Book: Страшный душитель



I

Когда я вошел в номер Шерлока Холмса, я застал его за чтением газет.

Увидав меня, он отложил в сторону номер и произнес:

— В нашей жизни, дорогой Ватсон, бывают два случая: или нас просят сделать что-нибудь, или мы делаем это сами по какому бы то ни было побуждению.

— То есть? — спросил я.

— Я говорю о нашей профессии. Чаще всего бывает так, что другие обращаются к нам за помощью, но иногда попадаются такие дела, поработать над которыми для меня положительно составляет удовольствие, хотя меня об этом никто и не просил.

— Вероятно, вы нашли что-нибудь интересное в сегодняшних газетах, — спросил я.

— Вы совершенно правы, Ватсон, — ответил Холмс. — Сегодняшние газеты полны описаний крайне загадочного преступления, совершенного вчера недалеко от Москвы, и если вы интересуетесь этим, то я вам прочту одно из этих описаний.

— Ну, конечно же, — ответил я. — Вы прекрасно знаете, что я всегда интересовался всем тем, что интересовало вас, и вы мне сделаете большое одолжение, если прочтете мне то, что так сильно смогло вас заинтересовать.

Вместо ответа Шерлок Холмс взял в руки одну из газет и, отыскав требуемое место, начал читать:

«Вчера, 25 мая, в 11 часов вечера, в подмосковном имении дворянина Сергея Сергеевича Карцева полицией открыто в высшей степени загадочное преступление. Дело происходило таким образом.

В три часа дня Сергей Сергеевич Карцев, пообедав дома, удалился в свою спальню и, запершись в ней на ключ, лег отдохнуть, что он делал всегда после обеда. По обыкновению камердинер будил его часа через два стуком в дверь, но на этот раз, подойдя в назначенное время к двери и постучав в нее несколько раз, камердинер не добился ответа. Удивляясь такой сонливости своего барина, он стал стучать громче, но из комнаты Карцева не было никакого ответа. Обеспокоенный этим камердинер сбегал за поваром и горничной, и втроем они принялись стучать в дверь, но и теперь, как и прежде, ответа из спальни не последовало. Предполагая, что случилось что-то неладное, они взломали дверь и нашли Сергея Сергеевича Карцева мертвым. Он лежал на своей кровати с вылезшими из орбит глазами и посинелым лицом. Тотчас же было послано за земской полицией и следователем, которые, приехав на место преступления, констатировали факт удушения Сергея Сергеевича Карцева. Тщательный осмотр места преступления дал удивительно сбивчивые и непонятные результаты. Прежде всего было установлено, что комната в момент совершения преступления была заперта изнутри, на замок, который при поломке двери испортился. Окно еще с зимы оставалось замазанным, и в нем отворялась лишь форточка, в которую не мог бы пробраться и семилетний ребенок. Никаких других входов, даже в печке, в комнате, расположенной на втором этаже, не было, а между тем на шее у старика ясно отпечатались несуразно длинные пальцы душителя. В некоторых местах лицо покойного было сильно исцарапано. При осмотре окна, подоконника, а также почвы под окном не найдено было решительно никаких следов. Может быть, этому способствовал легкий дождик, шедший в этот день, который, по всей вероятности, смыл имевшиеся следы. Весь дом стоит в саду. Единственное, что было найдено следственными властями, это несколько странных следов у стены, перпендикулярной той, в которой были окна комнаты убитого. Эти следы, по всей вероятности, принадлежали уроду, настолько длинны и странны были оттиски пальцев. При опросе служащих, имеется ли в доме кто-нибудь с уродливыми ногами, все показали в один голос, что таких никогда не было. Следователем была опрошена вся прислуга. Судя по показаниям, старик Карцев вел довольно уединенный образ жизни, любил заниматься хозяйством, изредка принимал гостей, сам посещал соседних помещиков и жил со всеми в ладу. К рабочим и соседним крестьянам он относился очень сердечно и был с ними в хороших отношениях, так что предполагать в данном случае месть с чьей-нибудь стороны совершенно невозможно. Кроме того, имеется еще одно обстоятельство, указывающее на то, что убийство в данном случае было произведено с целью грабежа, ибо один из ящиков письменного стола покойного Карцева оказался открытым, и на полу валялось множество бумаг и предметов, очевидно, выброшенных из ящика на скорую руку. На вопрос следователя, кто посещал покойного за последнее время, прислуга показала, что с конца зимы к нему заезжал лишь раза два его племянник, Борис Николаевич Карцев, живущий недалеко от Сергея Сергеевича в своем небольшом имении Игралино, да несколько раз заезжал другой племянник покойного, Николай Николаевич Карцев, брат Бориса Николаевича, человек небогатый и занимавшийся в Москве какими-то совершенно частными делами. В дальнейшем ходе следствия, однако, оказалось, что в эту ночь оба брата ночевали каждый у себя на квартире. Таким образом, следствие не привело ни к каким результатам, и отыскать преступника, по всей вероятности, будет очень нелегко».

— Что вы скажете об этом сообщении, дорогой Ватсон? — спросил Холмс, откладывая в сторону газетный лист.

— Могу сказать, что преступник перед совершением убийства тщательно обдумал все пути, — ответил я.

Холмс кивнул головой.

— Я тоже вполне с этим согласен и, однако, признаюсь, не обратил бы особого внимания на это преступление, если бы в сообщении не было этих странных намеков на уродливые следы, оставленные душителем на горле своей жертвы и затем в саду под стеной.

— Из ваших предыдущих слов и чтения этого сообщения я заключаю, что вы хотите взяться за это дело, дорогой Холмс, — произнес я, улыбаясь.

Прекрасно зная характер моего друга и его безумную любовь ко всяким таинственным преступлениям, я понимал, что данный случай не пройдет мимо внимания Холмса.

— Имейте в виду, — добавил я, — что этот случай заинтересовал не только вас, но и меня. Поэтому я заранее берусь быть вашим помощником.

— О, я это прекрасно знал, — воскликнул Холмс, весело потирая руки, — и догадывался, что вы предложите это первый, а так как вам известен мой характер, то понятно, что проводить в исполнение задуманное я возьмусь тотчас же.

Вместо ответа я молча встал с кресла и начал надевать пальто.

Заметив мое движение, Холмс улыбнулся и в свою очередь взялся за шляпу.

— Вы незаменимый помощник, дорогой Ватсон, — произнес он, бросая на меня один из тех добродушных веселых взглядов, которые так нравились мне, — и с вами работа спорится в три раза быстрее, чем с другими.

— Скажите только одно, — спросил я, — мы сейчас выедем за город?

— Да, — ответил Холмс. — Я должен осмотреть место преступления и убедиться сам во всем лично. Поэтому прямо отсюда мы поедем на Николаевский вокзал и предпримем маленькое путешествие в недалекую провинцию.

Разговаривая таким образом, мы вышли на улицу и, взяв извозчика, отправились на вокзал. Ближайшего дачного поезда пришлось ждать недолго.

Тут же я узнал, что нам предстоит проехать по железной дороге две станции, откуда до имения Сергея Сергеевича было не более 5 верст.

II

Дорога промелькнула незаметно.

Сойдя с поезда, мы наняли возницу и приказали везти себя в Белый Яр.

Так называлось имение Сергея Сергеевича Карцева.

Приехав в усадьбу, мы застали в ней страшный переполох. Весь дом был поднят на ноги.

Вчерашнее преступление слишком живо стояло в памяти всех, к тому же покойник был еще в доме и там царили хаос и суета.

Тут же были следователь, местный исправник и Борис Николаевич Карцев, приехавший из своего имения, куда ему дали знать о внезапной смерти дяди.

Борис Николаевич был красивый мужчина, лет 35, с немного потасканным лицом, какое бывает у людей, сильно поживших.

Он был брюнет высокого роста с энергичными чертами лица и сильно развитой мускулатурой.

Смерть дяди, видимо, очень опечалила его, и он отдавал приказания крайне рассеянно и нервно.

Задержавшись в передней, Холмс шепнул мне на ухо:

— Помните, Ватсон, что мы не должны здесь называть наших настоящих фамилий, назовемся, ну, хотя бы комиссионерами по покупке имения. Дядюшка умер, племянники получают наследство, и это показалось нам приличным случаем, чтобы спросить, не продадут ли они это имение, когда оно перейдет в их руки.

Я молча кивнул головой в знак согласия.

Наш приход заметили.

Прежде всего к нам подошел Борис Николаевич Карцев, спросив о том, кто мы и по какой причине приехали.

Услыхав, что мы комиссионеры, он невольно пожал плечами и произнес:

— Довольно рановато. Вы приезжаете на похороны, словно вороны, почуявши издали падаль.

Этот ответ был довольно груб, но вполне понятен.

Мало-мальски порядочный человек не мог бы ответить иначе.

Однако в суматохе с телом покойника нас вскоре забыли.

Этого было вполне достаточно Холмсу, чтобы начать свои наблюдения.

Оставив меня одного и попросив держаться не особенно на виду, он удалился и возвратился лишь час спустя.

Тихо дотронувшись до моего локтя, он сказал:

— Пойдемте, дорогой Ватсон. Я сделал все, что мне было нужно. Но для приличия зададим Борису Николаевичу еще раз наш назойливый вопрос.

Ждать появления Бориса Николаевича, все время переходившего из одной комнаты в другую, нам пришлось недолго.

Но когда мы обратились к нему с тем же вопросом, он окинул нас раздраженным взглядом и резко ответил:

— Было бы очень недурно, если бы вы не мешали нам и уезжали домой. Впрочем, на всякий случай оставьте ваш адрес.

При этом он вдруг пристально посмотрел на Холмса.

Несколько секунд он положительно впивался в того глазами и когда наконец отвел их, губы его слегка растянулись в улыбке.

— Может быть, я и ошибаюсь, — проговорил он, — но мне кажется, что вы не те лица, за которых себя выдаете. Что-то напоминает мне в вас других людей, виденных мною совершенно случайно во время одного из моих путешествий за границей.

Несколько секунд Холмс молчал, в свою очередь пристально глядя на Бориса Николаевича.

— Мне было бы интересно знать, о какой именно стране вы говорите, — произнес он наконец.

— Об Англии, — ответил Карцев.

— В таком случае нам незачем скрываться, — ответил Холмс. — Вы угадали, и это делает большую честь вашей памяти. Я Шерлок Холмс. — И, указывая на меня, он добавил: — А это мой друг, доктор Ватсон.

Нескрываемая радость вдруг осветила все лицо Бориса Николаевича.

— Значит, я угадал. Я узнал вас, так как видел вас обоих в Лондоне при разборе одного громкого процесса, когда вы были в суде. Но мне было неловко сказать это вам сразу, так как, во-первых, я мог ошибиться, а, во-вторых, меня сбило с толку ваше прекрасное знание русского языка.

Сделав шаг вперед, он горячо пожал нам обоим руки.

— Но раз это случилось, раз вы приехали сюда, по-видимому, по своей собственной инициативе, значит, сама судьба посылает вас к нам на помощь, и я не могу выразить вам той радости, которую чувствую теперь, так как знаю прекрасно, что негодяй, совершивший это ужасное преступление, отныне не уйдет из ваших рук. С этой минуты вы являетесь самыми дорогими и желанными гостями в этом доме, и я прошу позволения представить вас нашему следователю и чинам полиции, находящимся в настоящее время в этом доме.

Холмс поклонился в знак согласия.

Перекидываясь взаимными любезностями, мы прошли в столовую, где за столом находилось целое общество.

— Господа, позвольте рекомендовать вам мистера Шерлока Холмса и доктора Ватсона! — громко произнес Борис Николаевич.

Наши имена произвели сенсацию.

Следователи и судебный пристав подскочили к нам с таким видом, словно мы были их высшим начальством.

На Шерлока Холмса посыпался град любезностей.

— Теперь мы ожили! — раздавалось со всех сторон.

Присоединившись к общей компании, мы вскоре завели разговор об убийстве Сергея Сергеевича Карцева.

Как и следовало ожидать, предположений было много, но все они были настолько безосновательны, что я и Холмс не обращали на них абсолютно никакого внимания.

Из разговоров выяснилось, что по этому делу арестовано несколько человек, в числе которых были камердинер, повар и горничная покойного.

— Уверены ли вы в том, что камердинер совместно с поваром взломали именно запертую изнутри дверь? — спросил Холмс, обращаясь к следователю.

— О, да, — ответил он убежденно. — В этом не может быть никакого сомнения, и вы вполне согласитесь сами при первом же взгляде на нее. Только запертую дверь можно искалечить таким образом.

— С какой же стати вы арестовали их в таком случае? — спросил Холмс удивленно.

— Больше для формы, — ответил следователь. — Я уверен, что через несколько дней их придется выпустить.

Расспросив следователя и судебного пристава еще кое о каких подробностях, Холмс выразил желание, не теряя времени, осмотреть комнату покойного.

Само собой разумеется, что предложение было принято, хотя я не мог не заметить насмешливых улыбок, мелькнувших на лицах следователя и судебного пристава.

Встав из-за стола, мы целой компанией направились в спальню покойного.

Как нам и говорили, дверь этой комнаты была взломана, и ключ от нее торчал в замочной скважине со стороны спальни.

Самым тщательным образом исследовав ее, Холмс тихо произнес:

— Да, в этом не может быть никакого сомнения. Спальня была заперта изнутри, и дверь взломана в запертом виде; на это указывают согнутые части замка и ключ, завязший вследствие этих изломов в скважине настолько, что его невозможно вынуть без того, чтобы не разобрать весь замок.

Затем, оставив без внимания дверь, Холмс подошел к кровати, на которой был задушен Сергей Сергеевич Карцев, и, вынув из кармана увеличительное стекло, принялся тщательно осматривать через него постель.

Изучив в достаточной степени моего друга, я не мог не заметить, что при осмотре постели лицо его приняло очень озабоченное выражение.

Через несколько минут он нагнулся к полу и снова стал рассматривать то, чего не видели другие.

По всей вероятности он нашел что-то. Это было видно по едва заметным кивкам головы.

С напряженным вниманием и любопытством следили мы все за его движениями.

От постели Холмс подошел к окну.

Тут он возился необыкновенно долго.

Казалось, он изучал на подоконнике каждое пятнышко, сделанное мухами.

Постепенно лицо его делалось все озабоченнее и серьезнее. И когда Холмс, наконец, отошел от окна, я заметил, что он напряженно о чем-то думает.

Град вопросов посыпался на него.

— Не сейчас, не сейчас, — рассеянно ответил Холмс, поворачиваясь к лицам, спрашивавшим его.

— Но неужели же вы будете так мучить нас? — спросил Борис Николаевич. — Ведь здесь все свои люди, стоящие ближе всех к этому вопросу.

— Есть вещи, о которых говорить иногда бывает слишком преждевременно, — ответил Холмс.

— Но, по крайней мере, заметили ли вы что-нибудь подозрительное, наводящее хотя бы на какой-нибудь след? — не вытерпев, спросил следователь.

— Да, кое-что, — загадочно ответил Холмс. — Но, господа, повторяю, по некоторым соображениям я пока должен уклониться от дачи каких бы то ни было объяснений.

Получив этот ответ, присутствующие молча пожали плечами, и на губах следователя и судебного пристава снова промелькнули недоверчивые улыбки.

Молча и очень, видимо, недовольные Холмсом, все возвратились в столовую. Весь вечер прошел в разговорах, которым ни я, ни Холмс не придавали значения.

После 11 часов Холмс попросил отвести для себя отдельную комнату, и мы удалились спать.



III

Когда я проснулся на следующий день, я не увидел Холмса в комнате, хотя было еще очень рано.

Как и следовало ожидать, он, встав около 5 часов утра, вышел из комнаты и возвратился только в 9.

Это я узнал лишь впоследствии из его собственных слов.

Когда он вошел в комнату, я уже не спал.

— Я не хотел вас будить, дорогой Ватсон, — произнес он. — Вы так мило и крепко спали, что мне жаль было нарушать ваш покой, но теперь, когда вы встали, я прошу вас одеться поскорее.

Как мне ни хотелось еще спать, но ради требования Холмса я решил пренебречь этим желанием.

Быстро вскочив с постели, я умылся, и мы принялись за чай, предупредительно поданный нам в комнату по приказанию хозяина.

— Мы совсем уезжаем отсюда? — спросил я.

— Не совсем, — ответил Холмс. — Весьма возможно, что нам придется сюда вернуться, но пока мне хотелось бы воспользоваться любезным приглашением Бориса Николаевича и посетить его имение.

Разговаривая таким образом, мы выпили по несколько стаканов чая, и когда, наконец, к нам в комнату постучал сам Борис Николаевич, мы были уже совершенно готовы в путь.

Борис Николаевич Карцев хотя и сохранял вид крайне подавленного человека, но продолжал быть очень любезным и предупредительным.

— Надеюсь, вы хорошо поспали этой ночью, — спросил он, входя в комнату.

— О, да, за что мы вам очень благодарны, — отвечая за себя и за меня, произнес Шерлок Холмс.

— Не хотите ли вы еще чего-нибудь? — спросил Карцев, — может быть, вы привыкли закусывать по утрам.

— Признаться, я бы не отказался от маленькой яичницы с ветчиной, — улыбаясь, ответил Шерлок Холмс.

С замечательной предупредительностью Борис Николаевич быстро вышел за дверь, и не прошло и несколько минут, как он возвратился назад, а вслед за ним лакей внес на подносе сковородку с яичницей, вареные яйца и бутылку хереса.

Подкрепившись, мы поблагодарили радушного хозяина и встали из-за стола.

— Вы хотите поехать ко мне сегодня же, — спросил Карцев, — или предпочитаете отдохнуть?

— Если позволите, мы бы воспользовались вашим приглашением сегодня, — ответил Шерлок Холмс, — так как свободного времени у нас очень мало и весьма возможно, что через несколько дней нам придется покинуть Россию и возвратиться в Англию.

— В таком случае я распоряжусь сейчас о том, чтобы лошади были приготовлены тотчас же после похорон, — любезно произнес Карцев.

Он хотел было выйти из комнаты, но Холмс остановил его.

— Еще одна маленькая просьба. Если позволите, я еще раз посмотрю вашего покойного дядюшку, прежде чем мы уедем отсюда.

— О, с величайшим удовольствием, — ответил Борис Николаевич. — Если хотите, мы можем сделать это сию же минуту.

Холмс утвердительно кивнул головой.

Выйдя из комнаты, мы направились в зал, где в это время уже готовилась панихида.

Подойдя к гробу, в котором лежал покойный Сергей Сергеевич, Шерлок Холмс осторожно откинул кисею, покрывавшую его лицо, и стал пристально разглядывать мертвое тело.

Прошло несколько минут, прежде чем он оторвался от него.

Но когда Холмс отошел, по лицу его нельзя было прочесть, решительно ничего.

Между тем пришло духовенство, и началась обычная в таких случаях служба.

Уныло завывал дьячок. Монотонным голосом произносил слова священник, и все делалось словно фабричная работа, не спеша, определенно и соразмерно какому-то таинственному такту.

Мало заинтересованные священной службой, мы стояли, каждый погруженный в свои думы.

По окончании панихиды мы вышли в сад, окружавший усадьбу, чтобы немного проветриться.

Этот сад, занимавший более 10 гектаров земли и весь усаженный фруктовыми деревьями, был поистине великолепен. Там и сям разбросанные клумбы пестрели самыми разнообразными цветами, дорожки были тщательно усыпаны желтым песком, и стройные фигуры статуй довершали убранство этого чисто барского сада.

Молча бродили мы по аллеям, не разговаривая друг с другом, и по сосредоточенному лицу Шерлока Холмса я видел, что какая-то тайная дума гвоздем сидит в его голове.

Спустя полчаса к нам вышел Борис Николаевич.

После панихиды он, казалось, повеселел.

— Надеюсь, вы не откажетесь присутствовать сегодня на похоронах моего дяди, — любезно предложил он нам. — Мы не намерены особенно задерживаться с ними, тем более что здесь нет женщин. Я не особенно сентиментален и всегда стою против того, чтобы покойник долго оставался в жилом помещении.

— И вы совершенно правы, — произнес Холмс. — Присутствие покойника в доме производит какое-то гнетущее впечатление на все окружающее, и что касается нас, англичан, мы всегда стараемся убрать тело в место вечного успокоения возможно скорее.

— Но теперь вы, конечно, простите меня, что я оставляю вас одних, — извинился Карцев. — Вы сами, должны понимать, что все обязанности по похоронам лежат исключительно на мне.

— О, да, конечно, — кивнул головой Шерлок Холмс. — Мы побудем здесь, пока этого требуют ваши обязанности, и я очень бы просил вас поменьше беспокоиться о нас.

Вежливо поклонившись нам, Борис Николаевич вышел из сада, что же касается нас, то мы продолжали нашу бесцельную прогулку.

Так прошло еще несколько часов.

Было около двух часов дня, когда Борис Николаевич снова подошел к нам и заявил, что через четверть часа начнется вынос тела.

Вслед за ним мы вошли в дом.

При нас покойника подняли на полотенце, и в сопровождении священнослужителей и хора печальная процессия двинулась к сельскому кладбищу.

Я не стану описывать всех подробностей похорон, так как вряд ли кому бы то ни было они не известны.

Тело было перенесено на кладбище при печальных звуках погребального пения и под рыдания хора опущено в землю.

Тяжелые комья сырой земли глухо ударились о крышку гроба, и вскоре доски последнего навсегда исчезли под землей.

Сырая земля все сыпалась и сыпалась. Когда она образовала неправильную кучу на поверхности, то под ловкими руками могильщиков сформировалась в обыкновенную могильную насыпь.

Последний аккорд погребальной песни прозвучал в воздухе, и все провожавшие мирно поплелись домой, почему-то шепотом вспоминая покойника.

Возвратился и я вместе с Шерлоком Холмсом.

В столовой уже был накрыт стол, и Борис Николаевич, все время сохранявший на лице печальное выражение, пригласил провожавших к столу.

Как водится на всех погребальных обедах, лица присутствующих, имевшие сначала удрученный вид, под влиянием вина постепенно смягчились, становясь веселее, и поминальный обед вскоре чуть не принял характер веселой пирушки.

Вероятно было около 7 часов, потому что солнце уже садилось, когда приезжие гости и духовенство встали из-за стола.

Вместе с тем к Холмсу подошел и Борис Николаевич.

— Теперь я свободен, — произнес он. — И если вы хотите, мы можем отправиться ко мне все вместе.

— Я готов, — ответил Шерлок Холмс. — Признаться, не вижу особенных причин, чтобы долго оставаться здесь. Все, что мне удалось открыть в спальне покойного, мало касается этих мест, и, отдохнув у вас, мы все равно должны выехать обратно в Москву, где я в скором времени надеюсь напасть на верный след.

Само собою разумеется, что сборы наши были недолги.

Подождав, пока Борис Николаевич отдаст последнее распоряжение, мы вместе с ним вышли на улицу и сели в элегантное ландо, запряженное тройкой, которое уже стояло у подъезда.

Между тем солнце совершенно село.

Сытые помещичьи кони, ободренные вечерней прохладой, поднялись с места, и экипаж быстро покатил по мягкой проселочной дороге.

До имения Бориса Николаевича было не более 7 верст.

Сначала дорога шла открытым полем, на котором темным морем колыхались колосья ржи. Потом она пошла лесом.

Это был густой еловый лес, давно не рубленый и, видимо, сберегаемый с давних пор покойным Карцевым.

Извиваясь то вправо, то влево, дорога шла среди этой угрюмой гущи, освещаемая лишь клочком неба, на котором искрились и играли мириады звезд.

Не знаю, как на кого, но на меня эта дорога производила впечатление чего-то таинственного и подавляла меня своею мрачностью.

И правда, проехав версты две с половиною, мы не встретили ни одного живого существа.

Было что-то странное в этом безлюдьи и безмолвии большого проселочного тракта, соединявшего имение дядюшки с имением племянника.

Я не мог утерпеть, чтобы не высказать своих мыслей сидевшему рядом с нами Карцеву.

— Напрасно вы удивляетесь этому, — ответил он, пожимая плечами. — Эта дорога соединяет прямым путем мою усадьбу с дядиной, и крестьянам с давних пор запрещено ездить по ней.

Выехав из леса, мы снова поехали по чистому полю и, наконец, прямо перед нами выросли контуры высоких деревьев усадьбы Игралино.

Стая собак встретила нас дружным лаем, но, услыхав знакомый оклик хозяина, псы смолкли, и наша тройка спокойно подкатила к самому крыльцу.

Старый дворецкий отворил нам дверь.

Низко поклонившись барину и окинув гостей подозрительным взглядом, он пропустил нас в переднюю комнату и помог снять верхнее платье.

Дом Бориса Николаевича не поражал особенною роскошью обстановки, но, несмотря на это, при первом же взгляде на любую из комнат можно было заключить, что здесь живет отпрыск старинной помещичьей фамилии, сохранившей не только все портреты своих предков, но и многие из их привычек.

Конечно, дом Бориса Николаевича нельзя было назвать дворцом.

Для этого он был чересчур прост.

Однако при взгляде на обстановку любой из комнат нельзя было не заметить, что все вещи здесь были подобраны с замечательным вкусом и отнюдь не отличались дешевизной.

— Прежде всего, господа, по чисто русскому обычаю я должен указать вам ваши помещения, а затем попросить вас отведать все то, чем богата моя хата, — радушно произнес хозяин, приглашая нас в дом.

С этими словами он провел нас через несколько комнат и, войдя в одну из них, сказал:

— Вот здесь, я надеюсь, вы сможете спокойно провести ночь.

Комната, в которую ввел нас Борис Николаевич, была довольно большая.

Кроме двух кроватей в ней помещались умывальник, шкаф, комод, мягкий диван и несколько мягких и обыкновенных стульев.

Нечего и говорить о том, что мы остались очень довольны отведенным нам помещением.

Поблагодарив Бориса Николаевича, мы направились вслед за ним в столовую, отделанную в русском стиле, где уже был сервирован ужин, поражавший изысканностью приготовленных блюд.

Несмотря на то, что во время ужина хозяин старался казаться бодрее и веселее, я не мог не заметить, что события этого дня еще не изгладились из его памяти.

Это было нормально, и ни я, ни Холмс не придавали этому никакого значения.

IV

— Вы, наверно, устали сегодня? — любезно спросил Борис Николаевич, обращаясь к Холмсу. — Поэтому я не считаю себя вправе долго утомлять вас. По правде говоря, я и сам несколько утомился сегодняшним днем, и поэтому, если вы не хотите ложиться рано, то я, во всяком случае, должен извиниться за то, что покидаю своих гостей.

— Я вас вполне понимаю, — ответил Холмс сочувственно. — Признаюсь, и мне хочется слегка отдохнуть. До сих пор я по глупому человеческому предрассудку не говорил вам того же самого.

— В таком случае, желаю вам спокойной ночи, — произнес Карцев.

С этими словами он удалился, оставив нас одних.

Заперев за ушедшим дверь, Холмс осторожно оглядел комнату и окно.

Это было единственное окно в комнате, и для вентиляции служила небольшая форточка.

— Однако хозяина мало заботит сквозняк, — как бы вскользь заметил Шерлок Холмс, вертя ручку форточки. — Она ведь совсем не запирается, и малейшего ветра достаточно, чтобы открыть ее настежь.

Вынув из кармана небольшую кожаную сумочку, он достал из нее несколько гвоздиков и наглухо забил форточку.

После этого, заперев на замок дверь и оставив ключ в замочной скважине, он стал раздеваться.

Я последовал его примеру и через несколько минут уснул мертвым сном.

Произошло ли что-нибудь этой ночью, я не помню. Знаю только одно, что когда я проснулся, то по лицу Холмса, сидевшего за столом, заметил, что он провел бессонную ночь.

Увидев, что я открыл глаза, он облегченно вздохнул.

— Ну, вот и слава Богу, что вы проснулись наконец, дорогой Ватсон, — произнес он усталым голосом. — Это дает мне возможность хоть немного отдохнуть. Будьте любезны, не спите, и я рекомендую вам обращать особенно серьезное внимание на эту форточку.

С этими словами он бросился, не раздеваясь, на постель и через минуту уже заснул, как убитый.

Ничего не понимая, я просидел часа два, вперяя взор в окно, но сколько я ни старался уловить что-либо подозрительное, ничего не мог заметить.

Солнце стояло уже высоко, когда Холмс проснулся.

Вскочив с постели, он быстро умылся и веселым голосом произнес:

— Ну, дорогой Ватсон, теперь я готов не спать пару ночей. Моей усталости как не бывало, но я никогда не прощу себе этой слабости, хотя признаюсь, она была совершенно случайной.

— В чем дело? — спросил я. — Вероятно, сегодня ночью произошло какое-нибудь необыкновенное событие, которым вы могли бы поделиться со мною, — спросил я.

— Вы позволите мне, дорогой Ватсон, уклониться пока от прямого ответа, — серьезно ответил Холмс. — Весьма вероятно, что через несколько часов вы узнаете более, чем ожидаете, и тогда ваше любопытство будет вполне удовлетворено.

Разговаривая о пустяках, мы не замечали, как проходит время.

Около 9 часов утра к нам в дверь постучали. Затем дверь отворилась, и вошел Борис Николаевич.

Лицо его было несколько помято и словно немного осунулось.

Поздоровавшись с нами, он осведомился о том, как мы провели эту ночь и, получив удовлетворительный ответ, остался очень доволен.

— Прошу, господа, к чаю, — пригласил он.

Мы охотно кивнули.

За чайным столом Холмс, бывший сначала несколько молчаливым, вдруг оживился, и шутки, перемешанные с анекдотами и остротами, посыпались из его уст.

В конце чая он заявил, что ему необходимо уехать в Москву.

— Неужели вы не погостите у нас подольше! — с горечью воскликнул Борис Николаевич.

Холмс печально пожал плечами.

— Увы, не могу. Еще вчера я вас предупреждал, что мне необходимо быть сегодня в Москве по неотложному делу, и я надеюсь, вы помните мои слова. Поэтому я попросил бы вас немедленно распорядиться о том, чтобы нам были даны какие-нибудь лошади, на которых мы бы могли добраться до вокзала.

— Без сомнения, — воскликнул Карцев. — Я сию минуту распоряжусь, чтобы все было готово.

Он покинул нас и долго не возвращался.

Холмс все время сидел в одной и той же неподвижной позе, оперев плову на ладони своих рук.

Остаток времени до обеда и сам обед прошли вяло.

После обеда нам объявили, что лошади поданы, и, простившись с хозяином, мы выехали на станцию.

V

Приехав в город, мы по ранее взятому адресу направились прямо к Николаю Николаевичу Карцеву, брату Бориса Николаевича.

— Мне кажется немного странным, — задумчиво говорил Холмс по дороге, — что второй племянник не пожелал даже присутствовать на похоронах своего дядюшки.

— Да, это очень странно, — подтвердил я. — Возможно, что тут мы и найдем какие-нибудь нити преступления.

— Может быть, вы и правы, — ответил Шерлок Холмс, — во всяком случае, нам не мешает посетить его.

Николай Николаевич жил на самом краю города, не доезжая Сокольников, и прошло довольно много времени, пока мы наконец добрались до него.

На звонок нам отворила дверь старушка с очень симпатичным добрым лицом и осведомилась о цели нашего прихода.

Узнав, что мы пришли к Николаю Николаевичу, она сделала жест сожаления.

— Ах, как жалко, вот уж поистине жалко, что не застали, — добродушно заохала она. — Живем-то мы далеко, и всегда, кто приезжает к нам, сердятся, когда не застают барина дома.

— А вы его матушка? — спросил Холмс.

— Няня, батюшка, няня, — улыбаясь доброй улыбкой, ответила старуха. — С малых лет вынянчила его, да так всю жизнь при нем и провожу. Человек-то он хороший, няньку свою на старости лет не выбросит за дверь.

— А куда он поехал? — полюбопытствовал Холмс.

— Только что перед вами уехал. Получил известие, что дядюшку его задушили али зарезали, право уж не знаю. Родной братец-то им не дал знать. Наверное, не до того было в хлопотах.

— Кто же ему дал знать?

— Газету, батюшка, прочел, газету. В ней все и прописано было. Да вы взойдите, батюшки, отдохните у нас. Мы хоть и бедно живем, а самоварчик всегда у нас найдется. Не обессудьте, чем Бог послал. У нас завсегда так. Коли кто из приятелей ихних не застанет их дома, так посидят, чайку попьют.

— Спасибо, нянюшка, — поблагодарил Холмс.

С этими словами мы вошли в квартиру.

Она была невелика, и вся состояла из двух небольших комнат, кухни и маленькой каморки, в которой помещалась старуха.

Мебель не отличалась роскошью. Она скорее походила на дачную, и достаточно было бросить один взгляд, чтобы запомнить все предметы, находящиеся в комнатах.



Это было типичное жилище молодого художника.

В одной из комнат стояла кровать, плохонький умывальник, несколько стульев, письменный столик, по стенам были развешаны холсты. Везде валялись краски, кисти и разные принадлежности художника.

Вторая комната была заставлена мольбертами, рамами с натянутыми холстами, а по стенам висели уже законченные картины и эскизы, по которым было видно, что Николай Николаевич, хотя и начинает свою карьеру, но подает уже большие надежды.

Будучи большим любителем живописи, Шерлок Холмс с удовольствием рассматривал произведения начинающего художника.

Старушка, видимо, очень гордилась своим питомцем.

Она не отступала от Холмса ни на шаг и с улыбкой глядела, как он рассматривал произведения ее любимца.

— А вы бы, батюшки, присели. Сейчас я вам самоварчик поставлю, — ласково сказала она. — У нас он в одну минуту готов будет.

— Спасибо, — ответил Холмс.

И, покачав сокрушенно головой, он произнес:

— Так, значит, дядя умер? Как же это так брат не дал знать о смерти его?

Старуха сокрушенно покачала головой.

— Да уж больно непутевый он, Борис Николаевич-то. Кабы был человек как все, конечно, дал бы знать. Только у него в голове-то не то, ветер свистит.

— Непутевый, говорите?

Старуха безнадежно махнула рукой.

— Что и говорить, — вздохнула няня. — Всю жизнь свою прокутил, поначалу ему от бабушки какое хорошее имение досталось да капиталец изрядный. Моего-то батюшку, Николая Николаевича, всегда все обделяли, потому кланяться не любит, а тот даром что непутевый, а человек с лестью. И там и здесь поспеет, ну, его все родные и ласкают. То же и бабушка. Ему оставила, а Николаю Николаевичу и не подумала.

— Но к покойному дядюшке Николай Николаевич часто хаживал? — спросил Шерлок Холмс.

— Какое. Тот сколько раз его приглашал к себе. Два раза, правда, был он у него в имении, да ненадолго ездил. Вероятно, тоже ничего от него не получит. Все Борису Николаевичу достанется.

— Для новых кутежей, значит, — сочувственно произнес Холмс.

— Да уж вестимо так, — согласилась старуха. — На доброе дело денежки не пойдут. Прогуляет их с мамзелями, как и прежде бывало, да и все тут. Он и со службы-то за разные делишки был выгнан.

— С какой службы? — спросил Холмс.

— Как же, был морским офицером. Долго плавал-то на своем корабле. Небось годов 10, не меньше. Ну, да потом за ним разные проделочки стали замечать и выгнали вон. Слава Богу, что еще не отдали под суд. Еще тогда все говорили, что не избежать ему суда, да только счастлив, выкрутился. Пожалели, видно, его.

Вспомнив вдруг о самоваре, старуха заахала и быстро выскочила из комнаты. Вскоре появился чай, и мы с удовольствием выпили по стаканчику, продолжая прерванный разговор.

Больше всего говорили о Борисе Николаевиче.

Старуха рассказывала о нем без особенной злости, но таким тоном, каким говорят обыкновенно о самых беспутных людях.

По мере того, как говорила няня Николая Николаевича, выяснилось, что Борис Николаевич, старший брат Николая Николаевича, окончил морской корпус и долгое время был в дальнем плавании на одном из кораблей русской эскадры.

Зятем за разные неблаговидные поступки и какую-то растрату он был уволен со службы, после чего еще несколько лет ходил в Индийском океане на каких-то английских пароходах, совершавших рейсы между Бомбеем и Калькуттой.

Года два тому назад Карцев вернулся в Россию, и среди его знакомых ходил слух, что он был изгнан даже из частного пароходства, в котором служил.

За эти два года он успел промотать остатки небольшого капитала и довести имение, оставленное ему бабушкой, до такого состояния, что ему грозила продажа с аукционного торга.

— Счастье ему, батюшка, привалило. В сорочке он, видимо, родился, — говорила старуха. — Вот как стали плохи дела, так дядюшка помер.

— Зато хорошим людям не везет нынче на свете, — вздохнул Холмс.

— Что и говорить, — махнула рукой старуха. — Вон наш Николай Николаевич, тот ни от кого помощи не видит. Сам и за ученье платит. Сам и себя, и меня прокармливает. Золотой он человек. Заведется когда, бывало, лишняя копейка, так и норовит отдать ее кому-нибудь из товарищей, кто больше других нуждается. Самому себе ничего не оставляет.

Посидев еще немного с няней, мы поблагодарили ее за радушие и, простившись, вышли.

— Что вы думаете о молодом человеке? — спросил меня Холмс, когда мы очутились на улице.

— То, что здесь, во всяком случае, нам нечего искать преступника, — ответил я. — По-моему, это ложный след.

Холмс ничего не ответил.

Он быстро шагал по улице, весь погруженный в свои думы.

Мало знакомые с местностью около Сокольников, мы скоро взяли извозчика, и Холмс приказал везти себя в гостиницу, в которой мы остановились.

— Были ли какие-нибудь письма? — спросил он у швейцара.

Порывшись в корреспонденции, швейцар подал Холмсу письмо.

Распечатав его, Холмс быстро прочел содержимое и, тщательно осмотрев конверт, подал мне листок бумаги.

— Не угодно ли полюбоваться, дорогой Ватсон, — произнес он с улыбкой.

Развернув письмо, я прочел:

«Многоуважаемый мистер Холмс. В Англии немало преступников, и ваше присутствие на родине было бы несравненно полезнее для ваших соотечественников, чем погоня за славой в России. От души даю вам добрый совет. Убирайтесь восвояси, пока целы».

Взглянув на конверт, я увидел, что письмо городское.

— Ну, что? — спросил Холмс с презрительной улыбкой.

— Думаю, что кому-то крайне неприятно ваше присутствие здесь, и мне кажется, что письмо имеет некоторую связь с загадочным преступлением в усадьбе Белый Яр.

— Весьма возможно, — хладнокровно ответил Холмс, взбираясь по лестнице. — Мы сейчас имеем в своем распоряжении достаточно времени, чтобы переодеться и снова поспеть к поезду.

— Могу я узнать, куда мы направимся, — спросил я.

— О, да. Мы снова должны поехать в Белый Яр и Игралино. Отъезд туда Николая Николаевича послужит нам для этого великолепным предлогом.

Не теряя времени, мы переменили белье и, одевшись, снова поехали на станцию.

Борис Николаевич Карцев не мог скрыть своего удивления, увидав нас снова въезжающими во двор своей усадьбы.

— Какими судьбами! — воскликнул он, выходя на крыльцо. — Признаюсь, я думал, что вы давно уже находитесь в городе.

— Мы и были там, — ответил Холмс, соскакивая с тарантаса и здороваясь с хозяином. — Но там мы узнали, что ваш брат Николай Николаевич выехал сюда, и так как опрос его представляет для нас некоторый интерес, то мы поспешили обратно.

— Не заезжая домой?

— Что делать. В нашей профессии не всегда приходится делать то, что хочешь, и приходится мириться с разного рода обстоятельствами и неудобствами. Надеюсь, Николай Николаевич сейчас находится у вас?

— К сожалению, нет. Он поехал на могилу дяди. Но если это вам нужно, я могу послать за ним сию же минуту экипаж.

— О, нет, пожалуйста, не беспокойтесь. Время терпит. Если вы разрешите, мы переночуем сегодня у вас, а завтра выедем обратно.

— О чем речь. Вы прекрасно знаете, что я очень рад вашему посещению, — воскликнул Борис Николаевич.

Разговаривая, мы вошли в комнаты и вскоре сели за стол, который был сервирован по приказанию хозяина.

Часов около четырех дня из Белого Яра возвратился Николай Николаевич.

Узнав, кто мы такие, он коротко произнес:

— Да, было бы хорошо поймать этого негодяя. Я бы ему первый перервал горло своими руками.

Смерть дяди, видимо, сильно повлияла на него.

— Что хотите, а я никак не могу понять этого убийства, — заговорил он. — Ведь если кто и мог бы желать его смерти, так это только мы двое, так как мы являемся его прямыми наследниками, и в завещании, найденном у дяди, все его имущество завещано нам двум поровну. Но, право, я не рад и этому проклятому наследству, доставшемуся нам благодаря такому ужасному случаю. Что касается меня, то я привык жить на свои средства с малых лет и теперь смог бы прожить всю жизнь, зарабатывая своими руками.

Он грустно поник головой, совершенно не обращая на нас никакого внимания.

Отговорившись усталостью, Холмс попросил разрешения у Бориса Николаевича удалиться в отведенную нам комнату, и сам хозяин проводил нас до двери, очень любезно осведомившись, не нужно ли нам будет чего-нибудь вечером или ночью.

— Нет, благодарю вас, — ответил Холмс, и мы вошли с ним в отведенную нам комнату.

Это была та же самая комната, в которой мы ночевали раньше. Однако это не помешало произвести Холмсу снова самый тщательный осмотр каждой мелочи.

Посмотрев на форточку, Холмс едва заметно улыбнулся.

— Взгляните, дорогой Ватсон, что значит предусмотрительная любезность. Вы, конечно, помните, что, когда мы ночевали первый раз в этой комнате, форточка не запиралась. Не угодно ли посмотреть теперь те исправления, которые сделал в ней хозяин.

Взглянув в указанном направлении, я заметил только то, что на форточке была сделана защелка.

— Ну, что? — спросил Холмс.

И похлопывая меня по плечу, он с улыбкой сказал:

— Я желал бы проверить вашу наблюдательность, дорогой доктор.

Я удивленно пожал плечами.

— Форточка починена, вот и все.

— И это все?

— Кажется, да.

— А не замечаете ли вы какой-нибудь особенности в новом запоре? — с улыбкой спросил Холмс.

— Решительно никакой.

— В таком случае обратите внимание на следующее: ручка защелки в силу каких-то непонятных причин проходит насквозь рамы форточки. Поэтому форточку можно отворять и затворять как изнутри комнаты, так и снаружи.

— Что вы хотите этим сказать?

— Только то, что я первый раз в жизни вижу в форточке подобный запор.

Говоря это, Холмс опустил на окне тяжелые портьеры и зажег лампу.

Становилось уже темно.

В усадьбе было тихо, и до нашего слуха доносилось отдаленное мычание коров.

Вероятно, это гнали стадо с пастбища.

— Сегодня ночью, дорогой Ватсон, я бы рекомендовал вам быть особенно чутким и осторожным, — произнес Холмс, обращаясь ко мне. — События этой ночи, вероятно, покажут, нам многое, и поэтому вы хорошо сделаете, если воздержитесь в эту ночь от сна, а теперь я рекомендую вам по возможности внимательнее наблюдать за внутренностью двора. Впрочем, нет. Мы можем сейчас совершить небольшую прогулку по полю и затем заняться наблюдениями.

Сказав это, он отворил дверь и вышел из комнаты.

Вслед за ним пошел и я.

В столовой мы застали Бориса Николаевича и его брата за чайным столом.

— Вы уже успели отдохнуть? — спросил Борис Николаевич.

— Нет, мы решили совершить небольшую прогулку по воздуху, — ответил Холмс.

— Может быть, вы захотите, чтобы я вас сопровождал, — любезно предложил хозяин.

— О, нет. Мы найдем дорогу и сами, тем более, что не намерены отходить очень далеко от усадьбы.

Мы вышли из дома и около получаса бродили вокруг усадьбы, причем я заметил, что Шерлок Холмс не пропускает без внимания ни одной мелочи.

Вскоре мы обошли решительно все постройки и знали, где что стоит и где что хранится.

Подозвав к себе проходившего по двору старика и пообещав ему полтинник на чай, Холмс попросил его показать нам усадьбу подробнее.

Страшно обрадованный неожиданной получкой старик рассыпался в благодарностях.

Он был скотник и, по его словам, жил в усадьбе еще при покойной владелице, бабушке Бориса Николаевича.

Побродив по двору и рассматривая все, что попадалось нам перед глазами, мы подошли, наконец, к небольшой двери, окованной железом и запертой большим висячим замком.

— Это тоже амбар? — спросил Холмс.

Лицо старика приняло таинственное выражение.

— Не сарай это, батюшка. Правда, при покойной барыне здесь хранились, бывало, масляная краска для крыш, олифа и другие материалы, а как приехал этот барин, так в нем завелось что-то чудное.

— Чудное, говоришь? — спросил Холмс. — Что же там могло завестись?

— Как тебе сказать, батюшка, сам я не знаю этого, да и никто не знает.

Старик понизил голос до шёпота.

— С той самой поры, как новый хозяин приехал сюда, никто из нас не входил в этот сарай. Видел, как он сам втащил в него большущий ящик, а что было в этом ящике, никто не знает. Сам-то он каждый день ходит туда раза два, а чтобы кто из нас вошел туда, ни-ни.

— Ишь ты, — произнес Шерлок Холмс.

— Да, батюшка. Стонет оно, — таинственно прошептал старик.

— Что стонет? — удивленно спросил Холмс.

— А то, что в ящике сидит. Бают люди, будто человек без разума в нем запрятан. Из бесноватых, значит. Может, сродственник какой его.

— Да с чего это взяли? — перебил Холмс.

— А с того, что кое-когда по ночам слышно, как там кто-то не то хрюкает, не то рычит, и на человеческий голос непохоже и на звериный тоже.

— Может, это с перепугу кому показалось?

— Какое с перепугу, небось и я слышу, — обиженно возразил старик.

Подойдя к двери, Холмс взглянул на замок.

— Да, — произнес он задумчиво. — Замок не из простых. Ключ к этому замку подобрать очень трудно, и, во всяком случае, если бы я вздумал отпереть его, мне пришлось бы повозиться с ним долго, — и вдруг, быстро обернувшись, он посмотрел на барский дом.

Не знаю, почему я машинально последовал его примеру, и в тот же момент заметил фигуру Бориса Николаевича, который, когда мы обернулись, быстро отскочил от окна.

Не знаю, показалось ли мне это или было так на самом деле, но вид у племянника покойного был на этот раз особенно странный.

Мне показалось, будто глаза его как-то неестественно зло глядели на нас.

Но все это было делом одного мгновения.

Спокойно отвернувшись, Холмс оставил в покое таинственный сарай, и мы побрели дальше, расспрашивая старика самым подробным образом о малейшей мелочи.

Наша прогулка продолжалась не более часу.

Находившись вдоволь по двору, мы снова зашли в дом и, на этот раз никого не встретив, прошли в свою комнату.

VII

Мы уже совсем было расположились спать, когда к нам в комнату постучали.

Это оказался Борис Николаевич, пришедший справиться, не хотим ли мы поужинать перед сном.

Получив отрицательный ответ, он с самым радушным видом пожелал нам спокойной ночи и удалился.

Мы стали раздеваться.

Перед тем, как лечь в постель, Шерлок Холмс запер дверь на ключ, оставив его в двери, и, подойдя к окну, стал внимательно всматриваться в гущу парка.

Около четверти часа он делал свои наблюдения.

Затем, вынув из кармана свой кожаный футляр, он достал из него несколько гвоздей и снова самым тщательным образом забил ими форточку.

Затем, погасив лампу, он подошел к моей кровати и, нагнувшись к самому моему уху, тихо прошептал:

— Держите, дорогой Ватсон, ваш револьвер наготове и ни в коем случае не выпускайте его из руки. Пока же рекомендую вам, осторожно раздвинув штору, внимательно следить за всем тем, что, может быть, произойдет около нашего окна.

Подкравшись на цыпочках к портьере, мы слегка приоткрыли ее и прильнули глазами к образовавшимся щелям.

Луна уже взошла, и бледный свет заливал парк таинственным светом.

Мы старались стоять, не шевелясь, чтобы ни единым движением не обнаружить нашего бодрствования.

Прошло, вероятно, очень много времени.

Темнота не позволяла мне взглянуть на мои часы, но, по моему мнению, прошло не менее двух часов.

Наскучив долгим молчанием, я не утерпел, чтобы не спросить Холмса едва слышным шёпотом:

— Скажите, что вы предполагаете?

— Молчите, — ответил он. — Теперь не время рассуждать. Завтра утром мы узнаем все.

И снова часы потянулись за часами.

От долгого стояния ноги мои совершенно онемели, и я едва сознавал, где и зачем нахожусь.

Вдруг какой-то предмет неожиданно показался за стеклом окна.

Это был длинный шест со странным наконечником.

Холмс тихо дотронулся до меня, давая этим понять, чтобы я удвоил свое внимание.

Но мои нервы были и без этого напряжены в достаточной степени. Палка, управляемая, очевидно, чьей-то рукою, медленно поднялась снизу, и ее наконечник остановился на высоте форточки.

Затем он приблизился, и ручка форточки, находящаяся снаружи, попала как раз в паз наконечника.

Я заметил, как ручка повернулась.

Было очевидно, что кто-то снизу старался открыть форточку.

Но и теперь, как вероятно и прежде, гвозди, вбитые предусмотрительным Холмсом, оказались для этого сильной помехой.

Несмотря на все усилия, употребляемые человеком снизу, чтобы открыть форточку, она не поддавалась.

Движение палки продолжалось около получаса, но, видимо, человек отчаялся выполнить свое намерение, и палка снова исчезла под подоконником.

Снаружи до нас донесся легкий шум, затем все снова смолкло.

Прождав напрасно еще около часа, мы отошли от окна.

— Да, — произнес Шерлок Холмс, — мы с вами, дорогой Ватсон, оказались умнее и, как мне кажется, на этот раз избегли верной смерти.

— Что вы хотите этим сказать? — спросил я.

— То, что кому-то очень нужно было открыть форточку для того, чтобы впустить в комнату странное существо, могущее пролезть в такое маленькое отверстие. Несомненно, это не мог быть человек. Для него форточка была бы слишком мала.

И, помолчав немного, он добавил:

— Впрочем, дорогой Ватсон, утро вечера мудренее, и будет самое лучшее, если теперь мы ляжем. Завтра утром я расскажу вам все подробно.

Как ни сгорал я от любопытства, однако пришлось покориться. Я прекрасно знал, что Холмс никогда ничего не скажет преждевременно, и поэтому не настаивал.

VIII

На следующее утро, однако, я встал раньше моего друга.

Но лишь только я успел сбросить ноги с кровати, как Холмс открыл глаза.

Он спал замечательно чутко и достаточно было малейшего движения, чтобы разбудить его, как бы сильно он ни устал перед тем.

— Эге, мой друг! — воскликнул он весело. — Сегодня я не узнаю сам себя. Неужели вы могли меня опередить, проснувшись раньше.

Я невольно улыбнулся.

Мы стали одеваться. Вероятно, шум наших шагов и разговоры привлекли внимание обитателей дома, так как не прошло и 20 минут, как в дверь постучали.

Вошел лакей и спросил, не прикажем ли мы подать чай к нам в комнату.

— Нет, дорогой, — ответил Холмс, — мы пойдем его пить в столовую.

Подождав, пока лакей выйдет, он бросил на меня выразительный взгляд.

— За общим столом пить гораздо безопаснее, — произнес Холмс, — в особенности, когда видишь, что хозяин выпил стакан первым.

Покончив с нашим туалетом, мы вышли в столовую, где застали за чайным столом Бориса Николаевича и Николая Николаевича.

Вероятно, между ними перед тем произошла легкая размолвка, так как до нас долетел лишь конец фразы Бориса Николаевича:

— …наследство нельзя претендовать, раз ты не считал нужным даже ни разу заглянуть к нашему дяде, который всецело находился на моем попечении.

— Завещание есть воля покойного, — холодно ответил Николай Николаевич, — и раз он нашел нужным оставить мне часть своего состояния, несмотря на, то, что я более чем редко бывал у него, значит, так тому и быть.

Борис Николаевич хотел было что-то возразить, но, увидав нас, быстро оборвал разговор, очень любезно поздоровался и предложил чаю.

— Надеюсь, вы хорошо провели эту ночь, — спросил он, обращаясь к нам обоим.

— О, да, — ответил я. — Что касается меня, то я спал как убитый до самого утра.

— И я тоже, — произнес Холмс. — Деревенский воздух как нельзя более располагает ко сну, тем более после хорошей прогулки. А ведь мы вчера перед сном погуляли по вашему двору с добрый час.

И, обращаясь к Николаю Николаевичу, он добавил:

— Какая симпатичная у вас няня, Николай Николаевич.

— Вы находите, — ответил молодой человек, довольно улыбаясь.

Похвала старушке, видимо, понравилась ему.

Все лицо его приняло замечательно симпатичное, мягкое и доброе выражение.

— Я сам люблю эту старушку, — произнес он нежно. — Ни отца, ни матери у меня нет, и одна она осталась как единственное теплое воспоминание моего дорогого детства.

Разговор завертелся вокруг совершенно посторонних тем.

Братья вспоминали детство, свои шалости и проказы, и наше присутствие, по-видимому, нисколько не отвлекало их от этих воспоминаний.

Однако, в конце чая, перед тем как встать из-за стола, Борис Николаевич обратился к Холмсу.

— Вы позволите, мистер Холмс, задать вам вопрос?

— Пожалуйста, — ответил тот.

— Простите, может быть, это нескромно, но мне хотелось бы знать, насколько подвинулась ваша работа по выяснению загадочного убийства и, вообще, продвинулась ли она.

Холмс загадочно улыбнулся.

— Да, можно сказать, что она подвигается очень успешно, — сказал он. — Но по некоторым соображениям я все еще должен умалчивать о результатах моей работы, хотя и надеюсь на вашу скромность, но неосторожное слово всегда может нечаянно вырваться из уст, а это повредило бы всему ходу дела.

Борис Николаевич пожал плечами.

— Конечно, вам виднее, и было бы глупо с моей стороны настаивать на своей просьбе. Все равно, рано или поздно, вы сами все расскажете нам, а так как я не принадлежу к разряду любопытных, то умолкаю, по меньшей мере, до тех пор, пока вы сами не найдете нужным посвятить меня в ваши тайны.

Поговорив еще о разных пустяках, Холмс заявил, что ему необходимо поговорить кое о чем со мною вдвоем и, поблагодарив за чай, мы вышли из столовой.

Захватив в нашей комнате шляпы, мы прошли во двор, а оттуда на проселок и дальше.

Оглянувшись и заметив, что за нами никто не следует, мы пошли тише и, отойдя версты две от усадьбы, расположились на мягкой траве у дороги.

— Ну-с, дорогой Холмс, этой ночью вы обещали мне сообщить кое-что интересное о ходе ваших предварительных работ. Здесь мы находимся совершенно одни, и ничто не мешает нам разговаривать громко и откровенно.

— Совершенно верно, — ответил Холмс, с удовольствием потягиваясь на мягкой мураве. — Идя на эту прогулку, я и сам собирался рассказать вам все то, что было сделано мною до сих пор, и если вы готовы меня выслушать, то я начну хоть сейчас.

— Конечно, — воскликнул я, заранее радуясь интересному рассказу.

IX

Холмс лениво потянулся и, повернувшись лицом ко мне, начал свой рассказ.

— Вы, наверно, помните, дорогой Ватсон, — заговорил он, — наш первый приезд к месту происшествия. С первого же взгляда на место, где было совершено преступление, я был несказанно удивлен тем поверхностным отношением к делу, которое проявили в данном случае следственные власти, словно это преступление совершенно не интересовало их. Они даже и не потрудились тщательным образом осмотреть комнату, где умер Карцев. Между прочим, при первом же взгляде на кровать покойного, я, благодаря увеличительному стеклу, заметил кое-что, сразу наведшее меня на верный след.

С этого момента я убедился, что преступление совершено не человеком, а животным.

На одеяле и подушке я заметил несколько серых волосков мягкой шерсти; и, рассмотрев их в лупу, определил, что они принадлежат, безусловно, животному.

При исследовании пола на вощеном паркете я различил несколько следов, шедших от окна к кровати и обратно. Следы эти были длинные, с узкой пяткой и длинными пальцами, и можно безошибочно сказать, что они принадлежат не кому иному, как обезьяне.

Те же следы были найдены мною и около стены, перпендикулярной той, на которую выходили окна комнаты покойного.

Было ясно, что обезьяна, забравшись в комнату Карцева через форточку, задушила его, вылезла тем же путем, поднялась на крышу и слезла с дома по водосточной трубе, примыкающей к другой стене.

Осмотр тела только подтверждал мои предположения, так как на горле задушенного ясно отпечатались следы обезьяньих рук.

Вы сами знаете, что мне часто приходилось путешествовать по Индии. Я изъездил почти все побережье Индийского океана, часто углубляясь внутрь страны, и мне несколько раз приходилось видеть больших павианов, которых местные индийцы употребляли для охоты.

Этим ужасным животным достаточно было показать жертву, и они, бросаясь на нее с изумительной быстротой, душили своими крепкими руками.

Сам не знаю почему, но эти индийские обезьяны как-то невольно припомнились мне, когда я осматривал место преступления.

Признаюсь, тогда я сильно подозревал Николая Николаевича, о котором говорили, что он посещает дядю чрезвычайно редко, и никогда, уезжая, не выказывает по отношению к нему никакой сердечной теплоты.

Поэтому-то я и поспешил тогда с вами в город, чтобы проверить свои подозрения.

Но рассказ старухи-няни совершенно перевернул течение моих мыслей, и подозрения относительно Николая Николаевича совершенно вылетели из моей головы.

Но зато с этого момента я уже не сомневался, что преступление совершено его братом Борисом Николаевичем, который так удивительно сыграл свою роль, ни единым звуком и жестом не выказав своей причастности к делу.

Его служба на флоте, скверная репутация, изгнание из военного флота и, наконец, долгое скитание по водам Индийского океана зародили во мне первые семена подозрения.

«Не там ли он приобрел себе подобного рода обезьяну» — подумал я тогда же.

Угрожающее письмо, полученное нами в гостинице, только усилило мое подозрение.

Со стороны Бориса Николаевича это письмо было страшным промахом, и, по всей вероятности, оно будет главным двигателем для точного установления его виновности.

Слов нет, почерк переделан весьма искусно, однако я уверен, что хорошая экспертиза признает его тождественность с почерком Бориса Карцева.

Итак, ход моих мыслей был таков: промотавшийся кутила ждал и не мог дождаться смерти дяди.

О завещании ему было известно.

И вот, видя, что его имение скоро пойдет с молотка, он решил ускорить свое спасение.

То обстоятельство, что с самого своего приезда в имение он держал обезьяну взаперти, никому ее не показывая, ясно говорило, что животное было привезено не для доброй цели.

Проклятое животное, очевидно, было подготовлено к своей работе заранее, и ему достаточно было только указать на жертву, чтобы оно сделало свое дело.

Таким образом, фактически отстраняясь от преступления, Карцев ставил на роль преступника бессмысленное животное, гарантируя себе безопасность.

Я прекрасно понял его мысль и все действия, но должен сказать, что и он в свою очередь, как человек умный, также хорошо понял меня и чутьем угадал, что ему не миновать моих рук.

В этом он убедился в первый же день нашего знакомства, и когда мы в первый раз приехали к нему в имение, он тут же решил покончить с нами.

Вы, конечно, не обратили внимание на то, что для нас была отведена комната с испорченным затвором форточки.

Тем более, что в комнате задушенного Карцева форточка также оказалась в неисправленном виде.

Но на этот раз план Бориса Николаевича не удался.

Я предусмотрительно забил форточку гвоздями и для того, чтобы раскрыть ее, потребовалось бы произвести довольно порядочный шум, который мог бы встревожить нас с вами.

А это вовсе не входило в расчеты разбойника.

Мне кажется, что вы заметили вчера во время нашей прогулки его фигуру в окне.

О, я никогда не забуду этот взгляд, полный страха и ненависти.

Если до сих пор в мою душу и закрадывалось хотя бы маленькое сомнение относительно его безусловной виновности, то с этого момента я окончательно перестал сомневаться.

А ночью я ждал лишь фактического подтверждения моих догадок.

Впрочем, мне незачем много говорить вам о последних событиях.

Вы видели их прекрасно сами, видели, как снова невидимая рука пыталась отворить форточку для того, чтобы по шесту в нашу комнату могла забраться проклятая обезьяна.

Теперь, Ватсон, нам остается только вызвать его на последний отчаянный шаг.

Тотчас же по возвращении в усадьбу я заявлю, что мы решили немедленно уехать в город, и в зависимости от его действии будет видно, как нам держать себя в дальнейшем.

А пока не спеша пойдем назад.

X

Тихим шагом мы направились к усадьбе.

Бориса Николаевича, отдающего кое-какие хозяйственные распоряжения, мы застали на дворе, и Шерлок Холмс, подойдя к нему, категорически заявил, что должен сегодня же уехать в Москву.

Едва уловимый огонек сверкнул во взгляде Карцева.

Это было лишь мгновение, и, поборов себя, он хладнокровно возразил:

— Очень сожалею, что вы не можете подольше погостить у меня, но делать нечего. Работа прежде всего. Если вы не собираетесь заезжать в Белый Яр, то я вас отправлю прямым путем до станции. Жаль только, что я не могу исполнить ваше жаление сейчас. В настоящую минуту все мои лошади в разгоне, и вам придется подождать несколько часов.

— О, это ничего не значит, — ответил Шерлок Холмс.

— Я прикажу вас везти до парома, кстати, он мой собственный. Оттуда те же лошади довезут вас до самой станции.

— Прекрасно, — ответил Холмс.

Еще раз поблагодарив хозяина, мы вошли в дом и остаток дня провели в разговорах с Николаем Николаевичем и Борисом Николаевичем, изредка появлявшимся в доме.

Однако час проходил за часом, а лошадей нам не подавали.

Выбрав удобную минуту, когда Николай Николаевич вместе с Борисом Николаевичем вышли из дома, Холмс тихо шепнул мне:

— Я забыл вам сообщить еще одну маленькую подробность. Сегодня утром я не нашел одного своего носка. Я специально выставил с вечера свои сапоги наружу и вложил в них носки. Как вы думаете, чем можно объяснить эту пропажу?

— Право, я не могу понять. Зачем мог понадобиться ему ваш старый носок, — ответил я с улыбкой.

— Однако, это более чем серьезно, — произнес Холмс. — Я почти уверен, что мой носок понадобился ему для того, чтобы дать понюхать своей обезьяне.

В 5 часов вечера подали обед, прошедший вполне нормально, и лишь через 2 часа хозяин сообщил нам, что лошади готовы и ждут нас у подъезда.

Но и тут произошла задержка. Осматривая экипаж, Карцев заметил, что тот плохо смазан, и велел перемазать его снова.

Это была явная оттяжка времени.

Стало уже темнеть, когда мы, наконец, поблагодарив братьев за прием, простились с ними и тронулись в путь.

Отъехав от усадьбы версты на две, коляска стала въезжать в лес.

Между тем солнце зашло, и стало совсем темно.

— Удвойте вашу осторожность и держите револьвер наготове, — шепнул мне Холмс.

Въехав в лес, кучер пустил лошадей шагом.

Держа в руке револьвер, Холмс обернулся назад, приказав мне сделать то же самое.

И эта предосторожность оказалась далеко не лишней.

Не успели мы проехать и трех верст по лесу, как вдруг Холмс с силой сжал мою руку.

Перегнувшись через сиденье и вытянув руку с зажатым в ней револьвером, он, казалось, ждал какого-то невидимого врага, и вдруг, несмотря на темноту, я увидел довольно большой темный силуэт странного существа, что есть духу мчавшегося по дороге за нами неслышными прыжками.

Едва я успел прийти в себя, и в моей голове успела пронестись страшная мысль об обезьяне-душителе, как ужасное существо, быстро подбежав к нам сзади, сделало колоссальный прыжок.

Одновременно с этим раздались наши выстрелы.

Проклятое животное тяжело рухнуло на землю.

В тот же момент кучер кубарем скатился с козел и исчез в чаще леса. Кони, рванувшиеся было вперед, остановились, сдержанные сильной рукой Холмса, и, быстро передав мне вожжи, он с револьвером в руке соскочил с брички.

В несколько прыжков очутился он около лежавшей обезьяны, и в ночной темноте грянул третий выстрел.

Через пару минут Холмс подошел к экипажу, волоча за собой мертвого павиана.

Бросив его под ноги, друг мой вскочил на козлы и, разобрав вожжи, пустил коней в карьер. Словно ураган промчались мы через лес, и взмыленные кони остановились у реки, в том месте, где стоял паром.

Однако, сколько ни кричали мы, никто не являлся. Не зная устройства парома, мы метались с Холмсом без толку по берегу, то влезая на паром, то слезая с него.

В таких бесплодных занятиях мы провели около часа.

— Черт возьми! Он догонит нас, — яростно прошептал Холмс.

Мы сделали последнюю попытку, и она увенчалась успехом.

Паром перетягивался на веревке, и мы, наконец нашли ее конец. Но в ту же секунду где-то близко от нас раздался топот скачущих лошадей, и едва только мы успели отчалить от берега, как взмыленная тройка, повернув с дороги, прямо бросилась в воду. Два человека соскочили с нее и, прежде чем мы успели опомниться, взобрались на паром.

— Ага, так вы так, — раздался около нас хриплый, полный бешенства голос. В ту же секунду я увидел Бориса Николаевича, который, как кошка, бросился на Холмса, стоявшего у веревки.

Не успел я кинуться к нему на выручку, как чьи-то руки схватили меня.

Между тем паром шел полным ходом, и никто не видел бешеной борьбы не на жизнь, а на смерть, которая происходила теперь на нем.

Сжимая друг друга руками, впиваясь зубами в тела противников, мы катались по парому вместе с нашими врагами.

В пылу борьбы я не видел, что происходит с Холмсом.

Но вот у борта парома собрав последние силы, я успел высвободить свои руки и, схватив за горло моего противника, что есть мочи ударил его теменем о деревянный настил.

Он сделал отчаянное усилие и, выскользнув у меня из рук, скрылся в волнах реки.

Быстро вскочив на ноги, я бросился на помощь к Холмсу.

Но было уже поздно. В тот самый момент, когда я почти подоспел к нему, он, обнявшись смертельным объятием с Борисом Карцевым, упал с ним в воду и моментально скрылся из моих глаз.

Тщетно кричал я. Гробовое молчание реки было мне ответом. Кое-как приблизился я к противоположному берегу и, добравшись до первой попавшейся деревушки, поднял на ноги всех ее обитателей, заявив им о случившемся с нами несчастьи, заклиная их во что бы то ни стало отыскать моего друга.

Всю ночь и весь следующий день мы провели в поисках.

Было дано знать и в деревни, находящиеся вниз по течению, но все меры оказались тщетными.

Холмс исчез безвозвратно.

Прождав результатов поисков пять дней, я выехал в Москву, где заявив о случившемся полиции, вскоре надолго покинул русскую столицу и возвратился в Англию, оплакивая преждевременную кончину лучшего из своих друзей.


home | my bookshelf | | Страшный душитель |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 3.0 из 5



Оцените эту книгу