Book: Проклятые (СИ)



Проклятые (СИ)

Анна Дарк.

Проклятые.


Шапка фанфика

Глава 1.


— Что? Нет! — воскликнула Джина, — Ни за что! Я запрещаю тебе!

Девушка была напугана безумной идеей подруги. И как ей только в голову могло прийти это безумие! Проникнуть в дом Джона Диккинсона, этого маньяка! И беспокойство брюнетки не было беспочвенным, кому как не ей знать, как упряма может быть Кэт. Если той взбрело что в голову, она не остановится, пока не добьется своего.

На эмоциональную тираду подруги, Кэт лишь закатила глаза. Зря она похоже решила поделиться с лучшей подругой своими планами. Знала же как она отреагирует!

Джина вообще была эмоциональным человеком, принимающим все близко к сердцу. А еще брюнетка была подругой детства Кэт, хотя девушки и были из разных социальных сословий. Семья Джины была вполне обеспеченной, но до настоящего богатства, и дворянских титулов им было далеко. Когда как семейство Кэт, было истинной элитой. Граф Ратлендский, был человеком строгих правил, именно это в свое время, сподвигло юную Кэт бросить все и улететь в далекие штаты, где она поступила на факультет журналистики. Девушка с дестких лет отличалась от сверстниц, которые только и мечтали как вырастут и станут женами недалеких, титулованных идиотов. Кэт же хотела свободы. Девушка отчаянно мечтала сама решать как ей жить, с кем общаться и тем более была против связывать себя узами брака с «подходящим» женихом. Многочисленные споры с отцом ни к чему не приводили. Граф был свято убежден, что это ее долг перед семьей, на что Кэт дерзко отвечала, что ни чего и ни у кого не занимала.

Последней каплей терпения девушки, стал Бал Дебютанток, который вызвал у свободолюбивой Кэт море отвращения. Она быстро окрестила мероприятие «рынком» и после оглушительного скандала с отцом сбежала в Америку. Граф на поступок Кэт, отреагировал жестко и отрекся от дочери.

И вот спустя годы она вернулась на родину, но не стала искать встреч с родственниками. Лучшая подруга Джина, стала первой к кому она обратилась приехав. Девушка помогла Кэт устроиться в городе, но в остальном было сложнее.

Не смотря на все старания, которые Кэт приложила, один из профпредметов портил всю итоговую картину обучения. И дело было не в глупости девушки, а в преподавателе, который не смирился с отказом юной Катрины, провести с ним ночь в обмен на зачет.

— Джина, ну что за детский сад! — всплеснула Кэт руками, — Не говори, что ты веришь в глупые сказки!

— Сказки? Кэт, этот Диккинсон темная личность, иначе зачем бы ему так тщательно скрываться? — парировала брюнетка.

Джон Диккинсон, был богатейшим владецем холдинга «Диккинсон Корпарейшн». Сфера деятельности кампании охватывала огромное количество направлений от грузоперевозок и строительства, кончая медициной. А вот о владельце этого миллирдного предприятия было известно крайне мало, а точнее почти ничего. Мужчина так дотошно охранял свою частную жизнь, что у журналистов фактически не было никаких шансов узнать хоть что-то. Диккинсон не посещал светские мероприятия, не соглашался на интервью. А сам особняк и территория примыкающая к нему охранялись лучше, чем дворец Королевы. И конечно же все это породило громадное количество слухов, которые миллиардер-отшельник не спешил подтверждать или опровергать, а попросту игнорировал.

— Да пойми же ты наконец, — пыталась достучаться до подруги Кэт, — Диккинсон мой билет в мир большой журналистики! Не хочу я всю жизнь вести колонку сплетен или писать некрологи в сельских газетенках. И мало ли почему он прячется? Может ему просто не нужно лишнее внимание, или он страдает антропофобией. А может он стар или уродлив. Причин может быть великое множество. Не нужно видеть криминал во всем!

Джина, вспыльчивая в силу примеси мексиканской крови, что характерно отразилось на внешности девушки, уже начинала злиться на подругу. Как объяснить этой идиотке, что вся эта идея сплошное безумие?

Девушка не сомневалась, что этот Диккинсон чрезвычайно опасен. Скорее всего он причастен к чему-то более чем незаконному, иначе зачем еще можно так скрываться от людей?

— У меня хорошая интуиция, Кэт, — поджала брюнетка губы, — И она просто кричит держаться от него подальше. Ты хоть в курсе, что о нем говорят.

«Помоги мне Бог!» — подумала Кэт, отбрасывая назад свои белокурые волосы. Зря, очень зря она открыла рот. Теперь подруга будет ее постоянно стращать и отговаривать от решения.

— Да-да. Говорят что он серийный маньяк, который пьет на завтрак кровь юных девственниц, — отмахнулась Кэт, — И вообще, Джина, я рассказала тебе это не для того, чтобы ты насиловала мой мозг. А просто потому что, ты моя самая близкая подруга. И хватит, закрыли тему. Я все решила, и ты меня не переубедишь.

На слова подруги, Джина нахмурилась, но так и не нашла, что ответить. И далась ей эта карьера журналистки! Девушка вообще во многом не понимала свою подругу. От рождения, у девушки было то, о чем другие могли только мечтать. Деньги, происхождение, все блага цивилизации были к ее услугам, от нее всего-то и требовалось, выйти замуж за «нужного» человека. После этого можно было до конца своих дней жить в свое удовольствие, изредка играя на публику. Нет же, Кэт свободу подавай! Ну и чего она добилась этим? Того, что всю жизнь ей придется бороться наравне со всеми остальными за место под солнцем? Нет, Джина не была обижена деньгами, но ее семье и не снились связи и возможности графского семейства. И от всего этого Кэт отказалась в погоне за призрачной мечтой!

У блондинки зазвонил телефон, глянув на дисплей, девушка увидела, что звонит ей Ден. С парнем она познакомилась уже в подростковом возрасте. Как и Джина, он был отпрыском обеспеченного, но далекого от высоких титулов, семейства. Правда, в отличии от Джины, парень обожал различные авантюры, и на просьбу помочь проникнуть в суперохраняемый особняк Диккинсона, с энтузиазмом согласился. Кэт любила Дена как брата, и всегда расстраивалась, когда понимала, что чувства парня имеют иную природу. Сейчас она пользовалась его отношением к ней, мучаясь периодическими приступами совести. Ведь если что-то пойдет не так, Ден тоже может попасть под удар.

— Извини, — улыбнулась она подруге, и ответила на звонок.

— Детка! — послышался бас из трубки, — Угадай, кто у нас молодец?

На слова парня, Кэт невольно улыбнулась. Ден перестанет быть собой, если хотя бы в шутку не похвалит себя. В начале их знакомства, такая черта характера, безумно раздражала девушку, но сейчас она привыкла к шутливым самопохвалам парня, и реагировала на них улыбкой.

— Не томи, Ден. Выкладывай, — Кет грызло нетерпение.

— Через три дня, ты отправляешься в дом Мистера Скрытность в качестве новой горничной, — Ден сделал паузу, — Только, Кэт, ты уверена? Что-то меня сомнения мучают.

Волна раздражения шевельнулась в душе девушки. Ладно Джина, она паникерша и всегда раздувает и мухи слона, но Дениел? Он-то с чего вдруг обзавелся неуверенностью? От Джины что-ли заразился?

— Конечно уверена, — голос девушки выдавал непреклонность.

— Тогда нам надо встретиться.

***

Собирая вещи, Кэт впервые за все время по-настоящему волновалась. Когда что-то обдумываешь в теории, все видится в несколько ином свете. А вот на практике…

Девушке предстояло провести в доме миллиардера-отшельника неделю, после чего наступала неделя выходных. Правда, Кэт не собиралась возвращаться по прошествии недели, считая, что этого времени с лихвой хватит, чтобы нарыть приличное количество информации. Но черт, целая неделя вдали от цивилизации…

Тут же блондинка рассердилась на себя. Нет, трусость подруги точно заразна. Да чего с ней будет? Она всегда со здоровым скептицизмом относилась к различному роду слухам. Так что бояться не чего.

Приехав по указанному адресу, Кэт лишний раз проверила свою маскировку, а именно изящные, но полностью бутафорские очки и черный парик, со стрижкой каре. Фальшивые документы, телефон, ноутбук и различная, мелкая атрибутика, необходимая для дела. Главное не забыть, теперь ее зовут — Марта Сильвер.

Ее и еще шесть человек прислуги, уже ждал вертолет, любезно предоставленный Диккинсоном, дабы люди не теряли уйму времени, добираясь до особняка по земле. Полет прошел нормально и занял меньше часа. Хотя, Кэт, по причине жуткой боязни высоты, только и делала, что молилась все время, которое провела в воздухе.

По прибытии, у девушки захватило дух. Перед ее глазами раскинулся шикарный особняк, больше похожий на резиденцию королей. Невооруженным глазом было видно, зданию не одна сотня лет, но хороший уход, не давал времени разрушить величественную красоту. Глубоко вдохнув, Кэт направилась к дому. Несомненно, в будущем ее ждут большие перемены. А, в лучшую или худшую сторону, покажет время.

Глава 2.


Внутри убранство особняка, тоже поражало воображение. У Кэт сложилось впечатление, будто она перенеслась в другую эпоху, на несколько веков в прошлое. Молчавший всю дорогу мужчина, который сопровождал ее и других работников, наконец соизволил открыть рот:

— Ждите тут. Филлип, дворецкий мистера Диккинсона объяснит вам ваши обязанности.

С этими словами он быстро ретировался в неизвестном направлении. Прошла минута, пять минут, десять, а этого Филлипа все не было.

«Издевательство какое-то! Мы тут до вечера что-ли должны стоять и пыль собирать? И куда пропастился этот дурацкий дворецкий?!» — раздраженно думала Кэт, разглядывая помещение и своих будущих коллег.

— Меня зовут Филлип Грегори, — произнес взявшийся словно из ниоткуда мужчина лет пятидесяти, — и я приветствую вас в доме мистера Диккинсона.

Филлип напоминал больше робота, нежели человека. Никаких эмоций, ничего на протяжении всего вводного курса. Чем больше он говорил, тем хуже становилось настроение Кэт. Если верить словам человека-робота, то шансы встретить хозяина дома лично, сводились к нулю. Им всем была вверена территория, которую надлежало содержать в безукоризненной чистоте, за пределы оговоренной площади, заходить было строжайше запрещено. И глядя на немного испуганных лица «коллег», Кэт понимала, они и на сантиметр не переступят эту черту.

Но когда у всех вновь прибывших изъяли мобильники, и любую цифровую технику, способную запечатлевать или передавать изображение, Кэт ни на шутку разозлилась.

«Да что за тюремные порядки?!» — возмущенно думала девушка.

Кэт была искренне рада, что многие из девайсов, которые она прихватила, никак не выдавали своего предназначения и их не тронули. Про остальное же было сказано, что вернут по истечении недели. Было даже специальное время и место, когда Филлип мог выдавать мобильники, дабы люди связались с домом.

Девушка была безмерно рада, что хотя бы унылая процедура подписания контракта позади. После звонка Дена, Кэт на следующий день отправилась по указанному адресу, где перед ней в самом деле положили контракт и заставили его досконально прочитать. Блондинка даже присвистнула под конец. Было ощущение, будто она не горничной устраивается, а минимум директором банка. Зарплата была огромной, но и различных требований, штрафных санкций море. Но даже тогда Кэт еще не ощущала себя до конца в игре, полное осознание пришло только сейчас. И девушка лишний раз бросила тоскливый взгляд на телефон и ноутбук, которые уносил прочь странный амбал.

Объяснив обязанности, Филлип проводил всех в крыло прислуги и показал комнаты. Переступив порог, Кэт лишний раз удивилась. Во дела! Квартирка на окраине Лондона, которую она снимала, казалась пещерой, рядом с комнатой, которую тут выделяли прислуге. При чем у каждого человека была своя комната.

Кэт не могла понять, рада она или расстроена, тем, что комната своим оформлением разительно отличалась от зала куда они попали с улицы, и комнат вверенных для уборки. Тут все было современным, мебель, техника и просто стиль, в котором выдержано помещение. Будто переступив через порог, Кэт перенеслась из прошлого в настоящее.

В назначенный час она, как и еще несколько человек, при чем не только те, с кем она прибыла, в условленном месте ждали Филлипа. Появившись, человек-робот быстро раздал указания и исчез. Приступив к уходу за дорогущей мебелью и коврами, Кэт и не заметила, как наступил вечер. Как так? Как она, человек ненавидящий уборку, могла забыть о времени ей занимаясь? Да и не это главное, Кэт больше всего злило, что она совершенно впустую потратила день.

Вскоре Кэт поняла, задуманное ей, не так просто как кажется на первый взгляд. В общей сложности, девушка провела в этом дворце уже пять дней. И до сих пор у нее совершенно ничего не было. Абсолютно. Филлип не соврал, за все время Диккинсон ни единого разу так и не появился. Появлялся вполне понятный вопрос: на кой-черт человеку такие хоромы, если он даже не везде в них бывает? Постепенно Кэт начало овладевать тихое отчаяние в перемешку с депрессией.

Каждый раз, когда она тихонько приближалась к оговоренным границам, Кэт замечала на периметре охранников, которые не нравились ей не только тем, что они там просто есть, но и было в них что-то пугающее.

И только сейчас, сидя в комнате и переводя дыхание, Кэт поняла что ее так отталкивало от мужчин. Дело в том, что ей наконец удалось углядеть коридор, который как она думала не охраняется, и естественно она быстро данным фактом воспользовалась. Сердце восторженно билось. Да! Она сделала это! Ей удалось выйти за границы территории и теперь есть шанс узнать хоть что-то о странном хозяине особняка-дворца.

— Мисс, тут нельзя находится, — прозвучал скрипучий, какой-то механический голос за спиной.

Сердце от испуга ухнуло куда-то вниз, и недавняя эйфория разбилась на осколки. Обернувшись, Кэт увидела перед собой одного из мужчин-охранников. Вроде вполне обычный мужик. Средний рост, русые волосы. Ничего примечательного, если бы не глаза. Они были лишены каких-либо эмоций, в них даже характерного блеска не было. Мертвые глаза. Невольно все волоски на теле Кэт встали дыбом. Странный, необъяснимый страх забрался под кожу, заставляя липкий, холодный пот выступить на коже. Хотелось бежать от незнакомца со всех ног, куда глаза глядят.

— Я… Я похоже немного заблюдилась, — Кэт постаралась изобразить смущенную улыбку, но как казалось самой девушке у нее вышла странная, кривая гримаса.

После этого Кэт спешно вернулась на отведенную территорию, и быстро направилась к себе, дабы немного успокоиться. И она еще Филлипа считала странным! Да по сравнению с этим мужиком, пожилой дворецкий просто обояшка!

В дальнейшем Кэт была куда более внимательна. И чем больше проходило времени, тем сильнее становилась уверенность в собственном провале. Она-то была уверена, что стоит только попасть внутрь этого суперохраняемого жилища, как тайны хозяина дома сами посыпятся в руки, а на деле…

Чего так тщательно скрывает этот чертов Диккинсон? Да блядь, как он выглядит хотя бы? Сколько ему в конце-концов лет?!

Даже этих, казалось бы элементарных данных, ей добыть не удалось. Ей вспомнились слухи. Одни из них утверждали, что он древний старик, другие, что врожденный уродец, а третьи наоборот гласили, будто он прекрасен как Бог. Но наверняка толком ни кто, ни чего сказать не мог.

Шел шестой день. Уже завтра Кэт вернется домой, к привычной цивилизации, со всеми ее плюсами и минусами. И вернется ни с чем. Может она просто выбрала не свою стезю по жизни? И ей куда больше подошло бы разносить кофе по офису, ведь там большого ума не нужно. Но Кэт еще с детских лет бредила журналистикой. Писать статьи, вести собственные расследования, вести репортажи. Все это казалось таким… своим. И вот, при попытке первого же серьезного дела провал. Кэт была уверена, ее кумиры, такие как: Стивенс или Келлер, ни за что бы не ушли ни с чем. А она вот облажалась.

Погруженная в собственные пессимистичные мысли, Кэт и не заметила, как оказалась в новой, не знакомой части дома. При этом она не встретила не одного человека-кошмара. Неужели судьба решила сжалиться над ней и дала столь желанный шанс?

Стараясь стать как можно незаметнее, девушка стала осматриваться. Цепкий взгляд обследовал помещение, на предмет вещей, которые могли рассказать бы хоть что-то о хозяине дома. Не обнаружив онных, Кэт двинулась дальше.

Уже полтора часа она на цыпочках, стараясь даже дышать тихо скользит из комнаты в комнату, и за все время не встретила ни одной живой души. Будто находится в историческом музее, закрытом для посещений. Переступив порог очередной комнаты, Кэт оказалась в довольно большом зале, где во всю полыхал камин. И это говорило об обитаемости помещения. Надо быть втройне осторожной.

Пригнувшись, старясь держаться в тени, перебегая от предмета к предмету, девушка подошла почти к центру зала. Глаза Кэт вспыхнули восторженным огнем, когда на одном из столиков, она увидела раскрытую книгу и мобильник. Телефон, который возможно принадлежит самому Диккинсону и может рассказать о нем дохрена и больше!



Напоминая самой себе голлума из «Властелина Колец», Кэт потянулась к находке. Для полноты картины, ей не хватало только одержимого — «моя прелесть!»

И когда казалось до заветной цели осталось каких-то метра полтора, Кэт ощутила как кто-то опустил ей руки на плечи. Дернувшись всем телом, девушка едва поймала крик ужаса, который рвался из горла. Попалась! Ее застукали, взяли с поличным на месте преступления! Сценарии, один страшнее другого, стали пробегать в воспаленном мозгу, и Кэт ощутила, что ее начало трясти. А может все дело в руках, которые держали ее за плечи? Ведь Кэт ощущала холод даже через одежду, или это разум играет с ней?

— Кто это тут у нас? — услышала Кэт шепот на ухо.

Голос незнакомца, был самым прекрасным звуком, что только доводилось слышать Кэт. С легкой хрипотцой, и вместе с тем мелодичный, какой-то гипнотический. Проникающий вглубь сознания, успокаивающий и одновременно завораживающий.

— Я заблудилась, — пересохшими от волнения губами произнесла Кэт, надеясь, что как и в прошлый раз, прокатит.

— Правда? — так проникновенно, что Кэт невольно затаила дыхание.

— Да, — совсем тихий шепот, и Кэт не была уверена, что ее услышали.

Но похоже, услышали. Мужчина развернул девушку к себе лицом, и Кэт еле сдержала стон разочарования, увидев перед собой щуплую шпалу. Незнакомец был высокий, тощий и откровенно непривлекательный. Во взгляде стоял лютый холод, заставляя неосознанно ежится.

— Что же, на первый раз я ничего не скажу мистеру Диккинсону, но еще раз увижу вас за пределами вашей территории, пеняйте на себя. Сейчас выйдите вон в ту дверь и идите налево вдоль стены, пока не увидите парадный вход.

У Кет в голове воцарился хаос. От изумления девушка широко распахнула глаза. И больше поражало даже не то, что мужчина просто отпускает ее, без донесения и штрафоф… Голос… Это не тот голос, которым она наслаждалась минуту назад! Сухой, шелястящий, он не имел ничего общего с проникновенным баритоном, от которого у Кэт выступали приятные мурашки на коже.

— Спасибо, — пролепетала девушка, и припустилась прочь из комнаты.

Выбежав на улицу, Кэт сделала как и сказал ей человек-шпала. И только достигнув собственной комнаты, девушка смогла перевести дыхание.

Кэт была расстроена неудачей. Ей не хватило всего ничего, чтобы добраться до заветной трубки, в которой могло быть море полезной информации. А может наоборот, это был телефон того длинного. Так, стоп. А собственно, кого она встретила? Неужели этот длинный, тощий мужчина непривлекательной внешности, и есть легендарный Диккинсон? А вель очень даже может быть. А потом ей вспомнились слова незнакомца, говорящие о том, что он не хозяин дома. А вдруг это просто игра, и он солгал?

Голова пухла от вопросов, а пережитое до сих пор будоражило кровь Кэт. Она не успела совсем чуть-чуть! Профукала такой шанс!

А в ушах Кэт звучал проникновенный баритон, заставляя девушку усомниться в собственной разумности. Ведь не могло же ей показаться? Она слышала его! Но факты говорили об обратном, похоже разум Кэт, сыграл с ней злую шутку.

Глава 3.


Для виду покрутившись с тряпкой, на отведенной территории, Кэт дождалась официального окончания рабочего дня, после чего скрылась в свой комнате. Ее работа, напоминала девушке войну с ветряными мельницами. Просто огроменная площадь, где чистили и мыли она и еще двенадцать человек. И если в какую-либо часть в течении пары дней никто не заходил, то там успевал образоваться приличный слой пыли. Откуда?! У себя дома она подобную, тщательную влажную уборку проводила раз в неделю и таких залежей не наблюдала никогда.

Ворочаясь в мягкой постели, Кэт никак не могла уснуть. Слишком уж насыщенным на эмоции выдался день. Она до сих пор не могла изгнать из головы тот гипнотический голос. И откровенная несостыковка, заставляла девушку злится. Неужели она уже начинает бредить?

Плюс ко всему ее поймали на месте преступления, и только час назад Кэт поняла, что где-то посеяла свою брош-камеру. А это уже самая настоящая улика. Оставалась надеяться, что найдут ее уже после того как она уберется из этого дома, к тому моменту подходящая под описание Марта Сильвер, просто перестанет существовать.

Не раз Кэт задавалась вопросом, как Дену удалось все это провернуть. Облапощить людей Диккинсона, и девушка мысленно поставила в голове галочку, расспросить об этом парня.

***

Вот и настал ее последний день в этом дворце. Приехав, Кэт была полна планов и надежд, сейчас же девушкой владело горькое разочарование в себе. Она — бездарность и ее удел писать колонки сплетен, в провинциальных газетенках. Веселенькая перспектива. Невесело хмыкнув, Кэт приступила к бесполезной уборке, торопя время и мечтая поскорее убраться от сюда. Впервые, за долгое время, она не обращала внимания, стережет кто закрытые двери или нет.

Кэт так и не удалось избавиться от наваждения, в виде бархатного баритона, и с молчаливым изумлением девушка поняла, что безумно, до дрожи в теле, хотела бы услышать его вновь. Но прогматичный разум журналистки, говорил, что это невозможно. Она придумала его себе, ведь вчерашний человек-шпала, явно не отличался приятный тембром.

Однако неведомая сила, не давала Кэт выкинуть из головы совершенно безумную идею, вновь посетить тот зал. И чем больше проходило времени, тем сильнее становилась потребность. А тот факт, что за все время прибывания, она ни разу не подумала о том, что на запретную территорию можно проникнуть с улицы, ведь такие огромные дома всегда имеют множество выходов-входов, заставлял Кэт корить себя за глупость. Додумайся она до этого раньше, у нее возможно сейчас что-нибудь да было бы.

Когда наконец наступил обед, Кэт отправилась к себе. Внутри все буквально кипело, требую вернуться туда, где она вчера услышала волшебный голос. И послав в конечном итоге логику и осторожность к черту, Кэт выскользнула из дома и двинулась направо вдоль стены.

Наконец достигнув двери, которая в понимании Кэт была просто огромна, девушка скользнула внутрь. Оглядевшись, она убедилась, что нашла вчерашний зал, и немного возликовала. Но сегодня камин не горел, и не было ни книг, ни телефонов. Ничего не выдавало больше обитаемость помещения.

«Ну да, а ты думала для тебя тут целое досье положат, и объяснят непонятные моменты тем самым, проникновенным голосом?» — ехидно спросила Кэт саму себя.

Решив не отчаиваться раньше времени, девушка решила подняться наверх. По логике, именно там могут располагаться спальни, в том числе и этого Диккинсона. Крадясь тихо как мышка, Кэт ощущала злость на загадочного хозяина дома. Нельзя что-ли быть нормальным? Ну не хочет он принимать участие в светских тусовках и не надо, но так-то прятаться зачем? По сути, Кэт даже не знала, что толком ищет, так как не имела представления о внешности или возрасте объекта.

Оказавшись на втором этаже, девушка попала в широкий, длинный коридор. С одной стороны были двери, но попытки попасть внутрь комнат, что скрываются за ними одна за одной терпели неудачи.

Отчаявшись уже найти что-либо интересное, девушка тихонько толкнула очередную дверь, и она к ее изумлению поддалась. Кэт попала в просто огромную, шикарную комнату. Обстановка дышала роскошью, и непостижимым образом тут уживались старина и современность.

Услышав шаги, Кэт испуганно заметалась, и увидев серебристую штору, которая выполняла скорее декоративную функцию, девушка спряталась за нее. Затив дыхание, Кэт сидела в своем укрытии и стук собственного сердца, ей казался ужасающе громким.

Как назло, обитатель комнаты никуда не спешил. И просидев наверное минут пять, Кэт наконец решилась одним глазком выглянуть из-за шторы. А выглянув, изумленно ахнула, и тут же мысленно обматерила себя. Но хозяин комнаты, а точнее хозяйка, ничего не заметила.

Да-да, Кэт увидела девушку. И могла положив руку на сердце, смело поклясться, что никого прекраснее она еще не видела. Будь Кэт парнем или лесбиянкой, то уже гарантированно влюбилась бы.

Белоснежные, длинные волосы. Гибкое, стройное, без единого изъяна тело, детали которого хорошо просматривались под прозрачным пеньюаром. Фарфоровая кожа, и лицо, которое просто поражало красотой. Единственное, Кэт эта красота казалась какой-то нездешней, холодной, и оттого была еще более манящей.

Наконец незнакомка накинув шелковый халатик, скрылась где-то в глубинах комнаты, а Кэт просидев для верности в своем укрытии еще пару минут, наконец смогла покинуть комнату.

Холодная красавица, улыбнулась такой же холодной улыбкой. Интересная девчонка. Ее сердце так испуганно стучало, и находясь в каких-то пяти метрах, Лили вдоволь смогла насладится ее страхом. Эта глупышка была уверена, что ее не заметили, но Лили почуяла ее запах еще из-за двери.

Вначале, девушка хотела быстро разоблачить шпионку, но потом передумала. Не часто ей удается насладится не только запахом страха, но еще и ароматом восхищения. Надо будет расспросить любимого, кто эта девица и почему она шастает по дому.

Прислуга или новая игрушка? Лили не знала, но была твердо настроена получить ответы на свои вопросы. Ей, как и любой девушке, не нравились увлечения возлюбленного, но Лили прекрасно сознавала, он никогда не будет принадлежать ей одной. Он вообще ни когда и никому принадлежать не будет. Отложив выяснения личности странной посетительницы, девушка занялась одним из любимых занятий, а именно совершенствованием собственной красоты.

Оказавшись за дверью, Кэт решила, что с нее достаточно стрессов. К черту все расследования и поиски! Она чуть Богу душу не отдала. Несмотря на неземную красоту, в той девушке было что-то пугающее, и Кэт не сильно хотела знать почему она так чувствует.

Интересно, кто она? Может жена этого Диккинсона? И тут же Кэт выбросила это из головы. Об этом, она подумает позже, а сейчас надо выбираться от сюда.

Тихо, но быстро, девушка добралась до лестницы. Еще пара минут, и она уже в знакомом зале, а вот и спасение, в виде двери. Главное тихонько дойти, и свобода!

— Снова ты тут, — услышав знакомый, гипнотический голос, Кэт замерла словно статуя.

Этого не может быть! Она выдумала его! Так почему же, она снова слышит его?

Не успела Кэт, как следует обдумать происходящее, как снова, создавая эффект дежа-вю, ей на плечи опустились холодные ладони.

— Я… Я… — Кэт беспомощно открывала и закрывала рот, словно позабыв все слова.

— Шпионишь, — закончил за нее обладатель голоса.

— Нет! — в ужасе воскликнула она, от страха разоблачения и голос появился.

— Неужели? — мягко и вкрадчиво, но с опасными нотками, — Снова заблудилась?

Кэт понимала плачевность ситуации, второй раз такая отмазка не прокатит. Мозг остервенело искал выходы из ситуации, но не находил их. Стало страшно, до одури страшно. Что же с ней теперь будет?

— А может ты искала вот это? — перед ее лицом появилась ладонь, с ее брошкой-камерой, — Любопытная вещица, такая маленькая и такой объем памяти.

Это конец! Кем бы не был этот человек, он быстро понял что держит в руках. Не успела Кэт придумать что ей ответить, как странный мужчина убрал свои руки и отошел на несколько шагов.

— Мне придется разочаровать тебя, но с вещицей можешь попрощаться, — после раздался тихий хруст.

На силу частично поборов оцепенение, Кэт повернулась лицом к источнику голоса, и заскрежетала зубами от досады, когда поняла, что облик мужчины скрыт тенью. Виден только силуэт. А ей так хотелось заглянуть в его лицо! А почему нет? Кэт сделала шаг, а потом еще шаг, как услышала:

— Стой где стоишь! — голос, который был таким мягким и обволакивающим, сейчас был подобен раскату грома, и Кэт испуганно застыла.

— Я просто хочу посмотреть на тебя, — и тут же девушка мысленно отвесила себе оплеуху. Да что с ней? От куда это словесное недержание?

— Не нужно, — снова мягкий, ласкающий тон, доставляющий непонятное наслаждение, — Ты должна пообещать покинуть этот дом, и больше никогда не возвращаться.

Кэт уже было хотела сказать, что так и собирается сделать, но вместо этого произнесла:

— Почему?

На этот казалось бы простой вопрос, мужчина нахмурился. Нет, ответ он знал, но вот ответа, дабы удовлетворить интерес девушки, у него не было.

Ему отчаянно хотелось отойти еще дальше, но сзади была стена. Тут же мужчина ощутил приступ легкой злости. Глупая девчонка! Кто ей разрешил подходить?! Она даже не представляет, в какой опасности находится. Мужчина буквально физически ощущал как тает его выдержка.

— Так надо, — Кэт уловила нотки раздражения и нетерпения в голосе, — А теперь, вон от сюда!

Что? Да что происходит с ним? Кем вообще является ее собеседник?

— Как тебя хотя бы зовут? — не унималась Кэт.

В ответ, девушка услышала глубокий вздох, и что-то схожее со злым рычанием. Но загадочный собеседник, все же соизволил ответить:

— Эрик.

Мужчина был напряжен и зол, в том числе и на себя, за длинный язык. А Кэт была разочарована, что обладатель дивного тембра не является хозяином дома. И тут девушка сделала одну из самых больших глупостей в своей жизни. Игнорирую приказ мужчины, она направилась к нему. Незнакомец сделал плавное, почти неуловимое движение и Кэт, оказалась прижата к его груди. Тут же просто уморомрачительный аромат обволок девушку, притупляя волю.

— Я же сказал тебе не подходить! — Кэт стало страшно от голоса, пропитанного злобной яростью и открытой угрозой, — Убирайся!

— Только после того, как увижу твое лицо, — прошептала девушка.

Кэт самой себе не могла ответить на вопрос, почему это желание так сильно. Просто сжигающая изнутри необходимость. И даже животный страх, не избавлял от нее.

Вместо ответа, незнакомец провел рукой по ключице Кэт, вдоль тела и остановился на животе, вызывая этим восхитительную негу и странный восторг. А когда мужчина провел носом по шее девушки, Кэт чуть не лишилась чувств.

Рассудок срывающимся голосом вещал об опасности, но Кэт ощущала себя тряпичной, безвольной куклой в объятиях обладателя гипнотического голоса. Всего мгновение, и все существо Кэт обожгло огнем боли, а комната постепенно начала терять свои очертания…

Глава 4.


Открыв глаза, Кэт увидела свою комнату, в съемной двушке на окраине города. При попытке встать, все тело отозвалось болью, и девушка невольно застонала. Что с ней? Как она сюда попала? Что вообще произошло?

Девушка попыталась восстановить события, и последнее, что запомнилось Кэт, был незнакомец, представившийся Эриком. Она помнила его гипнотический голос, и странные ощущения, которые испытывала в его руках. А потом… Потом все была как в тумане. Боль, стремительно уходящие силы. И может это помешательство, но Кэт показалось, она успела мельком увидеть лицо этого Эрика. Но к собственной досаде девушка была не уверена, и не могла вспомнить никаких деталей, что наводило на мысль о бреде.

Но что с ней случилось, что с ней сделал этот мужчина? Как она попала домой? И множество еще различных «как», «что» и «почему» терзали сознание.

Стиснув зубы, Кэт все же поднялась с постели, и тут же перед глазами все поплыло. Делая глубокие вдохи, девушка старалась сфокусировать зрение, и когда ей это удалось, тихо добрела до зеркала. Глянув в отражение, Кэт ужаснулась. Мертвенно бледная кожа, даже немного в серый отдающая, темнющие круги под глазами. Вид был не просто болезненный, Кэт казалось даже покойники краше выглядят. Какого черта сотворил с ней этот ублюдок?!

Обведя комнату внимательным взглядом, Кэт заметила в углу сумку со своими вещами, а на столе ноутбук и телефон. На дрожащих от бессилия ногах, девушка добралась до трубки, и набрала Дену. После нескольких гудков, Кэт услышала бодрый голос друга.

— Уже отдохнула? — поинтересовался приятель.

— Что значит «уже»? — нахмурилась девушка.

— Ты сама мне вчера вечером позвонила и сказала, что тебе нездоровится, — растерянно промямлил Ден, а Кэт в шоке раскрыла рот.

— Ден, — прошептала девушка, — я не звонила тебе.

— Что?!

В итоге, молодые люди договорились, что Ден сейчас же приедет к ней. В ожидании друга, Кэт набрала Джине. Сказав подруге, что чуть приболела, девушка еле убедила подругу не приезжать, пообещав, что вскоре сама навестит ее.

В ожидании Дена, Кэт уже пожалела о согласии на его визит. Что она может ему сказать? Что в результате своего расследования наткнулась на мужика с обалденным голосом, лица которого она не видела, и этот самый мужик, каким-то образом вырубил ее? А с другой стороны, ей необходимо во всех подробностях узнать о «своем» вчерашнем звонке. Когда в дверь позвонили, Кэт прокляла собственную слабость, из-за который короткая дорога до двери собственного жилища, показалась ей адом.

Увидев подругу, Дениел не на шутку испугался. Всегда пышущая энергией и жизнью Кэт, была похожа на призрак. Первым делом, парень хотел вызвать неотолжку, но девушка всеми силами просила этого не делать. А потом Кэт, устроила ему допрос на тему вчерашнего созвона. Ден дословно пересказал весь короткий разговор, который сводился к тому, что девушка себя плохо чувствует и хочет отдохнуть.



Кэт утверждала, что у нее простой грипп, и ей похоже вчера было слишком плохо, чтобы помнить о звонке. Ден чувствовал, подруга лжет, но видя ее плачевное состояние, не стал истязать допросами.

Ден заставил блондинку поесть, но как показала практика, зря. Не прошло и пяти минут после приемы пищи, как Кэт стошнило. Девушке было так плохо, что не могло быть и речи, о запланированных ранее делах. При помощи Дена, Кэт добралась до своей постели и позволила измученному телу расслабиться. Парень не хотел уходить и оставлять ее в таком состоянии, и девушке пришлось применить все свое умение убеждать, дабы заставить его уйти. Взяв с девушки клятвенное обещание позвонить, если станет хуже, Ден наконец-то сдался и оставил Кэт наедине с собой.

Как только дверь за другом закрылась, Кэт снова атаковали мысли, заставляя еще сильнее болеть голову. Путем нехитрых размышлений, девушка пришла к выводу, что этот Эрик, или как его там, что-то ей вколол.

Пересиливая себя, Кэт заставила себя подняться с постели, и добравшись до зеркала, стала изучать свое тело на наличие повреждений. Даже у самого прожженого скептика, при таком раскладе разыграется фантазия. И пока Кэт лежала в постели, ей в голову лезли всякие ужасы из разряда «украли почку». Но после детального изучения самой себя, девушка убедилась, на ней нет ни единой лишней царапины.

Вновь добравшись до вороха одеял и подушек, Кэт постаралась уснуть, но сон не шел. Причиной был обычный, уродливый страх. Кем бы не был этот Эрик, он знает где она живет и возможно еще много чего. Ее игра потерпела фиаско, и это очевидно. И сейчас Кэт было страшно. Какие ее ждут за это последствия? Доложит ли мужчина об инциденте своему начальнику?

А самое отвратительное, Кэт по-прежнему охватывал странный трепет при воспоминании о звуке голоса и объятиях Эрика. И как бы стыдно не было, девушка понимала, что хотела бы еще хоть раз услышать этот голос и почувствовать эти объятия.

«Глупая, безвольная дура! Он тебя чуть не угробил, а ты тут слюни пускаешь» — с легким отвращением говорила она себе.

Прохладная рука скользит по телу Кэт, которое горит огнем. Желание, первобытное и жадное бурлит в крови. Губы мужчины находят напрягшийся сосок, а его язык начинает затейливую игру с розовой вершинкой. Девушка выгибает спину, отвечая на чувственную ласку. Ее руки шарят по спине мужчины, стремясь ощутить его еще ближе.


Оставляя влажные поцелуи вдоль живота, он спускается к очагу желания Кэт. Прохладные пальцы легонько поглаживают влажные складочки.


— Пожалуйста… — срывается с губ девушки.


И мужчина продолжает дарить ей неземное наслаждение своими руками и губами, заставляя Кэт терять связь с реальностью. Чуть прохладные губы мужчины, сминают губы девушки. Все существо Кэт жаждет продолжение, пока огонь полыхающий внутри не сжег ее дотла. Кэт пытается заглянуть в лицо любовника, но оно скрыто тенью.


— Позволь мне тебя увидеть, — шепчет она в исступлении.


— Это ни к чему, — бархатный баритон гипнотизирует душу.


— Ну пожалуйста, — молит Кэт.


Внезапно вспыхивает свет, и девушка цепенеет от ужаса. Руки и рот мужчины в крови, а лицо столь уродливо, что смотреть на него пытка для глаз и рассудка. Опустив взгляд, Кэт замечает, что и сама покрыта густой, горячей кровью, что сочится из ран на ее теле.


— Нет! — визжит девушка.


— Что такое? Ты же мечтала увидеть меня, — голос по прежнему завораживающий.


— Нет! Помогите!


Странный пикающий шум врывается в сознание, заставляя помещение перед глазами вращаться.


Распахнув глаза, Кэт резко села на постели, хватая ртом воздух, не в силах сбросить с себя остатки жуткого сна.

«Это сон. Всего лишь, сон», — твердила себе блондинка.

Из окна лился яркий солнечный свет, успокаивая Кэт. Чувства девушки были в смятении. До чего же чертовски яркий сон! Такой сладостно-восхитительный в начале, и такой убийственно-кошмарный в конце. Хорошо, что она не верит, будто сны могут что-то значить.

Встряхнув головой, Кэт с удивлением отметила, что от вчерашнего недомогания не осталось и следа. Чудеса да и только! Она-то думала ей еще минимум дня два-три предстоит провести в постели, а тут…

Настроение Кэт заметно поднялось, а лаковое солнышко разгоняло недавние страхи. Улыбнувшись самой себе девушка отправилась завтракать, после чего планировала навестить Джину. Просто так. Слишком она соскучилась по нормальному, человеческому обществу.

***

Постепенно жизнь стала входить в нормальную колею. Первое время, Кэт передвигалась с осторожностью, и со страхом заглядывала в почтовый ящик. Но ничего не происходило, и это не могло не радовать. Полный провал такой, казалось бы гениальной задумки расстраивал, но выше головы не прыгнешь. Может ей просто не повезло, а может юная журналистка слишком много на себя взяла, Кэт не знала что именно и ей оставалось только смириться.

Девушке удалось устроиться внештатным работником в одну из газет Лондона. Да, конечно и близко не то, чего так желала Кэт, но надо же с чего-то начинать. Раз получить громкую славу быстро не получилось, то остается только долгий и мучительный подъем по карьерной лестнице. Возможно уйдут годы, прежде чем она получит хоть какое-то признание, но Кэт была готова бороться за свою мечту.

И жизнь была бы вообще приятной штукой, если бы не сны, что мучили Кэт. Похожие друг на друга, и такие реалистичные, что каждый раз просыпаясь, девушка еще долго приходила в себя. Сны были трех категорий: эротические, заставляющие просыпаться в сильнейшем возбуждении и смущении, кошмары, от которых стыла кровь и смешанные, совмещающие в себе элементы обоих вышеперечисленых. Кэт устала от этих снов, и подумывала обратиться к врачу, чтобы он прописал что-нибудь от сновидений, если ближайшее время это не прекратится.

Кэт смотрела по телевизору комедию с Адриано Челентано, как воздух разорвала мелодия ее мобильного. Хм, странно номер не был девушке знаком, наверное это с работы.

— Алло, — ответила Кэт.

— Марта Сильвер? — услышала девушка женский голос и похолодела.

— Да, — опасливо произнесла Кэт.

— Вас беспокоят из отдела кадров «Диккинсон Корпорейшн». Мне нужно знать, выйдете ли вы завтра на работу или нам приглашать нового сотрудника?

Что? На работу? Этот Эрик не рассказал что-ли ничего и она по-прежнему числится в штате? Вопрос показался девушке забавным, похоже люди из-за страха часто увольняются от туда. По всей логике, Кэт конечно же должна отказаться, но черт, судьба дает ей шанс, на который она даже и не надеялась!

— Я буду, — произнесла Кэт.

И лишь когда в трубке раздались гудки, девушка осознала, что натворила. А с другой стороны, дом просто огромен, ведь если не соваться в тот зал, то шанс снова повстречать странного мужчину, с именем Эрик — ничтожен.

Раздираемая сомнениями и опасениями Кэт, проворочилась в постели до глубокой ночи. И когда сон наконец сморил ее, она просто смирилась с ситуацией. Что сделано, то сделано и нужно постараться извлечь выгоду из сложившейся ситуации.

Глава 5.


И вновь Кэт в этом доме, где простой пуф стоит больше, чем все ее личные вещи вместе взятые. Доме-музее, переносящим присутствующих в другую эпоху. Хотя девушка и не любила светские мероприятия, но невольно представляла себя одетой в пышное платье прошлых веков, кружащийся под вальс. Интересно, видел ли этот особняк в прошлом приемы и балы?

Комната в которую поселили Кэт, была прежней, что не могло не радовать. И пока девушка разбирала вещи, невольно задавалась вопросом, не совершила ли она огромную ошибку, дав согласие вернуться сюда? Какова вероятность, что она вновь столкнется с Эриком? Может подсознательно в Кэт и жило желание вновь услышать чарующий тембр, и ощутить пьянящие объятия, но дурой она не была и понимала, ей надо приложить все усилия, чтобы избежать подобной встречи. Множество раз Кэт задавалась вопросом: кто же такой этот Эрик? Но кем бы он ни был, блондинка нутром чуяла, мужчина опасен.

Спустившись вниз, для знакомого уже инструктажа, Кэт невольно отметила, что половина лиц ей не знакома. Не смотря на всю кажущуюся легкость работы, шикарные условия проживания и огромную зарплату, люди часто увольнялись и причина тому, обыкновенный страх. Еще прошлый раз, Кэт ощущала как от ее «коллег» волнами исходит это чувство и сейчас ничего не изменилось.

На этот раз, Филлип удивил. Пожилой дворецкий, отправил всех на улицу, убирать залежи листвы, объяснив это тем, что вертолет, который должен был привезти людей для уборки преддомовой территории, сломался. И судя по всему, не убирались тут уже приличное количество времени. По началу Кэт хотела возмутиться, что они горничные, а не дворники, но посмотрев на приятную, солнечную погоду, передумала. В стенах дома она еще успеет насидеться, а работать на свежем воздухе одно удовольствие. Рассудив так, девушка принялась за работу, мурлыча себе под нос незатейливую мелодию.

***

Держа в руке стакан с янтарной жидкостью, за работающими на улице людьми, наблюдал мужчина. Цепкий взгляд холодных глаз, легко заприметил хрупкую фигурку белокурой девушки, запах которой сводил его с ума с того самого момента, как она переступила порог дома.

— Так вот значит как, она простая служанка, — услышал он мелодичный голос над ухом, проклиная себя за рассеянность, которая позволила Лили подкрасться к нему незаметно.

— Я не вызывал тебя, Лили, — холодно ответил мужчина и его глаза сверкнули опасным огнем.

— Джон, любимый, не сердись, — пропела блондинка, — Просто я не понимаю, к чему секретность? Если ты так ее хочешь, то в чем проблема?

Стиснув челюсти, мужчина пытался подавить вспышку злости, и этого было не просто, учитывая его взрывной темперамент. Глупо спорить, Лили была хороша. Жестокая сука, любительница интриг, превосходная любовница и все это упаковано в красивую оболочку. Но любознательность девушки его раздражала, она тут в первую очередь для удовлетворения его потребностей, и похоже начинает это забывать. Слишком мягок он с ней последнее время.

Повернувшись к девушке лицом, он поставил стакан с алкоголем на стол. Глаза мужчины засияли дьявольским огнем, и глянув в них, Лили испуганно попятилась. Девушка уже забыла, каким может быть ее возлюбленный, когда зол.

— Все, я поняла, — подняла девушка руки изображая миролюбивый жест.

В пару шагов преодолев разделяющие их расстояние, мужчина схватил Лили за горло и прошептал ей на ухо:

— Ты начинаешь потихоньку забываться, Лили. Еще раз посмеешь сунуть нос куда не просят, и я зашвырну тебя так глубоко в Ад, что и дьявол не отыщет, — мужчина чувствовал сковавший блондинку страх, — А можно отдать тебя поразвлечься? Симтам, например, — холодно и гадко улыбнувшись, мужчина с силой отшвырнул от себя нерадивую любовницу. Он прекрасно знал, болевые точки девушки, — Считай это последним предупреждением, Лили. А теперь пошла вон и не попадайся мне на глаза, пока не понадобишься.

Лили вылетела из кабинета полыхая от злости и вместе с тем до сих пор ощущая омерзительные щупальца страха. Какой же он урод! Обращается с ней немногим лучше, чем со своими обычными игрушками!

Но как бы зло и обидно не было, Лили понимала, злить мужчину себе дороже. Он намного сильнее и не пожалеет ее в случае нарушения правил. Девушка слишком хорошо помнила что с ней было, когда она последний раз пошла ему наперекор. С тех самых пор, она люто ненавидит симтов. Что же, придется пока затаиться, Лили прекрасно знала, что долго он без нее обходиться не сможет.

Когда наглая особа наконец покинула помещение, мужчина вернул свое внимание девушке на улице и его челюсти снова сжались. А она оказалась глупее, чем он думал. Он дал ей шанс, и даже напутствие не появляться тут. И оставил шанс вернуться… И вот она снова тут, даже не подозревая, на что подписалась.

Всю неделю он провел, стараясь не вспоминать девушку. Катрина Миллер — графская дочка, отказавшаяся от уготованной жизни, чтобы стать журналисткой. Глупая девчонка, мечтала сделать быструю карьеру за его счет. Однако она себя переоценила. Обычно с «кротами» у него был короткий разговор, но в этот раз, что-то пошло не так. Мужчина не мог объяснить сам себе, почему он еще не избавился от девчонки. Более того, старался уберечь ее от самого себя. Подобное непонимание самого себя, приводило его в ярость. Еще и имя свое ей назвал, что вызывало у привыкшего все контролировать мужчины, немое изумление.

Но хватит! Он слишком долго играл в «хорошего парня». Если девчонка не усвоила урок, то ей же хуже. Пришло время ей понять, чего может стоить излишняя любознательность, а ему наконец избавится от наваждения, которого он прежде не знал.

***

Работа на свежем воздухе конечно хорошо, но сильно выматывает. Попав в свою комнату, Кэт без сил рухнула на постель и даже лишний раз пошевелиться было лень. Надо сходить поужинать, но черт, как же не хочется вставать! Может ну его, ужин этот?

Но Кэт была достаточно разумной, чтобы не пренебрегать в пустую собственным здоровьем и поэтому через полчаса, она сидела за большим столом, в окружении таких же уставших людей. Утолив голод, девушка легла спать, и отключилась только ее голова коснулась подушки.

— Ты зря сюда вернулась, Катрина, — услышала девушка знакомый, гипнотический голос, — Я ведь говорил тебе держаться подольше от этого дома?


Кэт испуганно озиралась, но темнота была слишком густой и она не могла понять от куда звучит голос. И не придумала ли она его себе.


— Кто ты? — прошептала она, — Где ты?


— Уходи, — послышалось из темноты, — Уходи от сюда и не возвращайся,


— Хватит со мной играть! — повысила голос Кэт, — Покажись наконец!


Но комнату окутал неясный туман, и девушка снова провалилась в зыбкую пучину сна.


Распахнув глаза, и выключив назойливый будильник, Кэт встряхнула головой, не в силах изгнать из головы странный сон. Нет, похоже она и вправду сходит с ума. Может сон и новый, но персонаж в нем старый. И почему ей кажется, будто это некое предупреждение и чувство тревоги, что гнездилось в груди, стало еще больше?

— Так, хватит, — пробормотала Кэт, — Работа не ждет.

Только вот уверенность девушки уже заметно пошатнулась. Работа горничной ее интересовала мало, а вести расследование было банально страшно. Этот чертов мужик уже уйму времени не дает ей во снах покоя, что же будет, если она встретит его в живую? Может в самом деле, послать все куда подальше и сваливать от сюда?

Но Кэт была слишком упряма, чтобы так легко пойти на поводу собственных страхов и сдаться. Приняв душ, девушка зашла в комнату и едва сдержала крик, увидев на заправленной постели черную розу.

Да что же такое происходит? Кэт стало страшно. Схватив цветок, она поспешно выкинула его, и остаток времени старалась унять бешено колотящееся сердце.

Весь день Кэт была сама не своя. Инстинкты кричали бежать, но прогматичный ум требовал действовать. И разрываясь надвое, девушка продолжала на автомате обихаживать поверхности баснословно дорогой мебели.

Ночью сон повторился. Обладатель чарующего голоса ругал ее за глупость и гнал прочь, и снова после водных процедур, Кэт нашла черную розу.

Повторилось все и на следующий день. И еще через день. Находясь на грани нервного срыва, Кэт решилась, все, хватит! К чертям все статьи и расследования, ей надо убираться из этого особняка.

Но Кэт не была бы собой, если бы под конец не решилась на отчаянную глупость. Девушке казалось, что она не найдет покоя, пока наконец не увидит лицо этого загадочного мужчины. Ведь наверняка он ей так часто сниться, потому что более загадочных людей она еще не встречала. Он ребус — который ее разум старается решить на подсознательном уровне. Но если наконец-то завеса тайны падет, он оставит ее сны и она сможет жить спокойно. Именно поэтому, девушка вновь забралась в зал, где дважды слышала этот голос.

— Эрик! — решив не таиться, с порога позвала Кэт.

Ответом девушке была тишина. Это что, издевка? Когда она приходила сюда в поисках информации по этому дурацкому Диккинсону, этот Эрик вечно появлялся словно из под земли. А сейчас, она уже пять минут его ищет и ничего! Может его нет в доме?

— Да что за черт, — расстроено пробормотала девушка.

— Снова ты, — услышала она знакомый голос.

Повернув голову, Кэт увидела фигуру мужчины, облик которого опять был скрыт тенью. Он издевается, да? Он что, настолько уродлив, что так боится показать свое лицо?

— Я уезжаю сегодня, — твердо произнесла Кэт.

— Что же, думаю ты приняла правильное решение, — бархатный тембр притуплял волю, и девушка тряхнула головой, прогоняя наваждение. Она пришла сюда с определенной целью и не уйдет не получив желаемое.

— Выйди наконец на свет, — с вызовам потребовала Кэт, — Я всего лишь посмотрю на тебя и уйду от сюда.

— Нет, — коротко и лаконично.

— Да что с тобой?! — разозлилась девушка, — Ты что, неужели ты настолько уродлив, раз так людей боишься?

Устав в пустую чесать языком, Кэт уверенно направилась к мужчине. Не хочет сам выходить? Да плевать! Подойти, посмотреть, уйти. Все. Ей больше ничего не нужно.

— Стой! — было что-то такое в голосе ее тайного собеседника, что Кэт не смотря на весь свой настрой застыла, — Последний шанс, Катрина. Уходи из этого дома. Уходи, и забудь все, что тут видела, живи своей жизнью. Если откажешься, я покажу тебе не только свое лицо, но и много чего еще. Но просто поверь мне, иногда лучше не знать многие вещи. Любопытство сгубило слишком много жизней. Так что хорошенько подумай, готова ли ты заплатить жизнью и спокойствием, за свое стремление к истине?

Глава 6.


Кэт в ужасе уставилась на мужской силуэт. Заплатить жизнью? Девушке невольно вспомнились слухи окружающие этот дом и его хозяина. Неужели люди были правы? Кто, мать его, этот Эрик и его гребаный хозяин Диккинсон?

— Это шутка? — недоверчиво спросила Кэт.

— Отнюдь, — раздалось в ответ и послышался легкий смешок, — я абсолютно серьезен.

Нет, он точно издевается! Все, чего хочет Кэт, это увидеть наконец физиономию этого мужчины и свалить восвояси. Да, глупо отрицать, ей бы очень хотелось знать, чего такого скрывает этот Диккинсон, но не такой ценой! И почему ей так везет? Почему такой потрясающий голос, достался сумасшедшему? Сейчас Эрик, больше всего напоминал Кэт маньяка и ей отчаянно хотелось бежать.

— Слушай, Эрик, — осторожно начала девушка, — не хочу я знать никаких тайн. Мне бы лишь на лицо твое глянуть, да и то, не надо уже.

Кэт показалось, что она услышала вздох в котором смешались облегчение и разочарование.

— Вот и умница, — раздалось в ответ, — А теперь иди и забудь сюда дорогу.

Пулей девушка вылетела прочь, и в голове до сих пор стучали слова предостережения, пугающие до дрожи в коленках.

Кэт была обязана доработать до конца дня, после чего за ней должен был прибыть вертолет, чтобы доставить ее в Лондон. Занимаясь нехитрой борьбой с пылью, девушка была целиком погружена в свои мысли. Могла ли она подумать, о чем-то подобном, еще пару недель назад? Нет, конечно же, нет.

Журналистская любознательность, жгла сознание Кэт каленым железом. Недавно она рвалась сюда в поисках истины, ответов на вопросы, которые бы ее прославили. В итоге она было потеряла всякую надежду, а сейчас, все, о чем она жаждала узнать находиться так близко! Буквально нужно лишь руку протянуть, в точнее дать согласие на все то, о чем говорил Эрик. Но насколько серьезна опасность, и не вынесет ли она самой себе приговор, сказав заветное «да»?

Инстинкты, кричали Кэт бежать куда глаза глядят, но проклятое любопытство… Да и в самом мужчине было что-то такое, что притягивало девушку словно магнитом, а ведь она только голос его слышала.

Сейчас Кэт жалела как никогда раньше, что не послушалась Джину. Жила бы себе спокойно и не мучилась. Противоречия раздирали Кэт на части и она бы многое отдала, чтобы забыть этот дом, Эрика, его голос и вообще все, связанное с этим местом.

Да и сама формулировка, которую использовал мужчина, дабы предостеречь девушку, звучала пусть и пугающе, но вместе с тем жутко соблазнительно. Кэт не сомневалась, ее бы кумиры согласились на это не раздумывая ни минуты, но она всего лишь молодая зеленая девчонка, которой далеко до настоящего профессионала. С другой стороны, все с чего-то начинали, и это не далеко не худший вариант. Да и простое, человеческое любопытство никто не отменял.

Как назло, даже посоветоваться ей было не с кем. Кэт не сомневалась, ее друзья сейчас чертовски злы на нее, за то, что она уехала ни слова не сказав. Да и в их ответах она не сомневалась, а ей бы нужно непредвзятое мнение. Да только где найти такого советчика?

«Что же ты скрываешь, Эрик? Почему не хочешь показать мне свое лицо?» — думала в отчаянии Кэт.

Чем ближе был вечер, тем сильнее становилась буря в душе девушки. Кэт и сама не заметила, как самой большой ее головной болью, стал загадочный обладатель гипнотического голоса. Нет, она не перестала желать узнать как можно больше о хозяине дома и его тайнах, но Эрик занимал слишком большую часть ее мыслей. Да что за одержимость такая?

И когда до конца рабочего дня оставалось полчаса, Кэт решилась. Она должна узнать все, что может рассказать ей Эрик, иначе до конца своих дней не найдет покоя. Как там говориться? Лучше жалеть о том, что с делано, чем о до конца жизни корить себя за упущенный шанс. А в том, что больше шансов узнать что-либо у нее не будет, Кэт не сомневалась. Да она даже к дому этому больше подойти не сможет!

— Эрик! — уже второй раз за этот день, Кэт стояла в шикарном зале и звала загадочного мужчину, — Где ты?

Освещение зала было сейчас как никогда слабым, и оттого казалось каким-то зловещим. Для верности крикнув еще пару раз, Кэт хотела уже было уйти, и направилась к двери, как ощутила до дрожи знакомые руки на своих плечах.

— Я боялся, что ты передумаешь, и совершишь этим самым огромную ошибку, — тихо произнес ей на ухо завораживающий баритон, — , но вместе с тем я рад этому. Ты слишком соблазнительно-аппетитная.

И почему от этого казалось бы комплимента, по венам Кэт пронесся леденящий душу страх?

— Почему ты не можешь просто показать мне свое лицо без всяких условий? — прошептала девушка, дрогнувшим голосом.

— Потому что ты тогда не сможешь меня забыть, — послышалось в ответ.

Кэт невольно нахмурилась. Уж слишком слова этого Эрика отдают нарциссизмом. Кем он, черт его дери, себя возомнил?!

— Ну так что, ты решила пожертвовать всем в поисках истины? Хочешь узнать все тайны и познать настоящие страх и боль, которые навсегда изменят твою жизнь, если выберешься от сюда? — звук этого голоса завораживал, лишал воли и Кэт проклинала себя за слабость.

Девушка четко слышала каждый удар своего сердца. В голове полыхал красный огонек оповещающий об опасности, разум требовал бежать, но Кэт никак не могла сказать «прощай» и просто уйти. И дурой она не была, понимала, что скорее всего пожалеет о своем решении, но все же неуверенно кивнула.

— Какая же ты оказывается дура! — воздух задрожал от гневного рева, — Я дал тебе кучу шансов уйти, но ты все равно идешь в лапы смерти. Что же, это твой выбор! А теперь можешь посмотреть на лицо зверя, худшего кошмара твоей жизни. Ведь с этого момента, твоя жизнь принадлежит мне!

Неожиданно помещение озарилось ярким светом, и Кэт заморгала ослепленная. В голове ее пульсом отдавались страшные слова, сказанные Эриком? Что значит, ее жизнь принадлежит ему?!

Когда глаза привыкли к яркому свету, Кэт впервые увидела мужчину, с которым пересекалась уже не раз и чьим голосом так восхищалась. И назвать стоящего напротив человека словом мужчина, было бы кощунством. Эрик был просто дьявольски красив. Высокого роста, крепкий, с иссия-черными волосами, которые почему-то отливали в красный. Его лицо… У Кэт не хватало словарного запаса, чтобы дать определение совершенство черт. Ей невольно вспомнилась девушка, которую она видела во время прошлого визита в этот дом. Если тогда она была уверена, что нет на земле человека краше, то сейчас могла бы забрать свои слова обратно. А может все дело в том, что Эрик мужчина и естественно его красота кажется Кэт с вполне традиционными наклонностями ближе и ярче. Но самым запоминающимся в облике были глаза. Их цвет… Кэт долго не могла подобрать точного названия, не голубой и не зеленый, и даже не бирюзовый. Мятный — вот было пожалуй более точным описанием. Темный и насыщенный, невольно привлекающий внимание. Но взгляд этих чудо-глаз обдавал таким холодом, были в них такие злоба и жестокость, что невольно выступали мурашки на коже. И душу Кэт объял ужас. Во что она ввязалась?

— Довольна? — презрительно поинтересовался мужчина, а Кэт как стояла столбом, так и продолжала стоять.

Слишком много чувств и эмоций навалилось на нее разом. Единственное, что Кэт четко осознала сейчас — она попала. При чем по-крупному. Надо было что-то сказать, постараться как-то выкрутиться, но девушка словно разучилась говорить.

— Катрина, глупая-глупая, Катрина, — с нотками какой-то грусти и сожаления произнес Эрик, — Твоя любознательность и тяга к истине, стоили тебе жизни.

Чего?! Кэт хоть и было до одури страшно, но его слова ее заставили встрепенуться.

— Жизни? О чем ты, Эрик? — пролепетала девушка.

— Ты так еще ничего не поняла, да? — усмехнулся мужчина, — Можешь считать, что с этого момента, ты умерла для внешнего мира. Никто тебе не поможет, никто не будет тебя искать, тебя похоронят и забудут. И лишь от меня зависит, сколько дней тебе еще отпущено. Ты больше не человек, не личность. У тебя нет прав. Ты — моя игрушка, сексуальная рабыня и еда в одном флаконе. И я начну с первой истины, для тебя я Хозяин, а не Эрик.

Кэт в шоке уставилась на бога в человечьем обличии. Он что, совсем что-ли? Что он несет? Она человек, и ей от рождения конституцией даны права! Кто он такой, чтобы говорить обратное?! Он псих, чертов маньяк и она идиотка сама пошла к нему в лапы! Правильно говорила ее мама, пытаясь подготовить дочь к будущему замужеству — «не смотри на внешность, ведь как правило — чем краше лицо, тем уродливее душа.» И Эрик доказывал правдивость сказанных когда-то слов на всю тысячу процентов.

— Ты совсем больной? — от шока вернулись и слова и голос, а мужчина как-то изумленно и вместе с тем недоверчиво сощурился, — Тебя в детстве роняли часто? Я не твоя собственность и не тебе решать, как мне жить и что делать! И вообще, позови своего начальника, я буду говорить теперь только с Диккинсоном.

На ее слова, Эрик рассмеялся. И это был искренний смех. Впервые за очень долгое время, он так просто и от души хохотал. Самонадеянность девчонки его забавляла, а непонимание ситуации смешило. Справившись наконец с приступом неуместного веселья, он произнес:

— Милая моя, я и есть Джон Диккинсон.

— Ты же сказал, тебя зовут Эрик, — пробормотала Кэт, совершенно сбитая с толку.

— У меня много имен, — не моргнув ответил Эрик-Джон, а Кэт поняла, что ситуация становится совсем плачевной.

— Мне все равно, — отмахнулась девушка, — Было приятно познакомиться, а теперь мне пора идти.

С этими словами, Кэт быстрыми шагами направилась к двери. Эрик, или Джон, или как там его, в мгновение ока настиг ее и схватив за волосы, с нечеловеческой силой отбросил в глубь зала.

— Ты не поняла? — раздался злобный рев, — Теперь ты моя собственность! Ты — никто и ничто. Меня забавляет твоя строптивость, но будь уверена, я быстро избавлю тебя от нее.

Как по команде в комнате появилось два человека-кошмара. Они подхватили оглушенную Кэт и потащили ее в один из коридоров. Девушка пыталась бороться, хотела вырваться, но все тщетно. Хватка у мужчин была как у питбуля.

«Господи, помоги мне!» — в ужасе думала Кэт.

Ледяное отчаяние охватывало душу. Слухи, окружающие Диккинсона были ошибочны. Он в сотню раз хуже, чем говорят люди. Маньяк, конченый псих. И самое мерзкое, Кэт некого было винить в положении, в которое она угодила кроме себя. Похоже на этот раз, глупое стремление знать правду, сыграло с ней злую шутку.

Глава 7.


Кэт толкнули в какую-то комнату, и девушка автоматически выставила руки, чтобы смягчить падение. Ее сознанием владели страх и паника. Кэт до сих пор ощущала хватку отвратительных, ледяных рук. Пока ее тащили по лабиринту коридоров, девушка точно разъяренная бестия пыталась вырваться, но силы были не равны. В вот она тут.

Оглядевшись, Кэт обнаружила, что находится в огромной комнате без мебели. На полу лежали матрацы, с тряпьем, которое должно было быть постельным бельем, но больше походило на тряпки для мытья полов. Так же Кэт увидела, что она тут не одна. Еще восемь девушек находилось в этой комнате. От их вида, по телу пробежала новая волна холода. Бледные, измученные с синими губами и темными кругами вокруг глаз, они походили больше на покойников, нежели на людей. На каждой было что-то наподобии рубашки из грубой ткани, длинной до колена, закрывающей горло и руки.

Решив разведать немного что к чему, Кэт подошла к одной из девушек.

— Привет, — осторожно заговорила она, — Я — Кэт.

Но девушка продолжала молчать глядя в одну точку. Создавалось впечатление, будто перед Кэт статуя, а не живой человек. Лишь слабое, хриплое дыхание, говорило об обратном.

— Слушай, — пробовала достучаться девушка до пленницы, — я плохо понимаю, что происходит. Помоги мне, а?

— Она не ответит, — раздался хриплый голос за спиной.

На Кэт смотрела такая же измученная, как и все остальные девушка. Разница была лишь в том, что она единственная, кто соизволил что-то сказать.

— Почему? Что тут вообще происходит? — затараторила Кэт, жаждая информации. Ведь знание ситуации явно лишним не будет.

— От куда ты? — без особого интереса спросила новая знакомая, не считая нужным даже представиться.

— Эээ, от сюда. В смысле из Лондона. В смысле я тут горничной работаю, — зачем-то сбивчиво ответила блондинка.

— Забудь, — без тени эмоций ответила собеседница Кэт, — Все забудь. Это, — девушка выразительно обвела взглядом комнату, — твое последние пристанище.

От слов новой знакомой, каждый волосок на теле Кэт встал дыбом. Что она такое говорит?!

— Меня будут искать, — девушка покривилась от того, как неуверенно прозвучал собственный голос.

— Не будут.

В голосе девушки, Кэт услышала такую обреченную уверенность, что невольно ужаснулась. Чтобы тут не происходило, это плохо. Очень и очень плохо. Чем промышляет этот ублюдок? Торговля людьми? Проституция? Или что?

— Все, кто мог бы тебя искать, будут уверены, что ты мертва, — и опять полная уверенность в голосе, — И лучше бы так и было. Поверь, если после первой же встречи с Хозяином ты не вернешься, можешь считать себя счастливицей.

В горле образовался противный ком, который Кэт никак не удавалось сглотнуть. Кем бы не была эта девица, она похоже безумна. А хотя… Разве сама ситуация, в которую угодила Кэт не оттает безумием?

— Что ты имеешь в виду? — прошептала Кэт, — Кто он вообще такой, этот Хозяин?

— Кто такой хозяин? — собеседница уставилась на Кэт безумными глазами, — Он — дьявол, Демон Ада. Его голос подчиняет и ты вроде все понимаешь, но не можешь ничего сделать. Он берет тебя и может часами всячески издевться над твоим телом, пить твою кровь, и лучший исход для любой попавшей сюда — смерть. От сюда не убежать. От него невозможно скрыться. И даже если тебе каким-то чудом удастся выбраться из дома, он все равно тебя найдет, где бы ты не пряталась.

От безумного монолога новой знакомой, Кэт застыла, а потом в ужасе попятилась от умалишенной девицы. Очевидно же, она тронулась умом. Так не бывает. Не может быть подобного в этом мире. Прогматичный разум журналистки, отвергал любой намек на чертовщину. Скорее всего, он просто маньяк со съехавшей крышей.

Не желая больше слушать бред, Кэт ушла в противоположный конец комнаты, но девушка продолжала истерически повторять:

— Он придет за тобой, и от него не спрячешься. Он дьявол во плоти. Лишь смерть подарит свободу… И станет хорошо.

Девушка продолжала повторять подобное, а Кэт хотелось закрыть уши руками. Что такого с ними делает это Эрик-Джон, что они похожи на призраков, при чем еще и безумных? Что бы это ни было, Кэт четко понимала, знать этого она не хочет. Но есть ли у нее выбор?

Мысли девушки лихорадочно метались в голове. Надо выбираться от сюда, срочно! В первую очередь, Кэт проверила дверь, которая конечно же была закрыта. Окна тоже не оправдали надежд. Во-первых, на них стояли внушительные такие решетки, а во-вторых, выходили они не на волю, а на атриум этого домища.

Ну и как выбраться? Кэт с головой накрыли отчаяние и одиночество. Понятное дело, эти забитые, молчаливые, тронувшиеся умом создания, ей не помощники. Глядя на девушек, которые когда-то возможно были нормальными, она мысленно поклялась себе, что ни за что не превратится в нечто подобное. Страшно подумать, каких высот достигло их смирение с ситуацией, раз смерть кажется им единственным возможным выходом.

— Ты, — раздался в комнате противный, шелестящий голос, — на выход.

Оглядевшись, девушка с ужасом поняла, что человек-кошмар, обращается к ней.

— Не-а, — помотала Кэт головой.

Не долго думая тот, подошел и рывком поставил ее на руки, при этом чуть не вывернув руку. Кэт зашипела от боли, и уже хотела высказать все, что думает о нем, как поняла, смысла это иметь не будет.

Снова ее тащили по целому лабиринту коридоров. Какой смысл запирать дверь их тюрьмы? Да от сюда без карты, хрен выберешься! И если по-началу Кэт пыталась запомнить дорогу, то после хрен знает какого поворота, бросила эту затею, так как это просто безнадежно.

Мужчина остановился у одной из дверей и открыв ее втолкнул девушку внутрь. В этот раз Кэт удалось удержаться на ногах. Девушка оказалась в большой комнате, погруженной в полумрак. В камине ярко полыхал огонь, а в самом центре, занимая лидирующее место, находилась просто огромная кровать на подиуме, при виде которой, Кэт испуганно сглотнула.

Ей совершенно не нравилось это место. Вроде вокруг ослепительная роскошь и вместе с тем уют, но в самом воздухе витали ароматы страха, боли, отчаяния и смерти. Кэт ощущала это своим нутром, и безумно хотела бежать из комнаты со всех ног.

— Добро пожаловать, Катрина, — услышала она знакомый голос, который вызывал мурашки на коже и отвращение в душе.

У Кэт было время подумать над плачевной ситуацией, в которую она угодила. Логика и здравый смысл подсказывали, криками и оскорблениями, она может добиться только агрессии. Девушка решила попробовать спокойно поговорить с мужчиной, хотя что-то подсказывало ей бесполезность данной затеи, но ведь попытка не пытка, верно?

— Эрик, — осторожно сказала девушка.

— Хозяин! — раздался гневный рев, от которого казалось даже стекла задрожали.

В Кэт рахом вспыхнули противоречивые чувства: страх и вполне естественное возмущение. Она не собака, чтобы у нее был «хозяин»!

— Слушай, — начала Кэт, — давай поговорим нормально. Мы оба взрослые люди и…

— Время разговоров прошло, — спокойным, но угрожающим тоном ответил Эрик, — много раз, я предлагал тебе уйти. Предупреждал тебя, но ты выбрала неверный путь, Катрина.

И разозлиться бы, и возразить хотелось Кэт, но ведь это правда. Мужчина дал ей кучу шансов, а она пошла на поводу разрушительного любопытства.

— Ну что с меня взять? — решила включить «дуру» девушка, — До меня вообще всегда медленно доходит. Взять хотя бы к примеру случай…

— Заткнись! — громогласно оборвал ее мужчина.

Сердце Кэт испуганно застучала, когда медленной, грациозной походкой, Эрик-Джон направился к ней. Свет упал на его лицо, и Кэт выпучила глаза, увидев перед собой вполне симпатичного, но ничем особо не примечательного шатена. Что за?

Невольно девушке вспомнилась их первая встреча, его голос, а потом человек-шпала с противным голосом. Объяснения данному феномену у Кэт до сих пор не было. А ведь в это дерьмо она вляпалась из-за собственного любопытства. Мужчина обещал ей ответы на интересующие ее вопросы, и пора бы их потребовать. Девушка понимала, что Эрик или Джон, или как его на самом деле зовут, не настроен на продуктивный диалог. Не хочет ее отпускать. Но вдруг он все же сдержит слово, и объяснит ей что происходит?

— Слушай, — начала Кэт осторожно, предпочитая никак не называть собеседника. От «хозяин» ее мутило, а от Эрик бесился мужчина, — , а ведь ты обещал мне не только лицо показать, но раскрыть какие-то тайны. И если уж я попала, то хочу знать, что тут вообще происходит. Кто ты такой? Чем занимаешься? Кто те девушки в комнате и что с ними? И почему, мать твою, ты выглядишь сейчас совершенно по-другому?

Склонив голову к плечу, мужчина сверлил Кэт задумчивым взглядом. Внешне он казался спокойным, что не могло не радовать девушку, но ей все равно было страшно. Знакомство с той сумасшедшей и компанией, заставило Кэт бояться.

— Твоя правда, — протянул мужчина приятным, но уже другим голосом, — И вопросов у тебя как вижу много. Свое слово я привык держать, так что спрашивай. Только по порядку.

Кет удивленно заморгала, удивленная согласием, на которое почти и не надеялась. Даже страх чуть отступил, вытесненный множеством вопросов. Так с чего начать?

Глава 8.


Слушая свое сердце, которое ускорило ритм от волнения, Кэт решила начать постепенно.

— Как тебя на самом деле зовут?

Отойдя от девушки на несколько шагов, мужчина опустился в кресло. Его на этот раз, карие глаза пристально следили за Кэт, лишая и без того шаткой уверенности.

— Эрик, — после короткой паузы ответил он, — При рождении меня нарекли Эриком Эдвардсом.

Хм, уже хоть что-то. Теперь Кэт, хотя бы определилась как называть его про себя. Но сразу же возникал другой, вполне логичный вопрос:

— Почему же тебя все зовут Джоном Диккинсоном?

— Я уже говорил, у меня много имен. И это — одно из них, — немного раздраженный тон, говорил о том, что этому Эрику, надоело обсуждать тему имен, — Дальше.

Но Кэт, не хотелось так просто сдаваться. Возможно, это единственный раз, когда он согласен отвечать на вопросы.

— Почему ты требуешь называть тебя «хозяин»? — даже в виде вопроса, Кэт скривившись, буквально выплюнула это слово, что не укрылось от мужчины, — Чем тебе нормальное обращение по имени не угодило?

Окинув Кэт немного разочарованным взглядом, Эрик все же ответил:

— А ты бы хотела, чтобы рабы или домашние животные называли тебя по имени, Катрина?

Кэт буквально закипела от злости. Урод! Он назвал ее животным! При этом еще и ответил в весьма издевательской форме, назвав полным именем. Девушка же ненавидела, когда употребляют ее полное имя, ей сразу вспоминалось нравоучения отца, которые начинались со слова «Катрина».

— Сейчас ты выглядишь совершенно по другому, почему? — спросила девушка, решив, что матами в мыслях и позже успеет его покрыть.

— Это мой дар, — загадочно оскалился Эрик, — один из многих.

— Да ну, на бред похоже, — пробормотала Кэт, отчаянно гоня от себя мысли о любых сверхъестественных явлениях.

— Да? — вскинул брови Эрик.

Встав с кресла, мужчина направился к Кэт, и ей понадобилось много выдержки, чтобы не попятится. Ее напускная храбрость забавляла Эрика, ведь он чувствовал исходящий от нее запах страха. Кэт же подобное поведение позволяло выглядеть менее жалкой, хотя бы в собственных глазах.

— А так?

Подойдя вплотную, шатен приподнял холодными пальцами подбородок девушки, заставляя ее смотреть ему в лицо. Пара мгновений, и перед Кэт уже знакомый человек-шпала, еще пара и она смотрит на своего друга Дена, а потом и вовсе на саму себя.

Отказываясь верить своим глазам, Кэт дернулась, вырывая свое лицо из оков холодных пальцев, и попятилась назад. Сердце стиснула паника, а кислорода перестало хватать. Боже!

— Да кто ты такой, черт тебя возьми?! — побелевшими от шока губами, прошептала блондинка.

— Кто я? — высокомерно ухмыльнулся мужчина в облике самой Кэт, — Люди называют меня Дьяволом, демоном, убийцей. Я худшее, что с тобой могло случится. Помнишь, я говорил о губительном любопытстве? Ты меня не послушалась, и теперь ты в моей власти. Я буду брать твое тело, и пить твою кровь. Такую пьянящую и сладкую, — как-то блаженно закончил мужчина.

К горлу Кэт подступила тошнота. Ей бы хотелось не верить Эрику, ведь подобное не укладывается в привычное понимание мира. Ее разум протестует, не желая принимать слова мужчины на веру, но… Факты, слишком многое из того, что она слышала и видела за последнее время, убеждает в правдивости его слов. Смена внешности, те девушки, их вид и слова, которые совсем недавно казались безумными.

— Ты — вампир? — зачем-то спросила Кэт, едва слышным шепотом.

— Вампир? — брезгливо скривился Эрик, — Идиотское слово, придуманное людишками и замусоленное киношниками. Я — бессмертный, хладнокровный, живой мертвец, если угодно, хотя мне ближе всего — проклятый.

Тело Кэт начала сотрясать крупная дрожь, на глазах против воли выступили слезы — совершенно дурацкая реакция организма на шок. Силясь унять истерику, девушка каким-то чуть визгливым голосом выпалила.

— Да сними ты уже мою внешность! Раздражает! Как ты на самом деле выглядишь?

Ни как не отреагировав на вспышку эмоций, Эрик принял свой врожденный облик, а именно стал тем самым роковым красавцем, который несколько часов назад впервые показался Кэт. Порой, мужчине казалось, еще немного, и он сам забудет, как на самом деле выглядит. Слишком много лиц он примерил, и к некоторым даже привык.

— Что со мной будет? — всхлипнула Кэт, проклиная себя за позорные слезы, — Ты убьешь меня, да? Хотя нет, сначала изнасилуешь, вдоволь развлечешься, а потом убьешь, верно?

— Да.

Коротко и безапеляционно. И если до этого Кэт, еще питала какие-то глупые иллюзии, надеялась не понятно на что, то теперь все это разбилось о короткое «да».

— Зачем тебе это? — жалостливо пискнула девушка.

Услышав подобный вопрос, Эрик расхохотался. Она в самом деле не понимает, строит из себя дуру или отупела от страха? Краем сознания, мужчина отметил, что уже второй раз за короткий срок, он от души веселиться с нее. А это, мягко говоря странно. Эрик отличался скверным, даже для представителей его вида, характером. Многие были свято уверены, чувство юмора, да и вообще способность смеяться не заложены в нем с рождения.

— Это моя природа, Катрина, — ответил он, подавив приступ смеха.

— Кэт, — резко оборвала девушка.

— Что? — приподнял Эрик бровь.

— Кэт, — повторила девушка тихо, коря себя за несдержанность, — ненавижу когда меня называют полным именем.

Так, все, хватит. Эрик начал злится на самого себя за излишнюю мягкость. Видя это, девица начала наглеть, а это последнее, что ему надо. Ему не нужен ее характер, или ее мнение. Только страх и подчинение. Пора показать ей, ее место.

Сделав резкий рывок в направлении девушки, он схватил ее за горло и сжал пальцы, вызывая нехватку кислорода. Руки Кэт взметнулись к стальным тискам в виде пальцев мужчины, стараясь их разжать, но все безрезультатно. Их и силы были даже отдаленно не равны.

— Боюсь, Катрина, ты так и не поняла суть происходящего, — прошипел Эрик в губы девушки, — Не тебе мне условия ставить. У тебя нет права голоса или выбора. Ты — моя вещь. Как те восемь, что заперты в комнате. И сегодня, я и так позволил тебе слишком много, и то лишь потому что дал слово рассказать правду. И теперь, пришло время развлекаться.

С этими словами, мужчина отпустил горло Кэт, и пока та хватала ртом воздух, легким движением разорвал платье на девушке. Сообразив, что происходит, блондинка с небывалой прытью отскочила прочь, прикрывая свое тело, на котором осталось лишь нижнее белье.

— Нет, — замотала Кэт головой, и новая порция предательских слез затуманила взор, — Пожалуйста, не надо.

— Плачь сколько хочешь, — хищно улыбнулся мужчина.

— Эрик, пожалуйста, — молила девушка, в ужасе от безвыходности собственного положения.

Брюнет глянул на девушку, ее огромные, голубые как весеннее небо глаза, были полны безысходного ужаса и слез. Для него такое не в новинку. Его игрушки часто умоляли его не трогать и отпустить их, и Эрика никогда не трогали эти мольбы. Он легко мог заставить высохнуть слезы, ведь кровь наслаждающейся женщины куда слаще. А что происходило потом, их душевное и физическое состояние его не волновали. Они всего лишь расходный материал. Многих, он увлекшись убивал в процессе, кто-то умирал спустя время, в кто-то снова в итоге скрашивал его досуг.

Выбросив из головы все лишнее, Эрик придал голосу столь необходимую, гипнотическую нотку, на полную включая свой дар подчинения.

— Ну что ты, сладкая Катрина, — прошептал он, подходя вплотную, проводя пальцем по нежной щеке, — Расслабься, не надо слез. Доверься мне, и познай наслаждение и боль в полной мере. Позволь себе познать новые грани удовольствия.

Девушка застыла, и Эрик уже мысленно праздновал победу. Она в его власти и будет делать и чувствовать, что он прикажет. Но блондинка внезапно слабо покачала головой, и прошептала:

— Я не хочу.

Впервые, за черт знает сколько лет, Эрик испытывал подобное. Недоумение, сменилось недоверием, а в последствии шоком. Этого не может быть! Ни кто, ни единый человек еще не сказал ему «нет». И дело было не в желаниях людей, а в силе способностей, которые он укреплял и развивал много веков.

— Нет? — вкрадчиво прошептал брюнет, призвав спокойствие и делая новую попытку подчинить себе волю девушки, — Я похоже ослышался.

— Ты не ослышался, — всхлипнула Кэт, — Отпусти меня, Эрик. Пожалуйста.

Уставившись на девушку, как на инопланетянина, мужчина даже не обратил внимания, на фамильярное обращение. И что теперь ему делать? Просто взять ее силой, вопящую и брыкающуюся? Соблазнительная перспектива, но Эрику от чего-то не хотелось так поступать.

На смену шоку пришла ярость. Холодная и расчетливая. Какая-то деффективная девчонка не лишит его удовольствия! Он заставит ее подчиниться, получит то, чего так хочет. Так всегда было, есть и будет. Но прямо сейчас, придется отступиться от изначального плана.

— Ты еще будешь умолять меня, овладеть тобой, — тихим голосом, в котором проскальзывала злость, прошептал мужчина, — А пока, я просто чуть перекушу тогда.

Кэт и осознать не успела происходящего, как тело обожгло острой болью, эпицентром которой была шея. Ощущение было… знакомым! Как и в прошлый раз, помещение начало плыть перед глазами, но Эрик оттолкнул ее от себя прежде, чем сознание покинуло Кэт.

Оглушенная и испуганная, Кэт подняла глаза на своего палача, и ощутила новый приступ ужаса, увидев два кроваво-красных глаза, с бешенством взирающих на нее.

А Эрик действительно был зол. Слишком хороша ее кровь и он опять чуть не потерял контроль! Такими темпами, он убьет ее раньше, чем получит желаемое. И он злился, на нее, за неподчинение и на себя, за несдержанность. Эрику было страшно даже представить, как сладок будет нектар ее крови во время оргазма, если даже сейчас ее вкус — лучшее, что он пробовал за все время своей долгой жизни. И когда он получит свое, то насытится вдоволь. Но для Кэт, хорошего в этом будет мало. Очень мало.

Двери открылись, и вошли два человека-кошмара, подхватив под руки слабое тело Кэт, они потащили ее прочь. Девушка обреченно понимала — это лишь начала ее Ада. Но прямо сейчас, измученная физически и морально Кэт, позволила себе отпустить борьбу и уплыть в темноту.

Глава 9.


Кэт пыталась сфокусировать взгляд и когда ей это удалось, наткнулась на недавнюю собеседницу, которая смотрела на нее с нескрываемым интересом.

— Что? — просипела девушка, с великим трудом сев на матраце.

— Что ты сделала? Почему хозяин так ненасытен? — прощебетала та, — Твоими стараниями двое уже получили свободу, вскоре и Сесиль обретет покой.

Девушка покосилась в сторону, и проследив за ее взглядом, Кэт невольно вскрикнула. Через четыре места от нее, на таком же матраце лежала девушка со светлыми, отдающими в рыжий волосами. Ее кожа приобрела тот необычный оттенок, некую прозрачность, которая бывает лишь у умирающих, не имеющих шанса выкарабкаться. Не менее жутким зрелищем, была рубашка, во многих местах пропитавшаяся кровью.

Неужели это она повинна в этом ужасе? В смерти человека? Точнее трех. В отчаянии Кэт замотала головой. Нет. Нет-нет! Это не может быть правдой! Она не может, не готова нести такой крест!

— Они благодарны тебе, — услышала девушка успокаивающий голос соседки, которая видимо заметила, бурю в душе Кэт, — Не знаю что ты сделала, но благодаря этому мучения троих подошли к концу.

Не так. Не хочет Кэт, ТАК помогать этим несчастным девушкам. Бросив взгляд на умирающую, Кэт не выдержала и разразилась слезами, которые опустошали и без того скудный запас сил.

— Тише, — девушка внезапно осознала, что ее мягко обняли, — Не нужно винить себя. Тут это не зло, а благо.

Еще пару минут, Кэт боролась со слезами, и наконец в последний раз всхлипнув, отстранилась от девушки.

— Как тебя зовут? — задала она давно интересующий ее вопрос.

— Кира, — впервые новая знакомая улыбнулась Кэт нормальной, искренней улыбкой, — Скажи, что ты сделала?

Да почему она постоянно это спрашивает? Но оглядев забитых созданий, деливших с ней комнату, которые с надеждой поглядывали на дверь, она все поняла. Эти несчастные настолько перестали верить в шанс выбраться от сюда, что лишь отмучиться поскорее хотят. Оттого и интерес, как же можно вывести монстра на эмоции.

— Я просто отказалась с ним спать, — прошептала Кэт.

— Что? — выпучила Кира глаза, — Как?

— Обычно, — пожала плечами девушка.

Кира отвернулась от нее и снова принялась что-то бормотать, разрушая иллюзию собственной нормальности. Кэт же мысленно вернулась на несколько часов назад. Она покривила перед новой знакомой душой, сказав, что ей было легко сказать Эрику «нет».

Напротив, это было весьма не просто, ужас мешал связно мыслить, а его голос лишал воли. Кэт и сама не знала откуда пришли необходимые для сопротивления силы. Девушке казалось, что она даже разглядела на красивом лице что-то похожее на потрясение.

Девушка легла обратно на жесткий матрац, и мечтала уснуть. Но сна не было. Тогда Кэт постаралась абстрагироваться от внешнего мира. От жуткого звука слабого, прерывистого дыхания умирающей и редкими, едва слышными стонами. От этого Ада. Чтобы не говорила Кира, Кет никак не могла избавиться от чудовищного чувства вины, пожирающего душу. Три смерти… Она косвенно повинна в трех смертях. Господи! Как с этим дальше жить?

И тут же она поняла быссмысленность собственных терзаний. Возможно ей и самой осталось жить считанные дни, а то и часы. Так к чему самоедство?

Раньше девушка и предположить не могла, что платой за любознательность, может стать плен у монстра. В том, что Эрик чудовище, Кэт убедилась на собственной, и не только шкуре. В голове девушки, привыкшей жить в цивиллизованном и мире, где все можно было объяснить с логической точки зрения, происходящее укладываться никак не хотело. Тяжело прожженному скептику, коим являлась Кэт, признать, что монстры, о которых рассказывают в страшилках и фильмах, реальны.

Вампир… Эрик вампир. Настоящий. Не выдуманный, а существующий здесь и сейчас. Чудовище, без души и сердца. Не способный чувствовать как человек, не знающий жалости.

Он вроде бы ответил на вопросы, как и обещал, вот только после таких истин, вопросов стало еще больше. Насколько правдивы легенды? Правда ли, что вампиры боятся солнца, серебра и так далее? Много ли их среди людей? Но Кэт не была уверена, что хочет это знать, хотя и понимала, то, что узнала она, наверняка лишь капля в море. Да и какой смысл забивать этими вопросами голову? Эрик сто процентов не будет ей отвечать, по его мнению вечер разговоров прошел. Он видит в ней что-то между рабыней и домашним животным, с мнением которого не нужно считаться. Кэт сейчас должна собирать силы, чтобы противостоять ему. Не превратиться в одну из безвольных кукол, что окружают ее сейчас. Но вот хватит ли ей этих сил? Кэт этого не знала. Наконец спасительный сон открыл девушки свои объятия, даря покой. Пусть и не на долго.

***

Густая, теплая кровь приятно ласкает обнаженную кожу, а тугая плоть обволакивает пульсирующий член. Еще несколько рывков, и Эрик позволяет себе блаженно кончить. Откатившись от любовницы, мужчина наконец-то отмечает столь необходимые ему ощущения не только сытости, но и расслабленности. Эмоции улеглись, и брюнету удалось взять под контроль свои чувства и мысли. Сейчас он ощущает себя умиротворенным и довольным человеком, если такое слово вообще применимо к Эрику. Но чего это стоило!

— Да что с тобой такое?! — гневно вопрошает его Лили.

Девушка давно привыкла к тому, что нежности от мужчины ждать не стоит. В постели он всегда был максимально груб и даже жесток, но не до такой же степени! Если обычно Лили получала наслаждение от их мегажесткого секса, открывая в себе мазохистку, то сегодня кроме боли блондинка не получила ничего. Она была шокирована, зла и откровенно разочарована. Столько сил она прикладывает, для поддержания красоты, а в итоге этот козел превращает ее в черти что!

— Какого дьявола на тебя нашло?! — продолжала кричать Лили, ей сейчас было не до страха, который она обычно испытывала в обществе любовника, — Что так пошатнуло твою хваленую выдержку, Джон, что ты стал похож больше на животное, нежели на мужчину?!

Переведя взгляд на любовницу, Эрик отметил, что пожалуй и вправду перегнул палку. Всегда холеная и красивая Лили, была похожа на кусок освежеванного мяса. Множество, как мелких, так и крупных ран, оставленных когтями мужчины на ее теле кровоточили. И будь девушка человеком, то непременно была бы мертва. Но Лили была сильной и очень выносливой, несмотря на внешнюю хрупкость, и мелкие царапины уже начали усиленно затягиваться. Но зрелище было по истине жутким, с точки зрения простого человека.

— Ну чего ты молчишь, как крови в рот набрал?! — продолжала бушевать Лили.

— А чего ты хочешь услышать? — лениво протянул Эрик, — Вообще не понимаю, чего ты тут крик разводишь. Через несколько часов не останется и следа. Так что угомонись.

— Ты чудовище, Джон! — завизжала Лили в бешеной злобе. Она-то надеялась, что он хотя бы извиниться, но как же, от него дождешься, — Ты хоть представляешь, сколько времени и ресурсов нужно мне теперь на восстановление?

Эта истерика уже начала утомлять мужчину. Он конечно понимал, что поступил некрасиво, по отношению к единственной постоянной женщине в его жизни, но извиняться не в его стиле. А еще его забавляло, что Лили называла его Джоном. За время знакомства, она называла его еще Стефаном и Ульямом, а вот настоящего имени Эрик ей так и не назвал. Его самого это поражало, женщина, с которой он более века живет под одной крышей, понятия не имеет как его зовут, зато это знает его новая игрушка. Деффективная девчонка.

— Закрой рот, и выметайся! — рыкнул он, заставляя блондинку замолчать, — Ни чего страшного не случилось, и терпеть твои истерики я не собираюсь.

— Да пошел ты к черту! — психанула Лили, полная праведного гнева и обиды, — Только приди еще ко мне!

С этими словами, девушка вылетела прочь, громко хлопнув дверью. Не будь Эрик так доволен жизнью и расслаблен сейчас, Лили дорого бы заплатила за свое поведение. Но он предпочел закрыть глаза на поведение обиженной любовницы. У него и без нее было о чем подумать.

Катрина. Что же не так с этой девчонкой? Как она, простая человечишка, может противится ему и его силе? Подобное на своей практике Эрик встречал впервые. И эта неудача вылилась в итоге в поток агрессии и злобы. Он жаждал крови и секса, ища в них успокоение. Это стоило жизни трем девушкам из его гарема, которые смогли утолить только жажду. И то, каждый раз наслаждаясь горячей кровью, он понимал, не то. Никто не мог сравнится с Катриной. Для удовлетворения похоти и звериных наклонностей в интимном плане он и вызвал Лили, и как итог — скандал. Он сорвался, впервые за несколько веков сорвался и испытывал что-то наподобии отвращения к себе. Уже давно он не позволял слабостям или эмоциям, взять над собой верх.

Приняв душ, Эрик продолжал гадать как ему быть с новой игрушкой. Устав ломать голову, мужчина решил связаться с одним из немногих своих друзей — Яном.

Ян обожал историю их вида, и если кто и мог объяснить встречалось ли подобное раньше, и что это значит, то это он. Ян был полной противоположностью скрытному и угрюмому Эрику. Вечный оптимист, обожающий публичную жизнь, чем всегда напрягал брюнета. Ведь в отличии от Эрика, у Яна не было дара перевоплощения и в любой момент кто-нибудь из смертных мог заметить сходство между нынешним богачом и человеком, жившим в другую эпоху. Эрик считал это халатностью и неосмотрительностью, а учитывая, что Ян вдвое старше, еще и преступной глупостью. Друг же искренне полагал, что Эрик зануда, не умеющий извлекать выгоду из дара вечной жизни. В отличии от брюнета, Ян не приемлил слова проклятые, и считал свое долголетие волшебным даром.

Набрав номер друга, Эрик какое-то время, слушал гудки, и наконец абонент изволил ответить.

— Эрик! — как всегда слащаво-позитивно, — Давно от тебя ничего не было, чувак!

Брюнет чуть трубку не выронил от такого обращения. И это бессмертный, которому более тысячи лет?! Как губка впитывает дерьмо из каждой эпохи!

— Доброго дня, Ян, — поприветствовал друга Эрик, предпочитая не акцентировать внимание на жутком сленге, — Ты ведь у нас историк, верно? Не мог бы ты разузнать для меня кое-что?

Глава 10.


Кэт проснулась от того, что кто-то настойчиво тормошил ее за плечо. Девушке не хотелось покидать уютный мир снов, но неизвестный нарушитель спокойствия был настойчив.

— Кэт, — услышала она женский голос и открыв глаза увидела Киру, — просыпайся. Тебе нужно поесть.

Сев на своем неудобном ложе, девушка увидела отменный стейк. А глянув на подругу по несчастью, уловила в ее взгляде нотки зависти. Желудок Кэт жалобно заурчал, и девушка с аппетитом принялась за еду, отрезав часть новой подруге.

— Никому еще не приносили подобной еды, — пояснила Кира, — Даже после встреч с Хозяином.

Лучше бы Кира молчала. Её слова породили воспоминания, предшествующие этому празднику живота. Кэт бросила взгляд на матрац, где лежала девушка и увидела, что там пусто. Уловив ее испуганный взгляд, Кира кивнула.

Аппетита как не бывало и тошнота резко подкатила к горлу. Отбросив в сторону столовые принадлежности, Кэт пулей понеслась в туалет. Три смерти! Она повинна в трех смертях!

Когда ужасные спазмы утихли, девушка подошла к раковине и умылась ледяной водой. Такой роскоши как зеркало, тут не имелось, да Кэт и не особо расстраивалась по этому поводу. Само по себе наличие отдельной комнатушки с туалетом и спартанским душем, уже было счастьем.

Но если с бунтующим желудком Кэт справиться удалось, то вот от ощущения болезненной вины и горечи, девушка не знала как избавиться. Что он за чудовище, этот Эрик? Как так можно, ведь они же были людьми, личностями, у которых были любимые люди, мечты, планы…

«Он вампир, бездушная тварь, вот кто он» — пронеслось в голове Кэт, и она была полностью согласна с этим заключением.

А еще он хочет ее… В прошлый раз ему не удалось сломить ее волю, что разозлило монстра, но перед тем как припасть к ее шее, мужчина пообещал Кэт, что так или иначе, она будет его. Точнее, он уверен, что Кэт сама будет умолять его овладеть ей. На это утверждение, девушка лишь фыркала, уверенная, этого уж точно никогда не будет.

Немного успокоившись, Кэт вернулась в комнату, где Кира, чуть ли не насильно заставила ее доесть стейк. Казавшееся еще недавно таким восхитительным мясо, сейчас казалось безвкусным и девушка с великим трудом осилила остатки порции. Подруга по несчастью утверждала, что это уникальное везение, настоящий праздник, так как обычно тут кормят дрянью.

В правдивости слов девушки, Кэт в последствии убедилась наглядно, когда в следующий раз им всем принесли нечто, напоминающее застывшую овсянку. На это, даже смотреть было неприятно, не то что есть. Но Кэт, которая понимала, что силы ей нужны, а голодовка не способствует появлению онных, с трудом заставляла себя съедать любую дрянь, которую приносили как еду.

От чудовища-Эрика, не было ничего уже два дня. И Кэт была вроде рада данному факту, но не затишье ли это перед бурей? Девушка этого не знала, и ей лишь оставалось мучиться неизвестностью.

Нахождение в этой комнате, пропитанной смирением и отчаянием, плохо сказывалось на без того расшатаном душевном состоянии девушки. Порой Кэт казалось, она близка к помешательству. Но блондинка изо всех сил подбадривала себя. Она не станет такой как эти девушки. Не превратится в безвольную куклу, ищущую в смерти спасение. Нет. Ни за что. Черпая силы в злости, Кэт продолжала ждать, сама не понимая чего.

***

Сделав звонок другу и получив обещание помочь, Эрик безуспешно ждал ответного звонка, более полутора суток. И когда он уже решил, что Ян ничего не нашел или просто кинул его, тот появился на пороге его дома, в окружении немногочисленной свиты, брюнет был мягко говоря, удивлен.

После устройства гостей, двое, как называл их сам Эрик, проклятых, устроились в его кабинете.

— Ну? — ощущая раздражение от нетерпения спросил Эрик, — Тебе удалось что-нибудь узнать?

— Ты во мне сомневался, чувак? — наигранно обиженно спросил Ян, а Эрик скривился от клоунства друга и отвратного словечка, — Должен тебе сказать, ты охрененно везучий, сукин сын!

Эрик окинул друга скептическим взглядом. Воодушевление Яна ему уже не нравилось. Что бы там ни было, брюнет не верил в то, что это может быть чем-то хорошим.

От Яна же не укрылся настрой Эрика. Ему не раз отчаянно хотелось приложить того головой обо что-нибудь твердое. Ну как так можно? Ему от жизни достался уникальный дар долголетия, а он тратит подобное чудо на отшельничество и ко всему относится изначально с долей враждебности. Зануда — одним словом.

Сам же Ян считал, что он-то как раз и понимает смысл долгой жизни. Можно жить, почти ни в чем себе не отказывая, не опасаясь через несколько лет откинуть копыта от церроза печени. Природа им дала не только долгую жизнь, добавила каждому свои способности, да ещё и красоту с обаянием, которые притягивали людей, в придачу. Сам Ян имел пшеничного оттенка волосы, и как оно принято у представителей их вида, зеленые глаза, подобных которым люди не имели. Слишком уж насыщеным был оттенок. Плюс к этому неплохое телосложение и высокий рост. В общем, чем-чем, а самомнение и любовью к жизни, Ян обделен не был.

— И в чем же это выражается? — задал Эрик вполне логичный вопрос.

— Избранная. Ты ведь слышал легенду? — услышав сей бред, брюнет испытывал непреодалимое желание покрутить пальцем у виска.

Конечно же он слышал ее. Эту чушь в обязательном порядке должен был запомнить каждый вновь обращенный, как и еще множество всего. С незапамятных времен, существует поверье о двух половинках одной души. И если люди вполне себе могут любить и жить счастливо и не со своей избранной половинкой, то у бессмертных все сложнее. Проклытые, или как их называли люди — вампиры, могли иметь какой угодно характер, увлечения и даже могли испытывать что-то вроде привязанностей. Но вот настоящие романтические чувства, а попросту любовь, в их мертвых сердцах могла побудить только встреча с избранной, или избранным, это уж от пола зависит. Как гласила легенда, только вторая половинка могла заставить снова биться мертвое сердце. Так же, избранная настоящий дар для бессметного, сулящий вечное счастье, или проклятие обрекающее на ад до конца его дней. Эрик к этим росказням относился с откровенной насмешкой, считая их сказками для дураков.

А вот Ян похоже был убежден в обратном, и поэтому всеми силами сейчас пытался убедить друга в правдивости легенды.

— Эрик, чтобы ты там не думал, а это правда! — настаивал Ян, — Вот, посмотри, — блондин открыл какую-то древнюю книгу, — реальное подтверждение из летописи. Кроме того, на это указывают все признаки. Девушка легко выводит тебя на эмоции и способна противостоять твоим способностям. Эрик, не будь ты таким ослом!

Вчитавшись в текст, Эрик не удержал победного, скептического смешка.

— Два случая? Ты серьезно, Ян? — ухмыльнулся брюнет, — Скорее у них были просто проблемы с головой, и избранные тут не при чем.

— Ты не выносим! — разозлился блондин, — Тут рассказано только о представителях высших сословий, а сколько в те времена было простых бессмертных, о жизни которых ничего не известно?

Все, — оборвал Эрик поток ереси, — Ни в каких избранных я не верю и если тебе не удалось найти нормального объяснения данной аномалии, то встретимся за ужином.

— Хорошо, — разочарованно согласился Ян, про себя рассуждая, как убедить упрямца, — Ты же покажешь мне ее? А может и попробовать дашь? Она же простая рабыня, — хитро про говорил блондин.

— Посмотрим, — буркнул Эрик, и от Яна не укрылось нежелание того делиться.

Когда дверь за другом закрылась, Эрик с раздражением опорожнил стакан виски. И как этот идиот додумался до такого бреда? Неужели лень было поискать, что на самом деле может быть причиной аномалии и как с этим бороться?

Избранная! Ну да, конечно. И Ян, проклятый, которому уже около тысячи трехсот лет, верит в такие сказки. Смешно. Прожить такую длинную жизнь, и так и не повзрослеть. Эрик был скептиком в вопросах почти всех поверий и легенд. Во всяком случае в эту он точно не верил. Не зря он уже почти семь веков живет на свете, и будь подобное правдой, это давно бы случилось, учитывая скольких женщин он видал. Да и другие тоже. Однако же, бессмертные если и заключали между собой брачные союзы, те были основаны как правило, на выгоде. Иногда на привычке или крепкой дружбе. Но никогда по любви, бессмертные не умеют этого, чему Эрик был рад. Ненужны эти лишние эмоции его виду.

И он докажет этому дураку Яну, что тот ошибся. Что там еще говориться в легенде? Что чем дольше две половинки одной души находятся рядом, тем крепче между ними связь, и гибель избранной, ад для проклятого? Что же, он сломает эту девчонку, насытится ее телом и кровью, что является для девушки неминуемой гибелью, и будет жить как ни в чем не бывало, разрушив убеждения друга.

Тут же Эрик задумался, как заставить Катрину добровольно лечь в его постель. Ухаживания и романтическая чепуха были не в его стиле. Мужчина ничего об этом не знал, так как никогда не практиковал. Не было необходимости, да и желания тоже. Значит остается превратить жизнь девчонки в ад, чтобы она как и другие, видела в его постели и последующей за этим смерти, избавление. Решено. Пора начинать.

***

Спустя два в комнате вновь появилось два человека-кошмара, и к ужасу Кэт, они пришли за ней. После петляния в лабиринте коридоров, они достигли знакомой комнаты, с кроватью в центре, на которой восседал, кошмар ее реальности.

Призвав на помощь всю свою решимость, Кэт смело глянула брюнету в глаза. Тот не спешил говорить или что-то делать, изучая ее взглядом, как редкую зверюшку. Эрик был потрясающе красив внешне, но Кет ни на минуту не позволяла себе забывать, какой монстр скрывается за прекрасной личиной.

Встав с кровати, мужчина обошел девушку со спины. Его руки властно, и вместе с тем умопомрачительно нежно прошлись по плечам Кэт и легли на талию, вызывая на теле несчастной, толпу приятных мурашек.

— Ты еще не передумала, Катрина? — услышала Кэт проникновенный шепот, столь полюбившимся, гипнотическим голосом.

Он опутывал как туман, лишая воли. Изо всех сил сопротивляясь напору мужчины, девушка собрала весь страх, ненависть и горечь последних дней, вонзая их в липкую паутину, дурманящую рассудок.

— Ни за что, — прошипела Кэт, получив столь желанную свободу действий и мысли, — Никогда я не лягу под тебя.

— Это мы еще посмотрим, — хищно и как-то зловеще усмехнулся Эрик.

Сердце Кэт учащенно забилось, предчувствуя неладное. Ей стало неимоверно страшно, но все, что оставалось девушке, это продолжать гнуть свою линию. Никогда она не поддастся на обаяние или запугивания этого кровопийцы. Не превратится в зомби, с которыми делит комнату. И Кэт молила Бога, чтобы ей хватило сил сдержать данное себе обещание.

Глава 11.


Напряженная как струна, Кэт продолжала смирно стоять, наблюдая за своим мучителем. Что он задумал?

Одним резким рывком, мужчина швырнул девушку на кровать. Приступ паники не заставил себя долго ждать. Похоже, он передумал насчет добровольного согласия, и Кэт, дабы оттянуть момент насилия, стала отползать назад.

— Не надо, — прошептала блондинка, надтреснутым голосом, прекрасно понимая, Эрику плевать на ее слова.

Остановившись сбоку огромной кровати, брюнет одной рукой прижал тело Кэт к ложу, а другой сделал какое-то резкое, неуловимое движение, и острая боль свела ноги девушка. Кэт хватала ртом воздух, в глазах несчастной девушки темнело от боли в ногах.

— Что… Что ты сделал со мной? — прохрипела блондинка, корчась на мягкой постели.

Отвечать Эрик не спешил, откровенно любуясь муками на лице Кэт. Сама же девушка, не понимала что с ней, у нее до сих пор есть ноги, это единственное понимание, которое было в голове. Но что с ними? Почему так больно?

— Ничего особенного, — наконец снизошел до ответа Эрик, — Ты знала, Катрина, что тело человека удивительный и крайне сложный механизм? И если знать, на какие кнопочки нажимать, можно доставить фееричное наслаждение или сумасшедшую боль.

Слова замедленно, но все же доходили до затуманенного болью сознания Кэт. Она мало что понимала в этом, но где-то слышала о подобном.

— Почему бы тебе просто не убить меня? — прошипела девушка, — Я не изменю своего решения, что бы ты не делал.

— Такая решительная и уверенная, — чувственно прошептал брюнет на ухо девушке, — будет интересно наблюдать, как тает твоя самоуверенность и ломается воля.

От его слов Кэт похолодела. Пришло понимание, это чудовище никуда не торопится, и он может годами подвергать ее различным пыткам. Заставляя каждый день, час или минуту находиться в аду.

Жмуря глаза, девушка старалась абстрагироваться от болезненных ощущений, но не так-то просто это было. Кэт почувствовала, что кровать сбоку прогнулась, неуловимый миг и острая боль исчезает без следа. Следом становится тяжело и даже больно дышать.

Когда Кэт чудится, что она скончается от недостатка кислорода, монстр с прекрасным лицом, снова делает что-то с ней. Теперь затрудненное дыхание, сменяется головной болью, но какой! Со стоном схватившись за голову, девушка сжалась в комок, мысленно моля неизвестно кого о помощи.

— Стоит ли твоя кукольная гордость, таких мук, Катрина? — вкрадчивый тон, чарующий голос, — Просто расслабься, открой мне свое сознание, познай наслаждение за гранью, и освобождение как итог.

Стиснув зубы, Кэт села на кровати. Подняв голову, девушка дерзко посмотрела в глаза своему персональному чудовищу и как можно четче произнесла:

— Пошел ты.

Эрик сначала удивленно моргнул, а потом хмыкнул.

— Это будет весело, — произнес он, — На сегодня ты утомила меня. Как стимул хорошенько подумать, оставлю тебя как есть. А хотя нет, к чему отказывать себе в удовольствии?

С этими словами, брюнет взял руку Кэт, и, игнорируя ее сопротивление, прокусил нежную кожу запястья. Дернувшись всем телом девушка вскрикнула, и пыталась вырвать несчастную конечность. Она уже представляла себе расплывающуюся комнату и жуткую слабость. Но Эрик отпустил ее раньше, чем это случилось.

Со страхом и ненавистью Кэт посмотрела на кровопийцу, и невольно отшатнулась назад из-за его хищно-безумного вида. Лицо Эрика своим выражением напоминало лицо одержимого, радужки глаз приобрели кроваво-красный оттенок и полыхали безумной жаждой. Он оскалился в подобии улыбки, и Кэт могла во всей красе наблюдать два острых клыка. Блаженно облизнув губы от крови, мучитель прикрыл глаза, а когда снова распахнул их, девушка могла наблюдать, как они вновь приобретают невероятный мятный цвет. Еще несколько мгновений, и ничего кроме немного безумного взгляда, не выдавало в красавце-мужчине, кровавого хищника.

Знакомые люди без эмоций, увели девушку прочь. Когда она оказалась в комнате, ее наконец-то отпустили и забрали одну из пленниц. Вернулась она спустя пару часов, почти полностью обессиленная.

Но Кэт было не до этого. Головная боль мешала связно мыслить, а перед глазами стоял пугающий образ Эрика-вампира. Только сейчас, находясь в комнате, девушка поняла, как велика была опасность в тот момент.

Повторилось подобное и на следующий день. И еще через день, и так пять дней к ряду. Изнуряющая, мучительная боль, которую вызывал мужчина неведомым Кэт способом. После чего выбрав каким видом недуга мучиться девушке сутки, Эрик позволял себе полакомиться ее кровью. Правда брал он совсем каплю, не вызывая истощения организма.

С обреченностью, Кэт сидела и ждала появлений пугающих провожатых. Сегодня она мучилась от боли в руках, да таких, что Кире приходилось кормить девушку с ложечки.

Дверь открылась и Кэт покорно двинулась в сторону двери. Маршрут она успела выучить, но смысла в этом не видела. Все равно Кэт понятия не имела в какой части дома находится эта комната ужаса, и как далеко выход.

Кэт весьма удивилась, когда Эрик не сказав ей ни единого слова, избавил ее от болевых ощущений и отошел в сторону. Не прошло и пары минут, как в комнату привели еще одну девушку, из тех, с кем она комнату делила. Нехорошее предчувствие шевельнулось в душе Кэт. Конечно привыкнуть к боли до конца невозможно, и периодически в сознании блондинки проскальзывали пугающие мысли о спасительном забвении, но она быстро гнала их прочь. Нет, ни за что. Она не поддастся на его пытки. И видимо, мучитель понял это и задумал что-то новенькое.

Увидев мужчину, молчаливая сожительница Кэт начала нервно всхлипывать и дрожать. Девушке стало ее жаль, но зачем вообще тут эта девушка-зомби?

— Катрина, ты продолжаешь меня удивлять, — обманчиво ласково обратился к ней брюнет, — Такая выдержка и сила воли! Потрясающе. Но если ты думаешь, что я отступлю, то плохо понимаешь с кем имеешь дело.

Кругом мужчина обошел Кэт и пристально посмотрел ей в глаза, выискивая страх и неуверенность. Девушка мысленно прокляла себя, за то, что именно эти эмоции и владели ей сейчас. Отойдя от нее, медленно, но грациозно, монстр в человечьем обличии, направился к дрожащей, безвольной девушке.

— Тебе страшно? — спросил он ее, но пленница продолжала молчать и трястись как осиновый лист, — Отвечай!

От громкого рева и сама Кэт помертвела. А ее сожительница, широко распахнув глаза пискнула:

— Да.

— Видишь, Катрина, как напугана Элиза? — обратился Эрик к блондинке, и та едва заметно кивнула, — Хотела бы ты помочь ей?

Дальше Кэт не хотелось слушать. Чудовищная догадка пронзила стрелой, и воздуха стало не хватать.

— Сдавайся, — продолжал настаивать вампир, — Поддайся мне, и я отпущу ее.

Предательские, позорные слезы выступили на глазах. Она уже поняла какую игру затеял мучитель. От физических пыток, он перешел к моральным. Кэт всей душой хотела помочь несчастной, спасти ее, да и всех невольниц из лап чудовища, но жажда жизни была слишком сильна. Именно она не давала ей сдаться.

— Не могу, — прошептала Кэт, — Прости меня, — обратилась она к девушке, имя которой, не смотря на долгое сожительство, узнала только сейчас.

— Что же, — произнес Эрик, прожигая Кэт взглядом, не предвещающим ничего хорошего, — Это твой выбор. Но если передумаешь, дай знать.

С этими словами, ее персональный монстр, нажал на какую-то точку в районе шеи и Кэт перестала чувствовать свое тело. Девушка сползла по стене, и смотрела на кошмар, который разворачивался перед ней, не в силах даже отвернуться.

Глазами полными слез, Кэт наблюдала отвратительное насилие над телом девушки. Эрик специально не стал сковывать разум несчастной, чтобы Кэт могла вдоволь насладится криками и слезами. Ужасно, жутко, страшно. И это ее вина. Закрыв глаза, блондинка беззвучно рыдала, моля высшие силы о помощи. Не раз она открывала рот, дабы прекратить этот ад, и приговорить себя. Но что-то не давало ей этого сделать.

Кэт понятия не имела, сколько длилось омерзительное действо. Но внезапно наступила оглушающая тишина. Распахнув глаза, девушка увидела, что пленница мертва, а это животное не стесняясь собственной наготы, направилось к ней. И не будь Эрик таким мерзким чудищем, Кэт восхитилась бы красотой мужского тела, но сейчас ее ничего больше не трогало. Элиза… Так ее звали, и теперь она умерла. Умерла на ее глазах, по ее вине. Потому что Кэт слишком эгоистична, чтобы пожертвовать собой.

— Ну как, понравилось? — поинтересовался брюнет, натянув все же халат.

У Кэт не было сил отвечать. Потрясенная, глубоко шокированная, она мечтала сейчас лишь об одном — исчезнуть. Девушка просто ощущала, как трещит по швам ее панцирь, крошится в прах уверенность в собственных силах. Терпеть физическую боль тяжело, но это ни что по сравнению с потрясением, которое она пережила сейчас. Хотелось выть от безысходности. Сколько еще людей погибнет из-за ее упрямства? И почему она вдруг решила, что может бороться с ним?

На следующий день все повторилось. На этот раз девушку звали Мари и истерила она еще громче Элизы. Для Кэт, которая даже и близко не пришла в себя, происходящее было хуже ада. Она была измучена физически из-за бессонной ночи, которую провела воя от отчаяния и чувства вины, пугая других пленниц. Эмоциональное состояние Кэт, было близко к помешательству. Она понимала, еще чуть-чуть и все. Его победа и ее смерть. Может оно и к лучшему? Ради чего бороться? Можно ли такой беспросветный кошмар, назвать жизнью?

Истерика не желала покидать Кэт и когда она услышала имя Киры, именно ее Эрик выбрал для следующего вечера, видимо прознав об относительно дружеских отношениях девушек, Кэт просто отключилась. Пришла в себя она уже в комнате-темнице. Кира видя совсем плачевное состояние самой сильной из всех девушек, которых она тут видела, безуспешно пыталась успокоить ее. Кэт же, постоянно жалась к Кире, и то успокаивалась, то снова начинала рыдать. Вот он — ее предел. Эрик добился своего, сломал ее. Для себя Кэт железно решила, следующий вечер — последний. Она не отдаст ему Киру и покончит с этим адом.

И когда два человека-кошмара появились днем, новый приступ истерической паники накрыл Кэт. Сейчас же еще не ночь! Пока девушку вели по лабиринту коридоров, истерика сменилась апатией. Внезапно, резко как по-щелчку, Кэт стало совершенно все равно, что с ней будет. Устала, слишком устала, чтобы бороться или что-то чувствовать.

В этом заторможенном состоянии, девушка не следила за дорогой и внутри проскочило легкое удивление, когда вместо знакомой комнаты ужасов, она оказалась в помещении, напоминающим кабинет. И что-то наподобии изумления, она ощутила, увидев вместо привычного чудища с красивым лицом, совершенно другого человека. Даже навалившаяся апатия куда-то ушла. Незнакомец был светловолос и тоже пугающе красив. Его ярко зеленые глаза завораживали. К Кэт пришло понимание — перед ней не человек. Еще один кровопийца, и ужас ледяными тисками сжал сердце. К такому она оказалась не готова. Что задумал ее палач? Кто это, и чего собирается с ней делать?

— Здравствуй, Катрина, — услышала Кэт мягкий голос и ее взгляд заметался по комнате, в поисках спасения.

Глава 12.


Зеленые глаза мужчины не выражали угрозы. В них были только любопытство и добродушие. Но наученая горьким опытом Кэт, не верила не мягкому голосу, не чарующим глазам. Он такой же как и Эрик — кровавый хищник, убийца.

— Ну что же ты застыла на пороге, — обаятельно улыбнулся незнакомец, — проходи, присаживайся, Катрина.

— Кэт, — неожиданно для самой себя одернула его девушка, и тут же в страхе прикусила язык.

— Что прости? — спокойно, без тени раздражения спросил блондин.

— Меня зовут Кэт, — прошептала девушка, — Ненавижу когда меня называют полным именем.

— Что же, хорошо, Кэт, — так же добродушно согласился мужчина, вызвав к блондинки легкий шок, — Будем знакомы, я — Ян. Да проходи ты, хватит там топтаться.

Осторожно, ни на минуту не выпуская нового знакомого из поля зрения, Кэт села на самый удаленный от него стул. Когда Ян захотел подсесть поближе и хотел встать, девушка поняв его намерения, невольно шарахнулась назад, чуть не упав со стула. В глазах мужчины мелькнула злость, но все же он не стал приближаться к ней.

Ян был зол на своего друга. Девчонка представляла собой комок оголенных нервов. Казалось ужас, ненависть и отчаяние, никогда уже не покинут ее взгляд. Эрик постарался на славу, ничего не скажешь. Довел несчастную до ручки. Этот идиот совершенно не понимает, что творит!

К несчастью, блондин не обладал даром воздействия на сознание, как Эрик. Но зато, долгие годы жизни в обществе людей, позволили ему научиться их понимать и даже стать неплохим психологом. Кстати, Эрику бы тоже не помешало научиться общаться с людьми, а не только манипулировать ими при помощи своих сил.

Видя состояние Кэт, он прекрасно понимал, давление тут точно неуместно. И это ставило его в тупик. Как ему достучаться до несчастной, если одна его принадлежность к тому же виду, что и у Эрика, вызывает у нее ужас и отвращение?

«Ох, Эрик, окажись ты сейчас рядом, просто с небывалым удовольствием дал бы тебе пиздюлей!» — думал Ян.

— Что вам от меня нужно? Зачем я тут? — наконец подала Кэт голос.

— Поговорить, — просто и честно ответил мужчина.

— Поговорить? — девушка совершенно не верила в благие намерения блондина, что не укрылось от него, — Давайте ближе к делу. Хотите помучить или добить, так не мешкайте.

В любой бы другой ситуации Кэт прокляла бы свой длинный язык, но сейчас… Хорошенько подумав, девушка решила, что возможно, будет лучше, если она разозлит этого Яна и он ее убьет. Есть хотя бы шанс, что он будет долго мучить ее перед смертью.

— Да не собираюсь я тебя трогать! — чуть возмущенно ответил Ян, — Я правда просто хочу поговорить. И давай на ты, а то я чувствую себя на свой возраст.

— О чем? — отрешенно спросила девушка, не понимая какую игру затеял этот вампир.

— Кэт, постарайся хоть немного расслабиться, — мягко сказал Ян, — Я тебе не враг и не сделаю ничего плохого.

На подобное утверждение, Кэт хотелось рассмеяться. Да ну, кровопийца и не враг? В ее сознание два этих термина не уживались.

— А разница? — пожала она плечами, ощущая наступления новой волны апатии, — Не ты, так твой дружок сегодня вечером.

Ян понимал бессмысленность своих слов. И сам не мало осуждал Эрика, за беспредел, который тот творил. Он вообще последние дни не узнавал друга. Он был просто одержим идеей сломать Кэт, и никакие доводы против, на него не действовали. Но все же он испытывал необъяснимую потребность, сказать хоть что-то, в защиту этого идиота.

— Знаю, мои слова тебе покажутся бредом, но Эрик не такой плохой, каким ты его видишь. Он поступил с тобой жестоко и отвратительно, но у него есть и другая сторона. Он честный, ответственный, из тех, кто никогда не нанесет удар в спину. Просто сейчас, он как бы тебе объяснить… немного не в себе.

— Просто ангел, — язвительно зашипела Кэт.

— Кэт, ты его считаешь чудовищем и осуждать тебя я не могу, но ты многого не знаешь. Возможно, знай ты причину его поведения, может тебе было бы легче его понять…

— Понять?! — похоже выдержка девушки дала трещину, — Он самое отвратительное существо на планете! Бездушное чудовище! Убийца и насильник, который заставил меня наблюдать за его отвратными развлечениями, перед этим изморив физической болью! Я ненавижу его! Ненавижу так, что всей душой хочу, чтобы он сдох, в таких муках, каким подвергает невинных людей!

Ян аж назад отшатнулся. Не часто можно наблюдать ненависть таких маштабов, такую злость. Слова Кэт ему были не приятны, но зная, каким испытаниям подверг Эрик несчастную, он так и не нашел в себе сил разозлиться на нее. Можно ли ее осуждать за такие чувства, после такого кошмара?

— Он боится тебя, Кэт, — неожиданно не только для девушки, но и для себя сказал Ян.

— Чего? — опешила блондинка, даже запал немного подрастеряла.

— Эрик сильный телепат, способный воздействовать на сознание людей. Любому он может внушить определенные чувства или эмоции, на выбранный им срок. А на тебя его дар не подействовал. Ты единственная смогла сказать ему «нет», чем привлекла его внимание. А возможное объяснение данного феномена напугало его.

И тут Ян подумал, что возможно, в его словах во имя доброго имени друга, больше истины, чем он изначально в них вкладывал. В отличии от того же Яна, Эрик всегда жил просчитывая все на хрен знает сколько шагов вперед. Его жизнь столетиями была размеренна, продумана и скучна. А с появлением Кэт, все пошло наперекосяк. Вышло из-под его контроля. Плюс еще и в «единственных» он упорно верить отказывается. Вполне возможно, что где-то в глубине души, он и в самом деле напуган. Только ни за что этого не покажет и будет стоять на своем до конца. И Ян должен сделать все, чтобы Эрику это не удалось, довести задуманное до финала.

— Ну-ну, — скептицизм сочился из каждого звука.

— Кэт, ты ведь хочешь уйти от сюда, все забыть и продолжать жить, как ни в чем не бывало? — устав ходить вокруг да около, спросил Ян.

— А кто бы на моем месте не хотел? — с душераздирающей тоской спросила Кэт в ответ, — Только он меня не отпустит.

— Это и не нужно, — тяжело вздохнув произнес Ян. Ему не хотелось ссориться с другом, но другого выхода он не видел, — Держи, — кинул он девушке рюкзак, — Там твои вещи: телефон, ноутбук, документы, деньги и еще кое-какие мелочи. Плюс кое-что от меня. Там есть записка, где написано что к чему. Сейчас я доставлю тебя домой, и все, что от тебя требуется, это изображать себя прежнюю. Как маленько разберусь с делами, я тебе позвоню. Мой номер уже есть в памяти телефона. Я скажу где и когда, и ты встретишься с человеком, который тебя избавит от воспоминаний об этом месте.

Кэт была потрясена. Что происходит? Этот Ян, хочет помочь ей сбежать?

— Он меня быстро найдет и заберет обратно, — уж в этом девушка не сомневалась.

— Не заберет, — поджал губы вампир, — Оставь это мне.

Когда Ян подошел к Кэт, та вся сжалась, не могла она заставить себя не трястись от близкого контакта с кровопийцей. Мужчина подхватил ее на руки, и перед глазами все закружилось, минуты две продолжалось непонятное состояние, пока мужчина не опустил ее на ноги у дверей собственной квартиры. До сих пор не в силах поверить в реальность происходящего, Кэт прошептала:

— Зачем ты помогаешь мне?

— Я помогаю не тебе, а своему другу. Пытаюсь уберечь его от самой страшной ошибки в его жизни, — с этими словами мужчина исчез.

Открыв дверь, Кэт зашла в родную прихожую. Тесная квартирка, казалась сейчас девушке лучшим местом на земле. Не желая думать больше ни о чем, блондинка нашла в аптечке снотворное и приняв для верности пару таблеток, легла спать. Завтра, все завтра. Но в голове настойчиво билось: неужели это конец кошмару и она наконец свободна?

***

Вот и наступил он — вечер, которого Эрик так ждал. Он уже видел в глазах Катрины обреченность и смирение с судьбой. Да! Ему удалось сломать ее сопротивление, и сегодня она станет его и все закончится!

Для брюнета это были тяжелые, изматывающие дни и он сам не мог толком объяснить почему. Настроение скакало как у женщины с ПМС, и мучили необъяснимые недуги. Ну нафиг такое счастье, наконец-то сегодня он сможет поставить жирную точку.

Невольно, что-то похожее на грусть, кольнуло душу Эрика. За почти семь веков своей жизни, он еще не встречал таких сильных смертных. По сути, мужчина вообще мало в ком видел достойных соперников, даже среди вампиров, людей же он вообще считал уровнем немного выше животных, легко поддающихся дрессировке.

Но Катрина… Такая сила духа его восхищала. Большинство бы сломалось на первый-второй день, не в силах терпеть болевые муки, она же сопротивлялась ему целую неделю. Заставила его знатно понервничать и даже пойти на перекор своим принципам. Эрик не любил публичность и ненавидел когда за ним наблюдают, а процесс игр с рабынями был очень личным, чтобы показывать хоть кому-то. Но он верно рассчитал, измученная девушка не выдержала данного зрелища и сломалась. И последним ударом было имя ее единственной подружки в этом доме. Сегодня Катрина сдастся, в этом он не сомневался.

Предаваясь сладким и порочным грезам, Эрик ждал, когда прибудет девушка, и для него стало ударом, сигнал от симтов, что ее нет. Он мог видеть их глазами если хотел и зачем-то так и сделал, хотя знал, эти создания просто неспособны лгать.

Только сейчас до брюнета дошло, что запах девушки стал слишком слаб. Это могло означать лишь одно — ее нет в доме! Ян, больше подобное провернуть не кому. Эрик был в бешенстве, друг предал его!

Послав к черту правила гостеприимства, мужчина ураганом вломился в комнату блондина.

— Где она? — зарычал он, схватив Яна за грудки.

— Если ты про Кэт, то она там, где ей и положено быть, — в зеленых глазах мужчины не было ни капли страха или раскаяния, что еще сильнее разозлило Эрика.

— Как ты посмел предать меня?! — взревел брюнет.

Красная дымка ярости заволокла Эрику глаза, а которых горели жажда крови и желание убивать. В его сознании никак не хотело уживаться, что лучший друг предал его из-за девки. И сейчас он был намерен был получить не только объяснения, но и местоположение любимой игрушки.

Глава 13.


Глаза Эрика налились кровью, мужчина полностью перевоплотился в свое бессмертное обличие. Сейчас это был уже не красавец-миллиардер, а зверь, хищник во всей своей пугающей мощи и красоте.

— Предал? — хохотнул Ян, по прежнему не испытывая и капли страха, — Да я спас тебя, от тебя самого. Мог бы и спасибо сказать.

От услышанного Эрик даже растерянно моргнул. Он издевается что-ли?

— Спас? — зарычал брюнет, сильнее прижимая друга к стене, — Да она сегодня стала бы моей и все, конец истории! Ты все испортил, почти. Скажи мне, где она?! — это был не вопрос, требование.

Ян понимал, друг злиться и ощущает себя преданным. И обычно, миролюбивый по своей натуре блондин, старался не идти на резкость и конфликты, но сейчас был не тот случай. В конце-концов, никто не отменял гордость, заложенную в каждом вампире в огромных количествах.

Глубоко вздохнув, Ян стряхнул руки друга от себя и несильно оттолкнул его. Эрик изумленно таращился на своего приятеля, не в силах поверить в происходящее.

— А теперь, закрой рот и слушай! — голос Яна был привычно мягок, но стальные нотки стали проскакивать в нем, — Веришь ты в это или нет, независимо от твоего желания, но Кэт твоя избранная. О такой удаче мечтает каждый, и она повернулась лицом, к такому непрошибаемому идиоту как ты. Ты вбил себе в голову какую-то чушь, которой свято веришь, отрицая истину и связь, которая установилась между вами.

— Связь? — насмешливо спросил Эрик, вернувшись в человеческий облик, — Не смеши меня.

Эрика злила наивность друга, верящего в сказки для не молоденьких вампирчиков. Яна же раздражало упрямство брюнета, который выбрал путь саморазрущения. Два бессмертных впились в друг друга взглядами, глаза в глаза. Безмолвный поединок, и Эрик не выдержал, первым отвел взгляд.

— Именно, — кивнул Ян, — При чем крепкая. Можешь отрицать сколько хочешь, но почему тогда, в дни когда ты мучил Кэт болью, ты и сам выглядел больным, а последние два дня был на взводе? Почему твое настроение менялось из крайности в крайность, ты же у нас мистер безэмоциональность!

На эти слова у Эрика не было ответа. Мужчина и сам не раз задавался этим вопросом, но сам себя убеждал, что все дело в нестандартной ситуации. А может все же… Нет! Безумие. Эрик не верит в сказки, и докажет ложность суждений Яна, самому же Яну. Только вот для начала нужно вернуть Катрину.

— Где Катрина? — спросил брюнет, не желая отвечать на заданные ранее вопросы, и пытаясь быть спокойным, — Ты же знаешь, я найду ее так или иначе.

— Дома, — просто и лаконично.

Услышав желаемое, Эрик хотел было уйти, чтобы по-быстрому добыть адрес девушки. Зачем тратить время и выискивать ее при помощи того же нюха, когда можно просто позвониить начальнику отдела кадров.

— Стоять! — раздалось за спиной.

В голосе Яна не было привычной мягкости, там была сталь и приказ. Обернувшись, Эрик обомлел, перед ним стоял не привычный балагур-Ян, перед ним сейчас был тысячелетний проклятый, во всей своей красе. Таким брюнет своего друга еще не видел.

— Ты никуда не пойдешь и оставишь ее с покое, — так же властно произнес Ян.

Чего?! От наглости друга, у Эрика отвисла челюсть. Да как он смеет влезать в его дела и приказывать ему? Злость, которая казалось немного улеглась, вспыхнула с новой силой. К черту дипломатию, иногда сила полезнее. Приняв боевую стойку, брюнет трансформировался и насмешливо спросил:

— Иначе что?

С немым изумлением, Ян созерцал своего безумца-друга в полной боевой готовности. Нет, похоже Эрик совершенно спятил.

— Ты драться со мной надумал? — скрестив руки на груди спросил блондин, — Ты силен Эрик, но со мной тебе не справится. Так что убери клыки и слушай. Кэт — твоя избранная и если не способен оценить подарок судьбы и беречь ее, то оставь в покое.

Эрик стоял на месте, раздумывая, стоит ли связываться с Яном. Ведь он был куда старше, и весьма сильнее. Да и многовековую дружбу разрушать как-то не хотелось.

— К тому же, девушку охраняют мои люди, и если ты попробуешь захватить ее после, им придется вмещаться, — продолжал блондин, — Но если тебя ничего из этого не остановит, я буду вынужден обратиться к Совету Пяти и рассказать им о многочисленных, пусть и несерьезных нарушения Кодеса.

Шантаж? Эрик был в ярости. Он не хотел верить, что его лучший друг способен на подобное, ради какой-то девицы!

— Сейчас ты злишься. Считаешь, что я предал тебя и возможно даже ненавидишь меня, но пройдет время и ты поймешь, что это только во имя твоих же интересов. Оставь ее Эрик. Так у тебя хотя бы будет еще лет пятьдесят приемлимой жизни. А может случиться чудо и ты наконец признаешь мою правоту. Так или иначе, успокойся и забудь о ней.

У Яна было погано на душе. Меньше всего ему хотелось ссориться с другом, видеть его ненависть. Но поступи он иначе, в самом ближайшем будущем, он наблюдал бы лишь оболочку от сильного и гордого бессмертного. Слишком упрям этот засранец! Блондину оставалось только надеяться и верить, что незримая связь между Эриком и Кэт, сделает то, в чем сам Ян потерпел поражение, а именно изменит мнение этого упрямца.

— Вон из моего дома, — процедил Эрик сквозь зубы, напряженный как струна.

Не просто давался брюнету сейчас самоконтроль. Предательство друга было ударом, а своим шантажем, он загнал Эрика в угол. За нарушение Кодекса, кара как правило была сурова. Могли лишить способностей, молодости, а то и жизни. Не слишком ли велика цена, за удовольствие?

Дабы не усугублять ситуацию, Ян коротко кивнул и вышел вон. Дверь хлопнула, и Эрик остался один, не имея понятия, что же ему теперь делать. Последний раз с ним такое было сразу после обращения. Отвратительное чувство отсутствия контроля над собственной судьбой. Эрик до помешательства желал заполучить девушку. Сломать и получить власть над ней было его навождением. Но Ян, ублюдок не оставил ему выбора! Придется отступить. Временно. Пока можно подумать о том, как отомстить бывшему другу.

***

Кэт боялась открывать глаза, хотя уже давно проснулась. Казалось она снова увидит свою темницу и ее чудесное спасение окажется обычным сном. Снова пожалуют жуткие мужчины и поведут ее к своему садисту-хозяину.

«Трусиха!» — пронеслось в голове Кэт.

Наконец решившись девушка распахнула глаза и обнаружила себя в своей маленькой, съемной квартирке. На улице было светло, а значит она провела тут целую ночь и за ней так и не явился ее мучитель. Может Ян сказал правду и кошмар теперь позади?

Встав с постели и приведя себя в порядок, Кэт полезла в данный вампиром рюкзак, и в самом деле нашла там свои вещи. А еще баночку с какой-то странной субстанцией, имеющей неприятных запах и лист рукописного текста.

Изучив записку, Кэт узнала, что вонючая субстанция, это мазь, почти мгновенно заживляющая следы укуса вампира. Не смотря на написанное, девушка обомлела, когда все ранки оставленные красивым чудовищем, затянулись буквально на глазах. Ни чего себе!

Дальше была легенда, согласно которой Кэт расстроившись из-за неудачи с Диккинсоном и не особо привлекательных перспектив в плане работы, решила на две недели сбежать в Японию, но непонятная тоска заставила ее вернуться раньше срока. Девушка всегда мечтала побывать в стране восходящего солнца, но как-то не сложилось. О чем она много раз жалела.

Именно этой легенды Кэт придерживалась встретившись со злыми на нее друзьями. Что Джина, что Ден были обижены на нее, и она их понимала. Да, она по сути не в чем не виновата, но не может же она рассказать им правду? Для друзей Кэт была хреновым другом, сбежавшим в другую страну без предупреждения.

Ходить по улицам Кэт было страшно. Девушка то и дело оглядывалась, опасаясь нападения. Она срослась с привычкой внимательно оглядываться по сторонам, и не раз ей казалось, будто за ней следят. Но никаких доказательств у нее не было, и Кэт пришла к выводу, что похоже у нее просто напросто разыгралась паранойя.

Жизнь текла в привычном русле, если бы не ночные кошмары и жуткие воспоминания, заставляющие сердце несчастной замирать от ужаса. Не проходило ни дня, чтобы Кэт не вспомнила о несчастных пленницах и ужасах, что творит с ними Эрик. Как там Кира? Жива ли она еще?

Всем сердцем она мечтала помочь несчастным, но Ян, который помог ей сбежать, посвятил два абзаца объяснениям, чтобы Кэт ни в коем случае не шла в полицию. Это было просто бесполезно. Ее слово, против слова Диккинсона? А если скажет правду, то лечебница для душевнобольных ей обеспечена. Да и просто полиция не станет трогать одного из своих главных спонсоров, и Кэт это понимала.

Тем более не было шанса помочь им своими силами. Стоит ей только приблизится к жуткому дому, как ее схватят и больше шансов спастись не будет. В этом Кэт ни минуты не сомневалась.

Больше всего на свете, Кэт мечтала забыть обо всем, что связано с тем домом. Этот Ян кажется говорил что позвонит ей и организует встречу с человеком, который поможет ей все забыть. Но прошло уже пять дней, а новостей от странного вампира не было. Может он сам забыл об обещании помочь забыть?

Кэт была в редакции и злилась. Очерк на двести слов о фонарных столбах! Всю жизнь она мечтала писать о фонарных столбах! Хотя чего она, внештатный репортер, ожидала? Но все равно неприятно. Ей даже шанса себя показать не дают. Каждый раз ей дают мелкие и глупые задания. Несправедливо!

В сумке зазвонил мобильный, и Кэт еще сильнее разозлилась из-за того что никак не могла найти его среди кучи разного хлама. И когда наконец нашла, не гляну на номер рявкнула в трубку:

— Да!

— Кэт, это Ян, — казалось мужчина не заметил ее резкого тона, — Готовы все забыть?

— Конечно, — взволнованно ответила девушка забыв о мудаке-редакторе и злости на него.

— Тогда записывайте адрес.

Кэт тщательно записала место, время и приметы мужчины, с которым она должна встретиться. Ян уверял, что ее и так узнают, но девушка не хотела рисковать.

— Прощайте, Кэт, — под конец сказал Ян, — И удачи вам.

Раздались гудки, и Кэт взволнованно смотрела на листочек с информацией, согласно которой, через два часа и пятнадцать минут ее жизнь станет прежней и она забудет о вампирах и ужасах, которые пережила.

Глава 14.


— Сожалею мисс Миллер, но вы сами прервали поездку раньше срока и поэтому наша компания вынуждена отказать вам в возврате денежных средств, — ответил Кэт работник турфирмы.

Девушка словно завороженная смотрела в янтарные, почти желтые глаза. Они были слишком яркими, необычными, чтобы не заметить их. Да и сам мужчина имел яркую внешность, высокий шатен, с обворожительной улыбкой.

— Да? Жаль, — тихо сказала Кэт, вообще недоумевая, как ей в голову пришла идея прийти в турфирму за деньгами. Ведь по сути мужчина прав, она сама прервала свой отдых досрочно, и требовать чего-то вернуть, просто глупо, — Извините за беспокойство, мистер…

— Лаймер, — улыбнулся мужчина.

Кивнув, Кэт еще раз извинилась за свою глупость и покинула офис турфирмы. Девушка искренне недоумевала из-за своего поступка, ища ему объяснения в своей голове, но так и не находила. Так, хватит думать о ерунде, нужно заняться делом. Кэт снова ощутила волну раздражения, по поводу задания написать о фонарных столбах. Такими темпами, глядишь годам к пятидесяти ей доверять писать колонки сплетен.

На улице моросил мелкий дождь, и Кэт невольно поморщилась, не любила она климат родного Лондона. В душе было странное ощущение, будто что-то не так. Какая-то смутная тревога и тоска. Единственное объяснение своему странному состоянию Кэт находила в полном разочаровании из-за провала дела в особняке Диккинсона. Но ни за что на свете, блондинка не согласилась бы вернуться туда снова. От одной мысли о том доме, волоски на теле Кэт вставали дыбом, а сердце сжималось от страха. Похоже она заразилась общей паранойей, иначе объяснить свой страх Кэт не могла. Нынешняя же работа была полной дрянью, заставляя девушку остро ощущать собственную никчемность. Сделав глубокий вдох, Кэт отправилась домой, чтобы поскорее сделать задание. Потом девушка решила обзвонить своих друзей, с целью затащить тех в клуб. Хотелось развеяться, дать бой угнетенному состоянию.

***

— Джон, — томно промурлыкала Лили, — может хватит уже? Не стоит так зацикливаться на этом Яне.

Холодная красавица Лили, последнее время совершенно не узнавала своего мужчину. Он всегда был холоден и расчетлив, к этому она привыкла, но последнее время… Брюнет будто рехнулся. Пока этот странный Ян был тут, Эрик постоянно проводил время в его обществе или одиночестве, полностью игнорируя Лили. Даже игрушкам доставалась доля его внимания. А как этот блондинчик уехал, Джон стал еще более странным, чем был раньше. Может все дело в том, что этот Ян куда-то забрал его игрушку? Лили давно заметила, что мужчина как-то странно реагирует на упоминание о ней. Вот только попытки хоть что-то выяснить, не приносили результатов. По правде говоря, девушка стала ощущать себя в этом доме неуютно. Отвратительные симты то и дело преграждали ей дорогу, не разрешая пройти. И ей было совершенно ясно, чей это приказ. Помимо того, что Джон был каким-то подавлено раздражительным, срывая злость на рабынях и даже самой Лили, он явно что-то скрывал. Только девушка не знала что.

— Лили, закрой дверь с обратной стороны, — устало произнес мужчина.

На лице блондинки проскочила злость, но все же она повиновалась. Эрика последнее время она раздражала. Раздражал ее приторный голосок и стремление сунуть нос в его дела. Раздражало, что она так томно и чуть протяжно, называла его Джоном. Да по правде говоря, его вообще все раздражало.

Залпом осушив стакан с донорской кровью, брюнет откинулся на спинку кресла, с отвращением глядя на кипу бумаг на подпись. Нынешний бюрократический век был совершенно не по вкусу Эрику. С тоской он вспоминал былые времена, когда возглавлял боевые походы. Был не только богатеньким плебеем, но и воином. А сейчас… Тоска.

А вот Яну наоборот нравилось это время. Как любитель развлечений, он был в восторге от множества клубов и различных светских и не очень мероприятий. Эрик невольно сжал кулаки вспомнив имя того, кого недавно считал другом. Того, кто послал к чертям многовековую дружбу из-за девчонки, игрушки.

Интересно, чем сейчас занимается Катрина? Уже который раз, у Эрика возникало невыносимо сильное желание узнать это. Он так хотел снова увидеть ее, насладиться ее запахом, ощутить пьянящий вкус ее крови, огнем растекающийся по его венам…

Он уже выяснил, что девушка в Лондоне и Ян в самом деле охраняет ее. Правда вряд-ли сама Катрина знает об этом. Который раз Эрик задавался вопросом, насколько серьезен Ян в своих угрозах? Действительно ли, в случае, если Эрик захочет снова захватить Катрину, тот доложит совету, о небольших пригрешениях брюнета?

Эрик отчаянно мечтал найти равновесие в своих чувствах и эмоциях, которые вышли из-под контроля. Это выводило мужчину из себя. Чертов Ян! Сорвал его планы, и оставил его мучится жесточайшим неудовлетворением. Именно оно виновато в неком подобии нервного срыва, так считал Эрик. Иначе он не знал как еще объяснить это дебильное состояние. Непонятная тоска стала постоянным спутником. Медленная пытка, лишающая сил.

Он должен, просто обязан увидеть Катрину! Нацепив одно из лиц, которыми периодически пользовался и которое не видела девушка, Эрик направился в Лондон. Он конечно не Ян, с его способностью к телепортации, но скорость проклятого позволила ему довольно быстро достичь цели.

Оказавшись в городе, Эрик сконцентрировался, стараясь как можно быстрее привыкнуть к такому обилию запахов. Он периодически выбирался сюда от скуки, просто побродить по улицам и понаблюдать за людишками, которые уверены, что они центр мироздания, вершина пищевой цепочки и самые опасные из хищников в этом мире. Наивные! Каждый раз минут пять ему требовалось, чтобы привыкнуть к ароматам города. Далеко не все были приятными и вкусными. Нет, все же в уединенной жизни множество плюсов. Эрик наверное свихнулся, если бы постоянно жил в городе.

Не описать степень разочарования брюнета, когда он обнаружил, что Катрины нет дома. Об этом говорили отсутствии света в окнах и слабеющий с каждой минутой запах девушки. Восхитительный аромат, теплом растекающийся по телу.

Но ему этого мало! Эрику хотелось видеть свое помешательство. Скрипнув зубами, он принюхался, пытаясь понять в какую сторону ушла девушка. Дожил! Как собака ищет смертную взяв след по запаху!

В конечном итоге, брюнет, который сейчас был шатеном, оказался у дверей клуба «Полночь». Хм, не думал он, что Кэт любительница тусовок. Хотя, по сути, он вообще мало чего о ней знает, кроме общих данных, ее запаха и вкуса.

Дьявол! Ну и вонь! Вокруг был удушающий смрад, где смешались запахи перегара, пота, сотни запахов духов и сигаретный дым. Как они могут тут находиться, да еще выглядеть такими до одури счастливыми? Какого лешего забыла тут его Катрина?

Проталкиваясь сквозь толпу, он наконец нашел ту, которую искал. Девушка сидела за столиком в окружении каких-то девиц и парней, и не стесняясь вкушала запретные радости жизни в виде алкоголя и кальяна. Красивая, вкусная и такая желанная.

Чтобы не казаться странным, если это вообще возможно в таком месте, Эрик присел за барную стойку, от куда открывался хороший вид на веселую компанию. Заказав виски, мужчина старался расслабиться хоть немного. Глядя на веселую и смеющуюся девушку, он пришел к выводу, не так уж и сильно повредил ей психику как думал. Может он ошибался, думая, что сломал ее?

Какой-то блондинчик потянулся к девушке и поцеловал ее, и Катрина ответила на поцелуй! Ярость затопила разум мужчины, инстинкты требовали убить ублюдка, разорвать на части, выпить всю его кровь до последней капли, но разум подсказывал, этого ни в коем случае нельзя делать. Во всяком случае на глазах у такой толпы. Но вот потом… Сейчас же, Эрик сосредоточился и направил свои силы на парнишку, внушая ему тошноту. Позеленев, блондин оторвался от Катрины и зажав рот рукой рванул в неизвестном направлении. Победно ухмыльнувшись, Эрик отвернулся к своему виски.

Ну вот он получил свое, увидел девчонку, а дальше-то что? Он уже заприметил людей Яна, почуял их запах. Полукровки. Не люди и не проклятые. Так, жалкие создания, но обладающие неплохой физической силой.

— Пять самбук, — услышал Эрик до боли знакомый голос.

— Не думаю, что таким красивым девушкам подходит столь вульгарный напиток, — неудержался мужчина.

— Не думаю, что вас это касается, — ответила Катрина, повернувшись к брюнету лицом.

Эрик замер. Слишком близко. Он чувствовал как ее запах обволакивает его, слышал как стучит ее сердце и бежит по венам сладкая кровь. Глаза девушки блестели от алкоголя, на губах блуждала шальная полуулыбка и Эрик не мог заставить себя отвести взгляд. Слишком красивая. До помешательства вкусная.

— Эй, парень, — нахмурилась Катрина, — ты бы не злоупотреблял экстази.

— Чего? — встрепенулся Эрик, отчаянно стараясь взять себя в руки.

— У тебя глаза как у маньяка, — поджав губы ответила блондинка.

— Может я и есть маньяк, — улыбнулся Эрик.

Но девушка ничего не ответив, фыркнула и взяв заказ и ушла к своей компании. А Эрик же был до странного счастлив. Он сам не понимал себя, но этот короткий, совершенно дурацкий диалог ввел его в состояние близкое к эйфории.

Это был какой-то извращенный кайф. Ее запах сводил его с ума, жажда жгла изнутри каленым железом, и вместе с тем он был счастлив как человек выигравший джек-пот в лотерее. Находиться рядом тяжело, даже больно и вместе с тем ему до одури хорошо. Решив, что на сегодня хватит, Эрик отправился домой.

Оказавшись в своей спальне, мужчина уже заранее знал, что повторит данный опыт нечаянных встреч. Плана у него еще не было, но он обязательно придумает как заполучить ее обратно. Не силой, так хитростью. Раз нельзя захватить, нужно заманить. Впервые за долгое время, Эрик ощущал покой и блаженство. Даже игрушки сейчас его не интересовали, хотя поступила новая партия пленниц, ведь от старой осталась только подружка Катрины. Но он потом познакомится с ними ближе. А сейчас Эрик позволил себе предаться сладким грезам, в которых Катрина снова принадлежала ему. И так оно и будет, чего бы ему это не стоило.

Глава 15.


— Мистер Бейкс, вы издеваетесь, да? — воскликнула Кэт, вне себя от злости.

Дело в том, что когда девушка пришла в редакцию устраиваться на работу, она как и все мечтала о месте в штате, но ей заявили, будто мест нет. Ее приняли внештатным репортером, с перспективой будущего трудоустройства. И вот сейчас, ее редактор, мистер Бейкс, заявляет, что они взяли в штат какого-то парня без малейшего опыта работы. Взяли в штат, тогда как для самой Кэт, места не нашлось! Но самое неприятное, что ей велено взять над ним шевство, или точнее они теперь что-то вроде напарников. Таким образом, она вроде как тоже попадет в штат, в случае отказа, она вообще здесь больше не работает.

Злость кипела к Кэт бурлящей лавой. Несправедливо и унизительно! С какой стати она должна возится с каким-то неумехой? Он же наверняка все ей испортит! Почему его вообще взяли на работу?

— Нет, мисс Миллер, я все сказал, — отрезал мужчина, — Если вы докажите, что достойны места в нашей газете и поможете освоится Рею, то считайте вы в штате как самостоятельная единица.

Заманчивая перспектива… Кэт задумалась, может этот парень не так уж безнадежен? Она разозлилась, а ведь по сути и в глаза не видела своего напарника. Может он окажется смышленым малым. В конце-концов, что она теряет?

— Хорошо, — кивнула девушка.

— Вот и славно, — удовлетворенно кивнул редактор, — Посиди тут, Рей как раз должен прийти с минуту на минуту.

Мужчина вышел, и Кэт осталась одна. Напарник… Девушка конечно слышала, что иногда репортеры работают парами, но сама никогда подобного не хотела. Она не представляла себе такой работы, но видимо ей и самой придется параллельно учиться, обучая парня.

Дверь открылась, и кабинет вошел парень. Довольно высокий, немного худощавый. Темно-русые волосы, казались почти черными, лицо было приятным, но не идеальным. Серые глаза, казались какими-то нереально яркими.

— Добрый день, — поздоровался он приятным голосом, — Катрина, как понимаю?

Ведь редактор поручил ей помочь ему освоится, научить его, верно? Так почему бы этим не воспользоваться?

— Правило первое — меня зовут Кэт, никто не называет меня Катриной. Правило второе — во всем слушаться меня, начала перечислять девушка.

— Я думал мы напарники, — влез парень.

— Правило третье — не спорь со мной, — поджала Кэт губы.

Эрик, находящийся в образе парня, ощущал как раздражение растет в просто геометрической прогрессии. Да что она себе возомнила?! Мужчина понимал, что должен вести себя как простой человек, только вот что это значит? Неужели он должен молча проглатывать подобное? Нет уж, он не согласен. Может он и не ас человеческих отношений, но про компромиссы слышал, и заставит Катрину на них идти.

— Хм, у меня тогда тоже есть правило, — сказал парень и Кэт удивленно приподняла брови, — Мы — партнеры, равноправные, и я не собираюсь выполнять твои детские капризы, Катрина.

Услышав подобную наглость, Кэт вспыхнула. Да как он смеет?!

— Меня Реймонд кстати зовут, — как бы между прочим сказал парень.

— Мне плевать! — огрызнулась Кэт, — К тому же я знаю, Рей.

— Реймонд, — поправил Эрик, он почему-то всегда больше любил полные имена.

— Как скажешь, Рей, — сладко-ядовитым голоском сказала девушка и вылетела изкабинета редактора, громко хлопнув дверью.

Ее редактор, мистер Бейкс — козел, а новый «напарник» — мудак, Просто шикарно, мать его за ногу! Веселая ей предстоит жизнь в связке с таким ослом. Она знает его всего пять минут, а он ее уже бесит. Как можно работать с таким наглецом?

Эрик же был одновременно и рад, и обескуражен. Одна мысль о том, что он будет проводить много времени с Кэт, вызывала восторг. А ее наглое и откровенно хамское поведение, его шокировало. Она всегда такая в обычной жизни? Или ему персонально «повезло»?

Просто находиться рядом с Кэт уже само по себе тяжело, слишком сильна жажда, которая мешает связно мыслить. А он просто обязан быть «обычным» парнем. Вот только как это сделать? Привыкший к уедененной жизни, используя свой дар в случае необходимости общаться с людьми, получая от них желаемое таким способом, Эрик имел смутные представления о «нормальности». Да, он не мог внушать желаемое проклятым, но они не были людьми. С ними было иначе, проще что-ли.

Сейчас же он должен научиться сдерживаться. При одном воспоминании о дерзости Катрины, Эрик начинал злиться. Будь он свободен в действиях и желаниях, он бы наказал ее за такое поведение, но он не мог. Он же простой парень, и вынужден мириться с дерзостью, искать подход к девчонки без помощи сил бессмертного. Эрик искренне надеялся, что у него получится, но все равно в душе гнездился уродливый страх провала. Он не знал Катрину с человеческой точки зрения, не знал ее мысли и желания, а учитывая ситуацию, действовать придется в слепую.

***

Эрик сидел к небольшом кафе и ждал Катрину. Девушка сама позвонила ему, и мужчина это считал прогрессом, после двух дней обиженного молчания. Он уже начал думать, что зря затеял это, ошибся в своих расчетах. Девушка была в ярости от слов своего редактора, которому внушить желаемое было проще простого. Эрик вообще удивлялся, как такой безвольный человек смог добиться такого поста.

Первая их встреча была мягко говоря, неудачной. Разозленная данной ситуацией девушка, сорвала на нем злость, а не привыкший к тому, чтобы на него даже просто повышали тон Эрик, ответил на агрессию агрессией. И как итог, они общались всего минут пять, а Катрина его уже ненавидит. Мужчина уже перестал верить, что девушка сменит гнев на милость, как она позвонила ему и назначила эту встречу.

— Ты мне не нравишься, — сходу произнесла Катрина, сев за стол напротив, — , но к сожалению, мы в одной упряжке и должны научиться как-то работать, Рей.

Ну вот опять! Опять эта девчонка делает все, чтобы вывести его из равновесия. Стиснув зубы, Эрик процедил:

— Реймонд, я тебе уже говорил, Катрина. Меня зовут Реймонд.

«Невыносимый тип! Бесит!» — пронеслось в голове Кэт.

Девушка помнила, как приняв решение ввязаться в эту авантюру, думала, что легко заставит неопытного паренька слушаться ее. На деле же, ее напарник оказался жутко упрямым, заносчивым засранцем. У него упрямства было не меньше, чем у нее и это становилось серьезной проблемой. Ни кто из них не хотел уступать. О какой работе может идти речь, если они не могут договориться даже о мелочах? Но ведь Кэт профессионал, точнее готова на многое, чтобы стать им, и значит ей нужно учиться находить подход к любым людям. И возможно осел напротив, отличный шанс начать.

— Послушай, Реймонд, — стараясь быть дружелюбнее, начала Кэт, — я понятия не имею почему тебе так важно, чтобы тебя звали полным именем…

— Мне просто так нравится, — улыбнулся парень.

— Ладно. Хорошо. Я согласна называть тебя как ты хочешь, хотя и считаю это идиотизмом, но прошу тебя, называй меня Кэт. Не буду рассказывать длительную, плаксивую историю, но для меня это важно. Я правда ненавижу, когда меня называют Катрина.

Эрик изумленно открыл рот. Мужчина уже настроился на сражение, противостояние характеров, и тут Катрина сама идет ему навстречу. Как ему научиться понимать смертных, в особенности женщин? Минуту назад она была готова его растерзать, а теперь мягким голосом просит о компромиссе. Да, простыми ближайшие дни точно не будут.

— Согласен, — кивнул Эрик.

Пусть ему и не нравится сокращение имен, мужчина этого не понимал и не принимал. В его времена, именами гордились, а не стремились обкорнать их. Сумасшедший век, сумасшедшие правила и люди. Но да ладно, ему несложно пойти на небольшую уступку, если это поможет хоть немного расположить к себе Катрину. А ведь ему это и нужно.

— Реймонд, — с каким-то облегчением начала Кэт, — для меня очень важна моя карьера, я не хочу потерять работу, поэтому прошу тебя мне помочь. Мы просто обязаны научиться находить общий язык, если хотим хоть чего-то добиться.

Да ему это и нужно! Знала бы Кэт, насколько Эрик с ней сейчас согласен. Нужно хвататься за предоставленный шанс.

— Кэт, я солидарен с тобой, — довольно улыбнулся мужчина, — я тоже дорожу работой. По сути я не конфликтный человек, и наше знакомство началось не лучшим образом. Так что в знак перемирия предлагаю выпить по чашечке кофе, и приступить к работе. Нам нужна тема для статьи.

Эрик несколько часов копался в интернете на тему работы журналистов, и сейчас, выпалив свою страстную речь, он надеялся, что прозвучало это убедительно. По-человечески.

— Ты начинаешь мне нравиться, — неожиданно улыбнулась девушка, так широко и искренне, что Эрик замер покоренный этой улыбкой. Никогда Катрина еще так не улыбалась ему.

Когда официант принес заказ, молодые люди с удовольствием пили кофе и ели мягкие булочки. Кэт ее новый напарник перестал казаться таким кретином, но она все равно почему-то никак не могла расслабиться в его обществе. Возможно, виноват его взгляд. Этот Реймонд иногда так смотрел на нее… У него был какой-то жуткий, голодный взгляд, и там девушке чудились не голод в прямом смысле слова, и даже не сексуальный голод, а нечто непонятное, жуткое. Кэт невольно вспомнился парень из клуба, который смотрел на нее точно такими же глазами. Да и вообще последнее время, ей как-то уж слишком часто стали встречаться случайные мужчины, которые смотрели на нее глазами хищника.

Эрик же с удовольствием жевал мягкую булочку, запивая ее противным кофе. Киношный миф, будто вампиры не едят обычную пищу — чушь. Многие из бессмертных, которых он знал любили полакомиться чем-нибудь вкусненьким, да и сам Эрик был еще тем гурманом. Нет, им не нужна была пища, чтобы жить, она просто доставляла им удовольствие. Говорят, с годами интерес к подобному просто исчезает, бессмертные просто перестают ощущать вкус еды, и остается только жажда, но Эрик пока не дожил до этого.

Катрина болтала о каких-то пустяках, и мужчина искренне наслаждался этой болтовней, стараясь отвечать как можно правдоподобнее. Девушка же смеялась над ним, точнее его репликами, упрекая его допотопных взглядах. Обычно Эрик впадал в ярость, если кто-то смел высмеивать его, но мягкие, дружелюбные подколки Катрины его не злили, и даже нравились. Это было так ново, как глоток свежего воздуха, и нравилось мужчине. Возможно, он сможет получить удовольствие не только от результата, но и от процесса этой игры, цель которой обладание Катриной.

Глава 16.


Это утро началось для Кэт не лучшим образом. А всему виной звонок Джины, в котором подруга сообщила о том, что Пол, парень с которым девушка познакомилась в клубе через друзей, оказался найден мертвым в своей квартире. Конечно она не успела влюбиться, но он ей понравился, что само по себе редкость, и такое известие опустило ее настроение на самое дно. Ну кому мог помешать безобидный Пол, хороший парень?

А еще предстоит пережить встречу с придурком-напарником. Кэт понимала, что возможно несправедлива к парню, ну ничего не могла с собой поделать. Не входило в ее планы на жизнь обучение идиотов основам журналистики.

Возможно, судьба решила сделать ей подарок, когда этот Реймонд, сообщил по телефону о том, что у него какие-то сверхсрочные дела. День оказался свободен и Кэт решила посвятить его отдыху и поиску гармонии с собой. С этой целью она отправилась в парк, Кэт всегда ощущала там себя комфортно и умиротворенно.

— Красивый вид, правда? — подняв голову, Кэт увидела перед собой незнакомого парня.

Незнакомец был высок и строен. Светлые волосы и очень светлые, голубые глаза. Кэт не любила блондинов, но парень стоящий напротив нее был красив, отрицать это было сложно. Да она и не собиралась. По сути ей нет особого дела.

— Да, — согласилась девушка, — Вы что-то хотели?

— Эм, — улыбнулся парень, — просто это мое место. Обычно тут я ищу вдохновение.

— Вдохновение? — брови Кэт взлетели удивленно вверх.

— Ну да, — казалось блондин смущен, — я — художник.

Кэт не знала как это объяснить, но с каждой минутой, парень нравился ей все больше. От него исходила аура некого спокойствия и умиротворения, которые притягивали девушку.

— Художник? Это наверное интересно, — произнесла заинтересованно блондинка.

— Мне нравится, — ах, какая у него улыбка! — Я — Нейтан.

— Катрина, но все меня зовут Кэт, — ответила девушка с улыбкой.

Парень оказался очень милым. С воодушевлением он рассказывал Кэт о своем увлечении. Как оказалось, художество — это его хобби, а так Нейт адвокат. Блондинке оставалось лишь удивляться как такие в одном человеке могут уживаться прогматик и романтик одновременно.

Кэт и не заметила как пролетела время. В обществе Нейта, девушке удалось забыть обо всех тревогах, от которых она и искала спасение в этом парке. Когда парень спросил ее телефон, Кэт дала его без малейших раздумий, очень надеясь, что Нейт ей действительно позвонит. С немым изумлением Кэт поняла, что новый знакомый ей нравится, даже очень нравится.

***

Истерика, которую закатила вчера ему Лили, испортила Эрику настроение и планы. Из-за этой полоумной проклятой, ему пришлось отменить встречу с Катриной. Мужчина не мог понять, почему вдруг она себя так повела.

Уже не первый раз, Эрик задавался вопросом: зачем он вообще связался с Лили? Не понимал с чего вдруг более сотни лет назад он захотел обзавестись постоянной любовницей. И еще больше непонимания вызывало ее нынешнее поведение. Если бы вампиры могли любить, он бы решил, что девушка ревнует, а так… Хотя, отсутствие любви, не означает отсутствие ревности. Все бессмертные собственники, в том числе и женщины. Только с чего она взбесилась сейчас? У него всегда было много женщин помимо нее.

В наказание за поведение, Эрик ощутимо покалечил вампиршу и запер ее в комнате с охраной, чтобы процесс регенерации был как можно более долгим и болезненным, иначе ему придется пойти на крайние меры.

— Привет, — напротив него села Катрина.

Судя по всему, у девушки было отменное настроение. Она вся прямо-таки светилась. Эрику оставалось лишь гадать о причинах такой радости. Но как бы там не было, ему это только на руку. Возможно Катрина будет меньше злиться, ведь из-за Лили и проблем холдинга, он так и не успел обдумать темы возможных статей.

— Привет, — улыбнулся мужчина, — Ты сегодня просто сияешь.

— Это комплимент? — осеклась девушка, одарив Эрика подозрительным взглядом.

Эрик уже не первый раз подумал, что возможно ошибся с выбором способа подобраться к Кэт. Девушка разозлилась на своего редактора и на него самого, считая себя оскорбленной и обманутой. В какой-то степени, мужчина понимал ее, кому понравится, когда на столь желанное место берут какого-то неумеху? А сама она сейчас вроде дополнения к нему и естественно злиться из-за такого расклада.

— А если и так? — лукаво улыбнулся Эрик.

— Так, Реймонд, тормози, — нахмурилась Кэт, — Мы с тобой напарники, и ничего большего.

В эту минуту у девушки зазвонил телефон и взглянув на дисплей, она изменилась в лице. Ее взгляд потеплел и извинившись, Катрина отошла, дабы он не слышал ее разговора. Но она не знала, слух Эрика превосходит человеческий в разы.

Услышав разговор Катрины, Эрик стиснул зубы. Девушка разговаривала с парнем. И они… они флиртовали друг с другом! Да что за напасть такая? Просто какой бум тестостерона вокруг его Катрины! Не успел он избавиться от одного озабоченного самца, как появился другой. Снова придется наводить справки, дабы понять какими последствиями грозит устранение этого козла.

— Еще раз, извини, — улыбнулась девушка, вернувшись за столик, — Ну так что, о чем писать будем?

— Кэт, — замялся Эрик, — понимаешь…

— Только не говори, что ты не подготовился! — всплеснула руками Кэт, — Мы же договаривались!

— Извини, — выдавил мужчина, ему было непривычно произносить это слово, его гордая натура противилась этому.

— Ладно, что-нибудь придумаем, — выдохнула девушка.

Эрик облегченно выдохнул. Хоть какой-то прок от этого неожиданного хахаля. Довольная жизнью девушка, сейчас просто не способна всерьез злится. Сейчас такой расклад спас их и без того шаткие взаимоотношения.

***

Кэт конечно с первого взгляда поняла, что этот Реймонд никакой журналист, но чтобы до такой степени… Девушка вообще не понимала, зачем он сунулся на это поприще. Как бы она не пыталась, Кэт не удавалось разглядеть в парне искреннего интереса к данной профессии. Началось все с того, что Реймонд не выполнил уговор и не подготовил возможные темы для статей. Сначала девушка решила, что он просто безответственный идиот, но парень оказался просто непрошибаемым педантом. К любой мелочи он относился с излишней ответственностью, всегда и все старался распланировать и просчитать. И Кэт никак не удавалось понять, хорошая это черта для возможного журналиста, или нет.

Еще Реймонд был до ужаса старомоден. У Кэт не раз создавалось впечатление, будто парень сбежал из психушки прошлого века. Он критиковал все подряд: одежду, взгляды и поведение современных людей. Сам парень никогда не выражался, не использовал сленга и не совершал импульсивных поступков.

Кэт записала бы его в неисправимые зануды, если бы не пугающие взгляды, которыми иногда одаривал Реймонд ее. Такие хищно-голодные, таящие в себе пугающие страсти и пороки. В такие моменты ей становилось жутковато в обществе сероглазого, он пугал ее, а еще появлялось ощущение чего-то смутно знакомого… Хотя, может ей это казалось и он просто был немного не от мира сего, или она сама себе навыдумывала. Однако проверять это Кэт не хотелось и она старалась не оставаться с парнем наедине.

Но глупо было отрицать, что ее напарник был начитан и умен. Он почти в совершенстве знал науки, владел разными языками, обожал историю и классику во всех направлениях. Это все заставляло Кэт лишний раз задаваться вопросом: что он забыл в журналистике? Ему больше подошло быть ученым или историком. В общем, парень вызывал у девушки смешанные чувства, для нее Реймонд был сплошной загадкой. И самое пугающее для девушки было, ее эта загадочность притягивала, но она запретила себе думать о парне в романтическом ключе. Для этого у нее есть Нейтан.

Нейт стал отрадой для Кэт, столь желанным глотком свежего воздуха. В парне было все, чего может только хотеть девушка. В меру ответственный, и при том романтичный. Парень обладал добродушным нравом, однако не являлся размазней или подкаблучником. Он был готов до конца отстаивать свои интересы и защищать то, что ему дорого. Его глаза, глядящие обычно на мир с подкупающей мягкостью, вспыхивали непоколебимой решимостью, а то и злостью, если разговор заходил о чем-то неприятном.

Кэт была счастлива, у нее было все, чего можно желать. Парень, который ей безумно нравился и был очень дорог. Девушка даже задумывалась, что если их отношения продолжат так же развиваться она вскоре сможет сказать Нейту, заветное «люблю». Была и работа, которая несомненно шла в гору. После пары самостоятельных статей, от которых мистер Бейкс был в восторге, им с Реймондом стали давать задания, порой весьма интересные.

Кэт сидела в уже привычном кафе, где как всегда ждала Реймонда, который должен был получить задание от редактора. Это было их своееобразное место встречи. Нейт же возненавидел эту кафешку из-за данного статуса, который присвоила ей Кэт. Парень вообще неодобрял, что у нее есть напарник мужского пола и все порывался с ним познакомится. Девушка как могла оттягивала этот момент, боялась, что ревность ее парня может обергуться неприятностями для ее напарника. А это уже грозит проблемами с работой, чего ей определенно не нужно.

— Долго ждешь? — вместо приветствия спросил Реймонд.

— Не особо, — отмахнулась Кэт, — Ну что, взял задание?

— И даже не одно. Тут целый план на месяц, — произнес парень доставая несколько листов формата А4.

Пробежав глазами по тексту, Кэт испуганно замерла. Всего было четыре задания, на выполнение каждого из которых давалась неделя. И последним в списке, стояло узнать все, что только можно о жизни и быте, миллиардера Джона Диккинсона. Девушка помнила свою попытку достать информацию про этого человека, которая окончилась полным провалом. А от одной мысли, вернуться в тот дом, волоски на теле начинали шевелится. Он пугал ее, и Кэт сама не понимала природу своих страхов, и похоже ей придется бросить им вызов.

Глава 17.


Эрик пристально наблюдал за реакцией Катрины. Девушка побледнела, а глаза ее расширились.

— Со всем согласна, кроме последнего задания, — произнесла Кэт.

Кто бы сомневался. Ответ не стал для мужчины неожиданностью. Не первый раз он задумался, что придумал совершенно провальный план. После всего пережитого, девушка наверное и под страхом смерти не согласится вернуться в его дом.

— Почему? — играть, так играть до конца.

В душе Кэт была настоящая буря. Инстинкт журналистки, шептал ей, что если им удасться найти хоть что-то действительно стоящее об этом богаче-отшельнике, это будет стремительный взлет по карьерной лестнице. Но Кэт ничего не могла поделать с абсурдным страхом, который скручивал внутренности при одной мысли о возвращении в тот дом. Только вот откуда этот идиотский страх и как с ним бороться?

Реймонд ждал ее ответа, и Кэт почему-то хотелось быть честной. Глубоко вздохнув, девушка посмотрела в серые глаза парня.

— Я уже пыталась сделать нечто подобное, — медленно начала Кэт, а Эрик весь обратился в слух, — Не так давно, я проникла в дом Диккинсона под видом горничной, но за неделю что провела там, так ничего и не нашла. Хозяин дома ни единого раза не показался и вообще место где можно было находиться прислуге было строго ограничено. В общем, затея с терском провалилась.

Эрик слушал внимательно, ловя буквально каждое слово. За почти месяц знакомства, Катрина никогда еще не рассказывала о своем прошлом. Девушка по сути вообще не любила говорить о себе. Мужчине постоянно самостоятельно приходилось заполнять неловкие паузы в разговоре, на ходу выдумывая историю жизни Реймонда Керна. Он много чего успел узнать за жизнь длинною в почти семь сотен лет, и ему было что рассказать. Часто это спасало ситуацию. И сейчас он был рад услышать хоть что-то о прошлом Катрины, пусть и прекрасно знал все, что произошло в его доме. Но ведь интересно, что девушка расскажет, а что нет. Так сказать ее версию.

— И почему же ты не хочешь повторить? — вкрадчиво спросил Эрик, — Неужели одна неудача и ты сдашься? Это же уникальный шанс добиться признания и успеха.

Кэт понимала, Реймонд прав. Сдаваться после одной неудачной попытки не в ее правилах, но все ее сущевство протестовало против возвращение в тот дом.

— Не знаю как тебе объяснить… Понимаешь, я боюсь, — тихо сказала Кэт.

— Боишься? — так, становится все интереснее, — Чего?

— Не знаю, — пожала плечами девушка, — Я отработала там неделю, ушла ни с чем. Ничего страшного или выходящего из рамок вон не произошло. Но от одной мысли вернуться туда, у меня мурашки по коже. Какой-то иррациональный, необъяснимый страх. Будто я как и большинство заразилась суевериями окружающими то место.

Эрик от изумления открыл рот. Он ушам своим не верил. Катрина не помнила ничего из того, что он с ней делал! Можно было бы подумать, что она нарочно скрывает произошедшее и это было бы понятно. Но ее глаза смотрели на него с искренней честностью. Она не лгала. Похоже, тут не обошлось без вмешательства Яна. Эрик знал, его бывший друг не владеет даром стирать память или менять воспоминания, но среди представителей его вида, были бессмертные с такими способностями. Не исключено, что Ян был с кем-то из них знаком и организовал чистку памяти девушки.

И Эрика внезапно осенило. Сам того не понимая, бывший друг оказал ему неоценимую услугу. Заманить в свой дом Катрину, которая ничего не помнит, будет гораздо легче. Сейчас главное, быть осторожным и сделать все, чтобы стать к девушке как можно ближе. Ему необходимо завоевать ее доверие. И он это сделает, иначе он не Эрик Эдвардс.

***

Кэт жутко злилась. Угораздило же её угодить в пробку! Мало того, что она изначально опаздывала, так еще и такси в которое она села, уже минут десять стоит в пробке и судя по всему, ближайший час будет там стоять.

Бросив нервный взгляд на мобильник, Кэт поняла, она уже опоздала на пятнадцать минут, и если ничего не предпримет, её встреча Нейтом и вовсе не состоится. Ей надо пройти всего три квартала, хотя на шпильках и в платье это еще то удовольствие. Но да ладно, не сахарная. Расплатившись с водителем, девушка выскочила из машины и пошла на встречу со своим парнем. Только бы он дождался её!

— Нейт, прости, — виновато закусив губу, девушка села напротив парня глядя ему в глаза, — Я знаю, что сильно опоздала.

Не передать словами облегчение Кэт, когда она увидела его на месте. Но что-то подсказывало ей, терпение парня на исходе.

— Ничего, — обворожительно улыбнулся Нейт, — Тебя я готов ждать сколько угодно.

Нейту девушка нравилась. Он сам упустил тот момент, когда обычное задание, переросло во что-то большее. Личное. И это не нравилось блондину и нравилось одновременно.

Кэт таяла под ласковым взглядом блондина. Девушка понимала, она близка к тому, чтобы влюбится первый раз в жизни. Столько лет она ждала когда наконец хоть кто-то затронет её сердце, и вот оно свершилось. Это пугало её, и вместе с тем, Кэт не отпускало ощущение, будто что-то не так. Чего-то не хватает, некой страсти, красок. Это как когда хочешь шоколада, а в наличии лишь качественная, шоколадная плитка. Вроде вкус почти одинаковый, а все равно не то. Но девушка не хотела отказываться от своего счастья. Она должна попытаться.

У Кэт не было обширного опыта отношений. Нет, конечно у нее как и у всех были интрижки в колледже, но ничего серьезного. Ничего, что могло бы иметь продолжение в виде брака или детей. Однако Кэт прекрасно сознавала, основа любых успешных и счастливых отношений — честность и доверие. А раз так, ей придется рассказать о безумии, которое они затеяли с Реймондом. Кэт сама до сих пор не верила, что позволила напарнику уговорить себя на эту авантюру.

— Я постараюсь больше не опаздывать, — с теплом сказала Кэт.

Вечер проходил плавно и приятно. Молодые люди наслаждались обществом друг друга. Кэт лишний раз убеждалась, какой же Нейт замечательный, а парень все глубже укоренялся в своей симпатии к девушке.

Кэт все никак не могла выбрать момент, чтобы объявить Нейту о своем решении. Он и так ее сильно ревновал, что будет, когда она скажет, что несколько дней проведет в компании Реймонда? Но так или иначе, сказать это нужно.

— Нейт, — неуверенно начала Кэт, — мне нужно кое-что тебе сказать.

— Обычно, после таких слов жди беды, — настороженно ответил блондин, — В чем дело, Кэт?

— Нет-нет! — запротестовала девушка, — Ничего страшного. Просто скоро я отправляюсь с Реем на задание, суть которого в том, чтобы попасть в дом Джона Диккинсона и найти как можно больше информации о нем.

Кэт залпом выпалила слова, и замерла в ожидании реакции парня. Нейт же, на какой-то миг и дышать перестал. Девушка задумала безумие, она и не представляет, как это может быть опасно. К черту все задания! Он должен предотвратить беду.

— Нет, — нетерпящим возражений голосом ответил Нейт.

— Что? — Кэт вообще не поняла смысл сказанного Нейтом. Что это еще за нет?

— Кэт, — начал парень, осторожно подбирая слова, — ты мне очень дорога, и я готов на многое пойти и многим пожертвовать ради тебя. Я старался не торопить события, не хотел на тебя давить, но сейчас я прощу… Нет, я запрещаю тебе идти в логово Диккинсона.

Кэт вытаращилась на своего парня. Она не ослышалась? Он ей запрещает ей?!

— Что значит запрещаю? — раздраженно пробубнила Кэт.

— Это значит, что я не хочу, чтобы ты занималась этим делом, — терпеливо пояснил Нейт, — Ты хоть слышала какие слухи ходят про этого мужика? —

Кэт кивнула.

— И после этого, ты все равно хочешь в этом участвовать?

Еще один кивок.

— Ты с ума сошла?! — возмутился Нейт, уровень его тревоги достиг «красной зоны».

— Нейт, — Кэт ощутимо разозлилась. Она не надеялась, что он обрадуется этому, но и такого не ожидала, — ты мне тоже дорог. Но я все решила.

— Да я просто не хочу, чтобы ты пострадала! — воскликнул парень, на секунду утратив самоконтроль.

Они молча уставились друг на друга. Эта фраза слишком, много сказала парню о его отношении к Кэт, а Кэт стало стыдно за свою злость.

— Я ценю это, правда. Но Нейт, мне это нужно, — мягко сказала Кэт, — Это мой шанс добиться успеха.

— К черту, весь успех! — разозлился парень. Как можно быть такой глупой и добровольно идти в логово зверя?! — Ты никуда не пойдешь!

— Это мы еще посмотрим! — взаимопонимание и тепло, установившиеся минуту назад, рухнули, — Если я дорога тебе, то смирись с моим выбором!

Бросив резко слова, Кэт подскочила и направилась прочь из ресторана. Внутри девушки бушевали злость и обида! Надутый индюк! Такой же как ее папочка. Запрещает он ей. Да три ха-ха два раза!

Если до этого Кэт сомневалась в правильности решения, то сейчас полностью утвердилась в этом. Нейт считает, что она не способна справиться с заданием. Это видите ли опасно! Будто она не способна постоять за себя! Она докажет ему, из чего сделана!

— Реймонд, я согласна на дело Диккинсона, — и не дожидаясь, пока парень ей что-то ответит, сбросила звонок. И снова отключила телефон, так как Нейт просто обрывал его.

Такси неспешно ехало по городу, а Кэт сидящая в нем, кипя от негодования на своего несносного парня, была полна решимости добиться успеха и доказать всем, чего она стоит.

Глава 18.


Желая отдохнуть от назойливых мыслей, Кэт позвонила Джине и пригласила ее в гости. Девушке не хотелось думать не о работе, не о своем бойфренде. Да, утром они вроде пришли к шаткому взаимопониманию в результате длительного телефонного разговора. Только Кэт не удавалось отделаться от мысли, что все не так.

После того, как девушки обсудили все, что только можно не касающееся щекотливых тем, разговор сам собой скатился на тему личного. И подумав, Кэт решила, что может и не плохо поговорить с подругой об этом. Джина хоть и была очень эмоциональной девушкой, воспринимающей все близко к сердцу, но это же сердце умело быстро влюбляться и так же быстро остывать. В общем, опыт подруги был куда обширнее, собственного опыта Кэт.

— Мне кажется, он настроен серьезно, — прокомментировала брюнетка выслушав сбивчивый рассказ, — И я согласна с Нейтом, на кой-черт тебе нужно снова возвращаться в тот дом? После последнего провала ты впала в депрессию и укатила в Японию.

— Это отличный шанс добиться того, о чем я так мечтаю, — сказала Кэт, — И я больше не собираюсь впадать в депрессии.

Джина нахмурилась. Она этого Нейта видела всего лишь раз, и то мельком, однако она была с ним согласна целиком и полностью. Кэт не чего делать в этом чертовом особняке. Слишком тяжело она переживала прошлое поражение, да и просто одна мысль об этом Диккинсоне пугала Джину. К тому же, брюнетка была убеждена, подобное может сильно и негативно сказаться на отношениях с Кэт с её парнем.

— А не бежишь ли ты от Нейта? — сощурилась Джина оглушенная догадкой.

Широко распахнув глаза, Кэт уставилась на подругу. Бежать от Нейтана? Ей он нравился, этот красивый блондин затронул ее сердце и для Кэт стало открытием, ощущение тревоги связанное с этим.

— В смысле? — тем не менее спросила девушка.

— В прямом, — Джина щелкнула пальцами, пытаясь сформулировать свою мысль, — Вы вместе уже больше месяца и как я поняла, ваши отношения так и не перешли на новый уровень.

— Что? — Кэт искренне не понимала намеков Джины.

— Секс, Кэт, — закатила глаза подруга, — Из твоего же рассказа, я поняла, какой весь из себя веселый, понимающий и просто офигенный этот Нейт, но неужели он ни разу не делал намеков на близость? Он ведь не гей?

Кэт конечно думала об этом. Не раз они с Нейтаном переживали неловкие моменты, оставаясь наедине. Порой Нейт начинал целовать её с излишним, как ей казалось пылом. Ласки парня были приятны Кэт, но она будто деревенела в эти мгновения. Девушка не считала себя ханжой, она без предрассудков относилась к сексуальным меньшинствам, людям с другим цветом кожи и разрезом глаз, а так же не осуждала людей любящих секс. Так же Кэт знала, что большинство пар оказываются в постели после трех-пяти свиданий, но… Это «но» не давало Кэт расслабится, ей почему-то было страшно сделать этот шаг, казалось будто это неправильно. И каждый раз думая об этом, Кэт оказывалась в тупике, понимая, что если пока удается сглаживать эти неловкие моменты между ней и Нейтом, то рано или поздно это вопрос все равно встанет перед ними.

— Нет, он не гей, и да, у нас не было секса, — Кэт на секунду замолчала, — Это сложно Джина. Но мое решение не имеет никакого отношения к Нейту. Я действительно хочу попытать счастья еще раз. Это моя мечта, Джина!

— Ладно, — хмуро согласилась подруга, — Но если не можешь решиться на секс с Нейтаном, то купи себе вибратор. Оргазм не менее необходим, чем отдых. Помогает расслабиться и обрести душевное равновесие. А там глядишь и решишься заменить резиновый член, на член Нейтона, — поймав изумленный взгляд подруги, Джина продолжила, — Кэт, ты слишком напряжена, тебе это нужно. Кстати мой резиновый друг приказал долго жить, и после посиделок у тебя я хотела пойти и приобрести себе нового, и ты идешь со мной.

Обалдевшим взглядом, Кэт смотрела на подругу. Уже второй раз за полгода она слышит подобный совет. Кэт всерьез начинала думать, что с ней что-то не так. Нет, она категорически не согласна на подобное! Но зато, она может решить проблему подруги. Мысли Кэт, прервал звонок в дверь.

— Кто бы там ни был, избавься от него, — блондинка умоляюще посмотрела на подругу, и поймав удивленный взгляд, пояснила, — Это скорее всего соседка.

— А если там Нейт? — спросила Джина.

Кэт совершенно не хотелось сейчас видеться с парнем. Утренний разговор был тяжелым, и они сошлись на том, что дадут друг другу пару дней на раздумья. И девушка опасалась, что парень передумал.

— Тем более если там Нейт, — с нотками паники сказала блондинка, — Можешь сказать ему что угодно, только не впускай.

Джина ушла, а Кэт открыла шкаф и открыла коробку, в которой были лучшие воспоминания о жизни и обучении в штатах. Там было множество различного хлама. Фотографии, различные памятные вещицы, подарки. Со дна коробки она извлекла большой, резиновый вибратор, который ей подарили соседки по комнате, сказав те же слова, что и Джина несколько минут назад. Естественно, Кэт им не воспользовалась.

Девушка услышала хлопок двери, который говорил, что пришедший уже отправился восвояси.

— Джина, детка, — весело крикнула Кэт, предвкушая реакцию подруги на неожиданный презент, — у меня для тебя кое-что есть!

Кэт хотелось подурачится, и она встав спиной к двери, начала плавно покачивать бедрами, изображая элемент чувственного стриптиза. Поняв, что подруга в комнате, Кэт резко повернулась и лаская игрушку рукой выдала:

— Знакомься — мистер Большой член! — ожидаемого хохота не раздалось и Кэт моргнув уставилась на подругу, рядом с которой топтался Реймонд.

Лица обоих в этот момент надо было фотографировать. Похоже Кэт все же удалось произвести впечатление на подругу, которая вытаращилась на нее, хотя в глазах прыгали лукавые чертики. А вот парень, находился явно с ступоре. Девушка опасалась, что нанесла ему непоправимую психологическую травму, ведь с такими взглядами на жизнь, он просто обязан быть краснеющим от одного только слова «секс» девственником.

Неловкая пауза затянулась, на Кэт нахлынул неожиданный стыд. Девушка всегда была импульсивна, и в данный момент, ей в голову не пришло ничего лучше, чем швырнуть секс-игрушку в сторону. И по нелепой случайности, Кэт выкинула его в приоткрытое окно. А когда с улицы донеслись возмущенные маты, девушка зажмурилась, мечтая провалиться сквозь землю.

Обстановку разрядил истерический хохот Джины, спустя мгновение, к ней присоединились Реймонд и сама Кэт. Они хохотали до колик в животе, а когда изматывающий приступ смеха отпустил, Кэт ощутила облегчение. Девушке казалось, будто гора с плеч рухнула, хотя и не понимала почему.

***

Визит Реймонда оказался вынужденной необходимостью. Мистер Бейкс, будь он не ладен, поменял местами задания. Из-за этого, они уже не успевали с заданием Диккинсона. Для Кэт это было сродни грому среди ясного неба. Только вот девушка уже дала Реймонду согласие и отступать было поздно. И сейчас, сидя в кустах у огромного особняка, Кэт проклинала все и всех.

Парень не солгал, он действительно хорошо подготовился. Реймонд узнал расположение всех камер слежения и постов охраны. Они отказались от плана проникнуть на территорию под видом прислуги, решили сделать это незаметно. Главным было избегать встречь с охранниками и пока все шло отлично. Нужно было дождаться когда начнется последняя пересменка, тогда им и удастся оказаться внутри.

— Началось, — шепнул Реймонд.

Глубоко вздохнув, Кэт бросила взгляд на огромный особняк. Внутри все сжалось от страха, на коже выступили неприятные мурашки. Она сильная, она справится. Должна справиться.

***

Эрик буквально трепетал от предвкушения. Остались считанные минуты, и девчонка будет в ловушке. По сути он понимал, что можно хоть сейчас отдать приказ и Катрину схватят, но не хотел рисковать. Он слишком долго и упорно работал, чтобы быть сейчас здесь с ней.

Ян хорошо постарался, дабы обезопасить Катрину от него. Ему пришлось приложить уйму усилий, обманывая полукровок. Да и просто общение с девушкой, было тем еще испытанием. Если отбросить в сторону сводящую с ума жажду, из-за которой постоянно приходилось таскать с собой запасы крови, повышая тем самым риск разоблачения. Оставался и просто человеческий фактор. Эрик прикладывал уйму усилий, стараясь вести себя как человек. Но Катрина слишком часто огорошивала его и он просто не знал как реагировать.

Девушка обожала критиковать его. А так же часто смешила. Она умудрялась вызывать в душе Эрика целый спектр эмоций. Привыкший находиться в постоянном спокойно-уравновешенном состоянии мужчина, просто не знал как справляться с этим потоком чувств. Жизнь Эрика столетиями была чередой тщательно спланированных и продуманных событий. Он привык получать от людей исключительно те чувства и поступки, какие ему нужны. Но Катрина была неподвластна его силе, и в общении с ней Эрик постоянно балансировал на грани.

Вот и сейчас, задыхаясь от понимания, что он в шаге от осуществления столь желанной цели, он мучился какой-то неуверенностью. Эрик сам не понимал, что с ним. От куда взялись эти сомнения в правильности собственного поступка. Он столько бредил мечтой заполучить Катрину, и вот сейчас он ни как не может решится сделать последний шаг.

— Ты уверена? — неожаданно для самого себя выпалил Эрик, — Если ты передумала, мы можем уйти.

Кэт изумленно уставилась на парня. Что это с ним? Он же сам сделал все, чтобы уговорить ее на это дело. А теперь отговаривает?

Не понимал этого и сам Эрик. Сомнения раздирали душу мужчины в клочья. Он просто не знал, что ему делать. За время, которое он потратил на то, чтобы захватить девушку, он успел узнать ее. Привязываться к Катрине не входило в планы Эрика, но так или иначе это случилось. И это ему не нравилось. Привязанность похоже и мешает ему трезво мыслить.

— Уверена, — твердо ответила Кэт.

— Тогда будь готова, — шепнул парень.

Эрик сжал руку Кэт, готовясь к бегу. К черту сомнения! Он слишком долго этого желал и ни за что не откажется теперь от своего светловолосого, и такого вкусного приза.

Глава 19.


Эрик тихо крался по коридору, Катрина маленькими шажками шла следом. Мужчина и сам не понимал, почему до сих пор ломает эту комедию. Он прекрасно сознавал, это последние минуты существования Реймонда Керна и ему было как-то тоскливо от этой мысли. В этом образе он сумел узнать девушку ближе. Мог наслаждаться ее болтовней, смехом, беззлобными стебом по поводу взглядов на жизнь. А с другой стороны, это был не он. Да, он использовал часть накопленных за века знаний, но ему в самом начале пришлось принять непростое решение. Эрик не хотел пугать лишний раз Катрину и поэтому избрал образ чепорного зануды. Мужчина действительно не сильно любил современный век, но в образе Реймонда возвел эту нелюбовь на совершенно новый уровень, хотя на самом деле, был совсем не прочь использовать блага цивилизации. Он мог сколько угодно осуждать современных людей, но сам был далеко не святым.

За все прожитые годы, ближе всего Эрику были конец четырнадцатого, начало пятнадцатого веков. Тогда его новая жизнь только началась, в венах еще бурлила кровь и человек в нем не успел до конца погибнуть. Это были славные времена, когда еще эмоции кипели. Сердце еще помнило как чувствовать, а душа была способна сопереживать. Да, он тогда перенес много страданий, но и удовольствий было не меньше.

Но время беспощадно, и в конце-концов, случилось то, о чем предупреждал Эрика его учитель и наставник. Его сердце окончательно охладело, а эмоции потеряли прежние цвета. На смену им пришел холодный рассудок хищника, и в принципе, он был не против. Но иногда случались моменты ностальгии, и Эрику отчаянно хотелось вернуться в прошлое.

И вот сейчас он встретил Катрину. И непостижимым образом, девушка пробудила в нем все забытые эмоции, и добавила множество неизведанных ранее оттенков чувств. На данный момент, она была немного испугана и сосредоточена, но Эрик знал, это последние мирные мгновения. Наверняка, когда все закончится, снова возникнет стена из сопротивления и ненависти, и мужчина впадал в уныние от одной только мысли об этом. Только вот не видел иного выхода, он не хочет быть ей другом-напарником-идиотом. Не хочет он с ней быть и кем-либо другим. Эрику хотелось быть собой, а его Катрина не приняла прошлый раз и вряд ли примет в этот.

— Думаю нам стоит разделиться, — шепнул Эрик, — Так больше шансов найти что-то интересное.

В глазах девушки мелькнули страх и сомнение, на лице проступила борьба, но в итоге она все же вымученно кивнула.

— Хорошо, — тихо ответила блондинка.

— Через час на этом же месте, — с унынием сказал Эрик, зная, что этого не случиться.

Бросив последний взгляд на Катрину, он старался запомнить ее без взгляда полного страха и презрения, без лица искаженного страданием и ненавистью. Насладился мягкостью исходящей от девушки. И вот они разошлись. Больше Катрина не увидит своего напарника никогда.

***

Кэт никак не могла избавиться от комка страха застрявшего в горле. А теперь, когда они с Реймондом разделились, мерзкое ощущение уязвимости лишь возросло. По сути, до сих пор все было просто идеально, но это и странно. Где вся охрана? Вед когда она тут работала, она заприметила много людей-кошмаров, или они не особо обитают на территории хозяина? Так или иначе, девушка продолжала тихо пробираться по коридорам, прислушиваясь к каждому шороху.

После того, как они выберутся от сюда, Кэт была серьезно настроена выведать у Реймонда, как он раздобыл столько сведений об этом доме. Они даже внутрь проникли через крошечную дверцу, которая вела на кухню. А ведь ее заметить ума надо, так маленький потайной ход хорошо скрыт кустами. Но да ладно, это все потом. Сейчас главное постараться найти что-нибудь и не попасться.

В результате пятиминутных плутаний, Кэт оказалась в красивом зале, который ей показался до странности знакомым. В камине полыхал огонь, и непонятно от куда лилась удивитено нежная музыка. Углядев лестницу, которая скорее всего вела к спальням, девушка начала маленькими перебежками пробираться вперед.

— Не нужно так красться, — услышала Кэт за спиной, — Я давно заметил тебя, маленькая шпионка.

Ни живая, ни мертвая от испуга, Кэт замерла на месте. Возникло ощущение сильнейшего дежавю. Прохладные ладони опустились ей на плечи, и неспешно проскользнув по рукам, легли на талию.

— Я… я… — у девушки не было слов оправдания, по сути она вообще будто забыла как разговаривать.

— Зачем же так пугаться? — услышала она над ухом.

Голос несомненно принадлежал мужчине, и был настолько восхитительным, что Кэт ощутила мурашки по коже. Он словно гипнотизировал ее.

Резким движением, стоящий сзади мужчина развернул Кэт. Теперь она была лицом к лицу, с обладателем дурманящего голоса. Глянув на его лицо, Кэт чуть не лишилась чувств, так красив был незнакомец, а еще с неизвестных глубин сознания вынырнул удушающий страх. Девушка ощущала себя пойманной птицей.

Мужчина начал легко и непринужденно вести ее в танце. Стоп. Что вообще происходит?

— Расслабься, Катрина, — услышала она бархатный тембр, — Ты слишком напряжена.

Остатки здравого смысла требовали от Кэт немедленно прекратить этот цирк. Более того, мужчина, за которым она непостижимым образом следовала шаг в шаг, точно попадая в такт мелодии, пугал ее до потери пульса. Она хотела бежать от него, и многое бы дала, чтобы оказаться сейчас как можно дальше от сюда. Но другая часть ее существа, пребывала в раю. Девушке казалось, что объятия незнакомца, это именно то место, где она и должна быть с самого рождения. Его руки ласкающими и легкими движениями, касающиеся ее тела, казались непостижимо родными и необходимыми. Кэт окончательно запуталась, и все, на что была сейчас способна, следовать в танце за странным мужчиной.

— Отпустите меня, — прошептала Кэт пересохшими губами.

— Катрина, — услышала она у самого уха, — разве я делаю тебе что-то плохое?

И вот неописуемо красивое лицо оказалось напротив, и Кэт прокляла этот полумрак из-за которого не могла разобрать цвета глаз мужчины.

— Ты — моя, — тихо, но властно произнес он ей в губы, — Так было, есть и будет.

После этого Кэт ощутила, как её губ касаются чужие, неожиданно мягкие. Поцелуй, в первые мгновения нежный быстро перерос, а яростную атаку. Инстинктивно Кэт немного приоткрыла губы и мужчина тут же углубил поцелуй. Вихрь неожиданно сильных, и незнакомых ранее ощущений закружил ее, ноги подогнулись, и если бы не крепкие объятия, девушка рухнула бы на пол. За все годы жизни она в первые переживала подобное. Происходящее казалось таким неправильным, и невообразимо правильным одновременно. В голове девушки проскочила мысль: что так нельзя, у нее есть парень. Но Кэт не удалось зацепится за нее, эти руки и губы лишали воли, заставляли забыть обо всем на свете. В этот момент, девушка каждой молекулой своего существа, жаждала оказаться как можно ближе к незнакомцу, слиться с ним воедино, стать частью его. Словно была рождена именно для этого момента и этого мужчины.

У Эрика внутри тоже все перевернулось. Обычный поцелуй, которых он знал тысячи, заставил мир вокруг вспыхнуть. Он был подобен оргазму, настолько сильны были ощущения. Сейчас все цели, которые он преследовал до этого утратили смысл, только он и Катрина, которая была ему так необходима.

К черту! Пусть катиться все к дьяволу. Он возьмет ее прямо сейчас. Иначе просто не выдержит, лишится рассудка. Так же Эрик понял, он не хочет забирать ее жизнь. Не хочет и не может. Он не помышлял себе, что будет делать, если источник таких крышесносящих эмоций и чувств исчезнет. Слишком они прекрасны, слишком нужна девушка вкусом чьих губ он сейчас упивается.

Эрик подхватил девушку на руки, и не разрывая контакта понес наверх. Мужчина принес Кэт в собственную спальню, где до этого не ступала нога ни единой женщины, даже Лили не бывала тут. Эрик не знал как и почему, но он хотел быть с этой девушкой именно здесь.

Опустив драгоценную ношу на мягчайшую постель, он снова припал к губам девушки страстным поцелуем. Шквал ощущений все нарастал, и Эрик с неким ужасом понял, если решит попробовать ее кровь в момент наивысшего наслаждения, то не остановится и все будет кончено. Навсегда. Но и отказываться от столь желанного нектара не желал. Задрав футболку девушки к верху, он так же вверх сдвинул чашечки бюстгалтера, и зажав пальцами розовый сосок, немного покрутил его. Губы Эрика легкими поцелуями спустились на шею девушки, о обнажив острые клыки он наконец-то вкусил столь желанной крови.

Когда мужчина поцеловал Кэт в шею, она ощутила импульс столь невыносимого наслаждения, что на миг выпала из реальности. И внезапно, будто стена рухнула. Как цунами, сознание Кэт заполонил поток образов, мыслей и чувств. Поток забытых воспоминаний. И девушку охватил животный, первобытный ужас, когда она осознала реальность происходящего. Эрик, чудовище, кровавый хищник, убийца и ее мучитель в одном лице, вжимал ее в постель страстно целуя. Дело определенно шло к развязке, и мужчина сжимающий ее в объятиях был ужасно возбужден. Кэт отчаянно задергалась, стараясь оттолкнуть несостоявшегося любовника, освободиться от его веса.

— Нет! — завизжала она, — Отпусти!

Эрик поднял затуманенный страстью и вкусом ее крови, немного безумный взгляд, и Кэт лишний раз ужаснулась, понимая ничтожность своих шансов вырваться. Не помня об случившемся ужасе, она сама вернулась в руки своего палача! И зачем она только согласилась все забыть? Она просто хотела жить, без страха и удушающих воспоминаний. И это, вполне естественное желание, сыграло с ней злую шутку. Она в ловушке из которой нет выхода!

Вкус крови Катрины, несомненно был лучшим, из всего, что Эрику доводилось пробовать за все годы жизни. Настоящая пища богов! Непередаваемо! Восхитительно! А ведь он взял лишь ничтожною каплю.

Кровь пуще прежнего закипела в жилах Эрика и он уже не мог сдерживать своего возбуждения. Он неистово и отчаянно жаждал Катрину, как никого и никогда за все время, что обитает на свете. И возможно, именно поэтому не сразу заметил сопротивление девушки, и глянув на нее, Эрик почувствовал, как восхитительная атмосфера, еще мгновение назад царившая между ними рассыпалась в прах.

На Эрика неизвестно от куда накатили страх и уныние. Распахнув шире глаза, он с ужасом осознал, что переживает отголоски ее эмоций! Дьявол!

Он словно ошпаренный отскочил в сторону и потряс головой. В этот момент, оглашая особняк мерзким завыванием, завопила сигнализация. Да что происходит?! У Эрика сложилось ощущение, что удача окончательно отвернулась от него. Понимая, что действовать нужно самому, иначе идиоты симты провозятся вечность, он выскочил из комнаты, предварительно заперев ее. И только оказавшись в другом конце особняка, понял свою ошибку. Нарушитель спокойствия сейчас в его комнате! С его Катриной!

Захлебываясь от слез и ужаса, Кэт не сразу поняла, что ее настойчиво кто-то зовет. Подняв взгляд, она увидела Нейта. Волна такой небывалой и чистой радости омыла ее, что девушка не задумываясь бросилась ему на шею. Ее сейчас не волновала как, главное он пришел за ней. Девушка вцепилась в парня мертвой хваткой ища в его объятиях успокоение и защиту.

— Кэт! — настойчиво окрикнул ее Нейт, — Кэт, нам надо срочно уходить!

Когда до Кэт дошел смысл слов Нейта, она кивнула и постаралась взять себя в руки. Только вот было поздно. Столь короткий момент был зря потрачен ею на объятия, поняла это она, когда дверь с грохотом распахнулась, и на пороге с красными от ярости глазами стоял Эрик.

Глава 20.


Кэт замерла и сильнее прижалась к Нейту. Ужас по новой всколыхнулся в душе девушки.

— Мы сейчас уйдем, — холодно ответил блондин, — Не стой на дороге, кровосос.

От слов Нейта, Кэт распахнула глаза. Как? Он знает?

Эрик рассмеялся. Смех мужчины был нервным и хриплым, а напряжение в котором тот находился — ощутимым.

— Умно, очень умно, — произнес брюнет, — И как я сразу не догадался кто ты? Хорошо же вы, шакалы, постарались. И не подкопаешься.

Разум Кэт начал постепенно проясняться. Мысли стали более четкими. От диалога, невольным свидетелем которого она стала, появилось ощущение гадливости. Совршенно очевиден был тот факт, что Нейт далеко не случайный парень. Освободившись от объятий парня, Кэт сделала шаг в сторону и стараясь удерживать в поле зрения обоих мужчин, наконец выдавила:

— О чем он, Нейт? Что вообще происходит?

— Кэт, сейчас не время…

— А он тебе ничего не сказал, да? — тон Эрика был насмешливым, — Ты думала, весь такой идеальный, он просто так появился в твоей жизни?

Слова Эрика были жестокими, Кэт отчаянно не хотела верить в них. Девушка умоляюще посмотрела на своего парня, но тот прятал взгляд.

— Заткнись, упырь, — вместо объяснений произнес Нейт.

Эрик смерил блондина уничтожающим взглядом, полным лютой ненависти, да и взгляд Нейта был не лучше. Кэт впервые видела своего парня таким. Он будто стал выше, сильнее и намного опаснее. Она впервые почувствовала такую пугающую ауру вокруг себя. Сейчас Нейт был опасным хищником, вполне достойным противником ее мучителю. Во всяком случае, Кэт казалось именно так.

Двое мужчин вели безмолвный диалог и воздух начинал потрескивать от напряжения. Кэт внезапно захотелось бежать. Бежать как можно дальше от Эрика, да и от Нейта тоже. Но она не может уйти и бросить тут Реймонда.

— Со мной был парень, где он? — осипшим голосом спросила Кэт.

— Я тут, Катрина, — ее мучитель принял облик Реймонда и она замотала головой, не желая верить в реальность происходящего, — Ты правда думала, что сюда можно попасть так легко?

Как же мерзко! Все, во что она верила вставая сегодня утром — оказалось ложью, а окружающие мужчины — лжецами. За каких-то десять минут, ее жизнь, полная надежд и амбиций, перевернулась в ног на голову. Планы и надежды на будущее рухнули, рассыпались в прах. В горле встал ком страха и горечи.

— У меня нет санкции на твое уничтожение, так что просто уйди с дороги, — бросил Нейт Эрику.

— Как же, — зло улыбнулся Эрик,

Дальше все стало происходить слишком быстро. Кэт не успела о чем-либо подумать, как ее словно тряпичную куклу, вышвырнули в коридор. Больно ударившись о стену, девушка издав стон, уставилась на захлопнувшуюся дверь. Из комнаты послышались звуки борьбы и грохот, от которых у Кэт кровь стыла в жилах. Душу объял страх и она не знала, чего ей ждать дальше. Ее ощутимо затрясло, но слез не было.

***

— Убирайся от сюда, — прорычал Эрик, вцепившись когтями в руку ублюдка.

— Только вместе с Кэт, — злостно ответил «гость».

Эрик скрипнул зубами от горящей внутри ярости. Как, ну как он сразу не догадался кем является дружок Катрины? Он так хотел заполучить Кэт обратно, что потерял всякую бдительность! Поручил недоумкам проверку личности ее приятеля, вместо того, чтобы самому разобраться. Глупо. И недальновидно. И в итоге враг оказался в доме.

Если бы дело касалось любой другой игрушки, он бы не стал мараться и отдал ее без лишних сожалений. Проблемы с Наблюдателем, могли легко вылиться в проблемы с Советом, а это Эрику ни к чему. Но отпустить Кэт тот был не в силах. У него внутри до сих пор все переворачивалось и начинало гореть от одного только воспоминания о гибком теле в руках и мягких губах. Даже сейчас Эрик ощущал пьянящий вкус крови Кэт. Нет. Он не отдаст ее без борьбы.

Но с каждой минутой уверенность в победе таяла. Этот ублюдок, как и весь их поганый Орден носил с собой таланрит, а точнее его осколок. Сила это чертового камня, была призвана лишать проклятых их физической мощи, которая в разы превосходила человеческую. А при длительном воздействии, камень мог вызвать болезнь, а то и смерть. Своеобразный «криптонит» для вампиров. Поэтому схватка была не простой. Оба противника были получили множество повреждений, силы у обоих мужчин были на исходе.

Замахнувшись, Эрик смог нанести удар по ребрам парня. Когтями он вцепился в теплую плоть, чувствуя как под его натиском рвутся кожа и мышцы. Блондин издал болезненный вопль и в следующее мгновение, Эрик отступил, ощутив острую боль в области живота. Опустив взгляд, он увидел, что из его тела торчит кинжал с резной ручкой.

Из-за потери крови и множество серьезных и не особо ран, брюнет был на грани. Силы стремительно покидали его. Неужели он потерпел поражение?

Превознемогая адскую боль, он вытащил из тела кусок железа и посмотрел на своего врага. Парень стоял покачиваясь, его лицо было белее мела. На нем, как и на самом Эрике, было множество различных ран.

— Последний раз предлагаю, — процедил хозяин дома, — убирайся из моего дома, пока еще жив. Я не нарушал законов и ты не имеешь права тут находиться.

Голубые глаза блондина ожигали ненавистью и отчаянием. Эрик прекрасно видел внутреннюю борьбу паренька. И был рад, когда тот опустил голову, признавая поражение. Все же здравый смысл еще похоже остался в нем.

— Я еще вернусь, — хрипло прошипел он, — И убью тебя.

После этого, блондин болезненно морщась, покинул особняк так же как и попал в него, через окно. Это была отсрочка. Победой произошедшее Эрик назвать не мог. Было во взгляде парня что-то, некое обещание, что он вернется за Кэт. При чем скоро. И понимая это, брюнет с трудом волоча ноги, направился к своим запасам крови. Ему нужны силы и чем быстрее он восстановиться, тем лучше.

***

Горечь поражения терзала Нейта. Словно кислота она разъедала душу, повергая его в пучину страха за девушку. Винсент, его извечный соперник, был прав — он слишком слаб и безперспективен. Он провалил задание.

Но сейчас не столько личные, побитые амбиции мучили Нейта. Для него Кэт перестала быть просто заданием Ордена, она стала ему дорога. Непостижимым образом забралась под броню, которой тот окружил себя. Каждый день, проведенный в обществе девушки, его мучило отвращение к ситуации. Мучила невозможность открыться Кэт, сказать правду о себе. Кровосос был не прав, не только он облажался. Нейтан тоже так и не понял, кем является напарник девушки. Он ждал опасности со стороны, а она все время была у него под носом.

И как итог, он ее не уберег. Не смог удержать от безрассудства. Не смог отстоять ее в открытой схватке. Слабак. Нейт горячо молил высшие силы о времени. Парень знал, что его отстранят от дела, но ему сейчас было плевать. Он был намерен вернуться за своей Кэт. Вырвать ее из лап чудовища. И уже после он расскажет ей все, вымолит прощение за ложь, которая ему самому противна. Лишь бы только не опоздать. Только бы проклятый вампир не убил ее раньше. Ему нужно как можно скорее прийти в себя, избавиться от ран. И он знал способ. Ненавистный способ, быстрого по сравнению с обычной регенерацией восстановления. И был готов наступить на собственную гордость и отвращение ради Кэт.

***

Кэт не знала сколько уже она тут сидит. Не знала она так же, сколько прошло времени с начала потасовки, как появилось двое жутковатых охранников, которые подхватив ее под руки проводили в эту комнату и заперли.

Все, что осталось у Кэт это разочарование в себе, из-за собственного идиотизма и страх. Она Эрика, вполне естественный страх за себя. Она боялась за Нейта, который может из-за нее погибнуть. И даже, о чудо! Она испытывала беспокойство за своего мучителя, так как не предполагала, что ее ждет в случае его гибели. Плюс было еще что-то… Что-то ей непонятное и необъяснимое, заставляющее сердце испуганно замирать при мысли, что мучителя не станет. Она сошла с ума? Да. Наверное.

Нервное напряжение сковало все существо Кэт. Ей отчаянно хотелось разреветься, но столь желанных слез, приносящих облегчение, не было. Так она и сидела, смотря в одну точку. Она и только она виновата во всем. Ее амбиции и глупость губят не только ее, но и окружающих. Сначала те девушки, теперь Нейт. Сколько еще народу должно пострадать из-за нее?

Нейт… Кэт была сбита с толку словами Эрика и молчаливым согласием парня. Кто он? Неужели ее мучитель сказал правду, и Нейт появился в ее жизни не случайно. Да о чем она, так и есть. Кэт, сама того не желая, оказалась пешкой и одновременно трофеем, в игре которую не понимает, и в которой не хочет принимать участия. Но разве ее спрашивали?

Дверь распахнулась и на пороге появился Эрик. Кошмар ее реальности. Но несмотря на все ужасы, которые она вспомнила, ее бросила в жар от воспоминания о руках и губах брюнета, и Кэт возненавидела себя за это. Как так можно?

Выглядел Эрик не важно. Кэт подметила, другую одежду и медленные движения, которые сопровождались какой-то едва заметной, болезненной мимикой. Доковыляв до кресла, иначе девушка сейчас его походку назвать не могла, Эрик сел, и как ей показалось, с облегчением выдохнул. Мужчина впился в нее задумчивым взглядом мятных глаз, и Кэт испуганно сжалась, не зная чего от него ожидать.

Тут же ее пронзила жуткая догадка. Нейт! Нет! Раз Эрик сейчас здесь, значит Нейта больше нет. Он погиб. Погиб пытаясь спасти ее. Тут-то плотину и прорвало. Слезы, которых она ждала все это время, потоком хлынули из глаз. Тело трясло, в голове пульсировало только одно: Нейт погиб из-за нее, его больше нет!

Истерика целиком захватила Кэт. Сейчас девушке было плевать, кто он и почему появился. Она помнила его мягкий взгляд, добрую улыбку и ласковые прикосновения. Когда сквозь стену горечи и боли она ощутила как ее обняли, то дернулась всем телом, желая освободиться от объятий проклятого убийцы.

— Тише, Катрина, — услышала она завораживающий голос, на который что-то в ней откликалось даже в такой ситуации, вызывая ненависть к самой себе, — Жив твой блондинчик.

Слова Эрика были для нее как удар молнии. Нейт жив, тогда почему он оставил ее тут? Почему бросил? А может мучитель лжет?

— Что тебе от меня нужно? — спросила Кэт и скривилась от глупости собственного вопроса, давно понятно что ему надо.

— На данный момент, я хочу просто поговорить, — устало ответил мужчина.

Глава 21.


Эрик медленно добрел обратно до кресла и опустился в него. Сейчас Кэт не видела в нем хищника, ей казалось, что перед ней просто дьявольски красивый, уставший мужчина. Брюнет прикрыл глаза о чем-то раздумывая. Девушку начинала нервировать тишина, но она упорно молчала. Наконец Эрик открыл свои невероятные глаза и прожигая Кэт взглядом сказал:

— Ты ведь понимаешь, что я не отпущу тебя, — это был не вопрос, а простое утверждение.

Кэт кивнула, ощущая во рту отвратительную горечь. На нее вдруг навалилась такая усталость, что стало просто плевать на все. Какой смысл психовать, доводить себя до ручки, если изменить что-либо все равно не удастся? Даже если она вновь сможет вырваться, он снова ее вернет в свое логово, в этом Кэт не сомневалась.

— Почему я? — спросила девушка хриплым голосом, — Вокруг огромное количество женщин, которые пойдут за тобой на край света, сделают добровольно все, что ты пожелаешь. Так почему я? Что я тебе сделала?

— Я… — мужчина запнулся, — Просто я так хочу.

Тон был холодным, а лицо бесстрастным. Но Кэт успела увидеть в глазах Эрика, непонятное выражение уязвимости. Девушка заметила, как на краткий миг, ее мучитель растерялся и ответ его был каким-то вымученным.

Кэт больше не хотела играть в его садистские игры. Внутри поселилась странная пустота. Смирение. Чтобы она не делала, ей не уйти. Она может убегать, может прятаться, только Эрик ее все равно найдет. Правильно говорила ей Кира, борьба в данном случае бесполезна, он все равно получит свое. И может, она бы и постаралась противится судьбе, но то, что Нейтан оставил ее тут, стало для Кэт ударом. Только сейчас она поняла, что ее терзает. Девушка по сути ничего как оказывается не знала о том, кого считала своим парнем, но все равно ей казалось их что-то связывает. Но нет, она всего лишь пешка в непонятной игре. Все слова и взгляды были красивой ложью. Кэт влюбилась, впервые в жизни, и было слишком горько понимать, что все ее мечты и надежды обратились в прах. Он не стал бороться за нее, ушел, прекрасно зная, что ей конец. Просто бросил, отрекся. Да и чего она ждала, если с самой первой минуты, все их отношения были фальшивыми? Кэт несомненно была рада, что он жив, но предательство Нейтана стало последней каплей. Девушка просто не знала, как жить дальше. Весь уютный мирок, в котором она уютно поселилась рассыпался, и у нее не было не времени, ни сил начинать новую жизнь.

— Хочешь? — отрешенно спросила Кэт, — Я понимаю, мое мнение ничего не значит.

Кэт наконец удалось проглотить горький ком. Чему тут удивляться? С самого ее рождения было так. Ей всегда пытались диктовать как жить. Не спрашивали ее мнения.

— Покончим с этим спектаклем, — продолжала она, — Хочешь мое тело? Забирай, я не буду сопротивляться. Хочешь крови? Пожалуйста!

С этими словами Кэт маленьким, перочинным ножом провела по ладони, ощутив незначительную боль, и как горячая, густая кровь струясь, капает на пол. Кэт прекрасно понимала, она дразнит хищника, но повторения ада она не хотела. Пусть убьет ее сейчас, быстро и без лишних мук.

Ни один мускул в теле девушки не дрогнул, когда она увидела, как замер Эрик. Он шумно втянул воздух, и на ее глазах изменился. Мятные глаза стали красными, клыки вытянулись и даже ногти на руках стали напоминать когти зверя. Страх всколыхнулся в душе, но усилием воли Кэт подавила его. Хватит! Пусть все закончится сейчас.

Эрик метнулся к ней, и Кэт услышала его хриплое и частое дыхание. Мужчина схватил ее руку, в глазах его застыл хищный голод. Прикрыв глаза, Кэт ожидала конца, который все не наступал. Она почувствовала, как он со сдавленным рыком, провел языком по ее ладони.

— Что же ты тянешь? — прошептала Кэт, — Давай, пей. Утоли свою жажду и положи всему этому конец.

Девушка надеялась своими словами спровоцировать его, и обалдела услышав мучительный стон. Эрик буквально отшвырнул ее от себя. Упав, Кэт больно ушибла локоть. Но сейчас ей было не до этого. Она с изумлением смотрела на своего мучителя. Его лицо исказила мука и глянув на нее пылающим взглядом он прорычал:

— Дура!

Кэт потрясенно молчала, не понимая что происходит, а Эрик стрелой вылетел из комнаты. Да что же это? Почему он остановился? Зачем? Неужели желание издеваться, растягивать ее мучения так велико?

Подтянув колени к груди, Кэт горько зарыдала. Девушке казалось лучше смерть, чем повторение того ада. Она больше не может, не выдержит! За что? За что ей это?!

Кэт не сразу поняла, что не одна в комнате. Рядом оказался Филлип, непривычно молчаливый. Он ничего не говорил, впрочем, как и сама Кэт. Старый дворецкий перевязал ей руку, а жутковатый охранник убрал капли крови с пола.

— Катрина, — наконец обратился к ней Филлип, когда человек-кошмар вышел, — зря вы так. Не стоит испытывать терпения хозяина.

Кэт посмотрела на него таким пустым и безразличным взглядом, что пожилой мужчина вздрогнул и поспешил уйти. Пусть катится, ей не нужны его советы! Ей нужен покой, всего лишь покой.

***

Запредельно сладкий аромат крови Катрины, ощущался даже в коридоре. Эрик глубоко вздохнул и зажмурился, призывая спокойствие. Сделав маленький глоток крови, он вошел в комнату, где сидела его проблемная пленница.

Когда он вошел, она даже головы не подняла. Эрик был сбит с толку последними событиями. Выходка девушки его поразила, он был совершенно не готов и чуть было не поддался искушению. При одной мысли, что сейчас он мог держать в руках труп Катрины, мужчину пробирала дрожь.

Эрик не понимал что случилось с девушкой. Ее опустошенный взгляд, напугал мужчину. Он видел перед собой девушку, не сильно отличающуюся от тех, что сидели в его комнате-темнице. Эрик никак не мог понять, что с ней, складывалось чувство, будто в ней что-то сломалось. И когда он увидел в глазах Катрины непонятную решимость, мужчина и предположить не мог, что она может выкинуть такое.

Дьявол! Она с ума сошла. Оглушенный жаждой ее крови, он слышал лишь как стучит сердце девушки. Как бежит по венам восхитительная кровь. Как сквозь вату он услышал ее шепот, который имел эффект холодного душа. Ужаснувшись, Эрик оттолкнул Катрину и просто-напросто сбежал. И даже сейчас, все внутри полыхало, требуя утолить голод. Даже стакан с кровью, который он держал в руке, делая малюсенькие глотки, помогал мало. Ведь с того момента, как он познал вкус крови Катрины, кровь остальных стала казаться пустой и безвкусной.

— На чем мы остановились… — задумчиво произнес Эрик, стараясь собраться и взять наконец себя в руки.

— На том, что ты меня не отпустишь, потому что так хочешь и срать хотел на мое мнение, — голос Катрины был ровным и тихим.

Девушка подняла голову и Эрик отшатнулся от пустого взгляда. Перед ним сейчас была не его Катрина, дерзкая девчонка, которая открыто боролась с ним в прошлом, не та Катрина, которая подшучивала над ним, заставляя невольно улыбаться. Это была пустая, безвольная оболочка. Подумать только, не так давно он мечтал сломать ее, чтобы иметь возможность делать с ней все, что душе угодно. Но сейчас… Эрика как током дернуло от понимания, это стремление ушло. Не хочет он видеть ее такой, больше не хочет. Он хочет, чтобы смелая и дерзкая блондинка вернулась. Почему? Что с ним происходит? С ней что произошло?

Девушка продолжала сверлить его безразличным взглядом, от которого из головы вылетели все мысли. Неужели она сломалась от того, что снова попала к нему? Или… Дьявол! Точно! Проклятый наблюдатель! Это все из-за него! Его Катрина влюбилась в это ничтожество!

Данная догадка совсем не понравилась Эрику. Сама мысль больно ранила, вызывая в душе непонимание. Какого черта? Она принадлежит ему и не может любить этого мудака! Надо было убить его. Но тогда бы Катрина возненавидела его. Хотя, она уже его ненавидит, и хуже вряд ли бы стало. Зато, у него бы не было мыслей для беспокойства. А с другой стороны, плевать он хотел на всю эту ее любовь! Она принадлежит ему и точка.

Мысли разрывали голову, пауза затянулась. Пора уже наконец расставить все по своим местам.

— Катрина, как показала практика, мы вполне можем уживаться и даже вполне сносно общаться, — начал Эрик.

— Я общалась с Реймондом, — перебила девушка, — которого считала человеком. Обычным пареньком, немного занудным правда.

— Только вот это был я, — зачем-то напомнил Эрик, — И настоящий я не настолько нудный тип.

Кэт нахмурилась. И вроде вот верно говорит этот ублюдок, но с другой стороны, каким бы занудой не был ее «напарник», она не боялась его и поэтому могла говорить все, что в голову взбредет. Вряд-ли она решиться на подобное с Эриком, помня его зверства и зная, кто он на самом деле. Да и какая разница? О чем она вообще думает, какое к черту общение может быть между пленником и палачом?

— Я не хочу снова сажать тебя в комнату к остальным девушкам, — продолжил Эрик, — и потому хочу тебе предложить быть моей женщиной добровольно. Мы будем проводить вместе время, когда и как я того захочу. Остальное же время ты вольна делать, что душе угодно в пределах особняка.

Эрик понимал как жалко выглядит его попытка, но надежда ведь умирает последней? И в конце-концов, он предлагает Катрине альтернативу гораздо лучше последнего ее пребывания тут.

Кэт же задохнулась от возмущения. Пропавшие чувства, будто очнулись ото сна, и она ощутила волну мощного негодования. Этот урод серьезно что-ли? Он правда думает, что она добровольно согласится стать его рабыней и шлюхой? Будет молча принимать роль вещи, которую берут попользоваться, когда стало скучно?

И вроде было понимание, то, что предлагает мучитель сейчас, гораздо лучше постоянного ада, но это не для Кэт. Слишком сильна ее гордость и велика ненависть. Да, девушка помнила, как задыхалась от наслаждения в его руках, помнила и ненавидела себя за это. Ненавидела себя за то, что часть ее молит о повторении. Но все это пустое, ведь так же она помнит, как он повергал ее тело в пучину адской боли, как разрывал душу, заставляя смотреть на насилие и смерть, давая понять, что ей дано решать жить девушке или умереть. Как она выла от безысходности, проклиная себя за страх и слишком большую волю к жизни, принося страдания себе смерть другим.

— Ты правда думаешь, что я добровольно соглашусь стать твоей вещью? Променять свободу и волю, на сомнительную роль твоей личной шлюхи и кормушки? — зашипела Кэт, — Если ты так думаешь, то тогда ты точно спятил. Я лучше удавлюсь, чем добровольно соглашусь на это. А теперь можешь начинать зверствовать. Бей, насилуй, сажай куда угодно, это все равно ничего не изменит. Я ненавижу тебя.

Эрик конечно не ожидал легкого согласия, но каждое слово Катрины, пропитанное жгучей ненавистью и презрением, было словно пощечина. Они больно били по непонятным струнам его души, хотелось закрыть уши и глаза, чтобы только не видеть этого. Он хотел эмоций? Что же, вот они. Но радости мужчина не испытывал, ведь он грезил ее улыбками и шутками, а не презрением.

Так, хватит! Эрик ощутил нарастающую злость на себя и эту девчонку. Мужчина не узнавал себя. В кого он превратился? Что с ним сотворила Катрина? Ему было отвратительно неуверенное, жалкое существо, стелящееся перед ней. Черт бы его побрал! Он тут хозяин положения, а не она! Она всего лишь его игрушка. Вещь. И если не хочет по хорошему, что же, ее право. Нет, Эрик не повторит прежних ошибок. Теперь он будет действовать более тонко.

— А может передумаешь? — вкрадчиво поинтересовался Эрик.

— И не надейся, — презрительно отрезала Кэт.

— Даже ради своих друзей и родных?

Эрик понимал, это крайне подлый шантаж, но мужчина просто не знал, как еще заставить Катрину остаться. Он был жутко зол на себя, за собственную слабость к девушке. Она стала его наваждением. Его зависимостью. Ему было необходимо ее присутствие рядом. Он не мог ее отпустить. Он был болен Катриной… Грезил ее веселым обществом. Хотел ее до ломоты в теле. И поэтому сама мысль посадить ее к остальным игрушкам, казалась кощунственной. Оттого и пришлось пойти на эту отвратительную подлость. Возможно, со временем, ему удастся заставить ее смягчится. И им удастся наладить какой-то контакт.

Только вот сможет ли он совладать со зверем внутри себя? Эрик боялся себя. Жажда рядом с девушкой становилась почти неконтролируемой, а убить ее мужчина хотел в последнюю очередь. Да, он хотел ее крови, но не ценой ее жизни. Вот только сможет ли он всегда вовремя включать задний ход? Не сорвется ли в один «прекрасный» момент? Эрик этого не знал. Плюс к сводящей с ума потребности в ее крови, он обладал горячим темпераментом и скверным характером. Все это в совокупности, снижало шансы на успех. Совесть, которая оказывается была у него в зачаточном состоянии, требовала немедленно оставить ее в покое. Но что такое совесть, когда ты «болен» кем-то? Эрику оставалось только молиться, чтобы ему хватило сил и выдержки. Он неистово надеялся, что момент пресыщения девушкой наступит как можно быстрее. Он должен наступить, ведь никаких Единственных нет. Катрина просто временное помешательство, не более того. Во всяком случае, Эрик в это верил.

Глава 22.


Сердце Кэт колотилось болезненно ударяясь о ребра. Она не могла поверить в подобное. Какая низость!

— Ты не посмеешь! — прошептала Кэт дрогнувшим голосом.

— Ты так думаешь? — холодно улыбнулся Эрик.

Кэт не могла, не хотела в это верить! Неужели он действительно тронет дорогих ей людей? Заставит расплачиваться за ее желание быть свободной?

Девушка пристально посмотрела в невероятные глаза, и было в них что-то убедившее Кэт, что да, он может это сделать. Его жестокость она видела собственными глазами, да и деньги со связями на его стороне. Ее затрясло, на глаза навернулись злые слезы безысходности, которые Кэт резко смахнула рукой.

— Это же бесчеловечно! — выкрикнула Кэт, — Как можно быть таким жестоким ублюдком?!

— А разве я человек? — к досаде Кэт, ее слова вовсе не задели мучителя, — Ты думаешь я жесток? Нет, девочка, ты не видела жестокости. Ты не видела как пытали людей в средние века, живьем сдирая кожу и поливая кислотой. Ты не видела, как во время войн солдаты насиловали женщин и детей. Ты вообще нихрена в своей жизни не видела, чтобы говорить о жестокости. Твой мир наполнен розовыми мечтами, весьма далекими от реальности. За почти семьсот лет жизни, я столько всякого дерьма повидал, что тебе и не снилось. Да и сам я, ангелом никогда не был.

От слов Эрика, Кэт затошнило. Ее живое воображение, слишком ярко воспроизводило образы. Она буквально видела, как Эрик насилует детей и сдирает с людей кожу. Здравый смысл кричал, что она сама накручивает и возможно, мужчина никогда не занимался такими зверствами, но Кэт не в силах была прогнать из головы этот ужас.

— Зачем? — который раз, спросила Кэт, — Почему я?

Девушка не знала, что Эрик и сам много раз задавался этим вопросом, на который у него не было ответа. Он был бы рад выкинуть ее из головы. Забыть и не изводить себя мыслями о ней, но это было выше его сил. В ответ он лишь пожал плечами.

— Так каков твой ответ, Катрина? — холодно спросил Эрик, ощущая себя распоследней сволочью.

— У меня нет выбора, — обреченно выдохнула Кэт.

Ее взгляд, полный безысходности и ненависти, больно ранил Эрика, но отступить он не мог. Брюнет клялся себе, что искупит вину в будущем, только вот не ощущал уверенности в этом. Основными его чувствами сейчас были: отвращение к себе и страх. Да-да, малодушный и уродливый страх, что этот ублюдок Наблюдатель, заберет у него, его Катрину.

— Я рад, что ты сделала разумный выбор, — кивнул Эрик, — Только предупреждаю, не пытайся бежать. И для всех, ты тут по собственной воле. Так и скажешь своему Нейтану, если вдруг явится снова.

Кэт хотелось упасть и разрыдаться. Зачем, ну зачем так жестоко выворачивать душу? Зачем напоминать о Нейте, который ее тут бросил? Сердце снова болезненно сжалось и Кэт еле подавила стон отчаяния.

— Поняла, — еле слышно ответила Кэт, — И что теперь?

— Сейчас мы займемся сексом, чтобы скрепить наш договор, — последовал ответ.

Кэт зажмурилась и прозрачная слезинка скатилась по щеке. Ей хотелось кричать и протестовать, но какой смысл? Да, может он ее и не тронет в таком случае, обрушив ярость из-за ее отказа на дорогих ей людей. Ее гордость и так стоила жизни двум девушкам, и Кэт готова была на все, лишь бы любимые ею люди, никогда не познали ужаса встречи с Эриком.

Эрик же внимательно изучал лицо Кэт, следил за ее реакцией. Увидев слезинку, он с трудом подавил порыв нежности, так ему несвойственной. Мужчина понимал, он ведет себя как конченый ублюдок и это вряд-ли поспособствует сближению с девушкой, но не все и сразу. Сейчас нужно удержать ее, обезопасить себя от потери. Эрик успел понять позицию Катрины насчет отношений и близости, девушка относилась к этому серьезно, даже слишком серьезно. У него была необъяснимая уверенность, что если он овладеет ее телом, то отрежет ей путь бегства к другим мужикам.

Эрик подошел к девушке, и приподняв ее подбородок, заглянул в глаза, обжегшись о пылающее в них презрение.

— Катрина, — бархатным голосом произнес он, — расслабься.

Рывком, Эрик прижал девушку к своему телу и поцеловал. И снова внутри все перевернулось и мир вспыхнул, стал ярче. Кровь в венах забурлила, отдаваясь шумом в ушах. Острое вожделение пронзило каждую клеточку тела, Эрик ощущал себя мальчишкой, впервые допущенным до женского тела. Только вот Катрина была жутко напряжена, и стояла никак не отвечая на его действия. Мужчину это совершенно не устраивало, он хотел чувствовать ее ответ. Эрику было важно, чтобы Катрина тоже наслаждалась процессом. Может все дело в мужском самолюбии, может же он удовлетворить женщину без внушения эмоций?

Так или иначе, Эрик углубил поцелуй, скользнув языком в рот девушки, изучая и лаская влажные глубины. И наконец получил такой долгожданный, робкий ответ. Оторвавшись от вкусных, пухлых губ, Эрик провел языком за ушком и прошептал:

— Какая нежная кожа, — хрипло прошептал он, — Твой запах сводит меня с ума.

Голос Эрика был греховно сладким, он окутывал Кэт подобно паутине, лишая воли. Девушке это не нравилось, как могла она культивировала свою ненависть. Повторяла себе какой он урод, вызывая в памяти самые жуткие моменты. Но каждое прикосновение губ и рук Эрика, отзывалось ожогами удовольствия, заставляя Кэт проклинать себя за это. Всю жизнь она презирала чертовых нимфоманок, а сама сейчас ничуть не лучше их.

Когда губы мужчины опустились на ее шею, посасывая и покусывая нежную кожу, остатки здравого смысла покинули Кэт. Откинув голову назад, она издала приглушенный стон и теснее прижалась к крепкому телу. Голова кружилась, все внутри горело. Собственное тело предало Кэт, оно жаждало Эрика.

Стон Катрины, стал для Эрика последней каплей. Как бы он не упрашивал себя не торопится, терпеть Эрик больше не мог. Мягко, но настойчиво, он начал подталкивать девушку к кровати.

Кэт задрожала всем телом, когда прохладные ладони скользнули под футболку и коснулись пылающей кожи. Эрик вновь накрыл губы девушки, требовательным поцелуем. Он провел пальцами вдоль позвоночника Кэт, и потом резким движением стащил с нее футболку. Происходящее казалось девушке безумием, но сейчас Эрик был ей так необходим. Она выгибалась навстречу прикосновениям его губ и рук. Кэт чувствовала, как мужчина ловкими движениями избавляет ее от одежды, но не чувствовала смущения, погрузившись в порочное удовольствие. Брюнет легонько толкнул ее на кровать, и Кэт оказалась распростерта на прохладных простынях. Посмотрев на Эрика, Кэт наткнулась на взгляд потемневших мятных глаз, горящих яростным желанием.

От вида обнаженной Катрины, Эрик ощутил как рассеиваются остатки его сдержанности. Потребность в девушке стала настолько острой, что он стиснул зубы, чтобы не застонать, пока в спешке скидывал одежду.

Кэт не протестовала, когда Эрик вжав ее в постель своим весом, грубо поцеловал ее губы. Мгновения, которые она ждала его, позволили дурману чуть рассеяться, но новая волна острых ощущений, заставила ее забыть зарождающиеся страхи и сомнения.

Оставив цепочку влажных поцелуев на шее и ключице, Эрик втянул в рот розовый сосок и стал его нежно посасывать и покусывать. Чувственная ласка отозвалась в теле Кэт острым удовольствием, заставив ее испустить громкий стон. Потом брюнет оставляя легкие поцелуи стал спускаться ниже. Неизвестно откуда появился странный стыд, и девушка посторалась сомкнуть ноги, но Эрик не дал ей этого сделать. Закинул ее ноги себе на плечи, мужчина оставив несколько поцелуев на бедрах Кэт, нагнулся ниже и провел языком вдоль ее промежности, вырывая легкий крик удовольствия.

По пальцам руки можно было пересчитать женщин, которых Эрик удостоил такой сокровенной ласки. Обычно грубый и нетерпеливый в постели мужчина, сейчас горел желанием доставить девушке как можно больше удовольствия. Ее запах, вкус ее вожделения пьянили его, сладкие стоны были лучшей музыкой для Эрика.

Кэт лихорадило от наслаждения, выводя языком одному ему понятные узоры, Эрик периодически накрывал губами набухший клитор, заставляя девушку еще сильнее дрожать. А когда он ввел внутрь ее палец и стал совершать поступательные движения, Кэт задохнулась. Вскоре к одному пальцу присоединился еще один, а потом и еще один. Продолжая ласкать ее языком, Эрик трахал ее своей рукой. Происходящее было развратно и порочно, но Кэт было все равно, она металась на кровати, вцепившись, в волосы Эрика, охваченная огнем неистовой страсти. И когда острое наслаждение вылилось в крышесносящий оргазм, Кэт закричала, пронзенная острым удовольствием.

Эрик не смог устоять перед искушением, и все же попробовал ее крови. И слов для описания великолепия этого вкуса у него не находилось. Истинная амброзия — пища богов, не иначе. Пьяный от возбуждения и восхитительной крови, он поцеловал Катрину, желая наконец овладеть ей до конца. Контроль и сдержанность были позабыты, сейчас осталось только нестерпимое вожделение.

Когда Эрик вошел в нее, Кэт болезненно вскрикнула. Нет, девственницей она не была, но оказалась не готова к таким маштабам. Движения Эрика были быстрыми и резкими, но девушке нравилась эта грубость. Отстранившись, мужчина перевернул ее на живот и притянув к себе вошел одним ударом. Темп Эрика был сумасшедшим. Воздух дрожал от напряжения, пропитанный стонами любовников и запахом необузданного секса.

Притянув Катрину к своей груди, Эрик накрыл пальцем ее набухший клитор, стал совершать круговые движения, подводя к краю. Кэт задыхалась, горела в его руках и пока наконец не наступил момент, когда она рассыпалась на осколки от пронзившего ее наслаждения. Эрик финишировал следом, издав громкий рык.

Медленно, но верно Кэт приходила в себя. Реальность возвращалась к ней, а вместе с ней и горечь, боль, отвращение к себе. Как она могла? Как могла наслаждаться этим? Почему? Кэт всем сердцем ненавидела брюнета и случившееся ломало ее понимание мира, отравляло ее душу. Шевельнувшись, Кэт почувствовала, как горячая жидкость вытекает из нее на простынь и помертвела. Нет!

— Ты… Ты… — заикаясь, шипела она, — Мы не предохранялись.

Эрик уже успел встать и натянуть на себя джинсы. Бросив на нее насмешливый взгляд.

— Можешь не беспокоиться, от меня ты не забеременеешь. Проклятые, или как вы нас называете вампиры, не могут иметь детей, а так же не подвержены людским болезням. Так что расслабься.

И он вышел, оставив Кэт наедине с собственными терзаниями. Наслаждение сменилось жгучей душевной болью. Кэт ненавидела себя за собственное поведение, за реакцию предательской плоти. Ей казалось, тем что она получила удовольствие от процесса, она предала саму себя. Наверное, ей бы не было так мерзко, если бы в течении процесса она просто лежала стиснув зубы. Может это и абсурдно, но Кэт чувствовала именно так. Свернувшись клубочком, девушка оплакивала себя, свои мечты и надежды.

***

Эрик не помнил как добрался до своей комнаты. Его до сих пор потряхивало. Прожив на свете почти семь сотен лет, он мог уверенно сказать, такое с ним впервые. Никогда прежде он не испытывал ничего подобного. Вожделения возведенного в абсолют. Такой необузданной страсти и наслаждения разрывающего на части. Он был всем этим! И после пережитого его лихорадило.

Эрик любил секс, он был для него хорошим способом расслабиться, сбросить напряжение. Но случившееся недавно, было бы кощунственно назвать скупым словом — секс. Безумие, которое он пережил, перевернуло всю душу, вывернуло наизнанку.

Когда наконец привычные контроль и спокойствие стали возвращаться, Эрик устыдился своей небрежности. Как правило, его не особо волновало, что и как с девушками, после того как они покинут его постель. Но сейчас он испытывал потребность позаботиться о своей Катрине. Он дважды сегодня вкусил нектар ее крови, но ее совершенную кожу не должны портить следы его клыков. Прихватив с собой баночку с мазью от укусов, он отправился обратно в комнату, где оставил девушку.

Достигнув цели, он замер у двери прислушиваясь к глухим, душераздирающим рыданиям. Эрику стало так гадко и тошно, от былой эйфории не осталось и следа. Мужчина корил себя за несдержанность, резкость и малодушный страх, вынудившие его пойти на шантаж и принуждение. Но все уже сделано, ничего изменить нельзя. Да если бы и был способ, смог бы он поступить иначе?

Хотелось войти внутрь и хоть как-то утешить Катрину, потому что звуки ее рыданий убивали его. Только было горькое понимание, он последний, кого бы она сейчас хотела видеть. Впервые, за черт знает сколько лет, Эрик испытывал болезненное раскаяние и даже что-то похожее на стыд. Постояв еще несколько минут под дверью, как мазохист терзая себя рыданиями девушки, мужчина развернулся и пошел обратно. Он поговорит с ней и поухаживает позже, сейчас он кожей чувствовал, ей нужно время побыть одной.

Глава 23.


Проснувшись, Кэт машинально потянулась и села на постели. Взгляд ее упал на прикроватную тумбу, где стояла крохотная баночка и рядом лежала шикарная черная роза. Воспоминания вспыхнули в голове, повергая девушку в пучину беспросветной тоски. Схватив ни в чем не повинный цветок, Кэт с остервенением начала раздирать его на части, вымещая на нем свою ненависть к Эрику.

Тело ломило от непривычных нагрузок, голова и глаза болели от слез и недосыпа. Почти до самого утра Кэт лежала в постели не сомкнув глаз. Девушку терзали боль и отчаяние, смешанные с глубочайшим разочарованием в себе. Было до тошноты противно от самой себя. Так и провела она почти всю ночь: лила слезы и безостановочно думая и терзая себя мыслями. Кэт просто не знала как, не могла принять случившееся и собственное поведение.

Только сейчас Кэт поняла, что до сих пор обнажена и вся пропахла Эриком. Ее затрясло от отвращения, и вскочив она пулей бросилась в душ. Стоя под упругими, горячими струями воды, Кэт до красноты, до боли терла кожу мочалкой, желая смыть с себя запах мучителя. И снова волна горечи накрыла ее, прислонившись лбом к стенке душевой кабины, девушка глотала слезы. Она просто не знала как жить дальше, где найти для этого силы и нужно ли вообще их искать. Пол ночи Кэт задавалась вопросом: что дальше? Что будет, когда наконец Эрик присытится ей? Убьет ее? Возможно. А если вдруг и отпустит, то что от нее останется после того, как она проведет тут еще неделю, месяц, год? Вряд-ли что-то останется от ее личности. Всю жизнь она боролась против обстоятельств, хотела быть свободным, независимым человеком. Сама решать как жить, что делать и с кем общаться. Ради этого, и мечты стать журналисткой, Кэт даже отказалась от благ, о которых многие только мечтают. И что в итоге? Она пленница жестокого ублюдка-вампира. Его шлюха, его вещь без права выбора. Все ее планы и мечты потеряли смысл, так стоит ли бороться?

По-прежнему пребывая в таких невеселых мыслях, Кэт завернулась в мягкий, махровый халат и вышла из ванной. Девушка дернулась всем телом, когда увидела своего палача вальяжно раскинувшегося в кресле.

— Как ты себя чувствуешь? — в тоне мужчины, ей почудилось беспокойство, но оно не тронуло ее душу. Ей даже смотреть на него не хотелось.

— Хорошо, — коротко и холодно, — Ты пришел за моей кровью или тебе нужен секс?

Кэт не хотела нагружать голову лишними домыслами, и решила сразу выяснить, что ему нужно. И чтобы это не было, покончить с этим как можно быстрее.

— Вообще-то я хотел извиниться, за свинское поведение вчера, — Эрик казался немного обескураженным ее словами.

— Ок, — безразлично пожала девушка плечами.

От данного жеста Эрик закипел. Она издевается что-ли? Всю ночь он как идиот приходил к ее двери, прислушивался к тихим всхлипам, проклиная себя. Пока ждал когда Катрина выйдет из душа, он ожидал любой реакции на свою персону, кроме холодного безразличия. Мужчина был готов к слезам, к крикам, к обвинениям и нападкам, но девушка ведет себя как био-робот. Ни одной эмоции, и это его пугало сильнее любых проклятий.

— Кэт, — осторожно начал Эрик, намеренно сократив ее имя, зная как она любит эту интерпретацию своего имени, — я понимаю, что наши отношения начались не очень хорошо. Поступил я не слишком красиво…

— Да что ты говоришь! — взорвалась девушка, — Ты всего лишь шантажом принудил меня к сексу и сделал своей вещью.

Эрик стиснул зубы. Катрина безусловна права, но взрывная натура, бунтовала против молчаливой покорности. У него руки чесались, как хотелось заткнуть ее, выбить из нее дурь, в общем поступить как привык поступать в подобных случаях. Но что-то не давало клокотавшей внутри злости, взять верх над ним.

— Ты моя женщина, — процедил Эрик.

— Будто есть разница! — скривившись, выплюнула Кэт.

— Я не хочу с тобой воевать, Катрина, — напряженно произнес брюнет, — Я всего лишь пытаюсь наладить с тобой контакт.

Кэт задохнулась от возмущения. Наладить контакт он хочет? После изощренных пыток и отвратительных зверств? После того, как больше месяца лгал, прикидываясь другом, дабы заманить ее в свои лапы? После угроз убить дорогих ей людей, и принуждения к близости? О каком контакте он говорит?!

— Не трать время, — зашипела Кэт, — Мы никогда не станем друзьями. Ты мне отвратителен. Более того, я ненавижу тебя всей душой.

Кэт старалась уязвить Эрика, и это ей удалось. Мужчина отшатнулся от слов пропитанных злобой, брошенных в лицо.

— Ты забываешься, — предостерег мужчина.

— Мне плевать что ты сделаешь со мной, — устало ответила девушка, — Как я вчера поняла, я имею право передвигаться по дому и даже навещать Киру?

Кэт совершенно не хотелось вести пустой разговор и выяснять с мучителем отношения, поэтому она торопилась узнать границы дозволенного. Избавиться от Эрика хотелось просто нестерпимо. Девушке не хотелось на него смотреть. Слишком противоречивые чувства охватывали ее от одного только взгляда на мужчину. Ненависть, сильная и жгучая. А еще ее мучили воспоминания о минувшем вечере, становилось горько, стыдно и одновременно ее бросало в жар.

— Все верно, — кивнул он, — Но помни, не пытайся сбежать. Для всех ты тут по собственной воле. И да, это твоя комната.

— Поняла, — холодно ответила Кэт, — И раз это моя комната, покинь помещение. У меня нет желания видеть тебя, без лишней необходимости.

Брюнет ошарашено открыл рот. Его гонят из комнаты собственного дома. Резкие и грубые слова были готовы сорваться с языка, но он вовремя прикусил его. Не к чему усложнять и без того непростую ситуацию. Эрик решил, что сейчас он уйдет. Пусть поостынет, но отступать от цели он был не намерен.

— Ладно, — поджал он губы.

Когда за Эриком закрылась дверь, Кэт наконец смогла перевести дух. Напряжение потихоньку отступало. Ей до сих пор не верилось, что удалось выйти победительницей из этого маленького столкновения. Да, сейчас она смогла отстоять свое, но какое это имеет значение, ведь она уже проиграла? Сколько бы не было у нее прав и свобод в этом доме, она по-прежнему тут пленница.

Но впервые за последние часы, наполненные мрачной безысходностью, Кэт ощутила слабое воодушевление. Девушка заметила, что ее слова и поступки влияют на мучителя, она способна его уязвить и задеть. И раз уж ей терять все равно нечего, она сделает все зависящее от нее, чтобы каждая встреча с ней, была не слишком приятной для Эрика.

***

Эрик раздраженно мерил шагами кабинет. Катрина вывела его из себя. Когда сегодня утром он направлялся к ней в комнату, он ожидал увидеть глубоко несчастную девушку. Был готов к слезам, истерике, крикам. Но она снова поразила его. Катрина говорила с ним холодно и сдержанно. Каждое ее слово источало яд. Вела себя, будто он ничтожество какое-то, а не хозяин дома и положения. Выставила его за дверь!

Как не старался, он не мог понять поведение девушки. Целый месяц Эрик общался с ней в роли простого парня, и думал, что успел неплохо узнать девушку, а как оказалось, это далеко не так. С самой первой встречи, Эрик только и пытается понять логику Катрины. Она постоянно сбивает его с толку, и он понятия не имеет как себя вести. На нее не действуют его способности, невозможно просчитать ее действия и реакции, как ему вообще с ней быть?

— Ты звал меня? — услышал мужчина томный голос Лили.

После неудачного утра, Эрик вспомнил про Лили. Его внезапно осенило, что если Катрина и Лили где-нибудь пересекутся, а это непременно случится, жди беды. В Лили, как и в любом из Проклятых были слишком сильно развиты гордость и собственнические инстинкты. Он вспомнил, как лет тридцать назад, девушка прямым текстом сказала ему, что убьет любую из его девок, если встретит ее в доме без сопровождения. И ведь сдержала слово. Одна из рабынь смогла как-то выбраться и столкнулась с вампиршей, после на ее тело даже смотреть было страшно. Лили ни капли не раскаивалась, и на все его нападки отвечала, что она предупреждала.

Эрик был рад, что вовремя вспомнил о ревнивой любовнице. Его бросало в дрожь от одной мысли о том, что она может убить Катрину. Эрик не сомневался, в случае столкновения, Катрина обречена. Она Лили не соперница. Значит нужно заставить стервозную девицу заранее понять, что за одну только попытку вреда Катрине, ее жизнь превратится в ад.

— Да, — ответил Эрик, и решил не растягивать разговор, — С этого дня, в доме будет жить девушка. У нее свобода передвижения по дому, поэтому предупреждаю тебя заранее: если хоть одна царапинка появится на ее теле, хоть один волосок упадет с ее головы по твоей вине, ты пожалеешь, что на свет родилась.

— Что?! — воскликнула блондинка, — Ты вообще охренел? Я не собираюсь терпеть твоих шлюх, делать вид, что все нормально! Я кажется уже говорила, что разорву на части любую тварь, которую встречу без сопровождения!

Эрик смерил блондинку ледяным взглядом. Глаза Лили горели бешенство и праведным гневом. Внезапно пришло понимание, если она сейчас не примет это, придется проститься с ней. Ему не хотелось отказываться от первоклассной любовницы, но позволить Катрине погибнуть из-за глупой ревности этой мадам, он позволить не мог.

— Ты забываешься, — прорычал он, — Ты такая же шлюха, как и остальные. Разница лишь в том, что ты бессмертна и твое убийство будет дорого стоить. Но поверь, мне хватит влияния, чтобы замять его. А хотя нет, — брюнет сделал театральную паузу, нагнетая напряжение, — я не убью тебя. Я просто превращу твою жизнь в ад. Боль и истощение от жажды станут твоими спутниками до конца твоих дней. А ты весьма долговечна.

Глаза Лили испуганно расширились. Во взгляде мужчины она видела жесткую решительность, и не сомневалась, он воплотит угрозы в жизнь, если она тронет девчонку. Все внутри девушки протестовало против такой несправедливости. Сотню лет она живет с ним, терпит отвратительный характер, исполняет все капризы, и никакой благодарности в ответ. Последнее время, Лили и вовсе начала сильно волноваться, Эрик словно свихнулся. Неужели причина в какой-то девице? Но как такое возможно? Она не готова отдать его какой-то шлюхе! Он принадлежит ей! Сейчас Лили предстояло сделать нелегкий выбор: отказаться от всего, к чему столько стремилась или принять оскорбительные условия Эрика. А впрочем, почему бы и нет? Во-первых, Лили верила, девица быстро надоест ему. Во-вторых, она всего лишь смертная, и время на ее стороне. И в-третьих, люди так хрупки… Мало ли что может с ней случится.

— Хорошо, — процедила блондинка сквозь зубы, — Не трону я твою подстилку. Только не жди, что мы подружимся.

— Это мне и не нужно, — выдохнул Эрик, заметно расслабившись, — А теперь можешь идти.

Лили выскочила за дверь, наградив брюнета яростным взглядом. Но Эрику было все равно. Он знал, девушка в бешенстве, но нарушить его приказ не решится. Мужчина почувствовал ощутимое облегчение после этого разговора. Теперь и Катрина в безопасности и Лили осталась под рукой. Отлично!

Настроение поднялось на несколько пунктов, и Эрик решил поработать. То, что он был Проклятым и имел тучу зомбированных, но гениальных помощников, не освобождало его от работы. Некоторые дела холдинга, требовали его личного контроля, и сейчас самое время заняться ими. Заодно отвлечется от проблем и мыслей, связанных с Катриной.

Работа шла плодотворно, меняя лица он вел видео-переговоры, составлял и утверждал безнес-планы, договаривался о встречах. Увлекшись, Эрик и не заметил, как пролетело время. Отвлек от увлекательного занятия его шум внизу. Спустившись, Эрик столкнулся с зелеными глазами бывшего друга, которые выражали угрозу.

— Что ты сделал с Кэт? — с порога зарычал блондин.

— Для начала, здравствуй, Ян.

Глава 24.


Эрик конечно ожидал, что Ян возможно появится на пороге его дома, да что там, наверняка появится, но не думал, что так скоро. Оперативно однако. Мужчине оставалось надеяться, что Катрина запомнила его слова, ведь он не сомневался, именно девушка является причиной визита бывшего друга.

— Не будем зря тратить время, — произнес Ян, — где Кэт?

— В комнате наверное, — пожал плечами Эрик стараясь выглядеть как можно беспечнее.

— Блядь, Эрик! — взорвался блондин, обескураженный тем, что Эрик даже не оправдывается, — Я кажется говорил тебе оставить ее в покое! Зачем ты вынуждаешь меня идти на крайние меры?!

Брюнет видел, друг на взводе. Сто процентов надумал себе уже множество сюжетов, один страшнее другого.

— Успокойся, — холодным тоном осадил его Эрик, — Все в порядке с девчонкой. Более того, я ее тут даже не держу, она сама решила остаться.

Далее Эрику оставалось только наблюдать, как лицо Яна изумленно вытянулось, но замешательство блондина длилось не долго. Тряхнув головой, он недоверчиво прищурился.

— Кэт? Осталась тут добровольно? — голосом, полным сарказма, поинтересовался Ян.

Вот он и настал — опасный момент. Эрик старался придать сохранить расслабленный вид, хотя внутри ощущалось неприятное чувство, схожее с позывами паники. Отдав симтам мысленный приказ привести Катрину, Эрик сильно нервничал. Ему оставалось надеяться, что девушка его не подведет.

— В чем дело? — спустя минут пять раздался недовольный голос Катрины, и тут она похоже заметила гостя, — Ян!

Лицо Катрины озарила пусть и немного настороженная, но совершенно искренняя радость. Подобная эмоция девушки по отношению к бывшему другу, не понравилась Эрику. Совсем.

— Кэт, — во все тридцать два зуба улыбнулся блондин, — как ты сюда попала? С тобой все в порядке?

— Со мной все более, чем хорошо! — воскликнула девушка, — Я так рада тебя видеть!

Глядя на радостную и эмоциональную встречу, Эрику захотелось материться. Какого черта этот урод лапает ее?! Почему она аж сияет вся?!

Брюнет испытал сильное облегчение, когда девушка с улыбкой, хоть и натянутой, подтвердила его слова. Катрина рассказала про его притворство напарником-журналистом, и по ее словам, в те времена они подружились и когда Эрик предложил ей здесь остаться в качестве друга, она согласилась. Вот только Яна было не так просто обмануть, и он весьма двусмысленно попросился погостить. А что еще оставалось Эрику, кроме как согласиться?

С того самого дня, необъяснимая злость и раздражение, стали постоянными спутниками мужчины. Ян стал инициатором совместных ужинов, во время которых Катрина действительно ела, а сам Эрик и Ян просто баловались кулинарными изысками. Сидя за одним столом с бывшим другом и девушкой, которую страстно желал, Эрик стиснув зубы наблюдал за их весельем. Шутки и смех не радовали мужчину, он чувствовал себя лишним в этой компании. Катрина широко и открыто улыбалась Яну, легко и непринужденно болтала с ним обо всем на свете, в то время как все попытки самого Эрика завязать с ней диалог, терпели фиаско. Девушка отвечала холодно, сдержанно и вежливо, а ее глаза обдавали Эрика ненавистью и презрением.

С того момента, как в его доме остановился Ян, Эрик постоянно был вынужден как эти двое постоянно проводят время вместе. С каждым днем, брюнет все сильнее начинал ненавидеть того, кого столетиями называл другом. Ублюдок! Не Ян ли с пеной у рта доказывал ему, что Катрина его Единственная? Так какого черта он крутится вокруг нее и подбивает клинья? Мысленно, мужчина уже тысячу раз прикончил блондина, и жестоко наказал Катрину. Но это только мысленно, на деле ему оставалось только молча наблюдать за этим блядством. Эрик не находил себе места, не понимая, что с ним и что ему вообще делать.

***

Так он и знал. Нахмурившись, Ян поджидал Эрика, поражаясь степени его идиотизма. Когда Ян узнал, что Катрина пропала из поля зрения его людей, он сразу понял, что произошло. Мужчина похолодел, представив, что может натворить Эрик. Не передать степень облегчения, когда он увидел девушку целой и невредимой, и даже не сильно эмоционально запуганной. Не смотря на слова Кэт о добровольности, Ян не поверил ей. Интуиция неистово вопила, тут что-то не так. И Ян принял решение погостить, мысленно высчитав, во сколько ему обойдется несколько дней изоляции и безделья.

Самое неприятным в это время, была злоба, которую источал Эрик в отношении Яна. Очевиден факт, Эрик так и не простил ему побег Кэт. Так же, Ян понимал, что усугубляет и без того напряженные отношения с хозяином дома, проводя столько времени с девушкой, но он должен понять, что заставляет ее оставаться в этом доме.

Расколоть Кэт было весьма не просто. Девушка как заевшая пластинка твердила, что сама хочет тут быть, только Ян не верил. И бинго! Спустя четыре дня, девушка наконец доверилась ему и со слезами рассказала о шантаже и принуждении к интиму. Услышав рассказ Кэт, Ян чуть за голову не схватился. Эрик — клинический идиот.

Девушка слезно просила помочь ей, вытащить ее от сюда, но Ян был вынужден отказать. Мужчина буквально физически ощущал смертельную ревность друга, а то, что пусть и заполучив девушку далеко не благородным способом, Эрик не стремился мучить ее, вселяло в него надежду. Ян много раз был свидетелем того, как друг пытался общаться с девушкой, натыкаясь на стену из ненависти, которую та выстроила между ними. Эрик хотел сблизиться с Кэт, и возможно тогда они оба смогут обрести счастье. Ян понимал, ему суждено стать свидетелем истории бесконечной любви или чудовищной трагедии. И ему оставалось лишь надеяться на первый вариант. Он ничем не мог помочь этим двоим, его присутствие только мешало, но попробовать дать нужный толчок обоим он просто обязан. Поэтому он и сидел тут в ожидании хозяина дома.

— И что тебе нужно? — без приветствий, ледяным тоном поинтересовался Эрик, оказавшись на пороге комнаты.

— Я уезжаю, — произнес Ян, и от него не ускользнуло облегчение во взгляде брюнета, — , но перед этим я хочу с тобой серьезно поговорить.

— Больно надо, — фыркнул Эрик, излучая враждебность.

— Успокойся, — приказным тоном сказал Ян, — Твоя ревность смешна, я не претендую на Кэт.

— Тогда какого черта ты постоянно крутишься вокруг нее?! — воскликнул Эрик, и Ян заметил, что друг буквально прикусил язык. Сорвался.

Эрик сопротивлялся своим эмоциям, и Ян сокрушенно покачал головой. Почему его приятель такой проблемный?

— Я ей всего лишь друг, — спокойно ответил Ян, проигнорировав вспышку злости брюнета, — И тебе я тоже друг.

— Да неужели, — яд так и сочился из слов Эрика.

Черт бы побрал его упрямство! Ян испытывал огромное желание как следует врезать Эрику, чтобы его мозги встали на место. Они знакомы сотни лет, но блондин никогда не видел, чтобы друг вел себя так по-идиотски.

— Да, — отчеканил Ян, — И именно поэтому, я хочу спросить, что ты творишь? Эрик, неужели ты думаешь добиться расположения девушки, заперев ее тут, лишив мечты и друзей? — уловив удивленный взгляд, Ян пояснил, — Я же тут не просто так остался, ты и сам это понял. Кэт рассказала мне все, и я в шоке с твоей глупости. Шантаж и принуждение — хреновый способ добиться расположения девушки.

Замолчав, мужчина наблюдал за целой палитрой чувств и эмоций, которые прорывались сквозь маску невозмутимости и отстраненности, которую нацепил Эрик.

— Ты скажи мне, — надавил Ян, — чего ты хочешь от нее?

Встав с места, Эрик стал нервно мерить кабинет шагами, запустив руку в волосы.

— Не знаю, — наконец услышал он, — Я пытаюсь наладить с Катриной контакт, но она ни в какую! Мне бы хотелось, чтобы она перестала меня так ненавидеть, общалась со мной, улыбалась мне, — брюнет замолчал, и стал еще сильнее метаться по кабинету, — Дьявол! Я хочу ее крови, хочу ее тело, но добровольно. Без этого страха и ненависти. Вначале я думал, что легко добьюсь желаемого, а сейчас мне кажется это безнадежным.

На эмоциональный монолог друга, Ян криво и немного грустно усмехнулся. Кэт определенно была Единственной Эрика. Его желания и чувства, которые в нем кипели были лучшим подтверждением данного факта. Но отрицание Эрика и ненависть Кэт, встали непробиваемой стеной между ними. Ян с сожалением понимал, шансы, что эти двое преодолеют все это, малы.

— Эрик, ты для Катрины сейчас чудовище, убийца, насильник…

— Что?! — возмутился брюнет, — Насильник? Да ей понравилось!

— Не перебивай, — холодно оборвал Ян, — Ты чудовище, которое лишило ее выбора, мечты, друзей. И чтобы исправить ситуацию, тебе придется попотеть. Отпустить Кэт я тебе не предлагаю, все равно не сделаешь, но почему бы тебе не изменить свою политику? У тебя в Лондоне две квартиры, так зачем ты держишь ее тут, в изоляции? Пригласи ее погулять по городу, позволь общаться с друзьями, работать. Стань частью ее жизни и тогда, возможно, со временем она оттает. Я знаю тебя не одну сотню лет, Эрик, и знаю, что ты не такой ублюдок, каким хочешь казаться. Дай увидеть ей себя настоящего.

Хозяин дома вытаращился на него. Ян буквально видел, как работают шестеренки в его голове, и надеялся, что тот хоть раз послушает его.

— Что-то я тебя не особо понимаю, — пробормотал задумчиво Эрик и даже подрастерял свою враждебность.

— Все ты понял. Подумай об этом. А мне пора, пойду попрощаюсь с Кэт, — с этими словами Ян покинул кабинет Эрика, оставляя того в глубоких раздумьях.

Блондину оставалось только поговорить с Кэт, но пустых иллюзий он не питал. Ян прекрасно сознавал, что девушка не менее упряма. Не факт, что она услышит его. От своих мыслей он даже усмехнулся. Просто поразительно, как во многом они и похожи и в то же время насколько разные. Эрик и Кэт просто созданы друг для друга. В буквальном смысле. Но хреновое начало знакомства, встало между ними стеной. Смогут ли они преодолеть эту стену, захотят ли?

Глава 25.


Кэт с тоской смотрела на улицу. Светило солнце и вообще погода так и манила окунуться в тепло, так не свойственное этим местам. Но девушка продолжала сидеть в своей комнате. Прошло уже три дня с тех пор как уехал Ян. И все это время она провела наедине с собой в одиночестве, глубокой печали и размышлениях.

Появление Яна было неожиданностью, обалденно приятной неожиданностью. Он стал для Кэт глотком свежего воздуха, лучом света во тьме отчаяния и одиночества. Все дни, что мужчина провел тут, он постоянно ее развлекал. В те дни, Кэт почти и не вспоминала о том, что является всего лишь пленницей в этой золотой клетке. Ей было весело и легко с Яном. Но его отказ повторно помочь ей, ранил девушку. Но хорошо подумав, она решила, что не имеет права обижаться на него. В конце-концов, с Эриком его связывает вековая дружба, кто Кэт такая чтобы требовать отречься от этого ради нее? Он и так однажды ей помог, и только ее вина, что она пошла наперекор инстинктам и здравому смыслу, и вновь оказалась тут? С другой стороны, разве оставил бы ее Эрик в покое? Ответа Кэт не знала, но подозревала, что нет.

Перед тем как уехать, Ян зашел к Кэт и между ними состоялся странный разговор. Девушка раз за разом прокручивала его в голове, и вроде даже признавала правоту Яна, но что-то в ней противилось против этого.

«Ян без стука вошел в комнату, но Кэт была рада вторжению единственного друга в этом мрачном месте.

— Кэт, — без предисловий начал мужчин, — я уезжаю и зашел попрощаться.

Девушка ощутила как ее горло свело спазмом. Нет!

— Уезжаешь? — тихо и потерянно произнесла она.

— Да, Кэт, — чуть печально улыбнулся Ян, — , но перед этим я хотел бы с тобой серьезно поговорить. Обещай, что выслушаешь меня, ладно?

Кэт ничего не оставалось, кроме как кивнуть. На нее навалилось чувство невыносимого одиночества.

— То, что я сейчас скажу тебе, возможно покажется тебе бредом сумасшедшего, — начал мужчина, — , но все же постарайся меня услышать. Эрик — не такое чудовище, каким его видишь ты. Да, я знаю, он наворотил много дел, умудрившись даже меня шокировать и возможно у нас несколько разные понятия о страшном и допустимом. Только Кэт, он лучше чем ты думаешь. Дай ему шанс, — перехватив негодующий взгляд девушки, Ян поспешно продолжил, — Я не слепой, Кэт и видел, как он пытается наладить с тобой контакт, а ты давишь все его попытки в зародыше. Остановись, прекрати видеть зло в каждом его слове и жесте. В конце-концов, пойдя ему на встречу, ты можешь добиться гораздо большего, нежели в постоянном противостоянии. Он не отпустит тебе Кэт, но тебе не обязательно быть пленницей.

От слов Яна, Кэт вспыхнула. Что он несет? Ей не хотелось верить в такое мерзкое, жестокое лицемерие! Она считала его другом, а он пытается затолкнуть ее в постель к Эрику!

— Ни за что! — выплюнула девушка, — Я не стану его добровольной шлюхой, ради мелких поблажек. Поверить не могу… Я думала, ты мне друг.

— Дьявол! — ужаснулся Ян, поняв в каком контексте истолковала девушка его слова. И почему женщины вечно все выворачивают и усложняют? — Кэт, я совсем не это имел в виду! Ни в коем случае я не пытаюсь запихнуть тебя в постель Эрика. Я просто советую тебе попробовать с ним подружиться. Постарайся хоть ненадолго забыть и отпустить ваше ужасное начало и взглянуть на него как на простого парня. Это нужно вам обоим. Просто подумай об этом, Кэт.

Неужели он не понимает? Возможно для Яна, Эрик и хороший друг, но для Кэт он жестокий монстр. Садист, убийца, мучитель. Как можно забыть такое?

— Ты не понимаешь, о чем говоришь, — прошептала Кэт, — Он — монстр, убийца.

Лицо Яна превратилось в холодную, отстраненную маску. Кэт не сразу поняла его реакцию, а пока гадала, мужчина сказал:

— Боюсь, ты забыла, Кэт, но я тоже убийца и монстр. Почему же в общении со мной, тебе это не мешает?

Кэт сначала покраснела, а потом побледнела осознав свои слова.

— Я… Просто ты другой, — тихо сказала она.

— Нет, Кэт я такой же, как и весь наш вид, — отрезал Ян резко, — Разница в том, что меня ты не видела в роли охотника в отличии от Эрика.

— Извини, — смешалась Кэт, — Я не хотела обидеть тебя.

— Я и не обиделся, — мягко улыбнулся Ян, — Просто пообещай мне подумать над моими словами. А сейчас мне пора.

— Обещаю, — Кэт отчаянно старалась не разреветься, ей было до крика тоскливо, — Я буду скучать.

— Я тоже, — сказал Ян, обняв ее, — Не вешай нос, Кэт.

Еще минут пять они прощались, и Кэт все же разревелась. Ян все старался внушить ей, что ее судьба зависит исключительно от нее. Только вот Кэт верилось в это слабо.»

С тех пор миновало три дня. Три дня, наполненных одиночеством, тоской и напряженным ожиданием. Стоило Яну уехать, к Кэт вернулся казалось забытый страх. Она постоянно находилась в напряжении, ожидая, что Эрик явится за ее телом и кровью. Он не приходил, и Кэт это весьма устраивало. Вот только неведение касательно планов своего тюремщика, нагнетало тревогу в сердце Кэт.

Нет, Ян определенно не в себе. Только сумасшедшему может прийти в голову, что она и Эрик могут быть друзьями. Если Кэт видела в нем оживший ночной кошмар, то для Эрика она была не более, чем вещью. Во всяком случае, Кэт была в этом убеждена.

— Похоже подоконник, твое любимое место в этом доме, — раздался голос мучителя, и Кэт чуть не подпрыгнула от испуга.

Когда он зашел? Как смог подкрасться так незаметно?

На языке Кэт, крутилось множество язвительных. Колких ответов, но слова Яна все же заставили ее задуматься. Может действительно мудрее, быть более лояльной? Так, глядишь она хотя бы будет знать, чего ей от него ожидать.

— Ты чего-то хотел? — Кэт старалась придать своему голосу как можно больше беззаботности.

Оттолкнувшись от двери, Эрик прошел вглубь комнаты и встал так, чтобы хорошо видеть лицо девушки. Кэт было неуютно от пристального взгляда мужчины.

— Вообще-то да, — кивнул наконец брюнет, — Сегодня отменная погода, и я хотел спросить тебя, не желаешь ли ты составить мне компанию в прогулке по Лондону?

Шок, который испытывала Кэт, должно быть отразился на ее лице. Эрик слегка улыбнулся уголками губ, увидев это. Он трое суток раздумывал над словами Яна. Его слова имели смысл и были вполне логичными, но Эрик слабо верил в их действенность. Мужчина за время пребывания друга в его доме успел впасть в довольно сильное уныние. Его уверенность, что так или иначе он наладит с девушкой отношения, как только заполучит ее в свой дом, рухнула. Слишком яростно, Кэт уничтожала любые его попытки завязать простую беседу, не говоря уж о чем-то большем.

Не легко ему далось решение вывезти Катрину в город. Он часто раздумывал, как поведет себя девушка, оказавшись в окружении толпы людей. Девушка была жутко импульсивна, и он боялся, что она может выкинуть какой-нибудь номер. Но все же пересилил себя. Он и сам догадывался, что ей наверное довольно одиноко в огромном и пустом доме. Эрик хотел попробовать дать ей столь желанное развлечение, и может тогда наконец, в их напряженных отношениях появится хоть какой-то сдвиг в нужную сторону.

Кэт же раздумывала, не послышалось ли ей. Но чуть приподнятые уголки губ мужчины, и глаза смотрящие без малейшей злости, говорили это — правда. Он действительно позвал ее в город. Первым побуждением, на уровне инстинкта, было конечно же послать его. Но Кэт вовремя прикусила язык. В голове так и крутились слова Яна, да и увидеть людей хотелось до крика и слез. В конечном итоге, к прежнему формату отношений в стиле «пошел нахрен, чтобы тебе не было нужно» можно всегда вернуться.

— Хм, я бы хотела погулять, — чуть напряженно ответила Кэт.

— Тогда жду тебя внизу через полчаса, — кивнул Эрик и вышел прочь.

Одолеваемая предвкушением, Кэт собралась просто на удивление быстро. Она знала, что придет раньше времени и удивилась, увидев мужчину ожидавшего ее. Он было по привычке принял облик какого-то незнакомого парня, но Кэт была категорически против этого маскарада, о чем прямо и заявила Эрику. Конечно же мужчина принялся спорить, но отступать Кэт была не намерена, ей казалось важным, заставить его быть самим собой. В конечном итоге Эрик сдался.

Они вышли из дома, и Эрик приблизился к Кэт, которая инстинктивно отступила назад. Увидев это, брюнет поджал губы и закатил глаза.

— Я не хочу вызывать вертолет, — сказал он, — и не собираюсь тебя домогаться. Можешь считать меня транспортом.

Кэт припомнила, как Ян когда-то доставил ее домой в мгновение ока, перед этим тоже взяв на руки. Расслабившись, она шагнула навстречу мужчине, и невольно напряглась, когда Эрик подхватил ее на руки.

— Закрой глаза, Катрина, — услышала она шепот у самого уха и крепко зажмурилась.

Девушка не знала, сколько времени она провела в объятиях Эрика. В голове шумело, а ноги были ватными, когда наконец он отпустил ее. Девушка слегка пошатнулась, но мужчина крепко придерживал ее за плечи.

— Ты в порядке? — как-то излишне озабоченно по мнению Кэт спросил Эрик.

— Да-да, — сбивчиво заверила она его.

Оказалось, они были в каком-то безлюдном проулке, и буквально через минуты три ходьбы, оказались на оживленном проспекте, где жизнь буквально кипела.

— Пожалуйста, веди себя хорошо и не заставляй меня жалеть о принятом решении, — прошептал Эрик ей в ухо и Кэт напряглась. Его слова звучали угрозой и мольбой одновременно.

— Обещаю, — тихо ответила девушка.

Оказавшись в центре кипящего жизнью города, Кэт охватил детский восторг. Ее не было чуть больше недели и Кэт сама не представляла, как соскучилась по суете мегаполиса и людям в целом. Широко распахнутыми глазами, девушка рассматривала все вокруг, будто старалась запечатлеть образы на сетчатке глаз. Когда ей еще предоставится возможность увидеть город? Нельзя упустить ни одной мелочи!

Они бродили по улицам, проспектам и паркам. Зашли перекусить в недорогое кафе. Кэт и сама не заметила когда и как, но поймала себя на том, что они с Эриком непринужденно болтают о какой-то ерунде поедая мороженное. Для девушки это было шоком. Что происходит? Это точно тот же… эм, человек, который подверг ее пыткам и заставил пройти через моральный ад? Ей было хорошо в его обществе! Сейчас Эрик выглядел красивым молодым парнем, веселым и беззаботным. Мотнув головой, девушка постаралась прогнать наваждение, но оно никуда не исчезло. Брюнет по-прежнему улыбался во все тридцать два, и Кэт поняла, что не хочет портить изумительный день. Поругаться они всегда успеют.

Эрику казалось он счастлив. Когда девушка очутилась в городе, ему почудилось, будто ее подменили. От мрачной, вечно недовольной, язвительной особы ничего не осталось. Это была та Катрина, которую он знал будучи Реймондом, и даже лучше. Эта девушка была беззаботнее и веселее, она наслаждалась жизнью. Он как наркоман кайфовал от звука ее смеха, пребывал в эйфории от ее улыбок. Ради этого он был готов терпеть раздражающую его толпу и причиняющее болезненный дискомфорт солнце. Этот день можно смело отнести к лучшим дням в его весьма длинной жизни.

Они шли по оживленной улице, попивая кофе из пластиковых стаканчиков. Гадость конечно редкостная, но да ладно. Эрик был готов сейчас еще не то съесть или выпить, лишь бы этот день подольше не кончался.

— Кэт? — услышал он мужской голос совсем рядом, и девушка его тоже услышала.

— Нейт? — прошептала Катрина.

Стиснув зубы, Эрик проклял все на свете. Вот и конец хорошему дню. Расслабившись, он потерял бдительность, да он похоже вообще растерял все инстинкты, раз позволил Наблюдателю застать себя врасплох и подойти так близко. Его беспокоила реакция Катрины, и посмотрев на нее, Эрик увидел что она сильно побледнела. Дерьмо! Впервые, за столько времени, он ощутил настоящий страх. Этот ублюдок может прямо сейчас забрать его Катрину, и он ничего не сможет сделать. А ведь девушка влюблена в этого Наблюдателя, и ему остается лишь надеяться на ее слово, которое он силой заставил ее дать.

Глава 26


Широко распахнутыми глазами, взирала Кэт на блондина. Нейтан… Сколько раз за время вынужденного заточения она думала о нем? Сколько раз ощущалась во рту горечь из-за того, что он ее бросил в доме вампира?

— Кэт… — уже тише, и как-то напряженно прошептал Нейт, делая шаг к ней.

— Иди куда шел, Наблюдатель, — послышался голос Эрика, который заслонил Кэт своим телом.

Вот и все. Иллюзия развеялась, перед Кэт снова ее мучитель, во всей его пугающей мощи.

— Уж не хочешь ли ты устроить потасовку, на глазах стольких свидетелей, кровосос? — с вызовом спросил Нейт.

Оглянувшись, Эрик чуть не застонал от досады. Дьявол! Они находились в самом центре людского столпотворения. Брюнетом овладел страх. Его Катрина может сейчас уйти, и он ничего не сможет сделать!

— Кэт, — тем временем обратился блондин к девушке мягким голосом, — пошли со мной. Теперь ты свободна. Я найду способ оградить тебя от него.

От слов Нейта, у девушки внутри все сжалось. Одно только слово — свобода было слаще меда. Оно пьянило и притягивало Кэт. Девушка поймала взгляд Эрика, предупреждающий, полный молчаливой угрозы и непонятных ей эмоций. Но дело было даже не в обещании, которое Кэт дала под большим давлением брюнета. Дело было в ней самой и блондине, некогда бывшим ее парнем.

Что бы Кэт не говорила, и как бы не вела себя, но ее воспитывали дочерью графа, пытались сделать из нее леди, и кое-что все же отразилось на ее личности и мировосприятии. Одним из таких факторов, было серьезное отношение к близости. Один только факт, что у нее с Эриком был секс, в ее глазах ставил крест на любых дальнейших отношениях с Нейтом. А то, что она еще умудрилась получить от этого удовольствие, так и вовсе развевало остаточный пепел надежды на продолжение этих отношений. И не стоит забывать об обмане блондина. Кэт долго размышляла над сложившейся ситуацией. Само понимание, что Нейт появился в ее жизни лишь из-за того, что там засветился Эрик, причиняло боль. Но вспоминая ласковые взгляды и нежные прикосновения, девушка поняла, что простила бы сей факт, расскажи ей Нейт обо всем сам. Но он не рассказал, позволил ей отправиться в логово зверя, да еще и бросил там. Все это в целом, было слишком тяжело для Кэт, слишком болезненно, и закрыть глаза на эти факты, никак не удавалось.

— Нет, Нейтан, — тихо произнесла Кэт, — я никуда не пойду. Мы с Эриком нашли общий язык и я хочу остаться с ним.

Кэт совершенно не удивилась реакции Нейта. Казалось, парень стал выше, а глаза потемнели от ярости. Но неожиданным оказалось, что поток своего гнева он направил не на нее, а на стоявшего рядом Эрика.

— Отпусти ее, тварь! — зарычал он.

Эрик же никак не мог отойти от волны радости и облегчения, после слов Кэт, что она остается с ним. Мужчина видел взгляд врага, полный надежды и взгляд девушки, полный боли. Он помертвел, ожидая ее ответа на предложение блондина. Ведь ее слово, которое он вынудил ее дать прибегнув к шантажу, по сути ничего не стоит. И когда она сдержала его, он воспарил в облаках блаженства. От Эрика не укрылась боль, которую испытал противник и его злость, направленная на него, была самой ожидаемой реакцией. Если Эрик за годы жизни чему и научился, так тому, что опасных врагов жалеть нельзя. Их надо добивать быстро и безжалостно. Поэтому он изрек фразу, которая должна положить конец поползновениям блондинчика в сторону его Катрины.

— Я ее и не держу, — изрек Эрик, — Пытался, да не выходит. Не действуют на нее мои силы.

Брюнет с жестоким наслаждением наблюдал, как в ужасе распахнулись глаза противника. Как с лица сошла вся краска, а губы прошептали всего одно слово — единственная. Легким кивком, он доломал сопротивление парня, и видел как потух его взгляд. Наблюдатель знал, не мог не знать, что это все означает. И пусть сам Эрик не верит в эти легенды, но разве это имеет значение, если может помочь отвадить назойливого кавалера от его женщины?

— Что же, тогда счастья вам, — отрешенно бросил парень и развернувшись, направился прочь.

Кэт во все глаза смотрела в спину удаляющемуся Нейтану и не могла поверить, что он снова ее бросил. Так легко отказался. Значит и не была она ему никогда нужна. Все слова, взгляды и прикосновения — ложь. Уродливая, выворачивающая душу ложь.

Как же больно! А ведь Кэт не кривила душой, она действительно умудрилась влюбиться в Нейта. А он… Он просто лгал, просто отдал ее в лапы монстра, просто бросил… Так легко отказался, даже не пытался что-то сделать. Горечь предательства до краев затопила душу Кэт. Захотелось взвыть от раздирающих болезненных эмоций.

Кэт так глубоко погрузилась в свои невесёлые мысли, что даже толком и не поняла, как они с Эриком вновь оказались в холодном и богатом особняке. Мужчина был мрачнее тучи, но не донимал Кэт расспросами, не лез с разговорами и она была ему за это благодарна. Ей сейчас просто было не до него. Нет, она ничего не забыла и не простила. Просто на фоне сегодняшней великолепной прогулки и предательства Нейтана, ненависть к Эрику, казалась Кэт какой-то несерьезной.

Девушка засела в своей комнате и не хотела никуда выходить. Ее никто не беспокоил, и это в сложившейся ситуации было для Кэт блаженством. Она смогла вдоволь выплакаться в душе, задаваясь бесконечным количество раз одним вопросом: за что ей все это?

За последнее время, Кэт ужасно устала. Устала бояться, устала бороться и воевать с Эриком и просто устала. Сегодняшний день был глотком свежего воздуха, передышкой в череде изматывающих душу волнений, но этого было так мало! Но для себя Кэт решила: будь что будет. Если Эрик вдруг еще когда-либо, куда-либо ее пригласит, она не задумываясь согласится. Все лучше, чем сходить с ума в четырех стенах, находясь в постоянном ожидании и напряжении. Принятое решение, принесло небольшое облегчение и позволило измученной Кэт, наконец уплыть в столь желанный сон.

***

Эрик метался по комнате, как хищный зверь в клетке. После ухода блондина, радость от слов девушки быстро испарилась. Пришло понимание, что такой великолепный день безвозвратно испорчен. Боль и горечь, которые испытывала девушка, изматывали Эрика. Он как заклинание твердил себе, что не может и не должен ощущать эмоций Катрины, да только реальность не подчинялась его разуму. Он чувствовал их. А в купе с его собственным изрядно подпорченым настроением из-за рухнувших планов, получался и вовсе взрывоопасный коктейль. Чертов Наблюдатель! И надо же ему было так «вовремя» появится! Только у Эрика появилась призрачная надежда, как этот козел развеял ее по ветру!

Вся эта буря эмоций, преобразовывалась в сознании Эрика в злость, в ярость, жажду крови и убийства. Но он не мог себе сейчас позволить такой вид развлечений. Будучи рожденным в суровые времена, воин по натуре и вампир по факту, Эрик периодически испытывал жажду жестокой расправы. Но он тщательно контролировал эту неприглядную сторону своей натуры, лишь изредка выпуская внутреннего зверя. Как правило жертвы для подобного рода «развлечений» подбирались особенно тщательно. Педофилы, насильники и им подобные становились отдушеной мужчины. Таким образом он позволял себе запретное удовольствие, и делал окружающий мир чуть чище и безопаснее. Во всяком случае, именно этими словами он успокаивал свою совесть, которая нет-нет, да поднимала сонную голову.

Правда сейчас ему придется ограничится малым. Выбрав из своего гарема девушку, Эрик с нетерпение дожидался своей пленницы. Но даже когда он насытился ее кровью и насладился податливым молодым телом, чуть не убив несчастную, злость никуда не ушла. Мало и не то. Скрипя зубами, Эрик принял душ, и направился к Лили, с которой можно быть куда более смелым.

Брюнет не сомневался, она ему будет рада. Ведь Лили сама, практически каждый вечер приходила к нему, предлагая себя. Но Эрик отказывался от щедрого предложения девушки. С того самого момента, как он познал страсть в объятиях Катрины, он словно помешанный стал желать видеть в своей постели лишь ее. Мужчина пробовал забыться в обществе шикарной игрушки, но в итоге ощутил лишь разочарование. И с тех пор будто потерял интерес к сексу. Он не хотел ни своих рабынь, ни Лили, и сейчас задумался: может долгое для него воздержание сыграло с ним злую шутку? Так или иначе, сейчас Эрик стремился забыться, выплеснуть накопившееся раздражение и злость.

Как он и ожидал, Лили была более чем рада его визиту. Начав свое развлечение с хорошего минета, он в последствии долгое время вертел блондинкой как хотел. Имел ее тело всеми доступными, порой откровенно грязными способами. С Лили можно было расслабиться и не осторожничать, позволяя себе самые запретные желания.

Вот только конец у этого развлечения был до скучного предсказуем. Проклятая была похожа на кусок освежеванного мяса и орала на него до звона в ушах. Лили осыпала мужчину проклятиями, всячески пытаясь его задеть, вот только Эрику, который наконец получил столь желанную физическую и эмоциональную разрядку, ее истерика была до лампочки. В конце-концов, блондинка и сама неплохо пометила все его тело. Следы ее когтей неприятно саднили, но брюнет не обращал на них внимания. Он пребывал в блаженном расслаблении. Устав от криков, он просто выставил надоедливую любовницу за дверь, посоветовав ей выпить побольше крови и Ново-Пассит до кучи.

Дождавшись относительно сносной регенерации царапин, Эрик принял душ и улегся на кровать поверх покрывала. Ему удалось сбросить сумасшедшее напряжение, но на смену ему пришла тоска. Причем такая сильная, что ему захотелось лезть на стену и выть волком на луну.

Эрик почувствовал отчаянно сильное желание видеть Катрину, быть к ней как можно ближе. Вот только сама девушка не разделяла его стремлений. Для нее он всего лишь бездушный монстр, чудовище, лишившее ее свободы. От такого понимания, мужчине становилось еще паршивее. Что ему делать? Шанс, что ему удастся завоевать расположение девушки ничтожно мал, и отпустить ее он сил не находил. Катрина стала его персональным наркотиком, гребаным помещательством и Эрик просто не знал как быть.

Послав к черту здравый смысл, брюнет тихо прокрался к двери девушки. Судя по звуку ее дыхания, доносящемуся из-за двери, Катрина крепко спала. Отворив дверь, Эрик зашел в комнату, которая освещалась лишь светом звезд и луны, мужчине этого было достаточно.

Во сне девушка была прекрасна. Веки Катрины припухли, что говорило об обилии пролитых слез и что-то внутри от этого болезненно сжалось. Что он, ублюдок делает с ней? Что она делает с ним?

Любуясь спящим ангелом, Эрик ощутил прилив щемящей душу нежности. И аж рот приоткрыл от наплыва непривычных чувств. Сейчас мужчина испытывал отчаянную потребность оградить Катрину от всех возможных бед, избавить ее от волнений и печали, но понятия не имел как это сделать. Они так плохо начали… Многое бы он отдал, чтобы вернуться в прошлое и исправить собственные ошибки. К сожалению, это невозможно. Остается лишь бороться с последствиями собственного идиотизма. Она ему так нужна… Как же хочется быть ближе к Катрине!

Понимая, что делает очередную глупость и утром его ждет небольшой армаггедон, Эрик отогнул край одеяла и скользнул в кровать девушки. Осторожно, стараясь не разбудить, он притянул Катрину в свои объятия. Девушка зашевелилась и брюнет испуганно замер. Но Катрина не проснулась, а лишь пробормотала что-то во сне и прижалась к нему еще крепче, оплетая его тело руками и ногами.

На Эрика снизошли удивительный покой, умиротворение и сладостное чувство счастья. Да-да, сейчас он было именно счастлив, вот так вот просто лежать рядом с девушкой, прижимать ее к себе. Возникала иллюзия, будто между ними все нормально. Нет страха, ненависти, обид. И пусть это всего лишь иллюзия, но Эрик позволил себе понежится в ней. Расслабившись, мужчина ощутил сонливость и решил, что сон лишним не будет, ведь он уже давно не прибегал к такому виду отдыха. На краткий миг проблемы отступили и были только он, Катрина и крепкий сон в объятиях друг друга.

Глава 27.


Кэт было удивительно тепло и хорошо, и только открыв глаза, девушка поняла причину данного состояния. В ее постели, обвившись вокруг нее словно лоза, спал ее мучитель Эрик.

«Как же он красив!» — пронеслось в сонной голове.

И в самом деле, во сне лицо мужчины было расслаблено, утратило привычную холодность. Эрик казался просто невыносимо красивым парнем.

«Дьявол с лицом ангела» — вновь подумала Кэт.

Но постепенно сонный морок спал, и Кэт оторопела. Что он вообще делает в ее постели? Обалдел что-ли совсем? Резко будить было страшно, она хорошо помнила привычку Сем, соседки по комнате со времен колледжа, если ее резко разбудить, она запросто могла ударить. Инстинкт такой, чтоб его. Если ее тюремщик имеет подобные наклонности, то от нее и мокрого места не останется.

Решив не рисковать, Кэт стала осторожно выбираться из крепких объятий. Только вот это оказалось не так-то просто, хватка у брюнета была еще та. Девушка же не сдавалась и продолжала брыкаться, как вдруг поняла что свободна. Осторожно оглянувшись, она наткнулась на сонный, чуть лукавый взгляд мятных глаз.

— С добрым утром, — пробормотал брюнет.

— С добрым, — ответила Кэт и пулей вылетела из постели.

В данной ситуации, девушка лишний раз порадовалась, что препочитает добротные хлопковые пижамы, нелепым, ничего не прикрывающим шелковым сорочкам. Эрик тоже встал с постели и потянулся. Невольно взгляд девушки скользнул по телу мужчины, и она отметила, что кроме пижамных штанов на нем ничего нет. Его тело было идеально с точки зрения Кэт: чуть смуглая кожа, рельефные мышцы. Эрик был воплощением сладкого и порочного греха, и Кэт тряхнула головой, дабы избавиться от наваждения. Впервые за все время знакомства, она позволила себе рассмотреть его внимательно и сожалела об этом, ощущая неуместное смущение и странное напряжение в теле.

— Что ты делал в моей постели? — задала наконец Кэт мучивший ее вопрос.

— Спал, — как ни в чем не бывало ответил Эрик.

Отвернувшись от девушки, брюнет раздвинул плотные шторы, пропуская в комнату солнечный свет.

— Спал? — возмутилась Кэт, — у тебя своей постели и нет или ты в гробу спишь и он сломался? И даже если так, то почему залез именно в мою постель? Кто тебе дал такое право?

Девушка понимала, что ведет себя нелепо, а ее слова похожи на детский лепет. Это его дом и ему ненужно разрешение, тем более саму Кэт он считает своей вещью. И в подтверждение тому, Эрик рассмеялся, громко и совершенно искренне.

— Милая, Катрина, меньше смотри глупые фильмы, — совладав со смехом ответил мужчина, — Мы не спим в гробах, и вообще редко спим. Почему именно твоя постель? Не знаю. Мне так захотелось. В конце-концов, ничего страшного не произошло. И да, мне понравилось с тобой спать.

Щеки Кэт вспыхнули, так как она прекрасно уловила двоякий смысл слов брюнета. Но он же быстро натянул маску благого безразличия и продолжил:

— К чему сейчас устраивать разбор полетов? Сегодня просто чудесный день и мне бы не хотелось начинать его с ссоры. Не вижу для этого причин.

Комнату заливали солнечные лучи в подтверждение слов Эрика. Похоже погода действительно даровала еще один прекрасный солнечный денек. На солнце волосы мужчины отливали красным и только сейчас Кэт поняла, что уже который день не вяжется в ее голове. Если Эрик вампир, то как он спокойно разгуливает днем? Или это очередной предрассудок? Ей до жути хотелось спросить его об этом, но Кэт боялась показаться конченой дурой.

— Спрашивай, — спокойно сказал Эрик.

— А? — недоуменно захлопала глазами Кэт.

— У тебя на лице написано, что тебя мучает какой-то вопрос.

— Почему ты разгуливаешь днем, а не сгораешь на солнце? Опять лгут книги и фильмы?

Кэт ожидала новый приступ веселья, но к ее удивлению Эрик задумчиво потер подбородок и ответил:

— Почему же, по сути тут они правы.

— Но тогда как?

— Все зависит от возраста Проклятого и того, скольких Колдунов он убил. Не каждый Проклятый может выйти днем на улицу. Да и те кто на это способен, по разному переносят воздействия солнца. Кто-то способен лишь пять минут выдержать, а кто-то спокойно отдыхать на солнечных пляжах.

Рассудок Кэт восстал. Слова Эрика никак не хотели укладываться в голове? Возраст, колдуны, разная переносимость солнца… Как это вообще понимать?

Эрик же спокойно отошел в сторону и расслабленно уселся в мягком кресле. Он кожей ощущал интерес девушки. На ее лице было написано, что у нее уйма вопросов. Мужчина задумался: стоит ли ее посвящать в небольшую часть истории их вида? С другой стороны, в этом нет ничего секретного или личного, Катрина и так уже знает о существовании Проклятых, так что вреда в этом он не видел.

— Я мало что поняла, — пробормотала Кэт.

Эрик хитро улыбнулся уголками губ. Ему все же удалось отвлечь ее, заинтересовать. Он предотвратил ожидаемый скандал, и был чертовски доволен данным фактом. Хотя, до сих пор удивлялся этому, ведь засыпая он ожидал далеко не радужное утро, уж слишком любила Катрина конфликтовать с ним. В голову закрались воспоминания о вчерашнем дне, которые грели его черную душу. Он был счастлив, все шло просто идеально, пока не появился чертов Наблюдатель.

— При чем тут возраст и Колдуны? Как это понять, одни могут переносить солнце, а другие нет что-ли? — продолжала девушка допрос.

— Именно, — кивнул Эрик, — Каждый проклятый по разному переносит солнечный свет. Если новорожденный вампир, как вы нас называете, выйдет днем на солнце, он тут же погибнет. С возрастом в организме нашей расы вырабатывается иммунитет к ультрафиолетовым лучам, чем старше, тем выносливее. А вампир еще испил крови Колдунов, то он и вовсе становится фактически неуязвим для солнца, плюс обретает различные интересные способности.

Как завороженная Кэт слушала Эрика. Ей в самом деле было интересно. Ведь по сути что она знает об Эрике и ему подобных? Ничего. Только вымыслы писателей и режиссеров, которое как оказалось не всегда правдивы.

— Сколько тебе лет? — с любопытством спросила Кэт, совершенно забыв о раздражении, которое испытала обнаружив мужчину в своей постели.

— Шестьсот девяносто один, — ответил брюнет совершенно спокойно.

А вот у Кэт отвисла челюсть. Ничего себе! Она конечно понимала, что вряд ли они ровесники, многое в поведении Эрика выдавало в нем человека другой эпохи, но почти семь сотен лет? Невероятно!

— Ты убивал этих, как их, Колдунов? — продолжила допрос Кэт.

— Да. Троих, — опять совершенно прямо и спокойно, — Наша раса ненавидит их.

— Почему?

— Из-за них мы появились, и для Проклятого нет никого опаснее Колдуна. Правда в наши дни беспокоится не о чем, мы их полностью истребили.

— Оу. А можно подробнее?

Эрик криво усмехнулся. Любопытство девушки не имело границ, всеми силами она хотела знать правду во всех подробностях, даже если это несет за собой риск. Не удивительно, что она захотела стать журналистом. Именно ее неуемное любопытство и стремление к успеху, привели Катрину в его дом.

— Тебе правда интересно? — спросил Эрик, заранее зная ответ.

— Конечно! — глаза Кэт сияли жаждой информации.

— Наша раса появилась примерно две тысячи лет назад. То были совершенно дикие времена, кровавые стычки и жуткие набеги на мирные поселения были в порядке вещей. Существовала на свете банда разбойников-головорезов, их жизнью были набеги на небольшие поселения с целью наживы. Насилием и кровью они не брезговали. И вот однажды, эта банда в составе тринадцати человек, символично, правда? — ухмыльнулся брюнет, — Напала на лесную деревеньку. В округе про это поселение ходило множество суеверий, люди боялись обитателей лесной деревни. Но разбойники не верили ни в Бога, ни в черта. Напав средь бела дня, они убили всех до последнего жителя. Никого не пощадили, ни мужчин, ни женщин, ни детей. Бандиты устроили зверскую мясорубку, было море крови и насилия. Обыскав дома, мужчины были разочарованы, особо поживится было не чем и они сожгли постройки. Сами же устроили пирушку неподалеку, греясь от пожарища. Вдоволь наевшись и напившись, бандиты уснули и проснулись ночью все одновременно, как по щелчку. Они не понимали что происходит, но повинуясь чей-то непонятной воли устремились в глубь леса. Там тринадцать душегубов вышли на поляну с деревянными столбами по кругу. Так же подчинясь неведомому кукловоду, они позволили себя привязать к этим столбам, фигурам в темных мантиях, вышедшим из леса. А дальше, даже ни во что не верящие бандиты, содрогнулись. Непонятные фигуры в мантиях постоянно что-то бормотали, поили их странными отварами и кровью, истязали их плоть, до тех пор, пока все тринадцать бандитов не потеряли сознание. Очнулись они так же ночью, совершенно свободными. Конечно же были рады, но решили убираться как можно дальше от этих мест, ведь ужас продолжал будоражить сознание. Бандиты быстро поняли, что-то не так. Их слух, зрение, обоняние обострились в десятки раз. Мужчины решили, будто Колдуны что-то напутали и вместо того, чтобы наказать их, наоборот наградили. Так же, выбираясь из густого леса, бандиты поняли, что обрели нечеловеческую силу и выносливость. Любая царапина на теле затягивалась на глазах. Они возликовали, теперь они могут покорить весь мир. Но эйфория длилась не долго, солнце взошло и их предводитель, ничего не подозревая, смело шагнул на солнце из черноты густого леса. В мгновение ока его плоть начала чернеть, покрылась жуткими волдырями. Двое смельчаков хотели помочь, но только солнце коснулось их кожи, как они с воплями от невыносимой боли отшатнулись от границы света. С ужасом бандиты наблюдали как их главарь горит заживо под лучами солнца. Тут-то они и поняли, что обречены до конца жизни скитаться по миру в темноте. Но это было не самое страшное, как только они приблизились ночью к ближайшей деревеньки, им в нос ударил сводящий с ума, просто божественный аромат. Инстинкты взяли свое, и очнулись бандиты лишь когда в поселении ни осталось ни одной живой души. Они были с головы до ног в крови, а перед глазами так и стояли ужасы, что они творили подчиняясь непонятному зову. После этого банда разделилась: семеро бандитов окончательно утратили человечность, и пребывали в эйфории от случившегося, другие же пятеро содрогались от ужаса. Одно стало ясно всем: в том лесу, Колдуны прокляли бандитов, превратив их в ночных тварей, не способных жить в человеческом обществе. Семеро бандитов так и продолжили творить зверства, проливая реки крови. Но слухи расползлись быстро и в итоге люди все же нашли способ уничтожить демонов, вампиров, исчадий ада, как прозвали их люди. Другие же пятеро ушли в лес, и всеми силами искали способ усмирить хищную натуру. Питались кровью животных, избегали людей. Да, иногда они натыкались на одиноких охотников, и жажда затмевала разум. Но шло время, и мужчины обнаружили, что с годами не меняются, они перестали стареть. Так же со временем, пришел контроль к жажде крови и наконец Проклятые смогли иногда выбираться к людям. История имеет несколько вариантов как, но Проклятые поняли, что им не обязательно вечность находиться впятером. Они могут из простых людей создавать себе подобных. Но только они не учли, что жажда крови новорожденных не поддается контролю, а то, что те знали как создавать новых вампиров, сыграло свою роль. Вновь полилась кровь рекой. Пятеро были в ужасе от того, что своими руками создали монстров, которые могут утопить землю в крови и бесконтрольно создают себе подобных. Тогда они стали внимательно выбирать среди людей самых сильных, лучших и светлых душой. Они обращали их и годами тренировали их выдержку. Со временем, пятеро создали небольшую армию Проклятых, которые были способны противостоять искушению, и эта армия истребила монстров, которые бродили по миру. Так появился Совет, пятеро Проклятых, которые контролировали всех остальных. Вампиры перестали быть просто чудовищами, они стали отдельным видом хищников, сильные, бессмертные, красивые в глазах людей. Так и жили вампиры среди людей, жертв выбирали обдуманно, убивали ради пропитания, обращая лишь тех, кто по их мнению достоин этого. И однажды, глава совета, звали которого Айман, повстречал Колдуна. Мужчина узнал его, именно это лицо и глаза мучили его во снах. Проклятый убил его, и кровь Колдуна показалась ему божественным нектаром. Вскоре он понял, что может одной только силой мысли управлять смертными, а со временем пришло осознание, что солнце больше не является для него смертью. Так и началась война Колдунов и Проклятых. Первые могли почти мгновенно парализовать и убить вампира. На стороне же вампиров была скорость, выносливость и жажда новых сил и неуязвимости к солнцу. Со временем Проклятые победили и на земле не осталось Колдунов. Так, некоторые из нас получили возможность разгуливать днем, другим же остается ждать века, чтобы солнце перестало убивать их мгновенно. Конечно нашей победе сильно поспособствовала Инквизиция, но это уже отдельная история.

Кэт казалось, что она толком и не дышала слушая рассказ Эрика. У нее была уйма вопросов. Не каждый день узнаешь, что вампиры не просто существуют, а как и от куда они взялись. Девушка с изумлением поймала себя на мысли, что хочет знать все, что только можно. Особенно, ей было интересно узнать, что лично видел и пережил красавец-брюнет напротив нее. Кэт отчаянно хотела знать, как он стал таким, про Инквизицию, о которой он заикнулся. Она жаждала подробностей, любых.

— И как же вам помогла Инквизиция? Как ты сам стал таким? — спросила девушка с горящими глазами.

Глядя на нее, Эрик незаметно улыбнулся. Он не ошибся, Катрине всегда мало информации. Но прямо сейчас ему не хотелось больше ничего рассказывать, да и дела никто не отменял. Через пятнадцать минут у него видео-конференция с партнерами из Китая, и пропустить ее преступная халатность. Но ее жажда знаний, может сыграть Эрику добрую службу. В погоне за знаниями, Катрина забывала свою ненависть, и возможно это и есть та ниточка к постепенному сближению с ней. Что же время покажет.

— Катрина, об этом я расскажу тебе как-нибудь в другой раз, — улыбнулся Эрик, — Сейчас у меня работа.

Мужчина видел как сникла девушка, но она быстро взяла себя в руки и широко улыбнувшись, ответила:

— Ладно. Но помни, ты обещал.

— Кэт, — брюнет намеренно сократил ее имя, зная, как это ей нравится, — может сходим сегодня вечером куда-нибудь?

Кэт от изумления распахнула шире глаза. Что за? Он ее что, на свидание зовет?

— Просто в целях наладить хоть какой-то контакт. Считай это дружеской вылазкой, — быстро добавил Эрик, осознав как звучат его слова и опасаясь резкого отказа.

Девушка же даже и не знала, рада она этому уточнению, или нет. Но самому приглашению, она несомненно рада. Второй день к ряду выбраться из тюрьмы в люди! Она еще вчера решила, что не будет отказываться от таких приглашений. К тому же, пусть ей это и не нравилось, но Кэт была вынуждена признать, Эрик может быть хорошим собеседником и неплохой компанией.

— Давай. Буду рада, — кивнула Кэт.

— Вот и славно. Я позже тебе сообщу о времени, хорошо?

Кэт лишь кивнула. Мужчина покинул комнату, а девушку атаковала уйма мыслей и эмоций. Сегодня она снова попадет в город! Да и рассказ Эрика давал обширную пищу для размышлений. Кэт не понимала, что происходит с ней, что твориться с ее тюремщиком, их стремительно меняющиеся взаимоотношения ее немного пугали. Но глупо отрицать, что в состоянии пусть и странного мира, живется гораздо комфортнее чем при молчаливой войне. Неужели Ян был прав, и от нее самой зависит насколько приятной будет ее жизнь рядом с Эриком. Что же, время покажет.

Тем же вопросом задавался и Эрик: неужели Ян был прав? И обычные вылазки в люди способны творить с этой фурией такие чудеса? Впервые за сотни лет, он Эрик испытывал такое нетерпение. Ему отчаянно хотелось послать куда подальше всю работу, он был весь в предвкушении вечера. И брюнет был полон стремления, сделать этот вечер еще одним шагом к примирению со строптивой девчонкой.

Глава 28.


Они шли по улицам Лондона, которые были полны людей. Солнце почти закатилось, создавая красивые, какие-то колдовские сумерки. Катрина шла рядом широко раскрытыми глазами смотря на окружающий мир, и Эрик ощущал странный душевный подъем и безмятежность. Это было странное, непривычное чувство душевного тепла и комфорта, такое не привычное Проклятому-одиночке, привыкшему к холоду и порокам во всех их видах, и оттенках.

Вспомнив как собирался на эту встречу, Эрик невольно улыбнулся. Давно он не испытывал такого непонятного ему волнения из-за казалось бы совершенной мелочи. Древний вампир ощутил себя пареньком-подростком, собирающимся на первое свидание. Он полчаса провел в ванной комнате, старательно приводя себя в порядок. А потом словно молоденькая девица минут двадцать размышлял что надеть. В конечном итоге, он сделал свой выбор в пользу простых джинсов и футболки, ведь для Катрины это дружеская прогулка и излишний официоз будет выглядеть глупо.

Но когда Эрик увидел девушку в коротеньких шортах, маечке в облипочку, с роскошными светлыми волосами, золотым водопадом рассыпавшимся по спине и плечам, он пропал. Реакция на одновременно такой подросковый, невинный образ и вместе с тем, такой сексуально соблазнительный, была истинно первобытной и мужской. В паху болезненно заныло и Эрик стиснул зубы сдерживая стон. Она это нарочно? Или правда не понимает, как соблазнительно выглядит? Ему оставалось верить, что второе. С Эриком не стоит играть в такие игры, он не железный и не святой.

Но в процессе прогулки, под неуемную болтовню Катроины, брюнету удалось наконец побороть неуместное возбуждение и обрести такой приятный физический, и душевный комфорт.

Катрина по его мнению была слишком любопытна. И его это напрягало. За своим любопытством девушка теряла осторожность, и в выбранной ей профессии данный порок может сыграть с ней плохую службу. Хотя, чего душой кривить, уже сыграл. Она попала к нему. Но так или иначе, надо будет как-нибудь объяснить ей про банальное: всему свое место и время. Ведь Эрик просто оторопел, когда девушка прямо посреди запруженной народом улицы начала расспрашивать его о бессмертных.

Кэт же, в свою очередь не могла избавиться от странного ощущения, названия которому не находила. Вот он — ее мучитель, тюремщик и палач в одном лице, идет рядом с ней, и выглядит ошеломительно беззаботным. Ничего в этом красавце-мужчине, не выдает сейчас древнего, кровавого хищника, он выглядит таким… человеком. Но ведь Кэт прекрасно знала и видела на что он способен, и возможно, это далеко не предел его жестокости, лишь вершина айсберга его пороков. Но сейчас… Сейчас ей с ним было просто удивительно хорошо. Если бы еще неделю назад ей кто-то сказал, что она будет гулять, болтать и улыбаться Эрику, она бы покрутила пальцем у виска или вовсе усомнилась в нормальности этого человека. Эту самую неделю назад, Кэт люто ненавидела Эрика, и где эта ненависть сейчас? Почему она ее не ощущает? Дистанция между ними стремительно сокращалась, и Кэт не знала благо это или полная катастрофа. Разум кричал, что Эрик чудовище, но его феноменальное обаяние начисто сметало все стены, которые пыталась выстраивать между ними Кэт.

За сегодняшний день, они прошли приличное расстояния, поговорив на множество самых разных тем, и Эрик, понимая, что девушка наверняка голодна, предложил заскочить в ближайшую кафешку. Катрина согласилась без споров и препирательств, что для него, привыкшего к постоянному противостоянию было так непривычно. Непривычно, и умопомрачительно приятно.

Заняв столик у окна, они сделали заказ. Если Катрина набрала множество вредной, но вкусной снеди, то Эрик ограничился чашкой кофе. Он хорошо перекусил дома. Вообще он старался не подходить к девушке голодным, ведь запах ее крови по-прежнему сводил его с ума, вызывая приступы мучительной жажды. И сейчас, когда он знал, какой изумительно является эта кровь, особенно во время оргазма, ему было еще сложнее сдерживать свою хищную натуру. Но Эрик уже понял и принял тот факт, что не хочет ее смерти. Да, он хочет ее тело, хочет ее крови, а так же он бредит ее улыбками и обществом в целом. Такие противоречия разрывали мужчину на части, ломая его устоявшееся веками представление о сути вещей. Из года в год, из века в век, он жил понятиями: люди пища, а женщины еще и досуг скрасить. Но появление Катрины рушило его стереотипы, она пугала его этим и одновременно безудержно манила. Одно Эрик знал точно, нахождение рядом с Катриной опасно. Опасно для нее. И он не имеет права слишком расслабляться.

Брюнет смотрел как Катрина с аппетитом есть картофель фри, как обмакивает в соус палочку картошки, и потом как сочные, спелые губы обхватывают еду. Так эротично, соблазнительно… И вновь эрекция не заставила себя ждать. Дьявол! Да что с ним такое? Он реагирует на нее словно зеленый юнец, женщин не видавший!

— Ты чего так смотришь? — в этот момент Эрику захотелось провалиться сквозь землю. Катрина подловила его, и вполне возможно могла правильно растолковать его взгляд, что сейчас совсем не нужно.

— Ничего. Просто люблю смотреть как едят люди, — звучит как бред маньяка, но девушка над ним сжалилась и просто кивнула.

— Кэт! — раздался звонкий голос от куда-то сбоку.

Подняв взгляд, Эрик увидел яркую блондинку, она широко и радостно улыбалась Катрине, которая в свою очередь смертельно побледнела. Так-так… Это уже интересно.

— Привет, Мари, — выдавила Кэт.

Появление Мари, было для нее сродни грому среди ясного неба. Что она тут делает? Как и зачем, ее младшая сестра вырвалась из обожаемой роскоши, в мир простых смертных? И тут же Кэт получила ответ на свой вопрос. За спиной девушки стоял приятный молодой человек, с русыми волосами и светло-карими глазами. Мари кидала на него весьма красноречивые взгляды, не оставляющие сомнений о том, что их связывает. Только понимает ли сестра, во что ввязалась и чем рискует?

В целом, Кэт была рада увидеть родственницу, хоть это и пробуждало к жизни болезненные воспоминания о фанатичном контроле отца. В ее памяти был свеж жуткий скандал, после которого она сбежала за океан. До сих пор во снах девушка видела глаза отца полные разочарования и презрения, граничащего с ненавистью.

Привстав, Кэт обняла сестру. От нее пахло дорогими духами и Мари… ее детством. Только в этот момент девушка поняла как сильно соскучилась по ней и по маме. Как тяжко и наверное глупо было отречься от всей семьи.

— Кэт познакомься, это Роджер, мой самый любимый и лучший парень на земле. Роджер, это Кэт, моя блудная старшая сестра, — прощебетала Мари.

У Кэт неприятно заныло под ложечкой от слов сестры, от ее цветущего вида. Нет, она была рада за сестру, но понимает ли Мари, чем ей это грозит? Отец никогда не одобрит эту связь, девушка не сомневалась, что они встречаются тайно, ведь судя по одежде парня, он был далек от богатства и титулов.

— Очень приятно, Кэт, — улыбнулся Роджер, галантно поцеловав запястье девушки, изумив ее своими манерами.

— Может познакомишь нас со своим кавалером? — услышала Кэт голос сестры.

Эрик чуть напрягся вслушиваясь в разговор. Он конечно знал, что у Катрины есть родная сестра, но встретить ее так, просто на улице не ожидал. И еще ему было весьма интересно, кем представит его девушка.

— Да-да, конечно. Мари, Рождер, это Эрик, мой хороший знакомый, — напряженно ответила Катрина, и Эрик ощутил укол разочарования. Знакомый… Даже не друг, а так.

Мари и Роджер подсели за их столик, но Кэт никак не удавалось расслабиться. Эрик подыграл ей, и не стал болтать лишнего, а вот неуемное любопытство сестры ее пугало. Мари засыпала ее мучителя вопросами, на которые он отвечал весьма вежливо, и сам тоже задавал эти самые вопросы ее сестре. Больше всего Кэт пугал интерес в глазах Эрика. Мари ведь даже не подозревала кого донимает своей болтовней. От одной мысли, что Эрик может счесть ее сестру симпатичной и захочет скрасить ей свой гарем, Кэт бросало в дрожь. Так же. Девушка видела, Мари не поверила, что Эрик просто ее знакомый.

Когда наконец они попрощались и договорились в ближайшее время созвонится, предварительно обменявшись телефонами, Кэт смогла вздохнуть чуть свободнее. Пока Эрик не выбил у нее почву из-под ног одним, казалось бы простым вопросом:

— Расскажи мне о своей семье, сестре, детстве.

Какого черта он хочет знать о Мари? Немного утихнувшее было беспокойство, вспыхнуло с новой силой.

— Зачем? — с трудом выдавила Кэт, — Уверена, у тебя есть подробный отчет о всей моей жизни.

— Есть, — согласился брюнет, — , но я хочу посмотреть на все с твоей точки зрения.

Эрик физически ощущал напряжение Катрины, а еще он чувствовал запах страха, который ему сейчас совсем не нравился. Все началось со встречи с сестрой девушки, с того момента беззаботная идиллия рассыпалась в пыль. Что происходит? Что так напугало Кэт? Он не понимал и это нервировало Эрика. И поэтому он решил расспросить ее о семье и детстве, может тогда поймет причину перемен в настроении Катрины. Кроме того, ему в самом деле было интересно, что удивляло его самого. Обычно, ему плевать как и чем живут смертные, которые встречаются ему на пути.

Неохотно Катрина рассказывала о своей семье и детстве. Ну как рассказывала, он задавал вопросы, она отвечала. Информацию из девушки приходилось буквально клещами тащить. В конце-концов Эрику это надоело.

— В чем дело? — прямо спросил он, — После встречи с сестрой ты сама не своя.

— Не трогай Мари, пожалуйста, — произнесла девушка, заглядывая ему прямо в глаза.

Для Эрика ее слова были словно пощечина. Она решила, что он подумывает взять ее себе в качестве игрушки. Неприятно. Даже немного обидно что-ли. Ну, а чего он ожидал, заперев ее в комнате полной сломленных девиц и подвергая моральному и физическому насилию? Ничего не изменилось, Катрина по-прежнему считает чудовищем, и она в принципе права. Но черт, почему же так хреново на душе стало?

— Кэт, — произнес он, положив руки на ее плечи и всматриваясь в большие голубые глаза, — я и не собирался трогать твою сестру.

— Правда? — Эрика поразило, сколько невысказанного страха и мольбы было в одном, простом слове.

— Даю слово. Тебе не о чем переживать. Разве я хоть раз солгал тебе? Нарушил обещание?

— Нет.

Их лица оказались недопустимо близко, взгляд мужчины упал на губы девушки. Какие же они пухлые и сочные… Это был как щелчок, Эрик почувствовал непреодолимую тягу, жгучую потребность прикоснуться к ним, и не смог побороть искушение. Он поцеловал Катрину, прямо посреди улицы, игнорируя толпу вокруг.

Его мир взорвался красочным фейверком, когда девушка ответила на его робкий поцелуй с неожиданной страстью, взяв инициативу на себя, превращая невинное касание губ в нечто гораздо более жаркое. Эрик задыхался, он упивался вкусом ее губ, мягкостью рта, ее прерывистым дыханием. Воздух вокруг загустел, а простой поцелуй превратился в голодную схватку. Возбуждение накатило лавиной, резцы удлинились. Голова пошла кругом, первобытные инстинкты требовали свое. И почувствовав, что еще немного, и он наплевав на людей вокруг и мир в целом, возьмет ее прямо тут, в центре Лондона, Эрик отстранился. Его лихорадило, а от взгляда глаз Катрины, подернутых дымкой страсти, его окатило новой волной огня. Нужно остановиться. Сейчас. Немедленно.

Они медленно приходили в себя и Эрик первый нарушил молчание.

— Извини, — хрипло произнес брюнет, — Я не должен был и я сожалею… — он запнулся, — А знаешь, нет, я не сожалею. Мне чертовски понравилось тебя целовать и не вижу смысла скрывать это.

Катрина от его слов покраснела и тихо произнесла:

— Мне тоже понравилось.

Услышав простые три слова, Эрик возликовал. Волна радости и щемящей, непривычной нежности окатила его. Девушка выглядела оглушенной и смущенной, но главное, в ее глазах не было отвращения или сожаления. Это был прогресс, просто гигантский шаг вперед. Эрик не тешил себя иллюзиями, что с этого момента они станут любовниками и прочее, но они движутся именно к этому. А ведь это ему и нужно. Он жаждет ее, желает до сумасшествия и тело и душу. Внутри шевельнулся червячок сомнения, что будет потом? Но он заткнул назойливый голосок в голове. Какая разница? Это будет потом, значит и думать об этом он станет потом.

Кэт же никак не могла прийти в себя. Она медленно брела рядом с Эриком, ощущая как дрожат ноги. В голове назойливо крутился вопрос: что это было? Ей будто крышу сорвало в тот момент, как мягкие губы мужчины, коснулись ее собственных. Она забыла обо всем на свете, кто она, кто он и что их связывает. И самое странное, в душе не было ни грамма сожалений. Происходящее с ними было странно и абсурдно, Кэт утратила контроль над собой и своей жизнью. Она просто плыла по течению, и самым пугающим во всем этом было, что ей это нравилось. Разум кричал об опасности, что она должна всеми силами держаться от Эрика как можно дальше, но Кэт было плевать. Поэтому она не стала возражать или выдергивать руку, когда почувствовала, как пальцы Эрика переплелись с ее собственными. Вот так, молча, рука в руке они и продолжили прогулку по городу. На душе у Кэт было удивительно спокойно. Она знала, страхи и сомнения вернуться, но это потом, а прямо сейчас ей хочется наслаждаться чудесным вечером в обществе своего бессмертоного спутника.

Глава 29.


Кэт сидела в прекрасном саду за особняком Эрика и размышляла о переменах в своей жизни, а они были колоссальными. Еще совсем недавно, девушка и представить не могла, что перестанет бояться Эрика, более того, она понимала, что привязалась к нему. С момента той прогулки, где она встретила сестру и ответила на поцелуй мужчины, прошло чуть больше месяца. И все это время было просто чудесным.

Эрик спокойно позволил ей встречаться с сестрой и друзьями, даже разрешил вернуться на любимую работу. Правда с условием, что она не будет браться за потенциально опасные статьи. На работе ей устроили выволочку за отсутствие, как по ней слишком уж легкую, ведь направляясь в редакцию, Кэт ожидала услышать «ты уволена», и ее не покидало ощущение, что тут не обошлось без вмешательства брюнета. Взять хотя бы то, что ее ни разу не спросили о Реймонде.

Кэт была потрясена такими переменами и даже забыла о том, кто она для Эрика и почему живет в его доме. Но мужчина быстро развеял ее иллюзии. Просто Кэт, ошалев от свободы передвижения, пусть и с ощущением наблюдения, а то, что за ней наблюдают, она не сомневалась. Это конечно раздражало, но девушка быстро научилась игнорировать неприятные ощущения и наслаждаться жизнью. Так вот, в один из вечеров, за совместным ужином, Кэт сказала, что хотела бы вернуться и жить в своей квартире, на что Эрик ответил категорическим отказом, при чем тон его был резким и злым. Тогда Кэт и вспомнила кто она и что она для мужчины. Он просто ослабил поводок, но о свободе не могло быть и речи. Она его вещь, игрушка. Пусть Эрик никогда и не говорил так, но Кэт это и сама не поняла.

И вроде бы после этого осознания, должна была подняться новая волна обиды и ненависти, но ее не было. Кэт будто разучилась его ненавидеть. Да и как это делать, если этот обаятельный гад, просто обезоруживает ее одной своей улыбкой?

За эти недели они провели вместе очень много времени. Эрик часто звал ее на прогулки в город. Они никогда не обсуждали свои взаимоотоношения, и порой Кэт сама не понимала, кто они друг другу? Вроде бы все ясно, она его пленница, он ее мучитель и тюремщик, но…

Все ее чувства бунтовали против доводом разума. Каждое невинное прикосновение мужчины заставляло ее сердце сбиваться с ритма. А порой моменты неизведанного до этого притяжения, как тогда, чуть больше месяца назад случались, и она снова теряла голову. Один раз, она даже сама его поцеловала. Они не обсуждали эти вспышки страсти, но Кэт кожей ощущала, как растет между ними напряжение, как порой летят искры. И она боялась. Боялась, что однажды окончательно сорвет все тормоза и все станет еще запутаннее.

С каждым днем, Кэт все меньше понимала ситуацию в которой находится и свои собственные чувства. Ее тянуло к Эрику, каждая минута в его обществе, все сильнее привязывала ее к мужчине как бы она не сопротивлялась. И ей становилось страшно. Сколько раз она уже забывалась в его обществе? Сколько раз была готова забыть о своем незавидном положении? И что будет, если она все решиться шагнуть за грань и позволит чувствам и эмоциям полностью взять над собой верх? Она рискует потерять себя. Ведь если она поддастся этому дьяволу с мятными глазами, она просто свихнется если он решит от нее избавиться. Ему даже не придется убивать ее, она сама умрет. От куда были такие мысли, Кэт не знала, просто понимала, что это так. Чувствовала.

А еще ей не давала покоя холодная красавица, которую звали Лили. От Эрика она уже узнала, что та, тоже вампир. Так же мужчина не стал скрывать, что она его любовница и их связи добрая сотня лет. Он и сейчас посещал ее постель не скрывая данного факта от Кэт. И каждый раз узнавая об этом, девушка ощущала болезненную тяжесть в груди. Но пугало ее не это, а взгляды, которыми блондинка одаривала ее при их редких встречах. В ее глазах была смерть, смерть Кэт. Девушка не сомневалась, эта Лили с великой радостью отправит ее на тот свет, если ей предоставить такую возможность. Единственным сдерживающим фактором был Эрик. Но Кэт уже знала, скоро у него будет череда поездок по миру, и не была уверена, что она переживет эти отлучки мужчины.

Глянув на часы, Кэт поспешила в дом. Сегодня ее ждала очередная прогулка в обществе Эрика. Они договорились сходить в кино, и она уже опаздывала.

***

Эрик не особо любил комедии, ему больше по нраву были драмы или ужасы. Но глядя на Катрину, глаза которой искрились весельем, слушая ее звонкий смех, он был готов посмотреть все комедии мира, лишь чувствовать это непривычное тепло в груди.

Он был бы лицемером, если бы сказал, что не наслаждается последние недели в обществе Катрины. Их отношения сейчас, разительно отличались от того, с чего они начали. Но это по-прежнему было слишком мало для Эрика. Он чувствовал, как дистанция между ними сокращается, но ему казалось все происходит слишком медленно. Мужчина изнывал от желания обладать ее всеми возможными способами, но девушка дарила ему только свое улыбки и общество. И вроде бы, это несравненно много, если вспомнить холодную ненависть и игнор Катрины, и так мало, по сравнению с желаниями Эрика. Иногда ему казалось, что вот-вот сексуальное напряжение нарастающие между ними в геометрической прогрессии выльется в сносящую все преграды страсть. И Эрик чувствовал, что он может легко это добиться, если в нужный момент проявит чуть больше настойчивости, вот только он не знал будет ли это шагом вперед, или десятком шагов назад в их странных отношениях. Ему часто хотелось обсудить их, но Эрик почему-то не решался. Боялся, что слова могут все испортить. В его памяти еще жив был эпизод с просьбой Катрины жить отдельно. Он хорошо помнил свое оцепенение и панику его сменившую. Одна только мысль, что девушка будет от него далеко вызывала страх. И поэтому он уже много дней не находил себе места, понимая, это неизбежно. Уже завтра он должен лететь в Париж по делам холдинга.

— Как тебе фильм? — спросила девушка, когда они пользуясь его скоростью вернулись домой игнорируя обычный транспорт.

— Нормально, — коротко ответил Эрик, находясь глубоко в своих тревожных мыслях.

Кэт прищурилась. Она видела, с Эриком сегодня что-то совсем не так, но вот причин понять не могла. Она вообще редко замечала за ним какие-либо глубокие волнения, но сейчас мужчина казался подавленым.

— Да что такое сегодня с тобой? — спросила она, встав напротив Эрика и вглядываясь в невероятные глаза.

— Все в порядке, — брюнет ощущал себя не в свое тарелке. Он не привык, чтобы ему лезли в душу.

— Попробуй еще раз, — настаивала Кэт.

— Завтра я уезжаю, и мне не хочется расставаться с тобой.

От откровенности признания Эрика, у Кэт отвисла челюсть. Она не ожидала подобного и была растеряна, не зная, как трактовать такие слова.

— А поехали со мной в Париж? — внезапно произнес мужчина. Его глаза вспыхнули, но быстро погасли, — Правда у меня будет много дел и я не уверен, что смогу уделить тебе должного внимания.

Поехать с ним в Париж? Кэт окончательно растерялась. В самом романтическом городе мира она была всего один раз, с родителями в возрасте четырнадцати лет. Тогда ее мало интересовали красоты города, да и отец с матерью были слишком заняты, чтобы устраивать своим дочерям экскурсию по городу. И по сути Кэт, вместе с Мари, почти все время просидела в номере гостиницы, пока отец улаживал свои какие-то особо важные дела. И если верить Эрику, он туда тоже не развлекаться едет, так стоит ли ей соглашаться на его предложение? Может ее снова ждет скучное изучение гостиничного номера?

— А я смогу погулять по городу? — поинтересовалась Кэт.

— Только в сопровождении Стефана, — произнес Эрик, и видя недоумение девушки добавил, — Охранника. Вечером я думаю смогу его заменить.

— Ну тогда я согласна! — радостно согласилась Кэт.

Ей правда хотелось сменить обстановку, погулять по Парижу. Да и в обществе хищной любовницы Эрика оставаться желания было мало.

И вот снова. Снова они оказались слишком близко и их дыхания смешались. Воздух вокруг начал потрескивать и Эрик ощутил как все его благородное стремление не торопиться и не давить на девушку улетучивается. Мощное возбуждение взорвало все его существо, в паху болезненно заныло и он весь превратился в один первобытный инстинкт. Он ее не просто хочет, он умирает от жажды целовать ее губы, ласкать ее тело. И он сдался. Резко привлек девушку к себе и впился в ее губы голодным поцелуем.

Кэт задыхалась, чувствуя как Эрик жадно изучает языком ее рот. Вкус его губ кружил голову, а каждое прикосновение прохладные пальцев отдавалось дрожью во всем теле. Девушка ожидала, что Эрик того и гляди остановится, как делал это всегда, но он не останавливался. Мужчина подхватил ее под ягодицы и Кэт с изумлением поняла, они уже в его комнате! Ей никогда не привыкнуть к скорости вампира, для нее это дико, нереально.

Кэт уже поняла, Эрик не хотел останавливаться и с изумлением осознала, она тоже. Ей хотелось стать к нему еще ближе, ощутить его в себе стать его частью. Сумашествие? Возможно, но девушке было все равно. Она жаждала прикосновений и ласк Эрика, каждой клеточкой тела. Кэт не только не хотела его останавливать, а наоборот еще сильнее прижималась к крепкому телу, отвечая на поцелуй, со всей своей страстью. И даже если потом все полетит к чертям, плевать. Кэт необходим был этот кусочек счастья, это наслаждение.

Весь мир для Эрика сузился до столь желанной девушки в его руках. Он столько дней и ночей мечтал об этом. К дьяволу сомнения и осторожность! Он устал ждать. Надоело быть паинькой. Он безумно хочет Катрину и возьмет свое. Здесь и сейчас.

Эрик и сам не понял в какой момент он увлекся так, что утратил самоконтроль. Он лишь понял, еще мгновение и его клыки проткнут нежную кожу тоненькой шеи и он оборвет жизнь девушки, выпив ее досуха. Осознание данного факта, подействовало на него как ведро холодной воды. Он в ужасе отпрыгнул от Кстрины, чувствуя как красная пелена жажды застилает глаза и затмевает разум.

Для Кэт было полной неожиданностью, когда отпрыгнув от нее на несколько метров, Эрик прорычал:

— Уходи. Немедленно. Вон от сюда!

Перед ней уже был не просто красивый мужчина, перед ней был хищник во всей своей ужасающей красе. Глаза полыхали красным, клыки удлинились, в ухоженные ногти сменились пугающе острыми когтями. Он был возбужден и голоден.

Но Кэт не испугалась, чему сама была удивлена. Ее глубоко поразила эта отчаянная борьба Эрика с самим собой, это страдание на дне полыхающих кровавым огнем глаз.

— Голоден? — спросила она.

— Да, — выдохнул Эрик, — Уходи, Катрина. Мне все тяжелее бороться с жаждой.

— Так не борись. На, пей.

Катрина протянула ему свое запястье и Эрик отшатнулся. Она совсем с ума сошла? Не понимает с кем имеет дело? Не понимает, что находится на волоске от сметрти? Похоже нет, раз идет ей навстречу, распахнув объятия.

— Убирайся! — взревел Эрик, пытаясь ее напугать, он уперся спиной в стену и отступать было уже не куда.

— Нет, — упрямо покачало головой девушка.

— Тебе жить надоело? — зашипел брюнет, — Я же убью тебя, выпью твою кровь до последней капли!

— Я не верю. Если бы ты хотел меня убить, то давно бы это сделал.

Головой Кэт понимала, она ужасно рискует. Находится у обрыва и добровольно подходит к его краю. Эрик действительно может ее убить, выпить из нее всю жизнь, но она устала боятся его хищной натуры. Если ей суждено погибнуть от его клыков, то это все равно рано или поздно случиться, вопрос времени. Так к чему оттягивать момент? К тому же, в глубине души, Кэт почему-то не верила, что Эрик ее убьет. Её сознание разорвало от понимания, она ему ДОВЕРЯЕТ!

— А может я только и жду момента? Ты об это не думала, глупая девчонка?! — зарычал он.

— Нет. Я в это не верю, — покачала Кэт головой.

— Я не хочу тебя убивать, но не уверен, что смогу вовремя остановиться. Не искушай судьбу, Катрина, уходи, пока я еще держусь, — в его голосе было отчаяние и сердечная мольба.

— Нет, — тихо произнесла Кэт и подошла к нему в плотную, — Я верю тебе и в тебя, Эрик.

И он пропал. Жажда затмила разум и Эрик впился в запястье девушки, прокусывая нежную кожу. Ее кровь, как и всегда была изумительна. Ничего вкуснее он не пробовал. Брюнет пил этот божественный эликсир, ощущая как по телу разносится огонь наслаждения. Изумительно! И как-будто издали все же расслышал тихое:

— Эрик, остановись… Я больше не могу…

Этот голос… Такой родной, голос Катрины. И тут же пришло осознание где он и что делает, которое выдернуло его из нирваны в которую он погрузился вкусив такой желанной крови. Эрик резко оторвался от нежной руки и вгляделся в лицо девушки. Оно было бледным, слишком бледным и мужчина похолодел. Что же он натворил?!

— Дьявол! — воскликнул он, — Как ты, Кэт?

Девушка слабо улыбнулась, и негромко ответила:

— Все нормально.

Это ее спокойствие взбесило Эрика. Дура! Идиотка! Какого черта она добровольно сунулась в лапы голодного хищника? И он тоже хорош, пренебрег главным правилом встреч с девушкой, не пересекаться с ней на голодный желудок.

Ему отчаянно хотелось наорать на Катрину за безалаберность, встряхнуть посильнее, дабы больше в ее голове не было подобных, бредовых мыслей. Чтобы слушалась его в следующий раз. Хотя, сами слова Катрина и слушаться, мало совместимы. Его с головой накрывал ужас, от мысли, что он сам, лично, минуту назад чуть не убил ее. От былой эйфории не осталось и следа, и Эрика затопило отвращение к себе. К своей хищной натуре. Впервые за сотни лет, он так жалел о том, что вампир, Проклятый. О том, что рядом с ним, девушка всегда находится в опасности, он сам и есть эта опасность.

— Я знала, что ты сможешь, — произнесла Катрина, — что не убьешь меня.

— Твоя вера в меня, чуть тебя не погубила, — горько ответил Эрик.

Мужчина в очередной раз посмотрел на бледное лицо и все его желание наказать, захлебнулось в потребности защитить и позаботиться. Эрик уложил девушку в собственную постель, давая мысленный приказ симтам о принести ужин и мазь от укусов. Ее вера в него, его поразила. Он продолжал злится на себя, за то, что по его вине она сейчас такая слабая. На Катрину, за преступную глупость, но вместе с тем, где-то глубоко внутри, разливалось странное тепло. Она поверила в него, поверила в то, что он сможет остановиться, хотя он и сам в себя в таком вопросе не сильно верил. И эта вера была дороже любых благ и денег, она была для него бесценна.

— Спасибо, — произнес Эрик, крепче сжимая ее пальцы, — Спасибо за веру в меня.

Кэт засыпала, она чувствовала дикую слабость и усталость. Но слова Эрика все же успела расслышать и даже, как ей показалось, увидела благодарность в удивительных глазах.

«Ему важно мое доверие. Действительно важно» — была последняя мысль, прежде чем Кэт провалилась в глубокий, исцеляющий сон.

Глава 30.


Странная легкость окутывала все существо Кэт. Девушка услышала легкий шум и шорохи, открывать глаза не хотелось, но воспоминания вечера, заполнившие мозг, заставили ее резко сесть в постели. Тут же Эрик, который на повышенных скоростях передвигался по комнате, собирая дорожную сумку, замер. Мужчина внимательным взглядом осмотрел ее и Кэт только сейчас поняла, что до сих пор находится в его постели.

— Как ты себя чувствуешь? — осторожно спросил брюнет.

— Отлично, — пожала плечами Кэт и это было правдой.

Ее в самом деле поражали сила и энергия, переполнявшие тело. Девушке казалось это странным, она хорошо помнила, как обычно чувствовала себя после того, как Эрик вкушал ее крови. Машинально Кэт посмотрела на запястье, и конечно же там не было никаких следов. Кто бы сомневался.

— Что ты делаешь? — поинтересовалась Кэт наблюдая за передвижениями мужчины.

— Собираюсь в поездку, — коротко бросил он.

— Я думала мы вместе поедем… — начала Кэт и запнулась, поняв, что Эрик передумал. В душе волной начала подниматься обида.

— Куда я возьму тебя в таком состоянии? — рассердился мужчина.

— Со мной все более чем хорошо! — вспыхнула в ответ Кэт.

Эрик подошел в плотную к Катрине и зажав между пальцами ее подбородок, внимательно вглядывался в ее лицо. Глаза девушки блестели, а щеки покрылись здоровым румянцем, и вообще от блондинки так и веяло силой и здоровьем. Невероятно. Эрик нахмурился. Вчера он был чертовки напуган ее поступком и тем, что чуть лично не отправил ее на тот свет. Еще его грызло малознакомое ему чувство вины. Почему он пошел на поводу у ее глупого порыва и своего животного инстинкта? Почему не сбежал, он же вампир, способный в мгновение ока скрыться с глаз простого человека. Так почему он этого не сделал? Ответа на этот вопрос у мужчины не было, но он совершенно не хотел, чтобы девушка еще несколько дней болела. И тогда он совершил чистое безумие. Он дал ей своей крови. Всего каплю. Ему было прекрасно известно, что кровь Проклятых, способна не только вытаскивать людей с того света, превращая их в тварей, подобных нему, но и исцелять болезни. По сути, подобное было запрещено Советом, но вчера он послал к чертям закон и сделал это. Всего капля, но какой эффект! Он надеялся, что это поможет Катрине поскорее встать на ноги, но никак не думал, что она проснется сияя энергией.

— Хм, ладно, — пробормотал он, — У тебя сорок минут, чтобы собраться.

Глаза Катрины сверкнули задором и она вскочив направилась в сторону двери.

— Катрина, — не удержался Эрик, — запомни на будущее, больше никогда так не поступай. Вчера я тебя чуть не убил. Мне совсем не хочется тебя хоронить, а это случиться, если ты и дальше будешь выкидывать подобные фокусы.

— Я не верю, что ты убьешь меня, — мягко улыбнулась девушка.

— Мне льстит твое доверие, — покачал головой брюнет, — , но оно тебя погубит. Не играй с хищным зверем, не искушай судьбу.

Катрина ничего не ответила, но Эрику совсем не понравилось выражение, проскользнувшее в ее взгляде, прежде чем она скрылась за дверью. Упрямство и желание все делать по своему. Ему придется быть настороже. Иначе, рано или поздно катастрофа все же случится и Эрику было даже страшно представить, что в таком случае будет с ним. Его обуревали непонятные чувства и эмоции, которые пугали его до дрожи в теле и вместе с тем, дарили странное наслаждение.

***

В Париже была уже ночь. Кэт пару часов назад вернулась в гостиницу и ее не отпускало чувство горького разочарования. Да, Эрик предупреждал ее, что поездка носит деловой характер и возможно, он не сможет уделить ей внимание. Но все же, он дал ей надежду. Он говорил, что постарается вечером составить ей компанию, но единственной ее компанией сегодня был охранник Стефан, а от Эрика была всего лишь смс, в которой, Эрик сказал ей его не ждать. В итоге, Кэт много часов к ряду бродила по летнему Парижу, который кишел туристами всех национальностей, что совсем не придавало очарования городу. Никакой романтики Кэт так и не заметила. В результате прогулки она ужасно устала, а на душе было удивительно тоскливо. Не так она себе представляла эту поездку, совсем не так. Глупая, Эрик ее предупреждал и ее разочарование результат ее же наивных иллюзий.

Приняв душ, Кэт переоделась в простую хлопковую пижаму. Ее до сих пор смущал факт, что они с Эриком живут в одном номере. Сам же мужчина не видел в этом ничего такого. Он ведь очень редко спит, поэтому кровати хватит и одной и вообще так ему спокойнее, примерно такими словами убеждал девушку Эрик в правильности своего решения. И Кэт смирилась. Только она собиралась лечь в постель, как дверь в комнату открылась и появился объект ее размышлений.

Мужчина был немного раздражен, это выдавали резкие движения, но все же он нашел в себе силы улыбнуться ей, и Кэт залюбовалась его красивым лицом.

— Ну как тебе Париж? — спросил Эрик, на ходу снимая пиджак и чужое лицо.

— Красивый, — Кэт старалась отвечать как можно бодрее. Ни к чему ему знать о скуке и разочаровании, которые пожирали ее весь день.

— Извини, что не смог составить тебе компанию, — немного печально сказал брюнет, — Партнеры никак не хотели меня отпускать, настырные сукины дети.

От его слов, Кэт шире распахнула глаза. Она так редко слышала, чтобы Эрик выражался. Обычно подобное случалось в моменты волнений, и похоже сейчас он зол.

— Ерунда, — отмахнулась девушка, — Я пожалуй лягу спать.

Кивнув, Эрик наконец отвлекся от неприятных мыслей и окинул девушку внимательным взглядом. Дьявол! Лучше бы он этого не делал. На Катрине была обычная бежевая пижама, но черт, Эрику казалось ничего сексуальнее он в жизни не видел. Под тонким хлопком, он разглядел контуры сосков и его окатило жаром. Невыносимо. Эта девушка стала его персональным Адом и Раем в одном флаконе. Да гори оно все синим пламенем! В два шага, Эрик преодолел разделяющее их расстояние, и схватив девушку в охапку, завладел ее губами. По телу пронеслась волна неконтролируемого желания и он застонал.

Губы Эрика жадно терзали рот девушки, а его стон окончательно лишил Кэт разума. Как два оголодавших животных, они цеплялись друг за друга, буквально срывая одежду. Каждый поцелуй, каждое прикосновение мужчины, оставляло на теле Кэт невидимый ожог. По венам раскаленной лавой текло вожделение, заставляя забывать даже собственное имя. Все, что ей сейчас нужно, это божественно красивый мужчина, прижимающий ее к себе и его неистовая страсть.

Эрик грубо расправился с ее пижамой, попросту разорвав ее руками и толкнул Кэт не мягкую постель. Взгляд мужчины горел желанием и чистой похотью, что еще сильнее распаляло саму Кэт. Он ей был необходим, здесь, сейчас, до помешательства. И когда Эрик предстал пред ней обнаженный, во всем своем ослепляющим великолепии, девушка задохнулась от восхищения. Одно только понимание, что этот Бог ее хочет, пьянило.

Вжимая ее в постель, Эрик неистово целовал ее губы, шею, ключицы. Когда Кэт почувствовала, как мужчина кончиком языка обвел ореол ее соска, а его рука бесстыдно, но вместе с тем так нежно коснулась влажных складок между ног, она вскрикнула. А когда длинные пальцы проникли внутрь, Кэт словно обезумила. Она задыхалась под напором губ и рук Эрика, все ее существо горело в огне, требуя большего. Девушка забыв про стыд извивалась в руках любовника, и неконтролируемые стоны срывались.

— Да, мой ангел, я хочу слышать тебя, — хрипло простонал Эрик.

Кэт казалось еще немного, и она просто умрет от болезненного возбуждения, охватившего ее. Она была готова умолять мужчину прекратить эту пытку, подарить столь желанное освобождение.

Сквозь дымку страсти, она видела как Эрик пытается совладать с собой. Его глаза то вспыхивали адским, красным огнем, то вновь приобретали темный, мятный цвет. Решив положить конец его мукам, Кэт прошептала:

— Меня не пугает твоя внешность. Не борись с собой.

На мгновение оторвавшись от девушки, Эрик с изумлением глянув в пьяные от страсти глаза, и не заметил в них страха, только горячее желание, сжигающее его самого. Отпустив на волю свою сущность, он припал к пухлым губам в благодарном поцелуе, который быстро лишил его остатков разума.

Невыносимо и одновременно мучительно хорошо, Кэт казалось она повсюду чувствует губы и руки Эрика. Девушка чувствовала как приближается к краю и когда мужчина легонько сжал пальцами ее клитор, Кэт сотряс ослепительный оргазм, заставляя кричать в забвении имя любовника.

И когда наконец Кэт начала приходит в себя, Эрик вошел в нее одним сильным рывком, причиняя одновременно боль и наслаждение. Она вскрикнула, и мужчина замер.

— Я причинил тебе боль?

— Нет. Мне хорошо. Невыносимо хорошо.

Эрик плавно качнул бедрами, проникая еще глубже и начал двигаться в неспешном ритме. Но Кэт хотелось большего.

— Быстрее. Пожалуйста, сильнее, — простонала она, судорожно цепляясь за его плечи.

— Я могу причинить тебе боль, — ответил он Эрик охрипшим голосом.

— Не причинишь. Дай мне почувствовать тебя, — почти плачь.

И он подчинился. Движения стали сильными и резкими, Эрик буквально вколачивал Кэт в кровать, сжигая ее в огне своей бешеной страсти. И она горела, получая наслаждение граничащее с болью в ожидании чего-то большего. Рваное дыхание, хриплые стоны, шлепки тел и воздух пропитанный ароматом секса. И вот он, момент истины, сокрушительного оргазма, заставляющего на краткий миг душу вылетать из тела. И в этот момент Кэт закричала, громко, от невыносимого наслаждения, полной и безоговорочной нирваны.

Мир пошатываясь стал проясняться и она смогла уловить тот невыразимо прекрасный момент, когда Эрик, сделав несколько мощных толчков, с громким рыком погрузился в свое наслаждение. В этот момент он был прекрасен: черные волосы спутаны, голова откинута назад, пухлые губы чуть приоткрыты и она даже может видеть острые клыки хищника. Кэт казалось, она близка к новому оргазму, только от одной этой картины и ощущения польсации его члена в себе, наполняющего ее вязким теплом.

— Все хорошо? — прошептал Эрик, когда все закончилось.

— Все изумительно, — так же тихо шепнула она.

И снова он ее поцеловал, и снова Кэт ощутила нарастающее возбуждение. До самого утра они не вылезали из постели. Этой ночью Кэт в объятиях Эрика познала все, и бешенную, животную страсть и нежную неторопливую любовь. Девушка не знала сколько раз мужчина овладел ей, да и ей было все равно. Она плыла на волнах чувственного наслаждения, то ослепляющего и сжигающего в пепел, то нежно ласкающего. Уже утром Кэт полностью изнуренная уснула в объятиях Эрика, проклиная слабое тело, ведь ей так не хотелось, чтобы все это кончалось.

***

Приняв душ, Эрик вернулся в постель и залюбовался спящей девушкой. Светлые волосы спутались, нежные губы опухли от его поцелуев, от Катрины исходил пряный аромат секса, самого Эрика смешанный с нежным ароматом самой девушки. Во сне она казалась такой прекрасной и уставшей.

Эрик прикрыл глаза и стиснул челюсти, прогоняя откровенные образы этой ночи. Он так долго этого ждал, что когда наконец получил, обезумел. Отказали все тормоза и сорвало все планки. Вновь и вновь он брал Катрину, теряя себя в ней. За одну только ночь, он множество раз умер и снова воскрес в ее объятиях. За все годы своей бессмертной жизни, Эрик не знал подобной страсти и такого наслаждения, заставляющих терять собственное я, растворяться в океане удовольствия. И он не хотел останавливаться. Он никак не мог насытиться Катриной. Это вообще возможно? Сможет ли он когда-либо перестать ее безумно хотеть, до помешательства, до боли? Он не знал, понимал лишь, что после очередного оргазма девушка в его руках дрожит отнюдь не от страсти, а от слабости. Он измотал ее, выжал из нее все соки. Он попросту забыл, что Катрина смертная и не способна выдержать всю ту страсть и голод, которые терзали его столько времени. Эрик остановился и осыпая ее лицо легкими, нежными поцелуями, крепко прижимая к себе, наблюдал как девушка стремительно засыпает.

И даже сейчас, глядя на Катрину и вспоминая минувшую ночь он ощущал сесуальное томление. Член снова затвердел и заныл, требуя разрядки, заставляя брюнета выругаться сквозь зубы. Сколько можно? Эрик ощутил злость на себя, как похотливое животное ей-Богу!

Чертыхаясь, он встал с постели и направился под ледяной душ. Нужно взять себя в руки, ведь на сегодняшний день у него совсем другие планы.

Катрина еще не знала, что он решил продлить поездку на день и лично показать ей город. Эрику хотелось сделать ей сюрприз. И вернувшись вчера в номер и наблюдая выражение лица девушки, в котором так и сквозило разочарование, которое она безуспешно пыталась скрыть, он понял, что не ошибся.

Но теперь день обещает быть весьма нелегким. Он сам себе напоминал наркомана, подсевшего со второй дозы. Какая к черту романтика, когда внутри все горит от низменного желания ее тела? Но он должен, просто обязан успокоится и довести задуманное до конца.

А еще Эрик испытывал легкий, но оттого не менее уродливый страх. Он боялся увидеть в глазах Катрины сожаление, когда она проснется. Боялся, что эта ночь станет не шагом вперед, а наоборот отдалит их друг от друга. С немым изумлением, мужчина осознал, он жаждет с ней отношений. Настоящих отношений, с душевной и интимной близостью, с обязательствами и совместными планами. Данное открытие обескуражило, и даже шокировало Эрика. Но потом он решил, а почему бы и нет? Столько лет он живет на свете, у него были тысячи любовниц, но никогда не было девушки. Все когда-то бывает впервые, может пришло и его время?

Выйдя из душа, Эрик осушил пакет с кровью, испытывая блаженное насыщение, и снова поймал себя на странной мысли. Он начал привыкать к жажде которую испытывает в обществе Кэт, точнее она почти сошла на нет. Весьма странно, учитывая, что вкус ее крови самое божественное, из всего, что ему довелось попробовать.

Мужчина лег на кровать поверх одеяла и снова залюбовался Катриной. Он бы не отказался сейчас лечь и уснуть прижимая ее к себе, но знал, что не уснет. Значит ему лишь остается ждать ее пробуждения и надеяться на отсутствие сожалений. А до тех пор, он будет оберегать ее сон.

Глава 31.


От открывшейся панорамы захватывало дух. Они стояли на одной из смотровых площадок Эйфелевой башни и любовались Парижем на закате. Кэт казалось она находится в раю, на душе было так легко, она была счастлива. Эрик стоял сзади нее, крепко обнимая и прижимая к себе, окутывая своим теплом и запахом.

— Тебе нравится? — тихо спросил мужчина, опалив ухо Кэт своим дыханием.

— Это волшебно, — завороженно ответила девушка.

Еще никогда, ни единого раза, за свою жизнь, Кэт не испытывала подобного. Вот оно счастье, совершенное и ослепительное, истинная сказка. Подумать только, и это ощущение совершенной душевной эйфории, ей подарил тот, кого еще недавно девушка ненавидела всей душой. Но сейчас… Сейчас все в корне изменилось, Эрик стал ей не просто дорог, он стал для нее всем. Данное открытие пугало Кэт до полуобморочного состояния. Она поняла что влюбилась, нет, полюбила. Ее тело, душа, все ее существо жило, дышало и пребывало в вышей степени блаженства рядом с Эриком.

Если когда-то Кэт казалось, что она влюблена в Нейта, то только сейчас поняла всю глубину своего заблуждения. Конечно парень ей нравился и она испытывала к нему определенную тягу, но все это было ничем, по сравнению со шквалом эмоций, которые она испытывала с Эриком. Он приник ей под кожу, впитался в кровь. Только сегодня утром, она поняла как бессмысленно было ее сопротивление ему. Эрик из тех мужчин, которые всегда добиваются своего. Он сделал невозможное как казалось Кэт, заставил ее сделать тот шаг от ненависти до любви, который она считала невозможным. Девушка не раз видела в книгах, как героини прощают своих обидчиков, несмотря ни на что, и ей всегда казалось это высшей степенью бреда. Она видела у них ярко выраженный Стокгольмский синдром. Может и она стала его жертвой? Возможно. Да и какая теперь разница, ведь она головокружительно счастлива.

Нет, Кэт не была наивной и прекрасно понимала краткосрочность своего счастья. Эрик не принц на белом коне, он не из тех мужчин с которым можно создать семью и жить долго и счастливо. Такой как он никогда не будет принадлежать одной женщине и как бы это не было больно, Кэт это понимала и принимала. Сейчас он с ней и ей хотелось наслаждаться каждой минутой в его обществе, ведь она понятия не имела сколько все это продлится. Месяц, год, а может годы? Но даже при самом оптимистичном раскладе, Кэт понимала, время не властно над Эриком. Даже спустя сотню лет, он будет так же прекрасен, а у Кэт не так уж много времени. Пока она молода и красива, но годы неизбежно оставят свой отпечаток, красота и молодость уйдут и она не питала иллюзий насчет чувств мужчины. Дряхлая уродина ему точно нужна не будет. Но Кэт не хотелось об этом думать, слишком болезненны были эти мысли. Она не знала что с ней будет, когда Эрик решит положить конец этим отношениям, не знала выдержит ли без него. И от осознания того, как коротко и непостоянно ее счастье, оно становилось еще бесценнее.

Ей вспомнилось утро, как она боялась открыть глаза и увидеть лютый холод или презрение в мятных глазах, и как она утонула в ласковом и нежном взгляде, едва открыв глаза. Страстная ночь давала себя знать, до сих пор Кэт ощущала как немного саднит между бедер и ломит тело, но вместе с тем была полна энергии. Губы девушки изогнулись в легкой улыбке, когда ей вспомнился виноватый взгляд и извинения брюнета, ведь он быстро понял ее состояние. Но Кэт ни за что бы не отказалась от прошлой ночи, если бы могла что-либо изменить.

Эрик сделал ей королевский подарок продлив поездку. И если вчера Париж не вызывал ничего кроме разочарования, то сегодня, в обществе мужчины, город ей казался самым лучшим и романтичным местом на свете. Они весь день гуляли, посетили уйму достопримечательностей, даже каким-то образом попали в Лувр, игнорируя очереди и ограничения. Хотя чему она удивляется? Это же Эрик и ей остается только гадать о его власти и возможностях.

Так же Кэт открыла для себя, что не лишена тщеславия. Она видела как женщины всех возрастов пожирают взглядом Эрика в его истинном обличии, и ей хотелось закричать им: он — мой! Ведь Эрик сегодня утром дал ей это право, сказав, что хочет, чтобы между ними все было как сейчас, чтобы она была не его игрушкой или пленницей, а его девушкой. А Кэт и не возражала, ведь это делало ее еще счастливее.

***

Он нес Катрину на руках, всеми силами стараясь не разбудить. Девушка уснула еще в самолете и ему не хотелось прерывать ее сон. Осторожно занеся ее в дом, Эрик отнес Катрину в свою спальню и уложил в свою постель. Ему казалось ее место именно тут, рядом с ним. Он впал в странную зависимость от девушки, за одну только ее улыбку, он был готов горы свернуть. Еще утром ее сонный взгляд, лишенный малейших сожалений и полный удивительной нежности сбросил его в пропасть. Он тонул в собственных чувствах, названия которым не находил, задыхался от нежности и горел в огне страсти рядом с Катриной. Она стала его личным наркотиком и сейчас он ощущал себя под кайфом, только от осознания реальности. Она рядом, улыбается ему, целует, наслаждается его ласками и дарит их в ответ. Неужели даже у таких чудищ как он, могут сбываться мечты? Одно он понял точно, он ни за что ее не отпустит, ведь ее уход, станет его смертью. Не так давно, он во всю ругался с Яном, обвиняя того в наивной вере в сказки, а сейчас и сам был готов поверить в легенду о Единственной. Катрина — его Единственная, вторая половинка его души. Рожденная для него, она та, кого он сам того не понимая, ждал семь сотен лет. И теперь сделает все, чтобы удержать свое счастье. В самое ближайшее время, он собирался оповестить Совет, о том, что скоро их ряды пополнятся еще одной бессмертной, его Катриной. Да, он принял решение. Жизнь человека слишком коротка, а он хотел провести с ней вечность. Осталось лишь убедить в этом девушку.

Спустившись вниз, Эрик наткнулся на Лили. «Дьявол! Ее только не хватало!» — пронеслось в голове. Все его существо жаждало избавиться от вампирши, но рациональзм, призывал не рубить с горяча. И опять Эрик поймал себя на мысли, что теперь и сам называет себя и себе подобных вампирами, а ведь не так давно он терпеть не мог это слово. Это все влияние Катрины, что она делает с ним?

— Ты просто таки сияешь, любимый, — с издевкой поприветствовала Эрика блондинка и он поморщился от слова «любимый». Она и раньше его так называла и он как-то не обращал внимания, но сейчас ему это казалось кощунством, ведь он отлично знал, эта стерва не способна любить.

— Что у тебя происходит с этой смертной сучкой? — поджав губы произнесла Лили.

А на Эрика ее слова произвели взрывоопасный эффект. Ему захотелось разорвать дрянь на части, дабы не смела открывать свой рот в сторону Катрины.

— Тебя это не касается, — прорычал он ей в лицо, ухватив за шею и крепко сжав пальцы, с наслаждением уловив страх в глазах девицы, — Не смей даже словом коснуться Кэт, иначе крупно пожалеешь.

— Опомнись, Эрик! — разозлилась Лили. В душе бессмертной смешались страх, злость и ревность. Эрик совсем рехнулся из-за этой шлюшки! Она не понимала, что с ним происходит, но ей это не нравилось. Чем ближе он становился с этой дрянью, тем более шатким становилось положение самой Лили, — Ты ведешь себя как одержимый! Где твой рационализм? Девчонка всего лишь смертная и она может стать твоей Ахилесовой пятой. К тому же, смертные не отличаются постоянством, зато корысть их второе имя. Почему по-твоему она так резко сменила гнев на милость? Просто поняла, что ты ее не отпустишь и решила извлечь из своего положения выгоду и насколько я вижу, ей это с блеском удалось. Ты должен избавиться от девчонки, и чем раньше…

— Заткнись! — тихое, но угрожающее рычание вырывалось из горла Эрика. Низкие слова Лили пробудили в нем зверя и сейчас он требовал крови и боли, — Еще одна буква в этом направлении, и тебя ни что не спасет!

Эрик был в бешенстве. Как эта продажная шкура, настоящая шлюха, смеет что-то говорить про Катрину? Кто ей дал право?

— Ты — всего лишь тело, которое я могу иметь как хочу, без лишних нежностей. Шлюха тут как раз ты, Лили, — Эрик увидел как побледнела девушка, — Что? Думаешь я не знаю как ты развлекаешься? О всех тех смертных мальчишках? Ты забыла, что мое обоняние в разы превосходит твое? Я всегда знал, когда ты была с ними, от тебя несло их кровью и спермой, но мне плевать. Ты никто, чтобы ревновать тебя. Запомни мои слова, еще хоть один звук в сторону Кэт и я превращу твою жизнь в Ад, а когда мне надоест, выброшу на улицу подыхать. Ведь без влиятельного покровительства ты долго не протянешь.

Лили колотило от страха и безжалостности слов мужчины. Она не сомневалась, именно так он и поступит, если она еще раз ошибется. Ей нужно набраться терпения. В конце-концов, она слишком хорошо знает Эрика и он не сможет вечно играть роль прекрасного принца и милого парня. Его хищная сущность рано или поздно возьмет верх и девчонка сама от него сбежит. А если нет, то она всего лишь смертная и их век короток. Так или иначе, время само расставит все по своим местам. Ей нужно только подождать.

Разъяренный Эрик влетел в комнату и едва удержался от громкого хлопка дверью. Лили его разозлила. Мерзавка! Но один только взгляд на спящую Катрину, и его гнев пошел на убыль. Прекрасная и неземная в свете луны, девушка будила в нем все то светлое, что он казалось похоронил еще столетия назад. Эрик и сам не знал, что способен на подобные эмоции, но рядом с Катриной, ему хотелось быть лучше, чем он есть на самом деле. Она была его отдушиной, только в ее обществе кровожадный зверь живущий в нем, превращался в мурлыкующего котенка и это было удивительно. Эрик с нетерпением ждал утра, чтобы вновь нежится в тепле ее улыбки и обмирать от счастья, ловя ее ласковые взгляды.

***

Дым едким маревом вился в воздухе, пепел падал на пальцы, обжигая их. Нейт понимал, что вечно так длится не может. Он стремительно катится на дно и никак не мог остановить это падение. А причина проста как мир — женщина, а точнее Кэт.

Нейт сам не понял в какой момент, девушка заняла собой весь его чертов мир. Когда он потерпел то унизительное поражение в доме упыря, парень не находил себе места, но в тот момент он хотя бы мог тешить себя надеждами. Он проклинал свое задание, согласно которому должен был внимательно наблюдать за Кэт и не вмешиваться в ход событий. Его руководству были нужны доказательства преступлений упыря. Сейчас Нейт понимал, что зря позволил девушке пойти на это безумие, он был обязан уберечь ее. Но так или иначе, тогда, скрипя зубами от боли он еще надеялся. Он представлял себе, как подобно герою проникнет в проклятый замок и освободит свою принцессу. И не передать силу удара, когда он встретил на улице Кэт с этим ублюдком и девушка отказалась с ним пойти. А слова вампира про Единственную, и вовсе вышибли землю из-под ног Нейта. Каждый наблюдатель хорошо знал своего врага, в том числе и их легенды. Быть Единственной вампира, это двусторонняя связь, и Нейт знал, что Эрик не просто не отпустит Кэт, она сама не захочет уйти.

Тогда он убежал оглушенный известием. Ему казалось, сердце остановилось, а воздух превратился в яд, с каждым вдохом, все больше отравляя горечью. Будь оно все проклято! Жизнь стала невыносимой, каждый день стал адом. И чтобы хоть немного заглушить боль, Нейт ударился во все тяжкие. Он пил, много пил, но это мало помогало, как и дурь, и шлюхи которых он находил по утрам в своей постели.

И вот сейчас, сидя с очередным стаканом скотча, Нейт в который раз уже задавался вопросом:, а кто сказал, что упырь говорит правду? Как он, Наблюдатель, прекрасно знающий о лживой, жестокой и порочной натуре этих тварей, мог поверить на слово вампиру? Люди склонны верить в худшее, и сейчас сомнения Нейта достигли предела. Плюс еще и проклятая ревность снедала душу, адским пламенем. Нет, все ложь, Кэт не может быть Единственной этого кровопийцы, у таких жестоких тварей, как Эдвардс, вообще не может быть второй половинки, тем более такой доброй и искренней как Кэт. Но перед глазами так и стояли образы сегодняшнего дня. Он и она, рука в руке и счастливые улыбки на лицах… И что с того? Вампиры очень притягательны для людей. Простым людям они кажутся краше остальных, притягивает все: внешность, голос запах. Упырям ничего не стоит задурить голову смертному. И Нейт был убежден, что Кэт надо спасать, пока не стало слишком поздно. Наигравшись, Эдвардс без сожалений отправит ее к праотцам, выпив ее до последней капли крови, но он этого не допустит.

Парень хорошо изучил огромную биографию врага. Да-да, именно врага. Несмотря на перемирие, подписанное почти две сотни лет назад обоими сторонами, он их ненавидел. Он ненавидел этот мирный договор, позволяющий лишь наблюдать за упырями и действовать только в случае серьезных нарушений закона. Эрик Эдвардс был ярким представителем своего вида. Древний вампир, веками творивший кровавый беспредел. Число его жертв исчислялось тысячами, и Нейт искренне недоумевал, какого черта руководство не дает добро на его устранение. Но как бы там не было, он не оставит Кэт в руках этого чудовища, пусть для этого и придется который раз поступится собственными принципами.

Отставив в сторону стакан, Нейт потянулся за телефоном и набрал номер. Еще недавно, парень был уверен, что этот клочок бумаги с цифрами, ему не понадобится. Но ведь отчаянные времена, требуют отчаянных мер, правда?

— Я согласен, — с тяжелым сердцем произнес Нейт, дождавшись ответа, — Где мы можем встретится?

Глава 32.


Отголоски оргазма еще отдавались дрожью в теле, Эрик притянул к себе Катрину и с наслаждением втянул ее нежный запах.

— Мне кажется я никогда не смогу тобой насытится, — прошептал он ей на ухо.

И это было истиной. Ее запах, ощущение ее нежного, горячего тела в собственных объятиях, снова пробудили в Эрике страсть. Желание волной прокатилось по венам и он стиснул зубы, стараясь подавить его. Нельзя забывать, Кэт человек и ее выносливость гораздо ниже, чем у него. К тому же, видеть ее хоть каплю нездоровой, болезнно.

— Так может повторим? — промурлыкала Катрина и сладко поцеловала его в губы.

— Нет, Кэт, — с сожалением улыбнулся брюнет, — Иначе потом мы опять несколько дней будем вынуждены соблюдать целибат.

— Мы не соблюдали целибат, — нахмурилась девушка, вспоминая горячий петтинг и развратные ласки после Парижа.

— Но и полноценного секса не было, — ответил Эрик, — хотя, было весьма не плохо. Но все же не стоит больше злоупотреблять.

Кэт не знала что на это ответить. Она хорошо помнила те дни. По возвращению домой, Эрик два дня не прикасался к ней, и девушка уж было начала думать, что он к ней охладел. И когда на третий день, он в очередной раз отверг ее, Кэт вспылила. Они чуть было не поссорились, на эмоциях она высказала ему все свои мысли на этот счет, на что мужчина рассмеялся. После заверений в том, что его интерес и страсть не остыли и он просто бережет ее, брюнет устроил ей незабываемую ночь. Кэт и не представляла, что лишь при помощи рук и языка можно творить такое. И когда она в очередной раз спустилась с небес на землю, ей захотелось отблагодарить его. Эрик долго сопротивлялся, говоря, что не стоит, он может и потерпеть, но в итоге страсть победила и он сдался. Кэт понимала, ее ласки были неумелыми, но она старалась, а хриплые стоны и подернутые поволокой наслаждения глаза, были для нее лучше наградой. Так они и провели еще три дня.

— Расскажи мне о себе, — тихо попросила Кэт.

— Что ты хочешь узнать? — ответил Эрик, выводя узоры кончиками пальцев на ее обнаженной спине.

Кэт хотела знать многое, а точнее, все. Ей было интересно все, что связано с вампирами, и особенно с любимым мужчиной. Но девушка чувствовала нежелание Эрика разговаривать о себе, но и молчать ей надоело. В конце-концов, о ней брюнет знал все, а она о нем почти ничего, а ведь они уже не первый месяц знакомы и пошла третья неделя, как считаются парой.

— Как ты стал вампиром? — спросила девушка первое, что пришло в голову.

— Ты опять об этом, — простонал Эрик, но подумав, решил стоит немного рассказать об этом. Все равно рано или поздно придется, — Ладно, слушай.

Эрик лег на спину и притянул Катрину на свою грудь, погружаясь в воспоминания, попутно раздумывая, что стоит говорить, а что нет.

— Мне была двадцать шесть, когда это случилось. В те времена я уже считался зрелым мужчиной, но это мало что меняло. Моя семья была жутко бедной, и все, что мне светило, это тяжелый, почти рабский труд до конца дней. Это в этом веке, каждый имеет возможность добиться успехов несмотря на происхождение, а тогда, происхождение было всем. Оно определяло будущее. То есть, нищий крестьянин никогда бы не стал дворянином. Я даже не мог попытать удачу в рядах королевской армии, так как не обладал отменным здоровьем или силой. Все, что у меня было клочок земли оставшийся от отца и смазливая физиономия, за которую меня ненавидели остальные мужчины в деревне. Особенно ненавидел меня сын мельника, огромный амбал, никогда не терял возможности почесать кулаки об меня. И когда Джад, в очередной раз меня избил, я чувствовал себя меньше чем ничтожеством, и поэтому отправился в трактир, расположенный в соседней деревне, дабы забыться на дне бутылки. Я уже был смертельно пьян, когда ко мне подошел странный незнакомец и предложил мне решение всех проблем. Силу и здоровье, дабы я мог расправится со всеми обидчиками. В темном, заваленном помоями и кишащем крысами переулке, он обратил меня. Первые дни прошли как в бреду, безумная жажда крови застилала глаза и Стенли, так звали моего создателя, отвел меня в родную деревню. Я… — Эрик запнулся и закрыл глаза, снова переживая тот ужас и отвращение к себе, — я убил их всех. Растерзал целую деревню. Когда я пришел в себя, то выл от отчаяния, понимая, что стал монстром. Но Стенли меня успокаивал, говорил пройдет время и я научусь это контролировать, буду наслаждаться жизнью. В одном он не солгал, я ощущал в себе дьявольскую силу. Но Стенли так и не обучил меня ничему, не прошло и месяца с момента моего обращения, как его убили. Я остался один, не понимая кто я и как мне жить. Контролировать себя я не умел и убивал каждого, кто встречался мне на пути. В итоге, я стал избегать мест, где могут быть люди, ушел в лес. Кровь животных лишь притупляла жажду и постепенно я начал слабеть. Когда я уже думал, что моя смерть близка меня случайно нашел Александр Фейтон. Не знаю, чего он во мне увидел, но он и стал моим учителем. Он научил меня всему, от простой грамотности, до контроля жажды и способностей. Он учил меня управлению богатством и искусству войны. Он стал мне отцом, другом, братом. И когда Александр, устав от бессмертия решил уйти, он оставил мне все свое состояние и отдал свои силы.

— Ты любил его, — произнесла Катрина, и это был не вопрос, а простая констатация факта.

Эрик грустно улыбнулся. Да, он любил Александра. Его решение уйти, было жестоким ударом для Эрика. Он до сих пор помнил, как умолял его передумать, но древний вампир стоял на своем, заявляя, что безмерно устал от этой жизни, и теперь, когда он нашел Эрика, он может спокойно уйти. И когда это произошло, Эрик осиротел по-настоящему. Даже когда умерли от лихорадки его настоящие родители, он так не тосковал, как когда ушел Александр.

— Да, любил.

***

Вздохнув, Кэт переступила порог собственной квартиры. Ей было тоскливо без Эрика, но другая ее часть радовалась возвращению в можно сказать, родные стены. Она долго добивалась этого от Эрика и в конечном итоге он дал добро. Он ей поверил, а его доверие было для нее бесценно.

Сегодня она почти до ночи проторчала в редакции, а Эрик и вовсе находился в Италии. И поэтому она предупредив любимого, отправилась в квартиру. Это был далеко не первая ее ночевка тут, но каждый раз Кэт было до ужаса тоскливо. В какой-то степени, ее больше тянуло в особняк Эрика, но она не хотела туда ехать, когда отсутствовал он сам. Эта Лили… У Кэт мурашки по спине были от этой девицы. Она интуитивно чувствовала ее ненависть, хотя у них и состоялся недавно разговор, где она вроде как пыталась даже быть милой. Только вот лучше бы она открыто демонстрировала ненависть, чем это напускное дружелюбие. Оно пугало больше ненависти.

Приняв душ, Кэт разогрела пиццу и устроилась у телевизора. Давно она так не проводила вечера. Иногда полезно повалять дурака, а хорошая комедия помогает отвлечься от тоскливых мыслей. Когда фильм закончился, девушка хотела лечь спать, но когда подошла к кровати, почувствовала как перед глазами все начало вращаться и ее поглотила тьма.

***

На душе у Эрика было не спокойно, мужчина сам не знал как объяснить свое состояние, им владели странная паника и предчувствие чего-то ужасного. Мужчина не знал как совладать с собой и от куда это смятение, ведь все же вроде хорошо. Он недавно поговорил с Кэт, которая из редакции направилась на свою квартиру. Ему не легко далось решение позволить ей ночевать вне дома, но девушка была очень убедительна, да и оставлять ее наедине с Лили не казалось хорошей мыслью. Да, вампирша его боится, но кто знает на что она способна. Женщина в плену ревности может быть очень изобретательна.

В итоге, он перенес все встречи и рванул обратно в Лондон. К черту все дела, он вампир, хищник, инстинкты которого сильнее, чем у любого смертного, и сейчас они кричат грядет беда.

Стоило Эрику выйти из машины, как он уловил слабый запах, отвратительный запах, который он надеялся еще долго не почует. Когда мужчина переступил порог подъезда, запах усилился и его затопила паника. Катрина в беде! Как он мог быть таким идиотом? Права была Лили, девушка его уязвимое место. Нельзя было оставлять ее без присмотра, при таком количестве врагов! Эрик пулей понесся по лестнице. Страх и ярость сплелись с друг другом, и одно он знал точно, если хоть один волосок упал с головы Катрины, он убьет ублюдка или умрет сам.

***

Голова была тяжелой, но Кэт чувствовала, как по ее шее скользят жесткие губы. Так же девушка с изумлением обнаружила, что полностью обнажена. Ну Эрик!

— Ммм, — томно протянула Кэт.

Чужие губы коснулись ее собственных и она обняла мужчину за шею. Эрик углубил поцелуй, но его губы были до странности жесткими, будто чужими… Сон окончательно схлынул, и Кэт распахнула глаза.

Над ней возвышался незнакомый брюнет с абсолютно черными глазами. Паника стиснула горло, но это было ни чем, по сравнению с ужасом, что она испытала услышав родной голос:

— Артур, а я то надеялся, что еще долго тебя не увижу.

— Я тоже рад тебя видеть, Эрик.

Кэт резко села на постели и уставилась на возлюбленного. Эрик посмотрел на нее и липкий страх сковал душу. Она видела перед собой своего мужчину, каждая черточка и завиток волос были ей знакомы до боли, но его глаза… Он смотрел на нее с такой ненавистью и холодом!

— Эрик, это не то чем кажется…

— Закрой свой рот, Катрина! — голос был тихим шипением.

В комнате повисла напряженная тишина. Кэт впала в состояние, близкое к шоку. Она понимала, что происходящее выходит за все рамки, но на нее напало странное оцепенение. Ну не может же Эрик поверить в этот бред! Она ему все объяснит и он поймет, ведь иначе быть не может, он же должен чувствовать как сильно она его любит.

В этот момент, незнакомец выскользнул из постели и он был обнажен. Полностью. Но Кэт могла поклясться, что ничего не было, она бы не смогла. Что вообще происходит? С незнакомца, который оделся за краткий миг, девушка перевела взгляд на Эрика и отшатнулась от убийственного презрения в мятных глазах.

— Эмм… Дурацкая ситуация, — промямлил незнакомец.

— Ты — покойник, — процедил Эрик.

— Что, устроишь драку прямо здесь? — усмехнулся мужчина.

Взгляды обоих мужчин скрестились. Это была молчаливая битва и Эрик первым отвел глаза.

— Позже, — прорычал Эрик.

— Договорились, — усмехнулся незнакомец, — К чести Кэт, могу сказать, она долго сопротивлялась мне, так что не будь к ней слишком суров.

И он исчез. Кэт осталась с Эриком наедине. Не успела она и глазом моргнуть, как мир перед глазами вспыхнул яркими, расплывчатыми пятнами. Когда мир снова остановился, они оказались в каком-то подземелье.

— Эрик, послушай меня, пожалуйста! — взмолилась Кэт, кожей чувствуя волны ненависти исходящие от возлюбленного.

— Заткнись, — прорычал Эрик.

Кэт почувствовала как его пальцы сомкнулись вокруг ее горла. Одной рукой он поднял ее над полом, его глаза пылали адским, красным пламенем ненависти. Уцепившись за его руку, Кэт пыталась разжать пальцы вампира, но силы были не равны.

— Я не хочу слушать твою жалкую ложь, — сквозь зубы процедил он и с силой швырнул ее в сторону.

От сильного удара, у Кэт вышибло дух. Девушка долго хватала ртом воздух и когда наконец смогла вздохнуть и оглядеться, обнаружила, что находится в какой-то камере. С противным скрипом захлопнулась решотка.

— Набирайся сил, любовь моя, — ледяным тоном процедил Эрик, — Они тебе скоро понадобятся.

Эрик исчез и Кэт осталась одна. Она еще не успела толком осознать что происходит, но ясно сознавала, произошла катастрофа. Ей оставалось только надеяться, что Эрик скоро остынет и им удастся поговорить нормально. Он ее выслушает и услышит.

***

Горячая, густая кровь стекала по подбородку и Эрик с отвращением отбросил мертвое тело. Скольких он сегодня убил? Он уничтожил собственный гарем, и бросился на улицы. Перед глазами так и стояло предательство Катрины. Боль и ярость ослепляли, застилая глаза кровавой пеленой. Он сам не знал, какие силы помогли ему не разорвать предательницу на части, но как только он покинул темницу, дал волю внутреннему зверю, который рвался наружу.

Она предала его. Его Катрина его предала! Как она могла? И с кем, с его заклятым врагом! Да и какая разница с кем? Это ничего не меняет, она его предала…

Эрик задыхался, воздух кислотой разъедал внутренности. Боль рвала на части. Он плыл по огненной реке страданий. Как мазохист он вспоминал все счастливые моменты, которые пережил с ней, еще глубже погружаясь в агонию. Кровь и убийство не приносили облегчения, и Эрик рванул подальше от людей. Мужчина не знал, сколько он провел в пути, но на горизонте показались горы. Оказавшись на у подножья одной из них, он упал на колени.

— Как ты могла, Кэт? — шептали его губы, — Почему?

Сорвавшись с места, Эрик в мгновение ока оказался на вершине горы и воздух разорвал крик полный непереносимых страданий и боли.

Глава 33.


Два дня прошло как в тумане. Эрик старался держаться подальше от людей, он и так уже в порыве гнева и отчаяния натворил дел. Брюнет не знал как справится с этой болью, она рвала его на части, не давала дышать. Впервые, за много сотен лет, он подпустил кого-то так близко, и получил удар в спину. Как она могла? Как? Эрик отчаянно завидовал людям, которые могли облегчать свои страдания слезами, но бессмертные редко плакали, точнее, почти никогда. Он кричал, крушил все вокруг в агонии, но глаза оставались сухими.

И вот, спустя два дня, Эрик наконец начал возвращаться к реальности. Нет, боль не ушла, он просто начал к ней привыкать. Мужчина не знал как ему быть, как поступить с той, что растоптала его. Будь на ее месте кто-либо другой, он бы просто убил, выпил до последней капли крови, но Катрина… Ему казалось, если он это сделает, то умрет следом. Эрику была так желанна и одновременно невыносима мысль о ее смерти. Брюнет понимал, что не сможет ее убить, но если оставит ее рядом, то жизнь ее долгой не будет. Он не умел прощать. Мужчина видел только один выход, он должен ее отпустить, и отпустит. Но накажет, ее жизнь станет гораздо тяжелее, но к сожалению, чтобы он не сделал, ее жизнь никогда не будет таким же адом, в который она превратила его собственное существование.

Эрик вернулся домой и был похож на оборванца, чем наверняка шокировал слуг. Не успел он дойти до своей комнаты, как навстречу ему выскочила Лили. Только ее сейчас не хватало!

— Эрик! — тихо произнесла она, в ее глазах было сочувствие. Мужчина поморщился. Жалость ему была не нужна.

— Уйди с дороги, — бросил он, без каких-либо эмоций.

— Прости, но я думаю, тебе нужно кое-что увидеть, — с мольбой произнесла блондинка, — Эта Кэт… Сюда приехал Ян, и она… Она… В общем ты сам должен все увидеть.

Эрик затаил дыхание, предчувствие новой катастрофы тисками сжало сердце. При чем тут Ян? Неужели… Нет. Если в чем, или точнее в ком и был он уверен, то это в Яне. Так что же могло такого произойти, раз Лили, понимая, что он может ее убить сейчас, не уходит с дороги, утверждая, что он должен это знать?

Они прошли в комнату охраны, где слуги полукровки мгновенно превратились в незаметные тени. Лили отдала приказ показать какую-то запись, и парень трясущимися руками потыкал какие-то кнопки и Эрик уставился в экран. Сначала он созерцал друга, сидящего у камина, и вот летящей походкой зашла Катрина с двумя чашками кафе… или чая? Неважно. Вот они сидят и о чем-то беседуют, Ян вскакивает и сгибается пополам, а Катрина смеется, не пытаясь ему помочь. Еще минута и друг лежит на полу, не подавая признаков жизни.

— Что это? — тяжело сглотнув спросил Эрик.

— Филипп отдал чашку Яна на экспертизу и она показала, что это яд забвения, — тихо произнесла Лили.

Брюнет резко выдохнул. Яд забвения. Страшное, легендарное зелье, рецепт которого известен только совету. Во всяком случае, он так думал, но реальность говорит о другом. Боль, невыносимая, выворачивающая наизнанку пронзила его. Катрина, она не просто предала его. Там, вдали от цивилизации, дабы уменьшить собственные муки, Эрик убеждал себя, что Артур просто вынудил ее, посредством воздействия на сознание. Но это видео, говорило о целенаправленном, жестоком и продуманном предательстве. Интересно, этот яд предназначался ему и Ян своим появлением просто спутал все карты, или они заранее знали о его визите? Катрина была всего лишь человеком, и убить бессмертного ей не под силу, поэтому Артур и дал ей эту отраву… Продуманное предательство…

Дьявол! Как же больно! Воздуха не хватало. Эрик хватал ртом воздух, как рыба выброшенная на берег. Почему? Почему она так поступила? Где он ошибся? Он старался дать ей все, впустил в свое сердце, был готов открыть ей душу и все свои тайны. Поверил, что она его Единственная… Как такое могло произойти? Как он мог впасть в такую зависимость от нее, что не замечал ничего, не замечал ее лжи. За что она так с ним? Ведь у них же все было прекрасно, не считая знакомства и начала отношений, но он дурак, думал, они переросли это. Катрина говорила, что простила и забыла, но на самом деле выжидала момент, чтобы нанести сокрушительный удар в спину, в самое сердце. И у нее получилось. Мир Эрика рухнул окончательно. Мужчина чувствовал, как в болезненной агонии погибает, все то светлое, что еще в нем было. На смену нежным чувствам, пришла ненависть. Холодная ненависть, по отношению у той, что предала его. Но по-прежнему, Эрик не мог даже в мыслях убить Катрину. Он был одержим ей, она словно неизлечимая болезнь. Даже сейчас, часть его любила девушку, но это ничего не значит. Она заплатит за предательство, она заплатит за Яна.

— Где он? — мертвым голосом спросил Эрик.

Лили сделала ему жест следовать за ней и спустя минуты три, они достигли наконец двери, за которой находился его единственный друг. Брюнет вошел и почувствовал как внутри снова будто что-то обрывается. Он уже думал, больнее не бывает, а нет бывает. Он смотрел на умиротворенное лицо друга. Казалось Ян спит, но Эрик знал, разбудить его невозможно. Мужчина не знал рецепта яда, но знал, что тот готовится на крови бессмертного, и он не сомневался на чьей был приготовлен этот. И так же, на крови готовится противоядие. Эрик не знал от куда Артуру известен рецепт яда, но был уверен, что тот никогда не пожертвует и каплей своей крови для противоядия. Ян обречен вечность провести в забвении, если конечно Эрик каким-то чудом не добудет противоядие. Их ненависть прошла сквозь века и сейчас Артур явно должен наслаждаться его муками.

— Артур заплатит за это, — произнес брюнет, — И Катрина тоже. Даю слово.

Постояв еще пару минут в комнате, Эрик вышел прочь. С этой минуты его жизнь должна измениться. Он долгие годы был слишком сдержан и добр. Хватит. Виновные за все заплатят.

***

Она уже забыла, каково это видеть хоть что-то. Непроглядная темнота стала единственным товарищем Кэт. Сколько она уже тут: час, день, неделю? Девушку мучил чудовищный голод, одиночество и страх.

Когда шок отпустил, Кэт наконец начала осознавать весь ужас ситуации, в которую угодила. Она ждала, что Эрик вот-вот придет и им удастся поговорить. Ну не мог же он всерьез поверить, что она ему изменила?

Но сколько бы Кэт не убеждала себя, что все не так плохо, как кажется, она понимала, все хуже не куда. Да, за последнее время она уже успела забыть, что Эрик не простой добрый парень. Он вампир, бессмертный, который не отличался легким нравом. И так же, девушка боялась, что он уже все для себя решил, и если это так, то шансы переубедить его стремятся к нулю. Она видела, каким жестоким он может быть и так же понимала, увиденное ей, лишь верхушка айсберга. В разговорах Эрик и сам неоднократно любил повторять, он способен быть очень жесток к тем, кого недолюбливает. А если он решит, что она ему изменила, по сути предала его, то возненавидит ее и помоги тогда ей Бог. И как бы страшно не было Кэт, она сочувствовала ему. Да-да, ее сердце сжималось от жалости к Эрику. Не нужно обладать большим умом, чтобы понять, они оба стали жертвами чьих-то интриг, направленных против Эрика. Кэт не знала, какую цель преследуют его враги, но понимала, если все выйдет как задумано, Эрику будет очень не сладко.

Лампочка под потолком внезапно вспыхнула и свет ослепил Кэт. С непривычки, глаза неприятно резало и девушка никак не могла разглядеть что-либо, а когда зрение наконец сфокусировалось, она увидела как напротив ее тюрьмы, прислонившись спиной к стене, стоит Эрик.

Кэт жадно впилась глазами в его прекрасное лицо и в следующий момент отшатнулась от жгучей ненависти во взгляде мужчины.

— Ну как, обустроилась в новой комнате? — с издевкой спросил брюнет.

Девушка глубоко вдохнула, призывая на помощь все свое спокойствие и самообладание. Она должна ему все объяснить, просто обязана достучатся до него, пробить его броню отчуждения.

— Эрик, нам нужно поговорить, — как можно спокойнее произнесла Кэт.

— Неужели? — приподнял мужчина точеную бровь, — Ну что же, давай послушаем, что ты тут сочинила пока меня не было.

И Кэт начала свой рассказ. Она рассказала весь свой день и вечер в малейших деталях, не скрывая ничего. Но чем больше девушка старалась убедить его в своей искренности, тем больше леденел взгляд мятных глаз, которые сейчас больше отдавали в синий и казались такими темными от гнева.

— Браво! — услышала Кэт голос мужчины и он захлопал в ладоши, — Похоже ты ошиблась с поприщем на котором решила строить карьеру, в тебе погибла великолепная актриса. Я бы наверное тебе поверил, если бы не видел своими глазами на что ты способна.

— О чем ты? — прошептала Кэт.

— Вот скажи мне Катрина, ладно я, — произнес Эрик, — с трудом, но я могу понять, почему ты так поступила со мной. Ты так и не смогла простить мне прошлого, но Ян… Что тебе сделал Ян?

Кэт оцепенела. Девушка никак не могла понять о чем говорит Эрик, но что бы это не было, хорошего тут было мало. На нее навалилось ощущение неизбежности беды.

— Он с самого начала старался тебе помочь. Я даже в предатели его записал, когда он помог тебе сбежать. Он боролся за тебя. Считал, что ты моя Единственная, рожденная для меня, предназначенная мне судьбой. Кроме того, он просто хорошо относился к тебе. Так за что ты отправила его в забвение? Обрекла вечность провести за завесой?

— Я не понимаю о чем ты, Эрик, — прошептала Кэт.

Эрик отпер решетку и зашел внутрь камеры. Девушка поежилась ощутив волну ненависти и злобы исходящие от возлюбленного. Он медленно наступал, заставляя сердце Кэт биться чаще от страха.

— Тварь! — взревел Эрик и девушка почувствовала как щеку обожгло болью.

Как тряпичная кукла, Кэт отлетела к стене. Перед глазами все поплыло, и не успела девушка сфокусировать взгляд, как ощутила весьма болезненную хватку за волосы. Эрик возвышался над ней как гора, источая злость. Он смотрел ей прямо в глаза, и его взгляд обжигал презрением.

— Ты не представляешь, как я тебя ненавижу, — процедил он, — , но по каким-то причинам, я не могу тебя убить.

И не успела Кэт вздохнуть с облегчением, как Эрик произнес слова, заставившие ее похолодеть.

— Но не советую радоваться. Ты будешь со мной до конца твоих дней, Артур тебя не получит. Он тебе не поможет. Ты болью и слезами заплатишь за измену, за то что предательство, за то, что обрекла моего лучшего друга на вечное забвение. Я тебе обещаю.

Эрик с отвращением во взгляде отшвырнул Кэт к стене, и при соприкосновении спины с каменной поверхностью, из нее вышибло весь дух. В следующее мгновение она была уже одна и снова в непроглядной темноте.

Осев на пол, девушка разрыдалась. Перед ней как наяву стояло лицо Эрика, его глаза полные холодной ненависти и презрения. Он не стал сейчас причинять ей особой боли, но лучше бы сделал это. Он оставил ее обдумать это. Оставил ее тонуть в собственном отчаянии. Еще недавно у Кэт была надежда, призрачная надежда достучаться до него. Но она превратилась в пыль, сгорела в обжигающей ненависти того, кого она так любила… и боялась. Да, сейчас Кэт стало по-настоящему страшно.

Но сильнее всех была боль. Девушка так и не поняла что случилось с Яном. Неужели он погиб? Нет, этого не может быть! Ян, единственный, кто всегда верил в нее, в них. Единственный, кто сразу понял, как счастливы они могут быть вместе. Он всегда стремился ей помочь и поддержать, и Кэт не хотелось верить, что теперь его нет на свете. И даже если это так, почему Эрик винит в этом ее?

Эрик… Милый, любимый, до боли необходимый… Как он мог поверить, что она его предала? Неужели он не чувствует ее любви, не ощущает, как обливается кровью ее сердце от каждого жестокого слова и несправедливого обвинения? Почему?

Кэт всхлипнула. Душа невыносимо болела. Она чувствовала, как мир вокруг нее рассыпался на осколки. Эрик не поверил ей, более того, он ее искренне ненавидит и презирает, и не имеет значения, что она ни в чем не виновата. Он все решил, вынес вердикт — виновна. Ее любви оказалось слишком мало, чтобы достучаться до него. Да и кого она пытается обмануть, ему никогда не были нужны ее чувства. Сейчас в нем говорит жажда мести за друга и поруганные гордость и собственнический инстинкт. Кэт не сомневалась, впереди ее ждет Ад.

Глава 34.


Серые, низкие облака нависли над землей, извергаясь на землю затянувшимся дождем. Унылая погода вполне соответствовала настроению Эрика, природа будто оплакивала его потерю. Мужчина посмотрел на свои ладони, которые до сих пор покалывало. Причиняя боль Катрине, он тоже чувствовал ее. Ян так яро верил в их связь, так убеждал в этом Эрика, что тот в конце-концов и сам поверил в нее, начал чувствовать ее.

Ян… И снова все внутри скрутило в тугой, болезненный узел. Его единственный друг. Знал бы он, как сильно ошибся в девушке, как сам Эрик в ней ошибся. Она предала их обоих, и мужчина снова ощутил прилив фанатичной ненависти.

Да как она могла? Как посмела так поступить? Связалась с Артуром, его многовековым врагом, которого Эрик когда-то считал братом… А Артур в свою очередь знал куда бить. Одним ударом он разорвал его душу на куски и лишил единственной поддержки в лице Яна. И теперь, он, Эрик остался совершенно один обуреваемый жаждой мести.

Так же Эрик понимал, что обязан передать тело Яна совету, но он не знал как посмотреть в глаза Мортимеру, главе совета, ведь он был создателем Яна. Он считал его своим сыном, Ян же в свою очередь любил его как отца, которого никогда не знал. Их связывало гораздо больше, чем просто верность расе.

Но пока Эрик раздумывал над этим, раздался звонок телефона. И ответив, мужчина понял, его опередили. Мортимер уже все знает и требует немедленно явится в резиденцию совета. И когда брюнет прибыл на место, он испытывал редкое для себя чувство страха. Его интуиция неистово вопила, глава Совета не настроен его слушать, он уже сделал выводы и принял решение. И вряд-ли Эрику стоит ждать чего-то хорошего. Когда наконец его, после получасового ожидания проводили в Церемониальный Зал.

Мортимер сидел во главе стола Пятерых и был один. Лицо бессмертного было беспристрастно. Никто бы в целом мире, глядя на красивого, русоволосого мужчину с яркими, янтарными глазами, никогда бы не подумал, что этот красавец глава Совета вампиров, чей возраст перевалил через полторы тысячи лет.

— Добро пожаловать, Эрик Эдвардс, — ровным тоном произнес мужчина, — Давно я тебя не видел.

— Давайте ближе к делу, Мортимер, — ответил Эрик, прекрасно сознавая, его вызвали не для беседы.

— Мне всегда нравился прямой подход к делу, — удовлетворенно произнес он, — Я знаю о всех твоих грехах, Эрик. О всех нарушениях Кодекса, которые тянут на смертную казнь.

Эрик содрогнулся. Да, он это и сам знал. По отдельности его пригрешения были невелики, но все вместе…

— Раз так, я готов предстать перед судом Совета, — ответил брюнет севшим голосом. Он не сомневался кто донес обо всем Мортимеру.

— Это Артур, да? — Эрик считал, что имеет право знать, кто вогнал очередной гвоздь в его гроб.

— Не важно, — отстраненный ответ.

— Важно! — воскликнул Эрик, теряя самообладание. Он сдохнет тут, а этот урод будет продолжать коптить небо. Ян останется неотомщенным. И одному Богу известно, что будет с Катриной, если его не станет. Наверное Лили ее просто убьет, — Черт возьми, это очень важно! Мортимер, послушайте, я готов ответить за все свои преступления, но дайте мне время. Забвение, в котором прибывает Ян, это его рук дело! Дайте мне время и я это докажу. Не знаю как, но это он приготовил Яд, и это он манипулировал человеком, чтобы отравить Яна, — мужчина окончательно утратил контроль над своими эмоциями, — Ну… Ну или возмите его кровь и вы сами во всем убедитесь. Я уверен, яд изготовлен на его крови…

— Довольно! — голос Мортимера был вроде тихим, но в нем было столько подавляющей властности, что Эрик замолк и не мог выдавить из себя ни звука, — Гордыня и заносчивость — твоя вторая натура. С чего ты решил, что умнее всех? К твоему сведению, я уже проверил Артура и он совершенно чист, и все твои домыслы продиктованы ревностью и ненавистью.

Эрик стиснул зубы. Ну конечно же, он идиот! Естественно, Артур обеспечил себе алиби и сейчас он своими собственными словами лишь усугубил и без того отвратительную ситуацию. А ведь Ян его предупреждал, что он играет с огнем, но Эрик и не думал его слушать. Возможно, дружба с Яном, и то, что он сын Мортимера сыграло свою роль, заставило Эрика поверить в собственную неуязвимость. Но теперь все в прошлом. Более того, брюнет видел немое обвинение в глазах главы Совета. Он видел, Мортимер считает его виноватым в состоянии Яна. Может не полностью, но косвенно. И поэтому пощады ждать не стоит.

— Как я уже говорил, за все свои нарушения, ты должен предстать перед судом и понести наказание, но Ян верил, что ты Эрик, особенный и на многое способен. По его мнению, ты мог бы принести огромную пользу нашему обществу. И пусть я зол на тебя, за то, что случилось с Яном в твоем доме, но я согласен с сыном. Древних бессмертных, с подобной силой и набором способностей как у тебя почти не осталось. Наша раса находится в упадке и ты можешь послужить нам на благо. Я не отдам тебя под суд и этот разговор останется только между нами, если ты согласишься выполнить мои условия.

— Какие? — хрипло спросил Эрик, чувствуя, как на его шее затягивается петля. Определенно хорошего особо ждать не стоит.

— Ты оставишь в прошлом свое затворничество, будешь выполнять приказы совета. Начнешь действовать в интересах нашей расы, не только финансовыми вложениями. Пора выйти из тени, Эдвардс.

Брюнет судорожно сглотнул. Впрочем, неожиданного тут мало. Требования Мортимера были вполне ожидаемы. Он хотел иметь больше власти в мире смертных, и его задания могут быть направлены на любую отрасль, даже политику. В любом случае, ему придется начать появляться в обществе, но если такова цена за возможность отомстить, найти столь необходимые доказательства вины Артура, то он согласен. Да, будет не просто, но ведь остальные так живут веками. Ян жил так, и Эрик сможет.

— Хорошо, — кивнул он выдохнув.

— Это еще не все, — поднял руку мужчина, и Эрик затаил дыхание. Ему совсем не понравилось это «не все», — Ты женишься на Лили Сетчинсон, и сделаешь это в течении недели.

Эрику казалось земля разверзлась под ним и он стоит на краю пропасти. Он был не готов и не хотел женится. Тем более на этой стерве.

— Женится на Лили? Это еще зачем? — севшим голосом спросил мужчина.

— Общественный человек, должен производить хорошее впечатление. Верный семьянин, это именно то, что нам нужно. К тому же, у Лили хорошее происхождение и эта женитьба станет залогом нашего сотрудничества, — холодно улыбаясь пояснил мужчина.

Чушь! Полный бред! Эрик был уверен, весь этот фарс с женитьбой, не имеет ничего общего с пользой их сообществу. Это было личное. Мортимер лучше многих знал табу Эрика, одним из которых являлось связать себя брачными узами с кем-то, к кому он не испытывает никаких положительных эмоций. Он знал, как брюнет относится к Лили и что статус жены, даст той гораздо больше власти, а жизнь самого Эрика превратится в кошмар. Эта стерва своего не упустит. Мужчина чувствовал что его загнали в угол, он попался в капкан и тот, того и гляди захлопнется. Но какова альтернатива? Суд и казнь. Тогда, все планы и мечты поквитатся с проклятым ублюдком канут лету, как и сам Эрик. Мортимер просто не оставил ему выбора. Но дьявол, как же это мерзко! Мужчина и подумать не мог, что уважаемый всеми глава Совета, отец его лучшего друга, может опустится до такого низкого шантажа. Ну ничего, когда он добудет доказательства виновности Артура, он найдет способ выбраться из болота, называемого брак.

Домой мужчина прибыл мрачнее тучи. Его душила ярость от бессилия над обстоятельствами. Будь они прокляты! Артур и эта предательница, Катрина. Когда Эрик доберется до ублюдка, он его уничтожит, поставит на колени и заставит умолять о снисхождении, которого не получит. Ни за что. Эрик избавит мир от этого ничтожества, или он не Эрик Эдвардс. А что касается этой сучки, то с нее спрашивать долги можно начать прямо сейчас.

***

Она и не подозревала, как сильно можно ненавидеть темноту. Кэт казалось, будто это живое существо, вампир, который питается не кровью, а душевными силами. Непроглядная тьма лишала ее рассудка и девушке часто мерещились странные звуки, будто неупокоенные душы оплакивают свою горькую судьбу. Кэт была близка к сумашествию, тьма снаружи, тьма и отчаяние в душе. Это самая настоящая пытка. Жестокая, психологическая пытка. Время превратилось в абстрактную материю, девушка понятия не имела, сколько уже тут находится. С каждой минутой проведенной в заточении, надежда, которая еще теплилась даже после последнего визита Эрика, становилась все призрачней. Может она наивная оптимистка, но Кэт продолжала надеяться, что когда гнев мужчины утихнет, он ее услышит. А еще лучше узнает правду. Но время шло, а Эрик так и не появлялся, да и его появление вовсе не означало конец кошмару.

Вновь вспыхнул свет. Должно быть пришло время кормления. Когда дверь камеры со скрипом отворилась, Кэт даже не повернула головы. Зачем? Умолять этих людей-кошмаров бесполезно. Эрик так и не рассказал ей почему они такие жуткие, но она заметила просто раболепую преданность хозяину.

— Отдыхаем? — услышала она родной голос, полный издевки. Повернув голову, Кэт увидела Эрика и снова была ослеплена его красотой. Нельзя быть таким идеальным.

— Зачем ты пришел? — тихо спросила Кэт, боясь услышать ответ.

Но брюнет проигнорировал ее слова. Подойдя к ней в плотную, он снова ухватил ее за волосы и принялся взглядом изучать ее лицо.

— Ты такая красивая, Катрина, — хрипло произнес он, — И как такая красота, могла достаться такой подлой твари?

Девушка прикрыла глаза, всем своим существом, ощущая исходящую от Эрика ненависть. В следующую секунду, он притянул ее ближе и… поцеловал. Но поцелуй был болезненный, даже целуя, мужчина стремился наказать. Его язык властно ворвался в ее рот и принялся по-хозяйски изучать влажные глубины. Из головы Кэт вылетели все мысли, она забыла где находится и что происходит. Ее обдало жаром, и ноги начали подкашиваться. Кэт ощутила влагу между ног. Ее тело жаждало Эрика, он был ей болезненно необходми. Оторвавшись от ее губ, мужчина развернул ее спиной к себе и резко заломил ей руки. Хватка была столь сильной, что девушка зашипела от боли.

Свободной рукой Эрик сорвал простыню, из которой девушка соорудила себе одеяние, и сильно сжал напряженный сосок, вырывая невольный крик удовольствия. Поиграв с сосками, рука брюнета скользнула ниже и накрыла ее горячую влажность.

— Тебя заводит грубость, Катрина? — прошипел Эрик ей на ухо, в его голосе было столько презрения! Это вернуло Кэт с небес на землю и разум прояснился, но тело по-прежнему продолжало гореть и плавится от его прикосновений, — Можешь не отвечать. Ты течешь как последняя патаскушка, а я ведь едва дотронулся до тебя. Скажи, Катрина, Артур тебя возбудил так же быстро?

Его слова были болезненной пощечиной. Кэт зажмурилась, но предательские слезы все равно хлынули из глаз. Сейчас она ненавидела его, за его жестокость и это унижение. Она презирала себя, свое тело, за такую предательскую реакцию. Как можно хотеть мужчину, который мечтает превратить твою жизнь в Ад?

— У нас ничего не было, — всхлипнула Кэт.

— Не нужно больше лжи, — тихо прошептал мужчина ей на ухо, и девушке показалось, что в это мгновение из его голоса исчезла издевка. Ей почудилась боль в его словах, — Больше я на нее не куплюсь.

Эрик продолжал ее грубо ласкать и шептал ей на ухо какая она продажная дрянь. Каждое его слово, каждое обвинение ножом полосовало по сердцу. Жестокость и несправедливость этих слов убивали ее. Ей хотелось кричать, что это не правда, но Кэт знала, он не поверит и разозлится еще больше. В этот момент она проклинала собственное тело, которое от каждого прикосновения мужчины, воспламенялось все сильнее. Его руки приносили одновременно наслаждение и боль. Эрик то нежно скользил по коже, то больно сжимал ее бедра, грудь и ягодицы, и Кэт чувствовала как его когти впиваются в ее плоть. Ей не нужно было видеть его лицо, чтобы понять как он сейчас выглядит.

Эрик подводил ее к самой грани, а потом оставлял ни с чем. И когда Кэт захлебываясь слезами унижения и презрения к себе, была готова взмолится о продолжении, она почувствовала, как он наполнил ее одним толчком. Ни слова и ни единого стона не сорвалось больше с губ мужчины. Он двигался быстро, ни чуть не заботясь, что может причинить ей боль. И когда Кэт была уже готова сорваться в бездну наслаждения, Эрик вышел из нее и несколько горячих струек обожгли ей спину.

Девушка задыхалась, не в силах пошевелится. Все тело болело от неудовлетворенного желания и она отчаянно отказывалась верить, что он так с ней поступит. Это слишком жестоко.

— Вытрись, — произнес Эрик, и кинул в нее простыней.

Наконец Кэт смогла повернуться и отшатнулась от триумфа в мятных глазах. Он презрительно скривился глядя на нее.

— Надо будет сказать, чтобы сводили тебя помыться, а то еще немного и твой запах отобьет все желание трахать тебя.

И снова унизительные слова. Боль в душе, начала брать верх над болезненными ощущениями в теле. Кэт смотрела на мужчину и будто не узнавала его. Это не ее Эрик. Этот больной ублюдок не может быть тем нежным и ласковым мужчиной, который дарил ей столько счастья. Или он просто сбросил маску благородства? Какой он, настоящий Эрик Эдвардс? Ответа на этот вопрос у Кэт не было. Но прямо сейчас, в этот момент, она ненавидела стоящего напротив брюнета. Ненавидела за его жестокость и не желание услышать ее. Ненавидела, за все боль и унижение, которые не заслужила.

— Ненавижу, — прошептала девушка опухшими от слез и поцелуев губами, и когда заметила как вспыхнули яростью глаза Эрика замерла. Зачем она это сказала? Зачем продлевает собственный Ад? Больше всего на свете, она хотела, чтобы он сейчас ушел, оставил ее в покое.

— Что? — зашипел он, схватив ее за шею. Пальцы мужчины сжались, перекрывая доступ кислорода и Кэт начала хватать ртом воздух, — Ты думаешь меня это волнует? Считаешь, имеешь право на ненависть?

Девушка увидела, как Эрик замахнулся для пощечины, но в последний момент передумал. Его задумчивый взгляд скользнул на нее.

— Как бы мне не хотелось подправить твою лживою мордашку, но придется подождать. Гости не поймут, если лицо прислуги будет покрыто синяками. Не хочу портить собственную свадьбу ненужными расспросами.

Слова Эрика медленно доходили до сознания Кэт. Свадьба? Он женится? Нет. Не может быть. Девушка отказывалась в это верить!

— Ты женишься? — еле слышно прошептала она.

— О да, — широко улыбнулся брюнет, — Через три дня. И ты будешь прислуживать на банкете. Я дам распоряжение, чтобы тебя привели в надлежащий вид.

Мужчина удалился, а Кэт как подкошенная рухнула на пол. Известие о женитьбе Эрика, стало для нее приговором. Затмило собой всю боль и унижения последних минут. Девушка почувствовала, как ее с головой накрывает отчаяние. Лучше бы он ее убил. Кэт была готова выдержать любые физические пытки, но смотреть, как любимый мужчина женится на другой… Быть прислугой на его свадьбе… Это не безумие. Это хуже Ада. Она не может, она не выдержит этого. Она сдохнет прямо на церемонии.

Истерика как цунами захлестнула Кэт. Не контролируемый коктейль чувств и эмоций, вылился в громкие и судорожные рыдания. Кэт выла как раненый зверь, чувствуя, как корчится в агонии ее душа, с ужасом понимая, самое страшное впереди.

***

Лили смотрела на золотистое вино в бокале, в ее настроение было хуже не куда. Уже не раз блондинка задумывалась, а не откусила ли она больше, чем может проглотить, ввязавшись в эту авантюру? Артур обещал ей Эрика на блюдечке с голубой каемочкой, но брюнет продолжал ее игнорировать. Девушка знала, что сегодня он ходил в резиденцию Совета, после чего должен был сделать ей предложение. Так опять же сказал Артур. Но ничего не произошло. Эрик вернулся домой злой как черт, и первым делом направился к этой смертной сучке. Все чаще Лили начала ловить себя на мысли, что сглупила и ее просто использовали. Сердце заходилось от страха, при одной только мысли, что Эрик узнает о ее участие в произошедших событиях. Девушка не сомневалась, он ее просто убьет без суда и следствия. Она до сих пор помнила горькое разочарование, когда даже пребывая в бешенстве, брюнет так и не смог отправить эту дрянь на тот свет. А она так надеялась! Но на счет себя Лили иллюзий не питала, ее Эрик не пощадит.

Когда она договаривалась о плане действий с Артуром, Лили была уверена, что поступает верно. В любви и на войне, как говорится. Но сейчас ее сомнения достигли своего апогея, и вампирша отчаянно желала выйти из игры, но понимала, назад дороги нет. Нужно продолжать играть свою партию и надеяться на лучшее.

— Вот ты где, — Лили вздрогнула, услышав ледяной тон. Во взгляде мужчины, девушка увидела массу презрения, ненависти и отвращения. Ей стало жутко, — Готовься. Через три дня мы поженимся, как ты и мечтала столько лет.

— Поженимся? — прошептала Лили, не в силах поверить в услышанное. Да, Артур ей говорил об этом, но она все рано не верила.

— Да, — рыкнул Эрик, — Ты же этого хотела? Только учти, посмеешь вмешиваться в мои дела или перейти мне дорогу, тебя не спасет статус жены.

Мужчина буквально вылетел из помещения на сверхскорости, а Лили так и осталась оцепенело хлопать глазами. Слова мужчины были пропитаны ядом и угрозой, и девушка не сомневалась, он ее в порошок сотрет в случае ошибки. Но тем не менее, она ликовала. Все идет по плану. Со временем, Эрик Эдвардс будет принадлежать ей во всех смыслах этого слова. Чтобы он не говорил, а статус его жены, дает ей очень и очень много. Откинувшись на спинку кресла, Лили сделала глоток вина и торжественно улыбнулась.

«Ты мой, Эрик, и всегда был моим. Пора тебе смириться с судьбой, теперь ты никуда от меня не денешься, любимый» — пронеслось в голове Лили.

Глава 35.


Свадьба. Для Кэт, данное мероприятие всегда ассоциировалось с чем-то светлым, добрым, радостным, но только не сегодня. Все три дня, которые она знала о женитьбе любимого, слились для нее в сплошной кошмар. Мысли об этом не оставляли девушку ни на минуту, отравляя душу ядом отчаяния. Кэт не хотела в это верить, но маштабные приготовления в доме, которые она наблюдала когда ее выводили из темницы дабы привести в приличный вид, убеждали в обратном.

Остальное время, сидя в непроглядной тьме, и сходя с ума от безысходности, Кэт все чаще думала, как давно это было запланировано? Неужели Эрик собирался женится, и выбрал ее, Кэт, как последнее «холостое» приключение? Может именно поэтому, он так отчаянно не желает слышать ее слов? Зачем? Если окажется, что она не виновата, совесть мучить начнет. Но нет, Кэт в это не верилось. В последний свой визит, мужчина отнюдь не выглядел счастливым, так что вряд ли все было спланировано. Но если так, что же тогда произошло? И тут же девушка одергивала себя. Какая ей разница? Ее это не касается. «Ах, если бы» — тут же проносилось в голове, ведь это сущий Ад, видеть как любимый человек связывает свою жизнь с другой женщиной.

Гости начали прибывать с самого утра, постепенно наполняя огромный зал особняка. Все они выглядели лощеными и явно не страдали низкой самооценкой. От этих людей пахло властью и деньгами. А еще опасностью, из-за чего Кэт сделала вывод, что скорее всего вся эта толпа и не люди вовсе.

С самого утра Кэт выдали форму, которая состояла из черного платья и совершенно глупого передника. Когда ее наконец вывели на поверхность, девушка оторопела. Она не увидела ни одного человека-кошмара. Странно. Куда они делись? Охранники выглядели угрожающе, но не вызывали того животного ужаса. Их взгляд был жестоким, но живым. А повара и официанты и вовсе были людьми. Во всяком случае, Кэт так думала.

Суета в доме царила жуткая, нервозность и возбуждение достигли предела. И только Кэт было все равно. Она горела в адском костре душевных мук, агонизировала от одной мысли наблюдать, как Эрик женится, но внешне была само спокойствие. Девушка будто оглохла и ослепла. Какая-то часть мозга воспринимала команды и отдавала приказы телу, но душа и сердце Кэт не участвовали в процессе. С каждой минутой, которая приближала момент церемонии, ей казалось она все ближе к смерти. Зачем Эрик заставил ее видеть все это? Унизительно прислуживать? Хотя мотивы она понимала. Месть. Он хотел ударить побольнее, унизить посильнее. И у него получилось. Более жестокой и изощренной мести и придумать нельзя.

Когда началась сама церемония, которая проходила в помещении, так как не все гости выносили свет солнца, Кэт начала задыхаться. Она слышала каждый удар своего сердца, и ей казалось они становятся все реже.

Эрик невидящим взглядом смотрел на толпу самых влиятельных личностей из мира бессмертных. Его тошнило от лживых улыбок и притворной радости. За долгие годы, мужчина успел приобрести репутацию нелюдимого и свободолюбивого бессмертного. Конечно же их всех потрясло известие о его женитьбе, и они пришли отнюдь не порадоваться его счастью и не поддержать молодых. Всех собравшихся тут привело любопытство или личная выгода, которую они надеялись извлечь из того, что скоро он станет публичным человеком. Он слышал множество версий и перешептываний на тему «как» и «почему», но его не волновали эти сплетни. Всем своим существом Эрик ненавидел эту свадьбу. Три дня он пил не просыхая, сетуя на то, что у вампиров опьянение и похмелье слишком быстро проходят. И только сегодня он отказался от алкоголя, он обязан бедительно сыграть свою роль счастливого жениха. От искусственных улыбок сводило скулы, а от лицемерных поздравлений передергивало.

Стоя у алтаря, Эрик мечтал лишь об одном — сбежать. Все в нем требовало прекратить этот фарс, закричать, чтобы убирались вон. Но он молчал натянув на лицо счастливую маску, ведь отказ равен смерти. Мортимер не умел шутить такими вещами.

И вот раздался традиционный свадебный марш, и вышла его невеста. Глупо отрицать, Лили была красива. Нет, ослепительна. Но Эрика эта красота больше не цепляла, она была холодной, мертвой. Внешний лоск, совершенно не отражал гнилую сущность будущей жены, в отличии от него, девица была на седьмом небе от счастья. Еще бы, она столько лет об этом мечтала. «Ну ничего. Рано радуешься, сука. Ты еще пожалеешь о минуте, когда сказала — да» — с ненавистью думал мужчина.

Саму церемонию Эрик совершенно не запомнил. Его душа будто вылетела из тела, не желая участвовать в этом фарсе. Все в нем обрывалось, дышать было тяжело и в момент, когда он хрипло ответил «согласен», он ощутил боль в области сердца. После стандартного обмена кольцами, Лили буквально повисла на нем во время поцелуя, призванного скрепить свадебные клятвы. На силу оторвав от себя девушку, Эрик провел стеклянным взглядом по помещению, желая увидеть лишь одно лицо. Не смотря на все ненависть, всю боль, что причинила ему Катрина, он жаждал ее увидеть. Испытывал необходимость насладится ее красотой, может это придаст ему сил и он сможет наконец вздохнуть, но девушки нигде не было.

Интересно, где она? Какие чувства испытывает, смотря на все это? Больно ли ей? Или она просто злится, из-за унизительной обязанности прислуживать на банкете? А может и вовсе радуется, надеясь, что раз он теперь женат, то она избавилась от него? Нет. Нет-нет. Эрик не хотел это верить. Может он мазохист, но он упивался воспоминаниями о времени с Катриной, и не хотел верить, что все было исключительно притворством. Впрочем, девушка отличная актриса.

Шквал поздравлений, не настоящие улыбки, искусственное счастье завладели мероприятием. Лили висла на нем не отходя на шаг и буквально светилась от радости. А Эрик… Ему казалось в нем безвозвратно что-то умерло, и только мысли о возмездии, давали сил продолжать исполнять главную роль в этом отвратительном спектакле.

Как механический робот, Кэт двигалась по помещению, разнося блюда и забирая пустые тарелки. Девушка старалась не смотреть на Эрика, но взгляд сам, против ее воли, то и дело падал на мужчину. Эрик выглядел счастливым. Лучезарно улыбался гостям и своей жене, а у Кэт в душе росла пустота. Нет, сердце уже не болело, не чему было болеть. Оно разлетелось на куски, а те быстро обратились в пыль, в тот самый момент, как брюнет сказал «согласен». И теперь на месте сердца, которое могло радоваться и болеть зияла дыры, холодная пустота.

Когда наконец, спустя множество часов гости разъехались, Кэт и еще целая армия слуг быстро привели помещение в былой вид. И если другие слуги отправлялись домой, дабы отдохнуть от тяжелого дня, Кэт сопроводили в ее камеру. Радовало одно, ей оставили одежду. Она устала сидеть скорее раздетой, нежели одетой, завернувшись в грязную простыню и постоянно замерзая.

В свете того Ада, что пережила Кэт, даже темнота сейчас казалось не наказанием, а спасительным убежищем. Наконец-то ее оставили в покое. Оставшись наедине с собой, Кэт испытывала сильнейшее желание разрыдаться. Она хватала ртом воздух, ее тело колотила дрожь, но глаза были сухими. Слез, призванных приносить облегчение, не было. В душе девушки было так холодно и пусто, все надежды и мечты рассеялись, а мысли о смерти казались все более привлекательными. Эрик победил. Он наказал ее, полностью сломал. Он отомстил ей, хотя она и не была виновата. Но кого это волнует? Ее жизнь лежит в руинах, да и она сама распалась на куски, не веря, что сможет когда-либо собрать себя снова. Сжавшись в позу эмбриона, в углу, на грязной простыне, что недавно служила ей одеждой, не переставая дрожать, Кэт наконец провалилась в тяжелый сон.

***

Стоя под горячими струями воды, Эрик искал успокоения, которое так и не желало приходить. Сегодняшнее мероприятие, которое наконец подошло к концу, виделось мужчине настоящим чистилищем. Весь день он находился на грани безумия. Ему отчаянно хотелось разорвать всех этих лицемеров на части, устроить кровавое побоище. Атмосфера искусственного счастья вызывала отвращение и он не мог дождаться, когда же все эти ублюдки уберутся восвояси. Его передергивало от взгляда Мортимера, который сиял превосходством и говорил — «ты у меня в руках». Эрик возненавидел главу Совета, который в одночасье из верного союзника, превратился во врага, изуродовавшего его жизнь. Головой мужчина понимал, почему тот стремится как можно сильнее усложнить его существование. Месть, ведь Мортимер так и не смирился с состоянием Яна, и винил во всем Эрика. Но понимать, не значит принимать.

Больше всего на свете, сейчас Эрику хотелось видеть Катрину, но мужчину рвали на части желание убить ее за предательство, приведшее к таким последствиям и обнять, в поисках душевных сил и покоя. Поэтому, он решительно сказал себе «нет» на порыв спустится в подземелье. Сейчас его эмоции в полном раздрае и слишком не стабильны, и он боялся натворить дел, за которые потом будет себя корить.

Взгляд мужчины упал на золотое кольцо, украшающее безымянный палец. Ему чудилось, что металл обжигает кожу. Непередаваемо сильным было желание снять украшение и выкинуть как можно дальше, чтобы не видеть больше никогда, но он понимал, сейчас нельзя, не время. Эрик был решительно настроен найти выход из этой клетки, в которую загнал его Мортимер. Ему нужно только время, и он найдет повод развестись с этой дрянью.

Эрик опешил, когда выйдя обнаженным из душа, увидел эту самую дрянь, на своей постели. На Лили был прозрачный пеньюар, не оставляющий пространства воображению. Девушка была последней, кого он сейчас хотел видеть.

— Какого дьявола, ты здесь делаешь? — не скрывая раздражения спросил он, натягивая штаны прямо на голое тело.

— Странный вопрос, любимый. Мы сегодня поженились и я пришла провести первую брачную ночь со своим мужем, — томно проворковала блондинка.

Не желая разводить долгие разговоры и ломать комедию, Эрик ухватил девушку за локоть и рывком стащил с кровати.

— Ты серьезно? — издевательски спросил он, — Лили, ты не хуже меня знаешь, этот брак — фикция. У меня нет ни малейшего желания трахаться с тобой, ни сейчас, ни когда-либо после. Я устал от тебя и у меня на тебя банально не стоит. Если у тебя так зудит, то разрешаю посетить одного из твоих мальчиков, а меня оставь в покое. Чтобы я больше не видел тебя в своей комнате.

Краткий миг, Эрик наслаждался побелевшим от ярости лицом девицы, после чего она вылетела из комнаты, яростно хлопнув дверью. И как его угораздило связаться с ней сто лет назад?

Выкинув жену из головы, Эрик лег в постель, всей душой мечтая о сне, чтобы хоть ненадолго отрешиться от душащей его реальности. И похоже, кто-то наверху услышал его молитвы, брюнет удалось таки забыться сном.

***

Лили была в бешенстве. Да как он посмел! Вышвырнул ее вон, как надоедливую собачонку, а ведь она его законная жена! Урод!

Скрипнув зубами от злости и унижения, девушка быстро переоделась. К черту ожидания. Весь день она сегодня видела, как Эрик, ее муж, пялился на эту смертную тварь. И мысленно он был тоже где-то далеко, наверняка с ней. С нее хватит! Пришла пора избавится от этой суки. И когда ее не станет, Эрик позлится, погорюет и забудет. Тогда у Лили наконец-то появится шанс, стать ему женой не только на бумаге.

Девушка знала, сам он ее ни за что не отпустит. Эрик словно помешался на ней. А это означает, ей нужно действовать самой. Достав мобильный, Лили набрала номер, и после серии затяжных гудков, услышала короткое «да».

— Это я. Время пришло. Будь наготове.

Глава 36.


— Эй ты, просыпайся! — Кэт поморщилась, ощутив болезненный тычок в бок, и ей не нужно было открывать глаза, чтобы узнать кто к ней пришел.

Сев на «постели» из грязной простыни, Кэт пустым взглядом уставилась на новоиспеченную жену Эрика. Какая нелегкая ее сюда принесла?

— У нас мало времени, так что слушай внимательно и отвечай быстро, — протараторила блондинка, — Ты ведь хочешь от сюда выбраться? Хочешь жить нормально?

Какой-то странный вопрос. Жить нормально? А как это, жить нормально, когда вместо сердца дыра, а душа покрылась льдом?

— Эрик меня решил отпустить? — бесцветным голосом поинтересовалась Кэт, ощущая как разрастается пустота внутри.

— Ты правда такая дура? — издевательски хмыкнула вампирша, — Он тебя никогда не отпустит. Мой муженек редкостный говнюк и мстительный садист. День за днем он будет подвергать тебя моральным и физическим пыткам, поэтому тебе нужно бежать.

Слова Лили не вызывали сомнений. Эрик был до жути мстительным, и он вбил себе в голову, что она, Кэт, предала его. А вот сама Кэт была готова поспорить кто еще кого предал. Ни одно из обвинений, которые на нее вешали не было справедливым. А вот он, Эрик, действительно предал ее и все, что между ними было, когда женился на Лили. Бежать… Ей было дико слышать такое предложение от врага, но девушка испытывала дикую потребность в этом. То, что осталось от нее, от ее души, жаждало свободы, хотя бы призрачной надежды, что все забудется и когда-нибудь она сможет собрать себя по кусочкам и начать снова жить.

— Тебе то это зачем? Какое тебе дело до моей судьбы? — Кэт не была готова бросаться в омут с головой, не понимая причин.

— Скажем так, ты мешаешь мне. После общения с тобой, мой муж излишне возбужден эмоционально и это приводит к ссорам. Мне подобное ни к чему. Признаюсь, мне гораздо больше улыбается мысль убить тебя, но Эрик этого не простит. А если ты просто исчезнешь… Я буду вроде как и не при чем, и он со временем успокоится и станет мужчиной, которого я знала сотню лет.

Похоже, эта стерва говорит правду и Кэт ей просто банально мешает. Чисто по-женски, девушка понимала Лили, ведь вампирша в живую наблюдала бурный роман своего мужа с ней. И в каком бы положении сейчас не находилась Кэт, в глазах Лили она — угроза.

— Ну? — нетерпеливо обронила блондинка, — Времени не раздумья нет.

— Хорошо, — покорно согласилась Кэт.

Девушка плохо представляла себе что задумала холодная красавица, но вряд ли это было ужаснее жизни сейчас. Даже если она ее убьет, и то будет благо, нежели заточение в этой камере и постоянные издевательства мужчины, которого она так любила.

Кэт испытала нечто сродни шоку, когда услышала, что в Лондоне ее будет ожидать Нейтан, именно он должен помочь ей скрыться. Ей мало хотелось видеть парня, еще одного мужчину, предавшего ее, да выбора особо не было. А вот когда в пролеске, неподалеку от особняка, девушка увидела мужчину с красивой, но вместе с тем хищно-пугающей внешностью, Кэт ощутила как тело от страха покрывается мурашками. Оказывается, она еще способна испытывать эмоции, например — страх. Но Лили бросила на нее насмешливый взгляд, выразила надежду, что они больше никогда не увидятся и была такова. Незнакомый вампир, а в его принадлежности к бессмертным Кэт не сомневалась, подхватил ее на руки и мир перед глазами закружился. Не успела девушка опомнится, как оказалась на окраине города. Мужчина, доставивший ее в город стремительно исчез, так и не сказав ни слова. Оглядевшись, Кэт увидела машину, синего цвета, в марках автомобилей она никогда не разбиралась, а рядом с машиной, скрестив руки на груди стоял Нейт. Парень выглядел взволнованным, в то время как сама Кэт не испытывала ровным счетом ничего. Тихо и пусто было в душе, хотя по всем правилам она должна жутко нервничать, ведь если Эрик вовремя опомниться, то даже мертвые в аду ей не позавидуют. Девушка не сомневалась, мужчина будет в ярости, как узнает про ее побег.

— Кэт, — прошептал неуверенно блондин, — ты как?

— Не сейчас, — ответила девушка, чувствуя как навалилась страшная усталость.

— Ты готова? — тихо спросил парень.

Кивнув, Кэт села на пассажирское сидение. Нейтан сел на место водителя и завел двигатель. Окинув девушку внимательным, печальным взглядом, он наконец двинулся в путь. Отвернувшись к окну, Кэт прикрыла глаза, чувствуя, как ее затягивает в трясину сна. У нее было много вопросов, но сил задавать их сейчас не было. Машина стремительно неслась прочь из города, унося девушку навстречу новой жизни. Во всяком случае, она на это надеялась.

***

Ему хотелось тишины и одиночества, чтобы никто не отвлекал. Уже сколько времени Эрик напряженно думал, как же докопаться до истины, как доказать, что случившееся с его другом, дело рук Артура. Мужчина не сомневался в этом, ведь только такой скользкий и беспринципный тип как Артур, не побрезгует пойти по головам своих же, в стремлении достичь цели. Эрик знал как сильна ненависть его врага, и даже понимал ее, если отбросить предвзятое отношение, но так же считал, вампир сам виноват в своих бедах. Сейчас уже с трудом верилось, что когда-то они были близки как братья…

Стук в дверь, вырвал мужчину из воспоминаний и размышлений. Эрик еле сдерживал раздражение, когда в кабинет вошел полукровка, который по совместительству был начальником охраны. Мужчина выглядел нервным и напуганным. Брюнет насторожился.

— Господин, — поклонился тот.

— Что у тебя? — рыкнул Эрик, заставляя несчастного побледнеть еще сильнее.

— Дело в том… В общем… Ваша пленница пропала, — промямлил полукровка.

— Что?! — взревел Эрик.

В одно мгновение он оказался возле перепуганного охранника, и сжал рукой его горло. Он не мог поверить в услышанное. Наверное он чего-то недослышал или этот идиот ошибся. Катрина не могла пропасть.

— Ну-ка повтори, что ты там ляпнул? — прошипел вампир.

— Ваша пленница пропала. Ее нет в камере, — прохрипел тот, тщетно пытаясь разжать руку Эрика.

Желание свернуть мужчине шею, было несоизмеримо велико. Глубоко вздохнув, брюнет разжал руку. Глупо убивать гонца принесшего плохую весть, ведь он по сути ни в чем не виноват. В конце-концов, Эрик был не в силах поверить в услышанное. Катрина не могла сбежать, а тем более просто исчезнуть.

Он мигом преодолел расстояние от кабинета, до темницы и застыл как вкопанный. В камере было пусто. Нет, это бред какой-то. Принюхавшись, Эрик уловил едва ощутимый запах постороннего. Ей помогли сбежать! Мужчина не чувствовал тут запаха жены, но был уверен, без нее здесь не обошлось.

Пулей вылетев из подземелья, он бросился искать Лили, а когда нашел, был в шаге от страшнейшего преступления — убийства собственной жены. Девица хлопала глазами и повторяла одно и то же, она не причем и вообще не выходила из комнаты после того, как Эрик ее отверг. Возможно она и не выходила из комнаты, но только она могла объяснить чужаку как попасть на территорию особняка. Зря он не спустил шкуру с охранника. Как они могла проследить все это? Или в его доме затесался предатель? Вот почему он веками использовал симтов, в отличии от полукровок, они не имеют собственного я, и не способны на предательство.

Оставив выяснение деталей и поиск виноватых на потом, Эрик ринулся на поиски девушки. Он шел по следу, ориентируясь на запах. Мужчина потратил больше часа, покрыв приличное расстояние и обескураженно осматривал обычную автозаправку. Тут след прерывался, он больше не чувствовал аромата Катрины. Словно она просто испарилась.

Когда Эрик попал домой, он дал выход своей ярости, круша все вокруг. Слуги, охрана и даже благоверная, скрылись с глаз подальше, прекрасно зная, на что он способен способен в припадке неконтролируемой злости.

Как? Как она сбежала? Кто ей помог? Как чужак попал на территорию дома?

Эрик понятия не имел о личности вампира, который помог совершить девушке побег, но не сомневался в причастности к данному инциденту дражайшей женушки. Он нарочно не искал с ней сейчас встречи, потому что попадись эта сука ему на глаза, он вряд ли сдержится. А вот начальника охраны он все же наказал, буквально разодрав несчастного в клочья.

Но сильнее всех он был зол на Катрину. Как она посмела сбежать? Умом он понимал ее мотивы, но это не помогало обуздать злость. Он подкармливал свою ярость, культивировал ее, потому как только она начинала идти на спад, его захлестывало жгучее отчаяние. Чувство невообразимой потери выворачивало душу, хотел выть от тоски. Его жизнь стремительно летит к чертям. Потеря лучшего друга, женитьба на почве шантажа, а теперь и Катрины рядом нет. Она сбежала, бросила его одного. Нет, уж лучше он будет злится, иначе безысходность и черная тоска сведут его с ума.

Эрик понимал, он обязан взять себя в руки и быть сильнее, и умнее, не поддаваться отчаянию и безысходности. Ведь именно этого и добиваются его враги, они жаждут его сломать. Нет уж. По глотку глотая кровь из стакана, брюнет глубоко и размеренно дышал, стараясь отрешится от лишних эмоций. Он докажет, что в состоянии Яна виноват Артур, надет способ положить конец этому фарсу, под названием брак, и конечно же найдет Катрину. И когда он ее найдет, она горько пожалеет, что решила бросить ему вызов и сбежать. Эта дрянь, что предала его, принадлежит ему, даже если не согласна с этим.

***

Блаженно прикрыв веки, мужчина наслаждался кровью юной девушки, как еще несколько минут назад наслаждался мягким, податливым телом. Уловив, что сердце жертвы уже не бьется, он откинул девицу, как ненужный мусор. Кем по сути она и была для Артура. Встав с постели, он не стал одеваться и прямо так, обнаженным, подошел к большому, панарамному окну. Вампира не волновало, что его могут увидеть из окон соседних зданий, его вообще не заботила мнение смертных ничтожеств. С того самого момента как стал бессмертным, Артур был убежден, люди — еда, а не партнеры или союзники. Жаль, что большинство вампиров не разделяли его взглядов. И если несколько веков назад, он еще мог жить достаточно свободно, не опасаясь излишний осуждений или проблем со стороны Совета, то сейчас все изменилось. Его раса измельчала и ослабла. Молодняк был слаб и ни на что не годен, а древнейшие, похоже впали в маразм. Как иначе объяснить этот унизительный договор с наблюдателями? Почему они, сильнейшие из живущих на земле, должны делить деньги и власть со смертным отребьем? Почему они вообще должны скрывать свою сущность? Он ненавидел эти законы и условности, и самое противное, что его родной отец встал на сторону сумасшедших, эти самые законы породивших.

Но сегодня у Артура были все основания улыбаться. Жизнь его заклятого врага, вампира, лишившего его всего, стремительно разваливается на куски. Скоро, очень скоро, Эрик Эдвардс, заносчивый сукин сын, сломается. И именно он, Артур, поставит на колени некогда бесстрастного и почти неуязвимого бессмертного. Подумать только, ключом к мести, которой он жаждал столько лет, стала обычная, смертная девка. Единственная, с которой этот ублюдок никогда не будет, уж он об этом позаботится. Артур слабо верил, что Наблюдателю, который наравне с его врагом, пускал слюни по этой девчонке, удастся скрыться от Эдвардса, поэтому он не выпускал сладкую парочку из поля зрения. И если жалкий смертный облажается, он убьет эту девицу, чем добьет своего врага. Единственной причиной, по которой он решил не делать этого сейчас, было удовольствие от происходящего. Злость и отчаяние Эрика были для Артура сродни наркотику. Осталось лишь пара штрихов, и он будет упиваться агонией врага в полной мере. Не зря он столько веков ждал этого момента, и наконец дождался. Скоро он возьмет свое, с процентами, осталось совсем немного.

Глава 37.


Слушая размеренное тиканье часов, Эрик отчаянно старался успокоиться. Только к его сожалению, этот звук сейчас его не успокаивал, а наоборот раздражал еще больше. Удача — дама капризная и последнее время она отчего-то невзлюбила его. Прошло уже почти три месяца с момента его проклятой свадьбы и побега Катрины. Восемьдесят четыре дня постоянного нервного напряжения с огромной примесью разрушительных эмоции, держать которые в узде было непомерно тяжело. За это время он ничего так и не добился, наоборот, его дела становились только хуже.

Похоже кто-то наверху решил, что ему мало досталось, мало разбитой личной жизни и потери единственного друга. В свое время, Эрик получил от Александра все его богатства и связи. Но мужчина решил на этом не останавливаться и работал в поте лица, чтобы достичь нынешних высот. А теперь злой рок, который преследовал его, обрушился и на его бизнес. Партнеры и поставщики разрывали с ним деловые соглашения, холдинг терпел гигантские убытки, и все старания Эрика выровнять ситуацию ни к чему не приводили. Неужели ему на своей шкуре предстоит узнать, что нет нерушимых империй? Брюнет имел подозрения от куда растут ноги у его неприятностей Артур, наверняка его работа. Ну или он, Эрик, начинает страдать паранойей. В любом случае, доказать сейчас что-либо он не мог.

Так же все попытки нащупать связь между Артуром и бедой, произошедшей с его другом Яном, заходили в тупик. У него не было власти устроить обыск в его доме или офисе, а его словесные обвинения вызывали только раздражали Совет. И проникнуть на территорию врага, возможности Эрик не видел. Сукин сын тщательно подбирал свое окружение. Даже прислуга у него фанатичные зомби, а дом напоминал сверхсекретный военный объект. Мужчина всегда думал, что это он излишне заморочен на безопасности своего жилища, но до Артура ему было далеко. Весь периметр его личных владений был утыкан магическими ловушками, камерами и датчиками движения. Там муха не пролетит без ведома хозяина. И это вгоняло Эрика в уныние. Иногда под гнетом разрушительных эмоций, он жаждал докопаться до истины проверенным способом их предков, а именно грубой силой. Схватить ублюдка и медленно пытать, покуда не скажет правду или не сдохнет. Но он прекрасно знал, Мортимер за ним пристально наблюдает и у него нет ни единого шанса воплотить в жизнь кровавые помыслы. А порой брюнету казалось, что он сам себе все придумал. Что это не интуиция вопит о виновности врага, а он сам себя в этом убедил. Может Артур и не при чем, и Катрина просто отомстила таким образом, и это она верхушка зла случившегося с Яном? Но дьявол, она не могла сама достать такой яд, ей кто-то помогал, вопрос: кто?

Катрина. Даже в мыслях это имя причиняло боль. В какой-то степени, Эрик был рад, что не нашел ее сразу после побега. В то время, его ярость была столь велика, что возможно, он бы просто убил девушку на месте, а потом сдох бы сам. Его эмоции в отношении предательницы не поддавалась контролю или логике. Эрик ненавидел ее за предательство до скрежета зубов, желал ей мучительной смерти, и вместе с тем сама мысль, что ее не станет, была для него словно приговор. Он просто знал, чувствовал, когда ее сердце остановится, он и сам упадет замертво.

Головой мужчина прекрасно понимал побег Катрины. Конечно, кто же захочет до конца жизни быть бесправным рабом? Но это не помогало унять ярость и абсурдную тоску. В душе все переворачивалось от чувства еще одного предательства. Глупо, но он ничего не мог с собой поделать. Она сбежала, бросила его, оставила его барахтаться в трясине из бед, в гордом одиночестве. В то время как один только взгляд на нее, ее запах, который наполнял легкие, давали силы и одновременно отравляли ядом. А теперь ее нет рядом, и он плывет по нескончаемой реке сумасшествия. Задыхается от безнадежной тоски и одиночества, живьем горит в огне ненависти и боли, которые некуда выплеснуть.

Почти три месяца он ищет ее. Ищейки, которых Эрик послал, обшаривали город за городом, страну за страной, но все было тщетно. Катрина словно испарилась, будто и не было ее никогда. И только вещи впитавшие ее запах, да фотографии, с которых они на пару улыбались и выглядели такими счастливыми, говорили, что он не сошел с ума. Он ее не придумал. Бывали моменты, когда становилось настолько невыносимо, потребность видеть и чувствовать девушку рядом становилась столь велика, что из груди Эрика рвались вопли безмолвного отчаяния. Почему, зачем он встретил ее? Почти семь сотен лет он прожил в полном согласии с собой. Брюнет всегда отличался холодным рассудком и отсутствием лишних эмоций, и это делало его почти неуязвимым для недоброжелателей. А сейчас… Он корчился в агонии, пребывая в собственном, личном аду, не понимая каким чудом сохраняет непринужденное выражение лица.

Катрина стала его проклятием. Она, словно вирус, проникла в кровь и сделала Эрика зависимым. Девушка швырнула его в кипящий чан чувств, к которым мужчина был не готов. Она подарила ему крылья и позволила воспарить, а потом безжалостно швырнула в пропасть. Он мечтал разделить с Катриной вечность, впустил в душу, а она вывернула ее наизнанку, разорвала на части и бросила корчится в агонии, истекая кровью. Эрик ненавидел себя за то, что не мог воздать ей по заслугам. Не находил в себе сил, устроить ей настоящий Ад, когда смерть — избавление, а не пугающий итог. Будь на ее месте кто-либо другой, брюнет бы не стал церемонится, и в самые первые дни узнал кто, где, когда и почему. Но Катрина… Что-то даже в такой ситуации сдерживало его, не давая растерзать изменницу и по-сути, убийцу.

Эрик по-прежнему был убежден, Лили имеет непосредственное отношение к побегу девушки. Он три недели держал себя в руках, так как пошел период светской жизни, он был обязан постоянно появляться на людях в сопровождении «любимой» жены. Это был приказ Совета, а по факту скорее Мортимера, который считал, что появится на определенных сходках богатых и знаменитых необходимо. И когда наконец его оставили в покоя, дав долгожданный перерыв, Эрик во всю взялся за Лили. Он пробовал с ней говорить, пытал ее, морил голодом, но все бестолку. Как заевшая пластинка, женушка твердила — она не при чем. Мужчина видел, что она лжет, но заставить ее сказать правду не получалось. Что же такого скрывает эта сучка, раз готова терпеть адскую боль, голод и унижения? Эрик кожей ощущал, она знает что-то невообразимо важное, но что, оставалось загадкой. Он даже пытался проникнуть в ее мысли и воспоминания, но Лили блокировала его попытки, стерва. Ей определенно было что скрывать, как и ублюдку Артуру, но залезть в голову Проклятого без его согласия невозможно. Да что там, он даже в мысли Катрины проникнуть не мог. Замкнутый круг. Множество вопросов без ответов.

Осторожный стук в дверь вырвал Эрика из кокона мыслей, возвращая к реальности. Это оказался Филлип, который принес конверт, который только что доставили. Бумага не имела никаких отличительных признаков: надписей, марок. Только ровными буквами было написан адресат — Джон Диккисон. Нахмурившись, Эрик кивнул слуге, давая понять, что тот свободен.

Грудь сдавило от нехорошего предчувствия. Почему ему казалось, что в этом конверте очередной приговор ему? Отбросив в сторону все лишнее, брюнет вскрыл бумагу и на стол выскользнуло несколько цветных снимков.

Это было падение в бездну, выстрел в самое сердце. Эрик смотрел и не верил. Так вот от куда ощущение предательство, сердце даже на расстоянии чувствует происходящее. Снова. В очередной раз Катрина променяла его на другого мужчину. Теперь вампир не сомневался, ее слова, взгляды, жесты, все тепло и нежность были показными и искусственными. Это была всего лишь месть за прошлое. Болью за боль. И ей с блеском удалась эта миссия. Катрина уничтожила его, сожгла в огне безумной боли и тоски, которые так остро чувствовались на фоне эфемерного счастья, в которое, он глупец поверил. Поверил, что даже монстры могут быть счастливы и стать лучше. Чушь. Бред. И Катрина наглядно показала ему это.

«Ничего. Я найду тебя, Катрина, когда это случится, ты увидишь мое истинное лицо — лицо чудовища.» — думал Эрик глядя на цветные снимки, где девушка, которой он был так болен, улыбалась и смеялась в объятиях другого. Мужчина чувствовал, как на смену агонии в которой он горел все эти дни, приходит еще более страшная, холодная пустота. Странное онемение внутри.

***

Стоя на балконе, девушка устремила невидящий взгляд вдаль. Вид океана завораживал Кэт, это место было изумительным, потрясающая красота! Завораживающая.

Девушка как в тумане помнила как они с Нейтом добирались сюда. Помнила, как он разбудил ее на запраке, и застегнул на руке странный, но симпатичный браслет с причудливыми камнями, которые казалось сами меняют цвет. Нейт пояснил, что это какие-то особенные камни, они делали Кэт невидимкой для Проклятых. Девушка не стала вдаваться в подробности. А после несколько суток в дороге с постоянной сменой автомобилей Когда они достигли Германии, парень одному ему известным способом, договорился с пилотом грузового самолета, который следовал в Сидней, принять их на борт, но никак не оформлять. Когда спустя неопределенное количество часов, они приземлили в Сиднее и незаметно покинули самолет, а затем и аэропорт, снова началась жизнь в пути. Спустя три дня, они достигли конечного пункта назначения — небольшого городка на побережье. Кэт не знала когда и как он все успел, не в давалась в подробности, но там у них уже был дом, оформленный на некого Девида Шота. Как оказалось, так звали Нейта, по новым, фальшивым документам. Выдал он такие и ей, на имя Джессики Шот, его жены. Запинаясь, парень старался объяснить, что так было нужно и это ее ни к чему не обязывает, но Кэт просто отмахнулась. Ей было все равно.

Дом был великолепен. Небольшой, двухэтажный, деревянный домик, находился на утесе у самой кромки океана. При желании можно было спуститься на дикий пляж, дабы окунуться в лазурные воды. Балкон выходил на океан и стал любимым местом девушки, тут она могла сидеть часами думая обо всем, и одновременно ни о чем. Просторная светлая кухня, гостиная и столовая располагались на первом этаже. Простая деревянная лестница вела на второй этаж, где находились спальни. И везде были окна, большие панарамные окна, открывающие превосходный вид и впускающие много света. Деревянная, но легкая и изысканная мебель придавала обстановке очарования. А шикарный сад, с немыслимым количеством диковенных цветов, вызывал невольное восхищение. Сказочное место. И Кэт наверняка была бы в неистовом восторге от такой красоты, если бы могла заставить себя вновь жить.

Физически конечно девушка была жива и здорова, но с того злополучного дня, когда женился Эрик, в ней будто что-то сломалось. Она словно замерзла изнутри. Кэт видела как старается Нейт, как он стремится предугадать любой ее каприз. Как пытается вытащить ее из депресии, постоянно говорит с ней и водит за собой в город развлечься. Он старался, лез из кожи вон, пытаясь вывести ее из состояния полного безразличия ко всему на свете, но Кэт не могла ответить на его порывы. В душе она была благодарна парню, очень, но показать это не получалось.

Они не говорили о произошедшем. Нейт ни разу не спросил, что произошло в доме Эрика и Кэт была ему благодарна, но постепенно в голову стали закрадываться странные мысли. Когда это он успел купить дом, сделать документы, подготовить пути отхода и как, черт его побери, он связался с Лили? Решив не мучить себя догадками, Кэт напрямую спросила Нейта об этом. Как оказалось, у любого Наблюдателя наготове есть пути отхода и места, где можно переждать бурю или вовсе поселиться в случае серьезных проблем. А насчет Лили… Нейт утверждал, что столкнулся с ней, когда пытался проникнуть на территорию особняка, желая поговорить с Кэт. Многое в этой истории настораживало девушку, но ей не хотелось особо копаться в этом. Какая разница? Чтобы там не было, это не меняет того, что Эрик женился и предал этим все, что между ними было. Кэт не хотела быть его рабыней, терпеть боль и унижения до конца жизни и Нейт спас ее от этого. И не имеет значения как.

Но терпение парня было тоже не безгранично. Прошло около двух месяцев с того момента, как Кэт сбежала от Эрика и чуть более месяца с момента, как они поселились тут. Каждый день Нейт посвящал ей, старался не давать ей грустить и не оставлял одну. Любая бы девушка сошла с ума от счастья окунись она в такую обстановку. Все внимание парня было посвящено ей и борьбе с ее отчуждением от всего и всех. В один из дней, Нейт взял ее на пляжную вечеринку в соседнем городке. Там царили атмосфера истинного праздника и безудержного веселья. Но Кэт еще глубже погрузилась в свое состояние черной меланхолии. Девушка пряталась за этим безразличием от реальности, и вид счастливых и безумно влюбленных пар, которых было в изобилии на том празднике, пробуждали дремавшую боль и тоску. Заставляя Кэт плотнее кутаться в свою апатию. Нейтан не сказал ей под конец ни слова упрека, просто был сдержан и молчалив. Доставив ее домой, парень исчез до самой ночи, а когда появился был пьян. Кэт до этого никогда не видела, чтобы Нейт напивался. Данный факт ее настолько шокировал, что она первая решилась на разговор. Но только вот ответ парня ей не понравился.

— Скажи мне, Кэт, почему? Почему ты такая, что сделал с тобой этот упырь? — спрашивал блондин ее с отчаянием в глазах.

Кэт молчала, опустив взгляд в пол. А что ей было сказать? Что она вообще разучилась испытывать яркие эмоции? И у нее остались лишь блеклые отголоски настоящих чувств?

— Я так хочу, чтобы ты вернулась. Чтобы ты жила! Я не понимаю, что с тобой происходит. Оглянись вокруг, — горячо говорил парень, — все это для тебя. Ты наконец-то свободна от него, так почему ты не радуешься?

И тогда, глядя на Нейта, Кэт осознала сразу две вещи: он искренне, сильно влюблен в нее и он не понимает и не верит в ее чувства к Эрику.

— Может потому, что эта свобода для меня подобна медленной смерти, — тихо ответила Кэт, — Я не хочу быть свободной, Нейт. Ты не веришь, не видишь, но невозможно радоваться и жить будучи пустой внутри. Эрик забрал у меня все, сердце, душу, смысл жизни. То, что ты видишь, лишь пустая оболочка. Мне жаль, Нейт, но мне не чего тебе предложить, я не хочу тебе лгать. Я вижу как ты стараешься, и благодарна тебе, но…

— Но этого мало, — закончил за нее парень.

— Да, — тихо подтвердила Кэт.

Нейт подошел к окну и какое-то время всматривался в черноту ночи. Потом резко повернулся и глядя ей прямо в глаза спросил:

— Ты его действительно так любишь?

— Я дышу им, живу им. Он — весь мой мир, — Кэт не могла скрыть тоски, которая прорывалась сквозь заслоны безразличия.

— Так нельзя, Кэт! — закричал Нейт, — Неужели ты не видишь, не понимаешь, такие как он, не способны любить! Вампиры просто не могут этого! Он играл с тобой в любовь и нежность, просто потому что, ему стало скучно за многовековую жизнь. Ему просто надоели кровавые оргии, захотелось чего-то новенького. Но ему быстро надоело, и он решил сменить правила игры на более привычные, не интересуясь твоим мнением. Он никогда и никого не отпускал, Кэт. Я знаю, так как наблюдение за этими тварями, знание их жизни — мое предназначение. Думаешь он ищет и преследует тебя из-за больших чувств? Черта с два! Просто он считает тебя своей собственность, вещью, без права выбора и голоса. Почему ты умираешь тут, в то время как этот ублюдок радуется жизни? Очнись, Кэт! Ты ему не нужна! Он женат и счастлив в браке! Забудь его, отпусти. Начни жить, если не ради меня, то ради себя.

Каждое слово Нейта, словно острый нож вонзалось в сердце Кэт. Стена апатии, которой она окружила себя, начала рушиться и потоки невыносимых душевных мук, наполнили ее до краев. Девушка задыхалась, тонула в водовороте эмоций, которые так долго сдерживала, закрыла под замок. Невыносимо. Хочется кричать, но из горла вырывается лишь сдавленный хрип. Как же она в этот момент ненавидела Нейта, который вытащил ее из зоны комфорта, ненавидела Эрика, за то, что разорвал ее на части, уничтожил, сжег дотла. Но больше всего она ненавидела себя, за слабость, за одержимость этим вампиром, с прекрасным лицом и черной душой.

Больше Кэт не сказала Нейту ни единого слова. Закрывшись в комнате, девушка металась из угла в угол, не в силах взять себя в руки. Все это время, она намеренно избегала телевизора, интернета, и даже печатных изданий. Она боялась, интуитивно опасалась увидеть где-либо его лицо, ведь на свадьбе она слышала разговоры о том, что Эрик бросает затворническую жизнь.

Кэт казалось, она стоит на краю вулкана, один неверный шаг и она упадет, сгорит в огне безумной боли. А может это ей и нужно? Упасть, разбиться, испить чашу страданий до дна. Вскрыть гнойный нарывы на душе, вырезать Эрика из сердца, без анастезии, на живую. Перетерпеть боль, уничтожить остатки чувств и абсурдных надежд, которые непостижимым образом еще жили глубоко внутри. Кэт было страшно, она боялась, что не выдержит, сойдет с ума, но только так она могла начать новую жизнь. Сжечь за собой все мосты, оборвать все ниточки, которые связывали ее с Эриком. Убить его в себе.

И тогда она затаив дыхание, впервые за все это время открыла ноутбук и ввела в поисковой строке — Джон Диккинсон. Монитор запестрел обилием статей и фотографий. Где-то мужчина был один, где-то с деловыми партнерами или друзьями, но на большинстве фотографий он везде был с ней. С Лили, своей женой. Везде и всюду писали про необычайно красивую и счастливую пару, были интервью, где Эрик и Лили говорили как они счастливы. На каждом совместном фото, были взгляды полные страсти и любви.

Смотря на семейную идиллию любимого мужчины, Кэт умирала. Медленно и мучительно. Два бесконечно долгих дня, девушка провела в собственном Аду. Она билась в истерике, кричала и выла в подушку. Это была агония. Полное принятие невозможности счастья с ним, гибель последних надежд.

Нейтан приходил к ней постоянно, старался успокоить, поддержать, но Кэт гнала его прочь. И спустя два бесконечно долгих дня, без сна, пищи и отдыха, истощенная морально и физически, девушка поняла, что наконец-то готова начать жизнь заново. Или хотя бы попытаться это сделать. Нет, боль не ушла. Просто Кэт начала к ней привыкать, вошла в симбиоз. Нейтан прав, она хоронит себя заживо, не давая себе даже шанса на нормальную жизнь, где есть место простым человеческим радостям, в то время как Эрик, живет припеваючи. Впервые за долгое время, его имя не вызвало приступ удушья. Она должна, ОБЯЗАНА, научиться жизни без него. И сделает это.

— Нейт, — тихо произнесла Кэт, ужаснувшись темным кругам под глазами парня. Он тоже не спал и не отдыхал. Переживал за нее. Данное открытие опечалило и согрело одновременно, — Мне нужна твоя помощь. Я хочу снова жить.

И он старался ей помочь изо всех сил. Как и прежде, он постоянно старался развлечь ее. Много разговаривал с ней. Только теперь Кэт не отгораживалась от него стеной безразличия, а активно стремилась принимать участие во всем. Она начала строить планы, думать о будущем. И пусть душа и сердце лежали в руинах, девушка наступая себе на горло старалась улыбаться. Людям, солнцу, океану и, конечно же, Нейтану. Никто и никогда не делал столько для нее. Без него она бы точно сошла с ума. Он был для нее как путеводный маяк в непроглядном мраке, который ее окружал, и Кэт искренне надеялась, что когда-нибудь ей удастся выйти к свету.

Глава 38.


Девушки тихо о чем-то разговаривали, неподалеку расположился Джулиан, увлеченный телефоном. Идиллия, глядя на которую хотелось улыбнуться, и Нейтан так бы и сделал, не знай он чего стоят Кэт все эти, кажущиеся беззаботными, улыбки. В глазах девушки по-прежнему было вязкая пустота, которая до чертиков пугала парня. Но у него все же была надежда, редко, очень редко, но проскакивала во взгляде голубых глаз какая-то искра. Нет, не по отношению к нему, а просто к жизни.

Нейт долго размышлял надо всем произошедшим, и как бы не убеждал, что его роль тут мала, но не мог отделаться от чувства вины. Не раз парень задавал себе вопрос: зачем он связался с упырями? И ответ ему казался до жути уродливым — ревность. Уродливая, неприглядная ревность, сожрала его душу, заставив вступить в сговор с врагами, обещающими ему девушку. И в принципе, они не солгали, Кэт с ним, а точнее то, что осталось от нее. Решившись на сделку с собственной совестью, Нейт был убежден, что заставит девушку быстро забыть вампира, но реальность была жестока, Кэт всем своим существом, до помешательства любила Эдвардса, и потеряв его лишилась смысла жизни. Слишком знакомо ему это, но он не допустит повторения. Ни за что.

Пытаясь успокоить совесть и как-то оправдаться хотя бы в собственных глазах, парень не раз говорил себе, что без него участь Кэт могла быть в сто крат хуже. Достаточно вспомнить этого Артура — совершенно жуткий тип с тяжелым взглядом психопата. Нейта передернуло от воспоминания об этой встрече. Он не сомневался, с ним или без него, этот кровосос, фанатично ненавидящий Эдвардса, запустил бы механизм разрушения жизни врага. Как бы мерзко не было сознавать, но бессмертный был неравнодушен к девушке. Она стала его главной слабостью и уязвимостью. И этот Артур не задумываясь ударил бы по Кэт и вряд ли после она осталась жива. А так… Так она в безопасности, и Нейт был готов на все, лишь бы снова увидеть свет в ее глазах. А потому жил в постоянном страхе, если Кэт начнет задавать вопросы, он не знал что ей отвечать. Лгать парню не хотелось, но за правду она его возненавидит.

***

Жизнь — странная штука. В этом Кэт убеждалась на собственном примере. Казалось бы, у нее есть все, чтобы быть счастливой и радоваться каждому дню. Нейт был неизменно внимателен к ней, они даже нашли друзей — молодую семейную пару. Джулиан и Стейси были прекрасными людьми. А еще они искренне любили друг друга, это было заметно невооруженным глазом. В каждом их жесте сквозила нежность, а глаза полыхали страстью. Кэт по-доброму завидовала им, ведь ей самой никогда не познать такого счастья. На бумаге, по поддельным документам, она была женой Нейта-Девида, но по факту, между ними существовала лишь дружба. Даже в теории девушка с трудом представляла себе иное. Возможно, спустя годы, она найдет в себе силы отблагодарить парня, станет ему женой, родит детей… И тут же Кэт понимала, нет, она не сможет. После Эрика она никогда не сможет принадлежать другому мужчине.

Изо всех сил девушка старалась жить, но как же это непросто, когда внутри холодно и пусто! Каждое утро, просыпаясь, Кэт стискивала волю в кулак и выходила из комнаты с улыбкой на лице. И если все вокруг видели молодую и улыбчивую девушку, то Нейта ей провести не удавалось. Он все видел и понимал, но, к его чести, не говорил ни единого слова. Молча поддерживал и помогал, не оставлял ее.

Иногда Кэт чувствовала снедающую изнутри тоску, это мерзкое ощущение накатывало неожиданно, заставляя стискивать зубы. Нет, она больше не питала пустых иллюзий. Не думала, какой бы была ее жизнь, если бы ее не подставили. Не мечтала о счастье с Эриком, просто приняла факт невозможности этого. Приняла и смирилась. Порой ей даже казалось, что все случившиеся было спектаклем, разыгранным специально для нее. Не хотелось вампиру выглядеть мудаком, и он сделал ее виноватой. А Ян и все остальные подыграли ему. Но тогда почему ей так часто вспоминаются его глаза полные боли и ненависти? Но так или иначе, Кэт больше не лила лишних слез и не строила несбыточных надежд. Отпустила. И теперь ее тоска была иной, не по Эрику, а по умению радоваться жизни. И только во снах, он приходил к ней, снова и снова сводя с ума голом, улыбкой и глазами. Там он был тем Эриком, который показал ей Париж, тем с кем она горела от страсти и любви.

Жизнь размеренно текла вперед. Нейтан продолжал заниматься юридической деятельностью, но попытка Кэт устроиться в местную газету закончилась провалом. Недостаточно опыта, нет рекомендаций с прошлого места работы. Ведь уволилась она из редакции стараниями Эрика посредством электронной почты, а точнее вампир уволился за нее. Да о каких рекомендациях она вообще? Даже документов на имя Катрины Миллер не было, да и не нужны они. Она умерла. Заразилась смертельным вирусом в доме Эрика и скончалась в страшных муках около месяца назад. Настало время Джессики Шот. Жаль, что вариантов трудоустройства у нее не много, но Кэт всерьез раздумывала заняться вопросом работы. Ей не хотелось сидеть на шее Нейта, он и так слишком много для нее сделал.

Девушка готовилась ко сну, и вглядываясь в окно, увидела всполохи на ночном небе. Гроза. Кэт не любила это явление природы, оно пугало ее своей мощью. Попытка опустить жалюзи, закончилась плачевно, она просто сломала их. Шикарно.

Отвернувшись от окна, Кэт пыталась заснуть, но стихия, набирающая силу ей мешала. Всполохи света и раскаты грома заставляли девушку вздрагивать, о сне не шло и речи. Бросив взгляд в окно, она застала момент вспышки молнии и увидела бушующий внизу океан. Стало страшно. Кэт понимала абсурдность собственного поведения, но поделать ничего не могла. Вариантов было у нее не много, а точнее не было вообще. В комнату к Нейту она не пойдет, даже в теории девушка не хотела давать ему лишних надежд. В гостевой нет мебели. Остался диван в гостиной. Что же, значит так тому и быть.

Спустившись вниз, Кэт первым делом опустила все жалюзи. Вот, так намного лучше. Она уже хотела лечь спать, как заметила полоску света под дверью каморки, которую Нейт переоборудовал под кабинет. Странно, она думала парень давно спит. Без всякой задней мысли Кэт зашла в кабинет и застыла точно громом пораженная. Нейтан, которого она знает, точнее думала, что знает, сидел в кресле и прикрыв веки потягивал кровь из стакана. Она слишком часто видела, как делал это Эрик, и не могла перепутать кровь с томатным соком или еще чем.

— Нейт, — прошептала шокированная Кэт.

— Кэт, — парень встрепенулся и выглядел напуганным и потерянным.

Широко распахнутыми глазами, она смотрела на парня, чувствуя себя полной идиоткой. Она столько времени прожила с ним под одной крышей, даже не подозревая о его сущности. Лицемер. Нейт столько раз говорил ей как ненавидит вампиров, хотя сам вампир.

— Кто ты такой? — произнесла Кэт, — Что ты такое?

— Послушай, я сейчас все объясню, — начал парень подняв ладони вверх, как бы уговаривая ее не бояться и не паниковать.

— Нет! — закричала девушка и бросилась прочь.

Бежать. Как можно дальше. Ей не хотелось ничего знать. Она столько времени бежала от всего связанного с миром Эрика, пыталась забыть. Стереть из памяти. И когда появилась надежда, все рухнуло. Нейт, который был все это время рядом, оказался одним из них. Она проклята, этот мир никогда не отпустит ее.

***

Стихия бушевала показывая всю свою пугающую мощь и Эрик наслаждался ею. Сейчас, стоя на краю утеса, неподалеку от места где укрылась беглянка, мужчина чувствовал себя всесильным. Обманчивое, но такое сладостное ощущение.

Наконец-то! Спустя месяцы он нашел ее! И теперь монстр внутри него получит свою жертву. Она ответит за все, за ложь, предательство и удушающую агонию в которую окунула его с головой. Никто и ничто теперь не остановит Эрика. Он заставит ее говорить. Вытащит друга из лап забвения, и поставит точку в этой истории избавившись и от Артура, и от шлюшки-жены.

Брюнет прикрыл глаза предвкушая, как будет упиваться болью, слезами и кровью Катрины. Эрик не хотел ее убивать, ему просто хотелось заставить ее почувствовать, как больно она сделала ему. Погрузить ее в ту же бездну мук, в которой пребывал сам. Он знал, что наказывая ее, будет мучиться сам, но желал этого до буйного помешательства. Наверное он мазохист, и лучше было бы выбив правду избавиться от Катрины, убить или отпустить, но Эрик знал, что не сделает ни того, ни другого. Они вместе будут гореть в адском костре, до ее последнего вздоха, который станет концом и его затянувшейся жизни. Эрик всегда видел мир в черно-белой гамме, но сейчас все окрасилось в красный. Цвет страсти, или цвет безумия и крови.

Острым зрением, мужчина увидел как открылась дверь дома и изящная фигурка выбежала прочь. На девушке была бежевая пижама, волосы быстро намокли и мокрыми змеями облепили лицо и спину. Она бежала прочь от жилища, словно демоны Ада гнались за ней. Вскоре появилась и мужская фигура. Наблюдатель. Ублюдок, посмевший посягнуть на то, что принадлежит ему, Эрику.

В одно мгновение он настиг Катрину, подхватил на руки. Девушка бросила взгляд на него, и лицо ее исказилось гримасой муки и ужаса. Пронзительный вопль разорвал воздух и она лишилась чувств. Что же, ему это на руку. Не будет брыкаться при транспортировке. Мир понесся вспять, и через пару минут он уже стоял в гостиной особняка, который арендовал с неделю назад, как только узнал где скрывается предательница. Спустившись в подвал, он приковал девушку наручниками к батарее. Не подземелье его замка конечно, но хоть что-то.

Он отдал приказ полукровкам схватить ублюдка-Наблюдателя. Если Катрину он убить не мог, то ничто не мешало ему сделать это с этим парнем. Эрик был намерен подвергнуть его медленной и мучительной смерти, дабы сполна насладиться его агонией и ужасом.

Поднявшись в спальню, брюнет принял душ, выпил пакет донорской крови, готовясь к встрече с той, что посмела его предать. Внутри него все горело. Эрик никак не мог совладать с чувством эйфории, которая гнездилась в груди от одной только мысли, что Катрина рядом.

Никогда за всю жизнь мужчина не испытывал таких протеворечивых эмоций: ненависть и любовь сплелись в нем в гремучий коктейль. Чувства кипели в нем подобно раскаленной лаве. Но Эрик всеми силами подпитывал свою злость, ненависть, боль, подавляя в себе все зачатки нежности к Катрине. Эта лживая дрянь не заслуживает снисхождения. Она не достойна ничего, кроме презрения.

Именно ее появление сделало его уязвимым. Она проникла под его броню и уничтожила его изнутри. Происходящее сейчас, жена и проблемы с холдингом — ничто, по сравнению с душевными муками. Иногда Эрику казалось, он мог бы простить ей предательство, забыть про ее измену, если бы она покаялась, но стоило ему вспомнить про Яна, про то, с каким хладнокровием она отправила того за черту, как ненависть возвращалась. Нет, он никогда не простит ей этого. Он заставит ее говорить и наконец избавится от множества проблем. К черту жалость. Он бессмертный вампир, кровопийца, бесстрастный убийца, от рук и клыков которого погибли тысячи, и скоро Катрина узнает, каков он на самом деле.

Спустившись в подвал, Эрик невольно залюбовался девушкой. Такая красивая, нежная. Кажется совсем неземной. И такая гнилая внутри. Кто бы мог подумать, что его, одного из самых хладнокровных представителей их вида, подведет к краю обычная, смертная девчонка?

Застонав, Катрина открыла глаза и обвела взглядом помещение. Когда наконец она увидела его, Эрика, то дернулась всем телом прочь. Наручники звякнули о батарею и девушка начала биться в панике, стараясь освободиться. Глядя на происходящее, брюнет хищно оскалился.

— Да что тебе от меня нужно?! — закричала Катрина, поняв бесполезность попыток вырваться.

— Много чего, — мрачно ответил Эрик, — Добро пожаловать в Ад, Катрина.

Глава 39.


Девушка смотрела в мятные глаза, которые от ненависти и гнева, казались почти черными. Страх, животный и первобытный обуял ее. Таким Эрика она видела впервые. Он менял облика, но во взгляде застыла бескомпромиссная жестокость, обещание чудовищных мук.

Кэт стиснула зубы, чтобы не разрыдаться. Не далее, как сегодня утром она строила робкие планы на будущее, лелеяла хрупкие надежды, что рано или поздно сможет по-настоящему начать жить, но судьба распорядилась иначе. За одну минуту все ее надежды и чаяния снова обратились в пыль. Кэт сама не могла сказать, верит ли она в Бога, но девушка верила, что есть какой-то высший разум, определяющий судьбу мира и живущих в нем существ. И сейчас ей отчаянно хотелось понять лишь одно: за что? Почему это все происходит с ней? Нейт оказался лжецом, вампиром, которых он по его же собственным словам ненавидел. Девушка не имела понятия где он и что с ним сейчас, может он ищет ее? Но это все не имеет смысла, ищет он ее или нет, парень ей ничем не поможет. Непонятно каким образом, наверное на уровне интуиции, девушка понимала, Нейт Эрику не соперник. Древний вампир раздавит парня как букашку. Так что надеяться ей не на кого и не на что. Она полностью во власти бессмертного, который жаждет ее мучений.

— Эрик, хватит, — тихо произнесла Кэт, в тщетной надежде достучаться до мужчины, — Мы оба знаем, я не повинна в твоих бедах. Зачем ты мучаешь меня? Зачем ломаешь мою жизнь?

Трансформация из человека в вампира была мгновенной. Красные глаза полыхали испепеляющей яростью. Один миг, и он уже рядом схватил за волосы и оттянул голову назад, вынуждая смотреть в глаза.

— Не при чем? — прорычал брюнет, — Лживая тварь! Дешевая шлюха, которая притворялась ангелом! Ты, сука, отправила моего лучшего друга в забвение. На чьей крови изготовлен яд? Кто тебе помогал? Говори!

Каждый нерв в теле Кэт замер. Она физически ощущала бешенство Эрика, и молилась лишь о том, чтобы он убил ее быстро. Это был незнакомец, кровожадный зверь, пощады от которого ждать не стоит.

— Я не трогала Яна, — прошептала девушка, — Мне никто не помогал, я вообще ничего не сделала из того, в чем ты обвиняешь меня.

— Лжешь! — Кэт ощутила удар по лицу, пощечина оглушила ее, — Я верил тебе, Катрина! А ты оказалась такой тварью. Еще скажи, что не спала с Артуром, и не сбежала с любовником-Наблюдателем!

— Я ничего не делала из того в чем ты меня обвиняешь! — закричала Кэт, ее нервы сдали. Все переживания последних месяцев вырвались на волю криком. Она больше не хотела молча сносить оскорбления, пусть даже Эрик за это может ее покалечить или убить, — Не знаю я никакого Артура! Не трогала я Яна! Ни кто мне не помогал, я вообще ничего не сделала! Нейтан мне всего лишь друг! Он хороший парень, который…

— Заткнись! — новый удар по лицу прервал поток слов, — Я сыт по горло твоей ложью! Я все видел своими глазами, тварь!

Новый удар по ребрам, выбил из Кэт дух. Удары посыпались на девушку, принося боль и страдания. Она прикрывала руками лицо и голову, понимая, что он всего лишь развлекается. Хотел бы, убил мгновенно, одним-единственным ударом. Но легче от этого не становилось. Тело горело огнем, в голове шумело. Несколько раз, девушка слышала противный треск, похоже, он сломал ей несколько ребер и пальцев. Но точно сказать сейчас она не могла. Кэт вообще не могла думать, хватая ртом воздух и не видя ничего перед глазами, кроме цветных кругов.

Красная пелена застилала глаза Эрика. Ненависть клокотала в нем ища выход, выливаясь в жестокость и насилие. Трель мобильного в кармане, немного остудила пыл, отвлекла. Возможно спасла их обоих. Ведь мужчина чувствовал ее боль, и его самого выворачивало наизнанку. Но остановиться не мог, осатанел от ядовитой ненависти и обжигающей ярости, пробужденные ее лживыми словами. Он все видел. Своими собственными глазами, мать ее! Звонил один из полукровок, сообщить, что проклятый Наблюдатель пришел в себя. В голову Эрика пришла, как ему показалось, просто блестящая мысль. Он велел доставить ублюдка сюда.

— Пришло время увидеться с любовничком, Катрина, — ядовитым голосом произнес Эрик, — Ах, прости, он же не любовник, он твой муж. Но разницы это не имеет, сегодня ты станешь вдовой.

Странно, но Кэт почти не чувствовала боли, наверное, это шок, но сердце девушки зашлось от ужаса, она видела, мужчина не шутит. Вопрос где Нейт и что с ним, отпал сам собой. Странно, парень много раз говорил ей, вампиры не могут любить, но Кэт видела, он любил ее. И сегодня ей предстоит стать свидетелем его гибели. Если повезет, сегодня и она наконец-то обретет вечный покой. Зверь в человечьем обличии, не имеет ничего общего с тем мужчиной, которого она любила. А был ли он вообще?

Избитого и окровавленного парня затащили в помещение. Было заметно, он дорого продал свою свободу. Взгляд светло-голубых глаз зацепился за Кэт, и на мгновение вспыхнул, но быстро потух.

— Семейство в сборе, — провозгласил Эрик.

Схватив Нейтана за волосы, он со всей силы ударил его кулаком в нос, а потом, так же, за волосы поволок в противоположный конец комнаты, и тоже пристегнул наручниками к трубе.

— Что же ты, Катрина, — обратился брюнет к девушке, — может скажешь мужу пару слов на прощание?

Внутри Эрика все дрожало от отвращения к ситуации. Он и не подозревал в себе таких способностей к драматическим сценам. События, непосредственным участником которых, он сейчас являлся, уж очень напоминали низкобюджетную мелодраму, с элементами триллера.

А Кэт же словно онемела. В голове от страха все перепуталось, мысли цеплялись друг за друга и девушке не удавалось изобличить их в слова. В данный момент она ненавидела чудовище, с лицом возлюбленного. Но с другой стороны, отчасти понимала. Эрик сто процентов знает, что по новым документам они с Нейтом женаты, и считает их любовниками. Бесполезно его убеждать в обратном, он ее не станет слушать. Он и до этого не слушал и не слышал ее.

— Нейт, — наконец Кэт обрела голос, — скажи мне, пожалуйста, кто ты?

Парень поднял на нее глаза, которые уже начали заплывать от побоев. Во взгляде были грусть и вина.

— Прости, Кэт. Я не хотел, чтобы так вышло, — прохрипел он, — Я не такой как он, мне действительно двадцать шесть лет и я родился таким. Я — человек. Ну почти, человек.

— Хватит, — зло хохотнул Эрик, — Он полукровка, Катрина. Ты не знала, что твой муженек, полукровка, да? Ни человек и не вампир, так, ошибка природы.

Кэт слышала Эрика, но делала вид, что не обращает внимание на его слова. Она знала, апофиоз сегодняшнего кошмара близко, и пощады не будет, поэтому ей хотелось напоследок хоть немного уязвить своего палача.

— Прости меня, — произнес блондин, — Это я виноват во всем.

— Надоело, — фыркнул вампир, — Еще немного, и меня начнет рвать радугой от ваших нежностей.

— Я не держу на тебя зла, — ответила Кэт, проигнорировав слова брюнета.

Эрик ощущал боль на физическом уровне, наблюдая, как воркуют эти двое. Она как острый клинок вонзалась в сердце, словно яд растекалась по телу, парализуя. Так горько, как в этот момент, ему еще никогда не было. Когда-то она и ему нежно улыбалась, говорила мягким голосом, но все оказалось ложью. И вот, сейчас он снова слышит мягкость в голосе, видит нежность улыбки и это все, предназначается не ему. Этого ублюдка, Катрина похоже любит, в то время как с самим Эриком она всего лишь играла. Дала надежду на счастье, и как только он поверил в это, швырнула в седьмой круг Ада. И ему страстно захотелось ответить ей той же монетой, чтобы она поняла, какого это, когда боль рвет изнутри. Не дает вздохнуть, сжигает в пепел.

Он перевел взгляд на Наблюдателя, размышляя, как поступить. Первым помыслом его натуры кровавого хищника было перегрызть ублюдку горло, но ему претила мысль пить кровь Наблюдателя, мужчины и полукровки в одном флаконе. У их расы из покон веков принято убивать Наблюдателей при помощи оружия, исключения составляли лишь Колдуны, чья кровь божественный элексир для вампира. Так же, Эрик предпочитал кровь представительниц слабого пола, мужчины его не привлекали даже как еда. А то, что этот гад полукровка, сделало бы подобное, сродни акту каннибализма.

Тогда брюнет достал из-за пояса кинжал, и не обращая внимания на панические вопли Катрины, направился к парню.

— Никому не позволю трогать то, что принадлежит мне, — прошипел он в лицо врага.

Резким движением, он вонзил лезвие в живот несчастного, так как не хотел мгновенной смерти для ублюдка.

— Ты такой урод, Эдвардс, — тихо-тихо прохрипел Наблюдатель, — Глупый, слепой и глухой урод. Кэт ни в чем не виновата… — парень закашлялся кровью, а Эрик замер, прислушиваясь к словам блондина, — Она… Она вообще ничего не знает…

Полукровка потерял сознание, а Эрик так и стоял, с каким-то странным отчаянием сознавая, что вот он, ключ, ответы на все его вопросы. Наблюдатель изначально был замешан во всем, что происходит. А его слова о Катрине… Нет, Эрик не готов думать об этом сейчас. Если еще минуту назад, он страстно жаждал его смерти, то сейчас был готов на многое, лишь бы парень не сдох раньше времени. Выглянув в коридор, он отдал приказ забрать тело и любыми способами заставить ублюдка жить. Не уж, он не должен подохнуть раньше, чем ответит на его вопросы.

Что делать с Катриной, Эрик понятия не имел. Эти слова парня… Они отравляли мысли, вызывали страх. Что если он ошибся, и каким-то образом девушка вообще ни в чем не виновата? Сердце так хотело верить в это! Но если так, то, тогда получается, что он сам, своими руками, ослепленный гневом и ревностью, разорвал ту единственную, которую любил? Стал ее палачом, хотя обязан был быть защитником? Нет, нет, нет. Наверняка Эрик ослышался. Главное сейчас, чтобы парень не помер, и тогда он наконец узнает всю правду. Но сомнение, которое раньше неуловимым дуновение ветра проскакивало в душе, сейчас заполыхало алым пламенем, заставляя Эрика блокировать мысли в этом направлении. Но получалось плохо. В голове набатом била мысль, кто же она, его Катрина: ангел, которому он лично обломал крылья или уродливая химера, которой место в могиле? Если окажется, что она невиновна, то он… Значит он лично принес хворост для костра, на котором будет гореть живьем до конца своих дней.

Отдав приказ перевести временно девушку в одну из комнат, осмотреть ее раны и убрать в подвале, мужчина отправился прогуляться. Ему нужно успокоиться, привести бунтующие эмоции в равновесие, прежде чем он снова решиться что-либо сделать.

***

Кэт ничего не видела и не слышала. Ослепшая от слез и оглохшая от боли, она до сих пор видела лишь бледное, окровавленное лицо Нейтана. Девушка не хотела верить, разум не хотел принимать тот факт, что Эрик все же убил парня. Ее горло до сих пор драло от криков. Она кричала, умоляла вампира пощадить Нейтана, но он ее не слышал. Зачем? Ведь по его плану она — следующая.

Ее нещадно колотило, истерика и не думала идти на спад. Девушка не верила, что мужчина которого она полюбила всем своим существом, и беспощадный зверь, который сегодня калечил ее тело и убил ее друга — один и тот же человек. Точнее вампир. Нейт был прав, такие как он не способны любить. В них не заложены такие качества как сострадание и милосердие. Бездушные чудовища, предназначение которых сеять боль, ужас и смерть.

Полукровка… Эрик назвал Нейта полукровкой. Кэт не знала, что это конкретно означает, но она видела, парень был совсем иным. В нем не было той животной жестокости и нечеловеческой силы, которые всегда присутствовали в Эрике. Он был живым, имел полный набор достоинств и недостатков, присущих обычным людям. Никогда Кэт не узнает о его истинной сущности больше, ей оставалось лишь запомнить Нейта человеком, преданным другом, не давшим ей упасть в пропасть безумия.

В душе Кэт поднялась волна ненависти и отвращения к себе. Она до сих пор глубоко в душе ощущала гнетущую тоску по тому Эрику, которого знала раньше, по времени, что провела с ним. Сейчас девушка убеждала себя, мужчины, которого она любила, никогда и не было. Она выдумала его. Она влюбилась в фантом, Настоящий Эрик Эдвардс, беспощадное и кровожадное чудовище, и она никогда не простит ему смерть Нейтана. Да это и не понадобится, Кэт не сомневалась, ее собственные дни сочтены.

Глава 40.


Мужчина никак не мог скрыть волнение. Он шел в комнату, где томился его раненый узник. Два дня потребовалось его людям, чтобы вытащить полукровку с того света, и еще день, чтобы он более-менее пришел в себя. Все это время его поили кровью, для ускорения регенерации, и Эрику было плевать, что парню это совсем не нравится. Да, вампир за это время хорошо изучил своего оппонента, и был удивлен его выдержкой. Полукровки обычно были слишком подвержены человеческим слабостям, не привыкли себе в чем-либо отказывать. Как и Проклятым им требовалась кровь, реже и меньше, чем чистокровным вампирам, но без нее они так же могли погибнуть. Но этот Нейт, показывал чудеса выдержки, его ненависть к расе Эрика, заставляла его сдерживать, подавлять природу хищника, он питался раз в три недели, он желал быть человеком. Возможно, после лечения, которое он прошел у Эрика, с этим возникнут проблемы, только брюнету было плевать. Он вообще не был уверен, что оставит в живых полукровку. Но сейчас главное узнать тайны, которые известны парню, и от предвкушения разговора, мужчина ощущал дрожь внутри.

Когда бессмертный вошел в комнату, то наткнулся на взгляд светло-голубых глаз. Наблюдатель был еще слаб, но не смотря на болезненную бледность, смотрел дерзко, с вызовом. Эрик поймал себя на мысли, что если бы они не были врагами, то парень ему наверное понравился бы. То, что он не боялся его, было подобно глотку свежего воздуха. Будоражило и освежало. Обычно без страха в глаза ему смотрели лишь древние бессмертные, у которых было не меньше сил и могущества, а еще Катрина… Все остальные, молодняк вампиров, полукровки, Наблюдатели и конечно же люди, от всех них воняло страхом. От кого-то меньше, от кого-то больше.

— Дай угадаю, — бросил пленник, — ты получил своим шавкам выхаживать меня, отнюдь не потому что я нравлюсь тебе и уж точно не по доброте душевной. Ты хочешь знать, что мне известно о Катрине и дерьме, в котором ты завяз по уши. Верно?

А он пленных не берет, и смелости парню не занимать. Ведь понимает, что его жизнь и здоровье целиком и полностью в руках Эрика и все равно дерзит.

— В яблочко, — к черту лишнее словомарание.

— А почему ты решил, что я тебе что-либо скажу? — скептически поинтересовался парень, — Ты думаешь я до такой степени боюсь смерти?

Глядя на полукровку, Эрик осознал, в он ведь и в правду не боится. Он принял это. Похоже слова — «лучше умереть стоя, чем жить на коленях» — про него. Брюнет ощутил невольную волну уважения, сам был таким же. Но сейчас не время для сантиментов. Парень считает его конченым ублюдком, пусть так оно и будет.

— Ты не дорожишь своей жизнью, но как насчет жизни Катрины? — увидев, как без и того бледное лицо полукровки, стало еще бледнее, Эрик понял, что попал точно в цель. С некоторой горечью он понял, у них обоих одна и та же слабость — Катрина.

Поколебавшись, Наблюдатель все же начал говорить. Он рассказал, как после их встречи, когда Эрик сообщил ему, что Катрина его Единственная, на связь с парнем вышла Лили. Блондин не хотел иметь с ней дело, но отчаяние и ревность оказались сильнее. Он встретился с вампиршей и ее сообщником — Артуром. Их план который заключался в том, чтобы убедить Эрика в предательстве Катрины, казался парню безумием. Тот же Ян, слишком умен, но эти двое обещали устранить проблему. Они же обещали убедить Эрика в предательстве, Нейту надо было только ждать, ему обещали, Катрина сама захочет быть с ним. Парень боялся за девушку, но что ему оставалось делать? Только надеяться и верить. По его словам не счесть сколько раз, он думал, а не ошибся ли он? Но все вышло просто идеально, до того момента, как Эрик их нашел. Парень и не пытался скрыть, он считал, брюнет заслужил все эти проблемы тысячу раз, единственное, о чем он сожалел, что вместе с Эриком страдает и Кэт.

Эрик слушал рассказ парня и ему казалось он падает в пропасть, на дне которой течет раскаленная лава. Да, этот тип не знал подробностей, но мужчина был уверен, недостающие факты, Артур сообщит Совету, хочет он того или нет. Но все это уже не важно. Эрик смотрел на собственные руки и ему чудилась на них кровь девушки. Прав парень, он глухой, слепой и глупый мудак. Сам, своими руками он разорвал в клочья ту, которую так любил. Сколько раз Катрина пыталась до него достучаться? Но он же умный, он же давно на свете живет. Брюнет всегда чувствовал ложь, но почему в самый ответственный момент, он так и не узрел истины? Как он, чертов ублюдок, мог так с ней поступить?

Ревность: жгучая, вязкая, обволакивающая душу и мысли ослепила его. Но разве это оправдание содеянному? Можно ли оправдать жестокость уязвленным самолюбием? Нет, нельзя. Эрик привык к этому миру, миру жестокости, лицемерия и подлости, миру населенному тварями, подобными ему самому. Он судил ее привычными мерками, ее, Катрину, светлую душу. Вампиры не верят в Бога, и сейчас Эрик лишний раз убедился, они правы. Иначе как объяснить, что Он позволил такой светлой душе, попасть в его грязный мир, в окружение подлых, кровавожадных чудовищ?

Мужчина задыхался, боль ломала кости, кровь кипела, выжигая вены изнутри. Катрина, милая, родная… Что же он наделал?! Как исправить это зло? И тут же он понял, нечего уже исправлять. Он все разрушил, уничтожил, растоптал. Эрик видел это в голубых глазах девушки, в них не осталось света. Он убил их обоих. Судьба подарила ему уникальный шанс, а он не оценил вовремя и все потерял. И если он веками заслуживал свой Ад, то ей-то за что? За то, что полюбила его? Верила ему и дарила счастье?

Артур мечтал уничтожить его, хотел видеть Эрика на коленях, что же, он добился своего. Может праздновать победу. И пусть радоваться ублюдок будет недолго, Эрик сделает все возможное для этого, но все же Артур достиг главной цели — разрушил его жизнь.

И не только его. Брюнет стиснул зубы и прикрыл глаза, и перед мысленным взором вновь увидел Катрину, этот ее взгляд: равнодушный, пустой, мертвый. Проживший на свете множество веков Эрик, много раз слышал, как люди готовы были пожертвовать жизнью, лишь бы спасти любимых или облегчить их боль, и только сейчас понял это ощущение. Он бы с радостью отправился в Ад, если бы это сделало девушку счастливой, вернуло радость и свет в ее взгляд и душу. Но Эрик знал, это не поможет. Им остается только жить со всем этим. Точнее он надеялся, что со временем Катрина начнет жить, потому как он без нее — живой мертвец.

Парень что-то говорил ему, но Эрик не слушал. Как во сне он покинул комнату пленника. Сознание жгло необходимостью увидеть ее, немедленно. Лишний раз убедиться, что она жива и с ней все в порядке. Относительном. Девушка спала, когда он пришел. Стоял у ее кровати и хватал ртом воздух, видя на нежной коже следы собственного безумия. Эрик и не представлял, что можно так сильно презирать и ненавидеть себя. Ублюдок! Чудовище! Мразь! И как только рука на нее поднялась? Кончиками пальцев, мужчина касался нежнейшего бархата кожи и шелка волос. Хотел запомнить каждую черточку лица, впитать в себя ее запах. Он больше не имеет никакого права удерживать ее, он вообще не имеет никаких прав! Не имеет права касаться ее, дышать с ней одним воздухом, а главное — он не имеет права и шанса на прощение. И сейчас Эрик прощался с ней.

— Прости меня, родная, прости, — тихо шептал он, — Обещаю, теперь у тебя все будет хорошо.

У двери он бросил на нее последний, прощальный взгляд. Когда дверь за спиной захлопнулась, Эрик был полон мрачной решимости, алчного желания уничтожить мразей, сотворивших с ними это, чего бы ему это не стоило. Он будет требовать для них мучительной смерти и станет их палачом. Заставит их ответить за каждую слезинку любимой.

Эрик был намерен устроить ее жизнь, пусть он и не может заставить ее перестать чувствовать боль, но хотя бы вернет все то, что можно купить за деньги. А еще ему придется отпустить полукровку. Как бы не претила ему сама мысль о том, что Катрина будет принадлежать другому, но почему-то Эрик был уверен, только этот ублюдок способен вернуть ее к жизни. Если она конечно захочет иметь с ним дело, узнав правду.

Когда-то Эрик обещал себе, что вырвет сердце любому, кто посмеет обидеть Катрину. Но что делать, когда самую большую боль ей, причинил он сам? Может пришло и его время уйти? Сейчас он как никогда понимал своего учителя, решившегося однажды на этот отчаянный шаг. Но сначала дела, а потом… Потом он подумает об этом.

***

Из окна своей съемной квартиры, Кэт смотрела на пасмурное Лондонское небо. Три недели назад она вернулась домой. Уничтоженная и разбитая, не имея не малейшего желания жить и вообще что-то делать. Несколько дней она овощем лежала на кровати. Ее сознание металось в замкнутом пространстве, наполненном болью и страданиями. У нее не осталось сил на борьбу, она полностью обескровлена, высушена до дна.

А потом случилось то, что заставило мир Кэт вновь пошатнуться и круто перевернуться с ног на голову. Снова. На пороге ее квартиры возник Нейтан. Лежа на кровати, девушка долго не хотела реагировать на настойчивый стук и звонки в дверь, но спустя полчаса ее стена отстраненности дала трещину. Когда она распахнула дверь, то шок был настолько силен, что Кэт уцепилась за косяк, дабы не упасть.

Нейт, которого она уже оплакала и похоронила в своих мыслях, стоял напротив нее с немного смущенной улыбкой. Кэт не могла поверить своим глазам, но сколько бы она не жмурилась и не мотала головой, парень не исчезал.

У них состоялся тяжелый разговор, шокировавший девушку. Нейт рассказал ей о своем сговоре с вампирами, о своей роли в ее разрушенной жизни. Кэт долгое время единственным другом, путеводной звездой во мраке безнадежности, а он оказался волком в овечьей шкуре. Блондин старался оправдаться, говоря, что они все равно бы добрались до Эрика, ведь у него впервые за столетия появилось уязвимое место, у него появилась она — Кэт. По мнению Нейта, она могла пострадать куда сильнее и даже погибнуть, если бы не вмешался он. Но девушка не хотела ничего слушать. Для Кэт его слова, были равны признанию в предательстве.

Как можно прикрывать такую подлость заботой? Она-то наивная мучилась чувством вины, думала, что он ее любит, и корила себя за невозможность ответить на эти чувства. А он плел низкие интриги за ее спиной, вступил в сговор с врагами Эрика и разрушил их жизни! Девушка выставила Нейта за дверь с громкими криками, обливаясь слезами. Вся ее жизнь — череда предательств. Никто и никогда не думал о ней, не интересовался, чего хочет она, Кэт. Начиная с ее отца, заканчивая Нейтом, каждый пытался играть ею как пешкой. Столько времени она посвятила борьбе за независимость, пытаясь доказать миру, что она цельная личность и все бестолку. Все без исключения видят в ней слабую и безвольную девочку, которую не обязательно слушать и интересоваться ее мнением.

Когда шквал эмоций чуть поутих, до Кэт наконец дошла одна истина — Эрик все знает. Он знает, что она невиновна. Вот почему ее вернули в Лондон и оставили у дверей собственной квартиры. И вновь в душе поднялась волна горечи и разочарования. Он просто вернул ее домой, не посчитал нужным даже просто поговорить. Он дал ей долгожданную свободу, только вот свобода эта имела привкус горечи. Разорвал на части и просто выкинул прочь. Конечно, кто она такая, чтобы ей что-то объяснять или сказать банальное «извини, я был не прав»? Кэт помнила как задавалась вопросом: почему он ей не верит? И сейчас у нее появилось ощущение, Эрик просто не считал ее достойной доверия. Конечно, кто она? Простая смертная, игрушка, развлекательный эпизод в его жизни, не более. Вот только от этого не становилось легче, наоборот боль лишь усиливалась. Как он вообще мог так думать о ней? Неужели не видел, как она его любила?

С немым отчаянием, Кэт пыталась воскресить в душе ту ненависть, которую, как ей казалось, она испытывала к Эрику там, в Австралии, когда он устроил ей персональный Ад, когда калечил ее тело и психику, когда как она думала убил Нейта. И у нее не получалось. Девушка поняла, можно сколько угодно заниматься самообманом, но она никогда не сможет окончательно разлюбить его или забыть. Эрик красной линией прошел через ее жизнь, разделив ее на до и после. И если он сам легко выкинул ее из своей жизни и мыслей, то сама Кэт вряд-ли сможет это когда-нибудь сделать.

Кэт презирала себя за эти чувства. Она ненормальная, больная им, ведь любой нормальный человек должен испытывать отвращение и ненависть к своему палачу, а не болезненную тягу. Но это все не имеет никакой разницы, Эрику она не нужна и должна с этим смириться, ведь она знала, рано или поздно этот день наступит. Мужчина никогда ничего ей не обещал, не говорил слов любви. Для себя девушка решила, как бы больно не было, она сохранит остатки собственного достоинства и не будет искать с ним встреч.

Кэт уже нашла чек на огромную сумму и приглашение в несколько лучших редакций Лондона и это принесло лишний укол боли. Он просто решил откупиться от нее, покрыть деньгами и связями произошедшее. Лучше бы просто пришел и глядя в глаза сказал ей хоть что-нибудь. Не достойна она такого, похоже. Кэт предстояло начать новую жизнь с нуля и она будет землю жрать, но всего добьется сама. Не нужны ей его подачки. Нужно забыть все, что было и воскресить ту Кэт, которой она была до встречи с Эриком.

Все же в визите Нейта было свое благо, он выдернул ее из оцепенения. И пусть Кэт и провела несколько дней в горьких слезах разочарования во всем и всех, но она перестала быть безразличным ко всему овощем. Нужно взять себя в руки, ей нужна встряска. С этими мыслями, она набрала Джине. Наверняка подруга сильно обижена на нее, ведь последний раз они общались несколько месяцев назад. Договорившись о встрече в любимой кафешке, Кэт подкрасив губы и ресницы, покинула квартиру впервые за этот месяц.

Глава 41.


Ничто так не подавляет, как осознание собственной никчёмности и ничтожности. Когда Эрик уезжал из Австралии, полный решимости во что бы то ни стало стереть в порошок мразей сотворивших это с ними, он рассчитывал на несколько иной исход. И вроде бы, все сложилось не плохо, месть свершилась, но мужчина не чувствовал удовлетворения. Он был опустошён.

После того, как Эрик покинул комнату Катрины, он вновь направился к полукровке. К его не малому удивлению, парень довольно легко согласился сотрудничать, рассказать Совету все, что ему известно. Блондин рвался к Кэт, и Эрику пришлось припугнуть парня, дабы он сначала сделал что обещал. В отличии от него, Эрика, у этого Нейтана были все шансы на светлое будущее, так что подождёт немного.

Он первым сорвался в Лондон, оставив своим людям распоряжения насчёт пленников. Полукровка должен был приехать как только пройдёт в относительную норму, а Кэт он велел отвезти домой, как только она окажется полностью здорова. Хотя бы физически. Эрик не находил в себе сил встретится с ней. Он жалкий трус, но самым страшным его кошмаром было увидеть в её голубых глазах отвращение, ненависть или что ещё хуже, полную пустоту и безразличие. Мужчина оставил ей много денег для безбедной жизни и выбил право самой работать в лучших редакциях страны, ей нужно только выбрать. Эрик понимал, это мало, ничтожно мало, он задолжал ей куда больше, но не знал способа отдать этот долг полностью. Если бы он мог забрать её боль, он бы сделал это. Снова стирать память было опасно, можно было просто сжечь ей мозги, да и как показала практика, толку от этого маловато.

Эрик созвал Совет, выдвинул обвинения, привёл свидетеля. Ему оставалось только ждать. Мортимер сам вызвался допрашивать парня, хотя слово «допрашивать» слишком мягкое и мало отражает суть происходящего. Глава Совета просто подверг полукровку Испытанию Истины, жестокий, но безусловно верный способ узнать правду без прикрас. Древний вампир с добровольного согласия свидетеля, просто залез ему в голову, вскрывая все, даже самые незначительные воспоминания. Говорят это адски болезненная процедура, и глядя как несчастного выворачивало после, Эрик был склонен поверить.

Лили схватили сразу, прямо из его дома привезли в особняк Совета и закрыли в подземелье. Развод оформлен был за один день. Мортимер пробовал его уговорить потянуть немного, дабы вызывать меньше пересудов у смертных, но Эрик просто послал мужчину. Он не хотел быть хоть как-то связан с этой сукой и ему было плевать какую байку они придумают для общества. В итоге вышло что-то на вроде, добровольно развелись на почве несовместимости и Лили уехала в поисках новой жизни в какую-то «жопу мира».

А вот с Артуром было сложнее. Ублюдок каким-то образом заранее прознал обо всем и исчез без следа. От Наблюдателя они уже знали и химической формуле, которая «лишает запаха» и это существенно усложнило поиски. Бессмертного объявили во всемирный розыск, но шли дни и все было тщетно. Артур словно испарился.

Все решил случай. Один из полукровок, работающий на Стефана, древнего вампира, проживающего на территории Франции, отправился в Мексику, навестить семью. Там то он и заметил Артура. Парнишка оказался смышлёным и дал сигнал остальным ищейкам. Хорошо, что многие полукровки так похожи на людей, что порой даже Проклятому отличить их сложно, они даже пахнут как люди. Вампиры с неким презрением относились к полукровкам, а Эрик с недавних пор им немного завидовал. Ему казалось, эти создания отхватили лучшее от обоих миров. Они были сильнее и красивее обычных людей, имели отменное здоровье. Их жизнь была так же коротка, как и человеческая, но при том они могли получить все то, о чем вампиры могли лишь мечтать. Семью, детей, любовь. Их жажда крови и потребность в ней, была гораздо ниже, и при грамотном подходе, ни семья, ни друзья так и не знали об их природе. Они жили полной жизнью, так похожие на людей, почти неотличимые от них. Вот и Артур каким-то чудом не заметил. Вскоре его схватили и поселили в том же подземелье, где уже столько дней сидела бывшая жена Эрика.

Эрик жаждал знать подробности пыток, которым подвергали его врага, дабы выбить на чьей крови изготовлен яд для Яна, но ему толком ничего не говорили. Артур держался полторы недели, но все же Мортимеру удалось вытянуть из него правду. И эта правда шокировала Эрика. Яд изготовлен на его крови! Ублюдок просто выкрал пробу крови из хранилища братства. Вот вам и хвалёная безопасность! Вскоре изготовили противоядие и Ян очнулся от забвения, но был слишком слаб для посещений.

Суд лишь частично оправдал надежды мужчины. Лили единогласно вынесли смертный приговор и даже дали Эрику добро быть её палачом. А вот у Артура в Совете оказались покровители. Голоса разделились, двое за казнь, двое против и один воздержался. Несколько дней горели дебаты на эту тему. Эрик не понимал, о чем тут вообще спорить? Этот ублюдок совершил преступление, предательство по отношению к своей расе, покушение на сына главы Совета!

Приговор шокировал вампира. Артура приговорили к лишению бессмертия, материальных благ и власти. Его сделали человеком, без гроша за душой! Эрик был в ярости. Этот ублюдок не достоин такой чести, как быть человеком! Чем вообще думают эти идиоты, отпуская его на свободу? Даже как смертный он опасен. Умный, жестокий, не обременённый моральными принципами, Артур мог стать бедствием для мира людей. Особенно учитывая его ярость из-за поражения в их личной войне. После того, как врага лишили всех его сил и способностей, Эрик встретился с ним. Ему хотелось посмотреть в глаза того, кто ненавидел его настолько, что решился на преступление.

— Пришёл позлорадствовать? — криво усмехнулся Артур.

— Нет, — качнул Эрик головой.

— Отчего же, ты победил, — не унимался мужчина.

— Мы оба проиграли, — честно ответил вампир.

Они смотрели в глаза друг другу с минуту. И Эрик понял, Артур получил худшее наказание из возможных. Осознание сего факта остудило ярость. Артур был помешан на силе и власти, он обожал саму природу вампиров, и в одночасье лишился всего. Сейчас перед ним был просто человек с пустым взглядом. Но и Эрик победителем себя не ощущал. Их вражда длилась веками, только вот долгожданная победа не принесла облегчения, и не чувствовал он себя победителем. Он такой же проигравший, потерявший все, что было дорого.

Не Эрик начал эту вражду, но он ничего и не делал, чтобы её закончить, так как ненависть была обоюдной. Когда молодой и дикий вампир появился в доме Александра, Артур стал его другом, а в последствии и братом. Артур был как сын, для его учителя, он растил его с пелёнок и оттого считал родным. Но вот только сын не разделял взглядов отца. Если Александр придерживался мнения, что расе бессмертный не пристало вести себя как своре дикий зверей, устраивающих кровавый беспредел, то Артур считал в точно наоборот. Он всегда говорил, люди — еда, а не союзники. По его мнению, вампиры должны править миром с такими силами и способностями. Он бредил господством бессмертных над смертными. Тогда Совет был молод, и кровавый беспредел не был редкостью, и Артур был одним из первых, кто ввергал целые селения в ужас, сеял смерть и разрушения.

Эрик же был примерным учеником, который поддерживал учителя. Он не мечтал о власти, он просто следовал заветам Александра, которому никак не удавалось совладать с собственным сыном. Но при всем этом они неплохо ладили с друг другом, будучи совершенно разными. Раскол случился когда спустя сотню с лишним лет, Александр решил покинуть этот мир и принял решение, которое навсегда сделало Эрика с Артуром врагами. Учитель так и не смог достучаться до сына, и похоже понимал, если отдать ему свое состояние и власть, мир захлебнётся в крови. Он назначил своим наследником Эрика, на которого возлагал большие надежды. Конечно же Артур не понял этого решения, посчитал его предательством отца, за которое возненавидел их обоих. Его никто не гнал из родного дома, он сам ушел, напоследок поклявшись отомстить проклятому ублюдку, который втесался в доверие к отцу и лишил его, законного наследника, всего.

Александр покинул этот мир, и Эрик долго приходил в себя. По сути он лишился в короткий срок отца и брата. О втором долгое время ничего не было слышно, и лишь спустя семьдесят лет, до Эрика дошли слухи о кровавых бесчинствах в его владениях. Он не хотел верить, в причастность брата. Но его иллюзии рухнули, когда ему наконец удалось перехватить Артура во время очередного кровавого пира на территории деревеньки, которая была на его территории. Эрик пытался поговорить с мужчиной, звал вернуться домой, но тот разбил весь его доброжелательный настрой. «Помнишь как ты бредил той девицей, которую любил в смертном обличии? Помнишь как подыхал от отчаяния и ненависти к себе, убив её? Я дал тебе уверенность в собственных силах, и я лгал, когда каялся, что ошибся. Я знал, рано или поздно ты перегрызёшь ей глотку. Жажда молодых бессмертных слишком сильна. Вот только ты не оправдал моих ожиданий после, вместо того. Я думал ты примешь мою сторону и мы вправим отцу мозги, но ты сделал все наоборот. Но знаешь, я рад тому, что уговорил тебя тогда встречаться с ней. Меня греют воспоминания как ты выл от тоски после. И я сделаю все, чтобы снова видеть тебя на коленях.» Эрик возненавидел тогда Артура. Набеги на его собственность прекратились, и веками они не пересекались. Брюнет слышал о том, что Артур сколотил состояние и покоряет вершины власти, думал, он забыл о мести. Самого Эрика сдерживало обещание данное Александру. Он не мог себя заставить заботиться об этой твари, но решил не трогать и сейчас жалел. Артур окреп, выждал момент и разорвал его в клочья. Нужно было уничтожить его гораздо раньше. Теперь они оба проиграли. Оба лишились всего.

Алкоголь туманил взгляд. Мужчина держал в руках стакан со скотчем, перебирая в памяти воспоминания о Катрине. Они все причиняли боль, но он как мазохист погружался в них все глубже и глубже. Глаза то и дело цеплялись за пузырёк, который он выпросил у Совета. Яд, который убивает бессмертных. Он решил уйти. Его уговаривали передумать, но послал их всех к черту. Он устал и ничего им не должен, напротив, это они ему задолжали. Если бы его сразу послушали, он бы не стал палачом для любимой и возможно сейчас был бы счастлив. Но что толку искать виноватых, когда больше всех остальных вместе взятых, виноват он сам? Ему нет оправдания и нет прощения. Он так и не нашёл в себе сил встретиться с ней. Он вообще не считал себя в праве дышать с ней одним воздухом. Таким чудовищам как он, не место рядом с ангелами. Жизнь без Катрины стала невыносимой. Вот так бывает, одного из сильнейших бессмертных, сломала простая человеческая девушка.

***

Кэт с унынием смотрела в окно. На улице висели низкие, серые облака, моросил противный дождь. Все было серым и безликим, как и её жизнь. Она встретилась тогда с Джиной и была бесконечно рада этой встрече. Как глотку воды в пустыне. Подруга для вида немного подулась на нее, но быстро забыла всю свою обиду. Они несколько часов к ряду болтали обо всем на свете, и девушка вспоминала себя прежнюю. Как же она сейчас завидовала той Кэт! Та Кэт была свободной и целеустремлённой, с кучей амбиций и планов, нынешняя Кэт всего лишь серая тень, которой плевать на все вокруг. Ах, если бы она тогда послушала друзей! Ведь Джина, и даже Ден, уговаривали ее не соваться в дом загадочного и страшного Джона Диккинсона. Они понимали, что это опасно, а Кэт была слишком самоуверенна. Если бы она тогда их послушала…

А что толку в бесконечных «если бы»? Кэт пришла к ошеломляющему выводу, даже несмотря на всю боль и пустоту в душе, она не отказалась бы от того счастья, которое пережила с Эриком. Многие люди за всю жизнь не испытывают и десятой доли тех эмоций, которые пережила она.

Но как же холодно внутри! Сможет ли она когда-нибудь, стать прежней? Или до самой смерти ей предстоит долгими ночами оплакивать свою любовь? А точнее даже не любовь, а болезнь, одержимость, зависимость. Ведь любовь, это когда взаимно.

После встречи с Джиной, Кэт встретилась с сестрой. Ей было неудобно просить ту о помощи, да выбор не велик. В прежнюю редакцию она возвращаться не хотела, как и не хотела пользоваться протекцией Эрика. Кэт искала какое-нибудь пусть и неприметное место, но чтобы иметь возможность самой построить карьеру, и если и начать когда-то работать в известном издании, то только потому что сама заслужила. Мари как раз была тем человеком, у которого знакомые есть почти везде. Она помогла ей устроиться в газету с крохотным тиражом, но это было максимум, что могла сестра, не привлекая внимания отца.

Так же при встрече Кэт узнала, Мари собирается, как и она когда сбежать. Отец уже позаботился и нашёл ей жениха, отвечающего его требованиям. Естественно, мнение самой Мари его не интересовало. Но девушка слишком сильно любила Роджера, чтобы пойти на это. Глядя на сестру, Кэт невольно завидовала ей, ведь она нашла свое счастье, в отличии от самой Кэт. Узнав, что она одинока, Мари пыталась, точнее намекала ей, помириться с отцом, в надежде получить свободу от брака без побега. И Кэт бы рада помочь ей, но не такой ценой. Прожить жизнь с ненавистным мужем и отказаться от остатков себя? Нет уж! Примерно так она и ответила сестре, и та вроде как поняла. В любом случае разошлись они тепло попрощавшись, договорившись созваниваться. И сейчас у Кэт была работа.

Ещё она помирилась с Нейтаном. Точнее просто возобновила общение. Со временем она поняла его, отчасти. Кэт вспомнила, как сама сходила с ума, представляя Эрика с Лили. И возможно, он действительно спас ей жизнь. Но прежнего тепла и доверия между ними уже никогда не будет. Понимали это оба. Диалоги были скомканными, с привкусом его вины и её недоверия. Какая-то часть Кэт жалела парня, но больше она не корила себя за то, что не может ответить на его чувства. Понимание пониманием, но ей до сих пор было неприятно от мысли, что он ложью пытался сделать её своей.

Так и текла жизнь Кэт, размеренно и тоскливо. Об Эрике не было слышно ничего. Кляня себя на чем свет стоит, она каждый вечер просматривала деловые и светские новости, ничего. Если не считать небольшой заметке о разводе, что не было новостью. Это было ожидаемо. Он ей не писал, не звонил и конечно же не приходил. Просто выкинул ее из своей жизни.

Поедая фисташковое мороженное, девушка смотрела какой-то ужастик, про одержимую духом девушку. Фильм был весьма атмосферным и когда на одном из напряжённых моментов, сопровождаемых такой же музыкой, Кэт услышала стук в дверь, то подпрыгнула на месте. Чтоб его! И кого принесло около девяти вечера?

Поставив фильм на паузу, Кэт прямо босиком прошлёпала к двери. И застыла распахнув ее. Этого гостя, она уж точно не ожидала.

Глава 42.


Увидев своего гостя, Кэт в ужасе отшатнулась. Перед ней предстал участник её ночных кошмаров, мужчина который не мешкая разрушил её жизнь, преследуя свои личные цели. Артур. Именно с него начался её Ад.

Не думая, подчиняясь инстинктам, девушка метнулась на кухню и схватила большой нож, для разделки мяса.

— Хм, интересно, — хищно улыбнулся посетитель, — Ты правда надеешься меня остановить этим?

— Не приближайся, — зашипела Кэт.

Нет, наивной она не была и возможности вампиров знала хорошо. Если бы он захотел, она бы и шагу ступить не успела, а нож для него и вовсе не помеха. Кэт колотило от страха. Девушка понятия не имела, что нужно этому типу, но жизненный опыт говорил держаться от него подальше.

Артуру было забавно наблюдать за девицей. Глаза огромные, испуганны. Ощутимо напряжена. Мужчина знал, что она не в курсе его наказания и поэтому, бравада из него так и лезла. Она верит, что от ножа ей толку мало, а он не стремится опровергать данное убеждение, хотя теперь эта игрушка для него опасна. Артур долго не мог поверить, что стал смертным, простым куском мяса, тем, кого веками считал едой для бессмертных. В первый же день он отправился в какой-то бар и устроил там драку, и к сожалению, лишний раз убедился в собственной уязвимости. Сломанное ребро болело даже спустя четыре дня, нет больше ускоренной регенерации, обоняние и зрение слабые, а сила и скорость остались с ним только во снах. И сам сон его раздражал, и почему смертным нужно терять столько времени впустую? Глупая у них физиология! И теперь он один из них. Ужасно. Кошмар наяву. Порой Артур думал, что лучше бы его казнили вместе с Лили. Это не жизнь, а пустое существование. У него вообще ничего нет. Забрали даже империю, которую он столько лет строил. Он нищий, смертный бомж. Никто. Случись с ним чего, ни один радар во вселенной ни пикнет. Он просто пустое место. Не думал Артур, что месть, так удачно начавшаяся кончится полным крахом. Не грело даже понимание частичной победы. Да, он поставил ублюдка на колени, сломал его, но какой ценой? Стоило ли оно того? Мужчина сам не мог ответить на вопрос: зачем пришёл к этой девице. Наверное хотел лишний раз увидеть ту, из-за которой его древний враг пал и скоро и вовсе покинет этот мир. По старой дружбе ему шепнули о планах Эрика, но как ни странно, он не чувствовал никакой радости. Пустота — все, что осталось у него внутри. В этой войне они оба проигравшие.

— Не смеши, ты прекрасно знаешь, захочу ты и глазом моргнуть не успеешь, — усмехнулся Артур.

— Чего тебе нужно? — нервным голосом спросила девушка.

Казалось, мужчина задумался. Кэт лихорадочно размышляла как ей быть. Она-то наивная верила, что оставила тот мир и все его опасности в прошлом. Как бы не так. Может она и хотела этого, но мир бессмертных никак не хотел уходить из её жизни, и опасный представитель их расы — тому доказательство.

Вихрь ветра шевельнул волосы и в следующее мгновение девушка увидела парня, который одной рукой держал её «гостя» за шею. Артур выглядел злым, ошеломлённым и испуганным. Парень что-то тихо сказал брюнету на непонятном языке и швырнул его как тряпичную куклу к двери. Встав, Артур отряхнулся, и криво усмехнувшись, произнёс:

— Был рад повидаться.

После он покинул её квартиру. Настороженно девушка следила за незнакомцем, не в силах понять, что же произошло.

— Вы в порядке, мисс? — доброжелательно поинтересовался парень.

Выглядел он молодо, впрочем, как и все бессмертные. А в том, что он вампир, Кэт не сомневалась. Она научилась их отличать от людей. Всех их окружала особая аура силы, они были слишком красивы для людей. Даже этот парень, несмотря на вроде бы заурядные данные: средний рост, русые волосы, карие глаза и простое лицо с чуть крупноватым носом, выглядел богом, на фоне большинства мужчин.

— Да, — кивнула она, — Кто вы?

— У меня нет времени объяснять, — бросил незнакомец, — Пойдёмте со мной. Мой начальник вам все объяснит.

Ну да. Просто взять и пойти не известно куда и к кому, с опасным хищником. Он правда думает она такая дура?

— Нет, — отрезала Кэт, — Я с места не сдвинусь, пока вы не объяснитесь.

— Что же, тогда у меня нет выбора, — услышала девушка, перед тем как мир перед глазами бросился вспять.

Когда мир вокруг наконец-то остановился, девушка испуганно огляделась. Она находилась в небольшой, но шикарно обставленной гостиной. Белая мебель, и причудливые статуэтки и стены. Модерн в ярко выраженной форме. Огромное, панорамное окно, открывало захватывающий вид на вечерний Лондон и судя по этому виду, а точнее высоте, Кэт сделала вывод, она в какой-то квартире.

— Кэт! — услышала она знакомый оклик, — Ты даже не представляешь как я рад тебя видеть!

Обернувшись она увидела Яна. Да, Нейт ей что-то говорил, о противоядии, но девушка не думала, что они когда-нибудь встретятся. Невольно Кэт попятилась. Она слишком хорошо помнила Эрика, как он не поверив ни единому её слову, превратил её жизнь в кошмар. Может и Ян её захватил за этим? Отомстить за то, в чем она не повинна.

— Ян, — прошептала девушка, — что происходит?

Мужчина сделал к ней шаг, и Кэт попятилась. На красивом лице появилось хмурое выражение.

— Мне нужно с тобой поговорить, но я… Как бы это сказать… Немного не в форме, — напряжённо ответил блондин, — Никак не восстановлюсь окончательно от воздействия яда, поэтому попросил Фила доставить тебя сюда. Извини, если он тебя напугал.

— Это все конечно мило, но зачем я тебе? О чем ты хочешь поговорить?

Хотя, Кэт конечно догадывалась о теме разговора. Эрик. Опять Ян наверное будет ей лечить, как и что ей лучше делать. Только вот с нее хватит. Эрик сам все решил. Ушёл из её жизни, не посчитав даже нужным объясниться. Просто выкинул как надоевшую вещь.

— У меня нет времени тебе долго объяснять, Кэт, — начал Ян, — В другое время я с радостью поболтаю с тобой, но сейчас я хочу попросить тебя о помощи. Ты должна поговорить с Эриком…

— Так, довольно! — зло оборвала девушка, — Мне не о чем с ним говорить, Ян! Пока ты был не с нами, много чего произошло. Я даже обсуждать это не собираюсь. Пусть живёт как знает.

— Ты не понимаешь!

— Нет, Ян, это ты не понимаешь!

— Кэт, он решил уйти! Он никого не слушает, со мной даже встретиться отказался. Кэт, пожалуйста, может он хотя бы с тобой пойдёт на контакт. Я слышал о вашей трагедии в общих чертах и не оправдываю его, но…

Ян ещё чего-то говорил, но Кэт не слышала его. Решил уйти. Слова набатом пульсировали в голове, и слова мужчины казались лишь неразборчивым фоном. Девушка знала значение этого термина в их мире и не могла, не хотела, верить услышанному.

Тело мгновенно покрылось липким потом ужаса от осознания страшных слов мужчины. Дурнота подступала к горлу от одной мысли о мире, где Эрик больше не живёт. Может это странно, но она была готова сколько угодно реветь ночами в подушку, кусать ногти и молча страдать, если знала, где-то бьётся его сердце. А как жить зная, что его больше нет? Кэт не представляла себе этого мира без Эрика, ей такой мир не нужен, ей нет тут места.

Иногда можно сколько угодно убеждать себя в правильности принятых решений, цепляться за остатки гордости, прикрываться ей как щитом, но лишь несколько слов способны развеять все убеждения и обещания данные себе в прах. Кэт старалась быть рациональной, не принимать поспешных, необдуманных решений, но иногда самые верные из них, происходят под влиянием момента. Сейчас девушке стала плевать на все, о чем думала раньше. Плевать, что клялась не искать с ним встреч, и даже наоборот сделать все, дабы их избежать. «Он должен жить! Я обязана ему помешать! Он не имеет права так поступать!» — такие мысли заполонили сознание Кэт. Подскочив к Яну, девушка схватила его за руки.

— Ян я должна его увидеть!

На радость Кэт, мужчина не стал спорить. Он снова вызвал того парня, Фила и пожелал ей удачи. Ян сильно негодовал из-за того, что не может ничего сам. Способности ещё не успели толком восстановиться и он был беспомощен как смертный. Только девушке было сейчас не до сочувствия, она должна как можно скорее увидеть Эрика.

Всей своей чёрной душой Ян сейчас был с Кэт, надеясь, что не опоздал. Всего каких-то полчаса назад он узнал о чудовищном решении друга и был в ужасе. Мобильный Эрика был недоступен, а разум наглухо закрыт. Ян был наслышан о мерзких интригах и трагических последствиях, которые произошли пока он «спал». Тут даже он решил не вмешиваться, если судьбе угодно, она сама сведёт этих двоих снова. Но так было ровно до того момента, пока отец не сообщил ему ужасную новость. Они поругались, крепко повздорили. Ян не мог понять, как отец мог согласиться на безумную просьбу Эрика? Он не имел права! Достаточно того, что он уже натворил ослеплённый жаждой мести и личной выгодой. Блондин не сомневался, отец пытался отговорить друга, да безрезультатно. Он даже не был уверен, что Эрик послушал бы и его, Яна. Его друг был сломлен гораздо сильнее, чем предполагал мужчина. Оставалось надеяться, что девушке удастся достучаться до него, ведь как думал Ян, в Кэт и ситуации с ней кроется причина надлома.

Фил оставил Кэт у ворот особняка, который был ей и тюрьмой и прибежищем безоблачного счастья. Чертов идиот! Неужели нельзя было оставить её за оградой?

Девушка подёргала ворота, а потом и прилегающую к ним калитку, в тщетной попытке попасть внутрь. Взгляд наткнулся на кнопку звонка, которой она тут же воспользовалась. Появившийся охранник посоветовал ей проваливать восвояси, но Кэт не хотела сдаваться. Лицо парня ей казалось знакомым. Где же она его видела? Пока она раздумывала, появился ещё один парень, который был груб и категоричен, и даже пытался припугнуть. Девушка не обращала на хама внимания, напрягая память. Точно! Это же он приносил ей еду, там в Австралии, когда она восстанавливалась после побоев Эрика. Пусть она и не обращала тогда внимания на происходящее вокруг, но мозг каким-то образом запомнил образ и отложил его в памяти.

— Эй, послушай, — обратилась она к первому из парней, — ты ведь помнишь меня? Это же ты ухаживал за мной в Австралии, ну давай же, вспомни меня.

Взгляд парня стал внимательным, цепким. Он пристально всматривался в лицо Кэт, а та внутренне молилась, чтобы он узнал в ней, то избитое, затравленное существо.

— Ну допустим, я вспомнил вас, — наконец произнёс он.

— Мне нужно срочно увидеть твоего, эм… босса, — девушка даже не знала кто для него Эрик: хозяин или работодатель?

— Не велено, — вмешался второй, — Так что, проваливай.

Первый же охранник задумался. Кэт старалась унять нарастающую внутреннюю истерику. Вряд-ли парень представляет, как много может зависеть от его решения.

— Пропусти, — наконец с сомнением выдал он.

Его напарник хотел было начать спорить, но наткнувшись на взгляд парня, заткнулся. Благодарно кивнув, Кэт побежала к дому. А охранник, которого звали, Кевин, лишь надеялся, что девчонка вправит этому вампиру мозги. Последнее время он был невыносим и вместе с тем, на хозяина и смотреть было тошно. А если нет, то Кевин подписал смертный приговор себе и Ричу.

Кэт не понимала, почему паника так стремительно нарастает. Сердце в груди колотилось как сумасшедшее, когда она влетела в дом и бросилась искать Эрика. Она боялась опоздать и не меньше она боялась встречи. Может все зря, и его решение никак не связано с ней. Вполне возможно, мужчина просто устал от длинной жизни… Нет, чушь! Девушка чувствовала, она на правильном пути и сейчас находится именно там, где должна быть. Но почему её душит такой страх?

Спешно обегая коридоры, которые выучила за время, что жила здесь, Кэт наконец-то нашла Эрика. Он её даже не заметил. Мужчина сидел в кресле в собственной спальне прикрыв глаза и на миг, ей стало страшно. Неужели она опоздала? Но потом он пошевелился, и приоткрыл свои удивительные глаза. Рука потянулась к пузырьку на столике. Вот она причина паники! Кэт интуитивно чувствовала, ещё чуть-чуть, и будет поздно. Открутив крышку, Эрик глубоко вздохнул и поднёс склянку к губам. Как в замедленной съёмке, девушка смотрела на происходящее и опомнившись, закричала:

— Нет! Не смей!

Глава 43.


Рука слегка дрогнула, когда Эрик взял в руки пузырёк с ядом. Нет, трусом он не был, но когда стоишь в шаге от собственной смерти, невольно в душе поднимается волна некого протеста и паники. Мужчина разозлился на себя, он вообще мужик или как? Слишком много ошибок он сделал за последнее время, не нашёл смелости взглянуть в глаза той, для которой стал палачом, той которая стала его наваждением. И черта с два он струсит сейчас. Все просто. Несколько быстрых глотков и дело с концом. Но размышлять проще чем сделать. Эрик знал, что пресловутая жизнь после смерти есть, он видел духов и даже общался с некоторыми из них, но эфемерным душам было запрещено рассказывать, что ждёт их всех там, за гранью. Эта неизвестность и пугала больше всего. Когда наконец Эрик было решился, услышал окрик, полный ужаса.

Повернув голову, мужчина застыл. Он смотрел на Катрину как на видение. Неужели он спятил и уже видит то, чего нет на самом деле? То, чего так бы желал увидеть… Ведь её не может тут быть.

Но видение не исчезало. Девушка сделала несколько шагов к нему, а Эрик так и сидел застыв, не в силах поверить собственным глазам и ушам. Несколько секунд спустя, брюнет наконец опомнился. Как бы он не был рад её видеть, ей здесь не место. Он все решил и она не должна этого видеть, не должна мешать. Эрик не знал зачем она пришла, они прошли точку не возврата много недель назад и он в упор не видел выхода из ситуации, поэтому её визит не имеет смысла.

— Кто тебя пустил? — грубо спросил мужчина, — Что ты тут забыла?

Кэт замерла на месте услышав слова мужчины. Грубые, холодные. А собственно, чего она ожидала? Что он бросится ей в ноги и будет молить о прощении, или засияет от радости завидев её? Умом девушка понимала абсурдность подобных мыслей, но глупому сердцу все равно было больно ото льда в мятных глазах.

— И это все, что ты способен мне сказать? — наконец ответила она, взяв себя в руки.

— А чего ты хочешь услышать? Чего ты ожидала, Катрина? — вторил ее мыслям Эрик, — Ты зря пришла. Уходи. Ты мне мешаешь.

Волна багровой злости затопила Кэт. Да как он смеет?!

— Трус! — зло бросила девушка.

В комнате воцарилась тишина. Кэт понимала, в любой момент в Эрике может проснуться зверь, но сейчас ей было плевать. В ней самой бесновалось чудовище, требующее справедливости и честности. За последние недели она слишком устала. И раз уж оказалась здесь, вопреки собственным принципам и решениям, то не уйдёт не получив ответов и не выбив эту блажь из черноволосой головы.

Эрик же был шокирован. Не ожидал он подобного заявления от Катрины, которая по его мнению, должна бояться его до дрожи в коленках. Когда первая волна изумления схлынула, мужчина встал в полный рост, решив играть до конца. Пусть боится, пусть ненавидит. Так им обоим будет легче.

— Что ты сказала? — прошипел он подойдя к девушке вплотную.

— Ты трус, Эрик Эдвардс, — дерзко ответила Катрина.

— А не много ли ты берёшь на себя, детка? Забыла кто я такой? — Эрик старался смотреть ей в глаза, дабы подавить этот бунт.

— Это угроза?

— Предупреждение. Не стоит стоять на пути моих решений.

Воздух разорвал звук смачной пощёчины. Кэт сама не поняла, как оно так вышло. Просто его попытка напугать, оттолкнуть, вызвала такой шквал возмущения, что рука сама взметнулась вверх, прежде чем разум успел обдумать сие действо.

Щеку обожгло, и Эрик вытаращив глаза уставился на Катрину. В голове не укладывалось, она решилась его ударить! И это после всего, через что прошла по его вине. Неужели совсем не боится? Мужчина вглядывался в голубые омуты глаз полные гнева, на дне которых он так же заметил боль и обиду. И никакого страха. Вообще. Взгляд невольно скользнул на пухлые приоткрытые губы. В конечном итоге, никто из них не смог бы сказать, кто первый потянулся и чья это была инициатива.

Их губы встретились в поцелуе, где не было место нежности. Это было настоящее противостояние. Эрик жадно исследовал языком рот Катрины, которая отвечала с оглушающим по силе пылом. Тело мгновенно вспыхнуло как в лихорадке, отключая мозги, подчиняя одному из основных инстинктов, заложенным во всех живых созданиях самой природой.

Кэт задыхалась от огненного поцелуя, который не давал ей вздохнуть как следует, да она и не хотела. Слишком хорошо, сокрушительно великолепно чувствовать губы мужчины на своих губах, упиваться его вкусом, его запахом, его прикосновениями, которые обжигают. Девушку колотило, ею овладела непреодолимая потребность в Эрике. Кэт казалось, если он сейчас остановится, оттолкнёт ее, она рухнет тут же, замертво. Просто не перенесёт отказа. И когда мужчина усадил её на стол, резким движением разорвав верх её платья, девушка ощутила истинный восторг.

В их движениях не было нежности и неспешности. Словно обезумевшие, движимые необузданной похотью, они срывали с друг друга одежду. Кэт вскрикнула, когда брюнет погрузил в нее сразу два пальца, предварительно разодрав в клочья её колготки и трусики, проверяя готовность к вторжению. Она была готова, с первых секунд, как только ощутила его необычайно мягкие губы.

Какой влажной была его девочка, готовой для него. Это понимание окончательно снесло Эрику крышу, вызвав внутри взрыв нетерпения. Оторвав к чертям застрявшую пуговицу на джинсах, мужчина вытащил окаменевший член и без промедления толкнулся в столь желанной тело. С губ сорвался невольный стон, когда он ощутил, какой тугой и горячей она была. Рай на земле.

Происходящее нельзя было назвать занятием любовью, это был даже не секс. Это была безудержная страсть, совокупление двух оголодавших животных. Здравый смысл, логика, стыд, все мысли и слова были позабыты. Была только подчиняющая себе, вытесняющая все остальное, потребность в друг друге.

Движения Эрика были сильными и резкими, но Кэт хотелось ещё сильнее, резче. Ощущение его рук, которые мяли груди, губ судорожно ласкающих шею и члена внутри, окончательно рушили понимание реальности. Уловив ритм мужчины, девушка сама начала подаваться бёдрами вперёд, дабы ощутить его ещё полнее. Издавая то хриплые стоны, то полу придушенные крики, Кэт кусала губы и царапала спину и грудь любовника. Уже знакомое ощущение надвигающегося оргазма охватило пылающее тело, и девушка начала ещё яростнее отвечать на действия мужчины.

Пелена наслаждения застилала Эрику глаза, подталкивая его к грани. Мужчину сводили с ума бархатная кожа, головокружительный запах тела девушки и мягкие губы, которые он неистово целовал, покусывая. Катрина в его руках выгнулась дугой и издала громкий крик, стенки её лона бешено сокращались вокруг его члена, девушка билась в экстазе. Ничего прекраснее он не видел. Её экстаз подтолкнул его к собственной эйфории. Сделав ещё несколько фрикций, Эрик достиг разрядки. Он долго кончал, выплёскивая накопленное за период долгого воздержания семя, тесно прижимая к себе девушку.

Тело Катрины обмякло в его руках, прижимая её к себе, Эрик нежно поглаживал волосы и спину девушки, как бы стремясь компенсировать собственную грубость минутами ранее. Волшебные в своей безмятежности мгновения, но жестокая реальность рвалась в их уютный мирок. Охватившее их сладкое безумие было прекрасно, но Эрик с горечью понимал, ничего не изменилось. Между ними по-прежнему океаны непонимания, боли, слез и недоверия. Целая пропасть. И секс, каким бы умопомрачительным он не был, не поможет это изменить. Вздохнув, брюнет отстранился, чертыхнувшись, обнаружив, что оторвал пуговицу на джинсах.

Реальный мир медленно, но верно возвращался. Эрик отстранился от нее и Кэт обнаружила себя сидящей на столе с распахнутыми ногами, в разорванном платье, собранным «гармошкой» на талии. Девушку охватила неловкость, и соскользнув со стола, она тщетно пыталась привести себя в порядок. Заметив её замешательство, Эрик протянул ей свою футболку, которую Кэт приняла с молчаливой благодарностью. Выглядела она комично в остатках платья, которые выполняли роль юбки, и футболке мужчины, которая ей была велика. Да и плевать. Кэт всегда нравилось носить его вещи. Было в этом что-то неуловимо интимное. Вот и сейчас, девушка упивалась теплом, которое не успела растерять мягкая ткань и запахом тела Эрика, которое та хранила.

Молчание воцарившееся в комнате убивало Кэт. Отвернувшись, Эрик отошёл на несколько шагов и взъерошил непослушные волосы. Она ждала, но он продолжал молчать.

— Скажи что-нибудь, — наконец не выдержала девушка.

— Чего? Чего я должен тебе сказать, Катрина? — ответ был тихим, исполненным горечи и Кэт это почувствовала.

Вспышка страсти разрушила стену отчуждения, которую воздвиг Эрик, дабы спрятать за ней чувства и эмоции, и сейчас он был перед ней открыт. Полностью обнажён морально. Кэт видела и его отчаяние, и его боль, как отражение собственных чувств. Они зашли в тупик, не в силах высказать, что думают и Кэт захлестнула безысходность.

— Может ты объяснишь мне, почему вышвырнул меня словно надоевшую игрушку? Почему посчитал недостойной объяснений или хотя бы скупого «извини»? Почему пытался откупиться от меня? Зачем, черт тебя побери, ты решил уйти? — к черту гордость. Кэт слишком устала, ей требовались ответы и она хотела их наконец получить. Слишком долго она задавалась бесконечными «почему».

Повернувшись к ней лицом, Эрик застыл, красивое лицо исказила мука. По щекам девушки бежали ненавистные ему слезы, которые она сердито смахивала рукой. Хочет правды? Что же, пусть. Пусть она и начнёт его после презирать, считая ничтожеством, которым он и являлся в собственных глазах.

— Хочешь знать правду? — выдохнул он.

— Да, — тихий шёпот.

— Я струсил, испугался, понятно? Я не нашёл в себе смелости и сил посмотреть тебе в глаза после всего! Ты это хотела знать? Знать какой я ничтожный слабак и трус? Так смотри! — эмоции мешали Эрику дышать, такие разговоры были для него, привыкшего контролировать все и всех, непривычными, откровенно диким явлением, — Ты считаешь я откупился от тебя? Я всего лишь хотел постараться вернуть тебе хоть что-то из того, чего ты лишилась когда я влез в твою жизнь! А уйти я решил, потому что смертельно устал. У меня не осталось сил бороться. Катрина, я прожил долгую жизнь, в которой все было размеренно и упорядочено до твоего появления. Ты как ураган перевернула все с ног на голову. Принесла с собой яркие краски и шквал эмоций, к которым я не был готов. За столетия я натворил много дел. Испил до дна чашу грязных пороков и жестокости, не испытывая угрызений совести. Ты даже не представляешь, что я видел и делал! А потом жизнь мне подарила тебя, возможность познать что-то кроме грязи, жестокости и тьмы. Но я этого так и не оценил, я слишком радикален. Моя сущность вылезла наружу и я стал твоим судьёй и палачом в одном лице. Я так привык, что меня окружают твари подобные мне, что мне и в голову не пришло тебе поверить. В моем мире так не бывает. Тут нет светлых и чистых. А потом наружу вылезла правда и эта реальность размазала меня. Думаешь просто с этим жить? Понимать, что сам разрушил все светлое и хорошее?

Безудержные рыдания рвались из горла и Кэт становилось все сложнее их сдерживать. Слезы бежали по щекам и она ненавидела себя за эту слабость. Слова Эрика стали неожиданным откровением. Он ни слова не сказал о любви, но если это не признание, то что тогда? Девушка и сама не знала почему ей так хочется разреветься в голос. Откровение мужчины принесло облегчение и одновременно ещё большее страдание. Она поняла, он не простит себя. Не сможет и это загоняет их в тупик. Кэт не хотела с этим мириться, только не после таких признаний. Он опять на грани свершения чудовищной ошибки, но как донести это до него?

— И поэтому ты решил уйти? — хрипло спросила Кэт.

— Так будет лучше, — мужчина отвёл взгляд.

— Лучше?! — закричала девушка, — Для кого лучше, Эрик?

— Для нас обоих, — тихий ответ.

Боже, неужели он не понимает? Как он может такое говорить?

— Так будет лучше только для тебя. Легче. Проще, — Кэт злилась на его эгоизм и глупость, — Но не для меня, Эрик. Не для меня. Я готова со многим мириться. Все, через что ты заставил меня пройти, весть тот ужас, я смогу забыть и отпустить. Со временем. Я даже готова с горем на пополам понять и принять твой эгоистичный поступок, продиктованный страхом и стыдом, когда ты вышвырнул меня, ушёл не прощаясь. Но я не готова мириться, понимать или принимать твою смерть. Ты решил! Почему ты опять это делаешь?

— Что это? — не понял мужчина.

— Принимаешь решения за нас обоих! — крикнула Кэт, испытывая волну отчаяния, она не чувствовала отклика, ей не удавалось достучаться до него, — Посмотри на меня, — потребовала девушка и подойдя к Эрику вплотную взяла его лицо в руки, дабы иметь возможность заглянуть в прекрасные глаза, — Не делай этого. Даже не думай об этом. Пойми же наконец, решение которое ты принял за нас обоих — неправильное. Ты убиваешь не только себя. Ты убиваешь и меня тоже. Ведь мне нет места в мире, где нет тебя.

Прикрыв глаза, Эрик издал слабый стон. Внутри него шла борьба, и Кэт видела её.

— Глупости все это, — наконец отрезал мужчина.

— Не смей снова закрываться от меня! — приказала девушка, увидев как он снова прячет эмоции за маской невозмутимости.

— У нас нет будущего, Катрина, — неожиданно мягко произнёс Эрик, ласково касаясь её щеки, — Мы ничего, никогда не сможем забыть. Ни ты, ни я.

Ну почему он так упрям. Девушка ощутила в горле новый ком слез. Он не слышал её. С головой погрузился в свои убеждения и мысли. Эрик же не мог понять происходящего. Почему она говорит все это? Как она может так говорить? Она должна его ненавидеть, должна!

— И не нужно забывать. Нужно просто сделать выводы и жить дальше, не повторяя былых ошибок, — тихо ответила Кэт, прижимаясь к крепкому мужскому телу, — Я не держу на тебя зла. Отпусти это, Эрик. Я помогу тебе, мы справимся вместе.

Слова девушки выворачивали душу Эрика наизнанку, маня призрачным светом надежды на счастье. Но практика показала — подобные радости не для него. Он зверь, чудовище, которое губит все хорошее к чему прикасается. Его удел сеять ужас, боль и смерть. Катрина просто не понимает этого. Если он позволит ей остаться, он погубит её.

— Нет, Катрина, никаких нас нет, — категорично отрезал брюнет, — Уходи. Я не меняю своих решений.

Эрик отступил, слегка оттолкнув её от себя, и Кэт захлебнулась отчаянием. Мужчина вновь сделал выбор не в её пользу! Неужели её борьба заранее обречена?

— Ты так меня и не услышал. Я никуда не пойду. И раз ты принял это проклятое решение за нас обоих, то лучше убей меня! Потому что я не могу и не хочу принимать это безумие, — голос девушки стал тихим, — Я тоже устала, Эрик. Я устала бороться в одиночку. И если ты не хочешь мне помогать, если ты все решил, то сделай одолжение, забери меня с собой.

Ослеплённая слезами, Кэт опустилась на пол. Ошибся Ян, полагая, что он будет слушать её. Эрик никого слушать не намерен. Девушке стало невыносимо горько. Всегда тяжело терять любимых, и ещё тяжелее, когда они уходят сами. Просто отказываются от всего. Она чувствовала, что небезразлична мужчине. Его слова, взгляды, прикосновения, все кричало об этом. Вот только похоже этого было мало для того, чтобы он услышал ее, выбрал ее. Самое шокирующее для самой Кэт, стало понимание, её слова были истиной. Зачем ей мир в котором нет его? Она не сможет в нем жить. Просто не сможет и все тут. Эрик стал её зависимостью, полностью забрал её душу и сердце. Разве может жить оболочка лишённая души и сердца?

Катрина определённо спятила. Оглушённый жуткими словами, мужчина замотал головой, желая выкинуть их из головы. Сумасшедшая. Забрать её с собой? Убить? Она сама вообще поняла, что сказала?

До слуха мужчины донеслись рыдания. Он глянул на девушку и его сердце сжалось. Смотреть на Катрину, видеть её такой несчастной и разбитой, было физически больно. Её слезы выжигали его нутро, не давали ему дышать. Невыносимо.

Решение пришло стремительно. Ужасное, эгоистичное и наверняка он тысячу раз пожалеет об этом. Наверняка Катрина рано или поздно возненавидит его за этот «подарок», но черт, он тоже живой и хочет счастья. Да простят его и Бог и Дьявол, но он устал бороться с собой. Опустившись на пол рядом с девушкой, он притянул её в свои объятия.

— Тише, девочка моя. Не плачь, — баюкая её как ребёнка, Эрик гладил её по волосам, — Твоя взяла. Слышишь? Я готов пойти с тобой и за тобой до конца. Знала бы ты, маленькая, как много значишь для меня, как нужна мне.

Девушка подняла на него огромные, заплаканные глаза. Сейчас Катрина казалась Эрику такой уязвимой и ранимой, что мужчину захлестнули нежность и потребность защищать, заботиться. Девушка коснулась чуткими пальцами его лица и с мольбой спросила:

— Правда?

— Да, Катрина, — ласково произнёс Эрик, — , но только при одном, нет, двух, условиях. И поверь, это не каприз, а единственный известный мне способ уберечь тебя от себя.

— Что за условия, Эрик? — спросила Кэт, сейчас ей было совершенно все равно. Ей казалось она готова согласиться на все.

— Ну первое, — улыбнулся брюнет, — ты выйдешь за меня замуж.

Глаза Кэт широко распахнулись. Он только что сделал ей предложение! Даже не так, он поставил её перед фактом. Ладно, об этом она подумает потом…

— А второе? — прошептала шокированная Кэт.

— Ты выйдешь за меня замуж по законам Проклятых, — уже без улыбки, довольно мрачно произнёс Эрик, — А для этого ты должна стать одной из нас.

Глава 44.


Немного ошалелым взглядом Кэт уставилась на Эрика. Она не ослышалась?

— Что значит, стать одной из вас?

Брюнет пристально посмотрел на нее, взгляд его был тяжёлым. Почему-то девушке казалось, он не в восторге от подобной перспективы.

— А то и значит, Катрина, — буркнул он, — Ты должна будешь стать Проклятой, или вампиром, если угодно.

Не каждый день слышишь такое. Вот только девушка была совершенно растеряна. Когда они были вместе до всех неприятностей, Кэт часто задумывалась о том, что Эрик уйдёт, как только возраст начнёт брать свое. Ей и в голову не приходило, что он может предложить ей такое. Предложить? Да он просто ставит ей ультиматум, только девушка не понимала почему.

— Ты сейчас серьёзно? — тихо спросила она.

— Более чем, — мрачный ответ.

Стать бессмертной, разделить с ним вечную жизнь… Это же чудесно! Есть конечно некоторые нюансы, тяжёлые моменты, как например видеть как стареют и умирают близкие люди, но Эрик её жизнь, воздух, солнце. Без него Кэт не видела себя и решение было очевидным. Вот только почему мужчина так угрюм?

— Ммм, хорошо, — кивнула девушка.

— Нет, Катрина, сначала послушай меня. Выслушай и услышь, и лишь потом принимай решение, — с ноткой горечи возразил Эрик, — Выбрось из головы всю романтическую чушь о вампирах, которую привыкла видеть с телеэкранов. В нас нет ничего прекрасного, хотя люди завидев нас думают по-другому. Так заложено природой, это некая издёвка. Слышала о хищных цветах? Они яркие, красивые, их аромат привлекает жертву. Примерно так же и тут, мы выглядим красивыми в глазах людей, вас привлекает в нас все: внешность, голос, запах. Но на самом деле под красивой личиной скрываются безжалостные чудовища, и ничего прекрасного или романтического тут нет.

Удивлённо моргая, Кэт смотрела на возлюбленного. И к чему он это все говорит? Эту истину она и сама успела узнать, как и то, что несмотря на всю безжалостность натуры, некоторым из них свойственно благородство и нежность, сам Эрик или его друг Ян, тому пример.

— Я это знаю, — улыбнулась девушка.

— Вечная жизнь, — брюнет криво усмехнулся, — Во все времена, люди мечтают о ней, боясь смерти. Но в долголетии нет ничего хорошего. После обращения, жизнь напоминает кошмар, изматывающую борьбу с собой, с инстинктами хищника. А они сильны, Катрина, очень сильны. Побороть их, приручить, задача не простая и на это могут уйти годы. Но даже после радоваться не стоит. Да, первое время кажется, что жизнь прекрасна. Хочется попробовать все на свете, познать все грани удовольствий не боясь последствий в виде болезней, испытать предел собственных сил и возможностей. Сила и почти полная неуязвимость, кружат голову, но со временем, это проходит. С годами уходит все, что вам, людям, доставляет радость. Эмоции замирают, и вечная жизнь превращается в пустое существование. Поверь мне, Катрина, я веками так жил и даже считал это нормой, пока не встретив тебя, не понял всю убогость этой пустой жизни. В этом есть маленькие плюсы, гораздо легче заниматься делами, имея совершенно холодную голову, сразу видишь любую фальшь, но пожалуй это все. Единственные эмоции, которыми я жил сотни лет, были — лёгкое удовлетворение, от встреч с Яном, как единственным другом, и садистское удовольствие от боли других людей. И это все. Знаешь сколько раз я отправлялся гулять в город, нацепив неприметную личину и завидовал простым смертным, чья жизнь наполнена водоворотом ощущений? И не только таких, какие испытываем мы, но и иных чистых и светлых. В нашей жизни нет места радости, нежности, любви. Вампиры не способны на это, Катрина.

Эрик словно ударил её поддых. Как выброшенная на берег рыба, девушка хватала ртом воздух, не в силах вздохнуть. Она слышала все, что сказал ей мужчина и просто с трудом представляла себе это. Как это, жить и не испытывать эмоций? Так не бывает! Но все это меркло, по сравнению со смыслом последних предложений. Не способны любить… Тогда что сейчас происходит? К чему все это?

— Но ты не кажешься мне холодным, — прошептала девушка.

— С тобой не получается, — тепло улыбнулся ей брюнет, — Я же говорил, ты как торнадо неожиданных чувств в моей жизни. Ты — моя Единственная, Катрина, — его пальцы легонько коснулись её щеки, — Дьявол! Ты же ничего не знаешь…

И Эрик рассказал ей легенду о Единственных, согласно которой, бессмертный был способен полюбить, лишь встретив свою половинку. Кэт недоверчиво покосилась на мужчину. Звучали его слова откровенно бредово, но он похоже верил в это.

— Не смотри на меня так, — произнёс Эрик, — Я твердо убеждён, в своих словах. Иначе как ещё объяснить все это? Даже когда я был простым смертным, такого накала страстей не испытывал. Кроме того, я чувствую тебя. Твои мысли, эмоции и общее состояние. Ты не ощущаешь этой связи, потому что человек.

— Не правда, — отрицательно качнула девушка головой, — Я тоже ощущаю твоё состояние. Слабо, но все же. Может это просто интуиция. Не знаю.

Ах, как ей хотелось верить во все это! Рассказ Эрика вселял надежду и ещё глубже убеждал Кэт в правильности принятого решения. Она хочет быть с ним больше всего на свете. Нет, даже не так, она просто не может без него. И готова на многое, лишь бы обрести счастье, которое слабо замаячило на горизонте.

Эрик видел как сияют глаза девушки и это ему не нравилось. Она все же не понимает, что быть такой как он, не дар, а проклятие. В этом нет ничего хорошего. Если бы ему в свое время кто-нибудь объяснил эти истины, возможно, его жизнь сложилась бы иначе. И пусть, сейчас от него наверное не осталось бы и праха, зато его руки не были бы по локоть в крови. Он бы не стал истинным монстром, тем, от кого любой здравомыслящий человек, должен бежать без оглядки. Правда у Кэт, по его мнению со здравомыслием сейчас явно проблемы.

— Эрик, мне не нужно думать, — произнесла девушка, — Я хочу быть с тобой больше всего на свете.

Прикрыв глаза, мужчина издал мысленный стон. Как ещё заставить девушку задуматься? Ему льстило её желание пойти за ним хоть на край света, но он должен объяснить ей все риски.

— И все же я настаиваю, взвесь все хорошенько, — поджал мужчина губы, — Боюсь, Катрина, ты о многом не задумывалась. Например, несмотря на легенды, я не могу дать никаких гарантий, что ты сможешь выносить тот же солнечный свет. У тебя никогда не будет полноценной семьи, Проклятые не могут иметь детей. Об этом я тебе уже говорил, — щеки девушки вспыхнули, когда она вспомнила обстоятельства, при которых узнала этот нюанс, — Все мы когда-то были людьми, — продолжал Эрик, не заметив ее смущения, — И ты готова смотреть как все люди, которых ты когда-либо знала, стареют и умирают?

Перечисленное Эриком не вселяло оптимизма, но если это цена, которую она должна заплатить за счастье, то Кэт согласна. Так же девушка поняла, вампир не примет её ответа сейчас, что же, она «подумает» и даст ему свое согласие.

— Обещай мне, что ты действительно подумаешь, — проникновенно произнёс Эрик, взяв её за руки и пристально вглядываясь в глаза, будто чувствуя творящееся у девушки в голове. Хотя, если верить ему, оно примерно так и есть.

У девушки был ещё один вопрос, не дающий ей покоя. Эрик странно выразился в начале разговора, «уберечь от себя», как это понимать?

— Ты назвал свой ультиматум необходимостью, а не блажью. Что это поможет тебе уберечь меня от себя, не желаешь объясниться? — поинтересовалась девушка.

Меньше всего на свете, Эрику хотелось говорить об этом и даже просто вспоминать события многовековой давности, которые он так давно похоронил. А точнее думал, что похоронил. Последние дни, недели глухого отчаяния, он все чаще вспоминал события, при которых в нем окончательно, как он сам думал, умер человек. Вспоминал её, свою Гвен.

Эрик уже было открыл рот, чтобы отмахнуться, отделаться какой-нибудь ложью, как понял, так нельзя. Какой смысл стараться построить отношения, если они начнутся с обмана?

— Хорошо, — выдохнул он, — Во времена, когда я ещё был человеком, я любил одну девушку. Это была именно — она первая любовь. Яркая, прекрасная, нежная и чистая. Много раз я казнил себя за то, что не подумал, не вспомнил о Гвен в тот роковой вечер, когда гонимый отчаянием м уязвлённой гордостью, принял предложение незнакомца. Если бы он тогда позаботился пояснить, что меня ждёт, я бы ни за что не согласился, но все вышло как вышло. После знакомства с Александром, когда я наконец решил, что обрёл контроль, все чаще я стал мечтать вновь увидеть её. Ту которую любил, для которой был первым мужчиной и на которой мечтал жениться, когда был человеком. Учитель был против этого, говорил я ещё не готов, я же придерживался иного мнения. Я уже встречался с людьми и смог общаться с ними не убивая. Мои метания заметил Артур, которого я тогда считал братом, и поддержал меня. Воодушевлённый поддержкой брата и верой в собственные силы, я понёсся к Гвен. И поначалу все было прекрасно. Девушке я солгал, что уже давно работаю на знатного господина и потому меня не было в деревне, когда там все погибли. Это же в её глазах объясняло мою одежду и холеный вид. Гвен никогда не спрашивала почему я прихожу только по ночам, а просто любила меня. Она сбегала из дома и мы множество часов проводили на полянке в лесу за разговорами или занятиями любовью. Я был счастлив. Пусть нахождение рядом с ней было адовой пыткой в физическом плане, от жажды её крови рвало на части, но душа моя парила в облаках. И так было, пока я не совершил фатальную ошибку, не пришёл к ней с чувством лёгкого голода…

Кэт было тяжело слушать рассказ Эрика о девушке, которую он когда-то любил. Больше всего, она боялась, что даже сейчас его чувства к таинственной Гвен не прошли. Девушка понимала, это глупо, прошли века и ревновать к той, от которой давно не осталось ничего верх идиотизма, но ничего не могла с собой поделать. Стиснув зубы она молчала, как мазохистка впитывая каждое слово.

— Когда я только увидел Гвен, понял, я на грани. Только я вдохнул её запах как все, сознание помутилось. Жажда, Катрина, она как тварь живущая внутри, и порой она способна взять верх. Так и произошло. Последнее что я помню, как Гвен подошла ко мне и что-то ласково говорила, а потом я обнаружил себя сжимающим её мёртвое, растерзанное тело. Я убил её Кэт, ту которую любил, — последние слова были тихим шёпотом, исполненным невыразимой горечью, — А дальше все слилось в туман, бездну из ненависти к монстру каким я стал, боли и страданий. Смутно помню как меня нашли Александр с Артуром, как заставили отдать тело Гвен и как долгое время держали взаперти, дожидаясь когда я приду в себя. И знаешь что, Катрина? Спустя время, не знаю сколько, когда эмоции поутихли, я принял решение, сделать все, чтобы подобное никогда не повторилось. Стал прилежным учеником, выполнял любые наставления Александра. И в принципе, подобной опасности больше никогда и не возникало, ведь Проклятые не могут любить, а Гвен любил человек, который тогда ещё был жив и силен во мне. Но с твоим появлением, угроза возникла вновь. Сильная и ощутимая. Катрина, ты не представляешь в какой опасности находишься каждую минуту рядом со мной. Я веками был убеждён, что могу легко сдерживать при необходимости инстинкты, но с тобой я хожу по лезвию бритвы. Ни на кого из живущих на этой земле я так не реагирую, никто не пробуждает во мне таких эмоций и такой жажды. И лучше я откажусь от тебя и буду годами тосковать, чем вновь убью любимую женщину. Твой смерти я не перенесу. Если ты станешь одной из нас, проблема отпадёт сама собой. Но Катрина, я заклинаю тебя по возможности беспристрастно обдумать свое решение. Не буду отрицать, эгоист внутри меня жаждет твоего согласия, но здравый смысл надеется на отказ.

Кэт молчала после исповеди мужчины, она просто не знала, что ей говорить. Её грело понимание его заботы. Он был готов отказаться от нее и чахнуть в одиночестве, если это спасёт ей жизнь, а это говорило о многом. Эмоции захлёстывали девушку с головой. Она видела как подавлен и опустошён Эрик после рассказа, чувствовала его горечь и боль, а её сердце щемило от любви и нежности к нему. Нет, она не даст ему оставить себя и ни за что не уйдёт сама. На Кэт обрушилось понимание, она рождена для него, он часть её, её половинка и только с ним она станет целой.

— Но раньше ты мне ничего не говорил и даже не намекал ни на что из этого, — тихо произнесла Кэт.

— Раньше я и сам не понимал, как много ты значишь для меня, — шепнул мужчина, — К тому же я эгоистично хотел предложить тебе обращения, правда без столь подробных предостережений. Я просто хотел владеть тобой во всех смыслах слова, и сейчас хочу. Но так же я хочу заботиться о тебе.

И тут девушка открыла рот, сражённая наповал. Шокированная до предела. То есть, если бы некий Артур с его интригами не вмешался в их жизнь, она уже могла бы бессмертной и его женой?

Не желая больше говорить на эту тему, ощущая печаль любимого, Кэт крепко обняла его, стараясь отдать ему свои силы, оказать поддержку. Эрик зарылся носом в её волосы и глубоко вдохнул её запах, крепче прижимая к себе. Это не было моментом безоблачного счастья, это был момент покоя и понимания, своеобразная форма идиллии.

Девушка не знала сколько они так просидели, сжимая друг друга в объятиях, но Эрик мягко отстранился и коснулся её губ невесомым, исполненным нежной благодарности, поцелуем.

Кэт ощущала острую потребность в душе, её бедра были неприятно липкими после их соития, но сама мысль сказать Эрику о своих проблемах, вызывала в ней волну стыда.

— Чего? — спросил мужчина, будто чувствуя её состояние.

— Мне бы, это, в душ надо, — пробубнила девушка, а поймав понимающий взгляд, почувствовала как щеки заливает краска.

— Позволишь тебе помочь? — игриво поинтересовался брюнет. Как же быстро он меняет настроение!

Робко кивнув, Кэт разрешила подхватить себя на руки. Конечно же совместный душ превратился в очередной акт любви. Медленной и обжигающе нежной на этот раз. Повторный оргазм полностью лишил девушку сил, и если бы не поддержка Эрика, она бы наверное упала.

Когда они покинули ванную комнату, мужчина удивил её. Оказалось, он так и не избавился от её одежды, а значит проблема «что надеть» отпала сама собой. Кэт не хотелось домой и в глазах Эрика она видела, он не хочет, чтобы она уходила, но вопреки всему, мужчина настаивал, ей нужно домой. Чтобы в тишине и покое все обдумать, а его присутствие, по его же мнению, будет только мешать. Девушке пришлось без всякого энтузиазма согласиться. Когда Эрик уже доставил её к двери квартиры и пришло время прощаться, он неожиданно схватил её за плечи и глядя прямо в глаза, сказал:

— Ещё кое-что, Катрина. Если ты все же примешь решение быть со мной, то знай, обратного пути не будет. Ты будешь моя и только моя. Будешь принадлежать мне до кончиков волос. Я никогда тебя не отпущу и никому не отдам. И если захочешь уйти или изменишь, я убью сначала тебя, потом твоего любовника, а затем себя.

Спокойствие в голосе и серьёзность во взгляде, говорили он не шутит. Эрик в самом деле поступит именно так. Только Кэт не было страшно, ни при каких условиях она не видела подобного. Он для нее все, и рано или поздно поймёт это. Принадлежать ему — величайшее счастье для нее.

— Я знаю, — так же спокойно ответила девушка, — , но тоже самой относится и к тебе. Я тоже не стану ни с кем делиться и никогда не дам тебе свободы, если пойду за тобой в бессмертие. Так что ты тоже подумай, нужно ли оно тебе самому, — Кэт сама не знала, зачем сказала это. Но увидев как сверкнули мятные глаза, утвердилась в ощущении правильности своих слов, — И еще, пообещай на будущее, никогда не делать поспешных выводов, как последний раз, — на всякий случай подстраховалась Кэт. Девушка не преследовала цели уколоть Эрика, просто боялась подобного недопонимания, ведь решение она уже давно приняла, и это обещание подумать, не более чем уступка мужчине.

— Обещаю.

Горячий, но короткий поцелуй на прощание, и вот она одна на лестничной площадке. Глубоко вздохнув, девушка открыла дверь квартиры. Она стояла на пороге глобальных изменений в жизни, но не боялась их, а напротив — жаждала. Это последние дни старой жизни, и Кэт хотелось провести их с пользой. Увидеть всех, кто так или иначе был дорог. С такими мыслями направилась в спальню, намереваясь с утра позвонить сестре, а после всем друзьям.

Глава 45.


Насыщенным выдался денёк. Кэт прилично вымоталась и едва держалась на ногах, но морально была удовлетворена. Кого она сегодня только не повидала! И Джину с Деном, и Мари, и Нейта и даже нескольких бывших коллег.

Как только дверь квартиры закрылась за её спиной, на Кэт навалились прежние страхи и опасения. Вчерашний вечер откровений казался чем-то нереальным. Встав утром с постели, девушка задумалась, а не приснилось ли ей это? Ведь по сути, Эрик отправил её домой «подумать», но ни слова не сказал когда свяжется с ней. Сама Кэт сделать этого не могла, так как вернувшись домой из Австралии, удалила его номер, дабы в период острых ломок по Эрику, не натворить глупостей. И теперь её терзали смутные и как она надеялась, беспочвенные страхи. Что если, Эрик не сдержал слово и его уже нет на свете? Нет-нет! Это невозможно, она бы почувствовала. Но он мог просто передумать, и сделать вид, что ничего не было. Исчезнуть из её жизни. Кэт не хотела даже думать об этом, но все же… Однако, времени прошло всего ничего и ещё рано паниковать. Сейчас лучше заняться собой, физическое состояние беспокоило девушку, она чувствовала себя жутко усталой и вообще какой-то больной.

Ночь превратилась для Кэт в настоящее испытание. Порой ей казалось, она близка к тому, чтобы отдать Богу душу, так плохо ей было. Всю ночь её бросало то в жар, то в холод. Липкое забвение, не имеющее ничего общего со сном, порой засасывало Кэт в свои объятия, иногда она выныривала на поверхность. Сил становилась все меньше и девушка была вынуждена признать, ей нужна помощь. Правда в четвёртом часу утра совесть не позволяла ей звонить кому-либо из друзей, и Кэт решила дождаться утра, прежде чем бросать клич помощи.

И опять неприятная дрема, похожая на влажный бред овладела девушкой. От куда-то доносился стук и с великим трудом разлепив веки, Кэт поняла, стучат в дверь. И пусть. Сил встать, чтобы открыть посетителю не было и она решила просто проигнорировать назойливый звук. Раздался странный трещащий шум и в следующее мгновение её за плечи держал Эрик. Глаза мужчины были расширены, в них застыла растерянность и испуг.

— Дьявол! Катрина, да ты вся горишь! — сказал мужчина, прикоснувшись к её лбу, — Не зря от тебя пахнет болезнью.

Не успела Кэт ничего понять, как Эрик завернул её в плед и они уже заходили в двери одной из лучших частных клиник. Осознав происходящее, Кэт захрипела:

— Ты с ума сошёл! Верни меня домой! Это обыкновенная простуда!

— Ты больна, Катрина, и тебе требуется медицинская помощь, — отрезал Эрик.

— Мне нужно простое жаропонижающие, не более того, — заупрямилась девушка.

— Не спорь со мной, — и глянув на лицо мужчины, Кэт поняла, спорить с ним бесполезно и сдалась. Ну пусть осмотрит её врач, если ему это так надо.

Уже через пять минут она сидела на осмотре. После ряда манипуляций, мужчина средних лет взял у Кэт кровь на анализ и просил немного подождать. Черт бы побрал этого Эрика! Настоял на доскональном осмотре, а ей больше всего хотелось домой, в постель.

Эрик мерил шагами коридор, чем раздражал Кэт. Больше всего ей хотелось знать, цель визита мужчины. Страхи и надежды смешались в душе, рождая рой вопросов. Так же девушка понимала, сейчас поговорить не удастся. Ожидание действовало на нервы. Наконец-то показался врач.

— У вас грипп, на фоне истощения организма, мисс Миллер, — вынес свой вердикт мужчина.

— Чего? — не поняла девушка. Мозги соображали плохо, и Кэт казалось он говорит на китайском.

— Плохое питание? Недосыпание? Стрессы? — вопрошал мужчина.

— Просто выпишите рецепт, — буркнула девушка, заметив излишне испытующий взгляд Эрика. Ни к чему, чтобы он начал её опекать.

Только Кэт не поняла, было уже поздно. Один факт её болезни, сделал её жертвой гипер опеки вампира. Это она поняла спустя час после событий в клинике, сидя в комнате у него дома, пытаясь проглотить отвратительную микстуру под пристальным взглядом мужчины. Вскоре приятная нега охватила её тело и наконец-то пришёл спасительный, крепкий сон.

***

Глядя на спящую девушку, Эрик был растерян. За сотни лет жизни он забыл, каково это болеть. Он конечно знал, простуда не повод для паники, но именно она охватила его, когда он увидел Катрину. Девушка была такой болезненно бледной, тёмные круги вокруг покрасневших глаз и температура тела такая, что ему казалось он обжёгся. Не придумав ничего лучше, он утащил её в больницу и сейчас пытался быть полезным, но мало чего в этом понимал. Раньше его никогда не заботило здоровье смертных, которые окружали его.

Не думал Эрик, когда шёл к девушке, что визит кончится так. Последние сутки с лишним, были для мужчины просто кошмарными! Привыкший решать, а не ждать чьего-то решения, Эрик не находил себе места. Внутренние противоречия раздирали, выворачивали душу наизнанку. Вампир эгоистично мечтал получить её согласие, он ждал её всю жизнь! Но Дьявол, он не имеет права требовать от нее таких жертв! Сейчас, глядя на прожитые годы под иным углом, Эрик понимал, как пуста и бессмысленна была его жизнь до появления в ней Кэт. Мужчина не мог дать гарантий, что со временем её жизнь не превратится в такое же болото. Что если, спустя годы чувства угаснут и она возненавидит его за то, что увлёк её за собой в этот мрак?

Эрик хотел дать ей куда больше времени на раздумья, но он не находил в себе сил ждать. И вот вместо получения жизненно важного ответа, он смотрит как девушка мечется в лихорадке, заставляя мужчину испытывать отвратительное чувство беспомощности.

***

Открыв глаза, девушка увидела сидящего в кресле Эрика. И как не странно её окатило волной теплоты. Необычайно приятно знать, что ему не все равно, он беспокоится о ней. С удивлением Кэт обнаружила, что чувствует себя хорошо. Удивительно, учитывая её состояние перед этим.

— Ты все время тут сидел? — поинтересовалась она.

— Да, — кивнул Эрик, — Как ты себя чувствуешь?

Мужчина подал ей поднос с едой, будто знал, что она проснется.

— Отлично, — и это было правдой, — Я рада, что ты пришёл. Без тебя мне было бы лихо, но…

— Зачем я пришёл? — закончил брюнет за нее предложение.

— Да, — тихий ответ.

— Думаю ты и сама знаешь, — он избегал её взгляда.

Да, Кэт знала и ответ был у нее готов. Девушка не отрицала, сомнения порой проскакивали в её голове прошлым днем. Не так давно, когда она думала о будущем, там неизменно фигурировали дети. И пусть на данный момент они для нее являлись чем-то абстрактным, но именно сейчас, стоя на пороге перемен, девушка испытывала толику горечи, от понимания, у нее детей не будет никогда. Это её плата за возможность быть с любимым. Но Кэт даже не рассматривала вариант отказаться от предложения Эрика, потому что знала, без него у нее не будет жизни. И детей не будет, она просто не сможет быть с кем-то кроме него.

— Мой ответ да, Эрик, — тихо произнесла Кэт, и предвидя его возражения продолжила, — Я хорошо все обдумала, знаю, что придётся отказаться от многого, но Эрик, я хочу быть с тобой, остальное для меня не так важно. Пойми, если я откажусь, то все равно никогда не обрету счастья в жизни. Проживу короткую и пустую жизнь, полную сожалений. Так что, да, я хочу быть с тобой, стать такой как ты и выйти за тебя замуж по всем законам.

Есть Кэт не хотелось, и поэтому она съев булочку, выпила сок и отставила поднос в сторону. Эрик молчал, а она ждала. Боялась, что он передумал или пожалел о своем предложении.

В душе вампира воцарилась настоящая вакханалия эмоций. Отчасти он сожалел о её решении, но все сожаления перекрывала радость. Чистая эйфория на грани умопомрачения.

— Катрина, — прошептал он и крепко прижал её к себе, — надеюсь ты понимаешь, я теперь тебя никогда и никому не отдам?

— Этого я хочу, — улыбнулась девушка, теснее прижимаясь к нему.

Больше всего на свете, Эрику хотелось целовать её до потери сознания, сорвать одежду и часами напролёт заниматься с ней любовью. Мужчина скрипнул зубами, подавляя в себе похотливое животное, она ведь болеет, а значит он должен сдерживать себя. Вместо этого он крепче прижал её к себе, вдыхая неповторимый, нежный аромат.

— Расскажи мне немного о вашем мире, — попросила Кэт, ведь раньше они редко общались на подобные темы.

— Чего ты хочешь знать? — спросил брюнет отстранившись и заправив прядку волос ей за ухо.

— Кто такие полукровки? — спросила девушка первое, что пришло в голову, — От куда они берутся?

— Полукровки… — задумчиво протянул Эрик, — Они, как и мы были людьми. Ну почти все. Некоторые рождаются такими, как например твой приятель.

— Но если он рождён таким, то отчего так ненавидит вас?

Эрик криво усмехнулся. Он прекрасно знал причину ненависти парня, и отчасти понимал его. Только имеет ли он право рассказывать чужую тайну? А с другой стороны, Катрина теперь неотъемлемая часть его самого.

— Это из-за его семьи, — наконец произнёс он, — Мать Нейтана влюбилась в проклятого и всеми правдами и неправдами старалась попасть к нему на работу, приблизится к нему. Когда Жак нанял её в качестве личного ассистента и предложил обращение, она была шокирована, но согласилась. Так сильно она его любила. Но шли годы, а он так и продолжал видеть в ней лишь пустое место, прислуга. Когда женщине перевалило за тридцать, она поняла, ещё немного и она потеряет шанс иметь детей. Вторая по силе мечта, после Жака. К тому же женщина была не глупа и понимала, ответных чувств ждать нет смысла. Она вышла замуж за давнего друга, который её любил и родила сына. Спустя три года, она поняла её сын иной, такой же как она. Это было сильным ударом, чувство вины душило её, мешая жить. По сути, рождение таких детей редкость, обычно у полукровок рождаются обычные дети и их семьи до конца не знают об их сущности. Женитьба Жака стала последней каплей и женщина покончила с собой. Отец Нейта и до этого недолюбливал его, он знал о её чувствах к боссу и подозревал, что ребёнок от него. Он же не знал правды о Жаке. А ребёнок и вправду был похож на него. Так бывает, кровь Жака изменила ДНК матери Нейтана и это отразилось на внешности ребёнка. Мужчина не любил сына, который к слову был ему родным, начал пить и когда Нейтану было шесть погиб в пьяной драке. Я так и не узнал как Наблюдатели узнали о ребёнке и что сподвигло их, но семья помощника руководителя усыновила мальчика. Ему рассказали кто он и что произошло. Он вырос уверенный, что вампир разрушил его жизнь и пронёс эту ненависть сквозь годы. И я его не осуждаю.

Кэт молчала потрясённая. А что она могла ответить на столь шокирующую историю? Нейтан не рассказывал ей этого и девушка сомневалась, что рассказал бы ей. Зато она теперь понимала его ненависть. Смогла бы она сама быть беспристрастной, если бы через её жизнь красной полосой прошёл кто-то из расы бессмертных? Вряд-ли. К тому же его всю жизнь учили ненавидеть вампиров.

— То есть они действительно почти как люди? — спросила она.

— Да, они так же стареют, могут обзаводиться семьями, любить, иметь детей, — подтвердил Эрик, — Они не боятся солнца и нуждаются в простой пище. Отменное здоровье, сила, слух и зрение превосходящие человеческие. Они быстрые, их раны затягиваются быстрее чем у людей, некоторые даже имеют ментальные способности в зачаточном состоянии.

— Как люди становятся такими: полукровками и вампирами? В чем разница обращения? — тихо произнесла Кэт.

Эрику не хотелось отвечать на этот вопрос. Мужчина боялся напугать девушку. Он малодушно и эгоистично боялся, что Катрина передумает. Но он обещал ей быть с ней честным. Эрик был обязан рассказать ей.

— Как ты думаешь, кто такие мы, вампиры? — наконец тихо спросил мужчина.

— Эээ… Ну… Бессмертные люди, хищники, питающиеся кровью, — неуверенно пробормотала девушка.

— Верно, — немного грустно улыбнулся Эрик, — , но ещё мы проклятые души, обречённые вечность скитаться во тьме убивая все живое. Во всяком случае, древние колдуны желали именно такой участи тем бандитам. Помнишь я тебе рассказывал историю? — Кэт кивнула, — Все мы были когда-то людьми, а потом переродились. Само слово подразумевает новое рождение, а чтобы родиться заново, нужно умереть.

Кэт подозревала нечто подобное. Только одно дело подозревать, а другое знать наверняка. Затаив дыхание она слушала своего бессмертного любимого, ведь через это ей самой предстоит пройти.

— Бессмертный должен пожертвовать человеку своей крови, а потом убить его. Все должно быть на добровольной основе. Если человек каким-то образом заставит Проклятого, то умерев, он не очнётся, а насильное обращение человека, может привести к появлению Демира, — увидев вопрошающий взгляд Катрины, брюнет поспешил пояснить, — Демир это — кошмарная тварь, хуже любого вампира или демона Ада. Они совершенно неуправляемы, не поддаются внушению или дрессировке. Их единственная цель кровь и плоть, и им неважно чьи: человека, животного или даже вампира. Голый инстинкт убийцы, не обременённый разумом. Хотя, порой они способны проявлять дьявольскую изобретательность для того, чтобы добыть пищу.

Слушая Эрика, Кэт поняла, что точно не хотела бы встретить Демира. Страшно представить, сколько бы бед могла натворить подобная тварь.

— Вот почему важна добровольность обращения. Причин этому мы не знаем до сих пор. Наверное это та самая, древняя магия, которая использовалась при появлении на свет первых Проклятых. Конечно и при согласии сторон бывает подобное, но вероятность ничтожно мала. Но если при обращении в вампира, нужно ждать, когда новорождённый сам очнётся, то при создании полукровки, кандидата при помощи медикаментов приводят в себя спустя две минуты после остановки сердца. Кровь бессмертного уже начала менять ДНК человека, но ещё не успела полностью изменить сущность, и как итог — полукровка.

— Господи, — прошептала Кэт, только сейчас осознав всю серьёзность того, через что ей предстоит пройти, — Ты говорил, есть вероятность обращения тварью?

Девушка не хотела становиться безумным монстром, убийцей без души и разума. Сама вероятность подобного ужасала до дрожи души. Девушка и не предполагала, что возможен такой исход.

— Катрина, — Эрик оставил на её губах невесомый поцелуй, — Кэт, я уверен, с тобой этого не случиться, если ты этого действительно будешь хотеть. Потому что я, безумно хочу прожить с тобой жизнь.

Девушка уткнулась ему в грудь и прошептала:

— Очень хочу. Пообещай мне, — немного подумав добавила она, — что лично убьёшь меня, если это случится.

Взгляд мятных глаз обдавал нежностью. Брюнет сжал её ладони. Девушке казалось они находятся в каком-то непонятном вакууме, пузыре, отрезанные от внешнего мира. И в этом пузыре царят исключительное понимание и интимность.

— Обещаю, — тихо ответил Эрик, — Только я уверен, все будет хорошо. Ты моя Единственная, и я не верю, что ты можешь не проснуться.

Сама мысль, что его Катрина может стать Демиром, была губительна для него. Эрик просто не верил в подобный исход, но знал, если такое случится, он тоже не жилец. Мужчина гнал от себя подобные мысли. Судьба не может быть к ним так жестока. Не может.

— Я тоже на это надеюсь, не хочу становиться зомби, — беззлобно пробурчала Кэт.

— На самом деле они не зомби, — рассмеялся Эрик, — хотя ваше телевидение внушила вам именно такой образ. А вот симты, они зомби.

— Симты? — переспросила Кэт, ощущая себя глупо, от осознания как мало она знает о мире, частью которого собирается стать.

— Помнишь когда ты пришла в этот дом, всюду сновали слуги, на лицах которых никогда не было ни одной эмоции?

От воспоминаний о людях-кошмарах, Кэт передёрнуло. Конечно же она их помнила. Эти пустые глаза, до сих пор иногда снились ей в кошмарах.

— Забудешь их, — скривилась она, — у них были такие глаза… Мёртвые. Теперь я понимаю почему. Не зря мне от одного взгляда на них, жутко становилось.

— Они не опасны Кэт, — улыбнулся мужчина, — Без контроля они даже о себе не способны позаботиться. Теоретически, да, они могут напасть и покусать человека, но вероятность крайне мала. Люди умнее и быстрее, силы примерно равны. Так что… Ну ты поняла. Если из не контролировать, они будут бесцельно бродить и разлагаться. И необходимо вводить каждый день сыворотку, дабы их тела замерли в одном состоянии. Симты — это умершие люди, с момента смерти которых прошло меньше шести часов. Как правило, это никому не нужные люди, у которых нет родственников или близких людей.

От обилия информации у Кэт кружилась голова. На нее навалилась жуткая усталость, болезнь давала себя знать. Начало снова клонить в сон, но врождённая любознательность требовала больше знаний.

— А какие ещё из существ, которых мы считаем выдумкой существуют? — полюбопытствовала девушка.

— Нет, Катрина, хватит, — мягко отказал Эрик, — Ты устала. У нас ещё будет время для разговоров. К тому же по твоему лицу, я могу сделать вывод, что ты в шоке, и ты устала.

— Кэт, зови меня Кэт. Пожалуйста, — девушка состроила щенячьи глазки, — И я не устала.

— Кэт… — мужчина будто смаковал имя, стараясь распробовать его на вкус, а Кэт замерла, ожидая вердикта, — Ладно, я попробую. И не спорь со мной. Поспи. У нас теперь уйма времени впереди.

Кэт хотелось возразить, но сильные руки уже заботливо укладывали её в постель. Слова любимого грели её. Он не клялся в любви, но его слова значили для нее намного больше. Он хотел провести с ней вечность и когда-нибудь, она услышит и заветные «я тебя люблю».

Глава 46.


Выйдя из душа, Кэт залюбовалась любимым. Эрик сидел на кровати, вытянув длинные ноги и что-то сосредоточено печатал на ноутбуке. Девушка ещё никогда не была так счастлива. Она и не знала, что так бывает. Все вокруг сейчас виделось в ином свете, за окном стояла серая, унылая погода, но для Кэт мир сиял и переливался яркими красками. Подумать только, через неделю она станет миссис Диккинсон, а вскоре и вовсе сможет с гордостью носить настоящую фамилию Эрика, став его бессмертной женой.

Эрик поднял взгляд и лукаво улыбнулся ей, заставляя её щеки вспыхнуть, ведь всего каких-то полчаса назад они на этой самой постели предавались сладкому, развратному безумству.

— Кэт, — мужчина стал серьёзным, — мне нужно поработать. Я и так все забросил последнее время, а есть вопросы требующие моего вмешательства.

Сердце девушки защемило от нахлынувших чувств. Эрик честно старался выполнять её просьбу и не называть её полным именем, зная, как ей это не нравится, хотя сам придерживался противоположных взглядов. Они вообще во многом были весьма разными. Брюнет в прямом смысле слова был человеком другой эпохи, слишком уж долго он провёл в добровольной изоляции от мира, это сказывалось на его взглядах и лексиконе. Всеми силами Кэт старалась хоть немного вдохнуть в него дух современности, сделать его свободнее и раскрепощённее во взглядах и выражениях. Испортить, как смеясь говорил сам Эрик. Он же в свою очередь наоборот заставлял её быть учтивее, постоянно напоминал о манерах и правилах приличия, которые она намеренно «забыла» уйдя из дома. Они медленно меняли друг друга, Эрик в лексиконе мужчины стали все чаще проскакивать современные, а порой и бранные словечки, а Кэт стала сдержаннее и спокойнее.

— Знаю, — улыбнулась блондинка, и подойдя запустила руку в чёрные, как ночь волосы.

Волосы Эрика отросли, и теперь доставали до плеч. Кэт обожала пропускать шелковые пряди между пальцев, недоумевая, как раньше могла ненавидеть длинные волосы у мужчин.

— Я пригласила Джину и Дена к нам, ты же не против? — чуть взволнованно, закусив губу, спросила девушка.

— Нет конечно, — взгляд мятных глаз был устремлён на экран ноутбука, но тон был ласковым, — Я присоединюсь к вам, как только закончу.

Друзья Кэт были шокированы известием о её грядущем замужестве. Они долго не могли поверить, что она выходит замуж, да ещё и за Джона Диккинсона — тёмную лошадку современности. Джина помявшись высказала свои сомнения, пряча взгляд. Кэт видела, подруга не хочет её обидеть или расстроить, она старается её уберечь. Ведь Джина не знала и половины правды, все, что ей было известно, будущий жених Кэт недавно неожиданно женился и так же скоропалительно развёлся, и ни кто не знает где его бывшая жена. Подруга опасалась, как бы история не повторилась, и Кэт искренне грело её дружеское беспокойство. Но она могла лишь успокаивать подругу, стараясь убедить, что в этот раз все иначе.

Учитывая, что девушка стояла на пороге судьбоносных перемен, после которых её жизнь станет координально другой, и возможно, она ещё не скоро сможет увидеть своих друзей, Кэт старалась проводить с ними как можно больше времени. И похоже Эрику надоело наблюдать, как она разрывается между особняком и городом, потому как в один прекрасный день он предложил Кэт пригласить друзей к ним, изъявил желание познакомиться. Девушке оставалось только догадываться, чего это стоило Эрику, который так привык к уединению.

Весь этот месяц пролетел для Кэт словно в дымке. Слишком счастлива она была, чтобы обращать внимание на грязные сплетни, которыми пестрели жёлтые издания по всему миру. Девушку поражала жестокость людей. Какое им дело до чужой жизни? Откуда столько желчи и грязи? На все это, Эрик лишь сказал — «теперь ты понимаешь, почему я не стремлюсь к популярности?». И да, она понимала, но с подачи главы Совета Проклятых, её жених недавно переступил черту и теперь не так-то просто будет снова уйти в неизвестность.

Вечер прошёл просто замечательно. Кэт искренне наслаждалась обществом друзей, и ещё счастливее она стала, когда к ним спустился её мужчина. Эрик выглядел как простой, молодой, до безобразия красивый парень. Ни что в его облике не напоминала мультимиллиардера, владельца холдинга или бессмертного хищника, способного голыми руками разорвать противника на части. Перед ними был простой, дружелюбно настроенный человек. Они мило болтали, обсуждали предстоящее торжество, вспоминали прошлое. Эрик в основном молчал и слушал, но по глазам Кэт видела, ему интересно, он жадно впитывает её прошлое, её жизнь.

Когда друзья отправились домой, девушка прижалась к Эрику, упиваясь его близостью.

— Спасибо, — шепнула Кэт.

— За что? — удивился мужчина.

— За то, что даёшь мне все это, — улыбнулась девушка, — за то, что ты просто рядом.

***

Окунув взглядом отражение в зеркале, Эрик отвернулся. Нервы были натянуты до предела. Он слишком нервничал для того, кто прожил на свете столько лет и был свидетелем множества важных событий, в том числе и свадеб. Он сам уже был женат. Но если в прошлый раз его обуревали злость, отчаяние и ненависть, то сейчас это было волнение на грани фола с примесью страха. Что если Катрина передумает? Желая все сделать как положено, он настоял на том, чтобы ночь перед церемонией они провели раздельно. Он не видел свою невесту со вчерашнего дня и сейчас как простой смертный мужчина нервничал.

— Успокойся, — произнёс Ян, вальяжно расположившийся в кресле, — Кэт тебя любит и уж точно не сбежит.

— Что? — обескураженно спросил брюнет.

— Дружище, — улыбнулся бессмертный, — все твои мысли и страхи крупными буквами написаны у тебя на лице.

— Неужели, — буркнул Эрик. Ему не нравилось, что друг видит его насквозь.

— Именно, — кивнул блондин, — Я понимаю, что ты нервничаешь, но это зря. Эрик, это лишь первый шаг на пути, который вы избрали, но я уверен, все получится. Так что выдохни и пошли. Пора.

Как и в прошлый раз церемонию проводили в большом зале особняка. Благодаря погоде, которая была сырой и промозглой, не пришлось ничего объяснять гостям из смертных. Да, это была одна из самых необычных свадеб. Торжество, на котором собрались вампиры и смертные под одной крышей.

Обычно Проклятые связывали себя узами брака лишь с себе подобными, и подобное событие, заставляло как улей гудеть сообщество Проклятых. Многие не понимали, почему один из древних, один из сильнейших в их мире, выбрал в качестве спутницы жизни простую девушку, а Эрик не стремился что-то объяснять кому-либо, кроме круга избранных. Но так или иначе, они вынуждены были смириться. И не только с самим фактом подобного союза, но и с ограничениями, которые накладывало присутствие смертных. Каждый из бессмертных был обязан держать свою сущность в узде, никакой крови на столах, никаких разговорах о делах их мира.

А ещё Эрик боялся реакции девушки. Недавно у них состоялся противоречивый разговор. Эрик, который любил свою семью, каждого из своих отцов, был свято убеждён, что Катрина должна помириться со своей семьёй. Девушка не знала, но зато Эрик знал, её отец не смотря ни на что, все эти годы интересовался её жизнью. Мужчина помнил, какой шум поднял граф Ратлендский, когда Карина исчезла с его радаров. Отец Катрины любил её, в этом брюнет был убеждён. Так же он считал, девушка совершает непоправимую ошибку, вычёркивая мать с отцом из своей жизни, с годами она начнёт жалеть об этом и хотел уберечь любимую от этого. Эрик хотел, чтобы её родители присутствовали на их бракосочетании, Катрина же была категорически против. Девушка даже отмела тот аргумент, что к алтарю ей придётся идти одной. Все же Эрик поступил по-своему и пригласил отца девушки, а теперь боялся, что его решение может иметь бурные последствия. Например, Катрина не приедет и свадьбы не будет.

Мужчина стоял у алтаря, и ему казалось время замерло. Он ждал свою Катрину. Секунды казались часами, страх нарастал. Когда он наконец увидел девушку, которую вёл к алтарю её отец, Эрик почувствовал, как его сердце ускорило ритм. Дыхание сбилось, весь мир замер. Не было никого и ничего, кроме её.

Катрина была в пышном белом платье, фасоном напоминающим наряды прошлых веков — её уступка ему. Девушка была невыразимо прекрасна, Эрику было больно на нее смотреть, так она была ослепительно прекрасна. Моя — пульсировало в голове никому — не отдам.

Девушка тонула во взгляде мятных глаз, в них светилось столько нежности, обожания, любви. Девушка мгновенно забыла всю злость на поступок мужчины, который вопреки её мнению, пригласил её отца. Отец узнав кто станет её мужем, посчитал, что она нашла прекрасного мужа, пожелал ей счастья. Только Катрина прекрасно умела читать между строк, а там было написано слово «выгодный». Но сейчас это все не имело значения. Каждый шаг приближал её к любимому, который ждал её у алтаря. До сих пор ей не верилось в реальность происходящего. Она выходит замуж за любимого мужчину. Не сон ли это?

Эрику было совершенно наплевать на все происходящее вокруг, значение имела лишь девушка напротив него. Его Единственная. Его любимая. Его жена, через несколько минут. Священник попросил их произнести свадебные клятвы, ещё один момент на котором настоял Эрик, ведь когда он женился на Лили этого не было.

— Кэт, — произнёс Эрик, чувствуя как тонет в голубых как небо глазах, — я хочу чтобы ты знала, я всегда буду рядом с тобой, чтобы не случилось. Какие бы нам не выпали испытания, я хочу быть тем, кто будет заботиться о тебе, оберегать и защищать. Тем кто будет любить тебя вечность. Сегодня, при огромном количестве свидетелей, я не просто беру тебя в жены, я отдаю тебе свое сердце и душу, в надежде, что ты будешь их беречь. Я не умею красиво говорить, Катрина, но знай, ты — это все, чем я живу и дышу.

Эрик увидел как глаза девушки увлажнились и она часто заморгала, силясь прогнать слезы. Он ненавидел видеть Катрину в слезах, но сейчас во взгляде девушки были лишь безграничная любовь и счастье. Это были слезы радости.

— Джон, — произнесла Кэт, мысленно меняя имя на настоящее и видела, он это понял, — обещаю, всегда, везде, при любых обстоятельствах, я буду любить тебя. Ты весь мой мир, мой воздух, моё солнце и луна, без тебя меня просто нет. Не изобрели ещё слово, которым можно выразить мои чувства, это не любовь, это нечто большее. И это чувство так сильно, что порой мне становится страшно. Просто знай, с чем бы нам не довелось столкнуться, я рядом.

Звуки, время и пространство исчезли. Они были сейчас вдвоём. Глаза в глаза. Сердца бились в унисон, мысли вторили друг другу. Слишком счастливые, чтобы замечать что-то вокруг, оттого не сразу услышали, как священник просит их обменяться кольцами. Руки обоих дрожали, когда пришёл этот момент. Два одинаковых кольца из платины, с гравировкой на внутренней стороне, которая гласила — люблю навечно.

Как сквозь вату Эрик слышал, как их провозгласили мужем и женой. Подняв фату, мужчина коснулся губ любимой в нежном поцелуе, но её ответ заставил его потерять голову, и поцелуй превратился в интимный поединок. Он насилу оторвался от своей жены, когда окружающие бросились их поздравлять. Жена. Эрику не верилось, что это произошло. И пусть это всего лишь свадьба по обычаям людей, но для мужчины это имело исключительную важность. Его Катрина стала ему чуточку ближе.

Кэт раздражала толпа вокруг. Гвалт толпы, вспышки фотоаппаратов, бесконечные поздравления. А ей просто хотелось остаться с Эриком наедине. Господи, она вышла замуж! Этот невероятный мужчина, красивый как дьявол — её законный супруг! Лишь несколько месяцев назад, Кэт захлёбывалась отчаянием, смотря как он женится, а сегодня она вновь присутствует на его свадьбе, теперь как жена.

Настал момент первого танца молодых. Девушка безумно волновалась. Ей казалось она забыла все, чему так долго учили её многочисленные учителя во времена, когда отец старался ваять из нее идеальную дочь. Но только раздались первые аккорды, страх ушёл. Эрик превосходно вёл её в танце. Кэт наконец смогла расслабиться и получать от вальса удовольствие.

— Ты счастлива? — спросил брюнет.

— Ты даже не представляешь насколько, — честно ответила она.

Когда бесконечно длинный и насыщенный день подошёл к концу, девушка едва держалась на ногах. Но стоило им оказаться в спальне наедине, как только мягкие губы Эрика накрыли её собственные, Кэт забыла обо всем на свете. Это была их брачная ночь и девушка полностью растворилась в мятных глазах любимого мужа, позволяя увлечь себя в мир чувственных, откровенных удовольствий.

Глава 47.


Сердце отбивало лихорадочный ритм, девушка вошла в комнату и три пары глаз устремили на нее свои взоры. Глупо было отрицать, душу Кэт, несмотря на всю её решимость, точил червячок страха. Она любила Эрика, до помешательства, до потери себя, но все равно мысль о том, что через несколько минут ей предстоит умереть, пугала.

После свадьбы прошло шесть наполненных безграничным счастьем недель. Они провели свой медовый месяц на тропическом острове, нежась под ласковыми лучами солнца. Кэт удивил выбор Эрика, ведь он хоть и переносил солнечный свет, но особой любви к нему, девушка не заметила. И лишь под конец отпуска она поняла его решение, ведь возможно, она больше никогда не выйдет днем на улицу после обращения. Он дал ей возможность попрощаться.

Все это время Кэт пребывала в блаженной эйфории, стараясь гнать прочь негативные и пугающие мысли. Её муж был воплощением чуткости, нежности и страсти. Девушка позволила себе полностью раствориться в ощущении счастья.

Но вот только времени им дали кране мало. Нехотя Эрик ей все же объяснил: им дали ответ на прощении о бракосочетании по законам Проклятых, назначили дату. И до знаменательного дня оставалось чуть более трех месяцев. Ничтожный срок для перерождения и того, чтобы хоть немного привыкнуть, обуздать первобытные инстинкты. Поэтому Совет торопил их. Эрик злился, считая, все слишком быстро. Рано. Как он сказал самой Кэт, будь его воля, он бы дал ей ещё несколько лет пожить человеком, хотя ему и непросто находиться с ней рядом, сдерживать жажду. Сама же Кэт, не знала как к этому относится. С одной стороны, ей хотелось поскорее со всем этим покончить. Пережить все страшные моменты, чтобы просто наслаждаться жизнью с любимым. А с другой, ей было страшно. Девушка хорошо запомнила рассказ мужа об обращении и возможных последствиях. Что если она больше не увидит его? Если станет безумной тварью? Может она последние минуты видит его, может это последние минуты её существования? Но так или иначе, она сделала свой выбор ещё тогда, когда согласилась быть с Эриком. Поздно давать задний ход. Поздно бояться и сожалеть. Да и не было сожалений.

Эрик сидел на своей кровати и Кэт неуверенно подошла к нему. Взгляд любимого был обеспокоенным и печальным. Он так же взволнован, как и она сама, это Кэт ощущала всем своим существом. Невесомая ласка коснулась щеки, и девушка утонула в мятных глазах. Мир, как обычно, замер, так всегда было, стоило им поймать момент нежности.

— Пора, — раздался голос главы Совета.

Как узнала Кэт, обычно обращение проходило в присутствии одного свидетеля, коим Эрик выбрал Яна, но Мортимер, глава совета, отец их друга, изъявил желание личного присутствия. Мужу это не нравилось, но и отказать он не мог.

— У вас ещё будет время, а сейчас нужно начинать, — вновь раздался этот голос, вызывая раздражение.

— Не бойся, я рядом, — прошептал тихо брюнет, притянув её к себе, — Я буду первым, кого ты увидишь открыв глаза.

С этими словами, Эрик полоснул острым ножом по своему запястью, приставляя рану к дрожащим губам девушки. Кэт знала, что так будет, но все равно её трусило от страха, ей было тяжело пить кровь возлюбленного. Её желудок и вообще все существо в целом, протестовала против этого. Ускоренная регенерация в данном случае играла против них, и Эрику пришлось трижды повторить процедуру, прежде чем он отнял свое запястье и выдохнул:

— Хватит.

Невероятные глаза мужа, казалось проникали в самую душу Кэт. Последние мгновения её жизни. Нежные прикосновения любимых рук старались успокоить, когда инстинкты требовали одного — бежать! Послать все к черту и бежать подальше. Но Кэт продолжала сидеть прижимаясь к крепкому телу. Мужчина облизнул губы и девушка увидела белоснежные, острые клыки. «А ведь ему тоже непросто» — отстраненно подумала Кэт. Поначалу муж хотел просто ввести ей внутривенно сверх дозу снотворного, чтобы она просто уснула и её жизнь оборвалась во сне, но Кэт настояла на том, чтобы все было как положено. Как во все времена делали вампиры, пусть выпьет её кровь, её жизнь… Возможно, последний подарок ему.

Девушка чувствовала как напряжён любимый. Его руки слегка подрагивали, и чуть прикрыв глаза, Кэт едва заметно кивнула. Пора.

Эрик крепче сжал её в объятиях, шею опалило горячим дыханием, а затем девушка почувствовала боль. Кэт крепче вцепилась в мужчину, чувствуя как постепенно уходит жизнь, слыша каждый удар своего сердца…

Тук-тук, тук-тук, тук…

Последний судорожный вздох, и мир поглотила тьма…

***

Как зверь в клетке, Эрик метался по комнате. Липкий, отвратительный страх все глубже проникал в душу.

— Почему она не просыпается? — шептали его губы, задавая вопрос всем присутствующим и никому в частности.

— Успокойся, — Ян, как всегда, старался привести приятеля в чувства, — возможно ей нужно просто больше времени. Уверен, все будет хорошо.

— Прошло уже более четырех часов! — новая волна страха омыла брюнета.

— Многим требуется и больше. Нет причин для паники, — отрезал Миртимер. Как же Эрику хотелось вышвырнуть ублюдка из своего дома! После недавних событий, вампир сильно изменил свое отношение к мужчине.

Стрелка часов неумолима двигалась вперёд, но ничего не менялось. Эрик смотрел на бледное лицо своей Единственной, и чувствовал как с каждой секундой все глубже падает в пропасть. Прошло уже девять часов, остался последний час. Десять — приговор. После десяти часов просыпаются на свет рождаются Демиры.

Эрик видел этот страх в глазах любимой, она будто предчувствовала беду. Этой ночью, их последней ночью она была пылкой как никогда, словно прощаясь. Катрина, его Кэт, его девочка… С ней не должно этого случиться! Только не с ней! Она не заслужила подобного конца!

Отчаяние, чёрное и первобытное с каждой секундой все сильнее овладевало мужчиной. Второй раз любимая женщина погибает от его руки. Это его крест. Его расплата за ублюдочный образ жизни. Перед глазами Эрика проносилась вся его жизнь. Тысячи смертных, убитых в бою или просто по прихоти. Их мольбы и рыдания стояли в ушах, оглушали, вызывая горькое, но запоздалое сожаление. Слишком много бессмысленной жестокости, смерти и страданий. По своей природе он зверь, иначе быть не могло. Только высшим силам нет дела до оправданий, и Эрик был убеждён, что для него настал момент расплаты.

Мужчина прикрыл глаза, и пред мысленным взором появилось залитое слезами лицо Кэт, которая просила его остановиться, старалась достучаться. Он не слушал её, рвал на части тело