Book: Любовь - вот ключ ко всем вопросам



Любовь - вот ключ ко всем вопросам

Любовь - вот ключ ко всем вопросам


Любовь - вот ключ ко всем вопросам


Любовь - вот ключ ко всем вопросам





Содержание


Предисловие ................................................... 6

Хочешь иметь - отдай! ....................................... 8

Людское счастье многолико ................................ 9

Гремит, как будто заикаясь ................................ 10

Суматоха ....................................................... 11

Говорят, словами не докажешь ........................... 12

Поэт обязан ................................................... 13

Стихи, как дети .............................................. 14

Чем объяснить ............................................... 16

Её он до безумья любит .................................... 17

Без встреч и расставаний .................................. 18

Я старый холостяк ........................................... 19

Мы иногда клянем свой дом ............................... 20

На далеком таинственном острове ....................... 22

У женщины всегда мужчина виноват ..................... 23

Прошел угар приготовлений ............................... 24

Бальзак был «парень не дурак» ........................... 26

В наш бурный век Матриархата ............................ 27

У каждой женщины есть свой, особый шарм ........... 28

У женщин 20-го века ........................................ 29

Мужчину создал Бог ......................................... 31

Луна звенела .................................................. 32

Слова! Слова! ................................................. 33

Я не люблю, чего не знаю ................................. 34

Мелодия стиха звучит ....................................... 35

Две сестры .................................................... 36

Интимной лирике многие служат ......................... 37

Не люблю уезжать ........................................... 38

Порядочность ................................................. 39

Опавший желтый лист ....................................... 40

Зачем мы детям отдаем ..................................... 41

Ребята! ......................................................... 42

Придите, кто-нибудь! ........................................ 43

Такое уж время ............................................... 45

Сорок лет ...................................................... 46

В долгах мы ................................................... 47

Старость ........................................................ 49

Я люблю всех женщин мира ................................ 50

Где вы, джентльмены ...................................... 51

Ты несмышленый мотылек ................................. 52

Мужчины властвуют .......................................... 53

Ко мне в претензии ........................................... 54

Проблема выбора ............................................. 55

Сотни раз ....................................................... 56

Душа всегда моложе тела .................................. 57

В глазах детей ................................................ 58

С годами как-то ............................................... 60

Дождь ........................................................... 62

Мечутся годы .................................................. 63

Люблю я песни ................................................ 64

Меня осаждают ................................................ 65

Человечество устало ......................................... 67

Душа болит ..................................................... 68

0н наслажденье получал ..................................... 69

Всю жизнь мы .................................................. 70

Я вижу мир ..................................................... 71

Меня заедает ................................................... 72

Долой эмансипацию .......................................... 73

В любом вопросе .............................................. 74

Бобер и Ласка .................................................. 75

Евреи! ........................................................... 80


Предисловие


Мне в трудовой составляющей жизни определенно везло на наставников –

язык не поворачивается назвать их начальниками.

Большую часть времени моим наставником был Михаил Давидович Винокур.

Воспоминания об этом периоде самые светлые. У меня всегда вызывало

недоумение утверждение, что мат начальников способствует выполнению

трудовой задачи. Под страхом наказания, в состоянии унижения подчиненный

сможет шевелиться быстрее, но ненадолго, ожидая очередного мата. Какой

может быть трудовой коллектив у такого начальника, если он не уважает

своих подчиненных? Дело даже не в том, что в нашем коллективе все

сотрудники были с высшим образованием (и в таких коллективах бывают

«бойкие» начальнички). Михаил Давидович был душой своего коллектива.

Для него не только результат был важен, но и то, каким трудом он

достигался. Порой он сознательно приуменьшал свою роль, выказывая нам

доверие. Это свидетельство скромности и правильный тактический ход.

Благоприятный климат в группе поддерживался разными неформальными

мероприятиями, задумками. Отмечали важные события в жизни сотрудников,

дни рождения, причем «виновник» получал стихотворное поздравление

Винокура. Иногда нам доставались и другие его стихотворения. Вспоминаю

переходящий вымпел с рисунком Генриха Ланды (с изображением языкатого

Мани-Вани), который устанавливался на столе сотрудника за самую

резонерскую фразу. Чаще всего этот вымпел украшал стол Леси. Однажды она

вернулась в отдел после попытки купить обувь по выигранному ею талону (во

время жуткого дефицита на предприятия, как подачку, завозили партию

дефицитных товаров, талоны на них мы разыгрывали между собой), и заявила:

«талон на ботинки – это еще не ботинки». Эта фраза стала у нас

крылатой, я даже как-то встретил ее в интернете. Конструкторская работа

была тесно связана с производством, и на этом тяжелом фронте мы были под

защитой Винокура – все производственники его уважали. Всегда он был

оптимистом, любил жизнь и давал жить всем его окружающим. Я редко когда

видел в нем начальника. К сожалению, жить в этой стране было не так-то

просто. У его семьи появилась возможность выехать в Штаты. Было это

накануне его 60-ти летия. В то время было не принято афишировать отъезд из

совка, поэтому свое стихотворение, адресованное Винокуру по этому поводу,

 я посвятил его юбилею. В стихотворении я упоминаю очки Винокура, которые

он отдал мне взамен разбитых мною (а как же, ведь я не мог работать без очко                                   

 Михаилу Давидовичу, сотруднику, соратнику, бывшему шефу в канун 60-ти летия


                                    Отпустите меня с Винокуром,

                                    Отпустите меня насовсем.

                                    Я расстаться готов с синекурой.

                                    С Винокуром расстаться нет сил.

                                    (слова популярной песни)


Уходят все: одни в кино,

Другие – в рай под вывеской “Вино”.

А кто-то вдруг уходит навсегда,

И остаётся грусть тогда.


Признаюсь, был богат я Вами,

Быть может потому, что небогат друзьями,

Моим наставником вы были справедливым.

Горжусь работой с Вами, нашим коллективом.


Я вижу мир таким, как Вы видали:

Ведь Вы свои очки мне дали.

Вот только мудрости мне Вашей не хватает:

Всё видит голова, но… недопонимает.


“Ну, как пожар идёт?” “По плану!”

Я вспоминать не перестану

Пароль Ваш, отзыв на него.

Кто ж даст мне почитать “Футбол”?


Куда же Вас влечёт судьба?

Вы говорили: ”Жалкий жребий!”

Прощаясь с Вами, говорю: “Good bye!”

ЖИВИ, И БОЛЬШЕГО НЕ ТРЕБУЙ.


Мы расстаёмся, к сожаленью,

И мне Вас будет не хватать.

Мои примите поздравленья.

Пора зажить.

Не только лишь мечтать.


Надеюсь, Михаилу Давидовичу удалось все же выполнить мое

пожелание пожить в свое удовольствие в свободной стране.

Там он издал несколько книг своих стихов, одна из

которых кружным путем (через друга и нашего сотрудника в

Израиле Вадима Донского, спасибо ему) досталась и мне.

Также кружным путем мне пришла весть, что Михаила

Давидовича Винокура не стало, он умер в далекой, пусть и

свободной, но все же чужой стране. Как написал он в

своем стихотворении «Две сестры» (Жизнь и Смерть):


Только раз встречаются сестрицы,

Этот день все тризною зовут.

Встречи той не избежать, не скрыться

Длится эта встреча пять минут.


Такой день ждет всех нас, но пока я жив, я с

благодарностью буду вспоминать своего наставника –

Михаила Давидовича Винокура.

Этот сборник стихотворений Михаила Винокура – память о нем.

Еще: ссылки на плейкасты на стихи Михаила Винокура

http://www.playcast.ru/view/6597798/62bb0c706cb36d3e1637683cbbe754609d2727e8pl

http://www.playcast.ru/view/6617095/2368ccd080dd3477241132ee4bc6e2142cce1438pl

http://www.playcast.ru/view/6645440/636ed8011f211d5282348c44b7434755157fa39dpl

http://www.playcast.ru/view/6704088/a18cd88186967aae11ca3250f82d906fce2b8a6epl

http://www.playcast.ru/view/6689278/f72d65637739ddb873131188ec7598f17cdc3a78pl

http://www.playcast.ru/view/6752771/02dca3becff5dc620c21f5aed2143120390ea358pl

http://www.playcast.ru/view/6784913/d701f409c19ccf2c566a617d1d834d4fed19d94dpl

http://www.playcast.ru/view/6785482/fb03e770659523b5cbe2e1d255f1a7b6daf9dcb5pl

http://www.playcast.ru/view/6829967/aa625ec48501e9f23c01a54e64a0e1f44cb98966pl

http://www.playcast.ru/view/6833390/561c0d8568526052c1dcb0e37578d7b634487852pl

http://www.playcast.ru/view/6845154/76d9751a4d0793c3cf575c10c5d51388805042e8pl

http://www.playcast.ru/view/6863376/6c9d719da5bc9b4cff0f6d1320756aebc66e6128pl

http://www.playcast.ru/view/6889926/6f4a831947be4917b499782768de28ac13b4fb1fpl

http://www.playcast.ru/view/6889926/6f4a831947be4917b499782768de28ac13b4fb1fpl

http://www.playcast.ru/view/7509684/d59bd5de538ddbd57d0a7dc496b0e447016e9acdpl

                                                                                                      Олег Ковба



Хочешь иметь - отдай!


Хочешь иметь - отдай!

Хочешь встречать - расставайся!

Хочешь любить - страдай!

Хочешь скрыть - признавайся!


Хочешь дружить - враждуй!

Хочешь грешить - кайся!

Хочешь покоя - бунтуй!

Хочешь рыдать - улыбайся!


Радость и горе, слезы и смех

К людям приходят вместе.

Если явился к тебе успех,

Жди от него мести.


Если вознесся выше всех, -

В яме глубокой будешь.

Любовь и разлука, ангел и грех

Вместе приходят к людям.


Словно качели - то вверх, то вниз,

Да так, что дух замирает.

Не расслабляйся и крепче держись,

Иначе Жизнь укачает.



Людское счастье многолико


Людское счастье многолико,

Неосязаемо, как запах вешних трав.

Людское счастье из реликтов -

Неповторимый, благородный сплав

Надежд, удач, исполненных желаний,

Везения, незабываемых, нежданных встреч,

Щемящих, неразгаданных страданий,

И жгучего желанья уберечь

Людей от грязи и ненастья,

От пошлости, бессмысленных потерь ...

Прощать и верить, ощущать участье,

Всегда держать открытой дверь

Для чувств глубоких и прекрасных,

Любить и верить, понимать ...

Людское счастье - это праздник,

Его у жизни надо отстоять.



Гремит, как будто заикаясь


Гремит, как будто заикаясь,

От рваных ритмов модный джаз,

Толпа, задами извиваясь,

Танцует, кто во что горазд.


Все упростилось до предела.

И нету никакого дела

До тех, кто рядом «спину гнет»,

Друг к другу танец не влечет.


Эффект общения пропал,

Каким-то стадным танец стал.

Не видно чувства, вдохновенья,

Одно бездушное потенье.


А джаз по-прежнему гремит,

В толпу бросая рваный ритм,

И паралитиков толпа

Идет вразнос от модных па.



Суматоха


Суматоха, суматоха,

Бесконтрольна и слепа,

Рассыпается горохом

Возбужденная толпа.

Под напором обстоятельств,

Словно стадо гогоча,

Накаляясь от ругательств,

Закипая и ворча,

Нескончаемым потоком

Заполняя пустоту,

Намагниченная током,

Презирая красоту.

На пути своем сметая,

Как девятый грозный вал,

Все, что двигаться мешает

И того, кто не удрал.

Презирая все на свете,

Многолика и слепа -

Из метро по всей планете

Растекается толпа.



Говорят, словами не докажешь


Говорят, словами не докажешь,

Нужно видеть, чувствовать и понимать,

Что словами сердцу не прикажешь -

Ими чувства трудно передать.


Но бывает так на белом свете:

Человек все понял, все узнал.

Он любим, вниманием отмечен.

«Я люблю Вас» даже услыхал.


Но ему чего-то не хватает.

Хочется услышать сотни раз

То, что понял, что давно он знает:

«Я люблю, люблю, люблю я Вас ...»



Поэт обязан


Поэт обязан жить холостяком,

Ему не должен быть знаком

Смертельный запах угасающей любви,

Зловещий звон оков страдающей семьи.

Иначе он разучится мечтать,

Ему придется выбирать

Слова, поступки, выраженья,

Его опутают сомненья,

И он погибнет как поэт,

Как говорят, «во цвете лет».

Поэт обязан быть холостяком,

Иллюзию любви хранить он должен вечно.

Поэт не должен строить дом,

А жить, как ветер - вольно и беспечно.

Поэту одному дано понять,

Что значит жить, любить, страдать.

Чтоб не разрушить чей-то дом,

Поэт обязан жить холостяком.



Стихи, как дети


Стихи, как дети, рождаются в муках.

Они поэта и плоть, и кровь.

Стихи, как дети, входят без стука,

А вместе с ними приходит любовь.


Стихи - наши дети, за них мы в ответе,

Их может обидеть любой.

Мы любим их больше всего на свете,

И больше, чем стоят они, порой.


Стихи - наши раны и наша боль.

Стихи - наша радость и наши беды.

Стихи - нашей жизни тайный пароль,

Его нам оставили наши деды.


Стихами мы платим за наши ошибки.

Стихи признаются в любви за нас.

Стихи - наши флейты и наши скрипки,

Стихами встречаем мы звездный час.


Стихи - это голос нашей души,

Симфонии нашей любви партитура.

Наши стихи лишь тогда хороши,

Когда в них заложена наша натура.


Наши стихи с нами всегда -

В радости, в горе, в разлуке, при встрече.

Наши стихи - это наши года,

Поступков наших они предтеча.


Поэт живет от стиха до стиха,

Стихи - его вера и хлеб насущный.

Нет у поэта страшнее греха,

Чем стать человеком благополучным.


И ради этой религии сердца

Поэты себя стихами казнят.

Стихи - это дети любви и бессмертья,

Стихами души наши горят.


Стихи, как дети, рождаются в муках,

Они - поэта и плоть, и кровь.

Стихи, как дети, уходят без стука,

Оставив поэту свою любовь.


Чем объяснить


Чем объяснить, что женщин и мужчин

Всегда влечет друг к другу, как магнитом?

Какие силы связывают их

В пути по жизни, тернием покрытом?

Любовь! Вот ключ ко всем вопросам,

Она одна всему «виной».

Она то свяжет мощным тросом,

То ниткой, тонкой и гнилой.

Неуправляема, строптива,

Она над миром власть вершит.

То безобразна, то красива,

Всегда куда-нибудь спешит.

Побыла с нами - и в дорогу,

Другие ждут ее везде.

Всем достается понемногу,

Как солнца свет космической звезде.


Не верил я в любовь когда-то,

Как древний инка в самолет.

Был скептиком, насмешником и фатом,

Для многих женщин был я братом,

Считал я, что любовь когда-то

Придумал в древности поэт.

Что в жизни нашей бесноватой

Любви не может быть, и нет.

Наивная, святая простота.

Любовь пришла и все мне доказала.

Прозреть заставила философа-крота,

И за неверие примерно наказала.

Я перестал быть скептиком и фатом,

Служу любви я рядовым солдатом.

Она приходит и уходит вновь.

Я жив и рад, что есть любовь.


Её он до безумья любит


Её он до безумья любит

На зависть женщинам другим.

Всегда согласен, не осудит

За то, что не согласна с ним,

И на нее смотреть часами

Готов влюбленными глазами,

Готов бежать - куда прикажет,

И слова грубого не скажет.

Он получает наслажденье,

Когда она любезна с ним.

Испытывать его терпенье

Она лишь может. Допустим

Ей тон любой, любая шалость,

И даже грубость нипочем ...

Ему ж необходима малость -

Поспешный поцелуй, и он

Доволен тем, что этой штучке

Он служит преданным рабом.

Он - ДЕД - своей любимой внучке

Не может отказать ни в чем.

Она нашла к нему подход,

И знает, что его влечет:

Немного ласки, поцелуй,

И ДЕД готов - не претендуй

Никто другой, не думай и не смей -

Над ДЕДОМ властвовать –

ведь он ее трофей.


Без встреч и расставаний


Без встреч и расставаний

Не смог бы я прожить.

Готов без колебаний

Я их боготворить,

Они, как дождь весенний,

Смывают старый снег,

Без бурь и потрясений

Врачуют много бед.

Без встреч и расставаний

Нет жизни на земле.

Мы радости весенней

Обязаны зиме.

Они враги и братья,

Их любим и клянем.

Они источник счастья,

Которым мы живем.


Я старый холостяк


Я старый холостяк.

И этим я горжусь.

Я не такой простак,

Каким я всем кажусь.

Я старый холостяк,

Мое богатство в том,

Что женщины никак

Не могут взять мой дом

На абордаж.

Хозяйничать на кухне,

Разбить мой антураж

И ждать, пока потухнет

Мой взор,

И захватить наследство -

Мой холодильник, гарнитур,

Библиотеку, абажур,

Годами сэкономленные средства.

Я старый холостяк,

Я сам себе хозяин.

Стирать, варить мастак,

Могу свое желанье

Тотчас исполнить без помех,

На жизнь мою пожаловаться грех.

Лишь иногда мне трудно объяснить,

Что в жизни следует ценить.

Нет! Женщинам так просто не пробиться,

И я решил, что следует ... жениться!


Мы иногда клянем свой дом


Мы иногда клянем свой дом:

Пусть он горит огнем.

Он надоел, как сто чертей,

И нету жизни в нем.

Скорей куда-нибудь уехать,

И сбросить груз мирских забот -

Жена и дети не помеха,

Когда дорога позовет.

Уехать далеко, надолго,

Работать , отдыхать, гулять,

Забыть о том, что чувство долга

Нам не дает спокойно спать.

Всю жизнь я чей-нибудь должник.

Всю жизнь кому-нибудь я должен -

Детей растить, жену любить,

Родителям уход положен.

То должен я пойти туда,

Достать, продать или купить.

Быть в напряжении всегда,

Чтобы чего-то не забыть.

А на работе должен я

Отдать все силы для Отчизны,

А, если надо, в дни войны

Я должен не жалеть и жизни.

Всю жизнь я должен всем и всюду,

Всю жизнь грызет меня одно -

Когда о долге я забуду,

И буду жить без всяких «но».

Все надоело, все противно,

Скорей куда-нибудь сбежать,

И хоть желанье примитивно,

Нет силы, чтоб его сдержать.

Билет в кармане, поезд скорый

Летит без устали вперед.



Меня уносит он от споров,

От утомительных забот.

Лежу на полке без движенья.

Бездумно глядя пред собой,

И лишь свободы предвкушенье

Щекочет ум уставший мой.

Я вижу сны, вкушаю в них свободу,

Теперь не раб - хозяин жизни ты,

Не должен ты семье, народу,

И прошлое во власти темноты.

А будущее в розовом сияньи

Перед тобой, как призрак восстает.

А поезд мчит, и ты без колебаний

Стремишься в упоительный полет.

Пройдет неделя, а за ней другая,

И мысли примут новый оборот -

Куда лечу я, ничего не зная,

Жить не могу без будничных забот.

Опять тоска, все надоело,

Чего-то не хватает мне.

И опостылело без дела

Шататься по большой стране.

И захотелось вдруг вернуться

Домой - пусть все горит огнем.

В заботы дома окунуться,

Жилось не плохо раньше в нем.

Рабом рожден - рабом умру я,

Свобода не доступна мне.

И мне не надо жизнь другую,

Я как-нибудь перезимую,

Пусть все горит на медленном огне.


На далеком таинственном острове


На далеком таинственном острове

Я не смог и неделю прожить.

Одиночество чувствуя острое,

Я решился у Бога просить:

О, Господь! Сотвори одинокому

Из ребра, или части другой,

Ту, что сделал Адаму далекому,

Без нее потерял я покой.

Погибаю без женской я ласки,

Без тепла женских рук и очей.

За себя я все время в опаске,

А на острове нету врачей.

Совершилось великое чудо –

У меня появилась жена.

Ей, единственной, верен я буду,

И она, может, будет верна.


У женщины всегда мужчина виноват


У женщины всегда мужчина виноват -

Тому история семьи нас учит.

И за мучения наград

Он в этой жизни не получит.


Не стоит женщине перечить,

В ней чувство логики будить.

И чтоб друг друга не калечить,

Ей лучше сразу уступить.


Спокойно согласиться с нею,

Что в этом деле ты профан.

Сказать, что ей всегда виднее,

Что это - лучший вариант.


Она, конечно, удивится,

Немного даже разозлится.

И в безразличьи обвинив,

Тебя немного пожурив -

Поступит так, как ей хотелось,

Не станет долго рассуждать.

И, слава Богу, если смелость,

Не подведет ее опять.


И мы не вправе женщин упрекать -

Такими их природа сотворила.

Пусть ошибаются - не будем им мешать:

В ошибках женщин - наша сила.




Прошел угар приготовлений


Прошел угар приготовлений,

И свадьбы хаос пролетел.

Нет больше страхов и сомнений,

И ясен жизненный удел.

Все стало на свои места,

Со сцены перешли мы в зал,

И прекратилась суета -

Час равноденствия настал.


Весна любви всегда красива.

Она, как майский теплый день,

Приветлива и говорлива,

Ее садов приятна сень.

Но так уж создан грешный мир -

Всему своя пора.

Прошла весна любовных игр,

И летняя жара

Страстей нам душу опьяняет,

Зовет в интимный, чудный мир,

Инстинкты наши распаляет.

Теперь у нас другой кумир.


Но время быстро пролетело.

Жара страстей уже не та.

Не так горит при встрече тело,

И не щекочет нагота.

Настала осень в наших чувствах,

Покой привычек бережем.

И не нуждаемся в искусствах

Любовных игр - прошедшим мы живем.


К зиме неумолимо приближаясь,

Живем, готовясь в мир иной.

Чего-то с грустью дожидаясь,

Прощаясь с летом и весной.


Мечтая только об одном:

Чтоб этот мир оставить вместе.

Согретые детей теплом,

И на своем «рабочем» месте.


И вновь весенний луч зажжется,

Но для других ... Пусть радостно живут.

Пусть сердце в ритме жизни бьется,

Пусть не теряют близости минут.


Бальзак был «парень не дурак»


Бальзак был «парень не дурак»,

Он в женщинах прекрасно разбирался.

Не уважал он женский молодняк,

И в этом миру сам признался.

«Они, как недозрелый плод,

Их чувства крепко спят.

Пока отыщешь к ним подход,

Поймешь, чего хотят,

Терпению конец придет -

Уж очень горек ранний плод.

Не то, что женщины в летах -

За тридцать, с небольшим.

У них огонь горит в глазах.

Их шарм неповторим.

Милы и ласковы, все знают и умеют,

Приятны в разговорах и делах.

Своими чувствами владеют,

И в чувствах есть у них размах».


По женской части был мастак

Веселый, толстый Оноре Бальзак.

Любил и знал он женский род,

Как добрый пастырь свой честной народ.

Нам истину одну оставил он,

Которую не всем дано понять:

Лишь женщина под сорок - камертон,

В любви без фальши может прозвучать.


В наш бурный век Матриархата


В наш бурный век Матриархата

Не следует мужчинам доверять.

А их мизерная зарплата

Им голос не дает поднять.

И пусть молчат - мы сами можем

Друг друга удовлетворить

Подарками, стихами тоже,

И сами можем водку пить.

Мужчины отжили свой век,

Как танго и фокстрот.

Они, как выплаченный чек,

Как белый носорог,

Нужны историкам Земли,

Этнографам-ученым ...

Свой вклад в историю внесли,

И хватит, далеко им

До нас, до женщин, только мы

Нужны, полезны миру.

Их знаменитые штаны

Наденем мы. Квартиру

Мы перепишем на себя,

А им дадим под зад.

Веками мы трудились зря

Без цели и наград ...


Все это бред - мы без мужчин,

Как ветка без цветов и почек.

Нам не нужна зарплата, чин.

Нам нужен Он, чтоб среди ночи

Его дыханье ощутить.

И теплоту его, и силу.

Нам нужно верить и любить,

Иначе станет жизнь постылой.


Мы, женщины, все можем сами,

Когда мужчины рядом с нами.


У каждой женщины есть свой, особый шарм


У каждой женщины есть свой, особый шарм.

Его непросто разглядеть.

Порою женщина не знает в чем он сам,

И не умеет толком им владеть.


Идет по улице с работы,

Авоськи полные несет.

В глазах заботы и расчеты,

В кармане за квартиру счет.


Какой там шарм, и до него ли.

Спина болит, и в сердце боли.

Домой добраться бы скорей,

Сварить обед, и накормить детей.


По дому сделать все, что надо,

Без лишних слов и без парада.

Она должна, на ней семья,

И расслабляться здесь нельзя.


Ей бы поспать без всякой нормы,

Покушать вовремя, не думать о делах,

Надеть костюм и новые платформы.

Преобразиться прямо на глазах.


Появится желанье нравиться,

И разомкнется будней круг.

Особый шарм ее проявится,

И Золушка Принцессой станет вдруг.


У женщин 20-го века


У женщин 20-го века

Забот и нагрузок не счесть.

Им служат «права человека»,

С мужчинами равенство есть.

Они доказали на деле,

Что могут бороться, дерзать.

Добиться намеченной цели,

И даже страной управлять.

За это боролись веками

Все женщины нашей земли.

Хотели они с мужиками

Быть в равных правах, довели

Борьбу до победы. И что же?

Все стало, как было в мечтах,

И каждая женщина может

С мужчиной поспорить в делах.

И эта победа досталась

Увы, дорогою ценой -

В них женского мало осталось -

Борьба не прошла стороной.

Характером стали построже.

В движениях резкость, размах.

Работа им стала дороже

Забот о домашних делах.


Растут наши дети без ласки,

Чужие их тети растят.

А мамы куют, словно в сказке,

Счастливое детство ребят.

Растут поколения черствых,

Отвыкших от ласки людей -

Бездушных, расчетливых, пошлых,

Не знавших своих матерей.

О, женщины! Станьте слабее,

Верните семейный уют,

С мужчинами будьте нежнее,

Вас дети забытые ждут.

О, женщины! Матери века,

Вернитесь к заботе своей -

Растить, воспитать Человека -

Мужчинам не справиться с ней.


Мужчину создал Бог


Мужчину создал Бог для пробы,

До этого людей не делал он.

Свой труд судил он очень строго

И, видно, не был удовлетворен.


Учтя ошибки с первым экземпляром,

И в перспективу глядя далеко,

Работал с увлечением и жаром,

И, наконец, добился своего.


Он сотворил чудесное созданье,

И Женщиной, в отличие, назвал.

Нарек ее Царицей Мирозданья,

И Сам ей ручку целовал.


Хотел понравиться ей Бог,

Да, видно, стар уже, не cмог.

Зато Адам был на верху блаженства -

Он Еву покорил своим ...

несовершенством.


Луна звенела


Луна звенела голосом цикад,

Шумел прибой настойчиво и нежно.

Густел жасмина тонкий аромат,

И легкий ветерок чуть шевелил небрежно

Ветвями, словно дирижер,

Он управлял невидимым оркестром ...

И слышен был небесный хор,

Как лунный свет, беззвучный, бестелесный.

Казалось мне, что не туда попал,

Казалось, будто вижу сон.

Как будто ангелом я стал,

И растворился, слился в унисон

В звучании космических цимбал,

В эфире ласковом и нежном ...

О! Я бы многое отдал,

Чтобы продлить тот безмятежный

Настрой души, остановить

Нежданное "чудесное мгновенье",

И до конца его хранить,

Как дар счастливый Провиденья.


Слова! Слова!


Слова! Слова! Как много и как мало

Порой вы значите для нас.

Как трудно различать вас стало,

Когда вы против, а когда за нас.


То вы добры, то вы спесивы,

То, вдруг, как космос холодны.

То безобразны, то красивы,

И, как влюбленные, нежны.


Слова! Слова! Вам чувства жизнь дают.

Без них вам не найти приют

Среди людей. Бесчувственное слово

Убить, унизить, растоптать готово.


Слова должны нам помогать,

А мы должны их охранять –

Чтоб жить в согласьи и любви,

Должны беречь - чужие и свои.


Ведь слово первым к нам пришло,

Общенья радость принесло.

Вы помните? ”Сначала было слово ...",

Оно всей жизни на земле основа.


Любовь - вот ключ ко всем вопросам


Я не люблю, чего не знаю


Я не люблю, чего не знаю,

И в этом честно признаюсь.

Я многого не понимаю,

И в затрудненьи нахожусь,

Когда вопросы задают

Мне: почему нашел приют

В моей душе нелепый червь сомненья.

Зачем логические звенья

Цепи сковали жизнь мою.

И даже слово вечное «Люблю»

Я говорю, когда узнаю,

Зачем рассудку доверяю.

Да! Не беру я все на веру,

Слова чужие, как премьеру

Воспринимаю. То, что все

Давно забыли ... В колесе

Хочу увидеть суть движенья,

Понять закон круговращенья,

Хочу понять — потом любить,

Чтоб после в грудь себя не бить.


Мелодия стиха звучит


Мелодия стиха звучит, как благовест

Во мне,

Сжимает сердце предвкушеньем чуда.

Мелодия стиха — мой добровольный крест,

И я несу его в себе повсюду,

Пока не выльется мелодия в строку,

И запылает стих новорожденный ...

Тогда лишь я передохнуть могу,

Прислушаться и заглянуть в бездонный

Родник поэзии, себя открыть,

И С чудом снова повстречаться,

И снова с ним повсюду быть,

Чтоб никогда не расставаться.

В груди измученной носить,

Как радостный и тяжкий груз,

Мелодии стиха открыть

Дорогу к слову, воедино слить

Их.

Пусть в стихе живут

Апофеозом творческих минут.

И новая мелодия опять

Во мне настойчиво начнет звучать,

Чтоб снова запылать строкой ...

Таков, как видно, мой удел мирской


Любовь - вот ключ ко всем вопросам


Две сестры


Две сестры, две лучшие подруги,

Дорогие, близкие сердца.

Только раз встречаются друг с другом,

Дочери начала и конца.


Жизнь и Смерть зовутся сестры эти,

День и ночь без устали в пути.

Младшая все избегает встречи,

Старшая - стремится к ней прийти.


Только раз встречаются сестрицы,

Этот день все тризною зовут.

Встречи той не избежать, не скрыться|

Длится эта встреча пять минут.


После встречи сестры разойдутся

Кто куда, и снова будут ждать

Тот момент,когда пути сойдутся,

Чтоб друг друга снова потерять


Интимной лирике многие служат


Интимной лирике многие служат,

Ей поклоняются, с нею дружат,

Ей посвящают порывы души,

К ней обращаются наши мечты.

Интимная лирика всем понятна,

Эта тема доступна всем.

И вместе с тем она необъятна -

В мире ведь много интимных проблем.


Нет благороднее темы, чем эта,

Но и труднее ее не сыскать.

Петь об интимных делах человека

Куда труднее, чем гимны слагать.


В истории много печальных примеров,

Когда, интимность считалась чужой,

Не нашей темой, страшной мегерой,

Темой вредной, опасной, гнилой.


Поэтов клеймили вечным позором

За безысходность, надрыв, пессимизм.

Тоску беспредметную, вечные ссоры,

Драмы семейные, сердца каприз.


Но время прошло, и опять зазвучала

Интимная тема во многих стихах.

Как Феникс из пепла она восстала,

И снова, как прежде у нас на устах.


Не люблю уезжать


Не люблю уезжать,

А люблю возвращаться.


Уезжая — терять.

Сквозь печаль улыбаться.


Не люблю оставлять

Тех, кого я люблю.

Не люблю отдавать

То, что в жизни ценю.


Не люблю уезжать,

А люблю возвращаться.

Возвращаясь - встречать,

От души улыбаться.


Гостем жданным царить.

Всем подарки дарить,

А назавтра опять

Сквозь печаль уезжать.


Не люблю уезжать,

А люблю возвращаться,

Уезжаю опять,

Чтобы снова встречаться.


Лишь бы было кому

Нас с любовью встречать,

И тогда, сквозь печаль,

Не грешно уезжать.


Порядочность


Порядочность — критерий устаревший,

Он привилегия романов прошлых лет.

Порядочность - из потерпевших

Крушение, ее приоритет

В людском общении забыт,

Порядочность теперь не в моде.

С ней много неприятностей, обид,

Она, как говорят в народе,

Не ко двору сегодня, ей не место

В семье и на работе, без нее

Считать себя предельно честным

Намного проще, ведь свое

Гораздо ближе, чем чужое.

Друзей ведь много, ты – один ...

Порядочность для рыцарей, героев,

Людей таких, как Насреддин.

Теперь их странными зовут,

И раньше, видно, так же звали.

Порядочность на шее, как хомут.

С ней жизнь спокойную едва ли

Себе и близким сможешь дать –

Она не даст спокойно спать,

Когда кругом порядка нет,

И будет требовать ответ

По правде,совести и чести,

Без унижения и лести.

И все-таки она живет,

И веру людям придает.

Она, как редкий бриллиант,

Сверкает нынче тут и там.

Жаль, только редко к нам

приходит -

Ее ... порядочность подводит.


Опавший желтый лист


Опавший, желтый лист напомнил мне о том,

Что осень золотая наступила,

Что лето кончилось, не жарко стало днем.

Прохладу и покой природа воцарила.

Короче дни, длиннее стали ночи,

Пора цветения и зелени прошла.

И вместо нежных, клейких почек

Плоды и зрелость осень принесла.

Огонь и фейерверк страстей

Сменились чувств глубоким жаром.

Ум стал мудрее, взгляд — острей,

Жизнь перестала быть пожаром.

Проснулось чувство жизни в нас,

Оно ведь осенью приходит.

Мы ждем его, как звездный час,

И чувство жизни не подводит.

Мне осень радость принесла,

Она чудесный мир открыла.

В нем много света и тепла.

Чтоб жажда жизни не остыла.

Чтоб каждый мог на склоне дней

Мечтать, как в молодые годы.

Любить и чувствовать сильней

Во славу матушки — природы.


Зачем мы детям отдаем


Зачем мы детям отдаем

Всю душу без остатка.

Зачем на них мы спину гнем,

Желая им достатка.

Зачем? ... Им просто невдомек,

Чего мы суетимся,

Ход наших мыслей им далек.

За что на них мы злимся

Они поймут, увы, не скоро.

Пока же спор сменяет ссора,

Их оскорбляет дружеский совет ...

Ведь у родителей понятья нет,

Как надо жить, к чему стремиться,

Зачем и для чего учиться.

Их перспектива не страшит,

К ним жизнь пока благоволит.


Родителей понять сумеют дети,

Когда своих детей приобретут.

А жизнь предстанет в новом свете,

Когда их дети тоже не поймут.

Им дети отдадут сторицей

Все то, что отдали они

Своим родителям,

Придется им напиться

Там, где плевали в молодые дни.


Ребята!


Ребята! Не будем считаться –

”Ты мне позвони - я тебе",

Не будем к словам придираться,

И думать с тоской о себе,

Забытом, покинутом всеми,

О дружбе, прошедшей давно,

О том, что коварное время

Нам горечь разлук принесло.


Давайте не будем считаться,

Давайте звонить и писать.

И чаще с друзьями общаться,

И чаще о них вспоминать.

За дружбу платить непрестанно

Вниманьем, участьем, теплом.

Свой долг отдавать постоянно,

Сегодня, сейчас — не потом.


Не будем, друзья, обижаться,

Друг другу счета выставлять.

Ненужных упреков, нотаций

Давайте, друзья, избегать.

У дружбы характер особый —

Не любит она болтовни.

А верною будет до гроба —

Она постоянней любви.



Придите, кто-нибудь!


Придите, кто-нибудь!

Скажите, что-нибудь!

Спасите, кто-нибудь

От одиночества.

Я понял жизни суть,

Но не могу заснуть,

Мне нужно только чуть —

Поговорить мне хочется.


0 чем - мне все равно,

Мне важно лишь одно -

Общенья редкое вино

Взахлеб испить.

Иного не дано.

Я вижу жизни дно,

Осталось лишь одно -

Хочу поговорить.


Так сжалься надо мной,

Не торопись, постой.

Как воздух нужен твой

Мне разговор.

Я болен немотой,

Обходит стороной

Прохожий молодой

Меня, как сор.


Придите, кто-нибудь!

Скажите, что-нибудь!

Спасите, кто- нибудь

От одиночества.


Любовь - вот ключ ко всем вопросам

Я понял жизни суть,

Но не могу заснуть

Мне нужно только чуть –

Поговорить мне хочется ...


Такое уж время


Такое уж время - двадцатый век -

Рекордными славен делами.

Космос освоил земной человек,

Не страшен ему цунами.

На дно морское, словно домой,

В свою квартиру приходит.

На полюсе холода шумной гурьбой

Туристы веселые бродят.

Двадцатый век на рекорды богат.

Они стоят, как вершины.

Их покоряют и стар, и млад,

По случаю и без причины.



И лишь один рекорд не побит,

Ему уже много веков.

А он, как скала, неприступный стоит

И манит к себе смельчаков.

Но смелости мало, как видно, одной,

И мало хотеть и дерзать.

И, видно, пока не нашелся герой,

Достойный преемником стать

Того, кто когда-то вершины достиг

И жизнь свою отдал за счастье

Открыть нашей веры чудесный родник,

Невзгоды презрев и ненастье.

И имя свое той вершине отдать,

И жаркого сердца порыв.

Ромео - Монтекки на ней начертать,

Джульетте ее посвятив.


Сорок лет


Сорок лет, как жизни нет,

Ни мне, ни всем вокруг.

Давно погас свободы свет,

Судьбы неумолимый плуг

Перепахал мои мечты,

Развеял их, как дым.

И, вот, стою я у черты

Уже не молодым отцом и мужем.

Долго я вживался в эту роль.

За годы трудного житья

Я понял жизни соль,

Что не напрасно я живу,

Что не о чем жалеть.

Мечтаний детских не зову,

В них душу не согреть.

Семейной жизни понял суть

За долгих сорок лет:

Женился - надо спину гнуть,

И в этом весь секрет.


В долгах мы


В долгах мы, как в шелках,

Такая жизнь настала.

Огонь потух в глазах,

И жизни целой мало,

Чтоб все долги отдать

И подышать спокойно,

Как заяц не бежать

От стаи гончих. Больно

Понять, что никогда

Не скрыться от долгов,

Долги наша беда ...

И радость. Дело в том,

Что человеку надо

При деле быть всегда,

Не отставать от «стада»,

Пасти свои года

Под солнцем и луною,

Не думать о себе,

Дорогой бичевою

Идти к своей судьбе.


Пока еще долги

Нам не дают покоя,

Как чудо-сапоги

Нас вечно беспокоя,

Несут без остановки

По жизни, кто куда,

Мы молоды и ловки,

Не чувствуем года.

Мы знаем, что кому-то

Действительно нужны,

Что каждую минуту,

Кому-то мы должны.


Долги нас украшают,

В долгах мы, как в шелках.

Долги нам сохраняют

Настрой души в делах.

За жизнь бороться надо

И надо побеждать...

Долги отдал - награда,

Долг новый можешь взять.


Старость


Старость - не радость,

Старость - беда,

Если нет рядом

Той, что года,

Силой любви

Без труда зачеркнет.

С нею беда

Стороною пройдет.


Старость - источник,

Чувства вулкан.

Старость - не точка,

Старость - роман

Крепко сплетенных

Старческих рук,

Жить «обреченных»

В страхе разлук.

Старость не в тягость,

Если с тобой

Горе и радость

Делит другой,

Близкий, надежный,

Проверенный друг.

Старость - не точка -

Замкнутый круг.


Любовь - вот ключ ко всем вопросам


Я люблю всех женщин мира


Я люблю всех женщин мира -

Молодых и пожилых.

Я из них "себе кумира

Сотворил”. И этот стих

Посвящаю нежным, милым,

Испытавшим всё сердцам,

Ласковым и терпеливым

В роли жен, сотрудниц, мам.

Я люблю Вас - это правда.

Я люблю Вас и боюсь,

Что меня поймут превратно,

И решат, что я смеюсь

Над собою и над Вами,

Что кривлю своей душой,

Что жонглирую стихами,

Как психически больной.


Я люблю всех женщин мира,

Им служу своим пером.

Я из них "себе кумира

Сотворил” - вот дело в чем.

В них черпаю вдохновенье,

Нежность, честность, доброту.

Дай мне Бог благословенье

Прославлять их красоту.


Где вы, джентльмены


Где вы, джентльмены, -

Рыцари Любви?

Где аборигены

Сказочной земли,

Где молились чуду

Женской красоты,

Где обожествляли

Женские черты?

Нет аборигенов,

И земли той нет.

Племя джентльменов

Не увидит свет.

Потому, что чудо

Больше не живет -

Женственность и нежность

К джинсам не идет.


Ты несмышленый мотылек


Ты несмышленый мотылек,

Порхаешь мило и беспечно.

Ты тлеющий древесный уголек.

Источник нашей жизни вечный.

Земные ветры над тобой

Проносятся, тебя не замечая,

В твоей душе еще покой

Царит, с тобою в жизнь играя.

Ты заслоняешься от каждого порыва,

Не хочешь ближе жизнь узнать.

Ждешь необычного, надеешься без срыва

Свой ветер среди тысячи узнать.

Но может статься, ветер озорной

Тебя подхватит, унесет с собою,

Ты запылаешь радостью земной,

А он, натешившись, расстанется с тобою.

Все потому, что уголек,

Себя от ветров в юности берег,

Боялся ласковых, приятных,

Полезных даже ветерков,

Общительных, порой занятных

И безобидных "старичков”.


Мужчины властвуют


Мужчины властвуют в делах,

А женщины - у них в сердцах.

Любовью женщины мужчин

Пытают, несмотря на чин.

То отвергают, то ласкают,

На подвиги и подлости толкают.

Что может быть прекрасней и страшней,

Любимых, милых нам очей ...


Ко мне в претензии


Ко мне в претензии моя жена,

Обманщиком шутя меня зовет.

Любила бойкого, веселого она,

На деле вышло все наоборот.

В семейных буднях поскучнел,

Былую говорливость потерял.

Когда-то часто песни пел,

Теперь каким-то смирным стал.

Зато жена, из тихого "мышонка”

Смешного, скромного ребенка,

Вдруг стала говорливой, разбитной,

Общительной и очень деловой.

Ролями обменявшись, мы живем,

Детей растим, счет светлым дням ведем.

Доволен я женой, но не всегда

Она довольна мною, иногда ...


Проблема выбора


Проблема выбора - проблема из проблем,

Особенно при выборе жены.

Здесь такт и выдержка нужны,

Но без счастливого везенья

Не обойтись, и без сомненья

Жену узнаешь ты потом,

Когда построишь новый дом.

И будешь счастлив, если впредь,

Жену любя, научишься терпеть,

Достоинства в ней находить -

Какая есть - такую и любить.

Любить и сердцем и умом,

Друг друга чувствовать и понимать,

Гореть страстей живительным огнем,

Стремиться жизни суть узнать.

Лишь только вместе - ум и сердце,

Нас могут в жизни направлять,

А одному из них не верьте,

Они должны друг друга дополнять.

Но дополнять, не подавляя,

Не унижая, не браня,

И тот, кто это твердо знает,

Сумеет избежать огня

Взаимных жалоб и упреков,

Найдет, как счастье сохранить.

Как будней тишь и арритмию сердца токов,

Семье на радость обратить.


Сотни раз


Говорят, словами не докажешь,

Нужно видеть, чувствовать и понимать,

Что словами сердцу не прикажешь –

Ими чувства трудно передать.


Но бывает так на белом свете:

Человек все понял, все узнал.

Он любим, вниманием отмечен.

«Я люблю Вас» - даже услыхал.


Но ему чего-то не хватает,

Хочется услышать сотни раз

То, что понял, что давно он знает:

«Я люблю, люблю, люблю я Вас ...»


Душа всегда моложе тела


Душа всегда моложе тела.

Душа - алмаз в непрочной скорлупе.

Шлифуют годы душу, разрушают тело

И часто в немощном, разбитом старике

Мы видим душу, полную желаний,

Под силу ей бороться и дерзать.

А тело дряхлое ее в могилу тянет,

И жажду жизни требует унять.


В глазах детей


В глазах детей - я старый хрен,

Отживший и замшелый.

Мне дорог прошлой жизни плен,

Нагрузки без предела.

Я чувства сжег на будничном костре

И пепла не оставил,

А в трудной жизненной борьбе

Я в деньги переплавил

Свои желанья и мечты,

Оброс корой привычек.

Забыл, как жить без суеты.

Без почестей и лычек.

Что я понятье потерял,

Как жизнь сегодня строить.

Что я, как старый конь, отстал.

Прошу не беспокоить

Меня по всяким пустякам ...


А эти пустяки

Важнее им, чем старый хлам,

Они ведь игроки.

А мы, мы отжили свой век,

Свое мы отыграли....

Таким уж создан человек.

И молодым едва ли

Понять удастся стариков,

Понять, что в наши годы.

Мы дальше видим без очков,

И лучше знаем броды.

В строптивой, пенистой реке,

Что жизнью величают ...

Они пока что налегке,

И многого не знают.


Пусть хорохорятся, плывут,

Пока свой брод узнают,

И, может быть, тогда поймут,

Что чувства не сгорают,

А крепнут в жизненной борьбе,

Им не нужна реклама.

Их каждый носит при себе,

Не потеряв ни грамма.



С годами как-то


С годами как-то я грустнею,

Солидным, что ли, становлюсь.

Своими чувствами владею,

И без причины не смеюсь.

Все чаще хочется покоя,

И не влечет меня ни смех, ни суета.

Все чаще замечаю я плохое

Там, где когда-то видел без труда

Прекрасное, чего-то не хватает,

Чего-то хочется, а что, я не пойму ...

А кровь по-прежнему играет,

Порой сильней, чем много лет тому.

Сильней, но реже вспышки чувств,

И хоть они без внешнего эффекта,

Без клятв, но также сердце жгут,

Питаясь силой интеллекта.

Пока не вижу в зеркале себя,

И не болит нигде, и высыпаюсь всласть,

В компании молоденьких ребят

Не ощущаю над собою власть

Прожитых лет, их груз меня не давит,

Я чувствую себя таким же молодым...

Но лишь один из них заявит:

"Папаша" ... и мираж, как дым,

Растает, я мрачнею снова,

И снова начинаю понимать,

Что мне за пятьдесят, и нет пути иного, -

Свой возраст наконец признать.

Обидно, грустно, часто больно.

И чтобы как-то горечь снять,

Я начинаю произвольно

Поступки глупые,смешные вытворять.

Меня одернет кто-нибудь, и снова

Я мрачным, молчаливым становлюсь,

Потом опять забудусь, и по новой,

Как молодой, бессмысленно бешусь.

И так, в приливах и отливах настроенья

Живу,стараясь темперамент причесать

Под внешний вид. Обидно, без сомненья,

Но я борюсь, я не хочу солидным стать.


Дождь


Дождь, как сотня барабанов,

Современный ритм бьет.

Словно тысячи органов,

Ветер фугами ревет.

На душе «тоска гуляет»,

Сырость давит и гнетет.

Будто кто-то умирает

И с собой меня зовет.

Нет покоя в этом мире.

Все идет на перекос ...

Словно больше нет в эфире

Запаха цветущих роз.

Нет конца и нет начала

Той безвыходной тоске,

Что меня врасплох застала

В дождь от дома вдалеке.


Мечутся годы


Мечутся годы, как кадры в кино,

Проносятся мимо. И нам не дано

Не только замедлить стремительный бег -

Назад оглянуться ...Таков человек -

Он смотрит и видит лишь то, что под носом,

А мысли все старые кадры приносят:

О верных друзьях, вечеринках и встречах,

Походах, кострах, вспышках чувств быстротечных.

Хорошее время прошло безвозвратно,

И хочется в кадры вернуться обратно.

Но к счастью вернуться не может никто.

Ведь жизнь, хоть игра, но сложней, чем лото.

Мечтать о былом никому не мешает.

Но встречи с прошедшим она запрещает.

Чтоб каждый иллюзией прошлого жил,

И верил, что раньше счастливым он был.


Люблю я песни


Люблю я песни под гитару,

Когда сливаются, звеня,

Струна и голос в песне старой,

В порыве трепетном огня

Души, в каком-то вдохновенном

Экстазе чувства и ума,

В надрыве грусти беспредметной,

Во тьме ночи и свете дня.

Когда под сладостные звуки

Мечты сбываются шутя,

А боль безвременной разлуки

Стихает, словно малое дитя ...

Я не могу сдержать восторга,

Смеюсь и плачу, радуюсь всему,

Я счастлив, словно мне от Бога,

Вновь подарили полную суму

Приятных, милых мне видений,

Каких-то непонятных и смешных ...

Опять со мною добрый гений

Жизнь распивает на двоих.

Прекрасное я узнаю и понимаю

Под тихий шёпот светлых струн.

Я боль и радость ощущаю,

И вижу дальше, чем Перун.

Звучит гитара, с упоеньем

Я слушаю, мечтаю наяву,

И очищаюсь от сомнений,

Сжигаю боль, как сорную траву.

Я радуюсь и прячу опасенье,

Смеюсь и с огорченьем жду -

Когда затихнет чудо-пенье.

И я на землю снова упаду.




Меня осаждают


Меня осаждают

Крамольные мысли.

Они утверждают,

Что в жизни немыслим

Покой и порядок,

Любовь и уют,

Что сахар не сладок,

А песни поют

По случаю тризны,

Болезней, разлук.

Нет радости в жизни

Без горя и мук.

Что надо смириться,

И жить без мечты,

Что только в больнице

Бывают цветы

Так дороги нам,

И любовь и покой,

Лишь редкий бальзам -

Никогда под рукой

Его не бывает,

Он только вредит,

Дыханье сбивает,

К труду аппетит.

Меня осаждают

Крамольные мысли.

Мне душу терзают,

Стремятся зачислить

В разряд автоматов

Без сердца и чувств,

Но я не согласен,

Я с ними борюсь.

Любовь - вот ключ ко всем вопросам

Готов променять я

Побед суматоху

На радость свиданья,

Почувствовать кроху

Любви и заботы,

Семейный уют -

Нет радостней в жизни

Подобных минут.


Любовь - вот ключ ко всем вопросам


Человечество устало


Человечество устало

Разрушать грядущий век.

Человечество пропало

Среди стада имярек.

Плохо видит, плохо слышит,

Учащенно, трудно дышит.

От сердечных, чудных мук -

Ощущает только стук

Им же созданных машин.

Беспардонно вбило клин

Между жизнью и природой.

Жизнью будущих народов

Не страшится торговать,

Не стремится лучше стать.

И живет оно в природе,

Как свинья на огороде.


Душа болит


Душа болит, а сердце суматошно

Стучит морзянкой аритмичный «SOS».

Наружу рвется крик истошный,

И плакать хочется до слез.

Мозги одну картину крутят,

Без устали меня казнят.

То издеваются, то шутят,

Беду накликать норовят.

Душа болит, а грудь свинцом налита,

Нет сил бороться с палачом-тоской.

Мне душно, словно я в закрытой

И темной комнате пустой.

Чего-то жду, не знаю сам чего ...

Мне бы открыть скорей окно

В прекрасный и беспечный мир,

Вдохнуть его волшебный эликсир

Общений, поцелуев, суеты,

Увидеть снова небо и цветы,

И душу исцелить теплом,

Не оставляя на потом

Все радости земные и печали ...

Душа и сердце перестали б

Меня настраивать на грустный лад,

А ум - вносить в гармонию разлад.


0н наслажденье получал


0н наслажденье получал

От издевательств над соседом.

И случая не упускал

Обидеть, был ему неведом

Простой, житейский наш закон

О том, что час его настанет.

Ему сторицей будет возвращен

Весь яд и желчь - он сам мишенью станет

Обидных шуток, злых острот,

Узнает горечь униженья,

И многое тогда поймет,

Свое в другом увидев отраженье.


Всю жизнь мы


Всю жизнь мы, женщины, в работе,

Всю жизнь не знаем отдыха и сна.

Как белка в колесе, как заяц на охоте,

Бежим, спешим, чтоб ни одна

Забота не осталась без вниманья,

Чтоб дома был порядок и покой.

А на работе отдаем все знанья,

Остатки сил профессии родной.

Нам часто хочется покоя,

И хочется на пенсию скорей.

Нам кажется, что это время стоит

Всей спешки и горячки всей.

Когда же время пенсии приходит,

И можно больше не спешить,

Поспать, не думать о работе,

Неделями ни с кем не говорить,

Мы начинаем понимать,

Что понапрасну торопились,

Что лучше по дистанции бежать,

Чем позади оставить финиш.

И вспоминаются, как чудо,

Как радость и основа бытия -

Заботы, спешка, поручений груда,

Бег ради жизни, ощущенье «Я»

Среди людей, в труде, как все,

И постоянное желание поспать ...

Нет! Лучше жить, как белка в колесе,

Чем в тишине спокойно прозябать.


Я вижу мир


Я вижу мир прекрасный и чужой,

Безбрежный, светлый и глубокий.

Я вижу бурю и покой,

Суровый берег одинокий.

Как будто в тайну бытия

Нечаянно я заглянул,

Где нет ни мы, ни ты, ни я,

Как будто утонул

В невероятном, теплом сне,

Забылся, как в гипнозе,

Как будто очутился на луне ...

Фантазия меня уносит

В загадочную, милую страну,

Мгновения мне кажутся веками ...

И вдруг! В космическую тишину

Ворвался бешеный цунами.

Он вышвырнул меня долой,

Закрыл все мутной пеленою.

Ни зги не видно, лишь грозой

Пылает небо голубое.

Я уничтожен, я сожжен ...

И вдруг! Опять меня ласкает

Спокойный, тихий небосклон,

Опять забыться заставляет.

И я готов опять, как прежде,

В мечте чудесной утонуть.

Жить в ожиданьи и надежде:

В твои глаза еще раз заглянуть.


Меня заедает


Меня заедает семейная жизнь,

А дети ее сокращают.

Ум шепчет - мужайся и крепче держись!

А годы все тают и тают.

Вся кровь закипает от криков и ссор.

Да так, что становится тошно.

А сердце, как старый и дряхлый мотор.

Стучит тяжело, суматошно.

Все меньше и меньше приятных минут,

Как призрак, мечты исчезают.

Заботы терзают и хлещут, как кнут,

Желанья в тоске умирают.

Как мне заколдованный круг разорвать,

Оковы тяжелые сбросить,

Чтоб снова чего-то хотеть и мечтать,

О будущем страхи отбросить.

Пожить, хоть немного, как хочется мне,

В любви, без забот и мучений,

Погреться в живительной страсти огне,

Забыться в пылу наслаждений.


Пожить хоть немного, а там до конца

Согласен я снова на муки -

Быть верным рабом золотого тельца

И серой, удушливой скуки.


Им верой и правдой я буду служить,

Спокойно лета провожая,

За то, что мне дали немного пожить

В садах безмятежного рая.


Долой эмансипацию


Долой эмансипацию,

Да здравствует любовь!

Любовь - не профанацию,

Мы славим вновь и вновь.


Вернем мужчинам силу,

А женщинам - сердца.

И станет все, как было,

У деда и отца.


В семью вернем порядок.

А детям - матерей.

И чудо женских взглядов

Вернется к нам скорей.


Пусть женщины слабея,

Любовью нас гнетут.

Мы ж от любви хмелея

Им отдадим свой труд.


Гармонии бессмертной

Вновь зазвучит хорал,

Любовью безответной,

Чтоб каждый не страдал.


Любовь - не профанацию,

Восславим вновь и вновь.

Долой эмансипацию!

Да здравствует любовь!


В любом вопросе


В любом вопросе лично я

Свое имею мнение.

И даже близкие друзья

Не вносят тень сомнения

В мою уверенность в себе,

В мою непогрешимость.

И даже к собственной судьбе,

Я проявляю нетерпимость.

Поэтому, наверно, я

Живу, как сыч, один.

Меня оставили друзья,

Жена и даже сын.

Но я без них не пропаду.

Заставлю, без сомнения,

Быть у меня на поводу

Общественное мнение.

Заставлю всех поверить мне,

Что я непогрешим.

И лишь тогда не соглашусь

Я с мнением моим.


Бобер и Ласка


Бобер с бобрихою своей

Живут по басне Михалкова -

Она ему растит детей,

А он, не зная светлых дней,

Копает новую квартиру.

Длинней и шире, чем была,

Чтобы жена вздремнуть могла

В любое время дня и ночи -

Она давно лишь это хочет.

Забыть и мужа, и детей,

Поспать хотя бы пару дней.


Заботы их одолевают,

Давно они покой не знают.

Не сбылись прежние мечты,

Он не приносит ей цветы.

Она его не приласкает.

Не приголубит, не узнает,

Как у него идут дела ...

А ведь давно пора была,

Когда они любовь большую

Несли друг другу через мрак.

Теперь не то. Случилось так,

Что за заботами мирскими,

Борясь за хлеб насущный свой,

Растя детей, себя забыли,

И больше нет любви большой.


У них теперь вошло в привычку

Любить, как любят есть паштет.

Все чинно, мирно, споров нет.

Все есть: и деньги и заботы,

Квартира, ванна, телефон,

Приемник, газ и патефон.

Чего-то все же не хватает...

Ах, да! Сервант совсем уж плох.

Он, будто старый дуб, засох.

Так и живут, страстей не зная,

Неся покорно груз забот,

Пока к ним случай не придет,

И не откроет им, играя, секрет,

Как жить, чтоб страсть кругом кипела,

Но без трагедий, слез и бед.

Чтоб жизнь какой-то смысл имела,

Чтоб не жалеть ушедших лет.


Однажды, наш Бобер усталый

Сидел на берегу в тени,

Бездумно глядя пред собою.

Вдруг видит - тропкою лесною

Красавица к воде идет,

Своих детей с собой ведет.

Они резвятся и играют,

Кричат, друг друга в бок толкают.

Она ж идет, спокойна и строга.

Пришла к ручью и села утомленно.

Ручей струился монотонно,

И, посидев минуток пять,

Она успела задремать.

Бобер был поражен, убит.

Пусть, ничего не зная, спит -

Решил он. Я же полюбуюсь:

Какая прелесть, чудо, клад,

Какая шея, шерсть, наряд.

Какая грация, черты ее лица

Достойны кисти Тициана.

Она прекрасна и мила,

В ней не найдешь изъяна.

Какая дивная окраска.

Глаз невозможно оторвать.

Не женщина, а просто сказка ...

Бобер вдруг понял - это Ласка.

О ней давно Бобер мечтал.

И вот, счастливый час настал.

Бобер взволнован не на шутку.

Решил он улучить минутку.

К ней незаметно подойти,

Беседу тонко повести.

О том, о сем, о лунном свете.

О том, что на любой планете

Она царицей может быть,

А он готов ей век служить.


Внимала Ласка речи эти,

Забыв, что у нее есть дети,

Что муж ревнив, и что она

Давно другому отдана.

В своих мечтах она давно

Такую встречу ожидала.

И вот свершилось, есть лишь но -

Ей как-то боязно вдруг стало,

Ласкать его она готова.

Любовь свою отдаст сполна.

Но ведь она жена другого,

Как дальше будет жить она.

В семье у них раздоров нет.

Муж семьянин большой, не пьет.

Детишек и жену не бьет,

Своим он делом увлечен,

Работает сверх нормы он.

И у нее забот хватает:

Детей растит, белье стирает.

Сварить обед она должна,

Быть со свекрухою нежна.

Убрать в квартире, пол помыть,

И постараться не забыть

Поесть в свободную минуту.

Ведь скоро муж придет домой

Усталый, нервный, грязный, злой.

Детишек уложила спать.

Муж сел газету почитать.

Она готовится опять

Назавтра снова все начать

Сначала. Полночь уж пробила,

Она постели расстелила ...

Помучившись минуток пять,

Чтоб как то брак свой оправдать,

Они уснули ... Вот идиллия,

Вот современная фамилия.

Без чувств, страстей и наслажденья,

Без божества и вдохновенья.

Жизнь однобока и скучна,

Уныло тянется она.

Как дальше быть им, как ответить

Любовью страстной на любовь.

Их может кто-нибудь заметить -

Напрасно будет литься кровь.

Как быть, чтоб сохранить семью,

И чувств восполнить недостаток.

Как дальше быть, чтоб жизнь текла,

Без драм, трагедий и заплаток.

Какое принято решенье - мы не узнаем никогда.

Лишь знаем, что она с волненьем

Ему сказала просто - "Да".

Прошло немного с этих пор.

Как изменился наш Бобер!

Стал добродушнее и проще,

Нежнее к детям и жене.

И даже к ненавистной теще

Он стал внимательней вдвойне.

Спокойно он воспринимает

Невзгоды будней: он то знает,

Что есть укромный уголок,

Где можно отдохнуть часок, -

Его там ласково встречают,

И без упреков провожают.

Там отдыхает он душой,

И возвращается домой.

И Ласкин муж заметил перемены:

Давно, уж не устраивает сцены

Она ему, спокойна, весела,

Приветливее Ласка стала.

Покой в любви приобрела,

И жар страстей опять узнала.

Муж не нахвалится женой -

Она не требует вниманья,

Несет хомут семейный свой

Без боли, муки и страданья.

ЛишЬ иногда она уходит

К друзьям своим, и там проводит

Часок, а иногда другой,

И возвращается домой.

Так наша Жизнь - течет без промедленья.

Несет нас к дальним берегам.

Ловите же минуты вдохновенья,

Любви и ласки упоенья -

Их не найдете Там.


Евреи!


Евреи! Это слово на земле.

Звучит синонимом страданий и гонений.

Оно пылает в жертвенном огне

Веками узаконенных мучений.

И русский Царь, монгольский Хан,

И польский шляхтич, и простой испанец -

В Евреях видели чужой, враждебный клан -

Еврей ведь не обычный иностранец ...

Его страну давно с лица земли

Смели, а жителей прогнали.

Теперь скитаются они вдали,

Без прав, без Родины. Они познали

Стыд унижения и горечь сироты.

Их убивали, мучили, сжигали.

Они боялись света, как кроты,

И с не евреями общаться избегали.

Евреи скрытный и обидчивый народ.

Они всегда должны быть начеку.

Опасен в жизни каждый поворот,

И каждый встречный. Вижу я тоску,

Печаль и горечь в каждом взгляде,

Обида на судьбу и страх в глазах горит.

Отец и сын, их дед и прадед

От близких и друзей не раз слыхали - Жид.

Но не сломили гордый дух народа

Гонения завистливой толпы.

Ему дарила щедрая природа -

Таланты, силу духа и мечты.

Борясь с судьбой и не щадя себя

С народами другими уживались.

Жизнь проклиная и любя,

Под солнцем места добивались.

Евреи удивительный народ!

Им нет и не было покоя на земле.

И в будущем покой не ждет -

Им суждено гореть на жертвенном огне.

Всегда чего-то добиваться,

Повелевать и унижаться.

За место в жизни бой вести -

И нет другого им пути.


Любовь - вот ключ ко всем вопросам

Любовь - вот ключ ко всем вопросам


Любовь - вот ключ ко всем вопросам



home | my bookshelf | | Любовь - вот ключ ко всем вопросам |     цвет текста   цвет фона   размер шрифта   сохранить книгу

Текст книги загружен, загружаются изображения
Всего проголосовало: 1
Средний рейтинг 5.0 из 5



Оцените эту книгу