Book: Мифы цивилизации





Мифы цивилизации

ИГОРЬ ДАВИДЕНКО, ЯРОСЛАВ КЕСЛЕР

МИФЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ

РЕСУРСЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ

СТРОИТЕЛИ ЦИВИЛИЗАЦИИ

ТРАНСПОРТ ЦИВИЛИЗАЦИИ

КАТАСТРОФЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ

ИГРЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ

ЯЗЫКИ ЦИВИЛИЗАЦИИ

ВЕРЫ И СУЕВЕРИЯ ЦИВИЛИЗАЦИИ

ТВОРЦЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ

КОСМИЧЕСКИЙ КОРАБЛЬ «ЗЕМЛЯ»

МИФЫ ЦИВИЛИЗАЦИИ

РАЗВЕРНУТЫЙ КОНСПЕКТ С ПРЕДИСЛОВИЕМ ГАРРИ КАСПАРОВА

МОСКВА "НЕИЗВЕСТНАЯ ПЛАНЕТА", 2004

УДК 94:930.24 ББК 63.3(0) Д13

ISBN5-901811-01-3 © ЗАО «Всеобщие исследования», 2004

ПРЕДИСЛОВИЕ

Настоящее предисловие не является предисловием в обычном смысле к данной конкретной книге. Скорее, это мои вольные соображения на тему всех многолетних исследований по хронологии и проблемам «древней» истории в целом. Фактически это обработанная и дополненная стенограмма одной из моих длительных бесед с авторами настоящей книги.

Сначала поясню причину своего интереса к проблеме хронологии. Древней, средневековой и новой историей я серьезно увлекался с детства, перечитал огромное количество исторических работ и книг. У меня хорошая память, большинство исторических дат, имен, событий помню наизусть. За много лет у меня в голове сложилась достаточно полная картина истории «древнего» и средневекового мира в том виде, как нам ее преподносят сегодня. Но, кроме того, я люблю анализировать, просчитывать разные возможности, сравнивать ситуации. И вот у меня постепенно стало складываться ощущение, что с датами в древней истории не все в порядке. То тут, то там возникали противоречия, неразрешимые в рамках традиционной истории. Одной из первых проблем, вызвавших у меня неосознанное беспокойство, стала невозможность размещения героев древнегреческой мифологии внутри временной шкалы, охватывающей предположительный период их активности. Мифический Тесей, убивающий Минотавра, чтобы освободить Афины от унизительной дани могущественному критскому царю, а затем объединяющий под властью родного города всю Аттику, его современники, штурмующие стены Трои — все многочисленные деяния этого «поколения героев» охватывают 7–8 (!) веков древнейшей греческой истории. Мифы, конечно, источник ненадежный, но почему многократно переписанные исторические хроники, восходящие к устной традиции и повествующие о событиях, затерянных во тьме веков, должны пользоваться большим доверием? Я понял, что важно не просто читать книги по истории, но и рассматривать сообщаемые нам «исторические свидетельства» с аналитической точки зрения, в том числе, если угодно, с точки зрения здравого смысла.

Наверное, все читали «Тысячу и одну ночь». Между прочим, книжка содержит интереснейшую информацию. Когда была написана «Тысяча и одна ночь»? Во всеславные времена арабского халифа Гаруна аль-Рашида в VIII–IX веках. Ответ неправильный. Откройте послесловие к восьмому тому «Тысячи и одной ночи». Там написано, что каноны восточной сказки IX–X веков исчезли, а возродились или начали формироваться заново в XIV–XV веках. И, наконец, в начале XVIII века неизвестный арабский шейх полностью компилирует текст, который в середине XVIII века переводят французы. В пятом томе «Тысячи и одной ночи» есть «Рассказ о Хасибе и царице змей». Написан он невежественным автором, но в этой сказке присутствуют мамлюки, которые, по официальной хронологии, появляются в XIII веке. То есть сказка не могла быть написана раньше XIV века, просто названия такого еще не было. Или еще одно место: «И Булукия простился со мной, сел на корабль и уехал до тех пор, пока не достиг Иерусалима». На корабле — Иерусалима! Предположительно, автор, писавший эти строки, жил в тех краях и должен был знать, где находится святой и для христиан, и для мусульман город, но туда нельзя приплыть на корабле. Видимо, он имел в виду какой-то другой город?

1. ФАЛЬСИФИКАЦИЯ ИСТОРИИ КАК ПОЛИТИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ В БОРЬБЕ ЗА ВЛАСТЬ, ВОЗМОЖНОСТЬ ОСУЩЕСТВЛЕНИЯ ГЛОБАЛЬНЫХ ИСТОРИЧЕСКИХ ФАЛЬСИФИКАЦИЙ ДАЖЕ В XX ВЕКЕ

Для поддержки всей концепции новой хронологии мне кажется важным исходить из того, что фальсификация истории, как мы знаем, испокон веку являлась ключевым политическим оружием в борьбе за власть. Двадцатый век дает нам много наглядных примеров.

Самый типичный и всем нам знакомый — что делал Сталин с нашей историей. Буквально через 15 лет, при живых участниках большевистского переворота он проводит успешную ревизию истории ВКП(б) и гражданской войны. На протяжении десятилетий сталинская версия становится официальной советской историей. И сейчас еще вокруг немало «манкуртов», то есть людей зомбированных, которые продолжают верить, будто сталинская история революции и последующих событий является единственно правильной. По сей день различные антисемитские группировки, разбросанные по всему миру, продолжают, ничтоже сумняшеся, утверждать, что Холокост является выдумкой сионистской пропаганды.

Таким образом, даже двадцатый век, с его радио, телеграфом и разветвленными средствами коммуникаций, все равно не сумел ликвидировать роль заново переписанной истории как политического оружия. Чего только стоят продолжающиеся споры, об аресте и ликвидации Лаврентия Берия в июне 1953 года. И даже в новейшей российской истории мы видим нечто подобное. Взять, например, события октября 1993 года. Читаешь газеты, и становится понятно, что разные люди дают различную картину одних и тех же событий. Это означает, что через некоторое время все это будет рассматриваться потомками сквозь призму чьих-то политических пристрастий. И, скорее всего, средняя составляющая картины, которую они получат, будет совсем не соответствовать действительности. Во многом это будет зависеть от того, кто и с какими целями сможет интерпретировать сегодняшнюю историю в политической борьбе в России через, скажем, 50 лет.

Совершенно очевидно, что такие возможности, условно, в XV веке или даже в XVII веке — существовали. При гораздо большей амплитуде разброса информации проверить, уточнить какие-то исторические данные было просто невозможно. Поэтому короли, цари, ханы, герцоги, — то есть люди, располагавшие реальной властью и имеющие возможность контролировать и типографии, и историков или хронологов, — могли практически бесконтрольно манипулировать описаниями исторических событий. Или теми событиями, которые они хотели представить как исторические. Мне кажется, что этот аргумент не может встретить серьезного возражения, и он достаточно важен для того, чтобы избежать огульной критики, будто этого не может быть потому, что неможет быть никогда. Вот перед нами «написанная история». То есть она кем-то написана. Первое, что ставится под сомнение: существовала ли эта история именно в таком виде? Ведь мы прекрасно знаем, даже из официальных хроник, что Средние века были наполнены изощренными дворцовыми и политическими интригами, смертельной династической враждой. Кстати, династическая борьба предоставляет наибольшие возможности для фальсификаций..

То есть, все эти генеалогические древа королей, все тысячелетние династии могли составляться по прямому приказу монархов, которым необходимо было доказать древность своего рода. Поэтому можно смело предположить с вероятностью, приближающейся, наверное, к 100 %, что практически вся династическая история средневековья состояла в своей основе из отражений каких-то мифических фигур, зачастую одних и тех же, и служила для поддержания власти того или иного монарха. Для нас такое давление короля на своих подданных представляется еще одной формой злоупотребления бесконтрольной властью.

Так для доказательства прав Генриха Наваррского на французский престол потребовалось протянуть захолустный род Бурбонов на 250 лет назад, чтобы в девятом колене «обнаружить» искомое пересечение с династией Капетингов-Валуа!

2. НЕСООТВЕТСТВИЕ ЧЕЛОВЕЧЕСКОГО ГЕНОТИПА В РЕАЛЬНОЙ ИСТОРИИ И В «ФАНТОМНЫЕ ВЕКА»

Следующий факт в поддержку новой хронологии, мне кажется, связан с несоответствием человеческого генотипа при сравнительном анализе различных аспектов жизнедеятельности в реальной «проверяемой» истории, которой авторы настоящей книги отводят около 600 лет, и в «фантомные века». Сравнивая различные этапы развития человечества, мы обнаруживаем невероятный разрыв между тем, что можно проверить, и действиями или развитием человека в те века, проверка которых выходит за рамки наших возможностей.

1) БИОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР. Интересно изучить скорость размножения рода людского. Судя по всему, у нас есть такие данные, которые проверить можно. Вот, например, Англия с XV по XX век, где происходит рост населения с 4 до 62 миллионов. Или Франция с XVII по XX век, начиная с правления Людовика XIV. Здесь рост населения с 20 миллионов примерно до 60 миллионов. И это при том, что Франция, в отличие от Англии, участвовала в страшных войнах. Только наполеоновские войны, по официальным данным, унесли примерно 3 миллиона жизней. Причем явно, что это были в основном мужчины в расцвете сил. Таким образом, Франция понесла тяжелые потери в этих войнах, плюс еще в мелких постоянных войнах XIX века и мясорубке Первой мировой войны.

Совершенно очевидно, что естественное размножение замедлялось в силу уничтожения молодой части населения дважды на протяжении двухсот лет. Не считая даже всех кошмаров Великой французской революции и войн XVIII века. Таким образом, мы видим примерно трехкратный рост населения за 300 лет. В Англии он оказался гораздо большим. Возможно, за счет эмиграции из бывших колоний, но тем не менее рост все равно достаточно впечатляющий. Англия даже более показательный пример, поскольку она была в меньшей степени затронута страшными войнами. Население Англии, генофонд не подвергались такому истреблению. Итак, в официальной истории мы читаем, что это 4 миллиона в XV веке и 62 миллиона сейчас. То есть 15-кратный рост населения за 500 лет. Такие факторы, как присоединение Ирландии и Шотландии, вполне нивелируются массовой эмиграцией в Новый Свет.

Неотвратимо напрашивается вопрос: каким было население в этих провинциях при распаде «Римской империи» в IV–V веках? По крайней мере, плодородные галльские провинции необъятной империи, были густо заселены. Если восточная и западная части вместе насчитывали порядка 20 миллионов человек (минимальная гипотетическая оценка), то простая логика подсказывает, что и захлестнувшие империю орды варваров также должны были исчисляться миллионами.

Значит, если мы пытаемся при расчетах использовать обратную геометрическую прогрессию, то получаем иррациональный результат. Выходит, что размножение людей на каком-то этапе вообще прекратилось или даже где-то начался «отрицательный рост». Попытки логичного объяснения, вроде того, что гигиена была недостаточна, или ссылки на эпидемии, вряд ли могут выдержать критику. Потому что, по общепринятым историческим документам, реального улучшения в санитарно-гигиенических условиях в жизни населения Западной Европы с V по XVIII век не происходило. И эпидемии были, и гигиена была не на уровне. К тому же с XV века пошли войны с применением огнестрельного оружия, уносившие гораздо больше жизней. Еще интереснее сравнить население «античной Ойкумены» времен Перикла (V в. до н. э.) и императора Траяна (II в н. э.). Если брать за основу расчетов количество жителей в крупных городах и численность армий, то мы столкнемся с безумными темпами демографического роста. Конечно, Греция под эгидой Афин несопоставима с мировой империей с центром в Риме, но пропорции все равно не соблюдаются. Судите сами, 15000 свободных афинских граждан и полумиллионные Рим и Александрия. С одной стороны, полуторатысячный арьергард объединенной армии греческих городов-государств, включавший 300 прославленных спартанцев, остается прикрывать отступление основных сил в войне, где на карту было поставлено само существование эллинов. С другой, 26 легионов(!) содержались Римом и в мирное время, а набирались без введения всеобщей воинской повинности. Это больше, чем смогла выставить Российская империя в 1812 году для отражения наполеоновской агрессии. Впрочем, и во 2-й Пунической войне (III в. до н. э.) римляне после трех подряд чувствительных поражений от Ганнибала, выставили 80-тысячную армию, которая также была наголову разгромлена карфагенянами в ставшей дидактической битве при Каннах. Тем не менее в Риме оказалось достаточно резервов для перелома в затяжной войне, которая шла еще 15 лет по всей акватории Средиземноморья. Масштабы этого противостояния поражают — следующий раз в мировой истории несколько одновременных театров боевых действий возникнет в англо-французской войне 1755–1763 гг.

2) АНТРОПОЛОГИЧЕСКИЙ ФАКТОР. Посмотрим на размеры человека. Мы видим, например, картины и описания «древнегреческих» атлетов. Это физически хорошо развитые люди, крупного телосложения. Они бегают, прыгают, мечут копья на какие-то невиданные расстояния. Побеждают в битвах семикратно или даже десятикратно превосходящих врагов. А потом мы видим доспехи средневековых рыцарей, которые впору разве что 15-летним юношам XX века. Рыцарская средневековая амуниция обнаруживает весьма убогую картину физических возможностей человека того времени. На фоне представлений о древнем могучем атлетизме это выглядит очень странно. Получается некая синусоида в развитии мускулатуры человеческого тела. С чего это вдруг произошло такое изменение? При этом я допускаю, что синусоида является нормальной схемой развития какого-то класса живых особей, но не на протяжении двух тысяч лет. Качественные изменения должны занимать, по крайней мере, десятки тысяч лет.

3) ПСИХОФИЗИЧЕСКИЙ ФАКТОР. Рассмотрим теперь такой масштабный фактор, который я бы условно назвал психофизическим. В проверяемой части истории мы обнаруживаем совершенно невероятную тягу человека к открытиям. Вектор технического прогресса, познания, направлен резко и непрерывно вверх. Буквально каждые 10 лет что-то происходит, что-то открывают, куда-то плывут, что-то взрывают. Постоянно что-то меняется. От Колумба до высадки на Луну, от арбалета до атомной бомбы — мы видим непрерывное развитие. Никаких «засыпаний на столетия» не наблюдается. Только вверх и только вперед. А в то же время в традиционной древней истории мы обнаруживаем, что человек будто бы погружался в многовековую спячку. Например, «древний Египет», «темное Средневековье». Возникают какие-то гигантские временные зоны, когда человеческая мысль якобы полностью замирала. Получается, будто человек Древнего Египта или Древнего Рима имел совсем иной генетический код. Ничто его не интересовало. Вот он и «замирал надолго», а в результате как бы ничего не происходило. В то же время официально предлагаемая нам картина древней истории предоставляла homosapiens массу возможностей для совершенствования. Существовали процветающие древние империи, в которых люди, испытывающие тягу к наукам и культуре, имели много шансов «реализоваться». Но, увы, все процветающие древние империи замирали на какой-то точке и дальше не развивались.

3. ТЕМПЫ ТЕХНИЧЕСКОГО И КУЛЬТУРНОГО ПРОГРЕССА В ДРЕВНЕМ МИРЕ

Они абсолютно не укладываются в рамки человеческих способностей к практическому совершенствованию. Вот несколько примеров.

1) ПРИМИТИВИЗМ МУЗЫКАЛЬНЫХ ИНСТРУМЕНТОВ. В общем-то, за тысячу лет с лишним ассортимент мог бы и расшириться, не ограничиваясь всего лишь арфой, кифарой, свирелью и флейтой. Например, нет никаких подтвержденных сведений об ударных инструментах. Скрипка, конечно, посложнее. Но «тоже не бином Ньютона» — за тысячу «древнегреческих лет» можно было бы и придумать. Я понимаю, что Страдивари мог родиться «только в Италии». Но, как нам говорят, был древний колоссальный период расцвета наук и искусств. Полвека до Пелопоннесской войны в Афинах при Перикле. Потом был достаточно благоприятный и спокойный период от македонского до римского завоевания. А в Риме, вообще минимум лет 200 было спокойно. И, как ни странно, — тишина. Рим все перенимает у Греции, но в области музыки ничего не происходит. Хотя якобы императоры, знать, богачи транжирят деньги, нанимают певцов, музыкантов, поэтов, то есть всячески поощряют развитие искусств. Но — никакого совершенствования. Все застыло на одном уровне, причем достаточно примитивном. Интересно, что ноты не изобретены. Нот — нет! Непонятно, как столь изысканное общество могло обходиться без системы записи звуков. В итоге «ничего не осталось». Никакие музыкальные памятники до нас не дошли, потому что нот не было.

2) НЕСПОСОБНОСТЬ УСОВЕРШЕНСТВОВАТЬ ВИДЫ ВООРУЖЕНИЙ И ТАКТИКУ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ. Если мы удивляемся примитивизму греко-римской музыкальной культуры, то дальше сталкиваемся с еще более загадочным парадоксом. Это — поразительная неспособность «древней» Римской республики, а затем и Римской империи, усовершенствовать виды вооружений и тактику боевых действий. Просто невероятно! На заре существования республики римские граждане составляли достаточно эффективные воинские формирования, затем «античная» республика начинает вооруженную экспансию. А Римская империя, как нам всем известно, — это государство, ведущее регулярные захватнические войны…

Все это мы почерпнули из так называемых древних источников. Вроде бы экспансия должна поощрять процесс улучшения качества своих вооружений и боевой мысли. Но проходят столетия, и ничего кардинально не меняется. В конце концов римляне так и не сумели выковать сталь, хотя это — даже не изобретение, а вопрос времени и настойчивости. При целенаправленной работе для удачного завершения экспериментов потребуется всего лишь несколько поколений. Слишком важно усовершенствовать качество оружия, от которого зависела жизнь легионера и которое могло в целом повлиять на характер ведения боевых действий. А нас убеждают, будто римляне на всем протяжении своей долгой истории сражались короткими мечами из низкосортного железа.

Конница. Если верить «античным» источникам, римская конница не представляла серьезной силы. Одна из причин — нет сбруи! Поводья, наверно, уже были, но вот стремян нет. Стремена появляются только в VIII веке н. э., по традиционной датировке официальной истории. Приходят стремена якобы из Китая. И вот в VIII веке н. э. с появлением стремян тут же возникает рыцарство. Все сходится: как стремена — так сразу и рыцарство. И это правильно и понятно. А вот древние римляне долгое время почему-то не обращали на сбрую никакого внимания. В то время как в истории Рима наиболее опасные битвы происходили именно с восточными народами — известными мастерами верховой езды. С мифическими парфянами, которые вдруг куда-то исчезли. Кстати, было Парфянское царство «… исчезло. И эти восточные народы имели два важных преимущества: конницу и лучников, которые наносили жуткий урон римлянам. Стрелы тяжелых длинных луков сметали пехоту, валили ее рядами. Но никаких шагов в улучшении стрелкового оружия Рим так и не сделал. Не появились в Древнем Риме и арбалеты. Хотя римляне, знатоки баллистики, вполне могли бы изобрести достаточно мощные стрелковые приспособления, с которыми может управляться один человек — арбалеты и длинные луки. Тем не менее этого не произошло, и реально качество ведения боевых действий римского войска практически не меняется. Еще одна забавная неувязка — многие герои «древнегреческих» мифов были отличными лучниками. Даже могучий Геракл неоднократно был вынужден прибегать к помощи стрел. Обладавший невероятной пробивной силой тяжелый одиссеевский лук оборвал жизни незадачливых женихов Пенелопы. А скольких гигантов сразил из своего не знающего промахов лука лучезарный Аполлон!

Есть два хорошо известных случая разгрома римских легионов. Первый — это гибель армии Красса при Каррах в 53 году до нашей эры. Второй — это Адрианополь, разгром войск императора Валента в 378 году нашей эры. От первого до второго прошло якобы 400 лет! Однако оба разгрома практически идентичны. В обоих случаях тяжелая конница и лучники просто сминают римлян. Легионы не могут выдерживать строй, малочисленная римская конница где-то увязает. Строй разносится врагами, и начинается преследование обезумевшей толпы воинов. Описания двух битв достаточно похожи. Кстати, и произошли они в Малой Азии довольно близко друг от друга. В соответствии с предлагаемой новой хронологией, скорее всего, это просто наложение миражей. В реальном измерении западное войско было когда-то в седой древности наголову разгромлено потому, что ничего не могло противопоставить метко пущенным стрелам и тяжелой коннице, рассекающей строй. Вполне возможно, что это была одна из битв «средневековой» Троянской войны.

Интересно теперь взглянуть с другой стороны на всю блистательную историю побед римского оружия. Очень интересно: почему враги Рима тоже долгое время ничего у римлян не перенимали. А ведь, скажем, царь Митридат, с которым они вели длительные войны, обладал и умом, и средствами, чтобы разработать эффективные контрмеры. На самом деле ничего, кроме легионерской муштры и высокой воинской дисциплины, римляне, по сути, и не демонстрировали. Тем не менее между вышеупомянутыми битвами при Каррах и Адрианополе — больше 400 лет разницы, а за все эти протекшие века римская армия якобы не терпела серьезных поражений, кроме гибели легионов Квинтилия Вара в Тевтобургском лесу в битве с германскими варварами.

Прогресс в изобретении новых видов средств уничтожения себе подобных начинается только в XIV–XV веках. Но с тех пор он уже не останавливается — человеческая мысль буквально каждые 10–15 лет что-то изобретает. А до этого якобы много веков ничего не происходит.

Официальная история дает весьма странную картину развития тяжелого вооружения. С VIII по XIV века — лишь минимальное совершенствование рыцарских войск. Их количество крайне ограничено, регулярные армии ничтожно малы. Причина — чрезвычайно дорогое вооружение и амуниция. Полностью экипированный рыцарь представлял огромную силу. А отряд из нескольких сот хорошо вооруженных рыцарей мог в эпоху славного короля Ричарда Львиное Сердце разогнать целую непрофессиональную армию. Этот факт говорит что-то и о количестве людей, и о том, что человечество в своей основной массе было еще плохо подготовлено. По-видимому, просто еще не имело позади себя такой богатой истории.

Но в XIV веке, когда появляется порох, огнестрельное оружие, — все начинается стремительно меняться. Вдруг человек обнаруживает способности бороться со средневековыми фортификационными сооружениями. Тут же просчитывается баллистическая траектория необходимых выстрелов. Уже в конце XV века все итальянские крепости падают перед французскими войсками, потому что у французов — новые небольшие мобильные пушки, которые в состоянии буквально вдребезги разносить высоченные стены старинных укреплений. И сразу начинается лихорадочный поиск инженерной мысли, приводящий к появлению в XVI веке новых фортификационных конструкций, позволивших резко уменьшить разрушительную мощь артиллерийских обстрелов. А далее все стремительно развивается в рамках классической теории «снаряд — броня».

4. НЕСООТВЕТСТВИЕ ЗАДАЧ ГИГАНТСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО СТРОИТЕЛЬСТВА В ДРЕВНОСТИ СО СПОСОБАМИ ИХ РЕАЛИЗАЦИИ

Мне также кажется очевидным несоответствие задач «древнего» гигантского госстроительства с описанными в «античных исторических документах» способами их осуществления.

1) ОТСУТСТВИЕ ГЕОГРАФИЧЕСКИХ КАРТ. Римская империя прославилась, и это скажет любой мало-мальски образованный человек, разветвленной сетью дорог и коммуникаций. Невозможно представить, что эти дороги существовали без многочисленных географических карт. Карты, конечно же, были, иначе невозможно представить тщательное планирование римских военных походов. Научные принципы картографирования были изложены «великим географом и астрономом древности» Клавдием Птолемеем. Но тогда очень трудно объяснить причину странного исчезновения карт той эпохи. Простое списание на варварское уничтожение не укладывается в рамки здравого смысла, потому что любые неординарные вожди, к коим мы должны отнести мифических Алариха и Аттилу, быстро оценили бы военное качество этого товара. Римские карты хранили бы как зеницу ока, так как они давали их владельцу огромное преимущество в борьбе с многочисленными врагами. Реакционная средневековая церковь вроде бы не включала описательную географию (не затрагивающую вопрос формы земного шара) и топографию в реестр еретических наук. Тогда, чем объяснить широкое распространение в VI–XIV веках безграмотных размалеванных картинок, гордо именуемых картами? Как с такими информативными пособиями западноевропейское крестовое воинство добиралось до Иерусалима?

2) ОТСУТСТВИЕ БАНКОВСКОЙ СИСТЕМЫ И ТОВАРНОГО КРЕДИТА. «Древние» документы хранят полное молчание о банковской системе и товарном кредите в «древней» Римской империи. Мне кажется, что упорядоченная жизнь империи подразумевает процветание торговли. А торговля в Римской империи, особенно в масштабах, о которых нам рассказывают, нуждается в появлении кредитных институтов. Которые в средневековой Западной Европе начинают появляться как раз в тот момент, когда возникают предпосылки для создания империи. Есть империя, есть и торговые кредитные институты, есть система кредита. Появляется возможность перемещаться по бескрайним просторам, не нося с собой мешки с золотом. «Древняя» Римская империя при ее практицизме, за 300–400 лет спокойной размеренной жизни вполне могла бы чем-то таким разразиться. Интересно, что, по официальной исторической версии, банковская система появится в Средние века именно в Италии: в Генуе, во Флоренции, в Милане.

5. НЕЗАВИДНАЯ СУДЬБА ФУНДАМЕНТАЛЬНОЙ НАУКИ В ДРЕВНЕМ МИРЕ

1) ОТСУТСТВИЕ ВЕЛИКИХ УЧЕНЫХ, НАЧИНАЯ С ПЕРВОГО ВЕКА ДО НАШЕЙ ЭРЫ. По традиционной истории, мы знаем очень много об ученых Древней Греции. Даже чересчур много. Жизнь Аристотеля, чуть ли не от первого до последнего дня. После Сократа — фигуры мифической, по мнению ряда историков, — осталось подробнейшее жизнеописание. Диалоги Платона с учениками — все знаем. И про Архимеда знаем, и про Гераклита, и про мистического Пифагора остались разрозненные сведения. Куда ни глянь, везде есть какая-то информация… И про Аристарха Самосского — древнего предтечу Коперника — слышали, и про изгнание его за еретические теории. Про Евклида подробно проходили. И вдруг — обвал! Где-то, примерно с первого века до нашей эры, по традиционной датировке, — происходит обвал. Нет больше ученых! Ученые исчезли. Нет, остались, конечно, историки, географы и философы, но развитие фундаментальной науки полностью прекратилось!

Мы хорошо знаем, что в Римской империи был период, когда правила целая династия, покровительствовавшая наукам. Сначала был Адриан, который, правда, отдавал предпочтение монументальному строительству, но потом был хорошо образованный Антонин, а затем, наконец, Марк Аврелий, император-философ, покровитель наук. По всем параметрам — Золотой век! В такие времена гениям самое раздолье. Достаточно посмотреть на эпоху правления Елизаветы и Екатерины II — какой расцвет! Ломоносовы подряд, из народа выходят. А в «древнем Риме» ничего подобного не происходит. Империя, чуть ли не бесконечная, включает в себя весь древний мир, самые талантливые народы. А в настоящей науке пусто. В качестве главной ценности нам «бережно» донесли наукообразные компиляции первых христианских теологов, старавшихся приспособить новую религию к политическим и культурным реалиям Римской империи.

2) ОТСУТСТВИЕ ХОРОШЕЙ СИСТЕМЫ СЧЕТА. Мало замеченным остается тот факт, что римская система счета не годится для любых серьезных вычислений. Попробуйте-ка разделить большие числа в столбик или, тем паче, вычислить объем сложной геометрической фигуры! А как насчет теории непрерывных дробей? Но тем не менее «древние» римляне какие-то вычисления все-таки производили, причем довольно сложные. Масштабные архитектурные проекты, инженерные работы, баллистика — все это требовало аккуратнейшего расчета. Храм построить, мост возвести, крепость взять — тяп-ляп, на глазок, вряд ли получится. Использовать в многоступенчатых астрономических расчетах громоздкие римские цифры совсем не с руки. Тогда грех не поинтересоваться, какой же системой счета пользовались знаменитые древнегреческие ученые? Скажем, Архимед, Аристарх Самосский, Евклид, Птолемей. Ведь им требовалась совершенная модель для вычислений. Но если такая система счета у них была, то почему же прагматичные римляне, которые переняли у греков все самое лучшее, этот краеугольный камень любой науки проигнорировали? Единственное логичное объяснение — такой системы у греков не было. Действительно, «сохранившиеся» в официальной истории аттическая и ионическая системы счета еще более неуклюжи, нежели римская. Но тогда, как же они считали? Не секрет, что вся «античная» наука удивительно хорошо сочетается с «арабским» средневековым счетом. Который появился, судя по официальной истории, только через 10 веков после создания фундаментальных трудов «древнегреческих» основоположников математики и физики. Получается совершенно невероятный временной разрыв! Причем на протяжении всего этого времени, несмотря на исчезновение всех научных традиций, «древние» рукописи постоянно обновлялись. Непонятно, правда, с какой целью, если учесть, что предмет описания не существовал в реальном мире. И откуда только брались ученые монахи, способные разбираться в запутанных формулах без специальной подготовки?

На самом деле, во всех имеющихся в нашем распоряжении экземплярах вышеупомянутых сочинений используются привычные для нас «арабские» цифры. В начале эпохи книгопечатания поразительная «небрежность» издателей не сохранила потомкам образцы математической эквилибристики «великих умов древности», способных решать труднейшие задачи лишь с помощью буквенных изображений!

3)  ОТСУТСТВИЕ ХИМИЧЕСКИХ ИССЛЕДОВАНИЙ.

Ничего не слышно в древнем мире и о каких-либо химических исследованиях. Не было ни химиков, ни алхимиков. Интерес но, почему алхимики появились только в Средние века? Сама-то идея трансформации видов материи восходит к истокам философской мысли. Древнегреческие философы, судя по всему, считали переход из одного состояния вещества в другое главным явлением в природе и чисто теоретически пытались все это представить. Но никаких конкретных практических шагов они почему-то не сделали. «Древнегреческой» химии так и не появилось.

Мы много читали про греческий огонь, служивший грозным оружием византийской армии в раннем средневековье. Вряд ли это была просто сырая нефть, ибо в таком случае Византии не удалось бы долго удерживать монополию на столь эффективное военное средство. Скорее всего, в хрониках описывалось какое-то неоднородное химическое соединение, что предполагает наличие определенных теоретических познаний в этой области. Однако нам ничего не известно про химические исследования в средневековой Византии.

4) ОТСУТСТВИЕ ХОРОШЕЙ МЕДИЦИНЫ.

Добавим не сколько слов об анатомии и медицине. Труды Гиппократа до нас не дошли, как, впрочем, и работы других хороших врачей Это довольно странно, потому что императорам и королям медицина была нужна ничуть не меньше, чем совершенствование военного дела. Вроде бы все условия в «древнем мире» для этого были. Однако никаких реальных шагов сделано в этом направлении почему-то не было. Так же как и химия, медицина и анатомия вдруг «снова» появляются только в средние века. Мне представляется странным, что поэмы Гомера и другие шедевры «античной» литературы в мрачную эпоху средневековья сохранились гораздо лучше, нежели бесценные трактаты об исцелении человеческого тела. Хотя грамотные врачи были бы полезны варварским государям не меньше, чем просвещенным римским императорам.

5) СЛАБОЕ РАЗВИТИЕ НЕКОТОРЫХ ДРУГИХ ВИДОВ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ. Кстати, все соображения, связанные с наукой и с развитием культуры, относятся в равной степени и к другим так называемым древним цивилизациям: Египет, Вавилон, Китай. Здесь также развитие достигает определенного уровня, а потом без видимых причин все застывает и гибнет. Причем, как аргументированно доказывают авторы этой книги, никаких материальных подтверждений «древнего расцвета» не существует. Кроме, конечно, тех, которые мы готовы принять на веру, не требуя никаких дальнейших пояснений. Очень важно обратить внимание на тот факт, что все технические и культурные достижения «Древнего мира» удивительным образом коррелируют с уровнем развития европейской цивилизации к моменту первых печатных публикаций трудов «античных» авторов. Пытливая мысль «античного» гения за 10 веков не смогла придумать ничего, что превзошло бы достижения европейцев, имевших за плечами, как мы знаем, максимум 300 лет прогресса эпохи Возрождения! В таком свете не покажется чересчур смелым предположение, укладывающееся в рамки здоровой человеческой логики: то, что средневековые авторы написали всю «античную историю» в XV–XVI веках. И они просто-напросто занимались проекцией своего средневекового мира в прошлое. Брали бытовую обстановку своей эпохи и проецировали ее на «Древнюю Грецию» и «Древний Рим». А дальше вносились не качественные изменения — фантазии Жюля Верна у них не было, — а изменения чисто количественные. Жизнь создаваемого воображением «античного мира» улучшалась за счет того, что «всего у древних было больше». Но никаких нововведений ни в вооружении, ни в науке, ни в бытовой обстановке, ни в культуре придумано, естественно, не было. Никого, похоже, не смутило, что XV–XVI век, по официальной истории, находился на том же уровне развития, что Римская империя в период своего наивысшего могущества. Хотя «древняя империя» времен расцвета вполне могла бы создать элементарные вещи, о которых мы говорили.

Теперь вглядитесь повнимательнее в жизнеописание выдающихся людей «древнего мира». Яркие подробные детали превращают эти «биографии» в литературные произведения. Поражает точность, с которой «античные авторы» восстанавливают мельчайшие эпизоды из жизни своих героев. Едкая реплика Александра Македонского в адрес Пармениона во время обсуждения мирных предложений царя Дария, инструкции Цезаря своим легатам перед Фарсальской битвой, предсмертные слова Юлиана Отступника — все эти ценнейшие сведения были, по всей видимости, немедленно застенографированы очевидцами событий и, переходя с благоговейным трепетом из рук в руки, доходили в неизменном виде до собственно составителей биографии. Случалось, правда, что разные источники противоречили друг другу, но «истинная» картина произошедшего всегда восстанавливалась, а «апокрифы» выбрасывались на мусорную свалку истории. К сожалению, современные биографы полностью утратили «древнее» искусство интуитивного сравнительного анализа. Да и добровольные информаторы действуют, несмотря на явное улучшение средств коммуникаций, далеко не столь эффективно. Кроме того, сами персонажи новейшей истории разучились в критические моменты говорить хлесткими афоризмами. Нам приходится мириться с тем, что в биографиях самых знаменитых исторических личностей остались белые пятна, многие важнейшие периоды жизни освещены крайне скупо из-за отсутствия достаточного количества достоверных сведений. Естественно, что главные исторические события последних 300 лет допускают вольную трактовку в зависимости от источников, доступных или отобранных автором. 14 июля 1789 года или 14 декабря 1825 года в своих бесчисленных описаниях лишены кристальной четкости в изложении фактов, присущих, например, рассказу о заговоре Катилины и его подавлении, сохраненном для удобства изучения в одной-единственной версии. Книжные полки, забитые разномастной историке-аналитической литературой, не должны никого вводить в заблуждение — 99 % этих книг написаны в последние 150 лет и в основном дополняют и развивают сжатое повествование первоисточника. Кто-то после тщательного анализа «древнего» текста выступает с новой гипотезой, оставаясь, естественно, в рамках традиционной хронологии. Затем уже эта гипотеза подвергается всестороннему обсуждению, а в результате открывается новое бескрайнее поле для исследований. Поэтому мы должны отдавать себе отчет, что образы знаменитых «античных» полководцев, политических деятелей, философов, сложившиеся в нашем воображении, претерпевали существенные корректировки с каждым новым поколением историков. Притом что исходная база данных, даже с учетом археологических раскопок, оставалась практически неизменной. «Преданья старины глубокой» в большинстве случаев опираются на один конкретный первоисточник, одного автора, труды которого безоговорочно принимаются на веру и служат отправной точкой для всех последующих дополнений. Так, о создании Великой Персидской империи Ахеменидов впервые говорится в «Истории» Геродота. Историю Пунических войн вкупе с информацией о Карфагене первым излагает Полибий. Увы, источники, на которые он ссылался, не дожили до начала эры книгопечатания. Впрочем, этому плодовитому автору сильно не повезло — из 40(!) томов его «Всемирной истории» полностью сохранились только 5(!), что вынудило будущих реставраторов истории домысливать многие детали походов Ганнибала. Отмечу, что сохранившиеся уникальные свидетельства всегда предоставлялись стороной, победившей в военном конфликте. Которая, первым делом, непременно уничтожала любое напоминание о побежденных (сожжение Суз, разрушение до основания Карфагена и Иерусалима), а затем формировала официальную точку зрения. Вряд ли такие интерпретации должны пользоваться доверием даже в традиционной исторической концепции.

6) СКУДНОСТЬ БЫТОВЫХ УСЛОВИЙ И ПРИСПОСОБЛЕНИЙ. Повседневная жизнь Римской империи описана довольно подробно. Но посмотрим на бытовую обстановку правящей элиты. Вилки, ножи, стулья, функциональная посуда — этих предметов обихода, столь естественных для изысканного аристократического образа жизни, не обнаруживается. Специальных поваров-искусников выписывали, не скупились. Пиры на весь мир закатывали: великий полководец Лукулл этим в основном и прославился среди потомков. Но утонченный кулинарный вкус почему-то не распространился на сервировку, которая оставалась грубой и примитивной. Словом, явно не соответствовала статусу всемирной империи. Сразу вспоминается, что и в XVI веке европейская знать продолжала есть руками и громко чавкать!

Мне случалось бывать на Бриони — хорватских островах в Адриатическом море. Уникальные, очень красивые места. Туристам рассказывают, что здесь находилась летняя резиденция римского императора Домициана. Место, действительно, подходит: от Италии недалеко, вода чистейшая, климат ровный и пр. Есть даже система водопроводного соединения между двумя главными островами архипелага — Большой Брион и Малый Брион. Водопровод якобы провели «древние». Гид подробно объясняет, как это делалось. Рабы ныряли, используя тростниковые трубочки вместе аквалангов, и прокладывали трубы по дну. Впечатляющий результат, если учесть, что глубина там не меньше 50 метров.

Естественно, много «античной» посуды. На черном рынке всегда можно купить большой кувшин для зерна или маленькую амфору для благовоний. Их сейчас местные контрабандисты вытаскивают в большом количестве. Адриатическое море — как для греков, так и для римлян, — было важным торговым путем и там разбилось немало кораблей.

Не обошлось и без «античных» раскопок. Но само поселение, которое показывают, оказывается средневековым, византийским. Весьма непрезентабельное, размером, пожалуй, метров 100 на 200. Но, конечно же, сохранилось предание, повествующее, что на этом месте находилось другое поселение, гораздо древнее существующих развалин. А дальше идут развалины «императорского» дворца. Видны остатки какого-то сооружения, выходящие из-под воды ступени. Но, честно говоря, не впечатляет. А здесь, продолжает гид, жили сенаторы. Очень некомфортабельно жили, замечу. Тут, объясняют нам, были бани. Здесь — горячая вода, там — холодная. Тоже — не фонтан. Общее впечатление, что на суперэлитный курорт мировой империи острова не тянут. Если не включить на полную мощность воображение.

6. ОТСУТСТВИЕ ДРЕВНИХ НАДПИСЕЙ С ДАТАМИ

Теперь, когда мы вновь возвращаемся в настоящее средневековье, необходимо отметить еще один факт, связанный с человеческой психологией. Факт отсутствия «древних» датировок. Мои собственные поиски не увенчались успехом — на стенах многочисленных соборов, дворцов, церквей висели только таблички с датами в принятой сегодня хронологической системе. Вам сообщают, что этому собору, к примеру, 500 лет. Но табличка прибита только в XIX, либо в XX веке. Наиболее стыдливые пишут, когда табличка появилась. А если кто не пишет, то все равно сразу видно, что табличка — явно чужеродный элемент. Нет никаких старых дат. Даже от руки нацарапанных. Я в Западной Европе так и не нашел ни одного по-настоящему старого сооружения, на стенах которого была бы выбита или выгравирована надпись, аутентичная объявленному году окончания строительства. Нет таких надписей, а гиды очень тактично обходят этот вопрос. Не писали, мол, и все.

Что ж, нам остается только позавидовать моральной твердости наших далеких предков, способных устоять перед мелким бесом тщеславия и воздержаться от искушения послать весточку в будущее, написав «здесь был Ося» + дата.

7. ПРИМЕРЫ ИЗ МОИХ ВПЕЧАТЛЕНИЙ

1)  ИЕРУСАЛИМ. Сразу вспоминаем про крестоносцев, которые его захватили. Есть множество крестов на стенах, оставленных якобы участниками крестовых походов XI–XII веков. Но нигде нет старых дат, проставленных в то же время. Почему-то герцог Готфрид Бульонский не захотел оставить потомкам дату своего триумфа: «Я, Готфрид Бульонский, герцог французский, взял Святой город в год 1099 от Рождества Христова…». Ничего не написал. Никаких сообщений почему-то не оставил. Хотя стены идеально подходят для надписей. Увы — ничего. Хоть бы что-нибудь нацарапали. Пустота. Ни официальных надписей, ни неофициальных.

2)  ЛЕОН (ИСПАНИЯ). Город Леон в Испании гордится статусом древней столицы кастильского королевства. В начальный период Реконкисты, до «освобождения» центральных областей Испании и переноса столицы в Толедо, там якобы была столица. Соответственно, был дворец, про который вам расскажут, показывая масштабное полотно в городской ратуше, изображающее пышную церемонию королевского приема, не понятно, правда, кем и когда нарисованное. Судя по всему, здесь были самые могущественные короли Иберийского полуострова. Но от дворца не осталось даже руин. Более того, где был расположен дворец — неизвестно. Предположительно, на его развалинах построили в XIII–XIV веках католический кафедральный собор. А дворец, говорят, сгорел.

Это часто бывает. Когда что-то трудно объяснить — появляется пожар. (Вспомним страшный пожар, нанесший непоправимый ущерб «Древнему миру».) Но неужели, дворец почитался таким источником святости, что лучшего места в городе для строительства кафедрального собора не нашлось? Величественное здание собора и изумительные цветные витражи, между прочим, прекрасно сохранились.

3) КОРЧУЛА (ОСТРОВ В ХОРВАТСКОЙ АДРИАТИКЕ). Живописнейшее место совсем недалеко от Дубровника. Старый город возник внутри крепости, которая могла появиться не раньше середины XVI века, в эпоху более или менее развитой артиллерии. Дело в том, что крепость находится прямо против полуострова и имеет бойницы, а такое расположение имело смысл только для того, чтобы отгонять пушечными ядрами корабли, которые хотят высадиться на материке. Главная достопримечательность острова — кафедральный собор, официально отнесенный к XV веку. Я сразу ринулся искать старые надписи, но таковых не было и в помине. Все, что вам предлагают — это надписи XX века, времен Иосипа Броз Тито, рассказывающие, что вот здесь, 500 лет назад было то-то и то-то. Надписи подробные, но все — времен Тито. Явно древнее этого собора маленькая церквушка, метрах в 50. Туда почти никто не заходит, я оказался единственным посетителем. Ничего особенного в ней нет. Стоят каменные изваяния апостолов и евангелистов. С первого взгляда что-то показалось не так. После внимательного осмотра выяснилось, что отсутствуют апостол Павел и святой Иоанн. Причем не то, чтобы их статуи были, но потом куда-то исчезли. Нет, весь ряд статуй (в виде подковы) заполнен полностью. Никаких «дырок» в этом ряду нет. Так было задумано с самого начала. Как могло такое произойти в Хорватии, в правоверной католической стране? Но не стоит, грешным делом, подозревать средневековых хорватов в святотатстве. Скорее всего, добрые христиане на Адриатике не успели в XVI веке получить четкие инструкции из Рима об утверждении «общепринятого канона». Мне кажется важным, что отсутствуют именно Павел и Иоанн — по официальной истории церкви, самые нетрадиционные фигуры, вызывавшие наибольшие споры среди разных течений в раннем христианстве.

4) КОЛЬМАР (ЭЛЬЗАС, ФРАНЦИЯ). Запомнилось мне и недавнее посещение кафедрального собора в Кольмаре. Как и весь Эльзас, этот городок был предметом постоянного спора между Францией и Германией и часто переходил из рук в руки. С окончания Первой мировой войны — это Франция, хотя следы немецкого влияния ощущаются до сих пор. По сведениям из туристского путеводителя, в кафедральном соборе три уровня. Начинается вроде бы с VI–VIII веков, и далее — до его реконструкции, где-то уже в XV–XVI веках. Видимо, XV–XVI века и есть реальная дата его построения. Ищу, как всегда, старые надписи или даты. Никаких дат вроде нет, а есть только рассказ гида о том, как и когда построен собор. Эта форма — самая древняя, эта форма — средняя, а это — новейшая форма. Вот так собор менялся, здесь достроили стены… И вдруг я вижу надпись и мгновенно понимаю, что она и есть единственный старинный артефакт в этом соборе, заслуживающий самого пристального внимания. Надпись плохо видна, но тем не менее понятно, что сделана она на трех языках. Первый, разумеется, — латинский, а вот использование двух других языков вызвало у меня изумление, потому что это были греческий и иврит. Греческий и иврит в католическом соборе?! Даже если в то время город находился под контролем гугенотов, сути дела это принципиально не меняет. Кальвинисты также, не жалея сил, боролись с православной «ересью» и «жидами».

Мои назойливые расспросы подвигли городского архивариуса заняться таинственной надписью. Итогом его изысканий стала статья в местной газете, которая рассказала о страшной эпидемии холеры в 1541 году, выкосившей чуть ли не половину населения Кольмара. Надпись в главной церкви должна была напоминать о страшной трагедии, постигшей город. Что касается греческого и иврита, то, по мнению автора статьи, использование этих «нетрадиционных» языков считалось в те времена признаком хорошего тона и особой образованности в среде интеллектуалов и гуманистов. Поразительная терпимость для Европы середины XVI века, находящейся, по официальной хронологии, на пороге кровавых религиозных войн! Небезынтересно, что пространные рассуждения на страницах газеты обошлись без дословного перевода рассматриваемой надписи на современный французский! Кроме того, в статье проигнорирована еще одна примечательная нестыковка. Полагаю, что надпись такого значения, выбитая на стене кафедрального собора, должна была быть понятна простым горожанам. Тогда позволительно спросить: на каком из перечисленных языков могло понять в то время этот текст местное франко-германское население?! Вы не ошиблись, предположив, что многие из поставленных мной вопросов уже попадали в поле зрения историков и философов. Однако все подобные обсуждения сводились в конечном счете к попыткам объяснить, иногда весьма неуклюже, сомнительные моменты и нестыковки в традиционных исторических версиях. Так, выдающийся немецкий философ XX века Освальд Шпенглер в своем знаменитом труде «Закат Европы» посвятил целую главу «О смысле чисел» доказательствам того, что древние математики были в состоянии решать поставленные сложнейшие проблемы при отсутствии соответствующей цифровой символики. Десятки страниц громоздких рассуждений посвящены выведению особой сущности античной математики, являвшейся, по утверждению Шпенглера, высшей формой гармонии господствующего мироощущения той эпохи. Вырванная из породившей ее системы координат математика Древнего Египта или Древней Греции неизбежно теряют осмысленность, и поэтому понимание одних и тех же истин приходило к современным ученым и их далеким предшественникам принципиально различными способами. Цитирую: «Будь математика просто наукой, как астрономия или минералогия (! — Г.К.), ее предмет поддавался бы определению… Как бы насильственно ни прилагали мы, западноевропейцы, наше научное понятие числа к тому, что занимало математиков в Афинах и Багдаде, остается несомненным, что тема, цель и метод одноименной науки там были совершенно иными» или «Они (Евдокс, Апполоний, Архимед. — Г.К.) пользуются глубоко продуманными и труднодоступными для нас методами интегрального исчисления (! — Г.К.), имеющими лишь мнимое сходство с методом определенного интеграла Лейбница…» И далее в том же духе. В особо трудных местах Шпенглер апеллировал к сакральному и мистическому смыслу, придаваемому числам в древности, уводя тем самым проблему в иррациональную сферу восприятия. Понятно, что подобная метафизическая алхимия лишает вопрос о том, в какой системе расчетов решались теоретические и прикладные задачи древней науки, всякого смысла. Верить или не верить в возможность построения величественных памятников «древности» из «общих соображений», без проведения многократно выверенных математических вычислений, зависит, на мой взгляд, от способности преодолевать укоренившиеся предрассудки.

Очень важно отметить, что глобальная историко-философская концепция Шпенглера, изложенная в «Закате Европы», претендует на выявление скрытого механизма развития человеческого общества. На базе имеющегося у него фактического материала немецкий философ вывел цикличность возникновения и распада разных, не связанных между собой цивилизаций. Накопление определенного духовного, научного и политического потенциала, доказывал Шпенглер, неизбежно приводят любую цивилизацию к стагнации, а затем и гибели. В соответствии с жестким параллелизмом его концепции Европа, вступившая в полосу постоянных катаклизмов (книга вышла в свет в 1918 году), обречена в ближайшем будущем повторить печальную участь всех «древних Атлантид». Мрачные предсказания в отношении перспектив европейской цивилизации, бывшие неотъемлемой частью духовных исканий западной интеллектуальной элиты, воплощались в блистательных литературных и поэтических образах. Не миновала и нас чаща сия: «Не так ли ты, о европейский мир, Когда-то пламенных мечтателей кумир, К могиле клонишься бесславной головою…» (М.Ю. Лермонтов «Умирающий гладиатор»). Но Шпенглер первым облек свои пессимистические прогнозы в строго научную форму. По всем сравнительным критериям, педантично подобранным из «прошлого опыта человечества», Европа по окончанию Первой мировой войны подошла к границе развития, за которой чернела пустота распада. Сегодня мы знаем, что Шпенглер грубо ошибся — европейская цивилизация (к коей, безусловно, относятся и США) сумела пережить кошмары двух истребительных войн, череду экономических кризисов, массовые социальные беспорядки и в конечном итоге закрепила свою роль основного двигателя общечеловеческого прогресса. Вполне правомерно предположить, что весь аналитический метод, предложенный Шпенглером, оказался в корне порочным. Излишне упрощенные научные схемы зачастую не выдерживают столкновения с окружающей действительностью. По иронии судьбы, в потенциальном споре этот вывод относительно шпенглеровской концепции, скорее всего, будет активно поддержан теми, кто воспитывался, а впоследствии и сам учил, опираясь на догмы марксистского исторического материализма. Но с не меньшим основанием можно утверждать, что блестящий ум пришел к неверным выводам в результате бесплодных блужданий в лабиринтах фиктивного исторического материала.

Впрочем, привычные для нас исторические шаблоны и стереотипы можно сохранить, изменив всего-навсего угол обзора. Во многих направлениях идеалистической философии реальность происходящих или произошедших событий проверяется только через мироощущение каждого конкретного индивидуума. При таком раскладе точка зрения абсолютного большинства является самодостаточным доказательством правильности общепринятой хронологии. Юм и Шопенгауэр вообще сочли бы иной подход лишенным всякого смысла.

Хотя при этом придется считаться с тем, что большинство людей предпочитает знакомиться с прошлым в кинотеатрах или у телевизионного экрана. Для них реальностью становятся голливудские версии знаменательных исторических событий. Братья Гракхи были современниками Красса и Помпея, а король Артур располагал огромной армией закованных в броню рыцарей — тысячекратно повторенные на бесчисленных кино — и видеопросмотрах, эти «исторические факты» неизбежно становятся неотъемлемой частью общественного сознания. Тема, неважно освещенная в научной фантастике, — преломление и изменение прошлого под воздействием массовых галлюцинаций толпы.

На каком основании люди сегодня убивают друг друга в этнических конфликтах? Почему убивают друг друга на Балканах? В основе, скорее всего, мифическая битва, которая состоялась 600 лет назад. Мифы сегодня убивают людей, потому миф, в который верят люди, несет колоссальную разрушительную силу.

Вопрос, который мне задают чаще всего: «Неужели действительно кто-то сознательно фальсифицировал историю, положил начало этой грандиозной мистификации?» Что тут сказать? Человека всегда настораживает, когда появляются идеи о масштабной фальсификации. Действительно, в голове не укладывается, как можно сфальсифицировать столько источников? И для чего это надо было делать?

Наша версия звучит таким образом. Мы считаем, что человеческая история гораздо короче. Ее реальное начало сейчас датировать трудно, оно может служить временным ориентиром, которым, с нашей точки зрения, является рождение и распятие Христа, потому что оно четко соотносится с крупнейшим астрономическим событием — образованием Крабовидной туманности в результате вспышки сверхновой звезды в 1054 году в созвездии Тельца. То была Вифлеемская звезда, которая взошла на востоке. Это почти наверняка правильная дата — рождение Христа, а жизнь его проходит в городе, который имел много названий: Троя, Иерусалим, Константинополь. То есть сегодняшний Стамбул, первая столица империи. Город, действительно находящийся на перекрестке многих торговых путей. Почти на всех средневековых картах Иерусалим расположен на стыке трех континентов. Какой город находится на стыке трех континентов, если посмотреть на современную карту?

Библейский ландшафт очень четко соответствует сегодняшнему городу, который мы знаем как Стамбул.

Чаще всего меня спрашивают, как физически возможно подделать огромное количество древних документов, разных и по содержанию и по написанию, это огромный объем работы. На самом деле он гораздо меньше, чем кажется. Но эта работа заняла не один и не два года. Примерно с конца XVI до конца XVIII века. Этот процесс шел очень активно. В России он завершился в начале XIX века с выходом труда Карамзина после «восстания Пугачева». Эта и многие другие темы XVIII века в русской истории показывают, что в школах преподают совершеннейшую глупость, которая полностью отличается от той реальной истории, которая происходила в XVIII веке. Можно, конечно, игнорировать Британскую энциклопедию, в то время как источников XVII–XVIII веков, дающих нам правдивую информацию, на основании которой можно составить подлинную картину, очень и очень мало. За 200 лет можно написать все, что угодно.

Гарри Каспаров

Аргументированный спор требует предоставления оригинальных источников и понимания существа проблемы.

Мифы цивилизации

ВВЕДЕНИЕ

У Г.К Честертона есть рассказ об ужасной «древней» книге, на титуле которой было накарябано:

They who looked into this book Them the Flying Terror took.

(Кто в книгу эту заглянуть дерзнет, Того Крылатый Ужас унесет.)

Но когда несуеверный отец Браун заглянул в эту отпугивающую остальных книгу, то оказалось, что все страницы в ней пусты… (G.K.Chesterton. The Blast of the Book).

Так же и ребенок, еще свободный от суеверий, открывает Книгу Жизни и… обнаруживает в ней сплошь пустые страницы. Здесь у него впервые и возникает главный вопрос цивилизации: ПОЧЕМУ?

Родители отвечают ребенку на его бесчисленные «почему» как могут. А когда не могут, отвечают: «Бог знает, почему…». И передают ребенка ученым мужам и дамам, которые обычно с умным видом объясняют ребенку ЧТО, ГДЕ и КОГДА, не в последнюю очередь, чтобы он отстал от них со своим «почему».

И в большинстве случаев отучают ребенка задавать этот вопрос, заставляя его навечно вызубрить:

«Quod licet Jovi, Non licet bovi».

А это уже в корне отличается от родительского беспомощного «Бог знает, почему…». Вместо этого здесь уже императив: «Богу дозволено знать, а тебе, быдло, — нет!».

Это — от лукавого, ибо кто может дозволять или не дозволять Богу?

Что же касается Бога, то его абсолютно не интересуют человеческие ЧТО, ГДЕ и КОГДА потому что он действительно знает.

И Бог дает человеку шанс в жизни узнать ПОЧЕМУ, подбрасывая ему в виде рукотворных и нерукотворных чудес другой, не менее изумительный, но более приземленный вопрос — КАК?

Книга цивилизации — это прежде всего книга о способах изготовления людьми далекого прошлого орудий труда, предметов быта, приспособлений для ловли рыб и зверей, плотов и лодок, саней, волокуш и колесниц, культовых сооружений, пирамид и курганов, каменных баб и дольменов, удил, седел, стремян, подков, бус и иных украшений…

Такую книгу можно назвать: «Антология человеческих технологий».

Для составления «Антологии…» придумана своя технология.

Просмотреть каталоги и экспонаты различных музеев, постоянно задавая себе и другим один вопрос: как это сделано?

Вопрос «КАК?» среди прочих возможных вопросов именно о технологии, о способе производства чего-то.

Постепенно, год за годом, накопились стандартные, книжные, и нестандартные ответы, которые начали выстраиваться в определенную систему. Эта система неполна и кое в чем противоречит привычным историческим схемам, которые мы с младых ногтей привыкли считать основанными на огромном фактическом материале.

Но сказано историком и мыслителем: «Исторические и археологические науки обычно считают точными те, кто не знаком с процессом их циклической эволюции и с нелегким, но увлекательным трудом исследователя, сверяющего изменчивые и многообразные теории с собственными взглядами и с идеями своего времени». Так Хорхе Анхель Ливрага Рици пытался помочь нам всем не соблазняться модным вариантом трактовки исторического события, а самим искать истину.

Эта книга не для историков-книгочеев, которых ничто не переубедит, даже хождение по водам как посуху. Бесполезно спорить и с лидерами исторических отраслей. Они хранители новых догматов.

Но есть надежда переубедить авторов школьных учебников и детских энциклопедий, кинорежиссеров, авторов научно-популярных и фантастических книг. Учителей, студентов. И простых читателей, которым не все равно. Объяснить то, что поддается объяснению. Невзирая на догмы и каноны.

Донести до массового читателя суть научного открытия или дискуссии не так просто. Легко сказать «Точно и занимательно», но кто сможет сделать такое? Совершенно случайно один из сотни профессоров такое может.

О сухости присяжной науки в 1901 году писал В.В. Розанов:

«Наука есть точный и нужный факт», — говорят они. Но есть другая часть ученых, не худшая, которая требует от науки и некоторой поэзии, не избегает вопросов из чистого любопытства и пользуется методами воображения, соображения, догадки. Эта часть ученых в общей массе их занимает роль фермента, бродила. Наука закисла бы, наука прокисла бы, если бы эти ученые «грибки» своим воображением не приводи-ли в движение массу старых мнений и фактов, всегда имею-щих тенденцию пасть на дно и там лежать неподвижно.

(В.В. Розанов. Во дворе язычников. М„Республика. 1999, с. 197)

За истекший век на дно научных хранилищ пали толщи невостребованной информации, а на поверхности надоедливо мельтешат скучные банальности. Жуткие «научные школы» XX века политизировали ученых, выделяя некоторых из сонма похожих, награждая и наделяя правом оценки чужого интеллекта.

Модно говорить о поиске нового на стыке традиционных наук, но не поощряется интерес математиков или геологов к истории и филологии. Однако нет и не было четких границ между науками. Именно проверка достижений одной отрасли методами других отраслей важна для науки.

Не помешает и немного иронии и юмора. Снобизм научных сектантов смешон, но, увы, неизлечим. Сколько новых Академий появилось в России! Сколько академиков и член-корреспондентов вылупилось… Явные несуразности в самооценках. Наносное спадет. Человечество, смеясь, отринет и эту мишуру. Опять появится потребность знать, а не казаться. «Шримад Бхагаватам» утверждает: «потребность в чтении заложена в людях от природы… Но эта склонность к чтению эксплуатируется авторами никчемных произведений…»

Начнем, однако… На внуков надежда, даст Бог, и эту книгу прочтут и, может быть, станут перечитывать и критиковать… И не сотворят себе кумира.

И полюбопытствуют, из чего и как сотворены чужие кумиры… Скептицизм бывалых сверстников авторов зачастую не суррогат мудрости, а инстинктивная защита детрениро-ванного ума от внешнего информационного воздействия.

Принимать на веру сразу как-то в зрелом возрасте не принято. Обратите внимание: детский ум воспринимает все! Тренируется. Примеряет сказку на действительность. Соизмеряет себя и мир. Уходит от действительности в сон, в мечтания, в рассеянность… В ловлю ворон на уроке. В Интернет, если есть возможность. В спонтанное творчество! В хитрость и коварство — в ответ на агрессию и тиранию взрослых. Не дай Бог, — в искривленное пространство беззаконного бытия…

Безымянный автор великолепно изданной на русском литературном языке книги «Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа, изображенные по сказанию всех четырех Евангелистов» (Одесса. 1857 г.) смиренно повествует в предисловии:

Предлагаемое здесь вниманию христианского читателя писано не вчера и третьего дня. А за 30 лет пред сим…

И еще, там же:

В 30 лет столько произошло перемен и с людьми, и с вещами…

И еще там же выражена надежда, что книга

… найдет прием, подобный тому, коим, без всякого сомнения, была бы встречена при своем появлении на свет, за 30 лет назад.

И, наконец, в четвертый раз, там же:

…На судьбе давнего, вновь издаваемого ныне сочинения поучительно будет видеть свойство самого нынешнего времени в сравнении с тем, каковым оно было за 30 лет…

Склоняем голову пред образцом терпения автора… Он 30 лет ждал позволения Комитета духовной цензуры… Дождался, слава Богу!

Тропа пробивается, торится. Человек может делать только то, что позволяют современные ему технологии. Вот стояла в знаменитом музее восковая головка высотой в 24 см, отнесенная к III веку нашей эры. Но кто-то любознательный взял да проанализировал материал головки. Оказался парафин!

Или нашли на дне Галилейского моря дощатую лодку, в которой плавал Христос.

Доски из акации. Акации в тех местах мощные, с крепкой свилеватой древесиной.

Чем доски делали, господа археологи? На какой лесопилке 2000 лет назад?

Или как делали длинные доски ладьи фараона Хуфу 5000 лет назад? Из крепкого древа доски: из кедра, сикомора и унаби доски-то…

Или всем известна железная розетка этрусков, сделанная якобы в VII веке до нашей эры. Да по этой розетке можно законы симметрии изучать! Знали древние этруски геометрию за 4 века до Евклида! Вот что получается…

И в таком духе идет разговор.

Рождается надежда…

Надежда подпитывается поддержкой и сочувствием друзей, товарищей, единомышленников, болельщиков.

Внедрение новой парадигмы даже в пытливые умы сродни пересадке органов живому существу-возможно отторжение.

Понятно, что очень трудно преодолеть импринтинг — первое запечатление окружающей картины мира. Вылупившийся цыпленок принимает первый же движущийся объект за свою маму. И попробуй переубедить его!

Так и в учебе человека. Что раньше воспринято, то и истиннее всего иного.

Именно об этом писал В.В. Розанов в 1899 году:

Мы сами решительно не можем или не хотим усложниться, и нет в нас никакого духа, кроме духа косности. «Не приобвыкши».

Ничего, приобвыкнем. Иначе нельзя.

Информационные войны велись всегда.

Всегда управители дрессировали подчиненных, слово внедрялось в сознание и закреплялось надолго. Цели и запреты создавали коридор во времени жизни поколения. Ведомые шли, ведущие вели. И слепой, ведущих слепых, — не простая живописная сатира… Живопись и скульптура-могучие средства воздействия на человека. И, конечно, литература…

В том числе и историческая.

Но известно, что все люди недовольны своим местом в мире, готовы к продвижению по службе, к обогащению, готовы ехать на край света, но крайне затрудняются в изменении исторического взгляда…

Есть еще одна печальная традиция — конформизм. Где тот наивный мальчик-нонконформист, который вопреки всем крикнул о том, что видел: а король-то голый!

Д. Бруно, Г. Галилей, И. Ньютон, А. Эйнштейн потому и великие, что нонконформисты… И А.Т. Фоменко — нонконформист.

И любой первооткрыватель — нонконформист. Бог знает, почему…

Автор «Другой истории искусства» А. Жабинский, искусствовед, а не технолог, зорко подмечает исторические противоречия в трудах присяжных историков техники. Смелый человек, однако.

Книга «История техники», изданная Институтом истории естествознания и техники, без колебаний учит:

В Китае железо было известно уже в 2357 г. до н. э., а в Египте — в 2800 году до н. э.

Какая точность! Не 2360 или 2350, а именно 2357 год!

И далее:

Железный век в Европе начался приблизительно за 1000 лет до н. э.

Здесь уже точность в другую сторону…

И еще:

Впервые усовершенствованная искусственная воздуходувка (для ускорения плавки меди) появилась в Египте около 1580 г. до н. э. Способ получения сварного железа, а также методы поверхностной закалки, по-видимому, были впервые применены в 1400 г. до н. э. в Армении.

Странные ученые в этом институте.

Тиражируются мифы. Как пойдет против такого авторитета учитель, перед которым дети?

Слова-то в книге вполне «научные». А пытливый учитель видит, что лукавят ученые мужи. Что значит «по-видимому»? То, что видимо, зримо, очевидно.

Но ученый употребляет «по-видимому» в смысле «вероятно» и порет откровенную чепуху о пришествии железа в Египет именно в 2357 году до нашей эры. Это не ученый, а начетчик, плагиатор, а не исследователь.

А как же Ученый совет НИИ? А редакторы книги?

Кажется, никак…

В конечном итоге, история живет в словах. Поэтому так важно установить время появления и массового использования понятия. С другой стороны, реперными оказываются исторические отрезки, в течение которых известные нам понятия были попросту неизвестны людям.

Это касается и слов, и предметов. Вещь в себе — не просто филологическое определение. И пять миллионов лет назад, и пять тысяч лет назад, и сегодня число химических элементов, а также число минеральных видов в составе биосферы, задано природой и реализовано в меру земных условий.

Из того, что вплоть до XVII века нашей эры люди знали и использовали 7 металлов из 80 химических элементов, проявляющих металлические свойства, следует лишь то, что технологии познания и созидания иного не позволяли. В земной коре далекого прошлого и в нынешней — свыше 3000 минеральных видов, но до XIV века люди знали и как-то использовали до сотни минералов, отличая их друг от друга.

Аборигены отдельных регионов обладали особым знанием. Так эвенки или эскимосы различали до 30–40 цветовых оттенков в белом снеге. А жители тропических дождевых лесов различали тысячи видов растений и сотни видов животных. Но как они могли передать свои ценнейшие знания жителям пустынь? Знания вообще были никому не нужны.

Их нельзя применить на практике в резко отличных условиях существования. Значит, и аборигенные понятия никому, кроме аборигенов, были не нужны.

И. Савельева и А Полетаев (История и время. 1997) вспоминают К. Ясперса (Смысл и назначение истории. 1991), которые выделил четыре исторические эпохи. «Эпоха науки и техники», по К. Ясперсу, наступает в Европе «с конца XVIII века».

Но мы никуда не можем уйти от гигантов-мыслителей, гигантов-физиков и астрономов XV, XVI, XVII и XVIII веков.

Мы, жители XXI века, были бы намного более дикими, если бы до нас не жили и не творили Гемист Плетон, Леонардо да Винчи, Макиавелли, Микеланджело, Коперник, Рабле, Сервантес, Джордано Бруно, Тихо Браге, Кеплер, Галилей и те великие мастера слова, которые известны нам под раскрученной торговой маркой ШЕКСПИР.

А мы знаем лишь тех, кого до нас донесло время. «Я стоял на плечах гигантов», — сказал И. Ньютон, хотя нам кажется, что он и его современники Гюйгенс, Гук, Лейбниц начинали с нуля.

Характерно, что в разных странах возникают свои очаги науки и техники, гениальные самоучки творят, закладывая технологии будущего. Ломоносов, Ползунов, Стефенсон… Сколько еще самородков сгинуло… И произошло это задолго до «конца XVII века».

Если история — миф (Н. Бердяев), то К. Ясперс — один из мифотворцев, играющих на понижение общечеловеческого интеллекта. По больше — играющих на повышение. Что также вредно.

Негоже принижать интеллектуальные возможности человечества. Не было творческой спячки до конца XVIII века нашей эры. Но не стоит удревнять технологические открытия. Человек может делать только то, что он может делать в данное время.

Нужна смелость, однако, чтобы заявить, как историки X. Иллиг и Г. Хайнссон;

…История Древнего Египта насчитывает не 3000 и уж тем более не 6000 лет, а всего около 800 лет, и развитие этой древней цивилизации шло естественным путем.

Официальная канонизированная история переполнена мифами и политическими инсинуациями. Мифы убивают людей, их разрушительная сила веками подогревается самыми низкими, но легко внедряемыми в сознание мало образованного человека догмами, выгодными правящему меньшинству.

Действительные исторические события по незнанию или по злому умыслу иногда неверно датируют, искажая прошлое человечества, а значит, лишая человечество будущего.

Во многих случаях реальные исторические события сдвигают территориально, во имя надуманных «прав» племени, народа, государства на историческую исключительность, элитарность и лидерство.

Нула Ли Гоунал, ирландский поэт, глубоко права, заявляя:

История пишется победителями — А великая литература пишется проигравшими…

Немецкий писатель, нобелевский лауреат Гюнтер Грас убежден:

Свидетельские показания литературы более достоверны и имеют более глубокие корни, чем показания историков…

Мифы цивилизации

Колизей около 1480 г. (AST c, 31). Рисунок Сильвестро да Равенна из «Кодекса ескуриаленсис». По И.Табову (2002). Сильвестро да Равенна изобразил типичную строительную площадку с кучами строительных материалов, бытовками строительных рабочих, вьючным транспортом и прочими атрибутами средневековья, вплоть до хитонов архитекторов(?) и прорабов(?).

Можно добавить, что, с трудом постигая смысл традиционной культуры, большая часть человечества отсечена от величайших сокровищ цивилизации, которые не классифицированы, не ранжированы во времени, не изучены всей мощью науки, отданы на откуп историкам-традиционалистам, прилежно изучающим поддельные рукописи, но не умеющим изучать вещество памятников прошлого и не понимающим технологий их изготовления.

Возможно, золотому миллиарду не нужна истинная история цивилизации, но пяти миллиардам землян нужно осознать себя многонациональным единством, для которого равновероятны две возможности:

1.        Продолжать прозябание и обслуживание золотого миллиарда.

2.        Осознать себя и сообща созидать единое общество землян, где свобода каждого — гарантия свободы всех.

Космический корабль — Земля — населен плотно. Десантироваться с него некуда. Выживание человечества и выживание каждого должно стать единой задачей.

При этом резко возрастает цена политической и экономической ошибки. Экосистемы Земли в опасности. Человечество не извлекает уроков из опыта прошлого. Возможно, и оттого, что не принимает традиционной истории, не верит в ее истинность. Привыкли шутить, что прошлое непредсказуемо…

Пока есть время.

Нужно разобраться в прошлом.

Попытаемся разрешить главные вопросы:

1.         Достоверны ли источники исторической информации?

2.         Когда человечество осознало себя?

3.         Как люди открывали свой мир, свой космический корабль — Землю?

4.         Как составить антологию человеческих технологий?

5.         Каким будет единый язык человечества?

6.         Как избавить историю от фальсификации?

7.         Как преодолеть кризис гуманизма?

В древних погребениях хорошо сохраняются природные камни и керамика. В описаниях археологов, а потом и в книгах историков, обязательно фигурируют нетленные ожерелья и кольца.

По М. Стинглу (1982) на Юкатане найдены:

— ожерелье более чем из 1000 (тысячи!) зерен нефрита, нанизанных в 9 рядов;



— нефритовые кольца на пальцах;

— 73 нефритовых диска на ягуаре…

Все эти бусины, диски, кольца нужно было изготовить из вязкого и твердого камня. Обточить камень о камень несложно, хоть и трудоемко. Но продырявить! Чем сверлили?

По Д. Харту (Древний Египет. 1990):

«Ожерелье из 55 бусин сердолика и полевого шпата… Бусины нанизаны на проволоку!!!»

Из какого металла проволока? Как сделана? Историку сие неинтересно…

Читаем вполне научную работу М.Ю. Лаврентьевой «Ремессейский драматический папирус как один из источников по вопросу о драматических представлениях в Древнем Египте». Сборник «Древний Восток и античный мир». М., 2001, стр. 52–56:

— принесли ожерелье — «хет» из сердолика…

— принесли ожерелье — «шатебу» из фаянса…

Что такое ожерелье, объяснять не надо?

Если надо, то это изделие из просверленных бусин, нанизанных на нитку или проволоку. Сердолик — очень твердый камень (7 по шкале Мооса). Высверлить в сердолике сквозное отверстие непросто, до второй половины XX века в бусинах из твердых камней дырочки делали с двух сторон. Из-за несовпадений канал был неровным, нитки перетирались, резались… Ультразвук дает ровный канал… Чем же сверлили сердолик древние египтяне? Вот вопрос.

С фаянсом проще: скатал шарик из каолина, проделал соломинкой дырочку, обжег… Когда? В Китае в V веке, в Европе в XVI веке…

Ох, знает египтолог Лаврентьев что-то о фаянсе, чего никто не знает! На костре фаянс не испечь… Но есть и запасной выход: привезли фаянсовое ожерелье из Ливии… А в дикой Ливии как это делали?

В «Истории цивилизации» Г. Вейса так описывается солонка Карла V: «…спускались четыре жемчужных шнура с двумя просверленными рубинами, двумя сапфирами и большой жемчужиной…»

Конечно, интересно бы знать, чем и как просверлили в 1380 году рубины и сапфиры, твердостью 9! Их только алмаз берет.

В известной всем истории цивилизации масса нестыковок и противоречий. Дмитрий Калюжный и Ярослав Кеслер в книге «Другая история Московского царства» еще раз напоминают и историкам, и неисторикам об этом…

Скажем прямо, ученые отлично видят нестыковки в созданной ими истории, но… вместо исправления истории ищут хоть какие-то, зачастую нелепые объяснения. Для примера мы отсюда и до конца главы приводим очерк О. Карышева «Ананас опровергает историю» из вышедшего еще в 1968 году альманаха «Хочу все знать!» (с. 348–350). Вот его текст, а наши комментарии мы даем курсивом (в скобках):

«В Государственный Эрмитаж в Ленинграде отправилась группа школьников. Насмотрелись ребята на множество произведений изобразительного искусства разных стран и народов и наконец попали в двухсветный Павлиний зал. В нем установлена огромная стеклянная клетка, в которой сидит великолепный павлин — это такие часы, сделанные английским мастером XVIII века Джеймсом Коксом.

Пока все ребята толпились возле павлина, Витя стал рассматривать пол. На нем выложена по кругу красивая разноцветная мозаика, с орнаментом в виде всевозможных растений. Стал он узнавать, какие же тут ягоды, плоды, и заметил вдруг в их числе кукурузные початки.

А потом Витя прочитал этикетку. Оказалось, что перед ним копия мозаичной картины, обнаруженной при раскопках терм (бань) древнего города Окрикулума, близ Рима. Значит, картине две тысячи лет! Поразительно!

Возможно, вы, наши юные читатели, догадались, что так удивило Витю и его друзей. Вероятно, вы также умеете вдумчиво наблюдать окружающее, интересуетесь историей и ботаникой. Одно из ценных человеческих качеств — не только смотреть, но еще и видеть, иначе говоря, все замечать и понимать.

(Насчет «понимать» историк сказал ребятам неспроста. Он сейчас даст им отличный пример «понимания».)

Тогда вы поймете недоумение ребят: кукуруза, как и ананас, подсолнечник, картофель, томат — растение южноамериканское. До открытия Нового Света в конце XV века генуэзцем Христофором Колумбом европейцы и понятия не имели об их существовании. Спрашивается: как же могли римляне возделывать «индейское зерно» за полторы тысячи лет до того, как оно к ним попало?

Поразительно?! Да, конечно. Факт никак не вяжется со все мирной историей. (Со всемирной историей также не вяжется упоминание Нового Света, якобы открытого римлянами, в книге Иосифа Флавия «Иудейская война». И многое другое с ней тоже не вяжется.)

Одна загадка влечет за собой другую. Если все же, судя по мозаике, считать доказанным, что древним римлянам кукуруза была каким-то образом известна (убийственная логика — датировка мозаики априорно считается абсолютно верной), то можно ли объяснить, почему ее впоследствии забыли? (Прямо сейчас и объяснит, причем легко. Ведь дети — существа доверчивые!)

Приходилось ли вам видеть давно заброшенное, поросшее бурьяном поле? Если поискать, то на нем можно найти стебли ржи, выросшей из упавших зерен. Рожь одичала и существует на равных правах с прочими травами.

В сущности, почти всякое культурное растение стремится уйти из-под влияния человека — одичать. А человек, напротив, старается растение окультурить, приручить, сделать как можно более урожайным.

Но не зря говорят: нет правил без исключения. (Вот вам предпосылка для дальнейшего объяснения: «нет правил без исключения»!) Можно ли представить, например, одичавшую свинью? Или корову? Нет, эти животные не смогли бы жить самостоятельно: так изменили их долгие годы одомашнивания — они привыкли к опеке.

(О. Карышев погорячился: на многих островах Мирового океана водятся одичавшие свиньи. И даже хорошо плодятся. Да что там тропические острова! В наших широтах иногда домашние свиноматки убегают в лес и после скрещивания с дикими кабанами живут сами по себе поросячьи метисы.)

Так и кукуруза, ее початки столь прочно прикреплены к высоким стеблям, что их нужно обязательно отрывать руками (ломать кукурузу), а затем отделять семена от кочерыжки и заботливо сажать в хорошо удобренную землю.

Поэтому понятно, что если римляне перестали ее возделывать, то сама она расти не смогла. (Здесь автор ограничился словом «если», а дальше немедленно бросает римлян и переключается на южных американцев. А отчего же римляне бросили возделывать столь хорошую культура, он даже говорить не хочет. Как и о не подчиняющихся выведенным им самим биологическим законам птичках, которые выклевывают зерна из початка и разносят их куда угодно.)

Непонятно только, почему кукуруза стала таким сугубо «домашним» растением. Этим вопросом интересовался еще Чарлз Дарвин. Он считал невозможным, чтобы дикий вид растения изменился столь быстро и значительно, едва его начали возделывать. Дикий вид! А где он? Кто его видел? Правда, есть в Южной Америке так называемая теосинте — мнимый предок кукурузной культуры, но уж очень велика между ними разница! Так что загадка, подмеченная Дарвином, до сих пор не разгадана».

Следующая главка альманаха называется «Новые тайны». Эти «загадки» и «тайны» будут преследовать юных школьников вечно, пока их учителя не поймут, что разгадка у них под носом: в хронологии.

Прочтем эту главку:

«1900 лет назад произошло извержение вулкана Везувия. Под слоем лавы и пепла оказались города Помпеи, Стабия и Геркуланум. И вот уже в течение многих десятилетий там ведутся раскопки. По открытым мертвым площадям и улицам ходят сегодня туристы со всего мира, удивляются искусству древних архитекторов и скульпторов. Удивляться есть чему: великолепные особняки украшены еще и замечательными фресками — настенными росписями, воскрешающими сцены жизни и быта обитателей древних итальянских городов.

За последние годы в Геркулануме увидели свет новые кварталы, новые росписи, и среди них… Нет, конечно, далеко не всякий скажет, что это нечто особенно примечательное. Есть росписи и поярче и покрасивее, но для ученых-исследователей открытые фрески явили новую тайну.

Дело в том, что на них тоже изображены растения с плодами. И какими! Ананасами и лимонами — можете себе представить!

Находка потрясающая: ее тоже нельзя примирить с известной нам историей. Ведь и ананас — уроженец Нового Света, а культурный лимон, как и апельсин, происходит из Китая. Даже голландское слово «апельсин» переводится как «китайское яблоко». Однако начало связям между Европой и Китаем положил лишь путешественник Марко Поло. Было это в XIII веке нашей эры. А Помпеи и Геркуланум погибли в I веке! (У автора никаких сомнений в датировках, они для него — окончательная и непреложная истина.)

Выходит, что древнеримские патриции уже хорошо знали вкус лимонного сока и приправляли ими блюда и напитки! Невероятно!

А фрески, словно нарочно восставшие из тьмы веков, чтобы бросить камень раздора между учеными, продолжают загадочно смотреть со стен: а ну, кто откроет нашу тайну!»

Н.А Морозов, а вслед за ним С.И. Валянский, А.Т. Фоменко, А.М. Жабинский, А.К. Гуц, Д.В. Калюжный, Е.И. Крюков и многие, многие другие, занимающиеся альтернативной историей ученые, показывают: проблема в неверной хронологии. «А ну, кто откроет нашу тайну?» — спрашивает в своем очерке О. Карышев из далекого теперь 1968 года. «Мы откроем вашу тайну», — отвечают ему все перечисленные авторы. Но в ответ на наши публикации выходят критические книжки-«антифоменки», называющие наши открытия «антинаучными сенсациями», а в Российской академии наук даже создана комиссия по «лженауке». Не хотят историки, чтобы кто-то открывал их «тайну».

А между тем О. Карышев продолжает свой очерк главкой «Путь пытливых, настойчивых»:

«И толкователи археологических открытий спорят по сей день, не в силах прийти к определенному выводу.

Если кукуруза была в Италии забыта, то этому можно подобрать кое-какие объяснения. (Прямо сейчас и подберет, а мы ему поможем.) Страна переживала кризис рабовладельческого строя, нашествия готов, что, естественно допустить, вызвало упадок земледелия. (Тупые готы, не знающие земледелия, не догадывались, что это можно есть, а мудрые римляне, обиженные их нашествием, забросили культурные поля, и все поумирали с голоду.) Ну а куда могли подеваться многолетние лимонные насаждения, не требующие в тамошнем климате особого ухода? (Готы, с кривыми от кислоты рожами, сожрали все лимоны вместе с лимонными деревьями, не найдя в Риме никакой другой еды.) А быть может, лимоны все же погибли при каких-то катастрофах? Ведь и в наше время выдалась зима, когда замерзли даже знаменитые фонтаны Рима! (А как же они сюда попали, китайские лимоны и американские ананасы? Он об этой «тайне» уже забыл, а мы предположим, что, наверное, их тоже принесла в Европу природная катастрофа. Ведь и «в наше время» бывают ураганы.)

И еще. Если кукуруза и лимон росли в Европе в начале нашей эры, то странно, почему их следов не найдено в Египте и Месопотамии — центрах древнейшего земледелия? (Найдены не следы кукурузы и лимонов, а их изображения на произведениях искусства, датировку которых «началом нашей эры» произвели такие вот ученые.)

Все эти вопросы (да только ли эти?) ждут разгадки, ждут молодых, пытливых умов, вооруженных знаниями и умением научно мыслить.

Возможно, что, кроме изображения кукурузных початков, замеченных школьниками в Эрмитаже, есть на росписях древних ваз, на камнях, стенах, фресках и другие свидетельства, позволяющие по-новому взглянуть на историю человечества. (Сколько угодно.) По-новому… Но не так-то это просто! Карл Маркс следовал правилу подвергать каждую истину сомнению. (Историк рассказал нам здесь про две «истины». Одна из них — датировка человеческой истории, выполненная нумерологами и астрологами XVI века. Другая — невозможность исчезновения культурных растений. Мы сразу видим из его текста, какую из «истин» он подвергает сомнению.) Наука требует накопления фактов, мудрой неторопливости. Именно таким путем идут сегодня к цели настойчивые исследователи».

У нас — мешки накопленных фактов, опровергающих традиционную хронологию. У историков — «мудрая неторопливость».

Просто мы идем к разным целям.

Продолжим наш путь.

В любом обществе необходимо взаимодействие элементов:

1)   орудий труда,

2)   технологии производства,

3)   хозяйственной структуры.

Ливрага Рици не раз удивлялся способностям историков культивировать выгодные кому-то предрассудки. Это касается убежденности в существовании рабства в Древнем Египте, например. Но как раз такого и не было.

Ливрага Рици пишет:

«Нам жаль, если приведенные здесь объяснения разрушат убеждения некоторых читателей… Но приходит время, когда дети должны узнать, что их нашли не в капусте. Выдумки, хоть и необходимые иногда, имеют свой конец, как и все остальное в этом мире» (Фивы. М., Новый акрополь. 1997, с. 101).

И читатели XXI века, хорошо знающие, что между орудием труда и работником-оператором вклинился управляемый технологический комплекс и что хозяйственной структуре иногда совершенно не нужен произведенный продукт, не могут даже представить, что в XIV–XV веках нашей эры избыточных продуктов труда просто не было. Утилизировалось все. Полностью.

И орудия труда были максимально универсальными. В современном мире 10 тысяч профессий. В России начала X X I века до 7 тысяч профессий, остальные еще не проросли. «Новые русские» посылают своих детей за рубеж для овладения именно остальными профессиями, без которых мы обходились. А в Африке племя пигмеев и десятка профессий не знает. Там и орудия труда, и работники-операторы универсальны. И минимум бюрократии. Традиции определяют жизнь. Мифы заменяют историю.

В детородную капусту никто не верит. Но охотно верим в Древнюю Грецию, в Древний Рим, со вкусом пересказываем в своем кругу нелепые байки об оскоплении первичного бога Урана, например, острым железом. И о железных гвоздях на кресте Спасителя…

Мифы цивилизации

А БЫЛА ЛИ ЛУНА?

НАСА решило отказаться от своего намерения выпустить книгу, доказывающую, что американские астронавты действительно высаживались на Луне. Официальных заявлений о причинах этого отказа не поступало, но, судя по всему, такое решение было принято в связи с тем, что этот проект НАСА получил негативное освещение в прессе. Уже долгие годы циркулируют слухи о том, что американский космический корабль «Аполлон» не высаживался на Луну, а «лунные» снимки были сделаны, чтобы убедить весь мир: США выиграли эту гонку у СССР. Скептики указывают, к примеру, на следующие спорные детали «лунных» фотографий: флаг развевается в безвоздушном пространстве, есть разночтения в номерах компонентов лунного модуля, тени якобы неправильно ориентированы, а на небе не видно звезд. Они утверждают, что посадка «Аполлона» была на самом деле снята в ангаре на секретной военной базе. НАСА долгое время пыталось уходить от подобных дискуссий, но на всякий случай решило заказать известному писателю Джеймсу Обергу книгу, которая расставила бы все точки над «i».

Возможно, через несколько лет удастся получить доказательства более убедительные, чем книга. Частная компания Transorbital планирует запустить на орбиту Луны спутник, который сможет передать на Землю изображение оставленных там деталей «Аполлона».

НАЙДЕН НОЕВ КОВЧЕГ?

58-летний исследователь Анжело Палего — не первый, кто утверждает, что на горе Арарат на высоте 4700 метров находятся остатки Ноева ковчега, сохранившегося якобы после Всемирного потопа, — огромный деревянный ящик в форме параллелепипеда. Химические анализы, проведенные во Франции и Голландии, подтверждают, что кусочки дерева, отщепленные от каркаса, насчитывают более четырех тысяч лет.

Мифы цивилизации

Путешественник рассказал, что он уже трижды предпринимал экспедиции на Арарат. Во время первой он оказался в плену у курдов, во второй его чуть не съел бурый медведь, а в третьей он сделал уникальные снимки, которые сейчас изучают ученые-специалисты. В 1911 году Ноев ковчег засвидетельствовали русские военные, в 60-х его сфотографировали американские космонавты. «Это реальный Ноев ковчег, а не мифический, заимствованный якобы авторами Библии из более древнего вавилонского сказания», — утверждает Анжело Палего и приглашает принять участие в новой экспедиции летом 1996 года. Не удивительно ли, что дорогостоящая и широко разрекламированная экспедиция на Луну и явно мифическая проблема Ноева ковчега равно интересны обывателю XXI века? В первом случае интригует возможность заговора правительств двух великих держав с дележом 30 миллиардов долларов и устранением свидетелей. Во втором — душевная потребность одиночек, верующих букве Ветхого Завета. Чудны дела Твои, Господи…

ВОПРОСЫ, КОТОРЫМИ МЫ ЗАДАЕМСЯ, ПОЗНАВАЯ МИР

Познавая окружающий мир, человек постоянно ставит перед собой вопросы:

ЧТО? Объект.

КТО? Субъект.

ГДЕ? Место в пространстве.

КОГДА? Время.

СКОЛЬКО? Количество.

КАК? Качество.

Перечисленные выше вопросы вошли в философию как критериальные пары:

Объект — субъект, Пространство — время, Количество — качество.

Гениальный наш соотечественник П.Г. Кузнецов на этой базе придумал эффективную систему управления «Спутник — скалар».



Используя органы чувств, координаты, измерители времени, гири и весы, — мы познаем мир. Соизмеряем с собой и частями своего тела все, от микробов до Вселенной.

Но человек не только познает, он преобразует мир. И при этом, вольно или невольно, он сталкивается с двумя новыми вопросами:

ЗАЧЕМ? Цель.

ЗА ЧЕЙ СЧЕТ? Средства.

Это тоже критериальная пара:

Цель — средства.

На схеме показано, что общая задача познания мира может быть разбита на сколько угодно частных задач, что мы обычно в жизни и делаем.

Начинаем от болтика-винтика, а приходим к космическому кораблю «Буран» или «Шаттл».

И упаси нас Боже забыть любой частный вопрос в программе создания корабля!

Но все учли. «Буран» слетал в космос и вернулся в беспилотном режиме. Его посадили на полосу космодрома Байконур с отклонением от курса на один метр!

Задним умом крепкие граждане спрашивают:

Зачем потратили миллиарды долларов?

За чей счет это сделано?

На суровые вопросы вялые ответы:

«Холодная война»… Соревнования двух систем… Угроза звездных войн… Интересы науки… Средства отвлекались из бюджета, само собой… Политбюро… ЦК КПСС… Академия наук… Военно-промышленный комплекс… Пушки вместо масла… Затянем пояса…

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

ВОПРОСЫ, КОТОРЫМИ МЫ ЗАДАЕМСЯ, ПОЗНАВАЯ МИР, И КРИТЕРИАЛЬНЫЕ ПАРЫ

ЭТАПЫ ПРОГРЕССА ЧЕЛОВЕЧЕСТВА

Все сложные материалы, механизмы, коммуникации и производства, которыми мы пользуемся сегодня, — это плоды экспериментов и изобретений, насчитывающих тысячелетия. Современные материалы обязаны своим появлением необходимости постоянного улучшения орудий труда или оружия: первоначально они делались из камня, кремня и кости, затем из меди и бронзы, железа, постоянно совершенствуясь по мере развития выплавки, легирования, литья, ковки металлов и сталеварения.

Итак, перечислим основные направления развития материальной основы современной цивилизации:

— от случайно найденных камней к кирпичу-сырцу и затем к обожженному кирпичу, сплавам металлов и стеклу; от простой гончарной глины (можно ли считать гончарный круг первой машиной?) к фарфору и современным керамическим материалам;

— от шкур и волоса к шерсти, прядильным машинам и ниткам, тканым материалам, челноку и ткацкому станку и к почти бесконечному ряду текстильных товаров;

— от силы ветра, используемой парусом, до энергии воды; от тепла к пару, паровому двигателю и турбине;

— от использования природного магнетизма к выработке электричества и созданию электромотора; от непрерывной последовательности различных электрических устройств к электронике, вычислительным машинам, механизмам управления и автоматике;

— от открытой разработки до разработки недр и бурения нефтяных скважин глубиной до 1000 м, переработки нефти и усовершенствования методов ее использования, создания двигателя внутреннего сгорания;

— от лодок-долбленок и плота к использованию паруса, сборному деревянному кораблю, пароходу, 350000-тонному танкеру; от воздушного шара к винтовому самолету, сверхзвуковому самолету или к дистанционно управляемому беспилотному летательному аппарату;

— от барабана и дымовых сигналов к сигнальной лампе, телеграфу и телефону; от радио к радиолокационным установкам и телевидению.

Мифы цивилизации

Проследить весь путь развития прикладной науки невозможно, какую бы частную область мы ни выбрали, как невозможно установить и время, которое для этого потребовалось. Прогресс практического применения научных достижений — результат взаимодействия самых разных областей науки и ремесла, которые, будучи тесно связаны между собой, способствуют дальнейшему развитию техники. Чтобы до-биться успеха в одном направлении, часто необходим прогресс в другом, а развитие той или иной области техники в определенный период во многом зависит от нужд людей (по степени их важности).

(4. т. IV. с.12) На схеме (с. 55) показаны некоторые революционные события в реальной истории человечества на фоне смены энергетических приоритетов.

Источники энергии с низкой теплотворной способностью даны человеку природой, и нужно было только научиться возжигать и поддерживать огонь.

Время дров, хвороста, аргала самое продолжительное: оно началось спонтанно и разномоментно для разных регионов, продолжается в наши дни и продлится до тех пор, пока не исчезнут источники энергии.

Время древесного угля наступило как массовое явление не раньше XIV века нашей эры. Появилась профессия-углежог. Дрова стали сырьем, высококалорийный уголь — полуфабрикатом для металлургии, кузнечного дела, керамического производства.

Время древесного угля продолжается. Используются также энергия ветра, энергия текучей воды и в огромных масштабах — мускульная энергия животных и человека.

Но это и время промышленной революции, развития металлургии, огнестрельного порохового оружия, камнерезного искусства, лесопиления, колесного конного транспорта, рудничного дела, массового производства кирпичей и цемента, изобретения и тиражирования секстанта и пружинного хронометра, появления паровых машин, изготовления бриллиантов и патентованных лекарств, кавалерии, агротехники, выведения новых пород лошадей, собак, коров, овец, коз, кошек, кроликов…

Время каменного угля наступило лишь в XVIII веке. И будет продолжаться до исчерпания разведанных запасов и ресурсов угля на всех материках. Это было время пароходов, паровозов, локомобилей, нарезного огнестрельного оружия, динамита…

Время нефти, газа и гидроэлектростанций, массовой электрификации, радио, авиации и телевидения наступило в 1900 году.

Время ядерной энергии и космонавтики наступило в 1945–1950 годах.

Время Интернета наступило в 2000 году нашей эры.

Время бесконтрольного интернационального обмена информацией, что равнозначно открытию мощного источника энергии. Для всего мира.

Время новой энергетики на подходе.

Идея вычерпывания энергии из окружающих Землю силовых полей близка к практической реализации.

О ПОЛЬЗЕ ИСТОРИЧЕСКИХ ИЗЫСКАНИЙ ДЛЯ БУДУЩЕГО

Давно бы пора нам, русским, собрать все иностранные сочинения о России, написать совокупный обзор их, заклеймить печатию отвержения те из них, которые недостойны по предмету истории, чтения, и тем избавить молодую нашу генерацию от напрасной траты времени на прочтение пустых, ничтожных и преисполненных ошибок и лжи сочинений, а вместе с тем указать и на те, которые могут служить руководством…

Тогда вся древняя история Европы, запятнанная местами неведением и — невежеством некоторых псевдоученых, — очистилась бы как зеркало!

(Егор Классен. Новые материалы для древнейшей истории славян вообще и славяно-руссов до Рюриковского времени в особенности с легким очерком истории руссов до Рождества Христова. 1854 г. 7. с. 68)

Специальная и художественная литература переполнены полемикой, в том числе и такого рода, о необходимости которой писал Егор Классен. Специалисты всегда остаются на своих, пусть даже спорных позициях, тиражи их произведений невелики, широким массам сугубо научные проблемы чужды.

Но включаемые в учебники энциклопедии и популярные издания традиционные исторические нелепости действительно могут негативно повлиять на неокрепшие умы молодой нашей генерации.

Поэтому в настоящей книге автор рассматривает только те факты и суждения, которые используются или рекомендуются к использованию в народном образовании.

Догматическая атмосфера лишала ученых возможности создать полновесные общие курсы истории, от которых настоятельно требовали соответствия идеологическим схемам. Но многие и многие преданные своему делу исследователи опубликовали за последние полвека замечательные работы, посвященные отдельным периодам, явлениям, событиям отечественной истории, работы, подчас представляющие со —

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

бой первостепенного значения научные открытия (при этом речь идет не только об историках в «узком» смысле слова, но и о взаимодействующих с ними археологах, этнографах, краеведах, филологах и т. д.)(6, с. 5).

В.В. Кожинов имеет в виду советскую догматику, но стоит только обратиться к работам французских, английских, германских востоковедов (а для них СССР — восток), всюду догматизм и «научное» обоснование права Запада сознательно искажать историю стран и народов, на 1000 лет отставших якобы от цивилизованного Запада.

Но что бы осталось в словарных фондах западноевропейских языков, если извлечь из них славянские, санскритские и арабские корни?

Исследователь истории не всегда имеет диплом историка. И не должен взаимодействовать с историками в «узком» смысле слова. Узы никому свободы действий не прибавляют.

Исторические труды, что, впрочем, естественно, носят на себе более сильный отпечаток индивидуальности их творца, чем, например, отвлеченные труды из цикла физико-математических наук…

Иное дело, когда историку приходится оперировать с ме-нее надежным материалом. Тогда ему не избежать гипотез, субъективных взглядов и мнений, ценность которых находится в прямой зависимости от его эрудиции, проницательности и способности мыслителя.

…Эти гипотезы, несомненно, вносят новую струю в атмосферу воззрений, которые мне кажутся ошибочными, и дают повод присяжным историкам к новому пересмотру спор-ных положений.

(Г. Грумм-Гржимайло. Западная Монголия и Урянхайский край. Том второй. Ленинград. 1926, с. IIIII)

Т.Е. Грумм-Гржимайло как раз и был исследователем с необычайной широтой интересов и глубокой эрудицией. И живой энергией, выразившейся в умении изучать природу и историю, да еще и щедро создавать книги научного и доступного содержания.

Вот только часть списка его книг:

Описание Амурской области (1894). Описание путешествия в западный Китай, (т. 1. 1896; т. II, 1899; т. III, 1907). Историческое прошлое Бэй-шаня в связи с историей Средней Азии (1898). Почему китайцы рисуют демонов рыжеволосыми? (1899). Западная Монголия и Урянхайский край (т. 1, 1914; т. II, 1926; т. III, 1926).

Мифы цивилизации

От географии и палеонтологии до истории и антропологии — тематика его трудов…

Главная ошибка официальной науки заключается не в предлагаемой ею хронологии, а в той безапелляционной манере, в которой о ней говорится, тогда как сама эта хронология основывается на весьма скромных, а порой и вовсе эфемерных доказательствах.(5, с. 34)

Ливрага словно заглянул в наши дни… Присяжные историки в январе 2000 года, как умели, защищали штандарты авторитетов не только от математиков А. Фоменко и Г. Носовского, но и от публицистов:

Такие публицисты, как Александр Янов или Вадим Кожинов, которые чудят, пытаясь приспособить историю к своим идеологическим построениям.

(Цитата из НГ Наука, 19.01.2000)

Мифы цивилизации

Бронза тверже мягкой меди, но очень хрупка: пилы, плотницкого топора и режущего ножа из бронзы не сделать. Бронзовые наковальни, кувалды, долота, зубила, гвозди, подковы… неизвестны.

Эпоха бронзы — это время монументальных сооружений. Человек, оснащенный металлическими орудиями, сам становился великаном. (1, т. 1, с. 15)

Это поэтическая гипербола. Ярчайший пример принятия на веру, но без установления технологических связей.

Оснащение деревянного серпа кремневыми зубчиками, скорее, ювелирное изделие, а не ширпотреб Древнего Египта.

Книжники не поясняют, как древние египтяне вставляли осколки кремня в деревянную обойму. Чем сверлили дырки для кремневых осколков?

Созданная из девяти частей меди и одной части олова, бронза, сохраняя привлекательный блеск, приобретала твердость, необходимую для обработки камня. (1, т. 1, с. 14)

О ВОЗМОЖНОСТЯХ ПРОПАГАНДЫ НОВОГО ВЗГЛЯДА НА ИСТОРИЮ

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

Эмблема телевизионного канала РЕН ТВ (1) придумана спонтанно и выглядит оригинально. Но свыше 500 миллионов лет назад в морях Земли жили трилобиты, скелеты которых (2 и 3) так разительно похожи на придуманную абстракцию. Палеонтологи изучают формы древней жизни, которые, как монеты для археологов и историков, позволяют восстановить ГЕОЛОГИЧЕСКУЮ ИСТОРИЮ Земли.

Старая историческая парадигма вездесуща и привычна. Но сквозь привычное старое наслоение пробивается новая парадигма, лишенная пока мощной общественной поддержки.

Паблик Рилейшн (PR) взращивается годами. И средства массовой информации (СМИ), а не только средняя и высшая школа, обеспечат доступность нового знания всему обществу. Комментатор из XXI века вправе посчитать все шекспировские пьесы высококлассной PR-продукцией, подготавливающей общество к нужному восприятию истории в интерпретации заказчика.

И 2000 пьес Лопе де Вега (Вега Карпьо) тоже PR в интересах продюсера и заказчика. Как иначе продвигать в массы свои взгляды на жизнь? Одних церковных проповедей мало.

В до кинематографические времена театр был мощной PR-структурой.

Но поток не ангажированных драматургов, которые свободно, в меру своих желаний, интерпретировали историю легендарных королей, проводя исторические параллели, становился опасным для правителей.

Тогда правительства стали цензурировать и запрещать пьесы и спектакли, а то и просто ликвидировать неугодных авторов. Ведь общество могло приобрести иное мнение о праве нынешнего государства на национальное достояние в прошлом и будущем. А там и до революций-контрреволюций недалеко…

Достаточно вероятно предположение, что первыми многотиражными средствами пропаганды были раннехристианские евангелия и послания Апостолов.

Церковный контроль за работой переписчиков и первопечатников был строгим, но все не проконтролируешь, потому даже в канонических текстах остаются описания таких технологий, которые невозможны в I веке нашей эры.

Так, если принимать на веру весь текст Евангелия от Иоанна, то нечего сомневаться в умении делать железные гвозди во времена царя Ирода. Ибо сказано:

…Если не увижу на руках Его ран от гвоздей, и не вложу перста моего в раны от гвоздей, и не вложу руки моей в ребра Его, не поверю. (Иоанн, 20:25)

Поверим, что во времена составления Евангелия от Иоанна гвозди уже были.

А в апокрифической «Истории Филиппа, Апостола и благовестника» Апостол Филипп ведет пропаганду христианства среди жителей Карфагена-града:

…Братья мои, оставьте то сознание прежнее, языческое, и не идите вслед за знанием живописцев, и образами деревянными, и каменными, и медными, и железными, и жестяными, и свинцовыми, и золотыми, и серебряными, и глиняными, которые люди сделали, у которых глаза есть, а не видят они, у которых уши есть, а не слышат они. И нет дыхания в устах их, и руками своими не осязают они. И ногами своими не ходят они. И ноздрями своими не обоняют они. И не говорят гортанями своими. И гвоздями и осями прикреплены они к ним, дабы не развалились они… (Новозаветные апокрифы. СПб. Амфора. 2001, с. 350)

Так что, или умели люди использовать свинец и железо, да еще и жесть выделывать в I веке нашей эры, или описанные события происходили сравнительно недавно, когда появилась металлургия, когда тиражировались железные гвозди и когда люди научились катать жесть из слитка железа!

А на каком корабле плыл апостол Филипп? На огромном, ибо «охватил трепет 495 человек, которые были на корабле». Не на плоту, на корабле дощатом. Правда, кто и как доски делал и кто корабль строил — неведомо. А многим так просто неинтересно знать то.

Один философ спросил у авторов «Книги цивилизации»: «Зачем вам это? Зачем сеять сомнения в устройстве исторического прошлого? И так много сложностей в нашем мире…» Философ сей новозаветные тексты не ревизует. Вольному воля.

И мощнейший аппарат средств массовой информации не привлекается к развенчанию мифов. И даже Комиссия РАН по борьбе с лженаукой не возражает против засилья мифов в истории. Вдумайтесь: наука X X I века не дискутирует с религией.

В прошлом же любой правитель, которому удавалось продержаться у власти несколько лет, неминуемо задумывался о своей роли в истории. Чтобы он, имярек, выглядел не как хищник, выскочка, парвеню, а легитимный наследник великого прошлого! Хорошо также иметь божественное происхождение, святую мать и, соответственно, непорочное зачатье (Иисус Христос, византийские императоры, Чингисхан…).

Русские цари, императоры и императрицы пытались попиарить в свою пользу, известно, что были некоторые успехи, в книжное время первым «пиарщиком», подражателем Шекспиру в драматургии, становится А.П. Сумароков со своими трагедиями на «древнерусские» темы: «Хорев» (1747) и «Синав и Трувор» (1750).

Последний этап сочинения традиционной истории России происходит в период 1775–1795 годов, причем при непосредственном влиянии и деятельном участии самой Екатерины II. Часть этой работы, связанной с созданием истории «Древней Руси», Екатерина поручила АИ. Мусину-Пушкину, собравшему большую коллекцию древнерусских памятников литературы. Ими широко пользовался при написании своей «Истории» Н.М. Карамзин. Но создавалась — подчеркнем это еще раз, — не научная история прошлого нашей страны, а ее политическая версия.

Шедшая вслед за древними версиями «предпетровская» историография XVII века — это историография не имперского, а местного московского масштаба. Ее основная цель только в обосновании претензии Москвы на владение и управление огромными территориями Евразии. А реализованы претензии были Петром, что и отражено в истории. Характерно, что в декабре 1721 года по случаю торжественного въезда Петра в Москву на специально построенных триумфальных воротах герцога Голстинского в Немецкой слободе было два образа: Ивана Васильевича с надписью «Начал» и Петра с надписью «Совершил» (сообщает И.Е. Забелин). «Екатерининская» же историография есть обоснование владения действительно завоеванными ею в 1764–1794 годах землями от Кракова до Владивостока и колониями в Северной Америке.

Екатерина II сама и набросала необходимую уже не для предыдущих Романовых-московитов, а для своей евроазиатской Российской империи «древнерусскую канву», сверяясь при этом с английским шекспировским образцом. Это видно из ее «Записок касательно русской истории», в частности, из эссе «Чесменский дворец», где прямо показано, в какой последовательности надо выстроить историю и какие из ранее заявленных персонажей должны в этой истории участвовать, например: Всеволод Большое Гнездо и Александр Невский.

В этом эссе повествуется, как некий старый инвалид, «обходя рундом вокруг Чесменского дворца», услышал разговор находящихся в дворце портретов и медальонов. А хранились во дворце изображения всех современных Екатерине государей Европы и якобы всех вообще государей России (ни от одного из упомянутых ниже русских князей не осталось портрета).

Героев много; приведем в качестве примера разговор с древними русскими князьями:

«ФРИДРИХ (принцу Генриху). Брат мой, кто этот бородач, которого я там вижу? Господин бородач, кто вы такой?

Св. АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ. Не нужно судить о людях по бороде. Таков, как я есмь, я никогда не предпринимал несправедливых войн. Я защищал свою родину и своих союзников храбро и успешно против шведов, литвы и тевтонских рыцарей, основавшихся в Ливонии и Пруссии. Мои достоинства и в особенности мое бескорыстие привлекли мне доверие моего народа и моих соседей. Мои родные меня любили и уважали, потому что я был справедлив и без зависти по отношению к ним; моя праведная жизнь и мудрость способствовали моему причислению, после смерти, к лику преподобных.

ФРИДРИХ. Всего вам доброго, господин преподобный, поглядите-ка, сколько достоинства скрывалось под этой бородой.

Св. АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ. Дорогой сотоварищ, недостаточно остроумничать насчет бороды своего ближнего; нужно понимать достоинства, не смотря на бороду. Я родился и жил до 1740 года. Вы могли бы меня знать, если б столько же занялись этой частью истории, которая меня касается, сколько французскими стихами. Не моя вина, если вы со мной знакомы не более, чем с немецкой литературой, хотя это литература вашей родины; а вообще, слуга покорный, я не имею ничего общего с вами ни на этом, ни на том свете.

ФРИДРИХ. И прекрасно, но кто эти другие господа с такими заросшими подбородками?

Св. АЛЕКСАНДР. Направо от меня вы видите моего отца, налево моих братьев; против меня Всеволод, мой дед и двое моих дядей.

ФРИДРИХ. Полагаю, что все это не умело ни читать, ни писать?

ЯРОСЛАВ ЯРОСЛАВИЧ. Никто из нас не мнил прослыть писателем, не зная грамматики и орфографии; но зато мы все умели воевать.

ФРИДРИХ. Но какое у вас громадное родство! ВАСИЛИЙ ЯРОСЛАВИЧ. Дом Рюрика был в родстве с большинством из королей: племянница моя Анна вышла замуж за Филиппа, Второго по имени, короля французского. ФРИДРИХ. А дедушка никогда не разговаривает? ВСЕВОЛОД ЮРЬЕВИЧ. Я не люблю долгих разговоров; впрочем, я могу вам сказать, что я основатель Владимирского княжества, где прокняжил 35 лет».

Екатерина, кстати, была уверена, что Москву основал сын Невского Даниил в конце XIII века, а Юрия Долгорукого ни разу не упоминает; что варяги — родом с Дона, и пришли в Скандинавию из Руси и т. д. Тур Хейердал уже в наше время искал доказательства этой версии. Но сама императрица, судя по ее текстам, явно путалась, сколько должно быть Владимиров, сколько Ярославов и кто кому кем приходится. А трехсотлетний разрыв между Даниилом Московским и Василием Шуйским в екатерининской редакции истории России так и остался ничем не заполненным…

Она сочинила две драмы на темы прошлого: «Историческое представление из жизни Рюрика и Олега, подражание Шекспиру» и «Начальное управление Олега», обозначая главные вехи своей истории. Естественно, «шекс-пиар-овский» почин императрицы был немедленно подхвачен придворными литераторами.

В 1765–1770 годах Сумароков по заказу Екатерины пишет оды, призванные исторически обосновать сначала покорение Центральной России и Малороссии, а затем и историческую миссию Екатерины по объединению «Запада и Востока», то есть по созданию Российской империи. Исторические поэмы пишет М. Херасков («Россияда», «Владимир» и пр.), усердствуют в имперском славословии В. Майков, Г. Державин и другие.

Бурную деятельность развивает поощряемый Екатериной литературный кружок под руководством издателя Н.И. Новикова, преобразованный в 1782 году в «Дружеское ученое общество», а в 1784-м в «Типографическую компанию». В 1773 году он начинает печатать «Древнюю Российскую Вивлиофику», то есть историческую библиотеку, и до 1790 года издает множество книг на исторические темы. Однако после французской революции (1789) Новиков, известный своим масонством, попадает в опалу; в 1792-м он арестован и сослан.

Конфискованные архивы его кружка попадают к А.И. Мусину-Пушкину, который среди неизданных материалов обнаруживает и труды умершего в том же году члена «Типографической компании» писателя, историка и экономиста МД Чулкова. А этот МД Чулков, помимо экономических трудов, известен своим фундаментальным четырехтомником «Собрание разных песен», в котором в 1770–1774 годах были опубликованы народные исторические песни и сказания в его собственной литературной обработке.

И вот, в 1795 году АИ. Мусин-Пушкин обнаруживает среди его бумаг рукопись «Слова о полку Игореве» и дает его Екатерине для ознакомления. Ее реакция была негативной, — но почему? Можно предположить, что такая история противоречила ее версии, или, напротив, Екатерина хо-рошо знала «источник» этого труда АИ. Мусин-Пушкин осмелился снова показать список «Слова» только после ее смерти, уже в 1797 году, Павлу I. Павел публикацию разре —

шил: поначалу он одобрял все, чего не одобряла его маменька. В первый же день воцарения он амнистировал опального Новикова, как и Радищева. Но подготовку к первому изданию «Слова» (1800) Мусин-Пушкин начал только в 1798 году, после смерти Н.И. Новикова, единственного, кто еще мог что-либо сказать о возможном авторстве М.Д. Чулкова или кого-либо другого из своего общества восьмидесятых годов.

Воплощением «екатерининской редакции» истории России стал гигантский исторический 12-томный труд Н.М. Карамзина.

М.М. Тихомиров писал: «По счастливой случайности Татищев пользовался как раз теми материалами, которые не сохранились до нашего времени, и в этом отношении его труд имеет несравненно большие преимущества, чем труд Карамзина, почти целиком (за исключением Троицкой пер-гаментной летописи) основанный на источниках, сохранившихся в наших архивах».

По поводу этого странного «счастья», выпавшего Татищеву, — все его источники пропали, а все источники Карамзина целехоньки,-А.К. Гуц меланхолично заметил, что, наверное, именно в силу «счастливой» судьбы ко многим известиям В.Н. Татищева дальнейшие историки относились с сомнением. Его прямо обвиняли в выдумках, а иногда и в прямых подлогах, чего «несчастливый» Карамзин избежал.

И при этом творчество Карамзина ставят рядом с творчеством его современника, крупного английского писателя и историка Вальтера Скотта, блестящие исторические романы которого отличаются тем, что в них очень органично сочетаются реальные исторические события и художественный вымысел.

ИСТОРИЯ ИЛИ ПОЛИТИЧЕСКАЯ ИСТОРИОГРАФИЯ?

«Независимая газета» от 28 октября 2000 года известила: «ПИСЬМО В БУДУЩЕЕ» ПРОЧИТАТЬ НЕ УДАЛОСЬ.

В Древнем Новгороде произошло долгожданное событие: из кремлевской стены вынули капсулы с посланием комсомольцев 60-х молодежи 2000 года.

Капсулу заложили в далеком 1966 году делегаты пленума Новгородского обкома ВЛКСМ. Сегодня при большом стечении народа состоялась торжественная выемка шкатулки из нержавеющей стали. Но прочитать «письмо в будущее» так и не удалось: бумага практически полностью истлела.

К сожалению, не смогли найти и копии послания. Одна копия за эти годы затерялась где-то в Новгороде, а вторую еще в далеком 1966 г. забрал для публикации корреспондент «Комсомольской правды», да так и не вернул.

Великий Новгород

Таким образом, бумагу и послание на этой бумаге не спасла техника второй половины XX века! Не значит ли это, что вне книгохранилищ и библиотек бумага истлевает очень быстро? Бумага оказывается ненадежным носителем исторической информации. А на бумаге какого времени изготовления написано было «Слово о полку Игореве»? Эти бумаги уж явно хранились не в шкатулке из нержавеющей стали…

Мы уже упоминали такое цивилизационное событие, как книгопечатание. Одним из необходимых компонентов этого события было производство бумаги и типографской краски. Традиционно считается, что бумагу впервые изготовили в Китае во II веке н. э. Там же было развито производство минеральных красок. Что, китайцы были менее развиты, чем европейцы, в инженерном смысле и не удосужились изобрести ручной печатный станок? Или, напротив, европейцы были настолько дикарями относительно китайцев, что за 1200 лет не освоили производство бумаги? Просто и бумага, и типографская краска вошли в обращение в то же время, что и стальной чекан для монет, и технология гравирования (не ранее XIV века), то есть по цивилизационным темпам того времени — в течение не более 100 лет после изобретения таких материалов где-либо — хоть в Китае, хоть в Тмутаракани.

Химическое материаловедение позволяет утверждать, что за 800 — 1000 лет бумага как термодинамически неравновесный материал обязана истлеть полностью. Поэтому никаких бумажных памятников ранее XI века быть в принципе не может. Была ли бумага в Китае II века или нет — этой бумаги в природе сегодня быть не может в любых условиях хранения, она обязана дезаккомодировать в силу своей неравновесности. Это — термодинамика, одна из самых фундаментальных естественных наук. С ней, как сказал Больцман, не поспоришь.

Мы уже говорили, что технический прогресс развивается волнообразно: периоды накопления опыта использования какого-либо природного ресурса и технологии (эволюционирующее тиражирование продукции) сменяются периодами освоения нового ресурса (или нового качества уже известного ресурса) и рождением новой технологии, то есть технической революции, которая переводит цивилизацию на качественно более высокий уровень, на котором снова начинается эволюционирующее тиражирование и т. д.

Например, дрова как энергоноситель позволяют развить температуру «красного каления», что достаточно для обжига глины и выплавки олова и свинца, а также сплавов на их основе с участием меди, то есть бронзы. Однако для развития черной металлургии необходим другой энергоноситель — уголь, причем для выплавки стали уголь коксующийся, позволяющий достичь температуры «белого каления». Черная металлургия требует также использования флюсов. Только в этих условиях образуется не просто спеченная, но и плавленая керамика, то есть стекло.

Возникновение производства самого примитивного непрозрачного стекла неразрывно связано с освоением угля как энергоносителя и развитием черной металлургии. Причем именно потребность в развитии металлургии стимулировала развитие стекольного производства, а не наоборот. А традиционная история твердит, что производство стекла в Египте было известно за 4 тыс. лет до н. э., то есть за 3 тыс. лет до начала «железного века». С естественно-научной точки зрения, это абсурд.

Также и при исследовании бесчисленных войн историки часто упускают из виду экономическую аксиому, что все войны на земле — это борьба за контроль над источниками природных ресурсов и путями их транспортировки — начиная с благ Земли обетованной в Ветхом Завете и кончая нефтью Персидского залива неподалеку от этой самой земли.

Здесь приведена очень малая часть примеров, когда традиционная история принципиально противоречит естественно-научным данным. Но даже это ограниченное число примеров позволяет назвать традиционную историю, в частности, европейской цивилизации, политической историографией.

Обратим внимание и на то, что идейная направленность традиционной истории противоречит именно тем философским законам, которые находятся в полном согласии с естественно-научной методологией, например, диалектике Гегеля или условиям оптимизации общественного устройства, систематизированным Кантом. И не случайно традиционная историография игнорирует исследования Ньютона и Ломоносова в области истории, основанные на естественно-научном подходе, а своими героями делает авантюристов-кладоискателей Шампольона и Шлимана или фальсификаторов русской истории и культуры Шлёцера и Тишендорфа.

Современные отечественные апологеты традиционной истории ополчились на работы математической школы А. Фоменко, применившего методы статистического анализа к самой традиционной истории. Почему же специалисты в области макроэкономики не ополчаются на математиков, применяющих те же самые методы в их дисциплинах? Да потому, что экономика как современная наука практически перестала быть идеологизированной. История же пока остается политической историографией. При этом нисколько не умаляется роль историков, археологов, палеографов и т. д. Наоборот, для них открывается колоссальное поле деятельности по созданию именно научной дисциплины истории, свободной от каких-либо идеологических установок — вместо нынешней идеологизированной историографии.

Политическая историография имеет и своего родоначальника — выдающегося государственного деятеля Византии, основоположника учения о государстве Георгия Гемиста Плифона (иначе-Плетон, 1355–1452). Этот человек предвидел распад Византийской империи и пытался обосновать необходимые перемены в государственном устройстве, но не успел — Византия была объективно обречена. Именно этот 83-летний старец, эмигрировав из Византии во Флоренцию и привезя туда свой архив, основал там на деньги банкиров Медичи «Платоновскую Академию», которую правильнее было бы назвать Плифоновской.

Образовавшаяся «Платоновская семья» после падения Византии в 1453 году и начала бурную деятельность по «обнаружению» и тиражированию «древних» источников, в частности, руками книгоиздателей и торговцев типа П. Браччолини, которого собственные современники неоднократно уличали в подделке рукописей. Некто Л. Бруни, флорентийский канцлер, славно поработал на своих хозяев Медичи, дабы возвеличить их род: опубликовал в 1439 году (то есть через год после приезда во Флоренцию Плифона с византийскими архивами) 12-томную «Историю Флоренции» (и это — до начала книгопечатания!), в которой ничтоже сумняшеся просто переписаны византийские хроники с заменой места действия и действующих лиц на флорентийские. И средневековая история Флоренции сразу «удлинилась» примерно на 260 лет (как раз на срок «татаро-монгольского ига на Руси»!).

С этого времени Флоренция и становится всемирным художественным салоном, торгующим «византийским антиквариатом» до сих пор. И именно на задворках мастерской великого Микеланджело в XVI веке откапывают новоиспеченного «древнегреческого Лаокоона», и после появления шедевров Леонардо да Винчи и Рафаэля внезапно «обнаруживают» творения и итальянских художников Проторенессанса (Джотто, Чимабуэ и др.), поскольку «византийских» изделий на рынке уже не хватало. Характерно, что иконами во Флоренции не торговали, поскольку за кражу православных икон в мусульманской Османской империи отрубали руки, это было опасно, а писать иконы флорентийские художники не умели. А вот изготовление «древних» рукописей было поставлено на поток-и не только во Флоренции, и продолжалось до XX века.

И в XIX веке есть блестящее подтверждение фальсификации европейской культуры. Вещий Александр Сергеевич Пушкин был не только великим поэтом, но после 1832 г., когда он начал всерьез сомневаться в правдивости карам-зинской истории, и весьма скрупулезным историком, о чем знают сравнительно немногие. При написании цикла «Песни западных славян» он заподозрил, что поэтический сборник Проспера Мериме «Гузла» («Guzla», 1827 г.) основан не на настоящем боснийском фольклоре. По просьбе Пушкина его друг С. А. Соболевский в 1835 г. написал письмо П. Мериме с целью выяснить происхождение, по выражению Пушкина, этих «странных песен».

В своем ответе честный Проспер Мериме, будучи пойман за руку, признался в том, что сам придумал весь свой «боснийский» фольклор, ради шутки желая посрамить бесчисленных, по его выражению, «фальсификаторов древней поэзии», и просил Соболевского извиниться за него перед Пушкиным, поскольку «даже Адам Мицкевич попался на удочку и счел мои песни подлинно боснийскими, а правду теперь знают всего девять человек, включая Пушкина и Соболевского». Этот пример наглядно показывает, как легко было даже в XIX веке фальсифицировать «древние» памятники. Если бы не проницательность Пушкина и не честность Мериме — имели бы мы теперь «древнебоснийский» — византийский фольклор образца XIX века.

Никаких оригиналов рукописей, написанных еврейским и греческим письмом ранее XV века, нет. И точно так же отсутствуют оригиналы рукописей, написанных по-латыни ранее XIII века, в частности, оригиналы рукописей Данте, Боккаччо и Петрарки в Италии, Д. Уиклифа и Р. Бэкона в Англии, Ф. Бонавентуры во Франции и других авторов, традиционно относимых к XIII веку. Все якобы «древние» рукописи «утрачены» и существуют только в позднейших списках. Также, например, в Риме не сохранилось ни единого здания, построенного ранее XV века, кроме недостроенного Колизея. А сохранившиеся архитектурные памятники XIII–XIV веков, например Флоренции или Пизы, носят ярко выраженный византийский колорит.

Это все свидетельствует в пользу того, что собственно западноевропейской культуры как таковой до XIII века просто не было — она была частью византийской. И не случайно ни на одном из западноевропейских храмов нет золотых куполов, как в России. И в России великий Андрей Рублев расписывал храмы на 100 лет раньше не менее великого итальянца Леонардо да Винчи. Алтарные православные росписи Рублева (например, «Деисусный ряд») и алтарные католические «ретабло» в Испании (например, в Севилье), выполненные в одно и то же время (конец XIV в.), композиционно и функционально однородны и принадлежат общей византийской культуре.

Традиционная история утверждает, что «нашествие» Батыя привело к разорению Киевской Руси. Но не странно ли, что именно после взятия Батыем Киева там начинается бурное строительство православных храмов, появляется свой епископ и т. д.? И не странно ли, что старейшая православная церковь боснийского Сараева (XV в.) по внешнему облику похожа не на христианский храм (нет ни куполов, ни креста, ни колокольни), а на синагогу, а по внутренней планировке — на мечеть (с раздельной нефовой выгородкой для молящихся женщин)?

И не менее странными представляются именно те церковные сооружения Западной Европы, которые сохранили до настоящего времени архитектуру XIII–XIV веков, — баптистерии, например, Флоренции и Пизы. По сути они представляют собой крытые проточные бассейны, разделенные на сектора, предназначенные для массового крещения. Это — функциональные здания, а не памятники, и строились они именно в то время, когда существовала реальная необходимость именно в массовом крещении, а не в индивидуальном, как сегодня.

Это прямо говорит о том, что христианство в Западной Европе стало массовым не в IV, а после XIV века. Например, в старом городе Пизе, помимо крепостных стен, сохранилось всего четыре памятника: самым древним считается уже упомянутый баптистерий, затем знаменитая падающая колокольня, собор Св. Иоанна и… действующее до сих пор гебраистское (то есть древнееврейское) кладбище византийского обряда, расположенное слева от ворот с внешней стены крепости. Все правильно — иудейский обычай хоронить покойников за стеной города хорошо известен. Но «древние евреи византийского обряда» по-русски называются хазары, а поскольку христианских захоронений в старой Пизе нет, это означает, что хазары и построили этот самый город. Между тем вероисповедание хазар весьма отличается от ортодоксального иудаизма — это, скорее, иудеохристианская вера. И не случайно именно с европейскими баптистериями связан культ Иоанна Крестителя. Из этих же баптистериев в начале XVII века вышли первые баптисты. Для нынешнего религиозно расколотого мира это кажется невероятным. Но не для средневековой Византии, одной из незыблемых основ существования которой была веротерпимость.

Положило же начало утрате веротерпимости реальное, а не мифическое появление папской кафедры в Риме, произошедшее только в 1376 году. Именно деятельность католической церкви, насильно внедрявшей богослужебную латынь и пытавшейся сосредоточить в своих руках и религиозную, и светскую власть, и привела к тотальной войне в Европе. Частью этой войны стали и Куликовская битва 1380 г., и битва на Косовом Поле в 1389 г., и насильное обращение Литвы в католичество в 1387 г. и т. п.

Церковный раскол (1415–1431 гг.) и провал попытки нового объединения (уния 1439 г.) привели к религиозному размежеванию между Западной и Восточной частями империи, что и предопределило падение Царьграда как центра в 1453 г., когда империя раскололась на три части: католический запад, православный восток и мусульманский юг. С потерей единого общепризнанного культурного (= цивилизационного) центра и наступила «феодальная раздробленность» Европы.

Именно после 1415 года в Западной Европе и появились первые высокопоставленные византийские эмигранты «латинского» толка и иудеи. На Востоке, то есть в России, приютили славянских беженцев с Балкан, православных греков и иудеохристиан, отсюда и берет начало нынешняя церковнославянская традиция. В русской истории это выглядит так: «на Русь выехали из Орды знатные бояре мурза такой-то и такой-то». От беженцев из Византии и пошло распространение «древнегреческой» и «древнееврейской» культуры как на Запад, так и на Восток.

Но Русь не прерывала связей с прежним центром: взаимоотношения с турецким султанатом оставались дружественными вплоть до прихода к власти Романовых, гвардия султана (янычары, до 1825 г.!) целиком состояла из право-славных христиан (= казаков), а делопроизводством в Стамбуле заведовали чиновники, обученные в Москве.

А вот на Западе, порвавшем с «нехристями», предметы византийской культуры стали раритетами. И там быстро поняли, что торговля не только византийскими произведениями искусства, и рукописями, но и подделками под них, — весьма прибыльный бизнес. Самый популярный в Италии писатель первой половины XV века П. Браччолини пишет «для избранных» по-латыни романы-«переводы» произведений «древнегреческих» мыслителей, которые позже переводятся на греческий язык — уже в XVI–XVIII веках. Потрясающе точное название жанра — роман (то есть греко-римское сказание, поскольку и греки сами себя называют ромеями) относится ко всем без исключения «историческим первоисточникам» — сочинениям Геродота, Плутарха, Фукидида, Тита Ливия, Светония, Евсевия и пр.

И тут возникает еще один, отнюдь не праздный вопрос: а почему знаменитый итальянский писатель первой половины XV века Браччолини, которому при жизни поставили памятник, как Шолохову, пишет исключительно по-латыни, если за 100 лет до него итальянский литературный язык создали, как считается, Данте, Петрарка и Боккаччо? Вероятнее всего, потому, что ни итальянского литературного языка, ни сочинений Данте во времена Браччолини еще не было — они появятся только лет через 50, а то и позже. Потому и никаких ссылок на Данте у Браччолини нет, хотя в подделке сочинений «древних» последнего уличали и не раз.

К тому же не только итальянский, но вообще все национальные литературные языки в Западной Европе начали формироваться только со второй половины XVI века: это и насильственное внедрение Елизаветой I «правильного» английского языка, а также «общенемецкого языка Библии», созданного М. Лютером, и т. п. «Испанского» языка в буквальном смысле вообще не было — в самой Испании он до сих пор называется кастильским (Castellano).

Внедрение сначала латыни, а затем и письменных национальных языков на основе латиницы сопровождалось массовыми книжными аутодафе, причем на кострах инквизиции жгли в обязательном порядке все книги, написанные славянской азбукой. Примечательно, что книги эти назывались «рустика романа». «Рустика» сейчас переводится как «деревенское, грубое, мужицкое», однако по-испански это и сегодня означает «переплетенная книга», «книга в сафьяновом (кожаном) переплете», то есть в переплете русской или персидской выделки, характерном для византийской культуры. Так что жгли византийскую (а значит, и русскую) историю параллельно с внедрением латинского и «древнегреческого» новодела. (То же самое проделали и в допетровской романовской России во времена никоновских реформ жгли подряд все книги, написанные на русском, а не на церковнославянском языке.)

Главный же импульс западноевропейской книгоиздательской деятельности (причем сначала на латыни, и только позже на «древнегреческом») придала часть Византийской библиотеки (включая архивы империи), привезенная во Флоренцию в 1438 году Плифоном (Плетоном) и его сподвижниками.

Почему же византийские архивы привезли во Флоренцию, а не, скажем, в Рим? Да потому, что именно во Флоренции, а не в Риме, была западноевропейская налоговая казна бывшей империи, находившаяся в ведении семейства потомственных мытарей Медичи. И именно на деньги, оказавшиеся в руках Медичи, публикуется «Утопия» Плетона и создается знаменитая «Платоновская (правильнее — плето-новская, или плифоновская) академия», а византийские хроники издаются канцлером Флоренции Л. Бруни на латыни в 1439 году под видом истории Флоренции, тем самым удлинив эту историю как раз примерно на 260 лет.

Флорентийская книгоиздательская активность сразу же привлекла внимание Рима, папской кафедре которого крайне необходимо было стать «древнее» процветающей Флоренции. И из флорентийского книгохранилища, которым заведовал Браччолини, тут же извлекаются и впервые публикуются только в 1469–1472 годах «неожиданно обнаруженные» исторические труды-романы «древних» Тита Ливия и Корнелия Тацита, призванные узаконить «древность» Рима. (А в это же время существует реальный итальянец Тито Ливио, которого нанимают в Англии для написания хроники «Столетней» войны!) То же касается и трудов «древних» философов, драматургов и поэтов: например, первая публикация антологии «древнегреческой» эпиграммы датируется 1494 годом.

То же самое относится и к точным наукам. Одним из основоположников не только западноевропейской живописи, но и точных наук по праву можно назвать гениального Леонардо да Винчи (1452–1519). И только после Леонардо в Европе становятся известны труды Архимеда (в 1544 г.), причем одновременно с трудами знаменитого математика и изобретателя Джероламо Кардано (1501–1576). Именно тогда Европа узнала и про «архимедов винт», и про «карданов подвес». Легендарная биография Архимеда вообще во многом совпадает с биографией Кардано. При этом «Архимед», как и прочие «имена древних», — отнюдь не имя. По-гречески это выражение означает «начало начал» — это, скорее, название учебника. «Начала» же Евклида (то есть по-гречески «Прославленного») широко публикуются одновременно с трудами Франсуа Виета (1540–1603), создавшего современную алгебру. Все астрономические знания, которые можно извлечь из наблюдений невооруженным глазом, изложены в трудах двух Николаев: кардинала Кузанского (1401–1464) и Коперника (1473–1543). И именно во времена Кузанского и Коперника «всплывают» труды «древних» астрономов Гиппарха и Птолемея и т. д.

Эти примеры иллюстрируют подмену естественного процесса развития науки и культуры искусственным понятием «Возрождение». Само это понятие («Ренессанс») родилось во Франции только в конце XVII века, в период Контрреформации, когда, по сути, закончился раздел наследства единой Византийской империи, частью которого была «Реформация» и «Контрреформация».

Раздел единой старой и образование новых империй состоялись в условиях идейного компромисса между «клерикалами» (то есть сторонниками мирового главенства института папства) и «гуманистами» (то есть сторонниками главенства светской власти). Первых устроило признание «древности» церкви и института папства в пределах согласованной хронологии «новой эры», а вторых удовлетворило признание «возрождения» в новых империях традиций «древних цивилизаций», из которых выводились родословные новых правителей и светской знати, призванные обосновать их «наследственные» права на порабощение собственных народов.

Рабство как таковое существовало на протяжении всей истории человеческой цивилизации. Однако во времена Византийской империи свободных людей было гораздо больше, чем рабов. Раб принадлежал своему господину душой и телом, за что господин был обязан содержать раба. «Гуманизм» реформаторов не раскрепостил рабов — он только разделил функции рабовладельцев: светской власти досталось тело, а церковной — душа, но уже гораздо большего количества рабов, коими, по сути, стала подавляющая часть населения.

Византийский первоутопист Плетон в начале XV века мечтал реформировать Византию во всемирное государство всеобщего благоденствия. А в конце того же века канцлер Флоренции и основоположник политологии Никколо Макиавелли сформулировал тезис, определяющий и по сей день отношение власти к истории: «история нужна правителю такой, какой она позволяет ему наиболее эффективно управлять своим народом». На этом тезисе и построена вся традиционная история, сочиненная в XVI–XIX веках, которую правильнее называть «политической историографией».

В результате вместо естественного поступательного развития цивилизационного процесса в истории каждого европейского государства появились периоды «древнего» расцвета, последующего «упадка» и «возрождения», разнесенные во времени и пространстве. Вот так единая византийско-ордынская история XIII–XV веков для одних превратилась в «иго», а для других в «(Прото)ренессанс». Что изменилось за последние 500 лет, прошедшие со времени разобщения Европы, с точки зрения идеи объединения человечества, записанной в Уставе ООН, — пусть читатель решает сам…

***

Снобизм официальной науки иногда проявляется фарсом:

Самым ярким событием последнего месяца оказалось научное открытие доктора исторических наук Леонида Грача… Спикер (Верховной рады Крыма) разъяснил украинским журналистам, почему президиум парламента принял решение о восстановлении в Симферополе храма Александра Невского — по причине его самого непосредственного отношения к независимости Украины. Ведь именно этот русский князь, оказывается, разбил шведов под Полтавой.

(Независимая газета. 23.02.2000)

Возможно, журналист «Независимой газеты» просто опубликовал оговорку доктора исторических наук (схватил за язык).

А если это новый результат исторической науки крымского розлива? Не станем же мы, простые читатели, после конфуза единичного доктора исторических наук подозревать всех историков?

СКАЗКИ И МИФЫ

Интересно, что сказки, как мы их понимаем в России, есть далеко не у всех народов. В русских народных сказках заключена совокупная мудрость предков, совершенно не претендующая на привязку к какому-либо историческому персонажу. Например, Василиса Прекрасная-это просто некая обобщенная «Прекрасная царица».

Сказка «Теремок» — это, так сказать, «коммунистическая модель общества»: мудрое изложение невозможности осуществления идеи всеобщего равенства (коммунизма). Рассыпался сказочный теремок, как известно, оказавшись не в состоянии вместить всех желающих, несмотря на общую благожелательность, с легкой лапки мышки-норушки.

А сказка о «Лягушке-царевне» — это «капиталистическая» модель «равных стартовых возможностей»: три брата пускают по стреле в белый свет, как в копеечку. А далее — кому боярская дочь (читай, административно-властная) судьба, кому — купеческая (читай — финансово-промышленная), а кому — лягушка на болоте… Однако есть и «рецепт казино»: удача-фортуна, олицетворенная в чудесном превращении этой самой лягушки…

Иными словами, сказка заранее воспринимается как вымысел, имея в виду только, что она, естественно, «ложь, да в ней намек: добрым молодцам урок». Аналогичные сказки есть и у других славянских народов, и у народов Востока — арабские, адыгейские и т. д. сказки.

В Западной Европе ситуация иная: там место сказок занимает сказочный эпос, то есть повествование о некоторых героических событиях. Настоящие сказки в нашем понимании там появляются очень поздно, причем это авторские сказки: например, во Франции Ш. Перро (конец XVII в.), в Германии — братья Гримм (первая половина XVIII в.). И в России сначала ВА Жуковский, затем АС Пушкин пишут авторские сказки, однако они используют либо материал уже имеющихся русских народных сказок, либо заимствуют его у других писателей-современников (как Пушкин в «Золотом Петушке» у В. Ирвинга из его «Альгамбры»).

У скандинавских народов вместо сказок «саги» — эпические сказания, причем публикуются они только с середины XVII века (первые саги — Брунъюлд, 1643 г.).

В отличие от перечисленных, ни у древних евреев, ни у греков, ни у римлян никаких сказок нет. Нет их и у византийцев. Место сказок у греков занимают мифы (mythos) — смутные предания о фантастическом прошлом, однако с претензией на историчность. И в этом заключается принципиальное отличие мифов от сказок: сказка полезна тем, что она призвана уберечь от ошибок прошлого, от тупиковых путей, но при этом никогда не претендуя на быль. Детские сказки (а сказки предназначены именно детям) учат ребенка мудрости, но остаются сказками навсегда, когда он взрослеет. Сказка не способна обмануть.

Вдумайтесь только в слова знаменитой песни «Летного марша»: «Мы рождены, чтоб сказку сделать былью». Вот это как раз — явный обман взрослого слушателя. Сказка сама по себе никогда не становится былью. Дальше в той же песне есть и рецепт превращения сказки в быль: «Нам разум дал стальные руки-крылья, а вместо сердца — пламенный мотор». И сейчас мы видим, как виртуальные игры в хай-теки, порождение разума, постепенно лишают человечество сердца, превращая людей в роботы и чипы. И любая попытка сделать сказку былью — это не сказка, а мифотворчество.

Мифы же, в отличие от сказок — губительны для человечества, потому что из беллетристики усилиями историографов переводятся в категорию основы реальной истории. Вполне взрослые люди не верят в сказки, но охотно верят мифам. Этим создается превратное, сильно искаженное, а часто и просто вымышленное прошлое человечества — как давнее, так и совсем недавнее. И примеров тому несть числа.

Вот выдержка из современной книги Александра Горянина («Мифы о России и дух нации»):

«Российское общество, по многим признакам, созрело для осознания того, что жить дальше с нынешним самоощущением нельзя. Кто-то нас, доверчивых, все время ловко убеждает, что мы недотепы, совсем пропащие и все у нас не как у людей. Что у нас ужасное прошлое, кошмарное настоящее и никаких надежд на будущее. Подобные настроения устраивают многих. Устраивают левых, ибо дают повод долбить свое: «Во всем виноват антинародный режим». Устраивают правых, которые подхватывают на свой лад: «Так будет и дальше, пока всем заправляют перекрасившиеся коммуняки». Устраивают и множество журналистов — неустанным производством чернухи они реабилитируют (как им кажется) свое неудобовспоминаемое усердие коммунистических времен и мстят за то, что эти времена ушли.

Наши СМИ сделали все, чтобы величайшую Божью милость — мирное избавление России от коммунизма — наш народ постепенно начал расценивать как поражение (в «холодной войне») и ужасное горе.

Жизнь в современной России можно сравнить с капитальным ремонтом в доме без отселения жильцов. Отселить их некуда, значит, все зависит от понимания и восприятия происходящего. Но понимание и восприятие простого человека, доверившегося нашим СМИ, разрушено. Он живет в ощущении непрерывной катастрофы, в преддверии конца света в отдельно взятой стране. Опираясь на российские источники, о «российской катастрофе» твердят — изображая сочувствие, но со злорадной надеждой — бессчетные леворозовые и розоволевые за рубежом.

Перед нами ошибка в условиях задачи. Против слова «дано», у нас почему-то значится: Россия — страна неправильная и неудачная. Россия — сильная и смелая страна. И удивительно везучая. Мы должны избавиться от привычного, как привычный вывих, Большого Негативного Мифа о России. Этот миф возник не вчера. Он вылупился из змеиного яйца лет 250 назад, его разрабатывали многие могучие умы (вроде Смердякова из «Братьев Карамазовых»). Львиную долю негативной мифологии добавила советская власть, чья идеология строилась на очернении исторической России. «Все, кому только не лень, били отсталую царскую Россию», — важно говорил товарищ Сталин, и восторженным слушателям не приходил в голову вопрос: а как же она заняла шестую часть суши, отсталая и всеми битая?

Ни один народ на свете не обходится без мифов о своей истории, о своих национальных качествах. Эти мифы различаются в той же степени, в какой различаются сами народы.

Велики ли различия народов? На эту тему можно долго рассуждать, а можно ограничиться одним примером. Вот он. Командование Красной Армии с конца 1943 года, когда ста-ло ясно, что предстоит воевать на территории Германии, стало очень серьезно готовиться к отражению действий немецких партизан. В русскую голову не приходило, что таковых просто не будет. Конец примера.

Велики ли различия национальных мифов? У большинства цивилизационно близких нам народов (не будем пытаться обсуждать японский, иранский или эфиопский случай) они горделивы, а порой и напыщенны. Но есть народы и страны с выраженной скромной и не кичливой национальной психологией. К сожалению, они вполне способны усваивать отрицательные мифы о себе — по большей части умело и намеренно сконструированные. К таким странам относится, увы, и наша.

Главная задача предлагаемой работы — показать и, по мере сил, разрушить наиболее злонамеренные мифы о России. Мифы, которые подрывают нашу веру в себя, подрывают дух нации. Пока не будет произведено изгнание этих бесов, страна обречена жить с опущенными руками.

Сегодня мы переживаем не «национальную катастрофу», как нам внушают слева и справа, а истинное возрождение, хотя и не ведаем об этом. Во времена итальянского Возрождения люди тоже о нем не знали. Истинная картина открылась лишь их потомкам, современники же Возрождения поверили Макиавелли, объявившему Италию растерзанной и обесчещенной.

Спору нет, мы проходим трудный отрезок своей истории. В такие времена абсолютно решающее значение имеет настрой людских масс. Но именно сейчас дух российской нации пребывает (согласно как социологическим замерам, так и эмпирическому ощущению) на опасно низкой точке. Если верить опросам, всего шесть процентов россиян ощущают себя счастливыми. В немалой степени это плод работы вредоносных мифов.

Работа по разрушению мифов важна и по другой причине. Она помогает выявлению истинного образа России. Пока мы не уберем искажающие наслоения, наша родина будет оставаться, по большому счету, неизвестной страной. Неизвестной даже для нас самих.

Другую, не менее важную свою задачу я видел в том, чтобы приблизиться к пониманию механизмов, прошлых и нынешних, подрыва национального духа Обезвредить эти механизмы можно, лишь поняв их…

Под этими словами вполне могут подписаться и авторы этой книги. А о некоторых устоявшихся мифах прошлого мы сейчас и поговорим.

СОВРЕМЕННАЯ СТРАШНАЯ СКАЗКА: РЕЙТИНГ ПРИВЛЕКАТЕЛЬНОСТИ СТРАНЫ

Самодостаточная страна не очень заботится о своем рейтинге. Но если страна рассчитывает на приток иностранных инвестиций, она не должна отпугивать людей, желающих вложить свои капиталы в экономику чужого государства, чтобы получить прибыль. Известно, правда, что вода, почти всегда, течет туда, где воды больше… То же с капиталами. Иными словами, деньги к деньгам.

Что делать России? Когда ее восточный сосед стал первоочередным потребителем мировых инвестиций. Когда в Азию перемещаются крупнейшие экономические проекты. В рейтинге индекса развития человеческого потенциала (ИРЧП), ежегодно публикуемом ООН место России незавидно. ИРЧП измеряет долголетие, объем знаний и доступ к базовым источникам, необходимым каждому индивиду для развития его возможностей. Для численного представления трех измерений используются следующие индикаторы: средняя ожидаемая продолжительность предстоящей жизни при рождении (базовый показатель долголетия); доля грамотных в возрасте 15 лет и старше, а также показатель полноты охвата обучением в начальных, средних и высших учебных заведениях (базовые показатели образованности); скорректированный реальный ВВП на душу населения (специальный индикатор материального благосостояния). В опубликованном в 2003 году списке стран Россия занимает 63-е место и относится к странам со средним уровнем развития человеческого потенциала. А вот Белоруссия занимает 53-ю строчку рейтинга.

Но сегодня человеческий потенциал мало кого интересует. Важнее рейтинг экономической свободы.

Канадский институт Fraser Institute опубликовал рейтинг экономической свободы стран. Из 123 государств Россия заняла 112-е место. На 1-м — Гонконг. Рейтинг составляется на основе анализа таких показателей, как размер государственного сектора, госзатраты, налоговая система, развитость правовой системы и наличие гарантий частной собственности, доступ к денежным ресурсам. В докладе указано, что низкая позиция России обусловливается слабой монетарной политикой, неразвитостью банковского сектора и финансовых рынков

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

А вот для международных торговых операций Россия — страна привлекательная.

Известная международная компания AT Kearny опубликовала рейтинг лучших стран для торговых инвестиций. Россия заняла в нем первое место, обогнав Китай, Индию, Южную Корею и Венгрию. В этом исследовании учитываются такие параметры, как количество «цивилизованных» торговых площадей на человека, число крупных международных ритейлоров, работающих на территории страны, и показатель «времени» (на основе роста ВВП и торговых площадей за определенный период времени, с 1993 г.). Но самым важным критерием (40 % удельного веса при составлении окончательного рейтинга) является «страновой риск». Этот показатель складывается из суммы политических, экономических и социальных рисков, которые предварительно тоже вычисляются по специальной методике. Чем выше его числовое выражение, тем меньше риски.

Мифы цивилизации

Счастливый конец нашей страшной сказки не в том, как и кому нравится Россия. Работать надо. Развивать не добычу полезных ископаемых на продажу в качестве сырья, а организовать третий-четвертый передел, выйти на уровень передовых капиталистических государств.

Вот такие современные сказки…

МИФ О НЕСМЕТНЫХ СОКРОВИЩАХ ПРЕДКОВ

Богат как Крез… нашедший Эльдорадо… золото Инков… затонувшего «Черного Принца»… пещеру Али-Бабы… Да мало ли еще кладов скрывается в земле и под водой? Не счесть алмазов в каменных пещерах… И волшебная птица Рухх где-то высиживает птенцов, развлекая их драгоценными камнями в ожидании своего Синдбада-морехода…

Первым, кто накопил несметные богатства, был, по-видимому, царь Соломон в X веке до н. э., потому как с тех пор и доныне иудеи, несмотря на все гонения, составляют наиболее обеспеченную часть человечества.

Сколько было сокровищ у легендарного Креза, последнего царя Лидии в VI веке до н. э., не знает никто. По-видимому, они перешли по наследству к персидскому шаху, после присоединения Лидии к Персии. Лет 200 спустя уже Александр Македонский добрался до сокровищницы тогдашнего царя Дария и захватил, по слухам, аж 3000 тонн золота, не считая всего остального (столько золота сейчас не хранится даже в Форт-Ноксе, святая святых империи под названием США).

Подлые вандалы, уже в V веке новой эры, разграбили Рим и увезли из него все золото, но из всех кораблей, на которых они покинули Италию, почему-то утонул именно тот, на котором и было все это мифическое золото. (С тех пор ни одного золоченого купола в Западной Европе нет, это русская традиция…)

Золото Александра Македонского, видимо, также сгинуло бесследно с его пропавшим флотом, который с тех пор ищут — не сыщут…

Аналогично и Сокровищный Флот китайского императора Чжоу Ди, оплывшего всю Землю задолго до Васко да Гамы, Колумба и Магеллана, затерялся в безбрежных океанских просторах в 1421–1423 гг.

В средние века алхимики неоднократно обещали разным влиятельным лицам изготовить золото из чего-нибудь. Некто Никола Фламель в XVI веке завещал своему племяннику не только рецепт изготовления золота, вычитанный им в «древней книге принца-еврея Авраама», но и 99710 унций, то есть 2826,7 кг, то есть без малого три тонны золота! И куда же оно потом подевалось?

Известно, что из металлов в денежном обращении применялись золото, серебро и медь, а также сплавы на их основе, например, природный сплав золота с серебром — электр(ум) или сплав меди с оловом — бронза. (Считается, что для отделения благородных металлов и олова от породы применялась ртуть, образующая с ними жидкие сплавы — амальгамы, однако даже само слово amalgam, например, в английском языке появилось лишь в XV веке.)

Золото как валюта занимает в этом ряду весьма специфическое место. С одной стороны, золото инертно и может храниться без изменения сколь угодно долго, оно весьма пластично и ковко, и поэтому из него удобно чеканить монету. С другой стороны, оно легко деформируемо и истираемо, а также заметно теряет вес даже при частой передаче из рук в руки или, например, при пересчете монет на суконной подстилке, и поэтому неудобно в обращении. Более того, общего количества добываемого количества золота просто мало для оборотных средств. Например, согласно тому же М.М. Максимову («Очерк о золоте», М., «Недра», 1977, далее МММ, 2), до 1492 г. в цивилизованном (по понятиям о том времени) мире добывалось в год в среднем всего около 200 кг золота (11 пудов, стр. 116).

Это число явно свидетельствует о добыче самородного россыпного золота промывкой, а не о разработке жил. И это понятно: для разработки жилы нужно хотя бы кайло из хорошего закаленного железа, чтобы отделить золото от кварцита и пирита. При общей численности населения цивилизованного мира, сопоставимой с численностью населения современной России, добыча даже 10 тонн золота в год — величина ничтожно малая для обеспечения нормального денежного обращения. (Именно массовый вброс в XVII веке в обращение «нового золота» — латуни — породил россказни о несметном богатстве Креза, Гаруна аль-Рашида, египетских фараонов, Александра Македонского, инков, скифских курганов и т. п.)

Характерно, что никаких золотых сокровищ Рюриковичей нет: первое значительное количество золота в Московии появляется при царе Борисе — на отливку невиданного саркофага «истрачено золота 300 литр» (это около 6 тонн!). И первые золотые деньги в Московии отчеканены при Василии Шуйском — из того самого золота. Но эти «золотые копейки» очень быстро вышли из обращения. А Михаилу Романову в наследство от Рюриковичей остался один-единственный золотой «португал», который он берег как зеницу ока…

В связи с вышесказанным золото в денежном обращении всегда могло служить только депозитным или залоговым материалом, а также торговым эквивалентом при крупных сделках. И сейчас более 95 % добываемого золота оседает в депозитариях банков — государственных или частных. И только малая часть расходуется на ювелирные изделия и электрические контакты или другие специальные цели. Отметим, что в обозримой истории (примерно с 1500 г.) введение золотой монеты в обращение всегда было кратковременным для стабилизации финансов после периодов обесценивания национальной валюты и гиперинфляции.

Вот один характерный пример. В 1485 г. с появлением в Англии Генри Тюдора появляются и новые монеты — золотые «ангелы» с изображением на реверсе Михаила Архангела, поражающего копьем дракона. (Генри Тюдор, он же Иван Молодой, сын Ивана III, вероятнее всего, родом из династии византийских Ангелов). Считается, что и до этого в Англии выпускались золотые монеты (нобли-корабельники, а затем и розенобли) якобы со времен Эдуарда III (с 1344 г.).

Однако любой желающий может убедиться, что «ангелы» Генри Тюдора — ручной чеканки, а якобы более ранние нобли — механической, то есть изготовлены они гораздо позже, не ранее конца X V I века. Это отражение «английского» сдвига примерно на 150 лет в прошлое (то есть 260 лет «ига-проторенессанса» минус 110 лет «Столетней войны»), придуманного Ф. Бэконом & Со. После Генри Тюдора в Англии никаких золотых монет официально не выпускалось до 1714 г. — до появления опять-таки новой, немецкой Ганноверской династии.

Сразу же после выпуска в открытое обращение золотые монеты оседали в частных руках, появлялось множество подделок (часть явления, называемого в нумизматике «порча монет», согласно закону Коперника — Грэшема, см. например, НС).

В XVII веке на монетном дворе в г. Сучава (Молдавия) вовсю чеканились поддельные (билонные) монеты на любой вкус, так называемые «Сучавские подделки» (НС).

Среди перечисленных металлов нет цинка, производство которого, как полагают, зародилось в Индии примерно в XII веке (ИХ, стр. 21). Напомним, что цинк в самородном виде в природе не встречается из-за своей высокой химической активности, а всегда находится в связанном состоянии. При этом считается, что цинк в качестве второй (помимо меди) основной составляющей латуни использовался в Египте еще 2000 лет назад, хотя в Египте цинковых месторождений вообще нет.

Производство цинка в Европе началось только в XVII веке, причем единственную известную в то время цинковую руду (каламин, англ. calaminaris, нем. Galmei, фран. calamite, гидросиликат цинка) в Европу впервые привезли португальцы в XVI веке из Индонезии — с острова Калимантан, откуда, по всей вероятности, и название руды — каламин.

Португальских, а затем и вытеснивших их в начале XVII века голландских колонизаторов из Ост-Индской компании в Малайзии привлекла самородная медь, цвет которой был желтее обычного и приближался к цвету золота. В силу вулканической природы месторождения эта медь содержала несколько процентов цинка. Малайское название этой меди tambaga затем легло в основу названия ныне хорошо известного медно-цинкового сплава, содержащего до 12 % цинка — томпак.

Необычная медь обнаруживалась как раз там, где были и выходящие на поверхность залежи каламина (галмея). Ярким признаком этих залежей были заросли галмейной фиалки, ставшей затем индикаторным растением при поиске цинковой руды в Европе (обнаружена впервые в XVII веке в Саксонии и Чехии). Добавим, что ставшая теперь обычной главная цинковая руда («цинковая обманка», сфалерит) открыта только в XVIII веке, а в английском языке обозначающее ее слово blende впервые отмечено в 1753 г.

В поисках путей получения «нового золота» из более дешевых металлов голландские и немецкие алхимики занялись сплавлением меди с каламином. При добавлении древесного угля им удалось получить ковкий сплав, по цвету практически неотличимый от золота. Однако природный каламин имеет переменный состав, поэтому приготовление желанного состава сплавлением меди с каламином и древесным углем представляло собой очень сложный и заранее не предсказуемый процесс, потребовавший определенного уровня не только металлургических, но и химических знаний.

За изобретением латуни скрывается химическая и металлургическая подоплека первой в мире глобальной финансовой аферы — выпуска в принудительное обращение ничем не обеспеченной латунной валюты под видом золота.

С.Э. Цветков (КД, стр. 210) приводит характерный случай. В 1706 г. один ливонский перебежчик по фамилии Пайкель, взятый в плен и приговоренный стокгольмским сенатом к смерти, предложил в обмен на жизнь открыть секрет приготовления золота. Ему позволили произвести алхимические опыты в тюрьме, в присутствии полковника Гамильтона и членов магистрата.

Все они засвидетельствовали, что в тигле действительно оказался слиток золота, который отправили на стокгольмский монетный двор. По этому поводу был сделан ученый доклад в сенате, показавшийся столь важным, что бабка Карла XII приказала приостановить действие приговора и ходатайствовать перед королем о помиловании Пайкеля. Карл не помиловал Пайкеля, но его рецепт пригодился для реформы 1715 г. при замене полновесных крупных серебряных далеров на мелкие золотоподобные латунные.

Таким образом, во второй половине XVII века алхимики выполнили свою задачу — изготовили имитатор золота, и алхимия уступила место современной химии. Этим имитатором золота и стала латунь: медный сплав, содержащий 14–16 % цинка. Возникает вопрос: неужели поддельные латунные монеты не вызывали немедленного разоблачения и отторжения населением?

Именно подделка и порча монет послужила стимулом развития пробирного дела — это фактическое начало металлографии и аналитической химии. Первый труд, в котором впервые возникает понятие пробирного дела, издан Г. Агриколой в 1556 г. Проверка монет на качество проводилась в то время следующими способами: 1) путем испытания на пробирном камне — по цвету черты, оставляемой металлом, сравниваемой с таковой, оставленной наиболее чистым доступным золотом или серебром; 2) по весу однотипных монет в стопе; 3) разрубанием монеты — проверка на внутреннюю однородность или биметалличность (слоистость). За весовую единицу принимались «марка» (то есть некоторая мерка отливки), лот (часть), греческая «литра» (фр. Livre, лат. Libra, то есть фунт!), гривна, рубль и т. п.

Весьма важно, что объем монет никогда не вычислялся, а следовательно, не вычислялась и их плотность. «Весы мудрости», позволяющие различать металл по плотности, описаны, как традиционно считается, в 1121 г. в книге Аль-Хазини. Однако в Европе обнаружена она в 1553 г. и издана на латыни тем же Г. Агриколой. Само понятие «плотность вещества» появилось во второй половине XVI веке: слово density в английском языке отмечено лишь в 1603 г.!

Поэтому приписываемое изобретению Архимеда умение «древних греков» распознавать содержание серебра в золото-серебряных сплавах по их плотности является фикцией — первые таблицы реальной плотности металлов изданы только в трудах А. Лавуазье в 1789 г. Пробирное дело как анализ минералов и сплавов получило развитие только после открытий И. Глаубера в конце XVII веке усилиями У. Иерне (1641–1724) в Королевской химической лаборатории в Стокгольме. Он же замечательно назвал по-шведски азотную кислоту, с помощью которой золото можно отличить от подделки: «skedvatten», то есть «пробирная вода»!

Очевидно, что до развития химического и металлографического лабораторного анализа, например, позолоченную латунную монету, монопольно выпущенную в обращение, вообще нельзя было отличить от золотой: пробирный камень давал золотую черту, свежий разруб монеты свидетельствовал о ее металлографической однородности, а вес ее определялся князем-монополистом не в граммах, а в частях марки, отлитой из той же латуни. Поэтому некоторое время «новое золото» охотно принималось населением, большинство которого знало о золоте только понаслышке, а финансовый обвал наступал после введения принудительного курса из-за гиперинфляции. Единственным доступным населению способом проверки золотых монет в конце XVII века стала «проба на зуб», поскольку латунные монеты значительно тверже золотых.

Тем не менее «Поле Чудес в Стране Дураков» прокатилось по всей Европе — последняя фаза европейской «латунной» аферы была осуществлена министром финансов Карла XII бароном Герцем в Швеции выпуском «античных», отчеканенных «под золото» денег с изображениями Юпитера, Марса и т. п. в 1715 г. (Неизбежный последующий финансовый обвал в Швеции и государственный переворот, инспирированный Англией и приведший к убийству Карла XII, смещению Герца и удалению от власти законной наследницы престола сестры Карла Ульрики Элеоноры, произошел уже в 1718 г.)

До середины XVII века в Европе существовала свободная чеканка: любой человек имел право представить на монетный двор в неограниченном количестве золото или серебро для перечеканки его в монеты. При этом взималась монетная пошлина на покрытие издержек чеканки (характерно, что по-английски эта пошлина до середины XVIII века называлась brassage — то есть от brass «латунь», а не от названий золота или серебра!).

Именно свободная чеканка обусловила такое разнообразие средневековых монет, выпущенных в XIII–XVII" веках и разнесенных позже нумизматикой по «древним» городам и странам. После этого времени чеканка стала блокированной, то есть превратилась в государственную монополию (НС). В частности, в Московии в 1648 г. закупка серебра была монополизирована государством и запрещена частным лицам.

Собственно, ввиду этого именно середина XVII века определяет время образования национальных государств, ибо до этого, без централизованной монопольной эмиссии денег, национальных государств как таковых в современном смысле просто не было.

Подавляющее число штемпелей первых европейских монетных дворов XIV–XV веков (в частности, Львовского и Киевского) не сохранилось: например, на территории Польши найден всего один такой штемпель XV века (НСК). Объясняют это обычно тем, что после прекращения выпуска монеты они уничтожались.

Однако надо полагать, что уничтожены они были именно после монополизации эмиссии (чеканки) национальными государствами и введения принудительного (вместо естественного весового!) курса валюты. Например, в 1637 г. в Московии Михаил Федорович Романов приказал за несанкционированную чеканку монеты чеканщику вливать в глотку расплав из изготовленных им монет, а инструмент уничтожать.

Из западноевропейских хроник известно, что до середины XIV века монетный мастер носил весь свой инвентарь в мешке, часто перемещаясь из города в город и изготовляя на заказ небольшое количество монет — «визитных карточек» правителей. И только с середины XIV века появляются стационарные монетные дворы, а в XVI–XVII веках они начинают оснащаться механическими молотами.

Судя по всему, первый европейский монетный двор, чеканивший добротную монету, был создан в середине XIV века в Праге. И не случайно по-немецки «чеканить монету» — pragen, явно произошедшее от Prag — Прага, как и аналогичные норвежское prege и шведское pragla.

Само слово «чех» до XV века, скорее всего, обозначало не национальную принадлежность, а профессию: ремесленник = чех (от балто-славянского корня тьх, ср. ткать, тачать, точить, тесать»). Ср. также чекан, араб, sika; итал. zecca «монетный двор», нем. Zech (мастерская, цех), греч. техника; араб, siccah «отчеканенная монета», цехин, севские чехи — поддельные польские монеты (полтораки, равные копейке), предназначавшиеся Алексеем Михайловичем для подрыва денежной системы Великороссии (Слободской Окраины) и Малороссии и т. д.

Среди первых монет, отчеканенных в Праге — флорин чеха Иоанна (Яна) Люксембургского (традиционно правил Священной Римской империей в 1310–1346 гг.), на аверсе которой изображен сам Иоанн, а на реверсе — лилия. Считается, что этот флорин копирует флорентийскую монету середины XIII века (якобы с 1252 г.) также с изображением на аверсе Иоанна, но Крестителя, а на реверсе — все той же лилии. Однако, если вам заранее не скажут, где какой Иоанн и какая монета пражская, а какая — флорентийская, то разницы в технологии чеканки вы просто не заметите.

Следующий после пражского крупный монетный двор начал работать на территории современной Венгрии в Кремнице (венг. Керменжбанья) в 1327 г. Продукция этих двух монетных дворов имела хождение по всей Европе. Отметим, что подделка этих добротных монет началась очень быстро после их выпуска, о чем свидетельствует грамота великого князя литовского Александра Витовта 1388 г. (НФК).

Теперь стоит вернуться к истокам монетного дела. Первой известной монетой, следуя Геродоту, нумизматика считает односторонний статер из электрума с изображением льва времен царя малоазиатской Лидии Гигеса (якобы 687–654 гг. до н. э.). Если учесть упомянутый 1800-летний сдвиг, то статер Гигеса был реально отчеканен примерно в 1113–1146 гг. н. э., то есть это действительно одна из первых дошедших до нас, причем византийская монета. И отчеканена она тогда же, когда и вышеупомянутый гарцкий серебряный брактеат 1130 г. с тем же львом.

Вообще говоря, Гигес означает просто «руководитель», ср. иго, а Лидия (Lydia) — люди, то есть народ. Тем самым это монета, скорее, времен республики, а не империи в нынешнем смысле этих слов. Исходя из технологической посылки, связанной с денежным обращением, следует, что Геродот умер не ранее 1375 г. н. э., а события, описанные в его «Истории», следует относить самое раннее к XII–XIV вв. н. э. (Напомним, что Геродот традиционно считается первым историком.)

"Историки умалчивают и об истинной подоплеке «Медного бунта» 1662 г. в Московии. Ведь речь шла не просто о выпуске «обесцененных» медных денег, а о попытке внедрения в обращение поддельного золота — латуни. Европейские названия латуни — итальянское ottone (из oltone) и французское laiton недвусмысленно говорят об исходном названии монеты — алтын, то есть ордынский золотой, то есть солид.

В Англии латунь, ставшая имитатором золота, в то же время называлась «княжеский металл» (англ. prince's metal, ср. дукат-«княжеская монета»). Порча монет путем уменьшения веса, добавки разбавителей (лигатур), а также подделка золотых монет путем золочения серебряных были и ранее — известно, например, что фальшивомонетничество было поставлено на государственную основу в Англии еще при Генрихе VIII в первой половине XVI века.

Это было непосредственно связано с монополизацией эмиссии денег, которая в Англии произошла раньше, чем на континенте. Но такой массовой операции по выпуску монет в десятки раз менее обеспеченных, чем номинально было на них указано, до середины XVII века не было.

Именно в Англии и в Голландии, по всей вероятности, и началась массовая чеканка поддельной латунной монеты, выдаваемой за золотую ордынскую — алтын, он же злотый, он же солид, он же дукат. (Характерно, что именно в Англии латунь называется пренебрежительно brass, то есть «бронзишка», ср. фр. brasse «смешанный»).

Поэтому и золотой (алтын) превратился в трехкопеечную монету, солид в мелкую итальянскую латунную сольдо, обесценились польский «злотый» и французский «денарий» — денье, а вместо пражского серебряного гроша появился медный грош. (Вспомним А. Островского: «Не было ни гроша, да вдруг алтын»: то есть кончилось серебро, да вдруг привалило золото.)

Технологию же производства денег как экспортного товара развивали в основном на Британских островах. Как и триста лет назад, именно в Англии современные «кот Базилио» и «лиса Алиса» вовсю печатают основную мировую валюту — только теперь это бумажные американские доллары для России…

В середине XVII века для укрепления своей власти Романовы остро нуждались в деньгах на содержание наемного войска. Но когда, пользуясь своим монопольным правом назначать цены, они в 4 раза повысили цену на важнейший стратегический продукт — соль, то тут же последовала резкая антимонопольная реакция, которая вошла в историю под названием «соляной бунт». Бунт подавили, цены на соль снизили, но экономика неумолима: объем контрабанды соли немедленно возрос.

В 1654 г. Алексей Михайлович приказал выкупить у населения Московии все европейские серебряные деньги. Серебро практически исчезло из обращения. В частности, были переплавлены и перечеканены серебряные монеты, ходившие по всей Европе и имевшие характерное название «орт» (то есть ордынские). Об этом, в частности, ясно свидетельствуют количество и структура обнаруженных кладов XVII века. Вместо серебра была принудительно запущена в обращение «медь», а точнее — латунь по цене серебра.

Вот характерное свидетельство иностранного визитера, бывшего в Москве в середине XVII века: «У царя чрезвычайно много золота и серебра в его казне; но большая часть его подданных не отличит жестянки от кроны, золота от меди; они так угнетены, что имеющий 2–4 гроша уже богат» (Московское государство XV–XVII веков по сказаниям современников-иностранцев. Составитель Н.В. Бочкарев. М., Крафт+, 2000, стр. 54).

Для печатания «нового золота» в Москве был обустроен по образцу английских государственных фальшивомонетчиков и новый монетный двор, названный Английским. 12 июня 1654 г. московский воевода князь М. Пронский доносил Алексею Михайловичу, что по указу от 7 июня медные алтынники чеканятся «наспех днем и ночью» (Труды ГИМ. Вып. 98. Новейшие исследования в области нумизматики. Нумизматический сборник. Ч. XIII. М., «Стрелец», 1998, далее ГИМ, стр. 98).

Практически одновременно аналогичные медные шеляги-солиды были запущены в обращение на территории Великороссии, Украины и Прибалтики и с польской стороны: так называемые боратинки — от фамилии Т.Л. Боратини. Боратинки, как и медные алтыны, были кредитными деньгами, реальная стоимость которых никогда не превышала 15 % от номинала.

Денежная «латунная» война между «тремя коронами» — Московской, Польской и Шведской на территории от Прибалтики до Причерноморья привела к общему краху денежного обращения. Пришлось восстанавливать чеканку серебряной монеты. Добавим, что даже в начале XVIII века никакого собственного золота ни у Петра I, ни у шведа Карла XII, ни у польского короля Августа II не было: настоящие золотые монеты этой троице присылал один-единственный правитель — их общий сюзерен турецкий султан Ахмет III.

Лукавый АН. Толстой, по-видимому, знавший истинную подоплеку «латунной» аферы, далеко не случайно назвал героя своего варианта итальянской сказки про Пиноккио именем Буратино и весьма колоритно описал Поле Чудес в Стране Дураков, на котором золотые монеты (то есть «боратинки») растут на деревьях.

В «дефолте», естественно, население обвиняло евреев, поскольку они держали банки, ссудные кассы, ломбарды и меняльные лавки и были ювелирами. Это понятие непосредственно связано со словом «еврей», сравните, например, англ. Jew «еврей» и jewel «драгоценность», jeweller «ювелир». Тем самым, драгоценности — средневековый еврейский товар, и слово «ювелир» совершенно незачем возводить к якобы латинскому jocellum от iocus «шутка», «забава». Тем более что начавшиеся после дефолта еврейские погромы были отнюдь не шуточными.

Последний же акт «медного» дефолта был разыгран Екатериной П. В 1763 г. для подрыва экономики тогда еще независимой Сибири был организован Колыванский (Нижне-Сузунский) монетный двор. Там чеканились так называемые «сибирские монеты» из меди якобы с примесью серебра, отчего они были в полтора раза легче при том же номинале «русских денег». Хождения в Европейской части России эти «облегченные» деньги не имели (это было строжайше запрещено!). А за Волгой эти деньги делали свое черное дело до 1781 г., когда после завоевания Сибири Екатериной их выпуск был прекращен, а сам монетный двор позже уничтожен.

При Екатерине II и начался, по выражению крупнейшего специалиста в области нумизматики И.Г. Спасского, «разгул древнерусских новоделов», изготовлявшихся по заказам на государственных монетных дворах, включая все великокняжеские монеты якобы XIV–XV веков. Отсюда появились и «златник Владимира», и «сребреник Ярослава». Массовый выпуск новоделов был прекращен только при Николае I в 1847 г. (ГИМ, стр. 307–310). В подлинности этих изделий сомневались и в XIX веке: «В Эрмитаже опять посмотрел на Тмутороканский камень. Надпись как будто теперь иссечена и поневоле внушает сомнение. Такое сомнение возбуждало во мне отлично сохранившееся «Ярославле сребро» в экземпляре графа Строгонова» (М. Погодин. Русский вестник. 1864, т. 10, март, стр. 379).

Обстоятельства находки Шлиманом в «Трое» «золота царя Приама», как и само происхождение этого золота, весьма подозрительны. И золото «скифских курганов» имеет явно средневековое происхождение. Ценность золотых предметов в кладах определяется, естественно, не номинальной стоимостью самого материала, а «художественно-исторической ценностью», которая может в 1000 раз быть выше золотого номинала. Торговля такими предметами — крайне прибыльный бизнес.

Последняя во времени детективная золотоискательская история связана с находкой более 20000 золотых предметов при раскопках около Теля-Тепе на территории Афганистана, проводимых в 1978 г. советскими археологами. Это «бактрийское» золото теперь известно, главным образом, по каталогам, поскольку само оно исчезло из кабульского музея в связи с войной в Афганистане. Хотя с тех пор на ювелирных базарах в Германии периодически выплывают находки из каталогов, а теперь по сделанным археологами слепкам еще и «восстанавливают» часть утерянных предметов.

Кладоискательство, конечно, и дальше будет будоражить умы искателей приключений. Ищите — и обрящете… Но не забывайте при этом бессмертную фразу Михаила Самуэ-льевича Паниковского из «Золотого теленка»: «Пилите, Шура, пилите…». И как в поисках своего Эльдорадо говаривал там же незабвенный Остап Бендер: «Нет, это не Рио-де-Жанейро…».

Говорят и даже пишут, что Москва на воде и костях, да на сребре и злате стоит, что много добра князь Дмитрий Иванович Донской по подземельям попрятал… Даром что ли под Москвой пещеры, ходы тайные, ползники, схорон-ки, колодцы всякие… Такие сказки в один из наездов на Москву выслушивал АД. Меншиков от пытанного кладоискателя Осипа. Знаменит был Осип, но важнее для князя был кладник Осипа, составленный по рассказам бывалых да знающих людей и из выписок из монастырских книг. Сам Меншиков имел полный список «Повести о московском взятьи от царя Тохтамыша», а там значилось:«… с чудесных икон сорвали золото и серебро, драгоценные каменья и жемчуг, разграбили напрестольные покровы, шитые золотом, саженные жемчугом, сорвали дорогое узорочье со святых икон, а иконы повергли и растоптали, расхитили бесценные церковные сосуды, кованные из золота и серебра…».

Еще говорили, что много сокровищ закопано на Воробьевых горах. А потом Иван Васильевич Грозный несколько раз закопы делал, заговоренные. А потом Марина Мнишек в тайных пещерах под Тушиным много чего закопала. А хранить сокровища поручила душегубу Фоме, Лесному Бесу, лютовавшему долго в тушинских лесах…

Говорят, что не выведал Меншиков ни кладника, ни Осипа в проводники не заполучил. В пещерку в обрыве реки Неглинной ушел Осип, уходя кричал сторожам своим, что князя погубит серебро и злато. Что правда, то правда…

А в Москве богатеи часто припрятывали ценности в земле. И от воров, и от властей. В 1812 году прятали москвичи кое-что от врагов, а потом и французы закапывали трофеи в Москве и за Москвой.

Москва несчастная пылает, Москва горит двенадцать дней; Под шумным пламем истлевает Несметное богатство в ней: Все украшенья храмовые, Сокровища их вековые, Великолепия дворцов, Чудесных редкостей собранья, Все драгоценности ваянья, Кистей искусных и резцов…

Мифы цивилизации

Так вспоминал Николай Шатров в 1813 году это время. Говорили также, что тысячи кладов в Москве 1812 года заложили мародеры. Одна только банда Хромого Никиши взяла из домов богачей до двух тонн серебра! Самого Никишку убили французы. Схоронку не нашли.

После войны во Франции и в России ходили карты и схемы, по которым-де можно было сыскать сокровища. Некоторые считали, что поток французов (гувернеров, поваров, учителей, музыкантов и прочих) поисками сокровищ стимулировался. И, конечно, появились фальшивые карты и описания злачных мест. Чаще всего это был список ювелирных изделий, а на обороте листка схема поиска… Появились и ловкачи, продающие дома «с кладами», дороже истинной цены.

Ходили слухи, что разбойник Карачун закопал у Калужской заставы не один клад. Это должно быть где-то под памятником Юрию Гагарину… Но при прокладке третьего кольца вроде бы сокровищ не нашли… Но могли и не сказать, счастливчики…

А правда в том, что в Кремле обнаружено 24 клада У ВДНХ раскопали ларец, а в ларце 311 золотых предметов… На Марксистской улице нашли клад из платины и золота; в одном колье был 131 бриллиант… В траншее у Спасских ворот найдено 34769 монет и серебряные изделия…

Магическая сила некоторых минералов в сказках и легендах раскрывала земные недра, приводила посвященных к драгоценным камням и металлам и позволяла алхимикам превращать простые металлы в золото! В поисках такого минерала — философского камня — трудились в тайных лабораториях средневековые алхимики. Цари, шахи и короли тщетно ждали успеха. И чаще всего дело завершалось казнями алхимиков. Деньги-то они тратили реальные, а свинец никак не превращался в золото…

В 1695 году в Москве была построена Сухарева башня. Многоярусная, мрачная, таинственная. На самом верху, под часами был астрономический кабинет Якова Брюса, в котором, говорят, с помощью философского камня Брюс делал золото. Недаром умирающий Петр Первый шептал Брюсу: «Оберегай Сухареву башню… чтобы золото мое там никто не отыскал…» Сухареву башню снесли в XX веке. Золота не нашли.

В XX веке поисками мифического философского камня занялся химик Джозеф Давидович, директор Института геополимеров в Париже. И он нашел, что философский камень нужно делать! И многие алхимики считали, что философский камень был известен в Египте. Его делали, вначале разрушая, дробя некоторые камни! А потом превращая порошок в камень! Д. Давидович дробил в порошок известняк, гранит, базальт и другие горные породы, смешивал порошок с нильским илом, водой и некоторым связующим веществом (с соком чеснока!) и отливал в форму искусственный камень, который только специалист может отличить от природного. Философский камень оказался бетоном! Исключите бетон из современной жизни! Пустыни вместо городов будут! Не станет мостов и плотин, дорог и домов, тоннелей метрополитенов, фигуры Матери-Родины на Мамаевом кургане, тоннелей под Ла-Маншем и между японскими островами. Эти массы бетона никаким золотом не окупить!

Берем куски мрамора. Дробим в тонкий порошок. Сме-шиваем порошок с чесночным соком, с козьим сыром, с яич-ной скорлупой. Получается пластичное тело. Лепи, что хочешь, хоть змей на скульптуре Лаокоона, хоть складочки и оборочки выкручивай-высверливай на статуе Пьетты… Потом все загладим, утюжком горячим пройдемся, оселком зашлифуем, оливковым маслом смажем… От естественного мрамора не отличить! Много такого мрамора в Московском метро… Философский камень, однако…

Д. Давидович рискнул предположить, что египетские пирамиды сделаны из бетона! Почитайте книгу «Ложные маяки истории», там все подробно изложено. Не было сотен тысяч рабов, влекущих каменные блоки массой в 50–75 — 200 тонн! Были наемные рабочие, дробящие известняк в пыль, ставящие опалубку из досок и папирусных циновок, несущие в кожаных мешках каменную пыль, воду, ил Нила наверх… В ящиках опалубки смесь затворяется, перемешивается, застывает в камень! Посчитайте: какая экономия! Вот в чем выгода философского камня. Быстро, прочно, надежно.

В середине апреля 2003 года Госдума РФ приняла поправки в закон «О драгоценных металлах и драгоценных камнях». Так что теперь любой гражданин РФ имеет полное право добывать золото. Правда, для этого ему необходимо зарегистрироваться в качестве индивидуального предпринимателя, а поиск разрешено проводить только на участках местного значения. К ним относятся «остаточные запасы во вскрышных и вмещающих породах, отвалах или расходах горнодобывающего и перерабатывающего производства». Поправки в законопроект были приняты с целью легализовать добычу драгоценных металлов физическими лицами. По оценкам Минфина, теневой оборот золота в России составляет около 12 тонн в год. А археологическими раскопками старинных ценностей занимаются дачники и историки-любители.

Сложно назвать точное количество людей, которые увлекаются поисками древних ценностей. По некоторым данным, в России действует около 30 крупных объединений кладоискателей. Одни из наиболее известных — историко-изыскательское общество «Раритет», «Петербургский кладоискатель», волгоградский клуб кладоискателей «Родина» и некоторые другие.

По оценке иностранных экспертов, на территории РФ находится 30 % всех мировых кладов. Но профессиональных охотников за сокровищами в России почти нет: большинство в обычной жизни имеют постоянную работу и стабильную зарплату, а поисками старинных предметов занимаются в свободное время. Многие изделия ремесленников и ювелиров прошлого сбываются на антикварно-художественных «толкучках» в крупных российских городах.

Если в Советском Союзе нашедшему полагалось 25 % от стоимости предмета, то сегодня ситуация изменилась. В соответствии с законодательством один и тот же предмет может являться как находкой, так и кладом. Причем в Гражданском кодексе не уточняется, когда именно должна быть потеряна вещь: вчера или несколько столетий тому назад. О находке вы обязаны заявить в милицию или в орган местного самоуправления. Если после шести месяцев никто не заявит о праве собственности на обнаруженный предмет, право владения передается вам. С кладами сложнее. По закону, вещи, которые относятся к памятникам истории и культуры, должны передаваться в государственную собственность. Вознаграждение распределяется в равных долях между кладоискателем и собственником земли, где были обнаружены сокровища. Им полагается 50 % от стоимости найденных ценностей.

Самые серьезные проблемы возникают у кладоискателей, которые ведут поиски в культурном слое исторических памятников — остатках построек древних городов, фрагментах старинных планировок. Именно здесь скрыты ценные предметы старины. Повреждение памятника культуры наказывается штрафом в размере от 200 до 500 минимальных окладов. Или еще того хуже — лишением свободы до двух лет. Получается, что можно спокойно искать ценности только на старых грунтовых дорогах или в древних поселениях, которые еще не обнаружили археологи. Таких мест немного, поэтому законодательство вынужден нарушать каждый второй кладоискатель.

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

Это не «черные кладоискатели». Идет стандартная тихая работа на раскопе. И не для того, чтобы продавать находки перекупщикам.

Чаще всего с целью заработать на поиски ценных предметов древности отправляются жители Ярославской и Пензенской областей. По информации, полученной журналом «Финанс» от московских кладоискателей, средний заработок охотника за сокровищами невелик — около $300 в месяц. Однако искатель древних ценностей, который профессионально занимается добычей старинных предметов, умеет определить их настоящую стоимость и знает, как можно выгодно продать клад, может получить и $1000 за месяц. Некоторые счастливчики находят клады, стоимость которых составляет несколько тысяч долларов, однако подобные случаи редки.

Большая часть суммы, вырученной от продажи старинных предметов, остается в кармане перекупщиков и антикваров. Обычно древние ценности, обнаруженные кладоискателями где-нибудь в регионе, попадают за бесценок к местным скупщикам. Затем многие уникальные предметы оказываются в московских антикварных лавках. По информации клуба «Раритет», до 1998 года некоторые ценные вещи часто уходили и в корпоративные коллекции — в основном банковские. Некоторые вещи появляются и на западных аукционах.

Чаще всего кладоискатели находят и затем продают прекрасно сохранившиеся древнерусские монеты. К сожалению, их стоимость часто бывает занижена из-за огромного количества подделок. Тем не менее спрос на нумизматику сейчас в России довольно высокий. Например, на Сибирском монетном аукционе серебряную монетку номиналом в 10 копеек 1917 года выпуска можно продать за $30, а медную десятикопеечную 1767 года — почти за $50. На аукционе Sotheby's стоимость древнерусских денег значительно превышает российские цены. Больше всего на нумизматическом рынке ценятся золотые рубли эпох Петра I и Екатерины II. Иногда цена одной монеты может достигать $15 тысяч.

Немало стоит и оборудование кладоискателя. По словам сотрудников фирмы «Родонит», цена металлоискателя в зависимости от его чувствительности составляет от $200 до $2000.

Специалисты аукционного дома «Гелос» считают, что уровень профессиональной подготовки современных кладоискателей часто соответствует самым высоким стандартам: «Однако к самому процессу раскопок они относятся так, как охотники на слонов к охоте за своей жертвой. Те долго и тщательно готовятся к убийству, а после забирают бивни и спокойно уходят. Так поступают и «черные археологи»: из раскопа они изымают лишь хорошо сохранившиеся ценные вещи. Судьба же самого исторического памятника их не заботит».

Некоторые кладоискатели уверены, что ситуация может измениться, если государство будет заинтересовано в использовании потенциала кладоискателей. В США имеют лицензию на поиск кладов около 3 миллионов американцев. По словам сотрудников клуба «Раритет», в Великобритании существуют лицензированные кладоискательские клубы, которые контролирует государственный инспектор. Находки охотников за сокровищами выкупаются. Однако, по мнению российских кладоискателей, у нас такая система вряд ли приживется: финансовых средств недостаточно, а система оценки старинных ценностей не развита. Сейчас, по оценкам экспертов, более 80 % находок кладоискателей продаются на «черном рынке». А только на юге России рыночная стоимость кладов оценивается в миллиарды долларов.

СКАЗКА О ГОСПОДАХ ЗЕМЛИ РУССКОЙ

Кто такие господа и откуда они взялись? Совершенно очевидно, что понятия «государь» (иначе «господарь»), «господин» и «Господь» передают однокоренные слова. При этом во всех европейских языках первичным оказывается понятие «господин» в значении «хозяин-распорядитель», но не «хозяин-владелец». Например, португальское hospedeiro (= «господарь») означает «тот, кто дает приют» (ср. также англ. hospice «приют, богадельня», hospitality «гостеприимство»). Испанское huesped означает «хозяин гостиницы», ныне интернациональное «отель» (hotel, из ho(spi)tel) — «гостиница» (ср. также «госпиталь»), а португальское hospede «гость» (ср. также англ. host «хозяин» и guest «гость»).

Видно, что все эти слова отражают взаимоотношения «хозяин — гость». Теперь вспомним у Пушкина: «Пристают к заставе гости, царь Салтан зовет их в гости…» и «Ой, вы, гости-господа, долго ль ездили, куда?». В последней цитате это не обращение «господа гости!», а знак равенства между этими словами. При этом «гость» имеет значение «купец».

Ключ к гениальному пушкинскому определению дает русская пословица «Гость в дом — бог в дом». Здесь недвусмысленно говорится о том, что визит гостя-купца приносит в дом достаток (бог = богатство). Отсюда видно, что изначально «гость» не отождествлялось с куплей-продажей (поскольку позже появилось отдельное слово «купец»), а с человеком, доставлявшим необходимые продукты. Эта ситуация сегодня может быть сопоставлена, например, с «северным завозом», когда раз в год в труднодоступные места доставляется запас необходимых продуктов на год. Поэтому в Средневековье именно гости доставляли необходимые продукты поселенцам-колонистам в недавно освоенные ими земли из метрополий Империи-Орды.

Иными словами, гости составляли определенный слой населения, работавший на лицензионном принципе: раз в год они платили вмененный налог за право заниматься экспедиторством (ср. англ. hans-merchants, то есть «ханские рыночники»). Попутно они также подрабатывали торговлей, читаем у Пушкина: «Торговали мы недаром — неуказанным товаром». Неуказанный товар — это отнюдь не контрабанда в сегодняшнем понимании: это попутный товар сверх указанного имперской властью к обязательной доставке! Но что означает: торговали недаром? Не странно ли торговать даром? Но опять-таки Пушкин абсолютно точен: речь идет о бартерной торговле, то есть гость-экспедитор не только привозит нужный продукт, но и увозит продукцию своего хозяина в метрополию. Это прямо следует и из русских источников XVII века, описывающих пребывание гостей из Стамбула, Бухары и других столичных городов в Западной Сибири, и из хорватско-черногорских источников XV–XV I I веков, описывающих взаимоотношения Рагужской республики с метрополией (Портой).

Итак, первичное значение слова «гость» вполне прозрачно. Но отсюда очевидно и первичное значение слова «господин»: «распорядитель общественным имуществом», то есть господин исходно чиновник, а не владелец. Хранились же и доставленное гостем имущество, и подготовленная к отправке в метрополию продукция местных производителей в специальном месте-храме. Даже академик В.Л. Янин признает, что, в частности, новгородские храмы были складами. Учет там велся дьяком, а попечительство, то есть надзор, осуществлялся попом (это прямо следует из текстов новгородских берестяных грамот!).

Чумное время XIV–XVI веков отмечено не только появлением небывалых ранее эпидемий, но и острым дефицитом питьевой воды. И в любом старом храме (= складе), о котором известно, что он существует, по крайней мере, с XV века, независимо от конфессии (будь то церковь, пирамида, синагога или пагода) всегда внутри есть источник родниковой воды — то есть автономный источник, не зависящий непосредственно от открытых водоемов, через которые распространялась зараза (например, холера). Родниковая вода и есть святая вода: то есть питьевая, пригодная для питья. Поэтому любой родник, то есть источник святой воды, естественным образом предопределял свое местоположение как «святая земля». Иными словами, где «святая вода, там и святая земля». А кто ею заведует — тот и Господь… (Такому развитию общественных представлений способствовало и поведение животных во время засухи: «водопойное перемирие».)

И римский Колизей, и прочие форумы — это также места хранения воды, пищи и амуниции, а также раздачи пайков колонистам-язычникам. В каждом форуме есть подземные резервуары для хранения воды и складские помещения. Каждый форум вмещал 20–30 тысяч человек — то есть все население округи, которое периодически собиралось для раздачи пайков. Это и был «хлеб», которого требовали голодные «древние римляне», если запасы кончались, а экспедиторы задерживались. На этих же продовольственно-раздаточных сборищах проводился учет «пансионеров», объявление распоряжений администрации, демонстрировались технические новшества, диковинные животные и растения — то есть это было еще и зрелище. Оно включало также публичные суды и казни воров и прочих преступников и выяснение отношений спорщиков с оружием в руках (отсюда берут начало сказки про гладиаторов).

Человека, в отличие от животного, растлевает безнаказанность — недаром идеальной основой правосудия считается неотвратимость наказания, а не само наказание. Для крадущего чиновника (например, попа из раскопанной новгородской бересты, у которого «хорь москотье попортил»), естественно, страшен царь или султан, которые могут посадить на кол или содрать живьем кожу, но совсем не страшен абстрагированный Господь: «Пока суд да дело, то ли шах умрет, то ли осел… А десятину между тем взимали и будем взимать — и безо всякой налоговой инспекции!»

Но когда же все это возникло? Слова «господар» (в славянской Адриатике), «господарь» (в Валахии), «гаспадар» (в Белой Руси-Литве) и «(г)осударь» в Московии и Новгородии появляются в словаре в XV веке. И все они обозначают не князей (=выборную должность), не царей (= юридических правителей), а распорядителей имуществом. Такими же распорядителями имущества в Италии были римские папы (popes, то есть попы). Никакого религиозного смысла эти чиновные должности не отражали.

Но уже в XV веке чиновники повсеместно стали присваивать себе имущественные права, прикрываясь «божественным промыслом» по принципу: «Господь дал, господь взял». А поскольку «до Бога высоко, до царя далеко», то местные чиновники и стали реальными владельцами имущества, а затем и властителями в период становления капитализма (в точности, как в России в 90-е годы прошлого века!). Наглядные примеры таких чиновников: Романовы во главе с Филаретом, Стюарты, Бурбоны и прочие короли начала XVII века.

Тут возникает вопрос: а чем же мог заведовать «дом Романовых» до присвоения себе царственных барм, державы и скипетра? Забавно, что и тут, видимо, сохранились следы их выдвижения «из грязи да в князи». Свой род они вывели от княжеского дружинника Кобылы. И это — в точку, поскольку Московия в XVI веке была привилегированной всемирной лошадиной ярмаркой (ср. старорусское моска — «самка мула» и греческое мосха — «кобыла»). Именно ярмарка — нем. Messe, швед. Masse, норв. Messe — изначально была местом встречи людей со всех концов. Только позднее, не ранее XV века, от этого значения возникли религиозно окрашенные слова «месса» (=обедня, первоначально — обеденный перерыв на ярмарке») и «мечеть» (=место учета рыночных торговцев и сделок). Меченый = учтенный?

Характерно также, что, когда раскрылся первый заговор Романовых против Бориса Годунова, на складах их усадьбы были обнаружены большие запасы кореньев и трав. И оправдываясь, что они не хотели отравить царя Бориса, Романовы утверждали, что это не яд, а снадобья для лечения лошадей. Так что, если бы тогда на Руси давали фамилии от профессий, то вместо «Романовых» им подошла бы, скорее, лошадиная фамилия — например, Коноваловы (вспомним тут еще и хитрого Чехова с его тонким язвительным юмором!).

Титул «конюший» в Московии был высшим думским чином. Его, кстати, носил и Борис Годунов до того, как стал царем-ханом. Конюшенный двор представлял собой крупнейшее государственное хозяйство еще и в начале XVII века.

В Москве вы найдете немало следов ее, скорее всего, «докремлевского» конного прошлого: это, во-первых, Таганский (Красный) холм — куда более выгодное расположение для первых поселений (в устье Яузы), чем Кремль в устье хилой Неглинки, это исчезнувшая Староконная и нынешняя Новоконная площади, это Староконюшенный переулок и в конце концов новоконюшенный Арбат вместе с Манежной площадью. На Таганке постоянно жило до тысячи ордынских послов-деев вместе с обслуживавшими их делюями, тиунами и прочими. Это и есть экономическая и политическая основа выдвижения Москвы как одного из центров империи, а не разнообразные сказки, придуманные историками в XVIII–XX веках.

Уберите с карты Москвы все мосты через Москву-реку, первый из которых построен в XVII веке, и вы увидите, что к Таганской площади сходится куда больше дорог, чем к Кремлю. Таганский сегмент в междуречье Яузы и Москвы с суши полукружьем надежно прикрывал вал, проходивший от нынешнего Новоспасского моста с тремя заставами (нынешние Крестьянская, Абельмановская и Рогожская), включая Золоторожскую улицу. На Вшивой Горке Красного холма (во дворе высотного здания на Котельнической набережной) в основании церкви до сих пор лежит огромный валун — место поклонения российских язычников даже еще в XVIII веке! И, скорее всего, среди первых церковных (то есть учетных) учреждений в Москве был Андроньев монастырь, расписанный Андреем Рублевым. И первые кладбища — непременная печальная принадлежность города! — покоятся под нынешним ДК «Серп и молот», а также на территории в квадратный километр к северу от Рогожской заставы («Старообрядческое кладбище»).

До второй половины XIX века именно на складах (храмах) этого кладбища хранились огромные ценности российских иудеохристиан-старообрядцев, поделенные при Александре II государством и пригосударственной церковью. Сюда, абсолютно по-иезуитски, в течение 20 лет вынуждали старообрядцев свозить драгоценности со всей России, ибо только здесь было дозволено крестить, венчать и отпевать по-старому, а потом мышеловка захлопнулась. И если всерьез и честно говорить о святоотеческих принципах, то не следует забывать ни о сожжениях староверов в конце XVII века, ни о массовом закрытии «домовых церквей» — то есть молелен в XVIII веке, ни о насильственном крещении пермяков (а также башкир, татар и т. д.) в XIX веке, ни о многом другом, несовместимом с милосердием и веротерпимостью.

Господами мы теперь уважительно называем «свободных людей». Но ведь от того, что изощренная британская демократия каждого мужчину именует «сэр», его имущественное положение не меняется ни в какую сторону. А вот голландский бур (boer) XVI века (то есть свободный поселенец, хозяин надела) в российском варианте стал в конце XVI века «боярином» — то есть родовой знатью, которому как бы уже полагалось иметь «хрестьян» — сначала наемных, а при Романовых уже крепостных. О времени, когда это произошло, прямо свидетельствует появление правящей фамилии «Романовы», а не, скажем, Захарьины, Юрьевы или Никитины. Обратим внимание и на то, что слово «хрестьяне» (= крестьяне) даже по традиционной историографии появляется в русском языке только в XVI веке, а реально — в конце XVI века! «Хрестьяне» XVI века — это просто свободные сельские жители-налогоплательщики, в отличие от «мещан» — свободных налогоплательщиков городов.

Здесь, кстати, надо попутно развеять одно расхожее заблуждение по поводу русского отчества — вич. («Ты почто Черкасского вичил? — грозно вопрошал Алексей Михайлович пленного Разина.) Дело в том, что, например, среди сербов каждый второй всегда был по фамилии — (в)ич (Йовано-вич, Марьянович, Джорджевич и т. д.). Это — родовой, то есть отеческий признак (совершенно так же, как и у белоруса Стаховича или чукотского губернатора Абрамовича) — признак свободного человека, но не хозяина и не знати. У поляков фамилия на — (в)ич встречается гораздо реже, поскольку там каждый пятый называл себя «шляхтич», а каждый второй — пан, откуда у них преимущественно территориальная фамилия на — ский. К таким же шляхтичам, что характерно, относятся и русские князья X V I века, например, Вельские, Острожские, Мстиславские, Шуйские. (Кстати, мнимую древность Шуйских-«рюриковичей» выдает даже официальная дата основания их вотчины г. Шуя: 1539 г.!) У чехов (= мастеровых, ср. цех) и заимствовавших этот обычай немцев наиболее распространены фамилии, образованные от профессий.

А вот основные русские фамилии возникли в период тотального закрепощения в XVII веке — отсюда изобретения бояр (Романовых и др.) «вичей» как показателя родовитости. (Петр I прекрасно знал об этом, потому так и издевался над «боярами» и их родовыми «сказками».) Русское дворянство до Екатерины II было просто служилыми людьми (которых, кстати, за провинности нередко пороли). Например, на таможнях в Западной Сибири в XVII веке служили неимущие дворяне по трем спискам: литовскому (высшее жалование), казацкому (среднее жалование) и черкасскому (низшее жалование). Недавно опубликованные в Томске документы свидетельствуют, что при этом и «литовцы», и «казаки», и «черкассцы» носили вполне русские фамилии. (Заметьте, что московского списка не было и в помине!)

Мифы цивилизации

Герб князей Юсуповых

90 % процентов наиболее часто встречающихся русских фамилий появилось при Алексее Михайловиче. Среди них самые распространенные — Иванов, Смирнов, Попов и Кузнецов. Крупнейший русский ономаст (специалист по именам) ВА Никонов, установивший это 50 лет назад, еще определил и ареалы распространения основных русских фамилий в европейской части России. Образно говоря, ядро России состоит из «Поповии» на севере, «Смирновии» на северо-востоке, «Кузнецовии» на юге и юго-востоке и «Ивановии» на северо-западе. И это само по себе уже говорит о том, кто составлял население этих регионов во второй половине XVII века: «Поповию» образовали крепостные, записанные в основном за церковью — крупнейшим землевладельцем «Владимирской Руси» и далее на север вплоть до Архангельска, «Смирновию» образовали усмиренные черемисы и бывшее население южнорусской Черкассии после разгрома Разина, «Ивановия» — это бывшее население «Белой Руси» Ивана III, а «Кузнецовия», понятное дело, — покоренная часть конного Донского Верховья. И совершенно точно определяется место «фамильного крещения — крепощения» — Рязанская область (не Московская!), где эти четыре основные фамилии встречаются поровну, то есть «фамильное крещение — крепощение» непосредственно связано с раз-громом Московией свободной от этого Рязани-Черкассии! (Эта и другая весьма интересная информация, развенчивающая многие исторические мифы, приводится в замечательной книжке Г.В. Смирнова «Досье эрудита», МК-периодика, М., 2001.)

Основа рыночной экономики — имущественное право свободных людей. Но рыночная демократия как таковая только пригладила сущность господства. Греческие же слова олигарх, иерархи монарх, в сущности, обозначают одно и то же — господство: различается лишь число учредителей их «общества с ограниченной ответственностью»! И поэтому все наше «цивилизованное» общество — это «ООО», то есть власть господ (т. е. имущих) и тройной нуль для неимущих мирян. С другой стороны, если спросить любого инока, например, о монастырском имуществе, он скажет, что у монахов нет своих имущественных прав — все принадлежит братии, а сам монастырь и земля под ним — матери Церкви. И по существующему закону все это передано Церкви в бессрочное пользование (т. е. до Второго Пришествия).

Очевидно, что за 400 последних лет имущественные отношения «господа — хрестьяне» совершенно не изменились… И когда непахнущие деньги общака жертвуются на храм, это дело участниками считается богоугодным, тем более если при этом посторонними подразумевается, что деньги все равно как бы возвращаются народу. Печально только, что при этом Бога ни те, ни другие не боятся, поскольку Бог начинается там, где кончается знание…

МИФ О КАПИТОЛИЙСКОЙ ВОЛЧИЦЕ И ВАТИКАНЕ

Легенда о Капитолийской волчице известна практически каждому. По легенде эта самка выкормила младенцев-сирот, будущих основателей Рима — братьев Ромула и Рема примерно в первой половине VIII века до н. э. И сейчас многочисленные посетители «Вечного Города», куда, как известно, ведут все дороги, не могут пройти мимо бронзовой скульптуры этой волчицы, которая, как считается, установлена там в V веке до н. э. Однако малыши, вскормленные ею, изготовлены и добавлены к ней только в XV веке скульптором А. Поллайоло… Но если присмотреться к самой скульптуре, то она вообще не слишком напоминает волчицу: это, скорее, породистая, холеная и упитанная собака.

Возле нее теперь фотографируются, загадывают желания возле волчицы-пророчицы, пережившей якобы 25 столетий… Этот языческий символ между тем преспокойно уживается с находящейся на соседнем холме цитаделью католической церкви — Ватиканом. При этом история самого Ватикана не менее легендарна, чем история капитолийской волчицы.

«Ватикан — папская резиденция в Риме; дворец расположен на Ватиканском холме (Mons Vaticanus) к северо-западу от Тибра, у самого храма св. Петра. О начале постройки Ватикана нет точных сведений: одни приписывают ее Константину Великому (IV в.), другие относят первоначальную постройку ко времени папы Симмаха (VI в.). Достоверно только то, что во время приезда Карла Великого в Рим для коронования (800 г.) резиденцией папы Льва III служил дворец на Ватиканском холме; но затем дворец был запущен и резиденция папы перенесена в Латеранский дворец.

Только со времени возвращения папы из Авиньона (1377) Ватикан становится постоянно папской резиденцией и расширяется целым рядом грандиозных пристроек. При Сиксте IV (1471) построена знаменитая Сикстинская капелла. При Иннокентии VIII (1490) воздвигнут вблизи от Ватикана Бельведерский дворец, который архитектором Браманте

Мифы цивилизации

был соединен с Ватиканом двумя великолепными галереями по поручению папы Юлия II (1503)» (Брокгауз и Ефрон).

Мы видим, что символом папства (и резиденцией) до 1377 г. Ватикан не был. Но он действительно неразрывно связан с капеллой Сикста. В конце XV века, в ожидании близкого Апокалипсиса (к 1492 году), в ней проводились службы — проповеди — предсказания, сопровождаемые песнопениями. И действительно, например, французское vaticiner «предсказывать будущее» впервые отмечено в 1481 г., vaticination «предсказание» и vaticinateur «предсказатель» — в 1512 г. А прилагательное vaticane «ватиканский» — только в 1586 г.

И по-итальянски vate — «пророк, предсказатель, бард», это слово родственно русскому «вещун». При этом «сапе» по-итальянски — собака. Так что «римская волчица», она же собака-пророчица (или «собака Пророка»?), как раз и есть Vaticane…

МИФ О ЕДИНОРОГЕ

Мифы цивилизации

«Единорог — одно из самых великолепных волшебных существ, не только по красоте, но и по своим волшебным свойствам: кровь Единорога имеет целебное свойство. Волосы Единорога из гривы или хвоста использовались издревле как наполнители для волшебных палочек. Надо заметить, что эти волосы они отдавали добровольно!

Животное соглашается, отдает частичку себя только один раз, чтобы не случилось парадокса, что одна «волшебная палочка» противоборствует с такой же…

Если бы волосы Единорога были добыты преступным путем, то есть убийством, то и сама палочка и ее обладатель были бы подвержены проклятью и не действовали бы. Рог Единорога успешно использовался магами-царями против отравителей. Так, например, боясь принять смерть от одного очень сильного яда, обещающего ужасные муки вкусившему его, один вельможа пил все напитки из такого рога, украсив его золотом и драгоценными камнями… Ему, правда, повезло, он приобрел настоящий рог. Но в те времена очень часты были подделки. Дешевые подделки делали из слоновой кости и других похожих заменителей, украшая их драгоценными камнями и резьбой, но подделки были такие грубые, что всех пытающихся продать такую грубую работу почти всегда сразу же казнили…

Так как настоящего Единорога очень трудно выследить и поймать, это требовало величайших усилий, шарлатаны того времени поступали проще. Они нашли в природе животное, которое имело тоже один рог, который был очень похож на рог Единорога…

В XV веке люди приманивали этих удивительных животных красивыми чистыми девушками, потому как только такой девушке мог он покориться, а сами наблюдали из засады, когда Единорог окончательно потеряет бдительность. Только после этого они спускали на него свору собак и приступали к охоте. В конце XVI века это желание привело почти к полному истреблению Единорогов».

Это выдержки из многочисленных легенд о единороге. Что же это за зверь такой, единорог?

На гербе Англии и на других средневековых изображениях он выглядит как рогатая лошадь с единственным прямым винтовым рогом.

В Оружейной палате хранятся три крайне интересных щита: «Персидский, в дар Михаилу Федоровичу от Шаха Аббаса, 1644. Щит кожи ингоровой (единороговой). Персидский, в дар Михаилу Федоровичу от царя имеретинского Александра, 1658 год, кожа единорога. Персидский, XVI век, кожа единорога».

Но конская шкура очень сложна в обработке в силу ее непрочности (рвется при натяжении на барабан), и даже сегодня далеко не каждое итальянское (не говоря уж о российском) кожевенное предприятие берется за переработку конских шкур в «wet blue» (кожевенный полуфабрикат). Как следствие, цена на конскую шкуру (за кг) в несколько раз ниже цены на шкуры крупного рогатого скота и даже свиные — иногда бывает дешевле утилизировать конскую шкуру, чем солить ее для последующей обработки.

Более того, даже выработанная кожа из конской шкуры не годится на изготовление щитов или кожаных панцирей — это, в чистом виде, одежная кожа. То же относится и к козьей коже. Козья шкура — достаточно легка в обработке, из нее получается прекрасная одежная и обувная кожа высших сортов, но прочность ее не такова, чтобы из нее делать щиты и доспехи. Так что вполне логично было бы предположить, что речь в данном случае идет о коже африканского носорога, которая действительно подходит для изготовления вышеозначенной амуниции.

В «сокровищнице Центрального банка Исламской Республики Иран собраны драгоценности, золото и бесценные произведения искусства за двадцать с лишним веков правления шахов, халифов, султанов и даже шахиншахов… Много бесценных вещей связано с именем легендарного Надиршаха. Вот его сабля, с которой он совершил в 1740 году поход в Индию. Ее называют покорительницей мира. Рядом щит из шкуры носорога. И то и другое после возвращения правителя из Индии было украшено камнями и эмалью». (http://archive.travel.ru/tels/2474_trav.html)

Мы видим, что в XVIII веке носорога единорогом уже не называли.

Носорог (Rhinoceros) — единственный ныне живущий род семейства носороговых. Голова их сильно вытянута. На верхней стороне носа или кроме того на лбу находятся за немногими исключениями 1 или 2 конических более или менее длинных, изогнутых или прямых рога; рога эти представляют выросты эпидермического слоя кожи.

Все современные носороги очень крупные, довольно неуклюжие и мало подвижные животные с мало развитыми умственными способностями. Они держатся по большей части поодиночке, реже — небольшими группами, 4 — 10 особей; пары живут, впрочем, иногда вместе, обнаруживая очевидную взаимную привязанность. Мать очень привязана к детенышу и яростно защищает его от врагов. Зрение их очень слабо, слух и обоняние наиболее развиты; наблюдения над носорогами в неволе показывают, что и вкус их более или менее развит (так, они очень любят, например, сахар).

Носороги наиболее подвижны в вечерние и утренние сумерки, а также ночью; днем они по большей части спят лежа или стоя в чаще. Они очень любят купаться и валяться в грязи и держатся предпочтительно в местах, не слишком удаленных от воды. Несмотря на толстую кожу, они сильно страдают от насекомых, для защиты от которых служит и слой грязи, которым носороги покрывают кожу, валяясь в грязи. Носороги держатся по большей части в одной местности, пролагая в чащах леса и камыша (а иногда и на горах до 3000 м) глубоко протоптанные прямые тропинки. Пища их состоит из травы, листьев и ветвей, причем разные виды несколько различаются в этом отношении (так, например, из двух африканских видов Rh. Simus питается травой, a Rh. Bicornis — листьями и ветвями кустарников и низких деревьев). В населенных местностях носороги нередко посещают засеянные поля, причиняя им значительный вред, так как не только съедают много, но еще больше топчут и портят. Самки рожают 1 детеныша после 17 — 18-месячной беременности.

Носороги вообще осторожны, боязливы и, почуяв людей, обращаются обыкновенно в бегство; раздраженные, раненные или сильно испуганные, они с величайшей яростью бросаются на врага, нанося удары рогами. По своей громадной силе носороги в этом случае весьма опасны, но вообще, по словам опытных охотников, охота за этими животными менее опасна, чем за слонами, львами и буйволами. Способы охоты довольно разнообразны; туземцы вырывают иногда глубокие ямы на тропинках, протоптанных носорогами, или подкрадываются к ним во время сна и поражают копьями или стреляют на близком расстоянии; иногда носорогов подстерегают на тропинках, нанося им сверху с дерева удар копьем. В Африке за ними охотятся также вдвоем, причем один охотник верхом на лошади старается отвлечь внимание носорога, а другой, пользуясь удобным моментом, наносит ему удар копьем.

У индийского носорога рог один, сидящий на носу, к ним относятся два современных вида, наиболее известен и чаще встречается в зоологических садах ганда (генда). Водится в настоящее время в области Тераи в Непале и Бутане и в верхней долине Брамапутры или провинции Ассам. Длина его достигает 3,75 м (включая хвост 60 см длины, высота плеч 1,7 м, рог до 55 см, вес около 2000 кг).

Первый носорог, привезенный в Европу (не считая индийских и африканских носорогов, которых римляне употребляли для представлений в цирке), принадлежал к этому виду и был привезен португальскому королю Эммануилу в 1513 г.

Обыкновенный африканский, обыкновенный двурогий, черный носорог (Rh. bicornis) длиной до 4 м (включая хвост в 60 см), высотой 1,6 м, длина переднего рога 70–80 см. Обыкновенно передний рог значительно больше заднего. Водится в лесистых и богатых водой местностях Африки от Абиссинии до Капской колонии, держится преимущественно на заросших кустарником склонах холмов, питается исключительно листьями и ветвями кустов и мелких деревьев. Белый, тупоносый, широкорылый, буршелев носорог (Rh. simus), самый крупный из современных носорогов, достигает в длину 5 м (включая хвост, равный 60 см), высота плеч около 2 метров. Цвет его часто светлее, чем у предыдущего, но это признак сильно варьирует и не имеет существенного значения.

Передний рог мало согнутый или прямой, длиною у убиваемых теперь до 80–90 см, но прежде, пока этот вид не был так сильно истреблен, попадались рога до 137 см; задний рог до 60 см. Водится исключительно к югу от Замбези, держится на открытых местах и питается травой. В настоящее время почти совершенно истреблен. Ископаемые виды носорогов весьма многочисленны. Rh. Antiguitatis s. tichorhinus, кости которого попадаются в Европе и Азии (а на севере Сибири встречаются в замерзшем состоянии и трупы вместе с остатками мамонта), был покрыт густой шерстью из жесткой ости и короткого подшерстка. (Н.Н.Книпович. http://encykloped.narod.ru/encycl1.htm)

Мы видим, что не мифические «цирковые носороги» римлян, а первый реальный носорог был привезен в Европу в 1513 году. И это был индийский, панцирный носорог с одним рогом.

Французы про носорога (rhinoceros) впервые упоминают только в 1549 г. (Le Petit Robert). Однако в форме «rhinocerons» есть «единичное, стоящее особняком упоминание» под 1288 г. (естественно, как заимствованное у греков). Понятно, что этот уникальный носорожец попал «из греков» во французские сказки о крестоносцах и где-то позднее всплыл после «падения Латинской империи». А вот мифический единорог (unicorne) замечен французами куда как раньше — в 1120 г. Но этот единорог, скорее всего, тоже фикция. Простая арифметика: из упомянутых дат следует, что разница между описанием реального носорога и мифическим носорожцем 1549–1288=261 год. Теперь сложим дату описания единорога с полученной разностью 1120+261=1381 и… практически сразу же, в 1385 г., находим другое французское название единорога — licorne, уже из итал. alicorne, которое, в свою очередь, то же самое искаженное unicorne»! Но до описания реального носорога еще оставалось полтора столетия…

Самое первое, дошедшее до нас европейское изображение носорога принадлежит знаменитому художнику А. Дюреру. Вот что пишет об этом С. Зарницкий в своей книге о Дюрере: «Как-то в июньский день завернул Дюрер в таверну «Гюльден Хорн» и застал там купца по прозвищу Португалец, который по своему обыкновению молол какую-то чепуху, а посетители кабака, как обычно, слушали его, раскрыв рты. Тем более что Португалец врал складно. Обычно ни

одного своего рассказа не начинал он без ругани: нечего, дескать, Нюрнбергу на Венецию смотреть, а следует обратить свой взор к Лиссабону: Венеция, мол, галера, плавающая по луже, а Португалия — каравелла, несущаяся на всех парусах по морям. Вот за это самое и получил купец прозвище Португальца. Так оно к нему пристало, что и настоящее имя все давно позабыли. Нес он и на сей раз какую-то околесицу о письме, якобы полученном им из Лиссабона, от знакомого крещеного мавра по имени Валентин Фердинанд. Мавр сообщал, что в минувшем мае доставили португальскому королю Эммануилу от владыки Камбоджи Музафара в подарок единорога, по-ученому, стало быть, риноцеруса. Тут, конечно, все разом загалдели. Чушь это, не мог язычник Музафар поймать единорога, все знают: такое под силу лишь христианке-девственнице. И потом, что это за страна-Камбоджа? Кто о ней слышал или читал? Оказалось, что никто. Дюрер уже на улице сказал Португальцу, что он верит ему. В благодарность показал тот письмо, в котором даже рисунок единорога был исполнен довольно сносно. Выпросил Альбрехт это письмо. Предложил деньги, но Португалец отказался: пусть только Дюрер сделает гравюру риноцеруса для посрамления всех неверующих. Гравюру свою Дюрер исполнил способом офорта. Пластинка вышла на диво удачно, и оттиски получились четкими. Подарил Португальцу три штуки, несколько отдал знакомым в «Гюльден Хорне», а остальные Агнес (жене — р.) — продать на Главном рынке. Разошлись гравюры сразу же. Скупали их охотно и заезжие купцы. Другие мастера пронюхали, что дело прибыльно. Спустя месяц завезли в Нюрнберг гравюру Бургкмайра — тоже риноцерус, подозрительно похожий на дюреровского. Власти листы у купца отобрали, и палач их предал огню…»

Из этого рассказа вполне очевидно, что единорога «по-ученому» называли «риноцерус», то есть по-латыни — носорог!

Естественно, сначала должны были появиться рассказы о единорогом чуде-юде, которого видели побывавшие сухопутным путем в Индии. Хотя он и бегает быстро, но пешком носорог прийти в Европу явно не мог. Это не мог быть и африканский носорог, поскольку у него сдвоенный рог. Привезти его в Европу как экзотику смогли только после первых морских походов в Южную и Юго-Восточную Азию.

Единорогом французы позже назвали и нарвала, или морского единорога (Monodon monocetos). Само это слово попало к ним от датчан в 1627 г. Нарвал, конечно, редкое и прекрасное существо, и в определенном роде его можно назвать уникальным животным, но, к сожалению, он не обладает волшебной силой, как настоящий единорог…

А легенда о единороге и далее обрастала сказочными деталями. Но не исключено, что все куда как проще и прозаичнее и что эти уникорны — единороги сродни кентаврам, прообразом для которых послужили впервые увиденные греками всадники на лошадях. Так же и западноевропейские аборигены могли однажды впервые увидеть лошадку с боевым плюмажем («корнажем»), а на ней-всадника с притороченным копьем, скажем, Аттилу или Георгия-победоносца. То время было самым подходящим для создания легенд…

В канонической библейской «Книге Иова» упомянут единорог:

39:9 Захочет ли единорог служить тебе и переночует ли у яслей твоих?

39:10 Можешь ли веревкою привязать единорога к борозде, и станет ли он боронить за тобой поле?

Для нас важно, что «Книга Иова» написана тогда, когда люди уже бороновали поле! А единорог, в отличие от бегемота, никак не описан, к сожалению.

Иов был «знаменитее всех сынов Востока».

1:3 Имения у него было: семь тысяч мелкого скота, три тысячи верблюдов, пятьсот пар волов и пятьсот ослиц.

После всех искушений и испытаний Иов стал богаче вдвое.

42:12 …у него было четырнадцать тысяч мелкого скота, шесть тысяч верблюдов, тысяча пар волов и тысяча ослиц.

Недаром в португальском языке слово ДОБРО означает ДВОЙНОЕ КОЛИЧЕСТВО. Но почему среди скота всякого не упомянуты лошади? Еще не приручены были? Но тогда почему в главе 39 (стихи 18–25) автор восхищается БОЕВЫМ КОНЕМ? Под всадником! Не боящегося оружия (меч, колчан, копье, дротик) и слушающегося звуков ТРУБЫ! Книга Иова — чистая поэзия с точными описаниями вещей…

МИФ О ДРЕВНЕМ КИТАЕ

Из статьи д-ра Е. Габовича (Германия) о китайских чудесах:

«Трудные роды китайской исторической идеи хорошо известны критикам хронологии. Собственно китайская историческая идея сильно отличалась от европейской и сводилась к тому, что рассказы о прошлом (конечно же, не имевшие никакой привязки к временной оси) имели характер моральных наставлений, поучительных историй и являлись, таким образом, чисто литературными произведениями. Не историческая истина, а убедительный характер поучительного рассказа стоял на первом месте в китайском «историческом» повествовании.

То, что западная историческая идея и сегодня еще чужда массам китайцев, продемонстрировали мне многочисленные контакты с коллегами, с которыми мне пришлось общаться в Китае летом 1999 г. Мой интерес к истории был явно не понятен коллегам-естествоиспытателям, вызывал у них скорее насмешку, чем сочувствие. Коллеги из Института истории естественных наук Китайской АН вели себя, естественно, иначе, но зато образ их работы демонстрировал, что они находятся на государственной службе. Китайские профессора-историки предпочитают не ставить неудобных вопросов, а просто «документировать» все, что им удается где-либо найти. Когда же я задавал им многочисленные вопросы, они в большинстве случаев ограничивались тем, что я про себя называл «журналистскими отговорками». На каждый вопрос у них был немедленный ответ с улыбкой: абсолютно неубедительные ответы, которые позволяют сохранить лицо, но не более того.

За полтора века своего присутствия при дворе китайских богдыханов европейские иезуиты не только успели придумать многотысячную историю для опекаемого ими Китая (эта сверхдлинная история должна была быть доведена до всемирного потопа, а не начинаться, как в Европе, когда-то много позже), но и объяснить китайскому двору уже хорошо осознанную в Европе истину: у кого древнее история — тому и карты в руки!»

Китай, как известно, страна особенная. Вы не найдете практически ничего, что бы не было открыто или изобретено на Земле, чего бы китайцы не знали или не сделали гораздо раньше. Все-то было у них задолго до остальных: и письменность, и бумага, и порох, и компас, и календарь и… и… и так до бесконечности. Достаточно почитать, например, книгу английских историков Джеймса и Торпа «Тайны древних цивилизаций». Там прямо заявляется, что все то, что нынешняя техногенная цивилизация сделала с 1500 г., было сделано до 1500 г., причем задолго, причем в основном китайцами. Особенно умилителен такой экспонат китайского паноптикума: изготовление китайского компаса, когда по раскаленному (то есть размагниченному) железу лупят молотком, чтобы, встряхивая атомы (!) железа (в русском переводе книги Джеймса и Торпа стоит еще более безграмотное «молекулы» вместо «атомы»), ориентировать по магнитному полю Земли.

А, например, чего стоит миф о китайских гребно-колесных судах с 39 парами колес? Вот что пишет Е. Габович о китайском мореплавании:

«На мое замечание о том, что в Европе только в конце XIX века кораблестроители смогли создать деревянный корабль длиной в 97 м (на большее дерево как материал «не тянет», статика не позволяет), китайские коллеги отвечали, что их корабли были построены из целых стволов, да еще и в несколько слоев, и потому были более прочными, чем европейские. Коллеги-профессора не понимали, что при таком весе даже самая изощренная «китайская статика» не позволит существовать и кораблю длиной в 50 м. Недаром замечательные китайские джонки имеют оптимальную длину в диапазоне 30–40 м.

На вопрос о том, как же наш колосс мог передвигаться по морям под парусами (размера парусов, представленных на различных моделях флагмана в морских музеях Китая, явно не хватало для успешного плавания). «Да, вы правы, — было сказано мне, — скорость флагмана была небольшая, так что его тащили по морю на буксире корабли поменьше». И даже показали в музее соответствующую картину местного Айвазовского, столь выразительную, что напрашивалось подозрение: а не с натуры ли писал художник, сидя на гребне морской волны?

Не сумели китайские историки техники убедительно ответить и на другие мои вопросы: где брали лес («привозили из-за границы» был не слишком точный ответ), какие породы использовали для строительства кораблей (в музеях кораблестроения я обнаружил только образцы диаметром в 15–20 см), как осуществлялась ориентация в море, какой была система сигнализации между кораблями и откуда бралась информация о мелях и подводных скалах (картография была тогда в примитивнейшем состоянии).

Еще один аспект этой славной истории выдает происхождение от источника, описывавшего испанскую Армаду. Во флоте адмирала Женг Хы корабли были все строго специализированы: одни везли товары и подарки (корабли с сокровищами), другие были боевыми кораблями с многочисленными пушками (и это в 1405 году!), третьи транспортировали солдат (не торчать же им вблизи пушек!), четвертые — продовольствие (чтобы те, что на других кораблях, не чревоугодничали), пятые — питьевую воду. При первом же штурме такой флот оказался бы в пикантной ситуации, когда солдатам нечего пить и есть, а на некоторых судах голодные матросы могли бы купаться в питьевой воде или рыскать в предназначенных для торговли товарах на предмет нахождения чего-либо съедобного.

На самом деле известно, что испанская Армада создавалась в спешке, в нее включали не только военные, но и торговые, порой обветшалые суда Чтобы их как-то разумно использовать, некоторые из них нагружали запасными продуктами питания: все-таки флот шел во вражеские воды и собирался действовать у берегов противника (в отличие от китайского флота, шедшего с миссией доброй воли в гостеприимные южноазиатские страны). Прочитав про это, склонный к порядку китайский писатель ввел во флоте Женг Хы стопроцентную специализацию кораблей, никогда не реализуемую ни в одном реальном флоте: каждый корабль экспедиции должен быть в дальних морях максимально автономен».

О кругосветных путешествиях «китайского» флота недавно написал книгу командор Британского подводного флота Г. Мензис («1421 год — Китай открывает мир», вышла в 2002 году на английском языке). В книге приводится немало любопытных сведений, которые могут свидетельствовать о плаваниях из Евразии в Америку и даже в Австралию до Колумба, но причем тут китайцы? Например, Мензис, обнаружив на острове Род-Айленд (США штат Массачусетс) одичавший рис, посчитал, что это свидетельство о пребывании там китайцев. Но этот рис растет рядом с романской ротондой-маяком, построенном так, как в Китае отродясь не строили. К тому же и одичавший рис говорит не в пользу «древнекитайского», а индоевропейского происхождения, ибо рис, родина которого Индия, был сначала культивирован в Европе (например, в Ломбардии — в 1475 г.), а в Китае — только в XVI веке! Только после этого времени Китай стал «страной риса»…

Теперь о китайском книгопечатании. Предоставим слово все тому же пытливому Е. Габовичу:

«До или после Гутенберга изобрели китайцы книгопечатание? Речь идет не о традиционной китайской «блоковой» печати, то есть печати с вырезных деревянных досок, который еще и в начале XX века был в Китае преобладающим способом производства книг. Нет, речь идет о печати при помощи книжного набора, печати с подвижными литерами, который крайне естественен и рационален для любого фонетического письма, сводящего азбуку к небольшому числу обозначений для звуков.

Но ведь китайская письменность не является фонетической, а число знаков в оной исчисляется многими тысячами! Поэтому китайская письменность и сегодня еще не пригодна для набора и большинство китаизированных компьютеров, как мне объяснили китайские коллеги, работают на основе английского алфавита. Пишущий китайский текст вводит в компьютер латинскими буквами название очередного иероглифа.

Но это же название имеют и многие другие знаки китайского письма: количество односложных наименований измеряется сотнями, а иероглифов — десятками тысяч. Поэтому компьютер вынужден показывать на экране все те знаки китайской грамоты, которые носят напечатанное название. Их может быть несколько десятков, а может быть, и более сотни. Поэтому работающий с компьютером должен выбрать из этого множества именно тот иероглиф, который ему сейчас нужен. Указав на него, пишущий перенимает очередной значок в свой текст.

Ясно, что при такой структуре китайской письменности применение любой наборной кассы становится практически невозможным: слишком много ящичков нужно включить в наборную кассу. Китайцы якобы применяли вращающиеся наборные кассы, что еще менее вероятно на практике: при вращении наборщик должен уметь распознавать тысячи и тысячи иероглифов не только в их обычном виде, но и под любым углом наклона, в том числе и «вверх головой». Кроме того, эти имеющие только по 24 ящичка две круглые наборные кассы должны были содержать по несколько тысяч литер каждая, что превращает «набор» в абсолютно невыполнимое предприятие.

Несмотря на всю нелепость утверждения об изобретении в Китае набора в середине XI века, эта новая сказочка историков взята на вооружение китайским государством и активно внедряется в сознание. Возводятся памятники «изобретателю» литерной печати Би Шэну, строятся музеи книгопечати и т. п. Это явно вранье с удовольствием подхватывается всеми традиционными историками, которым «внешняя экспансия» и изобретение новых тем (типа историчности короля Артура) заменяет критический подход к традиционному «вральному континууму».

Почему-то в древнем Китае не изобрели атомную бомбу и подводную лодку? Но зато «изобрели» практически все то, что стало известно по переводам с европейских языков с момента появления иезуитов в Китае. Западные технические изобретения XVI–XVIII веков буквально заполонили страницы в фантастической древней истории Китая. Как было не попасть туда и изобретению Гутенберга Конечно, как и все другие европейские технические изобретения, и книгопечать существовала в Китае только на бумаге».

А в Китае еще было и бамбуковое огнестрельное оружие (читатель, только, ради Бога, не экспериментируйте с таким «ружьем»!) и многое другое…

Китайцев, однако, смутить такой несуразностью нельзя. Они с детства убеждены, что их Поднебесная вечна, а потому «историческая правда» — это выдумка досужих западноевропейцев. Ведь они-то все — потомки Конфуция… Не верите? А зря! В 1999 г., когда праздновалось 50-летие КНР, одновременно, по случаю, оказалось и 2550 лет со дня рождения этого самого Кон-фу-ци, ради чего был собран съезд тех его потомков, которые сохранили свою родословную на бамбуковых дощечках, ведшуюся непрерывно (!) в течение этих самых 2550 лет. Собралось таковых в Пекине около 1500 человек. При этом, учитывая естественный коэффициент размножения, за 100 с лишним поколений общее число потомков Конфуция должно было составить порядка 10 млрд. человек — то есть все живые и усопшие, вместе взятые, включая аборигенов Австралии и прочих не знающих о том, что все мы — потомки Конфуция…

Мифы цивилизации

На рисунке показан процесс набора с помощью подвижного деревянного шрифта, разработанный Ван Чэнем в конце XIII в., 250 лет спустя после изобретения подвижного шрифта Би Шэном. Справа: вращающиеся кассы, позволявшие наборщику быстрее находить нужные знаки. Слева: работник разглаживает обратную сторону листа бумаги, чтобы получить оттиск с печатного блока.

Мифы цивилизации

Китайская грамота. Касса металлических шрифтов в наборном цехе китайской газеты.

Мифы цивилизации

Реконструкция китайского военного колесного корабля (около 1135 г.н. э.) Вероятно, это был крупнейший представитель своего класса, с двадцатью двумя гребными и одним кормовым колесом. Кроме судовой команды, на нем размещалось около 3000 морских пехотинцев.

Для сравнения приведем данные А.Н. Баташева, собравшего все сведения о своем роде «Баташ»: примерно то же число (1500) ныне живущих потомков по всему свету прослеживают свой род назад только до XV века, далее же — все легендарно. Вот и возникает мысль о том, что некий Исповедник (по-латыни Конфессор), приехавший из Западной Европы с португальскими мореплавателями в XV веке, и положил основу легенде о древнем Конфуции.

И, конечно же, говоря о Китае, нельзя пройти мимо Великой Китайской Стены. Предоставим заключительное слово коллеге Габовичу:

«Что мы знаем про Великую Китайскую Стену (далее ВКС)? В первую очередь то, что мы о ней мало что знаем. Мы не знаем, например, какова ее длина: разные энциклопедии и книги по китайской истории сообщают самые разные числа на сей счет. Мы не имеем ни одной подробной карты ВКС. Мы не знаем даже точной доли естественных препятствий, интегрированных в ВКС (некоторые источники утверждают, что около 80 % ВКС составляют именно такие препятствия, которые при всем сочувствии к традиционной истории рукотворной стеной не назовешь).

Свидетельства о существовании ВКС в прошлом крайне малочисленны. Да, она обозначена линией на некоторых старых картах, но бумага все стерпеть может. Зато никаких картин китайских художников, изображающих ВКС, нет и в помине. Все мои поиски в художественных альбомах остались безуспешными. Такие же поиски читателей моих критических статей тоже не привели ни к какому результату. А ведь китайские художники-реалисты обожали рисовать и горы, и реки с кораблями, и сцены из городской и придворной жизни. Только вот ВКС они не рисовали. Может быть, из-за того, что она не помещалась ни на какое полотно? Первое известное человечеству изображение ВКС сделал в конце XVIII века английский офицер, очевидно, видевший серию линий укреплений севернее Пекина.

Кратко история возникновения мифа о ВКС представляется мне следующим образом. В XVII веке, быть может, еще до завоевания Китая маньчжурами, с помощью европейских инженеров были построены крепостные стены для защиты Пекина с севера (о чем свидетельствует внешнее сходство с европейскими укрепленными стенами). Эти укрепления имели целью перегородить лежащие к северу от Пекина перевалы. Рассказы об этих действительно внушительных укреплениях, протянувшихся на десятки (но не на сотни и не на тысячи километров или хотя бы ли: 1 ли — 0,5 км), а так-же про отдельные крепости, сигнальные башни, земляные валы, которые рассказчики видели в разных частях Китая, слились в воображении европейцев, слышавших эти рассказы (не всегда очевидцев), в некий образ предлиннющей (на многие тысячи километров простирающейся) сплошной ВКС.

Получившие образование в Европе или в европеизированных университетах Китая будущие коммунисты и революционеры подхватили этот миф и сделали его символом величия Китая. Поэтому, когда им после 1949 г. удалось взять власть в свои руки, они в качестве одной из первых акций взялись за «восстановление» ВКС. Но так как в большинстве случаев восстанавливать было нечего, пришлось строить ВКС заново. При этом ее строили не там, где она могла бы в прошлом играть хоть какую-то оборонительную роль (ей приписываемую), то есть на перевалах и в низинах между горами, а там, где она лучше всего и на максимально большое расстояние смотрелась: на водоразделах и хребтах гор».

Вот так успешно строилась Великая китайская стена — под мудрым руководством Великого Кормчего, Председателя Мао Цзэдуна…

НОВЫЕ КОМПАРАТИВНЫЕ МЕТОДЫ И ОСНОВНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ ИХ ПРИМЕНЕНИЯ К ИСТОРИОГРАФИИ

Концепция «цикличности цивилизаций», на которой основана традиционная историография, была выдвинута Н. Макиавелли, развита трудами отца и сына Скалигеров, Ф. Бэкона и др. в XVI–XVII веках и стала общепринятой в XVIII веке в результате «общественного договора» гуманистов с клерикалами. Апогея иррациональности эта концепция достигла в XX веке в работах О. Шпенглера (Oswald Spengler), Л.Н. Гумилева и др.

Традиционная историография, основанная на искусствен-ной хронологической шкале, отражающей эту концепцию, неоднократно подвергалась критике со стороны ученых, исповедующих естественно-научный подход. Начатая в XVI веке профессором Саламанкского университета де Арсилла (de АгсШа), продолженная гениальным сэром Исааком Ньютоном и аббатом Жаном Гарпуэном (Jean Hardouin) в XVII веке, эта критика была развита в начале XX века, в частности, Р. Балдауфом (Robert Baldaut), Э. Джонсоном (Edwin Johnson), а затем В. Каммайером и поставлена на системную естественно-научную почву академиком Н. Морозовым.

В конце 70-х годов XX века русский математик академик А. Фоменко предложил новые статистические методы анализа нарративных текстов (хроник) и датировки астрономических событий. Он показал, что история Евразии до XVI века н. э. «склеена» из нескольких повторяющихся исходных средневековых хроник (XIII–XVI вв.), сдвинутых друг относительно друга во времени и пространстве.

При этом ему удалось с высокой степенью достоверности выделить три временных сдвига в прошлое исходных европейских хроник: «древнегреческий» (он же «древнееврейский») сдвиг примерно на 1800 лет (то есть события, скажем, XIV века оказались отнесенными в традиционной историографии к V веку до н. э.), общеевропейский («христианский», или «римский») сдвиг примерно на 1050 лет (отнесение Рождества Христова более чем на 1000 лет назад) и «византийский» сдвиг примерно на 330 лет (например, фантомный перенос столицы Римской империи в Константинополь).

Основной результат его работы — создание глобальной хронологической карты. В 80 — 90-х годах XX века на базе этого подхода А. Фоменко и его сподвижник и соавтор Г. Носовский разработали свою концепцию реконструкции всеобщей истории (см. список литературы). Концепция «короткой истории», в штыки встреченная историками-традиционалистами, в целом, однако, находит подтверждение в недавно опубликованных трудах болгарского ученого, профессора И. Табова, немецких ученых Г Габовича, У. Топпе-ра, X Пфистера, профессоров Е.И. Крюкова, X Иллига (Heribert Illig) и Г. Хайнссона (Gunnar Heinsohn), французского историка Р. Каратини (Roger Caratini) и др.

Во второй половине XX века выдающийся французский лингвист Э. Бенвенист (Emile Benveniste) разработал строго научный лингвистический метод «слово — понятие — вещь», позволивший ему доказать не цикличность, а единство процесса развития языковой и социальной культуры на всем географическом пространстве Евразии и традиционно обозримом временном промежутке (примерно 2500 лет).

Совсем недавно русский искусствовед А. Жабинский (в сотрудничестве с Д. Калюжным и С. Валянским) на основе стилистического анализа произведений искусства показал искусственность созданной традиционной историографией пилообразно-синусоидальной повторяемости «подъемов» и «спадов» в изобразительном искусстве.

При этом единственным прототипом эволюции искусства «древних цивилизаций» оказалось поступательное развитие изобразительного искусства в IX–XVII веках, при этом, например, «спад» I–IX веков является зеркальным отражением упомянутого временного отрезка, а «подъем» IX века до н. э. — I в н. э. — его фантомным дубликатом и т. д.

Палеоклиматолог С. Чумичев, ныне работающий в Японии, на основе результатов гляциологических исследований показал, что климатические условия, описанные в хрониках, традиционно датируемых V в. до н. э. — XIV в. н. э., находятся в прямом противоречии с экспериментальными данными, в частности, по содержанию изотопа 18О в континентальных вечных льдах, однозначно определяющими периоды существенного похолодания и потепления на Земле и соответствующие изменения региональных условий обитания.

Мифы цивилизации

Крабовидная туманность, образовавшаяся после взрыва сверхновой звезды в 1054 году. В центре ее нейтронная звезда (пульсар) диаметром всего 25 км, хотя ее масса превышает массу нашего Солнца. Пульсар вращается со скоростью 30 оборотов в секунду и своей энергией питает туманность. «СЕРДЦЕ СПАСИТЕЛЯ» бьется уже 947 лет!

Применение методологии системного технологического, материаловедческого, материально-бытового и сопутствующего лингвистического анализа к историографическим источникам и предметам материальной культуры позволило авторам этой книги выделить несколько временных отрезков, определяющих характер развития современной цивилизации.

Это, в частности, вторая половина XI в. — вспышка сверхновой в Тельце и ее непосредственные последствия, появление конного транспорта и связанная с этим эпидемия чумы в первой половине XIV века, похолодание в Европе и связанная с ним цинга в XV веке, химико-технологическая и оптико-механическая революция XVII века, металлургическая и инженерная революция XVIII века.

В результате удалось с большой вероятностью предположить наличие дополнительных региональных хронологических сдвигов в традиционной историографии. Это, в частности, примерно, 260-летний позднесредневековый сдвиг историографии (XIII–XVI вв.) в прошлое за счет фантомного «татаро-монгольского игра» (якобы в 1230–1490 гг.), оно же итальянский «Проторенессанс», оно же испанская «Реконкиста». С этим же связан и 150-летний сдвиг истории цивилизации Англии относительно континентальной Европы, образовавшийся как разность 260-летнего «ига» и фантомной «Столетней войны».

«Исламский сдвиг» в прошлое примерно на 800 лет, приведший к современной датировке эры хиджры, также возник как разность общеевропейского «христианского» сдвига (около 1060 лет) и фантомного «татаро-монгольского ига».

При этом история цивилизации относительно периферийных Японии, Китая, Индии, Египта до XIX века, а также всех «вымерших цивилизаций» оказывается полностью вымышленной в XVIII–XX веках.

Краткий итог совокупности перечисленных исследований и концепций заключается в следующем:

Современная цивилизация от совершенно примитивной в IX в. до «античного расцвета» в XV вв. развивалась поступательно как единое целое в естественных условиях без ощутимого техногенного давления на окружающую среду, а с XVI в., с появлением значимого прибавочного продукта и становлением капиталистических отношений, началась техногенная дифференциация человечества с образованием «наций» и «национальных государств», продолжающаяся и по сей день.

Очевидный кризис современной техногенной цивилизации не в последнюю очередь связан с неверным пониманием истории ее развития. Это и является причиной нынешней дилеммы, стоящей перед человечеством: или «космополитическая» цивилизация избранных, основанная на виртуальном будущем, или экологически устойчивая цивилизация всех, базирующаяся на реальном прошлом.

ЦИВИЛИЗАЦИОННЫЕ СОБЫТИЯ

Человеческая цивилизация, по космическим меркам, молода и быстротечна. Традиционно считается, что она началась в эпоху неолита, то есть примерно за 5–6 тысяч лет до н. э., когда человек помимо присваивающего хозяйствования (охота, собирательство и т. д.) начал заниматься производительной деятельностью (земледелием, скотоводством, ремеслом и т. д.).

Для любого производства в каждый данный момент необходимо выполнение двух условий: 1) наличие некоторого ресурса и 2) существование некоторой технологии переработки этого ресурса в продукцию. Все ресурсы для производственной деятельности предоставляет природа, а вот технология — это человеческое изобретение.

Любому изобретению предшествует открытие — то есть обнаружение человеком действия некоторого, ранее не известного ему закона природы. Тем самым осознание законов природы лежит в основе любого изобретения, а следовательно, и технологии производства любой продукции, то есть антропогенной деятельности.

Цивилизация развивается волнообразно: периоды эволюции, то есть накопления опыта использования какого-либо природного ресурса по уже известной технологии (тиражирование продукции), сменяются интервалами освоения нового ресурса (или нового качества уже известного ресурса) и рождением новой технологии, то есть технологической революции, которая переводит цивилизацию на качественно более высокий уровень, на котором снова начинается эволюционирующее тиражирование, и т. д.

Каждое цивилизационное событие характеризуется своим интервалом. Интервал цивилизационного события-это отрезок времени от появления товарной (в самом широком смысле) продукции по новой технологии до начала массового постоянного использования ее человечеством.

Начало массового использования такой новой продукции мировым сообществом теоретически определяется как момент, в который доля населения, пользующаяся новой продукцией, превышает 1/6, то есть 17 % от численности населения.

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

Например, последним по хронологии цивилизационным событием по состоянию на 2000 г. н. э. можно считать Интернет, число пользователей которого превысило 1 млрд. человек при общей численности населения 6 млрд. человек. Перечень основных цивилизационных событий, произошедших в истории современного человечества, приведен в таблице. Интервалы цивилизационных событий на сегодня достаточно надежно (с точностью в пределах ±20 %) определяются на отрезке времени примерно от 1500 г. н. э. до наших дней (этапы цивилизации №№ 15–22 в таблице).

Анализ этих экспериментально определенных человечеством интервалов событий позволяет сделать два важнейших вывода:

1)   Интервалы параллельных по времени цивилизационных событий, уже происшедших на одном и том же отрезке временной шкалы (то есть на одном и том же этапе цивилизации), практически равны;

2)   Интервалы последующих по времени цивилизационных событий короче интервалов предыдущих.

Первый вывод подтверждает хорошо известный факт, что каждое поколение или эпоха (этап) характеризуются своими темпами цивилизации.

Второй же вывод отражает эффект от наложения на один отрезок времени нескольких цивилизационных событий и стимулирования ими друг друга (например, на рубеже XX века электрогенератор — радио — телефон и т. д., интервал события — 20 лет).

Несколько примеров. Параллельными цивилизационными событиями на рубеже XV–XVI веков были становление артиллерии как рода войск и распространение печатного дела, и интервал каждого из этих событий составил около 100 лет.

Одним из цивилизационных событий рубежа XVIII–XIX веков стало появление в практике человечества паровых машин. Универсальный паровой двигатель (Ползунов, 1765 г.; Уатт, 1784 г.) послужил основой создания паромобиля (Кюньо, 1769 г.), паровоза (Тревитик, 1803 г.) и, наконец, парохода (Фултон, 1807 г.), с которого начались регу-ярные пассажирские рейсы.

Тем самым интервал цивилизационного события «паровая машина» определяется величиной 40±10 лет. Параллель-но с этим событием состоялись и другие: в частности, массовая вакцинация (впервые — против оспы) и хроматический музыкальный звукоряд, ставший достоянием мировой культуры в течение тех же 40 лет после того, как Бах написал свой «Хорошо темперированный клавир». В середине же XX века для таких параллельных событий, как, например, ракетно-ядерное оружие и телевидение, интервал реализации составил всего примерно 10 лет.

Очевидно, что темп цивилизации со временем постоянно растет. Во всяком случае, в 1500–2000 гг. нет «цивилизационных провалов»: варварского запустения, деградации и т. п. даже в случаях крупных природных катаклизмов и мировых войн.

По сути, зависимость интервала цивилизационного события от времени представляет собой убывающую арифметическую прогрессию, по которой интервал цивилизационных событий уменьшается на 20 лет за каждое столетие.

Естественно, само по себе уравнение темпа цивилизации не позволяет определить ее возраст. Для этого необходимо знать длительность интервала первого события и число последовательных событий до настоящего времени. В качестве первого цивилизационного события можно принять технологию поддержания огня, поскольку овладение огнем принципиально отличает человека от всего остального животного мира, представители которого испытывают перед огнем непреодолимый генетический страх.

Все остальные основные последовательные цивилизационные события располагаются в логической причинно-следственной последовательности между этим условным первым событием и надежно датированными событиями XV века н. э.

В качестве примера рассмотрим близкие по темпу цивилизационные события: становление конницы как рода войск и появление конного транспорта (этап № 13 в таблице, интервал события на рубеже XIII–XIV вв. — 140 лет).

До времен «Батыя» конницы как рода войск в Европе быть технически не могло. Тумен Батыя (10 тысяч всадников, по-русски — тьма) должен был иметь на вооружении как минимум 30 тысяч лошадей (по три на всадника: одна под всадником, одна в поводу и одна в обозе), чтобы быть боеспособным и маневренным. Такая армия вынуждена была постоянно перемещаться в зоне пастбищ — то есть в степной и лесостепной зоне, откочевывая зимой в теплые края.

Мифы цивилизации

Рис. 1. Интервал реализации цивилизационных событий (Т, лет) как функция времени (t, лет) от начала современной цивилизации до наших дней:

Мифы цивилизации

Надежно датированные интервалы (этапы №№ 15–22, с 1500 г. н. э.) выделены жирной чертой. Цифрами обозначены номера этапов.

На рисунке 2 показана зависимость численности населения Земли и суммарного ежегодного энергопотребления от времени. Как показывает кривая 1, кардинальные изменения начинаются после 1500 г. н. э. Кривая 2 соответствует естественному биологическому воспроизводству человечества и потреблению естественных энергоносителей (сухое дерево, солома, навоз и пр.). Такая ситуация существовала до 1500 г. н. э. Если бы не было технологической революции, сейчас население Земли составляло бы порядка всего 800 млн. человек. Если ничего не делать для стабилизации человеческой популяции, то должна реализоваться кривая 4. Однако вряд ли это реально, поскольку человечество пока не нашло более мощного и гораздо менее вредоносного источника энергии, чем ядерное топливо, а доступные горючие ископаемые не позволяют обеспечить энергией соответствующий прирост население. Тем самым кривая 4 рано или поздно превратится в кривую 3: это сценарий несостоявшегося, к счастью, ядерного конфликта во время Карибского кризиса 1962 г. Если бы, не дай Бог, он состоялся, кривая 3 отбросила бы человечество на уровень кривой 2. (К аналогичному результату приводят расчеты и спекуляции сторонников программы «золотой миллиард».) Если с помощью специальных программ и энергосберегающих технологий реализуется прогноз ЮНЕСКО, то численность населения в XXI веке стабилизируется на уровне 11–12 млрд. при соответствующем уровне энергопотребления (кривая 5).

Очевидно, что человеческая цивилизация переживает своего рода фазовый переход. Почему же этот фазовый переход начался именно около 1500 г. н. э.? Скорее всего, потому, что именно тогда произошли два важнейших цивилизационных события: появление огнестрельного оружия и печати. Первое вызвало массовое убийство людей и животных. Экспансия новой силы привела к вырубке лесов и началу необратимого техногенного давления на окружающую среду. Второе породило политологию и технологию массового давления на сознание людей. Так возник первый PR-создание и пропаганда фальшивой историографии и традиционной хронологии.

Мифы цивилизации

В интервале 1500–2000 гг. нет расхождения между рис. 1 и 2. Беда заключается в том, что, следуя фальшивой традиционной хронологии Скалигера, созданной в XVI веке, демографы не признают естественной кривой 2 (рис. 2) до 1500 г. н. э. Они вынужденно вклинивают в эту кривую целых четыре плато (в 200–200,1200–1300, 1400–1500 и 1600–1650 гг. н. э.) и «чумной провал» в 1300–1400 гг. н. э., когда, как они считают, вымерла четверть населения Земли. Эти искусственные построения основаны исключительно на фантомных данных из неких «древних книг». Отсюда демографам приходится оценивать численность населения в начале неолита цифрой в 50 млн. особей, которая весьма далека от археологических данных. Если же экстраполировать кривую 2 от 1500 г. н. э. (когда население составляло около 440 млн.) на начало неолита, зафиксировав минимально необходимый для выживания популяции среднегодовой прирост в 0,1 %, то окажется, что в начале неолита численность Homo habilis, трансмутировавших из Homo sapiens, не превышала полмиллиона особей.

Восстановление правильной хронологии остро необходимо хотя бы по одной причине: фальшивая хронология существенно искажает стартовые параметры фазового перехода, который испытывает наша цивилизация. Это может привести к ошибочным прогнозам, чреватым плохими последствиями. Постгеномный человек будет качественно отличаться от современного так же, как мы отличаемся от Homo habilis. И если не создать новую, естественно-научную, а не «договорную» парадигму цивилизации, то апокалипсис, действительно не за горами. Так что, готовьтесь, люди…

ОСОЗНАНИЕ СКВОЗНОГО ВРЕМЕНИ

«Одним из главных достижений учености XII века оказалось то, что она воспользовалась устными свидетельствами и устным преданием.

Другим великим начинанием историков XII века, быть может, наиболее трудным, было освоение времени. В итоге ста лет эволюции весь Запад, наконец, согласился поместить каждый год в непрерывный ряд от Рождества Христова, и все без исключения стали наконец относить само Рождество к одному и тому же году — независимо от имевшихся сомнений и колебаний. Затем, после того как было установлено всеобщее согласие относительно христианской эры, историкам пришлось разрешить еще одну сложную задачу: указать год от Рождества Христова для различных дат, которые сообщали им тексты, и закрепить на одной и той же хронологической шкале факты, относительно которых ни письменные источники, ни память человеческая не сообщали точного времени. Знатоки церковных календарей, виртуозы по части хронологии, монахи XII века справились с этой задачей так успешно, что это и сегодня вызывает у нас изумление» (Бернар Гене. «История и историческая культура средневекового Запада». М., Языки славянской культуры, 2002, стр.411.)

«За полвека энергичной деятельности бенедиктинские ученые спасли, учитывая их возможности, от прошлого все, что можно было спасти. Случилось так, что их преемники не получили стимула для новых изысканий в этой области. Они просто продолжали рассказывать о своем времени. Историки XII века были в первую очередь исследователями. Историки XIII века были прежде всего свидетелями» (там же стр. 412).

За этими строками выдающегося современного французского историка Б. Гене, возможно, скрывается гораздо более глубокая информация об осознании человечеством такого понятия, как время. И о сущности хронологии.

Под термином «хронология» понимаются две совершенно разные вещи: (1) Хронология как последовательность событий во времени и (2) Хронология как наука об измерении времени. При этом под «исторической хронологией» понимают вспомогательную историческую дисциплину, которая изучает системы летосчисления и календари разных народов и государств, а также помогает устанавливать даты исторических событий и возникновения исторических источников.

Хронология (Х-1) — ретроспективная реконструкция, поскольку единственная, причем скользящая, точка отсчета времени назад — настоящее время, как следствие, она конвенциональна. Это в полной мере относится к исторической хронологии.

Хронология (Х-1) — естественно-научная дисциплина, поскольку основывается на воспроизводимых измерениях колебательных и вращательных природных циклов. Это в полной мере относится к астрономической хронологии.

Наблюдение за окружающей природой не дает человеку абсолютной «точки начала времени». Отсчет времени от «Большого Взрыва» так же конвенционален, как, скажем, и от «Сотворения Мира». Но наблюдение за природой предоставляет возможность сопоставления текущих событий с природными циклами. И эти наблюдения и легли в основу многочисленных вариантов календарей задолго до появления хронологии (Х-1).

Какие природные циклы наблюдало человечество? Наиболее короткий — суточный цикл — по восходу и заходу Солнца. Но этот цикл, с точки зрения наблюдателя с Земли, неравномерен на протяжении самих суток в пределах одного цикла (до Полярного круга), а за Полярным кругом солнечный год вообще вырождается в одни сутки, состоящие из одного дня и одной ночи.

Вторым по увеличению относительной продолжительности является «приливный» цикл (связанный, как мы теперь знаем, с Луной, но про это раньше не знали). Английское слово tide-прилив — аналог немецкого Zeit, швед., норв. tid-время (ср. также голландское tij = прилив и tijd = время), поскольку приморские, а уж тем более островные жители, естественно, свою деятельность соразмеряли с приливами и отливами.

Несколько более продолжительный лунный (месячный) цикл наиболее удобен из-за возможности отсчета двухнедельных (англ. Fortnight) промежутков между первой и третьей четвертями («растущей» и «стареющей» Лунами) — фазами Луны, а также, учитывая полнолуние и новолуние — определения недельного цикла и установления связи между суточным и месячным циклами.

Еще более продолжительный — годичный цикл, подразделяемый на «времена года», фиксируется только позже — уже с помощью устройств, позволяющих определить равноденствия, а затем и солнцевороты. Это же относится и к сезонным разливам рек (например, Нила), и к наступлению сезона муссонных дождей в тропиках.

«Круг Луны» (19 лет) и «Круг Солнца» (28 лет) — следующий этап освоения природных циклов для локальной, но более масштабной привязки по времени на фоне звездного неба. Наблюдения планет — уточняющий фактор 2-го порядка относительно этих основополагающих циклов. (Погодные условия — фактор осложняющий, но не исключающий наблюдения небесных тел.)

Все упомянутые циклы наблюдаемы на протяжении человеческой жизни. Но ни один из них не предполагает потребности человека в какой-либо сквозной хронологии (X-1), поскольку с бытовой точки зрения привязка к какому-то из них одновременно и необходима, и достаточна.

Единственный необратимый процесс, который может побуждать человека к сквозной хронологии — сама жизнь. На могильных плитах выбито всего 2 даты: рождение и смерть. Вся остальная биография — вторична. Да, существует определенная преемственность поколений, осуществляемая в потомках, но ни один из них (не с циклическим геном простейших) не является точной репликой предка. И на протяжении жизни люди сталкиваются с ситуациями, когда текущий отсчет времени затруднен («узник в каземате без окон»). Но заход солнца даже за Полярным кругом не столь фатален для человека, как для бабочки-однодневки. Относительность понятия «сквозное время» для человека с совершенной очевидностью характеризуют древнейшие слова, отражающие понятие некоторого конечного отрезка времени.

Думаю, вряд ли кто-нибудь не увидит прозрачной связи между, скажем, англ. year-год, нем. Jahr и русским яр(а) = весна (ср. также с греко-романским оrа = час, время, наконец, эра!). Так же и слово «год» в русском языке стало обозначать понятие «год» только в XVI в., а до того это слово было связано с понятием «праздник», «хорошее» (= годное) время» (как и сейчас у сербов). Украинское «година» означает «час», а чешское «час» означает просто «время». Англ. week, нем. Woche означают «неделя», в то время как русское однокоренное — «век» — исходно означало «некоторый истекающий срок» (ср., например, «40 лет — бабий век»), а теперь еще и «100 лет». То есть исходно подразумевается некоторый срок, потому и в украинском мы имеем pik (мн. poki, однокоренное со «срок»), что опять же теперь означает «год», и т. д. Греческое «хронос» до сих пор означает и «время», и «год», и «продолжительность» (ср. также русское «круг»). Само разнообразие привязок слов, отражающих понятие некого определенного временного интервала, к конкретному сроку недвусмысленно говорит о том, что установились эти понятия, по историческим меркам, совсем недавно.

В связи с этим обратим внимание на то, что греческое слово ENH означало «последний день месяца» (доныне существующее ENIAYTOC означает «год, большой промежуток времени, цикл, период». А ведь латинское слово ANN(US) = год и греческое ENH — близнецы-братья! Поэтому во время ОНО, скорее всего, считали месяцами (естественно, лунными).

Вот, например, что пишет среднеазиатский историк Бируни (традиционно датируемый XI веком): «Говорят, что когда до Тахмураса дошло предупреждение о потопе, а это случилось за 231 год до потопа, он приказал выбрать в своем царстве место со здоровым воздухом и землей. Люди не нашли места, более достойного такого названия, чем Исфахан. Тогда Тахмурас велел сохранить науки и положить их в самое сохранное место. Это подтверждается тем, что в наше время в Джее, (около) города Исфахана, обнаружили холмы, в которых, когда их раскопали, нашли помещения, полные кип древесного лыка, называемого «туз», которым обтягивают луки и щиты. Лыко было исписано какими-то письменами, и никто не знал, что это за письмена и что именно начертано».

Очевидно, что за 231 год предупреждать кого-либо о грядущей катастрофе можно, но ожидать практических действий в ближайшем будущем во избежание наиболее тяжких последствий бессмысленно и в наше время: если кто и прислушается всерьез, и начнет заниматься этой проблемой — отдаленного от ближайших потомков будущего, то таких предупредить за 231 месяц, то есть примерно за 19 лет, — вполне реальный срок для прогностического определения судьбы как в данный момент живущего, так и непосредственно следующего поколения. И это не требует привлечения такого религиозного понятия, как «пророчество».

Закончилось же «время ОНО», когда погодный счет заменил помесячный. Когда же это могло произойти?

Для обозначения календарного года, помимо ENIATOC, у греков есть и другие слова: уже упомянутое XPONOC и ЕТОС, так же как и в русском «лето» для обозначения годов во множественном числе. Само наличие нескольких слов для обозначения одного и того же понятия (согласно Э. Бенвенисту) говорит о том, что в прошлом они имели несколько разный смысл. (Но, как считается, в произведениях Гомера слова ENIATOC и ЕТОС употреблялись в качестве синонимов. При этом трудно судить, связано ли ENIAUTOC с ENH-AUTOC — «этот срок, тот самый срок», ср. также он = тот, или, скажем, прямо с ENH-ETOC, то есть срок = год.)

И то, и другое отвечает понятию «конец счета». Но важно то, что слово ENH имеет еще одно, на первый взгляд, не связанное с первым, значение: «послезавтра». Добавим к тому же, что для обозначения месяца есть общеевропейское MHN(AC). С учетом русского «месяц» в значении «серп луны», MHN приобретает смысл «зарождение Луны после новолуния», в отличие от ENH — «день перед смертью Луны», то есть опять-таки «конец счета», «конец срока». Поэтому значение «послезавтра», скорее всего, возникло как «через ночь после новолуния».

Заметим, что до сих пор ни одного религиозного основания для мотивации вышесказанного не привлекалось — надобности просто не было.

Теперь рассмотрим возникновение таких «исторических» понятий, как «столетие», «тысячелетие», которые не имеют прямого отношения ни к жизненному, ни к природным циклам. (Очевидно, что эти понятия могли возникнуть только после принятия универсальной десятеричной системы счисления.)

Латинское слово saeculum переводят как «род, поколение, человеческий век» и как «столетие». Однако с понятием «сто» (число) это слово никак изначально не связано. Но ведь человеческий век и смена поколений, как мы видим, прямо связаны с понятием «жизненный цикл», причем слово «цикл» считается всюду заимствованный из греч. kyklos («круг»).

В связи с этим куда логичней рассматривать этот «греческий» круг в сопоставлении со славянским «коло» = круг. (Сравните «се коло» с рум. secol — «век», итал. secolo, пор-туг. seculo, фр. siecle, исп. siglo, а также с исп. seguelo = последствие.) Иными словами — это поколение, коловращение жизни в сменяющихся поколениях. Поколение по «индикту Константина» — это 15 лет, периодическое взимание налога на наследство в указном порядке. «Китайский», он же «ацтекский» (!), срок для поколения — 20 лет (3 поколения на 60-летний календарный цикл. Заметим, что если китайский календарь связывать с соединением Юпитера и Сатурна, то он не мог быть создан ранее 1323 г.).

Для сравнения: сейчас смена кадровых поколений в армии происходит примерно за 12–15 лет (да и, к примеру, в османской армии 500 лет назад от начинающего рекрута до ветерана было 2 поколения: 25–30 лет). Номенклатурно — бюрократическая гражданская система «продвижения в начальники» — тоже примерно в 15 лет. В определении среднестатистического срока поколения играет роль не только продолжительность жизни, но и просто наступление фертильного возраста (14–18 лет). Затем следует период становления личности, овладения профессией и обзаведения семьей (до 30), наиболее продуктивный, «взрослый», период — примерно от 30 до 45 лет, «зрелый» период — 45–60, «пенсионный» — 60–75, далее только геронтологический… Кто сколько успел. Но в среднем цифра, характеризующая смену поколений, явно близка к тем самым 15-летним «индиктам» — то есть к некоторому среднему конвенциональному сроку, но определенному опытным путем.

«Указ Константина» — это, по сути, закрепление некоторых, накопившихся ко времени его появления, статистических данных. И это опять-таки не религиозное, а вполне «гражданское», то есть «светское» коловращение, то есть «секулярный век»: понятие, которое, вероятно, сохранялось даже в обстановке религиозного размежевания и попыток введения универсального церковного календаря вплоть до григорианского 1582 г. Иными словами: примерно до конца традиционного XV века счета на столетия, возможно, не было вовсе.

Слово «seculaire» (написание с 1611 г.) во французском языке впервые приобрело значение «столетний» в форме «seculare» в 1549 г. До этого в смысле «столетний» употреблялось слово «centenaire» (век, эпоха, современность) — нет! И это прямое указание на то, что введение понятия «столетие» как хронологический цикл связано не только с религиозно-календарной реформой, но и непосредственно с «секуляризацией» (secularisation, с 1567 г.), то есть введением и новых «мирских» (по-французски, seculier, с 1260 г.) правил.

Вот что пишет историк АГ. Кузьмин («Начало Руси». М., Вече, 2003, стр. 201): «Отметим, что буквально значение слова «век» в древности — это срок жизни предмета, явления, человека. Это хорошо известно и подтверждается большим количеством источников (Срезневский и т. д.)… Это слово было наиболее употребительно для обозначения жизни одного поколения. Основное значение латинского соответствия славянскому веку — saeculum — как раз «поколение», «век человеческий» (Ананьев и др. Полный латинский словарь. 1862 г., с. 761)». Далее Кузьмин говорит о русских источниках, в которых из контекста следует, что «вечи» = поколения, а не столетия.

Еще забавнее английское century («столетие»), которое заимствовано из французского, но во французском-то centurie никогда не означало «столетие», а только воинское подразделение — «сотню»! Она же — «римская центурия» (впервые отмечено в 1284 г.). А время появления стоящего особняком английского «century» как обозначения столетия — прямое указание на время введения счета столетиями — одновременно с французским seculaire, с появлением понятий Trecento и Quatrocento и т. п. Вероятное время возникновения самой идеи счета на столетия — не ранее конца XV века, скорее всего — первая половина XVI века.

Важно, что определение «век» (saeculum) = 100 лет — аксиоматическое, то есть не требующее (да и не имеющее) доказательств. Значение слова saeculum = «сто лет» не могло исчезнуть из обихода после его введения более чем на 1000 лет. Никаких же естественных причин для поддержания этой аксиомы нет. И быть не могло. Поддержание же значения saeculum = «столетие» без предшествующего в десятеричной системе понятия «десятилетие» просто невероятно. Числительное 100 в десятеричной системе занимает вполне определенное место в иерархии этой системы относительно основания 10. Слово же декада «decade», обозначающее «десятилетие», впервые отмечено только в 1385 г. (А легендарные «деценалии», якобы введенные Августом и всплывшие в 1540 г., к непрерывному счету времени отношения не имеют.)

Если посмотреть на перечисленные выше традиционные даты, то самая старшая из них— 1260 г. Это вряд ли случайное совпадение, как будет показано ниже.

И греческое понятие «хилиэтерида» как «тысячелетие» возводится не далее того же времени. Греческое «хилиа» = 1000 этимологи пытаются связать со словом «хера, хери» — рука, имея в виду, что и то, и другое можно рассматривать как некий «конец счета». Заметим, что слово «хилиа» никак не связано с общим индоевропейским словом «сто» (греч. hekato). Так же и греческое «мириада» = 10000 означает просто «много», как и старорусское обозначение 10000 = «тьма». В балто-славяно-германском языковом ареале ситуация совершенно иная, поскольку сложное слово «тысяча» (англ. thousand, нем. Tausend и т. п.) исходно означает «тучная сотня», то есть «большая сотня». Здесь, в отличие от греческого и романских языков, совершенно ясно отражение десятеричной системы счета до тысячи.

Chilia — насколько смутно происхождение этого греческого слова в самом греческом языке, настолько же оно прозрачно в арабском: «Широкое понятие хитрость (хиля) употреблялось, в частности, для наименования приемов, которые мы в настоящее время отнесли бы к разряду прикладной математики и механики. Ильм аль-хияль — «наука искусных приемов» обнаруживается в средневековых классификациях наук… Перехитрить Бога — и такую задачу ставили перед собой некоторые средневековые мусульмане…» («Сравнительное изучение цивилизаций». Хрестоматия. М., Аспект пресс, 2001, стр. 289–290). И точно такую же задачу ставили перед собой иудеи-каббалисты, причем их идеи получили развитие все в том же XIII в. («Зогар»), а в XVI веке были подхвачены и мистиками-протестантами (Я. Бёме).

При этом слово «хилиа» вполне сопоставимо с балто-славяно-германскими словами, отражающими опять-таки некий промежуток, цикл: укр. хвилина — «минута», чеш. chvile, польск chvila; лит. valanda — «промежуток времени», англ. while, голл. wijl, нем. Weile; швед. Vila — «отдых, покой, лежать, отдыхать»; норв. hvil — «отдых», hvile — «отдыхать»; англ. while, whilst — «пока, тем временем», голл. wijl, нем. Weil, а также волну: укр. хвиля, бел. хваля, болг. вълна, чеш. vlna, лит., латыш, vilnis, голл. zwalp, нем. Welle, швед, svall, норв. svalk; англ. swell — «волнение, зыбь» и т. д. Отметим еще, что в Псалтири буквально рядом упомянуто «тысячелетие», как производное от «хилиа» (90:5), и «наводнение» (90:6). Еще раз обратим внимание, что слово «волна» и теперь употребимо как некий отсчет времени. Но «тысячелетие» ли имелось в виду до появления сквозной хронологии?

Что реально произошло в 1259–1260 гг., известно одному Господу Богу, но есть реальные физико-химические свидетельства об экстраординарных природных событиях этого времени. Историки пишут, что в ожидании конца света обезумевшие люди убегали в леса, кончали жизнь самоубийством.

Следы катастрофического события наблюдаются повсеместно в полярных ледниковых кернах в виде исключительно мощных и острых (в распределении по времени) кислотного и сульфатного пиков при исследовании образцов коренных льдов, относящихся к этому году. На протяжении 5000 лет до этого, а также после этого доныне ничего подобного не отмечено.

Как считают вулканологи, это было крупнейшее эруптивное событие, выбросы которого транспортировались от источника по всему миру. (Langway C.C.Jr., Clausen H.B., Hammer C.U. An inter-hemispheric in ice cores from Greenland and Antarctica (Ann. Glaciol., 10,1988, p. 102–108.) Причем сигнал этого извержения отмечается в кернах как Северного, так и Южного полушария, что может свидетельствовать не только о большой мощности извержения, но и о том, что оно произошло скорее в низких широтах, чем в средних или тем более в высоких. Тем не менее привязать сульфатный и кислотный пики «1259» года к конкретному вулкану не удается. Существует также мнение, что это катастрофическое событие могло послужить триггером для начала малого ледникового периода за счет загрязнения атмосферы твердыми и летучими продуктами извержения.

Катастрофичность события 1259 г. по мощности выброса серной кислоты в атмосферу можно оценить в сравнении с извержением вулкана Тамбора (1815 г.), общий аэрозольный выброс которого в стратосферу составил тогда, по оценкам Рампино и др., порядка 200 мегатонн (Rampino M.R., Self S., Stothers RB Volcanic winters.-Annual Review, of Earrth and Planetary Sc. Lett, 16,1988, p. 73–99). Работы (Raynaud D. The total gas content in polar ice core. — The climatic record in polar ice. Cambridge, 1983, p. 79–82; и Gerlach T.M., Graeber EJ. Volatile budget of Kilauea volcano. — Nature, v. 313, N6000, 1985, p. 273–277) оценивают выброс в стратосферу аэрозолей серной кислоты в результате извержения вулкана Тоба (ок. 75000 лет назад) от 9x1014» до 5х1015 г, в то время как общий аэрозольный выброс, согласно Рампино, для этого извержения — от 1000 мегатонн и выше. Из этого следует (при допущении равновеликого соотношения компонентов выб-роса для Тобы и события 1259 г.), что в 1259 г. было выброшено от 3,6x1014 до 2х1015 г, то есть порядка 1000 мегатонн аэрозоля, содержащего не менее 100 миллионов тонн серной кислоты. Попросту говоря, серной кислоты в 1260 г. выпало столько, что мало не показалось бы и сейчас.

Такое резкое воздействие на окружающую среду не могло пройти без очень серьезного ущерба для флоры и фауны.

То, что о конкретном гигантском извержении вулкана нигде никаких упоминаний нет (а оно явно должно было бы произойти в обитаемой части Ойкумены), говорит о том, что это могло быть не вулканическое, а экстратерриальное событие, то есть катастрофа, вызванная внеземным источником.

С конца XVI века в Европе действительно наступило естественное похолодание климата — как волнообразное затухание катаклизма, выразившееся в двух минимумах — Маундера, а затем и Шпорера. В XIV веке мореплавание в Атлантике практически прекратилось из-за постоянных штормов. С этого же времени люди начали строить дамбы и плотины — что в Москве, что в Голландии. Приливные явления в закрытом Адриатическом море были на порядок сильнее, чем сейчас. На территории северной Германии до сих пор сохраняются следы т. н. «дюнкерской трансгрессии» — занесенные песком и илом леса и деревни. На картах XIV–XVII веков нет Аральского моря — это просто залив Каспия, который из-за этого по протяженности ориентирован не с юга на север, а с запада на восток. (По данным географа А.Ф. Шнитникова, трансгрессия Каспия как раз приходится на XIII–XV вв.) Более того, существовало огромное озеро на месте Барабинской степи, а нынешние пустыни Каракумы и Кызылкумы были густо заселены.

Все это может быть объяснено последствиями релаксации Земли после импульсного воздействия извне. Миграции крыс и распространение чумы в XIV веке могут рассматриваться как прямое следствие катаклизма. И не только одной болезни — обыкновенной чумы, но и бубонной чумы, и туберкулеза, и цинги и т. д. «Чумное время» — как обобщающая характеристика-закончилось в середине XV века.

В связи с этим характерно и само обозначение средневековья в источниках XV–XVI веков. Первым зафиксировано латинское выражение «media tempestas» (1469), где слово tempestas означает не просто время, а «пора бурь, время катаклизмов» (ср., например, англ. tempest — «буря»), то есть оно передает явно негативную характеристику событий этого временного промежутка. Далее появляется формула «media antiguitas» (1494), или «средняя античность», то есть промежуток примерно с середины XIII века до середины XV века считается временем «средней древности». Затем отмечаются выражения «media tempus» и «medium aetas» (1531), то есть попросту «среднее время, средняя эпоха». И только в 1596 г. — saeculum medium, одновременно с «medium aevum» — уже после того, как слово «saeculum» — «век» — было ассоциировано и с понятием «столетие». Однако окончательно выражение «средние века» приобрело современный смысл только в конце XVII века.

Тоже касается и понятия античность. Слово antique во французском языке отмечено в XIII веке. Считается, что оно произведено от лат. antiquus. Но по-латыни «antequos» означает «до каких-то событий». До каких же событий? Итальянское слово antico в обиход вошло во второй половине XV века. А вот что пишет Вазари (1511–1574), крупнейший искусствовед XVI века, введший в оборот термин «готика»: «Манера эта была изобретена готами, ибо после того, как были разрушены древние постройки и войны погубили архитекторов, то оставшиеся в живых стали строить в этой манере, выводя своды на стрельчатых арках и заполняя всю Италию черт знает какими сооружениями…».

Катастрофа, вызванная наблюдавшимся внеземным источником, не могла не оставить следов и в ментальности человечества. Землетрясение или наводнение впрямую не дает оснований для связывания таких природных катаклизмов с «карой небесной» — для этого необходимо визуальное наблюдение космических и атмосферных явлений — то есть знамение. Причем знамение совершенно неординарное: это не молнии, северные сияния, солнечные и лунные затмения, которые наблюдаются нередко и не приносят ощутимого вреда. На эту роль гораздо лучше подходят кометы и крупные метеориты, если их обломки достигают Земли.

Именно беда, приходящая с неба, является сильнейшей религиозной мотивацией. В связи с этим характерен феномен пророчества. Если, скажем, катастрофа была связана с развалом близко подошедшей кометы, то она должна была происходить не менее, чем в два этапа, и это объясняет многое: пережившие катастрофу и связавшие ее с появлением кометы рассказывали о ней детям и внукам. Не надо было быть семи пядей во лбу, чтобы сообразить, что уходящая за Солнце комета, разворачивающая хвост в сторону, противоположную от начальной, недвусмысленно обещала вернуться. Но когда она вернулась, таких катастрофических событий, как в первый раз, не было, хотя краснело небо и снова выпадал каменный град и т. д. Поэтому потомки решили, что страхи предков были слишком преувеличены, при этом некоторых пророков просто казнили («охота на ведьм» и т. п.).

Когда вымерли свидетели катастрофы, мнения потомков разделились: одни сочли, что пришествие мессии состоялось, и стали христианами, другие решили, что масштаб катастрофы был не тот, и мессию еще надо ждать — так образовались иудеи-ортодоксы. Третьи, наименее грамотные, решили вообще покончить с пророчеством: они объявили, что последний из пророков — Магомет — останется последним навсегда. Но и следующие поколения продолжали размежевываться: мусульмане раскололись на суннитов и шиитов именно на почве пророчества, а часть христиан предпочла иметь постоянно действующего пророка в лице папы римского.

Самое парадоксальное, что последними раскололись «древние евреи» — в XVIII веке возникло движение хасидов, причем опять-таки на почве признания пророков-цадиков! Такая модель развития нынешнего монотеизма представляется отнюдь не беспочвенной.

Другим религиозным понятием, возникновение которого напрямую можно связать с катастрофой, является чистилище. Возникновение понятий «рай» и «ад», как взаимосвязанные альтернативы в представлении о том, что происходит по истечении жизни, вполне естественно. А вот «чистилище» представляет собой представление о процедуре, с помощью которой Вышняя Сила разделяет «чистых» и «нечистых»: кто пережил испытание — чисты, погибшие — были нечисты, за то и наказаны. Традиционная историография гласит, что идея «чистилища» зародилась в III веке (Jagues Le Goff. The birth of purgatory. The University of Chicago Press. Chicago, USA 1984) в трудах Климента Оригена и Киприана. Блаженный Августин (IV в.) в трактате «Град Божий» впервые употребляет термин «poenae purgatoriae», из которого и возникло purgatoru = чистилище.

Однако после этого — вплоть до ХII(!) века — тема чистилища исчезает из источников, чтобы возродиться для бурного обсуждения «отцами церкви», список которых весьма внушителен и включает Альберта Великого, Бонавентуру, Фому Аквинского. Считается, что канонизация чистилища произошла в 1274 году на Лионском соборе. (При этом якобы папа в своем письме фактически признал чистилище каноном еще в 1254 году.) Апогей развития темы чистилища — «Божественная Комедия» Данте. Однако догмат чисти лища был введен только в 1439(!) г. и подтвержден в 1562 г., поскольку Мартин Лютер в начале XVI века возобновил полемику о чистилище. (При этом РПЦ существования чистилища никогда не признавала!).

Характерно и то, что на рубеже XII–XIII веков на исторической арене появляется своего рода «Французский Иисус» — Франциск Ассизский (лат. Franciscus Assisiensis, трад. 1181/1182 — 1226), основатель ордена «нищенствующих» монахов — францисканцев, поборник идеалов «ранней веры». Самые ревностные блюстители учения Франциска Ассизского — т. н. «спиритуалы», то есть «нестяжатели», призывавшие питаться только «святым духом».

«Ересь» Французского Иисуса распространяли и «иоахи-миты» — последователи еще одного учителя — Иоахима Флорского (1132–1202). Он выдвинул следующие идеи:

1)   Троица как триединство свободы, любви и мира;

2)   Хилиазм (от греческого «хилиа» = тысяча, а не от лат. millе!), то есть грядущее наступление «тысячелетней» эры «Святого духа». (Вот где впервые появляется некое тысячелетие как мера, удлинившая традиционную историю, причем сам «хилиазм» был позднее отнесен на те же 1000 лет назад и осужден как ересь!).

Экономическая «основа свобод», по-французски Franchise Assise, вполне могла впоследствии трансформироваться в «отца РКЦ» Франциска Ассизского, которого нарекли умбрийским монахом из г. Ассизи (или этот город был назван впоследствии его именем), канонизировали и соорудили в честь него мемориальный комплекс (традиционно — в 1228 г.), однако биография Св. Франциска была сочинена генералом ордена францисканцев Фра Бонавентурой только в 1290 г., когда общественное движение «нищенствующих монахов» уже было поставлено под жесткий контроль!

Движение за чистоту «ранней веры» достигло апогея в 1252 г. с выходом книги Джерардино из Борго-Сан-Донино под названием «Введение в Вечное Евангелие». По расчетам иоахимитов, францисканцев, спиритуалов скоро должен был наступить роковой — 1260 г. Несколько позже появились труды Иоанна Петра Оливи (1248–1298), который понимал историю христианства так: на 13-й день младенец Иисус был показан царям-волхвам, на 13-м году он ушел от матери и объявился в храме, а на 13-м saeculum (цикле, поколении, эпохе) после смерти Христа прославлен Франциск, установивший «евангельский порядок».

Параллельно с этим возникают репрессивные структуры, созданные поборниками жесткой иерархической церковной власти. Идеологами этого течения, возобладавшего во второй половине XIII века, становятся отцы РКЦ Альберт Великий (ок. 1193–1280) и Фома Аквинский (1226–1274).

Перечислим еще некоторые события, отнесенные к XIII веку, согласно традиционной историографии. В Западной Европе громят катаров, проклятых в 1215 г.: в 1216 г. для борьбы с «еретиками» создается орден воинствующих «псов Божьих» — доминиканцев (именно из недр этого ордена вышли упомянутые Альберт и Фома). Со свободными крестьянами, не желающими платить дань церковникам, жестоко расправляются церковные наемники (например, Штедингское побоище 1234 г.). В ответ в 1260 г. появляются воинствующие «апостолики» во главе с Джерардо Сегарелли, выступающие против церковной власти. В Париже Сигер Брабантский проповедует учение Ибн Рушда (Аверроэса), вообще отрицая Бога как Творца (убит как еретик в 1282 г.).

В 1261 году пала «Латинская Империя», в этом же году родился князь Даниил, начиная с которого на Руси стала возвышаться Москва. В тот же промежуток в Англии появился «первый парламент» (1258–1264). До середины века иудеи, появившиеся на островах примерно в 1210 г., пользуются патронажем короля, отчего практически вся Англия к середине века была у них в закладе, а в 1290 г. их полностью изгоняют с островов… аж на 350 лет!

На северо-западе Европы образовывается «новый» Ганзейский союз самоуправляемых городов (окончательно сформировался к 1370 г.).

На юге в Египте к власти пришли мамелюки, на Пиренеях победила Реконкиста, арабы ушли из Европы (кроме Гранады).

На востоке, со смертью «языческих ханов» Батыя и Мункэ, в Орде начинается борьба за церковное влияние на военное руководство, закончившаяся введением Узбеком ислама в 1317 г., после чего Орда начала распадаться, и пошли прочие кардинальные перемены.

Очевидно, что повсеместно происходит смена идеологии. Религиозные монотеистические структуры обретают реальную власть. Например, папа Бонифаций VIII (1235–1303, правил с 1294 г.) сначала максимально использовал движение францисканцев, а потом уничтожил их идеологов: в час-тности, сжег на костре Сегарелли в 1300 г. — как раз, как пишут историки РКЦ, в первом в истории году, объявленном этим самым Бонифацием «юбилейным». (Заметим, что «1300 г. от РХ» — это истекшие 13 сотен лет, то есть не слишком-то и ровное их число, тем более не «апостольское». Далее даты от «РХ» приводятся в кавычках, кроме дат в ссылках.)

Все эти события имеют некоторую центральную временную точку, точку перелома — все тот же «1260» год. Несмотря на то, что традиционная датировка этих событий установилась гораздо позже катастрофы-«1260», становление датировок сильно растянулось во времени, и изменение характера событий, описываемых до и после катастрофы, не могло полностью скрыть сам факт катастрофы.

«1260» — ключевой год, который, по сути, может быть началом отсчета современной хронологии. К нему, согласно Иоахиму Флорскому, должно было как раз пройти 12 saeculi = индиктов = поколений, то есть 15x12=180 лет от Вознесения Христова и начаться 13-й, то есть первый в грядущем Тысячелетнем Царстве (эре) Святого духа, всеобщих свободы, мира и любви. (При этом время «Страстей Христовых» относится в конец «X I» в.) Более того, в «1260» г. должна была наступить третья эра — волна-«хилия», поскольку первые две характеризовались по Иоахиму Флорскому как «эра Сына». Иными словами, до «1260» г. мыслимая история продолжалась всего 24 (=2x12) поколений, то есть 360 лет от начала «первой волны» — примерно с «900» г.

Теперь вернемся к тому, как образовались ныне принятые датировки. Вот фрагмент истории папства (С. Лозинский): «Вследствие внутренних раздоров Рим с конца IX века переживал пору тяжелого кризиса, во время которого папская тиара переходила от одного папы к другому, смотря по тому, кто сильнее. В «877» г. папа Иоанн (VIII, традиционно понтифик в «872–882») находился даже в плену у одного феодального владыки, а после своего освобождения покинул Рим и пытался созвать во Франции собор для наказания своих «угнетателей». Не получилось, папа писал: «Мы ждали… света, а получили тьму». Этот Иоанн, по словам летописца из Фульды, стал жертвой своей собственной политики: ему дали яд, а так как он сразу не умер, то удар молотка по черепу положил конец его бренному существованию. То был первый в длинной веренице случай убийства в средние века «наместника Бога на земле».

Заметим, что в это время ни в едином источнике нет никакого упоминания о начале нового «Великого Индиктиона», по коему сейчас живет РКЦ и который должен был начаться именно в «877» г. — если бы к тому времени знали, что предыдущий, «константиновский», начался в «345» г. Но тогда этого еще явно не знали… А ведь это основа для расчета пасхалий!

Дальнейшая история папства с его развратом и убийствами никак не отражает ни истовый пиетет перед грядущим, казалось бы, великим праздником — «миллениумом» (то есть 1000-летием от РХ), ни благоговения от наступления нового «тысячелетия Христова» — вплоть до подвижничества отшельника Петра Дамиани («1007–1072») и папы-реформатора Григория (VII, Гильдебранд, традиционно понтифик в «1073–1085» гг.). Но пренебрежение «миллениумом» характерно не только для РКЦ: «новообращенная» Киевская Русь (традиционно христианская с «988 г.») тоже никак не празднует это событие.

Вот характерный пример. Старейшим подлинным документом богатейшего архива г. Дубровник (Хорватия) считается папская булла, датированная историками-архивистами 1022 годом от РХ. Однако год от РХ в тексте буллы не проставлен — есть только «индикт». Тем самым прямая датировка буллы отсутствует, поскольку индикты повторяются каждые 15 лет, Буллы, традиционно относимые к XI–XIII вв., датируются по папам римским. И, к примеру, упомянутая булла датирована по папе Бенедикту VIII. Но дело в том, что никакого номера «VIII» ни в каком виде в тексте буллы нет — есть просто некий понтифик Бенедикт, а косвенная датировка «по папам» сделана гораздо позже написания самой буллы. Если же датировать буллу по материалу, в сравнении, скажем, с материалами, на которых написаны находящиеся в том же архиве папские документы начала XV в., то буллу с успехом можно отнести не ко временам Бенедикта «VIII», а ко временам Бенедикта «XIII». (Правда, в 1409 г. этот Бенедикт был низложен на соборе в Пизе, но низложенный «антипапа» долго еще сопротивлялся, пока его окончательно не уволили в 1417 г. — уже на соборе в Констанце.)

А вот английские церковники уже пользуются «таблицами Дионисия» и первая дата от РХ в Англии появляется аж в «675» г.! И хронист Беда Достопочтенный в «731» г. уже пользуется датировкой от РХ, а первый документ папской канцелярии с датировкой от РХ появляется только в «1431»! Тем самым получается, что англичане святее всех римских пап за 700 лет вместе взятых…

Считается, что первый официальный документ во Франции с датировкой от РХ появился в «742» г. Но с конца IX в. до второй половины XI в. таких документов нигде нет! И никакого миллениума опять-таки не отмечено. Перечни королей, списки пап начинают составляться только в XIV веке. Появившаяся при этом нумерация одноименных часто путается — чего стоит только одна история с «папессой Иоанной» (якобы бывшей понтификом то ли в середине IX в., то ли в начале XII века), всплывшая, как считается, в середине XIII века: эта самая папесса еще благополучно числилась среди пап в списках и XVI века, пока в XVII веке гуманисты не заставили РКЦ убрать эту позорную страницу из своей и без того липовой истории.

При этом в X–XII вв. об этой папессе никто еще не упоминал. Однако, по традиционной истории, в первой половине X века делами РКЦ заправляла некая «Маруся» — Марозия Теофилактовна, жившая с папой Сергием и родившая от него не только будущего папу Иоанна (XI), но еще и Альбериха, сын которого, то есть внук Марозии, звался… Октавианом, он же впоследствии — тоже папа, Иоанн (XII)… Это даже не анекдот — это же просто приключенческий роман, то есть буквально «римская история».

Эра хиджры у мусульман, как считается, была введена при халифе Омаре около середины VII в. В XX веке внезапно обнаружили египетский папирус с датировкой 22 годом хиджры («644/645» г. н. э.) и надгробную надпись с датой 31 г. хиджры («652/653» г. н. э.). То есть сохранились датировки по хиджре более поздние, чем датировки по РХ! При этом письменная фиксация первых сур Корана — начало XIV в. (По Н. Морозову — в «1318» г. По предположению В. Поляковского — в «1321» г., при согласовании календарей, поскольку начало лунного и солнечного календарей практически совпадало именно в этом году.)

Леонардо да Винчи прямо пишет в дневнике в начале XVI в., что Мухаммед молился… Юпитеру, то есть поначалу был язычником. Затем, согласно хронике Дж. Виллани, изданной в том же XVI в., Мухаммед примкнул к одной из христианских сект и только потом с помощью некоего монаха-отступника Сергия Грозия организовал собственное церковное дело. Примерно то же пишет и историк XVI в. Михалон Литвин.

И в Коране есть прямое упоминание Евангелия (сура 57:27): «Потом Мы отправили по следам из Наших посланников и отправили вслед 'Йсу, сына Марйам, и даровали ему Евангелие, и вложили в сердца тех, кто последовали за ним, кротость и милосердие, и монашество они изобрели». Иными словами, апостолы (= последовавшие за Ним) в Коране отмечены, а их «Деяния» — нет. Фрагменты протоевангелий и апокрифов есть, а канонических Евангелий нет.

По традиционной истории монашеские ордены возникли не ранее рубежа XI–XII вв. (иоанниты, цистерцианцы, тамплиеры и т. д. Вся история бенедиктинцев, орден которых считается существующим с VI в., до XII в. фантомна, структура ордена определена только в «1128» г.). По сути, до XII в. не было и понятия «орден» как структура. (Само слово «орден» означает «порядок», так же, как и слово «орда». Это не неорганизованная толпа.)

Далее в той же суре Корана: «Мы им его не предписывали, если не для снискания благоволения Господа. Но они не соблюли его должным соблюдением». О ком здесь речь? Цитируемая сура Корана называется «железо». Единственный монашеский орден, который был официально ликвидирован до середины XIV в. — орден тамплиеров (т. е. хранителей Храма) в «1312» г. (фактически — в «1307» г.): за отказ подчиняться и королям, и папе римскому. Именно под контролем богатейшего ордена тамплиеров (по традиционной версии основан в «1118» г.), имевшего отделения («братства») по всей Ойкумене, было все металлургическое и оружейное производство. Храм Соломона, рядом с которым располагался штаб тамплиеров — это нынешняя мечеть Омара. Того самого, при котором, как традиционно считается, введена хиджра.

Мы видим, что непосредственно за уничтожением тамплиеров в «XIV» веке в традиционной историографии следует и появление исламской вульгаты (прообраза Корана) при султане Османе, и принятие ислама в Орде при хане Узбеке («1317» г.). И непосредственно за этим же следует «Авиньонское пленение пап» («1309–1377» гг.) со всеми папами-антипапами, многопапством-неразберихой — вплоть до реального появления папской кафедры в Риме в «1377» г., причем не в Ватикане, ибо его еще нет, а в Латера-не! (Между тем Петрарка прямо называл это пленение не «авиньонским», а вавилонским…)

Параллельно разражается и вселенская борьба за власть с сильным религиозным оттенком-тут и уничтожение Ка-петингов, и приход к власти Османов в Турции, и восстание зилотов в Греции, и Столетняя война, и восстание Уота Тай-лера в Англии, и «чомпи» в Италии, и битвы на Куликовом и Косовом полях и т. д. И все это происходит на фоне вселенской же чумы. Естественно, в таких условиях принятие единой сквозной хронологической шкалы и согласование календарей в XIV веке было затруднено.

В связи с этим любопытна легендарная история «Кола ди Риенцо» — Никола ди Лоренцо Кабрини, выступившего сначала против одного из пап и возглавившего восстание «по-поланов» — в «1347» г., то есть в разгар чумы(!), а затем от имени другого папы, причем в «1354» г. его приветствовали в Риме как победителя и тут же… казнили. Заметим, что «Николай» — это по-гречески и есть «победитель народов», так что, возможно, легендарные «николаиты», обличаемые в Евангелии, это и есть на деле последователи «народного трибуна Никола»… Добавим еще, что Петрарка в своих сонетах №№ 3 и 78 говорит о 6 апреля «1327» г. как о дате Распятия.

Характерно, один и тот же промежуток времени — 430 лет — указан в Ветхом Завете как время «египетского плена» до Исхода Моисея (Исх. 12,36), а в Новом Завете (Гал. 2,12) — уже как время от Исхода Моисея до Христа. Не исключено, что между Моисеем и Мессией-Христом еще особой разницы не было, а приведенная цифра просто отражает продолжительность истории, реально известной к середине «XIV» века. В Коране говорится о том, что Иисус по матери был племянником ее братьев Моисея и Аарона, то есть их разделяло одно поколение. А тестя Моисея, священника «мадиамитов», то есть «средиземских», звали Иофор (Исх. 3.2), то есть по-гречески «Богоносец». Примерно в это время и начинается размежевание признавших и непризнавших «приход мессии».

И только примерно к «1430» г. происходит ряд событий, консолидирующих общество. Во-первых, права пап были ограничены собором после бурного правления Иоанна XXIII («1410–1415»), правда, с «1958» г. РКЦ его папой больше не считает.

Во-вторых, РКЦ расправилась с «гуситской ересью» (заметим, что теперь уже РПЦ не находит никаких идеологических различий между протестантским учением Гуса и православием).

В-третьих, султан Мехмет (I, Мохаммед) наконец-таки разделался со своим братцем-соперником Мусой («1413» г.), чем фактически положил начало строительству Османской империи.

В Китае коронован великий и могучий император Чжоу Ди, уничтоживший власть «монголов», который собрал на свою коронацию, согласно китайским хроникам, всех заслуживших его внимание (от персидского шаха до эскимосов) … кроме захолустных королей Англии, Франции, Испании и Португалии, римского папы и византийского императора…

Вслед за этим состоялись не менее представительные собрания сильных мира сего: с одной стороны, на Востоке Европы — в Тракае, на юбилее Витовта-Александра, с другой стороны, на Западе — на свадьбе Филиппа Доброго и Изабеллы Португальской, где было объявлено об учреждении Ордена Золотого Руна (на плювиале Ордена вышиты портреты всех его кавалеров — владык от Японии до Гибралтара).

Апогей временной консолидации — Ферраро-Флорен-тийские вселенские переговоры (с «1431» г.) и создание унии («1439» г.). На Западе это стало реальной основой для выработки единого сквозного летосчисления и начала построения традиционной истории. Только в это время латинское понятие Anno Domini окончательно вобрало в себя идею хилиазма. И вместо «от наступления Господней тысячелетней эры» появилось «года от воплощения Господня тысяча… такого-то». Так идея хилиазма породила более чем тысячелетний простор для написания истории.

На Востоке же остался в ходу лунный календарь, в котором за точку отсчета было принято бегство Мухаммеда из Мекки в Медину — аналог ветхозаветного исхода «правоверных».

Термина «юлианский календарь» до XVI в. просто не было. «Византийский» счет, как и прочие попытки летосчисления «от Сотворения Мира», продолжали конкурировать с «новыми эрами» (от РХ и хиджры): «византийский» счет продержался в России до «1700» г., «эшеровский» иудейский календарь существовал в Англии наряду с христианским до середины XVIII века. Согласование «византийского» счета с христианским календарем (который Коперник в «1601» г. называл еще «эрой Дионисия»!) произошло даже позже григорианской реформы — примерно к «1620» г., поскольку только тогда была принята нынешняя разность лет от Сотворения Мира до РХ — 5508 лет, а не 5500, как было до этого.

Унифицированный «юлианов цикл», предложенный в XVI в. И. Скалигером и названный им в честь своего отца (Юлия Цезаря Бордони, основоположника классицизма), представляет собой произведение продолжительности лунного цикла (19 лет) на продолжительность солнечного цикла (28 лет) и на длительность индикта (15 лет) 7980=19x28x15 лет. Этот цикл начинается за 706 лет до Сотворения Мира, не закончен он и сейчас. Но этот искусственный прием позволил выстроить каркас традиционной хронологии путем компромисса между интересами церковной и светской власти, боровшихся за верховенство еще и весь XVII век.

Восстановление реальных событий ранее «XVII» в. и продление непрерывной хронологии вглубь представляет собой весьма непростую задачу. Но частичная реконструкция все же представляется возможной, если принять «1260» катастрофический год как реперную точку.

12 циклов-поколений-индиктов, отсчитанные от нее назад, дают «время Страстей господних» «1260» — 12x15=1260 — 180 = 1080 г. Как ни рассчитывай отсюда «РХ», оно не могло прийтись ни на «0», ни на «1000» год, потому-то и нет ни «первого миллениума», ни документов с датами «от РХ» вокруг этой точки до предполагаемого рождения прототипа Спасителя около реального «1050» года, а фантомные документы с более ранними датировками «от РХ» отсутствуют более чем за сто лет до этого.

Теперь самое время вспомнить о «синусоиде Жабинского». AM. Жабинский («Другая история искусства», М., Вече, 2001) убедительно показал, что изобразительное искусство развивалось непрерывно с «IX» по «XVII» век, с единственным сбоем — как раз в «XIII» веке, а «древнее» искусство — это результат фантомного хронологического отражения средневековья в прошлое. «Стартовый» уровень этой «синусоиды» — это как раз традиционный «IX» век. Протяженность основополагающего восходящего полупериода «синусоиды» — с «IX» по «XVII» вв. По «византийскому» излому «синусоиды» «IX–XI» века дублируют как раз реальные «XIII–XV» века (остальные ветви — «египетская», «римская», «индийско-китайская», «старовавилонская» — производные от этих двух ключевых позиций). Иными словами, вся «древняя» история нашей цивилизации, отраженная в изобразительном искусстве, насчитывает до середины традиционного «XIII» века всего 300–400 лет.

В этот же период укладывается и история письменности: по уравнению темпа цивилизации: иероглифическое письмо — это рубеж «IX–X» вв. (по интервалу цивилизационного события — «900» г. ± 100 лет), буквенное письмо — конец «XI» в. (по интервалу цивилизационного события «1080» г. ± 80 лет). Иными словами, письменных источников нашей цивилизации ранее «IX» века просто нет.

В реальной истории нашей техногенной цивилизации (эпохи Техногена) может быть в первом приближении рассмотрено два этапа: «докатастрофический», примерно с традиционного «IX» века по середину традиционного «XIII», и «послекатастрофический» — со второй половины традиционного «XIII» века и до настоящего времени.

Таким образом, ниже «IX» века говорить об эпохе Техногена просто не приходится. Любая цивилизация до этого могла быть только «натурально-хозяйственной». Собственно, это мы и видим на примере аборигенов Южной Америки, Африки, Австралии, Океании и Крайнего Севера.

Рубеж «IX» века можно предположительно связать с «дардановым потопом», то есть прорывом пролива Дарданеллы и затоплением впадин Мраморного и Черного морей. Это коррелирует с выводами работы гидробиолога В.В. Полищука об изменении флоры, фауны и отложений Черного моря. На основании анализа резкой смены характера осадочных отложений Полищук сделал вывод, что уровень Черного моря до этой катастрофической волны был примерно на 12 м ниже, чем сейчас, затем вода поднялась на 80 — 100 м и стояла так примерно 20 лет, после чего уровень воды стал понижаться до современного. В соответствии с традиционной хронологией это событие было датировано VIII–VII веками до н. э. (В.В. Полищук. О значительном поздне-голоценовом подъеме уровня Черного моря и происхождении северных элементов в его фауне. Гидробиологический журнал. Т. XX, № 4, 1984; В.В. Полищук. О бореальных элементах фауны черноморского бассейна. Гидробиологический журнал. Т. 14, № 4, 1978). Некоторые археологические данные также подтверждают эту гипотезу (М.И. Артамонов. Роль климатических изменений VIII–VII веков до н. э. в переселении киммерийцев и скифов в Азию и возвращение их в степи Восточной Европы в VI веке до н. э., в книге: «Этнография народов СССР. Л., Наука, 1971, стр. 45–60). Датировки в этих работах, естественно, традиционные и не абсолютны. С учетом же «синусоиды Жабинского», по которой «-VIII» в. = «XI» в., а «-VII» в. = «X» в., «дарданов потоп» может быть отнесен к «I X» веку.

Предложенная концепция позволяет несколько иначе интерпретировать и результаты математико-статистических работ А.Т. Фоменко, приведшие к построению им «Глобальной хронологической карты» (ГХК). Традиционная история по Фоменко до «XIII» в. сложена из комбинации 6 основных элементов, дублированных со сдвигами 330–360, 1000–1050 и 1750– 800 лет. Один из основных элементов ГХК (Т) принципиально отличается от остальных тем, что он отмечает «склейки» других. В свете рассмотренной концепции это не война, а катастрофа-«1260».

Все три хронологических сдвига, обнаруженные Фоменко, не астрологические, что подтверждает вывод, сделанный АБ. Веревкиным, о том, что «астрологические» сдвиги не имеют реального прототипа. Сдвиг на (330)-360 лет отображает реальную продолжительность «докатастрофического Техногена»: «900» — «1260» гг. Сдвиг на 1000 — (1050) лет — это порождение «хилиастической» концепции, окончательно принятой в «XV» веке («Уния-1439»). Сдвиг на 1750–1900 лет — это сумма хилиастического сдвига и основного восходящего полупериода «синусоиды» Жабинского (шкала «Скалигера-Петавиуса»).

Арабские цифры и возможность сложных расчетов появились на рубеже «XII–XIII» вв. (Фибоначчи, «1180–1240»). Сами же расчеты сквозного времени начались только после катастрофы: не ранее «XIV» века. Никаких датировок «от Сотворения Мира», «от РХ», «от хиджры» до этого быть не могло. Выйти за пределы продолжительности реального «докатастрофического» этапа развития нашей цивилизации (примерно 360 лет) при сопоставлении различных недатированных хроник без дополнительных ухищрений («хилии») было просто невозможно. Это и вынудило хронистов того времени к принятию хилиастической концепции.

По-видимому, первой попыткой создания сквозной конструкции с учетом добавленного «тысячелетия» стала «эра Диоклетиана», подкрепленная сменой идеологии с языческой на монотеистическую (в традиционной истории смена Диоклетиан/Константин, реальный прототип этой смены — на рубеже традиционных «XI–XII» вв.). И буква «i», стоящая перед последующими цифрами с обозначением года, вполне могла означать сначала сокращение от «initio» (т. е. начало), позже — сокращение от Iesus, а с «XVI» в. — просто «I», то есть хилиастическую «тысячу лет».

«Третья хилия — эра Св. Духа», то есть 12 поколений от катастрофы — "1260", истекла как раз в «1440» г. И переход Западной Европы на датировки от РХ с включением тысячелетия произошел в «1400–1440» гг., причем вызван он был исключительно политическими причинами. Это ознаменовало новый этап создания традиционной хронологии, получившей сильнейшее средство утверждения идеологии: распространение ее в виде печатных произведений. Внедрение мусульманской «эры хиджры» произошло еще позже, скорее всего, при Сулеймане (I, «Кануни»).

Этот этап закончился примерно в «1520» г. с образованием новой западной «католической» империи Карла V и с приходом к власти Сулеймана (I), объединившего, по сути, всю восточную часть прежней империи. После этого начинается интенсивный процесс образования национальных государств и написания их собственной истории. Это и потребовало создания сквозной универсальной хронологической шкалы, которая сложилась к середине «XVII» века.

Далее историография редактировала все источники в соответствии с уже установленным хронологическим каркасом. Естественно, при этом историографы и вымарывали несоответствовавшее, и сочиняли недостававшее, и неоднократно переписывали заново сочиненное предшественниками. При этом реальные события как «докатастрофического», так и «послекатастрофического» этапов либо вычеркивались, либо отправлялись в далекое прошлое. Главное, что сделала традиционная историография к «XVIII» веку при создании универсальной сквозной хронологической шкалы:

1)    постаралась полностью стереть из памяти человечества катастрофу — 1260», отгородив ее «Великой Чумой», благо эпидемии вспыхивали неоднократно;

2)    скрыла отсутствие какой-либо хронологической информации о нашей цивилизации до традиционного «IX» века. При этом всемирный потоп был отнесен в очень отдаленные времена и стал совершенно легендарным.

Страх перед Богом был поставлен выше страха перед природными явлениями. А сквозная хронология обеспечивала как легитимизацию власть предержащих как «помазанных Богом», так и «историческую древность» этой самой власти.

Реальная же последовательность религиозных событий эпохи Техногена может выглядеть примерно так:

1)  «языческое время»: рубеж «IX–X» — середина «XIII» вв. Оно включает условный «языческий период Вселенской Империи» — то есть освоение Ойкумены и установление отношений между группами людей, освоившими как одну и ту же, так и смежные территории, зарождение идеи «Бога» как высшего третейского судьи-примерно с середины «XI» века;

2)  «монотеизм»: после катастрофы-» 1260» г. Это появление «моисеевцев», «апостоликов», «мелхитов-правоверных-православных» — то есть раннехристианских сект, зарождение мусульманства — начало «XIV» в., «римско-католическая церковь — конец «XIV» в., борьба за господствующую религию в Империи — условно до «1453 г., религиозное размежевание и раскол Империи, образование «национально религиозных» государств — конец «XV» — начало «XVII» в.

При этом «протестанство» — это движение против присвоения клерикалами верховной власти. С этой точки зрения, взятие Мехметом (II) Царьграда — это победа именно «протестантства», мусульмане в то время были обычной сектой. Веротерпимость в восточной части Империи полностью сохранялась до середины «XVIII» в., несмотря на введение шариата в «1630» г., а в Сибири и на Дальнем Востоке сохраняется до сих пор. Характерно, что понятие «еврей» в Новом Свете впервые появилось только после чисток инквизиции со второй волной эмиграции в конце «XVI» — начале «XVII» вв. (поскольку «не христиане» не имели права эмигрировать в Америку как свободные люди), а, например, за Волгой — только в «1634» г. с первыми переселенцами из Польши-Литвы, то есть после образования «Филаретовской РПЦ» в«1627»г.

Катастрофа — «1260» положила начало быстрому научно-техническому прогрессу нашей цивилизации. Максимум, на который могла удлинить вообще нашу историю эта катастрофа, нарушив непрерывную цель цивилизационных событий — около 250 лет сверх того промежутка примерно в 7500 лет, который приведен в предыдущей главе. Это, кстати, совпадает с гляциологическими данными о еще более мощной глобальной «кислотной» катастрофе около 7800 лет назад.

И не случайно, что цивилизационное развитие Америки, оторванной от общения со Старым Светом примерно на 200–250 лет и «вновь открывавшейся» европейцам только в «XV–XVI» вв., оставалось, по сути, аграрным. И не случайно, что западноевропейские средневековые гиганты мысли — отцы цивилизации типа Альберта Великого, Бонавентуры, Роджера Бэкона, Фомы Аквинского в традиционной истории появляются сразу же после катастрофы. Наступает, по классическим представлениям Г. Вейса, «Новое время» в истории цивилизации.

В это же время и начинается хронология (Х-1), по которой до сих пор живет человечество.

МОНЕТНЫЙ ДВОР ИСТОРИИ

Оставим глупости соседям, говаривал один мальчик…

Нельзя сделать полноценную монету в два-три удара молота. Аверс, реверс и гарт делают сразу, одним усилием пресса.

Есть великолепный документальный фильм о работе Филадельфийского монетного двора, США Он крутится на «НТВ-плюс».

Так вот, чтобы отчеканить самую популярную монету в четверть доллара (квотер) из сплава «медь+никель+марганец», нужно усилие пресса в 65 тонн! Для чеканки золотого доллара усилие пресса –130 тонн! Из выплавленного золота ничего отчеканить нельзя: рассыпается в порошок. Золотые слитки нужно вальцевать, десятки раз прокатывая слитки.

А мы можем прочитать в серьезных книгах, что италики в 90–66 гг. до н. э. чеканили монету с надписью по ребру «Италия»! На аверсе профиль сестры Ромы — Италии. На реверсе групповой портрет с тонкими деталями.

Как италики это делали? Да никак! Это позднейшее прикладное искусство. По данным историков, древнейшая монета — асс из фунта меди отливалась. Остальные, считается, чеканились…

Но когда? Ответ: когда появились мощные прессы.

А уж такая лирика, как латунный сестерций Августа, не должна иметь места!

Нумизматика (наука о монетах) занимается исследованием одной из основных материальных составляющих истории цивилизации — памятников денежного обращения. Основоположником нумизматики считается австриец И.И. Эккель (1737–1798), выпустивший в конце XVIII в. восьмитомный труд «Doctrina numorum veterum» («Наука о древних монетах», Вена, 1792–1798 гг.). До этого коллекционеры старых монет назывались весьма примечательно: медалисты (Британская Энциклопедия, 1771 г.). Это прямо указывает на то, что монеты (особенно отчеканенные без указания номинала и даты выпуска) воспринимались именно как медали. Этимологически само слово монета, фр. monnaie (откуда и англ. money «деньги»), связано с понятиями память, помнить, ср. также англ. mint «монетный двор, чеканить монету, выдумывать = мнить». Характерно, что становление нумизматики как науки произошло не сразу после введения в конце XVI в. общепринятой до настоящего времени хронологии, а на двести лет позже: только после имперского раздела мира в результате окончательной ликвидации Орды.

Мифы цивилизации

Нимфа, покровительница Сиракуз, Аретуса. В волосах лист сильфия, растения Африки. Надписи: «Сиракоси-он» (Сиракузы), Эвайнет (имя художника). Декадрахма 405–367 гг.

Нумизматика была призвана документально подтверждать традиционную историю. Вот типичный пример датировки «древних монет»: «Датируются денарии легко по портретам и именам императоров или других лиц. На единственной монете Адриана есть надпись с датой: «в 874 г. по основании города установлены зрелища». Эта монета отчеканена в 120 г. н. э. по случаю установления в цирке игр в память основания Рима» (М.М. Максимов. Очерк о серебре. М., «Недра», 1981, далее МММ I, стр. 29).

Это единственная известная нам монета, а вернее, медаль Адриана несет на себе информацию, аналогичную, например, следующей: «В честь 800-летия г. Москвы» (медаль Сталина), или «В честь 850-летия г. Москвы» («медаль Лужкова»), или содержащуюся на памятных монетах, посвященных современным Олимпийским Играм. Разница между ними и монетой Адриана, однако, заключается в том, что на современных памятных монетах и медалях есть и другая дата, привязывающая некоторое памятное событие к современному летосчислению. Нынешняя же традиционная датировка монеты Адриана произведена на основе сложных заключений, базирующихся на других, причем средневековых источниках.

С точки зрения нумизматики монета Адриана безусловно представляет собой предмет, характеризующий некоторую материальную культуру, однако с точки зрения хронологии она, как и все монеты, датированные ранее XIII в., вероятнее всего, представляет собой артефакт. Ниже будет показано, почему это так.

1. ТЕХНИКА, ИНСТРУМЕНТАРИИ: КАК ПОДКОВАТЬ БЛОХУ

Мифы цивилизации

Основатель Тарента Фалант на дельфине со щитом и копьем. Статер 380–345 гг.

Как указано выше, монета Адриана отчеканена из серебра. Следовательно, технология ее изготовления-чеканка, то есть получение отпечатка штемпеля на заготовке путем ручной выколотки. Штемпель для чеканки по серебру вполне может быть бронзовым, поскольку твердость бронзы примерно в три раза выше, чем чистого серебра. Однако изготовление самого штемпеля представляет собой  гораздо более сложную задачу,  требующую определенного набора инструментов.

Вот как описывает процесс чеканки в XIV–XV вв. н. э. один из крупнейших отечественных ученых в области нумизматики Н.Ф. Котляр (Кладоискательство и нумизматика. Киев, «Наукова думка», 1974, далее НФК, стр. 69): «Уже по памятникам средневекового изобразительного искусства можно в общем представить процесс чеканки. Применялись два штемпеля цилиндрической или конической формы: нижний, неподвижно закрепленный в деревянной колодке, и верхний, который во время работы держал мастер. Изображения штемпелей одновременно отпечатывались на помещенном между ними монетном кружке вследствие удара молотком по головке верхнего штемпеля. Сами штемпели обычно изготовлялись на монетном дворе, хотя были собственностью монетного сеньора, а не монетного мастера.

Каждый штемпель изготовляли вручную. Для этого употребляли набор пунсонов — железных стержней, на закаленных рабочих концах которых выпукло вырезаны буквы или детали букв и изображений. (Пунсон, правильнее пуансон — от фр. poingon, «пробойник»). Пунсоны в определенных ком-бинациях последовательно забивали в железную болванку-заготовку штемпеля, создавая в ней обратное изображение будущей монеты. Для соединения в один рисунок отдельных пунсонов, а также для исправления дефектов штемпеля применялся резец». Там же, на стр. 67–68: «Заготовка кружков из листов была одной из особенностей монетного производства. В нумизматической литературе прежде господствовало мнение, будто монетные кружки вырезали ножницами из листов металла. Основывается оно на упомянутых средневековых изображениях, а также на том, что на многих средневековых монетах видны следы резки на краях.

Мифы цивилизации

Примечания.* При всех изменениях в весе монеты как в Греции, так и в Риме сохранялась пропорция по отношению к весовым величинам мины и таланта:

1 мина = 100 драхм = 600 оболов = 100 денариев = 400 сестерциев = 10000 (с 217 г. до н. э. — 16000) ассов;

1 талант = 60 мин = 6000 драхм = 3600 оболов = 6000 денариев = 24000 сестерциев = 10000 (с 217 г. до н. э. — 96000) ассов.

** Римский денарий соответствовал греческой драхме, поэтому греческие авторы обычно и в рассказах о римской истории заменяют денарий словом «драхма».

Мифы цивилизации

Легко представить себе, каких физических усилий требовало бы превращение листа металла в массу кружков с помощью ножниц. Вот несложный подсчет. На Львовском монетном дворе в основе монетной стопы лежала гривна серебра весом около 198 г. В 1389–1399 гг. здесь выпускались монеты из практически чистого серебра весом 0,96 г каждая. Следовательно, из листа, в который под молотком монетного мастера превращалась гривна, должно было выйти около 200 кружков, даже с учетом того, что часть металла шла в обрезки! Но недаром, вероятно, на средневековых рисунках ножницы изображены очень большими, а на фреске в храме Св. Барбары в Кутней Горе (Чехия) ножницы настолько велики, что мастер, работая ими, вынужден налегать на рычаги всем телом. Как поверить, что метровыми ножницами (наподобие современных, которыми режут жесть) можно было быстро и ловко вырезать металлический кружок — а в то время монеты имели преимущественно размер 10–15 мм; вряд ли удалось бы таким способом достигнуть даже приблизительно одинакового размера кружков.

Мифы цивилизации

Внимательно изучив монеты X–XV веков, нумизматы пришли к выводу, что даже в начале этого периода монеты изготовлялись с помощью специального штампа, который автор этих строк (то есть Н.Ф. Котляр) назвал вырубкой. Представим себе трубу с острыми краями; ударом молотка по ее верхушке из листа серебра вырубали кружки, подобно тому, как современная хозяйка формочкой вырезает коржики из слоя тонко раскатанного теста. Правда, для того, чтобы получить кружок из нашего «теста», нужны были острая вырубка и сильный удар молотка. Такая несложная механизация сильно ускорила трудоемкий процесс создания монетных заготовок.

А как же быть с ножницами? Неужели художники XV в., которые сами могли видеть чеканку монет, ошиблись? Нет, ножницы действительно употреблялись, но для обрезки тех монет, которые по весу заметно превосходили стандарт. Еще раз посмотрим на гравюру и увидим, что мастер с ножницами сидит над грудой уже готовых кружков, выбирает нестандартные и срезает с них излишки металла (курсив наш)».

Из приведенной пространной цитаты видно, что для средневековой ручной чеканки монет был необходим определенный набор железных закаленных инструментов, в том числе цилиндрического и конического сечения, трубообразная вырубка (наподобие современного пробойника для стен — шлямбура), резец, ножницы, штемпель (то есть собственно чекан) и т. п.

И Британская Энциклопедия (Encyclopaedia Britannica, v. 2, «Coinage», p. 218, 1771) описывает практически аналогичный процесс чеканки, существовавший в Англии до 1694 г., с той только разницей, что на монетном дворе в Тауэре вырубались квадратные заготовки монет, утлы которых затем обрезались ножницами (то есть трубообразного инструмента — вырубки — у них не было). Характерно, что слово, обозначающее такую монетную заготовку-planchet — впервые отмечено в английском языке в 1611(!) году.

Мифы цивилизации

До XIV века инструментов, необходимых для чеканки, просто не существовало, как и железных зубила, долота, стамески и пр. В частности, в английском языке (словарь Webster) слово chisel, означающее одновременно резец, зубило, долото, стамеску и чекан, появилось только в XIV в. Это слово аналогично французскому ciseau, обозначающему тот же набор инструментов (кроме самого чекана), ср. также фр. ciselure, ciselement — «чеканка, резьба». А английское puncheon «чекан», также впервые отмеченное в X I V веке, калькирует французское «пу(а)нсон».

Более того, множественное число от фр. ciseau — ciseaux означает «ножницы», а его производные cisailles, cisoir — большие, кровельные ножницы, откуда и английское scissors, «ножницы», отмеченное впервые в XV в., и итальянское cesoia, и только уже отсюда португальское tesoura и испанское tejeira (Характерно, что английские лингвисты избегают обсуждения этимологической связи между словами, обозначающими ножницы: латинизированным scissors и исконным балто-славяно-германским shears. Последнее слово, которое в XVIII веке писалось как sheers и первоначально означало «резак», происходит от глагола shear — «стричь овец, резать, рассекать, рубить», что родственно литовскому skerti, немецкому scheren, русским скорняк, обкорнать, кора и шкура, скандинавскому шхера, да и японскому хара, «руби»). Оба немецких слова, обозначающих опять-таки одновременно зубило, долото, стамеску и чекан — Meissel и Stemmeisen — вообще появились только в XVI веке и связаны с названием маркграфства Мейсен (нем. Meissen) в Саксонии, которое в 1450–1550 гг. было крупнейшим центром добычи и передела серебра.

Весьма примечательно, что в русском языке для обозначения этих инструментов существуют отдельные русские слова зубило, долото, резец, чекан (за исключением стамески — название заимствовано в XVII веке из немецкого Stemmeisen). Английское и французское gauge, «полукруглое долото» (XIV в.) восходит не только к ирландскому gulban, но и вообще к балто-славянскому корню гълъб, откуда и русское глубь (ср. углубить, словенское golbati и т. д.), и греческое glypho «вырезать, высекать».

Мифы цивилизации

Монета Вителлия,

Добавим, что и понятие «тиски» в английском языке появилось только в XVI в. (англ. vice, ср. вязать, узы), как и немецкое Zange (ср. стягивать), и французское etau, родственное англ. stall и русскому стол. А какое квалифицированное слесарное (от немецкого Schloss «замок», ср. Schlussel «ключ» и ключарь = слесарь) или столярное дело обходится без тисков? Однако ни «древнегреческих», ни латинских названий вышеупомянутых инструментов не существует. Это прямо свидетельствует о том, что никакой двусторонней чеканки монет до XIV века не было, и все якобы древние монеты с двусторонней чеканкой изготовлены не ранее второй половины XIV века. (В английском языке даже само слово coin, означающее «монета», то есть по-русски — куна, отмечено только в XIV в.).

И монеты с односторонней чеканкой не могут быть намного старше. Например, электрумный статер «царя Алиа-та, отца Креза» или золотые «дарики» изготовлены ударом молотка по железному стержню, приставленному к кусочку золота, находившемуся в углублении бронзового штемпеля с вырезанным рисунком. Такие самые примитивные золотые монеты (точнее, медали) не могли быть изготовлены ранее XI в. опять-таки из-за отсутствия необходимого железного инструмента — хотя бы закаленного гвоздя — для изготовления рисунка-шаблона (нижнего штемпеля). Односторонние серебряные монеты — брактеаты с изображением льва, чеканившиеся из серебра рудников Гарцких гор (совр. Германия), датируются и традиционно не ранее 1 1 3 0 г. (Это, кстати, в точности соответствует 1800-летнему «древнегреческому сдвигу», обнаруженному АТ. Фоменко: например, тот же статер с именем царя Алиата, возраст которого традиционно оценивают VI в. до н. э., передатируется примерно на вторую половину XIII в. н. э.).

Мифы цивилизации

Фасад храма Конкордии (Согласия) на Форуме. Монета, выпущенная в ознаменование восстановления храма Тиберием.

Напомним, что монеты (кроме единственной копейки Петра 11711 г. с двойной датировкой) никогда не имели датировки «от Сотворения мира», а чеканная датировка по современному летосчислению известна только с конца XV века: например, на одной из первых датированных от РХ монет — серебряном талере Сигизмунда Тирольского — выбита дата «1486». Знаменитые на всю Европу датированные серебряные иоахим-сталеры (г. Яхимов, Чехия), они же «ефимки» и талеры, начали выпускаться с 1519 г.

Что касается монет Арабского халифата с двухсторонней чеканкой, отпечатанных якобы в VII–XII вв., то с ними связано, по крайней мере, две принципиальные странности. Во-первых, на обширнейшей территории самого халифата найдено его монет на два порядка меньше, чем в Европе (см. например, НФК), и во-вторых, неизвестно, где вообще чеканились эти монеты: на территории халифата не найдено ни штемпелей, ни другого необходимого оборудования монетных дворов. Например, клады серебряных дир-хемов, чеканившихся на руднике в Шаше (считается, что это нынешний Ташкент), найдены и в Москве, и в Армении, и даже в Финляндии и Дании, но местоположение самого серебряного рудника Шаши, где они напечатаны, до сих пор является спорным (см. например, МММ 1, стр. 42). На лицевой стороне этих дирхемов куфическим арабским письмом выбито «Во имя Аллаха чеканен этот дирхем в руднике Шаша в году 189» (или 190, поскольку традиционно эра хиджры отсчитывается от 16 июля 622 г. н. э.). Однако начало новой эры канонизировано только в 1563 г., а начало самой эры хиджры узаконено только во второй половине XVII в., поэтому, строго говоря, вообще неизвестно, какой год от РХ имеется в виду на монете.

Мифы цивилизации

Монета Коммода. На реверсе палица Геракла с легендой «Римский Геркулес»

Приведем характерный пример произвола традиционной нумизматической датировки. Согласно нумизматическому словарю (Нумизматический словарь, Львов, «Вища школа», 1974, далее НС, стр. 37), краковский грош — монета, чеканившаяся польским королем Казимиром III в 1360–1370 гг. Между тем на аверсе этой монеты выбито: «Kaximirus primus/dei gracia rex Polonie», то есть «Казимир Первый Божьей милостью Король Польши». Тем самым легенда монеты говорит о Казимире Первом, а не о Казимире III. Нумизматы не могут отнести этот грош к традиционному «Казимиру I», который жил якобы в XI в., поскольку краковский грош скопирован с пражского, а начало его чеканки традиционно датируется примерно 1300 г. Но и это еще не все. Надпись на монете сделана на латыни, но правописание имени Kazimirus — с начальным К (а не С!) и буквой z (а не s!) в середине слова — это вообще гибрид латыни и польского языка XVI в. А когда из той же статьи (НС) мы узнаем, что после длительного перерыва чеканка этих грошей возобновилась только в 1526 г. при Сигизмунде I, то становится очевидным, что XVI век и есть реальное начало чеканки польской монеты, причем о «Казимире I» XI века сами поляки в это время еще не имели понятия: этот легендарный Казимир появился в их истории не ранее XVII в. Для полноты картины остается добавить, что имя Сигизмунд является латинизированной калькой славянского Казимир, то есть «Повелитель мира». Поэтому не исключено, что между понятиями «Казимир I» и «Сигизмунд I» можно вообще поставить знак равенства.

В заключение заметим, что с технологической точки зрения гравирование, чеканка монеты и книгопечатание весьма близки, поэтому и то, и другое появляется в XIV–XV вв. и далее развивается параллельно. В частности, в 1662 г. впервые в мире в Англии чеканка монет становится полностью механизированной (метод ламинирования), а с 1694 г. там же начинают печататься первые банкноты.

2. МАТЕРИАЛЫ

Добавим, что название золота связано с его цветом: ср. например, норвежское gul, «желтый» и gull, «золото», аналогично в романских и греческом — с цветом утренней зари: например, фр. or «золото» и аура, а также Aurora — «утреннее Солнце»), ср. также греч. chrysy «золото» и заря, гореть. Характерны и венг. агаny = золото и zsaru = медь.

Мифы цивилизации

Монета Антония Пия. На реверсе изображен храм Эскулапа на островке Тибра.

Серебро в денежном обращении до XVII в. было основным монетным металлом. Как справедливо отмечал еще К. Маркс, «добывание серебра предполагает рудокопные работы и вообще сравнительно высокое развитие техники. Поэтому первоначально стоимость серебра, несмотря на его меньшую абсолютную редкость, была относительно выше, чем стоимость золота… Но по мере того, как развиваются производительные силы общественного труда и вследствие этого продукт простого труда дорожает по сравнению с продуктом сложного труда, по мере того как кора земли все более раскапывается и первоначальные поверхностные источники золота иссякают, стоимость серебра падает относительно стоимости золота» (К. Маркс, Ф. Энгельс. Соч., 2-е изд., М., ИПЛ, т. 13, с. 138.)

Действительно, серебро встречается главным образом не в металлическом виде, а в виде сульфидной породы, при выветривании и окислении которой образуется чистый металл. Для получения серебра из его сульфидной руды достаточно простого обжига на костре, однако для добычи руды нужен железный шанцевый инструмент. По уровню технического вооружения нашей цивилизации это не ранее, чем XI век.

Серебро достаточно инертно (не окисляется кислородом воздуха), исключительно ковко и гораздо менее истираемо и деформируемо, чем золото. Оно легко образует сплавы как с золотом, так и с медью и может быть легко очищено от примесей или отделено как от золота, так и от меди. Серебро, в отличие от золота, обладает ярко выраженным бактерицидным действием, особенно для обеззараживания питьевой воды, хотя и растворимо в воде в ничтожных количествах, что было рано подмечено людьми и взято на вооружение («живая вода»).

Собственно, по-французски не золото, а именно серебро и есть деньги — argent. Сами названия денарий, динар, фр. denier (денье), деньга, танга первоначально обозначали заработную плату (ср. характерное испанское plata, «серебро») за день, выдаваемую вечером (ср. греч. argio, «вечером», argyros, «серебро» и французское argent, «серебро, деньги», итальянские denaro, «деньги» и argynto, «серебро»). Об этом, кстати, свидетельствуют и сохранившиеся доныне названия безденежной оплаты вечером дневного труда, например, англ. dinner (по сути, обед, но вечером, после 17 часов), нем. denken, «благодарить», англ. thank, украинское дякувати, а также итал. сепа «ужин» (ср. цена) и т. п.

Известно, что на территории России до XVIII в. серебряных рудников не было, а на территории Центральной Европы начало интенсивной разработки серебряных месторождений относится к XIV в. Первые же разработки месторождений серебра начались, скорее всего, действительно в Малой Азии («лидийская культура»), но не ранее X в., причем одновременно с получением железа.

В связи с этим представляет интерес проследить этимологию слова, обозначающего серебро в балто-славянских языках. Греческое «сидеро» (читается zithero) означает железо. Железо, выплавка которого была сопряжена с гораздо большими трудностями, чем выплавка меди или серебра, на первых порах было не менее ценно, чем благородные металлы. Любой железный инструмент стоил дорого. Поэтому наряду с серебром железо также служило в качестве платы.

Например, греческое «драхма» возводят к понятию «горсть, в которой зажато шесть четырехгранных железных палочек для денежного обмена» (НС). (В русских летописях это слово отмечено как драгъма, что сближает его с «дорогой», «драгоценный» и с балто-славянским (нынешним литовским) dereti = торговать).

Вероятно, что греческое «сидеро» произошло из sy «ты», sos «твой», seis «вы» (ср. нем. Sie, а также свое, свой), то есть «сидеро» — «твоя вещь, твоя (своя) плата, то есть по-славянски «све добро». Позже этот термин в смысле «плата» стал обозначать только серебро: нем. Silder, англ. silver, при этом этимологическая связь со «свое» осталась, ср. нем. selb «свой», англ. self. (Характерно, что и плата золотом в средние века, вероятно, этимологически связана со славянским «золото»: например, нем. Sold, «плата наемникам золотом», здесь золото — «зольд», а не «гольд»! Отсюда же и название монеты солид, итал. soldo, фр. sou, польский злотый и т. п.

Слово шиллинг, которое, как считают все лингвисты (при этом не в силах объяснить это фонетически), произошло от solid, могло приобрести такое звучание только в средние века, причем через посредство венгерского языка, через искаженное «золото-солид» — венг. «шёледь» = sology, ср. старорусское шеляг, щляг = шиллинг.)

Медь представляет собой вспомогательный, разменный монетный материал. Это связано как с ее сравнительной дешевизной, так с гораздо меньшей химической стойкостью: медь во влажном воздухе «зеленеет». Растворимые соединения меди ядовиты. Гораздо меньшей химической активностью медь обладает в сплавах — например, в бронзе, которая является также и хорошим конструкционным материалом.

О неудобствах медной монеты как платежного средства свидетельствует такой курьезный случай. В 1748 г., когда бумажных денег еще не было, золото в обращении практически отсутствовало, а серебра не хватало, М.В. Ломоносов получил премию в 2000 рублей медными монетами общим весом 3,2 тонны, для вывозки которой понадобилось несколько подвод!

Несколько слов по поводу этимологии слова «медь», считающейся неясной. Слово медь, вероятно, родственно слову змея (самородная медь часто встречается именно в змеевидных жилах). Примечательно и итальянское название меди — rame, родственное норвежскому orm, «червь, змея», англ. worm, нем. Wurm, старорусское вермие. Первоначально «медь» означало просто «металл», откуда позднее и «медаль». Ср. также медник и англ. smith, «кузнец», нем. Schmidt, швед, smida, «ковать». Характерно, что «кузнец по черному металлу» по-английски, соответственно, blacksmith. Сюда же примыкает англ. mend, «чинить», нем. menden.

Весьма примечательно балто-славянское и сохранившееся ныне чешское kov, «металл», откуда и ковать, и кузнец. Можно высказать предположение, что западноевропейское название меди: англ. copper, нем. Kupfer, фр. cuivre, исп. cobre (ср. также: змея кобра) восходят именно к славянскому корню, означающему «орудие» (ср. кий, «палка»), откуда и ковать, а не к названию острова Кипр (Cyprus), которое само по себе может означать просто «Медный», ср. «Медная гора» у П. Бажова.

Мифы цивилизации

Монета Гордиана III. На аверсе его изображение. Император едва достиг совершеннолетия. На реверсе Колизей. Показан бой быка (носорога?) со слоном. Легенда: «Щедрость Гордиана авг[уста]».

(Тогда и Киев означает «кузница», араб. Cuiaba, оно же название столицы штата Мату-Гроссу в Бразилии. Русским словам ковать, кий, кузло родственны и нем. Kiesel, «кремень, рубило», швед, и норв. kisel. Последнее вообще читается как англ. chisel. Кремневые орудия — вот уровень западноевропейского инструментария до XIV в.!)

Медь легко образует сплавы и с золотом, и с серебром, поэтому медью пытались подделывать и золотые, и серебряные монеты с самого начала денежного обращения. Чистая медь красного цвета, поэтому такие сплавы имели красноватый оттенок. Вариации тройного состава золото-серебро-медь по цвету оказались более приемлемыми, но основу их тем не менее по-прежнему составляло золото. Поэтому превращение меди в золото стало вожделенной мечтой, а поиски путей такого превращения легли в основу алхимии. (Ср. санскритское хема = золото, греческое haima, «род, кровь», лат. gemma, «драгоценный камень» и русское земля в выражении «редкие земли», относящемся к особо ценным и трудно добываемым металлам.)

Бронза, как уже говорилось, представляет собой сплав меди с оловом. Происхождение слова «олово» считается неизвестным, потому что оно якобы было известно еще за 4000 лет до н. э. Однако промышленное производство олова начато только в XIV–XV вв. Между тем все европейские названия олова связаны с понятием «легкоплавящееся».

Например, олово — «лить, отливать», ср. норв. Elv, «река», англ. lave, «омывать», лой (топленое сало), облой — «застывший после литья лишний, выступающий за пределы формы металл отливки», литовское alvas и английское lead «свинец» (также легкоплавкий металл), лед, елей = oil (масло), англ. alloy, «сплав» и т. д.

Мифы цивилизации

Монета Диоклетиана.

Английское tin, «олово» и немецкое Zinn, итальянское stagno и французское etain связаны с понятием таять, англ. thaw, нем. tauen, так же, как и фр. plomb, итал. piombo, «свинец» с понятием плавить. Олово в самородном виде не встречается. Будучи выплавлено, на воздухе быстро тускнеет из-за образования весьма устойчивой пленки диоксида олова. В Европе олово как таковое в качестве самостоятельного монетного металла никогда не применялось, однако в Юго-Восточной Азии, например, во Вьетнаме, оно даже в XX в. играло роль вспомогательного платежного металла, ибо во влажных тропических условиях оловянные слитки устойчивее медных и бронзовых.

Бронзовые монеты считаются известными с глубокой древности, например, борисфены. Борисфен (boristhen) — распространенное в научной литературе название бронзовых монет, которые, как принято считать, чеканились в 330–240 гг. до н. э. в городе Ольвии, располагавшемся якобы в устье Днепро-Бугского лимана в районе нынешнего г. Николаева.

Основанием для такого утверждения служит надпись ОЛВЮ на реверсе монеты. На аверсе же изображена бородатая голова, как считается «божества Борисфена» (т. е. р. Днепр). Развернутая надпись ОЛВIOПОЛЕIТОС, присутствующая на ряде борисфенов, означает «ольвиопольский».

Однако не мифическая «древнегреческая» Ольвия, а реальный г. Ольвиополь на р. Южный Буг, слившийся с г. Галта (ныне район Первомайска Голта) и переименованный в 1920 г. в Первомайск, существует и поныне! По-гречески «олвиос» означает «богатый», «счастливый». В г. Ольвиополь, существующем с XIV в., занимались литейным делом — отсюда и его название.

Дело в том, что р. Южный Буг до XVIII в. была судоходна от устья вплоть до порогов при впадении в нее Синюхи и Кадымы (ныне только до г. Вознесенска). Здесь на левом берегу Бута располагался Ольвиополь, на правом — Галта, польск. Galta (чит. «гаута»). Это слово означает просто «плавильная печь»: ср. голтина, «длинное тонкое бревно для плавильной печи», глет (красный моноксид свинца, образующийся при длительном калении), норв. glodd «каленый», англ. glowed, нем. Glut, «каление», швед. glodet «жар», итал. caldo, «горячий», а также оголтелый: «разнузданный, потерявший чувство меры, дословно: доведенный до каления» и т. д. Да и теперь в металлургии облой (несовершенства отливки) снимают с помощью галтовки.

В Ольвиополь по Бугу руду привозили с островов греческого архипелага, потому что именно здесь начинаются грабовые леса, а дрова из граба не уступают березовым по степени образования древесного угля. Литейное дело, естественно, было весьма доходным производством, откуда и вторичный смысл: олвио = литейщик = богатый. При этом «литье» в XV в. обозначало любой выплавленный металл.

Отсюда и старопольское olow, «свинец», и греческое ХаАоВа, «сталь». Так же и тюркское «чугун» (он же чоюн, чавун) в XV в. обозначало отнюдь не чугун, которого до XVIII в. никто выплавлять не умел, а плавленую медь. В «древней» же Ольвии, якобы располагавшейся в устье Южного Буга, плавильных печей не было и быть не могло, потому что там нет грабовых лесов, а граб, как и береза, не может доставляться путем лесосплава (тонет!).

Если же учесть вышесказанное относительно технологии чеканки, можно сказать, что бронзовые монеты технологически могли начать чеканиться только позднее серебряных, ибо для их чеканки бронзовый же штемпель не годится — он должен быть только железным. Это говорит о том, что такие бронзовые монеты вообще не могли быть изготовлены ранее конца XV в.

СЛОЖНОСТИ ДАТИРОВАНИЯ ДРЕВНОСТЕЙ

Предположим, например, что где-то найдены бронзовый нож и каменная плита с надписью о победе в таком-то году такого-то царя. Если где-нибудь еще будет найден похожий или подобный по технологии изготовления нож, то и он будет отнесен к данному времени. Это в лучшем случае. А чаще на основании официальных исторических доктрин определяют теоретически, какая область, первая или вторая, считается более «культурной», и вводят соответствующую поправку — за какое время (оцениваемое опять же чисто субъективно) технология изготовления таких ножей могла в древности распространиться из более культурного в менее культурный район — даже если на самом деле процесс распространения шел в обратном направлении или в разных странах такие ножи научились делать независимо друг от друга.

Кроме того, от первого ножа, получившего временную «привязку», в глубь столетий выстраивают цепочку аналогичных изделий по мере их упрощения и в обратную сторону — по мере усложнения. И датируют их уже условно, с использованием официально принятых теорий о развитии древних технологий и скорости прогресса. Данная цепочка и будет служить «измерительной линейкой» для будущих находок, к ней примеряется любой нож, обнаруженный впоследствии. А если в одном культурном слое с очередным ножом обнаружится, например, бронзовое зеркало, то другая типологическая цепочка — зеркал — будет пристраиваться к первой, и точку ее временной привязки определит тот нож, вместе с которым находилось исходное зеркало. Как нетрудно заметить, методика может дать результаты очень сомнительные и заведомо отрицает возможность опровержения устоявшихся взглядов новыми находками — ведь и сами «цепочки», служащие мерилом возраста, построены на основе именно старых, традиционных взглядов. Скажем, любой бронзовый предмет будет признан изготовленным никак не раньше официально принятого «бронзового века» — III–II тыс. до. н. э. (6, с. 15)

Чем древнее культурный слой, тем маловероятнее встретить многотиражное изделие.

Каждый нож уникален! Исследование примесного состава металла, конечно, помогло бы историку, но правилом такие исследования не стали.

Археологическая металлография и археологическая геохимия могут стать надежными критериями датировки древних культур.

Не догмат привычки и авторитета удачливого лидера науки, а сравнение объективного набора ключевых характеристик предметов может стать содержанием истории.

Мифы цивилизации

20-статеровая золотая монета (около 170года). Рекорд монетного дела. На аверсе царь Евкратид, на реверсе Диоскуры. Известны 3 монеты {?). Одна куплена Парижским музеем, другая найдена в Бомбее, третья в сокровищнице бухарского эмира. Парижский музей затратил на покупку 30000 франков, т. е. 300 стофранковых монет 1867 года. В 100-франковой монете было 29,03 г золота, стало быть масса монет была 8,7 кг золота, А масса 20-статера всего 168 граммов! Но смущает КОЛОНИАЛЬНЫЙ ПРОБКОВЫЙ ШЛЕМ «Евкратида»… Операция золото-монета-продажа-прибыль была очень успешна.

БУМАЖНЫЕ СЛЕДЫ

Все мы знаем с детства, что бумагу, порох и шелк изобрели в Китае. Причем — очень давно… Приблизительно в 105 г. н. э.

…В «Истории Поздней Хань» сохранилось описание это-го… момента: «Обратились с просьбой к Цай Луню изготовить бумагу (чжи)… Нам объясняют… что и до Цай Луня бумага была уже известна… Хорошо известно, бумагу независимо изобрели в Европе (в Испании) примерно в 1150 г. н. э.».

…Однако сегодня мы имеем китайские рукописи лишь от XVII века н. э. Скорее всего, бумага пришла в Китай или из Европы, или из Византии, или из Египта. Вместе с рукописями о «китайской истории», на ней написанными… во время русского «монгольского» великого завоевания… бумага попала в Китай уже исписанной.

(Носовский, Фоменко. ИМПЕРИЯ. Русь, Турция, Китай, Европа, Египет. М., 1998. с. 220)

Очень остроумный подход к развенчанию мифа. Но не стоит принижать способности других землян, кроме испанцев и китайцев.

Изолированные островитяне — мальгаши на множество лет обогнали и Европу, и Китай: они размачивали в воде луб кустарника, размочаливали камнем на камне в пульпу, которая засыхала слоями бумаги.

Сегодня на Мадагаскаре бронзовые красавицы по стариннейшей технологии производят вручную белую бумагу. Во внутренний слой закладывают цветы, и они сохраняют свою прелесть на долгие годы.

Очень тонкую и прочную бумагу делают по старинным рецептам в Корее, размочаливая веточки кустарника. В воде древесина растворяется (мылится) и образуется клейкая пульпа. Пульпа прессуется и сушится.

А египтянам вовсе не было нужды выдумывать бумагу, в каждом стебле папируса живет пленочка, ее только высвободить, растянуть да просушить. Заменитель бумаги готов!

Жители Руси, видимо, тоже, как китайцы, увидели бумагу исписанной. На что-то похоже? Да на бересту!

Вот и писали, как на бумаге…

Это удобнее восковых и глиняных табличек. Но древние римляне, эллины и ассирийцы на бересте не писали и не чертили…

Одна беда: никаких исторически важных сведений берестяные грамоты не содержат. Конечно, интересны и бытовые записи, но обидно, что есть носитель информации, а информации-то почти никакой. Косвенно установлено, что царапали новгородцы бересту железными проволоками! Таких крючков найдено немало. Следовательно, железные крючки тиражировались! Значит, кузнечное дело уже было развито. Скоро пришло и время бумаги.

ПОИСК ИСТОКОВ

ЦИВИЛИЗАЦИЯ — организованное развитие племени, группы племен, населения крупного ареала и всей ойкумены.

ЦИВИЛИЗАЦИЯ — преодоление неблагоприятных проявлений природы и использование природных факторов в целях сохранения рода, племени, группы племен, населения крупного ареала и всей ойкумены.

ЦИВИЛИЗАЦИЯ — организованное человеческое давление на природу, превращение дикой природы (биосферы) в среду обитания человека, в окружающую его среду.

Самая емкая сущность цивилизации — появление учителя. Именно учитель, человек, способный научить кого-то чему-то, оказывается носителем технологических традиций. И явно не лидер в современной школе — учитель труда — был когда-то несомненным лидером общества.

Мифы цивилизации

Наскальное изображение двуглавого орла, схватившего зайцев. Герб хеттских царей, XIII в. до н. э.

Придет время, и двуглавый орел, но без зайца в лапах, станет гербом России. Над каждой головой появятся короны и еще одна, как бы запасная, выше всех. И вместо зайца в лапах орла державные символы. А Византия, видимо, промежуточный носитель герба.

Мифы цивилизации

Государственный герб при Павле I.

Мифы цивилизации

Герб московского царя (XVII в.).

Мифы цивилизации

Герб Московского государства (при Иване III).

Мифы цивилизации

Государственный герб при Иване III.

Мифы цивилизации

Большой государственный герб Российской империи. Утвержден 1. 04. 1857 г., в 1882 г. дополнен гербом Туркестанского края.

Мифы цивилизации

Малый государственный герб Российской империи. Утвержден в 1883 г.

ЯЗЫК И ЦИВИЛИЗАЦИЯ

Как общались между собой люди, например, в Западной Европе в XI–XV вв.? На каком языке или языках? Греческого или еврейского языка подавляющее большинство населения Западной Европы не знало. Латынь была достоянием ничтожного меньшинства книжников. Традиционная история говорит, что вульгарной латыни к тому времени уже не было, причем давным-давно. Современных же европейских языков еще не было (они образовались в XVI–XVII вв.).

В Эльзасе, в монастыре Кольмарии (Colmar) печальная надпись на стене повествует на латыни, иврите и греческом о том, что в 1541 г. в этом городе умерло 3500 жителей. Кто в Эльзасе когда-либо говорил на этих языках? К каким прихожанам обращена эта надпись, изготовленная в XVII в.?

Современный немецкий лингвист Ф. Штарк (F. Stark. Faszination Deutsch. Langen/Mullr.-Munchen, 1993) утверждает, что деловым языком Европы от Лондона до Риги с середины XV в. был язык Ганзейского союза — «средненижненемецкий», который затем был вытеснен другим языком — «верхненемецким» языком реформатора М. Лютера.

Однако Дитер Форте («Томас Мюнцер и Мартин Лютер, или Начала бухгалтерии», Базель, 1970), опираясь на документы, прямо говорит о том, что у 19-летнего испанского короля Карлоса I, будущего императора Священной Римской империи Карла V Габсбурга, и его родного дяди Фридриха Саксонского при их первой встрече в 1519 г. общим языком был не немецкий, не испанский и не французский. И не латынь. А какой?

При этом того же Карла в зрелом возрасте считают уже полиглотом, приписывая ему следующее крылатое высказывание о языках Европы: «С Богом я говорил бы по-испански, с мужчинами — по-французски, с женщинами — по-итальянски, с друзьями — по-немецки, с гусями — по-польски, с лошадьми — по-венгерски, а с чертями — по-чешски».

В этом высказывании содержится весьма интересная информация. Во-первых, Карл упоминает такой обособленный язык Европы, как венгерский, и при этом совершенно игнорирует английский язык. Во-вторых, Карл чувствует разницу между близкородственными славянскими языками — польским и чешским. А если учесть, что под венгерским языком в Европе еще и в XVIII в. понимали словацкий язык, то Карл V вообще оказывается тонким славистом! (См. например, Британскую энциклопедию 1771 г., v. 2, «Language». Население тогдашней Венгрии со столицей в Пресбурге, нынешней Братиславе, было преимущественно славянским.)

В упомянутой энциклопедии приведен потрясающий лингвистический анализ языков своего и предыдущего времени.

Нынешние романские языки — французский и итальянский — в ней отнесены к варварскому готскому (Gothic), только «облагороженному латынью», причем говорится об их полной аналогии с готским.

Зато испанский язык (Castellano) Британская энциклопедия называет практически чистой латынью, противопоставляя его при этом «варварским» французскому и итальянскому. (Интересно, знают ли об этом современные лингвисты?)

О немецком или о других языках германской группы, считающихся сегодня родственными готскому, тем более о какой-либо родственности английского языка готскому, в энциклопедии конца XVIII в. речи и вовсе нет.

Собственный, английский язык эта энциклопедия считает синтетическим, вобравшим в себя и греческий, и латынь, и предшествующий англо-саксонский (при этом связь с уже существовавшим с начала XVI в. саксонским диалектом немецкого языка полностью игнорируется!).

Между тем в современном английском языке явственно проступают два лексических пласта, охватывающие за вычетом позднейших интернациональных слов 90 % словарного запаса: примерно две трети составляют слова, однокоренные с балто-славяно-германскими, с четко соотносящейся фонетикой и семантикой, а одну треть — также слова, однокоренные с балто-славяно-германскими, но прошедшие средневековую латинизацию («романизацию»).

Любой желающий может в этом убедиться, открыв словарь английского языка. Например, все без исключения слова, существовавшие в XVII в. и начинающиеся в английском языке на W, относятся к первой группе прямого корневого родства с балто-славяно-германскими аналогами и для них нетрудно при желании найти соответствие в любом из языков этой группы. Напротив, все слова, начинающиеся в английском языке на V, являются «романизированными».

Средневековая латинизация Европы была всеобщей. Вот характерный пример из немецкого языка. Ни один глагол сильного спряжения (то есть считающийся исконно немецким) не начинается с Р, хотя начинающихся с F или Pf существует немало.

Приведем яркий пример из итальянского языка. Синонимы pieno и folto, означающие «полный», отражают два наречия одного и того же исходного языка с балто-славяно-германским корнем пъл: первое из греко-романского наречия, а второе — из германского.

То же самое характерно и для латыни. Слова complex и conflict сегодня воспринимаются как совершенно разные и независимые. Однако в основе обоих лежит балто-славяно-германский корень плъх (ср. плести). С учетом приставки со(п)-, соответствующей славянской с(о)-, оба отвлеченных латинских слова восходят к первоначальному конкретному значению «сплетение». И таких примеров немало.

В приведенном примере прослеживается та же самая фонетическая параллель p / f, которая была показана на примерах итальянского и немецкого языков. Это прямо говорит о том, что латинский, немецкий и итальянский языки отражают одну и ту же фонетическую картину.

Когда же и почему «Господь смешал языки»? Расслоение общеевропейского языка началось не с падением Константинополя, а гораздо раньше: с глобальным похолоданием и чумой XIV в. Не столько изоляция отдельных групп населения, сколько цинга, явившаяся следствием похолодания, резко изменила фонетическую картину Европы.

Младенцы, зубы которых выпадали, не успевая вырастать, физически не могли произнести зубных звуков, а остальной их речевой аппарат вынужденно перестраивался для мало-мальски внятного произношения самых простых слов. Вот в чем причина разительных фонетических перемен в ареале, где свирепствовала цинга!

Звуки d, t, «th», s, z выпадали вместе с зубами, а распухшие от цинги десны и язык не могли выговорить стяжения двух согласных. Об этом молчаливо свидетельствуют французские circonflexes над гласными буквами. Помимо территории Франции, сильно пострадала фонетика на Британских островах, в Нижней Германии и частично в Польше («пшеканье»). Там же, где цинги не было, фонетика не пострадала — это Россия, Прибалтика, Украина, Словакия, Югославия, Румыния, Италия и далее к югу.

Наиболее распространенными языками в XVIII в. Британская энциклопедия называет два арабский и славянский, к коему отнесены не только нынешние языки славянской группы (в том числе «венгерский» = словацкий), но и коринфский. Однако в этом нет ничего удивительного: население полуострова Пелопоннес говорило по-славянски — на македонском диалекте.

В самой же цитируемой Британской энциклопедии звук «s» в начале и середине слова еще передается не обычной строчной «латинской» буквой s, а готической f, например, слово success пишется как fuccefs. При этом английское произношение конечного s соответствует фонетике русского языка: энциклопедия приводит два разных произношения слова as в цитируемой в ней фразе из Шекспира «Cicero was as eloquent as Demosthenes», где первое as транскрибируется как afs (читается «эс элоквент»), а второе, перед звонким согласным, озвончается, как и в русском, до az (читается приблизительно как «эз Демосфинз»).

Документы римско-католической церкви, в частности Турского собора, свидетельствуют, что подавляющая часть населения, например, Италии (да и того же Эльзаса) до XVI в. говорила на Rustico Romano, на котором собор рекомендовал читать проповеди, потому что книжной латыни прихожане не понимали.

Что же такое Rustico Romano? Это не вульгарная латынь, иначе так бы и написали! С одной стороны, Rustico — это язык вандалов, балто-славянский язык, словарь которого приведен, в частности, в книге Мауро Орбини, изданной в 1606 г. (Origine de gli Slavi & progresso dell Imperio loro di Mauro Orbini R. In Pesaro appresso Guer. Concordia, MDCVI). Известно, что слово rustica обозначало в Средние века не только «грубое, деревенское», но и книгу в кожаном (сафьяновом, то есть персидской или русской выделки) переплете. Язык, сегодня наиболее близкий к Rustico, — хорватский.

С другой стороны, традиционная историография гласит, что Северную Италию (и прежде всего провинцию Тоскана) в VII–IV вв. до н. э. населяли этруски (иначе — туски), культура которых оказала огромное влияние на «древнеримскую». Однако по-шведски tysk означает «немецкий», jute — «датчанин», a rysk— «русский». Tyski или jute-ryski, они же Vhm Pdooi Ливия и Arsi-etae Птолемея, — это и есть легендарные этруски, по происхождению — балто-славяно-гер-манцы.

В книжной латыни есть поговорка — «Etruscan nоn legatur» («Этрусское не читается»). Но в середине XIX в. Ф. Воланский (Tadeusz Volansky) и А. Чертков, независимо друг от друга, прочитали десятки этрусских надписей, пользуясь современными им славянскими языками.

Например, этрусская надпись на двусторонней камее, открытой Ульрихом Фридрихом Коппом в 1827 г. (U.F. Корр. «De varia ratione Inscriptions interprttandi obscuras»): IA'w, САВАwФ, AДONHI — 'HKAIE'A AAIICA, ISyT OY TAPTAPOY CKOTIN» ясна и по-русски: «Ягве, Саваоф, Адоней — ей! (старорусское «воистину») — коли его лаются (то есть их ругают), идут в тартару скотин». Из этой надписи очевидно и отсутствие какой-либо разницы между «греческим» и «славянским» письмом.

Коротка и выразительна надпись на глиняном шаре с изображением булавы (коллекция de Minices, Fermo. T. Mommsen. Unteritalische Dialecte. 1851): IEPEKAEZ SKLABENSII, то есть «Геркулес Склавенский, он же Ярослав Славянский».

В Южной Европе исходный балто-славяно-германский (континентальный арианский) язык (он же этрусско-вандальский Rustico) претерпел существенные изменения как в лексике, так и в фонетике под влиянием иудеоэллинского (средиземноморского койне) языка, для которого, в частности, характерна неразличимость звуков b и v, а также частое смешение 1 и r. Так образовалось романское (ладинское) наречие, то есть Rustico Romano, на базе которого в XIV в. возникла латынь.

Тем самым Rustico Romano — это греко-романская ветвь все того же общеевропейского арианского (балто-славяно-германского) языка. Под названием Grego (то есть греческий!) он был завезен первой волной португальской Конкисты в Бразилию, где еще и в XVII в. катехизис индейцам тупи-гуарани преподавали именно на этом языке, потому что они его понимали (а португальский язык образца XVII в. — нет!). В значительной мере наследником Rustico Romano остается современный румынский язык.

Очевидно, что именно после падения Константинополя в 1453 г. Западная Европа откололась от Византии и в ней началась сплошная латинизация, а с XVI в. пошел интенсивный процесс создания собственных национальных языков.

Несмотря на множество диалектов, образовавшихся в послечумное время в XIV–XV вв. и ставших прообразами современных европейских языков, до XVI в. именно Rustico (а не «вульгарная латынь»!), вероятнее всего, оставался в Европе общеразговорным языком.

Ведь даже в 1710 г. шведский король Карл XII, осажденный в своей резиденции в Бендерах турецкими янычарами, вышел к ним на баррикады и своей пламенной речью (о переводчике и слова нет!) за 15 минут убедил их перейти на свою сторону. На каком языке?

До сих пор речь шла об устном общении. Однако одним из решающих факторов цивилизации в XI–XV вв. было становление буквенной письменности. Напомним, что буквенная письменность, в отличие от пиктографической, является письменным отражением устного языка. (Иероглифы никак не передают устную речь.)

Прямое указание на то, что буквенная письменность впервые появилась только в конце XI в., дает У. Шекспир (Сонет 59):

SONNET LIX

If there be nothing new, but that which is

Hath been before, how are our brains beguiled,

Which, labouring for invention, bear amiss

The second burden of a former child!

O, that record could with a backward look,

Even of five hundred courses of the sun,

Show me your image in some antigue boor,

Since mind at first in character was done!

That 1 might see what the old world could say

Whether we are mended, or whether better they,

Or whether revolution be the same.

O, sure I am, the wits of fotmer days

To subjects worse have given admiring praise.

В издании 1640 г. восьмая строка еще категоричнее: «Since mine at first in character was done!».

Наиболее близким к оригиналу является перевод Сергея Степанова:

Коль то, что есть, все было, и давно,

И нет под солнцем ничего, что ново,

И заблуждаться разуму дано,

Один и тот же плод рождая снова,

То память пусть в седые времена

Лет на пятьсот своим проникнет взором,

Где в первокниге первописьмена

Отобразили облик твой узором.

Взгляну я, как писали искони,

Такую красоту живописуя, —

Кто лучше пишет, мы или они?

Иль времена переменялись всуе?

Но знаю: их едва ли уступал

Оригиналу мой оригинал.

Мифы цивилизации

Не менее выразительно и свидетельство Лоренцо Балла (1407–1457), известного исследователя античности и латинского языка, тонкими лингвистическими и психологическими наблюдениями доказавшего подложность знаменитого «Константинова дара» в своей знаменитой работе «О красотах латинского языка». В середине XV века Л. Балла утверждал, что «Книги мои имеют перед латинским языком больше заслуг, чем все, что было написано в течение 600 лет по грамматике, риторике, гражданскому и каноническому праву и о значении слов» (Barozzi L, e Sabbadini R. Studi sul Panormita e sul Valla Firenze, 1891. P. 4).

Здесь следует пояснить, что в момент, когда Л. Балла писал эти строки, история Флоренции уже была искусственно удлинена примерно на 260 лет за счет «византийских хроник», привезенных в 1438 г. во Флоренцию Плетоном. Знаменательно, что Л. Балла ни единым словом не упоминает великого Данте, которого сегодня все считают творцом итальянского языка и классиком литературной латыни. (Скорее всего, Данте еще не родился в то время, когда Балла писал свои строки, но об этом — отдельный разговор.)

В том, что латиница была создана позже греческого письма, сейчас никто не сомневается.

Но по традиционной хронологии получается, что латинское письмо сначала деградировало от архаического к классическому, а потом, в эпоху Возрождения, снова приблизилось к первоначальному виду. В рамках излагаемой концепции такого ничем не оправданного явления нет.

Сравнивая латынь с современными языками, необходимо обратить внимание также на то, что флективная структура книжного средневекового латинского языка практически полностью совпадает с системой склонений и спряжений в русском языке.

Это же относится и к остальным славянским языкам, кроме болгарского, и к литовскому языку. В других европейских языках флективная система в той или иной мере разрушена, и в них роль флексий выполняют служебные слова — предлоги. Падежные окончания утрачены в английском, французском и скандинавских языках.

Это — прямое следствие латинизации, поскольку зафиксированное латынью греко-романское произношение балто-славяно-германских окончаний, подвергшееся влиянию иудеоэллинского языка, сильно отличалось от балто-славянского. Взаимное противоречие огласовки письменной латинской формы окончаний в официальной римско-католической речи и в разговорном языке, естественно, мешало взаимопониманию.

В итоге окончания отпали вообще именно в тех современных языках, народы-носители которых населяли регионы конфессионального раскола и последующего межконфессионального столкновения — то есть в Западной и Северо-Западной Европе и на Балканах. Характерно, что промежуточный этап процесса распада флексий зафиксирован именно в современном немецком языке.

Отсюда становится ясным и вероятное географическое происхождение латыни — Пиренейский п-ов и Южная Франция, и вероятное время появления латинской письменности (не ранее XIII в.) — первоначально в виде готического письма (шрифта), отредактированного уже в XIV в., скорее всего, Стефаном Пермским. Латынь, по сути, представляет собой первый искусственно созданный языковый конструктор.

По сути дела, историю происхождения латыни как бы в обратном порядке повторил Л. Заменгоф, создавший в 1887 г. искусственный язык эсперанто на основе романских языков («восстановленной латыни»), но с германскими и славянскими элементами.

Принимаемый большинством лингвистов традиционный подход к развитию языков современной европейской цивилизации заключается в том, что все они возводятся путем различных сопоставлений и реконструкций в итоге к некоему единому индоевропейскому праязыку. Тем самым выстраивается языковое дерево, исходя из живых и отмерших веток, с попыткой восстановить общий корень, скрытый в толще веков.

При этом причины, вызывающие то или иное разветвление языкового древа, лингвисты ищут в исторических событиях, придерживаясь при этом традиционной хронологии. Иногда даже указывают не только время, но и место, откуда началось разделение индоевропейского праязыка — Беловежская Пуща в Белоруссии.

Особенно излюбленным аргументом этих лингвистов является «древнейший» санскрит, само понятие которого появилось только в XVII в. Здесь мы просто заметим, что, например, по-испански San Escrito означает «Священное Писание». Так что санскрит — это средневековый продукт миссионеров и не более того.

Другая точка зрения, развитая в основном итальянскими лингвистами, заключается в постулировании нескольких исходных языковых центров и самостоятельно развивающихся языковых «кустарников». Это не удивительно, поскольку иначе итальянским лингвистам придется, вслед за Британской энциклопедией 1771 г., признать, что их родной язык на самом деле близкородствен «варварскому» готскому, то есть балто-славяно-германскому.

В качестве примера приведем диаметрально противоположные взгляды приверженцев двух упомянутых теорий на происхождение балтийской группы языков, к которым в настоящее время принадлежат литовский и латышский языки.

Сторонники единого (ностратического) языка считают балтийские языки наиболее архаичными, сохраняющими наибольшее родство с индоевропейским праязыком. Противоположная точка зрения рассматривает их как маргинальные, возникшие на северной границе взаимодействия двух самостоятельных западной (европейской) и восточной (евроазиатской) языковых семей. Под европейской языковой семьей подразумевается романская группа языков, которая, как считается, произошла из латинского языка.

Интересно отметить, что при таком подходе на южной границе между этими условными языковыми семьями в качестве такого же маргинального языка оказывается греческий язык. Однако между греческим и балтийскими языками существует принципиальная разница: современный греческий язык действительно представляет собой маргинальный, в значительной мере обособленный язык, получившийся в XV в. в результате скрещивания прежде всего иудеоэллинского (семитского) и арианского (балто-славяно-германского) языков.

Напротив, балтийские языки сохраняют и общий лексический фонд, и прямые фонетические соответствия как со славянскими, так и с германскими и романскими языками, но отнюдь не с иудеоэллинским. Здесь еще необходимо отметить, что и в греческом языке многие «древнегреческие» корни являются не просто общеиндоевропейскими, а именно балто-славяно-германскими.

Мифы цивилизации

Машина для изготовления бумажных рулонов (ок. 1820).

Мифы цивилизации

Древнейшее изображение процесса изготовления бумаги в Европе. Гравюра на дереве, выполненная Естом Аманном к произведению Ганса Сакса «Книга ремесел» (Франкфурт, 1568). Хотя почти все стадии бумагоделания сегодня механизированы, основной процесс остался неизменным. Из разделенных и вымоченных в воде растительных волокон готовят бумажную массу, которую затем раскладывают на фильтрующую сетку, чтобы стекла вода. Так происходит формирование бумажного полотна, которое далее обезвоживается под прессом. В зависимости от целей использования сухие листы подвергаются дальнейшей обработке.

Мифы цивилизации

Фрагмент картины, изображающей первую в Германии бумажную фабрику Ульмана Штромера. Ксилография (Нюрнберг, конец XV в.).

Мифы цивилизации

Печатный станок Гутенберга, воссозданный в Лейпциге в XIX в. Станок имеет зафиксированную нижнюю поверхность — «талер» и подвижную верхнюю — «тигель». Набранные литеры после заключки в металлическую раму для создания печатной формы мазались краской и покрывались листом бумаги, которая прессовалась между двумя поверхностями.

Мифы цивилизации

Самый старый из известных портретов Гутенберга. Гравировка на меди. Из книги «Vrais portraits et vies des hommes illustres» (Париж, 1584).

Мифы цивилизации

Боковой разрез и план бумагоделательной машины Н.-Л. Робера (1798).

Раздел языкознания — этимология — занимается исследованием происхождения слов, составляющих лексику, то есть словарный запас языка. Придерживаясь традиционной хронологии, этимология является, по сути, эвристической наукой, и в этом смысле ее можно сравнить с археологией, поскольку единственным надежным критерием является письменная фиксация слова. При этом лингвисты, конечно же, руководствуются прежде всего здравым смыслом и действуют методом сравнения.

Однако датировка «древних» письменных памятников, не имеющих собственной даты записи, — вещь сама по себе весьма непростая и может приводить к серьезным ошибкам не только в хронологии, но и в языкознании. Достаточно упомянуть, что криминалистика для датировки даже современных письменных источников не только использует целый комплекс инструментальных методов, но и опирается при этом на статистически обоснованную и независимо датированную базу данных для сравнения документов. Для древних же письменных источников такая база данных просто отсутствует.

В 50-х годах XX века М. Сводеш разработал новое направление в лингвистике — глоттохронологию. Глоттохронология — это область сравнительно-исторического языкознания, занимающаяся выявлением скорости языковых изменений и определением на этом основании времени разделения родственных языков и степени близости между ними. Такие исследования проводятся на основе статистического анализа словаря (лексикостатистика).

При этом предполагается, что глоттохронологический метод применительно к относительно недавно разошедшимся языкам (по традиционной хронологии в пределах новой эры) дает систематическую ошибку к началу приближения к нашему времени. Однако применительно к началу разделения балто-славянского языка глоттохронологические вычисления дают довольно устойчивую границу — XII век.

С другой стороны, ареалы «балтийского» и «славянского» языков в Восточной Европе по данным топонимики (названия мест) и гидронимики (названия водоемов) в XIV веке по традиционной хронологии практически совпадают. Это еще одно свидетельство в пользу существования балто-славянской языковой общности по состоянию на XIV век. При этом практически все лингвисты, за исключением, пожалуй, чешского ученого В. Махека, считают германские языки отделившимися от балто-славянских по крайней мере на тысячелетие раньше. Это лингвистическая ошибка, порожденная традиционной хронологией.

Сама по себе «древовидная» модель (на языке математики она называется решеткой Бете) не вполне адекватна для описания процесса развития языков, поскольку она не включает обратной связи и предполагает, что единожды разделившиеся языки далее развиваются независимо друг от друга. Этот предельный случай может реализоваться только в результате полной информационной изоляции одной части населения от другой на протяжении жизни, по крайней мере, нескольких поколений.

В отсутствие средств массовой информации такое возможно только из-за географической изоляции в результате глобальной природной катастрофы — например, потопа, разделения материков, резкого изменения климата, глобальной эпидемии и т. п. Однако это достаточно редкие события даже с точки зрения традиционной хронологии. Более того, даже разделение Евразии и Америки Беринговым проливом полностью не уничтожило языковой связи, например, японского языка и языков некоторых индейских племен.

С другой стороны, в отсутствие глобальных катаклизмов информационный обмен происходит непрерывно как внутри языка, на уровне междиалектальных связей, так и между языками. Судя по Библии и по различным эпосам, глобальных катастроф, резко нарушивших языковую общность, на памяти человечества было не более двух, что отражено, например, в библейских преданиях о Всемирном потопе и Вавилонском смешении языков.

Обратим внимание читателя, что эти два предания свидетельствуют о принципиальном различии результатов двух катастроф с информационной точки зрения. Результатом Всемирного потопа стала изоляция группы населения (семья Ноева ковчега), которая говорила на одном языке. Вавилонское же столпотворение говорит о внезапно возникшем непонимании разными частями населения друг друга, что является результатом столкновения резко различающихся языковых систем, которое могло проявиться только при объединении разных частей населения. Иными словами, первый катаклизм носил аналитический характер, а второй — синтетический. Поэтому все «революционные» языковые изменения могут быть смоделированы на основе только двух упомянутых катаклизмов. И, как следствие, адекватная языковая модель должна представлять собой, по крайней мере, граф, способный отразить систему обратных связей, а отнюдь не «дерево» решетки Бете. И будущей лингвистике не обойтись без привлечения такого раздела математики, как топология.

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

Наследие этрусского искусства

1  — Вечная любовь. Барельеф на саркофаге супругов.

2  — На сосуде в форме петуха буквы этрусского алфавита.

3  — Бронзовый шлем воина.

4  — Этрусская бронзовая химера: тело льва, головы льва и козла, хвост в виде змеи. Вспомним, что и крылатого коня Пегаса (пегаша) придумали этруски.

В рамках же традиционной хронологии мнимых «революционных» изменений оказывается гораздо больше, причем они носят локальный характер, например, «великий средневековый сдвиг английских гласных», который относят к XII в., когда безо всяких на то естественных причин якобы изменилась вся структура гласных, причем только в языке населения Британских островов. А примерно через 300–400 лет, в XVI в. также «революционно» практически восстановилась прежняя система. В это же время в достаточно удаленной от Британии Греции якобы происходила другая «революция» — т. н. итацизм, когда сразу несколько гласных выродились в один звук «i», что привело к жуткому орфографическому разнобою в современном «новогреческом» языке, где можно насчитать до 5 вариантов написания одного слова.

Обе эти мнимые «революции» возникли по одной причине — из-за непригодности латиницы для однозначной передачи звукового состава любого европейского языка. Любой европейский письменный язык, основанный на латинице, вынужден передавать собственную фонетику с помощью множества буквосочетаний, которые в разных языках зачастую отражают совершенно разные звуки (например, ch) и/или разнообразных диакритических знаков. А с другой стороны, один и тот же звук, например к, передают совершенно разные буквы С, К и Q.

Для примера приведем результат группово-частотного анализа (частота встречаемости букв в тексте) в простейшем с точки зрения фонетики итальянском языке, имея в виду, что итальянский язык является бесспорным традиционным наследником латинского.

В итальянском языке имеются 4 группы букв, передающие гласные звуки, различные по способу образования: а, е, i, (o+u) и 5 различных групп согласных: сонорные (r+1), носовые (m+n), альвеолярные (d+t), губные (b, v, p, f, неслоговое и) и щелевые, отражаемые буквами s, с, g, h, z, q, а также буквосочетаниями sc, ch, gh. Групповая частота букв, передающих звуки этих вполне определенных групп (без учета пробелов между словами), практически постоянна и колеблется в пределах 0,111±0,010. Это проявление внутренней гармонии, присущей любому языку, стремящемуся в одинаковой мере использовать все возможности речевого аппарата человека.

При этом оставшаяся часть букв латиницы в итальянском языке характеризуется групповой частотой, практически равной нулю: J, К, X, W, Y. Группа «лишних букв» как раз и отражает искусственность латиницы. (Для итальянского языка гораздо более фонетически репрезентабельной была бы славянская азбука, в частности, ее сербский вариант.)

И «среднегреческий итацизм», и «великий английский сдвиг» возникли из-за введения латиницы именно при латинском отображении греческих ли, английских или других слов. В качестве примера для тех, кто знаком с английским языком, предлагаем самостоятельно озвучить «греческие» phthisis, «чахотка» и diarrhoea, «понос».

Или возьмем знаменитый латинский ротацизм, когда звук z якобы внезапно (в историческом масштабе) перешел в r. Причем в романских языках перешел везде, а в германских не всегда, не везде и не последовательно: ср. нем. Hase, «заяц» и англ. hare, нем. Eisen, «железо» и англ. iron, но нем. war, «был» при англ. was.

Звуки z и r принципиально различаются по природе своего образования. Какие мыслимые фонетические причины при нормально развитом речевом аппарате могут быть у такого неестественного сдвига?

Но в условиях цинги переднеязычные зубные звуки вынужденно имитируются горловыми. А палатальное горловое («украинское, греческое») g и немецко-французское язычковое («картавое») r как раз фонетически весьма близки.

Анализ совокупности европейских языков показывает, что появление r связано именно с неустойчивостью палатального g, а отнюдь не z, которое само является одним из продуктов эволюционного преобразования палатального g (ср., например, англ. yellow (желтый), фр. jaune, чеш. hluty, ит. giallo, латыш, dzelts при сохранении взрывного характера начального звука в аналогичных лит. geltas, нем. gelb, швед., норв. gul и греч. xanthos).

Поэтому латинский «ротацизм» — явная несуразица, связанная с мнимой «древностью» письменной латыни, когда якобы букву Z (передававшую z) в указном порядке отменили за «ненадобностью» в 312 г. до н. э. (произошел «ротацизм»!). А потом, лет этак через 300, стали опять понемногу использовать, причем только для написания «греческих» слов.

Эта мифическая история одной природы с историей искусственного появления в латинице букв X, Y, J, а в церковной кириллице излишних греческих букв. Обе истории относятся к одному и тому же средневековому периоду становления азбучной письменности.

Анализ выборки 25 основных европейских языков показывает, что, во-первых, во всех европейских языках происходят, хотя и с разной скоростью, но одни и те же эволюционные фонетические процессы, и во-вторых, что общий лексический фонд европейских языков (без учета финно-угорских, тюркских и др. заимствований) и на сегодня содержит порядка 1000 ключевых слов (не включая латинизированные интернациональные слова XVII–XX вв.!), принадлежащих примерно к 250 общим корневым группам.

Словарный запас на основе этих корневых групп охватывает практически все необходимые для полноценного общения понятия, включая, в частности, все глаголы действия и состояния. Поэтому Л. Заменгоф мог и не изобретать эсперанто: достаточно было бы восстановить язык Rustico.

Появление в XVI в. словарей само по себе является свидетельством не только уровня развития цивилизации, но и прямым доказательством начала образования национальных языков. Более того, время появления в словаре слова, отражающего то или иное понятие, впрямую свидетельствует о времени появления самого понятия.

Прекрасным свидетелем развития цивилизации в этом отношении является Большой Оксфордский словарь (Webster).

В этом словаре слова, помимо традиционного толкования и этимологии, сопровождаются указанием даты, когда это слово именно в указанной форме впервые появляется в письменных источниках.

Словарь, безусловно, авторитетен, и множество дат, приведенных в нем, содержат противоречия с принятой сегодня версией мировой истории. Вот некоторые даты:

Мифы цивилизации

Хорошо видно, что весь «античный» цикл появляется в английском языке в середине XVI века, равно как и само понятие античность, например, Caesar — в 1567 году, а August — в 1664 г.

При этом англичан нельзя назвать нацией, безразличной к мировой истории. Напротив, именно англичане были первыми, кто начал изучать древности на научной основе. Появление в 1555 г. понятия Golden Age (Золотой век), краеугольного понятия всей классической античности, говорит о том, что ранее Вергилий, Овидий, Гесиод, Гомер, Пиндар были неизвестны англичанам.

Понятия, связанные с исламом, появляются в XVII веке. Понятие пирамида появляется в середине XVI в.

О первом астрономическом каталоге Птолемея «Альмагест», положенном в основу современной хронологии, становится известно только в XIV веке. Все это находится в вопиющем противоречии с традиционной историографией.

В этом словаре есть множество гораздо более прозаических, но не менее выразительных примеров, касающихся самой английской истории.

ЕВРОПЕЙСКИЕ ШРИФТЫ

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

Арабский алфавит из учебника испанского ученого Педро де Алкады «Искусство изучения основ арабского языка» (1505). Каждый арабский знак транскрибирован латинскими буквами, отпечатанными готическим шрифтом.

Мифы цивилизации

Факсимиле Карла Великого (ок. 800), который не умел писать, а только ставил свой росчерк на монограмме, изготовленной для него переписчиком.

Например, прекрасно известно, какой всеобщей любовью в Англии пользуются лошади и какое внимание в Англии уделяется коневодству. Дерби вообще представляет собой национальное достояние. Британская энциклопедия 1771 г. самую пространную статью уделяет не чему-нибудь, а искусству ухода за лошадьми (v. 2, «Farriery»). При этом во вступлении к статье особо подчеркнуто, что это — первый грамотный обзор существовавших к тому времени ветеринарных сведений о лошадях. Там же говорится о распространенности неграмотных коновалов, часто калечащих лошадей при подковке.

Однако мало того, что слово farrier появляется в английском языке, согласно Webster'y, только в XV в., оно еще и заимствовано из французского ferrieur. А ведь это понятие обозначает кузнеца, умеющего подковывать лошадей — профессия, совершенно необходимая для конного транспорта!

И тут уж одно из двух: либо до Генри Тюдора лошадей в Англии вообще не было, либо все лошади до этого были неподкованными. При этом первое куда более вероятно.

Еще один пример. Слово chisel, обозначающее абсолютно необходимый любому ремесленнику столярный и слесарный инструмент, появляется в том же словаре только в XIV в.!

О каких открытиях Роджера Бэкона в XIII в. может идти речь, если техническая культура находилась на уровне каменного века? (Кстати, по-шведски и по-норвежски примитивные кремневые орудия называются kisel и произносятся почти так же, как английское chisel…)

И знаменитых своих овец англичане могли стричь только с XIV в., причем примитивными, сделанными из одной железной полосы shears (именно в это время появляется это слово, обозначающее орудие стрижки), а не scissors современного типа, ставшими известными в Англии только в XV в.!

Традиционная историография творит с языком анекдотические вещи. Например, великий Данте считается творцом итальянского литературного языка, но почему-то после него, Петрарки и Боккаччо еще двести лет все прочие итальянские авторы пишут исключительно по-латыни, а итальянский литературный язык как таковой формируется на базе тосканского диалекта (toscano volgare) только к началу XVII в. (Словарь Академии Круска. 1612 г.)

Известно, что французский язык стал официальным государственным языком Франции в 1539 г., а до этого таким языком была латынь. А вот в Англии якобы в XII–XIV вв. официальным государственным языком был французский, за 400 лет до введения его в государственное делопроизводство самой Франции! На деле же английский язык внедряется в официальное делопроизводство на Британских островах в то же время, что и французский во Франции — при Генрихе VIII в 1535 г.

Со второй половины XX в. английский язык усилиями прежде всего американцев прочно занял место основного международного языка.

Забавно, что именно англичане фактически перенесли понятие общеевропейского языка цивилизации с Rustico на свой собственный — английский. Они (единственные в мире!) считают, что цивилизованного человека от варвара в любой точке земного шара отличает именно знание английского языка, и недоумевают, обнаруживая, что это не совсем так…

Традиционная историография в области языкознания подобна несчастному Михелю из стихотворения безымянного немецкого поэта, опубликованного в Инсбруке в 1638 г., цитата из которого приведена в упомянутой книге Ф. Штарка:

Ich teutscher Michel

Versteh schier nichel

In meinem Vaterland —

Es ist ein Schand…

(Я, немец Михель, ни хрена не понимаю в своей стране — какой позор…)

КОГДА ТВОРИЛИ ДАНТЕ, ПЕТРАРКА И БОККАЧЧО?

Из биографий великой троицы зачинателей итальянской литературы — Данте, Боккаччо и Петрарки биография Франческо Петрарки (традиционные годы жизни 1304–1374) является наиболее тщательно датированной. Рукописи Библиотеки Ватикана №№ 3195–3196, которые якобы написаны самим Петраркой, буквально пестрят датами и даже часами, когда написано то или иное стихотворение. При этом Петрарка активно пользуется арабскими цифрами, которые вошли в итальянский обиход не ранееXV в. Между тем в самих стихах Петрарки содержатся указания на совершенно другое время их написания.

В частности, сонет CXXXVII

L'A vara Babilonia ha colmo Q sacco

d'ira di Dio, e di vizii empii e rei,

tanto che scoppia, ed ha fatti suoi dei,

non Giove e Palla, ma Venere e Bacco.

Aspettando ragion mi struggo e fiacco;

ma pur novo soldan veggio per lei,

lo qual fara, non gia quand'io vorrei,

sol una sede; e quellafta in Baldacco.

Gl'idoli suoi saranno in terra sparsi,

e le turre superbe, al ciel nemiche,

e i suoi torrer di for come dentro arsi,

Anime belle, e di virtute amiche,

terranno il mondo; e poi vedrem lui farsi

aureo tutto, e pien de Торге antiche.

В переводе А. М. Эфроса:

Господня гнева истощил пощаду,

Прорвал свой мех злодейством Вавилон;

Венеру с Вакхом ставит он в закон,

А не благого Зевса и Палладу.

Но грянет гром и сердцу даст отраду!

Уж вижу я: другой Султан на трон

Взойдет в свой час, — хотя и медлит он, —

И сан столицы возвратит Багдаду.

И будут тлеть кумиры по оврагам,

Кощунственные башни упадут,

В огне погибнет страж испепеленный;

Святые души, движимые благом,

Наполнят мир и на землю вернут

Век золотой, в его красе нетленной.

Комментаторы по поводу этого сонета обычно пишут, что сонет написан в 1342 г., и в нем Петрарка под Султаном иносказательно подразумевает Римского Папу, отсиживающегося в Авиньоне, а под Багдадом надо понимать Рим.

Вместе с тем текст сонета прямо говорит о событиях второй половины XVI в. В 1517 г. турецкий султан Селим I Явуз («Грозный») завоевал Багдад и всю Палестину и объявил себя стражем святынь Каабы и Иерусалима, а также главой всех мусульман. Его преемник Сулейман I Великолепный (правил в 1520–1566 гг.) выстроил в Стамбуле (Вавилоне) упоминаемые Петраркой «кощунственные башни» — минареты — вокруг христианских храмов. Однако взошедший после смерти Сулеймана на трон султан Селим II (правил в 1566–1574 гг.) не случайно прозван Пьяницей, что немыслимо по шариату. Селим фактически был язычником, пьянствовал и развратничал, о чем, собственно, и пишет Петрарка в первой строфе. Обличение этого «храма ереси» Петрарка продолжает и в следующем сонете CXXXVIII. Тем самым время, описываемое Петраркой — около 1570 г., т. е. более чем на 200 лет позже традиционной датировки.

В другом сонете (CCCLXI) Петрарка пишет:

Dicemi spesso il mio fidato speglio,

l'animo stanco, e la cangiata scorza,

e la scemata mia destrezza e forza:

— Non ti nasconder ршд; tu se' pur veglio.

Все чаще гладь правдивого стекла

Ущерб души и тела отражает

И убылью усталых сил вещает:

«Оставь сомненья — старость подошла!»

Здесь совершенно недвусмысленно речь идет о стеклянном зеркале, впервые появившемся только на рубеже XV–XVI вв. (Первый в истории автопортрет написал с помощью стеклянного зеркала Леонардо да Винчи, умерший в 1519 г.)

Современник Петрарки Боккаччо (традиционные годы жизни 1313–1375) в Первом дне «Декамерона» пишет, что в 1348 г. Флоренцию посетила губительная чума. При этом он подробно говорит о том, что хотя чума пришла с Востока, но ее симптомы у больных в Италии резко отличались от симптомов чумы на Востоке: это была не простая, а бубонная чума. Но бубонная чума (по Карамзину — «язва с железою»), в отличие от простой, поразила Европу не в середине XIV, а в начале XVI в.

Данте Алигьери, которого и Петрарка, и Боккаччо считали своим учителем, родился за полвека до них (традиционные годы жизни 1265–1321). Однако великие просветители Италии первой половины XV в. — кардинал Николай Кузанский (Cusanus, 1401–1464) и Лоренцо Балла (1407–1457) ни единым словом не упоминают о Данте. Впервые цитирует Данте, причем как своего современника, Н. Макиавелли (1469–1527).

В своей «Божественной комедии» Данте упоминает загадочный «Пятьсот Пятнадцатый, вестник Бога», который весьма невразумительно толкуется комментаторами как зашифрованная словами перестановка римских цифр DXV (= 515) в слово DVX, под которым подразумевается некий «вождь» (итал. duce).

На самом деле речь идет, скорее, о 1515 годе — о Латеранском соборе и о папе Льве X Медичи, введшем тотальную европейскую цензуру. От нее пострадал и сам Данте. (Он был вынужден бежать из Флоренции, через год был заочно осужден на сожжение, провел около 20 лет в изгнании, где и умер.) Тем самым вероятная дата смерти Данте — приблизительно 1520 г.

Имя Данте уникально и может быть переведено как прозвище «проклятый, запрещенный католической церковью (итал. dannato)», присвоенное автору за «Божественную комедию» инквизицией в концеXVI века. Отметим, что жена Данте Джемма — из рода Донати (Donati), что тоже близко к прозвищу Dannati (Проклятые).

Произведения Данте Алигьери, созданные до «Божественной комедии», которую он написал уже в изгнании, так же как и его биографию, впервые опубликовал Боккаччо после смерти Данте.

Первым комментатором «Божественной комедии» был опять-таки Боккаччо. Боккаччо пишет (якобы в 1360 г.), что Данте выше всех поэтов ставил Гомера, хотя и не читал его, поскольку не знал греческого языка, а переводов Гомера на латынь еще не было (!). Такие переводы (а скорее всего, только что написанные произведения Гомера) появились после традиционной даты смерти Данте — не ранее конца XV века.

Данте в «Божественной комедии» упоминает о красной кардинальской шапке, однако такие шапки для кардиналов были введены опять же после традиционной даты смерти Данте.

Данте часто ссылается на своего друга Гвидо (итал. Guido). Прозвище Гвидо по-итальянски означает Наставник или Предводитель (по Боккаччо — Гвидо Кавальканти, что означает Предводитель Поющих Всадников, т. е. Поэт Поэтов). Да и биография Данте, согласно Боккаччо, просто изобилует благодетелями с именем Гвидо. Книгу о Троянской войне, откуда Данте и мог почерпнуть многочисленные подробности этой войны, написал по-латыни Гвидо де Колумна. Эта книга стала известной не ранее конца XV в. в печатном виде.

Гвидо де Колумна принадлежал к знаменитому в Италии роду Колонна (итал. Colonna), который остро соперничал за власть в Италии в XIV–XVI вв. с другим родом — Орсини(Orsini), основоположника которого графа Орсо упоминает Данте. Из традиционной истории известно, что соперничество этих двух родов было причиной двоепапства (двоевластия) в XIV в., закончившегося избранием папы Мартина V из рода Колонна в 1417 г. и последующим расколом церкви.

Данте в «Божественной комедии» упоминает Испанию и Австрию, названия которых впервые появились только в конце XV века.

Еще одного биографа Данте и Петрарки звали Леонардо Бруни (традиционно жил в 1374–1444 гг.), он же написал двенадцатитомную{!) «Историю Флоренции», изданную якобы в 1439 г., т. е. до начала книгопечатания, а на самом деле, скорее всего, не ранее второй половины XVI в. Знаменательно также, что в «Божественной комедии» фигурирует некий «сэр Брунетто» как один из наставников Данте. (В написанной в XVI в. «древнеримской» истории у Данте обнаруживается фантомный латинист-предшественник — епископ-раскольник Донат Элий, якобы написавший на 1000 лет раньше Данте первую латинскую грамматику в IV в.)

Добавим, что Боккаччо и Петрарка по традиционной истории прожили рядом 60 лет, но никаких реальных свидетельств их общения между собой в XIV веке в Италии нет.

Между временами Данте — Петрарки и Шекспира в традиционной историографии существует искусственный 300-летний разрыв. Однако если Данте в действительности творил на рубеже XV–X I вв., а его ученик Петрарка — в XVI в., то никакого стилистического разрыва в западноевропейской поэзии нет: учениками и последователями Петрарки по праву считаются глава «Плеяды» француз Пьер Ронсар (1524–1585) и итальянец Торквато Тассо (1544–1595). А в 90-х годах XVI в. уже публикуются сонеты Шекспира. Характерно, что при таком подходе естественным предшественником самого Данте в Италии оказывается правитель Флоренции и поэт Лоренцо Медичи (Великолепный, 1449–1492), поэзия которого несравненно уступает поэзии Данте.

Приведенный пример хронологического сдвига типичен для всего искусства эпохи «Возрождения», а по сути — эпохи гениальных «новоделов», т. е. создания «древнеримского» и «древнегреческого» искусства в XV–XIX вв. У великого Леонардо да Винчи (1452–1519 гг.), к примеру, также обнаруживается двойник в XIII в. — основоположник европейской математики Леонардо Пизанский, он же Фиванский (Флорентийский!) — Фибоначчи, давший Европе арабские цифры. По-видимому, именно Леонардо да Винчи и был реальным основоположником «возрожденной», а на самом деле настоящей новой итальянской культуры.

Когда же гораздо позже, в XVIII в., расцветает французская поэзия, то в монастырях тут же внезапно обнаруживаются творения труверов, «французских певцов раннего средневековья», а сборник песен вагантов «случайно обнаруживается» у баварских монахов-бенедиктинцев вообще только в начале XIX в., во времена Гёте, и тут же датируется XIII веком!

А.С. Пушкин в 1835 г. разоблачил мистификацию П. Мериме, издавшего в 1827 г. сборник своих стихов «Guzla» как якобы иллирийский (боснийский) эпос XIII в. Примеров искусственного «удревления» литературы можно привести немало.

Шедевры мировой литературы не становятся хуже от того, что их датировка может оказаться гораздо ближе к современности, но для восстановления реальной истории цивилизации просто необходимо вернуть гениальных авторов в их настоящее время…

ХУДОЖЕСТВА ЛИТЕРАТУРЫ

Художественная литература, начиная с Библии, продуктивно использует исторические сюжеты, но учебником по предмету история служить не может. Неокрепший ум подпадает под обаяние мастера слова и принимает на веру любую фантасмагорию. Так поэмы Гомера и Вергилия определили на сотни лет позиции сонма историков, предпочитающих удобства ссылок на авторитеты кропотливой аналитической работе. И вырастают поколения начетчиков и сторожей при музеях и архивах. Смотрят и не видят…

«Шримад Бхагаватам» бесстрастно констатирует: «Потребность в чтении заложена в людях от природы».

Отсюда, видимо, наше искреннее почтение к книге и писателю. А уж когда в СССР писателей нарекли инженерами человеческих душ, читатели уверовали в силу печатного слова как в божественное откровение. Надо признать, что литераторы умело насаждали и взращивали подобное, выгодное для них отношение читательских масс к литературе вообще и к членам Союза советских писателей в частности. Вспомним ударные попытки формирования положительного героя для подрастающего поколения… Почти весь перечень профессий освоили писатели… Но нет профессии миротворца на Земле.

Но мы об истории и литературе.

Мастерство Мишеля Турнье заставляет читателя легко перенестись во времена царя Ирода (роман «Каспар, Мельхиор и Бальтазар»). И будущий историк воспринимает без сомнения то, чего не могло быть в описываемое время:

…Двери распахнулись настежь, давая дорогу тележкам, уставленным блюдами и кастрюлями (с. 141)…

.. Соломон вывозил преимущественно оружие и боевые колесницы (с. 136)…

…Прислужники внесли большую стальную раму, пересеченную дюжиной вертелов, на которых жарились, истекая жиром, птицы… (с. 141).

… Вот тут-то и раздался скрежет цепей, ржавых болтов и смех навзрыд… (с. 204).

…Трюмы кораблей (с. 217) …на каждом судне было но слону… (с. 219).

Все эти тележки, боевые колесницы, стальная рама, скрежет цепей и ржавых болтов, трюмы кораблей, слон на корабле… вольная фантазия писателя. Он строит свой мир. Он волен в этом.

Но во времена Ирода не знали люди колеса, не делали железных цепей (на скоте железо, не золото), смастерить болт не могли. Не строили кораблей с палубой и трюмом, так как доски делать не могли. Плавали на плотах, на тростниковых лодках. А слон имеет массу 3–4 тонны…

Ни один смертный не прочитал всех священных книг.

И потому, что не все варианты библейских сказаний могли быть доступны И потому, что даже канонизированные книги были запрещены для чтения мирянам.

Вчитайтесь:

— Церковь запрещает распространение книг священного писания среди мирян и считает тяжелым преступлением переводы этих книг с непонятной латыни на народные языки…

— Буллой Папы Григория IX в 1231 году запрещено читатьее (Библию), причем запрет формально был отменен тольковторым Ватиканским Собором…

— Что касается божественных книг, то мирянам не иметь их даже no-латыни; что же касается божественных книг на народном наречии, то не допускать их вовсе ни у клириков, ни у мирян…

— Мирянам обоего пола по каноническим установления мне подобает читать чего бы то ни было из писания, хотя бы на народном языке, дабы через плохое понимание они не впали в ересь и заблуждение…

— дозволить народу читать Библию — значит, давать святыню псам и метать бисер перед свиньями…

— Тридентский Собор (XVI в.) воспретил мирянам чтение «еретических» переводов Нового Завета безусловно, а чтение ветхозаветных книг разрешил лишь под надзором епископа…

(Цитировано из книги Библейская Русь. 1. с. 16)

При таких запретах мало кто мог решиться на чтение Библии. Об апокрифах и речи нет. А кто знает, что истиннее: отвергнутые апокрифы или канонизированные тексты?

Канонизированные Евангелия различаются по текстам, хотя отцы церкви старались отобрать из многих вариантов наиболее согласующиеся. Отчего бы не почитать другие варианты «Книги Иова»? Даже канонизированный вариант — сплошная поэзия!

Мифы цивилизации

Сельскохозяйственные орудия Древнего Рима: серп, грабли, садовый нож, топорик-мотыжка. Грабли и топорик, скорее всего, отлиты. (Иллюстрации железных и медных орудий взяты из учебника «История древнего мира». М. 1974) В этом наборе орудий труда серп, скорее всего, железный. И он практически не отличим от железного средневекового серпа. Кованый, оттянутый, наостренный серп делали из полосового железа.

В России первое издание популярной книги «Последние дни земной жизни Господа нашего Иисуса Христа, изображенные по сказанию всех четырех Евангелистов» осуществлено в 1857 году, хотя книга была написана к 1827 году.

Составитель, имя которого не указано, четыре раза упоминает срок выдержки рукописи в 30 лет, грустя об этом, но желая: важнее и вожделеннее всего то, чтобы представляемое здесь боголюбивому читателю послужило…

Но санкт-петербургский Комитет духовной цензуры позволил печатать узаконенное число экземпляров лишь 12 января 1857 года.

А ведь речь идет о хрестоматии по Новому Завету, не более!

Народные сказки, предания, легенды и мифы контролировались не так строго, они многовариантны, потому народ понимал историю неоднозначно. А глаза и руки строгих цен-зоров до такого рода творчества не доходили.

Когда появилась мода на отождествление древнегреческих мифов с реальными событиями истории, именно многовариантность мифов давала простор для фантастов. Не могло так статься, что изустные поэмы «Илиада» и «Одиссея» были в одном варианте. Записаны-то они на 700 страницах мелким шрифтом впервые особой комиссией тирана Писистрата в 560–527 гг. до н. э. Но в 1488 году поэмы Гомера впервые напечатаны во Флоренции. В 1723 году появился первый полный перевод «Илиады»… Так что читал романтик Шлиман тот вариант, который был в его время. Что рассказывал речитативом великий слепец Гомер, нам неведомо. Но вот перед нами «Мифологический словарь». И мы видим, что многие статьи о героях мифов многовариантны.

АКАМАНТ

1. Сын афинского царя Тесея (Тезея).

2. Вождь фракийцев.

З. Сын Атенора, троянский герой.

АНТИГОНА

1. Фиванская царевна, дочь Эдипа.

2. Дочь Эвратиона, жена Пелея.

З. Дочь Лаомедонта, сестра Приама.

АФИНА

1. Дочь Зевса (рождена из его головы с помощью акушера-трепанатора Гефеста).

2. Дочь Океана.

ДИОМЕД

1. Сын этолийского царя Тидея. Привел к Трое 80 кораблей. Едва не сразил Энея.

2. Сын Ареса, фракийский царь. Съеден конями, которым его скормил Геракл.

3. Настоящее имя Ясона.

КИКН

1. Сын Аполллона и Фирии.

2. Сын Посейдона. Пал от руки Ахилла.

З. Сын Ареса и Пелонии.

4. Сын Сфенелея, царь лигуров, безутешный друг Фаэтона.

5. 0дин из женихов Пенелопы. Убит Одиссеем.

ЭВРИПИД

1. Царь Ормениона (Фессалии). Привел к Трое 40 кораблей. Ранен Парисом.

2. Сын Посейдона, царь о. Кос. Убит Гераклом.

З. Сын Телефа и Астиахи, сестры Приама, царь кетеев. Убит Неоптолемом.

Неширок круг греческих богов и героев. Вечная тусовка света и полусвета Есть свидетельства пьянства и разврата, вплоть до многобрачия и кровосмешения. Но во всем виноват Гомер.

Для нас важно, что самые распрекрасные мифы не могут быть основой древней истории. Тем более что донесенные до нас слова древних мифов — это слова средних веков. Потому и появились железные доспехи, десятки кораблей приплывших к Трое, доски для Троянского коня. И гвозди, о которых Гомер не сказал…

Книжные раскопки привели Г. Носовского и А. Фоменко к следам святого Гомера (СЕНТ-ОМЕРА). Маршал Николай де Сент-Омер воевал в 1311–1314 гг. н. э. Существуют развалины его замка Санта-Мери. Носовский и Фоменко осторожны: «Конечно, не следует думать, что именно Сент-Омер обязательно был автором «Илиады» и «Одиссеи».

С. Валянский и Д. Калюжный пишут несколько иное:

Резиденцией герцогов Афинских были Эстивы, принимаемые теперь за древние Фивы. Греция очень быстро превратилась в модное и удобное место! Мало того, что она как-то вдруг вернула себе «древнее» военно-морское превосходство, так она еще стала курортом, центром притяжения для знатных людей… В Эстивах стоял прекрасный, покрытый фресками замок, в котором творил граф Сент-Омер, автор героических поэм о былых войнах и о дальнем, полном приключений плавании крестоносцев под водительством отважного царя Итаки Одиссея… Он писал на старофранцузском языке, но греческий тоже был в ходу. Вспомним, в XI веке на греческом языке говорила вся знать Рима, а южная Италия вообще называлась Великой Грецией. (11.1, с. 243–244)

Средневековые Сент-Омеры, конечно, знали уже про железо не понаслышке.

Но еще через 700–800 лет Сент-Омеры сливаются с древнегреческим Гомером.

Так бывает.

Хорошо трактует АХ. Ливрага:

Говоря об истории, то есть о достаточно хорошо изученных пластах прошлого человечества, мы вынуждены признать, что не имеем точных сведений даже о совсем недавних событиях, например, о многих эпизодах второй мировой войны. Если же учесть и тот факт, что «историю пишут победители», то мы оказываемся лишенными возможности разобраться в событиях прошлого. Это при условии, что нас интересует правда, а не суррогат, призванный лишь заполнить пустоту, которая образовалась в нашем мозгу от знания того, что Библия не содержит в себе ничего, кроме аллегорий, эзотерических или лживых — в зависимости от интерпретации того, кто их анализирует. Среди множества песчинок всегда найдется крупица золота, иначе говоря, и в Библии содержатся правдивые детали…

Из хронологии, которую предлагает официальная наука, следует, что древние египтяне, находящиеся по технике обработки камня на уровне неолита, не имевшие даже зачатков архитектуры, письменности и навыков художественно-го творчества, окруженные большим количеством жирафов и слонов, уже через 900 лет возводили памятники, совершенство которых мы до сих пор не сумели оценить и которые были сориентированы на местности лучше, чем астрономические обсерватории XIX века. Для сравнения, скажем, что такой же промежуток времени отделяет железный рыболовный крючок от стального, готический собор от современной церкви… Менее 1000 лет! (5, с. 30–31)

История как записанная последовательность событий прошлого существует только потому, что записи сохранены и не перепутаны во времени.

О сознательных подтасовках и политических извращениях истории и говорить не стоит.

РУКОТВОРНАЯ СЕНСАЦИЯ АРХЕОЛОГИИ

Осенью 2001 года японская пресса выдала очередную сенсацию. Как сообщалось, археологи обнаружили следы обитания древнейшего в Японии человека, жившего примерно 600 тысяч лет тому назад. В ходе раскопок в Камитакамори (префектура Мияги) было найдено место со следами человеческо-го жилья, относящегося к периоду раннего палеолита. Внимание археологов привлекли несколько ямок в земле, в которых когда-то, судя по мнению специалистов, были закреплены сваи, поддерживающие примитивные конструкции. В центре обнаружены углубления, в которых хранились различные орудия труда из камня. Вероятно, эти сооружения использовались для отдыха, хранения охотничьих припасов и отправления религиозных обрядов.

Ранее аналогичные находки были сделаны в Титибу (префектура Сайтама), но они были примерно на 100 тысяч лет моложе, чем находки в Камитакамори. На основании новых фактов ученые сделали вывод, что дальние предки человека, жившие на Земле примерно 1,6 млн. лет назад и именуемые ныне Homoerectus (Человек прямоходящий), шестьсот тысяч лет назад добрались и до Японии.

Соответствующие поправки стали срочно вноситься в учебники. Крупнейшая издательская фирма «Коданся» тут же вставила рассказ о находках в Камитакамори в свою энциклопедическую «Историю Японии».

Однако сенсация скоро увяла. В прессе появились фотографии, свидетельствующие о том, что главный герой описанных событий — археолог Синити Фудзимура — лично закопал на месте раскопок принесенные с собой предметы, которые он позже выдал за «находку века». Археологическая сенсация оказалась не просто дутой, но изначально фальшивой. Все 33 места предыдущих раскопок, где работал Фудзимура, как и все археологические находки, сделанные там, будут подвергнуты тщательной экспертизе. Между тем издательства стали подчищать внесенные в тексты поправки о сенсационных открытиях. А Фудзимуру, конечно же, уволили с работы. Но горе-археолог не расстраивается. Он пообещал общественности продолжить свои изыскания. «ЯПОНИЯ СЕГОДНЯ», январь 2001 (с. 27)

ГОСУДАРСТВЕННАЯ ПЕЧАТЬ ИВАНА КАЛИТЫ

В феврале 2001 года Г.К. Каспаров привлек наше внимание к малоизвестному факту оснащения печати Ивана Калиты (1328 г) Звездой Давида, — символом иудаизма. Но есть при печати Великого князя Ивана и буддийский символ вечности.

Времена меняются, символы остаются…

Мифы цивилизации

ПРИРОДНАЯ ТАЙНА МОСКОВСКОГО КРЕМЛЯ

Приведем еще один наглядный пример, касающийся уже московской старины.

Мифы цивилизации

Так выглядит в разрезе московская почва. На заднем плане Успенский собор в Кремле, впереди — стенка раскопа. Верхний горизонт(1) культурного слоя отложился в XVII–XXвв., нижний (3) — вXI–XIVвв. А средний горизонт XIV–XVIIвв. (2) в этом месте почти совсем уничтожен позднейшими постройками. (Г.П.Латышева, М.Г.Рабинович. Москва в далеком прошлом. М. Наука, 1966).

Средний горизонт (толщиной 0,5 м) не уничтожен — это примерно 50-летний период похолодания в первой половине XVI в. А нижний горизонт, скорее всего, отражает московскую культуру не XI–XIV, а XIV–XVI вв.!

Если перед исследователем ставится задача найти что-то более древнее, чем находили до него, будьте уверены, — древности будут найдены!

Если путем обмана, тем хуже для легковерных! Победитель получает все! Кропотливый, аутсайдер выглядит скверно в глазах восторгающегося общества… Не успел… бедняга.

Но сенсация живет недолго.

Хотя ее могут поддерживать сильные мира сего, если сенсация им выгодна.

Растягивать историю — большой грех. То же с растягиванием своей родословной.

Московские бояре и дворяне это очень хорошо умели. Результат? Полное исчезновение и бояр, и дворян…

Человечество не нуждается в приукрашивании или в растягивании на тысячи лет своей истории.

Окрыленный идеей человек очень быстро воплощает идею в жизнь или берется за другую идею.

Поразительно, что японское общество было готово поверить в приход хомо эректус на японские острова 600 000 лет назад! Поразительно, что фальшивка стала фактом энциклопедической «Истории Японии»!

Неплохо бы на данном примере понять, что не к скорому успеху должен стремиться археолог, а к точному описанию фактов. Тогда бы мы не стали огульно говорить о «старинных японских мечах», например.

О КУЛЬТУРЕ И ЦИВИЛИЗАЦИИ

Культура от латинских слов возделывание, воспитание, 'развитие, почитание.

Исторически определенный уровень развития общества, творческих сил и способностей человека.

Культура включает предметные результаты деятельно-сти людей (машины, сооружения, книги, рукописи, произведения искусств, нормы морали и права, знания, умения, навыки…).

Археологическая культура — общность археологических памятников, относящихся к одному времени, отличающихся местными особенностями и сосредоточенных на определенной территории.

Называется по характерному признаку в изготовлении каменных изделий или по местности, где впервые найдены наиболее типичные памятники данной культуры, например, МАДЛЕН, ОРИНЬЯК. Изучение возникновения, распространения и исчезновения археологической культуры позволяет реконструировать историю развития человеческого общества в эпохи, предшествующие возникновению письменных источников.

Цивилизация от латинского гражданский, государственный.

1. Синоним культуры.

2. Уровень общественного развития материальной и духовной культуры. Например, античная или современная цивилизация.

3. Ступень общественного развития, следующая за варварством.

4. Иногда эпоха деградации и упадка в противовес целостности и органичности культуры.

Ввод в культуру— традиционное использование человеком природных ресурсов, например, из миллионов видов растений в культуру введены сотни видов.

Культя — часть конечности, оставшейся после ампутации.

Культ — совокупность религиозных ритуалов. Чрезмерное возвеличивание чего-либо или кого-либо.

Советский энциклопедический словарь. 1989 г.

Словарь иностранных слов. 1954 г.

Мифы цивилизации

В числе глобальных характеристик мира в XX веке появились такие, как биосфера, техносфера и ноосфера.

Цивилизацию и культуру следует понимать как часть этих множеств.

Проще было бы считать культуру и цивилизацию синонимами, как это иногда делается в энциклопедиях.

Но министерства культуры и культа в разных странах имеются, а министерства цивилизации пока не было.

Развитие ноосферы (сферы разума) все расставит по местам. Мы поймем, что Интернет — только база данных «продвинутого человечества».

И хотя система управления базой данных доступна 1/4 человечества, а «продвинутое человечество» забивает Интернет не научными, а торговыми или музыкальными запросами, это уже тренировка пытливых потребителей.

Роль «деятелей культуры» уже падает. Они — свита правящих режимов и средство приращения доходов толстосумов разного рода.

Но по привычке культура выше цивилизации, поскольку истинные ценности цивилизации (человечества) требуют значительных усилий для понимания сути технологий.

Научные и технические достижения человечества проходят не по ведомству министерства культуры.

Тем самым государствам выгоднее вырезать культуру из цивилизации, ведь политикам сложно что-то понять из продвинутой научно-технической мысли.

В СССР и РФ кто только не работал «по линии министерства культуры»!

Культовое отношение к культуре наблюдается и в XXI веке. Атеистам культура заменяет религию, что странно, если учесть, что в прошлом церковь требовала хоронить актеров вне церковных кладбищ. Часто под культурными ценностями понимаются предметы и произведения высокой рыночной стоимости. Но кто оценит истинную стоимость цивилизационных раритетов, которые тиражируются и становятся бытовыми и производственными атрибутами человеческой жизни?

Кстати, авторы давно вынашивают идею всемирного музея природных раритетов, которые почти единичны, а потому не могут быть оценены в валюте. Познавательная ценность природных раритетов велика, это учебный класс природы. Познавать и применять знание…

А природа — все сущее, весь мир, универсум, Вселенная, совокупность естественных условий существования человечества. По мнению астронома А. Финкельштейна, «Вселенная устроена таким образом, чтобы в ней с неизбежностью возник разум, который станет ее познавать…» Познавать явно избыточную цивилизацию.

31 января 2001 года на канале «Культура» патриарх танца Игорь Моисеев обронил неосторожные слова: «Печально, что цивилизация обгоняет культуру…»

Но так и должно быть! Так развивается тандем «Цивилизация и культура». И плохо, если часть организма (системы) ускоренно разрастается. Это уже смертельная патология.

Мифы цивилизации

О НАДЕЖНОСТИ ИСТОРИЧЕСКИХ ИЛЛЮСТРАЦИЙ

Историческими иллюстрациями являются любые изобразительные свидетельства прошлого, доносящие до зрителя информацию содержательного характера. Петроглифы, статуи, барельефы и горельефы, удивительные пещерные рисунки и фрески на скалах и прочее. Поражает техника рисования древних египтян. Но и кроманьонцы рисовали очень точно. И фрески на скалах Тасили в Сахаре понятны почти каждому. Ясно, что любой изобразительный ряд из прошлого поможет историку. Почти 25 лет потратил Д. А. Ровинский, чтобы создать и издать пятитомный труд «Русские народные картинки. С.-Петербург. 1881. Пять томов, с атласом в большой лист».

В атласе представлено 500 картин. Многие картины по названиям иллюстрируют конкретные исторические события, что для нас особенно интересно. Разбор сочинения ДА. Ровинского произведен В.В. Стасовым, который на 100 страницах «Записок Императорской Академии наук» (т. 47, книжка 1. Санкт-Петербург. 1883) доказывает уникальность труда, представленного на соискание большой Уваровской премии.

Мифы цивилизации

Бой Ильи Муромца с Соловьем-разбойником. «Илья и Соловей изображены на конях, во французских костюмах XVIII века, в длинных завитых париках, s камзолах и ботфортах». {Ровинский, 1881, т.1, с.7). «Это костюм не французский (как говорит г. Ровинский), а ШВЕДСКИЙ, какой Петр всегда носил и сам…» (Стасов, 1883, с. 126).

Мифы цивилизации

Петр Великий на большой Полтавской баталии. Гравюра Адриана Шонебека. Около 1709 года. (Стасов.1883. с. 125).

Мифы цивилизации

Побоище Александра Македонского с царем Пором Индийским. Стасов отмечает «БЕЛЫЙ Г АЛ СТУХ и МАНЖЕТЫ, которые надеты у Петра I на его портретах XVII! века. Итак, вот еще знаменитая личность, под видом которой представляли Петра». (Стасов.1883. с. 129).

Вслед за В.В. Стасовым обратим внимание на три иллюстрации батального характера:

1. «Бой Ильи Муромца с Соловьем-разбойником».

2. «Портрет Петра Великого» А. Шонебека (1709 г.).

3. «Побоище царя Александра Македонского с царем Пором индийским».

В.В. Стасов быстро распознал, что Илья Муромец идентичен Петру Великому, а Соловей-разбойник — Карлу XII. И Соловей-разбойник, и Карл XII одеты в шведский костюм. Сольвей по-шведски южная дорога. Южнодорожный разбойник — Карл XII. Южная дорога на Руси-главная, то есть большая. Отсюда — разбойник с большой дороги. Народная фантазия слила реальные исторические образы начала XVIII века с легендарными.

Конная фигура Александра Македонского нарисована по стандарту конной фигуры Петра Великого. Но костюм XVIII века заменен латами, кольчугой, да на голове Александра царский венец с пером.

Однако поза всадника, рука, держащая узкий меч, поворот коня, положение передних ног, чепрак и стремена, как на изображении Петра Великого Шонебека. В.В. Стасов не придал значения важнейшему компоненту: массивным подковам на копытах псевдо-Буцефала. У коней Ильи Муромца и Петра I подковы не прорисованы. В конце XIX века самые просвещенные люди были, видимо, убеждены, что во времена Александра Македонского подковы были обычным делом… И офицерский шарф на поясе Александра Македонского явно из XVIII века!

Искусствовед В.В. Стасов делает важный для истории вывод:

«.. .В XVIII веке еще слишком мало думали о верности костюма других эпох, кроме своей, и с каждым новым десятилетием, с каждой новой модой забывали прежние и представляли только то, что в данную минуту существовало. Итак, вот каков был иногда в представлении у нашего народа, еще даже в первой четверти XVIII века, Петр I: он казался ему Ильей Муромцем, то есть воплощением и повторением самого высокого, самого знаменитого, самого общераспространенного, самого сильного и самого великодушного национального богатыря». (Стасов. 1883, с. 127).

Мифы цивилизации

Ведьма на коне дьявола. Немецкая гравюра XV в. Типичный лубок, но не XV, а XVII–XVIII веков. Лошадь рабочая, тягловая, так как подкована на четыре ноги. Уздечка на лошади кавалерийская, с трензелями и двойным чумбуром. Оказывается, даже дьявол управлять лошадью без уздечки не может. Но без седла, охлюпкой, нечистая пара держится на скаку хорошо. Немецкая гравюра может оказаться карикатурой на известный в те годы конный памятник или на фигуру батальной картины. Фантазии художника не выходят за пределы обыденного: коровьи рога, птичий коготь, куриная лапа, собачья морда…

Перевернутый стол на переднем плане показан в прямой перспективе, ножки стола соединены досками ВНАХЛЕСТ, то есть ГВОЗДЯМИ. А что, если это карикатура на Петра I и Екатерину II.

В Атласе Ровинского помещены, например, 9 картин гренадеров «в память знаменитых кампаний в Пруссии в 1757–1762 годах». В.В. Стасов доказывает детально, что форма гренадеров относится ко временам Петра II или самого начала царствования Анны Иоанновны, а не Елизаветы Петровны. И это говорится об иллюстрациях, отображающих сравнительно недавние времена.

При написании истинной истории человечества, о которой мечтали И. Ньютон, Н. Морозов и которую пишут Г. Носовский, А. Фоменко, С. Валянский, Д. Калюжный и многие, многие другие энтузиасты, проведение материально-бытового анализа исторических материалов явно необходимо.

Правда, традиционные методологии фетишизируют иногда фактический изобразительный материал, отчего неверно датированные экспонаты затуманивают истину.

И, напротив, тщательный анализ изобразительных экспонатов позволяет делать неожиданные выводы.

Так, Г. Носовский и А. Фоменко посвящают целую главу «События XI–XII веков новой эры в Новом Завете. Поклонение волхвов» именно материально-бытовому анализу деталей изображений на Кельнском саркофаге и витраже, а также в знаменитых картинах XIV–XVI веков. Приведем только вывод: в золотом саркофаге Кельнского собора хранятся мощи трех Магов = «Монголов»:

1)  великого русского князя Владимира, крестившего Русь;

2)  его матери княгини Малки;

3)  его полководца-хана, казацкого атамана Гаспара (Русского Каспара).

(Анализ приведен в книге «Русь-Орда на страницах Библейских книг», Москва, «Анвик», 1998, с. 34–60.)

Иной, художественный вариант приведен Мишелем Турнье в романе «Каспар, Мельхиор и Бальтазар» (Париж, 1980. Москва, 1993).

На шлеме Александра Невского, скованного из полированной стали, был изображен лик святого Михаила. (Алфавит, № 3. 2000).

Ясно, что во времена А. Невского шлемы из полированной стали не изготовляли. Делать стальной лист еще не могли.

Вот свидетельство заведующего научно-хранительским отделом Оружейной палаты Государственного историко-культурного заповедника «Московский Кремль» Алексея Левыкина:

«…Шлем был изготовлен в 1621 году одним из лучших за всю историю Оружейной палаты мастеров — Никитой Давыдовым, который проработал в палате около 40 лет и умер в середине 60-х годов XVII века. Делал он этот шлем специально для царя Михаила Федоровича — в качестве парадного боевого наголовья. Когда мы стали внимательно читать древние описания этого шлема, выяснилось, что он венчался крестом. Иными словами, перед нами не просто парадный шлем, а боевая корона русских царей…

.. Царь Алексей Михайлович мог пользоваться и пользовался отцовским шлемом. Особого для него не делали. Кстати, шлем этот настолько красив и хорош, что в XIX веке родилась легенда о том, что раньше он принадлежал Александру Невскому. Этот шлем вошел в состав официального герба России, который был создан в середине XIX века. Если присмотреться к ордену Александра Невского, то на нем русский князь и святой изображен именно в этом шлеме».

Не странно ли, что уровень исторической точности невероятно низок: изделие XVII века легко переносится в XIII век! И никто не возражает!

Итак, парадную боевую корону русских царей XVII века мы видим на голове князя Александра Невского на соответствующем ордене СССР. Видимо, специалисты по геральдике и орденам не советовались с историками. В сталинское время историки не очень охотно вступали в дискуссии с принимающими государственные решения. Вожди знали все, что им было нужно…

И в известном художественном фильме Александр Невский громит тевтонских рыцарей в шлеме, которого еще не было. Да и сама битва легендарна по многим признакам. Апрель, мокрые снега, а русичи идут на запад 200 верст к Вороньему камню на Чудском озере, чтобы, устав, вдали от Новгорода, сражаться на скользком льду…

Да были ли подкованы в те поры лошади?

И не из пятнадцатого ли века эта история?

«ЖЕНЫ-МИРОНОСИЦЫ У ГРОБА»

МАТЕРИАЛЬНО-БЫТОВОЙ И ГЕОГРАФИЧЕСКИЙАНАЛИЗ КАРТИНЫ Х.ВАН ЭЙКА(?). Около 1420 г. Роттердам, музей Бойманса ван Бёнингена.

На переднем плане картины «Жены-мироносицы»: Мария Магдалина, Мария Иаковлева и Саломия (Марк, 16:1). У открытого пустого гроба (нарисован мощный саркофаг), на сдвинутой крышке гроба восседает белый Ангел.

Мифы цивилизации

Жены-мироносицы у гроба. Картина X. ван Эйка (?). Ок. 1420 г. Роттердам, музей Бойманса ван Бёнингена.

Близ гроба спят стражники. Двое обуты в сапоги, один страж разулся, снял сапоги, на головах двоих восточные шапки — треухи (у одного стража козырек поднят, у другого опущен). Один страж коротко стрижен и побрит. Вооружение стражей: тяжелый меч (типа мечей XV–XVI вв.), копье турнирного типа с ограничителем-упором и тупым наконечником, два копья боевого типа с острым наконечником и упором для руки. Одежда стражей не единообразна, но резко отлична от туник, хламид и галабей. Одежда на стражах для холодного климата. На заднем плане горы и долины, застроенные многоэтажными и высотными домами и храмами. В левой части задника нарисован типичный средневековый город, очень похожий на современный городок или село Питильяно (Гроссето) в Италии. Те же плотно стоящие серые дома высотой в 4–5 и даже 7 этажей. На горизонте хорошо прорисована мечеть, похожая на Гур-Эмир в Самарканде.

Художник написал краткую энциклопедию застройки Земли, в которой опознаются церкви св. Софии и св. Ирины в Стамбуле, наиболее высокие мечети и башни. На высоком холме справа представлена часть Московского Кремля (Арсенальная башня, мечеть (!), Успенский собор и колокольня Ивана Великого до перестройки 1600 года). В конце XV века мечеть в Московском Кремле была снесена, а столп Ивана Великого достроен до высоты 81 метр как символ превосходства православной веры.

Ван Эйки — братья-живописцы из Голландии: Хуберт (около 1370–1426 гг.) и Ян (около 1390–1441 гг.).

Ян ван Эйк трактовал единство и гармонию мироздания, отражая многообразную красоту реального мира и человека.

Ян применял новую технику письма маслом, убедительно передавал иллюзию наполненного светом пространства.

Такие характеристики не для 1420 года, когда еще бушевала в Европе чуме. Иное дело –1570 год н. э. с учетом сдвига в 150 лет.

На примере картины Ван Эйка «Жены-мироносицы…», или «Три Марии», мы показали, что датировка картины 1420 годом неверна, что написана картина эта не раньше 1570 года.

В чем суть такого сдвига, именно на 150 лет?

Скорее всего, в длительном похолодании в Европе в период минимума Шпорера, 1400–1510 гг. С учетом времени выхода из холодного периода как раз и будет 150 лет.

Что было в это время?

Мифы цивилизации

Крестовый поход детей. Г. Доре.

Заморозки на почве привели к систематическому голоду. Люди снимались с насиженных мест и уходили к югу, в теплые края, спасая детей… Потом это движение масс назовут крестовыми походами. Или исходом. Детский крестовый поход — чушь, но массовый исход детей к югу — возможен. Шли, надеясь на Бога, крестным ходом, под знаком Креста… Были, вероятно, и охранные отряды вооруженных людей, которых мы потом назовем крестоносцами…

О ЧУДЕСАХ СВЕТА

Средневековая Европа долго не могла достигнуть уровня техники античного мира III–I вв. до н. э. Такие сооружения эпохи эллинизма, как Александрийский маяк, храм Артемиды в Эфесе, Родосский Колосс, виделись чудесами и после падения Римской империи. (I. Т.I, с. 286)

Валянский и Калюжный (11. 1. с. 242) утверждают, что современная цивилизация на Земле лишь эхо крестовых походов. Только после крестовых походов возникли государства эллинов и латинян. По крайней мере, в легендах и мифах. А семь чудес света технологически невозможны до нашей эры.

Желающие могут поверить, что Александрийский маяк простоял 1500 лет, что пламя костра было видно за 100 км (!). Конечно, чудо.

Не менее чудесна роль Александрии как маяка знания.

Мифы цивилизации

Город Александрия. 244

Много удивительного и чудесного было в этом городе.

Мифы цивилизации

Здесь находился и знаменитый Мусейон (музей-храм муз), где размещались астрономическая обсерватория, школа, анатомический театр, мастерские. В разное время в Мусейоне жили и работали многие гениальные греческие ученые: создатель геометрии Евклид, пионер хирургии Герофил. Здесь получил образование и работал Архимед. Здесь трудился многие годы замечательный механик Герон, построивший первые автоматы и написавший о них увлекательную книгу «Театр автоматов».

Не менее впечатляет другое чудо — Колосс Родосский. В Интернете можно прочитать, что мы не знаем точно, как выглядела статуя и где она стояла. Но откуда-то мы знаем, что высилась бронзовая махина на 33 метра, а строилась 12 лет, что бронзовая оболочка крепилась к железному каркасу (!). И это было в IV веке до н. э.! В такое можно только верить…

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

Маяк въ древней Александрiи.

Скульптурная группа «Рабочий и колхозница» создана советским скульптором В.И. Мухиной для советского павильона Всемирной выставки 1937 года в Париже. Фигуры высотой по 24 метра вычеканены из листов нержавеющей стали, закрепленных на стальном каркасе. Свыше 60 лет группа простояла в Москве у входа на ВДНХ (ВСХВ). В 2003 году фигуры были распилены на 40 частей для реконструкции и последующей сборки на крыше нового павильона ВДНХ. И оказалось, что каркас скульптурной группы проржавел до опасного состояния. Заметим: за 63 года стояния, отнюдь не на берегу соленого моря.

А как же выстоял Колосс Родосский в мокросоленой атмосфере?

В книге Г. Мишо «История крестовых походов» (русский перевод 1884 г.) в качестве заставки к главе XI приведен рисунок Гюстава Доре «Маяк в древней Александрии».

Конечно, это плод фантазии Г. Доре. Даже небоскребы XX века и проект Дворца Советов в Москве не задумывались такими стройными, как высотник Г. Доре.

Ясно, что ни рисунок Г. Доре, ни рисунок анонимного автора не отражают пропорций гипотетического, сказочного маяка, который-де простоял 1500 лет! И светил на 100 км! Но кораблей-то еще не было!

Это подобно светофору в степи, установленному за 1500 лет до первого паровоза.

В светофор никто не поверит — чушь ясная! Но отчего-то верим в никому не нужный Александрийский маяк, который в принципе нельзя было соорудить в те давние времена.

СТОУНХЕНДЖ

Но по данным радиоуглеродного анализа, строительство Стоунхенджа датируется III тыс. до н. э., а приход индоевро-пейцев в эти края по условному и расплывчатому признаку «бронзового века» датируютII тыс. А Гальштадтскую культуру «железного века», имеющую отношение лишь к технологиям металлургии, — вообще I тыс. (6, с. 94)

А что, собственно, определяли радиоуглеродным анализом на камнях Стоунхенджа? Любые древесные останки и уголья просто находились в этом месте. Не более.

Абсолютное время Гальштадтской культуры ничем не обосновано. Кроме мифов и стремления археологов «поглубже проникнуть в прошлое».

Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

Стоунхендж. Каменный календарь или обсерватория бронзового века? Или просто культовое сооружение?

Английский археолог Терренс Миден сделал неожиданное открытие: на одном из столбов Стоунхенджа человеческое лицо. Время исполнения интальо неизвестно.

Рядом с болотами и холмами Девоншира лежит Солсберийская равнина с руинами единственного в своем роде доисторического гигантского сооружения из камня — Стоунхенджа.

При первом взгляде Стоунхендж кажется простым скоплением гигантских камней. Одни стоят отдельно, как менгиры, другие увенчаны горизонтальными перекладинами, отчего они похожи на огромные арки. Часть монолитов наклонилась или упала. А многих камней просто не хватает.

Пишут и говорят, что Стоунхендж возводился длительное время, с 1900 по 1600 г. до н. э.

Стоунхендж строился в три этапа. Сначала создан комплекс, известный под именем Стоунхендж I. В конце каменного века был вырыт огромный кольцевой ров с земляными валами. Очень эффективно должен был выглядеть высокий внутренний вал в виде окружности диаметром около 100 м, шириной 6 м и высотой не менее 1,8 м, состоящий из глыб и кусков ослепительно белого мела Он ограждал священное место. Для входа был сделан разрыв во рву и валах на северо-востоке. С внутренней стороны вала проходило прерывистое кольцо из 56 ям. Они точно располагались по кругу диаметром 87,8 м с промежутками между центрами ям 4,8 м. Ямы засыпаны дробленым мелом.

Крупных каменных монолитов в Стоунхендже I мало. Это знаменитый Пяточный камень за пределами сооружения, два монолита в разрыве внутреннего вала и четыре так называемых опорных камня, расположенных по углам прямоугольника. Интересно, что стороны прямоугольника строго ориентированы по сторонам света.

Пяточный камень высечен из песчаника, который в этой местности называют «сарсен». Это гробообразной формы монолит длиной около 6 м и весом 35 т. Опорные камни также сарсеновые.

Примерно в 1750 г. начался второй этап строительства. Тогда установили около сотни мегалитов. Глыбы из голубого камня весом около 5 т каждая расположили двумя концентрическими кругами по краю внутреннего пространства сооружения. Голубыми камнями исследователи Стоунхенджа назвали пять видов вулканических пород, довольно сильно отличающихся по составу, но объединенных голубоватым отливом, особенно заметным, если их облить водой. Среди голубых камней чаще всего встречается долерит, реже риолит и вулканический туф. Совсем редки горные породы осадочного происхождения — коушстонский песчаник и известковый туф.

Мифы цивилизации

План Стоунхенджа III no археологическим данным (из книга Дж. Хокинса и Дж. Уайта).

Возведение Стоунхенджа III относится к 1700 г. до н. э., когда Англия вступила в бронзовый век. Строительство началось с того, что был разобран двойной круг из голубых камней, а вместо них поставлены огромные сарсеновые монолиты. Вокруг центра сооружения возвели пять трилитов (группы из двух вертикально поставленных камней с третьим поперек), расположенных подковообразно и открытой стороной обращенных на восток. Высота трилитов достигает 8,7 м, вес отдельных монолитов до 50 т.

Поперечные плиты трилитов удерживались на месте с помощью системы «гнезда и шипа». На верхней стороне вертикальной плиты оставлялся шип высотой 20–25 см. А на нижней поверхности перекладины выдалбливалось гнездо по размеру шипа. О высоком строительном искусстве также свидетельствует форма плит. Вершинам вертикальных плит придана небольшая вогнутость, а лежащим на них перекладинам соответствующая выпуклость. Сделано это для того, чтобы воспрепятствовать соскальзыванию перекладин трилитов. Древние строители использовали также архитектурный прием, известный под именем энтазиса. Чтобы вертикальные плиты создавали впечатление отвесных сверху донизу, плиты к вершине делались слегка толще.

Подкова из трилитов окружена кольцом из крупных глыб сарсена. Эти вертикальные камни кольца высотой около 5,5 м весили в среднем 25 т. Они соединены между собой каменными плитами при помощи шипов и гнезд.

Очень интересны сведения о технике строительства Стоунхенджа. Земляные работы выполнялись кирками и лопатами. Кирками служили рога обыкновенного оленя, лопатами — бычьи лопатки. Любопытно, что производительность труда с этими нехитрыми орудиями мало уступает современной. Копии древних инструментов передали землекопам средней силы. Оказалось, что с их помощью можно выкопать кубометр мела в девятичасовой рабочий день. А с помощью современных лопат и кирок такую работу выполняют за 7 часов. Археологи подсчитали, что земляные работы при возведении Стоунхенджа могли выполнить 100 землекопов и 200 подручных за один летний сезон.

Добыча, транспортировка, обработка и установка каменных монолитов Стоунхенджа потребовала несравненно больших усилий, чем выкапывание рва и насыпание валов. Голубые камни встречаются лишь на небольшом участке в Уэльсе в горах Прескелли. Они могли быть добыты и вывезены только из этого района. Расстояние по прямой от гор Прессели до места строительства Стоунхенджа около 210 км. Но самый удобный путь был длиннее и включал сухопутную дорогу от гор к Бристольскому заливу, перевоз на плотах по Бристольскому заливу и вновь сухопутный путь от Бристоля до Стоунхенджа. Общий путь по суше составлял около 40 км, по морю — примерно 350 км. Камни на суше едва ли волокли без какого-либо приспособления. Скорее всего, их везли на салазках по бесконечной ленте катков из бревен. Перевозку пятитонных монолитов англичане повторили в 1954 г. Оказалось, что достаточно 16 человек на тонну камня, чтобы монолиты перетаскивать на салазках по каткам на 1–1,5 км в день.

Мифы цивилизации

Гораздо более тяжелые сарсеновые монолиты доставлялись с Марлборо-Даунс, находящегося от Стоунхенджа на расстоянии около 30 км. Это были огромные валуны, лежащие на поверхности земли, и поэтому трудностей с их добычей не возникало. Самые крупные сарсеновые монолиты по массе достигают 50 т. Для доставки каждого крупного монолита требовалось около 800 человек да еще примерно 200 человек на перетаскивание катков, рубку кустарника, управление движением салазок и т. д. Подсчитано, что перевозкой всех сарсенов пришлось бы заниматься 7 лет.

Первичная обработка монолитов, по-видимому, происходила еще на месте добычи. Нестандартные глыбы обкалывали до нужных размеров. Для этого деревянные клинья загоняли в трещины и обливали водой, отчего они разбухали и раскалывали камень (иногда по ним били молотами). Затем глыбы транспортировали.

После того как они были доставлены в Стоунхендж, производилась дальнейшая околка, тонкая обработка и шлифовка. Нижним концам монолитов придавали форму тупого конуса, необходимую для точной установки камней в ямах. Камни обрабатывались, скорее всего, тяжелыми молотами весом до 30 кг. Археолог Аткинсон считает, что при обработке сарсенов было сколото не менее 50 м3 камня, для чего понадобилось около 1 млн. человеко-часов.

Тонкая обработка камня начиналась с того, что в монолите выбивали длинные желобки глубиной 5–8 см и шириной 20–25 см. Образовавшиеся гребни затем сбивали. Поверхность камня становилась ровной, но исчерченной бороздами. Чтобы ее сгладить, камень шлифовали другим сарсеном. Абразивом служил дробленый кремень, который смачивали водой и посыпали между камнями. В конце концов получилась ровная и гладкая поверхность.

Для установки монолитов строители выкапывали лунки. Три стены ямы были отвесными, а четвертая наклонена под углом 45°. Стенку лунки против нее закрывали деревянными кольями. Монолит передвигали к лунке, сталкивали по наклонной стенке, камень упирался в колья и сползал по ним вниз. Колья предохраняли стену ямки от осыпания. Затем 200 человек с помощью веревок и талей ставили 30-тонный камень вертикально. Как только он принимал отвесное положение, оставшееся пространство ямы очень быстро заполнялось разнообразными предметами, находившимися под руками, — молотами, камнями, костями, землей и др. Затем землю плотно утрамбовывали.

Самое неясное в возведении Стоунхенджа — укладка перекладин трилитов и сарсенового кольца. На этот счет нет никаких археологических данных. Предполагают, что перекладины поднимались путем перекидывания с помощью наращиваемых штабелей из бревен.

Стоунхендж был местом ритуальных церемоний и погребений. Но, пожалуй, самое интересное состоит в том, что это огромное каменное сооружение служило и обсерваторией. Еще в XVIII в. ученые пришли к выводу, что главная ось постройки направлена на точку восхода Солнца в день летнего солнцестояния. А совсем недавно Дж. Хокинс при помощи электронно-вычислительной машины установил ряд других направлений, фиксируемых камнями и арками Стоунхенджа; они указывают точки восхода и захода Солнца и Луны в дни летнего и зимнего солнцестояния.

В начале XXI века Стоунхендж остается загадочным объектом. Зайдите в Интернет, закажите словосочетание «Голубые камни. Стоунхендж» и черпайте информацию! Информации приходит много, но она отрывочная и бессистемная. Особенно не повезло с фактографией. Стоунхендж — это висячие камни. Ключевое слово камни. Стало быть, камни должны быть описаны полно. Горная порода, минеральный состав, химический и спектральный анализ; месторождение, откуда камни были доставлены на место строительства…

Неплохо бы и сравнить первые зарисовки и первые фотографии Стоунхенджа с тем, что предлагает нам сегодня археология…

Говорят, что король Яков I в XVII веке поручил архитектору И. Джонсу разгадать загадку Стоунхенджа. Джонс увидел на месте 30 камней массой до 25 тонн и до 4,3 метра высотой, причем он первый установил, что камни соединялись «в шип» и образовали Первый круг. Он описал и ТРИЛИТЫ (два каменных столба, перекрытые каменной балкой «в шип») Второго круга.

Вскоре один трилит рухнул на «Алтарный камень».

Но до этого падения, в 1678 году по приказу короля Карла II Дж. Обри осмотрел Стоунхендж и не только обнаружил 56 отверстий (теперь, ОТВЕРСТИЯ ОБРИ), но впервые назвал Стоунхендж древним святилищем кельтов.

А 3 января 1779 года упал еще один трилит.

На рисунке XIX века (КНИГА ЦИВИЛИЗАЦИИ, с. 308) Стоунхендж достаточно прочен, стоят семь трилитов и подозрительно гладок центральный обелиск. Там же (с. 308) приведено изображение интальо на одном столбе — человеческое лицо. Высечь изображение камнем по камню непросто. Но изображение существует. Оно, скорее, ВЫЛЕПЛЕНО ИЗ ПЛАСТИЧНОГО МАТЕРИАЛА

В 1901 году Д. Н. Локьер — астроном и директор солнечной обсерватории в Саунт-Кенсингтоне — отнес Стоунхендж к 1860 году до нашей эры с точностью плюс-минус 200 лет, т. е. до «кельтов».

В 1923 году доктор А. Том объявил, что «синий камень» доставлен с гор Прескелли в графстве Пемброкшир (Южный Уэльс), т. е. за 220 км по прямой или 380 км с объездами.

Не знал доктор Том, что рядом со Стоунхенджем в рукотворном холме закопано немало щебня и даже монолитные глыбы «синих камней». Откуда бы?

Люди XX века знают, что каждая стройка завершается уничтожением строительного мусора, его вывозят и (или) ЗАКАПЫВАЮТ. А местность облагораживается «под луг».

Исследователи Стоунхенджа сконцентрировали внимание на функции сооружения. Собственно материалами интересовались мало.

В 1963 году Д. Хоукинс назвал Стоунхендж — астрономической обсерваторией.

А в 1973 году В. Тюрин-Авинский и О. Терешин говорят «о космическом послании», таящемся в камнях Стоунхенджа, который «…в буквальном смысле слова изучен вдоль и поперек». Изучен-то изучен, но невнимательно…

82 камня имеют зеленовато-голубой оттенок и по-английски звучат как «голубые камни». Их состав разнороден: медный купорос, различные породы кристаллического (пропущено: строения типа) базальта, долерит, известняковый туф и риолит.

Это подпись под фотографией XXI века в журнале «Человек и наука» (июнь 2002 года).

Базальт — эффузивный аналог габбро, а долерит — крупнозернистый базальт. Риолит — то же, что липарит — эффузивный аналог лейкогранита со стекловатой основной массой, иногда с вкрапленниями плагиоклаза, биотита, пироксена, амфибола. Ну а известняковый туф — просто фантазия журналиста. Нет такой горной породы! Есть известковый туф, он же травертин — пористая ячеистой текстуры порода, образованная при осаждении карбонатов кальция (в форме арагонита или кальцита) из горячих или холодных углекислых источников. Светло-желтый римский травертин из гор Сабини применен при сооружении Колизея и собора Св. Петра в Риме.

Травертин близ Неаполя содержит высокие концентрации флюорита (CaF2), в других местах травертин содержит органические остатки и отпечатки растений.

В. Колчев (2002 г.) приводит интересные сведения: в 1801 году в 2 милях севернее Стоунхенджа Уильям Каннигтон при раскопке кургана нашел огромный камень, содержащий медный купорос (купорос CuSO42О же легко растворим, даже если друиды и получали сульфаты меди). Впервые один из авторов узнал о наличии халькопирита в камнях Стоунхенджа от доктора геолого-минералогических наук АВ. Волкова (Москва).

На фотографии показана «Современная компьютерная реконструкция Стоунхенджа». Так, по мнению исследователей, могли выглядеть мегалиты 5000 лет назад.

Получается, что компьютерная означает грубая, приблизительная, ибо в реконструкции важны детали, хорошо известные многим. Где уж тут разглядеть морфологию, текстуру и структуру мегалитов, блоков Стоунхенджа!

Сердце Стоунхенджа — подкова из пяти трилитов — сдвоенных каменных блоков массой по 50 тонн, высотой в 7 метров, перекрытых каменными плитами.

Мифы цивилизации

Современные описания Стоунхенджа настолько туманны, что впору обратиться к опыту легендарного Мерлина, которого изображают в виде гиганта, покрывающего плитами трилиты, в самом раннем описании строительства Стоунхенджа в рукописи XIV века!

С нашей точки зрения странно, что гравюра 1875 года (стр. 248) показывает полное перекрытие двух столбов одной плитой (3 случая), а на рисунках и фотографиях XX века две плиты перекрывают три столба!

Мифы цивилизации

По идее, трилиты — это два столба, перекрытые одной плитой, именно так на компьютерной реконструкции и гравюре 1875 года. На фотографии ХХ века (стр. 257) трилиты перекрыты по принципу две плиты на три столба.

Специалисты-археологи проигнорировали находку У. Каннигтона, равно как и находку огромного камня из долерита в кургане Боулз. Куда как романтичнее утверждать, что в радиусе 250 км не встречаются камни, аналогичные Стоунхенджу. То ли дело транспортировать камни из Уэльса но морю, потом по реке Эйвон, потом по суше до реки Уили к месту строительства! В 2000 году был проведен эксперимент с не очень крупным камнем. Камень утонул в море. Друиды, вероятно, были более умными.


Мифы цивилизации

Мифы цивилизации

Топографический план Стоунхенджа. Система координат и оси восстановлены К.К. Быструшкиным (ФЕНОМЕН АРКАИМА. М., Белые альвы. 2003).

Мифы цивилизации

Фестиваль друидов у камней Стоунхеджа. Итальянская цветная гравюра 1820 года.

В 1994 году профессор Дэвид Боуэн из Уэльского университета определил возраст Стоунхенджа в 14000 лет. Пяточный камень поставлен за 3100 лет до н. э. С 2500 по 1600 годы до н. э. возведены два кольца.

Однако если трилиты и иные голубые камни окажутся бетонными шубами под травертин на массивных тонкозернистых бетонных же основах, история Стоунхенджа будет пересмотрена кардинально. И не 14000 лет, и не 5000 лет, а 300–400 лет назад состоялось это чудо света…

Сегодня нужно очень внимательно осмотреть землю вокруг висячих камней, так же тщательно, как обыскивали лес Африки в районе катастрофы самолета Д. Хаммаршельда. Тогда использовали липкую ленту, скотч, накладывая на почву километры скотча, потом ленту с микрочастицами сжигали и получали геохимический след.

В случае Стоунхенджа на почве и в почве должны быть осыпавшиеся частицы бетонной шубы под травертин, все строители прошлых веков убрать не могли. Фотография из Интернета парадоксальна: семиметровый обелиск трилита — искусственное сооружение! Ядро обелиска — плотный бетон, внешняя оболочка — зернистый пористый бетон под травертин!

Обелиски трилитов обливались бетонной смесью в вертикальном положении: трещины в штукатурке идут сверху вниз, замыкаясь книзу. Штукатурка под шубу придумана еще строителями египетских пирамид. По сырому можно было что-то изобразить. Так безымянный скульптор изобразил человеческое лицо интальо на одном из столбов (см. стр. 248).

Известковый туф — травертин встречается в строго определенных местах. Всемирно известны травертины Иелло-устонского национального парка в США, травертиновые каскады близ Анталии в Турции, Таджикистана, Алжира, Грузии…

Вот описание геолога В. Ярмолюка:

Проехав городок Гельма, знаменитый своим хорошо сохранившимся римским театром, выстроенным в III веке н. э., прибыли на Месхутинские минеральные источники. За долгие века вода создала здесь фантастические по форме постройки из травертина высотой 10–12 м. Между ними в озерцах клокочет бьющий из глубин земли горячий раствор температурой около 90 °C. В одном из них местный сторож варил куриные яйца, поместив их в небольшой мешочек. Угостил ими (за небольшую плату) нас, чтобы мы убедились, что яйца сварены вкрутую.

Это место постоянно посещают туристы, фотографируясь на фоне травертиновых сооружений. Почти каждый норовит отбить себе кусочек в качестве экзотического сувенира. Так вот сторож поставлен здесь для того, чтобы туристы не очень «злодействовали» над наиболее красивыми постройками.

Мифы цивилизации

Месхутина. «Горы» травертина из горячего источника. Январь, 1967 г.

Кто и когда так умело оштукатурил «висячие камни» Стоунхенджа? На обелиске справа (внизу) видна гладкая поверхность ядра обелиска, лишенная толстого слоя штукатурки под травертин. Заметна близкая к вертикальной трещиноватость поверхности других голубых камней.

Если рукопись с рисунком гиганта Мерлина — первое письменное упоминание Стоунхенджа в истории, то хроника Джеффри Монмаутского «История королей Британии» написана не в XII веке! А следовательно, не мог король Аврелий Амброзии услышать в V веке н. э. совет Мерлина: «…Пошли за Кольцом Гигантов, что на горе Киларус». Но сильнейшие воины не смогли притащить камни. И тогда Мерлин силой магии переместил камни из Ирландии (!) на юг Англии и расположил кольцом на равнине Солсбери. А Мерлин-то имел скифское происхождение из района днепровских порогов… Иначе отчего бы поэту XVIII века Томасу Уортону писать:

О, древний памятник!

Со Скифских берегов

Не Мерлином ли ты сюда

Перенесен?

Но мы-то знаем, что днепровские пороги сложены древнейшими гранитами и железистыми кварцитами.

Были и другие мнения.

Самое оригинальное — Стоунхендж — древний космодром, а Алтарный камень — реликт стартового стола. Речь идет о камне 4,8x1,0x0,5 метра, вокруг которого стоят пять трилитов. Диаметр внутренней «подковы» около 15 м. Второе от центра кольцо (сарсеновое) диаметром 30 м. Далее еще кольцевые сооружения: диаметром 40 м с 30 лунками и диаметром 53,4 м также с 30 лунками, затем диаметром 88 м с 56 лунками (кольцо Дж. Орби, жившего в XVII веке). Далее кольцо диаметром 100 м в виде вала высотой около 2 метров, шириной около 6 метров. И внешний вал диаметром 115 м высотой 0,5–0,8 м при ширине вала 2,5 м.

Мифы цивилизации

Обвалы штукатурки № 1 и № 2.

Подкова трилитов открывается на северо-восток. В 35 метрах от центра комплекса стоит каменный столп (менгир) массой около 35 т при высоте до 6 метров. Это Пяточный камень. Название камню дал Дж. Орби, говорят, по ошибке: английское слово heel (пятка) созвучно   кельтскому слову haol (солнце), так что этот камень — ориентир можно назвать и Солнечным.

Мифы цивилизации

В 1740 году историк Уильям Стакли установил, что вектору Алтарный камень — Пяточный        (Солнечный) камень отвечает северо-восток, там встает Солнце в момент летнего солнцестояния. Такое заключение сделал в 1771 году доктор Джон Смит, а в 1902 году подтвердил астроном Норман Локьер.

Мифы цивилизации

Обвалы штукатурки № 3, 4, 5, 6, 7,

Посмотрим на прощанье на голубые камни Стоунхенджа…

На фотографиях хорошо видна вертикальная полосчатость «камней». Так бывает, когда штук наносится на вертикально стоящие столбы. Материал столба тонкозернист и монолитен, что хорошо видно на стр. 265, справа. Отпала значительная часть штукатурки (см. стр. 264 /3-4). Собственно, с этих иллюстраций и возникла идея об искусственном происхождении голубых камней Стоунхенджа. Хороший цемент, известняковая крошка, медный купорос в качестве красителя… Вот исходные составляющие. Искусственный голубой травертин как внешний слой «псевдомонолитов».

Факт обрушения штукатурки не единичен. Мы обнаружили по фотографиям еще свыше 6 подобных случаев (см. стр. 264). С большой уверенностью можно полагать, что при посещении Стоунхенджа таких случаев отслоения и обрушения штукатурки можно обнаружить много.

Пишущие о Стоунхендже как-то наскоро касаются вопроса соединения балок трилитонов со столбами. А соединены они «в шип», судя по свидетельствам В.И. Лебединского и Л.П. Кириченко (М. Наука. 1974). На вершинах столбов вырублены выступы — шипы высотой в 20–25 см, а на горизонтальной балке вырублено гнездо под шип… Гнездо вырубить в травертине несложно, но чтобы сделать шип, нужно срубить 9/10 слоя породы! Кроме того, верхняя поверхность столба вогнутая (умели строители выбирать породу или отливать в форму?), а нижняя поверхность балки — выпуклая! Так жесткой связью (шип-гнездо) и увеличением поверхности трения (!) скреплены трилиты! Нужно было уметь работать с камнем и знать кое-что из физики. Помнится, Исаак Ньютон разработал «Законы механики» около 1687 года…

Мифы цивилизации

Обвал штукатурки № 3.

И использование медного купороса для окраски голубых камней тоже отвечает определенной эпохе развитой металлургии…

Есть сведения о переговорах Исаака Ньютона с лордом Солсбери по поводу места для обсерватории Нулевого меридиана; тогда понятна черновая разметка территории. Гринвич был выбран позже. И не совсем удачно, так как основанная в 1675 году обсерватория в XX веке была перенесена на 70 км к юго-востоку, в замок XV века Хёрстмонсо. А каменная модель обсерватории, нарочито грубая, осталась на равнине Солсбери.

Неплохо было бы разузнать, не работал ли в районе Стоунженджа в XVII веке медеплавильный или бронзолитейный заводик, снабжавший пушками королевский флот?

А обязательным отходом такого производства является медный купорос! Довольно хитро было закупоросить бетон под травертин! И замесить и покрыть бетонные столбы голубой штукатуркой! На 82 камня хватило замеса. А излишек слили в подкурганную яму в 2 милях севернее Стоунхенджа, вспомним огромный камень, содержащий медный купорос (с. 262).

Еще вопрос, чисто эстетический: зачем нужно было строителям Стоунхенджа утолщать кверху столбы трилитов? Ответ ясен: чтобы возникло впечатление отвесности обелисков! Но в мире сколько угодно стел, утончающихся кверху. И проблема утолщения колонн к середине ствола характерна для достаточно высоких колонн. Что такое 5 или 7 метров? Эффект энтазиса на достаточно негладкой глыбе увидит только изощренный взгляд эстета-историка. Строители же лепили из того, что было!

И не рогами оленей, и не бычьими лопатками построен Стоунхендж! Камень нужно было тесать! И весьма активно.

В книге И. Квятковского «Океан и корабль», изданной Гидрометеоиздатом в 1972 году, прекрасно описана постройка третьего Эддистонского маяка в Англии близ Портсмута. Первый маяк простоял всего 5 лет — с 1698 по 1703 год — и был смыт в океан штормом. Второй действовал дольше — с 1709 по 1755 год — и был уничтожен пожаром. Третий, построенный знаменитым инженером Дж. Смитоном, простоял еще дольше — целых 120 лет. Не в силах совладать с творением рук человеческих, стихия обрушила свои удары на гнейсовую скалу, на которой стоял маяк Смитона, поэтому в 1883 году на соседней скале был возведен новый, четвертый Эддистонский маяк, стоящий и поныне.

Секретом удивительной прочности третьего маяка был ряд важных нововведений, предпринятых Смитоном в строительном деле. И. Квятковский подробно описывает систему крепления башни со скалой, в которой были вырублены ступени с углублениями в форме «ласточкиных хвостов». В эти углубления входили потом выступы блоков, составлявших основание башни. Эти блоки, пишет Квятковский, делались из гранита для наружных рядов и из портландцемента — для внутренних…

Здесь автор допускает маленькую неточность. Смитон действительно сделал важный вклад в цементное дело, но не ему принадлежит честь создания портландцемента. Поняв, что ему нужен материал, способный хорошо работать в условиях попеременного смачивания и высыхания, Смитон провел основательные исследования и установил, что при обжиге глинистых известняков получается жженая известь, способная затвердевать с водой.

Именно смесь такой извести с песком и железными шлаками и пошла на постройку маяка. Но лишь в 1824 году английский изобретатель Дж. Эспдин сообразил, что надо изготовлять жженую известь для цемента не из природных глинистых известняков, а из порошкообразных мела и глины, смешанных в нужной пропорции. «Этот цемент или искусственный камень, — писал Эспдин в своем патенте, — я называю портландцементом». И действительно, портландцемент по своим свойствам был очень похож на строительный камень, добываемый близ Портланда в Дорсетшире.

Экскурс в историю портландцемента не случаен. Попытки нескольких поколений инженеров-строителей завершились удачно: застывший портландцемент напоминал по своим свойствам природный камень. Только форма искусственного камня получалась как бы сама собой, без утомительного обтесывания. Триединство: порошок цемента, вода и опалубка (форма). Присно и вовеки веков…

Бетон крепчает со временем. Воистину — каменеет. Потому и принимаем мы без сомнения, что пирамиды Гизы из природного известняка, что трилитоны Баальбека вытесаны из массива горной породы, что бетонные плотины XX века на века… А если нет?

Бетонные блоки пирамиды Хеопса разрушаются. И не по закону разрушения известняка (сравнить несложно — известняковый Сфинкс рядом). То же с баальбекскими блоками и колоннами: не по отдельности природных камней они разрушаются.

Внимательные туристы замечают: колонны храма в Кар-наке не монолитны! С бетонных цилиндров колонн спадают слои штукатурки! Очень толстые слои! И на трилитах Стоунхенджа в отдельных местах пытливый турист заметит опавшую штукатурку! Крашенный с помощью медного купороса бетон! Вот вам и священные голубые камни…

Независимость средств массовой информации обретает негативную оборотную сторону: неточность, а то и нарочитую дезинформацию. Ради тиража. Ради рейтинга. Ради прибыли…

И чертовщина чертополохом прорастает на страницах газет и журналов.

Вот в массовом издании журналисты тревожатся: почему разрушаются пирамиды? Ссылаются на доктора Ричарда Стивенсона и Адама Севи из университета Миссури… Авторитеты те еще:

Доктор Стивенсон и его коллега Севи считают, что они напали на след главной опасности: к ускоренному разрушению камня песчаника, из которого построены египетские пирамиды, привело повышение уровня грунтовых вод и увеличение содержания соли в поверхностных водах.

— Песчаник, основной строительный материал при сооружении пирамид, камень крайне непрочный и имеет ярко выраженную пористую структуру, — поясняет Адам Севи…

Самое главное: не из песчаника, а из известняка и бетона построены большие пирамиды Гизы! Ведь масса работ геологов известна. Почитайте, господа хорошие!

В книге Эриха фон Дэникена «По следам всемогущих» делается нестандартный вывод:

21 июня, в день летнего солнцестояния, солнце вставало точно над так называемым Пяточным камнем, монолитом, находящимся за пределами комплекса Стоунхендж Солнце проходило через ворота и становилось все больше, ярче и жарче. 21 декабря это явление повторялось. Возникало впечатление, будто восходящее солнце на короткое время задерживается между двумя глыбами, прежде чем продолжить свой путь по небосводу. Наибольший интерес при этом представляла игра света и тени монолитов. То же самое происходило и с Луной, хотя испускаемый ею свет был, разумеется, гораздо слабее. Когда она восходила или заходила, на поверхности камней происходила игра света и тени. Луна имеет определенные фазы, и жрецы знали, когда какая тень должна появиться. С гордостью они объявляли народу, что дожно случиться в тот или иной день, и люди приходили в изумление.

И еще. Каждому известно устройство Солнечной системы. В центре находится Солнце, далее следуют Меркурий, Венера, Земля и так далее. Астроном Майк Сондерс установил, что Стоунхендж представляет собой модель Солнечной системы. Хотя орбиты планет в этой модели имеют круглую, а не эллиптическую форму, пропорции расстояний между ними соблюдены в точности. В средней точке в первом круге расположено Солнце, окруженное вторым кольцом — Меркурия, третьим — Венеры и четвертым — Земли. Далее пролегает кольцо Марса Дистанция между орбитами Марса и Юпитера более значительна, поскольку в этом пространстве вокруг Солнца вращаются сотни тысяч каменных обломков — Пояс Астероидов. И, наконец, Пяточный камень обозначает Юпитер.

Мифы цивилизации

Круги Стоукхенджа определяют средние расстояния орбит планет Солнечной системы.

Все это представляется в высшей степени странным. Кому нужно было в те времена оставлять послание? Вряд ли люди каменного века знали параметры орбит Солнечной системы. Тогда какую же цель преследовали их учителя? Русский геолог, председатель Самарского уфо-центра доктор Владимир Тюрин-Авинский полагает, что Стоунхендж являет собой своего рода экзаменационное задание для будущих поколений.

ВО ВРЕМЯ ЧУМЫ

Г. Вейс считает (1999, с. 32), что около 1305 года во Франции, Германии и Италии вспыхнула чума, черная смерть. К 1350 году от чумы погибла половина населения этих стран.

Вероятнее всего, ко второй половине XIV века многочисленное население ойкумены Евразии активно торговало, встречные караваны купцов стали привычной нормой транспорта. Часть населения разбойничала на караванных путях, часть нанималась в охранники караванов.

Конечно, путешествовали молодые люди, представители большинства населения. Меньшинство — старики — едва переваливало за рубеж 35–40 лет. И были старики жуткой обузой для молодого большинства.

Но молодые путешественники принесли в города и веси эпидемию чумы. Заразившийся умирал за 12 часов. Его хоронили и заражались при контакте с телом или вещами покойника.

Летописи и церковные книги свидетельствуют:

.. В 1349 году поразила чума Скандинавию…

.. В 1352 году поражены Псков, Новгород, Киев, Чернигов, Смоленск, Суздаль, Глухов, Белозерск…

.. В 1360 году чума вновь посетила Псков…

.. В 1364 году из Бездежа чуму занесли в Нижний Новгород, Коломну, Переславль…

.. В 1365 году практически вымерли Тверь, Торжок, Ростов…

.. В 1366 году начался мор в Москве… Чума не покидала Русь и позже…

… В 1382 году Москва…

…В 1387 году в Смоленске осталось живых только 5 человек, кои затворили город и ушли…

Историк Карамзин пишет, что чума косила русичей до 1427 года.

И не только русичей: «от Пекина до берегов Евфрата и Ладоги недра земные наполнились миллионами трупов и государства опустели. Иностранные историки сего бедствия сообщают нам… везде гибло более молодых людей, нежели старых.

…Язва, которая со времен Симеона Гордого несколько раз посещала Россию, ужаснее прежнего открылась в княжение Василия Дмитриевича… Опустошив Азию, Африку, Европу, она нигде не свирепствовала так долго, как в нашем Отечестве, где от 1352 года до 1427 года в разные времена бесчисленное множество людей пало ее жертвою…»

В 1440 году чума в Европе закончила свою жатву в Англии, население Англии сократилось вдвое!

Считается, что примерно с 1305 года по 1447 год население Евразии сократилось в среднем на четверть. Но более 100 лет население старело. Старики почему-то выживали без помощи медицины. Старики и брали только на себя ответственность за будущее всего человечества. А сил у стариков было немного. То, что молодой поднимал один, старики поднимают втроем, вчетвером… Молодой охотник легко догонял добычу, а старикам пришлось выдумать силки, западни, лук и стрелы, соху, ярмо, колесо, волокуши, слеги и телеги, мехи и кузнечный горн, древесный уголь, выплавку железа, выработку полосового железа, а потом ножей, мечей, кольчуг, пушек, подков, удил, пряжек для ремней, кованых стремян, гвоздей, наконец…

Печальные старики, пережившие детей и внуков, осознали свое величие, и силой ума за 100 лет чумы наработали наперед лавину изобретений и малых хитростей, помогающих выжить.

Среди стариков появились кузнецы, мельники, углежоги и ведуны-знахари. За людьми этих профессий уже столько веков тянется шлейф таинственности… Старики XIV–XV веков не только спасли человечество, но и научили его выживать, думать, изобретать, использовать научные открытия и записывать историю… Они научили наследников фантазировать. И печатать книги на бумаге. На излете чумы Жанна д'Арк побеждает профессионалов, действующих по старинке. Следующие поколения создают науку, литературу и искусство. Леонардо да Винчи, Микеланджело, Коперник, Макиавелли, Рабле, а потом Сервантес и Шекспир. А за ними Кеплер и Галилей… И жажда знаний. И борьба за право читать священные книги и понимать их по-своему… И изучать мир. И человека…

В период с 1349 по 1440 год природа поставила жуткий эксперимент. Ценой огромных потерь человечество выстояло и выросло, как числом, так и познаниями.

Мифы цивилизации

Но в XX веке уже сами земляне стали уничтожать молодых. Войны, инфлюэнца, брюшной и сыпной тиф, голод, курение, алкоголизм, тюрьмы, концлагеря, расстрелы и внутренние «разборки» преступного мира, наркомания, токсикомания… Все против молодых, которым удалось родиться. Стареет население Земли.

Поможет ли человечеству мудрость стариков на этот раз?

Тогда помогло. И выросло новое человечество. Красивое, нервное, талантливое.

Век — достаточный срок, если меняется система питания.

Начав с низкого старта XX век, японцы финишируют с высокими показателями: семнадцатилетние мальчики стали выше на 13 сантиметров, а девушки на 11 сантиметров. Паренек 1900 года имел рост 157 см (в 2000 году-более 170 см), девушка— 147 см против 158 см в 2000 году. Стали есть мясо, сливочное масло, пить молоко…

В чумное время историки всех стран отнесли и Столетнюю войну (между Англией и Францией), и Алой и Белой розы войну (в Англии), и войны русских между собой и сообща с Ордой (на Руси). На стороне русских, например, воевали итальянцы (фрязи), на стороне Орды — литовцы…

Можно допустить, что все так и было.

Но как быть при этом с чумой? Чума пострашнее любого врага, от нее нет спасения.

По логике, в это время война и чума избегали друг друга. От чумы должны были бежать, мирный и воин далеко обходили зачумленные города.

Другое дело, что воинские отряды могли уничтожать носителей чумы. Своего рода «зондеркоманды». Не о таком ли виде борьбы с эпидемией говорится в Библии?

Академик А.Т. Фоменко обратил внимание на тексты (ИСХ. 11:5,6):

«Каждый первенец в земле египетской от первенца фараона… И будет вопль великий по всей земле…»

Аналогично у Иосифа Флавия:

«Бог поразил египтян болезнью… В ту ночь напала на все перворожденное у египтян чума».

А.Т. Фоменко понимает поход Моисея как уход от болезни на другие земли… Воины Моисея были безжалостны, убивали чужих, но обязательно потом очищали свое оружие и трофеи огнем:

«…Заповедал Господь Моисею: золото, серебро, медь, же-лезо, олово и свинец, и все, что проходит через огонь, проведите через огонь, чтобы оно очистилось…» (ЧИС. 31:22,23).

Мифы цивилизации

Моисей. Скульптура Микеланджело.

Можно добавить, что в центре войска Моисеева всегда была телега с ковчегом завета. Значит, во времена Моисея евреи уже знали железо и свинец, умели делать колеса, колесные оси, шкворни для закрепления колес на оси… Крепкая была телега, по бездорожью шла исправно…

Но, скорее всего, это случилось на излете чумы, в начале XV века, когда уже свирепствовал на земле Тамерлан, носивший металлические (железные) латы. Оттого и прозвание ему Тимур (Железо) или Тимур Ленг (Железный хромец). К этому времени металлургия и кузнечное дело уже процветали. Самородное железо редко можно обработать, самородный свинец очень редок, а технология обжига сульфидных руд до окиси свинца требует потом восстановления до чернового металла и рафинирования. Только в начале XIX века производство свинца стало промышленным. Не исключено, что первые доменщики ставили эксперименты со свинцовыми рудами и получали свинец. В XIV или XV веках. Но не две или три тысячи лет назад!

Автор трехтомного труда «История цивилизации» профессор Берлинской академии художеств Герман Вейс начал отсчет нового времени с XIV века. Наверное, многие историки не были согласны с Вейсом. Но новое время Вейса согласуется с технологическими достижениями человечества в относительно короткий период, всего за 600 лет. Новое время, новые люди, новые идеи, новая техника… Новая картина мира.

А. Финкельштейн, директор Института прикладной астрономии РАН, считает, что избыточная цивилизация не случайна. Человечество не бесконечно. Наука кончится, ответив на все вопросы.

И начнется нормальная жизнь. Будет по-настоящему развиваться технология, которая даст возможность всему человечеству, а не только «золотому миллиарду», как сейчас, жить более качественно. (Общая газета. № 18, 2001 г.)

ЗНАМЕНИТЫЕ БИТВЫ ПРОШЛОГО

БИТВА ПРИ КАННАХ

Весной 216 г. до н. э. стало известно, что Ганнибал приближается к небольшому апулийскому городку Канны, близ которого были сосредоточены хлебные запасы римлян. Во главе с обоими консулами в Апулию двинулась огромная римская армия, насчитывающая вместе со вспомогательными отря-дами союзников более 80000 человек.

Зная, что у Ганнибала вдвое меньше пехотинцев и всего 14000 всадников, Теренций Варрон рвался к решающему сражению.

Это сражение вошло в историю как образец боя на окружение и уничтожение противника.

По меньше мере 40 000 римских граждан остались на поле боя. В их числе— консул Эмилий Павел, проконсулы, квесторы, 21 военный трибун, 80 сенаторов. Многие попали в плен. Лишь 14 000 воинов, в том числе виновнику катастрофы Теренцию Варрону, удалось спастись бегством. Ганнибал же потерял 6000 убитыми. «Четвертой раной» назвал Канны Флор. Но это была не четвертая, а вечная, незаживающая рана, о которой римляне помнили вплоть до времен падения империи. (1. т. I, с. 316)

В учебнике «История Древнего мира» указано, что в битве при Каннах карфагеняне перебили и взяли в плен 70 000 римлян и их союзников.

За один день убито около 50 000 человек! Оставшиеся в живых римляне бежали. Карфагенянам, наверное, незачем было хоронить врагов. Следовательно, на поле боя должно было остаться множество человеческих костей и личных вещей воинов.

Сражения не было?

«Результаты раскопок, проведенных в Италии швейцарским антропологом Георгом Гловацки, оказались сенсационными.

Ученый установил, что в районе, где, по преданию, произошла битва при Каннах, в которой войска Ганнибала разбили римские легионы, никакого сражения не было. Исследовав курганы, он выяснил, что в них покоятся не римские воины, как считалось ранее, а останки людей, погибших в XIII веке во время эпидемии чумы». (Советская Россия, 28.11.1984 г.)

Раскопки у Канн велись, но свидетельств сражения нет. Ни оружия тех лет, ни скоплений костей…

А ведь сражение вошло в историю как образец боя на окружение и уничтожение…

БИТВА ПРИ КИРЕ (КУРЕ)

Низовья реки Киры (Куры) и побережье Каспийского моря населяли албанцы. Климат Албании был благоприятен для земледелия: удавалось получать 2–3 урожая в год, «несмотря на то, что поля никогда не оставляли под паром и вспахи-вали не железными плугами, а деревянными сохами…». Общеалбанское ополчение состояло из 60 000 пехотинцев и 22 000 всадников. Когда римское войско тремя колоннами двигалось по пути из Армении в Иберию, на него напали албанцы. Отразив нападение, римляне весной 66 г. достигли долины Куры… Помпеи осадил и захватил две иберийские крепости вблизи впадения в Куру Арагви.

Ясно, что армию в 82 000 воинов можно собрать среди населения страны, имеющей около 2 миллионов жителей. Столько албанцев, конечно, не было. Поэтому Помпей и одерживал победы, если это действительно имело место.

ГДЕ БЫЛА КУЛИКОВСКАЯ БИТВА?

8(16) сентября 1380 года произошла Куликовская битва. Общеизвестно, что войско Дмитрия Донского победило, войско Мамая потерпело поражение.

Число погибших относится к числу загадок. Действительно, у Н.М. Карамзина:

«Более 150 тысяч всадников и пеших стало в ряды, и Дмитрий, выехав на обширное поле Девичье, с душевной радостью видел ополчение столь многочисленное».

А современный историк Е. Мезенцев (Советская Россия, 19.09.1995 г.) пишет иное:

«Всего под знаменами Дмитрия собралось 60-тысячная объединенная русская армия, которая 6 сентября подошла к Дону…»

С другой стороны:

«И хан Мамай, собрав почти 100-тысячную армию, грозно двинулся в поход».

Оценка Е. Мезенцева больше сообразуется с реалиями. 50 лет в Евразии свирепствует чума. Убивает чума в один день молодых людей, старики выживают в большей мере. Население не только вымирает, но и стареет. Из кого мог набрать князь Дмитрий 150 000 воинов?

Е. Мезенцев прав, утверждая, что потери убитыми и ранеными составили 60 000 из 90 000 сторонников Мамая и 25 000 из 60 000 ратников Дмитрия Донского.

Конечно, 85 000 человек убитыми и ранеными за один день — это очень много. Но, уж никак не 250 000 человек!

Г. Носовский и А. Фоменко осторожны в оценках:

«Согласно летописям и «Сказанию о Мамаевом побоище», в Куликовской битве полегло около 250 тысяч человек (с обеих сторон). Скорее всего, это число сильно преувеличено». (Реконструкция всеобщей истории. М. 1999, с. 143)

И там же:

«Стоял князь великий за Доном на поле боя восемь дней, пока не отделили христиан от нечестивых. Тела христиан в землю погребли, нечестивые тела брошены были зверям и птицам на растерзание».

Там же, на страницах 130–164 обоснована гипотеза о том, что Куликовская битва была, но в Москве, где в один день побито 10–15 тысяч человек с обеих сторон. И все убитые захоронены за 8 дней, часть на Красной площади, часть в Старом Симоновом монастыре.

Судя по различным описаниям, Куликовская битва была кровопролитной. Писатель В. Кожинов особо отмечает:

«И поныне Куликовская битва остается во многом «загадочной»… хотя «трудно назвать какое-либо другое событие отечественной истории, о котором написано больше, чем о Куликовской битве…

Наконец, от подобных битв давно уже отвыкла Европа. (История Руси и русского слова. М., 1997).

Пусть в битве погибло сразу до 8 000 русских, но и такое число покойников нужно похоронить поскорее…

Между Доном и речкой Непрядвой никак не могут отыскать захоронений христиан, не переполнены музеи кольчугами, латами, шеломами, мечами и нательными крестами, нет и обилия наконечников стрел, подков и удил… Нет и лошадиных черепов!

Мифы цивилизации

Путь войск Дмитрия Донского к месту Куликовской битвы. Кулишки — есть поле Куликово. Иосоаский, Фоменко, 1999. с. 83


Действительно, под Кремлевской стеной и на территории завода «Динамо» известны массовые безгробные захоронения, которые археологи отнесли к XV веку.

В (3, с. 148) указано:

«…В захоронении полностью отсутствовали какие-либо остатки гробов, металлических предметов, одежды и т. п. Сохранились только кости. Это говорит о том, что захоронение очень старое: дерево, железо, медь, одежда полностью истлели, рассыпались. На это нужны столетия… Археологи, специально вызванные сюда, датировали захоронение XIV веком, то есть временем Куликовской битвы».

Конечно, в захоронении Старого Симонова монастыря далеко не все понятно. Не могло же за 600 лет истлеть, разложиться все, кроме костей. Находят же археологи более древние предметы… Или иногда завышают возраст находок? Важно, что среди останков Старого Симонова монастыря нет металлических предметов!

Казалось бы, Куликовская битва — базовая для российской государственности и истории. Как, скажем, битва на Косовом поле для сербов.

В таком случае, все яркие факты должны быть выверены и даже канонизированы. В 1880 году, когда Россия отмечала 500 лет со дня Куликовской битвы, «Газета А. Гатцука» откликнулась на юбилей:

МАМАЕВО ПОБОИЩЕ

Историческая повесть Засада и поражение. Дмитрий под ракитовым кустом

Русские с трепетом и потом с ужасом следили за ходом битвы. Они видели, как сходились рати и молча измеряли силы друг друга. Они видели, как из татарского полчища выехал богатырь и долго вызывал охотника на единоборство, потрясая в воздухе огромным копьем. Видели, как потом от русских ратей отделилась черная фигура — и узнали в ней Пересвета. С ужасом и горем увидели они дальше, как Пересвет, оставив свое копье в груди великана, с его копьем в своей груди грохнулся на землю.

Ох, Редедю закололи и Редедя заколол, — качая головой, горестно проговорил про себя Боброк.

— То не Редедя, а Телебей, — поправил его Владимир Андреевич. — А у нас Пересвета не стало…

Боброк ничего не отвечал.

Видели из засады, как произошла затем общая сшибка и кровавая сеча, как пали первые русские ряды, пронизанные татарскими копьями, как падали, подкашиваемые, как спелая рожь, вторые и третьи, как увеличивались кучи мертвых, как отражалось солнце в разлитой крови…

(1880 г., № 32).

В 1980 году в советских газетах были очень похожие статьи к 600-летию. И опять Редедя или Телебей (Толубей, Челебей) убивает Пересвета. И опять из-под ракиты или березы поднимают Дмитрия Донского, и он руководит сбором тел павших героев. В числе убитых и инок Ослябя.

А.Т. Фоменко и Г.В. Носовский раскопали ценнейшие книжные свидетельства в публикациях XIX и XX веков. В книге В. Колосова «Прогулки по окрестностям монастыря Симонова» (1806 г.) можно прочитать:

«Похоронили Пересвета и Ослябю у церкви Рождества Богородицы… Героев-иноков, павших на поле брани, не повезли в Троицкую обитель, а предали земле у стен именно этой церкви».

Что, господа историки, не смущает цитата? Тогда ознакомьтесь с цитатой из «Советского энциклопедического словаря» (1979, тираж 1 200 000 экз.):

«Ослябя Родион (? — после 1398) — герой Куликовской битвы, монах Троице-Сергиева монастыря. В 1398 ездил с московским посольством в Византию».

Вышеприведенное заставляет о многом задуматься. Сказки и мифы не лучшая основа для истории. Косово поле по-русски Куликово поле. А девять лет как раз соответствует времени передачи информации о событии по всей ойкумене. 1380 или 1389 годы могут отвечать одной дате. В одной битве победили турки, в другой — славяне. Лет через 200 об этом сочинили легенды…

Проверять нужно все. Систематическая проверка измерительных приборов — основа техники безопасности. На любом производстве.

И в истории тоже.

Но не только комиссией присяжных историков. Любой пытливый и грамотный человек имеет право проверки своей истории. Иначе, действительно, зачем старались Гутенберг и Федоров?

Или зачем сэр Исаак Ньютон так рьяно и долго занимался историей и богословием? Неужто же прав В.В. Розанов, провидевший из 1905 года:

«…И новый Ньютон не засядет на много лет за многотомный труд, как еще недавно делал это Дарвин, делал Миль, эти «эпики» науки и философии. Переменилось сердце человеческое».

(В.В. Розанов. Во дворе язычников. М. 1999, с. 342. Писано в 1905 году).

Для объективности заглянем на страницы фундаментального исследования «Всемирная история войн» (книга первая, 2000 г.). Нам говорят, где это было и как это было…

Мифы цивилизации

План Куликова поля.

Расположившись на Куликовом поле, русские полки приготовились к решительной схватке. Мамай еще в ночь с 7 на 8 сентября занял высоту на нижней части течения реки Кур-цы (в 7–8 км от русских войск), хутор Сабурова и Красный Холм. Литовские войска Ягайло, следовавшие на соединение с Мамаем, утром 8 сентября находились в 30–40 км от позиций русских войск.

Численность как русских, так и татарских войск, участвовавших в Куликовской битве, большинство историков завышают. Обычно численность русских войск определяется в 150–200 тысяч, а татар — в 300–350 тысяч человек. Русское войско, как это установлено при изучении ряда источников, имело не более 100 тысяч человек. Но и это для тех времен было исключительно велико. В этот период ни одна западноевропейская страна не могла выставить на поле сражения такого громадного войска. Куликовская битва не была обычным столкновением, в котором участвовала преимущественно феодальная армия, состоявшая из вассалов и подвассалов. На Куликовом поле решался вопрос: быть или не быть Руси свободной. В этой битве ополчение простых людей составляло большинство русского войска. Вот почему определение численности русского войска в 100 тысяч человек может быть приемлемо, хотя и эта цифра, если ее сравнить, например, с численностью русского войска, участвовавшего четыре века спустя в Бородинском сражении, кажется довольно значительной.

Мифы цивилизации

Нельзя отрицать большого численного превосходства татар на Куликовом поле, однако, как свидетельствуют материалы, все татарское войско на Куликовом поле насчитывало не более 130–150 тысяч человек.

Произвольное, вопреки источникам, отрицание участия в разгроме татар на Куликовом поле сторожевого полка привело к неправильному освещению самого хода Куликовской битвы. Выпал очень существенный начальный ее этап.

Ввод в битву на Куликовом поле сторожевого полка, состоявшего из легкой конницы, был вызван сложившейся обстановкой. Авангард татар, составленный из легкой конницы, удалялся иногда на один или на два-три километра от основных сил и завязывал сражение. Его действия в случае необходимости поддерживались такими же легкими конными отрядами. На этом первоначальном этапе сражения татары стремились измотать противника. И действительно, если бы первая линия русского боевого порядка ограничивалась передовым полком, состоявшим из пехоты, то татары могли бы с успехом применять свою тактику, рассчитанную на изматывание. При быстром конном налете татары осыпали бы русских тучей стрел, а при отступлении старались бы выманить русские полки с их крепких позиций. Однако татары сразу же после столкновения сторожевых полков приняли фронтальное сражение, хотя и стремились всегда избегать его: оно противоречило их установившимся традициям.

Выделяя сторожевой полк из легкой конницы, Дмитрий Донской, безусловно, имел в виду татарские приемы боя. Перед сторожевым полком была поставлена задача парировать удары авангарда (передового отряда) татар, лишить их возможности набрасываться на основные русские силы. Передовые части татар, встретив сторожевой полк на известном удалении от своих главных сил, вступили в сражение. Сложившаяся обстановка вынудила Мамая через определенное время пустить в дело свои основные силы.

Таким образом, боевой порядок русского войска состоял из пяти линий: из полков сторожевого, передового, большого, правой и левой руки, засадного и поставленных за большим полком отрядов, составлявших частный резерв.

Сторожевой полк в походе удалялся на значительное расстояние от основных сил. На Куликовом поле он также, находясь на некотором удалении от основных сил, первым начал битву, и только после его столкновения с передовыми частями татар в битву втянулись все русские войска, в том числе и передовой полк.

Выделение и удачное расположение сильного засадного полка под командованием выдающихся военачальников князя Владимира Андреевича и воеводы Дмитрия Боброка, а также наличие в боевом порядке сторожевого полка, имевшего задачу завязать сражение и парировать конные налеты татар, являются свидетельством большого полководческого искусства Дмитрия Донского.

Странно, что военные и иные историки не вникают в политическую суть событий периода Куликовской битвы. А это было сложное время. Полистаем книгу «Другая история Московского царства» (Калюжный, Кеслер, 2003).

В 1377 году князь Ольгерд умер, а через три года, 8 сентября 1380 года, на поле Куликовом произошла знаменитая битва. В ней плечом к плечу бились князья и воеводы Москвы и Великого княжества Литовского против армии из «татар» и генуэзцев, и в которой тоже предполагалось участие литвинов.

Вспомним еще раз князя Ольгерда. Его похоронили по православному обряду, а вот имя его православное неведомо, — так он и вошел в историю под именем языческим. А его противоречивое завещание привело к смуте, поскольку свою часть Великого княжества (Виленскую) он завещал не старшему сыну от первой жены, Андрею Ольгердовичу Полоцкому, а Ягайле, сыну от второй, тверской жены.

По традиционной историографии, одновременно начинается смута в татаро-монгольской Орде. Причина — разногласия хана Тохтамыша с его же темником Мамаем. Противостояние приводит к Куликовской битве, где московский князь Дмитрий объективно оказывается на стороне Тохтамыша против Мамая, а упомянутый Мамай приглашает на свою сторону генуэзскую пехоту. Но ведь это еще не все! На стороне Мамая мы также обнаруживаем любимого Ольгердова сына, Великого литовского князя Ягайлу, а на противоположной, московской стороне — обиженных тем же Ольгердом, обойденных наследством его старших братьев, князей Андрея и Дмитрия!

Мамай был темником, то есть одним из полководцев Золотой Орды, но на территории Руси он выступал фактическим руководителем этой организации, хотя его легитимность и не была ничем подтверждена. Он был как бы сам по себе: и не «татарин», и не «монгол». Судя по контексту событий, он на неизвестных условиях пошел в наемники к генуэзцам, чтобы перекрыть в их интересах Дон, единственно по которому осуществлялась тогда международная торговля Москвы: Днепр был для нее закрыт Литвой, Волга-«монголом» Тимуром.

Если бы авантюра Мамая удалась, генуэзцы становились монополистами на северном отроге Великого шелкового пути, а Мамай получал их безусловную и мощную поддержку, увеличив свое политическое господство по сравнению, например, с Тохтамышем. Можно было бы ожидать увеличения потока товаров, но и прибыль стал бы сгребать Мамай, а не «татарин» Тохтамыш, что повысило бы экономическое могущество Мамая.

Нам представляется очень важной история о десяти сурожских (крымских) купцах, которые пошли в поход с князем Дмитрием. Зачем их взяли? Как это ни парадоксально, подобные «нелепые» сообщения крайне важны. Если бы их придумали, то постарались бы как-то объяснить. А те моменты, которые просто «выпирают» из текста и никак не обоснованы, и представляют наибольший интерес. Так в чем же здесь дело? Дело в том, что если купцы финансируют войну, то, значит, они видят в ней выгоду для себя. И посылают с войском своих наблюдателей. И это подтверждает, что сражение произошло из-за препятствий, чинимых Мамаем торговле Москвы с Крымом.

Ведь если Волга была перекрыта Ордой, а Днепр контролирует Ягайло, а теперь еще мамаевские военные эскапады перекрыли Дон, то как же князю Московскому получать с торговли налог? Чтобы его получать, ему благополучие купцов защищать надо. Наверное, всю историю следует переосмыслить с точки зрения развития торговли. Со стороны Мамая спонсорами выступали генуэзские купцы, со стороны Москвы — сурожские.

А зачем понадобилась Мамаю генуэзская пехота, ведь тактика татар была совсем другая: они ходили «изгоном» на чужие территории. Быстро пришли, разгромили зазевавшихся, нахватали имущества и пленников и скорее назад. Так они поступали и до, и после Куликовской битвы, сообщают нам историки. Использование ими пехоты-уникальный случай. Через два года Тохтамыш обошелся без нее.

В случае же «торговой» причины столкновения можно объяснить это тем, что не Мамай нанимал себе воинов, а сам был нанят генуэзцами как раз для перекрытия торговых путей и ликвидации таким образом конкурента в лице русских купцов-сурожан. А если Генуя финансировала операцию, то, естественно, дала Мамаю и своих пехотинцев, и своих стратегов, считая, что без них он проиграет. В конечном итоге генуэзцы Мамая и убили: не оправдал доверия, зря денежки потратил.

Ягайло, враг немецких крестоносцев, отнюдь не был врагом всем прочим странам Европы. Оказаться на стороне Генуи, в случае победы Мамая, ему было бы выгодно. А оказаться на ее стороне в случае поражения — невыгодно. И мы не видим его на поле боя, а видим болтающимся невдалеке от него и убегающим при известии, что Мамай проиграл. А вот какого счастья искали в этой битве его старшие братья, Андрей и Дмитрий Ольгердовичи?..

Также следует отметить, что расстановка героев русско-генуэзско-литовско-татарской драмы на поле боя очень удивительная.

Если мы задумаемся над сообщениями историков, то обнаружим, что строил войска на поле отнюдь не князь Московский Дмитрий — будущий Донской, а по его поручению воевода Дмитрий Боброк-Волынский. Передним, сторожевым полком командовали Симеон Оболенский и Иван Тарусский, стоявшим сзади него большим полком — боярин Тимофей Вельяминов, засадным — который называют также «основным резервом», — князь Владимир Андреевич и тот же Боброк-Волынский, полком левой руки — князья Василий Ярославский и Федор Моложский.

А чем занимался в ходе подготовки, да и на поле во время битвы сам князь Московский Дмитрий Иванович? Он ведь получил прозвище Донского за победу руководимых им войск на этом поле, у реки Дон! Но вот, оказывается, он не командует ни одним полком и совсем не руководит боем. Полюбовавшись, стоя «в партере» (в Сторожевом полку), на единоборство русского инока Пересвета и татарского богатыря Темир-Мурзы, он… переодевается простым пехотинцем, чтобы «сражаться в первых рядах вместе со всеми»! Так пишут историки на основе, понятное дело, литературного произведения. То ли он в кустиках переодевался, то ли ему кабинку специальную принесли, — сказать трудно. Мысль в бою выдавать за князя другого, в общем, здравая, но вряд ли он затеял меняться с кем-то княжескими штанами на глазах всей честной компании.

Итак, нас уверяют, что Мамай, как оно и положено военачальнику, руководил своими войсками с Красного холма, где была его ставка, — и проиграл, а князь Дмитрий ставки не имел, боем не руководил, а топтался «вместе со всеми» прямо посередине поля боя, — и выиграл.

Теперь вспомним «русских литовцев» и сразу скажем, что дружина под командованием литовского князя Дмитрия (Корибута) Ольгердовича стояла в так называемом «частном резерве» за левым флангом Большого полка. Это довольно странно: наемников и союзников-чужестранцев всегда ставят или перед собой, или сбоку, но никак не сзади. Зачем же князь Московский добровольно поставил за собой заградительный отряд из литвинов? А может, все было наоборот: литвины здесь были не наемниками, а друзьями? А может, князья были и в родственных отношениях? Если так, то неудивительно, что на схеме расположения войск «частный резерв» князя Дмитрия расположен зеркально ставке Мамая. А его брат, князь Андрей Ольгердович (Полоцкий) руководил полком правой руки, состоявшим из полочан.

К сожалению, точно не известен весь комплект имен этих князей; Дмитрий и Андрей — это христианские имена, а имя их отца Ольгерда — языческое. Также, с другой стороны, имена Мамая и Тохтамыша языческие, они могли принадлежать людям, имевшим и православные, и католические имена. Этот период средневековья для историков очень проблематичен из-за сложностей с идентификацией личностей. Кое-что известно: например, Скиргайло был еще и Иваном, Свидригайло — Львом и Болеславом. Единокровный брат князей Дмитрия и Андрея, Яков, имел еще языческое имя Ягайло и католическое Владислав. Двоюродный их брат, Юрий, был «по совместительству» язычником Витовтом и католиком Александром. Причем в католичество он крестился как минимум трижды.

Любимый сын Ольгерда — Ягайло, он же Яков (под этим именем он княжил в Витебске), а позже Владислав, согласно традиционной версии, спешил на помощь Мамаю, но не успел, и встал в двадцати километрах от поля битвы. Существуют разные толкования, почему он не участвовал в бою: начиная от банального опоздания, заканчивая величием дружбы славянских народов, благодаря которой белорусы не стали оказывать помощь татарам.

Поиски «литовского следа» в истории Московии могут породить немало версий! Здесь мы коротко излагаем версию Игоря Литвина; она интересная, хоть и спорная. Литвин указывает на несколько странных совпадений.

За восемнадцать лет до Куликовской битвы, в 1362 году Ольгерд в битве на Синих Водах разгромил три татарские орды, которыми командовали «отчичи и дедичи Подольской земли», султаны Кутлубук, Качибей и… Дмитрий. Через год, в 1363 году «другой» Дмитрий получил власть в Москве. Но другой ли это был Дмитрий? — спрашивает Игорь Литвин. И ведь известны странные походы Ольгерда в 1368–1372 гг. на Москву, без кровопролития и с неизменным выражением любви; также известно, что он обошел старших детей, среди которых был и Дмитрий, в своем завещании в пользу Ягайлы. Войны между родичами за власть — отнюдь не редкость!

Версия о соответствии Дмитрия (Корибута) Ольгердовича Дмитрию Ивановичу (Донскому), выдвинутая Игорем Литвиным, объясняет две загадки. Первая: где был Дмитрий Донской во время Куликовской битвы, и вторая: почему он так странно вел себя во время погрома Москвы Тохтамышем в 1382 году.

В первом случае Дмитрий находился там, где и положено полководцу, а именно в своей ставке, а отнюдь не «частном резерве», за большим полком, не занимаясь дракой в рядах пехотинцев.

Вторая загадка сложнее.

Согласно традиционной трактовке событий в 1382 году хан Тохтамыш совершает опустошительный набег на Москву. Дмитрий Донской еще до похода татар покидает город, — полагают, чтобы собрать войско, — и оставляет за себя… литовского князя Остея, внука Ольгерда. Мягко говоря, странное решение. Откуда бы взялся на Москве тот литовский князь?.. Но еще удивительнее, что вместе с литовским князем Остеем оборонять Москву остается литовский митрополит Киприан!

А вот если Дмитрий Донской — это Дмитрий Ольгердович, то нет ничего странного, что он, отправляясь собирать войско, оставил командовать гарнизоном Москвы внука Ольгерда. Это, повторяю, версия Игоря Литвина; на самом деле родство с Ольгердом вовсе не предполагает непременного отождествления двух Дмитриев.

Вызывает вопросы и странная синхронность двух событий: разгром Москвы ханом Тохтамышем 23–26 августа 1382 года и государственный переворот в Великом княжестве Литовском в начале того же месяца. Там сначала (еще в 1381 году) родной брат Ольгерда Кейстут, захватив Вильно, арестовал Ягайлу, но затем его отпустил. Через год Ягайло при поддержке немцев захватил самого Кейстута, заточил его в башне Кревского замка, а 15 августа старый князь и вовсе был задушен. С его убийством Ягайло получил власть над обеими половинами княжества. Но тут на него обиделся сын Кейстута, Ягайлов двоюродный брат Витовт, который даже переехал в Мальборк, рассчитывая при помощи тевтонов вернуть Великое княжество себе. А Андрей Ольгердович отдался под руку Ливонского ордена, союзного тевтонам. Куда делся Дмитрий Ольгердович?

Не менее интересные события произошли через несколько месяцев. В декабре 1382 года Ягайло просит поддержки у Дмитрия Донского! Неужели к московскому пепелищу взывал он о помощи? Подозреваем, что ужасы разорения Москвы сильно преувеличены, если москвичей зовут в качестве военного союзника. Правда, союз не состоялся, поскольку Дмитрий потребовал от Ягайлы… признания его старшинства. В излагаемой версии он был прав, ибо как старший брат мог этого требовать. Но Ягайло отказался признавать себя «младшим», вступил в союз с поляками, женился в 1385 году на польской королеве Ядвиге и после подписания Кревской унии стал королем Польским и Великим князем Литовским одновременно.

1385 год. Кревская уния Великого Княжества Литовского и Польского Королевства. С юридической стороны означала инкорпорацию Литвы в состав Польши. Многие историки считают этот документ более поздней фальсификацией, о чем будет сказано ниже.

1387 год. Вильно первым из белорусских городов принял магдебургское право.

Согласно традиционной версии во время московского погрома 1382 года князь Остей был убит. Но вот еще одна странность: одновременно из Москвы исчез сын Дмитрия Донского — Василий.

«В одиннадцать лет он возглавил посольство к хану Тохтамышу и просил великокняжеский ярлык для своего отца. Ярлык был дан, но самого Василия оставили заложником в Золотой Орде. Через четыре года он бежал из плена. Путь юноши лежал через Литву, где он дал слово князю литовскому Витовту жениться на его дочери Софье. Впоследствии беглец сдержал свое обещание» (см. С. Булацкий. Правители России. М., 2001).

Можно подумать, что скитающийся подросток (наверняка без паспорта и миграционной карты), даже если он сумел бы кому-либо доказать, что он — сын зависимого от Орды московского князя, мог представлять интерес в качестве жениха. Но дело даже не в этом. По традиционным представлениям, Орда была в Заволжье. Как же это надо было петлять, чтобы попасть из Заволжья в Москву через Литву? А встретиться с самим князем Витовтом он и вообще смог бы только в результате специальных ухищрений, ведь в это время Витовт был у тевтонов в Мальборке. Как занесло Василия из Орды в Орден?

В рождество 1390 года в Коломне сыграли свадьбу сына Дмитрия Донского Василия с литовской княжной Софьей. И на этой свадьбе принял участие в рыцарском турнире… вполне живой Ольгердов внук, князь Остей! (См. Klein A., Sekunda N., Czernielewski К, Banderia Apud Grunwald, I, II Jydn, 2000). И в заключение: в 1425 году, когда умрет Василий I Дмитриевич, Великий князь Литовский Витовт станет опекуном его десятилетнего сына, Василия II Васильевича Темного: ведь он его внук, сын его дочери Софьи.

ДРУГИЕ ВОЕННЫЕ МИФЫ

Военно-исторические мифы особенно наивны.

При полном бездорожье, без компаса и карт 5 283 220 человек, в том числе 1 700 000 пехотинцев, быстро достигают Геллеспонта. Пролив неширок, всего верста с третью, навели два моста на канатах с брусьями, поперечинами и земляной насыпкой. Представляете? А провис какой был? Но ведь не пишут историки, что это чушь, сказка, миф.

Нет, дополняют картину: «Шли ассирийцы в шлемах из медной проволоки, с дубинами, обитыми гвоздями. Шли ликийцы в шапках, украшенных перьями, и с длинными железными косами в руках…»

И где это ассирийцы медную проволоку добывали? А гвозди откуда? А кто изготовил железные косы? Это же продукты позднего Средневековья!

И не по морям тех лет, а по страницам исторической хрестоматии «плыли трехпалубные триеры…», зубрит сие ученик, ибо трехпалубная лодка должна иметь гребцов на тех палубах. А как грести, не сцепляясь веслами? И какой длины должны быть весла гребцов третьей палубы? Представили? Да метров пятнадцать!

Оказывается, армия и флот Ксеркса двигались быстро. Кораблей было больше тысячи. Учился, видно, царь на примере Дария.

Было у Дария 500 кораблей. На них погрузились 200 000 пехотинцев и 10 000 всадников «вместе с лошадьми». На единичном корабле 400 пехотинцев, 20 лошадей и 20 всадников. Не считая гребцов. Не малые были корабли.

Но высадились персы на Марафонской равнине. «Как всегда, на берег вытащили корабли…» Потом мы прочтем, что «на берегу лежали вытащенные на сушу корабли персов». Но прочтем также, что «многие всадники так и остались вместе с лошадьми на кораблях, разгружать которые было поздно».

Занятно, конечно, как лошади на лежащих кораблях себя чувствовали…

Подобные подробности губят все. Марафонский бег существует, Марафонской битвы не было! Кораблей не было в 490 году до нашей эры! И всадников тоже не было еще. На лошадях не было. Могли быть на ослах и верблюдах. О тех же ни слова не сказано.

Многомудрые историки полагают, что 28 сентября 480 года до нашей эры состоялась Сала-минская битва. 350–380 кораблей греков против персидского флота в 1000 кораблей. На схеме из массового учебника до миллионов школяров доводят выдумку, нарисовать даже греческие корабли не позволяют размеры Сала-минского пролива. А где разместить 1000 персидских? Да нигде, ибо кораблей этих в помине не было! Кораблей не было, а битва, оказывается, была!

Мифы цивилизации

Сражение в Caламинском проливе.

Многое знают историки: того, что наутро выбросило море (персидское золото, корабельную утварь, богатую одежду с трупов!), хватило всем победителям. Еще бы: десятой доли хватило, чтобы отлить статую Аполлона в Дельфах в 12 локтей высоты!

Какая ерунда! Ну, была сказка. Так и надо сказать. А то ведь Историей называем!

А что мы знаем о кораблях древних греков и римлян? ТРИЕРЫ = ТРИРЕМЫ, ТЕТРЕРЫ = КВАДРИРЕМЫ, ПЕНТЕРЫ = КВИНКВЕРЕМЫ.

Много было кораблей, ведь на римском флоте якобы было 45 562 человека. До человека посчитано! А не было этого вовсе!

Все термины морские, корабельные не от греков и не от древних римлян. Голландские да немецкие термины, однако. Появились тогда, когда стали строить морские суда Вот пентера с пятью рядами весел. На ней придумали 300 гребцов! Да любой корабль Колумба был меньше! Но пишут в учебниках, пишут…

Пишут, что карфагенскую пентеру выбросила буря на римский берег. И не корабелы-римляне за два месяца построили 100 пентер и 20 триер! А историки придумали вороны — столбы, доски с перилами и металлическим клювом… Бред!

Но историки могут все! И сухопутные римляне на море победили природных мореходов карфагенян! На бумаге победили. И Гай Дуилий, консул, литературный победитель при Милах, идет домой в сопровождении факельщика и флейтиста. И просит избавить его от такого почета… Не история — литература! Выдумка!

А вот 10 мая 1529 года огромная (в 75 000 воинов) армия Сулеймана выступила из Константинополя. И 30 сентября (через пять месяцев!) армия подошла к Вене. Да, гораздо медленнее Дария или Ксеркса был Сулейман. И не взял он Вены! А в крепости города было 23 000 солдат!

Вот это уже история! Никаких чудес.

КОРАБЛИ И ПУШКИ

Яркий пример лихого обращения с фактами вполне научная работа С.Ю. Горькова «Боевые действия на море в Пуническую войну» (Павел Орозий. Семь книг против язычников). Перевод и комментарий.

Опять труды кафедры истории Древнего мира МГУ. Древний Восток и Античный мир. М. 2001, с. 164–165.

Нам предлагают принять на веру, что в 260–241 гг. до н. э. кораблестроение было развито почти как в XVIII веке н. э.:

.. поставил на якоря 130 военных кораблей…

.. консулы… с 300 кораблями устремились к Сицилии и были встречены Ганнибалом…

.. карфагеняне… потеряли 64 корабля…

…консулы… с флотом в 300 кораблей направились в Клупее. Туда сразу же приплыли карфагеняне с равным флотом…

…104 корабля карфагенян было потоплено, а 30 кораблей с экипажем захвачено, а 35 тысяч воинов с них было убито…

Но чтобы перевезти в Египет экспедицию Наполеона

Бонапарта, понадобилось 328 кораблей! И каких! Ориент был самым крупным кораблем тех лет…

Вернемся к исследованиям Горькова.

Он не критикует Орозия. Что было, то было… Но и не говорит нам о том, кто строил тысячи кораблей? Корабли-то из досок! Где лесопилки? Где пилы стальные? Где топоры, наконец?

Сплошные мифы. А мифотворцы — историки. А место мифотворчества — кафедра истории. Но мифы не шуточки. Они требуют жертв.

В 1852 году турки по наущению французов передали католикам ключи от православного храма! Николай I вступился за православных. Началась и печально закончилась Крымская война… Миф требовал жертвы, миф получил жертвы!

Сколь легковерны русские цари и слабы умом военные советники! Горе нам!

В «Книге цивилизации» читатель найдет массу подобных примеров.

Великолепно изданная «Всемирная история войн» сообщает небылицу:

.. в 1354 году… Бертольд Нигер-Шварц отлил массивную чугунную мортиру.

Не могли никакие Шварцы этого сделать, чугуна литьевого люди не знали до 1711 года.

Г. Вейс считал (с. 572), что в XVI веке… пушки отливали из чугуна и бронзы, а потом сверлили.

Это сплошная чепуха, чугун не сверлится!

БИТВА ПРИ ЛЕПАНТО

(у города Нафпактос, в Греции)

У входа в залив Патраикос 7 октября 1571 года объединенный испано-венецианский флот разгромил турецкий флот.

Считается, что это был последний крупный бой гребных судов.

Но, ничтоже сумняшеся, Гюстава Доре рисует огромные трехмачтовые и одномачтовые парусники, увиденные рисовальщиками на гравюрах X V I I–XVIII веков.

Скорее всего, при Лепанто сражались суда типа дракаров и галер. А большие корабли пририсованы как фон картины, для величия события.

Мифы цивилизации

Сражение при Лепанто.

К временам Г. Доре многие уже знали, что 27 июля 1714 года при Гангуте (п-ов Ханко) русский галерный флот разгромил парусную эскадру шведов, захватив 10 парусных кораблей.

В материалах «7-й Международной конференции по проблемам цивилизации» (Москва, 2003) опубликована работа военного моряка Г. Костылева «Военно-исторические хохмы. Несколько замечаний к традиционной истории с точки зрения реальной военной политики». Замечания оказались чрезвычайно серьезными…

Резко негативное отношение к гипотезам, выдвигаемым сторонниками альтернативных версий истории, совершенно закономерно. Современная историческая наука, основанная на скалигеровской хронологии (составленной магами и нумерологами в XVI веке), имеет задачей свое собственное выживание, вот и отмахивается она от всего, что этой задаче противоречит. Поэтому когда ее, историческую науку, ловят за руку, прямо указывая на недостоверные сообщения, глупости и другие бесконечные «сбои», то вместо серьезного разговора историки начинают браниться.

Между тем, совершенно правы Д.В. Калюжный и А.М. Жабинский, когда в своей книге «Другая история войн» пишут:

«Многие утверждения историков выглядят странно. Они все до одного ослеплены скалигеровской хронологической теорией. Если бы в каждом удобном случае профессионал в каком-либо деле (писатель, художник, военный) мог объяснить историку, в чем тот не прав, когда рассуждает об истории литературы, искусства, войн, то мы имели бы ныне подлинную историческую науку. А не тот конгломерат мифов, который Ричард Олдингтон назвал «худшим видом худшего порока».

Нестыковки в военной области исторической науки замечали многие, и не раз, и не в одном месте. Насколько я могу судить, одним из первых, если не самым первым, стал Ганс Дельбрюк, не поленившийся посетить места «античных» сражений и с удивлением обнаруживший, что там просто не поместились бы те многие тысячи бойцов, которые на этих полях якобы рубились. И что хитроумные маневры, которые хрестоматии приписывают Ганнибалу, Александру Великому, Сципиону и прочим стратегическим гениям, почти все невыполнимы практически.

V век до н. э. Премудрый Фемистокл, еще вчера болтавший на агоре (попросту политикан), уверенно командует флотом из 370(!) кораблей против 800(!) персидских, маневрирует так и сяк, ловко громит персов и возвращается в Афины весь в белом и в венках.

III век до н. э. Римские консулы Гай Дуилий и Марк Аттилий Регул в бою у мыса Экном командуют 330 кораблями против 250 карфагенских. Отряды хитроумно маневрируют, заходят в тыл, сминают фланги, битва кипит, карфагеняне разбиты, победители — в триумфальном пурпуре.

I век до н. э. В битве у мыса Акциум 260 кораблей Октавиана и Агриппы против 170 кораблей Антония и Клеопатры. Победа Октавиана.

Что объединяет эти сражения? Во-первых, основной типовой боевой корабль всех участников: трирема (триера).

XIV   век нашей эры. Столетняя война, морская битва при Слюйсе. Французские корабли стоят на якорях под берегом, английский флот спускается на них по ветру, и начинается классическая, без затей, рукопашная. Никаких маневров! Никаких катапульт! Никаких таранов! Простая, незатейливая мясорубка. Видимо, английская «морская пехота» в ходе подготовки занималась фехтованием и боксом более прилежно, чем галлы, и крепко им всыпала.

XV–XVIII века. Эпоха напряженнейшего противостояния христианской Европы и арабо-турецкого мира, а также непрерывных междоусобных войн европейских держав друг с другом, в том числе, и в первую очередь — на Средиземном море.

Картина та же! Вот классика гребного флота: 1571 год, битва при Лепанто, 209 христианских кораблей против 296 мусульманских. И как они воюют? А так: эскадры выполняют простейшие маневры типа «вперед!», на сближении обстреливают друг друга из аркебуз и фальконетов, весьма несовершенного огнестрельного оружия, с целью по возможности проредить шеренги вражеских солдат, а затем — да, вы угадали, старая добрая абордажная мясорубка. Никаких маневров! Никаких таранов! Про катапульты речь не идет, ибо они уступили место бомбардам. А почему, собственно, уступили? Вроде катапульты-то были поэффективнее?

А вот 1588 год, сражение при Гравелине, как называют в английской историографии целую серию схваток британского флота с «Великой Армадой». Это воистину знаковое сражение. Впервые сомнительная романтика рукопашной, как средства достижения победы уступила первенство не менее сомнительной романтике артиллерийской дуэли. Но красивее сражение от этого не стало: небольшие отряды и отдельные корабли сходятся под давлением ветра, как Бог на душу положит, и от этой же души молотят друг друга ядрами и картечью в рамках своих огневых возможностей.

И подобная фантастика преподносится в школьных учебниках и программах по истории. По страницам этих руководящих изданий плавают биремы, триремы, даже пентеры, то есть двухпалубные, трехпалубные, даже пятипалубные военные лодки.

Особо смелые историки пишут и о децерах! Полный отрыв от реальности… Глубоко прав Г. Костылев: если на нижней палубе весло имеет длину 8 метров, то на втором ярусе уже 16 метров, а на третьем — 24 метра! О многопалубных гребных судах типа «Сиракузии» водоизмещением 4000 тонн (!) и говорить не стоит.

А теперь смотрим на картины и гравюры реальных галер, хорошо датированных и документированных, XVI–XVIII веков. На наше счастье, галера как класс боевого корабля сохранялась в составе военных флотов многих стран довольно длительное время, до конца XVIII столетия, пока, где раньше, где позже, не была вытеснена более совершенным типом корабля прибрежного действия, так называемой канонерской лодкой (англ. gunboat), более удачно сочетавшей весло, парус и артиллерийское вооружение.

И вот перед нами целые табуны галер: испанские, генуэзские, венецианские, французские, шведские, петровские, турецкие, арабские. Все до единой с одним рядом весел.

ТАРАН КАК РЕШАЮЩЕЕ СРЕДСТВО БОРЬБЫ

Первое, что настораживает. Лет триста-четыреста подряд античные галеры кромсают друг друга таранами; затем на протяжении примерно 1800(!) лет таран никто в здравом уме и трезвой памяти не применяет, и лишь в 1862 году броненосец конфедератов «Вирджиния» наносит свой знаменитый удар федеральному шлюпу «Кумберленд». Затем в ходе боев в бассейне Миссисипи специальные броненосные тараны северян и южан неоднократно пыряли носами деревянные речные канонерки, причем небезуспешно.

Затем последовало несколько морских таранных атак, как преднамеренных, так и нечаянных: в 1865 году, в битве при Лиссе австро-венгерский броненосец «Фердинанд Макс» таранным ударом топит потерявший управление итальянский броненосец «Ре д'Италия»; в 1870 прусский броненосец «Пройссен» в тумане таранит своего же собрата, броненосец «Кениг Вильгельм», и топит его; в 1879 году перуанский монитор «Хуаскар» тараном топит чилийский деревянный корвет «Эсмеральда». Наконец, в 1891 году при отработке эскадренного маневрирования британский броненосец «Кэмпердаун» врезается в борт флагманского броненосца «Виктория» и пускает его ко дну.

«Таранное» направление военной кораблестроительной мысли, популярное после подвига «Вирджинии», а затем и «Фердинанда Макса», быстро сошло на нет, и в 1906 году на воду сошел первый линкор без тарана — британский «Дредноут».

Однако в Первую мировую таран вновь возродился и активно применялся до самого конца Второй мировой войны, на этот раз как способ ближнего боя легких кораблей и как эффективный завершающий удар эскортного корабля по всплывшей подводной лодке. На таран ходили артиллерийские катера и эскадренные миноносцы, противолодочные фрегаты и гигантские лайнеры. Множество успешных таранов в конце концов породило стереотип мышления: если так успешно действуем тараном мы теперь, логично, что «антики» пользовались им с не меньшим успехом тогда, в своей седой древности.

Все успешные тараны броненосной эры выполнены кораблями, специально спроектированными для этой цели. Профессионалы-кораблестроители, в отличие от импровизатора с конфедератской верфи (и в отличие от профессионалов-историков, если только в отношении болтунов вообще может идти речь о каком-либо профессионализме), сразу смекнули, в чем изюминка. Их корабли били своих противников мощными, многотонными, цельнолитыми форштевнями, а не какими-то навесными, пусть и острыми, шипами. В чем тут разница? Разница вот в чем.

Форштевень — одна из наиважнейших деталей силового набора (каркаса) корабля, служащая для восприятия и наиболее рационального распределения нагрузок между продольными (киль, стрингеры, палуба) и поперечными (шпангоуты, бимсы, пиллерсы) элементами набора. Железный или стальной корабль, чей железный или стальной форштевень специально рассчитан на восприятие ударной нагрузки при таране, может позволить себе роскошь забодать даже бронированного врага. Ведь броня боевых кораблей аж до 1914 года не являлась силовым элементом корпуса; она была всего лишь накладкой, призванной спровоцировать

преждевременный разрыв неприятельского снаряда. Но прочностные характеристики дерева никогда не позволят создать корабль, способный без существенного ущерба для себя таранить себе подобного. Попросту говоря, оно слишком ломкое.

В 1898 году английский железный четырехмачтовый парусник «Кромантишир» в густом тумане ударил в борт французский деревянный пароход «Ла Бургонь». Казалось бы, все преимущества на стороне английского корабля: во-первых, таранит он, а не его, во-вторых, как никак железо против дерева! А в результате на английском судне оказались частично затоплены два носовых трюма, потеряны бушприт и две первых мачты, и капитан был вынужден подать сигнал бедствия. «Ла Бургонь», конечно, затонула, но и «Кромантишир» спасся только благодаря близости порта и счастливо подвернувшемуся пароходу, который взял его на буксир.

Опять нюанс, сухопутному человеку непонятный: парусник не может себе позволить потерять бушприт и фок-мачту (переднюю), ибо это означает для него немедленную и полную потерю управляемости. Таковы законы аэро— и гидродинамики, сочетание которых, собственно, только и делает движение под парусом вообще возможным. Без бизань-мачты (задней) обойтись можно, потерять грот-мачту (среднюю) — скверно, но не смертельно, даже без руля при некотором везении можно выкрутиться, а вот без носовых парусов, фока, кливера и стакселей совсем беда. А при таранном ударе несущие их бушприт и фок-мачта падают автоматически, неизбежно, и любой капитан-парусник это отлично знает. Установка же временного рангоута взамен потерянного — это адский, многочасовой труд даже в спокойной обстановке, а в бою это вообще невозможно. Естественно, никакой командир в здравом уме не пойдет на то, чтобы преднамеренно лишить свой корабль подвижности. Если ему и посчастливится выйти живым из боя, то только для того, чтобы немедленно отправиться под трибунал. Хорошо, если только отстранят от командования, а то ведь на той же галере и останешься — только уже в качестве гребца.

Вывод. Никаких таранов античное воинство на море не производило и производить не могло. Для деревянного парусного корабля таран — только замысловатый способ самоубийства.

СВЯЗЬ И УПРАВЛЕНИЕ

Управлять воинскими подразделениями, частями, соединениями и объединениями — значит, указывать им направление и конечную точку движения. И это очень, очень грубое определение! На суше с этим относительно просто: точку А и точку Б обычно связывают одна-две дороги, причем, так сказать, хорошо обвехованных: тут справа будет кладбище, тут — харчевня «Три пескаря», слева — виселица для разбойников и т. д. Тем не менее вождение сухопутных войск даже сегодня представляет собой вид искусства, на котором многие обожглись. А на море? Где нет ни кладбищ, ни виселиц в качестве ориентиров?

На море нужен прибор, который поможет определить точку вашего нахождения. И другой прибор, который поможет выдержать курс до точки сосредоточения. Как называют такие приборы? Правильно, квадрант и компас. Без них вашу эскадру просто растащат волны, ночь и туманы. Как объяснить капитанам, в какую сторону им плыть? Рукой показать? Не смешно.

Так вот, согласно Канонической Версии Истории, у гре-ко-римлян ни квадранта, ни компаса не имелось. Но без них плавать по морям было можно, лишь держась исключительно в пределах прямой видимости берега, а с наступлением темноты каждый раз становясь на якорь. И это в идеальных погодных условиях! Нет, как хотите, без элементарных навигационных приборов в море никак не обойтись, особенно если речь идет о крупных корабельных отрядах, и это соображение автоматически отбрасывает все сказки об «античных» морских кампаниях в позднее Средневековье!

Теперь — внимание! Наступает самый тяжелый и ответственный момент в нашем повествовании! Задаю вопрос: как отдавались и принимались приказы в античном флоте?

Слава Богу, никто не утверждает, что ребята располагали радиосвязью А без шуток, реально имеется три возможных канала связи: звуковой, визуальный и посредством посыльных судов. Но море исключает голосовую связь как средство оперативного управления: на море, тем более на деревянном гребном корабле, всегда довольно шумно — волна плещет, надсмотрщики счет гребцам подают, и все деревяшки вокруг непрерывно скрипят. Если и докричишься, то максимум до соседнего корабля. Рассылать голосовые сообщения по принципу «передай дальше!» тоже проблематично.

Сколько времени уйдет на это на эскадре в 100–200 — 300 судов? А сколько раз тот приказ переврут и недослышат? Короче, это не метод.

Можно, конечно, воспользоваться горном или рогом, но и тут дальность уверенного приема будет очень ограниченной, а главное, этот способ страдает неустранимым недостатком — низкой информативностью. Попросту говоря, много сигналов, тем более сложных, в звуковую форму не зашифруешь. Даже в наши дни, когда моряки располагают несравненно более мощными звукосигнальными средствами: сиренами, тифонами, паровыми и пневматическими гудками — набор передаваемых с их помощью сигналов очень узок. «Стою без хода», «изменяю курс влево», «даю задний ход» — все в таком роде.

Для тактического управления эскадрами звуковые сигналы применялись крайне ограниченно. Например, пушечным выстрелом частенько подавался сигнал к началу атаки. Согласитесь, выстрел все-таки куда громче горна или рожка. Но еще безрадостнее перспективы применения таких сигналов в ходе собственно сражения. Как только мы свалимся с противником на абордаж и все вокруг неизбежно перемешается, ни о каких рожках и гонгах не может идти и речи: рев матросов и солдат, вопли умирающих, адский лязг оружия, треск разлетающихся в щепки весел и рушащихся матч — да тут соседа по веслу не услышишь, не то что какой-то горн или колокол…

Область применения посыльных судов тоже весьма узка. Этим средством можно воспользоваться для передачи командирам или младшим флагманам каких-то долгосрочных, общего характера распоряжений, и только когда на это есть достаточно времени — скажем, на якорной стоянке накануне сражения. Судите сами, сколько времени потребуется, например, трем посыльным судам, чтобы обежать эскадру в триста вымпелов и докричаться до каждого командира? А если при этом опять-таки вокруг кипит бой? И не очень-то понятно, где тут вообще свои, а где чужие.

Остаются визуальные сигналы. Это набор условных флагов или предметов, поднимаемых на мачте, ручной семафор (лихой матросик с флажками в руках) и сигнальные фонари, те самые, которые точки-тире. Фонарь отбрасываем сразу: до изобретения ацетиленовых горелок, дуговых ламп и параболических рефлекторов ничего, кроме фитиля, плавающего в плошке с маслом, у моряков не было. А такой фитиль ночью кроме своей плошки ничего не освещает, а днем и подавно бесполезен.

Флажные сигналы и ручной семафор. Это уже, безусловно, ближе к истине, но тут мы опять-таки упираемся в ограниченность возможностей человеческих органов чувств, в данном случае — зрения. Простой подсчет: при Саламине Фемистокл выстроил 370 своих «трирем» в две линии. Минимально допустимый интервал между кораблями пятьдесят метров. Меньше нельзя: малейшая ошибка рулевого, и — куча-мала со всеми вытекающими последствиями. Но тогда ширина такого строя по фронту составит ни много ни мало порядка 4 км! Чтобы привести эту армаду в движение, флотоводец, конечно, может поднять на мачте своего флагмана некий щит, то есть предмет размерами примерно метр на метр. Приняв допущение, что флагман расположен в центре боевого порядка, получаем расстояние до фланговых кораблей 2 км! Много мы разглядим с 2000 метров, даже не учитывая, что между нашим кораблем и флагманским колышется-раскачивается целый лес мачт и паутина такелажных тросов?

И не могли ни греки, ни римляне, ни карфагеняне элегантно маневрировать, подтягиваться и оттягиваться, не имея средств для быстрой и надежной сигнализации, для безошибочной передачи донесений снизу вверх и приказаний сверху вниз.

Однако все противоречия снимаются, если допустить наличие у «греков», «римлян» и прочих одного инструмента — зрительной (подзорной) трубы.

Появление этого инструмента по своей значимости для кораблевождения вполне сопоставимо с появлением компаса, квадранта и мореходных астрономических таблиц. Для военного флотовождения — в особенности. Только оно сделало возможной оперативную зрительную связь между отдельными кораблями и позволило адмиралам хоть мало-мальски влиять на развитие событий непосредственно в ходе сражения. Ну хотя бы своевременно вводить в бой резерв.

Понятно, что новые возможности были военными освоены не сразу и не вдруг. Более или менее упорядоченные и регламентированные своды флажных сигналов появились на флотах только в XVII веке нашей эры! Но и после этого победу всегда-всегда! — одерживал тот адмирал, который терпеливо и тщательно готовил своих младших флагманов, командиров кораблей и матросов, добивался в ходе учебных плаваний четкого взаимопонимания между всеми и каждым, перед сражением тщательно инструктировал командиров, разъясняя свой тактический замысел, а непосредственно в бою старался ограничиться минимумом самых простых, не допускающих двойного толкования приказов. То есть — с Богом, ребята! Начинаем!

Более того. Шли годы и века. Появились ручной семафор, азбука Морзе, сигнальные прожекторы, беспроволочный телеграф и, наконец, УКВ-радиосвязь, позволявшая фигурантам морских сражений разговаривать между собой, как по телефону. И что же? А то, что до сего дня история войны на море — это скорбный список перевранных сигналов, непонятых или не принятых приказов и сообщений, упущенных возможностей и фатальных ошибок в оценке ситуации. Десятки, если не сотни тысяч моряков заплатили своей жизнью за то, что кто-то не смог вовремя передать сообщение или не сумел принять надлежащий приказ. И это только в ближайшем, хорошо документированном прошлом. Такова цена ненадежной связи на море. И кто-то будет меня убеждать в том, что какие-то греки эффективно взаимодействовали, имея в качестве средств наблюдения и сигнализации только собственные глаза и уши?!

Наконец, последнее соображение.

ГДЕ ОСТАНКИ КОРАБЛЕЙ?

А где обломки? Где любезные сердцу историка артефакты? Я хочу знать, где археологические подтверждения существования «трирем» и прочего? Морская (подводная) археология существует уже не один десяток лет, учеными и энтузиастами-любителями найдено и исследовано множество затонувших средневековых и «античных» судов, и среди них — вот странно! — ни одной «античной» боевой триремы. А между тем историки уверяют нас, что точно знают, где происходили грандиознейшие сражения, в ходе которых погибло множество боевых судов. Согласен, поиск под водой — это не то же самое, что раскопки кургана. Но ведь находят же! Только не триремы.

Мифы цивилизации

А между тем дно того же, скажем, Саламинского пролива должно быть просто усеяно остовами погибших греческих и персидских кораблей. Ладно, дерево, допустим, почти не сохранилось, но предъявили бы тараны! Глядишь, и доказали бы заодно реальность таранного удара как основного способа «античного» морского боя. Кстати говоря, места эти — Саламин, Акциум, Экном — просто рай земной с точки зрения легководолаза. Это вам не ледяная Балтика с ее вечными штормами, никудышной видимостью (на глубине 20 м не видать уже собственной ладони) и паршивыми грунтами. Сезон на Средиземном море-практически круглый год. Тем не менее шведские археологи нашли и подняли — в балтийских условиях! — корабль «Ваза». А британские — «Мэри Роуз» в Ла-Манше, где условия ничем не лучше балтийских. Трирем — нет.

Все, что найдено на дне морском «античного», относится к одной и той же, повторяемой с несущественными вариациями, категории судов. Это кургузые, неуклюжие «коробки», ничего общего с вытянутой хищной галерой не имеющие. Их останков нет и, предрекаю, не будет. По той простой причине, что их и не существовало.

Итак, общий вывод: никаких «античных» морских битв в том виде, в котором их нам преподносят, не было и быть не могло. В исторических работах Плутарха, Диодора, Фу-кидида и пр., и пр. описаны какие-то битвы времен позднего Средневековья, когда в ходу уже повсеместно были и компас, и квадрант, и зрительная труба — воистину великое творение Галилея, когда на палубах боевых кораблей появились пушки и аркебузы. А уж как их загнали в «античность» — вопрос особый. Я бы сказал, политический».

Мы присоединяемся к мнению Г.Костылева.

НЕКОТОРЫЕ ПОДОЗРЕНИЯ ПО ПОВОДУ ТАТАРО-МОНГОЛЬСКОГО ИГА

Опыт дискуссионного общения с гражданами, хорошо или не очень хорошо помнящими историю Руси, свидетельствует: спорить бесполезно! Болезненно отрывать от тела даже медицинскую банку или перцовый пластырь, а что уж говорить об исторических шпаргалках детства. Шпаргалки запоминаются иногда навсегда.

А книги еще читать надо. И думать над противоречиями. А где время взять?

Ведь горы печатной продукции накопились на двух берегах реки История, и за и против татаро-монгольского ига…

Нам, гуляющим по мосту над рекой История, раскапывать горы так называемых фактов или артефактов, читать древние каноны или апокрифы попросту лень.

Прав А.С. Пушкин: мы ленивы и нелюбопытны.

Но иной раз любопытство просыпается.

Если под рукой исторические книги, сопоставляем суждения разных авторов по одной понятной теме.

И вдруг возникают странные подозрения.

Что же это, за 600 лет не успели разобраться с персоналиями и календарем событий трехвекового ига?

Подозрений возникает много, но мы слегка коснемся только самых заметных.

В их числе:

подозрение академическое;

подозрение филологическое;

подозрение родословное, или генеалогическое.

Такие подозрения возникли после совместного и последовательного чтения книг.

«История государства Российского» Н.М. Карамзина; «Западная Монголия и Урянхайский край» Г.Е. Грумм-Гржимайло (1926);

«В поисках несуществовавшего царства» Л.Н. Гумилева (1970);

«Реконструкция Всеобщей истории» Г.В. Носовского и А.Т. Фоменко (1999);

«О графе Гомере, крестоносце Батые и знаке зверя» С. Валянского и Д. Калюжного (1998);

«Тьма горьких истин… Русь» С. Валянского и Д. Калюжного (1998);

«Избранные труды», тома 1,2 Г.Ц. Цыбикова (1991).

А также при просмотре различных словарей, энциклопедий и газетно-журнальных публикаций.

Во избежание упреков со стороны присяжных историков авторы заявляют, что неплохо знакомы с трудами многих исследователей, освещавших монгольскую тему. Это, безусловно, Рашид эд-Дин, Джузджани, Раверти, Бартольд, Абуль-Гази, Саблуков, Катанов, Васильев, Мэн-хун, Киракос, Вакушт, Марко Поло, Струве, Потанин, Валиханов, Березин, Палладий, Иаканф, Аристов, Георги, Вольф, Плано Карпи-ни, Шереф эд-Дин, Позднеев, Ханыков, Несеви, а много позже Гумилев, а в конце XX века Кожинов и Шамбаров.

В самых различных текстах встречаем мы странные повторы и противоречия.

Но есть и сглаживающая постоянная — устойчивая книжная хронология событий татаро-монгольского ига! К этому мы привыкли.

Привычный еще дошкольный импринтинг очень трудно разрушить. Закрепление привычного в сознании советских людей временного ряда поддерживалось сказочной трилогией «Нашествие монголов» Яна (В.Г. Янчевецкий), которая прочитана почти всем читающим народом. «Чингисхан» (1939), «Батый» (1942), «К последнему морю» (1955) создали стройное эпохальное произведение, сказку на тему истории. Но сказки Яна ничем принципиальным не отличались от академической истории.

Главное: присяжные историки не выступали с публичной критикой сказок Яна, ибо тиражи сказочных книг были несопоставимы с тиражами научных изданий. Важно, что и Н.М. Карамзин написал многотомный роман истории. Но общественного протестного движения труды Карамзина не вызвали. Когда же новая хронологическая гипотеза Морозова-Фоменко коснулась в публикациях темы татаро-монгольского ига (ТМИ), в различных средствах массовой информации возникла и никак не кончится волна возмущений. Надо же, россиян лишают истории! Но ТМИ — миф! Доказательств полно. Фактов же «за» практически нет. Поэтому

рассмотрим некоторые подозрения, которые возникают у пытливого читателя при дотошном чтении всем известных исторических источников…

ПОДОЗРЕНИЕ АКАДЕМИЧЕСКОЕ

Известно, что Российская Императорская Академия наук в 1826 году объявила конкурс на тему:

«Какие последствия произвело господство монголов в России, и именно, какое имело оно влияние на политические связи государства, на образ правления и на внутреннее управление оного, равно как на просвещение и образование народа».

Срок представления сочинения — через три года, к 1 января 1829 года.

К сроку был представлен только один труд на немецком языке, который не признан достойным награды.

С. Валянский и Д. Калюжный формулируют очень жестко:

«За три года ученые не смогли обнаружить последствий господства в России монголов».

Но российские академики настойчивы.

И в 1832 году Императорская Академия наук вновь предлагает ту же тему со сроком подачи сочинений 1 августа 1835 года. Приведем длинную цитату из формулировки конкурсного задания:

Владычество Монгольской династии, известной у нас под именем Золотой Орды, у магометан под названием Улуса Джучи, или Чингизова Ханства Дешт Кипчакского, а у самих монголов под названием Тогмака, было в течение почти двух с половиной веков ужасом и бичом России. Оно держало ее вузах безусловного порабощения и располагало своенравно венцом и жизнью князей ее… История сей династии образует необходимое звено Российской истории… и много способствует к пояснению наших понятий о влиянии, которое Монгольское владычество имело на постановления и народный быт России.

Со всем тем, однако, недостает у нас достоверной истории сего поколения монголов… Усладительная мысль, что при нынешнем столь благоприятно изменившимся состоянии наук в России, подобное предприятие не есть более невозможное… Академия уже ныне может предложить задачу… Задача сия заключается в следующем:

Написать историю Улуса Джучи, или так называемой Золотой Орды, критически обработанную на основании как восточных, особенно магометанских, историков и сохранившихся от ханов сей династии монетных памятников, так и древних русских, польских, венгерских и прочих летописей и других, встречающихся в сочинениях современных европейских сведений.

И опять была представлена одна работа, на немецком языке. И опять отвергнута.

Выходит, напрасно обнадеживала себя и общественность Императорская Академия наук, убеждая себя, видимо, в том, что с каждым годом возрастает число знатоков и любителей восточной словесности…

И тогда, кажется, выдавали желаемое за действительное. Да и сегодня вопрос о влиянии татаро-монгольского ига на русскую историю не имеет точного ответа.

Нет особой истории династии Чингисхана. Ни русского, ни монгольского изготовления.

Подозрительно, что могучая академическая и вузовская наука за два века не решила задачу Императорской Академии наук.

По крайней мере, персоналии и календарь событий так называемого татаро-монгольского ига те же, что и в «Хронологии всемирной и российской истории», изданной в 1905 году АО «Брокгауз и Ефрон».

ПОДОЗРЕНИЕ ФИЛОЛОГИЧЕСКОЕ

Написано немало о трехсотлетнем татаро-монгольском иге в истории Руси. Давайте пока поверим, что в 1223 году произошло «вторжение татар и поражение русских князей на реке Калке», а в 1380 году Дмитрий Донской разгромил татар на Куликовом поле. Но иго еще не пало окончательно: в 1382 году Тохтамыш взял Москву, в 1408 году было «нашествие Эдигея и осада Москвы». Давайте поверим и в то, что с 1330 года в Пекине базировался русский полк и что русские ратники вместе с монголами десантировались на острова Японии…

Столь длительное и тесное взаимодействие двух культур, двух языков должно было отразиться в словарных фондах русского и монгольского языков. Вот тут-то и начинается несогласование. Русский язык действительно обогатилсятатарскими и тюркскими словами. И осетинскими. И немецкими. И греческими…

Русский Саратов это Сары-Тау, Желтые Горы… А монгольский язык?

Все русские слова в словарном фонде монгольского языка вошли в него в XX веке. Это техницизмы и политические штампы.

А где русские слова из XII, XIII, XIV, XV веков, которые вошли бы в быт и стали родными, слегка изменившись?

МОНГОЛ-ОРОС ХЭЛНИЙ ЯРИАНЫ ДЭВТЕР (Монгольско-русский разговорник) содержит только два знакомых слова: монгол и орос (русский). Даже навязанный русский алфавит не повлиял на словарный фонд.

Трудно поверить, что за три века был только экспорт монгольского языка, а импорта русского не было. И города не назывались по-русски… И могилы… Так не бывает. И подозрительно это.

Должны быть словесные следы прошлого, особенно такого длительного. Нет следов, не было и события. Так говорят криминалисты. Совсем новый подход. Не так ли?

ЯМ — совсем не монгольское слово, в эстонском языке до сих пор означает станция. Ярлык — европейское слово. Тумен, туман от русского темень, тьма =10 000. И баскак слово не монгольское.

И 920 славянских названий среди 14 841 на карте Германии… А сколько германских на карте России…

По исследованиям ГЦ. Цыбикова, ко времени воцарения Чингисхана явилась потребность в письменности для внешних сношений и для внутренних распоряжений. До Чингисхана монголы… не имели или даже не знали письменности, договаривались на словах и заключали контракты нарезыванием меток на дереве. Первыми учителями монголов и первыми чиновниками монгольской империи были уйгуры, грамотеи, земледельцы и металлурги. Памятники уйгуро-монгольских культурных взаимоотношений:

Чингисов камень у реки Аргунь с надписями 1224-1300

Сокровенное сказание (Юань-Чао-Ми-Ши) написано уйгурскими буквами в 1240 году. Еще в 1866 году П. Кафаров называл Юань-Чао-Би-Ши старинным монгольским преданием о Чингисхане.

И не удивительно:

К сожалению, монгольского текста с уйгурскими письменами не сохранилось и, таким образом, исчез этот редкий и драгоценный старинный памятник монгольского письма.  (Избранные труды, т. 2, с. 28, М., Наука, 1991).

Юань-Чао-Ми-Ши, или Юань-Чао-Би-Ши — легендарная летопись, подлинник этой летописи не найден, но сохранились транскрипция и перевод ее на китайском языке. Монгол, естественно, всегда был рядом с лошадью. Но, оказывается, за три века в русском языке конь, мерин, кобыла, жеребенок, стригунок, иноходец звучат отнюдь не по-монгольски.

Германского ига в России не описывают историки. Но русский и германский народы контактировали, языки контаминировали, импорт — экспорт слов происходил. В частности, появился русский противень из немецкого братфанне, шумовка из шаумлоффель, струбцина из штраубцвинге, домкрат из даумкрафт…

А на далеком Мадагаскаре русское слово маленький прижилось давно, но произносится мальгашами как маденький, с XVII века. И на берегу Маклая остаются русские слова, хотя период контаминации был кратким.

ПОДОЗРЕНИЕ РОДОСЛОВНОЕ, ИЛИ ГЕНЕАЛОГИЧЕСКОЕ

Любая родословная и генеалогическое древо с библейских времен содержит сведения: кто от кого пошел. Н.М. Карамзин пишет о монголах:

«Сей народ дикий… начал славиться победами. Хан его, именем Езукай Багадур… оставил в наследие тринадцатилетнему сыну Темучину 40000 подвластных ему семейств или данников». (1988, с. 255)

Прозвание Чингисхан, или Чингизхан, отвечает Великому хану (Карамзин, 1988, с. 2). Темучин принял титул Чингисхана в 1206 году (Грумм-Гржимайло, 1926, с. 415). В сноске к той же странице указано:

«Чингис — филологически не разъясненное слово».

Для нас сейчас важно, чт