Book: Следуя за тобой (СИ)



Следуя за тобой (СИ)

Анна Дарк.

Следуя за тобой

Следуя за тобой (СИ)

Глава 1.

Бескрайнее звёздное небо манило, настраивая на особый лад. Кассандра могла часами смотреть в него, мечтать. Порой, девушке казалось, что если от всей души просить вселенную об исполнении самого сокровенного, чудо может случиться. Но она быстро приходила в себя, понимая несбыточность собственных желаний.


Кассандра Невил всегда была немного не от мира сего. Во всяком случае, сама так искренне считала. Конечно, каждый живущий на земле человек считает себя особенным, не таким как все, но девушке казалось, что она отличается от остальных сильнее, чем положено. Может это иллюзия, а может и в самом деле так, кто знает. Но Кассандра всегда была мечтательницей, обладала просто неуёмной фантазией. Она дни напролёт могла пребывать на своей особой волне, погруженная мысленно в мир, реальность, известные и понятные только ей. При этом девушка изо всех сил старалась казаться нормальной и у нее это получалось. Почти.


Само положение, которое занимала семья Кассандры в обществе, предрасполагало её к некой публичности, вниманию к её персоне. И если будучи маленькой, она противилась этому, то став постарше, приняла правила игры. Её отец был владельцем банка, что позволяло ему жить в достатке и определить Кассандру, и её старшего брата, сначала в престижную школу их города, а потом и хороший колледж. А то, что школа, да и вообще общество обеспеченных людей представляет собой в целом, девушка поняла довольно быстро. Она научилась выживать в этом «бассейне с пираньями», но так и не смогла полюбить этот мир лживых улыбок и покупных отношений. А вот её брат Девид, быстро освоился. В отличии от Кассандры, юноша целиком пошёл в отца. Та же целеустремлённость, прагматичность и готовность идти к цели несмотря ни на что. Но к его чести, он души не чаял в сестре, и когда случилась беда, а именно, их родители погибли в авиакатастрофе, возвращаясь с отдыха, парень, не задумываясь, взвалил на плечи не только управление бизнесом отца, но и заботу о младшей сестре. По наследству, Кассандре досталась половина всего, чем владела их семья и Девид, от её имени, управлял всеми активами, до её совершеннолетия. Впрочем, и по истечении двадцати одного года, ничего не изменилось. Кассандра не имела никаких склонностей к бизнесу или желаний вмешиваться в дела банка, целиком полагаясь на брата. Тот же в свою очередь не обманывал доверие сестры, возможно, потому что, она была единственным человеком, которого расчётливый Девид Невил любил по-настоящему. Возможно, со стороны девушки это было опрометчиво, так доверять брату, но всех всё устраивало. Он управлял банком, она жила ни в чем себе не отказывая, имея возможность жить так, как ей хочется.


До определённого момента, Кассандра легко боролась со своей «ненормальностью». Ни один человек, кроме брата не мог назвать её излишне странной. Ветреной да. Возможно тихой, но никто не подозревал о том, что на самом деле творится в её голове. Девушка даже пробовала писать, но быстро бросила эту затею, поняв, что красиво излагать на бумаге мысли у нее не получается.


Так Кассандра и жила, образование дизайнера вкупе с некоторыми связями, позволяли ей работать на дому. Девушка выполняла эскизы мебели, занималась планировкой интерьеров и даже оформлением сайтов. В общем, что подвернётся. Это была работа ради удовольствия, а не ради заработка. Так же, у нее было множество знакомых. Именно знакомых, никого из людей, который она знала, Кассандра не решилась бы назвать другом. Слишком хорошо она знала цену этой дружбе. Ещё в начальной школе девушка поняла, в том социальном классе, где живёт она, все имеет свою цену. Искренние чувства и привязанности были величайшей редкостью среди владельцев толстых кошельков. Поэтому, она прекрасно знала, любой из тех, кто сегодня улыбается и сидит с тобой за одним столом, завтра уже может точно так же улыбаться твоему врагу, если «дружба» с ним будет выгоднее. Хотя, по сути, дружбу с ней особо выгодной назвать было нельзя. Кассандра не плела интриг, не интересовалась всем тем, чем положено интересоваться девушкам её возраста, не искала себе бойфренда. Она была спокойной, рассудительной, в меру весёлой, но при всей своей мечтательности и ранимости в душе, имела характер. Девушка не позволяла помыкать собой или оскорблять себя, могла осадить как словом, так и физической взбучкой, спасибо брату, который обучил её приёмам самообороны. Так что её контакты с людьми ограничивались редкими прогулками и посиделками в кафе, остальное время Кассандра предпочитала проводить дома.


У девушки было двоякое отношение к одиночеству, с одной стороны она его любила. Любила побыть в тишине, полежать ночью на газоне во дворе, смотря на звёздное небо, предаваясь мечтам. А с другой, она мечтала ощутить все то, о чем пишут в книгах и поют в песнях. Найти друзей, обрести любовь. Почувствовать все эти эмоции.


И однажды это случилось. Она влюбилась. Но даже злейшему врагу, Кассандра не пожелала бы такой любви. И дело не в том, что её избранник не отвечал ей взаимностью или был плохим человеком, он просто не существовал.


В один из прекрасных весенних дней, Кассандра решила просто прогуляться по городу. Девушка неспешно бродила по улицам, греясь в лучах весеннего солнца, наблюдая, как оживает природа, а улицы заполняются людьми. Настроение было прекрасным. Проходя мимо книжного магазина, Кассандра решила присмотреть себе какую-нибудь книгу. Конечно, в век технического прогресса, редкий человек не пользовался интернетом в поисках чтива, и она, в том числе, но все равно девушка отдавала предпочтения бумажным изданиям. Ни что не заменит шелест страниц и запах книги.


Недолго провела Кассандра в магазине, как её взгляд наткнулся на НЕГО. Да-да, первым делом девушка заметила даже не книгу, а мужчину на её обложке. Это был выстрел в упор, разряд в тысячу вольт. Это был её идеал. У каждого, наверное, есть свой идеал или хотя бы смутное представление о нем. Вот и Кассандре хватило лишь одной секунды, чтобы понять это ОН. Не читая аннотацию, и даже не глядя на название книги, девушка быстро её купила и в великом возбуждении понеслась домой.


Спустя каких-то полчаса, Кассандра с головой погрузилась в совершенно иной мир, где не было места привычным чудесам техники, но хватало иных чудес. По сути, книга представляла собой фэнтези на фоне средневековья. И без того тяжёлая для простых людей жизнь, осложнялась борьбой магов, за древний колдовской артефакт, по легенде дающий владельцу неограниченную силу и власть. И, конечно же, в центре событий, посреди смерти, насилия и постоянных войн, возникла любовь. Эмили была смертной девушкой, которую мечтали найти все соискатели Огненного Жезла, того самого артефакта, талисмана власти. А причина, почему искали именно Эмили, была проста, она последняя из рода древних магов, которые создали Огненный Жезл и отреклись от своих сил, став простыми смертными, после войны, едва не погубившей весь мир. Все, кто искал Эмили, верили, что в её крови течёт память предков, которая подскажет где искать столь желанный магический талисман. Одним из этих соискателей был Николас, тёмный маг, жестокий воин, которого боялись все без исключения смертные и маги тоже. Ну, а после встречи закрутилось-понеслось. Чего только не пришлось пережить героине, с какими ужасами и испытаниями она только не столкнулась, прежде чем в конце они с Николасом обрели любовь. И возможно Кассандра и восхитилась бы стойкостью и смелостью Эмили, если бы не одно «но». Она сама была без ума от Николаса.


Кассандра искренне верила, это быстро пройдёт. Обыкновенное книжное «похмелье» через день-два эмоции улягутся. Но время шло, а девушка по-прежнему думала лишь о нем, зеленоглазом и темноволосом дьяволе. Она перерыла весь интернет в поисках дополнительной информации о книге, вступила во все возможные сообщества и фанклубы писателя. Узнала, что планируется продолжение, вот только с момента издательства прошло два с лишним года, а новой книги не было. Так же, Кассандра выяснила, мужчина на обложке, лишь умелый фото арт. Расстроилась. Возможно, ей было бы проще, знай, она, что такой красавец на самом деле живёт где-то на свете.


Но чем больше проходило времени, тем сильнее ужасалась Кассандра. Похоже, она действительно спятила. Сошла с ума, окончательно и бесповоротно. Она влюбилась в книжного персонажа!


Дошло до того, что Николас начал сниться ей почти каждую ночь. Кассандра легко могла вообразить себе звук его голоса, запах, мимику. Ужас сковал душу девушки, когда она осознала масштабы катастрофы. Кассандра понимала, ей нужно срочно обратиться к специалисту, но ей было слишком страшно. Это означало признаться миру в своем безумии. И она тянула время, обнаруживая, что с каждым днем её все больше раздражают окружающие люди и реальность в целом. Она так хотела к нему. Увидеть хоть одним глазком, прикоснуться, вдохнуть запах… И однажды, Кассандра, доведённая своей одержимостью до отчаяния, взбунтовалась. Умом она понимала, насколько все абсурдно и ненормально, а вот душой… И психанув, порвала книжку на части. А потом с бешеными глазами бегала по магазинам в поисках новой. Хотя она и знала её наизусть, но одна мысль, что у нее нет любимой книги, вызывала панику.


Как же Кассандра завидовала всем остальным влюблённым! И неважно, счастье несла их любовь или боль. Они хотя бы были нормальными и любили реальных людей. Спустя месяцы, после знакомства с романом, перевернувшим весь её внутренний мир, девушка научилась жить в таком вот полубезумном состоянии, и даже пыталась одно время бороться. Кассандра начала использовать любой повод выйти из дома в люди. Магазины, кафе, вечеринки, она старалась как можно меньше находиться дома, в надежде, что это поможет забыть свое наваждение. К тому же Девид, горячо поддерживал сестру в стремлении к общественной жизни. Он очень хотел видеть сестру счастливой, и ещё его весьма беспокоил факт, что к своим двадцати четырем годам, Кассандра так и не была замечена ни в одних серьёзных отношениях. Сама же девушка на подобные темы разговоров лишь пожимала плечами, она просто не знала, как объяснить прагматичному брату, что не хочет отношений, ради отношений или статуса. Ей нужны чувства, которые в их окружении совершенно не ценятся. Кассандра старательно старалась выбраться из омута своих грёз, но, увы! Бесполезно.


В итоге она вошла в симбиоз со своей ненормальной любовью. Это стало её самой сокровенной тайной, о которой не знал даже брат, а ведь они всегда хорошо ладили и были весьма близки.


И сейчас, глядя на бездонное небо, усыпанное звёздами, Кассандра всей душой желала, чтобы её возлюбленный не был плодом воображения. Чтобы он был реален. Ей просто хотелось к нему и не важно, в его мире или в этой реальности. Лишь ночная прохлада вынудила девушку вернуться в маленький, но уютный коттедж, где она жила в одиночестве после смерти родителей. Уже на задворках сна, девушка вспомнила о намечающемся мероприятии и слегка поморщилась. Завтра об одиночестве и покое можно и не помышлять. Завтра её двадцать пятый день рождения.


***


Громкая музыка давила на Кассандру, но она не смела сказать и слова против, ведь Девид так старался для нее!


Парень знал отвращение сестры к светским мероприятиям и поэтому организовал праздник в стиле молодёжной, слегка безбашенной вечеринки. Ему очень хотелось, чтобы его маленькая Кнопка улыбалась. Последнее время, Кассандра была сама не своя, и Девид не знал, что и думать. Девушка всегда была мечтательницей, и её порой отстранённое состояние было привычным делом, вот только подобное ни когда не длилось месяцами. Все разговоры в попытке выведать что происходит, ни к чему не приводили. И ему лишь оставалось постараться как-то развеселить её.


— Твой братец хорошо постарался, Касс! — рядом с девушкой плюхнулась её знакомая со школьных времён — Линдси Сейл. — Нереально крутая вечеринка!


— Да? — рассеянно обронила Кассандра, стараясь вернуться в реальность. — Тебе виднее.


— Да что с тобой? — нахмурилась собеседница. — В каких облаках ты витаешь, а? Сознавайся, я его знаю?


А вот это уже не хорошо. Никогда ещё никто не приставал к Кассандре с такими расспросами. Прежде она не позволяла себе быть такой рассеянной на публике. Наверное, виноват излишек спиртного. Нужно взять себя в руки и отмазаться от назойливой девушки.


— О чем ты? — наигранно удивлённо вскинула брови Кассандра.


— Не притворяйся, — обиделась Линдси. — У тебя было такое мечтательное лицо, какое бывает только у влюблённых девчонок.


Кассандре так и хотелось спросить: что может такая, как Линдси, знать о том, какими бывают влюблённые девушки? Но усилием воли, она заставила себя промолчать. В самом деле, девушка сильно сомневалась, что её собеседнице известно что-то, кроме чувства похоти, жажды денег и удовлетворения от плетения интриг. Она не особо любила блондинистую красавицу и не понимала, зачем Девид пригласил её. Правила хорошего требовали быть приветливой, и поэтому девушка, натянув фальшивую улыбку, сказала:


— Не хочу тебя разочаровывать, но моя голова забита новым заказом на интерьер. Сулит хорошие перспективы, — ложью это было лишь отчасти, такой заказ, в самом деле, был. — А что до мнимого парня, так я боюсь, его попросту не существует. Не родился ещё, наверное, тот, с кем бы мне захотелось терять время.


Лицо Линдси вытянулось, она явно была не довольна таким ответом. Только вот Кассандре было все равно. Встав, она поспешила прочь. Девушке отчаянно хотелось побыть хоть минуту наедине с собой, суета в которой она пребывала целый день, порядком ей надоела.


Проталкиваясь сквозь толпу, девушка держала курс на свою комнату. С каждым часом ей все меньше нравилось происходящее, особенно взгляды, которые на нее кидала мужская половина гостей. Кассандра никогда не считала себя красавицей. Каштановые волосы, серые глаза, невысокий рост. Но мужчины находили её привлекательной, и ей оставалось с этим мириться.


— Касс! — услышала девушка окрик, и хотела было проигнорировать, как на пути возник Девид. — Ты куда? Тебе не нравится вечеринка?


Она смотрела в родное лицо, на котором явно угадывалась беспокойство. Многие считали Девида беспринципным ублюдком, подонком, готовым ради достижения цели на все, но девушка знала, её он любит. И поэтому не хотела обижать единственного человека, которому есть до неё дело.


— Что ты, — широко улыбнулась она, — только вот походу я перебрала с алкоголем и мне нужно умыться, а ты знаешь, как я не люблю делать подобное на людях.


Парень кивнул, и освободил ей приход.


— Ты же знаешь, что всегда можешь обратиться ко мне? — спросил он.


— Конечно, — сверкнув наигранной улыбкой, ответила Кассандра.


Когда дверь за спиной захлопнулась, и она оказалась во мраке собственной спальни, девушка почувствовала сногсшибательное облегчение. Наконец-то минутка покоя! Выйдя на балкон, Кассандра вдохнула чуть прохладный ночной воздух. Красота! Снизу доносился шум вечеринки, а её взгляд сам собой поднялся вверх, в ночное небо с его мириадами звёзд. Её всегда завораживало данное зрелище. Как же хорошо! Если бы можно было не возвращаться.


— Ты уже загадала свое желание, Кассандра?


Девушка вздрогнула всем телом, услышав сбоку мужской голос. Да что же такое-то?! Ей вообще можно хоть минуту побыть в одиночестве, отдохнуть от шума и толпы? И у кого только наглости хватило зайти в её комнату?


Кассандра повернула голову и оторопела. Напротив нее стоял незнакомый ей старик. Его голос никак не вязался с образом древнего старца, впрочем, как и глаза, казавшиеся удивительно проницательными и живыми на сморщенном лице.


— Кто вы? Как вы сюда попали? — сорвалось с языка девушки.


— Это не важно, Кассандра, — произнёс таинственный старец. — Важно лишь твоё желание сегодня.


Да кто он такой? Чего ему надо?


— Я вас не понимаю, — пробормотала Кассандра.


— Ты все прекрасно понимаешь, — таинственно произнёс незнакомец. — Не ты ли день изо дня, душой и сердцем страстно желала увидеть своего возлюбленного Николаса?


Все, что на тот момент могла Кассандра, это испуганно отступить назад, изумлённо тараща глаза. Да кто этот старик? Как он узнал?! Ведь она не говорила об этом ни одной живой душе!


— Ну что, — старец сделал вид, что не заметил её шока, — ты по-прежнему хочешь к нему?


Он ещё спрашивает! За одну только мысль, о том, что её безумие воплотилось бы в реальность, Кассандра была готова на все. Абсолютно. Но она ещё не до такой степени спятила, чтобы верить в реальность осуществления такой мечты. Но видимо незнакомцу и не требовался её ответ. Все было написано на её лице.




— Твоё желание отличается от большинства, и поэтому я дарую тебе это чудо, — произнёс мягкий голос. — Но помни, у тебя всего неделя, чтобы воплотить свою мечту.


Не успела Кассандра и рта открыть, как тело взорвалось острой, невыносимой болью. А потом её поглотила тьма.


Глава 2.

Жуткая слабость разливалась по телу, в нос бил запах сырой земли. С трудом заставив себя открыть глаза, Кассандра с мученическим стоном села. Оглядевшись, девушка оторопела. Что за черт? Вокруг нее был густой смешанный лес. Где она?


Последнее, что помнила девушка, был странный старик, а потом боль. Что вообще произошло? Пошевелив конечностями, дабы убедиться в их функциональности, Кассандра задумалась. Ее похитили? Вряд-ли. Во-первых, кому она нужна? Но даже если предположить похищение с целью шантажа брата, то почему ее выбросили в лесу? Нет, на похищение это мало похоже. Кто же выбрасывает в неизвестном месте заложников?


Остается одно. Розыгрыш. От одной только мысли об этом, Кассандру взяло зло. Как только Девиду могло прийти такое в голову и чего ждать дальше? Ведь по закону жанра, в ближайшее время просто обязательно должно что-нибудь случиться.


Не успела девушка обдумать возможные варианты развития событий, как послышался странный шум. Вскочив на ноги, Кассандра начала озираться по сторонам. Из-за кустов показалась группа всадников. Стоп. Всадников? Походу братец задумал что-то неординарное в стиле средневековья. Возможно, при другом раскладе, она бы с радостью поучаствовала в постановке, но сейчас у нее болело все, что только может болеть, а настроение было ниже плинтуса.


Парни подъехали к ней, и она невольно оценила образы. Доспехи, бороды, парики — прямо средневековые воины! Не успела Кассандра и рта открыть, как один из мужчин спрыгнул с лошади, подошел к ней и схватил за волосы. Черт! Больно же!


Мужчина, а это именно мужчина, морщинки вокруг глаз выдавали возраст, что-то грубо, на каком-то грубом наречии спросил у нее. Шокированная таким обращением девушка лишь растерянно хлопала глазами. Мужчина повторил свой вопрос и естественно, Кассандра ничего не поняла. После резким движением мужлан вывернул ей руки за спину и начал связывать их грубой веревкой. Наконец Кассандра будто очнулась. Весь этот розыгрыш зашел слишком далеко! Девид — покойник! Пообещав себе при встрече оторвать голову этому массовику-затейнику, девушка дернулась и заорала:


— Так, хватит! Немедленно прекратите! Это зашло слишком далеко. Все сидящие по кустам — выходите. Я отказываюсь и дальше участвовать в этом цирке!


Но ее будто и не слышали. Рывком, связанную Кассандру перекинули поперек лошади, куда следом уселся и всадник.


— Эй! — вскипела девушка. — Вы слышите меня? Хватит! Звоните Девиду и скажите, я оценила его старания, но с меня хватит!


И снова игнор. Висеть поперек лошади довольно неприятно и даже болезненно, а еще Кассандру донимал запах. Ну, надо же до чего ответственно и детально подошли к заданию! Девушка буквально задыхалась от окружающего ее амбре. И если запах лошади еще не был невыносим, то вонь, исходившая от всадника, вызывала тошноту. И как они только умудрились сделать такой «аромат»? От мужчины нестерпимо несло потом, грязью, в общем, тошнотворная вонь давно не мытого тела.


За размышлениями над этим вопросом, Кассандра и не заметила, как мужчины остановились. В следующее мгновение ее грубо, как мешок с картошкой стащили с лошади и бросили на землю. От удара у нее на миг вышибло дух. Да сколько можно? Злость начала сменяться небольшой паникой. Если они и дальше будут играть в таком ключе, то вскоре на ней ни одного живого места не останется. И опять ее схватили за волосы! Сволочи! Больно! И подтащив к дереву, привязали прямо к стволу. Охренели! После того как убьет брата, она затаскает эту организацию по судам!


Грубияны удалились и девушка огляделась. Неподалеку она заметила нечто, напоминающее палатку, а рядом с ней костер, над которым висел котелок, в котором что-то готовилось. Просто потрясающий реализм.


— Ну что, ты готова к такой долгожданной встрече? — Кассандра вздрогнула всем телом, услышав смутно знакомый голос.


Старик! Последний человек, которого она помнит, прежде чем отключилась. Что этот урод с ней сделал, у нее болит все тело. Не успела она и рта открыть, как тот, словно читая ее мысли, сказал:


— При путешествии между мирами так бывает, — уловив недоуменный взгляд девушки, он пояснил. — Я про боль в теле.


— Слушайте, — начала девушка, избрав мирную тактику, наорать на старика она всегда успеет, — ваш розыгрыш зашел слишком далеко. Позвоните Девиду и скажите, что я отказываюсь принимать дальнейшее участие в этом фарсе. А еще, этих вот, — она кивнула на мужчин у огня, — я затаскаю по судам за подобное обращение… И еще…


— Розыгрыш? — перебил ее старик. — Ты так ничего и не поняла, Кассандра?


Девушка нахмурилась. Ей совсем не хотелось выслушивать новую порцию чуши. Гораздо больше ее волновало, откуда ее брат узнал ее тайну? А еще хотелось как можно скорее положить конец этому бреду. Все, чего желала сейчас девушка были: горячий душ и мягкая постель. А после можно и с братом разобраться.


— Ты так страстно и долго молила, сама не зная кого о чуде, так рвалась к своей мечте, что я не смог не ответить на твой призыв, — старец продолжал игнорировать ее злой взгляд и старательно играл свою роль. — И вот теперь ты тут — в мире, где живет твой возлюбленный Николас. И через три минуты и сорок одну секунду состоится ваша встреча.


М-да. Похоже, окружающие намерены идти до конца. Внезапно девушку одолел порыв подыграть. Ей было интересно, как выглядит мужик, которому отвели роль Ника.


— Если что, я хотела не этого, — пробубнила девушка, принимая правила игры, намекая на грубое обращение и веревки, которыми связана. Интересно, что они задумали? Сделать из мужчины ее мечты романтического героя, который примчится ее спасать? Тогда они уже сильно ошиблись в сюжете. Николас, которого она любила, был далеко не рыцарем на белой лошади.


— Я знаю, — как-то лукаво улыбнулся старик. — Твои мечты касательно Николаса отдавали романтикой, а это реальность. Для тебя сейчас все кажется бредом, но скоро ты убедишься в ошибочности своих суждений.


— Ну да, — ехидно усмехнулась девушка, — сейчас прискачет мой герой и освободит меня от плена.


Она откровенно издевалась над глупой постановкой. Но собеседник глянул на нее без тени улыбки.


— Нет, ты его пленница. С чего он должен тебя спасать?


Та-а-а-к. А вот это уже интересно.


— И опять косяк сюжета, — усмехнулась Кассандра. — Я никогда не хотела быть его пленницей.


— Мне это известно. Ты мечтала о встрече, и я тебе ее организовал. Ты думала, при первой же встрече, Николас должен пасть перед тобой ниц, влюбиться в тебя, плененный твоей красотой? — в голосе старца слышалась ядовитая ирония, и девушка почувствовала себя уязвленной. Примерно так, она и мечтала. — Но чего ты сделала, чтобы заслужить его чувства? Его возлюбленная Эмили, прошла через Ад, прежде чем он подарил ей свою нежность и любовь. А чего сделала ты? Кто ты для него? Никто. Нет, ты враг, шпион.


Старик насмехался над ней, и ком непрошеной обиды встал в горле. Мало того, что кто-то, каким-то неведомым способом прознал про ее сокровенный секрет, так его еще извратили. Какое право имеет этот старикашка втаптывать в грязь ее мечту и чувства? Для себя Кассандра решила, что, наверное, никогда не простит брата за все это.


— Заканчивайте все это, — угрюмо произнесла девушка. — Я отказываюсь продолжать участвовать.


— У тебя уже нет выбора, — отрезал старик. — Ты здесь и домой сможешь вернуться не раньше чем через неделю. Советую скорее осознать, что это не шутки и постараться выжить, а может и добиться чувств того, о ком ты так страстно мечтала.


Кассандра, потеряв всякое терпение, открыла рот, чтобы обложить чертового старика по первой программе, но слова так и застряли в горле, когда собеседник, буквально растворился в воздухе. Огромными, размером с чайное блюдце, глазами, девушка таращилась на место, где только что был старик. Ну, ничего себе! А они подготовились. Все по высшему разряду. Только внутри начал просыпаться предательский червячок сомнения. Какова вероятность, что ее безумие, воплотилось в реальность? Вдруг… Нет. Так не бывает. Это всего лишь дурацкий розыгрыш, или сон, как вариант. Но разве во снах бывает так больно?


Над головой раздались какие-то слова, и неосознанно внутри все перевернулось от звука ЭТОГО голоса. Но как? Жаль, она не понимает значения слов. Как завороженная, Кассандра подняла голову… и пропала. Невозможно. Нет, это не розыгрыш. Это чертовски реалистичный сон.


Яркие, как весенняя листва на солнце, зеленые глаза прожигали ее — Кассандру. Взгляд был ледяным и невероятно пронзительным, ей казалось, мужчина смотрит ей прямо в душу. Перед ней стоял он — Николас. Мужчина, о котором она мечтала бесконечное количество часов, тот, кто был ее одержимостью столько времени. Но… Но это невозможно!


Громко, и как ей показалось зло, Николас повторил свой вопрос, во всяком случае, Кассандра думала, что он ее о чем-то спрашивает.


— Я тебя не понимаю, — хриплым от шока голосом, ответила девушка.


Николас прищурился, потом сделал неуловимый пас рукой, а его губы что-то прошептали. Еще одно движение и ее руки были свободны. Она не знала, зачем он это сделал, но была благодарна. Резко восстановившееся кровообращение вызвало боль.


— Я спрашиваю, кто твой хозяин? — заклятие на знание языка! — поняла она. — Кто тебя подослал? И без глупостей, — намек она поняла. К тому же, она прекрасно знала, пытаться сейчас бежать бесполезно, да ей и не хотелось.


Голос мужчины выдавал раздражение, а у Кассандры слова застревали в горле. Она не верила в реальность происходящего. Все ее существо тянулось к нему, она задрожала от того, насколько сильно хотела дотронуться до него, вдохнуть аромат его тела. Она почему-то была уверена на все сто процентов, что, в отличии от этих мужланов, он не воняет как скотина.


— Меня ни кто не посылал, — девушка растерялась. Что она должна ему сказать? Вряд ли он поверит, если она выложит ему правду. — Я вообще не здешняя. Э-э-э… Я просто заблудилась.


— В этом я не сомневаюсь, — чувственные губы мужчины изогнулись в недоброй усмешке. — Заблудилась, говоришь? В лесу, где на десятки километров ни одной живой души вокруг?


Кассандра инстинктивно, испуганно кивнула. Ну, а что ей еще делать? Она никак не могла собраться с мыслями, оглушенная происходящим.


— Ты за кого меня принимаешь? — зарычал Николас, нагнувшись к ней. А Кассандра как словно под гипнозом смотрела в его глаза. Она не ошиблась, это был именно ТОТ запах, какой она себе представляла. Чувствуя, как разваливаются на части остатки ее сопротивления, как еще чуть-чуть и она поверит, что это все реально. Последняя попытка убедиться в том, что все игра, подстроено. Рука сама потянулась вперед, и, ухватив прядь шелковистых волос, Кассандра со всех сил дернула, пытаясь сорвать парик.


С громким проклятием, Николас отпрянул. Сложно было сказать, кто был в большем шоке: Кассандра, когда поняла, что ОН настоящий, или Николас от такой наглости.


Несколько секунд девушка наблюдала обескураженный взгляд мужчины, потом его лицо потемнело от гнева. Он шагнул к ней, широкая, горячая ладонь легла ей на шею и сжала ее. Перед глазами заплясали черные точки, и Кассандра отчаянно пыталась оторвать от себя сжатые пальцы.


— Тебе жить надоело? — услышала она вкрадчивый шепот, и через мгновение рухнула на землю, хватая ртом воздух. — Начнем заново, — продолжал Ник. — Кто ты такая и кто тебя подослал? Каково твое задание?


Черт возьми, а ведь она находится в мире, где каких только чудес не бывает, так почему бы ей не сказать правду? А точнее ее часть. Сейчас Кассандра была совершенно не готова поделиться со своей мечтой тем, что уже несколько месяцев бредит им. И сюда попала только из-за него.


— Я же сказала, не местная я. Я вообще понятия не имею, как тут оказалась, — пропищала девушка, горло жгло после удушья. — Где я вообще и почему вы все так одеты?


Лучшая защита — это нападение. Так, кажется, говорил кто-то из великих. Вот только если Николас и опешил от ее слов, то длилось его замешательство не больше секунды. Неожиданно мужчина улыбнулся, белозубо так, но улыбка его показалась Кассандре жуткой. С медленной грацией истинного хищника, он начал наступать на нее и в душе девушки сработали, наконец, первые сигналы тревоги. Кому, как ни ей, той, кто выучил книгу наизусть, знать, каким жестоким может быть Николас по отношению к врагам. И для него она враг. Мужчина убежден, ее подослали к нему и у нее отнюдь не благородные цели. В ее слова он определенно не поверил. Мамочки, что же делать-то?


— Не нужно со мной играть, — тихо, но до дрожи угрожающе, произнес Николас ей на ухо, прижав ее тело своим к дереву. В душе Кассандры воцарился настоящий апокалипсис: одна ее часть — разумная — дрожала от ужаса, другая — мечтательная — плавилась от его близости.


Из горла девушки вырвался сдавленный хрип, она будто и вовсе разучилась говорить. Ник же воспринял ее поведение как упрямый отказ говорить.


— Что же, это твой выбор, — от дьявольского и жестокого блеска его глаз, по спине девушки пронесла стайка испуганных мурашек. — Ганс, пойманная тобой пташка, не разговорчива.


Кассандра задохнулась от ужаса. Нет! Только не это! Она знала, кто такой Ганс. Бездушный монстр, способный резать и насиловать с блаженной улыбкой на лице. Она неосознанно замотала головой, Ник же заметив, лишь обронил:


— Скажи спасибо, что я не пытаюсь прочитать тебя.


Чтение воспоминаний — редкая способность среди магов. И, как правило, объект данной процедуры погибает в течение первой же минуты. Способ узнавания правды, исключающий ложь, но только ни один чтец не может поручиться, что увидит в воспоминаниях жертвы, нужную информацию или простой фрагмент обыденной жизни. Поэтому практиковалось подобное редко и лишь в крайних случаях, потому что по сути, это безоговорочный приговор. Но Кассандре сейчас казалось, лучше бы Николас обрек ее на быструю и верную смерть, чем отдал Гансу.


Огромный мужлан с лихорадочным блеском в глазах, направился в их сторону, а с ним и все остальные воины. Николас стоял, лениво прислонившись к дереву, лицо его выражало скуку. Бежать бесполезно, и спотыкаясь, Кассандра пятилась назад.


— Пожалуйста, не надо, — прошептала она.


Ответом ей были тишина от Ника и улюлюканье от солдат. Инстинкты взяли свое и, развернувшись, девушка бросилась бежать, но не успела она преодолеть и трех метров, как ее повалили на землю. Она знала эти игры, способ сломить жертву, лишить ее воли к сопротивлению, отнять стимул бороться, а может и жить. Но все равно треск рвущейся ткани прозвучал для нее подобно грому небесному. Множество грубых рук вцепились в молочную кожу, оставляя синяки, от запаха немытых тел слезились глаза, и першило в горле. Не об этом она мечтала!


— Нет! — завизжала Кассандра, обезумев, она брыкалась, царапалась и кусалась, только что ее силы, против толпы раззадоренных мужчин?


Как бы сильно не боролась девушка, но ее одежду быстро разорвали в клочья. Ужасу Кассандры не было предела. Все, о чем она помышляла, сдохнуть после. Такого она не может пережить. Она — дочь обеспеченного семейства, выращенная в исключительном комфорте, дитя двадцать первого века, где подобное просто дико.


В горячке и панике, девушка и не заметила, как множество рук исчезло с ее тела и она оказалась нос к носу с Николасом. В зеленых глазах полыхал темный огонь, и это не принесло ей успокоения. Грубый, болезненный поцелуй обжег губы, и в следующий момент тело взорвалось болью вторжения и Кассандра, взвыв, рванулась прочь, но хватка мужчины была слишком сильна. Было ужасно больно, не смотря на то, что девственницей она не была. Она просто была не готова к половым контактам, да и размер оказался не по ней. Но что такое физическая боль, по сравнению с невообразимой душевной мукой. Девушке казалось, она чувствует, как растет пугающая дыра внутри, на том месте, где было сердце. Это не ЕЕ Николас, он не мог ТАК поступить с ней.


— Что же ты, пташка, — хрипло произнес Николас ей на ухо, продолжая совершать сокрушительные толчки. — Я же видел, как ты на меня смотрела, твой похотливый взгляд. Так что же ревешь, а?


Кассандра отвернулась и зажмурилась, продолжая давиться рыданиями и слезами. Все ее иллюзии разлетелись вдребезги. Мечты развеялись как дым. Стараясь отрешиться от реальности, девушка безучастно лежала, сцепив зубы, чтобы ни один стон боли не сорвался с губ. Движения Ника ускорились, и вскоре с глухим стоном он последний раз грубо вонзился в ее тело и замер. Ни сказав не слова, мужчина встал и ушел. Кассандра подтянула ноги к груди и сжалась в комок, стремясь, стать как можно незаметнее и меньше.




Весь мир вокруг девушки замер. Не осталось ничего кроме боли физической и душевной. Сейчас ей не верилось, что еще недавно она страстно мечтала о Николасе, строила столько глупых, романтических иллюзий. Представляла десятки вариантов встреч. Но все ее мечты разбились о жестокую реальность. А ведь она читала книгу, знала, как жесток и беспощаден Николас, но почему-то выдумала для себя романтический идеал. Прав был старец, с чего она решила, что он должен как-то по-особенному к ней относиться? Она для него никто, грязь, не более того. Даже не так, она для него что-то наподобие врага, слабая девица-шпионка, с которой можно обращаться как с мусором. Что он собственно и сделал. На деле показал ей ее место. И будь ей что рассказать, она бы, не задумываясь, выложила любую информацию, но говорить ей было нечего. Только разве он поверит?


Отчаянно хотелось исчезнуть, раствориться, просто не быть. Ее забросили сюда на неделю. Она не выдержит неделю насилия и издевательств, а то, что именно так и будет, она не сомневалась, ведь ей нечего сказать. Пусть лучше убьет ее, спалит мозги в попытке найти информацию, которой она просто не располагает. Кассандра молила Небеса о забвении и, похоже, кто-то свыше ее в кои-то веки услышал, тяжелая темнота началась засасывать ее измученное сознание.


***


Николас невидящим взглядом смотрел на карту, но голова усердно отказывалась работать. А все из-за этой девицы! Кто она такая и откуда свалилась на его голову? Ему потребовалось меньше минуты, чтобы понять, магических сил в ней нет ни единого грамма. Мужчина не сомневался, девица чей-то лазутчик, но чей? Он в жизни не поверит в весь тот бред про заблудилась и я вообще не знаю где оказалась. Неубедительно и нелепо. И что могло заставить столь слабое и безвольное создание, согласиться на такую опасную миссию?


Николасу было не в новинку ловить шпионов тех магов, которые еще не оставили надежду отобрать у него Огненный Жезл. Только обычно это были куда более умные или выносливые создания: духи, орки и даже оборотни. А тут… Девка, причем обычный человек. Но Боги, девка красивая.


Мужчина весьма удивился, когда один из его людей сообщил, что близ лагеря они изловили шпионку. Точнее, он буквально остолбенел на миг, когда увидел ее. Каштановые волосы, ладная фигурка и серые глаза, взирающие на него с каким-то непонятным выражением.


Он не сразу понял, что она не понимает его речь. И что только за лазутчик такой, языка не знающий? Может она и не шпионка, а обычная воровка? Но все попытки выяснить, натыкались на стену лжи и откровенной ереси. Чутье подсказывало Николасу, девица явно что-то скрывает, но что?


Терпение его лопнуло, когда пытаясь припугнуть ее, его самого накрыла непонятная ему реакция. Стоило Николасу только раз прижать к себе эту пташку, как его тело взорвалось от низменного и острого желания. Это ошеломило мужчину, а следом за шоком пришла злость. Что за дьявольщина? Почему он, один из сильнейших представителей древней, вымирающей расы магов, реагирует на эту девчонку как смертный зеленый юнец? В конце концов, у него есть Эмили, его светлая девочка, которая ждет его дома.


Решив, что с него хватит, он позвал Ганса, одного из своих воинов, отличающегося исключительной, беспринципной жестокостью. Под его пытками и мертвый заговорит. Николас не особо удивился, когда понял, что вояка решил развлечься древним, как мир способом, еще и остальных позвал, дабы уж точно сломить дух пленницы.


Он сам не раз в прошлом брал женщин силой, это жестокий мир, в котором слабым не место, но, тем не менее, делал он это не часто. Гораздо приятнее, когда женщина стонет от экстаза, а не мечется в агонии ужаса. В конце концов, женщины его всегда любили, и Николас это знал, поэтому насилие сексуального характера свершал исключительно в воспитательных целях, до этого дня. После того, как в его жизни появилась Эмили, Николас существенно изменил многим привычкам. В чем-то стал мягче и гуманнее, а в чем-то просто мудрее. Сейчас в его распоряжении была целая страна, он был ее королем, но не привыкший подолгу сидеть на месте, часто отправлялся в походы. Цели отлучек из дворца были самыми разными от военных, до дипломатических. И порой путешествия могли затягиваться на месяцы, он тосковал по возлюбленной, но не переставал быть мужчиной, и поэтому порой не отказывал себе в удовольствии провести жаркую ночь в обществе безымянной красавицы. Он все же не евнух и ничего в этом такого нет. Пусть они и не обсуждали столь щекотливую тему с Эмили, но Николас не сомневался в ее понимании. Когда она рядом, у него и помыслов смотреть на других нет, а вдали близость — просто способ снять напряжение. Это даже не измена.


Но при всем этом, он сам себе поставил табу на воспитание подобным способом, а сегодня его словно бес попутал. Стоило только взглянуть в белое как мел лицо с огромными серыми глазами, в которых плескался ужас, как идея отдать девчонку Гансу, уже перестала казаться привлекательной. А потом пришлось и вовсе стиснуть зубы, наблюдая за действиями собственных людей. И Николас сам не понял, в какой момент его нервы не выдержали. Он прогнал воинов и просто хотел заглянуть в глаза, припугнуть строптивую девицу, дабы в следующий раз подумала, прежде чем чушь нести. Но стоило только почувствовать в руках гибкое, податливое тело, как разум словно выветрился. Все тело превратилось в один изнывающий от возбуждения нерв, и он сорвался. И вот сейчас, Николас задавался вопросом, какой нечистый заставил его поступиться собственными принципами? И что делать дальше с этой девкой? Хотя, наверное, она поумнела и начнет говорить, иначе ему все же придется дать развлечься своим людям. Только почему от одной мысли об этом, внутри поднимается волна такого яростного протеста? Ладно, утро вечера мудренее, нужно бы немного поспать.


И тут Николас на миг окаменел. Он бросил девицу прямо на месте, вот только вряд ли кому из его воинов, хватило ума хоть как-то позаботиться о ней. Да и их забота… Что-то ему подсказывало, не переживет эта малахольная ее. Что же, придется делать все самому.


Дойдя до места, Николас убедился в своей правоте. Девчонка лежала все там же, сжавшись в комок. На несколько мгновений он застыл, рассматривая свою пленницу. Нежная кожа покрыта ссадинами и синяками, темные волосы рассыпались по плечам, закрывая лицо. На краткий миг, мужчина испытал сожаление и раскаяние. Ему было стыдно признаться в этом даже себе, но от одного только воспоминая о ее горячей, тугой влажности, по телу пробегала сладкая дрожь. Взяв ее тело, он испытал острое, пронзительное наслаждение и Николасу было даже страшно представить, как это могло бы быть, если бы она стала его добровольно… Тут же мужчина сердито отогнал от себя предательские мысли. Несмотря на то, что он может и не соблюдал в походах целибат, любая из женщин, с которыми он проводил время, не имела ни имени, ни лица. Ни об одной он не думал дольше, чем длится само сладостное действо. А мысли посещающие его сейчас, Николасу совершенно не нравились. Это уже действительно похоже на измену.


Тем не менее, мужчина поднял с земли безвольное тельце, поразившись тому, какая легкая его пленница. К сожалению, раздумывать о том, где пристроить девицу особенно не приходилось. Если он оставит ее среди солдат у костра, то до утра она точно не доживет. Они и так уже больше двух недель женщин не видели, а он только распалил их похоть. Придется разместить ее в своей палатке. Это конечно вызовет домыслы и пересуды, но какое ему дело до разговоров вояк? Разве он обязан перед ними оправдываться в подобных вопросах?


Уложив девушку в уголке и накрыв шерстяным пледом, Николас сплел заклинание пространства, во избежание побега. Или попытки такового. То есть, «гостья» сможет беспрепятственно передвигаться по палатке, но не сможет выйти, пока он не позволит. То, что она может причинить ему самому вред, он даже не рассматривал. Это даже звучит смешно.


Закончив сии нехитрые действия, Николас растянулся на жесткой лежанке. Придется обойтись без пледа, девчонке он сейчас явно нужнее, а он закаленный в боях воин, вообще вполне может спать под открытым небом. Так что-то, что окружает его сейчас — высокий уровень комфорта. Размышляя о завтрашнем маршруте, мужчина и сам не заметил, как заснул.

Глава 3.

В ушах стоял легкий звон, а попытка пошевелиться, отдалась болью во всем теле. На силу раскрыв глаза, Кассандра пыталась понять, что с ней такое. Она напилась что ли? Или подралась с кем? Но как только девушка попыталась принять сидячее положение, низ живота свело таким болезненным спазмом, что она невольно застонала. Она все вспомнила. Вспомнила кошмар, которым обернулась ее мечта. Против воли губы задрожали, а глаза наполнились слезами.


В груди снова заныла болезненная пустота. Кассандра стиснула зубы, чтобы не разреветься. Хватит. Она и так уже доставила ублюдку слишком много удовольствия. Столько дней и ночей она мечтала о нем, жила этими мечтами, и сейчас девушке казалось, что у нее буквально вырвали душу. Что стало с ее любовью? Как он мог так с ней поступить?


В голове снова пронеслись слова старца, о том, что она, по сути, для Николаса никто и звать ее никак. Она знала, какой он, знала, он не прекрасный принц, но даже в худшем из кошмаров, Кассандра не могла и помыслить, что тот, кого она так боготворила, не моргнув глазом, смешает её с грязью.


Пустым, ничего не выражающим взглядом, Кассандра обвела пространство вокруг себя. Похоже, она находится внутри палатки, которую заприметила накануне. Когда ее взгляд наткнулся на ноги, обутые в сапоги из мягкой кожи, девушка невольно отпрянула назад.


Николас был рад, что ему не пришлось самостоятельно будить пленницу, но ему совсем не понравились затравленный взгляд и то, как она инстинктивно шарахнулась от него. Боится. Что же, это ее проблемы. Так или иначе, ей придется делать, что он скажет.


— Вставай, — бросил мужчина.


Кассандра, услышав приказ, напротив постаралась отодвинуться еще дальше. Мысли девушки путались и красной линией через ее сознание проходил страх.


— Нет, — пискнула девушка.


— Вставай, — повторил Николас и по плотно сжатым губам, Кассандра поняла, он теряет терпение, но заставить себя повиноваться не могла. Она не выдержит больше! Если хочет убить ее, то пусть сделает это сейчас.


Но мужчина лишь молча нагнулся, подхватил ее на руки и закинул на плечо. Ужас сковал Кассандру. Он хочет отдать ее толпе своих прихвостней. Не помня себя, девушка начала биться, стараясь вырваться, только вот силы были не равны. Широким шагом, Николас покинул палатку, и они оказались на улице. Кассандра вопила и извивалась, ее движения были скованны пледом, в который она была завернута. Николасу же вообще не было дела до ее возни. Зато бородатые вояки, завидев данную картину, начали свистеть и улюлюкать.


— Угомонись, — равнодушным тоном бросил мужчина, — будешь так извиваться, все твои прелести вывалятся наружу и мне придется тогда отдать тебя ребятам.


Как он и ожидал, пленница мгновенно затихла. После пробуждения, Николас решил повнимательнее рассмотреть девицу, свалившуюся ему на голову. Красива, но после вчерашнего вечера, пленница стала похожа на грязную бродяжку. Она была вся в грязи и земле. Николас был весьма чистоплотен, вызывая своим стремлением мыться как можно чаще, недоумение у своих воинов. Они были свирепыми солдатами, но с полным наплевательством относились к вопросам личной гигиены. Искренне не понимая, зачем постоянно поласкаться в воде. Мужчину раздражал запах исходящий от его людей, но заставлять их силой выполнять подобные действия он не хотел. Но испытал непреодолимое желание привести в порядок эту девицу. Поэтому отобрав у Алки, самого маленького из воинов, запасной комплект одежды, стал дожидаться пробуждения девчонки.


— Пусти, — сказала девушка. — Я сама пойду.


Тут же Кассандра почувствовала, как Николас грубо поставил ее на ноги и тут же пошел дальше, не удосужившись подождать. Покачнувшись на ватных ногах, девушка, спотыкаясь, побрела следом. Сейчас она не видела никакого смысла пытаться бежать, но потом… Потом она просто обязана вырваться! Неделю, всего неделю ей нужно как-то выжить в этом мире и все закончится. Но она не протянет столько, если вчерашний ужас станет ее постоянной реальностью на это время.


Они вышли к речке и Николас начал быстро раздеваться. Кассандра, чьи мысли только и вращали вокруг вчерашнего жестокого насилия, инстинктивно замотав головой, начала пятится обратно в лес.


— Далеко собралась? — мучитель, полностью раздевшись, повернулся к ней, ни капельки не стесняясь своей наготы.


Невольно Кассандра залюбовалась своим палачом. Его тело состояло из сплошных мышц, без капли лишнего жира. Длинные ноги, широкие плечи, могучая грудь, а когда взгляд девушки уперся в его мужское начало, она поспешила стыдливо отвести взгляд. Но ее любование его телом, не укрылось от Николаса.


— Понравилось? — невозмутимо спросил он, заставляя девушка вспыхнуть.


Отвернувшись, Кассандра поспешила напомнить себе, кто перед ней, а точнее, что он с ней сделал, и от очарования ни осталось и следа. С новой силой вспыхнули душевная боль и страх от положения, в котором она оказалась.


— Не надо, — прошептала девушка.


До Николаса даже не сразу дошла причина странной реакции девушки. А когда понял, испытал сильнейшее желание закатить глаза.


— Больно ты мне нужна, — насмешливо вымолвил мужчина. — Я вкусил твоего тела и мне не понравилось. Здесь мы исключительно с целью наведения чистоты. Так что живо иди и мойся, ты похожа на бродяжку.


Кассандра не знала, как и реагировать на такие слова. С одной стороны, она испытала облегчение от осознания, что он не собирается ее насиловать, а с другой…. Ей стало до жути обидно от насмешки и пренебрежения в голосе, от того, что он в открытую заявил, она его как женщина больше не интересует, он получил свое и больше не хочет. Никто и никогда не смел так ее унижать!


Тем временем, скрестив руки на груди, Николас ждал ее действий и похоже ему надоели ее раздумья. Ни сказав и единого слова, мужчина небрежно подхватил ее и, стащив плед, в который Кассандра так старательно куталась, буквально швырнул ее в воду. Все действо по времени не заняло и минуты, но девушка успела испытать приступ удушающей паники, когда лишилась единственной защиты. А от воды, которая к слову оказалась просто ледяной, у нее сперло дыхание. Пока она как рыба, выброшенная на берег, хватала ртом воздух, Николас нырнул в воду, и вскоре его голова показалась далеко от нее. Решив отбросить в сторону все лишнее, Кассандра с остервенением начала тереть тело руками, стремясь смыть следы чужих прикосновений. Только вот температура воды была слишком низкой и вскоре девушка начала чувствовать, как немеет все тело.


Николас уже вышел из воды, а Кассандра продолжала сидеть в реке. Поначалу мужчина не обращал на это внимания, но вскоре начал беспокоиться. Эта река отличалась на удивление чистой, но холодной водой и даже он не рисковал долго полоскаться в ней.


А Кассандра к тому времени и вовсе перестала чувствовать свое тело. Конечно, можно было давно выйти на берег, но девушке нигде не удавалось углядеть свой плед, а ходить перед мучителем голой она не хотела. Ей овладело какое-то странное оцепенение, стало просто все равно, на происходящее вокруг, хотелось закрыть глаза и отдаться ласковому течению, которое уже не казалось таким холодным. Кассандра не сразу поняла, что крепкие мужские руки тащат ее в сторону берега и в голове сразу вспыхнули воспоминания, тот кошмар, который она пережила, разбитые вдребезги мечты, что были ее всем, последние месяцы. И она воспротивилась.


— Пусти! — завопила она, когда он вытащил ее на берег. — Ненавижу!


— Дура! — щека вспыхнула от хлесткой пощечины. — Совсем мозгов нет? Или утопиться решила?


— Лучше утопиться, чем все это, — продолжая брыкаться, кричала Кассандра. — Урод! Козел! Будь ты проклят!


Новая пощечина все же заставила ее замолчать. Глаза девушки наполнились слезами и она разрыдалась. Плотину горечи и боли прорвало, и она, трясясь от холода, беспомощно всхлипывала, пока мужчина, о котором она так долго мечтала, растирал ее пледом.


Николас был зол. Глупая баба! Утопиться решила из-за того, что ее разок поимели. Подумаешь, будто он лишил ее невинности и будущего в целом. Она уже была раньше с мужчиной, так какого дьявола изображает из себя жертву? Да и вообще, какое ему дело до того, что она думает или чувствует, до ее будущего? Она его пленница, которая, скорее всего, чей-то лазутчик и если не заговорит, вряд ли долго проживет. Но его выводил из себя сам факт ее поступка. Малахольная идиотка!


Он швырнул ей одежду, и Кассандра была бы рада просто одеться и не говорить ему ни слова, но глядя на тряпье, из ткани, напоминающей мешковину, она оторопела. А когда обнаружила, что нижнего белья нет, и вовсе зависла.


— Ну, что застыла, — рыкнул Николас, уже полностью одетый. — Извините, принцесса, но шелков и бархата нет в наличии, — с издевкой добавил он.


— Нижнее белье, — выдавила Кассандра.


— Что? — приподнял темную бровь мужчина.


— Ну, белье, трусы, лифчик, — с натугой произнесла девушка.


— Это еще что такое и зачем? — неподдельно удивился Николас.


А Кассандра на его слова только рот открыла. Только сейчас она поняла, что находится в месте, где подобного отродясь не было. Объяснять, что такое трусы и зачем их носят, она не горела желанием и потому, сделав лицо кирпичом, начала натягивать жуткие тряпки. Конечно же, все, от штанов до чего-то, напоминающего свитер, было ей велико. И девушка со злостью заметила, что Николас едва сдерживает смех, наблюдая, как она вцепилась в штаны, которые на ней просто не держались.


Они двинулись назад, и девушка была так сосредоточена на том, чтобы в прямом смысле слова не остаться с голой задницей по пути, что даже бояться забыла. Она злилась на темноволосое хамло, которое шло впереди и не сдерживало издевательских улыбок оборачиваясь. Кассандра неоднократно споткнулась, запутавшись в длинных штанинах, и когда в очередной раз чуть не поцеловала землю, села и начала зло подворачивать штанины. Николас молча остановился и ждал. Но когда девушка, забывшись, стала в полный рост, гордо вскинув подбородок, и штаны, которые она забыла держать съехали вниз, мужчина согнулся пополам, задыхаясь от смеха. Неуместное веселье мучителя еще сильнее разозлило Кассандру и она, подтянув проклятый предмет одежды, дерганной от бешенства походкой, прошла мимо.


— Стой, — наконец отсмеявшись, Николас догнал ее. — Наблюдать за тобой конечно забавно, но боюсь, больше я не выдержу.


С этими словами, он приказал ей задрать рубаху и подпоясал штаны веревкой. Не сказав больше ни единого слова, он пошел вперед. Кассандра не знала как далеко они от лагеря, когда проблема с одеждой осталась в прошлом, вернулся страх. Чего ей ожидать? Вряд ли Николас отпустит ее на все четыре стороны. Мужчина убежден, что ее подослали шпионить, и жаждет признаний, которых у нее просто нет. Что будет дальше? Болезненные пытки или он, в самом деле, отдаст ее на растерзании толпе мужланов? Может попробовать бежать? Но Кассандра с тоской отбросила соблазнительную мысль. Ее тело по-прежнему ужасно ныло, а низ живота схватывало судорогами боли. Похоже, ее «любимый» что-то ей повредил. Да и будь она полностью здорова, ему бы и бежать за ней не пришлось, с его-то способностями. Безнадежно.


Толчок в спину, вырвал девушку из невеселых размышлений. Не успела она и рта раскрыть, как Николас, который лежал рядом, ткнул ее лицом прямо в землю. Грязь тут же набилась в нос и рот, и, пыхтя девушка начала вырываться. Широкая ладонь крепко зажала ей рот.


— Заткнись и замри, если жить хочешь, — шепотом процедил мучитель.


Замерев девушка, наконец, почуяла запах дыма и еще жутковатый аромат горелого мяса. Вдали раздавались стоны и вопли и, приподняв голову, девушка увидела, как лагерь, который находился у подножья холма, на котором они лежали, пылает огнем.


Люди и лошади так же горели заживо, издавая жуткие, предсмертные вопли. И среди этого страшного праздника смерти, почти бесшумно скользили дымчатые тени. Только сейчас Кассандра осознала, сделай они еще несколько шагов вперед, эти непонятные создания заметили бы их и не факт, что они не повторили бы участь воинов, оставшихся в лагере.


Лежащий рядом Николас был напряжен как струна. От мужчины волнами исходила ярость. Девушка лишь испуганно хлопала глазами и боролась с тошнотой от вони горелой плоти. Ее словно парализовало от страха. Да, она знала наизусть книгу, но никак не могла идентифицировать эти создания, снующие среди огня.


Завороженная жуткой картиной, Кассандра не знала, сколько прошло времени, прежде чем все закончилось. Жуткие пришельцы ушли восвояси, а от лагеря и его обитателей лишь осталась кучка дымящейся золы. Николас грубо толкнул ее и велел подниматься на ноги. На лес опускались сумерки, а лицо мужчины напоминало жуткую мрачную маску. Молча он направился к останкам лагеря и минут пять созерцал пепелище, потом так же молча направился в лес. Кассандра семенила следом, предпочитая не задавать вопросов. Сейчас у Николаса был такой взгляд, что она не сомневалась, он свернет ей шею, если начнет его доставать.


Мужчина шел быстро и не оглядываясь, и девушка едва поспевала за ним. Быстрый шаг был пыткой для Кассандры, мелкие камешки, веточки и различные колючки больно впивались в босые ступни. Она терпела, следовала за Николасом, стиснув зубы. Ночь уже окончательно вступила в свои права и лес пугал ее. Когда что-то в очередной раз впилось в ногу, Кассандра с болезненным стоном осела. Ее ноги кровоточили и подгибались от усталости, тело дрожало от холода. Странно, прошлой ночью она не замечала, чтобы было так холодно, чуть ли не морозно.


— Я больше не могу, — выдохнула она.


Николас остановился и замер. Лицо мужчины было сосредоточено, и девушка понятия не имела, что он делает. Наверное, вслушивается или использует какие колдовские штучки. Все равно. Она больше и шагу сделать не сможет.


— Ладно, — наконец бросил он.


Мужчина скрылся за кустами метрах в десяти, и девушка терпеливо ждала, когда он выйдет, решив, что он ушел по зову природы. Но когда прошло минут пятнадцать, а его все не было, она забеспокоилась и, проклиная все на свете, встала на ноги. Она, конечно, мечтала сбежать от него, но после того, как наблюдала странных дымчатых фантомов, разоривших лагерь, это желание поутихло. Да и ночной лес не способствовал стремлению бежать, и она решила, что пока лучше держаться Николаса.


Когда девушка, чертыхаясь, доковыляла до кустов, то обнаружила мужчину вольготно развалившегося в мягкой траве. Значит, пока она там ждала его, он тут задницу тянул, не сказав ей ни слова? Вот же скотина!


— Я уж думал, ты Накилимам попалась или сбежала, — ровно обронил Николас.


— Накилимам? — недоуменно переспросила девушка.


И мужчина ровным, ничего не выражающим голосом, пояснил ей, что так называют существ, что уничтожили лагерь. Они, по сути, представляли собой духов огня, что рождаются из адского пламени. Простым прикосновением они могли сжечь что угодно и кого угодно, являя собой страшную опасность для всего живого. У простых смертных не было и малейшего шанса противостоять им, в отличие от магов. А когда Кассандра спросила, чего же он не выступил против них, Николас посмотрел на нее как на конченую идиотку. Но при этом все же снисходительно объяснил, что обычно Накилимы держатся по одному и одолеть их вполне реально, но связываться с семью духами сразу — самоубийство. Тем более Жезл Огня находился в Нептусе. По его мнению, неспроста духи огня объединились, скорее всего, кто-то из его врагов, нашел себе способ подчинить непокорных представителей огненной стихии и их цель, он, Николас, а точнее Огненный Жезл. Для мужчины было загадкой, как они проникли на территорию Нейтирии, его страны, ведь по периметру границ были расставлены талисманы-обереги, не дающие магическим созданиям проникнуть на территорию, без ведома Николаса.


— То есть, ты подозревал, что эти твари схватили меня и даже не думал помочь? — озвучила Кассандра мысль, ужаснувшую ее.


— Зачем? — равнодушно пожал плечами мужчина. — По тому, как ты тряслась там на склоне, я сделал вывод, отношения к Никилимам и их хозяину ты не имеешь, а в свете последних событий, меня мало волнует остальное. Сейчас мне плевать, кто тебя прислал, ты всего лишь смертная девка, беспомощный балласт, и мне было бы проще продолжить путь, если бы ты куда-нибудь делась.


Кассандра открывала и закрывала рот. По сути, Николас только что прямо сказал ей, что ему плевать на нее, и вроде бы удивляться тут не чему. Но внутри больно кольнуло от слов, что она балласт и мешает ему. В душе поднялась горькая волна обиды. Она ведь хотела свободы? Значит, так тому и быть. Стиснув зубы, девушка развернулась и направилась прочь.


— Я разве давал тебе разрешение уходить? — лениво поинтересовался мучитель.


— Ты сам сказал, я — балласт, который тебе мешает, — зло отчеканила Кассандра.


— Да, — подтвердил он, — но это не значит, что я отпускал тебя. Свой шанс убежать, ты упустила, так ляг и спи. Ты моя пленница, моя собственность. Смирись с этим. Скоро мы достигнем Нептуса и там я тобой займусь. А пока постарайся быть хорошей девочкой и не тормозить движение, если не хочешь ближе познакомиться с Никилимами. Или орками, например.


Напряженная, как натянутая струна, Кассандра застыла, не зная как ей поступить. Инстинкт самосохранения подсказывал, что с Николасом ее шансы выжить в этом безумном мире, значительно выше. Но постоянные унижения, отношение как к куску дерьма не прибавляли желания быть рядом с ним. И это его она столько времени любила такой безумной, фанатичной любовью! Хотя нет, в ее мечтах Николас никогда не был до такой степени ублюдком.


Все разум взял верх над бунтующими эмоциями, и она вернулась. Без сил девушка опустилась на траву и сжалась в комок, стремясь хоть немого согреться. За одни сутки, она пережила больше эмоциональных потрясений, чем за всю жизнь до этого. Кассандра чувствовала себя до предела усталой и несчастной. Как никогда сейчас она была готова оценить блага цивилизации, в окружении которых прожила жизнь. Еще шесть дней. Через шесть дней все закончится и она снова сможет жить в нормальных условиях, не испытывая постоянного страха.


Ни за что на свете, Николас не признался бы этой птахе, что и сам устал. Происшествие с лагерем выбило его из привычной колеи. Он был поражен проникновением на свою территорию таких опасных тварей, как Никилимы. Конечно, Нептусу ничего не угрожает, защиту города им не сломить, но ему становилось жутко от мысли, каких бед эти твари могут натворить в его владениях. Нужно как можно скорее добраться до города и Огненного Жезла, тогда он сможет дать бой тварям, если конечно они сами не уберутся восвояси.


Мужчина был зол на такое стечение обстоятельств и у него волосы вставали дыбом при мысли, что если бы он не ушел со своей пленницей к реке, то, скорее всего, сейчас бы же не размышлял над вопросом как быть. После атаки на лагерь, он, полагаясь на магическое чутье двинулся в направлении города, делая немыслимые крюки, всякий раз, когда чуял хоть какую опасность. И возможно, он был бы куда ближе к цели, если бы не его маленькая пленница. Расчетливый разум воина и лидера, подсказывал избавиться от бесполезной обузы, но ему почему-то не хотелось этого делать. Из-за нее он шел гораздо медленнее, чем мог бы. Вместе с тем, он почувствовал невольное уважение к этой хрупкой девчонке. Еще в самом начале Николас почувствовал запах ее крови, ведь у нее не было даже обуви, и ожидал, что она начнет жаловаться и ныть, действовать на нервы. Но девчонка его удивила, она шла молча, ни разу даже не пикнула и дала о себе знать лишь тогда, когда похоже силы окончательно оставили ее. А она, похоже выносливее, чем он думал. Даже он устал, пока они шли, а ведь он закаленный в боях воин, к тому же не его ноги были стерты в мясо.


— Как тебя зовут? — спросил Николас, поймав себя на мысли, что даже не знает имени пленницы.


— Кассандра, — тихо отозвалась девушка.


— Спи, Кассандра, — ответил он. Николасу нравилось ее имя. Красивое, как и она сама.


Дрема окутывала мужчину, но что-то мешало ему окончательно заснуть. И когда он прислушался к своим ощущениям, то понял, ему мешает стук зубов девушки. Рожденный чистокровным магом, Николас имел некий иммунитет к холоду, но его маленькая пленница была простым человеком и зубы ее от холода выбивали четкую дробь. Немного поразмыслив, мужчина подвинулся и притянул к себе хрупкое тело.


— Что ты делаешь? — заголосила девушка, начав вырываться.


— Стук твоих зубов мне мешает, так что прекрати дергаться и спи, — но, похоже его слова мало убедили девушку, Николас ощущал панику девушки. — Я уже говорил тебе, ты меня больше не возбуждаешь, так что угомонись.


Это была откровенная ложь. От ощущения ладного и теплого тела в руках, мужчина испытал напряжение в паху и чертыхнулся про себя. Пусть уж лучше эта пичуга думает, что не привлекает его, чем трясется от страха. Уже добрую сотню раз он обругал себя последними словами, что позволил похоти взять верх над разумом и теперь ему приходится бороться с постоянными приступами страха этой девицы.


Кассандра же замерла в руках мужчины. Она просто не знала, как реагировать на такую его близость. Она помнила жестокое и беспощадное насилие, которое учинил над ней Николас, помнила всю ту оглушающую боль, которую испытала. Но как ни странно, жар, что исходил от крепкого и сильного мужского тела, успокаивал и согревал ее. Сама не заметив как, девушка расслабилась и, наконец, скользнула в усталый сон.


Глава 4.

Разбудил Кассандру умопомрачительный запах пищи. Вдохнув дивный аромат полной грудью, девушка распахнула глаза и села. На миг ее охватило смятение. Где она? Но воспоминания быстро вернулись, заставив ее горестно вздохнуть.


Мучитель сидел неподалеку. Кассандра читала о подобном, но видеть в живую… Сантиметрах в пятнадцати от земли, висел плоский диск, целиком состоящий из огненных всполохов. Николас, насадив на меч, жарил тушку какой-то птицы. Стоп. Меч? У него с собой меч? А почему она раньше не заметила? Тут девушка с раздражением поняла, да она, по сути, вообще мало на что вокруг обращала внимание, целиком поглощенная своими обидами и неудобствами.


Пока она размышляла надо всем, что произошло, Николас закончил жарить птицу. От запаха еды текли слюнки, ведь только сейчас, Кассандра поняла, что и крошки во рту не держала со времен вечеринки, а это было более суток назад!


— Ешь, — равнодушно произнес Николас, протягивая ей ножку.


Взяв еду, девушка с наслаждением вгрызлась в сочное мясо. Изумительно! А может, она так голодна? Решив не заморачиваться над пустыми раздумьями, Кассандра наслаждалась пищей. Так же ее пленитель протянул флягу с водой, позволяя утолить не малую жажду. Когда с едой было покончено, Кассандру разморило, только видимо Николасу было плевать. Он довольно грубо велел ей подниматься и не тянуть время. Стоило ей встать на ноги, как она невольно застонала от боли. За ночь израненные ступни распухли, и ходьба виделась девушке сущей пыткой. Но выбора то у нее нет!


— Сядь, — обронил Николас, критически осматривая ноги пленницы.


Как бы она не хорохорилась, ему было понятно, на этих кусках мяса, пленница далеко не уйдет. Раздражение с новой силой всколыхнулось в душе мужчины. Свалилась на его голову! Одни проблемы и потеря времени от нее. Проскочила мысль оставить ее тут. Ведь в одиночку он менее чем за двое суток, достигнет Нептуса. Если сильно поторопится. Но отогнав прочь соблазнительные для себя и губительные для птахи мысли, он присел на корточки, взял в руки маленькую ступню.


Когда Николас прикоснулся к ее ногам, Кассандру охватило тёплое блаженство. Не сразу она заметила едва уловимое, белое сияние, исходящее от его рук. Глаза девушки широко распахнулись. Он лечит ее?!


Кассандра хорошо помнила по книге, что Николас не занимается лечением смертных, за редким исключением, которое составляет Эмили или необходимые ему для чего-то люди. Он попросту считал подобное бесполезной растратой сил. Поэтому девушка лишь молча таращилась на своего палача, не в силах произнести и слова.


— Сиди тут, — снова холодный и небрежный тон.


Мужчина скрылся в кустах, а Кассандра с чувством лёгкого шока рассматривала свои совершенно здоровые ноги. Николаса не было уже минут десять и девушка начала волноваться. Уж не бросил ли он её тут? Но не успела она, как следует, уцепиться за тревожную мысль, как появился сам объект этих мыслей.


Он принёс две деревяшки, похожие на узкие, короткие доски, где мужчина их взял, а главное зачем, Кассандра поняла не сразу. Взяв плед, который не так давно был ей единственной одеждой, Николас начал отрывать от него длинные лоскуты. Сначала он обмотал тканью доски, а потом примотал получившиеся свёртки к её ступням, не оставив ни капли кожи без защиты ткани. В итоге, её ноги выглядели огромными лаптями, смехотворными, и до ужаса нелепыми. Мужчина делал все молча, а когда закончил, бросил лишь короткое — идём. Кассандра была вынуждена признать, несмотря на глупейший вид, идти так было гораздо легче. Во всяком случае, камни и ветки больше не ранили нежную кожу, и она даже чуть повеселела.


Они уже довольно долго шли, а Николас так и не сказал больше ни слова. Кассандра конечно и сама не отличалась повышенной болтливостью, во всяком случае, вряд ли кто из её знакомых мог обвинить её в этом грехе, но молчание мужчины быстро начало тяготить девушку. Он шёл просто, не считая нужным вести беседу, а может её достойной такой чести. Девушка не знала. Понимала лишь, что ей обидно от такого равнодушия. Идет, словно её и вовсе нет. И поэтому, услышав свое имя, она вздрогнула, не сразу поверив в реальность его голоса.


— Кассандра, — повторил Николас.


— Что? — отозвалась девушка, справившись с удивлением.


— Я решил не затягивать с процессом дознания, — сказал мужчина. — Говорить можно и в пути. Не будь дурой и скажи, наконец, кто тебя прислал. Кто твой хозяин?


От разочарования Кассандра стиснула зубы. Она-то уж было решила, будто он снизошёл до простой беседы с ней. А он всего лишь вернулся к старым вопросам, ответов на которые, подходящих ему, у неё не было. И плевать. Надоело. Она уже сказала правду, и если не хочет верить, это его проблемы. Хотя, в глубине души, девушка понимала, проблемы все же у неё и она целиком и полностью сейчас зависит от его расположения. Ей не хотелось даже вспоминать, чем закончилась его последняя вспышка гнева, вызванная уверенностью в её лжи. Но почему-то отступать Кассандра упорно не хотела. Сейчас, когда рядом не было толпы мужланов, ей было не так страшно. Нет, она не перестала его бояться, но прежний ужас принял форму зудящего страха.


— Я уже сказала правду, — буркнула девушка.


— Это какую? То, что ты заблудилась в безлюдном лесу или что вообще не из этого мира? — в голосе Николаса сквозила неприкрытая издёвка.


— Второе, — отрывисто ответила Кассандра.


— Да? — приподнял мужчина брови.


Его раздражало упорство этой девицы. Почему она так упорно отказывается сознаться? Неужели так боится хозяина? Или её преданность обусловлена чем-то другим? И ещё Николаса не покидало ощущение, что истина безмерно близко. На короткое мгновение, ему даже захотелось ей поверить, но он быстро отогнал подобные мысли. Много чего он повидал на своем веку, но точно знал, способов путешествовать между мирами нет. Мужчина вообще не особо верил в существование иных миров. Тем не менее, ему захотелось немного развлечься, и он решил подыграть своей пленнице.


— Может, расскажешь о местах, откуда ты родом?


Кассандра недоверчиво скосила глаза на своего спутника. Её не отпускало ощущение, что он банально издевается над ней. Ну и что с того? Хочет знать о цивилизации двадцать первого века? Пожалуйста!


И девушка начала свой рассказ. Она говорила о людях и законах общества, в котором жила всю жизнь. О политике она почти ничего не знала, поэтому в этом направлении ее история ограничилась несколькими сухими фразами. Так же она рассказала о различных достижениях человечества. О машинах, самолётах, различных гаджетах. Обо всех благах цивилизации, о городах и небоскрёбах, о покорении космоса. Кассандра не видела лица мужчины, но он её не перебивал, и, казалось, внимательно слушал. Пока, наконец, она не услышала смешок, который быстро перешёл в безудержный хохот.


— У тебя потрясающая фантазия! — подытожил мужчина. — Ладно, с горем напополам я ещё могу представить мир, в котором живут только смертные, но чтобы груды железа летали по воздуху или мужчины и женщины были равны… Нет, ты просто уморить меня решила!


Николас хохотал, а Кассандре стало до жути обидно. И как иметь с ним дело, если он не верит правде? Требует от неё непонятных ей признаний? Да она даже соврать не может, так как не знает имён его потенциальных врагов на данный момент. Все прошлые канули в лету ещё в книге.


— Ты хотел правду, Ник, и ты её получил, — холодно произнесла девушка. — И если ты не способен поверить и принять ее, это твои проблемы.


Мужчина резко остановился, и Кассандра инстинктивно тоже встала. Николас вглядывался в глаза своей пленницы в поисках лжи, но она, похоже, была первоклассной актрисой. Стояла и смотрела на него широко раскрытыми, серыми глазами с наивным выражением лица. Злость мгновенно вспыхнула в душе. Он ненавидел, когда его пытались обвести вокруг пальца.


— Ты забываешься, пташка, — прошипел он, ухватив девчонку за волосы. — Не советую тебе играть со мной. Лучше скажи правду, и я так и быть, не стану тебя наказывать.


— Да пошёл ты к черту! — психанула Кассандра, инстинкт самосохранения в этот момент напрочь отказал. — Тебе уже сказали правду, но ты слишком упёртый и слишком узко мыслишь, чтобы поверить мне. Я всегда считала тебя умным мужчиной и помыслить не могла, что ты окажешься таким ограниченным, Ник!


И только выплюнув свою гневную тираду, Кассандра осознала, что натворила. Своими словами, она буквально подтвердила, что знает его! И ни сколько не сомневалась, Николас сделает свои выводы, которые, конечно же, будут ошибочными.


— Вот ты и попалась, — вкрадчиво произнес мужчина, подтверждая её опасения. Ей совсем не понравилось, каким тёмным огнём полыхали его глаза. Похоже, он очень зол, — Я почти с самого начала утвердился в мысли, что ты откровенно лжешь. Ты знаешь мое имя, но ладно, это ещё можно списать на то, что меня многие знают. Только вот для человека, который, как ты говоришь, попал сюда из мира, в котором вообще нет магии, ты слишком спокойно реагируешь на происходящее. Почти не задаешь вопросов. Игры кончились, пташка. Теперь я жду правды.


Ей захотелось истерически рассмеяться. Весь их диалог напоминал разговор глухого с немым. Кассандра уже устала повторять одно и то же. Он ей ни капли не верил. Да и плевать. Если она и попыталась бы сказать «правду» угодную ему, то быстро бы попалась, и стало бы только хуже.


— Хочешь правду? — ровно спросила девушка. — Так знай, я знаю о тебе достаточно много. Знаю и о твоей Эмили. Знаю о твоей стране, городе, силах и тому подобном. И всё потому что, в мире, откуда я пришла, ты, и всё, что окружает нас — нереально. В моём мире ты всего лишь книжный персонаж, а твоя жизнь и реальность прописаны и придуманы простой смертной женщиной — автором книги. И я понятия не имею, как попала сюда. Как вообще такое возможно. И до сих пор подозреваю, что сплю, и мне снится далеко не самый приятный сон!


Между ними повисла звенящая тишина. Кассандра ждала реакции мужчины. А Николас же был буквально оглушён. Но его ступор длился не долго. Волна ярости, как цунами поднялась в душе. Эта дрянь переходит все границы! Мало того, что она упорно несёт чушь, так ещё и его решила выставить черти кем. Ну, уж нет! Взмахнув рукой, мужчина хлестко и достаточно сильно ударил девушку по лицу. Лживая дрянь! Он тратит на нее свое время и силы, а она смеет насмехаться над ним!


— Когда доберемся до Нептуса, я прочитаю тебя, — сказал Николас, стараясь взять под контроль кипящую внутри злость. — Так что, наслаждайся жизнью. Пока можешь.


От удара Кассандра осела на землю, а от слов помертвела. Сейчас ей уже совсем не хотелось погибать, как то было после насилия. Злость ушла, и она с ужасом поняла, что сотворила, дав волю своему дрянному, взрывному характеру. В зелёных глазах горело мрачное пламя, и хотя девушка и знала, что Николас весьма отходчив, но это её не успокаивало. Он принял решение, и, судя по всему, был твердо намерен исполнить задуманное. Врагов Николас не щадил никогда, а она своими словами оскорбила и разозлила его, причислив себя к их числу. Собственноручно подписала себе приговор!


— Ник… — начала было Кассандра.


— Заткнись, — отрезал мужчина. — Ты сама сделала свой выбор, и я больше не хочу продираться сквозь лабиринты твоей лжи и тратить своё время.


Закрыв рот, Кассандра покорно посеменила следом, напряжённо размышляя, как же ей теперь быть. Может, стоит бежать? Сбежать и затаиться где-нибудь в лесу. Выждать оставшиеся пять дней и надеяться, что старец не обманул, и она, в самом деле, вернется домой. Но как это сделать? И не обречет ли она себя на верную смерть, оставшись один на один с этим сумасшедшим и враждебным миром?


Они уже довольно долго шли по дикому полю, заросшему диковинными цветами и травами. Впереди чернел лес и когда они достигли его, впервые за несколько часов, Николас снизошёл, чтобы хоть что-то сказать.


— В этом лесу обитает несколько рас магических существ, — произнёс мужчина. — Так что веди себя тихо и смотри по сторонам. Я и пальцем не пошевелю, если навлечешь на себя гнев кого-то из них.


Кассандра лишь молча кивнула, и они продолжили свой путь. Николас, похоже, не соврал. Девушка чувствовала себя крайне неуютно под сенью громадных деревьев. Лес был густым и мрачным. Её не покидало чувство, будто десятки глаз неотрывно наблюдают за ними. Ощущение неведомой угрозы не исчезало ни на миг. Её спутник был так же напряжён, обдуманно прокладывая маршрут, и лишь спустя, наверное, часа полтора, с момента как они вошли в лес, расслабился, и пошёл быстрее и увереннее.


Дорогу им преградило здоровенное существо, с кожей землисто-зеленоватого оттенка. На огромной голове чудища, Кассандра не приметила ушей, зато имелся огромный рот с десятками острых, коричневых зубов. У него были короткие, но мускулистые ноги, а внушительные руки доставали почти до земли. Маленькие глазки создания несколько секунд рассматривали их, а потом чудище расплылось в улыбке, больше похожей на оскал, от которого кровь в жилах стыла. Судя по всему, перед ними орк.


— Николас! — проревело чудовище. — Рад видеть тебя, Король!


— Лемст, — широко улыбнулся мужчина, — старый вояка! Рад встрече. Мне бы с Тимером переговорить.


Похоже, они попали в одно из многочисленных поселений орков. Встретивший их великан, сделал жест идти следом и вскоре они оказались в месте, напоминавшем небольшую деревню прямо среди леса. Николас, сказав ей лишь короткое «жди», удалился вместе с этим Лемстом. Девушка отошла к ближайшему дереву и стала настороженно ждать. Как ни странно, с приходом в это поселение, плохое предчувствие не только не исчезло, а многократно усилилось.


— Опа! Кто тут у нас? — раздался хриплый рык неподалёку. — Баба! Ну, надо же, Боги услышали мои молитвы. Как ты сюда попала, красавица?


Кассандре совсем не нравилось происходящее. Она прекрасно знала, чего можно ожидать от орков, знала законы, которые действуют на территории их поселений. А именно: эти твари имеют право делать что угодно с чужаком, попавшим на их территорию, при условии, что он не является важной фигурой и не имеет дипломатической неприкосновенности. Судьба Кассандры в её мыслях вырисовывалась неутешительная. Сначала, скорее всего, её изнасилуют, а потом убьют и подадут на обед.


— Не трогайте меня, — испуганно сказала девушка. — Я тут с вашим королем, Николасом.


Вокруг раздался рычащий хохот. Орки неизвестно откуда взявшиеся окружили её, и сердце девушки бешено колотилось от ужаса.


— Мы в курсе, — хохотнуло одно из чудищ. — только Николас не имеет дел со смертными девками, после того как Эмили встретил. Значит, ты — его дар нам.


Паника. Животная паника завладела всем существом девушки. Кассандра начала лихорадочно оглядываться по сторонам в поисках выхода или Ника. Но слова орка заронили в её душу сомнение. Что если это правда и Николас привел её сюда, лишь затем, чтобы отдать на расправу этим тварям? Ведь он просто оставил её тут, прекрасно зная нравы и порядки орков. Кассандре не хотелось в это верить, но…


— Что тут происходит? — услышала она новый рычащий голос.


— Да тут девка, Тимер, — ответил кто-то. — Красивая и вкусная, наверное.


— Не хочу вас расстраивать, — услышала Кассандра единственный приятный голос, — но эта пташка со мной.


По толпе чудищ пронёсся недовольный ропот, но огромный орк, который, судя по всему, и был этим самым Тимером, быстро положил этому конец.


— Прощу прощения, мадам, — обратился он к Кассандре. — Мои ребята несколько не воспитаны.


После их проводили в нечто, напоминающее маленький, круглый дом из дерева. В центре была круглая лежанка, которая, похоже, выполняла функцию кровати. Больше в помещении ничего не было. Николас коротко кивнул в сторону «кровати» и вышел следом за огромным орком.


Усевшись в самый центр странного ложа, Кассандра обхватила колени руками. Нервное напряжение схлынуло и её начало трясти. Последствия сильнейшего испуга. Странным было, что, несмотря на то, что опасность вроде миновала, ощущение надвигающейся беды не исчезло.


Девушка тихо сидела, вслушиваясь в звуки, доносящиеся с улицы, и тут её осенило — вот он, шанс сбежать! Пока они шли по полю, а затем по этому жутковатому лесу, Кассандра приняла твёрдое решение — бежать. За всё время, что она провела в обществе Николаса, мужчины, которого так фанатично любила долгое время, кроме боли, страха и унижений, она не видела ничего. Даже его своеобразная забота и та была продиктована стремлением знать, кто она и кто ее прислал. Мужчина совершенно не поверил в её рассказ, в котором не было и капли лжи. А вспышка её дурного характера ухудшила и без того гадкую ситуацию, Николас вынес ей смертный приговор и приведёт его в исполнение, как только они достигнут Нептуса, если она не убежит. Кассандра поняла, что, несмотря на всю горечь и боль разочарований, хочет жить. Не готова она отправиться к праотцам. А осознание того, что по истечении срока она окажется дома, давало стимул бороться.


Девушка затаилась, выжидая, когда шум на улице утихнет. Её пугала перспектива оказаться одной во враждебном мире, в лесу, наполненном странными и возможно, страшными тварями, но другой возможности может и вовсе не представиться. Гомон голосов, наконец, стих и Кассандра уже было приготовилась выскользнуть из дома, как снаружи раздались шаги, а после объявился Николас. Мужчина выглядел странно и спустя минуту, она учуяла стойкий запах алкоголя. Да он пьян! Что же, это ей на руку. Нужно просто дождаться, когда он уснёт.


Девушка подвинулась на самый край, и мужчина развалился на «кровати» закинув руки за голову. В дверь раздался стук и после короткого разрешения войти, показалось чудище, которое судя по одежде и голосу было женского пола. Поставив рядом с кроватью поднос с едой, «женщина» удалилась.


— Ешь, — коротко велел Николас и снова устремил свой взгляд в потолок.


Кассандра ощутила сильный голод и в подтверждении этому, желудок издал громкий и жалобный звук. Девушка схватила тарелку, в которой было мясо с овощами. Набив полный рот еды, она устремила взгляд на поднос и заметила меленький клочок пергамента. Конечно же, она не поняла ни слова и протянула находку Николасу.


— Дьявольщина! — раздалось приглушенное ругательство за спиной, и девушка чуть не подавилась от неожиданности.


Казалось, весь хмель быстро слетел с него. Николас замер, а потом с грацией хищника, бесшумно скользнул к двери.


— Уходим. Быстро, — скомандовал он, а Кассандра так и застыла с куском в руке. — Живо!


Девушка совершенно не успела насытится и бросать еду ей не хотелось, но было что-то в голосе и облике мужчины такое, что она немедля послушалась.


Жилище она покинули практически бесшумно. Неожиданно горячая и крепкая ладонь сжала её руку, и Кассандра ощутила прилив странного тепла. Николас двигался, пригнувшись, перебежками. Они медленно, но верно углублялись в непроглядную мглу ночного леса. Мужчина был ощутимо напряжён, и Кассандре невольно передалось его состояние. Девушка не знала, как далеко они ушли, как где-то сзади раздались сердитые крики.


Ник приглушенно выругался. После чего остановился, на несколько секунд его лицо приобрело сосредоточенное выражение, после чего они вновь тихо двинулись вперед. В голове Кассандры роилось множество вопросов. Что происходит? Почему они убегают, прячась, как воры в ночи? Но что-то ей подсказывало, сейчас совсем не время их задавать.


Сзади послышался шум, похоже, за ними снарядили настоящую погоню. От Николаса исходило ощутимое напряжение, он продолжал неумолимо двигаться вперед, по одному ему известному маршруту.


Совсем рядом раздал хруст ветки, на которую наступили и мужчина замер. Крепкие руки обхватили Кассандру. Одной рукой Николас вжимал её в своё тело, другой закрыл ей рот, не давая даже пикнуть. Мимо прошёл внушительных размеров орк. Когда шум его шагов стих, они снова крадучись двинулись вперед. Вскоре показалась узкая, но бурная река.


— Плавать умеешь? — прошептал мужчина. — Впрочем, выбора у тебя нет. Слушай внимательно. В воде теневое заклинание потеряет силу, и мы будем видны как на ладони, так что плыви как можно быстрее. Нам нужно на тот берег. Там нас не смогут преследовать. По моему сигналу беги и плыви что есть силы. Поняла?


— Да, — тихо шепнула девушка. Она не понимала толком, что произошло, кроме того, что они влипли в неприятности и судя по виду Ника, крупные.


— Пошла, — раздалось над ухом, и Кассандра со всех сил побежала к реке.


Рядом, чуть позади, следовал Ник. Не успели они и пяти метров преодолеть, как из леса раздалось:


— Вон они!


Рядом с ней в землю вонзилась огромная стрела, с пугающе большим, зазубренным наконечником. Девушка вся превратилась в один голый инстинкт, который вопил — беги! Когда они достигли реки, Кассандра даже не обратила внимания на холодную воду. Ее взгляд был сосредоточен на противоположенном берегу, который казался так близко и одновременно далеко. Мощное течение стремилось отнести лёгкое тело девушки в сторону, существенно замедляя движение. Николас, который плыл рядом, казалось и вовсе его не замечает, в короткий срок он оказался впереди. На них обрушился целый град стрел и копий, подстегивая торопиться. Обмирая от ужаса, Кассандра усиленно работала ногами и руками. Просто чудо, что в неё до сих пор не попали!


Когда они, наконец, переплыли бурную реку, Николас, грубо схватив девушку за запястье, потащил её вглубь леса. Кассандра задыхалась, спотыкаясь через шаг, не поспевая за мужчиной. И лишь, наверное, минут пять спустя, он остановился. Ноги девушки подогнулись, лёгкие горели огнём. Она рухнула на землю, хватая ртом воздух. Когда, наконец, дыхание и сердцебиение чуть успокоилось, Кассандра подняла голову и похолодела. Николас сидел на земле, прислонившись боком к стволу дерева, лицо мужчины покрывала жуткая бледность, а из его плеча торчал огромный наконечник стрелы. Девушка в ужасе прикрыла рот рукой, при виде огромного количества крови, заливающей бок Николаса.


— Ты должна вытащить стрелу, — несмотря на бледность, голос звучал сильно и ровно.


— Я не могу, — Кассандра в ужасе замотала головой. Она с детства боится вида крови!


— Кассандра, — уже мягче обратился мужчина, — тут нет ничего страшного. Отломи хвостовик и тащи на себя за наконечник. Не бойся.


Легко сказать, не бойся. Кассандру трясло от одного только взгляда на плечо мужчины.


— Ну, давай же, — приободрил он её.


Кассандра зашла мужчине за спину и глянув на толстое древко, похолодела. Ей в жизни не сломать его руками! Но выбора у неё, похоже, нет. Ухватившись двумя руками, девушка пыталась сломать стрелу, но ничего не получалось, Николас же зашипел от боли.


— Что там у тебя, — процедил он.


— Я не могу её сломать, — чуть ли не плача, пролепетала Кассандра.


— Малахольная, — пробормотал он. — На, отруби мечом тогда.


И тут задача оказалась не такой простой, как выглядела на первый взгляд. Николас уже успел предупредить, что оружие очень острое, чтобы она была осторожнее. Но не это было проблемой. Чертова железка была не подъёмно тяжёлой, и Кассандре далеко не сразу удалось её поднять. А когда она все же смогла приподнять смертоносное оружие и обрушить его на твёрдое дерево, Николас издал утробный, болезненный стон. А потом настал и вовсе кошмар. Не обладающая огромной физической силой Кассандра, не могла одним рывком, как требовалось в идеале извлечь стрелу из плеча, и процедура превратилась в пытку для обоих. Она тянула изо всех сил, но при каждой попытке получалось лишь немного сдвинуть жуткий предмет. Лицо Николаса покрылось каплями пота и он, на чем свет стоит, клял Кассандру и её физическую немощь. От вида и запаха крови девушку мутило и когда, наконец, ей удалось вытащить проклятую стрелу, она была близка к обмороку. Девушка думала пытка окончена, и ей стало совсем дурно, когда Николас заявил, что рану необходимо прижечь.


— Может, ты просто вылечишься? — с надеждой спросила Кассандра.


— Сейчас у меня нет на это сил, — угрюмо известил мужчина. — Теневая завеса отнимает много энергии, особенно если прикрывать нужно двоих.


С этими словами он достал широкий нож, прикрыл глаза и сосредоточился. Лезвие стало огненно-красным и в следующий миг, Николас приложил его к ране на плече. Жуткий запах паленой плоти наполнил воздух. Кассандра видела, как крепко он стиснул челюсть и зарычал от боли. После он передал клинок ей, требуя повторить процедуру с обратной стороны раны. Минуты три девушка собиралась с духом, а когда выполнила желаемое, почувствовала, как глаза наполнились слезами. Руки её тряслись, когда она отдавала мужчине оружие. Перевязка на фоне этого ужаса, была самым безобидным действием.


Выпив по паре глотков из фляги, они посидели ещё минут десять и двинулись в путь. Кассандра была так потрясена, что ей было не до вопросов и разговоров. Психически ей было ощутимо плохо, а Николас же не считал нужным тратить скудный запас сил на болтовню. Всё его существо сосредоточилось на том, чтобы дойти до Нептуса, а пройти ещё нужно было не мало.


Кассандре не нравилось, как выглядит Николас. Слишком болезненным был его вид. Он её откровенно пугал. Девушка гадала, как долго он ещё выдержит. Они все чаще останавливались на отдых. Ей было становилось жутко, при мысли, что он попросту свалится без сил.


Они медленно брели по редкому ельнику. Кассандра напряжённо косилась на Ника, который, покачиваясь, брёл рядом, из чистого упрямства отвергая любую помощь. Внезапно мужчина покачнулся и рухнул на землю, лицом вперёд.


— Ник! — вскрикнула девушка.


Она осторожно потрепала его за здоровое плечо и с ужасом поняла — он без сознания. Внутри начала разрастаться паника. Кассандра понятия не имела, что ей делать и продолжала тщетно взывать к мужчине, но он никак не реагировал на её голос.

Глава 5.

Когда Кассандра поняла, что звать Николаса смысла не имеет, паника захлестнула её с головой. Что делать то? Выросшая в окружении благ цивилизации, девушка понятия не имела, что надо делать в таких случаях. Ведь вокруг них дикая природа, средневековье, и мысли о скорой помощи, отпадали сами собой.


Стараясь дышать глубже, девушка силилась успокоиться. Первым делом нужно уйти с видных мест. Оглядевшись, Кассандра выругалась. Вокруг были одни редко растущие ёлки! Хотя, вон тот кустарник выглядит соблазнительно… Сходив на разведку, девушка решила, как временное укрытие, кусты подойдут. Но доставить туда Ника оказалось сущей пыткой.


— Что же ты тяжёлый то такой, — бормотала она себе под нос, стараясь оттащить мужчину в подобие убежища.


Когда задача была выполнена, ей казалось, она выгрузила вагон цемента. Мышцы ныли, и девушку шатало от усталости. Глянув ещё раз на Николаса, она ощутила новый прилив страха. Кожа мужчины была белее полотна. Кассандра потрогала лоб мужчины и отшатнулась. Он был просто огненным. Да что же такое то! Где хвалёная выносливость магов? А от следующей мысли Кассандра похолодела, состояние Николаса таково, что он вполне может умереть. Горло стиснуло стальными тисками, и она начала хватать ртом воздух. Ну почему она такая бестолковая? Девушка понятия не имела, как в этих местах лечат таких больных, она не разбиралась в лечебных травах, да даже она даже не помнила правила первой помощи! Совершенно бесполезный человек!


Так, раз у него жар, значит, идет воспаление… Глубоко вздохнув, дабы собраться с духом, девушка решила посмотреть на рану. Господи! Увиденное ей было кошмарно! Сама рана выглядела отвратительно, а вздувшаяся местами покрасневшая и даже посиневшая кожа, даже такому дилетанту, как Кассандра дала понять — дело плохо. Но это слишком быстро! Девушка была убеждена, для подобного требуется не один день.


Подавив нарастающую внутри истерику, она постаралась думать рационально. Да, она ничего не знает о помощи больным в подобных условиях, но… Единственное, что пришло ей в голову, по возможности очистить пораженное место. Встав в полный рост, Кассандра начала озираться по сторонам, глаза её в этот момент были дикими. Ей нужна вода! К тому же, она слышала, холодный компресс способен немного сбить температуру.


С этими мыслями девушка отправилась на поиски хоть какого-нибудь источника воды. Она прекрасно знала о своем врожденном топографическом кретинизме, поэтому старалась особо тщательно запоминать местность, дабы иметь возможность вернуться обратно.


Не было предела её радости, когда минутах в пяти ходьбы от места их вынужденной остановки, она обнаружила лесной ручей. Вода была ледяной, но казалась кристально чистой. Следуя инстинктам, изнемогающая от жажды Кассандра попробовала воду. Блаженство! Вода показалась ей поразительно вкусной, и она принялась жадно пить, девушка старалась не думать о возможных последствиях своего действия. Выбора то все равно нет. После она наполнила флягу Николаса, которую предусмотрительно прихватила с собой.


К собственному удивлению, Кассандра легко нашла обратный путь. Новый день уже вовсю набирал обороты и при свете солнца, вид мужчины показался Кассандре ещё более жутким. Оторвав от многострадального пледа несколько лоскутов, девушка как могла, обмыла рану и заново перевязала её. Так же она сделала холодный компресс и дала раненому попить, точнее силой влила в его пересохшие губы несколько глотков. Всё. Она больше ничем не может помочь.


Тем временем лихорадка набирала обороты, заставляя сердце девушки замирать от страха. Лицо Николаса покрылось бусинами болезненного пота, и всё, что она могла, это менять компрессы на его лбу, от которых казалось никакого толку.


В голове даже проскочила отвратительная мысль, что сейчас идеальный момент для побега. Но девушка с отвращением отбросила её. Разве сможет она потом смотреть на себя в зеркало, зная, что бросила человека в таком состоянии? Оставила умирать, по сути. Хотя толку от неё фактически не было, но всё равно Кассандре казалось, она обязана находиться рядом. Во всяком случае, она сможет отогнать зверьё, которое сейчас представляет для беспомощного мужчины, серьёзную опасность. Наверное, сможет.


Кассандре даже не хотелось думать о том, что он может и не выжить. Неужели её отправили сюда увидеть его смерть? Нет-нет. Так быть не должно. Он не может умереть! Она не выдержит. Господи, пожалуйста, пусть он живет! Пусть очнётся!


Сейчас, глядя на беспомощного Николаса, такого уязвимого, Кассандра поняла, её любовь до сих пор жива. Несмотря на всю боль, унижения и скотское обращение, она до сих пор его любит. Это как одержимость. Девушка понимала, это безнадёжно. Она тут временный гость, и даже если бы она могла остаться, у него есть Эмили… Только всё это не важно. Важно, чтобы он выжил. Пусть он никогда не заметит в ней женщину, пусть не любит её и не верит ей… Всё равно. Лишь бы он был счастлив и здоров.


— Пожалуйста, Ник, очнись, — Кассандра не сразу поняла, что слёзы туманят зрение. — Кричи, ругайся, язви, как ты это любишь, только приди в себя.


Он ей не отвечал, да она и не ждала ответа. Мужчина начал метаться в горячке и что-то бессвязно бормотать, а Кассандру охватило глухое отчаяние. Столько раз, во время чтения, она осуждала Эмили за слабости, сама же оказалась гораздо хуже. Эмили хотя бы могла ему помочь, она умела лечить раненых. Кассандра ощущала себя слабой, беспомощной и совершенно бесполезной.


Её золотая мечта обернулась кошмаром, и, похоже, он подходит к своему апогею. Николас может тут умереть, а она может лишь быть рядом и молить Бога о его спасении. Собственная ничтожность оглушала. Она тут чужая, чужой она была и в собственно мире. Вообще, есть ли во вселенной место, где бы Кассандра почувствовала себя своей, нужной и полезной?


Тонкими пальцами, девушка касалась лица мужчины, стараясь, лишний раз запечатлеть в памяти каждую черточку. Даже несмотря на критическое состояние, он был так красив!


— Если бы ты только знал, как я мечтала о тебе, — рыдала девушка. — Как жила лишь одной мечтой — увидеть тебя. Как безумно и безнадёжно, я люблю тебя. И пусть ты не веришь ни единому моему слову, пусть считаешь меня ничтожной шпионкой и лгуньей, но открой глаза. Не смей умирать, Ник! Я не вынесу этого, ведь я так люблю тебя.


Мужчина снова начал метаться и бормотать. И прислушавшись, Кассандра смогла разобрать:


— Эмили… Я тоже… Люблю тебя…


Это был удар поддых. Девушка была уверена, он не слышит её, но похоже, Николас всё же что-то услышал. Услышал и решил, что рядом с ним Эмили. Та, которую он любит и которую мечтает увидеть. Кассандра понимала это, но отчего же так больно в области сердца? Может оттого, что изливая душу она, может и не рассчитывала на ответ, но никак не ожидала услышать имя той, которую ненавидела только за то, что у неё есть любовь Николаса, то, на что сама Кассандра не смеет и рассчитывать, то, что возможно только в её мечтах.


Уткнувшись лицом в траву, мокрую от утренней росы, девушка дала волю своим эмоциям, надеясь, что со слезами она сможет избавиться хоть от чуточки боли, разъедающей её изнутри. Кассандра и сама не заметила, как уснула, не переставая плакать, видимо сказалась жуткая усталость последних дней.


***


Дневной свет резанул по глазам, и Николас постарался поспешно отвернуться, сморщившись от боли в голове. Постепенно к нему вернулись воспоминания. Нападения Накилимов на лагерь, дорога к Нептусу в компании пленницы, поселение орков, предательство и ранение. Похоже, он все же переоценил собственные силы и отключился в дороге.


Вот дьявольщина! И сколько он так провалялся? Тело окутывала раздражающая слабость, и сесть мужчине удалось не с первой попытки. Оглядевшись, он заприметил свою пленницу и испытал удивление, граничащее с шоком. Почему она не убежала? Ведь весь прошлый вечер и часть ночи, он явственно читал в её глазах стремление к побегу. Так почему она здесь?


Девушка спала, свернувшись в клубок. Выглядела она уставшей, чуть ли не больной и Николас не решился её разбудить. Пусть спит, всё равно сейчас он не в состоянии продолжить путь.


Мужчину мучили жажда и голод, а ещё зов природы не давал расслабиться. Встав на ослабевшие ноги, он, пошатываясь, отошёл от лагеря, и, удовлетворив свои потребности, вернулся с восторгом, обнаружив полную флягу воды. Когда мучительная жажда отступила, Николас даже немного повеселел. С немалым удивлением он обнаружил, что пташка обработала и перевязала его плечо. Надо же.


Николас пристально рассматривал свою пленницу. Кассандра. Красивое имя. Ему нравилось. Мужчина никак не мог понять логику её поступков. Лично он сам, если бы его взяли в плен и обещали скорую расправу, не задумываясь, добил бы уязвимого врага. Во всяком случае, уж точно не стал бы о нём заботиться. Странная девчонка. Занимаясь поиском причинно-следственных связей, он выпалил свой вопрос, как только заметил, что девушка открыла глаза:


— Почему ты не сбежала?


От звука голоса Николаса, с девушки мгновенно слетела вся сонливость. В памяти были очень свежи ужас и отчаяние, которые она пережила накануне и, видя, что мужчина пришёл в себя, девушка испытала нечто схожее с эйфорией. Она мысленно благодарила Бога, он услышал её мольбу! Ник жив! Находясь в плену собственных оглушающих эмоций, Кассандра не сразу поняла, что хочет от неё мужчина.


— Что? — невпопад ляпнула девушка.


Николас молча наблюдал, как на лице девушки, калейдоскопом сменяются выражения, и даже чуть шире распахнул глаза, когда там застыло блаженное облегчение.


— Почему ты тут? — повторил он вопрос. — Я не слепой, Кассандра, и сразу понял, что ты замыслила побег. Так почему ты осталась, когда представился просто шикарный шанс убежать?


Кассандра смотрела на болезненно бледное лицо и не могла понять: он серьёзно? Он, правда, думает, что она могла бы бросить его в таком состоянии? И поняла, да, он совершенно серьёзен. Ведь она хорошо изучила его характер по книге, и знала, он бы на её месте поступил именно так. Не стал бы заботиться о враге. Он ведь убеждён, что она видит в нём врага. Ах, если бы он только знал!


— Может потому что, тебе была нужна помощь? — вопросом на вопрос ответила Кассандра.


— А может ты рассчитывала, что я подобрею и сохраню тебе жизнь? — прищурившись, спросил Николас.


В этот момент, Кассандре нестерпимо захотелось ударить его. Он просто издевается над ней!


— Ты сам сказал, я могла бы сбежать и быть уже очень далеко отсюда, — сквозь зубы процедила девушка. Её буквально душили обида и злость. Она чуть с ума не сошла, пока он был в отключке, а он… — Так что включи свои мозги, которыми так гордишься и сделай в кое-то веки, правильные выводы.


Николас отшатнулся от искренней обиды в голосе девушки. Его подозрения, похоже, её сильно задели. Но как иначе? Сейчас почти каждый, спит и видит, как бы добраться до него и Огненного Жезла. Николас до сих пор не мог прийти в себя после предательства Тимера. И не столько физическая боль изводили его, сколько глубокое разочарование. Как он мог? Ведь они столько славных битв провели бок о бок! Но, к сожалению, факт остается фактом, Тимер — могучий вожак орков, предал его. И если бы не Лемст, то Николас и его маленькая пленница были бы, либо мертвы, либо в плену. Тимер сам себе подписал смертный приговор, который Николас намеревался исполнить по прибытию в Нептус.


Все эти события, похоже, сделали из него параноика, и он видит врагов там, где их нет. Ведь и в правду девчонка могла легко убежать или попросту добить его, но вместо этого она осталась и заботилась о нём. Николасу стало даже не по себе, зря похоже он, не обдумав, начал высказывать ей свои подозрения. Сейчас ему приходилось любоваться красивым лицом Кассандры, на котором застыли злость и обида.


— Ты права, извини, — с трудом выдавил из себя мужчина.


В ответ пташка фыркнула и отвернулась. Только вот обид мелких девчонок ему не хватало! Силой подавив всколыхнувшееся раздражение, Николас решил расспросить её, что было после того, как он потерял сознание. Глядя на него исподлобья, девушка все же рассказала ему о прошедшей ночи. Услышав про ручей, мужчина изумился. Он как свои пять пальцев знал леса вокруг Нептуса, и был уверен на все сто процентов, что никаких ручьёв поблизости нет. Если только им не помогли. И как бы в подтверждение его мыслей, между деревьев пронёсся поток тёплого, ласкового ветра, в котором ясно слышался звонкий смех. А потом между деревьев мелькнуло несколько призрачных женских силуэтов. Нимфы. Духи-хранительницы леса. Что же, по крайней мере, хотя бы они на его стороне. Николас ни на секунду не сомневался, что ручей, возникший из ниоткуда, их рук дело. Правда, похоже, они решили не показываться его пленнице, ну или она их просто не видит. Он не первый раз задавался вопросом: почему одни смертные видят духов, а другие нет? Но как бы там ни было, этой ночью они ему помогали.


— Спасибо, — одними губами шепнул Николас, выражая благодарность эфемерным хранительницам природы.


Кассандра уже закончила свой рассказ, и снова отвернулась от него, не желая продолжать общение. Обиделась всё-таки. Первым порывом было махнуть рукой, но от этих мыслей Николас, почувствовал внутри укол вины. В конце концов, духи духами, а ухаживала за ним все же Кассандра.


— Кассандра, — позвал мужчина и пересев к ней поближе, взял её маленькие ручки в свои ладони, заглядывая в серые омуты глаз, — спасибо.


В глазах Ника не было привычной холодности или насмешки. Этот прямой, благодарный взгляд, полностью обезоружил Кассандру. Ещё минуту назад она была твёрдо настроена игнорировать мужчину, охваченная жгучей обидой из-за несправедливых слов. Сейчас весь её воинственный настрой рассеялся как дым на ветру. Глубокая зелень глаз Николаса завораживала девушку, и она, смутившись, пробормотала:


— Не за что.


На какой-то момент повисло неловкое молчание. Тишина эта была тяжёлой и неуютной, Кассандра, которая ненавидела подобные моменты, постаралась немного расшевелить гнетущую обстановку. На её вопрос, когда они двинутся в путь, Николас к её удивлению назвал утро следующего дня. По его словам, ему необходимо набраться сил, чтобы без новых казусов добраться до Нептуса. А для этого необходим отдых, и в идеале еда, о которой в этом лесу и помышлять не стоит.


Николас видел обескураженное и даже несчастное лицо Кассандры, она явно не хотела верить тому, что им еще примерно сутки предстоит голодать. Ему стало даже жаль девушку, ведь в отличие от него, она прошлой ночью так и не успела поесть. Пришлось рассказать ей про нимф и их категорическое отношение к охоте.


От его слов пташка впала в глубокое уныние. Николас сам не понимал почему, но его невыносимо раздражало это молчание. Он и без того нервничал, всё его существо стремилось в Нептус, кто-то из его врагов наметил военные действия и промедление просто преступно, но так же он знал, хороший воин и лидер, никогда не действует под гнётом эмоций. Разум ему упорно говорил, нужно сначала окрепнуть и подлечится, иначе позорный обморок может повториться и времени будет потеряно ещё больше. От этих дум и вязкой тишины, становилось тоскливо, и Николас, дабы хоть немного разрядить обстановку, завёл с Кассандрой необременительный разговор.


Так вышло, что в основном говорил Николас. Он рассказывал девушке о своей стране и различных расах проживающих на её территории. Рассказывал различные эпизоды из прошлого. Кассандра с совершенно невинным видом комментировала те или иные моменты и слова Николаса, заставляя его хохотать до колик в животе. Его умиляли её прямота и непосредственность. Девушка с поразительной прямотой говорила, что думает, не стесняясь в выражениях. А некоторые из слов, которые использовала Кассандра, вгоняли мужчину в ступор, заставляя спрашивать их значение.


Если бы ещё сутки назад, кто-либо сказал Кассандре, что они будут вот так сидеть и болтать ни о чём и обо всём сразу, она бы в жизни не поверила. Девушка наслаждалась этой непринужденной беседой. Николас на время скинул маску большого босса и редкостного засранца, став просто поразительно приятным собеседником. Кассандра буквально таяла от мягкого взгляда зелёных глаз, от негромкого звука голоса мужчины. Всеми силами она старалась поддержать беседу и попутно узнать как можно больше о мужчине, в которого была тайно и безответно влюблена. Они впитывала его жесты, мимику, интонации, ведь скоро, это будет всё, что ей останется на память об этом чудесном путешествии.


Постепенно стали сгущаться сумерки и Николас, с разрешения лесных духов, развёл костёр, дабы они не замёрзли ночью. Удивительно, но за занимательной болтовней, остаток дня пролетел быстро и даже тяжёлые мысли на время оставили его. Мужчина чувствовал удивительное умиротворение и лёгкость в душе. Даже его враждебность невольно рассеялась. И пусть он умом понимал, глупо верить человеку, которого, по сути, не знаешь, только после дня весёлых бесед, но ему просто не удавалось больше злиться на Кассандру или подозревать её в страшных преступлениях.


— Давай-ка ложится спать, — наконец изрек Николас.


Кассандре не хотелось спать. Ей хотелось слушать мужчину, слышать его голос ещё и ещё. Но ей пришлось кивнуть. В конце концов, недавно она даже и не помышляла о таком счастье, как его улыбка, мягкий смех и теплый взгляд, а сегодня получила этого в достатке. Так что не стоит требовать большего, к тому же, Николасу нужен отдых.


— Спокойной ночи, Ник, — произнесла тихо Кассандра.


— Спокойной ночи, пташка, — послышался тихий ответ, и через несколько мгновений, Николас спросил. — Почему ты называешь меня Ником?


— У нас так сокращают имя Николас, — негромко произнесла девушка, и, стремясь предотвратить непонимание, добавила. — Я знаю, что ты мне не веришь. Не веришь и не надо. Но не порти такой чудесный день.


В голосе девушки Николасу послышалась скрытая мольба, и он закрыл рот. Ведь действительно чуть было не начал старый разговор на тему — кто ты и откуда. Внезапно мужчина понял, он больше не особо жаждет это знать. Его чутье подсказывало — девушка не представляет опасности. Так какая разница откуда она? Ну не хочет говорить и плевать. Не так уж это и важно. Скоро ему вообще будет не до неё. Нужно будет лишь решить, что делать с ней, когда они доберутся до Нептуса. Одно он знал точно, читать её он не будет. Этот день, который они провели беспрерывно общаясь, словно частично переменил его мир, во всяком случае, его отношение к пленнице стало иным и ему претила мысль об её убийстве. Да и ругаться с ней, Николасу не хотелось. Девушка права, несмотря на его идиотское, физическое состояние, день и в самом деле был славный.


— Хорошо, не буду, — очень тихо ответил мужчина, повернувшись к Кассандре лицом. — К тому же, мне нравится это обращение Ник.


Их лица оказались в считанных сантиметрах друг от друга, дыхание смешалось. Костёр отбрасывал причудливые блики, и Николасу показалось, глаза девушки светятся каким-то колдовским огнём. Мужчина замер, не в силах отвернуться и вообще пошевелится. Близость Кассандры захватила и пленила его. Сердце ускорило свой ритм, а остатки здравых мыслей улетучились из головы. Издав приглушенный, хриплый стон, мужчина припал к мягким губам, которые так манили его.


Кассандра замерла, когда ощутила прикосновение горячих губ. Поцелуй Николаса был нежным, но требовательным, неосознанно девушка приоткрыла рот, и влажный язык мужчины скользнул внутрь. Николас целовал её умело и страстно, девушка задрожала, задохнувшись от ощущений. Опираясь на здоровую руку, мужчина навис над ней, его чувственные губы переместились на тонкую шею, целуя, посасывая и прикусывая нежную кожу. Рука Ника ловко пробралась под широкую рубаху и накрыла холмик груди, пальцы мужчины чуть сжали сосок, заставляя Кассандру издать приглушенный стон. Она вся горела и плавилась, под горячими и дерзкими ласками мужчины.


Кассандре казалось, она сейчас умрёт от нахлынувших, словно цунами, чувств. Как же хорошо! Сейчас он, её любимый мужчина принадлежит ей, а не… В голове всплыло воспоминание прошлой ночи, как Николас в бреду звал Эмили и для девушки оно имело эффект холодного душа.


Что они делают? Что она делает?!


Да, она любит его, но не готова, не хочет и не может быть утешением на одну ночь. Ведь всё это закончится. Она не вынесет утром его насмешливого и презрительного взгляда! А в том, что так оно и будет, если они продолжат, Кассандра не сомневалась. И даже если нет, какое это имеет значение? Ведь скоро они достигнут Нептуса, где Ника ждет Эмили…


— Нет! — воспротивилась девушка.


«Эмили… Я тоже… Люблю тебя…» — пронеслись слова Ника в голове, которые он самоотверженно шептал несколько часов назад. Сердце стиснуло острыми тисками боли. Для него она никто, всего лишь способ расслабиться. Развлечение на одну ночь.


— Я не хочу! — взмолилась Кассандра. — Пусти меня.


Николас отпрянул от девушки, помутившийся от возбуждения, разум не сразу начал воспринимать происходящее. Когда пелена немного спала с глаз, он увидел как девушка, сжавшись в комок, заливается слезами. Мужчина зажмурил глаза и стиснул зубы. Дьявольщина!


Он вспомнил, как совсем недавно овладел её телом силой. Сейчас, он как никогда проклинал себя за этот низкий поступок, тысячный раз задаваясь вопросом: и какой бес его тогда попутал? За этот день, который они провели за непринужденным общением, Николас понял, Кассандра весьма сильно отличается от всех женщин, которых ему доводилось знать. И, похоже, насилие, которое он учинил над ней, для неё действительно страшное явление. Естественно она не хочет его. Его прикосновения, наверное, вызывают у неё ужас. Идиот! Какой же он идиот!


Досада, разочарование, сожаление и болезненное возбуждение, терзали Николаса. А ещё он был растерян, не зная, что делать с Кассандрой. Он боялся к ней прикоснуться, опасаясь усиления истерики.


— Кассандра, — тихо позвал он, — успокойся. Я тебе ничего не сделаю.


Мужчина попытался её обнять и к его удивлению, девушка сама приникла к нему, уткнулась в грудь и расплакалась пуще прежнего.


— Все хорошо. Ну что ты. Успокойся, — растерянно бормотал Николас, поглаживая девушку по волосам и спине.


Так они и сидели какое-то время. От хорошего настроения не осталось и следа. Кассандра в слезах искала утешения, изливая всё отчаяние, горечь и несправедливость, которые терзали её душу из-за безответной любви. Николас же был расстроен и растерян от такого окончания хорошего дня, обвиняя себя, считая, что его поступок несколько дней назад, причина слёз девушки.


— Прости меня, Кассандра, — печально произнес он, когда девушка немного успокоилась и отстранилась. — Бессмысленно искать оправдания моему отвратительному поступку, но поверь, я очень сожалею о нём.


Девушка не сразу поняла, о чём говорит Ник. А когда поняла, грустно улыбнулась. Вид у мужчины был расстроенный и виноватый. Ах, если бы он только знал, почему на самом деле она льёт слезы! Он ведь не знает, что ещё прошлой ночью, она всё ему простила, когда боялась, что он больше не очнётся. Он даже не слышал её признаний. Но Кассандра лучше язык себе отрежет, чем повторит их. В лучшем случае, он сделает вид, что не понял её, а в худшем рассмеётся в лицо или начнет жалеть. Нет уж, к чёрту!


— Я не злюсь на тебя, — хрипло ответила девушка. — Давай спать.


С этими словами она легла на землю и отвернулась от него. Стиснув зубы, Кассандра пыталась подавить новую порцию рыданий. Да что с ней? Когда она стала такой безвольной размазнёй?


Николас не поверил её словам. Какое-то время он смотрел на спину девушки, а потом и сам лёг. Он злился на себя, и на дурацкую ситуацию в целом. А ещё он с изумлением понял, что, в самом деле, испытывает что-то, сродни раскаянию. Тело было напряжено из-за неудовлетворенного желания, а мужское естество до сих пор болезненно пульсировало, требуя разрядки. И тут ещё некстати, ему вспомнились ощущения, когда он был в ней. Эта горячая, тугая влажность… Боги! Николас изо всех сил стиснул зубы, стараясь прогнать наваждение, грозящие свести его с ума. Ещё не к одной женщине он не испытывал такой бешеной тяги, даже Эмили не заводила его так.


Эмили! Николаса охватило чувство чудовищной вины. По всем своим личным меркам, он сейчас как никогда был близок к самой настоящей измене! И что самое ужасное, даже сейчас он до помешательства желал лежащую рядом девушку! Похоже, он лишился рассудка. Эмили, его светлая девочка, его любимая. Как он даже в мыслях может думать, чтобы предать её?! Думая об Эмили, дабы избавиться от порочных мыслей, мужчина, наконец, смог забыться тревожным сном.


***


Но и на утро мало чего изменилось. И пусть тело уже не сводило судорогой от вожделения, но мужчина помнил дурацкое окончание вчерашнего дня. Николас злился на себя, за то, что не может выкинуть Кассандру из головы, злился на девушку, за то, что она так сильно его волнует.


Кассандра же была подавлена из-за наплыва собственных чувств. С самого утра Николас стал привычно мрачным, вновь стал грубым и язвительным ублюдком, каким был почти всё время их знакомства, если не хуже. Будто и не было вчерашнего дня, полного незамысловатой болтовни, смеха и улыбок.


В оглушающем молчании они продолжили путь, после того как Николас немного подлатал своё плечо. Когда они вышли из леса, Кассандра оглянулась на место, где не так давно была неожиданно счастлива. На миг ей показалось, что она увидела между деревьев красивую девушку, которая глядела на неё с сочувствие и печалью. Она удивленно моргнула и видение исчезло. Что это было?


Но она быстро забыла о своей галлюцинации. Угрюмый и мрачный как туча Николас, широкими шагами шёл вперёд, и Кассандра еле успевала за ним. И только когда ближе к концу дня на горизонте показался город, мужчина повеселел. Ему не нужно было ничего говорить, девушка и так всё поняла. Вот он — Нептус. Сердце его владений, столица. Город, где его ждёт возлюбленная Эмили. Город, где Кассандре кроме душевных мук ожидать нечего, где нет места даже призрачным надеждам. Что же, скоро она увидит лицо той, что имеет всё, о чем Кассандра мечтала столько дней и ночей. Она, наконец, сможет посмотреть на Эмили, которую так любит Ник.


Глава 6.

Едва дозорные их увидели, как массивные ворота были открыты. Люди разглядели в грязном бродяге своего короля, это грело душу Николаса. Он дома. Наконец-то!


Как только он со своей спутницей миновали ворота, их обступила возбужденная толпа. Николас порой был не против пообщаться с простыми жителями, но сейчас ему было не до них. Возбужденные люди разглядывали его, гадая, что же с ним случилось в пути и кто эта девушка, которую он привёл с собой.


Появление Джефа положило конец столпотворению и череде вопросов, на которые он не был готов отвечать, да и не хотел. Джеф — стареющий мужчина, простой смертный, который уже много лет верой и правдой служит ему. Николас доверял ему и не первый раз оставлял его присматривать за городом и дворцом, когда уходил в очередной поход. Вооруженная охрана быстро разогнала толпу, давая возможность усталым путникам без проблем добраться до дворца.


По пути Николас дал Джефу указания позаботиться о Кассандре. А так же доставить сытный ужин и организовать ванну в их с Эмили комнате. Ему не терпелось увидеть любимую, и он даже испытал что-то, напоминающее разочарование, от того, что она не спустилась встретить его. Может Эмили ещё не знает о его возвращении? Да какая разница. Он дома и через пару минут сможет обнять свою светлую девочку!


— Николас! — раздался радостный возглас, стоило мужчине только переступить порог комнаты. — Ты вернулся!


В следующее мгновение он уже сжимал в объятиях хрупкую фигурку девушки.


— Любимая моя, Эмили, — выдохнул Николас ей в волосы.


Как же хорошо и легко стало на душе! Всё встало на свои места, и тревоги, которые грызли душу, улетучились. Прижимая к себе Эмили, мужчина радовался, что прошлой ночью, Кассандра дала ему отворот-поворот. Иначе, он бы вряд ли смог так радоваться долгожданной встрече, снедаемый чувством вины из-за собственного предательства. В который раз Николас убедился, что не делается, всё к лучшему.


Их уединение прервал слуга, принесший ужин. Вскоре несколько шустрых девушек наполнили металлическую ванну. Мужчина испытал истинное блаженство, после того как утолил голод и смыл грязь. Плюс ко всему рядом была Эмили, родная и ласковая. Что ещё для счастья нужно?


Николас понимал, проблем у него предостаточно. Нужно, как минимум, выяснить, кто устроил на него охоту и разобраться с орками, что осмелились на предательство. Но прямо сейчас ему совершенно не хотелось об этом думать. Потому отодвинув в сторону все тревожные мысли, мужчина привлек к себе любимую, впиваясь в сладкие уста требовательным поцелуем.


Да! Как же долго он этого ждал, как мечтал об этом! Кровь в венах закипела, и всё тело обдало жаром неистового желания. Николас горел от нетерпения, поэтому буквально сорвал с Эмили одежду. Так долго он её не видел, не имел возможности прикоснуться, поцеловать, вдохнуть родной запах своей девочки. Он нестерпимо изголодался по телу любимой, и просто не имел сил затягивать с прелюдией. Как только он понял, что девушка готова, вошёл в неё одним сильным толчком.


Но что-то не давало ему окончательно окунуться в сладкое безумие. И тут Николас с изумлением осознал, краем сознания он сравнивает собственные ощущения! Когда он целовал Кассандру, прикасался к её телу, он словно острее всё чувствовал. Данное открытие безумно разозлило мужчину, и он, стремясь выкинуть из головы нежданные мысли и образы, стал двигаться изо всех сил.


Быстрее. Глубже. Сильнее.


Не думать. Не помнить. Не сравнивать.


Когда, наконец, наступил момент долгожданной разрядки, Николаса накрыло волной вины. Он был противен сам себе. Как это низко, сравнивать любимую женщину с малознакомой, странной особой! Да что дьявольщина с ним творится?!


Эмили была поражена напором любимого. С каким-то непонятным ей злом, Николас занимался с ней любовью, и она гадала, чем же провинилась?


— Прости, любовь моя, — тихо произнёс мужчина. — Я был груб с тобой.


Значит дело не в ней. Похоже у Николаса серьёзные неприятности. Только вот ей совершенно не хотелось, чтобы он таким образом давал выход своей злости. Эмили до помутнения рассудка любила его. Порой её саму пугала сила этого чувства. Только вот девушка была бы совершенно не против, если бы их отношения были гораздо более платоническими, что ли. Эмили готова была часами разговаривать с любимым, обожала его целовать. Млела от счастья, когда он просто был рядом. Она была влюблена и счастлива, что её любовь была взаимной. Вот только её совершенно не привлекала физическая сторона любви. К её глубокому сожалению, она, похоже, унаследовала проклятие их рода по женской линии. Ни она сама, ни её сёстры, пока они были живы, так и не смогли понять, чего же хорошего в этом. Откуда столько восторгов? О каком неземном наслаждении говорят люди?


Эмили не испытывала никаких особых ощущений. Да, ей были приятны поцелуи и ласки Николаса, но сам момент соития она недолюбливала. Чего хорошего-то? Раз за разом переживать вторжение в собственное тело, и несколько минут терпеть изнуряющие толчки внутри собственной плоти. Да и липкая влага между бёдер после близости не добавляла удовольствия.


Но Николас обожал это дело, и Эмили пришлось смириться. Любимый обладал горячим темпераментом и был весьма ненасытен до постельных утех. Её старшая сестра в далёком прошлом не раз говорила ей, мужчина должен чувствовать, что его желают, иначе отношениям быстро придёт конец. Поэтому Эмили в совершенстве освоила искусство имитации наслаждения, во время сношения. Девушка на все сто процентов была уверена, Николас не подозревает её истинное отношения к данному действу.


Николас снова стал ласкать её тело, и Эмили с трудом подавила вздох разочарования. Этого стоило ожидать. Ему всегда было мало одного раза, когда он возвращался из походов. Что же, значит, так тому и быть. Если это плата за её счастье, то она готова. Прикрыв глаза, девушка выгнулась, плотнее прижимаясь к любимому, принимая нежные ласки. В этот раз мужчина действовал неторопливо и медленно. Ей было почти приятно.


За ночь Николас овладел ей четыре раза. И сейчас Эмили млела от удовольствия, тесно прижавшись к мужчине. Всё неприятное позади и можно просто наслаждаться тем, что он рядом с ней. Вдыхать родной запах, купаться в теплой зелени любимых глаз. Она была счастлива, что он вернулся.


Николас же был подавлен, но старался ничем не выдать собственного состояния. Мужчина считал себя моральным уродом, ведь как о ни старался, ему так и не удалось до конца избавиться от мыслей о Кассандре. Его накрыло отвращением вперемешку с отчаянием, когда он понял, сколько бы раз он не овладел Эмили, хотеть Кассандру, так и не перестал. Эта девка или ведьма, или он повредился головой. Нужно как можно быстрее разобраться с проблемами и избавиться от неё, пока он окончательно не лишился рассудка.


Рой мыслей никак не хотел покидать его голову. Так, не придя к единому знаменателю и не сумев побороть чувство вины перед Эмили, Николас наконец-то погрузился в усталый сон.


***


Стены комнаты давили на Кассандру. Несмотря на всю роскошь и уют, комната казалась ей тюрьмой. Её накормили сытным и вкусным ужином. После девушка приняла столь желанную ванну. На кровати она обнаружила красивое платье, нежного голубого цвета. Декольте, как по ней, можно было бы сделать и поменьше, а длинная, непривычная юбка, мешала ходить, но похожа такова мода этого мира. Ткань была удивительно мягкой и приятной, чем-то напоминала шёлк. Но ни чистота, ни сытость, ни хорошая одежда, так и не сделали Кассандру счастливой.


Больше всего на свете ей хотелось бежать из этой комнаты, дворца и города в целом. Ощущения безысходности накрывало с головой. Девушка думала, что уснёт, едва её голова коснётся подушки, но не тут-то было. Тяжёлые мысли ни на минуту не давали расслабиться.


С тех пор, как они вошли в город, Кассандра ни разу не видела Николаса. Интересно, где он? Чем занимается? И тут же горло сдавило спазмом. Понятное дело, где он. С Эмили. И не нужно большого ума, чтобы догадаться, чем они там заняты. И если одни только мысли, причиняют столько боли, то, что с ней будет, когда она окажется вынуждена видеть их вместе собственными глазами?


Кассандра понимала, ей осталось продержаться всего три дня, но сейчас этот отрезок времени казался девушке вечностью. Что может быть страшнее, чем наблюдать как мужчина, которым ты буквально больна, влюблённым взглядом смотрит на другую? Девушка не сомневалась, так оно и будет. Ей придется сжать зубы и терпеть эту муку. Будь её воля, она бы всё оставшееся время провела с Николасом в лесу. И плевать на любые неудобства. Там всё его внимание принадлежало ей. Теперь о подобном остаётся разве что мечтать. Не будет больше никаких тёплых разговоров, сна рядом друг с другом. Даже его язвительности и раздражительности не будет. Кассандра не сомневалась, Николас уже забыл о её существовании, спихнув заботу о ней на слуг.


Так или иначе, выбора у неё нет. Она обязана пережить эти три дня. С немалым удивлением, Кассандра поняла, она до ужаса боится встречи с Эмили, но вместе с тем жаждет её. Ей хотелось увидеть соперницу, посмотреть в её глаза. Понять, чем она лучше. Что в ней есть такого, чего нет в самой Кассандре? Почему Николас полюбил её? И лишь когда горизонт начал светлеть, девушке наконец-то удалось уснуть.


***


Разбудил Кассандру изумительный запах еды. Желудок радостно заурчал и, лениво потянувшись, девушка открыла глаза. Она ожидала увидеть одну из многочисленных девушек-служанок, и чуть не подпрыгнула на месте, когда увидела Николаса, расслабленно развалившегося на стуле.


От его вида девушка застыла на месте. Она привыкла видеть его в простой, поношенной одежде. Простым бродягой, а сейчас перед ней был истинный правитель своего народа. На мужчине были чистые, черные штаны, сапоги до колена в тон штанам и темно-зеленая туника, расшитая серебряной нитью. Лицо Николаса было гладко выбрито, чуть вьющиеся, темные волосы, были перехвачены сзади ремешком. Так же девушка заметила металлический, серебристый обруч на его голове, который, как она знала, заменял неудобную корону. Был своеобразным знаком отличия. Выглядел мужчина потрясающе, у Кассандры даже дух перехватило от этого зрелища.


— Я думала, завтраки разносят слуги, — обронила Кассандра.


— Так и есть, но мне нужно с тобой поговорить, — спокойно ответил мужчина.


— Отвернись, — попросила девушка. Ей нужно было встать и одеться, а делать это под пронзительным взглядом зелёных глаз не хотелось.


— Да чего я там не видел, — насмешливо фыркнул Николас, но уловив уничтожающий взгляд, решил не вступать в бессмысленный конфликт. — Ладно. Всё. Я отвернулся.


«Как бы он не выглядел, язык у него всё такой же поганый» — с досадой думала Кассандра, натягивая платье. Интересно, что его привело к ней?


Когда девушка известила о том, что оделась, Николас на мгновение лишился дара речи. Всё время, которое они провели вместе в дороге, на ней была одежда одного из его воинов, явно не красившая её. Он привык видеть Кассандру грязной, всклокоченной оборванкой. Открывшаяся сейчас его взору картина, была поразительна. Платье выгодно подчёркивало ладную фигурку. Вырез на груди, давал хороший обзор на молочные полушария аппетитной груди, и мужчина неуютно поёрзал, ощущая дискомфорт в паху. И кто только выбрал для неё это платье! Он и так не знает, куда деваться от противоречивых мыслей, испытывает постоянное чувство вины перед Эмили, за порочное влечение к этой девице, и словно специально, чтобы поиздеваться над ним, её обрядили в такое платье!


Но, тем не менее, Николас не мог не отметить, Кассандра была чудо как хороша. Каштановые волосы, блестящей волной ложились на плечи и спину, чистая кожа казалась матовой. Даже черты лица без слоя пыли словно изменились, стали чётче и совершеннее.


— Так чего ты там хотел сказать мне? — никакое понимание царственности его персоны, не могло заставить Кассандру обращаться к Николасу в соответствии с его статусом.


— Сегодня вечером будет праздник, в честь моего возвращения домой, — ровным тоном начал мужчина. — Я не горю желанием его устраивать, но Джеф убеждён, что это просто необходимо. Далеко не все, кто будет на празднике, люди. Почему-то я уверен, что ты мало чего смыслишь в этикете и том, как нужно общаться с теми или иными созданиями, поэтому тобой займётся Джеф. Будь добра и слушай его внимательно, чтобы не опозорить меня перед целой толпой.


Девушка с досадой стиснула зубы. Да, пусть она и в самом деле не особо разбиралась, как следует вести себя на подобных мероприятиях, но убежденность Николаса в том, что она непременно опозорится, оскорбила Кассандру. Ей вообще не хотелось идти ни на какие праздники. Не хотелось через силу кому-либо улыбаться.


— А просто пересидеть это событие в комнате я не могу? — с надеждой спросила девушка.


— К сожалению, нет, — покачал Николас головой. — Тебя, когда мы вошли в город, видела уйма народу. Всем интересно, кто ты такая, поэтому запомни — ты внебрачная дочь, одного из моих погибших солдат, — на миг мужчина задумался. — Пусть будет Родрик.


Мужчина и сам не был в восторге, от необходимости представлять девушку подданным. До сих пор он с содроганием вспоминал утреннюю размолвку с Эмили, когда узнав о том, что он явился в обществе девушки, она потребовала объяснений. Николас, не привыкший врать любимой, честно рассказал ей, что к чему, опустив разве момент с насилием и собственную тягу к Кассандре. Эмили внимательно выслушала его и, казалось, успокоилась, ровно до того момента, как узнала, что девушка находится не в темнице, а в гостевой комнате. Не просто было объяснить ей, почему та, кого он взял в плен, подозревая в шпионаже, перестала быть пленницей и стала гостьей. Эмили кричала и требовала, чтобы её упекли на самый нижний уровень подземелья, отказываясь понимать его действия. В конечном итоге, Николас понял, Эмили банально ревнует. Ему было бы это приятно, если бы из этого не выливался настоящий скандал. В итоге ему пришлось просто поставить девушку перед фактом, всё будет так, как он сказал. Эмили обиделась и общалась с ним холодно и неохотно. Ничего, скоро перебесится. Во всяком случае, он горячо на это надеялся.


Кассандре же пришлось с кислым видом согласиться. Николас ушёл и через полчаса этот Джеф уже был у неё. Пожилой управляющий показался девушке настоящим гадом. С высокомерным видом он рассказывал ей необходимые тонкости и строго спрашивал усвоенное, не упуская возможности словесно унизить Кассандру при каждой ошибке. Он явно невзлюбил её, и девушка никак не могла понять причин этого.


Несколько часов спустя, когда мужчина наконец-то ушёл, у Кассандры ужасно болела голова, и нервно дергался левый глаз. Насилу успокоившись, девушка принялась мерить комнату шагами. Вскоре к ней пришли три девушки, которым, как они сказали было поручено подготовить её к предстоящему празднику. С великим трудом отвоевала Кассандра право самой вымыться. Но когда она заявила, что одеться и расчесаться может и сама, девушки оказались категоричны. Битых два часа, ее тело обтирали какими-то пахучими маслами, что-то делали с лицом и волосами.


К тому моменту, когда на неё, наконец, надели синее платье расшитое золотом и усыпанное какими-то камнями, Кассандра была готова взвыть. Одна из девушек ловко соорудила на её голове высокую причёску, в то время как другая чем-то мазала её лицо. Когда её оставили в покое, единственное, чего страстно жаждала Кассандра, это спрятаться ото всех так, чтобы её никто не нашёл. Не думала она, что необходимость её присутствия на дурацкой средневековой тусовке, превратится в такую пытку. Но главное испытание ждало девушку впереди и она, как могла, собирала душевные силы, чтобы выдержать этот вечер.


Оказавшись в зале, где было полным полно различных существ, Кассандра поняла, одно дело знать, что все они существуют и совсем другое, видеть своими глазами. Прозрачные духи бесшумно скользили по помещению, периодически взлетая под самый потолок, невольно обращая на себя внимание. За одним из больших столов, несколько оборотней, перекидываясь из одного обличия в другое, о чём-то яростно спорили. Несколько крылатых людей весело беседовали за другим. Крупный золотой дракон дремал в углу, пока высокий и худой циклоп, прижимающий к себе такую же одноглазую девочку, наверное, дочь, не наступил ему на хвост. Дракон издал сердитый рык и в один миг, превратился в красивого златовласого мужчину, который, не стесняясь в выражениях, объяснил нарушителю своего покоя, что следует смотреть под ноги, а не по сторонам.


У Кассандры разбегались глаза. Кого тут только не было! Помимо выше перечисленных личностей девушка разглядела несколько гномов и леприконов. Даже пара кентавров расположилась неподалеку от выхода. Но всё же основная масса гостей была людьми, во всяком случае, Кассандра на это надеялась. Николаса пока нигде видно не было.


— Прошу минуточку внимания, — минут через пять после своего прибытия услышала девушка дорогой сердцу голос. — Я рад вас приветствовать на празднике, в честь своего возвращения домой. Как многие из вас знают, враги напали на мой лагерь, когда я с моими людьми сделал остановку, чтобы немного отдохнуть. Все мои доблестные воины погибли. Остались только я и Кассандра — дочь доблестного Родрика, — он сделал жест, требуя от Кассандры подойти ближе. — В связи с тем, что её отец погиб, я взял на себя обязанность заботиться о ней. Девушка является моей гостьей, потому прошу вас отнестись к ней с подобающим уважением.


Николас ещё чего-то говорил, но Кассандра не слушала, поражённая красотой соперницы. Как и было написано ещё в книге, Эмили была светловолосой красавицей с поразительно светлыми, серыми глазами. Правильные черты лица, безукоризненная фигура. Казалось, соперница излучает свет, притягивая к себе взгляды всех окружающих. Внезапно, Кассандра почувствовала себя серой мышью. Совсем недавно она глядела в зеркало и ощущала себя эффектной красоткой, но сейчас, на фоне Эмили, девушка казалась самой себе блеклой тенью. Не удивительно, что Николас полюбил её. У самой Кассандры, шансов не было с самого начала.


После того, как Николас объявил начало вечера, заиграла музыка и гости начали веселиться. Кто-то налегал на еду, кто-то беседовал, а кто-то танцевал. Кассандра оказалась предоставлена самой себе. К ней постоянно подходили различные люди и создания, задавали вопросы. Как механический робот девушка отвечала на них, ни на шаг не отклоняясь от легенды. При этом она старалась соблюдать правила хорошего тона, главным из которых было не глазеть на тех, кто не был людьми, как на музейные экспонаты. От лживых улыбок сводило скулы, но в душе Кассандры было холодно и пусто.


Весь вечер Николас провел с Эмили. Он разговаривал с ней, танцевал и даже, не обращая внимания на окружающих, пылко целовал. При каждом взгляде на счастливую и влюблённую пару, у девушки сердце замирало от боли. С каким теплом и нежностью, Николас смотрел на Эмили! Столько любви и ласки было в его глазах! И как невыносимо больно было видеть это Кассандре! Ей хотелось со всех ног бежать с этого праздника жизни и забиться в укромный уголок. Хотелось дать волю эмоциям и оплакать свои глупые и никому не нужные чувства. За что ей это? Почему она полюбила его? Почему она не могла влюбиться в простого, а главное свободного парня из своего мира? Чем она заслужила эти страдания?


Но никто не мог дать Кассандре ответа на этот вопрос. Николас куда-то удалился, и Эмили осталась в зале одна. Хозяйка вечера прямиком отправилась к ней. Девушка вздрогнула, уловив открытый взгляд, полный злобной враждебности. Неужели вся такая добрая и положительная Эмили, способна на такую ненависть?


— Так вот ты какая, пленница-шпионка, — с натянутой улыбкой тихо произнесла Эмили. — Признайся честно, чего тебе нужно здесь и от моего мужчины в частности?


Эмили намеренно подчеркнула, что Николас принадлежит ей. Она до сих пор не могла прийти в себя, после утреннего инцидента. Подумать только, Николас с таким рвением защищал пред ней эту девицу, даже голос на неё повысил! И если любимый был слеп, то самой Эмили было достаточно одного взгляда, чтобы понять что к чему. Да, эта Кассандра не представляет угрозы и на вражеского шпиона не похожа, она просто очередная шлюха, которая пускает слюни по её мужчине. Даже удивительно, как Николас не замечает этого взгляда, полного немого обожания? Мужчина, чего с него взять. Но пускать дело на самотёк Эмили не хотелось и, уловив момент, она решила поставить девку на место.


Этот разговор совершенно не был приятен или нужен Кассандре. Она не испытывала желания общаться с избранницей любимого мужчины. Которая, к тому же, невзлюбила её с первого взгляда. Может, поняла, как Кассандра относится к Николасу и ей это, конечно же, не понравилось. Показывать слабость этой величавой красотке, девушка не хотела, и потому натянув лживую улыбку, ответила:


— Я бы с великой радостью покинула данное мероприятие, но боюсь, Ник меня не поймёт.


— Пусть Николас и слеп, но я вижу тебя насквозь, — чуть прищурившись, пропела Эмили. — Николас мой! Заруби себе это на носу и не смей переходить мне дорогу. И если ты думаешь, что после того, как он пару раз поимел тебя в пути, ты имеешь на него какие-то права, то ошибаешься. Меня он любит, а ты лишь тело, сток для спермы. Так что не строй иллюзий и проваливай из города, как только предоставится возможность.


Увидев, как побледнела Кассандра, Эмили в душе возликовала. Да! Пусть знает свое место. Если Николас думает, что она смирится с присутствием этой девицы, то он глубоко заблуждается. Она заставит эту нахалку убраться восвояси.


Для Кассандры же, каждое слово Эмили было как пощёчина. Самым болезненным было понимание правдивости её слов. Она действительно никто для Ника. Просто тело, не более того. И то, что за весь вечер он ни разу к ней не подошёл, не сказал ни единого слова и вообще в упор её не замечал, лишь подтверждали слова Эмили.


— Вот ты где, — раздался голос Ника, который звучал удивительно мягко, — а я потерял тебя, любовь моя.


Николас привлек блондинку к себе и поцеловал. Потом он заметил Кассандру, и, поняв, что девушки говорили, насторожился.


— Я вам не помешал? — мужчина испытывал смутное беспокойство. Он хорошо помнил реакцию любимой на появление Кассандры.


— Нет, — улыбнулась Эмили, — я просто решила познакомиться с твоей гостьей поближе. Но мы уже закончили. Было приятно познакомиться, Кассандра.


— Ага, взаимно, — ответила Кассандра.


Глаза Эмили лучились теплотой и любовью. Она была совершенно спокойна. Лицо Кассандры вообще ничего не выражало, и Николас успокоился.


В глазах ощущалась неприятная резь, когда Кассандра смотрела на неспешно удаляющуюся парочку. За весь вечер, Николас заметил её второй раз и то, вынужденно. При этом посмотрел на неё так, словно она вообще пустое место. Девушка приложила максимум усилий, чтобы не выдать своего состояния, но в душе её бушевали боль и горечь. Это самый худший вечер в её жизни! Кассандра даже не представляла, что бывает так больно, не знала до этого до чего невыносимо наблюдать, как любимый мужчина с такой нежностью смотрит на другую. В то время как в сторону самой Кассандры, Николас излучал лишь холодное равнодушие. И это была смертельная пытка, жестокая и беспощадная.


Словно во сне девушка продолжала отвечать на бесконечные вопросы и расточать искусственные улыбки. Всё, о чём сейчас мечтала Кассандра, чтобы проклятый праздник поскорее закончился, и она могла закрыться в своей комнате, где имела возможность всласть наплакаться. Но время напротив словно застыло, упорно не желая двигаться вперёд.


Она даже не сразу поняла, что случилось, когда кто-то с силой толкнул её в спину, и в следующий миг, раздался громкий трещащий звук. Яркая вспышка от магической молнии озарила помещение. В зале наступила паника. Люди и различные существа метались по залу в поисках выхода.


«Неужели на нас кто-то напал?» — пронеслась в голове Кассандры мысль, поражая хозяйку своим равнодушием.


Глава 7.

Только выученные бесконечными тренировками реакции, которые срабатывали на уровне инстинктов, спасли Николаса от смерти. Трон, на котором сидел мужчина несколько секунд назад обратился в пепел. В зале воцарилась паника. Гости панически голосили и метались в поисках выхода, а на противоположном конце помещения стоял представитель расы крылатых воинов, в руках которого был Гнев Небес. Таким глупым названием, когда-то давно окрестили смертоносное магическое оружие, способное натворить множество бед, особенно в неумелых руках. Именно это сейчас и наблюдал Николас. Предатель, похоже, утратил контроль над магическим талисманом и тот, живя собственной жизнью, метал молнии, сея панику и смерть.


— Будь тут и не поднимайся, — обратился он к Эмили, которая сидела под столом и тряслась от ужаса.


Девушка лишь испуганно кивнула. У него не было времени успокаивать её. Николас взял в руки Огненный Жезл, и пьянящая сила талисмана огнем пронеслась по венам, стремясь подчинить себе мага. Но мужчина слишком давно играл в подобные игры и потому быстро подавил искушение отдаться силе жезла и следовать его желаниям. Сосредоточившись, Николас нашел глазами нарушителя спокойствия и отдал мысленный приказ Жезлу. На краткое мгновение тот вспыхнул алым светом и от крылатого предателя остался только дым. Гнев Небес, лишившись хозяина, бесполезной палкой упал на пол. Толпа миг замерла, а потом снова воцарился хаос. Но когда люди поняли, что угроза миновала, паника начала сходить на нет.


Охрана, которая непонятно где была, когда была так необходима, наконец-то появилась и оцепила группу крылатых. Они выглядели растерянными, но на Николаса их невинный вид не произвёл должного впечатления. Сейчас мужчина сильно сожалел, что позволил им поселиться в собственном городе, после победы над Рейном. Он глупец, раз поверил их слезливым речам, про насильственное принуждение жить и служить его врагу.


Раса крылатых людей, была вымирающим видом. Никто доподлинно не знал, как они появились. Ходили легенды, что когда-то они тоже владели магией, а так же, что они являются дальними тех самых ангелов, обитателей рая. Правда, Николас в этом сильно сомневался. Крылатые успели прославиться своей меркантильностью и коварством. Как никто иной, эти твари были склонны к интригам и предательству. И он, круглый идиот, дал им приют в собственном городе, пригласил в свой дом!


Как бы там ни было, одно мужчина осознавал четко, крылатые — всего лишь пешки. Кто-то дал опасное оружие предателю и этот же неизвестный, подсказал удачный момент для атаки. На возможные жертвы среди простого населения, неизвестному противнику было явно наплевать, ведь он по-любому осознавал, что крылатому не под силу контролировать такой оружие, как Гнев Небес. И если бы не тренированные годами инстинкты, атака была бы удачной, и Огненный Жезл попал бы в руки неизвестного. Каждый в этом зале, да, наверное, и во всем мире, уже знал простую истину — Жезл признает лишь одного владельца. Он словно обладал своим, неподвластным человеческому пониманию, разумом. Жезл и Николас были связаны невидимыми нитями, и завладеть талисманом можно было лишь двумя способами: заставить владельца отречься от магического оружия или убить. Все прекрасно понимали, Николас ни за что не откажется от Жезла, а попытка захвата силой чревата смертью на месте, при первом же прикосновении к талисману, поэтому желающих отправить его в Вечность, было хоть отбавляй.


Нахмурившись, Николас осмотрел талисман, который по-прежнему сжимал в руках. Внешне он выглядел таким же, и ему оставалось надеяться, что свершённое им действо никак в дальнейшем не отразится на Жезле. Ведь у подобного оружия своя карма. Он использовал его, чтобы уничтожить противника и теперь опасался, как бы это действие не имело последствий.


— Николас, — Эмили вылезла из-под стола и прижалась к нему всем телом. От пережитого страха, девушку ощутимо трясло, — я так испугалась!


— Всё хорошо, любовь моя, — Николас сильнее прижал к себе хрупкое тело любимой. — Тебе нечего бояться.


В ответ Эмили лишь вздохнула, уткнувшись носом ему в шею. Охрана старалась навести порядок. Тренированным глазом воина, мужчина быстро выцепил несколько кучек пепла — погибшие, по вине предателя, который нацелился убить его, Николаса.


Мужчина внимательно вглядывался в толпу, выискивая глазами лишь одного человека. И его самого поразила сила того облегчения, которое накрыл его, едва он увидел Кассандру. Девушка выглядела несколько ошарашенной, но вроде была в порядке. И тут он заметил рядом с ней мужчину, который галантно помогал ей подняться. А когда Николас его получше разглядел, то невольно нахмурился.


Кирк был известным, клыкастым повесой или, проще говоря, вампиром-бабником. Мужчина понимал, не его это дело с кем путается Кассандра. У него есть Эмили и только её благополучие и счастье должно его волновать, но при взгляде на ублюдка, отирающегося с девушкой, челюсти сами сжимались. Это оттого, что девчонка наивна, и вряд ли способна разглядеть в красивом парне его натуру. Во всяком случае, это твердил себе Николас, лихорадочно думая, как сказать своей гостье, чтобы она держалась подальше от Кирка, и при этом не выглядеть идиотом, и не давать ей поводов навыдумывать себе лишнего.


Николас вообще всё чаще ловил себя на мысли, что в обществе людей ему спокойнее всего. Любая из рас, проживающих на территории его страны, имела свои особенности. Тех же вампиров Николас не особо жаловал. Они отличались поразительным обаянием, им не было равных в искусстве обольщения. А об их ненасытности и сладострастии ходили легенды. Что мужчины, что женщины их расы, любили заводить отношения с людьми, опутывая тех чарами своего очарования, погружая в интимную нирвану. Порой подобное могло длиться годами. Их жертвы сами того не осознавая, превращались в безвольных марионеток. Они жили только для того, чтобы вампир мог утолить голод и для утоления безмерной похоти своего «хозяина». А потом, когда жертва начинала стареть или просто надоедала, вампиры исчезали. Мало кто из них обременял себя тем, чтобы сказать человеку, у которого вырвал из жизни приличный клок времени, хотя бы банальное прощай. Они просто уходили и не возвращались. А люди, когда приходили в себя, были в ужасе, искренне не понимая, как такое могло произойти, как они могли опуститься до подобного. Николасу была противна их природа и при одной мысли, что Кассандра может стать очередной игрушкой клыкастого ублюдка, по его позвоночнику пробегал нервный холодок.


***


Погруженный в свои мысли Николас, не заметил пристального взгляда, наблюдающего за ним мужчины. Эх, такой шанс сорвался! Ну и реакция у этого ублюдка, будто заранее предчувствовал. Если бы парень хоть на мгновение замешкался, всё могло бы быть уже кончено и Огненный Жезл, наконец, достался тому, кто его действительно достоин. Порой мужчине казалось, что этого Николаса хранят какие-то высшие силы. Его безмерно раздражала проницательность парня. До недавнего времени, он был свято уверен, у «короля» только одно уязвимое место — Эмили. Но данный козырь он постоянно откладывал, ему нравилась молодая и красивая девушка, ему не хотелось причинять ей вред. И возможно не придется…


Он снова бросил на Николаса взгляд украдкой. Тот, сжимая в объятиях Эмили, что-то ей шептал, но его взгляд то и дело обращался на девицу, которую он привез из похода. Мужчина слегка прищурился и незаметно ухмыльнулся. Да, девчонка весьма хороша, но до Эмили ей далеко. Только, похоже, она все же чем-то зацепила парня. Умудренный годами и опытом мужчина, видел метания души молодого правителя. Вот оно, ещё одно уязвимое место «короля». Ну что же, пусть сегодня ничего не вышло, но игра продолжается.


***


— Со мной всё в порядке, — стараясь скрыть раздражение, произнесла Кассандра.


Девушка была оглушена произошедшем, и до сих пор не могла понять, что же конкретно случилось. Её чуть не затоптала обезумевшая толпа, потому она мало чего могла сказать о том, что творилась вокруг, пока она старалась избежать увечий от ног и лап присутствующих.


В ушах стояли шум и крики, а рассудок отказывался служить хозяйке. И поэтому Кассандра с радостью ухватилась за протянутую руку подоспевшего на помощь мужчины. Незнакомец имел яркую внешность. Высокий, с каштановыми волосами, медного оттенка и бархатными тёмно-карими глазами, он излучал уверенности в себе и какой-то порочной сексуальности. А ещё был удивительно навязчив. После того как девушка поблагодарила его и уверила, что с ней всё в порядке, он так и не пожелал оставить её в покое.


— Позвольте мне проводить вас с ваши покои и лично убедиться, что вы в безопасности, — мужчина широко улыбнулся ей озорной, мальчишеской улыбкой, которая так и не оказала на кассандру того эффекта, на который он видимо рассчитывал.


Настырный. В другое время и при другом раскладе, Кассандре бы импонировало внимание красивого парня, но сейчас, кроме раздражения, она не ощущала ничего. Голос и глаза незнакомца завораживали, и девушка ощутила по этому поводу прилив злости. Ей тут осталось быть какие-то два дня и смысла заводить интрижку, девушка не видела. Да и не смогла бы. Пусть Николас её не замечает, пусть она не имеет на него никаких прав и даже шансов эти права получить. Пусть. Но мысль спутаться с каким-то неизвестным красавчиком, казалась ей предательством.


— Думаю это лишнее, — стараясь быть вежливой, ответила Кассандра. — Я благодарна вам…


— Кирк, — с улыбкой подсказал мужчина.


— Кирк, — автоматически повторила девушка, — но буду с вами честной, смысла продолжать знакомство не вижу. Так что вам хорошего вечера, и ещё раз спасибо.


Лицо мужчины вытянулось, на нём легко читались досада и изумление. Словно он никак не мог поверить, что его так прямо отшили.


— Мисс Кассандра, — раздалось у неё над ухом, повернувшись, она увидела человека из дворцовой охраны, — мне велено проводить вас в вашу комнату.


Кассандра и сама не знала, как относиться к происходящему. Что это: забота или желание закрыть пленницу в темницу? Девушка не знала, но приказ Ника перекликался с её собственным желанием убраться отсюда подальше, и поэтому девушка с готовностью последовала за мужчиной. Она ощущала спиной прожигающий взгляд Кирка и какая-то её часть радовалась тому, что у неё появился повод быстро уйти. Похоже, она всё-таки частично попала под его магнетическое обаяние. Сейчас, при мысли о красивом незнакомце, Кассандра испытывала необъяснимый страх. Было в нём что-то такое, от чего мурашки выступали на коже. Странно лишь то, понять это она смогла только отойдя от мужчины на некоторое расстояние.


Когда дверь за спиной, наконец, закрылась, Кассандра без сил опустилась на кровать. Она была полностью опустошена как морально, так и физически. Нервное возбуждение от инцидента в зале сошло, и голову снова наполнили болезненные воспоминания и образы этого вечера. Господи! Она и не подозревала, что ей будет так больно и тяжело. Ещё два дня подобных этому, она просто не выдержит. Почему её просто не могут оставить все в покое?


Когда погибли родители, Кассандра открыла для себя способ отвлечения от реальности и окружающих проблем. Надо просто настроиться и думать о чём-то, что не причиняет боли и душевных мук. Закрыв глаза, она стала вспоминать свой мир, свой дом. Брата и многочисленных знакомых. И пусть для абсолютного большинства Девид был холодным и расчетливым ублюдком, для Кассандры он был лучшим на свете старшим братом. Как бы много она сейчас отдала за то, чтобы Девид оказался рядом. Обнял её как обычно и сказал свое коронное — «не парься мелочь, всё хорошо». Но его не было рядом, он был где-то там, в мире затерянном в непостижимой для неё материи пространства и времени. Интересно, что сейчас происходит дома? Её, наверное, ищут. Кассандра снова подумала о брате, бедный Девид! Он, наверное, себе места не находит! Девушка понятия не имела, что будет говорить, когда окажется дома. Придёт время, и она на месте решит. Она всегда так делала.


Всего два дня ей осталось провести в этом безумном мире, и девушка с удивлением поняла, она просто не знает, как к этому относиться. С одной стороны, это невыносимая и жестокая пытка, видеть Николаса, которого она так любит в объятиях Эмили. А с другой, когда эти два дня пройдут, она вообще лишится возможности видеть его. Никогда больше не увидит умопомрачительной зелени глаз, не услышит любимого голоса… Воздуха стало резко не хватать, а глаза начало пощипывать. Нет. Она не должна об этом думать, если не хочет сойти с ума.


В дверь раздался громкий и уверенный стук, который скорее был для проформы, потому что не успела девушка и рта открыть, как в комнату вошёл объект её горьких дум. Встав посреди комнаты, мужчина осмотрел её придирчивым взглядом.


— Что? — не выдержала Кассандра такого пристального осмотра.


— Просто зашёл убедиться, что с тобой всё в порядке, — спокойно пояснил мужчина.


В порядке? Да нет, с ней всё было совершенно не в порядке! Этот вечер вывернул её душу наизнанку, она познала новое значение слова — страдание. А всё из-за того, что её угораздило полюбить самого неподходящего из всех возможных мужчин. Того, кто уж занят и в упор её не замечает. Точнее не замечал весь вечер. А тут вдруг вспомнил. Позаботиться решил. Кассандра ощутила новый прилив обиды и злости.


— Убедился? — холодно осведомилась девушка, а Николас даже растерялся от её враждебности.


Мужчина замялся, не зная как сказать желаемое, не выставляя себя полным кретином.


— Что-то ещё? — всё тот же ледяной тон.


— Хочу дать тебе совет, держись от Кирка подальше, — стараясь взять себя в руки произнёс Николас. — Кирк — вампир. И если ты не дура, то сама сможешь сделать выводы.


С этими словами, мужчина спешно ретировался из комнаты. Внутри него бушевали непонятные ему эмоции. Почему холод слов Кассандры, так задел его? Неужели она всё же попала под очарование клыкастого подонка? Этот вечер и так был похож на медленную пытку. Нервы Николаса были натянуты как струна. Сам не отдавая себе в том отчёта, мужчина ревностно осматривал каждого, кто приближался к девушке. И до появления на горизонте кровососа, всё было более менее нормально. Мужчине совершенно не хотелось копаться в собственных эмоциях. Он не хотел понимать, что с ним происходит. Его пугали мысли, которые порой возникали в его голове и он поспешно стремился задвинуть их подальше. У него есть Эмили, остальное лишнее и не важно.


Кассандра тем временем тоже с недоумением смотрела на дверь. И кто ей скажет: что это было? Если бы Кассандра своими глазами не видела, с какой нежностью и любовью Николас смотрит на Эмили, то она решила бы, что он ревнует. Ревнует? От этой мысли девушка нервно рассмеялась. Ага, как же. От большой любви он в упор её не замечал весь вечер. Но всё же она отложила в голове предостережение мужчины. Она помнила ещё из книги, что из себя представляют вампиры этой реальности. От них определенно стоит держаться подальше.


Не зная чем себя занять, девушка пришла к выводу, что пора ложиться спать. Ещё днём, под чутким руководством Джефа, ей принесли целый сундук различных вещей. Покопавшись в одежде, она нашла что-то, что по её мнению подходило под определение ночной сорочки. Натянув свою находку на тело, девушка юркнула в теплую постель, позволяя себе раствориться в объятиях Морфея.


***


Разбудил Кассандру непонятный шум. Бросив взгляд в окно, девушка убедилась, что на улице ещё ночь. Что происходит? Мимо её двери кто-то пробежал. Опять что ли кто-то напал на них?


Приняв сидячее положение, девушка зажгла свечу и глухо вскрикнула, увидев съёжившуюся в углу девушку с ярко-рыжими, буквально огненными крыльями. Кажется, она видела её на празднике. Но что она делает здесь, в её спальне?


— Пожалуйста, не выдавай меня им, — тихим, дрожащим голосом попросила незнакомка. — Я ничего не сделала и не хочу умирать из-за глупости Велеса.


В голове Кассандры воцарился хаос. Велес? Кто это? Тут в дело включилась логика и девушка сделала выводы, что, скорее всего, это виновник переполоха на вечеринке.


— Кто это такой и чего он сделал, чтобы тебя могли убить из-за этого? — всё же спросила она свою «гостью».


— Велес мой брат, — прошептала девушка. — Я не знаю где, как и зачем он достал ту страшную штуку и напал на короля, но я и остальная семья тут не при чём! Только король Николас нам не верит. Много часов я слышала крики отца, которого пытали по его приказу. Но мы ничего не знаем! Мне удалось бежать, но если меня поймают, не сомневаюсь, что убьют. Ты же должна знать, какой он, наш король…


Девушка продолжала быстро говорить тихим шёпотом, а Кассандра задумалась. Уж ей ли не знать, каким непроходимым идиотом может быть Ник! И уж если он что-то втемяшил себе в голову, то никакие доводы или слова не убедят его в обратном.


Кассандра вновь посмотрела на девушку. Та выглядела совсем юной, почти ребенок. Неужели у Ника рука поднимется обидеть это дитя? И тут же мрачно поняла, поднимется. Она прекрасно помнила сюжет книги, где в борьбе за Огненный Жезл гибли толпы народу. Ник может быть совершенно безжалостен, если уверен, что кто-то осмелился посягнуть на его собственность или предать его. В этой девчушке и её семье, он, похоже, видит предателей, ни на миг не задумываясь, что они и в самом деле могут быть не при чем. В коридоре вновь послышались шаги.


— Пожалуйста, умоляю, — запричитала девчонка, — помоги мне.


Уже вскочив с постели, дабы спрятать неожиданную гостью, девушка задумалась: а верно ли она поступает? Ведь, по сути, она совсем не знает ни эту девчонку, ни её семью. Мало ли на что они могут быть способны? И тут же разозлилась на себя. Да что может сделать эта пигалица? Сможет ли она потом спокойно жить, зная, что отдала её на растерзание Николасу, который похоже был не на шутку зол?


Времени особо думать не было, и поэтому она велела девочке как можно компактнее сложить крылья, после чего спрятала её за ширмой для переодевания. После она снова скользнула в постель и задула свечу. Только голова коснулась подушки, как дверь с шумом открылась. Чуть поморщившись для вида, она села на кровати.


— Ник? Что ты тут делаешь? — спросила она, стараясь при этом выглядеть сонной и растерянной.


— Из темницы сбежала опасная преступница, Кассандра, — напряжённым голосом сообщил мужчина. — И она прячется где-то во дворце.


— С чего ты решил искать её в моей комнате? — с нотками возмущения спросила девушка.


— Я и мои люди осматриваем все без исключения помещения во дворце, — у Николаса было выражение лица, будто он считает её ребёнком, которому необходимо пояснять простые истины. — Нельзя, чтобы она сбежала. Ты даже не представляешь себе, как она может быть опасна. К тому же, она весьма умна и умудрилась стащить нож у одного из охранников.


С этими словами мужчина принялся осматривать комнату, и Кассандра ощутила приступ лёгкой паники.


— Если бы кто-то проник в мою комнату, я бы заметила, — заявила девушка, надеясь, что он просто уйдёт.


— На всякий случай я всё же посмотрю, ладно? — несколько напряженно ответил ей Николас.


Мужчина скрылся в помещении, где располагалась ванна, а Кассандра, забыв о двух ухмыляющихся охранниках в дверях, вскочила с постели. Что же делать? Мысли лихорадочно метались в голове, в поисках решения проблемы, но ей так и не удавалось придумать что-то путное.


Николас вышел из ванной и направился в сторону ширмы. Кассандра тоже инстинктивно подошла ближе. Вот и всё. Сейчас он обнаружит девчонку и помоги ей Бог. Она видела, как напряжён и раздражён Николас. Да и самой Кассандре вряд ли можно будет после позавидовать…


Не успела она додумать мысль до конца, как сзади раздался шум и в следующее мгновение что-то холодное и острое было прижато к её шее. Нож. Ник говорил, у неё есть нож.


— Не подходи! — голос, который казался Кассандры таким нежным, сейчас был визгливым и резал слух, — Я перережу ей глотку, как свинье, если сделаешь ещё хоть шаг лже-король!


— Отпусти её, мерзкое отродье, — холодно процедил Николас. — Имей хоть каплю чести, и неси ответ за свое предательство.


— Предательство? — девица истерично расхохоталась, и острое лезвие оцарапало нежную кожу Кассандры. — Я никогда не считала тебя королём. Никогда я не склоню голову перед выскочкой, который чудом захватил то, что ему не принадлежит. Дай мне уйти, шакал, иначе я убью эту девку!


Какая же она дура! Кассандра чуть не застонала от досады. И зачем она решилась лезть туда, где ничего не понимает? Хотела помочь невинной маленькой девочке, и что в итоге? Эта девочка приставила нож к её горлу, и Кассандра ни на миг не сомневалась, пустит его в ход, если понадобится. А ведь Ник говорил, что она умна и опасна. Девушка робко подняла глаза и вздрогнула от гневного пламени в его глазах, когда их взгляды на секунду встретились. Весь его вид буквально кричал о том, что он думает о ней и её умственных способностях в целом. Николас был напряжён и о чём-то раздумывал. А потом, как-то резко расслабился.


— Действуй, — с ленивой улыбкой произнёс мужчина.


Рука крылатой девушки вздрогнула, и лезвие ножа снова оцарапало кожу, и Кассандра почувствовала как капля горячей крови побежала вниз. Но всё это было неважно. Она была словно оглушена, отказываясь верить словам мужчины, которого так любила. Неужели она не ослышалась, и он только что вынес ей смертельный приговор?


Глава 8.

Застывшим взглядом Кассандра смотрела, как любимый ею мужчина, равнодушно пожав плечами, отошел в угол комнаты и спокойно уселся в кресло.


— Я не шучу, лже-король! — завопила летунья за её спиной. — Я прикончу эту девку, если ты не дашь мне уйти!


Ни один мускул не дрогнул на лице мужчины, он спокойно перевел скучающий взгляд на Кассандру и преступницу за её спиной.


— Ты ещё не поняла? — ровно молвил Ник, — Ты отсюда не выйдешь. А что до этой мадам, так напряги извилины и вспомни, как я отношусь к предателям. Укрывание опасного преступника, я расцениваю именно как предательство. Так что действуй уже, не тяни время.


Услышав слово «предательство», Кассандра вздрогнула. Нет! У неё и в мыслях подобного не было! Она всего лишь хотела помочь несчастной девушке, которая казалась ей почти ребёнком. Не может же Николас, в самом деле, считать её благородный, но такой глупый порыв предательством? Только вот его поведение, говорит само за себя…


На девушку навалились усталость и какая-то апатия. Как же ей всё надоело! Кассандра чувствовала себя опустошённой. С самого первого дня, она только и делает, что постоянно оправдывается перед Ником. А за что собственно? Она не сделала ничего плохого, даже ни разу не обманула его. Кое-что недосказала, но ведь это не меняет сути вещей, верно?


От этих мыслей, в душе девушки словно открылся какой-то скрытый резерв. Она ощутила прилив злости. Да сколько можно? Она не просто постоянно оправдывалась, она покорно сносила боль и унижения, которых успела за эти дни хлебнуть больше, чем за всю жизнь до попадания сюда. Она даже смогла простить ему всё, что он ей сделал. И вот сейчас он спокойно, не моргнув глазом, вынес ей приговор, оставил на растерзание обезумевшей крылатой бабе! Наверняка ждёт, что она так же покорно смирится с судьбой, как делала это всё время. Черта с два! В конце концов, не зря же в свое время Девид учил её самообороне?


Стараясь очистить голову от лишних мыслей, девушка сосредоточилась, ища момент, когда противница хоть на миг отвлечется. И долго ждать Кассандре не пришлось. Очевидно слова Ника, огорошили летунью не меньше, чем её саму. Рука преступницы в очередной раз дернулась, а потом она постаралась чуть изменить положение тела, встать поудобнее. В этот момент и решилась Кассандра.


Схватив девчонку за руку, она резко вывернулась из захвата, попутно выворачивая той руку. Летунья растерялась, не ожидая подобного, и Кассандра легким движением сделала подсечку и опрокинула нападавшую на пол. Рука девицы разжалась и клинок, глухо звякнув, отлетел в сторону.


Впоследствии, Кассандра и сама бы не смогла объяснить своего поступка, но увидев распластанную на полу обидчицу, она накинулась на неё. Оседлав летунью, девушка принялась нещадно лупить её, давая выход всем тем эмоциям, которые душили её на протяжении всех этих дней. Обида, злость и отчаяние выплеснулись из нее волной агрессии, которую она выплеснула на эту несчастную.


— Ты кого зарезать, как свинью, хотела, сука? — вопила Кассандра, продолжая лупить летунью. Она ощущала ответные удары, но не обращала на них внимания. — Вот какова твоя благодарность за мою попытку помочь? Я тебе все патлы повыдираю!


На несколько секунд, все находящиеся в комнате, оторопело замерли, пораженные неожиданным поворотом событий. Когда первый шок отпустил, дерущихся девушек принялись разнимать.


В пылу борьбы, Кассандра не сразу поняла, что крепкие руки оттаскивают её от крылатой девушки. В запале она обернулась и набросилась на нового обидчика.


— Отпусти, проклятый! Ненавижу! — закричала она, ощущая бешеный прилив адреналина и море обиды.


Она успела несколько раз ударить Ника в район груди и даже оцарапать щёку, прежде чем он схватил её за плечи, встряхнул и оттолкнул от себя. В следующее мгновение, девушку оглушила звонкая пощёчина.


— Дура! — рявкнул мужчина.


Кассандра пораженно замерла. Из неё словно резко выкачали все силы. Вглядываясь в побелевшее от гнева лицо, она ощутила, как её до краёв затопила непонятная горечь.


— Да пошёл ты, — прошептала девушка дрожащими губами.


— Что?


— Достали вы меня, ваше величество, — с издёвкой выплюнула Кассандра. — С самого первого дня только лупишь и унижаешь! Бесишь! Да кто ты такой, чтобы так со мной обращаться? Король выдуманного мира, который меня тоже безумно достал. Как и твой дворец, напоминающий не дом, а осиное гнездо. Больше всего на свете я мечтаю свалить отсюда!


Во время эмоциональной тирады девушки, Николас изумленно застыл. Он совершенно не ожидал такой волны негатива и упрёков. Потому не сдержался:


— Так иди, тебя никто не держит.


Несколько секунд, Кассандра смотрела на него каким-то усталым взглядом. А потом, не сказав ни единого слова, развернулась и вышла из комнаты, заставляя Николаса потрясённо смотреть ей в след. Он просто не мог поверить в происходящее!


Николас никому бы в этом не признался, но когда он увидел, как крылатая приставила нож к горлу девушки, он чуть не поседел от ужаса. Злость, которую он испытывал из-за глупости и наивности Кассандры, быстро сменилась удушающим страхом. Он даже думать не хотел, что с ним будет, если преступница выполнит свою угрозу. Один только вид крови девушки, заставлял его внутренне содрогаться. Но обширный опыт общения с самыми разными созданиями, в том числе и преступниками, пытающимися шантажом добиться желаемого, подсказывал, ни в коем случае нельзя дать понять предательнице, насколько важна для него Кассандра. Если бы она это поняла, то не просто бы смогла уйти, но ещё и свою гнилую семейку вытащила бы. И ему пришлось играть. Отрешиться. Подавляя внутреннюю панику, Николас натянул на лицо самое спокойное выражение, какое только смог и отошёл в сторону. Так, чтобы крылатая смотрела на него, а не на охранников. Они уже прорабатывали подобное развитие событий, потому именно им полагалось обезвредить преступницу. Но никто не ожидал, во всяком случае, он точно, что хрупкая девушка сама справится с этой проблемой.


Сколько в ней оказывается внутреннего огня! Он до сих пор ощущал тот шок, когда она повалила крылатую и принялась её лупить. А после и на него самого накинулась. Дикарка. Мужчина почувствовал, как губы сами, против его воли, сложились в улыбку. В душе он не ощущал и капли злости. Дотронувшись до щеки, Николас ойкнул, царапины, оставшиеся от коготков девушки, начинали саднить.


И тут до него дошло, пока он тут стоит и размышляет, девушка всё дальше удаляется от него. Сейчас, когда он смог признать, что Кассандра не просто его гостья, с которой волей случая его свела судьба, что она гораздо нечто большее и дорогая ему, Николас просто не смог остаться на месте и, чертыхаясь, принялся догонять её.


И пусть рассудок упорно твердил, будет лучше, если она уйдет, ведь у него есть Эмили. Девушка, которой он столько раз говорил слова любви и обещал хранить верность. Она была его возлюбленной, его женщиной. Но собственные чувства и эмоции, не желали слушать доводов разума. Кассандра в короткий срок превратилась в его одержимость. Николас испытывал острую необходимость догнать её, от потребности прикоснуться к строптивице, покалывало кончики пальцев. Это безумие. Совсем недавно он чётко видел свою жизнь на годы вперёд, и в жизни бы не поверил, если бы ему кто-то сказал, что в его жизни может всё так запутаться. Николасу казалось, он балансирует на краю обрыва, один неверный шаг, и он сорвётся. Но почему ему так хотелось поддаться и сделать этот шаг в пропасть? Поддаться искушению?


— Стой! — крикнул он, настигнув девушку в одном из коридоров и хватая за руку. Отмечая краем сознания, что она, похоже, умудрилась заблудиться.


— Отпусти, — Кассандра резко дёрнулась, стараясь вырвать свою руку.


— Нет, — Николас сам поразился, как хрипло прозвучал его голос.


Оттеснив девушку к стене, он взял её в своеобразный «капкан» уперев руки в стену с обеих сторон её головы. Они оба молчали. Кассандра смотрела на него широко раскрытыми серыми глазами, и мужчине почудилось в них какое-то отчаяние.


— Отпусти меня, — неожиданно тихо и до дрожи печально попросила девушка.


— Не могу, — выдохнул Николас, понимая, что, в самом деле, просто не может отпустить её.


Мысль, что она исчезнет из его жизни, приводила мужчину в панику. Как он будет без неё? Когда она успела пробраться за все его защитные барьеры? Почему стала так необходима?


— Пожалуйста, — глаза девушки странно заблестели, — я так больше не могу. Я устала, Ник. Дай мне уйти.


— Нет.


Он произнёс это с мукой и с глухим стоном впился в губы девушки. И не было в это мгновение ничего более важного и правильного чем упиваться теплой мягкостью податливого рта. Николас, потеряв всякий контроль, отдался на волю чувств и эмоций, которые кипели внутри.


Кассандра понимала, это не правильно и она не должна поддаваться. Идти на поводу своих желаний. Ведь потом будет больно, непременно будет. Но где найти силы оттолкнуть мужчину, которого так любишь? О внимании и поцелуях которого она мечтала весь этот вечер. Да что там, много месяцев до того, как вообще увидела в живую!


Поцелуй был яростным с привкусом обоюдного отчаяния, почти болезненным. Но не было ничего слаще для Кассандры в данный момент. Её душа пела и рыдала одновременно. Девушка поняла, Ник далеко не так спокоен и равнодушен, как хочет казаться. Но что это меняет? Ничего. Он не отречется от Эмили, да и она не хочет этого, ведь всего полутора суток осталось ей в этом мире. И так отчаянно захотелось послать все к чёрту! Это Кассандра и сделала, теснее прижимаясь к любимому, запуская руки в шелковистые пряди волос, целуя его в ответ с не меньшей страстью.


Боги! Как же хорошо! Николас сходил с ума, буквально поглощая губы и дыхание девушки. Как же сладок запретный плод! Его трясло как в лихорадке. Хотелось, быть еще ближе к ней. Безраздельно владеть её телом и душой. Это открытие поразило мужчину. Происходящее между ними, перестало быть просто влечением. Не после того, как он дважды за этот вечер чуть не сошёл с ума от страха за неё. Он не знал, как назвать это безумие, но это было явно нечто БОЛЬШЕЕ, чем просто физическая тяга.


Николасу не хотелось ничего анализировать. Он весь превратился в сгусток оголённых нервов. Желание стать с Кассандрой ещё ближе, лишало рассудка, подчиняя себе мага. Где-то не так далеко послышались шаги, и лишь годами тренированная сила воли, дала ему оторваться от столь желанных губ.


Он задыхался, да и Кассандра дышала тяжело. Что он творит? Ведь ещё немного, не услышь он приближающихся шагов, он послал бы к дьяволу все свои принципы и убеждения. Эта девушка превратилась в его одержимость. Он буквально заболел ею и с каждым днём, симптомы болезни переносить становилось всё мучительнее.


— Прости, — прохрипел он надтреснутым голосом. — Это больше не повторится.


И резко отступив, развернулся и чуть ли не побежал прочь. А Кассандра только и могла растеряно смотреть ему вслед. В ушах грохотал пульс, сердце казалось того и гляди выскочит из груди. На губы пылали, она до сих пор чувствовала вкус его поцелуя, а тело болезненно ныло, требуя продолжения банкета.


Но произошедшее, как ни странно, имело для Кассандры эффект «таблетки счастья». На непослушных, подгибающихся ногах, она отправилась на поиски своей комнаты. Все терзания и метания прошлых часов, показались ей совершенно ничтожными. Ник совсем не был к ней равнодушен. И пусть он сколько угодно отрицает это, но не целуют с такой страстью тех, до кого нет дела. Это вселяло в сердце девушки надежду. Возможно, ей все же удастся урвать для себя маленький кусочек счастья.


***


Проснувшись в прекрасном настроении, Кассандра приняла ванную, позавтракала и отправилась на поиски Ника. Она приложила сегодня максимум усилий, чтобы выглядеть как можно привлекательнее, сетуя на отсутствие косметики. Но вскоре, девушка с раздражением узнала, что мужчина с утра пораньше покинул дворец.


А Николас просто не мог находиться в собственном доме. Вчера, когда он напуганный собственными реакциями и чувствами, буквально сбежал от Кассандры, ему пришлось долго приводить в норму дыхание и зашкаливающий пульс. А когда, наконец, решил, что пришёл в норму и явился в собственную спальню, оторопел от сюрприза, который его там ожидал.


Эмили сидела на постели, и стоило ему переступить порог, поднялась навстречу. Обольстительно улыбнувшись, девушка развязала тесемки лёгкого одеяния, и то бесформенным ворохом ткани упало к её ногам. Обнажённая и прекрасная как ангел Эмили, протягивала к нему руки, предлагая себя. А Николас словно окаменел. Он много раз мечтал о подобном, ведь инициатором постельных утех между ними всегда был он. Ему казалось, девушка слишком стеснительная и скромная, для подобного действия. И вот мечта исполнилась, а он замер, с ужасом понимая, что единственное его желание на данный момент, просто лечь и спать.


Только вот не нашёл он в себе смелости так обидеть любимую. К тому же разве это не способ снять чудовищное напряжение, скрутившее тело от неудовлетворённого желания? Он любил её страстно и неистово, а когда всё закончилось, ему захотелось удавиться. Во время процесса он мысленно представлял Кассандру! Как же низко он пал! Поэтому, когда Эмили потянулась к нему, желая продолжения, он буркнул, чтобы она ложилась спать. Прозвучало грубо. Только Николас был так оглушён ситуацией, что не нашёл в себе сил для извинений или объяснений.


Поэтому утром, едва открыв глаза, он отправился в город, в свою приемную. Периодически он устраивал такие дни, когда любой житель его города или страны, мог прийти к нему со своей проблемой и попросить разобраться. Ему нужно было отвлечься, а подобная практика казалась идеальным вариантом. Чтобы заниматься поиском неизвестного врага, пытающегося его устранить уже не первый раз, он был слишком взбудоражен. Мозг упорно отказывался выдавать хоть что-то дельное. Ему нужно прийти в себя и обрести хотя бы подобие душевного равновесия, прежде чем начнет заниматься решением таких серьезных задач.


А ещё он просто не мог находиться во дворце с Эмили и Кассандрой. Он не понимал себя, но ему совершенно не хотелось общаться или просто видеть Эмили. Может всё дело в разрушительном чувстве вины, которое грызло его. Может ещё в чём, только Николас не стремился к любимой, как было всегда ранее.


Кассандру же он и вовсе избегал. Вчерашний вечер и ночь, стали периодом открытий и откровений. И они пугали Николаса. Он боялся, что если встретит девушку, то просто не сможет удержаться и доведёт до конца то, от чего в такой панике бежал вчера. От одного только воспоминания о её губах, теле, вкусе и запахе, его охватывало нечто, напоминающее помутнение рассудка и лихорадку одновременно. И ладно бы это было просто желанием физической близости. Нет. Страх на грани безумия, испытанный им вчера в отношении девушки, наглядно показывал, всё гораздо хуже. Сложнее.


Его жизнь за несколько дней перевернулась с ног на голову, и Николас оказался к этому не готов. Под гнётом навалившихся проблем, мужчина испытывал малодушное желание спрятаться, чтобы никто не нашёл. Найти какое-нибудь место, где в тишине и покое, он мог бы привести собственные мысли и чувства к единому знаменателю, принять решение, которому смог бы следовать.


Все-таки он был Королем своего народа, правителем своей страны и на фоне опасности, которую представлял неизвестный враг, просто не имел права на подобную роскошь. Поэтому он решил просто избегать женщин, надеясь, что хотя бы часть проблем таким образом удастся отодвинуть в сторону и заняться решением действительно важных вопросов.


То, что Ник её избегает, Кассандра поняла уже во второй половине дня. Ей было отчаянно скучно, и девушка бесцельно бродила по коридорам дворца. И тут ей показалось, что она увидела Ника среди толпы слуг, но когда подошла ближе, то мужчины и след простыл. Такая ситуация повторилась ещё три раза. Как бы Кассандре не хотелось это признавать, Ник её избегал. Словно чувствуя её приближение, мужчина исчезал ещё до того, как ей удавалось приблизиться. От данного открытия девушка пала духом.


Она-то, дура, надеялась, что под конец своего безумного путешествия, всё же сможет насладиться любимым мужчиной. Ведь он определённо что-то чувствовал в отношении её! Но не тут-то было. Николас явно не разделял стремлений девушки, и ей оставалось лишь кусать губы от досады и обиды.


Так и прошёл день. Когда начался её последний день в этом мире, глухая тоска окутала сердце девушки. Снова она бродила одна по дворцу, и снова не было нигде Ника. Зато то и дело она сталкивалась с Эмили. Та не говорила ей ни слова, но смотрела глазами полными такой лютой ненависти, что по спине Кассандры пробегал неприятный холодок. У неё даже сложилось впечатление, что белокурая красавица её преследует.


Ей было плевать. Не было Кассандре никакого дела до Эмили. Она так хотела видеть Ника, чтобы перед своим уходом последний раз посмотреть в любимые зелёные глаза, сказать банальное «прощай». Только его нигде не было. И подстегиваемая отчаянием девушка, даже решилась обратиться с вопросом «где Николас», к Джефу, отношения с которым у неё не сложились. Но тот лишь коротко известил, что король не отчитывается ему о своих передвижениях.


Совершенно пав духом, Кассандра, опустив голову, отправилась искать какое-либо уединённое место. Ей хотелось побыть одной. Чтобы её никто не мог потревожить, просто потому что, не смог бы найти. Так она и оказалась на сеновале. Приятно пахло подсыхающей скошенной травой и сеном. А главное, вряд ли кто сможет её тут найти.


Девушка легла на стог сена и устремила свой взгляд в обширное окно. По небу неторопливо плыли клочки пушистых облаков, красота. Интересно, какая сейчас погода дома? Ведь в этом мире даже звезды другие… Впрочем, скоро она всё узнает.


Несмотря на спокойную и умиротворённую обстановку, на душе Кассандры было холодно и темно. Тоска тисками сжимала сердце. Скоро настанет час, и она вернётся домой. Никогда больше она не увидит этих лесов, дворца, невероятных жителей этой реальности. Как и Николаса больше не будет в её жизни. Он снова станет всего лишь книжным персонажем, смотрящим на неё с обложки. И такая тоска сжала сердце от этих мыслей, что Кассандра невольно закусила губу и зажмурила глаза. Ей даже не удалось с ним попрощаться. Последний раз посмотреть в глаза цвета весенней листвы, услышать голос, вдохнуть запах… Не так она себе представляла свой последний день тут, после того, как он с такой страстью целовал её в коридоре собственного дворца. Возможно, это всего лишь сильное физическое влечение, ну и пусть! Ей так хотелось, хоть ненадолго стать ближе к любимому, ведь на всё это отпущено так мало времени! Но он сам всё решил, избегая её эти два дня.


— Мне сказали, ты искала меня, — раздался дорогой сердцу голос.


Вздрогнув, Кассандра резко села и рассеянно моргая, уставилась на Ника. Он казался девушке каким-то взбудораженным.


Не знала она, что Николас, едва услышав слова Джефа о том, что она о нём спрашивала, бросился на её поиски. Мужчину грызло странная, необъяснимая тревога. И когда он услышал имя Кассандры, она усилилась в сто крат. Его не отпускало чувство, будто того и гляди случится что-то непоправимое. Оттого он и бросился искать девушку, наплевав на собственное решение, держаться от неё подальше.


— Эмм, да. Было дело, — как-то растеряно отозвалась Кассандра.


— Что-то случилось?


«Да любимый, случилось. Пришла пора прощаться…» — хотелось сказать Кассандре, но вместо этого она стояла, замерев, и кусала губы, чтобы не разреветься от отчаяния, накатывающего волнами.


— Помнишь нашу последнюю встречу? — девушка решила идти ва-банк. В конце концов, что ей терять?


— Кассандра, — насторожился Ник, — я уже извинился перед тобой. У меня не было умысла…


— Тссс, — девушка резко подбежала к нему и приложила палец к его губам, — Не надо.


Николас удивленно взирал на девушку, совершенно не понимая что происходит. Ноздри щекотал запах её волос и тела, пьянящий аромат, вызывающий дрожь в теле. Боги, дайте сил не сорваться!


— Просто отпусти ненадолго всё лишнее, — прошептала девушка. — Забудь про мир за порогом этого амбара и будь моим. Всего лишь несколько часов. Посмотри мне в глаза, Ник, — в голосе Кассандры была страстная мольба. — Обещаю, никто и никогда об этом не узнает, если ты сам не скажешь. Я никогда и ничего у тебя не попрошу, и ни на что не буду претендовать. Я чувствую, что мила тебе, так притворись на несколько часов, что любишь меня.


С этими словами, Кассандра потянулась к его губам и поцеловала его. Впервые сама. Николас на секунду оторопел, чувствуя, как весь его контроль и убеждения летят в преисподнюю. Он ответил на робкий поцелуй девушки со всей страстью и голодом, что мучили его все это время.


— Стой, — оторвался мужчина от губ девушки, когда стало отчаянно не хватать дыхания. — Мы не должны этого делать, Кассандра. Это ошибка. Неправильно, Ведь…


— Забудь о том, что правильно, — перебила его Кассандра. — Оставь это. Просто люби меня.


И посмотрев в серые глаза, в которых плескалась гремучая смесь чувств: страсть, нежность и горячая мольба внять её словам, он пропал. Не осталось никаких сдерживающих факторов.


Николас безжалостно терзал столь желанные губы, изучая влажные глубины её рта. Руки мужчины скользили по хрупкому телу, умело лаская, заставляя Кассандру выгибаться навстречу каждой чувственной ласке. В пылу собственных страстей, никто из них не смог бы вспомнить, как исчезла преграда в виде одежды.


Прижимая Кассандру к себе, Николас губами нашёл горошину соска и, вобрав его в рот, легонько прикусил. Лёгкий вскрик, полный наслаждения, служил ему наградой. Руки девушки робко и неумело касались его тела, скользили по груди, спине, ягодицам. И когда тонкие пальчики обхватили напряженный член, мужчина не смог сдержать сладостного стона. Разведя шире стройные бёдра, Николас скользнул рукой между ними. Пальцы мужчины скользили по влажным складкам, лёгкими движениями надавливая на набухшую вершинку. И когда первая судорога экстаза пронеслась по телу Кассандры, он не смог больше терпеть и одним движением погрузился в горячие глубины её тела. Боги! Как же хорошо было внутри неё!


Кассандра задохнулась от чувства острой наполненности. И когда возлюбленный сделал первое движение, обвила ногами его талию, стремясь уловить его ритм. Николас двигался быстрыми, сильными толчками, заставляя девушку терять связь с реальностью. Она и не предполагала, что бывает так восхитительно хорошо! Её первый и единственный любовник Стив, больше заботился о своём удовольствии, и за всё время, которое они были в отношениях, она так и не поняла, почему люди с таким восторгом отзываются о сексе. Но сейчас… Сейчас она пребывала в раю, подсознательно ощущая, что это не предел. Это был не секс, а какое-то яростное безумие. Двигаясь в едином, сумасшедшем ритме, они напоминали двух оголодавших животных. Но Кассандру совершенно не заботило насколько это приемлемо и правильно, ей было слишком хорошо. И вот настал тот момент, когда мир взорвался нереальными красками, заставляя ее кричать, срывая голос. Никогда, ничего подобного в жизни Кассандры не было.


Николаса поражала чувственность девушки. Она так остро отзывалась на каждое его прикосновение, что порой ему казалось, она просто создана под него и для него. Не осталось сейчас в мире мужчины никаких тревог или забот, только девушка, которою он сжимал в объятиях, в которой растворялся без остатка. И когда наслаждение накрыло её с головой, он закрыл её рот поцелуем, вбирая восторженный крик. Судороги эйфории, прокатывающиеся по её телу, бешеное сокращение мышц её лона вокруг его мужского естества, подтолкнули Николаса к собственному краю. И он, стиснув хрупкое тело так, что наверняка останутся синяки, излил в неё своё наслаждение, клеймя тело девушки своим семенем.


В мозгу проскочила шальная мысль, что он действительно хотел бы заклеймить Кассандру, привязать к себе. Одна мысль, что другой будет касаться её тела, целовать её губы, заниматься с ней любовью — была невыносима. Приводила в бешенство. Внутри всё надрывно кричало — «моя!» Николас старался не думать о том, что это невозможно, упорно гнал любую негативную мысль.


Прижавшись влажным лбом ко лбу Кассандры, мужчина чувствовал, как тело охватывает сладостная нега. Николас нежно поцеловал губы девушки, так и не найдя в себе сил покинуть жаркие глубины её тела, оставаясь с ней одним целым.


— Что же ты делаешь со мной, Кассандра? — хрипло прошептал мужчина.


Так и не ответив, Кассандра улыбнулась, а потом потянулась к нему и с невероятной нежностью поцеловала. От ощущения невыразимого счастья, на глазах выступили слёзы.


— Что такое? — взволнованно зашептал Ник, обеспокоенно вглядываясь в её лицо. — Я сделал тебе больно?


— Нет, — искренне улыбнулась девушка. — Мне хорошо, я счастлива. Слишком счастлива.


А потом она его снова поцеловала, и Николас снова ощутил жаркое желание. Он уже переступил грань и теперь не хотел терять этот короткий миг счастья. Сделав плавный толчок, мужчина снова позволил раствориться себе в чувственной нирване, забирая с собой Кассандру.


Они занимались любовью снова и снова, отдавая себя без остатка. Растворяясь друг в друге. Упиваясь моментом короткого счастья. А потом они просто лежали, прижавшись потными телами друг к другу, переводя дыхание.


Кассандре было поразительно хорошо. И она была бы счастлива, если бы к моменту их единения, не примешивалась горечь скорого расставания. Девушка не хотела ничего говорить, ведь слова так часто всё портят.


Николасу тоже не хотелось расставаться со сладкой чувственной сказкой, вот только реальность требовала его обратно. А как не хотелось возвращаться в обыденный мир с его проблемами и запретами! Только выбора не было. Произошедшее было прекрасно, но…


— Боги, — голосом полным муки, произнёс Николас. — Что же я творю то?


Звук любимого голоса, был подобен свисту хлыста. Кассандра не успела опомниться, как он продолжил:


— Кассандра, — мужчина смотрел на неё глазами полными боли и вины, — клянусь всем, что имею, никогда я не переживал чего-то лучше, чем то, что было у нас. Но у меня есть обязательства, и я дал слово…


— Замолчи! — крикнула девушка.


Кассандра прекрасно знала, что хочет сказать Николас. Она и не думала, об ином исходе событий. Понимала, он не оставит Эмили, да и не нужно ей это, ведь она тут наверное последние минуты. Только слышать об этом девушка не хотела, однако это уже случилось. Волшебный момент был безвозвратно испорчен, а она так мечтала, чтобы последним воспоминанием о нём было иным.


— Я же просила тебя, Ник, всего на несколько часов стать моим. Не вспоминать о дерьме за порогом амбара. Неужели это так сложно? — вскочив на ноги, Кассандра принялась натягивать платье.


— Я всего лишь хочу прояснить ситуацию и быть с тобой честным, Кассандра, — обескураженно заявил мужчина.


Да, она понимала это и в любой другой ситуации оценила бы, но не сейчас. Не тогда, когда ей как воздух была необходима эта восхитительная иллюзия счастья и любви, которая рассыпалась в прах, стоило только Нику заговорить. Кассандра понимала, она ведёт себя не вполне адекватно и, наверное, выглядит истеричкой в глазах мужчины, но ничего не могла с собой поделать. На неё накатила волна такой горечи, что она закусила губу, чтобы не заорать от раздирающих душу в клочья эмоций.


— Я тебя об этом просила? — задала она вопрос. — С самого начала, я сказала тебе, что не буду иметь никаких претензий на тебя и просила лишь об одном — подыграть мне. Но, похоже, для тебя это слишком много.


Николас во все глаза смотрел на девушку искренне не понимая её реакции. Он всего лишь хотел быть честен. Не хотел, чтобы она строила несбыточные иллюзии. Ему и так было невыносимо тяжело говорить об этом. Желание послать все к дьяволу и просто прижать Кассандру к себе, упиваясь счастьем, было невыразимо далеко. Только разве имел он на это право? Слишком многое стояло перед ними. Его долг перед народом, клятва, данная Эмили…


— Кассандра, я… — а что он вообще мог ей сказать? Мне жаль? Странно, но несмотря на все доводы разума, он не чувствовал в душе сожалений. Не мог он жалеть о том, что было так невыразимо прекрасно. Может, потом и придут сожаление, вина и ещё что-то, но сейчас их не было. Была только горькая безысходность от сложившейся ситуации.


— Прощай, Ник, — Кассандра произнесла это каким-то глухим, не своим голосом и выбежала из амбара.


Слёзы застилали глаза, мешая смотреть вперёд, но Кассандра продолжала бежать. Она слышала окрики, как Ник зовёт её по имени и это подстёгивало её быстрее перебирать ногами. Она неслась вперёд, не разбирая дороги, а в голове билась одна мысль — «поскорее бы попасть домой».


Застыв, Николас смотрел как Кассандра выбежала из амбара и спустя секунду, наконец, опомнился.


— Кассандра! — закричал он ей вслед, и, чертыхаясь, принялся натягивать штаны. — Стой, Кассандра!


Он не знал почему и откуда это чувство, но всё его существо захватила острая, непреодолимая потребность догнать девушку. Прижать к себе и никуда не отпускать. Ощущение некой грядущей катастрофы с новой силой накрыло Николаса, и он бросился вдогонку, в одних только штанах. Он бежал за девушкой, моля Богов, чтобы он выбрал верное направление. Едва завернув за угол одной из хозяйственных построек, он нос к носу столкнулся с Эмили.


— Николас… — прошептала девушка с расширенными глазами.


Мужчина мгновенно понял, она всё поняла. Наверное, только слепой бы не понял, что случилось. Весь его вид, небрежно натянутые штаны, всклокоченные волосы, с торчащим из них сеном, буквально кричал о том, как он провёл время. Губы Эмили задрожали, лицо превратилось в болезненную гримасу и в следующий миг, щеку обожгло от удара маленькой ладошки.


— Как ты мог? — шептала она.


А Николас не знал что ответить. С немым отчаянием он смотрел вдаль, буквально ощущая, как отдаляется Кассандра. В один момент его поглотило такое острое чувство потери, что захотелось взвыть от невыносимой боли. Но он продолжал стоять на месте, невидящим взглядом глядя перед собой.


Кассандра не знала, сколько она пробежала, пока буквально не налетела на уже знакомого старца. Тот окинул её взглядом пронзительных глаз и не стал комментировать увиденное.


— Пора, — было единственным, что услышала Кассандра, прежде чем уже знакомые боль и тьма завладели ею.


Глава 9.

Шевелиться или открывать глаза совершенно не хотелось, но на уши настойчиво давил ритмичный звук музыкальных басов. Издав сдавленный стон, Кассандра всё же отрыла глаза и неуклюже села. У девушки болело всё, наверное, даже кончики волос, и те, неприятно ныли. Оглядевшись, Кассандра впала в ступор. Она находилась на балконе собственного дома, лишь стеклянная дверь отделяла её от комнаты, в которой девушка прожила всю жизнь. Судя по шуму, в доме была вечеринка.


С трудом поднявшись на ноги, девушка зашла в родную комнату и замерла точно громом поражённая. Всё до малейших деталей, было так же, как в её день рождения. Вот стопка журналов, которую она уронила в спешке и домашние шорты, съехавшие с кресла на пол. Кассандра помотала головой. Так не бывает. Просто не может быть!


— Касс, — раздался за дверью голос брата, — ты в порядке?


— Да-да, — растерянно отозвалась девушка.


— Точно? Ты уже полчаса там сидишь, — судя по интонации, Девид был обеспокоен, — Если тебе плохо — скажи. Я быстро отправлю всех по домам, это же твой день, сестрёнка.


Насилу отвязавшись от брата, Кассандра осела на пол. Все её чувства и эмоции будто замерли, в голове крутился один вопрос: как такое возможно?


У неё почти не осталось сомнений, что она вернулась домой, в тот день, когда всё и началось. Попытки что-либо понять, лишь усиливали головную боль, заставляя девушку пожалеть, что не попросила Девида избавиться от гостей. Не хотелось его расстраивать, всё-таки он для неё старался.


Призывая на помощь всю свою выдержку, Кассандра поднялась на ноги и направилась в ванную комнату. Нужно умыться и доиграть роль счастливой именинницы, хотя единственным желанием девушки, было лечь и уснуть без сновидений. В голове было устрашающе пусто, но она чувствовала, как на границах сознания маячит что-то пугающее, что-то способное принести боль. Нежелательные мысли и воспоминания, которые она упорно гнала прочь. Не сейчас. Потом. А лучше, вообще никогда.


Только желания не всегда совпадают с возможностями. Стоило Кассандре заглянуть в большое, почти в полный рост зеркало, как всё, о чём она не хотела вспоминать и думать, водопадом образов обрушилось на неё. Знакомство, насилие, духовная близость, боль, телесная близость, любовь…


— Николас, — прошептали губы девушки, припухшие от его поцелуев.


Казалось каких-то десять-пятнадцать минут назад, она была там, в надёжных объятиях, упиваясь вкусом губ любимого, и вот она тут. Рассудок отказывался воспринимать такие повороты судьбы. Она бы, скорее всего, решила, что сошла с ума, если бы не диковинное платье и следы неистовой страсти Ника по всему телу. Кассандре не хотелось об этом думать и чего-то понимать, ведь подобные мысли ведут к осознанию убийственного факта: всё это не сон и действительно было. И всё кончилось. Больше никогда она не увидит Ника, не услышит его голоса, не вдохнёт запах тела…


Её собственное тело, было пропитано его запахом, покрыто следами страсти и это усиливало болезненные ощущения в душе, которые девушка упорно гнала прочь. В душе Кассандра с остервенением, до красноты тёрла кожу, а по щекам катились неконтролируемые, предательские слёзы. Воспоминания душили девушку, и она как молитву повторяла: не сейчас, потом. Головой Кассандра понимала, ей нужно поторопиться, пока брат не заподозрил неладное и не явился выяснять, в чём дело. Но как же тяжело это!


Натянув первые попавшиеся джинсы и тонкую, светло-серую водолазку с горлом, девушка как могла при помощи косметики замаскировала следы слёз и, наконец, вышла к «дорогим гостям».


— Я уже серьёзно начинал беспокоиться, — тихо произнёс Девид, который ждал её неподалёку от двери.


— Просто я чуть перебрала, и мне нужно было взбодриться, — солгала Кассандра, но по прищуренным глазам брата поняла — он ей не верит.


Девушка мысленно поблагодарила Бога за то, что брат не стал больше задавать вопросов. Они спустились в гостиную, где вовсю веселились гости. Натянув искусственную улыбку, Кассандра бродила по помещению, отвечая на вопросы и перекидываясь пустыми фразами. Она всегда знала, что собой представляет её окружение, но никогда ей оно не было так противно, как сейчас. Богато одетые, с отбеленными зубами и лицами, которые стараниями пластических хирургов, почти не имели изъянов, замаринованные в дорогущем парфюме, все они отличались холодными глазами, тёмными душами и пустыми сердцами. «Дорогие гости» любили только себя и деньги. Многие родную мать были готовы продать во имя собственной выгоды. Как никогда раньше, это бросалось девушке в глаза, вызывало отвращение. Единственным человеком, которому было до неё дело, являлся Девид, но Кассандра не обманывалась на его счёт. По отношению к посторонним, он такой же, как и приглашённые на вечеринку.


Девушке хотелось убежать и спрятаться. Она не испытывала ни малейшего желания находиться в окружении толпы холодных лицемеров. Её душа рвалась в иную реальность, в дремучий лес, в тот момент, когда они с Ником болтали обо всём на свете. Нет, он не был святым, он был жесток и тоже вёл лицемерные игры, но вместе с тем, в нём Кассандра чувствовала некое благородство и силу. Он всего добился сам в отличии от её «друзей», чувствующих себя особенными только потому, что им повезло родиться в семье банкира, а не слесаря. «А чем ты лучше?» — ехидно вопрошал внутренний голос. И Кассандра с горечью понимала — ничем.


Когда, наконец, последний из гостей, коим был родной брат, покинул дом, Кассандра без сил упала на кровать. Она была полностью выжата. Совершенно пуста. Не было сил даже горевать. Полное эмоциональное и физическое истощение. В таком вот состоянии, даже не раздеваясь, девушка провалилась в сон.


***


Дни для Кассандры слились в однообразную, безликую массу. Проснувшись утром после вечеринки, девушка почувствовала себя отдохнувшей физически, и это было её бедой. Когда от невыносимой усталости тела не осталось и следа, её разум упал в пропасть. Пришли все те мысли и эмоции, которые она так старательно подавляла прошлым вечером.


Никогда она больше не увидит Николаса.


В этом мире он нереален.


Всё случившееся не плод её воображения.


Она была там. Разговаривала с ним, вдыхала неповторимый аромат его тела, чувствовала его тепло. С ним она познала худшую боль и самое сладкое наслаждение в своей жизни. И всё это в прошлом. Никогда не повторится. Больше они никогда не встретятся.


И это понимание выворачивало душу наизнанку. Несчитанное количество раз, девушка задавалась вопросом: зачем всё это случилось? С какой стати тот старец исполнил её безумную мечту? Ведь с самого начала у них не было ни одного шанса, любые отношения между ними были обречены. И кто он такой, тот старец? Бог? Девушку бросало в дрожь от мысли, каким могуществом должен он обладать, чтобы подобное стало возможным.


Кассандра перестала выходить из дома. Не хотела никого видеть. Ничего ей не было интересно. Девушка словно впала в транс, отрешилась от реальности. Её разум рвался туда, где зеленоглазый красавец, при помощи ума, меча и Огненного Жезла правит своим народом. И этот же разум ломал её осознанием, что это невозможно, и ей вообще нет там места.


Из окружающего мира девушка контактировала лишь с братом и службой доставки еды. Даже с приходящей дважды в неделю уборщицей, она старалась не пересекаться. Она всегда знала, что немного не от мира сего, но никогда ещё не чувствовала себя такой потерянной и оторванной от реальности. А так же она поняла, окружающим, в принципе, вообще плевать на неё. По правде говоря, этот факт её не особо удивил, но всё равно неприятно. Она перестала звонить «друзьям», пару раз отказалась от прогулок и всё, про неё забыли. И только Девид был искренне обеспокоен её состоянием. Брат из кожи вон лез, стараясь понять природу происходящего с ней. Кассандра вымучено улыбалась и говорила, что с ней всё в порядке, и она просто устала от людей. Он ей не верил и девушка об этом знала, но не находила сил убеждать в обратном.


Так и проходили дни. Кассандра впала в состояние близкое к анабиозу. Из эмоций девушка испытывала лишь болезненную горечь, каждый раз, когда мысли уносили её в прошлое и полное безразличие к настоящему. Жизнь за окном текла в обычном ритме, люди занимались своими делами, день сменялся ночью, и только Кассандра никак не хотела, а может просто не могла заставить себя жить как раньше, словно не было ничего.


Три недели прошло с того момента, как жизнь Кассандры, разделилась на до и после. Девид всё это время пристально наблюдал за сестрой. Все её заверения, будто всё он пропускал мимо ушей. Он не слепой. Девушка угасала прямо на глазах, и ему выть хотелось от бессилия. Что такого произошло в жизни сестры?


Однажды он без предупреждения пришёл к ней домой, ближе к ночи. Открыв дверь собственным ключом, мужчина поднялся наверх и застыл. Из-за двери доносились горькие рыдания, заставляя его сердце сжиматься. Хватит!


— Что происходит, Касс? — без обиняков спросил он, вломившись в её спальню.


— Девид? — рассеянно спросила девушка, хлопая глазами. — Что ты тут делаешь?


— Я задал тебе вопрос, — упрямо произнес мужчина. — Хватит отговорок. Я не слепой и не тупой. Ты — единственная, кто остался в моей жизни. Единственная, кто мне по-настоящему дорог и я хочу понять, что у тебя случилось. Не замешан ли тут какой мужчина?


На миг девушка переменилась в лице, убеждая Девида в его правоте. И пусть сестра быстро одела маску равнодушия, он слышал и видел достаточно.


— Кто он? Что он сделал, Кассандра? — хмуро потребовал Девид.


Тем временем девушка лихорадочно соображала, как выкрутиться из щекотливой ситуации. Как бы ни хотелось Кассандре поделиться с братом, она просто не могла. Он не поймет, да и попросту не поверит. Решит, что она окончательно спятила, и сдаст её в стационар для душевнобольных. Да и кто бы поверил?


— О чём ты, Девид? — спросила она, включив режим «дура».


— Ты прекрасно понимаешь, о чём. Я жду, — категоричные тон и взгляд.


Почти час Кассандра убила, пытаясь убедить брата в ошибочности его выводов, всё впустую. Он не верил и не хотел делать вид, что верит. Обстановка постепенно накалялась, пока их «мирная» беседа не переросла в громкий скандал. Ещё никогда Кассандра не слышала, чтобы её брат на кого-либо кричал. Она была шокирована.


— Да пойми же ты, наконец, мне невыносимо смотреть как ты медленно и верно подыхаешь в четырёх стенах, добровольно загоняя себя в могилу. Ты никуда не выходишь, почти не ешь и постоянно врёшь, что всё хорошо. Но я не такой идиот, чтобы верить в эту чушь! Не хочешь говорить, что случилось, дело твоё, но хватит изображать живой труп. Это невыносимо, Кассандра!


В родных глазах застыло отчаяние. Девушка смотрела как её брат, который ей всегда казался эталоном спокойствия и благоразумности, мечется по комнате, не в силах больше наблюдать её трагедию и ей стало стыдно. Когда погибли родители, Девид единолично принял на себя весь удар. Именно он занимался организацией похорон и оформлением всех документов. Он встал во главе дела отца, хотя не был к этому готов. Ни разу брат не попрекнул её даже словом, а ведь она фактически висела на его шее. На алтарь бизнеса и её благополучия, Девид положил собственные мечты и стремления. Ведь, по сути, только его стараниями всё это время Кассандра жила, бед не зная. Он позволил ей оплакать родителей, а потом жить ничего не делая в собственном мирке. И чем она его отблагодарила? Тем, что мотает ему душу своим поведением? Многие люди теряют куда больше, и при этом живут дальше. Оставляют прошлое в прошлом, и идут по дороге жизни с гордо поднятой головой. Может и ей пора задуматься?


— Я постараюсь, — мягко улыбнулась девушка, — Ты прав, пора мне начинать шевелиться и жить нормально.


Девушка видела недоверие во взгляде брата, но убедить его можно было только действием. Полночи Кассандра размышляла об этом, сожалея, что брат не устроил ей взбучку раньше. Она слабачка и лицемерка. Постоянно осуждает свое окружение, при том, что сама, напоминает изнеженную амёбу. Этакая принцесса с тонкой душевной организацией, вокруг которой все обязаны носиться. С рождения её опекали родители, а затем брат, укрывая от невзгод реального мира. И как итог, она напоминает комнатное растение, неприспособленное к жизни.


Плюс ко всему, не проходило и дня, чтобы девушка не думала: чем сейчас занят Ник? И как бы ей не хотелось продолжать строить воздушные замки, воображая, что он ищет её и сходит с ума, потому что осознал, как она ему нужна, реальность была куда прозаичнее. Может он и искал её в начале, но наверняка быстро бросил это дело. Зачем? У него есть страна, враги, Эмили. Нику некогда скучать. И уж тем более он не станет забивать себе голову взбалмошной девчонкой. Она всего лишь эпизод его жизни, который он быстро забудет. Но даже если позволить себе самые смелые мечты о том, что он ищет её повсюду, разве это что-то меняет? Они в самом прямом смысле слова из разных миров. Их встреча была странной патологией и больше, при всём желании, они не увидятся вновь. У них нет, и не может быть будущего. Всё просто: он там, она здесь. Так нужно ли день за днём изводить себя и мучить брата? Может, пришло время меняться, найти своё место в мире, повзрослеть?


А любовь… Да кому она нужна? Вон Девид, брат задумал жениться через четыре месяца и к любви его брак не имеет никакого отношения. Он уважает свою невесту, и этот союз выгоден обоим. Ему не придётся мучиться от глубокого разочарования, отрезвления, которое непременно наступает, когда конфетно-букетный период кончается и начинается быт или из-за разбитого сердца. Между ними всё просто и прозрачно. Кассандра не раз слышала, что браки по расчёту куда честнее и долговечнее союзов, заключённых по любви. И начинала в это верить. Ну, нашла она любовь, и что из этого вышло? Ничего хорошего. Чувства не принесли ей ничего, кроме ослепительной вспышки счастья и океана боли. Так стоит короткий миг таких мук? Нет. Не нужна ей больше никакая любовь. Более того, этой ночью девушка приняла решение, избегать этой ловушки всеми силами. Хватит мечтать и летать в облаках. Пора жить сегодняшним днём, жить рассудком, а не фантазиями.


И пусть в глубине души Кассандре было так же больно и тяжело, как и три недели назад, принятое решение принесло облегчение. Она, наконец, поняла как ей жить, у неё появилась цель, которая заключалась в том, чтобы стать независимой и сильной личностью, найти своё место под солнцем, используя для этого свои силы.


***


Сырые ветки упорно отказывались гореть, тем самым раздражая мужчину. Рассердившись на этот сущий пустяк, Николас достал Огненный Жезл и с его помощью подпалил неподатливые деревяшки. И тут же скривился. До чего он дошел: маг и правитель, использует мощное магическое оружие для розжига костра!


Николас впадал в уныние при одной мысли, что завтра вернется в Нептус. Он любил свой город, но совсем не хотел встречаться с ожидающими его там проблемам, особенно с одной — светловолосой и сероглазой.


Как сейчас он помнил тот день, когда сбежала Кассандра. Эмили, которая фактически застала его на месте преступления, закатила ему знатный скандал, стоило только мужчине переступить порог спальни. Николас явился в комнату, пребывая не в ладу с собственными чувствами и эмоциями. Кассандра как сквозь землю провалилась! Весь вечер он и его люди искали девушку во дворце, городе и даже окрестностях. Всё тщетно. Куда она могла подеваться? Меньше всего на тот момент ему хотелось выяснять отношения с возлюбленной, только разве Эмили его спрашивала? Она кричала, обвиняла в измене и предательстве, требовала объяснений, а он стоял молча, увертываясь от летящих в него предметов. В этот момент Николас внимательно разглядывал исказившееся от гнева и обиды лицо, и оно почему-то казалось ему безобразным. Он знал Эмили как добрую и тихую девушку, но глядя на разъярённую фурию, задавался вопросом: куда делись вся кротость и смирение? Дождавшись окончания истерики, так же молча вышел и лёг спать в одной из свободных спален. Мужчина понимал, он отвратительно поступил по отношению к собственной невесте, нужно объясниться с ней, утешить, но сама мысль что-то выяснять с девушкой, вызывала уныние и раздражение.


Утром, с целью отвлечься от личных проблем, Николас спустился в подземелье, где держали крылатых узников. Пора бы ему узнать, кто стоит за столь дерзким и безрассудным покушением. К его разочарованию, пленники молчали. И даже когда, потеряв терпение, он решил их просто «прочитать», его ждала неудача. Они не знали заказчика, а от исполнителя давно осталась лишь горстка пепла.


В мрачном расположении духа, он покинул темницу и отправился в свою комнату с целью привести себя в порядок. Погружённый в невесёлые мысли Николас, ни разу и не вспомнил об Эмили и их проблемах, до момента как переступил порог спальни. Эмили в легких, полупрозрачных одеяниях ждала его, призывно расположившись на кровати.


— Я тут подумала, Николас, — томно произнесла девушка, — в грехе твоём есть и моя вина. Мало внимания я уделяла любимому мужчине, не удовлетворяла огонь, полыхающий в тебе.


Николас замер, оторопело пялясь на девушку, силясь понять: что происходит? А Эмили замерла, ожидая его реакции.


Эмили была достаточно сообразительна, чтобы понять, истериками и упрёками она ничего не добьётся, только увеличит образовавшуюся между ними пропасть. Как бы не было неприятно, девушка научилась мириться с его способами снять напряжение в походах. Научилась не считать это изменой. Но эта ситуация как кислота разъедало душу болью, тут как ни крути и с какой стороны не посмотри — измена. Почему он пошёл к этой девке и разделил с ней ложе, в то время как она, Эмили, тут, рядом с ним? Значит, допустила она где-то ошибку или околдовала Николаса эта стерва. Сдаваться Эмили не желала, была готова бороться за любимого мужчину, а потому сменила тактику.


Некоторое время, Николас молча взирал на невесту, а потом решил: почему бы и нет? Ведь он думал, как разрешить эту ситуацию с девушкой, а тут она сама протягивает ему оливковую ветвь. К тому же, близость — великолепный способ, хотя бы ненадолго, отрешиться от проблем.


Повалив девушку на постель, мужчина начал целовать мягкие губы. Ласки его были нетерпеливыми и даже грубыми, он буквально срывал с Эмили одежду. Она не протестовала, льнула к нему, выгибаясь под его руками. С той же нетерпимостью, Николас овладел девушкой. Наращивая темп движений, он продолжал целовать её, ласкать нежное тело. Только было что-то в этот момент не так. Словно фальшь какая-то скользила в каждом движении и взгляде возлюбленной, не чувствовал он в ней того огня и чувственности, которые сводили его с ума, когда он был с Кассандрой. Данное осознание окончательно испортило и без того мрачное настроение Николаса. Спустя час, уставший, и покрытый потом мужчина, так и не ощущал никаких предвестников разрядки. Это его добило. Скатившись с Эмили, злой и неудовлетворённый, он рявкнул, вызывая слугу, чтобы тот приготовил ванну. На девушку рядом бросил упреждающий взгляд, говорящий: не задавай вопросов. Девушка словно окаменела, и дабы избежать повторения ссоры, он нежно поцеловал её в губы. С тех пор под всеми возможными предлогами, Николас начал избегать общества невесты.


Расследование покушения зашло в тупик, как и поиски Кассандры. Девушка словно сквозь землю провалилась. И плюнуть бы ему на это дело, да не получалось. Стоило ему остаться в одиночестве, как его накрывала беспросветная тоска, выворачивая душу. Николас не понимал себя. Зачем он лезет из кожи вон, разыскивая её? Почему от одной только мысли, что больше они не свидятся, внутри всё сжимается и становится трудно дышать?


Дни шли, а новостей о девушке по-прежнему не было. Мир казался Николасу серым и безликим, с каждым днём он становился всё мрачнее. Мужчина даже отдал своим шпионам на вражеских просторах, телепатический приказ искать девушку. Ему не хотелось верить, что она засланный шпион, но учитывая тщетность поисков, не исключал и этот вариант. Но и там всё было глухо. Впав в отчаяние, Николас объявил девушку в розыск, позаботившись, чтобы до каждого населённого пункта дошёл его клич. Шикарное вознаграждение, было отличным стимулом, размер барыша был таков, что он даже почти не опасался вражеских козней по отношению к Кассандре. Природа живых существ была слишком меркантильна, и вряд ли даже вражеские шпионы, предпочтут долг личной выгоде.


Мужчина не был наивен, и прекрасно понимал, чего ему ожидать от невесты и она не заставила себя долго ждать. И половины дня не прошло с того момента, как он объявил Кассандру в розыск, как Эмили вломилась в его рабочий кабинет и устроила грандиозный скандал на глазах его подчинённых! Николас пришёл в ярость. Она переходит все границы и забывает свое место! Так позорить его, перед его же людьми!


Не говоря ни слова, он выволок её из кабинета, дотащил до спальни и запер там. Поначалу девушка кляла его, на чём свет стоит, и только когда всё стихло он решился на разговор. Нового она ему ничего не сказала, вполне ожидаемые обвинения и упрёки. Но все же, задала один вопрос, на который Николас и сам бы хотел иметь ответ.


— Почему ты делаешь это, Николас? Зачем ищешь эту девку? — с мольбой спросила тогда Эмили.


А он не знал, что ей ответить и просто молча вышел из комнаты. Николас и сам сотни раз задавался этим сокровенным «зачем». Ответа он не знал. Просто внутри всё надрывно кричало: нужна! Моя!


Мужчина понимал — это безумие. У него есть невеста, девушка которой он клялся в любви и обещал хранить верность. Он уже неоднократно нарушил данные Эмили обещания и продолжал это делать, просто не мог иначе. А самое ужасное, единственное, что он последние дни испытывал к собственной невесте, было чувство вины. Более того, с каждым днём его всё больше тяготило общество любимой женщины, и каждый раз, как она оказывалась слишком близко, он испытывал инстинктивное желание отодвинуться. Он был отвратителен сам себе за такое отношение к Эмили, но ничего не мог с собой поделать. Он заболел странной девчонкой с красивым именем — Кассандра. Она текла по его венам, подчиняла себе помыслы мужчины, заставляя его, забыв обо всём, искать её.


И словно в насмешку, Эмили снова взялась за старое, принялась всеми силами его соблазнять. Он не хотел её, мысль делить с ней ложе, вызвала отторжение. Они постоянно ссорились по этому поводу, и Николас с каждым днём становился всё раздражительнее. Подчинённые начали его опасаться, даже Джеф старался лишний раз не контактировать с правителем. Люди шушукались по углам, разбегаясь в сторону при его появлении. Губы Николаса кривила усмешка, когда он слышал эти перешёптывания. Версии, почему он такой мрачный, были разные: проблемы с невестой, неудача в поисках заказчика покушения, активность врагов и даже исчезновение Кассандры. И ведь, все они были правы. Всё это в совокупности, лишало Николаса покоя. Когда он услышал о том, что неизвестные дотла сожгли небольшой городок на границе его владений, то с радостью выдвинулся в поход для разбирательств. Сбежал, по сути. По пути мужчина посетил поселение орков, посмевших его предать, и только Лемст со своей семьёй был удостоен пощады и милости переехать в столицу или любое другое поселение Нейтрии.


Дорога и все разбирательства заняли чуть больше месяца. Возвращаясь, Николас искренне надеялся, что Эмили оставила свои попытки соблазнения и скандалов учинять больше не будет. Зря он так думал. Как только он вернулся домой, благоверная с новой силой взялась за него. И рад бы он ответить ей, да не мог. Всё его существо противилось подобному. И ведь что странно, в пути он несколько раз брал женщин и не испытывал никаких проблем с этим. Просто способ расслабиться, не более того. А к собственной невесте и прикоснуться не мог. Казалось это отчего-то до преступного неправильным. И настолько тупиковой и иррациональной была ситуация, что он, не задумываясь, смотался в новый поход по своим владениям.


Мужчина просто не знал, что ему делать. Когда дело касалось магии или войны, он был расчётлив и рассудителен, всегда, так или иначе, добиваясь желаемого. Но оказался полным идиотом в личных вопросах.


Как он может жениться на Эмили, если даже нахождение с ней рядом тяготит его? Как они дошли до такого? Что стало с любовью, которая связывала их, делала одним целым? Что с ними стало?


Иногда Николас испытывал что-то сродни ненависти к Кассандре. Она из ниоткуда появилась в его жизни, перевернула всё с ног на голову, лишила покоя и исчезла без следа. Да лучше бы ему никогда её не знать! Жил бы себе спокойно, не ведая этой беспросветной тоски и пустоты в душе. Не было бы этих волнений и метаний, между долгом, обещаниями и желаниями.


Поиски девушки не приносили результатов. Николас даже Огненный Жезл взял с собой, дабы усилить собственные силы, в том числе и телепатические способности, с помощью которых справлялся у доверенных лиц о результатах поиска. Кроме того, в свете последних событий, ему было спокойнее, когда магический талисман был с ним, а не пылился в Нептусе, укрытый от лишних глаз. В памяти ещё свежо было нападение Никилимов на его лагерь.


Медленно, но верно он отлавливал вражеских лазутчиков, решал проблемы своего государства, и только Кассандра была той проблемой, решить которую никак не получалось. С каждым днём в душу всё глубже закрадывалось отчаяние. Где же она? Не могла же девушка просто испариться? Холодея, мужчина всё чаще думал, что возможно её нет в живых, ведь несмотря на всю свою дерзость, Кассандра была удивительно наивной и неприспособленной к жизни. Может он зря ищет её, остались от девушки одни косточки, где-нибудь в глухом лесу. Нет. Николас запрещал себе об этом думать. Но тогда почему ему никак не удаётся найти девушку? Почему даже магия не может ему в этом помочь? Он пробовал сам искать, но, зная свои способности на этом поприще, не удивился неудаче и обратился к провидцам, чьей специализацией были поиски и приоткрытие завесы будущего. Но и они не видели девушку. Её словно не существовало. И вроде бы как смириться ему с фактом, что никогда он больше её не увидит, да не давало что-то внутри. Странно болело в области груди, от таких мыслей.


Походы, хотя бы давали ему способ отвлечься, он был занят, всегда при деле. И вот очередная вылазка подходит к концу. Завтра он снова окажется дома, чтобы пережить очередную порцию нервотрёпки от Эмили. Сколько ещё они будут мучить друг друга? Николас испытывал огромное желание прекратить весь этот фарс, разорвать помолвку и вздохнуть свободно… и не мог. Он и так принёс девушке слишком много горя и слёз и просто не имеет права так жестоко с ней поступать. Она любит его, она всегда и во всём его поддерживала, была рядом. Он был ей благодарен. Так что, нужно засунуть все неугодные мысли и чувства поглубже, и готовиться к встрече с невестой. Хотя от одной мысли об этом, хочется развернуться и отправиться обратно, неважно с какой целью.


Глава 10.

Глубоко вздохнув, девушка старалась унять волнение. Николас вернулся! Ещё чуть-чуть, и всё станет как прежде. Слишком многим она пожертвовала ради него, и не позволит какой-то непонятной девице отнять у неё всё.


Беглым взглядом Эмили окинула стол — свечи, вино, закуски, всё на месте. Теперь только дождаться любимого. И не так страшно, как было первый раз. Главное уговорить его поужинать с ней.


Невольно девушка мыслями унеслась в прошлое, во времена, когда Николас видел в ней лишь обузу. Она как наяву помнила тот день, когда любимый появился на пороге её хибары — единственное, что осталось ей от родных. Они не были богаты, но и нищими не являлись. Этот домишко годами стоял на отшибе крохотной деревеньки, всеми забытый и никому не нужный. И только страх заставил Эмили искать укрытия в этих ветхих стенах. Девушке не верилось, что ещё совсем недавно её семья была многочисленной и весьма благополучной, счастливой. Сейчас же, от всего семейства осталась только она. Неизвестные, одного за другим истребляли её родных, не щадили даже детей. Девушка не понимала причин такой жестокости. Будучи младшей из семьи, она до сих пор жила в отчем доме с мамой. Отец четыре года назад сгинул в лесах. Когда до них дошли вести, что последнюю её сестру, вместе со всей семьёй убили, мать собрала скудный узелок и велела бежать. Именно она рассказала Эмили про этот домишко. Не успела девушка добраться до места, как узнала, что от отчего дома осталось лишь пепелище. О, как она ненавидела людей, которые лишили её семьи! Да и можно ли назвать их людьми?


Чуть больше месяца прожила девушка в крохотном старом доме, прежде чем на его пороге узрела высокого, крепкого и удивительно привлекательного мужчину. Но тогда, единственными её чувствами, по отношению к нему, были ненависть и страх. Эмили не сомневалась, мужчина явился убить её.


Незнакомец не стал её убивать, а просто забрал с собой. Он пытался с ней заговорить, но Эмили молчала. Пока в один прекрасный день её душа, изъеденная страхом и ненавистью, не выдержала. Задыхаясь от эмоций, она высказала чужаку всё, что думает о нём. Нервное напряжение последних месяцев выплеснулось наружу потоком обвинений, ругательств и слёз. Мужчина молча выслушал её, а потом сказал, что ему просто нужна её помощь. Он не трогал её родных и её убивать не намерен. Она ему не верила. Ненавидела и презирала. А незнакомец был удивительно терпелив, стойко сносил все её нападки. Смеющиеся зелёные глаза, мягкая улыбка и мощная харизма проникли сквозь стену отчуждения, которую девушка выстроила вокруг себя. Просто однажды она проснулась, смотрела на мужчину, который смеялся над какой-то шуткой своего человека, и поняла, не ненавидит она его, а любит.


Жгучая ненависть сменилась испепеляющей любовью. Если совсем недавно Эмили проклинала мужчину и кричала, что лучше умрёт, чем станет ему помогать, то осознав свои чувства, легко согласилась сделать всё, что от неё требуется.


Они прибыли в весьма странное место. Деревья в этом лесу были все как одно: корявые и какие-то уродливые. Повсюду рос колючий кустарник и хищные цветы. Обстановка нагоняла жуть. Николас, как начала про себя называть его девушка, привёл её в странную пещеру. Стены и даже полы, были сделаны из диковинного материала: он был черным с яркими белыми точками, которые порой сами перемещались! Складывалось ощущение, будто находишься в самом центре ночного неба. Завораживающее зрелище! Лишь позже Эмили узнала, что это какое-то особенное место и чтобы войти сюда, нужно заплатить. Но Николас так и не сказал ей, чего это стоило ему.


Мужчина уложил её на большой, гладкий камень из того же материала, напоминающий стол. Заметив крепления для рук и ног, девушка запаниковала, но он успокоил её. Попросил успокоиться, довериться. Обещал, что всё будет хорошо. И она поверила, доверив ему свою жизнь. Для Эмили это был момент невозврата, полного осознания зависимости от него, понимания, что за него ей и умереть не жалко.


Николас надрезал её ладонь, а потом коснулся её головы и тихо приказал: «спи». И она отключилась. Эмили снились странные, бессвязные сны. Набор ярких фрагментов: мест и лиц людей, которых она никогда не знала. В себя девушка пришла уже в лагере, где они остановились. Воины были заметно возбуждены, а Николас разве что не сиял. С её помощью он выяснил местоположение Огненного Жезла, и как только Эмили окончательно пришла в себя, двинулись в путь.


Позади оставались леса, города и деревни, и если спутники девушки с каждым днём становились всё оживленнее, то она сама всё сильнее падала духом. Николас её не замечал, не видел в ней женщину. А ведь она так старалась! Эмили помнила всё, что говорили ей мать и сёстры о мужчинах и том, какую роль занимает в их жизни женщина. «Женщина должна быть опорой и поддержкой. Женой, другом, матерью, хранительницей очага. Она должна почитать своего мужчину, быть ласковой и кроткой» — говорили они ей. И девушка, помня все уроки, старалась изо всех сил. Она всегда хорошо выглядела, без устали ухаживала за отрядом воинов, была само очарование. И это принесло свои плоды. Вскоре каждый мужчина, который был с ними, смотрел на Эмили глазами полными обожания, все мечтали о ней, кроме Николаса. Пока однажды между ними не состоялся ужасный разговор.


— Я вынужден просить тебя прекратить свои ужимки, — сказал он. — Ты разлагаешь командный дух моих людей, несёшь смуту в их ряды. Уже сейчас они готовы поотрывать друг другу головы из-за тебя. Хватит. Чего ты добиваешься, Эмили?


— Ты слеп, Николас, — опустив глаза, ответила девушка. — Мне нет никакого дела до твоих людей, ведь единственный, кого я вижу, это ты.


— Забудь, — спустя несколько мгновений ответил мужчина. — Ты красивая девушка, я очень тебе благодарен, но ты для меня друг, сестра, но не женщина. Не мучай себя и моих людей. Мне жаль, но я не ощущаю к тебе даже малейшей тяги. Мне нечем ответить тебе. Так что прекрати этот цирк, Эмили, — добавил он, прищурившись. — Я обещал тебе защиту и сдержу своё слово. Но если так будет продолжаться и дальше, мне придётся оставить тебя в одном из городов на нашем пути.


Это был тяжелейший удар для Эмили. Она понимала, он хочет как лучше, честен с ней. Но объясните это сердцу, которой обливалось кровью, душе корчащейся в болезненной агонии! Мир померк для Эмили. Единственный мужчина, который был ей нужен, прямо дал ей отворот-поворот, лишил надежды.


Может поэтому она решилась преступить грань, встретив ту ведьму. Согласно данным, которые получил с её помощью Николас, магический талисман, находился не так далеко от его города. И на пути им часто встречались жилые поселения. В одном из них, большом посёлке, к Эмили подошла древняя старуха и сходу начала рассказывать ей историю её жизни. Девушка слушалась и изумлялась. Старуха рассказывала такие вещи, которые никто не мог знать. Но её мало интересовало прошлое, все её помыслы занимало будущее, а точнее один мужчина. Она задала вопрос, и ответ почти убил её.


— Не вижу я вас вместе, — прокаркала старуха. — Его сердце бьётся спокойно в твоём присутствии, в нём нет огня. Мне жаль, дитя. Смирись.


Страшно, когда тебя лишают всех надежд, смысл жизни теряется. Эмили казалось, она живьём угодила на адский костёр. Глядя на её муки, старуха сделала ей предложение, на которое девушка не смогла ответить отказом. Она не знала, жалость руководила ведьмой или расчёт, да и не важно это было. Старуха предложила Эмили приворожить Николаса, обещала стопроцентный результат. Она много чего говорила, девушка не слушала. «Он полюбит меня» — единственная мысль билась в её голове.


И снова у неё взяли кровь и провели какой-то странный ритуал. Внутри Эмили что-то противилось происходящему, вопило от ужаса. Лишь спустя время она узнала, свершённое ей, было страшнейшим из грехов, лишающим её шанса на перерождение души. Стало жутко на миг, а потом девушка отринула всё лишнее. Если эта цена счастья, что же, пусть будет так.


— Настойка привяжет мужчину к тебе, он будет тебя боготворить, но запомни: действие зелья сойдет на нет, если он встретит женщину, которую по-настоящему полюбит, — предупредила старуха напоследок.


Эмили помещала зелье любимому в воду и вскоре шквальная волна счастья накрыла её. Николас ответил на её чувства! Они вместе дошли до Долины Ангелов, удивительного места, где росли невероятные цветы и деревья и где согласно информации любимого, был сокрыт Огненный Жезл. Не успели она расположиться, как Рейн, второй по силе претендент на талисман, атаковал их отряд. Началась ужасная кровавая битва. Эмили дрожала от ужаса, укрывшись в расщелине меж двух валунов, где велел находиться ей Николас. Девушка закрыла глаза и зажала руками уши, чтобы не видеть и не слышать творящегося вокруг кошмара. Как же это ужасно! Столько крови, боли, смерти! Эмили не знала, как долго длился этот Ад, всё закончилось в один миг. Долину осветила вспышка, такая яркая, что могла затмить солнце. Все замерли и увидели Николаса с Жезлом в руках, у ног которого лежал поверженный враг Рейн.


Впоследствии народ единогласно признал Николаса своим королём, они вернулись в Нептус, который он провозгласил своей столицей. Эмили была несказанно счастлива, нежась в ласке и любви мужчины, но она никогда не забывала предупреждение старухи. Поэтому всякий раз, когда он отправлялся в поход, она тряслась от страха. Наступая на горло гордости, девушка смирилась с его способом расслабляться, Николас клялся, что даже лиц этих женщин не помнит. Ей было больно, а ещё страшно. Она боялась, что одна из них окажется той самой, что разрушит её счастье. Но всё было хорошо, пока он не приволок с собой ту девку. С её появлением, пропасть между ними росла на глазах и Эмили начала отчаиваться. Когда Кассандра исчезла, она выдохнула, но как оказалось раньше времени. Николас как одержимый искал её и, потеряв всякую веру на благополучный исход, девушка решились на крайние меры. Когда мужчина уехал в очередной поход, она под покровом ночи при покровительстве Джефа выскользнула из дворца и отправилась в путь за новым зельем. Старуха поворчала, но дала ей новую порцию и даже в запас. Эмили вернулась во дворец, лишь на четыре часа опередив любимого. Этого ей хватило, чтобы подготовиться. К тому же Джеф помог. Старый управляющий, всегда благоволил ей и всячески помогал. Теперь главное, чтобы Николас не отказался от ужина.


— Николас! — радостно закричала Эмили и бросилась ему на шею.


— Эмили, — он улыбнулся ей, но улыбка вышла неестественной, вымученной. — Что это?


Проследив за взглядом любимого, Эмили поняла, он имеет ввиду накрытый стол.


— Любимый, — как можно ласковее произнесла она. — Последнее время мы будто отдалились, я чувствую, как ты ускользаешь от меня. Я знаю, что и сама виновата, наделала много ошибок. Я всего лишь слабая женщина, которая безумно тебя любит. Раньше мы часто так ужинали, и я подумала, нам будет полезно освежить лучшие воспоминания.


Николас с дороги был весьма вымотан и не испытывал ни малейшего желания ломать нелепую комедию, только и отказать девушке не мог.


— Хорошо, — вздохнул он. — Может ты и права. Только сначала ванна.


Эмили нетерпеливо мерила шагами комнату, ругая себя за недальновидность. Как она могла так просчитаться? Пока Николас моется, всё остынет, и впечатление будет испорчено. А впрочем, не всё равно ли? Главное, чтобы он выпил вино…


— А вот и я, — у Эмили в очередной раз захватило дух от любимого. Греховно красив! Она любила его так, что щемило сердце.


Они сели за стол, произнесли тост, и только мужчина поднёс бокал к губам, как дверь с грохотом распахнулась, и в комнату влетел запыхавшийся Джеф.


— Нет, повелитель! — закричал мужчина. — Вино отравлено!


Николас изумлённо уставился на своего управляющего, а Эмили испуганно замерла. Её охватило очень-очень плохое предчувствие. Отвратительное ощущение потери контроля, загнанности в угол.


— Дьявол! — выругался Николас, когда принюхавшись, уловил едва заметный, специфический аромат отравы. — Как всё это понимать?


Отшвырнув бокал в сторону, он переводил напряжённый и требовательный взгляд с Джефа на невесту, ожидая объяснений.


— Ваша невеста, предала вас, мой Господин, — ответил управляющий. — Служанка видела, как она добавляла отраву в ваше вино.


— Это ложь! — воскликнула Эмили. — Ты лжёшь старый хрыч! Именно ты накрывал на стол, приносил напитки и яства!


— Зачем мне желать зла моему повелителю? — изумился слуга.


— Не знаю, но ты…


— ХВАТИТ! — проревел Николас.


Обойдя стол, он взял бокал девушки и сосредоточенно принюхался, после чего посмотрев на Джефа, тихо произнёс:


— Выйди.


Растерянная и напуганная Эмили во все глаза смотрела на любимого, понимая, это конец. Она была неосторожна и небрежна, и как итог — её подставили. Старый ублюдок явно играл на два фронта, заменив её любовное зелье на яд, а после выставил её виноватой. Зная характер Николаса, девушка задрожала от страха и горя. Он не поверит и ей не оправдаться.


— Как это понимать, Эмили? — в голосе мужчина отчетливо проскакивала грусть. — Почему ты решилась на это?


— Николас, послушай меня, — взмолилась девушка. — Предатель не я, а твой слуга. Я ничего плохого не сделала, я просто хотела вернуть прошлое. Я люблю тебя! Неужели ты веришь, что я могла отравить тебя?


Вместо ответа, мужчина прикрыл глаза и сосредоточился. С полминуты он стоял, не шевелясь, а после уверенно направился в соседнюю комнату. Словно ведомый он нашел её тайник, о котором, Эмили была уверена, он не знал ранее.


— Ты и теперь будешь отрицать всё? — бесцветным голосом поинтересовался мужчина, держа в руках пустую склянку.


Поняв, что деваться некуда и лгать смысла не имеет, Эмили в ужасе вцепилась в руку мужчины. Глядя на него безумными глазами, девушка рассказала ему правду, она рыдала и клялась, надеясь, что он поверит и поймёт. Но выражение лица и глаз Николаса оставались непроницаемыми.


— В память о счастливых временах, о всём, что мы вместе пережили, я не сделаю ничего тебе. У тебя время до вечера, чтобы покинуть дворец и город. Можешь поселиться в любом городе страны, кроме Нептуса, — тихо, но бескомпромиссно произнёс мужчина. — Не знаю зелье тому виной или нет, но я любил тебя, Эмили. Думаю, что любил. Именно это не даёт мне поступить с тобой так, как ты того заслуживаешь.


— Нет, Николас, пожалуйста! — взмолилась девушка, захлёбываясь слезами. — Не гони меня! Я без тебя не смогу! Я люблю тебя!


Ничего не ответив, мужчина покинул комнату. Эмили бросилась на кровать, рыдая в голос. Не так она представляла себе исход дня. Все её мечты и чаяния рухнули в один миг. Всё, чем она жила, обратилось в пепел. Когда слёз больше не осталось, девушка как сомнамбула начала собирать походный узел.


Когда город остался позади, Эмили нашла неплохое укрытие в густом кустарнике. Именно там она провела безвылазно два дня. Она выла от боли и несправедливости. Её душа и сердце представляли собой одну сплошную рану. Это была агония. И очнувшись спустя два дня, девушка почувствовала, как ледяной холод сковывает всё внутри. На место пламенной любви, пришла оглушающая ненависть. Они за всё заплатят. Джеф — за то, что подставил её, Кассандра — за то, что разрушила её любовь. А главное Николас — за то, что посмел отвергнуть её и её чувства.


— Если не будешь моим, значит, не будешь ни чьим, — прошептала Эмили и рассмеялась жутким, безумным смехом.


У неё были предположения, как можно скорее найти того, кто поможет ей отомстить. Преисполненная решимости, девушка двинулась на поиски неуловимого врага бывшего возлюбленного.


***


— Мой проект лучший и вы это знаете, — с холодной улыбкой, произнесла Кассандра, глядя в глаза Эндрю Сетману.


Мужчина являлся владельцем весьма престижного ресторана и решил внести в его интерьер изменения. Кассандра была одним из нескольких молодых дизайнеров, представивших ему свой проект. И пусть её решение было не из дешёвых, но они оба знали — её идея лучшая из всех.


— Я не спорю, мисс Невил, ваш проект впечатляет, но его стоимость… Не уверен, что игра стоит свеч, — неуверенно произнёс он.


Девушка прищурилась, хитрый старый лис, пытается с ней торговаться. После принятия судьбоносного решения, Кассандра с головой окунулась в идею достичь успехов на трудовом поприще. Пусть до этого она и занималась подобными делами по мелочи, на любительском уровне, попробовав себя на профессиональной арене, она поняла — просто не будет. Каждый хотел иметь лучшее, при этом тратить меньше. Это давало ей шанс показать себя, так как её услуги по определению были на порядок дешевле, чем услуги известных дизайнеров или дизайнерских студий. По сути, она сейчас вообще почти бесплатно работала, предлагая свои проекты всем более или менее известным личностям, которым требовался дизайн каких-либо помещений. Но опять же, такая она была не одна. Девушка весьма удивилась, поняв, как высока конкуренция на данной стезе.


— Стоит. Материалы, указанные мной, гарантируют долговечность. В противном случае, если их заменить на более дешёвые, новый ремонт может понадобиться уже через два-три года. Вы это знаете не хуже меня, мистер Сетмен, — спокойным голосом пояснила Кассандра, хотя в душе её бушевала буря. Ей нужен этот заказ! Он может стать её пропуском к успеху, началом успешного пути.


— Я подумаю над вашим предложением и в понедельник скажу вам свой ответ, мисс Невил. Было приятно увидеться, — мужчина дал понять ей, что аудиенция окончена.


— Буду ждать вашего положительного ответа, — с этими словами девушка покинула кабинет мужчины.


Сев в машину, девушка старалась унять бешено колотящееся сердце. Он должен выбрать её проект! Должен! Она не может снова провалиться!


За последние два месяца, Кассандра слышала столько отказов, что начала беспокоиться, не ошиблась ли она с выбором трудового поприща? Её проекты нравились заказчикам, много раз она была близка к успеху, но всегда всё срывалось в самый последний момент. Девушка предпочитала работать только с качественными и дорогими материалами, потому что дешёвка навсегда оставит её на весьма посредственном уровне. Она же хотела сделать себе имя, а не работать рядовым дизайнером в среднестатистической конторке. Проблема в том, что к услугам таких вот молодых талантов, как правило, обращались бизнесмены среднего звена, не желающие тратить и лишнего цента. Поэтому, как правило, они отдавали предпочтение, куда более дешевым решениям. Но ведь должно же ей когда-то повезти?


В таких мыслях Кассандра добралась до дома и начала готовиться к предстоящему вечеру. Она приняла решение закрыть под замок все лишние чувства и эмоции, решила, что все эти сантименты, любовь и романтика, ей не нужны. Это подтолкнуло её к принятию непростого решения. Пока она свободна, в душе всегда будет надеяться и мечтать о невозможном. Она должна выйти замуж, отрезать себе пути отступления. Кассандра была так воспитана, что находясь в отношениях или замужем, никогда бы не стала изменять, для неё это личный знак «Стоп», защита от ненужных и разрушительных мечтаний. Поэтому она начала искать себе мужа, человека, который был бы ей приятен, которого она могла бы уважать настолько, чтобы создать с ним семью. При этом, не обманываясь романтическими бреднями.


Девид сначала поверить не мог в происходящее. Он поощрял её стремление достичь успехов на карьерной лестнице, но был весьма недоволен её вниманием к мужчинам. Кассандра же искренне недоумевала, что не так?


Она жила как тысячи, миллионы других людей. Стремилась к успеху в выбранном деле, встречалась с друзьями, выходила в свет, бегала на свидания. Была приветливой и улыбчивой. Принимала правила игры, навязанные обществом. И только дома, оставшись наедине с собой, Кассандра позволяла улыбчиво-надменной маске соскользнуть с лица. Лишь, будучи уверенной, что никто её не видит, девушка позволяла себе слабость. Ночами она рыдала в подушку, оплакивая неудавшуюся судьбу и наивную мечтательницу, какой до сих пор была глубоко в душе, и которой нет места в реальном мире. Такие не выживают в настоящем, где нужны ум и умение с улыбкой лгать, а не искренние чувства. Это лишний багаж, от которого нужно избавиться, вытравить из души эту немощь.


После той ночи, когда она приняла решение начать жизнь с чистого листа и стать другим человеком, Кассандра в последний раз посмотрела на любимую книгу и убрала её в коробку. Туда же отправились все вещи, которые напоминали ей о том, о чём не нужно. Она минут пять вдыхала запах Ника, который впитался в материю платья, в котором она вернулась домой, прежде чем сунуть его в ту же коробку. Но даже сейчас она помнила этот аромат. Однажды настанет день, когда она найдет в себе силы избавиться от этих вещей, но сейчас их не было. Поэтому коробка стояла в кладовке, каждый вечер искушая хозяйку подойти и перебрать содержимое. Это была неустанная борьба с собой. Пару раз Кассандра срывалась, а потом очень жалела, так натягивать улыбчивую маску утром было неимоверно тяжело.


Но она это делала и справлялась со своей задачей. Её знакомые были озадачены и удивлены изменениями в ней. Долго приглядывались, ища подвох, ожидая, когда она снова закроется дома, а она не закрывалась, озадачивая их. И только Девид не верил в её счастье. Брат долгое время ничего не говорил об этом, так же как не вспоминал вечер откровений. Пока пару дней назад не явился к ней с очередным разговором. Похоже, он прознал про Джека, приятного тридцатичетырёхлетнего мужчину, который, по мнению Кассандры, идеально подходил на роль будущего мужа.


Они познакомились на открытии ресторана. Джек был преуспевающим адвокатом и слово за слово, они поняли, что преследуют одну цель. Кассандре был нужен муж, чтобы оградить себя от опасностей в виде ненужных мечтаний, ему жена, чтобы обзавестись наследником. Ни одному из них не нужны были чувства. Поняв схожесть стремлений, они решили продлить знакомство, дабы понять, насколько подходят друг другу и к радости обоих, подходили идеально. По мнению Джека, Кассандра была просто находкой, красивая, умная, целеустремлённая и уравновешенная. Не похожая на глупую Барби, у которой на уме только тряпки и тусовки. Кассандра же видела в мужчине во всех смыслах приятного собеседника, умного и хорошего человека, без фанатичного стремления владеть ею. После нескольких встреч, они сошлись на том, что их союз нужен обоим. По уговору, Кассандра должна будет родить ребёнка, а после вольна заниматься чем угодно, не порочащим честь семьи. Мужчина обещал не препятствовать её карьере и даже по возможности помогать, она же обещала не забрасывать роль жены и матери. На публике они должны выглядеть счастливыми и влюблёнными. И если у кого-то из них появятся интрижки на стороне, это не должно стать достоянием общественности.


Кассандра не скрывалась от людей, и кто-то доложил Девиду о её неоднократных «свиданиях» с Джеком. Похоже, это и стало поводом его визита. Ничего не утаивая, девушка рассказала ему всё как есть. Девид минуты две молчал, а потом встряхнул её за плечи и выдал:


— Ты в своём уме, Касс? Как ты могла додуматься до такого? — вопрошал он шокировано.


— Девид, я приняла решение и обсуждению оно не подлежит, — хмурясь, ответила девушка. — Вообще-то я думала, ты поддержишь меня. Ты сам через два месяца женишься, и ситуация у тебя с невестой аналогичная нашей с Джеком.


— Ну, это я, Касс! — нервно воскликнул он. — Я! Понимаешь? Я всегда отличался от тебя, был прагматиком и с малых лет знал, что так будет. Но ты… Ты… Кассандра, я не узнаю тебя! — брат поморщился. — Ты всегда была мечтательницей, верила в любовь и искренность, искала их. И даже я верил, что такая, как ты их найдёшь, а ты мне выдаёшь — «я собираюсь замуж по расчёту!» Кто угодно, но только не ты!


— Девид, хватит. Я…


— Нет, сестрёнка, — перебил он её, — я хочу, наконец, понять, что с тобой происходит. Сначала ты три недели жила затворницей, с каждым днём всё больше напоминая живой труп, а потом ты стала мисс Общественная жизнь. Но тебе показалось этого мало, ты ещё и замуж собралась! По расчёту за какого-то неудачника!


— Джек не неудачник! — возразила Кассандра.


— Ещё какой, раз не смог нормальным способом за столько лет жену найти, — зло отрезал брат. — Что с тобой случилось? От чего ты бежишь? Что тебя так сломало?


Кассандре хотелось расплакаться, дать волю чувствам, которые она так долго хоронила в себе, душа в зародыше, стоило им только попытаться не вовремя прорваться наружу. Только она не могла. Стиснув зубы, она стала взращивать крохи раздражения, что испытывала. Подкармливать их, превращая в злость.


— Со мной ничего не случилось, Девид, — холодно сказала девушка. — Просто твоя глупая сестра выросла и поумнела, вот и всё. Мне лестно, что ты беспокоишься обо мне, но это лишнее. Со мной всё отлично. Лучше порадуйся за меня и поддержи. И ещё, — сузив сердито глаза, процедила Кассандра, — не стоит оскорблять Джека, учитывая, что сам делаешь точно так же как он.


Брат не стал с ней спорить, просто смерил убийственным взглядом и вышел проч. Оба дня он ей не звонил и вообще никак не давал о себе знать. Кассандра чувствовала себя виноватой, за резкие и оскорбительные слова, ей не хватало его поддержки.


Сегодня она снова встречается с Джеком, чтобы обсудить брачный контракт, все пункты и нюансы. А так же назначить дату помолвки. После, девушка была полна решимости нанести визит брату и помириться с ним, чего бы это ни стоило. Девид был единственным по-настоящему близким и любимым человеком в её жизни, и потерять его она не могла. С такими мыслями Кассандра обновленная, в красивом вечернем платье, оставляя за собой шлейф духов, выскочила за дверь навстречу будущему и своему жениху.


Глава 11.

Сделав глоток терпкого вина, Николас перевёл взгляд на своих людей. Воины пили вино, травили байки и даже похабные солдатские песенки, они явно были довольны. И если сначала мужчина был в бешенстве от подлого нападения стаи оборотней, то сейчас решил, оно и к лучшему. Уже почти месяц они бороздят земли в поисках хоть чего-то, что даст подсказку, кто же он, таинственный враг, портящий Николасу жизнь, а главное, чего он хочет. У мага складывалось впечатление, что этот аноним играет с ним. То покушается на жизнь, и, причем оба раза, был близок к цели, то просто пакостит, нападая на города, разоряя его земли. А сейчас этот некто, кем бы он ни был, затаился. Нападение стаи — первое событие за долгие недели, и его люди ему явно рады. Нет ничего хуже для бравого воина, чем бездействие, рутина и скука.


Решив, что отряд пока прекрасно обойдётся без него, Николас одним глотком допил содержимое своей кружки и направился вглубь леса. Ему хотелось уединения. В отличие от воинов, он не ощущал себя счастливым, скорее, опустошённым и уставшим. Устоявшаяся жизнь полетела под откос, и мужчина не знал, что с этим делать. Он сам себе казался бессильным наблюдателем, которому совершенно неподвластны события. Не мог он определить, кто его враг, бесчинствующий в его землях. Невеста предала и пропала без следа.


При мысли об Эмили, мужчина ощутил болезненный укол боли. Никак он не мог понять, как она могла так поступить? Как решилась на предательство? Николас не был святым и прекрасно сознавал, девушке было на что обижаться. Он знал её отношение к его способу расслабиться вдали от дома, но ведь он с самого начала дал ей понять, кто он, и чего стоит от него ожидать. Но, тем не менее, девушка страдала, и ему часто становилось стыдно, когда он видел тщательно скрываемую боль на дне светло-серых глаз. Но дьявол её побери, это не повод предавать! Могла бы нормально поговорить, а не пытаться отравить? «А ты бы стал её слушать? Понял бы?» — вопрошал голосок в голове. И Николас не мог однозначно ответить на этот вопрос.


Он вспылил, выставил Эмили за дверь, а когда успокоился, начал беспокоиться за девушку. О том, чтобы простить, забыть и начать всё сначала, не было и речи, а вот присмотреть за ней стоит. Приняв это решение, он отправил людей найти её и проследить, чтобы она без проблем могла устроиться в выбранном месте, но девушка исчезла. Как сквозь землю провалилась. И теперь мужчину терзало необъяснимое, смутное беспокойство. А ещё ему было стыдно, хоть он никогда и никому не признался бы в этом, он испытывал позорное облегчение, от того, что их отношениям пришёл конец. Если бы только чуть раньше…


Николас шёл бездумно и замер, когда вышел на лесную поляну. Очень хорошо знакомую поляну. Именно тут он впервые увидел Кассандру. Взгляд сам собой метнулся к одному из деревьев, и мужчина ощутил мелкую дрожь злости и отвращения. К самому себе. Тут он над ней жестоко надругался. Прикрыв глаза, Николас старался дышать глубже. Он знал, что он идет через тот же лес, но намеренно выбрал другое место для ночлега. И вот ноги сами принесли его туда, где всё началось. Как же ему хотелось вернуться в прошлое и обыграть всё иначе!


Вместо того чтобы насиловать и унижать, он бы постарался очаровать девушку. Наслаждался бы её обществом. Не наделал бы столько ошибок и ни за что не отпустил бы её от себя. Она была бы рядом с ним.


Маг хорошо помнил все свои метания, помнил, как разрывался между доводами рассудка и собственными чувствами. Он выбрал разум, а ведь инстинкты кричали ему, что он делает ошибку. И были правы. Он ошибся, а теперь слишком поздно что-то менять. Девушка пропала, и никто в целом мире не знал где она. Николас искал её силами смертных и магов. Неоднократно сам пытался, обращался к различным магическим существам, даже к Чёрным Ведьмакам, приспешникам дьявола, но все в один голос твердили одно — они не видят девушки. Он понимал, что это, скорее всего, значит, но отказывался даже в мыслях озвучивать, пока одна старуха-ведьма, не сказала ему в лицо — «я могу найти кого угодно, но девушки тебе нужной не вижу. Это может означать лишь одно — её нет в мире живых». Сначала он замер, мужчине показалось, его насквозь поразили отравленной стрелой в самое сердце, а потом в ярости чуть не убил ведьму. Что она несёт? Нет в мире живых, в смысле Кассандра погибла? Нет, этого не может быть!


Ослеплённый болью и яростью, Николас жаждал сравнять с землей ветхую лачугу и отправить её хозяйку к праотцам, и только многолетняя выдержка и здравый смысл помогли ему сдержаться. Он отказывался верить в убийственные, жестокие слова, но ведь в глубине души жило понимание, старуха, скорее всего, права. И нет её вины в этом. Как безумный он вылетел из жилища колдуньи и бросился в ближайший лес, где в отчаянии крушил всё, что под руку попадётся. Так не должно быть! Не может это быть правдой! Кассандра жива! Должна быть жива.


Спустя несколько часов совершенно опустошённый он вернулся на постоялый двор, пугая своим видом собственных солдат. В тот день, внутри словно что-то надорвалось. Он понял — это умерла надежда. Месяцами девушку искали всеми возможными способами и будь она жива, её если бы не нашли, то хотя бы почувствовали. Но нет, никто её не видел и не чувствовал.


Мужчина вспомнил слова Кассандры о том, что она из другого мира. Всё в нём отказывалось в это верить. Другие миры? Что за чушь! Если бы они были, то кто-нибудь давно нашёл бы способ проникнуть туда или хотя бы подсмотреть что там. Только отчаяние, в котором находился Николас, было так велико, что он был готов поверить во что угодно. И если даже они существуют, эти миры, и девушка нашла способ вернуться домой, то разве это что-то меняет? Он её никогда не найдёт и не увидит! Вместе с тем, подобные безумные мыли, давали надежду, что она жива. Даже если им не суждено встретиться, Николасу хотелось верить, что она там счастлива.


Мужчина тряхнул головой, поражаясь, куда понесло его мысли. Нужно прекратить строить иллюзии и смириться с реальностью. Он упустил свой шанс быть с девушкой. Он столько раз обидел её, не сделал ничего, чтобы удержать, а теперь остаётся только вспоминать. Вспоминать и сожалеть о сделанном и несделанном. Бесполезное занятие, Николас это понимал, только по-другому у него не получалось. Он был королём своего народа, хорошим воином и сильным магом, но и у него были слабости, которые порой брали верх. Как сейчас. Главное, не дать прознать об этом врагам.


Он лёг на траву и устремил взгляд в небо, где сияли крупные звёзды. Поневоле в голову закралось воспоминание. Ночь тогда только вступила в свои права, а Кассандра как он сейчас легла на спину и изрекла:


— Как красиво!


— Что? — переспросил недоумённо мужчина.


— Звёзды, — с мягкой улыбкой пояснила девушка, — они потрясающие! Ты только посмотри.


Подняв взгляд в небо, Николас лишь пожал плечами. Он видел это тысячи раз, и ему это казалось весьма обыденным зрелищем.


— Звёзды, как звёзды, — безразлично пожал он плечами, продолжая заниматься костром.


— Да ну тебя, — фыркнула Кассандра. — Приземлённый ты человек. Нет в тебе романтики. Меня вот звёздное небо всегда завораживало. Есть поверие, что увидев падающую звезду, нужно загадать желание, и оно обязательно сбудется.


— Правда? — мужчина не мог сдержать скептицизма в голосе, о подобной чуши он слышал впервые.


— Ага, — улыбнулась девушка, пропустив мимо ушей его тон. — Но это всё не то. Я верю, что звёзды могут исполнять желания, но не так.


— А как? — ему стало любопытно, что же твориться в этой миленькой головке.


— Сложно объяснить. Если смотреть на звёзды, почувствовать их, и всей душой попросить их о чём, о самом сокровенном и верить всем существом в их силу, то желание сбудется. Обязательно, — взгляд Кассандры был таким далёким, восхищённым и мечтательным.


— Ну да, — Николасу не удавалось разделить её веру.


— Не веришь и ради Бога, — безразлично отозвалась она. — Но это действительно так.


И сейчас, Николас лежал в траве, всматриваясь в сияющую на небе россыпь. Права была Кассандра, красиво. Она обожала звёзды, верила в сказки, и ему самому захотелось в них поверить. Он вглядывался в сияние небесных светил и заметил, как сияющая полоска пронеслась в небе, и загадал желание. Как и учила девушка, самое сокровенное, чего жаждал всей душой.


Да что это с ним? Мужчина рывком сел. Раздражение накрыло его с головой. Звёзды, желания, другие миры, наслушался романтичных бредней странной девчонки и сам стал думать не о том! Пора взять себя в руки. Он мужчина, в конце концов, негоже ему как девке раскисать. Может оно и к лучшему, что Кассандра исчезла из его жизни, а то превратила бы его в слюнтяя. Что было, то было. Нужно просто принять это, смириться и жить дальше. Он правитель своей страны, ответственный за благо проживающих на её территории живых существ, и у него есть неизвестный враг, разоряющий его земли. Он обязан быть сильным. Он просто не имеет права на слабость.


— Ты, правда, так считаешь, Николас? — мужчина чуть не подпрыгнул на месте, услышав незнакомый мужской голос. Ужас, он настолько позволил себе задуматься, что пропустил момент, когда неизвестный подкрался к нему.


Из тени деревьев, на залитую лунным светом поляну выступил древний старик. Николас изумленно заморгал, разглядывая представшее перед его взором чудо. Сильный и глубокий голос, никак не вязался со старым телом, так же неуместно смотрелись на морщинистом лице глаза, сияющие мальчишеским озорством и одновременно мудростью веков. Слишком живые и пытливые. Кто этот старик?


— Кто ты? — прямо спросил мужчина, положив руку на эфес меча.


Движение не укрылось от глаз незнакомца, и он лишь ухмыльнулся на это.


— Ты не страшен мне, Николас, ни твой меч, ни твой жезл, — от старика распространялась аура подавляющей любые сомнения уверенности.


— Я задал тебе вопрос, — напомнил маг.


— Это не важно, — отмахнулся дед. — Важен вопрос, который я задал тебе: ты, правда, рад, что Кассандры больше нет в твоей жизни?


Услышав имя девушки, Николас инстинктивно напрягся. Кто он и что знает о Кассандре? Осторожно он начал приближаться к незнакомцу, который был не так прост, как выглядел.


— Что ты знаешь о ней? — спросил мужчина прищурившись.


— Вопросы, — усмехнулся старик, — их я задаю.


— Нет, я так не считаю, — честно ответил Николас, припомнив вопрос. Может дед знает, где девушка, тогда от ответов может многое зависеть.


— Я знаю, как долго ты её искал, — задумчиво произнес старик. — Знаю, что безуспешно и совсем не там. Ты до сих пор желаешь найти её, Николас?


Простой вопрос и у Николаса был бесспорный ответ. Только чудилась ему какая-то ловушка, будто непонятный подтекст в словах незнакомца.


— Впрочем, можешь не отвечать, — сказал незнакомец, пока он раздумывал, — я и так знаю ответ.


Не успел Николас понять, что происходит, как стоящих в нескольких метрах старик, оказался прямо перед ним, протянул руку, и тело вспыхнуло острой болью. Перед глазами всё закружилось калейдоскопом немыслимых цветов. Упав на колени, Николас стал хватать ртом воздух, которого отчаянно не хватало. Когда зрение прояснилось, и он огляделся, то глазам своим не поверил. Мир вокруг него изменился!


***


Ноги девушки гудели от танцев, а голова слегка кружилась от выпитого алкоголя. На душе было странное ощущение, ей было весело и одновременно тоскливо. Сегодня она переступила ещё одну грань, отделяющего её прошлое от настоящего. Сегодня был день её официальной помолвки. Они с Джеком на весь свет объявили о своем намерении пожениться и после довольно скучного светского приёма, все желающие, те, кто помоложе и не против немного оторваться, отправились в клуб, продолжать отмечать.


— Уф, — выдохнула Кассандра, плюхнувшись на диван, — я походу всё.


— Ещё бы, — Франциска, невеста Девида, посмотрела на девушку с толикой зависти и восхищения, — так зажигать! Я бы не смогла, у меня нет такого чувства ритма и столько энергии!


Кассандре нравилась Франциска. Она была приятной и мягкой девушкой, и Кассандре казалось странным её согласие на брак по договору. Так же как и удивляло то, что брат не чувствовал к ней ничего, кроме уважения и привязанности. Даже грустно как-то, они вроде как скоро поженятся, но так и не познают любви. Кассандра осеклась. Она ведь сама выходит замуж по расчёту и именно её помолвку они сейчас отмечают! Девушка нахмурилась. Похоже, ей пора завязывать с алкоголем, а то её мысли уже понесло не в ту степь.


— Да брось, — отмахнулась Кассандра, делая глоток коктейля, вопреки решению больше не пить, — тут нет ничего сложно. Просто слушаешь музыку и отрываешься от души.


Франциска бросила на неё взгляд, полный сомнения, в эту минуту её отвлёк Девид, чему Кассандра была несказанно рада. Ещё больше радости ей доставлял факт, что брат перестал постоянно читать ей нотации и отговаривать от принятого решения, смирился. Она хорошо помнила их ссору, и как потом пришлось извиняться за резкие слова, как итог — Девид снова постарался отговорить её выходить замуж. Это повторялось снова и снова, пока, наконец, он не понял, что его старания тщетны.


— Ты счастлива? — мягко спросил Джек, усевшись рядом.


Джек был просто отличным парнем. Если уж ей не суждено обрести счастье в любви, то Джек был лучшим из мужчин, с которым можно было связать свою жизнь, не опираясь на бестолковые чувства. Он совершенно не обязан был за ней ухаживать, развлекать и стараться сделать счастливой, но делал это. Без преуменьшений девушка могла назвать его своим другом. Мысль, что рано или поздно им придётся заняться сексом, смущала и немного пугала Кассандру, но в остальном она была уверена, её брак должен быть удачным. У них схожие вкусы, они друзья и у них полное взаимопонимание почти во всем. У многих нет и половины этого, и при том они женятся и живут вместе годами.


— Да, — улыбнулась она.


И это было так. Почти. Помимо того, что она нашла себе отличного будущего мужа, Сетман всё же заключил с ней контракт и скоро «Мираж», ресторан, владельцем которого являлся мужчина, откроется и явит миру творение её дизайнерской мысли. Девушка очень надеялась, публика оценит её старания и вскоре с работой станет попроще. Тоска и безнадёжность по-прежнему жили в глубине её души, заставляя ночами стискивать зубы, дабы не дать волю чувствам и воспоминаниям, не позволить себе снова раскиснуть. Выйти из состояния гнетущей апатии и начать жить ей далось ценой неимоверных усилий, и Кассандра ни за что не хотела заново возвращаться к тому, с чего начала. Более того, она была полна решимости, стать сильнее, и потому не давала гадким эмоциям прорваться на поверхность и испортить ей не только вечер, но и жизнь.


— Может, потанцуем? — улыбнулся Джек, когда заиграла медленная и красивая музыка.


Ноги Кассандры гудели от безудержных танцев, но всё же она согласно кивнула мужчине и вложила руку в его протянутую ладонь. Ей нужно привыкать к нему не только эмоционально, но и физически. Пусть ей и удалось отсрочить интим до момента, как они произнесут «да» у алтаря, но это было неминуемо, как и сама свадьба. Она просто обязана привыкнуть к его запаху и близости тела. Может именно поэтому девушка не воспротивилась, когда во время танца, Джек притянул её ближе, чем того требуют правила. Не высказала она протеста и тогда, когда губы мужчина смяли её собственные поцелуем. Язык мужчины проскользнул в её рот, а руки теснее прижали к крепкому телу, давая девушке почувствовать его возбуждение. Тело Кассандры прошибла дрожь протеста. Она помнила другие губы и руки, другой запах. Всё её существо инстинктивно противилось близости постороннего человека, и ей пришлось свершить над собой усилие, чтобы ответить на поцелуй. Джек — её будущий муж и происходящее здесь и сейчас лишь невинная шалость, на фоне грядущего.


Одним из условий предстоящего бракосочетания, являлось рождение ребёнка, и Кассандра просто не знала, как к этому относиться. Она хотела детей, но на данный момент была к ним не готова. Джек уверял её, рождение ребёнка не повлияет на её карьеру, он не собирается закрывать её дома, только девушка сама не была уверена, что сможет заниматься делами, если у неё будет сын или дочь.


Тем временем, губы мужчины, лаская, переместились на её шею, превращая их танец и поцелуй, в нечто неприличное, не предназначенное для глаз публики. Девушка начала сопротивляться, пытаясь отстранить жениха.


— Джек, хватит, — произнесла она, уперев ладони ему в грудь. — Прекрати!


Мужчина вздрогнул и отступил. Его глаза были пьяными от желания, совершенно расфокусированными. Он тяжело дышал. Несколько раз Джек моргнул, тряхнул головой и, наконец, взгляд приобрёл осмысленное выражение.


— Чёрт, Кассандра, прости, — произнёс он с виноватым выражением лица. — Я увлёкся. Не волнуйся, я помню наш уговор и не собираюсь тебя торопить или давить на тебя.


Он покаянно мямлил ещё что-то, но Кассандра его не слушала. Девушка настороженно посмотрела в сторону vip-комнаты, которую они занимали, к её облегчению, все были увлечены каким-то разговором и не заметили происшествия на танцполе. Её била мелкая дрожь, ей нужно было выйти наружу. Привести в порядок мысли, успокоиться.


— Всё хорошо, Джек, — сглотнув, ответила она жениху. — Я отойду ненадолго.


— С тобой точно всё в порядке? — мужчина был серьезен, в его облике, кроме припухших губ больше ничего не напоминала о недавней вспышке страсти.


— Точно, — заставила себя улыбнуться Кассандра и направилась к выходу.


***


Вокруг всё было ярким, шумным, совершенно безумным. Что это за дьявольское место? Куда он попал?


Выхватив из ножен меч, Николас начал настороженно осматриваться, стараясь не пропустить ни одной угрозы. Огромные здания сияли яркими огнями, и казалось их верхушки уходят прямо в небо. По жуткой на вид, черной дороге, носились железные повозки, которые не были запряжены лошадьми! Люди были странно одеты, впрочем, и выглядели некоторые из них не менее странно. Чего только стоил мужчина, с петушиным гребнем на голове, зелёного цвета! Воздух был тяжёлым, имел горький привкус и запах. Неужели этот, с виду безобидный дед, убил его, и он попал в Ад?


— Я бы на твоём месте не размахивал тут мечом, — Николас резко обернулся, услышав знакомый голос.


— Что ты сделал со мной? Где я? — прорычал мужчина.


— Ты хотел увидеть Кассандру, и я дал тебе эту возможность.


Николас, который уже собрался атаковать, замер, услышав слова старца. Разум отказывался служить хозяину, и мужчина растерянно моргал, пытаясь понять хоть что-то.


— Я не понимаю, — в голосе мужчины звучала растерянность.


— Убери для начала меч, ты и так привлекаешь слишком много внимания, — посоветовал старик. И в самом деле, странные люди, смотрели на него, Николаса, как на умалишённого.


Он послушно вложил меч обратно в ножны, но нащупал за поясом Огненный Жезл.


— Глупо, — прокомментировал старик его действия.


Николас не хотел его слушать, решив действовать. Он правитель своей страны, неустрашимый воин и сильный маг, не позволит этому не понятно кому, играть с собой в странные игры. Сжав древко Жезла, ощущая под пальцами искусную резьбу и драгоценные камни, мужчина призывал древние силы талисмана. Его захлестнула волна чего-то, очень похожего на панику, когда он не почувствовал никакого отклика. Было ощущение, словно он держит в руках обыкновенную палку! Более того, он и в себе не ощущал никаких магических сил. Кожа покрылась мурашками ужаса. Что сделал с ним этот старик? Кто он такой, раз владеет такой мощью? Враг, которого он так и не смог обнаружить своими силами?


— Нет, я не враг тебе, — словно читая его мысли, ответил старик, — и да, в этом мире ты простой человек, как и Огненный Жезл представляет собой ценность лишь как безделушка, украшенная драгоценностями, — продолжал он, заставляя Николаса холодеть с каждым словом всё сильнее, — Кассандра же пыталась тебе сказать откуда она, верно? Так вот, ты хотел увидеть её и потому ты там, где сейчас находится она.


При упоминании имени Кассандры, мужчина вздрогнул. В голове был полный хаос, он не знал, что думать и даже, что чувствовать. Ноги понесли его в неизвестном направлении, Николас попытался сопротивляться, но его тело ему будто не принадлежало. Он оказался в довольно тёмном и безлюдном переулке, прежде чем снова ощутил, что может двигать руками и ногами на свое усмотрение.


— Помни, у тебя семь дней, Николас, — послышался голос старика. — Проживи их с пользой, от этого много зависит…


Больше мужчина не слышал его и даже не ощущал присутствия незнакомца. Николас хотел было развернуться и уйти, не понимая, почему он должен стоять здесь, как одна из дверей, над которой висел фонарь, отворилась и наружу выскользнула женская фигурка. Николас замер поражённый, узнавая и не узнавая девушку. Её волосы струились волнистыми локонами по спине и груди, на ногах была непонятая обувь на тонких и высоких каблуках, одета девушка была в нечто, напоминающее платье, только слишком открытое и короткое.


— Кассандра, — выдохнул он и выступил из тени.


Девушка уставилась на него огромными глазами. Похоже, она была изумлена не меньше его. Ему даже послышалось, как она прошептала знакомое «Господи».


Так они и замерли, сверля друг друга ошеломлёнными взглядами. Глаза в глаза. В голове каждого роились тысячи вопросов, но они продолжали жадно всматриваться друг в дружку, не в силах нарушить тишину.


Глава 12.

Как же хорошо! Тишина и покой. Только сейчас Кассандра поняла, как устала от толпы.


— Кассандра, — раздался тихий шепот неподалёку.


Обернувшись, девушка застыла, не в силах поверить в увиденное. В нескольких метрах от неё стоял Николас. Потрясение пригвоздило её к месту, а с губ сорвалось тихое:


— Господи.


Казалось весь мир замер, давая им минуту уединения. Девушка не знала, что говорить. В голове крутились тысячи вопросов, но она не могла выдавить из себя ни звука. Резкий звук клаксона, проехавшего мимо автомобиля, вывел девушку из оцепенения.


— Что ты тут делаешь? — наконец выдохнула она.


— Тебя ищу, — Николас выглядел растерянным и потрясённым не меньше её самой.


Кассандра понимала, сейчас не место и не время задавать вопросы. Внешний вид мужчины, а он выглядел как воин и житель своего времени-реальности, привлекает ненужное внимание. Ещё девушка не была уверена в адекватности его реакций. Нужно как можно быстрее увести его отсюда в безопасное место.


— Ник, — подойдя к нему, девушка взяла его лицо в ладони, надеясь сосредоточить внимание мужчины на себе и своих словах, — слушай меня внимательно. Я сейчас уйду минут на пять. Так надо. Ты будь здесь. Никуда не уходи, постарайся не влипнуть в историю и ни с кем не общаться. Ни в коем случае, не нападай на кого-то с мечом. Просто стой тут и жди.


Застыв на месте, Николас всматривался в яркие, серые глаза, которые так часто снились ему по ночам. Прикосновение рук девушки обжигало, заставляя острее ощущать происходящее. В голосе звучали требование и мольба одновременно, Кассандра была явно обеспокоена. Она просила его ждать. Что же, это не сложно. Он не знает этого мира, это ее реальность и ей виднее, как лучше поступить. Подобное осознание заставило мужчину нахмуриться. Он ненавидел ощущать себя зависимым от обстоятельств или людей, но разве был у него выбор?


— Хорошо, — кивнул он и снова поражённо замер.


Неизвестный старик лишил его всех способностей, но оставил возможность понимать языки. Николас мог поклясться, что впервые слышит все эти слова.


Дрожа всем телом, Кассандра на негнущихся ногах отправилась в клуб. Рассудок отказывался признавать реальность. Николас, тут, в её мире. Почему это происходит? И главное: что делать?


Девушка только нашла в себе силы смириться с реальностью, с тем, что никогда не увидит больше его, и тут он появляется снова в её жизни. У неё были предположения, как такое произошло, но суть дела это не меняет: они по-прежнему не могут быть вместе. Эти отношения безнадёжны и заранее обречены. Не стоит строить глупых иллюзий и поддаваться разрушительным эмоциям, ведь потом будет только хуже. Сейчас не время об этом думать, нужно срочно увести Николаса с улицы и объяснить хотя бы основные правила жизни в её мире.


Уйти оказалось не такой уж и простой задачей. Однако и иначе нельзя. У неё в клубе сумочка с деньгами, ключами от дома и документами, кроме того, свалить, не сказав и слова — свинство. Джек был убеждён, что её желание отправиться домой — целиком и полностью, его вина. Кассандре пришлось приложить усилия, чтобы убедить его, но сомнение всё равно светилось в его глазах. Она была рада неожиданной поддержке Девида, который постарался объяснить её жениху, что она всегда была такой, и в её желании нет ничего особенного. Только взгляд, которым одарил её брат, обещал ей новую неприятную беседу. Ну и ладно. Это будет потом. Нужно решать проблемы по мере их поступления.


— Пошли, — произнесла девушка, выйдя из здания. К её облегчению, мужчина был на месте и, судя по его внешнему виду, не успел нажить себе проблем.


Кассандры не было каких-то минут пять, но Николасу они показались вечностью. Девушка была заметно напряжена. Остановившись у края странной дороги, она вскинула руку и вскоре одна из дьявольских повозок, остановилась напротив них.


— Залезай, — скомандовала Кассандра.


Мужчина уставился на неё с немым вопросом в глазах. Она что, хочет, чтобы он сел в эту карету сатаны? Видимо уловив его сомнения, девушка первая нырнула в машину.


— Ну, тебя долго ждать? — в её голосе, Николас уловил нетерпение.


Да что же он, мужчина или как? Боится как какой-то трус! Если Кассандра спокойно залезла в эту штуку, значит и ему опасаться нечего. Ага, легко сказать. Эта повозка, противоречила всему, что он знал. Однако, взяв себя в руки, мужчина неловко забрался в автомобиль, и повозка тронулась с места. В крохотное зеркало, он уловил любопытный, и вместе с тем насмешливый взгляд извозчика. Неприятно и раздражает, но поймав упреждающий взгляд Кассандры, он предпочёл сидеть спокойно и с закрытым ртом.


Кассандра кожей ощущала смятение Николаса и невольно посочувствовала ему. Попав в его мир, она имела относительное представление о месте, в которое попала. Он же вообще не верил в существование иных миров, каково ему не просто узнать, что ошибался, а угодить в один из них? Совершенно чужой и абсолютно непохожий, на его собственный?


Вскоре машина остановилась напротив её дома, и они вышли на улицу. Николас притих и настороженно озирался по сторонам. Не дав ему времени как следует рассмотреть окрестности, девушка потащила его в дом.


— Добро пожаловать в мой дом, — произнесла девушка.


Сделав несколько шагов, мужчина принялся осматривать интерьер. Помещение было выдержано в светлых, постельных тонах. Места было немного, но довольно уютно. Мебель казалась Николасу странной, какой-то слишком маленькой и хрупкой. Было много вещей, которым он и вовсе не мог дать название, определить их назначение.


Кассандра же напряжённо думала с чего начать. Наверное, стоит ему примерно объяснить, куда он попал и как нужно себя вести и реагировать.


— Сядь, — мягко сказала девушка и к её удивлению мужчина без лишних вопросов подчинился. — Думаю, ты не сильно понимаешь, что происходит, верно? Расскажи, как ты сюда попал?


Николас задумался. Стоит ли рассказывать ей про странного старика? Не посчитает ли девушка его безумным? И решил, стоит. В конце концов, сейчас, когда он убедился, что она не лгала ему, рассказывая о своем появлении, его мучил вопрос: как она сама попала в его мир? И он рассказал ей про встречу и том, как очутился в этой странной реальности.


— И как понимаю, тебе отмерили тут находиться семь дней? — в ответ Николас лишь кивнул. — Но почему старик отправил тебя сюда, — задумчиво произнесла Кассандра. — Я не искала больше с тобой встреч…


— Я искал тебя, — произнёс мужчина.


В комнате повисла звенящая тишина. Сердце Кассандры ускорило ритм, когда она осознала, как действует на неё такое простое и короткое признание. Она так часто задавалась вопросом: помнит ли он её? Оказывается, помнит, белее того он искал её…


— Зачем? — задала девушка единственно важный для неё на данный момент вопрос.


— Вот за этим.


Николас наклонился к ней, его рука обожгла щёку лёгким прикосновением, невесомой лаской. Девушка и сама не поняла, как они оказались так близко. Губы мужчины были в сантиметре от её собственных, дыхание опаляло кожу, заставляя замереть мир вокруг. Кассандра тонула в манящей зелени глаз, не имея ни сил, ни желания сопротивляться. Разум оставил её. Ещё немного и она снова сможет ощутить его неповторимый вкус…


— Кхм, — раздалось покашливание. — Я смотрю мы не вовремя.


В ужасе Кассандра отпрянула от мужчины, лицо вспыхнуло алым пламенем. Взгляд брата был тяжёлым, каким-то осуждающим.


— Девид, — произнесла Кассандра, кусая губы. — Что ты тут делаешь?


— Да вот решил проведать тебя, — прищурившись, поведал девушке брат. — Ты так стремительно убежала из клуба, я, было, подумал, что-то случилось. И что я вижу? Ты обнимаешься тут с каким-то левым мужиком! Ты ничего не хочешь мне объяснить?


Девушка съёжилась под хмурым взглядом брата. Не готова она была к подобным разговорам. У неё не было подходящих ответов, и она прекрасно понимала, как это, наверное, выглядит со стороны.


Николас смотрел на девушку, которая цветом лица стала напоминать чистый лист бумаги. Волна гнева поднялась в его душе. Да кто это такой и как он смеет отчитывать девушку? Умом мужчина понимал, нужно быть осмотрительнее, он ведь не знает, какую роль занимает мужчина в жизни Кассандры, но инстинкты требовали вступиться за неё, оградить от не нужного расстройства.


— Как ты смеешь так разговаривать с ней? — рыкнул Николас. — Ты кто такой?


— Я её брат и потому смею разговаривать со своей сестрой так, как посчитаю нужным? — смирив его уничтожающим взглядом, ответил мужчина. — А ты кто такой, вопрос интересный. Какого лешего ты крутишься вокруг моей сестры? Что тебе нужно от неё?


Мужчина открыл было рот, чтобы ответить и понял, сказать ему по сути нечего. Он сомневался, что стоит говорить правду. Чутьё подсказывало ему, это будет чудовищной ошибкой. Но и молчать Николас не привык. Отвратительная, своим идиотизмом ситуация. Однако, он испытывал странное облегчение, узнав, что парень девушке брат.


— Прекратите! — сердито произнесла Кассандра. — Девид — это Николас, он мой старый и хороший друг, не более того. Так что прекрати свои нападки. Ник — это мой единственный и горячо любимый брат Девид.


Слова девушки эхом отдавались в голове Николаса. Хороший друг и не более того — вот кем видит его Кассандра. Тогда к чему всё это? Почему она пришла тогда к нему и с такой страстью отдалась ему? И сейчас, она жаждала его поцелуя, он это чувствовал. Так почему представляет его другом? В чём причина? Она стыдится его? Или тут что-то другое? Он не понимал происходящего.


— А этот «друг» в курсе того, что он просто друг? — едко поинтересовался у Кассандры брат. — Он знает, что ты замуж выходишь? И вообще, из какого цирка сбежал этот клоун? — с толикой высокомерия произнес Девид, оглядывая одежду мужчины.


Совсем недавно, несколько минут назад, она пребывала в сладком мире иллюзий, потеряв бдительность из-за ошеломившего её появления Николаса, Кассандра позволила себе расслабиться и отдаться на волю чувств и эмоций. И вот реальность, подобно ведру ледяной воды, обрушилась на неё. Девушка украдкой бросила взгляд на мужчину, он словно помертвел. Кассандра не видела его глаз и не могла по ним прочесть его чувств, но от Николаса распространялась волна чудовищного напряжения. А ведь Девид всего лишь сказал правду, и оправдываться она не должна, тогда почему чувствует себя такой виноватой? Откуда это желание объясниться?


Девид же стоял мрачной статуей посреди гостиной и ждал ответа. Лгать смысла не было. Собравшись с силами, Кассандра посмотрела в глаза родного человека.


— Мы с ним давно не виделись, Девид, — холодно произнесла девушка. — И ты не дал нам времени поговорить. Если бы ты пришёл чуть позже…


— Если бы я пришёл позже, этот твой «друг» уже трахал бы тебя как дешёвую шлюху! — зло выплюнул Девид. — Как ты можешь так поступать, Касс? Что с тобой? Я тебя совсем не узнаю! Тебе своего жениха не жалко, Джека, помнишь такого?


Слова брата были слишком жестокими и оскорбительными, а страшно было, что он не далёк от истины. Приди он чуть позже, они с Ником могли бы совершить непоправимую ошибку. Не так давно она приняла решение, начать жизнь с чистого листа. И пусть она думала, что больше никогда не увидит любимого, его появление ничего не меняет. Да, сейчас он здесь, но пройдёт семь дней и он исчезнет. Не имеет смысла отказываться от принятого решения. И пусть ей будет дьявольски тяжело и уже сейчас сердце кровью обливается, нужно держать с Ником дистанцию. Только всё равно, Девид не имеет права так её оскорблять!


— Я всё прекрасно помню, — арктическим льдом отдавал голос девушки. — И я достаточно взрослая девочка, которая способна сама отвечать за свои поступки. Думай что хочешь, Девид, но Ник — мой друг. Он тут впервые и проездом. И пока он тут, будет жить в моем доме, а Джеком я сама объяснюсь. Теперь же прошу покинуть дом сестры-шлюхи.


Не часто Девид видел свою мечтательную и мягкую сестрёнку, такой злой. Он вспылил, увидев как неизвестный тип лапает его младшую сестрёнку, и злые слова сами сорвались с языка. Он никогда не считал её ветреной дешёвкой и сейчас испытывал стыд за свои оскорбления. Он напал на неё, вместо того, чтобы тихо—мирно поговорить, устроил отвратительное представление. Ему совсем не нравилось, какими глазами смотрит на Кассандру этот Николас, да и взгляд сестры вызывал опасения. Однако, видя состояние девушки, он предпочёл не усугублять положение и уйти. Позже, когда она успокоится, он с ней спокойно поговорит. Сейчас же, остаётся лишь надеяться на благоразумие Кассандры. Как ни странно, Девид был уверен, этот тип, кем бы он ни был, не причинит ей зла.


— Хорошо, — согласился Девид. — Сейчас мы уйдём, но разговор не окончен, Касс.


Только сейчас девушка заметила Франциску, которая молча переминалась у двери и круглыми глазами наблюдала неприглядную сцену. Девушка не сказала ни слова и никак не прокомментировала происходящее, что уже радовало Кассандру. Девид молча подошёл к двери и, подхватив невесту под руку, покинул дом. Девушке было страшно смотреть на Ника. Её пугал предстоящий разговор.


Николас же сидел оглушённый услышанным. Он столько искал её, мучаясь чувством вины, отчаянием на грани безысходности. Он так мечтал увидеть её, прижать к сердцу и попросить прощения за всю боль, которую ей причинил. Он жаждал увидеть её так, что даже Небеса услышали его, позволив перенестись в этот сумасшедший мир. И всё оказалось зря.


Кассандра выходит замуж.


Его Кассандра выходит замуж! И он даже имя знает, Джек, вот как звать мужчину, который станет ей мужем. Он будет её обнимать и целовать, прижимать к сердцу, делить с ней ложе, он станет отцом её детей и тем, с кем девушка проведёт остаток жизни.


Появилось жгучее желание уйти. Просто встать и уйти из этого странного дома, подальше от Кассандры, на которую у него, по сути, и не было прав, а сейчас и шанса эти права получить нету. А чего он ожидал? Что она будет вечность его ждать? С чего вдруг? Они не давали друг другу никаких обещаний. Только почему внутри так пусто и холодно, а горло сдавило, словно железными тисками, не давая нормально дышать?


Мир, в котором он оказался, был странным и чужим, однако он вроде не глуп и вполне сможет сам приспособиться. Ему тут больше нечего делать. Встав на ноги, Николас направился к двери.


— Куда ты? — воскликнула Кассандра, преградив ему путь. — Ник, сядь, пожалуйста. Нам нужно поговорить.


Когда мужчина молча сел, Кассандра сцепила пальцы в замок и упёрлась в них взглядом. Никогда ей не было так тяжело говорить. Только ситуация требовала объясниться, прояснить ситуацию. Сердце отчаянно колотилось о грудную клетку. Она приняла решение и должна следовать ему, даже если это и сулит ей выворачивающую наизнанку боль.


— Ты выходишь замуж? — бесцветным, каким-то мёртвым голосом спросил мужчина.


— Ты пойми меня, Ник, — начала девушка, до крови кусая губы и сжимая пальцы рук. — Я тебя не ждала. Даже не помышляла, что мы свидимся вновь. Было бы ложью сказать, что я не рада тебя видеть. Рада, и даже больше, чем ты можешь себе представить. Только это ничего не меняет. Я не собираюсь разрывать помолвку и скоро стану женой Джека. Он замечательный, хотя тебе должно быть пофиг. Но так нужно. Так лучше для всех. Так будет правильно, понимаешь?


Нет, он не понимал этого. Для кого лучше? Для него, неё или этого Джека? Для кого и чем это будет лучше? Если она так ему рада, то почему не хочет быть с ним? Ведь он здесь, с ней, так в чём же дело?


— Нет, не понимаю, — покачал головой Николас.


— Ник, мы из разных миров, — с горечью ответила девушка. — И это не красивый фразеологизм, это факт. В твоём мире живут невероятные создания, он пронизан магией, а в моём железо летает по воздуху и магия всего лишь миф. Наши жизни две параллельные прямые, которые пересеклись неведомым образом. Сейчас ты тут, но пройдёт неделя, и ты исчезнешь. Ты принадлежишь своему миру, а я своему , и мы априори не можем быть парой. Я делаю всё, чтобы найти своё место под солнцем, и Джек мой шанс найти себя. Тебя же там ждёт Эмили, вы поженитесь и твоя страна обретёт наследника. Поэтому, я прошу тебя, Ник, давай не будем всё усложнять и проведём эти дни как хорошие друзья. Я помогу тебе максимально комфортно и, возможно, интересно провести это время. Но пусть всё останется как есть.


Произнося свою речь, Кассандра отчаянно старалась не расплакаться. Почему жизнь так жестока и несправедлива? Почему Высшие Силы играют с ними, сталкивая их, хотя любые отношения между ними невозможны? Казалось бы, вот он — мужчина, которого она так любит, о котором льёт в подушку слёзы долгими и одинокими ночами. Можно протянуть руку и прикоснуться, она снова ощущает неповторимый аромат его тела и тонет в зелени глаз. Они так близки и невыносимо далеко. И как больно принимать действительность, отказываться от него.


Слушая Кассандру, Николас отчаянно старался осознать её слова. Правдивые и эти беспощадно жестокие. Сейчас он понял, почему девушка представила его своему брату, как друга и даже её предстоящее замужество обрело смысл. Но, дьявол! Это не то, чего он хотел! Не за этим он так долго искал её! Мужчина не хотел отказываться от неё и возможности быть с ней вместе. Не желал признавать такую правду. Если всё так безнадёжно, как говорит девушка, то почему это случилось? Зачем судьба позволила им встретиться? Николас не верил в случайности. Всё, что происходит и когда-либо происходило, имеет свой смысл и цель. И он не верил, что смыслом их встречи являются обоюдные муки и болезненные воспоминания до конца жизни. Мужчина был готов поспорить с судьбой и побороться за свое право обладать любимой девушкой…


Стоп, любимой? Эта мысль сама проскользнула в сознании и мужчина оторопел. Он никогда не задумывался, как можно охарактеризовать чувства и эмоции, которые он испытывает к Кассандре. Он её любит? Если эта болезненная одержимость, желание быть всегда рядом и готовность бороться за права быть с ней и есть любовь, то пусть будет так. Он знал, чувствовал, он не безразличен девушке, и пусть Кассандра не готова к таким признаниям и не видит смысла в их отношениях. Что же, он не будет сейчас настаивать. Ему дана неделя, чтобы всё изменить, и он просто обязан добиться своего. На мгновение Николаса охватил страх, что если ему не удастся? Ведь он хорошо помнил упрямство девушки… Нет! Он сможет, должен смочь. Никогда ещё перед ним не было подобных задач, это будет сложно и вместе с тем весьма интересно. Кассандра должна быть его! К дьяволу её жениха, он не верил, что она его любит, и про Эмили он пока решил не рассказывать, чтобы лишний раз не настораживать её.


— Ладно, — кивнул Николас. — Пусть будет по-твоему.


Такое простое согласие Ника, обескуражило Кассандру. Ей стало даже немного обидно. Она-то навоображала себе, что раз он, как и она, попал сюда, то его чувства к ней достаточно сильны и глубоки. Похоже, она ошиблась. Да и какие чувства? О чём она? У него дома невеста, которую он любит! К тому же, Ник не дурак, и должен понимать истинность её слов. Так будет лучше для всех и для него в том числе. Хотя как же тяжко и горько на душе!


Не зная с чего начать, девушка решила переодеть Ника. Может для его мира он был хорошо одет, но здесь такой наряд неприемлем. У неё был небольшой запас мужских вещей, на случай если Девид оставался ночевать и, отобрав несколько, Кассандра дала их мужчине. Пока он переодевался, она рассказывала про то, как и чем живут люди в этой реальности. Основные принципы поведения и нормы морали.


— Какая-то ваша одежда неудачная, — пробубнил Николас, выйдя из соседней комнаты. — Тесная, а штаны так вообще везде натирают. И что это такое? — произнёс мужчина, держа в руках трусы боксеры.


Девушке стиснула зубы, стараясь удержать смех. Николас выглядел просто потрясающе комично. Это, конечно, была «От» и «До» её ошибка, только менее смешно от этого не становилось. Кассандра как-то не задумывалась, что Ник значительно крупнее брата, ей и в голову не пришло такое понятие как размеры. И сейчас мужчина стоял посреди гостиной и воплощал собой потрясающее зрелище! Серая футболка как вторая кожа обтягивала мощное тело, но при том была явно коротка, так как девушка могла видеть часть крепкого живота, и не сомневалась, двигаться и даже дышать ему тяжело. Джинсы, которые должны были сидеть как простые брюки, нелепо обтягивали ноги мужчины и пуговицу застегнуть ему так и не удалось. А про назначение трусов, она просто упомянуть забыла, считая это чем само собой разумеющимся. В одежде брата, Ник выглядел совершенным идиотом, что подтолкнуло её к необходимости посещения магазина мужской одежды. Только вот сегодня она немного выпила и за руль садиться опасно, да и вряд ли в круглосуточных магазинчиках они найдут что-то путное.


— Снимай, — не удержавшись, девушка всё же захихикала, но замолкла, уловив мрачный взгляд. — Одевай пока свою одежду, а завтра мы приобретём тебе что-нибудь подходящее. Шмотки Девида тебе явно маловаты, а это — кивнула она на боксеры, — нижнее бельё. Его одевают под брюки.


— Зачем?


— Чтобы штаны не натирали, — сказала Кассандра первое, что пришло в голову. Как объяснить человеку, зачем носить трусы? Она никогда не задавалась вопросом, зачем они, просто одевала и всё, как и другие люди. Так принято. И оттого чёткого ответа у неё не было.


Вскоре Николас вышел уже в своей одежде и перестал выглядеть клоуном. Девушка отвела его в гостевую комнату. Показала где ванная комната.


— А кто воду приносит? — спросил он, разглядывая убранство ванной. — Я не видел слуг.


— Они не нужны, — отмахнулась девушка.


— Как это? — недоумевал Ник.


— А вот так, — с этими словами Кассандра повернула вентиль, и вода полилась.


С минуту Николас настороженно смотрел и даже потрогал струю воды. Взъерошив волосы, он нахмурился.


— А говорила в твоём мире нет магии, — пробормотал он.


— Это не магия, а технический прогресс, — мужчина по-прежнему хмурился. — Ай, не бери в голову. Я позже объясню. Мойся пока.


Показав и объяснив назначение тех или иных средств гигиены, Кассандры вышла за дверь. Не так всё просто будет, как ей казалось. Тяжело объяснять простые истины. Каждого человека с рождения окружает ряд вещей, он живёт, пользуется ими и, как правило, не задумывается, как объяснить их назначение и применение. Блага привычной для неё цивилизации, чужды Нику и ей будет не просто объяснить очень и очень многое.


Девушка постелила постель, и когда Ник вышел с мокрыми волосами и обнажённым торсом, тяжело вздохнула. Хорош. Более чем хорош. Но нельзя. Пожелав ему спокойной ночи, Кассандра направилась к себе. Вряд ли сегодня она уснёт. День выдался богатым на потрясения и события и мысли хаотично атаковали её мозг. Однако не прошло и десяти минут, как девушка спала крепким сном.


В соседней комнате Николасу напротив не спалось. Его жизнь совершила головокружительный поворот, к которому он был не готов. Он оказался в совершенно безумном мире с какими-то непонятными устоями. Но он был счастлив, до странного, искренне, почти по-детски счастлив. Он столько дней провёл с удручающим сознанием, что девушку ему не найти, даже думал, что она мертва. И найдя её, испытывал ощущения сродни восторгу. И пусть ему придётся быстро приспосабливаться, учиться прямо на ходу. Будет не просто, ну и что? Главное, он нашёл Кассандру и у него есть семь дней, чтобы заставить девушку изменить своё мнение об их отношениях. О том, что возможно девушка права и всё заранее обречено, Николас старался не думать. Так быть не может, не верил он в это.


Глава 13.

Такого утра в жизни Кассандры ещё не было. Проснулась девушка от громкой музыки, по всей видимости, последним к музыкальному центру подходил Девид, так как «Рамштайн» однозначно не её исполнитель. Среди какофонии звуков, она различила нечто, весьма похожее на воинственный клич. И наступила тишина. Всё произошло так стремительно, что девушке потребовалось несколько секунд осознать происходящее. Перед глазами калейдоскопом пронёсся вчерашний вечер. Чёрт, Ник!


Набросив на плечи шёлковый халатик, девушка пулей влетела в гостиную и застыла поражённая открывшейся картиной. Кассандра просто не знала, смеяться ей или плакать.


Посреди комнаты стоял Николас, в одних штанах, ослепляя Кассандру крепким обнажённым торсом. В руке он сжимал меч, и вид у мужчины был довольно воинственный, а напротив было то, что осталось от несчастного музыкального центра.


— Ник, — произнесла девушка и все же захихикала.


— Что это за дьявольщина? — настороженно спросил мужчина, не сводя взгляда с разбитой техники из которой сыпались искры.


— Это музыкальный центр, устройство для воспроизведения музыки, — продолжая хихикать, пояснила Кассандра. — Ты зачем его уничтожил? И штуковину это убери, — девушка кивнула на меч.


Мужчина покосился на застывшую в дверях девушку. Его покоробили её смешки, он ощущал себя идиотом. И скорее всего им и был. Когда он задел эту штуковину, раздались звуки, заставившие все волоски на его теле встать дыбом. Это была реакция на уровне инстинктов, отточенная многочисленными боями и тренировками. В тот момент Николас не раздумывал, он просто стремился уничтожить угрозу.


— Это — музыка? — изумился Николас. — Ты в курсе, что гаргульи, которые живут в Ущелье Туманов, издают примерно такие же звуки в брачный период? И, как правило, немногие, кому довелось это услышать, могут об этом рассказать?


Терпению Кассандры пришёл конец и она расхохоталась. Николас насупился. Идиотский мир с кучей дурацких предметов неизвестного назначения! Мужчине совсем не нравилось чувствовать себя клоуном, он злился на собственную неосведомленность.


— Извини, — отсмеявшись, произнесла девушка. — Просто я всю жизнь живу в окружении этих вещей, и твоя реакция выглядит забавно.


Кассандра выглядела такой юной и красивой, и извинялась совершенно искренне. Николас понял, она обидеть его не хотела, наверное, со стороны это и вправду выглядело смешно.


— Просто пойми, Ник, — продолжила став совершенно серьёзной, хотя в глазах продолжали прыгать смешинки, — в нашем мире нет магии, и монстров различных нет. Если только в человечьем обличии, то есть, люди хреновые. Но всё, что тебя окружает вполне обычные вещи, созданные людьми. Не более того. Помни это, прежде чем решишь разворотить ещё что-нибудь.


Они разошлись по своим комнатам, чтобы переодеться. У Кассандры по плану после завтрака был магазин мужской одежды, нельзя чтобы Ник ходил по улицам в таком наряде.


Когда мужчина спустился вниз, ощутил восхитительный аромат еды. По нему собственно он и нашёл кухню. Кассандра что-то готовила, из очередной вещицы, названия которой он не знал, лилась веселая музыка и девушка пританцовывала под неё, соблазнительно виляя бедрами. На ней были брюки, которые детально обтягивали её формы. Картина показалась Николасу такой притягательно сексуальной, что его обдало волной жара, а в паху появилось знакомое напряжение. Дьявол! Как не вовремя! Или…


Девушка увлеклась процессом и целиком пребывала в своих мыслях, как почувствовала, что ей на талию легли горячие руки. Инстинктивно пару раз вильнув бёдрами, Кассандра замерла ощутив эрекцию парня. Что он творит? Они же ещё вчера всё решили. И почему ей так не хочется, чтобы он убирал руки?


— Что ты делаешь? — хриплым голосом спросила Кассандра. Против её воли, его возбуждение, передалось и ей. — Мы же договорились, Ник.


— Я просто танцую, — последовал ответ.


Горячие ладони больше не сжимали её тело, и Кассандра повернулась к мужчине лицом. Он смотрел на неё совершенно невинными глазами, словно не понимая суть её претензий. Смутное ощущение шевельнулось в душе девушки, и она прищурилась, но так как не смогла охарактеризовать собственные чувства, решила тему не развивать.


За завтраком они перекинулись от силы парой слов. Николас похвалил её стряпню, и девушка с тоской лишний раз подумала о том, как жестока и не справедлива жизнь. Она бы так хотела каждый день готовить ему завтраки, только вот её желание не в силах что-либо изменить… Не желая углубляться в разрушительные мысли, девушка переключилась на здесь и сейчас. Не сразу ей удалось уговорить Николаса сесть в её машину. В его понимании, извоз не женское дело. Когда ей надоело слушать разглагольствования мужчины, полные неприкрытого шовинизма, Кассандра чуть ли не силком запихнула его в машину, наградив целым рядом лестных эпитетов.


Николас понимал мотивы девушки и даже признавал их разумность. Выделяться из толпы не лучшая идея. Но дьявол, какая же неудобная и откровенно нелепая их одежда! Неудивительно, что мужчины этого мира ходят злые как собаки. В памяти ещё свежи были воспоминания о примерке здешнего наряда, поэтому он очень настороженно относился к этой задаче.


Поход в магазин, оказался испытанием для нервов Кассандры. Ей казалось легче ещё раз сдать на права, чем договориться с этим бараном, Николасом. К любой вещи он относился с громадным скептицизмом. Не привыкший молча подчиняться, мужчина хоть и старался сдерживать свой нрав, но всё равно доконал весь персонал бутика. Девушка не сомневалась, они с огромным облегчением вздохнули, когда они покинули магазин.


Раздражение буквально бурлило в душе мага. Цирк, да и только. Кучу времени он ощущал себя безмолвным манекеном, пока на него снова и снова натягивали всякое барахло. Зачем? Кассандра зачем-то накупила кучу тряпок, Николас же был убеждён, ему столько не нужно. Хватило бы чего-то одного. Но как бы он не злился, мужчине нравилось увиденное в зеркале, только признаваться в этом он категорически не хотел.


И когда он думал, что экзекуция, под названием «стать как все» окончена, девушка заявила, что им ещё необходимо посетить парикмахерскую. Когда Николас уточнил, что это такое и зачем ему это, был в ужасе. Обрезать волосы?! Короткие волосы — отличительный знак рабов! Кассандра же и слушать его не хотела, вытащила его на улицу, которая кишела людьми и просила оглядеться. Только сейчас он обратил внимание, все мужчины эту странного мира носят короткие стрижки.


— Только неформалы, рокеры, байкеры и трансвеститы ходят с длинными волосами, так что, живо в парикмахерскую! — бескомпромиссно заявила девушка. Николас не знал значения перечисленных Кассандрой слов, но решил, что это что-то оскорбительное, потому, стиснув зубы, подчинился.


Кассандре и самой было до слёз жалко отрезать красивые, чуть вьющиеся, шелковистые пряди, но Ник и так имел достаточно яркую внешность, ни к чему привлекать ещё больше внимания.


Когда всё было позади, мужчина был таким мрачным, что девушка не решалась первой с ним заговорить. Пусть остынет. Во всей этой суете, она напрочь забыла про всех остальных: брата, жениха, знакомых. Потому звонок мобильного, ей показался громом среди ясного неба. А глянув на дисплей, девушка и вовсе на миг окаменела. Джек. В душе шевельнулось чувство вины. Она совсем забыла о мужчине, за которого собралась замуж, наслаждаясь обществом Ника. И ещё ей было страшно, что Девид рассказал мужчине о приезде друга. Девушка была не готова говорить на эту тему, она ещё не успела обдумать легенду.


— Да, Джек, — с тяжёлым сердцем, она всё же решилась ответить на звонок.


Николас уже успел привыкнуть к этим странным повозкам, которые назывались автомобили и даже начал получать удовольствие от езды в них. И вот опять он узрел в руках Кассандры странную вещицу, которая, судя по всему, используется для связи с другими людьми. Напрячься его заставило не это. Он услышал имя Джек, именно так зовут того, кто претендует стать мужем его Кассандры. Он мало чего понял из обрывков разговора, но настроение девушки заметно упало.


Когда они подъехали к её дому, Кассандра заставила выучить его небылицу о том, что познакомились они два с половиной года назад в городе, под названием Лондон. Мужчина сосредоточено слушал и старался запоминать, что говорит девушка. После она скрылась на кухне и через час принесла целый поднос еды. Поставив его на стеклянный столик, который казался Николасу совершенно не надёжным, она взяла в руки какой-то предмет, и в следующее мгновение на стене вспыхнул прямоугольник света, на котором сменялись картинки, и все эти чудеса сопровождались звуком. Мужчина уже устал удивляться, потому довольно спокойно всматривался в диковинную технику. Кажется, так Кассандра называла почти все странные предметы. Этот девушка назвала телевизором, вложила ему в руки штуку под названием пульт и объяснила правила пользования. По её словам, эта вещица, возможно, поможет ему лучше понять мир, в который его занесло, а у неё появились срочные дела.


Николасу совсем не понравился такой поворот дел. Возможно, он многого в этом мире и не понимал, но дураком не был. Его Кассандра собралась к нему, своему жениху. И самое отвратительное, что он ничего не может сделать! Он обязан соблюдать дурацкий уговор о дружбе и потому не имеет права запретить ей идти. А как хочется! Больше всего на свете, Николас желал прижать её к себе и никуда не от себя не отпускать, а вместо этого вынужден сидеть, стиснув челюсти, и наблюдать, как девушка уходит на встречу с другим. Столько времени они сегодня провели вместе, а он, вместо того чтобы хоть что-то сделать, дабы приблизиться к Кассандре, терял время впустую, споря с ней по любому поводу. Вот интересно, когда девушка жила в его дворце, и он проводил время с Эмили, она так же отвратительно чувствовала себя?


— Не скучай. Я скоро вернусь, — произнесла девушка и скрылась за дверью.


Он остался один переполненный коктейлем самых противоречивых эмоций. Он должен уже начать что-то делать. Но как назло, в голову совершенно ничего не приходило.


***


Безотчётное беспокойство никак не хотело покидать Кассандру. Уже полчаса она сидит с Джеком в ресторане и никак не может расслабиться. Мужчина и словом не обмолвился о Нике, и это настораживало. Девушка хорошо знала своего брата, молчать бы он не стал в сложившейся ситуации. Но почему тогда жених ничего не говорит? Так или иначе, обсудить это с ним придётся и, глубоко вздохнув, Кассандра всё же решилась поднять щекотливую тему.


— Джек, — обратилась она к сидящему напротив мужчине, — не помню, рассказывала ли я тебе, но два с половиной года назад, я ездила в Лондон и умудрилась там немого заплутать. Один хороший парень помог мне, показал город. В итоге мы стали друзьями, — увидев недоверчивый взгляд жениха, девушка поспешила уточнить. — Просто друзьями. В общем, сейчас он здесь и поживёт неделю у меня дома.


Повисла тишина. Джек внимательно разглядывал её. Сегодня утром ему позвонил Девид и сообщил, что дома у Кассандры поселился весьма странный субъект мужского пола. Узнав о подобном, мужчина ощутил злость, что рядом с его будущей женой отирается какой-то мужик. Вывел из себя Девид, который сообщил о подобном, лишь сегодня, хотя насколько он понял, гость появился вчера. И сильнее всего его покоробила невеста, которая не посчитала нужным поставить его в известность о данном инциденте. Ему пришлось приложить немало усилий, чтобы успокоиться, почти весь день ушёл на это. И вот сейчас, Кассандра заявляет — он поживет у меня неделю! Новая волна негодования поднялась в душе, заставляя Джека стиснуть зубы. По сути, он не должен так реагировать, у них договорные отношения, но всё же… Сделав несколько глубоких вздохов, мужчина заставил себя успокоиться. В конце концов, если всё выйдет как надо, уже сегодня этот мужик окажется историей.


— Я рад, что ты сама рассказала мне об этом, — как можно спокойнее ответил Джек. — Знаю я про твоего гостя. Меня вот что интересует, он настолько беден, что не может позволить себе номер в гостинице?


Прищурившись, Кассандра смотрела на своего жениха. Она совершенно точно уловила ревностный огонёк в глазах мужчины. Только этого не хватало!


— Почему же, он может снять номер, но я против, — с нотками металла в голосе, ответила девушка. — В мире, не так много людей, которых я могу назвать словом «друг». Я рада приезду Ника и он будет жить у меня, — увидев, что Джек открыл рот для возражений, девушка сделала нетерпеливый жест, призывая его к молчанию. — Это не обсуждается, Джек. И твоя ревность неуместна и глупа. Наши отношения не имеют ничего общего с романтическими, но будь спокоен, я тебя не опозорю. И последний раз повторяю, Ник просто друг.


Их взгляды скрестились, и Кассандра была намерена выиграть этот молчаливый поединок. И у неё получилось. Джек первым отвёл взгляд, только перед этим, ей почудилось что-то нехорошее в его глазах.


— Ты настолько уверена в нём, Касс? — спросил мужчина, — Девид говорит, он весьма мутный тип и настроен с ним серьёзно побеседовать.


Молниеносная догадка пронзила девушку. Вот откуда это не утихающее чувство беспокойства!


— Только не говори, что пока мы тут сидим, мой братец у меня дома, — прошептала Кассандра.


— А чего в этом такого? — Джек уже понял, что облажался, и зря сболтнул о своем договоре с будущим родственником, но не признаваться же в этом? — Поговорят по-мужски, и если твой брат будет спокоен, мне не о чем волноваться.


А Кассандра похолодела. На миг всё вокруг словно замерло. Девушка и сама не знала за кого больше боится за Девида, или за Ника. Брат, который считал своим священным долгом оберегать её ото всего на свете, мог организовать Нику огромные проблемы, посчитав того сомнительной личностью. На его стороне знание законов, и устройства этого мира в целом. Ник же, отличался весьма вспыльчивым характером, и остро воспринимал вопросы чести. Узрев в брате угрозу или посчитав, что тот его смертельно оскорбил, мужчина мог легко схватиться за оружие. А ещё девушку вывел из себя сам факт подобного поступка. Какая низость действовать за её спиной!


— Я ухожу, — холодно бросила Кассандра. Увидев обескураженное выражение лица жениха, она рассердилась ещё сильнее. Она не намерена играть в их игры, по их правилам, и придётся им обоим: и Джеку и Девиду это уяснить. — С тобой я поговорю потом, так как сейчас слишком зла на вас с братом. Не думала, что вы опуститесь до подобного.


Не удостоив будущего мужа больше и единым взглядом, девушка пулей вылетела из ресторана. Домой она гнала как сумасшедшая, опасаясь возможной беды. Поэтому чуть не лишилась чувств от облегчения, когда вбежав в дом, увидела двух мужчин, пусть за напряжённой, но беседой.


— Девид, выйдем, — угрюмо потребовала девушка.


Кассандра с братом скрылись из вида, оставив Николаса одного. Занимательный у него вышел разговор с родственником девушки. Когда Кассандра ушла, он не находил себе покоя, проклиная ситуацию в которой оказался. Внутри всё надрывалось от глухого отчаяния, ярости и жгучей ревности. Девушка хочет, чтобы они были друзьями? Этому не бывать! Он не согласен. Ведь каждая частица души и тела кричала — «моя!» Он просто обязан заставить понять её, что они созданы друг для друга, и ни о какой дружбе не может быть и речи. И пока Николас обдумывал варианты обольщения, в дом явился брат любимой.


Девид, так звали мужчину, был меньше в пропорциях и ниже самого Николаса, однако при всём этом, умудрялся смотреть на него как равный. Во взгляде светилось непоколебимое стремление защитить Кассандру и это заставило мага взять себя в руки. К тому же, вряд ли девушка поймёт, если он убьёт её брата. Он уважал порыв мужчины, обезопасить сестру, но братцу придётся понять, что он, Николас, никуда не денется.


Гость был решительно настроен, заставить Николаса уйти. Пришлось объяснить ему, что он уйдёт, только если Кассандра сама его об этом попросит. При этом он испытывал страх, что девушка, действительно, может захотеть отселить его из своего дома. В таком случае, поставленная задача, сильно усложнится. Ещё Николаса тяготило полное незнание мира, в котором он оказался, поэтому пришлось вспомнить всё, что он знал о взаимоотношениях людей в целом. Брата девушки сильно интересовало, в каком свете Николас рассматривает Кассандру, и мужчина честно сказал, что она ему нравится, при этом пообещав пальцем её не трогать, без её согласия. Конечно, тут он немного покривил душой, ведь в его планах было сделать всё, чтобы девушка снова стала его. Девид не особо ему верил, и это было видно по недоверчивому взгляду прищуренных глаз. Николас был рад появлению девушки, ведь её брат начал задавать вопросы, на которые у него не было ответов. Остановились они на том, кем Николас работает. Будто он знает профессии людей в здешнем мире!


— И больше не смей так поступать со мной, — услышал Николас голос девушки, а вскоре появилась и она сама, подталкивая брата к выходу. — Это низко, Девид!


Кассандра была возмущена произошедшим до глубины души. Она, конечно, понимала, Девид беспокоится за неё, но действовать за её спиной! Будто она маленькая девочка, не способная сама о себе позаботиться! Однако девушка была рада, что оба мужчины были живы и здоровы, и ничего ужасного не произошло.


Так же к ней пришло понимание, нужно как можно скорее обдумать личность мужчины. Ведь она даже не смогла ответить на вопрос, кто Николас по профессии. Первым делом, Кассандра решила выяснить, насколько Ник владеет языком. Достав ноутбук, она открыла новостной сайт и попросила мужчину прочесть, что там написано. Ник несколько секунд пристально вглядывался в текст, и она уже решила, что это безнадёжно, как он, к её изумлению, начал читать написанный текст. Словно гора упала с плеч Кассандры. Несколько часов она разъясняла ему различные понятия жизни здешних людей и попутно учила мужчину пользоваться ноутбуком и интернетом. Правда, ей пришлось позаботиться, чтобы заблокировать все самые опасные сайты, дабы Ник туда не залез.


Оставив мужчину познавать мир с помощью интернета, она, наконец, отправилась в душ. Когда она снова спустилась в гостиную, Ник что-то увлечённо читал. Времени уже было много, и она хотела отправить мужчину спать, но он упёрся, сказав, что ляжет позже. Немного подумав, Кассандра кивнула и отправилась к себе.


***


В глазах ощущалась неприятная сухая резь от бессонной ночи и монитора ноутбука, но Николас не жалел о потраченном времени. Эта небольшая вещица, позволила ему очень и очень много узнать о месте, куда он угодил волей судьбы. Всю ночь он изучал традиции, правила поведения в обществе, узнавал значение непонятных слов и назначение неизвестных вещей. Так же, он много чего узнал о романтических отношениях этого мира. Именно поэтому он сейчас стоял на кухне, стараясь приготовить завтрак. Поваром он был весьма посредственным, и его навыки готовки сводились к походной кухне. Минут десять Николас воевал с плитой, ещё пять искал сковородку и яйца. Такое простое блюдо по силам даже ему. Так же, у людей этого измерения, было принято пить по утрам напиток, называемый кофе. Тут мужчина потерпел полное фиаско. Штуковина, называемая кофеваркой, упорно отказывалась работать, а может он не понял принцип её действия. В итоге, он ограничился соком, который нашёл в холодильнике. Когда с приготовлением первого в его жизни завтрака было покончено, Николас составил всё на поднос и направился в комнату девушки.


Кассандра спала и во сне выглядела такой нежной и уязвимой, что Николаса окатило волной чистой нежности. Поставив поднос едой на столик у кровати, он потряс девушку за плечо.


— Что ты тут делаешь? — спросила Кассандра, сонно щуря глаза, когда, наконец, проснулась.


— Я… это… завтрак тебе приготовил, — пробормотал Николас, мечтая провалиться сквозь землю. Ещё никогда за все годы жизни, он не ощущал себя так неуверенно. Смущение было для него чувством новым, и не сказать, что оно ему нравилось.


Девушка же смотрела на него широко открытыми глазами. Сердце в груди выбивало лихорадочный ритм. Николас принёс ей завтрак в постель, сам того не зная, осуществив одну её романтическую мечту. Ведь она не раз в своих грёзах мечтала об этом: любимый мужчина, завтрак в постель… Ситуация была несколько интимная и до дрожи романтичная, а ещё отдавала невыразимой горечью. Как бы сильна не была её любовь, она не должна забывать главное — Николас тут ненадолго. Нельзя поддаваться его обаянию, нельзя расслабляться. Ведь если она позволит себе роскошь любить его, наслаждаться его присутствием и вниманием, она потеряет Джека, а момент разлуки и вовсе убьёт её.


— Спасибо, — пробормотала Кассандра, — но это лишнее, Ник. Больше так не делай.


— Почему?


Мужчина смотрел на неё невинными глазами, а Кассандра задалась вопросом: как объяснить ему, что это слишком романтический жест для просто друзей?


— Я просто хотел быть полезным и хоть как-то отблагодарить тебя за оказанную помощь, — продолжал тем временем мужчина.


Не просто было изображать из себя наивного идиота, который не понимает простых вещей. Но сейчас это была вынужденная мера. Потому Николас старался играть свою роль как можно убедительнее.


— Я видел в фильме подобное и хотел бы, получить своё «спасибо» как герой фильма.


С этими словами он наклонился и смял губы девушки поцелуем. Тут же его пронзило ощущение счастья, от того, что он снова ощущает вкус её губ, наслаждается теплом девушки. Чувствует её дивный аромат и гибкое, податливое тело в руках.


Поцелуй Николаса был неожиданным и таким до умопомрачения сладким! Кассандра задохнулась от ощущений. Все протесты разума потонули в диком восторге от близости мужчины. Сколько раз она бессонными ночами, проливая литры слёз в подушку, вспоминала подобные моменты? Сколько раз мечтала об их повторении? Поэтому сейчас девушка просто не могла, не находила в себе сил, оттолкнуть Николаса, стремясь хоть ненадолго продлить это блаженство.


Руки Кассандры взметнулись вверх, зарываясь пальцами в мягкие волосы. Ей так отчаянно хотелось продлить это волшебство ещё хотя бы на краткий миг. Так отчаянно она желала стать к мужчине ещё ближе. Стать его частью, впитать в себя, чтобы ни люди, ни обстоятельства, ни миры не могли забрать его у неё. Забывая обо всём на свете, Кассандра льнула к любимому, отвечая на неистовые ласки, хотя что-то внутри неистово надрываясь, требовало остановиться пока не поздно. Ведь потом будет больно и возможно, ей уже никогда не оправиться от Ада, который сулит неминуемое расставание.


Глава 14.

До дома оставалась всего одна улица, Кассандра остановила машину, не в силах собраться. Её там ждал Ник, и она просто не знал как себя вести после сегодняшнего утра.


Сам того не зная, Ник исполнил её маленькую мечту, да наверное и не только её. Кто не мечтает о завтраке в постель от любимого мужчины? А потом он её поцеловал… и она пропала. Как только удивительно мягкие губы коснулись её собственных, здравый смысл, прихватив с собой логику, отправился в отпуск. Это, казалось бы, обычное проявление… нежности? Страсти? Чувств? Потрясло Кассандру. Девушка хорошо помнила, как мир замер и осталось только одно желание — быть как можно ближе к любимому. Она жаждала стать его частью, сиамским близнецом, впитать в себя. Да что угодно, лишь бы смочь удержать, чтобы он всегда был рядом. Ей было всё равно как, где и почему, она была готова отдать целый мир, за один его ласковый взгляд, один поцелуй и прикосновение, заставляющее гореть в огне страсти…


Кассандра помнила, как прижималась к нему всем телом, отвечая на поцелуй со всем возможным пылом. Она бесстыдно обвивалась вокруг Ника, тёрлась об его тело, с восторгом ощущая его желание. А потом раздалась трель её мобильного, разбив вдребезги сладкое безумие.


Это был Сетман, с которым девушке все же удалось заключить контракт. Он хотел, чтобы она лично посмотрела, как её проект воплощается в жизнь, всё ли рабочие делают так. Кассандре это казалось блажью, но она с радостью согласилась приехать. Сам того не зная, мужчина давал ей повод сбежать. Ей это было необходимо. Нужно было всё обдумать, прийти в себя. Ведь разговаривая с заказчиком, Кассандра с дрожью осознала: если бы он не позвонил, у них с Ником, всё зашло бы гораздо дальше. А самое ужасное, она этого хотела, мечтала как путник пустыни о глотке воды, и задыхалась от невозможности осуществления своих желаний. Нельзя. Это ошибка. Нужно пережить это наваждение. Собравшись с феноменальной скоростью, девушка буквально убежала из дома. И вот дела сделаны, в стремлении привести чувства и мысли к единому знаменателю, она почти час каталась по городу. И вот до родных пенатов рукой подать, а она не находит в себе ни сил, ни смелости вернуться.


Разозлившись на собственное малодушие, Кассандра вдавила педаль газа в пол и уже через пару минут припарковалась у родного дома. Выдохнув, девушка вышла из машины и направилась в дом.


Ник сидел на диване, полностью сосредоточив внимание на экране телевизора, по которому шёл какой-то боевик, со всеми составляющими: героем, способным за минуту убить десять негодяев, погонями, перестрелками и страстной любовной линией. Кассандра надеялась незаметно проскользнуть к себе и этим выиграть ещё некоторое время для раздумий, но планам её было не суждено сбыться.


— Вернулась? — спросил мужчина, оторвав взгляд от экрана.


— Как видишь, — стараясь придать голосу больше беззаботности, ответила Кассандра.


Повисла неловкая тишина. Не только Кассандра не знала, что говорить. Николас был растерян не меньше неё. Девушка с такой скоростью убежала из дома, что он не знал, что ему и думать. Может он что-то не так понял и своими действиями обидел её?


Мужчина был совершенно уверен, её тянет к нему, не меньше, чем его к ней. Он не знал насколько сильны её чувства и эмоции в отношении его, и немного страшился, что они могут оказаться не так сильны, как он надеялся. Утром он надеялся пошатнуть стену между ними, а сейчас у него возникло ощущение, будто стена между ними стала только выше и толще. И он рад бы был сделать вид, что ничего не произошло, однако понимал — молчание не решение проблемы.


— Насчёт сегодняшнего утра… — неуверенно начал он.


— Ник, — перебила девушка, — давай просто сделаем вид, словно ничего не было. Мы друзья и только. Помни об этом, пожалуйста.


Девушка теребила край собственной кофты, и это выдавало её нервозность. Постояв ещё несколько секунд, она скрылась из виду, а Николасу захотелось застонать от разочарования. Неужели он слишком много взял на себя? Мужчина задумался: что, по сути, он знал о том, как очаровывать девушек? И понял — ничего. Абсолютно. Ему это никогда не было нужно. Год за годом он жил путешествуя, совершенствуя магические и боевые навыки. Мечтал встать во главе своей страны, которой когда-то правил его дед, но потом, в результате нападения врагов, их семья потеряла трон. И Николас жил мечтой вернуть то, что принадлежит ему по праву рождения. И своего он добился.


Все эти годы, он никогда всерьёз не задумывался о женщинах и их желаниях. Мужчина легко находил себе женщин, чтобы скрасить ночь. В этом ему помогали деньги и смазливая внешность. До Эмили он даже не помышлял об отношениях предполагающих какие-то обязательства, да и Эмили сама всё сделала. Это она его очаровывала и она делала всё, чтобы построить их отношения. Николас понял, несмотря на обширный сексуальный опыт, он полный новичок в межполовых отношениях. Он имел весьма размытые понятия о женских желаниях и мыслях. Потому сейчас был в тупике. И ему стало страшно. Неужели он переоценил себя и ему суждено потерпеть позорное поражение в главной битве своей жизни?


Кассандра понимала, отсиживаться целыми днями в комнате глупо, она взрослый человек, а сама ведёт себя как несмышлёное дитя. От проблем прятаться бессмысленно, нужно уметь посмотреть своим страхам в лицо. И потому, переодевшись, девушка спустилась вниз и присела на диван рядом с Ником, намереваясь составить ему компанию в просмотре фильма. К её неудаче, не прошло и пяти минут, как фильм закончился.


— Слушай, — начал мужчина, а Кассандра в очередной раз почувствовала, как тонет в зелёном омуте его глаз, — помнится, ты мне обещала освоиться и познакомить со своим миром. Интернет конечно интересная штука, но мне бы хотелось увидеть место, где оказался, своими глазами, а не только на мониторе ноутбука.


Путём нехитрых размышлений Николас решил, что раз толком не может понять, как очаровать женщину, то можно хотя бы попробовать просто сосредоточить всё внимание девушки на себе. А там, может, глядишь, он поймёт, как действовать дальше и что-нибудь получится.


Нервно кусая губы, девушка раздумывала над словами мужчины. Его просьба была вполне понятной и даже ожидаемой, но внутри гнездилось беспокойство. Она боялась проводить с Ником много времени, боялась привязаться больше, чем может себе позволить. А с другой стороны, разве это ещё не случилось? Разве не заболела она им ещё, когда читала книгу? Не о нём ли она часами искала информацию в интернете? Не по нему ли тосковала день и ночь? Разве встреча с ним не была её мечтой, которая сбылась? И пусть она принесла в итоге больше боли, нежели счастья, но разве сейчас она хоть что-то теряет?


Так или иначе, ей предстоит провести в обществе своей несбывшейся любви неделю, и только от неё зависит, как пройдут эти дни. Проведут ли они их сутками, сидя на диване и собирая пыль у телевизора, или проведут каждый день, наслаждаясь жизнью.


— Да, было дело, — задумчиво протянула Кассандра, — и у меня даже есть несколько идей.


Девушка подумала, а может сама судьба даёт ей шанс испытать новые для себя ощущения? Ведь, по сути, Кассандра всегда была одиночкой-затворницей, потому что, так и не смогла влиться в общество, которое её окружало. Родители всегда были слишком заняты, чтобы уделять ей с братом много внимания, но если Девид, став старше, сам наверстал упущенное, Кассандра так и не познала многих приятных мелочей жизни.


Она никогда не была в парке аттракционов, и сегодня ей захотелось посетить его впервые в жизни, запастись положительными эмоциями. Они прибыли на место, и часы напролёт бродили в толпе, ели сахарную вату и искали острых ощущений на различных, призванных вызвать всплеск адреналина, аттракционах.


Девушку ничуть не удивило, что Ник в тире попал в десять из десяти мишеней, ведь он воин и меткость у него развита на «отлично». Зато окружающие, ставшие свидетелями данного действа, были в восторге. Мужчина вручил ей огромного плюшевого кота, вызвав в душе бурю эмоций. Никто и никогда не дарил ей подобного. Родители поручали покупку игрушек служанке, а немногочисленные мужчины, которые были в жизни Кассандры, предпочитали дарить различные брендовые вещицы, и то нечасто.


За эти полдня, девушка накричалась до хрипа в горле, эмоций было столько, что хотелось постоянно улыбаться. Ей казалось, мир прекрасен, она словно вернулась в детство. С неким изумлением Кассандра поняла, она просто-напросто счастлива. Да и Ник выглядел довольным жизнью, молодым и беззаботным.


Но стоило им вернуться домой, как вернулись напряжение и ощущение неловкости. Беседа не клеилась и в такой вот «уютной» обстановке, молодые люди поужинали, и, пожелав друг другу спокойной ночи, разошлись по своим комнатам. На завтра, у Кассандры уже был план. Она ненавидела рано вставать, но ради такого завела будильник на шесть утра. Она не особо удивилась, что мужчина не спит, когда пришла его будить. Наверное, он привык к ранним подъёмам, с его-то образом жизни. Поразило её другое: когда она зашла в комнату, Ник держал в руках меч. Услышав скрип двери, он поднял голову, и девушка, словно к полу приросла, шокированная его взглядом. Столько в нём было какой-то растерянности и глубокой задумчивости. В этот момент, Кассандра как никогда мечтала уметь читать мысли, проникнуть за завесу его разума. Мужчина моргнул, и взгляд его потеплел, чувственные губы изогнулись в слабой улыбке.


— С добрым утром, — произнёс Николас.


— С добрым, — кивнула девушка. — Давай топай в душ. Через час нам нужно быть в другом месте, с учётом дороги, на всё про всё у нас минут двадцать.


Мужчина окинул удивлённым взглядом лицо Кассандры, которое прямо-таки светилось вдохновением. Она что-то задумала, и он понял, что сам буквально заражается её энтузиазмом. Вчерашний день безумно понравился Николасу. Полный беззаботного веселья, он пробуждал удивительную лёгкость в душе. На какое-то время, барьер, что воздвигла между ними девушка, если не рухнул окончательно, то стал почти прозрачным. И проснувшись сегодня утром, он ощутил нечто сродни меланхолии, раздумывая чего ожидать сегодня.


Через час они были на небольшом аэродроме и, оставив Ника осматриваться, девушка направилась договариваться о краткосрочной аренде маленького самолёта. Кассандре ещё вчера вспомнилось недоверие мужчины, когда она рассказывала о самолётах, и она загорелась идеей не просто показать и доказать, что железо может летать, но и прокатить его на этом самом железе. К сожалению, пришлось отказаться от идеи взять в прокат «кукурузник», они рассчитаны на всего на два человека, причём один из них пилот. Жаль, конечно, но и простой, маленький самолётик, должен вызвать у Ника уйму впечатлений. Во всяком случае, она на это надеялась.


Горячая ладошка девушки крепко держала его руку и вскоре они зашли в то, что в этом мире называлось словом самолёт. Николас успел покопаться в современном чуде, которое величали интернетом и вроде как убедиться, такое и вправду возможно, металл летает. Но сейчас, когда он находился внутри этой странной штуковины, мужчине было не по себе. Кассандра усадила его в кресло у маленького окошка и сама села рядом. Раздался громкий гул, и они пришли в движение. И как бы Николас не говорил себе, что это реальность, он невольно распахнул шире глаза, когда эта груда металла оторвалась от земли и стала подниматься всё выше и выше. Непонятное восторженное волнение разлилось в груди, ему никак не удавалось отделаться от чувства, что сейчас происходит истинное чудо.


Когда-то давно, Николасу довелось летать на спине своего друга дракона, это были головокружительные эмоции, чистый восторг, но вместе с тем, это было явлением обычным. Ожидаемым. А сейчас…


Невольно мужчина подумал, что Кассандре, наверное, понравилось бы рассекать небеса на спине огромного ящера. И тут впервые за всё это время Николас серьёзно задумался. Что ждёт его по окончанию отведённых семи дней? Ему не хотелось верить, и даже думать, что девушка может быть права в своих опасениях, но всё же…


Интересно, что сейчас происходит дома? Ведь он исчез в весьма смутные времена, а вместе с ним и Огненный Жезл. Что будет с его миром, если каким-то чудом или наоборот бедой, он останется тут? И тут же тяжесть сжала сердце. В таком случае будет война, анархия. Алчные и властолюбивые соседи ринуться завоёвывать и грабить страну, лишившуюся лидера и защиты. Пройдут годы, а может и десятки лет, прежде чем установится хотя бы иллюзия мира и стабильности. Прежде чем кто-то один сможет занять трон Нейтрии.


Если бы ему дали выбор: вернуться или остаться, что бы он выбрал? Женщину, без которой всё теряет смысл, блекнет и становится безликим, или свой родной мир, которому он так нужен? Николаса никто ещё не ставил перед подобным выбором, но уже сейчас, задумавшись, он понял, у него нет чёткого ответа. Отец, который так и не смог вернуть себе власть, и с самого детства готовил к этому Николаса, неоднократно говорил, долг превыше всего. И он, Николас, исполнил мечту отца, он вернул утраченный трон. Он отвечает за целую страну и её жителей, несёт не самое лёгкое бремя власти. Но готов ли он принести на алтарь долга и обязанностей, личное счастье? По сути, что такое судьба одного человека, по сравнению с судьбой целой страны? Ничто. Но тяжело принять такое, если дело касается собственной жизни. Слишком свежи были в памяти дни наполненные тоской и одиночеством, опустошающей безысходностью от осознания, что никогда больше не увидит Кассандру, и мужчине совершенно не хотелось почувствовать подобное вновь. Более того, он этого боялся.


Идеальным, для Николаса, решением проблемы, было бы просто забрать девушку с собой. Но имеет ли он права просить её о таких жертвах? Её мир, как мог убедиться мужчина, по-своему прекрасен. И у неё тут брат, которого, как он понял, Кассандра безумно любит. Могла бы девушка отказаться от всего, чем жила и что знала, ради возможности быть с ним? И вообще, откуда эти разрушительные мысли? Его никто ни перед каким выбором не ставил, так стоит ли терзать душу? Нужно жить и радоваться каждому дню, возможности находиться рядом с любимой. Но, так или иначе, росток страха и неуверенности, поселился в душе.


— Что с тобой, Ник? Тебе не нравится? — услышав голос Кассандры, мужчина вздрогнул.


Девушка озабочено, и, как ему показалось, несколько расстроенно всматривалась в его лицо. Всеми силами, стараясь отогнать мрачные мысли, Николас улыбнулся и заставил себя настроиться на позитивный лад.


— Нет, мне очень нравится. Дико, правда, не так давно я и помыслить не мог, что такое возможно, но это, действительно, здорово. Подумать только, груда железа летает по воздуху! Расскажу кому дома, решат, разума лишился… — поняв, что сказал, мужчина прикусил язык.


Кассандра сразу сникла. Ну что он за идиот! Как позволил тяжёлым мыслям, которые недавно им владели, прорваться на поверхность и испортить такой момент?


Остаток дня они провели, гуляя по городу, но странное тоскливое откровение, проскользнувшее в самолёте, так и осталось витать в воздухе. Кассандра поняла, Ник тоже об этом думает и она не одинока в своём горе. Снова и снова девушка задавалась вопросом: почему судьба так жестока? Почему свела их вместе без шанса на совместное счастье? И как обычно, не находила ответа.


Привыкшая годами жить одна, Кассандра, по привычке приняв душ, вышла в комнату обнажённой и на миг испуганно замерла, увидев в комнате Ника. Время словно замерло, воздух мгновенно загустел. Изумрудные глаза возлюбленного потемнели, и девушка видела, с каким трудом он проглотил слюну. Опомнившись, она метнулась в ванную и вышла оттуда только спустя пять минут, одетая от и до.


— Ты чего хотел? — из-за сильнейшего смущения, слова давались с трудом.


— Хотел предложить вместе посмотреть какой-нибудь фильм, — мужчина тоже казался выбитым из равновесия.


Фильм в итоге они посмотрели, по обоюдному, молчаливому согласию, не обсуждая инцидент в спальне девушки. Кассандре казалась ситуация нелепой, они ведь были близки, так почему смущение так велико? Примерно те же мысли, одолевали и Николаса. Он видел десятки женских тел, и ни одна из женщин не заставляла его так оцепенеть. Более того, он когда-то занимался с ней любовью, но, тем не менее, ощутил себя юнцом, подсматривающим за старшими.


Время текло своим чередом. Чего только за эти дни они не делали! Гуляли по городу, дегустировали кухню различных стран в небольших ресторанчиках, посещали различные развлекательные заведения. Кассандра словно заново училась жить, открывая для себя прелесть простых вещей, на которые не так давно и внимания не обращала. Словно на какое-то время, все проблемы, тревоги и заботы, отступили в сторону, позволяя ей наслаждаться жизнью. Девушка чувствовала, как стремительно сокращается дистанция между ней и Ником, как трещит стена здравомыслия, которой она отгородилась от мужчины.


Всё отчётливее ощущалось напряжение по вечерам, всё тяжелее было сдерживать безрассудные желания. Бывали моменты, когда становилось так тяжело, что Кассандре хотелось взвыть, но она, кусая губы до крови, продолжала улыбаться и делать вид, что всё в порядке. Чувствовал это и Николас, но после мыслей, пугающих и поселивших в душе смятение, он уже и сам не был до конца уверен, что затеянная им игра стоит свеч. Но быстро брал себя в руки, убеждая себя в том, что ничего в этой жизни не происходит просто так. И если судьба свела их, то шанс остаться вместе должен быть. А о цене, которую кому-то из них, возможно, придётся за это заплатить, мужчина предпочитал не думать.


В беззаботных развлечениях прошло ещё три дня, и на Кассандру навалилось сильнейшее чувство тревоги. Девушка задумалась, несомненно, эти дни были лучшими в её жизни. Только вот странно, что ни её брат, ни Джек, ни разу не дали о себе знать. Они ей даже не звонили, да и она о них забыла. Кассандра отчаянно хотела успокоиться, вытеснить тревогу из души, и потому искала свежих впечатлений.


— Слушай, — неуверенно начала девушка, зайдя в комнату к Нику, который что-то увлечённо читал на мониторе ноутбука, — покажи что-нибудь эдакое, а?


Николас с удивлением воззрился на девушку. Как понять её слова?


— В смысле?


— Ну, ты же маг. Не знаю, — замялась Кассандра, — покажи что-нибудь красивое, удивительное.


Девушка осеклась, увидев, как потух взгляд мужчины. Он резко сник. Потом губы его сжались в полоску и, встав с кровати, он направился к шкафу.


— Держи.


Кассандра автоматически поймала брошенный предмет, в котором впоследствии признала Огненный Жезл.


— И что? Я не понимаю, — пробормотала девушка, повертев в руках талисман власти.


Жезл был настоящим произведением искусства. Украшенный искусной резьбой, изображающей огненную стихию, во всех её проявления, и с россыпью диковинных камней по всему периметру. Набалдашник Жезла величал камень, похожий на большой рубин, по сути именно в нём и заключалась удивительная сила талисмана.


— Вот именно, что ничего, — горестно вздохнул Ник. — Его даже Эмили могла в руках держать не больше минуты. Жезл признаёт только одного владельца.


— Да-да, точно. Помню, — задумчиво кивнула девушка, вспоминая сюжет книги. — Я читала об этом. Но всё равно, что ты хочешь сказать?


Кассандра понимала, что отчаянно тупит и вопросы задаёт глупые, но почему-то мозг упорно отказывался служить хозяйке.


— А то, что Огненный Жезл в этом мире — просто палка, — мрачно ответил мужчина. — И я просто человек.


Изумление девушки было столь сильно, что она, приоткрыв рот, молча уставилась на мужчину. Как она сама этого не поняла? Ведь если вспомнить те дни, которые они вместе провели в лесу, направляясь в Нептус, Ник постоянно по мелочи пользовался магией. А тут, он уже пять дней и за всё время ничего. Как она могла это не заметить?


— И потому показать тебе «эдакое» не могу, — Ник был явно подавлен данным фактом. — Стой, — внезапно встрепенулся он, — ты говоришь, читала об этом… Дьявол! Только не говори, что и тут ты сказала правду и вся моя жизнь книжный сюжет, а я сам, персонаж книги.


Мужчина внимательно всматривался в лицо девушки, и ему совсем не понравилось, как она отводит глаза.


— Покажи мне, — голос резко сел, внутри поселилось странное, непонятно чувство, название которому он не мог дать.


Кассандра молча поднялась и вышла из комнаты. Через пару минут девушка вернулась и протянула ему книгу, на обложке которой, был он сам. К горлу подкатила тошнота. Всё внутри противилось такой правде.


Он и не заметил, как исчезла девушка, но был ей благодарен. Впервые за всё время здесь, Николасу отчаянно хотелось побыть одному. Он листал бумажные страницы, на которых были описаны важнейшие события его жизни. В какой-то странной, нелепой и отчаянной надежде, что всё это не больше чем происки влюблённой девушки, и она сама для себя написала это, мужчина бросился к ноутбуку. Техника безжалостно разрушила эти надежды.


Никогда за все годы жизни, он не чувствовал себя таким жалким и беспомощным. Всё, что составляло его жизнь, он сам, люди, окружающие его, всего лишь выдумка человека этого времени. А он сам персонаж книги. Не человек, не личность. Персонаж. Не настоящий. Не каждый день узнаёшь подобное. Николас был полностью дезориентирован. Он просто не знал, что ему делать, думать, чувствовать. Как такое вообще возможно? Ведь в книге описана лишь история поиска и борьбы за Жезл и то, как в его жизни появилась Эмили. Но ведь он помнит гораздо больше! Он помнит детство, родителей и много кого, о ком нет и упоминания на этих страницах. Рассудок мужчины, был не в силах принять подобное. Чушь! Ересь! Он самый, что ни на есть настоящий! Он человек, маг, король!


В отвращении Николас отшвырнул книгу. Он такой же человек, как и все живущие в этом мире. И он мужчина, который сам решает, как ему жить. Сейчас он был рад, что девушка тактично оставила его одного. Данное обстоятельство, давало ему шанс, незаметно выйти из дома. Достав из кармана клочок бумаги, который ему незаметно подсунул официант маленького ресторанчика, где они сегодня обедали, Николас перечитал послание:


Хватит прятаться под юбкой Кассандры. Она ни за что не подпустит к тебе кого-либо, так будь мужчиной и приходи сегодня в кафе «Шторм» к 20.00. Один. И не говори Кассандре. Это наше с тобой дело.

Джек Стюарт.


Что же, Николас и сам был не прочь пообщаться с тем, кто считает себя достойным его любимой девушки. С подобными мыслями, мужчина открыл окно и осторожно выбрался на улицу. Можно конечно и через дверь, но слишком велик риск привлечь внимание Кассандры, которая, несомненно, вмешается, а это чисто мужское дело. И он должен сам решить все вопросы с соперником. Николас мало представлял, чего ожидать от этого Джека. Он даже не знал, как тот выглядит и где находится это кафе. Ну, ничего, разберётся. В кармане валялось несколько смятых купюр, которые остались после сегодняшнего отдыха. Потому настороженно осмотревшись, мужчина устремился на соседнюю, гораздо более оживлённую улицу, где поймав такси, устремился навстречу неизвестности.


Глава 15.

Сидя на постели в позе лотоса Кассандра ощущала себя совсем не в своей тарелке. Она буквально кожей почувствовала, что Нику требуется уединение и потому оставила его одного. Только чем больше проходило времени, тем сильнее становилось беспокойство девушки.


Как он? Что бы она сама почувствовала, если бы оказалась в подобной ситуации? Какого это, узнать, что вся твоя жизнь, чей-то вымысел? Наверное, страшно…


Девушка уже сотню раз за короткий период времени обругала себя последними словами. Черт её дёрнул сказать про чтение! Зачем она вообще когда-то сказала ему про книгу? Хотела уязвить, задеть, сделать больно… Ну вот, получилось. Но разве она рада? Нет. Во рту явственно ощущался неприятный горьковатый привкус. Ей казалось, она ощущает отголоски его смятения в собственной душе.


Кассандра надеялась, что Ник сам придёт, когда немного успокоится. Время шло, а мужчины всё не было. И когда ждать стало совсем невыносимо, девушка направилась сама в его комнату. Она не знала, что ей говорить, но страстно хотела быть рядом и хоть как-то поддержать. Несколько раз постучавшись и так не получив ответа, она открыла дверь и приросла к месту. В комнате никого не было, только окно на улицу распахнуто настежь.


Понимание случившегося обрушилась на Кассандру водопадом ужаса. Ник, который ориентируется в этом мире как слепой котёнок, бродит где-то по улицам, совсем один! Зачем, почему он ушёл? Неужели ему стало так невыносимо её общество? А ведь совсем недавно девушка была готова поклясться, что Ник более чем расположен к ней. Ей даже казалось, у него к ней есть чувства, оттого порой и становилось Кассандре совсем невыносимо. Тоскливо, хоть волком вой. Ну как бы там не было, она должна его найти! Пока не случилось беды. Только девушка сама не могла сказать, чего толком боится: что мужчина пострадает сам или причинит вред кому-нибудь? Ведь пусть он и не обладает сейчас магическим даром, что немало её шокировало, он по-прежнему сильный и умелый воин, с навыками смертоносного убийцы.


Быстро переодевшись, девушка запрыгнула в машину и вдавила педаль газа в пол. Она старалась ехать медленно, тщательно осматривая всё вокруг, но быстро поняла, шансы найти его таким способом, да ещё и в одиночку, крайне малы. Только и других способов не было, она не могла обратиться в ту же полицию, ведь Ник по документам вовсе не существует. Тогда Кассандра набрала брату.


— Касс? — голос Девида звучал удивлённо. — Чем обязан? С чего вдруг вспомнила, что у тебя есть брат?


Девушке стало немного стыдно. Ведь он прав, последние дни она совсем забыла о нём. Все её мысли были заняты Ником, и она даже не звонила брату. А раньше и дня не проходило без созвона.


— Девид, не дуйся, братишка. Мне помощь твоя нужна, — заискивающе пропела девушка.


— Сколько? — звучал Девид разочарованно.


— Мне не деньги нужны. Мой друг, Ник, бродит где-то по городу, и я не знаю, как его найти, — Кассандра не знала, как толком объяснить ситуацию.


— Обратись в полицию, — холодно и раздражённо.


— Но Девид… — возразила девушка.


— Всё, Касс, — оборвал брат. — Этот Ник взрослый мужик, а не маленький ребёнок. Думаю, он и сам может о себе позаботиться.


Кассандра поняла, просить брата помочь ей в этом деле — бесполезно. Он с первой минуты невзлюбил Ника и если тот исчезнет из её жизни, будет несказанно рад. Раздражённо фыркнув, девушка снова тронулась в путь. Не хочет помогать и не надо! Чёрт с ним, с Девидом. Она и сама справится. Похоже, вечер будет длинным.


***


Такси остановилось в каком-то странном месте. Всё было непривычно серым и неказистым, он привык, что этот мир поражает воображение обилием красок, а тут все было безликим. Странно даже. Оглядевшись, Ник увидел вывеску «Шторм» и, расправив плечи, направился к входу.


Зайдя внутрь, Николас оторопел. «Шторм» больше напоминал засаленную пивнушку, дыру, в которой собирался весь сброд в его мире, а никак не одно из тех кафе, где они с Кассандрой так любили перекусывать. У самого входа он столкнулся с непонятным типом. Он был низкого роста, с маленькими, чёрными глазами-бусинами. Его кожа напоминала тонкий, бесцветный пергамент. Тип вытаращился на Николаса, как на какое-то чудо. Мужчина изумился, и это недоразумение, метит на роль мужа его любимой женщины? К маленькому сморчку подошёл бородач довольно внушительной комплекции и что-то ему сказал, тот, пожав плечами, пошёл прочь. Значит, он ошибся и этот мужичонка не тот с кем у него тут встреча.


Николас обвёл помещение взглядом и в дальнем конце увидел мужчину, который махнул ему рукой. Сев за стол, он оценивающе рассматривал своего оппонента. Светло-серые глаза, русые волосы с рыжим отливом, спокойное, приятное лицо. От него исходила аура спокойствия и уверенности в себе. Так себя чувствует человек, заранее уверенный в своей победе. Что же, придётся ему пересмотреть свои взгляды.


— Так вот ты какой, хороший друг моей невесты, — окинув самодовольным взглядом Николаса, произнёс мужчина.


— Сказал бы, что рад знакомству, но будем честными, — усмехнулся Николас. — Чего надо?


У него не было и малейшего желания играть в словесные игры и ходить вокруг да около. К чему это? Он пришёл сюда решить проблему с соперником и не видел смысла в бесполезных дискуссиях.


— Мне нравится твоя прямота, — одобрительно кивнул жених. — Перед встречей с тобой я навёл кое-какие справки. Тебя нет ни в одной базе данных, парень. Кто ты такой?


Вот как. А этот тип не глуп. Подготовился. Николас понял, что ему достался серьезный соперник. Только вот на что он способен? Как далеко он готов зайти?


— Человек. Мужчина, — туманно ответил Николас. — Не местный я, не из вашего мира.


Мужчина резко захлопнул рот, осознав, что сказал. В душе появилось стойкое чувство, что он совершил страшную, непоправимую ошибку. Хотя, судя по взгляду мужчины напротив, тот ему совершенно не поверил. Хорошо если так.


— Значит так, человек из другого мира, — холодно сказал мужчина, — мне до лампочки кто ты, я просто хочу, чтобы ты исчез из жизни Кассандры.


Кто бы сомневался. Два взгляда скрестились, словно клинки. Никто из мужчин не собирался первым отводить глаза, признавая, пусть и маленькое, но поражение.


— Вижу, ты не согласен, — на лице собеседника, проступило какое-то странное выражение, так обычно выглядят люди, перед совершением важного шага, — что же, твоё право. Как мужчина, я тебя понимаю. Кассандра хороша, красивая, похожа на ангела и вместе с тем, дьявольски сексуальная. Поэтому я и не хочу, чтобы рядом крутились сомнительные личности, способные встать между нами. Я тебе уже говорил, что не нашёл на тебя никаких данных. Ты словно не существуешь, а значит, если я уберу тебя, то преступления не будет. Тебя нет, а значит, это не убийство.


Только сейчас Николас понял, что не давало ему покоя, все эти минуты в компании этого мужчины. Они в помещении были одни. Абсолютно. Не было ни официантов, ни бармена, ни посетителей. Этот Джек, наконец-то он вспомнил его имя! Он всё заранее просчитал и подготовил, а он, Николас, как последний идиот, сунулся на чужую территорию без оружия и подготовки. Глупо, легкомысленно и совершенно по-идиотски.


Нужно собраться. В конце концов, он побывал не в одной битве, часы напролёт он тренировал тело и дух, не для того, чтобы какой-то мужик и меча в руках не державший, отправил его к праотцам. Краем глаза, он уловил движение оппонента, в следующий миг у него в руках появился пистолет и только тренированная годами реакция, позволила Николасу избежать встречи с пулей.


Вскоре, Николас понял, не столько реакция спасла его, сколько полное отсутствие меткости у противника. Он палил совершенно не прицельно, заставляя Николаса использовать свою гибкость и скорость.


Николас понимал, насколько бы косым не был этот Джек, рано или поздно он наверняка попадёт. Нужно обезвредить безумца. И как только Кассандра могла связаться с таким фриком? Он ведь полный псих! И тут же в голову закрались горькие мысли, а чем собственно, он лучше? В их первую встречу он и вовсе изнасиловал её, а она при том, добрая душа, нашла в себе силы забыть и простить. Нашла для него тепло и улыбки. Так чему он удивляется? Навряд ли этот мужик, хоть пальцем её обидел, почему же тогда Кассандра не может хотеть за него замуж? Может. И хочет.


Силой сбросив морок тоскливых мыслей, Николас начал приближаться к противнику, не забывая уворачиваться от пуль. Только сможет ли он дойти до цели?


— А ты быстрый, — констатировал Джек, — только, мои подружки — пули всё равно быстрее.


Когда до сумасшедшего мужика оставался какой-то метр, раздался очередной хлопок выстрела, и руку Николаса пронзила жгучая боль. Не обращая внимания на горящую огнём руку, он в прыжке настиг мужчину, одним точным ударом выбив оружие из его рук.


Джек был не силён в рукопашном бою, Николасу же приходилось в основном довольствоваться одной рукой, так как простреленная конечность хоть и функционировала, но толку от неё было немного. Оттого мужчины оказались примерно равны в силах и шансах на победу. Николас наносил удары противнику и ощущал ответные. Время словно застыло и всё вокруг исчезло. Было только здесь и сейчас, и мужчина напротив, в глазах которого светилось желание оборвать жизнь Николаса.


Они рухнули на пол, каждый стремился взять верх, но ни у одного из мужчин это не получалось. Взгляд Николаса зацепился за пистолет, который лежал неподалёку под столом. Эх, если бы удалось его достать… О том же, похоже думал и Джек, потому как внезапно отпустил его и рванулся в направлении стола. Этого Николас позволить не мог и снова двое мужчин сцепились друг с другом, стремясь голыми руками превратить соперника в отбивную.


В какой-то момент, они оказались совсем близко к столь желанному оружию, и Николасу удалось завладеть пистолетом. Искушение нажать на курок и отправить гада на тот свет, было очень велико. Но переборов порыв, он со всей силы ударил противника в висок, заставив того внезапно обмякнуть. Мужчина потерял сознание, но остался жив.


Встав на ноги, Николас почувствовал, как предметы в глазах немного двоятся. Дьявол! Не хорошо это. Одежда на нём превратилась в рваные, местами окровавленные лохмотья. И как он объяснит Кассандре такой вид? Чёрт бы побрал её невменяемого женишка! Выйдя на улицу, Николас с ужасом осознал, что понятия не имеет, где конкретно находится и как ему добраться до дома девушки. Таксист забрал всё, что было в карманах в счёт оплаты проезда, да если бы у него и были деньги, адреса-то он не знает! Какой идиот!


Судорожно ища в голове выходы их ситуации, Николас всё больше впадал в уныние. Придётся ему, похоже, сдаваться Кассандре. Много нового, наверное, о себе узнает. Тоже блин, мужчина! Влезть в проблемы ума хватило, а выбраться, не привлекая внимания, нет. Побывавший не в одном сражении, он прекрасно понимал, ему необходима медицинская помощь. Хотя бы просто остановить кровь, ведь большие потери крови чреваты неприятными последствиями. В тысячный раз, Николас с тоской подумал о магическом даре, которого лишился в этом мире. Будь у него его силы, он бы без проблем починил руку. Да он бы и не пострадал. И дорогу до дома смог бы найти. Тяжела, однако, жизнь простого смертного.


Преодолев внутреннее сопротивление, мужчина вернулся в помещение и нашёл телефон поверженного врага. Минуты три ему понадобилось, чтобы понять, как работает это чудо техники. Отыскав в контактах номер девушки, он с тяжёлым сердцем нажал на вызов.


***


Правильно Девид когда-то, во время ссоры сказал, что ей ничего доверить нельзя. Она умудрилась потерять выходца из другого мира в современном городе! Кассандра прочёсывала улицы с каждой минутой, всё больше впадая в отчаяние. Она никогда его не найдёт! Это как искать иголку в стоге сена. Ей было страшно, в душе гнездилось беспокойство, готовое того и гляди, перерасти в панику. Где же ты, Ник?


Звонок мобильного показался девушке до отвращения противным и громким, глянув на дисплей, девушка невольно скривилась. Джек. Жениха сейчас видеть категорически не хотелось, да и общаться с ним, тоже. Придётся изворачиваться и лгать, а это Кассандра не любила. Но есть ли у неё выбор?


— Да, — тяжко вздохнув, произнесла девушка в трубку.


Она обалдела, услышав голос Ника на другом конце. В мыслях мгновенно воцарился хаос. Какого чёрта происходит? Почему Ник, звонит с телефона Джека?


Мужчина попросил её забрать от какого-то кафе «Шторм» и девушке пришлось обратиться к услугам навигатора. Место это находилось на самой окраине города в весьма неблагополучном районе. Как туда занесло Ника, и судя по всему Джека? Что произошло между ними? Всю дорогу до места назначения Кассандра была как на иголках. Тысячи сюжетов, один страшнее другого, атаковали её сознание, заставляя холодный пот выступать на коже.


Как заправский гонщик, припарковавшись у указанного Ником заведения, Кассандра пулей вылетела из машины и начала озираться по сторонам. Когда, наконец, она увидела мужчину, ей стало дурно. Его светло-голубая футболка была пропитана кровью и местами разорвана, впрочем, джинсы выглядели не лучше. Чуть морщась, зажимая предплечье левой руки, Ник шёл к её машине.


— Господи, — прошептала девушка, — что случилось?


Мужчина проигнорировал вопрос и молча сел в машину. Кассандра не хотела так быстро сдаваться. Если Ник ранен, то, что с Джеком?


— Джек, он… он… — ей никак не удавалось выдавить из себя жуткое слово.


— Жив твой жених, — зло процедил Ник. — Когда очухается, голова может болеть будет, но ничего серьёзного с ним не случилось.


Волна колоссального облегчения накрыла девушку. Все живы. Слава Богу! И тут же одёрнула себя, видя в каком виде Ник. Ему явно требуется помощь.


— Я отвезу тебя в больницу, — произнесла Кассандра, — но по пути ты расскажешь, что произошло. Как ты оказался в этой дыре. В общем всё.


Николас бросил на девушку хмурый взгляд. Этого стоило ожидать. Ему совершенно не хотелось что-либо рассказывать, и он отчаянно думал, как бы отделаться от этой темы.


— Не вздумай врать или увиливать, — предостерегла его Кассандра, словно чувствуя направление его мыслей.


Дьявол! Ну и что он должен делать?


— Это не важно, — постарался отвертеться от неприятного разговора мужчина. — И в больницу нельзя. Документально меня нет.


— Важно! — девушка ощутимо разозлилась, с сожалением признавая его правоту касательно больницы, но решила временно не акцентировать на этом внимание. — Я как полная идиотка уже кучу времени ищу тебя по всему городу, а ты оказываешься на забытой Богом окраине и, судя по всему, в компании моего будущего мужа. Я имею право знать, как ты там оказался и что между вами произошло! Иначе выходи из машины, к чёртовой матери и топай до дома на своих двоих. Может, хоть мозги за это время на место встанут!


Изумлённо косясь на девушку, Николас раздумывал, она правда может высадить его? И ответить определенно на данный вопрос он не мог. Её лицо напоминала застывшую, гневную маску.


Идиот! Конченый придурок! Она чуть не рехнулась, пока искала его. И сейчас он сидит, напоминая отбивную с кровью, и пытается отделаться от неё, как от какой-то недалёкой идиотки! Ну, нет, с ней такие игры не пройдут.


Поняв, что девушка не намерена отступать, Николас вкратце изложил суть событий и когда он закончил, даже испугался немного. Таким бешенством пылали глаза любимой!


— Какая низость! — выплюнула она. — Отвратительно! А ты… у тебя совсем мозгов нет? Куда ты полез? Ты нихрена не знаешь о мире, в котором оказался, но при том строишь из себя не понятно что! Тоже мне, герой. Самостоятельный нашёлся!


Кассандра была очень зла. Николас это прекрасно видел, и была в её словах истина, только вот признавать это, он был категорически не согласен. Пусть он сглупил, но делать из него беззащитного младенца?


— Конечно, — огрызнулся мужчина в ответ, — откуда мозги у персонажа книги!


Весь запал Кассандры рассеялся как дым на ветру. Только сейчас она поняла, как сильно ранила его правда.


— Чего ты от меня хотела, а? — тем временем едко продолжал он. — Я всего лишь вымысел. Не человек, и даже не мужчина.


В машине повисла гнетущая тишина. До самого дома, никто из них не проронил ни слова. Кассандре было не по себе от горечи в голосе мужчины. Она мысленно кляла себя последними словами за идиотизм. Ну, зачем она сказала ему про это? Зачем напомнила? Зачем дала убедиться?


И если гнев на Ника поостыл, то Джека девушка была готова придушить собственными руками. Мужчина в её глазах упал ниже не куда. Ни о какой свадьбе уже и речи не шло. Она с трудом подавила желание вызвать копов. И только понимание, что ей никак не объяснить, кто такой Ник, остановило её от вполне логичного шага. Как не странно, за всё время, у неё даже не возникло мысли вызвать бывшему жениху неотложку или оказать какую-либо помощь. Она верила Нику. И если он сказал, всё с Джеком будет в порядке, значит, так оно и есть.


Николас же чувствовал себя опустошённым. Девушка имеет полное право злиться. Он повёл себя как самонадеянный идиот, и чудом не заплатил за это жизнью. Хотел доказать себе и окружающим, что чего-то да стоит. Доказал? Сомнительно. Скорее выставил себя круглым, доверчивым дураком.


Дома Кассандра попросила Ника раздеться, тот бросив на неё тяжёлый взгляд, скрылся в комнате, следом послышался плеск воды. Атмосфера между ними повисла тяжёлая и девушка просто не знала, как себя вести. Что говорить или делать. Она столько времени старалась держать его на расстоянии, выстраивала стену между ними, и вот сейчас между ними возникла совершенно новая преграда из неосторожных слов, сожалений и непонимания. Кассандра чувствовала отчаянную потребность оставить всё это в прошлом, чтобы зелень любимых глаз снова излучала ласковое тепло, а не лютых холод и отчуждение.


Приняв душ, Николас вышел из ванной и удивлённо замер, узрев на своей постели Кассандру. Сегодняшний вечер вымотал его, он ощущал себя полностью дезориентированным, и ему совсем не хотелось, чтобы девушка видела его слабость. Он хотел побыть один, но не решался прогнать её.


— Дай мне осмотреть твою рану, — тихо произнесла Кассандра.


— Это ни к чему. Всё в порядке, — отмахнулся мужчина.


Она видела небрежно завязанную какой-то тряпкой руку. На ткани проступали пятна крови. Кассандра была уверена, он наверняка даже никак не обеззаразил рану, просто перетянув её.


— Ник, не упрямься. Здесь ты просто человек и если не обработать ранение должным образом, может начаться заражение крови.


Голос девушки был тихим и столько невысказанной мольбы и печали в нём было, что Николас просто не нашёл в себе сил, сказать ей нет. Кивнув, он сел на кровать, и Кассандра принялась снимать самодельный бинт. Она заметно побледнела, увидев отверстие от пули, но стиснула зубы, стараясь не показывать своего страха. Николас старался быть как можно спокойнее, ничем не показывать бушующих внутри эмоций. Тех горечи, неуверенности и разочарования в самом себе, которые его одолевали. И, похоже, ему это удалось, потому как он и сам не заметил, как девушка закончила.


— Всё, — тихо сказала она, заглядывая ему в лицо. — Я не врач, но надеюсь, заражения удастся избежать.


— Спасибо, — глухо и как-то сухо. Кассандру стрелой пронзила острая тоска, заставляя стиснуть зубы. Её Ник, словно стал невыразимо чужим.


— Ник, послушай меня, — ей отчаянно хотелось хоть немного сгладить неприятную ситуацию, достучаться до него, — я тогда тебе всё это, ну, что ты никто и так далее сказала от злости. Мне хотелось тебя хоть как-то задеть. И сегодня я ляпнула, не подумав. И уж тем более я не должна была давать тебе эту чёртову книгу. Ты меня глупую прости, я не хотела тебя обидеть. Сейчас не хотела.


Он смотрел на неё внимательно и печально. Тишина была тяжёлой и давящей на психику. Неожиданно Ник улыбнулся уголками губ.


— За что ты извиняешься, Кассандра? — тихо спросил он, — Ты всего лишь сказала правду. Не твоя вина, что она мне пришлась не по душе. Просто, — Ник сделал неясный, эмоциональный жест, — не каждый день узнаёшь, что, по сути, твоя жизнь прописанный кем-то сюжет.


Николас замолчал, подбирая слова. Он был совершенно обезоружен тихим и таким искренним извинением Кассандры.


— Но понимаешь, несмотря на всё, что я сегодня узнал, внутри меня всё противится, такой истине. Вся моя сущность бунтует против этого. Ведь я… — он запнулся, — я чувствую себя живым. Чувствую, думаю, говорю сейчас с тобой. Я помню своё детство и жизнь, не описанную на страницах. Или… — от пришедшей в голову мысли, мужчина похолодел. — Не говори, что есть другие книги, где написано это.


— Нет-нет! — замотала головой девушка, стремясь заверить его в своей искренности. — Ничего подобного нет.


Они стояли на пороге важного решения, и Кассандра внезапно осознала, вот он момент истины. От неё сейчас зависит, что будет дальше. Если она сделает шаг вперёд, то пути обратно уже не будет и все границы, которые она соблюдала с Ником, сотрутся. А если не сделает его, она навсегда отдалятся и станут чужими друг другу. И если разум твердил, что второй вариант, в свете того, что скоро Ник навсегда исчезнет из её жизни, оптимален, то душа яростно протестовала против этого.


— Ник, — обратилась к нему Кассандра, взяв его горячую руку в свою ладонь, — чушь это всё. Ты всё верно сказал, ты — живой. Ты гораздо больше человек, чем большинство тех, кого я знаю. Ты смелый воин, мудрый правитель и потрясающий мужчина. Я полюбила тебя ещё во время чтения книги, и случилось чудо, я встретила тебя лично. Настоящего. Понятия не имею, как такое возможно, но поверь мне, ты куда более настоящий, чем, скажем, я. Большинство людей делают вид, что живут, играют в жизнь, преследуя низменные цели, не имея никаких ценностей, кроме тех, что можно перевести в наличность. Или просто витают в облаках, не понимая, кто они и зачем живут в этом мире. А ты живёшь, у тебя всегда есть цель, и диктует её тебе зов сердца, а не корысть. Ты уникален, Ник. Помни это и не думай ни о чём другом.


Кассандру трясло. Она ощутила себя странно уязвимой, после этой исповеди. Она открыла Нику душу и его молчание, пугало её. Он поднял на неё глаза, и девушка задохнулась от нежности, плескавшейся в зелёных озерах. Она тонула в его ласковом взгляде, ощущая, как мир вокруг перестаёт существовать.


Она не сопротивлялась, когда Ник притянул её к себе и чувственно поцеловал. Не выказала протеста, когда его руки, скользя по её телу нежно и ласково, избавляли её от одежды, казавшейся такой неуместной, мешающей.


Эмоции били через край, Николас буквально тонул в водовороте захлестнувших его чувств. Можно ли любить сильнее, чем он любит это женщину? Он не знал. Зато он знал, что готов без колебаний отдать ей всё. Убить за неё, умереть за неё. Мужчина покрывал поцелуями её тело, упиваясь вкусом и нежностью её кожи, преклоняясь перед ней. Пришло осознание, он впал в зависимость от Кассандры, стал навеки её рабом, но почему-то это не вызывало ни отторжения, ни страха.


Она горела в огне страсти, плавилась от наслаждения в объятиях Ника. Задохнувшись от ощущения наполненности, когда он, наконец, вошёл в неё. Заниматься с ним любовью было так прекрасно, так естественно, Кассандра сама себе казалась усталым путником, наконец-то нашедшим свой оазис.


Они стали единым организмом, их тела двигались в едином ритме, сердца бились в унисон, а души стали едины. Не было сейчас никаких преград в виде возлюбленных или женихов, не имело никакого веса, что они из разных миров. Словно они были рождены, лишь для того, чтобы встретиться и познать в объятиях друг друга, настоящие любовь и страсть, не оставляющие сомнений или каких-то «но». Снова и снова они отдавались друг другу, то нежно, то страстно, оставив за порогом комнаты весь мир с его проблемами. Ночь близилась к концу, когда изнурённые любовники, тесно прижавшись друг к другу, стали возвращаться к реальности.


Ей не было стыдно и сожалений тоже не было. Был лишь страх. Кассандра боялась того времени, через два дня, когда Ник исчезнет из её жизни. Сейчас она жалела лишь о том, что столько времени противилась неизбежному. Ведь её борьба с чувствами своими и Ника, борьба с собой, изначально не имели смысла и были обречены. В результате из-за её глупости, они столько потеряли. И скоро он навсегда уйдет. Сердце стиснуло стальными тисками тоски, на глаза навернулись слёзы безысходности.


— Я люблю тебя, Ник, — всхлипнула девушка.


— Эй, — ласково обратился к ней мужчина, вытирая большим пальцем крупные слёзы, — ну ты чего?


— Скоро ты исчезнешь, — из груди вырвалось глухое рыдание.


— Сейчас я здесь, родная, — прошептал Николас, вглядываясь в большие серые глаза. — И сделаю всё, чтобы мы могли быть вместе. Ты мне веришь?


Кассандра кивнула. Зачем спорить? Она знала, он говорит правду. Вот только от него ничего не зависит. Но зачем говорить эту убивающую надежды правду?


— Ай, дьявол! — прошипел мужчина.


Когда огонь страсти утих, уступив место чувственной неге, а реальный мир вновь ворвался в их жизнь, вернулись и обычные проблемы. Только сейчас Николас заметил, что рука болит пуще прежнего, бинт насквозь пропитался кровью, и они даже испачкали ею постель.


— Сменишь? — спросил он к девушке мягко.


Кассандра кивнула, глядя на него огромными глазами на белом, как мел лице.


— Подожди минутку. Я быстро.


Встав с постели, Николас натянул джинсы прямо на голое тело и, оставив лёгкий поцелуй на губах любимой, отправился в ванную, дабы снова промыть болячку. Он уже собирался выходить, как в зеркале увидел знакомого старика и похолодел от страшного предчувствия.


— Что ты здесь делаешь? — каждое слово давалось с трудом. — Уходи. У меня ещё два дня.


— Было, до того, как ты сказал человеку из этого мира о том, что ты не местный. Ты нарушил правила, Николас, и поэтому домой отправишься досрочно, — монотонно произнёс старец.


— Правила? Какие к дьяволу правила? — мужчина попятился от приближающегося старика. Он знал, что будет, если тот прикоснётся к нему. Николас не хотел уходить. Не сейчас, не так. — Не приближайся! Нет!


Но было поздно. Всего один миг и пальцы старика, коснулись головы мужчины. Знакомая радуга вспыхнула перед глазами, тело пронзила такая боль, что перехватило дыхание. В ушах шумело, а сердце болезненно билось о рёбра. Когда Николас, наконец, смог вздохнуть и немного пришёл в себя, то ему показалось, он летит в пропасть, причём вниз головой, без шанса на спасение. Он был на знакомой поляне, стояла ночь. Он оказался дома.


— Кассандра, — прошептал мужчина.


Ему казалось, он сейчас умрёт, словно наживую выдрали сердце, лишили души.


— Кассандра! — завопил он, глядя на звёзды. — Верните меня обратно! У меня ещё два дня есть! Вы слышите меня?!


Но звёзды безмолвно сияли в небе, оставаясь безразличными к крикам, обезумевшего от горя и потери мужчины.


Глава 16.

Услышав голоса и неясный вскрик, Кассандра, обернувшись простынёй, со всех ног рванула в ванную. Распахнула дверь и замерла… Там никого не было, лишь пропитанный кровью бинт валялся на полу. Разум девушки противился действительности, но ужасающая реальность гранитной плитой нависла над ней. Не желая верить в случившееся, девушка, надев халат, бросилась осматривать дом.


— Ник! — звала она любимого, прекрасно понимая, он не ответит.


Заглянув в каждую комнату, в каждый уголок, Кассандра, наконец, осознала, всё правда. Словно подкошенная она осела на пол.


Нет. Бред. Так не может быть. Ведь у них было ещё целых два дня.


Её начало трясти, хотелось плакать. Сейчас она поняла, как чувствуют себя люди, потерявшие близких. Вроде знаешь, что всё, не вернуть человека, а душа противится реальности. Не хочет сердце признавать потерю.


— Ник, — прошептала девушка в пустоту, — вернись. Пожалуйста. Ты же обещал… Обещал, что, что-нибудь придумаешь…


Кассандра зажмурила глаза, стараясь сдержать слёзы. Ещё каких-то несколько минут назад он был рядом, обнимал её, говоря, что не уйдёт без борьбы. И хоть в тот момент она и понимала, от него ничего не зависит, но как же хотелось верить в эту сладкую ложь! Почему он ушёл? Нет, почему его заставили уйти, забрали у неё? Кассандра не верила, что это было его желанием.


Только какой смысл гадать «как» и «почему»? От этого разве что-то изменится? Его нет. И больше она никогда его не увидит. Девушке казалось, она слышит громкий, противный треск и звон. Это рушится её мир и разбивается сердце, осыпаясь осколками у её ног. Да и те быстро превращаются в пепел, который уносит ветер боли.


Можно бесконечно готовить себя к потере, тысячи раз повторять как заклинание, что это неминуемо и обязательно случится, и сломаться когда наступит этот момент. Разве можно быть готовой к тому, чтобы потерять смысл существование?


Почему это случилось с ней… с ними? Зачем судьба свела их вместе, позволила познать грань высшего счастья и наслаждения, а затем раскидала их по разным мирам? Что за садистские игры? Разве они их заслужили?


Ощущая себя какой-то неживой, Кассандра неуклюже поднялась на ноги и побрела в комнату Ника. Упав на постель, где они совсем недавно предавались страсти, девушка обняла его подушку, вдыхая родной запах. И снова поток изматывающих слёз. Рыдания, разрывающие грудную клетку, полные боли и тоски.


Когда, наконец, её немного отпустило на улице уже вовсю светило солнце. Но в душе девушки царили непроглядный мрак и леденящий холод. Сил плакать уже не было. И если внутри клокотала раскалённая лава расщепляющей душу на атомы боли, то внешне она выглядела спокойно. Отрешённо. Она словно разделилась на две личности в одной: Кассандру, сходящую с ума от агонии потери, и совершенно спокойную девушку, на автомате выполняющую простейшие действия.


Она понимала, в любой момент может пожаловать Девид и объяснить кровь на простынях будет довольно сложно, поэтому сняв бельё, она сунула его в стиральную машинку, но нажать «пуск» так и не смогла. Девушка передвигалась, выполняла какую-то работу, не отдавая себе в этом отчёта, и только когда всё было сделано, поняла, что убиралась в комнате Ника. Вокруг всё сияло от чистоты. Вещи любимого были аккуратно сложены, словно хозяин скоро вернётся, и они ему потребуются. Только вот не вернётся он.


Рванув к шкафу, Кассандра распахнула дверцы и полезла на самую верхнюю полку, где за грудой барахла мужчина хранил свои меч и Огненный Жезл, пряча их от любопытных глаз. Ничего не было. Похоже, они автоматически отправились за хозяином. В горле встал ком горечи. Не отдавая отчёта в своих действиях, девушка натянула его не стираную футболку, и глубоко вдыхая любимый запах, легла на кровать, где спал мужчина. Сколько она так пролежала, Кассандра не знала, её слух раздражал какой-то посторонний шум. Не сразу она поняла, что это яростный стук в дверь. Где-то звонил мобильный. Гость, кем бы он ни был, уходить явно не собирался. Девушку накрыло раздражение. Но почему нельзя оставить её в покое? Никого ей видеть сейчас не хотелось!


— Ты?! — то ли шипение, то ли рычание.


На пороге её дома стоял Джек. Выглядел он весьма красочно. На лице синяки, бровь заклеена, рука в гипсе. Но Кассандра не испытала и крох жалости. Её накрыла необъяснимая ярость. Почему-то ей казалось, что именно Джек повинен в том, что Ника сейчас нет рядом. Это конечно отдаёт паранойей, но девушка ничего не могла с собой поделать, ненависть завладела всем её существом. И как она могла хотеть выйти за него замуж? За это ничтожество? Подлого труса, нападающего на безоружных?


Когда мужчина открыл рот, она и вовсе оказалась у той черты, после которой разум отказывает и можно натворить бед. Мужчина пришёл обвинять Ника в нападении! Он стоял и требовал видеть его, угрожал полицией!


— Убирайся, — выдохнула Кассандра, а Джек отшатнулся, видя совершенно бешеные и безумные глаза невесты. — Я разрываю помолвку и никогда больше не хочу тебя видеть, подонок.


Мужчина изумлённо вытаращился на неё. Она явно не в себе.


— Кассандра, ты чего? Успокойся, — промямлил Джек.


— Я сказала, убирайся, — прошипела девушка. — Как ты вообще посмел сюда явиться после того, что сделал? Ты — мразь, нападающая с огнестрелом на безоружных! Да ты даже дышать с Ником одним воздухом не достоин. Ненавижу тебя. Презираю. А теперь пошёл вон.


Понимая, что продуктивного диалога сейчас не получится, Джек предпочёл на время отступить. Пусть успокоится. Он потом поговорит с ней, и они решат все проблемы. Не верил мужчина, что девушка всё это сказала всерьёз. Просто она расстроена чем-то и сама не ведает, что говорит. С таким самоубеждением он и покинул территорию Кассандры.


После появился Девид. Он что-то безостановочно говорил, девушка не воспринимала его слов, он звучал для неё как фоновый шум. Надоедливый и раздражающий. Он говорил что-то про Джека и Ника. Ругал её за что-то. Выказывал беспокойство. Ей же было всё равно. Пусть поскорее уйдёт.


Девид был в ужасе от сестры. Её состояние, пугало мужчину. Словно безвольная кукла, безразличная ко всему вокруг, и глаза совершенно мёртвые. Что произошло с ней за столь короткий период времени? Почему она вдруг надумала разорвать помолвку? Он не знал, но был свято уверен, без этого мутного «друга», тут не обошлось. Решив ненадолго оставить Кассандру в покое, он отправился осматривать дом. Чего искал мужчина и сам не знал. Хоть чего-то, что прольёт свет на её состояние. И нашёл. Нашёл и сначала ужаснулся, а затем пришёл в ярость. Тварь! Если он ему попадётся на глаза, убьёт собственными руками.


В стиральной машинке мужчина обнаружил постельное бельё, на котором были свежие кровь и сперма. Первым делом, Девид, вертя как тряпичную куклу, осмотрел сестру. Никаких следов насилия на её теле он не обнаружил. К тому же, Джек говорил что-то, о том, что подстрелил ублюдка. Значит, кровь его. Тогда получается, он переспал с Кассандрой и свалил! Ублюдок! Но всё равно, нельзя же так убиваться из-за какого-то козла!


Кассандре же было откровенно неприятно слушать брата. Он судит Ника, хотя ничего не знает. И она сказать правды ему не может. Замкнутый круг.


Дни стали для девушки подобно вязкой серой массе, в которой она тонула, с трудом делая каждый вдох. Она жаждала покоя, которого Девид упорно не хотел ей давать. А ещё Джек никак не хотел понимать, что она не хочет иметь с ним никакого дела, и кроме отвращения он у неё больше ничего не вызывает.


Она понимала, нужно отпустить прошлое и жить дальше. Но как это сделать? Уйдя, Ник забрал с собой её душу, сердце, смысл жизни. Кассандра чувствовала себя пустой оболочкой, в которой зачем-то поддерживают жизнь. Кормят, заставляют двигаться. Только зачем? Внутри неё всё выгорело, не осталось ничего. Порой она начинала злиться и упорно искать хоть что-то, за что можно зацепиться, какую-то точку опоры, которая придаст цель её существованию, и не находила. Девушка ничуть не удивилась, когда в один «прекрасный» день, брат пожаловал к ней домой в сопровождении психолога, женщины лет сорока. Зря он время тратит. У неё не было ни малейшего желания выворачивать душу и все это быстро поняли. Однако она постаралась извлечь из неприятных бесед толк, искренне стремилась найти успокоение, и всё тщетно.


Ночами напролёт девушка сидела на балконе и, смотря на звёзды, молила их вернуть ей любимого, ну или её отправить к нему. Бесполезно. Порой Кассандре казалось, что она просто сошла с ума, и всё произошедшее лишь плод её воображения. Другой мир, в котором живёт Николас, храбрый воин и маг из книги, который к ней определённо что-то чувствует… Не бред ли? А потом она ужасалась безумным мыслям. Это было! Она не сумасшедшая! У неё даже вещи остались, которые носил он и некоторые из них ещё хранят слабый аромат его тела.


Не было ничего удивительного, что из-за постоянного стресса и недосыпа, девушка начала чахнуть на глазах. Её мучили тошнота и головокружение. Она буквально таяла. Видя это, Девид начал умолять её взять себя в руки. Хотел даже свадьбу перенести. Кассандра не позволила и они, как полагается, пышно и торжественно отметили это событие. Её любимый и родной брат женился. Девушка была рада за него и искренне надеялась, что он обретёт счастье в браке. А потом всё потекло привычным чередом.


Очередное бессмысленное утро, Кассандра открывает глаза после пары часов сна и безразлично оглядывается. И тут же застывает, словно громом пораженная. Напротив её постели стоит до боли знакомый старик.


— Здравствуй, Кассандра.


***


Прошло около трёх месяцев с момента, как Николас вернулся домой. И всё это время он ходил чернее ночи. Воины были откровенно шокированы, когда их Король вернулся из леса, с каменным лицом и безумными глазами. На нём были странные одежды, а подходить к нему было откровенно страшно. И если поначалу все надеялись, что это минутное веяние, то потом убедились, всё гораздо серьёзнее.


Николас не желал мириться с положением, в котором оказался. Мысль, что он больше никогда не увидит Кассандру — была невыносима. Нет! Дьявол его раздери, он не смирится! Этот мир пропитан магией, ему принадлежит самая могущественная сила из существующих, и если способ путешествовать между мирами есть, он его найдёт.


Он путешествовал по миру, ища хоть какие-то зацепки, упоминания путешествий между мирами, и ничего не находил. Каждая неудача всё глубже окунала его в пучину беспросветного отчаяния. Он один из сильнейших магов, который смог подчинить себе силу Огненного Жезла, вернуть утраченное годы назад могущество, сын древнего и сильного рода, оказался бессилен перед задачей быть рядом с любимой.


Как одержимый он стремился к той единственной, о которой были все его мысли и мечты. Николас внезапно осознал, если представится возможность, он без сожалений оставит этот мир. Его с рождения воспитывали, программировали как машину, закладывая одну единственную задачу: всеми силами вернуть утраченный трон. И он с блеском её выполнил. Шёл сквозь кровь, боль и лишения. Сколько людей полегло в этой борьбе? Он возложил на этот алтарь власти чужие жизни и даже собственную, и где оно, счастье? Где радость от достигнутого? Раньше ему это нравилось, или он убедил себя в этом? Сейчас же он понимал, что больше не хочет нести это бремя. Не нужно ему это. К тому же, у него на примете есть несколько сильных магов, преданных людей, которые будут рады этой доле и принесут мир, и процветание стране. Если бы только найти способ…


Похоже, это заметили и окружающие. Воины волновались, старались не сталкиваться с мрачным Королём. Они искренне не понимали мотивов его поступков. Вместо того, чтобы искать, кто стремится отнять Огненный Жезл и трон, он безостановочно метался по миру и часами читал пыльные фолианты, ища неизвестно что и зачем. Вечерами он уходил в неизвестном направлении и возвращался с каменным лицом и безумно-потерянным взглядом. Они даже пробовали следить за своим предводителем и никак не могли понять происходящего, он просто сидел, смотрел в ночное небо и что-то неразборчиво шептал. Неужели их Король лишился разума? Они точно не знали, но волновались.


Мужчина видел всё, что происходит вокруг. Видел, что люди взволнованы и обескуражены, понимал, что может вспыхнуть бунт, но не находил в себе сил остановиться. Он должен найти способ вернуться! Его раздражала необходимость разбираться с проблемами, которые устраивал неведомый враг. И понимал мужчина, должен он, просто обязан найти сволочь, что жизнь портит всем вокруг, но как же действовали на нервы отсрочки!


Похоже, именно это подсознательное нежелание заниматься столь важным и насущным вопросом, сыграло с мужчиной злую шутку. Одержимый идеей фикс, правитель ничего не замечал вокруг, да и не хотел замечать, если это не касалось поставленной задачи.


Они остановились в Долине Солнца, целью их пути была Пещера Истины. Николас возлагал большие надежды на древнее хранилище памяти мира. Если и там нет ответа, как ему вернуться, то вряд ли он есть хоть где-то. Это означает, что всё бессмысленно. Мужчина старался не думать об этом. Подобные мысли — путь к сумасшествию. Ведь он дышал и жил лишь мыслями о любимой.


— Да что с тобой, Николас?! — как-то сказал один из его солдат, по совместительству хороший друг. — С какой целью мы уже несколько лун бороздим мир? Что мы ищем?


Николасу было нечего ответить. А что он мог сказать? Что их Король, который всегда ставил блага страны и людей выше всего остального, больше не интересуется этим, превратился в одержимого? Не поймёт его друг этого.


Зато поняли это враги и потому напали на спящих в Долине Солнца солдат. Путём никто ничего понять не успел, как всё было кончено. Их разбили в пух и прах за считанные минуты.


Сильнейший удар в голову, оглушил мужчину. А когда сознание стало возвращаться в норму, Николас увидел сидящую напротив Эмили. Ему совсем не понравилась улыбка, которую ему послала бывшая возлюбленная. Скользнув взглядом вокруг себя, мужчина увидел Джефа, который смотрел на него с неимоверным самодовольством и превосходством. Но не это заставило его замереть на месте, точно парализованного. Его взгляд, встретился с чёрными глазами мёртвого врага. На него смотрел Рейн.


***


Недоверчиво косясь на старика, Кассандра старалась понять, что происходит. И тут же безумная, зыбкая надежда вспыхнула в сердце.


— Ты пришёл отправить меня к Нику? — спросила она.


— Не совсем так, — отчего ей почудилась грусть в голосе старца?


— Тогда чего тебе нужно? — опасливо спросила Кассандра.


Отчего так страшно стало? Почему так сердце сжимается, словно чувствует беду?


— Мне нужен твой ребёнок.


— Что?!


Девушке показалось, что мир вокруг слишком быстро завертелся, и она осела на пол. Сильнейшая слабость не давала подняться на ноги. А в голове настойчиво билось — что за ерунда?


— Кассандра, вы люди называете меня Богом, Высшим Разумом, Ангелом Судьбы, имён много, но суть это не меняет. Мы, — уловив недоумённый взгляд девушки, старец пояснил, — да, я не один такой, нас много. А как ещё присматривать за количеством миров для обозначения которого, вы, люди и слова не придумали? — он запнулся. — Так вот, автор книги, написав её, создала новый мир, в котором и живёт Николас. То есть, твой Николас живёт уже в другом мире, который появился благодаря тебе.


Кассандра сидела, приоткрыв рот, и понимала, что ничего не понимает. Что он несёт? Похоже, собеседник заметил её замешательство.


— Понимаешь ли, Кассандра, каждый человек, в своём роде Бог. Когда писатель пишет книгу, или снимают новый фильм, или человек просто мечтает, рождается новый мир. По правде говоря, каждую секунду рождаются и погибают тысячи миров. Мы ими не управляем, они живут своей жизнью, но… В общем, не суть важно, не забивай голову, — решил сжалиться старец. — Важно то, что иногда нам, тем, кто призваны присматривать за бесконечным количеством миров, становится скучно, и мы решаемся немного форсировать события, например, позволяем двум людям из разных миров встретиться.


Голова девушки гудела и пухла от подобной информации. В её сознании никак не хотела укладываться подобная истина. Слишком фантастично для её понимания.


— Вы играете жизнями людей, — сглотнув ком в горле, прохрипела девушка.


— Можно и так сказать, — задумчиво протянул старик. — И порой эти игры приносят людям счастье. Ты, правда, веришь, что все живущие вокруг, рождены в этом мире?


— А иногда вы разрушаете эти самые жизни своими игрищами! — зло бросила Кассандра, и чуть успокоившись, спросила: — Зачем рассказываете всё это? Чего от меня нужно?


Собеседник виновато отвёл глаза, заставив девушку похолодеть. С каждой минутой, ситуация нравилась ей всё меньше.


— Иногда события выходят из-под контроля, и мы вынуждены нейтрализовать нанесённый вред, — ответил, наконец, старик. — Как в случае тебя и Николаса. Он нарушил одно негласное правило — рассказал постороннему, что выходец из другой реальности, и мне пришлось отправить его домой досрочно. Я дал вам возможность, так сказать попрощаться, пообщаться в спокойной обстановке. Не думал я, что всё закончится так. Шанс подобного был ничтожен и я даже не предполагал… — старик, перестав мямлить, посмотрел своими бесконечно мудрыми глазами, прямо в глаза девушки. — В ту ночь, когда я забрал Николаса, вы зачали ребёнка.


Как обухом по голове. Сознание туманилось и мутилось. Мысли хаотично скакали, не давая Кассандре ухватиться хоть за одну из них.


— Какой ребёнок? — наконец прошептала она. — Этого не может быть!


Он что-то путает. Она не беременна! Не могло такого произойти!


— Ты уже взрослая девушка и подумай сама. В этом мире Николас был человеком и все меры предосторожности, которые он принимал при помощи своих сил, не действовали. Вы занялись незащищенным сексом. Он наполнил твоё лоно своим семенем, и произошло зачатие, или тебе нужны подробности того, как это происходит?


Чуть скривившись, Кассандра замотала головой. Её казалось извращением, чтобы этот старец рассказывал ей о пестиках и тычинках.


— Всё равно, не верю.


— Когда у тебя последний раз были женские дни? А твоё самочувствие тебя не настораживает?


Проведя несложные подсчёты в голове, девушка ужаснулась. Она была так подавлена и разбита потерей любимого, что даже не задумывалась о таких мелочах. А ведь всё сходилось… В душе вспыхнул огонёк чистой радости. Николас ушёл, но оставил ей маленькую частичку себя! У неё теперь есть для чего жить! Но этот огонёк быстро погас. Ведь этот Бог, или как его там, явился с заявлением, что ему нужен её ребёнок!


— Что, значит, вам нужен мой ребёнок? — побелевшими губами спросила девушка.


— Он чужой этому миру, Кассандра. Гены отца оказались сильнее, и ваш сын унаследовал его способности. Они ещё не проявились, но проявятся. И тогда, при любом раскладе быть беде. В лучшем случае, ты просто погибнешь, вынашивая его, и он с тобой вместе, — волоски на теле Кассандры встали дыбом. Это «лучший случай»? — В худшем, он родится и станет огромной угрозой. Он не должен родиться. Мне жаль.


Дрожь, крупная нервная дрожь, первый предвестник надвигающейся истерики охватила Кассандру. Она вскочила с постели и отпрыгнула в сторону, сама дивясь, откуда силы взялись? Это бред. Её ребёнок, сын! Не может быть угрозой или причиной её смерти! Этот старик сумасшедший! Он не получит её малыша!


— Я его вам не отдам! — прошипела девушка, готовая… А к чему она готова? Кассандра понятия не имела, чего ожидать от этого существа. — Убирайтесь! Вы чудовище! Это ребёнок! Как вы даже помышлять можете о подобном! Он не угроза! Он…


— Именно угроза, — оборвал её старик. — Без должного наблюдения, ухода и воспитания, он неуправляемая, огромная сила, способная уничтожить мир!


— Но ведь в мире Ника нет таких проблем…


— Там знают, как с этим бороться и как растить таких детей!


— Так верните мне Ника, он поможет.


— Исключено.


— Почему? За что вы так со мной? Вы и так отняли у меня смысл жизни, так оставьте мне моего сына!


Ужас происходящего вылился в масштабную истерику. Девушка понимала, её сил не хватит, чтобы противостоять такому противнику. Если у неё и сына отнимут, то лучше уж ей умереть. Зачем, и главное как, после такого жить?


Старец задумался. Выглядел он отстранёно и безмятежно. Кассандру охватил приступ ненависти к этому извергу. Монстр! Играет чужими жизнями, ничем не брезгуя! Это ему она когда-то благодарна была?!


— У твоей проблемы, только одно решение, — наконец произнёс он. — Я могу тебя отправить к Николасу, но ты никогда не вернёшься обратно. Дорога в твой мир, будет для тебя навсегда закрыта и всё, что ты знаешь, останется лишь сном, воспоминаниями. Так же, я не могу знать, что ждёт тебя там, и не несу за это ответственности. Это, по сути, нарушение негласных правил, но это единственное решение проблемы, при котором ваш с Николасом сын, может остаться жив. Так что ты скажешь?


А чего тут говорить? Разве у неё есть выбор? Да, страшно. Безумно страшно лишиться всего, что знаешь. Всего, чем была окружена всю жизнь. Больно от мысли, что никогда не увидит больше брата…


С другой же стороны, ей всегда казалось, будто она немного не от мира сего. Словно не на своём месте находится. Двадцать пять лет жизни она искала себя в этом мире, но так и не смогла найти. Может она была рождена, чтобы встретить Ника и обрести счастье в мире, где правит магия? Может, как бы странно это не звучало, именно там её место? К тому же, там Ник…


И снова навалился страх, почти паника. Разве будет он рад ей? У него же там целая страна и Эмили, его невеста, может уже жена. Возможно, он уже и забыл её, не вспоминает вовсе, а тут она явится и осчастливит его новостью о предстоящем отцовстве. Нужно ли ему всё это?


Впрочем, неважно… То есть важно, но сохранить жизнь сына, важнее. Даже если Ник отвернётся от неё, не захочет иметь ничего общего, у Кассандры появится шанс родить и воспитать сына без рисков и лишних опасностей. Ведь есть же там люди, которые знают, как и что делать нужно? Как найти их, она, если понадобится, на месте разберётся. Да и не верило сердце девушки, что любимый забыл про неё, будет смотреть как на чужую и прогонит, словно не было ничего. Нет! Это же Ник. Он не такой, она знает его. Он так никогда не поступит. Во всяком случае, Кассандра на это очень надеялась.


— У меня есть немного времени уладить кое-какие дела, попрощаться с братом?


— Нет.


Что же, ожидаемо. Она не особо переживала из-за имущественного вопроса. Единственным человеком, которому могло достаться всё, чем владела девушка, был Девид. У неё просто больше не было других родственников. А вот при мысли, как будет чувствовать себя брат, когда обнаружится её исчезновение, становилось тоскливо. Ему будет плохо, Кассандра это знала. Он её действительно любил, как и она его. Оставалось лишь утешаться мыслью, что теперь у него своя семья. Он женился, и возможно в скором будущем у него появится наследник.


— Я согласна, — тихо произнесла девушка.


— Ты хорошо подумала? — усомнился «гость».


— Да.


В два шага преодолев расстояние до полочки, она взяла фотоальбом, чтобы никогда не забывать прошлую жизнь и робко улыбнулась старику. Получив в ответ подобие улыбки, она уже приготовилась к боли, как ей дали совет переодеться. Дельный, между прочим, учитывая, что одета она была в пижаму. Когда со сборами было покончено, старец шагнул к ней.


— Прости, братишка, — прошептала Кассандра, — но я не могу иначе.


Снова острая боль пронзила всё её существо. Знакомая с рождения комната качнулась и начала таять. Девушка старалась запомнить каждую мелочь и деталь, прощаясь навсегда. А потом её рассудок накрыла уютная, мягкая темнота.

Глава 17.

Стиснув зубы, чтобы не застонать, Кассандра с трудом села. И почему это всегда так больно? Уже третий раз она путешествует между мирами, а легче не становится. Оглядевшись, девушка обнаружила, что находится в каких-то кустах. Перед глазами поплыли картинки из родного мира, глаза начало жечь. Она зажмурилась, сдерживая слёзы. Это её решение, способ спасти сына и возможность, которая пусть и стоит под вопросом, быть с Ником, так нечего реветь. Только вот на душе всё равно ужасно тоскливо. Никогда больше она не увидит Девида, не насладится простейшими благами цивилизации… Так, всё, хватит. Нужно взять себя в руки, а то как тряпка какая-то! Слух девушки уловил слабый шум, похожий на гвалт голосов и она, помня о том, что здесь далеко не все приветливы, осторожно двинулась в направлении звуков.


Когда она узрела источник шума, то почувствовала дурноту. Не особо большая поляна, вся была залита кровью и завалена телами погибших. Взгляд девушки выхватил небольшую кучку пленников, избитых и окровавленных. Среди этого ужаса, вальяжно расхаживали воины в иссиня-чёрных одеждах, но не это заставило сердце Кассандры ухнуть в пропасть. У небольшого камня, отдельно от остальных она увидела Ника, и ей стало страшно. На него смотреть было больно, ни единого живого места. Жив ли он?


Глаза начали застилать слёзы, и девушка рассердилась на себя. Нашла время реветь! Сейчас ему нужна твоя помощь, а не позорные стенания. Мотнув головой, она старалась стряхнуть отчаяние, и лишний раз напомнила себе: это не игра. Если её поймают, то помоги её Бог! Знала Кассандра, что обычно делают с пленницами.


Осторожно, стараясь не издать лишнего шороха, девушка кралась по кустам, радуясь густой растительности, что скрывала её от глаз захватчиков. И вот она оказалась в каких-то пяти метрах от любимого. Но что дальше? Как помочь ему, не привлекая внимания?


На другом конце поляны воины узрели что-то, по их мнению, интересное и стали стягиваться туда. Вот он, момент, чтобы что-то сделать! И только девушка хотела покинуть своё укрытие и прокрасться к камню, у которого сидел Ник, как поражённо замерла. Её изумлению не было предела, ведь к мужчине, царственной походкой, направлялась Эмили.


***


В голове нещадно шумело, а тело представляло собой один оголённый, горящий огнём нерв. Да, знатно его помяли. Когда Рейн со своими прихвостнями напали на спящий лагерь, Нику понадобилось лишь несколько секунд, чтобы сообразить, что происходит. Он сражался в полную силу и немало врагов отправил в чертоги смерти, но численное превосходство сыграло свою роль. Короля лишили оружия, скрутили, а потом долго целой оравой избивали. Потом воинов сменил сам Рейн, он был расчетливо, чтобы причинить максимум боли, но не убить. Всю душу в процесс вкладывал. В итоге Николас просто отключился, и сейчас, когда сознание с трудом, но возвращалось, мужчина отметил, на улице уже день настал.


— Ну как тебе у нас в гостях, любимый? — раздался хорошо знакомый, женский голос.


Окинув взглядом бывшую невесту, Николас обомлел. И вот на этой женщине он хотел жениться? Хотя, раньше она была другой… или казалось другой? Мужчина не знал. Он хорошо помнил её юной девушкой, которую нашёл в доме-развалюхе в полузаброшенной деревне. Ему была нужна её помощь, чтобы найти Огненный Жезл. Сначала Эмили противилась и выказывала обжигающую ненависть, а потом сдалась и даже помогла. Он старался не замечать влюблённый взгляд глаз девушки, которая словно тень следовала за ним. Ничего в нём не тяготело к ней, хотя и была она хороша. Юная, нежная, красивая. Но всё равно что-то не то. Пытался Николас объясниться с девушкой, да, похоже, не поняла его. Продолжал мужчину преследовать взгляд полный боли, обиды и любви. А потом словно накрыло. Резко переклинило на все сто восемьдесят градусов. Воспылал он к Эмили страстью и нежностью. А уж если рядом была, так и вовсе думать ни о чём не мог. Думал любовь, оказался приворот. Сейчас верил он в это, так как узнал настоящие чувства, да и не бывает так, чтобы ничего не было, а потом в один момент такой шквал чувств. И вот сейчас, когда чары пали, Николас видел перед собой ладную лицом и телом девушку, да было в ней что-то отталкивающие. Высокомерное выражение лица, жестокость и хитрость во взгляде. Неужели он повинен в таких переменах? Безответная любовь сотворила такое с Эмили, или это в ней было всегда, просто не замечал он? Ответа у мужчины не было.


— Молчишь? — насупилась Эмили. — Ну ладно, твоё право. Глуп ты, Николас. Был бы со мной, сейчас бы был королём, а не рабом. Но ты променял меня на какую-то шлюшку! Ищешь её повсюду, несмотря на то, что она тебе бросила. Вот ответь мне, почему? Я же любила тебя! Ты выбрал её и где она сейчас?


Николас смотрел на бывшую возлюбленную и понимал, нет смысла ей что-то объяснять. Не поймёт она. Её любовь и не любовь вовсе, а так, эгоизм. Либо её, либо ни чей. Не понять ей, что когда любишь, сделаешь всё для счастья любимого человека, даже отпустишь, если понадобится. И уж точно не будешь поить любовными снадобьями из желания обладать.


— Знаешь, почему я тут и разговариваю с тобой? — продолжала Эмили свой монолог. — Несмотря ни на что, мил ты мне, и я не хочу, чтобы ты умирал. Будь послушен, Николас, и тогда у нас будет немало приятных моментов. Пусть и не король будешь, зато живой.


Предлагает ему жизнь послушного раба? Она, правда, не понимает?


— Пошла на хер, — произнёс Николас распухшими губами.


Лицо Эмили побагровело от злости, а Кассандра в кустах невольно ухмыльнулась, правильно говорят: с кем поведешься, от того и наберёшься. Выраженьице из её мира красноречиво подтверждает данную поговорку.


— Что же, это твой выбор. Но я всё же надеюсь, ты передумаешь, — с этими словами девушка пошла прочь.


Он смог отшить и даже уязвить эту стерву, и это принесло некое удовлетворение. Не ожидал Николас, что Эмили может опуститься до такой низости, как сговор с его злейшим врагом. А Рейн, как он выжил? Он же лично убил и похоронил его! Присутствие же среди врагов Джефа, вообще удар под дых, подумать только, всё это время предатель жил в его доме! Но в одном права эта стерва, вряд ли он выберется живым из этой передряги. Он ни за что не отдаст Жезл, а значит, Рейн его просто убьёт, чтобы завладеть талисманом. Стало совсем муторно на душе, не думал он, что так закончит свои дни.


— Ник, — лёгкий, еле слышный шёпот, но этот голос он узнал бы из миллиона. Кассандра!


Сердце сначала восторженно забилось в груди, а потом ухнуло вниз. Николас был безумно рад девушке, но более неподходящего момента для её появления и придумать трудно. Ему стало страшно. Вряд ли Кассандра осознаёт степень опасности, в которой оказалась. И если до этого момента он не испытывал особого страха от мысли о смерти, разве что тоску и сожаление, то сейчас мужчину обуял животный ужас. Он ОБЯЗАН найти выход из этой ситуации! У него НЕТ права сдаваться!


— Кассандра, Боги, что ты тут делаешь? То есть, я рад тебя видеть, — поправился Николас, вдруг не так поймёт? — но момент просто…


— Неудачный? — закончила за него девушка.


— Более чем, — мрачно согласился он, и замер, увидев злейшего врага идущего в его сторону. — Быстро, прячься! И не спорь! Пожалуйста!


Столько страстной мольбы было в едва слышном голосе Ника, что Кассандра просто не смогла возразить. Она почувствовала, мужчина ощутимо напрягся и даже испугался. Девушка отпрянула обратно в кусты, чуть отползла и затаилась.


Чёрные глаза Рейна были полны превосходства и Николас неприязненно поморщился. Он и только он виноват в том, что оказался в таком положении. Он подвёл своих людей… Так, сейчас не время об этом думать. Нужно собраться и думать. Выхода ведь нет только из гроба, верно? Верно. И потому он обязан что-нибудь придумать. Он, конечно, успел отправить мысленное послание Эйтону, близкому другу, правителю одного из наибольших городов его страны, и он сейчас был ближе всех к Долине Солнца. Плюс ко всему, Эйтон люто ненавидел Рейна. Вот только помощь придёт, самое раннее, ночью. Вряд ли Николас и его люди доживут до того времени. Так что, он должен придумать что-то сам.


— Великий правитель Нейтрии, — с насмешкой начал Рейн, — безвольный пленник в моих руках. Страсти по женщинам сгубили тебя, при том даже тут ты ошибся. Посмотри на Эмили, — с этими словами он привлёк к себе девушку, — прекрасна, аж дух захватывает, а ты её упустил. Но и до этого ты был слеп. В твоём дворце столько времени жил человек, который тебя люто ненавидел. А знаешь почему? Твой отец убил его отца, и Джеф поклялся отомстить. Ему удалось, молодец. Мужчина. Только вот… Джеф! Подойди сюда!


Николас не понимал представления, которое перед ним разыгрывает Рейн. Хотя удивляться особо нечему. Этот гад всегда любил зрелищность и пафос. Вот и сейчас не может без лишней мишуры. Но оно Николасу и на руку, больше времени на раздумья.


— Да, мой Повелитель, — поклонился предатель, подойдя к мужчине.


Рейн быстрым движением извлёк меч и отрубил мужчине голову. Тело качнулось и упало, заливая траву алой кровью, в глазах Джефа, навсегда застыло недоуменное выражение.


— Только он посмел обидеть мою женщину, — закончил Рейн.


Низко и отвратительно. Николас не понимал того, как можно бесчестно убить безоружного, неготового к нападению человека. И опять же, тоже неудивительно. Рейна никогда особо не интересовала мораль. По его мнению, для достижения цели, все средства хороши.


— У меня к тебе предложение, Николас, — вкрадчиво произнёс Рейн. — Жезл в обмен на жизнь. Даю слово, ты будешь жить в моём дворце, пусть и под присмотром. А при хорошем поведении, я даже досуг тебе организую: выпивка, женщины. Что скажешь?


Как же, слово он даёт. Николас хорошо знал цену его слову. Рейн не так глуп, чтобы оставлять в живых такого опасного врага. Сейчас он просто играл, пытался перехитрить, а этим самым сломать, унизить. Мужчина даже оскорбился. Да за кого этот ублюдок его принимает? Правда думает, он ему Жезл отдаст? И даже если бы отдал, и если бы тот решил оставить его в живых, дабы потешить своё самолюбие тем, что взял над ним верх, то жизнь в его хоромах, была бы для Ника Адом. Он не сомневался, что гнил бы где-нибудь на самых нижних уровнях темницы. Да и не для него жизнь в неволе. Он никогда не согласится стать рабом!


— Катись к Дьяволу, — прохрипел Николас в ответ.


Тем временем, Эмили было отчаянно неуютно. Её чувства бунтовали: любовь ,и ненависть к Николасу смешались в её душе. Кроме того, она была не готова наблюдать его смерть, но, тем не менее, нет прощения его поступку! Он вышвырнул её как ненужный хлам, а ведь она его любила! Всё происходящее правильно, настал час расплаты для предателя. И, тем не менее, ей было не по себе. И потому она старалась не вслушиваться в разговор и даже не смотреть на Николаса, её глаза безразлично скользили по кустам… Так. Стоп. За кустами определённо что-то есть. Сделав несколько шагов вперёд, она узрела ту, которую ненавидела до зубного скрежета. Резким движением, Эмили выдернула затаившуюся девушку из укрытия.


— Рейн! Ты только посмотри, кто тут у нас! — восторженно выкрикнула Эмили.


Зажмурившись, Кассандра проклинала себя за глупость. И надо ей было подобраться поближе, чтобы видеть и слышать что происходит. Она увидела, как потух взгляд любимого. Она подвела его.


— Прости, Ник, — беззвучно прошептали её губы.


Мужчина был в ужасе. Кровь в жилах заледенела, когда он увидел, что Кассандру обнаружили.


— Кто это? — непонимающе нахмурился Рейн. Мужчина не мог понять восторга своей любовницы.


— Эта шлюшка Николаса. Это из-за неё он как безумный по лесам рыщет, — с безумным блеском в глазах, ответила девушка.


Кассандре было страшно, в глаза Нику посмотреть стыдно. Может она и не была гением, но поняла, что стала оружием против любимого в руках его врагов.


Мысли Николаса безумным вихрем метались в голове. Рискованная идея вспыхнула в сознании. Шансов мало и если не получится, то это однозначный конец. Но есть ли выбор?


— Ситуация становится всё интереснее, — протянул тем временем Рейн, — Новое предложение — Жезл в обмен на её жизнь.


Все резко обернулись, на маленький обвал камней неподалёку и никто не заметил магического пасса, который сделал Николас. Он мало верил в это, но многие говорили, что данный жест делает — лишает обещание силы. Вот сейчас Николас и узнает, правда ли это. Если ложь, то всё кончено. Он проиграл. Камнепад и этот магический жест, лишили его последних сил. Мужчина чувствовал себя больным и истощённым.


— Ну? — снова повернулся к нему Рейн, не придав инциденту значения.


— Согласен, — хрипло произнёс Николас.


— Ник, нет! Не надо! — закричала Кассандра. Она знала, что будет, если этот маньяк завладеет талисманом.


— Я Николас Нестринский отказываюсь от прав владения Огненным Жезлом, — едва слышно вымолвил мужчина.


Простые несколько слов дались с трудом. Из глаз Кассандры хлынули слёзы ужаса и безысходности. Эмили уже приготовилась свернуть сопернице шею, как только любовник подчинит себе Жезл. А Рейн с торжествующей улыбкой взял в руки талисман.


Внезапно лицо Рейна исказилось от невыносимой боли, руки почернели и начали дымиться. По воздуху разнёсся отвратительный запах горелого мяса. Неимоверными усилиями мужчина разжал пальцы и отшвырнул Жезл в сторону.


— Ты посмел меня обмануть! — взревел он и выхватил меч, намереваясь прикончить и так полуживого врага.


Сработало — проскользнуло в сознании Николаса. А потом он понял, пусть магическая хитрость и подействовала, убить Рейна так и не удалось. Вот и всё. Неимоверная горечь поражения захлестнула с головой. Он проиграл. Из-за него погибло много славных воинов, и даже любимую защитить не смог. Ничтожество. Мужчина открыл глаза, чтобы взглянуть своей смерти в лицо, как и подобает воину.


Кассандра закричала не своим голосом от ужаса, увидев, как Рейн занёс меч над Ником. Происходящее напоминало ночной кошмар, с той лишь разницей, что это происходило на самом деле.


Она убеждала себя, что так должно быть. Что ненавидит больше, чем любит. Но в последний момент, увидев, как смерть нависла над головой Николаса, не выдержала. Оттолкнув от себя ненавистную девку, Эмили рванулась вперёд, дабы помешать Рейну убить его.


— СТОЙ! — закричала девушка.


Рейн обернулся, чувствуя угрозу со спины, и Эмили налетела прямиком на острое лезвие меча. Глаза мужчины на миг расширились от удивления, а потом там появились раздражение и злость. Дура! Ему конечно нравилась эта девица. Красивая и в постели золото, но никто, и она в том числе, не смеет вставить между ним и его стремлениями.


Эмили не сразу почувствовала боль. Только осев на землю, она ощутила, как тело сначала пронзило острой болью, а потом пришёл невыносимый холод. Мир начал меркнуть, улетучиваться, утекать… Пришло понимание — это конец. Но она была счастлива. Именно сейчас, в последние мгновения своей жизни, Эмили поняла, что натворила. Так же, она поняла, что по-прежнему любит Николаса. Не искупить ей вины перед ним. Но если её смерть принесёт ему несколько минут жизни, или даже маленький шанс, то она счастлива. Он не должен умирать. Не так. Не из-за неё. И она сделала всё что могла, чтобы хоть как-то исправить свою ошибку, помочь. Прости, любимый — мелькнуло в угасающем сознании.


Он видел, как погибла Эмили, и словно оцепенел. Николас был зол на Эмили за приворот и предательство. Но смерти, как не странно, не желал. В душе шевельнулось что-то сродни боли потери.


Бросив последний взгляд на мёртвую любовницу, Рейн снова повернулся к своему врагу. Ни что и никто не помешает ему расправиться с ним.


Узрев это, Кассандра стала лихорадочно озираться, ища хоть что-нибудь, что можно использовать как оружие. Её поразила смерть Эмили. Жуткое зрелище. Но адреналин, бурливший в крови, подавлял страх, и единственной её потребностью на данный момент было сделать что-то, чтобы спасти любимого. Не думая девушка схватила Жезл, который валялся у её ног.


Девушка хотела замахнуться и ударить подонка по голове, но разряд неведомой силы прокатился по ней, вспыхнул ослепительный свет, а когда он погас, от Рейна осталась лишь кучка пепла… Руки начало нещадно жечь и она разжала пальцы. Глухо стукнувшись о землю, Жезл откатился в сторону. Кассандру охватила невыразимая слабость, и она рухнула на землю. Сквозь шок от всего произошедшего, прорывалась радость, она смогла помочь. Не зря пришла в этот мир.


В не меньшем шоке пребывал и Николас. Он не знал, как такое возможно, но увидев, как упала девушка, стал яростно извиваться, стараясь освободиться. Ему стало до потери пульса страшно, и, похоже, страх дал силы, которых он думал не осталось вовсе. При помощи магии огня, он, обжигая до волдырей кожу, спалил веревки, которые удерживали его, и рванул к Кассандре.


Воины Рейна стояли и не шевелились, поражённые случившимся. Не могли они поверить, что их предводитель мёртв, не знали, что предпринять. А дальше и вовсе начался хаос. Прямо в центре поляны открылся портал, из которого высыпало несколько десятков до зубов вооружённых воинов. Слишком поздно осознали вражеские воины произошедшее, потому и схватки, по сути, не было. Их растерянных и не готовых к обороне, просто смяли в считанные минуты.


***


Кассандра блуждала в тёмном лабиринте и никак не могла найти из него выход. Порой она слышала голос, такой родной и любимый. Он звал её, умолял откликнуться и даже ругал порой. Но реален ли он? Может, это всё следствие болезни и ничего не было? Ребёнка, нового мира, ужаса схватки, Ника… Может она бредит?


Наконец девушке удалось открыть глаза. Как ни странно, совершенно ничего не болело. А вот слабость была чудовищной. Хотелось пить. Кассандра осмотрелась. Она находилась в совершенно незнакомой комнате. Облицовка стен и мебель были дубовыми, что предавало помещению мрачноватый вид, но яркий свет из окна компенсировал это, предавая уюта. И тут она увидела Ника, который спал в кресле. Не бред и не сон! Это вправду было!


— Ник, — позвала она. О, ужас! И это её голос, хриплый и скрипучий?


Вздрогнув, мужчина вперил в неё взгляд зелёных глаз. На нём не было ни следа травм или побоев, но, тем не менее, выглядел он уставшим и осунувшимся.


— Боги! Кассандра, наконец-то ты очнулась, — выдохнул он.


Не передать словами облегчение мужчины, когда он увидел, что девушка пришла в себя. Она провела в беспамятстве три дня. И не смотря на все заверения знахарей и его собственные обследования её здоровья, ему всё это время было страшно. Хуже было только в момент, когда она упала. Николас решил, что Жезл убил её.


— Пить, — прохрипела девушка, и утолив жажду спросила: — Где мы?


— У хороших друзей, — ответил Николас. — Ох, родная, ну и напугала же ты меня!


Мужчина смотрел на неё с такой нежностью и трепетом, что на глаза Кассандры навернулись слёзы. Она разревелась как последняя идиотка. Со слезами выходили вся тоска и одиночество последних месяцев, и ужас последних воспоминаний. Николас же, испугавшись её слёз, прижал девушку к себе, баюкал как ребёнка, гладил по волосам и упрашивал:


— Ну, ты чего, родная? Тихо, маленькая моя. Всё хорошо. Ты в безопасности.


Последний раз всхлипнув, Кассандра рукавам вытерла нос и отвела глаза. Её радовало, что Николас ей рад. Но как сказать ему, что она тут навсегда? А о ребёнке, как сказать? Будет ли он рад ему? Боже! А есть ли ещё ребёнок? Не оказались ли потрясения, ужас и напряжение последних часов, что она помнила, для него фатальными?


От жутких мыслей её затрясло, девушка начала задыхаться. Она хватала ртом воздух, не зная как сказать хоть слово. Видя состояние девушки, Николас пришёл в ужас.


— Что, Кассандра? — вглядываясь в её лицо, взмолился мужчина. — Что с тобой?!


— Р-ребёнок, — выдавила девушка.


— Успокойся! — встряхнул её Николас. — С ребёнком всё в порядке, более того, он, похоже, и спас нас всех.


Для Николаса известие и том, что любимая ждёт ребёнка — стало потрясением.


Там, на поле битвы, он решил, что явно что-то путает, но когда Генвид, местный знахарь и по совместительству сильный маг, который и открыл портал для воинов Эйтона, подтвердил, что девушка беременна, Николас впал в шок. Так же, знахарь сообщил, что это не простое дитя, сильный маг в будущем, именно его силы позволили одолеть Рейна и сохранили жизнь Кассандре. Это отметало любые сомнения и вопросы об отцовстве. У него будет ребёнок, сын. Он станет отцом. Эта новость оглушала и вместе с тем вызывала гордость и радость.


Наблюдая задумчивое выражение лица любимого, Кассандра похолодела. Борясь с дурнотой и страхом, девушка прошептала:


— Ты не рад?


— Глупая, — нежно улыбнулся Николас, — конечно рад. Просто несколько шокирован. Я планировал детей в будущем, в конце концов, даже положение обязывает что ли. Сейчас времена смутные, проблем валом. И признаться честно, я был не готов к такому, но я, правда, рад, родная.


Взяв лицо девушки в ладони, мужчина вглядывался в любимые серые глаза, до сих пор не в силах поверить, что она здесь и кошмар закончился, и все беды позади.


— Я люблю тебя, Кассандра, — произнёс он тихо, но твёрдо, — и уже люблю нашего сына. Ты ведь не исчезнешь?


Озвучив свой самый большой страх, мужчина замер в ожидании ответа. Он не перенесёт ещё раз потерять её! Их!


— Нет, — в голосе проскользнули нотки печали, но быстро исчезли, — я тут навсегда. И я тоже тебя люблю, больше, чем ты можешь себе представить.


Николас вспомнил её мир и, хотя здесь подобное было не принято, достаточно было уютного договора. Но он все же встал на одно колено и, протянув ей в раскрытой ладони кольцо, спросил:


— Кассандра, ты выйдешь за меня замуж?


— Да, — выдохнула девушка, чувствуя себя самой счастливой из живущих людей.


***


Свадьбу королевской четы заполнили надолго. Неделю гулял весь Нептус, да что там, это событие отмечала вся страна. А потом появился новый повод для праздника, молодая королева родила сына, которого нарекли Маркусом.


Дела у Николаса шли в гору. Рейн нанёс серьёзный урон землям и людям его страны, но мужчине удавалось легко и играючи справляться с проблемами. Наверное, ключ был в том, что Король был просто по-человечески счастлив. Он души не чаял в сыне и уже предвкушал те дни, когда малыш подрастёт, и он сможет его многому научить. Николас был бы не прочь обзавестись ещё детьми, но не находил в себе сил снова пройти через подобное, да и вообще, страшно ему было. Беременность Кассандры была сущим кошмаром. А роды и вовсе показались мужчине Адом. Тяжёлые, долгие, он чуть не поседел преждевременно от страха за возлюбленную и сына. Кассандра чуть не умерла, рожая Маркуса, и Николас ни при каких условиях не хотел допускать возможность повторения данного кошмара. И потому решил остановиться на одном ребёнке.


Девушка протестовала и была с ним в корне не согласна. Однако он не собирался сдаваться. Он слишком сильно любил её, чтобы потерять. Ведь без Кассандры его жизнь не имела смысла. Он видел, что любимая тоскует по родному миру, по брату, которого там оставила, и потому старался, как мог, сделать её жизнь максимально комфортной и счастливой.


Поцеловав спящего сына в пухлую щёчку, Кассандра вышла на балкон и окину взглядом панораму города, в котором теперь была законной Королевой. Несмотря на тоску о потерянной родине, которая порой стальными тисками сжимала сердце, она была счастлива. Как ни кто иной, она знала, что даже самые безумные мечты могут стать явью. Любимый мужчина рядом и у неё от него сын, которого она любит до потери пульса. Они ей всё. Разве это не счастье? Кассандра была совершенно уверена в будущем и муже. Отличительной чертой Николаса была поразительная честность, и потому, когда она прямо спросила о походах и женщинах, он спокойно ответил, что ему это не нужно. А когда она напомнила ему про Эмили и их отношения, он так же спокойно заявил, то была не любовь, а приворот, оттого и тянуло его отдохнуть на стороне. С ней же подобного и в мыслях нет. И она поверила, а поверив, обрела окончательный покой и счастье.


— Вот ты где, — прошептал Николас, оплетая руками её талию, горячие губы скользнули по шее, опаляя кожу и вызывая дрожь в теле. — О чём задумалась, родная?


— О нас, — честно ответила девушка, теснее прижимаясь к крепкому телу любимого.


— И чего надумала? — проворковал любимый на ухо.


— Я счастлива, что встретила тебя, потому что, люблю тебя так сильно, что порой мне становится страшно. Если ты меня разлюбишь, я просто умру. Не смогу существовать отдельно от тебя, — и это была правда, которая легко слетела с языка, не вызывая сожалений. Девушка не стремилась скрывать своих чувств от мужа.


— Этого никогда не случится, — ответил Николас. — Я тобой живу, дышу тобой, люблю тебя. И я тоже благодарен Небесам и тому старику за встречу с тобой.


— Мне иногда кажется, что я родилась, чтобы попасть сюда и жить, следуя за тобой, — прошептала Кассандра.


Развернув любимую к себе, Николас поцеловал её, вкладывая в поцелуй всю палитру чувств, которую к ней испытывал.


home | my bookshelf | | Следуя за тобой (СИ) |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 4
Средний рейтинг 4.5 из 5



Оцените эту книгу