Book: Жизнь Леонардо. Часть вторая



Жизнь Леонардо. Часть вторая

Часть вторая

«Кто пожелает со мной состязаться»

В небольшом зале замка на Порта Джовиа секретарь начал читать Лодовнко Моро длинное письмо: «Так как я, ваше сиятельство, воочию убедился в знаниях тех, кто считает себя мастерами в изобретении военных сооружений и оружия, я понял, что это оружие ничем не отличается от уже существующего. А посему постараюсь сам, не перепоручая этой задачи никому другому, открыть вашему сиятельству свои секреты и в соответствующее время предоставить в ваше полное распоряжение все те вещи, которые вкратце опишу ниже. Я берусь также показать вам, сколь они эффективны...».

— Что все это значит? Что все орудия войны похожи одно на другое, и что мои инженеры не изобрели ничего нового?

— Вероятно, так, ваше сиятельство,— ответил секретарь и продолжал читать:

«1. Я могу построить переносные мосты, чрезвычайно легкие и прочные, пригодные для преследования врага, а равно и для спасения от него. Могу построить и другие надежные мосты, способные выдержать вражеский огонь, которые можно легко поднимать и опускать. Я также знаю способ, как поджечь и разрушить вражеские мосты.

2. Я могу во время осады отвести всю воду из рвов и изготовить множество мостков, щитов, лестниц и других приспособлений, необходимых для военной экспедиции.

3. И еще: если из-за большой высоты стен или же укрепленности места или замка нельзя применить бомбарды, я могу разрушить любую цитадель или крепость, если только она не покоится на скале.

4. Я могу также создать бомбарды весьма удобные и легкие в перевозке. Бомбарды эти мечут камни, с частотой града, и своим дымом способны сильно напугать врага и привести его к великому урону и смятению».

Секретарь прервал чтение, но герцог повелительным жестом приказал продолжать.

«5. А если случится быть в море, я знаю способ снабдить войско оружием, пригодным для обороны от вражеских судов и для нападения на них. И я могу создать суда, неуязвимые для самых больших бомбард, огня и дыма.

6. Могу также через подкопы и тайные ходы бесшумно провести войско точно в намеченное место, даже и в случае, когда надо одолеть рвы и реку.

7. Я могу также сделать закрытые и совершенно неуязвимые колесницы, которые ворвутся в ряды врагов со своей артиллерией и поразят любое количество вражеских воинов. А вслед за этими колесницами сможет безопасно и без всяких затруднений пройти пехота...».

— Нет, это невероятно! — воскликнул Лодовико.— Этот человек — безумец и фантазер! Читайте дальше!

«8. Если потребуется, я сделаю бомбарды, мортиры и огнеметы невиданные, формы прекрасной и целесообразной.

9. Там, где нельзя будет применять бомбарды, я сделаю катапульты, баллисты, стрелометы удивительного действия, непохожие на остальные. Вообще в зависимости от обстоятельств я создам множество самых различных приспособлений для нападения и защиты».

— Даже Вулкан, даже Марс не осмелились бы утверждать нечто подобное! Да еще столь смело! Кто он, этот Леонардо? Новый бог войны?

Герцог заворочался в кресле, уселся поудобнее и приготовился слушать дальше.

«10. В мирное время я надеюсь с кем угодно достойно выдержать сравнение в архитектуре, в постройке зданий общественных и частных и в проведении воды из одного места в другое.

Также я берусь в скульптуре из мрамора, бронзы и глины, как и в живописи, выполнять любую работу не хуже всякого, кто пожелает со мной состязаться.

Еще я могу создать бронзовую конную статую, что принесет бессмертную славу и вечный почет доброй памяти синьора, отца вашего и всего доблестного рода Сфорца.

Если же что-либо из вышеизложенного,— продолжал секретарь,— покажется кому-нибудь невозможным и неисполнимым, я готов немедля показать свое творение в вашем парке или в другом месте по выбору вашей светлости, которой с покорностью себя препоручаю».

Когда секретарь кончил читать, Лодовико Моро сидел неподвижно и молчал. Он лишь улыбнулся слову «с покорностью», заключающему очевидной ложью письмо, в остальном, по-видимому, целиком правдивое.

— Что он имеет в виду, когда упоминает о произведениях искусства? — спросил Лодовико Моро.— Что он в архитектуре, скульптуре и живописи выдержит сравнение с лучшими нашими мастерами?

«...Не хуже всякого, кто пожелает со мной состязаться»,— еще раз прочел секретарь.

Герцог встал и направился к выходу, но у самой двери обернулся.

— Позовите этого Леонардо,— приказал он секретарю.—Я хочу с ним побеседовать.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Вскоре после прибытия в Милан Леонардо написал Лодовико Моро длинное письмо, которое впоследствии принесло ему заслуженную славу. В нем Леонардо перечислял все, что он знает и умеет в области механики, гидравлики и военного дела. В скульптуре же и в живописи Леонардо вообще считал, что он не уступает никому.

И добавил, что выполнит любую работу не хуже всякого, кто пожелает с ним состязаться. — Позовите его,— приказал Моро своему секретарю.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Огромные арбалеты, переносные мосты, бомбарды с разрывными снарядами — будущая шрапнель — многоствольные орудия — нынешние ручные пулеметы, самоходные танки и танки на конной тяге — все это Леонардо задумал создать в Милане. Многие из изобретений были им опробованы вместе с верным Заратустрой еще во Флоренции.



Годовое содержание

Леонардо уже не раз бывал во дворце Лодовико Моро.

Вскоре после своего прибытия в Милан он отправился туда, чтобы вручить герцогу дар Лоренцо Великолепного и рекомендательное письмо. Затем вновь побывал там, чтобы поговорить о конной статуе и, очевидно, показать герцогу свои эскизы, сделанные еще в мастерской Верроккьо. Не исключено, что Леонардо и юный Аттаванте играли герцогу и его придворным на знаменитой серебряной лире, сочетавшей в себе два редких достоинства— «полноголосие большой трубы и невиданную звучность».

Леонардо продолжал осваиваться на новом месте, совершал прогулки по городу и его окрестностям. Милан с его белым небом и полноводными реками, зелеными долинами, которые внезапно окутывал густой туман, казался ему, наверно, прямой противоположностью Флоренции. Но и этот город, где природа и все вокруг внезапно магически менялось, вполне отвечал душевному настрою Леонардо.

Он начал писать картины, делать заметки, окунулся в самую гущу городской жизни и вошел в общество именитых людей.

— Не тот ли ты Леонардо, скульптор и музыкант, которого обещал мне прислать Лоренцо Медичи, чтобы создать конную статую? Ты обещаешь очень многое. Слишком многое, чтобы я мог тебе поверить! — сказал герцог при первой встрече.

— Ваша светлость, я прошу не верить, а испытать меня.

— Чечилия, что ты на это скажешь?

Чечилия Галлерани уже была наслышана о Леонардо от проезжих гуманистов и видела несколько его работ, в том числе знаменитый расписанный щит. В ее нежном, умном лице просвечивали мечтательность и благородство, присущие ломбардским женщинам в отличие от их мужей, грубых и властных.

Улыбка молодой женщины удержала Лодовико Моро от резкого ответа. Шестнадцатилетняя возлюбленная герцога, глядя на Леонардо, сказала:

— Разумеется, мы подвергнем его испытаниям, но не в создании оружия. Мы ждем от него нечто прекрасное, достойное его славы, облетевшей всю Италию.

Леонардо, вернувшись домой, записал в дневнике: «Если хочешь убедиться, совпадает ли твоя картина с оригиналом, возьми зеркало и посмотри, как отражается в нем живое существо». В замке на Порта Джовиа на стене висело зеркало, и Леонардо долго смотрел на отражавшееся в нем лицо Чечи-лии и видел ее идеальный «портрет». Теперь ему оставалось лишь нанести его на полотно.

Годовое содержание в пятьсот дукатов, положенное Леонардо герцогом, позволило ему не беспокоиться о будущем. Эта сумма, равная приблизительно нынешним трем миллионам лир, распределялась между самим Леонардо и сопровождавшими его Заратустрой, Аттаванте, конюхом и служанкой.

Леонардо, написав Лодовико письмо, и не подозревал, какой опасности подвергался. Ведь он осмелился говорить на равных с герцогом, без ложной скромности перечислил свои достоинства, объявил Лодовико, что не уступает никому в любом деле, и предложил подвергнуть себя испытанию.

 Было ли это хвастовством безумца и фантазера? Нет, это, скорее, откровение гения, который мог гордо и смело смотреть в лицо своему всемогущему собеседнику.

Довольный тем впечатлением, которое произвело письмо, Леонардо отправился в гости к братьям Де Предис.

Эванджелиста Де Предис и его брат Амброджо, а также Фоппа и Бергоньоне считались лучшими живописцами Ломбардии. Братья Де Предис часто работали вместе, строго распределив между собой обязанности. Эванджелиста обычно писал фрески и картины для алтарей, Амброджо охотнее обращался к портретам и миниатюрам. Трудолюбивые и сообразительные, они никогда не отказывались от заказов, даже если они были не их жанра. В таком случае они передавали заказы другим художникам, заслужив тем признательность коллег, нуждавшихся в работе. Эти художники становились верными сотрудниками «фирмы братьев Де Предис».

Братство монахов Кончеционе делла Верджине предложило братьям Де Предис написать картину для большой алтарной ниши в церкви Сан Франческо. Центральная часть картины должна была изображать мадонну с двумя младенцами: Христом и Иоанном Крестителем, а по краям — пророков. Будучи людьми скромными и благоразумными, братья решили, что центральную часть картины должен написать маэстро Леонардо.

Ободренный поддержкой герцога, Леонардо отправился к братьям Де Предис, чтобы подробно обсудить, как писать картину. Он задумал написать мадонну не на троне, как было принято всеми художниками, начиная с Чимабуэ, а на фоне фантастических скал. Лучи света озарили бы далекий пейзаж, а ковром для мадонны, как и в его картине «Благовещение», служил бы скромный, удивительный мир трав и цветов.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Такою увидел Леонардо в теплом и матовом свете зеркала прекрасную Чечилию Галлерани.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

«Мадонна в гроте»

Результат трудов Леонардо превзошел все ожидания. Традиционная ломбардская живопись, связанная со статичным и довольно архаичным стилем Фоппы, Бергоньоне и братьев де Предис, в сравнении с живописью Леонардо, стала не вчерашним, а позапозавчерашним днем искусства.

В центре картины — мадонна в широком голубом одеянии. Правую руку она положила, словно нежно его обнимая, на плечо Иоанна Крестителя, который, сложив молитвенно руки, преклонил колени перед младенцем Христом, сидящим на земле. Вскинув правую руку и подняв средний и указательный пальцы в знак благословения, Христос смотрит на Иоанна Крестителя, а мадонна простерла левую руку над его головой. Ангел, отведший глаза от этой сцены, служит как бы связующим звеном между персонажами картины и зрителями.

Сама мадонна сидит, опустив глаза и словно обнимает единым взглядом обоих младенцев. Эта слитность подчеркивается треугольным расположением мадонны и двух малышей. Все персонажи точно вписываются в окружность.

В глубине видны фантастические, неземные скалы, в вышине — густое сплетение ветвей, вдали, на фоне других скал,— ручей. На переднем плане — травяной ковер, усеянный цветами. Мадонна на картине очень домашняя и в то же время горделивая и величественная.

Леонардо решает сюжет картины, как некоторое духовное событие, которое активно и индивидуально переживается всеми его участниками.

Сейчас имеются два варианта этого шедевра Леонардо, о котором вскоре заговорил весь Милан, причем оба варианта — подлинные. Одна картина находится в Лувре, другая—в Лондонской Национальной галерее.

Случилось это вот почему. В 1483 году Леонардо и Амброджо де Предис заключили соглашение с монахами братства Сан Франциско. Но, начав работу и поняв сложности, связанные с ней, они потребовали, чтобы окончательная цена была определена по написании картины.

Когда картина была закончена, братство послало своих знатоков живописи определить ее стоимость. Картину оценили в двадцать пять дукатов.

Леонардо молча открыл перед оценщиками дверь и велел им удалиться.

— Картина останется здесь, и меньше чем за сто дукатов братство ее не получит,— сказал он потом де Предису.

Монахи братства Сан Франческо не хотели платить больше двадцати пяти дукатов, но и лишаться картины тоже не желали. Они подали в суд.

Тяжба длилась свыше десяти лет, причем обе стороны несколько раз напрасно обращались за посредничеством к Лодовико Моро. В конце концов Де Предис предложил сделать копию картины. Вполне вероятно, что Леонардо, понимая ценность своего творения, помог Де Предису в работе.

Первый вариант теперь хранится в Лувре, второй, предназначавшийся для сутяжного братства монахов, до начала восемнадцатого века находился в Милане, а теперь—в Лондоне, в Национальной галерее.

По примеру маэстро Амброджо Де Предиса, пожелавшего стать учеником Леонардо, все молодые художники под влиянием теорий и работ Леонардо отказались от старой, довольно жесткой и несколько суховатой манеры, во имя новой.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Художники братья Эванджелиста и Амброджо Де Предис в 1483 году получили заказ на большой запрестольный образ в церкви Сан Франческо. Центральную часть триптиха они поручили написать Леонардо. Так родилась «Мадонна в гроте». Но художники неверно определили первоначальную цену за эту картину, поэтому по завершении работ они потребовали у братства монахов дополнительного вознаграждения.

Братство монахов оценило картину в 25 дукатов.

— Картина останется здесь,— сказал Леонардо.

Амброджо Де Предис предложил сделать церкви копию с картины Леонардо. Поэтому имеются две «Мадонны в гроте». Первый вариант в Париже, он наверняка кисти Леонардо. Второй—в Лондоне, написан Амброджо Де Предисом, но Леонардо явно помогал ему.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Леонардо прервал свои поездки по окрестным селениям и разработку проектов каналов и вернулся в Милан, куда его вызвал Лодовико Моро.





Встреча с Браманте

— Наконец-то нам удалось познакомиться!— воскликнул Браманте, идя навстречу Леонардо.— Увидев «Мадонну в гроте», я захотел увидеть и ее создателя. Не для того, чтобы его поздравить, а чтобы сказать «благодарю».

Доннино Браманте Лаццери, прозванный Донато, и которого друзья звали просто Браманте, приехал в Милан несколько лет назад. Бедный, никому не известный, он перебивался случайными заработками, частенько не имел денег даже на обед, но постепенно завоевал признание и уважение. Герцог Лодовико Моро наряду с разными инженерными работами поручил ему перестроить церковь Санта Мария делле Грацие, включая монастырь, ризницу и трапезную.

— Я слышал, Леонардо, как Моро говорил о тебе. Он хочет, чтобы ты вместе с Бривио провел каналы между реками Мартезана и Тичино,— сказал Браманте.

— Я жду приказаний герцога,— ответил Леонардо.— Но пока меня не звали во дворец.

— Вот увидишь, скоро герцог пришлет за тобой,— успокоил его Браманте.

Браманте и Леонардо сразу же объединило сходство взглядов и общность интересов. Взаимное уважение быстро переросло в дружбу. Как и Леонардо, Браманте любил говорить, что в доктрине гуманистов он профан и невежда. Между тем он писал стихи, был большим другом ломбардского поэта Гаспаре Висконти, а классическую архитектуру изучал не только по книгам Витрувия, но и по творениям архитекторов.

Браманте, как и Леонардо, считал, что всякий собор должен иметь своим центром греческий крест либо располагаться в центре круга. Проект собора, который мы находим в «Атлантическом Кодексе» Леонардо, по своим очертаниям и размерам во многом напоминает первоначальный проект собора св. Петра в Риме Браманте. Впоследствии Рафаэль и Джулиано да Сангалло изменили его, и лишь Микеланджело вернул ему первозданную красоту.

В это же самое время Леонардо познакомился с другим архитектором — Джакомо Андреа да Феррара, который был также ученым и другом двух знаменитых врачей и астрологов — Габриэле Пировано и Луиджи Марлиани.

Все четверо нередко собирались в мастерской Леонардо, где верный Заратустра устроил и свою «лабораторию» алхимика, и вместе проводили всевозможные опыты.

Но вот Лодовико, как и предсказывал Браманте, официально поручил Леонардо создать конную статую герцога Франческо Сфорца и предложил вместе с Бривио соединить сетью каналов реки Мартезана и Тичино. И, наконец, попросил Леонардо сделать портрет Чечилии Галлерани.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

«Тот, кто отклоняется от замысла Браманте, отклоняется от истины»,— писал впоследствии Микеланджело по поводу проекта собора святого Петра. Когда Доннино Браманте Лаццери прибыл в Милан, он был бедным, безвестным архитектором. Но очень скоро, перестроив церковь Санта Мария делле Грацие, он завоевал признание и уважение Лодовико Моро.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Браманте (рисунок Рафаэля).

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Проект пышной римской резиденции Рафаэля, выполненный Браманте.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

— Вот увидишь, скоро герцог пришлет за тобой,— сказал Браманте Леонардо; и в самом деле, Моро заказал Леонардо конную статую своего отца Франческо Сфорца. Он назначил Леонардо «герцогским инженером». Позже, увидев несколько рисунков Леонардо, Моро попросил его написать портрет прекрасной Чечилии Галлерани.



«Возлюбленная моя богиня»

Еще до приезда Леонардо в Милан Лодовико Моро был помолвлен с семилетней Беатриче д'Эсте. Дожидаясь, пока будущая супруга подрастет, он сделал своей любовницей шестнадцатилетнюю Чечилию из знатного семейства Галлерани. Чечилия была не только на редкость красивой, но и весьма образованной. Писатель Банделло называл ее в своих новеллах «современной Сапфо». Он же поведал нам, что Чечилия Галлерани писала великолепные стихи не только на итальянском, но и на латинском языках.

Со временем Лодовико Моро выдал замуж свою возлюбленную, родившую ему мальчика, которого Моро официально усыновил, за графа Лодовико Бергамини. Словом, он поступил с Чечилией точно так же, как ловкий сер Антонио с несчастной Катериной. Конечно, Катерина хоть и была «добрых кровей», но осталась простой крестьянкой из Винчи. Однако плод любви герцога Миланского и благородной ломбардки стал бездарным придворным по имени Чезаре, а плод любви сына нотариуса и крестьянки стал великим художником по имени Леонардо.

Итак, Чечилия была женщиной красивой и духовно тонкой, ибо подлинная культура всегда обогащает человека. Леонардо также был красоты необычайной: высокий, стройный, с длинными вьющимися белокурыми волосами и аккуратно подстриженной бородой, с голубыми глазами, взглядом проникновенным. Свои красноречивые доводы он сопровождал скупым и убедительным жестом. Лодовико Моро был типичным ломбардцем. Он любил называть себя человеком трезвым и честным, невежественным и здравомыслящим. Вспыльчивый, словно норовистый конь, он отличался слоновьей толстокожестью, был честолюбив, вульгарен и даже груб, и непоколебимо верил, что на деньги можно купить все: единомышленников, друзей, любовь.

Посредственный тосканский пиит Бернардо Беллинчони, покровительствуемый Моро и даже назначенный придворным поэтом, в скверных стихах поведал о создании Леонардо портрета Чечилии Галлерани. Стихи написаны в форме диалога между поэтом и природой, у которой он спрашивает, на кого она рассердилась. Природа ему отвечает, что она рассердилась на Леонардо да Винчи, изобразившего звезду — Чечилию. Но портрет молчит, а отвечает сама звезда — Чечилия:

«Благодарить Лодовико ты, природа,

должна и

Гений и руку Леонардо,

Которые потомкам хотят меня сохранить...».

В 1498 году Изабелла Гонзага, злоречивая и жадная маркиза Мантуанская, послала с письмом гонца к Чечилии Галлерани, ставшей к тому времени графиней Бергамини, прося у Чечилии «на просмотр» ее портрет работы Леонардо, чтобы сравнить его с портретом работы Джованни Беллини.

«Сегодня нам случилось видеть несколько красивых портретов, писанных рукою Джованни Беллини. Мы заговорили о произведениях Леонардо, и нам захотелось их посмотреть, дабы сравнить с вышеупомянутыми. Вспомнив, что Леонардо написал с натуры Ваш портрет, мы и посылаем к Вам гонца с просьбой дать ему, если Вы пожелаете, этот портрет, ибо нам хотелось бы не только его сравнить с портретами Беллини, но и взглянуть на Ваше лицо. Сразу же после сравнения портрет Вам будет возвращен...».

Чечилия в ответ послала маркизе портрет и приписала, что если он не похож на оригинал, то виноват в этом не Леонардо. «...Я думаю, что ему нет равных, но ведь, когда он писал портрет, я еще была совсем юной, несформировавшейся, и с той поры лицо мое очень изменилось».

То была чудесная, неуловимая пора любви. Леонардо смотрел на нежное лицо молодой женщины и писал его таким, каким впервые увидел в зеркале, и опытной рукой запечатлел на полотне душевную красоту Чечилии. В пышном зале герцогского замка Леонардо испытывал пьянящее чувство уверенности в себе, в своих силах. Он являлся каждый день точно в срок в сопровождении свиты юных учеников, которые преданно ему помогали. Он вел себя, как галантнейший из придворных. Одет он был изысканно.

Чечилия, сидя неподвижно, в окружении придворных дам, смотрела на Леонардо. Вероятно, в залу впускали горностая, который то и дело убегал из своей клетки, пугая юных дам. Но находчивый, неистощимый на выдумки Леонардо всякий раз успокаивал их какой-нибудь импровизированной сказкой или легендой.

Сказки эти предназначались прежде всего Чечилии Галлерани.

— Однажды горностай бежал по заснеженной вершине горы. Охотники увидели его и стали преследовать. Тогда горностай кинулся к своей норе у склона горы. Только солнце успело растопить снег возле норы, и там образовалось грязное болотце. Горностай остановился...

Леонардо тоже остановился, прервал рассказ, чтобы сосредоточиться, схватить неуловимую черточку в лице Чечилии. Все замерли в ожидании, затем — прикосновение кисти... и Леонардо продолжил свой рассказ.

— Нет, горностай не мог испачкать свое белоснежное одеяние, он не хотел ползать в грязи, как обычная лиса, и остался на последнем клочке снега. Он увидел, как подбегают охотники, и упал, пронзенный стрелой.

Лишь одна Чечилия понимала иносказательный смысл этой истории. Лучше умереть, чем измазаться в грязи будней, чистота мыслей и сердца дороже самой жизни. Теперь и она начинала проникать в душу Леонардо, искала и находила в ней частичку самой себя, так же как Леонардо, искал в ее душе чувства, созвучные своим. Юная женщина узнавала себя не на портрете, а в словах Леонардо. Для него же эти сеансы становились формой незримого обмена мыслями. Иногда Чечилия чувствовала себя глиной, которая в голове Леонардо обретает форму и дыхание, он словно моделировал ее своими словами, она превращалась в создание его рук и чувств.

— Почему вы не занимаетесь скульптурой? Считаете живопись более высоким искусством? Ведь вы еще и скульптор.

— Да, это так,— с улыбкой отвечал Леонардо.— Я занимался скульптурой не меньше, чем живописью, и потому могу, пожалуй, решить, какое из этих двух искусств выше... Разница заключается в том, что скульптору больше приходится напрягать физическую силу, а живописцу — ум. И с насмешкой стал описывать работу скульптора: грязный, потный, тот работает резцом и молотком, в то время как живописец в нарядной одежде тончайшей кистью наносит мазок за мазком под звуки музыки.

Чечилия недоверчиво улыбалась. Она побывала в мрачной мастерской Леонардо, видела там кузнечный горн, наблюдала за его напряженным, озаренным пламенем лицом. Леонардо показал ей свои скульптуры и первый металлический остов огромного коня. Она видела его анатомические рисунки, представила себе его растерянность, страх перед трупами, который все же отступил перед неуемной жаждой познания. Знала она и о внутренней трагедии этого одинокого человека. Она его полюбила и уже догадывалась о невысказанных чувствах Леонардо.

Мы не можем сказать с уверенностью, принадлежало ли Чечилии послание к Леонардо, начинавшееся словами «Мой Леонардо», которое впоследствии Леонардо вымарал в своей записной книжке. Но мы точно знаем, что Леонардо и Чечилия были друг с другом на «ты», хотя в те времена даже между супругами, родственниками и друзьями принято было обращаться друг к другу на «вы». В той же записной книжке Леонардо сохранился неоконченный черновик письма Леонардо к Чечилии: «Несравненная донна Чечилия. Возлюбленная моя богиня. Прочитав твое нежнейшее...».


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Одетый с подчеркнутым изяществом, Леонардо в сопровождении своих помощников каждый день отправлялся в замок писать портрет молодой высокообразованной женщины, возлюбленной Лодовико Моро. Леонардо изучал лицо молодой женщины, неотрывно за ним наблюдая. В лице Чечилии, словно в зеркале, отражались ее угасшие было и вновь воскресшие переживания. Чечилия следила за каждым жестом Леонардо, и постепенно научилась угадывать, какие чувства кроются за его словами. 

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Предполагаемый портрет Чечилии Галлерани, хранящийся в Кракове в бывшей коллекции князя Чарторижского.

Маркиза Мантуанская, прослышав о портрете Чечилии Галлерани работы Леонардо, попросила его у Чечилии «на просмотр». Чечилия послала портрет и приписала, что если он не похож на оригинал, виноват в этом не Леонардо. В ту пору любви она была еще юной, несформировавшейся.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Чечилия знала о долгих, мучительных ночах, которые Леонардо провел в мертвецких больниц, препарируя трупы, чтобы найти ответ на тайны жизни и смерти, отыскать смысл существования.


«Жестокое и беспощадное чудовище...»

Еще до портрета Чечилии Галлерани, как утверждают биографы, Леонардо написал мадонну. Картина предназначалась в дар гуманному правителю Венгрии, «рожденному к вящей славе человечества»,— Матвею Корвину. Леонардо много слышал о нем еще во Флоренции от своих друзей, художников-миниатюристов Герардо и Аттаванте. И вот теперь Лодовико поручил ему написать для короля мадонну. Амброджо Де Предис писал для венгерского короля миниатюру. Он буквально замучил Леонардо вопросами.

— Я плохо знаю венгерскую историю,— отвечал Леонардо.— Знаю только, что в Паннонии королем был Сигизмунд. Увы, он был плохим полководцем и потерпел жестокое поражение от турок, которые дошли почти до самой Паннонии. Остановил мусульманское войско под Белградом кондотьер Янош Хуньяди, и народ из благодарности провозгласил его сына Матвея Корвина королем.

Амброджо Де Предис слушал его, раскрыв от изумления рот. Потом хитро подмигнул Леонардо в знак того, что и сам знает кое-что чрезвычайно любопытное и важное.

Матвей Корвин женился вскоре на дочери короля Неаполитанского, Беатриче Арагонской,— продолжал свой рассказ Леонардо,— которая собрала при дворе таких выдающихся ученых и гуманистов, как Антонио Бонфини, Брандоллино Липпо, мой друг Нальдо Нальди, врач Джованни Марлиани, Алессандро Кортезе и множество других. Она же привила королю страсть к древним книгам. Во Флоренции жил тогда Джано Паннонио, друг короля и ученик Гуарино Веронезе. С помощью антиквара Веспасиано да Бистиччи он скупил для венгерского короля немало стариннейших манускриптов. Матвей Корвин и Козимо Медичи старались первыми завладеть этими книжными сокровищами. Говорили, что в библиотеке Матвея Корвина уже имелось пятьсот старинных книг, Козимо же собрал всего двести. Но и того и другого превзошли папа и герцог Бургундский, у каждого из которых было до восьмисот манускриптов.

— А сейчас я тебе открою величайшую тайну,— вполголоса сказал Амброджо.— Моро поручил мне сделать миниатюру для пергамента с эпиталамой по случаю предстоящего бракосочетания Яноша, сына короля Корвина, с принцессой Бьянкой Марией, дочерью герцога Галеаццо. Моро строжайше запретил говорить об этом, ведь Бьянка Мария, его племянница, была обещана в жены герцогу Филиберто ди Савойя. А вот,— продолжал Амброджо, с гордостью показав Леонардо отличную миниатюру на пергаменте,— сам король Матвей Корвин.

— Значит, моя «Мадонна» попадет в хорошие руки,— с улыбкой заключил Леонардо.

Хотя работа над картиной отнимала у него много времени, Леонардо продолжал заниматься математическими расчетами и наукой. Он обдумал план переделки дворца, предложил воздвигнуть высокую башню, увенчанную куполом. На этом фоне конная статуя Франческо Сфорца смотрелась бы особенно хорошо. Он также подробно изложил способ искусственного заполнения водой рва вокруг замка. Для этого следовало прорыть соединительный канал с Редефосси.

Когда он писал портрет Чечилии Галлерани, то набросал план дополнительных укреплений крепостной стены. И, наконец, создал проект новой тайной дороги с несколькими боковыми въездами.

В Милане в это время вспыхнула эпидемия чумы. За два года—1484-й и 1485-й—в городе погибло свыше пятидесяти тысяч человек. Об этой эпидемии знают куда меньше, чем о знаменитой эпидемии, описанной Мандзони, но она была столь же губительной.

Леонардо не бежал от чумы из города. Он лишь избегал ненужных встреч и старался реже выходить из дома. И почти все время проводил за чтением и в философских раздумьях. Он понял, что наука, в отличие от поэзии, требует не образности, а точности словесного выражения, которой ему недоставало. Поэтому он начал досконально изучать языковые тонкости, повторил грамматику Донато, переписал словарь «вульгарной латыни» Джованни Бернардо, восстановил в памяти имена и фамилии, правила употребления глаголов и наречий. Именно во время этого вынужденного и плодотворного «безделья» у Леонардо возникла мысль написать своего рода научную энциклопедию по образцу трактатов Леона Баттисты Альберти.

В своих записных книжках Леонардо излагает и философские размышления. Его мысли приобретают характер библейских пророчеств:

«Появятся на земле животные, именуемые людьми, которые будут вести между собой вечные войны к великому ущербу, а часто и к погибели для обеих сторон. Злобе людской не будет предела... и в своей безмерной гордыне люди захотят вознестись чуть ли не до неба... Ничего не останется над землей, под землей и на воде, что не подвергнется преследованию, порче либо разрушению... О земля, как же ты до сих пор не разверзлась? Почему не извергла ты из своих пропастей и пещер и не показала небу это жестокое и беспощадное чудовище...».

Но «чудовище», именно в деятельном Милане, уже возносило к небу сверкающие шпили строящегося собора. Яростная борьба за право строить собор шла между немецкими и итальянскими архитекторами.

Когда миновала эпидемия чумы, Леонардо оказался вовлеченным в эту борьбу в тот самый момент, когда «готическая сторона» потерпела серьезнейшее поражение; были уволены известные немецкие архитекторы и строители, а их место занял флорентиец Лука Фанчелли, который вместе с Пьетро да Горгонцола, Джованни Майером и Браманте продолжил строительство собора. Леонардо произвел расчеты и измерения, внес множество предложений о форме и строении собора. Он целыми днями лазил по строительным лесам, любуясь красотой мраморных плит. Эти плиты называли «бесплатными», потому что при ввозе они не облагались налогом, ибо шли на строительство.



С высоты собора Леонардо смотрел на маленькие домишки внизу и чувствовал уверенность в своих силах и счастье свершения. Тогда-то у него и возник удивительно смелый замысел — идеального города будущего.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Леонардо написал в это же время Мадонну для венгерского короля Матвея Корвина. Возможно, это была «Мадонна с цветком».

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Наблюдения Леонардо о природе света и о глазе до сих пор сохранили свое значение.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Чечилия часто приходила к Леонардо в его мастерскую. Она видела его анатомические рисунки, знала о личной, неизвестной другим стороне его жизни, она поняла, что Леонардо нарочито

надевает маску светского, невозмутимого человека, чтобы скрыть от других свою внутреннюю  драму и свои занятия оккультными науками.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Амброджо Де Предис получил от Моро тайный заказ — на миниатюру для пергамента с эпиталамой по случаю предстоящего бракосочетания Яноша, сына венгерского короля Корвина, с принцессой Бьянкой Марией Сфорца, племянницей Моро и дочерью покойного герцога Галеаццо Моро. Бракосочетание не состоялось, так как Моро счел более выгодным выдать племянницу за императора Австрии Максимилиана.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Самому Леонардо Моро вскоре поручил принять участие в постройке миланского собора.


«Дай мне силу...»

«...и без всяких Ваших затрат будет так, что все земли станут подчиняться своим городам». Этим на первый взгляд риторическим, а по сути дела отчаянным обращением за помощью начинается письмо Леонардо к герцогу Миланскому, которое, вероятно, так и не было отправлено. В нем Леонардо изложил проект города будущего, настолько опередив свое время, что его гениальные идеи казались плодом необузданного воображения. Ведь даже сейчас, в двадцатом веке, не появился еще архитектор, способный создать проект столь же рационального города, как город Леонардо. Смелые замыслы архитекторов Райта, ле Корбюзье, Нимейера, Нерви не что иное, как робкие попытки спланировать «новый, органичный город», который Леонардо не только задумал, но и описал как историческую реальность и социальную необходимость.

Если бы нашелся смелый и богатый предприниматель, готовый построить город двухтысячного года, он отыскал бы в рукописях Леонардо подробнейшее описание такого города.

Этот город будущего должен располагаться на берегу реки, уровень воды в которой всегда одинаков, а сама вода прозрачно чиста. Широкие улицы города проложены на средней высоте домов. В городе запланированы большие площади и зеленые массивы. Ради гармоничного сочетания природы и жилых строений Леонардо задумал целую сеть каналов и множество фонтанов, которые будут постоянно освежать атмосферу.

«Улицы N должны быть выше, чем улицы PS на шесть локтей, ширина каждой улицы — двадцать локтей с наклоном в 112 локтя от края к середине, чтобы обеспечить сток дождевой воды. В каждом стоке должен быть желоб размером с палец, по которому дождевая вода будет стекать в рвы, расположенные на уровне PS. Кроме того, по обоим краям дороги располагаются портики шириною в шесть локтей, с колоннами».

Рациональный город Леонардо задуман как город удобный для жизни. Леонардо следовал антропоморфической концепции, согласно которой в городе должны гармонично сочетаться зоны для людей умственного труда — «мозговые зоны», и зоны для людей ручного труда—«артериальные зоны». К домам должны вести две дороги: верхняя, на уровне крыш, и нижняя. Каждый может обойти весь город либо по верхней дороге, обсаженной деревьями, либо по нижней.

«По верхней дороге не должны ездить ни повозки, ни кареты: эта дорога—только для благородных людей. По нижней же дороге могут, когда нужно, ездить повозки и простой народ на всяких вьючных животных».

Леонардо четко и ясно делит всех горожан на «простой народ» и на «благородных людей». Но это различие не между богатыми и бедными, а между людьми, зарабатывающими себе на хлеб ручным трудом, и «элитой» мыслителей и организаторов, руководящей работой ремесленников и направляющей ее.

«Одно здание должно стоять спиной к другому, а между ними — пролегать нижняя дорога. В кладовых на уровне N хранятся одежда, дрова, вино и прочее. Стойла и отхожие места следует упрятать под землю. Расстояние от одной арки до другой—в триста локтей, так, чтобы свет на нижние улицы проникал через проемы с верхних улиц. Каждая арка должна иметь форму винтовой лестницы, по которой можно с верхней улицы спуститься на нижнюю. Верхние улицы, подходящие к дверям домов,— высотой в шесть локтей. Город надо строить возле моря или же реки, чтобы его омывала вода и уносила вниз по течению все нечистоты».

Город на двух разных уровнях! Как не назвать такой проект фантастическим, если даже сейчас подобный город представляется нам утопией? Между тем он ни нелеп, ни немыслим, больше того—именно такой город крайне нужен нашей загрязненной планете. Город, где людям будет приятно жить и который будут уважать, как уважают живого человека, город с дорогами-эстакадами, вписывающимися в пейзаж, и с обычными дорогами для уличного движения и торговли. В нем и подземные коммуникации для отвода нечистот, дома города просторные, воздушные, с внутренними дворами и садами, в центре города — большие площади, фонтаны и памятники, в прорезающих город судоходных каналах будут разводить лишь рыб, не загрязняющих воду.

В этих гениальных предвидениях Леонардо, который микромир человека подчинял законам вселенной, можно отыскать экологическое решение проблемы века — преступного отношения к природе.

«Дай мне власть, и я воздвигну для тебя город в пять тысяч домов, в которых будут жить тридцать тысяч человек. Тогда ты сможешь расселить скопища людей, которые подобно козам, теснят друг друга, отравляя воздух зловонием. Город этот будет прекрасным, достойным своего имени и принесет тебе пользу, платя налоги немалые, и славу вечную, все более разрастаясь...»

Но Лодовико Моро не только не дал ему «власть», но и перестал выплачивать ежемесячное содержание. Леонардо пришлось перевернуть страницы своих тетрадей, где был изображен город счастливых людей, умерший, не успев родиться, и оставшийся столь же несбыточной мечтой, как картина, задуманная и не написанная.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Архитектор, который вздумает создать город будущего, найдет в «Кодексах» Леонардо проект такого города и всех его зданий — частных и общественных.


Герцог торопится

Уже светало, когда Леонардо отпер ключом дверь своего дома. Он устал, но не лег спать, а подошел к столу и открыл тетрадь с анатомическими записями.

Он сидел, держа в руке гусиное перо и устремив взгляд в пустоту. Перед его глазами стоял седой старик из больницы, одинокий, смертельно бледный, чувствовавший приближение смерти.

«За несколько часов до смерти старик сказал мне, что ему лет сто...» — писал Леонардо. Он провел всю ночь у постели больного, пытаясь узнать от него как можно больше. Старик добавил, что «никакой боли в теле он не испытывает, а только слабость». И вскоре «мирно, не шелохнувшись даже и не застонав, навсегда расстался с жизнью».

С той же спокойной интонацией, никак не выражая своих чувств, без всякого перехода Леонардо продолжал писать: «... и я препарировал труп, чтобы понять причину столь сладостной смерти...».

Даже сейчас, по прошествии веков, мы можем представить себе, как нежный, участливый взгляд художника приобрел ледяную неумолимость и зоркость анатома. Это вновь подтверждает, насколько сложной и противоречивой натурой был Леонардо да Винчи. Желание узнать и понять заставило Леонардо вонзить нож в еще не остывшее тело несчастного старика. Леонардо хотел узнать, что именно, какая тайная болезнь вызвала «столь сладостную смерть».

Поиски, сбор фактов... Леонардо пытался раскрыть тайны зачатия и рождения, а также причины смерти. Он вспоминал долгие ночи, проведенные в покойницкой возле расчлененных им трупов.

«...Если ты любишь анатомию, тебе может помешать отвращение, чувство тошноты, а если этого не произойдет, тебя остановит страх перед обезображенными, искромсанными телами, с которыми ты должен просидеть всю ночь...»

С недавних пор он открыл способ изучать «чудо природы — глаза, это зеркало души». Он погружал глазное яблоко в яичный белок и бросал в кипяток. Вскоре глаз становился похожим на крутое яйцо, и его можно было срезать тонкими слоями.

Утренний свет уже заливал комнату, а Леонардо все еще сидел за письменным столом. Наконец он поднялся, подошел к окну, чтобы полюбоваться выпавшим за ночь снегом, и увидел на мольберте письмо. Почерк был ему хорошо знаком, письмо гласило: «Герцог желает иметь конную статую, и как можно скорее». Подписи не было.

В тот же день Лодовико Моро позвал Леонардо к себе.

— Леонардо, я недоволен тобой. За семь лет ты не сумел сделать даже модель конной статуи герцога Франческо. Если ты и дальше будешь медлить, я попрошу у Лоренцо Великолепного другого скульптора.

— Мне очень жаль, что заботы о хлебе насущном отвлекли меня от работы, которую ваша светлость, мне поручила,— ответил Леонардо.— Но если вы, ваша светлость, думаете, что я богат, то ошибаетесь, ибо мне около пяти лет пришлось кормить шесть человек, а получил я от вас всего пятьдесят дукатов.

— А может, ты не в состоянии сделать конный памятник?

Порой грубость Лодовико Моро была поистине невыносимой.

— Я уже говорил и вновь повторяю, ваша светлость, что и в скульптуре готов потягаться с любым.

— Тогда поторопись, сделай коня.

Моро не сказал Леонардо, что уже говорил с флорентийским послом Пьегро Аламанни, жаловался ему на медлительность Леонардо и просил прислать другого скульптора. Аламанни по долгу службы сообщил об этом Лоренцо Великолепному: «...и так как его сиятельство герцог Моро хочет иметь памятник во всех отношениях необыкновенный, он попросил меня написать Вам, чтобы Вы прислали другого мастера. Хотя герцог и поручил эту работу Леонардо да Винчи, мне кажется, что он не уверен в способности Леонардо справиться с такой задачей».

Гордость Леонардо была уязвлена, он тут же принялся за работу. «И так как герцог торопится», он вновь извлек из архива свои флорентийские зарисовки и этюды к картине «Поклонение волхвов», этюды, выполненные в боттеге Верроккьо при создании конной статуи Коллеони, и этюды первых лет своего пребывания в Милане.

Джулиано да Сангалло, незадолго до этого прибывший в Милан для сооружения герцогского дворца, помогал Леонардо ценными советами по плавке металла.

Прошло всего несколько месяцев, и Леонардо просит ритора и поэта Платино Плато придумать надпись для статуи. Леонардо создал модели огромного коня, вставшего на дыбы, и доблестного герцога Франческо, сидящего в седле с величественным видом.

Внезапно, когда глиняная модель уже была почти закончена, Леонардо осенила новая идея — создать статую не вздыбленного коня, а коня, рвущегося вперед, но сдерживаемого опытной рукой герцога. Леонардо взял новую тетрадь и на первой странице написал: «В день 23 апреля 1490 года я начал эту тетрадь и вновь начал ваять коня».


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

«... За несколько часов до смерти — пишет Леонардо — старик сказал мне, что ему лет сто...» Леонардо просидел у изголовья умирающего до самого его последнего вздоха.

Потом велел отнести старика в покойницкую и там с ледяным спокойствием препарировал труп, чтобы понять причину «столь сладостной смерти». Леонардо стремился познать тайны не только человеческого тела, но и души, которую он называл «божественным строением».

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Стремясь изучить строение глаза, Леонардо придумал способ, который применялся вплоть до прошлого века. Он погружал глазное яблоко в яичный белок, а затем клал его в кипяток.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Лодовико Моро, недовольный медлительностью Леонардо, попросил Лоренцо Великолепного прислать ему из Флоренции другого скульптора.

По-видимому, Чечилия Галлерани узнала об этом и сумела отговорить Моро.

Однажды ночью Леонардо, вернувшись домой, нашел на столе записку без какой-либо подписи: «Герцог желает иметь конную статую и как можно скорее».

Жизнь Леонардо. Часть вторая

«Рай»

Вернемся к Лодовико Моро, попробуем лучше узнать его характер. После того как вдовствующая герцогиня Бона ди Савойя сослала его в Пизу, Лодовико в 1479 году вернулся в Милан, вызвав всеобщую растерянность и ужас у подлинного правителя герцогства Чикко Симонетта, бывшего секретаря покойного герцога Галеаццо Сфорца.

— Ваша светлость, теперь я лишусь головы, а вы — государства, — сказал герцогине мессер Чикко.

И верно: помирившись с герцогиней, Лодовико Моро не замедлил отомстить врагам: «У крепостного рва сторожа парка обезглавили Чикко Симонетта. Было ему семьдесят лет, и он страдал подагрой». В том же 1480 году Лодовико Моро под угрозой смерти заставил покинуть город молодого феррарца Антонио Тассино, любовника герцогини Боны ди Савойя. И, наконец, Моро похитил у герцогини ее сына, своего племянника Джан Галеаццо и упрятал его в замок, заявив герцогине:

— Этими действиями мы не нанесли никакого ущерба вашему престижу и чести, ибо первейшим и твердым нашим желанием было и остается почитать вас всемерно...

Похитив племянника, Моро показал себя ловким политиком. Он убедил одиннадцатилетнего Джан Галеаццо отказаться от материнской опеки, что заставило герцогиню удалиться в замок Аббиатеграссо. Малолетний же наследник Джан Галеаццо сам предложил «сиятельному синьору Лодовико» взять над ним опеку, на что тот согласился, якобы, в интересах семьи и государства. Уже в возрасте трех лет Джан Галеаццо был помолвлен с дочерью короля Неаполитанского Альфонса Арагонского, малышкой Изабеллой. Впоследствии между детьми даже завязалась переписка. Изабелла послала Джан Галеаццо в подарок коня, прося «Джанджи» «принять его и кататься на нем в свое удовольствие».

Первого февраля 1487 года повзрослевшая дочь неаполитанского короля прибыла в Милан «с невиданным кортежем».

На другой день Изабелла и Джан Галеаццо, по придворному обычаю одетые во все белое, побывали в соборе и помолились у алтаря святой девы Марии. На пути в собор их сопровождала миланская знать, где выделялся «величественной осанкой и могучим телосложением» Лодовико Моро, герцог Калабрийский. После бракосочетания была разыграна аллегорическая сцена на стихи Беллинчони. Режиссером представления был Леонардо да Винчи.

Тринадцатого января 1490 года в миланском замке состоялось представление, сюжетом для которого послужила поэма Беллинчони «Рай». В прологе к этой поэме Леонардо да Винчи впервые упоминается как постановщик и театральный художник:

«Вышеозначенное произведение сочинено мессером Бернардо Беллинчони для празднества, вернее, спектакля, именуемого «Рай», по велению синьора Лодовико Моро в честь герцогини Миланской. «Рай» с великой выдумкой и мастерством исполнен был флорентийцем Леонардо да Винчи. Семь планет изображали семеро людей в одеждах поэтичных, и воспевали они достоинства вышепоименованной герцогини Изабеллы, что вы сами увидите из поэмы».

Что же представлял собой «Рай» Леонардо?

Под самый потолок было поднято полушарие с искусно проделанными отверстиями, создававшими иллюзию небосвода. Мощные железные крепления с восемью подвижными рычагами вращали «сферу с восемью ангелами», как писал Вазари,— восемью мальчиками лет десяти, которые стояли на платформах миндалевидной формы. На самой большой платформе периодически поднимался и опускался юноша, изображавший архангела Гавриила.

Один очевидец празднества писал: «Рай» Леонардо имел форму разрезанного пополам яйца, выложенного изнутри золотом и светящегося ярко, наподобие звезд небесных. В семи отверстиях — одни выше, другие ниже — блистали семь планет. И в сем «Раю» беспрестанно звучала музыка сладостная и песни нежнейшие...».

Словом, это было чудо механики, и все зрители были восхищены. Послы папский, французский, неаполитанский, венецианский, феррарский и флорентийский писали правителям, сколь удивителен «Рай» Леонардо.

После треволнений и хлопот Джан Галеаццо Сфорца занемог и слег в постель. Десять месяцев спустя молодая жена, так и оставшаяся девственницей, пригрозила ленивому мужу, что уедет домой, в Неаполь. Лодовико Моро тут же принял нужные меры. С помощью теолога он убедил племянника, что тому грозят адские муки, если он дальше будет пренебрегать священными супружескими обязанностями. А затем хранитель дворцовой казны объяснил Джан Галеаццо, что он лишится не только жены, но и привезенного ею солидного приданого.

Ленивый муж, чтобы спасти честь герцогства и порадовать дядю, выполнил свой супружеский долг, и герцогиня родила сына.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

В самый разгар работы над моделью коня Моро поручил Леонардо устройство празднества

в честь бракосочетания герцога Джана Галеаццо Сфорца с Изабеллой Арагонской.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 «Рай» Леонардо навсегда запомнился миланцам. Под звуки музыки и пения хитроумный механизм, придуманный еще Брунеллески, вращал в «небе» семь «планет».

Огнедышащие кони промчали по сцене колесницу солнца — подлинное чудо техники.


Венчание под знаком Марса

Теперь настал черед герцога Моро. Его невесте из рода д'Эсте исполнилось пятнадцать лет; политические мотивы, послужившие причиной обручения, остались в силе.

Неутомимый Лодовико успел обеспечить будущее своим внебрачным детям. Леоне, родившийся в 1476 году от неизвестной женщины, был узаконен с согласия юного герцога Джан Галеаццо. Бьянка, родившаяся в 1482 году после недолгого романа со знатной дамой Бернардиной де Коррадис, также была узаконена с согласия Джан Галеаццо и уже в возрасте восьми лет обручена с кондотьером Сансеверино. Наконец, Чезаре (точная дата его рождения не установлена), сын Лодовико и его возлюбленной Чечилии Галлерани, о чем говорят сонеты Беллинчони и Фьеско, был торжественно узаконен с разрешения того же Галеаццо Сфорца.

Успокоив таким образом свою совесть, Лодовико послал невесте Беатриче д'Эсте жемчужное ожерелье с золотыми цветами и колье из рубинов и изумрудов, а также скульптора Джан Кристофоро Романо, чтобы тот сделал ее бюст.

 В Феррару отправляется миссия во главе с поэтом Гаспаре Висконти, дабы привезти в Милан невесту, а Лодовико вызывает из Тревильо, Новары, Лоди и Монцы самых знаменитых ломбардских мастеров, из Павии—«магистра Леонардо». Наконец, он срочно призывает во дворец маэстро Амброджо да Розате, придворного астролога, чтобы тот по расположению звезд определил благоприятный день и час для бракосочетания.

Беатриче в сопровождении своей матери Элеоноры Арагонской, дяди-кардинала, старшей сестры Изабеллы маркизы Мантуанской и пышной свиты придворных синьоров и дам отплыла на корабле из Феррары в Павию, где ее встречал будущий супруг.

Вместе с Беатриче на корабле находился и ее старший брат Альфонсо, который еще тринадцать лет назад, мальчиком, был обручен с Анной Сфорца, дочерью покойного Галеаццо и Боны ди Савойя, и теперь наконец мог встретиться с невестой.

Бракосочетание Лодовико Моро и Беатриче д'Эсте было назначено на 17 января 1491 года, ибо этот день — под знаком Марса, и, как установил маэстро Амброджо, он благоприятен для государя, желающего иметь младенца-наследника.

Бракосочетание состоялось в капелле герцогского дворца Павии. После бракосочетания был устроен грандиозный банкет.

На рассвете следующего дня герольд оповестил горожан, что брак получил ночью счастливое завершение.

Тем же вечером Лодовико возвратился в Милан.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Портрет в профиль прекрасной Беатриче д'Эсте, написанный Леонардо по заказу Моро.



Салаи

Жители Павии строили в это время кафедральный собор, но внезапно между архитекторами возникли «технические» разногласия, и постройку пришлось прервать. Тогда отцы города решили созвать консилиум, как это делается у постели больного. Незадолго до этого в Милан по желанию Джан Галеаццо прибыл знаменитый архитектор Франческо ди Джорджо Мартини, чтобы разрешить проблему возведения купола миланского собора. Жители Павии послали в Милан к Франческо ди Джорджо депутацию, прося его приехать и дать совет. Но им хотелось, чтобы знаменитый художник и скульптор Леонардо также высказал свое суждение.

В начале июня 1490 года Леонардо и Франческо ди Джорджо выехали в Павию. Леонардо минуло тогда тридцать восемь лет, маэстро Франческо был почти на тридцать лет старше. Оба увлекались математикой, логикой и диалектикой. Леонардо считался, скорее, теоретиком, маэстро Франческо — практиком.

Оба отправились в Павию вместе с многочисленными помощниками. Леонардо взял с собой кроме Заратустры двух учеников — Марко д'Оджоно и Антонио Больтраффио.

Поселились они в гостинице «Остерия дель Моро», пребывание в которой им оплатили богатые павийцы, пожертвовавшие деньги на собор. Франческо ди Джорджо должен был вскоре возвратиться в Милан и потому незамедлительно приступил к обмерам и контрольным проверкам, чтобы можно было продолжить строительство собора. Леонардо же занялся проблемами геометрии, подыскивая для Франческо в богатой дворцовой библиотеке сведения по перспективе и математике.

«Нашел восемьдесят пять решений по перспективе»,— скрупулезно отмечал он в тетради и тут же зарисовывал, как отражаются в реке старинные крепостные стены, записывал свои впечатления о быстротекущей воде. Вечерами он подолгу сидел на берегу реки Тичино, наблюдая за рыбами.

Никогда еще он не чувствовал себя таким свободным и спокойным: он мог заниматься исследованиями и поисками, размышлять в одиночестве, а вечерами вместе с Франческо ди Джорджо встречаться с друзьями-архитекторами Джакомо Андреа да Феррара и с художником Агостино Ваприо да Павия, который неизменно втягивал его в споры о технике живописи.

Франческо ди Джорджо не ограничился одними советами, а принялся сооружать модель купола. Он почти завершил работу, когда его отозвали в Милан. Уезжая, он пообещал вскоре вернуться.

Леонардо строители собора тоже поручили сделать модель купола, это заставило его остаться в Павии.

Видимо, именно тогда он впервые встретился с Салаи. «Якомо поселился у меня в день святой Магдалины, в 1490 году, и было ему тогда десять лет.

Лгун

Упрямец

Обжора

Воришка

На второй день я заказал ему две  рубашки, пару носков и куртку, и,  когда отложил деньги, чтобы уплатить за все это, Якомо их из кошелька утащил. И хотя я точно знал, что деньги украл он, Якомо в том так и не признался».

Кто был этот Якомо? В точности мы этого не знаем. Скорее всего — маленьким одичавшим бродяжкой с прекрасным лицом. Встретив его в день святой Магдалины, то есть 22 июля, Леонардо внезапно ощутил к этому оборвышу редкую нежность.

— На Востоке, когда человек, подчиняясь таинственным законам судьбы, встречает демона с ангельским лицом, это называется карма,— сказал Заратустра Леонардо.— Вот такое же лицо и у этого мальчишки. Ты, Леонардо, в давнем тяжком долгу перед ним, а теперь настал час расплатиться за прежние, неведомые тебе прегрешения.

Леонардо слушал друга-некроманта и молча улыбался.

— Не веришь? Неважно,— продолжал Заратустра.— Судьба не нуждается в нашем согласии.

«На следующий день я ужинал у Джакомо Андреа. Мальчишка уплетал за двоих, а проказничал за четверых сразу: разбил три бокала, пролил вино, а потом дома захотел поужинать со мной».

Леонардо велел мальчугана вымыть, одеть, причесать и принялся изучать это «необычное явление природы», стараясь оставаться невозмутимым наблюдателем. Леонардо уже шел тридцать девятый год, он был одинок, и теперь красота и дикость этого мальчишки вызвали в Леонардо глубокую нежность. Сам того не желая и, возможно, даже не сознавая, он испытывал к сорванцу те же чувства, что испытывает отец к непослушному сыну— и угодил в ловушку.

«Я поил тебя молоком, как кормят родного сына»,— напишет Леонардо в письме Якомо много лет спустя.

Пока же он раз за разом отмечал в дневнике очередную кражу Якомо.

«7 сентября он украл у Марко [скорее всего, у Марко д'Оджоно], который был со мной, серебряную копилку с двенадцатью сольди. Когда же Марко обнаружил кражу и стал искать копилку, то нашел ее спрятанной в ящике стола Якомо».

В декабре Леонардо вместе с Агостино Ваприо пришлось по приказанию Лодовико Моро срочно возвратиться из Павии в Милан.

На этот раз Лодовико хотел, чтобы Леонардо придумал новое развлечение, непохожее на «Рай», иначе все сочли бы это повторением. Он поручил Леонардо придать блеск и красоту турниру рыцарей, который кондотьер Галеаццо Сансеверино устраивал для нобилей всей Италии.

Двадцать второго января герцогиня Изабелла, жена Джан Галеаццо Сфорца, в сопровождении пышной свиты вышла из замка и направилась в церковь Сант Эусторджо, чтобы встретить там Беатриче д'Эсте.

Герцог Джан Галеаццо и жених Лодовико Моро направились к порта Тичинезе, куда вскоре прибыла и сама невеста Беатриче. Затем внушительный кортеж во главе с сотней трубачей проследовал через празднично украшенный город в церковь, где и состоялось бракосочетание.

У ворот замка новобрачных ждали герцогиня Бона ди Савойя с дочерьми Бьянкой Марией и Анной.

На следующий день в присутствии одних только близких родственников священник торжественно сочетал браком в той же церкви Альфонсо д'Эсте с Анной Сфорца.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Леонардо вместе со знаменитым архитектором Франческо ди Джордже Мартини пригласили в Павию, чтобы они высказали свое мнение о проекте кафедрального собора и особенно о форме купола. Это было летом 1490 года. Леонардо взял с собой в Павию Заратустру и своих учеников Марко д'Оджоно и Антонио Больтраффио.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Во время своего пребывания в Павии Леонардо создал машину, работавшую на принципе Архимедова винта, а также колесную водочерпалку, приводимую в действие речным течением, и, наконец,—вентилятор.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Встреча Леонардо с одичавшим бродяжкой (возможно, его подлинное имя было Капротти да Орено) относится к тем непредвиденным случаям, которые влияют на всю последующую жизнь.

«Лгун, упрямец, обжора, воришка» — так определил Леонардо после первой встречи оборвыша.

И все-таки для вечно одинокого Леонардо этот сорванец был своеобразной наградой судьбы, и он испытывал к мальчишке отеческую любовь.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Леонардо назвал мальчишку Салаи. Так звали дьявола в поэме Пульчи «Моргайте». А мальчишка по своим привычкам очень походил на дьявола.



Незабываемый день

Новое торжество оказалось еще более красочным, чем прежнее. Леонардо превзошел самого себя. На этот раз все участники празднества и турнира были не безымянными лицедеями, а каждый имел громкий титул: в Милан в сопровождении оруженосцев и пажей прибыли дворяне со всех концов страны.

Открывали шествие двенадцать копьеносцев с золотыми копьями, девятнадцать всадников в мундирах из зеленого бархата. Они возвестили о появлении герцога Альфонсо Гонзага. За ним проследовали пятнадцать пехотинцев в серебряных латах. Аннибале Бентиволья — синьор Болоньи — был в шлеме «похожем на голову мавра». Его сопровождали щитоносцы в зеленых атласных мундирах. За ними в открытой карете, запряженной тройкой лошадей, проехал Гаспаре Сансеверино с эскортом из двенадцати всадников, переодетых неграми.

Но самую большую выдумку Леонардо проявил в костюмах и нарядах кортежа кондотьера Галеаццо Сансеверино — жениха Бьянки, дочери Лодовико Моро. Сам Сансеверино ехал на коне-чудище, покрытом золотой чешуей, цвет которой менялся при каждом шаге коня. На голове Сансеверино красовался шлем, похожий спереди на голову барана, а сзади — на челюсть змеи. Сопровождали его стремянные в одежде дикарей и трубачи на необъезженных конях.

По окончании шествия кавалер в одежде мавра поднялся на возвышение и прочел торжественную оду в честь Беатриче. Затем начался турнир рыцарей.

«Можно без преувеличения утверждать, что на этом турнире копей было сломано не меньше, чем во всей Италии на многих турнирах, а сами копья были величины невиданной»,— писал Джан Галеаццо.

Все рыцари проявили отменное мужество и мастерство, всех провожали рукоплесканиями, но главный трофей, золотая попона, достался Галеаццо Сансеверино, командующему миланским войском.

После турнира Лодовико Моро повел послов, кавалеров и дам осматривать сокровища, хранившиеся в залах Главной башни. Пожалуй, наибольшее впечатление все эти сокровища произвели на юную Изабеллу, маркизу Мантуанскую, сестру Беатриче. Вот в каких восторженных выражениях описывал посол Феррары это «пиршество» золотых дукатов, которые потоком лились на зеленые ковры: «Зрелище было поистине великолепным и ослепительным, и, говорят, будто всего дукатов было шестьсот пятьдесят тысяч, а по утверждениям иных все восемьсот. А еще на длинные столы, к вящему удовольствию зрителей, почтеннейшие дамы и синьоры клали свои ожерелья, кольца, золотые цепи. Кроме того, вдоль стен были выстроены серебряные манекены шестидесяти шести святых и возвышались четыре огромных креста, украшенных драгоценными камнями, а в углах залов лежали горы монет серебряных, через которые и коза не смогла бы перепрыгнуть».

Несколько дней спустя, сидя в одиночестве за столом в своей комнате, Леонардо записал: «А еще 26 января, когда я в доме мессера Сансеверино руководил приготовлениями к турниру и велел нескольким стремянным раздеться, чтобы примерить одежду дикарей, Якомо подкрался к кровати и украл кошелек одного из стремянных. Всего в кошельке денег было две монеты по четыре лиры».

Ни слова о триумфальном успехе празднества, нет упоминания и о желании Беатриче познакомиться с Леонардо, но точно приведена сумма украденных Якомо Салаи денег, которые Леонардо тут же вернул.

Леонардо продолжает наблюдать за поведением своего воспитанника с бесстрастием ученого: «А еще, когда маэстро Агостино да Павия подарил мне кусок кожи, из которого я хотел сделать пару сапожек, Якомо месяц спустя эту кожу у меня украл и продал за 20 сольди сапожнику. На вырученные деньги, как Якомо сам мне признался, он купил аниса и конфеты».

Вначале мальчишка упрямо отрицал, что совершал кражи, теперь он признается в своих проступках, но сразу же принимается за старое.

«Он привлекал сердца своей красотой и грацией, у него были чудесные курчавые волосы, которые вились колечками, и Леонардо любил играть ими. Леонардо многому научил его в искусстве...» — писал Вазари.

Впрочем, в живописи Якомо (Андреа) не сделал больших успехов, в чем Леонардо вскоре сам убедился. Однако он с величайшим терпением продолжал учить его.

«Также 2 апреля, когда Джан Антонио (Больтраффио) оставил на столе вместе с рисунком серебряную копилку, Якомо ее украл. А было в ней 24 сольди».

Очевидно, именно в это время Леонардо назвал своего неугомонного приемного сына Салаи. В поэме Пульчи «Моргайте» дьявола звали Салаи, и похоже, что именно с дьяволом сравнивали Якомо (Андреа) помощники и ученики Леонардо.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Милан: базилика Сант Эусторджо.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Турнир в честь бракосочетания Лодовико Моро с Беатриче д'Эсте был подготовлен Леонардо

во дворце Галеаццо Сансеверино, командующего войском миланского герцогства.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Леонардо так «загримировал» людей и животных, что конь Сансеверино, победителя турнира, стал похож на дракона.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Во время празднеств по случаю бракосочетания Лодовико и Беатриче Салаи украл деньги из одежды стремянных.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Когда Леонардо узнал о пропаже денег, он учинил Салаи допрос. Мальчишка упрямо отрицал свою вину. Тогда Леонардо опрокинул его вниз головой, и украденные деньги посыпались на пол.  Леонардо записал, что Салаи украл у стремянных две монеты по четыре лиры.


«О математики, откройте людям глаза!»

В биографии Леонардо да Винчи многое остается неразгаданным. Нередко случайно найденная дата приводит к тому, что целый замок умозаключений ученых рушится, словно карточный домик. Так, например, нельзя от времени создания портрета Чечилии Галлерани перейти сразу к моменту написания портрета Беатриче д'Эсте. Можно предполагать, а вернее даже утверждать, что между этими двумя событиями, известными нам, в жизни Леонардо произошли другие важные факты, оставшиеся пока невыясненными. Только тогда перед нами откроется достаточно полная картина жизни этого загадочного человека.

Милан означал для Леонардо не только переезд в другой город, но и переход от юношеской поры к зрелости. Этот период жизни весьма важен для судьбы каждого человека, и особенно важен он был для Леонардо.

Эскизы и проекты куполов соборов в Милане и в Павии показали, что Леонардо — блестящий архитектор, сложившийся под влиянием не только классика Витрувия, но и своих современников Леона Баттисты Альберти и Франческо Мартини. «Мадонна в гроте» и пропавшие картины с изображением мадонн, а также портрет Чечилии Галлерани ознаменовали собой торжество нового стиля в ломбардской живописи, равное революции в искусстве. Этот новый стиль, естественно, нашел горячих сторонников в лице молодых художников. Отныне Леонардо мог с полным правом утверждать, что он создал собственную школу.

Барельефами, а прежде всего моделью гигантского коня в глине Леонардо утвердил себя достойным последователем Верроккьо.

В записях и дневниках Леонардо предстает писателем со своим стилем и языком. И хотя он, литератор-самоучка, полемизируя с писателями того времени, называет себя «человеком неученым», он знает, какой выразительности достигает его слог.

Мало того — своим незавершенным трактатом по анатомии и препарированием трупов Леонардо проложил дорогу Везалию, знаменитому анатому, своими методами научных исследований путем сравнения, доказательств и контр доказательств он опередил Галилея, в гидравлике его труды стали основой для работы крупнейших техников семнадцатого века, в механике он по меньшей мере на четыре века опередил многие открытия. Но обо всем этом Леонардо пишет с предельной лаконичностью, почти одними символами, и к тому же, как мы уже видели выше, словно в отраженной, зеркальной форме, когда собственное «я» точно раздваивается, чтобы затем вновь обрести внутреннее единство.

Исторических событий и современной ему хроники Леонардо вообще не касается. Между тем, за это время в 1488 году умер Верроккьо, и его верный ученик Лоренцо ди Креди отвез прах маэстро во Флоренцию. В 1492 году скончался в Кареджи Лоренцо Великолепный. Вся Италия уже говорит о монахе-реформаторе Савонароле, который с амвона Флорентийского собора грозит римской курии. Умирает папа Иннокентий VIII, и новым папой избирают папу-антихриста Александра VI. В Милане Лодовико Моро готовит заговор против отдельных итальянских государств. Он приглашает честолюбивого короля Франции Карла VIII перейти через Альпы и завоевать Неаполитанское королевство. В том же Милане идет «холодная война» между двумя примадоннами герцогства— Изабеллой Арагонской и Беатриче д'Эсте.

Леонардо все это чуждо, он увлекается наукой предсказывания — некромантией[1] с ее метаморфозами и спиритизмом. Он участвует в спиритических сеансах, ищет причины тайной силы медиумов, отмечает, что и тут много «темного и непонятного». Затем он отказывается идти по пути ирреального, недоказуемого и возвращается к изучению науки «солнца». С чувством человека, освободившегося от пут, он пишет: «Некромантия стала штандартом, вернее, развевающимся по ветру знаменем, за которым покорно идет глупая толпа. Некроманты утверждают, что люди превращаются в бестий: котов, волков. Между тем самые настоящие бестии как раз те, кто утверждает подобную чушь. О математики,— восклицает в конце Леонардо,— откройте людям глаза на их грубейшие заблуждения!»

Математиками в широком смысле слова Леонардо называл своих ближайших друзей, вместе с которыми он изучал «видимую и невидимую» природу вещей. Ими были Лука Пачоли, Фацио Кардано, Пьетро Монти, Джакомо Андреа да Феррара и братья Марлиани. В шумном Милане их содружество приобретает значение символа борьбы с предрассудками во имя науки и разума.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Леонардо надеялся открыть собственную академию и даже нарисовал ее эмблему.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Дворец Ручеллаи во Флоренции, построенный по проекту Леона Баттиста Алъберти.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Книга "De re aedificatoria" с миниатюрами. Так же, как Леон Баттиста Альберти, Леонардо намеревался написать «энциклопедию».





Двор Беатриче

«...Радуйся, Милан, что в стенах твоих

Великие люди живут и творят;

На картинах Винчи краски горят.

Поражает он древних и современников

своих...»

Стихи эти принадлежат перу Беллинчони, который считал себя почти что соратником Леонардо. Ведь пока да Винчи писал портрет супруги Моро, юной Беатриче д'Эсте, Беллинчони развлекал ее своими поэтическими импровизациями.

«Великих людей», прибывших в Милан по приглашению Лодовико Моро, в самом деле насчитывалось в городе немало. Особенно с тех пор, как он приказал открыть новые университетские кафедры.

В противовес щедрости к ученым и чтобы не истощать еще больше казну, сильно оскудевшую после баснословных трат на две свадебные церемонии, Лодовико Моро свел до минимума расходы на содержание двора. В герцогском замке придворным выдавались строго ограниченные суммы на покупки съестных припасов и даже на свечи и дрова.

Леонардо вместе со своими учениками, к которым присоединился красавец Салаи, рисовал в профиль прекрасную, наделенную сильным характером Беатриче д'Эсте.

Если верить летописцу эпохи, отмечавшему, что «герцог, слушая удивительные рассуждения Леонардо, весьма восхищался его достоинствами», на сеансах часто присутствовал Лодовико.

Леонардо, как всякий отменный режиссер, прежде всего тщательно взвешивал каждое свое слово. «А что речи твои неинтересны слушателю, ты заметишь по тому, как часто начинает он зевать. И если ты ведешь беседу с людьми, в чьей благосклонности заинтересован, то при первых же признаках подобного «интереса» следует тебе умолкнуть либо переменить тему разговора».

Беатриче увлекалась музыкой, а Леонардо, как мы знаем, играл на флейте и лире. Нетрудно предположить, что зала герцогини подчас превращалась в концертный зал или в музыкальный театр.

«Леонардо выделялся благородством манер и редкой красотой,— писал Джовио.— А так как он обладал редкими талантами и несравненным искусством игры на лире, из которой извлекал сладчайшие звуки, он часто устраивал занятнейшие театральные спектакли, чем снискал величайшую любовь всех знавших его правителей».

В замке из уст в уста передавались шарады, загадки, басни, остроты и пророчества маэстро Леонардо.

— Кто сдирает кожу со своей матери, а потом бросает ей эту кожу на спину?

— Кто лежит, словно мертвый, на останках мертвеца?

Разгадки были таковы: крестьяне, которые пашут землю, и человек, который спит на пуховой перине.

Юные дамы и придворные господа ломали голову над загадками Леонардо да Винчи, развлекались, пересказывая его анекдоты и басни, которые вскоре становились достоянием всего города.

— Слышал, что сказал вчера маэстро Леонардо его высочеству? Басня словно бы и незатейливая, но герцогу придется крепко призадуматься да еще и раскошелиться.

— Что же он сказал герцогу?

— Когда маэстро писал портрет герцогини, Моро попросил его рассказать какую-нибудь из его удивительных историй. И вот Леонардо, не выпуская из рук кисти, поведал историю о королевском орле:

Однажды орленок высунулся из гнезда и увидел множество птиц, которые кружили над скалами.

— Кто это такие, мама? — спросил он.

— Не бойся, это наши друзья,— ответила орлица.— Мы, королевские орлы, живем одни, но тоже нуждаемся в придворных, сын мой. Что за королева без придворных! Вот эти птицы с разноцветными перьями и есть наши с тобой придворные. Понял?

Орленок успокоился, уселся поудобнее и стал любоваться оперением своих придворных птиц. Вдруг он закричал:

— Мама, они утащили мой обед!

— Нет, они ничего не утащили, я им его сама дала,— объяснила орлица.— Запомни навсегда: королевский орел никогда не бывает столь голоден, чтобы не оставить часть своей добычи птицам-придворным, ведь на такой высоте они сами добычи не найдут, и тогда, чтобы не умереть с голоду, им придется спуститься вниз. Кто хочет иметь королевский двор, должен быть щедрым и милостивым и в ответ на любовь и почитание своих верных придворных должен каждый день кормить их досыта...

— Ну, а Моро?

— Он поднялся, подошел к Леонардо и ласково похлопал его по плечу...

Леонардо жил неподалеку от замка. Однажды вечером, вернувшись домой, он увидел на столе записку без подписи. Это была прощальная записка от Чечилии Галлерани. На другой день он из неизбежных дворцовых сплетен узнал, что герцогиня Беатриче поставила мужа перед выбором:

— Либо ты прогонишь ее, либо ухожу я! В замке нет места для двух жен сразу!

Государственные интересы взяли верх над чувствами. К тому же Чечилия Галлерани была для Моро воплощением прошлого, юная Беатриче — воплощением настоящего и будущего. И нежная Чечилия также на цыпочках, как она вошла в замок, теперь его покинула. Она стала женой графа Лодовико Бергамини, друга Моро.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Беатриче д'Эсте пожелала, чтобы Леонардо расписал фресками залы замка.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Кроме портрета Беатриче Леонардо написал портрет юноши. Одни предполагают, что на нем изображен Аттаванте Милъоротти, другие, что это портрет неизвестного молодого музыканта.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Ломбардские друзья Леонардо были учеными и гуманистами. Среди них выделялись своим талантом Джордже Мерула и Лука Пачоли. Всех их пригласил в Милан Лодовико Моро.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Между двумя дамами—Беатриче д'Эсте и Чечилией Галлерани—разыгралась настоящая война, и Чечилии пришлось навсегда покинуть замок. В это время Леонардо работал над моделью коня.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Конь

Бракосочетание Бьянки Марии с сыном венгерского короля Матвея Корвина не состоялось, так как Моро счел более выгодным для себя отдать ее за Максимилиана I — короля Римского и императора Австрийского.

Леонардо неосторожно пообещал выставить ко дню бракосочетания на всеобщее обозрение глиняную модель коня. На этот раз он не мог бросить работу неоконченной — речь шла о личном престиже Лодовико Моро.

«10 июля 1493 года. Крупный испанский жеребец мессера Галеаццо, вороной мессера Мариоло, конь крупный, с красивой шеей и прекрасной головой; белый жеребец сокольничего, у него очень красивая грива, очень крупный конь синьора Джулио».

Леонардо повсюду ищет натуру для своей глиняной модели. В его комнате полным-полно записей и рисунков: конские головы, шеи, гривы, мускулы, ноги.

В конце ноября 1493 года в Милан за невестой прибыли послы императора и среди них суровый епископ—граф Брессанон. Город был празднично украшен. В центре замковой площади на фоне удивительных построек поражала своим величием и грандиозностью конная статуя герцога Франческо Сфорца. Это была лишь глиняная модель, но искусник Заратустра покрыл ее слоем патины[2], и модель казалась даже не бронзовой, а золотой. На латыни и на итальянском языке придворные поэты Лаццарони, Таккони, Курцио, Беллинчони воспели это творение Леонардо. Вот что писал поэт Таккони:

«...Видишь, при дворе сумели сделать из металла

в память об отце (Францеско Сфорца)колосс.

Я твердо уверен и не ошибусь в том,

что Греция и Рим не видели ничего величественнее.

Посмотри же, как красив этот конь!

Леонардо Винчи его изваял.

Скульптор, отличный художник и геометр —

подобный гений редко небо нам посылает.

Прежде он не появился, но господь всегда готов был внять мольбам нашим;

только равного Леонардо раньше найти не удавалось,

а наш Леонардо воплотил в себе такие таланты,

что всякий, кто его увидит, застывает в восхищении;

и если сравнить его с Фидием,

Мироном, Скоппой и Праксителем,

скажут все, что скульптора прекраснее не было в мире...».

Леонардо втайне восхищался творениями Брунеллески и Донателло, он был достойным учеником Андреа Верроккьо, и сейчас на площади высилось зримое свидетельство мощи его гения: и в скульптуре он создал нечто небывалое, до той поры немыслимое — коня высотой семь метров. Для отливки его в бронзе, согласно сложным выкладкам Луки Пачоли, понадобилось бы 200 тысяч фунтов металла.

«Лодовико Моро втайне мучила мысль, что гигантского глиняного коня придется затем отлить в бронзе. Да еще из того же металла будет фигура его отца, знаменитого кондотьера Франческо Сфорца», — писал Джовио.

На площади у замка вновь состоялись театрализованные представления, шествия и турниры в честь именитых заальпийских гостей. Казалось, что казна Лодовико Моро подобна бездонной бочке. Тридцатого ноября архиепископ Милана Арчимбольди совершил в соборе символический обряд венчания, и в начале декабря дочь Галеаццо Сфорца и Боны ди Савойя отправилась «в Германию к своему желанному супругу».

До Комо Бьянку Марию сопровождал необычайно пышный эскорт. Среди провожавших были мать, брат Бьянки Марии герцог Джан Галеаццо вместе со своей супругой Изабеллой Арагонской. Из Комо целая флотилия малых судов переправила новобрачную и кортеж в селение Белладжо. Оттуда на мулах через Вальтеллину все направились в Альпы.

Бартоломео Калько, личный секретарь Моро, подробно описал встретившиеся им в пути наиболее живописные места: Плиниану, Белладжо, Фьумелатте. По странному совпадению те же самые места перечислены в записных книжках Леонардо: «Над всей Вольтолина высятся горы Борме, всегда покрытые снегом. Здесь родина горностаев». Затем он вкратце говорит о Плиниане и о Фьумелатте, которое на местном диалекте называли Фьумелаччо. Леонардо записывал названия мест так, как их произносили сами жители: «Борме» вместо «Бормио» и «Вольтолина» вместо «Вальтеллина». Точно так же итальянские эмигранты прошлого века называли Бруклин «Брокколино».

Вероятнее всего, Леонардо был в почетном кортеже, провожавшем юную новобрачную в Германию. Вслед за новобрачной ехал целый караван мулов, которые везли в мешках сказочное приданое — 400 тысяч золотых флоринов. Это была цена, уплаченная Максимилиану I за будущую поддержку притязаний властолюбивого Моро. Император тут же тайно переслал с гонцом для Моро право на титул герцога Миланского.

Теперь в Милане было два двора и две герцогини, которые смотрели друг на друга весьма недружелюбно. Муж Изабеллы Арагонской Джан Галеаццо был больным, слабовольным и вскоре соперница заставила Изабеллу удалиться в замок города Павии.

Год спустя Джан Галеаццо, заболев, решил подлечиться,— а возможно, его убедили, что это укрепляет здоровье,— грушами, вымоченными в вине. На следующий день он умер.

Лодовико Моро примчался в Павию, приказал перевезти труп племянника в Миланский собор, просидел ночь у гроба и повелел устроить усопшему пышные похороны. Затем созвал в замке Тайный совет и предложил признать законным наследником малолетнего Франческо, сына Джан Галеаццо. Тайный совет, состоявший из людей Моро, не принял его предложения и единодушно пожелал иметь правителем Милана Лодовико Моро.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Гипсовая модель коня, согласно вычислениям математика Луки Пачоли, была высотой в 7 метров 13 сантиметров. Для ее отливки в бронзе понадобилось бы 653 центнера этого металла.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

«Катерина»

«В день 16 июля, Катерина пришла в день 16 июля 1493 года».

Краткая, сухая запись. Но Фрейд справедливо замечает в ней одну странность: повторенные дважды день и месяц как результат внутреннего волнения. Леонардо допустил этот повтор не по рассеянности, как может показаться. Нет, это, наоборот, признак абсолютной сосредоточенности, выдающей скрытое беспокойство.

«Пришла» — без всяких пояснений и дополнений. Обычно об учениках и рабочих Леонардо писал: «пришел, чтобы жить у меня», «пришел работать за четыре дуката в месяц».

Этот одиночный глагол может подразумевать многое: например, пришла в Милан издалека, из Винчи. На оборотной стороне листа Леонардо перечисляет имена близких ему людей, о которых он вспомнил, когда появилась Катерина: Антонио Бартоломео Лючия Пьеро Леонардо.

Нет, Катерина, которой Леонардо 29 января 1494 года дал десять сольди и тут же записал это в тетрадь, не была служанкой, которая делает покупки и ведет хозяйство. Это—очень дорогой ему человек, о котором он хранит красноречивое молчание.

Леонардо было лет пять, когда он впервые заметил, что какая-то женщина неотступно следит за ним. Всякий раз, когда он проходил по селению Винчи вместе с дядей Франческо либо с Альбиерой мимо дома Аккаттабриги, эта женщина, словно кто-то ее звал, появлялась на пороге.

— Дядя Франческо, кто эта женщина?

— Это Катерина,— отвечал дядя.

Для Леонардо она осталась Катериной и тогда, когда он уже во Флоренции узнал, что жена Аккаттабриги — его мать. И вот она внезапно прибыла в Милан.

Позже, без всяких видимых эмоций, Леонардо заносит в записную книжку: «Расходы на погребение Катерины»:

Три фунта воска 27 сольди

На гроб 8 сольди

Древко с черным флагом 12 сольди

Несение и установка креста 4 сольди

Несение тела усопшей 8 сольди

4 священникам и 4 служкам 20 сольди

Окропление, отпевание, колокольный звон 2 сольди

Могильщикам 16 сольди

Старику 8 сольди

Чиновникам за разрешение 1 сольдо

---

106 сольди


Врачу 5 сольди

На сахар и свечи   12 сольди

 ----

Итого 123 сольди

Вот до какой степени Леонардо скрывал от других свои чувства. Этим ужасающим своей бесстрастностью перечислением расходов на похороны Леонардо словно защищает сердечную муку от посторонних.

Катерина, по-видимому, прибыла в Милан уже больной, либо болезнь протекала скоротечно, о чем говорят скромные расходы на врача. Но больше всего поражает в этой записи слово «погребение». Не «похороны», не «последний путь», как обычно пишут об умерших родных. Перед глазами невольно предстает унылая траурная процессия: тело усопшей в открытом гробу, древко с черным флагом впереди, затем четыре священника и четыре служки, могильщики с горящими факелами— в Тоскане усопших обычно хоронили вечером,— за гробом — один-единственный человек с непроницаемым лицом — Леонардо.

Записывая расходы на похороны, Леонардо, быть может, вспоминал последние минуты жизни Катерины, свечи, горевшие всю ночь, сахар, подсластивший ее последний глоток воды.

Отныне, похоронив Катерину, Леонардо в глубине души оставил место для матери, которую почти не знал при жизни.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

  Катерина умерла в доме Леонардо в Милане.

Леонардо перечислил все расходы на ее «погребение». Только сыновняя любовь, которую он хотел скрыть, заставила его с преувеличенно холодной бесстрастностью, скрупулезно записать все расходы на похороны.



Друзья Леонардо

Леонардо и Джакомо Андреа были старыми друзьями. Они познакомились в 1482 году, почти сразу после приезда Леонардо в Милан. Джакомо Андреа да Феррара был приглашен герцогом в Милан двумя годами раньше. Джакомо был не только архитектором и ученым, но и «глубочайшим толкователем произведений Витрувия». Дружба их стала постепенно столь близкой, что Лука Пачоли писал: «Их всегда упоминают вместе».

В 1494 году Леонардо и Джакомо направились в город Виджевано, о чем свидетельствуют записи о реке Тичино, виноградниках Виджевано, «которые зимой словно уходят под землю», о тамошних мельницах и каналах.

На берегах Тичино всегда было много золотоискателей, и двое друзей, наблюдая за тем, как просеивают песок через решето, придумали новый, более совершенный способ промывки. Они набросали чертеж подъемных стрел разной длины, вращающихся вокруг единой оси. К этим стрелам можно было прикрепить корзины либо ведра, которые извлекали бы песок со дна реки.

Какие только образы и мысли не рождались у Леонардо в душе, когда он глядел на реку!

 «На обрыве росла лилия, а течение смыло обрыв вместе с лилией»,— записал он однажды в своей тетради. За этими словами кроется сложный образ чистого, одинокого цветка, который отражался в зеленой глади реки. И цветок этот напоминал Леонардо о его собственном одиночестве. Набегали волны, приносили и уносили очертания цветка, вызывая у Леонардо ностальгию. А потом налетела приливная, мутная волна, смыла часть обрыва и увлекла за собой прилепившуюся к куску земли лилию. «Так бывает и с любым восстанием, которое не одушевлено высоким идеалом. К таким же печальным последствиям приводит и слепая зависть»,— думал про себя Леонардо.

Двое друзей рассуждали о научных познаниях древних, об искусстве сооружения средств обороны и нападения, о принципах статики и динамики. Все эти замыслы, догадки под рукой Леонардо обретали в его записях четкую форму и строение.

Так, Леонардо сделал набросок скорострельной пушки с девятью стволами — прообраз советской «Катюши». Он также придумал особый горн, чтобы плавить металл одновременно для всех девяти стволов. Создал даже чертеж некоего подобия современного танка, конусообразной формы, приводившегося в движение пружинами, с орудиями и вращающимися «пулеметами».

Для нарождающейся ломбардской промышленности он сделал рисунки сукновальных, сучильных и ткацких станков и веретен. Братская, нерасторжимая дружба Леонардо и Джакомо оборвалась трагически. После захвата Милана французами Джакомо Андреа был казнен.

В конце жизни Леонардо была заказана конная статуя маршала Тривульцио. Он сделал множество эскизов, но не саму статую и тем не совершил поступка, оскорбляющего память погибшего друга.

Еще одним другом Леонардо был Пьетро Монти, военный, инженер и геолог. Монти опубликовал на испанском языке книгу, обличающую врачей-некромантов и авторитарность в науке.

«Беседовал с Монти о способах стрелометания»,— читаем мы в записных книжках Леонардо. Для миланского герцога Пьетро Монти готовил трактат о военном искусстве, пользуясь практическими советами кондотьера Сансеверино и теоретическими — Леонардо.

Третий друг Леонардо, Фацио Кардано, был человеком сложным, мрачным, а в «искусстве некромантии превосходил всех своих современников. Он, как и Сократ, верил, что у него есть свой, семейный дух, и спокойно признавался в том всем: друзьям и врагам».

Кардано был образованнейшим юристом, «доктором юриспруденции, врачом и математиком», и эта многогранность таланта не могла не привлечь к нему симпатий Леонардо. Когда они познакомились, Фацио опубликовал «Комментарии по перспективе Яна Пекхама, епископа Кентерберийского». И Леонардо жадно читал эту книгу, а многие выдержки из нее переписал в свои тетради.

Сам Леонардо в этот период занялся изучением эффекта светотени. Можно предположить, что он первым стал искать встречи с Фацио Кардано, теоретиком в области оптической механики, и нанес ему визит в его старом доме у Порта Тичинезе.

«Книга Джованни Таверна имеется у мессера Фацио»,— читаем мы в «Атлантическом Кодексе».

Фацио «одевался, вопреки общепринятым вкусам миланцев, в платье ярко-красного цвета, которое контрастировало с его неизменно черной нижней одеждой. Он вечно сутулился, его белые глаза видели все и в ночной, кромешной тьме...».

Такой мрачный портрет своего отца создал его сын Джироламо, один из интереснейших людей шестнадцатого века, которым одни его современники восхищались, а другие ненавидели. Он был врачом и астрологом, ученым и магом, физиком и некромантом.

Леонардо тоже одевался «вопреки общепринятым вкусам». Возможно, он следовал в этом совету своего друга Фацио, который в описании сына весьма напоминал обличьем грозного волшебника Мерлина.

«Алгебра, написанная Марлиани, находится у его сыновей». Обычная запись, за которой кроются долгие поиски сыновей Джованни Марлиани — врача и математика. Леонардо намеревался одолжить у них на время книгу Марлиани «О пропорциях и скорости». Он хотел не только ее прочесть, но и выписать из нее наиболее важные места.

Эта ненасытная жажда знаний служит оправданием графоманства Леонардо, ибо Леонардо... был «графоманом»: он думал и читал с пером в руке. Свои записи он начинал с середины страницы, затем по спирали «поднимался вверх».

Его интересовало буквально все, он читал все подряд. Будучи самоучкой, он не владел методом последовательности, повторялся, терял время на запись сведений второстепенных, которые легко было отыскать в книгах. Он даже переписал целый словарь, не пропустив и наиболее употребительные слова.

Алгебра, геометрия, законы перспективы, гидравлика, ботаника, строительное искусство, оптика, военное дело, механика, медицина— вот круг его интересов. Как велика эта ненасытная жажда постоянно узнавать и постигать что-то новое, и как разнится она от устремлений юного Микеланджело, который в это же время уезжал из Флоренции в Рим лишь с тремя книгами: Библией, стихами Данте и проповедью Савонаролы об искусстве достойно принять смерть.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 В Милане семейство Марлиани было одним из наиболее известных. В их доме, ныне разрушенном, собирались самые видные ломбардские ученые и гуманисты. К периоду дружбы с братьями Марлиани Леонардо изобрел подъемный механизм и горн для плавки любого металла.


«Если ты остаешься один, ты принадлежишь лишь себе самому»

— Леонардо, как подвигается работа над конем?

— Ваше сиятельство, я заканчиваю систему множественных плавильных горнов для совершенной отливки металла,— ответил Леонардо.

— А затем?

Моро не терпится узнать, как обстоит дело с его заказом.

— Еще я почти закончил работу над двумя сплавами: бронзы с выжженной медью и бронзы с мышьяком.

— Сколько же потребуется бронзы?

— Двести тысяч фунтов.

— А сколько пушек можно отлить из такого количества бронзы?

Леонардо посмотрел на Моро и ничего не ответил.

— Лучше тебе, Леонардо, сходить в монастырь Санта Мария делле Грацие, где Браманте уже закончил работу. Тебе надо будет расписать трапезную братьев-доминиканцев. Они хотят, чтобы ты написал для них фреску «Тайная вечеря». Потом, когда мы утихомирим венецианцев, мы раздобудем бронзу для коня, и ты сможешь отлить памятник.

После четырнадцати лет проделанной работы сам Моро велит ему повременить с отливкой памятника... Леонардо кажется, будто его обокрали, внезапно сбросили с незримого трона; все сложные расчеты, кальки, поиски наилучших сплавов кажутся ему бессмысленными, ненужными. Он понимает, что потерял даром драгоценное время, годы, злоупотребил чужим терпением. Но не знает, с кем поделиться. Он вдруг обнаруживает, что у него нет настоящего друга. Его поддерживают лишь отчаянное желание узнать еще больше, неотвязное стремление найти ответы на все «почему», непреодолимая потребность идти в ночи, держа факел, разгоняя тьму.

Его ученики, живущие под одной с ним крышей, следят лишь за его рукой, пишущей картину, прислушиваются к его словам, только когда он подправляет их работы. Они тоже эгоисты. Салаи, этот вор с прекрасным лицом и инстинктами зверя, чужд ему духовно. А Катерина — всего лишь воспоминание.

Один. Внезапно он ощутил себя одиноким в толпе. Быть может, он сам в этом виноват? Он растекался тысячью ручьев, поддавался множеству иллюзий, увлекался сразу слишком многим и теперь оказался в пустоте, один, без последователей.

«А вдруг вся жизнь моя была ошибкой и мне надо было заниматься только живописью?!»

Леонардо добрался до дома, открыл дверь, вошел в мастерскую. У окна стоит стол, Леонардо садится, открывает наугад записную книжку, читает: «Если ты остаешься один, ты принадлежишь лишь себе самому». Он закрывает записную книжку. Берет лист бумаги и начинает рисовать Христа в окружении апостолов, тот, как и он, наедине со своей невыразимой душевной мукой.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Моро сказал Леонардо, что надо прервать работу над памятником. Эта бронза нужна для отливки пушек. Он посоветовал Леонардо сходить в церковь Санта Мария делле Грацие и расписать там трапезную братьев-доминиканцев.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 «Если остаешься один, ты принадлежишь лишь себе самому» — с этой грустной мыслью Леонардо стал рисовать эскиз к «Тайной вечере». Христа, одинокого в толпе.



«Тайная вечеря»

На стене трапезной монастыря Санта Мария делле Грацие появилась фреска, словно излучающая сияние и приковывающая к себе взоры всех. В первом порыве вдохновения Леонардо начал писать огромную фреску— девять метров в ширину и четыре в высоту — соблюдая в работе строгие геометрические пропорции.

В отличие от своих предшественников, начиная с Джотто и Лоренцетти и кончая Андреа дель Кастаньо и Гирландайо, которые изображали «единение» во время печально-сладостной вечерней трапезы, Леонардо запечатлел драматический момент вечери, когда Христос сказал: «Один из вас меня предаст». На лицах всех апостолов видны смятение, изумление, растерянность, негодование, ужас. Центральная фигура этой сцены — Христос, а все апостолы составляют четыре отдельные группы. В каждой группе лица апостолов выражают одно определенное чувство, и оно передано в жестах рук, в движении каждого из персонажей и даже в положении ног, которые видны из-под стола.

«Та фигура достойна наибольших похвал, в которой удалось художнику передать душевный порыв»,— писал Леонардо.

На фреске спокойный и печальный Христос, после того как он произнес роковые слова, уже не просто человек в водовороте страстей, а божественное существо, обреченное на бесконечное одиночество.

Леонардо пишет и рисует. На эскизах он компонует группы апостолов, заносит в записную книжку идеи: «Один из них пил и, поставив стакан на место, повернул голову к протянувшему ему стакан». «Другой, сложив вместе руки, хмуро повернулся лицом к соседу». «Этот показывает ладони соседу, раскрыв рот от изумления». «Еще один что-то шепчет на ухо соседу, а тот тянется к нему, чтобы лучше слышать. В одной руке он держит нож, а в другой — разрезанный пополам этим ножом кусок хлеба».

Уже в 1497 году работа над фреской сильно продвинулась вперед, о чем можно судить по такому письму Лодовико Моро: «...а также следует поторопить Леонардо-флорентийца, дабы он закончил фреску в трапезной монастыря делле Грацие».

Но Леонардо после первого порыва вдохновения приостановил работу, стал искать новью технические возможности в живописи. Он изобрел три слоя грунтовки, которые наносились на стенку один за другим, после чего, как он думал, можно писать «размытым» (sfumato) стилем, что позволило бы передать мельчайшие подробности и править готовые части фрески. Классическая техника фресковой живописи, при которой на свеже-оштукатуренную стену наносится слой краски без последующих изменений была Леонардо не по душе. Через несколько лет Микеланджело точными и мощными, как удары молотка каменщика, мазками кисти распишет Сикстинскую капеллу. Леонардо же художник, который вечно пребывает в сомнении и подвергает суровой проверке каждый мазок, каждый оттенок цвета, да и сам замысел тоже. Поэтому он должен иметь возможность исправлять, не прибегая к коренной переделке. А фреска позволяет лишь уничтожить написанное прежде и начать все сначала.

Маттео Банделло, который в то время был послушником в монастыре Санта Мария делле Грацие, запечатлел «в натуре», как Леонардо писал «Тайную вечерю».

«Часто Леонардо приходил в трапезную рано утром — я сам не раз был тому свидетелем— и взбирался на мостки, так как фреска была на довольно большой высоте от пола,— писал впоследствии знаменитый новеллист.— Итак, он нередко с раннего утра до позднего вечера трудился, не выпуская кисти из рук. При этом он за беспрестанной работой забывал есть и пить. Отдыхал он час либо два, но и в это время все обдумывал, удались ли ему фигуры».

«Еще я видел, как он по внезапному ли капризу или прихоти в полдень с Корте Веккья, где он ваял великолепную глиняную модель коня, появлялся в монастыре, взбирался на мостки, брал в руки кисть, одним-двумя мазками правил фигуру апостола и тут же вновь уходил»,— рассказывал Банделло.

Вскоре Леонардо убедился, что загрунтована стена плохо. Три разных слоя по-разному реагировали на воздух и тепло; стена отсырела и была словно бы поражена неизлечимым недугом. Леонардо с ужасом обнаруживает целую сеть мельчайших, еле различимых пока трещин, которые со временем, однако, станут больше и глубже, как это бывает с морщинами на лице человека. Он пытается поправить дело, заново переписывает фреску, но понимает, что этот его шедевр живописи столь же непрочен, как глиняная модель коня. Тогда он снова прерывает работу, напрасно ищет способ «вылечить» фреску, и, быть может, в одну из таких минут отчаяния, когда он неподвижно стоял у стены, его и видел Банделло.

«Говорят, настоятель монастыря назойливо приставал к Леонардо, чтобы тот поскорее закончил роспись, ибо ему казалось странным, что тот порой целых полдня проводил в раздумьях, без дела. А настоятелю хотелось, чтобы художник не выпускал кисти из рук и трудился бы столь же неустанно, как те, кто возделывал монастырский сад»,— рассказывал Вазари в своих «Жизнеописаниях».

«Более того — настоятель пожаловался герцогу и так его настроил, что тот приказал послать за Леонардо. Он, правда, торопил Леонардо в самых вежливых выражениях, но дал ему ясно понять, что поступает так из-за докучливых просьб настоятеля. Леонардо, зная герцога как человека проницательного и сдержанного, решил с ним обо всем обстоятельно поговорить (чего он с настоятелем не делал). Он объяснил герцогу, что люди высокого таланта порой хотя и работают меньше других, но достигают большего. Ведь они сначала обдумывают свой замысел и совершенные идеи и лишь потом руками воплощают их в реальность. Он добавил, что ему осталось написать голову Христа, прообраз которой он и не собирается искать на земле, ибо воображение его не столь всемогуще, чтобы он мог... постигнуть и воссоздать красоту и небесную благодать, присущие... воплотившемуся божеству. И еще он не написал головы Иуды, и тут он снова испытывает сомнение, ибо не уверен, что сумеет передать в нужной форме лицо того, кто после всех благодеяний оказался в душе своей столь горделиво-жестоким, что отважился предать господина своего. Все-таки для головы Иуды он образец поищет и, в конце концов, за неимением лучшего, всегда сможет воспользоваться головой настоятеля, столь назойливого и нескромного.

Слова Леонардо очень рассмешили герцога, и он сказал, что Леонардо тысячу раз прав. Пришлось бедному, посрамленному настоятелю поторопить работавших в монастырском саду и оставить в покое Леонардо, который блистательно закончил голову Иуды, кажущуюся живым воплощением предательства и жестокости».

Этот длинный отрывок из «Жизнеописаний» подтверждает, насколько дружескими стали отношения между герцогом и Леонардо. В тот же самый период Леонардо расписал покои для герцога в солетта Негра о чем свидетельствует письмо Бескапе к Моро: «...в солетта Негра не теряют времени даром — к понедельнику будет освобождена от мебели зала делле Ассе, то есть башня». Одновременно, видимо, по возвращении из Генуи, где он вместе с Леонардо проверял укрепления, Моро удовлетворил давнюю просьбу художника, подарив ему виноградник возле города за Порта Верчеллина. Дар был не таким уж щедрым — меньше гектара. Все же Леонардо доволен: теперь у него есть свой кусок земли и он может написать об этом отцу, составить проекты, как лучше возделывать виноград (ими так никто и не воспользовался), найти, кому бы сдать в аренду виноградник, чтобы тот его обрабатывал. Арендатор нашелся, им стал Джованни Капротти, отец Салаи.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Вскоре он стал искать в городе модели для своей фрески. Он останавливал людей на улице, входил в незнакомые дома, зарисовывал лица мужчин, юношей и молодых девушек. Работа над «Тайной вечерей» подвигалась вперед.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Настоятель монастыря жаловался герцогу Моро на медлительность Леонардо, который все еще не написал на фреске лиц Иуды и Христа.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Одновременно Леонардо расписал в замке свод зала делле Ассе.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Плод невежества

Итак, Леонардо всюду стал искать лица святого и убийцы.

«Джованнина, лицо просто фантастическое,— в больнице Санта Катарина», «Кристофано из Кастильоне — в Пьета, у него красивая голова», «Христос — Джован Конте, живет у кардинала дель Мортаро».

После множества радостных находок и последующих разочарований, мгновений радости и уныния, Христос и его ученик-предатель наконец обрели душу и лицо. Гигантское творение почти закончено. Ему нет равных. Эта фреска—подлинный учебник живописи и перспективы, сверкающее и грандиозное воплощение божественной пропорции. Она вобрала в себя все лучшее в мире. Леонардо сознает это, он знает, что только время способно разрушить эту фреску на стене, обращенную лицом к северу.

Сейчас, когда он делает последние исправления, участились визиты. После Моро и придворных пришли и недоверчивые прелаты.

Однажды, повествует все тот же Банделло, старый кардинал Гюргенса — Пеймонд Теро, епископ Гурка, остановился проездом в Милане и «пожелал побывать в трапезной монастыря, чтобы посмотреть столь восхваляемое всеми творение».

Леонардо встретил кардинала почтительно, показал ему и его свите «все, что успел написать в своей фреске «Тайная вечеря». Посетитель, глядя на эту «современную живопись», по аналогии вспомнил о живописи древних. Обратясь к свите, кардинал посетовал, что время и события уничтожили многие шедевры древней живописи, и потому невозможно нынешнее искусство сравнивать с искусством прошлых веков. Затем кардинал спросил у Леонардо, сколько он получает от герцога Миланского за свои труды. «Винчи ответил, что обычно герцог платит ему пятьсот дукатов в год, не считая одноразовых вознаграждений и подарков, каковые герцог делает в своей неизбывной щедрости». Кардинал был неприятно поражен расточительностью герцога, поднялся и, не оборачиваясь, пошел к дверям трапезной.

— Видите? — сказал Леонардо своим ученикам.— Вот они, плоды невежества. Я говорю о том, что кардинал в своем невежестве не читал произведений классиков. Иначе он знал бы, что во времена Геронта Сиракузского живописцы были в большом почете. «И тут же,— добавляет Банделло,— рассказал историю об Апеллесе и Липпо Липпи, попавшем к туркам, каковая показывала, как глубоко заблуждался невежественный кардинал».

Спустя некоторое время настоятель монастыря Санта Мария делле Грацие оповестил, что работа над фреской завершена. Джовио, который видел фреску нетронутой временем, писал, что весь Милан устремился полюбоваться ею: «Все восхищались изображенным на стене Христом со своими учениками». Но позже Ломаццо писал, что «фреска вся испорчена и не видно ничего, кроме большого светлого пятна».


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 В конце 1497 года «Тайная вечеря» была почти полностью написана. Леонардо применил три различных слоя грунтовки, которые наносились на стену трапезной один за другим. Это должно было придать краскам редкую прочность.

На деле же, когда краски просохли, на фреске появилась целая сеть крохотных трещинок, похожих на морщинки лица. Леонардо понял, что его способ грунтовки был неверным и «Тайная вечеря» в своем первозданном виде просуществует недолго.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Наконец великое творение закончено. Леонардо велел убрать в трапезной монастыря мостки. Это был незабываемый день. Впоследствии монахи пробили в стене дверь, срезав часть фрески. Три века спустя солдаты Наполеона, захватив Милан, превратили трапезную в конюшню.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

До Леонардо все художники, начиная от Лоренцетти и кончая Андреа дель Кастаньо, писали тайную вечерю так, что все ее участники либо были обращены к зрителям, либо располагались кругом.

Леонардо первым создал совершенно иную композицию с Христом как идеальным ее центром.



Маэстро Лука

Лука Пачоли, как и все великие математики, был человеком со странностями. Родился он, как и Леонардо, в середине пятнадцатого века в Борго Сан Сеполькро и учился в Венеции и в Риме. Вначале он преподавал математику в городе Перуджа и быстро прославился своим трактатом по алгебре. Его пригласили преподавать в Зару, а затем, разработав прежде теорию «многогранников правильных и производных», он вернулся в Рим.

Первым и горячим сторонником теории «Многогранников правильных и производных» стал Мелоццо из Форли, но он же оказался и первой ее жертвой, так как неудачно попытался применить ее при декорировании капителей дворца кардинала Джи-роламо Риарио.

В 1483 году Лука Пачоли удобства ради стал монахом-францисканцем и отправился в Неаполь комментировать труды Эвклида. Там он познакомился с кондотьером Тривульцио, с которым изучал способы применения математики в военном деле. В 1493 году Пачоли опубликовал в Урбино свой фундаментальный труд «Свод математики, геометрии, пропорций и пропорциональности». Леонардо тут же запросил из Милана вместе с Библией и «Хроникой» Исидора Севильского экземпляр этой книги.

Легко себе представить, сколь сердечной была первая встреча между знаменитым математиком и знаменитым читателем его математических трактатов, когда Моро пригласил Пачоли преподавать математику в миланском университете.

Дружба между Леонардо и Пачоли развивалась столь же стремительно, как у больных— лихорадка. От первой спокойной записи «Я показал монаху из Бреры "De Ponderibus" [3] до доверительного «Маэстро Лука объясняет мне кратность корней»— прошло очень мало времени. Леонардо повел друга в монастырь Санта Мария делле Грацие и показал ему незаконченную «Тайную вечерю», затем модель в Корте Веккья, пригласил его в свой дом, в мастерскую и, в знак особого уважения и дружбы, показал предварительные записи к «Трактату о светотени» и книге «О пропорциях и анатомии человеческого тела» и, наконец, бесчисленные черновики «Трактата об ограниченном движении, об ударной силе и тяжести тел падающих и всяких иных».

Лука Пачоли пришел в совершеннейший восторг: «Тайная вечеря», «Конь», несравненные труды Леонардо по анатомии, перспективе, механике убедили его в том, что перед ним величайший гений всех времен. Леонардо видел в Пачоли своего учителя в математике и просил у него совета по проблемам расчетов и пропорций, Лука Пачоли делился с Леонардо своими планами по книге «Божественная пропорция». Книга эта содержала не только подробные сведения о правильных многоугольниках, но и глубочайший анализ либеральных воззрений в свете взглядов Леонардо да Винчи.

Не кто иной, как Лука Пачоли, рассчитал размеры коня, количество бронзы, необходимое для отливки модели, и вес конной статуи.

В свою очередь именно Леонардо проиллюстрировал «своей безошибочной левой рукой, бесценный для объяснения особых математических дисциплин», как писал Пачоли, трактат «Божественная пропорция» или же «О Платоновых и математических телах, правильных и производных, каковые в перспективе передать лучше, чем это сделал Леонардо, невозможно».


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Лука Пачоли, знаменитый математик того времени, написал трактат «О божественной пропорции». Леонардо проиллюстрировал его геометрическими фигурами, одна из которых воспроизведена здесь. 

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Лука Пачоли в своем трактате «О божественной пропорции» назвал левую руку Леонардо «неподражаемой».

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

  Дружба Леонардо и Пачоли покоилась на огромном взаимном уважении.


Гасконские арбалетчики

До того, как Леонардо написал ее портрет, прекрасная и властная Беатриче д'Эсте успела подарить нетерпеливому супругу наследника. Вначале его в честь деда назвали Эрколе, а затем дали имя Массимилиано в честь императора Австрийского, который согласился быть крестным отцом малыша.

Беатриче, как и ее муж, была очень суеверна. Она и шага не делала, не выслушав прежде мнения астролога, маэстро Амброджо да Розате, который питал особое пристрастие к числу «17». Поэтому, испросив звезды, придворный астролог позволил Беатриче выехать из Милана в Венецию ровно в семнадцать часов 17 мая 1494 года. Ее приезд должен был успокоить Венецианскую республику в предвидении неминуемого вторжения французского короля Карла VIII в Италию.

— Уж поверь мне, ничего хорошего нам ждать не приходится,— говорил Амброджо Де Предис Леонардо, с тоской глядя на ненужную миниатюру короля Венгерского Матвея Корвина со столь же ненужной эпиталамой.— Изабелла, жена Джан Галеаццо Сфорца, высокомерна, как все неаполитанцы, а жена Моро хитра и любит интриги, как все ломбардцы. Первая станет плакаться своему деду, королю неаполитанскому Фердинанду, а вторая жаловаться отцу, герцогу Феррарскому. И все это кончится для Италии бедой.

Он не ошибся. По просьбе Моро Карл VIII перешел через Альпы якобы для завоевания Неаполитанского королевства. На деле же он вторгся в Италию, чтобы при первой же возможности воспользоваться раздорами, охватившими страну после смерти Лоренцо Великолепного.

Второго января 1494 года закончился траур по случаю внезапной смерти Бьянки, дочери Моро и жены кондотьера Сансеверино, и в замке дворца Павии было устроено грандиозное празднество. В разгар танцев Беатриче, которая ждала третьего ребенка, внезапно стало плохо.

— Ничего, это лишь легкое недомогание. Оно скоро пройдет,— сказал Моро гостям,— продолжайте веселиться.

Через три часа двадцатидвухлетняя Беатриче, родив мертвого ребенка, скончалась. Тело умершей перевезли в Милан и устроили пышные похороны. После взрыва отчаяния и бурных рыданий Моро впал в глубочайшую тоску и замкнулся в себе. Он был плохим мужем, но по- своему был привязан к Беатриче. «Могу только отметить, что герцог Миланский часто бил свою жену»,— писал один из послов при дворе. Герцог открыто изменял жене с молодой Лукрецией из семейства Кривелли, подругой дочери Моро, покойной Бьянки. При этом Моро утверждал, что любит жену больше всех, и не только потому, что она была матерью двух его сыновей, а и за то, что подле нее он чувствовал себя защищенным и спокойным.

Несколько месяцев спустя Моро заказал Леонардо портрет Лукреции Кривелли. За это время он успел подарить ей земли и замки на берегу озер Комо и Вербано с правом передать их малолетнему внебрачному сыну Джован Паоло графу ди Караваджо.

Вскоре во Франции умер король Карл VIII. Моро решил, что наконец-то он избавился от французской угрозы. Теперь, когда его уже не мучили угрызения совести, что это он призвал в Италию французов, он снова занял враждебную позицию в отношении к соседней Венеции.

Людовик XII, преемник Карла VIII, назначил своим наместником в Италии маршала Тривульцио. Скверное предзнаменование для Моро. Филиберт Савойский заключил союзный договор с Венецией; папа Александр VI вступил в Лигу, созданную против Моро; маркиз Мантуанский откололся от Милана и, изменив зятю, вновь стал на сторону Венеции. Моро оказался окруженным со всех сторон.

Сансеверино, победитель рыцарских турниров, оставил укрепленные позиции еще до атаки врага. Лодовико Моро, видя, что герцогство ускользает от него, подарил все свои богатства монастырю Санта Мария делле Грацие и поручил своих сыновей заботам брата-кардинала. Близлежащие города один за другим без сопротивления сдавались врагам, а Моро осенью 1499 года бежал из города в Альпы.

Леонардо передал шестьсот золотых дукатов Джован Баттиста Горо, с тем чтобы этот банкир переслал их флорентийской больнице церкви Санта Мария Нуова. Сам же он вместе с Заратустрой, Салаи и Лукой Пачоли выехал из Милана в Венецию. Когда они на рассвете покидали город, войско Тривульцио уже успело разграбить замок. В Корте Веккья несколько гасконских арбалетчиков уже стреляли в мишень — гигантского глиняного коня.


Жизнь Леонардо. Часть вторая

Предновогодний праздник Лодовико Моро на этот раз устроил с опозданием и очень неохотно. Ведь незадолго до этого умерла его юная дочь Бьянка, жена кондотьера Сансеверино и близкая подруга Беатриче д'Эсте.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Беатриче, которая ждала третьего ребенка, во время танцев внезапно стало плохо. Три часа спустя она скончалась от обильного кровотечения.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Моро был совершенно подавлен смертью жены. В минуту полного отчаяния он заплакал. «Стенания его могли растрогать даже камни»,— писал один из его современников.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Вскоре Моро пришлось пожинать плоды своей недальновидной политики.

После того как он призвал в Италию французов для борьбы с Неаполитанским королевством, против него объединились почти все итальянские государства. Моро вынужден был искать помощи у султана и у швейцарских наемников.

Прежде чем покинуть осажденный Милан, Моро долго молился на могиле своей жены в церкви Мария делле Грацие. Затем, оставив свои богатства «добрым» монахам и поручив двух сыновей заботам брата-кардинала Асканио, Моро бежал из города в Альпы.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

 Французские солдаты разграбили Милан, а гасконские арбалетчики принялись стрелять в мишень — гигантского глиняного коня.

Жизнь Леонардо. Часть вторая

Примечания

1

Некромантия — черная магия

2

Патина—окись меди на бронзе.

3

"De Ponderibus" - «Трактат о силах тяготения»


home | my bookshelf | | Жизнь Леонардо. Часть вторая |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 2.0 из 5



Оцените эту книгу