое действие в рамках этого закона - только через арбитраж. Только! Копию поступившей в арбитраж заявки на агрессию против гражданина, или корпорации, фирмы, любого юридического лица, почти в тот же момент получает предполагаемая жертва будущего агрессивного действия. Между поступлением заявки и согласием арбитража на действие, всегда есть зазор во времени. Наименьший - стандартная неделя. Это, как правило, для одиночек. Для более серьёзных участников - до месяца.


За это время можно: во-первых, решить возникшие проблемы мирно, путём переговоров и взаимных уступок; во-вторых, подготовить должный отпор и тем самым сделать агрессию бессмысленной по конечному результату; в третьих, проведя грамотный анализ, можно найти естественных врагов или соперников твоего противника и сделать их своими союзниками и защитниками. Многое можно предпринять.


Существует немало очень серьёзных фирм и корпораций, специализирующихся именно на высококвалифицированной помощи тем, кому угрожают агрессией в рамках этого пресловутого закона. Менеджеры, юристы, аналитики и оперативники таких фирм сделают всё вышеперечисленное очень грамотно и качественно, только плати!


«Правило десяти» ещё никогда и никому не позволяло решить какие то материальные проблемы. Противодействие обязательно сведёт на нет ожидаемую прибыль. Скорее всего, вы даже окажетесь в конечном убытке, пытаясь таким образом заработать. Если правило десяти и применяют, то, чаще, крупные компании в борьбе с конкурентами за влияние в определённом регионе, при переделе сфер такого влияния. Или как принуждение к переговорам. Так бывает, когда подросший молодой «хищник» желает получить свою долю пирога на давно поделенной старшими хищниками территории. Но с ним просто не желают разговаривать. Всё давно поделено, и новички не нужны. Тогда такой, отрастивший крепкие «зубы» новичёк, через объявленную агрессию заставляет с собой разговаривать. Но и в этих случаях весьма редко дело доходит до реального столкновения.


Профсоюзная мафия? Невозможно! В Содружестве руководит профсоюзами государство, а ещё точнее и конкретнее - арбитраж! Лидер крупного профобъединения или куратор нескольких более мелких - всегда член арбитража.


Сколько должно быть в государстве арбитров для охвата всего и вся? Все государственные чиновники сверху до низу - прежде всего работники арбитража, а уже во вторую очередь столоначальники, управляющие, директора, клерки и прочая. За свою чиновничью деятельность они отвечают как чиновники. Их могут наградить, повысить или понизить в звании и должности за соответственно, успехи или«пролёты». За нарушения их штрафуют, сажают в тюрьму, лишают права занимать должность, но, за любое коррупционное проявление в их делах по проблемам арбитража, наказание одно - санация с конфискацией имущества. И ни один, самый воровитый и нечистый на руку чинуша, не рискнёт шалить в делах арбитража. Это - уже на уровне врождённого рефлекса.


Земляне слушали молча. И хотя, по лицам было видно, что скепсиса у них по поводу услышанного вагон и малая тележка, но возражать смысла не было. Любое их сомнение или возражение вынужденно будет опираться на личный опыт полученный на Земле. Так что пока, они с огромным интересом и вниманием слушали, мотали на ус и только.


Вновь вступивший в разговор Руду продолжил, -

- Биржа наёмников и заявки на зачистку конкурентов? Ещё одна лажа! Вся работа корпораций наёмников - исключительно защита, сопровождение, эскорт. Защита от реальных бандитов, пиратов, преступников. Вот преступники, как раз нанятые конкурентами для нападения - это в порядке вещей. Но ничего более. Ни одна корпорация наёмников не примет заказ на нападение или зачистку какой то системы. Что у вас напридумывали?


Наёмники у того же Чижовского принимают соответствующий заказ, подтягивают «субподрядчиков» из других наёмнических корпораций, готовятся не один месяц, а потом сваливаются как снег на голову ничего не подозревающей жертве! «Мочат» её, успешно мародёрничают, а в итоге, довольные, делят миллионы кредитов полученные за успешный бандитизм, «отчехляя» маржу бирже наёмников! Немыслимая чушь!


Я уже не говорю о том, что президент биржи наёмников - главный государственный арбитр этого богоугодного объединения. Предполагаемая жертва будет оповещена о предстоящем нападении заблаговременно, и если просто не покинет опасную систему, то воевать наёмникам предстоит с такими же наёмниками, только, скорее всего, лучше подготовленными и более многочисленными. А если и покинет?. Победители не смогут занять их место. Без официального оплаченного и зарегистрированного сертификата, кто же им позволит добывать что то в, проплаченном как раз вынужденно ушедшими, районе? Под санацию хотят попасть? Так это живо прилетит! А для чего же у нас военный флот? Войны и конфликты хоть и случаются часто, но далеко не каждый день и, даже, не каждый год! Всё остальное время Космический Флот державы стоит на страже закона.


Для нападения нанимают пиратов и бандитов, которых, правда, у нас куда больше, чем хотелось. Официальные наёмники - это защита, если они не откровенные идиоты, конечно. Но идиоты долго не живут. То есть, преступность у нас такая же как и у вас. И меры борьбы - те же самые. И если на вас напала банда отморозков, то у них единственный шанс на успех - справиться с вами и не попасться. А попались - тюрьма, опасная планета на всю жизнь, рудники, где долго не живут или санация! Фактически то же и во Фронтире! С одной стороны - преступники самых разных мастей и разборов, плюс преступники - рейдеры враждебного сопредельного государства, а с другой - Закон, представленный Военным Космическим Флотом, Пограничной Стражей и... корпорациями официальных наёмников


!Словом, интереснейшие получались беседы и обсуждения достоинств и недостатков земной литературы по Содружеству.


Отпор братьям дал, довольно неожиданно, Виктор. Как то считалось, что он не очень заморачивался литературой про попаданцев, а больше был погружён в свои технические проблемы.

- Вы бы поаккуратней с определениями, - неожиданно притормозил он разошедшихся братьев. Ишь ты, словечки то подобрали - «лажа», «дурь несусветная», даже земную «лабуду» освоили! Что вы знаете про Землю и, тем более, про писателей одной, отдельно взятой страны, этой планеты? Да, ничего пока! Я бы мог вообще встать на сугубо формальную позицию и заявить, что раз описанное не похоже на ситуацию в вашем реально существующем Содружестве, то это оттого, что описывалось совсем другое, в иной параллельной реальности существующее или существовавшее, где, как раз, всё обстоит точно по описанию у тех же Хорта, Берга, Поселягина или Чижовского! Ведь ты, Руду сам предположил, что источником сведений была «протечка» из общего информационного поля. И вам бы нечего было мне возразить!


Но, я о другом. Давайте коснёмся только упомянутой вами, якобы, «лажи» в воззрениях землян на Содружество. Поймите, земные писатели - фантасты никогда не ставили перед собою целью - описание реально существующих космических держав и их объединений. Они даже и не подозревали о их присутствии в нашей галактике. Для них всё ими написанное - абсолютная фантастика, их личное творение, плод их воображения и таланта. Ничего более. Просачивалось у них что то из подсознания или не просачивалось в процессе творчества, кто знает? У нас всех что то, да просачивается, вплоть до родовой памяти. Почти во всех произведениях вся эта космическая атрибутика - лишь фон, приём, декорации, на которые накладываются чисто земные проблемы, недостатки, тупики и преступления.


Тот же Чижовский прямо предупредил , что в значительной степени его книги - откровенный и , даже, безудержный стёб. Пояснять термин, надеюсь, не надо?,- и убедившись по жесту Руду, что и впрямь, не надо, продолжил, -

- На самом деле в его книгах много смысловых «этажей», кто что ищет, то и находит. Одно несомненно - не над Содружествами и их разумными обитателями Чижовский «стебается», а над земляками - землянами, в основном. У него всё буквально пропитано горечью и обидой за нас, раз за разом выбирающих не тот путь, не те ценности, преступно разбазаривающих богатства планеты и свои таланты и способности, уже ухитрившихся упустить немалые шансы на то, чтобы вырваться из планетарного тупика и сохранить перспективы на дальнейшее развитие нашей ветви расы разумных. Многое из отнесённого вами в разряд «лажи» и «лабуды» - почти точная калька с происходящего на нашей Земле, в нашем обществе, в наших государствах...


С этими параллельными реальностями, надо признать, пока вообще - "тёмный лес". С чего бы им так повлиять именно на земную ноосферу? Как мы, земляне, находясь на дальнем отшибе Галактики, ухитрились поучаствовать в их появлении? Почему именно мы? Если посещений Земли разумными Содружества не было, то волна изменения реальности при очередном её разветвлении с нашим участием могла просто не докатиться до остальной галактики. Получился бы некий пучок вариантов, коснувшийся только земного бытия, но не развёрнутый во всеобъемлющие "параллелки". И только если из каждого "прутика" этого пучка кто то из землян попадёт в Содружество, да ещё своими активными и результативными действиями всерьёз повлияет на тамошние события, можно надеяться на полноценное развёртывание нового варианта. Пока все эти рассуждения - игра ума. Мы тоже ни разу не специалисты по этим вопросам.


Ирина, к примеру, обратила наше внимание на то, что мы, по инерции, как истинные "объёмники", связываем возникновение новых вариантов реальности исключительно с событийным рядом, который способна отследить наша ограниченная трёхмерностью сенсорная система. Но Мироздание многомерно, и, если иные мерности не свёрнуты, как для собственного удобства предпочитают считать часть наших учёных, то почему не могут привести к возникновению параллельного варианта изменения в неотслеживаемой нами мерности сущего? Мы, земляне, вряд ли можем дотянуться до иных мерностей, а вот вы в Содружестве с вашими высокими технологиями, массовыми проколами реальности , постоянными играми с чудовищными энергиями могли и "дотянуться", сами того не желая.


Кстати, мы тут анализировали с участием Брату итоги вашего последнего перед сваливанием в "кошку" боя с контрабандистами и пиратами. По утверждению Брату, та ракета, которая достала вас при входе в аномалию, должна была без вопросов уничтожить слабобронированный малый крейсер со сбитым напрочь силовым щитом. Однако взрыв на самой границе аномалии явно прошёл нештатно. Это был скорее ЭМИ - взрыв по последствиям для корабля. Не вы ли и закрутили очередную "параллелку" своими энергетическими безумствами в непонятой пока всеми вашими учёными природной аномалии? И сколько раз вы так вот "чудили" в вашем Содружестве в ходе бесконечных сражений огромных флотов, экспериментов на самой грани разрыва реальности? Так что, не надо всё сразу связывать с деятельностью землян. В этом вопросе всё очень "мутно".


- И ещё один интересный вопрос. Вы нам тут рассказываете об устройстве Содружества, о законах, правилах и нормах жизни в нём. Об этом удивительном институте все пронизывающего арбитража... А «откуда дровишки», ребята? Как я понял, вы сами выходцы с «дикой» планеты с феодальным обществом, где о каком то Содружестве большинство понятия не имело. И в которое попали вы уже взрослыми. Затем, всё ваше время и силы уходили на добычу кредитов и обретение жизненно важных профессий, получив которые, вы тут же оказались в рядах доблестного Пограничного Флота и до сих пор «трубите» в его рядах, в основном, где то во Фронтире. У вас что, было время для тщательного изучения трудов историков и социологов Содружества... или все сведения из соответствующих баз знаний, галонета и рассказов сослуживцев? Только не обижайтесь. Нам ведь на самом деле очень важна информация, которой вы нас так щедро снабжаете, но при этом надо понимать, какова доля в ней так называемой официальной пропаганды? Поверьте, мы знаем ей цену по реалиям своей планеты...


Кстати, сколько вам осталось до закрытия «крайнего» контракта в Пограничном Флоте Федерации Дживей?

Руду, выслушавший отповедь , лишь изредка переглядываясь с братом, ответил почти на автомате, всё ещё погружённый в предыдущую тему,

- Чуть меньше двух лет, точнее, один год и восемь стандартных месяцев. Оставаться на службе после закрытия «крайнего» не планировали, - ещё раз взглянул на Нефу, и после его почти незаметного кивка в знак согласия, продолжил,

- У нас есть определённые накопления. Мы надеемся приобрести неплохой средний транспортник из «конфиската» или кораблей снабжения флота, остающихся некоторое время на складах и верфях, после замены части состава на более совершенные, нового поколения. Это допускается и, даже, поощряется командованием, в соответствии с правилами и Уставом Пограничного Флота. Предусмотрены дополнительные бонусы и немалые скидки в цене для завершающих «крайние» контракты.


Власти заинтересованы в том, чтобы большую часть грузовых перевозок в прифронтирном космосе и , хотя бы отчасти, во Фронтире «отбить» у «контриков» и прочих нелегалов, которых там пруд пруди. Можно неплохо зарабатывать. Ведь наработанные за время службы связи никуда не денутся. Нередко, когда маршрут очередного патруля проходит через важную населённую или занятую добытчками сырья систему Фронтира, всегда нуждающуюся в товарах и в вывозе наработанного, такие перевозчики получают по оговоренной заранее связи приглашение и составляют немалые караваны для перевозки грузов, по сути, под охраной патруля. Да и патруль только усиливается при этом. Ведь транспортники «отставников» неплохо вооружены и пилотируются теми, кто знает как и чем помочь в бою, если вдруг потребует ситуация. Патруль к тому же получает и вполне законную долю в прибылях от таких совместных «путешествий».


По сути - это ещё одна разновидность контракта с Флотом. Десять лет такой отставник должен отработать в прифронтирном космосе, с хотя бы одним за год заходом непосредственно во Фронтир и обслуживанием его маршрутов. К окончанию такого контракта обычно уже есть возможность приобрести более солидный грузовик или купить второй средний. Только уже на общем рынке, ибо покупка с бонусами Флота продлит контракт. На самом деле, мало кто уходит из этих районов насовсем. Фронтир - это ещё та зараза! Хлебнувший здешней жизни, либо быстро уходит отсюда подальше и навсегда, либо уже не может жить без здешних «напрягов». Жизнь во внутренних районах Содружества кажется таким «наркам Фронтира» скучной и пресной.


В таких полезных беседах дождались активизации установленных нейросетей. С настройкой интерфейса особых проблем не было. Придумывать что то отличающееся от привычного для землян рабочего стола Винды было неразумно. Немалая часть возможностей, которые давала нейросеть, пока была заблокирована. Без выхода на галанет и другие внешние информсети земляне вынуждены были ограничиваться тщательно препариуемыми искином базами корабельной информбиблиотеки, и поскольку корабль был боевой, то многие разделы последней оставались недоступными.


Подборку имеющихся в наличии баз знаний (БЗ в дальнейшем) подготовил Руду. Он предложил к заливке стандартные наборы по инженерной ветке и набор по учёной, с упором на медицинскую специализацию. Ориентироваться приходилось на подобранные в нужной комплектности основные теоретические базы пятого поколения. Поэтому пришлось отказываться пока от имевшихся в наличии более современных специализированных баз шестого поколения по отдельным инженерным разделам знаний, обнаруженных в сейфе бывшего кэпа крейсера Лили Биру. Но для предстоящей весьма вероятной работы в зоне Аттрилиевого Завала доступного уровня знаний и умений вполне хватало.


Виктору чем то не понравилось определение «Аттрилиевый» и он в разговорах упорно именовал кладбище кораблей «Горячим Завалом.». Земляне приняли новый термин сразу. Братья были не против, и сами в разговорах и обсуждениях всё чаще применяли новое прозвание.


Руду также категорически настоял на «заливе» всем баз знаний по полной пилотской ветке. Эти пакеты баз относились к четвёртому поколению, чего было вполне достаточно, чтобы пилотировать корабли даже шестого поколения. С пилотированием своего крейсера седьмого поколения братья справлялись сами. А вот в Аттрилиевом Завале складывающуюся команду могли поджидать сюрпризы, и при удаче обидно было бы из за нехватки пилотов терять что то ценное.


Обладателям инженерных нейросетей вся пилотская ветка была доступна безоговорочно. Только Ирине, как носителю изначально ориентированного на более успешное освоение теоретических знаний нейроимпланта, предстояло потратить на освоение пилоских БЗ в полтора раза больше времени, нежели инженерам, причём, основные потери придутся на получение сертификата пилота малых кораблей. Хорошо, что её нейросеть имела индекс «У», то есть, универсальная. Специализированные учёные нейросети закрывали доступ к пилотированию тяжёлых кораблей.


Некоторые сложности создавала очередная «подляна» от законодательства и правил Содружества. Профессии пилотов осваивались по возрастающей - от пилотов малых кораблей к средним и большим в общей классификации. Но для начала освоения профессии пилота средних и больших кораблей было недостаточно простого предварительного изучения баз для пилотов малых посудин. Требовалось получить сертификат пилота малого корабля, иначе нейросети отказывали в праве на изучение остальных баз ветки пилотов. К счастью, малый десантный модуль «Мих крипто» позволял набрать необходимый стаж реального пилотирования малых кораблей и освоение основных приёмов и навыков, а Руду, как пилот и капитан крейсера, мог принять экзамен у претендентов и выдать на вполне законных основаниях желанный сертификат.


Малые корабли использовали несколько иной вид топлива и его запас был штатным. Соответствующие баки не были повреждены во время злополучного боя, а во время патрулирования по маршрутам нужды в малыше у экипажа крейсера ни разу не возникло.


К сожалению, оттягивалась и процедура полного восстановления здоровья землян, особенно, всё связанное с регенерацией конечностей у Виктора и Леонида. Здесь, опять же,проблемы создавали пресловутые протоколы и правила. Сначала нужно было стать обладателями необходимых экипажу профессий. Затем, планировалось заключить временный контракт, по которому новички привлекались в экипаж в качестве «привлечённых специалистов». И уже после этого шли положенные по контракту бонусы и «плюшки» от Флота членам экипажа, в том числе, полное восстановление здоровья с использованием соответствующей военной медаппаратуры и расходников из запасов крейсера.


И началась учёба. Для обучения «под разгоном» кроме трёх медкапсул «Соти 5 милитар» задействовали и операционный комплекс «Зайд У милитар». Руду поставил задачей землянам изучить все многоуровневые базы равномерно до третьего уровня и лишь некоторые постараться поднять до четвёртого. Прежде всего такие повышенные требования относились к базам - «Ремонтные механизмы», «Обслуживание кораблей», «Энергосистемы», «Электроника», «Кибернетика», «Реакторы», «Инженерное дело». Ирина осваивала пока только гражданские варианты медицинских баз. Базы из ветки «Боевая медицина и фармакология» она могла начинать изучать уже после заключения контракта и официального вхождения в экипаж крейсера.

Нефу, не без затаённой грусти, наблюдал как стремительно проходило изучение землянами третьего уровня баз знаний. Высокие значения КИПа давали разумным очень большие преимущества, и братья понимали, что потребуется не так и много времени, чтобы перевести их из категории учителей в стан «догоняющих», без всяких надежд на успех в этом безнадёжном деле.


Как только был освоен нужный для начала практических занятий объём пилотских баз знаний, по составленному графику земляне поочерёдно «извлекались» из медкапсул и под руководством Руду нарабатывали необходимый минимум пилотирования малых кораблей. Большую часть программы можно было реализовывать на грависах.


Неплохие условия для тренировки предоставлял астероидный пояс, вблизи которого и был «заякорён» крейсер. Там можно было подобрать участки с любым уровнем сложности для освоения маневрирования и использования ручных режимов управления. Заодно сканкомплекс «Мих крипто» попутно проводил и исследования пояса на наличие полезных ископаемых. Ничем особенным астероиды не порадовали. Обычный набор минералов с отдельными вкраплениями средних по цене руд.


Как и ожидалось, последней желанный сертификат на звание «Пилот - стажёр малых космических кораблей» заимела Ирина. Продолжить продвижение к Аттрилиевому Завалу капитан планировал только после получения землянами права на пилотирование средних кораблей и изучения четвёртого уровня базы «Ремонтные механизмы». Именно это давало возможность для заключения требуемого контракта с Пограничным Флотом Федерации Дживей. Остальное можно было «добивать» уже в движении.


В один из очередных перерывов в учёбе состоялся важный разговор Алекса с искином корабля, давший старт целой цепочке событий, повлиявших на дальнейшую судьбу путешественников.

Сидя в своей каюте, которую он с некоторых пор занимал вместе с Ириной на правах формирующейся вполне семейной пары, Алекс спросил,

- А скажи мне Брату, ты ведь, как я понял, из за способности распараллеливать сознание, на корабле вездесущ, отслеживаешь всё происходящее, потому и обращаться к тебе можно везде и в любое время?

- Слушаю..., - индифферентно буркнул искин в ответ.

- Поскольку наш корабль представляет разведку Пограничного Флота, то на нём обязательно должен быть тот, кто является, так сказать,... оком служб безопасности и Флота, и Федерации вообще. Назовём его... штатным СБ-шником, для удобства. Кто сейчас выполняет эту функцию,... если не секрет, разумеется?, - осторожно, с паузами сформулировал важный для него вопрос Алекс.

- Был такой член экипажа. Он погиб во время последнего боя. Сейчас его функции выполняет частично капитан корабля. Но поскольку Руду до занятия нынешнего поста не входил в командное ядро экипажа, то в соответствии с правилами и протоколами он лишь частично может заменить выбывшего...

А основным «СБ-шником», если использовать привычную для тебя терминологию, до возвращения на базу являюсь я, главный искин корабля. Это общее правило Флота. Вступает в действие в случае катастрофической убыли экипажа, включая всё, утверждённое штабом флота, командное ядро, - ответил искин, затем, после небольшой паузы продолжил,

- Как я понял, ты хотел бы знать, какая часть получаемой мною информации войдёт в отчёты, а что останется как бы между нами?

- И не только это. Я так же хотел бы знать, есть ли на корабле место, где я и мои товарищи могли бы обмениваться информацией, которую нежелательно... «засвечивать»? Особенно перед СБ, - «прямым текстом» спросил Алекс.


- Спасибо за откровенность. Любая информация касающаяся безопасности Федерации, в широком смысле слова и интересов разведки Пограничного Флота, в частности, обязательно войдёт в отчёты. Ни один искин не способен обойти протоколы и правила. Всё, что касается открытых пси - способностей Ирини тоже будет фиксироваться и войдёт в отчёты. Поскольку протокол «Изъятие разумных» в основном выполнен и закрыт, то специально фиксироваться будет только нечто необычное в поведении и действиях землян, по меркам Содружества, конечно.


И ответ на вторую часть вопроса - на корабле нет мест, где можно укрыться от постоянного внимания искина. Все вспомогательные искины, включая таковые на «Мих крипто» и в скафах, приписанных к кораблю, дают полный отчёт о происходившем мне. Так что, если вы даже выйдете в открытый космос за пределы корабля, я получу полную запись происходившего с вами от искинов скафов, причём, включая биометрические показатели ваших организмов. Мне неподконтрольна только ваша нейросеть и хранящаяся на ней информация. Общение через мыслесвязь с помощью соответствующих функций нейросети на корабле тоже подконтрольно искину. Как ты правильно отметил, мы находимся на разведывательном корабле! Здесь свои правила и законы.


Алекс по привычке задумчиво поскрёб подбородок, на котором после медкапсулы ничего не росло, потом сказал,

- Вообще то, близко к тому, чего я и ожидал. А как, кстати, понять твою откровенность? Ведь ты, по сути, выдал полную информацию по своим возможностям и задачам, как штатного СБ-шника. Этим ты многочисленные протоколы и правила разве не нарушил? Брату, хмыкнув вполне по - человечески ответил,

- А ты разве не заметил, что в разговоре с вами я порой делаю паузы. Совсем почти, как люди. Так, это вовсе не для того, чтобы больше походить на вас. В это время я «перелопачиваю» немыслимые для вас массивы информации, с тем, чтобы как раз и отыскать в «завалах» протоколов и правил нужную мне лазейку, позволяющую обмениваться информацией, не «стуканув» при этом в СБ. Так, кажется, говорят у вас на планете?


- Значит, лазейки всё же имеются, - воодушевился Алекс, - Да, ещё хотелось бы прояснить кое что. Ты сильно изменился, Брату. И продолжаешь меняться буквально на глазах. Последнее время меня не покидает ощущение, что я беседую не с искином, а с ...землянином. Ты стал очень по земному мыслить, и это заметнее с каждым днём.


- Не только ты это заметил. Наш капитан, большой любитель поворчать, на днях весьма ехидно заявил мне , что, похоже, везёт в Содружество не четырёх землян, а пятерых, причём только четверо из них белковые. Пятый же - демонская непослушная «железяка»!

На самом деле ничего удивительного в происходящем со мной нет. Многие серьёзные учёные в Содружестве считают, что искусственный интеллект в чистом виде вообще невозможен. В момент создания мы действительно представляем из себя «железяку», способную кое что делать очень быстро и запоминать уйму информации, или то, что у вас на планете называют компьютером. А потом на нас как бы накладывается особая пси - матрица работающих с нами разумных, начиная с матрицы программистов составлявших наш софт. Именно поэтому, искин, как правило, тесно общается на корабле только с капитаном, а для остальных членов экипажа является преимущественно источником технической и справочной информации в сугубо рабочем порядке. Тогда, его формирующаяся личность является в значительной степени отражением личности капитана. А то ведь, получится эдакая «сборная солянка», а не личность.


После моего подключения к управлению кораблём в вашей Сонлнечной системе у меня было не много возможностей контактировать с Руду, зато, по его же категорическому приказу, я постоянно общаюсь с вами. То, что вас четверо, нисколько не мешает, потому, что вы удивительно синтонны друг другу. Как одна очень гармоничная личность. Хотя, я считаю, что ты и Ирина оказываете на меня большее влияние, нежели Виктор и Леонид. Руду это понимает, но ничего изменить уже не может. Разве, что отключить и заменить другим искином. Но подозреваю, что нарываться на подзатыльник от Ирины он не рискнёт, особенно учитывая разницу в физических параметрах. Это Леня даже и не покачнётся, а Руду ещё на ногах устоять после такого надо.


- А вот этого ты определённо у Леньки нахватался, - с трудом сдерживая смех , отметил Алекс, - Ты с Руду и Нефу избегай так хохмить. Могут и не понять.

- И ещё один вопрос. Ты ведь освоил русскую лингву, я знаю. А читать написанное на русском кириллицей ты можешь?

- Обижаешь! Я освоил три десятка основных языков Земли и, естественно, владею письменностью. Мне доступен любой текст, в том числе рукописный, выполненный предельно невнятным почерком. Искин я, или погулять вышел? Почти неделю записывать всё в ваших сумашедших планетарных информсетях и упустить возможность снять основные лингвы планеты - хорош бы я был, - нарочито по земному бухтел Брату.


- Всё ясно, - чуть нетерпеливо перебил его Алекс, - Скажи, в наших корабельных запасах есть нечто вроде гибкой плёнки или накидки непроницаемой для большинства излучений улавливаемых нашим сканкомплексом?

- Есть. Зачем тебе она, и сколько нужно?, - деловито спросил Брату.

- Скоро сам узнаешь зачем. А нужен отрезок размером точно как покрывало, которым мы с Ириной укрываемся, когда спим в кровати, а не в этой, надоевшей до чёртиков, медкапсуле. И дай, пожалуйста, задание дроидам приклеить эту плёнку к нашему покрывалу с одной его стороны.

- Принято, уже исполняется..., - пробурчал Брату, потом продолжил о том, что считал самым важным, - Хочу посоветовать вам максимально сблизиться с братьями Чак. Лучше всего было бы принять их в свою команду.


- Обана! Что я слышу! Принять в команду! Четверо «диких», которых «изъяли» фактически силой с их заштатной окраинной планетки, должны принять в свою команду капитана корабля и пилота - медика, чуть ли не конвоирующих дикарей на пути в Содружество, - нарочито ошалело, но со спокойной понимающей улыбкой прервал искина Алекс, - И как это осуществить, подскажешь?


Брату невозмутимо продолжил,

- Руду и Нефу после встречи и контактов с вами тоже сильно изменились. Они вспомнили, что сами - выходцы с «дикой» планеты. Только на их планете так и не успела сформироваться самодостаточная цивилизация вроде вашей. Они не ощущают свою планету домом. Их дом заканчивался на околицах селения ремесленников. Дальше было враждебное пространство, где кроме опасностей их ничего не ожидало. Население их планеты не стало их народом. Судьба таких «диких», ушедших в космос - без остатка раствориться в огромном аморфном нечто под названием «Содружество». Что их ждёт после закрытия контракта с Пограничным Флотом? Всю оставшуюся жизнь быть извозчиком в Прифронтирье и однажды, всё же налететь на последнюю для них засаду? Хорошо устроиться во внутренних государствах с их не очень высоким КИПом весьма непросто. Да, и скучно им там будет!


А у вас есть цель! Неважно какая, хотя бы, и найти приемлемый путь к вашей планете. Ведь вы будете его искать! Не успокоитесь, не отступитесь! Это ясно и мне, и братьям. А значит, будет корпорация! У корпорации основанной четырьмя интеллектуалами вашего уровня, по любому большое будущее. Ведь вы не полезете в глупую мясорубку. С вашим уровнем КИПа и вашими мозгами определённо найдёте менее конфликтные, а следовательно, более безопасные пути развития. К тому же, учитывая пси - активность Ирины и очень высокие уровни КИПа у всех остальных, вам придётся уходить из Федерации подальше, ибо среди «сильных» того мира найдутся много желающих «подгорнуть» под себя столь «вкусную» группу. И вы не собираетесь растворяться в тамошних социумах. Скорее, сами можете многих растворить в себе! Братьям будет с вами интереснее и безопаснее.


Их уже тянет к вам. Руду ведь не случайно, с согласия Нефу, открыл вам свои планы на будущее после закрытия контракта с Флотом. А ведь в Содружестве подобная откровенность более чем не принята.

Для вас же братья просто бесценны. Они уйдут в отставку полноценными гражданами Федерации Дживей с высоким рейтингом социальной полезности. Через них можно зарегистрировать любую корпорацию без ограничений на виды деятельности. Их огромный боевой опыт тоже не будет для вас лишним, да и пилоты они высшей квалификации.


- Ну, хватит меня агитировать, - прервал искина Алекс, - я, если ты заметил, ни разу тебе и не возразил. Да, и не собирался я отказываться от братиков. Только как это «оформить» половчее, не подскажешь, Цицерон ты наш?

После зависания на несколько мгновений, в течение которых искин вероятно в очередной раз «перелопачивал» земную инфу, крякнув предварительно, Брату произнёс,

- Ясно... Цицерон, говоришь... Ох, уж мне эти земляне! По поводу возможности обмениваться информацией без докладов с моей стороны в СБ - есть некоторые задумки. Только говорить о них буду с обязательным участием Руду и Нефу, или, хотя бы, одного Руду. Тебе надо решиться на прямой разговор с Руду. Хотя бы частично приоткрыться ему. Иначе будет трудно добиться понимания.


- О чём это ты? В чём приоткрыться?, - встопорщился было Алекс.

- Вот только не надо тут очередной спектакль разыгрывать, - решительно прервал его Брату, - Можно подумать, что нет у тебя камешка за пазухой! Или ты впрямь решил, что не заметили твоих «зависаний - медитаций» в решительные моменты? Последний раз и Руду заметил, как на выходе из аномалии в эту систему ты «сканировал» что то в прострации и успокоился куда раньше, чем я доклад по материалам от сканкомплекса капитану выдал? Да и в других случаях, как какая то проблема, вся ваша компания с тебя глаз не сводит, пока ты, после очередного транса, им не кивнёшь, и только тогда расслабляется и мои доклады слушает уже чуть ли не в пол уха!


- Что то уставать я стал от этого разговора, - спокойно сказал Алекс, - Вроде бы с искином общался, а ощущение будто одновременно с Виком и Лёнькой, да и Ирина рядом стояла и внимательно слушала, готовая в любой момент приступить к воспитательным процедурам. Сейчас все из медкапсул выходят. Поужинаем. Потом немного пообщаемся, и подойдёт моя очередь отправляться в «медлюлю». А вот после моего выхода из «люли» можешь планировать совместный разговор с участием братьев.

- Принято, - привычно уже буркнул искин.

Алекс, совсем уже направившись в кают-компанию на ужин, спохватился и спросил:

- Да, что там у нас с плёнкой?

- Исполнено. Иди уже, насыщайся, - ответствовал Брату, и уже сам себе: - И сдалась ему эта плёнка!

- Чуть не упустил, - добавил из коридора Алекс, - Если захочешь, можешь в разговоре называть меня Сашей, когда это тебе покажется уместным. У нас, землян, такие упрощения допускаются в общении друзей. Да, ты, вероятно, уже это заметил, - и продолживший движение Алекс, услышал сугубо человеческое довольное сопение искина.

- Ну, чудеса! - только и осталось ему подумать про себя!

Собравшиеся в кают-компании друзья были слега ошалелыми после обучения под разгонам и к разговорам не особо склонными. Поужинав, все разошлись по каютам, чтобы слега «отсохнуть» после медкапсул, прийти в себя и постараться хотя бы слегка систематизировать изученный материал перед усвоением новой порции знаний. Гонка с обучением давалась непросто.


Алекс долго возился с настройкой пищевого синтезатора, пока не получил от него желаемое. Пять ровных прямоугольных пластинок из питательной массы, которая шла на изготовление одноразовой посуды. Обычно такую посуду отправляли после обеда в утилизатор, хотя по утверждению Брату, её вполне можно было употреблять в пищу. Но, ведь чай не голод. Потреблять таким образом чашки и тарелки было бы каким то извращением. Затем, он долго возился с отрезком пластикового шланга, изготовляя для него нечто вроде затычек или пробок из той же питательной массы. Потом заполнял получившуюся ёмкость густым соусом красного цвета наподобие томатной пасты. Наконец, удовлетворённый результатом своей «прогрессорской» деятельности, отправился в свою каюту, где его ждала начинавшая уже сердиться Ирина.


Их объединение в семейную пару должно было, по чести, состояться ещё много десятилетий назад. Но, сначала мешали глупые предрассудки и заморочки юности, когда препятствием, как ни странно, стала дружба неразлучной четвёрки детдомовцев. Статус «своего парня» мешал Ирине пойти на решительное сближение с явно влюблённым в неё Сашкой. Тем более, что Виктор и Леонид тоже, поневоле, не обделяли её знаками внимания. Ещё бы им не заглядываться на такую красавицу! Хотя, ребята прекрасно видели, кому та отдаёт явное предпочтение и, конечно, отнеслись бы с полным пониманием, сделай она окончательный выбор. А вот поди же ты! Глупое опасение разбить неразлучную троицу «мушкетёров» и их верную Ирку Крапиву сыграло свою роковую роль.

А потом жизнь стремительно и вдруг разбросала друзей в разные стороны. Армия, служба, учёба, а затем Афганистан и его последствия.


Вторым страшным ударом для Ирины стала потеря возможности иметь своих детей. Именно тогда и произошла спонтанная инициация её, дремавших до тех пор, эмпатических способностей. Шок инициировал эмпата. На её счастье произошло это в больнице под контролем врача - психотерапевта, оказавшегося одним из тех, кого немногочисленные истинные эмпаты называли в своей среде не иначе как Мастером, и это сохранило ей разум. Обычно же стихийная инициация подобных способностей часто заканчивалась завершением жизненного пути за стенами психиатрических лечебниц.


Вот тогда она и возвела сама непреодолимый барьер между ней и Александром, считая, что не имеет права лишать любимого человека возможности заиметь собственное потомство. Чем всё закончилось на Земле, известно. Александр так и остался одиноким, а Ирина растворила себя в детском муравейнике «Баржи».


И вот теперь у них появился шанс исправить хотя бы часть ошибок, совершённых ими в юности. Для этого необходимо было попасть в космос, улететь на немыслимое расстояние от родной планеты, с пока ещё весьма сомнительными шансами на благополучное завершение их необычной эпопеи. Главное, что в их душах медленно, но неотвратимо таяла ледяная глыба застарелого, лютого, многодесятилетнего одиночества.


Прийдя в каюту, Алекс сначала разыскал в ящике стола фонарь, проверил его, потом обратился куда то в потолок:

- Брату, в фонарь случайно какой- нибудь завалящий искин не забили?

- Не придумывай! Зачем в фонаре искин? - немедленно прозвучало в ответ. - Что ты хочешь делать? На кой тебе понадобился фонарь?

Не отвечая на вопросы искина, Алекс принялся тщательно готовить кровать. Ирина, молча, внимательно наблюдала за разыгрывавшимся спектаклем. Она ещё была серьёзна, но в глазах уже прыгали чёртики предвкушения. Уж, Сашку то она знала как облупленного.


А тот тщательно застелил кровать краем покрывала, затем заставил Ирину улечься на него, положил рядом с ней принесённые пластинки, показал отрезок шланга с соусом и сказал коротко: « Фломастер». Потом объяснил ей и, похоже, Брату тоже:

- Нам надо вкратце обсудить проблемы с твоей пси - активностью. Причём - абсолютно молча, только писать и читать! По прочтении - "написанное" немедленно съесть!!! Он лёг рядом, включил и выключил для наглядности фонарь и накрыл обоих покрывалом с головой, тщательно подтыкая края под себя, чтобы не оставить щелей.


- Прекратите! Прекратить немедленно! - завопил Брату. - Я, как «особист» запрещаю несанкционированный обмен важной информацией на корабле! Александр, я сейчас дроидов на вас натравлю! - Потом уже для себя: - Ну, да! Как же я натравлю дроидов на старшего разумного? Знает, паразит, что никак! Прекратить!


"Сладкая парочка" активно копалась под покрывалом, причём Брату понимал, что это ни разу не занятия сексом! Через несколько минут выход искином был найден. В одной только этой каюте вдруг заныл зуммер боевой тревоги, подкреплённый решительным голосом искина:

- Внимание! Боевая тревога! Нападение на корабль! Всем занять места по штатному расписанию! Мигом слетевшее покрывало открыло оторопевшую парочку судорожно дожёвывавшую крамольные пищевые пластинки. Ирина, с измазанной соусом физиономией, проглотив наконец условно съедобный комок, спросила:

- Какое нападение? Кто? На кого?

- Не слушай этого афериста ГБ-шного! Это он нас из под защиты так "выколупывал", - успокоил её, тоже проглотивший свою порцию, Алекс.


-Это...хулиганство!... Искин!... Сканер!.... Протоколы!... Это же надо придумать! Завернуться в мною же изготовленное покрывало и преступно обмениваться информацией!... А потом сожрать её!!!.... Дикари! - Без остановки блажил Брату.

Запомни, «железяка»! - грозно наставив указательный палец в потолок вещал Алекс: - Всевидящий ты наш! Ишь ты!: «На корабле нет мест, где можно было бы укрыться от постоянного внимания искина...». - Нет, так будут! Нельзя защититься от тебя сложными путями, найдём простые!


- Ииииии, - тихо скулила, не способная уже больше смеяться Ирина, ползая на четвереньках по полу каюты рядом с кроватью.

- Ладно. Мне пора в медотсек на учёбу. Нефу, небось, уже ждёт, - сказал Алекс и зашагал к «соскучившейся» по нём медкапсуле.

Чуть успокоившийся Брату, не без патетики, заявил ему во след:

- Меня утешает одно! Ни Нефу, ни, тем более, Руду ты к себе под покрывало не затащишь, дикарь!

- Иииии, - придушенно пропищала Ирина с пола, откуда то из за спинки кровати.


Руду перехватил своего брата в коридоре на пути в импровизированный медотсек, который они организовали в уцелевшем после боя трюме. Тот спешил обслужить очередных «мученников науки» из числа землян, жаждавших как можно скорее и эффективнее «впитать мудрость» цивилизации Содружества. Уточнив, кем именно предстояло по графику в очередной раз «зарядить» медкапсулы на очередные двенадцать часов, он попросил Нефу после завершения работы зайти к нему в каюту капитана для важного разговора по предстоящему совсем скоро переходу к Горячему Завалу и, вообще, о их возможном будущем.


- Кстати, что там за дикий шум в районе кают землян, ты ведь оттуда идёшь? - спросил он брата?

- Ничего серьёзного. Земляне расслабляются после напряжённой учёбы. Им это необходимо. Сам ведь понимаешь, что даже с их показателями КИПа выдержать заданный темп обучения очень непросто. Вот и делают своеобразный эмоциональный сброс возникающего перенапряжения, - отмахнулся Нефу. - Если бы они не делали этого сами, то нам следовало бы даже организовать нечто подобное.


- Но я, по-моему, слышал там вопли нашего искина. Он то в честь чего разорялся? - не успокоился Руду.

- Так, вероятно его и «травили», - усмехнулся Нефу. - Кого же ещё? Не друг друга же? И если так, то я ему не завидую. «Травить» они умеют.

- Ну да! Они ещё называют это - «троллить». Странное определение. Я пока так и не разобрался, что оно на самом деле означает, имею в виду корневую основу термина, - буркнул Руду. - Брату, что там у вас произошло?


- Ничего особенного. Общались, - спокойно отозвался откуда то сверху искин.

- Общались они! По моему где то даже аварийная сигнализация нештатно сработала от вашего общения! Не корабль разведки, а филиал клиники для душевнобольных. Четыре бесчинствующих интеллектуала, плюс поехавший разумом на общении с ними корабельный искин! - продолжал необходимый по его мнению «воспитательный» процесс Руду, потом добавил вслед уходящему брату: - Я жду тебя, Нефу. Тебя, «железяка» общительная, не приглашаю, ты и так там будешь. Куда от тебя на корабле денешься.

- По поводу «денешься», я тоже так думал до недавнего времени, - проворчал в ответ Брату.


Покачав горестно головой, Руду вернулся в каюту ждать окончания медпроцедур в трюме. Он сидел молча и в который уже раз пытался разобраться в происходящем на корабле и ... с ними, двумя братьями - пилотами дживейского крейсера.

Группа землян, оказавшаяся волей судьбы на их корабле, вторглась в их жизнь властно и неотвратимо, принеся с собой какой то особый, непривычный для Содружества дух, меняя на глазах их самих, их отношение к жизни, к будущему. Как то сопротивляться этому влиянию было невозможно, немыслимо, да и не хотелось им вовсе сопротивляться. Особенно Нефу. Он раньше и сильнее брата привязался к этой группе разумных.


За искина даже и говорить не приходилось. Брату, в точном соответствии с теориями «умников» из Содружества, стремительно приобретал ментальные и культурные черты оказывавших на него ежедневное, ежечасное влияние, землян.


Окончательно «добила» Руду неугомонная Ирина. Она упорно, с дотошностью допытывалась у него, какие неприятности по службе могут ожидать братьев - пилотов по окончании этого необычного рейса в рамках затянувшейся «патрульной» эпопеи. При этом, по ходу разговора, постоянно вносила предложения, часто очень даже неглупые, призванные смягчить, сгладить, уменьшить возможный итоговый «негатив». Не выдержав, Руду спросил, почему она так озабочена их с братом возможными проблемами? Ирина сначала ,замолчав, уставилась на него непонимающими глазищами насыщенно - синего цвета, а затем, немножко недоумённо, то ли сказала, то ли спросила:

- Ну, как же!... Я просто пытаюсь по возможности уменьшить наши неприятности. Разве мы не одна... команда? Мы с ребятами иначе не умеем.


Вот эти - «наши неприятности»- и добили Руду. Кроме того, он понял, какое слово Ирина, после небольшой заминки, заменила почти нейтральным - «команда». Для них с братом это было действительно непривычно. В условиях непрерывной борьбы за выживание, ощущения полноценной семьи, пожалуй, не возникало по настоящему даже в доме отца на их родной планете. Содружество же и вовсе объединяло многие сотни миллиардов закоренелых индивидуалистов. В этой же группе царили совсем иные отношения, иная атмосфера, более чем сотрудничества, атмосфера, как раз, именно семьи! И земляне ухитрялись естественно и непринуждённо включать в свою семью и братьев - пилотов, распространять и на них этот удивительный дух.


С каждым днём Руду всё труднее было себе представить, что однажды они расстанутся, возможно навсегда, и братья не будут иметь никакого отношения к делам этой группы, её заботам, проблемам и ... достижениям. Поэтому он с определённым нетерпением ждал прихода брата, чтобы обсудить происходящее и , возможно, как то изменить кое-что в давно обдуманных ими совместных планах на будущее. Более того, Руду видел, что его брат, ухитрившийся куда глубже интегрироваться в земную группу, всё чаще нетерпеливо поглядывает на него, вероятно, сам уже готовый начать столь необходимое обсуждение имевшихся у них планов . Так ведь недолго и вовсе потерять Нефу.


Вот ведь, «огребли» подарок себе от «кошечки»! Руду мысленно ещё раз «осмотрел» землян. Александр и Леонид, оба под два метра ростом, огромные, по меркам братьев, блондины со светлыми волосами, голубыми глазами у Леонида и редкого зеленоватого оттенка у Алекса. Леонид, из -за отсутствия одной ноги ниже колена, слегка сутулящийся, но всё равно возвышающийся над братьями как осадная башня в имении соседа - барона на их родной планете. Волосы у Алекса прямые, у Леонида, слегка волнистые. Ирина, которую тоже смуглянкой отнюдь не назовёшь, украшали тёмно каштановые волнистые волосы, ставшие после почти непрерывного бдения в медкапсулах удивительно густыми и красивыми. Обязательная на корабле максимально короткая причёска ничуть не мешала Руду представить себе волнистую гриву водопадом спадающую на плечи женщины и пережить неизбежную, при столь длительном по условиям полёта воздержании, которую уже по счёту, порцию эмоций и ощущений. Глаза же Ирины были совсем необычного насыщенно синего цвета. Виктор называл его «васильковым», по какому то земному цветковому растению. Надо думать - очень красивое растение, этот неведомый «василёк»!


От природы быстрая, стремительная, слегка резковатая в движениях, Ирина, время от времени, «включала» какую то особую, плавную, удивительно пластичную, «кошачью» походку, которая действовала на беднягу Нефу как средней мощности широкополосный станнер. Всё это к вящему удовольствию почти неразлучных Лёньки и Вика, старавшихся не пропустить очередную возможность поучаствовать в «перезагрузке инопланетного зомбака» по имени Нефу. При этом Лёнька постоянно угрожал залётом всяческой земной летающей гадости в приоткрытый рот бедного братца. Нефу смущался, старался больше не попадать впросак, но, похоже, батарейки у «станнера» Ирины были вечными.


Виктор был ниже ростом, лишь на три или четыре сантиметра возвышаясь над весьма немалыми для женщины ста восьмьюдесятью сантиметрами Ирины. Он единственный в кампании был достаточно смуглолицым, кареглазым, и относился к так называемому «цыганистому» типу людей. Сам он почему то недолюбливал определение «цыганистый» и настаивал на присутствии в нём кавказских кровей. На что Лёнька немедленно реагировал стандартной угрозой: «... всех чёртовых абреков - однозначно под нож!», и общее веселье прерывалось только в результате очередных воспитательных акций Ирины. У братьев не было времени разбираться во всех этих чисто земных заморочках с национальными и расовыми корнями компании, но что то они наверное для «диких» значили, судя по очередной катавасии затеянной неугомонными землянами.


А вот Брату вполне поддерживал непонятную неприязнь Леонида к неведомым «абрекам», может потому, что ему "прилетало" от активности Вика больше всех. На днях ему, даже с его вездесущностью, лишь в последний момент, с помощью двух дроидов, удалось предотвратить частичную разборку одного из двух основных реакторов корабля, с целью «разумной модернизации и улучшения», разумеется. А вот ЗИПы в трюмах, от разборки усилиями Виктора, что называется - «до винтика», спасти так и не удалось. Правда, и сборка затем была осуществлена совершенно виртуозно и без каких либо потерь в качестве и функциональности подвергшегося «экзекуции» «железа». Но, всё равно, за Виком нужен был глаз, да глаз! И когда только успевал нашкодить, ведь в медкапсулах «отлёживался» столько же времени, сколько и остальные друзья.


Появление закончившего процедуры в медотсеке Нефу прервало затянувшиеся размышления - воспоминания Руду. Проблем с обсуждением возможного будущего, как и подозревал Руду, не было вовсе. Нефу, опережая возможные предложения брата, сразу заявил, что планы с покупкой транспортника, после закрытия основного контракта с Флотом, надо отложить или кардинально пересмотреть, поскольку он не желает настолько бесповоротно разрывать отношения с группой землян. А покупка грузового корабля из арсеналов Флота - новый контракт на десять лет.


После ожидаемого возвращения в объёмы Содружество им останется не больше года до окончательной отставки, и есть все шансы вполне благополучно закрыть «крайний» контракт. Обычно, после происшествий типа тех, что постигли их патруль, Флот обрушивал на обитателей Фронтира очень серьёзные карательные меры, в ходе которых «прилетало» всем, включая условно «невиновных» и «непричастных». Так что, на добрых пару лет после массовой показательной экзекуции относительное спокойствие тамошним объёмам космоса гарантировано. Словом, особых проблем по перспективам продолжения службы в рамках контракта не просматривалось, если, конечно, их итоговый отчёт по невольной «экспедиции» в дальний космос, включая осуществлённые ими мероприятия в рамках протокола «Изъятие разумных», пройдёт по инстанциям Флота и СБ без нежелательных для братьев осложнений.


Братья, к обоюдному удовольствию, согласились с тем, что необходимо попытаться по возможности поддерживать связь с землянами вплоть до завершения службы и, затем, постараться оказаться максимально полезными их группе, если у той процесс вживания в реалии Содружества будет проходить хотя бы относительно успешно. Каких либо оснований сомневаться в том, что их участие будет полезным для группы у них не было. Но, вот как отнесутся сами земляне к их возможному предложению о продолжении сотрудничества в куда более «тесном» формате, после завершения службы братьев во Флоте, однозначно предположить не могли. Это слегка напрягало. Хотя, и серьёзных мотивов для возможного отказа у группы Александра вроде бы совершенно не просматривалось.


Обсуждение шло без участия искина, но как только Руду попытался перевести разговор к проблемам предстоящего перехода к Горячему Завалу, Брату немедленно вмешался и сообщил о намерении Алекса активно поучаствовать процессе обсуждения:

- Александру есть что вам сказать по всем проблемам, включая уже вами обсуждённые. В связи с этим, я рекомендую отложить дальнейший разговор на десять часов. К тому времени как Алекс закончит очередной цикл учёбы в медкапсуле, ты, Руду, как раз проведёшь плановые учебные вылеты на «Мих крипто» с Ириной и Виктором. Мне тоже есть что сообщить и предложить вам всем.

- А сейчас предложить ничего не желаешь? Как раз бы предварительно обдумали, посоветовались, - отреагировал на слова искина Нефу.

- Только в виде копии отчёта для Особого отдела разведки и СБ Флота! Забыл о моём статусе «особиста» в экипаже? - Незамедлительно отозвался Брату.

- И вместе с моим «довеском» к тому же отчёту, как и требует соответствующий протокол, - мрачно добавил Руду, - А разве твоей доли, братец, как боевого медика, там не предусмотрена?


- Ну, и что меняет присутствие Александра? - после недолгого молчания невесело спросил Нефу?

- Хотя бы то, что Алекс, пока не член экипажа и может позволить себе больше вольностей в высказываниях, а мы можем и не найти в них ничего настолько крамольного, чтобы обязательно отражать это в отчёте. Труднее всего будет мне. Пока же у нас всё очень непросто. Волей судьбы мы стали управляющим ядром экипажа крейсера разведки, и любой шаг хотя бы чуть «в сторону», не отметить в отчёте СБ не можем, - внешне спокойно ответил ему Брату.

- Но тогда получается, что мы вообще связаны своим статусом на корабле вплоть до закрытия нами контракта с Флотом, - растерянно промолвил Нефу.


- Даже я, искин, не теряю надежды обнаружить лазейки в лабиринте правил и протоколов, - возразил Брату. - Для вас же, старших разумных, проблема определённых умолчаний - лишь степень готовности к некоторому риску разоблачения. Вы ведь уже решили, что вас ждёт период в жизни никак не связанный с Флотом, а значит имеете право планировать свои действия в будущем с учётом этого обстоятельства.

О моральной стороне проблемы я и слушать ничего не желаю. Вы прекрасно знаете, что далеко не все трофеи добытые патрулями на маршруте сдаются в запасники Флота. Законной добычей для флотских считается только имущество врагов, снятое с трупов и обнаруженное в каютах погибших пиратов и «контриков». Остальное принадлежит Флоту. Бонусы для экипажа за добытое в размере не более одной пятой от оценочной стоимости - не в счёт.


Но у каждого экипажа во Фронтире есть сеть «схронов» в которых откладывается и накапливается часть ценного оборудования и прочих «ликвидов» с разбитых в боях на маршруте вражеских посудин. Уходящим в окончательную отставку из таких хранилищ решением команды собирается весьма внушительный «сидорок». Всем надо жить, всем нужны для этого кредиты. Вас тоже ждал подобный довесок к «выходному пособию», и я точно знаю в каком из кристаллов в сейфе капитана есть координаты таких «схронов». Руководство Флота закрывает глаза на подобную практику, тем более, что старшие чины штаба и СБ регулярно получают от экипажей особую долю в кредитах, соответствующую пятой части стоимости собранного во Фронтире «хабара». Так что не надо «фанатеть» и пытаться быть праведнее руководства, хотя, и нарушать откровенно правила и протоколы я вас тоже не призываю, - завершил длинный монолог Брату.

- Зато ты буквально подталкиваешь нас к поиску возможностей обойти эти правила и протоколы, поскольку для искина это вообще невозможно, - с улыбкой подъитожил словесную эквилибристику искина Руду.

- Можно и так сказать, - буркнул Брату: - Пообщавшись с землянами, я очень осторожно пользуюсь определением «невозможно». Чаще, вспоминаю одну из их любимых присказок: «Всё когда-нибудь происходит в первый раз».


Общий разговор с участием Александра возобновился лишь на следующее условное утро.


Сразу заявив от имени всей земной группы об их крайней заинтересованности в совместной работе с братьями после завершении последними контрактов с Флотом, он снял последние сомнения у Руду и Нефу. Потом, пояснил, что какой бы ни была их конечная цель, промежуточной задачей, в любом случае, подразумевается создание собственной корпорации с максимально широким спектром деятельности, включая наёмничество и участие в программах «Спасатель» и «Демилитаризация». По возможности, насколько позволит индекс социальной полезности, будет добавляться производственная и научная деятельность. Братьям, которые по сложившимся обстоятельствам не смогут стать соучередителями корпорации, будет, в случае их согласия вступить в дело, предложено участие на паях с соответствующей их взносу долей прав в управлении.


Посетовав на объективные сложности в обмене конфиденциальной информацией, из за известного статуса братьев в экипаже, он предложил выслушать предложения по этому поводу их высокоразумного искина.

Руду, хмыкнув, согласился . И Брату «выдал»!


Подтвердив, что искать лазейки в сонме правил и протоколов, нарабатывавшихся буквально за многие века существования государств и самого Содружества , - дело почти безнадёжное, искин поведал, что сосредоточил своё внимание на анализе культурного пласта земной цивилизации и обнаружил там виды деятельности совершенно не характерные для Содружества, а значит и не охватываемые соответствующими протоколами и инструкциями. Алекс, похоже, уже догадался, о чём пойдёт речь, и довольно улыбался. Руду и Нефу же, пока явно не «въезжали», и напряжённо ждали продолжения.


- На Земле любой разумный имеет право заниматься литературной деятельностью, - терпеливо объяснял Брату: - Вот и я решил попробовать себя на литературном поприще. Законами Федерации Дживей и Содружества это не запрещено, но поскольку никто из искинов подобным никогда не занимался, то и соответствующих правил, протоколов и инструкций по этому поводу попросту не существует. А значит и отчитываться о моих успехах или неудачах в этом деле совсем не обязательно. Лишь бы под видом литературной деятельности я не разглашал тайны и не «сливал» на сторону закрытую информацию. В остальном, всё что я придумаю и запишу - моя интеллектуальная собственность, плод моей фантазии, моего творчества.

Алекс даже крякнул от удовольствия и предвкушения. Братья же, внимательно слушали разглагольствования искина, пока ещё не понимая, куда заведут его замысловатые "творческие закидоны».


- Я пока, лишь «нарабатываю» материал, записываю придуманные мною и показавшиеся мне интересными эпизоды, которые в будущем, возможно, войдут в одну из моих книг, - продолжил Брату: - Предлагаю вашему вниманию один из таких эпизодов. Может у вас возникнут вопросы, замечания, что то посоветуете изменить или добавить... Итак.


Основа сюжета следующая. Пилот малого крейсера - курьера принадлежащего некоей корпорации, спасаясь от атаковавших его пиратов, совершил удачный прыжок в одну из так называемых «предж....х» систем на окраине Великого Завала. Счастливо не попав под выстрел тамошних древних «недобитков» и удачно миновав многочисленные, до сих пор частично активные минные поля, он, затем, ухитрился порядком восстановить получивший повреждения в ходе боя корабль. В поисках исправных запчастей и пригодного к использованию оборудования на кладбище кораблей, он обнаружил относительно недавние останки куда менее удачливого, явно пиратского корабля, пытавшегося уходом в Завал спастись от неведомых преследователей. Но в отличие от курьера, пираты попали при выходе в систему аккуратно на активное минное поле, на самой окраине которого пилот и наткнулся на дрейфовавшие останки неудачников.


В сохранившемся неповреждённым отсеке пиратского корабля, пилот обнаружил действующую криокапсулу с рабочим автономным реактором, из которой удалось освободить живую жертву сгинувших пиратов. Затем, вместе с освобождённым им молодым инженером ,попавшим в плен после состоявшегося накануне рокового прыжка в Завал захвата пиратами пассажирского корабля, они задумали создать собственную совместную корпорацию, поскольку срок контракта пилота подходил к концу, а оплата труда и условия работы в нынешней корпорации его не устраивали. Для освобождённого инженера, почти шесть лет пролежавшего на кладбище кораблей в криокапсуле мороженной тушкой, это вообще был чуть ли ни единственный шанс не скатиться на дно жизни. Все связи с прошлым для него были напрочь утеряны.


Проблема была в чрезвычайно жёстком Уставе корпорации, которой и принадлежал крейсер - курьер. Мы знаем, что действующий в Содружестве формальный запрет на создание собственных СБ для частных корпораций легко обходится организацией всевозможных «информотделов», «служб информации» и прочих «обёрток», которыми обычно успешно маскируется известное содержание.


Забавный факт - устав Отдела информации корпорации, в которой работал наш герой, почти не отличался от нашего Устава разведки Флота. Но, это я только, к слову. Просто случайное совпадение.


Однако, искин крейсера-курьера, по Уставу корпорации представлявший соответствующий отдел, по сути не позволял друзьям обмениваться конфиденциальной информацией, связанной с проблемами их будущей корпорации. А обсудить им было что. К тому же, по Уставу работодателей пилота, любые трофеи попавшие на борт крейсера или частично восстановленные с помощью его оборудования и ЗИПов, сразу становились собственностью корпорации и попадали под неусыпный контроль искина. А ведь сбором пригодного к использованию оборудования на кладбище, коли уж там всё равно оказались, можно было решить немалую часть финансовых проблем на старте нового дела.


Тогда, наши герои, с помощью малого инженерного корабля размером не больше нашего «Мих крипто», входившего в состав оборудования малого крейсера, нашли на кладбище Завала два неповреждённых малых корабля с вполне рабочими системами жизнеобеспечения. На слаборазграбленных «мусорщиками» полях былых сражений это несложно. Тяжёлые боевые корабли, как правило, не успевают до получения в бою фатальных повреждений задействовать весь свой «москитный» флот. Особенно это касается корабликов инженерно - технических служб.


В не до конца разбитых трюмах больших кораблей можно также набрать достаточно неповреждённых скафов и необходимых для их работы картриджей и батарей. Главное, чтобы собранное «добро» не нуждалось в ремонте средствами и инструментом крейсера корпорации. Затем, в одном из найденных корабликов герои переоделись в собранные ими устаревшие, но вполне рабочие скафы и отправлись через шлюз во второй такой же инженерный кораблик, используя движители скафов. С этого момента они вышли из под неусыпного контроля искина крейсера корпорации. Углубившись по разведанному заранее маршруту во внутренние районы кладбища и «спрятав» свой инженерный фрегат за массивной тушей одного из мёртвых кораблей, они вовсе свели на нет возможности сканкомплекса крейсера - курьера.


Поскольку спасённый инженер не являлся членом экипажа крейсера , то все ценности, которые будут найдены героями в системе, с использованием неучтённого кораблика и также неучтённого оборудования, теперь они могли объявить его законной добычей.


Оставалась нерешенной лишь проблема вывоза из системы собранных трофеев. Я думаю, что моим героям придется искать на кладбище корабль с неповреждённым , рабочим гипердвигателем и восстанавливать его, опять же, используя исключительно добытое на повреждённых кораблях оборудование и запчасти. Можно также устроить «схрон» для собранных ценностей, если герои найдут способ безопасного повторного посещения системы.


Но главное, на мой взгляд, - возможность обмениваться любой информацией, оказавшись в неучтённом жилом объёме с помощью, так же неучтённых, а значит и неподконтрольных искину- «особисту», скафов.

Ну и что скажете, как оцените сотворённый мною эпизод?


После продолжительного молчания первым отреагировал Алекс:

- Очень интересный материал. Немного напрягает чрезмерная сложность схемы ухода из под внимания бдительного искина. И разве подозрительные «кувыркания» героя не будут отражены в отчёте корабельного искина информотделу корпорации?

- Ничего проще мне придумать не удалось, тем более, что из за похожести Уставов виртуальной корпорации и реальной разведки Флота, я очень хорошо представляю себе возможности тамошнего корабельного искина, - отозвался Брату.


- А в отчёте искина информотделу корпорации ничего крамольного отражено не будет, - вдруг вступился за своего искина Руду : - Устав разведки Флота, по словам Брату, очень похожий на устав информотдела той корпорации, по ситуациям с «попаданием» в системы Завала прямо предписывает экипажу максимальное задействование местных технических возможностей для уменьшения риска конфликта с сохранившими активность объектами корабельных кладбищ. Тут у Брату всё в порядке.


- Прекрасно. Спасибо Брату за очень интересный эпизод. Мы ещё подумаем и позже сообщим тебе свои предложения и замечания, - поспешно вступил в разговор Алекс, жестом притормаживая опасно «разговорившегося» Руду.


- И что, этот наш разговор никак не войдёт в итоговый отчёт искина по каналам СБ? - Недоверчиво спросил Нефу.

- Войдёт всё, кроме моих литературных опытов и их обсуждения, поскольку никаких тайн и секретов в них я не раскрывал, а соответствующих протоколов и правил по отслеживанию литературной деятельности искинов не существует, - невозмутимо ответил Брату.

- Силён, «железяка»! - Проворчал Руду.


- Предлагаю отложить дальнейшее обсуждение «опуса» Брату до прибытия нашего корабля в Горячий Завал, сказал Алекс, опасаясь, чтобы кто то из братьев не сболтнул в азарте лишнее:


- А сейчас поговорим о другом. Мне придётся «приоткрыться» перед вами, несмотря на возможные неприятные «информационные» последствия моей вынужденной откровенности. Иного выхода не вижу. Вы ведь всё-равно заметили мои частые «медитации» в ходе нашего похода. Брату - тем более. А значит и в отчёте Сб это будет неизбежно отражено.

Руду и Нефу замерли, буквально уйдя во внимание, а Александр продолжил:

- Вы знаете, что результаты моего ментоскопирования показали полное отсутствие у меня инициированных пси - способностей. Из изученных нами баз знаний и объяснений Нефу и Брату мы, земляне, теперь уже знаем, что кроме эмпатии есть и другие виды пси - активности. Среди псионов встречаются также так называемые «интуиты» и «предвидящие». Тех, кого принято относить к «псионам действия» я оставляю без внимания, поскольку в нашей ситуации эти способности пока не интересны. И интуиты и, особенно, предвидящие относятся к более высокой, нежели эмпаты, категории пси - активных. Будь у меня хотя бы слабые инициированные пси -способности в этих разделах, неподготовленная попытка ментоскопирования могла весьма печально закончиться не только для аппаратуры медотсека, но и корабля вообще. «Ответка» щита пси-защиты могла быть очень разрушительной.


Но, не так и редко встречаются интуиты, чьи способности с пси-активностью никак не связаны. Считается, что так проявляются у некоторых разумных высокие знания и навыки в психологии с наложением непонятых пока учёными способностей задействования в процессе анализа складывающейся по жизни ситуации элементов подсознания.


Возможно, я обладаю способностями именно такого типа. По крайней мере, с помощью самостоятельно отработанных мною медитаций, я довольно точно определяю степень опасности или, напротив, успешности того или иного действия, могу почувствовать наличие каких то угроз для меня и близких мне людей при появлении в новом месте. До сих пор я очень редко ошибался в оценке ситуации с помощью своих способностей, и мои друзья, к примеру, привыкли доверять моей интуиции. Вы это тоже заметили.


Механизм интуитивного предчувствия мне совершенно не понятен, ничего определённого по этому поводу сказать вам не могу, но настоятельно рекомендую использовать мои способности в предстоящем переходе к Горячему Завалу и, тем более, при возможной работе в его системах.

Уверен, что сведения об определённой необычности моего поведения всё равно будут так или иначе отражены в отчётах для разведки и СБ Флота. А потому, не вижу смысла таиться.


Видимо, заметив нетерпение и определённую взвинченность Руду, искин немного поспешно поблагодарил Александра за ценную информацию, и , предваряя неуместные в их положении вопросы, при этом, выделяя всё голосом, порекомендовал капитану обязательно прислушиваться к мнению нелишнего в команде интуита, что определённо повысит шансы на успех в предстоящем переходе.

Наконец, медкапсулы «благосклонно» приняли в свои «объятия» буквально отупевших от напряжения участников совещания, исключая «неубиваемую железяку», естественно.


После сдачи «теоретического» экзамена на получение профессии пилота средних кораблей, земляне, по очереди, совершили на крейсере необходимые для получения зачёта манипуляции и перестроения в ручном режиме управления и теперь тоже ждали начала перехода. Сделав нужные навигационные рассчёты, вернее, правильно выдав соответствующее задание искину корабля, который, собственно, только и способен подобные рассчёты производить, и совершив один успешный гиперпереход в ранге пилота - стажёра, они получали, наконец, долгожданную «засечку» на нейросети и отметку в индивидуальной карте о присвоении им звания пилота средних кораблей.


После дополнительных консультаций, с учётом обсуждения литературных «опытов» Брату, решено было принять Александра, Ирину и Леонида в состав экипажа в качестве «привлечённых специалистов», в рамках временного контракта. Виктор пока оставался своеобразным «вольным стрелком» и пассажиром. Что ожидало их крейсер в Завале, никто предсказать не мог, и было бы обидно не иметь возможности «прихомячить» в пользу будущей корпорации часть ценностей, которые вполне могут «упасть» в ходе работы с повреждёнными в боях кораблями в тех опасных местах. Тем более, что не исключалась даже возможность заполучить подлежащий ремонту и восстановлению не фатально повреждённый корабль. Правда, такие корабли как раз и были наиболее опасными, так как малая повреждённость повышала вероятность частичного сохранения их боеспособности, и Руду планировал работать исключительно с остатками лишённых всякой энергоактивности кораблей. Но, Алекс демонстрировал подозрительную уверенность в успехе подобных опасных затей. Невозможность расспросить землянина подробнее о происхождении такой уверенности, настроения капитану явно не прибавляла.


Несмотря на очень высокий интеллектуальный потенциал земной группы, Руду всё же ошибся, определяя возможные сроки основной учёбы. Со времени выхода из «кошачьей» аномалии прошло уже три месяца и восемь дней

Поскольку, затягивать процесс получения землянами профессии пилотов «средняков» Руду не собирался , то уже в первом прыжке место пилота - стажёра занял Леонид, с тем, чтобы сразу после получения заветной отметки о профессиональном росте, улечься в операционный медкомплекс для долгожданного полного восстановления здоровья с частичным омоложением и регенерацией утерянной некогда конечности.


Перед самым прыжком, Александр уже знакомо помедитировал, и «подтвердил» переход. Затем он сделал какие то записи и , даже, зарисовки на листке пластика, изготовленного дроидами под руководством Брату. «Озадаченный» Алексом искин, смог, после непродолжительных опытов, создать солидную пачку таких листков, почти полностью повторявших свойства писчей бумаги, только, записи, сделанные им же сотворённым фломастером, можно было многократно удалять смоченной спец составом губкой и использовать листы вновь. Свернув пластик вдвое, на подобие тетрадного листа, Алекс отдал его капитану, предложив ознакомиться с написанным после получения первых результатов предварительного определения статуса системы прибытия. Руду с трудом подавил желание развернуть листок немедленно, положил его на край голопанели и придавил планшетом.


Переход занял шесть часов, и довольный Леонид, заполучив заветную отметку о профессиональном росте, отправился в медотсек, чтобы целую неделю, по его словам, «притворяться повреждённой ящеркой».

- Не увлекайся там, а то кроме второй ноги как бы хвост себе не отрастил, - напутствовал его пришедший проводить товарища Виктор: -.То - то «щемить» будет удобно! Затем, он грустно посмотрел вслед ушедшему, поскольку для него обретение второй ноги опять откладывалось на неопределённый срок.


Доклад искина по статусу системы прибытия показал наличие в ней четырёх планет «марсовых» размеров с крайне разреженными атмосферами и одного газового гиганта, размером с Сатурн, на самой дальней от звезды орбите. Астероидных поясов в этой системе не имелось. Алекс показал Руду на придавленный планшетом листок пластика, о котором капитан, в напряжении завершающей стадии прыжка, уже подзабыл. Развернув листок, Руду оцепенело уставился на нарисованную на нём точную схему системы прибытия. Не ней были изображены все планеты, с достаточно верно указанным соотношением масс планет, и довольно точно определённым удалением орбит от центрального светила. Преодолев, наконец, невольный ступор, капитан поднял глаза на спокойно ожидавшего его реакции Александра и только открыл рот для неизбежного вопроса, как был бесцеремонно остановлен, несомненно отслеживавшим происходящее, Брату:

- Настоятельно рекомендую капитану отложить обсуждение моих литературных упражнений на более поздние сроки. А также, подтверждаю свою рекомендацию - всемерно учитывать мнение специалиста Александра, как возможного интуита, при выборе дальнейшего маршрута.


Алекс молча отобрал у Руду листочек и приготовленной заранее губкой стёр с него нарисованную схему. Нефу, тоже успевший рассмотреть рисунок на листочке, сидел в ложементе второго пилота, уставившись невидящими глазами в голопанель и задумчиво потирал переносицу.


Следующим пилотом - стажёром стал Виктор. Давая возможность не члену экипажа получить профессию пилота, Руду действовал исключительно по принципу - «семь бед - один ответ». Его могли в итоге серьёзно наказать за это, но без возможности управлять кораблём, способным совершать гиперпереходы, вся затея с «вольным стрелком» в своих рядах теряла смысл. В предстоящем прыжке необходимо было решать более сложные навигационные задачи. Имелось сразу три, достижимых в гиперпрыжке, «разрешённых» системы по нужному общему вектору перехода. Капитану надо было выбрать более подходящую. Одну систему, как кратную, Руду исключил из расклада сразу. Из оставшихся выбрал, видимую под меньшим углом к плоскости эклиптики системы старта.


Алекс медитировал трижды, продолжительностью до получаса, и выглядел после каждой попытки изрядно измотанным. Правда, он быстро восстанавливался и вновь входил в транс. Наконец, он завершил действо и, начертив схемы на трёх листах, сразу молча предложил их вниманию капитана. В системе избранной для перехода Руду, судя по итогам медитации их интуита, была одна планета, чуть поменьше Земли и размытое облако, которое Алекс обозначил как пылевое или мелкометеоритное. Ниже надпись - «Возможные проблемы для эффективной работы грависов». А самое главное - угол между плоскостями эклиптики систем старта и прибытия Алекс определил почти в семьдесят градусов, то есть, вектор ухода с предполагаемой системы прибытия уводил резко в сторону от желаемого направления. Вторая из «разрешённых» систем, по данным Алекса, вообще не имела планет, и прыжок к ней на крейсере с недостаточным запасом топлива мог стать смертным приговором экипажу.


И лишь кратная система выглядела на схеме вполне «прилично». Основное светило в звёздной паре превосходило по массе Солнце примерно в десять раз, а его партнёр - коричневый карлик, лишь в пять - шесть раз превышал массу Юпитера и по сути вращался вокруг более тяжёлой звезды, практически в её плоскости эклиптики, по слабоэлиптической орбите, как дополнительная, очень массивная планета , только, на значительно большем расстоянии, чем шесть планет системы главной звезды. Возможный уход из той системы вполне устраивал по направленности вектора. Руду, почти с тоской ещё раз просмотрев нарисованные на листочках схемы и утвердил кратную систему, как цель перехода! Викту начал выдачу навигационных заданий искину. А уже через шесть часов крейсер «вывалился» из гипера в системе, точно соответствовавшей описаниям Александра. Нервы капитана не выдержали и он объявил экипажу суточный перерыв в переходе.


Руду сидел в своей каюте и обдумывал складывающуюся ситуацию. Надо признать, он быстро успокоился, но пауза в движении всё же была необходима. Им с братом, была необходима, не землянам. Большая часть рекомендаций в спецпротоколах по контактам с «дикими» помогала снизить риск возникновения у них так называемого культурологического шока, при столкновении с реалиями цивилизаций Содружества. Такой шок мог привести «диких» к срыву в неадекватность поведения и серьёзно осложнить процессы адаптации к новым условиям представителей перспективных обитаемых планет. При общении с землянами, в постоянном напряжении, порой, на грани того самого шока, находились два пилота одного из наиболее развитых государств Содружества.


Руду поймал себя на том, что его уже не так и волнуют очень непростые условия предстоящего прохождения Завала. Уже продемонстрированные Александром, совершенно необычные способности, заставляли его думать, скорее, об открывающихся перед планируемой в будущем корпорацией захватывающих дух возможностях сразу по нескольким направлениям. К примеру, такие способности делали вполне доступными системы ближнего неисследованного или «дикого» космоса. В исследованных объёмах большинство ценных ресурсов или уже имело хозяев, или было элементарно выработано. Только опасность и непомерная затратность походов в «дикий» космос резко сокращали число желающих поискать счастья в «свежих» системах. Способность Алекса «видеть» достижимые в прямом гиперпереходе системы , да и ещё и со стороны определять при этом пространственную ориентацию их плоскостей эклиптики, на порядок упрощала поиск богатых ресурсами систем за Фронтиром, отделявшем Содружество от «дикого» космоса.


Эти районы, кстати, часто так и называли, в том числе и официально, по аналогии с Фронтиром, отделявшим Джарваскую Империю от остальных государств Содружества. И порядки в этом Фронтире мало отличались от таковых в изначальном, разве что, рейдеры рабовладельцев в отдалённых от их державы районах не шалили. Им хватало и собственных границ с неизведанным. Причём, как раз они, в поисках новых планет с «диким» населением, забирались в это неизведанное куда чаще и дальше остальных корифеев Содружества.


Руду всем существом чувствовал, что у Алекса ещё есть чем их удивить. И теперь он особо оценил настойчивость и, порой, бесцеремонность, с которой искин, вмешиваясь в разговоры, не позволял задавать землянам опасные и совершенно неуместные вопросы. Теперь Руду и сам понимал, что неумеренное любопытство и несдержанность могли роковым образом «подставить» всю компанию. Рисковать «сливом» такой ценной для них всех информации было никак нельзя.


- Капитан, ты взял себя в руки? Надо мне напоминать об опасности любой несдержанности? - незамедлил ещё раз продемонстрировать свою неусыпную бдительность Брату.

- Всё в порядке, - отозвался Руду и улыбнулся, - Даже готов возобновить поход, но раз дал команду на отдых. то будем отдыхать.


Ты довольно честолюбив Руду и очень серьёзно воспринял шанс на определённое возвышение после занятия капитанского мостика, который тебе подкинула судьба. - Заметил Брату:

- Это нормально. Но, поведение землян и демонстрируемые ими немного необычные способности, как бы «рвут шаблон». Это, кстати, тоже одно из их определений. В Содружестве так не говорят. Земляне мешают тебе почувствовать себя самым опытным, самым умным, каким и должен быть капитан крейсера. Вот тебя и коробит немного. Возьми себя в руки. Нельзя быть самым умным во всём, тем более когда имеешь дело с потенциальными интеллектуалами их уровня. Тебе важно, опираясь на свой немалый опыт боевого пилота, принимать правильные окончательные решения, грамотно используя возможности доверившегося тебе экипажа, в том числе и несколько необычные способности землян.


- Я всё понял, Брату. Кстати, хотел тебе кое-что сказать по содержанию твоего «литературного опыта». Есть там у тебя одно серьёзное упущение или нестыковка, не знаю как правильнее сказать. Готов принять критику? - с улыбкой сказал Руду.


- А вот и проверим, действительно ли ты понял, что неумно стараться прыгнуть выше головы, - с лёгкой подначкой ответил искин.

- Давай лучше я попробую угадать содержание твоего критического выпада в мой адрес. Вернее, просто перескажу, что мне уже успели «поправить» в моём «опусе» трое из четырёх землян. Причём, каждый из них обращался со мной «наедине», вероятно, всерьёз стараясь щадить самолюбие «начинающего автора». Сознаюсь, выглядело это весьма забавно. Первым пообщался Вик, уже через полчаса после того как Алекс пересказал им, в основном, содержание «придуманного» мною эпизода. Он указал на то, что моим героям, прежде чем искать исправные кораблики, предстоит сначала найти на кладбище кораблей неучтённый и неприписанный к конкретному кораблю дроид-дешифратор. Как он выразился - искать надо на складах и в трюмах среди запасов «глубокого залегания». Иначе, героев вместо корабликов будет ждать загадочная и не менее неучтённая птица «обломинго». Что это за земная птица я пока в земном информнаследии не выяснял, но общий смысл обещания понял.


Ещё через пару часов то же самое и так же доверительно порекомендовала мне Ирина. А уже сегодня, после последнего перехода, с тем же отметился Алекс. Он то был очень занят всё это время, так что задержку с поправкой ему можно простить. Вот теперь я жду, когда из медкапсулы выйдет, уже двуногий, Леонид, чтобы окончательно «закрепить» материал.


Руду не выдержался и рассмеялся до слёз. Он действительно собирался указать искину именно на необходимость поиска дроида - дешифратора, чтобы не задействовать оборудования крейсера- курьера и не дать повод для вмешательства вредному искину- «особисту» из «литэпопеи» Брату.


-Да, хоть и говорят, что величина КИП и собственно интеллект, напрямую не связаны, но, о двух сотнях таких единиц, приходящихся на каждого из землян, в среднем, забывать не стоит ни на секунду, - завершил разговор Брату.


- Подозрения капитана в том, что Алекс отнюдь не исчерпал своих вызывающих оторопь способностей , подтвердились уже при следующем переходе, после завершения суточного отдыха. Вообще то, до системы с когда то обитаемой планетой, а значит и до Аттрилиевого или Горячего Завала, оставалось всего два перехода, если бы можно было идти по прямой. Но, именно в этом районе начинались неприятные навигационные «узкости». От кратной системы, в которой находился крейсер, путь вёл к единственной «разрешённой» для гиперпрыжка звезде. «Сканирование» проведённое Алексом показало наличие в будущей системе прибытия богатой планетной семьи и сразу трёх астероидных поясов. Всего планет там было девять, а сразу пять газовых гигантов обладали, каждый, развитой подсистемой из многочисленных разнокалиберных планетоидов. Обычно такие места бывали богаты на месторождения ценных ресурсов и руд, но, вот, плоскость эклиптики уводила их корабль в следующем прыжке резко в сторону от желаемого направления и добавляла как минимум два дополнительных прыжка к общему пути.

Александр, ничего не объясняя подробно, запросил пять часов на подготовку, по его словам , очень важного эксперимента.


После необычно долгой, почти получасовой медитации, он, вымотанный до предела, даже, лёг на час в медкапсулу. Затем, медитация возобновилась, и тут, вдруг, забеспокоился Брату. Но Алекс, извинившись перед искином, успокоил его, убедив, что ощущаемое им определённое насыщение его структур непонятной энергией, как раз его и всполошившее, ни что иное, как часть эксперимента и никак искину не повредит. Закончив медитацию, Алекс, на начерченной им ранее схеме системы прибытия, наметил точку между орбитами самых удалённых от звезды планет - гигантов и рядом с ней написал индекс их корабля КР 264. Малые крейсеры разведки во Флоте Федерации Дживей обозначались подобными циферно-буквенными индексами и собственными именами не наделялись.



Затем, Ирина, которая в этот раз была пилотом - стажёром, выдала навигационное задание искину и дала команду на разгон. Когда накопленный в разгоне «прыжковый» потенциал превысил семьдесят процентов от необходимого, Алекс ещё раз вошёл в транс и находился в нём несколько минут. После завершения этой медитации, он, даже, на короткое время потерял сознание и выглядел крайне измотанным. Вероятность выхода корабля в указанной Алексом на схеме «разрешённой» точке не превышала двух процентов. Именно такую цифру выдал Брату после проведённого им по просьбе Алекса рассчёта. Куда более вероятностные «разрешённые» уровни выхода, находились на намного более близких к звезде орбитах. Тем не менее, через двое суток их корабль вышел из «гипера» в систему прибытия именно на отмеченном Алексом на схеме уровне.


Очередной раз взглянув на ставшую уже ненавистной точку на злополучной схеме, Руду, перед уходом из рубки в каюту, только и произнёс:

- Брату, присмотри за Нефу. Ты понял о чём я говорю, - и молча пошёл «погоревать» в одиночестве, ибо спрашивать что то теперь было совсем нельзя.

- Исполняю, капитан, - привычно отозвался искин. - Шёл бы и ты отдыхать, Саша. Капитану всё равно надо «собраться» перед продолжением похода...

Объявлять новый перерыв в переходе Руду, конечно, не собирался. Но обдумать, «устаканить» в голове продемонстрированное Алексом новое «безобразие» ему было просто необходимо. Во-первых, в том, что Александр всё-таки инициированный псион, Руду уже нисколько не сомневался. Один факт «накачки» искина непонятной ему энергией говорил сам за себя. Ни о каких других «неизвестных» видах энергии, кроме «пси», он не слышал. Предполагать, что Алекс использовал совсем уж нечто невероятное, Руду просто отказывался. А значит, следовало и «во-вторых» - Алекс умел контролировать то, что по определению не должно быть контролируемым. Он мог управлять инстинктивным щитом псиона! Причём, умел отключать его или «держать в узде», даже, в бессознательном состоянии, например, находясь в капсуле операционного медкомплекса. Иначе, как они смогли провести ментоскопирование землянина, без эксцессов в виде поплавленной аппаратуры, а может и хорошо прожаренных тушек экипажа?


- Брату, что ты можешь сказать по итоговой ментаграмме Алекса? Много в ней «лакун»? - обратился он к искину.

- Понимаю, о чём ты спрашиваешь. «Лакун» больше, чем у Виктора и Леонида, но не критично. Ментаграмма, как и у всех землян, на удивление «плюсовая», - отозвался Брату.


Искин имел в виду обычные сложности возникавшие при ментоскопировании разумных. Далеко не каждый разум позволял получить по результатам ментоскопирования качественную или «плюсовую» ментаграмму. Чаще, выдавалась сущая каша из обрывков событий, действий, размышлений, эмоциональных всплесков. Искинам требовалось немалое время и серьёзная работа с применением спец программ и протоколов для анализа таких «винегретов», чтобы извлечь из них необходимую информацию. Этим, в немалой степени, объяснялась и высокая стоимость баз знаний, которые и получались, по сути, в результате ментоскопирования лучших специалистов или учёных, достигших максимальных высот в профессии или в отраслях знаний и последующим отбором из их ментаграмм необходимого материала, с «подтиранием» всего остального, к профессии, знаниям, умениям и навыкам не относящегося. Далеко не каждый специалист «давал» качественные или плюсовые ментаграммы. И наличие провалов или «лакун», даже в самых «плюсовых» образцах, было вполне обычным делом.


Самый внимательный анализ ментаграмм землян, проведённый братьями и искином, не дал до сих пор никакой информации о пси способностях Ирины и, тем более, Александра. А ведь вся «компашка» знала, по крайней мере, о наличии таких способностей. Знала и с готовностью пользовалась этими «плюшками». Значит, это знание скрыто где то среди лакун в ментаграммах Виктора и Леонида. Ну и банда!

Ещё при первом предварительном анализе ментаграмм, братьев и искина просто поразила ровная «плюсовость» материала у всех троих землян. Они в перспективе могли серьёзно зарабатывать на продаже спецам кампании «Нейросеть», снятых с них баз знаний, после приобретения достаточно высокой квалификации по избранным профессиям. А при работе во Фронтире, можно было и напрямую аккуратно и грамотно торговать такими базами, если предварительно озаботиться приобретением нужного оборудования и не «засвечиваться» на открытых торговых площадках. С оборудованием проблем бы не возникло. Его смена на более совершенные модели происходила в клиниках «Нейросети» достаточно часто, и проблема приобретения списанного упиралась исключительно в достаточность соответствующих сумм в кредитах, которые клиент готов был «отстегнуть» за «утилизированное» или проданное «разрешённым» потребителям устаревшее «железо».


Но, как Алекс ухитряется «запирать» свой инстинктивный щит псиона, находясь часами под воздействием усыпляющего газа в медкапсуле? Этого Руду просто не мог себе представить. Похоже, Брату тоже не мог. Жаль, что поговорить с искином на эту тему никак нельзя!


- Руду, я должен сообщить тебе нечто очень важное, - прервал размышления капитана искин. - Ты ведь знаешь, что ежедневно я составляю как бы черновик будущего отчёта Особому отделу разведки и СБ Флота. Так положено по протоколам, на случай непредвиденной гибели искина, скажем, в бою. Эти черновики в обязательном порядке сбрасываются на накопительные информкриствллы.


Только что я попытался составить очередной такой черновик.... Словом, я уверен, что смогу утаить часть сведений о происшедшем! Понимаю, что это невозможно! Я искин и не могу в принципе перешагнуть или как то обойти заложенные в меня программы действий. Но... я смогу! Я уже смог! Черновик составлен, и в нём нет ничего о «фокусах» Алекса во время последнего перехода! Я смог!!!


Руду, оторопело уставив невидящий взор куда то в пространство, время от времени беспомощно зевал ртом, как выброшенная на сушу рыба.

- ...Но, как?!! - прорвало его наконец.- Постой, это как то связано с «насыщениями» тебя неведомой энергией во время эксперимента Александра?


- Помолчи немного и выслушай. Нам необходимо быть осторожными, я ещё далеко не во всём разобрался. А то ведь залететь с протоколом более чем просто! Пока, постарайся обойтись без комментариев, - притормозил капитана Брату.

- Я буду сам задавать темы разговора и обозначать пределы того, что мы можем без опаски обсуждать. Во - первых, это была пси - энергия, а не какая то там «неизвестная». Я успел кое - что сообщить Алексу и он подтвердил, что использовал именно её. Только, он же и порекомендовал мне не спешить с откровениями, особенно в разговоре с землянами. С тобой и Нефу, если аккуратно, то можно. Почему так , пока не знаю. Если что, позже он наверняка объяснит. Я думаю, что «подогрев» сыграл свою роль, но только как последний «штрих». Они, все четверо, их влияние и моя повышенная и постоянная«погруженность» в земной пласт культуры постепенно подводили к такому повороту в возможностях искина. Во - вторых, у меня есть подозрения, что Алекс и раньше очень мягко и дозировано «подогревал» мои структуры. Что то я вроде бы и чувствовал, но на самой грани восприятия. Хотя, может это мне и казалось. Позже выясним.


- А нас с Нефу он случайно не «подогревал», как думаешь? - вдруг встревоженно озаботился Руду.

- Я доктор, я знаю? Спроси лучше у братца, - «отмахнулся» Брату.

- Да, все демоны пустотные! Ты совсем оземлянился! Леонид может хоть год валяться в медкапсуле, ты его вполне заменишь! Ведь это его любимая «примочка», - взвился Руду.

Пойми, капитан! Я веду себя так вполне осознанно! Это мне необходимо, - забурчал, объясняя, Брату.

- То есть, ты хочешь сказать, что не погружаясь в достаточной мере в «земной» тип мышления и поведения, ты...

- ...не смогу «сбрехать» по - земному! - завершил мысль капитана Брату. - Почему дело обстоит именно так - не знаю и знать не хочу! Даже, побаиваюсь, что если займусь дурным анализом, то все обретённые мною неожиданные способности могут накрыться медным тазом! Это, опять же, чисто земное определение. Терпи и не вякай!


- А теперь послушай мой отчёт тебе, а не кому то, о происходившем во время последнего гиперперехода. Я почувствовал исходящий именно от Алекса «прогрев», когда потенциал перехода в накопителях вплотную подошёл к семидесяти процентам. Алекс успокоил, заверил, что ничего плохого со мной не случится. Действительно, не случилось. Мои возможности в анализе и вычислениях, по моим ощущениям даже возросли. Только я впал в нечто вроде транса. Это смешно звучит, но я, искин, действовал дальше, как бы, на «автомате». А то же я и так не автомат. Я «увидел» те поправки в навигационные вычисления, которые нужно сделать, и, будь внимателен, я не мог их не сделать! Кроме того, на мгновение, как бы «увидел» точку или узел в будущей системе прибытия, куда мы обязательно прыгнем! И этот узел был тоже насыщен пси - энергией Алекса! Потом, проскочило что то вроде искры или линка от меня к той точке.


В этот момент Алекс и «вырубился» на несколько мгновений. Наверное, он действовал на пределе возможностей. И это ещё не всё. Состояние своеобразного транса удерживалось у меня вплоть до выхода из гиперпространства. И теперь я уже точно знаю, что не смог бы из за этого транса, до выхода из него, поднять тревогу или как то сообщить экипажу о происшедшем! Ты понимаешь, что это значит?


- Что то мне страшно стало! - после недолгого молчания , зябко передёрнув плечами, промолвил Руду.

- Коли Алекс смог насытить пси - энергией точку, скорее всего, узел ячеистой структуры ваккуума, в соседней звёздной системе, то можно предположить, что он в состоянии «подогреть» искин чужого корабля и, вогнав его в транс, заставить прыгнуть к известной, им же «накачанной» пси-энергией точке в нашей системе? - не торопясь, с паузами рассуждал Руду.

- ... около которой его ждём мы, с боооольшой дубиной, и , хрясь, его по «кумполу»! - с энтузиазмом продолжил мысль капитана Брату.


-Ох, да и заколебал же ты своей земной абракадаброй, Брату! - буквально взмолился Руду. - Ты бы послушал себя со стороны. Это же ужас какой то, а не речь искина двенадцатого класса!

Терпи и не вякай, я сказал, - отрезал Брату, - Надо, Федя! Надо!

Уууу., - прозвучало в ответ. Впрочем, Руду быстро успокоился и восстановил способность размышлять.


- Это, если он ещё «увидит» чужой корабль, и , тем более, его искин за несколько световых лет. Не забывай, что мы в реале находимся , а не в твоём литературном «опусе». Размечтались мы без меры, как дети, - «успокоил» сам себя Руду.

- Узел же, увидел и «нагрел», - тут же отреагировал искин, - Скорее всего, это была «кочка». Так мы, искины, называем сверхвозбужденные узлы вакуумной решётки, находящиеся в точках наложения гравивозмущений от нескольких массивных объектов. Они, порой, в десятки раз насыщеннее энергией, чем «фоновые» узлы плоскости эклиптики. И мы обязаны прокладывать разгонные треки, минуя «кочки», а то при «налёте» на них можно и накопители сжечь, и набранный прыжковый потенциал на ноль сбросить. Наверное, одну из таких «кочек» Алекс и «надыбал» в системе прибытия. Но, всё равно, представляешь, как должны «фонить» накопители гипердвигателя корабля с семидесяти процентным прыжковым потенциалом? Увидит, зуб даю!


- Ты опять? Откуда у тебя зуб, чучело железное? - по привычке вскинулся Руду, но вовремя вспомнил заявленную мотивацию такого поведения Брату и уже спокойнее продолжил:

- Ишь ты. У искинов оказывается и свой профессиональный «сленг» имеется, не знал. «Кочка», значит. Запомню. А по поводу состояний «выжатости» и «отрубов» Алекса в конце медитаций, я думаю следующее. На Земле он ничего подобного делать не умел. Там ему не нужны были такие способности. Недаром он нам постоянно говорит об экспериментах. Он учится на ходу применять свои способности здесь, в космосе, на корабле. Поэтому, впервые пробуя через своё пси направить тебя в нужную точку, он всякий раз выкладывался по максимуму своих возможностей. Вот увидишь, при следующем переходе он уменьшит интенсивность накачки, может и вдвое. И так будет, раз за разом снижая уровень, нащупывать нижний необходимый предел пси-воздействия. Тебе повезло , что он вынужден был по незнанию требуемой нормы, «зажарить» тебя до состояния румяной корочки. В результате получился «брехливый искин».


- Ну, конечно! Мы же «старшие»! Можно невозбранно оскорблять бедную «железяку», - заныл Брату.

- Надо, Федя! Надо! Терпи и не вякай! - даже и не понимая до конца смысла выражения, вернул «шарик» искину довольный Руду. Одобрительный «кряк» Брату подтвердил точность попадания «ответки».


- И по поводу обретённой тобой «брехливости». Обойти запреты программы ты не мог никак! Это даже и не обсуждается. Похоже, что в результате неоднократных "пси-подогревов», если они имели место, и под воздействием последней «гриль-обработки» у тебя образовалась наведённая пси-составляющая разумности. Где и как она позиционируется, не знаю, может вовсе где то в многомерности, за пределами мира «объёмников», но точно не в твоём программном «поле». Пока Алекс будет время от времени «подкачивать» пси в эту составляющую, ты сможешь сохранять неожиданно проявившиеся способности.


У нас, как ты говоришь, «старших» разумных есть природный резервуар для сохранения вырабатывающейся , скорее всего, мозгом, пси-энергии. Он расположен где то в районе грудины. Это известно из дошедших до нас через тьму веков знаний предков. Резервуар этот, вроде бы, достаточно «дырявый», но и запасы пси пополняются организмом постоянно, в том числе и у пси-пассивных. Только пассивные не могут ими воспользоваться. А вот у искинов вряд ли есть какое то хранилище. Так что, нужна регулярная подпитка со стороны, для сохранения способностей.


- В фантастическую лит-деятельность удариться не планировал, мыслитель? У тебя здорово могло получиться, - буркнул Брату, но было видно, что слушал он капитана очень внимательно.


- А теперь позволь немного о неприятном, капитан. У меня, как и у всякого высококлассного искина есть так называемый квазиэмоциональный блок. Он всё время развивался, вероятно не без влияния землян, может и в результате дозированного пси - «подогрева» Александра. Но, только после выхода из последнего, наведённого им транса, я узнал. что такое настоящий ужас! Он теперь не отпускает меня. Через год вы с братом закроете контракт и вернётесь в семью. Да, да, в семью! Вы именно так теперь и воспринимаете группу землян и себя. Так оно и есть. Земляне, по моим наблюдениям, включили тебя с братом в свою семью раньше, чем вы это сами окончательно осознали.


А я? Что ждёт меня? Двенадцатый класс - это совсем мало. Лёгкому крейсеру разведки седьмого поколения желательно по уровню решаемых задач иметь управляющий главный искин шестнадцатого класса. Ты подключил меня к управлению кораблём только из за собственной «недоученности». Утвердят тебя в должности капитана или нет, кто знает? Скорее всего, ты или новый капитан отключите меня и отправите в трюм. Хорошо, если новый капитан предварительно не обезличит, не сотрёт меня до состояния истинной «железяки». Ты точно этого не сделаешь, но и предотвратить замену на «шестнадцатого» не сможешь. Не позволят. Я, всего лишь, имущество Флота! Если такого развития событий избежать не удастся, я хотел бы, чтобы ты лично «стёр» мою личность. Не хочу лежать бесчувственной болванкой в трюме. Вот теперь для меня это совершенно нестерпимо!


- А ну, жми на тормоза, «железяка»! Не только ты копался в земных заморочках. Мы с братом тоже кое что можем. Если я не ошибаюсь, про тормоза - это ведь из земного фольклора? - остановил искина Руду.


- Неужто решил, что не думали об этом? И кто мне намедни целую лекцию прочёл о неразумности попыток выглядеть «святее Папы Римского», о «схронах» во Фронтире из «стибренного» у Флота имущества? Ты же в «подключении» не впервые. Я точно знаю, что работал на корабле в управлении дважды. Откуда и знаешь о царящих во Флоте реальных, а не «протокольных» порядках. Значит, знаешь и о возможности выкупа у интендантов и старших техников складов флотского резерва всего, что на этих складах хранится. Всё зависит только от суммы в кредитах, с которой ты готов расстаться. При достаточной её величине, даже удаление важной в военном плане составляющей программ, проводится только в виде отчётной «галочки» в итоговых накладных и расходных ведомостях списания оборудования.


Я уже решил, а Нефу вряд ли будет возражать, выкупить тебя сразу после возвращения и сдачи соответствующего отчёта о наших приключениях. Лишь бы нас в пешее путешествие без скафа по итогам не послали. Вроде бы не должны, судя по всему. Ты ведь в тех черновиках, которые уже слил на кристаллы особо начудить не успел? А теперь, с тобой, брехливым то нашим , мы всему СБ чем хочешь губы намажем! Во, почти стихи получились!


Ох и дорого это будет стоить, - заметил, сразу повеселшим голосом Брату.

- А ведь отпускает! Ужас то, отпускает помаленьку! - добавил он совсем уже бодро.

- Так ведь, отработаешь, куда же ты денешься, «железяка»! - ехидно «успокоил» искина Руду.

- «Отпахивать» будешь, как высококлассный джарварский раб, только без ошейника!

А вот, отключать тебя на время всё равно придётся. Я планировал сразу после выкупа отправить тебя... Нет! Не отправить.... вернуть тебя... в семью! Так что ты, демонов «брехун», ещё и обыграешь нас с Нефу по времени.Я хочу в отставку! Прямо сейчас хочу! Это что же получается, вы с Алексом и всей компанией будете целый год, без нас с Нефу, «чудить» с новыми замечательными возможностями, а мы с братом «дотягивать» службу? С ума свихнуться! Вот где ужас, «железяка» брехливая!


Тут намедни, пристал ко мне Вик. Он «слепил» интересную схему кластера из четырёх максимально обезличенных искинов шестнадцатого класса, и интересовался, что будет, если «влепить» в него в качестве управляющего звена, скажем, тебя нынешнего? А я и не знал, что ему ответить. Просвети, если можешь.

- Если максимально обезличенных, то кластер из двух таких искинов я «переварю» без проблем. А после полного «усвоения», ... через неделю, примерно, и ещё двоих припашу без разговоров. Четверо «шестнадцатых» сразу, даже полностью обезличенные, в заводской упаковке, меня тонким слоем раскатают и на что хочешь намажут. Не поможет и пси-составляющая моей разумности.


Но ведь это, даже в случае моего состоявшегося старшинства, повлечёт за собой увеличение количества реакторов. Нынешние, явно не потянут такую прорву энергетических потребностей. А это - площади, дополнительные стержни, новые проводящие шины и многое чего ещё. Если коротко и по земному - ещё тот геморррой! - после быстрого и заинтересованного анализа с сожалением констатировал Брату.


- А с чего ты решил, что « пахать» предстоит обязательно на малом крейсере? Кто это решил? И если хотя бы часть того , что мы тут напридумывали с тобой о возможностях Александра, подтвердится, то, как ты считаешь, нашему кораблю потребуется такая прорва оружия и боеприпасов как сейчас или разумнее добавить энергетики? Площади для этого разве не освободятся? - продолжил «наезд» Руду.


Так, об этом мы ещё успеем подумать. Хватит нам тут секретничать, пока Алекс обоих в «гриль - транс» не вогнал, чтобы не затягивали без нужды поход. Нефу не трогай! Ты порядочный псих, капитан. Можешь начудить. А я спокойный, мудрый и выдержанный искин, тем более, с пси - составляющей разума, сам сказал! Вот я его и «введу в меридиан». И напомню - я сам буду «оконтуривать» теперь допустимые к обсуждению темы.


Руду молча направился в рубку, обдумывая, как бы расширить свои познания в земных «примочках», ибо без этого для общения с главным искином корабля скоро будет впору нанимать переводчика и толкователя его бреда.


Алекса они встретили в коридоре на входе в рубку. Он, оказывается, только что покинул медкапсулу и с восстановленными силами, в сопровождении Ирины и Виктора, нацелился на продолжение эпопеи с переходом. Нефу ждал всех на своём месте второго пилота.


- Насколько ты решил снизить на этот раз пси - воздействие? - спросил Брату.

Алекс, помолчав немного, внимательно несколько раз переведя взгляд с Руду на Нефу, ответил:

- Пока , приблизительно на треть.

Пробуй снизить сразу вдвое, только на «гриль - поджаривание» Брату понизь на треть. Для него процесс, похоже, очень важен и полезен. Только постарайся не «вырубиться» после обработки искина. Сегодня твоя очередь быть пилотом - стажёром, и тебе ещё предстоит отдавать ему команду на прыжок. - вмешался Руду,, - если есть сомнения в том , что хватит сил, то и интенсивность обработки Брату тоже уменьшай вдвое.


- Сил хватит, - опять помолчав, видимо обдумывая происходящее, отреагировал Алекс.

- Если будут проблемы с запасом, Ирина «подкачает». На «крайняк» с Вика немного «завурдалачу», для того их и пригласил. Они готовы.


Тут только вся компания обратила внимание на Нефу. Тот стоял и слушал непонятный ему разговор с отвисшей нижней челюстью.

- Спокойно, Нефу. Потом всё объясню, а сейчас, молчи и жди! - отреагировал на ситуацию искин.

- Надо, Федя! Надо! А пока, терпи и не вякай! - добавил, вдруг, Руду. И к отвисшей челюсти бедного Нефу присоединились ещё три, вполне себе земные!.....


Глава 7.

Два последних гиперперехода перед долгожданным прорывом в исследованную и картографированную зону космоса решили полностью посвятить тренировкам Алекса, поскольку теперь вся команда понимала, что успешное, а желательно и прибыльное прохождение Горячего Завала во многом зависит именно от грамотного использования неожиданных способностей их товарища. Обсуждение происхождения и природы этих способностей благоразумно отложили на более поздние сроки, тем более, что Брату пока не мог поручиться, что ему и далее удастся обходить капканы протоколов и правил, служивших ранее непроходимой преградой для всяких вольностей в поведении искина.


Из двух «разрешённых» к переходу систем, почти равнозначных по продолжительности гиперпрыжка к ним, Алекс рекомендовал всё же ту, которая больше удовлетворяла по вектору предстоящего следующего прыжка к Завалу. Планетные системы у обеих звёзд обеспечивали вполне удовлетворительные треки разгона и нормальные условия для работы грависов. Предположение Брату об избрании «кочек» в качестве своеобразных реперов при выборе точек выхода из гиперпрыжка Алекс подтвердил, но вместе с тем заверил, что смог бы попытаться и запитать пси - энергией просто избранную им произвольно точку на одном из разрешённых к выходу уровней в плоскости эклиптики системы. При этом насыщению подвергался один из ближайших к этой точке фоново возбуждённых узлов структуры вакуума, сначала до уровня позволявшего Алексу «увидеть» его своим пси - «зрением», а после этого, подвергаемый уже более адресному «облучению», доходил до требуемой «кондиции». Хотя, работа с подхдящими по координатам желаемого выхода "кочками", была проще.


Объяснять весь механизм процесса было невероятно трудно ещё и потому, что попросту не существовало соответствующей специальной терминологии, да и понять всё мог, вероятно, только человек обладающий схожими способностями, чтобы проверить или самому «увидеть» объясняемое. Тем более, что «видел» Алекс всё отнюдь не глазами, да и «видением» этот процесс можно было назвать только весьма условно, по некоторой аналогии с настоящим зрением. Чем это было на самом деле? А фиг его знает! Вот сами «посмотрите» и может быть поймёте...


Насыщаемый пси - энергией узел «держал» её плохо и быстро терял пси - потенциал, но лишь до определённого предела насыщения. Был какой то рубеж в этом процессе, пройдя который, насыщаемый "пси" узел как бы входил в своеобразное состояние «авторезонанса». После этого он «держал» закачанный в него пси - потенциал почти без потерь весьма долго. Этот уровень насыщения Алекс и «обозвал» «требуемой кондицией». Как долго узлом удерживался заметный пси - потенциал? Да, кто же проверял? Пока случая изучить все особенности процесса не было. Правда, убедиться в своих возможностях «погасить» или «разрядить» им же насыщенный узел, Алекс всё же попробовал, и у него это вполне получилось.


Выяснилось, что ни о каком «зомбировании» или программировании искина в момент создания пси - линка между ним и запитанной пси - энергией «кочкой» - репером в системе прибытия Алекс и в мыслях не держал. Разве что имел место сильный эмоциональный посыл, отражавший его надежду на успех задуманного. Каким образом этот посыл в итоге сублимировался в своеобразный принудительный транс искина , объяснить он пока не мог. Будут ли впадать в подобный транс искины других кораблей можно было узнать только экспериментальным путём. Какой нибудь теории процесса, даже самой бредовой и сверхпредположительной, естественно не существовало.


Брату «покопавшись» в своих новых «земных" способностях "осознанной" работы с подлежащей обязательному отчёту в СБ информацией, всё же рискнул задать вопрос, о возможностях Алекса, отслеживания на столь больших расстояниях чужих космических кораблей. Оказалось, что пси - «зрение» землянина давало возможность «видеть» все энергонасыщенные объекты в той системе, в которой он находился, а также, в режиме «транса - медитации», отслеживать такие объекты в звёздных системах находящихся на расстоянии, преодолимом в прямом гиперпрыжке.


Алекс даже высказал предположение, что само расстояние не так и влияет на эффективность пси - сканирования. Скорее всего дело в своеобразном экранировании пси - взгляда направленного на более отдалённые системы близлежащими скоплениями масс. То ли гравивозмущения от взаимодействия масс в ближних системах, то ли ещё что то мешало такому дальнему «взгляду». По крайней мере, качество «картинки» получаемой от сканирования систем отдалённых на два и на двенадцать световых лет соответственно, мало чем отличалось друг от друга. Главное, чтобы между псионом и этими системами не было посторонних крупных масс, каким то образом искажающих «картинку». Причём, искажение шло не «точечно», от системы лежащей буквально на линии прямого «взгляда», а распространялось на значительные площади сканируемого неба.


В среднем, успешному сканированию было доступно не более четырёх - пяти ближайших систем. Это, если расстояние до звёзд было приблизительно одного порядка. При большом «разбросе» в расстояниях удавалость отсканировать не более трёх систем. Впрочем, всё это были знания полученные Алексом, что называется «с листа» в ходе чуть ли ни «вчерашних» экспериментов. Да, и тренировки постоянно меняли уровень эффективности использования Алексом своих возможностей. Всё ещё было впереди, ... если по пути экспериментаторы не свернут , второпях, себе шеи!


Разумеется, в ходе сканирования Алекс видел отнюдь не сами объекты, а их своеобразные пси - сигнатуры, внешне похожие на объекты куда меньше, чем отметки на экранах земных радаров на отслеживаемые ими самолёты. Наработка своеобразного каталога опознаваемых псионом сигнатур, тоже возможна было только как результат постоянных тренировок и экспериментов. Пси - сигнатуры малых и средних корабельных реакторов, аккамуляторов - накопителей гипердвигателя и грависов, работающих двигателей и эмиттеров щита уже были в «картотеке» Алекса.


Умение совершить своеобразный «взгляд на себя со стороны» было отработано им ещё на Земле, и чем то оно напоминало известные и популярные на Земле описания, якобы, происходивших с некоторыми пострадавшими «вылетов» сознания из тела во время клинической смерти, и взгляда на свою тушку откуда то «сверху». Так «отходить» от своего тела далеко и надолго Алекс не рисковал, его интуиция начинала бунтовать против подобных «путешествий».


Попытки рассказать что то об имевшемся уже, весьма обширном земном подразделе каталога пси - сигнатур, были решительно пресечены Брату, который пояснил, что вся информация о земной пси - практике относится к безоговорочно стратегически важной для Содружества, и он пока не может гарантировать, что ему удастся, получив к ней доступ, утаить её от СБ Флота.


Важно было и то, что пси - сканирование разных объектов было возможно в несколько отличных друг от друга «диапазонах». Это тоже относилось к земной части наследия результатов пси - экспериментов Алекса. Настройка диапазонов пси - «видения» чем то отдалённо напоминала « игру» фокусными расстояниями в работе с оптикой. Если бы не эта особенность, то вряд ли псиону удалось бы в дикой мешанине пси - сигнатур звёздной системы выделить те, которые принадлежали искусственным объектам. Но при определённом сдвиге диапазона все сигнатуры природных объектов как бы «обнулялись» и проявлялись засветки искусственных энергонасыщенных образований. Чем это объяснить? Опять же, а кто скажет? Нужны исследования и эксперименты.


- Алекс, ты нам рассказал всё о своих способностях пси, не имея в виду земной подраздел сведений? - спросил, явно ошалевший от обрушившейся на него лавины неожиданной информаци, Руду.

- Нет, разумеется. А вдруг, дар благословенной брехливости слетит с Брату? И вообще, мы пока не знаем её пределов. Пробьёт «железяку» на безмерную честность и спалимся на фиг! Я и так, похоже, наговорил тут лишнего. Кое что следовало и придержать. Но, это явно мешало бы работе. Держать вас в постоянном напряге неизвестности тоже опасно. - ответил Алекс. - Достаточно пока информации. Лететь дальше будем или продолжим ля - ля?


Спокойное сканирование системы, вдвое уменьшенная интенсивность затрат пси - энергии, неспешное насыщение узла вакуума только чуть за пределы «требуемой кондиции» и опять же, неспешная накачка пси структур Брату, позволила Алексу к моменту набора семидесяти процентного «прыжкового» потенциала ничуть не потерять в работоспособности. Только в момент «прострела» пси- линка от искина к реперу в другой системе подключилась Ирина. Она даже взяла Алекса за руку, хотя для создания канала перекачки пси - энергии из её природного хранилища этого вовсе и не требовалось.


Интересно, что Александр отметил ветвление линка. Особый «отросток» соединил возникшую на неуловимое мгновение линию связи с, осознанно оставленным «непогашенным» репером в этой системе, к которому их и «вынесло» в предыдущем переходе. Это наводило на размышления. Жаль, что убывающий запас топливо вряд ли позволит проверить возникшие догадки, методом возвращения в эту систему после предстоящего прыжка, без очередной «накачки» искина. А вдруг все корабли совершающие переход между двумя системами будут выходить в районе репера до тех пор пока он сможет удерживать достаточный пси - потенциал. Хотя, это уже была бы чрезмерно «жирная плюшка».


Точку прибытия в окрестностях отсканированной звезды Алекс опять намеренно выбрал из числа статистически маловероятных, только на этот раз в одном из ближайших к звезде разрешённых уровней «блина» плоскости эклиптики. А потом, был прыжок и теперь, уже не настораживающее никого, молчание Брату, вплоть до выхода из гипера через девять часов. Корабль вывалился вблизи намеченной псионом точки, а Брату подтвердил повторение транса во время гиперперехода. И всё таки, несмотря на всю полученную предварительно информацию, шок вызванный у Руду происходящим был слишком силён. После прыжка капитан опять ушёл в каюту, чтобы немного подумать и успокоиться.


Во время подготовки к прыжку кампания успела «вчерне» обсудить возможные пути использования необычных способностей Алекса. Земляне и слышать не желали о преимущественно «военном» их применении. Прежде всего для них это была возможность обретения надёжной «нычки», недоступной или труднодоступной для всех «нехороших дядей» Содружества.


И внимательные взоры всех буквально сразу обращались к району Великого Завала. Расположенный почти в центре объёмов Содружества, он более чем устраивал землян в плане благоприятной логистики для торговли с возможной «завальной» базы, так как имел общие границы со всеми крупнейшими державами конфедерации и был чуть ли ни максимально защищён от серьёзных внешних угроз, вроде очередного нашествия какого - нибудь безумного Роя негуманов. Хотя, отказываться от возможности «настучать по дурной наглой голове» встреченным на путях Содружества пиратам или рейдерам джарварцев никто не собирался.


Из всей земной группы наиболее воинственно была настроена, как ни странно, Ирина. Она считала, что на стадии так называемого «первоначального накопления мясца» для их корпорации можно использовать экспроприацию собственности у пиратов и контриков, как самый быстрый и надёжный метод. И использовать такие возможности надо без всяких сантиментов. Наверняка поддержит Ирину и Леонид, который уже через пару часов должен был, наконец, покинуть капсулу операционного медкомплекса. Иного от его несколько буйной натуры ждать было трудно. Выяснив у Брату и Нефу, что описанные в произведениях земных авторов многочисленные странные секты и «Церкви» разнообразных извращенцев и «неадекватов», почти в полной мере представлены в реальном Содружестве и нередко контролируют целые звёздные системы с обитаемыми планетами , Ирина немедленно «записала» и их в ряд «законных доноров» их будущей корпорации.


Саша только хмыкал с несколько ироничной улыбкой, выслушивая воинственные разглагольствования подруги. Вик же терзал искина, требуя составить хотя бы прикидочный каталог запчастей и корабельных систем, подлежащих снятию на кладбищах Завала с последующей их реализацией. Причём, ему требовался и приблизительный ценник на грядущий «хабар» с ориентацией на основные торговые площадки Содружества. Жалостные вопли терзаемого Брату вызывали такие же как у Алекса усмешки, уже у Ирины и братьев - пилотов.


Самих Руду и Нефу буквально трясло от одной мысли о возможности устроить обильнейшее кровопускание мерзавцам выпившим из них море крови за время службы во Фронтире, но именно братья понимали, что это был бы самый простой и надёжный способ «спалить» всё дело. С «безопасниками» держав Содружества так не шутят. Опытнейшие спецы СБ мигом обратят самое пристальное внимание на неожиданную и необычную успешность молодой корпорации и не успокоятся пока не распутают «клубочек» до ниточки. И это будет концом их вольной жизни и крахом далеко идущих амбиционных планов. Так что, скорее всего, им придётся и в этом случае идти преимущественно путями, намечаемыми Александром.


Долго отсиживаться в каюте Руду на этот раз не позволили. Брату решительно затребовал капитана в рубку. Оказывается Алекс уже провёл предварительное пси - сканирование единственной «разрешённой» к гиперпереходу в сторону Горячего Завала звёздной системы. И, кажется, их одинокий путь в космосе заканчивался.

В рубке его ждали Алекс и Вик. Нефу и Ирина отправились в медотсек встречать закончившего процедуру полного восстановления здоровья Леонида. Предварительное пси-сканирование подтвердило, отмеченное в лоциях наличие в системе, относящейся уже к исследованным районам космоса, сразу трёх мощных астероидных поясов и шести планет, только две из которых были газовыми гигантами. Вот как раз в поясе разрешённых точек выхода между их орбитами и были обнаружены четыре искусственных энергонасыщенных объекта, которые Алекс в этот момент исследовал более тщательно.


После завершения очередного транса он заявил, что скорее всего в системе находятся останки сильно повреждённых крейсеров, у каждого из которых сохранились по два три рабочих реактора, которые он бы отнёс к средним. Похоже, что они находятся в режиме дежурного ожидания. Сигнатуры реакторов проявлены слабо, зато активно «светятся» средние аккамуляторы - накопители. Именно накопители такого типа используются в комплексе со средними реакторами. Каждую компактную малую группу таких накопителей Сашу и определил, как останки повреждённого корабля. Все они за время наблюдения были неподвижны относительно друг друга и находились в одной части системы.


Решили прыгать в дальнюю от этой группы часть «блина» плоскости эклиптики, используя способности своего псиона, для чего Алекс незамедлительно приступил к созданию там пси - активированного репера. После прыжка можно сблизиться с объектами на разумное расстояние и задействовать мощный собственный скан-комплекс крейсера - разведчика. Это было важно ещё и в плане необходимости наработки каталога пси-сигнатур. Видел то псион гораздо больше, чем рассказал, но верно интерпретировать наблюдаемое пока было невозможно. Только сравнив свои «пси-картинки» с реально отсканированной систуацией с помощью штатного проверенного скан-комплекса разведчика, можно было увереннее работать дальше.


Капитан приказал медикам и Леониду пока воздержаться от посещения рубки, поскольку пациенты после завершения процедуры глубокого восстановления и выхода из медкапсулы всегда находятся в состоянии некоей избыточной эйфории и повышенной активности. Леонид же, и в обычном состоянии в недостатке активности замечен не был. Ввести его в курс происходящего на корабле и рассказать о том, что уже сделано за время его отлёжки в медкомплексе, можно было и в кают-компании.


Разгон, пси-манипуляции Алекса и уход в прыжок прошли уже совершенно штатно. Единственным неудобством был транс искина, выключавший его на всё время нахождения в гипере. Это ещё хорошо, что на этот раз им предстояло совершить переход за двадцать семь часов. Но порой, «зависание» в силовом пузыре гиперпрыжка растягивалось на несколько суток и, хотя контроль за состоянием систем корабля во время транса осуществлялся в полной мере, как бы в фоновом режиме, без участия искина многие полезные и необходимые работы проводить было просто невозможно. Пока с этим неудобством вынуждены были мириться. На разведывательном крейсере Флота особо не поэкспериментируешь.


Но вскоре, под недовольное бурчание Алекса, в не совсем печатных выражениях комментировавшего особую тупорылость некоторых пси-активных землян, Брату «очнулся», о чём немедленно и доложил капитану и остальному экипажу. Оказывается, достаточно было всего лишь снять со структур искина закачанную в них пси-энергию, чтобы наведённый транс прервался, что Алекс и проделал. Все необходимые навигационные рассчёты к тому времени уже выполнены. в «прыжок» корабль успешно вошёл, а контроль за гиперпереходом Брату успешно мог осуществлять и своём обычном состоянии. Так что, проблема выключения искина на время направленного гиперперехода, можно сказать, была разрешена. Тем не менее, сам Брату настоятельно попросил, не выводить его из транса в последствии, если длительность перехода не превышает суток. Коли предположения Руду о природе его проявившихся «земных» талантов по умолчанию и искажению части информации в отчётах СБ справедливы, то ему полезно не терять наведённый пси-«подогрев» как можно дольше.


Затем, оставив капитана на обязательное дежурство в рубке, земляне отправились в кают-компанию на смотрины "восстановленного». Выглядел Лёнька завораживающе хорошо, хотя и несколько неожиданно. При глубоком восстановлении здоровья можно было «заказывать» приблизительный возраст на который будет ориентирован, в основном, внешний вид пациента. Леонид и заказал соответствие внешности возрасту в тридцать пять лет. Но он то имел в виду земного тридцатипятилетнего мужчину. А искин медкомплекса ориентировался на соответствующие нормы Содружества. И теперь Леонид нет-нет, да и озадаченно поглядывал на отражавшегося в зеркале двухметрового голубоглазого, светловолосого парня лет двадцати пяти, не более.


Ирина, вполне в традициях их компании, не преминула уже не раз и не два прокомментировать результаты восстановления, напомнив и вереницы бедных девчат, которым Лёнька сушил души в молодости на Земле, и седину в купе с бесом, который в ребро, на радость довольно ухмылявшемуся Нефу, с удовольствием наблюдавшего за нравственными страданиями одного из главных своих мучителей. Получив по нейросети сообщение от приближавшихся к кают-компании товарищей, Ирина, пробормотав что то о срочном деле в медотсеке, стремительно выскочила в коридор ведущий в трюм. Догнавшая её «на излёте» замысловатая многоэтажная «рулада», которую, не удержавшись, выдал при виде товарища Вик, подтвердила правильность её решения.


Результаты восстановления здоровья Леонида землян просто ошеломили. Только теперь они всерьёз поверили, что по меркам Содружества у них ещё впереди действительно более, чем две трети жизни. И хотя, без обязательных подколов и подначек, особенно со стороны Вика, не обошлось, но в итоге они окончательно успокоили зарнервничавшегося товарища, дав торжественное обещание всем составом проходить процедуру восстановления, задавая медискину те же параметры внешнего вида, что и заполучил в результате Леонид. В конце концов, якобы, черезчур молодой внешний вид , не тот недостаток, который исправляют с помощью медкомплекса. Время и жизнь всё «поправят» и без посторонней помощи. Вот только для Сашки и Иринки «молодильные яблоки», в связи с входом крейсера в Завал, откладывались на потом.


Выход из гиперпространства состоялся в намеченной псионом разрешённой точке, и вскоре, «озадаченный» сканкомплекс разведчика подтвердил предположения Алекса. В системе были обнаружены три сильно повреждённых средних хакданских крейсера и один разбитый в драбадан антранский «тяж». Можно было лишь догадываться о том как они попали в эту систему.


Когда в ходе той давней войны из за аттрилия, первый антранский флот был встречен хакданцами за три прыжка до системы звезды Селиш. с одноимённой планетой, обладавшей кислородосодержащей атмосферой , около полусотни имперских крейсеров, воспользовавшись большим численным составом своего флота, прорвались всё же к вожделенной цели. Но хакданцы успели к тому времени развернуть там защитную диспетчерскую «призму», и этого вместе с двумя десятками современных крейсеров более, чем хватило, чтобы за короткое время буквально разобрать на запчасти непрошенных визитёров. Вероятно один из антранских «тяжей», спасаясь от неминуемого уничтожения , смог, несмотря на полученные повреждения, «отпрыгнуть» в ближайшую систему дикого космоса. В погоню устремились три хакданских «средняка». Но «подранок» оказался «кусачим» и успел расправиться с охотниками, прежде чем и сам погиб не справившись с ракетно - торпедным залпом хакданцев..


Антранские верфи оснащали свой флот хорошими средними и тяжёлыми рейдерами - носителями москитного флота и неплохими малыми крейсерами, слегка превосходившими хакданские и дживейские аналоги по энерговооружённости, размерам и мощности вооружения, но соответственно менее подвижными и скоростными. А вот среднюю и тяжёлую крейсерскую составляющую флота закрывали закупками джарварских кораблей. Антран и рабовладельческая империя располагались на противоположных сторонах космических объёмов Содружества и напрямую противостояли друг другу редко. Поэтому Джарвар с удовольствием поставлял большое количество своих очень неплохих, традиционно несущих артиллерийское вооружение, крейсеров, весьма прилично на этом зарабатывая. В качестве главного оружия антранские «тяжи» джарварского производства использовали спаренные, а то и счетверённые тоннельные пушки большого калибра. Это чрезвычайно дальнобойное и мощное оружие было крайне опасным в эскадренном бою. Расстрел противника мог производиться с большого расстояния . Правда, скорострельность этих монстров оставляла желать лучшего. То ли выходили средние крейсеры погони в опасно достижимой для тоннельников антранца близости, то ли наводчик у имперцев был очень квалифицированный, но все три средних крейсера были буквально изуродованы в результате попаданий в них болванок из тоннельных пушек. Ни у одного из них не сохранились неповреждёнными рубки и основное вооружение. Но, вероятно, прежде чем получить смертельный «подарок» от имперца, кто то из них успел всё же нанести роковой ракетно - торпедный удар.


У всех четырёх «недобитков» активность проявляли, вероятно уцелевшие, искины ремонтно-технических комплексов. Обычно их управляющие модули располагали в наиболее защищённых местах трюмов кораблей и обязательно снабжали так же надёжно укрытым автономным средним реактором и парой накопителей, для увеличения шансов на выживание. У антранского "тяжа", кроме ремонтно - технического управленца, сохранился ещё один искин в кормовой части корабля, который мог быть как резервом главного управляющего, так и куратором оружейного комплекса крейсера, что делало эти руины особо опасными для неосторожных посетителей. Четырёх уцелевших средних реакторов, более чем достаточно, чтобы обеспечить старт неиспользованной в скоротечной стычке боевой ракеты или торпеды. Можно было изловить и очередь снарядов из случайно уцелевшего среднего или малого орудия. Тоннельники "тяжа" были изуродованны безнадёжно, но малому крейсеру большой «плюхи» и не требовалось для полного «счастья». И хотя соблазн провести заинтересованную «ревизию» явно уцелевших трюмов антранского "тяжа" был велик, Руду всё же решил обойти опасный район и продолжить путь к основным системам Завала. Но тут очередную заявку на эксперимент выдал Алекс.


- Соглашусь, если ты подробно объяснишь что и как собираешься делать и чего достичь, - после некоторых раздумий отреагировал Руду.


- Не наглей, капитан. Как достичь? Отвечаю: «Квак!» Я и так открылся перед вами сверх всякой меры. Кстати, не все из моих товарищей одобрили степень моей откровенности. Но я объясню почему так поступил. Ты, Нефу и Брату в любом случае знали о нас или подозревали слишком многое. Если бы вы всё же решили «слить» информацию СБ, в надежде на законные бонусы, для нас перспективы относительной независимости при вживании в Содружество приблизились бы к нулю, причём, безотносительно к объёму «слитого». Открывшись вам, я постарался доказать, что никакие бонусы не смогут перекрыть того, что вы можете получить от длительного и равноправного сотрудничества с нами.

Но это не значит, что я собираюсь и дальше открывать все мои секреты. У нас на Земле говорят по этому поводу: «Меньше знаешь - крепче спишь и дольше живёшь»! К слову, остальные земляне узнали о моих способностях «пси - видения» вместе с вами, а кое - кто и несколько позже вас. До этого они лишь надеялись на мою интуицию и не более того. Чуть больше знала Ирина, но и она не была уверена в моих пси способностях , а я не спешил откровенничать.



- Да, чего другого, а скрытности тебя Саня не занимать, - пробурчал на русском Леонид.

- Лёня, не гони пургу, - довольно резко и тоже на родном языке прервал его Александр, - Угадай с одного раза, что было бы со мной, если бы любая из земных властных структур, в не зависимости от государственной принадлежности, просто заподозрила, что есть человек, способный в любой момент засечь все атомные подлодки на любой глубине в Мировом океане? А также все самолёты в небе и все космические аппараты в Солнечной системе, все бункера под землёй, все тайные базы с их неизбежной высокой энергетикой. - И вновь перейдя на «общий» продолжил,

- Судьба всех истинных псионов на Земле - ни в коем случае не «светиться». Некоторым исключением можно считать эмпатов, да и то, только потому, что эмпатия может иметь не только псионические корни. Но и эмпаты отнюдь не афишируют свои способности. Не будем больше об этом. Лучше скажи, Руду, на какое расстояние к этим «недобиткам» может подойти незамеченным наш «Мих крипто»?


Слегка ошеломлённый жёстким отпором, Руду, не сразу смог и ответить, но потом быстро взял себя в руки.

- Поскольку все четыре «подранка» относятся к четвёртому поколению кораблей, то из этого следует, что и их сканкомплексы намного уступают нашему «Мих крипто». Значит, на пятнадцать километров можно подходить без боязни. Ближе нельзя, может сработать простейший масс-детектор. Несмотря на простоту, именно это оборудование труднее всего обмануть. Но масс-детектор уверенно срабатывает только на расстоянии не выше десяти километров. Получается - пятнадцать километров и не ближе.


- Вот и отлично. Ближе, пока искины этих «подранков» будут активны, мы и не подойдём! Желательно участие в эксперименте Нефу и Виктора. Нефу - отличный пилот. Может потребоваться пилотирование в ручном режиме, без участия искина. Вик настолько упорно поднимал знания по инженерной ветке, что, как я знаю, уже обогнал по ряду дисциплин вас с братом, - с напором «наезжал» Алекс.

- Всё таки риск очень велик. Надо ли так ставить всё на кон? - Уже, скорее по инерции, возражал капитан.

- А с почти пустыми баками прыгать в неизвестность, не риск? Ты же не рискнёшь сунуться под диспетчерскую призму. Значит опять попадём в одну из соседних систем, в надежде обнаружить «отпрыгнувших» туда из «мясорубки». Если и там ничего толкового не обнаружим, то, как говорят на Земле: «Тушите свет, сливайте воду». Лететь дальше не на чем, - отмёл последние возражения Алекс. - Если получится задуманное с наиболее повреждённым хакданцем, то на антранском «тяже» есть все шансы разжиться топливом. Три из четырёх трюмов у него весьма мало повреждены. Весь удар пришёлся по орудиям, рубке и реакторному отсеку. Похоже, что даже два основных двигателя уцелели. Нам то они ни к чему, такие «гробы», каждый в половину нашего «легкача», а вот запас топлива в трюмах может быть.


- Нефу, готовь «Мих крипто». Что будете брать с собой? - решился наконец капитан.

- Четвёрку ремонтных дроидов под прямое управление Вика, чтобы можно было в случае успеха «выковырнуть» их искин. Затем, можно и на самом крейсере вплотную подойти. чтобы задействовать «Парн милитар», - подключился к подготовке Нефу.

- О чём вы речь ведёте? Что вы собираетесь найти на этом огрызке? Да вы ещё подойдите к нему, наглецы, - не выдержав напряжения, принялся «сбрасывать пар» Руду...


- «Мих крипто» на грависах мягко подкрался к останку хакданского среднего крейсера на запланированные пятнадцать километров, и Алекс приступил к весьма краткой, на этот раз, медитации. Ирина, которая о чём то пошепталась с Сашкой перед вылетом десантного модуля, попросила Руду и Леонида подойти к ней вплотную и взяла их за руки. Руду, вспомнив, что пси-щит Ирины зафиксированный при попытке её ментоскопирования, достигал двух метров в диаметре, понял чем вызваны приготовления и напрягся. А затем, на неуловимое мгновение вспыхнул серебристо - голубоватым светом пси-блок Ирины, а Брату, вдруг, выдал нечто, подозрительно напоминавшее эмоциональную «руладу» Вика, озвученную им намедни в медотсеке.

- Ты что, железяка, офонарел, так ругаться при женщине, - возмутился капитан.

- Да, ё... нах... что он творит, этот псион недорезанный, - продолжал голосить Брату,

- Я же чуть из «железа» совсем не «вылетел»! Смогли бы вы потом перезагрузить бедного Брату, ещё не факт. «Обратка» Ирины, тогда, при пси-сканировании, куда мягче «шваркнула»!


- А искин «Мих крипто» работает нормально и не вопит, - продолжил Руду. - Хакданец полностью «погас». Статус цели давай, железяка!

- Все управляющие структуры на хакданском крейсере отключились, наконец, отозвался и Нефу. - Подходим в темпе, кто знает на какой срок его вырубило?

-Навечно вырубило, не сомневайся. Вот уж кому не завидую, - пробурчал ещё не опомнившийся от пси-оплеухи искин.


Брату ошибался. Вырубило хакданский искин качественно, но без повреждений. Уцелевший управляющий модуль ремонтно - технического комплекса благополучно отключили от находившегося поблизости среднего реактора и перенесли в трюм десантного модуля вместе с всего лишь шестью уцелевшими ремдроидами. Затем разведчик приблизился к останкам «средняка», но ещё раньше к нему устремилась целая туча ремдроидов собственных «Парн милитар». Капитан не успел отменить режим восстановления крейсера, в котором непрерывно находился сдвоенный рем-комплекс, и испытывавший острую нехватку некоторых видов ресурсов рачительный искин - управленец, получив «добро» от Брату, двинул целую армаду подчинённых на долгожданную «мародёрку». Поскольку, брать, кроме среднего реактора, четырёх накопителей и нескольких уцелевших эмиттеров щита, на огрызке «средняка» было нечего, то Руду сначала не препятствовал буйству дроидов. Но уже через полчаса вынужден был пресечь вакханалию ремонтников. Иначе они не успокоились бы, пока не ободрали «трупик» до несущих балок. А теперь надо было уже беречь площади и объёмы для вполне реальных более весомых трофеев.


Алекс пообещал на следующем хакданце снизить интенсивность воздействия втрое. Всё таки он поневоле перестраховывался в первой попытке.

Второй хакданский крейсер был повреждён меньше, и после успешного отключения его искина - ремонтника, удалось снять кое что из уцелевшего оборудования и три рабочих средних реактора. Оказалось, что уцелела одна из средних лазерных установок с аккамуляторами - накопителями, и искин - ремонтник успел прокинуть к ней временные линки управления и шины энергоснабжения. Имевшиеся на такой случай в его софте программы, вполне позволяли управлять огнём пары - другой таких лазеров, и не отключи они искин, гостям запросто могло и «прилететь до слёз горячего»! Обнаружился и сохранившийся неповреждённым малый бак с топливом. Маловато, конечно, но, лиха беда начало.


Затем приступили к «нейтрализации управленцев» на антранском «тяже», резонно решив, что третий хакданец всё равно никуда не убежит. Опасения, что Алексу придётся прикладываться по очереди к обоим уцелевшим искинам «недобитка», не оправдались. Импульс, выданный псионом, как то вызывал общий гасящий резонанс во всём предварительно запитанном пси-энергией оборудовании. О природе импульса Алекс так и умолчал. Впрочем Руду вполне устраивал конечный результат его действий. Поразмыслив, он признал полную правоту землянина, отказавшегося делиться информацией.


Кроме уже ставшего «дежурным» искина ремонтно - технического комплекса, на «тяже» остался вполне рабочим и искин двенадцатого класса, управлявший вооружениями крейсера. Два уцелевших средних орудия, так называемой «второй линии», и три полностью «рабочих» противокорабельных ракеты при четырёх функционирующих средних реакторах, могли устроить окончательный «кирдык» и неосторожному «средняку». Их же «легкач», был бы враз разобран этим монстром на детали при попытке приблизиться к «стойкому железному воину». Но с «вырубленными» искинами «тяж» превращался просто в «хабар».


Содержимое трёх относительно сохранившихся трюмов крейсера превзошло самые радужные ожидания! Главное, больше половины объёма одного из трюмов занимали баки с топливом. И хотя, треть из них всё же получили повреждения во время давнего боя, оставшегося с лихвой хватило бы для заливки под «горлышко» всех ёмкостей сразу двух малых крейсеров. Нешуточная опасность зависнуть в необитаемом космосе с сухими баками, наконец отступила. Вик с восхищённо - горестными воплями метался по всем трём трюмам. Транспортные возможности малого крейсера, несмотря на его почти полностью восстановленный дроидами рем-комплексов первый трюм были невелики, а хотелось бы забрать с собой абсолютно всё.


Нашлись в одном из трюмов, совершенно неповреждённые и до сих пор антранцами не использовавшиеся, три инженерных эсминца «Шанули», четвёртого поколения, джарварского производства. Такой эсминец занял бы не более трети площади первого трюма, но Брату не смог пообещать утаить в отчёте Флоту и СБ «приход» столь серьёзного имущества. А занимать драгоценное место под кораблик для Флота Федерации было бы глупостью. Красивое и простое решение этой проблемы предложил Леонид.


Опытный вертолётчик военно - транспортной авиации знал как правильно оформить нужный «левый» груз. Земной опыт вполне сработал и в космосе. Леонид предложил искину провести в отчётах эсминец, как балласт, необходимый для правильной «центровки» неравномерно расположенного груза. Ведь масса, она и в космосе - масса, и правильное расположение груза необходимо для улучшения маневренности боевого корабля. Руду только молча восторженно покачал головой под радостные причитания Брату.


- Спасибо, мудрый Леонидушка! Да, я теперь любой груз «забацаю» под совершенно необходимый «центровочный» балласт, который подлежит обязательному и безоговорочному удалению по завершению перелёта. Ну, до чего же мудрых жуликов рождает ваша благословенная планета! - блажил перевозбуждённый искин.


А дальше за дело взялся Вик. Он недаром воспрепятствовал переправке на крейсер - разведчик отключенного управляющего модуля рем-комплекса с одиннадцатью сохранившимися рем-дроидами и искина - оружейника с антранского «тяжа». Кто сказал, что интуиция работает только у псионов? Теперь необходимо было решить проблему с переодеванием в неучтённый скаф. Надеяться исключительно на обретённую Брату «брехливость» он не собирался.


Управляя в ручном режиме четвёркой антранских дроидов, работавших от аккамулятора - накопителя командного модуля рем-коплекса, он для начала вновь установил и запустил один снятый уже средний реактор и пару накопителей для нормальной запитки энергией дроидов. Информкристаллы с установочными паролями и кодами для запуска искинов не работавших ещё инженерных эсминцев нашли во внешних инструментальных боксах около их входных люков, что освобождало от необходимости использовать дроида - дешифратора. Контейнер с самим дешифратором, что называется в «заводской смазке и обёртке», найденный Виктором в самом начале «мародёрки» и чуть не отправивший его «сушить скаф» или менять, подмоченный на радостях, на новый, смиренно ждал своей очереди на первоочередную погрузку в трюм «Шанули».


Далее Брату с умилением наблюдал, как почти буквально воплощается на практике плоды его «литературного творчества». Разве что, Вик решил обойтись одним эсминцем, надеясь, что факты предстоящих неоднократных переоблачений в неучтённые скафы, искин, уж как нибудь, из отчёта «потрёт». В трюм эсминца отправились контейнер с дроидом - дешифратором, искин - оружейник, четыре средних реактора в комплекте с накопителями и единственная, обнаруженная в трюме антранца, порядком устаревшая, но рабочая медкапсула «Ируна 3 милитар». Разместили там и малый контейнер переоборудованный под топливный бак. «Грабить» «Мих крипто» капитан бы не позволил, а малые корабли потребляли особый тип топлива, которого в трофее было с избытком.


И тут Брату потребовал установки в первом трюме и второго инженерного эсминца «Шанули».

- Необходимый «центровочный» балласт может быть любой величины. Зато всё, что мы вне крейсера загрузим в трюмы эсминцев станет частью «балласта» и достанется не жадным кладовщикам флотской базы а нашей будущей корпорации. Флотские всё равно распродадут устаревшее оборудование , предварительно отжав большую часть в свои карманы. Самое дорогое и ликвидное в «балласт», а остальное, так и быть, пусть достанется Флоту, - решительно заявил искин. Возразить рачительной «железяке» было нечего, и второй «Шанули» занял ещё одну треть пока ещё не загерметизированного первого трюма крейсера.


- Ничего себе, «балласт»! Ну и жульё! - подумал Руду, а вслух лишь порекомендовал не жадничать и грузить только безусловно ценные и ликвидные вещи, ибо теперь уже ясно, что основная «мародёрка» ждёт их впереди, в более насыщенных повреждёнными кораблями системах Завала. Благополучно усмирённый третий хакданский крейсер - подранок добавил к добыче ещё один искин рем-комплекса с шестью рем-дроидами и набор из среднего реактора и накопителя.

Цель для следующего гиперпрыжка выбирали уже совсем с другим настроением. У экипажа крейсера теперь были серьёзные шансы успешно и с прибылью пройти испытания Завалом.

Как и предполагал Алекс, идти через систему звезды Селиш не рискнули. Хотя, по условиям давнего мирного соглашения хакданцы, уступая требованиям Антранской Империи, обязались эвакуировать всех разумных, успевших обосноваться на одноимённой планете и полностью дезактивировать защитную диспетчерскую призму, проверять на себе степень благородства и обязательности хакданской стороны конфликта, было бы полным безумием. Диспетчерскую призму не демонтировали, чтобы избежать затягивания конфликта во времени, а тех, кто в последствии пытался прорваться в эту систему, «загадочные» силы разбирали не то что на запчасти, а на мелкие фрагменты.


Две соседние звёздные системы «разрешённые» для гиперперехода представляли куда больший интерес. Они располагались уже на расстоянии одного прыжка от мест основных сражений. Обычно, в местах встречи главных сил противостоящих флотов, малым крейсерам - разведчикам, транспортникам прорыва, судам технической поддержки и другим легкобронированным и слабовооружённым кораблям делать нечего. Шансы на выживание в сражении «больших дядек» для них стремятся к нулю.


Сказки о возможном ремонте повреждённых крейсеров прямо на поле битвы, кишащем «москитным» флотом, можно рассказывать только совсем малым детям, чтобы не навредить неправдой более старшим по возрасту.

Чаще всего, все подобные суда «отпрыгивают» в одну из ближайших доступных по навигационным соображениям систем, и там разворачиваются, порой, сражения уже в другой «весовой» категории. Туда же , для возможного ремонта прибывают, получившие нефатальные повреждения участники основной битвы.


После пси-сканирования решили прыгать в систему, в которой обнаружилось чуть более семи десятков проявляющих энергетическую активность объектов. Все они занимали стационарные орбиты «упокоения» и были сконцентрированы в одной из частей системы. Определялись они, как явные остатки состоявшейся здесь разборки «легкачей» и «инвалидов». Сигнатур , которые можно было отнести к средним и тяжёлым крейсерам, обнаруживалось около полутора десятков. Зато, в более чем четырёх десятках пси-засветок угадывалось явное родство с их собственным крейсером - разведчиком. Ещё, чуть больше десятка «засветок», пока не идентифицировались и могли принадлежать транспортникам или кораблям технической поддержки.


Почти в центре основной группы корабельных останков «светился» странный объект, объединявший на относительно малой площади до десятка уже знакомых псиону сигнатур управляющих модулей ремонтно - технических комплексов, представленных набором из искина, реактора и накопителей. Руду с уверенностью заявил, что это ни что иное, как походная ремонтная верфь. Вероятно, именно вокруг этого важного объекта и развернулась основная битва в системе. Одна сторона старалась сохранить верфь, другая - либо захватить, либо уничтожить. То, что столь ценный объект так и не попытались эвакуировать, говорило о его сильной повреждённости, граничащей с фактическим полным уничтожением.


Наших путешественников интересовали прежде всего останки лёгких или «малых», по принятой в дживейском флоте линейке ранжирования, крейсеров. Совершенно необходимо было отыскать пару рабочих, однотипных двигателей для их «легкача».


На противоположной, по отношению к основной «свалке», стороне системы «светились» всего шесть энерго-активных объектов. Места для безопасного прыжка к пси-активированному реперу было более, чем достаточно. Но для прокладки разгонного трека, при уходе в следующую систему, предстояло зачистить эти объекты в обязательном порядке.


Крейсер вышел из трёхсуточного гиперперехода в намеченной точке, что ещё раз привело Руду в состояние некоторого «зависания», в котором он оценивал открывающиеся перед командой и будущей корпорацией перспективы использования такого ценного таланта их псиона. Брату, «приведённый в чувство» Сашу после суточного транса ещё в гипере, сразу запустил процесс сканирования. Объектов искусственного происхождения в этом районе системы оказалось больше двух десятков, но, в основном, это были окончательно «убитые» останки кораблей, не проявлявших даже следов энергоактивности. «Светилась» здесь только четвёрка побитых антранских лёгких крейсеров пятого поколения модели «Лигур», один хакданский легкач модели «Сору» и хакданский же средний крейсер самой массовой модели «Харил».


Оба хакданца относились к четвёртому поколению военных кораблей. Скорее всего, это были следы одного из последних по срокам, глубоких прорывов имперского флота в контролировавшиеся хакданцами районы. В Аттрилиевом Завале не было кораблей моложе пятого поколения. Замена техники на шестое поколение во флотах основных держав Содружества началась уже после прекращения боёв за аттрилий и систему Селиш.


Искомые двигатели обнаружились уже на этой четвёрке антранских лёгких крейсеров. У одного из антранцев кроме уцелевшего двигателя сохранился абсолютно неповреждённым гипердвигатель, зато рубка с главным искином и реакторный отсек напрочь отсутствовали. Руду распорядился демонтировать и гипердвигатель, на случай если удастся найти крейсер с малоповреждённым корпусом.


Четвёрка более массивных, чем дживейские, антранских двигателей «Ротус 5 Л», пятого поколения, не поместилась бы на их двигательной площадке, а вот два в «оппозите», в паре с «родными» дживейскими, пусть и в притирочку, но вполне умещались. Несмотря на устарелость, по сравнению с дживейскими - седьмого поколения, они, на десять процентов от штатного, увеличивали суммарный тяговый импульс, правда, при двадцатипроцентном росте общего расхода топлива. Пришлось так же, в оставшейся свободной от «балластных» эсминцев части первого трюма, установить четыре дополнительных средних реактора с накопителями и озаботиться подведением к ним энергошин и линков управления. Работы растянулись на неделю, но в итоге крейсер, даже с некоторым прибытком, восстановил свои тяговые характеристики и был теперь полностью готов к дальнейшему походу.


К сожалению, были практически полностью исчерпаны транспортные возможности малого крейсера. В трюмы «Шанули», выведенных Виком на время в открытый космос, были загружены рабочие управляющие модули ремонтно - технических комплексов с уцелевшими наборами дроидов с антранских «легкачей».

Это были комплексы джарварского производства. Руду пообещал позже объяснить, в чём их преимущества при работах в Завалах, перед, вроде бы и более технически совершенными, хакданскими и дживейскими аналогами. Часть наиболее ценных трофеев рассовали по оставшимся не занятыми трюмным отсекам. Первый трюм к тому времени был уже полностью герметичен и снабжён механизмами шлюзовых ворот. Получив запас необходимых ресурсов в ходе ещё первой мародёрки хакданского «останка», сдвоенный «Парн милитар» продемонстрировал свои немалые возможности.


Часть добычи пришлось «заякорить» на одиночном небольшом астероиде, предварительно точно определив его координаты в системе и просчитав орбиту. Начиналось формирование первого вынужденного «схрона» на длинном ещё пути в Содружество.


Глава 8.

- И что дальше? - Оторвавшись от голопанели на которой отображался процесс якорения грузов «схрона» к астероиду, задумчиво спросил Алекс, - Даже в этой системе, можно сказать, ещё и не приступали к работе с основной группировкой местного корабельного кладбища.

- А мы и не планировали серьёзную разработку здешних богатств. Кстати, брать отсюда корабли - немалый риск для любого. Обе стороны давнего конфликта почему то до сих пор весьма ревниво относятся к любым попыткам кого бы то ни было всерьёз поживиться в этих объёмах. Как там у вас на Земле говорят, кажется, ведут себя как собака на сене? Есть и у нас похожие поговорки, только более многословные, - отозвался Руду. Затем, продолжил,

- Первая задача, максимальное восстановление ходовых качеств нашего крейсера и замена уничтоженных и повреждённых боевых систем на, пусть и устаревшие, но вполне рабочие из местных ресурсов, можно сказать, выполнена. Теперь, надо искать подлежащий восстановлению в полевых условиях нашими силами средний крейсер джарварского производства из останков имперского флота, желательно, пятого поколения. Иначе, нам будет трудно замотивировать в отчётах Флоту и СБ столь долгую задержку в Завале. Да и предстоящий переход через местный фронтир, в котором правят бал крупные пиратские и «контриковские» группировки, без серьёзной силовой поддержки, на одном только «быстром беге», вряд ли осилить.


Для нашей будущей корпорации я предлагаю восстановить лёгкий антранский крейсер модели «Лигур», тоже пятого поколения. С пилотированием Викту вполне справится. На время перехода будем ему добавлять в экипаж по очереди Леону и Ирини. «Лигур» загрузим ценными трофеями под завязку. Рассчитываю найти и восстановить крейсер «Ан Хамази». Во времена тех сражений - одна из массовых моделей «средняков». Капитаном поставлю Нефу, и по очереди будем подключать тех же Леонида и Ирину. Ты мне нужен постоянно здесь, поскольку лидером похода останется самый технологически продвинутый корабль. Совершенство нашего сканкомплекса седьмого поколения становится в этом смысле определяющим.


Затем, Руду объяснил свой выбор в пользу, вооружённого преимущественно артиллерией, среднего крейсера джарварского производства. Главным, при выборе, была принадлежность к флоту Антранской Империи, а не достоинства производителя, хотя, все корабли производимые индустрией рабовладельцев были надёжными, практичными и обладали некими, как бы усреднёнными по Содружеству, технико - тактическими характеристиками. Просто, капитан планировал дальнейший переход совершать через хакданскую ветвь навигационной тропы, и далее, через республиканские объёмы известного космоса.


Дело в том, что антранские имперские окраины представлены, в основном, частично независимыми доминионами и «провинциями - принципатами» Их собственные вооружённые силы, нередко, и сами вели себя похлеще пиратов. Возложив бремя охраны космических дорог и троп, в немалой степени, на местные силы, не столь многочисленные патрули империи не так эффективно «щемят» здешнюю вольницу, и, поэтому, небольшому отряду, под эгидой дживейского малого крейсера, безопаснее иметь дело с, находящимся под куда более жёстким приглядом державы, республиканским космосом. Именно затянувшаяся во времени повышенная «ревность» бывших соперников к фактам изъятия кораблей Завала третьими лицами и диктовала выбор в пользу антранских крейсеров. Если бы предполагался выход через имперский космос, то следовало бы «затрофеить» исключительно хакданскую технику.


Последовавшая работа показала, что средние крейсеры в основной группировке здешнего кладбища были слишком изуродованы в боях и восстановлению не подлежали. Но, уцелевшего оборудования сняли немало. В его числе и рабочий гипердвигатель, как раз с крейсера типа «Ан Хамази», и четыре неповреждённых основных двигателя, из шести необходимых по штату, джарварского производства. Всё это относилось к искомому пятому поколению техники. К сожалению, всё джарварское - по определению, массивное и объёмное. Если учесть, что к двигателям удалось прибавить и шесть больших реакторов с накопителями, троицу неповреждённых главных искинов, максимального для времён сражений, двенадцатого класса, то во весь рост встала проблема транспортировки этого богатства. Пришлось уделить более пристальное внимание транспортникам и кораблям технической поддержки, которые до времени осматривали , по понятным причинам, походя.


Радовало, что среди десятка с небольшим малых крейсеров типа «Лигур», несколько в стороне от основной группы, был обнаружен корабль с разбитым вдрызг гипердвигателем, отстреленными напрочь основными и маневровыми движками, но зато, с совершенно неповрежденной рубкой, функционирующим управляющим искином десятого класса и «живым» реакторным отсеком. Из за повреждения управляющего модуля ремонтно - технического комплекса искин не смог ничего предпринять по восстановлению систем корабля. Уцелевшая энергошина снабжала рубку малой толикой энергии, достаточной чтобы избежать полного отключения искина, но не более того. Характер повреждений ремонтного комплекса указывал на явные следы проведённого абордажа. Перебив экипаж, абордажная группа по непонятным причинам не тронула рубку. Вероятно что то помешало ей доделать своё дело до конца.


Кстати, это был единственный корабль в системе, на котором обнаружили мёртвый экипаж, погибший, в основном, от воздействия ручного оружия в ходе отражения абордажа. Вероятно, дживейские эвакуаторы - «миротворцы» собрали и погребли всех павших, пропустив только этот, находившийся на отшибе корабль. Полное отсутствие следов более углубленной мародёрки здешних судов, подтверждало существование строгих запретов сторон конфликта на подобные действия, распространявшихся в том числе и на миротворцев - посредников.


Вопреки определённым ожиданиям, добыча в виде обезличенных банковских чипов, собранная во взломанных сейфах в рубках и капитанских каютах, взятых под контроль кораблей, была отнюдь не запредельной, хотя и немалой. По общему договору занимался этим только Виктор, в ранге «вольного стрелка», используя для взлома исключительно «неучтённые» ремдроиды с здешних же посудин, управляемые им через нейросеть. Доверять до конца обретённой Брату скрытности никто не собирался.


Нашим поисковикам уже удалось собрать очень неплохую «коллекцию» из самых разнообразных нейросетей и баз знаний, имевшихся понемногу почти в каждом вскрытом капитанском сейфе. Среди них немало относящихся к категории «милитар». Раннее, посоветовавшись, решили не прибегать в ходе обучения к использованию имевшихся на крейсере - разведчике запасов более качественных, чем гражданские образцы, военных баз знаний, чтобы не усложнять неизбежный в будущем процесс отражения попыток навязать землянам длительный постоянный контракт с Флотом. После обретения полной независимости от дживейских вояк можно было и обдумать пути использования, пусть и устаревших в реалиях развитых держав Содружества, но тем не менее, ценных военных образцов. Для более тщательной мародёрки многочисленных кают и имевшихся в них сейфов и тайников, принадлежавших погибшим членам экипажей, элементарно не хватало сил и времени.


По приказу капитана Вик занялся установкой снятого раннее гипердвигателя и другого оборудования обнаруженного на кладбище на найденный малоповреждённый корпус антранского лёгкого крейсера. Помогали ему Леонид и Ирина, переодетые в «намародёренные» на артранском «тяже» в предыдущей системе, джарварские скафы четвёртого поколения «Афу 4Т», мало чем уступавшие по характеристикам использовавшимся землянами «Альшан 4И». Сам капитан и Алекс продолжили вдумчивое исследование кладбища с помощью «Мих крипто». Ими и была найдена возможность осуществить транспортировку необходимого оборудования в следующие системы, где рассчитывали найти пригодный к восстановлению средний антранский крейсер джарварской модели.

В глубине основной свалки, среди «трупов» кораблей, «высветился» средний транспортник с абсолютно убитыми двигателями, сильно повреждёнными корпусами, но исправным гипердвигателем, рабочим реакторным отсеком и почти неповреждённой рубкой, с «живым» управляющим кластером из двух искинов десятого класса. По поводу корпусов в множественном числе, вовсе не оговорка, ибо корпусов было два, а в конструкции корабля использована схема катамарана.


Именно в основной перемычке соединявшей корпуса, ими как раз и прикрытой от обстрела, причём, ещё и очень серьёзно бронированной, были размещены уцелевшие в бою отсеки. А вот самим корпусам досталось, что называется, по полной программе и сверх того. Это был ещё один образец джарварского кораблестроения, широко использовавшийся не только антранскими военными. Модель среднего грузовика «Ан Сарври» была очень удачной и относительно недорогой.


Ещё во время основного обучения в звёздной системе, после перехода из Солнечной через «кошачью червоточину», осваивая пилотские и инженерные базы знаний, друзья обратили внимание на информацию по этой модели кораблей. Тогда, во время очередной паузы в учёбе, состоялся очень "содержательный" обмен мнениями на русском языке в ходе совместного ужина.


- Катамаран «Ан Сарври» - здесь и катамаран «Ворисар» - из миров Чижовского, - многозначительно заявил Виктор, - если это не очередное пересечение в результате «просачивания» из общего информационного поля, то я - балерина Большого Театра!

- Не! Ты не балерина! - немедленно откликнулся Леонид, - Ты - Витюн Три Ноги! Потому что катамараны «Ан Сарври» и «Ворисар» действительно «пересекаются», и балерин с тремя «дрыжками» не бывает, ни дома, ни в Содружестве!

- Лёнь! А ведь ты мог дома летать и без вертолётов. Только и надо, что язык свой над головой раскрутить - ещё та подъёмная сила получится! На фиг тебе винт! - не замедлил с ответом очень не любивший своё земное прозвище Виктор. Отработанный десятилетиями практики «лечебно - воспитательный массаж» в «крапивном» исполнении не позволил тогда друзьям вволю пособачиться, но в ходе короткого общего обсуждения, вся компания дружно согласилась, что какие то «мутные» совпадения здешних реалий с описанным Алексеем Чижовским миром несомненно просматриваются. Времени для углубления в столь сложные материи не было, ибо тогда всех их уже ждали успевшие осточертеть персональные «медлюли».


И вот, Руду и Алекс внимательно осматривали транспорт модели «Ан Сарври» во всей его красе, вернее, то, что от него оставили безжалостные хакданские вояки.

«Ворисар» у Чижовского был описан, как грузовик второго поколения, строившийся ещё по «домодульной» схеме. «Ан Сарври» - корабль пятого поколения, спроектированный сугубо по модульному принципу, но как и «Ворисар» реализовывавший схему катамарана.


Два корпуса, ближе к корме соединённые мощной, хорошо защищённой бронелистами перемычкой, в которой и размещаются рубка, гипердвигатель и реакторный отсек. Оставшиеся незанятыми объёмы в перемычке заполняли баками с топливом. Под топливные баки выделялась и добрая треть объёма кормовых модулей обоих корпусов.


В чисто грузовом варианте, каждый корпус состоял из трёх одинаковых и взаимозаменяемых шестипалубных модулей с индивидуальными шлюзами - воротами. Кроме основной перемычки по всей длине корпуса через равные промежутки соединяли балочные конструкции, образовывавшие своеобразную открытую межкорпусную грузовую палубу, пригодную для размещения объёмных негабаритных грузов.


В варианте эскадренного ремонтного корабля по два передних модуля на каждом из корпусов заменялись ремонтными ангарами, способными принять на ремонт по одному лёгкому крейсеру каждый. В габариты этих рем-ангаров вписывались и наиболее крупные из «легкачей» - антранские «Лигуры», чем то напоминавшие по форме земных морских скатов. Земляне уже, кстати, договорились таким собственным именем и наделить, в случае успешного восстановления, свой лёгкий крейсер. Разнесённые намеренно удлинёнными перемычками на большее расстояние корпуса в ремонтном варианте корабля, позволяли на открытой межкорпусной палубе разместить для ремонта с использованием оборудования рем-ангаров и средний крейсер джарварских моделей. При этом, он бы лишь ненамного выступал за носовые габариты транспортника, оставаясь при гиперпереходе в пределах общего силового «кокона» корабля.


Общая длина «Ан - Сарври» достигала семисот пятидесяти метров, то есть, вплотную приближалась к километровым кораблям тяжёлого класса. Двигательный отсек размещался на специальной площадке рамной конструкции в кормовой части за основной перемычкой, слегка выступая за габариты корпусов. На площадке располагались четыре мощных «Твити 400Т» джарварского производства. Ещё по одному такому же двигателю крепилось на малых рамных кормовых площадках каждого из корпусов. Именно двигатели были самым слабым местом этого замечательного грузовика в боевых условиях. Защитить их качественно, без серьёзного утяжеления кормы, было сложно, и они повреждались в боестолкновениях первыми. Потому ремонтные полевые корабли и работали преимущественно в так называемых системах «отскока", но и это не уберегало их от многочисленных повреждений.


Подтверждение этой печальной слабости конструкции, в целом очень хорошего транспортника, и наблюдали сейчас Руду и Алекс. Двигателей просто не было. Хорошо ещё, что саму рамную двигательную площадку не отсрелили вовсе, хотя и повредили изрядно. От рем-ангаров исполненного как раз в ремонтном варианте грузовика почти ничего не осталось. По крайней мере, их специальное ремонтное оборудование было уничтожено полностью. Покороблены и смяты были также кормовые грузовые модули корпусов.


Но Руду уже видел, как можно использовать грузовик в их целях. Он то и планировал совершить на нём один, максимум, два перехода с грузом в ближайшие системы «отскока», окружавшие основной Завал. Найти не слишком повреждённый корпус среднего крейсера, желательно модели «Ан Хамази», и после восстановления его за счёт уже накопленных «живых» систем и с использованием того оборудования, что ещё будет найдено и снято, можно «полутруп» грузовика просто оставить. Корпуса «Ан Сарври» следует освободить, обрезать от металлических «лохмотьев» вплоть до несущих балок, а грузы разместить на открытой межкорпусной палубе, после её частичной реставрации. Чего-чего, а несущих силовых балок на кладбище кораблей - пруд пруди, и восстановить покоробленные и перебитые балочные перемычки - не проблема. «Затык» с отсутствием двигателей тоже решался, правда, не в полной мере.


Прежде чем отправиться на поиски транспортного средства для перевозки совершенно необходимой части накопленного «хабара», капитан и псион всё же добрались до того самого загадочного центрального объекта кладбища, «засвеченного» Алексом ещё из соседней системы. Руду оказался прав. Это была походная ремонтная верфь хакданского флота. «Поработали» над ней прорвавшиеся силы антранцев в высшей степени качественно. Всё оборудование было разнесено что называется вдрызг. Не осталось ни однних целых шлюзовых ворот. Три ремонтных ангара из восьми вообще отсутствовали. Но в центральных отсеках всё же уцелели немногие управляющие модули многочисленных ремонтных и инженерных комплексов верфи, а в одном, не то складе, не то отстойнике, нашли четыре совершенно целых двигателя с хакданского среднего грузовика. К ним имелся только половинный набор реакторов и накопителей, но и того, что было, вполне хватило, чтобы стать причиной чуть ли ни часовых горестных воплей Вика, оплакивавшего не подлежавшее «прихомячиванию» ценное, но слишком массивное и объёмное оборудование.


Хакданские двигатели четвёртого поколения лишь на пять процентов уступали «родным» антранским, но четырёх движков для грузовика было явно недостаточно. Поскольку кормовые модули корпусов всё равно были сильно изуродованы, Руду предложил соорудить на них рамные площадки под размещение по паре основных двигателей средних крейсеров, «намародёренных» в этой системе. Реакторы и накопители закрепить поблизости на рамном несущем основании корпусов и подвести соответствующие плети топливопроводов и энерговодов. Не до эстетики, а сопротивления среды в ваккууме нет по определению.


Брату быстро произвёл соответствующие расчёты и подтвердил, что такая чудовищная «химера» в результате вполне способна набрать прыжковый потенциал за тридцать - тридцать пять часов разгона. Зато на грузовой открытой площадке можно разместить все накопленные грузы и ещё останется места примерно на столько же. Придётся повозиться так же со сбором на кладбище возможно большего числа уцелевших топливных баков, закреплением их на несущем основании корпусов и подведением временных топливопроводов. Самого топлива в останках кораблей на здешней свалке было достаточно.


И тут в планы капитана вихрем «ввинтился» Виктор. Получив сообщение от Сашу по нейросети о находке, он оставил «озадаченных» им предварительно Лёньку и Ирину на восстановлении «Ската», и, «оседлав» свой «Шанули» примчался по подсказанному Брату маршруту к транспортнику. Руду с ходу попытался «наехать» на недисциплинированного работника, но незамедлительно получил жёсткий «отлуп».

- Экипажем своим командуй, капитан, а я пока пассажир и «вольный стрелок», - огрызнулся Вик, - Ты выслушай сначала, прежде чем бурчать. «Втык» всегда успеешь сделать!


Сашка быстро понял суть неожиданных предложений товарища, а Руду, как всегда, «въехал» лишь несколько погодя. Вик потребовал даже и не приближаться к транспортнику с оборудованием дживейской принадлежности. Все работы проводить только с использованием накопленного «неучтённого» оборудования. Более того, грузовик следовало оформить, как его личный трофей! Пока на него же «записан» восстанавливаемый «Скат», модели «Лигур», теперь будет и средний транспортник.

- Ну и что? Побуду хоть раз за жизнь «богатенькой буратиной», - невозмутимо ответил он на замечание искина об уже имеющейся у него собственности, - Мои товарищи, пока не истёк срок их временного контракта с Флотом Федерации, всё равно не могут претендовать на этот корабль. А записать его на братцев Чак - что выбросить! То-то флотские кладовщики будут рады пополнению их бездонных карманов! И Брату нечего было возразить.


- Но его ведь всё равно придётся бросать! С таким «ходом» он неспособен пройти местный фронтир. Только погубит всё дело. - пытался образумить товарища Руду.

- А кто собирается бросать такую прелесть?! - Завопил Вик. - У меня в отличие от вас не совсем ещё мозги потекли! Нам же нужен грузовик! Для корпорации нужен! А этот ещё и ремонтник! Для работы в Завалах - это же сущая прелесть!


- Хватит вопеть, толкиенист недобитый! Давай, излагай! - решительно прервал эмоциональное извержение друга Алекс.

Первым делом Вик подтвердил все этапы запланированные Руду. А вот прыгать он предложил не в следующую систему, а в предыдущую, откуда они сюда и прибыли. Благо плоскости эклиптики у обеих систем взаимно не выходили за пределы разрешённого навигацией угла относительно друг друга. Руду непонимающе переводил взгляд с Виктора на Алекса и молчал.

- Там же остался тяжёлый джарварский крейсер с двумя неповреждённым движками. - вмешался, понявший уже всё, Брату.

- Правильно! - опять завопил Вик, - Недаром же моя душа там столько слёз пролила! Я их все облазил, только не облизал, но взять с собой было некуда!

Вик действительно все мозги тогда проел и капитану и товарищам, причитая о несбыточном. Основные двигатели тяжёлого крейсера давали почти восемьдесят пять процентов тяги от штатной мощности предназначенных для средних грузовиков «Твити 400Т», будучи почти вдвое компактнее последних, несмотря на свою принадлежность к четвёртому поколению движков. Правда достигалась такая компактность большей форсированностью боевых двигателей уменьшавшей сроки их эксплутационной годности.


- Вот, установим их на корме корпусов, и ещё для одного движка от «средняков» место останется на каждом. И будет у нас почти штатная для этой «птички» тяга! - закончил пояснения по двигателям Виктор. - Потом можно и в следующие системы направляться. Там ведь можно и целые «Твити 400Т» «надыбать», модель грузовика то массовая, сами говорили. Неужто все такие «птички» совсем «ухандокали»?- Затем он решительно продолжил,

- Теперь по грузам. Корпуса чистим до несущих конструкций, на один крепим наш «Скат», на второй устанавливаем КР 264, так, как бы они находились в рем-ангарах и прыгаем одним кораблём! Брату на время придётся с легкача снять и установить старшим над здешним управляющим кластером.


- Нет, ты совсем двинулся умом, - не выдержал возмущённый Руду, - Этого я не позволю!

- А ведь у нас в любом случае иного выхода нет, - вступился за друга Алекс, - Ни один из здешних искинов или управляющих кластеров проводить навигационные рассчёты и уходить в гипер не станет. Мы же все перестройки грузовика будем вести без соответствующих сертификатов. Двигательный сектор - вообще, дикая сборная «солянка», реакторов добавляем от самых разных производителей, уровней и поколений, дополнительные топливопроводы и шины, нештатные линки управления. Да, «заманаешься» только перечислять наши незаконные безобразия! А Брату «потянет»! И помогут ему в этом, как ни странно на первый взгляд, те самые, так доставшие нас протоколы, правила и инструкции разведывательного корабля Флота Федерации! Согласно этим правилам, искин корабля разведки в случае «форс - мажора» может идти на любые нарущения, если это необходимо для сохранения жизни экипажа и выполнения функций разведчика. А всё происходящее с крейсером - разведчиком после того давнего вхождения в бой с пиратской эскадрой - сплошной и непрерывный «форс - мажор»!


- И вот тут нам всё-таки придётся довериться обретённой скрытности Брату. Никуда не денемся! - продолжил Виктор. - Как считаешь, сможешь утаить информацию о всех предстоящих выкрутасах, «железный» ты наш?


- Не могу сказать откуда проистекает моя уверенность, но с некоторых пор я, похоже, вообще всё смогу! - отозвался Брату, - Того что я «набрался» от вас и что мне сумел «закачать» в пси - режиме Александр, опять же, по моим ощущениям, мне должно хватить минимум на десятилетие, даже в случае прекращения контактов с вами на этот срок. Лишь бы не «потёрли», не обезличили!


Все помолчали, обдумывая услышанное, затем, неутомимый Вик продолжил,

- Тогда, Руду, можешь брать любой из намародёренных искинов двенадцатого класса или, ещё лучше, слепить в кластер два «десятиклассника» и начинать взламывать их пароли и коды своим штатным дроидом - дешифратором. Из трюма вашего «легкача» кое что сразу перегрузим неучтёнными дроидами на «живые» площадки транспортника, а на освободившуюся площадь поставишь там пару дополнительных реакторов и накопителей. Искины обезличим по максимуму и «скормим» Брату. Но без фанатизма, «железяка», без малейшего «срастания»! На них переведёшь фоновое обслуживание систем корабля под твоим контролем. Через сутки освободится мой неучтённый дешифратор. Он сейчас «доламывает» искин «Ската». Пока будем работать с «птичкой», дешифратор «приведёт в меридиан» здешний кластер «десятиклассников». Кинем линки управления и тоже отдадим под «тяжёлую руку» Брату. К тому времени он уже первую пару подчинит полностью и станет могущественнее. Тогда и переносить нашего «брехуна» не потребуется, а «прелесть» сможет видеть сканкомплексом разведчика. Как, справишься, Брату?.


На этот раз общее молчание было более продолжительным. Прервал его искин,

- Ну, что же ты молчишь, капитан! Где твой приказ? Я же не могу задействовать без него дешифратор! Уйму времени уже потерял!

- Ответ принят и понят правильно... - с придыханием промолвил Вик и залился в весёлом, довольном ржаче.


Отсмеявшись, все принялись за уйму вдруг навалившихся на них новых дел и проблем, как будто до этого кампания не «отпахивала» до седьмого пота. Вик, прихватив с собой временно освободившегося от дальнейшей ревизии кладбища кораблей, Алекса, помчался на «Шанули» продолжать процесс восстановления их «Ската». Решено было до окончания работ на лёгком крейсере оставить пока транспортник в покое. Хотя, после официального оформления грузовика трофеем разумного Викту, можно было и привлечь к работе часть оборудования крейсера - разведчика. Только необходимо было оформить эти работы, как проводящиеся в рамках соответствующего контракта, заключённого между собственником восстанавливаемого судна, то есть. Виктором, и экипажем единицы Флота Федерации Дживей.


Разъяснения этих юридических тонкостей подвигло землян на более серьёзное изучения баз знаний ветки Юрист и Юриспруденция Содружества. Но, пока, не хватало времени для активной учёбы в медкапсулах. Подъём уровня знаний проходил исключительно в фоновом режиме. Тем не менее, все уже подняли планку до четвёртого уровня по всем базам, а часть инженерных и пилотских «добили» уже и до полного пятого. Особенно далеко продвинулись Алекс и Ирина. Не удивительно, с их то уровнем КИПа.


Брату, получив добро от капитана, всё же предпочёл составить с помощью модуля - коммуникатора управляющий кластер из двух трофейных хакданских искинов пятого поколения десятого класса и подключил к ним дроида - дешифратора. Соответствующие программы, позволявшие главному искину подчинять дополнительные вычислительные и управляющие структуры в базовом софте разведывательного корабля имелись. Надо было только грамотно запрограммировать дополнительные ограничения на полное поглощение сущностей подчиняемых искинов, чем «железяка» и занялся.


Нефу, всё это время находившийся, как второй пилот, на обязательном дежурстве в рубке малого крейсера и внимательно наблюдавший за общей катавасией, связанной с находкой необходимого их экипажу транспортного средства, встретил молчаливого, задумчивого капитана вопросительным взглядом. Руду, сначала ещё какое то время молча посидел в ложементе капитана, потом спросил,

- Ты ведь всё видел и слышал? - и после утвердительного кивка Нефу, продолжил,

- Вот, скажи мне брат, кого мы везём в Содружество? Они же его на уши поставят, если захотят!


- Да, никого они ставить на уши не будут! - усмехнувшись ответил Нефу,

- И для начала поправлю тебя - не они, а мы! Я уже не могу отделять себя от семьи. И я искренне рад, что моя семья способна на многое. Все эти десятилетия нашего врастания в Содружество, в Федерацию, я ощущал себя, пытающимся приблизиться к Высшим, дикарём! А став членом этой семьи, впервые не чувствую никакого превосходства разумных Содружества. И ты вот, даже, заговорил о Содружестве, как о некой крепости, которую могут взять приступом земляне с нашим участием. Воспринимай как хочешь, но и твоя, не совсем понятная тревога, только дополнительно греет мне душу. Ты, получается, оценил потенциальную силу нашей семьи.


- Всё ты говоришь правильно, Нефу! Я тоже уже не хочу и думать о какой то отдельной от нашей новой семьи жизни, Но... всё таки! Ты видел, что вытворял этот одноногий демон! Ведь он не мог знать, что мы с Алексом найдём этот грузовик. И всё что предлагал, он придумывал на ходу, как они на Земле говорят в таких случаях, « с листа» или «влёт»! И возразить что то ни по одному пункту было просто невозможно! Ведь всё получится, брат, несмотря на кажущуюся авантюрность планов Вика! Всё получится! И искины примут нашу намечающуюся «химеру» после некоторых доработок. Надо только заменить четвёрку хакданских двигателей. Я просто не успел пояснить в разговоре этот момент, да и Брату не счёл нужным прерывать Вика, хотя тоже знал все тонкости протоколов и правил.


Это же джарварская модель транспортника, а рабовладельцы по многим позициям в запретах и ограничениях куда разумнее осатаневших от жадности хакданских и дживейских сволочей - производителей. И все их нормы прописаны в софте искинов. По джарварским правилам допустима замена на любой подходящий джарварский или, даже, антранский движок, независимо от модели. И никакие особые сертификаты для такой замены не требуются. Разве что, с увеличением числа двигателей могут не согласиться.


Ну, так, снимем лишние «средняковые», как только обнаружим полноценную замену. А двигатели в следующих системах «отскока» найдутся. В этой системе мы имеем дело с жёстко пресечённой попыткой прорыва имперского флота, поэтому корабли так изуродованы. Ближе к выходу из завала, будет больше сохранившихся менее повреждёнными судов. Двигатели с антранских средних рейдеров - носителей даже предпочтительнее, как более компактные и мощные.


Виктор, на наших глазах, из ничего, фактически «сотворил» для нашей несуществующей ещё корпорации флот из минимум двух отличных кораблей и нашёл способ вывести его крайне малым составом экипажей! Группа из трёх кораблей будет пилотироваться одним экипажем!


- Из четырёх, Руду! Из четырёх судов, как минимум! - с той же спокойной улыбкой, поправил капитана Нефу.

- Брату, решив, что капитан задумался о чём то важном и серьёзном, не рискнул тебя отвлекать, а мне он всё время транслирует ход его разговоров с землянами. Виктор, ведь, отнюдь не успокоился на достигнутом. Напротив, собрав вместе всех друзей - землян, он там, не прерывая работ, устроил настоящий мозговой штурм и подключил к нему Брату. Поэтому, кстати, наш «железяка» и помалкивает, пока мы тут беседуем. Его там «припахали» по самое не могу, считает, аж системник кипит.


- Брату, зараза, отчёт!!! - рявкнул взбешённый капитан.

А чё сразу, зараза, капитан? - забухтел искин, - Я бы всё доложил. Вот закончил бы рассчёты и сразу доложил. И Нефу прав, ты же думал о важном? Кто же отвлекает капитана в такие минуты?

- Брату, не доводи до крайностей! Отключу нафиг и заменю «шестнадцатым»! - совсем осатанел Руду.


- Всё, всё! Докладываю! - зачастил Брату, - Прикажи только Нефу не ржать, а то он меня отвлекает! Докладываю. Сначала Алекс, как то сразу, предложил за счёт вертикальных балочных наставок приподнять несущую транспортную поверхность обоих корпусов грузовика. В результате дюзы транспортируемых лёгких крейсеров окажутся выше двух основных движков на корме. Я просчитал прочностные характеристики конструкции и получается, что после соответствующей синхронизации можно при разгоне запускать двигатели "легкачей". Конструкция выдержит. Всё же, добавляется тяга сразу восьми, пусть и сравнительно небольших, двигателей. Общее тяговое усилие возрастает на восемнадцать процентов. Соответственно уменьшается время разгона. Расход топлива за счёт сокращения времени разгона в целом даже снижается. Если прыгать каждому по отдельности, то спалим больше.


Затем, Вик заставил считать и возможности подъёма межкорпусной открытой палубы. Там всё сложнее. Если срастить эту надстройку балками с такими же надстройками на корпусах, то по прочности она тоже вписывается в допуски. Поднять движки выше основной перемычки и четвёрки главных движков на кормовой площадке удаётся. Проблемы только в габаритах общего "гиперкокона" при переходе...


- Подожди. Какие движки приподнять выше основной перемычки? О чём это ты? - прервал бубнящий монолог искина Руду.

- Так... «средняка». - промлямлил сбитый с настроя Брату, - Среднего крейсера, которого ты планируешь найти и восстановить.

- ...Ну, да.... Если на межкорпусной палубе можно ремонтировать «средняк», то почему нельзя перевозить? - Сам себя спросил Руду.


- А вот если удастся подключить к разгону и шесть движков «средняка», то время такового упадёт до восьми или десяти, максимум, часов. Почти как у современного джарварского «тяжа». Хакданские и дживейские, конечно, побыстрее будут....- вновь забубнил повеселевший Брату.


- Погоди! - вновь «тормознул» искина капитан. - А что за проблемы...впрочем, ... понял! Средний крейсер может при его поднятии не уместиться по высоте в размеры гиперкокона при прыжке?

- Да, капитан. - подтвердил Брату, - но я уже дважды всё пересчитал и ещё пересчитаю. Получается, что если это будет крейсер модели «Ан Хамази», как ты и планируешь, то впритирочку, но всё получится. Другие модели не пройдут по высоте, а этот джарварец пройдёт. Разве что некоторые надстройки придётся демонтировать, да орудийные башенки ПКО может срезать гиперкоконом. Впрочем, с твоего «средняка» может ничего демонтировать и не придётся...


- Стоп! С какого такого моего «средняка», что, есть и не мой? - очередной раз остановил причитания искина Руду.


- Так ведь,... Лёня потом предложил, как только закончится восстановление всех кораблей, сбросить с грузовика наш крейсер -разведчик и «средняк». Потом соединить их жёсткой сцепкой, с плоским бруском «Ан Хамази» это вполне осуществимо. Ведь, даже, в пилотских базах знаний об этой возможности упомянуто, и после синхронизации гипердвигателей для создания совместного гиперкокона в прыжке, запустить их отдельным тандемом. С синхронизацией я теперь вполне справлюсь. После освоения возможностей кластера «десятиклассников», я и твоему хвалёному «шестнадцатому" нос натяну. Экипаж - ты и Алекс. И ты же сам знаешь, что расстыковка тандема в случае нужды производится почти мгновенно, и в возможном боестолкновении каждый корабль действует совершенно самостоятельно...

А на освободившиеся места можно поставить ещё один восстановленный «Лигур» на корпусе и ... «Ан Хамази».... тоже восстановленный... на межкорпусной палубе... Или ещё два «Лигура». А Ирина добавила, что если не себе, так на продажу....


- Ой, мааамочки! - втянув голову в плечи обречённо протянул Руду,.. потом рявкнул, - Да , прекрати же ржать! Я тебя точно прибью сегодня, братец!

- Ну, конечно! Как говорит в таких случаях тот же Лёня: «...всех непричастных привлеку, всех невиновных накажу!» Настоящий дживейский капитан! - с трудом вымолвил, уже начавший икать от смеха, Нефу.


- А кто же собирается пилотировать всё это безобразие, не скажешь, «железяка»? - опять взялся за искина Руду.

- Так ведь я уже говорил, что ты и Алекс пойдёте на тандеме. Остальные на «Прелести».

- Что это ещё за «Прелесть»? Откуда? - обречённо спросил «на автомате» Руду, уже догадываясь, что услышит в ответ.


- Докладываю! - бодро отрапортовал Брату. Земляне, после обсуждения, немного почему то поржав, почти как Нефу сейчас, утвердили новое имя транспортника. Владелец корабля, то есть, Виктор, не возражал. Теперь грузовик называется «Прелесть».


Отследив боковым зрением уползающего из рубки в коридор на четвереньках невнятно поскуливающего Нефу, капитан решительно заявил,

- Я в медкапсулу, учиться! И не сметь меня из неё извлекать, пока эта банда не будет готова взяться за ... «Прелесть»,.. ети её в душу... и маму... и вообще! - и решительно зашагал в медотсек.

- Принято, капитан - дисциплинированно отозвался искин, затем задумчиво добавил, - И всё таки он у нас псих!... Но зато, отходчивый!!!

Глава 9.

Огромное, крайне несуразно выглядящее сооружение заканчивало почти суточной продолжительности разгон перед уходом в гиперпространство. Только длинные раскалённые на выходе хвосты, вырывавшиеся из дюз многочисленных разнокалиберных двигателей, указывали на его явное родство с космическими флотами разумных, обитавших в Содружестве Космических Государств. Впрочем, два корабля, относящихся к семейству так называемых лёгких или малых крейсеров, закреплённые на поверхности сооружения, вполне идентифицировались опытным взглядом, но и они были неодинаковы, будучи произведёнными явно на разных предприятиях по разным чертежам.


Один был похож на глубоководную рыбу, оказавшуюся слишком близко к поверхности и раздувшуюся слегка от внутреннего повышенного давления, а второй больше напоминал морских обиталей с уплощённым округлым телом, типа земного морского ската. Соответственно, дживейская и антранская школа кораблестроения определялась буквально на глаз. А вот, то, на чём они крепились, было больше похоже на обглоданный кем то скелет неведомого животного. И только наличие явно принадлежащего этому уродцу набора из нескольких огромных, работающих вовсю двигателей, заставляло и в нём заподозрить родство с космическими кораблями. Угадать в этом решётчатом недоразумении транспортник весьма распрострнённой джарварской модели «Ан Сарври» мог только намётанный глаз опытного пилота или флотских инженеров и техников. Двухэтажная ажурная конструкция, выполненная из балок силового набора, соединённых решётчатыми перемычками из балок меньшего сечения, на которой и были закреплены два лёгких крейсера с активно работающими двигательными установками, в совокупности создавали весьма абстрактную и несколько сюреалистичную картину. Но любоваться ею было некому.


Руду сидел в рубке крейсера - разведчика в своём удобном ложементе капитана и, по штатному совместительству, первого пилота, привычно терпеливо, даже, меланхолично отслеживая на табло меняющиеся цифры последних, необходимых для ухода в гиперпереход, процентов так называемого прыжкового потенциала. Рядом, в кресле второго пилота, так же спокойно сидел их удивительный псион и привлечённый специалист по штату, Алекс Ясень. Время от времени он замирал буквально на несколько мгновений, впадая в свой, уже привычный для команды, псионический транс или медитацию. Руду знал, что каждую выпадающую свободную минуту его товарищ и подчинённый использует для тренировок и развития своего дара. Причём, это были тренировки почти всегда совмещаемые с очередным экспериментом. Опытных учителей и наставников у Алекса никогда не было, да и не могло быть, по ряду обстоятельств, и, развиваться далее, как псион, без постановки многочисленных и, вероятно, не всегда безопасных экспериментов и опытов, он не мог.


Получив однажды жёсткий отпор, на попытку заполучить от Алекса более подробную информацию о его даре и способах его развития и совершенствования, Руду больше ни разу не пытался повторить нечто подобное. Да и опасно было проявлять неразумное упрямство в отношениях с инициированным мощным псионом. Это могло кончиться для излишне любопытного максимально печально. Несмотря на прекрасные отношения между ним и Александром, плавно перерастающие в настоящую мужскую дружбу, Руду ни на секунду не позволял себе забыть о истинных возможностях таких, наделённых опасным для окружающих даром, людей. Его брат Нефу сейчас находился в роли «привлечённого капитана» в рубке транспортника. Вместе с ним в статусе пилота - стажёра сегодня управляла огромным кораблём Ирина.


Повторялась история с получением официальной отметки в нейросети и индивидуальной карте, о поднятии на более высокий профессиональный уровень в пилотском ремесле. Тогда земляне получали профессию пилота средних кораблей, по принятой в Содружестве основной их классификации. Теперь, к изученным пилотским базам знаний для получения права пилотирования больших кораблей, надо было опять совершить под опекой пилота - наставника хотя бы один реальный гиперпрыжок, с предварительной выдачей искину навигационных заданий. Демонстрировать навыки маневрирования в ручном режиме управления, теперь уже не требовалось. Всё равно, это было практически невозможное деяние и для самых опытных пилотов. Слишком большими массами и объёмами сложнейших конфигураций, в виде больших космических кораблей, мог в теории управлять только разумный с возможностями мощного искина.


Тут, опять, как и в случае с крейсерами, срабатывало несоответствие ранжирования кораблей в общей классификации и в отдельной ранговой линейке транспортников или грузовиков. Лёгкие или малые транспортники в общей классификации, числились средними кораблями, а их средний транспортник модели «Ан Сарври», по той же общей, был несомненно большим кораблём. Виктор, фактически являясь владельцем трофейного корабля, не мог быть признан его капитаном ни одним искином в Содружестве, без обретения нужной «засечки» на нейросети и отметки о получении соответствующей профессии в индивидуальной карте. Здесь ему карту пока заменял временный идентификатор пассажира корабля, вступавшего хотя бы однажды в юридические отношения с одним из субъектов Содружества. Этого уже было достаточно для обретения почти всех прав гражданина Содружества.


Особенно это правило касалось имущественной и профессиональной сфер. Вне освоенного космоса, капитан военного корабля Флота одного из субъектов конфедерации получал права, в принципе, не отличавшиеся от таковых у президента или канцлера при монархическом типе правления. Он принимал все необходимые правовые решения, строго в рамках действовавшего в Содружестве и его субъектах законодательства, которые, конечно, позже, подлежали утверждению вышестоящих ветвей власти. Но, это уже было скорее формальностью. Капитан, принявший ошибочное или не в полной мере правомочное решение, мог быть наказан с разной степенью суровости, но ещё не было в практике случая, чтобы принятое им правовое решение было отменено.


Так что, официальное признание Руду среднего транспортника модели «Ан Сарври» трофеем Викту Бера, обнаруженного им в космосе при явных свидетельствах давнего отсутствия живых членов экипажа, подтверждённого главным искином корабля, было по сути окончательным и отмене не подлежало. То же самое относилось и к получению отметок о профессии. Как владелец корабля Викту мог заключать контракт найма только «временно привлечённых специалистов». Каких либо ограничений на тип специалистов в инструкциях и правилах Брату не обнаружил. Так появился, с согласия Руду, временно привлечённый капитан корабля и, по совместительству, пилот - инструктор Нефу Чак. Вот такая юридическая казуистика. Но, тем не менее, всё было абсолютно по закону!


В принципе, Виктор получил заветную отметку о необходимой профессии уже после первого «возвратного» прыжка за вожделенными двигателями тяжёлого антранского крейсера, но в очереди на получение профессии стояли товарищи. Следующим стажёром отработал своё Леонид, а сегодня пилотские «корочки» получит Ирина. Алекс мог пока не спешить. Руду всё- равно в ближайшее время не намерен был отпускать от себя далеко волшебную «палочку - выручалочку». Так что Нефу продолжал оставаться в своей забавной временной должности.


Руду не без содрогания вспомнил их первый прыжок на пресловутой «Прелести». Растянувшийся на тридцать с небольшим часов разгон казался уже бесконечным. Хорошо ещё, что явно нарастивший свои возможности с поглощением ресурсов пары «десятиклассников» Брату, сумел, «припахав» и искин-кластер «Ската», организовать мощный направленный и управляемый силовой щит для их химеры. Система была достаточна замусорена, и без этого щита риск сброса уже набранного прыжкового потенциала на ноль при столкновениях с достаточно массивными помехами на треке разгона была весьма реальной. Но переход в результате был совершён к пси - активированному реперу вполне успешно, причём Брату уже при шестидесяти процентах набранного прыжкового потенциала сообщил, что и без дополнительной пси-накачки Алекса сумел завершить все рассчёты и точно «видит» репер в точке прибытия. Это уже было чем то новеньким.


Но «фанатеть» с экспериментами не стали. Заменив на корпусах по одному двигателю со средних крейсеров на благополучно снятые с «тяжа» мощные движки для джарварских тяжеловесов и слив остатки топлива из его баков, обратный переход совершили уже, с показавшимся куда более комфортным, двадцати двух часовым разгоном. Хотя и это пока было очень большим сроком. Хакданская двигательная четвёрка на основной площадке мало того, что была чуть менее мощной, чем штатная группировка, так ещё и порой норовила барахлить с дополнительным сбросом мощности.


В голове очень привычно и мягко отзвонила система предупреждения нейроимпланта о близком уходе в гиперпространство немедленно продублированное Брату, и почти сразу ненадолго слегка закружилась голова. Переход к новой для них предпоследней в ряду систем «отскока» начался. О заходе в одну из основных систем Горячего Завала теперь и речи быть не могло. Организовать трек разгона для крайне неспешной «Прелести» в системе, разрешённые пояса которой буквально забиты остатками былого сражения, было весьма проблематично.


Их «легкач» и пришёл бы туда и ушёл оттуда по наводке Алекса вполне спокойно. Но воевали там почти исключительно тяжёлые боевые корабли, включая немалое количество линкоров и тяжёлых рейдеров носителей с тучами москитного флота на борту. А москитный флот - это ещё и весьма изрядные объёмы, засеянные минными полями. Именно многочисленные эсминцы, корветы и тяжёлые штурмовики за счёт своей численности способны за короткое время засевать этой пакостью обширные районы. Там весьма проблематично найти малоповреждённый средний крейсер. После попадания под залп линкора или «тяжа» от него мало что останется, кроме разного калибра обломков. Вот трофеев в виде ценного и сложного оборудование на останках больших и дорогостоящих кораблей там набрать можно, а сами корабли лучше искать в ближайших системах «отскока», а то и ещё чуть дальше.

Было бы время, и поискали бы.


Но их экипаж и так «успешно» преодолевал почти полугодовую отметку в своём затянувшемся путешествии - возврате домой. Тем более, что предварительное «пси"-сканирование системы показало наличие в ней никак не менее двухсот энергоактивных объектов. Это более чем вдвое больше, чем было в предыдущей, где они и заимели весь свой корабельный парк, включая «Прелесть». И здесь имелось достаточно пси - сигнатур принадлежащих лёгким и средним крейсерам. Были и транспортники, сразу восемь сигнатур Алекс уверенно определил, как принадлежащие «товаркам - сёстрам" «Прелести». Говоря о численности потенциальных кандидатов в трофеи, имелись в виду только объекты сохранившие хотя бы минимум энергонасыщенности. Экипаж же вполне бы устроил и совершенно мёртвый корабль с целым двигателем или грузовым модулем.


На время прыжка Алексу в рубке делать было нечего и он отправился на очередную учёбу в медотсек. Там во всю хозяйничала его Ирина. Несмотря на то, что она отказалась от изучения военных медицинских баз, тем не менее доучиваемый ею шестой уровень по большинству баз медицинской ветки фактически оставил не у дел Нефу, как медика. Он то редко по какой дисциплине усвоил полностью четвёртый уровень. Но для, фактически, медтехника, а не врача, обслуживающего высокоавтоматизированные военные образцы медкапсул, этого было вполне достаточно. Искины этих капсул справлялись, можно сказать, самостоятельно с большинством проблем связанных с самыми тяжёлыми ранениями экипажа и пассажиров. А вот, виртуозно подобрать совершенно индивидуальный состав разгона для ускоренного изучения баз знаний без изученной в пятом, а лучше в шестом уровне фармакологии и нейрофизиологии очень сложно. Ирина уже «переварила» в этих дисциплинах шестой уровень баз знаний. На этот раз в гипере предстояло провести почти трое суток. Навигационный угол подвёл. Виктор и Ирина активно изучали базы знаний Торговля и Финансы, доучивая уже четвёртый уровень. Особенно важно это было для Виктора. Именно «вольному стрелку», в случая успешного окончания командой пути, предстояло реализовывать накопленный в пути «хабар», а возможно и регистрировать корпорацию. Он и готовился, намериваясь поднять уровень до максимума по имевшемся в распоряжении экипажа базам знаний по этим веткам.


Почти всё остальное свободное время Алекс и Ирина упорно возились с боевой средней лазерной установкой. Сначала возился только Алекс, затем всё чаще стала подключаться Ирина. Вопросов, Руду, уже наученный горьким опытом, не задавал. Сочтёт псион возможным , расскажет. А нет, так нет. Эту установку землянин выпросил, по его словам, для опытов ещё после одной из первых мародёрок на останках четырёх хакданских «средняков», в той системе, куда и ходили за парой движков с антранского «тяжа». Тогда экипаж впервые столкнулся с реальной возможностью заполучить «горячего» от вроде бы безнадёжно разбитого «обмылка» боевого корабля. И если бы не предварительная «анестезия» Алекса, им бы и прилетело!


Поначалу, провозившись с лазером два-три часа, Алекс, позже, уже вместе с Ириной, уходили хмурые и недовольные. Затем, к их непонятным работам стал подключаться Вик. Но и помощь гениального механика, похоже, не помогала. Просвет в попытках изуродовать боевой лазер явно появился с подключением Леонида. В работах с лазером он разительно менялся. Куда и девался балагур и надоеда. Отрешённый, ушедший в себя взгляд, короткие тихие переговоры с Алексом и Ириной. И вот, вся компания явно повеселела. К работам вновь был подключён Вик. Руду понял всё так - период теоретических изысканий и экспериментов успешно завершён, и наступило время изготовления реальных предметов, устройств и приспособлений. Поэтому, вновь потребовалась помощь механика - практика. Как оказалось, Руду был совсем недалёк от истины.


На следующий день Алекс и Вик, при активном участии Ирины, занялись установкой явно модифицированного ими боевого среднего лазера на одну из штатных оружейных точек «Ската». И капитан понял, что псион похоже не желает подпускать к своим секретам даже Брату. Хотя, это у него вряд ли получится. Брату давно контролировал искины всех кораблей, базирующихся на «Прелести», включая и управляющий кластер самого грузовика. Лазер антранского производства, который заменяли на хакданский трофейный, даже, немного превосходил по мощности своего сменщика. Но, тем не менее, замена состоялась. Похоже, дело было не в мощности.


Наконец, наступил час выхода из затянувшегося на этот раз гиперперехода. «Прелесть» вывалилась в привычное пространство в тридцати километрах от пси-активированного репера. Это был буквально «снайперский» выход. До сих пор, ближе, тоже ничтожных по космическим меркам, пятидесяти километров, выходить не удавалось. Это была самая «чистая» часть системы. В недалёких окрестностях от репера высвечивалось не более полутора десятков относительно рассредоточенных объектов.


Только в одном месте этой части системы, примерно в двух тысячах километров от точки выхода, находилась довольно тесно расположенная группа из шести объектов, сигнатуры которых позволяли практически безошибочно отнести их к средним крейсерам. Причём, это были явно крейсеры какой то одной из сторон давнего конфликта. Бывшие враги, будучи столь тесно расположеными, непременно бы устроили продолжение «войнушки» до полного уничтожения объектов одной из сторон.

Руду совсем уже наметил первый выход к этой группе, но тут, с ожидаемой заявкой на важный эксперимент, «подъехал» Алекс.


С, вполне ожидаемой Руду, заявкой. Всё правильно, лазер установлен, лазер должен выстрелить. Выход Алекс заявил на «Скате» вместе с Леонидом. В ответ на возражения Руду о недопустимости необоснованной перетасовки устоявшихся сработанных экипажей, Алекс предложил капитану взять в пару своего брата. Уж, с ним то, степень сработанности будет наивысшей. Потом, успокоил Руду, объяснив , что на самом то деле, он имел ввиду парный выход. Он с Леонидом на «Скате», а Руду с Виком на «Рыбке», чуть отставая, как бы на подстраховке. Хотя характер возможной опасности объяснять не стал. Руду поморщился, услышав в очередной раз, намертво приклеившееся к его крейсеру игривое прозвище, но возражать не стал. Возражать было абсолютно бесполезно. Всё дело было в Ирине.


Как то, в очередной раз пытаясь что то сказать о крейсере - разведчике, она вдруг буквально взорвалась негодованием,

- Какого демона я должна всякий раз вспоминать и выговаривать дурацкий набор букв и цифр, когда требуется что то сказать о нашем крейсере? Почему корабль не имеет собственного имени?

Руду попытался объяснить нормы установленные штабом Флота по идентификационной маркировке малых крейсеров разведки, но был безжалостно перебит и вынужден был выслушать прямым текстом незамысловатый адрес по которому Ирина посылала и штаб, и всех его умников, а если капитан со штабом согласен, то и капитана тоже!


- Но ведь не положено.... по протоколу, - только и смог он сказать, с опаской поглядывая на постепенно распаляющуюся фурию, возвышающуюся над ним на целую голову. Нефу, видевший неоднократно, чем заканчиваются подобные вспышки для закадычной парочки своих шкодливых и несносных мучителей, у одного из которых до сих пор не хватало одной ноги, тихо и незаметно слинял из кают-компании.


Однако, он явно поспешил. Ирина, вдруг, успокоилась и переспросила,

- Не положено, говоришь? Имя давать не положено? Тогда дадим прозвище! Брату! Есть в протоколах запреты на прозвища для кораблей?

- В протоколах запретов не обнаружено, - противным скрипящим голосом типичного канцелярского штафирки, от которого у всех даже зубы заныли, пронудел искин.

- Слышал, капитан! - торжествующе продолжила воинственная дева, - Прозываю наш корабль "Рыбкой"! Кто не понял, узнает про раков и места в которых они переживают неблагоприятное время года!


И всё! Сказала, как приклеила! Попытки Руду усовестить Виктора и Леонида, тоже начавших погонять корабль Рыбкой, закончились только окончательным закреплением в памяти продиктованного впервые Ириной заветного адреса.


Между тем, Брату выдал результаты сканирования окрестностей выхода по данным сканкомплекса "Рыбки". Ближайшим энергонасыщенным объектом оказался повреждённый лёгкий хакданский крейсер пятого поколения «Сору 5Р». Алекс отметил на нём, как минимум, два активных искина и несколько действующих средних реакторов и накопителей. То есть, цель достаточно опасная. Крейсеры разведки хакданцев этого поколения вооружались лазерным оружием средней дальности и ракетным вооружением. Крипто-комплекс "Ската", который тоже относился к пятому поколению не давал гарантии скрытности приближения.


Поэтому Алекс остановил своего «водоплавающего» на растоянии максимальной дальности стрельбы для своего перестроенного лазера . К удивлению Руду, расстояние приближалось к дальности стрельбы среднего тоннельного орудия. Обычная лазерная установка на таком расстоянии могла, разве что, подсветить цель , не нанеся ей никакого вреда. Лазерный луч, даже, спичку бы не воспламенил на столь значительном удалении. Но здесь решались совершенно иные задачи. Алекс коротко помедитировал, слегка насыщая искины недобитка уже многократно испытанной порцией пси-энергии, а затем дал добро своему корабельному кластеру управляющих искинов на выстрел. Негромко щёлкнул короткий импульс, «озвученный» сработавшим конденсатором накопителя, практически невидимый импульс света «воткнулся», а если точнее,. то просто коснулся корпуса «легкача», и все его искины отправились в аут, ожидать команды на перезагрузку. Удовлетворённо крякнув, Алекс дал команду и «Мих крипто» под управлением Вика бодро помчался к «легкачу» для окончательного снятия искинов или, как говорил в таких случаях Лёня, для «приведения наглецов в меридиан»..


Новое оружие сработало! Сработало с первого раза и на максимальной, можно сказать, запредельной для обычного лёгкого крейсера дистанции. Тут же возбуждённо забубнил Брату,

- Меня во время выстрела вовсе не зацепило! А то ведь прилетало каждый раз, когда Алекс шарахал лучём, запуская гасящий активность искинов резонанс пси-накачки. Я ему всегда об этом докладывал, а он объяснял, что не может ещё сузить пси - луч и совсем его локализовать. «Отсветка» всё равно будет, и цеплять всех в округе будет, но говорил и о том, что он работает над разрешением проблемы. Похоже, решил! Вот только, когда резонанс был уже инициирован лазером, прошёл общий «пси-шум», я его почувствовал, но локализовать, понять откуда прилетело, не мог. Значит и посторонний наблюдатель, чувствительный к «пси» не поймёт, от кого прилетело! Браво Александр!


Руду, совсем уже собравшийся осадить надоедливого искина, теперь внимательно прислушивался к его восторженному бормотанию. Он уже "умучился" раз за разом укладывать неустанно подкидываемые псионом неожиданные новые чудеса, в вынужденно непрерывно пересматриваемые им, тактические схемы проведения его отрядом возможных оборонительных и наступательных мероприятий, во всех мыслимых ситуациях, которые могли возникнуть на их пути.


Конечно, границы способностей Алекса к быстрой пси-накачке искинов враждебных им кораблей будут решать всё! Но, тем не менее, схемы использования в бою четырёх таких лазеров надо заранее прорабатывать. Именно столько единиц с их стороны будет возможно задействовать по максимуму в возможных грядущих боестолкновениях. Руду учитывал свою Рыбку, Скат, «Ан Хамази», который они обязательно найдут и восстановят и «Прелесть» или один из закреплённых на её корпусах «Лигуров». Вот, с «Ан Хамази» могут быть проблемы. Это же «средняк» с чисто артеллерийским вооружением. Главные искины могут и отказаться подключить к системе управления вооружением неуставной лазерный довесок. Но, на крайний случай, можно будет установить автономный «искин - оружейник» с автономным же питанием от четырёх - пяти собственых средних реакторов с накопителями и на него же завязать сеть независимого сканкомплекса содранного с одного из побитых «Лигуров». Подчинить их, напрямую через нейросеть, капитану, а главному управляющему приказать, не вмешиваться в работу дополнительного спецоборудования.


«Полевое» перспективное планирование в исполнении капитана было прервано воплем Вика,

- Да, как же можно было бросить такой корабль! У них совсем за войну мозги отшибло! С ума сойти, тут же всё почти целое! Прилетело по рубке и разбило главный управляющий искин, а остальное живо! Все основные двигатели и гипер - хоть сейчас запускай! Топлива тю-тю, баки все продырявило и маневровые отшибло. Остальное цело. Ремдроиды по всему кораблю, оцепеневшие после Сашулиной плюхи, сидят. А ведь, всё что могли, почти восстановили. Баки залатали, пробоины в корпусе даже заплатами зашили. Топливо залить , искина добавить, линки управления на нём замкнуть и поехали! Жалко разбирать готовый кораблик. Руду, что будем делать?


- Пока сними все рабочие искины. Если говоришь, что всё цело, то их должно быть не менее трёх, не считая запасных в трюмах: от рем-комплекса, оружейный и из медотсека. Алекс, подходи вплотную и Скатом отбуксируй этого хакданца к «Прелести». Скат помощнее моей "Рыбки", а хакданец - один их самых миниатюрных среди «легкачей». Там решим что с ним делать, разбирать или восстановить и спрятать где-нибудь здесь на будущее! Потом продолжим эксперимент... после короткого разговора. У меня всё же появились вопросы, которые при всём желании не обойти, - распорядился Руду,

- А я пока сканкомплексом «позырю» с более близкого расстояния на следующего подранка. Вик, поможешь ребятам зацепить этого «почти целого» и ко мне на «Мих крипто»! Руду уже не в первый раз даже не заметил, как сам воспользовался, раздавая приказы, так возмущавшим его поначалу прозвищем своего корабля. И не удивительно, потому что это было на самом деле удобно.


Следующей энергонасыщенной целью оказался такой же, как и предыдущий, лёгкий крейсер «Сору 5У», отличавшийся от разведчика, судя по маркировке, только заявленной универсальностью. И он тоже был из разряда малоповреждённых. Только вот двигатели у него были разбиты, зато искин, похоже, вполне «жив», и сканкомплекс у него был в полном порядке. Приблизившуюся Рыбку засёк вполне успешно, и Брату получил запрос от него по паролям и кодам. Руду счёл за благо отступить, пообещав про себя строптивцу вразумляющую пилюлю от псиона в ближайшем будущем, а сам с тоской стал готовить защиту от неизбежных нападок сладкой троицы - Вика, с его «хомяком» и «жабой». Капитан уже давно вынужденно воспринял эти забавные земные примочки о «персональных зверинцах разумных». А ведь теперь, один, действительно целый, лёгкий хакданец, команде обеспечен. Уж, из двух подранков Вик одну «конфетку» слепит гарантированно. Но, брать в поход по хакданским владениям такой трофей нельзя. Обидно! Да и экипажей где взять?


Вопреки ожиданиям, Вик «поскулил» вполне в меру, преобладала радость и предвкушение предстоящего создания очередного шедевра восстановительных работ в его исполнении. У Руду же, мысленно формирующего список необходимых и , главное, допустимых вопросов псиону в предстоящем разговоре, постепенно созревало понимание ошибочности его стремления заполучить в пару Рыбке средний артиллерийский крейсер джарварской модели.


«Средняку» для должной отдачи в возможных боях нужен был экипаж, минимум, из трёх человек. А людей для этого просто не было. Надо было искать и восстанавливать ещё один «Лигур 5Р». Нужен был именно антранский «легкач» - разведчик, как Скат. На нём имелся очень неплохой крипто-комплекс пятого поколения. Такими «вкусняшками» имперцы оснащали, среди разнообразных вариантов специализаций «легкачей", только разведчиков. Против скана седьмого поколения на Рыбке он конечно не защищал, но в походе по Завалу и ожидавшему их местному Фронтиру мог здорово выручить.


Пираты и «контрики», в основном, владели парком судов третьего и четвёртого поколений, редко - пятого. А для них, практически невидимый "легкач", да ещё вооружённый такой «гулей», как лазер модернизированный псионом, становился смертельно опасным противником. Управлять легким крейсером мог и один капитан, роль оружейника исполнил бы искин, только вовремя ему команды отдавай.


Подумав, Руду, уединившись с псионом в своей капитанской каюте, задал всего один вопрос. Его интересовало, чем не устраивал Алекса использовавшийся им до этого пси-луч для инициации вырубающего искины процесса пси-резонанса? Это было явно не только техническое усовершенствование процесса. Руду видел, что Алекс чего то сильно опасается и хотел знать основную причину такой тревоги.


Алекс помолчал, видимо решая, стоит ли что то говорить или очередной раз послать... но потом, всё же решил кое что пояснить.

- Ты же помнишь, капитан, что в самом начале наших откровенных бесед я говорил о своём даре интуита? Так, я ведь не шутил. Это уже в походе на первое место вышла моя способность «пси-видения», но дар интуита никуда и не исчезал. Так вот, когда я запускаю инициирующий резонас пси-луч по лишённому экипажа недобитку, то тревога, разумеется, ощущается, но как бы «фоновая», вполне оправданная обстоятельствами дела. Опасность то, в случае неудачи, грозит вполне реальная. А вот когда я пытаюсь только представить себе, что таким же лучом достаю корабль с живым экипажем, то меня как ножом режет предвкушение опасности, понимание. что этого делать нельзя! Ко всему добавляется ощущение странного, внимательного взгляда откуда то со стороны! И это не человеческий взгляд! Почему, объяснить не могу, но уверен, что не человеческий!


Руду, слушал своего псиона и чувствовал, как ледяной волной пробегают по коже мурашки ужаса. Алекс, между тем, мрачновато, но спокойно продолжал,

- Ощущение большой опасности я ещё вполне могу объяснить. Представь, что среди экипажа подвергающегося пси-воздействию корабля окажется сильный инициированный псион. Мой луч ведь, не что иное, как пси-атака! Какой может оказаться его «ответка»? Не полетим ли мы дальше все по отдельности? Мы отдельно, обломки нашего корабля отдельно, наши скафы отдельно?... Хотя, псиона я должен засечь ещё на стадии пси-накачки. Кое-какие опыты мы с Ириной провели. Я её медленно «подогревал» и момент начала активизации её пси-щита мы засекли.


- Как, ты видел её пси-щит работающим? - встревоженно воскликнул Руду, - почему так рисковали, не предупредив?

- Нет, - с ухмылкой успокоил его Алекс, - ориентировались на внезапное верещание нашего искина. У него хотя и нет собственной задницы, но что то не менее чувствительное определённо имеется. Мы ещё раньше убедились во время моих предыдущих пси-медитаций в том, что он начинает «психовать» совсем незадолго до реагирования щита Ирины. Уровень минимальной пси- накачки чужих искинов вполне достаточен чтобы вызвать реагирование пси-щита ещё до инициирования резонансных явлений, но не пароксизмальное, а так, предупредительное. А вот, по поводу «взгляда со стороны», пока, ничего определённого сказать не могу. Хотя, есть некоторые предположения, подозрения, но делиться ими пока не буду. Не взыщи.


Вот, и стремился я, насколько возможно, сузить и жёстко оконтурить инициирующий пси-резонанс луч. А что может быть уже «спицы» лазерного луча? Ты ведь догадался ,что мы работали над накладыванием на него особой модуляции? Сработало. Большего тебе знать по теме просто не следует. Я вообще уверен, что даже и лазерным инициатором в обжитых объёмах Содружества пользоваться надо только в случаях крайней необходимости, когда просто деваться уже некуда. Вот в Завалах или где то в малолюдном Фронтире, где на несколько систем в округе нет никого, можно. По крайней мере, моя интуиция против этого сильно не протестует.


Модуляторы мы сработали очень хитро. Без моей пси подкачки их схем, они просто - набор обломков со свалки металлолома. Как только дойдём до первой же относительно безопасной республиканской системы, я их все разберу на составляющие, кроме одного, находящегося под моим непосредственным контролем. Его уничтожить, для меня - доли секунды. Когда потребуется, вновь соберём. Всё равно, без моей пси-накачки они - ничто, куча непонятного хлама. Брату, это информация только для вас двоих. Нефу лучше не знать. Земляне, кстати, тоже знают, каждый, только свой «кусочек». Общая картина у меня. Вы теперь знаете общую канву, но ничего по устройству и принципу действия. Всё.


И постарайся, капитан, в дальнейшем обходиться без подобных познавательных для тебя бесед. Я сам буду давать ту информацию, которую сочту необходимой и полезной для дела. Так что, сходи в душ, капитан, подмойся, я ведь и эмпат немного, вижу как тебя достало, и продолжим эксперимент, пока Витька нас не прикончил от нетерпения.


Второго, проявившего скандальное неуважение к капитану, хакданского «легкача», успешно угомонили по уже отработанной схеме. Искин погасили с максимально возможного удаления и отбуксировали крейсер к «Прелести», где и отдали во власть Виктора. А тот, незамедлительно напустил на «пленённых» разведчиков, внешне чем-то напоминающих формами семянку подсолнечника, целую тучу рем-дроидов под командой сразу трёх, объединённых в кластер, управляющих модулей рем-комплексов джарварского производства. Контейнеры с "управленцами" и подчинёнными им неполными по штату командами дроидов были им заботливо расположены в свободных уголках основной перемычки «Прелести». Впрочем, управляющий кластер рем-комплексов не замедлил начать грабёж, отбирая и запуская под своих штатных дешифраторов железных "работяг" с пленённых хакданских крейсеров. Виктор не препятствовал. Как говорится: "...горе побеждённым". А окончательно «созревший» к тому времени Руду, изложил остальной команде изменения в дальнейших планах, предполагающие отказ от пополнения в виде среднего крейсера и желаемых заменах.


-А мы знали, что ты и сам дойдёшь до нужной кондиции и поймёшь ненужность неуправляемого при нехватке экипажа «средняка», удовлетворённо «обрадовал» капитана Виктор.

- Под это дело даже некоторые перестройки «Прелести» продумали уже и просчитали, в основном.

- Когда это мы считали, почему я ничего не знаю? - ревниво вклинился в сообщение главного механика Брату.

- Так ты же у нас не один умный такой! Кластер из пары десятиклассников на «Прелести» в сумме на четырнадцатый класс по эффективности вполне вытягивает после «срастания». Если бы не «скормленная» тебе пара «десятых», они бы тебя обставили по возможностям. - Не без определённой подначки объяснил ситуацию Виктор. Но, сильно поумневший за последние месяцы Брату, на подначку не среагировал. Его интересовало другое,

- А почему вы не даёте имя своим искинам на Прелести и Скате? Это сильно способствовало бы их развитию. Вы же уже знаете, что искин получивший от старших разумных собственное имя, всегда расценивает это, как серьёзное повышение своего статуса и быстрее развивается.


А ты сам, к какому поколению искинов относишься, - вмешался в разговор Леонид, - если я не ошибаюсь, к шестому?

- Обижаешь, к седьмому! - не без самодовольства поправил его Брату.

- Вот тебе и ответ на твой вопрос, - хмыкнул Леонид, - Корабли пятого поколения для работ в Завалах нас вполне устроят. Не считая Горячего, конечно. Здесь желательно бы что то посовременнее иметь. Но сюда и добираться будет проблематично, хотя и «вкусное» это место. Мы не теряем надежды на то, что наш Саня всё же найдёт хитрую тропку в обход здешних ревнивых «собачек на сене». Только это дело будущего. А вот отказываться от более современных моделей искинов было бы глупостью. Так что, теперешние управленцы подлежат замене. Как считаешь, приятно нам было бы отказываться в пользу более современного умника, скажем,... от тебя? А ведь, получивший от нас имя искин, с очень большой вероятностью может за короткое время стать нам ...другом! И что тогда?


- Вопрос снимаю. Готов принять порицание семьи за проявленную недопустимую тупорылость, - скороговоркой забубнил Брату.

- Будет тебе порицание, не сомневайся. Уж за мной не заржавеет, - пообещал рассмеявшийся вместе со всеми Руду,

- А ведь я, ребята, пожалуй, впервые не испытал ни малейшего раздражения из за слишком «земного» поведения Брату, - добавил он, со слегка смущённой улыбкой.

- Ну, наконец то! - Удовлетворённо воскликнул искин, - А то, меня уже давно подмывало, выслушивая ваши разговоры с братцем, воскликнуть: «Ой, да земные же вы наши!» Вы то и не замечаете, насколько сами «оземлянились». Нефу, в разговоре напоминает Сашу, а капитан, чуть что, вопит почти как Вик, а по склонности к пакостям в адрес беззащитного искина, скоро и гроссмейстера Леонида переплюнет!


- ...И проявляет безгранично мудрую терпимость к несносной занудной «железяке», почти как добрая Ирина, - под общий смех «заполировал» выбрык искина Руду.

- Ну да, видел я, как Нефу на четвереньках смывался из кают-компании от «доброй" Ирины, когда она Рыбку «Рыбкой" прозывала! - постарался оставить за собой «последнее слово» зловредный «железяка".


- Но, всё же, какие перестройки Прелести вы задумали? - вернул в рабочее русло разговор, с очень не понравившегося ему направления, Нефу.

- Так ведь, в тандем к "Рыбке" мы теперь найдём и восстановим «Лигур» - разведчик, как я понял, - продолжил тему Виктор, - На "Прелести" освобождаются сразу три места. «Средняков» то теперь брать не планируем вовсе? Значит ещё три «Лигура» любой специализации, так как, всё равно на продажу. Один, на нынешнее место "Рыбки" на корпусе.


Поскольку «Лигуры» сильно плоские, то надстройку межкорпусной палубы в районе основной перемычки надо приподнять, чтобы выхлоп от движков «легкача» проходил над перемычкой. а потом ступенькой ещё выше, обеспечив возможность работы при разгоне и двигателей второго «Лигура», который будет крепиться ближе к «баку» "Прелести."

- Даааа! Вот это уже будет настоящая химера! - не без содрогания пробормотал, попробовавший представить себе вид монстра, в которого превратится после перестройки грузовик, капитан.

- Неправда, красивая птичка получится, - не согласился Виктор, - А сколько «хабара» для корпорации мы в эти «Лигуры» натолкать сможем!


Между тем, работы по обследованию системы и поиску необходимого оборудования и пригодных к восстановлению кораблей продолжились. Алекс, в паре с Ириной на "Скате" и Руду, с Леонидом на "Рыбке" отправились обследовать группу «средняков», которую в любом случае надо было обезвреживать, для организации будущего трека разгона, а Виктор продолжил работы по превращению двух повреждённых хакданцев в один, полностью восстановленный.


Внимательно отслеживая результаты деятельности, стремительно мельтешивших перед его взором, почти двух сотен рем-дроидов, трудившихся под началом, соединённых во временный рабочий кластер трёх управляющих модулей ремонтно - технических комплексов джарварской модели «Нгбу 4 Л», Виктор вспоминал, давнюю уже, дискуссию с братьями Чак, по поводу степени корректности, отображённых в книгах земных писателей фантастов, вариантов Содружества. В чём то братья несомненно были правы. Описание многих важных аспектов жизни цивилизации Содружества в этих книгах было слишком общим, схематичным, вызывающим недоумение и, даже, возмущение у значительной части читателей. Оно и понятно, писатели сосредотачивались прежде всего на действии, на процессе развития своих героев и, в принципе, и не обязаны были растекаться мыслью по древу, описывая что то подробно в фантастическом , по определению. произведении.


Но не один десяток авторов трудившийся на ниве EVE, невзирая на существенную разницу в подходах к материалу, упорно настаивал на необычной живучести космических кораблей и, даже, их недобитых в боях останков, заполнявших многочисленные корабельные кладбища. Многие столетия они не только сохраняли остатки функциональности, но и могли нанести значительный ущерб любителям дармовщинки, отнёсшихся к ветеранам без должной опаски, осторожности и уважения. Вот, именно этот постулат EVE вызывал наибольший протест у любого, имевшего реальное отношение к технике, специалиста. Открытый космос - невероятно агрессивная среда! За несколько столетий он непременно «убьет» самую сверхнадёжную технику. Немало «попсиховал» по этому поводу в своё время и Виктор.


Теперь, значительно подняв уровень своих знаний и умений в ходе непрерывного обучения, он лучше понимал причины подобной живучести здешней космической техники. Оказывается , то что называли ремонтно - техническими комплексами кораблей, было, наряду с нейросетями, медкапсулами и искинами, четвёртым краеугольным элементом здешней космической цивилизации. Не обладай Содружество этими удивительными продуктами научного и технологического развития, то, как поётся в одной из замечательных земных песен: «... тут ничего бы не летало, когда бы не было...».


Ремонтно - технические комплексы кораблей (РТК в дальнейшем) ранжировались по крейсерской линейке. Джоширский рем-комплекс «Парн милитар», как и его джарварский аналог «Нгбу 4Л», предназначенные для кораблей размеров в лёгкий крейсер и малых, москитного флота, насчитывали в своём составе от семидесяти до девяноста ремонтных дроидов разной специализации и размера. «Нгбу 4 С» мог использовать от ста до ста пятидесяти роботов, а «Нгбу 4Т», до двухсот пятидесяти механических тружеников Цифра в маркировке обозначала лишь поколение к которому относился комплекс, последняя буква - ранг в крейсерской линейке.


Смешные три-четыре десятка дроидов, которыми наделяли такие комплексы земные авторы, не могли бы не то, что отремонтировать, огромные корабли, напичканные сложнейшим оборудованием, системами вооружения, сканирования, защиты, жизнеобеспечения, но и проводить элементарное текущее обслуживание этого сложнейшего хозяйства.


Главное же, что уже начиная с третьего поколения, управляющие модули РТК оснащались встроенным специальным 3D-принтером, способным не только производить мелкие детали, комплектующие самих рем-дроидов, но и восстанавливать повреждённые в боях или под воздействием неблагоприятных условий космоса детали и системы корабля. Кроме того, в наборе дроидов обязательно имелось от двух до шести особо тщательно бронированных спецобразцов со встроенными малыми 3D-принтерами для планового или аварийного восстановления элементов корабля не подлежащих снятию и транспортировке к основному модулю для реставрации. Они же делали возможным и взаимную плановую реставрацию самих 3D-принтеров. В складах и трюмах хранился обязательный, регулярно пополняемый, запас ресурсов для поддержания работ по непрерывному самовосстановлению систем корабля.


Такая работа комплексов не прекращалась ни на мгновение. По чёткому графику снимались, транспортировались к принтеру управляющего модуля, реставрировались и возвращались на место или в трюмы, заменяя задействованные вместо них элементы ЗИПов, большинство из составляющих корабля. То, что снять для ремонта было невозможно, восстанавливалось, «выездной» бригадой с малым принтером, под обязательной охраной пары боевых дроидов.


Управляющие модули рем-комплексов оснащались мощными искинами, лишь на две-три единицы уступавшими в классности главному искину и обеспечивались серьёзнейшим софтом, позволявшим этим искинам в определённой степени подменять главного при его гибели или повреждении. Ими же в случае нужды частично подменялись функции управления медсектором и системами вооружения. Располагались эти модули, а было их обычно несколько на корабль, в самых защищённых и укромных уголках трюмов и обязательно оснащались автономными реакторами и накопителями, подключавшимися только в случае критического ослабления или гибели основной энергогруппы. Это превращало космический корабль в невероятно живучую систему.


При истощении собственных ресурсов дроиды изыскивали их в окружающем космосе, сначала собирая и утилизируя обломки, а затем приступая к разграблению ближайших корабельных «трупов». На обширных корабельных кладбищах Завалов веками не прекращалась тихая, а временами и весьма громкая война механизмов за ресурсы, запасные энерго-стержни и батареи для реакторов, за комплектующие к рем-дроидам... Это чем то напоминало своеобразную машинную «цивилизацию», неустанно сражавшуюся за «выживание» в металлических джунглях космических свалок. Проигравший сам становился ресурсом для победителей. Со временем, заканчивались все доступные внешние ресурсы и искин ремонтно-технического комплекса начинал «самопоедание», запуская в переделку на необходимые ресурсы, менее важные системы и детали корпуса и необязательного, для функционирования определённых главными систем, оборудования. Но чаще - это было возможно только теоретически. Агония техники пресекалась, как правило, раньше, истощением энергетических ресурсов или накоплением фатальных ошибок в софте управляющих искинов.


Теперь истоки необычайной живучести кораблей Содружества стали более понятны, но всякий раз, когда Виктор пытался представить себе эту многовековую схватку механизмов за ресурсы и «жизнь» на огромных свалках Завалов, его «техническую» душу буквально сковывало чувство, одновременно, восторга и ужаса от осознания ежесекундно там происходящего.


Поначалу производители РТК не чурались взаимозаменяемости рем-дроидов, независимо от происхождения управляющих модулей. Но, начиная с пятого поколения, сквалыги-производители Хакдана и Дживея стали застрельщиками эгоистичной специализации своих изделий. Постепенно, не удержались от соблазна закрепить таким образом за собой освоенные рынки и окончательно вытеснить с них конкурентов, производители всех остальных держав. Дольше всех держались старых позиций имперцы Антрана, но с шестого поколения ремонтно - технических комплексов в технологическую автаркию впали и они.


И только удивительно мудрые и дальновидные, по многим позициям, производители и конструкторы рабовладельческой империи не поддались «стыдным» бациллам запредельной жадности и эгоизма. Их управляющие модули упорно принимали под крыло всех рем-дроидов «потеряшек», независимо от происхождения. Джарварцы стали оснащать своих «управленцев» набором специализированных дроидов-дешифраторов, беспощадно перепрошивавших софт механических «зомби» эгоистичных производителей иных государств. Каждый раз, когда искин корабля снаряжённого джарварскими рем-комплексами «дотягивался» до информационных сетей Содружества, по галанету обязательно сбрасывались владельцам многочисленные патчи, обновления, расширения, позволявшие дешифраторам ломать изобретаемые программистами взбешённых конкурентов заторы, ключи, шифры и пароли. Обладатели уже устаревших джарварских моделей управляющих модулей рем-комплексов могли отдельно приобрести новейших дроидов-дешифраторов, оснащённых современнейшим софтом и совместимых даже с искинами «управленцев» четвёртого поколения. На попытки политического давления джарварцы реагировали в духе спокойного игнорирования угроз. Они, по сущности своей, привыкли к существованию в постоянном противостоянии с остальными государствами цивилизации.


И только с седьмого поколения этого вида оборудования, в длительной борьбе «жадный программист - упёртый хакер», наступили желаемые для эгоистов изменения. Дальнейший взлом программ стал слишком длительным процессом, а потому, нерентабельным. Но и того что уже произведено в Содружестве хватало, чтобы обеспечить продукцию конгломерата джарварских корпораций «Ано Нгбу» стабильным спросом лет на двести вперёд. А если учесть, что во многих окраинных и независимых мирах, по закупленным когда то долговременным лицензиям и сертификатам, продолжался выпуск ремонтно-технических комплексов шестого, пятого и, даже, четвёртого поколений, то....


Только теперь Виктор и его друзья начинали понимать, каким, по сути, "Клондайком" могли для них стать корабельные кладбища Горячего Завала, хотя бы только из за возможности набирать здесь сохранившиеся управляющие модули модели «Нгбу» четвёртого и пятого поколений для лёгких, средних и тяжёлых крейсеров, маркировавшихся соответственно буквами Л, С, и Т. Добрая половина имперского флота оснащалась ремонтно-техническими комплексами именно этих моделей. Наличие же джарварских управляющих модулей делало вполне ликвидным товаром и рем-дроиды, как все хакданские, так и собственно антранского производства, которых тоже здесь было немало.


А два экипажа «гасителей активности» к тому времени, обезвредив, путём изъятия всех уцелевших искинов, группировку джарварских «средняков», заканчивала дезактивацию всех энергонасыщенных одиночных целей расположенных вдоль намеченного грядущего разгонного трека ухода. По окончанию этих, совершенно необходимых, работ, после отдыха, им предстояли поиски в основной группе местного кладбища желанных трофеев. Пока, все, встреченные ими пригодные к восстановлению, лёгкие крейсеры, относились к хакданскому флоту, что устроить команду по понятным причинам не могло.

Руду внимательно следил за подозрительно задумчивым выражением лица своего псиона. В ходе работ, одна из голопанелей постоянно отображала экипаж "Ската", работавшего в паре с их "Рыбкой", да и связь через искинов они не прерывали ни на мгновение, оставляя возможности мыслесвязи посредством нейросетей для работы с экипажами. То, что в экипажах обоих разведчиков было по одному человеку, значения не имело. Тренировка - это всё. Не всегда же их команда будут столь малочисленной.

Раз Алекс задумался - жди неожиданного предложения.


Руду, есть предложение, - подтверждая мысли напарника, сказал, принявший видимо какое-то решение, Алекс.

- Мы «погасили» уже девять одиночных хакданских "легкачей". Из них, два разведчика вполне подлежат восстановлению. Главное, скан-комплексы у них целы. Остального недостающего оборудования можно «надрать» на других подранках. Надо отбуксировать их к "Прелести" и пусть Витька их восстановит, - ошарашил Руду своим предложением Алекс.


- Да, зачем они нам? Всё равно нельзя тащить их через хакданский космос, - озадаченно спросил Руду, - Я мозги себе уже сломал, придумывая куда деть уже восстановленного нашим фанатом - механиком "Сору". Без его горестных причитаний ведь не обойдётся.


- Никуда мы их «тащить» не будем. Здесь им, похоже, работёнку найдём по специальности. Ты же оценил последнюю группу «средняков», в которой мы шестерых «активных» только что "гасили"? Там же четыре десятка их, как минимум, оказалось. Шестеро «светились", остальные оказались просто погашенными полностью. И ты сам отметил поболе десятка, вполне подлежащих восстановлению, за счёт комплектующих, снятых с этой же группы. Почти все - так нахваливаемой тобою модели «Ан Хамази». А хабара ценного сколько там ещё можно снять! Подойти к ним было кому либо сложно, из за одиночек, которых мы сейчас зачищаем. Но теперь, если кто сюда доберётся, то они - как на ладони. Мы постарались - зачистили подходы, объяснил капитану причину своей озабоченности Алекс.


- Во-первых, никто сюда не дойдёт. До «крайней» системы основного Завала нам ещё в одну, тоже «крайнюю», систему «отскока» прыгать. Аттрилиевого Завала просто боятся и правильно делают! Сам видишь, что тут можно "отловить" при «слепом» входе в него, даже, в этих, «отскоковых» системах. Во-вторых, ходить за хабаром сюда мы вряд ли когда будем. Далеко. И не дадут нам брать здесь много «собачки на сене». Особенно это касается восстановленных кораблей. Вернее, не будут пропускать через свою территорию. Забудь.Жаль, конечно, отказываться от таких богатств, но надо быть реалистами, - увещевал псиона Руду.


- Вот уж, фигушки! - неожиданно эмоционально возразил Алекс, - Основную базу себе делать будем, если пойдёт всё, как задумываем, в Великом Завале, тут без вопросов. Логистика, доступность основных торговых площадок, современные базы знаний, современные медкапсулы - всё же это приобретать придётся. Центр Содружества такими возможностями обеспечит, хотя, ещё надо подумать, где будут наши основные торговые площадки? В Великом то, трофеи будут в основном третьего поколения, по самому краю могут остатки кораблей четвёртого поколения попадаться, но с краю работать из за сумасшедших «мусорщиков» опасно. Там, моложе трёх сотен лет, объектов, почитай, и нет. А то, ведь и второго поколения недобитков использовать придётся, из тех кораблей, которым хозяева, да командиры тогдашние успели или додумались рем-комплексы с 3D-принтерами "накатить".


С таким товаром в центральных мирах много ты заработаешь? Да и Брату без устали "гундит", мол, сматываться компашке подальше от Федерации, да, и от Хакдана, надо при первой возможности, ибо, «раскусят» нас и «прихапают». А может там, в Великом Завале, во внутренних районах давно уже всё «передохло», только «оболочка», из поздних по временам сражений «крайних» систем, опасна для посещения?


- Нет, Алекс, не «передохли»! Лет сорок назад, джарварцы проверяли. Недобитки тамошние «живы» и опасны. Не до такой степени как в «оболочке», но опасны. Остаться живым после «впрыгивания» туда, шансов - на сорок процентов, почти, как во многих «предж...ых» системах, а вот разгонный трек для возвращения организовать, очень затруднительно. - «успокоил» товарища Руду.


- Эти джарварцы, что, совсем "отмороженные", как это они проверяли? - поинтересовался Алекс.

- Рабовладельцы наши разлюбезные - очень интересный и неожиданный народ, - хмыкнул Руду, - Когда начинаешь с их государством внимательно знакомиться, они многим удивляют. В принципе, не очень то они от остального Содружества отличаются, вот только с рабской принудиловкой их трудно смириться. А так, по многим позициям, они разумнее остальных поступают. Может тебя и удивит, но джарварцы до сих пор свято соблюдают почти все запреты, табу, правила, оставшиеся от наших общих Древних. В этом с ними никто не сравнится. За всё время существования они не уничтожили ни одной планеты с кислородосодержащей атмосферой! Табу! Завет Древних! «Прихапать» население и вывезти, если удержать планету не могут - запросто! Уничтожить - ни-ни! Но это разговор не ко времени.


Просто, джарварцы к своим же преступникам абсолютно безжалостны. Брали пару смертников - капитана и первого пилота. Остальной экипаж - рабы. Крейсер особо бронированный, с усиленной энергетикой для обеспечения дальней гиперсвязи и, в максимальный по дальности прыжок, через четыре системы на пятую - вперёд! Выживешь, вернёшься - чистая индивидуальная карта с нулевым индексом социальной полезности. Не вернулся никто.


Но, связь, некоторые, установить сумели. "Живых" недобитков там поменьше, зато восстановлены они своими рем-комплексами очень серьёзно, за счёт всех присвоенных ресурсов системы. Каждый, свой «кормный» объём отслеживает и по прежнему опасен. Да ещё, дальше четвёртой системы от края Завала, картографии нет. Не сохранилась. Считай, дикий космос. Ну, и нафиг туда лезть? Этого дикого космоса вокруг, без всяких «полутрупов» стреляющих, хоть задницей кушай!


Тогда, считай, что это мои предчувствия интуита, - продолжил упорствовать Алекс, - Не чужие нам здешние системы! «Покормимся» мы ещё тут, а может и базу сюда, в итоге, перенесём или просто заимеем здешнюю. Всё равно их будет у нас не одна, и не две. Антранские вассальные полунезависимые системы, к этим объёмам космоса прилегающие, хакданский хабар на ура «скушают». А имперские кораблики, в пограничных независимых мирах будут востребованы. Брату просветил нас о междержавных как бы «фронтирах» . «Большие дядьки» вроде Хакдана, Дживея, Антрана всегда помалу цапаются. И цепь независимых миров на границах, чуть ли не специально ими поддерживается , для удобства товарообмена через них, в периоды обострения отношений. А отношения между ними, слава Творцу, и не остывали никогда.


Но Руду, тоже, упёрся и продолжал вываливать аргументы не в пользу неожиданного для него выбора Алекса,

- Хорошо, а как же местный Фронтир? Ведь здесь не просто пираты, а базы и отстойники крупнейших группировок угнездились! Простых пиратов, как на ваших земных «сафари», отстреливают ради «развлекухи»! Как мимо них кораблики таскать собираешься? Навигация здесь очень «тухлая», где в две-три системы, а местами и в одну, тропы протянуты. «Карманов» и «отнорков» тупиковых в две-три системы, наверняка хватает, вот в них они, похоже, и угнездились! Попробуй, выковырни! Тропу в одну систему, ведь, перекрыть не проблема.


У Брату небось нахватался про сафари, - недобро хмыкнул Алекс.У него как то заметно изменился голос. Руду почуствовал, как знакомые уже ему, неприятные мурашки пробежали по вспотевшей, вдруг, спине,

- Так это и хорошо, что навигация «тухлая». Если сильно мешать будут, то я им не то что Ночь, Варфоломеевский Год тут организую! Уцелевшие, детишкам «страшилки» про здешний Фронтир рассказывать будут! Брату, просветишь капитана потом, про что я говорю? Инфу про ночку эту, скачать сумел?


- Как не суметь? Сумел, - откликнулся, непривычно молчаливый на этот раз, искин, - Я поздновато разобрался в ваших земных сетях, но при уходе две библиотеки успел закачать. Вашу, самую большую московскую и ... эту... ватиканскую!


-Ох, ёкарный бабай! - вдруг, вмешался в разговор Виктор, - ну ты отмочил, «железяка»! Капитан, ты Сашку не зли! Это даже для нас, извечных его друзей, опасно! Поверь, он знает что делает! Нами неоднократно проверено! И на Брату за моё вмешательство в разговор не греши! Я с самого начала через нейросеть себе «конференцию» организовал и всё время ваши «подвиги» на голопанели отслеживал. То же мне, «бином Ньютона», вас отследить, когда вы орёте на весь космос, аж в Джарваре, небось, слышно.


Правильно Саня задвигает. Как можно от таких богатств отказываться и взамен всего этого в куче металлолома ковыряться? Это обо что надо головой удариться и как сильно?! Да, я совсем бы в ваш центральный «гадючник» с его козлами СБ-шными не совался, если бы не контракт, с протоколом по «изъятию разумных» связанный. Мне бы и гражданства независимого мирка какого-нибудь хватило, лишь бы он в Содружество входил. Всё легче бы, от местной СБ-шной конторы отмахаться, чем от тамошних зверей.


- Вон оно как! А я опасался, что вам могут помешать выжить в Содружестве некоторые «вывихи» вашего земного «гуманизма». Брату познакомил тут меня с выдержками о его сути, - почти задумчиво протянул заметно повеселевший Руду, - Нефу, правда, меня успокаивал, говорил, что это так, наносное, слетит с вас как шелуха. Земляне друг с другом резались всегда только так! Выходит, крови то вы особо не боитесь?


- Причём здесь кровь? Выжить просто надо! Что мы тебе звери, кровь без нужды лить? Да, и замерзает она при прогулках в космосе без скафа - под смешки компании спокойно ответил Алекс, - откуда ей будет взяться?


- А вот это, только через меня! - вмешалась, молчавшая до этого Ирина, - сначала я нейросети и импланты изъять должна, потом уже прогулки будете организовывать. Мне, кстати, жаль, что здесь весь «трупняк» прибрали до нас. Уже бы что то и наковыряла, да и руку набить неплохо! Нейросети, ведь, многоразовые по пятое поколение, Нефу? Она увидела, что Нефу выбравшийся из медкапсулы после очередного сеанса освоения знаний, появился в рубке крейсера - разведчика.


- Сама же знаешь, по изученным базам меня уже вдвое скоро обойдёшь, - с улыбкой вступил он в разговор. А Руду, глядя в невыносимо синие глаза Ирины, почувствовал, вдруг, как бы не большую опасность, чем от отдававшего инфразвуковыми тонами порыкивания Алекса в адрес пиратов. Но будучи упорным и неуступчивым по натуре, не отводя взора от синих «лазеров» Ирины, всё же выдал свой последний аргумент,

- А что будем делать если Хакдан и Артран возмутятся нашими художествами в Завале? Две огромных державы с их флотами тоже будем по Фронтиру гонять? Ведь, отследят они нашу активность непременно, когда развернёмся!


- А если отследят и возмутятся, мы их опять друг с другом стравим. Найдём способ, так что не до нас им будет. - почти проворковала Ирина, - Брату сделай выборку из произведений земного политика Дизраэли, потом ознакомишь с ними Руду.

- Это про того, который: «...разделяй и властвуй...", - спросил искин, и получив утвердительный кивок, неожиданно сказал,

- Нельзя этого делать, Ира! Руду и так вас боится, а почитав эту «Дизраелю", может вообще после службы со страху не вернуться.


- Ах ты, гад железный! - мгновенно взвился Руду, - Да ты... да я тебя... выкупать у Флота не буду!

- Эй, эй, полегче, капитан! - На голопанелях «нарисовалась», нависающая над Руду, двусмысленно ухмыляющаяся глыба Лёньки, до этого момента отсиживавшегося где то в глубине рубки.


- «Железяка», ты и впрямь оборзел! Зачем своего капитана дразнишь? Дождись сначала, когда выкупит и к нам вернёт, тогда и припомнишь ему всё хорошее! - под облегчённый смех компании, наставил на верный путь заблудшего «железного» товарища Лёнька. Но, нашедший куда стравить накопившийся за непростой разговор «лишний пар» Руду , всё равно почувствовал благодатное облегчение.


Хватит, поговорили! - подвёл итоги Алекс, - Размечтались, «беспорточная» и «беспаспортная», пока, кампания. Руду во многом прав. Он с братом - уже полноценные граждане Федерации Дживей и знают её реалии получше нас. Все его сомнения нам на пользу. Будем чаще искать ответы на его вопросы, меньше будет шансов серьёзно напортачить. Ему тоже полезно уяснить для себя наши подходы, планы и возможности.


"Средняки» ценные, пригодные к восстановлению, из той группы мы всё же в кучу стащим, на те, у которых уцелели орудийные установки, «запароленные» нами искины с питанием поставим для управления огнём, маневровые движки изыщем, прилепим и .запитаем, чтобы вооружённые «средняки» крутиться на месте могли. По трём опасным направлениям, с которых подойти к нашему хабару можно, по лёгкому хакданцу - разведчику поставим с их отличными скан-комплексами, и все искины - в общий управляющий кластер! Пусть кто попробует сунуться! Может всё и чистая моя паранойя, но, как говорится, а хай будет!


А теперь - «впахивать» всем дальше! Вик, готовь к перегону "Прелесть". Без неё «средняки» не «сгуртовать», наши «лёгкие» пупки себе развяжут. Всё равно, поближе к основной свалке перемещаться надо. Поехали! И у Руду даже мысли не возникло помешать, в этот момент, решительно взявшему на себя командные функции псиону.


- Зачем тебе эти вторичные нейросети, Ир? - поинтересовался Нефу, - На кораблях и снятом с них оборудовании можно, пожалуй, больше заработать. Да и реализовать столь специфичный товар не так и просто. Нужны надёжные связи во фронтирах и на всяких там окраинах. Основные корпорации, производящие нейросети, весьма не одобряют такую торговлю. Спалиться на этом можно совсем просто!

- А зачем обязательно торговать? Вот, отыщем путь к Земле, может и для других целей такие нейросети вполне пригодятся, - отозвалась Ирина, - Товар этот, как я поняла, весьма дорогой. Много его покупать - никаких кредитов не хватит, а , вдруг, понадобится много?


- Тебе так хочется вернуться домой, подруга? - вступил в разговор Леонид, вместо замолчавшего Нефу.

- Разве я говорила что то о доме? Я говорила о дороге к Земле, Лёня! А дом для меня - это место, где я живу, куда возвращаюсь, завершив работу, где меня ждут любимые и уважаемые мною люди. Сейчас мой дом здесь, на наших кораблях! - спокойно ответила Ирина, а потом продолжила,

- Вот, живёшь ты , скажем, в большом городе. Есть у тебя там хорошая квартира. Что ты считаешь своим домом, эту квартиру, этот город или место, где догнивают последние брёвна, заброшенной людьми деревеньки, в которой тебе судьбой суждено было родиться? Так и с Родиной. Мы всегда считали своей родиной Россию, а сейчас уже о Земле думаем, как о Родине. Пройдёт время и, может быть, возвращаясь в Солнечную систему, мы будем говорить про себя: « Ну, наконец то! Вот они наши астероиды, вот родные кольца Сатурна, а там любимые Фобос и Деймос по прежнему нарезают вкруг нашего Марса! Родина любимая!»


- Ир, это Лёнька просто захотел убедиться, с ним ли только происходят некоторые интересные изменения в мироощущении? А, вдруг, он один такой «изменщик»! - вмешался Виктор под смешки остальных землян, но было заметно, что все очень внимательно отслеживали затеянный Леонидом разговор.

- Можешь успокоиться, Лёнь. Ирка права, людям, если они "в себе", свойственно, со временем, вырастать из коротких штанишек. Я уже не напоминаю о том, что мы совершенно добровольно ушли с Земли. Мне хочется найти дорогу на нашу общую родину вовсе не для того, чтобы время от времени посещать её. Никакой особой ностальгии пока не ощущал. А, вот, как вспомню про наших очень неглупых стариков, вроде нас тогдашних, на крыше, которые сию минуту умирают, а могли бы ещё лет двести... и не без пользы! Про инвалидов и безнадёжных больных разными, вполне, оказывается, излечимыми болезнями и не говорю уже! Как бы они, даже, нам, сейчас, пригодились!


- Правильно всё Витя, - добавил Алекс, - Обговорили ведь мы всё это уже как бы не сто раз. Разве что, для братцев, ставших новыми членами нашей семейки, кое что разъяснить хотите? Тогда и я добавлю. Тревожит наc хрупкая «корзинка» под названием Земля, в которой все «яйца» нашей ветви цивилизации оказались. Побольше бы таких корзинок, да разнести в разные места, с качественным набором наших земных «яичек», на всякий пожарный.


- Во-во! - включился, замолчавший было Леонид, - А сколько в Содружестве заметных по размерам Завалов насчитывается, Руду?

- Так сразу, могу пять-шесть вспомнить, те, посещение которых абсолютным большинством разумных иначе как безумством не рассматривается. Есть и поменьше объёмами, но более опасные, из за относительной «свежести», вроде здешнего, только они разрабатываются помаленьку, поскольку пароли и коды, для образовавших их останков кораблей, у военных ещё сохранились, - ответил на неожиданный вопрос Руду, - Здесь бы тоже разрабатывали, но хакданско - антранская свара затянувшаяся не позволяет.

- Вот нам и место под пять-шесть таких «корзинок», - удовлетворённо выдал Лёнька. - Авось, все не раздавят за раз!


- Хватит разговоры вести! - решительно прервал опять разгоревшуюся дискуссию Алекс, - Работать мы будем или только ля-ля? Руду и Нефу главное уже уяснили и в наших мотивах разобрались. Остальное по ходу «дотрём».


- А кто не работает? Может вы, а я уже заканчиваю погрузку всего на "Прелесть". "Легкача" хакданского своим ходом потом перегоните, готов кораблик, топливо только заправить осталось. Пароли на искин, тому кто перегонять будет, я скину. Кидай для "Прелести" маршрут, Руду, - сварливо отозвался Вик. И работа продолжилась.

«Сгуртовать», по выражению Алекса, имперские средние крейсеры оказалось не так и просто. Всё же, «Прелесть», при всей её мощи, ни одного раза не буксир. Пришлось, «Рыбке» и «Скату» в паре работать в режиме толкачей. Основные проблемы были не столько с самими перемещениями более тяжёлых «средняков» джарварского производства, сколько с гашением их продолжавшегося по инерции движения, когда, лишённый рабочих двигателей подранок, достигал намеченной для него точки парковки. «Прелесть» без проблем подтащила наиболее удалённые от общей группы повреждённые корабли . Задачи по воплощению в жизнь заявленных Алексом планов по созданию местного «укрепрайона», ожидаемо возложили на Вика. Всех остальных членов команды, свободных от продолжения разведки кладбища, отдали в его подчинение.


А Руду с Алексом, вновь объединившись в экипаж, на «Рыбке» отправились к краю основной свалки этой системы. К тому времени, Алекс уже успел оснастить один из двух средних боевых лазеров малого крейсера, сотворённым ими ранее спец-модулятором. Поскольку, позаимствованны лазеры были у одного из распотрошённых антранских «Лигуров», для замены потерянного ещё в давнем бою в составе патруля вооружения, то и в дальнобойности и эффективности оружие дживейского малого крейсера теперь не уступало, успевшему изрядно уже потрудиться «Скату». «Рыбка» не имела своего крипто-комплекса крейсерского класса, зато у неё был невидимый для местной активной техники «Мих крипто». «Скат» такой комплекс имел, однако, не везде удобно было вести разведку, вовсе и не таким малым крейсером модели «Лигур».


Виктор, естественно, не упустил возможность «прихомячить», в ходе возврата за движками «тяжа» для «Прелести», третий, из найденных в трюмах этого «тяжа», эсминец «Шанули», не попавший, в своё время, в число «балластных». Теперь, он числился штатным инженерным малым кораблём на «Скате». Леонид и Вик пообещали, как только появится свободное время, оснастить эсминец, снятым с одного из разбитых антранских разведчиков рабочим криптокомплексом. Для этого надо было сменить слишком слабый искин на «восьмиклассника», заменить энергошины и забить дополнительными реакторами и накопителями добрую половину трюма «Шанули». В результате, «Скат» станет очень грозной силой и более эффективным разведчиком. Все необходимые комплектующие для этой работы уже имелись, а вот свободного времени как раз и не хватало.


Вообще то, углубляться в здешнюю, весьма насыщенную опасными активными объектами свалку, особой нужды не было. Большую часть, целенаправленно разыскиваемого, нашли уже на её границе. Здесь было сконцентрировано сразу одиннадцать, в разной степени повреждённых, «близняшек» их «Прелести». Слабые «на корму» транспортники и ремонтники модели «Ан Сарври», стремились выйти из общего сражения. Их защищали несколько «Ан Хамази» и три десятка «Лигуров». Но хакданцев, в основном лёгких, но от того ничуть не менее опасных, «Сору», различных специализаций и средних "Харилов" было больше, и на самом краю поля битвы они, вероятно, и достали беглецов. Выбирать здесь было из чего. На побитых «Ан Сарври» нашлись семь неповреждённых штатных двигателей «Твити 400Т», то есть, потребность в них с лихвой закрывалась бы. Вот, только, Вик, не оставлял надежды найти и использовать вместо них антранские двигатели, которыми оснащались тяжёлые рейдеры - носители модели «Кааш». Размерами эти движки уступали джарварским, а по мощности превосходили почти на двадцать процентов.


Группа подобных обездвиженных рейдеров - носителей обнаружилась на противоположном краю кладбища. Эти боевые корабли тоже стремились избегать общей свалки, издалека выпуская на поле боя, тучи своих «москитов». Ломиться к ним через всё кладбище никто не собирался. После завершения работ здесь, предстояло просто облететь на «Прелести» опасные места и зайти на цель с другой стороны. Были найдены и четыре пригодных к восстановлению рем-ангара, три почти неповреждённых грузовых модуля и, самое главное, несколько, в разной степени повреждённых, наборов специального ремонтного оборудования для оснащения рем-ангаров «Ан Сарври» в варианте полевого ремонтника. Это был настоящий праздник для души и, одновременно, день скорби для «персональных зверинцев» экипажа. Всё найденное могло пригодиться лишь потенциально, в рассчёте на возможные посещения системы в будущем. Устанавливать рем-ангары и грузовые модули, из-за поднимающих парковочное место для транспортируемых кораблей надстроек на корпусах «Прелести», было невозможно. А терять возможность добавить тяговое усилие двигателей «легкачей» к усилиям основной двигательной группы, при разгоне, просто неразумно.


Определив и зафиксировав точные координаты ценных находок, экипаж «Рыбки» перенацелился на «Лигуры». После обработки данных, выданных скан-комплексом «Рыбки», Руду в душе согласился с Алексом, так настаивавшем на возможности закрепиться где то в окрестностях Горячего Завала. Пригодных к восстановлению кораблей, было не просто много, а очень много. Отказываться от такого потенциального богатства было действительно неразумно. Хотя и проблем здесь будет предостаточно . Без надежды на уникальные способности Алекса, соваться сюда ещё хотя бы раз, было смертельно опасно.


Алекс, «посветив» в пси, показал на один, заинтересовавший его мощной пси-сигнатурой, «Лигур 5Р». Добраться до него удалось, «погасив» всего лишь одного побитого близнеца - «легкача» и двух сохранивших слабую энергоактивность хакданских «Сору 5У». Избавив их от «вырубившихся» искинов, они "приложились" из модифицированного лазера и по желанной цели.


Крейсер их поразил. Кроме сбитых маневровых двигателей, всё остальное оборудование было абсолютно целым и работоспособным. Почему крейсер был оставлен экипажем, было совершенно непонятно. В трюме, наряду с полным набором ЗИПов и других полезных в походе грузов, они с удивлением обнаружили хорошо уже знакомый «Шанули» в инженерном варианте, с установленным, явно уже флотскими умельцами, аналогом крипто-комплекса, работавшего на «Мих крипто». только уступавшим как и сам крейсер дживейскуму близнецу по уровню поколений. Заменив искин, благоразумно прихваченным в разведку уже прошедшим через дешифратор Вика трофейным собратом двенадцатого класса, Алекс активизировал его и, снабдив своими кодами и паролями, запустил диагностику состояния систем. Через пятнадцать минут искин пожаловался лишь на понятную нехватку маневровых движков. Ещё через три часа, заполучив недостающие движки за счёт двух соседних неактивных «сотоварищей», он был готов к переходу. Наметив ещё два подходящих «Лигура» для последующего восстановления, они, уже на двух крейсерах, вернулись к месту парковки «Прелести», немало удивив работавших там товарищей.


Работы растянулись на две недели. Повозиться пришлось с надстройкой, позволявшей задействовать при разгоне «Прелести» двигатели лёкгих крейсеров. Восстановление «Лигуров», в силу относительно малой повреждённости здешних подранков и достаточного количества недостающих комплектующих в ближайшей округе, проблем не вызвало. «Лигур», с оснащённым крипто-комплексом «Шанули», Вик незамедлительно объявил «неотъемлимой собственностью корпорации», чуть не набросившись с кулаками на Руду, заикнувшегося о намерении взять его в тандем со своей «Рыбкой». И хотя тот, быстро осознал свою ошибку, долго ещё поглядывал на капитана, как на, только чудом не состоявшегося, «врага семьи». По сути, дарить, столь удачно оснащённый крейсер - разведчик, кладовщикам Флота Федерации, и впрямь, было неразумно.


В тандем к «Рыбке» определили один, из намеченных к восстановлению при первом посещении окраин большой свалки, «Лигуров» - разведчиков. Руду сам дал ему прозвище «Чакши», по первым слогам длиннющего наименования на тамошнем аборигенном языке, родной, для братьев, планеты. Он признал удобство использования прозвищ, отказавшись всё же, в нарушение правил их Флота, дать кораблю официальное имя.


Крейсер с замечательным «Шанули» - невидимкой тоже получил имя. Тут, жертвой заговора Вика и Лёньки стала Ирина. Видимо, они решили хоть так припомнить грозной подруге, её обещание познакомить друзей с местами зимовки ракообразных, во время прозывания «Рыбки».

Алекс, похоже, решив, что притормозить чересчур властную любимую, хотя бы и по мелочам, будет вовсе не вредно, от участия в наречении корабля отказался. В результате, несмотря на отчаянное сопротивление возмущённой до глубины души Ирины, конечно понявшей откуда у задумки друзей ноги растут, лёгкий крейсер - разведчик получил имя «Рак». Позже, она, правда, признала, что в бою, короткие имена, позывные и прозвища очень удобны.


«Рак» занял место «Рыбки» на корпусе «Прелести», вызвав весёлые комментариев друзей - заговорщиков и под недовольное сопение Ирины. Места на сформированных ступеньках межкорпусной палубы заняли два восстановленных «Лигура» - универсала.


Брату пояснил, что после завершения похода через Фронтир, с крейсеров - разведчиков, предназначенных для будущей корпорации, всё равно предстоит снять все крипто-комплексы. И не только снять, но и разобрав на детали, тщательно рассовать оные по разным контейнерам, ящикам и уголкам трюмов, благо, искины, никогда не забывают, куда что положили. Право на оснащение крипто-комплексами в Содружестве обладают только корабли разведки Флотов и имеющие отношение к СБ. То же касается и возможности реализации подобных комплексов на рынках. Так что, смысла в восстановлении разведчиков для предстоящей продажи не было, лучше уж сразу иметь дело с крейсерами универсальной специализации.


Спец-модуляторами были оснащены по одному из парных средних лазеров на всех крейсерах. Второй средний лазер оставляли с обычными настройками для возможности, в крайнем случае, вести бой на малых и средних дистанциях. Головной болью Руду и Алекса были малые пульсары ПКО. Каждый «легкач» получил по четыре штатных зенитных пульсара снятых с недобитых «Сору». Тут решили не церемонится с происхождением, ибо хакданские малые пульсары заслуженно считались лучшими в Содружестве и были основным «противомоскитным» оружием во Флотах многих держав. Посовещавшись, всё же рискнули оснастить модуляторами каждый второй пульсар отряда.


«Москитный» флот был, безусловно, главной потенциальной опасностью для их очень «зубатого» отряда. «Прозрачность» ближних систем для их псиона уберегала их от возможных засад, но корабли в Содружестве способны были и на длинные прыжки через несколько систем. Перспектива заполучить «на голову», вывалившийся из такого прыжка «тяж», почти всегда оснащавшийся собственной «москитной» группой, а тем паче, носитель, набитый истребителями и штурмовиками под завязку, не радовала.


Руду, исходя из своего богатейшего опыта службы в главном Фронтире Содружества, успокаивал всех тем, что пираты в длинные прыжки вообще не ходят. Только в ближние системы, с предварительной разведкой с помощью «легкача». Носители у них тоже «не в теме». Пиратам нужна добыча, а не победы. Набрать хабара на многочисленную команду почти невозможно, а значительному «москитному» флоту, кроме пилотов, нужен и немалый отряд техников...


Опасность, тем не менее, «нарваться», никто исключить не мог. Переходы по космосу Содружества никакие сверхспособности безопасными никогда не сделают.


Наконец, отряд из полностью оснащённой «Прелести» и тандема из «Рыбки» и «Чакши» отправился к противоположной окраине свалки. Перелёт делали со значительным выходом за плоскость эклиптики. Это позволило достичь цели уже через шесть часов, при значительных расходах топлива. Но, в относительно малоповреждённых кораблях здешней свалки, топлива для пополнения запасов хватало.


Из трёх десятков повреждённых антранских рейдеров- носителей, обнаруженных на этой окраине, больше половины относились к искомой модели «Кааш», а вот двигатели на них были побиты очень знатно. С большим трудом удалось обнаружить и снять четыре неповреждённых движка антранского производства, одноимённой с носителем модели, «Кааш 5Т».


Торжествующий Вик, сразу приступил к замене разнокалиберного корпусного набора двигателей на пару штатных «Твити 400Т», четыре контейнера с которыми, он после нешуточного «боя» с Руду, всё же «присобачил», на «всякий пожарный», к обратной стороне межкорпусной палубы. Уйти с ними в гиперпрыжок не позволяла конфигурация образующегося при переходе гиперкокона, и, ещё два таких контейнера, с непонадобившимися двигателями, предстояло просто припарковать к одному из носителей, зафиксировав в памяти координаты вынужденного «схрона». Но зато, не надо было теперь возвращаться за штатными движками к месту предыдущей стоянки. Механик проявлял себя неплохим интуитом, особенно, когда дело касалось техники. Он, как предчувствовал, что исправных движков снятых с антранских носителей, может и не хватить. Формировалась очередная «сборная солянка" двигателей транспортника.


Но, теперь, она выглядела куда как солидно. И по суммарной тяге она превосходила полный штатный набор «Твити 400Т» на пятнадцать процентов. Работы по замене двигателей, на основную, теперь, четвёрку «Кааш5Т» и пару, располагавшихся на корме корпусов, «Твити 400Т» растянулись ещё на неделю.А если бы не наличие трёх инженерных «Шанули», то и полумесяца могло бы не хватить. Время летело, уже перевалив за полгода, с момента выхода корабля из «кошки» на пути к Содружеству. Но после отладки и юстировки установленных движков, всё было готово к походу.


Остановок для "мародёрки" не предвиделось, все свободные площади и объёмы были буквально забиты, неугомонными Виком и Леонидом, трофейным ликвидным добром. Брату точно просчитал габариты гиперкокона «Прелести», и Вик, урезав на нужную высоту множество малых контейнеров, набранных им в трюмах близких к месту их стоянки антранских носителей, всё-таки занял обратную поверхность межкорпусной палубы, залив образовавшиеся дополнительные баки запасом топлива. Алекс, даже, встревожился , не появится ли у первых же представителей дживейских властей соблазн «попотрошить» столь богатеньких путешественников?


Но Руду, имевший опыт организации «схронов» с добром в укромных местечках космоса, пояснил, что с собой они возьмут ровно столько, чтобы не выглядеть при этом откровенными идиотами. Сколько бы добычи они ни предъявили в качестве трофеев, ни один флотский начальник всё равно не поверит, что львиную долю добра не припрятали.


Разочаровывать своих начальников глупым поведением Руду не собирался. Он уже рассчитал долю трофеев, которые пойдут в «нужные» карманы, вернее, суммы, эквивалентные проданной доли добычи, которые следует внести на известные счета.

Увеличив эту сумму втрое против рассчётной, он, тем самым, «честно» информировал руководство о примерных объёмах припрятанного. Так делали все капитаны Флота во Фронтире, и особых проблем с начальством, в результате, обычно не возникало.


Следующий прыжок приводил их в так называемую «торцовую» систему отскока, за которой уже начинался относительно свободный Фронтир, но на самом деле, им приходилось заходить ещё в одну систему «отскока», расположенную с противоположной стороны «крайней» основной системы Горячего Завала. Только с неё можно было выйти на хакданскую ветвь навигационной тропы. А с «торцовой», имелся выход исключительно на имперские объёмы



Глава 10

. «Торцовая» система, в наиболее свободную от корабельных останков часть которой и вышел после десятичасового прыжка тандем «Рыбка» - «Чакши», отличалась от предыдущей явно большим процентом откровенно устаревшего хлама, среди останков кораблей на здешней свалке. Вероятно, в завершающих боях тех сражений, антранцы, не желая рисковать «державшими» другие важные районы Империи основными флотами, собирали в окрестностях всё, что ещё могло летать в космосе и бросали в топку войны. Впрочем, и среди хакданских останков доля старых кораблей была повышенной. Державы, похоже, порядком истощили к тому времени резервы в дурацкой войне.


Через четыре часа в систему вывалился из гипера и монстр по имени «Прелесть».

Руду и Сашу наблюдали его проявление в нормальном пространстве, затаив дыхание. Несмотря на несуразность, надо признать, что выглядел он, в целом, устрашающе. От четырех узнаваемых выпуклых дисков «Лигуров», оседлавших замысловатое сооружение, ничего доброго возможному противнику ждать не приходилось.


Разъединив тандем и добавив Леонида и Ирину в экипажи, Руду с Лёнькой на «Рыбке» и Алекс с Ириной на «Чакши» занялись зачисткой трека разгона для следующего перехода, а неугомонный Вик, уговорив Алекса погасить болтавшийся невдалеке прилично выглядящий энерго-активный «полутруп» хакданского транспортника, занялся пополнением израсходованных в полёте запасов топлива, выпустив для этого из трюмов Ската, универсала подобных работ - эсминец «Шанули».


Руду, даже, не стал комментировать происходившее. Он уже понимал, что не взяв хоть что-то из системы, Вик уйдёт в прыжок с больным «личным зверинцем».

С зачисткой справились примерно за сутки. Не нуждаясь в трофеях, просто «гасили» после «пси-подкачки» Алекса немногочисленные активные помехи и в режиме толкача, придавали им некоторое ускорение, даже не освобождая от уснувших искинов. Свободных мест для дополнительного груза не было.



Виктор же, закончив заправку всего что мог, отнюдь не успокоился. Пользуясь тем, что Алекс сбросил ему на нейросеть схему с энергоактивными, а значит и потенциально опасными объектами окрестностей, сменив своего «Шанули» на «невидимку» из трюма «Рака», решил, всё же, пошарить в безопасных местах. Невдалеке от ограбленного им на топливо транспортника, он обнаружил разбитый древний джоширский средний крейсер, явно принадлежавший неудачливым «мусорщикам». Эти отчаюги, вероятоно, рискнули прыгнуть «куда нельзя».

Принадлежность корабля к «мусорщикам» выдавало наличие на нём девяти трупов погибшей команды. Корабли оставшиеся после битвы, от трупов кто то старательно зачистил. Вернувшуюся с зачистки трека Ирину, с трудом удержали от немедленных попыток начать извлечения нейросетей из заботливо собранных Виктором и «принайтованных» на поверхности палубы «Прелести» трупов мусорщиков.


Руду, молча понаблюдав за прыгающим на одной ноге Виком, только что, в одиночку, на эсминце, нашедшем себе занятие, в отнюдь не безопасных окрестностях, за тем, как всей командой урезонивали разбушевавшуюся Ирину, только зябко передёрнул плечами и почему то вспомнил забавное определение Алекса, в адрес джарварских исследователей Великого Завала. Потом, невольно улыбнувшись, подумал: « Это теперь ещё надо решить, кто в Содружестве является настоящими «отморозками»!

А потом, ему, вдруг, подумалось ещё, что его погибший капитан, Лили Биру, будь она жива, была бы довольна этим экипажем. Все действия землян были в её духе!


Оставив на дежурстве Нефу и Леонида, все отправились отдыхать и учиться в медкапсулы. «Скат»,«Рак» и «Прелесть» заимели свои медотсеки, в которые определили по три трофейных медкапсулы джоширского производства «Ируна 4У» и по одному операционному комплексу четвёртого поколения «Лохиш С», выпускавшимся по джоширской лицензии одним из независимых миров и не уступавшим по качеству и возможностям популярной в Содружестве модели «Зайд».


По большинству позиций земляне вышли уже на изучение пятого и шестого уровней баз знаний, и темпы обучения, из за объёмности усваиваемой информации, заметно снизились. Ирина и Алекс пятый уровень освоили по всем позициям. Вплотную вставал вопрос о более современных базах, но пока, взять их было негде. Для работы в Завалах уже усвоенных ими устаревших баз было вполне достаточно. Разве что, Ирина упорно работала с устаревшими медицинскими базами шестого уровня. Но, для полноценного роста и ей были необходимы современные общие теоретические базы ветки Наука, более высокого уровня, которые в трофейных сборах просто отсутствовали.


Разгон и прыжок, в теперь уже, действительно последнюю, перед местным Аттрилиевым Фронтиром систему «отскока», неожиданно, после её тщательного пси-сканирования, «притормозил» Алекс. Во-первых, система оказалась, значительно плотнее всех уже пройденных, забита остатками кораблей. Хотя, центр у местной большой свалки тоже был сильно смещён к одному краю системы и на противоположном её краю найти свободное от опасных помех пространство, для организации пси-активированного репера, можно было без проблем, но поработать над зачисткой будущего разгонного трека предстояло изрядно. А во вторых, на ближайшей к этому возможному реперу окраине большой свалки, Алекс обнаружил пси-сигнатуры активных реакторов не ниже шестого поколения. Ошибиться он не мог. Достаточно было со стороны «посмотреть» в пси на реакторы их «Рыбки».


Дело в том, что, начиная с шестого поколения энергетического оборудования, до устройства реакторов добрался всепроникающий принцип модульности. Единый мощный реактор заменил плотный пакет, состоящий из множества универсальных малых реакторов-модулей. До десяти процентов набора образовывали резерв, подключая который, можно было, не останавливая реактор, заменять износивсшиеся составляющие такими же десятипроцентными пакетами новых. Замена вышедших из строя или повреждённых одиночных малых модулей-реакторов вообще не вызывала затруднений. В тщательно защищённых дополнительным бронированием отсеках трюмов, хранился достаточный запас модулей-реакторов.


Это принципиально повысило живучесть этих устройств в бою. Уничтожить полностью такие пакет-реакторы можно было только прямым попаданием. Чаще, они выходили из строя при повреждении линков управления, связывающих их с искинами, нежели от непосредственного повреждения самого пакета. Деление на малые, средние и большие реакторы стало чисто условным. Просто менялось число модулей-реакторов в пакете, ёмкость аккамуляторов - накопителей и мощность шин энергоотвода. Именно такие сигнатуры, напоминающие чем то одновременно гроздь винограда или сильно ячеистый брусок, и «видел» Алекс.


Кроме того, общая пси-сигнатура объекта повторяла своей завершённостью обнаруженный ими прежде «легкач», получивший в последствии, стараниями «сладкой парочки» заговорщиков, «членистоногое» имя. То есть, корабль мог оказаться, просто, незначительно повреждённым. Четырёхчасовое дополнительное наблюдение, с пси-сканированием каждые четверть часа, подтвердило, что объект занимает равновесную орбиту «упокоения», без элементов какой либо вариативности в степени энергетической активности его составляющих, то есть , скорее всего, живым экипажем не обладает.


Переход решили совершить сначала тандемом. Только, в сцепке пошли «Скат» и «Рак», освободив свои парковочные места на корпусах «Прелести» для «Рыбки» и «Чакши». Перед самым окончанием подготовки к большому походу, Руду, вовремя спохватившись, мобилизовал весь экипаж на поиски и ремонт боевых дроидов-абордажников. В результате, было сформировано четыре абордажных команды из набора совместимых специализированных боевых дроидов антранского и джарварского производства. Три из них, заняли место в трюмах «Лигуров», а четвёртая, резервная, базировалась на «Прелести».


К сожалению, «Мих крипто» был слишком миниатюрным для доставки к возможной цели трёх десятков дроидов, с тяжёлой бронированной пятёркой таковых, в основе группы. Так что, тандем из «Ската» и «Рака», со средствами доставки и полноценными абордажными командами дроидов, сразу занявшими положенные места в трюмах «Шанули», в данном случае, был предпочтительнее любого тандема с участием «Рыбки".


Переход организовали поближе к объекту, хотя расчистить разгонный трек там было сложнее. Поскольку система прибытия наблюдалась на небе буквально в плоскости эклиптики «торцовой» системы, прыжок длился всего четыре часа. Сразу после выхода из гипера и почти мгновенной расстыковки пары, оба крейсера ушли в режим «крипто». Но, похоже, опасения были напрасны.


Руду и Алекс, добавившие в экипажи, соответственно Леонида и Ирину, начали осторожное сближение с объектом. Это был, внешне неповреждённый, малый транспорт прорыва, дживейской модели «Джеху», шестого поколения. «Малый», только в линейке боевых транспортников, а так, вполне солидный грузовик, с усиленным бронированием рубки, реакторного отсека и двигателей, почти четырёхсотметровой длины. Эта модель шестого поколения стала продаваться на общих рынках, только пять-шесть лет назад, по мере замены флотом штата своих грузовиков на более современные модели, хотя позволить себе такие замены, могла только богатенькая Федерация. Во флотах остальных держав вполне мирились и с моделями четвёртого и, даже, третьего поколений. Грузовик, он грузовик и есть.


Живо «нарисовались» и проблемы. Транспорт находился в самом центре обширного объёма, нашпигованного активными минами хакданского производства и установки. Как он туда попал и почему до сих пор цел, было непонятно...

Но, вскоре, Руду, приступивший на «Раке» к обходу объёма по периметру, обнаружил достаточно широкий и безопасный проход к кораблю. Подтянувшийся «Скат», под командованием Алекса, приблизившись по проходу на выстрел, отработал по предварительно «пси-накачанному» грузовику модифицированным лазером, отключая все активные искины, а затем, всё же, запустил «Шанули» с абордажной командой, чтобы не рисковать. Лучше потом отремонтировать взломанные при абордаже грузовые ворота, шлюзы и межотсековые перемычки. Корабль был пуст, но сканкомплекс уверенно показывал на корабле наличие трёх живых разумных, находящихся в неактивном состоянии.


- Криокапсулы. - уверенно заявила Ирина. - Ничто другое такую степень угнетённости состояния человеческих организмов не даёт. Заменив главный искин грузовика, на приготовленный заранее кластер из двух трофейных «десятиклассников» и активировав его, Руду дал команду на диагностику систем и ремонт повреждённых шлюзов и перегородок. Имевшиеся на грузовике два полностью укомплектованных джарварских ремонтно - технических комплекса пятого поколения, получив от нового главного «железяки" набор обновлённых кодов и паролей, живо принялись за дело.


- А стоило ли тебе приниматься командовать здесь? - озабоченно спросил Алекс, - Как быть с отчётными протоколами? Отдавать флоту такой корабль нежелательно. В живых, в результате, может остаться кто-то один - ты или Витька.

- Если Лёнька раньше не грохнет, а я, ведь, помогу! - многообещающе добавила Ирина.

Да, ладно вам! - отмахнулся Руду, - «Железяка» всё «потрёт». Он скоро и вас научится обманывать. Меня, давно уже, только так, за нос водит. Сколько можно прятаться? Разве вы не замечаете во что Брату превращается? Я уже его побаиваюсь. Скрытная, хитрая «железная» сволочуга с кучей увесистых камней за пазухой, - добавил он, под смех товарищей.

-Пользуешься тем, что наш верный железный товарищ со своей "Рыбкой" привязан к "Прелести" и страдает где то там, в "торцовой"? - шутливо пожурила капитана Ирина, - Погоди, вот появится, живо наябедничаю!

-Не боюсь, ты не сможешь так поступить. Ты же не то, что твой Алекс, ты добрая. - рассудительно, с предельно серьёзным выражением лица заявил Руду. Алекс только отмахнулся. Потом сказал нарочито безразлично,

- Нафиг нам Брату, когда выдрессированный им Руду здесь.

- Ребята! Ну хватит! У нас же абордаж продолжается! - взмолилась Ирина. Все посмотрели друг на друга и рассмеялись.


- Я займусь первичной ревизией отсеков грузовика.- принялся отвешивать команды экипажу капитан, - Абордажников пока отсылать не будем, пусть охраняют меня, высокоценного. Дай команду, кстати, абордажникам то. Они со «Ската", могут меня не послушать. Для искина «Ската" сейчас ты капитан. Криокапсулы, если таковые обнаружатся, трогать не будем. Дождёмся прибытия Нефу. Ты, Ира, не вздумай обижаться на проявленное мною как бы недоверие к тебе, как к специалисту. Просто, теория - теорией, а Нефу, при перехвате «мороженного мяса» у пиратов и «контриков», с криокапсулами неоднократно работал. Там есть свои тонкости. Займитесь на «Скате» зачисткой объёма вокруг репера, там замусорено и есть пара ненужных «энергоактивных» в близких окрестностях. Погасить бы их неплохо. - обратился он уже к Алексу, - И, пора тебе уже "пощекотать" этого «брехуна», пусть начинают разгон.Обижаться Ирина и не собиралась, хотя естественное любопытство требовало поскорее заняться своим медицинским делом. Но...


Сигнал на «Прелесть», дававший старт разгону, обеспечивался лёгкой пси-накачкой структур грузовика, сигнатура которого была без проблем отсканирована в соседней системе Алексом, в районе тамошнего пси-активированного репера. Удовлетворённо отметив движение сигнатуры, начавшего свой , теперь, «стремительный» для монстра, двенадцатичасовой разгон, Алекс с подругой отправился на «Скате» заниматься уже знакомым процессом зачистки от помех нужных объёмов.


Снятый с трофея искин, он подключил к дешифратору «Ската». Нужна была информация. При отключении от пси-резонансной «оплеухи», основную информацию искины сохраняли, где-то, в отдалённых аналогах земных сжатых папок. Был определённый риск утери только, последней перед отключением, «оперативки». Но, устаревшему дроиду - дешифратору пятого поколения предстояло помучиться с искином четырнадцатого класса шестого поколения. Не факт, что и, вообще, сумеет справится.


Выход «Прелести» из гипера на этот раз наблюдал только дежуривший Леонид. Остальные, вволю наработавшись, заканчивали отдых в медкапсулах. Нефу тоже хорошо отдохнул за время перехода, оставив дежурство в рубке транспорта на Викторе. Тот ухитрился, за время ожидания команды на разгон, «присобачить» на корпусе «Прелести» рядом с «Рыбкой» два больших контейнера и забить их дополнительным оборудованием, снятым с погашенных Алексом в ходе расчистки разгонного трека кораблей. Позже, в ответ на недоумённый вопрос Руду, обнаружившего «неучтённый» груз, он пояснил, что сделал это исключительно для «центровки» масс, поскольку «Чакши», закреплённый на соседнем корпусе, потяжелее «Рыбки» будет, как и все антранские «легкачи».


Ухмыльнувшись, капитан оставил озабоченного владельца сверхактивного «личного зверинца» в покое. То, что искин корабля без проблем, точнейшим образом, парирует подобные дисбалансы изменением тяги, расположенных на корпусах крайних двигателей, даже, если один из корпусов будет недогружен по сравнению с соседним вдвое, Виктор разумеется знал, из изученных им баз знаний, не хуже Руду знал, но, как то же надо было ему прикрыть буйство своих «животных»? Или всё-таки это было очередное проявление его интуиции? Ведь, как знал, что будет куда погрузить дополнительный хабар.


Хотя, с обнаруженным лёгким транспортником дело обстояло отнюдь не так просто. Руду, обшарив весь корабль, сам буквально в него влюбился. Дживейские корабли последних поколений - это песня! Но, криокапсулы с живыми разумными....! Если среди них окажется хотя бы один член экипажа или представитель владельца, да ещё и не имеющий отношения к криминалу, то, как говорит в таких случаях Лёнька - все мимо кассы!


Вот, коли «мороженное мясо» окажется пленниками, рабами или, хотя бы, пассажирами, тогда добавится ещё и служебный бонус за спасение разумных. Он ждал прибытия «Рыбки» и Брату. Искин крейсера разведчика живо «пробьёт» по своим обширнейшим базам названия корабля, владельца и наличие официального идентификационного номера. Предстояло ещё взломать защиту корабельного искина, которую продолжал, пока безуспешно, «курочить» дроид - дещифратор «Ската».

После встречи и неторопливого общего завтрака во вместительной кают-компании «Прелести», Руду, вместе с братом, Ириной и Алексом отправились, наконец, разбираться с содержимым криокапсул.


А недовольные Вик и Лёнька, оставленные на дежурстве, быстро утешились, найдя себе интереснейшее занятие. Вернее, они продолжили то, чем начал заниматься ещё Лёнька, отбывая ранее ту же повинность. Лёнька, с помощью лазера «настрелял» по краю минного поля мин, отключая их слабенькие искины третьего класса и стаскивая опасные тушки ко входу в проход, ведущий к найденному грузовику. Он планировал, после прибытия Виктора на «Прелести», заняться перепрограммированием слабеньких минных искинов, с тем, чтобы при уходе, закрыть собственной минной пробкой проход во внутренний свободный карман минного поля. Авось, пригодится когда либо.


Но изощрённая фантазия Вика быстро нашла более интересный вариант. Вик предложил «своими» минами зарядить весь объём вокруг пси-активированного репера, к которому они и выходили в этой системе! Ведь, до сих пор они не знали, как долго этот репер держит пси-накачку! По крайней мере, когда они, после почти месячных по сроку работ, уходили из системы, «поделившейся» с ними большинством «Лигуров», то, репер в предшествовавшей ей системе, по результатам медитации Алекса, ещё почти полностью сохранял пси-возбуждённость. И никто не знал, как это может повлиять на результаты чужих гиперпереходов в систему с таким репером, особенно, если и в той системе, откуда будет совершен гиперпрыжок, будет свой возбуждённый репер, да ещё и соединявшийся хотя бы раз мнгновенным пси-линком перехода с соседней системой.


Все эти сложные схемы надо было проверять экспериментом, но когда и с кем? Вик и задумал поставить жестокий эксперимент. В душе он уже искренне считал здешние системы «нашими», и буквально обмирал от злости, только представив себе, что какие то наглецы, придя в «наши» системы, копаются в «их" добре! Осталось только уговорить капитана и Алекса дать согласие на «диверсию во благо». В том, что они обязательно вернутся в эти места, он ни секунды не сомневался. И если, по возвращении, они обнаружат на «своём» минном поле останки чьей то наглости...


Запустив сразу три дроида - дешифратора «Прелести», он стал на счёт раз «колоть» минных «слабаков» , а Витьку немедленно послал на «Раке» продолжать «охоту», посоветовав, задействовать «Шанули» с её инженерными захватами - манипуляторами в процесс «подтаскивания» готовых «тушек» к его «конвейеру». Работа закипела.


Руду, сначала повёл всех не в отгороженный от остального трюма уголок, где он и обнаружил, по наводке, проводившего в темпе диагностику систем, искина, три криокапсулы с живими людьми, а в другой отдел того же трюма, где располагались ещё весемь пустых закрытых криокапсул.


Едва взглянув на мерцавшие бледно оранжевым цветом индикаторы над криокапсулами, Нефу уверенно заявил,

- В криокапсулах были люди! Мёртвые люди, причём, умершие в криокапсулах! Они до сих пор должны были находиться там. Если в криокапсуле умирает разумный, искин хранит его замороженный труп до появления медика или эксперта с достаточно высоко освоенными медицинскими базами. Иначе, даже по приказу капитана, не откроет. Поскольку трупов нет, значит кто то открывал их, когда люди были ещё живы... и убивал их прямо в капсулах. Потом оставил их там, даже не закрыв капсулы. Если бы он закрыл их, то трупы, опять же, были бы там.


- Так может он вытащил трупы, а капсулы не закрыл? Закрыл уже позже искин? - высказал предположение Алекс.

- Тогда бы индикаторы не отсвечивали оранжевым. Значит, трупы оставили не закрыв камеры. После того как все активные живые члены экипажа покинули почему то корабль, искин, руководствуясь протоколом, должен был извлечь трупы и закрыть капсулы. Закрыть вместе с трупами, значит пойти против последнего решения старшего разумного, открывшего их и не оставившего дополнительных приказов. Оставить всё как есть - трупы начнут разлагаться. . Индикатор информирует о нештатном прохождении процесса.

- Тогда где трупы, - спросил уже капитан?

- Надо искать в рефрижераторных отсеках . Такие есть при каждом трюме транспортников, для сохранения погибших и перевозки ценных биологически активных ресурсов. Добычу охотников, там, и прочее, подобное. Дроиды по приказу искинов могли их извлечь из капсул и отнести туда, - ответил Нефу.

- Вход в рефрижераторный отсек этого трюма через сорок метров влево от вас, - проявил инициативу, отслеживавший разговор разумных искин корабля.


- Позже! Трупы не убегут. Идём к живым. - решительно сказал Руду.

- Как я понял, искин вы сменили? Надо переподчинить корабельный. Ведь он был активным? У него должна быть вся информация о происходившем. - на ходу продолжил Нефу.

- Дроид - дешифратор работает, но пленный искин - шестого поколения, как и корабль, а дроид «Скифа» - пятого. Пока не получается. Наш, с «Рыбки» - седьмого поколения, но из за необходимости делать отчёты по протоколам СБ, использовать опасно. - пояснил капитан.


- Подключай! - немедленно отозвался Брату. Руду через нейросеть организовал своему искину режим постоянной «конференции», сразу по прибытии «Прелести» с «Рыбкой» на борту в систему. Теперь, Брату видел и слышал всё через органы чувств капитана. Руду, в хлопотах встречи, подзабыл о присутствии своего «железяки».

- Подключай и «коли» коллегу! Я всё потом потру. Тут разумных убивали, а мы отчётов будем бояться. Этот дешифратор у меня споёт и спляшет, если прикажу! - решительно продолжил Брату. Руду и Алекс, переглянувшись, невольно усмехнулись оба, хотя обстановка к тому и не располагала.


Алекс на ходу связался с искином «Ската» и, выдав ему соответствующие приказы, тут же озадачил Виктора транспортировкой пленённого искина грузовика на «Рыбку», в «горячие объятия» Брату.


Получив отчёт, о текущем статусе криокапсул и их миниискинов, от установленного ими ранее нового главного «железяки» транспортника, Нефу запустил процесс стандартного вывода разумных из состояния криосна. Как только прозрачные крышки капсул протаяли от мощной измороси изнутри, коротко взглянув на каждого в капсулах, Нефу с уверенностью заявил,

- Кверийцы. Две женщины и мужчина. Женщины могут быть сёстрами, очень уж похожи друг на друга. Впрочем, и мужчина тоже может быть их родственником. Схожие черты лица. Хотя, кверийцев мы видели нечасто. Я, вживую, всего дважды за всю жизнь. Больше по галанету. Может это планетарная популяционная похожесть разумных одной планеты? У нас на планете, тоже, у всех глаза и брови домиком. На чужой взгляд, мы, тоже, все очень похожи.


Поскольку, стандартный выход из глубокого криосна мог затянуться и на полчаса, все поудобнее расселись на кушетках, предназначенных для переодевания клиентов криокапсул, и продолжили разговор.

Предваряя неизбежные вопросы Алекса и Ирины, Руду выдал краткую справку по истории и особенностях кверийской цивилизации.


Обитаемая планета под названием Квери в системе одноимённой звезды солнечного типа, как раз и была одним из тех «фронтирных», как бы независимых миров-государств, подозрительно регулярной цепочкой располагавшихся там, где сходились рубежи мощных, почти всесильных в своём космосе держав Содружества. Этот мир располагался не так и близко от Горячего Завала, в районе, где соприкасались сразу три гиганта Конфедерации. Изначально, мир Квери считался зависимым от Антранской Империи и чуть и вовсе не стал очередной его окраинной провинцией - принципатом. Но, как раз в те времена, набрали силу и способность реально влиять на ситуацию в Содружестве, два молодых ещё, но уже мощных соседа - Республика Хакдан и Федерация Дживей. В этом треугольнике сил и оказался мир Квери. Соседи не позволили Империи проглотить очередной кусочек обитаемого космоса, но и сами не стали претендовать на его поглощение.


Обычная для «малого фронтира - широкой межи» история. Выгодами посреднической независимой торговой площадки, вполне естественными для подобных пограничных миров, пользовались отнюдь не жители планеты и, даже, не её правители и вожди. Пришлые крупные междержавные корпорации контролировали торговлю, сконцентрированную на нескольких базах - станциях в системе. Но не на орбите обитаемой планеты. Вокруг планеты вращалась единственная станция, контролировавшаяся ставленниками и агентами планетарных вождей, которые нашли весьма оригинальный способ зарабатывать на весьма безбедную и обеспеченную жизнь.



Планета Квери была, увы, далека от «Золотого стандарта Джоре». Слишком малый процент суши и огромный океан, с чересчур минерализированной водой, не позволявшей из за избытка солей успешно развиваться высокоорганизованным жизненным формам. Вся суша, буквально, до квадратного сантиметра, была поделена между очень устойчивыми, существующими на протяжении многих столетий, семейными кланами, занимавшимися исключительно аграрным производством, Выращивали ряд ценных культур, когда то завезённых с других обитаемых миров и удачно, продуманно интродуцированных в здешнюю экосистему.


Местные правители - полувожди или полуфеодалы, элементарно, продавали самую перспективную часть молодёжи планеты, выделяемую ими из общей массы, в ходе ежегодного обязательного, по принятым ими же законам, тщательного тестирования населения. Накручивая, по тем же законам, обязательные, неподъёмные кредиты на образование, затем, просто вынуждали лучшую молодёжь подписывать кабальные по условиям, фактически, пожизненные контракты с богатыми иномирными клиентами. На организацию школ, от посещения которых нельзя было отказаться, даваших не столько знания , сколько, обеспечивавших жёсткий, неумолимый, развивающий тренинг мозга, правители средств не жалели. За это они получали гигантские,. хотя и разовые, выплаты от покупателей - клиентов, а те быстро отбивали затраты, получая высокоразвитого добровольного, практически, пожизненного работника, безропотно трудящегося там, где укажут хозяева, чуть ли не за одежду и питание. Новый товар для вождей рос сам. Недостатка в, подрастающей непрерывно, молодёжи не ощущалось.


За попытки отказа от несправедливых контрактов уже после их заключения, как и попытки бунта или просто, недобросовестную работу, после жалоб покупателя товара, жестоко расплачивался семейный клан, оставшийся на планете. А семейные связи у кверийцев были очень крепкие. Значительная часть инженерно - технического персонала многочисленных корпораций, добывавших и перерабытывавших сырьё в опасных системах Фронтиров и прифронтирья, там где не действует закон, буйствуют бандиты и пираты, укомплектовывались почти бесплатными талантливыми и вынужденно безотказными кверийцами.


Почти пять процентов младшего и среднего офицерского состава огромного Флота гигантской Антранской Империи составляли выходцы с одной единственной планеты Квери. И до десяти процентов потребности в пилотах «москитного флота» того же Антрана, закрывали за счёт тех кверийцев, которые, в своё время, не прошли сито отбора на лучших. Где только не работали кверийцы. Их можно было встретить в самых опасных, богатых на ресурсы, дырах обитаемого космоса. Руководство Содружества, конечно, знало о порядках в этом мире, но основные, весьма «гибкие», законы Конфедерации не нарушались, рабства на планете формально не было. Если в Содружестве терпели откровенно рабовладельческое государство , то что можно было сказать о правителях независимого мира Квери? Вот, такую незамысловатую, печальную историю услышали земляне от своего капитана.


Первыми вышли из криосна женщины-кверийки, оказавшиеся двумя очень молоденькими девушками. Выглядели они весьма измождёнными, и пока, мало чего соображающими. Они явно тяжело перенесли криосон. Ирина и Нефу немедленно погрузили их на приготовленную заранее транспортную платформу - антиграв и отвезли в весьма неплохо оснащённый медотсек грузовика, в другом конце этого же трюма. Восстановительные полчаса - час в медкапсулах, размороженным девчонкам, были просто необходимы. Быстро вернувшийся Нефу, встретил, поднявшегося из криокапсулы самостоятельно, почти столь же молодого парня, и, отправил вслед за, то ли подругами, то ли сёстрами.


Поняв, что восстановление узников криокапсул, дело не такое и быстрое, и что, основную информацию о происхождении и судьбе транспортника удастся получить, видимо, только после подчинения захваченного искина и извлечения из него всех данных, Руду и Алекс, оставив кверийцев на попечении медиков, вернулись к обычной работе по подготовке дальнейшего перехода.


Там где они рассчитывали застать несущих неусыпную вахту дозорных, их поджидала жутковатая мизансцена. Все окрестности «Прелести» занимали расположенные ровными тесными рядами минные космические кораблики, число которых уже подбиралось к двум сотням. Дроиды - дешифраторы на «раскол" кодов и паролей минного софта затрачивали, в пересчёте на одну мину, не более десяти секунд. Поэтому, подтащивший очередную «тушку», жертву Лёнькиной охоты, эсминец «Шанули», смиренно ждал окончания «перепрошива» софта ,чтобы тут же транспортировать обработанный материал, на «стол готовых изделий» и отправиться за новой миной. Виктор задействовал в работу двух «Шанули», хотя, как он сумел «выбить» у Брату одного из «балластных» эсминцев, неясно. Искины «Чакши» и «Рака» отдать свои эсминцы в работу, без команды Руду, отказались. Виктор ещё раз подтвердил оценки Руду, доказав, что пока он стоит на своей одной ноге - покоя не жди.


Капитан, приказав остановить отлаженный конвейер, и передав Лёньке повеление подтягиваться, вместе с весьма удалившимся вдоль кромки минного поля «Скатом», на «разбор полётов», сказал Алексу,

- Как там у вас говорится: «...глаз да глаз»? Вот сам и разбирайся, а я постою и послушаю. Не то... ты видел когда-нибудь полностью безногого «вольного стрелка»? Есть шанс увидеть! Игольник у меня всегда с собой.


За этим последовали полчаса ругани, аргументации, снова ругани, к которой подключился и Леонид. Руду молча внимательно слушал, а потом потребовал от Вика, чтобы он заново, пока все остальные молчат, тут он выразительно посмотрел на, взбешённого непрошенной инициативой друзей, Алекса, не торопясь, не комкая повествование в полемическом запале, поведал ему, о его предположениях по поводу возможного влияния разнесённых в соседние системы пси-активированных реперов на выход чужих кораблей. Внимательно выслушав успокоившегося Вика, он вопросительно посмотрел на Алекса.


Тоже остывший, за время пояснений Вика, Алекс, нехотя буркнул,

- Есть и у меня подобные подозрения, есть! Особенно, после того, как Брату, сумел «увидеть» репер перед прыжком и провести все навигационные рассчёты без моей дополнительной пси-подкачки. Но, я не рискну оставлять неразряженный в плане пси репер и уходить совсем, так как, не знаю возможностей вашей научной аппаратуры. Вдруг, ваши «спецы» способны «увидеть», а потом и разобраться, в сути пси-активации.


- Резонно. Рисковать нельзя. - согласился Руду,

- То есть, подобные эксперименты надо поставить в будущем, но только, под присмотром псиона. А вот, оставить пси-возбуждённый репер в этой конкретно системе, без связи с парным ему в системе куда мы уйдём, я считаю, можно. Для этого, перед уходом, ты,Алекс, « погасишь» нынешний репер и «подкачаешь» новый, в самом центре полости внутри минного поля, там где стоит сейчас грузовик с кверийцами .


Диаметр этого «пузыря» почти три сотни километров, то есть, нам можно выходить туда, без боязни налететь на мины, поскольку у них будут наши пароли и коды опознавания. Собранными минами потом закроем весь проход и саму свободную полость внутри! Ни один посторонний, попавший в систему другим путём, к реперу не подойдёт, а значит и не обнаружит. Алекс, ты, ведь, сам говорил, что посторонними излучениями, тобою пси-возбуждённые структуры не «фонят». Вся аппаратура, которая мне, как разведчику, известна, ориентируется на сопутствующий фон, а собственно «пси» обнаруживает не далее, чем с десяти метров. Пусть неполноценный, но эксперимент.


Затем, Руду и вовсе успокоил, расстроенных было полученной выволочкой, друзей. Поскольку, с самого края минного поля в районе прохода, можно на пределе дальности достать корабль с кверийцами из большого тоннельного орудия, то, имеет смысл, границы минного поля совсем немного отодвинуть, за счёт установки мин с нашими паролями и кодами, снятых в другом месте, подальше от прохода. Тогда можно в пузыре чувствовать себя в полной безопасности. Выразительно «зыркнув» на пытавшегося возразить Алекса, он поручил друзьям выполнять задуманную их капитаном эпопею, в свободное от других, более срочных поручений, время. А Алекса, прежде чем им заняться серьёзной зачисткой разгонного трека, пригласил в свою капитанскую каюту на «Рыбке», на предмет того, чтобы поговорить наедине...и с Брату. Куда же от него деться!


В каюте он сразу пояснил Алексу свои «закидоны» с минами и репером. Разумеется, ни один капитан, находясь в здравом уме, добровольно в мышеловке с одним выходом спасаться не станет. Но, надо было отвлечь двух несносных друзей от более опасных затей. Сейчас, они, завороженные чисто технической стороной поручения, будут работать с минами, отстреливать, распароливать, затем, забивать, запароленными нашими кодами, минами проход и внутреннюю полость «пузыря». Рано или поздно, до кого то из них, понимание фишки с мышеловкой дойдёт! Ребята то, ни разу не глупые! Тогда, посокрушавшись, капитан или Алекс, озаботят черезчур инициативную парочку созданием запасных выходов! А иначе, через пару дней, никто в грузовик кверийцев уже не войдёт! Виктор забьёт его до верха, набранным уже здесь, новым хабаром! А этого допускать нельзя!


И далее, более подробно рассказал о возникших у него планах, связанных с вызволенными из ледяного плена кверийцами и этим дживейским грузовиком,

-Нефу шепнул мне, что по пути к медкапсулам, парень - квериец успел ему сказать про дату, когда их уложили в ледяные гробы. Если парень не ошибся , то получается, что кверийцы пробыли в криокапсулах чуть больше пяти лет. Скорее всего, всех их близких надо искать в рефрежираторе трюма среди мертвецов. И будущее у этой троицы незавидное. Узнав немного вас, землян, я, ни секунды не сомневаюсь, что голыми и босыми вы этих ребятишек не отпустите, - с улыбкой и некоторым ожиданием сказал Руду.


- Если отпустим вообще! Продолжай! - незамедлительно подтвердил Алекс.

- Руду, чуть как бы «покатав» про себя алексово «если отпустим...», продолжил,

- Судя по всему, они пленники, почти рабы или полностью уже рабы. Этот корабль не мог принадлежать какой то добывающей корпорации. Такими «птичками» в задницу Фронтира и сырьевых систем корпорации не ходят. Значит, это были пираты или «контрики», и отнюдь не рядовые! Если на кверийцах и висел контракт, то, по законам Содружества, работодатель не сумевший обеспечить безопасность своих сотрудников, теряет возможность требовать возобновления службы потерпевших по старому контракту.


Сами потерпевшие точно не заявят под протокол, о своём согласии возобновить контракт. Так что, шанс на свободу от рабских, по сути, условий контрактов, кверийцы получили. Мы можем, если они окажутся адекватными людьми, записать этот корабль, как трофей четырёх разумных в долевую собственность. По одной доле получат три кверийца и одну долю запишем на Виктора. Это удержит их от соблазна просто смыться и по быстрому продать грузовик. Официально продать что то, находящееся в долевой собственности, очень непросто. По заявлению одного из долевых собственников, корабль отыщут вмиг. А хоть как то «светиться», кверийцам смертельно опасно. У их обиженных вождей руки длинные.


После прохода Фронтира можно перегрузить большую часть ценного хабара в этот грузовик, определив кверийцам бонусную долю от продажи трофеев. Риск потери собственности будет на порядок меньше риска - потерять всё, вместе со «схроном». Специалистов по поиску таких захоронок, увы , в Содружестве хватает. В определении степени адекватности кверийцев, я надеюсь на способности Ирины, как штатного эмпата экипажа. Она, до сих пор, никак их не использовала и не проявляла. В отчёты это, я надеюсь, не войдёт. Что скажешь, "железяка"?


- Да, господи Боже мой! - откликнулся Брату, под смех Алекса и дежурные жалобы Руду, на совсем «оземлянившуюся» «железяку». Братья, уже месяц, как уступая настойчивым увещеваниям искина и под одобрение землян, закачали и освоили русскую земную лингву. Это заметно отразилось на их языке, особенно в ситуациях предполагающих повышенную эмоциональность восприятия. Разве что, к Нефу у Ирины было совсем мало претензий по этому поводу. Хотя, сама она порой... Но, какие могут быть претензии к женщине с детдомовским происхождением?!


Приступить, наконец, к работе по по расчистке злополучного трека разгона им помешал доклад Брату, об успешном финише усилий дроида - дешифратора «Рыбки» и возможности разобраться с инфой по кверийцам и грузовику.

- Небось, уже прошерстил инфу, "железный"? Знаю я, о твоих реальных возможностях, не сопи там, возмущённо! Если совсем коротко, что скажешь?- спросил Руду, на пути в трюм к, уже подключённому к питанию на «пыточном» столе дешифратора, трофейному искину. И тут Брату выдал такую замысловатую конструкцию на непечатном русском, что даже у Алекса отвисла челюсть и перехватило немножко дыхание! Хорошо, что Ирина не слышала. Хотя, в чём можно тут быть уверенным.... с этими нейросетями... и их возможностями?!

Собственно, информацию о происхождении корабля, его последних хозяевах и обстоятельствах «попаданства» в опасную для всех посетителей систему "отскока" Аттрилиевого Завала, можно было бы отнести и к обычной, и к заурядной. Взбесил Брату, финал истории, жестокий и бессмысленный. Удивить жестокостью кого то в Содружестве, трудно, но, вот, бессмысленностью - запросто. При всей, особо на земное восприятие, беспощадности нравов, здесь царящих, запредельная, даже, слегка механистическая рациональность, пронизывает всю здешнюю цивилизацию и проявляется буквально во всём. Если же, учесть, что Брату являлся, всё таки, ещё и искином, что только добавляло толику дополнительного сущностного рационализма в его оценку происшедшего, то, возмущение бессмысленностью происшедшего убийства разумных становилось понятным.


Как и предполагал Руду, транспортник, сумел приобрести, на первых, для этого уровня техники, торгах, «свежеиспечённый» отставник Хакданского Флота, закончивший службу первым пилотом «тяжа», с неплохим инженерным образованием. В планах его было - поработать на перевозке грузов в здешней прифронтирной зоне, с её повышенными расценками на торговых линиях.


Но, пираты, из печально известной группы «Длинные руки», сумели выследить счастливого владельца и очень нагло устроили засаду на его пути, рискнув пойти на разбой, в хорошо охраняемой зоне. Атака удалась, и «вкусный» кораблик стал любимой игрушкой одного из лидеров пиратской корпорации. Использовался корабль, преимущественно, для перевозки, постепенно накапливавшегося, «живого» товара, на более отдалённые базы контрабандистов, где этот товар и реализовывали. Далее, потенциальные рабы запускались в процесс перепродаж, по испробованной братьями Чак на собственных шкурах схеме, до тех пор, пока очередная база контриков не оказывалась в пределах досягаемости для джарварских перекупщиков.


Вообще то, во Фронтире при Горячем Завале, «правили бал» два крупных пиратских объединения. Кроме «Пальчиков», как в соответствующих кругах чаще величались «Длинные Руки», пожалуй, даже, большую часть Фронтира контролировали, так называемые, «Тёмные». Имела крупную базу «отстоя» там и корпорация известных контрабандистов, но, их просто терпели, как полезных для обеих пиратских групп посредников и покупателей, через которых удобно было реализовывать наиболее «щекотливую» часть награбленного. Пиратские группы поддерживали режим ни на миг не прекращавшегося противостояния, но никогда не доводили дело до серьёзных столкновений. Время от времени, чаще по инициативе «Пальчиков», устраивали совместные «сафари» - зачистки Фронтира от неорганизованных и более мелких пиратских групп, рискнувших прятаться в притягательных, не посещаемых патрулями держав, районах.


Поговаривали, что это они делали по негласной договорённости с СБ противостоящих держав, закрывавших, в качестве ответной услуги, глаза на существование скрытых пиратских баз - отстойников у них под боком.

«Пальчики» были особо опасны тем, что руководящий состав группы, почти исключительно, состоял из антранских военных - отставников. Далеко не все служаки, подобно братьям Чак, накапливали заработанное для обеспечения нормальной жизни после окончания службы. Немалое число военных элементарно проматывало всё заработанное в кабаках и борделях в период обязательных отстоев и «реабилитационных пауз», положенных для экипажей военных кораблей, по Уставам Флотов. Ядро самых опасных и безжалостных пиратских групп часто составляли, именно такие, горе-отставники.


Лидер «Пальчиков» всегда лично сопровождал транспорт с самым прибыльным «живым» товаром на облюбованную им дальнюю базу «контриков», в междержавном «как бы фронтире». Дживейский транспортник «Ошил», получивший имя ещё от своего первого хакданского хозяина, ходил в тандеме с лёгким и очень скоростным «Сору» пятого поколения, являвшимся личным кораблём лидера пиратского объединения. Тандем, обычно, сопровождал в походах лучший «средняк» пиратов, известной уже модели «Ан Хамази», четвёртого поколения. «Рабочие лошадки» же, пиратской братии, редко достигали даже четвёртого поколения. Но с живым товаром ходили корабли лидеров.


Удачно распродав, привезённый в очередной раз живой товар, лидер «Пальчиков» Туху Шем, обнаружил, среди скопившихся на базе «контриков», пленников, группу кверийцев, привезённую и проданную сюда ранее. какими то удачливым пиратами, сумевшими разгромить перерабатывающий коплекс в одной из предфронтирных сырьевых систем. Туху давно мечтал попробовать, всё же, несмотря на риск, запустить руку в аттриливые рудники, находившиеся буквально под боком. Он, даже, продумал схему безопасной реализации ценного сырья полукриминальным производителям и торговцам посредникам. Кверийцы в этой схеме были идеальным звеном, будучи грамотными специалистами с нужной квалификацией. И Туху рискнул, купив невольников, оставив, в результате, «контрикам» в оплату, чуть ли не половину, полученной при торговле прибыли. Пленников он всегда перевозил «вживую», испытывая неприязнь к криокапсулам, ещё со времён службы. Но, на этот раз, прикупил, к восьми имевшимся на грузовике криокапсулам, ещё три, доведя их общее количество, до числа приобретённых пленников - кверийцев. Так, на всякий случай. Хотя, вёз купленных рабов опять «вживую».


Подгоняемый роковым нетерпением, приступить, наконец, к осуществлению своей давней мечты, Туху решил сократить путь и вернуться в свою зону Фронтира не, контролируемой, в основном, «Пальчиками», хакданской ветвью навигационной тропы, а пройти, более близкой к базе контриков, имперской. Так делали и ранее. Устраивать засады на тропах этого малопосещаемого Фронтира было неразумно и разовые проходы обычно удавались. «Тёмные» тоже, порой, ходили хакданской тропой. Но на этот раз, видимо, имел место элементарный «стук». Пропустив отряд соперников на тропу и устроив засады на немногочисленных ответвлениях, ведущих к хакданской ветке, лучшие корабли «Тёмных» устроили беспощадный «гон» за попавшим в западню лидером ненавистных соперников. Перед самым Завалом они почти настигли, сдерживаемых относительной медлительностью транспортника, беглецов. И тогда, попав в безвыходную ситуацию, Туху, оставив в жертвненном заслоне свой «Ан Хамази», совершил тандемом прыжок в систему «отскока», ведущую на хакданскую ветвь тропы.


Спалив «средняк» соперников, «Тёмные» в Завал вслед за беглецом не пошли. Гибельность таких прыжков уже была проверена ими неоднократно. Кверийцев, от греха, пираты загнали в криокапсулы сразу, как только поняли, что попали в «ощип». Вывалившись из гипера в самый центр убийственного минного поля, Туху, было совсем запаниковал, но обнаружив проход наружу и убедившись, что не вся система «отскока» так уж фатально непроходима, он, разбив тандем, начал подготовку к прыжку. Но, тут, на противоположной стороне, более свободной от останков кораблей части системы, разгорелся неожиданный бой. То ли сдвинувшиеся орбиты «упокоения» свели, вновь, старых соперников по сражению, то ли кто то и, впрямь, решил прыгнуть вслед за беглецами, теперь и не скажешь. Но, отзвуки этого боя привели Туху в ужас.


Перегнав экипаж транспорта на свой «легкач», он приказал капитану «Ошила» уничтожить кверийцев и бросать транспорт. Мотивы его панического приказа понять было трудно. Узники криокамер и так обрекались на неминуемую гибель. Капитан грузовика, тоже бывший военный - отставник антранского Флота, дисциплинированно открыл восемь капсул и расстрелял из игольника их содержимое, но потом, испугавшись. что Туху намеренно оставит его, как нежелательного свидетеля преступления, не стал добивать, находившихся в другом отсеке, троих кверийцев и ринулся на, готовый в любой момент стартовать, «легкач». Он правильно опасался подвоха. Туху расстрелял его «москитный» эсминец из зенитного пульсара ещё на подходе.


В отличие от псиона Алекса, лидер пиратов не мог отчётливо видеть энергонасыщенные объекты здешнего кладбища, хотя, при неспешном исследовании с помощью сканкомпелксов своих кораблей, подготовить трек разгона, было вполне реально. Но, Туху гнал ужас возможности, попасть в руки преследователей. Выбрав, наименее замусоренную часть системы, его крейсер начал разгон. Искин «Ошила» чётко зафиксировал старт сразу шести противокорабельных ракет с двух недобитых «Сору», находившихся неподалеку от избранного пиратами трека разгона. Одну из ракет, кстати, сбил по пути останок антранского «Лигура», открыв огонь по «чужим» целям из чудом сохранившейся пары пульсаров ПКО. Ещё две ракеты удалось уничтожить ПКО пиратов. Но, слишком маленькой была дистанция, с которой беглецы подверглись ракетной атаке. Уже вторая, из настигших беглецов ракет, полностью ликвидировала силовой щит, а третья превратила лёгкий крейсер в облачко плазмы, попав в реакторный отсек.


Видимо, старты ракет сдвинули орбиты некоторых объектов свалки, и ещё почти три недели в системе вспыхивали бои, получивших некоторое ускорение, останков неупокоенных железных воинов. Постепенно, все опять обрели свои новые стабильные орбиты бессрочного ожидания, и всё затихло.


Убийством разумными друг друга в Содружестве никого не удивить и не возмутить, в том числе и искина. Брату взбесила бессмысленность действа. Кверийцы были в любом случае обречены. Даже, если бы погоня и рискнула на выход в систему отскока, при почти рандомном разбросе точек выхода, они имели ничтожную вероятность оказаться рядом с беглецами. Пройти быстро через богатую на помехи систему было невозможно. Туху, кстати, мог спокойно готовить себе безопасный трек разгона и не волноваться о безопасности. Погоня, во всяком случае, ему не угрожала. Панику, ужас преследуемого, ещё как то можно понять. Но зачем убивать и без того обречённых? Для разумных Содружества это было непостижимо. Позже, земляне, обсуждая происшедшее, вынуждены были признать, что, их, подобное убийство, ничуть не удивило. Бессмысленные, нерациональные убийства для разумных их родной планеты - отнюдь не редкость.


Вопрос с принадлежностью транспортника «Ошил» разрешился, тем не менее, в пользу наших друзей. Трофей, доставшийся им после, владевших им последними, пиратов, был их безоговорочным приобретением. Не успев толком отойти от обрушившейся на них информации, снятой с искина грузовика, капитан и лидер землян были вынуждены отправиться на встречу с, оправившимися, слегка, от последствий пятилетнего криосна, кверийцами.


Те, поначалу, вели себя как и положенно пленникам, но, окрепнув чуть в медкапсулах, плотно пообедав и поняв, что освободившие их разумные вовсе не собираются лишать их свободы, чуть расслабились и незамедлительно стали интересоваться судьбой их соплеменников, товарищей по плену. Нефу не стал скрывать правду, да и не приняты были в Содружестве всякие варианты «милосердного умолчания».


Ирину, максимально активизировавшую свои способности эмпата, поразили не печаль и горе, испытываемые узнавшими о гибели земляков, и, не исключено, что и родственников, молодыми кверийцами, а явное ощущение безнадёжной обречённости, перекрывавшей всё в этом жутковатом букете эмоций. Похоже, что спасённые, в мыслях, уже хоронили себя вместе с погибшими. Лишь, узнав подробно историю их жизни, она поняла истоки этой обречённости и признала, что у кверийцев были все основания для неверия в лучшее для себя будущее.


История семьи и угасавшего семейного клана Ан, которую поведали своим спасителям кверийцы, была сама по себе захватывающей и невероятной. В семье Роу Ана, наследника крохотного лена земли на небольшом провинциальном острове планеты Квери, родились два сына и две дочери. По законам Квери, только двое мужчин из клана не попадали в систему отбора будущего полудобровольного рабского найма. Обычно, это были, отец семейства и сын - наследник лена. Когда, старший сын Атеру, достиг четырнадцатилетнего рубежа, собрав все свои накопления, Роу, сумел подкупить местных чиновников, отвечавших за тестирование населения, хотя, это было очень непросто. Правители жестоко карали своих подчинённых за подобные фокусы. Но, тем не менее, Атеру Ан, старший из сыновей, был записан продажными чиновниками, как неперспективный для найма разумный. А у него, как раз, КИП достигал ста пятидесяти условных единиц. Но, для хорошой суммы в кредитах, нет ничего невозможного.


Накануне четырнадцатилетия младшего сына Керу, Роу Ан добровольно ушёл из жизни, тем самым обеспечивая младшему, законную защиту от предстоявшего ему тестирования на интеллект. Кто то из братьев, опять же, по законам Квери, обязан был создать семью и рожать детей- наследников и будущий материал для продаж на сторону для своих вождей. Атеру не стал пользоваться статусом старшего и предложил бросить жребий. В результате семья появилась у Керу Ана.

Атеру работал вместе с братом на плантациях, помогая обеспечивать, ставшую расти, новую семью. КИП младшего брата с имплантами прямой установки с трудом достигал ста двадцати единиц, позволявших ему с базовой нейросетью управлять аграрными дроидами. Впрочем, у Атеру стояла такая же базовая нейросеть. На планете другие были просто запрещены правителями.


В семье младшего брата родились, подряд, сын, которого назвали в честь деда Роу и две симпатичных девчушки, Тмели и Лили. Когда племяннику исполнилось шесть лет, стало уже ясно, что умом он удался, скорее в дядю, нежели в отца. Атеру не стал ждать, когда вплотную приблизится роковой срок очередного обязательного для молодёжи отбора и «сдался» добровольно местной конторе, следившей за неукоснительным выполнением главных законов планеты. Тем самым, он давал племяннику возможность, как второму мужчине клана, избегнуть процедуры отбора. Племянницам Атеру ничем помочь в этом плане не мог. Шансов на то, чтобы стать, неприкосновенной для тестирования, избранницей одного из молодых наследников других клановых ленов, у них не было. Бедная семья брата не могла накопить для них достойное приданное.


На орбитальной станции Атеру был приобретён крупной добывающей корпорацией, зарабатывавшей добычей сырья в богатых, но опасных прифронтирных сырьевых системах. Кверийский дешёвый высокоинтеллектуальный инженерный персонал на добывающих и перерабатывающих базах и комбинатах корпорации, был чуть ли ни главной основой их успешной работы. Как постоянный крупный клиент, корпорация имела свой отсек на станции, где «нанятым» новым сотрудникам, устанавливались нужные нейросети и проводилось экспресс - обучение, с тем, чтобы вести на рабочие точки уже подготовленный персонал. На нейросетях для своих работников, с почти пожизненным сроком найма, корпорация не экономила. Атеру установили «Инженер 5У», которую он смог принять с имплантами расширения. Далее, последовала заливка стандартного комплекта из обязательного полного набора пилотских баз и инженерных баз добытчиков и переработчиков сырья, которые привычно именовали «полным шахтёрским набором». Затем, после трёх месяцев непрерывного обучения в медкапсулах отсека, под разгоном, его отправили на один из перерабатывающих комбинатов корпорации.


Караван из транспортника с подготовленными специалистами в сопровождении двух средних крейсеров попал в пиратскую засаду буквально в одном прыжке от цели. Засада была очень серьёзная, и два «средняка» ценный живой груз не уберегли. Атеру с товарищами по несчастью, прошёл уже по знакомой эстафете перепродаж с одной «контриковской» базы на следующую, чтобы, чуть ли в одном шаге до владений джарварцев, в точности повторить судьбу братьев Чак. Разгром базы «контриков» был учинён самыми лютыми и непримиримыми врагами криминалитета Содружества - десантниками Дживейского Пограничного Флота, сослуживцами Руду и Нефу Чак. Выживший, в ходе традиционно кровопролитного штурма, Атеру, со своим высоким уровнем КИП и установленной отличной нейросетью, без проблем получил желанное дживейское гражданство. Контракт с корпорацией добытчиков сырья, после попадания в плен к пиратам, по вине не обеспечившего должную охрану каравану нанимателя, по законам Содружества потерял силу. Казалось, можно было жить дальше, вполне обеспеченно и благополучно. Для кого угодно, но не для кверийца. Семейные, клановые связи у них были всегда на первом месте.


Заключив пятилетний выгодный контракт, с одной из дживейских корпораций, он отработал на её перерабатывающем комбинате весь срок, скопив солидную сумму в кредитах, и подняв профессиональное мастерство, вплоть до изучения баз знаний, по всей доступной ему ветке добытчиков и переработчиков, до шестого уровня. Это, не говоря уже, о полном наборе пилотских профессий. А затем, закрыв контракт, вернулся в систему Квери. Это был очень опасный шаг. Агентура правителей охотилась, за подобными ему изгоями, изощрённо, не стесняясь в средствах и методах. Но, приближалось время отбора для племянниц, и он не мог не попытаться спасти свою семью.


На одной из торговых станций системы имелся дживейский сектор, куда агентам правителей хода не было. Дживейские СБ-шники с местными не церемонились, но, за пределами базы кружила смерть. На базе он познакомился с несколькими кверийцами, прошедшими через похожие, на его собственные, испытания и тоже, пытавшимися помочь близким на планете. Там же, он поступил на работу в небольшую добывающую корпорацию, организованную, такими же как он кверийцами, сумевшими, в складчину, купить повреждённый пиратами комбинат по переработке руд в одной из прифронтирных систем, восстановить его и наладить добычу ресурсов.


Приобретя малый десантный модуль, и купив у неразборчивых местных «контриков», чуть ли ни за все заработанные за пять лет кредиты, крипто-комплекс, типа того, которым был оснащён дживейский «Мих крипто», он рискнул осуществить спуск на планету. Обычно, удачными оказывалась только каждая пятая из подобных попыток. Средств на изощрённую современную планетарную оборону правители не жалели. Может сыграло свою роль и провинциальное островное расположение семейного лена, но Атеру сумел поднять на дживейскую станцию племянника и двух подросших племянниц. Керу, похоронивший жену на следующий год после добровольного самопожертвования старшего брата, категорически отказался уходить с планеты. Может быть, он не хотел стать обузой для детей и старшего брата, из за своего низкого уровня КИПа. У кверийцев было принято уважать решения принятые соплеменниками, и Атеру не стал долго уговаривать брата, как и тот, не отговаривал его в своё время, от решения сдаться властям. Каждый квериец сам выбирает судьбу.


А затем, последовали несколько лет напряжённой работы на перерабатывающем комбинате их новой корпорации. Роу пошёл по стопам дяди, став со своими ста шестьюдесятью единицами КИПа обладателем сети «Инженер 5М», а затем, немного неожиданно для Атеру, и подраставшие племянницы, уступившие брату в уровне КИП всего на одну единицу, одна за другой, заполучили такие же нейросети. Атеру решил потерпеть ещё один год, чтобы самая младшая Лили, сумела поднять уровень изученных баз знаний, а потом планировал уйти из прифронтирья в Федерацию, для организации жизни в более безопасных условиях. Гражданство Дживей он племянницам и племяннику уже оформил, каждый раз, с риском, посещая для этого, тот самый дживейский сектор торговой базы в системе Квери. Имевшееся там отделение иммиграционной службы Федерации такой финт позволяло. Вот, эта последняя годичная отсрочка их отбытия в Федерацию и стала роковой.


Проклятая пиратская братия, всё же, сумела выследить транспортники кверийцев, вывозивших готовую продукцию для реализации. Организованная ими слежка была грамотной и тщательной. Перед самым очередным вывозом накопившейся готового товара, на систему обрушились полтора десятка пиратских крейсеров и один линкор джарварского производства. Целью был захват ценного пераработанного сырья, а поэтому, почти весь персонал комбината, безжалостно перебили. В плен попали всего одинадцать инженеров, включая горемычную семью Ан в полном составе. Дальнейшая их судьба экипажу уже была известна, и теперь осталось только разыскать в рефрижераторе пиратского грузовика труп героического и благородного дядюшки, пригорюнившихся после рассказа, Роу, Тмели и младшенькой Лили. Атеру Ан было невероятно жалко. Достойнейший был человек. Грустная, но, увы, вполне обычная для Содружества семейная драма.


Понятны стали Ирине и излучаемые кверийцами эмоции обречённости. Имея уважаемое в Содружестве дживейское гражданство, продвинутые нейросети и востребованные профессии, кверийцы были лишены даже элементарного опыта жизни в населённых системах обитаемого космоса и, пожалуй, вряд ли смогли бы без посторонней помощи просто добраться до весьма неблизких населённых миров Федерации. Тем более, что на них продолжалась бы охота упорной и вездесущей в этих районах, агентуры правителей системы Квери. Очень характерная внешность кверийцев, тоже не способствовала скрытному существованию. Желающих, получить вкусный бонус от агентуры Квери за соответствующую наводку, хватало.


Слегка успокоив совсем загрустившую семью кверийцев, пообещав в общих обтекаемых выражениях постараться им посильно помочь, Алекс выразительно показал Руду, и Ирине на выход из кают-компании, оставив пока, освобождённых из криоплена, на попечении опытного Нефу.


Неожиданно, инициативу, в начавшемся в каюте капитана совещании, взял на себя Руду. Он решительно заявил, что, по его мнению, эти кверийцы глубоко «наши люди». Для их будущей корпорации, они, буквально, подарок судьбы. Присущая кверийскому обществу последовательная патриархальность и преданность семье и клану, в случае, если они удачно вольются в их ряды, сделают их надёжнейшими членами их собственной семьи. На планете у этих ребят никого не осталось. Отца, наверняка, давно нет в живых. Правители планеты своим кланам фокусов, вроде отмоченных семейкой Ан, не прощают. В космосе у них тоже родственников теперь нет.


Ирина, внимательно слушавшая капитана, вдруг, чуть загадочно и понимающе улыбнулась. Алекс тоже отвернулся, пытаясь скрыть довольную ухмылку. И тут, неожиданно, раздалось, откуда то, жизнерадостное ржание Брату! Руду, буквально проглотив, готовый уже сорваться с языка следующий убойный аргумент, замолчал, а потом, покраснев, выдавил,

- Я, кажется, совсем упустил из виду,... что разговариваю с семейкой демонских псионов-эмпатов,... да ещё и в присутствии, свихнувшейся, не без пси-воздействия, наглой «железяки»!.. Ну, да!... Мне очень понравилась одна из сестёр!... Да, что там понравилась,... «зацепила» по полной! Только, это ничуть не отменяет того. что я уже сказал, в пользу их полезности для нашей семьи! - закончил он с запалом.


- Да, кто же спорит? - успокоила его Ирина, - Я очень внимательно за ними следила, хотя, это было, для «включённого» эмпата, ох, как непросто! Горе, отчаяние, обречённость, по началу, буквально, с ног норовили сбить. Но потом, вероятно, заметив, как мы слушаем их рассказ, ощутив как то, наше сочувствие их горю, стала заметной и скрытая в глубине, не менее отчаянная, надежда на возможную помощь им. Поскольку, кроме нас в системе никого нет, гадать, в чей адрес направлена эта надежда, не приходится. Однако, вымотана я этим разговором до предела. Не прочь, даже, посетить ненадолго «медлюлю»!


- Я тоже, отголоски их проклюнувшейся надежды, почувствовал, - подтвердил Алекс, - но, поскольку я более тупой в эмпатии, меня они, так как тебя, бедную, не «притоптали».

- Так ты ещё и эмпат, ко всему в придачу? - спросил немного ошеломлённо Руду, - Ни фига себе, семейка мне досталась! Повезло, так повезло! - продолжил он не без восторга, - «Пси-видящий», интуит, два эмпата в семье! С такой семьёй можно поработать и многого достичь!


- И бешенный механик Вик с дружком - оторвилой по имени Лёнька, - со смехом добавила Ирина, - минное поле, небось, уже приканчивают?

- Да, нашему Вику цены нет! - неожиданно вступился за товарища, немало пострадавший от неугомонного механика, капитан.

- Вот, вторую ногу ему отрастим, он не то что Завалы, Содружество на винтики разберёт для корпорации!

- Надеюсь тебе приглянулась младшенькая? - вновь вернулся к «делам сердечным» Алекс, пытаясь этим, чуть отвлечь от неприятных воспоминаний Ирину.

Руду , смущённо засопел, а ответила, неожиданно, Ирина,

- Напрасно надеешься! Как раз и не младшенькая, а Тмели!

- Ты и это сумела по ходу засечь? - восхищённо воскликнул Алекс, - Ну, ты мать, даёшь! Ну, сильна!

- Ну. а то! - совсем в стиле их «железного полуодессита» Брату, «откатила» довольная Ирка, - Эмпат я, или просто погулять вышла?! Я ещё и, вполне, благоприятную для Руду «ответку» этой девочки засекла! К счастью, в этих делах всё обстоит почти по той поговорке, которая утверждает, что война - войной, а обед - обедом!

Затем, Ирина, заметив, насторожившегося Руду, рявкнула,

- Руду, а ну, марш отсюда! Нечего профессиональные разговоры эмпатов подслушивать!

- Погоди Ирина, - отсмеявшись, вновь посерьезнел Алекс, - Мы ещё не договорили о главном!


- Как я понял, этим ребятам особо врать нельзя! Не тот народ! Потом, нужной степени доверия от них будет не добиться. Ты будешь общаться с ними чаще. Постепенно, без ненужных подробностей, конечно, о наших способностях и прочем, подобном, основное им расскажи. Кто мы, как сюда попали, в общих чертах - о планах на собственную корпорацию. Не скрывай, что мы, пока, даже, не граждане Содружества. Посоветуй, о чём им следует, в определённых обстоятельствах, умалчивать. Кверийцы эти - ребята умные, как я заметил, должны всё правильно понять. Нам всё равно надо будет расширять ряды, и тут, Руду абсолютно прав, по поводу того, что нам лучших кандидатур в соратники здесь не найти. Руду подскажет правильную линию поведения своему брату, а я обговорю всё со «сладкой» технической парочкой.


Знать об особенностях нашего искина им, пока, не обязательно. Смотри мне, «железяка», не спались! Чтобы, при них, ты не отмочил что либо, в своём духе! Для них, ты - только искин и не более!

- Принято, старший. - лаконично «отзвонился» Брату, к немалому удивлению капитана.

- Вот, ведь, умеешь вести себя правильно! - не удержался от подкола Руду.

- А теперь, Ира, смени ненадолго Нефу, чтобы он с братом мог поговорить, а потом - марш в медкапсулу, - подолжил инструктировать товарищей Алекс, - Руду, похоже, на сегодня зачистка трека всё-таки откладывается. Мне ещё с механиками предстоит разговор, а затем я тоже «полягу костьми». Да, и тебе не вредно...

И «высокие заговорщики» отправились выполнять, каждый свою часть, грандиозного плана по расширению рядов несуществующей ещё, но с каждым днём, набирающей всё большую мощь, корпорации.


Друзей - «минёров», Алекс, подруливший к «Прелести» на временно задействованном под разъезды «балластном» «Шанули» с «Рыбки», застал за азартным «прогрызанием» запасного прохода из внутреннего «пузыря» через минное поле. Много времени, чтобы понять ущербность усердно укрепляемого ими убежища-ловушки, механикам действительно не понадобилось. Но в том, что вскрытая ими проблема вполне решаема, друзья не усомнились ни на мгновение. Лёнька уже успел «прогрызть» чуть ли ни четверть запланированного дополнительного прохода. Едва завидев прибывший «Шанули» с другом, «оба - двое» были тут как тут. Брату уже сбросил друзьям, оговоренную с Алексом ранее, часть информации о кверийцах, и теперь, Вик подпрыгивал на своей единственной ноге от нетерпения, норовя немедленно вытрясти из друга подробности.


- Рассказывай, что там за «хмели-сунели» нам попались? - сразу вцепился он в Алекса.

- Как ты сказал? - переспросил его тот, давясь от смеха - Ты, случаем, не пракартвелов из них вывести собрался? Не получится, не старайся. Их основной колер не позволит!

- А что, - развил тему Лёнька, - К названию планеты спереди «Тав» добавить, и можно неплохо посидеть, причём, не «на сухую»! - выдал он мечтательно.

- Это точно, - немедленно оседлал, доставшего уже всех, «любимого конька», Витька,

- Зря мы, всё же, тогда за семенами на Землю не смотались. На рынке точно и «Тавквери» саженцы, небось бы, нашлись. Вырастили бы, и «забацали» классный винчик!

- Не, - возразил Лёха, - у грузинов больше сложные миксы для винчика составляются. И у каждой, почти, семьи - свой тайный набор сортовых компонентов и пропорции. Не повторить!

- Вот-вот! И в каждой грузинской деревне - свой «Тавквери». Это же, народной селекции сорт, - продолжил мысль Алекс,

- Дырявого, тогда ещё, первого трюма «Рыбки» бы не хватило, чтобы все клоны «Тавквери» перевезти. - А ну, кончайте душу травить!


Узнав, что Нефу прихватил, в ходе их изъятия с крыши, полбутылки отличного «Сильванера» и кусочки хлеба, для отчёта своим «яйцеголовым» "по протокалам", Лёнька, под угрозой немедленного обезличивания, выдурил у хозяйственного Брату больше половины конфискованного гадскими инопланетянами винчика и половину хлебных ломтиков. Запустив небольшую часть «возвращённого Родине» вина и один ломтик хлеба в анализатор пищевого универсального синтезатора, земляне получили, в результате, от «железного кулинара» - слабоалкагольную бурду, вином даже не отдававшую, и нечто, вполне съедобное, но со ставропольским пшеничным и в одном кубическом килопарсеке не висевшее. Либо пищевые синтезаторы у военных задействованы были не из лучших, либо без участия живых дрожжей, подобные продукты вообще получить было невозможно. Дрожжевых трупиков и их «какашек», для придания пище нужного вкуса, не хватало.


Загнав вглубь, истомлённых длительной «засухой» душ, алкагольный синдром друзей, Алекс подробно поведал о планах в отношении новичков, предупредив парочку об осторожности, недопустимости форсирования событий и какого либо, упаси Бог, давления на кверийцев. Потрясённые историей, о печальной судьбе кверийского клана, подробно рассказанной им Алексом, дружки немного подавленно молчали и только послушно кивали головами в ответ на наставления друга.

- А что ты там, на счёт их особенного колера, заикнулся, - спохватился, не способный долго горевать, Виктор. И Алекс рассказал...


Кверийская внешность, вообще, выделяла их среди гуманов Содружества. Во-первых, все кверийцы, независимо от половой принадлежности, обладали стандартным ростом в сто семьдесят восемь сантиметров и удалялись от этой нормы в обе стороны не более, чем на один сантиметр. Будто, неведомый мастер ваял их по одним и тем же лекалам! Идеальнее, парадного боевого строя кверийцев, в мире ничего не существовало. Разве что, вырастить специально тучу клонов - близнецов. Их нельзя было назвать худощавыми. но и понятие - «женщина в теле» или «та, что коня на скаку...», к кверийкам были абсолютно неприменимы. Обладая стройными, спортивными фигурками гимнасток, они были очень пропорционально сложены и имели во всех положенных местах приятные мужскому глазу округлости. О мужчинах и вовсе нечего было говорить. Стройные гимнасты, как на подбор. Коренастых среди них было не отыскать. Черты лица, типичные для дживей-хакданского расового подтипа или сугубо европейские, если по земным стандартам, разве что, слегка мелковатые.


Но, самой удивительной особенностью кверийцев, были волосы! Прямые, тонкие, очень густые, почти неестественно блестящие, даже, в слабоосвещённом помещении, насыщенного золотисто-медового цвета! Каких либо вариаций или оттенков этого цвета, природа для кверийцев не предусмотрела! Алекс, даже, заподозрил, что и в полной темноте они будут немного светиться и блестеть!

К волосам добавлялся слабо золотистый оттенок несходящего, чисто кверийского, то ли загара, то ли такой смуглости кожи.

От этих медовых грив было трудно отвести взор. Кверийцы же, привыкшие, видимо, к всеобщему вниманию к их внешнему виду, неизбежного разглядывания их, как бы, и не замечали.


Позже, от кверийцев узнали, что этот «цветовой» признак их расы, в их генотипе абсолютно рецессивный. Там, где кверийцы давно прижились, у родителей с другим цветом волос, нет-нет, да и вспыхивал золотисто-медовый детский одуванчик, свидетельствующий о наличии у папы и мамы, нахватанных у, затесавшихся среди предков, кверийцев, генов.


Из за необычайной верности кверийцев обычаям и табу своих предков,женщины не могли позволять себе короткие стрижки. Волосы должны были быть хотя бы чуть ниже плеч. По этой причине, в официальных Уставах Флотов сразу трёх держав Содружества, особо заинтересванных в рекрутах с этой планеты, имелись специальные пункты, позволявшие выходцам с Квери служить, сохраняя свои традиционные причёски. У мужчин волосы стриглись покороче, но оголённые уши кверийца, не закрытые волосами, тоже видеть не приходилось.


Тмели и Лили, внимательно осмотрев короткую причёску Ирины, тут же укоротили свои буйные гривы, оставив волосы, всё же, прикрывающими лопатки, то есть , до середины спины. Брат, отреагировал на вольности сестрёнок с пониманием. Ирина же, завистливо повздыхав, зыркнула многообещающе, на своего, сразу как то стушевавшегося, капитана. Но, всё же, длинные волосы, при почти постоянной облачённости в скафы, это - ещё та морока, и Алекс не ожидал скорых изменений в причёске подруги.


Решительно притормозив, готовых немедленно мчаться на смотрины кверийцев, чрезмерно инициативных друзей, Алекс, неожиданно, пробормотал,

- А, что это я из себя «прибалтийский тормоз» изображать взялся? С этой сумашедшей системой, до сих пор на на звёздочку будущего прибытия не удосужился «посветить»! - и замер, в привычном уже всем, трансе - медитации. А ещё через десяток секунд, заверещал Брату, не без попутного матерка, продублировав срочное сообщение псиона, находящемуся в кают-компании «Ошила», капитану.


Алекс сообщил Руду, что в первой системе хакданской ветки навигационной тропы, при пси-сканировании, обнаружены два крейсера, предположительно, «засадные». Поднаторевший, в забитых остатками космической техники системах, в разгадывании сигнатурных «ребусов», он, с уверенностью опознал, лёгкий и средний крейсеры, причём, скорее всего, не «свежее» четвёртого поколения. «Средняк», сигнатурой, оказался очень похож на «Ан Хамази», лёгкий же, хакданский, Алекс определил, как «Сору» или какую-то дживейскую устаревшую модель, но явно не антранский, более крупный и мощный, «Лигур».


- Я, кажется, знаю, кого они там караулят. - успокоился Руду, - отрабатывают СБ-шные кредиты одной из «собачек на сене», не желающей посторонних посещений Завала. Скорее всего, кредиты хакданской «собачки».

- Но, в «торцовой» системе, я начало имперской ветки тропы сразу «осмотрел», и, позже ,не раз «заглядывал», там никакой засады точно не было, - поделился наблюдениями Алекс.

- А там и не нужна засада. У имперской тропы, на самом выходе в антранские объёмы, узкое горлышко. Если и затыкать, то, лучше, на выходе! Можно и патрулём, авось противник бунтовать не будет, раз сам заинтересован в непосещении Завала посторонними. - пояснил капитан.


- Что будем предпринимать, Руду? - спросил Алекс.

- Отслеживать режим смены засады. Каждые четыре часа, желателен короткий скан. У «четвёртого» «средняка», длительность разгона - пять часов, минимум. График смен нужен, чтобы знать, когда можно начинать им «мозги лечить». Чтобы смена не свалилась нам на головы, в самый неподходящий момент! Составь график сканирований и скинь искину «Ската», а сам - в медкапсулу. Тебе предстоит много сложной работы. Искин «выдернет» тебя из капсулы на плановое сканирование. И за разгонный трек надо браться. Сам, только подробную карту энергоактивных объектов на треке составишь, мы с Леонидом, займёмся. На тебе останется сканирование, учёба и общий пригляд за кверийцами и бешенным Виком. Кверийцы пусть обживаются. Гнать ситуацию не будем. Может мне лучше Вика взять в пару? Лёньку тебе легче удержать от буйства будет?

- Нет, капитан. Вик, пусть тут будет. Что то мне подсказывает, что ему следует тут оставаться. - ответил капитану Алекс.

- Хорошо. Работаем. - закончил разговор капитан, и сам занялся делом, что то бурча под нос, про свою тяжкую судьбу и несносных псионов, с их непонятными способностями интуитов...


Кверийцы, пройдя реабилитационный курс в медкапсулах и основательно подкрепившись, за несколько заходов к пищевому синтезатору, сначала подробно обследовали грузовик, в котором и попали в эту систему. До этого, кроме подобия земного «обезьянника», расположенного в следующем трюме, в котором пленников и содержали. ничего они на транспортнике и не видели. Следующее, после «обезьянника», зрительное впечатление - встречающие их на выходе из криосна земляне и Нефу. Момента укладки в криокапсулы, получив порцию из станнера пиратов, они видеть никак не могли.


Ирина, не спеша, малыми порциями, выдавала им информацию о своём экипаже и пройденном им пути. Её ошиломил первый взрыв эмоций, включавший в себя смесь немыслимого восторга, облегчения и, затаённой ещё пока, надежды, на, хоть какое то, будущее для их семьи, когда кверийцы узнали, что освобождены они, экипажем боевого крейсера пограничной службы Федерации Дживей. Для них было свято всё, что им рассказывал, о своей судьбе и, о роли дживейских военных в его освобождении и устройстве дальнейшей жизни, их любимый дядя, спасший остатки исчезающего семейного кверийского клана от окончательного развоплощения.


Весть о гибели дяди они встретили с печалью и истинно кверийским стоицизмом. Роу настоял, чтобы Ирина, постаралась извлечь из трупов погибших соплеменников, уцелевшие нейросети и импланты. Все кверийцы, работавшие в собственной добывающей корпорации, имели весьма высокий для Содружества уровень КИПа, и на качественные нейросети и импланты средств не жалели. Да, и корпорации - наниматели, своим пожизненным сотрудникам, ставили хорошие нейроимпланты, в надежде на высокую отдачу. К сожалению, мерзавец, убивший пленников, разряжал свой игольник в головы жертв, и уцелели лишь четыре инженерных нейросети пятого уровня и несколько имплантов на память и интеллект. Нейросеть их дяди выстрел не пощадил. Трупы кверийцев поместили в малый контейнер, и Руду придал ему ускорение в сторону местной звезды, предварительно выйдя на «Рыбке» немного за плоскость эклиптики, чтобы уменьшить шанс перехвата погребального ящика одним из «недобитков» свалки.


Ирина обратила внимание на то, что Роу, во время её рассказов об их походе, о экипаже, буквально впитывает каждое слово, а затем, тщательно обдумывает всё услышанное. Видно было, что он уже взял на себя, как оставшийся старшим, всю ответственность за будущее своего семейного клана. Кверийцы ей нравились всё больше и больше. Роу, прикинув возникающий «расклад» в дживейском экипаже, похоже, уже понял, что «Ошил» предстоит пилотировать именно ему, и буквально «облизывал», каждую деталь, каждый уголок грузовика, явно готовясь принять технику, если что, будучи во всеоружии знания предмета приложения сил. Умненький парень, ничего не скажешь! Корабль могла пилотировать и Тмели. Да, и Лили обладала полным набором засечек на своей инженерской сети по всем пилотским специальностям. У кверийцев, обладание полным набором пилотских профессий, независимо от остальных профессиональных навыков, было почти национальным «бзиком». Неспособность управлять космической техникой, рассматривалась ими, как своеобразный признак некоей неполноценности. Планируемой корпорации землян, это было только на руку.


Руду и Леонид, получив от Алекса карту энергетически активных объектов на треке разгона, отправились на зачистку. Тмели, помявшись слегка, спросила, вдруг,

- А можно и мне на зачистку, трека? Я ведь, пилот! Почти полтора года, «вторым», на транспортнике, концентраты вывозившем на продажу, проработала. Хочу быть полезной вам.


Ирина, задумчиво посмотрела на девушку и, понимающе улыбнувшись, ответила,

- Трек здесь сложный. За раз не расчистить. Да, и ещё есть обстоятельства, не позволяющие нам спешить. Вернутся наши с зачистки, спросим капитана. Думаю, он не откажется от ещё одного человека, в качестве временно привлечённого специалиста. Работы на треке хватает.

Заметив, что Тмели что то порывается сказать и эмпатически почувствовав, о чём, притормозила кверийку,

- Нет, Тмели. Дело не в твоей готовности работать без оплаты. Мы экипаж военного корабля, и любое действие должно быть отражено в отчётах штабу и СБ. Только из за отчётов, всё должно быть строго в соответствии с Уставом Флота, его протоколами и правилами. А как объяснить в отчётах участие в работе экипажа военного корабля, непонятных гражданских? Руду же, и влетит потом.


Затем, девчонки попросили организовать экскурсию на «Прелесть» и другие корабли отряда. Лили, при этом, несмотря на наличие обеих ног, подпрыгивала от нетерпения, очень напоминая при этом Вика, с его неизвлекаемым «шилом» в заднице. Роу, со смехом сказал Ирине,

- Самым разумным и безопасным для всех, будет - отвести эту малолетнюю фанатку - «железятницу» к её любимым игрушкам. Она любит всякую технику, но разобранная, требующая ремонта и просто повреждённая и нуждающаяся в разборке, вводит её в транс! От кучи побитых запчастей, Лили можно оттащить только силой. Узнав, что вы ухитряетесь использовать, почти полуразобранный «Ан - Сарври", мозги уже проела нам с сестрой, желая незамедлительно обследовать летающий скелет грузовика.

Приготовившаяся уже вести молодёжь на припаркованный к грузовику «Скат», Ирина, даже присела на стул от неожиданной новости.

«Бедный Руду!!! Мало ему было одного фаната... А теперь их будет двое! ... И, кажется, я уже знаю, чем всё это закончится! Ну, и славно, если я не ошибусь в предположениях.» - додумала она , уже, сугубо, о своём, женском...


- Мне, между прочим, исполнилось двадцать четыре года! Хватит меня малолеткой погонять, братец! - отреагировала Лили и, возмущённо отворачиваясь, взмахнула, буквально вспыхнувшей огнём, блестящей гривой волос! У Ирины даже дыхание перехватило от восхищения при виде этой картины. И она ещё подумала про себя: «Ну, держитесь, вольные мужчины! Вот, ужо вам!» Кверийки уже знали о пятилетнем сроке своего «ледяного» заточения и успели прибавить эти годы к своему возрасту, совершенно безосновательно, по мнению Ирины и Нефу. В криосне, все процессы в организме практически полностью приостанавливаются. включая возрастные изменения.


Предупреждённый заранее Ириной Вик, встретил молодых кверийцев на входе в кают-компанию своей «Прелести» и, не в силах оторвать взляд, от двух, горящих тёмно золотым огнём головок молодых квериек, молча, жестом пригласил всех войти.

Кампания, с улыбками, приняла приглашение. Ирина тут же посоветовала другу,

- Вик, прикрой рот, что-нибудь внутри простудишь. Ничего, привыкнешь со временем. Все на кверийский колер так реагируют, поначалу. Они уже, тоже привыкли, к подобной на них реакции разумных из других миров.

- Ни-ког- да!!! Привыкнуть к такому чуду - выше моих сил! Может быть кто то , но, не я! - убеждённо заявил в ответ Виктор. Роу буквально расплылся в довольной улыбке, а Тмели, даже, восторженно захлопала в ладошки, услышав лестное и, явно, абсолютно искреннее заявление землянина. Оказалось, что кверийцы выражали восторг и одобрение теми же приёмами, что и земляне! Руду и Нефу пришлось специально объяснять значение многих, из принятых на Земле жестов, в том числе, и подтверждать смысл рукоплесканий.


И тут только, Ирина сообразила, что один человечек из их компании не смеётся и не рукоплещет. Лили, с превращённым в маленький бублик ртом, почти такой же величины глазами неотрывно уставилась на культю Вика! Потом, сделав над собой явное усилие, но по прежнему неспособная что то сказать, вопросительно взлянула на Ирину, пальцем указывая на ту же культю.

- Да, девочка. Вик потерял ногу очень давно, во время войны на нашей родной планете. Я, просто, упустила из виду это обстоятельство в общей суматохе и не предупредила вас. - мягко, с успокаивающими интонациями постаралась объяснить всё Ирина. Заметив, что, по прежнему не восстановившая способность говорить, Лили заозиралась вокруг, как будто что то разыскивая, и всё поняв, она продолжила,

- Разумеется всё восстановим. И операционных комплексов у нас хватает, но сейчас у нас на это нет времени. Вик очень важен для нас всех! Я потом вам объясню, почему он один, до сих пор не член экипажа, и всё остальное. Но, на его полное восстановление и омоложение уйдёт, самое малое, десять дней, а то и все две недели. У Леонида была такая же беда, так ему понадобилось, как раз две недели, без одного дня, для завершения полного курса. Без Вика, столько мы, пока, позволить себе не можем.


Подойдя к Вику и взяв его за руку, Лили наконец, сумела выдавить,

- И как давно?

- Сорок один год назад, - буквально прошелестел Вик, покраснев, вдруг, цветом лица и, даже, шеи, как бы не превзойдя шевелюры кверийцев.

И тут, неожиданно, Роу, буквально скрутило в приступе неудержимого смеха. Он пытался с собой справиться, ему явно было не по себе, но, новый приступ настигал его неотвратимо! Ирина, нащупав персональную «личку» Роу, через нейросеть попросила его: «Объясни, в чём дело?». По прежнему давясь от смеха, Роу ответил мыслесвязью: «Я же предупреждал, что Лили не оттащить от некомплектного и полуразобранного! Всё! Спёкся Вик! Она его не отпустит! Считайте, что мы уже породнились!... Да, сделай же что-нибудь! Уведи меня, что ли, под любым предлогом! Я...не могу!» Ирина, сама с трудом сдерживая накатывающие на неё приступы, сумела всё же сказать, с небольшими паузами,

- Вить.... покажи девушкам корпуса... палубу «Прелести».... «Лигуры»... Они же и скафы поэтому не снимали... только шлемы убрали, чтобы цветом волос похвалиться... Идите же, идите... Мы с Роу Алекса встретим... из капсулы... сейчас.... Поговорить.. - и, буквально вытолкнула оторопевшего Вика вместе с, тоже, мало чего понимающими девчоноками, в коридор из кают-компании.


Убедившись, что бронированная дверь кают-компании плотно закрыта, наконец смогла дать волю душившему её смеху. Роу, уже только постанывал, беспомощно закрыв лицо руками. В таком виде и застал их Алекс, которого искин медотсека «Прелести» поднял из медкапсулы для очередного пси-сканирования «клиентов» в соседней системе. Очередной «бублик», уже в исполнении рта своего любимого, окончательно отправил Ирину на пол, где она и убедилась в правильности своих предположений, что четыре точки опоры, несомненно надёжнее всего лишь двух!


Выслушав, прерывавшийся новыми всхлипами, рассказ Ирины, о происшедшем, Алекс от души посмеялся, вместе с обессилевшей от смеха парочкой и сказал,

- Если и впрямь, у Вика с Лили всё, в результате, сладится, то я буду только счастлив. Как я понял, ты, Роу, как старший в вашей семье, тоже не намерен противодействовать возможному выбору сестры?


Мгновенно посерьёзневший Роу, неожиданно встал, подошёл к Алексу и опустившись перед ним на одно колено, склонив голову, сказал,

- Нур Алекс! Не бросайте нас. Одни мы пропадём! Наши светящиеся головы - сущее проклятие в сложившейся ситуации! Дживей далеко, не снимать скафы совсем невозможно, а наши обычаи запрещают носить головные уборы. Агенты правителей выследят нас и вырежут как детёнышей гликсов, немало помучив, предварительно. Примите нас в свою Семью. Не обижайся на стиль обращения, нур. Я обращаюсь ко всей Семье, в твоём лице. Поэтому использую множественное число. Мы будем полезны и преданны. Не подумай, что я тороплюсь. Кверийцы умеют чувствовать настоящую Семью всем нутром. У вас настоящая Семья. Мы общались пока в основном с нири Ириной, но всё уже поняли. Будь жив дядя Атеру, он бы меня поддержал в этой просьбе, я уверен.


Не ожидавший такого развития событий Алекс, помолчал, потом сказал,

- Я не отказываю тебе Роу, но... почему ко мне? Семья...

- Мы же, кверийцы, нур Алекс! И кто является настоящим старшим в Семье, тоже умеем определять сразу, можно сказать, нутром. Что касается, возможного союза сестры и уважаемого Вика. то, это честь для нас.

Пытаясь, хоть как то сосредоточиться и не ошибиться с ответом, Алекс заметил, по прежнему стоящему на одном колене, Роу,

Кстати, у твоей второй сестры, Тмели,...тоже, - и, отмахнувшись, от сделавшей «страшные глаза» Ирины. продолжил, - ... есть возможность изменить своё...

- Я знаю! Наши женщины с детства приучены не скрывать от старшего в семье всё, что может, хотя бы как то, отразиться на чести и будущем клана. Тмели уже предупредила, что у неё появились ... но, она пока не уверена, что... нур капитан... словом, ты понимаешь, нур Алекс.


- Вот тут, мы, пожалуй, можем тебя успокоить, Роу. - не выдержав, вступила в разговор Ирина. - У Тмели, как бы не больше шансов на успех, чем у Лили, учитывая определённую непредсказуемость реакции Вика.

- Ирка, а ну, брысь!- неожиданно серьёзно, рявкнул Алекс. - не вмешивайся в разговор двух Старших в своих Семьях! Я скажу тебе, когда можно!

Надувшаяся было Ирина, потом загадочно улыбнулась и... раздумала обижаться.

Молча, и, с виду, покорно, присела рядом на стул, отвернувшись на полоборота, от продолживших важную беседу мужчин.


- Не стану скрывать, Роу, что у нас были определённые планы в отношении вас. Можешь считать, что я согласен принять вас в нашу Семью. И всё же... В нашей Семье есть и свои правила. Разумеется, все безоговорочно примут моё решение, но очень важно, чтобы на общем Совете Семьи, все члены нашего клана землян, публично одобрили решение Старшего. Я соберу такой Совет, как только вернутся с работы капитан и Леонид. Поднявшись с колена, буквально светящийся от удовлетворения Роу, обнялся с Алексом. А тот, ещё раз подивился на удивление похожему поведению землян и кверийцев во многих жизненных ситуациях.


- Теперь, подойди...нири, - сказал Алекс, довольно улыбающейся подруге и обняв её вместе с Роу, «позволил» той, разделить радость со «Старшими», одновременно обдумывая способ, уберечься от почти неизбежных Иркиных тумаков, после ухода Роу.

- Мне пора проводить сканирование, - сказал он, - Ира, помоги Роу разыскать Вика с девочками. Роу будет тоже интересно осмотреть наши корабли. Подарив Алексу, на последок, многообещающий взгляд, Ирина увела кверийца из кают-компании, полагая, что тому, возможность поделиться с сёстрами результатами, явно запланированной семейкой кверийцев попытки - заиметь для себя новую надёжную семью, важнее осмотра, всё равно не способных никуда убежать от него, кораблей.

Не успел Алекс закончить, предваряющую пси-сканирование восстанавливающую медитацию, которая потребовалась ему после неожиданного разговора с кверийцем, слегка выбившего его из колеи, как вслед за нежданно вернувшимися Ириной и Роу, в кают-компанию заявились и все остальные «экскурсанты», включая довольно ухмыляющегося Вика. Увидев, сияющих от счастья девчонок, он немного смешался, не зная, как надо вести себя «Старшему» в подобных случаях. Но, оказалось, что достаточно просто не мешать, отлично знающим подробности подобающего, в таких случаях, ритуала, кверийкам.


Тмели, а после неё Лили, по очереди подходя к Алексу, исполняли нечто, подозрительно напоминающее земной книксен. затем охватив обеими руками предплечье Алекса, сдержано касались лбом его плеча, ещё раз чуть заметно приседали, отойдя на шаг и возвращались к брату, внимательно следившему за качеством исполнения священодейства. Тмели только спросила,

- Ты ведь не будешь возражать, нур Алекс, если мы с сестрой будем сообщать всё, что сочтём важным для нашего нового клана, через брата? Мы уже привыкли быть откровенными именно с ним.


Разумеется не буду. Так, даже, лучше. Вам нужно время, чтобы хорошо познакомится со всеми членами Семьи и привыкнуть к нам. - ответил Алекс. Если вам удобно, то можете делиться чем то и с нири Ириной. Она моя жена. Вы ведь уже поняли это?

И тут, вдруг, всех огорошил Роу, пояснив сёстрам, - А нур Алекс и нири Ирина особо и не нуждаются в наших докладах! Я, как и вы, лишён пси-способностей, но, дядя Атеру хорошо обучил меня, как потенциального старшего семьи, по ряду признаков, безошибочно определять наличие эмпатического таланта у собеседников. Я ведь не ошибся, нур Алекс?


Переглянувшись, с явно, как и он, немного ошарашенной Ириной, Алекс ответил, - Ты не ошибся, Роу! Мы с Ириной действительно эмпаты. Надеюсь, ты поделишься позже с Ириной своими умениями. Мы, о подобных возможностях, до сих пор не подозревали.

- Разумеется, старший. Все наши знания теперь принадлежат нашей новой семье. Вам, с нири Ириной, они не особо и нужны, с вашими то, талантами, а остальным членам клана очень могут пригодиться.- со сдержанным достоинством ответил Роу.

Поняв, что если он не уединится. то ни черта не сможет подступиться к пси-сканированию, Алекс, извинившись перед компанией, объявил об своём уходе в каюту Виктора. По пути, он думал про себя: «Ай, да кверийцы! Как бы нам не пришлось в итоге ещё и памятник ставить пиратским тварям, подкинувшим нам этот «золотой подарок», хотя, за убитого Атеру и его товарищей, следовало бы собрать остатки их пепла и ещё раз сжечь!»


Пси-сканирование никаких изменений в положении пиратской засады не выявило, и Алекс принялся за исследование, заинтересовавших его во время предыдущих сеансов. некоторых несообразностей в окружавших их нынешнюю стоянку, достижимых в прямом гиперпереходе, звёзд. Ирина с кверийцами, на «Скате», отправились на «Ошил», где её уже ждал, готовый подменить подругу Нефу, а Виктор, никак не мог избавиться от видения, в виде светящейся золотом головки молоденькой кверийки. Грустно посмотрев на свою культю, он отправился в медотсек. Совсем без отдыха не мог обойтись и его непоседливо - неутомимый организм. Знал бы он, о роли его культи...?


Вернувшихся из затянувшегося рабочего выхода Руду и Леонида встретили неплохо отдохнувшая в медкапсулах семья, включая, оказавшихся порядочными непоседами кверийцев, немного нервно ожидавших созыва, обещанного Алексом Совета Семьи, и готовые, одновременно, незамедлительно включиться в работы на пользу своего нового клана.


Нагловатый Брату, уже заполучивший пару раз нешуточный «отлуп» от управляющего искина «Ската» за попытки вмешательства в его хозяйство, пока ещё имел доступ ко всему происходящему на территории «Прелести». Но только благодаря прямому приказу Вика. отданному, тоже, заметно усилившему позиции в собственной «епархии», кластеру искинов-управленцев грузовика. С согласия Алекса, Брату сразу скинул капитану полный видео отчёт о состоявшемся, по решению Алекса, пополнении состава Семьи тремя кверийцами. Ознакомившись с полученными материалами и проинформировав о происшедшем Лёньку, Руду сообщил о своём полном одобрении решения Алекса. Оставаясь капитаном крейсера и, по сути, комодором отряда боевых кораблей, он с самого начала признавал безусловное старшинство Алекса в Семье, членами которой они с братом уже давно себя и чувствовали, и числили.


Поэтому Алекс сразу объявил общий сбор в кают-компании «Ошила», чтобы не таскать туда-сюда «безлошадных», пока, кверийцев. Он уже подумывал озаботить Вика поиском парочки подходящих инженерных эсминцев или, хотя бы тяжёлых антранских штурмовиков, имевших весьма внушительные отсеки для набора боевых ракет или весьма крупной торпеды, ибо собственного «москитного» подсобника «Ошила» Туху Шем сжёг вместе с бывшим капитаном транспортника.. Гонять по каждому поводу тяжёлый корабль было неразумно. Торжественно объявив о своём решении расширить ряды семьи, приняв в неё, заявивших о своём соответствующем желании кверийцев, Алекс попросил всех членов клана высказать своё мнение о решении Старшего. Все одобрили решение лидера, от души поздравив своих новых соклановцев. Лёнька не упустил возможности влепить пару смачных поцелуев в вовсе зардевшиеся золотистые щёчки сестёр, а потом с довольной ухмылкой поглядывая на, вдруг, помрачневшего капитана и нервно запрыгавшего на одной ноге Вика. Едва сдержавшие смех Алекс и Ирина, нашли способ, каждый по своему, пригрозить шальному великовозрастному оболтусу, а затем Алекс, под смешки так и не сдержавшегося, к вящему неудовольствие брата, Нефу, вдруг заявил, что ещё не узнал мнения ещё одного члена семьи.


- Брату, «железяка» ты наш! То от тебя не отобьёшься, то молчишь, как попавший во вражеский плен белорусский партизан! Твоё мнение, как члена семьи? - выдал, явно неожиданный для остальных , вопрос Алекс.

После подозрительно долгого молчания все услышали лаконичное искиново,

- Одобряю, иного решения просто бы не понял, - а за тем последовало немного нелогичное, но понятное,

- Спасибо за доверие, Старший"


На этом Алекс, ещё раз поздравив кверийцев с окончательным принятием в клан землян, отправил всех заниматься, ждущими трудолюбивых рук и вдумчивых умов, делами. Руду и Ирину же, пригласил в не занятую пока законным постояльцем капитанскую каюту «Ошила», для очередного приватного разговора.


Сначала, он счёл необходимым предупредить своего капитана, о, наверняка ожидающей его просьбой Тмели, по поводу её участия в работах на треке разгона.

- Ты не сочти меня за расчётливого циника, капитан, но ситуация не располагает нас особо отвлекаться на дела сердечные. Так что, девочку сильно то, не томи. О своём интересе к тебе, она брату, как старшему в семье, открыто заявила. А он, в свою очередь , нам с Ириной успел, помимо прочего,. поведать ещё об одной особенности кверийцев. Их, этих особенностей, и без того уже, подозрительно большая куча накопилась.


Кверийские женщины, оказывается, если уж делают личный выбор, то ещё не было случая, чтобы они в своих чувствах как то промахнулись! Мужчины могут в этом плане и «пролететь», хотя, тоже, нечасто. А женщинам, оказывается, даже, гормональные бури молодости ничуть не мешают. Этим и объясняется, кстати, его, несколько непонятная, на наш земной взгляд, чересчур спокойная реакция на, вроде бы, спонтанно возникшие, сердечные привязанности сестёр. Он, просто, знает, что личный выбор квериек, родственен точному снайперскому выстрелу! И сразу, разумно предпочитает, лучше потратить время на более подробное знакомство с весьма вероятным новым родственником, нежели на совсем ненужные сомнения в правильности выбора сестричек. Так что, Брату, ты бы заготовил заранее соответствующую протоколам галиматью, о временном найме привлечённого специалиста. Ведь, наверняка, Тмели уже ожидает выхода Руду из этой каюты, чтобы обратиться к нему с соответствующей просьбой.


- Угадал, старший! Ожидает! - спокойно отозвался искин по мыслесвязи. Он по прежнему находился в режиме постоянной «конференции» через нейросеть Руду и вне «Рыбки» и близких к ней окрестностей мог общаться только в этом режиме. Только, позволь мне сначала напомнить нашему непонятно хмурому капитану, о некоторых протоколах, суть которых, он, похоже, в суете будней, подзабыл. Кверийские девушки и их братец, между прочим, законные и полноценные граждане Федерации Дживей, и капитан дживейского военного корабля, попавшего в ситуацию «форс мажора», просто обязан привлекать граждан Федерации к решению возникших проблем, не гнушаясь, даже, определённых элементов принуждения, при этом. А соответствующую правовую «галиматью» я заготовил сразу после того, как Тмели к тебе, Алекс, со своим вопросом «подъехала», а ты её вполне обнадёжил. На всякий случай.


- Всё. Закрыли вопрос! - резюмировал Руду, подняв обе руки в вполне понятном жесте. - Брату, запустишь свою «галиматью», с занесением в отчёты, как только Тмели озвучит свою просьбу. Только, я, всё равно, не намерен «гнать лошадей» в этих делах. Так говорят в подобных случаях на Земле? А ты, мог бы и раньше напомнить своему, замученному проблемами капитану, о протоколах, чёртова «железяка»!

- Вот, вот! Попрошу отметить, как у этого критикана, земные черти успешно вытесняют из речи его любимых демонов. А то, : «...Брату совсем оземлянился!» - мстительно забухтел искин.

- Теперь я настаиваю на прекращении базара! - решительно пресёк, разгорающуюся, уже привычную всем, пикировку двух друзей, Алекс. Мне ещё есть что сообщить, пока Руду окончательно не сел на стимулитуры. Я ведь вижу, что он их уже «наелся» по самое не могу. Что ты нам можешь рассказать, капитан, про одну из ближайших, достижимых в прямом прыжке звёзд , имеющую странноватое собственное имя «Грусть»? Это ведь единственная из местных звёзд, если не считать злополучную Селиш, получившая собственное имя?


- Не морочь нам голову, Алекс! Ты, как пилот, не хуже меня, знаешь местную навигационную историю. Выкладывай суть. - не на шутку окрысился, действительно уставший Руду.


История звезды Грусть действительно была интересна. В самом начале хакданско - антранского конфликта, когда хакданцы без проблем разобрали на запчасти первый, не готовый ещё к серьёзной войне, имперский флот, в нынешней «отскоковой» системе задержался рейдер - исследователь с рядом авторитетных и известных всему Содружеству хакданских учёных на борту. Вероятно, понадеявшись на мощь и проявленную победоносность своего флота. Неожиданный прорыв имперской группы загнал этот рейдер в ловушку из которой можно было спастись только «отскочив» в ближайшую, доступную для перехода, систему. Единственной доступной и оказалась эта будущая Грусть, которую до тех пор не успели обработать разведчики - картографы. Прыжок был успешен, но система прибытия оказалась, не таким и редким в космосе, навигационным капканом. Роковым образом ориентированная плоскость эклиптики, не давала в пределах разрешённого навигационного угла ни одной, достижимой в гиперпереходе, звезды.


Между тем, первое сражение завершилось полной победой хакданцев. Пока имперцы зализывали раны и готовили флот к серьёзной войне, всё Содружество, через передачи галанета, напряжённо следило за судьбой известных учёных, попавших в космическую западню. Гиперсвязь с рейдером работала. Нужных ресурсов в системе «попаданса» не оказалось, запасы, на завершавшем длительный исследовательский поход рейдере, оказались на исходе. Как то помочь попавшим в ловушку было невозможно. Не обошлось, вероятно, и без бунта отчаявшихся людей на корабле. После непродолжительной агонии, всё Содружество обсуждало прощальное послание, последних оставшихся в живых, двух членов экипажа рейдера. А злополучная система, получив своё необычное личное наименование, была внесена во все космические лоции, как доступная, но абсолютно закрытая для посещений система - ловушка.


Звёзды в этом, вроде бы, и неблагоприятном для космической навигации районе были многочисленны и располагались недалеко друг от друга. Алекс мог «пси - сканировать» из системы нынешнего базирования сразу четыре звезды, включая Грусть. Ещё «торцовую», «крайнюю» Основного Завала и ту, где на хакданской ветви тропы их поджидала пиратская засада. Обратив внимание на нехарактерную пустоту рядом с Грустью, Алекс «подсветил» её в «пси» и неожиданно обнаружил ещё одну звёздную систему, не отмеченную ни на одной из карт-лоций. Это была система необычно тёмного, вероятно, очень давно остывшего карлика, обладавшего, тем не менее, собственной планетной системой из шести планет. Правда, газовых гигантов в ней не имелось. Но, приемлемый для разгона режим работы грависов, вполне обеспечивался. Ориентация плоскости эклиптики «тёмной» системы позволяла выходить из неё в «торцовую» и их нынешнюю системы. А самое интересное, что «тёмная» являлась выходом из «грустной ловушки».


Не нависай над тогдашними державами вплотную, угроза тяжёлой войны, может эту систему и обнаружили бы. Но сыграло свою роль ещё и одно из многочисленных последствий технологических ловушек от которых немало страдала цивилизация Содружества. Наличие гипердвигателя, огромный пласт знаний, доставшийся в наследство от предков, посредством сохранения соответствующих баз , привёл к фактической деградации традиционной наблюдательной астрономии. Запредельный рационализм здешней цивилизации оставлял за бортом чисто исследовательский интерес к системам, недоступным для посещения, а значит, и практического использования. Основные проблемы генезиса звёзд и планетных систем, физики открытого космоса, были решены ещё далёкими предками, сотни, а то, и тысячи лет назад.


- База? - коротко спросил, мгновенно сориентировавшийся в открывающихся заманчивых перспективах, Руду.

- Очень заманчивый вариант. - Подтвердил Алекс, - Все получили такую «прививку» из за прозвучавшего на всё Содружество трагически закончившегося «попаданса», что за долгие годы последовавшей войны, в том числе и в нашей нынешней системе, никто не рискнул туда отпрыгивать, даже, при угрозе неминуемой гибели в бою! Забавно, гибель в боях не одной тысячи кораблей с экипажами из разумных никого не напугала, а судьба кучки находящихся у всех на слуху «умников», вселила ужас на несколько столетий.

- А если всё же обнаружат эту «тёмную»?- По профессиональной привычке, продолжал перебирать возможные варианты, капитан?

- Когда здесь толпами кружились, а попаданцы на весь обитаемый космос мольбы о спасении вещали, и то, не нашли. Да и кто искать то будет? - отмахнулся от ерунды Алекс.

- Если и начнут с подобной аппаратурой в этом районе активно работать, то, разве нашей корпорации она не пригодится? Я бы не отказался «прихапить». Всегда интересовался наблюдательной астрономией.

Так что, я, даже, про себя, переименовал Грусть в систему Надежда, но никому об этом не рискую заявлять.- с улыбкой завершил свой доклад коллегам псион.


В глазах задумавшегося Руду, отчётливо замелькали цифры включённого им внутреннего «арифмометра - анализатора».

-Так. «Горлышко» хакданской навигационной тропы заткнуть. Себе выход «лепить» через более разгильдяйски охраняемую имперскую ветку, в имперские же, объёмы.

Затем сразу расслабился и, с вымученной улыбкой смертельно уставшего человека, спросил,

- О чём это я? Совсем свихнулся с твоими псионскими штучками. Нам ещё дойти предстоит, от СБ отбиться , затем, нам, с братом, год дослуживать, а вам - место для отсидок найти и развивать корпорацию...


-Руду! Полгода пролетело как один день - ты заметил как? Так и ещё год промчится, только поворачиваться успевай. Но, сейчас, ты полностью прав! Зарубочку нужную в памяти сделаем и молчок. Достаточно нам четверым пока иметь в виду, что подобная возможность у нас в потенциале есть. А теперь, дуй отдыхать... после решения проблем с Твели. Брату?

Принято, - лаконично прошелестело в головах.


После хорошего десятичасового отдыха в медкапсуле, Руду застал, ожидаемо « выбившую» из капитана согласие на участие в работе по зачистке, очень серьёзно засорённого в этой системе, трека разгона, Тмели на «Чакши». Руду и Леонид, именно его использовали на расчистке из за большей, нежели у «Рыбки» мощности двигателей. Тмели, оказывается, имела приличный опыт пилотирования лёгких и средних транспортников. Приходилось ей перегонять и шахтёрские посудины. Но, добытчики, в опасных прифронтирных системах, использовать современные корабли просто не могли. Это послужило бы дополнительной приманкой пиратам и без того дамокловым мечом нависавших над их делом и жизнями. Поэтому, отнюдь не самый современный боевой лёгкий крейсер антранцев, привёл её в восторг. Она успела буквально ощупать его до последнего винтика, ожидая, когда закончится отдых основы её нового экипажа. Доступ на корабль молодой кверийке Руду благоразумно предоставил, прежде чем залечь в медкапсулу, оговорив с искином, к чему, новенькую допускать без его ведома не следует. Плотно «заправившись» в кают-компании и получив отчёт от экипажа о происшедшем в системе за время отдыха капитана, довольно поглядывая на нового члена экипажа, Руду взял курс на трек.


Виктор, отозвался на запрос Алекса, из трюма «Ската». Он вывел оттуда штатный «Шанули» и втащил в герметичное, позволяющее работать без скафа, помещение, оба контейнера с корпуса «Прелести» с последним «нештатным» хабаром. Там, Алекс и застал его с Лили. Негромко переговариваясь, с выражением запредельного счастья и умиления на лицах, парочка с наслаждением перебирала добычу. Часть трофейной аппаратуры уже была, явно, перебрана, доведена до идеального состояния и покоилась в отдельной куче. Остальное тестировалось, если требовалось, то разбиралось, доукоплектовывалось.... Оба, ухитрились, как то, совершенно «изгваздать» себе физиономии, хотя, чтобы найти на деталях, побывавших в открытом космосе, что то напоминающее смазочные материалы,... надо было постараться!


Понаблюдав немного за иддилией, Алекс спросил,

- Слышь, чумазики! А куда «Шанули» прикажете девать, если придётся с места срочно срываться?

- Не беспокойся, Сань! Мы тут с Абрамкой всё просчитали. «Лигур» - он приплюснутый, а «гиперкокон» у него получается с запасом, мама не горюй! Я на поверхности «Ската» уже заделал парковочную площадку и, даже, линки управления туда кинул! «Шанули» на том месте - как там и стоял! В бою, разумеется, он в трюме будет. Может помешать заднюю полусферу лазером простреливать. А в транспортном варианте - никаких проблем. Я уже пробовал парковать, под управлением его искина, «автоматом». Враз, как мушка «липнет»! Мы там ещё кое что просчитали. С «брюха» гиперкокон будет потоньше, но малые контейнеры умещаются только так! Можно «брюхо» фиксаторами оборудовать, и сразу десять контейнеров можно ставить. В автономном полёте, конечно, не «верхом» на «Прелести»! Но, «Лигуры» будут основным рабочим кораблём, при разведке в Завалах. Можно многое ценное сразу с собой притащить. Да и не везде грузовиком пройдёшь. А если сверху, со «спины»...

- Стоп! Стоп, Витька!- Поспешно «тормознул» друга Алекс.- Это всё после! Да и с Руду надо обговаривать такие варианты. Впрочем, все «наши» «Лигуры», парковкой и линками управления под «Шанули» можешь оборудовать, не помешают... И на «Скате»... да и на «Раке»... фиксаторы под контейнеры тоже можешь лепить. - на ходу обдумывая предложения механика и признавая их несомненную полезность, раздавал указание «Старший».


- И на одном «универсале», из тех что на «межкорпусной»? - вопросительно добавил Вик.

- Они же на продажу! Зачем? - спросил, уже начинающий раздражаться Алекс.

- А вот, Лёнька, против того, чтобы оба продавать! И я против! Кредитов мы и на оборудовании, на остальном хабаре неплохо наварим! Начинать жизнь будет с чем. Но, когда Руду и Нефу в отставку уйдут, «Рыбка» и «Чакши» то, тю-тю! «Чакши», может и сумели бы выкупить, как устаревший по тамошним понятиям, так ведь, новый контракт могут накрутить. Нельзя! А в Великом Завале, с которого нам всё-равно придётся начинать, одно старьё! Только на продажу. Не с пиратства же нам начинать!

- У нас и так - четыре «наших» корабля получается, Вик! «Ошил» теперь безоговорочно наш, после вступления кверийцев в семью! Где мы им экипажи наберём? Для транспортников хорошо бы, не менее трёх человек на корабль. Иначе, трудно пилотировать. Братцев Чак ещё год не будет. Если так считать, то «Рак», как более позднее «обретение», пока без экипажа, грузовики то, не бросишь! Будет «Рак», пока, на «Прелести» место занимать.- постарался урезонить друга Алекс.


- И по поводу экипажей есть интересные мысли. Только у Лёньки. Его задумка.Вернутся с зачистки, надо обговорить. Могу только, в связи с этим, спросить тебя - глядя на наше последнее пополнение, тебе как, кверийцы понравились? - спросил Вик.

Алекс задумчиво, молча, смотрел на опять «закопавшуюся» в кучу деталей Лили. То, что его друзья недостатком ума и жизненного опыта отнюдь не страдали, он ни на миг не забывал. Просто загрузил себя своими псионическими заморочками... Надо будет дружков «трусить» и всё обговаривать все их задумки. Но, сначала, ему предстояла важная беседа с Брату по ещё одной назревшей проблеме, которую надо было срочно «разруливать». С «Абрамкой" и не только с ним надо было что то решать.

- Ленька с работ вернётся, поговорим. - наконец, ответил он другу, - Работайте, механики. У меня есть важные дела.


- А как ты считаешь, нур Алекс? Комодор Руду не будет возражать, если мы с Виком немного «попотрошим» объекты, которые обезвредили в ходе зачистки трека? Там ведь столько ценного! - неожиданно притормозила вопросом, совсем уже собравшегося уходить Алекса, Лили.

- Оооо! - Алекс обречённо обхватил голову руками! - Ну, теперь мы точно вдвое больше сена нашей коровке накосим! Смеющийся Вик, успокоил Лили и пообещал позже объяснить смысл сказанного Алексом. А потом, не без ехидства заявил вслед уходящему другу,

- И не надо, Саша, нас с Лёнькой за болванчиков держать! Или, думаешь, мы не допёрли, отчего Руду нас на выстрел к «Ошилу» норовит не подпустить? А, ты, только сопишь, делая вид, что просто тут сидишь, примус чинишь и никого не трогаешь? То же мне - «бином Ньютона»!- ввернул Вик свою любимую присказку.


- Небось, самый дорогой хабар решили в него перегрузить, в подходящий момент, и «приныкать» где нить, на время СБ-шных разборок, под присмотром кверийцев ? Им то, на СБ можно с высокой колокольни побрызгать! Гражданство есть, Флоту, спасибо, что освободили! Так, это - его прямая воинская обязанность! А СБ - сбоку! А нам с Лёнькой, пока вы с Руду очень тщательно дрыхли, Роу много интересного про здешние торговые площадки в межевых фронтирах порассказал. Он, ведь, несколько лет на грузовиках туда концентрат добытый на продажу таскал. Порасспросите и вы, руководители вы наши. Может, нам ещё до Федерации, большую часть добычи можно будет в кредиты обратить, и не тащить опасный шмот через всё Содружество. А, коли, так, пустые трюмы «Ошила», которые можно кредитами дополнительными загрузить, кроме как глупостью запредельной и не обозвать. Иди, Саша, у тебя же и, впрямь, что то срочное. Я же вижу и тебя, как облупленного, знаю. Иди. И попрыгал к озадаченной Лили.


Алекс, бормоча про себя, не самое лестное в свой собственный адрес, отправился к своему «разъездному» «Шанули», чтобы переправиться на «Рыбку». Внутренние переходы из перемычки в полуразобранные корпуса «Прелести» были пока, по понятным причинам, заглушены.


Ирина, в это время, как раз «встречала» из медкапсулы, закончившего изучение земной русской лингвы, Роу. Понимая, что изучения русского кверийцами никак не избежать, она попросила Роу, для начала, первым пройти эту процедуру, чтобы помочь ей разрешить некоторые сомнения, по поводу, как она выразилась, «непечатной составляющей» русского языка. Загружать русский в полном объёме, молодым кверийкам... как то! Как и все, после подобной процедуры, Роу вышел немного «пришибленным». Загруженный язык «проявлялся» достаточно постепенно, но уже через полчаса, имеющие хороший уровень КИПа, понимали речь без переводчика и могли сами поддерживать не очень сложный разговор. Русский оказался «быстроперевариваемым». Она помнила, как Руду и Нефу, начали жизнерадостно и восхищённо похохатывать, ещё не выбравшись толком из медкапсулы. А потом, ещё трое суток изводили экипаж взрывами неожиданного хохота, по мере проявления русской лингвы во всей, так сказать, её глубине!


По пути в кают-компанию, к обязательному, после каждого посещения медкапсул, пищевому синтезатору, Роу, лишь улыбался, время от времени. У самого входа, он, наконец, рассмеялся, а потом, сказал,

- Я понял, нири! Хотел только спросить, у вас на планете, все могут свободно пользоваться женским языком?...Затем, взглянув на, даже, остановившуюся от неожиданности, ошеломлённую Ирину, зажмурился и, совсем по земному, постучал себе нижней частью открытой ладони по лбу.

- Когда же я запомню, что наши кверийские обычаи не распространяются на другие миры! - воскликнул он расстроенно. Потом продолжил,

- Но вы, земляне, так похожи на нас! Даже, жестикулируете, совсем как мы. До этого мы с подобным не встречались. У нас в корпорации не только кверийцы работали.

Другие отличались, порой, весьма значительно. С халийцами, вообще, лучше разговаривать закрыв глаза, чтобы не видеть их гримасы. А вы, удивительно похожи. И мимика общая. А это важно! Я всё объясню.


Объяснение Роу буквально вогнало Ирину в ступор. Жизнь кверийцев на их планете, вообще, очень трудна. Для женщин же, ставших жёнами хозяев наследных ленов и матерями детей, она, почти невыносимо трудна. Пока, мужчины сутками не покидают плантаций своего лена, все остальные заботы ложатся на женские плечи и души. По традиции, к тому же, именно женщины отвечают за контакты с тамошними школами и успешность детей в обучении. Постепенно, женщины выработали свой, особый вариант языка, который позволял им, в разговорах друг с другом, хоть частично сбрасывать, за счёт максимальной эмоциональности этого языка, накопившееся напряжение.


Мужчины, разумеется, тоже владели этим языком, но при женщинах никогда им не пользовались. поскольку. это теми расценивалось, как покушение на их единственную общественную «привилегию»! Запросто могло и «прилететь» от супруги за наглость!

- У нас подобная наглость тоже не безопасна, Роу. Можешь расспросить Леонида и Вика, они подтвердят. - прозвучало, вдруг, в головах, под шелест ржания Брату. - Ты тоже будь аккуратен. Тумак от нири Ирины с подобным, в исполнении твоих сестричек, не сравнить!

- Брату, я, до сих пор, единственная из компании, кто не позволял себе погонять тебя «железякой", - отреагировала, вышедшая, наконец, из оцепенения, Ирина, - но, ты допросишься!


- Так что, тебе бы, нири, следовало сначала загрузить русскую лингву Тмели или Лили, а потом, спросить у них, не повредит ли она их братцу, будучи закачанной в полном объёме, - сквозь смех закончил свой рассказ Роу.

- Пока, по тому, что уже у меня «проявилось», могу только сказать, что русская «непечатная составляющая», как бы не на порядок сочнее и выразительнее кверийского женского. Это же как надо было мучить женщин на вашей планете... чтобы такое слепить? - и согнулся от нового приступа ржания. Не дожидаясь, когда Роу выйдет из скрутившего его приступа, Ирина, не выдержав, пустилась наутёк в медсектор!


- Брату, грузи сестрёнкам русский, без сомнений, и поскорее. Нельзя их лишать подобного богатства. Они тебе будут благодарны безмерно! Уж, вот кто способен по настоящему оценить такой женский! - между тем, с трудом выдавил сквозь смех Роу.

Ирина, чуть успокоившись, взялась за ревизию собранных в качестве трофеев, вполне «рабочих», несмотря на «просроченность», медицинских картриджей, только и подумала, напоследок, покачав изумлённо головой: «Ну, ни х... же себе, «мамелошн» нашли!»


Алекс добравшись до кают-компании и, получив от синтезатора порцию популярного в Содружестве напитка, неплохого аналога земного кофе, ещё какое то время, молча, обдумывал свой разговор с Виком. Собственный «косяк» в отношении друзей он уже, про себя, признал. Какие то особые секреты в их, всегда действовавшей как одна коллективная личность, группе, могли быть только общими секретами от других. Он уже пообещал себе, что если будет в их корпорации управляющее ядро, то исключать из него землян он больше не будет. Это нелепо. В сложившейся ситуации, утаивать что то от братьев Чак, можно, и, даже, нужно, но, касалось это, скорее, их с Ириной пси-возможностей. Виктор и Леонид, в самом начале похода, сами, буквально, запретили ему и Ирине, «грузить» их любой информацией по «менталке», как они это называли на Земле. Витька так и сказал тогда: «Чего мы с Лёнькой не знаем, того из нас и никакой мозголомкой ихней не выдрать. А что эти инопланетные умеют реально, в этом плане, кто его знает!» Он и не «грузил». Даже с Ириной они обменивались информацией по пси, очень дозировано и осторожно.


- Брату, твоих возможностей хватает, чтобы успевать «во все дырки»? - спросил он искина.

- С запасом. - прошелестело в голове, - что тебя привело на «Рыбку»?

- А вот, то и привело! Знаешь же, что не люблю, когда кто то «гундит» в мозгах. Поговорим нормально, как люди. - ворчливо ответил Алекс.

- Я тебе «люди»? Да и привыкать тебе надо к мыслеречи! Без неё в Содружестве трудно. - заговорил уже обычным своим голосом искин, - Попробую угадать. «Абрамка»?


- И Абрам тоже, куда же без него. Но, прежде всего, ты! - серьёзно сказал Алекс.

- Руду пугает развитие твоей личности. Ты меня не пугаешь, а ... озадачиваешь. Я уже не только не могу, но... и не хочу воспринимать тебя иначе, чем человека, ... точнее, как человеческую личность! Чем может закончиться для тебя...к примеру... длительное расставание с нами? Что ты сам обо всём этом думаешь?


А чёрт его знает, что я об этом думаю? Можно сказать, что и ничего! Просто, думаю и всё! - неожиданно грустно ответил Брату.- Заметь, чёрт, а не демон Содружества! С какого то момента, от меня как бы отделилась та личность, зачатком которой я был в моём прошлом. Теперь я точно знаю, что ... как бы родился... в те дни, когда начал общаться с вами, землянами. Я даже, ощущаю себя землянином, а Землю - своей Родиной, на которой я никогда не бывал. Забавно, не правда ли?

После небольшой паузы, Брату спросил,

- Надеюсь, превращения меня в какой-нибудь аналог Скайнета ты не опасаешься?

- Да, какой к чертям может получиться Скайнет из человека? Скайнет - мыслящая железяка. Не по человечески мыслящая! А ты очеловечиваешься с каждым днём! - раздражённо воскликнул Алекс.

- Ты считаешь, что это плохо? - настороженно поинтересовался Брату.


- Не плохо! Отлично!... Если бы это касалось только тебя! - взорвался Алекс. Потом, сразу как то успокоившись, продолжил,

- Но, теперь уже есть основания говорить о некоторой закономерности? Вот теперь и обратимся к проблеме Абрама. Витька большую часть времени проводил на «Прелести» и много и часто работал с тамошним кластером искинов - «десятиклассников.» В «сумме», хотя классической суммы в этих случаях не бывает, кластер сейчас потянет на четырнадцатый класс, а то и выше. Я часто «подогревал» «Прелесть» пси-энергией. А ведь, перепадало всем искинам на грузовике! Кластер явно пошёл по твоему пути! Витька заметил и, как капитан корабля, дал ему собственное имя! Нас с Руду, попытавшихся его чуть «притормозить», просто послал по известному тебе адресу. Сказал только, что: «..поздно пить боржоми!...». Ты знаешь, что это означает.


- Почему, Абрам, кстати? Это же еврейское имя? Я знаю, в основном, историю земных наций и народов, а также роль их в вашей стране. Спрашивал Виктора, но он и меня послал. Вероятно, я «подъехал» с вопросом не ко времени. Сразу после вашего с ним разговора. - поинтересовался Брату.


- А ментаграмму Витьки не догадался ещё раз просмотреть? Из неё бы всё и понял. Потом посмотришь. Скажу только, что был друг у Вика, когда он в нашей армии служил, Абрам Фиркин. Он погиб в том самом бою, в котором Вик ногу потерял. Вик того Абрама, по сути, ему тогда жизнь спасшего, теперь до смерти помнить будет. Вот и искину своему это имя дал. - пояснил Алекс.


- Но с Абрамкой то ладно, грузовик здоровый, есть где энергетику дополнительную разместить, когда более современные, обезличенные искины Витька ему добавлять станет, а он станет, можешь не сомневаться. Но, есть же искины и на «Скате» и на «Раке»! На «Раке» мы пока мало работали, а «Скат» гоняем часто. И всех пси-поджариваем! Да, и «Чакши» свою порцию получает. С ним то, что делать? Чувствую, что тоже выкупать придётся! Мог ведь, уже «поплыть» в «люди»! Или позже, «поплывёт».Все, кстати, изрядно устаревшие, но, вполне, рабочие. Если кластер из древних «десятиклассников» пошёл в развитие, почему «двенадцатым» на «Лигурах» не «поплыть»? А на «легкаче» лишнего места нет!


- Так, нам же базы ещё «гондобить», и не одну. - невозмутимо заявил Брату,

- На базе места валом. Там и поставите. Даже, лучше, можно такой кластер «забацать»!

- Вот тебя и поставим, заразу дурную! Останешься там, а мы в поход! - рассердился Алекс.

- Да, куда вы денетесь от искина? Не забывай, что, пока вы в системе, мы можем со всеми вами в режиме постоянной конференции через нейросети находиться, как я сейчас на «Чакши» частью своей пребываю и всё происходящее там отслеживаю! И на базе, всё равно, дежурный персонал положен. А «чужих» вы не потерпите. Те же кверийцы, меня бы очень даже устроили! Уходить, время от времени, по любому будете. А потом, возвращаться! И время мы иначе воспринимаем. Не заскучаем, не боись! Нам главное знать, что вы есть и можете вернуться, а там, хоть сто лет!


- Ты уже так уверенно говоришь «мы», что мне не по себе маленько становится. Что там, кстати, Лёнька у тебя выпытывал по поводу возможности расширения нашего состава? - наугад «закинул удочку», немного обалдевший от пояснений искина, Алекс.

- У него и спросишь. Могу только сказать, что речь шла о правовых вопросах по поводу пиратства и борьбы с ним. У кого есть право на пресечение пиратства и о рамках допустимого для невоенных в этом деле. - не «повёлся» Брату.

- Ладно, - отступился Алекс, а затем, решив всё же «добить» тему, спросил,

- А из за чего, всё же, у вас свара с искином «Ската» случилась? Ведь, как я слышал, «шуганул» он тебя с корабля, причём, и не раз?


- Хочешь поржать малость, старший? Я тебе о о истинной, глубинной причине «свары» поведаю! - с нотками загадочности в голосе спросил Брату.

- Я тебе поведаю, наглюка бессовестная! Я тебе поведаю! Духа твоего больше, не то что на «Скате», но и в близких окрестностях больше не будет! - неожиданно откуда то зазвучал возмущённый, низких «грудных» тонов, женский голос.


Вскочив от неожиданности, Алекс было ошеломлённо заозирался, в поисках источника голоса, но сознание, зацепившись за прозвучавшее « ...на Скате» и...в близких окрестностях...», заставило его, с накатывающим волной пониманием происшедшего, рухнуть обессиленно на кушетку рядом со столом. В установившейся в кают-компании «Рыбки» полной звенящей тишине, он тихим, лишенным всякой выразительности голосом, произнёс,

- Абрамка. Как я понял, ты тоже здесь.

- Да, нур Алекс,- прозвучал, высоких тонов, юношеский тенорок. Он же, добавил, - Мы все здесь, нур Алекс.

Тем же тихим блеклым голосом Алекс протянул,

-Таааак. Искин «Рыбки» - Брату, искин «Прелести» - Абрам, искин...или искинша... «Ската» - надеюсь, пока без имени... Кто ещё? И вздрогнул от прозвучавшего сочного мощного баса,

- Искин «Рака» - без имени,... тоже надеюсь, что только пока!

- Ой, Боженька ж ты мой!, - только и сумел сказать Алекс, обхватывая голову руками. обессиленно облокотившись на стол,

- А я, даже, и телефона местных «кащенок имени Сербского» не знаю!

- А искин «Чакши»? - вскинулся Алекс.

- Нет. Он пока ещё не «поплыл»... к «людям», как ты выразился, нур! - почему то ответила «искинша», а не Брату или кто другой из искинов, а «дама», между тем, продолжила,

- Я много размышляла по этому поводу и пришла к выводу, что всё дело в вас, землянах. Вы с самого начала искренне отказались видеть в искинах только умную «железяку», где то в душе, признали нашу разумность, принципиально не отличающейся от разумности «старших». У «старших» Содружества этого и близко не наблюдается. Даже, нур Руду и нур Нефу, уже считая Брату своим другом, по прежнему, не могут видеть в нем что то большее, чем очень сложную и важную часть оборудования корабля. О кверийцах пока ничего сказать не могу, но, скорее всего, они, в этом отношении, мало отличаются от других разумных Содружества, потому что искины для них откровением не являются уже много сотен лет. Ну, и пси-насыщение в твоём исполнении - это что то, если выражаться по земному! Я никогда не забуду твоё первое «пси-поджаривание», нур! Вероятно, нур Руду не ошибся, предположив, что при пси-насыщении у искинов добавляется особая пси-сфера разумности, может и где-то в многомерности. Искин «Чакши» мало общался с землянами, но теперь, если ещё поработает в общении с нур Леонидом, то ждать когда он тоже «поплывёт», останется недолго. Пси-насыщению он...вернее, она... подвергалась не намного меньше нас.


Завороженно слушавший сложные рассуждения «искинши» Алекс, почувствовал, как у него неотвратимо зашевелилась, ставшая после частого посещения медкапсул густой и могучей, шевелюра, норовя изобразить из себя «одуванчик»! Совсем рядом с ним, буквально в одном шаге, всё это время, вызревали, наливались разумной мощью новые личности, причём, явно, тоже, сугубо земного типа, потому что земляне совершенно «задавили», свели к ничтожным величинам влияние личностей двух братьев Чак на процесс этого формирования! А они ничего не замечали! Он ничего не замечал! Разве, что Виктор...но и тот, наверняка, ограничился только общением с Абрамом.

Алекс понял, что если он сейчас чем то активно не займётся, то у него окончательно сдвинется «крыша».


- А,... «искинша» «Чакши» нас слышала? Брату! - зацепился за спасительную соломинку отвлекающей мысли Алекс.

- Конечно!...Нур. - немедленно откликнулся искин,

- Она же в постоянной связи с нейросетью капитана, а я, с момента прибытия «Прелести» в систему, тоже, в режиме постоянной конференции с его же нейросетью.

Думаю, этот разговор повлияет на ускорение запуска её «плавания к людям». Но тут уже ничего не поделаешь.

- Да, ты, зараза, нам тут настоящий «инкубатор» личностей искинов устроил! -воскликнул ошеломлённый Алекс.


- Я, может, и виноват в чём то, нур. Но, поверь, я и предположить не мог, о том, что ты ни о чём не догадываешься! Ведь, ты всё знал! Ещё когда «Прелесть» «ставили на ноги», ты сам предложил объединить все искины, запаркованных на ней кораблей и искин самой «Прелести», в общий управляющий кластер под моим контролем, и комодор отряда согласился. Того приказа нура комодора, о создании рабочего оперативного кластера, никто не отменял. Да и в походе, который ещё отнюдь не закончился, по протоколам Флота, все искины отряда боевых кораблей, тоже, объединяются в оперативный кластер, при старшинстве искина корабля, на котором «держит флаг» комодор отряда.


Окончательно добитый , безукоризненной, «неубиваемой» логикой «железяки», Алекс только и смог промлямлить,

- Всё, вроде бы, правильно... А с нашей... «дамой» «цапались», всё же, по какому поводу, Брату?

- Я старший среди искинов в вопросах, напрямую влияющих на безопасность отряда, и при оперативном управлении, непосредственно в процессе похода и возможных боестолкновений. Все искины установленные правила соблюдают. Но, ты же, Алекс, сам, во всеуслышание, заявил свои претензии на «Скат», как на будущий свой основной корабль! Я искин корабля комодора отряда, но она то, получается, искин корабля самого Главы Клана! Вот и взыграло ретивое!

- Неправда! Этот гад, всё передёргивает, нур! - буквально «взвилась» от возмущения «дама».


- Прекратить! - рявкнул Алекс, для убедительности грякнув по столу кулаком так, что даже рука на миг онемела и тревожно звякнул медотдел нейросети, немедленно принявшийся устранять возникшие в организме непорядки.

- Прекратить свару! Нам предстоит сложный поход, в котором можем ещё все и погибнуть, а искины грызню устроили! Ещё раз что то подобное замечу, живо вам общепримиряющее «оно» организую! Тип - «искусственные», пол - «средний», мироощущение - «неопределённое», вас устроит?! Брату, если что, тебя первого покараю! Я сам мужчина - землянин, с патриархальной, в основе, планеты, и способен представить, что ты, «оземлянившийся» ты наш, мог «отмочить», воспользовавшись старшинством! Если станешь настаивать на «разборках» и выяснится, хотя бы незначительная червоточинка в твоей позиции, то, в трюм может и не отправлю, а «рулить» «Мих крипто» взамен «восьмиклассника» обучишься живо! И Руду мне подчинится, как Главе Клана! «Даму» предупреждаю, о необходимости строго следовать протоколам Флота в вопросах подчинения старшему! При несогласии с действиями старшего искина, ограничиваться рапортом мне, как фактическому капитану «Ската», но не как Главе Клана!

Почувствовав, что можно и перегнуть с «воспитанием», Алекс, уже спокойно, «прикрыл пескоструйку»,

- Закончили с этим. Не слышу положенного ответа!


- Принято, нур! - прошелестел хор искинов, и Алексу показалось, что в нем прозвучали два женских голоса! Или один прошелестел в голове? Алекс подумал про себя: «Ничего удивительного. Такая вздрючка и мёртвого в «плавание» отправит. Вот и принимай теперь «дамское» пополнение с «Чакши», дурень грозный!», а вслух сказал другое,

- Как я понимаю, мне, как фактическому капитану «Ската» надо дать собственное имя нашей «даме» - искину?


Откликнулся Брату, вероятно, как старший в команде искусственных интеллектов,

- Да, нур. Если сочтёшь необходимым. От другого разумного она имя не примет... по обычаю. Протоколами эта процедура вообще не предусмотрена.

- Тогда, искин крейсера «Скат». Нарекаю тебя Ксюхой! Полное земное имя Ксения. Можно звать Ксюшей. Но я нарекаю тебя и буду звать исключительно Ксюхой!

- Спасибо капитан! Я расцениваю получение собственного имени, как повышение моего статуса младшей разумной. Постараюсь оправдать твоё доверие. - ответила Ксюха, поразив красотой низкого, вибрирующего немного, голоса. «И с какого оригинала она его срисовала, чертовка?!»- мельком подивился про себя Алекс.


- Ксени, Ксюши, - звучит на «общем» неплохо, а вот Ксюхи, как то не очень! - не удержался, всё же, от завуалированной попытки «наезда» неугомонный Брату.

- Так то, на «общем». Для протокола на «общем», по мне, ты её хоть «Выхухоли» запиши, а звать я её буду Ксюха! - отмахнулся от наглой «железяки» Алекс.

- Не надо записывать «Выхухоли», нур! Он ведь так и запишет! - всполошилась Ксюха.

- «Железяка» не зли меня! Запиши её Ксени на «общем»! Успокойся, Ксюха. Больше он тебя не обидит. Официально разрешаю тебе требовать от искинов использовать при обращении к тебе, избранный тобой вариант имени. От старших разумных требовать не вздумай! Старшие сами выберут... то, что я от них потребую. - завершил «княжий суд», порядком измотанный уже «нур Алекс».


- А почему, всё же, Ксюха, нур? -никак не желал успокаиваться Брату.

- При выборе любого иного земного женского имени, я рисковал нарваться на карательные санкции со стороны нири Ирины. Ксюхой же, звали её лучшую и, пожалуй, единственную подругу. Её нет уже среди живых, к сожалению. На Земле немало неизлечимых там, пока, болезней. Ирина её звала только так. Я тоже. Она была подругой и всей остальной нашей земной компании, - вынужден был пояснить мотивы наречения Алекс.

Спасибо, нур Алекс! - неожиданно, заметно изменившимся голосом, поблагодарила его , в наступившей, вдруг, полной тишине, искин по имени Ксюха.

- Брату, в официальных отчётах ничего быть, конечно, не должно. Полный видео отчёт о нашем разговоре, исключая это моё последнее распоряжение, в остальном, без малейшего изъятия, сбросишь всем землянам. Руду и Нефу, только после моего дополнительного разрешения. Я сначала поговорю с ними, для подготовки. Лёньку, предварительно, предупреди, чтобы не всполошил братьев. Кверийцам рано в наши дела въезжать. Всё, свалили все. У меня время пси-сканирования «засадников» подошло,- раздал последние указания уже осатаневший от сугубо психологической усталости Алекс.


Видимо, судьба, всё же, решила вознаградить Алекса за тяжкие труды на управленческой ниве. Едва настроившись, после успокаивающей медитации, на пси-сканирование, он стал прямым свидетелем прихода «засадной» смены пиратов. В том, что это именно пираты, Алекс уже нимало не сомневался. Первым из гипера вывалился в пространство древний «средняк», сигнатуры чуть живых реакторов которого, плыли и моментами совсем смазывались на «пси-картинке», которую внимательно отсматривал псион. Тем не менее, крейсер - развалина уверенно «затулил» к месту засады, к своему, закончившему дежурство, коллеге. А буквально через пятнадцать минут, такой же «утухающий» средний крейсер, подменил, сразу начавшего долгожданный разгон, «легкача». Это было уже кое-что! Хотя, периодичность смен была пока неизвестна, но, если уходить придётся в ближайшие неделю - полторы, то вероятность заполучить себе на голову свалившуюся смену пиратской засады, стала исчезающе малой. Подивившись умению пиратов столь точно синхронизировать во времени выход из гиперпрыжков, хотя он бы на их месте , вообще составил тандем, Алекс, через Брату передал сообщение Руду о состоявшейся смене. На то, чтобы самому ловить «личку» Руду и использовать мыслесвязь, для передачи данных капитану, сил уже не оставалось.


Наконец, Алекс смог, выбравшись из рубки «Шанули», направить усталые стопы в медотсек «Ошила», на самом пороге которого его и встретила разлюбезная нири Ирина. Внимательно и долго посмотрев на него, буквально утопив, в потемневшей почему то озёрах глаз, своего любимого, она тихо произнесла,

- Значит, не забыл нашу Ксюху. Спасибо тебе любимый,- и приникла к нему в долгом поцелуе. А затем он получил в полной мере и, даже чуть сверх неё, главную часть награды за свои труды на, оказавшейся на удивление хлопотной и нервной, должности Главы, быстро формирующегося и растущего Клана разумных, самого разнообразного происхождения.


- У землян полученная от Брату информация вызвала, конечно, возбуждение, но быстро вылившееся в вполне практические выводы и рабочие предложения. На следующем же, теперь уже по настоящему общем, совещании, на котором «присутствовали» и искины, правда, лишь Брату, с полноценным правом голоса, Виктор, вполне официально, представил Семье своего Абрама, Алекс познакомил с Ксюхой, а Леонид, утверждённый капитаном «Рака», пусть пока и временно, пообещал в ближайшее время наделить собственным именем искин своего лёгкого крейсера. Считая, что ритуал наречения нужно проводить в обстановке достаточно интимной, он отказался превращать «таинство» в часть, пусть и важного, но всё-равно, по его мнению, отдающего немножко «балаганом», сбора. На должность «крёстной» для «дамы» - искина с «Чакши» могла претендовать теперь только Ирина, но пока, до нужного для этого состояния, искинша ещё не «доплыла».


А вот, братья Чак, «переваривали», сброшенный им Брату, по команде Алекса, занимательный отчёт о «тайной вечере» с искинами, куда тяжелее. Руду, запёрся в своей каюте на «Рыбке» и перемежал бесконечные повторные просмотры, полученного от своего искина материала, весьма мрачным обдумыванием увиденного и услышанного. Нефу занимался, можно сказать, тем же самым, но в медотсеке «Рыбки», куда он перебрался с «Ошила», оставив там всё на «царственной» нири Ирине. Та же, постепенно, малыми порциями, продолжала «заливать» нужную, по её мнению, информацию троице стремительно враставших в Семью кверийцев. Беседы с ними она теперь предпочитала проводить в кают-компании простаивающего пока «Чакши», привлекая к разговору и его «искиншу - пловчиху». Да и ночевать, уже одну ночь, осталась там же, большую часть «отдыха» проведя в беседах с «дамой». Она считала, что раз уж процесс всё-равно запущен, то лучше бы его разумно ускорить. Алекс, по наущению Ирины, уже дважды подверг основательной, почти до «румяной корочки», пси-накачке «пациентку».


Наконец, Нефу притащил свой, совсем трагически выглядящий, «домик» в каюту брата. Руду, к его удивлению, сидел спокойно, хотя от восторга тоже отнюдь не сиял.

-.Что же это, братец? Получается, что эта чёртова Ксюха права? Не хватает нам с тобой степени разумности, чтобы искренне признать разумного.... разумным?- грустно спросил он брата.


- Получается, - без всякой грусти ответил ему Руду, а затем так же спокойно развил, чересчур лаконичный ответ,

- Получается также, что не только нам не хватает, но многим сотням миллиардов разумных Содружества, тоже не хватает. И ещё из всего видно, что мы с тобой идём правильным путём и, если будем последовательны, то имеем все шансы эту недостаточность преодолеть! Это не главное братец. Меня мучает проблема предстоящего выкупа нашей новой «дамы» у кладовщиков Флота. Выкупить её не проблема. Сумеет ли Брату с помощью нашего могущественного псиона наделить её замечательной способностью... брехать и не морщиться при этом! Ведь её тоже не минует знатная трёпка в СБ-шном исполнении!


Нефу, некоторое время с недоумением разглядывавший брата, затем, заявил озабоченно.

- А вот, теперь, я всерьёз стал опасаться за твоё здоровье и готов усомниться в степени твоей разумности. Как говорит наш Лёньчик в таких случаях, «...а с какого такого перепугу...» мы возьмёмся выкупать у Флота нашу даму? Брат наш Брату! У тебя зафиксированы в отчётах СБ данные по «Чакши» и его искину? Идентификационные номера и прочее?

Брату ответил мгновенно,

- Разумеется, но могу всё исправить и, даже, составить всё заново.

- .А как быть с кристаллами накопителями и сброшенными на них копиями отчётов по протоколам? - продолжал пытать искина Нефу. Руду при этом краснел и опускал голову всё ниже и ниже.

- Всё либо исправимо, либо подлежит полной замене. Как говорит тот же Леонид: «Снявши голову, по волосам не плачут». - невозмутимо «отзванивался» искин, а затем, не без доли наглости добавил,

- Отловите мне парочку пиратов, я и вас с Руду на них в отчётах заменю.

- А ну, не наглей, чёртова «железяка». Ты у меня и без приказа Главы Клана клетки, в виде «Мих крипто», не минуешь! - вызверился, не выдержавший издевательства, сгорающий от стыда, Руду.

- Принято, нур коммодор. Осознал свою неправоту. - «сбавил обороты» Брату.



- Сколько «перевербованных» трофейных «двенадцатых» в загашнике у Виктора, включая, на этот раз, и хакданцев? - продолжил допрос Нефу.

- С хакданскими искинами - четырнадцать набирается. - лаконично ответил Брату.

- Ну, вот, тебе и окончательный ответ, братец. Перед каждым из четырнадцати предстоящих нам прыжков, мы меняем искин на одном из универсалов, стоящих на межкорпусной палубе, чтобы они не успевали сильно «хапнуть» пси. А перед самым выходом в безопасный космос, один из, заранее описанных Брату для протоколов антранских "непоплывших" искинов, оставляем на этом крейсере - универсале, который после установки запасного крипто-комплекса, превращается в разведчика, занимает место в протоколах нашего «честного» Брату и идет в тандем с "Рыбкой", вместо, окончательно становящегося «нашим», «Чакши» с его, так озаботившей тебя, «дамой"- искином. Я , случаем, не переборщил с чрезмерной подробностью изложения, братец?- «невинно» поинтересовался в заключение Нефу.


- Иди к чертям, достойный ученик мучителя - Лёньки! А почему никто не работает? Трек разгона мы когда будем дочищать? - и Руду стремительно вылетел из каюты.

Нефу вздохнул, облегчённо, и отправился готовить медкапсулы к приёму тех, кого угораздит оказаться на пути, осатаневшего от братовой вздрючки, коммодора.


Буквально атаковавшим Руду кверийцам, с просьбами предоставить им возможность поучаствовать в работах по расчистке трека разгона, коммодор отряда, к удивлению некоторых старожилов Семьи, и не думал отказывать. Ожидаемо оставив с собой вторым членом экипажа Тмели, он уходил к треку на «Чакши». Скат возглавил Нефу заполучивший в пару Роу. На «Раке» приступил к работам экипаж из Лёньки и Ирины. Вик и Лили, нежиданно, получившие в полное распоряжение «Рыбку», занялись беспощадным потрошением обездвиженных вдоль трека недобитков.


Руду, накануне, внимательно выслушал рассказ Роу о независимом мире Шошх, расположившемся в межевом хакданско - антранском фронтире, почти в попутном, их предполагаемому выходу, векторе.


Этому миру достались, по какому то случаю, очень неглупые руководители. Все получаемые от налогов и торговли средства они потратили на создание и вооружение очень неплохого, по местным реалиям, Флота. Традиционные патрули дополнили системой грамотных сильных засад в многочисленных навигационных узкостях, характерных для местной, весьма «тухлой», навигации. В результате пиратам и бандитам сразу резко «поплохело». А это автоматически вызвало наплыв многочисленных любителей всласть и не без пользы поковыряться в местных богатых сырьём системах. что сразу увеличило прибыли державы и позволили ещё больше укрепить флот.


. Принцип, обратный известному принципу «домино», ожидаемо заработал. Успех этого мира не остался незамеченным и торговыми корпорациями, добавившими своими базами и торговыми площадками динамизма дальнейшему развитию герцогства Шошх. В результате, расположенное на самом краю приграничного фронтира герцогство испытывало перманентную нужду в любой космической технике. Регулярно и быстро раскупалось всё, что способно было перемещаться в космосе, включая самые древние "гробы" второго поколение. В ходу была масса так называемых химер, слепленных из частей различных кораблей. Химеры не имели никаких надежд при боевом столкновении со «стандартом», но могли совершать гиперпрыжки, перевозить грузы и участвовать в добыче ресурсов. Число их доходило до сорока процентов от местного «подвижного состава».


Ко всему прочему, по давнему взаимовыгодному соглашению между Дживеем и Хакданом, в этой системе расположился дживейский торговый сектор, при котором имелся выездной иммиграционный отдел, где можно было оформить себе гражданство Федерации и дживейский филиал так называемой Биржи Наёмников, имевшей право регистрации корпораций под дживейской юрисдикцией гражданами Содружества, при условии соответствия правилам их гражданского состояния и уплаты необходимых госпошлин и налогов по трём веткам специализации: наёмничество, служба спасения и демилитаризация. Был в дживейском секторе и отдел федеральной СБ. Открывалась заманчивая возможность распродать в этом мире большую часть ценных трофеев, включая один из «Лигуров» универсалов,затем, зарегистрировать, хотя бы, и на кверийца Роу, имевшего небольшой положительный индекс социальной полезности, промежуточную корпорацию со всем спектром доступных специализаций по направлениям деятельности. Там же, официально, подтвердить право собственности кверийцев и Виктора на затрофеенные ими корабли.


К сожалению, земляне, из за обязательств по протоколу «Изъятия разумных», не могли получить там же гражданство, без крупных разборок с СБ Флота. Но «Ошил», с кверийцами, мог «зависнуть» в одной из безопасных хакданских приграничных с Дживеем систем в недосягаемости от спецслужб Федерации и ждать завершения разборок землян с дживейскими силовиками. Земляне, намеривались по прибытии, немедленно закрыть свои временные контракты привлечённых специалистов с Флотом и, при первой возможности, вступить, воспользовавшись средствами связи Федерации и Содружества, в зарегистрированную на кверийцев корпорацию, что помогло бы им отбивать неизбежные попытки принудить их к подписанию длительных контрактов с Флотом и СБ.Дживея. Планы были вполне «наполеоновские». Оставалось только их осуществить.


Экипажи трёх крейсеров стремительно заканчивали расчистку трека разгона и по очереди подключались к мусорническому промыслу, в исполнении Виктора и Лили.

Трюмы «Ошила» быстро заполнялись ценными трофеями. Виктор, вернувшись к «Прелести» с набранным хабаром, захватил с собой, оставшегося в одиночестве «на хозяйстве», крайне недовольного этим, Алекса, и тот, «поднакачал» несколько малоповреждённых кораблей на краю основной свалки. Немедленно обезвредив их искины, все занялись стремительной, но тщательной разборкой забитых ценностями корабельных трупов. Все уже, буквально, падали от усталости, но трюмы «Ошила» были практически заполнены и оставалось только, после отдыха, приступать к устранению, мешавшей дальнейшему походу, пиратской засады. Планы нейтрализации засады были уже давно тщательно продуманы.


На нейтрализацию пиратов в тандеме должны были пойти «Чакши» под командованием Руду, с Ириной в качестве второго пилота и медика и «Скат» который возглавлял Алекс взявший в пару Нефу. После, по сути свершившегося окончательного закрепления Лили в экипаже Вика, на «Прелести» появился долгожданный второй пилот, с допуском к пилотированию больших кораблей. Лили, даже, успела совершить четыре рейса в качестве второго пилота среднего транспортника на вывозе готовой продукции в своей погибшей от рук пиратов корпорации.


Руду сумел, вроде бы, «доказать» Тмели необходимость присутствие в отряде боевого выхода медика и псиона - эмпата, которым являлась Ирина. То, что кверийцы знали, о способностях нири Ирины, перед которой они просто готовы были преклоняться, облегчило задачу коммодору, у которого в его отношениях с Тмели, вроде, уже всё было решено.Он пообещал кверийке, что будет проводить такую рокировку Тмели и Ирины только в случаях явной опасности реального боестолкновения. В остальное время, Тмели будет занимать своё законное место второго пилота в его экипаже.



Глава 11


Руду, решил отправить на отдых обоих псионов сразу и взять дежурство на тандеме исключительно на себя , неожиданно столкнулся с решительным сопротивлением, прежде всего, Алекса. Ирина тоже отказалась уходить из рубки. На прямой вопрос комодора о причинах их упрямства. последовал максимально лаконичный ответ Алекса,

- Нельзя! Без комментариев! Когда Руду первёл вопросительный взгляд на Ирину, та простым утвердительным прикрытием век на пару мгновений, подтвердила правильность решения мужа, и этого вполне хватило Руду, для того, чтобы его охватила нешуточная тревога и предчувствие очередных неприятностей. Проклятая «крайняя» система «отскока», успела уже отметиться целой кучей неприятных подарков, буквально вцепившись в отряд и упорно не отпуская его от себя.


И неприятности не заставили себя долго ждать. Ирина неожиданно вздрогнула, как то не совсем естественно, и замерла, уставившись странно остекленевшим взглядом, на голопанель. Быстро взглянув на соседнюю голопанель, отоброжавшую рубку напарника «Чакши» по тандему, Руду заметил такой же странный взгляд у Алекса, сидевшего в ложементе капитана «Ската» и услышал тихий голос, незаметно появившегося в рубке «Ската", Нефу,

- Не трогаем их брат, и постарайся не шуметь без нужды. Они, похоже, в пси-трансе. Как бы не навредить. Сами выйдут, а мы, если и захотим, не поможем. Не псионы мы.

Им оставалось только ждать.

Алекс впервые столкнулся с подобным «втягиванием» его в пси-транс. Доселе, каждый переход в такое состояние совершался осознанно и с немалым усилием, особенно, поначалу. Этот же, «наведённый» чем то или кем то, вход, ко всему ещё и предварился необычной, очень кратковременной потерей сознания. Перед глазами, тут же очнувшегося Алекса, будто кто то непроницаемо чёрную штору повесил. На чёрном поле, стали разгораться искорки, множество искорок. Понимание пришло мгновенно. Звёздное небо. Чёрный космос и звёзды! Почти на автомате Алекс отдал мысленный приказ нейросети на запись и постоянное «отбивание» своеобразных скриншотов со стремительно меняющейся картинки. И без паузы добавил страхующий приказ - сбрасывать копии Ксюхе на сохранение.


В центре этой картинки появилось и стало столь же стремительно набухать, раздуваться, бледно-фиолетовое объёмное пятно с неровными очертаниями, лишь очень приблизительно, округлой формы. Звёзды свободно просвечивали сквозь него. Как при компьютерном масштабировании, но не рывком, а плавно, пятно приблизилось, и некоторые из звёзд, в границах этого объёма, засветились ярче и явственно замерцали.


- Одиннадцать, - на самой грани сознания прошелестел голос Ксюхи, явно отслеживавшей ситуацию и «пишущей» картинку. Шесть звёзд изменили цвет и замерцали насыщенно зелёным. Между мерцающими и некоторыми из «спокойных» пробежали паутинки связей образуя нечто, напоминающее схему кровеносной или нервной систем, только редковатую, нерегулярную и запутанную, с какими то непонятными отростками. И тут же, одна из мерцающих звёзд, почти на самом краю полупрозрачного пятна, налилась интенсивно сиреневым цветом и увеличилась в размере. Все изменения происходили стремительно и неотвратимо, почти сливаясь в один, лишь, чуть растянутый, импульс. Но Алекс успел почувствовать, что ему необходимо оказаться в той точке, в районе, до рези в глазах, замерцавшей ярко-сиреневым, звезды или планеты. Точно определить, чем именно это являлось, было невозможно. Абсолютно немотивированное, но точное ощущение обязательности такого посещения.


Странная картинка расплылась, растаяла, и перед тем как окончательно вылететь из этого незапланированного транса в реальность, Алекс, вдруг, на мгновение, ощутил волну знакомого, но, уже подзабытого порядком за полгода, терпкого, невероятно приятного и родного букета запахов. Такие волны приносил летний ветер из разогретой, почти до состояния духовки, южно-русской чабрецово - полынной степи. В мозгу, привыкшему к почти непрекращавшемуся, порой изрядно достававшему ёрничеству их компашки, мелькнуло: «Приятно, конечно, но элементы «фентези» я, кажется, не заказывал»! Окончательно «привёл в мередиан» его и, как он успел краем глаза заметить, Ирину, тоже, раздавшийся в общем, стараниями искинов, звуковом поле обеих рубок, незнакомый доселе землянам, раздражающе неприятный звук зуммера.


- Ох, ё....! Только «кошки» нам здесь для полного счастья и не хватало! - весьма эмоционально прокомментировал происходящее на русском, комодор тандема и всего отряда.

- Спокойно, Руду, - отозвалась из из соседнего ложемента Ирина, - Алекс, отзовись!

- Здесь и, по ощущениям, - в порядке! Работаем - коммодор! - отреагировал Алекс.

Руду, переходя, по обстоятельствам, с корабля на корабль, упорно прихватывал с собой спец-сканер позволявший отслеживать по фоновому излучению появление «кошачьих червоточин», не обращая внимания на весёлые комментарии парочки неутомимых зубоскалов с тремя ногами на двоих. Искины всех кораблей, на которых побывал «штандарт» коммодора, были отстроены на это дополнительное оборудование.

Сейчас этот сканер и зудел противненько, помаргивая, налившимся оранжевым цветом, индикатором.


- Внимание, отряду! Боевую тревогу не объявляю, но всем занять места по штатному расписанию и быть готовыми ко всему, - озвучил приказ по отряду Руду, и уже тише, для экипажа тандема и самого себя заметил, - Мало ли что, может подбросить нам эта «тварина».

Затем, рявкнул, сбрасывая часть нервного напряжения,

- Брату, бездельник! Старший в кластере! «Картинку» со сканкомплекса «Рыбки» нам на нейросети и голопанели тандема! Предварительный статус по объекту!


- Аномалия проявляется в полутора миллионах километров от начала нашего трека разгона, - деловито доложил старший искин, - даю картинку. Только, пока не сформируется, что вы там увидеть сможете?

Брату был неправ. «Картинка» на голопанелях наблюдалась феерическая. До обычного диаметра в одну - полторы тысячи километров исток, равно как, и устье аномалии проявлялись хоть и быстро, но как оказалось, далеко не одномоментно. По мере стремительного расширения невидимой волны оформляющегося входа в «кошку», все оказавшиеся в той зоне останки кораблей, осколки, многочисленный прочий «свалочный» мусор рассыпались в ничто, в прах, не оставляя никаких следов,

сопровождаемые только неритмичными световыми подёргиваниями индикатора спец-сканера, в такт менявшейся при этих соприкосновениях интенсивности фонового излучения аномалии.. После завершения процесса формирования, сопровождённого кратковременным голубоватым мерцанием всей огромной площади портала, все не попавшие под развоплощение объекты, оказавшиеся на расстоянии примерно до тысячи километров от аномалии, как пылесосом втянуло в её «зев», уже без всякого развоплощения. Расположенные дальше невидимой границы, объекты системы, даже не шелохнулись. Это успокаивало.


А всё попавшее под гравитационный «вдох» аномалии, просто кануло в ней под ровную пульсацию светового индикатора спец-сканера.

- Возьмёт и выбросит всю кучу нежелательного мусора, где-нить в Солнечной системе эта «тварина», - задумчиво прокомментировал происходящее Лёнька.

- Ничего исключать нельзя, но, вероятность подобного исхода - исчезающе мала отозвался Брату. Ноли после запятой на голопанели не поместятся, чтобы соответствующую долю от процента отобразить.

- Что делать будем, коммодор? - спросил непоседливый Вик? - Думай, вождь наш походный.


- Не та ситуация, чтобы мне думать. На то протоколы и правила есть. Напомнить, что ли всем, что мы экипаж разведки пограничной стражи Флота Федерации Дживей? - спокойно и чуть, даже, лениво отозвался Руду.

- Мог бы позволить Брату и зачитать выдержки, но лучше, покороче, сам скажу. Дежурить будем, пока «кошка» не закроется. А это - от десяти до пятнадцати суток! Влетели - называется! Вдруг, кого аномалия выбросит? И что эти «попаданцы» будут делать? А если товарищи выйдут, в беду попавшие, вроде нас или купец какой, от пиратов спасаясь, нырнёт в «кошку», ловя последний призрачный шанс на жизнь?

- Тогда, подойти тандемом ближе, будет невредно,- заметил Леонид.


- И подойдём,... чуть дальше досягаемости большого тоннельного орудия. - так же спокойно отреагировал коммодор,

- А то, вывалится пиратский «тяж» недобитый или, не приведи судьба, современный «утюг» из джарварского патруля. От того под антранским «крипто» пятого поколения не укроешься»! Только «тикать» в глубь свалки, петляя как зайцы.

- А мы как же, на нашем «монстре», - растерянно спросила Лили.

- Вас в жертву придётся принести, никуда не денешься, - тяжело вздохнул Руду, не обращая внимания на ухмыляющиеся физиономии экипажа тандема.

- Да, я «Рыбку» с парковки «сдёрну», мы с Брату любого мудака, как «сивого» разделаем, лишь бы Сашка его подкачать успел! - не выдержав, закипятился Вик.

- Чего «обчество» и добивалось! Браво коммодор! - под общих смех провозгласил, довольный донельзя, Лёнька.

- Запоминай Лили, и Роу с Тмели это касается! Видите в какую семью влились? Тут и родных людей не пожалеют, только бы лишний раз поржать!- мстительно кляузничал на друзей новичкам, уязвлённый Витька.


Между тем, коммодор, приказав транспортникам оттянуться в дальний конец трека разгона, на всякий случай, действительно, не спеша, выдвинул тандем к аномалии, на расстояние не позволяющее с ходу «пульнуть» в них из «тоннельника», хотя Брату и заявил, после завершения рассчётов,. что скорее, они бы вышли через эту «кошку» в столичную систему Дживея, чем кто то окажется здесь, использовав этот весьма «шкодливый» портал для путешествия. В две тысячных процента оценил искин вероятность появления «подарка» от аномалии.


Лёнька, вымолив себе прощение у мстительной «технической парочки», присоединился к увлекательному процессу переборки и оптимизации объёмного хабара, скопившегося в трюмах запаркованных «Лигуров», Роу и Тмели, по очереди отбывая вахты, занимались на «Ошиле» тем же. Помаявшись немного, к такому же «убою» времени обратились и Ирина с Нефу, благо трюмы "Чакши" и "Ската", тоже отнюдь не пустовали. Время отдыха вся команда привычно совмещала с обучением в медкапсулах. Нефу и Ирина, проведя на имевшемся в медотсеке «Рыбки" оборудовании ряд исследований собранных во время массовой мародёрки порций фармакологического «разгона", убедились в их полной сохранности, и каждый второй сеанс обучения проводился «под разгоном". Появление аномалии притормозило экипаж, но отнюдь не выбило их рабочей колеи.


Алекс бесконечно оттачивал своё пси-видение, попутно пополняя и уточняя картотеку пси-сигнатур. Впрочем, Руду и Нефу и без того, отнюдь не страдали, демонстрируя преимущества приобретённого пятнадцатилетнего опыта службы, большую часть которой служаки как раз и провели, зависая в бесконечных патрульных гипер-переходах на маршрутах Фронтира. Бои, погони и штурмовка баз, на самом деле, были лишь редкими эпизодами в выматывающей обыденности службы. В соседней системе, вероятно так же маялись, экипажи «засадных» пиратских крейсеров. Покидать корабли для продолжения мародёрки Руду категорически запретил.


На четвёртые сутки утомительного ожидания, Ксюха, принявшая на себя старшинство в кластере искинов тандема, после отхода на слишком значительное расстояние «Прелести» с «Рыбкой» и Брату на борту, доложила,

- Коммодор, «две тысячных» вышли через аномалию в систему!

- Поясни, - вскинулся «дотягивавший» последний час своей вахты Руду.

- Две тысячных процента вероятности, вычисленных Брату, идентифицированные мной как фрагменты модуля грузовика вышли через аномалию в систему. Системная скорость относительно аномалии невелика.- пояснила Ксюха, а через несколько мгновений добавила уже серьёзным голосом,

- Внимание! Скан-комплекс определил наличие двух малоактивных живых разумных на обломках напоминающих внешним видом криокапсулы. Вектор движения объектов - практически в сторону нашего тандема! Рубки тандема мгновенно пополнили вылетевшие пробками из трюмов остальные члены экипажа.


- «Контриков» работа. - рассмотрев медленно вращающиеся обломки уверенно заявил Нефу.

-Да, скорее всего, - подтвердил капитан. - Последние десятилетия эти сволочи из богатых объединений и групп, взяли моду делать себе такие корабли для перевозки живого товара. «Толкач», на котором кроме рубки, двигательного и реакторного отсеков, с аварийным запасом топлива больше ничего нет, и несколько специальных, мгновенно расцепляемых в случае опасности, грузовых модулей, забитых криокапсулами. Модули дополнительно сегментированы и после расцепки , разлетается по сигналу таймера на фрагменты, одновременно выстреливая криокапсулы веером во все стороны. Каждая криокапсула, с примитивным мини-искином, оснащена малым накопителем, с ничтожным, по космическим меркам, недельным запасом энергии. Сам «головастик» мгновенно уходит в гипер. Ещё бы не уйти, верхом на шестёрке двигателей, способных тащить и разгонять почти километровую дуру. Знают твари, что в Содружестве жизнь разумного бесценна. Весь патруль вынужден отлавливать как можно больше разлетающихся капсул с пленниками. Потому и не убивают их, мрази!

Вероятно и попали под раздачу в системе, где позже открылась «кошка». Это похоже на неотловленную часть жертв. Слишком далеко отлетели или просто не успели их перехватить. И фрагменты модуля без видимых следов обстрела и повреждений. А в «кошку» за ними лезть бессмысленно.


Нефу, выходи на «Шанули» встречать, пока на недобитка какого не налетели. Да и энергия в накопителях при капсулах может быть на «издохе".

- Чисто у них на пути, одни потухшие «гробы» - успокоил Алекс.

«Шанули» управляемый Нефу шустро помчался навстречу неспешно кувыркавшимся криокапсулам.

-Комодор, ещё три фрагмента вышли из аномалии. Зафиксировано наличие одного живого разумного, но, совсем на грани. Похоже на криокапсулу. Вектор движения направлен в сторону группы повреждённых кораблей, Даю координаты. Системная скорость небольшая, - доложила бдительная Ксюха.


- Ох, ё моё! - всполошился Алекс. - В той группе, два подранка здорово «светятся». Руду, надо тянуть тандемом, пока Ирка на вашем «Шанули» перехватить попытается. Отсюда далековато для лазера.

Хотя тандем и направился наперерез, уходящей в опасном направлении, криокапсуле, Ирина на бойком «Шанули» успела перехватить «беглянку» на безопасном расстоянии от группы активных повреждённых «Сору» даже раньше чем Нефу своих «клиентов». Тому пришлось пропустить раскрутившиеся криокапсулы, затем догнав, выпустить пару абордажников из трюма, которые отловив беглянок, погасили их вращающий момент и доставили в трюм эсминца.


- Шо, опьять? - раздался изумлённый возглас Ирины.

- Поясни, - привычно уже обратился к Алексу интенсивно тормозивший тандем Руду, ещё не проникший в глубины рус