Book: Мы ценим то, что потеряли



Мы ценим то, что потеряли

Мы ценим то, что потеряли


Мы ценим то, что потеряли



Оглавление

За ласковое слово ................................................................. 5

Мы ценим то, что потеряли ...................................................... 6

Зачем живем? .......................................................................7

Уходят годы, словно поезда ......................................................8

Одесса – город остряков ..........................................................9

Года – богатство! Чушь какая! ...................................................10

Был когда-то я красивым .........................................................11

Мертвая зона ........................................................................12

Словно черную краюху ............................................................13

С. Надсону ...........................................................................14

Жизнь - это фильм .................................................................15

Шла беспощадная война ...........................................................16

Семену Ш. ............................................................................17

Володе Т. ............................................................................18

Нынче модно ........................................................................19

Твоя душа ............................................................................20

Она спросила ........................................................................21

Гремела музыка ....................................................................22

Она прогнала мужа .................................................................23

Я взгляда твоего боюсь ...........................................................24

Смотрю в окно вагона .............................................................25

Солнце печет - невозможно дышать. ...........................................26

Как пульс планеты .................................................................27

Она легка и весела ................................................................28

Мужчина с проседью ..............................................................29

Шел фильм ..........................................................................30

Послушай, друг! ....................................................................31

Я тело сохранила молодым ......................................................32

Услышав как-то разговор .........................................................33

В нас Богом и Чертом .............................................................34

Толе Ш. ..............................................................................35

Юлику К. .............................................................................36

Природа еще спит ..................................................................37

Мужчине сорок .....................................................................38

Еще с адамовых времен ..........................................................39

Каролине К. .........................................................................40

Я не хочу сказать .................................................................. 41

Он подметать не захотел ......................................................... 42

Юбилеи............................................................................... 43

20-й век ..............................................................................44

Печальная картина .................................................................45

Любовь и лекарь, и болезнь .....................................................46

Все люди .............................................................................47

Есть в человеке .................................................................... 48

На Земле весь род людской ......................................................49

Больной здорового не понимает .................................................50

Зла не хватает .......................................................................51

Не буду! ..............................................................................52

Такая наша доля ....................................................................53

Юность спит .........................................................................54

В наш век ............................................................................55

Тамбов. Гостиница ................................................................ 57

Стасу С. ............................................................................. 58

Я и Жизнь ........................................................................... 59

Мечутся годы .......................................................................60

Мне горько сознавать ............................................................. 61

Ношу в себе ........................................................................ 62

Играют дети ........................................................................ 63

Себя считал он ..................................................................... 64

Печаль и радость .................................................................. 65

Идите на фиг ....................................................................... 66

Бобер и Ласка (басня) .............................................................67




За ласковое слово


За ласковое слово

Я многое отдам.

Оно любви основа.

Оно души бальзам.

От ласкового слова

Становишься добрей,

От ласкового слова

Становишься сильней.

Но ласковое слово

Не каждому дано.

Бывает, что в оковы

Оно заключено.

Их разорвать непросто,

И душу распахнуть.

Сорвать с души коросту,

И чувства не спугнуть.

В любви добру открыться.

Забыть обиды, боль.

И ласки не стыдиться –

Она ведь жизни соль.




Мы ценим то, что потеряли


Мы ценим то, что потеряли,

И верим в то, что не нашли.

Нас манят призрачные дали

Необитаемой земли.

Мы любим тех, кто нас бросает,

Кто вовсе нас не замечает.

Как дальнозоркий без очков,

Под носом видим лишь врагов.

Привычек шоры на глазах.

В душе - необъяснимый страх

И боль, обида на судьбу

За то, что вылетел в трубу

Букет мечтаний и надежд,

За то, что жизнь, как цирковой манеж:

Бегут по кругу день за днем -

Все те же лица, тот же гром

Рукоплесканий и свистков.

Не видим неба, облаков.

Нам кажется, что жизнь другая,

Счастливей нашей, не такая

В ней безысходность, чувств костер

Не затухает - стыд, укор

За неудачи, горе, страх -

Все без проблем в чужих руках.

И ради счастья и покоя,

Бросаем все, что есть у нас,

Жизнь новую в мученьях строя,

Со старой не спускаем глаз.

Издалека, теперь чужую,

Ее мы видим, начиная понимать,

Что жили в темноте, вслепую,

Очки не удосужась надевать,

Чтобы увидеть то, что рядом,

А не заглядывать в чужие закрома ...

Ценить свое нам только надо,

И жизнь нам счастье даст сама.

Цените то, что есть у нас,

Ищите в нем свою мечту.

Она придет, наступит час,

И вы прозреете, увидев красоту

Там, где когда-то видели убогость,

Найдете то, что ищете давно:

Любви заботливую строгость,

И счастье, приносящее руно.





Зачем живем?


Зачем живем? Затем, чтоб мочь

Желанья исполнять.

Иначе жизнь была б, как ночь,

Не стоило б мечтать.

Добиться может человек

Всего, что захотел.

В наш трудный, беспокойный век.

Есть много важных дел.

И лишь в одном бессилен он

Мечту осуществить:

Любить того, в кого влюблен,

И вместе жизнь прожить.

Любить он может лишь того,

Кого любить он может.

И в этом деле ничего

Он изменить не может.




Уходят годы, словно поезда


Уходят годы, словно поезда,

А вместе с ними расстаемся мы.

Нет, не до завтра - навсегда.

С друзьями, близкими, которые верны

Нам были в радости и горе,

С которыми делили хлеб и соль ...

Уходят близкие, как будто с нами в ссоре,

Оставив нам воспоминании боль.

Уходят все, и мы когда-нибудь

Уйдем, оставив боль другим

На память, чтобы заглянуть

Могли мы ненароком к ним.




Одесса – город остряков


Одесса - город остряков,

Родильный дом талантов из народа.

Одесса - родина стихов

И песен. Щедрая природа

Ей подарила яркий солнца свет

И моря чудную неповторимость ...

Немудрено, что каждый здесь поэт,

У каждого с рождения решимость

Достичь недосягаемых высот –

Быть первым, лучшим, самым умным.

В Одессе каждый встречный - полиглот,

И каждый - собеседник остроумный.


И в этом городе-Красавице Одессе,

Чудесной, милой и простой,

Без сообщений в местной прессе

Родился наш сегодняшний герой ...

То бишь, простите, героиня.

У колыбели ей стихи читал

Багрицкий. Додик Ойстрах,

Всем известный ныне,

Шопена с увлечением играл.

Утесов пел ей песни и романсы,

А Бабель ей Одессу представлял.

Серьезный Ильф рассказывал ей майсы,

И мудрый Рэбэ тору ей читал.

Ну как тут гением не стать

И не набраться всяческих талантов.

Ей имя выбрали под стать,

Достойное учителей-гигантов:

Ее назвали Каролиной ...

Нелегкая ей выпала судьба.

Но той Одессы дух живет и ныне

В ее поступках и в ее делах.

Живи Одесса, дорогая!

Тебя и Каролину поздравляя,

Мы рады, что вы обе есть.

Для всех землян большая честь

Быть с вами на одной планете,

И вместе с вами мир творить.

Мы все - и взрослые и дети,

Желаем вам прекрасно жить.




Года – богатство! Чушь какая!


Года - богатство! Чушь какая!

Как будто их, как деньги, можно подсчитать

И снова тратить, не взирая

На жизнь, без страха потерять.

Копить года на черный день,

Их пересматривать в кубышке ...

Какая чушь! Как-будто тень

Мы можем положить на книжку.

Года - чем больше их приходит,

Тем легче все понять и легче оценить.

С годами мудрость не подводит,

Но все труднее с ними жить.

Года - богатство! Может быть,

Когда они нужны кому-то.

Когда они нам не мешают жить

И служат вместо парашюта.

Года - богатство! Чушь какая!

Живите счастливо, их не считая!




Был когда-то я красивым


Был когда-то я красивым,

Молодым и не спесивым.

По ночам я не храпел,

И желудок не болел.

Бегал, прыгал, развлекался,

Чем попало занимался.

Делал все, чего не мог.

Жил беспечно, без тревог.

Время чудное прошло.

Приобрел я ремесло

Мужа, деда и отца.

Своего теперь лица

Не имею. Ну и что ж?

На себя я не похож.




Мертвая зона


Мертвая зона

Есть у мужчин.

Даже без трона

Он господин -

Чувствам и мыслям,

Поступкам, делам ...

В женщинах смыслит,

Все делает сам.

Только не может

Мужчина без стона

Быстро вскочить,

Пить из бочки бездонной,

Бегать и прыгать.

Его седина

Словно вериги -

Мешает она.

”Мертвая зона" -

Десять годов

За пятьдесят ...

Он влюбиться готов,

Но молодые

К нему безразличны,

Женщин постарше -

Он сторонится.

Не принимает

Их просто всерьез.

Старость - не радость -

Вот в чем вопрос.

"Мертвая зона”

Уйдет! И тогда

Он перестанет

Верить годам.

Сможет опять,

Как когда-то,

Влюбиться,

Жить и мечтать,

Если надо - жениться.

Чувства ответные

Снова найдет ...

Только у женщин

Моложе ... на год.




Словно черную краюху


Словно черную краюху хлеба

Ветер круто солит землю снегом.

Будто просит он, шальной, пощады,

Или хочет за труды награды.

Стонет ветер, гонит стадо туч,

Словно льдина, холоден, колюч.

Воет, словно тысячи сирен -

Он в природе вестник перемен.

Снег принес - теплее стало днем,

Тучи пахнут проливным дождем.

Подметет, как хату, небосвод,

Солнце греет, силы придает.

Может ветер памятью подуть,

Может к подлости расчистить путь.

Всколыхнуть волну людских страстей,

Растерзать летящий клин гусей.

Разнести, неведомо куда,

Слухи, мысли; может без труда

Людям дать и воду, и тепло,

Или все отнять, посеять зло.

Все же ветру рады мы всегда,

С ним мужаем, строим города,

Хлеб растим, берем любимых в «плен»,

Ощущаем радость перемен.



             С. Надсону


Увы! Не многим довелось

Его стихами наслаждаться.

У нас, к несчастью, повелось

Другим поэтам поклоняться:

Трибунам, крикунам, борцам.

Солдатам от литературы.

Розовощеким " мудрецам",

Поющим аббревиатуры.

Забыт Великий наш поэт,

Поэт любви, поэт печали.

Прошло уж более ста лет

С тех пор, как в мире зазвучали

Его прекрасные стихи

О человеческих страданьях.

Путях неведомых стихий,

В душе рождающих желанья.

Он, как никто, умел понять

Законы чувств и их истоки,

О чувствах людям рассказать,

Вложив всю душу в эти строки.

Он понял тайный смысл любви,

Ее величие и лживость,

Сомнения и жар в крови,

Восторг и детскую брезгливость.

В его стихах звучит любовь

И уваженье к человеку.

В иных от злобы стынет кровь,

Проклятие несет он веку,

Где рабство уживается с добром,

Где нет свободы чувств и мысли ...

Мечтал поэт о будущем таком,

Где места нет насилью и корысти.

Забыт любимый мой поэт.

Но я уверен, час настанет.

Восстанет он из прошлых лет,

И снова в души к нам заглянет.

Споет о нежности, любви,

О ревности и сладких муках,

Раздует снова жар в крови ,

И возродит в отцах и внуках

Возвышенные, радостные чувства,

Прозрачный, как хрусталь, настрой души.

Поможет нам своим искусством

Освободить от вечной мерзлоты

Интимный мир, забытый нами,

Согреет нас своим теплом,

Любви и нежности приспущенное знамя

Внесет в наш беспокойный дом.




         Жизнь - это фильм


Жизнь - это фильм, отснятый без дублей,

В любое время, при любой погоде.

В нем есть сценарий, режиссер,

В нем множество ролей –

Героев и прохожих. Вроде

Все, как в кино, да только все не так.

Стоп-кадры жизнь не признает ...

Мелькают годы - свет и мрак,

Без остановки жизнь идет.

А жаль! Так хочется остановиться,

Хоть на мгновение унять движенья зуд,

И рассмотреть знакомые нам лица,

Что в кадре, как и мы, бегут.

Но жизнь несется без оглядки,

Без передышки, словно на пожар.

Мелькают кадры - годы в беспорядке.

Несутся мимо млад и стар.

Мелькают, словно на экране,

Пути, тропинки, реки и моря.

А впереди в блуждающем тумане

Уже видна обетованная земля.

Жизнь - это фильм, и так же, как в кино.

Кончается сеанс, и люди все уходят.

Чтоб место уступить ... Кому?

Да все равно.

И снова закружиться в хороводе.



Шла беспощадная война


Шла беспощадная война,

Безжалостная, как все войны.

Страну окутала ночная мгла,

И кровью затопило поймы

Великих рек, пожары полыхали

В сердцах, горели на кострах

Людские судьбы, исчезали

С лица земли народы. Страх

Решил себя короновать

Владыкой мира на земле.

Единственным решил он стать

Судьей и палачом, к себе

Призвал на помощь все исчадья ада,

Всю нечисть человеческих сердец.

Дал волю хищникам и гадам.

Он видел в этом свой венец.

Но Люди не согласны были

И Страху объявили бой.

Ценою жизней миллионов победили,

И свет зажегся над землей.

Мне было десять в это время,

Но я почувствовал тогда

Войны убийственное бремя,

Его запомнил навсегда.

И я боролся, побеждал,

Но не на фронте, а в тылу.

Я раненых, как близких, навещал

И пел им песни про войну,

Про скорую победу нашу,

Про счастье встреч и горести разлук.

О том, что нет милей и краше

Любви, о радости соединенных рук.

Я пел, и слезы выступали

В глазах испытанных бойцов.

Они борьбе себя отдали.

А я без устали готов

Был петь для будущей победы,

Пока хватало детских сил.

Я не стрелял, на фронте не был.

Но вклад в победу я вносил.

Пусть навсегда война покинет

Планету нашу, навсегда!

Пусть солнце светит, не остынет,

И песни радости, труда

Звучат повсюду. Наши дети

Пусть нашим внукам их поют,

И пусть войны смертельный ветер

Покинет наш земной приют.



                   Семену Ш.


Кто-то должен биться за идею,

И пророком в новом деле стать.

Кто-то должен, жизни не жалея,

Людям слово новое сказать.

Кто-то должен быть всегда в дороге,

С кем-то спорить, что-то добывать.

Кто-то должен, не жалея ноги,

Только в гору без пути шагать.

Кто-то должен ради новых знаний

Все отдать, но цель свою найти.

И себя в пути больших исканий,

Если надо, в жертву принести.

Кто-то должен биться за идею,

И пророком в новом деле стать.

Цель достигнуть, жизни не жалея,

Чтобы слово новое сказать.




                        Володе  Т.


Вы ездили когда-нибудь в машине

С разбитым лобовым стеклом?

В салоне пыль стоит столбом,

Хоть едешь медленно, лицо от ветра стынет.

А ветер давит, словно пресс.

Нет сил дышать, но ехать надо.

Машину впору повернуть и ехать задом.

Я злюсь, а тут еще балбес

Меня спокойно обошел,

И пыли облако оставил за собою ...

Ах, так! Решил я с ним поспорить.

Дал полный газ и на обгон пошел.

Лечу, как птица, быстро догоняю.

Спидометр за сто перевалил.

В пылу погони я не замечаю,

Что ветер от машины отступил.

Легко дышать, давленье прекратилось,

В салоне тихо, пыли нет совсем.

Езда мучительная в радость превратилась.

Исчез кошмар безвыходных проблем.

И в жизни часто так бывает,

Что «лобовое выбито стекло».

Тебя никто от бед не охраняет,

А надо жить всем трудностям назло.

В минуты эти хочется покоя,

Свернуть с дороги, переждать ...

И вдруг ... спасительная мысль – нажать

На "все педали", позабыть тревоги,

Не замечать разбитого стекла,

Воспрянуть духом, мчаться по дороге,

Смелей решать житейские дела.




        Нынче модно


Нынче модно даты отмечать,

Годы позабытые встречать ...

Кончил школу или институт,

Двадцать лет пройдет и, тут как тут,

Приглашают праздновать событие,

Собираются тобой давно забытые

Пети, Коли, толстые, седые,

Многодетные отцы и холостые ...

Помнишь! Помнишь! Как же, может быть ...

Сколько стоишь? Что успел добыть?

Раз уж модно даты отмечать

Не пора ли встречи назначать

Через двадцать лет, как детский сад

Или ясли "кончил"; вот парад

Ради смеха можно провести -

Всем с горшками старыми прийти,

Посидеть на них и поболтать,

По горшкам друг друга опознать.

Это что! В родильный дом пойти

Через двадцать или тридцать лет.

Вспомнить "молодость", свой стол найти

Там, где появился ты на свет.

Повидать своих друзей по родам,

Выставку устроить номерков ...

Хороша на даты нынче мода,

Окунает в детство старичков.




            Твоя душа


Твоя душа, как маленькая льдинка,

Застывшая, прозрачная кровинка

Спит до поры, до времени, пока

Не прикоснется к ней горячая рука

Великой, мудрой, беспокойной жизни.

И не разбудит чувства к ближним,

Откроет новый мир тебе,

Достойный будущей судьбе.

Но лишь когда весенние лучи

Коснутся оживающей души

И превратят безжизненную льдинку



В живую и горячую кровинку,

Зажгут костер в твоей крови,

Горящий радостью любви,

Ты окончательно проснешься,

Беспечно миру улыбнешься.

И лишь тогда душой поймешь,

Зачем и для чего живешь.




         Она спросила


Она спросила: «Любишь, или нет?» ...

Какой могу я дать ответ.

Когда не знаю толком сам,

Любовь ли это, или нам

Мираж любой показывают чувства.

Узнать любовь такое же искусство,

Как разгадать движенье звезд.

Не знаю, что ответить на вопрос.

Эмоции спешат скорей ответить –

«Да! Да! Люблю я всей душой».

А ум, советник верный мой.

Пока ответа не дает -

В делах он чувств не признает.

Как мне узнать любовь свою?

И как ответить на вопрос?

«Мне кажется, тебя люблю»,

С волнением я произнес.

Мне кажется, нам суждено

В любви прожить немало лет.

Но только опыту дано,

Не сомневаясь, дать ответ.




            Гремела музыка


Гремела музыка, кричали гости - "Горько!"

Жених с невестой целовались без конца,

И в их глазах светилась счастья зорька,

А на руках сияли два кольца,

Как звенья золотой цепи,

Как символ счастья и удачи.

Он говорил: мужайся и терпи,

И радуйся. Пусть неудачник плачет.

Весельем пиршество объято.

Звенят бокалы, дым стоит столбом.

Сестра в восторге пьет за брата,

А гости восторгаются столом.

И лишь одной душе тоскливо в шуме этом,

Одной лишь трудно видеть жениха

Счастливым до безумия, восторженным поэтом.

Ей горько, и хоть нету в том греха,

Что он невесту нежно гладит,

Целует и ласкает, как дитя,

Она не может с сердцем сладить,

Забыть о прошлом, весело кутя.

Ей, как в тумане, видится жених.

Целующий невесту без конца.

Глотая слезы и скрывая их.

Сидела дочь на свадьбе у отца.



       Она прогнала мужа


Она прогнала мужа, как скотину.

Без сожаления, без шума и без слез.

Когда-то настоящим был мужчиной,

И много счастья в жизни ей принес.

Из дома уходя, сказал ей на прощанье,

Что он любил и любит лишь ее.

Она не удостоила вниманьем

Его слова - ведь это все вранье.

Все пропил - совесть, уваженье,

Любовь, семью, себя сгубил ...

Довольно! Хватит униженья.

Бороться больше нету сил.

С глубоким вздохом облегченья

Она закрыла дверь за ним.

Пропали ссоры и сомненья.

Семья растаяла, как дым.

Теперь все в прошлом, только иногда,

В далеком тайнике души,

Наедине с собой, когда

Заснут в кроватках малыши,

Укор и жалость ощущает,

Сама себя во всем винит.

Ее сомнения терзают,

И памятью душа болит.

Любя, без устали терзала,

И без причины ревновала.

Когда же он пытался возражать –

Переставала замечать.

Ее придирки и обиды

По капле душу обожгли.

Иного выхода не видя,

Он начал пить, его влекли

Картины призрачного счастья,

Прикосновенья милых рук,

Любимой взгляды, полные участья,

И сердца суматошный стук.

В мечтах он видел утешенье

И верил, что придет конец

Его страданьям, униженью,

Терновый сбросит он венец.

Жена поймет, что без любви и ласки,

Без теплых слов и материнских слез,

Мужчины гибнут, словно в сказке -

Их убивает равнодушия мороз.




 Я взгляда твоего боюсь


Я взгляда твоего боюсь.

Твой голос слышать страшно.

И все равно к тебе стремлюсь,

Как к буре выжженная пашня.

Ты жжешь, как вольтова дуга.

Закрой глаза на миг.

Я обниму тебя, тогда

Ты, как живой родник,

Меня от страха исцелишь,

От робости невольной.

Дотла в объятиях сгоришь

Моей любви безвольной.




Смотрю в окно вагона


Смотрю в окно вагона

Москва-Владивосток,

Мне холодно до стона,

Болит мой правый бок.

Душа в груди застыла,

А мысли лед сковал,

Надсадно вьюга выла,

А поезд мчал и мчал.

Глотая километры,

Наш поезд потеплел,

Душа одела гетры,

Мой взгляд повеселел.

Смотрю в окно вагона –

Волшебный вижу дождь,

Снежинки умиленно

Летят куда-то в ночь

Бескрайних, белых далей,

Искрятся на свету.

Я, наконец, растаял,

Раз вижу красоту,

Раз ощущаю прелесть

Завьюженных полей,

Не сводит холод челюсть,

Жизнь стала веселей.

Летит вагон, как птица,

Душа во мне поет.

Лихая проводница

Нам крепкий чай несет.

Тепло вернуло к жизни,

Оно прогресса суть.

В тепле фонтаном брызжет

Любовь, приятней путь

К неведомым высотам,

И просто легче жить,

Противостоять заботам,

Самим собою быть.

Тепло и чай горячий,

И мерный стук колес

Настроили иначе,

Чем холод - злющий пес.

В тепле я размечтался.

Без повода взгрустнул.

От «пули» отказался

И, наконец, заснул.



Солнце печет - невозможно дышать.


Солнце печет - невозможно дышать.

Словно к груди приложили печать

Из раскаленных железных полос.

Сердце буксует ...

Как загнанный пес.

Я безразлично, бездумно, без сил,

Стойко "мученья" па пляже сносил.

Даже терпенью приходит конец,

Сбросить решил я терновый венец –

Бросился в море, как сахар в стакан,

И растворился ...

От солнечных ран

Вмиг не осталось даже следа -

К жизни вернула морская вода.

Жизнь, как и солнце, нещадно печет,

Часто мужчину берет в оборот:

Скрутит, задавит цепями забот,

Так, что не страшен ему эшафот.

Мысли о бренности жизни приходят.

Силы и чувства уже на исходе.

Кажется, будто "закончился" бал,

Жить надоело, от жизни устал.

Близок конец ...

Но приходит спасенье -

В женском объятии - миг наслажденья.

Цепи забот растворяются в нем,

Этим спасаемся, этим живем.




Как пульс планеты


Как пульс планеты,

В жару и в холод

Стучится в берег

Морской прибой.

И, словно песня,

Он стар и молод.

И, словно птица,

Крылом-волной

Взметает брызги.

Хохочет, плачет.

То вдруг затихнет.

То рвется в бой ...

Он пульс Планеты,

И не иначе.

Источник жизни -

Морской прибой.




Она легка и весела


Она легка и весела,

Нежна, неповторима.

Упруга, словно взмах крыла,

Бессмертна и ранима.

Нетороплива, иногда

Стремительна, как лань.

Не составляет ей труда

Дозволенного грань

Переступить, взметнуться ввысь,

Или упасть на дно.

Не в настроеньи - сторонись,

Кто ты - ей все равно.

Как женщина, загадочна она -

Морская безымянная волна.



      Мужчина с проседью


Мужчина с проседью и опытом мирским

Влюбился в неокрепшую девчонку.

Давно такого не бывало с ним,

Как говорится, рвется там, где тонко.

Затухший, вроде бы, костер

Вновь разгорелся с новой силой,

А он, потомственный сапер,

Не знал, что делать. Уходила

Минута за минутой, день за днем.

Костер пылал, не утихая.

Он ждал, таился, словно вор,

От окружающих его скрывая.

Надеялся, что кончится пожар,

Гореть ему уже недолго.

Он понимал, что слишком стар ...

Не понимала этого девчонка.

Он понимал умом, что должен

Зажать свою любовь в кулак.

Она на тридцать лет моложе,

И между ними невозможен брак.

А сердце слушать не хотело

Холодные сентенции ума.

Оно рвалось к любви, а тело

Искало близости. Туман

Окутал, словно покрывалом,

Их души, будто ослепив.

Им расставанье пыткой стало

И в пытку встречи превратив.

Они страдали и любили,

И не хотели понимать,

Что им дорогу преградили

Условности. Их строгая печать

Висела, словно кандалы,

Их чувства в цепи заковала,

Его терзала страхами хулы

И беспощадной памятью пытала.

Так чувство долга с долгом чувства

Ведут непримиримый бой

По правилам военного искусства,

Забыв про отдых и покой.

Но победитель, горечь ощущая,

Победе в том бою не рад,

А побежденный твердо знает,

Что скоро все вернет назад.

Ведь чувство долга с долгом чувства

Тогда лишь можно примирить,

Когда в душе темно и пусто,

И больше некого любить.




             Шел фильм


Шел фильм ... Он сексом был начинен,

Как булочка Филипова при нем

Изюмом, фильм был длинен.

Зато смотрелся на дыхании одном.

Пылали страсти на экране,

У зрителей кипела кровь.

Сидели в зале, словно на вулкане,

Дыханье затаив. Телесная любовь

Слагала гимн себе во славу.

И в этом гимне лейтмотив

Был отдан женщине по праву ...

Она было богиней, превратив

Естественную половую близость

В симфонию движений и огня.

Романс чудесный, божью милость,

Ее порыв был светом дня

Во мраке будней, он потряс

Всех зрителей без исключенья.

Дыханье участилось, не спуская глаз,

Сидели все в оцепененьи.

Фильм кончился, зажегся свет.

И сказочное царство растворилось

В его лучах, а на экране нет

Той женщины, она переселилась

В воображение людей,

Ее увидевших однажды,

Своим огнем и одержимостью своей

В них пробудившей чувства жажду.

Вот это женщина! Сказал один

Мужчина, уходя из зала.

Ему вдогонку, слово подхватив,

Одна из зрительниц сказала:

"Да! Это женщина, но мы

Не хуже, и у нас бушует

Огонь и фейерверк в крови.

Но все усталость в нас тушует.

Мы можем все, но нету сил

И настроения, подъема.

Нас адский труд в семье закабалил.

Мы жертвы равенства, мы дома

Остатки сил на кухне отдаем.

И потому наш темперамент

Спит долго непробудным сном,

Или другим он делом занят.

Когда от дел домашних отдохнем,

И сможем на работу не ходить,

Мы по-другому заживем,

Наш темперамент не придется вам будить.




       Послушай, друг!


Послушай, друг! Зачем тебе жена,

Когда ты любишь крепко выпить.

Пить запретит тебе она,

На раны соли будет сыпать,

Надоедать тебе слезами,

И постоянно бегать к маме,

Зарплату будет забирать,

Тебя голодным оставлять.

А пить, известно, без закуски

Не дело, сильные нагрузки

Тебя измучают вконец.

И ты на свете не жилец.

Живи уж лучше ты один.

Семьей и домом магазин

Тебе завещан ...

Хочешь по-иному жить?

Тогда бросай без меры пить.




  Я тело сохранила молодым


Я тело сохранила молодым,

А душу, видно, загубила.

Все сложное теперь мне кажется простым,

А жизнь, как пульс, остановилась.

Счастливой в жизни быть хочу,

Надеюсь, верю и боюсь.

Я больше с жизнью не шучу

И одиночеством я больше не горжусь.

И предложить себя стесняюсь,

И жить одной невмоготу.

Я по секрету вам признаюсь,

Что искренне теперь я чту

Любви безумные порывы,

Бессмысленных поступков жар,

Я поздно поняла - мы живы,

Пока горит в груди пожар

Земных страстей,

Каких-то странных,

Неясных, нелогичных встреч,

Непредсказуемых, туманных

Видений, разума картечь

Не в состоянии разрушить

Возвышенный настрой души,

И рассуждениями мучить

Любви поэзию ... Спеши!

Нас голос чувства убеждает,

Иначе мимо жизнь пройдет.

Пока пожар в груди пылает

И кто-то нас к себе зовет.

Упустишь время молодое,

Отложишь чувства на потом.

И будешь мучиться покоем,

И с одиночеством вдвоем

Свои нетронутые чувства

Напрасно будешь предлагать -

Им недоступно безрассудство,

Любовь напрасно будешь ждать.



Услышав как-то разговор


Услышав как-то разговор,

Любви смертельный приговор,

Я понял - многие не знают,

Что делают, что убивают.

Любовь ругают и клянут.

И думают - она все тут,

Все возле них, куда ей деться,

Любовь не роскошь ведь, а средство

Счастливой жизни, раз пришла

Пусть служит в доме, есть дела

В семье и поважней любви ...

Им кажется, что позови

Любовь – она тотчас придет,

Порядок в чувствах наведет.

Кто хочет счастье сохранить

Любовью должен дорожить.

Она не любит равнодушных,

Уходит от ленивых и бездушных,

Любить - не легкий,благородный труд,

И дело лет, а не минут.

Беречь любовь должны мы вместе,

От бабушки и до невесты,

От жениха до старика,

И будет жизнь приятна и легка.



   В нас Богом и Чертом


В нас Богом и Чертом заложен инстинкт

Продления рода людского.

Он жизнь нам приносит и ею же мстит –

Страшнее не сыщешь святого.

Он всех заставляет на муки идти.

Выращивать смену себе,

Груз вечных забот бескорыстно нести.

Доверить строптивой судьбе

Всю личную жизнь, все надежды, мечты.

Все детям отдать без остатка.

И к жизни спокойной разрушить мосты,

Лишиться земного достатка.

И все это ради счастливых минут

Явления в мир человека,

Которого сыном твоим назовут,

Надеждой грядущего века.

В нас Богом и Чертом заложен инстинкт

Продления рода людского.

Он радость приносит, он радостью мстит.

И нет в жизни смысла иного.



                        Толе  Ш.


О, сердце! Гори увлечений огнем.

Пылай, никогда не сгорая.

Мы только в горении счастье найдем,

Секунды покоя не зная.

О, сердце! Стучи, не стремись отдохнуть.

Усталость и боль нипочем.

В биении сердца познаем мы суть

Той жизни, в которой живем.

Гори твое сердце, как факел любви,

Движением жизнь вдохновляя.

Тебя постоянно в дорогу зови.

Стучи, никогда не смолкая.

В горении сила и радость побед,

В горении - счастье любви.

О, сердце! Ты радость приносишь и свет,

Ты жизнь зажигаешь в крови.


                        Юлику К.


Вдоль древних каменных громад

Когда-то грозного вулкана,

Застывших много лет назад

И зарубцованных, как рана,

Наш катер тихо проплывал ...

И это море древних скал

Напоминало о далеком

И страшном времени, когда

Он просыпался иногда ...

Трещали скалы, словно кости,

Гремел его могучий бас.

В порыве безудержной злости

Он землю, словно грушу, тряс.

И вот, однажды, в диком гневе

Проснулся страшный великан.

Фонтаном лаву бросил в небо

И ... захлебнулся. Тот вулкан

Зовут в народе Карадагом,

Он успокоился с тех пор.

И мирно дремлет с морем рядом,

В шеренге старых крымских гор.



  Природа еще спит


Природа еще спит,

Чуть ветерок колышет

Густые дебри камыша,

Но опытный охотник слышит,

Как утки крыльями шуршат.

Вот, здесь, сейчас начнет взлетать,

И точно —взлет ... все выше, выше ...

Попал! Знай наших, можем мы стрелять

Не только воробьев на крыше.

Чудесные минуты вдохновенья.

Простому смертному их просто не понять.

В них радость жизни. Без сомненья,

Минуты эти важно не терять,

Не разменять на суету земную,

На бесполезные поездки и звонки,

На “дикого” железа груды,

На спешки ядовитые цветки.

Природа еще спит,

Чуть ветерок колышет

Густые дебри камыша.

Охотник счастлив –

Он сейчас услышит,

Как утки крыльями шуршат.



        Мужчине сорок


«Мужчине сорок»...Только и всего!

Каких-то сорок лет, как он из колыбели.

О чем тут говорить, ведь у него

Все впереди, хоть волосы немного поседели.

«Мужчине сорок» ... Время пробужденья

От детских снов, от возбужденья

В борьбе за чин и место за столом,

За теплый туалет, машину, дачу, дом.

«Мужчине сорок» ... Наступает время

Уверенности в людях и в себе.

Мужчину в сорок на работе ценят,

И начинают понимать в семье.

«Мужчина в сорок» лишь одно теряет –

Умение друзей приобретать.

И он отлично это понимает,

И дружбу старую стремится сохранять.

«Мужчина в сорок» начинает понимать

Любви и верности истоки.

И мудрости ему не занимать.

«Мужчина в сорок» не такой жестокий

К тем, кто его не понимает,

Он сам других стремится понимать.

«Мужчина в сорок» видеть начинает

И чувствовать. Себе под стать

Жену он выбрал, воспитал детей.

«Мужчина в сорок» знает в этом толк,

Собрал вокруг себя друзей ...

Чтоб голос чувства не умолк,

Его душа открыта для людей,

Для радости, восторга и печали.

Он Человек разумный до мозга костей ...

«Мужчину в сорок» манят дали

И глубина земного бытия.

Готов он жить еще сто лет.

Все хорошо, трудился он не зря –

Он должен на земле оставить след.

«Мужчина в сорок» начинает жить,

И только в сорок начинает понимать,

Что от него зависит – «Быть или не быть»,

Что от него зависит - стать или не стать.

«Мужчина в сорок» видит жизни цель,

Он полон оптимизма и задора ...

«Мужчина в сорок!» - В будущее верь,

И не спеши достигнуть цели скоро.

Счастливого тебе пути,

Дерзать и цель свою найти.




Еще с адамовых времен


Еще с адамовых времен

Мужчины женщинам служили.

И мы по их стопам идем,

Мы старые уроки не забыли.

Мы в рабстве женской красоты,

И верим ей без возражений.

Мы слуги женской доброты

И нежности, мы без сомнений

Готовы ради женских глаз

Собою жертвовать не раз.

Они ведут нас за собой,

И каждый в этот час слепой

Не видит ничего вокруг,

За исключением подруг,

Горит живительным огнем,

Любовью распаленном в нем.

И тот огонь, сжигая душу,

В нас будит радость и покой.

Он женской нежности послушен

И женской ласке. Он святой

И чистый, как зари рассвет,

Еще не тронутый дыханьем

Кипучей жизни, бегом лет

И горьким разочарованьем.

А мы безропотно готовы

В плену у женщин вечно быть.

Таков уж наш удел терновый.

Иначе смысла нету жить.



                  Каролине  К.


Она умела стронуть с места

Огромный воз любых проблем.

Могла бесстрашно, смело, честно

Противоречить вся и всем.

Неведомы сомненья были.

Ее преграды не страшили.

Друзей увлечь она могла

Не только на полезные дела.

А резкости ее суждений

Мог позавидовать и гений.

Казалось ей, что может все ...

Зачем лекарства, мумие,

Когда весь мир у ног твоих,



А жизни хватит на двоих.

Промчались годы, пыл угас.

Ум стал мудрее, зорче глаз.

Жизнь резко поднялась в цене.

Но где-то там, на самом дне,

Не затухает огонек

Желаний, веры. Добрый рок.

Он не дает заснуть мечтам

И победить ее годам.




      Я не хочу сказать


Я не хочу сказать, что все,

Но большинство еврейских жен,

Безмерно преданы семье, родителям,

Не повышают тон

На старых теток и знакомых,

Боготворят своих детей ...

И только муж у них приемыш –

Никчемный, безалаберный еврей.

С чего-то требует вниманья,

Заботы, ласки, будто он

Ребенок маленький, или барон ...

Суется не в свои дела

И маму раздражает постоянно ...

Ему я сына родила,

А он, по меньшей мере, странно

Себя ведет, отводит всех в сторонку

И сообщает, что меня

Он любит больше, чем ребенка.

Никак не может он понять,

Что я с рождением ребенка

Не просто женщина, а мать.

Муж должен отойти в сторонку.

Я не решаюсь утверждать,

Но чувствую, жена и мать

В одном лице несовместимы.

Как видно, образ двуединый

Есть только выдумка одна -

Есть или мать, или жена.



Он подметать не захотел


Он подметать не захотел –

Над диссертацией потел.

И в магазины не пошел –

Спешил, конечно, на футбол.

Играет с сыном и поет.

Как настоящий идиот.

Нет в воспитании системы.

Нет строгости и нет проблемы

О том, что ребенок не всегда

Одет по форме, в города

Играет с сыном каждый день,

В ребенке развивая лень.

Меня совсем не понимает,

Работницей меня считает.

Подарки носит, говорит,

Что у него душа болит

За дом и нашу всю семью.

А сам, когда я крепко сплю,

Усталая от всех забот,

Вдруг обнимает, словно кот.

Целует в разные места.

Все это, видно, неспроста.

Меня унизить хочет он.

А сам живет, как фон-барон.

Решила с ним я взять развод –

Любая женщина поймет,

Что я права, а мне твердят:

Вы без понятья, муж ваш клад.

Стремится он мужчиной быть

И продолжает вас любить.

А вы хотите, чтобы он

Стал бабой. Это не резон.

Семья - единство разных душ.

В ней полюсы - жена и муж.

Любовь, забота, детский смех,

В семью объединяют тех,

Кто отдает себя другим,

Кто рад намереньям благим

Другого...

Счастье - это труд

Души, ума и тела. Тут

Гармония во всем необходима.

Тогда семья и станет неделима.




     Юбилеи


Юбилеи, юбилеи,

Словно голуби летят.

Юбиляров не жалея,

Даты в головы стучат.

Делим, делим, умножаем,

Отнимаем, как во сне.

Даты, годы вспоминаем.

Чаще думаем о дне,

Что у нас не за горами.

Каждый думает свое ...

Многих нет, а те не с нами.

Годы, словно воронье.

Каркают, когда не надо,

Не дают о них забыть.

Годы юбилеям рады -

Есть о чем поговорить.



            20-й век


20-й век. Мужчины захирели.

Высокие порывы устарели,

Как устарел папаша-патефон,

Не ту мелодию теперь играет он.

20-й век. Мужчины не стремятся

Ухаживать, страдать, влюбляться.

Жену, как лошадь выбирают –

Ей в зубы смотрят, проверяют

Здоровье и финансов состоянье,

Квартирный статус, их вниманье

Сосредоточено на том,

Какой родители подарят дом.

20-й век. И женщины под стать

Мужчинам, не хотят страдать

В любви, вздыхать и волноваться.

Для них что главное? Прилично одеваться.

Идут за мужа по любви

К хорошей жизни, только позови.

И чтобы был он "папенькин сынок",

Чтоб за границу ездить мог.

Сплошной расчет, ни капельки души.

Как говорят – все средства хороши

Для достиженья нужной цели ...

И девушки на этом "волка съели".

Они настолько заземлённы,

Что разучились чувствовать, любить.

Их можно напоить, убить, как Дездемону.

Зато никто не сможет опьянить.

20-й век. Мужчины захирели,

И без нагрузок ослабели.

А женщины – напротив, возмужали,

И больше на мужчин похожи стали.

Что будет с нами в 21-м веке?

Как отразится он на человеке?

И если дальше так пойдет,

Любовь от нас совсем уйдет.

И станет жизнь бесцельной и унылой.

Безрадостной, бесчувственной, постылой.

За жизнь другую надо воевать,

И людям радость чувства дать.

Давайте будем ошибаться,

Переживать и волноваться.

Окно откроем в мир страстей –

Там, право, дышится полней.

Забудем счеты и подсчеты,

И наши души отворим.

Свои надежды и заботы

Любви прекрасной посвятим.



  Печальная картина


Печальная картина,

Когда старик влюблен.

Как будто скарлатина,

Его тревожит сон.

В горячке он бормочет

Признания в любви.

В мечтах проводит ночи

С прекрасной визави.

Свой интеллект и знанья

Готов он ей отдать.

И все завоеванья

Ничтожными признать.

Готов любить и верить,

Готов озолотить.

Готов на Южный берег

Два раза в год возить.

Готов на все, что сможет,

Он от любви больной.

Весь мир к ногам положит,

Как сказочный герой.

Печальная картина,

Когда старик влюблен.

Проснулся в нем мужчина,

Забились в унисон

Душа и сердце разом,

Помчалась в жилах кровь ...

И, вдруг, пошли отказы.

Взыграла печень вновь.

Желудок обозлился,

Рычит, как дикий зверь.

Радикулит явился,

Захлопнув к чувствам дверь.

Любовь боролась долго.

Ушла, оставив след –

Инфарктную дорогу

Несбывшихся надежд.

Ушла, напомнив строго,

Что больше не придет.

Здоровья надо много,

И сил невпроворот.

Любовь - не только праздник,

А непосильный труд.

Смирись старик-проказник,

Иди, куда зовут.



Любовь и лекарь, и болезнь


Любовь и лекарь, и болезнь,

Любовь и радость, и ненастье,

Ее пороков и вершин не счесть.

Слезами говорит она о счастье.

Любовь, как эхо в человеке.

Любовь звучит в ответ любви.

Как ручейки сбегают в реки,

Так чувства, словно мотыльки,

Летят навстречу огоньку,

И в том же огоньке сгорают ...

Любовь подобна молоку -

От жарких чувств она вскипает

И убегает через край,

Бесследно испаряясь ...

В любви зимой приходит май,

Сквозь слезы улыбаясь.

Любовь, как грозовой разряд -

Блеснет, осветит лица,

Укажет место или ряд.

Исчезнет, чтобы превратиться

В луну и ветер, снег и дождь,

В Кощея и Голубку ...

Она приходит, если ждешь,

В беде протянет руку,

Или столкнет с крутой горы,

Погубит без возврата.

Любовь - течение Куры,

И на штанах заплата.

Нет муки слаще, чем любовь,

И радостней несчастья.

Безжалостно пуская кровь,

Она приносит радость соучастья.

И счастлив тот, кто избежал

Ее безумные порывы.

Кто долго счастья не искал –

Женился без надрыва.

К тому она потом придет.

Придет и не обманет.

В душе добра огонь зажжет,

И истязать не станет.



           Все люди


Все люди, что вокруг меня,

Мне надоели беспредельно.

В них столько суеты, огня

И дыма, словно в богадельне

Живу, скорее существую,

И не могу себя понять.

Об одиночестве тоскую,

И от людей хочу сбежать.

Хочу безмолвия, покоя,

Хочу побыть наедине

С собой, а состояние такое,

Как будто безразлично мне

Все, что вокруг меня творится.

К себе я ощущаю безразличье.

Душа болит, сжимается в комок.

Как будто пропустили ток

Через меня, убили дар общенья,

Вселили страхи и сомненья.

Любовь сбежала, подводя черту,

Оставив боли пустоту.

Но что за странная картина?

Как только остаюсь один,

Я начинаю беспричинно

Скучать, и вспоминаю дым,

Огонь и суету мирскую,

И надоевший мир людей

Как радость близкую, родную.

Как символ жизни - поскорей

Спешу вернуться в мир общенья,

Чтоб снова от него сбежать,

И в суете круговращенья

Себя когда-нибудь понять.



        Есть в человеке


Есть в человеке такая струна,

Она ни ему, ни другим не видна.

Играет на ней лишь великая Вера,

И пальцы ее, словно пальцы премьера,

Касаются нежно волшебной струны.

Волшебные звуки при этом слышны.

Они нас ведут, как слепых за собой,

Безмолвно готовы мы ринуться в бой,

Гореть на костре, замерзать на снегу,

Не ведая слов - не хочу, не могу.

Достаточно Вере сфальшивить хоть раз,

Струна замолкает, скрывается в нас.

И больше ее не найти никогда –

Она замолкает, увы, навсегда.



На Земле весь род людской


На Земле весь род людской

Гибнет, злато добывая,

И не знает путь иной

Как прожить, забот не зная.

"Люди гибнут за металл" –

Сатана поет с презреньем.

Пусть бы он еду достал

На земле без крон и пенни.

Проживет он тыщу лет

Без еды и без монет

Потому, что только в небе,

Нет нужды в питье и хлебе



Больной здорового не понимает


Больной здорового не понимает.

Веселый скучному не рад.

Богатый бедным помыкает.

У доброго со злым разлад.

Нет постоянства в человеке,

Он каждый миг совсем другой –

То тучи хмурятся, то солнце светит.

То он здоровый, то больной.

Что помогает нам найти

Общенья мостик меж людьми?

Кто направляет наши чувства,

И превращает жизнь в искусство.

Понять, простить, побыть в тени

Не так уж просто ... Затяни

Потуже пояс чувств своих,

На время не жалея их,

И будешь счастлив от того,

Что не взорвал ты своего

С таким трудом построенного замка,

Остался в допустимых рамках.

Сумел понять и переждать,

Свои эмоции сдержать.



          Зла не хватает


Зла не хватает ссориться с дочкой,

Все ей мешает, все не по ней.

Ходит, надутая, злая, как квочка,

В мире не сыщешь противней детей.

Век бы не видел! ... и вдруг улыбнется,

В глазках искринки-дичинки горят.

Нежно к плечу, как котенок прижмется –

Злость растворяется, как рафинад.

Радость вливается в душу мою –

Все-таки дочку свою я люблю.



       Не буду!


Не буду! Не хочу!

Оно мне надо?

Я не кричу и не бурчу,

Не дашь - я буду рада.

Не подходи, не обещай,

Не верю и не буду.

И плакать мне не запрещай,

Обиды не забуду.

Да что с тобой?

Все нет, да нет ...

Всему даешь отбой.

Тебе всего двенадцать лет,

И взрослую не строй.

Откуда гонор? Только нет,

И только не туда.

Ведь я даю тебе совет,

Хочу тебе добра.

Что я тебе ни предложу –

Отказом отвечаешь.

Пока тебя не накажу,

Не сделаешь ...

Меня ты огорчаешь.

Откуда взялось это нет

Могу тебе сказать.

Его твердишь ты много лет,

Не хочешь мне отдать

Свободы маленький глоток -

Все нет, да не туда.

Запретов каждый день поток,

И каждый день беда:

Коротких платьев не носи.

Косу не распускай.

И кеды часто не проси –

Порвешь их невзначай.

С мальчишкой этим не играй,

И не кричи, не суетись.

Не тормоши сестричку, не пугай.

И все – учись, учись.

Когда же сможешь ты понять -

В запретах жизни нет,

И мне глоток свободы дать,

Ведь мне двенадцать лет.

Я многое понять могу,

Могу себя сдержать.

Но только слышу слово «нет»,

Готова все ломать,

Крошить, ругать, кричать, реветь –

Обидно мне до слез.

Друг друга мы должны жалеть,

Не задирая нос.



Такая наша доля


Такая наша доля –

Расти из года в год.

Как стройная тополя,

Вести ушедшим счет.

Летят года, как птицы.

Туда, где есть тепло,

Где им дадут напиться

Всем трудностям назло.

Собрались у криницы

На юбилейный слет

Посланцы в разных лицах -

Пришли за годом год,

От мала до велика:

Веселый, грустный, злой,

Успешный и безликий,

Преступник и святой.

Собрались годы вместе

И ну, давай рядить,

Какой из них полезней,

Какой помог прожить

Без бурь и потрясений.

Какой нужнее был,

Кто спас от осложнений,

Кто обо мне забыл.

Подняли шум, как дети.

Их спорам нет конца ...

Мои ведь годы эти.

Я в роли их отца.

Даю им жизнь, лелею,

И знаю все о них .

Живу и не жалею

О том, что прожил их.



         Юность спит


Юность спит непробудным сном,

Старость-бессонница мучит.

Юность мечтает сидеть за столом,

Старость - желудок пучит.

Юности надо бороться, дерзать.

Старость - покоя просит.

Юность стремится все видеть, все знать,

Старость - от знаний воротит.

Юность и старость одно роднит –

Желание долго жить.

Легко, без горьких потерь и обид

Сильно и много любить.



              В наш век


              «Дайте вино огорченному жизнью.

               Пусть он выпьет и забудет

               на время горе свое».

                                       Соломон


В наш век тяжелых перегрузок,

Век потрясений и забот.

Мир человека очень узок -

Он знает дом и свой завод.

И так, без всякой передышки,

Он мечется меж двух огней,

И знает только понаслышке,

Что раньше жили веселей.

Всю жизнь он в бешеной погоне.

Концы с концами сводит он.

Его судьба, как зайца, гонит

Явиться к Богу на поклон.

А годы мимо все бегут.

И хочется кричать: «О, жизнь!

Дай отдышаться пять минут,

Умерь свой пыл, остановись».

Но трезвый ум, все понимая,

Мечтать не разрешает нам.

Он все твердит: "Так не бывает,

Все это не доступно вам".

Но мы-то с вами знаем твердо,

Как жизни бег притормозить,

Для этого нам разум гордый

Немного надо усыпить ...

Благословим, друзья, бокалы

С искрящим, пенистым вином.

И даже если вы устали,

Смелее пейте. Дело в том,

Что ум, немного опьянея.

Поймет, что всяко может быть,

И даст нам помечтать смелее,

Даст будни серые забыть.

Поймет, что можно осторожно

Остановить на пять минут

Бег жизни, вырваться из пут

Забот, горячки, нервной спешки,

Побыть наедине с собой.

Не видя злой судьбы усмешки

С ее карающей клюкой.

И если туго вам прийдется,

И станет невозможно жить,

А сердце так в груди забьется,

Что подорвется жизни нить -

Тогда смелее пейте, пейте,

Не бойтесь норму перебрать,

И душу другу вы излейте,

И смело можете мечтать.

Все вам покажется прекрасным,

И вновь окрепнет жизни нить.

А путь по жизни станет ясным

Вы страстно захотите жить.

И, постепенно, хмель слетая,

Очистит от сомнений вас.

И снова жизнь вам будет раем,

И снова, и в который раз.



       Тамбов. Гостиница


Тамбов. Гостиница. Потухшие обои.

Два койко-места - вот и весь "бомонд".

И, в довершение, командировочников двое,

Сидящих за обеденным столом.

Бутылки и закуска - то, что надо,

Но нет веселья и подъема нет ...

Без женщины мужчины, словно стадо,

И, словно, без патронов пистолет.

И вдруг, о чудо! В дверь стучится дама –

Ей соль нужна, и больше ничего.

Под сорок, из таких, что не нужна реклама,

Из тех, кто знает, для чего

Даны природой ум и обаянье,

И женственность – бесценный, редкий дар.

Интеллигентна, без избытка знаний –

Газеты захудалой эмиссар.

Стол ожил, будто от дождя

Сухая распустилась нива.

Так, с появлением вождя

Туземцы начинают игры.

Потом был кофе у нее,

Потом один из них ушел ...

Опять ему не повезло.

Он на судьбу был страшно зол.

И был заоблачный восторг,

Неописуемый ни в песне, ни словами.

Пылал горячих чувств костер,

И бушевал в крови цунами.

Что дальше было? ... Весь свой пыл

Герой наш на врачей употребил.



                           Стасу  С.


Мы все пришли поздравить Стаса,

Бутылки с водкой принесли.

Ведь на Руси без горькой часа

Нельзя прожить - в ней соль земли.

В ней наша радость и страданье.

С ней вместе плачем и поем,

Воюем с ней, в любви признанья

Без горькой не произнесем.

Подумать страшно, что бы было,

Когда б ушла она от нас.

Жизнь стала б серой и унылой,

А пить пришлось бы кислый квас.

Пусть здравствует всегда и постоянно,

Родная, близкая, доступная всегда.

С ней жизнь легка и многогранна.

Она приносит счастье без труда.

Она снимает боль и муки.

Мозгам дает передохнуть.

Постигнуть философские науки,

Понять и объяснить их суть.

Понять и лучше объяснить,

Как лучше и спокойней жить.

Она одна, без лишних слов,

Мудрее всех земных умов.



              Я и Жизнь


Я и Жизнь! Ничтожное с Великим.

Мелкий пруд и космос без границ,

Муравей и Исполин безликий,

Страждущий, упавший ниц,

У источника священного познанья –

Слабый, любопытный человек ...

Я хочу испить хоть каплю знанья

И понять в наш суетливый век

Тайну жизни, смысл ее великий,

В чем секрет и чем прекрасна жизнь,

Разгадать секрет ее реликвий,

Что сильнее - чувство или мысль.

Как же расспросить ее об этом?

На каком к ней обратиться языке? ...

Эта миссия посильна лишь поэтам,

Лишь поэты могут, как в реке

Жизни отражение увидеть,

Заглянуть в неведомый тайник,

Ощущать события, предвидеть

Вспышки чувств ... Доступен им родник,

Где черпают люди вдохновенье,

Жажду жизни, мудрость, оптимизм.

Узнают, как побороть сомненье.

Различают чувство и каприз.

Языку поэзии доступны

Тайны и истоки бытия,

А его законы неподкупны.

С ними подружить решился я.

Стать поэтом, чтобы жизнь осмыслить.

Через призму рифмы жизнь понять.

В лирики решил себя зачислить,

И стихи, как исповедь, писать.



         Мечутся годы


Мечутся годы, как кадры в кино.

Проносятся мимо, и нам не дано

Не только замедлить стремительный бег,

Назад оглянуться ... Таков человек.

Он смотрит и видит лишь то, что под носом.

А мысли все старые кадры приносят –

О верных друзьях, вечеринках и встречах.

Походах, кострах, вспышках чувств быстротечных.

Хорошее время прошло безвозвратно,

И хочется в кадры вернуться обратно.

Но, к счастью, вернуться не может никто.

Ведь жизнь, хоть игра, но сложней, чем лото.

Мечтать о былом никому не мешает.

Но встречи с прошедшим она запрещает.

Чтоб каждый иллюзией прошлого жил,

И верил, что раньше счастливым он был.



          Мне горько сознавать


Мне горько сознавать, что радости земные

Нам не доступны так, как молодым.

Не потому, что мы уже другие,

Мы те же, только, словно дым,

Рассеялась иллюзии завеса,

Ушла возможность отключать мозги.

Нам Золушкою видится принцесса,

В любви обман, среди друзей враги.

И чересчур все ясно понимаем,

И чувствам развернуться не даем.

Мы не живем, а в жизнь скорей играем ...

Как в преферансе, карту к выигрышу ждем.

А мимо пролетают безвозвратно

Мгновенья радости и близости земной.

Мы ждем, надеемся, безрезультатно,

Жизнь проплывает стороной.

Все потому, что опыт наш мешает

Увидеть искру чувства в темноте.

Он рисковать, дурить не разрешает.

Забыть, что годы уж не те.

Нам не дает покоя чувств избыток,

Кипит все так же не стареющая кровь.

Наделать надо множество ошибок,

Чтобы вернуть к себе любовь.

Чтобы, забыв печали и невзгоды,

Напиться чувств бездумно и легко.

И в реку броситься, не разбирая броды,

Мгновеньем жить, не видеть далеко.

Не думать, что успеем многократно

Еще любить, что впереди у нас

Появятся мгновения прекрасные,

И будут чувства вспыхивать не раз.

И чтобы не терять нам в буднях чувства,

Любить, страдать, гореть огнем страстей,

Должны мы каждый шанс использовать искусно

Во благо высшей радости своей.

Любить и думать так же вредно нам,

Как пить вино с горчицей пополам.



        Ношу в себе


Ношу в себе я груз бесценный,

Но никому не нужен он.

Пишу стихи, пою почтенный

Репертуар, и в танцах тон

Могу задать, спортивные победы -

Чужие, наши знаю без числа,

Историю страны могу поведать

И знаю, как она росла,

От Кия и Аскольда с Диром

Царей всех знаю имена...

От женской ласки я нисколько

Не откажусь ... Ко мне пришла

Мужская зрелость ... Все напрасно -

Мой клад не нужен никому.

Всем все известно, всем все ясно.

Никто понять не может своечасно,

Что я от перегрузки утону.



         Играют дети


Играют дети с погремушками,

Играют с куклами, игрушками.

С годами дети вырастают.

Игрушки с возрастом меняют.

Играли раньше в пиф и паф -

Теперь играют в пап и мам.

Детей, играясь, назначают,

В семью, как будто бы играют.

Вся наша жизнь - одна игра ...

Взрослеет быстро детвора.

И, снопа в пап и мам играют -

Детей, играючись, рожают.

В семью играют и в любовь,

Играют в тещу и свекровь.

Легко играют и с трудом -

Вчера, сегодня и потом.

Играют все - и только тот,

Кто это сразу не поймет,

От жизни не получит наслажденья.

Счастливого не испытав мгновенья.



      Себя считал он


Себя считал он однолюбом

И это делом подтверждал.

Всегда был вежливым супругом,

Жену любил, ей угождал.

Не утруждал ее хозяйством.

Не изменял, не унижал ...

Он отличался постоянством ...

Пока другую не встречал.



       Печаль и радость


Печаль и радость миром правят.

Им поклоняется весь род людской.

Они казнят нас, унижают, славят,

Ведут по жизни за собой.

Всегда вдвоем, всегда готовы

Нам душу верой обмануть.

Не дать ей прозябать сурово,

И счастья горького хлебнуть.

И если радость нашей встречи

Вдруг засияет, как звезда,

Печаль ее потушит свечи

Угрозой расставанья навсегда.

Печаль и Радость! Дай вам Бог удачи.

И дальше вместе приходите к нам.

Не расставайтесь, а иначе,

Гармония уйдет эпиталам.



         Идите на фиг


Идите на фиг все подряд -

Начальники, работа и завод.

Пусть планы к черту все летят,

И пусть станки холера заберет.

Мне надоело жить под прессом,

Всегда у всех быть на виду,

Всем угождать, как стюардесса,

И делать часто ерунду

Лишь потому, что это надо

Кому-то, где-то, для того ...

Все надоело, давит сердце гадость,

И нет покоя для него.

Мне хочется побыть в тени,

Никем не управлять и никому не подчиняться ...

Как хорошо! С работой мы одни,

И я готов ей с головой отдаться,

Как милой женщине, всего себя отдам.

Вложу все силы, все свое уменье.

И, я уверен, что моим делам

Достойное найдется примененье.

Не буду нервы я трепать

Себе и всем вокруг.

Не буду слышать – «вашу мать» -

Мне будет недосуг,

И между мною и трудом

Гармония прекрасная настанет.

Пусть сгинет хаос и содом!

Пусть жизнь спокойней станет!



   Бобер и Ласка (басня)


Бобриха стала замечать,

Что муж ей начал изменять.

Что часто ходит он к друзьям,

И долго пропадает там.

Как будто все идет нормально,

Но что-то изменилось вдруг ...

И, выражаясь фигурально,

Ей клюнул "жареный петух".

Она вдруг ясно поняла,

Что у Бобра есть жизнь другая ... –

А я-то глупая, слепая.

Жила, как будто бы, во сне –

Иль это показалось мне?

Но нет! "Судьба стучится в дверь" ,

И надо действовать теперь!

Что может дать ему другая?

Приворожила чем его? ...

Умру, но это я узнаю!

Хочу иль все, иль ничего!


И вот задумалась Бобриха

О жизни, прожитой с Бобром.

Сначала жили мирно, тихо,

Дела решали все добром.

Любили вместе на лужайке

Поговорить о том, о сем.

Похвастаться соседу зайке:

Друг другу верим мы во всем.

Ах, эта дивная пора!

Пора любви ... Где годы эти?

Как-будто все было вчера ...

Теперь не то - заботы, дети

Их заслонили друг от друга ...

Она копается в норе,

А он, проснувшись на заре,

Спешит скорее на работу -

Добыть чего-то для семьи.

И знает лишь одну заботу -

Наполнить закрома свои.

Для чувств нет времени и сил,

Давно их не влечет друг к другу ...

Как молния, ее вдруг поразил

Ответ, как ей помочь недугу.

Все стало просто и понятно -

Как дальше жить и для чего.

И хоть все это неприятно,

Она добьется своего.

Добьется, чтобы муж, как прежде,

Ее любил, как может он любить,

Чтоб он ласкал ее в надежде

Миг наслаждения продлить.

Бобриха поняла, что женщина другая,

Которая влечет к себе Бобра,

Оков в любви и верности не зная,

Ему дает все то, что не дала она.

Все делает без жалоб и упреков,

Тепло и просто, от души.

Без чувства долга, без уроков,

Как праздник таинство вершит.

Как ветер, ласковый и нежный,

В нем будит спящие мечты,

И дарит океан безбрежный

Покоя, нежности и красоты.


Бобриха отдалась мечтам ....

Бобра теперь она встречает

С улыбкой, ласково серчает

За то, что поздно он пришел.

Целуя, позовет за стол.

Не станет жалобы и боли

Бобру выкладывать сполна –

Ему ведь, кроме горькой соли,

Конфета сладкая нужна.

Бобер не понял ... Что за шутки?

Оставь меня, я утомлен.

Покоя нет от вас минутки,

Мне нужен только крепкий сон.

- Ты хочешь спать?

Поспи, мой милый —

Бобриха молвила в ответ.

- Я постелила, набирайся силы.

Тебе трудиться много лет.

Заснул Бобер в недоуменьи ...

Как ласкова Бобриха с ним ...

К чему бы это? Нет сомненья;

Ей что-то надо ... Поглядим ...

И он заснул ... Ему приснились

Дни счастья с молодой женой,

Как встретились и как влюбились

В один прекрасный день весной.

И он, блаженно улыбаясь,

Спал безмятежно и легко,

Как будто к жизни возвращаясь,

Как будто ездил далеко.

Проснулся утром, все вокруг,

Как будто в молодые годы.

Жена, как нежный, верный друг

К нему прижалась. Все невзгоды

Им показались пустяком,

Все хорошо и можно жить беспечно ...

Лежал Бобер и думал лишь о том,

Чтоб этот сон продлился вечно.

Но сон прошел, и будни снова

Его из дома гонят прочь.

Достать, купить того, другого,

Здесь поднести, а там помочь.

Так поработав день деньской,

И к вечеру совсем уставший,

Бобер решил –

- Я не пойду домой.

Все надоело ... Быт, привычкой ставший,

Жена сварливая и злая,

Всегда одета кое-как ...

Не то, что женщина другая ...

Как опротивел этот брак ...

Но сон, приснившийся вчера,

Ему покоя не дает.

Воображения игра

Опять домой его влечет.

И снова наяву, как сон -

Бобриха ласкова, нежна.

И снова в удивленьи он -

Одета и причесана она.

Встречает, как молодожена,

Приятно даже посмотреть.

И хороша еще, хоть в возрасте преклонном,

Еще умеет сердцем завладеть.

- Куда смотрел я эти годы?

Чего искал на стороне...

Ах, да! Заботы, роды ...

Не до меня ей было, не ко мне

Обращены ее все чувства -

Все детям, дому и еде.

Забыла чар своих искусство,

А раз забыла - быть беде.

Она забыла, что дороже,

Родней и ближе мужа нет.

Забыла, что ему ведь тоже

Она дала любви обет.

Забыла, что в семье лишь двое

Проходят вместе долгий путь.

Друзья и дети – дело наживное.

Вот в чем семьи счастливой суть.



home | my bookshelf | | Мы ценим то, что потеряли |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 2
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу